КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591441 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235394
Пользователей - 108125

Впечатления

Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Лонэ: Большой роман о математике. История мира через призму математики (Математика)

После перлов типа

Известно, что не все цифры могут быть выражены с помощью простых математических формул. Это касается, например, числа π и многих других. С точки зрения статистики сложные цифры еще более многочисленны, чем простые.

читать уже и не хочется. "Составные числа" назвать "сложными цифрами"... Или

"Когда Тарталья передал свой метод решения уравнений третьей степени Кардано, тот опубликовал его на итальянском и

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Козий рок [Даниил Целищев] (fb2) читать онлайн

- Козий рок 1.62 Мб, 110с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Даниил Целищев

Настройки текста:



Даниил Целищев Козий рок

Глава I. Ветерок перемен

Капающая вода не давала заснуть. Она капала везде. За окнами, барабаня по металлическим карнизам хрущевки. Капала из крана, хотя недавно Родион его ремонтировал. Она даже капала с потолка, потому что у соседа сверху опять случилась авария со стиральной машиной. К месту потолочной протечки заблаговременно подставлено ведро, уже наполненное на треть. Та вода, которая стекала по стене, скапливалась возле разложенных, также заблаговременно, тряпок и полотенец. Родион лежал диван – кровати, но в силу неисправного механизма, больше на диване, чем на кровати, и не мог заснуть. Отчасти, оттого что везде текла вода, а также, что уже наступило утро. Белые ночи делали свое дело, и сон не задался с самого начала.

Лежа на диване, в обшарпанной комнатке арендуемой квартиры, Родион решил занять себя мыслями о том, как ему заработать денег для оплаты жилья в следующем месяце. Он даже не стал сообщать хозяевам квартиры о протечке с потолка, иначе ремонт повесили бы на Родионов счет. Ему сейчас и к покупкам продуктов приходится относиться с умом. Недавно, в ближайшем магазине он купил двадцать брикетов лапши быстрого приготовления по акции, и чай. Он решил, что до следующей работы должно хватить.

А перспектив нового дела пока не предвиделось. Телефон не спешил звонить с предложениями, кроме кредитных организаций, разумеется. Социальные сети, тоже молчали. Родион раз в день, ради экономии трафика в интернете, проверял свой электронный почтовый ящик, который тоже пустовал. Он был частным детективом.

В годы своей юности, Родион сменил множество работ. В основном его просили уйти, видя в нем какую-то угрозу для общего дела. В продуктовых магазинах, будучи грузчиком, он портил, в силу своей неуклюжести, всегда самый ценный товар. Стоимость разбитых бутылок элитного алкоголя вычитали из его зарплаты, пока не поняли, что это бесполезно. Родион, опять же по нелепой случайности, разбивал новую поставку. Так и не дождавшись в течение трех месяцев дорогих алкогольных напитков на полках, коллектив магазина, общим решением вытолкал Родиона за двери.

С работы охранника автостоянки, его тоже выгнали, после того, как за ночь было угнано восемь автомобилей, не считая взломанных и обворованных. Родион одному автоугонщику даже помог вскрыть машину, приняв его за владельца, забывшего ключи. Во время допроса, он, конечно же, об этом умолчал.

Были несколько непродолжительных других видов деятельности, не приносивших большого дохода. Но однажды, Родион прозрел и понял, что его призвание – помогать людям, бороться с беззаконием. Он начал проходить стажировку в полиции. В этот же день был разжалован в безработные, после того, как отпустил пойманного куратором – сержантом, карманника. По словам Родиона, нарушитель поклялся богом, что больше так делать не будет. Воля сержанта оказалась сильнее божьей, и нерадивого стажера отпустили с миром.

Природный оптимизм Родиону не изменил, равно, как и желание помогать людям. Он решил работать на себя, и основал небольшое, состоящее из одного человека, детективное агентство. В основном он занимался слежкой за неверными, но в силу обстоятельств, все-таки верными супругами. За его плечами был уже не один десяток подобной работы, и ни разу объекты слежки не были застуканы за своими делами на стороне. Но Родион не отчаивался, и продолжал брать деньги с заказчиков, за то, что следил, как их вторые половинки работают, ходят в торговые центры, занимаются фитнесом. Для него эти люди уже стали практически родными, хотя и не знали о его существовании.

И вот, настал тот неприятный момент, когда все клиенты словно сговорившись, разом отказались от услуг частного детектива. Родион не особо верил в судьбу, даже когда та не постучавшись, ворвалась в его размеренную жизнь. Все что ему оставалось делать, это ждать новую работу.

Финансы уже начинали поджимать. Два брикета лапши, из двадцати купленных, уже были съедены, один пакетик чая из двадцати пяти еще готов был к повторной, в четвертый раз, заварке.

Но пару дней назад, Родион, все-таки позволил себе шикануть, и сходил в местный пивной ресторан. Там он себе заказал самого дешевого, по вкусу, фирменного пива, по цене самого дорогого. По традиции, представился бармену, и оставил свою визитку детектива. Выпить пиво ему не удалось. Холодный стакан выскользнул из рук Родиона, разбившись об пол. Слезая с барного стула, он, поскользнувшись упал на пол. Попутно, ногой он зацепил официантку с подносом пивных кружек. Та тоже оказалась на полу. Несмотря на крики и звон посуды, он, сидя на полу, с легкой ностальгией посмотрел на осколки. Они напоминали ему одну из предыдущих работ. Но осознав, что привлек слишком много внимания со стороны богатых посетителей заведения, Родион выбежал из ресторана.

Вода продолжала капать со всех сторон. Этот давящий, в основном на мочевой пузырь, звук заставил Родиона нехотя встать с дивана. Под ногой он обнаружил, как всегда, один тапочек,. Второй приходилось постоянно искать. Обувшись, Родион направился в туалет, где он заметил, что вода капала еще из протекающего бачка унитаза. Сосредоточившись на деле, он решил не обращать внимания на неприятное журчание, заглушив его приятным.

Не открывая кран с водой в ванной комнате, Родион смочил под каплями зубную щетку, и нанес на нее остатки пасты. Смотря на себя в разбитое от прошлых жильцов зеркало, Родион все-таки наблюдал еще молодое, и, по его мнению, перспективное лицо частного сыска. Полоса невезения, как он считал, должна была вскоре закончиться. С этими мыслями, он с большим усилием вдавливал щетку в свои зубы.

Зазвонивший в комнате телефон напугал Родиона. От нервного импульса, он сломал щетку об свои зубы. Но поднимать, и склеивать в очередной раз половины средства гигиены, ему было некогда. Выбежав из ванной, Родион начал копаться в скомканном одеяле, ища в складках свой телефон. Наконец, найдя устройство, он разблокировал экран, и приложил к уху.

– Алло, – сказал Родион.

– Добрый день, – отозвался приятный женский голос. – Могу я поговорить с Маховым Родионом Александровичем?

– Это я! – почти воскликнул он. Ему казалось, что сейчас будет нечто очень важное в его жизни. И выгодное.

– Компания «Займи это по-быстрому» одобрила вам кредит суммой в пятьсот тысяч, под выгодный вам процент…

У Родиона резко упало настроение.

– Спасибо, не надо, – сказал он севшим голосом и выключил телефон.

Ноге без тапочка уже становилось все холоднее, но Родион не реагировал, отрешенно смотря в окно. Серая дождливая погода была словно в тон его настроению. Даже природный оптимизм в этот раз молчал. Душевная боль от всех своих жизненных неудач накатывала с небывалой силой. Родион замахнулся рукой с телефоном, в надежде разбить его об пол. В этот раз специально.

Как только он начал снижение телефона в сторону пола, то почувствовал вибрацию в руке. Родион остановился. Разблокировав экран, он увидел письмо, пришедшее на электронную почту. Открыв текст, он увидел два многозначных числа. Одно из них являло собой неизвестный номер телефона с припиской: «Звони». Второе число написано слитно из шести цифр, где первой была единица, а остальные – нули. Родион воодушевился. Эти шесть цифр ему сейчас были нужны позарез. Он набрал номер телефона.

– Родион привет! – отозвался на другом конце линии задорный мужской голос.

– Здравствуйте, – непонимающе ответил Родион. Он даже не представился.

– Как хорошо, что ты позвонил. Как раз думал сам тебя набирать, да вдруг, ты работой своей занят. Не хотел отвлекать.

– У меня как раз сегодня выходной, – замялся Родион. – Вы мне письмо прислали.

– Что, все-таки заинтересовало? – хохотнул незнакомый мужской голос. – Я еще ненароком подумал, может мало предложил.

– Да нет, что вы… В самый раз… Но…

– Понял, понял. Извини, встретиться не могу с тобой. Самолет с Сейшел задерживают, вот застрял тут, в аэропорту. Сижу в баре, жду. От мохито уже тошнит.

– Сочувствую вашему положению, – не зная, что сказать, ответил Родион.

– Так что, давай знакомиться по телефону. Не боись. Я не в эскорт тебя беру. Не в моем вкусе, – посмеялся собеседник.

– Кто вы? – наконец оправился от такого напора Родион.

– Зови меня Сева. Не люблю эти формальности и должности.

– Родион.

– Знаю, знаю, – весело отозвался Сева. – Ты мне как раз очень нужен. Твой ящик электронный мне знакомый дал, которому дал твою визитку бармен, которому ты тоже дал. Блин! Мохито не дает нормально формулировать. И хрен с ним! Мы попроверяли твою биографию. Интересно ты живешь, парень. Короче, есть работа для тебя.

– Вы понимаете специфику моей деятельности? – поинтересовался Родион.

– Фигня, вопрос! Конечно, понимаю. Читал твою биографию. Тоже в органах служил. Правда, чуть подольше. Полковником ушел.

Родион вспомнил свой короткий опыт службы в полиции, и тут же захотел забыть.

– Что за работа?

– А такая. Уже лет десять, я работаю на одного крупного бизнесмена. С акциями, корпорациями, и все такое. А я – начальник его охраны. Так вот, недавно погиб неожиданно Коля. Недоглядел я, блин. Три дня из запоя не выходил. Горе-то какое.

– Мои соболезнования.

– Да все уже. Все слезы излил. Так босс мой покойный, оказывается, завещание написал, о передаче бизнеса и имущества своим родственникам. И отдал бумагу нотариусу своему, на хранение.

– Это дела наследства. Я с ними не работал никогда.

– И не придется. У тебя другая задача будет. Через два дня, нотариус это завещание будет зачитывать родственникам. А они, я тебе признаюсь, те еще упыри.

– Почему вы так решили?

На другом конце линии послышался вздох, с последующими глотками.

– Знаю я их, и их хотелки. А мне, понимаешь, Колю по-человечески жалко. Хороший он мужик. Был. Поднялся с нуля, имя сделал, денег заработал. А эти, слетятся как стервятники, и будут нажитое Николаем Хариным на себя примерять. Тьфу!

Родион задумался. Ему казалось, что Сева с ним ведет открытый разговор, но в то же время, к чему-то подводит.

– Что нужно будет делать мне? – спросил он экс-начальника охраны.

– Так это я к чему, – продолжил Сева. – Чувствую, что заказуха это – смерть Коли. И кто-то из его, так называемых, родственничков в этом точно замешан. Короче, устроил я так, чтобы последняя воля покойного была озвучена в Колином особняке. Он его очень любил. Ты море любишь?

– Какое еще море?

– Баренцево! – засмеялся Сева и снова что-то отпил. – Шучу, конечно. Черное море. Усадьба Козево. Николай сам место выбирал для строительства, чтобы у моря на возвышенности, и подальше от людской суеты. А какой там вид! Загляденье!

– Мне туда ехать надо?

– Соображаешь. Надо, очень надо. Через два дня, ты должен быть в усадьбе. Так что, сумма из текста письма – это только тебе на расходы. Купишь билет на самолет, оплатишь такси до Козево. И прикупи себе что-нибудь из одежды. Там лето все-таки. Доберешься до места, познакомишься с родственниками. И пока будет ехать нотариус, аккуратненько их порасспрашиваешь о гибели Николая. Кто что слышал, что знает, как себя будут вести при ответах. Ты все это зафиксируешь, и отчетик мне потом составишь. Я бы и сам все сделал, да только застрял тут, в пальмах. Думал, успею вернуться из своего недолгого отпуска.

– А если они откажутся со мной разговаривать? – спросил Родион. – Я им должен представиться частным сыщиком? В таком случае, я от них ничего не добьюсь.

– Ну да, ну да, – задумчиво пробормотал Сева. Было слышно, как он поставил стакан на стол. – А ты знаешь что? Представься деловым партнером предприятия. Скажем «Север-лизинг». Будут интересоваться – лапши на уши навешай. И тихонько из них информацию вытягивай. Ну что? Берешься?

Родион молчал. Он не понимал, почему Сева обратился именно к нему, хотя льстило, что доверяют такое серьезное дело. Другой момент – деньги указанные в письме. Оказывается это только компенсация расходов.

– Сколько вы заплатите окончательно? – поинтересовался Родион.

– Если согласишься, то сто тысяч, как в письме – оплата расходов. Аванс, считай. По окончании дела и передаче отчета, будет еще триста тысяч.

– Сколько? – недоумевал Родион. – За расспросы родственников, которые могут не оказаться виновными в смерти вашего босса?

–Ты пойми, – посерьезнел Сева. – Повторите.

– Что?

– Это я не тебе. Пойми, тут вопрос принципа, деньги не имеют значения. Я сам проморгал безопасность Коли. Не оказался рядом вовремя. Но тут, чую, что одна из этих личностей, что будет в Козево, точно причастна. Так что, брат, на тебя вся надежда.

Родион уже не слушал. Он думал о четырехстах тысячах, которые сможет заработать за три дня. Оглядев свою обшарпанную комнату с крашеными стенами вместо обоев, одной лампой, висящей на проводе, Родион решился.

– Ну раз, вопрос принципа, то я беру дело.

– Отлично, родной! Спасибо тебе! Сейчас на счет кину денег. Удачи! Эй, ты чего мне тут налил?

– Что, не понял? – переспросил Родион, но связь уже прервалась.

Он еще немного постоял в одном тапочке, слушая падающие капли воды по всей квартире. Спустя минуту, вибрация телефона прервала мазохистическое наслаждение этим акустическим концертом. Родион посмотрел на экран, и на секунду перестал что-либо видеть и слышать. На его счет было перечислено сто тысяч. Некоторое удивление возникло, что банк не стал блокировать счет поступившей суммы от неизвестного лица. «Удачной охоты», – комментарий к сообщению должен был только усугубить перечисление денег. Родион, и в самом деле, подождал немного, пока не заблокируют счет. Но ничего не произошло. И только тогда, на него, как на человека, не привыкшего ничего ожидать от жизни сверхординарного, пришла эйфория. Это было то, что в случае Родиона можно было назвать везением. От полученных денег, он ощутил столько вдохновения, что готов был лично каждому из родственников устроить допрос с пристрастием, и также лично доставить виновного к Севе.

Во входную дверь постучали. Что-то кричали о просочившейся воде под потолком. Похоже, соседи снизу. Но Родион готов был их успокоить. Благо, на его банковском счету было немного средств, для усмирения.

***

Стоя возле аэропорта, Родион наслаждался летним солнцем, заливающим асфальт. Легкий ветерок шевелил полы его оранжевой гавайской рубашки с узорами из белых пальм. Ветерок перемен. В карманах белых летних брюк, помимо рук Родиона, разместились ключи, документы, бумажник и смартфон. Другого багажа у него не было. Даже ту одежду, в которой он прилетел в этот рай, Родион выкинул в ближайшую урну, словно избавившись от старой жизни, и готовясь к глобальным переменам.

Сквозь солнцезащитные очки-авиаторы, он оглядывал окрестности за аэропортом. Через автомагистраль, виднелся невысокий горный массив, покрытый редкой зеленью. Рядом – огромное равнинное пространство, заканчивающееся курортным городом. Дальше было море. Теплое и приветливое, и, по мнению Родиона, вполне им заслуженное. У него было огромное желание доехать на такси именно до моря, наплаваться, как следует, хотя Родион последний раз плавал, когда тонул в бассейне. Но настроение было настолько приподнятым, что он просто чувствовал, будто поймал за хвост удачу. Впрочем, опомнившись, Родион начал думать о деле, и все приятные планы, касаемо отечественного юга, решил отложить на после.

К нему подъехала тонированная «приора» черного цвета. Ее слегка заниженный кузов, литые диски, передний и задний спойлеры блестели на солнце. Было видно, что хозяин очень сильно любил свою машину, и заботился о ней.

Стекло правой передней двери опустилось. Родион был ничуть не удивлен, увидев на месте водителя стереотипного представителя южных регионов. Усы и борода присутствовали, но очень аккуратно подстрижены. Волосы зачесаны назад и уложены гелем, судя по блеску. Правда, одежда немного выделялась. Вместо курортного стиля, на водителе была белая выглаженная рубашка, с раскатанными рукавами, скрепленными золотыми запонками. На ногах бежевые, также выглаженные брюки, и коричневые лакированные туфли. На левой руке – золотые часы. По мнению Родиона, такой вид еще был в рамках стереотипов.

– Добрый день, молодой человек! – абсолютно без акцента обратился водитель. – Так понимаю, вам необходимы услуги частного извоза, дабы добраться до города.

– Здравствуйте, – немного опешил от такого обращения Родион. – Да… необходимы. Только не до города.

– Вот как? – вопросительно поднял бровь водитель. – Тогда в каком направлении вы собирались покинуть данный аэропорт?

– В Козево. В усадьбу.

Стереотипы начинали разрушаться.

– Ах, в Козево. Да, знакомое место. На горе, с замечательным видом на море. За пять тысяч, довезу вас с комфортом.

– Эээ… хорошо, я согласен, – промямлил Родион.

– Садись, брат.

– Что? – не расслышал Родион.

– Я говорю, присаживайтесь на заднее сиденье, и не забудьте пристегнуться.

– Даа… конечно.

С этими словами, Родион открыл заднюю дверь «приоры». Кожаные, судя по ощущениям, кресла были идеальными. Ни одной царапины. На заднем сиденье лежала деревянная коробка, обшитая вельветовой тканью. На приборной панели автомобиля была закреплена прозрачная коробочка, с вертикально стоящими визитками. На первой из них был номер телефона, и надпись на латинице: «Armen». Водитель повернулся назад, к Родиону.

– Молодой человек. А где же ваш багаж?

– У меня его нет, – ответил Родион.

– Как нет? Ничего для купания в море, и для выхода в свет вечером?

– Я думал купить все необходимое здесь.

– Понимаю вас, – кивнул водитель. – В таком случае, перед поездкой до места назначения, могу абсолютно бесплатно доставить вас в магазин одежды и туристических принадлежностей моего двоюродного брата Тиграна. Для вас будет действовать персональная скидка.

– Нет, спасибо, – ответил Родион.

– Прошу прощения? – сдвинул брови водитель, возможно «Armen». – Вас чем-то смутила кросс-маркетинговая система услуг?

– Нет, нет, – поспешно начал говорить Родион, чувствуя, что чем-то обидел водителя. – Я собирался заехать после Козево.

– В таком случае, возьмите мои контакты, – водитель двумя пальцами протянул одну из визиток. – Наберите мой номер, когда будете готовы отправиться за покупками. Очень надеюсь, это будет скоро.

– Хорошо, спасибо.

– Только не сегодня вечером. Я приглашен на свадьбу в качестве гостя.

«Приора» тронулась с места, оставляя за собой аэропорт и улетающие за горизонт самолеты.

Двигаясь по магистрали, Родион наблюдал из салона автомобиля за проносящимся пейзажем гор, равнин, и видневшегося вдалеке черноморского побережья. Он думал о переменившей к нему отношение удаче в лучшую сторону. Недавно, он не мог уснуть от капающей воды в съемной квартире, сопровождаемый белыми ночами. А сейчас, у него серьезное, может быть даже, главное дело в его карьере частного детектива, которое существенно поправит его материальное положения. Он уже думал, как потратить заработанный гонорар. Уже прикидывал снимать офис в центре, и нанять толковых помощников. От мечтаний не отвлекала, а даже способствовала, местная музыка, игравшая по радио. Отвлек только водитель своим вопросом.

– Вы едете в Козево, по вопросу наследства покойного Харина, земля ему пухом?

– Откуда вы знаете? – удивился Родион.

– Слухами земля полнится, – ответил водитель, посмотрев через зеркало заднего вида. – Тем более, кроме особняка покойного Николая Харина, земля ему пухом, других поместий в Козево нет. И, к тому же, вы не первый пассажир за последние два дня, следующий на этой машине до усадьбы. И, также пожелавший заехать в магазин к Тиграну, после проведения процедуры наследования.

Родион собрался с мыслями. Похоже, родственники Харина уже были на месте.

– Да, я тоже по вопросу наследства.

– Но вы же не являетесь его родственником.

Это было утверждение.

– Почему вы так решили? – поинтересовался Родион у водителя.

– В этом районе, все друг про друга знают, – спокойно ответил он. – У нас даже новости местные никто не смотрит. Потому что они в основном вчерашние. А вы не похожи ни на Николая, ни на его сына Павла.

Родион мысленно напомнил себе, что он находится в гостях, где люди живут со своим укладом, и принял это как должное. Пора использовать легенду, сочиненную Севой.

– Вы правы, – ответил он. – Я не являюсь родственником покойного…

– …Земля ему пухом.

– Да, земля ему пухом. Я его бизнес – партнер. Скорее всего, Николай указал меня в завещании для передачи части имущества и активов нашего общего бизнеса.

Родион чуть рот не открыл, удивившись собственной импровизации.

– Мне кажется, что вы едете зря, – сказал водитель.

– Это почему же?

– Все просто, – ответил спокойно водитель. – Николай Харин был бизнесменом очень внимательным к деталям. Это касалось как совместных предприятий, так и выбора союзников. Ему, в первые годы становления себя как успешного бизнесмена, жутко не везло.

– Что вы имеете в виду?

– Все просто. Его начинания рушились, в силу обстоятельств и неблагонадежных людей. Он задолжал большую сумму, от него ушла жена с ребенком, и вообще, все от него отвернулись. Ходили слухи, что он пытался наложить на себя руки.

– Да вы что?

– Именно, – водитель поднял указательный палец вверх. – Но, внезапно, опять же в силу обстоятельств, и возможно, благонадежных людей, дела Николая пошли в гору. Он заключал выгодные сделки, выполнял самые дорогие подряды, заводил нужные знакомства.

– Не может быть, – поддержал разговор Родион, желая подчерпнуть полезной информации.

– Реальная история, я вам гарантирую! – немного проявил эмоций водитель, хлопнув ладонью по приборной панели «приоры». – В течение десяти лет, Николай просто нечеловечески умножил свои богатства, став очень влиятельным бизнесменом. Вот тогда, к нему потянулись все, кто когда-то отверг. А он уже был человеком наученным, и не подпустил к себе никого. Так что, я не исключаю, что в тексте завещания, будет прописана передача всех денег и активов в интернаты, школы, и дома престарелых.

– Простите, – Родион наклонился к водителю, но не сильно. Мешал ремень безопасности. – Откуда у вас такая подробная информация о покойном и его биографии, а также мысли по поводу завещания?

– Слухами земля полнится, – несколько туманно, повторил водитель. – Но если честно, это мне по пьяни рассказал сам покойный, на своей очередной свадьбе, сыгранной в Козево. Я был туда приглашен в качестве гостя. И водителя.

Родион медленно кивнул, и откинулся на спинку своего сиденья, чтобы усвоить полученную информацию. Покойный после многих неудач, отвергаемый всеми, возможно, и своими родственниками, вдруг оказывается на коне, и вырастает в успешного бизнесмена. Похоже, он обладал большой волей. Родион мысленно восхитился этим. Немного даже ассоциировал себя с Николаем Хариным. Если бы не трагичный исход последнего.

Между тем, водитель все внимательнее посматривал на Родиона, через зеркало заднего вида. Казалось, будто он что-то высматривал.

– Говорите, что вы бизнес-партнер? – наконец спросил он.

– Да, так и есть, – сдержанно ответил Родион, чтобы не сказать лишнего.

– Но вы выглядите не как обеспеченный человек.

– Что вы имеете в виду? – немного возмутился Родион.

– Золота на вас нет! – засмеялся водитель. – Но я могу предложить. Я же частным извозом занимаюсь так, для души, и клиентов Тигранчику подгоняю. Основное занятие у меня другое.

Наступила тишина. Водитель явно ожидал заинтересованного вопроса. Но Родион немного опасался его задать.

– Что? – спросил водитель.

– Что? – переспросил Родион.

– Ааа, послышалось, будто вы спросили о моем основном деле, – продолжил водитель. – Так я расскажу. Нестабильная экономическая ситуация, падение индексов на мировых биржах, определили мою бизнес–стратегию. Загляните в коробочку, что рядом с вами лежит, будьте любезны.

Обернувшись на обтянутую вельветом коробочку, Родион сначала подумал, о предмете хранения в ней. Там могло быть все что угодно, особенно что-то незаконное. Родион не хотел в это ввязываться, но и обижать водителя тоже не было большого желания. Протянув руку к крышке, Родион открыл коробочку.

Внутри лежали в ряд аккуратно упакованные в целлофан четверо наручных часов. Все они были блестящие, под цвет драгоценных металлов. Двое серебряных часов, со светлым и темным оттенком, и двое – золотых. Своих самых любимых клиентов, – начал объяснять водитель из-за спинки кресла. – Я радую настоящими фирменными швейцарскими часами. Только что с завода. Видите, еще все в заводском целлофане. В мою машину заходят обычные люди, а выходят настоящие олигархи. Я вам конкретно отвечаю.

Все-таки колорит немного проскальзывал.

– Вы хотите, чтобы я это купил? – спросил Родион.

– Нет, что вы? – завозмущался водитель. – Разве я похож на какого-то торгаша? Это подарок. Выбирайте любые. Это бонус от моего элитного такси. Такого сервиса во всем районе нет!

Родион подумал. Часы ему могут пригодиться, как элемент имиджа бизнес – партнера Николая Харина. И в целом, данный аксессуар смотрелся очень респектабельно. Родион выбрал золотые со светлым отблеском.

