КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590981 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235257
Пользователей - 108092

Впечатления

Stribog73 про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я против удаления книг, пусть даже лживых. Люди сами должны разбираться - что ложь, а что правда!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
eug2019@yandex.ru про Берг: Танкистка (Попаданцы)

На мои замечания по книге автор ответил, что он не танкист и в танк даже ни разу не залезал (и не стрелял ес-но), поэтому его герои-малолетки (впервые влезшие в танк!) в одном бою легко подбивают 50 немецких танков (это в самом начале - сразу весь экипаж - трижды Герои СССР!) и он (автор) мне задает вопрос: -А разве такого не могло быть? Я ему ответил: -Могло! только на войне орков с эльфами на другой планете за миллиард лет до рождения нашей Земли.

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Ника Энкин: Записки эмигрантки 2 (Современные любовные романы)

на флибусте огрызок. у нас полная. так что не исключена возможность бана. скачиваем а то могут заблокировать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
napanya про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я заливал Снайдера. Баньте. Взрослые люди должны сами разбираться, что ложь, что правда, без вертухаев.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 4 (Альтернативная история)

очень лаже хорошо, жаль, что автор продолжение не скоро обещает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Всем рекомендую. Кто то залил недавно очередную ложь Тимоти . Успела попросить чтоб удалили эту гнусную клевету. Внимательно следите что ЗАЛИВАЕТЕ! А то сами НАВЕЧНО в бан попадёте!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Эрленеков: Конкретное попадание (СИ) (Космическая фантастика)

Чтиво для гнуси и маньяков. Чтоб у автора рождались одни девочки или лучше отрезали яица, что не был придатковом своего члена, так как торговля своими детьми и покупка их для утех для него норма. ГГ и автор демонстрирует отсутствие интеллекта. Всё очень примитивно написано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Я стану Императором. Книга IV [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Я стану Императором. Книга IV (а.с. Император может быть только один -4) 839 Кб, 243с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юрий Винокуров

Настройки текста:



Юрий Винокуров Я стану Императором. Книга IV


* * *

Пролог


Один год назад

9023 год от основания Империи

Планета: Парадайз, координаты засекречены

Принадлежность: Империя


Еретики, или как они себя называли — «Свободные Люди», разбегались с планеты, как тараканы.

Кастор хмурился и пытался вспомнить, как это: заботиться о своих близких. Его забрали в пять лет от родителей и вот уже более века он служил Императору. Был его Карающей Дланью. Без семьи, без друзей, без Любви. У Оружия Императора не может быть Чувств, они могут помешать однажды нажать на спусковой крючок. У Оружия Императора не может быть Души, иначе это будет не Оружие. Но вот эти люди, кто пожертвовал собой, давая уйти бесполезным, с военной точки зрения, гражданским. Как они мыслят? И почему он их не понимает?

Они же прекрасно видят, что имперский флот блокировал всю систему и все возможные пути отхода! На что они надеются? На милость Императора? Они её не получат! На счастливый случай? Инквизиция никогда не полагается на случай и просчитывает все варианты! На помощь Хаоса, на сторону которого они перешли? Он этого не допустит!

— Фронт вражеских войск смят, Ваше Святейшество! Флот Еретиков деморализован и бежит! Какие будут приказы?

Инквизитор смотрел на тактический экран. Имперский флот, выстроенные в ровную линию, со всех стволов крушил разбегающиеся кораблики жалких «Свободных». Облака раскаленного газа, в которые превращались вражеские корабли тут и там вспыхивали маленькими звездами. Ударный кулак Герцога Хакса ворвался во вражеские ряды, сея смерть и разрушение налево и направо.

В этот самый момент, флагман его флота, Звёздный Дредноут «Несущий Свет», добил последний боевой корабль мятежников. Никто не смеет вставать на пути у Империи и Императора!!!

Десять миллиардов невинных душ сейчас или несколько триллионов людей потом? Казалось бы, выбор очевиден, с арифметической точки зрения. Но жить с этим придется ему.

Инквизитор закрыл глаза и мысленно обратился к своему Господину. Когда он открыл глаза через несколько минут, сомнения испарились, и он махнул рукой, отдавая приказ.

Зеленые лучи потянулись от кораблей к обреченной планете. Энергия вкачивалась волнами, дестабилизируя структуры самой планеты. Некоторое время спустя она исчезла в яркой вспышке, на секунду перегрузив светофильтры. Раскалённые газы разошлись по всему Космосу, хаотично раскидав обломки в разных направлениях.

Первый Инквизитор Кастор пристально наблюдал за взрывом с мостика, стараясь не пропустить ни одной детали и запечатлеть всё происходящее в памяти. Он только что погрузил Галактику в Хаос. Нет, не так. На Галактику уже давно наступает Хаос, он как раз сейчас он его остановил. Эссенса больше не будет. Путешествия между звёздами, после исчерпания немногочисленных запасов, для большинства людей станут абсолютно невозможны. Все Сверхвозможности у Неодаренных, отныне, уйдут в небытие. Но это было необходимо сделать!

Дабы Ересь не распространялась дальше по Галактике, Император пошёл на такую жертву. Чтобы сохранить Империю. Хотя бы в рамках нынешних границ. Прогресс иногда разрушителен. Если гангрена затронула ступню, нужно отрезать ногу целиком, для гарантированного сохранения Жизни. Организм выживет, как бы плохо ему после этого не было. А он, скромный Слуга Императора, выступил сегодня тем топором, что отсек зараженную конечность. На его совести жизнь миллиардов несчастных людей, но это — разумная Жертва, ради сохранения Величия всей Империи.

Флот Еретиков опоздал. У Кастора был только один шанс, и он им воспользовался. Стратеги прогнозировали, что уже через месяц к Парадайзу было бы не подступиться. Эссенс всё равно был бы потерян для Империи, так пусть сейчас он станет потерян для всех!

— Ни один корабль не должен уйти! Все эти… Еретики должны быть уничтожены!

Старший офицер отсалютовал и бросился выполнять приказ.

— Без пощады! — гулко произнес Кастор и стукнул себя кулаком в нагрудник брони, салютуя. Императора здесь нет, но он всегда в сердце его верного Слуги.


Глава I


Я резко подорвался, умостившись в сидячем положении. Мне не хватало кислорода! Я раскрывал рот, как выброшенная на берег рыба, пытаясь надышаться. Казалось, я не дышал целую вечность и морозный воздух Рапсодии, обжёг горло и наполнил лёгкие живительным газом. Дико зачесался нос, и я его яростно почесал. Стоп! Резко? Яростно?

Я прислушался к ощущениям. Вторая рука судорожно сжимала рукоятку меча, из которого сейчас, мягкими толчками, входила в тело живительная энергия, наполняя тело и разум новыми силами. Слава Императору, меч снова «ожил», и он снова со мной!

— Ну надо же! Какой стремительный путь от полутрупа до пышущего здоровьем бойца! — в голосе Райли помимо сарказма, проскальзывало явное облегчение. — Твоя «батарейка» снова функционирует?

— Определённо! — кивнул я и встал на ноги, не удержался, и сладко потянулся, как после глубокого сна. Жизнь прекрасна!

— Ты думаешь? — хмыкнула ван Дассел. Ну надо же, я сказал это вслух!

Наконец, я внимательно осмотрел ребят. Выглядели они, конечно, не в пример лучше Инессы и Пашки, но эти несколько дней не прошли и для них даром. Похудевшие фигуры, осунувшиеся лица… кажется, у Райли даже грудь уменьшилась! Я присмотрелся более тщательно… Нет, показалось!

— Я думаю, всем вам нужно отдохнуть! — резюмировал я свои наблюдения.

— «Вам»? — вопросительно изогнула бровь девушка. — Не «нам»?

Я улыбнулся и покачал головой. Этот намёк был таким толстым, что выглядел почти тонким. По крайней мере, у Накамуро ни один мускул не дрогнул на лице. Хотя, это ничего не значило — японец был еще тем специалистом по «покер-фейсам»! Да и я могу ошибаться и льстить себе, может Райли всего-навсего имела ввиду, что мне тоже нужно выспаться? Гхм… в одиночку.

— Нет, я обещал старому ворчуну прибыть к нему на орбиту, если у меня выгорит одно дело. «Одно дело» у меня выгорело, так что нужно сдержать обещание!

— Что там было? — почему-то ван Дассел ткнула пальцем в землю, но я прекрасно понял, что она имела ввиду.

— Хмм… Это… очень трудно объяснить. Я, честно говоря, не очень сам понял. Мне нужно немного времени, чтобы это осознать, но я обязательно всё вам расскажу, — я задумался, соображая, что можно им сообщить из того, что я увидел. — Скажем так. Во Вселенной есть еще одна, надеюсь дружественная нам сила, которая борется с Хаосом! И борется, надо сказать, великолепно! Враг моего врага — мой друг? Не так ли?

— Не факт! — подал голос, молчащий до этого Тадаси. Он, на секунду задумался, и выдал. — Не одалживай силу у другого, а полагайся на свою собственную, забудь о прошлых и будущих мыслях, не думай о повседневных делах… И тогда великий путь будет прямо перед твоими глазами!

Я невольно улыбнулся. Нет, я знал, что у Тадаси всегда есть наготове очередная самурайская мудрость, но вот вворачивал они их в разговор… несколько коряво. С другой стороны — за самурая должен говорить его меч! А говорить ртом у меня умеет Пашка.

— Что за сила? — тут же навострила уши Райли.

— Потом! Всё потом! — решительно махнул рукой я. — Капрал!

— Я, сэр! — радист из «беретов» был тут как тут.

— Дай мне «Флаг-Один»!

— Есть, сэр!

Быстро сбросив с плеч ранец с оборудованием, он произвел необходимые манипуляции и кивнул мне, подтверждая готовность.

— «Ордо-Один»! Вызываю «Флаг-Один»! Приём!

— Здесь «Флаг-Один». Слушаю вас «Ордо-Один»!

— Адмирал, я готов лететь к вам в гости. Высылайте бот!

— Принято «Ордо-Один»! Через… сорок две минуты он у вас будут!

— Принято «Флаг-Один»! Отбой!

Я с тоской посмотрел на недалёкие стены Высокогорного, где меня ждала не очень красивый, но очень мягкий диван. С другой стороны — на «Рагнаре» есть нормальная еда и там тоже есть уютные каюты.

Забирать сейчас своих ребят я не хотел. Во-первых, пока не понятно, что делать дальше. Да, на флагманском тяжёлом крейсере условия получше, но я уверен, что Пашка и Инесса уже отрубились, а Райли и Тадаси, видно, что продержатся немногим дольше.

— Давайте на базу! — махнул я им. — Отсыпайтесь! У вас есть восемь часов! Это приказ!

Тадаси коротко кивнул, Райли улыбнулась и тоже кивнула, но более медленно.

— Может, дождаться с тобой корабль?

— Нет! Вы же видите — я в норме! — отрицательно покачал головой я, посмотрел на ребят и не сдержавшись, улыбнулся. — В большей «норме», чем вы все вместе взятые!

— Это верно, — к моему удивлению, согласилась Райли и задумчиво перенесла свой взгляд на меч, который покоился у меня в ножнах, но рукоятку которого я всё еще крепко сжимал. — Я бы тоже не отказалась от такого оружия!

— Возможно, когда-нибудь, твоя мечта осуществится! — рассмеялся я.

— Да ну?! Как? Когда? Ты что-то знаешь? — Райли была бы не Райли, если бы не приняла охотничью «стойку».

— Потом! Всё потом! — твёрдо повторил я. — Всё! Валите давайте!

— Аколит? Я бы задержался! — подал голос Андерсен.

Я осмотрел грязного и закопчённого капитана «беретов» с ног до головы. Он также не выглядел, как человек, способный меня сейчас защитить лучше, чем я сам.

— Свободны! — капитан открыл рот, но я не дал ему возразить. — Отдыхать! Это приказ!

Томас так ничего и не сказал, лишь махнул своим людям, и вся группа выдвинулась к воротам посёлка. Я смотрел им вслед. Это были лучшие представители человечества. Как его «одарённой», так и «простой» части. Если есть на службе у Империи такие люди, то она, пожалуй, еще «побарахтается». Хотя, я не совсем уверен, что лично я и моя группа сейчас работает в интересах Империи. В интересах Человечества? Безусловно! В своих интересах? Ну, возможно! В интересах Империи? Разве что, попутно с первыми двумя причинами.

Мы остались с Эриком наедине впервые за многие дни.

— Ну как ты, друг мой? — Тень подал голос, как только остальные отдалились на приличное расстояние.

— Как я что? — улыбнулся я, услышав материнскую заботу в голосе друга.

— Тоха, н придуривайся! — скривился Эрик. — Ты знаешь, про что я говорю! Я, хоть и не Одарённый, но я считываю большую часть твоих эмоций — ты же не забыл об этом? И сейчас ты встревожен и немного растерян. А эти чувства мне очень не нравятся!

Я задумчиво почесал шею, для чего мне пришлось расстегнуть ворот термокомбинезона и внутрь проник мороз Рапсодии. Сразу всё передумало чесаться, я чертыхнулся и застегнул комбез обратно.

— Не знаю Эрик, что тебя сказать! — увидев суженые в негодовании глаза друга я поспешно добавил. — Честно, дружище! У меня больше вопросов, чем ответов! Что-то со мной происходит и во что-то я уже встрял — это несомненно. А вот чем это мне грозит — я не имею ни малейшего понятия. И спросить не у кого…

— Может, Инквизиторы Ордена Войны смогут помочь? — предположил Тень.

Я задумался.

— И да и нет. Стрёмные они какие-то. В прошлый раз они склоняли меня подчинить моих же друзей, а затем, когда я не согласился — убить их. Мне кажется, если бы не рекомендация Хокуса — живыми бы мы оттуда не вышли!

— Или, это произошло благодаря твоему мечу! — кивнул Картер на моё оружие.

Я скосил взгляд вниз. Ладонь всё еще охватывала рукоятки и пришлось приложить некоторое усилие, чтобы разжать пальцы, которые буквально впились в неизвестный материал рукоятки. Хотя… Я присмотрелся и еще раз провёл рукой. А ведь это была тёмно-зелёная древесина тех гигантов-деревьев, что явились мне в… видении? От времени тёмно-зеленый цвет превратился практически в чёрный, но сейчас я явно видел тот узор, что был на очищенных от коры брёвнах для погребального костра, который горел ярким зеленым светом!

И камень в гарде… Как будто почувствовав моё внимание, внутри него всколыхнулось мутное белесое марево. Это оружие, скорее всего, обладает какой-то формой жизни! И, абсолютно точно, обладает разумом!

— Или благодаря мечу, — кивнул я, соглашаясь и задал вопрос уже оружию. — Что ты такое, пожри меня Хаос?

Рядом хмыкнул Эрик.

— Как вы похожи! Тебе тоже такой вопрос задавали!

— Иди к Хаосу! — огрызнулся я.

— За тобой — с превеликим удовольствием! — заржал лысый. Кажется, у него улучшалось настроение.

Раздался гул, я поднял голову. На посадку стремительно заходил десантный «Ястреб». Воу-Воу! Это не высадка десанта, куда он, к Хаосу, так торопится?! Я невольно подался назад, когда десантный бот, казалось, неминуемо врежется в поверхность. Заревели тормозные двигатели, включившиеся в последний момент и на облаке выхлопа корабль мягко коснулся поверхности. Я совсем не удивился, когда услышал в наушнике.

— «Ордо-Один»! Это «Ястреб-Один»! Добро пожаловать на борт! — нашим «извозчиком» снова был старый коммандер. Ну, по крайней мере, я сегодня еще не завтракал, так что, возможно, не оконфужусь!

Мы быстро подбежали к севшему кораблю, который уже опустил аппарель и взбежали вверх. Не успели мы еще усесться в кресло, как корабль стартанул, на ходу захлопывая десантную дверь. Наверное, пилот просто уже не умеет летать по-другому!

Через полчаса мы уже были в ангаре «Рагнара Лодброка». Герцог Гуннар Ланге, достойный сын Линии Нильсен уже ждал меня в своей каюте.

— Брита, развлеки там молодого и лысого Тень господина аколита! — тепло улыбнулся адмирал своей Тени.

Суровая крепкая женщина, без улыбки, понимающе кивнула и вышла за дверь. Я увидел красный сигнал на замке, означавший, что дверь принудительно заблокирована.

— Рассказывай! — без прелюдий приказал герцог, сцепив руки в замок и подавшись вперед, выражая тем самым крайнюю заинтересованность. Ярко голубые глаза из-под густых бровей смотрели сдержанно и напряженно.

Я начал рассказ. Говори только правду и ничего коме правды! Ведь так? Поэтому, рассказ получился коротким — как говориться: «Veni, vidi, vici!» Я рассказал, как мы героически отбивали атаки хаоситов, как я почувствовал шанс… точнее, его почувствовал Павел Смирнов, как более мощный «энергетик». Как я своевременно и адекватно среагировал и устранил угрозу. На десять-двенадцать дней!

Адмирал молчал. Он выглядел очень… раздраженным. Я бы даже сказал — он, определенно, злился.

— Сынок, — наконец подал голос старый вояка. — Ты чего тут мне лапшу на уши вешаешь? Почувствовал он! Среагировал он! Устранил угрозу он, пожри тебя Хаос!!!

Последнюю фразу он буквально прорычал, приподнимаясь со стула. Я невольно напрягся и напружинил ноги, чтобы, в случае чего, отпрыгнуть в сторону. Адмирал напоминал сейчас огромного старого льва, приготовившегося к прыжку.

Раньше бы я привычно изобразил очень тупого, но очень сильного курсанта, вскочил бы, выпучил глаза и орал что-нибудь вроде «Сэр, да, сэр!!!» или «Виноват, сэр!» Сейчас же я испытывал что-то вроде глухого раздражения и некоторой обиды. Я рвал жопу… Хаос пойми где!!! А адмирал висел в тепле и безопасности на орбите, а сейчас высказывает мне странные претензии! Я аколит Ордена Войны, пожри меня Хаос! А он… Стоп!!!

Я прислушался к ощущениям, приготовившись врубить Пузырь, чтобы обрубить влияние моего хаотичного «альтер эго». Но, «вслушавшись» в себя, я понял, что «багровый» тут не при чём. Это были мои собственные злость и раздражение! Ну надо же! Как неожиданно! Раньше я никогда не испытывал таких мощных эмоций. Кажется, во мне что-то «перестроилось». Я вспомнил ощущения «заполнения» мозга в видении. Неужели, это всё было реально?!

Что же мне «влили» и, главное, для чего? Еще недолго я пытался почувствовать что-то чужое или чуждое, но кроме внезапной вспышки гнева со мной всё было в абсолютном порядке!

Я поднял голову и вдруг понял, что всё это время адмирал что-то мне выговаривал.

— Что, простите? — невинно поинтересовался я.

Адмирал побагровел и враз забыл имперское наречие.

— Vad i helvete tänkte du på?!! Dra åt helvete!!!

Как же громко! Я недовольно скривился.

— Я ничего не понимаю, Ваше Сиятельство! И прекратите орать, пожалуйста!

— Ваша Светлость!!! Сколько можно… — внезапно, в один момент, герцог «сдулся» и рухнул обратно в кресло, тяжело отдуваясь, как будто после тяжелых физических упражнений.

— Ты издеваешься, надо мной, аколит? Ведь так? — спросил он абсолютно спокойным голосом и, кажется, даже слегка улыбаясь.

— И в мыслях не было! — я всё-таки выпучил глаза для большей достоверности.

Адмирал рассмеялся.

— Пожри тебя Хаос, аколит! Последний из тех, кто надо мной издевался — вышел за борт без скафандра! Может, и тебе организовать такую прогулку? — он внезапно мне подмигнул.

— При всём уважении, Ваша… Светлость, — я затягивал паузу ровно настолько, чтобы у старика дёрнулся глаз, — у вас нет таких полномочий! Да и незачем! Я, как бы герой и, вообще-то награды ждал!

— У меня нет полномочий награждать Инквизиторов, — усмехнулся адмирал. — Если ты хотел хвастать перед девчатами своими медалями, то ты очень поторопился вступить в Инквизицию!

— Как-нибудь переживу! — пожал плечами я.

— Не сомневаюсь, — адмирал глубоко вздохнул и выдохнул. — Ну что? Попробуем еще раз. Готов адекватно выдать мне всю информацию?

— А вы готовы адекватно её воспринимать? — не сдержался я.

— Аколит! Ты меня бесишь! — снова нахмурился командующий целым флотом, численности в десятки тысяч людей, но не имеющий влияния на дерзкого пацана в потрёпанной грязной броне, вольготно сидящим сейчас перед ним в его любимом кожаном кресле.

— Прошу прощения, сэр! Вот, что мне известно… — абсолютно серьезно начал я, решив заканчивать с этим балаганом. То, что я хотел — я донёс до адмирала, теперь нужно позаботиться о всех тех людях, кто сейчас находится внизу на Рапсодии. Времени для того, чтобы перемолоть такую массу хаоситов осталось не так уж и много.


Глава II


До первого «тела» Пенетратора мы добрались быстро. Но, мы знали, где искать. Понадобилось примерно четыре часа, чтобы углубиться в пещеры под плато около Высокогорного и отыскать здоровую, мощную, но, сейчас, тупую тварь.

Восемь часов, обещанные мной для восстановления ребятам, благополучно прошли. Даже я сам заставил себя поспать три часа, после разговора с адмиралом. Несмотря на моё бодрое самочувствие, я понимал, что это заемные силы от моего меча и, на самом деле, мой организм давно зашёл за тот самый предел, где обычные люди валятся в обморок.

Никто из ребят понятия не имел, как работают с «батарейкой», но все они слышали от своих старших товарищей, как Одарённые взаимодействуют с Эссенсем. Я понимал, что это разные вещи, но судя по действию на организм — очень похожие, так что решил пока не заморачиваться, и принять услышанное за истину.

Так вот, истратив слишком много сил и Энергии, у Одарённого наступает Энергетическое истощение, которое в лёгкой форме представляет собой чрезмерную усталость и, иногда, впадение в самую настоящую кому. Как правило, длительный отдых восстанавливает организм Одарённого.

При чрезмерном принятии Эссенса, наоборот, можно схлопотать Энергетическое пресыщение, которое гораздо опасней истощения. При интенсивной прокачке Энергии Подпространства, энергетические каналы в теле, сначала, перегружаются, а затем, перегорают. «Перегрузка» может привести к изменению нейтральной Сущности на враждебную, но, обычно, также лечится с помощью отдыха и, так называемого, «остывания» — когда Одарённый некоторое время не использует Дар, дав своим каналам прийти в норму.

Однако, при чрезмерной «перегрузке», организм может не выдержать и это приведет к гибели Одарённого. Про такие случаи мои друзья слышали только понаслышке, обычно у человеческого организма срабатывает защитный рефлекс и, как при истощении, просто вырубает сознание. Но, вероятность смерти и «одержимости» всё-таки существует.

Я не чувствовал никакой опасности и никакой «перегруженности», вообще, я чувствовал себя просто прекрасно, но держал в уме гипотетическую опасность. Со свойственной мне рациональностью, я решил относиться к этому, как к приёму пищи — есть, когда это нужно для организма, а не когда мне этого хочется. Поэтому, я и решил отдохнуть.

Кроме этого, у меня есть Тень, который, хоть и слегка подпитывался от меня Энергией, но всё-таки был, в первую очередь, человекам. Я отправил Эрика отдыхать сразу, как мы прибыли на «Рагнар Лодброк», поэтому ему удалось поспать больше.

Три часа на сон, час на путь вниз и вот я, чисто вымытый и гладко выбритый в новой форме и броне прибыл в Высокогорный для продолжения своей миссии. Плато перед посёлком, сейчас, интенсивно использовалось космическими челноками. Защитникам посёлка привозили с орбиты еду и медикаменты, вниз спустились врачи с необходимым оборудованием, часть раненых забрали на корабли в стационарные медпункты.

К сожалению, по имперской традиции, это касалось не всех. Оказывали полную помощь, исключительно, имперским военным. Ни один гражданский, к которым отнесли и солдат планетарной обороны, не был забран на орбиту. Таков Устав, такие инструкции. Нечего делать гражданским на кораблях Империи. А, учитывая, что именно выживших гвардейцев в Высокогорном было всего несколько десятков — флотские лазареты вряд ли заметили эту нагрузку. Остальных «латали» прямо здесь.

Ну, хоть так. В этом была, определенно, моя заслуга — адмирал хотел просто сбросить вниз немного медикаментов, чтобы гражданские «помогли себе сами». Мне пришлось напомнить адмиралу, что без этих «гражданских» вряд ли мы достигли успеха в нашей наземной миссии. Адмирал был недоволен, но разрешил оказать помощь.

— Рота подъём!!! — заорал я, с порога нашего временного «дома» на Рапсодии. Всё-таки у Одарённых была хорошая реакция и соображали они быстро. Поэтому в меня полетела только подушка, а не граната. Её бросил разбуженный Пашка, который, сейчас, матюгался на русском, сидя на диване и потирая заспанные глаза.

Судя по окружающей обстановки, у ребят не хватило сил ни на что другое кроме сна. Нет, они еще поели перед сном, но убрать за собой уже не смогли и разорванные упаковки от рационов захламили полкомнаты.

— Что же вы тут так насвинячили? — скривился я, глядя на окружающий бардак.

Пашка, наконец, протёр глаза и уставился на меня.

— Опа! А кто тут у нас тут такой красивый права качает? Помылся, побрился, небось, адмирал тебя еще бифштексом угощал? — нахмурился мой уставший и, надо признать, очень грязный друг.

Мне стало немного стыдно. Адмирал действительно настоял, чтобы я с ним поел, перед тем как ложиться спать. Бифштекса там не было, но это и не был ароматизированный солдатский рацион, которым мы тут питались.

— Кто на что учился! — вспомнил я его же любимую поговорку, которую мой друг часто говорил, особенно, в юном возрасте, чтобы показать своё превосходство перед оппонентом, в основном, материальное.

— Да-да, конечно! — рассеянно кивнул друг, всё еще не до конца проснувшись и встал с дивана, потягиваясь.

— Кстати, я вам привёз свежую форму и броню! — я кивнул Эрику, который, в свою очередь дал команду ожидавшим снаружи бойцам занести внутрь требуемое.

Пашка грустно посмотрел на штабели чистой и выглаженной формы, а также новенькой брони и грустно вздохнул.

— Лучше бы бифштекс в кармане принёс для лучшего друга! — он яростно зачесался.

Я улыбнулся и протянул ему энергетический батончик, так называемый «офицерский», несколько штук которых я захватил с собой. В них, кроме необходимых витаминов и минералов, были еще натуральные ингредиенты и более-менее приятный вкус.

Пашка немедленно схватил его, разорвал упаковку и откусил половину.

— Ладно, прощён! — милостиво кивнул он, с полным ртом. — Но, с тебя, всё равно бифштекс!

— Замётано! — улыбнулся я. — Как только мы прибудем куда-нибудь в цивилизованный мир! Как ребята?

«Ребята», как будто услышав меня, появились из разных мест. Сверху по лестнице спустились Райли и Тадаси, из комнаты рядом показалась Инесса. И, если ван Дассел и Накамуро выглядели уже практически нормально — ну кроме мятой форме и грязных волос, то Инесса всё еще явно не пришла в норму. Её качало и она, пойдя несколько шагов из спальни, опять уселась на диван, с видимым облегчением.

— Я вам чистую одежду привез! — кивнул я на свёртки.

Райли рассеянно последила за моим взглядом и кивнула.

— Что там адмирал? — как обычно, она сразу переходила к сути.

Я раздал оставшиеся энергетические батончики, а Эрик разлил настоящий кофе, который мне перед вылетом молча вручила Тень Ланге — Брита в здоровенном термосе, и начал рассказ.

Собственно, учитывая цейтнот по времени выбора у нас было немного — залить оба больших континента огнём с орбиты. Учитывая, что оставшись без «руководства» одержимые повсеместно лезли на поверхность — это могло принести успех.

Полковник Кархер присоединился к нам с адмиралом, после личного доклада и учувствовал в разработке стратегии. Упрямый немец, после того как я и мои друзья спасли ему жизнь, кажется, чувствовал себя в долгу и был полностью на моей стороне. С его помощью, мы «продавили» старого адмирала на нужные нам действия.

Ласковый, после набега тварей по подводным тоннелям, в настоящий момент, дочищали наши войска. И делали это вполне успешно. Учитывая их, уже, сравнительно небольшое количество — с этим справлялись ополченцы. После «битвы на Ласковом» из десяти пехотных полков осталось неполных восемь — это примерно восемьдесят тысяч гвардейцев.

Сейчас, эти регулярные войска готовились выдвинуться сюда на Ганзу, после того, как её «проутюжат» наши космические силы. Идея была в том, чтобы выбить основные разрозненные силы противника, оставив дезорганизованных врагов также на откуп ополчению. И готовиться для переброски на «большие» континенты. Два батальона уже были здесь, в моём полном распоряжении, и в настоящий момент, вычищали подходы к нужной мне точке, где, предположительно, находилось «тело» Пенетратора.

— Такие дела! — закончил я свой «доклад».

— То есть нам нужно найти тушки этих самых Пенетраторов и уничтожить их? — спросила Райли, осмыслив мои слова. — И, это поможет?

— Так мне сказал мой «голос в голове», — криво ухмыльнулся я.

Девушка скептически подняла бровь, но промолчала. Подала голос Инесса. Очень тихий и слабый голос.

— Когда мы выдвигаемся? — она неловко встала и подошла, чтобы взять себе чистый комбинезон.

— Ты с нами сегодня не идёшь! — решительно сказал я, вызвав недоумённый взгляд её странных серо-голубых глаз. В них я, с облегчением, увидел знакомую ярость и упрямство.

— Что, значит, я не иду?

— То и значит! — я повернулся к Теням, которых мы забрали по пути сюда из соседнего дома, где было устроено их «лежбище». К слову сказать, организованное с гораздо большим порядком, чем наше — чувствовалась хозяйственность дяди Миши. — Ганс! Отведёшь её в лазарет. Найдешь доктора с «Лодброка» — он поможет ей восстановиться. Он вас ждёт!

Да, Ланге так и не дал нам Эссенса, зарезервированного для Навигаторов, но за тысячелетнюю историю Империи, учёные нашли «консервативные» способы лечения энергетического истощения у Одарённых. Да, это занимало заметно больше времени, чем употребление Эссенса, но, с другой стороны, сильно сокращало время «свободного» отдыха. И это было именно то, что просто необходимо сейчас нашей подруге.

Увидев готовность фон Таубе вступить в спор, я повысил голос.

— Это приказ! И он не обсуждается! — девушка вспыхнула от ярости, и я немного сбавил тон. — Мы пойдем в пещеры — там твой Дар нам не понадобится, а вот на просторах Северного и Южного без тебя мы можем не справиться.

Меня, неожиданно, поддержала Райли.

— Антон прав! Тебе нужно отдохнуть и восстановиться. Так ты принесешь гораздо больше пользы, — этой тирадой она вызвала очередной яростный взгляд девушки, которая, впрочем, уже поняла нашу правоту и, похоже, мирилась.

— Чего ты упрямишься? — встрял Пашка. — Мне бы твои проблемы! Не берут её воевать! Да я бы сам с удовольствием сходил на «восстановление»! Я бы тебе там еще массаж сделал! Эротический!

— Иди в жопу, Смирнов! — буркнула фон Таубе, но уголки губ у неё приподнялись. Кажется, Пашка смог её немного развеселить.

Дабы не упустить момент, пока гордая Одарённая снова не взбрыкнёт, я снова обратился к её Тени.

— Мастер-Сержант! Немедленно доставьте Одарённую в Лазарет! Это приказ!

— Ты не можешь приказывать моей Тени! — фыркнула Инесса, но всё-таки передала Шнайдеру свой свёрток с одеждой и кивнула в сторону выхода. Затем, подошла ко мне поближе. — Ладно, Ноунейм. Сегодня я отдохну, но не надейся, что у тебя получится провернуть этот номер дважды!

— И в мыслях не было! — я шутливо поднял руки.

Девушка странно на меня посмотрела, как будто хотела что-то еще сказать, но передумала и направилась к выходу.

— Спасибо, сэр! Я у вас в долгу! — тихо прошептал огромная Тень фон Таубе, проходя мимо меня.

Я улыбнулся. Зная трепетное отношения Ганса к своей госпоже, он действительно, должен был испытывать сейчас к мне чрезвычайную благодарность.

— Идите уже! И не выпускай её оттуда, пока она полностью не восстановится!

— Непременно! Можете на меня рассчитывать, сэр! — хохотнул здоровяк и скрылся за дверью, торопясь догнать свою любимую Одарённую.

— Десять минут на сборы и выдвигаемся! Андерсен ждёт нас около ворот!

Я не забыл про «зеленых беретов», захватив им всё по списку, переданному мне Томасом. Более того, десантные боты привезли ему подкрепление, вместо выбывших бойцов. Собственно, из полусотни человек полного состава у капитана оставалось в строю лишь двенадцать и, по-хорошему, нужно было расформировывать 1-й отряда спецназначения 198-го десантного полка. Но я был непреклонен. Мне нужен был именно этот капитан, так как я убедился в его эффективности.

Поэтому сейчас, хмурый смуглый капитан по имени Тариг Азиз, командир 1-го отряда спецназначения 453-го десантного полка, передавал командование Андерсену, автоматически становясь его замом.

Ребята быстро переоделись, на ходу дожёвывая питательный и вкусный рацион и через двенадцать минут мы уже ехали в БТРе в сторону ворот. Попросив притормозить водителя, я наполовину вылез из верхнего люка.

— Капитан!

На меня тут же уставились две пары глаз. Хмм… Ну да, теперь в моём распоряжении два капитана.

— Капитан Андерсен! — я сформулировал свой посыл чуть точнее.

Томас широко улыбнулся и запрыгнул на броню. Одетый в новое снаряжение и, как обычно, обвешанный оружием с ног до головы он выглядел вполне нормально, если бы не красные, усталые глаза. Но, неизменная иронична улыбка была на месте, что показывало готовность «спецназера» к бою.

— Как новые бойцы? — первым делом поинтересовался я.

Андерсен перевел взгляд на своё новое подразделение и едва заметно улыбнулся.

— В порядке, аколит! Мы нашли общий язык! — даже если это не так, то хвалёная солидарность братства «беретов» не даст капитану высказать это «чужаку».

— Отлично! — я кивнул. Мне главное, чтобы мои приказы исполнялись точно и в срок, а в этом, уверен проблем не будет. — Что с «зачисткой»?

Капитан быстро взглянул на наручный хронометр.

— Двенадцать минут назад командир 2-го батальона доложил, что всё «чисто»!

— Принято! — кивнул я, — Выдвигаемся!

Андерсен ловко прыгнул на землю, чтобы через секунду запрыгнуть на другой бронетранспортёр.

— По машинам! — раздался его зычный крик и «береты» тут же рассосредоточились по свободному транспорту.

Наша колонна вдвинулась. Весь путь, по заваленной трупами хаоситов равнине, занял чуть более пятнадцати минут. Ни одного живого «одержимого» не наблюдалась. Уже после моего отлёта на флагман, тут несколько раз отработали аэрокосмические истребители, когда тупые твари периодически показывались на поверхности.

А два посланных уже после пехотных батальона, после, тщательно «вычистили» всю поверхность. Именно их командир доложил Андерсену об окончании зачистки.

Около расчётного места нас ожидал местный герой. Глава егерей Боб Вульф, всё это время снабжавший Высокогорный о перемещении хаоситов, вовремя предупреждавший об надвигающейся опасности. Он стоял несколько обособлено, от имперских гвардейцев, одетый в меховые одежды и расслабленно подпирающий скалу.

Майор-пехотинец лично доложил мне о обстановке и замер, в ожидании приказа. Судя по его напряженной позе, больше всего он опасался, что я погоню их сейчас внутрь пещер, используя, как штурмовое «мясо». Обычная тактика Одарённых, чего уж тут скрывать!

Поэтому, он явно не смог сдержать изумления, когда я сказал.

— Спасибо, майор! Вы своё дело сделали! Охраняйте выходы, дальше — мы справимся сами!

Всё еще не веря своим ушам, майор козырнул и скрылся с глаз долой, пока этот странный Одарённый не передумает.

Угрюмый Вульф молча кивнул на моё приветствие и молча ждал распоряжений.

Пашка заглянул в Лимб, где пробыл совсем не долго.

— Полкилометра на северо-восток и примерно сто метров под землей!

Старый егерь минуту что-то обдумывал, шевеля губами при этом, как будто производил расчёты вслух и, наконец, ответил.

— Нам нужно подняться вон туда! — он кивнул на уступ, возвышающийся над плато примерно на десять метров. — Там пещера, по которой удобней всего спуститься в нужное вам место. Тонеели не очень широкие, господа Одарённые, поэтому путь займет примерно час-два, это если не будет сопротивления.

Сопротивление было. И сопротивление было упорным. И тоннели оказались широкими — видимо «одержимые» их расширили. Гладкие своды говорили о применении «червяка», но самого его видно не было. Возможно, тут поработал один из трёх уже уничтоженных на Ганзе, которые после «выключения» мной их командира вылезли на поверхность. И были расстреляны нашей авиацией.

Спуск вниз занял около четырёх часов. «Тушка» Пенетратора забилась в угол пещеры, выставив перед собой живой «щит» из изменённых. Когда мы перемололи «мясо», ему пришлось защищаться самостоятельно. И это, надо сказать, было неприятно.

Несмотря на отсутствие «управляющего» Сознания, дралась эта тварь жёстко и яростно. Тело, ослабленное отсутствием Сущности, тем не менее, похоже, имело какой-то канал подпитки энергией, потому что обычное оружие практически её не брало.

Наша идея расстрелять её издалека не увенчалось успехом. Лазерные лучи и разрывные патроны практически не наносили ей видимых повреждений, а гранаты вызывали лишь кратковременное ошеломление. Тут надо сказать, что слишком мощное оружия я не хотел использовать — ведь задачей было уничтожить тварь, а не похоронить самих себя под толщей земли.

Так что в дело вступили наши «рукопашники». Естественно, вместе со мной. Хотя моя задача была в основном в том, чтобы окончательно «отрубить» тварь от Подпространства, но всё же одну руку из четырёх Демону я отрубил, чем сильно помог ребятам, добившим трепыхающуюся тварь.

Кажется, мы произвели впечатление на нашу новую «группу поддержки», когда обыденно вытирали своё оружие припасёнными тряпочками от чёрной крови смертоносной твари. Новые «береты» ошалело на нас смотрели, тихо перешёптываясь, чем вызывали саркастические улыбки немногочисленных «ветеранов». Всё-таки к работе рядом с Одарёнными нужно было привыкнуть!

— Господин аколит! Чисто! — доложил улыбающийся во все тридцать два зуба Андерсен после того, как собрал доклады с групп, вернувшихся з боковых ответвлений. — Наши дальнейшие действия?

Я посмотрел на него, на спокойных и сосредоточенных друзей и тоже улыбнулся. Кивнул в сторону безжизненной туши Демона.

— Тело сжечь! Затем, отдых десять часов. За это время адмирал обещал «поработать» над Южным. Ну, а дальше нас ждут еще три подобные твари и двести миллионов их прихлебателей!

— Легкотня! — хмыкнул Томас и повернулся к капитану-индусу. — Слышал, Азиз! Готовь дырочки для наград! С этими Одарёнными ты далеко пойдешь! Если выживешь, конечно!

Раскатистый хохот бравого спецназера отразился эхом от высоких сводов холодной пещеры обреченной планеты. Хотя, кажется, сейчас у Рапсодии появился шанс…


Глава III


Найти трёх Демонов на двух здоровенных континентах оказалось той еще задачей! Для этого нужно было летать над ними, постоянно сканируя Лимб, что было реально сложно! «Свечение» в Либме, которое исходило от мощной твари было невозможно перепутать ни с чем другим, но уж слишком большая была территория для поиска!

Для решения этой задачи нами были задействованы все Одарённые, имеющиеся в распоряжения адмирала Ланге. Ну, кроме его самого. Как выразился Герцог: «Я не в том возрасте, чтобы заниматься ерундой!» Подозреваю, что дело было не в этом. Старого адмирала настолько утомила эта боевая операция, что он хотел быстрее её закончить. И закончить самым простым путём — полным уничтожением планеты.

Уже около года имперский войска безуспешно пытались очистить Рапсодию от хаоса, но с каждым днём становилось всё хуже и хуже. Метрополия давила, снабжение постепенно обрезалось, ситуация с Эссенсем в Империи была критической. Его поставок не было уже несколько месяцев, не зря герцог не давал нам ничего. По его словам, запасов Эссенса хватит исключительно Навигаторам, дабы вывести флот в место базирования. Проверить я это не мог, поэтому просто смирился.

С нашим появлением ситуация поменялась кардинально, но старый вояка всё еще относился скептически к заявленному мной сроку на проведение «зачистки». Пришлось надавить и потребовать всех доступных Одарённых и транспорт для них. Адмирал разозлился, но раздал необходимые распоряжения. Четыре Одарённых, имеющихся в данный момент в распоряжении адмирала, присоединились к нашим поискам.

Одним из них был сам полковник Кархер и он был единственным из всех, кто отнёсся к делу с энтузиазмом. Три остальных были капитанами военных кораблей, которым даже предварительно оговорили высоту полёта, значительно превышающую оптимальную для поиска. Тут адмирал был неумолим — формально он выполнил мою просьбу/приказ, но своих командиров он ценил больше, чем миллионы людей на Рапсодии. Обычное дело для Одарённого!

Хотя, кое-чем флотские нам помогли. Они показали динамику передвижений орд «одержимых» по континенту с отметками о самой высокой их концентрации. Предположительно, именно в этих местах должны могли находиться тела Демонов с «выбитыми» Сущностями. Тем не менее, это всё равно было примерно треть от общей поисковой площади.

Наилучшие природные возможности для поиска были у Павла Смирнова и, не удивительно, что он нашел первую из «туш». Это произошло на третий день практически круглосуточных поисков.

Это случилось над поймой большой реки, на берегах которой когда-то располагался один из крупнейших городов континента Северный. Демон был обнаружен на поверхности, в окружении своих миньонов. Они то ли жрали друг друга, то ли дрались — в подступающих сумерках этого было не рассмотреть. В качестве поискового транспорта использовались аэрокосмические штурмовики, в кабине борт стрелка которых и располагались Одарённые.

После моего сражения с Пенетраторами не было ни одного случая уничтожения наших летательных средств, но адмирал перестраховывался, учитывая важность одарённого «груза» этих кораблей. В каждой группе было по два звена по три корабля, первое звено всегда шло первым в ордере и чуть ниже, чтобы в случае противодействия погибнуть первым.

Я пересмотрел потом сьемку и порадовался удачному для нас стечению обстоятельств. После обнаружения твари, первая тройка, по приказу Смирнова, обработала скопление хаоситов ракетами «воздух-земля», покрошив огромную кучу «рядовых», но не повредив основную цель.

Застигнутый врасплох Демон, бросился в сторону разрушенных городских зданий, где по старым планам находилось глубокие подземные коммуникации, в которых он, скорее всего скрывался в последнее время. Было сделано еще два захода, мощные взрывы сбивали тварь с ног, однако не могли повредить его достаточно, чтобы хотя бы замедлить. Тварь бежала к спасительным подземным ходам, а ближайший к месту событий имперский крейсер «Жорж Бор», всё еще не вышел на нужную точку орбиты для орбитального удара.

И тогда Пашка применил свой Дар. Вряд ли такой трюк был бы возможен при наличии вражеской Сущности внутри тела. Но, в этот раз шанс был, и товарищ его не упустил. Толпа обычных «одержимых» бросилась на своего повелителя, стараясь его задержать. Они не могли ничего противопоставить огромной твари, да Смирнов и не пытался. Он пошёл по пути наименьшего сопротивления для наилучшего эффекта. Он просто «разогнал» их ярость, внушив им, что «тёплое человеческое мясо» находится ровно в противоположной стороне от пути следования их обессиленного господина.

Волна хаоситов захлестнула убегающего Демона, мешая ему продвигаться к спасительному убежищу с прежней скоростью. На записи было видно, как он в ярости отбрасывал своих миньонов, раздирая тела в клочья, пытался перепрыгивать через их головы, обтекать их встречные потоки. Но всё было без толку. «Жорж Бор» вышел на позицию, когда до ближайшего входа в метро оставалось меньше полукилометра.

Орбитальный удар окончательно превратил в руины и так сильно поврежденные предместья города, перепахав площадь примерно в двадцать пять квадратных километров, дезинтегрировав верхний слой почвы на несколько метров, не оставив ничего живого. Кроме Демона.

Когда группа Смирнова вернулась на место после временного отступления на безопасное расстояние, то «рваный» сигнал умирающего Демона еще отсвечивал в Лимбе. Орбитальный удар крейсера мог за считанные секунды уничтожить небольшой город с десятками тысяч населения, но не смог уничтожить одного Демона. Действительно, человеческая плоть слаба. Гораздо слабее плоти Демона.

Пришлось крейсеру повторить удар, сконцентрировав удар уже на одном месте. На месте удара организовался гигантский кратер диаметром в полкилометра, всё вокруг заволокло дымом и пылью. След в Лимбе пропал.

Еле живого Смирнова доставили на «Рагнар Лодброк», где он, хоть и при полном содействии врачей, но «выключился» из поиска на полтора суток. Однако, это того стоило!

Второго Демона обнаружила Инесса через семь дней с начала поисков. Большой припортовый город располагался практически на экваторе планеты на севере континента Южный. Сейчас он напоминал город призрак. В начале записи было видно, что по пыльным дорогам мимо полуразрушенных зданий тут и там пробегают «одержимые», группками и поодиночке. При звуке двигателей наших самолетов они застывают на месте и поднимают уродливые морды, провожая штурмовики тоскливым взглядом и мерзко воя, то ли подавая сигналы, то ли от разочарования из-за невозможности дотянуться до людей.

Концентрация измененных резко возросла при приближении к порту. Штурмовики шли практически на бреющем, чтобы Одарённый мог «прощупать» и подземные коммуникации тоже. Запись шла с нескольких камер со всех бортов и операторы увеличили окно одной из них. На которой, ведущий аэрокосмический штурмовик группы прикрытия начал разваливаться на куски. Два его ведомых, имея указания не открывать огонь без приказа, вильнули с в стороны, чтобы избежать столкновения с обломками, но тут же вернулись на курс и высоту, верные Империи и Императору и готовые погибнуть, но выполнить приказ.

Вот рассыпался второй, и последний вырвался вперед. На записи было видно, как после короткого приказа к нему присоединился второй ведомы второй тройки, но тут штурмовики уже достигли территории порта.

С такой высоты и на такой скорости было невозможно точно разглядеть огромную тушу. Более того, как мне рассказали позже, тварь находилась внутри огромного корпусного цеха, так что увидеть его невооружённым глазом было просто невозможно.

Зато было видно море «одержимых», беспорядочно передвигающихся вокруг портовых зданий и сооружений с наибольшей плотностью как раз около того самого цеха. А следующие кадры уже показывали сминаемые конструкции самого помещения, где притаилась «тушка».

Инесса, без раздумий и колебаний применила свой Дар. С высоты это выглядело особенно странно. Как будто невидимый малыш стукнул кулачком по пластилиновому домику, а затем начал мять его, вырывая куски и прилепляя их обратно. Снова отрывая, сминая и перемешивая.

Скорее всего, тварь была зажата и зафиксирована внутри перемешанных металлоконструкций, что не позволило ей быстро уйти из зоны поражения. Инесса, чей организм только-только восстановился после нашей операции в Высокогорном, снова выложилась на полную, работая на предельном расстоянии и на максимальной мощности.

Потеряв сознание, девушка не увидела, как ближайший к ним эсминец «Альберт Гейнц», не имеющий достаточно мощной артиллерии на борту для удара по поверхности, поразил цель торпедой с ядерной боеголовкой. Бесчувственную девушку доставили на борт, а находящийся в соседнем поисковом районе группа Тадаси, пролетев на границе, сильно фонящей, области поражения ядерным боеприпасом, зафиксировала отсутствие сигнатуры Демона, что означало его полное уничтожение.

А вот третьего Демона «повезло» найти полковнику Кархеру. Шёл уже тринадцатый день поисков и вероятность встретить уже полноценного Пенетратора с Сущностью внутри была уже отлична от нуля. С каждым днём адмирал становился всё мрачнее, его настроение передавалось окружающим, затронуло это и меня.

Сегодня я уже не сдержался и рыкнул на герцога, когда он в очередной раз заявил об бесперспективности и опасности наших поисков. Особенно после того, как на примере группы Инессы было выяснено что кто-то или что-то всё-таки сбивает наши летательные аппараты. После того случая трое флотских Одарённых сканировали поверхность чуть ли не со стратосферы, вызывая во мне глухое раздражение. Эмоции копились, время «Ч» приближалось, «Слово Уничтожения» всё явственней нависало над несчастной планетой.

Доклад от Кархера отвлёк меня от унылого пейзажа за бортом. Мы как раз передвигались к нашей следующей цели и пролетали над серой бескрайней степью, расстилавшейся от горизонта до горизонта. Огромные пустынные расстояния завораживали и гипнотизировали, убаюкивали и успокаивали, потенциальная катастрофа для этой планеты отдвигалась куда-то на задний план, ровно до того момента, как внизу не попадались группки «одержимых», прочёсывающих степь в поисках выживших людей и животных.

— «Флаг-Один»! «Ордо-Один»! Это «Кречет-Один»! — послышалось у меня в микрофоне голос полковника. Позывной он себе взял в честь странной птицы с этим же названием, который украшал фамильный герб Линии Вагнер. — Я нашел его! Он примерно пять метров под поверхностью и в настоящее время уходит глубже! Высаживаемся! Требую подкреплений!

Я выругался! Вот же неугомонный! Он единственный из всех нас использовал для облета планеты десантный бот, с двумя полными отделениями «зеленых беретов». Как он говорил, улыбаясь: «Wer will haben, der muss graben!». Типичная немецкая педантичность! Бот летал медленней, но давал больше времени на сканирование, поэтому я не возражал.

Не успел я прикинуть расстояние и принять решение, как в эфире послышался еще один голос.

— Это «Ордо-Два»! Выдвигаюсь для поддержки!

Я, наконец, открыл планшет с метками. «Ордо-Два» было позывным у Райли, которая оказалась ближе всего к команде Кархера. А следующей ближайшей группой… Хаос меня пожри! Была моя! Я бегло прикинул — двадцать две минуты лёту на предельной скорости. Райли прибудет на пять минут раньше. Я тут же перекинул в системе штурмовика новые координаты для ведущего и наше крыло тут же резко взяло влево, легло на новый курс и через несколько секунд врубило форсаж, вдавив меня в сиденье.

Я включил канал связи с флотом.

— «Флаг-Один»! Это «Ордо-Один!»! Высылайте десант по координатам «Кречета»!

— Принято, «Ордо-Один»! — с небольшой задержкой ответил адмирал. — Что собираетесь делать, «Ордо-Один»?

— Высадиться и помочь «Кречету»!

— Высадиться?

— Так точно! Отбой!

Я переключился на внутреннюю связь.

— Эрик! Кажется, нам придётся десантироваться! Готов?

— Всегда готов, господин аколит! — хмыкнул Картер, который летел в штурмовике рядом.

Мне было понятно изумление герцога. Универсальные аэрокосмические штурмовики Эс-717 «Ворон» не были предназначены для вертикального взлёта и посадки при наличии гравитации, отличной от нуля. Короткие толстые фюзеляжи и небольшие крылья делали их похожими больше на реактивный снаряд, чем на атмосферный самолёт. Всё-таки основным полем боя для них являлся вакуум космоса, а в атмосферах планет их задачей был быстрый спуск, сброс боеприпасов и обратный выход за её пределы, без каких-либо резких маневров или, не дай Император — воздушных боёв.

Мне осталось только ждать и слушать эфир.

— Входим в пещерный комплекс! Сильное сопротивление противника! — последовал доклад полковника. Быстро он! Я уже некоторое время назад пересмотрел своё первоначальное мнение о Кархере. Если вначале он показался мне кровожадным недалёким служакой с чрезмерно раздутым самомнением, то позже я немного скорректировал своё отношение.

Нет, его кровожадность и пренебрежение жизням своих подчинённых были, без сомнения, его визитной карточкой, вот только причины этого было не в его личных качествах, а в общей организации Имперской армии в целом, и флота вторжения на Рапсодию, в частности. Адмирал Ланге, при ближайшем рассмотрении, оказался не менее, а возможно и более, закостенелым воякой, привыкшим решать все проблемы грубой силой, не считаясь с потерями.

— «Ордо-Два», прибыла! Высаживаемся! — я глянул на часы. Райли на месте, моё расчётное время прибытия четыре с половиной минуты.

Время текло очень медленно, я слышал всё приближающиеся ругательства «беретов» Кархера, которые пробивали себе путь под землю. Подождать меня им и в голову не пришло, хотя объединить силы было очевидным решением. Демон мог уйти так глубоко, что мы его потеряем навсегда, поэтому «сесть на хвост» было единственно верной идеей — хоть и, до Хаоса, рискованной!

— Сэр, мы приближаемся к месту высадки! Отсчёт пошел! — доложил мне мой пилот, а на панели передо мной загорелись уменьшающиеся цифры.

Я был абсолютно спокоен, ведь, в Академии первый раз мы десантировались с воздуха в возрасте четырнадцати лет, а в пятнадцать — уже сдали экзамен. Гравитационный парашют не был слишком распространён среди обычной пехоты в силу многих причин. Первая из них в том, что, обычно, пехота чинно и благородно высаживается на уже захваченный и очищенный плацдарм, где, успев организоваться, неспешно вступает в бой. Космодесантники используют для десантирования суборбитальные капсулы, которые камнем летят на землю, становясь трудной мишенью для ПВО из-за своей скорости. Эти капсулы называли «летающими гробами» даже сами космодесы, использовать же их для десантирования обычных людей — значило подписать им смертный приговор — тело обычного человека просто не выдержало бы таких перегрузок.

Гравитационный парашют был гибридом старого доброго консервативного парашюта, который до сих пор использовался для развлечения гражданских и антигравитационного устройства, позволяющего дополнительно гасить скорость. Купол парашюта был сильно меньше обычного — его задачей было максимально погасить скорость при приземлении. Так как гравипарашют являлся, в первую очередь, военным снаряжением — то его задачей было доставить человека на землю максимально быстро.

Никакого медленного планирования на белом куполе, являющемся прекрасной мишенью. Здесь, тряпичная часть выбрасывалась автоматически, в зависимости от скорости падения, на высоте 50-100 метров, а основную функцию брал на себя антигравитатор, кратковременное срабатывание которого позволяла доставлять человека целым и почти невредимым. Антигравитационное поле в этом режиме сильно «било» по вестибулярному аппарату, вызывая у некоторых кратковременную дезориентации, а часто, еще и сильный приступ рвоты. Использовалось это снаряжение, обычно, бойцами спецподразделений.

10… 09… 08…

— Никто, кроме нас!!! — раздался в эфире весёлый возглас моего лысого друга, который находился в ведущем штурмовике и, как раз сейчас, его покинул.

Это вызвало у меня улыбку, на цифре «5» кокпит кабины уехал назад, а на «0» я вывалился за борт. Ветер засвистел в ушах, а предварительно надетые очки позволяли мне разглядеть место моего приземления. Это был небольшой горный посёлок, не настолько высоко расположенный, как Высокогорный и далеко не шахтёрский. Скорее всего, он был чем-то вроде горного курорта для богатых граждан, я разглядел оборудованные лыжные спуски и фешенебельные отели у подножья спусков. Странное место выбрал Демон для своего убежища, хотя, наличие невысокого горного хребта предполагало сеть пещер, в которые, по-видимому, он сейчас и ушёл.

Три десантных бота стояли прямо на околице посёлка, причём один из них горел. Кажется, безопасно приземлиться группе Кархера не удалось. Земля стремительно приближалась, за спиной раздался хлопок и меня сильно дёрнуло, если бы не стиснутые предварительно зубы, я бы точно прикусил язык. Тумблер срабатывания парашюта я предварительно поставил в «боевое» положение, поэтому высота была минимальная. Тонкий писк антигравитатора попытался сбить концентрацию, но я смог приземлиться на сомкнутые ноги и перекатиться через плечо, как меня учили.

Тут же отстегнул ранец и вскочил на ноги. Бравый Первый Сержант Эрик Картер увлечённо блевал неподалёку. Не повезло другу с организмом, хотя об этом знал только он и я. Лысый упрямец пытался натренировать свой вестибулярный аппарат совершая один прыжок за одним, но становилось только хуже. В конце концов инструктор просто запретил его брать, пожелав бойцу просто не связываться с гравипарашютами — не его это! До недавнего времени нам удавалось следовать его совету…

— Как ты? — спросил я друга, озираясь в поисках врага.

— Сейчас… буду… в норме! — он был прав, этот весьма неприятный эффект был кратковременным и через короткое время мы уже бежали в сторону стоящих на земле десантных ботов, стволы орудий которых развернулись нам навстречу.

Считав сигнал «свой-чужой», орудия отвернули в сторону, открылся люк и показался пилот. Быстрый доклад, полученные координаты и мы уже рванули со всех ног к нужной точке. От группы Кархера мы отставали на полчаса, ван Дассел и Кройф были где-то в пяти минутах впереди нас.

Я, без перерыва, выпалил в эфир.

— «Кречет-Один»! Это «Ордо-Один»! Мы на месте! Идём к вам! Приём!

— «Ордо-Два»! Это «Ордо-Один»! Дождись нас, не входи внутрь!

В эфире раздалось шипение и какие-то странные звуки.

— Это «Ордо-Два»! Я уже внутри! Догоняй!

Я чертыхнулся, ничего другого я не ожидал от уже бывшего спецназера, а сейчас начинающего инквизитора. Хотя, она была права. Скорость, скорость и еще раз скорость — Демона нужно нагнать, пока он не скрылся в толще земли.

Я бежал и продолжал вызывать Кархера. Когда я уже увидел вход в пещеру, голос полковника, наконец, достиг меня, пробившись через, неожиданно ставшей малопроницаемой, скалу.

