КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615560 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243242
Пользователей - 112899

Впечатления

vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ведьма-двоедушница [Тамара Клекач] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Пролог

Кажется, он видел её только вчера. Она шла прогулочным шагом с бутылкой минералки и разговаривала по телефону, поправляя ежесекундно сползающие на нос солнцезащитные очки.

Только это была не она. Так же, как и в прошлый раз. И в позапрошлый. И в тысячный раз до позапрошлого. И каждый раз вопреки голосу разума упрямое сердце замирало, хватаясь за хрупкую надежду. И каждый раз напрасно.

Костя выпрямился и сел на кровати, потирая уставшие видеть то, чего нет, глаза. Сегодня он вновь отправлялся на поиски.

Сегодня… Сегодня он даже не знал, какой был день недели, какое число, какой месяц. Было ещё тепло, или уже тепло. Какая разница. Это давно потеряло для него значение. Была лишь цель – найти её. Даже если для этого потребуется ещё четыреста лет.

Захлопнув дверь подъезда, он вытащил из-под куртки капюшон толстовки и, засунув руки в карманы потёртых джинсов, повернул налево. Выйдя из двора, Костя снова повернул налево, а потом ещё раз налево. Какой-то "левый" поход получался.

Днём он никогда не опускал глаза, жадно всматриваясь в лица прохожих. В темноте же он предпочитал довериться чутью, и искать не глазами, а сердцем, поэтому взгляда его удостаивался лишь асфальт.

Наверное, чутьё и было виной всех этих "левых" поворотов. Костя даже сбился со счёта, сколько их было. Или просто перестал считать после восьмого.

Район он знал, как свои пять пальцев, поэтому и остановился после очередного "левого" поворота на углу совершенно непримечательного здания улицы, чьё название он не мог вспомнить.

– Чёрт! – выругался он, что было ему совсем не свойственно, но годы… Чёрт, столетия! Они наложили свой отпечаток: боль, усталость, скорбь, отчаяние порой были настолько сильны, что прорывались наружу.

Порой он чувствовал, что она близко, так близко, что ему стоило лишь оглянуться через плечо, чтобы снова заглянуть в её бездонные зелёные глаза, услышать её мелодичный голос, дотронуться до молочной кожи с лёгким румянцем на щеках, погладить шелковистые волосы, пахнущие ветром, пылью, дымом и солнцем.

Костя закрыл лицо руками и, прислонившись спиной к стене, сполз на землю. Как же больно помнить!

Недалеко от него пискнула сигнализация. Кто-то зазвенел ключами и щёлкнул зажигалкой. Ветер донёс до него запах сигаретного дыма, смешанного с запахом палёных листьев.

Костя вздрогнул. Если бы его сейчас полоснули самым острым в мире лезвием, было бы не так больно, но этот запах невыносимо напомнил о ней.

Неужели таким была кара за его грехи: иметь лишь воспоминания, и те, боясь потерять; быть обречённым любить мертвеца и искать её призрак по всей земле.

– Не могу больше! Не могу!

Сжав влажные от слёз руки в кулаки, Костя бросился бежать. Прочь от призрака, прочь от этого ядовитого запаха дыма, прочь… Падение было внезапным. Как будто кто-то в спину толкнул. Он выставил вперёд руки, и под ними захрустело битое стекло. Приподнявшись, он удивлённо посмотрел на порезанные ладони. Он только сейчас заметил, что освещавшие до перекрёстка фонари уже не горели.

Впереди раздались шаги. В свете единственного оставшегося фонаря женский силуэт приближался к нему. Дым сигареты струился за ней, и едва различимый ореол зелёного света исходил словно из неё самой.

– Так вот значит, как теперь знакомятся с девушками? Нападают на них и обворовывают?! – иронично раздался из темноты голос. – Ты хоть знаешь, что украл, придурок?

Её голос был, как соль на рану, и в то же время как быстродействующее лекарство от продолжительной изнуряющей головной боли.

Это была она. Она… Как же долго он искал её!

-1-

Холодной тогда выдалась осень. Было только начало октября, а деревья уже стояли полуголыми, сбрасывая от малейшего ветерка оставшиеся покрытые инеем листья.

Опустошённой была земля Великого Новгорода, разграбленного и раздавленного неурожайными годами, голодом и опричным террором. Запустевшие пашни и голодные люди – то, что теперь он собой представлял. И не только он.

Матушка прикрыла собой чахлый огонь, когда дверь с мученическим скрипом открылась, пуская в избу холодный воздух октябрьской ночи.

Александра опустила на пол корзину и присела рядом с матушкой, подставляя замерзшие красные руки к огню.

– Нечего тебе ночами ходить, Сашенька. Да ещё и к барину. Что люди скажут? – строго молвила мать, стягивая с дочери потрепанный болотного цвета зипун (своего рода пальто).

– Люди всегда что-то говорят, – ответила Саша, оглядываясь на корзину. – А нам есть надо.

Миша, младший брат Саши, вечно ходивший с грязным носом, выскочив из своего угла, подбежал к корзине.

– Тут картошка и ещё это…

– Зерно, – подал голос отец. Он поднёс корзину ближе к огню. – Миши уже отведали его, но это не страшно.

– Добрый барин. Храни его господь. – Мать смахнула слёзы и убрала корзину подальше от посторонних глаз.

– Плох сегодня барин, – задумчиво глядя на огонь, произнесла Саша. – Хворь его точит. Будь у меня травы…

– Даже не вздумай! – Мать выронила корзину, забыв, куда хотела её поставить, и испуганно посмотрела на отца. – Господь его…

– Что? Спасёт? – Саша хмуро посмотрела на мать. – Он давно оставил его, матушка. Да и всех нас. Ты же слышала, что молвят люди про хворь, пришедшую с Запада? Те, кто ещё не казнён и не помер от голода, помрёт от неё. А я могу помочь.

– Сашенька, ты не сможешь помочь всем. – На худом лице отца, постаревшем раньше времени, проступило сочувствие.

– Если о тебе узнают, если только… – Мать залилась слезами. – Что с тобой сделают? – Отец приобнял её за плечи и прижал к себе.

Саша хмуро сверлила взглядом языки пламени, от чего они шипели и прыгали всё сильнее.

– Саша, – Миша обнял сестру как можно крепче, – я тебя никому не отдам, слышишь? Я смогу тебе защитить. Всех нас.

Саша взъерошила брату волосы и рукавом стёрла грязь с его маленького носа.

– Защитник, – усмехнулась она. – Мне теперь совсем не страшно.

– Вот и хорошо, – важно ответил он, – а то я так есть хочу, что сил нет терпеть.

Матушка улыбнулась и принялась чистить картошку. Саша же села подле огня штопать отцовский кафтан, продолжая думать про хворь.

Может, они и правы. Барин был добр к ним, и только благодаря его помощи их семья кое-как переживала голодные времена, но помыслы его не были так уж чисты. Саша видела, как он на неё смотрел, и знала, что его желания были куда больше.

Не молод он был уже, хотя и хорош собой даже для своего возраста. Семьей он обременён никогда не был, и не было ничего дурного в том, что юная красавица будила в нём плотские желания.

До наступления кризиса Саша часто думала, что не отказала бы ему и стала бы его женой. И не важно, что не равны они были. Он же барин, его желания почти закон. Стар, возможно, он для неё, но в целом не такая уж и неудачная партия. Как раз наоборот.

Однако разруха подкосила не только простых крестьян. Она подбила и более зажиточных людей. Барин ещё держался, но теперь уже удачной партией не был, ибо позаботиться об её семье так, как раньше, больше не мог. Теперь это была задача Саши. И должна она была стать первоочерёдной: её семья, а не чужие люди, нуждались в помощи, и силы свои, какими бы безграничными они не были, она должна была тратить только на них.

Так Саша и решила поступить, поэтому на следующий день к барину она не ходила, и на день после тоже, решив потратить их на поиски пропитания.

– Смотри в оба глаза. – Саша поправила выбившуюся из-под повязки косу, завязанную красной лентой, и подошла ближе к воде. Рыбу здесь уже давно не пытались ловить, так как было это пустой тратой времени, но не для Саши: как бы далеко и глубоко не уплыла рыба, она приплывёт, да и сама же в руки прыгнет. – Миша, я не шучу, от этого зависит наш…

– Да знаю я, – обижено ответил брат. – Мне тоже есть охота, так что делай там, что умеешь, да поскорей. Холодно же.

Саша подошла ещё ближе. Убедившись, что брат надёжно охраняет их от неожиданных гостей, она нагнулась так, чтобы достать рукой воды. От прикосновения девичьих пальцев, она стала тёплой и пошла зелёными разводами. Через несколько мгновений показалась рыба. Она была мельче, чем Саша рассчитывала, но время было не то, чтобы крутить носом.

– Один, два, три, четыре, пять… – восторженно считал Миша, покинувший свой пост, и выглядывающий из-за плеча сестры.

– А что вы там делаете, а? – Саша молниеносно завернула рыбу в старую тряпку, которую брала с собой, и сунула брату под расстёгнутый отцовский кафтан, который он быстро запахнул. – Никак рыбу кличите, да?

– Да какая рыба, баба Настасья? – Саша показала соседке, не весть, откуда взявшейся, пустые руки. – Сгинула она давно, это ж все знают.

Баба Настасья окинула брата с сестрой подозрительным взглядом. Сама-то она не спешила отвечать, куда это она ходила на рассвете, и что приносила, спрятанное под одеждой. Даже сейчас она на ней бугрилась, а пояс готов был развязаться.

– Что ж ты не у барина-то своего? – сменила тему баба Настасья, сделавшая свои выводы. – Совсем плох он, говорят. Того гляди и богу душу отдаст. – Саша побледнела, а соседка, меж тем уже уходя, перекрестилась и добавила: – Добрый человек уйдёт спокойно, хорошее место ждёт его, не то, что нас, грешных.

– Нельзя, Сашенька, нельзя идти тебе, – плакала мать. – Ему уже не помочь, а тебя, коли увидят там, ещё и обвинят.

Саша отдала матушке рыбу и наспех обтёрла руки.

– Ты не знаешь этого, – возразила она. Вопреки решению не вмешиваться, Саша не могла сделать вид, что ничего не слышала от соседки. Виденья одни хуже других сменялись перед её глазами, и уверенность в том, что дар ей был дан не просто так, крепла в ней вместе с верой в то, что сдолать хворь, какой бы сильной и запущенной она ни была, ей было по силам.

– Ночи хотя бы дождись, дочка, – вмешался отец, – чтобы глаза чужие не видели, да языки злые не болтали. Стемнеет, тогда пойдёшь. Спасёшь, так спасёшь, а нет – так хоть попрощаешься, – рассудил он, и Саша согласилась. С отцовской мудростью она спорить не решалась, да и матушка до вечера успокоится.

Сумерки спускались рано в эту пору года. Саша как можно тише выскользнула за дверь, стараясь не открывать её слишком широко, чтобы запах запечённой рыбы не распространялся на улицу. Соседи, те, что ещё могли поддерживать в себе жизнь, не должны были знать ни о таком богатстве, как рыба, ни о том, что кто-то уходит в ночь.

Запах смерти Саша ощутила ещё с порога. Опустевшие покои пропахли ею насквозь.

Соседка не обманула: плох был барин. Саша взяла его за руку, и она была холоднее льда, не смотря на то, что его сильно лихорадило. Горло барина было опухшим, а в груди при каждом вздохе судорожно булькало.

– Сашенька, это ты? Я ждал тебя. – Он зашёлся в кашле, и на губах появилась кровь.

Глаза его были обращены к ней, но, в то же время, они как бы смотрели сквозь неё, видя то, что было доступно только им.

Саша ему не ответила. Опустившись на колени, она положила ладонь на его мокрый лоб и погладила по тронутым сединой волосам.

Права была матушка – помочь барину она уже не могла. Жизнь покидала его. Мучительно давались ему вдохи, и тело его уже было практически мертво.

Он держался за жизнь столь привычную для него титаническими усилиями, как и многие другие, боясь того, что ждёт его после смерти. И та боль, которую он испытывал, убивала и его душу, а без неё после смерти точно не стоило ожидать чего-то хорошего.

Да, спасти его Саша уже не могла, но кое-что всё же было в её власти. Она могла подарить ему лёгкую смерть, спасти его душу и помочь ей уйти туда, откуда она сможет двигаться дальше. Такой дар был бесценным.

Саша ещё раз погладила барина по волосам и, поцеловав его руку, закрыла глаза. Комнату заполнил мягкий зелёный свет. Стало тепло и уютно. Два, три, четыре удара сердца и всё закончилось.

Саша открыла глаза. Лицо барина было светлым и спокойным, и многим моложе, чем при жизни. Всё, что его терзало, отошло. Отошёл и он. Туда, где не было боли и зла. Туда, куда попадали хорошие люди.

Прав был и отец. Теперь она могла попрощаться. Поцеловав барина в лоб, Саша удалилась.

Наутро выпал первый снег. Белые хлопья скрывались в густом чёрном дыме, поднимавшимся над покоями, где только вчера испустил свой последний вдох добрый барин.

В город пришла чума.

– 2 -

Толстое бревно плавно покачивалось в такт широким шагам темноволосого молодца, нёсшего его на плече. Несмотря на середину осени, пришедшей ранее положенного, белая рубаха на нём взмокла.

Опустив бревно на землю рядом с другими, молодец вытер лоб рукой.

– Всё, братцы, последнее. Можно строгать.

– Ну, даёшь! – хохотнул один из рабочих, подошедших с топорами к брёвнам. – Девок тебе бы на плечах тягать, а не здесь прозябать!

Молодец лишь махнул рукой, мол, какие там девки, сначала дело, а потом уж и про девок подумать можно. Правда, девок-то было не так уж и много, да и так, чтоб в душу западали – тоже не сказать. Зато работы было полно. Северная резиденция царя сама себя построить не могла.

Каменный детинец Вологды начал сооружаться в конце апреля 1566 года.

Территория его ограничивалась с севера рекой Вологдой. С юго-востока и юга были прорыты рвы, на западе насыпаны земляные валы.

Частично из камня была стена с северо-запада и полностью с юго-востока с девятью башнями и двумя башнями с пряслами1 между ними на юго-западном углу. Внутри был построен каменный соборный храм – Софийский собор и деревянный царский дворец с церковью.

День и ночь держали стражу пять сотен стрельцов и около трёхсот пушек. И, несмотря на неожиданный отъезд царя, работы в ней продолжались: на месте недостроенных стен ставился деревянный острог2 с двумя десятками шатровых башен.

– Чего стоишь? Чего ждёшь? – спросил всё тот же рабочий у молодца.

– Топор жду. Пара рук лишними не будет.

– Топор тебе? Ишь ты! Иди уже! Смотреть на тебя холодно!

Молодец пожал плечами, мол, как хотите, и широким шагом пошёл по своим делам. Умывшись и переодевшись в чистую рубаху, он надеялся спокойно отобедать, но в дверь настойчиво заколотили и, не дождавшись ответа, вломились гости.

– Встречай гостей, добрый человек! – с порога прокричал первый.

– Мы не забыли про тебя, – подал голос второй, – и принесли тебе пожрать.

– Помер бы я без вас, братцы, – улыбнулся он.

– Помер бы, Ромка, не сомневайся.

Афоня и Димитрий были его давними друзьями: вместе осиротев, они попали в монастырь, где и выросли; вместе преодолевали любые преграды; вместе прибыли в Вологду в поисках лучшей жизни.

Отобедав, молодцы достали кружки и, тот, кого звали Димитрий, разлил по ним из принесённого за пазухой красивого графина некую жидкость.

– Фу, гадость, – скривился Рома. – Вы где эту погань взяли?

– А нас угостил этот… Как его? Ну, тот короче, что по-нашему ни хрена не понимает, – ответил Димитрий.

– Ин-же-няр, или как-то так, – добавил Афоня.

– Угостил? – усмехнулся Рома. – А как же! Спёрли вы это, братцы мои грешные!

– Бог простит, – ответил Афоня и, под дружный смех товарищей, перекрестился.

– Короче, смех – смехом, а мы к тебе с делом пришли. – Бородатое лицо Димитрия вмиг приняло серьёзное выражение. – Молва ширится, что по землям нашим хворь какая-то ходит, да людей старых, да малых на тот свет сживает. Говорят, целые станы закрывают: не войти, не выйти.

– И что? Коли суждено так помереть, так и помрём, – ответил Рома.

– Может, и помрём, да только здеся я не хочу дух испускать.

– Мы не хотим, – добавил Афоня.

– Царь может и вовсе передумал здеся себе гнёздышко вить. Сам видишь: сначала камни были, а теперь дерево. А дальше чего будет?

– И что вы предлагаете? – Смахнув с бороды капли, Рома окинул товарищей подозрительным взглядом. Вот не сиделось им на месте: ни в монастыре, где они выросли, ни теперь здесь, где по их милости они и оказались, так сказать, в поисках лучшей жизни.

– Уходить надобно. Пока заставы не везде поставили.

– Куда? Это людей заставы, может, и остановят, но не голод и не хворь, какой бы она не была.

– Зато с набитым пузом помирать легче, – возразил Димитрий.

– Говорят, царь-батюшка в Александрийскую слободу вернулся. Поедем и мы туда и…

– Опричником быть хочешь? – не поверил своим ушам Рома. – Ты же слышал, что они натворили: от самой Москвы до Новгорода камня на камне не осталось, а в Новгороде-то…

– Чего сразу опричником? – возмутились в один голос его собеседники. – Работы там и другой хватает. Мы, люди добрые, и любой честной работы не чураемся!

"А не честной?" – подумал Рома, но вслух ничего не сказал. Видел же он, что они уже всё решили, и отпустить их одних дурней пытать счастье, он, конечно же, не мог. Братьями они хоть были и не по крови, но узы их были крепкими, как и руки, неоднократно приходившие друг другу на помощь. На том и порешили.

Долгим показался Роману путь от Вологды до Александровской слободы, и казалось, ему, что не только крепость он оставляет позади, но и монастырь, чьи стены были ему домом целых десять лет, и всю жизнь свою он по этой дороге проходит.

"Великая роль уготована для тебя. Сердцем слушай, вера в нём подскажет тебе правильный путь" – много лет назад сказал ему напоследок настоятель монастыря.

Великой роли он для себя не видел и не искал ни тогда, ни сейчас. Просты были его желания: построить дом, в жёны взять хорошую девицу, детишек завести, да чтобы было у них всё то, чего сам он был лишён в детстве.

Жизнь при монастыре, конечно, не вязалась с этим, как и разруха и беды, бросавшие большую тень на день завтрашний, но всё же это было то, о чём он мечтал, а ни как о службе царю.

Задаваясь вопросом, что же ждало их впереди, молодцы подъехали к выложенным кирпичом от земли до бойниц укреплениям Александровской слободы.

– Чего вам, холопы? – приветствовал их голос.

– На службу к царю-батюшке пришли, – ответил Димитрий, спешиваясь.

– Слыхали, парни? На службу они пришли. – Сверху раздался смех.

– Нет здесь ничего для вас, нищеброд. Возвращайтесь туда, откуда коней спёрли.

– Не спёрли мы их, – ответил Афоня, а Рома, тем временем, ощутил раздражение. – Мы из Вологды приехали. Может, слыхали: там царь-батюшка наш крепость повелел строить. Так мы и строили.

– Ишь, парни, какие к нам работяги пожаловали! А харчи, как там закончились, так вы к нам подались? Или это вы так по пути раздобрели? Приютили вас, может, где детин-то таких? Может, скажете, где, и мы туда наведаемся. Подкрепиться тоже. – Снова раздался смех.

– А чего ж не сказать доброму человеку, – улыбнулся Рома, снимая шапку. – Скажу. Ты только выходи сюда, так я ещё и короткий путь тебе укажу. – Смеха не последовало.

– Наглый холоп – мёртвый холоп, – вкрадчиво ответил Роме голос, и из-за бойницы выглянуло дуло мушкета. – Да, парни?

Ответа на это никто не услышал, так как на дороге показалась конница. Десятков пять не меньше всадников, облачённых в чёрные отороченные мехом кафтаны поверх чёрных подрясников и чёрные меховые скуфейки. По обеим сторонам чёрной попоны белым были вышиты головы собак – отличительный признак опричников.

Один из всадников мчался быстрее других, да трясло его так, что он вот-вот готов был выпасть из седла. На подъезде к центральным воротам лошадь внезапно остановилась и встала на дыбы, сбросив опричника на землю. Била она копытами так, что комья земли летели, и гарцевала кругом него, не давая подняться.

Несколько смельчаков оголили сабли, но Рома подоспел первым. Стал он прямо перед ней, широко раскинув руки, и, как она не била копытами, как не вставала на дыбы, он не сдвинулся ни на шаг.

Тишина стояла вокруг. Опричники замерли. Вот-вот, казалось, лошадь его затопчет, а нет: мотнула она только из стороны в сторону головой, да копытами пару раз ударила по земле, и всё, успокоилось животное, как и не было ничего.

– Что за чертовщина! – сплюнул на землю один из опричников, поднимая с земли товарища.

– Кто её знает? – ответил Рома, ласково поглаживая животное, к которому никто так и не решился подойти. – У неё свои понятия, у нас свои.

– Тонко подмечено, – обратился к Роме один из всадников, ехавший в конце. Гордо сидел он в седле, властно держа в руках длинный кнут. Одет он был, как опричник, только не имел при себе никакого оружия. Да и попона на его коне не была украшена собачей головой. – Вовремя ты подоспел, однако. Коли б не ты, не видать света было бы тому молодцу. Жизнью он тебе обязан.

– Благодарю за добрые слова. – Роман поклонился, признав в говорившем человека высокого положения.

– Не видал я тебя раньше здесь. Какими дорогами пришёл?

– Из Вологды мы, – ответил Рома, кивая на Димитрия и Афоню.

– В поисках лучшей жизни? – усмехнулся наездник.

– Уж не судите строго. Не грех ведь. – Человек рассмеялся и ловко спрыгнул с лошади. Высок он был, статен и моложав, не смотря на то, что его чёрные волосы были поддёрнуты сединой.

– Не грех, – согласился он. – Даже напротив. – Он окинул Рому оценивающим взглядом серых глаз. – Ну, добро. – Он подозвал одного из лучников. Тот отвесил ему низкий поклон. – Покажи этому доброму человеку и его братьям, где находятся конюшни, и проследи, чтобы их накормили и выделили покои. А кто спрашивать будет, скажи по моему личному приказу взяты на службу. Понял?

– Да, господин, – ответил лучник и снова низко поклонился.

– Благодарю. – Роман тоже поклонился.

Человек в чёрном рассмеялся и, ловко запрыгнув в седло, махнул рукой, мол, не стоит благодарности, и удалился.

– Не стой, как дурень, – сказал лучник, в голосе которого Роман узнал того, с кем он имел удовольствие общаться до приезда конницы. – Велел господин тебе и дурням твоим следовать за мной, вот и не тратьте моё время попусту.

Стар он был уже по меркам воинства и, по мнению Ромы, но крепка была его хода и рука, любовно поглаживающая мушкет, а глаз его был зорок, меток и мудр. Как ни странно, Роме он даже по душе пришёлся. И он даже готов был поспорить на свою шапку, что это было взаимно. Такие старые воины уважали смелость, а смелым Рома был.

Кобыльи конюшни разводили лошадей русской породы и иноземных. Работы в них было много, и, скажем так, не самой приятной. Но труд этот был честным, как и еда и угол свой, получаемые за неё. В крепости Роману приходилось тоже много работать, но то было бесперспективно, а здесь были возможности. Теперь он это понимал, и рад был, что они с товарищами был приняты туда.

Так же, к своему удивлению, Роман начал проникаться к опричнине. Нет, не к той жестокости, которую они чинили, а к их вере: вере сильной и в царя, и в церковь. И самое главное – у неё, у веры-то, была праведная цель.

В конце XVI века в новгородских землях, а затем и в Москве распространилась ересь жидовствующих. Еретиками были священнослужители, отрицавшие многие основополагающие каноны Православной церкви. В 1569 году даже было сожжено несколько людей за употребление в пищу запрещённой церковными правилами телятины.

И вот как раз идеологическим смыслом опричнины было просеивание для отделения добрых семян православной соборности от еретических мудрствований.

Еретики, которым удалось остаться в живых, ушли в тень, и многие о них забыли. Однако, на второй год неурожая, люди стали вспоминать и задумываться о природе такого лиха, и если голод был врагом объяснимым, то чума была врагом, которого нельзя было ни увидеть, ни убить, и её могли объяснить лишь колдовством.

Самим царём был учрежден монашеский орден, члены которого становились не просто царскими слугами, а рыцарями веры, железной рукой которых должна была искореняться нечисть.

Сабли, наконечники стрел и серповидные лезвия их черешковых топоров (бердышей) были из чистого серебра, окропленного святой водой, и носили они чёрные одежды, как у опричников, с тем лишь отличием, что слева на груди у них была нашита белая лилия – символ чистоты и правосудия.

Спустя неделю со дня приезда в слободу Романа посетил гость, да не просто гость, а добрый человек, взявший его на работу в конюшни.

Имя носил он царское – Лев, и в ордене он был кем-то вроде духовного лидера и наставника. Поговаривали, что это с его подачи царь учредил орден, ибо бывал ранее Лев на Западе, да не только, и видел своими глазами и зло, и его деяния, и знал способы борьбы с таковым.

– Обжился ты, как я погляжу. – Лев зашёл прямо в конюшню, совершенно не смущаясь ни навозу, ни запаху. – Молодец! Я наблюдал за тобой, – продолжил он, не дав Роману и слова вставить, – с того самого дня, как увидел, как ты лошадь обуздал. Не было в тебе страха перед животиной, и рука твёрда была твоя, и сердце, и вера. Такому молодцу место не в конюшне.