– Единственный нюанс, – сообщил водитель. – Стоимость поездки у нас немного увеличится. Тысячи на три.

– Почему? – посмотрел Родион на водителя. – Это из-за часов?

– Нет, что вы, уважаемый! – покачал головой водитель. – Я же сам в Швейцарию ездил за ними, на своей ненаглядной. Подъезжая к Цюриху, барахлить она у меня стала. Так что эта сумма, пойдет на амортизационные расходы. Договорились?

Все-таки, интеллигентная речь и непосредственность этого человека действовали на Родиона гипнотически. Он кивнул.

– Договорились. Беру вот эти.

– Хороший выбор, молодой человек! – похвалил водитель. – Меня кстати, если не поняли, Армен зовут.

– Родион.

Они пожали друг другу руки, и Родион принялся крутить головку часов, чтобы привести завод в действие. Внезапно головка отлетела от корпуса, выскользнула из пальцев Родиона, и упала на коврик под ногами. Армен внимательно посмотрел в зеркало на удивленного Родиона, готовившегося задать вопрос. Но профессионализм водителя, похоже, распространялся и на предпринимательскую деятельность. Армен, как ни в чем не бывало, расслаблено стал смотреть вперед, на дорогу.

– Двести скину, – наконец сказал он.

У Родиона не было желания спорить с такой четко выверенной бизнес–стратегией.

«Приора» свернула с магистрали на второстепенную дорогу. Проехав еще минут двадцать, машина стала подниматься в гору. Родион увидел, что обочина дороги начала превращаться в обрыв. Вместе с этим, постепенно стал открываться замечательный вид на черноморское побережье. На пляже пенились волны, в небе летали чайки, Приятно в лицо светило солнце. Возможно, из-за бликов, один раз Армену пришлось даже резко выровнять машину, чтобы не слететь с обрыва. Но все обошлось, и они выехали на ровное место. Родион увидел, что дорога заканчивалась огромными воротами, высоким, обнесенным по большой площади, забором, и крышами, именно крышами особняка. Армен подвез как можно ближе к воротам, и остановился.

– Ну все, молодой человек, приехали. Ворота сейчас нерабочие – некому открывать. Весь персонал, кроме повара и управляющего, был распущен начальником охраны. Так что, вам лучше воспользоваться калиткой для посетителей. Она сейчас открыта.

– Спасибо, Армен, – Родион протягивал восемь тысяч. – Вы ввели меня в курс дела семейства Хариных.

– Удачи, брат.

– Что, простите? – не расслышал Родион.

– Желаю вам всего наилучшего, говорю. Звоните, как только понадоблюсь. Но не сегодня вечером.

С этими словами, Армен аккуратно развернул блестящую «приору», и поехал прочь.

Глава II. Знакомьтесь: Харины

Особняк в поместье Козево выглядел впечатляюще. Родион даже снял свои очки, чтобы лучше его разглядеть. Огромное многосекционное строение блестело на солнце отражением буквально от всего. Широкие окна, скаты крыш, даже асфальт на подъездной дорожке, ведущей к гаражу, тоже сверкал в дневных лучах. Причем, Родион увидел это все, только пройдя за входную калитку. Его, и особняк покойного Николая Харина разделял очень ухоженный сад с прогулочной зоной, где не было ни одного кустарника, неквадратной формы Деревца повыше были подрезаны в виде разных животных. Родион не особо разглядывал, но бросилось в глаза, что большинство фигур – животные с рогами. Он увидел двух баранов, четырех коров. Вдалеке одиноко стоял, гордо подняв голову козлик. Родион мысленно поразился, сколько времени ушло на изготовление из деревьев таких натуралистичных фигур.

Стоя на мраморной, и тоже блестящей дорожке, он, краем уха услышал легкий звон под ногами. Родион опустил голову вниз, и увидел, что квадрат мрамора под ним светится. Именно под ним, в данный момент. Между сетчатых мокасин катился маленький предмет – источник шума. Родион наклонился, и поднял его. Это была золотая головка заводного механизма. Он посмотрел на свои часы. Точно. Она отлетела второй раз. Родион спешно установил ее на место, и, пока его не видели, постучал краем часов о бетонный столб забора. Его легенду – бизнесмена, прибывшего за долей активов покойного, не должна была разрушить такая мелочь, как сломанные швейцарские часы. Завести их, между прочим, так и не удалось.

Над головой Родиона тоже что-то прошелестело. Он поднял голову. На верху забора виднелась большая камера наблюдения. Родион отметил про себя, что такие громоздкие модели уже давно не используют. Он и сам во время своей работы записывал достаточно обыденную жизнь объектов на камеру, размером с авторучку. Возможно, данная модель была просто облачена в ударопрочный корпус. Камера смотрела на Родиона. «Странно», – подумал он. – «Армен говорил, что весь персонал, кроме домуправляющего и повара распущен начальником охраны. Кто же следит сейчас?» Ответа в его голове не было. Он несильно помахал камере рукой, и шагнул по мраморной дорожке в особняк.

Следующий его шаг отозвался очередным квадратом света из-под земли. Родион ступил дальше, и снова дорожка ответила ему. Он обернулся назад, и увидел, что позади мрамор уже не светился. Ему вспомнился клип с Майклом Джексоном, где тот шел по мостовой, и под его ногами загорались квадраты разного цвета. «Может, Харин, был фанатом этого певца?» – предположил Родион. – «Если да, то у богатых свои причуды». Из чистого озорства, он прыгнул вдоль дорожки, на метр вперед, чтобы пропустить следующий светящийся квадрат. Маневр ему удался, под ногами зажглись огни. Но от приземления, снова отлетела головка часов. Родион решил больше не ребячиться, и пошел вдоль красивого сада до особняка.

Подойдя к широким лестницам, ведущим к парадному входу, он остановился. Жилая секция выглядела очень аутентично, по-южному. Именно так он себе представлял виллы богатеев, расположенные у моря. Светлые стены, отделанные, судя по всему, каким-то дорогим декоративным камнем. Пара квадратных колонн у парадного входа. Многочисленные окна позволяли солнечному свету беспрепятственно проникать внутрь дома. Асфальтированный круглый пятачок для разворота автомобилей служил еще и въездом в гараж, пристроенного к жилой части. На улице не было ни одной машины. Родион решил, что всех участников наследства привез тот же Армен. Частично, он сам это и подтвердил. «Интересно», – подумал Родион. – «Как будут они уезжать отсюда, если всем понадобится разом. Возможно, двоюродный брат Армена Тигран поможет с транспортом». Он достал телефон, чтобы проверить качество связи. Особняк находился на достаточно большой высоте, и по дороге к нему не было видно сотовых вышек. Так оно и оказалось. Телефон не показывал делений вовсе. Родиона это озадачило. Бизнесмен, пускай и покойный, обладающий большими финансовыми возможностями, мог позволить себе поставить вышку связи прямо на крышу своего особняка.

– Добрый день, – донесся мужской голос со стороны парадного входа.

От неожиданности, Родион выронил телефон на землю. Удар об асфальт прозвучал достаточно четко. В страхе за свое средство связи, Родион, все еще не обращая внимания на парадную, поднял телефон. К счастью, тот не отключился, и продолжал работать. К несчастью – вдоль экрана красовалась разветвленная трещина. «Потерпи, друг», – мысленно сказал своему устройству Родион. – «Закончу дело, получу деньги, и отдам тебя в ремонт. За тот гонорар, что переведут, попрошу, чтобы из тебя айфон сделали». Родион убрал телефон в карман брюк, и, наконец, посмотрел в сторону парадной.

На него ожидающе смотрел мужчина лет шестидесяти. Летняя голубая рубашка с коротким рукавом и белые брюки скрывали его худую фигуру. Седые, аккуратно зачесанные набок волосы, золотая цепочка на шее, и такого же цвета часы, создали у Родиона впечатление, что перед ним стоял сам Николай Харин. Именно таким он себе и представлял, поскольку Сева не предоставил никаких материалов и фотографий по покойному и родственникам. Да и переведенная авансом сумма, настолько вскружила Родиону голову, что он, преисполненный уверенности, готов был разобраться со всем на месте.

– Вам подсказать что-то? – спросил нейтральным тоном мужчина, зачем-то убрав правую руку в карман.

– Да, добрый день, – собрался мыслями Родион. – Я частный… то есть честно сказать, прибыл по делу.

Пришла пора отыгрывать свою роль.

– И по какому же? – поинтересовался мужчина, разворачиваясь к Родиону левым боком, при этом, не отводя своего взгляда.

– По вопросу наследства покойного Николая Харина, – немного напрягаясь, ответил Родион.

Мужчина посмотрел в сторону, словно ожидая чье-то подтверждение. Взглянув туда же, Родион не увидел ничего, кроме сада, листвы, и еще одной камеры наблюдения на столбе. На секунду, ему показалось, что она делает едва заметные покачивания, похожие на кивания. Впрочем, седой мужчина, вернул внимание на себя.

– Вы, наверное, бизнес-партнер Николая? – спросил он. – Что же. Я вас не признал. Богатым, хе-хе, будете!

С этими словами, мужчина достал из правого кармана брюк маленький травматический пистолет. Показав его Родиону, мужчина убрал его обратно.

– Прошу прощения. Принял вас за очередного афериста. Уже весь район знает о смерти хозяина поместья, и под видом, риэлторов, бизнесменов расспрашивают об особняке. А сами, тем временем, внимательно все вынюхивают. Вот и пугаю их этой игрушкой.

– И они пугаются? – спросил Родион.

– Нет. Достают свои травматы. Но еще ни разу не было перестрелки, как только выясняется, что у нас общие знакомые, в виде Армена. Один раз только, парень испугался, и бросился со всех ног. Но он сам виноват. Представился частным детективом.

Родион сглотнул комок в горле. Свою легенду, он должен отрабатывать изо всех сил.

– Меня зовут Иван. Я – управляю всем этим хозяйством. Управлял точнее.

– Вы тут как дворецкий, получается?

– Дворецкий? – усмехнулся Иван. – Это за границей красиво звучит. Нет, молодой человек. Чтобы содержать такое поместье на нужном уровне, им необходимо именно управлять. Поэтому, я – управляющий.

Родион кивнул, соглашаясь с трактовкой должности Ивана.

– Родион Махов. Бизнес-партнер Николая по «Севинг-лизеру»… то есть «Север-лизингу». Приехал, надеясь, что буду не обделен в тексте завещания.

Иван, несколько сощурясь, оглядел «бизнес-партнера». В итоге он расслабился и махнул рукой, подзывая к себе.

– Вас-то, надеюсь и не обделил. Все-таки, совместное предприятие с Колей, царство ему небесное, вели. Уж, вы более достойны его денег, чем его родственники. Те еще упыри.

При последней фразе, Родион немного дернулся. Точно также выразился Сева, во время телефонного разговора. Поднимаясь по лестнице, Родион решил узнать немного об участниках наследства. А для этого, нужно было расположить собеседника к себе. Родион знал только один прием – лесть.

– Да уж, тяжело следить за порядком, в таком домине, – руками он показал Ивану масштабы лести. – Непросто вам здесь было работать.

– Прапорщику запаса следить за обеспечением такого поместья, после воинской части – сплошное удовольствие. Здесь же все – специалисты. Правда, зря Сева настоял тридцать человек уволить. Сейчас, только я и Галина – повар, остались. И то, сегодня Армен за нами заедет, и прощай.

– Так он же сегодня на свадьбу приглашен, – вспомнил Родион. – Просил не звонить вечером.

– Да, знаю я, – махнул рукой Иван. – Он нас с Галей и отвезет. Мы тоже приглашены.

Родион еще раз удивился про себя местному менталитету.

– Неужели, так и оставите поместье безхозным? – спросил он.

– Скоро Сева уже вернется, будет сам разбираться с охраной объекта. А пока вы здесь с Хариными побудете. Скорее всего, особняк кому-то из них и достанется. Так что, безхозным – вряд ли.

Родион кивнул и подошел к парадной двери. Он ждал, что Иван откроет ему, и пригласит внутрь, но время шло, а действия не было.

– Я вам не швейцар на побегушках. Сами давайте, – донесся его голос из-за спины.

Потянув на себя массивную белую дверь, Родион вошел в огромную просторную гостиную. Дорогие кожаные диваны, шкуры на полу, художественно вырезанная мебель. Добавить к этому картины на стенах разных жанров и размеров. Родион не удивился бы, если они – подлинники известных художников. Под потолком висела люстра, при включении которой, можно было заменить солнечный свет. И все вычурное, блестящее. Родиону уже начинал нравиться вкус дизайнера поместья. Он подошел к ближайшему кожаному дивану, погладил его с нежностью.

– Когда я стоял у парадной, то и не думал, что внутри будет так красиво. Просто дух захватывает, – восхищенно сказал он.

Иван, следуя за ним, почему-то продолжил движение по гостиной.

– А вы до сих пор стоите у парадной, – не останавливаясь, жестом позвал он Родиона за собой. – Это домик для гостей и проходная. Особняк Николая Харина находится во внутреннем дворе.

***

Идя рядом с Иваном по настоящему императорскому саду, с бассейнами и фонтанами, Родион чувствовал себя безобидной крошечной букашкой в мире больших людей. Ему никогда не приходилось ранее видеть настоящую жизнь элиты. Конечно, его нанимали достаточно обеспеченные люди, для слежки за своими супругами. Но встречи всегда проходили, в целях анонимности клиента, в сетях быстрого питания или в общественных парках. Пару заказов он даже принимал на кладбище. Поэтому, роскошную жизнь он представлял себе в основном образами, навязанными телевизором и интернетом.

По дороге, Иван постоянно показывал куда-то в сторону сада, и обыденно говорил: «Вот там, за скульптурой Посейдона – бассейн, где Коля золотых карпов разводил для души. Вот, за лабиринтом кустарников – поле для гольфа. Но Коля гольф не любил. Только на гольф-каре катался. Струи видишь? Это мини-копия фонтана казино «Цезарь палас» из Лас-Вегаса. В нем Коля с Софьей на свадьбе фотогравировались. Иногда, правда, там Колины э-э-э… подруги купались». И так далее. Родион пропитывался чувством масштаба, хотя дышать было трудновато. Возможно, у него развилась агорафобия.

Сад постепенно заканчивался. Впереди было небольшое поле, вымощенное каменными дорожками, с искусственными водоемами, и мостиками через них. За полем Родион увидел особняк Харина. Сперва показалось, что это не одно строение, а несколько. Словно несколько зданий, собранных из разных культур и времени. Они стояли рядом, на одной линии, перед фонтаном «Цезарь палас», виртуозно брызгающего струями воды. Родион насчитал пять разных стилей. Самый левый представлял собой смесь замков готической и викторианской эпох. С мрачными серыми стенами, горгульями, сидящими на крыше, высунув языки, черными дырами вместо остекленных окон. С правого края, абсолютно неуместно, но не менее величественно стояла башня в японском стиле. Загнутые вверх края с зеленой черепицей на крыше и карнизах нижних этажей, покрывали белую постройку с квадратными окнами, вдоль стен. Родион никак не ожидал увидеть представителей азиатской архитектуры в районе черноморского побережья.

Следующий сосед по стене от готической башни был тоже замок, но попроще. Он напоминал собой, то ли польский, то ли прибалтийский стиль. Простая квадратная белая башня, с простой треугольной красной крышей. Просто и изящно. Слева от японского шедевра, стояло что-то арабское или индийское. Огромный круглый, расписанный мозаикой столб, с шарообразным куполом. Родиону он напомнил Тадж-Махал, но не было стопроцентной уверенности.

Посередине стояла главная секция. К ней была подведена широкая лестница, ведущая к входным дверям – воротам. Вот тут, на Родиона повеяло небывалым патриотизмом. Красные кирпичные стены с зубчатыми наконечниками, с возвышающимися над ними остроконечными башнями со звездами. Ту самую, с часами, Родион не увидел, подумал, что она где-то в глубине построек, возможно, следуя какому-то стратегическому плану.

– Это поразительно! – сумел он только так выразить свои наплывающие эмоции. – Надо же было, так выдумать! Чтобы такая многокультурная архитектура соединилась в целостный проект! Это идея Николая Харина? Нигде такого не видел!

К удивлению Родиона, Иван лишь грустно на него посмотрел.

– Это не идея, это глупость Колина была, – ответил он – Николай был человек очень любознательный, интересующийся миром. Поездил он по земному шару, посмотрел на их домики, решил и себе построить. Заказал у пяти строительных компаний в пяти разных странах проекты. Тот, что больше понравится, он и стал бы здесь возводить.

– Но почему здесь пять разных построек в одном особняке?

– Да потому что, Коле все проекты понравились. Он всем заказал по одной пятой от чертежей. Я когда устраиваться сюда на работу приходил, чуть с ума не сошел. По телефону говорили, что управление одним особняком, а тут пять в одном, еще и с разными стилями.

– Удивились? – спросил Родион.

– Да я в армии таких слов не использовал, когда Коле выражал свое удивление. Слоги из разных слов в одно собирались. Но потом, мы с ним выпили коньячку, я присмотрелся – а ничего. Есть в этом что-то душевное.

– Это точно, – подхватил Родион. – Как будто можно познакомиться с пятью разными культурами, не выезжая за пределы внутреннего двора.

– Так в этом особняке тоже ездить можно. У входа «сегвэи» раньше были, чтобы не уставать от прогулок. А вообще, Коля рассказывал, что строительство было наподобие возведения Вавилонской Башни. Читал?

– Немного, – уклончиво ответил Родион.

– Ну, там люди на разных языках говорили в конце строительства. А до этого на одном. Здесь же, наоборот было. Бригады с разных концов света съехались. Стройка должна была идти синхронно, чтобы все соединения и переходы совпадали.

– Неужели?

– Слово офицера! Почти. А они же все друг друга не понимают, у всех стандарты свои. Еще и на своем языке чего-то возмущаются. Пришлось бригаде из центральной секции быстро обучать иностранцев простому строительному языку.

– Ну и как? – по-настоящему увлеченно спросил Родион, забыв о своей легенде – богатого бизнесмена, пресыщенного роскошью. – Получилось?

– А как же! – с гордостью ответил Иван. – Коля говорил, что через месяц, мат знали все, а спустя еще два, уже и сам русский язык подтянули. Зато все получилось четко. И перестраивать нигде не пришлось.

Давно такой волны гордости и патриотизма не ощущал Родион. Да и Иван тоже оживился, выпрямился, улыбаться стал. В таком приподнятом настроении, они прошли фонтан, и оказались возле ступенек особняка. Остановившись перед ними, Иван слегка подтолкнул плечом Родиона, и кивнул в сторону запанного крыла особняка, мрачного готического.

Родион увидел, что серая башня находится с краю не только архитектурно, но и географически. За ним было видно залитое солнцем Черное море, находящееся намного ниже особняка, по высоте. В воде были видны яхты, корабли. Возможно, внизу был пляж. Ясный горизонт голубого безоблачного неба успокаивал своей безмятежностью. Ветер, правда, был намного порывистее, чем на равнине.

– Особняк построен на большом плато, – комментировал увиденное Иван. – Внизу, до моря, скалистый обрыв. Видишь, край везде высокими перилами обнесен. Это чтобы пьяные гости не свалились вниз. А то лететь, метров сто, точно. Так что, если голова кружится – не подходи.

Голова у Родиона начала кружиться уже от услышанной высоты, до моря. Но он отметил про себя, что Иван перешел на «ты». Верный признак повышенного доверия. Похоже, настал момент порасспрашивать об участниках завещания.

– Да голова у меня не кружится, – пытался сформулировать подводку к нужной теме Родион. – Вот только Николай, царство ему небесное, говорил, что родственники его специфичны. И я думал, можно ли от них ожидать какую-то гадость?

Иван, серьезно посмотрел на Родиона.

– А вы разве, перед прибытием сюда, не наводили справки о его семье? Или даже правильно сказать, о семьях?

– Наводил, конечно! – скрыл за возмущением, свою недоработку Родион. – У меня, в копании такие специалисты по составлению досье, что у вашего Севы денег не хватит, их перекупить.

Иван немного нахмурился. Это был не очень хороший знак. Нужно было смягчить разговор.

– Однако, сбор информации – это одно, – поспешно продолжил Родион. – А вот субъективное мнение близких, и очень доверенных лиц, может быть намного полезнее.

Иван смягчился. Появилась расслабленность в позе. Нужно было добить управляющего прямо в сердце.

– А ведь, бывших военных не бывает, – как бы вслух рассуждал Родион, и поглядел на свои золотые часы. Головка была на месте. – Выслушать человека чести, отдавшего долг Родине – дело э-э-э… тоже чести.

Наступила пауза. Сейчас Иван поймет, что Родион вымогает у него информацию о родственниках Николая Харина, и пошлет куда подальше. Или не поймет.

– Сядь-ка сюда – полушепотом сказал управляющий, и показал Родиону на ступеньку у входа в особняк.

Родион послушно сел. Иван сел рядом, и не спеша, по-отечески, стал говорить.

– Да завистники, они все, эти Харины. Кроме Коли, конечно. Он свое богатство почти из ничего сделал, понимаешь? Далось это все ему, ох как тяжело. Все проекты рушились. Всюду одни убытки терпел. Жена с сыном Пашкой ушла, к какому-то хрену. И, как Коля мне под коньячком рассказывал, встретил он человека на улице. Личность не раскрыл, но после этого, все дела у него развернулись на сто восемьдесят градусов. Все его проекты, стали очень успешными. Почти во все сферы бизнеса залезал, и выходил в плюсе. Людей надежных стал подбирать для совместных дел. В общем, удача повернулась к нему лицом.

– А причем здесь родственники?

– Да притом, что он, будучи банкротом, искал поддержки, даже не столько материальной, его родственники тогда не были богатыми, сколько моральной, то никто его не поддержал. Он эту историю, кстати, на свадьбе своей рассказал по-пьяни, нам с Арменом.

– Я в курсе, – озадаченно прокомментировал Родион.

– А ведь никого из своей семейки он и не позвал. Так и в самом деле, кого там звать? Поначалу, когда Колька разбогател, он стал всем своим родственникам помогать. Пашке – сыну, ресторан открыл, и сделал того владельцем. Машку – дочь от второго брака, причем не родную, сделал директором ее же модельного агентства. Брату своему сводному, Антохе, ферму кроличью организовал. Тот давно мечтал фермером быть. Сестру сводную Дарью… Ну там вообще проблемы. Помешана она на паранормальных явлениях. Училась платно в интернете на медиума. Коля сжалился, и просто отправлял ее на отдых, на курорты каждый месяц. Думал, хотя бы выздоровеет, если так можно сказать.

– Он сделал много хорошего, – сказал задумчиво Родион, одновременно анализируя полученную информацию.

– Сделать-то сделал, – продолжил Иван. – Да толку-то. Пашка рестораном почти не занимается, катается по ночным клубам с девчонками отличного уровня воспитания. Отличного от нормального. Пьет много. Ресторан прибыли приносил все меньше и меньше. А где инвестиции взять? К отцу все время обращался за вливаниями. А вместо наведения порядка в ресторане, эти вливания в себя вливал. Машка не лучше. От агентства одна вывеска на двери офиса в подвале осталась. Все деньги отца она тратила на всякие элитные тусовки. Типа, светская львица. Антон тоже крышей поехал. Не хочет он, якобы, мелочевкой заниматься, ему серьезные мощности подавай, бизнес расширять. А что до Дарьи…

Иван перевел дыхание.

– Так она во время своих отдыхов выучилась на Колины деньги, на медиума высшей категории. Представляешь? Какой-то непонятной шарлатанской конторе деньги своего брата заносит, а они ей новую квалификацию сочиняют.

Иван сплюнул на землю. Похоже, рассказанную историю он пропустил через себя. Выглядел управляющий подавленно, и Родион решил его приободрить.

– Ну что вы так расстроились? – начал он. – Зато с новой молодой женой, у Николая было, наверно, все в гармонии.

– Да какое там, – махнул рукой Иван. – Всем было понятно, что брак по расчету. Неделю свадьбу отмечали. Такое тут алкогольное месиво было, что три машины скорой помощи из города дежурили у парадной. Две пригодились. Да и карпов золотых, Коля потом попросил выловить. Они уже тогда все. Так вот, когда ненаглядная третья жена Софьюшка протрезвела, и решила перечитать брачный договор, который подписала не глядя, то тут и началось. При разводе, ей отходило только три миллиона, и квартира в Сызрани – родном городе Николая. Квартиру он приобрел в начале своего великого пути. А Софья юмора не поняла, и с момента прочтения договора, все меньше стала своего мужа обхаживать. Затаила, похоже, обиду на него. А Коля и не стал отношения выяснять. У него внимания от женского пола не убыло. Стали жить, как будто неродные. Все время в разных местах, по отдельности, отдыхали. В особняке, в разных секциях спали. Но я заметил, что ей все больше готическая пригляделась. Да и сама она – девушка с очень темным прошлым. Сева так на нее никакой биографии и не накопал. Словно она из ниоткуда появилась.

Родион молчал, и все больше ужасался непростым отношениям покойного и его родственников. Среди всех перечисленных Иваном, не было ни одного положительного момента, чтобы методом дедуктивного исключения, насколько им владел Родион, не отсеять кого-то из круга подозреваемых. На данный момент, Иван рассказал историю больше сподвигаюшей на сочувствие, чем на сбор полезной информации.

– Вот как бывает, – покачал головой Иван. – Коля дал им всем шанс, возможность как-то самим добиться успехов. Ну и Дашке, психику поправить. А они, вместо того, чтобы с благодарностью это все принять от Коли, стали наоборот больше денег просить. А ведь сначала и просили. То занять, то на раскрутку дополнительную. А потом стали требовать. И каждый раз, все больше и больше. И Коля давал. Денег-то полно, не жалко. И в какой-то момент, разом перестал их снабжать средствами.

– Почему? – спросил Родион.

– Думаю, покачнулась чаша весов. Где с одной стороны было самоуважение, а с другой – терпение. По факту, конечно, не знаю, что об этом думают его родственники, но уверен, что не в восторге.

– Согласен с вами, – задумчиво проговорил Родион.