— «Ор. о…ин»! э… «Кре…т»… Остор….но!!! Он про…. ся! Повторяю!..н…будился! Отхо…м на…д!

Дикий вопль из нескольких глоток заставил меня сжать зубы. Кажется, мы опоздали… Не останавливаясь, я заглянул в Лимб. Алое пятно Демона медленно разгоралось, свечение становилось всё более ярким и насыщенным. Сомнений больше на было — Сущность Пенетратора возвращалось в родное тело…

— «Ордо-Два»! Стоять! В бой не вступать! Это приказ!

Ответа не было и на этот раз, но и выбора у меня тоже не было. Я даже не притормозил, вбегая под свод пещеры, вот только перекинул за спину ненужную уже винтовку и выхватил из ножен меч, который приветливо засветился зеленоватым светом в сумраке подземелья…


Глава IV


Фонарь на шлеме выхватывал гладкие стены пещеры, жгуты проводов, идущие по ним и мёртвые светильники там же. Кажется, эта пещера была местной достопримечательностью и существовала еще до вторжения Хаоса на планету.

Тут и там лежали мёртвые тела «одержимых», по которым, как по путеводной нити можно было проследить путь группы Кархера. Коридор резко пошёл вниз, и мы ушли под землю еще глубже. Я прислушивался, но больше не слышал ни взрывов, ни криков.

Впереди в Лимбе маячил грязно-белый силуэт Райли, еще дальше горела тёмно-голубым проекция полковника. Ну, по крайней мере он был жив. И если Райли бежала вперед, то полковник отступал назад и его преследовала алая тень. Кажется, охотник превратился в жертву…

— Поднажми! — зачем-то крикнул я Тени, который и не думал отставать, держась чуть позади меня, согласно полученных инструкций. А инструкции были простые — сражаемся с людьми — он идёт впереди, сражаемся с Хаосом или Одарёнными — он прикрывает тыл.

Наконец, моих ушей достигли звуки. Судя по ним, группа Кархера сильно поредела — мой чуткий слух Одарённого смог различить звук двух винтовок и одного ручного пулемета. А вот этот хлопок был Плазменным Взрывом — Даром немца. Утробный рёв врага показал мне, что, по-видимому, плазма достигла своей цели.

Я бежал так быстро, как, мне кажется, не бегал никогда. Громкий щелчок «слонобоя» Кройфа подсказал мне, что бывший прайм-лейтенант ван Дассел достигла поля боя и, скорее всего, вступила в него.

Я не боялся смерти. Я не боялся провала. Я боялся не успеть и увидеть мёртвое тело своей боевой подруги. В этот напряженный момент, мой мозг, как всегда, начал творить Хаос пойми что. Почему-то возникла мысль о том, что на месте Райли могла быть Инесса. И что бы я делал в этом случае? Ответ был очевиден — так же бежал изо всех сил на выручку, но… Я бы чувствовал себя хуже, гораздо хуже.

У меня всплыло в голове старое воспоминание. Восьмилетний Смирнов важно объяснял собравшимся курсантам, как правильно делать выбор. У меня с этим проблем не было уже тогда, но я присутствовал при этом, ведь Нортон обещал поколотить Смирнова сегодня вечером, а мы с Тадаси хотели превентивно отдубасить его кодлу и, поэтому, не удалялись от Пашки далеко.

Так вот, восьмилетний, но уже не по годам надменный наследный граф Смирнов-Воронцов важно вещал, как сделать выбор с помощью монетки. Нужно загадать желание, подбросить монетку и понять, чего ты хочешь действительно, когда она упадет на сторону не нужного тебе решения…

Эта жгучая красотка-голландка, была для меня слишком рассудительной. Возможно, в силу возраста, или в силу своего происхождения, мне хотелось сильных чувств, а Райли? Уверен, она ураган в постели, точно так же, как и на поле боя. Но, так же, как и на поле боя, она будет относиться к своему партнёру, как к оружию — выбирать лучшее, на данный момент. А я был, несомненно, «лучшим» оружием, на данный момент. Для секса без обязательств — основного развлечения курсантов-подростков — самое оно, а вот для отношений?

Да, я знаю Устав и знаю его отношение к отношениям, простите за каламбур. Но, уж слишком всё быстро завертелось. Одно дело строить интриги и заводить романы в далёком гарнизоне на отшибе, от безделья и со скуки меняя партнёрш и пытаясь как-то развлечься, а другое — практически не вылазить из боёв, рискуя в любой момент лишиться жизни.

Я. Хочу. Инессу. Это простое осознание пришло мне тогда, когда я забегал в обширный зал, где как раз разворачивалось финальное действие. Мой странный мозг тут же выключил рефлексию и обратно включил боевой режим.

Мой своенравный меч его полностью поддержал. Энергия хлынула мне в тело через руку, короткими дозированными толчками, не пресыщая, а скорее подбадривая мое тело, как ледяной душ после тренировки. Время, уже привычно, чуть замедлило свой ход, разум заработал чётко и быстро, глаза выхватили всю картину боя.

Среди полусожжённых, полуразорванных трупов «одержимых» виднелись тела солдат в зеленой броне, бывших подчинённых храброго полковника. Последний живой из них — здоровенный сержант, широко расставив ноги, поливал приближающуюся тварь из пулемета, прикрывая скрюченное тело командира, который в данный момент как раз пытался подняться на ноги. Кархер выглядел очень плохо. Правая нога его неестественно вывернута, и бедренная кость торчала наружу сквозь залитые кровью, бывшие зелёные, штаны. Лицо его под шлемом напоминало кровавое месиво из-за потоков крови я не был уверен, что он вообще что-то видит и остались ли у него целыми глаза.

Здоровенная тварь небрежным взмахом огромных лап смахнула храброго сержанта и протянула руки уже к покалеченному полковнику. Старый вояка, беспомощно опираясь на стену сделал единственное, что он еще мог. В последний раз призвал свой Дар. Шар плазмы опутал Демона, заставив его зареветь от боли, частично прожигая кожу и калеча уродливую морду. Резко упало содержание кислорода в замкнутом пространстве, который использовался для горения и отчётливо потянуло горелым мясом.

Но, это не помешало Демону схватить тело упрямого немца и просто разорвать его на две половины. Тварь восторженно заревела, высоко подняв голову и Райли решила, что сейчас как раз нужный момент для атаки. Расплывчатый силуэт возник прямо в воздухе на трёхметровой высоте и два клинка вонзились в толстую шею чудовища. Но, этого было явно недостаточно…

Очень быстро, для своего массивного тела, тварь извернулась, пытаясь сбросить с себя настырную букашку. Ван Дассел не зевала, ушла в Лимб и возникла уже спереди, воткнув мечи в район паха. Демон снова истошно заорал и попытался наступить на неё нижней конечностью. Снова безуспешно! А вот дальше она допустила промашку, решив повторить трюк с заходом сзади. Уверен, с обычным противником у неё бы это получилось, но сейчас ей противостоял элитный Демон, который умеет не просто тупо махать лапами.

Кажется, он выхватил её прямо из Лимба. По крайней мере выглядело это со стороны именно так. Лапа протягивается куда-то в пустое пространство, пальцы сжимаются и в них оказывается трепыхающаяся фигурка моей соратницы.

А я не успевал. Я реально не успевал! Мысли в голове летали со страшной скоростью — двадцать метров меня отделяет от Демона, в данный момент сжимающего в лапах мою подругу. Видев, что несколько секунд назад он сделал с храбрым полковником, у меня не было сомнений в судьбе ван Дассел. А, к Хаосу!!!

Я размахнулся и… меч у меня в руке плавно трансформировался в чёрное копье, мерцающее зелёными переливами энергии, особенно ярко горел наконечник. Я не успел удивиться, а изо всех сил метнул оружие в Демона, чье вторая рука уже ухватила ноги девушки, готовясь её разорвать…

* * *
Я никогда не любил похороны. Первый раз я побывал на них в четыре года, когда моя подружка Милла сорвалась с подоконника в разбилась об бетонные плиты внизу в момент, когда мы хотели пробраться по узкому уступу на наружной стене в кухню, чтобы стащить немного хлеба.

Затем была Академия, где с Одарёнными носились как с сверхценностью, которой они впрочем и являлись, а смерти, которые я видел — это были «несчастные случаи», произошедшие с обслуживающим персоналом. К примеру — «случайное попадание гранаты в результате кратковременной дезориентации курсанта Нортона, приведшей к гибели двух работников Полигона».

А вот затем, попав на «практику» в регулярные войска я насмотрелся их вдоволь. Да, согласно контракту, тело погибшего бойца могли доставить родственникам, но, иногда, страховая выплата на случай смерти, мало того, что полностью сжиралась этой услугой, так еще и не хватало. Так что, на практике, бойцов хоронили там, где их настигла смерть. Транспортировку тел могли себе позволить, только старшие офицеры, которые, впрочем, этим также особо не заморачивались.

Особое отношение к смерти демонстрировали инквизиторы, в Кодексе которых было прямо указано — «немедленно сжечь тело после смерти». Было ли это мерой предосторожности от захвата тела Хаосом, или опасение попадания биоматериала в некоторые секретные биолаборатории особо хитроумных Линий, но за этим следили и неукоснительно выполняли.

Яркий костёр над телом Хокуса особо врезался мне в память. Незадолго до этого, без шума и огласки, уничтожили остатки Демона, в который переродился полковник фон Шагер, а вот инквизитора хоронили со всеми воинскими почестями и воинским салютом. Как только полностью выгорел деревянный помост, собранный из пустых ящиков для боеприпасов, щедро политых ракетных топливом, пепел старого инквизитора подхватил, как будто специально прибывший порыв свежего ветра, разметав его по пустынной почве далёкой планеты Фаиды.

Если похороны Хокуса были «походными» — в той напряженной ситуации, в какой оказался 134-й гвардейский, других вариантов у нас не было, то сейчас на Рапсодии возможность для печального торжества присутствовала.

Высокий столб пламени озарял суровые лица солдат караула, одетых в парадную форму, который незадолго до этого исполнил прощальный салют. Стволы деревьев были недавно спилены тут же в окрестностях космодрома и уложены в высокий и ровный штабель, служивший последним ложем для Одарённого.

Вся церемония проходила на Ласковом, на краю космодрома, где мы приняли свой первый бой. Адмирал Ланге в парадной белой форме, со множеством орденских планок на нём лично присутствовал здесь со своим многочисленным и, таким же нарядным, штабом.

Все молча наблюдали, как вместе с жирным дымом в воздух Рапсодии уносится душа очередного верного сына Императора. Планеты, которой он дал своей смертью еще один шанс.

— А вы, боши, не все унылые и осторожные! Есть и среди вас смелые люди! В смысле… были. Да хранит Император его преданную душу! — Райли всё еще не полностью отошла от «любовных объятий Демона», как выразился Пашка, подробно выпытав у меня события прошедшего боя. Сейчас, девушка пришла своим ходом, хотя доктора еще вчера запрещали вставать ей с кровати, лишь изредка опираясь на верную Тень, идущего рядом с ней.

Как оказалось, до моего прибытия, Кархер с остатками отряда отходили в технический тоннель подземных коммуникаций, когда на поле боя внезапно выскочила Райли. Её прибытие воодушевило бойцов, и они прекратили отступление, перейдя в контратаку. Как выяснилось, зря. Последствие этой авантюры я лицезрел собственными глазами.

Моё «копье» попало Демону в шею разорвав плоть, шокировав и заставив отпустить девушку, которая от сдавливания была близка к потере сознания. Однако это не помешало ей воспользоваться замешательством врага и переместившись к нанесённой мной ране, углубить её подрезав позвоночник. Правда, находясь не в лучшей форме она пропустила следующий удар — отправивший его в каменную стену. Итог — три поломанных ребра, сотрясение мозга и слегка смещенные два позвоночных диска. Можно, сказать, что ей крупно повезло!

Я же, особо не успел удивиться трансформации моего оружия, и продолжал движения к Демону, совершенно не думая, чем я буду с ним сражаться. В тот момент я был готов порвать его голыми руками. Смог бы я это сделать? Не уверен, хотя в тот момент я в это искренне верил. Но, к счастью или к сожалению, проверить это на практике мне это не удалось. Приблизившись к твари вплотную, я снова почувствовал в руке привычную рукоять. Меч вернул себе первоначальную форму и каким-то образом снова находился у меня в руке.

Ну, а дальше было «дело техники»! Призванный Пузырь, Пенетратор то ли не смог, то ли не успел заблокировать. Учитывая его жалкое, на тот момент, состояния я склоняюсь к первому варианту. Толчок. Прыжок. И меч, вспыхнув в момент касания, напрочь отрубает твари его башку. Приземление. И перекат, уходя от валившейся прямо на меня огромной туши. Всё заняло вряд ли больше десяти секунд.

Немец, разорванный на две части, был, к моему глубокому изумлению, еще жив. Я видел, что Райли в относительном порядке и над ней уже «колдует» озабоченный Кройф, поэтому, убедившись, что Демон мёртв я первым делом приблизился у умирающему полковнику. Для того чтобы услышать, что он говорит мне пришлось наклониться практически вплотную его лицу. И да, глаз у него не было, вместе с носом и кожей они были содраны с черепа.

Последними словами полковника были.

— К Хаосу Линию! Сожгите меня здесь вместе с моими бойцами! Слава Императору!!!

Как выяснилось потом, у Кархера как раз был в контракте пункт, подразумевающий транспортировку его тела в Крепость Линии Вагнер. Ланге пристально посмотрел на меня, когда я передал последнее желание покойного, но не посмел ослушаться. Покрытое флагом Империи тело полковника Йохана Картера было кремировано на Рапсодии, а останки развеяны над свежим кладбищем, в котором покоились его солдаты, которых он всю жизнь считал расходным материалом…

— Можно подумать, что среди вас — пожирателей сыра, много достойных представителей! — презрительно хмыкнула Инесса на подколку подруги, но тут же поправилась. — Хотя ты, ничего такая получилась!

Райли улыбнулась сама и с лёгкой грустью посмотрела на немку, стоящую рядом со мной и державшую меня под руку. Преподносилось это как, слабость после энергетического истощения, но все знали, что это не так. Просто фон ТАубе так демонстрировла всем окружающем, что юный и очень перспективный аколит Антон теперь её мужчина.

После нашего возвращения с Рапсодии, сразу после того, как я сдал Райли в лазарет в руки эскулапов я направился в посадочный ангар, куда еще не вернулась группа Инессы. Мне было всё равно на требование адмирала явиться к нему на доклад, мне было всё равно на усталость и «отходняк» после боя, мне нужна была Инесса!

Я просто подхватил её, выходящую с озабоченным лицом из кабины штурмовика и под недоумённым взглядом десятков глаз просто утащил её в свою каюту, заперевшись там до утра. Эрик был предупрежден и он, вместе с Гансом, дежурили под дверью, посылая к Хаосу любого, кто хотел помешать нашему уединению, несмотря на звание и должности. Так и просидели два бойца всю ночь под дверью каюты, как преданные псы, неторопливо жуя сухой рацион и запивая его водой, машинально повышая голос, когда из-за тонкой двери вырывались особо громкие стоны.

С той ночи, вот уже четыре дня мы были вместе. «Одержимые» на Рапсодии окончательно потеряли боевой пыл и разум. Первая волна десанта уже высадилась на Северном, и пехота пошла в наступление, сминая уродливые тела, которым было не место в нашей реальности. Небольшие проблемы создавали только группы измененных, которые возглавляли «проводники», но имперские войска уже знали как с этим справляться и просто уничтожали их на расстоянии, не считаясь с расходом боезапаса.

Адмирал Ланге был доволен, Метрополия одобрила дополнительные силы и средства для окончания операции, на фоне последних новостей и в самое ближайшее время ожидались транспорты с новыми войсками. Кажется, кампания на Рапсодии завершалась. И завершалась нашей победой.

Наше присутствие здесь уже особо не требовалось — Армия теперь справится сама. А мне необходимо срочно воспользоваться хорошим расположением духа герцога и решить свой личный вопрос. Мне нужно как можно скорее попасть на Нобель!


Глава V


— Ты понимаешь, о чём ты меня просишь? — старый адмирал откинулся на стуле и рассматривал меня с негодованием.

— Понимаю, Ваше Светлость! — утвердительно кивнул я.

Герцог Ланге чуть заметно улыбнулся.

— Ну, можешь же, когда захочешь!

Я осторожно улыбнулся в ответ.

— Когда ко мне по-человечески, то и я по-человечески!

Адмирал снова нахмурился и сокрушенно покачал головой.

— Вот умеешь ты всё впечатление испортить, аколит! Стоит тебя похвалить, как ты тут же пытаешься укусить в ответ!

— Извините, сэр, привычка! Родословная у меня отсутствует, поэтому воспитание у меня… соответствующее! — хмыкнул я. — А проявление добрых намерений в мою сторону обычно было попыткой от мен что-то получить.

— Снова дерзишь? — поднял бровь адмирал.

— Никак нет! — как можно естественнее произнёс я.

Адмирал опять покачал головой.

— Одно меня радует, аколит. Что, скоро я навсегда избавлюсь от твоей наглой физиономии! Хотя… — герцог задумчиво почесал переносицу. — Боец ты, надо признать, отменный! Не ожидал я такого, честно! Может, всё-таки прояснишь мне некоторые моменты?

Я вздохнул. Опять этот хитрый лис принялся за старое.

— При всём уважении, сэр, но в моём рапорте всё очень подробно описано.

Адмирал продолжал на меня вопросительно смотреть. Продолжая молчать и ожидая продолжения.

— А того, чего там нет, является тайной Ордена Инквизиции… Сэр!

— Ладно, вижу, что это бесполезно! — наконец, сдался герцог.

Он терзал меня разнообразными вопросами все эти дни, что мы восстанавливались на «Лодброке». С момента убийства последнего из Пенетраторов прошла уже неделя. За это время мы успели похоронить храброго полковника, а наши войска сумели захватить и расширить четыре плацдарма на двух больших континентах Рапсодии.

Аэрокосмические штурмовики работали практически круглосуточно, обеспечивая воздушную поддержку наступающим войскам и ведя разведку с целью нанесения массированного орбитального удара тяжелым бортовым оружием. Сам флагман дважды устраивал зачистку поверхности в местах большого скопления врага, выжигая гектары земли вместе с бывшими людьми, которым не повезло «обратиться».

Моя команда больше в боевых действиях не участвовала. А эту неделю мы провели на орбите исключительно «для подстраховки», как выразился хитрец-адмирал. Звучало странно, что пять молодых людей «подстраховывают» стотысячный экспедиционный корпус Имперской Армии. Но, тем не менее, так это и было. Угроза появления новых Старших Демонов отсутствовала исключительно с моих слов, причём источник этих сведений я, понятное дело, раскрывать не собирался.

Основываться только на моё слово адмирал не имел право, поэтому минимальный, по мнению его аналитиков, срок, мы должны были провести здесь. Я полагаю, что была бы его воля, он бы нас вообще не отпустил до полной зачистки планеты, но мы были Инквизиторами. Хоть и «понарошку», но адмирал-то об этом не знал!

Нам следовало вернуться в Орден для доклада. Причем, на этот раз, не на Аврору. Или трения с Орденом Очищения привели к этому неожиданному решению, или это какая-то очередная задумка «войсковиков», но прибыть для доклада нам следовало на планету Дарнабар. Про эту планету лично я знал только то, что находится она на фронтире Империи и, кажется, колония на ней была своего рода форпостом для экспансии человечества. Хотя, кого я обманываю? Какая, к Хаосу, экспансия? Империя уже давно стагнировала, а, официально, последний новый Мир был присоединён к Империи более трёхста лет назад.

А планета, на которую мне нужно было непременно попасть лежала совсем не по пути к Дарнабару! И вот уже битый час я пытался убедить адмирала дать мне транспорт, который смог бы сделать «небольшой» крюк. У Инквизиции были свои корабли, однако она имела право привлекать практически любой корабль для собственных нужд. Но, для этого нужно было иметь ранг не ниже 6-го, я же и полноценным Инквизитором не являлся! Это кроме того, что я не собирался ставить Инквизицию в известность о моём небольшом изменении маршрута!

Ланге был обязан выделить мне корабль, но какой именно — было исключительно на его усмотрение. А еще был срок, в который мне было необходимо прибыть для доклада, за который вполне мог уложиться очередной несчастный буксир, но подобный корабль при всём своём желании, просто физически не успевал бы «заскочить» на Нобель. Мне необходим был корабль побыстрее. Сильно побыстрее.

И такой корабль был. Официально — адмиральский курьер РТС-15782374К. Под таким кодом он числился в Имперском флоте. По факту же, эта была личный корабль Ланге, предоставленный ему в безвременное пользование его Линией. Очень быстрый корабль. Как раз такой, как мне сейчас нужен. Вот только предоставлять именно его адмирал был не обязан.

— Ваша Светлость, я думаю вы мне должны! — отчаянные времена требуют отчаянных мер и я пошёл ва-банк.

— С чего ты это взял? — заинтересованно посмотрел на меня Ланге.

— Я спас вашу карьеру здесь на Рапсодии!

Адмирал, неожиданно, расхохотался. Смех у него был, как и сам он — тяжеловесный и обстоятельный.

— Сынок, это так не работает! — герцог вытер выступившие слёзы. — Очистим мы планету от Хаоса или уничтожим её — для меня лично нет никакой разницы! Хотя нет, я мог бы уже быть на пути к нашему основному месту базирования, тёплой и дружелюбной планете, где меня, между прочим, ждёт давно заслуженный отпуск. Возможно, разница есть для этих несчастных на этой планете, но как я говорил раньше и повторяю сейчас — Империи на это наплевать! Чем эти люди лучше моих солдат, что отдают сейчас сои жизни внизу на планете? Да, знаю твоё мнение по этому поводу — ты его до меня уже донёс. В весьма невежливой форме, я тебе скажу! Но факт остается фактом — мне так и так вручили бы очередную медаль, выписали премию и отправили в другую «горячую точку»!

Он посерьезнел и пристально на меня взглянул.

— А еще ты пытаешься ввязать меня в какую-то авантюру с этой, так необходимой тебе, планетой. И ладно бы, я понял — зачем! Так нет же — ты молчишь! А у меня прямое указание от Командора Ласло — обеспечить прибытие пятерых аколитов и их Теней на Дарнабар. Целыми, невредимыми и в срок. Зачем мне идти против Инквизиции? Еще и при том, что с Командором нас связывают не только рабочие отношения!

— Вам не нужно идти против Командора. Ему просто незачем знать об этом, — покачал головой я. — Я именно для этого и прошу у вас курьер, чтобы мы были доставлены на Дарнабар «целыми, невредимыми и в срок!» Только сделаем, по пути одну остановку!

— Нет, — покачал головой адмирал. — Предложи мне что-нибудь поинтересней!

— Поинтересней? — удивился я. Что я могу ему предложить. Деньги? У меня их нет. Власть? У неё её сейчас гораздо больше. Что можно предложить человеку, который настолько выше меня в иерархии, что и представить сложно? Нет, мой статус аколита давал мне определенный бонус, но предложить что-либо герцогу внутри Инквизиции я тоже, при всём своем желании, не мог.

Да и развитие в Инквизиции шло не «вверх» от основной «консервативной» карьеры, а, скорее, «сбоку». Всё-таки, если можно было встретить наиболее преданных Империи и Императору людей, то они, скорее всего, находились именно в Инквизиции. Да, были и в ней «паршивые овцы» типа покойного Брата Партуса, инквизитор Ордена Надзора, продавшегося Линиям или ведущих какую-то свою игру, но, в целом, общепринятым образом настоящего инквизитора можно было ожидать, скорее, гипотетического брата Дексуса, что изводил Ересь в Ордене Очищения.

— Что вы хотите за эту услугу? — задал я самый простой вопрос.

Адмирал без улыбки смотрел на меня, и одобрительно покачал головой.

— Ну, наконец-то ты начал задавать правильные вопросы, юный аколит. По-твоему лицу я вижу, что ты попытался перебрать все рычаги давления на меня и понял, что у тебя их просто нет. Да, у меня и моей Линии столько денег, что я не смогу их потратить за всю оставшуюся жизнь. И, как ты видишь, моя власть здесь также абсолютна. Ну, пока не появляется упрямый Одарённый пацан и не начинает качать права, — уже, вполне по-доброму, улыбнулся адмирал. — Мне нужны преимущества для моей Линии, и ты можешь мне их предлставить.

Я благоразумно промолчал, хотя понятия не имел, что он сейчас имеет ввиду. Преимущества для Линиии Нильсен? Я? Адмирал сделал небольшую паузы, кивнул своим мыслям и продолжил.

— У тебя нет Линии, нет Рода, поэтому сначала я предложу тебе вступить в мою Линию.

— При всём уважении, но нет, спасибо, — осторожно ответил я, стараясь не обидеть человека, от которого во многом завесили мои дальнейшие действия, а возможно, и судьбы.

К моему удивлению, он воспринял мой отказ благосклонно.

— Я так и думал, но как говорят русские — попытка не пытка. Тогда я тебе озвучу второе, и уже окончательное, предложение, — он полез в ящик стола и достал оттуда небольшой прозрачный пластиковый контейнер, поставил его на столешницу и щелчком пальцев отправил в мою сторону. Я подхватил падающий предмет и попытался понять, что это и для чего он мне его дал.

— Это контейнер для сбора биоматериала, — улыбнулся герцог, видя как вытягивается мое лицо. — И тебе нужно его заполнить. И тогда я предоставлю тебе свой корабль и, самое главное, не доложу Инквизиции, что ты полетел к месту назначения, прямо указанного в их приказе, не самой прямой дорогой.

— Биоматериал? — я недоумевал. Нет, я далеко не ханжа и сделка выглядела абсолютно для меня привлекательной, но это было… неожиданно. — А как же вероятность?

— Стремящаяся к нулю при использовании собранной спермы, а не при классическом половом контакте? — адмирала явно забавляла моя реакция.

— Именно, — кивнул я.

— А вот это уже наши проблемы, детали тебе знать абсолютно незачем, — герцог снова посерьезнел. — Ты принимаешь наше предложения?

Я колебался.

— Но зачем вам это? — я задал вопрос и уже после того, как слова вылетели у меня изо рта, я знал, что Ланге ответит. И я не ошибся.

— Дар Негатора. Считавшийся безвозвратно утерянным… Ну, до недавнего времени! Ты просто не представляешь, сынок, насколько ты ценен! Раз уж мы с тобой уже практически, друзья, — в этом месте мы оба улыбнулись, понимая, что адмирал лукавит, — то я тебе скажу так. Мои Старейшины серьёзно рассматривали вариант с твоим силовым захватом, подстроенным, как несчастный случай. И, поверь мне, эта мысль будет появляться у любого более-менее думающего Одарённого, встречающегося на твоём пути и хоть немного думающего о своей Линии.

Я молча кивнул. А ведь он прав. Я-то думал, что герцог Бернэ, из Линии Монморанси осуществил нападение на Академию для того, чтобы сдать меня Инквизиции. Однако, теперь мне пришло в голову, что это могло просто использоваться, как повод для нападения и я, скорее всего, благополучно «погиб» при захвате или попытке к бегству. Мой Дар сразу заиграл новыми красками! Кажется, брат Ласло оказал мне услугу, забрав у меня фамилию и стерев личность. Странно было, что он разрешил полностью открыться адмиралу Ланге, но, по-видимому, их действительно связывают какие-то свои отношения, более близкие, чем просто формальное «командор Ордена-высокопоставленный военный». Опять же, благодаря именно этому, до меня дошло понимание моей новой реальности.

— Договорились! — я решительно встал, сжимая в руках баночку.

— Отлично! — улыбнулся адмирал. — Помощь нужна? Могу предоставить несколько вариантов!

— Нет, спасибо! Я всё привык делать сам, — поддержал я шутку адмирала.

— Я в этом уже убедился, — кинул адмирал. — Контейнер отдашь Брите, курьер будет готов к завтрашнему утру. Вылет в шесть ноль-ноль по корабельному времени!

Он встал и протянул мне руку.

— Спасибо, адмирал, — пожал я широкую ладони старого вояки. Как оказалось, при всех своих «тараканах», герцог Ланге оказался нормальным мужчиной и командиром. Я уже видел гораздо худших представителей лучшей части человечества, и, уверен, их количество будет только увеличиваться в дальнейшем, учитывая, каким сокровищем я обладаю.

— И еще одно, — адмирал придержал мою руку в своей. — Обещай мне, что если ты всё-таки решишь присоединиться к какой-то Линии, ты рассмотришь и Линию Нильсен.

— Обещаю, — с чистой совестью сказал я. — Но, учитывая наши… гхм… дружеские отношения, хочу сказать, что вероятность этого крайне мала. Я имею ввиду вероятность моего присоединения к какой-либо из существующих Линий.

— Понимаю тебя, — адмирал оценивающе на меня посмотрел, как будто видел в первый раз. — Собираешься создать собственную?

— Есть такая мысль, — кивнул я.

— Это очень сложно, сынок! Чрезвычайно сложно! Последняя новая Линия, дай Император старику памяти, образовалась почти два века назад. Все фигуры на игровой доске давно расставлены и яростно охраняют своё место от посягательств, а ты, друг мой, прости конечно, но уж точно не выглядишь опытным политиком. Да к Хаосу! Из тебя политик, как из говна пуля!

Мы одновременно засмеялись и, он, наконец, выпустил мою руку из своей лапы.

— Я разберусь, — коротко кивнул я.

Адмирал вздохнул.

— И вот в это я тоже верю, несмотря на полное отсутствия у тебя предпосылок к этому. Есть в тебе что-то… Внутренний стержень и понимание своего пути. Так, что думаю я еще услышу про Линию… Как ты, кстати, решил её назвать?

Я не сдержался. И широко улыбнулся.

— Еще никак не решил. Но, думаю, вы действительно про неё услышите. Мне нужны будут опытные командиры и еще я думаю, что смогу предложить вам нечто, чего нет в Линии Нильсен.

Снова раскатистый хохот потряс стены каюты флагмана Имперского Флота.

— Ну… Ты… даёшь! — отсмеявшись вытер слёзы герцог. — А знаешь что? Если это случится при моей жизни, я пожалуй, выслушаю твоё предложение и хорошенько его обдумаю!

— Договорились! Разрешите идти?

— Свободен, — кивнул адмирал. — И удачи тебе. Береги себя и свою команду! Они у тебя реально молодцы!

— Так точно! — я, по старой привычке, отдал воинский салют, и вышел за дверь, где меня ждала молчаливая Тень адмирала — мастер-чиф Брита, фамилию которой я так и не узнал. Она просто пошла за мной до выделенной мне каюте и также молча подперла стену у входной двери, сложив руки на груди и приготовившись ждать.

Я зашёл в каюту, которую с недавнего времени делил с Инессой.

— Ну что? Договорились? — с порога спросила меня моя девушка, которая рассматривал что-то на экране планшета и, при моем появлении, встала.

— Договорился, — кивнул я. — Но, у старого лиса есть одно условие! И, прямо сейчас, мы с тобой его выполним!

Я продемонстрировал ей прозрачный сосуд, при виде которого у неё сильно округлились и так большие глаза…


Глава VI


Наше путешествие на Нобель заняло девять дней. Первую половину путешествия все отсыпались, иногда пересекаясь в столовой, но так как распорядок дня у всех сбился, то это было нечасто. Однако, молодой организм взял своё и через четыре дня все потихоньку начали приходить в себя, восстанавливая привычный режим дня, к которому привыкли в Академии. Ну, кроме Пашки, конечно, ведь у него был девиз по жизни: «Если есть возможность поспать — поспи!» Однако, даже он не смог спать вечно и к пятому дню тоже начал бодрствовать большую часть времени.

Я, благодаря мечу, восстановился быстрее всех, и бродил по кораблю, пытаясь чем-то себя занять. Курьер был маленьким кораблём, и всё его устройство было подчинено лишь одному — максимальной скорости. Никаких тебя спортзалов, одна душевая на четыре каюты, столовая совмещена с кладовой для продуктов, корабельный кок отсутствовал как класс, предполагалось самообслуживание из готовых рационов. Флотские рационы были исторически лучше пехотных, но уже через несколько дней они не вызывали никаких чувств, кроме насыщения.

Когда «проснулись» другие встал вопрос «что делать». Понятное дело, на таком маленьком корабле отсутствовал спортзал, и мы тренировались прямо в «столовой» — наиболее просторной каюте из всех, вызывая неудовольствие экипажа и капитана. Это было видно по их лицам, но сказать что-либо они не даже не пытались — видимо, адмирал Ланге вышколил их как надо. Опять же, уже немного зная адмирала я был уверен, что весь корабль вдоль и поперек напичкан «жучками», которые собирали информацию о каждом нашем «чихе». Это не говоря о том, что скорее всего, капитан и Ко, конспектировали всю виденную лично ими информацию.

Поэтому, «лишних разговоров» нами не велось, а всё обсуждение дальнейших действий было отложено на тот момент, как мы выйдем из-под «колпака». Капитан только один раз высказал свое неудовольствие, когда Пашка начал «прокачивать» Дар на экипаже. Тут я был с ним солидарен и запретил Пашке это делать, чем вызвал его явное неудовольствие. Его фраза: «Чего ты так беспокоишься о простолюдинах?», в очередной раз показало моё отличие от прочих Одарённых. И это Пашка — человек, который знал меня давно и хорошо!

Был еще один «прощальный подарок» от адмирала — вместе с нами летели остатки отряда капитана Андерсена. Индус-капитан был счастлив вернуть себе своё подразделение, а девять человек «беретов» из первоначальной группы Андерсена — никак не тянули на полноценное подразделение и, по Уставу, должны были быть полностью расформированы, так как оставшегося «костяка» не хватало для наращивания «мяса». Спецназеры были бойцами суровыми и опытными и добавлять 80 % новых рекрутов смыло не имело — терялась вся идея элитного подразделения. То есть их должны были просто раскидать по другим группам, где процент общих потерь не был столь катастрофическим.

В итоге, Андерсену предложили выбор — «расходиться» или «поступить в распоряжение аколитов Ордена Войны и сопровождать их до получения дальнейших распоряжений». В переводе это значило «отправляйся, к Хаосу, с этим пацаном и постарайся не сдохнуть. А если сдохнешь — то так тому и быть. И да, имперское жалование вам продолжат выплачивать».

Бравый капитан переговорил со своими парнями и, как ни удивительно, ни один не отказался. С другой стороны — они воевали вместе уже несколько лет и образовали своего рода «семью». При всех рисках погибнуть, они предпочли держаться вместе. Это их выбор, и я его уважаю. Ну, а у меня появился десяток высокомотивированных и сверхквалифицированных бойцов, чему я был, конечно же, несказанно рад.

Перед нашим отлётом был один странный момент, который в очередной раз убедил меня, что старый адмирал очень непрост. Эрик доложил мне, что в то время, как он, вместе с другими Тенями готовились к отлёту, разоряя «оружейку» «Лодброка», соответственно, перенося всё в курьер, то он наблюдал одну интересную картину. С прилетевшего десантного бота, вышла девушка, которую встречала сама Брита — Тень Ланге. И этой девушкой, какая неожиданность, оказалась капрал Планетарной Обороны Рапсодии Ангелина Ладыжинская. И нет, я не пользовался в тот раз презервативом. Кажется, Линия Нильсен делает всё очень основательно!

А еще, к моему глубокому удовлетворению, «спаровались» Райли и Тадаси. Не уверен, что там имели место какие-либо чувства, точно не со стороны ван Дассел. А Накамуро, как мне иногда кажется, вообще не способен на проявление каких-либо чувств. Но, по крайней мере, они нашли друг друга как напарники в бою, действуя с потрясающей эффективностью, так что с разгурузкой «физиологических потребностей», как выражалась Райли они тоже решили скооперироваться. Опять же, лишние косые взгляды между девочками мне были совсем не нужны. Райли, конечно, очень «горячая штучка», но я сделал свой выбор. По крайней мере, на ближайшее время!

Это было круто, и. убрало стразу всю напряженность внутри группы. В «минусе» был только Пашка, который беспрерывно бурчал, что пока все «трахаются как кролики», бедный он даже пожрать нормально не может — местная кухня не позволяет. Поэтому, он просто лелеял мечту оторваться при ближайшей возможности, набрав столько «девочек», до скольких сможет дотянуться. Зная его, уверен, что именно так он и поступит!

Курьер доставил нас на Нобель без происшествий. Адмиральский курьер приняли на причал без очереди, поэтому мы практически не потеряли времени.

Таможенники учтиво организовали нам «зеленый коридор», увидев чёрные жетоны Инквизиции. Воспользовавшись своим правом, я потребовал, чтобы запись о нашем посещении Нобеля нигде не регистрировалась, пообещав за неповиновение обрушить на их бедные головы всю ярость Имперской Инквизиции. Судя по испуганным лицам служащих, он не только сотрут запись, а еще и уничтожат цифровые носители, чтобы «бешенный юнец», не дай Император, не осуществил свою угрозу.

После прохождения таможни мы спустились на планету. Я не планировал начинать локальную войну на крупной имперской планете, поэтому со мной полетел только Пашка, ну и наши Тени, естественно.

Райли, Тадаси и недовольная Инесса, также спустились вниз, но они заняли «позицию» около космопорта, в одном из самых дорогих ресторанов в окрестностях. Это решило сразу две проблемы. Ребята, наконец-то, нормально поедят и, в случае неприятностей, организуют нам пути отхода. Воевать с Империей на её территории было, конечно же, безумием, но я был обязан предусмотреть все варианты.

Вся дорога с орбиты и, дальше, на ферму майора Пейна, заняла всего три часа. А вот дальше подтвердились все мои самые мрачные опасения по возможной ситуации на планете.

* * *
Нанятое нами около космодрома такси доставило нас по нужному адресу. Однако, я увидел совсем не то, что ожидал увидеть. На месте дома и хозяйственных построек располагалось пепелище. Судя по отсутствию свежей травы на его месте, случилось это совсем недавно.

Не могу сказать, что это было для меня полнейшей неожиданностью, но подтвердились мои самые худшие ожидания. Брат Дексус, по-видимому, слов на ветер не бросал. Мы разделились и обошли небольшое, такое красивое в прошлом, поместье. Отставной майор вложил в свой маленький бизнес и дом, всю свою большую душу, а сейчас это всё, в прямом смысле пошло прахом. Свежезарытый большой холм недвусмысленно отображал место братской могилы, в которой, скорее всего сейчас лежали тела людей вперемешку с убитым скотом. Звучало дико, но откуда-то я знал, что это именно так и есть.

Инквизиция должна внушать подданым Императора уважение. А уважение достигается, быстрее всего, через страх, а еще быстрее — через низменный животный ужас. Враги империи и Императора не смогут избежать его Карающей Длани! Только так, и никак иначе!

А мне нужна была информация. Из того что я видел. Я примерно понимал, что здесь произошло, однако я не для того летел через полгалактики, подговорив имперского адмирала на, по сути, преступный сговор, чтобы просто поскрипеть зубами и удалиться прочь. Нет, я разберусь в том, что здесь произошло, более того, я непременно покараю виновных в этом ужасном действии.

Судя по всему, за местом следили, потому что буквально через пятнадцать минут на поляну за пепелищем сел транспортный глайдер с опознавательными знаками Службы Имперской Безопасности.

Корабль еще не успел приземлиться, как из него раздался голос, усиленный громкоговорителем.

— Внимание! Работает СИБ! Бросайте оружие и ложитесь на землю! Чтобы мы видели ваши руки!

Я повернулся к Пашке. Тот хмыкнул и утвердительно кивнул головой, подтверждая, что контролирует ситуацию.

— Не дергайтесь! — тихо приказал я нашим Теням, а сам повернулся спиной к садящемуся глайдеру, продолжая рассматривать уничтоженную собственность отставного космодесантника.

— Я сказал на землю! Быстро!!! — донесся до моих ушей раздраженный голос уже без громкоговорителя, когда летательный аппарат приземлился на лужайке, примяв высокую сочную траву.

— Вы что, бессмертные?! На землю, я сказал!!! — голос приближался, и я повернулся к его источнику.

Капитан Манштейн, собственной персоной, в окружении четырёх вооруженных оперативников. Я, с удовольствием наблюдал, как его глаза широко расширились, когда до него дошло, кто стоит перед ним.

— Ты?!!

Анализируя потом этот момент, я не могу сказать, что всё случилось полностью по моей воле. Вся моя тревога за моих друзей, напряжение последних месяцев и злость на несправедливость, вспыхнули внутри меня, как сухой хворост. Меч выскользнул из ножен, и голова капитана покатилась в сторону, перекрашивая зелёную траву в красный цвет.

Оперативники, судя по лицам, пытались противостоять ментальному воздействию, но новоявленный аколит Павел не оставил им ни единого шанса. В тяжелые времена человек лучше всего растёт над собой. А Одарённый еще и прокачивает при этом свой Дар. На «Одержимых» на Рапсодии, Пашка прокачал свой Дар до таких высот, которых другие Одарённые не достигаю и за половину своей, мирной, жизни. Что такое четыре человека для Одарённого, которые одномоментно «дурил» разум сотне хаоситов?! Оружие через секунду было отброшено на землю, а сами бойцы упали на землю — перегруженный мозг дал сбой и отправил их в спасительное небытие.

Эрик и Михаил, без команды, уже проникли на борт транспортного средства, откуда послышались удары и ругань. Показавшийся мгновением позже Картер, продемонстрировал мне большой палец.

Я, не торопясь, с чувством огромного удовлетворения вытер меч об чистый выглаженный мундир «сибовского» служаки. Поторопился ли я? Несомненно, да! Но, оно того стоило. Моё второе кровожадное «я» внутри меня удовлетворённого урчало и радовалось.

Из глайдера показался еще один «сибовец» с нашивками лейтенанта, испуганно оглядывающийся на дядю Мишу, который пинками погнал его к нам.

— Что тут происходит? Мы представляем Службу Имперской безопасности! Вы… — пребывающий в шоке лейтенант попытался, было, покачать права, но по моему кивку, Кожедуб отвесил ему смачный подзатыльник, разом прервавший его «словесный понос».

— Заткнись и слушай господ инквизиторов, баран! — прокомментировал «добрый» Михал свои действия.

Я достал из-за пазухи чёрный жетон Инквизиции и продемонстрировал его для того, чтобы «добить» непонятливого чудака окончательно. Судя по его глазам, мне это удалось.

— Препятствие работе Ордену Войны! — максимально жёстко произнёс я, не давая «сибовцу» времени на осмысление. — Что здесь произошло?

Я кивнул на пепелище. Лейтенант выглядел испуганным и растерянным одновременно.

— Но, ведь… Инквизиция… сэр… это же ваши!

Я кивнул еще раз, и дядя Миша повторил физическое внушение. Кажется, это доставляло ему определённое удовольствие. Никто не любил СИБ.

— Отвечай чётко! И по делу! — снова провёл «инструктаж» Тень.

— Орден Очищения… Эскадрон Смерти!

Ого! Вот это очень неожиданно! Все знали про «Эскадрон Смерти» — боевое крыло Ордена Очищения. И если все поголовно считали фанатиков «белорясочников» в целом, то их боевое подразделение являлось, без малейшего сомнения, полностью отмороженным. Про их зверства (читай — эффективность) ходили легенды. Ими пугали Одарённые своих детей, рассказывая, что эти злые дяди в «белом» приходят, чтобы наказать непослушных. Не было худшей судьбы для Одарённого, чем стать целью «Эскадрона». Я закусил губу, задавая вопрос и боясь получить ответ.

— Что с людьми, которые здесь проживали?

— Никого не было, кроме обслуживающего персонала! — голос лейтенанта ощутимо дрожал. — Когда прибыла Инквизиция, оставались только слуги и работники, которые ничего не знали. Хозяева и их гости отбыли ранее!

— И что случилось с «простолюдинами»? — я скривился про себя, произнося такой привычный для любого Одарённого эпитет, но ситуация сейчас к этому располагало. И да, я знал ответ.

— Их… Их казнили! Простите, но это был приказ Инквизиции!

Я кивнул. Ожидаемо.

— Что еще?

Лейтенант замялся. Я вздохнул и кивнул снова. Миша еще раз с удовольствием исполнил свой трюк, но на этот раз переусердствовал и «сибовец» упал на землю. Я присел перед ним на корточки.

— Лейтенант, мне очень не хочется этого делать, но мой брат по Ордену, — я кивнул на мрачного Пашку. — вытащит у тебя из головы всё, что мне нужно. Вот только после этого, боюсь, ты останешься идиотом на всю жизнь. Как тебе такая альтернатива?

— Не надо, господин! Умоляю вас! Был еще один человек. Имперский Навигатор Уильям Миура. Он посетил это место после того, как Инквизиция уже покинула планету…

— Что с ним?! — кажется, мой вид и мой голос его сильно пугал. Лейтенант скукожился на траве, прикрывая голову руками.

— Пощадите, господин! Умоляю!!!

— Что с ним, пожри тебя Хаос?! — рыкнул я повторно.

— Он у нас! В камере! Пока капитан Манштейн… — он сбился и поправился, глядя на лежащую в метре от него голову его бывшего начальника. — … покойный капитан Манштейн хотел допросить его лично! И никуда выше не сообщал!

Я, невольно, улыбнулся. Спасибо, «покойный капитан Манштейн», ты оправдал мои ожидания. Желание любой ценой продвинуться по своей сучьей службе сыграло мне на руку. Уверен, инструкции от Инквизиции у него были совершенно другие. Но, амбициозность взяла свое.

— Так. Лейтенант! Поднимайтесь! Мы летим к вам в контору! И я искренне надеюсь на ваше благоразумие, а также на то, что вы понимаете последствия ваших возможных неосмотрительных поступков?

— Да-да, господин аколит! Конечно-конечно! Я полностью в вашем распоряжении!

— Отлично! — кинул я. — Грузимся и погнали!

— А с этими что? — спросил меня Эрик, кивая на бессознательных оперативников.

Я вздохнул. Трудные времена требуют трудных решений…



Глава VII


Мы быстро погрузились в СИБовский глайдер и двинули в сторону города. Мирные пейзажи Нобеля после ужасов Рапсодии умиротворяли и успокаивали. Я во всю глазел по сторонам, зная, что за лейтенантом присматривают Тени и он точно не совершит ничего… необдуманного.

Собственно, я мало сталкивался с мирной спокойной жизнью. Сначала детство в приюте, где каждый день был вызовом, затем Академия — где я, «безродный» также был постоянно в напряжении, оберегая собственное спокойствие. Потом недолгая, но кровавая практика, где мы только и успевали, что воевать, ненадолго отдыхая в момент межзвездных перелетов. Ну, и наконец, Рапсодия, где я в полной мере ощутил, что Империя стоит на крови и её целостность напрямую зависит от боеспособности её военных подразделений.

Нобель же, основным безносом жителей которого было обеспечение работы крупного космического Хаба, цвел и процветал. Все служащие ютились в трущобах около космопорта, откуда было удобно вылетать на работу на орбиту, а сама поверхность планеты была поделена между несколькими крупными землевладельцами. Ну, и конечно, присутствовали «эконом-курорты», где работяги могли спустить заработанные тяжким трудом крохи в космическом пространстве. Это если они не спускали всё до последней копейки в припортовых кабаках.

Побережье было «захвачено» рыбопромышленниками, что выращивали и перерабатывали биомассу в питательную пасту, из которой делались пайки для Армии. Прибыльное дело, как ни крути, но опять же чётко поделенное между немногочисленными магнатами.

Распаханные поля, засеянные разнообразными культурами, стада скота на пастбищах и редкие усадьбы, где располагались землевладельцы и их наёмные работники. Всё выглядело красиво и спокойно. Я понимал Пейна, который поле ужасов войны решил осесть на такой благодатной планете. Жаль, что так вышло. И, несомненно, в этом есть моя вина. Что ж, я подумаю, как смогу компенсировать отставному космодесу его потерю, главное, чтобы о был еще жив.

Думать по-другому я категорически не хотел. Катрин и Кевин доверились мне, как и, уже достаточно взрослый суровые офицеры Имперской Гвардии и я просто не имел права их подвести.

Начались предместья города и тут уже пейзаж начал напоминать «родную» Адриану, в Сиротском Приюте которой я каким-то образом оказался. Высокие многоэтажные бараки, больше напоминающие с высоты нашего полета уродливые серые параллелепипеды с маленькими узкими окошками, натыканные так плотно, что из окна одного здания можно было, при некоторой сноровке перебраться в окно здания напротив.

От них, как «муравьиная дорожка» сновали в обе стороны обычные работяги, сворачивая, иногда, в питейные заведения, которые были предусмотрительно расставлены на пути «рабочего люда» алчными барыгами. Глядя на этих людей, я, наконец, осознал, почему Имперская Армия не испытывает недостатка в свежих рекрутах.

Кажется, шанс умереть на поле боя был сопоставим со смертью от алкоголизма или несчастных случаев на производстве, но при этом в Армии платили существенно больше, а при смерти страховка позволяла «поднять» детей… Чтобы они также или спились на очередной депрессивной планете или послужили пушечным мясом для огромной и прожорливой Имперской Машины.

А еще все эти люди мечали, чтобы у них родился Одарённый. Да, веротность этого была близка к статистической погрешности, но в любой семье знали «друга друга», у которых родился Одарённый ребенок и который смог вытащить всю семью из нищеты в «люди».

«Бедные глупцы», — подумал я про себя, когда глайдер приземлился на посадочную площадку на крыше одного из зданий. Я тут уже был ранее, правда заходил с другой стороны — с земли. Это было центральное управление Службы Имперской Безопасности на Нобеле и сейчас начиналась самая сложная часть моей задумки. Выжить и убраться отсюда прочь.

Собственно, успокаивало меня только одно. Панический страх «простолюдинов» перед Имперской Инквизицией. Гибель своего командира лейтенант принял с покорностью и пониманием, у него даже не возникло ни единой мысли о том, что у меня нет на это права. Всё, что волновало этого, такого борзого с обычными людьми, служаку — это целостность собственной «шкуры». На этом я и сыграю.

Глайдер коснулся посадочной площадки, и пилот открыл дверь.

— На выход! — Эрик подтолкнул лейтенанта и тот неловко сбежал по сброшенному трапу.

За ним тут же спрыгнули наши Тени и осмотревшись, кивнули нам.

— Следи за ним! И следи тщательно! — на всякий случай предупредил я Пашку.

Тот пренебрежительно хмыкнул.

— Не учи учёного! Рыпнется — останется без мозгов!

— Хорошо! — кивнул я и мы вышли из корабля.

Лейтенант вёл себя «тише воды, ниже травы», как говаривал Пашка. Охранники, стоящие на входе в здание, только отдали чёткое приветствие и вытянулись во фронт, стараясь не встречаться с нами взглядом. Мы прошли в лифт, который начал свой долгий спуск в недра здания. Примерно понимая архитектуру таких заведений, я предполагал, что «казематы» находятся в подвале.

Так и было. Выйдя из лифта, мы направились к цели. Прошли несколько постов, где лейтенанта и нас пропускали без единого вопроса и, наконец, в сопровождении капала-«ключника», пришли к нужной нам камере.

Капрал загремел связкой ключей, что меня несколько удивило. То ли это дополнительна безопасность, то ли своего рода психическое давление, но массивная металлическая дверь была заперта на архаичный замок, а не на магнитный.

— Господин аколит, — неуверенно подал голос лейтенант. — Заключенный не оказывал нам нужного содействия, поэтому нам пришлось применить меры физического воздействия… Но, это не я!

Судя по его дрожащему голосу, беднягу били долго и качественно. Я молча дождался, пока дверь, наконец, откроют, и, напоследок, уточнил.

— «Жучки» в камере есть?

— Никак нет, господин аколит! — затрясся СИБовец. — Они там… лишние.

Ну да, понятно. Оно как бы «физическое воздействие» к военным Империи официально запрещено. И «стрелять себе в ногу», на случай случайной проверки эти кровожадные твари совсем не хотели. А так… «Упал с кровати… десять раз»! Делов-то!

— Ждите здесь! — бросил я и зашёл внутрь.

Да уж, карцер в Академии был «хоромами» по сравнению с этой убогой клеткой. Комнатушка три на полтора и высотой три метра, без окон с тусклой лампочкой под потолком определённо «давила» на психику. На первом ярусе узкой двухярусной койке лежал человек во флотском комбинезоне, без знаков отличия.

При звуке открывающейся двери он сжался в стену и прикрыл голову руками.

— Я вам всё уже сказал! Больше ничего не знаю! Не бейте меня, пожалуйста!

Я подошёл к кровати и присел на корточки.

— Ну здравствуй Уильям Миура! Я за тобой!

Заключенный отнял руки от лица и прищурился заплывшими глазами. Разукрасили его знатно. Было видно, что сибовцы любили это дело и с удовольствием практиковали. Лицо навигатора и так круглое, выглядело сейчас как луна. Кровавая и сильно отбитая луна.

Узнавание появилось в застывших щёлках.

— Антон?!! Антон!

Взрослый, битый жизнью мужчина обхватил меня за шею и натурально разрыдался у меня на плече. Я неловко похлопал его по спине.

— Ну всё-всё, лейтенант! Успокаиваемся! Не нужно тут болото разводить и так обстановка… напряженная.

— Я им ничего не сказал!

— Молодец! Другого я от тебя не ожидал! Всё закончилось, боец. Теперь ты со мной. И я подобного не допущу, обещаю!

Чтобы выплакать весь стресс и ужас последних дней, навигатору понадобилось минут пять. Я терпеливо выждал и отстранился.

— Рассказывай!

Миура, сначала сбивчиво, потом всё более уверенно рассказал мне всё, что знал. В ожидании моего прилёта, он решил немного подстраховаться и отправился к военному коменданту Нобеля. Опытный Навигатор без корабля в «старые» времена не сидел долго без работы. Однако сейчас в эпоху тотального дефицита Эссенса, вопрос трудоустройства встал в полный рост.

Уильям встал на учёт в комендатуре, где его должны были распределить другой борт в случае возникновения вакансии. А еще, что было немаловажно, ставшим на учёт выплачивалось пособие, которое было гораздо меньше регулярного жалования, хоть что-то.

Отмечаться там нужно было ежедневно, так как вакансия могла возникнуть внезапно, и он переселился в воинское общежитие, поддерживая связь с остальными. А затем эта связь пропала. Выждав три дня, Миура направился на ферму, где был схвачен сибовцами.

И вот уже две недели его держали в карцере, постоянно избивая и задавая одни и те же вопросы.

— То есть ты не знаешь, что случилось с ребятами? — у меня внутри всё «упало».

— Нет, — отрицательно покачал головой навигатор. — Но у меня есть, что тебе передать.

— Говори! Быстро!

Миура отшатнулся, как будто ожидая удара.

— Извини! — буркнул я.

— К Хаосу, Антон! Как ты это делаешь? — попытался улыбнуться разбитыми губами навигатор. — Ты, иногда, пугаешь до усрачки!

— Извини! — буркнул я еще раз смущенно.

— Да, ладно! — кивнул рукой Уильям. — Я просто от тебя отвык. Тарнавский подстраховался и просил тебе передать, в случае чего, дословно: «Информация в месте драки с местным быдлом!»

— Хмм… — я, на секунду, задумался, а потом меня осенило. Точно! Забегаловка, где мы подрались с докерами. Вот ведь хитрожопый Лёха!

По крайней мере, я снова обрёл надежду. Есть шанс, что ребята живы и, возможно, здоровы, осталось это проверить.

— Ходить сможешь?

— Да-да! Конечно! — Уильям неловко поднялся на ноги.

Плотный невысокий крепыш ощутимо сдал с последнего раза, как я его видел. Скинул килограмм двадцать, грязный комбез висел на нём мешком.

— Пошли уже отсюда, Уильям! К Хаосу!

Выйдя первым, я сказал.

— Я забираю заключенного!

— Но… протокол… документы… — залепетал лейтенант.

Я положил руку на рукоятку меча и сибовец подавился словами.

— Да-да! Конечно, господин аколит!

Я внимательно на него посмотрел, раздумывая. Оставить его в живых значило поиметь проблемы в будущем, убить — уподобиться этим коновалам. Тяжелый выбор!

— Как часто заходят в камеры? — повернулся я капралу.

Тот, похоже, уже правильно оценил ситуацию, поэтому без запинки ответил.

— Раз в сутки, Ваша Святейшество! Утром в шесть часов. Питание одноразовое!

— Дай ключи! — я протянул руку и немедленно получил требуемое. — Живо внутрь! Оба!

Они переглянулись, но выполнили требуемое. Я зашёл внутрь.

— Мне нужен твой пропуск! — я заметил, что все замки в здании обычные магнитные без биометрии, что играло мне на руку.

Лейтенант быстро отдал мне электронный ключ.

— Итак, лейтенант! Когда вас достанут отсюда завтра утром, очень рекомендую молчать! Вы совершили достаточно ошибок, как минимум, не уведомив вовремя о важном свидетеле! Знаете, какое за это положено наказание!

Сибовец, натурально, «спал с лица».

— Но… это капитан Манштейн! Я всего лишь его подчинённый!

— Именно поэтому он мёртв, а ты еще жив! Но, это очень просто исправить! Забудьте об этом деле! На запросы Ордена Очищения отвечайте, что место ферму майора Пейна никто не посещал и никаких происшествий не случалось! Это, надеюсь, ясно?

Лейтенант яростно закивал, кажется у него спазмировало горло. Понятно, что опытный Ментат вытащит из него всё за считанные секунды, но я очень надеялся, что Орден Очищения не пожалует сюда снова лично. Приказ они отдали, а в выполнении их приказов Орден уверен а сто процентов. Но, они никак не ожидали, что прибудет другой Инквизитор. Хоть, и не совсем настоящий. А для этого жалкого садиста — мы все на одно лицо, только те ему не угрожали, а я — угрожал.

— Вот и хорошо! — кивнул я. — Надеюсь, мы с вами больше не встретимся! Это исключительно в ваших интересах!

Тот продолжал кивать, как заведенный «болванчик», что сильно меня раздражало. А еще мне не давало покоя разбитое лицо Миуры. Моего человека. Я коротко размахнулся и двинул сибовца в челюсть. Что-то хрустнуло, лейтенант отлетел и упал, не двигаясь. Нокаут. Как, я и хотел.