– Благодарю вас, господин, но это нужный труд, и по-своему благородный.

– И скромен, и честен, – заметил с улыбкой Лев. – И это делает тебя ещё более ценным. Есть у меня для тебя задание. Важное и секретное, так сказать. И учти, отказ я не приму. Сможешь проверить на личном опыте, насколько я хорош в убеждении.

– Любая работа – честь для меня.

– Не боишься, что прикажу убивать? – прищурил один глаз его собеседник. – Тебя же в монастыре растили, и ты должен знать, что убийство – самый страшный грех.

– Не убийство самый страшный грех, а неверие, – ответил Рома, удивившись, откуда Лев узнал про монастырь.

– Вот он, истинно верующий! – с восхищением вскликнул Лев. – И я, чтобы ты знал, никогда бы такого не попросил. Не нам решать, кому жить, а кому умирать. Для этого есть Суд Божий. Так, значит, ты выполнишь мою просьбу? Будешь служить мне верой и правдой?

– Да, господин, – с готовностью ответил Роман, вспомнив слова настоятеля про великую роль.

– 3 -

К концу недели недобитое голодом население поредело ещё сильнее. Чумные дворы заколачивали вместе с живыми и мертвецами. На всех дорогах были поставлены заставы. Всех, кто пытался выехать, убивали и сжигали на больших кострах вместе со всем имуществом.

Люди дичали на глазах. Безумием охваченные они искали ответы в том едином, что оставалось нетронутым – религии, и быстрее, чем всходило солнце, распространялась молва о том, что беды, которыми было охвачено всё государство, были проделками сатаны, и его отродья бродили меж людей, распространяя голод и чуму.

Это стало и судом и приговором для многих ни в чём не повинных людей, таких же, как и их палачи, борющихся за жизнь. Изолированные посёлки охватили беспорядки. Люди тыкали друг в друга пальцами, сыпали обвинениями в колдовстве, чинили расправы, забывая обвиняемых камнями и палками, а порой и разрывая голыми руками. И неважно, что это ничего не меняло.

Рыбу приходилось отныне Саше ловить ночью. Так же и ночью она ходила в лес, уходя каждый раз всё дальше и дальше в поисках замёрзших ягод и хоть каких-то корений.

Все находки она прикрывала ветками и как можно скорее несла домой, надеясь, что ночь скрывала её от посторонних глаз.

– Я могла бы сделать больше, – шёпотом сказала она матери, сухими руками перебирающей скудную добычу.

Зелёный огонь тихо плясал в старой дырявой миске, поставленной возле спящих брата и отца. Тепло от него шло сильное, и, в отличие от обычного огня, не угрожало спалить избу.

– Саша, даже не заговаривай об этом, – шёпотом ответила мать. – Вчера только забили двоих. Нельзя! Никто не должен…

– Но мы не можем продолжать голодать! – повысила голос Саша. – Хворь я могу отвести от нас, но голод… Если мы не будем есть, то даже я не смогу помочь, а есть нам нечего! Мы медленно умираем, матушка, а ты не позволяешь мне ничего сделать!

– Что сделать? – тоже повысила голос мать.

– Мы можем уйти. – Саша взяла руки матери в свои, и с надеждой посмотрела ей в глаза. – Я выведу нас. Мы уйдём с этих проклятых земель в другие – тёплые, родючие, безлопастные. У нас будет новая жизнь, новый дом. Мы можем это получить. Я могу это сделать. – Глаза Саши, горящие надеждой, погасли, так и не увидев в матушкиных того же огня, что горел в ней самой, когда она думала о новой безбедной жизни для себя и своей семьи.

– Нет, не можем, Сашенька, – снова шёпотом ответила мать. – Сейчас не можем. Слишком опасно.

Саша отпустила руки матери, и отвернулась от неё, пряча выступившие слёзы. Никогда мать не говорила ей, что её умения от сатаны. Наоборот, она всегда говорила, что этот дар был дан ей свыше, что она тот оплот добра, который так был нужен людям. Но, если она и правда так считала, то почему же так боялась малейшего его проявления? Если ей не жаль было себя, мужа своего, то отчего же она не жалела детей своих?

Шедший всю ночь снег с рассветом закончился. И не успело солнце бросить первые лучи на заснеженную землю, как белый покров окропила кровь.

– Что ж вы делаете, люди добрые? – Мать не успела удержать её. Саша растолкала людей, собравшихся посмотреть на зрелище, и подбежала к лежащему на снегу телу.

Это был мальчик не многим старше её брата, худющий до боли, с грязным лицом, которое теперь было покрыто застывшей на морозе кровью.

– Не лезь, девка! – Священнослужитель, с размерами которого не могла соперничать даже хорошо откормленная свинья, грубо оттолкнул её.

– Он просто хотел есть, – всхлипывая, пропищала девчушка лет шести, и показала пальчиком на руку мальчика, в которой был сжат кусок снега. Да это и снегом было сложно назвать. Его-то и выпало всего ничего, а то и вообще был кусок грязи с несколькими налипшими на него белыми хлопьями.

– Это же снег! Всего лишь снег!

– Не положено снег есть! – завизжал он. – Он был ненормальным! – Священнослужитель трижды перекрестился и пнул ногой коченеющее тело. – Туда ему и дорога! – Добрые люди одобряюще загалдели. – А ты, девка, знай своё место!

– А ты своё знаешь?

Нехорошо сверкнули глаза божьего человека. Морда его налилась отнюдь не праведной злобой. Крепко зажатый в руке посох дёрнулся, и Саша повалилась на бок. Снег обжёг разбитую щёку.

– Мужа нет тебе, чтобы научить, как вести себя, – прорычал священник. – Но боженька наш всё видит, не сомневайся!

– Я и не сомневаюсь, – тихо произнесла Саша, глядя вслед священнику. – И я тоже.

– Не стоит тебе, милочка, нарываться. – Саша вытерла рукавом кровь со щеки, и хмуро посмотрела на бабу Настасью. – У самой-то рыльце в пушке. Думаешь, никто не заметил, что избу-то вашу хворь обошла, что по ночам ты шляешься бог весть где? А я заметила!

Баба Настасья с вызовом глядела на Сашу. Её чересчур румяное лицо так и распирала уверенность и бесстрашие. "Я всё знаю, – беззвучно говорило оно. – Ты у меня на крючке".

Пальцы Саши начали покалывать, и в глазах появился яркий зеленоватый блеск расширяющихся зрачков, да такой, что её соседка сделала шаг назад.

– А вы, баба Настасья, думаете, никто не замечает, что румянец-то ваш уж больно сытый? – вкрадчивым голосом ответила ей Саша, делая шаг вперёд. – Что будет, если я бусы-то ваши с шеи сорву? – Саша щёлкнула пальцами перед лицом соседки, и та вздрогнула. – Будете ли вы так же румяны? – Саша сделала ещё один шаг. – Будут ли ваши дочери-страшилы, прости меня Господи, так же самоуверенны? А, баба Настасья?

Женщина схватилась за свои бусы и очень быстро, как для своей комплекции, бросилась наутёк.

Саша почувствовала лёгкое удовлетворение, но повернувшись к матери, всё ещё стоящей поблизости, оно сменилось печалью. В глазах матери читался не столько укор, сколько панический ужас и страх.

До позднего вечера мать так и промолвила дочери не слова. Даже отец, видимо узнавший о произошедшем, помалкивал. Только братец не замолкал ни на минуту, чирикая, как воробушек, о том, о сём, и неустанно вырезая, как учил его отец, из дерева фигурку животного, отдалённо напоминающего кошку.

Саша чувствовала, что что-то неладно, но не теребила мать с расспросами, терпеливо ожидая, когда та созреет для разговора сама. Так и произошло.

– Ты должна уйти. – Вопреки свойственной ей деликатности и сдержанности, мать рубанула с плеча.

Миша выронил из рук только что законченную фигурку, и вопросительно поднял на мать глаза. Саша же даже не дёрнулась, всё так же спокойно продолжая штопать отцовский кафтан.

– Мать, да ты что? – поперхнулся отец, топивший в ведре снег.

– Тебя не было там! – взвизгнула она. – Ты не слышал, что говорила наша соседка! А я была, и слышала! Настасья не из тех, кто забывает обиды!

– Ей самой есть, что скрывать, – подала голос Саша. – Она не будет…

– Будет, – перебила мать. – Я видела, как она шепталась с другими. Даже, если её первой рвать будут, она тебе за собой потащит, и нас следом.

Слова матушки повисли в избе, как топор, готовый в любой момент упасть. По телу Саши расползался холод. То, что было не сказано матерью вслух, звучало у Саши в голове. Она даже ей сочувствовала. Тяжко было для матери выбирать между детьми, но так уж сложилось.

Странно, что Саша не подумала об этом раньше. Она всегда воспринимала семью, как часть себя самой, и в страшном сне ей не могло привидеться, что всё так повернётся.

Не было у Саши сомнений в материнской любви даже сейчас, но она вынуждена была признать, что из двух зол всегда выбирают наименьшую.

Саша закончила штопать кафтан, и отложила его в сторону. Тягостно ей было, но решение она уже приняла.

Мать подошла к ней и, положа руки дочери на плечи, поцеловала в лоб, благословляя своего первенца перед долгой дорогой.

– Есть одно место, – тихо промолвила она, – я видела его во сне. – Саша удивлённо подняла глаза на мать, но та только печально улыбнулась. – Как туда добраться, никто не может рассказать. Найти его может лишь тот, кому дано видеть то, что скрыто от глаз человеческих, и лишь тот, кто в этом очень нуждается. Ты найдёшь его, я уверена. Там ты будешь в безопасности.

Матушка подала дочери тёмно-зелёный опашень, который сама носила, когда была молода. Рукава его, подол и проймы были вышиты красными цветами в тон красной рубахи, в которую мать заставила Сашу переодеться после обеда, натянув на неё так же и тёмно-зелёный сарафан без рукавов.

Саша накинула опашень и терпеливо подождала, пока мать завяжет ей красный платок на голове и пристегнёт ободранный меховой воротник.

Отец подал дочери небольшой узелок с кое-какой едой, хотя она в этом и не нуждалась. Миша же, её маленький курносый воробушек, в глазах которого стояли слёзы, протянул ей фигурку.

Саша тогда не знала, что видела мать и отца с братом в последний раз. Как и не узнала она никогда, что мать, что имела в виду, когда говорила про место, которое видела во сне, и о том, знала ли мать, что всё так будет, или же это было всего лишь предчувствие материнского сердца.

Знала Саша лишь то, что их лица она не забудет никогда, что мысленно она всегда будет с ними, и что когда-нибудь она к ним вернётся. С первыми лучами солнца она войдёт в избу, чтобы забрать их в другое лучшее место, где им будет хорошо: где болезни не будут им грозить, и голод, и непогода, и любая другая опасность тоже; где они будут счастливы до самой смерти.

Саша крепко сжала фигурку в руке и в последний раз посмотрела на тех, кого решила оставить. Молчаливые слёзы катились по их исхудалым лицам, но Саша им улыбнулась. "Не стоит печалиться, – как будто говорила она. – Всё будет хорошо".

С этой уверенностью Саша вышла за дверь в холодную осеннюю ночь.

– 4 -

Саша шла вдоль берега Ладожского озера. Ночь была холодной и ветреной. Попеременно срывался то дождь, то мелкий снег, который тут же таял в размытой дождём грязи. Так далеко от дома она ещё не заходила, и куда ей было идти, Саша вообще не имела понятия.

Глядя на покрывшуюся тонкой кромкой гладь воды, Саша пыталась заглянуть в будущее, но завеса времени не поддавалась, упрямо отводя Сашин взгляд в сторону. И чем больше она упорствовала, тем сильнее дул ветер, как будто говоря "не стоит тебе это видеть".

– Вода-матушка, – Саша стала на колени пред озером и положила руки на ледяную кромку воды, – царица и повелительница над всеми, нет тебя сильнее. От ветра можно спрятаться, землю можно обойти, огонь потушить, но от тебя, мать, нет спасения. Сжалься надо мной, покажи мне хоть что-то!

Сильнее прежнего припустил ветер, но Саша не убрала руки, только закрыла от косых капель дождя глаза. Всю свою силу ей пришлось призвать, чтобы удержаться на месте. Зелёный свет так и бил из неё, а жар от её рук плавил кромку озера.

Долго ли так продолжалось, Саша понятия не имела, но, в конце концов, матушка-вода сжалилась над ней и ветер стих. Время словно замедлилось, разводы, которые оставлял дождь, становились всё крупнее, и в них Саша увидела путь до того места, о котором говорила ей мать.

– Следуй за водой, – пропел ветер. – Вода приведёт тебя туда.

– Спасибо, матушка. – Саша поднялась с колен и низко поклонилась озеру, вновь покрытому ледяной кромкой.

На востоке серел рассвет. В версте от озера Саша наткнулась на сожженную избу. Осторожно ступая по пепелищу, чтобы не раздавить неподдавшиеся огню человеческие кости, Саша прошла к чудом уцелевшему очагу, рядом с которым лежали почерневшие тряпки, видимо оставшиеся от колыбели.

Когда-то здесь жила семья. Худо-бедно, но они жили мирно и счастливо. Это чувствовалось по тому, как гладко были обтёсаны почерневшие столбы, как тщательно была уложена кровля, и даже по тому, где изба располагалась. Теперь же здесь не осталось ничего, кроме пепла и ощущения пустоты.

Саша забилась между очагом и остатками крыши, лежавшими на нём. Здесь её вряд ли кто-то увидит. Таких мест, затронутых смертью и бедой, старались избегать. Людям хватало своих проблем, и лишний раз искать напоминания о том, какой может быть конец, они не стремились. Зато она могла укрыться там до тех пор, пока снова не наступит ночь, и она сможет продолжить свой путь.

Саша развязала платочек, который ей дал отец. Там было всего ничего: две запеченные картошки, чёрствая лепёшка и рыбий хвост. Ей не стоило это брать, ведь теперь, когда её не было рядом, им было сложнее выживать, а она сама могла и обойтись.

Сжав в руке холодную картошку, Саша закрыла глаза и представила себе дом – тот дом, который знавал лучшие времена. Летом под ним гулял ветер, а к зиме отец всегда делал завалинку, чтобы земля в избе не промерзала. Достатка у них никогда не было, но тем они и были счастливы, что умели ценить то малое, что имели.

Картошка в Сашиной руке стала тёплой. Сконцентрировавшись на этом тепле, Саша представила, как оно переносится в избу, как старый грязный мешок под лавкой набирает форму, заполняется картошкой, пока последняя не начинает сыпаться на пол. Мать умела экономить, и этого им должно было хватить надолго, и от этой мысли ей стало теплее.

Ещё одна ночь ушла на то, чтобы добраться до устья реки Волхов. Чем дальше Саша удалялась от дома, тем тревожнее ей становилось. В чужом краю её уверенность в том, что она приняла правильное решение, сильно пошатнулась. Мать была напугана – это было понятно, но сама Саша не боялась: что была ей та баба Настасья, да и все другие. Если бы она захотела, то сравняла бы с землёй весь погост. Да что погост, всё государство! Сила у неё была для этого. Она вообще могла бы стать царицей.

От этой мысли Саша улыбнулась. Когда Мишенька был ещё совсем мал, она каждый вечер рассказывала ему истории про всемогущую царицу – добрую и справедливую, и про её отважного брата – самого меткого стрельца во всём государстве.

Когда же братец подрос, он сам стал рассказывать ей истории про приключения царицы и её брата: о том, как она победит великое зло, как встретит не менее отважного, чем её брат, боярина, как будут жить они долго и счастливо.

Мишенька в это верил, и она должна была верить в то, что их всех ждёт счастливый конец.

Пересидев в грязной яме день, Саша вплотную подошла к устью реки. Дождь шёл, не переставая, и она промокла до нитки. Голод терпеть она привыкла, но от сырости и холода у неё выкручивало каждую косточку в теле.

Налитые ноги разъехались, и Саша схватилась за дерево, сильно содрав при этом ладонь, но всё равно на ногах удержаться не смогла. Только благодаря этому ей удалось остаться незамеченной.

До этого момента Саша не натыкалась на заставы, да и если бы наткнулась, пройти их ей бы не составило труда: любой, кто бы её увидел, сазу же заснул, а на утро и не вспомнил бы о том, что видел.

Как выглядели те самые заставы, Саша не знала, но что-то ей подсказывало, что перед ней была не она. В оконце горнице был виден свет, но не похоже было, что шёл он от лучины: слишком ярким он был и каким-то мощным.

В сенях, где обычно хранилась солома, были привязаны кони. Их ржание доносилось чётко и, насколько Саша могла судить, их было двое, да и более бы вряд ли поместилось.

Любопытство пересилило, и Саша подкралась к оконцу и осторожно заглянула во внутрь. Двое их было там: один пониже, да покрепче, второй повыше и худой, но оба были в чёрном опричном одеянии.

Должно быть, выпили они не мало, иначе не кляли бы так громко свою службу царскую, что было слышно наружу: ах, бедные они, несчастные, как же они устали по полям, да по лесам скакать, от одного к погоста к другому, да каждый раз молиться, чтобы хворь, которую чумой кличут, не забрала их чистые души на небо раньше времени.

"Вот суки, – подумала Саша, – люди добрые, ни в чём не повинные с голоду мрут, а у них, собак нерезаных, хари чуть не трескаются; целые семьи живьём сжигают, коли хоть кто из них кашлянёт, а они с мамкой, почившей от старости, бояться встретиться; они людей сотнями топили в крови, а душу свою чистой считаю, твари бездушные".

И такое зло взяло Сашу, такое зло, что не было сил удержать себя. В два шага одолев расстояние до сеней, она ворвалась в горницу.

– Ты чего, девка? – еле промямлил высокий.

– Спать! – приказала Саша, вложив в слова силы больше, чем того требовалось. Оба опричника в тот же миг повалились на пол, перевернув зажатые в руках кружки.

Саша вернулась в сени: коней, чёрных как ночь, было по одному на каждого, значит, более там не было ни души. Вернувшись в горницу, она плотно закрыла низкую дверь и, брезгливо обойдя спящих опричников, осмотрела помещение. Действительно, источником света была не лучина и даже не несколько лучин, по крайней мере, не в том виде, в котором их привыкла видеть Саша.

Лучина представляла собой тонкую длинную щепку сухого дерева, закреплённую в светец, под которой ставили сосуд с водой для отражения света. Здесь же лучина была гораздо больше и толще щепки, и горящий конец её был обмотан тряпкой. Сама же она была воткнута прямо в земляной пол, и никакой воды ей не нужно было для отражения, ибо светила она очень ярко.

– Чудо-чудное, диво-дивное, – промолвила Саша, хотя это в большей степени относилось не к источнику света, а к тем яствам, которые стояли на столе.

Немного поев, Саша сняла мокрую одежду, оставив на себе только рубаху, и кое-как развесила её, чтобы просушить. То пойло, что было налито в кружках, Саша пить не стала. Уж больно оно воняло прокисшим молоком, но, к счастью, в горнице нашёлся кувшин. Дождь к тому времени усилился, и, потратив совсем немного времени, Саше удалось набрать воды на две кружки.

Хорошо была построена горница, добротно, ни одной щели не видно было, сквозь которую могло ускользать драгоценное тепло в такую мерзкую погоду. Должен был у неё и хозяин быть, но где он был и вернётся ли, Саше было неизвестно, но оставаться здесь она не могла. И хотя от тепла огня её страшно клонило в сон, Саша оделась.

Терять большую часть ночи было не разумно, а на рассвете ей бы всё равно пришлось бы уйти. Разве что, она бы снова усыпила тех двоих, что пускали слюни на полу, но такое могло быть чреватым для них, а марать руки ей не хотелось. Да и днём эта изба была более заметна и могла привлечь сюда ещё кого-нибудь, что для Саши было крайне нежелательно.

Собрав всю оставшуюся еду в свой платочек, Саша направилась к выходу, по очереди переступая спящих опричников. Над последним она замешкалась. Лежал он на спине, широко раскинув руки, и на груди его выделялась белая нашивка.

Саша присела, чтобы поближе рассмотреть её. Это была лилия. На Ивана Купала девицы плели из неё венки, и носили как знак непорочности и чистоты. Последний раз, когда Саша надевала такой венок, запомнился ей особенно отчётливо, ведь тогда она переродилась.

Летом голод так остро не чувствовался. Рыбу она уже тогда умела подзывать, и, несмотря на второй год неурожая, ей с подругами всегда удавалось найти в лесу то ягоды, то хорошее место, где можно было выкопать съедобные коренья.

Ивана Купала тем летом выдалось жарким. Это был один из немногих дней, когда действительно светило солнце, и ни одна туча или облако не смели его затмить. От того было на душе светлей и веселей, и решила тогда молодежь разжечь костёр, как того требовали традиции, хотя и совсем не христианские.

Прыгали через него по очереди. Прыгала и Саша, и с каждым её прыжком пламя поднималось всё выше, и жар от костра шёл такой, что пот стекал ручьём.

На третий прыжок Саша почувствовала себя дурно: слишком жарко, слишком много смеха, слишком много возбуждения, вот и стало девице плохо.

Зайдя в лес, где было прохладнее, Саша облокотилась о дерево. Щёки её пылали, кровь бурлила, дрожь била её вдоль позвоночника, как будто кто-то пытался вырваться из неё.

Не в силах терпеть, Саша со всех ног помчалась к озеру и прыгнула в воду. Озеро всколыхнулось и забурлило. Зелёным светом сопровождаемая, Саша вышла из воды: капли стекали с её чёрного гибкого тела, когтистые лапы оставляли глубокие следы, длинный хвост метался позади, и глаза, ярче звёзд, сверкали изумрудным огнём.

В ту ночь Саша переродилась, и лишь к утру стала собой прежней, но с тех пор она сторонилась подруг и людей вообще.

Неприятно кольнула пальцы нашивка, и Саша отдёрнула руку. Недобрый это был знак, подумала она. Уже собираясь вставать, Саша заметила ещё кое-что: за поясом опричника был нож, да нож не обычный. Таких она раньше не видела.

Лезвие его было тонким и трёхгранным, блестящим, с рукоятью из дерева, на конце которой поблёскивал камень размером с орех, а рукояти имелась гравировка той же белой лилии, заключённой в вытянутый квадрат с двумя удлинёнными сторонами, похожего на человечка с ножками.

Он был изящным и очень красивым, но также в нем было что-то зловещее, что только подтверждало предположение Саши про недобрый знак. Тем не менее, она решила взять его с собой. Дурень наверняка подумает, что потерял его, а ей он может пригодиться.

Заткнув нож за петельку с внутренней стороны опашня, Саша вышла из горницы. Лучины она тушить не стала, лишь отвязала лошадей, чтобы в случае пожара, они смогли спастись, и снова погрузилась в ночь.

– 5 -

Как и остальные пятины, Обонежская начиналась с Новгорода и её земли охватывали восточный берег Волхова вплоть до юго-восточного берега Ладожского озера, затем Обонежская пятина охватывала берега Онежского озера и распространялась на север вплоть до Студённого моря. С юго-востока и юга граница пятины шла к реке Мде, впадающей в реку Мсту, а по ним до устья и по озеру Ильмень до истока реки Волхов.

Идти становилось всё тяжелее. Дождь сменялся снегом, а снег дождём, и всё чаще ночами прихватывал мороз.

Саша сбилась со счёта, сколько дней прошло, как она покинула семью, но ей казалось, что прошла целая вечность. В особо тяжелые дни она с неумолимой тоской вспоминала дом, семью, даже соседку их – бабу Настю, да так ей плохо на душе становилось, что сил не было терпеть.

Временами же она испытывала злость и обиду: на мать – за то, что она велела ей уйти, на отца – за то, что это позволил, на брата – за то, что не вызвался идти с ней. И от того эй становилось ещё хуже, что не была она никому нужна в этом мире.

Она могла утолить жажду и голод, могла высушить одежду и согреть тело, могла передвигаться на четырёх лапах, сливаясь с ночью, могла отразить любое нападение, будь то люди, или звери, но ничего Саша не могла поделать с усталостью, как физической, так и душевной.

Чем дальше вела её вода, тем ближе подступал Великий Новгород. Чаще попадались сожженные избы, всё лучше и лучше охраняемые заставы. Конные отряды опричников совместно с городовыми стрельцами, вооружёнными не луками, как в очень маленьких отдалённых погостах, а мушкетами.

Находить места, где можно было бы укрыться на день, чтобы отдохнуть и немного восстановить силы, становилось почти невозможно. Даже если таковое удавалось найти, Саша не могла спокойно спать, вынужденная всё время быть начеку, что совершенно лишало сил, даже тех малых, что ей удавалось сохранять.

От очередного отряда опричников Саше пришлось прятаться под мостом. Вода в реке была ледяной, а отряд бесконечный. Тяжело ступали копыта лошадей по сырым брёвнам. Мост тот уже давно своё отслужил, да кому было его чинить? Некому.

Чтобы не сойти с ума от холода, Саша прислушивалась к разговорам. В основном это было то же, что она уже слышала от предыдущих, встреченных ею царских псов – как всё надоело, как холодно, проклятый дождь и так далее. Но мелькали и другие разговоры, к которым Саша прислушалась сильнее.

Место, говорили они, было, куда люд бежал от бед, и где находил пристанище. Мол, не иначе как святое, оно было, и даже сам царь-батюшка не трогал его.

Саша даже повязку сняла, чтобы не пропустить ни одного слова. Это должно было быть то место, которое она искала, в котором она сейчас так нуждалась, но всё, что ей удалось услышать полезного, было упоминание какого-то погоста северо-западнее отсюда, да какой-то протоки, да чего-то деревянного, или деревского.