– А потому убежден, что сидят они сейчас в гостиной, в особняке, и ждут уже этого нотариуса, чтобы нажитое Колей себе прибрать.

– Они уже все здесь? –оживился Родион.

– Вчера еще приехали. Все радостные, гуляли по саду, на телефоны фотографировались.

Родион задумался. Теперь он яснее понимал общее настроение участников наследства Николая Харина. В его глазах они представлялись обиженными, озлобленными свирепыми личностями. Возможно, они уже перегрызлись там, внутри особняка, пока Иван рассказывал Родиону эту печальную историю. И все же Сева поручил ему поиск подозреваемого, наиболее подходящего на роль убийцы, или заказчика.

– Как погиб Харин? – Родиону внезапно пришел этот вопрос в голову, который нужно было задать еще Севе по телефону.

– Этого я не знаю, – покачал головой Иван. – Начальник охраны в секрете все держит. Наверно, боится утечки информации. И потом, какая уже разница? Человека-то не вернуть.

– Вы правы, – сказал Родион, и начал вставать со ступеньки. – Благодарю вас, товарищ прапорщик, за рассказ. Уж, я-то буду держать ухо востро. Все-таки «лизингом», этим, северным управляю.

Иван тоже встал, и внимательно посмотрел на Родиона.

– Господин бизнесмен, – обратился он. – Вам-то это все зачем?

– Как зачем? – удивился Родион. – Нотариус же приедет. Завещание…

– Это-то понятно. Но у вас же есть деньги. Уверен, вы человек состоятельный, и ни в чем не нуждаетесь.

– Так оно и есть, – пробормотал Родион, и невольно потрогал головку завода на часах. Она была на месте. – Но я деловой человек. Если Николай, что-то оставил мне, то я это непременно вложу в наше общее дело, которым он дорожил.

– Не могу вас понять, – Иван махнул рукой в сторону особняка. – Даже их могу понять. Родственники Коли попробовали на вкус беззаботную жизнь, и как акулы, почуявшие запах крови, ринулись сюда, за добавкой. Но вы же понимаете, что деньги делают человека счастливым лишь на время.

– Ну да, ну да, – смутился Родион, не ожидая такого философского вопроса от прапорщика запаса.

– Они и вас не сделают счастливее. Они и Колю счастливее не сделали. Это же все ему приелось. В последнее время, был он сам не свой. Даже на гольф-каре кататься перестал. Хлеб только с обрыва чайкам бросал, правда, никто не ловил. Помню, подошел в один из дней к нему, и спрашиваю: «Коль, сегодня будем вечеринку устраивать? Гостей звать?» А он мне в ответ: «Не надо, Ваня. Я устал». Так что, и такая жизнь приедается, господин бизнесмен.

Повернувшись к Родиону спиной, Иван стал подниматься вверх по ступенькам, ведущим к дверям в стене из красного кирпича. Родион последовал за ним. В этот раз, Иван все-таки открыл перед ним дверь, и пропусти вперед.

Внутри не обнаружилось никаких башен с часами, равно как и самих часов. Лишь подсвеченный лампами коридор с дверьми, ведущими в другие помещения. Думая о часах, Родион достал свой телефон, чтобы свериться по времени. Скоро должен наступить вечер. Связи при этом телефон также не показывал.

– Иван? – позвал он управляющего. – Почему здесь нет связи? Это поместье должно иметь свой узел или вышку.

– Так оно и есть. Вот только, как сотовый оператор узнал о гибели Коли, то сразу нам все поотрубали. Возмущаться-то некому. Ладно, хоть свет не отключили. Но это отдельное спасибо Армену. С райсветом договорился.

– С кем?

– Ну, с ресурсоснабжающей компанией. В счет следующего владельца расходы включат за электричество.

В голове Родиона, Армен, с каждым его упоминанием, превращался в более значимую фигуру района.

Они подошли к главной двери в конце коридора. Иван открыл и ее. Родион вошел в просторный зал. Блестящий паркет, с квадратными узорами отражал свет от главной люстры, висевшей под полком, и от настенных светильников, закрепленных на декоративных колоннах. На стенах красовалась яркая роспись, изображающая людей в мундирах, на лошадях, и красивых женщин, сидящих в задумчивых позах. Две широкие лестницы, начинающиеся от разных стен, соединялись вверху, образуя балкон второго этажа. Под ним, на первом, находился широкий, но невысокий фонтан, с журчащей водой. И все это выглядело очень официально, по-парадному. Выбивался из общей картины только фонтан, вернее большой шар, венчавший его. На нем по радиусу была растянутая неоновая надпись: «The world is yours». Родион где-то видел уже подобный дизайн. То ли на фото, то ли по телевизору.

Перед фонтаном, по центру этого зала, стоял длинный стол, за которым сидело пять человек. Расположение их было не рядом, а в произвольном, но удаленном друг от друга, порядке.

– Вот они, – шепнул сзади Иван.

Родион ожидал увидеть озлобленных чудовищ, акул, почуявших запах крови, как ему говорил на улице Иван. Но вместо этого, за столом сидели обычные молодые, и среднего возраста, люди. Родиона это не на шутку смутило.

– Дамы и господа, – прогремел Иван в помещении с идеальной акустикой. – Позвольте представить вам бизнес-партнера Николая по «Север-лизингу» – Родиона Махова.

– Здравствуйте! – чуть ли не хором отозвались родственники покойного.

Вместо того, чтобы ответить, Родион что-то почувствовал на своей левой руке. Он поднял ее, посмотрел на циферблат часов. Стрелки начали идти.

Глава III. «Креветочная» философия

Молчаливая пауза помогла Родиону и родственникам покойного Николая Харина разглядеть друг друга. Что до Родиона, то ничего особенного он собой не представлял. Вообще, внешним видом, он больше походил на туриста, чем на солидного биснесмена. Впрочем, внешность может быть и обманчива.

Об этом же думал и Родион, бегло осматривая сидевших за столом людей, явно не обеденным, скорее всего, для проведения переговоров. Иван подтолкнул Родиона в их сторону. Пришла пора знакомиться с каждым в отдельности.

– Это Павел Харин, – подвел Иван к молодому человеку. – Сын Николая от первого брака.

– Добрый день, – Родион пожал ему руку.

Павел выглядел загорелым ухоженным молодым человеком. Подкачанная фигура, и сильная хватка при рукопожатии, говорила о его любви к спортзалу, а стильная ровная щетина – к барбершопам. Его цепкий взгляд оглядел Родиона.

– Добрый день, – сказал Павел и отпустил руку. – Не припомню, чтобы с отцом работал кто-то бок о бок, в последнее время. Он вообще стремился к уединению, как разбогател.

Пришел черед Родиона. Нужно было сказать что-то в духе богатого сноба, смотрящего на всех сверху вниз.

– А я не припомню, чтобы он рассказывал о своем сыне.

– Серьезно? – чуть не встал со стула Павел от раздражения.

«Дурак!» – подумал о себе Родион. – «Ну и как теперь я из него буду информацию о гибели Харина вытаскивать? Еще бы до драки дело не дошло». Остроту ситуации необходимо было затупить.

– Но помню, что Коля рассказывал мне о молодом человеке, – продолжил он. – Которого считал талантливым ресторатором… и дал ему денег на открытие своего заведения… и вроде бы у того все пошло в гору…

Павел молчал.

– Так ведь? – завершил Родион.

– Отчасти, – ответил он.

Наступило неловкое молчание. Остальные члены семьи ждали, чем закончится этот разговор. Но Иван решил вмешаться, осознав, что ничем хорошим точно.

– А вот это София Харина, – указал он рукой на молодую блондинку, сидящую через два стула от Павла.

Родион подошел к ней. На вид лет двадцати. Белый топ с Че Геварой на ее большой груди выглядел очень броско. При этом вид самого Че Гевары был достаточно растянутый. Под разодранными, в современном стиле, джинсами, сверкали загорелые ноги. И, в целом, Мария была хороша собой, Родион немного даже был очарован, если бы она не смотрела на него своими серыми, безразличными глазами.

– Директор «Север-лизинга» – Родион Махов, – решил впечатлить он.

– Софи, – сказала она, и скрестила руки на груди, отчего Че Гевара растянулся еще сильнее, и, казалось, вот-вот лопнет.

В силу определенных внутренних процессов организма, Родиону захотелось сделать ей комплимент.

– Вы так замечательно выглядите, – несколько томно говорил он. – Я вас сначала принял за дочь Николая.

– За эту старуху, что ли? – возмутительно кивнула София в противоположную сторону стола.

Родион взглянул на «старуху». На Софию раздраженно смотрела такая же молодая, лет двадцати, девушка с рыжими волосами. Стройная, насколько это можно было определить за столом, одетая в зеленое платье. Похоже, это была Мария Харина – падчерица Николая, от второго брака. Обилие украшений со стразами на голове, шее, руках, могли только подтвердить слова Ивана, о ее любви к роскоши и тусовкам.

– Заткнись, дура, – безэмоционально ответила Мария. – Мне всего двадцать, и я на год тебя старше. Зато, одеваюсь не как с помойки.

– А мне и не нужно навешивать все эти брюлики на себя, чтобы подцепить миллионера, – вступилась за свою честь София. – У меня и так он есть. Точнее был.

– Можете вы обе заткнуться? – вмешался Павел. – Нормально же сидели, молчали. Полчаса.

– А ты, Паша, не лезь в их разговоры, – сказала женщина, сидящая с торца стола. – Это из них бес выходит.

– Тетя Даша, – повернулся к ней Харин – младший. – Вас вообще кто из астрала выпустил? Вы уже и там всех с ума свели своими заклинаниями? Если отца встретите, передайте ему привет.

Родион пригляделся к Дарье Хариной. Сводная сестра Николая была лет сорока. Худая, тоже вся в украшениях, но по фактуре, носящих более оккультный характер. На шее висел какой-то длинный, то ли зуб, то ли коготь, покрытый позолотой. Серьга была только в левом ухе, а на голове красовался обод с красным камнем, нависающем на лбу. Ее маникюр был неестественно длинным черного цвета. Ее голубые глаза сверлили Павла.

– Как ты смеешь издеваться над высшими силами? – прошипела она. – На таких как ты, «Дети Ипсилона» заклятие накладывают, чтобы рот не открывался.

– Ну, так произнесите его! – развеселился Павел. – Вдруг поможет, и я не буду говорить, что вы все деньги этим «детям» передали, за диплом мага.

– Повезло тебе, что нельзя его произносить, – проворчала Дарья, отвернувшись от своего племянника. – Оно слишком сильное. Только высшие магистры имеют право им пользоваться.

– Тетя Даша! – хохотал Павел. – Спасибо вам, большое, что сохранили мое здоровье!

– Это временно, – отозвалась она. – Получу долю наследства, продолжу обучение, и тогда уже не отвертишься.

Павел замолк, и посмотрел на мужчину, сидящего слева, через один стул. Грузный, седой в клетчатой рубашке, с видневшимися брючными подтяжками. Его густая борода, напомнила Родиону портреты Льва Толстого. Вот только лицо мужчины, не в пример русскому писателю, было широким и красным. Маленькие хитрые глазки мелькнули в сторону Родиона, а потом скользнули на Павла.

– Ты, Павел, – начал он хриплым низким голосом. – Тетю Дашу не дразни. Она все-таки твоя тетя. И вообще, мы с вами одна семья. Ей были до смерти Николая, ей же и останемся после разделения долей наследства.

Судя по всему, это был Антон Харин, сводный брат покойного. От его слов о семье, у Родиона чуть слезинка не выкатила из глаза. Настолько его растрогала эта речь, что Антон казался самым адекватным и положительным, из всех сидящих за столом. Родион решил его вычеркнуть из списка подозреваемых. По его рассуждению, не мог быть заказчиком или убийцей, столь высокоморальный человек.

– Но если моей доли в завещании не будет, – Антон откинулся на спинку стула, и заложил руки за голову. – То я вас всех найду, и к себе на ферму в лес увезу. И пока дарственную мне не подпишете, будете с кроликами жилье делить.

После этих слов, он раскатисто расхохотался. Мария вытаращила на него глаза. София поморщилась. Павел лишь поиграл жевлаками на лице. А Родион вернул Антона обратно в свой список подозреваемых.

– Не смешно, Тошка, – махнула рукой Дарья. – Надо и против тебя заклинание потом прочитать.

– У психиатра его прочитаешь, – отозвался брат. – Сама знаешь, в какой больнице.

– Вы когда уже замолчите? – нетерпеливо спросила Мария.

– А ты меня не затыкай, – погрозил ей пальцем Антон.

Харины начали между собой переругиваться. Родион чувствовал за собой вину, так как до его появления, они, полчаса точно, сидели спокойно. Он видел себя муравьедом, вторгшегося в пускай шумный, но со своими внутренними правилами, муравейник. Сейчас в нем был хаос. Тут, со второго этажа, как раз прямо над фонтаном вышла на площадку женщина в фартуке.

– Обед готов! Прошу к столу, – сказала она громко.

Акустика добавила мощь ее голосу, пройдясь по залу как голос диктора на стадионе.

– О! Галя закончила! – потер руки Иван. – Родион, вы вовремя приехали. Галя – настоящий мастер в мире кухни. Жаль, что это ее последняя рабочая смена в этом особняке. Ну, раз все в сборе, пройдем на второй этаж.

– Капец, – проворчала София. – Здесь сидели, и терпели друг друга, а сейчас еще на эти лица за обедом смотреть. Иван, может, ты отнесешь еду мне на террасу? Хотя бы одна, без этих личностей, посижу.

– Софья Петровна, – серьезно ответил Иван. – Я здесь остался из уважения к покойному, присматриваю за домом, и жду до вечера водителя. И ничего более.

– Так что, бери себя в горстку, и пошли есть, – продолжил Павел.

– Закрой рот, мажор! – крикнула Софья.

– Сама закрой!

Энергия ненависти друг к другу словно сделала просторный зал теснее. Однако, Харины встали из-за стола, и пошли на второй этаж. Причем, Мария, Павел и Антон поднимались по правой лестнице от фонтана. Дарья и Софья – по левой. Родион же решил уравновесить количество людей на лестницах, и пошел за Софьей. Иван стал подниматься следом.

Когда все добрались до площадки второго этажа, то стали заходить через дверь. Родион, идя последним из гостей, обернулся и посмотрел на зал гостиной со своей высоты. До пола первого этажа было метров семь-восемь. Очень хорошо просматривалась симметрия и масштабы гостиной. Родион представил, как Николай Харин выходил на эту площадку, и, благодаря акустике, громко приветствовал гостей, смотря на них сверху вниз. У Родиона промелькнули ассоциации с Цезарем. Немного замечтавшись, он подошел к краю площадки и положил руки на деревянные, художественно вырезанные перила. Под локтем что-то угрожающе хрустнуло.

– Облокачиваться не советую, – из-за плеча донеслось от Ивана. – Грузчики сейф в подвал тащили из кабинета Николая, зацепили малость. Вон, красную ленту видишь, на перилах. Не просто так она была повешена.

– Я думал, она – часть общего интерьера, – ответил Родион и отошел от перил.

– Еще чуть-чуть, и в фонтан бы свалился, что-нибудь сломав, а лететь тут прилично.

– Спасибо, что одернули, – поблагодарил Родион. – А зачем сейф тащить из кабинета, в подвал?

– Так это Колина прихоть была. В кабинет затащили, и показался ему сейф слишком большим. Приказал в подвал переносить. Где электрощитовая у нас.

Любопытство продолжало держать Родиона.

– В сейфе что-то было ценное?

– Ну не пустой, конечно, – усмехнулся Иван. – Но, по сравнению с общим состоянием Коли, это так – копейки. Скорей бы уже это все закончилось.

Родион не совсем понял смысл последней фразы Ивана. Возможно, ему было тяжело оставаться в роскошном особняке, но без своего бывшего босса. Не спросить еще кое-что Родион не мог.

– Между прочим, вы не сказали, Иван, когда приезжает нотариус.

– Сегодня вечером. Его как раз Армен привезет, когда за нами с Галиной заедет.

– Как же нотариус отсюда уедет, после оглашения завещания? – спросил Родион. – Вы же с Арменом будете в гостях, на свадьбе. А сотовая связь не работает.

– Не знаю, – пожал плечами Иван. – Армен сказал, что разберется.

***

За столом, в прибалтийской секции особняка, все сидели, и молча ели. Впрочем, Галина – повар, приготовила такие вкусные блюда, что ни о чем не хотелось разговаривать, только наслаждаться. Креветки с баклажанами под особым соусом и специями таяли во рту. Рядом с тарелкой салата, стояла яичница по-мексикански, на тортилье. На общем блюде были разложены блинчики с различными начинками и канапе. На столе сверкали графины с апельсиновым фрешем, и чаши с алкогольным пуншем. Родион ощущал настоящее опьянение, как от еды, так и от напитков. Тем более, обед на некоторое время прекратил словесные уколы членов семьи Хариных. Вместо этого, они сидели, жевали, и молча переглядывались друг с другом. «Интересно», – подумал Родион. – «О чем они думают в этот момент, когда получают удовольствие от еды? Может, их раздражение побуждал голод?» Возможно, для него более благоприятное время для расспросов, до приезда нотариуса, наступит после обеда. Причем, с каждым в отдельности. Ему хотелось начать с Софии. Она меньше всех поддерживала словесные перепалки, да и портрет с Че Геварой на футболке, уже не такой растянутый от ее бюста, побуждал к общению.

София Харина отрешенно пережевывала баклажан. В ее голове проносились картины ее бурной прошлой жизни. Несмотря на свой молодой возраст, девятнадцать лет, София очень много повидала, и очень многое поняла.

Еще на первом курсе техникума, обучаясь на кондитера, она уже четко понимала, что обыденность – не ее судьба. Насмотревшись на красивую жизнь с телевизора, телефона, начитавшись о ней из книг, она искала возможности реализовать свои иллюзии в реальность. Поэтому, сбежала от родителей с первым же байкером, представившимся миллионером – холостяком. Вдоволь познав жизнь дорожных романтиков, София, а в юности Ангелина, въехала с триумфом на байке в столицу необъятной Родины.

К ее разочарованию, байкер-миллионер оказался не миллионером вовсе, а инженером-конструктором, к тому же женатым и с детьми. Такая конструкция не могла не разрушить представления Гели о романтике, и о жизни в целом. Она приняла от него деньги на обратную дорогу домой, и доставку до железнодорожного вокзала. Но вместо возвращения к семье и восстановлению учебного процесса, она решила поставить все свои сбережения на «зеро». Так она оказалась гостьей одного из ночных клубов. Ее впечатляющую внешность быстро заприметили определенные люди с деньгами и криминальными связями. К ее удивлению, никто не собирался на ней жениться и обеспечивать до конца дней. Напротив, она должна была изображать красивую приманку, участвуя в мошеннических схемах. Эффектная секретарша фирм однодневок, очаровательная провинциалка, нуждающаяся в материальной поддержке, девушка из липового агентства, по оказанию эскорт-услуг, с последующим продолжением в номере отеля, и таким же последующим оклофелиниванием жертвы – все это любимые роли Гели. Последняя научила ее очень четко разбираться в дозировках этого средства, дабы избежать летальных случаев.

Но осознавая, что она живет в эпоху цифровизации, а потому очень уязвима к современным технологиям слежения за человеком, Геля решила выходить из этого опасного бизнеса. Она снова решила поставить на «зеро», и ее ставка пала на недавно разведенного второй раз Николая Харина. Воспользовавшись услугами темного хакера, она полностью удалила свои данные из сети, завела новые документы на имя Софии Романовой, сменила имидж, став блондинкой, добавила объема груди. И, как бы невзначай, оказалась в одном элитном ресторане с Николаем, за разными столиками. Геля, а на тот момент уже София, потратила все свои последние сбережения на бронирование столика и стакан минеральной воды. Поэтому завоевание сердца успешного бизнесмена происходило максимально агрессивно. Когда вечер уже подходил к концу, София просто требовала продолжения. Она помнила тот момент, как Николай достал что-то напоминающее пачку сигарет, хотя он не курил, и отошел в туалет. Вернувшись через две минуты, он сделал Софии предложение.

Через два дня была сыграна свадьба. Ее празднование София помнила плохо, кроме того момента, что чуть не захлебнулась насмерть водой в копии фонтана «Цезарь палас». Настолько было сильна ее эйфория. Но уже на трезвую голову, перечитав брачный договор, она поняла, что в случае развода, ее оставляют практически ни с чем. Несмотря на то, что с ней никто разводиться не собирался, обида и жадность не отпускали Софию. Проконсультировавшись с юристом, она поняла, что гораздо больше получит в случае смерти супруга. И почему-то, ей этой смерти очень захотелось. София снова решила поставить все на «зеро». А потому, за деньги, которыми снабжал ее Николай, заказала его же убийство. Купив неопределяемый экспертизой яд в таблетках, она попросила исполнителя подсыпать его, в удачный момент, в напиток супругу. Тем более, благоверный уезжал за границу по деловым причинам, что только отводило подозрения от Софии. Маленькую баночку с остатками таблеток, она носила до сих пор в сумочке. На всякий случай. И вот, когда исполнитель откликнулся о завершении операции, а три дня спустя, от нотариуса поступил звонок о гибели Николая, София поняла, что добилась своего.

Сейчас, доедая очередное канапе, она гадала о двух вещах. Во-первых, что ей уготовано в завещании, раз ей позвонил нотариус. И второй, не такой важный, но терзающий ее любопытство, момент. Кроме исполнителя заказа, она больше ни от кого не слышала, как погиб Николай.

Захватывая вилкой очередную креветку, Мария Харина размышляла о своей жизни. Ее мать – вторая жена Николая Харина, никогда не рассказывала, как они познакомились. Но сам новоявленный отчим отвечал на этот же вопрос довольно странно: «Такой расклад, Машенька». Что он этим имел в виду, Мария не понимала до сих пор. До знакомства с успешным бизнесменом, они делили с матерью небольшую двухкомнатную квартиру на окраине одного из провинциальных городов. Мама каждый день работала в магазине цветов, дочь с неохотой ходила в школу. В силу подросткового периода и общей раздражительности своей обычной жизнью, Мария устраивала скандалы на ровном месте. Ее заветной мечтой была карьера модели. Благо, внешние данные позволяли так о себе думать. Высокая и стройная Маша часто фантазировала себя на подимуах модных показов Италии. Поэтому, как только в жизни ее матери появился богатый успешный бизнесмен, Маша сразу стала транслировать идею о карьере модели. Трансляция завершилась успешно, и Николай прислушался к просьбам своей падчерицы. Однако, не понаслышке зная о тяжелой специфике данного бизнеса, ему рассказывали подруги-модели, он предложил заняться более серьезным делом, а именно – открытием модельного агентства. Желание быть владельцем своего бизнеса в восемнадцать лет, пересилило быть моделью. Так Мария Харина стала генеральным директором модельного агентства «Саманта». Название она выбирала сама. Николай, естественно, был единственным и основным инвестором. Помимо, потока клиентуры, среди обладающих мало-мальски необходимыми внешними данными детей своих знакомых и коллег по бизнесу, Николай перечислял большие суммы, на аренду огромной студии с подиумом, на закупку оборудования, и найм модных фотографов. Но глядя на эти цифры о поступлении денежных средств с экрана телефона, Марии становилось очень жалко совершать такие бесполезные траты. Вместо них, она вместе со своими «клиентами», из числа ровесников плюс минус пару лет, проводила в арендуемой студии бурные вечеринки. Постепенно, они перетекали в ночные клубы. О кастингах, фотосессиях и контрактах, уже не было разговоров. Мария даже сменила студию на дешевый офис в подвале, требуя от отчима сумму на оплату прежней аренды.

Так продолжалось год, пока один из «клиентов» не проболтался о тусовках своим родителям. Те, естественно, доложили Николаю, и, тем самым, перекрыли денежный поток в карман Марии. Ее это определенно задело. Вместо того, чтобы немного поутихнуть, она стала возмущаться в сторону Николая. Когда он перестал отвечать на ее звонки, то Мария жаловалась на его бессердечие его жене, а по совместительству – своей матери. Результат таких разговоров не заставил себя долго ждать. Правда, это было не то, на что рассчитывала Мария. Разговоры о падчерице, только злили Николая, выливаясь в серьезные ссоры со своей женой. В итоге, произошел развод между Хариными. Мать Марии по условиям брачного договора получила три миллиона и квартиру в Сызрани – Николай, время от времени, скупал недвижимость в своем родном городе. Марии же он не оставил ничего. Мать вернулась в свой родной город, и открыла уже свой цветочный магазин. Квартиру в Сызрани, с переменным успехом, сдавала. А Мария, отчаявшись от того, что выбыла из тусовок золотой молодежи, продала все свои драгоценности, заменив их подделками, и вырученную сумму заплатила за убийство своего бывшего отчима. Отчасти это была месть, отчасти – призрачный шанс, что ей в наследство может перейти солидная доля. Исполнитель согласился организовать смерть через пожар в особняке Козево. Даже не весь, а только одну секцию, где будет спать Николай. Поэтому, поедая очередную креветку, Мария не понимала, почему исполнитель доложил об успешном завершении операции, в то время как особняк был цел и невредим. Но ее успокоила новость, что Николай все-таки погиб, а ее позвали на черноморское побережье, для слушания последней воли бывшего отчима.

Павел ел обед с жадностью. Для поддержания его физической формы была необходима энергия. Своим накаченным телом и дорогим спорткаром, он когда – то соблазнял не один десяток легковерных девушек.