Я перевел взгляд на капрала, который машинально закрыл голову руками.

— Верным сыновьям Императора нечего бояться гнева Его Инквизиции! Аве, Император!

— Аве Император, — пролепетал тот.

— Вот и отлично! Не скучайте, — улыбнулся я и вышел, заперев за собой дверь.

На меня вопросительно уставились три пары глаз.

— Нам нужно заскочит в кабак! — бодро отрапортовал я.

На лицах у товарищей отразилось недопонимание.

— Слышь, Тоха! — осторожно начла Пашка. — Я всё понимаю, и, более того, поддерживаю! Но, как бы не совсем правильное время ты выбрал, чтобы начать бухать! Надо бы выбрать обстановку поспокойнее!

— Всё путём, мы по делу! — я перевел взгляд на грязного и заросшего навигатора. С таким персонажем нам точно не стоит разгуливать по городу. Пристальное внимание нам будет обеспечено!

— Так, планы меняются! Эрик, дядя Миша ведите лейтенанта к нашим и готовьтесь убраться с этой планеты побыстрей!

— Но… — начал Картер, а Миша просто посмотрел на своего господина.

— Не начинай! Ничего тут с нами не случится! Давайте, живей!

Пашка просто кивнул, подтверждая Михаилу мои полномочия, и мы проследовали на выход.

Выйдя из здания, мы разделилась. От здания СИБа до «Башни барона Людвига Антрацита Габсбурга» было рукой подать, поэтому быстрым шагом мы добрались туда примерно за десять минут.

Поднялись на лифте на 147-й этаж, и вот мы уже питейном заведении «Корпус М». Небольшое количество посетителей присутствовало даже в это дневное время. Большинство из них составляли бородатые «докеры», с собратьями которых мы и поцапались в прошлый раз.

Мы прямиком проследовали к барной стойке, и тут я понял, что понятия не имею, что говорить.

Бородатый крепкий бармен поднял голову.

— Чего изволите? — лениво спросил он, пытаясь понять, кто находится перед ним.

Мы были одеты в стандартные синие комбинезоны военного флота Империи, без каких-либо знаков различия. Судя по всему, учитывая наш возраст, бармен принял нас за рядовых матросов, спешащих потратить своё первое жалование.

— У вас должна быть для меня информация, — начал я издалека.

— Вот как? — в глазах бармена, наконец, мелькнула заинтересованность. — И для кого это «вас», позвольте полюбопытствовать?

— Меня зовут Антон. Информацию, скорее всего вам оставил Алексей!

— Может быть! Может быть! — оживился бармен. — Но, понимаете ли! Информация имеет свою цену, а ваш «Алексей» со мной не расплатился!

— Он врёт! — подал голос Пашка.

— Что, простите? — нахмурился бородач и засунул руку куда-то под стойку.

Пашка ухмыльнулся. Очень недобро ухмыльнулся. Бармен, вдруг, затрясся и достал из какого-то ящика огнестрельный пистолет, который тут же приставил к своему виску. В глазах у него расплескалось море ужаса.

— Господа… Одарённые… Прошу вас!

— Прекрати, — бросил я другу, тот, не переставая улыбаться, кивнул и бармен тут же положил оружие на стойку и неловко толкнул. Пистолет подъехал к нам и Смирнов положил на него руку.

— А теперь говори! — продолжил я. — Как ты понял, мой друг поймет, что ты врёшь, и он очень этого не любит! А еще он очень не любит «простолюдинов»!

— Так и есть! — подтвердил Пашка.

— Наёмное подразделение «Берсерки Хансона»! Это всё что меня просили передать! Одна фраза! Это всё! Клянусь вам!

Я повернулся к другу. Тот достал из стакана зубочистку и сейчас деловито что-то выковыривал из зубов.

— Не врёт! — подтвердил он.

— Ясно. Бывай! — кивнул я. — И, если что не так, то мы вернемся! Ясно!

— Так точно, господин! — кивнул испуганный здоровяк.

Мы повернулись и направились к выходу.

— Господин! — раздался неуверенный голос. Я остановился и развернулся. В глазах бородача боролся страх с жадностью. Жадность побеждала. — Моё оружие! Вы забыли его вернуть!

Я вздохнул. Пашка понимающе хмыкнул, и бармен схватил стоящую рядом большую стеклянную кружку и со всей силы шарахнул себя по голове. Послышался звон стекла, полилась кровь и я услышал звуки отодвигающейся мебели.

— Всем сидеть! — рявкнул я, оборачиваясь к всполошившимся «докерам». Огромные мужики, на мгновение замерли, а затем поспешно отвели глаза и уселись на свои места. Кажется, с моего последнего посещения со мной явно что-то произошло. Похоже, я сильно прокачал свой навык «убедительности»…

Бросив еще один взгляд на скулящего бармена я кивнул, и мы пошли на выход. Прайм-лейтенант Тарнавский подкинул мне еще одну загадку, но кажется, я понимаю, как её решить.


Глава VIII


Гильдия Наемников представляла собой весьма странное объединение разных людей с разными взглядами. Некоторые из них прониклись «романтикой космоса», некоторые решили таким образом заработать на жизнь, ну а некоторые не умели ничего другого, только убивать.

Наемники существовали с древних времен. Если где-то идёт война, исторически обязательно находились эти стервятники, которые с удовольствием брали деньги за любую грязную работу.

Контингент тут был разношёрстный — от отставных военных, от уволенных военных (иногда, с позором) и гражданских, которые или не захотели идти в военные или которых туда не взяли. Учитывая неразборчивость Имперской Армии — для этого нужно было ОЧЕНЬ постараться.

Альтернативой всегда были «карманные войска» Линий, где, как правило платили больше, а условия были лучше. Да, звучит как нонсенс, но некоторые собственные Армии Линий были более желанной целью для обычного человека. Отношение там было разным, но учитывая «клановость» и, как правило, «комерциализированность» Линий — там умели считать деньги и ценить «купленное». Даже, если «купленным» были люди.

Хотя, как раз Линии и крупные корпорации были основными заказчиками наемных подразделений. Как правило, им поручалась либо незначительные поручения, на которые их было нанять дешевле, чем гонять собственные войска, либо дело было настолько «мутное», что применение собственных сил могло подпортить репутацию или привести к ненужному конфликту.

Как говорил Эрик: «Некоторые считают наемников хуже пиратов! Пираты грабят и воюют из любви к искусству и вообще они больные на голову ублюдки и по-другому не могут. А наёмники — внешне вменяемые люди, творящие непотребства за деньги!» И это примерно отражало точку зрения большинства жителей Империи.

Наемников не любили, презирали, иногда, боялись, но всё же с удовольствием использовали, чтобы, как правило, решить «щекотливые моменты». Их боевая мощь имела некоторые ограничения — например им было запрещено иметь корабли класса выше фрегатов, крейсера — только для Линий.

По количеству людей также были введены ограничение, но это, в отличие от кораблей обходилось легко. Были образованы «союзы» или «товарищества», включавшие, на бумаге, разные подразделения, а по факту, являющиеся одним целым.

Одарённые, что не удивительно, в наёмники практически не шли, у них всегда было предложение получше. Это если их, вообще, «отпускала» родная Линия. Сборище «простолюдинов» жило по своим законам, а умирало по чужим. А сейчас, имея тотальный дефицит Эссенса у свободной братии были большие проблемы. Как минимум, для того чтобы летать между звёздами Эссенс должен быть у Навигатора. Подразделения «сжимались», оптимизировались, а многие и разваливались.

Учитывая большие расстояния в Империи, действовали подразделения, как правило, на «своей» территории. Это было логично, учитывая расход того же Эссенса на дальние перелеты. Да и охранять «свою кормушку» от конкурентов на небольшой площади было не в пример удобней.

Хотя Гильдия Наёмников была структурой глобальной, её представительства на больших планетах, как правило — столицах Звёздного Сектора, представляли собой государство в государстве. Распределение заказов, как и во всей империи были сопряжены с «человеческим фактором». Что-то недоговорить или, наоборот, приукрасить — и вот заказчик выбрал «нужную» компанию. Быстро подкинуть только что появившуюся информацию — и вот ты первым выдираешь заказ из зубов конкурентов. В общем, всё как везде. Деньги решают.

Нет, я не знал кто такие «Берсерки Хансона», но это, очевидно не было названием Корпорации, или, Император сохрани, Линии. А учитывая наши беседы с Алексеем на эту тему, есть большая вероятность, что бывший прайм-лейтенант Имперской Гвардии пошёл именно по этому пути.

Гильдия занимала дорогой офис на первом этаже небоскрёба ближайшего к главному выезду з космодрома Нобеля. Дабы наёмники могли быстро в него попасть, а заказчики — найти. Просторная приёмная, несколько офис-менеджеров, большинство из которых вполне могли бы сделать карьеру в каком-нибудь модельном агентстве, приватные кабинеты для ВИП-клиентов и примыкающий прямо к офису дорогой бар, где заказчик и исполнитель могли переговорить и, заодно, перекусить и выпить, а возможно, что-то и отпраздновать.

Какая-то автоматизация? Конечно же нет! Исключительно на терминалах сотрудниц! Никакого шанса клиенту выбрать/отдать заказ самостоятельно! Всё должно быть под контролем!

Мы с Пашкой зашли внутрь и огляделись. В баре сидело несколько скучающих людей, одетых в полугражданское, некоторые из них лениво перекидывались фразы, другие — просто пили. К нам тут же подскочила длинноногая девица со взглядом-сканером. Судя по её немного недовольному лицу, скрывавшемуся под фасадом лучезарной улыбки, мы не были идентифициованы, как выгодные клиенты, но бизнес есть бизнес! Как говорит Пашка, «курочка по зёрнышку клюет».

— Приветствую вас господа! Меня зовут Констанция, и я буду вашим менеджером! Присаживайтесь, пожалуйста! — он кивнула на стулья, стоявшие около её столика.

Мы присели и Пашка ухмыльнулся.

— Для начала дайте мне ваш личный контакт! — хмыкнул друг, включая «героя-любовника».

От меня не ускользнула лёгкая гримаса отвращения и недоумения, появившееся на лице девочки-конфетки. Павел Смирнов не производил впечатление платежеспособного человека. А еще на нем не было парадной формы курсанта Имперской Академии имени Густава Шавацкого, которая действовала на подобных девушек круче чем валерьянка на кота.

Да, симпатичный, уже вполне спортивный, молодой человек в чистом, но мятом комбинезоне без знаков отличия. Вряд ли он может предложить такой девушке, как она, что-то действительно привлекательное.

Однако, она была почти профессионалкой, и улыбка на лице стала еще шире. «Почти» — это потому что настоящий профессионал знает, что есть небольшая вероятность, что известная фраза «встречают по одежке» — может подвести. Сильно подвести.

— Извините, господин… — он замолчала, вопросительно глядя на Смирнова и ожидая, когда тот представится.

— Павел. Для тебя просто Паша, дорогуша! — ухмыльнулся друг еще шире. Его явно забавляла эта ситуация и он собирался воспользоваться ей на полную катушку.

— Господин Павел, — снова тень неудовольствия мелькнула на красивом лице. — К сожалению, передача личных данных клиентам у нас запрещена, и, вообще, это не входит в мои функциональные обязанности. Но, я могу порекомендовать вам любой вид отдыха, который вы пожелаете. Только обозначьте ваши приоритеты и ваш… бюджет.

Не сдержалась, всё-таки сучка! Я тоже улыбнулся и решил перейти к делу.

— «Берсерки Хансона». Нас интересует это подразделение. Мне нужны координаты их командиров и нынешнее месторасположение. И да, мне еще нужен их поименный состав, а точнее их пополнение за последние… — я на секунду задумался. — Пару месяцев.

— Извините господин… — она снова сделала «стойку».

— Антон, — кивнул я. — Для вас также — Антон.

Она послушно кивнула и продолжила.

— Господин Антон. При всём уважении, но у нас так не принято, нужно вам представиться более обстоятельно. А некоторые запрошенные вами сведения, вообще не подлежат разглашению, согласно нашим правилам.

Я вздохнул и полез за пазуху, доставая чёрный жетон Инквизиции. Кажется, я никогда не привыкну к реакции на них людей, хотя… Наверное, привыкну.

Улыбка слетела с лица «куклы» она подскочила с кресла и вытянулась по стойке смирно. Забавно…

— Простите, Ваша Святейшество! Я вас не узнала! Извините меня пожалуйста, сейчас всё сделаю!

Вокруг затихли все разговоры, и все окружающие уставились на нас со смесью любопытства и ужаса. Да, вот это другое дело!

— Сядь и работай! — милостиво разрешил я, что она мгновенно исполнила. Быстро стуча по клавишам терминала, она бросала на нас короткие изучающие взгляды поверх монитора. И если на меня она смотрела с опаской, то во взглядах, которые она бросала на Пашку был явный и неприкрытый (как неожиданно!) интерес.

— Да-да, милочка! Я тоже Его Святейшество! — заржал друг, наслаждаясь произведенным впечатлением.

Девочка покраснела и упёрлась взглядом в монитор, но по лицу её пробежало, практически, предвкушение оргазма.

— Ваши Святейшества что-то желают? — послышался мелодичный голос сзади.

Я обернулся. Сзади стояла точная копия девицы, сидящей передо мной, и улыбалась в тридцать два белоснежных зуба.

— Например? — уточнил я.

— Ну, простите нашу Конти, она у нес недолго и забыла, что важным гостям нужно предложить что-нибудь из напитков. Чего изволите?

Ровный звук клавиш у меня за спиной на секунду сбился, и я заметил краем глаза, как «наша девушка» злобно поморщилась. Да тут еще тот серпентарий!

— Спасибо, нам ничего не нужно! — без улыбки сказал я, опережаю Пашку, который, кажется, «что-то» желал. Мы и так привлекли много ненужного внимания, но как по-другому получить информацию я не представлял. Мне нужно было сработать быстро, а последствия? Предполагалось, что до них не дойдет.

— Хорошо, господин! — я-то думал, что улыбаться шире уже невозможно, но эта девица всё-таки сумела. Какой у неё большой… рот. — Если что-то понадобится, то я готова вам предоставить… всё. Меня зовут Брайана.

— Договорились, Брайана! — кивнул я, стараясь побыстрей избавиться от назойливой девки.

Она повернулась и очень плавно и неторопливо покачивая, надо признать, восхитительной «пятой точкой».

— Сука, — очень тихо, но достаточно громко для моего чуткого слуха высказала своё мнения работающая «Конти».

Пашка громко хмыкнул, ведь слух у него был не хуже моего, а девочка покраснела и прикусила пухлую губку.

— Вам распечатать или обсудим вслух? — сказала она, а после двух минут работы, пока мы лениво оглядывали окружающих.

— И так и так, пожалуйста! — решил я и через несколько секунд углубился в переданную мне распечатку.

Итак «Берсерки Хансона». Командир — как ни удивительно, «Полковник Томас Хансон». Настоящий полковник или нет — дело десятое. Хотя, вряд ли Одарённый стал бы идти в наёмники. А неодарённых полковников просто не бывает. Поэтому, скорее всего, господин Хансон просто сублимировал свои детские мечты.

Пятьдесят тысяч наёмников на трёх кораблях — старых транспортниках-контейнеровозов, модернизированных для перевозки живой силы и техники. Значит, «наземники». С такими корытами в космосе не повоюешь. Опять же, это говорит, что подразделение не самое богатое и известное. Нет, конечно, любой корабль стоил сумашедше для простого человека количество денег, но переделанные контейнеровозы? Серьезно?

Я перевернул страницу и упёрся в распечатку пополнения. Последний крупный набор — чуть меньше месяца назад, вполне укладывался в мою гипотезу. Я пробежался по нему более тщательно. Имена мне ничего не говорили, очевидно, что ребята записались под чужими. А вот квалификация…

Три отставных пехотных офицера и один бывший космодесантник под именем Чёрный Джо. Я улыбнулся. А Пейн, оказывается, парень с юмором! Точно, мои. Взглянув еще раз на имена офицеров, я утвердился в своём мнении — один из «отставников» был зарегистрирован под именем Антон Восхитительный. Уверен, это был юморист Тарнавский.

А вот дальше было сложнее. «Берсеркеры», в настоящий момент выполняли аж три миссии на трёх разных планетах и где оказались мои ребята — это большой вопрос!

— Последний набор здесь, на Нобеле! — я ткнул пальцем в нужные мне строчки. — Куда он был доставлен?

Девушка снова углубилась в компьютер.

— Транспорт «Стефания» отбыл с Нобеля на… планета Фокстрот, координаты…

Я уже не слушал, а снова заглянул в текущие контракты подразделения, Ага, вот оно. Планета Фокстрот. Полицейская операция по усмирению восставших рабов компании «Агропромышленная Корпорация Фрейд и Сыновья». Климат… Воздух… Гравитация… Похоже, аграрная планета, где корпорация имела свои поля, судя по её названию. Вроде, пазл складывался. Осталось выяснить, насколько планета нам по пути.

Я положил перед девочкой свой информационный планшет.

— Всю информацию продублируйте, пожалуйста, сюда!

— Сделаем, Ваше Святейшество! — закивала уже, чересчур дружелюбная, девочка. — Возможно, вы захотите переговорить с полковником Хансоном? Он, сейчас на Нобеле! Мы сможем организовать вам встречу в ближайшее время!

— Не нужно, спасибо! — покачал головой я, чем вызвал её недоуменный взгляд.

— А почему бы нам с ним не поговорить? — тоже удивился Пашка.

— А смысл? — пожал я плечами.

Пашка нахмурился, а потом его взгляд просветлел.

— Мы просто возьмем своё?

Я коротко кивнул на деваху, работающую, но ловящую каждое наше слово и предупреждающе покачал головой.

— Типа того, да.

Пашка понял и заткнулся. А девочка передала мне планшет с загруженной информаций и еще несколько распечатанных листов.

— Здесь контакты, место дислокации, волны для связи и пароли контингента «Берсеркеров Хансона» на Фокстроте. Я думаю, они вам пригодятся!

— Несомненно! — кивнул я и забрал всё предложенное. — Спасибо, Констанция! С вами было приятно иметь дело!

Я наклонился над столом и понизил голос.

— И я вас прошу, во Имя Императора, не нужно никому докладывать о нашем визите. Это касается как полковника Хансона, так и других заинтересованных лиц. У Инквизиции длинные руки и твоё свидание с одним из нас может иметь не только… — я обернулся на жущего меня друга, — приятные последствия. Вам всё ясно?

Я повысил голос.

— Это всех касается! Павел!

Пашка легонько шарахнул всех присутствующих ментально, неприятно, но терпимо. Суровые мужики в баре, кажется хотели что-то возразить, но когда я ласково на них посмотрел — резко передумали и закивали головами.

— Да, Ваше Святейшество! Безусловно, Ваше Святейшество! — девочку начала бить крупная дрожь. Хаос меня подери, кажется, я умудрился напугать и это красотку. Нужно как-то на досуге поработать с интонацией и взглядом.

— Бывай, крошка! — немного грустно улыбнулся друг и поднялся со стула. Я его понимал. Если нам с Тадаси было с кем «выпустить пар», то бедный Смирнов находился на жёсткой «сексуальной диете». Придётся ему потерпеть еще какое-то время. Сидящие в закрытой камере сибовцы не располагали к нашему длительному пребывании на планете. Хоть они были и глубоко мотивированы, но лучше лишний раз не рисковать.

— Господа инквизиторы! — голос Констанции застал нас уже на полпути к выходу.

Мы обернулись. Девочка попеременно краснела, бледнела, и собиралась с силами. Кажется, она чуть смелее, чем я думал. Ну, учитывая её место работы, эта дама обязана быть «пробивной».

— Вы же хотели мой контакт? — заискивающе посмотрела она в глаза моему «голодному» друг.

Пашка широко улыбнулся.

— В другой раз, детка! Я сам тебя найду, не сомневайся!

— Шлюха! — снова донёсся до меня тихий гневный шёпот «готовой-на-всё» Брайаны.

— Я буду ждать, — потупилась девушка.

Пашка показал большой палец, хмыкнул и мы вышли наружу. Осталось как-то убедить капитана адмиральского курьера, что нам необходимо сделать еще одну остановку перед конечной целью нашего путешествия. Возможно, придётся быть ОЧЕНЬ настойчивым и убедительным…


Глава IX


Капитан курьера оказался тем еще… засранцем. «У меня чёткий приказ адмирала Ланге!», «Я вам не такси!», «При всём уважении, господа аколиты, но нет!». Это было только некоторое из того, что верный пёс адмирала выдал на мою просьбу.

Пришлось применить внушение. Видит Император, я этого не хотел! Но, будет или по-моему, или никак! Жаль, что в известной Пашкиной поговорке про «кнут и пряник» у меня напрочь отсутствовал «пряник». Я был гол, как сокол и предложить что-либо упрямому капитану мне было нечего. Пришлось, привлечь Смирнова.

Пашка доступно объяснил, что ожидает капитана в случае его неповиновения и, даже, показал, заставив того выйти в шлюз, закрыть за собой дверь и положить руку на кнопку открытия внешних ворот. Я не гордился своим поступком, но когда вспотевший капитан, «отпущенный на волю» мои штатным ментатом, вышел из шлюза, то у него резко проснулась тяга к сотрудничеству.

Уверен, мне это еще аукнется при будущих встречах с Ланге, но угрызений совести я точно не испытывал. Мне нужно на Фокстрот и точка! И, да, нужно было сделать «крюк», ведь планета находилась совсем не по пути к конечной цели нашего путешествия. И, кажется, мы опоздаем на эту встречу.

Ну, и ладно, я и так заставил ребят ждать, а учитывая их текущий статус, забрать их нужно было как можно быстрей, вряд ли наемники сильно заботятся о «свежем мясе».

Так что, через пять дней, недовольный капитан доложил об завершении стыковочного процесса со станцией планеты Фокстрот. Судя по данным телеметрии, через три причала от нас находился транспорт наёмников «Стефания», что показывало, что мы у цели.

Уже привычно, забрав с собой Пашку и отбившись от остальных мы направились к нужному нам кораблю. На этот раз я не «светил» своей принадлежностью к инквизиции, мы прошли таможню на общих основаниях и через два часа были уже у закрытого шлюза перед транспортным коридором, ведущим на пристыкованный корабль.

— Кто такие? — очень недружелюбно спросил поразительно неопрятный мужчина в дорогом, но грязном обмундировании, стоящий на страже. Остатки былой роскоши, видимо.

— Есть разговор к офицеру Сабатини.

— К господину Сабатини, я вас попрошу! — скривился мужчина.

Сбоку хмыкнул Пашка, я тоже слегка улыбнулся.

— Извините, к господину Сабатини!

Мужчина задумался, но удовлетворённо кивнул, видно, что ему было скучно и он не прочь поболтать.

— Господин Сабатини не встречается с кем попало. Вы кто такие?

Пашка хмыкнул еще громче, чем вызвал неприязненный взгляд в свой адрес.

— Скажем так, мы хотим вступить в доблестное подразделение «Берсерков Хансона»! — ввернул я свою «легенду».

— Не думаю, что вы нам подойдете! — скривился караульный. — Так-то вы вроде парни крепкие, ну уж больно молодые! Мы кого попало к себе не берем! Р-репутация!

Пашка уже не хмыкал, он уже тихо ржал. Я строго посмотрел на друга и тот попытался заткнуться. Естественно, безуспешно.

— Мы бы всё-таки попробовали, с вашего позволения, господин? — я вопросительно посмотрел на пафосного вояку.

— Курт! Курт Рассел! Командир 3-й когорты! — важно выдал мужик, подбоченившись и подозрительно поглядывая на Смирнова.

— А чего командира когорты в качестве постового поставили? — не сдержался Пашка.

— А ты самый умный, значит? — нахмурился Курт, но всё же ответил. — Я за старшего остался, а на посту постоять — мне не западло!

— Уважаю, — искренне сказал я. — Так вернёмся к нашему вопросу. Как мне увидеться с господином Сабатини?

Мужик замолк и оценивающе осмотрел меня с ног до головы. Взгляд его задержался на моём клинке.

— Мечом хорошо владеешь?

— Неплохо, — кивнул я, чем вызвал очередной приступ веселья неугомонного друга.

— Ну и дурак! — авторитетно заявил командир 3-й когорты. — Ясное дело, нужно дистанционку прокачивать! Кто ж тебе позволит в клинч войти?

— А он, обычно, не спрашивает! — нет, с другом-юмористом нужно что-то делать.

— А ты, разговорчивый, что умеешь? — перевел взгляд на моего товарища Курт. — Поумнее своего кента, огнестрелом работаешь? Не вижу у тебя вообще никакого оружия.

— Да я больше как-то головой работаю! — развёл руками Смирнов. — Мне оружие ни к чему.

— Тыловая крыса, значит! — вынес вердикт оживившийся наёмник. — Так у нас есть и бухгалтер и кладовщик, нам воины нужны! Если ты знаешь, кто это такие!

Теперь, хмыкнул я. Но, меня уже немного начала утомлять эта ситуация. Если патрульному наёмнику делать было нечего, то у нас целая куча дел.

— Так, боец, мне нужен господин Сабатини. Срочно нужен!

Курт открыл рот, чтобы возмутиться дерзостью «молодого», но почему-то передумал и просто ответил.

— Господин Сабатини, сейчас на планете! Операция… пошла не совсем, как мы рассчитывали.

— Координаты? Позывной? — привычно бросил я, чем заставил наёмника нахмуриться. Он, как будто, пытался понять в данный момент, почему он, вообще, отвечает на мои вопросы, но никак не мог получить ответ.

— Нам предоставили казарму около космопорта Нового Шанхая, в промышленной зоне. Ну… чтобы удобней было выдвигаться… к месту конфликта. Позывной «Корсар», частота…

— Спасибо! — кинул я, разворачиваясь. Я получил, что хотел и дальше болтать языком был не намерен.

Мы пошли к выходу из ангара, когда нас неуверенно окликнул горе-наёмник.

— Слышь, парни!

Мы остановились и синхронно обернулись. Патрульный тряс головой, как собака, которая выбралась из воды, стараясь избавиться от наваждения.

— А вы, случаем, не на Эссенсе сидите?

Пашка меня опередил.

— Нет, что ты! Это мы с детства такие! Мутация, к Хаосу!

— Как вас, хоть, зовут?!

— Никак! — заржал Пашка. — Мы сами приходим! Вот он, исключительно в ночных кошмарах!

Мы, наконец, покинули причал.

— Сами полетим? — уточнил друг.

— Нет, все вместе пойдем! — ответил я. — И снарядимся по полной, интуиция подсказывает, что нам придётся немного повоевать.

— Хорошая у тебя интуиция! — похвалил Смирнов.

— Какая есть!

* * *
Фокстрот и правда оказалась «планетой-полем». Два больших континента, практически без возвышенностей, с идеальным для агропромышленности климатом, были практически полностью засажены зерновыми культурами.

Генно-модифицированные земные культуры давали потрясающий урожай три раза в год.

Планета находилась в долгосрочной аренде у «Агропромышленной Корпорации Фрейд и Сыновья», которая арендовала её у Линии Цзынь. Преимущественно, выходцы с «земного» Китая, Линия Цзынь была сильна своими «физиками», и охотно ввязывалась в многочисленные конфликты. Имея мощную собственную гвардию, известную как «Тигровая Гвардия», Линия, в своё время, захватила больше планет, чем могла «переварить». Поэтому, с удовольствием сдавала их в аренду корпоратам, а полученные от аренды средства направляла на то, что умела лучше всего — укрепление собственной обороноспособности. Хотя, в случае с этой Линией, правильно было бы сказать — укрепления боевого потенциала — нападать на них дураков не было, а Император с удовольствием набирал себе их представителей, которые, отслужив, возвращались в родные пенаты, чтобы обучить еще больше сильных воинов.

По обыкновению, принятому ныне, планета передавалась со всем имуществом и живыми людьми. Отдельно было оговорено, что в первую очередь наняты будут именно местные жители. А вот их содержание, оплата и прочие мелкие моменты выводились уже за скобки — если арендатор платил в срок, то на многое закрывались глаза.

Арендатор же, будучи компанией коммерческой, прикладывал все силы, дабы маржа росла и особо не выбирал для этого методы. Многочисленные штрафы, наказания и ужасные условия работы были направлены лишь на одно — на минимизацию расходов и максимизацию прибыли.

Неудивительно, что периодически вспыхивали бунты. Как правило — наемным батракам и их семьям было просто нечего есть, а продаваться в рабство они не хотели. Да, на таких планетах, как Фокстрот позорный институт рабства, также существующий на других планетах, цвел во всю! И если в других местах, об этом стыдливо умалчивали, то тут его особо никто не скрывал!

Обычно в рабство попадали за долги или шли добровольно из-за безнадёги. Если с первым — всё понятно, то во втором случае люди добровольно-принудительно заковывали себя в кандалы, а их семья получала компенсацию, позволявшую им еще немного побыть свободными. Однако, вскоре и они попадали в лапы жадных корпоратов.

Всё это я узнал на борту курьера, готовясь к прибытию в пункт назначения. Такие бунты были не редкостью, а дабы не портить свою репутацию, хитрожопые корпораты нанимали на их подавление, как раз, в основном, наемников. Чтобы в случае, если «что-то пойдет не так» — быстро найти «козла отпущения». Платили хорошо, покрывая репутационные риски самих наемников, поэтому на подобные задания всегда находились охотники.

Нанятый мной орбитальный челнок опустился на поле космодрома, и моя команда быстро покинула борт, направившись в сторону главных ворот. «Береты» Андерсена сменили своё дорогое снаряжение на оружие и одежду попроще. Опытный взгляд знающего человека вполне мог отличить имперское снаряжение, а нам не нужны были дополнительные вопросы.

Одеты все были как частное подразделение с качественным, но не ТОПовым снаряжением.

На входе в промзону находился полицейский блок-пост из местных. Худые желтолицые аборигены охраняли территорию, в основном, от местных мародёров и наше объяснение «встретиться со старыми друзьями» было воспринято абсолютно нормально, ну и пара реалов из запасов Пашки, позволили нам избежать дополнительных расспросов и убедить сторожей не предупреждать наёмников, так как мы хотим сделать «друзьям» сюрприз.

Казармы и несколько ангаров были отданы в распоряжение наёмников, но по немногочисленному народу было понятно6 что большая часть подразделения, в данный момент отсутствовала.

Две бригады чинили два БТРа, выглядевшие как экспонаты с какого-то музея. Кажется у них были проблемы с тем, чтобы доехать до места боя, а н то чтобы в этот самый бой ввязываться. Это еще раз подтвердило моё мнение, что наемное подразделение «берсерки Хансона» едва-едва сводит концы с концами.

Рядом в пыли два ребенка строили какую-то пирамиду из пустых консервных банок, валявшихся здесь в великом множестве…

— Катрин! Кевин!!!

Мальчик вздрогнул и обернулся, закрывая девочку своим телом. Затем в его глазах появилось сначала узнавание, а затем неприкрытая радость и вот они уже с радостным визгом несутся в мою сторону.

— Дядя-я-я Антоо-о-он!!!

Кевин был «физиком» и он был быстрее, поэтому он первый запрыгнул ко мне на руки. А вот у Катрин был «Звуковой удар», поэтому от её радостных воплей поморщились даже Одарённые.

Я подхватил малышку во вторую руку и закрутил их в воздухе, вызвав веселый детский смех.

— Я знала, что ты нас найдешь. А Кевин не верил! А дядя Лёша сказал, что он в тебе уверен! А дядя Марк вообще ничего не говорит! А дядя…

— Тише-тише! — я поморщился от звонкого голоса восторженной мелочи. На таком близком расстоянии, Одарённая девочка, невольно, заставляла мои уши страдать. — Ты мне всё расскажешь, но потом!

— Вы нас заберете отсюда? — подал голос мальчик. — Мне не нравятся эти люди. Они нехорошие!

— Правда? Вас кто-то обижал? — удивился я, оглядывая притихших наёмников, в данный момент, настороженно нас рассматривающих. Кто-то даже потянулся к оружию, вызвав аналогичную реакцию у моих людей.

— Нет! Но они нехорошие! Я знаю! Но, дядя Лёша не разрешил их бить!

— Спокойно! — кинул я напрягшимся «беретам» и повысил голос. — Мы ищем господина Сабатини!

— Что здесь происходит? Вы кто такие? — я осторожно поставил малых на землю и повернулся на голос, против воли хмыкнув.

«Корсар», поди, собственной персоной. Красный гражданский китель был надет поверх флотского комбинезона. Штаны заправлены в высокие кожаные сапоги, похоже, дорогие, но сильно грязные. На портупеи через плечо висела кобура с каким-то массивным огнестрелом, а на другом бедре — натуральная сабля. Для полноты образа не хватало только пиратской треуголки с пером, вместо неё на нём был лёгкий тактический шлем с опущенным на правый глаз визором.

В целом, его вид еще раз подтверждал моё предположение, что лучшие времена подразделения далеко позади — если так выглядит один и старших офицеров, то не удивительно, что подчинённые выглядят еще хуже.

— Господин Сабатини? — всё-таки уточнил я.

— Да! — раздражённо ответил тип. — Повторяю свой вопрос — кто вы такие и какого Хаоса вам тут надо?

— Я пришёл забрать своих людей, — спокойно улыбнулся я.

— Своих людей? — изумился командир наёмников. — Здесь нет твоих людей, здесь все люди — мои!

— Кажется, вы заблуждаетесь! — покачал головой я. — К примеру — эти дети мои.

Рядом фыркнула Райли, но я её проигнорировал.

— А еще мне нужны… — я заглянул в припасённую бумажку. — Чёрный Джо, Антон Восхитительный, Маркус Кас и… Дмитрий Квасневский.

— Кто ты, к Хаосу, такой?!! — внезапно заорал Сабатини судорожно пытаясь расстегнуть кобуру.

— На вашем месте, я бы этого не делал! — указал я на его ошибочные действия. — Капитан?

— Работаем! — Андерсен дал отмашку и «береты» рассыпались по территории.

— Я прибью тебя сосунок! Взять их! — «Корсар» справился, наконец, с упрямой кобурой, достал оттуда массивный древний пистолет и… приставил его к своему виску.

Дёрнувшиеся, было, его подчинённые замерли, уставившись на странные действия командира. Тот же выпучил глаза и покраснел от натуги, пытаясь противостоять чужому влиянию. Но его большой палец уже перевел предохранитель в боевое положение, а указательный напрягся, прижимая спусковой крючок.

— Стойте!!! — прохрипел офицер наёмников.

Я кивнул ухмыляющемуся Пашке.

— Не переусердствуй!

— Договорились! — кивнул друг и «Корсар» мгновенно переставил пистолет дулом к своему паху.

— Пашка, пожри тебя Хаос! — прошипел я.

В ответ я услышал только веселый смех друга. «Береты», под дулами винтовок, сгоняли незадачливых «джентльменов удачи», побросавших оружие где попало. Наши Тени растворились в окружающих строениях и через минуту оттуда послышались, сначала, крики боли и негодования, а затем тоже потянулись разоруженные наёмники.

Я сделал два шага вперед и протянул руку. Ошалевший наёмник безропотно протянул мне своё оружие, причем, вполне возможно, что сделал это собственными силами, без контроля со стороны разбушевавшегося ментата.

— Где мои люди? — повторил я вопрос, пристально наблюдая за «Корсаром».

А «Корсар», похоже, был, да весь вышел. Мне трудно было понять, что чувствует «простолюдин» при встрече с Одарёнными, но я видел, что непривычные к нам люди просто впадают в ступор. Виноваты ли в этом «городские легенды» или воспитание, но как правило, обычные люди даже не пытаются сопротивляться Одарённым. Ни физически, ни психологически.

В этом, кстати, была большая проблема во время ведения войн. Обычные люди, десятикратно, а иногда и стократно превосходившие кучку Одарённых, просто пускались в бегство, когда на поле боя встречались с «избранными». Трудно справиться со своим страхом, когда пули отскакивают от бегущего на тебя «физика», или группу твоих товарищей разрывает на части вражеский «энергетик».

Столкнувшись с этой проблемой, Император и основал космодесант. Причём, помимо физических улучшений, «мозгоправы» знатно копались в мозгах этих элитных бойцов, практически полностью удаляя у них чувство страха. Это шло вразрез с чувством самосохранения, но для этого их и снаряжали в лучшее снаряжение и давали лучшую технику, доступную в Императорской Армии.

— Они на задании! Хорошие ребята! Толковые! — тут же доложил мне, уже «шёлковый» наёмник.

— Еще бы! — подал голос стоящий рядом Пашка. — Если сравнивать с вашими дегенератами!

— Это тыловые части! — попробовал возразить Корсар. — «Боевики» все на операции!

— А ты, если их командир, то почему не с подразделением? — закономерно уточнил я.

— Я командир! Я командую из штаба.

— Ясно, — кивнул я. — Вот что… командир. Сейчас мы погрузимся в ваши машины — надеюсь они нас не угорбят и ты отвезешь нас к месту этой самой «операции». Тебе ясно?

— Ясно! — согласно закачал головой наёмник, а затем, без перерыва, начал мотать ей в отрицающем жесте. — Но, это невозможно!

— Почему? — поднял я бровь.

— Они… Они в окружении! Нам туда не проехать! Я жду подкреплений! Я уведомил наш штаб уже! А они уведомили губернатора Ханя!

— Что?! В окружении?! — зарычал я, не веря своим ушам. Наёмники всё-таки представлялись мне более обученными бойцами, чем шайка полуголых рабов.

— Они… Они… — начал лепетать Корсар.

— Короче!!! — меня начало «накрывать»…

— Антон! — я почувствовал руку у себя на плече и обернувшись, увидел обеспокоенное лицо Инессы. — Спокойно, Антон!

Я вдохнул и выдохнул. И так еще два раза. С этим, определенно, нужно что-то делать. Кажется, моя ярость в последнее время становится всё менее контролируемой. Я снова повернулся к Сабатини.

— Успокойся! И отвечай! Медленно и внятно!

— Кажется, они где-то нашли запас Эссенса, господин Одарённый! Они как будто с цепи сорвались! Мои люди, перед тем как потеряли связь, докладывали, что, кажется… видели Демонов!


Глава X


Наше «инкогнито» накрылось медным тазом, так что смысла продолжать изображать, «бедных, но чистых» ребят уже было не нужно. Поэтому, первым приказом, что я отдал — было «снарядиться по полной!»

У «бедных и грязных» наёмников, натурально, отпала челюсть, когда, после выгрузки орбитального челнока перед ними предстали экипированные по последнему слову техники «зеленые береты», а также наши Тени, которые, перед отлётом с «Рагнара Лодброка», от души покопались во флагманской «оружейки».

Ну, а пятеро Одарённых в одной команде, вообще, ввели их, что неудивительно, в ступор.

А еще, я передумал пользоваться их допотопными БТРами после того, как их проинспектировал «мастер на все руки», дядя Миши. «Гавно!» — выдал вердикт старый солдат и я склонен был с ним согласиться.

Собственно, ситуация складывалась, нужно признать, очень плохая. Подразделения «Берсерков» были зажаты в промзоне компании «Агропромышленная Корпорация Фрейд и Сыновья», куда их оттеснили после неудачного штурма посёлка мятежников.

На планете отсутствовали горы, отсутствовали леса, укрыться можно было только в построенных людьми зданиях, что и было сделано. Спасало осажденных наёмников, пока, разве что практически полное отсутствие у мятежников тяжелого вооружения. Хотя, у самих «берсерков», с этим тоже была проблема — имеющиеся БТРы и танки были уничтожены или захвачены, а по условиям контракта была запрещена воздушная поддержка — ведь, по сути, это была просто полицейская операция, целью которой было усмирить мятежников, постаравшись не нанести большого ущерба собственности компании. К которой, относились и сами рабы и батраки.

Высадку с воздуха я отмел сразу. У меня не было имперских бронированных «Ястребов», а повторять трюк с гравипарашютами в условиях неопределенности я не хотел. Оставался один очевидный путь — пробиваться с боем по земле, рассчитывая на внезапность и боевые наши навыки.

Сабатини всё-таки не сдержался и доложил о нашем прибытии «наверх». Винить я его не мог, так-то он человек подневольный, но составу «делегации» я удивился.

На трёх глайдерах, на временную базу наёмников прибыли: Директор филиала на планете Фокстрот «Агропромышленной Корпорации Фрейд и Сыновья» Густав Фрейд, а также представитель Линии Цзынь — губернатор Лю Хань. Оба — в сопровождении значительного количества охранников.

И похоже, что они не очень-то ладили. Прибыв практически одновременно, видимо, чтобы не дать шанс другому получить какую-либо эксклюзивную информацию, они держались обособленно, периодически кидая друг на друга неприязненные взгляды.

Собственно, истинным хозяевами тут являлась Линия Цзынь, поэтому губернатор заговорил первым.

— Что понадобилось Ордену Войны на нашей планете? И почему мы не были официально уведомлены о вашем визите? — сухощавый пожилой китаец, в угольно-чёрном сюртуке со стоящим воротником выглядел так, как будто проглотил стержень.

Судя по его осанке, он точно не был «физиком», который являлся обычным Даром этой Линии. В его возрасте «физики» уже автоматически двигаются так, как будто готовятся к бою, а этот аристократ явно работает не руками, а головой.

И конечно же, последняя скрываемая мной информация о принадлежности нас к Инквизиции была этим человеком раскрыта. Что не удивительно, ведь уважающая себя Линия всегда имела сильную разведку. Сложить «два плюс два», идентифицировать адмиральский курьер и «распутать клубок» было уже делом техники.

Кстати, судя по вытянувшемуся лицу директора — у них разведка была послабее и это инфа оказалась для него сюрпризом. И сюрпризом неприятным. Если просто Одарённых можно было поставить на место, предъявив претензии их Линии, то Инквизиция… Это была Инквизиция. Кстати, похоже об этом подзабыл чопорный китаец.

— Инквизиция имеет полное право находиться там, где она захочет! — улыбнулся я. — Или у вас с этим какие-то проблемы Ваша…

— Мы не признаем имперских титулов, — скривился, как от зубной боли, китаец. — Мой титул — «Ван». Ван Хань, или если вам угодно, господин Хань.

— И всё же вы не ответили на мой вопрос, господин Хань. У вас есть претензии к представителям Ордена? — не отступал я.

— Я бы не назвал это «претензиями», — пошёл на попятную китаец. — Но некоторое «недопонимание», определенно, присутствует. Не могли бы вы раскрыть цель вашего визита на мою планету?

Я улыбнулся еще шире. Ну, надо же! «Мою»!

— Это частный визит, губернатор!

— Разве у доблестных представителей Инквизиции могут быть «частные дела»? — повёл выщипанной бровью манерный китаец. — Я, честно признаться, предполагал, что вся ваша жизнь, без остатка, принадлежит Ордену!

— Вы не сильно ошибались, господин Хань, — признал я. — Но, иногда, бывает и такое. А моя цель — забрать определенных людей, по случайному совпадению, оказавшихся в рядах наёмного подразделения «Берсерки Хансона», что в настоящий момент выполняют задание на «вашей» планете.

— Как это могло произойти? — попытался вклиниться в разговор, молчавший до этого, директор Фрейд. Толстяк, с явным лишним весом, опухшим лицом, его узкие глаза были результатом нездорового образа жизни, а не монголоидной расы. Так-то он явно был европеоидом. Очень жирным европеоидом в кричащих ярко-красных одеждах со множеством украшений на шее и коротких толстых пальцах. Выглядел он одновременно раздраженно и растерянно.

Я развёл руками.

— Так получилось!

— Командир Сабатини! Я требую объяснений! — риторика у директора сильно поменялась, когда он обратился к командиру наёмников. Раздражение осталось, и, более того — усилилось. Растерянность ушла, но добавилась злость.

— Извините, сэр! Я сам не был в курсе! — попав между двух, а скорее — трёх огней, наёмник выглядел жалко. — Я не был в курсе их прибытия! Они… просто появились у нас на базе!

— Не беспокойтесь, господа! — попытался я немного «притушить пожар». — Мы всего лишь заберем своих людей и покинем планету! Только и всего!

— И вы позволите им это сделать? — взвизгнул толстый, обращаясь к «Корсару».

— Я… я не знаю, — растерялся тот. — А как я могу этому помешать?

— Никак! — ответил я на незаданный вопрос, и повернулся к руководству планеты и компании. — А сейчас, я бы хотел откланяться и приступить к выполнению своей задачи. Это и в ваших интересах тоже — чем быстрее я заберу своих, тем быстрее покину вашу гостеприимную планету.

— Я бы не хотел, чтобы вы слишком торопились, Ваша Святейшество! — ошарашил меня китаец.

— В смысле? — удивился я. — Ранее, мне показалось, что наше присутствие тут несколько вас… гхм… напрягает?

— Это определённо так! — кивнул ван Хань. — Вам ли не знать, как реагируют на Инквизицию простые смертные!

Я не сдержал улыбку от того, что, внезапно, первый человек на этой планете определил себя в «простые смертные». Кажется, ему от меня что-то нужно. Я молча ждал продолжения.

— Дело в том, что командир наёмников, присутствующий тут «Корсар» доложил мне о наличии в составе мятежников лиц, незаконно употребивших Эссенс и, в результате этого противоправного действия, представляющих определённую угрозу для моей планеты и его населения.

— Вы говорите о Демонах? — прямо уточнил я, заставив его скривиться.

— Я бы не торопился с выводами, господин аколит, — процедил сквозь зубы китаец. — Информация не подтверждена и это может быть просто ошибкой. Ошибкой испуганных и некомпетентных людей!

Во время последней фразы он пристально посмотрел на Сабатини, чтобы ни у кого не осталось сомнений, кого он считает «испуганными и некомпетентными».

— Однако, как человек здравомыслящий, я допускаю возможность… появления на планете некой «третьей силы». Также я не испытываю иллюзий, что в этом случае, мой арендатор и нанятые им силы не смогут ликвидировать угрозу самостоятельно.

Тут уж побагровел толстяк, но благоразумно промолчал, очевидно, придя к таким же выводам.

— Я доложил Старейшинам своей Линии, и они готовы выслать «Тигровую Гвардию» в случае, если факт употребления Эссенса посторонними людьми подтвердится, — невозмутимо продолжал губернатор. — Однако, вы должны понимать, что межзвездные перелеты — это долго и дорого… Особенно, в последнее время. Гонять наших элитных бойцов зря — это против природы нашей Линии, которая отличается исключительной рациональностью.

Он замолчал и посмотрел на меня. Я также молчал и ждал предложения. То, что оно последует, я уже не сомневался, как и не сомневался в его содержании. И, снова, я угадал.

— Я прошу вас провести разведку и доложить мне её результаты лично. Очевидно, что ваше подразделение, — он обвёл глазами моих молчащих товарищей. — В данный момент времени лучшие кандидаты в пределах, Император знает, скольких световых лет!

Он снова замолчал. Молчал и я, но уже обдумывая свой ответ. Формально, при прорыве Хаоса — защищать людей это наша прямая обязанность. И, обычно, так или иначе по существующим процедурам необходимо было поставить Инквизицию в известность, даже если у Линии хватит сил и средств ликвидировать угрозу самостоятельно.

Но, проблема, помимо того, что мы были «ненастоящие» Инквизиторы, была еще в том, что я сильно не хотел тут задерживаться. Но и просто развернуться и улететь мы тоже не могли — мгновенно будет отослана «претензия» и завертится имперская бюрократическая машина, не оставив нам, вообще, никакого шанса остаться нераскрытым. А мы и так, за последнее время наследили, «как слон в посудной лавке», хотелось бы немного спокойствия.

Я принял решение.

— Хорошо! Мы проведем разведку, но у меня есть пара условий.

— Вознаграждение вам будет выплачено «Агропромышленной Корпорацией Фрейд и Сыновья»! — попытался предвосхитить мою просьбу губернатор.

— Я протестую! — возмущенно хрюкнул толстяк. — Это противоречит условиям контракта!

— Условиям контракта? — снова приподнял тонкую бровь китаец. — По условиям контракта, вы обязаны обеспечивать покой и порядок на арендованной вами территорией. А то, что сейчас творится около деревни Хундэ, по моему мнению, очень далеко от того и другого!

— Но, мы решаем эту проблему! Мы наняли наёмников! — возразил потный директор, вытирая лоб белоснежным платком.

— И, как всегда, пожалели денег! — продолжал высказывать обоснованные претензии губернатор. Он повернулся к «Корсару» и ткнул в него рукой. — Вы! Да-да, вы! Вы в состоянии сейчас решить эту проблему собственными силами?!

— Нет, господин губернатор. В моём распоряжении остались только тыловые части, неспособные вести эффективный бой. Но, я доложил Полковнику Хансону! В данный момент ведутся переговоры по изменению условий контракта между нашим подразделением и нанимателем!

— Вот! — поднял палец китаец. — О чём я и говорю! Зная своих арендаторов, они удавятся за каждый реал и переговоры будут вестись до полной гибели ваших оставшихся на планете людей. А затем мне всё рано придётся всё решать собственными силами. И, даже если случится чудо, и они договорятся, то передислоцирование дополнительных сил займет время, которых у нас нет! Я не говорю еще о том, что я сильно сомневаюсь, что ВАШИ силы как-то кардинально смогут решить этот вопрос!

— Я протестую! — снова взвыл толстяк.

— Ваше право, — вздохнул невозмутимый губернатор. — Но, боюсь ваш контракт будет пересмотрен, «Тигровая Гвардия» не будет бесплатно решать ВАШИ проблемы. Так что. Советую договориться с присутствующими здесь Инквизиторами.

— Меня интересуют не только деньги, — вклинился я. Нет, деньги лишними не бывают, это я могу сказать со всей ответственностью человека, у которого их (денег) никогда не было в достатке. Но, всё-таки мы не наёмное подразделение и перечисление средств будет напрямую в бюджет Инквизиции, что вряд ли отразится на моём личном банковском счете. — Мне нужно две вещи!

— Я вас слушаю! — кивнул китаец.

— Вопрос первый. Откуда у мятежников Эссенс?

— Не имею ни малейшего представления, — покачал головой губернатор. — Возможно, наш корпоративный друг сможет ответить на ваш вопрос.

Мы оба уставились на, уже багрового, толстяка, к которому, кажется, неминуемо приближался апоплексический удар.

— Это… Это… Это был запас! Стратегический запас корпорации!

— Для батраков-плантаторов? — скептически улыбнулся губернатор. — Позвольте вам не поверить!

— У нас… — толстяк затравленно огляделся, но поддержки рядом никакой не было, и он из себя выдавил. — Там была лаборатория. Экспериментальная…

— О которой нет ни слова в вашем контракте? — подчёркнуто ласково уточнил ван Хань.

— Это… Это не в моей компетенции! Руководство! Все вопросы к руководству! — нет, жирный, определенно сейчас отдаст концы.

— Мы с этим разберемся! — прошипел губернатор зловеще, прищурив, и так узкие, глаза. — И уж поверьте мне, от наказания не уйдет никто!

Он повернулся ко мне.

— Если это был первый, то есть и второй вопрос?

— Точно! — кивнул я. — Мне нужен Эссенс. Сейчас. Перед тем, как мы приступим к операции.

Если перечисленные имперские реалы осядут в казне Инквизиции, то старая добрая универсальная валюта — таблетки Эссенса, я, конечно же оставлю себе. Было уже несколько неприятных ситуаций, в которых мы едва не потерпели поражение, наличие же у нас стратегического запаса «волшебного» препарата позволило бы решить эту проблему.

— Я не уполномочен… — начал тут же включать «заднюю» директор, но китаец его перебил.

— Сколько вам нужно?

Я огляделся на ребят. Честно говоря, эта идея пришла мне прямо сейчас, в процессе переговоров и я понятия не имел насколько я смогу их продавить. Выручил меня Пашка, наиболее подкованный в коммерческих операциях.

— Десять тубусов будет достаточно!

Толстый директор схватился за сердце, а китаец нахмурился. «Тубусами» называли стандартные «сигарные футляры», используемые для хранения этого вещества. Стандартный тубус содержал восемь таблеток Эссенса. Учитывая, что одной таблетки обычно хватало для Навигатора «на Эссенсе», чтобы провести огромный корабль через один прыжок, то ценность даже одной таблетки было сложно переоценить.

Но если расход Эссенса Навигаторами можно было примерно «усреднить», то расход препарата боевым Одарённым зависел… от всего. За один бой мог быть употреблен весь тубус с соответствующим употребленной Энергией последствиями. Восемь таблеток же было именно той максимальной «усредненной» величиной, что мог употребить опытный Одарённый без вреда для себя, за раз. Опять же, это очень сильно зависело как от опыта Одарённого, так и от его Дара.

— Он согласен, — кивнул китаец. Такое быстрое согласие было мне понятно, ведь не Линия Цзынь несла расходы, а «Агропромышленная Корпорация Фрейд и Сыновья», которую, уже очевидно, сейчас китайцы крепко держали «за яйца».

— Я протестую! — уже практически визжал директор. Наткнувшись на суровый взгляд губернатора, он поправился. — У меня нет столько Эссенса! Мне нужно время, чтобы его собрать!

— У меня есть, — неожиданно отреагировал Лю Хань. Он протянул руку и его телохранитель, сбегав в глайдер тут же передал ему небольшую сумку. — Вы теперь нам должны. Отдадите с процентами!

Толстяк уже не говорил, он просто судорожно глотал воздух, стараясь не помереть прямо здесь.

— Прошу вас! — он протянул мне, и я принял сумку с содержимым, которого так остро не хватало моим ребятам на Рапсодии. Я был бы рад выдать каждому из них, по такому же оружию, как у меня, но боюсь, я всё еще не знал, где его взять. Хотя, судя по моему видению, в Галактике есть, как минимум одно такое место. — Сделка?

— Сделка! Благодарю! — искренне сказал я, принимая наш «гонорар» и просчитывая в уме, что может натворить с этой новой вводной моя девушка или сколько смогут находиться в «боевой форме» мои «физики». — Вы очень предусмотрительный человек, господин Хань!

В первый раз за наш разговор губернатор позволил себе снисходительную улыбку.

— Вы продешевили, господин аколит. Ваши услуги стоят гораздо больше! Ну, а я всё-таки обладаю определенным жизненным опытом, в отличие от… корпоратов, чтобы точно знать, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО имеет цену для Одарённого.

Я несколько смутился от такой прямоты и укоризненно посмотрел на продешевившего Пашку. Тот развёл руками, что также не ускользнуло от цепкого взгляда китайца.

— Не переживайте, Ваше Святейшество! Линия Цзынь известна своей благодарностью! В случае, если вам удастся решить нашу общую проблему, мы вернемся к настоящей цене ваших услуг.

— Спасибо, — буркнул я, всё еще на себя злясь. А с другой стороны, что может знать сирота-Одарённый о политике и расценках в существующей реальности?

— Господа! — я не сразу понял кто это. Это был Сабатини, возле которого стоял перепуганный наёмник.

— Чего тебе? — буркнул всё еще раздраженный я.

— Только что были замечены две сигнальные красные ракеты в зоне боевых действий наших войск!

Я судорожно попытался вспомнить, что это значит, но не было утвержденного Уставом перечня сигналов — они оставались на усмотрения командира подразделений.

— Что это у вас значит?

Бравый «Корсар», растерявший последние остатки достоинства, жалобно проблеял.

— Два или менее часа до полного уничтожения подразделения… сэр!

Так. Похоже, мне всё-таки придётся поменять планы. Я посмотрел на визитеров.

— Мне нужны ваши глайдеры! Все ваши глайдеры!


Глава XI


К чести губернатора, он не раздумывал ни секунды. Просто махнул рукой, отдавая распоряжение освободить транспорт от личных вещей. С корпоратом могло бы быть посложнее, так как он был категорически против отдавать свой глайдер нам, возможно, уже без возврата. «Могло быть», но не было, потому что Лю Хань что-то прошептал ему на ухо, после чего жирный также отдал распоряжение забрать из своего транспорта всё лишнее и покинуть машину.

Обычный гражданский глайдер представлял собой изящное и быстрое средство доставки своего ценного груза с пункта «А» в пункт «Б». Гравиэкранный двигатель позволял транспортному средству летать он со скоростью до 400 км/ч и поднимался над землей не выше ста метров, что в принципе, ему хватало для обычного, мирного функционирования. Он никак не был рассчитан на высадку десанта в условиях огневого взаимодействия. Но, за два часа по земле мы никак не доберемся до эпицентра событий, поэтому придётся рискнуть.

Я обратил внимание, что в понятие «лишнее», выгруженное из транспортных средств, также вошли пилоты глайдеров — никто не хотел умирать и я их прекрасно понимал. Но, как раз тут у меня проблем не было, «Береты», как и наши Тени могли управлять практически любой техникой. Да и, в крайнем случае, мы, Одарённые, также были этому дело обучены.

Три борта — три команды. Райли с Тадаси, я с Инессой и Пашка в гордом одиночестве, в окружении спецназовцев. Тубусы честно поделены, приказы розданы, и мы направились внутрь экспроприированных транспортных средств.

— Господин аколит! — окликнул меня губернатор.

— Да? — притормозил я.

Китаец выглядел несколько смущенным, как будто всё еще раздумывая, говорить ли ему заготовленную речь или нет. Наконец, после секундной заминки он решился.

— Постарайтесь выжить. Наше с вами соглашение несколько… гхм… неофициальное и мне не хотелось бы иметь проблемы с Инквизицией!

— Зачем тогда пошли на это? — нахмурился я. — Вы же понимаете, что мы бы и так туда полетели?

— Всё имеет свою цену, — слегка улыбнулся китаец. — И у всех поступков есть последствия. Да, вы бы туда полетели. Но, что вам мешало забрать своих людей и улететь с планеты, оставив все проблемы нам?

— Кодекс Инквизиции? — предположил я.

Китаец покачал головой.

— Да, возможно. Но, вы обязаны отреагировать на порождения Хаоса, но воевать просто с Одарёнными это, если мне не изменяет память, не входит в задачи Ордена Войны. А ведь там могут быть простые люди, использующие Эссенс. Неразумно использующие, конечно же. Так вот, я бы хотел быть уверен, что вы в любом случае… гхм… разберетесь с проблемой! А я, насколько это в моих силах, лучше, подстрахуюсь и… немного увеличу ваши шансы на успех.