Последние опричники преодолели мост, и Саша с облегчением вздохнула. Ноги замёрзли на столько, что она не могла ими двигать. Не хотела она снова тревожить воду, да выбора у неё не было.

– Согрей меня, матушка, – прошептала она, поглаживая рукой тёмную поверхность воды в том месте, где она повредила лёд, когда заходила под мост.

Вода отозвалась и стала тёплеть по мере того, как ярче становилось её свечение. Забыв про осторожность, Саша закрыла глаза, окунаясь в тепло, дарованное рекой. Тут-то это и произошло: отставший от отряда всадник, галопом мчался через старый мост. Поехало ли у коня копыто, или слишком резко он натянул поводья, да оказался он в воде вместе с конём.

– Чертовщина! – закричал он, увидев Сашу, стоящую рядом в светящейся воде, хватаясь за мушкет, да ушёл под воду последний.

Мягкое серебристое свечение сменилось зелёным. Вода в том месте, где стояла Саша забурлила. Она того не хотела, но то, что она увидела в глазах опричника – ненависть и страх, желание убить, решили всё за неё.

Брызги полетели на опричника, когда когтистые лапы опустились в воду. Из пасти вырвался рык. Она как будто говорила ему "вот, что такое страх; вот, что такое сила; вот, что такое желание убивать".

Лошадь вырвалась из воды и помчалась прочь, оставив его одного. В глазах у него уже читался не просто страх, а своего рода понимание неизбежного. Молился ли он в тот момент богу своему, просил ли простить грехи его, Саше было всё равно. Грехов у него было много, а вот времени нет.

Как гром средь ясного неба прогремел выстрел. Саша обернулась на прибывших на помощь опричников, видимо-таки заметивших пропажу своего, либо же поймавших его лошадь, да и решивших, что неладное случилось. Они выглядывали с моста, не решаясь что-либо предпринимать.

Зелёное свечение, исходившее от воды, в которой она всё ещё стояла, отражалось в их глазах, и та же ненависть, и тот же страх, и то же желание убивать. Саша зарычала громко и со злостью, и в том же момент посыпались выстрелы.

Саша метнулась, и быстрее пули помчалась прочь. Была ли за ней погоня, она не знала. Она просто бежала, бежала, бежала и бежала вдоль реки.

Был ли день, или была ночь, когда Сашу покинули силы, она не знала. Перед глазами так давно плясали тёмные пятна, что удивительно, что она не отклонилась от реки – она всё так же покоилась под кромкой льда по правую руку от неё.

Когда же Саша вновь открыла глаза, солнце пробивалось из-за серых туч с переменным успехом. Левая рука от плеча до запястья онемела. Из рукава медленно стекала по капле кровь. Пуля лишь слегка зацепила её, даже не пройдя сквозь, но Саше казалось, что руку ей отрубили тупым топором.

Пройдя неуверенным шагом полторы версты, Саша подошла к мосту. На миг ей показалось, что это тот мост, который она должна была оставить позади, но всё же ей показалось. От усталости и боли, она едва соображала, что нужно делать и куда идти.

Вспомнив подслушанный разговор опричников, Саша собрала волю в кулак, и перешла по мосту.

Ранее здесь должно быть располагался рынок, но прилавки были пусты, как и большая часть дворов. От некоторых из них поднимался дым ещё не остывшего огня, из некоторых доносился ужасный кашель и даже стоны.

Людей попадалось мало, да и те, кто шёл навстречу, смотрел, словно сквозь неё.

– Скажи, добрый человек, что это за место? – Саша прикрыла разрастающееся кровавое пятно на рукаве концами своей повязки.

– Не местная что ли? – прохрипел поджарый мужичок, сидевший на куске бревна и точивший маленький ножичек.

– Не местная, – с трудом выговорила Саша. Мужичок окинул её внимательным взглядом, и снова вернулся к своему совершенно бесполезному делу.

– Погост. Деревяницкий. – В Саше загорелась надежда.

– А монастырь? Где монастырь? – Мужичок удивлённо посмотрел на неё, но ничего не ответил, а только ткнул кривым пальцем ей за спину.

Деревяницкий монастырь находился на правом берегу небольшой речушки Деревянки, притоки Волхова. Саша даже не обратила внимание на то, что уже проходила мимо него, когда перешла мост. Спотыкаясь об собственные ноги, она побрела в указанном направлении.

Упав на колени напротив обветшалой церкви, Саша закричала, что было сил:

– Спасите! Помогите!

Тёмные пятна перед глазами становились всё больше. Она слышала шаги, почувствовала прикосновение тёплых рук на лице, и со стоном провалилась в темноту.

***

Всю ночь горела Саша. Снился ей сон, да сон приятный. Был в нём Мишенька, братец её младшенький, да были они в месте красивом, где светило солнце и кругом была трава. Ох, как она благоухала: свежестью, землёй, солнцем. И было им так хорошо, что Саше не хотелось просыпаться.

– Саша, пора просыпаться, – серьёзно, как никогда, сказал ей Мишенька.

– Но я не хочу, – ответила Саша. – Мне так хорошо. Нам так хорошо. Неужели ты хочешь, чтобы я ушла? – Брат взял её за руку и посмотрел так печально, что у Саши сердце сжалось. – Миша, что не так?

– Тебе пора просыпаться, Саша. Просыпайся! Проснись!

Саша жадно смотрела на кувшин с водой, который держал один из послушников. Судя по серому выражению лица, кровь он переносил гораздо хуже, чем тот, кто, хоть и грубо, но со знанием дела перевязывал ей рану. Одет он был по-крестьянски, стало быть, при монастыре занимался он трудничеством. Волосы его была цвета соломы, неказистое лицо, да крепко сбит, и исходило от него, не смотря на хмурый вид и грубоватые манеры, спокойствие.

– Жить будешь, – молвил он не по возрасту старческим голосом, туже, чем нужно было, затянув узел на повязке на руке Саши.

– Ну, так, дитя, рассказывай, – не дав Саше возможности поблагодарить, вмешался игумен. Звали его Феодосием, и внешне он мало отличался от тех, кого видела она ранее: маленький, пухленький, с глубоко посажеными глазами и крепким посохом в не менее крепкой руке, который, как Саша убедилась на собственном опыте, такие, как он любили пускать в ход отнюдь не по-христиански. – Что привело тебя к нам?

– Я… Я слышала, что здесь можно найти пристанище таким… – Саша осёклась.

Радость и облегчение, которые она испытала, отыскав монастырь, стали бледнеть. Что означало "пристанище" и "для таких, как она" она толком не знала, и чего ожидать тоже. Но всё-таки ей представлялось что-то другое: более особенное, более светлое, более знакомое или подходящее; место, где чувствуешь, что попал домой или встретился с друзьями.

В этом месте так не было. Оглядев голые стены без окон, с несколькими лавками по периметру и одной, на которой сидела она, стоящей в центре, Саша обратила внимание на тёмные пятна на полу, уж больно похожими на плохо отмытую кровь.

– Такими? – Игумен нетерпеливо дёрнул подбородком.

– А можно мне воды?

Слушка вздрогнул при упоминании воды, кувшин с которой он держал в руках, и испуганно посмотрел на наставника. Последний кивнул.

Саша сделала вид, что не заметила, как быстро слушка отдал ей кувшин, всячески избегая коснуться её рук, и сделала несколько глотков.

– Ты сирота, да? – Игумен расплылся в самой добродушной улыбке.

– Да, – согласилась Саша, сделав ещё несколько глотков под пристальным взглядом игумена Феодосия. Она уже поняла, что попала не в то место, в которое ей было нужно, и теперь обдумывала, как поступить.

– А как померли-то родители? От чумы? – продолжал допрос игумен. – И откуда же ты пришла, да ещё и с раной-то такой?

Вопросы были простыми, но вот что простым не было, так это то, что задаваться-то они задавались, но судя по тону и выражению глаз присутствующих, ответы на них были не нужны, словно для себя они их уже получили.

– И самый главный вопрос: откуда, дитя моё, у тебя вот эта вещица? – Игумен Феодосий показал ей нож, который она забрала у опричника.

Саша оторвалась от кувшина с водой, который так и держала двумя руками, и пристально посмотрела в глаза настоятеля. Недолгой была её непростая жизнь, и не так много людей она встречала на пути своём, но то, как выглядела ненависть, как она пахла, какой на была на вкус, Саша знала очень хорошо. И находясь сейчас в комнате с теми людьми, она ощущала её кожей.

– Я пришла из Новгорода Великого… – Саша предприняла попытку увести разговор в другое русло. Она всё ещё была слишком слаба, чтобы отбиваться, бежать, да и не хотелось ей вредить этим людям. Хоть она видела в них ненависть и жестокость, она всё же надеялась воззвать к милосердию и тому свету, который должен был в них быть хоть сколечко.

– Лжёшь! – завопил игумен, стукнув посохом об землю. – Взять её!

Откуда не возьмись в помещении возникло ещё два послушника. Оба они были с вилами. Тот же слушка, что подал ей кувшин с водой, пулей метнулся к ней и одной рукой схватил за волосы, а другой сильно надавил на рану на руке.

– Ты правильно сделала, девка, что пришла к нам, – молвил настоятель. – Спасение может быть обретено лишь в Церкви Христовой. Даже для таких, как ты.

Саша попыталась вырваться, но внезапно почувствовала, что веки её слипаются, и без того ослабевшее тело немеет и обмякает.

В помещении тем временем прибавилось ещё народу. Над ней читали молитвы, поливали святой водой и всё время повторяли, что изгонят из неё зло.

Сашу тошнило. Стены помещения, лица людей – всё плыло. В бесполезных попытках вырваться, она теряла остатки сил.

– Изыди! – кричал игумен, стуча посохом.

– Сам изыди! – прохрипела Саша, дёрнувшись в сторону. Кто-то ударил её ногой в живот, от чего она согнулась и стошнила слюнюй и немного кровью.

– Она вырывается, – чуть ли не заплакал испуганный слушка, что держал её.

– Сон-трава её сдержит.

Не будь Саша так слаба и измотана, она бы почувствовала вкус ветреницы, более известной в народе, как сон-трава, да и действие её она бы блокировала, но сейчас Саша была даже рада этому. Не напои они её травой, да не совершив ошибку, сказав об этом, так бы, наверное, и сгинула она там.

– Вы, правда, думаете, что трава меня сдержит? – засмеялась Саша, почувствовав прилив сил.

Слушка потянул её за волосы так, чтобы приподнять. Одежду на груди разорвали, и раскаленная кочерга страстно поцеловала её кожу.

– Изыди!

Саша закричала от неимоверной боли. Её волосы отпустили, и изо рта потекла кровь со слюной. В месте ожёга всё горело, но это не шло ни в какое сравнение с тем огнём, что разгорался у неё внутри.

В помещении стало настолько тихо, что можно было расслышать сердцебиение каждого присутствующего. Семеро. Семеро нелюдей, клеймивших её, как скотину, дававших свои обеды, клявшихся жить по библейским законам, а на деле, живущим по своим, испустили вдох облегчения.

– Господи… – На Сашу упали капли воды.

– Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно, – произнесла Саша.

Когда она подняла голову, глаза её светились зелёным огнём. Волосы, сменившие цвет с каштанового на зелёный, поднимались вверх от исходившего от неё жара.

Долго были слышны крики из охваченной огнём пристройки. Саша не пощадила никого, кроме человека, перевязавшего ей руку. Вместе они смотрели, как из зелёного дыма над монастырём, поднимались в небо души тех, кого сгубили священнослужители.

Он протянул ей нож, который у неё забрали, и сказал лишь одно слово:

– Хутынь.

– 6 -

Через деревяницы проходила дорога на Хутынский монастырь. Расположен он был на правом берегу реки Волхов, в трёх с небольшим верстах от Великого Новгорода.

Согласно народному преданию, место это находилось во власти нечистой силы, и даже после победы над ней князем Ярославом и возведением им храма во имя Преображения Господня, и постройки на его месте Спасо-Преображенского собора, место то так и звалось в народе "Хутынь", то есть худое место.

"Слишком холодно, слишком темно, я… Я так устала бежать! Мне никогда не выбраться из этого леса!" – в отчаянии думала Саша.

Споткнувшись о корень сухого дерева, она упала. За последний час это произошло уже в третий раз. "Мне нужно встать! Нужно идти вперёд!"

Саша поднялась на ноги, вытерев грязной рукой выступившие слёзы. Правое колено опухло, и, не пройдя и двух шагов, она снова оказалась на земле. Замотавшись в покрытый засохшей грязью материнский опашень, она заползла в неглубокую яму с сухими листьями под тремя близко растущими сухими елями.

Вращая в руках вырезанную из дерева фигурку кошки, Саша думала о доме: о шершавых маминых руках, заплетающих ей косу перед сном, о настойчивых просьбах брата рассказать ещё одну историю перед сном, о грубой одежде отца, которую она спешила зашить.

"Я вернусь к вам обязательно! Вернусь!"

Облокотившись на ствол ели, Саша встала на ноги. Если пойти сейчас, то к рассвету она, возможно, доберётся до монастыря. Вот только с таким коленом до рассвета ей было не добраться даже до соседнего дерева, а днём идти было рискованно даже через лес.

Ночь была её единственным преимуществом, и она должна была его использовать.

Вдоль позвоночника пробежала приятная дрожь, и вспышка бледно-зелёного света завершила её превращение. Она встряхнула головой, принюхиваясь к холодному воздуху, и двинулась на восток.

Она не знала, сколько прошло времени. Животные инстинкты работали не так, как у людей, и понятие о времени ограничивалось лишь дневным светом и ночной темнотой. Но рассвет был близок, так же, как и монастырь.

Серая полоска приближающегося рассвета становилась всё ярче. Лес поредел, и в воздухе отчётливо различался запах спелых яблок.

"Странно, – подумала Саша, – ведь сейчас декабрь. Какие же яблоки могут быть в начале зимы?"

На опушке леса Саша остановилась. Здесь запах усиливался, но ни яблок, ни монастыря нигде не было, только полуразрушенный фонтан посреди покрытой снегом просеки.

Осмотрев окружности, она подошла к фонтану. Ему было здесь не место, но, судя по следам, оставленных на нём временем, стоял он здесь очень давно, что само по себе было странным.

Вообще всё в этом месте было странным, словно оно существовало здесь, но в то же время и не здесь. Саша могла смотреть как на фонтан, так и сквозь него. Это была магия, причём очень сильная.

Она отступила назад, но что-то уже начало происходить: снег под ней начал таять, фонтан исчез, а на его месте посреди яблоневого сада появился монастырь. В тени ветвистого дерева стоял невысокий пухленький монах, возле ног которого на траве лежал огромный чёрный кот с серой подпалиной на груди. Её ждали.

– Тимофей, хватит лодырничать, – строго сказал монах. – Принеси нашей гостьей воды.

Огромный чёрный кот с серой подпалиной на груди лениво встал, и уже темноволосый парень немногим старше Саши протянул ей кружку с водой. Она обратилась в человека и, жадно выпив всё до последней капли, попросила ещё.

– Пойдём, дитя, – ласково позвал монах. – Ты, наверное, голодна. Да и умыться и переодеться тебе тоже будет не лишним.

– Благодарю, но сначала мне нужно отправить весточку родным, что я добралась. – Монах бросил косой взгляд на Тимофея, и тот нахмурился.

– Александра, – как можно мягче произнёс монах, – к сожалению, это невозможно. – Она растерянно перевела взгляд с него на Тимофея. – Белолилейники добрались до них, твоих родителей и брата больше нет.

Саша долго не могла понять, что значила фраза "их больше нет". Как "нет"? Что значит "нет"?

– Нет? Нет! Нет! Нет! Нет! – Она бросилась бежать назад к фонтану, но его нигде не было. – Нет! Нет! Нет! – кричала она. – Отпусти! Отпусти меня! – Тимофей железной хваткой обхватил её за талию. – Мне нужно домой! Я хочу домой! – Глаза наполнились слезами, и Саша уже ничего не видела перед собой.

Два дня она отказывалась от еды и воды, едва осознавая, где находилась. И ни солнечный свет, ни пение птиц, ни мольбы монахов сделать хоть глоток воды не производили на неё никакого эффекта.

Её мир рухнул. Всё, чем она жила прежде, исчезло безвозвратно. Ей не зачем было есть, пить, дышать, жить. Если бы она могла повернуть время вспять, то не оставила бы их, не ушла…

– Лучше бы я умерла вместе с ними, – охрипшим голосом сказала она монаху, не теряющему веры в то, что хотя бы крупица здравого рассудка вернётся к ней. Монах устало вздохнул.

Половицы заскрипели под тяжёлыми сапогами. Тимофей схватил Сашу за руки и выволок во двор. Она даже не сопротивлялась.

– Посмотри! – приказал он, кидая Сашу на траву. – Посмотри вокруг! – Она подняла голову и посмотрела на группу детей самых разных возрастов, играющих в салки. – Думаешь, ты одна такая? Только ты осталась сиротой? Посмотри, сколько их здесь! Знаешь, сколько лет самому младшему? Шесть! И он не плачет, не рыдает! Только ты истеришь, как дура!

– Тимофей, достаточно! – прикрикнул на него монах, а Саша снова расплакалась. – Дай ей покой!

И покой ей дали. До поздней ночи она так и просидела на траве, пустым взглядом смотря куда-то вдаль. Спала бы она тоже на улице, если бы всё тот же Тимофей не отнёс её в комнату, в которой едва помещалась одна лавка.

Однако, не смотря на истощение, уснуть она не смогла. Грубые и жестокие слова Тимофея эхом отдавались в каждом её вдохе, неминуемо приближая смирение и что-то другое, другое чувство, другое желание – желание отомстить.

Когда взошло солнце, Саша встала с кровати и принесла из колодца воды, чтобы привести себя в порядок. Под удивлённые взгляды монахов, она прошла к столу, накрытому для завтрака на улице, и взяла себе немного свежеиспечённого хлеба и кружку молока. Подсев к Тимофею, Саша отщипнула кусочек хлеба.

– Спасибо, – тихо сказала она, и, встретившись с ним взглядом, поняла, что желание отомстить они делили на двоих.

***

Деревская пятина располагалась в юго-восточной части Новгородской земли. Путь через неё лежал через холмы да леса.

Указания Льва были чёткими: избегать населённых пунктов да дорог. Никто не должен был их видеть, и никто не должен был знать, куда и с какой целью они держат путь.

Роману было разрешено взять с собой двоих доверенных и проверенных парней на своё усмотрение, которыми, естественно, оказались Димитрий и Афоня. Четвёртым же к ним был приставлен стрелец, лично отобранный и одобренный Львом.

– Слыш, Монгол, а как эта штука называется? – Четвёртый день не унимался Димитрий. Не по душе ему был стрелец: не нравились ему его раскосые глаза, да коса, свисающая до лопаток; не нравилась ему его молчаливость и то, что имени своего он не назвал иного, как Монгол; не нравился непокорный взгляд очей чёрных, да то, как он ехал на коне, завязав узлом поводья на седле, да не вдевая ноги в стремя – короче, весь он с головы до ног не был ему мил.

Монгол кинул беглый взгляд на кинжал, которым поигрывал Димитрий, и не ответил, снова уставившись перед собой.

– Мизерикорд, – ответил вместо Монгола Афоня.

– "Ми"? Точно? Не "ме"?

– Точно, ибо по-французски это значит "милосердие".

– А ты откуда знаешь? – удивился Димитрий. – Умный что ли?

– Умный, невежа, умный, – засмеялся Афоня. – И внимательный. Говорил же нам этот… Как его?

– Лев, – подсказал Роман.

– Вот, а ты не слушал.

– Слушал, да не понял ничего. Сильно он грамотно выражался, этот Лев.

– Говорю же – невежа.

– Много ли сам понял? – рассердился Димитрий.

– А чего не понять: кого-то отыскать, да ему привезти. Правду ж говорю, Ромка?

– Правду, – согласился Роман, задумчиво глядя на свой кинжал. Их выдали им перед самым выездом.

– Возьми свой кинжал, – попросил Лев. Он вызвал его к себе после общего инструктажа. – Его лезвие отлито из меди, металла мира и покоя, способного рассеивать любые чары и даровать способность обнаруживать и изгонять ведьм и колдунов. Рукоять, вырезанная вручную из берёзы, и вместе с камнем на конце – мощные обереги для защиты от нечистой силы. – Роман внимательно слушал, аккуратно поворачивая кинжал в руке. – С ними ты и твои люди будете защищены, но использовать их следует только в случае острой необходимости.

Роман спрятал кинжал в ножны, и заложил за пояс.

– Откуда вы всё это знаете?

Лев засмеялся.

– Мир я обошёл весь, да видел такое, что простому человеку и не снилось. Оттого, мой мальчик, я хочу, чтобы ты меня услышал: та, кого вам доверено найти, опаснее всего, что я видел. Ты умеешь обращаться с животными, я в этом убедился, потому и выбрал именно тебя для этого дела. Но ты должен понимать, что именно животное – дикое, необузданное и очень могучее, тебе предстоит поймать и доставить живым и по возможности невредимым.

Роман хотел спросить, для чего было нужно это, но вместо этого спросил другое.

– Как я узнаю его?

Лев улыбнулся так, словно этого человека он видел перед собой прямо сейчас. Серые глаза его заблестели от предвкушения.

– Ты узнаешь. Как только увидишь – сразу поймёшь.

– Агов, Ромка, – голос Афони вывел его из воспоминаний, – спишь? Говорю, как мы его узнаем-то, а? И чего будет, коли мёртв он уже? Или не сыщем мы его?

Роман не ответил. Сам он себя тоже об этом спрашивал и не раз, да отчего-то был уверен, что они его найдут. Другой вопрос – зачем. На него Роман ответить не мог.

С раннего детства Роман усвоил, как был устроен мир для простого человека: тебе говорят, что делать, и ты делаешь, а в замен получаешь крышу над головой, да какую-никакую кашу с куском хлеба. И так было для него всегда – и в монастыре, где он вырос, и на строительстве крепости Вологодской, и ещё в некоторых местах до неё. Но тогда указания были простыми и понятными. В любом случае Роману даже не приходило в голову задавать вопросы или вдумываться в них. Всё же было и так понятно. Но здесь так не было.

Сама служба была туманной: вроде и опричная, царская, вроде и нет. Задание же было противоречивым. Многие детали были опущены. И к чему был этот кинжал с его-то защитой? К чему была вышита белым лилия на груди? И к чему был выдан ему мешочек с пропитанными берёзовой смолой верёвками? Слишком много было вопросов, а ответов не было и вовсе.

Следовать указаниям Льва оказалось сложнее, чем они думали. Коли б не начало зимы, так можно было прямым ходом через пятину ехать, а так из-за непогоды часто приходилось отклоняться и таки искать приюта в постоялых избах, которые нынче стояли заброшенными.

По бездорожью всё же было легче: не так бросались в глаза и душу беды, накрывшие людей. Снегом притрушенные пепелища попадались то тут, то там. Некоторые заставы стояли покинутыми, и близь дорог лежали трупы. Даже курганы, оставленные жившими давным-давно людьми, не оставляли в душе такой тоски, как то, во что превратилась некогда цветущая земля и люди, честно трудившиеся на ней.

Малый Волховец впадал в Волхов за Хутынским монастырём. Согласно народному преданию, место это находилось во власти нечистой силы, и даже после победы над ней князем Ярославом и возведением им храма во имя Преображения Господня, и постройки на его месте Спасо-Преображенского собора, место то так и звалось в народе "Хутынь", то есть худое место.

– Никого, – доложил Димитрий, спешиваясь. – Ни одной живой души.

Роман стряхнул с ладони обгоревшие куски и поднялся, задумчиво осматривая то, что осталось от собора.

– Как же должно было гореть, чтобы вот так ничего не осталось? – Афоня начал было креститься, да махнул рукой. Не было здесь больше святого места, огонь уничтожил всё, наложив чёрную печать даже на землю.

– Местные говорят, горело так, будто сам дьявол ворота ада распахнул. Тушить даже никто не пытался.

– Оно было здеся, – подал голос Монгол, поглаживая мушкет. – Точно было.

– Говорят ещё, девка тут какая-то крутилась, монастырь искала. Странная какая-то, говорят.

– Она была, – снова подал голос Монгол. – Она.

– Стало быть, она, – ответил Роман, задумчиво поглаживая бороду.

– Так чего теперь, Роман? – спросил Афоня. – Где искать её-то?

– Тут и искать. Далеко уйти не могла.

Роман запрыгнул в седло и натянул поводья. С виду он казался спокойным и уверенным, но внутри у него всё горело, но не от страха, а от чувства, даже предвидения, что он вот-вот ступит на путь, который всю жизнь искал, в котором нуждался, как в воздухе.

Куда идти он не знал, но направляя коня, точно знал, что идёт в верном направлении.

– Чувствуете? – Роман резко затормозил, сосредоточенно втягивая воздух.

– Чего? – в один голос спросила Димитрий и Афоня.

– Яблоками пахнет.

– А и правда пахнет!

Роман пустил коня рысью, следуя за дивным запахом яблок в начале зимы. Друзья последовали за ним.

Запах яблок становился удушающим. Кони занервничали, отказываясь идти дальше. Впереди лес редел, но Роман никак не мог рассмотреть, что же было там впереди, словно невидимая пелена окутывала то место.

– Давай, мальчик, вперёд! – Роман посильнее сдавил каблуками бока лошади.

Лошадь рванулась вперёд, и на какой-то миг ему показалось, что он ослеп, да так больно стало глазам, что Роман даже прикрыл их рукой.

Лучи солнца пробивались сквозь его пальцы. Под копытами пружинила зелёная трава. Весело щебетали птицы, стаями сидевшие на яблоневых деревьях, густо увешанных красными плодами.