Но начиналось все не так безоблачно. Когда от Николая Харина ушла первая жена – Пашина мама, было ощущение начала конца. Считая предпринимателя – неудачника конченым человеком, она воспитывала сына в подобных догматах, настраивая его против отца. На тот момент, они жили отдельно от Николая в снимаемой комнате, в коммуналке, и пытались свести концы с концами. На постоянные просьбы отца увидеться с сыном, мать отвечала категоричным «нет». И вот, уже получив кое-как аттестат о среднем образовании, за счет успехов школьной команды по волейболу, где он играл, Павел случайно узнал о переменах в жизни Харина – старшего. Оказывается, из депрессивного мелкого дельца, он превратился в успешного бизнесмена, с деньгами, и связями. Удивив этой информацией свою мать, Павел все-таки добился ее разрешения на встречу с ним. Николай был очень рад своему сыну – высокому и сильному молодому человеку с огромным желанием поступить в военное училище. Отец очень хотел помочь Павлу, но по-своему. Во-первых, по старой памяти, он одарил свою бывшую жену тремя миллионами и квартирой в Сызрани. В нее она и переехала, и живет до сих пор. Во-вторых, Николай устроил сына в столичный университет, где тот днем изучал экономику, а ночами был завсегдатаем элитных клубов, со всеми вытекающими. Успеваемость в учебе стала падать, но Павел не отчаивался и стал отсутствовать на лекциях неделями, крутя романы со светскими львицами.

С трудом, отчасти из-за сильного похмелья после клуба, защитив диплом по экономике, Павел решил, что будет таким же крутым бизнесменом, как и его отец. А потому, он обратился к Николаю с просьбой помочь в открытии элитного ресторана. Отец одобрил рвения Павлушы. Вскоре был открыт шикарнейший, даже по столичным меркам, ресторан «Казанова». Поначалу, он был очень успешен, особенно среди состоятельных людей. Но Павлу больше нравилась ночная жизнь, чем дневной контроль серьезного заведения. Так, он пьяный засыпал за барной стойкой своего ресторана, кричал на посетителей. Один раз, в силу галлюцинаций от алкоголя, смешанного с другими веществами, перепутал туалет с деревцем, растущим в горшке, возле одного забронированного столика. Популярность «Казановы» стала падать, как и популярность Павла в кругах золотой молодежи.

После этих случаев, отец, разочаровавшись в сыне, прекратил какие-либо финансовые вливания. Ресторан уже был не так популярен, дисциплина и качество заведения, при неумелом управлении Павлом, катились вниз. Прибыль он уже переставал приносить. Ни один звонок отцу о помощи не был принят. Это был самый тяжелый месяц в жизни Харина – младшего, который не мог в полной мере удовлетворять все свои потребности. В итоге Павел, договорившись через свою маму с Николаем, пригласил его на обед в «Казанову», якобы ради примирения. Но за неделю до этого, продав свой спорткар, он заказал убийство отца. Алкогольная, другие зависимости и злоба не дали Павлу придумать ничего иного, как летально наказать Николая за бездействие в отношении сына, а за одним, получить долю наследства. По задумке, он должен был погибнуть от пуль конкурентов, внезапно напавших на ресторан. Ни персонал, ни клиенты Павла не волновали. Однако, отец не прибыл в назначенный день, а исполнитель отчитался по электронной почте, о выполнении мокрого дела. Павел приезжал в свой ресторан, где не было выбитых окон и изрешеченных автоматными выстрелами стен. Это его озадачило, но ненадолго. Позвонил нотариус.

Воткнув вилку в яичницу по-мексикански, Антон открутил от нее большой кусок. Ел он по-простому, без этикета. Вообще, Антон и Николай, несмотря на свое родство, все-таки часть генов унаследовали от разных отцов. И в период взросления, это все ярче выражалось в их характерах. Старший брат, которым являлся Антон, рос активным, шумным, в некоторые моменты, наглым, ребенком. Имея с ним разницу в пять лет, Николай был более тихим, задумчивым, любил помечтать. В то время, когда Антон играл за школьную команду по футболу, Колю отправили в секцию шахмат. И, несмотря на выигранные им городские первенства, родители больше радовались победам команды Антона над другой школой.

Естественно, в подростковом возрасте, такие различия в характерах и увлечениях не могли не сказаться на взаимоотношении сводных братьев. Антон видел в Николае достаточно слабого человека, и не забывал ему об этом напомнить в виде классических издевательств между старшим и младшим братом.

В таком ключе прошли их детство и юность. Отслужив в армии после школы, Антон продолжал быть активным и сильным. В это время, Николай учился в институте, носил большие очки, был худым, и шепелявил. На семейных встречах Антон уже не шутил над младшим братом. Он просто делал вид, что не замечал его.

Решив заняться бизнесом, Антон выбрал для себя, как казалось на тот момент, очень выгодное занятие. Уехав под Сызрань в старый дом своей бабушки, он превратил хозяйство в кроличью ферму. Постепенно раскручиваясь, и находя рынки сбыта, в виде продуктовых магазинов, питейных заведений, через пару лет, он почувствовал себя настоящим хозяином жизни. Деревенская жизнь ему очень понравилась. Бизнес приносил доход. Тем более, обзаведясь собственной семьей, Антон понял, что добился всего, что хотел.

В это время Николай предпринимал отчаянные попытки основать свое доходное предприятие. Он тоже успел жениться на своей однокурснице, посчитавшей его перспективным, и родить ребенка. Однако, все начинания терпели крах, наслаиваясь друг на друга аурой неудач. Антон, живя в деревне, слышал об этом от родителей, намекающих на некоторую помощь младшему брату. Но закрепленное в подростковом возрасте чувство превосходства, оставило его равнодушным. Ситуация, когда позвонил сам Николай, с рассказами о своем разводе с женой, не повлияла на Антона никаким образом. Он продолжал жить в свое удовольствие, не обращая внимания на своего младшего брата.

В какой-то момент, Николай пропал из информационного поля зрения Антона. Родители честно признавались, что не знали, где Коля. И вот, спустя несколько лет, выяснилось, что он – преуспевающий бизнесмен. Антона это задело не на шутку. Собственная жизнь, ему показалась уже не такой приятной. На фоне того, какие дорогие подарки Николай делал своим родителям – машины, загородный коттедж, отдых по всему миру, Антон казался сам себе маленьким человеком. Зависть заставила его обратить внимание на свое хозяйство и расширить его. В добавление к кроликам, Антон закупил страусов, в надежде на бесперебойные продажи снесенных яиц. Но каково же было его удивление, что через месяц клиенты стали уходить к другому страусиному поставщику, которым оказалась ферма, основанная Николаем. Его имя и фамилия были уже как брэнд и символ успеха, привлекали клиентов, при том, что цена на яйца и мясо страуса были в два раза дороже, чем у Антона. Для старшего брата, это была прямая конфронтация, и он решил нанести единственный, верный по его пониманию, удар. Продав всех страусов своему же конкуренту, на вырученные деньги, он заказал одному исполнителю подстроить несчастный случай. Любимой машиной Николая был «астон мартин» из кинофильмов о Джеймсе Бонде, образца шестидесятых годов. Он любил на нем кататься, во время отдыха, на Черном море. Была подстроена неисправность в тормозной системе, что учитывая крутой обрывистый и витиеватый спуск к трассе от особняка, гарантировало бы летальный случай. Но прибыв в Козево, по звонку нотариуса, Антон, осмотрев особняк, обнаружил «астон мартин» в гараже. Тогда он и задался вопросом, почему исполнитель выбрал другой способ устранения.

Ключ от «астон мартина», во всяком случае, его дубликат, был найден Дарьей Хариной, во время изучения особняка. Она прохаживалась со своим братом Антоном по гаражу. Воспользовавшись его состоянием ступора возле любимой машины Николая, Дарья сорвала незаметно ключ со стены, где висели ключи от других автомобилей, стоящих в гараже. Эту машину она хотела подарить архимагу, в виртуальной секте «Дети Ипсилона», независимо от того, какая доля наследства будет ей отведена.

К сводному брату Николаю, отношение Дарьи Хариной было вполне спокойное. Она была младше его на пять лет, и особо в его жизни места не занимала. Дарью всегда интересовали оккультные науки, паранормальные явления, общение с духами. Базу своих знаний, она получила, просматривая телепередачи с мистическим уклоном, и через книги, продающиеся в ящиках «все по акции». К сожалению, или к счастью, заклинания и обряды, на основе полученных знаний, не работали.

Встречаясь с одним мужчиной, с сайта знакомств, Дарья узнала, что она не одна такая во Вселенной. Он оказался адептом виртуальной секты «Дети Ипсилона», и за внушительную сумму входного билета, обещал научить черной магии.

Получая новые знания, за которые приходилось платить немалые деньги, Дарья росла в иерархии этого сообщества. Родители видели в ней психически зависимого человека, и попросили Николая, на тот момент уже успешного бизнесмена, помочь младшей сестре. Увозить на лечение в психиатрическую клинику брат не стал, но посчитал нужным отделить Дарью от секты. Оплачивая ей практически бесперебойный отдых в лучших отелях на мировых курортах, он надеялся, что Дарья вернется в себя, и возможно найдет себе среди отдыхающих вторую половину. Но ее магия становилась все чернее и чернее, благодаря постоянным денежным переводам от Николая, и беспроводному интернету в отелях. Доучившись до низщего магистра, Дарья внезапно обнаружила, что деньги перестали поступать на ее счет. Николаю рассказали о ее буднях служащие одного из отелей, которых он попросил присматривать за своей сестрой. В ходе короткого, но емкого телефонного разговора, брат объяснил, что больше не собирается спонсировать шарлатанов, и что Даше пора возвращаться домой. Трэвел-терапия не помогла.

По возвращении на Родину, «Дети Ипсилона» поздравили Дарью с очередным уровнем полувысшего магистра, и напомнили об очередном огромном платеже для дальнейшего магического роста. Денег у Дарьи больше не было. Ее «учителя» пообещали, в таком случае, исключить ее из ордена, и отнять ее черномагическую ауру. Для поисков нужной суммы, дали ей срок в месяц. А источник больших денег Дарья знала только один.

Испробованные магические обряды не давали результатов. Николай не перезванивал, и не перечислял денег. Тогда Дарья взяла микрозайм в киоске, возле дома, и нашла исполнителя, для убийства среднего брата семьи Хариных. Она надеялась получить необходимую сумму, или больше, с наследства. Подрядчик обещал инсценировать несчастный случай от удара током. Смерть должна была наступить от одного электробрибора, которым Николай пользовался чаще всего. Поскольку Дарья не знала каким именно, то, будучи в особняке, не подходила ни к чему, требующему питания от сети.

Родион в это время смотрел на хвост креветки, нанизанной на вилку. В голове были философские мысли, что эти морские обитатели такие маленькие и такие вкусные. Приготовленные профессиональными поварами, приправленные особыми специями и соусами, поданные с гарниром в интересной сервировке, превращали морских ракообразных в произведения кулинарного искусства. «И на что готовы пойти люди, чтобы как можно чаще ощущать их вкус у себя во рту?» – подумал Родион.

Креветка, смазанная соусом, сползла с его вилки, и упала обратно в тарелку.

Глава IV. Смертельный тост

Прошло уже три часа, с момента окончания обеда. Нотариус все еще не спешил приезжать. Негодующие наследники ворчливо переругивались между собой в гостиной, где ранее познакомились с Родионом. Спустя некоторое время, Антон плюнул, в буквальном смысле, и ушел изучать окрестности особняка. Чуть позже, его примеру последовала и Дарья, озвучив свое желание «почистить» ауру поместья. Бегающие напряженные глаза Павла все-таки не выдержали, и привели в движение его самого. Без лишних слов, он направился в сторону прибалтийской секции. Мария и София тоже не смогли молча находиться в одном, пускай и просторном, помещении. Огрызнувшись друг на друга, они ушли из гостиной, в разные стороны. Уходя, София многозначительно посмотрела на Родиона, и, с легкой улыбкой, попросила позвать ее, если объявится нотариус.

– Однако, – так же многозначительно продолжала она. – Если вам понадоблюсь лично я, то мы можем увидеться на кухне, в прибалтийской секции, где недавно обедали. Там сейчас никого нет.

Оставив Родиона, придерживающего свои часы, в блаженном ступоре, София, завлекающе обнажив зубы в очаровательной улыбке, скрылась за дверью.

Такой напор игривости, выплеснутый на Родиона, повлиял максимально эмоционально. Весь профессионализм и непредвзятость частного детектива забились в потаенные уголки разума, освободив место для растекшегося либидо. Да, и против Че Гевары Родион ничего не имел. Его прямо влекло за Софией, и ее белой футболкой. Стоя в гостиной центральной секции, напротив фонтана с надписью «The world is yours», он неосознанно шагнул в сторону двери, которая закрылась за Софией. Но за спиной Родиона открылась другая дверь. Та самая, с коридором, ведущая на улицу.

Вошел Армен, уже одетый в смокинг. Он явно был готов к участию в свадьбе, на которую был приглашен. Волосы были также аккуратно зачесаны, черные ботинки отлакированы. При его ухоженном виде, либидо Родиона испарилось.

– Здравствуйте, Родион, еще раз, – вежливо обратился Армен к единственному человеку в гостиной. – Как вам особняк? Уже все осмотрели?

– Да, Армен, то есть, нет, Армен, – все еще не отошел от резкого появления водителя Родион. – И вам, добрый день. Еще раз.

– По вам видно, что вы впечатлены, – заулыбался Армен. – Мое мнение хотите?

Родион молчал. Он не совсем понял предмет вопроса.

– Что? – внезапно спросил Армен.

– Что? – переспросил Родион.

– Да я про особняк. Ну, так слушайте, раз интересно. Все эти многокультурные художества, которые отстроили по краям, конечно, хорошо. Вот только, они не сравнятся по духу с центральной секцией. Чувствуете, какой здесь масштаб? Одна гостиная чего стоит! Это вы в других комнатах еще не были.

– Я пока только здесь был, и в столовой, в прибалтийской секции, – кивнул в сторону двери Родион, куда ушла София. – Да и коридоры с переходами пока только видел.

– Можете и не ходить никуда больше, дорогой! – усмехнулся Армен, и тут же спохватился. – То есть, ничего более красивого, чем центр, больше не увидите. Тем более его мои ребята строили.

– Ваши ребята? – удивился Родион. – То есть вы помимо извоза…

– Я же говорил, что водителем чисто для души. А участие в стройке мне подсказал брат Тигран. Вы, кстати, не забыли, что к нему в магазин собирались, после оглашения завещания.

– Помню… конечно, – замялся Родион. – С вами разве не должен был приехать нотариус?

– Ах да, забыл сказать, – обыденно ответил Армен. – Он не смог приехать.

– Как не смог? А завещание? Наследство? Здесь же люди собрались и ждут. И я тоже.

Вместо ответа, Армен посмотрел на площадку второго этажа, с треснутыми перилами над фонтаном. Там стоял, одетый тоже в смокинг, Иван. За ним, возилась с чем-то шуршащим на полу повар Галина, наряженная в облегающее синее вечернее платье. Эта метаморфоза обслуживающего персонала поразила Родиона не менее, чем богатый особняк Николая Харина.

– Ваня! Ну, сколько же вас можно ждать? – воскликнул Армен. – Условились же по времени!

– Да идем мы, идем! – управляющий особняком нагнулся к полу, чем-то пошуршал, и направился вместе с Галиной к лестнице на первый этаж.

Когда они оба оказались на ступеньках, Родион увидел в их руках многочисленные шелестящие пакеты. Практически на каждом пальце висел пакет, набитый разнообразными продуктами. Были заметны торчащие багеты, хвосты копченых рыб. В одном пакете уже начинала подтекать мороженая баранья нога. У Галины была ноша попроще. Родион заметил просвечивающие сквозь полиэтилен фрукты, бутылки вина, горшок с цветком.

– А где все?– спускаясь по лестнице, спросил Иван.

– Гуляют, – ответил Родион. – Нотариуса, похоже, не будет.

– Как не будет? Где он, Армен?

Родион посмотрел на водителя, ожидая, как он ответит Ивану.

– Нотариусу рейс задержали, за границей, – произнес Армен, почему-то в сторону Ивана, а не задавшего ранее подобный вопрос Родиона. – Он мне звонил. Говорит, что в аэропорту сидит, дожидается. Скорее всего, завтра будет.

Такой ответ вызвал у Родиона сильное дежа-вю.

– Ну, что же? Завтра, так завтра, – прокомментировал спустившийся к ним Иван. – Не будем же мы с Галей оставаться здесь, до его приезда. Нас на свадьбе уважаемые люди ждут.

– Кто же присмотрит за поместьем? – оторопел Родион. – Мы здесь с Хариными на ночь остаемся, что ли?

– Выходит, что да! – весело ответил Иван, и поставил пакеты на пол. Подтаявшая баранья нога немного испачкала паркет вытекшей кровью. – Будем прощаться, Родион.

– А что же есть мы здесь будем? – спросил он, косясь на пакеты.

Из-за спины Ивана выглянула Галина, с макияжем на лице, с укладкой на голове, и блестящими серьгами в ушах.

– Вы не переживайте, – по-хозяйски с южным говорком ответила она. – Я еды наготовила на день. Все в контейнерах, в фольге, лежит в холодильнике. Разогреете в микроволновке и поедите. Пунш еще есть, целая кастрюля. А если в шкафчиках, на кухне пороетесь, то и бутылки с крепеньким найдете. Мы с Ваней взяли все только самое скоропортящееся.

Родион смотрел на копченую рыбу и мороженную баранину, пытаясь отнести их к скоропортящимся продуктам. От мыслей отвлек Иван, взяв его ладонь в свою руку.

– Прощай, Родион, – улыбаясь, и немного с грустью, говорил он. – Знаю тебя мало, но и этого достаточно, чтобы увидеть в тебе самого достойного наследника богатств Коли Харина. Остальных, к сожалению, знаю достаточно много. Ведите себя хорошо, до приезда нотариуса, или Севы. Не знаю даже, кто из них раньше здесь будет.

– Желаю вам удачи, – тоже немного с грустью ответил Родион. Теперь он будет один на один с Хариными. – И весело отпраздновать свадьбу.

Иван, не отпуская руки Родиона, слегка подтянул его к себе.

– Вы тут не балуйте, – серьезно сказал экс–управляющий. – Коля очень любил этот особняк. Ему, конечно, уже все равно, но Он – то все видит.

С этими словами, Иван многозначительно поднял палец вверх. Родион машинально последовал своим взглядом за пальцем Ивана, хотя и осознавал символизм данного жеста. Однако, высоко под потолком, он увидел камеру наблюдения. В большом защитном корпусе – точную копию своих «сестер» с уличной стороны поместья. Взгляд ее безмятежно был устремлен в сторону фонтана.

Родион уже хотел было спросить о том, работает ли сейчас система наблюдения за особняком, но Иван, по-простому, хлопнул его по плечу, на прощанье. От неожиданности Родион подсел. «Бывайте», – сказал Иван, и, подобрав пакеты с пола, отправился к выходу. Галина последовала за ним. Армен тоже пожал руку Родиону, и пошел за остальными.

– Удачной охоты, брат, – неожиданно сказал из-за плеча водитель.

– Что вы сказали? – не расслышав, переспросил Родион.

– Я говорю, что желаю вам успехов, в получении доли наследства.

– Ах да, спасибо, – неловко пробормотал Родион.

Троица уже уходила по коридору, но до него донесся диалог.

– Как там Тигранчик?

– Из последних сил, уж, держится. Важный день все-таки.

– Ну да, ну да. С такой красавицей…

На незаконченной фразе, дверь в коридор, ведущего на улицу, захлопнулась. Родион огляделся. Он остался в зале гостиной один. Не было ни людей, ни звуков. Только фонтан тихо журчал. Родион собрался идти на кухню, в прибалтийскую секцию. Сделав шаг, он чуть не поскользнулся на паркете. Родион посмотрел себе под ноги. Нос, и скорее всего, подошва левого мокасина были в, стекшей из пакета Ивана, бараньей крови. За мокасином осталась небольшая красная дорожка.

***

София стояла на кухне, в прибалтийской секции, и нервно пила пунш. Очень хотелось курить, но она не взяла сигареты специально. Это Ангелина была заядлой курильщицей. София же приятно удивила Николая, на первом и единственном свидании, сообщив, что ведет здоровый образ жизни. Правда, во время свадьбы, она неприятно удивила его количеством алкоголя, влитого в себя, на фоне простой человеческой радости – быть женой успешного бизнесмена.

Сейчас она пила по другим причинам. Имя им – Родион. Простой, как пять копеек, одет не стильно, дешево. Как ненормальный, подолгу смотрит на еду. При встрече, побежал со всеми здороваться. Еще и один приехал, без охраны. По мнению Софии, он не может быть бизнес-партнером, тем более, директором какой-то компании. Его простота, и неуклюжесть в общении, казались ей очевидными, а потому искусно сыгранными Родионом. Еще и странный взгляд, во время последнего общения, в гостином зале у фонтана, что являлось финальной проверкой Софьи.

«Они нашли меня», – пришла к единственному выводу она.

Когда – то, желая сменить личность, и порвать с криминальным прошлым, ради большой и чистой любви к бизнесмену Николаю Харину, София поставила все на «зеро». Однако, будучи, Ангелиной, средства для своей метафоричной ставки ей пришлось украсть из сейфа своих же подельников, которые когда – то принимали ее в свою криминальную группу. Напоив всех шампанским с клофелином, на специально устроенной вечеринке, в их общей квартире, Геля украла, скопленные аферами, ценности. Покинув вечеринку, она совершила анонимный звонок в полицию, сообщив о местонахождении давно разыскиваемых ее «друзей». Для большей гарантии их ареста, Ангелина оставила в открытом сейфе несколько краденых драгоценностей, что очень сильно помогло бы стороне обвинения. Чем закончилась история с подельниками, Геля не знала, и знать не хотела. Но женитьбой на себе Николая Харина, она преследовала цели не только долгой и беспечной жизни. Ей необходима была дополнительная защита, на случай, если кто – то из бывших сообщников, оставшихся на свободе, вознамерится ее найти. Естественно, ни Николаю, ни Севе – начальнику охраны, который, кстати очень сильно под нее копал, но ничего не нашел, София ничего о себе не рассказывала. На вопросы о своем прошлом, она, с мокрыми глазами, говорила, что пытается забыть свое тяжелое детство.

И вот, появился этот якобы директор – партнер. Нарочито простой, нарочито позитивный. София подозревала, что он пытался усыпить ее бдительность, и потом, оказавшись с ней один на один, передать «привет» из ее прошлого. «Где же они откопали такого артиста?» – гадала она про себя, попивая третий бокал пунша. – «Так правдоподобно отыгрывает придурка. Все эти Харины ведь повелись. Но не я».

Еще тогда, находясь в дверях гостиной, и приглашая Родиона на кухню, София спланировала упреждающий удар. Ожидая «директора», и попивая пунш, она только – только замешала в бутылку коньяка несколько таблеток яда из своей сумочки. Убрав найденный коньяк обратно, в кухонный шкафчик, и потом как бы невзначай найдя, София предложит Родиону повысить градус пунша. «Он сразу со мной не пошел на кухню», – рассуждала она. – «Значит, не уверен до конца, кто из присутствующих женщин – Ангелина. Я же выгляжу по-другому. Тогда план может сработать». Тело присланного за ней «киллера», София собиралась оттащить в шкаф – морозильник, для хранения мясных продуктов. Похоже, все готово для встречи Родиона на кухне.

София услышала шаги в столовой. По звуку, они были странные, немного прихрамывающие. Причем, обычный чередовался с хлюпающим. Это ее уже насторожило. На всякий случай, на разделочном столе, возле ее сумочки, лежал спрятанный тесак.

Вошел, смущенно улыбающийся, Родион. София еще раз подчеркнула его нарочитую простоту, но улыбнулась в ответ. И тут же побледнела, увидев его левый мокасин. Мало того, что он был мокрый. Его носок был в темно-красных пятнах. «Уже успел «замочить» кого-то!» – с ужасом пронеслась мысль у Софии. – «Машку? Дашку? Обеих? Почему ботинок мокрый? Он их в фонтане утопил? О, Господи!» Она сделала шаг назад, став ближе к лежащей на столе сумочке.

Родион и вправду утопил. Но только свой мокасин, пытаясь его отмыть от бараньей крови в фонтане, в гостиной. Он не мог ждать, когда его обувь высохнет. Его воодушевленно несло к Софие.

– Что это с вами? – как можно более непринужденным, но все-таки дребезжащим, голосом спросила она.

– Это? – весело показал Родион на свой мокасин. – Не обращайте внимания. Замочил его.

При слове «замочил», у Софии подпрыгнуло сердце. «Почему «его?» – лихорадочно думала она. – «С Пашкой он бы просто так не справился. Тот в зале качается. Да и Антон здоров как бык. Неужели, они такого профессионала ко мне подослали?»

– Это от Ивана, – продолжил Родион, потряхивая мокрым мокасином с пятном. – От него кровь натекла.

Руки у Софии начали дрожать. Родион это заметил, и все понял. Внутри себя он посочувствовал девушке, с ее тонкой душевной организацией, так легко пугавшейся одним разговором о крови. Родион решил успокоить Софию.

– Вы не переживайте. Кровь всего лишь с ноги на пол натекла, а я – неловкий, в эту кровь вступил. Пришлось ботинок мыть.

– С какой ноги? – почти шепотом спросила София. Ее собственные ноги начинали подкашиваться.

– С отрезанной, – на полном серьезе ответил Родион. – В пакете. Подозреваю, что Иван ее на свадьбу забрал. Но мы без еды не остались. Галина так сказала.

Рассудок начинал покидать Софию. Родион увидел, что Че Гевара был весь мокрый от пота, и понял – девушке плохо. Он начал подходить к Софии своим прихлюпывающим шагом, но она, встрепенувшись, отскочила назад, и положила руку за сумочку. Он остановился, и недоумевающее посмотрел в ее полные страха глаза

– София, что с вами? – спросил Родион.

– Почему, ты продолжаешь называть меня Софией? – чуть не вскрикнула она.

Теперь страх вселился и в Родиона.

– П – потому что, вы – жена Николая Харина. Точнее вдова, – неуверенно ответил он.

София стояла на месте, застыв словно статуя. Родион не знал, как еще ее успокоить.

– Мои соболезнования, – не зная, что сказать, добавил он.

Мыслительный процесс медленно, но начинал работать, в голове Софии. «Он считает меня Софией Хариной», – думала она. – «Значит, пока не признал Гелей. Может, изначальный план сработает? Надо проверить».

– Я не поняла. Это человеческая кровь? – спросила она, и тут же укорила сама себя за прямоту. Нужно было сгладить острый угол. – Вы поранились?