— За счет неугодной корпорации? — хмыкнул я.

— Ничего личного, только бизнес! — развёл руками ван Хань. — Я думаю, мой юный друг, со временем вы это поймете. Ну, если вы не останетесь в Инквизиции, конечно!

— Откуда такие предположения? — я убрал с лица улыбку.

— Опыт, господин аколит, просто жизненный опыт! — примиряюще поднял руки китаец. — Я прожил долгую жизнь и общался с представителями Инквизиции. Как правило, все они имеют несколько… гхм… другой склад характера!

— Антон! Время! — окликнула меня Инесса.

— Мне интересны ваши размышления, господин Хань и я с удовольствием их выслушаю, когда вернусь… за обещанным вознаграждением! — кивнул я.

— Вот! — поднял указательный палец вверх губернатор. — Именно об этом я и говорю! Настоящий Инквизитор не думает о себе! Он всего лишь служит Империи и Императору!

Я хмыкнул, но промолчал. Как минимум один из мне знакомых, ныне покойный, Инквизитор чихать хотел и на Империю и Императора, заботясь лишь о собственной выгоде. Но, губернатору об этом знать совсем не обязательно!

Я запрыгнул в глайдер и машина тут же поднялась на землей, стартуя следом за первым транспортом, в котором располагался мой «живой радар» — аколит Ордена Войны Павел. Мы следовали вторыми, за нами держался транспорт с «физиками», которые были бесполезны до полно контактного наземного соприкосновения с противником.

С ребятами в замыкающем глайдере, как в самом относительно безопасном, летели Катрин и Кевин. Была мысль оставить детей… но я так и не придумал с кем. С наёмниками, узнавшими о нашем к ним интересе — определённо нет. Напрашивался губернатор, но он также мог использовать их против меня просто потому, что так лучше для Линии. Да и наша эвакуация с Фокстрота может получится поспешной и тупо не будет времени залететь за ребятами. Пришлось идти на риск!

— Что нам известно о месте операции? — спросил я Андерсена, который скачал всю информацию, на данный момент, с инфо-базы наёмников.

Томас откинул крышку планшета и пальцами установил нужный масштаб.

— Посёлок Хундэ. В нём располагался 34-й филиал «Агропромышленной Корпорации Фрейд и Сыновья». Численность населения — сорок две тысячи. Из них наёмных рабочих — двенадцать тысяч. «Граждан, поражённых в правах», по-простому — рабов — десять тысяч. Численность сотрудников компании — две тысячи двести два человека. На момент штурма…

В общем, ситуация была следующей. Десять тысяч рабов устроили бунт, причиной которого был банальный голод. Что было очень странно на агропромышленной планеты в агропромышленном предприятии. Что-то, а еды у работников должно было быть всегда если не вдоволь, то хотя бы в минимальном количестве.

Рабы напали на охрану, кого-то повязали, кого-то уничтожили. Первым делом вскрыли продуктовые склады, утолили голод, заминировали их, а затем захватили административные помещения и выдвинули ультиматум руководству. Об его содержании в имеющейся информации ничего не было сказано, но корпорация ответила на него наёмным подразделением «Берсеркеры Хансона».

Последние, в составе половины 2-го Легиона подразделения, общей численностью в пять тысяч наёмников (пять когорт из десяти), при поддержке тяжёлой когорты (состав — 42 бронетранспортёров и 18 средних танков) выступили на подавление бунта.

Прикинув и сравнив силы, я хмыкнул. Губернатор несколько преувеличил жадность и тупость корпоратов. Как по мне, силы были наняты с избытком. Даже, учитывая количество «свободных» батраков, присоединившихся к восстанию, вряд ли общая численность мятежников превышала двадцать тысяч. Причем, скорее всего, огнестрельным оружием у них была обеспечена в лучшем случае одна пятая часть!

Необученная, полуголодная забитая масса против пяти с лишним тысяч пусть не лучших, но вполне обученных и «сработавшихся» наёмников. Исход битвы любому человеку, немного знакомому с тактикой и стратегии являлся абсолютно прогнозируемым: полная и безоговорочная победа наёмного подразделения в кратчайшие сроки. Толпа разбита, захвачена, проведены показательные казни и снова филиал № 34 «Агропромышленной Корпорации Фрейд и Сыновья» работает и приносит прибыль!

Поначалу, так и произошло. Часть бунтовщиков была отсечена, разоружена и «упакована», практически без выстрелов и жертв. Люди, увидев вооруженных наёмников сдавались на милость победителей.

Окружив посёлок, внутрь зашли отряды зачистки, которые также не встретили особого сопротивления, разве что, около главного офиса корпорации зачинщики бунта дрались до последнего, в результате чего офис был расстрелян из танков, вместе с находившимися там заложниками-работниками корпорации. Что ж! Бывает!

Первый «тревожный звонок» громко прогремел целой вереницей взрывов, когда 4-я когорта направилась разминировать продовольственные склады. Кто-то из выживших бунтовщиков не дал им этого сделать, подорвав склады дистанционно, вместе с группой минёров, которые уже вошли внутрь помещений.

Что такое «пылевой взрыв»? Он подобен военному «объёмному», вот только «топливом» для него служит обычная зерновая пыль. А элеваторы были полны этого самого зерна. Маломощных зарядов хватило на то, чтобы уничтожить все склады вместе с прилегающим кварталом посёлка. И с 4-й когортой, тоже. Минус восемьсот с лишним человек от одного дурацкого решения кого-то из исполнителей. Зачем туда нужно было вести народ, если было известно о минировании?

Дальше «не так» продолжилось, когда спасать выживших и собирать раненных отправилась 7-я когорта. Прибыв на место локального апокалипсиса, наёмники обнаружили ожесточённый бой «всех против всех». Остатки 4-й когорты бились с мятежниками и, одновременно, со странными, но явно враждебными созданиями. Хуже всего, что эти «создания» явно обладали сверхспособностями.

Самое интересное, что, когда «Берсеркеры Хансона», спешно похватав своих раненных, как старых, так и новых, отступили, битва всё еще продолжалась — бунтовщики сражались с кем-то, ставшим им таким же врагом, как и самим наёмникам.

О ситуации было немедленно доложено нанимателю, от которого последовал приказ: «Продолжать выполнение операции, до полного достижения поставленных задач и целей!». Новая вводная нанимателя не смутила, последовало лишь расплывчатое предложение пересмотреть вознаграждение за операцию, ПОСЛЕ её успешного окончания.

Но когда остатки наёмного Легиона решили реорганизоваться на окраине посёлка по скоплению войск «прилетело», сразу уничтожив треть оставшихся сил. Это было похоже на обстрел из крупнокалиберной артиллерии, но такого вооружения у мятежников точно не было! Тут уже было «поднято на уши» руководство планеты в лице губернатора Ханя, который первым делом предъявил претензию о разрушении его недвижимости в результате неправомерных и своевольных действий наёмников.

После их категорического несогласия с формулировкой, губернатор изволил разобраться. Аэрофотосъёмка показала происходящее, а последствия «обстрела» был идентифицирован как Дар «Метеоритный Дождь». Этот редкий, так красиво названный Дар, на самом деле представлял собой, выдранные в наш мир куски разогретой до околозвёздных температур куски породы, что под действием гравитации падали в нужном «энергетику» эпицентре. Эффект был весьма разрушительным.

Хуже всего, что после бомбардировки в наступление пошли другие люди и… неопознанные существа. В результате дальнейших боевых действий, остатки наёмников, потеряв всё свою тяжелую технику, отошли как раз в промышленный квартал, где, за высокими стенами происходила первичная переработка зерна и агропродуктов в пригодные для длительного хранения и транспортировки полуфабрикаты. Откуда они уже и отправили, по сути, сигнал бедствия…

— Есть предположения, что это за твари? — нахмурился я, разглядывая видеозапись.

Инесса смотрела на экран вместе со мной, сидя рядом в кресле.

— Вот это, несомненно «физики», — ткнула она пальцев в экран, где две размытые тени расшвыривали паникующих наёмников.

— Похоже, боевой менталист! — камера ушла в сторону и показала странного человека в какой-то больничной одежде, вокруг которого замерло в неестественных позах несколько скрюченных людей, которых он взмахами отправлял в бой по мере надобности.

Дальше было неразборчиво, но кажется, большинство простых людей, что сражались против наёмников действовали не по собственной воле! Я это предположил, когда несколько человек с вилами бросились на расчёт станкового пулемета и погибли все до одного, так как бежали через открытую территорию по прямой, даже не пытаясь использовать препятствия для защиты или, хотя бы пригнуться.

— Хмм… — нахмурился я после просмотра. — Я не вижу ни демонов, ни «измененных». Или это Одарённые, или люди «на Эссенсе».

— Скорее, второе, — кивнула платиновой гривой Инесса, нахмурилась и убрала волосы в хвост, закрепив их резинкой. — Такое количество Одарённых явно бы не смогло попасть на планету без того, чтобы оставить «след». Да и их поступки! Я не вижу логики! Зачем нападать на наёмников в заштатной деревушке? Для чего?

— Посмотри сюда, командир! — Андересен сидел, с другой стороны, от меня и «колдовал» со своим планшетом. На экране были дымящиеся остатки складов и элеваторов, от которых остались только большие воронки.

— На что именно? — уточнил я, кидая взгляд на предложенный девайс.

— На это! — Томас поставил синим отметки на кратерах. — Это остатки фундаментов под элеваторами, заглублены они были примерно наполовину, а вот это…

Он отметил красным два прямоугольных отверстия в земле.

— Этого нет в плане, предоставленном наёмникам нанимателем. И вот смотри сюда… — он смахнул картинку вправо, показывая фото до разрушения. — Видишь? На этом месте просто аккуратно подстриженные газоны. Предполагаю, что взрыв от элеваторов развалил своды каких-то подземных… гхм… убежищ? И именно оттуда появились нежданные гости!

— Согласен! — кивнул я. — Осталось выяснить что это за гости такие!

— Пять минут до входа в опасную зону! — предупредил меня Эрик, пилотирующий в настоящий момент наш глайдер.

Я зажал кнопку коммуникатора.

— Ордо-два, это Ордо-Один! Приём!

— Слушаю, Ордо-Один! — раздался напряженный голос Пашки.

— Начинай сканирование! Постарайся отработать на максимальном расстоянии! Не жалей Эссенса!

— Принято, Ордо-Один! — хмыкнул друг и отключился. Его задачей было раннее обнаружение «Эссенсо-зависимых», оценка угрозы и, если возможно, её устранение. Вводных катастрофически не хватало, поэтому задачи были размытыми, а разумная инициатива приветствовалась.

— Эрик! Попробуй вызвать наёмников! Я не знаю осталось ли у них тяжелое вооружение, но я не хочу, чтобы они шарахнули по нам с испугу! А, судя по ситуации, они сильно напуганы!

— Слушаюсь! — Эрик защелкал тумблерами и забубнил в передатчик. — «Пиранья-Один»! Вас вызывает группа «Ордо»! Код: ноль один…

Я попытался снова сосредоточится на карте, как нам внезапно ответили.

— «Пиранья-Один» мёртв… И «Два» и «Три» тоже! Кто бы вы ни были, но поторопитесь! Кажется, наши задницы скоро поджарят!

«Пиранья-Один» был позывным командира 2-го Легиона «Берсеркеров Хаксона», соответственно, «Пиранья-Два» и «Пиранья-Три» были позывными его заместителей. Но не это меня взволновало так, что мгновенно вспотели руки. Связь была плохой, голос терялся на фоне взрывов, но интонации были знакомы до Хаоса!

— Внимание, это «Ордо-Один»! С кем я говорю? — схватил я микрофон, выпрыгнув из кресла.

— Исполняющий обязанности командира первой когорты Восхитительный! — прохрипел динамик, исказивший голос до неузнаваемости, но смысл до меня дошёл. — Поторопитесь, парни, кем бы вы не были!

— Прайм Тарнавский! Не вздумай, к Хаосу, сдохнуть до моего прибытия! Это приказ, боец!!!

— Что… Тоха?! Это ты?!

— Я. Лёха, я! Держитесь! Скоро будем!!!

— Эй парни… — голос еще больше стих, как будто говоривший отвернулся от микрофона. — Кавалерия на подлёте! Кажется, мы сегодня не сдохнем…


Глава XII


Ордо-Один! Это Ордо-Два! Вижу два отражения в Лимбе! Прямо по курсу! — тревожный голос Пашки отвлек меня от размышлений. — И нет, я их пока не могу «зацепить»! Странные они каки-то, как будто разум их прикрыт, но это точно не менталисты! Я с таким раньше не встречался!

Я заглянул в Лимб так далеко, как получилось. Пашка, как всегда прав. Два ярких пятна сияли в Лимбе прямо на нашем пути. С такого расстояния было не понять, что за Сущности там присутствовало, но я не хотел рисковать. Тем более, что Пашка не смог их идентифицировать и, тем более, «захватить».

— Инессса, солнышко! Кажется, для тебя есть работа! — хмыкнул я.

Фон Таубе улыбнулась и прикрыла глаза. Пару мгновений ей понадобилось, чтобы оценить обстановку, она «вернулась в себя» и достала из нагрудного кармана полученный от меня тубус, взглянув на меня вопросительно.

— Валяй! — развел руками я. — Зажги по полной!

Девушка кивнула и отщелкнула одну таблетку, сразу отправив её в рот. В глайдере резко похолодало и я поёжился, наблюдая за, уже привычной картиной. Зрачки у неё налились фиолетовым огнём и волосы распушились от статического электричества. Пространство завыло, и я взглянул вдаль, на приближающиеся позиции мятежников.

— Лёша! — крикнул я в эфир, не зная его позывного. — Все в укрытия! Мы сейчас ударим!

— Принято! — радостно засмеялись в эфире. — Но, вы поосторожней, не хватало нам сдохнуть от дружественного огня!

Земля на горизонте вспучилась и пошла волнами. Земля перемешивалась с плотью, бетон вонзался в тела, сама природа протестовала против такого обращения, завывая как будто живое существо.

Я переключился на «подпространственное зрение», напряженно наблюдая за яркими силуэтами. Один из них сразу потух, второй потускнел, моргнул пару раз, но всё же продолжал светиться. Минус один, а вот второй всё еще дёргается…

— Эрик! Один всё еще жив! Осторожно! — предупредил я нашего «водителя».

— Понял! — кивнул тот, прижимая летательный аппарат как можно ниже к земле.

— Еще шесть Сущностей! — снова предупредил нас Пашка.

Я чертыхнулся и посмотрел еще раз, расширяя поле зрения насколько можно. Ага, два «тела» с противоположной стороны от нашего движения, между нами и ими были цеха, в которых засели наёмники, а вот четыре других в прямой видимости от нас. Это кроме «поврежденного» врага, что сейчас рывками выбирался из разрушенных зданий.

— Инесса? — уточнил я у девушки, что обессиленно откинулась на кресле.

— Слишком… далеко… — она пыталась отдышаться. Несмотря на «допинг», далось ей это нелегко.

И тут вражеские Одарённые ударили.

— Хаос вас подери, ублюдки! — зарычал Эрик, бросая машину влево. «Метеоритный дождь» во всей своей смертоносной красе! Один из врагов решил таким способом «приземлить» нас раньше времени и сейчас из ниоткуда возникали раскаленные камни, летящие вниз с сумасшедшей скоростью! Глайдер тряхнуло, один из камней задел нас по касательной.

— Держитесь! — снова прокричал сквозь окружающий грохот моя Тень и наш транспорт резко пошёл на снижение. Хотя, больше это было похоже на падение. До зоны высадки оставалось чуть больше километра.

— Ордо-Один! Это Ордо-Три! Вы горите! — раздался встревоженный голос ван Дассел. — Нам высаживаться рядом?!

— К Хаосу! — заорал я, держась за поручни и стараясь при такой дикой тряске не откусить себе язык. — Действуйте по плану! И прибейте их «энергетиков»!

— Принято! — притормозивший, было, третий глайдер снова ускорился, прорываясь к осажденным наёмникам.

— Тоха! Ты как? — кажется, Пашка немного нервничал.

— Нормально! Помоги ребятам! Зачистите их всех, пока они не зачистили нас!

— Принято! — всё-таки научил я его выполнять приказы! Второй глайдер также «поддал» и устремился вслед за третьим.

— Посадка будет жёсткой! — проскрипел зубами Картер. — Держитесь!

Ну, я и держался. До того момента, как глайдер не коснулся поверхности, поскакав по ней как плоский камешек по поверхности воды. Моё кресло, не рассчитанное на такие приключения, выдрало из креплений и, если бы не Андерсен и Инесса, вцепившиеся в него, я бы скорей всего пробил головой лобовое стекло. Ну, или свернул бы себе шею, к Хаосу!

Наконец, глайдер замер дымящейся и искорёженной грудой железа. Слава Императору гравиэкранный двигатель работал на аккумуляторах и в нем нечему было взрываться! Будь у нас реактивный двигатель, то сейчас бы мы корчились в факеле взорвавшегося ракетного топлива!

— Все целы? — крикнул я.

— Вроде — да! — ответил мне командир «беретов».

Я ринулся к выходу, но он оказался шустрее. И предназначенная мне пуля откинула капитана прямиком мне в объятия. По корпусу глайдера застучал целый «град» зарядов.

— Хаос вас подери, засранцы! — скривился Андерсен.

Я присмотрелся. Пуля не пробила броник, но выбила весь воздух из лёгких капитана, и он сейчас пытался восстановить сбитое дыхание.

— Инесса! Почисти!

— Не могу! — затрясла головой девушка, пригнувшись — некоторые пули пробивали хлипкую обшивку насквозь. — Слишком близко!

— А, к Хаосу! — ругнулся я и положил руку на рукоятку. — Досчитайте до десяти и выходите!

Меч привычно налился теплом, отдавая мне остатки Энергии. Для меня стало неприятной неожиданностью то, что он не являлся «вечной батарейкой». Энергией он напитывался, когда убивал Сущности, ну или людей, связанных с Сущностями. Кажется, он «откусывал» их часть, заряжаясь, переваривая и отдавая мне их в виде Энергии Подпространства.

После последнего боя мне хотелось проверить одну вещь. На курьере я пару раз пытался и у меня начинало получаться, хотя Энергии этот «финт» жрал очень много. Именно эти «эксперименты» слегка разрядили мою «батарейку». Я притормозил эксперименты «до лучших времен». Ладно, сейчас у меня есть чистый Эссенс, так что как-нибудь справлюсь.

Я «шагнул» в Лимб и осмотрелся. Слабые тени обычных людей охватывали наш глайдер полукругом, особенно плотно скопившись в одном месте — около полуразрушенного строения. Чувствуя себя в безопасности, они поливали наш разбитый транспорт из всех стволов.

Я прошел сквозь стены и через несколько метров был уже у них за спиной, выбрав место у еще одного разрушенного здания. А затем изо-всех сил потащил своё физическое тело на себя.

Яркий дневной свет, после серости Лимба, ударил мне в глаза, когда я «проявился» в реальном мире на новом месте. Голова кружилась, тело не слушалось в глазах мелькали радужные круги, но я всё-таки это сделал!

Я дёрнул две гранаты с разгрузки, оставляя на ней кольца и одну за другой метнул в скопления врагов, отступая за преграду, чтобы избежать осколков. Рвануло знатно, и я добавил из винтовки по уцелевшим.

Как раз закончился отсчёт до десяти и с той стороны также послышались выстрели и донеслись звуки взрывов — мои товарищи не зевали и также вступили в бой.

Краем глаза я заметил метнувшуюся ко мне тень. И, на рефлексах, просто рухнул вперед, извернувшись в воздухе, чтобы упасть на спину и выставив винтовку над собой, удерживая её двумя руками. Удар здоровенных когтей продавил металл оружия, но не пропустил их к моему телу.

Недобитый «физик». Ну, да, мог бы и догадаться. Только такому существу могло хватить «крепости» выжить в эпицентре применения семейного Дара Линии Аренберг! Он представлял собой что-то вроде огромного медведя, только вместо мохнатой шкуры у него было твёрдая, как будто каменная кожа, покрытая сейчас трещинами и мерцающая выхлопами Энергии Подпространства. Похоже, ему здорово досталось, но тем не менее он всё равно превосходил любого обычного человека в силе и скорости. Пора уравнять шансы…

Пузырь у меня получался уже «на рефлексах», мне даже не нужно было сосредотачиваться и, тем более, думать об этом. Нужной формы и необходимого размера, он накрыл нас обоих в тот момент, когда враг собирался ткнуть в меня второй лапой, оканчивающей пятью длинными когтями, похожими на узкие кинжалы.

Враг вздрогнул, стремительно теряя силы и неловко продолжил движение руки, вонзив когти в рыхлую землю. Меня уже на этом месте н было. Кувырок в сторону, меч выскальзывает из ножен и сносит неловко подставленную лапу, а затем, и голову незадачливого врага. Меч довольно заурчал, впитывая часть поверженной Сущности, которая с воем нырнула в глубокие слои Подпространства. Интересно, а нельзя ли его «прокачать» так, чтобы он Сущность полностью уничтожал? К Хаосу!

Стрельбы стихла и как чёрт из табакерки появился обеспокоенный Эрик. Его чутьё Тени, как компас, безошибочно привело ко мне- его Одарённому.

— Цел? — окинул он меня взволнованным взглядом.

— Конечно! — хмыкнул я, разве что не щурясь от удовольствия, когда меч «заряжал» меня Энергией «под завязку».

— А это что такое? — ткнул винтовкой в поверженного врага Картер.

Я перевел взгляд и сильно удивился. Это определенно не был Демон, но «это» не было и человеком! Хаос изменяет тело носителя навсегда, чистая же Сущность не затрагивает «материальное» и, после смерти, полностью покидает тело-носитель, возвращая ему человеческий облик!

Лежащее же перед нами безголовое тело не было человеческим! Здоровенные мышцы бугрились под рыжим шерстяным покровом, покрывавшим каждый квадратный сантиметр тела. Неестественно длинные для человека руки заканчивались и, в реале, длинными когтями. Я нахмурился и шагнул за гору мусора, куда отлетела отрубленная голова.

На меня мёртвыми глазами… смотрела помесь человека с животным! Выступающая вперед мощная челюсть, торчащие из-под брылей клыки и торчащие вверх уши напоминали какого-то волка или медведя, неудачно совмещённого с человеком, от последнего — были глаза. Настоящие человеческие глаза, правда белки у него были красного цвета.

— Это что за урод? — Эрик подошёл за мной и также смотрел на отрубленную голову.

— Без понятия, — покачал головой я. Я и вправду о таком не слышал.

— Хаос меня пожри! Мутанты! — Инесса присоединилась к нам, брезгливо уставившись на уродливую морду.

— Кто? — удивился я.

— Это! — кивнула она на отрубленную голову. — Теперь я понимаю, почему корпорация не хотела, чтобы кто-то знал про их лабораторию! Они тут с генами развлекались! Ушлёпки!

— Хмм… — я нахмурился, вспоминая всё, что я слышал о мутантах. А слышал я немногое. По одной простой причине — вмешательство в ген человека было запрещено. Под страхом смерти. Единственной «разрешенной» мутацией были «легальные» космодеснтники Империи, которые, как ходили слухи получились в своей нынешней форме явно не с первого раза!

Однако, всегда находились особо умные, желающие поиграть в Бога и сделать «более лучшего» человека. Хотя, как правило, более сильного, в перспективе — «идеального солдата». Проблема Одарённых и их мощи не давала покоя как Линиям, так и различным полулегальным организациям, которым нужно было как-то уравновесить шансы в случае прямого боестолкновения с Одарёнными бойцами.

Был один нюанс. В те времена, когда люди только открыли Эссенс, они всячески экспериментировали с его применением. И, даже, давали его животным. Результаты, как правило были плачевными — Сущности с удовольствием вселялись в животные тела, вот только контролировать их было практически невозможно. Много незадачливых экспериментаторов полегло в то время.

Выяснился интересный факт — для активации Сущности — животным нужно было на порядок меньше Эссенса, чем тому же человеку. А еще, некоторые особо удачные «гибриды» могли удерживать в себе Энергию и длительное время ею подпитываться даже после того, как «стартовая» доза Эссенса заканчивалась. Удивительно но факт!

Отсюда были сделаны определенные выводы и начались множественные эксперименты со скрещиванием генов людей и животных. В девяносто девяти процентах это оканчивалось катастрофой, но были и удачные эксперименты. Некоторые мутанты были «стабильными», более того — из них получилось, по истине смертоносное оружие, которое могло пошатнуть баланс сил в Галактике.

Империя отреагировало быстро и, как всегда, жёстко. Эксперименты были запрещены, подразделения Инквизиторов и имперской Гвардии уничтожили «плоды генной инженерии» вместе с их создателями и всем имеющимся оборудованием. Эксперименты с человеческим геном являлись, в настоящий момент, чуть ли не худшим преступлением, чем «игры с Хаосом».

И всё было бы ничего, если бы через некоторое время после глобальной «зачистки» Галактики у Империи не появился Космический Десант. Выглядели, правда, эти ребята вполне по-человечески, но история и метод их создания оставались самой охраняемой тайной Империи.

— Ладно, с корпоратами разберемся потом! — принял решение я. — Пока нам нужно вытаскивать наших ребят. Хаос знает, что еще за твари сейчас к ним подбираются!

Как будто отвечая на мой вопрос в эфире раздался голос Смирнова.

— Ордо-Один! Ордо-Три и Четыре в беде! Поторопитесь! Здесь мутанты и, кажется, он рвут наших ребят! Я пытаюсь их задержать, но эти твари плохо контролируются! Поспешите!

Я, в первый раз за всё то время, что знал Пашку, услышал у него в голосе натуральную панику…


Глава XIII


Эти слова услышали все, без исключения и на меня уставились сразу несколько вопросительных взглядов.

— Двинули! — кивнул я.

И мы «двинули». Всё-таки, Одарённые — это идеальное оружие. Инесса, по моей команде, расчищала нам проход. Пространство выло и визжало, а мы шли через перепаханную землю, из которой тут и там торчали части тел и куски оружия. Вся земля была пропитана кровью. Кровью наших врагов.

Три эманации в Лимбе я заметил издалека, они крутились и вертелись, переплетаясь с двумя, такими знакомыми отражениями моих ребят. Наши «физики», сейчас, сражались — и сражались насмерть.

Я взглянул на подругу, но та отрицательно покачала головой.

— Зацеплю!

Ясно, значит нужно ускориться!

Хорошо, что мы все в хорошей физической форме! Мы бежали «клином». Остриём «клина» были Эрик и Ганс, «крыльями» — «береты», мы же бежали посередине. И нам совсем не доставалось врагов! Ребята работали чётко, отстреливая любое шевеление по курсу.

Температура вокруг, внезапно подскочила и в воздухе полыхнуло. Прямо над нашими головами возникли из ниоткуда раскалённые булыжники. Вражеский «энергетик» не зевал.

— Воздух!!! — это первая команда, что пришла мне в голову, хоть и не соответствовала реальности, но хорошо отражала действия, которые необходимо предпринять, дабы избежать смерти.

Моя группа, ринулась врассыпную, в поисках укрытия. Я схватил за шкирку замешкавшуюся Инессу и буквально швырнул её в ближайшую воронку, прыгая следом и накрывая её своим телом.

Сильные взрывы разметали окружающие здания, прямо рядом со мной в землю вонзился огромный кусок бетонной конструкции, из которого торчали куски арматуры. Упади он на полтора метра левее и мой бой был бы окончен!

— Потери?! — заорал я, выглядывая из воронки, машинально прижимая к земле, ругающуюся как сапожник, фон Таубе, чтобы не дать ей натворить глупостей.

— Отпусти меня! — прошипела девушка, вырываясь.

— Два трёхсотых! — донёсся до меня голос Эрика. — Андерсена крепко приложило!

Я выскочил из воронки, краем глаза наблюдая, как Картер и Шнайдер, рыча, пытаются приподнять тяжеленную бетонную сваю, под которой лежал бравый капитан «зелёных беретов». Надеюсь, с ним всё будет в порядки, но сейчас совсем не время мне отвеваться. Где-то рядом должен был быть этот грёбанный «энергетик», что наслал на нас этот «Метеоритный Дождь». И, прямо сейчас он, уверен, накапливает силы, для следующей атаки.

Я заглянул в Лимб. Где же ты, сволочь?! Пять ярких пятен, крутились в смертельной карусели неподалёку. Уверен, что Райли и Тадаси также противостояли «физики». «Энергетик» должен был скрываться где-то неподалёку, в ближний бой он точно не полезет. Не вижу! Я ничего не вижу!!!

— Пашка! — в отчаяние закричал я, забыв про позывной. — Где эта сволочь?

К чести друга, он мгновенно понял, что я имею ввиду.

— Ориентир — труба котельной, примерно двести метров на северо-восток! Там две огневые точки мятежников, осторожно!

— Я иду! Займи «простаков», чтобы они меня не пришибли!

— Принято! — буркнул друг и отключился.

— Я с тобой! — тут же рядом возникла встревоженная Инесса.

— Ну уж нет! Ты будешь только мешать! — увидев, как скривилась девушка, я примирительно добавил. — Пробивайтесь к нашим! Картер, это приказ!

— Принято! — недовольно прохрипел Эрик, держа на весу бетонную конструкцию, из-под которой осторожно доставали Андерсена. Тот уже пришёл в себя и яростно ругался. Ну, надеюсь жить будет.

Я сам себе кивнул, неуверенно покрутил в руках винтовку и решительно передал её Инессе.

— Давай, девочка моя! Помоги ребятам!

Вытащил из ножен меч и, не оглядываясь бросился в нужном направлении. Как только я появился на открытом пространстве — раздались выстрелы, враги меня «вели», но пока не могли нормально прицелиться. Сбавить скорость — значило упустить время, за которое вражеский «энергетик» мог нанести еще один удар. Поэтому, я просто продолжал бежать, по возможности прижимаясь к стенам полуразваленных зданий и максимально ускоряясь на открытых участках.

Оставшиеся две гранаты полетели по направлению к особо активным врагам, прекратившим, на секунду, обстрел, что дало мне время пробежать самый длинный участок открытого пространства. И я, наконец, увидел отсвет Одарённого в Лимбе. Он был странного оранжевого цвета и почему-то «расплывался», как будто пытаясь оторваться от тела. Да он, к Хаосу, нестабилен! Сущность в настоящий момент «агрится», пытаясь выйти из-под контроля, а человек-носитель пытается этому помешать! Кажется, он перебрал Эссенса!

Застучал тяжёлый пулемет, заставив меня броситься на землю. Трассеры от пуль, видимые даже при дневном свете, пронеслись у меня над головой, чуть не сбив её к Хаосу.

— Ордо-Два! Какого Хаоса!!! — я откатился в сторону и прижался к стене здания.

— Извини! — раздался запыхавшийся голос друга. — Сильно… много их… и расстояние…

Зря я на него накричал — он и так сейчас творит что-то невероятное. Уверен, что многие ментаты с большим опытом не смогли бы повторить то, что сейчас делал этот восемнадцатилетний пацан.

— Пять секунд… Время пошло! — добавил напряжённый голос Пашки.

Я про себя кивнул и начал отсчёт. Пять… Пулеметчик пытался развалить хлипкую преграду, за которой я находился… Четыре… Сверху упал кусок металлической кровли, сбитой выстрелом… Три… Пулемет запнулся, но выпустил еще одну очередь, которая ушла далеко в сторону… Два… Пулемет замолк окончательно… Один…

Я прыжком перемахнул через перекорёженную конструкцию, мгновенно преодолел еще двадцать метров и «рыбкой» нырнул внутрь очередного здания. Перекувыркнулся через голову, уходя с траектории огня, но никто не стрелял. Один узкоглазый человек в робе рабочего, душил другого. Изо рта у него текла пена, пулемет был завален со станины набок. Третий же пытался оттащить обезумевшего собрата и привести его в чувство. Три взмаха меча — три трупа.

Я огляделся в «реале», никого не обнаружил и сразу же заглянул в Лимб. Прямо за стеной находился нужный мне «энергетик», который скорее всего также меня обнаружил, потому что его силуэт медленно отодвигался от меня прочь. Несколько тусклых пятен — скорее всего обычные люди грамотно расположились напротив единственной двери, ведущий из моего помещения в их. Уверен, как только открою эту дверь, на меня обрушится ливень, как минимум, из десятка разнообразных стволов. Но, мы пойдём другим путем!

Я заметил, что у здания толстыми были только внешние, несущие стены. Внутренние перегородки, судя по отвалившейся штукатурке представляли собой плиты из переработанного пластика, используемого повсеместно в строительстве бюджетных сооружений.

А рядом валялся М-22. Устаревшая, но надёжная машинка имперской пехоты. В голове всплыли мгновенно строчки характеристик, особенно, самая важная для меня сейчас. Вес 38,5 кг. Но, со станиной под шестьдесят! Лента заправлена… я присмотрелся к цветовому маркеру — зелёный цвет с белой полосой. Ага, Бронебойно-зажигательные-разрывные патроны — пуля патрона весом около пятидесяти грамм, с латунной оболочкой, остроконечным вольфрамовым сердечником, вокруг которого расположена рубашка из циркониевого порошка. В головной части расположен заряд взрывчатого вещества и зажигательный состав. То, что надо!

Я опустил на глаза тактические очки. Воткнув меч прямо в бетонный пол, подхватил пулемет и направил его на глухую стену. Быстро взглянул иным зрением, уточняя расположения противников, пошире расставил ноги и нажал на спусковой крючок поведя стволом слева на право.

В закрытом помещении грохот стоял невероятный, но мой замысел себя полностью оправдал. Хлипкие стены прошивались как бумага, во все стороны полетели куски камня и штукатурки. Кажется, враги не сразу поняли, что произошло, первые три тела были разорваны в клочья прежде, чем враг открыл ответный огонь. Пройдясь два полных цикла слева-направо, пулемет щёлкнул и заглох — заклинила, болтавшаяся в воздухе, как попало, лента. Но, с той стороны никто уже не стрелял, так что машинка своё отработала!

С облегчением я осторожно положил оружие на пол — швырять так выручившее меня оружие не поднялась рука, я выдернул меч из пола метнулся сквозь пролом вперед. Видимость от поднявшейся пыли и дыма было околонулевая, поэтому я «подсматривал» в Лимб, используя это зрения как, своего рода, тепловизор.

Шаг влево, взмах меча отправил обезглавленное тело обратно на пол, два шага вправо, удар ногой сворачивает шею еще одному незадачливому врагу, пытавшемуся встать с колен. Но, меня не интересуют эти людишки, мне нужна кровь вражеского «энергетика»… Я физически почувствовал, как меня охватывает гнев, но, кажется, я уже могу его контролировать.

Я удержал самого себя от применения Пузыря, позволяя гневу, подобно адреналину распространиться по жилам. Меч озадаченно кольнул меня в ладонь, но «подумав», вернулся в «норму», похоже, не обнаружив ничего «предосудительного». Ну, если артефакт предтечей считает, что со мной всё нормально, тогда использую это по полной!

Где эта дверь, Хаос её подери?! «Энергетик» сбежал, а вот куда — я рассмотреть толком не мог. Ткнувшись раз в стену, другой, я, наконец нащупал дверь и, особо не церемонясь выбил её ногой вместе с дверной коробкой, сразу отойдя в сторону. Не зря! Две очереди из огнестрела и луч лазерника вознаградили мою осторожность. Как жаль, что не осталось гранат!

Я махнул мечом в проёме, что вызвало еще несколько истеричных очередей. Шах и мат! Я заглянул в Лимб: «энергетик», в сопровождении нескольких людей стремительно удалялся, оставив заслон. Пулемет далеко и неработоспособен. Я сместился на несколько метров правее и, с усилием, загнал меч в стену. Рывок-рывок-рывок, два шага назад, прыжок вперед, и я вваливаюсь в смежное помещение вместе с куском стены, врубаясь в затаившегося врага. Удар кулака вбивает ему нос внутрь черепа, враг захлёбывается собственной кровью и дико орёт. Прыжок к следующему и вот уже второй хрипит, насаженный на лезвие меча. Хлопает дверь и слышится топот — оставшиеся два врага не выдержали и просто сбежали. Разумные!

Я поднимаю очки и вытираю пот с лица, размазывая чужую кровь по своей коже. Пыльный, грязный и окровавленный, я сейчас, уверен внушаю натуральный ужас неподготовленному морально врагу! Рывков подняв и закинув труп поверженного врага на плечо, я глубоко вздохнул, восстанавливая сбившееся дыхание.

Но, преследовать трусов я не буду, моя цель убегает в другую сторону. Я рванул в нужную сторону, стремительно сокращая расстояние и почти прозевал, когда враг прекратил отступать, поняв, что уйти от меня не удастся.

Помещение старой котельной находилось прямо впереди меня, единственная дверь была приоткрыта и я, приблизившись к ней вплотную швырнул труп впереди себя, сам же падая на пол и перекатом уходя вправо. Уловка удалась и, во всё еще летящий труп вонзились пули. Время привычно замерло, как всегда, в самый напряженный момент и я увидел шесть врагов. Но, не это было самое странное! Краем глаза следя за Лимбом я ошеломленно наблюдал, как пять тел разгораются сиянием Сущности. Уже после этого я увидел, как в сторону отлетают пустые использованные тубусы. Теперь мне противостояли пять недо-одарённых. Хаос меня пожри, как так-то?!!

Не успел я как следует испугаться, как мне в голову залезла чья-то враждебная сила, нагнетая волну страха и пытаясь подчинить меня своей воле. Это было сильно, но неумело. Как будто маленький ребенок радостно запрыгнул в песочницу и прыгал, пытаясь, растоптать песчаные «пасочки», прилагая все свои силёнки, падая, поднимаясь и снова поднимая в воздух остатки песчаных замков…

Если сравнивать это ментальное воздействие с тем, что творил Смирнов, то в качестве аналогии выступали каменный топор и лазерная винтовка. Нет, топором тоже можно убить, но для этого нужен противник послабее, чем я. Не к месту вспомнилось, как я за ужином, даже не заметив этого, как будто по собственной воле, насыпал соль в чай вместо сахара и как веселился Пашка, когда я сделал первый большой глоток и выплюнул содержимое вместе с ругательствами.

Пузырём я отсёк менталиста от Лимба, заставив того скорчится на полу. Да, трудно быть богом, а в следующее мгновение вернуться в серый бренный мир! Итак, два «энергетика», и четыре… «физика»?

Воздух вокруг людей подёрнулся маревом, тела начали меняться. Это не была молниеносная трансформация Райли и Тадаси, чьи тела быстро, но плавно, приходили в боевую форму. Было видно, что у этих людей нет большого опыта в использовании Эссенса — тела буквально то «напухали», то «сдувались», неравномерно накапливая массу, когда Сущность пыталась «уместиться» в реальном теле без подготовки и нормальной связи между сознаниями.

Но всё-таки я не успел подловить их в «переходной форме», «физики» ринулись на меня, но тут кое-что пошло не так. Одного из них чрезмерно «распёрло», в результате чего он потерял даже отдалённое сходство с человеческим телом, напоминая двух-с-половиной метровую гору мяса, с торчащими из него руками-лапами. Похоже, человек не справился и Сущность стала враждебной! «Ну, наконец-то настоящий Демон!» — возникла странная мысль у меня в голове.

Одной из этих лап он успел ухватить, уже направлявшегося ко мне «физика» и, через секунду во все стороны полетели ошметки плоти и крови, когда он заработал остальными отростками стремительно, как мельница.

Два других «физика», даже не заметили «потерю бойцов», всё их внимание было сосредоточено исключительно на мне. Оба они были худощавыми и быстрыми — самый неприятный для меня вариант трансформации «на ловкость» — уж лучше бы «силачи» были. Хотя, и для этих ребят у меня найдется старый добрый Пузырь.

К такому их точно жизнь не готовила! Через секунду один был уже без головы, а второй отскочил в сторону, тряся обрубком руки и жалобно воя. Еще два взмаха мечом, и он отправился вслед за первым.

Демон удовлетворённо зарычал и протянул лапы к замершему «энергетику». Я успел разглядеть «собачью» морду ущества, очень отдалённо напоминающего человека, которую перекосил вполне человеческий ужас. Мне в лицо полыхнуло жаром и я, не успев даже задуматься. Мгновенно бросил Создание через Лимб, тут же вытягивая вслед за ним физическое тело. Этот идиот шарахнул «Метеоритным Дождём» прямо здесь, в помещении, с испугу или от отчаянья, «вызвав огонь на себя»!

Сильным взрывом меня отшвырнуло в сторону, резко запахло жжёной плотью, когда пламя неласково лизнуло меня по незащищенному лицу. Я зашипел от боли, но тут же заглянул в Лимб. Слабое трепыхание Сущности показывало, что чёртов камикадзе еще жив!

В ушах звенело, глаза слезились, но дело должно быть закончено! Я полез прямо в горячие развалины, шипя от боли и яростно матюкаясь, вспоминая всё услышанное ранее от дяди Миши. Откинув горячий лист металла, я увидел окровавленную морду человека-собаки. Он скалился окровавленной харей, глаза у него вытекли, но он тянул ко мне скрюченную, переломанную в нескольких местах лапу.

— Не-е-ет! — вырвалось у него из глотки.

— Сдохни, тварь! — лезвие клинка вошла прямо в полуоткрытую пасть, круша кость и рассекая мозг. Меч застонал «в оргазме», и вражеская Сущность, как побитая собака скрылась в глубине Подпространства.

Вокруг было всё еще горячо, поэтому я вернулся обратно на твёрдую землю, пытаясь восстановить дыхание. И только сейчас понял, что слышу повторяющуюся трансляцию.

— Внимание всем! Говорит эсминец «Гордость Карсана»! Всем покинуть квадраты… Через двенадцать минут будет нанесен орбитальный удар! Внимание всем! Говорит…

— Антон! Отзовись! Это наш квадрат! По нам сейчас долбанут! Антон!

Это натурально, снова, истерил Пашка. Надо же! То-то мне показались координаты места удара смутно знакомыми…


Глава XIV


Я зачем-то посмотрел вверх, как будто мог увидеть, как эсминец на орбите выходит на позицию атаки и у него откидываются люки торпедных аппаратов.

Тут же моё внимание привлекло движение впереди. Я увидел, как стартовали два глайдера. Кто там на борту? Буквально через секунду, ракета выпущенная почти с места старта, сбила один из них, заставив рухнуть на землю, второй же, прижавшись к земле, начал набирать скорость, уходя к горизонту.

Что здесь, к Хаосу, творится?!!

— Это Ордо-Один! Какая сволочь сбежала?! — у меня ни на секунду не возникло подозрение, что мои друзья могли меня бросить, и быстрый ответ подтвердил, что я был прав.

— Трусливые скоты! Это наёмники украли транспорт. Но, одного мы достали! — это был очень расстроенный голос Эрика. Итак, пути к отступлению окончательно отрезаны.

Я огляделся, не заметив вокруг врагов и побежал через развалины в сторону обороняющихся наёмников.

— Это Ордо-Один! Не подстрелите меня, Хаос вас подери! И найдите мне мощный передатчик!

Пару раз всё-таки в меня выстрелили. Пули просвистели далеко в стороне, и я даже не сбросил скорость. Но вот когда начали стрелять с той стороны, куда я направлялся, я бухнулся на землю за остаток стены, переводя дыхание.

— Какого Хаоса?! Я же сказал не стрелять! Лёша! Это твои?!

— Сорян, Тоха, сейчас раздам звиздюлей! — озабоченно донёсся голос Тарнавского. Раздались еще выстрелы он произнёс. — Чисто! Давай, я жду!

— Ты своих пристрелил, что ли? — удивился я, осторожно выглядывая из-за парапета.

— Нет, это шальные мятежники не в ту сторону побежали! Быстрей, прикроем!

— Принято! — выдохнул я. И быстро, но осторожно, двинулся вперед.

Тарнавский махал мне рукой из полуоткрытой двери какого-то ангара. Выглядел он неважно, Грязный, рваный, закопчённый, но, кажется, целый. Я буквально запрыгнул в его объятья, когда бывший прайм-лейтенант Имперской Гвардии прошептал мне в ухо.

— Рад, что ты здесь!

Я отстранился и, против воли, улыбнулся.

— А я вот — не очень! Но, я рад что успел, и ты еще дышишь!

— Кажется, это ненадолго! — Алексей ткнул большим пальцем вверх.

— Рация есть? — вернулся я к насущным проблемам.

— Гюнтер! — крикнул прайм. — Готов?!

— Угу! — раздалось издалека.

— «Угу», маму твою за ногу! — передразнил невидимого, пока, наёмника Тарнавский, скривившись и повысил голос. — Нужно отвечать «так точно!», башка ты бестолковая! Сплошной разброд и шатание!

— Волну эсминца, быстро! — бросил я выглядевшему, как бомж, наёмнику. Алексея на их фоне можно на показ мод, хоть сейчас! Что, действительно, за сборище бомжей?

Как только я получил требуемое, то тут же отчётливо проговорил в микрофон.

— Вниманию эсминца «Гордость Карсана»! Говорит аколит Ордена Войны Антон. Жетон… В квадрате удара находится подразделение Ордена Войны! Отмените удар! Именем Инквизиции!

Я прислушался. В эфире на секунду замолчали, но затем снова раздалось монотонное вещание.

— Внимание всем! Говорит эсминец «Гордость Карсана»! Всем покинуть квадраты… Через девять минут будет нанесен орбитальный удар! Внимание всем! Говорит…

Я снова нажал передачу.

— Вниманию эсминца «Гордость Карсана»! Говорит аколит Ордена Войны Антон. В квадрате удара находится подразделение Ордена Войны! Отмените удар! Иначе вы будете уничтожены!!!

Уже без паузы понеслось дальше знакомое.

— Внимание всем! Говорит эсминец «Гордость Карсана»! Всем покинуть квадраты… Через восемь минут будет нанесен орбитальный удар! Внимание всем! Говорит…

— Пожри вас Хаос!!! — выругался я. Кто бы не находился на эсминце, но он явно не собирался выполнять моё требование, тупо игнорируя моё послание.

— Губернатора быстро! — скомандовал я «бомжу» и тот защёлкал тумблерами.

— Губернатор Хань! Это аколит Антон! Что, к Хаосу происходит на орбите ВАШЕЙ планеты?

— Это наёмники, аколит. Наняты «Агропромышленной Корпорацией Фрейд и Сыновья»! Эти сволочи пытаются замести следы!

— Так размажьте их, губернатор! — разозлился я. — Какого Хаоса они творят?

— Извините, аколит, но у меня нет причин делать это до запуска торпед.

— ЧТО?!! — охренел я.

— Де-факто, они пока ничего не нарушают, извините!

— Вашу ж мать!

— Простите, аколит. И… удачи вам!

— Сволочь!!! — выругался я, быстро соображая, что делать дальше. Убраться мы отсюда точно не успеем. Связываться с директором Фрейдом, уверен, смысла нет, только потеряю время.

— Эрик! — дёрнул я стоящую рядом Тень. — Связь с курьером!

— Отвали! — бесцеремонно оттолкнул «радиста» Картер и теперь он защёлкал тумблерами. «Радист» хотел возмутиться, но получил подзатыльник от дяди Миши, чуть не потерял сознание и заткнулся, обиженно потирая больную голову.

— Готово!

— Капитан! Это аколит Антон! Не дайте эсминцу занять позицию!

В рации захрипело и послышался далёкий голос лейтенант-коммандера… Хаос меня подери! А я ведь даже имени его не знаю!

— Он уже занял позицию, аколит. К сожалению, у меня не крейсер… Но, есть идея. В каком вы квадрате?

Снова раздался голос радиста с эсминца.

— Внимание всем! Говорит эсминец «Гордость Карсана»! Всем покинуть квадраты… Через пять минут будет нанесен орбитальный удар! Внимание всем! Говорит…

— Надо валить!!! — истерично закричал кто-то из наёмников.

— Стоять! — рявкнул Тарнавский. — Расстреляю всех, к Хаосу!

Но толпа была уже неуправляема. По одиночке и группками наёмники, как тараканы, начали разбегаться кто-куда, стараясь уйти из зоны поражения. Глупцы! Противокорабельная торпеда захватит площадь около 10 квадратных километров, а торпед будет, как минимум четыре, чтобы захватить все заявленный квадраты, а если там будет ядерная боеголовка, то…

Я посмотрел на небо и мне стало тоскливо. Чуть ли не в первый раз я попал в ситуацию, когда от меня ничего не зависело. Это было… мучительно.

— Антон! — дёрнула меня за рукав Инесса. Я молча прижал её к себе, продолжая смотреть вверх. Все отвели глаза. Кто-то молился о милости Императора, большинство ругалось, а часы тикали… Не было у меня никаких слов, чтобы что-то сейчас сказать — только безраздельный гнев и ярость… Так не может закончиться моя жизнь!

Я зарылся лицом в светлые волосы, пахнущие шампунем и гарью и прошептал.

— Всё будет хорошо, милая! Всё будет хорошо… Мы сегодня не умрём!

И тут рация ожила.

— Внимание борт РТС-15782374К! Вы находитесь в зоне поражения и мешаете проведению операции наёмного подразделения «Чёрная Смерть»! Немедленно покиньте опасную зону! Внимание!

— Идите к Хаосу! — раздался голос безымянного капитана безымянного курьера. — Аве Император!

В голубом небе вспухло второе солнце… И эфир просто взорвался криками разных людей.

— Внимание!!! Атаковано Имперское судно! Внимание! Нарушитель — эсминец «Гордость Карсана», бортовой номер… принадлежность — наёмное подразделение «Чёрная Смерть»! Внимание…

— Внимание! Говорит орбитальная крепость «Тянь Ань Мэнь»! Эсминец «Гордость Карсана»! Заглушите двигатели, закройте бомболюки и приготовьтесь принять на борт абордажную команду! В противном случае вы будете уничтожены! Внимание!

— Пожри меня Хаос! — это высказал общее мнение стоящий рядом Пашка.

И тут ГРОМЫХНУЛО!!! Три другие торпеды достигли поверхности, накрыв окружающие квадраты.

— Ложись! — скомандовало сразу несколько голосов, и все попадали на землю. И снова я рефлекторно прикрыл телом Инессу. Нам повезло дважды. Боеголовки у торпед были обычные и мы не оказались в зоне перекрестного поражения. Да часть зданий пошатнуло взрывной волной, но всё же… мы были всё еще живы!

— Слава Императору! — буркнул Эрик, глядя на огромный кусок крыши, свалившейся от него в паре метров. — Кажется, еще поживем!

Я встал и протянул руку, помогая Инессе подняться.

— Так, что тут у нас? — повернулся я к Тарнавскому.

— «У нас»? — хмыкнул бывший парам. — Узнаю, Антона. У «нас» тут жопа!

— Не сомневаюсь, — хмыкнул я. — Иначе, командовал бы сейчас Пейн, у него как-никак опыта побольше. Да, и разума. Лёша, без обид, но любой из вашей четверки повысил бы шанс на выживаемость!

— Вот, сейчас, обидно было! — Алексей не выглядел обиженным, но улыбка сошла с его лица.

— Они живы? — внезапно мне пришёл в голову очевидное объяснение этой ситуации, от которого всё внутри меня похолодело. Неужели, мы опоздали?

— Серега жив — здоров! Он с той стороны держит оборону, — кивнул Тарнавский. — А вот Бен и Марк… Не знаю… Час назад были еще живы!

— Где они?! Веди! — я подхватил прайма под руку и ломанулся… куда-то. Внутри гнев перемешался с надеждой, что несколько притупило рациональное мышление.

— Эй! Не туда! — остановил меня Тарнавский. — В лазарете они, в подвале.

Мы пошли через развалины, дойдя до какого-то полуразрушенного входа в подземелье, по пути встретив Пашку. Тот быстро доложил о ситуации по нашему отряду. Андерсен жить будет, пару рёбер сломано, но это не критично. Два «берета» также легко ранены, но с ними тоже всё будет в порядке.

Немного потрепало Райли и Тадаси, которые сцепились с «физиками», но Одарённые вообще быстро восстанавливаются. Вот тут была хорошая новость — уничтожив двух «физиков», третьего они умудрились повязать «на всякий случай». Учитывая, что скорее всего, орбитальным ударом уничтожена секретная лаборатория корпорации — это был шанс на торговлю с губернатором — уверен, он, Хаос как хочет, разобраться в ситуации!

— Трусливый скоты! — кивнул Алексей, когда мы подошли к нужному месту, махнув на брошенное оружие. Судя по большому количеству валяющихся окурков — здесь была охрана, которая, скорее всего сбежала при возникшей угрозе.

Мы спустились вниз. Основное электропитание отсутствовало, но аварийное еще работало. Красноватый цвет заливал всё вокруг. На полу, в большом зале лежали раненные. Красный цвет добавлял картине иррациональный ужас. Кто-то стонал, кто-то откровенно кричал, большинство же было «тяжелых» и находилось в отрубе. Ни одного санитара, ни одного «стоящего на ногах». Наёмники бросили своих раненных и разбежались. Чёртовы трусы!!!

— Стой! Кто идёт?! — раздался гулкий голос из угла, где из-за импровизированной баррикады торчало дуло винтовки.

— Майор это мы! Я и Тоха! Не надо по нам стрелять! Боевик, пожри тебя Хаос! — громко сказал Алексей.

Мы осторожно пробрались через «чистилище Ада» и вот мы уже около «баррикады». Пейн был перемотан бинтами с ног до головы — складывалось впечатление, что его кто-то пожевал и выплюнул.

— Здорово, Антон! — ухмыльнулся майор/сержант и из уголка его рта потянулась струйка крови, указывая еще и о внутренних повреждениях. Жив он был, похоже, только благодаря «модификациям» организма. Но это ненадолго…

Рядом лежал прайм-лейтенант Имперской Гвардии Марк Дагор… Точнее, то, что от него осталось… А осталось у него туловище с головой и правая рука. Левая отсутствовала по локоть, ног не было по бёдра…

— Пожри меня Хаос! — выдохнул Пашка.

— Что случилось? — я также находился в некотором ступоре.

— Война, сэ-э-эр! — развёл руками неунывающий Пейн. Его тёмное лицо скривилось от боли. Даже такое небольшое «шевеление» вызывало у него сильную боль.

— На Дагора напал «физик», а это зверюга его завалил! — тут же пояснил мне Алексей. — Ну и… немного пострадал при этом!

Мда… Не зря Император «вывел» космодесант. Вот и очередное подтверждение правильности евгенической программы Империи по получению «сверхлюдей»!

Мой мозг заработал в режиме корабельного компьютера, просчитывая варианты. Шанс выжить у этих ребят стремился к нулю… Но, решение всё-таки есть. Я достал тубус, отщелкнул таблетку и протянул Пейну.

Тот взял её двумя пальцами, осторожно, как чрезвычайную ценность, чем, собственно, она и являлась.

— Что это? — кажется, здоровяк был ошеломлен.

— Аскорбинка, пожри тебя Хаос! — буркнул я. — Майор! Вы-то знаете, что это такое! Быстро в рот! Это приказ!

— Но… — старый солдат нахмурился. — Возможно Марку…

— И для Марка найдется! Сначала, ты! — я был немного раздражен. — Давай быстро, не хватало тебе еще сдохнуть у меня на глазах!

Бен покачал лысой головой, но послушно положил таблетку Эссенса в рот. Всё-таки это волшебство… Он судорожно вздохнул. Тело изогнуло судорогой, почти что, оргазма, и тут же отпустило… Когда он открыл глаза, было видно, что смерть позорно бежала, оставив этого сильного человека еще на некоторое время.

— Спасибо, сэр! Я ваш должник! — майор осторожно облокотился на стену, расслабившись. Боль уходила, организм включил регенерацию, энергия подпространства потекла по жилам, восстанавливая поврежденные клетки и разгоняя, и усиливая метаболизм могучего организма.

— Свои люди — сочтёмся, — улыбнулся я.

Теперь самое трудное. Я ничего не знал о практике употребления Эссенса обычными людьми, кроме того, что это была лотерея. Возможно, риски получилось бы уменьшить, проведя что-то вроде Инициации для человека. Но я понятия не имел, как это делать. А глядя на Дагора, понимал, что если я не потороплюсь, то я его просто потеряю.

— Пашка! Есть идеи? — обратился я к другу. Всё-таки, хоть и не опытный, но он был боевым менталистом, понимающим в разуме и сознаниях побольше моего.

— Есть одна! — Смирнов был серьезен, как никогда. — Дай мне минуту и как скомандую — давай ему таблетку.

Он положил руку бесчувственному, бледному как смерть, Марку на лоб и закрыл глаза.

Я не удержался и заглянул в Лимб. Зрелище, что я увидел было… необычным. Из тела Пашки вышла белоснежная Сущность и зависла рядом с ним, как будто ведя мысленную беседу. Проекция моего друга что-то ей рассказывала, периодически указывая на блеклую проекцию Дагора. Кажется, мой друг сейчас проводил натуральную Инициацию!

— Давай! — потусторонний голос Смирнова вырвал меня из Лимба.

Пашка всё еще был не с нами. По лицу у него текли ручьи пота, его руку, лежащую на лбу покалеченного прайма, трясло мелкой дрожью. К Хаосу сомнения! Я достал еще одну таблетку и с трудом расцепил сжатую в агонии челюсть Дагора. В последний момент я сжал пальцы, раскрошив таблетку в порошок, вручную закрыл челюсть и провел другой ладонью по горлу, вызывая глотательный рефлекс.

Тело Марка также выгнуло, но Пашка держал его голову, я же придержал остатки тела. Глаза раненного, ранее карие, а сейчас практически белые, открылись, в них сияло безумие и ужас. Меня как будто огрели по голове чем-то тяжёлым. На меня накатила волна ужаса, хотелось бросить всё к чёрту и бежать отсюда подальше. Но, я был готов к чему-то подобному, придержал рвущийся из подсознания Пузырь и просто держал бьющееся в конвульсиях тело, сжав зубы и держа себя в руках.

— Тихо-тихо! — Пашка «вернулся» к нам и сейчас пытался заглушить рвущиеся эмоции израненного прайма. Хватка ужаса отпустила мой разум, в глаза Марка вернулся разум.

— Вот и хорошо! — улыбнулся Пашка. — Кажется у нас только что родился новый Ментат.