Возле одного из деревьев стояла девушка: высокая, да стройная, с красивыми изгибами молодого тела, да каштановой косой ниже пояса. Рядом с ней стояла большая корзина, в которую она складывала сорванные ею яблоки.

Роман слышал её звонкий смех. Он даже мог представить её улыбку, и отчего-то ему казалось, что, не смотря на веселье, в ней сквозила печаль.

Сорвав ещё несколько яблок, она подняла корзину и отошла от дерева. Тогда-то она и заметила их.

На мгновение она застыла, встретившись с Романом взглядом. Улыбка, печальная, как он и предполагал, сошла с её губ, и откуда-то издали раздался крик.

– Саша, беги!

– 7 -

Время в пристанище текло совсем не так, как в обычном мире. Саше казалось, что она пробыла в нём около месяца, по крайней мере, если было считать по восходам солнца, никогда не покидавшем то дивное место, но Тимофей сказал, что на самом деле это было не так.

Постепенно Саша свыкалась с мыслью, что её семьи больше нет, но порой это было слишком больно, и тогда она представляла, что они где-то далеко, в таком же светлом и красивом месте, наполненным покоем и радостью, и тогда ей становилось немного легче.

В пристанище находились не только дети, но и целые семьи. Все они были такими же, как и она, разве что с одним отличием.

– Что делает нас такими, какими мы есть? Что делает нас нами? – Брат Иннокентий, закатив рукава, энергично месил тесто.

Саша отложила в сторону яблоко, которое чистила, и задумалась.

– Мы люди, то есть мы человечны.

– Ну, насчёт того, что мы люди, можно поспорить, но в другой раз, – ответил брат Иннокентий. – Я имею в виду, что делает нас добрыми, или злыми. – Тесто отпрыгнуло от него, и брат Иннокентий едва слышно чертыхнулся.

– Душа, наверное.

– Вот-вот, Сашенька, – с улыбкой сказал он, возвращая тесто на место. – Душа, она родимая! Но, видишь ли, Сашенька, душа-то она делает нас нами, но в твоём случае, как и в случае Тимофея, тебя делает тобой ещё и вторая душа. Потому-то ты и двоедушница. И в тот момент, когда ты переродилась, ты приняла себя и свою силу в полной мере. Нынче это быстро происходит, не у всех, но у тех, кто был готов это принять, как ты, перерождение, или как его ещё называли ваши предки, вознесение проходит быстро и безболезненно. Фух, наконец-то! – Брат Иннокентий вытер выступивший на лбу пот рукавом. – Давай, Сашенька, теперь яблочки ложи.

– А кто вы, брат Иннокентий? – Саша разложила порезанные яблоки на

тесто, и в ожидании ответа, взглянула на брата Иннокентия.

– Я, Сашенька, и мои братья – мы Хранители. Испокон веков мы хранили ваши тайны, помогали вам освоить ваши возможности, осознать их, усовершенствовать, учили сливаться с окружающими, скрывать то, что большинство обычных людей не могли осознать и принять. Между прочим, это именно мы передали вам свои знания по травам, – не без гордости заметил брат Иннокентий. – Но не все из нас такие, – поспешно добавил он. Лицо его помрачнело, и он сильнее, чем было нужно, защипнул тесто.

– Не все? – Саша с любопытством уставилась на него.

– Да ты не бери в голову, Сашенька, – ответил он, передавая ей большой пирог. – Пойди-ка поставь выпекать пирожок, а то вон сколько голодных глаз ждут, не дождутся сладенького. – Саша проследила за взглядом довольного монаха до двери, из-за которой выглядывали дети. Ещё не готовый пирог с яблоками они уже приговорили, и Саше не хотелось заставлять их ждать.

Поставив пирог в печь, Саша взяла корзину и отправилась в сад. Пирог хоть и был большим, но на всех его не хватит, а к вечеру дети, да и взрослые, захотят ещё. Здесь такие вещи вообще не задерживались.

Складывая яблоки в корзину, Саша размышляла о том, что сказал брат Иннокентий, точнее о том, чего он не сказал. Тимофей рассказывал ей, что некоторые из тех, кто нашёл здесь приют, рассказывали, что до них доходили слухи про особые отряды, чьим единственным заданием было разыскивать людей, владеющих особым искусством чародейства, и из-за которых они были вынуждены покинуть дома, не желая проверять правдивость этих слухов.

Были же и те, кто собственными глазами видел эти отряды и горы трупов, которые они оставляли после себя. Тимофей был в их числе. Его деревню просто изрезали, а то, что осталось, сожгли, чтобы скрыть свои злодеяния и выдать всё за буйство чумы. Как ему удалось спастись, он не говорил, но на память у него осталась выжженная на левом боку кожа и вечная боль по тем, кого ему спасти не удалось.

Корзина наполнялась быстрее, чем Саша снимала плоды. Несколько яблок пролетели мимо неё и упали в корзину, забрызгав её соком.

Саша подошла ближе к стволу дерева и присмотрелась к верхним веткам.

– Ты что там делаешь? Упадёшь ведь! – крикнула Саша рыжему мальчишке, ползающему по веткам, как бельчонок.

– Не упаду, – уверенно заявил он, сбрасывая ещё одно яблоко. – Я летать умею.

– Летать? – удивлённо спросила Саша.

– Честно-честно! Как птица… Ой!

Ветка под ним треснула, и он кубарем покатился вниз. Хорошо, что в своё время у Саши было много такой практики с братом, и она вовремя успела подхватить юного собирателя, не дав ему набить синяки, а то и того хуже.

– Поймала!

– А вот и зря, – нахмурился он. – Я же сказал, что летать умею.

Сколько серьёзности, важности, уверенности было в его голосе – на армию бы хватило с запасом. Вот только круглые от испуга глаза говорили об обратном.

Давно Саша так не смеялась, так давно, что и забыла уже, как это приятно.

– Как же зовут этакую птицу?

– Ваня.

– Ваня, – Саша ласково потрепала мальчишку по непослушным рыжим волосам, – держи яблочко, и побудь пока на земле. Рано тебе ещё летать.

Посмеявшись над недовольной рожицой, которую он ей скорчил, уходя, Саша вернулась к яблокам. Ложить их было уже почти некуда, и, сорвав ещё несколько, она подняла корзину и отошла от дерева. Тогда-то она и заметила их: четверо всадников, одетых во всё чёрное на своих вороных конях выглядели как грязное пятно, которое хотелось отчистить и больше никогда не видеть.

Свойственных опричникам собачьих голов на них не было, но даже на расстоянии вышитая белая лилия бросалась в глаза.

На мгновение Саша застыла, встретившись взглядом с тем, кто стоял во главе четвёрки. Улыбка сошла с её губ, и откуда-то издали раздался крик.

– Саша, беги!

План созрел у Саши давно, вот только до теперешнего момента ему не хватало завершённости. Теперь же всё стало на свои места.

Яблоневый сад тянулся длинной полосой от жилых построек до фонтана, через который можно было, как попасть в пристанище, так и покинуть его.

Саша выронила корзину с яблоками, и бросилась бежать вдоль деревьев к фонтану. Вход в пристанище для людей, не владеющих искусством чародейства был закрыт, но всё же четверо всадников были там, и их нужно было увести как можно скорее. В том, что они погоняться за ней, Саша не сомневалась. Псы всегда гнались за теми, кто убегал, и эти псы должны были погнаться. Так и случилось: все четверо пустились в бег. Один из них на ходу заряжал мушкет.

– Не стрелять! – закричал один из всадников, но выстрел уже был произведён.

Саша слышала свист пули, настигающей её. Она остановилась, и время остановилось вместе с ней. Пуля зависла в воздухе. Саша взмахнула рукой, и вместо пули крыльями взмахнула белая птица. Ещё один взмах, и на её плечи опустился опашень. Он-то её и подвёл. В двух шагах от заветного фонтана Саша запуталась в нём и плашмя завалилась.

Фонтан прошёл сквозь неё, как и четверо всадников. Копыта лошадей выбивали куски грязного снега, пока она калачиком свернулась на земле, закрываясь от их смертоносных ударов.

– Шустрая девка! – прохрипел один из всадников, сплёвывая на землю.

Всадники успокоили лошадей, и те немного отступили от неё. Саша слышала, как один из них спрыгнул. Он подошёл к ней и присел на корточки. Саша слышала его сбившееся дыхание.

– Живая? – спросил он, протягивая к ней руку. Волосы налипли на лицо вместе с грязью, лишая её возможности нормально видеть, но движение его она уловила, и брыкнула не хуже лошади. – Стой! – крикнул он.

Саша даже не успела понять, крикнул ли это он ей, как тяжёлый приклад мушкета опустился ей на затылок. От боли у неё потемнело в глазах, из груди с хрипом вырвался воздух, и она отключилась.

***

У Романа даже не было времени осмыслить, куда они попали, и как такое вообще могло быть. Откуда-то раздался крик, и девушка выронила корзину. Яблоки катились по земле красными пятнами, а она уже бежала прочь.

И снова не было у него возможности продумать действия: во весь опор они скакали за ней, ведь так это было заведено – если кто-то убегает, за ним нужно гнаться.

Монгол на ходу зарядил мушкет и прицелился в беглянку.

– Не стрелять! – крикнул Роман, но выстрел уже был произведён. Пуля со свистом настигала её. Она остановилась и взмахнула рукой, и вместо пули крыльями взмахнула белая птица. Ещё один взмах, и на её плечи опустился опашень, и она снова побежала.

Впереди неё стоял какой-то каменный предмет, к которому она так стремилась, но в двух шагах от него, она плашмя завалилась, запутавшись в подоле одежды.

Каменный предмет прошёл сквозь неё, как и четверо всадников. Копыта лошадей выбивали куски грязного снега, пока она калачиком свернулась на земле, закрываясь от их смертоносных ударов.

– Шустрая девка! – прохрипел Димитрий, сплёвывая на землю.

Они успокоили лошадей, и те немного отступили от девушки.

Роман спешился и жестом велел отвести лошадей. Он подошёл к девушке, лежавшей на земле и запутавшейся в собственных покрытых грязью из-под копыт коней волосах. Дышала она тяжело, и больше всего сейчас напоминала выбившееся из сил дикое животное, угодившее в яму.

– Живая? – спросил Рома, протянув к ней руку, дабы убедиться, что лошади ей не навредили. Уловив его движение, она брыкнула не хуже лошади, да так неожиданно, что Роман поневоле отшатнулся. Монгол же отреагировал по-другому, и Роман не успел его остановить. – Стой! – крикнул он, но тяжёлый приклад мушкета уже коснулся её затылка, и девушка хрипло выдохнув, отключилась. – Ты зачем это сделал?

Роман молниеносно поднялся на ноги и, схватив молодого стрельца за грудки, как следует, встряхнул.

– У тебя свои приказы, у меня – свои, – мрачно ответил он.

– Какие ещё приказы? – Роман снова тряхнул стрельца, что было сил.

– Свои, и всё! – Монгол вырвался из мёртвой хватки Романа, и поправил одежду. – Вяжи её, до поскорей. Нам ещё обратно ехать, да с грузом ещё.

– Серьёзно, друг, – вступил в разговор Афоня, по всей видимости, наиболее впечатлённый увиденным и произошедшим. – Убираться надо отсюда. За ней ведь придти могут. – Афоня опустил фразу "такие же, как она", но все и так об этом подумали, боязливо оглядываясь по сторонам.

До этого момента никто из них, разве что Монгол, не отдавал себе отчёта в том, во что они ввязались. Все слышали про чертей, злые силы, людей, порождённых ею с целью творить дьявольские дела на земле, но тут, как говориться, одно дело слышать, да креститься и плеваться, надеясь, что оно где-то там, далеко, а другое – увидеть собственными глазами, да прочувствовать собственные кишки, дрожащие от страха.

Роман искоса посмотрел на стрельца, и, достав из мешочка на поясе

верёвки, покрытые берёзовой смолой, снова присел на корточки возле лежащей без сознания девушки.

Руки её были грязные и холодные, и настолько тоненькие, что ему пришлось несколько раз обмотать их верёвкой. Убрав грязные волосы с её лица, Роман немного обтёр его рукой, внимательно всматриваясь в его расслабленные черты. Красива девка была, красива! И так же, как красива, была опасна.

– Глаза ей завяжи, – Димитрий бросил Роману кусок полотна, – чтобы порчу не навела.

Роман не стал спорить. Пока она была без сознания, это не было важно, а что будет потом – потом и решиться. Подняв девушку на руки, он перекинул её через своё седло. Сам же сел рядом и, натянув поводья, поехал в обратный путь.

– 8 -

К вечеру пошёл сильный снег. Уставшие и голодные лошади едва переставляли ноги, даже когда они спешились и просто вели их за поводья.

– А хорошо ты её приложил, – сказал Димитрий Монголу. – До сих пор в отключке.

Роман погладил лошадь, через которую всё ещё была перекинута девушка. При каждом шаге она вздрагивала, а связанные руки с красных уверенно становились синими.

– Нужно укрыться где-то на ночь, – хмуро сказал он, всматриваясь вперёд. – Монгол, глаз у тебя острый. Может, видит чего?

Монгол сел на лошадь и вытянулся в седле, сосредоточенно глядя в даль. Не говоря ни слова, он ускакал прочь.

Роман поглядел ему в след, по-прежнему поглаживая лошадь. Вернётся – хорошо. Не вернётся – ну и чёрт с ним. Не по нраву пришлись Роману слова про "свои приказы". Слишком уж они были подозрительными.

Однако молодой стрелец вернулся, и жестом показал им следовать за ним. Через полверсты показалась постоялая изба, приспособленная под заставу.

Опричники, нёсшие в ней службу, Роману сразу не понравились: вроде бы и по-братски приняли их, но, в то же время, больно хищно они смотрели и на них, и особенно на девушку, которую всё ещё без сознания, уложили в самый дальний угол горницы.

– Ну, друзья, рассказывайте: где были, что видели, куда путь держите. – Роман поймал настороженный взгляд Димитрия, и, оторвавшись от кружки с горячей похлёбкой, ответил как можно беззаботнее:

– Про деревяницкий монастырь слыхали?

– Не, а чего с ним?

– Сгорел он, вот мы и…

– Сгорел, так сгорел. Чего ж теперь? – перебил Романа опричник. – Не спасла их вера-то от чумы.

Сначала Роман обрадовался, что опричник сам заговорил про чуму, и даже было подумал, что на этом всё закончится, но ошибся.

– Так, а вы тут каким боком? И что за девка с вами? Оттуда что ли?

В горнице повисло напряжённое ожидание. Опричник не сводил глаз с Романа, а его товарищи с остальных прибывших.

– Та не, – махнул рукой Роман, отпивая ещё похлёбки. – Подобрали по пути. Может, сгодиться на что, – усмехнулся он.

Опричники дружно заржали, догадавшись, что Роман имел в виду.

– Это да! Это да! Это вы верно мыслите! – Опричник расплылся в кривозубой улыбке, и одобрительно закивал головой.

Роман немного расслабился, вздохнув с облегчением, что они либо не заметили верёвок на её руках, либо не придали этому значения, оттого об этом не спросили. Но про себя он решил, что спать этой ночью не будет.

Далее разговор шёл уже более простой: о службе, о царе, о бедах, конца которым не было, об ордене и его лидере, о котором они вроде слышали, но толком не поняли что к чему, да и, собственно, не особо-то и стремились понять. На том и закончили.

В горнице было тепло, и трое опричников и Роман со своими людьми расположились прямо на полу. Не собирался Роман спать, да не выдержал и всё-таки прикорнул. Когда же он проснулся, опричников в горнице и в помине не было, как и не было девушки.

Из сеней доносился шум, туда Роман сразу и кинулся.

Лёгкий свет шёл от лучин. Кривозубый опричник был раздет до рубахи. Двое его товарищей держали связанную девушку. Одежда на ней была разорвана, оголяя грудь и часть живота. Повязка сползла с глаз. От холода её трясло. Она уже не была без сознания, и в глазах её читалась боль. Какой бы силой она не обладала, сейчас это была всего лишь маленькая, худенькая девчонка, слишком слабая, чтобы постоять за себя.

– Прочь от неё! – зарычал Роман, обнажая саблю, которая, в общем-то, ему и не была нужна. Парень он был крепкий, мог и голыми руками порвать на части.

– А тебе чего? – ответил опричник, обнажая свои кривые зубы. – Сам же сказал, что она может пригодиться. Вот мы и пригождаем! – Товарищи его заржали.

По шеи вниз до груди с отпечатком раскалённой кочерги по девушке стекла капля крови. Должно быть, от приклада у неё лопнула кожу, и рана сейчас вскрылась. Об этом Роман сразу не подумал, но позаботиться об этом потом, сначала следовало разобраться с этими ублюдками.

– Именем царя… – Роман крепче сжал в руке саблю, и сделал шаг вперёд.

– Нет здесь царя. Он очень далеко отсюда, – растягивая слова, ответил ему опричник, очень нехорошо улыбаясь.

– Зато мы здесь, – раздался голос из-за спины Романа. Димитрий и Афоня стояли по обе стороны от него с саблями в руках. Чуть поодаль стоял Монгол с нацеленным на полураздетого опричника мушкетом.

Перевес был очевидным, и они отступили. Кое-как Роман завернул девушку в опашень. Одевать ей повязку на глаза он не стал, так как она снова отключилась.

До рассвета оставалось недолго, и с его наступлением отряд, забрав у опричников одного коня, покинул заставу.

***

Верёвки на запястьях жгли кожу. Попытки снять их или хотя бы ослабить успехом не увенчались, а наоборот принесли ещё больше боли.

Первое время Саша терпела боль, но магия, которую она применяла, просто отскакивала от них, поджигая, то хвосты лошадям, то шапки их наездникам. Тогда она и смекнула, что верёвки были не простыми, а пропитанными чем-то, что не давало ей ни снять их с помощью чар, ни обратиться.

Повязка на глазах тоже не придавала приятных ощущений. Они завязали ей глаза, наивно полагая, что это защитит их от её чар. Неотёсанные сопляки даже не понимали, что Саша позволила им себя схватить.

Шею сводило каждый раз, когда она поворачивала голову. Что было до прохождения сквозь фонтан, она помнила, а вот что было далее не особо. Порванная одежда говорила о том, что ничего хорошего с ней не произошло, но отчего-то она была уверена, что это не было делом рук её захватчиков.

Слушать их бестолковый трёп было утомительно, но иногда проскакивало кое-что полезное. Несмотря на все тяжести их пути, они всё же испытывали некую гордость, да и белая лилия, нашитая на их груди, придавала им чувства значимости. Святость их миссии, в чём бы она не заключалась, вселяла в них веру в то, что Бог закроет глаза на то, что их руки были по локоть в крови и вознаградит их за героизм. Фанатики!

Но в то же время в их словах и интонациях сквозила неуверенность. Обсуждая какого-то Льва, они высказывали недоверие к его персоне: кем он был, откуда пришёл, как ему удалось занять видное место у царя, славившегося своей недоверчивостью, чем на самом деле занимался основанный им орден, и самый главный вопрос – зачем ему была нужна Саша.

Хотя в последнем они сомневались, так как сам Лев так и не сказал, как выглядел нужный ему человек, сказав лишь тому, кого звали Роман, что он сразу поймёт, кто ему нужен, как только увидит.

Холодный январский ветер дул в лицо. Мороз крепчал, и Сашу начала пробивать дрожь. Она давно не еле, и была ослаблена, а проклятые верёвки не давали ей возможности даже согреть себя, да и бедную лошадь под ней.

– Здесь сделаем короткий привал. – Белолилейник натянул поводья и спрыгнул с лошади. Они были в дороге уже сутки, ни разу не остановившись с того момента, как покинули заставу. Для Саши всё ещё было загадкой, как они смогли проникнуть на территорию пристанища, места, которого не существовало для простых смертных, но это было и не важно.

– Роман, лошади на пределе, – возразил один из белолилейников. – Им нужен отдых. И не короткий. Да, и нам тоже. Ведьма нас хорошенько потрепала. – Саша едва заметно улыбнулась. Ей было выгодно, чтобы они верили в то, что сами поймали её, а не в то, что она позволила им это сделать.

– Ладно, – немного поразмыслив, ответил Роман, – переночуем здесь, но с рассветом выезжаем без промедлений.

Они засуетились, привязывая лошадей и разводя огонь. Кто-то из них спустил Сашу на землю и усадил под деревом. Через какое-то время запахло едой, и их бестолковые разговоры затихли.

– Роман, может не стоит?! – Саша услышала шаги.

– Я сейчас сниму повязку и дам тебе поесть. – Голос белолилейника был низким и песочным. – Но если ты что-нибудь выкинешь, то останешься голодной. Это понятно тебе? – В животе забурчало, и Саша кивнула.

Свет от костра ненадолго ослепил её. Темноволосый парень со смуглой кожей и карими глазами протянул ей кружку с горячей похлёбкой. Его руки, едва коснувшиеся её, были тёплыми, а взгляд настороженный, изучающий, с глубоким отблеском чего-то противоречащего его нашивке белой лилии на груди.

Саша хотела поблагодарить белолилейника, но передумала. Испугается ещё, да и рот завяжет на пару с глазами. Да и какая разница: он враг, один из тех, кто виновен в смерти её семьи и многих других семей.

Размышляя об этом, Саша не заметила, что так и не отвела взгляда от карих глаз. Белолилейник тоже взгляда не отвёл, а даже наоборот он погружался глубже, как будто пытаясь понять, кто она, что она. И страха в нём не было, и ненависти.

Саша почувствовала, что краснеет, и сосредоточилась на кружке с остывающей похлёбкой, мысленно ругая себя за такое неуместное поведение. Ну, красив был молодец. И силён. Но это было для другой жизни – той, что она оставила позади.

– Неужто к нам вернулась удача? – потирая затёкшую от спанья на седле спину, пропел Димитрий. – И всё-таки добрые дела окупаются!

– И то, правда! – Афоня подставил солнцу заспанное лицо. – Давно я такого не видел!

Роман пожал плечами. Полночи он караулил спящих, и хотя яркое солнце, сменившее снегопад его и радовало, но бодрости особо не прибавляло. Путь им предстоял ещё долгий. Монгол же, сменивший его во второй половине ночи, никак не отреагировал на перемену погоды.

Саша же вообще солнца не видела, а только ощущала его ласковое касание на лице. Роман не завязывал ей глаза, пока дежурил, чаще чем следовало бы посматривая на неё, когда думал, что она спит. Зато его сменщик церемониться не стал, и как только Роман отошёл, надел ей повязку, туго завязав узел.

– Сегодня надо проехать как можно больше, – сказал Роман, подсаживая Сашу на лошадь. – Погода сопутствует, но завтра может быть иначе.

– Вот умеешь ты ободрить, друг, – усмехнулся Димитрий.

Отряд тронулся в путь. Димитрий и Афоня как и прежде держались от Саши в стороне, насвистывая что-то весёлое. Монгол ехал впереди с мушкетом наготове, хмурый, как и всегда. Роман же ехал рядом с ней, держа в руках поводья её лошади, и задумчиво глядя по сторонам.

А погодка тем временем всё больше радовала. Солнце светило ярче, чем долгожданной весной, а грело сильнее, чем поздним летом, и свежий ветерок приятно обдувал нагретую солнцем кожу.

Птицы пели песни, пёстрыми стайками занявшие все ветки на голых деревьях. И никак не верилось, что был январь.

Саша пыталась обдумать свой план с учётом новых знаний, но никак не могла сосредоточиться. Мысли всё время ускользали от неё. Внутри пульсировала её вторая сущность: она нервно металась, словно стараясь вырваться наружу, или как будто что-то хотела сказать, или предупредить.

Саша терпеливо игнорировала это, периодически скручиваясь в седле от сильных спазмов, чем вызывала опасливые взгляды Димитрия и Афони.

– Слышь, Монгол, – Димитрий кивнул на заросли с оранжевыми ягода, похожими на малину. – Это что за чудо такое? – Монгол ему естественно не ответил, но подъехал посмотреть. Димитрий спрыгнул с лошади и, сорвав ягоду, покрутил её в руке. – Малина что ли?

– Какая малина тебе, дурень? – Афоня подъехал следом за Монголом. – В январе-то?

– Морошка, – со знанием дела вступил в разговор Монгол.

– Какая морошка тебе, дурень? В январе-то? – перекривлял Афоню Димитрий, и завязался спор.

Сашина лошадь недовольно тряхнула головой. Её снова скрутил сильный спазм, и она сильно сжала бока животного. Роман потянул поводья, чтобы лошадь подошла ближе. Он давно заметил, что Саше нехорошо, да всё не знал, как спросить её об этом.

Она сделала несколько глубоких вдохов и вытерла рукавом выступивший на лбу пот.

– Морошка, говорю! – закричал Монгол, отбросивший в пылу спора свою привычную молчаливость и невозмутимость. Тогда-то Саша и поняла, что было не так.

– Брось! – закричала она. – Брось её, дурень!

От неожиданности Димитрий выронил ягоду, которую уже собрался закинуть в рот.

– Ты что, ведьма? Сдурела? – оторопел Димитрий. Даже Роман удивлённо открыл рот.

– Морошка растёт на болотах. – Как только Саша это произнесла, в округе повисла мёртвая тишина: исчезли птицы, погасшее солнце, потянуло свои лучи обратно, прячась за серыми облаками, снег, доселе радовавший своей белизной, празднично украшенной разноцветными ягодами, стал грязным и редким.

Димитрий, стоявший возле дивных ягод, оказался по пояс в болоте. Лошадь Афони вздыбилась, испуганно перебирая копытами, увязшими в мутной густой жиже.

Саша сорвала повязку с глаз и спрыгнула с лошади. Из-за того, что они с Романом отстали, они остались на одном из немногих крошечных островков твёрдой земли.

– Режь верёвки. – Саша протянула Роману руки.