– Нет – нет, это кровь от бараньей ноги, – спохватившись, ответил Родион. – Ее Иван нес в пакете, когда они с Галиной покинули особняк.

София начала приходить в себя. Мысли стали вставать на места, услышанные имена совпадали со знакомыми словами.

– Что значит, покинули? – спросила она, уже более расслабленно.

– За ними Армен приехал. Они все вместе собирались свадьбу праздновать. Иван со мной попрощался. Сказал, что завтра нотариус и Сева приедут. Правда, непонятно, кто раньше.

Тут София окончательно пришла в себя.

– Почему нотариус завтра приезжает? – спросила она. – Он же сегодня должен быть?

– Задержка рейса. Ждет.

– Остальные знают?

– Нет, – покачал головой Родион и смущенно улыбнулся. – Я решил вам первой сказать.

«Все понятно», – подумала про себя София. – «Значит, мои бывшие «коллеги» не просто хотят моей смерти. Им нужно, чтобы я сначала стала законной наследницей. И только потом, отобрав у меня все, покончить с Ангелиной. А этот тип, до самого приезда нотариуса, будет дурачка изображать».

Она посмотрела на Родиона, и тоже изобразила смущенную улыбку. «Не будет», – жестко решила она.

– Простите, Родион, – слабым голосом заговорила София. – Похоже, я перенервничала. Последнее время, словно на иголках.

– Конечно, конечно, – заботливо отозвался он. – Понимаю, вам очень тяжело. В столь молодом возрасте оказаться вдовой. Но вы крепитесь. Впереди у вас еще целая жизнь.

«Что он имеет в виду?» – спросила себя Софья. – «Уж не хотят ли меня за решетку отправить, припомнив старые дела? Это мы еще посмотрим, кто кого и куда отправит».

– Нет, вы не понимаете, – сказала она, облокотившись на разделочный стол. – После гибели Коли, вся эта суета с документами, вызовами в полицию на допросы, и его родственники окончательно меня вымотали. Сейчас я как будто на автопилоте.

– Вас допрашивали в полиции? – поинтересовался Родион. – Зачем?

– Процедура у них такая. Э-э, наверно. Допрашивают самых близких, если человек умер не своей смертью. А наш юрист, как назло, в отпуске за границей был, и на звонки мои не отвечал. Пришлось идти в полицию.

У Родиона снова промелькнуло дежа-вю, при ответе Софии. Но пришло время поработать для Севиного отчета.

– София, – начал он. – Я, конечно, понимаю вашу подавленность, и глубоко сочувствую. Но, когда меня сюда вызвали… позвали то есть, мне не сообщили о том, как погиб Николай. Может, вы мне проясните?

«Почему он это у меня спрашивает?» – насторожилась она. – «Они ждут, что я скажу «Колю отравили», и пришьют убийство к моему прошлому? У этого парня где-то микрофон, и он все записывает?»

– К счастью, я не знаю, – изобразила Софья безразличие. – Да и к чему мне это? Моего любимого уже не вернуть.

– Согласен, – смутился Родион, переступив с ноги на ногу, и хлюпнув мокрым мокасином. – Извините, что спросил.

«Надоел уже, меня выспрашивать. Ты так никогда отраву не выпьешь», – ворчала про себя София. Она решила сменить тон разговора.

– Но как ни печально, это все в прошлом. Теперь нужно жить настоящим, и думать о будущем. Вы согласны со мной, Родион?

– Думаю, вы правы, – пожал он плечами, и хотел продолжить свои вопросы, но она его опередила.

– А вы достаточно симпатичный мужчина – заигрывающе заговорила София. – Еще молодой, а уже серьезный бизнесмен.

– Да ну, что вы? – засмущался Родион, и захотел ответить в стиле Армена. – «Север-лизинг» так, для души. Всегда мечтал заниматься лизингом э-э… на севере.

– Но сейчас вы на юге, – улыбалась София, и расправила плечи, снова растянув портрет Че Гевары. – Солнце, песок, море.

– Небо голубое.

– Конечно. Уверена, когда вы прибыли сюда, на юг, то у вас отбоя не было от женского внимания.

– Не то, чтобы отбоя, – деловито запротестовал Родион. – Но и одиноким себя не ощущал.

София подошла поближе к нему. Символ кубинской революции оказался в двадцати сантиметрах от Родиона.

– Знаете, – говорил он Родиону голосом Софии. – А я сразу заметила, как от вас не могла отвести взгляд Мария.

– Какая Мария? – спросил Родион, продолжая заворожено смотреть на портрет.

– Маша Харина – падчерица Николая, – чуть громче ответила София, заставив его этим посмотреть в ее серые глаза.

– Правда? Не заметил даже.

– Так и есть, – закрепляла навязанную мысль София. – Мне, конечно, неловко признаваться в этом, но я даже заревновала немного.

– Вы? – удивился Родион.

Он не особо пользовался спросом у женщин, в виду специфики профессии. Поэтому, не наработал большого опыта в общении с противоположным полом. Тем более, чтобы нравиться сразу двум красивым девушкам. Его разум перешел в энергосберегающий режим, пытаясь проанализировать большой объем полученной информации.

– Что же мы с вами стоим как истуканы? – будто спохватившись, сказала София. – Скоро время ужина. Не желаете ли выпить для аперетива?

– Нет спасибо, – ответил Родион автоматически.

– То есть как? – более настойчиво сказала она. – Вы не хотите пунш?

– Если честно, он мне не понравился. Слишком кислый оказался. Возможно, у меня изжога.

София поджала губы. Это не то, что она хотела услышать. Даже с Николаем на свидании было проще. Но она не собиралась отступать.

– Это все Галя виновата, – с улыбкой ответила она. – Слишком мало рома добавила. Поэтому и кажется кислым. А мы его сейчас крепче сделаем! Я где-то видела, в шкафчиках, была бутылочка, Галей оставлена. Вы пока налейте нам в бокалы, а я поищу.

Родион стоял, задумавшись, о том, не замечтался ли часом. София так ничего внятного не рассказала. Он сам тоже никаких наводящих вопросов не задал, отвлекшись на ее обаяние.

– Ну же, Родион! Что вы стоите? – спросила она. – Вы очень напряжены. Нам с вами просто необходимо расслабиться. Там и разговор завяжется. И не только…

«Впрочем, она права», – подумал Родион. – «Люди всегда сговорчивее под действием алкоголя. Но я много пить не буду».

– Иду.

Пока София делала вид, что ищет в шкафчиках спрятанную Галиной бутылку, Родион подошел кастрюле с пуншем. Левой рукой он поднял крышку, и понюхал его. Пряный цитрусовый аромат, исходящий от напитка, пощекотал ему нос. На поверхности вяло плавали кусочки апельсинов и других фруктов, но Родион не смотрел на них. Ему хотелось чихнуть, от попавшего в нос насыщенного запаха. Он отвел голову в сторону, держа крышку над кастрюлей. Занятая «поисками», София вздрогнула от неожиданного чиха Родиона.

– Господи! – воскликнула она. – Вы меня напугали, Родион!

– Прошу прощения, – ответил он, потирая нос. – Наверное, у меня развивается аллергия на цитрусы.

Краем уха, Родион услышал, как над кастрюлей с пуншем, где он держал крышку, что-то едва слышно булькнуло. Он заглянул в кастрюлю, но ничего, из-за плавающих фруктов, не увидел.

– Вот я и нашла! – обратила на себя внимание София. Торжествующе она держала отравленную бутылку коньяка. – Наливайте нам пунш, Родион!

– Конечно, сейчас, – сказал он, и взял висевший на стене черпак. – Вам погуще?

София подошла к нему с игривой улыбкой.

– Мне прямо со дна. Люблю, знаете ли, подержать мякоть во рту.

У Родиона учащенно запульсировала артерия на шее. Раньше он и не думал, о своей неотразимой привлекательности. По вискам побежали капли пота.

– Вы такой медлительный, – разочаровано прокомментировала София, и забрала у него черпак. – Давайте, я сама обслужу нас обоих.

Она разлила пунш по бокалам, причем Родиону налила половину. Затем, открыла бутылку отравленного коньяка, и заполнила бокал до краев.

– Вы разве не будете смешивать? – удивился Родион.

– О, нет, – помотала головой София. – Пока я вас ждала, уже бокалов пять осушила. Мне, пожалуй, хватит. Угощайтесь!

Они взяли бокалы в руки.

– Я предлагаю тост, – улыбаясь, сказала она. – Конечно, сейчас не время, но Коля, наверняка желал бы мне счастья. Давайте выпьем за это!

– За Николая? – непонимающе спросил Родион.

– За счастье, Родион! За простое человеческое счастье!

С этими словами, София поднесла к губам бокал, и выпила его практически залпом. Она рассчитывала, что Родион последует ее визуальному примеру. Но он, подняв и уже наклонив надо ртом бокал с отравленным пуншем, вдруг остановился.

– Я тут вспомнил, – сказал Родион, опустив бокал на уровне груди – Галина говорила, что в холодильнике осталось много еды. Вот только я не вижу здесь его. А мне есть, как раз, захотелось.

Он обернулся, в надежде увидеть холодильник, хотя бы встроенный. Но ничего похожего не обнаружил.

– Вы знаете, где он? – не оборачиваясь, спросил он Софию. Никто не ответил.

Родион посмотрел на нее. Перед ним еле стояла на ногах, сгорбленная вдова Николая Харина. Глаза ее были вытаращены на Родиона, руки держались за свое же горло. Лицо начинало синеть.

– София что с вами? – вскрикнул Родион, выронил свой бокал на пол, и подхватил ее под руки.

Она слабела на глазах. Было очевидно, что девушке не хватало воздуха. Родион встал сзади у нее за спиной, и обхватил руками ее грудную клетку. Поскольку, процедуру освобождения дыхательных путей он выполнял в первый раз, то действовать приходилось интуитивно. Он вздергивал ее несколько раз. Что-то даже внутри Софии хрустнуло. Однако, это не помогало. Она уже практически висела в руках Родиона. Он, как можно резче, подкинул ее в руках, чтобы посильнее дернуть. Но, поскользнувшись на пролитом пунше, уронил на пол, повалившись вместе с ней.

Приподняв голову с пола, Родион, полный страха, посмотрел на Софию. Она лежала на спине, с остекленевшими серыми глазами. Дрожащей рукой он потянулся к ее шее, и потрогал пульс. Его не было.

«О, Господи!» – кричал Родион у себя в голове. – «Она мертва?» От страха он отпрянул от тела, продолжая, сидя на полу, смотреть на нее. «Я не понимаю! – думал он. – «Как такое произошло? Мы же только что пили пунш! Почему ей стало плохо?»

Родион встал на четвереньки, чтобы подняться на ноги. По-другому, он не мог – чувствовал, что не хватит сил. В голове усиленно колотил пульс. Он не мог поверить во внезапность происходящего. Однако, рассудок вернулся, когда Родион увидел свою левую руку, уперевшуюся ладонью в пол. У настоящих золотых швейцарских часов, проданных Арменом, отсутствовала головка заводного механизма. Родион прокрутил в голове последние минуты. София наливала пунш, подливала коньяк, чокнулась с ним бокалами, выпила, умерла, на его часах не было головки. Пока ничего не сходилось. Тогда он снова вспомнил Софию, в поисках крепкого алкоголя, и себя. В то время, он слишком сильно вдохнул аромат пунша и чихнул. И держал крышку над кастрюлей, отвернувшись. «Всплеск!» – вспомнил он. – «В кастрюле булькнуло что-то!» Он еще раз посмотрел на руку с часами, потом на кастрюлю, потом на тело Софии. Затем снова на кастрюлю. «Быть не может!» – воскликнул про себя Родион. – «Неужели, она так из-за меня?» Силы разом вернулись к нему. Вскочив на ноги, Родион бросился к кастрюле с пуншем. Откинув крышку в сторону, он начал лихорадочно перебирать пунш черпаком. Каждый раз, поднимая что–то со дна кастрюли, Родион надеялся найти злополучную головку от часов. Однако, среди осадков фруктовой мякоти, ему так ничего не попадалось. «Как могло такое получиться?» – лихорадочно думал он, продолжая проверять кастрюлю черпаком. – «Такого не бывает! Чтобы такая нелепая мелочь привела к смерти!»

Спустя минуты две поисков, он не выдержал. Взяв всю кастрюлю в руки, Родион начал аккуратно выливать пунш в кухонную раковину. Он надеялся рассмотреть, таким образом, дно. Внезапно кастрюля выскользнула из вспотевших рук Родиона, и грохнулась в раковину, дном кверху. Он взял ее снова в руки, но увидел, что уже почти все остатки пунша утекли, оставляя только кусочки фруктов. Вопрос о причастности к смерти Софии оставался открытым.

«Что же теперь делать?» – задавал сам себе этот вопрос Родион. Он еще раз достал свой телефон с треснувшим экраном. Связи по-прежнему не было. «Ни в скорую помощь, ни в полицию не позвонить. Даже Севе», – сожалел он. – «И что я ему скажу? Что передо мной несколько минут назад задохнулась насмерть Софья? Он же из-под земли меня достанет. Да только виновен ли я? Не уверен. Остальные наследники же ни капли мне не поверят, что это – случайность. Сдадут разом в полицию, лишь бы не мешал им наследство делить. Как же быть?»

Родион минут пять стоял и размышлял. Прикидывал все варианты, которые приходили ему в голову. Ничто не могло оправдать его нахождение рядом с побледневшим телом вдовы Николая Харина.

Но как только скрипнула дальняя дверь столовой, и послышались шаги в сторону кухни, решение пришло само собой.

Глава V. Нетрадиционная «медицина»

Зайдя в столовую, Павел оглядел ее. Никого не было. Ему это показалось немного странным, так как прошло уже три часа с момента прошедшего обеда. Харин – младший думал, что желание перекусить и выпить алкоголь соберет здесь остальных родственников. Сам он по этому поводу и явился в прибалтийскую секцию из готической. Копаясь в серой мрачной башне, в кабинете своего отца, Павел надеялся найти какие –либо документы прав собственности, деньги и прочие ценности. Очень ему хотелось увеличить, таким образом, свою долю наследства. «И вообще, я – единственный полнокровный наследник отца, – думал он. – «Почему мне приходится делить доли с остальными?» Эта навязчивая мысль, не давала Павлу покоя, и постепенно пускала корни в его воображении. Пока он не понимал, что с этим делать, но разум, деталь за деталью, словно в мозаике, раскладывал эту мысль.

Шагая по просторной столовой, Павел прошел мимо пустого обеденного стола, где недавно поедал блюда из креветок, вместе с остальными Хариными, и этим «бизнес – партнером». На подходе к кухне, Павел услышал оттуда какую-то возню, и прерывистое пыхтение. Это показалось ему необычным и довольно тревожным. Мало ли кто может оказаться в пустующем особняке, который заслужено должен принадлежать ему Павлу Харину.

Ускорив шаг, он практически вбежал на кухню. К его удивлению, в помещении, он обнаружил только мокрый пол, и раскрасневшегося, тяжело дышащего Родиона. В этой дурацкой, по мнению Павла, гавайской рубашке, он стоял, облокотившись одной рукой на разделочный стол.

– Вы? – удивленно и раздраженно сказал Харин – младший. – Что вы здесь делаете?

– Да так, – приводил дыхание в норму Родион. – Хотел выпить немного пунша, а его оказывается, кто-то вылил в раковину. Наверное, Галина, перед уходом.

– Куда ушла Галина? – не понял Павел.

– Они с Иваном покинули особняк. Навсегда. И, кстати, нотариус прибудет только завтра. Он задерживается.

Павел замолчал. Конечно, ему хотелось задать массу вопросов относительно выданной Родионом информации. Но к этому «бизнес-партнеру» он испытывал брезгливую надменность. Частично это было связано с его внешним видом. Не стильно одетый, неспортивный с этими доверчивыми, как у собаки, глазами, человечек не чувствовался на одном уровне. Поэтому, Павел решил держаться как можно отстраненнее от него.

– Наверняка, в холодильнике есть еда, оставленная нам Галиной, – сказал Павел. – Я шел сюда перекусить.

– Н-нет, не надо! – мигом запротестовал Родион. – Там нет ничего вкусного!

– Что вы имеете в виду? – возмутился Павел. – Мне хочется есть, и я возьму из холодильника что-нибудь перекусить.

С этими словами, он направился к дальней стене, где были две встроенные дверцы с человеческий рост высотой. «Как ему удалось так быстро их заметить?» – удивился про себя Родион, вспоминая, как сам с первого раза не смог определить местоположение холодильника. Но страх заставил его подскочить к Павлу и встать между ним и встроенным холодильником.

– Ты чего тут встал? – уже не скрывал раздражения Харин – младший. – В ухо давно не получал? А ну отойди в сторону.

Перспектива конфликта с уверенным в себе, накачанным молодым парнем не сильно вдохновляла Родиона. Но иного выхода, чтобы скрыть содержимое холодильной комнаты, как отвести внимание Павла, и встав у него на пути, Родиона не видел.

– Уважаемый Павел, – изобразив улыбку, говорил он. – Вам туда точно не нужно.

– Что? Это еще почему? – почти кричал сын Николая.

– Да как вам сказать, я уже смотрел там. Еду искал. Но холодильник выключили, и все продукты там протухли. Это, наверное, Галина сделала, когда уходила. Правда, не знаю зачем.

– В смысле, протухли? – недоумевал Павел. – Я отсюда слышу, как он работает.

– Это, наверное, соседняя дверь, там морозильная камера. Лучше возьмите с разделочного стола коньяк, угоститесь.

Павел безразлично посмотрел на Родиона.

– Уважаемый бывший бизнес-партнер моего покойного отца. Если вы сейчас не отойдете в сторону, и не дадите мне дорогу, то я вас самого засуну в холодильник. И заодно, включу его.

Такая конкретика заставила Родиона отойти. Павел спокойно прошел к левой, из двух встроенных в стену, двери, и открыл ее. У Родиона все похолодело внутри. По ногам пробежала судорога.

Но за закрытой дверью оказалась холодильная комната. На полках лежали, завернутые в пленку или фольгу, блюда с разнообразной едой. Павел спокойно зашел внутрь комнаты и стал проверять содержимое блюд. Родион, от удивления, подошел к холодильнику и заглянул внутрь. Ничего из того, чего он бы не хотел увидеть, не было. Тогда он покосился на соседнюю дверь, ведущую в морозильную комнату. «Похоже, я перепутал дверцы», – пронеслась мысль в голове Родиона. – «Хотел же в холодильник оттащить, но в суматохе оказался в морозильной комнате».

Павел Харин, набрав в руки три тарелки, и поставив друг на друга, вышел из холодильной комнаты. Посмотрев вскользь на застывшего Родиона, он покачал головой.

– Работает холодильник. Можете не переживать.

– Спасибо, что успокоили, – чуть кивнул Родион.

На эти слова Павел не ответил, лишь слегка хмыкнул. Родион же остался возле встроенных дверей, поглядывая в сторону морозильной камеры.

Проходя мимо разделочного стола, Харин – младший заметил сумочку Софии. Рядом лежал тесак. Такое сочетание предметов остановило Павла. «Что здесь делает эта сумочка? А где сама София?» – подумал он. Посмотрев на Родиона, Павел обдумывал все ответы, приходящие в голову. Когда дошла очередь до самых пугающих, он еще раз посмотрел на тесак, а потом снова на Родиона. Тот, переминаясь с ноги на ногу, как будто извиняясь, улыбнулся. «Что тут произошло вообще?» – подумал Павел. В любом случае, оставаться на кухне один на один с Родионом ему было неприятно. Но сумочка Софии продолжала его привлекать. Среди женских секретов, хранившихся в ней, Павел надеялся, что в ней может быть что-то полезное для него, а точнее, для его доли наследства. Документы прав собственности, какой-нибудь компромат на саму Софию, или что-то в этом роде. «Вот только этот придурок стоит у холодильника, и смотрит на меня. Чего он там вообще до сих пор делает?» – мысленно негодовал Павел.

– Родион! – окликнул «бизнес-партнера» он.

– Да, Павел?

– У вас шнурок развязался.

– Шнурок? – удивился Родион.

Когда он наклонил голову вниз, чтобы осмотреть свою обувь, Харин – младший быстро переложил свою добычу из холодильника в одну руку. Свободной же подхватил со стола сумочку Софьи.

Родион, смеясь, поднял голову.

– Очень у вас остроумно получилось, подловили меня! Откуда же на моих мокасинах шнурки?

– Взрослый мужик, а введетесь на такие детские розыгрыши, – равнодушно ответил Павел, уже повернув под его взгляд свою спину. – Я пойду поем у отца в кабинете. Хочу побыть один. Меня не беспокоить, до приезда нотариуса. Но если очень срочно понадоблюсь, то я на самом верхнем этаже готической башни. Там, наверху, только одна дверь – в кабинет.

– Да, Павел, конечно, я вас понимаю. Вам нужно как-то восстановиться после такой тяжелой потери. Но все–таки, я бы хотел поговорить с вами о вашем отце…

– Оставьте эту драматическую белиберду для Софьи, – прервал его Павел. – Кстати, вы ее не видели?

– Нет, нет! Не видел!

– Вот и я не видел.

– Ну, особняк большой. На улице жарко. Быть может, она где-то в прохладном месте отдыхает, и вы ее просто не нашли.

От двусмысленности собственных, только что сказанных слов, совесть внутри Родиона сделала сальто с двойным оборотом.

– Быть может, – повторил Павел, также стоя спиной. – А поговорить со мной об отце у вас не получится. Это личная информация, и обсуждать проблемы семьи с человеком, прибывшим, чтобы откусить часть семейного наследия, я не собираюсь. Бывайте.

Как только Павел вышел из кухни, Родион схватился за голову от того, что натворил. Заглядывать в морозильную комнату, которую он перепутал с холодильной, даже не хотелось. Совесть грызла уже не изнутри, а со всех сторон. Причем, уже не за вероятную причастность к смерти Софии, а за собственную реакцию, при появлении Павла. Родион понимал, что поступил неправильно, а потому думал о своих дальнейших действиях.

Подойдя к разделочному столу на кухне, он взял бутылку коньяка в руку. Именно этот коньяк он не успел распробовать с Софией. Сейчас Родиону хотелось немного снять стресс. Он вытащил пробку из бутылки, и поднес горлышко ко рту.

«Секундочку», – подумал он. – «Я знаю, что это был несчастный случай. И понимаю, что не смогу доказать ни родственникам, ни Севе, обратное. Для меня уже все кончено, и я пойду сдаваться полиции. Но пока есть немного времени, я все еще имею возможность закончить Севино задание».

Эта мысль немного приободрила Родиона. Уже не деньги – теперь они Родиону не нужны, а чувство долга перед покойным Николаем Хариным, и Севой возобладали над ощущением безысходности.

«Так и сделаю», – решил он, поставив бутылку неиспробованного коньяка на стол. – «Сева очень переживал, что не оказался с Николаем в момент гибели последнего. И, наверняка, его догадки, о причастности наследников, небеспочвенны. Так что, пока меня не арестовали, я все еще являюсь частным детективом. А потому, соберу информацию со всех, кто здесь находится, и составлю отчет. А там, будь что будет».

Родиону свои мысли показались очень героическими. Он почувствовал себя храбрым и сильным, идущим на жертвы ради справедливости. Больше не было времени отвлекаться. Четверо подозреваемых все еще бродили по особняку Николая Харина. И Родион преисполнился решимостью выжать из них всю информацию, как воду из мокрых полотенец. Первым полотенцем, к которому он собрался, был Павел. Единственной проблемой сейчас был поиск нужной двери в этом особняке, чтобы дойти до готической башни.

***

Сидя за письменным столом отца, Павел бессмысленно смотрел на открытое полукруглое окно. Внутри кабинета Николая Харина, на самом верхнем этаже готической секции, все предметы интерьера соответствовали средневековой эпохе. Деревянные столы и стулья, с резными узорами, ковры на стенах и полу, два дивана с обивкой из красной ткани, стоящих друг напротив друга. Между ними был журнальный столик с разложенными шахматами. На стенах висели чьи-то портреты в рыцарских доспехах. По бокам окон, были скручены длинные шторы. На деревянных стеллажах пылились огромных размеров книги.

Но Павла все это не интересовало. Он опустил голову на письменный стол, и взглянул на небольшой белый холмик, который сам предварительно насыпал.

Его зависимость возникла после поступления в столичный университет. Не стесненный в деньгах, благодаря своему отцу, Павел быстро влился в тусовку золотой молодежи. Чтобы не быть белой вороной на фоне своих новых друзей, он пробовал различные предложенные ему препараты. Когда он вошел во вкус, то уже приобретал сам, для личного пользования. С течением времени удовольствие, от принятых веществ, становилось все скоротечнее, в то время как дискомфорт без них все чаще. У Павла развилась зависимость.

Будучи волевым человеком со спортивным характером, он пытался уменьшить количество принимаемых веществ, заменив их алкоголем в ночных клубах. Но в итоге все свелось к употреблению всего вместе, что еще сильнее сказалось на его психическом состоянии. Добавить к этому, что Павел был помешан на своей накачанной фигуре, и дополнительно принимал препараты для роста мышц. Общие перепады настроения и невозможность сконцентрироваться на делах уже открывшегося на тот момент «Казановы» усугубляли развивающуюся депрессию. Окончательно Павла выбило из колеи прекращение дальнейшего финансирования отцом.

Однако, сейчас, сидя в отцовском кабинете, от только что накатившего энтузиазма, и от рассыпанного на столе, недавняя мысль Павла о своей единоличной избранности, касаемо получения наследства, стала превращаться в конкретный план действий.

Он достал из кармана брюк небольшой пистолет. Оружие было им приобретено сразу после открытия «Казановы». Он считал, что это будет дополнять его, как успешного предпринимателя, создавая образ криминальной романтики. Пистолет, правда, ни разу ему еще не пригодился, но Павел оттачивал навыки стрельбы из него за городом.