— Что?! Что… что произошло?! — невнятно пробормотал Дагор, крутя головой. — Лёха! Бен! Антон?! Это ты?!

— Да дружище, это я! — улыбнулся и я. — Тебя уже можно отпускать?

— Да, конечно… — прайм дёрнул культей, глаза его расширились, здоровой рукой он попытался нащупать отсутствующие ноги…

— Н-Е-Е-Е-ЕТ!!! — разнеслось под сводами полуразрушенного помещения. — Какого Хаоса вы не дали мне сдохнуть?!

— Тихо-тихо! — еще раз прошептал Пашка, видимо, добавляя словам психологическое внушения. — Поспи немного!

Глаза Дагора сами собой закрылись, и он отключился. Но, на этот раз — забывшись обычным сном.

— Отвоевался Марк! — тихо произнёс непривычно серьезный Тарнавский. — Очень жаль! Он был хороший боец!

— Что значит «был»? — хмыкнул Смирнов, вставая на ноги и потягиваясь, разминая сведенные мышцы. — Он еще повоюет!

— Повоюет? Как? — удивился Тарнавский.

— Всё что нужно, у него осталось! — к Пашке возвращалось его хорошее настроение, они был доволен собой и это было, к Хаосу, обоснованно! — Голова и член! А руки-ноги мы ему сделаем!

— Протезы? — скривился Алексей.

— Бионические протезы! — поправил его Смирнов. — Самые лучшие! Да он даже разницы не заметит… хотя… Возможно он захочет отрезать себе и оставшуюся руку, ведь это реально волшебная вещь! Многие люди спецом себе конечности рубят!

— Не смешно! — одёрнул друга я, хотя понимал, о чём он. Современные бионические протезы позволяют не только нормально функционировать, но также имею ряд преимуществ. И Пашка не так уж был неправ. Некоторое люди специально шли на такие операции, превращаясь в киборгов. Ведь искусственные конечности были сильнее, быстрее и прочнее хрупких человеческих конечностей.

— Да, это вещь! — подал голос Пейн. — Видел я ребят в десанте, у которых от тел осталось поменьше, чем у Марка. Реально машины смерти получились! Вот только там Империя за всё платила, а стоит это космических денег.

— Я найду возможность и Марка будет всё самое лучшее! — твёрдо сказал я. — Обещаю!

— Хмм… — улыбнулся уже вполне пришедший в себя отставной космодесантник. — Твоё обещание дорогого стоит!

— Ладно! Нам нужно отсюда валить! — я повернулся к Тарнавскому. — Техника осталась?

— Нам хватит! — после секундной задержки сказал Алексей. — Наемники или погибли или разбежались!

— Лёша, грузите раненных! — я указал на лежащие вокруг тела, некоторые из которых с надеждой прислушивались к нашему разговору. — Хоть и вояки из них получились хреновые, но просто оставить их помирать — не в моих принципах! Пашка!

Я повернулся к другу.

— Соберите все тела этих зверолюдей, мы их также забираем с собой. Есть у меня одна мысль. И да, соберите весь Эссенс у мятежников… Если он остался, конечно — жрали они его как не в себя, видимо от отчаянья.

— У тебя есть план? — нахмурился Пашка.

— У меня всегда есть план. Я зажму яйца губернатора между дверью и сильно ею хлопну! Из-за этой бюрократической сволочи мы чуть не погибли!


Глава XV


Я задумчиво смотрел на «трофеи». Восемь «зверолюдей», точнее их трупы разной степени поврежденности лежали передо мной рядком. При ближайшем рассмотрении было видно, что они «произошли» от разных зверей. Тут напрашивались аналогии с медведем, волком и тигром. Еще две мохнатые твари были так изуродованы, что я не мог сразу понять гены кто из животных использовался при выведении этих чудовищ.

А один живой, но сильно помятый рычал рядом, спелёнатый прочнейшим металлопластиковым тросом. «Трофей» Райли и Тадаси. Оба «физика» стояли рядом наготове, дабы мгновенно отреагировать на возможную угрозу.

Накамуро выглядел не очень. Броня отсутствовала, порванная в клочья. Комбинезон больше показывал, чем прикрывал. Торс был перехвачен бинтами, и невозмутимый японец периодически кривился от резких движений.

Райли выглядела получше, хотя тоже было видно, что она недавно вышла из непростого боя. Ссадина через всё красивое лицо слабо кровоточила, залитая антисептиком, а левая рука у неё была на перевязи в повязки, как она сказала — не сломанная, но трещина в кости присутствовала.

Чтобы прийти в норму — ребятам понадобится сутки-трое. Хорошо быть Одарённым!

Я подошел к пленному и присел на корточки, разглядывая. Пепельная короткая шерсть покрывала всё тело. Вытянутая морда была безжалостно перехвачена жгутом, и существо могло только рычать, истекая слюной.

— Кусается, сволочь! — пояснила на мой недоуменный взгляд ван Дассел.

— Придержите! — кивнул я и достал из ножен на лодыжке нож.

«Физики» крепко схватили тварь, ограничивая её движения и я разрезал путы на морде. Человек-волк попытался меня схватить зубами за руку, но получил только сильный хук слева, заставив его завизжать от боли.

— Будешь дёргаться — буду бить! — сказал я, наблюдая за его реакцией. Серые глаза, вполне человеческие на вид, блеснули яростью, страхом и… пониманием.

— Ты меня понимаешь? — уточнил я. — Говорить умеешь?

— Умею, — прорычал/проговорил недочелеовек.

— Отлично! — кинул я удовлетворённо. — Что вы такое и откуда взялись?

— Люди… в белых халатах. Они… Сделали меня таким… Ненавижу… — прорычал пленник.

— Хмм… — задумался я. — А что ты помнишь?

— Был… Человеком… Забрали… Пытали, потом операция… Ненавижу… — разговаривал он отрывисто, как будто гавкая, хотя слова были вполне понятны, но новая глотка явно не способствовала внятной человеческой речи.

— Зачем вы напали на других людей?

— Ненавижу… За то, что вы всё еще люди… А я — нет…

— Мда… — тут я не мог его осудить и даже где-то сочувствовал. Если бы кто-то сделала подобное со мной, я бы точно был в ярости. — Что случилось с «людьми в белых халатах»?

Первый раз за всё время допроса звериная морда искривилась в злобной ухмылке.

— Мы выдрали им сердца… Сожрали мозг… оторвали руки и ноги…

— Ясно! Я понял, можешь не продолжать. Где вы взяли Эссенс?

— Был… Там… Забрали… у ублюдков… — снова прогавкал получеловек.

Я обернулся на стоящего рядом Алексея.

— Лабораторию накрыли орбитальным ударом. Если там что-то и осталось, то без тяжелой техники это не выкопать. Да и если честно, я сильно сомневаюсь, что там хоть что-то осталось!

— Согласен! — кивнул я. — Что там по Эссенсу? Что-то нашли?

— Немного, — Алексей вздохнул и потряс рюкзаком, где глухо зазвенели тубусы. — Ты оказался прав. Сожрали эти твари почти всё. Но, пара десятков таблеток всё-таки осталось.

— Неплохо! — кивнул я. По старым ценам это было целое состояние, а сейчас этот запас был бесценен. Учитывая полученное нам от губернатора Ханя, у меня реально образовался начальный капитал на… что-то. — Грузите… это в машины. Кстати, машин хватит?

— Да, техники достаточно. Полегли почти все. А кто не погиб — разбежались. Так что места и на раненных хватит и… на «это»!

— Ноунейм, пожри тебя Хаос! Как ты вовремя появился! Император защищает, так?

Громкий возглас отвлек меня от раздумий. Грязный, но целый прайм-лейтенант Сергей Савельев направлялся к нам, раскинув руки для объятий.

— Здорово, Серега! — я с радостью обнял еще одного спасенного товарища. — Как ты?

— Готов к труду и обороне! — хмыкнул здоровенный русский. — Но можно уже я не буду наёмничать? По крайней мере с такими дегенератами, как «Берсерки»?

— Можно! — кивнул я; — Возможно, понаёмничать еще придется, но под командованием такого бравого командира, как я?

— Ты? — удивился Савельев. — Нет, ты не думай, я не против. Но, разве ты теперь не делаешь блистательную карьеру в Имперской Инквизиции?

— Всё сложно, Сережа. Всё сложно! — вздохнул я. — Ладно! Пора убираться отсюда, пока еще какой-нибудь придурок не решит сбросить нам на голову что-нибудь разрушительное.

Мы загрузились в БТРы наёмников и двинулись в сторону космодрома. Пару раз башня бронетранспортера дёргалась и из спаренных стволов выплевывался свинец, выцеливая деморализованных мятежников, но в целом, весть путь прошел спокойно и без эксцессов.

«Эксцессы» возникли при нашем приближении к столице планеты городу Зан Хай. БТР начал торможение и Эрик, руливший бронетранспортёром, доложил немного напряженным голосом.

— Антон, тут, походу, торжественный комитет по встрече!

Я встал с кресла и взглянул вперед, по ходу движения.

Четыре тяжелых танка «Тип 998» стояли по бокам от дороги и длинные стволы их пушек были направленны прямо на нас. Учитывая, что башни поворачивались синхронно с нашим приближением, не оставалось двоечтения, что вы выцеливают они именно нас.

Три бронетранспортёра ZSD8998 непосредственно перегораживали нам дорогу, что также вряд ли было случайностью. Однако расслабленно стоящий рядом с ними губернатор Лю Хань как бы намекал, что агрессивных действий в отношении нас предприниматься пока не планируются. Ну, а техника — так, видимо, как дополнительный аргумент к переговорам.

— Что за Дар у губера? — спросил я у стоящего рядом Пашки.

— Без понятия! — покачал головой друг. — Он закрыт от меня. Чертовски хорошо закрыт. Поэтому, предполагаю, что что-то ментальное, но сто процентов — не «физик».

— Ясно! — кивнул я. — Ну, пошли что ли поговорим!

— Мы с вами? — тут, как тут были Кожедуб и Картер.

— Нет, оставайся в машине, — отрицательно покачал головой я. — Миша, у нас есть шанс в случае чего?

Михаил сидел в кресле наводчика и сейчас задумчиво щурился.

— Ну, БТРы мы снесем, а вот против танков не потянем — калибр не тот, да и говно это старое! — сокрушенно вздохнул старый вояка, подтверждая мой собственный прогноз. Старые «корпоратские» VAE-12v, что использовали наёмники были в первую очередь транспортным средством со слабым вооружением и бронированием. Затащить они могли разве против пехоты, но не против полноценной тяжелой техники.

— Ясно, тогда, в случае «замеса» — валите БТРы и валите сами из «коробочки», к Хаосу! Понятно?

— Так точно!

— Пошли, дружище, спросим, что хочет этот хитрожопый губернатор!

Мы осторожно выбрались из транспорта. Ну никто не стрелял, хоть это хорошо и пошли к губернатору. На полпути к нам присоединились Райли и Тадаси. Ван Дассел сняла повязку, а Накамуро, похоже, кого-то раздел, потому что снова был в броне. Судя по едва заметному «мерцанию» — оба были готовы перейти в боевой режим.

А еще при местной жаре сзади ощутимо повеяло холодов. Мне не нужно было даже оборачиваться, похоже «Искажение Пространства» от Инессы также приведено в боевую готовность. Я улыбнулся, почувствовав себя уверенней.

— Губернатор? — я улыбнулся еще шире. — Какой приятный сюрприз! Но, если вы хотели нас подвезти, то транспорт вы выбрали… гхм… не очень комфортабельный!

Лю Хань не улыбался. Взгляд его узких глаз перебегал с одного члена моей команды на другого, как будто оценивая потенциальных противников. У него за спиной стояли два человека в лёгкой, но высокотехнологичной броне. Судя по оружию ближнего боя и такой же дымке вокруг тел, в телохранителях у него были также «физики». А еще у них на груди были эмблемы в виде оскаленной морды тигра.

— Тиграши, — еле слышно, но с презрением высказался Тадаси.

Я повернул к нему непонимающее лицо и он, так же тихо пояснил.

— Тигровая Гвардия. Элитное подразделение Линии Цзынь.

— Хмм… А я думал, что она сюда только летят, — нахмурился я.

— Видимо, губернатор с нами не совсем откровенен, — высказала своё предположение Райли.

— У вас улики преступления компании «Агропромышленная Корпорация Фрейд и Сыновья» на моей планете, — начал, без предисловия, губернатор. — И прежде, чем вы проследуете дальше — я бы хотел их забрать.

— Забрать? — я изобразил удивление. — На каком основании?

— Это место преступления и мы обязаны разобраться. Это дело чести Линии.

— А если я откажу? — мило улыбнулся я.

«Тиграши» замерцали более интенсивно, а я услышал, как в ближайшем БТРе щелкнул затвор, захватив снаряд из ленты.

— Вы не можете мне отказать, — продолжал с серьезным лицом губер. — Вы находитесь на моей земле, и я требую отдать мне улики!

— Хах! Он требует! — не выдержал Пашка. — А жопа не слипнется?

— Что? — онемного шалел Лю Хань.

— Говорю, требовалка у вас еще не выросла! — пояснил Пашка, чем, конечно же, не внёс ясности.

— Вы мешаете операции Инквизиции? — недобро продолжал улыбаться я.

— Я навёл тут справки, — нимало не смутился китаец. — Вас нет в реестре Инквизиции. Даже, как аколитов.

— То есть, это я где-то украл? — достал я чёрный жетон, который до этого всегда действовал безотказно. — Вы знаете, как это работает?

Судя по глазам — губернатор знал. Дело в том, что жетон Инквизиции не был просто куском металла. Он «привязывался» к своему владельцу и при ближайшем рассмотрении отдавал какой-то «живой» чернотой. Как будто, у тебя на теле висел кусок мрака. Это было как-то связано с Даром конкретного Одарённого. При нахождении на расстоянии от «своего» Одарённого, этот жетон как раз превращался в чёрный кусок металла. Я это знал точно, потому что у меня долгое время был жетон Хокуса. Как это делала Инквизиция — было еще одной из их многочисленных тайн.

— Хмм… Возможно… Мои источники были несколько неправы, — включил «заднюю» губернатор. И тут я его тоже понимал. Одно дело «самозванцы» Одарённые, которых можно, хоть и сложно принудить к чему-то. А другое — члены Ордена Инквизиции, задев которых наступит расплата. Жестокая и неотвратимая.

— То есть мы можем ехать? — продолжал напирать я.

— Послушайте, аколит! — принял для себя решение губернатор и сбавил тон, ближе к «просящему». — Зачем вам эти трупы? Что вы будете с ними делать?

Ничего я не собирался с ними делать. Точнее, я сразу собирался отдать их китайцу, но сделать это на своих условиях. Кажется, сейчас самое время.

— Нууу… — изобразил глубокую задумчивость я и начал загибать пальцы. — Во-первых. Запрещенные эксперименты. Наказание — смерть. Во-вторых. Пособничество и сокрытие запрещенной лаборатории. Наказание — смерть. В-третьих. Некомпетентность и разгильдяйство! У вас под носом творилось Хаос пойми что… Какое там наказание?

— Скорее всего — тоже смерть! — пожал плечами Пашка. — Уж сильно косяк большой!

— Директор Фрейд арестован! «Агропромышленная Корпорация Фрейд и Сыновья», безусловно, ответит за содеянное! — согласно кивнул губернатор.

— А я сейчас не про корпорацию говорил, — хмыкнул я, глядя, как жёлтое лицо китайца белеет. — А про Линию Цзынь!

— Вы не посмеете! У нас есть доказательства! Мы не были в курсе! — воо-о-от! Нотки паники появились в голосе у Лю Ханя, пора приступать к решительным действиям.

— Что с курьером?

— Уничтожен.

— Что ж. Храни Император их храбрые души… А эсминец?

— Попытался уйти… — губернатор поморщился. — Но крейсер «Шаньдунь» ему не позволил.

— Откуда тут появился крейсер? — невинно поинтересовался я.

— Тигровая Гвардия… — в некотором замешательстве ответил губернатор.

— Та, которая должна была прибыть через месяц? — уточнил я.

Губернатор промолчал, лишь развёл руками.

— Какой тип у эсминца?

— Тип «Тракстан», — нахмурился губернатор, кажется, он уже понял к чему я веду и это ему очень не нравилось.

Хороший корабль. Имперской постройки. Не новый, но вполне надёжный и достаточно мощный. Как для эсминца, конечно.

— Вы отдаёте мне этот эсминец, я отдаю вам тела зверолюдов и вы разбираетесь с Империей сами. Идёт?

— Но… стоимость трофея значительно превышает… — начал Лю Хань, но я его бесцеремонно прервал.

— А еще вы должны мне Эссенс!

— Что?!! — возмутился китаец.

— Вы обещали. И да, у меня кроме трупов есть для вас еще кое-что, — я кивнул «физикам» и через минуту они привели связанного пленника.

— Однако! — удивился губернатор.

— По рукам? — уточнил я.

— Мне нужно посоветоваться… — снова начал губернатор, но я снова его прервал.

— Предложение действительно ровно одну минуту.

— Вы давите на меня! — возмутился высокопоставленный чиновник.

— Так и есть! — согласился я. — А еще вы чуть было не допустили смерть Инквизиторов на вашей планете! И я, уж поверьте, очень на вас зол!

— А я бы не сзлил Антона! — поддакнул с трудом сдерживающий улыбку Пашка.

Губернатор покраснел, побледнел и махнул.

— Я согласен!

— Вот и отлично! — я повернулся к ребятам, разом забыв о подавленном губернаторе. — Свяжитесь с Миурой. Кажется, у нас появился свой корабль и теперь нам нужна на него команда!


Глава XVI


— Помнится, ты обещал мне линейный крейсер! — хмыкнул Миура, когда мы подлетали к нашему новому кораблю. Моему новому кораблю.

— Нужно немного потерпеть, — улыбнулся в ответ я.

— Немного? — поднял бровь Уильям.

— Как пойдет, но он у меня непременно будет! — неопределенно ответил я. Нужно дожить еще до того момента.

Губернатор Лю Хань всё-таки заключил со мной сделку. Трупы зверолюдов и живой человек-волк в обмен на эсминец «Гордость Карсана», ранее принадлежащий наёмному подразделению «Чёрная Смерть».

Вот тут уже была нестыковка. Официально — максимально разрешенный тип БКК ДД (боевой космический корабль дальнего действия) — это фрегат. Который, по факту, являлся вторым снизу по классификации, после корветов.

Фрегат — это корабль с единственной выделенной орудийной палубой. Он имеет минимальный набор оружия, и, в составе «нормальных» флотов обычно использовались для разведки, патрулирования, эскортов больших судов, хотя иногда действует независимо. Набор оружия — универсальный, рассчитанный для работы в разных условиях.

В военно-космической терминологии эсминец — это быстрый, маневренный, военный корабль, предназначенный для сопровождения крупных судов флота, конвоя или боевой группы и защиты их от мощных атак ближнего радиуса действия.

Эсминцы намного меньше линкоров и крейсеров, но больше фрегатов и корветов, обычно имеют одну-три мощное орудие и большое количество торпед или ракет (в зависимости от типа — «ракетный эсминец» или «торпедный эсминец»), включая противокорабельные и ракеты предназначенные для удара по наземным объектам на планетах. Эсминец изначально был классом БКК для прикрытия линкоров и крейсеров с их мощными, но нескорострельными пушками от высокоскоростных и маневренных малых кораблей.

В принципе, грань между фрегатом и эсминцем несколько размыта. В общем, эсминец тяжелее (объем примерно в два и более раз больше, чем у фрегатов), имеет большую огневую мощь и немного быстрее фрегата. Фрегаты также имеют тенденцию уделять больше внимания противокорабельным миссиям, не сосредотачиваясь на поддержках наземных операций в планетарных боях. Однако оба класса БКК часто способны выполнять несколько миссий. В более обширных сражениях фрегаты либо группируются, чтобы противостоять более серьезным угрозам, либо в составе группы сопровождают более крупный корабль, чтобы предотвратить фланговый удар противника. Задачи эсминца схожи, он также предназначен для уничтожения других кораблей и аэрокосмических истребителей, кроме этого, ограниченно может поддерживать планетарные битвы.

Фрегаты гораздо более многочисленны и менее затратны в постройке, чем эсминцы. В современных космических войнах рассматриваются различные виды угроз — при столкновении с авиацией противо-космической обороны или системными кораблями противника, поэтому эсминцы стремятся защитить не только себя, а защитить любые корабли в составе эскадры. Следовательно, имеют оружие и сенсорные системы большей дальности. Фрегаты, как правило, не предназначены для защиты других — они предназначены для защиты самих себя и ведение боевых действий в отрыве от основного флота.

Как удалось выяснить у губернатора — наёмное подразделение «Чёрная Смерть» являлась «карманным» подразделением Линии Энрикес. Основным Даром у этой Линии, гербом которой являлся Лев с двумя башнями на красно-белом фоне, был Дар Электромагнитное Подавление. Простыми словами — носитель этого Дара использовал Энергию Подпространства для наведения токов высокого напряжения и выведения из строя электрического и электронного оборудования в результате возникающего перенапряжения либо вызывания болевых эффектов или иных эффектов у человека. Дар позиционировался как нелетальное оружие для людей, в случае же с техникой — выводит её из строя, превращая в «мёртвое железо». Очень удобно для захвата, как людей, так и техники.

Практика «карманных» наёмных подразделений широко использовалась в Галактике, хотя и не имела юридической поддержки. В отличие от личной армии Линий, такие подразделения использовались для «грязной» работы и, в случае провала, никак не пятнали репутацию Линии. Очень удобно.

Собственно, «Гордость Карсана» не принадлежал наёмному подразделению «Чёрная Смерть», а находился в долгосрочной аренде, что позволяло обходить императорский запрет. В том числе и поэтому, губернатор Хань так легко пошёл на сделку. Ведь по факту, эсминец принадлежал могущественной Линии и отторгать его собственность был вправе только Императорский Суд. Да, ситуация, в которой он был захвачен, как бы не оставляла права Линии Цзынь на его захват, но… Межзвездная политика — штука очень сложная!

С экипажем — было проще. Он состоял из наёмников, которых часть перестреляли при захвате, часть повязали, но, скорее всего — расстреляют позже. Всё-таки нападение, хоть и невольное на Имперское судно карается смертью. Курьер был уничтожен вместе с экипажем, что было отягощающим обстоятельством, так что выкупа не будет точно.

Из допроса выживших выяснили, что «Чёрная Смерть» заключила контракт с «Агропромышленной Корпорацией Фрейд и Сыновья». Причём, предметом контракта была наземная операция! Корпораты, в панике, просто нашли ближайшее доступное к найму судно и заплатили в разы больше, чем обычные ставки. Когда же ситуация, с нашим прибытием, поменялась кардинально — корпорация пошла ва-банк. Как шутил Пашка «нету тела — нету дела».

И у них почти это получилось. Нанеся орбитальный удар по мирной планете у «Фрейда и сыновей» оставался, хоть и иллюзорный, шанс отделаться крупным штрафом. Поэтому, после кратких переговоров, сумма контракта была еще раз увеличена, и «наземная операция» переквалифицировалась в «орбитальную бомбардировку». Жадность сгубила наёмников… А еще — храбрый капитан храброго курьера.

В связи со всем вышеперечисленным, я не мог официально оформить судно на себя. Я просто… забрал его себе.

«Гордость Карсана» являлся устаревшим имперским эсминцем тип «Эфир». Последний новый корабль такого типа вышел со стапелей более четырехсот лет назад. Но выпустили их довольно много и множество кораблей этого типа всё еще использовалось в личных флотах Линий.

Это был «торпедный эсминец» — многоцелевой корабль с «прицелом» в противокорабельные сражения, основной целью для него в которых являлись более крупные корабли. Шесть торпедных аппаратов — четыре носовых и два кормовых, одно лучевое носовое орудие крупного калибра и неплохая батарея ПКО делало его кораблём «широкого профиля». Стандартный экипаж в двести двадцать четыре человека и возможность нести полноценный батальон пехоты с небольшим количеством техники на случай наземных операций. Пока мне этого хватало «с головой».

Минимальное количество экипажа для функционирования корабля составляло пятьдесят человек. Миура достаточно быстро набрал народ, вот только был один нюанс — из пятидесяти человек лишь пятеро имели опыт службы на боевых кораблях — все остальные были «гражданскими». Ну, летать корабль мог, а команду можно добрать в дальнейшем. Сейчас же мне было важно долететь до планеты Дарнабар, где меня ждала встреча с представителями Ордена Войны. И я УЖЕ не успевал в отведенный мне срок. Чем это чревато? Без понятия!

Пока что же, мой новый корабль был практически небоеспособным. Я не говорю об отсутствии капитана — пока его заменял Уильям, но он был, хоть и хорошим, но Навигатором. Капитан боевого корабля — это тот, кто ведет корабль в бой! Мы даже, в случае чего не смогли бы торпеды пустить — из пяти ветеранов, был один артиллерист, который с горем пополам мог стрельнуть из пушки… куда-то, да двое других худо-бедно могли ПКО запустить — но, ровно настолько, чтобы сбить шальной астероид, но никак не аэрокосмический истребитель.

И еще. За всё теперь нужно платить. И зарплату команде, в том числе. Арифметика тут совсем не радовала. Зарплата рядового члена экипажа — 10 имперских реалов в месяц. Офицера — 50 реалов. Капитан, Навигатор и старшие офицеры, вообще, оплачивались по индивидуальному тарифу.

И вот к этому меня жизнь не готовила. Честно говоря, я думал первое время просто служить в Имперской Армии, где проблем с денежным содержанием не было, кроме того, что всё содержание и снаряжение также было за счёт Империи. Что зарабатывают (и зарабатывают ли вообще) Инквизиторы — я также не имел ни малейшего представления. Да и служба в Инквизиции в свете последних событий, во-первых, не прельщала, а во-вторых, вообще, была под вопросом.

Складывалась парадоксальная ситуация — Одарённый в принципе не мог бедствовать, но он должен кому-то служить, что после нашей официальной «смерти» сделать было очень затруднительно. Это не говоря о том, что служить кому-то мне совершенно не хотелось.

На первое время у меня была универсальная валюта — Эссенс, которую в случае необходимости можно было всегда поменять на реалы. Но, использовать Эссенс, как платежное средство для Одарённых было, по меньшей мере — тупо.

Да, мы всё-таки «раскрутили» губернатора на дополнительную оплату Эссенсом. Учитывая моё требование — передать эсминец, доплата была гораздо скромнее, чем ожидалась. Но, корабль был мне необходим и точка!

Так что в полный рост возникли сразу несколько проблем.

— Подбор экипажа;

— Комплектация, текущее техобслуживание и оснащение корабля;

— Поиск средств на всё вышеперечисленное;

— Поиск «казначея».

Да, в моей команде были великолепные воины, но не было никого, кто умел считать и приумножать деньги. Одарённые хорошо умели тратить «пособие» от своих Линий, которое сейчас резко прекратилось, а счета их были заморожены по причине… смерти! Рядовые бойцы же были просто бойцами. Проблем не было только с «беретами», которые по милости адмирала Ланге продолжали исправно получать жалование.

Однако, первоочередное — это аудиенция с Орденом Войны. Опоздал-не опоздал, хочу/не хочу, но я обязан явиться на Дарнабар и выслушать дальнейшие инструкции. Пока это было единственной «ниточкой», связывающей меня с моим происхождением, людьми, участвующими в моей судьбе и, возможными, ответами на вопросы.

Мы пристыковались к кораблю и перешли в шлюз. Нас встречали несколько членов экипажа, что поднялись сюда заранее, дабы провести инвентаризацию и обозначить существующие проблемы и потребности.

И я, принимая доклад от пожилого мужчины, временно исполняющего обязанности старпома в то время, как Миура вынужденно исполнял обязанности капитана, был неприятно шокирован количеством недочётов и неисправностей.

Мой эсминец был… в прямом смысле засран. Я не знаю, это отличительная черта наёмников, или просто мне везет на «засранцев», но выглядел он внутри как огромная мусорка. Сойдя со стапелей пятьсот четыре года назад и носивший тогда гордое имя «Безжалостный», эсминец имел вполне героическую историю. В составе Имперского флота, он участвовал в более чем ста битвах.

Двести семьдесят шесть лет назад, и отправлен на консервацию, с которой его продали на аукционе около семидесяти лет назад по программе «Пополнения бюджета Империи за счёт морально устаревшего вооружения и техники». За это время, согласно бортовому журналу, он переходил несколько раз из рук в руки, пока не оказался в Линии Энрикес, а затем — в аренде у наёмников.

Я не знаю, когда с боевым кораблем начали обращаться столь непочтительно, но перечень неполадок и неисправностей внушал.

— Сколько мы будем лететь до Дарнабара? — уточнил я у капитана-навигатора.

— Глупый вопрос, — абсолютно непочтительно ответил Миура. — Как «договорюсь».

— Не умничай! Плюс/минус? — скривился я.

— Одна-две недели, — тут же ответил невольно вытянувшийся Навигатор.

— Кажется, этому кораблю нужна генеральная уборка, — задумчиво почесал я голову.

— Субботник? — хмыкнул Пашка.

— Непременно! — кивнул я. — Вот только сейчас тебе не удастся от него отвертеться!

— Блин, — сокрушенно покачал головой друг. — Не царское это дело…

— Поговори мне тут, — я шутливо ткнул ему кулаком в бок. — Ты еще недостаточно похудел!

— Вы всё врете! — запротестовал Пашка и мы рассмеялись.

«Субботник» был пережитком жёсткого воинского воспитания, практикуемый в Академии — когда провинившимся курсантам устаивали «сеансы трудотерапии». Нет, руководство понимало, что курсанты — Одарённые и поэтому закрывала на некоторые вещи глаза. Например, Пашка постоянно нанимал бойцов из караульного гарнизона, которые выполняли за него всю работу. Я и Тадаси — мужественно терпели «наказания» собственноручно, вызывая непонимание и колкие шутки от друга. Причем, делали мы это по разным причинам — Накамуро — исходя из своего странного Кодекса Самурая, я же — из-за отсутствия лишних средств. Инесса, кстати, также платила наёмным рабочим, за Райли я был не в курсе, но для двоих из нас перелет будет сюрпризом. Очень неприятным сюрпризом.

Конечно же, после полного комплектования команды уборкой займутся матросы, да и сейчас можно было ограничиться услугами экипажа, но я чувствовал необходимость поработать руками. И сделать что-то простое и полезное. В конце концов — теперь это мой корабль. Даже, если неизвестная мне Линия Энрикес будет протестовать.

Что я умел лучше всего? Никогда не отдавать «своё». И под «своим» я понимал, как своих людей, так и своё имущество, которого у меня никогда практически не было. Что ж… Самое время им обзавестись!


Глава XVII


— Давно не брал я в руки тряпки! — хмыкнул Пашка, полоская «машку» в большом ведре. Выглядел он смешно. Старый комбез, сверху фартук и резиновые перчатки по локоть.

— Можно подумать — ты её когда-то в принципе в руки брал! — улыбнулся Тадаси, елозя шваброй палубу рядом.

— Труд облагораживает человека! — поддержал дядя Миша, нагружая на гравитележку собранный мусор.

— Уволю! — угрожающе произнёс Смирнов.

— Да-да, конечно, — хмыкнул русский медведь, но на всякий случай потащил тележку прочь, чтобы выкинуть его в шлюз и еще больше засорить окружающий космос.

Миура хорошо «договорился» с Сущностью и полёт подходил к концу. Восемь дней мой новый корабль продирался через Подпространство на рандеву с Орденом Войны. А мы всё это время наводили порядок.

Корабль, как выразился тот же дядя Миша: «Блестел, как у кота яйца»! Никто из нас не видел живого кота — эти капризные животные были питомцами у высшей знати, и почему они (яйца) должны были блестеть, мы тоже не догадывались. Но, корабль стал поразительно чистым, что несколько успокоило моё чувство прекрасного.

Однако, это не отменяло его отвратительное техническое состояние и необходимость большой закупки. Эти грёбанные наёмники даже запаса торпед нормальных не имели. Выпущенные по Фокстроту четыре торпеды были последними. Ну, как последними — две торпеды находились в кормовых аппаратах и мы, с матюками и прибаутками перезарядили ими два носовых аппарата.

При хорошем раскладе, одна торпеда могла сильно повредить, или даже уничтожить крейсер, но были нюансы! ПКО крейсера вполне могло сбить несущиеся к нему смертельные «гостинцы», поэтому их (торпед) должен был быть запас. Время перезарядки торпедных аппаратов — пять минут. «Нормальный» запас — двадцать четыре единицы в автоматической подаче, сейчас полностью отсутствовал.

Собственно, сейчас эсминец мог бы стрелять исключительно из носового лучевика… если бы в команде был хоть кто-то, кто мог с ним управляться. По-факту, мой корабль был сейчас простым «грузовиком», страшным снаружи и абсолютно беспомощным в случае угрозы. Но, я всё поправлю… И очень скоро.

* * *
Планета Дарнабар, действительно была, как выражался Пашка «в жопе мира». Фронтир Империи постоянно сужался, люди бежали на «внутренние миры». Бежали от безысходности и бесперспективности. Экспансии человечества завершилась. Последний новый Мир был присоединён к Империи более трёхста лет назад.

Зачем заселять новые планеты, если в достатке «брошенных» миров с готовой, хоть и потрепанной, инфраструктурой и невыбранными до конца недрами. Многие Линии и корпорации пользовались этим, выкупая их по дешевке, или просто захватывая по праву сильного.

Когда-то, около тысячи лет назад Дарнабар готовился как перевалочный пункт для дальнейшей экспансии Империи. Был он имперским миром и на него, в сжатые сроки было доставлено всё для постройки судоремонтных верфей, которые должны были ремонтировать и обслуживать корабли по пути в еще более дальние звёздные дали.

Полностью пригодная для жизни, планета была засеяна земными культурами, чтобы вопросы поставки продовольствия на корабли решались мгновенно, не заморачиваясь со сложной логистикой. Неплохие, но не супербогатые залежи минералов перерабатывались на построенных тут же заводах и закрывали потребности верфей в не очень технологических запчастях и материалах.

Всё было готово для рывка. Вот только он не случился… И планета стала угасать. Сначала её взяла в аренду Линия, затем другая, после — несколько раз арендовали корпораты, сейчас же он вернулась в лоно Империи по одной простой причине- она больше никому не была нужна.

Население её, по последним данным, собранным более десятилетия назад, составляло жалкие двенадцать миллионов, сконцентрированное в основном на поверхности, где занималось натуральным хозяйством чтобы тупо не помереть с голоду. Верфи были практически полностью законсервированы, заводы стояли. Что понадобилось Ордену Войны на этой забытой Императором планете?

— Внимание! Говорит капитан Миура! До стыковки с орбитальной станцией «Новый Путь» остаётся пять часов!

— Слава Императору! — в сердцах размахнулся шваброй Пашка, собираясь запулить её в самый дальний угол.

— Эй! Не шали! — остановил я друга. — Времени еще вагон! Успеешь еще припудрить носик!

— Иди к Хаосу! — нахмурился друг, но всё-таки продолжил драить палубу.

— А я, пожалуй, пойду! Накамуро за старшего!

— Есть! — кивнул невозмутимый японец.

— Куда это ты собрался, рабовладелец? — возмутился Смирнов.

— В лазарет, Марка и Томаса проведать.

— А… Ну да… — Пашка смутился и сосредоточенно замахал шваброй.

Последствия боя на Фокстроте сказались на каждом члене моей команды, но сказались по-разному. Райли за три дня восстановила руку, а у Тадаси за те же три дня исчезли проколы и порезы. Майор Пейн, организм которого был подстёгнут Эссенсем, встал на пятый день и рвался помогать, а то, что это Господа Одарённые работают, как чернь! Я так и не понял — шутил он или нет. Этого чёрного здоровяка я, пока не мог «читать».

Сильно пострадал Андерсен, но его рёбра срастались, подстёгнутые обычными восстанавливающими средствами, не так быстро, как хотелось бы, но с кровати он уже вставал. Хуже всего было Дагору. Эссенс позволил выдрать его из объятий смерти, пришлось потратить еще одну таблетку, чтобы раны волшебным образом затянулись уже на шестой день, вот только его психологическое состояние внушало опасение.

Губернатор предлагал оставить его на Фокстроте, но Марк категорически был против. Странное дело, но все мои «найдёныши» искреннее считали, что им повезло. Безногий и однорукий Дагор, выпотрошенный Пейн, переломанный Андерсен — все, как один, считали, что со мной лучше, чем без меня. Это несколько меня озадачивало, но, видимо, дело было в моей гиперответсвенности — я действительно сделаю всё ради членов своей команды. И Дагор получит лучшие кибернетические протезы из доступных.

Однако, бравый солдат чувствовал себя бесполезным сейчас и это его несколько надломило.

— Моё почтение, сэр! — громадный Пейн как раз выходил из отсека. В боевой обстановке он привычно вернулся к уставному отнощению, я хотел это поначалу пресечь, а затем махнул рукой. Всё-таки не зря тысячелетиями Устав писался кровью и потом. А майор привыкнет через некоторое время, что я не кусаюсь… ну, точнее, кусаю только врагов.

— Привет, Уильям! Как самочувствие?

— Док сказал, что я в порядке! — не моргнув глазом тут же ответил здоровяк.

— Прямо в полном порядке? — приподнял бровь я.

— Ну… практически! — стушевался под моим ироничным взглядом Пейн. В случае необходимости — готов к полноценным боевым операциям, но… лучше еще пару-тройку дней подождать!

— Ясно, — кивнул я. — Кстати, Ульям, один личный вопрос можно?

— Конечно! — кивнул здоровяк.

— Ты в отставку как майор гвардии пошёл или сержант космодесанта?

— Как майор, сэр! — улыбнулся мужчина. — Майорская пенсия побольше будет!

— Странно, — покачала головой я. — Майоров в Империи гораздо больше, чем космодесантников! Удивительно! Я думал Император заботится о своих чудо-богатырях!

— Ничего удивительного, сэр! — улыбнулся здоровяк. — Космодесантник редко выходит на пенсию. Он либо погибает, либо «сгорает», так что пенсионное обеспечение Космодесанта давно… гхм… не пересматривалось!

— Извини, я мало знаю про Астральную Течь. Как часто и как много тебе требуется Эссенс?

— Не волнуйтесь, сэр! — мгновенно подобрался здоровенный мужчина. — Я не буду вам в тягость. Одной таблетки в год будет достаточно…

— Это чтобы ты просто не помер? — усмехнулся я. — Ну же, Уильям! Я не собираюсь тебя списывать, но мне нужно знать все расклады.

— Хорошо! — вздохнул Пейн. — Для нормального функционирования мне нужна одна таблетка раз в три месяца. Честно, сэр! — он увидел мои неверящие глаза. — Ну, а в боевой обстановке! Получив таблетку перед боем, я смогу функционировать на пределе сил до восьми-десяти часов… Сэр!

— Гхм… Это твоя… особенность… какие даёт тебе преимущества?

— Я понимаю, куда вы клоните, сэр! Нет, я не встречал астральную Сущность, хотя я знаю, что это такое. «Переделка» тел космодесанта позволяет подпитываться Энергией Подпространства напрямую, без посредника в виде Астрального Двойника. Видимо из-за этого мы не дотягиваемся до уровня настоящих «физиков», но. тем не менее сильно превосходим обычных людей. Ну, а Астральная Течь… Я просто могу расширить энергетический канал и получать больше Энергии. У меня нет «боевой формы», да она мне и не нужна, но «под Эссенсом», именно из-за своего «дефекта» я могу на равных потягаться с любым «физиком».

— Слышал, что существует повышенная угроза «обращения»? — продолжал задавать вопросы я, чтобы точно понимать, что мне ждать от нового союзника.

— Да, сэр! Так мне говорили! — Уильям развёл огромными ручищами. — Но, тут я вам ничего сказать не могу! Я в этих делах некомпетентен!

— Ладно, есть у меня один компетентный человек. Только он сейчас полы драит. Но, я попрошу его тебя изучить.

— Аколит Павел? — поинтересовался здоровяк.

— Так точно, — кивнул я. — Заодно, тут еще один пациент для него есть. Кстати? Пришло вдруг в голову. Раз ты майор? То есть ты из Линии?

— Нет, сэр. За заслуги. Указом высшего командования в виде поощрения, — улыбнулся Пейн.

— Так бывает? — удивился я. — Думал, что исключений не случается. Слишком много благородных без Дара, стремящихся сделать карьеру!

— Бывает, сэр! — снова обнажил белые безупречные зубы здоровяк. — Императорская Звезда второй степени немного помогла.

— Ого! — сказать, что я был удивлен — это ничего не сказать. Существовало три степени высшей Императорской Награды и их кавалеров можно было пересчитать по пальцам. Награждались им исключительно люди, так или иначе послужившие интересам Императорской Семьи, и никак не иначе. — А за что ты получил ее?

— При всём уважении, сэр! Но срок неразглашения пока еще не истёк!

— Хорошо, — кивнул я, соглашаясь. — Так как мне тебя называть всё-таки? Сержант? Или майор?

— Называйте меня Джокер, — улыбнулся здоровый лысый мужчина. — Это мой позывной еще с Гвардии.

— Хорошо, Джокер, — улыбнулся, кинул и вошёл в медотсек.

— Приветствую, командир! — жизнерадостный Андерсен, уселся на койке, слегка скривившись от боли. Эссенс мы на него не расходовали не по причине экономии, а по причине, непредсказуемых последствий. Люди «на Эссенсе» были очень нестабильными, с Дагором, слава Императору, получилось, а поломанные рёбра… да срастутся и так!

— Здравствуйте, сэр! — мой новый «медик» выглядел внушительно… Честно говоря, увидев его на улице, я решил, что он либо «недозревший» космодеснтник, либо атлет-тяжеловес. Билл Коллинз никогда не был корабельным врачом, нашли мы его случайно и тут же взяли из-за запредельной квалификации. Его прошло выглядело… подозрительно, но последним местом его работы была Центральная Больница столицы, где он занимал должность заведующего отделением хирургии и реанимации.

Учитывая, что обычно корабельный врач имел специализацию чуть выше обычного фельдшера, это было настоящей находкой. Ведь врач на боевом корабле должен был хорошо уметь только одно — придержать пациента живым до того, как погрузить его в криокамеру. Дальше — забота врачей в госпиталях на военных базах.

Пашка слегка «заглянул» ему в мозг по моей просьбе, аккуратно, чтобы не привлекать внимание и «увидел», и не увидел там чего-то криминального. Возможно, но не точно, дело было в какой-то женщине. Официальная версия — «хочу сменить вид деятельности», в моём цейтноте, вполне меня удовлетворил. Огромный врач имел мягкий характер и интеллигентный говор.

— Как пациенты, док? — кивнул я на койки. В эсминце лазарет был на восемь коек, четыре из которых были сейчас заняты — кроме Дагора и Андерсена, тут были еще два «берета», которые также шли на поправку.

— Они будут в порядке, — невозмутимо кивнул здоровяк.

— Как Марк? — я указал на кусок человека, лежащий сейчас лицом к стенке.

— Физически — в порядке… Ну, кроме отсутствующих конечностей, — чуть смутился доктор.

— А психологически?

— Я не психолог сэр, но очевидно — он в глубокой депрессии.

Я пожал руку улыбающемуся Андерсену, кивнул его бойцам и сел на край койки. Дагор даже не пошевелился. Я вздохнул и силой перевернул его на спину. В меня впёрся ненавидящий взгляд, Марк открыл рот, но сдержался. Выглядел он… страшно. Глубокие шрамы пересекали всё тело, каким-то чудом было не задето лицо — шлем его спас, но этот обрубок человека был моим человеком и Хаос меня подери, если я позволю потерять ему волю к жизни.

Я начал разговор медленно, тщательно выбирая слова. Если вначале, Марк хмурился и играл желваками, то к концу разговора он даже немного расслабился. Я подготовился к этому разговору, поговорив с Одарёнными друзьями, имевшими немного более широкие познания об этом мире.

Путей было три.

1. Обычные, съемные протезы, которые вполне выполняли свою функцию — позволяли их носителю двигаться и функционировать. Плюсы — быстрый подбор и «подгонка». Минусы — это не полноценные конечности.

2. Полгода-год имплантации киберпротезов, с применением Эссенса срок уменьшится в разы. Минусы — долгий срок, в обычном консервативном варианте. Плюсы — это была реальная альтернатива потерянным конечностям с повышенной силой, скоростью и прочностью. В «косметическом», дорогом варианте они были покрыты «псевдокожей» и практически не отличались от оригинальных.

2. Скульптор. Этот Дар присущ немногочисленным Одарённым и с его помощью они могут лепить человеческое тело, как пластилин, выращивая новые конечности, видоизменяя кости и органы… Звучало пугающе, Одарённые с этим Даром ценились на вес Эссенса и их услуги стоили также запредельно.

— Но не это главное, Марк, — я крепко сжал его здоровую руку и заглянул в печальные глаза. — Так или иначе, ты снова будешь ходить и воевать, чтобы ты не выбрал — я найду путь реализации. Я хочу предложить тебе кое-что получше. Ты реально можешь стать человеком «на Эссенсе», да и Дар у тебя будет очень востребованным — боевых ментатов в Галактике по пальцам пересчитать. Возможно это твоё призвание?

— Но… Эссенс, Антон, — скривился Дагор. — Он же… бесценен? Зачем вам тратить его на такого… как я?

Я нахмурился.

— Я скажу тебе один раз, прайм-лейтенант Дагор и не планирую этого повторять. Вы для меня. — как семья, которой у меня никогда не было. И я сделаю всё, что смогу и даже больше, для каждого из вас! Это ясно?

— Так точно сэр! Но, кроме Эссенса должен же быть наставник…

— И наставник для тебя найдется, не переживай! Сейчас, ангарную палубу отмоет и сразу сменит вид деятельности на умственную! Не очкуй, прайм, прорвемся!

В первый раз за всё неделю полёта, лицо бывшего прайм-лейтенанта Имперской Гвардии озарила несмелая улыбка…


Глава XVIII


Привычно, как и всегда за последнее время, я взял с собой Пашку. Парень радовал. Сильно радовал. Его Дар — Искажение Сознания, заиграл новыми красками. Я, честно говоря, мало что знал, про «эволюции Дара», но в случае с другом явно имело место эта самая «эволюция».

Основным свойством этого дара было боевое применение — как раз это самое «искажение сознание», в результате чего враг совершал нелогичные и непоследовательные поступки, прямо приводящие к смерти его соратников и его лично. Но, как объяснял Смирнов, «побочкой» этого Дара было считывание эмоциального настроя и отрывков памяти «подопытного». А еще — Смирнов чувствовал вранье в 99 процентах случаев — такой себе живой полиграф, что было весьма полезным подспорьем в любых переговорах.

Я постоянно разговаривал со своими ребятами, выясняя их нераскрытые грани мастерства. Я командир, так уж получилось, и я точно должен был знать, на что я могу рассчитывать в бою. Остальные также «не стояли на месте». Тадаси начал осваивать «защитную боевую форму», которую он попытался воссоздать от покойного Казарского — огромная сверхпрочная туша его «фирменного» серебристого цвета внушала, обычным оружием его было пробить практически невозможно, в тяжелых ситуациях он мог прикрыть собой более «хрупких» членов команды.

Райли, с её Путём Лимба очень помогла мне в освоении «перетаскивания тела через Лимб». Являясь гибридом «физик/энергетик», она объяснила мне основы и методы экономии Энергии и теперь я мог перемещаться на приличные расстояния, не падая «на выходе» без сил. При этом, между нами, всё еще была разница — если за Райли всё делала её Сущность, то я «тащил» тело самостоятельно на какой-то, непонятной, для неё способности, про которую она раньше не слышала. Однако, я также «на пальцах» попытался объяснить, что я делаю и Райли сейчас тренировалась в этом направлении. Небольшой прогресс был заметен — её перемещения стали еще более быстрыми, а ведь каждая доля секунды в условиях реального боя — решающая!

С Инессой всё было сложнее. Её Дар — «Искажение Пространства» предполагал открытый планетарный бой, уж слишком велик был поражающий эффект. Хотя… девочка старалась минимизировать зону применения. Результатом были две покорёженные переборки, пожмаканный тостер и отключения электроснабжения целого отсека вследствие смятия коммуникационного короба. Эксперименты пришлось прекратить, хотя прогресс, несомненно, присутствовал.

Моя девушка рассказывала, что ходили легенды о некоторых Старейшинах её Линии могли корёжить и выводить из строя целые космические суда, на космических расстояниях, но никто из ныне живущих, насколько она знала, повторить это не смог.

Орбитальная станция «Новый Путь» выглядела удручающе, как внешне, так и внутренне. Из-за грузопотока на планету, стремящемуся к нулю, функционировало, в лучшем случае, десять процентов мощностей станции. В данный момент, к ней были пришвартованы два межзвездных зерновоза, несколько системных кораблей и одна странная яхта… Ну, она классифицировалась по базе, как частная яхта, но по количеству натыканных на неё турелей выглядела, как минимум, как военный корвет. Принадлежала она корпорации «Соль и специи Фандора», но я не сильно верил этой идентификации.

Долгая таможня раздражала, скорее всего у таможенников было до Хаоса много свободного времени, и они отрывались на всю катушку. Мы же не хотели не только открывать свою принадлежность к Инквизиции, а даже обозначать свой статус Одарённых. Эсминец всё еще носил имя «Гордость Карсана» и всё еще значился в реестре, как собственность Линии Энрике, арендованный наёмным подразделением «Чёрная Смерть».

Но, всё рано или поздно заканчивается, закончилась и таможенная проверка. Орбитальный челнок спустил нас на планету, и я с удовольствием прищурился на яркое солнце и ощутил дуновение тёплого ветра на лице, как только мы спустились по трапу на местном космодроме.

К слову, космодром больше напоминал свалку. Полуразобранные остовы кораблей, с которых было снято всё самое ценное, возвышались тут и там, оставляя лишь небольшой «пятачок» для действующих кораблей.

Даже такси было в единственном экземпляре и скучающий толстый таксист, заломив конскую цену, повёз нас по нужному адресу по городу-призраку. Из той же справки я знал, что в хорошие времена население Дюкпорта — столицы Дарнабара составляло почти пятьдесят миллионов человек, сейчас же тут было меньше миллиона. Обветшалые здания из «вечного» пенопластика возвышались слева и справа. Множество брошенных машин также в беспорядке были припаркованы, а местами, просто свалены на обочинах. Редкие люди, бомжеватой наружности сновали тут и там, с интересом смотря на «живое» транспортное средство.

За время нашей получасовой поездки, на встречу проехало лишь несколько гигантских зерновозов, спешащих в космопорт, чтобы выгрузить свой груз, скорее всего, для висящих на орбите покупателей.

На невзрачном здание, к которому мы подъехали, висела потрепанная вывеска «Минеральные удобрение и всё для сельского хозяйства». Расплатившись с таксистом, мы вышли подошли к двери. Дверь заперта, на ней висит табличка «Закрыто», на окнах толстые решетки, кажется мародёрство на этой планете — частое явление.

Я нажал звонок и через секунду в домофоне раздался раздражённый голос.

— Кого там Хаос принёс? Читать не умеете? Закрыты мы!

— Мы к господину Мику Харанду!

— Хмм… — раздражение ушло. — Минуту!

Через минуту дверь открылась и весь проём занял огромный человек. Два с лишним метра роста, массивные мышцы без грамма жира, широкая мощная челюсть, прищуренные глаза. Космодесантник, что ли?

— Кто такие?

Я вздохнул и продемонстрировал чёрный жетон.

— Аколит Антон, — я махнул на Пашку. — Аколит Павел.

— Хмм… — буркнул здоровяк, но даже не дёрнулся, а протянул руку, чтобы рассмотреть жетон поближе. Я сдержал первый порыв отодвинуться, позволив ему это сделать.

— Ну, вроде, всё в порядке. Но вы задержались. До Хаоса сильно задержались!

— Дела были, — буркнул я. Не нравился мне этот здоровяк.

Внезапно, мужчина резко повернул голову к Пашке и тот сморщился от боли, схватившись за голову.

— Не шали, пацан! — угрожающе выдохнул встречающий. — Внешний вид обманчивый, а позволить колупаться у себя в голове всяким сосункам я не позволю!

Я, невольно, потянулся к мечу, но Пашку уже «отпустило». Он тяжело дышал, и выглядел несколько… дезориентированным.

Здоровяк, внезапно, улыбнулся.

— Но, ты хорош, пацан. У тебя почти получилось!

— Пашка? — осторожно спросил я друга. — Какого Хаоса?

— Твой друг-ментат попытался меня «прощупать», — охотно пояснил мужчина. — Вы, верно, решили, что я «физик», а то и, не дай Император, простой космодес?

Я удручённо кивнул, подтверждая его правоту и осторожно заглянул в Лимб. Яркая Сущность голубого цвета с красными прожилками окружала силуэт стоящего передо мной человека. Это нифига не космодесантник, и даже не человек «на Эссенсе». Передо мной был Одарённый. Чертовски сильный Одарённый!

— Вы «мозгокрут», — выдавил Пашка, всё еще потирая голову.

— Верно, но я не люблю этого прозвища! Мне по душе консервативное название — Псионик.

Мда, вот это прокол! Я невольно злился на Пашку, себя и на весь мир. Псионики — не частый, но и не редкий Дар, основное предназначение которых — «глушить» Одарённых. Если Пашка с его «Искажением Сознания» заставлял делать других то, что ему нужно, то Псионик просто, к Хаосу, выжигал людям мозги. Очень эффективный и опасный Дар!

— Простите, господин Харанд, — склонил я голову, извиняясь. Не время, да и не место «быковать». Да и сами мы виноваты, чего уж!

— Господин Харанд? — засмеялся здоровяк. Смех у него был под стать телосложению — гулкий и раздражающий. — Я всего лишь скромный брат Одиссей. «Господин Харанд» вас сейчас примет.

Учитывая, как он выделил титул и имя нужного нам человека — это явно не было его настоящим именем. Да и вряд ли Инквизиция прилетела сюда под своими именами.

— Прошу вас, «господа», — кивнул здоровяк и пошёл вперед, не оборачиваясь.

— Прости, Тоха, — тихо буркнул всё еще сильно смущенный Пашка.

— Ничего, бывает, — ответил я. — Как ты?

— Нормально, — кивнул друг. — Сильный, гад…

— Я всё слышу! — хмыкнул брат Одиссей, хотя находился он уже в метрах пяти впереди.

Мы заткнулись и пошли за ним. Поднялись на второй этаж, где в кабинете, также носившем следы некоторой запущенности, склонился над бумагами один человек в гражданском. Второй стоял у окна, скрестив руки на груди и что-то там высматривая. Ну надо же, боевая тройка Инквизиции! Что они тут делают? И еще….

Мой взгляд впился в ножны на поясе сидящего человека. Из простых, потрёпанных ножен торчала такая знакомая рукоятка с белесым камнем в гарде. Рыцарь?!! Подтверждая моё предположение, меч у меня на поясе затрепетал, как будто в радостном предвкушении встречи с давно потерянным другом…

Видимо, меч незнакомца отреагировал так же, потому что, человек удивленно положил руку на рукоятку, как будто успокаивая и поднял глаза на нас. Тут же его взгляд сфокусировался на моём мече.

— Ну надо же… — пробормотал человек. — Ласло не упоминал мне об этом.

В комнате царил сумрак. Три из пяти окон были закрыты глухими ставнями, из оставшегося, у которого как раз стоял. Третий Инквизитор пробивалась небольшая полоска дневного света.

Сидящий человек выглядел старым. Учитывая, что это Одарённый, его настоящий возраст, при таком внешнем виде точно перевалил за сотню. Седые волосы были собраны в хвост, перетянутые обычным куском тряпки, Среднего роста и сложения, он не производил угрожающего впечатления, в отличие от его напарника-псионика, но вот его глаза… Серые, с красноватым оттенком, они смотрели уверенно и… угрожающе. Кажется, в случае драки с ним, меня и Пузырь не спасёт!

— Откуда меч, юноша? — вместо приветствия выдал человек, наконец, отрываясь от бумаг и откидываясь в кресле.

— Инквизитор Хокус оставил его мне, а Командор Ласло… — тут я сбился не понимая, как объяснить происшедшее.

— Привязал к тебе артефакт, — закончил за меня человек. — Брат Хокус был великим Рыцарем, храни Император его благословенную душу! Боюсь ошибиться, но, кажется, ты самый молодой Рыцарь Ордена за… да за всё его время!

— Вы господин Харанд? — уточнил я, чувствуя себя дискомфортно.

— По документам, да, — кивнул седой. — А на самом деле. Брат Харальт, ну или Рыцарь Харальт.

Он внимательно на нас посмотрел и затем спросил у брата Одиссея.

— Я почувствовал применение Дара. Что случилось, брат?

— Молодые и дикорастущие, — пожал плечами здоровяк. — Пришлось, немного, поставить на место.

— Тщеславие — грех, свойственный молодым, — глубокомысленно проговорил Рыцарь.

— Ну, простите, Ваше Святейшество, — буркнул я.

— Не чувствую я в твоих словах смирения, аколит, только дерзость, — наконец, улыбнулся, брат Харальт.

Я молча развёл руками, не собираясь оправдываться.

— Вы опоздали. Сильно опоздали. И, тем самым, сильно навредили планам Ордена, — убрал улыбку с лица Рыцарь. В чём причина?

— Были неотложные дела, — я всё еще чувствовал себя… как курсант перед преподавателем.

— Важнее дел Ордена? — искренне изумился Харальт.

Я снова молча пожал плечами.

— Но, на всё воля Императора, и к вашему счастью, за это время кое-что поменялось, — смиренно сказал брат. — Кстати. Откуда у вас эсминец?

— Подозреваю, вы знаете ответ на этот вопрос, — я всё еще был в плохом расположении духа.

— Дерзишь?

— Ни в коем случае, Ваше Святейшество!

— Ничему вас, молодёжь, жизнь не учит, — покачал головой Рыцарь. — Верно, знаю, и это… также, к моему изумлению, несколько нам на руку.

Я удивился, но промолчал, ожидая продолжения.