– Не вздумай! – зашипел Димитрий, умудрившийся взобраться в седло. – Это её рук дело!

– Режь, или мы все здесь сдохнем! – сказала она, не сводя настойчивого взгляда с Роман. Каждая секунда была на счету, а он всё медлил, что-то высматривая в её лице, обдумывая.

Наконец, он достал из-за пояса кинжал и, взяв её руки, перерезал верёвки.

Саша издала лёгкий вздох облегчения, почувствовав, как чары от верёвок спадают с неё. По телу разливалось тепло, и сила запульсировала в каждой её части тела.

– Оставайтесь на земле, – сказала Саша, отходя от Романа. – И, что бы ни случилось, что бы вам не показалось или не захотелось, не заходите в болото. – Она обвела взглядом каждого, легко читая на их лицах смятение, непонимание и страх. – Не заходите в болото, – ещё раз как можно чётче повторила она, и шагнула в болото.

– 9 -

Густая, тёплая жижа, пахнущая гнилью, легко поддавалось её шагам. Болото было радо, что она пришла. Зайдя почти по пояс, Саша услышала радостное шипение и бульканье.

Будь Саша простым человеком, болото давно бы её затянуло в свои глубины и полакомилось ею, но она не была простым человеком, и болото, поняв это, обрадовалось ещё пуще: сколько силы, сколько жизни оно могло высосать из неё. Саша ощущала его нетерпение и предвкушение. И даже будь они худосочными простолюдинами, оно не выпустило бы их из своих владений, и существа, обитавшие в них, были уже на подходе.

Саша оглянулась, чтобы убедиться, что белолилейники оставались на суше. Она встретилась взглядом с Романом. Он был полон тревоги, и конь под ним нервно бил копытами, чувствуя, что он вот-вот его пришпорит и пустит прямиком в болото.

Она отрицательно покачала головой и зачем-то улыбнулась, как будто говоря "всё будет хорошо".

Повернувшись снова к болоту, Саша закрыла глаза и сосредоточилась. Небо над низменностью начало темнеть. Тучи чернее чёрного застилали небо, сверкая молниями и громыхая раскатами. Ветер трепал Сашины волосы, и по болотной поверхности пошла рябь.

С противоположной от Саши стороны доносился нарастающий гул, и то тёмное, что приближалось к ней, не было тучами.

Вдоль позвоночника пробежала приятная дрожь. Саша подняла руки над головой и хлопнула в ладоши. По болоту пронеслась ярко-зелёная вспышка, и место Саши заняло огромное животное. Размерами оно не уступало коню, чёрная шерсть его лоснилась и блестела, длинный хвост сбивал с поверхности зелёно-жёлтый покров.

Выпустив острые когти, Саша пригнулась, готовясь к прыжку. Один удар сердца, второй удар сердца… Гул сменился на протяжные "ууу-у", похожие на жутковатый смех. Третий удар сердца, четвёртый удар сердца, пятый…

В мгновение ока пятнистые собакоподобные существа заполонили всё в округе. Они сыпались с неба, лезли из болота и ещё бог знает откуда. Саша рвала их зубами и драла когтями. Молнии вспыхивали одни за одной, сдерживая полчища тварей там, где она поспеть не могла.

На суше они были гораздо слабее, но в болоте сила их была безгранична. Не успевала Саша убить одного-двух, как их место занимали двое-четверо, всё дальше уводя её от земли.

Всё тяжелее мощное тело поднималось на лапы, всё чаще капала с него кровь, всё отчаяние становилось рычание. Твари сыпались на неё один за другим, вгрызаясь в плоть, пытаясь повалить. Саша выла и рычала от боли. Под тяжестью их тел она всё глубже проседала, лишаясь возможности их сбросить.

Внезапно вес исчез. За спиной раздалось ржание коней. Саша повернула окровавленную морду: белолилейники, зашедшие в болото по самые сёдла, рубили пятнистых тварей саблями направо и налево.

Роман, бывший ближе всех к Саше, в одной руке держал саблю, а в другой кинжал. Ловко взмахнув последним, он сбил с Саши ещё одно существо. Посмотрев ей в глаза, он улыбнулся, как будто говоря "всё будет хорошо". Это придало ей сил, и она смогла подняться.

Вместе им удалось оттеснить их достаточно, чтобы подойти к тому месту, где земля утоптанной тропой шла в обход болот, но тварей всё ещё было слишком много. Они визжали от боли, падали замертво, но всё равно наступали, стремясь взять их в кольцо.

Белолилейники обливаясь потом, едва размахивали саблями. Монгол, давно потерявший свою саблю, отбивался мушкетом. Афоня с Димитрием, взявшие пример с Романа, вытащили кинжалы, но едва удерживали равновесие в сёдлах.

Роману приходилось хуже всех. Левая его рука, державшая кинжал, была вся в крови, на запах которой пятнистые твари слетались, как стервятники. Но кинжал он держал крепко, поэтому они атаковали справа.

Саша видела, как одна из тварей прыгнула на саблю, и упала в болото вместе с ней. Роман наклонился в седле, чтобы удержать саблю, и тогда вторая тварь прыгнула на него.

Саша была быстрее. В широком прыжке она сбила её, и вместе они упали в жижу, окрасив красным зелёно-жёлтый покров. Взбешённая сука вгрызлась ей в плечо, и Саша ответила тем же, перегрызая ей глотку.

Земля была всё ближе, но тем сложнее было до неё добраться. Крики Афони и Димитрия становились всё истошнее. Лошадь Монгола сгинула, и Роман, отбиваясь одной рукой, с трудом затащил его на свою. Положение было критичным: они были окружены.

Саша сбросила с себя ещё несколько тварей, и набрала в грудь как можно воздуха, собирая как можно больше силы на последний рывок.

Она издала рык. Зелёное свечение охватило её чёрное тело, и чем громче она рычала, тем ярче оно становилось, пока не охватило зелёным огнём всё вокруг.

Пятнистые собакоподобные существа извивались и визжали, сгорая без остатка. Поверхность болота вздыбилась, и когда она осела, вокруг не осталось ничего, кроме водоёма с чистой водой.

Выдохшиеся белолилейники вытерли потные лица дрожащими руками, растерянно глядя друг на друга. Монгол устало плюхнулся в воду, погрузив лицо целиком в её спасительную прохладу.

Роман спрыгнул с лошади, и обмыв окровавленную руку в воде, засунул кинжал за пояс и огляделся.

– А где… – Лицо его помрачнело. Саши нигде не было видно.

– Вон! – Афоня, всё ещё сидевший на коне, приподнялся в седле. – Вон она!

Роман кинулся в указанном направлении. Саша лежала у берега. Вода вокруг неё была красной.

– Боже мой!

Под накидкой было месиво: кожа местами отставала, открывая рёбра, рваные раны параллельными линиями проходили через всё туловище. Она безучастно смотрела на Романа. Боли, судя по всему, она не чувствовала, что его больше всего и беспокоило.

– Всё хорошо, – прошептала она, поймав его встревоженный взгляд. – Вода меня исцелит.

– Не думаю, что она понимает, что происходит, – произнес Димитрий. Был он бледен, и всячески старался не смотреть на Сашу.

– Что мы можем сделать? – спросил Афоня.

– Я не знаю, – ответил Роман. В голосе его звенело отчаяние, а взгляд метался между её ранами и глазами, не выражавшими абсолютно ничего.

– Ей нужна помощь. – Неожиданно для всех Монгол встал на колени рядом с Сашей, внимательно рассматривая её. Он взял её за руку, и на мгновение Роману показалось, что в ней что-то засветилось. Зрачки Саши расширились, и веки опустились. – Есть одно место. – Он перевёл взгляд на Романа, который неотрывно наблюдал, как мирно поднимается и опускается грудь уснувшей девушки. – Но времени у неё мало.

Решение было за ним: он был назначен во главе отряда, ему было поручено доставить её живой и по возможности невредимой. С последним он не справился. По его невнимательности они забрели в чёртовы болота, и из-за него девушка, которую он держал на руках, была при смерти.

– Где это место?

Решение далось легко. Ещё с самой первой встрече с ней где-то в глубине души Роман даже не решил, а дал клятву делать всё ради неё.

***

Сыпал мелкий снег. С каждой новой просекой, которую они проезжали, ощущение времени менялось. Их было бесконечное множество, и после каждой становилось всё тревожнее. Всё, что находилось вокруг, существовало по иным правилам и законам. Чувствовали это даже белолилейники.

Тропинки петляли, уводя всё глубже в неизвестность, и тем сильнее Роману казалось, что за ними следят.

Он крепко держал Сашу свободной от поводьев рукой. Она так и спала всю дорогу, делая ровные вдохи и выдохи. Иногда она шевелилась, и Роману казалось, что она вот-вот откроет глаза, и он снова пропадёт в их зелёных глубинах, но глаза она не открывала. И тогда Роман размышлял о том, что ей снилось и мог ли он хоть ненадолго заглянуть в её сны.

Монгол, ехавший впереди, остановился около огромного булыжника чудаковатой формы с неприлично выпирающими отдельными элементами.

– Бабий камень, – провозгласил он.

– И что теперь? – спросил Димитрий, поглаживая нервно бьющую копытами лошадь.

– Теперь ждать.

– Чего? – раздражённо спросил Роман. Девушка на его руках шевельнулась, и прядка волос упала ей на лицо. Он аккуратно заправил её, едва касаясь синеватой кожи на её лице. – Ты сказал, что времени мало. Она уже вся синяя.

– Разрешения, – невозмутимо ответил молодой стрелок.

– Какого разрешения? – прорычал Роман. Рычанием ему ответил бурый медведь, вышедший из-за камня. Встав на задние лапы, он ударил себя в грудь и снова зарычал.

Афоня и Димитрий обнажили сабли.

– Тише! Тише, косматый! – Женщина появилась из ниоткуда. Бесстрашно подойдя к медведю, она погладила его и протянула ладонь со жменькой малины. Косматый слизал все ягоды и, рыкнув на последок, лениво удалился туда, откуда пришёл.

Монгол спрыгнул с лошади и низко поклонился женщине средних лет, одетой не по сезону в простой белый сарафан.

– Владычица леса, приветствую тебя, матушка всего живого, покровительница страдающих и нуждающихся.

– Приветствую и я тебя, сокол ясный, – склонив голову, ответила она. Её пронизывающий взгляд прошёлся по всем, задержавшись чуть дольше на Романе. – И друзей твоих тоже, – добавила она. – Оставьте коней здесь, о них позаботятся. Сами следуйте за мной.

Женщина коснулась камня и исчезла. Димитрий с Афоней растерянно переглянулись, но Монгол уже помогал Роману снять девушку, и им не оставалось ничего другого, как оставить коней и проследовать за ними.

Ощущения при переходе были странными, словно они с ветерком прокатились с горки. Однако, внутри был дом, самый обычный деревенский дом. В круглой горнице весело потрескивал огонь в очаге, и пахло травами, которыми было обвешано всё вокруг. Из неё выходило несколько слабо освещённых коридоров, которые вели в другие комнаты.

Роман осторожно уложил девушку, куда указала хозяйка.

– Сашенька, ты меня слышишь? – ласково прошептала она, положив свою ладонь ей на лоб. – Сашенька! – Девушка не ответила, и хозяйка дома убрала ладонь и развернула накидку. От увиденного месива, застывшего на морозе вместе с остатками одежды, лицо хозяйки потемнело. – Там бадья, – обратилась она к Монголу, указав рукой на один из коридоров, – заполни её водой горячей, но не кипятком.

– Мы поможем. – Димитрий с Афоней направились к нему, но молодой стрелок остановил их.

– Я сам. Быстрее будет, – ответил он, как-то странно усмехнувшись, и удалился.

– Отдыхайте. Ночь будет долгой. – Димитрий с Афоней растерянно посмотрели на Романа, державшего Сашу за руку.

– Я её не оставлю.

– Как знаешь, – ответила хозяйка, сжав его плечо. – Может, так оно и лучше будет.

– Готово, – крикнул Монгол из коридора.

– Как он так быстро? – удивился Димитрий, но на его вопрос никто не обратил внимание.

– Поднимай её, да только осторожно, – сказала Роману женщина. Пучки трав ягод слетались в глиняную чашу, которую она держала в руках. Проверив пальцем воду в бадье, она одобрительно кивнула. – Опускай.

Роман сделал так, как она сказала, и опустил Сашу в воду, сразу же ставшей красной. Раны на её хрупком теле вскрылись, и девушка издала стон.

Хозяйка вытащила маленький нож и, уколов Сашин палец, выдавила пару капель в дымившуюся чашу.

– Держи ей голову. – Она вливала жидкость ей в рот постепенно, внимательно следя, чтобы ни одна капля не потекла мимо.

– Это ей поможет? – спросил Роман. Саша закашлялась, и он встревожено наклонился к ней.

– Раны излечит, – женщина с сочувствием посмотрела на Сашу, а затем на Романа, – но она потратила слишком много сил, так что… – Вода в бадье плеснулась. Девушка в ней задрожала. – Начинается! Держи её крепко!

Саша дёргалась так сильно, что Роман не придумал ничего лучше, чем залезть в бадью и удерживать её так крепко в своих объятиях, как только мог. Волосы её из каштановых сделались ярко зелёными и из-под них выглядывали заострённые уши, на пальцах появились длинные когти, больно впившиеся Роману в руки. Она закричала. Крик её перешёл в рычание, заставившее дрогнуть весь дом.

Постепенно рычание стихло. Вода в бадье начала испаряться. Раны на теле Саши затягивались, одежда становилось целой и чистой, только пятно на груди, оставленное раскалённой кочергой, осталось на месте, лишь немного побледнев.

Саша обмякла, и дыхание её стало более ровным и спокойным. Роман разжал объятия и, подняв её на руках, вылез из бадьи и уложил на большую кучу соломы.

Заправив прядь её всё ещё зеленых волос, он поднёс её маленькую ручку к своей щеке – она была тёплой, и это его обнадёжило.

– В этом нет твоей вины, – сказала хозяйка, украдкой наблюдая за ним. – Она бы всё равно это сделала: попыталась бы вас спасти, не бросила бы там умирать.

– Откуда вы знаете?

– Я же Мудрая женщина, я всё знаю.

– 10 -

Афоня с Димитрием пристроились возле очага. Сон сморил их задолго до того, как Роман наконец оставил спящую Сашу под надзором Евгении, хозяйки Бабьей Выгороды.

Ему не спалось. Задумчиво глядя в танцующий огонь в очаге, он крутил в руках мизерикорд, снова и снова прокручивая в голове наставления лидера ордена.

Молодой стрелок тоже не спал. Вернувшись после осмотра лошадей, он струсил с шапки снег и, сев напротив Романа, потирал покрасневшие от холода руки.

– И много вас таких? – не отводя от огня задумчивого взгляда, спросил он.

– Среди стрельцов нас много, – ответил он, кинув косой взгляд на спящих Димитрия и Афоню, – но что есть много, что есть мало?

– А что Лев? Он знает, кто ты на самом деле?

– Ты многого не знаешь о нём, – уклончиво ответил Монгол, неотрывно следя за ставшими более резкими движениями кинжала у Романа в руках.

– А кто вообще о нём что знает? Откуда он? Какая у него цель? Ведь не та же, что он всем говорит, мол, мир он очистить хочет от зла? – Монгол не ответил. Роман крутанул в ладони кинжал и, воткнув его в землю, встал. – Что за приказы у тебя? Зачем она ему?

– Могу сказать только то, что она будет жить, – ответил он, посмотрев на Романа со всем ненавистным Димитрию спокойствием.

– Это не то, что я хотел услышать! – рыкнул Роман, сжимая кулаки.

– Думай, что хочешь, – махнул рукой Монгол, укладываясь спать. – Я тебе не враг.

Постоял Роман с минуту, дымясь от злости, да разжал кулаки. Как бы зол он не был, бить лежачего он бы не стал. Подняв кинжал с земли, он прошёл по коридору к покоям Саши, но на пороге остановился, не зная как поступить.

– Входи. Чего стоишь? – Евгения отложила в сторону поблёскивающий во мраке покоев камень, и внимательно посмотрела на него.

Роман сделал несколько неуверенных шагов. Собственное сердцебиение показалось ему слишком громким, и, он, побоявшись разбудить спящую девушку, отступил назад. Волосы её, разбросанные по соломе, цвета не изменили, но когти уже исчезли. Она дышала ровно, и ему даже казалось, что она слегка улыбается.

– Странная она жизнь, верно?

– Странная, – подтвердил он, полушёпотом, не сводя глаз с Саши.

– Она тебе не враг. И вообще никому не враг. Просто она другая, а таким никогда нет места среди обычных людей.

– И что прикажете делать? – На него снова накатила злость. – У меня…

– Приказ, да. Знаю. Но будущее не известно даже мне. Ты ведь это хочешь знать: что будет, что делать? Этого я тебе сказать не могу, но тому, что суждено случиться – случится, и, ни ты, ни я, ни даже она не сможем это предотвратить. Так или иначе, конец будет таким, каким его определили задолго до нас.

– Я вам не верю! – Евгения улыбнулась так, как улыбаются детям, когда те говорят, или делают какую-то глупость.

– Ты и не должен мне верить. Только себе верь. И ей. Она ключ твоей истории, и только ей под силу её изменить.

– Вы же сказали…

– Я знаю, что сказала, – перебила хозяйка, – но я не сказала где и когда. А теперь иди. Отдохни немного. Рассвет скоро, и вам в путь отправляться. Ведь ты не передумал закончить миссию? – Евгения многозначительно посмотрела на Романа.

Он не ответил ни ей, ни себе. Сомнения, мучившие его давно, притупились после того, что произошло на болотах, но теперь нахлынули с новой силой. И покидая с первыми лучами зимнего солнца Бабью Выгороду, всё в нём противилось отъезду и тому пути, на который он ступил так не обдуманно в поисках лучшей жизни и некой цели.

Афоня помог Саше покинуть дом лесной хозяйки. Даже Димитрий не побоялся прикоснуться к ней, и даже умудрился пошутить по поводу своего невежества и неуклюжести. Она приняла их помощь, хотя и не нуждалась в ней. Что бы ни дала ей лесная хозяйка, это сработало отлично. Молодое тело дышало небывалой силой, глаза светились ярче, румянец украшал скулы, и сама она как будто вся светилась.

Евгения обняла Сашу крепко и благословила её.

– Будь сильной, дочка, – сказала она.

– Благодарю за всё, матушка, – ответила Саша, низко кланяясь.

Роман протянул ей руки, чтобы помочь взобраться в седло, но Саша держалась отстранённо.

– Я сама. – Она села верхом и натянула поводья. На мгновение ему показалось, что она пришпорит коня и умчится куда подальше, ему даже этого хотелось, но Саша подвинулась, чтобы ему было, где пристроиться сзади. Взгляда она его избегала так же, как и прикосновения, оттого и дрогнула всем телом, когда он сел сзади, принимая из её рук поводья.

– В добрый путь, – молвила Евгения, прожигая Романа острым взглядом, смысл которого был понятен лишь ей одной.

***

В седле было слишком тесно для двоих, и его грудь слишком сильно прижималась к ней, что даже сквозь одежду Саша ощущала его сердцебиение. Шершавые руки то и дело касались её.

Как же всё-таки была несправедлива жизнь для них обоих, оказавшихся сейчас так близко, и в то же время так далеко друг от друга по разным сторонам баррикады.

Саша много думала о прошлом. Путь её подходил к концу и, вспоминая родителей и брата, она представляла, как могло бы всё быть, если бы она тогда не приняла решение уйти, но всё как-то ей не удавалось этого увидеть. Да и какая уже была разница? Их больше не было. Она осталась одна: она одна, и одна цель – отомстить. Любой ценой.

Чем ближе был конец, тем сильнее стучало сердце Романа. Руки его всё чаще подёргивались. Да и остальные ребята тоже ехали, понурив головы. Саша видела на их лицах отпечатки вины, жалости, печали и нерешительности. Их она не винила и зла не держала. Каждый делает то, что должен, или во что верит.

Наконец, лошади остановились перед выложенными кирпичом от земли до бойниц укреплениям Александровской слободы, по углам которой возвышались башни.

Димитрий, Афоня и молодой стрелок выжидающе посмотрели на Романа. Сердце его забилось ещё пуще. Конь нервно загарцевал, пытаясь понять, куда он его направит – вперёд или назад.

Он натянул поводья, и повернул было лошадь назад, как из башни послышался голос.

– Вернулись. А мы-то уж с парнями думали-гадали, где ваши кости нашли последнее пристанище. Все, небось, пятины обошли? – Никто из них не ответил. – Ладно уж, проезжайте!

Заснеженная территория слободы была безликой. Чёрными пятнами то тут, то там мелькали опричники. Они прошли через южный вход из гульбища через врата, украшенные резьбой с религиозными сюжетами, соседствующими со сказочными китоврасами в Успенский собор. Саша по неволе задумалась, могло ли это означать, что таким, как она всё же было место в мире.

Звуки шагов тяжёлых сапог эхом отскакивали от стен зала. Роман шёл впереди. После всего того, через что они прошли вместе с ним и его ребятами, он не стал ни завязывать ей глаза, ни связывать руки.

Чувства и доверие, зародившееся между ними, обнадёживало его и совершенно беспочвенно позволяло ему думать, что её дальнейшая участь будет решена с учётом смягчающих обстоятельств, ведь она спасла ему и его друзьям жизнь.

Глупец! Её участь была предрешена задолго до его прихода в пристанище. Она видела это по глазам того животного, к которому её вели.

Человек, имя которого было Лев, с моложавым лицом и чёрными с проседью волосами был главным среди белолилейников. Именно по его приказу десятки детей остались бездомными сиротами лишь потому, что владели искусством магии. Именно его улыбающийся уста приказали сжечь Сашин дом дотла и убить её родителей и младшего брата.

– Прекрасно! – восхитился он, обращаясь к Роману и его людям. – Ваша служба будет вознаграждена по достоинству!

– Что с ней будет, господин? – хрипло спросил он. Лев оценивающе посмотрел на него.

– Тебя это волнует? – с интересом спросил он.

– Она спасла нам жизнь.

– Полагаю, поэтому она не связана?

– Господин, она… Она другая! Не такая, как все! – уверенно и с надеждой заявил Роман. Лев перевёл холодный взгляд пустых серых глаз на Сашу и улыбнулся.

– Я знаю, – ответил он. Сложив руки за спину, он подошёл к ней. – Я знаю, что она особенная!

Это был её шанс! Всё, что она так долго в себе держала, хранила и наращивала, холила и лелеяла как раз для этого момента, закипело и забурлило в ней с невиданной, необузданной силой.

Время пришло, и зелёная вспышка света накрыла весь зал. С диким рёвом, отшвыривающим всех белолилейников прочь, Саша обратилась. Её тело было больше и сильнее, чем ранее, и сила била через край.

Она бросилась на него, но ошейник, появившийся, словно из воздуха, щёлкнул у неё на шеи. Толстые цепи от него натянулись, и Саша взревела ещё сильнее. Высокий потолок задрожал вместе со стенами. Казалось, сооружение вот-вот посыплется. Но, чем сильнее она билась и рвалась, тем глубже врезались в шею тонкие, но смертельно острые лезвия, выходящие из ошейника.

Лев хохотал, как сумасшедший, наслаждаясь зрелищем. Потолок сыпался прямо на него, но, ни один из огромных кусков не касался его, пролетая мимо, словно его защищал невидимый, но очень прочный щит.

Саша металась из стороны в сторону, забрызгивая зал кровью, пока совсем не выбилась из сил. Последним, что она увидела, падая на пол, был испуганный взгляд тёплых карих глаз.

– 11 -

– Отпусти! – ревел Роман, пытаясь сбросить с себя Афоню и Димитрия. Они выволокли его из разрушающегося собора, и теперь всеми силами старались не пустить обратно.

На шум, шедший из собора, сбежался люд. Бросая косые взгляды на Романа, лежащего в снегу, придавленного весом друзей, они задавались вполне логичным вопросом: что за чертовщина?

Дрогнул собор и земля под ним ещё раз, да и настала тишина. Народ помялся немного, и разошёлся, то и дело оглядываясь.

– Успокоился? – Роман выбился из сил, и смирно лежал, уткнувшись лицом в снег. – Вставай! – Друзья протянули ему руки, чтобы помочь подняться, но помощь он не принял, и, не глядя на них, ушёл. Они хотели пойти за ним, но передумали. Друг их был парнем хорошим и, в общем-то, спокойным, но если было вывести его из себя, то взбесившаяся кобыла показалась бы милее, чем он в гневе.

– Пускай остынет, – сказал Афоня, поднимая с земли шапку.

Монгол, покинувший собор одним из первых, стоял поодаль. Проводив Романа взглядом, он тоже удалился. Лицо его, как и обычно ничего не выражало.

Роман не объявлялся весь день. Друзья, поначалу считавшие, что побыть одному ему пойдёт на пользу, к вечеру всё же обеспокоились и пошли его искать.

К счастью, долго искать не пришлось. Они нашли его в недостроенной конюшне. Он сидел на одном из сложенных полукругом бревне, неотрывно глядя на костёр.

– Друг, ты как? – Роман не ответил. Он словно не видел и не слышал никого, кроме огня и собственных мыслей.

Реальность обрушилась на него с такой силой, что он чувствовал тошноту. Полный боли взгляд зелёных глаз девушки, бывшей в теле зверя, не выходил у него из головы.

Лев назвал её животным – диким, необузданным, могучим, но он видел только девушку – хрупкую, гордую, сильную, смелую, прекрасную и телом, и душой.