Поблескивая матовым корпусом, оружие в руках Харина – младшего казалось небольших размеров. Поэтому, Павел не испытывал дискомфорта, нося его в кармане брюк весь этот южный жаркий день. Носил он его просто так, уже привыкнув не расставаться с оружием. Ради этого, чтобы добраться до юга, он исключил самолет, где детекторы засекли бы пистолет, и поехал на поезде.

– Чего ты ждешь? – вдруг раздался знакомый мужской голос.

Павел чуть не упал со стула от неожиданности. Он быстро оглянулся по сторонам кабинета, но никого не было видно. Тогда он подошел к открытому окну и выглянул. Его обдало теплым морским воздухом, и донеслись звуки, бьющихся о скалы внизу, волн. Перед ним простирался далекий горизонт с уже начинавшим садиться солнцем. Корабли из белых блестящих уже превращались в темные фигуры. Павел посмотрел вниз. Стометровый скалистый обрыв, ведущий к небольшим пляжам по бокам, и шумному Черному морю впереди. У него слегка закружилась голова, но он вцепился руками в подоконник, и удержал равновесие.

Переведя взгляд налево и вниз, Харин – младший увидел кусочек внутреннего двора особняка, обнесенного высокими перилами. Навалившись на них, смотрели вдаль, и одновременно разговаривали дядя Антон с тетей Дашей.

– Да какие они тебе дядя и тетя? – вновь донесся знакомый голос. – Прилетели стервятники забрать то, что принадлежит тебе.

– Кто здесь? – крикнул Павел и резко развернулся от окна в кабинет. В вытянутой руке он держал пистолет.

– Ты разве не понимаешь, зачем здесь собрались все? – продолжил голос. – Они хотят забрать наследство твоего отца, а потом забрать и твою долю. А от тебя они избавятся, просто выкинув тело в окно.

От непонимания ситуации, у Павла накатили слезы. Он и раньше испытывал галлюцинации, особенно смешивая препараты с алкоголем. Однако, голоса кого–то из знакомых, он слышал впервые. В него вселилась паника. Подойдя к середине кабинета, он стал наводить ствол пистолета в разные углы, надеясь выцелить источник голоса.

– Они не избавятся от меня! – вскрикнул Харин – младший. – Они – мои родственники! Ну, кроме Софии, пожалуй.

– Это все до получения наследства, – монотонно говорил мужской голос, до боли знакомый. – А потом, силой заставят переписать свою долю на них. С Антоном ты бы еще справился. Но их пятеро. Пятеро озверевших от жадности людей! А что касается Софии, то баночка с таблетками, которую ты достал из ее сумки, вряд ли отпускается по рецепту врача. Если ты понимаешь, о чем я!

Тут Павел все понял. Он посмотрел на свою руку с оружием. С ним разговаривал пистолет. Знакомый голос же принадлежал его покойному отцу.

– Но мы сработаем на опережение, – продолжил пистолет. – Во мне есть шесть патронов. Стрелок ты хороший. Потратишь по одному на Антона, Дарью, Марию и моего горе – партнера по бизнесу. Затем найдешь Софию, скормишь ей все оставшиеся ее же таблетки, и выстрелишь в нее пятый раз. Когда с ней будет покончено, слегка ранишь сам себя шестым выстрелом, и вложишь меня в ее руку. Все будет выглядеть как нападение Софии, передозировавшей свои таблетки. А ты, Пашка, будешь единственным выжившим, и единственным наследником моей империи.

Харин – младший, слушая все это, начал медленно, а потом быстрее кивать, словно заводясь к действию. Подбежав к столу, он, сперва наклонился над белой сыпучей горкой. Затем достал из Софьиной сумочки баночку с таблетками, и положил в карман брюк. Вытерев нос, он снова подошел к окну. Антон и Дарья также стояли, облокотившись на перила. Павел прицелился в них. Но морской ветер, и собственная возбужденность мешали определить лучшую траекторию для стрельбы.

– Черт! – выругался пистолет, голосом отца. – Придется к ним спуститься, чтобы получилось по одному попаданию. Давай, Пашка! Вперед! Я в тебя верю!

Павел зарычал по-звериному, и побежал со всех ног к двери кабинета. Адреналин зашкаливал в его организме, и ему нужно было дать выход.

Но, уже подбегая к двери, Павел успел заметить, как та резко открылась. Не справившись со своей инерцией, он налетел на нее головой, и упал на пол.

– Надо же, какие двери тяжелые, в этой башне! – донесся голос Родиона. – Пока как следует, не пнешь…

Он не успел договорить, как увидел из-за двери, внутри кабинета, лежащего Павла Харина.

– Павел! Что с вами? – вскрикнул Родион, бросившись к нему.

В голове Харина – младшего, от удара все перемешалось. Он лежал, слушая разные голоса, появляющиеся из ниоткуда. Слезы от удара о дверь, мешали видеть. Но силуэт противной гавайской рубашки он видел отчетливо.

– Почему вы лежите? – кричал Родион, в суматохе проверяя пульс на руке и шее.

К его удивлению, положив руку на грудь Павлу, чувствовалось бешеное сердцебиение. Родион попытался раскрыть веки и проверить глаза, однако, Павел вяло сопротивлялся. Но и без подобной процедуры было видно, что зрачки расширены, в центре красных глаз.

Павел начал приходить в себя. Шок переходил в состояние гнева. Первая жертва была для него определена. Он посмотрел на свою правую откинутую руку. Она была пуста. Пистолет лежал в дальнем углу кабинета. Но с сознанием, к Павлу приходила уверенность, что этого человека он одолеет голыми руками.

Тем временем Родион суетился над Павлом, в надежде привести его в чувство.

– Ну же, Павел, очнитесь! – говорил он. – Как я вам могу помочь? У вас что-то с сердцем? Аритмия? Приступ?

Родион не обладал большими познаниями медицины. В голову обрывками залетали образы из просмотренных сериалов про врачей. Фрагменты с операциями отметались, первую помощь в таких сериалах не показывали. Но Родион помнил, что больным давали лекарства. Его осенило.

– Павел, вы – сердечник? – спросил он. – У вас есть таблетки?

Тот что-то простонал в ответ, медленно, насколько еще позволяло состояние организма, подносил правую руку, к шее Родиона.

– Лежите спокойно, – отмахнулся он, засовывая руки в его карманы – После будете благодарить.

К своей радости, Родион почувствовал в своей руке продолговатый пластик. «Ура!» – воскликнул он сам себе, доставая баночку с таблетками. Его немного смутило, что не было этикетки с названием препарата, и указанием дозировки. В сериалах обычно клали одну таблетку под язык, но в данном критическом случае, этого было мало.

– Вот, возьмите! Это ваше лекарство! – говорил Родион, засовывая две таблетки в рот все еще вялого Павла. – Одну под язык, а вторую ээ… глотайте!

Павел инстинктивно проглотил обе. Он слышал слово «таблетки», чувствовал, как Родион рылся в его карманах. Лишь, начав ощущать горький привкус, исходящий из горла, он понял, что только что произошло.

Резко скинув Родиона с себя, Павел пытался встать с пола. Недавно приходившее в норму сознание, снова покидало его. Горечь во рту он испытывал все сильнее, в глазах снова мутнело. Переваливаясь с ноги на ногу, он направился к углу кабинета, где лежал пистолет. Но на полпути, он понял, что ему не хватит сил на стрельбу и месть. Мутным взглядом он посмотрел в сторону открытого окна. Возможно, Антон и Дарья еще стояли у перил. У Павла появилась надежда позвать кого-то на помощь. Кого-то, в кого он недавно целился из пистолета.

Родион, встав с пола, подбежал к Павлу, чтобы подхватив его. Мощный взмах руки Харина – младшего отправил Родиона обратно на пол. Из последних сил и со всей возможной скоростью, Павел, громко крича, подбежал к открытому окну. Он уже высунулся и повернул голову в сторону внутреннего двора с перилами. Но руки скользнули по подоконнику, и не найдя опоры, отправились наружу вслед за головой. Потеряв равновесие, Павел перекинулся вперед, и вылетел из окна.

– Павел! – крикнул в ужасе Родион.

Он вскочил с пола, и подбежал к окну. Выглянув из него, он отпрянул обратно. Краем глаза, он заметил двух смотрящих в его сторону людей, находившихся во внутреннем дворе. Похоже, это были Антон и Дарья. Родиона прошиб холодный пот с ног до головы. От бессилия, он навалился на стену у окна.

«Да как же так?» – лихорадочно била мысль в голове. – «И часа не прошло, а уже второй случай! Главное, что все при мне происходит! Мне, конечно, и раньше не особо везло по жизни, но чтобы настолько! Господи, как сердце бешено колотится!» Родион посмотрел на баночку с таблетками у себя в руках. «Может, это валидол?» – предположил он. – «Мне сейчас не помешает немного успокоиться».

Открутив крышку от баночки, он подставил ладонь, но из-за дрожи в руках просыпал большую часть на пол. В ладони осталось три штуки. Выкинув две в окно, Родион взмахом руки собирался отправить третью себе в рот. Но, только собравшись это сделать, он услышал гулкое эхо, доносившееся с нижних этажей башни. Слышались шаги и крики. Мужские вперемешку с женскими. Родион на секунду задумался и осторожно выглянул в окно еще раз. Во внутреннем дворе уже никого не было.

«Они идут сюда! Уже!» – с ужасом понял он. Похоже, в готическую башню вел отдельный вход с внутреннего двора. Родион быстро оглядел кабинет. На столе он увидел небольшую белую горку. Под ногами у себя – рассыпанные таблетки. «Теперь уже точно не отвертеться», – сказал он сам себе.

– Кто там, наверху? – донесся снизу приближающийся рев Антона Харина.

– Не двигаться там, а то в жабу превращу! – вторила ему Дарья.

«Приплыл», – подумал Родион, и пошел к двери кабинета. Харины уже были практически на одном этаже с ним. Родион собрался открыть им дверь. Со вздохом, он потянул ее на себя, но страх и животный инстинкт заставили закрыть ее и запереть внутренний замок.

«Что я делаю?» – бешено возопил про себя Родион, не понимая, что против своей воли и совести, уже двигает диван к двери. Как только он это сделал, послышался гулкий стук в дверь.

– Заперто, блин! – кричал из-за двери Антон.

– Я услышала, как вы орали на улице. Что происходит?

Судя по голосу, к ним только что подошла Мария Харина.

– К-кажется, Паша из окна выпрыгнул! – пролепетала Дарья.

– Да какое там, выпрыгнул! – продолжал орать Антон. – Я заметил, как в окне, после Пашки еще кто-то засветился. Уж не бизнесмен ли этот чертов?

Стоя у запертой двери, в кабинете Николая Харина, Родиона начинало подташнивать. Если существовала точка сосредоточения всех неудачных обстоятельств, то она находилась именно в данный момент в кабинете. Он был в собственной ловушке.

– Может, другая дверь где-то есть? – послышался голос Марии за дверью. – Или дрелью замок высверлить?

– Да мы в таком домине никогда инструменты не найдем, – продолжал толкать дверь, Павел. – Ну-ка девочки, отойдите в сторону. Сейчас Антон Харин покажет, как двери выносить.

Послышались шаги в сторону, а потом что-то с разбега налетело на дверь. Звук удара был такой громкий, что эхом отозвался по кабинету. Прислоненный диван, содрогнулся. От впечатления, у Родиона подкосились ноги.

– Давай Антоша, еще раз! – кричала Дарья. – Там точно в кабинете кто-то есть. Я его ауру черную чувствую!

Еще один громкий удар пронесся по всему кабинету. Родион заметил, что диван уже отъехал немного в сторону, а сама дверь немного приоткрылась вовнутрь. Страх снова заставил его действовать. Он лихорадочно думал, как мог бы спрятаться в кабинете. Но не было ни одного шкафа. И потом, Харины перевернут все вверх дном, в поисках предполагаемого убийцы Павла.

Еще удар.

«Думай же!» – говорил сам себе Родион. Других дверей в кабинете не было. Выход был только один – прыгать вслед за Павлом, и разбиваться о скалы.

Но тут Родион зацепился за мысль об открытом окне. Отбросив все пораженческие настроения, он подбежал и выглянул наружу. Тугой жаркий воздух обдул его лицо, что было неудивительно, учитывая, на какой высоте находилось поместье Козево.

Внизу бушевало Черное море. Волны ударялись о скалы, словно приглашая Родиона присоединиться к ним. Он сглотул комок в горле, и высунувшись еще немного, оглядел наружные стены башни.

Еще удар. Было слышно, как отколовшаяся деревяшка отлетела на пол. Родион оглянулся. Дверь еще держалась.

– Дядя Антон, чего ты встал? – жестко крикнула Мария.

– Помолчи, похоже, плечо ушиб.

– Давай еще пару раз навались, и убийцу сцапаем!

– Сейчас-сейчас, Машка! Дай отдышусь.

У Родиона появилась в запасе пара минут. Он снова высунулся в окно. По бокам от него, на карнизе, сидели две каменные горгульи. Их застывший оскал был словно демонической насмешкой над бедственным положением Родиона. Карниз был слишком узким, чтобы по нему можно было пробраться на крышу башни. Посмотрев вниз, Родион увидел еще один карниз, расположенный ниже, и отходящий от стены сантиметров на сорок. Похоже, он был декоративной частью башни и опоясывал ее всю по периметру. Правда, под Родионом не было окна нижнего этажа, и вообще, с его стороны стена была голая. И спускаться до карниза было метров пять. Но если бы получилось спуститься, то Родион смог бы пройти по карнизу, и завернуть за угол башни, а там будь что будет. В любом случае, это был единственный вариант спасения. Но сам спуск на пять метров вниз озадачил Родиона. Он не верил, что сможет с высоты пяти метров аккуратно приземлиться на сорокасантиметровой ширины карниз.

Вновь в дверь ударили. Родион увидел, как запорная ручка замка изогнулась. «Да, блин!» – в панике он ухватился за висевшую у окна, свернутую штору. Родион посмотрел на нее, и начал обдумывать план спуска. Он ни разу не спускался по шторам из окон, но слышал о многих несчастных случаях, при спуске. В данный момент, выбора у него не было.

Он сорвал две шторы вместе с гардиной. Она была очень тяжелой и больно ударила Родиона по спине. Но ему некогда было думать о боли. Оторвав шторы от гардины, он почувствовал плотную ткань, возможно, отдающую дань моде средневековому стилю. Родион связал две шторы между собой, один конец привязав к гардине.

Очередной удар о дверь кабинета заставил Родиона обернуться. К своему ужасу, он увидел, как в проем лезут толстые пальцы.

– Ну что, Антоша, достаешь? – уже четко слышался голос Дарьи.

– Нет, не могу нащупать щеколду, – запыхавшимся голосом ответил он. – Ну, так что же. Еще пару раз придется таранить.

У Родиона нервно дернулся левый глаз. Времени больше не было. Скинув связанные шторы вниз, он увидел, что не хватает метра до нижнего карниза. Но подгонять по размеру средство спасения было некогда.

Родион залез на подоконник, и натянул штору, заканчивающуюся гардиной. Длинная металлическая труба уперлась в откосы, по обе стороны от окна. Родион сделал небольшой шаг на подоконнике, и посмотрел вниз. Ему стало дурно, но он взял в себя в руки, и начал спускать ноги со своего карниза.

Потеряв чувство опоры, и повиснув на шторах, Родион поддался панике, и чуть не разжал руки. Но ткань выдержала его вес. Это придало небольшой уверенности, если в такой ситуации вообще можно себя чувствовать уверенным. Аккуратно спускаясь, он уже оказался посередине, между карнизами. Под его руками виднелся еще неопробованный узел, связывающий вторую штору.

Из окна послышался очередной грохот в дверь. Учитывая, что никто не бежал к окну, и не высовывал свои головы, Родион понял – в запасе осталось время до последнего тарана от Антона Харина. Миновав узел, он скатывался по шторе вниз. Но внезапно налетевший высокогорный ветер раздул верхнюю штору парусом. Родиона отнесло от стены, и он оказался прямо над пропастью в морскую бездну. Затем ветер стих, и Родиона качнуло обратно к стене. Ударившись о нее пару раз, его закрутило вокруг собственной оси. Он уже не понимал, откуда у него берутся силы – держаться за штору. До нижнего карниза оставалось еще метра два. Из них, на втором метре заканчивалась ткань.

В голове его все помутнело. Родион не мог собраться с мыслями. Нужно было как можно быстрее спуститься на нижний карниз, и отползти за угол башни, в сторону внутреннего двора, пока его не заметили из окна кабинета Николая Харина.

Неожиданно Родион почувствовал, что опускается вниз. Он посмотрел на свои руки. Они не разжимали штору, держа ее мертвой хваткой. Родион вскинул взгляд наверх. Узел, связывающий две шторы начал ослабевать.

Глава VI. «The World is not yours»

Кажется, что прыжок с высоты в два метра – дело простое. Но когда приходится его совершать, над пропастью, и приземляться на каменный карниз, то необходимо все взвесить.

У Родиона не было времени даже на это. Зависнув на нижней, из связанных двух, шторе, он собирался резко спуститься вниз. Если он этого не сделает, то узел вот-вот развяжется, а все остальное завершит сила всемирного тяготения. Поэтому Родион совсем немного разжал руки, чтобы очень плавно съезжать по шторе к карнизу. Оставалось до него метра полтора, чего все равно не хватало для точного приземления.

Внезапно налетел новый порыв ветра. Родион понял, что если его сейчас опять снесет от стены, то узел не выдержит. Сопротивляясь усиливающемуся ветру, он качнул штору ногами, в сторону стены.

Резкий поток воздуха, сильное натяжение ткани, при раскачивании, и общее невезение развязали узел. Родион от страха закрыл глаза, и разжал руки. Мысленно он приготовил себя к долгому полету.

Но падение завершилось очень быстро. И, в данном случае, крайне удачно. Родион почувствовал твердую поверхность под ногами. Он открыл глаза и понял, что стоит на карнизе. Посмотрев наверх, было видно, как сильный ветер развевал верхнюю «половину» импровизированного каната. Где сейчас летает нижняя, Родион не хотел даже выяснять, так как очень боялся посмотреть вниз.

Из кабинета Николая Харина донесся звук, сломанного дерева и позвякивания металлических деталей замка. Похоже, Антону Харину удалось выломать дверь окончательно. Родиону нужно было двигаться. Прижавшись к стене, он, как можно быстрее, приставным шагом, шел к углу. Оставалось немного, может метров семь, прежде чем он скроется за ним. Сильный ветер слезил глаза и развевал его гавайскую рубашку, как тряпку. Уже были слышны крики оставшихся в этом особняке Хариных.

***

Ворвавшись в кабинет, Антон чуть не запнулся о рядом стоящий диван. Пол был усыпан щепками, и металлическими остатками от замка. Сильно болело плечо, но Антону было не до этого. Он был готов к схватке насмерть с окопавшимся убийцей Павла.

Однако, в помещении никого не было. Никто не напал на Антона, и не доносилось ни единого звука. Только что-то звякнуло у окна. Антон посмотрел в ту сторону, и увидел гардину, лежащую на полу. К ней было что-то привязано, и перекинуто за окно. Антон сразу сообразил, что это – вероятный путь побега убийцы, и подбежал к окну.

Случайно раздавив ногой какие-то таблетки, валявшиеся на полу, он выглянул наружу. Сильный ветер влетел Антону в лицо, мешая обзору, но он все-таки посмотрел вниз. Скалистая пропасть, с пенящимся у берега морем, все также вызывала головокружение. Но на Антона это не подействовало. Он посмотрел на наружную стену под собой. По воле ветра, трепыхалась, подвязанная к гардине, штора. Еще ниже виднелся, огибающий всю стену, карниз. Причем, достаточно широкий, чтобы по нему смог пройти человек. Антон посмотрел на угол стены. На мгновение ему показалось что, только что за ним скрылась рука. Но он не был полностью уверен, поскольку сильный ветер изрядно слезил глаза. И было уже недостаточно светло – наступал вечер. Но сомнения одолевали Антона. Ему казалось невозможным – совершить побег вниз по столь короткой шторе.

– Что там, Антоша? – донесся голос Дарьи из-за плеча.

От испуга, Антон Харин чуть не перекинулся через подоконник, настолько бесшумно она к нему подошла.

– Чего пугаешь, ведьма? – обозлено крикнул он на свою сводную сестру, держась за сердце. – Нет там ничего!

При громком крике, Дарья отскочила назад, и выставила в сторону брата свой амулет на цепочке. Коготь дракона Андруила, проданный ей «детьми Ипсилона» за огромные деньги, и по их заверениям, создающий энергетический купол для носителя. По факту, коготь являлся, обтесанным куском камня.

– Убери свою закорюку! – усмехнулся Антон. – Не действует твоя шизофрения!

– Изыди! – крикнула Дарья Харина.

Но Антон махнул на нее рукой, и отошел от окна, начиная осматривать кабинет. Дарья, еще немного постояв с амулетом в вытянутых руках из предосторожности, успокоилась.

Мария Харина, уже войдя в кабинет, и словно что-то увидев, целенаправленно направилась в ближний угол. Дарья это заметила.

– Маша, что ты там нашла? – спросила она.

Антон тоже обернулся и посмотрел на девушку.

– Ничего! – быстро отозвалась она, тут же наклонилась, и встала, закрывая свой клатч. – Зеркало из косметички уронила.

– Вот, вы – бабы, – проворчал Антон, и направился к письменному столу. – Тут человек из окна выпал, а вам лишь бы макияж свой на лице проверять.

– А где убийца, дядя Антон? – спросила Мария. – Он что, тоже в окно выпрыгнул?

– Он по шторе, скорее всего, спустился, и сбежал, – ответила за него Дарья, поддев носком туфли гардину. – Наркоман какой-то. Таблеток наглотался, по всему полу, вон, рассыпаны, и Пашку скинул.

– Закрой рот, Дашка! За окном слишком высоко, а штора слишком короткая, чтобы спуститься, – прервал ее резко Антон, осматривая письменный стол. – И потом, тут не только таблетки есть.

Он провел пальцем по белой сыпучей горке, смазанной по столешнице. Заметив это, Дарья и Мария подошли к нему.

– Точно, наркоман! – повторила Дарья. – Еще и порошка этого бесовского нанюхался.

– Может, это Иван сделал? – предположила Мария, смотря на остальных Хариных. – Пока я к вам шла, он мне на глаза не попадался.

– Так этот бизнесменчик Родион тоже куда-то пропал, – сказала ее сводная тетя. – Сговорились оба, что избавятся от нас, и нотариуса потом заставят завещание под себя переделать. Кстати, нотариус наверно уже приехал. Надо бы его встретить, а то заблудится он во дворе.

В этом предложении, ее никто не поддержал. Настолько был интересен кабинет, что остальные как будто позабыли о Павле.

Антон открыл один из ящиков стола. В нем были стопкой сложены какие-то документы. Он достал всю пачку, и стал перечитывать. Судя по тексту, это была опись имущества. На листах перечислялись предметы интерьера, бытовая техника и разная мелочь, по меркам особняка. Но среди прочих наименований, он увидел упоминание сейфа. Это Антона очень заинтересовало, и он, положив бумаги на стол, стал копаться в остальных ящиках.

– О, я так и знала! – заметив что-то в одном из ящиков стола на дне, сказала Дарья. – Только темные силы помогли бы Коле так преуспеть за десять лет.

Антон посмотрел на нее. В руке Дарьи была коробочка с картами Таро. Он укоряющее помотал головой, и продолжил изучение письменного стола. Мария подошла ближе к неродной тете, чтобы рассмотреть находку.

– Это что? – спросила она. – Гадальные карты?

– Нет, – ответила Дарья. – Это карты Таро.

– Какая, хрен, разница? – буркнул Антон, не отвлекаясь от своих поисков.

– Разница в том, – продолжала Дарья. – Что гадания – это шарлатанство.

Она сдержалась, когда ее сводный брат усмехнулся.

– Да, именно так, – сказала она. – А тарология – это древняя точная наука. Она помогает изучать вопросы будущего человека с высокой вероятностью.

– Правда? – скептически спросила Мария. – Мама не рассказывала мне об этом увлечении отчима.

– Это очень личное дело, – ответила Дарья. – Вмешательство чужой ауры способно разрушить тахионную связь формирования будущего.

– Чего? – громко спросил Антон, проверяя очередной документ, найденный в столе. – Какую связь?

– Тахионную, Антон, тахионную, – надменно, словно с двоечником в школе, разговаривала Дарья. – Этому учат еще на первом круге в «детях Ипсилона».

Она потрясла коробкой в руке. В ответ донесся хаотичный звук стука о картонные стенки. Дарья отогнула торец, и подставила ладонь. Из пустой коробочки выпала одна единственная карта, рубашкой вверх. Мария и даже Антон устремили свои взгляды на Дарью. Перевернув карту, все увидели, как с иллюстрации на них смотрит вполне себе обычный козлик.

– «Двойка жезлов» – младший аркан, – прокомментировала она.

– Что это значит? – вопросительно посмотрела на нее Мария.

– Это Коля на память себе оставил, – ворчливо заметил Антон. – Чтобы не забывать, о том, каким он козлом стал, когда разбогател.

К его удивлению, никто из присутствующих не стал спорить или порицать эти слова.

– По–моему – это «Козел отпущения», – внимательно изучала карту Дарья. – Он означает, бессилие человека перед обстоятельствами, которые на него сваливаются.

– Ну, тогда это точно про Николая, – отозвался Антон, вернувшись к поиску, очень нужной, для себя информации. – Он был редчайшим неудачником. Неудачно и кончил.

– «Козел» еще может означать другое, – задумчиво вспоминала Дарья.

– Что? – спросила заинтересованно Мария.

– Дьявола, конечно. Судьба, рок, смерть, соблазн, жадность. Трактовок может быть много. Все зависит от человека, для которого раскладываются карты.

– Почему в колоде только одна?

– Не знаю. Возможно, она была чем-то вроде символа для Коли. Вот и хранил. Интересно, когда он увлекся тарологией?

Мария случайно припомнила слова покойного Николая, на ее вопрос о знакомстве с ее матерью. «Такой расклад, Машенька», – сказал тогда он. Марии хотелось кое – что уточнить у Дарьи, но тут, из коридора, за взломанной ими дверью, что-то громыхнуло.