— За время вашего… гмм… опоздания кое-что произошло. Кардинально изменилась задача, так что слушайте, что вам нужно сделать…

Планета Балта. Суровый мир, девяносто девять процентов суши — безжизненная пустыня, но тем не менее, пригодная для жизни. Находится за пределами Империи в зоне «фронтира». Известна своими богатыми недрами и буйным местным населением.

Первый раз колонизирована более десяти тысяч лет назад, еще до возникновения Империи. Затем, в «смутные времена» была практически полностью покинута. Вторая попытка колонизации была около семисот лет назад — уж слишком «сладкие» залежи ценных руд там были, да и условия их добычи были простыми.

Провела эту колонизацию Линия Ржевских, по факту просто забрав «бесхозную» планету. Балта не была «имперским» миром, она просто не успела войти в состав Империи, загнувшись на корню. Всё вроде чинно и благородно, но у Империи возникла потребность в этом мире. Зачем? На этот вопрос Рыцарь Харальт не ответил, сославшись на секретность.

Почему-то эта планета заинтересовала еще три Линии. Буквально за последние пятьдесят лет, Ржевские отбили три атаки от разных Линий. Устав от постоянных войн. Между Линией Ржевских и Императором была достигнута договоренность о «протекторате». В двух словах — любая Линия, посягнувшая на планету, автоматически получала во враги Империю и Императора.

Но, согласно договору, в этом году срок договора истек. «Пролонгировать» его Империя отказалась, поставив новое условие — передачу им планеты в собственность и перезаключение договора уже на правах аренды. Ржевские, вначале, согласились и моё подразделение должно было провести «разведку», до прибытия официальных чиновников Империи и нового губернатора. Почему мы? Этот вопрос уже тоже стал неактуален, ввиду изменившихся реалий.

Ржевские передумали отдавать планету Империи. Казалось бы! Ну, и ладно! Пусть сами разбираются со своими проблемами, но теперь уже «Закусилась» Империя, желая во что бы то ни стало получить эту проблему. Зачем? Снова: «Не ваше дело, это дела Империи и Императора».

Учитывая окончание «протекции» к Балте проследовал совместный флот двух Линий с целью захвата, вот только… Эти Линии должны были захватить планету не для себя, а для Империи. Почему имперцы не пошли на это сами? Политика, пожри её Хаос!

Нашей новой задачей была «Поддержка вторжения, минимизация жертв и повреждений инфраструктуры и контроль соблюдения договоренностей».

— И вот, что еще, Антон, — инквизитор впервые назвал меня по имени. — Вы теперь не аколиты.

— Как так?!! — возмутился я и схватился за меч.

— Ты не представляешь, какие вы доставили проблемы своим… появлением. Орден Очищения требует крови, Имперская Канцелярия начала расследование, вы до сих пор живы только… А, ну ладно, неважно!

— Что значит, не важно?! — разозлился я. — Да что тут, к Хаосу творится?! Мы вам что, игрушки, что ли?!

— Успокойся, немедленно! — в комнате ощутимо поднялась температуры, а в зрачках у инквизитора добавилось, в прямом смысле этого слова, огня. — Ты ничего не понимаешь, юнец! И если ты будешь так импульсивно реагировать, то никогда не доживешь до момента понимания!

— Мы отказались от своих имен, ребята отреклись от своих Линий, а вы… — внутри меня нарастал гнев.

— Я сказал — успокойся! — снова сказал Харальт, но уже мягче. Температура воздухе в комнате начала спадать. Краем глаза я увидел, как слегка расслабился инквизитор у окна, а Одиссей тихо выдохнул. Боевая тройка Ордена Войны испугалась двух молодых людей?

— Конкретно тебя — Рыцаря мы просто не можем исключить, — вздохнул Харальт. — Поэтому лично тебя я прошу сдать жетон, на время, а вот у твоих друзей — требую! Но! Возможно, это не навсегда. Выполните миссию, посмотрим, что можно сделать… Есть шанс вернуть всё назад.

— Если мы этого захочем! — я со злостью сорвал с шеи злосчастный медальон и кинул его на стол.

— Не долго музыка играла, — буркнул Пашка, снимая с шеи свой чёрный жетон.

Брат Харальт нахмурился и в комнате снова ощутимо потеплело.

— Вот как? Ну-ну… — тем не менее он спокойно сгреб в карман наши жетоны. — Брат Одиссей проследует с вами и заберет жетоны у других. И, чтобы без фокусов!

— Какие к Хаосу, фокусы, Инквизитор! — скривился я. — У меня другой вопрос… Даже два… Какого Хаоса? И зачем ТЕПЕРЬ нам вам помогать?

— На первый вопрос ответ — так надо. Не нужно «светить» Императорскую Инквизицию, если что-то пойдет не так. Действовать вы будете на основании вот этого, — он протянул мне металлический прямоугольник красного цвета. Чип-карта с нанесенным текстом, продублированным в электронном виде. — Вы наняты Инквизицией для конкретного задания. Кстати…

Он улыбнулся.

— Ответ на второй вопрос — потому что вам это выгодно!

— В смысле? — нахмурился я, уже ожидая от странного Инквизитора чего угодно.

— Ваш эсминец… «Гордость Карсана», кажется?

— Верно, — кивнул я.

— Он, де-юре, всё еще принадлежит Линии Энрикес, а я смогу перевести его в полную вашу собственность. Наличие эсминца позволяет сделать наш общий план несколько более… правдоподобным.

— Не понял? — нахмурился я.

— Неужели вы думаете, что Линии полезут на Балту сами?

— Хмм… — вообще-то именно так я и думал.

— Они наняли наёмников. Их Старейшины решили тоже напрямую не участвовать в… на их взгляд, сомнительном мероприятии. И вот тут выходите на сцену вы — просто еще одни жадные до денег наёмники!

— При всём уважении, Ваше Святейшество, мы не дотягиваем даже до минимального размера самого нищего подразделения!

— Да что вы знаете о наёмниках? — неожиданно развеселился инквизитор. — Любая шайка сомнительных личностей может объявить себя наёмным подразделением, лишь бы у них был первоначальный взнос! А у вас целый боевой корабль!

— Которым нельзя владеть наёмному подразделению! — напомнил я.

— Верно, — согласно кивнул Харальт. — Но есть нюанс.

Он постучал пальцем по красной карточке.

— Тут есть в том числе разрешение на владение эсминцем… На каком основании? Это вас не должно волновать. Кстати, нужно его переименовать перед регистрацией. Как его вы назовете?

— «Агаранор», — без запинки произнёс я.

— Что значит это имя? — удивился инквизитор.

— Так… Отдаю долг… одному знакомому, — усмехнулся я.

— Хорошо, — кивнул Харальт. — А название подразделения.

Тут я пару секунд подумал.

— Дети Императора.

— Неожиданно! — поднял бровь Инквизитор. — Не слишком… пафосно для маленького наёмного подразделения?

— В самый раз. Вы против?

— Нет, что ты. Все мы дети Императора нашего, — инквизитор на секунду задумался. — Да будет так! Так вот разрешение у «Детей Императора» есть на владение боевым кораблем класса «Эсминец». В течение суток всё будет надлежаще оформлено и занесено во все нужные реестры.

Он протянул мне еще одну карту. На этот раз обычную «флешку».

— Тут вся подробная информация о задании. Времени мало, ознакомитесь в пути. Вам еще экипаж набирать и корабль комплектовать.

— Извините, что? — изумился я.

— Ну а какую вы можете представлять ценность для нанимателя с полсотней калек и практически безоружные? Штурмовой группы у вас нет, единственная роль, подходящая вам в нынешнем положении — космический бой и орбитальная поддержка, ни то, ни другое вы не сможете сейчас осуществить физически.

— Но… — снова начал я.

— Всё за счёт Ордена, сынок, — улыбнулся Харальт.

— Это, конечно здорово, — и это было, безусловно, так, так как я понятия не имел, где брать средства. — Но экипаж? Здесь?

— Тебя удивит, Антон, сколько ЗДЕСЬ хороших специалистов, отчаянно пытающихся найти хоть какую-то работу и свалить с этой убогой планеты. Тут… — он еще раз постучал по «флешке», есть некоторые мои наработки и рекомендации и на этот счёт.

Я открыл рот, но инквизитор протестующе поднял руку.

— Разговор окончен. Дождитесь брата Одиссея снаружи, он через минуту к вам присоединится.

Я молча кивнул, и мы вышли наружу.

— Стрёмно как-то, Хаос меня пожри! — высказал общее мнение Пашка.

— Так и есть, — кивнул я.

Друг посмотрел на меня и хитро прищурился.

— Мне кажется или название «Дети Императора» имеет не тот смысл, что понял инквизитор?

— Кажется, среди нас завёлся Еретик? — улыбнулся в ответ я.

— И, далеко, не один! — откровенно заржал товарищ, довольный своей интуицией.


Глава XIX


Таверна с незатейливым названием «У Боба», приютилась у ограды космодрома, буквально в считаных метрах от главного выхода. Стратегически важное место, как ни крути. По её внешнему виду было видно, что, как и вся планета, таверна знала лучшие времена. Сильно лучшие.

Здание было трёхэтажным, в «старом английском» стиле, пластик «под дерево» облицовывал фасад, часть из плит уже отвалилась и их никто не спешил заменять. Окна второго и третьего этажа были забиты досками — чтобы там не было ранее, похоже, сейчас это не функционировало.

Внутри, в лучшие времена могло одновременно уместиться пара сотен человек, и это только на первом этаже и только за столиками. Было еще две длиннющие барные стойки, одна из которых сейчас не функционировала. Вокруг царил приятный полумрак, то ли специально созданный, то ли это издержки частично забитых окон и на первом этаже — присмотревшись можно было увидеть, что стёкла разбиты, а хозяева, видимо, решили что забить досками будет дешевле.

Народу практически не было, несколько пар людей, судя по спецовкам — рабочих космопорта, зашли опрокинуть кружечку пивка после рабочего дня, выделялись две большие компании, сидевшие в противоположных углах и о чём-то оживленно беседующие. Одна компания была в форме имперских служащих, вторая… была похожа на каких-то разодетых клоунов.

При нашем появлении, разговоры разом смолкли и несколько десятков пар глаз синхронно повернулись в нашу сторону. Уверен, здесь годами собирались «свои» и новые люди для местных жителей, учитывая депрессивную экономику планеты, точно были в новинку.

Я прищурился и осмотрел зал, увидев поднявшего руку Миуру. Кивнул, и мы проследовали к отдельно стоящему столику, около одного из забитых окон. Я заметил, что около целых окон людей в таверне почему-то не было.

Путь нас пролегал мимо разодетых, видимо по местной кричащей моде франтов, которые оценивающе разглядывали нас с ног до головы. Дюжина амбалов в компании двух девушек, по-видимому лёгкого поведения. Было предчувствие, что нас остановят, но этого не случилось.

— Привет, Уильям! — кивнул я, присаживаясь на широкую и длинную деревянную лавку, и кивая остальным присутствующим. — Господа!

Пашка плюхнулся рядом и с интересом заозирался. Его основное внимание было направлено на двух броско одетых, миловидных, но сильно накрашенных особей женского пола, сидящих в «попугайской компании». Я невольно хмыкнул — кажется, настоящая беда у товарища, очевидно, на Калипсо он бы даже взглядом таких не удостоил!

Меня же больше интересовали сидящие за столом. А за ним, кроме Миуры сидели три старика. Возраст примерно 70–80 лет, все как один худощавые и еще крепкие. Как для своего возраста, конечно. С прямыми спинами и цепким взглядом, сто процентов отставные военные. И военные, в высоких должностях, судя по повадкам.

— Это Антон… — Миура замялся, представляя нас. — И Павел. Руководство «Детей Императора», про которых я вам рассказывал.

— Но ты не рассказывал, что ваше «руководство» нам в правнуки годится, — хмыкнул один из стариков — самый худой, с короткой седой бородкой и короткой же военной стрижкой.

Миура придерживался «легенды» о новом наёмном подразделении, которое набирает нужных людей на контракт. Вот только я не понимаю, зачем он припер этих дедов?

— А это имеет значение? — улыбнулся я и пихнул локтем Пашку, который никак не мог отлипнуть взглядом от глубокого декольте девиц. Тот что-то буркнул, но повернулся. Мне нужен был мой живой «детектор лжи» здесь и сейчас.

— Что будете заказывать, пупсики? — нас отвлекла тётка неопределенного возраста, одетая в не очень чистую форменную одежду, а-ля «нимфетка». Выглядело это забавно. Клетчатая юбка на необъятной заднице, грязные белые гольфы и огроменные груди, которые рвались наружу из, завязанной узлом под ними, блузке. Пергидрольные волосы были собраны в два хвостика, а её макияжу могли позавидовать индейцы из старых книжек.

— Пожри меня Хаос! — ругнулся Пашка от неожиданности. Ну, значит он еще не до конца «оголодал», раз то, что должно пугать — еще пугало.

— Чай есть? — спросил я. В принципе, с одной целью — чтобы она быстрее отвязалась.

— Только пиво! — тётка лениво жевала жвачку, и помахивала планшетом, отгоняя мух.

— Пиво? — оживился Пашка. Он повернулся к дедам. — Как оно тут?

— Как моча, — хмыкнул второй дед — массивный, уже немного обрюзгший, сверкающий лысым черепом, но с шикарной окладистой бородой. — Но, выбирать всё равно не из чего.

— Нам воды, — кивнул я, скривился, когда тётка почесала себя в ухе пальцем, что-то там выудила, внимательно рассмотрела и щелчком отправила куда-то в сторону, и добавил. — Обязательно бутилированной! И стаканов не нужно!

Официантка скривилась, но записала.

— Есть что-то будете?

— Нет уж, спасибо! — вырвалось у меня.

— Хорошо, — она отвернулась и неспешно продефилировала прочь, яростно раскачивая кормой.

— Так что, наш возраст может быть проблемой? — повернулся я к старикам.

— Возможно, — кивнул худой и добавил. — Но, не обязательно!

— Интересный вывод, — улыбнулся я. — И что от чего зависит?

— В основном — от того, сможем ли мы договориться, — встрял «здоровяк».

— Договориться о чём? — продолжал изображать недоумение я.

— Ну как о чем? — удивился «худой». — Достаточно ли вы хороши для нас?

Я не выдержал и засмеялся.

— Миура! Когда я просил подобрать экипаж, я рассчитывал на несколько более молодых кандидатов!

Старики, как один, недовольно запыхтели. Это вам за «молодых»!

— Это лучшие из того, что есть на этой планете, уж поверь! — Уильям был «между двух огней» и явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Да ладно? — хмыкнул я. — Ну, удиви меня!

— Максимилиан Дюрер, — начал Миура и «худой» кивнул, всё еще хмурясь. — Капитан флота его Императорского Величества в отставке. Капитан корабля.

— Из какой вы Линии, капитан? — тут же поинтересовался я.

— Ни из какой, — буркнул недовольный старик.

— Но, «Капитан»? Как так-то? — флотское звание, соответствующее званию сухопутного «полковник» подразумевало благородное происхождение.

— За заслуги перед Империей и Императором! — гордо вскинул скуластое лицо старик.

— А поконкретней? — не отставал я.

— Битва при Аланаре вам что-нибудь говорит, молодой человек?

Хмм… Я любил историю и знал про эту битву, которая прошла чуть менее полувека назад. Линия Клопа решила, что может плюнуть на Империю и у неё почти получилось. Империи пришлось сильно постараться, чтобы доказать наглецам их неправоту. Битва при Аланаре — столичной планете Линии принесла много жертв и чуть было не окончилась поражением для Империи, но имперский флот смог одолеть противника.

— Пятьдесят лет назад? — уточнил я, скептически.

— Сорок два года, если быть точным, — поправил меня старик.

— И вы получили звание капитана? Это сколько вам было лет?

— Тридцать три года. Один из самых юных капитанов Империи, на тот момент, — с нескрываемой гордостью сказал Максимилиан.

— То есть вам сейчас… — я попытался подсчитать в уме.

— Семьдесят пять годков месяц назад стукнуло, — хмыкнул старик.

— На каких судах служили? — продолжал «допрос» я.

— Да практически на всех существующих, — гордо расправил сухие плечи Дюрер. — Последнее место службы — линкор «Его Императорское Высочество Князь Вишневский». Десять лет назад вышел в отставку.

— Хмм… — покачал головой я. Пенсия и выходное пособие капитана ВКС Империи позволяла прикупить себе маленький остров где-то ближе к центру Империи. — А почему вы здесь?

— Это долгая история, не относящаяся к моим профессиональным навыкам, — смутился Максимилиан.

Я краем глаза глянул на Пашку. Тот показал мне большой палец под столом, вне поле зрения наших собеседников. То есть старик, как минимум, не врет и ничего «криминального» Пашка, быстрым сканированием не углядел.

— Арнольд Гаусс, коммандер флота его Императорского Величества в отставке. Специальность — артиллерист, — представил «здоровяка» Миура.

— Линия? — тут же уточнил я, ожидая очередного геройского подвига. «Подполковник» по-флотски — тоже прерогатива выходцев из Линий.

— Линия Бисмарков, — удивил меня «здоровяк».

Неудивительно. Бисмарки оперировали вероятностями. Их Дар Прогнозирования был похож на мистическое предвидение на «короткой дистанции», что делало его очень перспективным для разных сфер жизни, как мирной, так и нет. Я быстро заглянул в Лимб, чтобы удостовериться еще раз. Нет, я прощупал всех присутствующих людей при входе — «отсвечивал» только Миура и один и «клоунов» — также явно «на Эссенсе». Гаусс был обычным человеком.

— Где служили? — спросил я.

— Дык, тоже практически на всех типах, — гулко пророкотал Арнольд. — И БЧ-2 командовал и БЧ-3, так что мне что пушки, что торпеды — один хрен!

Интересно. БЧ (боевая часть) — организационное подразделение экипажа кораблей Имперского ВКС, в ведении которого сосредоточены боевые и технические средства по определённому виду вооружения или оборудования, предназначенные для выполнения определённых задач в бою или повседневной жизни.

БЧ-2 — ракетная, или ракетно-артиллерийская, или артиллерийская (в зависимости от состава вооружения корабля), БЧ-3 — минно-торпедная. Передо мной сидел специалист очень широкого профиля!

— Последнее место службы — командир БЧ-2 дредноута «Его Императорское Высочество Принц Сорос», — добавил артиллерист, не дожидаясь моего наводящего вопроса. — Семьдесят один год, в отставке шесть лет.

— Хмм… — снова хмыкнул я.

— Так получилось, — развёл руками здоровяк.

Я снова взглянул на Пашку и снова увидел поднятый большой палец.

— Рафаэль Гирш, полковник армии его Императорского Величества в отставке. Специальность — тыловое обеспечение войск, — добрался, наконец, до последнего старика Уильям.

Я нахмурился. Невзрачный худощавый мужчина, с кучерявыми всё еще чёрными, как смоль волосами, умными карими глазами, неотрывно наблюдавшим за моей реакцией.

— Уильям, я же просил тебя подобрать флотских офицеров, — не сдержался я.

— Это инициатива Максимилиана и Арнольда, — развёл руками Навигатор.

— Позвольте мне объясниться, молодой человек, — мягкий голос Рафаэля завораживал, и я снова заглянул в Лимб, ожидая подвоха. Нет, всё «чисто» — это тоже обычный человек. — Учитывая ваши предыдущие вопросы, поясняю. Я выходец из Линии Фельдман, всю жизнь отдал службе армии. Звание получил перед отставкой, в качестве поощрения за безупречную службу.

— Подождите, — я остановил его. — Но, вы-то как тут оказались?

— То есть, еврей не может быть беден, вы это хотели спросить, молодой человек? — улыбнулся Гирш. И он, Хаос его пожри, попал в точку! Именно это я и хотел спросить. — А с чего вы взяли, что я беден?

Я растерянно окинул его взглядом. Чистый, но далеко не новый, выглаженный костюм, до блеска начищенные туфли… Невозможно оценить человека с первого взгляда.

— Кажется, у вас сложилось неправильное впечатление, молодой человек, — как ни в чём не бывало продолжил Рафаэль. — Перед вами сидят очень состоятельные люди, даже по меркам не этого захолустья, а вполне приличного имперского мира.

— Тогда, какого Хаоса вам нужно от нас? — не выдержал я.

Старики переглянулись и рассмеялись. Добродушно, но снисходительно. Продолжил тот же Рафаэль.

— Вопрос в другом, молодой человек. Что вам нужно от нас?

— Да… — я, честно говоря, был растерян, что случалось со мной очень редко. — Мне команда для эсминца нужна!

— Ну так она, таки, у вас сейчас перед глазами! — улыбался Гирш. — А про себя замечу, без ложной скромности, что лучшего казначея вы не найдете в радиусе… очень большом радиусе, молодой человек!

— Где ты их, вообще, нашёл? — повернулся я к Миуре, который опять засмущался.

— Да как-то… Они сами меня нашли!

Я повернулся к Пашке, нахмурившись. Рафаэль перехватил мой взгляд и успокаивающе приподнял руку, не переставая мило улыбаться.

— Не нужно просить вашего друга, выворачивать нам мозг, если вы захотите, мы добровольно откроем вам сознание, вот только место для этого не подходящее!

— Да откуда вы взялись, пожри вас Хаос?! — буквально прорычал я, чувствуя себя дураком.

— Нас попросили — мы откликнулись, — кивнул Гирш. — Наши общие друзья, находящиеся сейчас на планете.

— У вас долг перед Инквизицией? — мне это очень не нравилось.

— Не совсем так, молодой человек, — покачал головой Рафаэль, полностью взяв на себя представительство «стариков». — Как вы могли заметить, единственным нашим недостатком является возраст. По сути, для ваших целей мы оверквалифицированы на порядок, а то и два, но… Скажем так, у нас у всех есть определенный долг перед определенными людьми и сейчас мы его отдаем. И нет, в случае вашего положительного ответа, мы не несем никаких «долгов» с собой, мы будем преданы вам исключительно вам! На какой срок? Нас попросили о годе — ну, а дальше мы сами будем принимать решение. И да, ваш друг-ментат это тоже может легко проверить!

— Он непременно проверит, — буркнул я.

— Мы только «за», — улыбнулся Рафаэль.

Я задумался. Время поджимало. Эти старики реально были «находкой».

— И да, выделенный бюджет нашими общими друзьями передан вам с учетом, что мы проследим за его… оприходованием, — подлил масла в огонь Гирш. Кажется, мне не оставили выбора.

— Да не хмурьтесь вы, господин Одарённый, — ввязался в разговор Арнольд. — К примеру, какой тип торпед у вас на борту? «Смерч-2М»?

— Вроде того, — кивнул я.

— Вы собираетесь проводить орбитальную бомбардировку? — продолжал «умничать» артиллерист.

— Да нет… вроде.

— Во-о-о-т! — поднял он указательный палец. — Вам нужны противокорабельные торпеды, я бы порекомендовал «Гарпун-13».

— Имперское вооружение? — удивился я. Не самые новые, но очень эффективные противокорабельные торпеды, состоящие на вооружении имперского флота. — Их можно найти ЗДЕСЬ?

— Если знать нужные места, — улыбнулся Гаусс.

— А мы их, уж поверьте старому еврею, знаем, — поддержал товарища Рафаэль.

— Хорошо! Вы наняты! — кивнул я. Что смогут сделать нам три неодарённых старика? А их найм представляется выгодной для меня затеей. — Что с остальными членами экипажа?

— Мы решим этот вопрос, — подключился капитан.

— Тоже… гхм… пенсионеры? — не сдержался я.

— В большинстве своем, — кивнул Максимилиан. — Но, вы будете довольны. Разрешите приступать, командир?

Я кивнул.

— Разрешаю, но! Миура проследи!

— Слушаюсь!

Пашка, внезапно, встал с улыбкой, которая мне совсем не понравилась.

— Ты куда? — спросил я друга.

— Поссать. Можно? — хмыкнул друг.

— Точно? — не отставал я.

— Ой всё, — друг направился к дверям с надписью WC.

Предчувствия меня не обманули. Чуткий слух расслышал сзади женские голоса.

— Мальчики, мы быстро — припудрить носики! — пожри меня Хаос!

Мимо нашего столика быстро прошли две «мадам», деды синхронно проводили их оценивающим взглядом. Нет, фигурки у них что надо, но блин!

— Кажется, ваш друг несколько погорячился, — покачал головой Рафаэль.

— В смысле? — уточнил я.

— На Дарнабаре, в настоящий момент всего два типа преуспевающих людей. Это имперские таможенники — вы их можете видеть справа и контрабандисты — их компания сидит слева. И контрабандисты — очень резкие ребята, уж поверьте моему опыту!

Пашка вернулся быстро. Видимо долгое воздержание отпустило его очень быстро. Он светился от счастья и улыбался в тридцать два зуба.

— Ты с ума сошёл? — уточнил я у него. — Ты принудил этих несчастных к сексу?

— Ты за кого меня принимаешь? — вылупился на меня друг. — Я всего лишь «попросил» их зайти за мной. Дальше — всё по согласию! Я им хорошо заплатил!

— Вот ты баран! — в сердцах выдал я. — Контрацептивы, хоть, не забыл?

— Да я это… орально в общем, получилось, — хмыкнул товарищ.

Две «мадам» смущенно проскользнули мимо нас, одна из них судорожно вытирала рот салфеткой. При этом выглядели обе довольные и игриво поглядывали в мою сторону. Да ну, к Хаосу!

Буквально через полминуты случилось ожидаемого.

— Вы совсем охерели, пришлые?!!

Я вздохнул и обернулся. Два цветастых мордоворота шли к нам с явно агрессивными намерениями.

— Твою ж мать… — сокрушенно вздохнул я.

— Главное — не ссать! — выдал улыбающийся друг и… один из амбалов со всей дури влепил апперкот своему товарищу. Загремели отбрасываемые стулья и вся толпа контрабандистов рванула к нам…


Глава XX


Больше всего меня удивило поведение, уже, «моих стариков». Толпа контрабандистов не успела даже добежать до нас, как в них твёрдой, далеко не старческой рукой полетели пивные бокалы, точно опавшие в цель. Минус два нападавших, схватившихся за лица и скрючившиеся от боли.

А еще здоровяк Арнольд схватил здоровенную скамейку и серьезно собрался принять на себя первую волну атакующих. Вот только, не в этот раз. Пашка фыркнул, и вся толпа рухнула на пол, корчась от боли в голове. Семь противников за раз? Красавец! Хоть и не спортивно это, зато очень эффективно!

Я же наблюдал за единственным «недоодарённым», который остался за столом в компании двух шлюшек. Будет ли он вступать в драку? Этот персонаж задумчиво крутил в руках такой знакомый тубус, но, увидев, что его «быки» попадали на пол, шустро засунул его обратно во внутренний карман и быстрым шагом покинул таверну.

— Надо бы нам побыстрее свои дела сделать, — высказался Максимилиан, потирая руку — видимо вывихнул, когда метал кружку. — Шакал за подмогой побежал!

— Думаешь, нам это чем-то грозит? — нахмурился я.

— Нам — нет, — улыбнулся капитан, кивая на потерявших от боли сознание контрабандистов. — А вот им — вполне! И мне не хотелось бы случайных жертв!

— И это говорит капитан Имперского флота? — хмыкнул Пашка, оставив нападавших в покое.

— Но-но! Я вас попрошу! — рыкнул старый капитан.

— Шутка! — убрал с лица улыбку Смирнов. — Признаю, неудачная! Извините!

— У меня другое мнение, Макс, — вмешался Рафаэль. — Он видел, с кем имеет дело, вряд ли он вернется, тем более, когда он доложит Кривому! Но да, глупости сделать сможет!

— Вашим семьям они не повредят? — предположил я.

Деды почему-то рассмеялись.

— Это невозможно, — выдал Дюрер, и увидев моё недоумение, добавил. — Потом расскажу.

— Господин Гирш! С вами всё в порядке? — подбежал один из таможенников. — Помощь нужна?

— Нет, Саша, всё в порядке! — кивнул Рафаэль. — Передай Симонову, что я отбываю на неопределенный срок, вместо меня будет Йозеф.

— Слушаюсь, господин Гирш! — раболепно склонился таможенник и поспешно раскланялся.

— Вы что, начальник таможни? — удивился Пашка.

— Не совсем начальник, — мило улыбнулся Гирш. — Скажем так… Я её неофициальный владелец!

— А почему тогда эти дебилы на нас бросились?

— Это мелкие сошки, и они просто не знают, кто я, — пожал плечами Рафаэль.

— А вы, значит, тоже местные шишки? — обвёл я двух других стариков, которые также пожали плечами.

— Что-то вроде этого, — неопределенно произнёс Арнольд.

— Чем же вы так задолжали Империи?! — не выдержал я.

— Когда-нибудь мы расскажем. Обязательно расскажем, — кивнул Дюрер. — А сейчас нам пора заняться делами…

* * *
«Дела» заняли, буквально, два дня. За это время команда была сформирована полностью. Двести двадцать четыре человека экипажа. Семьдесят процентов из них возрастом за пятьдесят. Все «старички» прошли «огонь, воду и медные трубы». Просто, на выбор, изучив их опыт и специализацию я несколько ошалел от полученной информации.

По сути, любой из них мог выполнять свои обязанности на любом корабле. Звучало странно, но на забытой Императором планете Дарнабар нашлись самые «сливки» флота Империи. Чуть просроченные, но тем не менее! На абордаж им не ходить, а свое дело они знали. И знали, Хаос их пожри, просто великолепно.

Что касается «штурмовой группы», тут было чуть похуже. Всё-таки возраст в прямых боестолкновениях был скорее минусом с определённой цифры. Но!

Чуть хромающий Андерсен представил мне шестьдесят три человека — «сборная солянка» из различных спецподразделений. Он сетовал, что я поставил возрастной ценз — пятьдесят лет, иначе бы он набрал в три раза больше. Но и каждый из набранных был равен, а то и превосходил неполную дюжину молодых «беретов», что уже были в его распоряжении. До батальона моё спецподразделение еще не дотягивало, но, учитывая их квалификацию, по факту они уже превосходили обычное гвардейское подразделение.

Тарнавский и Савельев остались, пока ни при делах. В спецназеры им идти не хотелось, ребята были обучены другому способу ведения боя, но я пообещал им полноценную гвардию, «как только разгребусь с делами». Да, для этого необходима была «арта» и бронетехника… Я понятия не имел, как мне это сделать, но внутри была твёрдая уверенность, что всё у меня получится.

Дагор получил свои протезы. Пусть «стандартные» пока, на Дарнабаре не было производства «индивидуальных», но старина Гирш нашёл лучшее, из того, что имелось. Сейчас, Марк, стиснув зубы, учился заново ходить.

Однако, больше всего меня удивил Пейн. Майор привёл мне на «собеседование» двух настоящих космодесов. По факту это не было собеседованием, Бенсон сказал, что они ему нужны и точка! И я его понимал. Два полноценных космодесантника, пожри меня Хаос!

Константин Полев и Френк Дрэппер. Бывшие бойцы 2-го Легиона Имперского Легиона Космодесанта «Миротворцы». Оба, не много ни мало — бывшие комбаты. Это значило, что каждый из них водил в бой 48 суперсолдат.

Вопрос: «почему ушли?» у меня застрял в горле, когда я пригляделся получше. Оба ветерана, кроме того, что каждому было за шестьдесят, представляли собой натуральных киборгов. И вот тут я увидел, что такое НАСТОЯЩЕЕ киберпротезирование. У Константина отсутствовали обе ноги, замененные киберпротезами. У Френка — отсутствовало «своих» полчерепа, правая часть тела (руки, костяк и ребра) также были искусственными. И выглядели они, почти, как настоящие. Нет, в них не было «стопроцентного» попадания, вместо правого глаза у Френка была масштабируемый визор, но, глядя на них было понятно, что функционал, а не косметика у них в порядке!

По словам Пейна, их всего лишь нужно было «немного откормить». «Откормить» Эссенсем, разумеется. Они списаны были по причине именно этого, «производились» новые космодесы, а содержать старых становилось затратно. Но, пожри меня Хаос, у меня теперь было рабочее «звено» космодесанта!!! Осталось, только найти им нормальную экипировку. К сожалению, даже Гирш развёл руками, когда я сделал запрос. Но, его ответ не был «нет», его ответ был «найду, но не здесь».

И он оказался прав. Две недели времени перелета и по две таблетки Эссенса на каждого сотворили натуральное чудо. Ну, это кроме медпроцедур, на новом оборудовании, что притащил на корабль старина Гирш. Надо сказать, док Коллинз был на седьмом небе от счастья. Как он сказал, у него в госпитале не всё такое оборудование было. Регенерационные процедуры проходили круглосуточно, и не только с космодесами. Кроме консервативных препаратов, в медоборудование был «заряжен» Эссенс, в малых концентрациях он в разы усиливал эффект от процедур.

Космодесантники «помолодели» лет на двадцать и выглядели сейчас как ОЧЕНЬ крепкие сорокалетние мужчины. Андерсен опять завёл свою шарманку, что глядя на результаты, он бы мог еще пару десятков бойцов себе набрать.

Все «процедуры» проводились под чутким контролем Смирнова. Эссенс — есть Эссенс, в каких бы малых дозах он не применялся, и получить «одержимого» у себя на корабле мне совсем не улыбалось. Пашка побурчал, но подчинился.

Запасы Эссенса таяли, но… оно того стоило!

* * *
«Араганор» вынырнул из Подпространства в расчетное время. Планета Балта появилась на обзорном экране, а вокруг неё были несколько точек кораблей. Идентификация заняла считанные секунды и на экране появились названия кораблей и их принадлежность.

Транспортный корабль «Рог Изобилия». Принадлежность: Наёмное подразделение «Вестники Богов».

Корвет «Бог Войны». Принадлежность: Наёмное подразделение «Вестники Богов».

Малый десантный корабль «Великолепный Айрис». Принадлежность: Наёмное подразделение «Короли Космоса».

Фрегат «Песнь Валдиры». Принадлежность: Наёмное подразделение «Короли Космоса».

А дальше… было интересно.

Корвет «Король Артур». Принадлежность: Наёмное подразделение «Чёрная Смерть».

Фрегат «Сокрушитель». Принадлежность: Наёмное подразделение «Чёрная Смерть».

То ли Харальт забыл упомянуть об этом нюансе, то ли не посчитал нужным. Ну, надо же! Какой тесный мир!

А еще в эфире шло повторяющиеся сообщение.

— Внимание силам вторжения! Говорит губернатор Балты, граф Александр Казарский! В зоне боевых действий находится мирное население! В соответствии с имперскими «Правилами локальных конфликтов» требую не применять орбитальную бомбардировку! В зоне поражения женщины и дети! Внимание…

— Папа! — пискнул рядом детский голосок.

Я обернулся. Катрин и Кевин как-то пробрались на мостик и до этого тихо сидели в уголке, наблюдая за мерцающими лампочками и деловито работающим экипажем.

— Папа? — удивился я.

— Так звали нашего папу! — закивала малышка испуганно.

— Пожри меня Хаос! — ругнулся я. — Капитан?

Максимилиан Дюрер нахмурился и ткнул рукой в экран.

— Передача идет с Таллина, столицы Балты, а эти грёбанные «Сокрушитель» и «Песнь Вальдиры» как раз заходят на боевой курс для бомбардировки…

— Кэп, дай мне связь с наёмниками!

— Сделано! — кивнул капитан.

— Внимание! Говорит эсминец «Агаранор»! Приказываю отменить атаку!

Через некоторое время последовал ответ.

— Приказываешь? Да кто ты такой?

— Наблюдатель от… — я запнулся, передавать в открытом канале информацию о Инквизиции — значило нарушить прямой приказ от рыцаря Харальта о «неучастии» в операции Империи. Я снова обернулся к Максимилиану. — Дай закрытый канал!

Тот кивнул, и на этот раз время потребовалось чуть больше.

— Кто на связи? — поинтересовался в эфир.

— Командующей операцией барон Зандер. А ты кто такой?

— Ако… — вдруг, я понял, что я понятия не имел, какой у меня статус. Я вздохнул, мысленно послал всех к Хаосу, и продолжил. — Антон Ноунейм, командир наёмного подразделения «Дети Императора». Действую по поручению Ордена Войны. Вот мои полномочия…

Я кивнул кэпу и тот передал данные с чип-карты, выданной мне Инквизицией. На той стороне надолго замолчали.

— Эй! Барон! Ты здесь? — не выдержал я.

— Я ознакомился с твоими полномочиями… — донёсся до меня раздражённый голос. — Тут дословно написано: «Поддержка вторжения, минимизация жертв и повреждений инфраструктуры и контроль соблюдения договоренностей». Поддержка! А не организация! За организацию — отвечаю я! И будьте добры подчиниться! Кстати, у вас какие торпеды? Мне не хватает мощности для нанесения орбитального удара.

— Ты меня не слышишь, барон?! — гнев охватывал меня всё сильнее. — Какого Хаоса ты творишь? Там же женщины и дети?

— Это сепаратисты и преступники!

— Операция должна была быть наземной!

Тут из голоса собеседника слега исчезла наглость.

— Сопротивление оказалось несколько… гхм… чрезмерным. Поэтому, мной был предпринят такой шаг!

— У вас есть на это полномочия?

— Несомненно!

— Подтвердите их!

— Наёмник… Ты меня утомил! Приказываю присоединиться к бомбардировке, координаты цели будут вам высланы. В противном случае — вам не поздоровится!

— Барон! Барон, пожри тебя Хаос! Ответь!!!

— Он отключился, командир… Какого Хаоса?!! — тронул меня за плечо капитан и чуть было не отпрыгнул в сторону, когда я повернул своё лицо. Ну, надо же, скорее всего у меня лицо снова «особенное». Я прикрыл глаза и несколько раз глубоко вдохнул/выдохнул. Гнев никуда не ушел, он лишь слегка «притих и затаился».

— Мы сможем их перехватить?

— Перехватить? — уставился на меня капитан. — Вы о чём?

— Я задал вопрос, — нахмурился я.

— Да… Конечно!

— Объявляй боевую тревогу, капитан! И выцеливай этих уродов!

К чести, старого капитана, рефлексы взяли вверх. Он хлопнул по кнопке и по кораблю раздались колокола громкого боя.

— Говорит капитан! Боевая тревога! Внимание! Это не учения! Всем занять боевые посты!!!

— Антон, ты что творишь? — тихо поинтересовалась присутствующая тут же Райли.

— Спасаю людей, а ты как думаешь? — я повернулся к Дюреру. — Какие у нас шансы?

— Выше, чем ты думаешь, командир! — внезапно улыбнулся капитан. И защелкал тумблерами. — Арни, это кэп!

— Арни тут, кэп! — прогудел голос «здоровяка».

— У тебя будет только один выстрел, ты это понимаешь?

— Сделаю в лучшем виде, кэп!

— Исполняй!

— Есть!

— Что ты задумал? — заинтересовался я. — О чем ты только что говорил?

— Мы успеем один раз выстрелить из «лучевика». И нужно сделать так, чтобы один из фрегатов уже не мог сражаться. Фактор неожиданности определённо присутствует, но ровно до первого залпа. Наши торпеды они уже будут ждать, а вот «лучевиком» мы можем их удивить.

— Арни справится? — нахмурился я.

— Знаешь, что я тебе скажу, командир? — усмехнулся бравый капитан, которого у меня уже язык не поворачивался назвать «стариков». — Если не сможет Арни — не сможет никто! Итак, вы подтверждаете приказ?

— Да, — кивнул я. — Сбейте фрегаты, к Хаосу!

— Принято! А теперь, при всём уважении, не мешайте… сэр! И, советую, пристегнуться! Я бы предложил надеть скафандры, на случай разгерметизации, но Рафаэль не успел их закупить…

Дюрер, напоследок, улыбнулся и углубился в телеметрию, транслируемую ему на капитанский терминал, изредка выдавая приказы.

А мне оставалось только наблюдать. Через считанные минуты в командном отсеке появились недостающие Одарённые из моей команды.

— Тоха, что происходит? — с порога выкрикнул Пашка.

— Антон? — осведомилась Инесса.

Тадаси просто вопросительно поднял бровь.

— Антон решил устроить маленький мятеж, — без улыбки ответила за меня Райли.

— Какого Хаоса? — ошарашенно осведомился Пашка.

— Там наш папа… — пискнула подобравшаяся поближе Катрин.

— Папа?! — удивился Пашка.

Я вкратце обрисовал ситуацию.

— Я, конечно, фиговый флотоводец, но видится мне, что расклад далеко не в нашу пользу, — задумчиво сказал Пашка, посматривая Дюреру из-за плеча.

Тот скривился, но ничего не ответил. Кажется, они бы с радостью выгнал нас из рубки, но не мог себе это позволить.

Я молча кивнул, также наблюдая. Одновременно вещали несколько каналов: отчаянная трансляция с планеты от губернатора Казарского, ругань наёмников, выходивших на боевой курс и переговоры Дюрер-Гаусс, где последний выдавал свои требования по позиции для стрельбы, а первый — корректировал курс корабля. И вот этот момент настал.

— Лазерная батарея! Огонь! Носовые аппараты товсь! — и через некоторое время последовала команда. — Аппараты пли!!!

Эсминец вздрогнул и я вперился в экран, где вдалеке возникла яркая вспышка в районе кормового отсека, идущего первым, фрегата «Песнь Вальдиры»…


Глава XXI


— Капитан, фрегат «Песнь Вальдиры» выведен из строя. Щиты отключены, ход потерян! — доложил оператор РЛС одновременно радостно и немного растерянно, как будто не до конца веря в происходящее.

— Арни, старый хрен! Он всё-таки это сделал! — хмыкнул Максимилиан. — А теперь, господа, держитесь! Сейчас в нас начнут стрелять!

— «Агаранор»! Какого Хаоса вы творите?! — голос командующего операцией барона Зандер звучал истерично и… расстроенно. Как раз под стать операции. И я его даже где-то понимаю! Я бы тоже был расстроен.

Я наклонился над микрофоном и нажал кнопку вызова.

— Внимание! Говорит эсминец «Агаранор»! Приказываю отменить атаку!

— Вы все сдохните!!! — последовало в ответ.

— Он отключился, командир, — доложил очевидный факт капитан Дюрер.

— Вот истеричный засранец! Что со вторым фрегатом? — мне трудно было разобраться в показаниях приборов, ведь я был всё-таки не флотским офицером.

— «Сокрушитель» пытается уйти от удара. Включил помехи пытается совершить противоторпедный маневр, — Дюрер «перевел» мне разноцветное мельтешение на экране.

— У него получится? — нахмурился я.

— Скоро узнаем, — флегматично пожал плечам Максимилиан. — Раф, как вы видели из отчётов, всё-таки достал «Гарпуны», так что думаю этот фрегат вряд ли от них уйдет.

— Капитан, зафиксирован массовый запуск ракет с корветов «Бог Войны» и «Король Артур»!!! — довёл до нашего сведения оператор.

Капитану хватило доли секунды, чтобы принять решение.

— Отстрел ловушек, ПВО огонь по готовности, максимальную мощность щитов на левый борт, курс…

Эсминец мелко задрожал, когда «обманки» пачками начали отстреливаться на встречу ракетной атаке, хлопнули, разряжаясь конденсаторы лучевых башен ПВО и тонко завыли, снова набирая заряд…

— Время до столкновения пять… четыре… три… две… одна… Держитесь!!!

Корабль тряхнуло, однако щиты выдержали, далеко не все ракеты достигли цели. Вдалеке ярко сверкнуло раз… затем еще раз.

— Попадание! Две торпеды достигли цели! Фрегат «Сокрушитель»… Всё еще функционирует, но… корпус пробит… вижу утечку воздуха… многочисленные пожары… Капитан! Кажется, он также не сможет продолжать бой!

— Слава Императору! — Максимилиан был полностью в своей стихии, было чертовски приятно наблюдать за профессионалом. Да и не за одним ним! Приказы сыпались один за другим, а «пенсионеры» исполняли их чётко и слаженно.

— Арни, пожри тебя Хаос! Мне нужно еще одно чудо! Сбей, во имя Императора, один из корветов!

— Пять минут до перезарядки, кэп! Покрутись пока!

И мы «крутились». Корветы были ракетной модификации и несли до Хаоса много ракет, как для таких маленьких кораблей. А еще у них скорость была выше нашей, и они держались на безопасной от нас дистанции, выпуская одну волну ракет за другой. Эсминец трусило, появилась доклады о повреждениях, пока, незначительных, но шутить с этим не стоило.

— Готов, кэп! — раздался голос Арни, который тут же начал сыпать вводными по выцеливанию.

— Лазерная батарея! Огонь! — скомандовал Дюрер через полминуты. На этот раз вспышка была куда ярче.

— Капитан, корвет «Король Артур» уничтожен! Корвет «Бог Войны» пытается выйти из боя! — очередной доклад оператор РЛС радовал.

— Не в этой жизни, — хмыкнул Дюрер. — Первый и четвертый аппараты товсь! Аппараты пли!!!

На мой недоумённый взгляд капитан пояснил.

— Ему хватит! А «Гарпуны», я вам доложу — очень недешёвый боеприпас!

Он оказался прав. Через несколько минут была зафиксирована гибель и этого корабля, которого сначала догнала одна торпеда и близким подрывом повредила двигатели, а за ней и вторая которая уже уничтожила окончательно.

— Прекратите огонь! Немедленно!

— Барон, ты еще жив? — удивился я. — Откуда он вещает?

— Малый десантный корабль «Великолепный Айрис». Принадлежность: Наёмное подразделение «Короли Космоса», — тут же доложил мне оператор.

— Заткнуть его? — улыбнулся Дюрер. Старый капитан разошёлся не на шутку!

— Он представляет угрозу?

— Нет, кроме ПВО у него ничего нет. А второй транспортник, кажется, совсем безоружен.

— Что с фрегатами?

— «Песнь Вальдиры» через… полтора часа упадет на планету, сейчас эвакуируется экипаж. А «Сокрушитель»… Ну его отбросило от планеты, но воевать он в ближайшее время не сможет.

— Отгоните транспортники подальше от планеты и если они запустят авиацию… Если она у них есть, тогда уничтожите и их. Донесите до капитанов эту информацию, Максимилиан.

— Макс, — улыбнулся капитан. — Друзья зовут меня Макс. И да, принято!

— Вы невероятны, Макс! — искренне выдал я. — И Арни тоже!

— Служу Им… — запнулся довольный капитан. — Спасибо сэр, я знаю!

Я улыбнулся.

— А мы спустимся на планету, свяжитесь с губернатором, чтобы он не сбил нас на подлёте и держите наготове оставшиеся два «Смерча». Они же для наземных целей? Я правильно запомнил?

* * *
— Какого Хаоса ты сотворил, друг мой? — сказать, что моя команда была недовольно — это ничего не сказать. Смирнов выразил общее мнение очень вежливо.

«Ястреб» дрожал, продираясь сквозь атмосферу, снижаясь в направлении столицы Балты. Я пожал плечами.

— Не могу объяснить, но я принял правильное решение!

Пашка хмыкнул, Райли выругалась, Тадаси слегка кивнул, только Инесса улыбалась. А сидящая рядом Катрин робко протянула ручонку, которую я аккуратно пожал.

Внизу сложилось… перемирие. Атакующие войска, в растерянности, отошли от города, ожидая приказов «сверху». Губернатор ждал нас.

Высокий пожилой мужчина со стальными глазами встретил нас снаружи. Светлый плащ с капюшоном защищал его от порывов песка, который поднимал поднявшийся ветер. Жизнь на этой планете была, явно, трудна…

— Губернатор Казарский? — я шёл первым, настороже, сканируя Лимб. Кроме губернатора было еще два явно Одарённых, а еще дюжина его охранников отсвечивали «остаточным» светом Энергии, явно намекая на людей на Эссенсе. Как-то слишком расточительно тут используют Эссенс.

— Антон Ноунейм, я полагаю? — рукопожатие было крепким, а голос твёрдым. — Какая Линия?

— Я безродный, — улыбнулся я, наблюдая за его реакцией. К чести губернатора, у него не дрогнула ни одна мышца на лице.

— Вот как? Необычно. Хотя, я мог бы догадаться по фамилии. Что произошло там? — он ткнул пальцем в небо. — Кто вас нанял поддержать нас?

— Там, — я продублировал его жест. — Мы разобрались с несколькими особо рьяными слугами Императора нашего. А наняли нас, чтобы забрать у вас эту планету.

На этот раз губернатор не сдержал эмоции. Изумление. Вот как можно было охарактеризовать его новое чувство. Сильное изумление.

— Объясните?

— Постараюсь, — кивнул я. — Ну, во-первых, вот.

Я подтолкнул неуверенно прятавшихся за меня детей.

— Одарённые дети? — тут же идентифицировал ребят Александр. — А что они тут делают?

— Они утверждают, что они ваши дети, — я всё еще наблюдал за его реакциями. На этот раз целая гамма эмоций пробежала по обветренному лицу.

— С чего вы так решили?

— Они не помнят планету. Помнят только, что она была холодной. Их похитили Еретики, чтобы переманить на сторону Хаоса.

— Когда это произошло?

— Примерно два года назад, они не знают своего возраста.

— Интересно, — мужчина на секунду задумался и тут его лицо просветлело. — Да ладно! Планета Паркеш. Три года назад… Точно! Вот это поворот! Но, там было похищено шесть детей!

— Остальные, к сожалению, мертвы, — скорбно кивнул я.

— Ну надо же, — он присел перед ребятней на корточки. — А как вас зовут?

— Я Катрин, а это — Кевин, — осторожно ответила малая, всё еще не решаясь отойти от меня, держась при этом за мой пояс. — А кто наша мама?

— Не имею ни малейшего понятия! — развёл руками губернатор. Он поднял голову ко мне. — Какой у них Дар?

— Кевин — «Физик», у Кати — «Звуковая Волна», — пояснил я.

— Хмм… А как девочка получила Дар «энергетика»?

— Долгая история, если вкратце — их инициировали преступно, но Еретик был сильным Одарённым.

— Почему вы не знаете, кто наша мама? — пискнула девочка.

— Такова жизнь, — развёл руками губернатор.

И он был прав. Какое дело высокопоставленному Одарённому, выступающему в качестве племенного быка-осеменителя, кого «подкладывают» к нему Старейшины, в «интересах Линии». Подозреваю, что они не то, что судьбой, они их именами особо не интересовались.

— Ты плохой папа! — высказал своё мнение молчащий до этого насупленный Кевин. — Мы не будем с тобой жить. Мы с дядей Антоном останемся.

Малая кивнула и еще больше спряталась у меня за спиной.

— Это исключено! — эмоционально начал губернатор, но прервался. — Хотя… Вы же не из-за детей уничтожили своих союзников?

— Они не были нашими союзниками, — покачал головой я. — Просто… Неправильно всё это.

Губернатор странно на меня посмотрел.

— Неправильно? Странный ты какой-то, Одарённый.

— Есть такое, — буркнул Пашка, подходя и останавливаясь сбоку.

Я ткнул его локтём в бок и обратился к Казарскому.

— Зачем они, вообще, напали? Зачем Империи ваша планета? Почему вы не защищаетесь?

— Как много вопросов. И не на все из них есть ответы. Хотя… На последний я, пожалуй, отвечу. Потому что не можем.

— В смысле, не можете?

— Линия Ржевских не готова воевать со всей Империей.

— Хмм… — озадачился я. — Ну, это разумно. А почему тогда не отдали планету?

Губернатор снова странно на меня взглянул, о чём-то раздумывая. Кивнул своим мыслям и ответил.

— Лучше один раз увидеть. Пойдем со мной. Один. Твои ребята пусть пока подождут здесь.

— Но… — начал Пашка.

— Даже не думай, ментат, — шагнула молодая женщина, почти девушка, стоящая чуть позади от губернатора. Из-под капюшона яростно сверкнули зеленые глаза.

— Тихо, Паша!

— Спокойно, Алиса!

Скомандовали мы с губернатором практически одновременно.

— Я пойду с вами, — сказал я.

Требовалось разобраться в ситуации, в первую очередь — разобраться с собой и со своими чувствами. Я не до конца понял, зачем я принял это, поистине самоубийственное решение. Пойти против воли Инквизиции — это всё равно что пойти против воли Императора.

И спасение детей и женщин было, несомненно правильным посылом, но отнюдь, не самым главным. Сейчас, сидя с губернатором в быстро удаляющемся от космодрома глайдере, я раздумывал об этом. Меня что-то тянуло на эту планету. Или кто-то… Сейчас, посекундно разбирая сою, на первый взгляд, импульсивную реакцию, я понимал, что что-то (или кто-то) повлиял на меня. И зов шёл из Подпространства…

— Ты Рыцарь Инквизиции? — отвлек меня от мыслей громкий вскрик губернатора. — Какого Хаоса ты не представился?!

Я поднял голову и увидел, что Казарский, наконец, рассмотрел мой меч и его реакция мне совсем не понравилась. Контур его поплыл, кажется, он собрался переходить в боевую форму. Я почувствовал давление в мозгу, предвещающее ментальное воздействие и увидел, что девушка, которую Александр назвал Алисой также приготовилась к нападению.

— Даже не думайте! — ситуация, кажется, выходила из-под контроля, и я превентивно вызвал Пузырь, накрыв нас всех троих.

Всё-таки знать о существовании Дара Негатора и ощутить его на себе — это две большие разницы. Я невольно усмехнулся, когда увидел, как они ошарашенно трясут головами, потеряв связь с Подпространством.

— Успокойтесь, губернатор! Я не причиню вам вреда! — я поднял руки в примирительном жесте. — Я не Инквизитор… наверное.

— Да ну? А вот это оружие говорит об обратном! Как оно у тебя оказалось? — тем не менее, он не стал заново «раскачивать» боевую форму.

— Это долгая история, — я продемонстрировал ему отсутствие инквизиторского жетона на шее и протянул карточку. — Вот тут информация. Барон, командующий операцией, несколько погорячился.

Казарский осторожно взял двумя пальцами карточку и приложил её к своему инфопланшету, а затем углубился в чтение.

— Чем это ты меня, Хаос тебя подери? — раздалось сбоку.

Я обернулся. Девушка скинула капюшон и бронзовые локоны волос волной рассыпались по плечам. А она красотка! Под жарким местным солнцем кожа приобрела ровный загар, красивого цвета, который, тем не менее не скрывал россыпь веснушек вокруг носа. Изумрудные большие глаза с длинными ресницами смотрели настороженно. Высокие скулы и совсем не аристократический курносый нос завершал картину.

— Это мой друг — Пузырь, — хмыкнул я, не вдаваясь в подробности.

— Но… Как? — не успокаивалась девушка.

— Он Негатор, это ж очевидно, — подал голос губернатор, оторвавшись от планшета.

— Негатор?! — она даже отодвинулась от меня подальше, как от прокаженного. — А разве их всех не…

Она запнулась, и я рассмеялся.

— Как видишь не всех!

— Извини, — буркнула девушка, покраснев даже сквозь загар.

— «Поддержка вторжения, минимизация жертв и повреждений инфраструктуры и контроль соблюдения договоренностей», — процитировал Александр цель нашего прибытия.

— Так точно, — кивнул я.

— Ты совершил ошибку, Антон. Ты это понимаешь? Возможно, смертельную ошибку!

— Однако, это на руку вам. Вы-то всё еще живы? — огрызнулся я, чувствуя себя на редкость дискомфортно.

— Да, это так. Спасибо тебе! — кивнул Казарский и мгновенно сменил тему. — Что тебе известно про Парадайз?

— Хмм… Это планета открыта…

— Стоп! — остановил меня губернатор. — В двух словах.

— В двух словах — это единственная планета в Галактике, где был Эссенс. А еще, она уничтожена и источника Эссенса в Галактике больше нет.

Казарский кивнул, но кивнул неуверенно.

— Всё так. Почти, — он помолчал немного, раздумывая. — Парадайз уничтожена. Это верно. Но она была не единственной. Ну, по крайней мере мы это предполагаем. Парадайз была единственной ИЗВЕСТНОЙ широкому сообществу планетой.

— Кто «мы»? И почему вы так решили?

— Ну, «мы» — я подразумеваю Линии. А почему? На это указывает косвенные признаки. В обороте находилось сильно больше Эсссенса, чем могло быть добыто с одной планеты.

— Добыто? — я сильно удивился. Секрет производства Эссенса — являлся одним из самых охраняемых в Империи. — Вы знаете, как его добывают?

— Да знаю, — он пощелкал на планшете и протянул его мне.

Я взял в руки и увидел короткое видео, снятое, видимо на налобную камеру. На нём была показана какая-то пещера с тусклым освещением. Присмотревшись, я увидел, что источником света являлись странные наросты в виде полусфер, хаотично разбросанные по стенам пещеры. Я недоуменно посмотрел на губернатора.

— И что это?

— По видео судить сложно, ведь на обычной плёнке ты не сможешь рассмотреть то, что увидишь вживую. Мы прилетели, кстати.

Действительно, глайдер опустился около скал, торчащих из песка, и мы вышли наружу. Два охранника кивнули, когда мы прошли мимо них и открыли массивную дверь. Далее был долгий спуск под землю. Кажется, мы спустились вглубь метров на тридцать-сорок.

Еще две двери, выступающих своеобразным шлюзом и вот мы в небольшой пещере, которую освещает эта странная лампа в виде полусферы. Я заглянул в Лимб… И чуть не ослеп от ярчайшего света — передо мной была концентрированная Энергия Подпространства, переливающаяся всеми цветами радуги.

— Какого Хаоса?! — я взглянул в реальный мир, предполагая, что я окончательно ослеп, но к счастью, с моими глазами всё было в порядке. По крайней мере я чётко различал ехидную улыбку губернатора.

— Вот так выглядит Эссенс в своём «естественном месте обитания». В «природе» он растет в виде наростов на скалах, их называют друзами.

— Растёт? — удивился я.

— А как ты думал? — усмехнулся губернатор. — Прошло десять тысяч лет, а Эссенса с одной планеты хватает на всю Галактику? Да если бы он был минералом, из которого состоит ВСЯ планета, то её бы полностью «съели» уже… ну примерно девять тысяч лет назад.

Он убрал улыбку с лица и продолжил.