Он подвёл её. Подвёл себя. Не прислушался к сердцу, а пошёл путём простым и знакомым: сказали – сделал, приказали – выполнил. И никаких сомнений, никаких вопросов. А то, что было – сомнения и вопросы – он отодвинул в сторону, не позволил им вырасти и сместить слепую веру. А вера ведь она не в боге, не в церкви, не в царе, а в том, что человечность – она всегда человечность, милосердие – всегда милосердие, искупление – всегда искупление, любовь… Любовь – она всегда любовь, будь то любовь матери к ребёнку, или любовь мужчины к женщине.

Афоня с Димитрием переглянулись и в нерешительности остановились у брёвен. Судя по всему, оснований для волнений за друга было больше, чем они думали.

– Роман… – Захрустел снег под ногами молодого стрелка, и Роман, как с цепи сорвался.

Он кинулся на него, и, подняв за грудки, кинул почти в костёр. Искры посыпались во все стороны.

– Роман, ты чего? – попытался его успокоить Афоня.

– Где она? – рычал он. – Говори, падло?

– В одном из подвалов, – ответил Монгол, как видно ожидавший чего-то подобного. – И сразу отвечаю на твой следующий вопрос: она жива. – Монгол выставил руки вперёд, показывая тем самым, что пришёл не для драки, и, под неотрывным взглядом Романа, поднялся с земли и сел на одно из брёвен.

– Какой у тебя был приказ? – продолжил допрос Роман.

– Да никакой, – ответил стрелок, стряхивая с одежды снег и золу. – Проследить, чтобы ей не навредили.

– А стрелял в неё тогда зачем? – спросил Димитрий.

– Зачем-зачем… – устало выдохнул Монгол. – Я там знал, что вы собираетесь делать? Страх он разные вещи заставляет людей делать. Вот я и подумал, что лучше сам выстрелю.

– А если бы ты попал в неё? – возмутился Афоня.

– Так я же знал, куда надо целиться, чтобы только зацепить. К тому же было ожидаемо, что пулю-то она отобьет.

– Значит, ты с самого начала знал, кого мы ищем? Просто следил, чтобы мы не ошиблись? – Монгол кивнул.

– Зачем?

– Я не всё знаю…

– Зачем? – хрипло, как медведь, проревел Роман, вскакивая с бревна.

– Всё рассказывай, не таи ничего. – Димитрий погрозил Монголу толстым пальцем.

Стрелок обвёл всех троих невозмутимым взглядом.

– Она не первая, – заговорил он, уставившись на пламя. – До неё были и другие. Не совсем такие, как она, но похожие. Тоже двоедушники.

– Двоедушники? – переспросил Афоня.

– Ведьма она от рождения. Одна душа у неё человеческая, вторая звериная. Вот и получается, что она двоедушница.

– А ты? Тоже? – спросил Димитрий. Монгол усмехнулся.

– И я тоже. Только она кошка, а я… Я всего лишь сокол.

– Что случилось с теми, кто был до неё? – спросил Роман.

– Померли они, – просто ответил Монгол. – Не выдержали.

– Чего не выдержали? – в ужасе спросил Афоня.

– Того, что он с ними делал, – тихо ответил он. – Я не знаю, что именно это было. Я… Я слышал лишь крики. И поверьте мне, крики то были нечеловеческие. А потом… Потом были только трупы. Он говорил, что хотел им помочь, наставить на путь истинный, сделать сильнее, лучше… Что каждый из них должен был переродиться, принять себя таким, как он есть, как переродился я и мои братья-стрелки, ведь он помог нам и… Я верил ему. Я был ему обязан. Ведь он тоже двоедушник. Мы ведь должны держаться вместе. Мы… – Монгол осёкся. Дыхание его стало тяжёлым, словно он бежал много верст без остановок. Взгляд стал рассеянным, и на миг глаза его блеснули жёлтым. – Она его венец, – продолжил стрелок, отдышавшись. – Он влюблён в неё, и от того её участь будет страшнее смерти. Он слишком долго её искал и пойдёт на всё, чтобы её душа, обе души, и тело принадлежали только ему.

– 12 -

Серые каменные стены говорили с ней. Брызгами засохшей крови, следами от когтей на камне, предсмертными стонами, навсегда застрявшими в этих стенах, они предсказывали её будущее.

Цепь от ошейника была намертво вбита в пол. И даже если бы не она, Саша всё равно не смогла бы ничего сделать из-за проклятых пропитанных берёзовой смолой верёвок, туго стягивающих её запястья.

– Мне очень жаль, любовь моя. – Противно скрипнули решётки узницы, и Лев присел на корточки возле неё. – Это вынужденная мера, пока ты не освоишься.

Саша подняла на него уставший взгляд. Плюнула бы она ему в рожу, да слюны было жалко. Лев словно прочитал её мысли и усмехнулся.

– Вот я и говорю: пока ты не освоишься.

Саша шумно втянула воздух. От него пахло смертью. Смертью и торжеством. Торжеством и чем-то ещё. Незнакомым, но страшным, от чего у неё внутри всё переворачивалось.

Она резко натянула цепь ошейника и зарычала частично от боли, частично от беспомощности.

– Сложно освоиться узнику в роли узника, – прорычала она. Лев подставил палец под выступившую на её шее кровь и заворожено рассматривал её, прежде чем слизать.

Саша подавила приступ рвоты и выдержала его взгляд.

– Возможно, ты права. – Серые каменные стены растаяли, уступив место роскошной светлице, в центре которой стоял красиво накрытый стол с множеством блюд и блестящих кувшинов.

Саша осмотрела свою новую одежду: болотного цвета сарафан, белоснежная рубаха, расшитая золотыми шёлковыми нитками. На шее вместо ошейника висели красивые бусы, а волосы были аккуратно заплетены в косу. Она чувствовала себя свежей, забывшей о боли, и голодной.

– Так лучше? – Лев улыбнулся и жестом пригласил её к столу. – Мои личные покои, – добавил он. – Здесь нас никто не побеспокоит. – Ешь, любовь моя. Тебе нужны силы.

Саша взяла в руки серебряные приборы. Какие же они были красивые, как и всё в этом месте. Она никогда раньше не видела такой роскоши, и, пожалуй, даже не подозревала, что такое может вообще существовать.

– Вижу тебе нравиться, – не без удовольствия заметил Лев. – Знай: это всё для тебя. – Он приблизил своё лицо к её. – Всё самое лучшее, на что способен этот мир, будет принадлежать тебе.

– Взамен на что? – Саша проглотила несколько кусочков мяса и отложила в сторону приборы. Она была очень голодна, и отнюдь не стыдилась того, что угощается от врага. В конце концов, он был прав в одном: ей были нужны силы.

Первоначальный её план не удался, так как она не представляла, что будет иметь дело не с человеком, а с себеподобным, но то, что она проиграла битву, вовсе не означало, что она проиграла войну.

– Красива и умна! – восхитился Лев. – Я сразу это понял, когда тебя впервые встретил. Ты была такая живая, такая горячая с этим милым венком из белых лилий, когда прыгала через костёр. Помню, я тогда подумал: как же умеет такое прекрасное юное человеческое создание, так уже потрепанное голодной жизнью, наслаждаться моментом и радоваться малому! Я пошёл за тобой в лес. Я видел, что тебе плохо, и я всё думал, как я могу тебе помочь. Потом ты бросилась в озеро, и оно всколыхнулось и забурлило. И тут произошло чудо: сопровождаемая зелёным светом ты вышла из воды. Но ты была не ты. Капли стекали с твоего чёрного гибкого тела, когтистые лапы оставляли глубокие следы, длинный хвост метался позади, и глаза, ярче звёзд, сверкали изумрудным огнём.

В ту ночь, Александра, ты переродилась. И тогда я понял, что мне несказанно повезло. Даже дважды! В ту ночь, Александра, я встретил ту, которая не нуждалась в моей помощи, а наоборот, была послана свыше, если так можно выразиться, чтобы помочь мне; в ту ночь я встретил свою любовь. Ты, Александра, моя любовь, моё лекарство, моё спасение! И я готов дорого заплатить за твою взаимность!

– Красивы ваши речи, красивы! – Саша взяла с тарелки ещё один кусочек и поднесла его ко рту. Лев ловил каждое её движение затуманенным взглядом, полным не столько любви, сколько самодовольства и тщеславия. – Но всё же вы не ответили на мой вопрос.

– Душа твоя, Сашенька. Одна из двух. Подари её мне, и я дам тебе всё, чего пожелаешь. Мы будем непобедимы. Мы сможем править миром. Мы…

– Моя семья. Я хочу, чтобы они жили.

– Любовь моя, – мягко произнёс Лев, накрыв своей рукой её. – Даже я не могу воскрешать мёртвых. – Саша с грустью опустила глаза. Она это, конечно, знала, но всё же попытаться стоило. – Да и зачем они тебе? Видел я их: такая посредственность! Храбрые – да, особенно мальчуган, но в целом нам не ровня. Они сдерживали тебя, не давали раскрыться, ты ведь это знаешь! Без них тебе лучше!

Без них тебе лучше. Эти слова ударили Сашу сильнее, чем приклад мушкета молодого стрелка, сильнее, чем кнут бьёт строптивую лошадь. Такой боли не могли причинить ей ни верёвки, пропитанные берёзовой смолой, жгущие запястья до костей, ни лезвия ошейника, наносящие тонкие порезы, как поцелуи на шею. Ничто не причиняло большей боли, чем осознание того, что ничего уже изменить нельзя. Ничто не придавало столько сил, как возможность отомстить.

Нож в руке Саши задрожал. В его отполированном лезвии она видела блеск своих светящихся зелёным огнём глаз. Посуда на столе зазвенела, соударяясь друг о друга.

– Александра. – Его интонация напоминала ту, которую используют, говоря ребёнку "не шали". – Зачем? Зачем ты всё портишь?

Стены снова окрасились тусклыми серыми тонами. Саша металась и рвалась, но одолеть ошейник и сдерживающие её превращение верёвки, пропитанные берёзовой смолой, она так и не смогла. Горечь заполнила всю её, и она дала волю слезам, которых сдерживать более не могла.

***

Стены крепости дрогнули. Трещины бежали по земле то тут, то там. Опричники перебегали с места на места, не зная за что хвататься – то ли напуганных лошадей ловить, то ли за оружие браться, то ли вообще прятаться.

Роман наблюдал за всей суетой из-за угла недостроенной конюшни. Ничто ни в его позе, ни в его взгляде не выдавало беспокойства или паники. Даже когда всё стихло, на его лице не отразилось ни одной эмоции.

– Всё, он у себя. – Монгол подкрался незаметно, но Роман даже не дрогнул, словно давно уже ждал этого. – У вас всё готово?

– У нас всё готово. – Афоня и Димитрий подоспели следом. Они то и дело смотрели по сторонам и хватались за сабли, если в поле зрения оказывался кто-то посторонний.

– Иди, – сказал Монгол, положив руку Роману на плечо. – Ключ тебе не понадобиться. Просто перережь верёвки, всё остальное она сама сделает.

– Встретимся там, где договорились, – добавил Димитрий. – Мы будем вас ждать.

– Будь осторожен, – вставил Афоня.

Роман постоял ещё немного и, убедившись, что путь свободен, вышел из-за угла.

Все постройки на территории слободы были соединены каменными подвалами. Роман спустился в них и, следуя инструкциям Монгола, быстро нашёл то, что искал.

Темница, в которой держали пленницу, находилась прямо под собором. Как и говорил Монгол, она не охранялась, и Роман сразу понял почему. Девушка в темнице лежала клубочком на грязном полу со связанными кровоточащими руками. От ошейника на ней тянулась толстая цепь, вбитая в землю. Стены темницы были забрызганы свежей кровью, и Роман испугался, что пришёл слишком поздно, но девушка была жива. Скрючившись на земле, она всхлипывала.

– Саша! – тихо позвал он, но она на это никак не отреагировала, продолжая плакать. – Саша! – крикнул он. Она подняла голову и заплаканным взглядом удивлённо посмотрела на него.

– Что ты здесь делаешь? – спросила она, вытирая грязным рукавом слёзы.

– А на что это похоже? – Саша немного приподнялась с земли. – Дай мне руки, я разрежу верёвки.

– Цепь короткая, я не смогу подойти достаточно близко.

Роман посмотрел на цепь. Она действительно была слишком короткой.

– Тогда режь сама. – Он вытащил кинжал и бросил его ей. – Ты же сможешь снять ошейник без верёвок?

– Не знаю, – ответила она, подбирая кинжал.

– Попытайся!

Саша зажала кинжал коленями и начала резать верёвки. Долго же она с ними возилась, и, наконец, справившись, принялась за ошейник. По своей сути это было грубое примитивное изобретение, в котором не использовались чары. Лёгкая вспышка зелёного света, и он упал на землю рядом с верёвками.

– Отойди, – скомандовала она. Ещё одна вспышка, и решётки со скрипом отворились. Роман протянул ей руку, и Саша вложила в неё свою.

Вязкая грязь упрямо сопротивлялась, тормозя их бегство. Запястья саднили, растёртые толстой верёвкой. Саша всё ещё чувствовала её болезненное жжение.

– Нужно спешить, у нас мало времени, – тихо сказал он, срывая с одежды нашивку с белой лилией.

Стараясь оставаться незамеченными, они прошли к одной из башен.

– Слава богу! – зашипел Димитрий. Афоня согласно закивал, держа под уздечку четырёх лошадей. – Почему так долго?

– Почему, почему… – проворчал Роман, подталкивая к одной из лошадей Сашу. Он помог ей взобраться в седло.

– Удачи вам. – Молодой стрелок пожал руки всем троим.

– Не передумал остаться? – спросил Роман.

– Нет, так будет лучше. Вам нужны глаза и уши здесь.

– А если он догадается?

– Даже если так, то ему будет не до меня. Люди шепчутся, кое-кто уже начал сомневаться и задавать вопросы. Ему придётся что-то с этим решать, чтобы удержать власть, так что я и мои братья будем в безопасности какое-то время.

– Не испытывай удачу. Не ждите слишком долго. Вы знаете, где нас найти.

– Знаем.

– Тогда до скорого! – Роман ещё раз крепко пожал руку молодому стрелку, а тот, в свою очередь, улыбнулся Саше.

– До скорого!

Стена возле башни исчезла, выпуская четырёх всадников-беглецов в ночь.

– 13 -

Они скакали всю ночь, не оглядываясь, но постоянно ожидая погони, и только когда на востоке появилась первая полоса серого рассвета, остановились.

Роман видел, что у Саши мало сил. Раны на её шее постоянно кровоточили, а на руки, которыми она едва могла шевелить, вообще было больно смотреть.

– Почему ты не исцеляешься? – задал Димитрий вопрос, опередив Романа.

– Думаешь, это так просто? – Саша устало улыбнулась и поправила на шее повязку. Движение руки причинило ей боль, и она немного скривилась. – Увы, это не так. Сила – она как камень: если он у тебя есть, то ты можешь кинуть его в воду, и чем дальше он полетит, тем про больший талант в тебе это скажет. Но если камня нет, то талант тут не поможет.

– Но что-то же ты можешь сделать?

Саша внимательно посмотрела на него и, лукаво улыбнувшись, хлопнула в ладоши. В нос ударил знакомый запах яблок, такой сладкий и домашний. Позади них всё так же журчал фонтан, а впереди испускал тот самый знакомый запах дома густой яблоневый сад.

Конь Димитрия встал на дыбы, сбросив его на землю.

– Глупое животное… – заворчал он, но тут же осёкся. Кот размером почти с лошадь с серой подпалиной на груди глухо рычал, не сводя жёлтых глаз с Димитрия, не решающегося подняться и вообще пошевелиться.

– Тимофей, – Саша спрыгнула с лошади и, погладив кота по голове, погрозила ему пальцем, – веди себя хорошо.

Тимофей неодобрительно посмотрел на неё, разочаровано опустив хвост, и побрёл в сторону строений. Саша пошла следом, а за ней и остальная троица.

Брат Иннокентий вышел им на встречу, лучезарно улыбаясь.

– Как хорошо, что ты вернулась, Сашенька. И друзей привела.

– Я не была уверена, что им сюда можно, – виновато сказала она.

– Ну что ты? Твои друзья – наши друзья! – Сощурив один глаз, брат Иннокентий пристально посмотрел на растерянную троицу, как будто спрашивая "вы друзья?".

– Мы… – начал, было, Роман, но брат Иннокентий замахал руками и не дал закончить.

– Знаю, знаю. Вы нашу Сашеньку спасли, за что вам низкий поклон.

– Так и она нас спасла, – вставил Афоня.

– А говорят ещё, что от добра добра не ищут, – задумчиво произнёс монах. – Ну да ладно. Проходите, пирог уже почти готов. Вы же голодные. Вон как глаза заблестели при упоминании пирога. И слюна, небось, пошла. – Брат Иннокентий довольно потёр ладони. – Давайте! Давайте! – Он жестом пригласил их в дом, откуда вкусно тянуло свежей яблочной выпечкой. – Лошадей здесь оставьте. А тебе, Сашенька, нужно раны промыть, так что с пирогом тебе придётся немного подождать.

Саша грустно посмотрела на пирог, но спорить не стала. Кинув взгляд на Романа, она удалилась. Чёрный кот с серой подпалиной на груди проследовал за ней и, убедившись, что она ушла, издал рычание. Не сводя жёлтых глаз с Романа, в которых светилось явное недовольство, он перевоплотился.

– Не боишься, белолилейник? – вкрадчиво совсем не человеческим голосом прорычал он. Роман выдержал его взгляд и с невозмутимым видом принял из рук брата Иннокентия большой кусок горячего пирога.

– Спасибо, – поблагодарил он.

– Кушай на здоровье, – заулыбался монах, протягивая не менее большие куски Димитрию и Афоне, с опаской косящихся на Тимофея. – А ты, голубчик, – не переставая улыбаться, но добавив в голос строгости, обратился он к Тимофею, – принеси ещё яблок. День только начался, а накормить нужно ещё многих.

Рыкнув напоследок, Тимофей взял пустую корзину и с видом человека, оскорблённого в лучших чувствах, ушёл.

– Подкрепились маленько? – спросил брат Иннокентий, обводя каждого ласковым взглядом. Афоня с Димитрием смущённо закивали с набитыми ртами.

Роман, отщипнув из вежливости несколько кусочков, настроен был не на улыбки, а на разговор, намёк на который сквозил в уголках глаз монаха.

– Нет, нет! – Брат Иннокентий энергично замахал пухлыми руками, едва Роман открыл рот. – Сначала отдых! Помойтесь, освежитесь, так сказать, дух переведите, осмотритесь, а всё остальное потом. И никаких возражений! – Монах грозно помахал пальцем у Романа перед носом, когда тот снова открыл рот, чтобы поспорить. – Всё! Все вон!

Он вытолкал парней, втиснув каждому ещё по куску пирога, и снова принялся за приготовление теста, напевая себе что-то под нос.

Одна из девчонок вызвалась помочь гостям устроиться. Нашивки белых лилий, что всё ещё оставались на одежде Афони и Димитрия ей ни о чём не говорили. Слишком была она ещё мала, чтобы понимать, что такая нашивка была отличительным признаком тех людей, по чьей вине она и оказалась в пристанище.

Аня, так звали девчонку, показала им свободное помещение. Оно было небольшим, но светлым и чистым. Важно нахмурив брови, она хлопнула в ладоши так же, как это делала Саша, и в помещении запахло свежим сеном и чистыми перинами, а у одной из стен выстроились три бадьи, наполненные водой.

С последней она немного перестаралась и пар от неё шёл слишком сильный, чтобы кто-то из гостей рискнул сунуть туда даже палец, но, тем не менее, ребята поблагодарили её за труды.

– Если хотите, я могу и одеждой вашей заняться. Пока вы будете откисать. – Кокетливо изогнув губы бантиком предложила она, игриво посматривая на Романа, чем вызвала взрыв хохота у Афони и Димитрия. К счастью, это произошло уже после того, как Роман ей вежливо отказал и проводил к выходу.

– Сказал бы ей правду, – укорил Димитрий, сбрасывая с себя грязную одежду. – Ох, как же горячо! – скорчился он.

– Какую правду? – спросил Роман, размышляя над тем, как лучше обуздать горячую бадью: сразу или помаленьку.

– Такую правду, что сердце-то твоё уже занято, – ответил красный, как рак, Афоня.

– Точно-точно!

– Да ну вас! – смутился Роман и, махнув рукой, залез в бадью по самые уши.

Всё-таки горячая вода пришлась кстати. Свежими и отдохнувшими почувствовали себя гости после неё, и как же хорошо было одеть чистую одежду, появившуюся вместо грязной тремя отдельными стопками.

Афоня с Димитрием предпочли прогулке здоровый сон и захрапели, едва приняв горизонтальное положение. Роману же спать не хотелось. Наоборот, он чувствовал прилив сил и сильное желание увидеть Сашу. Она ведь так и не поела утром.

Брата Иннокентия не оказалось на месте, и Роман взял на себя смелость отломить половину свежеиспеченного пирога, и отправился искать Сашу.

Дивным было то место: солнце в нём светило всё время, трава была зелёной и сочной, лошади с удовольствием пощипывали её в тени яблоневого сада.

Сад же был добротным. Деревья ухоженные и пушистые росли вдоль множества построек, где жили дети и взрослые. Ветки их были щедро увешаны крупными красными плодами, наполняющими своим ароматом всё вокруг.

Недалеко от лошадей играли дети. Их звонкий смех заглушал крики одного из монахов, умоляющего не вытаптывать овощные грядки.

Саша отыскалась в самой дальней постройке. Ветки яблони тянулись к маленькому оконцу, под которым вились лозы диких роз нежного розового оттенка.

Выглядела она лучше: на щеках играл свежий румянец, одежда была чистой, с ещё мокрых волос стекали капли воды. Если бы не едва заметные синяки на шее и запястьях, да печаль в глазах, то и не сказать было, что она в своём юном возрасте прошла через многое.

В который раз он залюбовался ею, да и не заметил, что притолока была многим ниже его.

– Ой! – Роман пошатнулся, пытаясь удержаться на ногах и вместе с тем сосчитать искорки, прыгающие перед глазами.

– Ушибся? Дай посмотрю. – Саша засмеялась, и печаль в её зелёных глазах немного побледнела.

– Всё в порядке, – пробубнил он. К щекам прилила кровь, и ему стало ужасно стыдно, ведь он никогда в жизни ещё не краснел.

– Ещё чуть-чуть и остался бы без головы, а я без крыши над головой. – Саша прикоснулась ладонью к его лбу, и лёгкий холодок побежал от её пальцев. Она всё ещё улыбалась, и он снова почувствовал, что краснеет.

– Я принёс тебе поесть, – сказал он как-то совсем хрипло. – Ты ведь не ела. – Она всё с той же улыбкой приняла из его рук кусок пирога. – Да… – Он тонул в её глазах, терял дар речи, когда она вот так на него смотрела. – Я… Мне… – Почувствовав себя совсем глупо, он попятился и снова стукнулся бы головой, если бы она его не остановила.

– Спасибо, – сказала она. – И за пирог, и за то, что спас меня. Не то, чтобы меня надо было спасать, – добавила она, лукаво улыбаясь, – но всё равно спасибо, что рискнул собой и… – Саша подошла совсем близко. Лукавая улыбка сошла, уступая какому-то другому выражению – томному, зовущему, нежному.

– Саша! Саша! Пошли играть!

У входа столпились дети. Они подпрыгивали, перекрикивая друг друга, щипались, толкались, попеременно протягивая руки к ней.

Саша звонко рассмеялась. То выражение спряталось, и на лице её снова заиграла лукавая улыбка. Откусив кусочек пирога, она взяла за руку девочку лет пяти, кричавшую громче всех.

– Спасибо за пирог, – выкрикнула она из толпы детей, тянувших её играть.

Глядя им в след, он глупо улыбался. Покраснел он или нет, увидит его кто или нет – ему было всё равно. В груди разливалось такое приятное тепло, что этот момент никак нельзя было назвать иным, а не волшебным.

Правы были товарищи: занято было сердце его. С той самой первой встречи в яблоневом саду, когда он ещё не знал, кто она, едва увидев её зелёные глаза, за которые не грех было и душу дьяволу отдать, он понял, что судьбы их навеки будут связаны, и никто другой не затмит её образ у него на сердце, никто его не займёт и никому кроме неё оно принадлежать не будет.

– 14 -

Прошло несколько дней с тех пор, как она вернулась в пристанище, место дивное и действующее, как эликсир на больную душу. Здесь под вечным солнцем легко было забыть все невзгоды и печали. Здесь всё служило доказательством того, что жизнь продолжалась, не смотря ни на что.

Однако Саша забыть не могла. Днём она смеялась и чувствовала себя живой, но с наступлением темноты на неё опускалось гнетущее чувство чего-то грядущего. Днём было легко сказать себе, что всё плохое позади, но темнота порождала тревожные видения, и хрупкость и незащищённость пристанища казалась настолько очевидной, что Сашу охватывал такой страх, что стены комнаты начинали давить на неё, и в поисках спасения она покидала её и шла к фонтану. Ночью он был отчётливо виден, и, опустив руки в его прохладную воду, Саша думала о будущем.

Находясь в плену, она видела не так много белолилейников, но тех, кто всё же попадался ей на глаза, отличала от остальных вера и целеустремлённость. Они же были и у их лидера, посягавшего на её душу. И даже у Романа они были, хотя и не такие фанатичные, но всё же были.

У Саши была вера, была цель отомстить за семью, был даже план, как это сделать, но оказавшись в плену, она поняла, что всего этого было недостаточно. Более того, кроме неё и Льва, ещё были и другие люди. В ответе за них она, конечно же, не была, но всё же она понимала, что вернувшись в пристанище, да ещё и не одна, она поставила их под удар.