Все трое разом обернулись в сторону выхода из кабинета. Звук донесся с каменной винтовой лестницы, по которой они поднимались.

– Что это там? – спросила Мария.

– Это козел за Дашкой пришел, – смотря в сторону сломанной двери, ответил Антон. – Сейчас он ее арканить будет.

Вместо ответа на комментарий сводного брата, Дарья вытянула свой коготь Андруила на цепочке, создавая тем самым энергетический купол. Но он был разрушен аурой Антона, прошедшего сквозь него.

– Сейчас посмотрим, что там такое, – сказал он и взял стоящий стул за спинку.

Мария и Дарья выстроились у него за спиной, и пошли следом. Дарья заметила, как Маша держала свою руку в клатче, и не вынимала.

Немного спустившись по лестнице, Антон увидел в стене на высоте метров трех, небольшое полукруглое окно. Оно было открыто вовнутрь, и через него на лестницу поддувал ветер. Но на несколько ступенек ниже, Антону не было видно из-за заворота, доносились другие звуки. Антон спустился ниже, и увидел Родиона, тоже спускавшегося вниз по лестнице.

– Стоять! – гаркнул Антон.

Родион от неожиданности пригнулся, и повернул голову на верх лестницы. Антон держал в своих мощных ручищах стул, перевернув вверх ножками, и злобно смотрел на Родиона.

– Что вы здесь делаете? – спросил Антон.

– Я? – переспросил Родион, чувствуя, как по его спине бежит пот. – Я шел наверх. В к-кабинет Николая.

– Спиной вперед, что ли?

«Промах», – думал Родион. Если ничего сейчас не придумать, то в него сначала полетит стул, а потом его затащат в кабинет, и он снова вылетит из окна.

– Нет, конечно, – как можно более беззаботно ответил он, скрывая дрожь в коленках. – Сейчас что-то прогрохотало. Мне показалось, что звук был ниже по лестнице. Вот я и развернулся.

Он смотрел на Антона. Тот молчал, словно в неуверенности своих действий. Казалось, он задумался, и прикидывал в голове все факты. Родион решил от обороны перейти к наступлению.

– А вы что здесь делаете? – изобразил озадаченность он. – Да еще и со стулом в руке?

Вместо ответа, Антон немного отклонился назад, отведя в сторону взгляд. Глаза его бегали по стене лестницы. Затем он обернулся в сторону лестничного окна, над головой. В это время Родион ждал. И трясся. Наконец, Антон выпрямился, и опустил руки со стулом.

– Похоже, ветер открыл окно здесь, на лестнице, – наконец сказал он. – Оно и громыхнуло.

Незаметно для Антона, Родион облегченно выдохнул через ноздри. Правая коленка перестала трястись.

– У меня плохие новости, Родион, – успокоившись, сказал Антон. – Павел Харин выбросился из окна.

Коленка Родиона снова затряслась.

– Понимаю, – продолжил Антон, глядя на Родиона. – У вас нет слов. Каждый по-своему воспринимает такие известия.

– В-вы видели, как он выбросился?

– Да. Мы стояли с Дашей во внутреннем дворе у обрыва с перилами, разговаривали. Услышали крик c верха башни, и увидели, как Павел вылетел из окна.

– Это ужасно.

– Действительно. Мне, правда, показалось еще кое – что. Но об этом потом. Пойдемте, Родион, со мной наверх.

Поскольку других вариантов не было, Родион, наклонив голову, пошел вслед за Антоном, в кабинет.

К их приходу, Мария и Дарья разбрелись по кабинету Николая Харина, осматривая другие ящики. При виде Родиона с Антоном, они резко остановили свои поиски.

– Родион, где вы были? – спросила Мария. – В чем это ваша одежда?

Он посмотрел на свои гавайку и светлые штаны. От похождений по карнизу, они изрядно испачкались о каменную стену.

– Это случайно, – быстро ответил он, как отвечал на такие вопросы своей маме в детстве. – Задел стену, когда спускался… то есть поднимался сюда. Вот такой расклад. Похоже, в этом замке не убирали пыль с Раннего Средневековья.

Не оценив шутку, на него продолжали молча смотреть. Причем, Мария – настороженнее всех, словно услышала что-то знакомое.

– Родион, ваша аура темнеет, – сказала Дарья.

– Уже? – волнующе спросил он.

– Это обратимо. Просто скажите присутствующим, где вы были, и зачем сюда направлялись?

Его сверлили шесть пар глаз. Маленькие, но сердитые принадлежали Антону. Ледяные и колючие от Дарьи. Только Мария смотрена на него по-другому. Как будто она про себя решила какую-то сложную задачу, и ей не терпелось поделиться ответом с окружающими. Руку из клатча, она по-прежнему не доставала, прикрыв его другой рукой.

– В общем-то, ничего особенного. Когда при мне ушли Иван с Галиной…

– Куда они ушли? – перебила Мария.

– Насовсем. Их водитель забрал. И еще сказал, что нотариус приедет только завтра.

Антон и Мария негодующе опустили головы. Оставаться здесь на ночь, в доме, где выбросился из окна человек, явно не входило в их планы. Одна Дарья продолжала смотреть неподвижным взглядом на Родиона.

– Продолжайте, – скомандовала она.

– После их ухода, я пошел в столовую, где мы обедали. Там, на кухне, София наливала пунш…

– Вы видели Софию? – спросила Мария. – Она все еще там?

– С большой вероятностью – да, – к горлу Родиона подкатил огромный ком.

– Я пойду за ней, – сказал она, и направилась к выходу из кабинета.

Родион ничего даже не успел сказать, как она прошла мимо него, и скрылась за дверью. Дарья кивнула ему, желая услышать продолжение истории.

– Затем пришел Павел. Он набрал еды из холодильника. Сказал мне, что будет здесь. Просил позвать, когда приедет нотариус.

– Но нотариус не приехал, – холодным голосом произнесла Дарья. – Зачем же вы пошли сюда?

– Я…я хотел поговорить с ним о Николае. Мне хотелось узнать у Павла, как погиб его отец.

После фразы Родиона, оставшиеся в кабинете Харины, словно изменились. Антон, до этого молчавший в задумчивости, отвел взгляд от Родиона, и убрал руки за спину. Дарья слегка сгорбилась, и скрестила руки на груди.

– Действительно, интересно, – пробормотала она. – Антон, ты знаешь?

– М-м-м, – помотал головой он в ответ.

– И он не знает. А зачем это нужно знать вам, Родион?

Он лихорадочно думал, как лучше ответить, чтобы не выдать в себе человека, специально интересующимся данным вопросом.

– Мы с Николаем давно знакомы, – вспомнил свою «легенду». – Мне это было важно. Чисто по-человечески.

– Тогда попробуйте спросить об этом Марию, – Дарья махнула рукой в сторону двери.

Родион собрался уже уходить. Однако, перед выходом, его остановил своей огромной рукой Антон.

– Посмотрите на кабинет, – тихо произнес он. – Что здесь произошло, по-вашему? Почему погиб Павел?

– П-почему вы спрашиваете меня об этом? – замер Родион. – Р-разве я похож на детектива?

Антон взял обеими руками Родиона за плечи, и словно пушинку развернул в интерьер кабинета,

– Просто хочу знать ваше мнение, – также тихо сказал он.

Родион окинул взглядом кабинет. Все было то же самое, как и при первом его посещении. Кроме выломанной двери, сорванной гардины, с привязанной и перекинутой за окно шторой, с рассыпанными листами бумаг по письменному столу. Ему хотелось выразить свои мысли так, чтобы его поскорее отпустили догонять Марию.

– Думаю тут все просто, – начал он. – Павел стоял у окна, ему стало плохо, он съел таблетки, что рассыпал по полу. Затем случайно зацепился за штору, и выпал в окно.

– Вы уверены?

– Ну… – замялся Родион. – Других версий я не вижу.

Антон посмотрел ему в глаза.

– Знаете, Родион. Если бы вы занимались сыскной деятельностью, то вы были бы худшим детективом в мире.

«Худший в мире детектив» покраснел от задетой чести. Но, в данном случае, он все еще отыгрывал роль бизнес – партнера.

– Чем мог, я помог, – сказал он, первый раз, серьезно посмотрев в глаза Антону. – Все равно, произошел смертельный случай. Нужно вызвать полицию, скорую помощь. Связи у нас никакой нет. Поэтому, с вашего позволения, я отправлюсь к трассе, и поймаю машину до города.

Сразу после этих слов, его схватила за плечо рука Антона. От боли Родион присел.

– Никуда идти не надо, и никого звать тоже не надо, – Антон сказал так грозно, что даже Дарья молчала, широко открыв глаза.

– Но как же Павел и… – начал Родион, но тут же осекся.

– Как же Павел и кто? – спросил Антон, все еще не отпуская его из своей хватки.

– Никто. Как же Павел и вся эта ситуация? – исправился Родион.

– А вы разве сюда не наследство Николая приехали делить?

Родион дернулся, и все-таки вырвал себя из руки Антона.

– Приехал, конечно. Но вы видите, что произошли непредвиденные обстоятельства?

Дарья стояла на месте, продолжая молча наблюдать за словесной дуэлью двух непохожих мужчин. Ей это доставляло даже определенное удовольствие. Антон же смотрел на Родиона с раздражением. Харин решил объяснить ход действий.

– Если вы сейчас вызовите полицию, то сюда съедутся следователи, и начнут раскручивать убийство. А кроме нас с вами, и еще Марии с Софьей, здесь больше никого нет. Угадайте, кто будут главными подозреваемыми и не получат свои доли, потому что оглашение завещания сорвется?

Родион об этом даже не задумывался. Он готов был понести наказание, хотя бы за сокрытие тела Софии. Своей причастности к смерти Павла он не видел. Родион опустил свой взгляд в пол.

– Что вы предлагаете, Антон? – спросил он, не поднимая взгляда.

– К истории с Павлом, мы обязательно вернемся, – ответил Харин. – Но после получения своих долей наследства.

– Но Павла и Со…, то есть Павла совсем не будет. Кто получит его долю?

– Может быть, мы все, – ответил, улыбнувшись, Антон. – Нотариусы, ведь тоже люди. И за небольшое вознаграждение нам, вероятно, окажут консультацию с подписью.

Родиону, несмотря на пережитое за сегодняшний день, рассуждения Антона казались не совсем правильными. Тот продолжал пристально смотреть, по-видимому, ожидая согласия в соучастии нотариальной аферы.

– Как же Мария? – наконец спросил Родион, тут же спешно добавил. – И София? Кто-то может оказаться против.

– Тогда найдите этих девочек, и приведите их сюда, – ухмыляясь, сказал Антон. – Объясню наш план при них, еще раз. Мы же все – одна семья.

– И я? – не понял иронии Родион.

– Теперь–то, вы нам точно как родной! – громко засмеялся Антон. – Считайте, что вы – член!

После своих слов он зашелся хохотом от своего чувства юмора. Раскрасневшись от напряжения, он отвернулся, и махнул Родиону в сторону двери.

– Разве мы не пойдем вместе? – решил сменить такую двусмысленную тему он.

– Нет, идите – идите! – вытирая слезы, сказал Антон. – Нам с Дарьей нужно еще кое-что обсудить.

Родион хотел спросить, о предмете обсуждения, но сообразил, что Мария сейчас уже может быть на кухне, в прибалтийской секции. И если она случайно откроет морозильную комнату, то к нему может возникнуть множество вопросов. Родион поспешил из кабинета Николая Харина, но перед выходом, под потолком, над сломанной дверью, увидел «третью сестру». Камера наблюдения была направлена в сторону письменного стола, заваленного бумагами. Ему стало жутко от мыслей, что Николай с того света наблюдает за ними. Но вспомнив о Марии Хариной, Родион поспешил вниз по лестнице.

Как только он скрылся на лестницу, Антон повернулся к Дарье.

– Нотариуса не будет, – сказал он.

***

«Вот такой расклад», значит», – повторяла про себя Мария, стоя на кухне. Она уже нашла тело Софии, открывая все дверцы подряд, на предмет каких-либо ценностей. На разделочном столе, рядом с оставленным кем-то тесаком, лежал небольшой шестизарядный пистолет. Почему-то он в первую очередь бросился в глаза Марии, когда она вошла в кабинет своего бывшего отчима. Решив, что оружие ей может пригодиться, на волне предположений Антона, об умышленном убийстве Павла, она спрятала пистолет в клатч.

Когда Мария услышала фразу про «расклад» от Родиона, то нотка подозрения закралась в ее душу. Но когда, в поисках Софии, она обнаружила тело в морозильной камере, то все встало на места. Она поняла, почему особняк не сгорел вместе со спящим отчимом, как она заказывала. Ей стало ясно, для чего среди родственников в наследстве затесался бизнес-партнер покойного, и откуда он узнал, про слова Николая, произнесенные о матери Марии. «Придурок Иван, решил прибрать к рукам особняк, и все наши доли», – думала она. – «Не дал киллеру поджечь здание, и нанял своего, чтобы разобраться со всеми нами. Не просто же он так покинул особняк. Хотел отвести от себя подозрения. Но меня этой безобидной гавайской рубашкой не проведешь».

Марии было все равно, что Родион сейчас делает с Дарьей и Антоном. Она в любом случае видела выгоду. Если ее родственники выживают в схватке с «киллером», то они «заметают» все следы, и встречают нотариуса втроем. Если ситуация будет в пользу Родиона, то у нее есть оружие для обороны. В таком случае, в наследство вступает она одна. Правда, несмотря на потешанное самолюбие, Марии было немного непонятно, почему Николай включил ее в завещание. Ее – падчерицу жены от второго брака.

Дверь в столовую открылась. Мария рефлекторно подхватила пистолет и прижалась к стене в ожидании.

– Маша, вы здесь? – громко спросил Родион так, чтобы звук донесся из столовой до кухни.

Ответа не последовало. Он прошел по столовой. Немного успокоившись, Родион почувствовал голод. Но представив, как он ищет еду в холодильной камере, в то время, как в морозильной – тело Софии, отбило у него все желание есть. Однако, Родион продолжил путь на кухню, надеясь на присутствие не расслышавшей его Марии, и еще более надеясь, не открывавшей морозильную комнату.

Выстрел грянул из-за угла. кухни. Родион даже не успел до нее дойти. Пуля, пролетев мимо его плеча, застряла в стене. От неожиданности, он припал к полу, и посмотрел в сторону кухни. Из-за угла показалась Мария Харина, держа в руках пистолет.

– Значит, «такой расклад?» – издевательским тоном спросила она, прицеливаясь.

– Мария! Что вы творите? Откуда у вас пистолет? – закричал Родион, отползая в сторону обеденного стола.

– Так он ваш, наверное! – прокричала она, неспешно войдя в помещение столовой. – Паша здоровый для вас оказался? Пистолет выбил? Поэтому, ты его в окно выбросил, наркоман несчастный?

Не понимая вообще никакой взаимосвязи, в направленные на него обвинения, Родион открыл рот, чтобы спросить, но грохнул второй выстрел. Взлетели осколки от пола, возле его окровавленного мокасина.

– Он сам выпал в окно! – кричал Родион от страха.

– Встать! – слишком жестким голосом для двадцатилетней девушки приказала Мария.

Родион, даже под угрозой смерти, не смог не подчиниться. Дрожа, он поднялся из-за обеденного стола. Руки держал поднятыми, хотя Мария на этом не настаивала. Она смотрела на него бешеным взглядом. Ранее ухоженные рыжие волосы, в данный момент были спутаны, а зеленое платье помято. Они стояли друг напротив друга. Их разделял только обеденный стол.

– Это ты грохнул моего исполнителя? – спросила она, наведя прицел Родиону на лоб. – Или этот, солдафон Иван все сам сделал, чтобы дом не сгорел?

– Какой исполнитель? Я даже не знаю, где вы живете! – порывисто говорил Родион. Сердце бешено стучало, но он вспомнил, где она живет. – Я и в Сызрани–то ни разу не был!

– Заткнись! – внезапно закричала Мария, и нажала на спусковой крючок.

Горячий воздух лизнул правое ухо Родиона. Рефлекторно он пригнулся. Отдачей от пистолета, Марию немного пошатнуло. Почувствовав себя еще живым, он принял это как шанс. Родион бросился к двери, ведущей из столовой к переходу, в центральную секцию. Добежав до нее, Родион отпрянул – очередной выстрел выбил деревянные щепки из дверного полотна.

– Я сказала, стоять! – крикнула охрипшим голосом Мария, и направилась к Родиону.

Но он ее не стал слушать, а дернув дверь на себя, выскочил в коридор.

«Пофиг на дело, пофиг на Севу, пофиг на все!» – на бегу сказал он про себя. – «Вон, из этого проклятого места! До трассы, под гору, буду бежать, не остановлюсь!»

За собой он услышал гулкие шаги от каблуков Марии.

– Нет! – слышал он голос позади. – Ты уже никуда не денешься!

Родион бежал прямо по коридору, минуя двери в другие комнаты. Впереди была дверь, ведущая в центральную секцию. А там, уже выбраться со второго этажа гостиной, огибая фонтан с шаром и неоновой надписью «The world is yours», и выскочить на улицу во внутренний двор. Дальше Родион готов был бежать куда угодно, лишь бы не быть застреленным Марией. Топот ног за ним не стихал, и Родион прибавил темп.

Врезавшись с разбега в дверь на втором этаже, он выбрался в гостиную центральной секции. Инерция его чуть не занесла на поврежденные перила, над знакомым фонтаном. Но Родион удержался и повернул на правую лестницу, одну из двух, огибающих фонтан по кругу.

Спуск по ступенькам несколько замедлил его бег, но он не чувствовал этого. В волосах был ветер, картины всадников на стене мелькали в боковом зрении.

На площадке, от которой спускался Родион, послышались шаги, и тут же замерли. Это показалось ему странным, и он обернулся. Уперев локти в перила, держа пистолет в обеих руках, в него целила Мария Харина.

– Прощай, Родион! – крикнула она.

– Мария, не надо! – остановился он, и вытянул руку в ее сторону. Ему и самому было непонятно, что он имел в виду: не стрелять или не опираться на, поврежденные грузчиками, перила.

Грохнул выстрел. Родион рефлекторно сжался и зажмурил глаза. Акустика просторного зала гостиной добавила оглушающий эффект. Боли он не почувствовал. Но услышал с площадки второго этажа треск дерева, женский крик. Через секунду донесся глухой удар и всплеск воды, но уже с первого этажа. После этого, крик прекратился.

Открыв сначала один глаз, потом второй, Родион быстро ощупал себя. Кроме пересохшего, от быстрого бега, горла, больше ничего не болело. Он выпрямился и посмотрел на площадку второго этажа. Она была пустая. Более того, в ней светило отсутствие метров двух деревянных перил. Их обломки Родион увидел лежащие на полу первого этажа, и плавающими в фонтане. Помимо этого, там же плавала, лицом вниз, Мария Харина. Неоновая надпись «The world is yours» вокруг скульптурного шара уже не горела.

Глава VII. Восток – дело тонкое

«Уже третий», – подумал про себя Родион, глядя на плавающее тело в фонтане. Если первые два случая у него вызвали бурные эмоции и страх, то последний – грусть и уныние. Словно сама судьба, из исключений выстраивала для Родиона правило. И обстоятельства, в которых он оказывался, выглядели уже менее неординарными. Для себя он видел только один путь – добраться до представителей закона, и если его признают виновным, то понести наказание.

Родион уже не задумывался над непонятными обвинениями Марии, и истинными причинами гибели Павла и Софии. Ему хотелось поскорее покинуть особняк. Поэтому, спустившись с лестницы, он, не оглядываясь, проследовал к двери, ведущей во внутренний двор.

Выйдя на улицу, он вздохнул с облегчением. Легкие наполнились свежим воздухом, перестали давить со всех сторон стены. Южное небо под вечер начинало чернеть, и кое-где, в саду, включилось автоматическое освещение. Уличная копия фонтана «Цезарь палас» была единственной живой частью от общего статичного пейзажа. Перепрыгивающие струйки воды с одного угла на другой выглядели завораживающе. Но Родиону было не до них. Спешно спустившись по входным ступенькам на землю, он побежал к гостевому домику.

Подбегая к подрезанным кустам, метрах в пяти от себя, он заметил предмет на земле. Перейдя на шаг, Родион подошел поближе. К его удивлению, перед ногами лежала сумочка Софии, которую он видел на кухне. Он не мог понять, каким образом, она здесь оказалась. Наклонившись над ней, Родион тут же получил мощный удар по затылку, отчего и потерял сознание.

***

– Кролики – это не только ценный мех, но и три, а то и четыре килограмма диетического легкоусваяймо…, нет…, легкоусваимого… не так. Тьфу ты! Никогда не мог правильно выговорить это слово!

Это были первые слова, которые услышал Родион, придя в себя. Голос принадлежал Антону Харину.

– Почти двадцать лет кроликов разделываю, а это слово так и не научился произносить.

Родион понемногу начал осознавать происходящее вокруг. Он сидел на холодном полу, наваленный спиной на такую же холодную стену. Его голова была бессильно наклонена вперед. Но что-то холодное и острое подцепило ему подбородок и приподняло голову вверх. Своим помутненным взглядом, Родион увидел Антона, державшего у его подбородка какой-то восточный меч.

– Хорош ятаганчик, правда? – весело спросил он. – Уверен, что Коля мог себе позволить из настоящей дамаской стали.

Острота меча стала быстрее прояснять голову Родиона. Позади Антона была стена с мелкой мозаикой и узорами, со среднеазиатскими мотивами. Потолок, между тем, был невысокий, а освещение исходило только от одного висящего светильника, стилизованного под восточную лампу. Проясняющееся сознание подсказывало, что они с Антоном были в ближневосточной секции особняка. Однако, не в просторном зале, в которых принимали послов древние шахи, а в небольшой комнатке, напоминающей подвал.

– Очнулся? Очень хорошо, – Антон убрал ятаган, от подбородка Родиона. – Давай, бодрее. Нам сейчас твоя помощь очень понадобится.

Родион попытался встать, но с удивлением понял, что руки у него за спиной и связаны. Посмотрев на ноги, он понял, что они свободны. Только не было мокасина, испачканного в бараньей крови.

– Антон, мне это все не нравится, – донесся голос Дарьи откуда-то рядом. – Мой амулет чувствует, что карму мы с тобой подпортим.

– Насчет твоей не знаю, – немного помахал ятаганом в воздухе ее сводный брат. – А моя никогда не была так чиста, как сейчас.

Он подошел к Родиону, и одной рукой поднял его с мозаичного пола и поставил на ноги. Тело еще немного пошатывало, но держать равновесие он мог.

– Да, долго ты нас за нос водил, Родион, если конечно, это твое настоящее имя, – обратился к нему Антон, и легонько толкнул кончиком лезвия в живот. Родион дернулся, и навалился на стену. – Я понял всю эту хрень только тогда, когда ты начал лепетать чепуху про свою версию смерти Павла. Помнишь?

– Не поняла тебя, Тошка. Что он там такое сказал? – удивленно повернулась к нему сестра.

– «Стало плохо», «съел таблетки», «зацепился за штору», вот всю эту чепуху.

– И что?

– Да то, что такую ерунду, можно специально сочинить, для отвода глаз. А я бумаги из стола с описью имущества смотрел, и понял, что это для страхования особняка. Дата в конце описи – за три дня до смерти Коли.

– Антон, не понимаю, как это связано? – помотала головой Дарья, и придержала рукой слетевший ободок с красным камнем.

– Напряги свою магию! Страхуют особняк и все его имущество, через три дня погибает Николай, и потом собираются родственники, якобы, указанные в завещании. А ты мне рассказывала, тогда в саду, когда Павел вылетел из окна, что отношения с братцем у тебя не очень.

– В общем, да, – задумчиво согласилась она.

– И у меня также. Уверен, что и у остальных участников завещания тоже. Исключение – вот этот павлин.

Антон указал ятаганом на Родиона.

– Это – засланец от Севы – начальника Колиной охраны. Изображал идиота весь день, где-то пропадал. А потом, Паша из окна прыгнул, и стрельба в особняке, которую мы с улицы слышали. Так понимаю, если этот щегол выбежал из особняка, а не Софья с Машкой, то нетрудно догадаться, кто остался в живых. Хорошо, что я подметил Софьину сумочку в кабинете Николая, и догадался, что после выполненной работы, Родион из поместья побежит.

Дарья стала массировать виски.

– Антон, ничего не понимаю. Объясни мне, что происходит.

– Да просто все. Наследство и нотариус – фикция, и повод нас собрать вместе. Нас – родственников, ненавидящих Николая. А этот гаваец – киллер, который должен был нас всех порешать. И Сева все богатство оставит себе. Понимаю, почему он не приехал. Светиться не хочет.

– Для чего же нужно было страховать все имущество до этого за несколько дней?

– Хрен его знает. Наверно, на случай, если мы окажем сопротивление, и повредим какие – то предметы искусства.

Антон плашмя шлепнул ятаганом Родиона по голове.

– Признавайся, ты от Севы?

Родион смотрел Антону в глаза и думал о себе. С самого начала, как он приехал в Козево, все пошло не так, причем радикально. Он уже осознал, что свою работу уже не выполнит. Под большим вопросом была его дальнейшая жизнь. Антон нашел ятаган не просто так. Совесть и непонимание истинной природы обстоятельств давили на него, поэтому Родион сдался.

– Да, я работаю на него.

Ему тут же прилетел сильный удар рукой в живот, что его и согнуло.

– Козел! – прошипел Антон. – Весь день за нос нас водил своим бизнес – партнерством с Колей. Голову бы тебе отрубить, да ты нужен еще.

– Зачем он нам, Антон? – Дарья сверлила Родиона глазами гнева. – Руби сейчас! И поехали отсюда.

Сводный брат расхохотался.

– Откуда у тебя, Дашка, столько злости возникло? Ты же все время в астрале пребываешь!

– Есть причины, – немного успокоилась она, и подошла к Родиону, все еще сгорбленному от удара. – Ты точно от Севы?

Родион тяжело тряхнул головой в знак подтверждения.