— Когда только открыли его свойства, люди полностью собирали Эссенс из друзы, и шли вглубь планеты за новыми. Потом кто-то выяснил, что друза растет со временем. Очень медленно, но растёт. А еще выяснили «критическую массу» каждой друзы, меньше которой процесс самовосстановления прекращается, и друза «умирает». — он кивнул на светящееся полушарие. — Вот перед тобой минимальная масса «живой» друзы — триста четырнадцать полных килограмм с «хвостиком». Мы собрали с неё весь доступный Эссенс перед атакой. Но она не размножается…

— Что? — удивился я.

— Да-да, ты не ослышался. В своей натуральной среде, друза, являющаяся по сути своеобразным энергетическим аккумулятором Энергии Подпространства, каким-то неведомым образом проявившемся в нашем материальном мире, примерно раз в три земных месяца «рождает» зародыш другой друзы, которая через год-два достигает размера «саморегулирования», своего рода — взрослеет. И вот тут у нас проблема, и именно поэтому эта планета так нужна Империи, хотя, по факту, она для них бесполезна. Но они об этом, пока, не знают.

— Объясните? — мой мозг бешенными темпами переваривал полученную новую информацию, но было слишком много «белых пятен».

— Само наличие этой друзы у нас — это смертная казнь, без вариантов, — покачал головой губернатор. — Я не скажу, как мы её добыли, но Империя об этом узнала. А еще они решили, что нам, наконец, удалось…

— Что удалось?

— Найти планету, пригодную для «размножения».

У меня потихоньку начал складываться «пазл» в голове.

— Но, это не так?

— Нет, — покачал головой губернатор. — Десять лет она здесь. Но, она не увеличилась ни на грамм за это время, не говоря о том, чтобы «размножиться».

— Но, почему здесь?

— Мы пытаемся просто тупо скопировать условия, не понимая «как это работает». Балта — почти полный двойник Парадайз. Мы предполагали, что это зависит от климата, но что-то мы сделали не так, или наше предположение оказалось в корне неверным.

— Кому-то удалось?

Губернатор, надо отдать ему должное был умен и понял суть моего лаконичного вопроса.

— Мы не знаем. Предполагаем, что Империи это удалось, но точной информации нет.

— На основании объёма производства Эссенса?

— Именно.

— А другие Линии? — я уже задал вопрос, когда понял, что знаю на него ответ.

— Да кто ж о таком говорить будет? — улыбнулся губернатор. — Мы же себе не враги?

— Зачем вы мне это всё показали и рассказали?

Губернатор глубоко вздохнул и решился.

— Я хочу, чтобы вы увезли ЭТО с моей планеты! К Хаосу!


Глава XXII


В общем, губернатор рассказал кое-что действительно интересное. У меня накопилась целая куча вопросов, и почти на все из них я получил ответы.

Когда между Линией Ржевских и Императором была достигнута договоренность о «протекторате» и получена защита Империи и Императора, то Ржевские надеялись, что это надолго.

Однако, когда в этом году срок договора истек, отказ «пролонгировать» его Империей был очень неприятным сюрпризом. А новое условие — передачу планеты Империи в собственность и перезаключение договора уже на правах аренды — вообще ошеломило.

Никто не хочет получить во враги Империю, поэтому Ржевские, согласились. Единственное, они попросили время, чтобы решить свои дела на планете. А вот дальше было странное.

Со слов Рыцаря Харальта — Ржевские передумали отдавать планету Империи. По словам Казарского — такого не было, просто Империя не захотела ждать. Я так понял, что «время на порешать дела» Линии Ржевских было нужно, в основном для того, чтобы придумать, что делать с друзой, но не срослось…

Губернатор предполагал интриги других Линий. Он был опытным политиком и понимал, что Империя, с её многочисленным разведывательно-диверсионным аппаратом, если не знала на сто процентов, то точно подозревала о наличии друзы Эссенса на Балте. Пока она не «росла», их всё устраивало. Скорее всего, кто-то из конкурентов убедил имперцев, что у Ржевских «получилось». Получилось «оживить» друзу. А это уже прямая угроза Империи.

Учитывая окончание «протекции» к Балте проследовал совместный флот двух Линий с целью захвата, вот только… Эти Линии должны были захватить планету не для себя, а для Империи. Почему имперцы не пошли на это сами? Политика, пожри её Хаос!

И да, барона Зандера мы заставили спуститься на планету. Под угрозой рассттрела его корабля. И заставили предъявить его полномочия. Так вот, там ни слова не было сказано об орбитальном ударе по планете. И это было разумно. Вряд ли заказчик хотел, чтобы случайно была уничтожена так нужная ему информация.

По факту, я был прав7 Несколько… гхм… перестарался, но всё же был прав. Однако, это мало меня успокаивало — получить во враги сразу две Линии, уничтожив корабли их цепных псов — такое просто так не оставляют в этом жестоком мире. В противном случае — это будет воспринято, как слабость. А что нельзя показывать Линиям. — так это именно слабость.

Конфликт был временно «заморожен» и все чего-то ждали…

— Почему вы так долго тянули с эвакуацией друзы? — поинтересовался я у губернатора.

— Есть у нас такая поговорка: «Надежда умирает последней», — вздохнул Казарский. — Так вот, мы всё еще ждали, что друза приживется. А когда в систему зашёл флот Линий, было уже поздно.

— Но, ведь Линия Ржевских «не из последних»? — возразил я. — Где ваш флот?

— Отбивается от нападок Линий на других фронтах, — вздохнул Казарский. — Атака была спланирована грамотно. И всё сделано именно так, чтобы Балта осталась беззащитной. Два наших корвета на орбите были уничтожены в первые часы сражения. А еще… Они уничтожили четыре транспорта, чтобы сделать невозможной эвакуацию…

— А так, разве можно? — я не был силен в войне Линий, но это казалось мне странным.

— Скажем так, — снова тяжело вздохнул губернатор. — «Не запрещено». Да, обычно так не делается, корабли слишком большая ценность, чтобы их уничтожать — но тут захват можно было оспорить, а вот уничтожение… «Историю пишут победители».

— Что за Линии на вас напали? — уточнил я, уже предполагая название одной из них.

— Линия Энрикес, — граф подтвердил мои предположения. — И Линия д’Амбуаз.

— Ясно, — кивнул я. — Какие сейчас планы, Ваше Сиятельство?

Губернатор усмехнулся.

— В первую очередь — убрать это с планеты, — он кивнул на светящуюся друзу. — Во вторую — отбить нападение наёмников. Ну, а в третью, молиться, чтобы не вмешалась Империя.

— А это реально? — удивился я.

— А кто что может запретить Императору? — покачал головой губернатор. — Император всегда берет то, что ему нужно.

— Что вы хотите, чтобы я сделал ней? — кивнул я на скопление Эссенса.

— Подержал немного у себя, а затем… — граф задумался. — Я всё еще думаю, куда тебе нужно его отвезти и кому именно передать.

Я скептически усмехнулся, а граф уловил мои эмоции.

— Ты, наверное, хочешь узнать, что я могу предложить тебе за помощь?

Рядом презрительно хмыкнула Алиса.

— Заметьте, губернатор, не я это предложил? — улыбнулся я.

— Всё в этом мире имеет свою цену, — улыбнулся в ответ граф. — Во-первых, ты получишь деньги. Десять тысяч реалов в качестве аванса, и еще двадцать тысяч после того, как выполнишь миссию.

Я быстро произвел расчеты. Месячное содержание только экипажа «Араганора» тянуло на 2900 реалов — две сотни рядовых, восемь офицеров, Навигатор и Капитан с Казначеем. Макс и Раф, «милостиво» согласились на 150 реалов в месяц, что по меркам имперского флота было совсем недорого. Миуре я, пока, обещал сотню в месяц, а восемь офицеров получали по пятьдесят. Рядовой член экипажа стоил мне десятку в месяц, что было вполне «средним по палате».

Андерсену и его десятке «рейнджеров» платила Империя… Пока платила, а вот новые «спецназеры» уже были на зарплате, а это еще по двадцатке в месяц, что выходило еще в 126 реалов месячных трат. Вот уже 4160 реалов в месяц.

Это еще космодесы не объявили ценник, пока они не придут в боевую готовность и не получат нормальное снаряжение. Но, я узнавал. Зарплата рядового космодесантника Империи составляла, Хаос меня подери, целых 500 реалов в месяц!!!

Бывшие гвардейцы и мои Одарённые также пока ничего не требовали, но я понимал, что война-войной, а обед по расписанию… И это я еще не учёл снаряжение, техобслуживание, топливо и боеприпасы. Хорошо, что у меня есть Раф для этих чисел и я был благодарен Ордену Войны, за «стартовый» взнос.

В общем, десять тысяч реалов — это неполных два месяца функционирования «детей Императора» в очень экономном режиме.

— Во-вторых, вот, — губернатор достал из кармана небольшой мешочек и протянул мне. — Чистый Эссенс, что мы собрали с друзы. Здесь примерно, если переводить на таблетки, около пятидесяти штук.

Я хмыкнул, развязав тесёмку и заглянув внутрь. Внутри был порошок, который, видимо, соскребали с друзы. А потом штамповали таблетки.

— Ты представляешь стоимость этого мешочка? — улыбнулся граф, видя, как у меня затуманились глаза, когда я пытался перевести содержимое в твёрдые Имперские реалы.

— Нет, — честно покачал головой я. — Я понятия не имею, сколько стоит Эссенс.

— До катастрофы одна таблетка Эссенса стоила порядка тысячи реалов. Это официальный курс на имперском рынке, но чтобы купить его по такой цене нужно было иметь все необходимые разрешения, а также не выйти из имперской квоты. Стоимость одной таблетки на «чёрном рынке» доходила до десяти тысяч! Сейчас же, я даже боюсь представить их стоимость на «чёрном рынке»! Теперь ты понимаешь КАК важно для Империи каждый возобновляемый источник? Да, и не только для Империи!

— Пожри меня Хаос! — не сдержался я. Десять тысяч — эта была стоимость… Это была ОЧЕНЬ большая сумма! В голове пронеслись все съеденные мной таблетки и мне стало не по себе. Теперь я осознал, что у «человека на Эссенсе» должны быть ОЧЕНЬ богатые спонсоры.

— Есть еще и в-третьих? — я задумчиво посмотрел на губернатора, «переваривая» полученную информацию.

— Да, — Казарский пристально на меня посмотрел, убрав с лица улыбку. — Что ты хочешь, Антон?

— Губернатор? — я изобразил непонимание.

— Ну, вот тебе сколько? Тридцать — тридцать пять лет?

— Восемнадцать недавно исполнилось, — буркнул я. Сбоку снова раздался «хмык» от Алисы.

— Вот как? — Александр удивился. — Но ты же должен сейчас быть в Академии?

— Кое-то пошло не так, — уклончиво сказал я.

Губернатор прищурился, как будто что-то обдумывал и тут его лицо взорвалось гаммой эмоций.

— Пожри меня Хаос! Ты из Академии Шавацкого?! Так?!! Вот я старый дурак! Конечно же! Негатор!!! Меня ввел в заблуждение твой меч!

— В смысле? — уточнил я.

— Да я думал, что ты воспитанник Инквизиции, да и в восемнадцать лет стать Рыцарем? Решил, что ты просто очень хорошо выглядишь! Стоп! — губернатор помрачнел. — Антон Ноунейм! Ты же погиб вместе с моим племянником… Погоди… Там были воспитанники Линий Де Крой, Аренберг, Минамото… и… хмм… а тот борзый ментат с тобой, наверняка, из Воронцовых?

— Всё верно, — вздохнул я. Накрылось моё инкогнито и здесь.

— Так может, Семен? — с надеждой посмотрел на меня Александр.

— Сожалею, Ваше Сиятельство, но он действительно погиб.

— Как это произошло?

— Одержимые, Ваша Сиятельство. Причем, Одержимые космодесантники! — в этот раз очередной «хмык» от Алисы был полон изумления. — Он погиб, как герой и он был мне другом.

— Другого я от Семена не ожидал, — покачал головой граф. — Очень жаль. Очень. Ну, в свете этой информации, я повторю еще вопрос. Что ты хочешь?

— Я хочу стать Императором! — я дерзко заглянул ему в глаза, решив, что вряд ли он успеет обвинить меня в Ереси, в свете последних вводных.

— Да ладно?! — надо же, она разговаривает! Я чуть повернул голову и увидел ошалевшую рыжую.

— Хмм… — кажется, я также смог удивить губернатора, но в отличии от своей дочери, он смог это скрыть. — Я предполагал, что ты амбициозен, но чтобы так… В общем, вот что я тебе скажу. Учитывая твою фамилию и твоё… гхм… неблагородное происхождение, у меня есть целых два «в-третьих»! Первое — линия Ржевских с удовольствием примет тебя в сои ряды.

— При всём уважении к вам, губернатор, скажу — сразу нет!

— Я так и думал. Ну, значит перейдем к следующему предложению. Подозреваю, что ты хочешь организовать Линию? Верно?

— Есть такие мысли, не скрою, — кивнул я, всё еще не понимая, к чему он ведет.

— А новая Линия организуется только указом Императора, — Александр не сдержал улыбки. — Действующего Императора, Но, вот основания для этого указа разные.

— Подвиг во имя Империи? — проявил я свою осведомленность.

— Это один из вариантов, да, — кивнул граф. — А вот еще один — поручительство Совета Старейшин шести Линий.

— Ну надо же! — удивился я. — Я не знал о таком способе!

— Мало кто знает, — подтвердил губернатор. — Потому что это исключительно редкое происшествие. Во-первых, как ты уже понял, Линии несколько… гхм… недолюбливают друг друга и им очень сложно договориться. Во-вторых, очень мало причин Линиям создавать себя прямого конкурента. В-третьих, как правило новые Линии организуют индивиды определенного склада характера, примерно такой я наблюдаю у тебя. Ну и в-четвертых, совершить что-либо полезное для целых пяти Линий — это, я тебе скажу, практически невозможно!

Я кивнул. Меня интересовали факты.

— Когда это случилось в последний раз?

Губернатор улыбнулся.

— Около двухста лет назад. Один наёмник смог убедить пять Линий позволить ему организовать новую Линию. Но, ему было проще, он сам состоял в одной из рекомендовавших Линий, будучи неугомонным сыном старейшины, а его супруга — также смогла «продавить» свою Линию.

— Как называется эта новая Линия? — мне было реально интересно.

— Называлась, — поправил меня граф. — Линия не пережила своего основателя и прожила ровно пятьдесят два года. Этот наёмник был тем еще засранцем! А Линию он назвал, по своему обыкновению, поправ все правила — Линия Роза.

— И в чем тут нарушения? — не понял я.

Губернатор улыбнулся.

— Какой цвет запрещен в Империи?

— Розовый!

— И?

— Хаос, меня подери! Неужели?

— Да, розовый цвет был на гербе первого Императора и его указом он запретил использовать этот цвет в геральдике какой-либо Линии вообще. Наёмник был не дурак и не стал открыто нарушать запрет, но он был… еще тем затейником!

— И как звали этого наёмника?

— Сергей Иванцов.

— Это тот Иванцов, что предотвратил восстание сектора Альтарес?

— Именно.

— Ну и дела…

— Так вот. Считай, что Ржевские уже находятся в твоём списке рекомендателей. Осталось всего ничего — найти еще четыре Линии.

— Ваше Сиятельство! — в комнату забежал мужчина в форме гвардии Линии Ржевских. — У нас гости!

— Кто? — резко бросил губернатор.

— В систему только что вошёл Боевой корабль космодесанта «Ужас Еретиков». Принадлежность — 7-й полк космодесанта 5-го Легиона «Каратели».

— Сохрани нас Император! «Каратели!» — резко побледнел Казарский. — Антон, планы меняются! И действовать нужно очень быстро!!!


Глава XXIII


— Что случилось? — спросил я, когда увидел сильную встревоженность губернатора.

— Это «Каратели»! Император прислал чёртовых карателей!!! — Александр, похоже, был в ярости.

— Я понимаю вашу обеспокоенность наличием космодесанта в системе, но это же имперские войска, а не отмороженные наемники, с ними будет проще договориться, — недоумевал я.

— Антон, это «Каратели». «Каратели» не ведут переговоры! Они, как видно из названия, карают врагов Императора! Жестоко и беспощадно! И, судя по тому, что они здесь — врагами Императора выбрали нас!

— Мне кажется вы несколько преувеличиваете, губернатор, — не согласился я.

— Преувеличиваю? — Александр посмотрел на меня как на умалишенного. — Ну уж нет. Я прожил долгую жизнь, и мне известно о методах ведения войны многими имперскими подразделениями. И последнее, чего бы я хотел в этой жизни, так это ощутить на себе ярость имперского космодесанта!

Он устало потёр переносицу, как будто что-то обдумывая.

— А ты летишь с ним! — повернулся Казарский к Алисе.

— Но, папа! — взорвалась девушка. — Я нужна тебе здесь!

— Ты ошибаешься милая, — взгляд губернатора смягчился. — Я бы сказал, что помочь нам сейчас может только Император, но учитывая наличие имперского, Хаос его пожри, космодесанта у нас над головой — это вряд ли.

— Антон, — он повернулся ко мне. — Я понимаю, что я и так прошу у тебя слишком многого, но я но мне нужно чтобы ты забрал с собой людей. Так много, как сможет поместится в твой корабль.

— Ваша Сиятельство, все настолько плохо?

— Ты даже не представляешь, насколько, — грустно улыбнулся губернатор.

— Вы полетите с нами? — уточнил я.

— Ну уж нет, — грустная улыбка стало чуть шире. — Никто из Казарских никогда не бежал от врага. И не побегут теперь!

— Папа, но ведь я тоже Казарская! — отчаянно воскликнула Алиса.

— Да, верно, — кивнул головой Александр. — А ещё ты моя дочь. И пока я жив ты будешь делать то, что я тебе прикажу.

— А теперь Антон, мне нужно время подготовиться. А ровно через час люди будут готовы к погрузке. Сколько ты сможешь забрать?

— Вам лучше согласовать это с капитаном, — задумчиво произнес. — Эрик, дай связь с «Араганором»!

Тень тащила с собой мощную рацию и через мгновение он кивнул, подтверждая, что мой коммуникатор соединен с эсминцем.

— Кэп, ответь на все вопросы губернатора! И окажи максимальное содействие!

— Принято, сэр! — раздался спокойный голос Максимилиана.

* * *
Ровно через час, с центрального космодрома Балты начали стартовать орбитальные челноки, увозивший с собой женщин и детей. Ни один мужчина не сел в эвакуационные корабли. Они стояли, молча глядя как улетают их жены и дети и единственной эмоцией, что я видел — была одинокая скупая слеза на обветренных лицах. Они понимали, что остаются чтобы умереть, но это был их выбор, который я уважал.

— Губернатор? — я тактично подождал, когда граф отпустит из объятий свою дочку и закончит что-то шептать ей на ухо.

— Антон, — кивнул губернатор в ответ.

— Я тут подумал, — смущенно сказал я. — И решил вернуть вам это.

Я протянул ему данный мне ранее мешочек с Эссенсем.

— Мне кажется, вам он сейчас нужнее!

Но Александр отрицательно покачал головой.

— Спасибо, но нет, — он увидел моё нахмуренной лицо ти осторожно положил руку мне на плечо. — Я это ценю, сынок, уж поверь! Но, у нас просто нет шансов.

Последнее он сказал, существенно понизив голос, дабы не услышали стоящее вокруг люди.

— Мы обречены, но у тебя ещё есть будущее. Я тебя прошу. Нет, не так. Я тебя умоляю! Позаботиться об Алисе. Да, знаю ты слышал много о наплевательском отношение родителей-Одарённых к своим детям, но Алиса особенная. Под её показным пренебрежением и резкостью скрывается очень добрый человек. К счастью или, к сожалению, она получила это качество от своей матери.

Тут Казарский запнулся, его лицо потемнело он как будто что-то вспоминал.

— Моя супруга погибла. Несчастный случай, хотя я думаю, что это не так. Но, это дела прошлые… Я не люблю показывай свою сентиментальность, хотя сейчас, на пороге смерти уже можно. Я безумно любил свою жену. И Алиса — это все что от неё осталось. Нет, ты не подумай она отличный боец — я научил её всему и даже больше. Но, все что она может сделать здесь это прибить парочку космодесантников и героически умереть. У неё может быть лучшее будущее. Я тебя умоляю ещё раз. Обеспечить ей это!

— Куда мне её отвезти?

— Никуда, — покачал головой губернатор. — Я хочу, чтобы она оставалась с тобой.

— Ваше сиятельство? — удивился я.

— Да-да, ты не ослышался, — покачал головой губернатор. — О ней, безусловно, позаботиться Старейшины, но у меня есть сомнения в будущем нашей Линии, после всего этого.

Он развел руками как будто пытался обнять всю свою планету на прощание.

— Вы думаете вашу Линию могут уничтожить?

— Уничтожить? Нет, что ты! Ослабить? Да! Унизить? Безусловно! Но, уничтожить? Мы не сделали ничего плохого. По факту, Император превысил свои полномочия, но он в ответе только перед самим собой и своей совестью.

— Так куда мне отвезти друзу? Вы так и не дали мне инструкции?

— Если ты согласен взять Алису себе в отряд, то пусть это будет моим, своего рода вступительным взносом в её будущее, — усмехнулся губернатор.

— У вас есть на это полномочия? — нет, предложение конечно заманчивое, но я думаю что друза принадлежала всей Линии в целом, а не одному, хоть и влиятельному, губернатору.

— Пусть тебя это не волнует, — покачал головой Александр. — Скажем так, я играл решающую роль в обретения этого богатства. А учитывая, что нас оставили один на один с превосходящим противником, я вполне имею моральное право распоряжаться этим так, как считаю нужным.

Он вытащил из кармана и передал мне информационную карту.

— Здесь исследования наших учёных, их предположения и прогнозы по наилучшим условиям для адаптации друзы. Да, десять лет безуспешных попыток выглядит не очень, но ты по крайней мере будешь знать, что мы уже попробовали, и не будешь повторять эти ошибки. А ещё здесь есть инструкция. По поводу дочери, а также по поводу твоего плана. Ты найдёшь там перечень Линий, с которыми, по моему мнению, нужно начать переговоры первыми. А ещё там есть чёрный список Линий, к который тебе лучше не соваться.

— Спасибо огромное! — я сейчас был искренен. Я, пока, не знаю кто будет проводить для меня эти исследования, но эта информация действительно была бесценна.

— Антон, это Дюрер! — раздался у меня в ушах голос капитана «Агаранора». — Последнее судно уже загрузилось и если ты хочешь попасть на борт, а не героические умереть внизу, то советую тебе поторопиться.

— Ваше Сиятельство! — я вытянулся по стойке смирно и отдал такой чёткий салют, какой не отдавал никогда в жизни.

— Удачи тебе Антон, — протянул руку губернатор для крепкого рукопожатия. — Я верю, у тебя все получится! Я не знаю, откуда я это знаю ну моя интуиция меня редко подводит.

— Спасибо сэр. Берегите себя… — я осёкся, когда понял, как нелепо прозвучало это абсолютно обычное вежливое пожелание.

— Непременно! — внезапно рассмеялся губернатор. — По крайней мере до тех пор, пока мы серьёзно не проредим ряды этих самонадеянных фанатиков!

Я кивнул и побежал к кораблю, который уже запустил на разогрев стартовые двигатели…

* * *
— Как обстановка? — спросил я, с ходу влетев в капитанской рубку. — Знакомитесь, это Алиса Казарская-Ржевская. Алиса теперь в нашем отряде.

Это известие вызвало разные реакции у моих товарищей. Инесса недовольна наморщила носик, Райли нахмурилась и оценивающе оглядела ладную фигурку Алисы с ног до головы. Тадаси, по своему обыкновению, скупо кивнул. А вот Пашка… А Пашка радостно растянул губы в ухмылке, расставил руки и сделал два шага вперёд, схватив бедную девушку за плечи.

Кажется, она едва сдержалась чтобы не дать ему тумака. А дальше, Смирнов с удовольствием три раза чмокнул её, попеременно, в каждую щеку и вот тут уже девушка не выдержала, хотя надо отдать ей должное, она выбрала целью свои атаки не лицо и не его мужское достоинство. Девушка просто, без замаха, сунула кулак Смирнову поддых, заставив того согнуться в три погибели.

— Ты что, дура? — прохрипел Пашка. — Ты же вроде русская! У нас так принято здороваться!

— Я не знаю где у вас, — прошипела девушка. — А вот у нас наглецам всегда прилетает. Это я тебя ещё пожалела, и сделал это, исключительно из-за твоего командира.

Это несколько разрядило обстановку. Инесса начала тихо хихикать Райли откровенно ржала и даже у Тадаси дернулась бровь, изображая, как для него, неимоверная веселье.

Сбоку тихо похрюкивал старый капитан, и даже дежурная офицеры старательно прятали улыбки.

— Хаос тебя подери! — Пашка выпрямился и два раза вдохнул/выдохнул, приходя в норму. — Будем считать, что первый блин комом. Но будет второй, а затем и третий! Уж поверь, я в этом мастер!

— Мастер печь блины? — невинно поинтересовалась Алиса, — Так себе навык для настоящего героя!

Тут уже вся рубка открыло грохнула дружным хохотом. Что в этом был от комичной ситуации, а что — от нервного напряжения последнего, и возможно, предстоящего боя, мне трудно было понять. Я посмотрел на насупившегося друга.

— Кажется, у тебя появился достойный противник! — Пашка открыл рот для ответа, но я поднял руку в предупреждающем жесте. — Так! Проехали! Смеяться будем потом! Капитан, что у нас?

— БКК полчаса назад вышел на связь. Они требуют заглушить двигатель опустить щиты и готовиться к прибытию абордажной команды. Именем Императора, между прочим… Но, мы же не позволим им это сделать?

— Конечно же нет — иначе жертва губернатора его людей будет бессмысленной. А это то, чего я больше всего не люблю в этой жизни. Бессмысленных жертв. Мы успеем уйти?

— От корабля — да, — задумчиво сказал Дюрер. Он вышел, с другой стороны, от планеты и ни за что не сможет нас перехватить, а вот от истребителей, которых он непременно выпустит — вряд ли.

— И чем нам это грозит? — я все ещё не был силён в космической тактике и стратегии, да и ТТХ имперский кораблей я знал не досконально. Тем более, о Больших Кораблей Космодесанта, данные о которых были засекречены.

Дюрер подтвердил мои предположения, когда начал отвечать.

— Эти БКК всегда строятся оп индивидуальному проекту, одинакового корабля не существует в природе. У каждого Легиона свои цели и задачи и даже внутри него у разных полков есть своя специфика. Предполагаю, что там две-три эскадрильи аэрокосмических истребителей. Это полсотни «Пираний», скорее всего именно они на вооружении БКК, и они могут устроить нам большие неприятности.

— Значит, самое время нам уматывать из системы, — хмыкнул я. — Сколько людей мы взяли на борт?

— Четыре тысячи двести двадцать три человека — это максимальное количество, с которым справится система жизнеобеспечения корабля за полторы недели полёта.

— Куда мы их везем? — уточнил я. Конечную точку маршрута губернатор озвучил Дюреру, но я забыл поинтересоваться у него лично.

— Система Танакс 3Х-237, планета Ронда, — доложил капитан.

— А поточнее? — мне ничего не говорили ни название системы, ни планеты.

— Это «вольная» планета, но у Ржевских, скорее всего, там «свой интерес», — почесал гладковыбритую щёку капитан. Первое, что он сделал, оказавшись на мостике «Араганора» — начисто побрился — такова традиция имперского флота, как он выразился. Бородачи — удел наёмников и пиратов. Ну, или имперских адмиралов, но никак ни флотского офицера.

«Вольная» планете — планета, освобожденная Империей от налогов. Делалось это в разных случаях: свеж колонизированная планета, все ресурсы которой шли на обустройство колонистов; наоборот, ресурсно «выжатая» планета, сохраняющая население из-за чьей-то прихоти, либо занимающая стратегически важное место и едва сводя концы с концами…

— «Выжимка», — уточнил Дюрер. — Держатся только за счёт дотаций. Официально — под протекторатом Линии Воронцовых.

Я повернулся к Пашке.

— Может, у тебя есть информация поподробней, раз уж планету «крышует» твоя Линия?

Смирнов скривился.

— Бывшая моя Линия. Мы же здесь все — официальные трупы! А что касается планеты… Перевалочный пункт. Фактически — заправочная станция, используемая кораблями в дальних перелетах. Моя троюродная тётя Варя никак не даёт этому сомнительному бизнесу загнуться.

— Тётя Варя? — удивился я.

— Варвара Фёдорова, если быть точным.

— Почему Казарский выбрал эту планету? — нахмурился я.

— Предполагаю, потому что Ржевский и Воронцовы никогда не воевали друг с другом, — пожал плечами Пашка.

— У этих Линий союз? — продолжал допытываться я.

— Нет, насколько я знаю, — отрицательно замотал головой мой друг. — Скорее, «Пакт о сотрудничестве».

— Ясно, — кинул я.

— Командир, вам нужно это услышать! — тронул меня за плечо капитан.

— Внимание! Эсминец «Араганор»! Говорит Легат 5-го Легиона Имперского Космодесанта Каратели! Что, во имя Императора, вы творите?! Заглушите двигатели и остановитесь! И приготовьтесь к приему абордажной команды!

— Ну надо же! Сам Легат прилетел карать кучку строптивых Одарённых! Ничего не отвечай и продолжай разгон! — буркнул я. — Миура! Что с курсом?

Уильям уже лежал в капсуле Навигатора, подключившись к системам корабля, но еще не ушёл в Астрал.

— Есть наметки, расчётное время прибытия — двенадцать дней! Всё, работаю! — крышка «саркофага» захлопнулась и Навигатор «ушел» на переговоры с Проводником. Тихо клацнул клапан подачи Эссенса, давая Миуре силы совершить задуманное.

— Они выпустили истребители, — напряженно проговорил Дюрер. — Двадцать, тридцать… тридцать шесть бортов… Хмм… Это «Пираньи — 18ш» — «штурмовая модификация», у них до Хаоса много разного оружия, похоже, они не хотят нас захватывать, а будут разносить в пыль…

— К Хаосу их желания! — скривился я. — Прогноз?

— Ситуация хреновая, скажу честно. Наше ПКО может не справиться!

— У нас нет выбора! Мы обязаны справиться! Действуй, капитан!

— Есть, сэр! — кивнул, по привычке Дюрер и включил сирену. — Внимание! Боевая тревога…

Пять тысяч людей на борту. Мои люди и беженцы с Балты. Последнее, что я допущу — это их уничтожение. Да, я не могу вести космический бой напрямую, но есть Подпространство, которое существует и в космосе…

— Инесса, Паша, есть разговор!


Глава XXIV


Честно говоря, я начал потихоньку понимать любовь флотских к своему делу. Хороший корабль с хорошей командой представлял собой, поистине, единое живое существо. А боевой корабль — ещё смертельно опасное существо!

У меня был не лучший корабль в галактике, но точно был один из лучших экипажей. Фраза «Даешь дорогу молодым!» точно не подходила в случае взаимодействия людей с техникой, а тем более, в процессе ведения боевых действий. Молодых можно было ставить на физический контакт в лихой кавалерийской атаке, но в части космических сражений — опыт решал.

Я уже зарёкся когда-либо называть свои экипаж «пенсионерами», глядя на них и на их действия единственное чувство которая приходила мне в голову — было восхищение.

«Араганор» набирал скорость, удаляясь от обречённой планеты. Весь экипж находился на своих ьоевых постах и был готов встретить врага во все оружие. Вряд ли у нас был шанс в прямом противостояние с Большим Кораблём Космодесанта, да я и не собирался это проверять. Интуиция мне подсказывала, что я когда-нибудь схлестнусь с этой Машиной Разрушения в открытом бою. Но, это точно будет не сегодня.

«Пираньи». Любимый аэрокосмический истребитель Имперского Космодесанта. Он, как и другие любимые корабли космодесанта, был хорош своей универсальный платформой, на которую можно было навешать любое оружие, зависимости от поставленных боевых задач. Этот истребитель невозможно было встретить нигде, кроме как у космодесанта. Владеть им было запрещено имперским указом под страхом смерти…

Пилотами в них были обычные люди. Всё-таки, сама идея космодесантника — это физический контакт, в котором он был непревзойдён. Ну, кроме Одарённых конечно. Сажать же в кокпит боевого истребителя идеального солдата, на создание которого было потрачено в десяток больше средств чем на сам истребитель было, по меньшей мере, нерационально.

Да, попасть в пилоты «Пираний» было практически так же невозможно, как попасть в космодесантники. Очередь составляла тысяч людей на одно место, а учитывая малую ротацию личного состава в этих элитных подразделениях и чрезмерно малые боевые потери, некоторым не выдавалось попасть туда совсем, в рамках их короткой человеческой жизни.

Дело в том, что репутация космодесанта хоть и была действительно ужасающей, но была сформирована уже давным-давно. В те времена, когда космодесант был действительно реальным боевым инструментом, а не своеобразным «пугалом», при появление которого, враги в страхе разбегались, либо сдавались.

Исключение составляли легионы космодесанта, непосредственно участвующие в битвах с Хаусом. Вот те — не бежали и не сдавались. Никогда. Легион номер пять Имперского Космодесанта «Каратели» использовался, в основном, для усмирения недовольных политикой Империи и Императора. Своего рода, тот самый «кнут», который использовал Император, когда его оппонент, по какой-то причине, не хотел брать «пряник».

Я понимал недоумение в голосе Легата, когда «Араганор» не подчинился его приказу. Такое, за долгую жизнь, несомненно, заслуженного Легата, случались считанные разы. Пойти против воли Императора? Дураков, обычно не было!

Сейчас, на борту моего корабля, кроме надёжной и опытной команды, было ещё одно оружие. Им были мы, Одарённые. Обычно, в космических сражениях использовались пассивные (или поддерживающие) Дары Одарённых. Прогнозирование, Предвидение или Воодушевление — давали, в зависимости от своих свойств, определённой «буст» какой-либо боевой части корабля, либо всему соединение кораблей, в целом.

Боевые Дары были слишком не стабильными, или имели слишком малую зону действия. Ходили легенды о том, как герои прошлого, перемалывали звёздные армады врага в молекулы, не отходя с капитанского мостика. Что там была правдой, а что вымыслом — я не имел понятия. Так как все описанные эпизоды происходили в глубокой древности. То ли Одарённые «измельчали» нынче, то ли техника сильно продвинулась, но в последние столетия я не слышал подобных героических деяния. Хотя нет. Сергей Иванцов, создатель Линий Роз, как раз каким-то необъяснимом способом уничтожил превосходящий в разы флот его противника в битве за Альтарес. К сожалению, выживших врагов, способных описать содеянное им в живых не осталось, а сам Сергей особо на эту тему не распространялся.

Я больше склонялся к тому, что возможность применения Боевого Дара в космических боях было, но каждый такой случай тщательно скрывался, дабы не дать возможность повторить подобное потенциальным конкурентам.

Итак, в текущих условиях «физики» были бесполезны, но я рассчитывал на Смирнова и фон Таубе. Что из этого получится — скоро узнаю.

— Внимание! Зафиксированы множественные запуски ракетно-торпедного вооружения, — напряженно проговорил оператор РЛС.

— Что-то ребятки поторопились, — хмыкнул Максимилиан. — От таких бойцов я ожидал большего терпения.

На мой недоумённый взгляд, он ткунул пальцем в монитор и попытался объяснить.

— Смотри сюда. Торпеды у них, 100 % противокорабельные. Скорее всего — «Москиты» в одной из многочисленных модификаций. Но, хоть они и имеют резерв скорости, перед форсажем и манёвровые двигатели, но, тем не менее, запас топлива у них ограничен. Грубо говоря — чем меньше расстояние с которой выпускается торпеда, тем с большей скоростью она полетит к цели. Тут вопрос в другом. Они нас недооценивают, или уже начинают опасаться за свои ценные жизни и будущую безбедную пенсию?

— Предполагаю, что всё-таки недооценивают. Это же космодесант — элита Имперской Армии. Они не могут бояться, — нахмурился я.

— Не могут? — Рассмеялся Дюрер. — Ты просто слишком молодой, и не видел многого в этой жизни. Боятся все, подозреваю даже «идеальные солдаты» в Империи — космодесантники, хотя я не берусь этого утверждать. Но, что касается обычных людей, вот тут я уверен на все 100 процентов! Чем больше солдат находится вдали от постоянных сражений, тем сильнее у него просыпается чувство самосохранения, которое, Хаус его подери, не дает бойцу действовать в критических ситуациях по-настоящему эффективно!

Я хмыкнул.

— Следуя вашему утверждению, у вас и у всех этих людей, — я обвёл руками рубку, где ветераны сосредоточено работали. — было достаточно времени для того чтобы чувство самосохранения не только проснулось, но и полностью захватила вас, подобно Хаосу!

— Подколол, соглашусь, — улыбнулся капитан. — Однако, у нас всех есть один нюанс. Мы не отсиживались в тёплых местечках, в ожидании жирной пенсии. Всех нас, уж поверь мне, я выбирал всех лично, выдернули с действующей службы вопреки нашей воли — кого по возрасту, кого по… Хм… недоразумению. Ни один человек на этом корабле не хотел мирной жизни. Мы все больные? Возможно! Некоторых, в годы действующей службы, считали натуральными маньяками или психопатами. Но, одно я тебе скажу точно — все собравшиеся здесь просто идеальные машины для убийства!

— Это радует, — согласился я. — Что скажете насчет первой атаки? Отобьемся?

— От первой волны — безусловно, — кивнул капитан. — Боеприпасы выпущены, в том числе, с той задумкой, чтобы выяснить нашу реакцию и наши возможности. Поэтому, мы тоже не будем торопиться.

Он отвлёкся чтобы включить внутреннюю корабельная связь.

— Арни это Макс. Не сбивай все на подлете. Дай им подойти поближе. Постреляй в молоко! В общем, сделай вид что мы испугана, а экипаж состоит исключительно из зелёных салаг!

— Принято Макс. Все сделаем в лучшем виде.

— Ну а теперь, давайте посмотрим, какие выводы сделает космодесант. — улыбнулся Максимилиан.

По моему мнению, Арнольд немного перестарался. Истеричные залпы ПКО, по-другому это назвать было нельзя, улетали в белый цвет, как копеечку, задолго да подлёта торпед в опасную зону. Хотя если знать, на что смотреть, то весь этот видимый хаос, устроенный стариной Арни имел смысл. Пара торпед взорвались на запредельно дальней дистанции для противо-космических пушек. Это выглядело, как чистая случайность и везение, однако я в этом сильно сомневался!

Ракеты же, имевшие большую скорость чем торпеды, быстрее добрались до нашего корабля. Фактически они не имели достаточной мощности чтобы нанести такому крупному кораблю как эсминец серьезные повреждения. Их задачей была выявление огневых точек. И снятия энергии щита. С чем они благополучно справились. Честь из них долетела до «Араганора» и щит вспыхнул в нескольких местах радужным сиянием. Однако, по странной случайности, долетело ровно столько ракет, чтобы щит «просел», но ни в коем случае, не «упал» и не отправился на перезагрузку.

Батареи ПКО расстреляла все оставшиеся торпеды, вышедшие уже на боевой курс, причём последняя из них взорвалась довольно близко, от чего весь корабль на секунду вздрогнул. Выглядела, как чистая удача!

Дюрер удовлетворённо кивнул головой.

— На месте пилотов я бы решил, что они имеют дело с дилетантами. Очень везучими, но тем не менее, мало понимающими в своём деле дилетантами.

— Ну сейчас мы это проверим, — я всё ещё был серьёзно напряжен. Всё-таки космические богиня — не моя стихия, а наличие кучи народа на борту также не добавляла уверенности. Однако уверенность, безусловно, испытывал капитан корабля. Этого мне было достаточно.

Подтверждая мнение капитана, истребители выпустили вторую волну ракетно-торпедного оружие также не достигнув оптимальную зону поражения. Каждый истребитель нёс по две торпеды. Противокорабельные торпеды «Москит». Понятное дело, что при одинаковом названии — «противокорабельная торпеда», полноценная торпеда «Гарпун», которая была на вооружение у нас, намного превосходила в мощности боевой части мини-торпеды, размещённые на «Пираньях».

В современном космическом бою, стратегия применение аэрокосмических истребителей состояла в том, чтобы нанести максимальный ущерб кораблям противника, в идеале — обездвижив его, до подхода линейных кораблей флота. Да, безусловно, они могли справиться с корветами и даже фрегатами. Но вот, начиная с эсминца, как правило выступающего именно кораблём Противокорабельной Обороны в составе ордера флота, и созданного для борьбы с мелкими целями — вот тут у «летунов» могли возникнуть определённые трудности.

Нет, количество приближающихся к нам «Пираний» было явно достаточно чтобы разнести «Араганор» в труху, вот только в какой-то момент в битве, решающую роль начинает играть тот самый опыт, в наличии которого у моей команды я был твёрдо уверен.

Вторая волна смертоносных «подарков» также было «случайно сбита» и, «в самый последний момент» уничтожена, но кажется враг уже начал что-то подозревать. Один раз — это случайность, два — это совпадение, похоже, у имперцев не было желания выяснять, не закономерность ли это. Ведь, у них оставалось всё меньше и меньше боеприпасов.

— Во-о-от! — удовлетворённо протянул капитан. — Сейчас, похоже, начнётся настоящий бой!

Истребители на радаре разделились на три группы по двенадцать машин, каждая из которых, в свою очередь, разбилась на тройки и двинулись к нам, с твёрдым намерением зайти с разных углов атаки, чтобы распылить внимание батарей ПКО и достичь максимального эффекта от атаки.

— Пашка! Готов? — Спросил я необычайно серьезного друга, который сидел рядом и достаточно нервно теребил в руках тубус.

— Ещё далеко, — ровным голосом ответил Смирнов. — Но уже скоро.

— Я на тебя рассчитываю! Мы все на тебя рассчитываем! — подбодрил я друга.

— Знал бы ты, как я сам на себя рассчитываю! — криво усмехнулся друг.

«Пираньи» приближались, напряжение нарастало.

— А вот сейчас — самое время! — хмыкнул друг и заглотил таблетку Эссенса.

Сразу после этого, один из ведомых лидера ближайшей тройки открыл огонь из всех орудий. В режиме атаки, и так не сильно мощный щит маленького корабля был переведен на переднюю полусферу, дабы минимизировать урон от орудий ПКО, оставив тыл практически беззащитным. Поэтому «Пиранья» ведущего в момент превратилась в облако раскаленной плазмы.

Пока враг пытался понять, что происходит — еще два корабля отстрелялись в своих соратников, уменьшив количество нападавших еще на два корабля. А дальше было совсем весело — выжившие пилоты истребителей слаженным огнём уничтожили «предателей». Буквально за минуту передовая группа врага уменьшилась вдвое и временно потеряла боеспособность, когда оставшиеся корабли хаотично разлетелись в стороны, опасаясь удара в спину от своих боевых товарищей.

Пашка пришёл в себя и судорожно задышал, вытирая потёкшую из носа кровь.

— Это было… трудно! — признал товарищ, выглядевший… ошеломленно.

— Это было круто! — хлопнул я друга по плечу, искренне им восхищаясь. — Сможешь повторить?

— Не уверен, — Пашка задумчиво посмотрел на тубус у себя в руках, раздумывая. — В ближайший час — вряд ли.

— Ты и так сделал больше, чем я от тебя ожидал! Красавец! — крепко сжал я плечо друга.

— Алиса смотрела? — тихо прошептал друг.

Я перевел глаза на вопрошаемый объект и также тихо произнёс.

— О да! Она смотрела! Кажется, ты её впечатлил!

— Да! Я такой! — улыбнулся Смирнов и вырубился.

— А он хорош! — уважительно выдал Дюрер.

— Тоже так думаю, — кивнул я.

«Пираньи» притормозили. В эфире стояла ругань и мат, когда лётчики пытались понять, как им действовать дальше. Да, они не знали, что наше «ментальное оружие» выведено из строя, но их замешательство давало нам самое важное, что могло быть — время.

Судя по всему, через некоторое время они получили жёсткий приказ с БКК, потому что снова ринулись в атаку, на этот раз, правда, увеличив расстояние между звеньями и отдельными кораблями и равномерно распределив щиты по всей сфере. И закрутилась «карусель».

Всё-таки, пилоты «Пираний» были отличными профессионалами. Они уходили от поражения ПКО, мгновенно перекидывали щиты на нужную сторону, маневрировали с максимальными перегрузками и стреляли… Стреляли очень больно.

Судя по шкале энергонаполненности, щит «Агаранора» скоро упадет. Арни и его ребята творили что-то невероятное, но нас всё равно «доставали». Я попытался выйти в Лимб, но на космических скоростях моё физическое тело рисковало улететь от моего эфирного так далеко, что я вряд ли смог его догнать. А «телепортацию» на дальние расстояния я всё еще не освоил.

А вот Инесса порадовала. Первая «Пиранья», лихо выпустившая торпеду почти в упор, попыталась проскользнуть под брюхом у эсминца, спрятавшись в «мёртвой зоне», но что-то пошло не так. Когда она снова появилась на экране — она представляла собой простой кусок металла с, как будто поджаканной гигантской рукой кормой и уничтоженными двигателями. Потеряв возможность маневрировать и оставшись без щитов, истребитель был мгновенно уничтожен орудиями ПКО.

Второй «Пиранье» повезло еще меньше, Инесса смяла его кабину вместе с пилотом, так что взрыв корабля уже не доставил имперцу никакого дискомфорта.

Фон Таубе уничтожила еще два наглых истребителя, которые подобрались слишком быстро. Сколько у неё было неудачных попыток — я понятия не имел, но выглядела моя девушка неважно. Было съедено уже две таблетки Эссенса и она потянулась за третьей, когда я перехватил её руку.

— Достаточно!

— Я смогу еще! — глаза моей подруги вспыхнули знакомой яростью.

— Не сомневаюсь, милая! — ласково ответил я. — Но, уже не нужно!

«Пираньи» отступали. Был ли это приказ с «Ужаса Еретиков» или эта была их собственная инициатива, я не знал. Да, мне и было, честно говоря, всё равно. Главное — мы отбились. Двадцать один истребитель из тридцати шести… а, нет! Арни достал еще одного! Двадцать из тридцати шести хваленых имперских асов, сейчас, улепетывали, стараясь по максимуму разорвать расстояние со странным эсминцем.

На экране появился отсчет до входа в Подпространство от Миуры, который Навигатор передал напрямую из Лимба.

— Эсминец «Араганор». Говорит Легат Имперского Легиона «Каратели» Люций Аргентум! Я вас запомнил! Вам не скрыться от Гнева Императора! — внезапно раздалось из динамика.

Я хмыкнул и помимо воли потянулся к микрофону.

— Катитесь к Хаосу, Легат! И… следующая наша встреча вам не понравится еще больше, будьте уверены!!!

Громкий смех раздался под сводами командирской рубки. Люди сбрасывали напряжение, в этом смехе была радость от того, что они еще живы, гордость за проделанную работу и… восхищение своим молодым командиром!


Глава XXV


— Алиса, нужно с тобой серьёзно поговорить, — сказал я присаживайся рядом с девушкой, которая сейчас уныло ковыряла разогретый сухпай, сидя в уголке кают-компании, которая сейчас была забита беженцами с Балты.

Казарская подняла на меня глаза, ничего не ответила, продолжила месить и так не аппетитно выглядевшую смесь рациона «Гречневая каша с говядиной». Я вздохнул и продолжил.

— Поверь, меньше всего мне хотелось забирать тебя с этой планеты, но такова была воля твоего отца. Судя по всему, ты её уважаешь. У нас в отряде собрались разные люди, но их объединяет одно — они все со мной по доброй воле. И так будет всегда. Если у тебя нет желания разделить с нами наш путь, то я тебя не задерживаю. Да, я обещал твоему отцу позаботиться о тебе, но повторюсь ещё раз — против твоей воли ли я держать тебя не буду. Завтра мы выходим в систему Танакс и ты можешь катится на все четыре стороны!

Алиса ехидно ухмыльнулась.

— Да, ты хорошо устроился. Сбагрить меня ты оставить друзу, которую отец отдал тебе как раз за твой, как ты выразился «присмотр за мной».

— А не пойти ли тебе к Хаусу, девочка? Забирай свою сраную друзу с собой и делай с ней все, что посчитаешь нужно. А меня ещё никто не обвинял в невыполнение обязательств. И я планирую, что так будет всегда, — я приподнялся со стула, собираясь удалиться.

Но, внезапно, Алиса ухватила меня за предплечье.

— Присядь пожалуйста, — я удивлённо посмотрел на неё, не собираюсь выполнять её распоряжение. — Прости пожалуйста, присядь!

Я вздохнул и опустил свою задницу обратно на стул.

— Понимаешь Антон, — задумчиво сказала девушка, решительно отодвинуть от себя так и не тронутый рацион. — До недавнего времени, вся моя жизнь была чёткой и понятной. Я знала, что со мной будет сейчас, завтра, через год и через десять лет. Ну это, Хаос её дери, друза, перевернула все в мою жизнь с ног на голову.

— Я тебя прекрасно понимаю, хоть ты можешь мне не верить, — улыбнулся я. — Со мной произошло что-то подобное. И не один раз. Но, жизнь, тем не менее, продолжается!

— Да, жизнь продолжается, — грустно кивнула девушка.

Она замолчала, раздумывая, я тоже молчал, давая время ей на то, чтобы подобрать нужные слова, не делая больше попыток удалиться.

— У меня есть одно требование, — увидев, как скривилась моё лицо, она быстро поправилась. — Хотя, скорее, это просьба или пожелание. Я тебе совру, если скажу, что не думала о том, чтобы свалить на этой планете. Но, мой отец был не только хорошим человеком, но и умным человеком. И он всегда учил меня не принимать поспешных решений, которые могут негативно повлиять на мою жизнь. Так вот эти свалить сейчас — значит негативно повлиять на свою жизнь. Да, я рано или поздно доберусь до владений Ржевских, но без поддержки отца мой потолок — максимом служба в гвардии Линии. А я очень амбициозный человек, Антон!

— Да ладно? — усмехнулся я. — Пока не заметно!

Похоже, мне удалось её разозлить.

— И как ты это понял? — ласково улыбнулась девушка.

— Интуиция, — развёл руками я. — Обычно, она меня не обманывает. Но, я был бы чертовски счастлив, если бы в твоем случае это было не так.

Она опять замолчала, но на этот раз не опустила глаза в стол, а пристально смотрела мне в глаза. Я тоже не отводил глаз, слегка улыбаюсь. Девушка вздохнула и продолжили..

— Итак, просьба/пожелание. С детства мне прививали любовь к Империи. Единственное, что меня остановило после учёбы в Академке от поступления в Имперскую Гвардию, был мой отец. Он слишком трепетно ко мне относился и не собирался отпускать от себя надолго. Так вот, произошедшее на Балте резко поменяло моё мнение к происходящему в нашей блогословенной Империи, а Император, дай Всевышний ему… — тут она сбилась. — Да нет, первый раз в жизни не хочется желать Императору здоровья, скорее — наоборот.

Она опять замолчала, но я снова её не торопил, так как видел, что эти слова даются ей очень тяжело.

— Я хочу отомстить, Антон, — большие зелёные глаза её налились решительностью. — Я пока не понимаю кому, а главное, как я хочу это сделать. Но, само желание отомстить, несомненно, имею. Пока, как минимум цель у меня — Легион номер пять Имперского Космодесанта «Каратели».

Вот на этом месте, я не выдержал и рассмеялся.

— Серьёзно? Ты хочешь отправить к Хаосу Имперский Легион Космодесанта?

— Да так и есть, — девушка кивнула головой и с вызовом посмотрела мне в глаза. — И я не вижу в этом ничего смешного!

— Да это истерический смех, — махнул рукой я. — Извини, я не хотел тебя обидеть. Я просто представил, как мы берём на абордаж Большой Корабль Космодесанта и ты откручиваешь Легату Аргентуму голову. Это очень смешное, но очень маловероятное развитие событий, без обид!

— Я это понимаю, — согласно кивнула девушка. — И от этого, мне плохо ещё больше.

— Позволь я уточню твои пожелания, чтобы между нами не осталось недомолвок, — сосредоточено спросил я, убрав улыбку с лица. — Ты будешь с нами при условии, если мы надерём задницы имперским войскам, и возможно, и самому Императору?

Девушка неуверенно кивнула.

— Согласна, звучит дико, но суть ты уловил правильно!

— Я в деле! — я улыбнулся и протянул руку для подтверждения сделки.

Алиса уставился на мою руку, как на ядовитую змею. Её рука дёрнулась, но не в мою сторону, а в противоположную, как будто она испугалась в последний момент.

— Ты… Серьезно, ты вот сейчас говоришь серьёзно? Ты готов пойти против целой Империи ты за меня?

— Ну-у-у, — протянул я, всё еще держа руку навесу. — Ты же ничего обо мне не знаешь. Но оказалось, что наши цели по многом совпадают. И нет, я не буду делать это ради тебя. Я буду делать это ради себя и Империи, как бы пафосно это не звучало.

— Ты собираешься объявить войну Империи? — итак большие глаза Алисы стали просто огромными. Она даже приоткрыла свой маленький ротик в изумлении.

— И снова не совсем так, — покачал головой я. — Я не собираюсь объявлять войну всей Империи, я просто хочу стать её Императором.

Я изобразил вселенскую скромность и даже пару раз хлопнул ресницами. Девушка хватала ртом воздух, как выброшено на берег рыба.

— Но… Но это же дичь какая-то!

— Да ну? — бессовестно глумился я. — То есть это большая дичь, чем завалить Легион Космодесанта силами одного «физика» и группы его товарищей??

— Именно так! И я не совсем «физик», — выдала девушка после секундной задержки.

— Вот как? — я убрал улыбку с лица. — А вот с этого места поподробнее!

— Эмм… — замялась девушка. — Это лучше показать… Готов?

— К чему? — я немного напрягся.

— Так легче будет понять. Или ты боишься? — загадочно улыбнулась девушка. — Не волнуйся, я аккуратно!

— Ну, давай, — решительно кивнул я, на всякий случай положив руку на рукоятку мкеча. Успокаивал он меня и вселял уверенность, чего уж тут скрывать!

Девушка продолжала улыбаться, но внезапно её черты лица заострились, став более хищными, её милая курносая мордашка побледнела, веснушки куда-то исчезли и потянуло холодом. Причем это не было тем холодом, или даже, морозом, что проявлялся при применении Дара Инессы, этот холод был, скорее, каким-то… могильным?

Я почувствовал, как из моего тела как будто вытягивают жизнь… Тело холодело, перед глазами всё поплыло, а меч недовольно «засопел», начав отдавать мне Энергию… Точно! Из меня сейчас медленно, но неуклонно высасывалась Энергия! Я уж было хотел призвать Пузырь, но Алиса «кончила».

Её лицо приняло прежний вид, румянец вернулся к её жекаи и, кажется, его стало как будто больше! Девушка буквально полыхала здоровьем и энергией… Между прочим, МОЕЙ энергией!

— Это что такое было? — прохрипел я, не заметив, что у меня горло пересохло. Зато заметил, как вокруг нас мгновенно образовалось пустое пространство, а мамочки похватали своих детей и в ужасе бегут из помещения. — Какого. Хаоса, Алиса?!

— Это был «Вампиризм». Так называется мой Дар. И извини за людей, — она обвела рукой опустевшую кают-компанию. — Это, типа, побочный эффект от применения Дара.

— Что за «Вампиризм» такой? — нахмурился я. — Никогда о нём не слышал?

— Поэтому я его и продемонстрировала, — понимающе кивнула Казарская. — Он почти также редок, как твой «Негатор». Хотя, конечно, вру. Не так. До встречи с тобой я была уверена, что «Негаторов» не осталось, а вот парочку «вампиров» я знаю лично.

— И как он точно работает? И почему ты сказала «не совсем физик»?

— Ну, это своего рода гибрид. Примерно как «Путь Лимба» у твоей сисястой спутницы, что к тебе неровно дышит!

— Что за бред! — возмутился я. — Они с Тадаси пара!

— Уж поверь мне, — улыбнулась девушка. — Одно другому не мешает!

— Ты просто завидуешь её выдающимся достоинствам! — хмыкнул я.

— Да у меня, впрочем и у самой ничего! — улыбнулась Алиса и внезапно потянула вниз застёжку комбенезона. На свет божий показалось два белых полушария твердо «двоечки».

— Пожри меня Хаос! — выругался я.

— Нравятся? — улыбнулась Алиса. Похоже, она тот еще тролль!

— Нет! — ответил я.

— Чего? — улыбка сошла с лица Казарской, выажение лица стало обиженным.

— Да я не про это! — скривился я. — Хорошие у тебя сиськи! Красивые!

— Это грудь! Сиськи у ван Дассел! — поправила меня Алиса.

— Так, задолбала! Ну-ка застегнись!!! — я слегка разозлился и, как бывало обычно, в этот момент окружающие люди, как правило, беспрекословно выполняют мои требования.

Девушка тихо ойкнула и застегнула молнию.

— Извини! Неудачная шутка получилась, — насупилась она.

— Не надо так! — покачал головой я. — Так это что? Ты вытягиваешь Энергию?

— Именно! — оживилась девушка. — Тело «укрепляется», но если «физики» стараются закончить бой как можно скорее, то мне желательно «потянуть резину», а потом добить обессиленного противника.

— Подозреваю, что «вампиров» должны не очень привечать! — ухмыльнулся я.

— Как и «негаторов», — парировала девушка.

— В точку! Ладно! — я легонько хлопнул тебе и ладошками по столешницы. — Значит договорились. Действуем вместе. Действуем по плану, которого у меня пока нет. Но, я его обязательно придумаю! Есть ещё что-то что я должен знать о тебе и о ситуации?

— Ну-у-у… — девушка задумалась. — Еще отец перевел всё своё состояние на мой счет. Так что я теперь, завидная невеста!

Она кокетливо на меня посмотрела. Да что ж такое! Она издевается?

* * *
На следующий день мы прибыли в систему Танакс 3Х-237. Единственная твёрдая планета, помимо двух газовых гигантов как раз было та самая Ронда, находившаяся в собственности линии Воронцовых, которая являлась конечной целью нашего маршрута.