Да, они пострадали от рук ордена не меньше, чем она, но не они были нужны их лидеру. И после того, как она сбежала от него, одному богу было известно, на что он пойдёт, чтобы её вернуть. Тут уж Саша не сомневалась, что брезговать методами и средствами ни он, ни его псы не будут.

– Не спится? – Саша вздрогнула при звуках хриплого голоса и плеснула на себя холодной воды из фонтана.

– Не мне одной, – ответила она, поворачиваясь к Роману. Глаза его округлились при виде неё, ведь на ней была лишь длинная белая исподняя одежда. Взмокшая от воды из фонтана, она обтягивала грудь, как вторая кожа, и хотя была ночь, луна, светившая полным кругом, ничего не скрывала.

Роман взял себя в руки и отвёл глаза, как и полагалось порядочному молодцу. Сам он тоже был одет не по правилам, точнее не одет, так как кроме штанов, на нём больше ничего не было.

Саша чувствовала жар, исходящий от него, его запах такой древесный, смешанный с ароматом яблок и примятой под ногами травы.

Она убрала распущенные волосы, которыми изначально прикрыла грудь, за спину, и подошла к нему совсем близко, заглядывая в глаза. Исходящее от него тепло окутало её. Соски упёрлись в его горячую грудь, и Саша почувствовала желание.

Роман положил руки на её тонкую талию и поцеловал в губы. Сначала поцелуй был мягкий и осторожный, далее же настойчивый и страстный. Фонтан исчез, и её исподняя соскользнула на застеленный соломой пол её комнаты. Его губы исследовали её тело, осыпая жаркими поцелуями, и она отвечала тем же.

Он вошёл в неё аккуратно, не желая причинить боль, но даже боль была ей приятна, потому что она хотела этого, хотела его, а он хотел её.

Их тела слились воедино, и время словно остановилось. Это была самая лучшая ночь за всю их жизнь.

***

Димитрий и Афоня глупо посмеивались над ним весь день, подловив его, когда на рассвете он возвращался от Саши, но он был так счастлив, что не обращал на них внимание, лишь изредка так же глупо посмеиваясь им в ответ.

После обеда к ним подошёл Тимофей. Как всегда он был хмурым и недоверчиво косил на них желтоватые глаза.

– Брат Иннокентий просит вас к себе, – сухо сказал он, настойчивым жестом приглашая их идти за ним.

Очаг остывал после приготовления пищи. В помещении всё ещё пахло едой, и Роман невольно задумался, как же он вмещает столько всего, чтобы за раз накормить всю ту ораву, что проживала в пристанище, да ещё и трижды в день, не считая бесчисленных яблочных пирогов, выпекаемых в нём почти без перерыва.

Саша сидела подле монаха. Она улыбнулась Роману, и в её глазах заплясали лукавые искорки. Он заулыбался в ответ и чуть не снёс лавку, чем вызвал особо недовольный взгляд Тимофея.

– Что ж, дорогие мои, – сказал монах, дождавшись, когда вся троица сядет. – Вижу, вы отдохнули. И это хорошо. Теперь можно и поговорить.

Хорошее настроение Романа улетучилось. Что если их попросят покинуть пристанище? От этой мысли у Романа отлила кровь от лица.

– Сашенька за вас поручилась, но всё-таки я должен спросить: из ордена вы ушли, и к опричникам или любым другим царским или не царским слугам отношения не имеете?

– Нет, – в один голос ответили парни.

– Хорошо, – брат Иннокентий удовлетворённо улыбнулся. – Теперь, по сути: настоящий орден – это мы. Мы, Хранители, берём своё начало испокон веков. Везде, где были чародеи, ведьмы, колдуны, как их только не называли, было так же и наше братство. Цель у нас была проста – поддерживать баланс. С одной стороны были люди, которые по тем или иным причинам не могли или не хотели принимать владеющих искусством, и всеми доступными способами притесняли их; с другой стороны – были мы, готовые помочь, спрятать, подлечить, накормить и так далее. Баланс! С одной стороны были владеющие искусством, которые считали, что они высшие существа, и простолюдины должны им поклоняться, а те чародеи, что не разделяли их мнение или просто были слабее, должны были быть использованы, как ресурсы для пополнения сил и могущества первых; с другой стороны – были мы, готовые помочь, спрятать, подлечить, накормить и так далее. Баланс! Просто, чтобы вы понимали кто мы и что мы. Хотя уже тогда среди нас находились те, кто считал, что владеющих искусством людей быть не должно в природе. К сожалению даже мы подвержены зависти.

– Стало быть, вы Льва знаете. – Роман постарался придать голосу ровную интонацию, но укор в нём не скрылся от брата Иннокентия.

– Увы, и да. Его мы знали и под другими именами, и в других местах. Он был одним из наших, так сказать, первых воспитанников.

– Это ж сколько-то ему лет? – поинтересовался Афоня.

– Не утруждайся, – вклинился в разговор Тимофей, – ты до стольки и считать-то не умеешь.

– Ты тоже, – как бы между прочим заметил брат Иннокентий. Саша закрыла рукой рот, чтобы спрятать улыбку. – Как и чего у него там было, – невозмутимо продолжил монах, – вам знать не нужно. А вот, как и чего у него теперь – стоит внимания.

– Он ведь двоедушник? – Саша села рядом с Романом.

– Да. В его лучшие дни одна его тень могла накрыть собой территорию почти целого государства. Могучей была его вторая сущность. В небе, да и на земле, не было существа опаснее летучей мыши, в которую он перевоплощался.

– Мыши? – переспросила Саша одновременно с Романом, Афоней и Димитрием. Даже Тимофей, услышав это, утратил свою привычную хмурую маску, открыв рот в немом удивлении.

– Да, да, – с сожалением подтвердил монах. – Редкое перевоплощение, уж поверьте мне. Таких двоедушников было раз-два и обчёлся. Сильными они были, могучими и мудрыми. Осознав, кто они и на что способны, созвали они всех своих немногочисленных сородичей, да и порешили, что для всех будет лучше, если они будут жить обособленно, проявляя себя только в самых крайних случаях. Правители, при которых обязательно был один из них, призывали их во время войны, и если их старейшины решали, что правители хотят использовать их в дурных целях, то никто не смел им перечить. А если же решали, что правители достойные люди и действительно нуждаются в их помощи, то не было в мире армии, способной противостоять им.

– Достойное племя, – с восхищением заметил Тимофей.

– Было, – добавил Роман. – Он ведь убил их всех?

– Точно никто не знает, что с ними случилось, – печально ответил монах, – но в один прекрасный день они просто исчезли. В то время он уже покинул наше братство, так что… – Брат Иннокентий не стал договаривать очевидное.

– Но если он так силён и могуч, то зачем тогда ему орден и Саша? – спросил Димитрий, и все взгляды обратились к Саше.

– Сашенька? – монах вопросительно посмотрел на неё.

– Про орден я не знаю, – ответила она, потупив взгляд, – но он сказал, что я его лекарство и спасение, что… – Саша замялась, не зная, стоило ли рассказывать об этом, но всё-таки решила, что смысла скрывать это не было. – Ему нужна моя душа. Одна из моих душ. Так он сказал.

Тимофей издал глухое рычание. Афоня с Димитрием вытаращили глаза. Роман же стал темнее тучи. Даже брат Иннокентий, лишившись дара речи, просто открывал и закрывал рот.

– Монгол говорил, что были и другие. Тоже двоедушники, только другие. – Роман первым пришёл в себя. Его хмурый взгляд сверлил пол. – Он говорил, что они умерли, не выдержав того, что он с ними делал. Лев уверял, что хочет помочь, наставить на путь истинный, сделать сильнее и лучше… – Он осёкся, погружая руки в волосы.

– Я помню, – продолжил вместо него Афоня. – Он сказал, что она его венец, что он влюблён в неё, и от того её участь будет страшнее смерти, что он слишком долго её искал и пойдёт на всё, чтобы её душа, обе души, и тело принадлежали только ему.

– Что ж, всё хуже, чем мы думали. – К брату Иннокентию вернулся дар речи, и он с тревогой посмотрел на Сашу. – Стало быть, сбылись наши худшие опасения.

– Какие опасения? – спросила Саша. Тимофей бросил предостерегающий взгляд на монаха, но тот только рукой махнул, мол, поздно уже осторожничать.

– Ещё когда он был с нами, он боялся смерти. Мы говорили ему, что смерть вовсе не конец, а всего лишь передышка, что он родится снова, и снова будет жить. Но он всё равно боялся, не хотел забывать, что было с ним, не хотел начинать с начала. Думаю, что он убивал себеподобных, чтобы продлевать свою жизнь. Сколько же их было-то, мне даже страшно представить, но, судя по всему, это работало, и он не умирал, да ещё и силу наращивал.

– Как? Как это может быть? – прохрипел Роман, не поднимая головы. – Это же противоестественно даже для вас!

– Да. Нарушая законы природы, он вынужден был, хоть и против своей воли, платить цену. И это оказалась его собственная душа, а может и обе. Поэтому ему и нужна Саша. Её звериная душа бесценна. Кошки всегда считались проводниками в другой мир, оттого их и наделяли способностью проживать не одну, а девять жизней. И Саша… – Брат Иннокентий замялся. – Сашенька наша ему подходит, помимо всего прочего.

Долго не мог согреться на солнце Роман. Холод, пробиравший его, шёл из самого сердца. Друзья уверяли его в том, что его вины не было, что даже если бы они не поехали в поисках лучшей жизни в Александровскую слободу и не получили бы задание отыскать Сашу, это всё равно случилось бы.

– Просто вместо нас был бы кто-то другой, – заключил Димитрий.

– С тобой у неё есть шанс. Есть… выбор, – добавил Афоня.

Так-то оно так, и Роман это понимал, но на душе всё равно скребли кошки.

Хорошо было монахам, им хоть заняться было чем. Даже Афоня с Димитрием нашли себе занятие, присоединившись к молоденьким пышногрудым девчонка, собирающим яблоки и другие дары земли. Роман же промаялся весь день, бесцельно бродя по пристанищу.

Тихой была ночь и лунной, как и все предыдущие и все последующие. Тёплый ветер лениво шевелил солому, вылезшую из-под перины. Снаружи послышался шум, и Роман поднял голову. За окном сверкнули зелёные глаза. Роман встал и подошёл к окну, но она уже отдалялась, время от времени оборачиваясь. Роман последовал за ней.

Возле фонтана было ветренее, и её волосы развевались, отливая в лунном свете приятным зелёным цветом. Он обнял её и прижал к себе. Саша обвила тонкими руками его талию и уткнулась в грудь холодным носом.

Ощущая её сердцебиение, Роману стало больно: не за себя, а за неё. Каково было ей осознавать, что для кого-то она была лекарством, которое хотели буквально вырезать из неё, знать, что кто-то хочет владеть её душой, её телом? Было ли ей страшно, но она это не показывала? Была ли она в гневе и страха не испытывала? Об этом её сердцебиение не говорило. Возможно, она сама ещё не решила, но и об этом оно тоже молчало.

– 15 -

Просыпаться совсем не хотелось. Прикосновения его обнажённого тела к её были приятными. Рядом с ним ей было так спокойно. Страхи, тревоги, горести, печали – всё отступало, и в темноте ей виделись совсем иные картины, чем прежде.

В перерывах между поцелуями, он шептал ей, что построит для неё избу, и не какую-то там избу, а Избу всем на зависть. Возведёт он её в тихом красивом месте на берегу реки или озера, и каждый день вплоть до самого конца будет наполнен счастьем.

Саша ему верила. Она даже видела это – избу на берегу, детей, ловящих рыбу, его, колющего дрова, себя счастливо наблюдающую за этим.

Эта жизнь, это будущее – они были совсем близко. Стоило протянуть руку, и пелена времени опадала, делая будущее настоящим. Но каждый раз, когда она протягивала к нему руку, на её пути возникал орден во главе с его лидером, и каждый раз оно отдалялось, затягивалось густым чёрным дымом.

И тогда Саша понимала, что пока орден будет существовать, пока его лидер будет жить, счастливого будущего не будет ни для неё, ни для Романа, ни для кого из тех, кто хоть как-то связан с ними, и это разрывало её сердце на куски.

Дни пролетали незаметно, и Саша задумывалась, сколько же прошло времени на самом деле с тех пор, как она вернулась в пристанище, ведь время в нём текло совсем не так, как за его пределами. Возможно, уже пришла весна, и сходивший под солнцем снег давал людям надежду, что чума ушла, что год будет урожайным и голоду и другим бедам наконец-то придёт конец.

С тоской Саша думала и про брата. Мишенька ведь так любил весну. К горлу подступил комок, и Саша схватилась за горло, чтобы его удержать.

– Ай! – Яблоко больно ударило её по голове. – Ваня, ты чего? – сердито крикнула она, вглядываясь в густые ветви яблони.

– Не спать! – крикнул ей Ваня, высовываясь с самых верхних веток дерева, и кинул ещё одно яблоко.

– Ну, подожди! – пригрозив рыжему-бестыжему помощнику пальцем, крикнула она. – Слезешь ты! – С верхних веток послышался смех, и она готова была поспорить, что в данный момент он показывал ей язык.

Внезапно листья зашелестели. Налетевший неизвестно откуда ветер растряс ветки, и яблоки посыпались дождём. Саша не знала, что ей делать: беречь голову от яблок или не жалеть головы и ловить Ваню.

Где-то над головой раздался крик, но был он не Ванин. Гигантская тень проплыла над яблоневым садом. Крик тот был воинственный, бесстрашный, предупреждающий.

Чёрный кот с серой подпалиной на груди мчался от жилых помещений. Вдоль позвоночника пробежала дрожь и Саша, опустившись на четыре лапы, побежала ему на встречу.

Со всех сторон сбегались двоедушники, принявшие звериные обличия. Монахи собирали детей и уводили куда подальше.

Тень зависла между садом и домами, и в кольцо из двоедушников плавно опустилась птица. Узкие клиновидные крылья поднимали столбом пыль. Чёрная шапочка венчала её голову. Серые перья с оттенками рыжеватого цвета красиво играли на солнце. Птица издала ещё один клич и склонила голову на бок. Лёгкое свечение охватило его пёстрое тело, и вместо птицы появился молодой парень.

– Сапсан! Сокол ясный! – К нему на встречу вышел брат Иннокентий. Молодой человек ему низко поклонился.

– Монгол? – Из-за спины монаха в недоумении выглянули Афоня и Димитрий. – Дружище, что ты так пугаешь народ честной-то?

Монгол виновато огляделся по сторонам. Большинство двоедшников уже поняли, что угрозы нет, и приняли человеческий облик, но не все: Тимофей всё так же стоял в стойке, с ощетинившейся морды стекала слюна и из пасти вырывалось глухое рычание.

– Серьёзно, брат, хватит уже, – сказал ему Афоня. – Он свой.

Тимофея это не впечатлило, и он зарычал ещё громче.

– Тимофей! – Навстречу молодому стрельцу вышла Саша. – Сказали же тебе: он свой!

Саша, если честно, была ещё в большем недоумении, чем Афоня и Димитрий, которые уже давно знали, что Монгол не обычный человек. Они-то хоть знали, но просто не представляли, как это выглядит, а вот Саша и вовсе не знала, и даже не подозревала.

– Неожиданно как, – улыбаясь, она обняла его. Всё-таки это была приятная неожиданность.

– Так и знал, что ты будешь удивлена, – ответил он не в свойственной себе дружелюбной манере.

– Ты руки-то убери! – Монгол засмеялся и высвободился из Сашиных объятий.

– Даже и мыслях не было. – Он пожал руку подоспевшему на шум Роману.

– Так уж и не было, – укорил его тот.

Радостной была встреча, но, в то же время, навевала тревожные мысли. В последнюю их встречу, когда они покидали Александровскую слободу под поровом ночи, Монгол оставался, чтобы быть "глазами и ушами", и то, что он был здесь, свидетельствовало о том, что ему было, что рассказать об увиденном и услышанном.

– Братья твои в порядке? – спросил Роман.

– Да, они в безопасности, – ответил Монгол. Пламя от костра разгорелось от подброшенных братом Иннокентием сухих веток и испустило приятный древесно-яблочный аромат.

Чтобы не будоражить народ, ещё не отошедший от столь яркого появления гостя, принято было решение отложить разговор до ночи, когда обитатели пристанища будут спать.

В свете костра причудливые тени ползли по лицам, собравшимся вокруг, и тревожное предчувствие чего-то грядущего отражалось на каждом из них.

– Когда вы ушли, какое-то время всё было спокойно. На рассвете пошёл снег, и все попрятались, а потом ближе к обеду раздался крик, да такой, что у самых смелых воинов кровь застыла в жилах. Все постройки ходуном заходили. Лошади, сбежавшие из разваливающихся конюшен, метались, как ненормальные. Люди высыпали на улицу, спасаясь от обрушенных крыш. Небо почернело, но тучи не были тучами. Они были, как дым, и живые, и я готов поклясться, что у них были глаза – красные, как кровь.

– Он был, – с уверенностью заявил брат Иннокентий. Яблоко, которое он пытался запечь, почернело у упало прямо в костёр. – Точно он. Теперь он так выглядит. Без души он не может в полной мере превращаться и существовать, как живое существо.

– А дальше чего было? – спросил Роман, нетерпеливо ёрзая на бревне.

– А чего дальше? Кончилось всё. Опричники в себя придти не успели, а постройки-то прямо на глазах собрались, и в целости и невредимости стояли, как и не было ничего. Если бы не лошади, бегающие туда-сюда, наверное, никто бы и подумал, что всё увиденное было реальным. Льва в тот день никто не видел. И на следующий день тоже. Ну и пошла молва. Ребята-то, как оказалось, на службе состояли не такие уж и тупые. Вспомнили они о том, как он появился среди них, как будто из ниоткуда, и речи его странные про колдовство, и выдумку его с избранным войском с белой лилией на груди и оружием странным, и про тебя, Саша, вспомнили, мол, зачем девка ему понадобилась, да ещё из чаровниц, и вообще, что за чертовщина произошла. Кто-то сразу сказал, что валить надо. Кто-то же сказал, что выяснить всё надо, да гнать того Льва куда подальше. К ночи второго дня после того случая, часть людей успела уйти, но на рассвете… На рассвете было пекло. Лев вместе с самыми верными своими приближёнными вышел к людям, дабы внести ясность. Вышли к нему старшины, мол, не желаем мы ничего слушать, убирайся по-хорошему, либо мы силу применим. Тогда-то он и кончил изображать из себя святошу, да и показал им, какой силой владеет. Как только первая кровь пролилась, я понял, что это только начало, и мы с братьями покинули крепость. – В голосе молодого стрельца послышалась горечь.

– И правильно сделали, – заметил брат Иннокентий. – Останьтесь вы там, кому бы вы смогли помочь? И какой ценой?

– Так-то оно так, – протянул Монгол и со злостью плюнул на землю. – Но я не могу не думать о том, какая участь постигла тех, кто осмелился ему противостоять, ведь они всего лишь люди. Что они могут против него?

– Всех он убить не мог, – задумчиво сказал Роман. – Раз уж он, не смотря на своё могущество, создал орден, значит, они ему нужны. Вопрос лишь в том – зачем?

– Армия – она всегда армия, – ответил монах. – Вот сколько их там оставалось? – спросил он у Монгола.

– Не знаю. Может, сотня-другая. Большая часть опричников ушла с царём назад в Москву. А сколько среди них было белолилейников, сказать невозможно. Под зимней одеждой нашивки не видно.

– Видно, не видно, но даже сотня для нас много, – вставил Тимофей.

– Согласна, – подключилась Саша. – Если он захочет, то сможет призвать к себе на службу ещё столько же. Я так понимаю, что молва пределы крепости не покинула, а значит, о нём никто не знает.

Роману не понравилась её интонация, да и вдруг возникшая заинтересованность тоже. Не то, чтобы она вообще не интересовалась военным делом, но для неё, как для двоедушницы, белолилейники не представляли угрозы, она была слишком сильна. Они и сами её поймали только потому, что она сама того хотела и поддалась.

– Призвать-то он может, но что он скажет? Идите туда, приведите того? – размышлял Димитрий.

– А ничего не скажет, – ответил ему Тимофей. – Он просто подчинит их чарами своей воле, и будут они неприкаянные ходить, да только и выполнять его приказы и больше ничего.

– Думаете, он может придти сюда? – не без тревоги спросил Афоня у брата Иннокентия.

– Если мог бы, то уже пришёл, – ответила Саша вместо монаха.

– Без души попасть сюда он не может, – подтвердил он, заметив вопросительные взгляды. – Думаю, что он даже не знает, где мы находимся.

– Как же не знает? Он ведь нас сюда отправил! – не согласился Роман.

– А вот это как раз интересно, – оживился брат Иннокентий, доставая откуда-то из-под одежды тонкий трёхгранный клинок с деревянной рукоятью с камнем на конце. – Этот кинжал был при Саше, когда она впервые сюда попала. У вас ведь тоже есть такие? – Роман кивнул. – Мизерикорд, более известный как кинжал милосердия. Найлучший выбор оружия для профессиональных убийц, в которх нет ни капли милосердия.

– Помниться мне, Лев говорил, что его лезвие отлито из меди, а рукоять вручную вырезана из берёзы, а камень… – Роман свёл брови, пытаясь вспомнить.

– Готов поспорить на свою исподнюю, что про камень он умолчал, – сказал монах, рассматривая рукоять кинжала.

– А что в нём такого особенного? – Димитрий с Афоней достали свои кинжалы и тщательным образом исследовали их.

Пламя костра зловеще отражалось в чёрном гладком камне размером с орех. Поверхность его переливалась и завораживала, особенно когда камень поворачивали в разные стороны. Глядя на него, невольно казалось, что он глядит в ответ.

– Vitro volcanico. Коготь дьявола. Он обладает многими свойствами, но никак не защитными. Из обсидиана делают зеркала и волшебные шары, чтобы смотреть в будущее. С его помощью Лев следил за выполнением своих приказов, а когда Сашенька забрала у одного из его слуг кинжал, он получил бесценную возможность следить и за ней. Так он и узнал, где её искать. Вам же просто повезло наткнуться на вход и пройти сквозь него.

– Сейчас он тоже так может? – с опаской глядя на камень, словно из него может вылезти Лев, спросил Димитрий.

Брат Иннокентий покрутил его и так, и сяк, и ответил:

– Не думаю. Он не так глуп, чтобы оставлять эту лазейку открытой. Ведь если он может подглядывать за нами, можем и мы подглядывать за ним. – Монах передал Саше клинок. – Но на всякий случай бросьте их в фонтан.

– 16 -

Следующие несколько дней Роман виделся с Сашей редко: то ей яблоки нужно было собирать, то с детьми поиграть, то помочь кому-то из монахов.

Была она всё также ласкова и нежна, но какой-то внутренний холод проступал в ней. Ночи они по-прежнему проводили вместе, но когда она думала, что он спит, она вставала и куда-то уходила, возвращаясь лишь к рассвету.

Он стал замечать, что привычная размеренная жизнь пристанища стала более напряженной, как будто что-то нависло над ней, и чаши весов качались из стороны в сторону, никак не определяясь, куда им стоит качнуться.

Тимофей, не отходивший от Саши ни на шаг, часто обменивался с ней странными взглядами. Да и Монгол, прильнувший к ним, стал вести себя странно.

Роман пытался объяснить всё тем, что для двоедушников настали плохие времена. Будущее действительно было для них сомнительным, и как бы ярко не светило в пристанище солнце, они понимали, что вечно так продолжаться не сможет. Жизнь в нём, конечно, была не плоха, но, в то же время, это была не жизнь, а своего рода изгнание.

Брат Иннокентий был убеждён, что Лев не сможет попасть в пристанище, но даже он допускал, что такое всё-таки могло произойти.

– Кто хочет, тот найдёт возможность. Это лишь вопрос времени, – говорил он, вымешивая тесто для своих бесконечных яблочных пирогов. И Роман был с ним согласен.

В одну из ночей Роман проснулся. Саши не было рядом. Он нашёл её у фонтана, где как обычно было ветрено. Три трёхгранных клинка лежали на дне фонтана, четвёртый же она держала в руке. Взгляд её был немного отстранённый, а голос, которым она позвала его, холодным и чужим.

– Подойди, – сказала она. – Я давно хотела тебе показать. Смотри. – Она провела свободной рукой по воде, и её прозрачная гладь сменилась, и на фоне старой, потрёпанной временем избы появилось трое человек. – Это моя семья. Думаю, что мая матушка тоже обладала даром. Были то видения наяву или вещие сны, а может она могла слышать голоса, но это она послала меня сюда, зная, что здесь я буду в безопасности. Мой брат тоже мог оказаться особенным. То есть он и так был особенным, но, возможно, он тоже стал бы таким, как я. Но я этого уже не увижу и не узнаю, ведь их больше нет. – Она провела рукой ещё раз, и лица людей исчезли, а изба была охвачена огнём. – Они помогли мне бежать, но сами не смогли, и были убиты. Дым от горящей избы был виден далеко за пределы нашего посёлка.

Саша опустила в воду свой кинжал, и вид горящей избы исчез. Она посмотрела на Романа, и ему показалось, что в глазах у неё всё ещё была горящая изба. По нему пробежала дрожь, настолько сильный холод исходил из неё, и Роману стало страшно, как будто все тревоги и опасения, ожидания чего-то плохого – всё разом навалилось на него.

Внезапно холод прошёл. Саша взяла его за руку, и по телу от её прикосновения разлилось тепло. Она улыбнулась.

– Скоро рассвет. Поспать бы ещё немного. День будет сложный. – Она прижалась к нему и обвила руки вокруг его шеи. Её дыхание ласково щекотнуло кожу, а её жаркий поцелуй вмиг заставил забыть о дурном предчувствии.