– Какой прибор? – спросила Дарья.

И Родион, и Антон удивленно посмотрели на нее, не понимаю сути вопроса.

– Отвечай, – отвесила ему пощечину Дарья Харина. – Какой электроприбор испортил?

– Дашка, ты чего? Что за ерунду спрашиваешь?

– Если это – киллер от Севы, то он должен знать, о чем я.

Антон отвел взгляд и задумался.

– Спроси его еще про тормоза, – буркнул он.

– Про что? – не поняла Дарья.

– Про тормоза. Может тоже… знает…

Родион молчал. Он ничего не понимал, из того что происходит. Ему уже хотелось, чтобы все поскорее закончилось, и неважно, с каким результатом. Словно тибетский монах, Родион полностью отрешился от ситуации, положившись на вселенское равновесие.

– Ну и хрен с тобой, – сказал Антон. – Поможешь нам в другом.

Он взял Родиона под руку, и подтащил к соседней стене. Среди персидских узоров и барельефов, по центру, вместо обычной двери, сверкала золотая, с кодовым замком.

– Меня, в описи, заинтересовал сейф. Нашел в бумагах место, куда его перенесли из кабинета. Я подумал, что если наследство – ложь, то домой, к кроликам, не вернусь с пустыми руками. Решил, что принесу им из этого сейфа немного капустки.

Он засмеялся, а Родион безразлично смотрел на дверь. Она была квадратной формы, по два метра в каждую сторону. Кодовый замок состоял из циферблата экрана, и кнопки подтверждения.

– Так что, Родион, тебе его открывать. Раз уж, ты – киллер от Севы, то должен был подготовиться. Внимательно изучить план особняка и территории.

– Чем же он тебе с сейфом-то поможет? – недоверчиво спросила Дарья.

– Во–первых, я шифра не знаю, – ответил Антон, перерезая ятаганом Родиону перевязь на руках. – Во-вторых, особняк необычный. Значит, и сейф тоже должен быть необычным. Думаю, что в нем есть какой-то защитный механизм, или ловушка. Это в стиле Севы – подставлять. Ну а мы подставим Родиончика.

– Этот-то откуда шифр знает? И ловушки всякие?

– А это уже не моя проблема! – повысил голос Антон, и подтолкнул Родиона вперед к двери. – Предлагаю сделку, парень. Ты открываешь сейф, и умираешь быстрой смертью храброго воина от ятагана. Или от ловушки. Не открываешь – смерть тоже от ятагана, но медленная. Я гарантирую. Двадцать лет кролеводом, все-таки.

Дарья замолкла, и стала ждать. Антон поднес к уже грязной гавайской рубашке Родиона ятаган. Наступило мертвое молчание.

Находясь все в том же состоянии отрешенности, Родион смотрел на кодовый замок. Вопрос быстрой и медленной смерти для него не имел значения. Но тело все еще побуждало к действию. Код, естественно, он не знал. Сева такую информацию тоже не предоставлял. Однако, помутненное воображение нарисовало шифр на экране замка. Квинтэссенция всех событий и личных переживаний Родиона сложились в единственное подходящее, по его мнению, число. Он набрал комбинацию и нажал на кнопку подтверждения. «Идиот», – донесся из-за плеча голос Антона, посмотревшего на экран. Дарья выставила вперед коготь Андруила.

«666».

На всякий случай, Антон отошел на шаг назад. Неизвестно, как может отозваться система безопасности сейфа, если она есть. Но к его удивлению, кодовый замок пропищал положительную мелодию. Сейф приоткрылся.

– Нихрена себе! – радостно прокричал Антон. – Ты, все-таки, знал шифр!

Дарья, выпустив амулет из рук, захлопала в ладоши. Со словами «Ну ты и медвежатник!», он оттолкнул, безмятежно стоящего, Родиона в сторону. Его сестра подошла ближе. Оба, своими спинами, заслонили Родиону содержимое сейфа.

Однако, примерно с минуту было непонимающее молчание. Затем, брат и сестра, тихо переругиваясь, обследовали внутренние стенки сейфа. Медленно переведя свой взгляд в их сторону, Родион обнаружил, что его полки пусты.

– Это что за ерунда? – крикнул Антон внутрь сейфа. Эхо вернулось к нему с удвоенной силой.

Брат и сестра повернулись к Родиону.

– Слышь, козел? – гневно обратился к нему Харин. – Почему в сейфе вместо золота бриллиантов, только эта штука?

Он вытянул руку вперед. В ней, он держал за мягкие рога небольшого плюшевого козлика с красной кнопкой на животике.

Родионом начал овладевать истерический смех. Он стал ощущать всю иронию происходящего, и не мог себя сдержать. Антон с Дарьей злобно на него смотрели. Они поняли, что игрушка была оставлена не просто так в пустом сейфе. Она была символом их унижения, от неудачного ограбления.

– Нажми на кнопку, – пыталась перекричать смех Родиона Дарья, обратившись к Антону.

Не видя больше никакого смысла и выгоды в этом особняке, ее сводный брат вдавил красную кнопку в козлика. Ожидая услышать, записанное на вшитый динамик, детскую песенку, Антон получил вполне взрослый разряд электрическим током. Дарья вовремя среагировала, возможно, в виду определенных мыслей, и отпрянула назад.

Антон даже не кричал. Он просто не мог разжать челюсть от напряжения. Выпустить из рук электрический капкан тоже не получалось. Все, что он мог сделать – биться в судорогах от проводимого по телу тока. Увидев это, Родион резко перестал смеяться, а Дарья Харина стала кричать в панике.

Спустя десять секунд игрушка перестала бить током. Но этого хватило, чтобы Антон Харин лежал в обнимку с ней на полу, обессилевший, но живой, рядом с ятаганом.

Увидев, что смертельной угрозы больше нет, к Родиону быстро вернулся рассудок, и желание жить. Окинув подвальную комнату, он обнаружил в одно из стен каменные ступеньки, ведущие куда-то наверх. Резко бросившись вперед, он сшиб с ног кричащую Дарью, и моментально взбежал по ступенькам наверх.

Оказавшись в круглом просторном зале восточного стиля, с мозаикой, фресками, коврами, Родион думал, куда ему бежать дальше. Посмотрев наверх, он увидел низ купола, венчавшего эту постройку и небольшие окна под ним, из которых выглядывала южная ночь. Но любоваться этим видом ему пришлось недолго, так как он услышал кашляющий голос Антона, доносившийся из подвала.

– Где он? Убью!

Родион понял, что Антон спрашивал у Дарьи про него, а потому нужно было выбирать одну из нескольких красивых, но однотипных дверей, ведущих из зала. Логика ему не помогла, впрочем, как и всегда, и он решил довериться судьбе. Родион только сейчас отметил, что как бы ему не было плохо в этот день, получилось так, что он, в отличие от нескольких Хариных, все еще жив.

Он побежал в одну из дверей. Открыв ее, он обнаружил перед собой длинный, но почему-то, тускло освещенный коридор. Услышав, отдающие гулким эхом по всему залу шаги, Родион обернулся. Из подвала поднялся, пришедший в себя, тяжело дышащий Антон Харин. В обожженной руке он держал ятаган. Из-за его спины выглядывала Дарья. Увидев Родиона, он издал воинственный крик, и, что есть силы, бросился за ним. Отступать было некуда, и Родион нырнул в тускло-освещенный коридор.

По пути, он начал замечать, как стены коридора из среднеазиатского стиля стали больше напоминать то ли китайский, то ли японский. Родион понял, что вместо центральной секции, через которую хотел сбежать, по парадной, он несется в самую крайнюю справа – восточную. Поворачивать назад уже было нельзя. Родион слышал топот ног Антона. Пришлось просто прибавить темп бега.

Открыв дверь, ведущую в секцию, Родион увидел в проеме только одну черноту. Света внутри не было видно. Но и южных звезд и луны тоже. Но уже некуда было деваться – набегал Антон с ятаганом, и Родион скрылся во тьме.

Его окружала полнейшая чернота. Не было ни единого окна. Искать переключатель света было некогда, но нужно было как можно дальше оказаться от дверей. Родион, пригнувшись, чтобы не налететь на мебель, если она была в комнате, двигался по диагонали в сторону. Дощатый пол под ним местами скрипел, что удивило Родиона, находящегося в особняке богатого бизнесмена. Специально так было сделано или нет – гадать было некогда.

Неожиданно во тьме, он налетел на что-то. Быстро ощупав руками, Родион понял, что это был человек в рогатом шлеме. «Манекен самурая!» – пронеслась мысль у него в голове, и руки опустились к поясу. К своей радости, Родион нашел, что искал. Как только он вытащил катану из ножен стоящего манекена, то услышал, что входная дверь резко открылась.

В дорожке из света, доносившегося из коридора, чернел силуэт Антона Харина. Мощное хриплое дыхание заполонило черную комнату, назначение которой Родион определить так и не смог. Было слышно, как рука Антона шлепала по стене в поисках переключателя. Родион замер, боясь идти по деревянному скрипучему полу.

– Где ты, козел? – крикнул Антон, отчего у Родиона подкосились ноги. – Боишься?

Одна нога невольно сделала шаг назад, и половица скрипнула. Антон резко повернул голову в сторону источника звука.

– Надо же! – восторженно отозвался он. – Не думал, что Коля заморочится в своей японской башне – соорудить поющие половицы. Ну, давай тогда поиграем, ниндзя хренов.

С этими словами, Антон вошел внутрь комнаты и закрыл за собой дверь. Наступила тьма.

Родиону стал страшно, но он остался на своем месте. Были слышны поскрипывание досок под ногами Антона, и взмахи ятагана в воздухе. Пару раз, донесся гулкий стук со словами «твою мать». Родион понял, что пора ему двигаться к выходу из комнаты, ведущей обратно в коридор. Только так он мог выбраться отсюда живым.

Аккуратно вытянув катану перед собой, и немного вниз, Родион ощупывал пол по ногами. Он надеялся таким образом избежать скрипучих половиц. Сделав пару успешных шагов, Родион все-таки наступил на ту, что выдала его.

– Идет коза рогатая за малыми ребятами! – весело прокомментировал голос Антона во мраке.

Прозвучало это недалеко, и Родион, полный страха, начал искать катаной пути отступления. Сердце колотилось так бешено, что его местонахождение можно было определить и без половиц.

Внезапно катана уперлась в пол, но из-за вспотевших ладоней, выпала со звоном из рук. Родион нагнулся на четвереньки, и начал искать ее руками на ощупь. Дыхание участилось, но он старался его сохранить, чтобы не выдать себя. Под руку попало что-то холодное. Катана нашлась.

Как только Родион взял ее в руки, над головой пронесся воздушный вихрь. «Ятаган!» – проскочила мысль. Не успев определить примерное местоположение Антона, Родион, держа катану двумя руками у пояса острием вперед развернулся и побежал, в надежде что направляется к выходу из этой черной комнаты. Но через два шага с мечта старта, он наткнулся своей катаной на что-то большое и мягкое. Раздался хрип. Родион отскочил назад, проскрипя всеми половицами, которые попались под ноги. В темноте, он выставил катану вперед на вытянутых руках. Но что-то грузное, с огромной тяжестью упало на пол. В ужасе Родион замер на месте, понимая, что это было.

Внезапно мрак и чернота сменилась на ослепительно яркий свет отовсюду. Родион, от боли, зажмурил глаза. Послышался скрип двери за его спиной. По-видимому той самой, входной.

– Ты чего свет не включил, Антон? – донесся оттуда голос Дарьи Хариной. – Рубильник же сбоку на стене был. А то, как ты этого…

Голос резко замолчал. Родион сделал усилие и открыл глаза. Он оказался в большом просторном помещении. Мебели не было вообще, а стены были белые с пересекающимися деревянными рейками. Местами висели картины журавлей или пейзажей с солнцем, на японский манер. Посередине комнаты лежал манекен самурая с ножнами без меча, с отрубленной головой.

Возле Родиона тоже был мечник, но настоящий. Антон Харин, лежа на спине в мертвой позе, держал руки на своем горле. Его глаза были безразлично устремлены в сторону деревянного потолка.

Родион обернулся. Открыв рот и вытаращив глаза, на всю эту картину смотрела Дарья. Мертвую тишину нарушали падающие на пол капли с острия катаны Родиона.

– Кто ты? – наконец прошептала Дарья, выставляя свой амулет в его сторону. – Как ты оказался на Земле?

– Дарья успокойтесь, – Родион спешно повернулся к ней всем телом, и пошел навстречу, не обращая внимания, что катана все еще у него в руке. – Я сейчас вам все объясню.

– Нет! – резко крикнула она. – Моя сущность так просто тебе не достанется, ирод!

– Вы все не так поняли!

Бросив в сторону Родиона коготь Андруила, Дарья скрылась в коридоре, вопя что-то грозное на непонятном языке.

– Дарья стойте! – закричал Родион, и откинув катану, в одном мокасине побежал за ней.

«Хотя бы одному живому человеку объясню все!» – думал он на бегу. – «Она дружит с магией, может, поймет».

Но Дарья и не собиралась понимать. Скинув свои туфли, она побежала по коридору гораздо быстрее. В одном мокасине бег Родиона замедлялся. Поэтому их скорости были примерно одинаковы. Дарья уже успела выскочить из коридора в среднеазиатский зал.

Оказавшись тоже в нем, Родион ее не увидел. Но среди нескольких дверей заметил одну приоткрытую. Промчавшись через весь зал к ней, он оказался во внутреннем дворе поместья Козево.

Черной тенью среди освещенного сада, бежала Дарья Харина. Судя по всему, ее путь держал к гостевому «домику».

– Дарья! – крикнул ей вслед Родион.

В ответ, она ему показала не совсем магический жест, и продолжила свой бег. Родион последовал за ней.

Несмотря на освещение, и южное звездное небо, дорогу до гостевого домика было видно плохо. Под босую ногу то и дело попадали мелкие камешки, и приходилось останавливаться, чтобы их убрать со стопы. Возвращаясь к бегу, Родион получал определенное удовольствие от южного ветра, приятно охлаждающего его усталое тело.

Забежав в гостевой домик, Родион не остановился, а сквозь него выскочил на улицу. Как только он на ней оказался, то справа ощутил на себе свет автомобильных фар. Из гаража неслась по дороге машина, подозрительно напоминающую серебристый «астон мартин» из фильмов о Джеймсе Бонде. Проехав мимо Родиона, из ее окна был продемонстрирован рукой еще один немагический жест, в его сторону. «Астон мартин» со всей скорости нес главные ворота поместья и скрылся из виду. Оставшись без сил после бега, Родион сел на ступеньки перед гостевым домиком. Ни о чем думать, в данный момент, ему не хотелось, кроме как забыть все события, начиная от звонка Севы, и заканчивая задним видом «астон мартина».

В этот момент, в дали, за его спиной, раздался оглушающий грохот. Сначала Родион подумал, что это была гроза, но ни единой капли, кроме собственного пота, не ощущал. Но звук донесся со стороны особняка. Это заставило его задуматься.

Через гостевой домик, он вышел обратно во внутренний двор и остановился. Идти в особняк уже не было смысла, потому что его, особняка, уже не было. Вместо пятисекционного здания было пожарище астрономических масштабов. Горело буквально все, что могло гореть, своим страшным и одновременно завораживающим зрелищем. Родион понял, что огонь из особняка виден из любой точки этого района, поэтому не нужно думать, как вызвать пожарных. «С ними, скорее всего приедет и полиция», – подумал Родион. Теперь ему можно было никуда не торопиться, и он неспешно пошел в гостевой домик, дожидаться экстренные службы. По дороге, он посмотрел на свои часы. Несмотря на отсутствие головки, и многочисленных ударов за прошедший день, они продолжали показывать время. Ровно двадцать два ноль-ноль.

***

К удивлению Родиона, спустя час, первым приехала не полиция, и не пожарные, и даже не скорая помощь. Приехал Армен. Все также, в праздничном наряде, явно со свадьбы, он очень удивился, увидев лежащего на диване Родиона, в гостевом домике.

– Как огонь на горе увидел – сразу сюда погнал. И так, еду волнуюсь, руки трясутся, так еще, как назло, по дороге аварию видел. Небольшая серебристая машина влетела в бетонный отбойник. Или затормозить не смогла или еще что. Перед всмятку, лобовухи нет. Что в салоне, я вообще смотреть не стал! – не сдерживая себя, спросил он. – А здесь-то что случилось, брат?

– Взрыв, пожар, – спокойно ответил Родион, смотря в потолок.

– А где Харины?

Вместо ответа, Родион помотал головой.

– Быть не может! Все?

– Почти. Одна уехала, не дождавшись вас, – с иронией ответил Родион.

До Армена стала немного доходить ситуация происходящего. И он начал понимать, что по приезду полиции, она для Родиона ничем хорошим не закончится.

– Почему вы лежите? – спросил он.

– Жду полицию. Хочу сдаться в руки правосудия.

– Зачем?

– Затем, что хочу рассказать о том, что не Харины сгорели. Сгорели их тела.

Армен быстро понял, что имел в виду Родион.

– Почему вы ходите сдаться? У вас есть возможность скрыться и вернуться к себе!

– Армен, – Родион поднял голову в его сторону и посмотрел своими равнодушными глазами. – Совесть не позволит мне скрываться. Правда, если я расскажу следователям о произошедшем, то меня не в тюрьму, а в сумасшедший дом упекут. Здесь было настоящее безумие.

Водитель немного задумался. Но некоторая жалость к Родиону пробилась в нем. Жалость и расчет.

– Ну что вы сразу про тюрьму и сумасшедший дом, – подошел он к Родиону. – Давайте, вставайте. Довезу вас до аэропорта.

– Я никуда не поеду.

– Какая вам разница, где сдаваться полиции? – Армен опустил его ноги на пол и посадил на диван. – Сдадитесь у себя в городе. А здесь курорт. Лишние слухи не нужны. У нас туристы, море, радость. Расскажете следователю с вашего города, обо всех ваших приключениях. Только мое имя очень прошу не упоминать.

– Хорошо, – кивнул Родион. Ему и правда было все равно где сдаваться. – Хотя бы для вашего юга какое-нибудь доброе дело сделаю.

– Вот и хорошо. Очень хорошо, – сказал Армен, и настороженно посмотрел. – У меня один маленький вопросик к вам.

– Какой?

– У вас много денег с собой?

Эпилог

Родион сидел на скамейке, в парке, и ел сосиску в тесте, за пятнадцать пятьдесят, с кофе за двадцать. Промозглый ветер, с моросящим дождем, бил его по дешевой болоневой куртке. Напротив него сидела незнакомая девушка, с накинутым капюшоном плаща, и что-то слушала через наушники, поглядывая на Родиона. С момента его отсутствия, климат в его родном городе не поменялся.

Купив небольшой перекус, он потратил все оставшиеся деньги. Еще на юге в аэропорту, Армен заботливо помог ему переодеться в новую одежду, в магазине. И попросил продавцов как можно скорее сжечь старую. Помимо покупки билета на самолет, оставшуюся сумму, за исключением мелочи на проезд по городу, Родион перечислил на карту Армену. Тот был этому очень рад, и пообещал поговорить с «определенными людьми», которые не дадут распространиться слухам о происшествии в особняке.

Доедая сосиску, Родион посмотрел на дно одноразового стаканчика, с недопитым растворимым кофе. Он увидел себя в отражении. Уставший и потерянный вид его лица добавили два рога над головой. От увиденного, Родион пролил стакан с кофе, и принялся ощупывать верх головы. Сидящая напротив девушка тревожно на него посмотрела. Но никаких рогов не было. Он посмотрел наверх. Легко покачиваясь на ветру, над ним нависала раскидистая ветвь дерева. Родион выдохнул.

После перекуса, он собирался пойти в ближайшее отделение полиции. Но решил сменить направление в сторону психиатрической лечебницы.

Карман куртки завибрировал. Родион достал свой треснувший телефон и посмотрел входящий контакт. Неизвестный номер.

– Слушаю, – сказал он.

– Привет! Как поохотился?

Это был Сева. Родион подпрыгнул на скамейке, чем немного позабавил девушку в наушниках.

– Сева, где ты? У меня срочный разговор! Скорее даже признание!

– Я в Доминикане сейчас, в аэропорту, рейс задерживают.

– Ты же на Сейшелах до этого был!

– Так у меня пересадка в Доминикане.

– Такое возможно? – не понимал Родион.

– Да фиг их разберет, они по-нашему не говорят. Давай тащи своих лобстеров!

– Что? – спросил Родион.

– Это я не тебе, – отозвался Сева в трубке, и звякнул стеклом. – Тебе деньги перевели?

– Сева! – почти закричал Родион, так что девушка с наушниками нахмурилась. – Какие деньги! Ты вообще в курсе, что произошло?

– Конечно, в курсе. Особняк сгорел.

– Он взорвался, Сева, взорвался!

– Да? – молчание в трубке. – Значит, переборщили с взрывчаткой.

– С чем? – недоумевал Родион. – Это твоих рук дело?

Сева тяжело вздохнул. Казалось, он готовился к небольшой речи.

– Мы…, то есть я видел, что у вас было в особняке. Камеры наблюдения транслировали все на мой сервер.

– Что ты видел? – насторожился Родион.

– Все видел. И Пашку с таблетками, и Софью в морозильнике, и других. По Дарье только вопрос был, да Армен мне позвонил, рассказал.

Родион вспомнил о серебристой машине, разбитой о бетонный отбойник.

– Сева, я открыл сейф, с первой попытки.

– Да его любой бы открыл, – послышался смешок в трубке. – Мы кодовую проверку отключили, и игрушку, бьющую током, положили. Но это так, воришек наказать, если сунутся.

Родион задумался.

– Раз ты все видел, и что теперь? – осторожно спросил он.

– Ничего, – ответил Сева.

– Как ничего? А наследство, а тела, а особняк? Он же сгорел.

– За особняк не переживай. Мы по страховке получим в два раза больше его собственной стоимости.

Родион посмотрел на девушку. Та продолжала сидеть и слушать музыку, изредка кидая смущенный взгляд на него. Наушники мешали ей услышать предмет разговора.

– Сева, кто «мы?»

Было слышно, как он отхлебнул что-то.

– Родион, ты веришь в совпадения?

– Да. Научился верить за один день, в Козево.

– А я не верил, – продолжил Сева. – Пока в один прекрасный день, пять непрекрасных лиц, которых ты видел в особняке, не позвонили, чуть ли не друг за другом. И у них было пять одинаковых просьб, ценой в два миллиона, каждая. Они все хотели заказать через меня убийство Николая Харина. Они думали, что я деньги ценю больше дружбы.

Родион не верил своим ушам. Все наследники были еще и заказчиками убийства. И все обратились к Севе.

– И вот еще совпадение, – продолжал в трубку он. – Моему э-э… знакомому, повезло увидеть тебя в баре, когда ты с пивом на пол грохнулся. Он в это время за своим столиком карты гадальные раскладывал. Любит он этим позаниматься в подобных местах. Чтобы подальше от элиты, и поближе к людям. И на тебя, у него в тот момент карта выпала.

– Какая карта? – спросил Родион.

– Не помню название. Что-то про жезлы. Сам я ее не видел. Сказал знакомый мне, что ты-то нам и нужен.

– Для отчета по родственникам?

В ответ послышался тихий смешок.

– Нет, Родион. Тут я тебя немного обманул. Ты со своей невезучей биографией, и с этой картой, нужен нам был как энергетический проводник. Я сам не понимаю всей этой эзотерики, но суть в том, что вокруг невезучего человека есть определенная аура, которая делает других тоже невезучими.

Родион вздохнул. Его использовали.

– Вы для этого меня в Козево отправили?

– Верно! – весело ответил Сева. – И родственников этих тоже! И особняк застраховали на всякий случай. Оказалось, не зря.

– Довольны результатом?

– Честно, мы не ожидали, что так получится. Ждали, что максимум кто-то ногу подвернет, или креветками на стол стошнит. Но ты, конечно, разошелся на полную. До сих пор запись с додзё по камере ночного наблюдения пересматриваю. Это нечто!

– Это ты, Сева, разошелся! Особняк взорвался ровно в десять вечера! Я был у гостевого домика, в тот момент. Это что, мне еще раз повезло? Зачем ты вообще взорвал особняк? Ради страховки?

В ответ голос из Доминиканы молчал.

– Сева! – серьезно сказал Родион. – Я в полицию сдаваться собираюсь.

В ответ в трубку весело засмеялся мужской голос.

– Тебя не будут слушать. И скоро поймешь почему.

– Сева, скажи мне, – голос Родиона уже звучал обессилено. Он переживал эту ночь в голове снова. – Все-таки ты убил Николая?

Послышался еще один смешок.

– Это Родион, уже не твое дело, – серьезным тоном ответил Сева. – Но слово «покойный» произошло не от слова «убийство», а от слова «покой». Так что, не думай об этом. Бывай! Эй, где мои лобстеры?

– Сева! – крикнул Родион, но тот отключился.

Он собрался перезвонить, и задать еще вопросы, но телефон свибрировал. Родион посмотрел на разбитый экран. Пришло сообщение о денежном поступлении. Он развернул сообщение, и обомлел. Ему только что, абсолютно без всяких претензий банка, поступило на счет десять миллионов. Два по пять или пять по два. Комментарий отправителя содержал следующее: «Будь счастлив, при любом раскладе Н».

От суммы и от текста, Родион уставился на девушку, сидящую напротив. Она это заметила, и приветливо улыбнулась. Но Родион в это время копался в своих чертогах разума, складывая эту странную, до ужаса, информацию по полочкам.

Девушка, наконец, решилась. Вытащив наушники из ушей, она встала и подошла к Родиону. Она его вежливо поприветствовала, и протянула руку. Но Родион продолжал смотреть на пустую скамью, где она сидела. Когда полочки в голове были разложены, он повернулся к ней.


Оглавление

  • Глава I. Ветерок перемен
  • Глава II. Знакомьтесь: Харины
  • Глава III. «Креветочная» философия
  • Глава IV. Смертельный тост
  • Глава V. Нетрадиционная «медицина»
  • Глава VI. «The World is not yours»
  • Глава VII. Восток – дело тонкое
  • Эпилог