Вокруг планеты размещались топливная терминалы, а также станции снабжения, около которых были при несколько Судов. Из военных сил в теме присутствовали два корвета, идентифицированных как флот Линии Воронцовых. Имперских судов системе не было, что меня несколько порадовало.

Я действительно, не до конца понимал свои дальнейшие действия, и вступать с любым имперским судном в бой, где бы я его не встретил, было сродни самоубийства. А этого я себе позволить не мог.

— Станция «Звёздный Путь» вызывает эсминец «Араганор». Сообщите цель вашего прибытия.

Я кивнул Дюреру, когда он вопросительно на меня посмотрел, и ветеран наклонился к микрофону.

— У нас группа беженцев. Женщины и дети. Прошу принять послание губернатора Казарского.

— Высылайте, — милостиво разрешил далёкий голос диспетчера.

Пакет информации был отправлен, и нам оставалось только ждать. Хотя, ответ поступил достаточно быстро.

— Внимание говорит губернатор планеты княгиня Фёдорова. Кто старший на корабле?

Я подошел к микрофону.

— Здравствуйте Ваше Высочество! Антон Ноунейм, командир наёмного подразделения «Дети Императора».

— Наёмник? — в голосе княжны явно проскальзывало презрение. Это было странно, потому что в послании Казарского было явно сказано обо мне и об моем подразделении. Но, видимо, извечная нелюбовь аристократии к «чернорабочим» взяла свое.

Я отключил звук микрофона и повернулся к стоящему рядом Пашке.

— Похоже, твоя тётка та еще мегера!

— Вот даже не буду ни возмущаться, ни отрицать, — скривился Пашка. — Так оно и есть. Подозреваю, что жить в жопе мира и управлять умирающими бизнесом это не предел мечтаний дочки Старейшины Линии.

— Она ещё и дочка старейшина? — удивился я. Это было действительно удивительно. Во всех Линиях процветала преемственности и клановость. Дети старейшины по-определению занимали самые лучшие места в иерархии Линий. Нет, было несколько Линий, существующих в режиме демократии. Но их количество было несравненно меньше по сравнению с консервативными линиями, больше напоминавшими своеобразный кланы.

— Это долгая и непонятна история, во-первых, — покачал головой Пашка. — А, во-вторых, я не уверен в том что известно мне — то является правдой.

— Наемник? — Раздался недовольный голос Федоовой. — Ты куда пропал, Хаос тебя подери!

— Я здесь Ваше Высочество! Небольшие перебои со связью, извините.

— Швартуйтесь у причала номер двадцать четыре. И даже не думайте покидать корабль! Если хоть одна живая душа выйдет из эсминца, то она будет расстреляна, Клянусь Императором! Отбой! — выдала она и, не дождавшись ответа, отключилась.

— Да… — Покачал головой я. — Кажется простое задание отдать беженцев превращается в какой-то квест, Хаос меня дери!

— С другой стороны — единственное, что я знаю насчёт тёти и что является правдой, это то, что она патологически честна. Так что, если она захочет тебя расстрелять, то она скажет тебе в глаза честно без обиняков.

— Ну спасибо, успокоил, — кивнул я и повернулся к Дюреру. — Капитан вы слышали что сказала губернатор? Выполняете!

— Если позволите заметить, командир, — прищурился ветеран. — Оба корвета отшвартовались от причала и сейчас «ведут» нас, контролируя наше перемещение.

— Да и Хаос бы с ними! — нахмурился я. — Пусть ведут. Возможно, губернаторше полегчает.

— Антон? — Я повернулся увидел Миуру, который уже успел помыться и переодеться после того как вылез со своего саркофага. Выглядел он измотанным.

— Здорово, Уильям! — протянул я руку для рукопожатия. — Выглядишь не очень, если честно.

— И чувствую себя не очень, если честно, — без улыбки ответил Навигатор. — Кажется, у меня есть для тебя послание.

— Какое послание? — «завис» я. — От кого?

— Подозреваю, что от твоего демонического друга, — хмыкнул Миура. — На пути сюда, в Подпространстве творилось что-то странное. Непонятные Сущности витали вокруг, и проводник очень нервничал. Нервничал настолько, что в процессе перемещения потребовал изменить условия сделки. А этого на моем веку, да и из рассказов коллег, не случалось никогда.

— Поэтому был дополнительный расход Эссенса? — кивнул я в сторону его саркофага. Аппаратура слежения и жизнеобеспечения, на седьмой день нашего путешествия показала резкий скачок расхода драгоценного вещества. Об этом инциденте мне доложил капитан. Я тогда сильно напрягся, ожидая самого худшего и приказал объявить боевую тревогу. Но, показания через некоторое время вернулись в норму и я успокоился. Хотя сам хотел поговорить с Навигатором на эту тему.

— Да именно, — кивнул головой Навигатор. — Как правило, во время путешествия, поблизости ошиваются разнообразные Сущности. Обычно это другие Проводники, не получившие «контракта» и «переживают» от этого. Некоторые даже пытаются «отщипнуть» часть жизненной Энергии Навигатора, чтобы довольствоваться хотя бы крохами. Так вот в этот раз это были не Проводники. Это однозначно были враждебное сущности. Я, надо признаться пару раз серьёзно очканул. И была ещё одна странность. Сложилось впечатление, что кто-то их к нам не подпускает. Они были похожи на свору боевых псов, который хозяин удерживает на поводке.

Миура задумчиво почесал переносится и я не выдержал.

— Ну что за послание? Не тяни!

— Дословно. «Назвал кораблю в моя честь? Это очень неожиданно. Хотя, не скрою, приятно. Осторожней на Ронде. Будь наготове!» Это всё.

— Ты видел его?

— Нет, — ответил Уильям. — На какой-то момент в Проводника кто-то поделился, вот именно в этот момент я очканул сильнее всего, думал, что его захватила враждебная сущность. Но оказалось он всего лишь хочет передать послание.

— Командир! Мы пришвартовались! И кто-то уже тарабанит во входной шлюз! — доложил Дюрер.

— Капитан. Осторожно, чтобы не создавать панику среди мирного населения, разместите всех людей на боевых постах. Возможно, нас ожидают неприятности?

— Интуиция? — нахмурился Максимилиан.

— На этот раз — нет. Один… гхм… друг предупредил…


Глава XXVI


Я проследовал в шлюз и, когда открылась наружная дверь, мне буквально в лицо упёрлась дюжина лазерных винтовок. Не могу сказать, что мне понравилась такая встреча, но мы как бы были в гостях, поэтому хозяева могут вести себя так, как считают нужным.

— Кто из вас Ноунейм? — поинтересовался мужчина в тяжелой штурмовой брони, выкрашенной в бело-красные цвета Линии Воронцовых, стоявший впереди.

Я недоумённо огляделся вокруг себя.

— А ты видишь здесь ещё кого-то кроме меня?

— Кто из вас Антон Ноунейм? — ещё более раздраженно поинтересовался штурмовик.

Кажется, у этого человека напрочь отсутствовало чувство юмора, да и извилин в голове ровно столько, чтобы просто выполнять приказ. Я вздохнул.

— Я Антон Ноунейм.

— Проследуйте за нами. Вы один. Остальные должны оставаться на корабле.

— Алиса, — подозвал я девушку. И повернулся к командиру штурмовиков. — Это дочь губернатора Балты, графа Казарского. Учитывая, что на корабле находится её люди, она тоже будет присутствовать на встрече.

— Мне приказано доставить вас одного, о сопровождающих ничего сказано не было, — проговорил штурмовик, все ещё не опуская винтовку.

Я начал терять терпение.

— Ну так свяжись с тем, кто тебе это приказал, — сказал я раздраженно. — Если ты сам не в состоянии принимать решения — спроси у своего командира. Без неё я не пойду!

Чтобы принять решение, гвардейцу понадобилось секунд десять. Я не ошибся в его умственных способностях. Но, тем не менее, он понизил голос и что-то проговорил в коммуникатор. Ответ ему пришел, по-видимому, очень быстро.

— Хорошо ты и она, все остальные остаются на корабле. В случае нарушения приказа, нарушители будут уничтожены.

— Да-да, я понял. Оставшиеся на корабле будут вести себя как зайчики, — хмыкнул я, и спустился вниз по трапу, сопровождаемый движением стволов винтовок. За мной спустилась Алиса.

Главный штурмовик и четверо из его сопровождающих пошли с нами, остальные остались в ангаре. Краем глаза я посчитал встречающих нас бойцов. Сюда нагнали, минимум, пятьдесят человек. Это, не считая стационарных турелей внутренней защиты периметра, которые водили стволами, подчиняясь командам их невидимых операторов, также отслеживая окружающую обстановку.

После пяти минут ходу по длинным коридорам станции, я не выдержал.

— И долго мы ещё здесь бродить будем? Может нужно было предоставить нам транспортное средство?

— То, что вам нужно — это молчать и следовать туда, куда мы прикажем, — выдал штурмовик.

Давно не встречал такого борзого простолюдина. На всякий случай я заглянул в Лимб. Не сияния Сущности, ни остаточного блеска ауры от применения Эссенса на наших сопровождающих я не увидел. Обычные люди, просто очень наглые люди. Я покачал головой, хмыкнул, но решил не нагнетать.

В результате, мы вышли к другому ангару, где нас ждал орбитальный челнок.

— Прошу вас, — махнул рукой в сторону открытого шлюза борзый штурмовик. Мы послушно поднялись вверх по трапу, зашли внутрь и уселись. Сопровождающие последовали за нами, и сели в некотором отдалении, всё также держа нас на прицеле. Да они какие-то параноики, Хаос их подери!

Челнок отшвартовался от станции и полетел на поверхность планеты. Это самая поверхность выглядела так, как будто подверглась орбитальной бомбардировке, однако при ближайшем рассмотрении можно было понять, что гигантские кратеры — это не результат взрыва бомб, сброшенных с орбиты, а огромные выработанные карьеры, с помощью которых из плоти планеты варварски извлечены все её ценные ресурсы. Причём, сделано это было достаточно давно. Потому что на терриконах уже зеленела трава и выросли достаточно большие деревья. Большинство карьеров были заполненный грунтовыми водами, поэтому сверху смотрелись как множество озёр, вокруг которых обвивалась местная дорожная инфраструктура.

Наш челнок целенаправленно летел к неестественно ровному, для данной планеты, участку, являющемуся, по-видимому, столицей планеты. Небольшое пятно опаленного выхлопами двигателей бетона, указывало на посадочную площадку около большого особняка, точнее комплекса зданий, окруженных большим зеленым парком.

На земле нас встречала ещё одна группа. И это были ещё одно подразделение штурмовиков в броне цвета Линии Воронцовых. Но, вдобавок к местным дуболомам, чуть сбоку стояли два человека в легкой броне. Краткое сканирование Лимба показало, что это Одарённые. Скорее всего, личная охрана благородной губернаторши. Лёгкое дуновение Энергии Подпространство показало мне, своего рода, ответное приветствие, при этом оба Одарённых нахмурились, скользнув безразлично взглядом по Алесе, но упёршись в меня.

Сюрприз! Я все ещё не отображаются в Лимбе, как Одарённый. Пускай поломают голову, кто я такой, и почему я главный в нашей команде.

Мы направились по вымощенной каменными плитами дорожке, по краям которойросли аккуратно подстриженные кусты, среди которых копались садовники, бросавшие на нас любопытные взгляды. Наконец, мы подошли к главному входу в трёхэтажный особняк.

— Госпожа губернатор ждёт вас на террасе, — вперёд выступил один из Одарённых, перехватывая командования у главного штурмовика.

Я развёл руками.

— Показываете, где ваша терраса!

Мы не стали заходить в здание, а пошли вдоль периметра забирая влево. Обойдя здание, я увидел ту самую террасу, на которую нас вели. Деревянная конструкция, завешанная развевающейся под лёгким ветром «парусиной», выглядели изящно и дорого. Судя по всему, на этой планете сейчас было лето, температура наружного воздуха составляла комфортных градусов двадцать пять, поэтому губернатора сидела в лёгкой гражданской одежде, задумчиво помешивая трубочкой голубоватую жидкость в стакане.

Вокруг террасы были расположены ещё двенадцать гвардейцев Линии. Что, уже полностью подтвердила моё предположении о некоторой паранойи благородной дамы.

— Ваша Высочество, — кивнул я, когда нас подвели поближе. — Командир наёмного подразделения «Дети Императора». А это — моя спутница Алиса Казарская, дочь губернатора Балты, графа Александра Казарского.

— Покойного губернатора Казарского, — абсолютно спокойным голосом произнесла женщина, внимательно наблюдая за эмоциями Алисы.

Я тоже повернул голову и буквально услышал, как заскрежетали её зубы, а желваки заиграли со страшной силой. Еще, я увидел побелевшие костяшки пальцев на сжатых кулаках. А эта тётя, ещё и садистка, решил я и перевёл взгляд на губернаторшу, дабы рассмотреть её получше.

Самому влиятельному человеку этой планеты, на вид было около 30–35 лет. Делая скидку на то, что она Одарённая, а ещё на то, что она женщина — думаю, что реальный её возраст составлял порядка восьмидесяти лет. Причём, внешний вид никак не вязался с репутацией, составленной мной со слов Пашки, да и с произнесёнными только что словам.

Выглядела она, как светская дама, только что победившая в конкурсе «Миссис Вселенная». Полупрозрачное платье в нужных местах подчёркивало её женские прелести, в «ненужных» — скрывала. Длинные стройные ноги обутые в изящный туфельки на высоком каблуке были закинуты одна на другую. Безупречный маникюр, бледный цвет кожи, шикарные волнистые каштановые волосы и тонкие «аристократичные» черты лица, дополняли портрет властвующей княжны из благородной Линии Воронцовых.

Из всего образа выбивались только глаза. Серые, блеклые глаза выдавали настоящий возраст их обладательницы, а ещё её характер. По этим глазам было видно, что страдания Алисы не доставляют ей никакого удовольствия. Кажется, я поторопился с выводами, насчет «садистки». Он просто озвучила факт, желая уведомить девушку о происшедшем с её отцом, нимало не щадя её чувства.

«Полугражданский» подошел к своей госпоже и что-то тихо прошептал ей на ухо, после чего она заинтересована посмотрел на меня. В «мёртвых» безэмоциональных глазах, наконец, мелькнула заинтересованность.

— Какой у тебя дар Одарённый? — вместо приветствия спросила губернаторша, через пару секунд после того, как самостоятельно проверила информацию подчинённых, самостоятельно просканировав меня в Лимбе.

Я невольно улыбнулся. Опять мне предстоит сложный выбор.

— А какое это имеет значение?

— Отвечай, когда тебя спрашивает госпожа! — зарычал её телохранитель, оставшийся стоять у княжны за плечом. Я улыбнулся ещё шире. Сейчас он был похож сторожевого пса, который яростно гавкает, дабы показать своей хозяйке свою беззаветную преданность.

Тонкая бровь княгини поползла вверх. Кажется, она не привыкла к такому общению.

— Я хочу это знать, — ровным голосом произнёс Фёдорова. — Поэтому, повторяю вопрос. Какой у тебя Дар, Одарённый?

— Я все ещё не инициирован, — убрав улыбку с лица, ответил я.

— Неужели? — подняла вторую бровь губернаторша.

— Разве Ваше Высочество сама этого не видит? — невинно уточнил я.

Брови поползли вниз, и губернаторша нахмурилась.

— В том то и дело, что вижу. И это меня сильно смущает. Я прожила на этом свете много времени, дерзкий юноша, и это, мне кажется, всё очень странно.

Я пожал плечами.

— Ну, что есть, то есть.

— Я бы тебе возможно поверила, если бы это не эта занятная штука, что висит у тебя на бедре, — ткнула она в меня коктейльной трубочкой.

Я снова пожал плечами, обдумываю свою связь следующую фразу. Губернаторша меня опередила.

— Учитывая, что ты до сих пор не ткнул мне в лицо жетон Инквизиции — ты не состоишь в этой организации. Но у тебя есть ЭТО оружие. Которое подразумевает звание Рыцаря Ордена. А ещё я, действительно, вижу тебя, как неинициированного. А вот этот момент рвёт все существующие шаблоны. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Я повторяю последний раз. Какой у тебя Дар, Одарённый? И поверь, четвёртый раз задавать этот вопрос я не буду. У меня есть для тебя кое-какая информация. Пока, учитывая просьбу Александра, я была настроена к вам лояльно, но твой ответ на этот простой вопрос может изменить, а то и резко уменьшить мой интерес к нашему дальнейшему сотрудничеству. Да и есть еще один момент, который я хотела бы обсудить. Кстати, а вот и он!

Я обернулся, и увидел, что к нам направлялась ещё одна группа людей. И среди них я, с удивлением, увидел Пашку. В полном молчании, они подошли к нам, а на лице губернаторши появилась широкая неискренняя улыбка.

— Мой милый погибший пухленький племянник! Героически погиб в битве с Хаосом! Как я вижу, тут целых два противоречия. Во-первых, ты жив и, судя по всему, здоров. А во-вторых, с последней нашей встречи ты сильно возмужал. Стал, наконец, похоже на мужчину, а не на жирный шарик, перекатывающейся у нас между ног с целью упереть что-нибудь сладкое со стола.

Я не выдержал, и, не смотря на серьезность ситуации, прыснул. Пашка картинно закатил глаза, но поклонился чуть более глубоко, чем было нужно по этикету.

— Здравствуйте благородная тётушка. Я рад вас видеть. И, спешу заметить, что как раз вы ничуть не изменились с нашей последней встречи, а даже, как будто помолодели!

— Нет, — покачала головой, продолжая улыбаться. — Это точно ты! Ты всегда умел разговаривать с женщинами, даже будучи мелким шкетом. Я пока не хочу спрашивать у тебя, какого Хаоса ты прятался на корабле — это мы обсудим попозже, — она кивнула на меня. — Но раз ты любезно решил присоединиться к нашей компании, может быть, ты ответишь на интересующие меня вопросы. Какой Дар у этого человека и почему ты, наследник, хоть и далеко не первой очереди Линии Воронцовых, позволяешь собой командовать?

К чести, Пашки, он сжал зубы и ответил своей тёте.

— На первый вопрос, при всём уважении, милая тётушка, вам ответит сам Антон. Ответ на второй вопрос — такой. Я мог бы сказать, что обязан ему жизни и это своего рода возвращение долго, но не буду. Хотя это тоже правда. Скажу просто, что он мой друг. Возможно, лучший друг, который был у меня в жизни, — Смирнов не выдержал м усмехнулся, косо глядя на меня. — А что касается кто кем командует, то тут я бы поспорил.

— Да-да, мечтай! — хмыкнул я.

— Заканчивайте балаган! — внезапно повысила голос губернатора. — Итак, я всё еще жду ответа. И напоминаю, это твой последний шанс ответить правильно.

Я огляделся. Ага, на втором этаже и на крыше четыре огневых точки. Переведя голову в сторону ближайшего леса, я увидел отблеск от оптического прицела. Значит, там тоже находится стрелок, и что-то мне подсказывает что он далеко не один.

Затем я перевел взгляд на ближайших потенциальных противников. Два десятка штурмовиков, два Одарённых и сама губернаторша, которая со слов Пашки тоже была боевым ментатом. Очень мощным ментатом. По-хорошему, её место было в гвардии Линии, а то и в спец войсках Императора. Но, детей Старейшин Линии, как правило, не отдавали на службу в Империи, если только этого прямо не требовали интересы государства. А воевали на полях сражений за честь Линии её члены менее благородного происхождения.

Затем я взглянул на моих товарищей, а еще вспомнил о куче гражданских на моём корабле. Начать сопротивление — значило обречь их всех на гибель. Моё инкогнито, похоже, уже раскрыто, и во всей Галактике скоро уже о моём Даре будет знать любая собака.

— Негатор, — произнес я, наблюдая за губернаторшей.

Она усмехнулась.

— Хорошо, что ты сказал правду, — кинула она. — Я, пожалуй, буду следовать своему плану «быть доброжелательной», тем более, в свете новой информации про моего непутевого родственника.

— Так, вы знали? — удивился я. — Позвольте поинтересоваться — откуда?

— Со мной связался брат Дексус. Знаете такого? — нейтрально поинтересовалась Фёдорова, потягивая напиток через трубочку.

У меня похолодело всё внутри. Орден Очищения. Я молча утвердительно кивнул.

— И он ОЧЕНЬ просил задержать вас до его прилёта. Причём, он особенно напирал на то, что сделать это нужно ЛЮБЫМИ средствами.

Я молчал, снова просчитывая варианты отпора. Шансы на успех стремились к нулю, но просто так в руки белых фанатиков я не сдамся.

— Они — ни при чём, — я кивнул на своих ребят. — И мирные люди на корабле — тоже. Это только между мной и Инквизитором.

— Просчитываешь варианты сопротивления? — княжна лукаво взглянуло на меня поверх бокала. — Не надо. Пока ты не наделал глупостей, ПОКА, тебе ничего не грозит.

— Пока? — уточнил я.

— Именно, — утвердительно кивнула губернаторша. — У меня есть еще пара вопросов, после которых я приму окончательно решение.

Я невольно положил руку на рукоять меча, что не ускользнуло от взгляда княгини и её цепных псов.

— Расслабься, Антон, — улыбнулась Фёдорова. — И присядьте, наконец — в ногах правды нет! Разговор будет долгим. Кстати, какое вино вы предпочитаете?


Глава XXVII


— Спасибо я не пью, — ответил я, присаживаясь.

Губернаторша странно посмотрела на меня и неодобрительно покачала головой.

— Павел? Алиса? — обратилась она к моим товарищам. — Вы что-то будете?

Алиса отрицательно покачал головой, а Пашка улыбнулся.

— Я, пожалуй, подожду того момента, когда вы, милая тётушка, примите ваша «окончательное решение».

— Вот как? — нахмурилась Фёдорова. — То есть ты собираешься пойти против своей Линии, в случае моего отрицательного ответа, и при этом, умереть?

Пашка пожал плечами.

— Кажется, у меня уже нет никакой Линии. Я действительно умер на том корабле. Хоть и не физически, но точно психологически. А насчёт умереть сейчас, — он усмехнулся. — Это совсем не очевидно!

— Да ну? — снова тонкие брови княгини удивленно поползли вверх. — Даже так? У меня были о тебе другие воспоминания. Как-то ты не был склонен к суициду ранее.

— Ничего не изменилось, — прищурился Пашка. — Я и сейчас далёк от суицида. Но, как вы выразились сами, вместе со слоями жира, с моего мозга физического тела жир психологический.

— Что это значит? — забавно наклонила голову набок Фёдорова.

— А это значит, милая тётушка, что в случае вашего отрицательного решения, у вас есть не нулевой шанс не дожить до вашего столетнего юбилея в следующем году!

— Фу, как грубо! — тем не менее, рассмеялась губернаторша. — Не следовало упоминать мой возраст при всех. Но твоя самонадеянность, как ни удивительно, мне нравится. Похоже, у тебя и яйца подросли. Теперь они точно побольше, чем у твоего папашки.

Теперь скривился Пашка, я заинтересованно посмотрел на него, ожидая объяснения, однако тот отрицательно покивал головой, обозначая, что не хочет разговаривать на эту тему.

— Итак Ваше Высочество, — прервал я светский разговор милых родственников. — Я бы всё-таки хотел расставить все точки над «ё». Потому что сейчас я, надо признать, несколько нервничаю.

— Я тебя понимаю, Ноунейм, — откинулась на спинку плетёного стула губернаторша. — Ну, к делу так и к делу!

Она рассказала, что несколько дней назад, её ментатам-связистам пришло сообщение от Ордена Очищения, подписанное лично братом Декстером. В этом сообщении говорилось, что на её планету направляется корабль наемного подразделения «Дети императора». И Орден Очищения особо интересует командир этого подразделения — Антон Ноунейм. Фактически, Фёдоровой был дан прямой приказ нейтрализовать нас и захватить меня. С одной небольшой оговоркой — я нужен Инквизиции живым, а сохранить жизнь моим спутником, дословно — допускалось «по возможности».

Обычно, никто не спорил с Инквизицией. Но, княгиня решила, что хуже, чем быть сосланной доживать свой век на захолустную планету, не может быть ничего. Поэтому, она потребовала, да именно потребовала, предоставить объяснение. На что в ответном сообщении пришло одно единственное слово: «Негатор».

В процессе нашего разговора, княгиня дала распоряжение снять беженцев с моего эсминца, что вызывало во мне определённое облегчение. Я воспринял это как жест доброй воли, рассчитывая на благополучное разрешении нашего визита.

— Когда сюда прибудет Орден Очищения? — задал я самый важный для меня, в данный момент, вопрос.

Губернаторша пожала плечами.

— О точных сроках я без понятия. Однако, учитывая все обстоятельства, уверена, что они взяли самый быстрый корабль из доступных им и уже где-то на подходе. Честно говоря, я предполагала, что они вообще прибудут раньше у вас. Но, видимо, Император вас оберегает.

— Итак? — Осведомился я.

— Итак — что? — невинно поинтересовалась губернаторша.

Я вздохнул.

— Ваша Высочество, заканчивайте уже с вашими светскими играми. Мы можем быть свободны? Или? — я многозначительно посмотрел на неё.

— Или что? — Фёдорова откровенно забавлялась. Увидев моё скривившееся лицо, она махнула рукой. — Извини, парень, не сдержалась. У старой женщины так мало развлечений в этом захолустье! Ладно, к делу!

Она кокетливо поправила локон волос, показательно таинственно огляделась, наклонилась вперёд и поманила меня тонким пальчиком, с безупречным маникюром не нём, требуя от меня наклониться поближе.

— У меня будет два требования Антон. И одно, следует за другим. И первым из них… — она сделала многозначительную паузу. — Убей этого человека!

Её палец указывал на Одарённого стоящего у неё за спиной. Который, сейчас, недоумённо уставился на свою госпожу. Я, честно говоря, тоже не ожидал такого развития событий, поэтому находился в некотором замешательстве.

— Немедленно!!! — маска доброжелательности спала с лица княгини, глаза её запылали внутренним огнём, а лицо перекосила яростная гримаса.

Ближайший путь до цели пролегал через стол, за котором мы сидели, поэтому я им и воспользовался, первым прыжком запрыгнув на столешницу, прямо из сидячего положения, разметав стоящую на ней посуду.

В этот момент, я увидел, как разгораются глаза у моей будущей жертвы. Кажется, он не собирался сдаваться без боя. Мгновенно примененный мной Пузырь заставил эти глаза потухнуть, а на его лице навечно застыло изумлённое выражение, после того как я всадил свой меч прямо ему в сердце. Меч в буквальном смысле захлебнулся от восторга, мощными толчками впитывая Энергию из убитого человека.

Я уже понял, от губернаторши можно ожидать все что угодно, поэтому закрутился, прижимая к себе труп Одарённого, подставляя его перед собой, как щит от возможных выстрелов охраны княгини.

К моему удивлению, ни один из штурмовиков даже не дёрнулся, а второй оставшийся Одарённый, вообще, демонстративно сложил руки за спину и с улыбкой наблюдал за моими судорожными попытками защититься.

— А ты хорош! — улыбнулась губернаторша, слегка тряся головой. У меня не было времени на оптимизацию размера Пузыря, поэтому я накрыл, вместе с убитым Одарённым, всех сидящих за столом. — У меня появилась новая идея. Вступай к нам в Линию, и все проблемы с Инквизицией мы возьмём на себя. И да, можешь уже положить бедного Петра на землю!

— Спасибо но нет, — убедившись, что никто прямо сейчас не будет убивать, я осторожно положил труп на пол, и проследовал к своему прежнему месту.

— Ну вот, платье мне испортил, — похоже, княгиня искренне расстроилась, разглядывая пятна голубоватой жидкости на своем модном платье. — А ты знаешь сколько оно стоит?

— Нет, не знаю, — покачал головой я. — Но, готов возместить ущерб.

— Ха-ха, — рассмеялась губернатор. — Да Хаос с этим платьем, всё равно я его уже второй раз надеваю! Да и то, что ты не согласишься, также было мной ожидаемо. Но, я должна была попробовать!

— Я вас понимаю, — сдержанно кивнул я.

Отобразив мою реакцию, княгиня лукаво прищурилась.

— Похоже, что ты устал уже от таких предложений? Сколько раз тебе уже это предлагали?

— Достаточно, — ответил я. — Достаточно, чтобы ответ «нет» выскакивал у меня изо рта уже на уровне рефлексов.

— Хорошо, — кивнула головой губернатор. — А ещё ты не любопытный, и это тоже мне нравится. Тебе не интересно зачем я это сделала?

— Уверен, что вы расскажите сами, если посчитаете это нужным, — пожал плечами я.

— Одобряю, — тряхнула головой Фёдорова. — Один вопрос. Тебе его не жалко?

— Это что, какой-то тест? — нахмурился я.

— Нет, что ты! Мне просто интересно твоё мнение, — изобразила саму невинность княгиня.

— Тогда ответ — нет, не жалко. Когда на одной чаше весов дорогие мне люди, а на другой — незнакомый мне человек, то выбор, по-моему мнению, просто очевиден, — я повернулся в сторону молчаливо возвышающегося неподалёку командира штурмовиков. И ткнул в него пальцем. — Хотя с большим бы удовольствием я замочил бы вот этого!

Штурмовик вздрогнул, судорожно хватаясь за винтовку, но не поднимая её, в ожидании собственной участь.

Ответом мне был звонкий женский смех. Губернаторша смеялась настолько задорно, что даже мне захотелось улыбнуться. Запрокинула голову и заливалась хохотом, от чего её красивая грудь, по недосмотру лишенная бюстгалтера, очень мило подпрыгивала. Кажется, гблагородная княгиня сейчас наслаждалась жизни по полной.

Отсмеявшись, она вытерла выступившие слёзы.

— Тушь не размазалась? — поинтересовалась она у меня.

— Нет, — покачал я головой.

— Так чем тебе не угодил старина Стуканов?

— Да уж больно он борзый… как по мне, — улыбнулся я.

Она махнула рукой.

— Ну, если очень хочется, то валяй! Но, мне бы этого не хотелось!

Подозреваю, что штурмовик в это время судорожно прощался с родными и близкими.

— Да нет, — отрицательно покачал головой. — Я не кровожадный маньяк, если вы об этом. Это была шутка. Тем более, если учитывать, что вам бы этого не хотелось.

— Да, Стуканов — хороший солдат и преданный мне человек. Потеря такого… — задумалась губернаторша. — Доставила бы мне кратковременное огорчение.

Даже отсюда мне было слышно, как облегченно выдохнул командир штурмовиков.

— Что касается этого, — она махнула рукой на валяющийся неподалёку друг. — То он тоже был хорошим специалистом и опытным профессионалом, однако его преданность недавно дала трещину. Если бы он остался в живых и увидел, как я добровольно отпускаю вас планеты, то прибывшие «беляши» доставили бы мне определённая неприятности.

Она посмотрела на Пашку.

— И я, возможно, не дожила бы до своего юбилея, — княгиня покачала головой. — Гадкий засранец! Я тебе этого никогда не пращу! Может у меня были планы на твоего командира, а что он подумает теперь, понимая, что я его в пять раз старше?

При этом она не смотрела на Пашку, она смотрела на меня, странно улыбалась.

— Ваша Светлость, вы восхитительны! — сказал я, даже особо не соврав. — Но, в том невероятным случае, если бы вы, каким-то чудом, обратили на меня свое внимание. То я был бы вынужден ответить отказом, на это есть у меня определённые причины. Как хорошо, что мне не придётся это делать, ведь ваши слова, очевидно, были шуткой?

В глазах губернаторши, на мгновение, мелькнул отголосок той ярости, что возникла у неё в момент отдачи приказа на убийство подчинённого. Но, она быстро справилась с эмоциями и снова доброжелательно улыбалась.

— Конечно, шутка, мальчик мой. Не хватало мне, на старости, лет получить обвинения в педофилии.

Рядом прыснул Пашка, и княгиня тут же перевела на него свой строгий взгляд.

— Что смешного я сказала? — требовательно спросила она.

— Да нет, ничего, извините меня, тётушка— состроил серьезную мину Пашка.

— Так! — нахмурилась губернаторша. — Заявляю абсолютно официально. Если ты, сволочь такая, хоть что-то расскажешь обо мне ему, я найду тебя, где бы ты не прятался, и отлуплю тебя по твоей, уже вполне мускулистой заднице! Поверь, сил у меня на это ещё хватит!

— Даже не сомневаюсь в этом, — покаянно склонил голову Смирнов, хотя я видел, что он продолжает улыбаться. — Тайна семья остаётся внутри семьи!

— Именно! — подтвердила в Фёдорова. — А сейчас, раз уж вы не хотите ничего выпить, вам нужно поторопиться обратно. Ваш корабль заправлен. Всё за счёт Линии Воронцовых. А вот тебя, Антон, я прошу на минуту задержаться!

Алиса и Пашка вопросительно уставились на меня и, я, скрипя сердцем, им кивнул. Нет, я все ещё не верил этой женщине, но кажется, она действительно не способна на вранье. Если бы она хотела меня убить, то она бы прямо об этом сказала.

Ребят увели, а княгиня отправила всех своих людей подальше от нас, властным взмахом руки.

— Извини за спектакль, Антон, — внезапно посерьезнела губернаторша. — Дело в том, что после ответа Инквизиции, я связалась с кое-какими… моими старыми друзьями. Ты не поверишь, но весть о появившемся в Галактике, впервые за долгие годы, Негатора достигла самых отдалённых уголков Империи, в том числе она дошла до Старейшин нашей Линии. А будучи дочкой Старейшины, хоть и опальной дочкой, — грустного улыбнулась Фёдорова. — Я имею возможность получать информацию из первых рук.

Он усмехнулась.

— Кстати, зная своего племянника, он непременно не удержаться и все тебе вывалит. Официальная причина моей ссылки сюда является, — она произнесла официальным голосом. — «Беспорядочные половые связи, с простолюдинами, намного младше возрастом, что порочило честь и достоинство благородная женщины, является неприемлемым в реалиях существующего Кодекса Линии». Да, не буду отрицать — в этом есть доля правды, хотя я взрослая девочка, и делаю то, что я хочу. Но, поверь мне, из-за этой ерунды хрен бы они отправили меня так далеко. Настоящей причиной является моё сотрудничество с Организаций.

Теперь Варвара замолчала и внимательно посмотрела на меня, пытаюсь оценить мои эмоции. Я старался как мог сохранять невозмутимость, но опыт есть опыт. Фёдорова кивнула головой, убеждаясь в своих предположениях и улыбнулась.

— Да я вижу тебе знакома это название. Так что ты о ней слышал?

— Ну, — осторожно начал я. — Я слышал, что это некая небольшая группа влиятельных лиц, несколько… недовольных политикой нынешнего Императора.

— Да, примерно так, — утвердительно кивнула губернаторша. — Однако ты несколько заблуждаешься в слове «небольшая». Я не имею право открывать все карты, но у этой группы есть определённый интерес к твоей персоне, Антон.

— Да, я это уже понял, — кивнул я, вспоминая все слова начальника Академии Волкова и Командора Ордена Войны Ласло.

— Так вот. Кажется, тебе необходимо встретиться с их эмиссаром. Он будет ждать тебя на этой планете, — она протянула мне инфо карту. — А еще…

Тут она отвлеклась на подбежавшего слугу.

— Ваша Светлость, в систему вошёл корабль инквизиции! — доложил слуга.

— Тип корабля? — быстро сориентировалась Фёдорова.

— Курьер, госпожа!

— Они, действительно, торопились, — усмехнулась княгиня. — Что ж!

Она, нарочито небрежно прикрыла глаза и, в этот момент, оставшиеся штурмовики начали стрелять друг в друга. Я напрягся, но всё закончилось очень быстро. Оценив скорость мысленных манипуляций, я внутренне «выдохнул». Хорошо, что мне не пришлось вступить с этой светской дамой в открытое противостояние. Похоже, Пашке еще есть, куда расти.

— Илья! — подозвала княгиня единственного оставшегося в живых штурмовика. Я не удивился, когда увидел, что это был именно тот, что привел меня сюда. — Сопроводи нашего гостя на корабль. И… спасибо за службу, поручик! Линия позаботится о твоей семье!

— Спасибо. Госпожа! — кивнул штурмовик. За затемненным стеклом боевого шлема не было видно его эмоций, но голос у обреченного человека не дрожал.

— Да, Антон, — губернаторша осторожно, двумя пальчиками взяла чудом выжившую после моего броска бутылку и вылила остаток её содержимого на пол. — Ты когда-нибудь бил женщин?

— Случалось, — не стал отрицать я.

— Ну, уверена, это были плохие женщины! — улыбнулась княгиня. — Сегодня ты, наконец, ударишь хорошую женщину — меня.

Она протянула мне пустую бутылку, и я перехватил её за горлышко.

— Только я тебя умоляю, не попади по открытому участку кожи, а то там некрасивый шрам останется! И да, Антон, ты мне теперь должен! Не забывай об этом!

— Что конкретно я вам буду должен, Ваша Светлость? — мрачно поинтересовался я.

— А это пусть будет для тебя сюрпризом, — усмехнулась княгиня и повернулась ко мне спиной. — Давай! Бей! И не сдерживай себя, юноша!

Я вздохнул и, после короткого размаха, разбил бутылку о её голову.

— Хаос тебя подери, как больно то! — скривилась княгиня, даже не думая отрубаться.

— Мне повторить? — уточнил я.

— Ага, щас! Проваливай уже, к Хаосу! — она приложила руку к голове и посмотрела на пальцы, вымазанные в её крови. — Будем считать, что ты меня вырубил! И, если тебе не удастся сбежать от Инквизиции, лучше тебе покончить жизнь самоубийством. Иначе, я это сделаю сама.

— Брат Дексус сильный ментат! — нахмурился я, вспоминая нашу встречу. — А что, если он…

— Он не посмеет! — улыбнулась княгиня. — Да и я тоже… не пальцем деланая! Всё! Валите давайте, у вас мало времени!

— Спасибо… госпожа! — искренне кивнул я.

— Сочтемся, уж поверь! — кивнула Фёдорова. И я в это поверил.

— Пройдемте! — кивнул мне штурмовик.

Мы проследовали к челноку, который поднял нас на орбиту, затем, практически бегом, мы добрались до моего эсминца. Судя по всему, выгрузка беженцев завершилась, корабль был заправлен, ждали только меня.

— Это должны сделать вы! — забрало тактического шлема поползло вверх и я, наконец увидел лицо дерзкого штурмовика. Обычное славянское лицо взрослого и опытного мужчины. В его глазах не было страха, только решительность, когда он произнес, кивая на мой меч. — Сделайте это быстро!

— У меня есть другое предложение, поручик! Я предлагаю вам полететь с нами! Либо вы погибнете с нами, либо немного еще поживете.

Каменное лицо дрогнуло, в глазах появилась надежда.

— Думаю, все камеры на станции сейчас выключены, и ваш труп не сильно поможет вашей госпоже прямо сейчас.

— Я согласен, — кивнул штурмовик.

— Ну, тогда добро пожаловать на борт! — приглашающе кивнул я на спущенный трап. Я понятия не имел, зачем я это сделал, но это было как-то… правильно.


Глава XXVIII


— Пашка, проверь! — кивнул я ожидающему меня в шлюзе другу на штурмовика. — Эрик, обыщи!

Эрик принялся выполнять приказ, первым делом отобрав у гвардейца оружие. Пашка понимающее кивнул, но взяв меня за локоть, отовёл в сторону от остальных.

— Что там произошло?

— Да, честно говоря, что-то странное, — скривился я.

Мне самому эта ситуация казалась диковатой. «Оглушение» бутылкой губернатора планеты и последующее бегство с Ронды мимо всех охранных постов и постов наблюдения выглядело как-то… нереально. Я быстро пересказал происшедшее другу и тот, неожиданно, широко улыбнулся.

— А ведь это был спектакль для одного зрителя!

— В смысле? — удивился я.

— В смысле — тебя развели, как последнего лоха! — Пашка успокаивающе похлопал меня по плечу. — Но, ты не переживай, тётушка — мастер таких разводов, и ты не первая и, мне кажется, далеко не последняя жертва её интриг.

— Всё равно не понял, — покачал я головой.

— Ну смотри, — обстоятельно начал Пашка. — Учитывая, что время у нас поджимает, я изложу свои соображения вкратце. Я говорил тебе что тётушка никогда не врёт?

— Да говорил, — утвердительно кивнул я.

— Она всегда говорит правду, но вся эта правда построена так, что лучше бы она врала. С другой стороны — её противники, обычно перед самой смертью, даже если бы хотели, не смогли бы обвинить её в том, что какие-то её слова были неправдивыми.

— И у тебя есть своё видение этой ситуации? — нахмурился я, подсознательно чувствуя себя дураком. А я не любил чувствовать себя дураком.

— Ну смотри, — снова начал Пашка. — Убийство тобой Одарённого. Это, кстати было круто! Она пыталась раскачать тебя и твою психику, как бы сдав тебе предателя, и заставив тебя поверить в то, что она на твоей стороне.

— То есть ты считаешь, что тот несчастный Одарённый не был предателем?

— Совсем не факт, — усмехнулся Пашка. — Учитывая словах тётушки что это так, я склонен верить, что это действительно так. Но только устраивать такую показательную и очень драматическую казнь, согласись, было совсем не обязательно?

Я хмыкнул, но промолчал. В словах друга имелся смысл.

— А если бы я этого не сделал?

— Ну, — протянул Паша. — Тут возможны варианты. И один из них такой, что нас действительно бы повязали или убили. Я не знаю, что в голове у моей тётушки. Она слишком далеко ушла от меня в мастерстве интриг.

— То есть я все сделал правильно? — поинтересовался я у друга.

— Ты — несомненно, — сказал Пашка. — По крайней мере, нам дали шанс свалить с этой планеты. А вот зачем это нужно было тёти Варе, вот это большой вопрос. А твоё, так называемое «бегство», не выдерживает никакой критики. Бутылкой вырубить мощную Одарённую? Неимоверно мощного боевого ментата? Убить — да! В это еще можно было поверить! Но, вырубить? Это цирк какой-то!

— И зачем она это сделала? — теперь я окончательно чувствовал себя дураком.

— Снова повторюсь. У меня нет точного объяснения. Но, есть одно предположение.

— Давай, жги, — махнул я рукой.

— Ты понимаешь, что в случае нашего успешного бегства твой старый друг Дексус придёт к губернаторше и потребует объяснения?

— Ну, — протянул я. — Она как бы сказала, что он этого сделать не посмеет, а ещё намекнула на то что она тоже, как она выразилась: «не пальцем деланная».

— И ты в это поверил? — Пашка, несмотря на серьезность момента, кажется был готов засмеяться.

— Ну… Как бы да, — ответил я.

— На это и был расчёт. Вся предыдущая встреча. Эти разговоры. Твоё убийство Одарённого. Кстати, мне самому интересно, что ты испытывал, когда убивал этого человека, по приказу потенциального противника?

— Если честно, то ничего не чувствовал и ничего не думал в тот момент. Просто это был приказ этого, как ты выразился, «потенциального противника», от которого, тем не менее, зависела наша жизнь в тот момент. Я просто отключил мозг и сделал, что было нужно в данной конкретной ситуации. И нет, я не жалею об этом. Помню Хокус говорил мне: «Сынок ты всю жизнь будешь развивать и оттачивать свои рефлексы, чтобы когда-нибудь, в тяжелой ситуации, они сработали быстрее твоего очень умного мозга. И это, возможно спасёт тебе жизнь!» Вот как-то так я к этому отношусь.

— Ясно, — кивнул Пашка. — Так вот, заканчивая моё гадание «на кофейной гуще», предположу, что в случае нашего успешного бегства «беляши» обязательно придут к губернаторше и потребуют от неё ответов. И да, у них есть на это право. Орден Очищения имеет полное право вытащить и прополоскать мозги ЛЮБОМУ Одарённому в Империи! Уж поверь мне, я это знаю. И Дексус увидит, что за клоунаду устроила моя тётушка. И что он, по-твоему, после этого сделает?

— Задаст вопрос Фёдоровой — нахрена этот спектакль?

— Умничка! Зачёт! — веселился Пашка. — А что ответит на это моя милая тётушка?

— Понятия не имею, — покачал головой я.

— Подозреваю, подчёркиваю, я только подозреваю. Что приказ Инквизиции не был таким жёстким. И что тебя не нужно было захватывать любой ценой. А тем более, ликвидировать нас. Мне кажется, один ты не нужен Инквизиции. Думаю, что Инквизиция хочет «закрыть» всю Организацию, если ты понимаешь, о чём я, и хочет сделать это с твоей помощью.

— Не слишком ли много чести для одного безродного Одарённого? — нахмурился я.

— Я думаю, в самый раз. Ты находишься вот здесь, — он нагнулся и опустил ладонь почти к самой палубе, а затем встал и вытянул голову руку над головой. — Они находится вот здесь. И я думаю это очевидно, что с их положения видно гораздо больше. Также, я могу ошибаться и у тётушки просто начался старческий маразм, и она решила напоследок самым глупым образом попытаться одурачить Имперскую Инквизицию. Это маловероятно, но это тоже может быть. И в этом случае, она первый претендент на премию Дарвина и точно не доживёт до своего векового юбилея.

— А ведь она мне дала координаты эмиссара Организации, куда я планировал сейчас и направиться, — сообщил я Пашке кусок разговора, пропущенный им.

— Во-о-о-от! — глубокомысленно поднял Пашка указательный палец вверх.

— То есть думаешь нам не нужно туда лететь? — нахмурился я.

Ты тут Пашка заржал.

— Знаешь, почему командир называется командиром? Это потому, что он, и только он принимает решения и отдает приказы. А его подчиненные — эти приказы выполняют. Так что, как-то сам! — он похлопал меня по плечу.

— Пожри меня Хаос! — сокрушенно выдал я.

— Не надо, — неожиданно серьёзно сказал Пашка. — Ты хороший командир Тоха. Я рад что ты, кроме этого, ещё мой друг. А теперь настала пора разобраться с «беляшами». Если я прав, то не будет попытки абордажа, да и выбор ими судна как бы показывает на то, что нас не хотят непременно уничтожить или захватить. Так, немножко шугануть, и придать ускорение в нужном им направлении.

Он ненадолго замялся и осторожно выдал.

— Но, один совет я тебе всё-таки дал. Не нужно взрывать их корабль!

— Ты такого от меня ожидал? — удивился я.

— Да… нет… — замялся товарищ. — То есть… возможно. Последнее время ты немного… резкий. Более резкий, чем обычно!

— Ничего обещать не могу, посмотрю по обстоятельствам, — друг был прав, такой вариант развития событий я рассматривал, уж больно меня беспокоил это брат Дексус. Решить проблему кардинально? Почему бы и нет?

Я развернулся в сторону рубки, и тут мой взгляд зацепился за штурмовика.

— Ну… Если твоя тётя такая ушлая, то не могла бы она предвидеть мой поступок с этим несчастным?

— Возможно, — согласно кивнул головой Пашка. — Однако, для этого дела у тебя есть я. Я с ним немного пообщаюсь, если что-то пойдёт не так, то мы отправим его обратно к его госпоже, прямо через шлюз в космос. Без скафандра.

— И это меня считают кровожадным, — ухмыльнулся я. Хлопнул друга по плечу и направился в ходовую рубку. Судя, по сотрясанию корпуса, «Араганор» отстыковался от причала станции и набирал скорость.

На ходовом мостике я встретил задумчиво Дюрера.

— Капитан, — поприветствовал я ветерана. — Всё в порядке?

— Ну, это как сказать. Ты мне лучше ответь на этот вопрос. Наличие корабля Ордена Очищения в системе, который, подозреваю, прибыл сюда по нашу душу — это нормально?

— Всё в порядке, — успокоил я капитана. — Я контролирую ситуацию.

Максимилиан кинул на меня взгляд из-под густых седых бровей. Кажется, он не очень поверил моим словам. Но был военным до мозга костей, поэтому просто кивнул.

— Надеюсь это так, последний час нас беспрерывно вызывает это судно, а я все это время их игнорирую, дожидаясь, когда вы подниметесь на борт.

— Соедините меня с этим кораблем.

Капитан подчинился и через секунду на экране возникло знакомое лицо брата Дексуса в неизменном белом капюшоне.

— Антон, я бы хотел с тобой поговорить, — без прелюдии сказал Инквизитор.

— Ну, мы сейчас разговариваем, Инквизитор, — не очень доброжелательно сказал я.

— Я бы хотел поговорить лично. Не по связи.

— И как вы это себе представляете?

— Я поднимусь к вам на борт. Один. Без оружия.

— Вот сейчас было смешно, — прервал я собеседника. — Вы сами по себе оружие, Дексус. Я не вижу необходимости встречаться с вами лично.

— Поверь, это в твоих же интересах. Или ты собираешься до конца жизни бегать от нас во всей Галактике,?

— Не хотелось бы, — честно признал я. — Но, разве у меня есть другой выход? Это же вы объявили за мной охоту. При том, что я не сделал, по факту, ничего плохого ни Империи, ни Императору!

— Ну, кроме того, что взорвал два фрегата наемников, действующих в интересах Империи? А затем уничтожение истребителей Легиона Космодесанта?

— Это было необходимо, — просто ответил я. — А космодесы сами виноваты!

— Возможно. Я ещё не имел возможности ознакомиться более подробно с историей этого инцидента, но пока все это выглядит как предательство интересов Империи.

— Тем более, я не понимаю для чего нам нужно встречаться, — покачал головой я. — У вас, пока, весьма предвзятое ко мне отношение, не так ли?

— И снова ты ошибаешься, Антон. Давай так. Я не буду тебя задерживать, да и я не смогу, если честно, ты можешь спокойно улететь из системы, и я тебя добавлю в «Чёрный список» личних врагов Императора. Как тебе такое?

Отличное развитие событий, ну надо же! Насколько я знал, в «Чёрный Список» вносились в прошлом, влиятельный лидеры Линий, которые каким-то образом встали на пути у Его Императорского Величества. А тут я. Нет, это несомненно, тешит моё самолюбие, вот только рушит все планы на дальнейшую жизнь. Это означает, что меня не примут ни на одной планете. Вообще ни на одной планете, не только на полностью имперской, но и на планетах Линий. В этом случае их помощь, или даже нейтральный статус, ведёт к прямому попаданию их самих в «Чёрный список». А дураков нет.

— Не очень, — честно ответил я. — Альтернатива?

— Я прилетаю к тебе, и мы разговариваем.

— Это избавит меня от «Чёрного списка»?

— Нет это даст тебе ШАНС не попасть в него, — особенно выделил интонацией слово «шанс» инквизитор.

Я думал, наверное, целую минуту. Прикинул все «за» и «против». Учитывая мой Дар, и Дары моих одарённых товарищей, казалось, что нам ничего не угрожает. Но, я не доверял этому инквизитору! Очень сильно не доверял!

— Хорошо, — я принял решение. — Летите сюда. Один. Без пилота. Надеюсь, вы умеете пилотировать?

— Конечно умею, — презрительно скривился Дексус. — Принято, вылетаю. До встречи.

— Капитан, — обратился я к мрачному Дюреру. — Оповестите Одарённых, чтобы они все проследовали к главному шлюзу, я не собираюсь допускать, чтобы этот человек прошел хоть один лишний метр по моему кораблю. И да, объявите боевую тревогу!

— Слушаюсь, сэр, — кивнул Макс, а я направился к месту аудиенции.

* * *
Брат Дексус, полностью игнорируя направленные на него стволы, вышел в ангар с гордо задранным подбородком. По моей команде, «береты» Андерсена прошерстили весь челнок сверху-донизу, мы же просканировали его ментально. Похоже, инквизитор сдержал обещание и прибыл сюда один.

— Где мы можем поговорить? — уточнил Дексус, лениво оглядываю всю мини-армию, что я сюда нагнал.

— Да прямо здесь! — я обвел руками пустой ангар.

— И ты даже напитков мне не предложишь? — усмехнулся инквизитор. Как он умудряется чувствовать себя хозяином положения даже в такой ситуации?

— Нет, — без улыбки ответил я.

— Ну, давай, хоть отойдем в сторонку от твоих преданных псов? — глаза брата сверкнули сарказмом.

Я огляделся и кивнул своим, показывая, что всё в порядке. Затем прошелся несколько шагов в сторону за инквизитором.

— Антон, — инквизитор начал первым, — Сложилась очень непростая ситуация. Причиной которой послужил, вольно или невольно, но именно ты. Впервые, за тысячи лет, в Инквизиции наметился раскол. Не могу сказать, что в этом полностью твоя вина. Анализируя происшедшие события, я возлагаю большую часть вины на Орден Войны, который поспособствовал утаиванию твоей личности от Взора Императора. А еще вот это!

Он, скривившись, махнул рукой на мой меч.

— Дело в том, что Рыцарь Ордена не отвечает ни перед кем, кроме своей совести. Не было ни одного прецендента в истории, когда Рыцарь складывал полномочия при жизни. И этот вопрос остаётся открытым и сейчас. По факту, ты — Рыцарь Инквизиции. И судить тебя может только Верховный Совет Инквизиции. Но, Орден Войны от тебя открестился, признав, что ты вышел из-под контроля. Подозреваю, что эта такая хитрая стратегия, чтобы отвести удар от себя, но это не лишает тебя звания Рыцаря. И я, впервые за многие годы, нахожусь в затруднении.

— Что вам лично от меня нужно? — устало поинтересовался я, утомленный «высокой политикой».

— Лично мне? — изобразил удивление инквизитор. — Ничего. Другой вопрос, что от тебя нужно Империи. А Империи нужно, чтобы ты служил её интересам!

— Звучит как-то просто, — нахмурился я. — А зачем всё это нагнетание? Негатор — чистое зло! И должен быть уничтожен!

— Кто тебе сказал такой бред? — теперь искренне удивился Дексус.

— А разве это не так? Куда делись все Негаторы из Галактики?

— Нет, не так! Негаторы… Все они, добровольно сдавшиеся, поступили в распоряжение самого Императора.

— То есть, к нему на службу?

— Ну, не совсем так, — внезапно смутился брат-в-белом. — Даже мне не известна вся правда. Скажем так. Император использовал их и их Дар на благо Империи.

— А по конкретней? — уточнил я.

— Я без понятия! — развёл руками Дексус и, кажется, он был искренним.

— Звучит не очень вдохновляюще. Так как я могу послужить Империи?

— Полетишь со мной. Прямиком в Императорский Дворец на Землю.

— А что дальше?

— Я не знаю, — снова честно ответил инквизитор.

— Я останусь жив?

— Я не знаю.

— Что будет с моими товарищами?

— Я не знаю.

— Как-то слишком много «не знаю» для одного разговора, вы не находите, инквизитор?

— Других ответов у меня нет.

Я задумался. В голове вертелись вероятности, предположения и обрывки прогнозов, которые не складывались в одну картину. Я не мог принять решение и мне нужна была помощь.

— НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ СОГЛАШАЙСЯ! — донёсся до меня далёкий голос.

Я изумленно обернулся, но мои люди молчали. Дексус нахмурился, как будто что-то почувствовал.

— ТЫ ПОГИБНЕШЬ. БЕЗ ВАРИАНТОВ, — снова этот голос.

— Еретик!!! — завопил, внезапно, Дексус, как будто обезумев. Мне на голову обрушился мощный ментальный удар, выбивая из меня сознание. Позже я понял, что смог пережить первую атаку только из-за того, что по привычке, держался за рукоятку меча, который одним толчком впихнул меня уйму Энергии, сработавшей как укол адреналина для человека, чьё сердце остановилось. Я вызвал Пузырь и пнул ногой в живот инквизитора, который, кажется, собирался задушить меня голыми руками.

А тут уже подоспели мои друзья и пинок от ван Дассел вышел куда тяжелее моего. Отрезанный Пузырем от Лимба инквизитор, рухнул и из рассеченного лба у него потекла кровь.

— НЕ УБИВАЙ! — донеслось извне.

— Райли, нет!!! — закричал я, когда девушка решила закончить начатое. Она кивнула и ударила еще раз рукояткой меча по затылку лежащего инквизитора. Это был далеко не «показной» удар бутылкой по милой прическе губернаторши. Этот удар вырубил инквизитора из нашего мира.

— ОТПУСТИ ЕГО!

На меня смотрела дюжина пар глаз, ожидая моих дальнейших приказов.

— Минуту! — кивнул я и провалился в Лимб, пытаясь забраться поглубже. В этот раз мне помогли, протащив в его глубокие слои.

Серый безликий мир, на удивление, не встретил меня мельтешением Сущностей. Меня встретил один единственный собеседник, и, конечно же, это был «багровый» Араганор.

— Какого Хаоса? Ты-то тут как оказался? — я приподнял лезвие сиявшего зеленым светом клинка, который радостно дрожал в предвкушении битвы со своим Вечным Врагом.

— Спокойно, Антон! — тень благоразумно отплыла в сторону от моего смертоносного оружия. — Я повторяю! Отпусти его!

— Почему?

— Ты многого не знаешь ни о своем происхождении, ни о Множественных Мирах, частью которых являемся все мы. Да ты даже не знаешь, что есть Добро и что Зло! В ближайшее время в Галактике и твоём мире всё изменится. Авангард пробил брешь и скоро на Империю обрушится вся мощь Хаоса. И в этой битве, тебе придётся выбрать чью-то сторону! А этот инквизитор — важная часть неизвестного тебе, пока, уравнения. Поверь, так будет лучше!

— Поверить ТЕБЕ?

— Ну, ты можешь мне не верить, но будет уже поздно, когда ты признаешь мою правоту.

Багровая тень замерла, как будто к чему-то прислушиваясь.

— А теперь — уходи! Хозяин рядом и это не сулит ни тебе ни мне ничего хорошего! До встречи, Антон! До скорой встречи!

«Серый мир» закрутился вокруг меня, выталкивая меня в мою реальность, в голове вертелась только одна мысль: «Хватит ли у меня сил, чтобы противостоять всем сразу?»








Конец


Оглавление

  • Пролог
  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV
  • Глава XV
  • Глава XVI
  • Глава XVII
  • Глава XVIII
  • Глава XIX
  • Глава XX
  • Глава XXI
  • Глава XXII
  • Глава XXIII
  • Глава XXIV
  • Глава XXV
  • Глава XXVI
  • Глава XXVII
  • Глава XXVIII