Поцелуи её стали настойчивее, и Роман поспешил взять её на руки и отнести в дом. Не о чём более ему не хотелось думать, как о её гибком теле, пухлых губах, ищущих его губы, и о её любви, которую она так стремилась ему дать.

До позднего вечера Роман так и проходил под чарами ночи. Саша умела отвлечь, усыпить бдительность, успокоить, и поэтому гнетущее чувство вернулось к нему не сразу, и то – только после того, как в пристанище был объявлен общий сбор.

Когда дети были уложены спать, все собрались возле яблоневого сада. Ярко светила полная луна, висящая так низко, что, казалось, до неё можно было дотянуться рукой.

В пристанище всегда было чем заняться, и только дети целыми днями могли развлекаться и путаться под ногами. Взрослые же не так бросались в глаза, занятые делами. От того Роман и удивился, насколько многочисленны они были. На армию они, конечно, не тянули, но при их возможностях, это было и не нужно.

Все ждали, когда в центр круга выйдет брат Иннокентий, но в центр вышла Саша. В лунном свете её волосы переливались оттенками от рыжего до зелёного, глаза ярко блестели, походка была твёрдой и уверенной, и вообще все её движения излучали решительность.

– Друзья, – обратилась она к присутствующим. – Вы знаете меня не так давно, но история моя схожа с вашей. – Голос её звучал громко, а тон был таким властным, что перешёптывания в самом начале собрания быстро смолкли. – Я так же, как и вы была вынуждена покинуть свой дом, покинуть свою семью, чтобы спасти их от гонений. Я ушла. И я спаслась. Но мою семью убили, лишив меня того оплота, который нужен всем нам. Меня гнобили, меня гнали, меня держали на цепи, как животное, чтобы сломить, чтобы забрать то последнее, что у меня осталось. И вот я здесь. Я перед вами. Вы скажете, что это моя вина, что моя семья убита, что я сбежала вместо того, чтобы защитить их, дать отпор. И вы будете правы. Это моя вина. Вы скажете, что это из-за меня вы лишились домов и близких, что ордену нужна была я с самого начала и что ваши близкие стали невольными жертвами, случайно оказавшимися на его пути. И вы будете правы. Это из-за меня. Я нужна им. Вы скажете, что меня нужно изгнать, что это только моя проблема, а вы тут непричём. И я снова скажу, что вы правы. Но! Даже с моим уходом, орден не остановиться. Везде, где будут белолилейники – будут трупы. И даже если я сдамся, пожертвую собой – орден останется. Его главе, такому же двоедушнику, как и мы, нужна моя душа, чтобы себя восстановить, чтобы сделать себя сильнее, так же, как он делал это раньше с другими двоедушниками, и так же, как он будет делать после меня. – Саша выдержала паузу, чтобы убедиться, что смысл сказанного ею дошёл до каждого. – Тот, кто познал вкус крови, не сможет уже перед ней устоять, – добавила она.

Толпа, собравшаяся вокруг неё, пришла в движение: двоедушники хмурились, переглядывались, совещались, и один за другим согласно кивали.

На лице Саши проступило торжество. Она говорила от чистого сердца, и никто не мог упрекнуть её во лжи. Нужна ли была только она лидеру ордена, или ещё кто-то, потери понесли многие, и эти многие хотели отомстить.

– Орден был до неё, и орден будет после, – шумела толпа. – Он один, а нас много! Нам не будет спокойно жизни, пока мы сами её не построим для себя!

Роман смотрел на неё с восхищением и тревогой одновременно. Как же быстро она выросла, как незаметно из юной девушки она превратилась в воительницу, за которой, как видел Роман, готовы были идти в бой. И это было предсказуемо, ведь отомстить для многих из них было делом чести, а для неё так вообще на кону стояло всё, но как же сильно у него сжалось сердце, стоило только ему представить её на поле боя. Он отдал бы всё, чтобы защитить её, спасти, уберечь, но он был всего лишь простым человеком, полюбившем ведьму-двоедушницу. И от этого ему было ещё больнее.

Роман покинул собрание до его завершения. Димитрий с Афоней хотели пойти с ним, но он отрицательно покачал головой. Ему было необходимо слишком многое обдумать, а думалось лучше всего наедине.

Фонтан давно уже стал их местом встречи, помимо её комнаты. Как и всегда там было ветрено, и граница между мирами ощущалась как никогда ясно.

– Так и знала, что найду тебя здесь. – Её рука мягко легла ему на пояс. Как и прежде её прикосновение его успокоило. Он стоял там уже давно, но так и не придумал ничего толкового. Если бы она сказала ему раньше, что задумала, он бы обязательно что-нибудь придумал, но она не сказала, и это его разозлило.

– Как давно? – сердито спросил он.

Саша убрала руку и покрутила на пальце толстый перстень с круглым камнем цвета зелёной воды. Из-за узкой полосы по центру он напоминал глаз – живой, следящий за всем.

Монгол отдал его Саше по прибытии, сказав, что это дар от Мудрой женщины.

– Это хризоберилл, или кошачий глаз, как его ещё называют. Он защищает и оберегает от смерти. Ещё она сказала, что долгое время хранила его у себя. Кому он принадлежал ранее, она не сказала, но думаю, что он был ей очень дорог и кому попало, она бы его не отдала. Теперь он твой.

– Как давно? – повторил свой вопрос Роман, видя, что она не решается ответить.

– С того момента, когда Монгол рассказал про раскол. Я подумала, что…

– Подумала, что можешь этим воспользоваться? Подумала, что тоже двоедушница, как и Лев, и тоже можешь собрать армию и пойти "стенка на стенку"? А про жертвы ты подумала? – напорствовал он.

Саша переменилась в лице и оставила перстень в покое.

– Без жертв – нет победы, – жёстко произнесла она. От неё снова потянуло холодом, взгляд стал совсем чужим. – Сколько уже полегло…

– А сколько ещё погибнет? – перебил он.

– В том то и дело! Это не прекратиться! Я не сдамся ему, и один за одним, он погубит всех, кто хоть какое-то имел ко мне отношение. Я видела это. – Саша вытащила из воды мизерикорд и повернула камнем вверх. – Я видела это, – повторила она. – Видела будущее залитое кровью и выжженное огнём. И знаешь что? Нас там нет! И не будет! Видишь вот это? – Саша протянула ему клинок, указывая на гравировку цветка внутри ромба с двумя удлиненными сторонами, похожего на человечка с ножками на рукояти. – Видишь лилию? Видишь руну? Она означает наследие. Это его наследие! А что будет нашим?

– Так вот чем ты занималась ночами напролёт? Будущее изучала? – От эмоций щёки Романа раскраснелись. Саша бросила кинжал обратно в воду. Положив влажные ладони ему на щеки, она повернула его лицо так, чтобы заглянуть в глаза.

– То, что ты говорил, – прошептала она, глядя ему в глаза, – что ты обещал, помнишь: про избу на берегу, детишек, любовь и счастье до конца наших дней – я это тоже видела. Я могла это представить, потому что хотела этого. И хочу сейчас. Ты теперь самое дорогое, что есть у меня, но пока Лев будет жить, не ты, не я не сможем это будущее создать.

Тяжело дыша, Роман закрыл глаза, погружаясь в теплое прикосновение её рук. Когда он открыл глаза, она смотрела на него своими яркими зелёными глазами, и взгляд тот был прежним, она была прежней, просто они оба были вынуждены стать кем-то другим, чтобы выжить.

– Просто… – зашептал он устало. – Просто я думал, что у нас ещё есть время.

– Время. Всегда кажется, что оно есть, – печально ответила Саша, – но на самом деле его нет никогда.

С первыми лучами солнца пристанище оживилось, и, не смотря на яркий солнечный свет, в нём, казалось, царила пасмурная преддождевая серость.

Дел было много, и перво-наперво решено было разослать гонцов. Такие же пристанища прятались повсюду, и не было сомнений в том, что в каждом из них найдутся двоедушники, готовые присоединиться к ним.

Это задание было положено на плечи Монгола. Из всех ему и его братьям было проще простого в короткие сроки добраться до пристанищ и вернуться назад если не с подкреплением, то хотя бы с новостями.

Брат Иннокентий долго объяснял ему, где находились другие пристанища, поминутно высказывая сомнения в том, что он сможет всё запомнить.

Монах вёл себя как обычно, ни чем не выказывая неодобрение всему происходящему, но отчего-то Саше казалось, что радости он тоже не испытывал.

Роман тоже покидал пристанище. Он считал, что может отыскать тех белолилейников, которые сумели скрыться из слободы прежде, чем там началась расправа.

Саша не особо верила в эту затею. Они ведь были просто людьми. Что они могли сделать против Льва? Ничего. Собственно, она даже не верила, что хоть кто-то вообще найдётся, и тем более согласиться пойти на то, что Роман собирался им предложить.

Однако, Роман был настроен решительно, и Саша уважала его решение и очень гордилась им. Глядя, как он седлал коней, она думала о том, как ей повезло встретить его, заслужить его доверие, верность и любовь.

– Уверена, что сможешь его отпустить?

Тимофей как всегда был хмурым. Происходящее радовало его, пожалуй, больше всех, но вот предстоящее ожидание не очень. Он и так долго ждал, и оставаться в пристанище, пока другие рискуют, выполняя задания, ему было нестерпимо.

Саша и сама не хотела отсиживаться в тылу, но пристанище, которое собирались покинуть все взрослые, требовалось обезопасить, ведь там оставалось много детей, да и им нужно было куда-то вернуться в случае победы. Или поражения.

– Смогу, – ответила Саша, неотрывно следя за Романом и его двумя друзьями-побратимами, – если ты пойдёшь с ними.

– Охранником меня сделать хочешь? – усмехнулся он.

– Ты бы и на сторожевого пса согласился, лишь бы тут не оставаться.

Тимофей рыкнул, выражая неодобрение подобранными ею словам, но что правда – то правда, он бы и на это согласился бы, лишь бы не сидеть в безопасности, пока другие рискуют.

– Тимофей! – Саша схватила его за руку, когда он уже отошёл в сторону отряда. Мука на её лице проступила такая, что он сжал крепко её руку в ответ на немую просьбу, и, не сказав ни слова, ушёл, на ходу обращаясь в огромного чёрного кота с серой подпалиной на груди.

– 17 -

Время, идущее в пристанище не так, как за его пределами, тянулось. Работа же в нём кипела: по периметру садились древесные лозы, чьи отростки были крепче стали; устилались пучками белого вереска, полыни, стальника и астр крыши построек; накладывались чары на яблони.

Относительная атмосфера спокойствия царила в пристанище, пока светило солнце и работа помогала отвлекаться от дурных мыслей. Но едва опускались сумерки, в воздухе начинало витать тревожное возбуждение.

Дети кучились возле взрослых, забыв про игры и веселье, вопросительно заглядывая в глаза и пытаясь понять, что же происходило.

Ночами Саша приходила к фонтану и доставала из воды трёхгранный клинок с чёрным камнем на рукояти. Долго вращая его в руках, она так и не решалась заглянуть в будущее, боясь того, что она могла увидеть.

Иногда ей казалось, что путь она избрала неверный, что проще простого было взять да утопиться, и дело с концом. Но тут же она понимала, что поступок этот был скорее эгоистичный и спасти никого не мог, и в её следующей жизни всё повториться вновь, и кто знает, будет ли она тогда достаточно сильна, чтобы хотя бы допустить мысль покончить с орденом и его лидером раз и навсегда, или же эта история будет повторяться снова и снова, пока она не сдаться, или проиграет, или же победит.

– Вам дано видеть будущее? – Саша чистила яблоки, пока брат Иннокентий энергично месил тесто. Сегодня он был в ударе: очаг не остывал ни на минуту, выпекая пироги в бессчетном количестве. Он как будто пытался установить личный рекорд, и даже другие его братья не осмелились позариться на его очаг и пошли готовить обед в другом месте.

– Эх, Сашенька, – усмехнулся он. – Что есть будущее? В наших ли руках оно или предопределено, как у цветка, который расцветает каждую весну?

– Может, и не каждую, – поспорила она. – Погода разной бывает. Придёт тепло, а потом заморозок ударит, и зачахнет ваш цветочек.

– И о чём это говорит?

– Что жизнь паскудная сука?

– Не без этого, – согласился он с видом человека, давно привыкшего принимать всё, как есть. – Но так же это говорит о том, что даже если будущее предопределено, в любой момент всё может измениться и… – Монаха прервал шум с улицы. Они вышли во двор, прикрывая глаза от поднявшейся от десятков крыльев пыли.

Соколы пикировали на землю один за другим, вызывая радостные возгласы сбегавшихся обитателей пристанища. Со стороны фонтана из-за яблоневых деревьев выезжала конница с Романом во главе.

Саша искоса посмотрела на брата Иннокентия. Хитёр был лис. Ох, хитёр. Ведь знал же, что они приедут, оттого и пёк столько пирогов, гостям на радость.

Брат Иннокентий улыбнулся ей в ответ. В газах его плясали лукавые искорки.

– Беги уже к нему, беги. Не заставляй молодца ждать.

Роман спрыгнул с лошади и, на бегу поймав Сашу, поднял на руки и закружил под озорной свист конницы.

– Далеко ехать не пришлось, – рассказывал Роман, когда все новоприбывшие получили свою порцию обеда и расселись прямо на траве вместе с постоянными обитателями пристанища. – Старшина, – Роман указал на крепкого седобородого воеводу, который широко улыбнулся, показав часть отсутствующих зубов, – мудростью народной наделён, и как вывел своих людей, сразу в Углич помчал к Мудрой женщине за советом. А тут и мы подошли, хотя и не собирались туда. Хорошо, что с нами Тимофей был, а так бы долго мы ветра в поле искали. А как из Бабьей Выгороды назад собрались ехать, на соколов наткнулись. Ну и всем скопом уже и пошли.

– Таким образом, – подытожил Монгол, – мы имеем полторы сотни бывших белолилейников, сотню сапсанов. Двоедушники из других пристанищ должны прибыть сегодня ближе к ночи. Так что что-то вырисовывается.

Что-то действительно вырисовывалось. По предварительным подсчётам только двоедушников должно было прибыть около четырёх сотен. Бывшие белолилейники, сапсаны, местные двоедушники – это уже была сила, с которой нельзя было не считаться. Добавить к этому эффект неожиданности и можно было смело считать, что они победили.

Саша настолько отчётливо это видела, что уже обдумывала, где бы они с Романом могли построить их избу: в месте тихом и красивом, на берегу реки или озера, чтобы детишки могли ловить рыбу, чтобы лес был рядом или роща берёзовая, где можно было бы ягоды собирать да травы с кореньями.

– Может, на юг? Надоел холод. – Роман мечтательно закрыл глаза, вдыхая аромат её волос. – Ты ведь никогда не видела моря. И я тоже.

– А, может, на север? Снег, медведи, собаки, запряженные в сани. – Саша облокотилась на Романа, привалившегося к стволу яблони. – Чуть не забыла! – подпрыгнула она. – Чтобы школа была недалеко. Не хочу, чтобы наши дети были такими же неграмотными, как мы.

– Обязательно школа будет недалеко, – согласился он.

К вечеру, как и говорил Монгол, стали появляться двоедушники из других пристанищ. Небольшими группами они проходили сквозь фонтан или просто появлялись у яблоневого сада. Кошки, объединившиеся в прайды, волки, собравшиеся в стаи, быки, жившие стадами – они вызывали восхищённые крики бывших белолилейников, охотно и без предубеждения принятых в ряды друзей и союзников.

Глядя на них, в Саше крепла вера в то, что для них всё же было место в этом мире и среди обычных людей. И когда всё это закончится, каждый его найдёт.

Брат Иннокентий озабоченно бегал по пристанищу, всё время чертыхаясь. Народа было не сосчитать и, всех было необходимо где-то разместить.

– Ну, где мне взять? Где взять столько места? – пыхтел он.

Хорошо, что в пристанище была вечное лето, и небрезгливые гости, привыкшие спать и в худших местах, расположились прямо на траве под звёздным небом.

Роману же искать ночлег не приходилось. В крошечной комнате Саши на мягкой соломе, застеленной свежей периной для него всегда было место.

По утру были высланы соколы-разведчики. Прислушавшись к совету брата Иннокентия, Саша не стала заглядывать в обсидиан, чтобы не рисковать быть замеченной с той стороны, поэтому выяснение местоположения ордена было возложено именно на них.

Она думала, что орден всё ещё находиться на территории Александровской слободы, но Монгол заверил её, что пролетал над ним неоднократно, и никаких следов белолилейников им обнаружено не было.

Тогда они предположили, что Лев перевёл своих слуг в Москву, где за Неглинной, на расстоянии ружейного выстрела от Кремля был выстроен особый опричный двор, за мощными шестиметровыми каменными стенами которого всего за полгода вырос настоящий замок, охраняемый несколькими сотнями человек, но вернувшиеся разведчики развеяли и это предположение.

– Далеко от Кремля. Там, где пустырь стоит крепость. Ранее не было её, – доложил совсем юный сапсан.

– Стало быть, новое гнёздышко себе свил, – заметил Монгол, – и псов своих туда загнал.

– А что по численности? – спросил Роман.

– Не видать. Мы ночью были. Там только эти… Ну, лучины их большие на бойницах горели.

– Факелы, – поправил Монгол.

– Они, они! Да с десяток стрельцов сидело. Больше никого не видали. Но там он точно.

– Откуда знаете? – навострился Роман.

– Воздух там плохой, – просто ответил сокол, и с этим никто спорить не стал.

– Что теперь? – раздалось из толпы, окружившей разведчиков. – Да, что теперь? – Все взгляды устремились к Саше.

"Время. Всегда кажется, что оно есть, – печально подумала Саша, – но на самом деле его нет никогда."

– Саша? – Роман взял её за руку. Голос его звучал мягко. Что бы она не решила – он с ней. Но в том то и была проблема. Он с ней.

– К ночи выступаем.

***

Дувший возле фонтана ветер в ту ночь распространился на всю территорию пристанища. Волнительно качались кроны яблонь, увешенных красными плодами, с шипением сыпались искры из костров, разведённых вдоль яблоневого сада. Пламя в них танцевало то ускоряясь, то замедляясь, делая резкие отчаянные движения.

Прощание было коротким. Говорили мало, надеясь, что дети, которых они оставляли в пристанище, и так знали всё, что им хотели сказать, а монахи, вечные хранители того места, знали, что делать, если…

Об этом тоже не говорили. Будет – как будет. Отдать жизнь во имя другой жизни, во имя свободы, выживания, справедливости не так уж и плохо. Кому, как не двоедушникам было знать, что независимо от исхода, их жизнь начнётся снова в новой ветке, в другом времени, в другом месте.

Саша стояла поодаль у костра, неотрывно глядя в огонь. От неё снова веяло холодом, который не способны были разогнать все костры на свете. Огонь играл в её разбросанных ветром волосах, менявшихся от рыжеватых до зелёных, и ярко отражался в глазах, да в камне, венчавшем её безымянный палец левой руки, крепко сжимавшей маленькую фигурку кошки. Он словно впитывал в себя его, наблюдал за всем происходящим, ждал конца.

– Все готовы. – Голос Тимофея вырвал её из задумчивости.

– Хорошо. – Она отвернулась от огня и повернулась к нему. Его жёлтые глаза блестели нетерпением и жаждой мести, которую он так долго в себе копил, и которую сейчас так тщательно, но бесполезно, пытался скрыть.

В его глазах она видела себя, но не прежнюю. Прежнюю себя ей пришлось оставить в той маленькой комнате, которую они так долго и в то же время так мало делили с Романом. Он делал её лучше, это так. Встреча с ним изменила её жизнь и её саму, помогла в какой-то степени принять себя, открыть в себе много нового. Но именно сейчас, именно сегодня ей было необходимо снова себя изменить: стать той, кем правит сила; той, кто правит силой; той, кто может всё.

Так странно, что именно сейчас она подумала о том, что ни разу не говорила ему, что любит его, всё думая, что время ещё будет. Но его не оказалось.

– Если все готовы, то тогда чего мы ждём?

– 18 -

На много верст от крепости простиралось поле: пустое, холодное, с остатками прошлогодней травы.

Крепость, чьи огни были видны в темноте, в действительности была почти точной копией Александровской, с той лишь разницей, что на её территории не было ни храмов, ни соборов, ни других святых мест, а был только дворец, и в нём царил мрак.

Под покровом чернее ночи пелены армия двоедушников подошла к стенам крепости максимально близко.

Со стен доносилось тихое шипение факелов, трепыхающих на ветру, да редкие разговоры сонных стрельцов.

Саша обернулась в поисках Романа. Он и верные Димитрий и Афоня воседали во главе конницы бывших белолилейников, замыкавших армию двоедушников.

Он почувствовал её взгляд и поднял голову. В них светилась вся его любовь к ней, вся его преданность и готовность пойти на всё, а ещё она могла увидеть в них избу, построенную на берегу, с детишками, ожидающими их прихода.

Роман как будто увидел то же самое, и улыбнулся, словно говоря "Всё будет хорошо. Это у нас ещё впереди".

Тогда она пробежала взглядом свою армию – людей и двоедушников, друзей и близких, братьев и сестёр. На каждом из них читалась решимость, и каждый из них согласно кивал, отвечая на её немой вопрос. Саша кивнула им в ответ и снова повернулась к стенам крепости.

Холодный ветер, дувший с севера, стал ещё холоднее. Его порывы с силой ударялись в бойницы, гася факелы. Ночное небо озарили вспышки молний, и в кромешной темноте вспыхнуло зелёное пламя.

Стены крепости пылали и рассыпались. С них доносились крики стрельцов, зовущих на помощь.

Саша громко втянула запах гари. За её спиной уже рыли копытами землю огромные быки, нетерпеливо рычали не менее крупные волки и дикие кошки.

Она закрыла глаза, и медленно подняв руки, хлопнула в ладоши. Когтистые лапы глубоко вошли в замерзшую землю. Ярче огня светились её глаза. Сбросив пелену, скрывавшую их, она издала рык, и охваченные огнём стены рухнули.

Армия двоедушников рванулась вперёд и врезалась в идущих навстречу белолилейников. Их белые нашивки на груди ярко светились, отражаясь в блестящих лезвиях их сабель и кинжалов.

Это было легко. Человеческие тела были слишком хрупкие по сравнению с могучими телами двоедушников, а их оружие не достаточно крепко держалось в руках, чтобы нанести хотя бы один серьёзный удар.

Всё кончилось быстро. Даже трети накопленной злости не выплеснулось на врагов. "Слишком просто, – подумала Саша. – Слишком легко".

Чёрный кот с серой подпалиной на груди издал жалобный рык. Один из кинжалов зацепил его в бою. Лапы под ним подогнулись. С раненого бока текла чёрная кровь.

– Яд. – Старшина бывших белолилейников растёр кровь в руке. – Я уже такое видел. Эти кинжалы, они чем-то намазаны.

Саша, обратившись в человека, стала на колени. В жёлтых глазах Тимофея читалась боль.

– Потерпи, – ласково сказала она. – Мы тебе поможем.

Сокол, паривший над ними, издал предупредительный крик. Из-за разрушенных стен крепости выступала новая армия. Численность их многим превосходила первую, и по количеству почти равнялась армии двоедушников.

Лица их были непроницаемы. Пустые глаза безразлично смотрели вперёд. Львом в них было вложено одно простое действие – убивать. И вот тогда началась бойня.

Яркое пламя охватило кольцом армию двоедушников. Небо почернело от сотен стрел, летящих в гигантских соколов, спешивших на помощь. Они ловко маневрировали, но заговорённые стрелы точно попади в цель, и их тела начали сыпаться на землю.

Монгол с выжившими братьями спикировал вниз, чтобы продолжить сражение там.

Белолилейники, не чувствовавшие ни страха, ни боли, ни усталости, наступали на двоедушников. Саша вместе с другими металась без устали, вгрызаясь в их глотки. Конница старалась удержать фланги, оттесняя белолилейников к огненному кольцу. Но их всё ещё было слишком много, и они рубили и резали своими отравленными кинжалами всех, кто попадался на пути, пока не падали замертво.

Сашу их кинжалы обходили. Таков был видимо приказ Льва – взять её живой. Пользуясь этим преимуществом, она кидалась на целые группы белолилейников. Роман, спешившись, помогал ей. Весь покрытый брызгами крови он размахивал саблей во все стороны, игнорируя всё новые полученные ранения.

Боевых криков становилось всё меньше. Их всё больше заменяли стоны, но бойня продолжалась до рассвета, пока не осталось почти никого, кто мог сражаться или хотя бы стоять на ногах.

Огненное кольцо почти погасло. У Саши звенело в ушах. Спотыкаясь об тела своих друзей, она потеряно бродила по полю. Куда бы не упал её взгляд, везде была кровь: кровь из глубокой раны от правого виска до подбородка Монгола, лежавшего рядом со своими братьями; кровь от разбросанной конницы, вместе с которой сложили свои головы Димитрий и Афоня; кровь Тимофея, лежавшего на телах белолилейников, которых он из последних сил забрал с собой; кровь из раны на ноге Романа, оперевшегося на свою саблю и в ужасе оглядывающего то, что было их армией.

Гигантская тень накрыла поле, и из чёрного клубящегося дыма на землю ступил Лев. Под стоны умирающих он шёл по багровому полю с улыбкой, не сводя бездушных серых глаз, в которых отражалось торжество, от Саши.

Роман поднял саблю и кинулся ему наперерез. Лев изящно взмахнул кинжалом, и тонкое трёхгранное лезвие мягко вспороло его туловище.

Звон в ушах Саши перекрылся её криком. Она бросилась к нему и, упав на колени, положила его голову себе на колени. Кровь его ручьём стекала на её одежду и руки.

– Прости, – едва слышно прохрипел он, – я не справился.

– Всё будет хорошо, – плакала она. – Я тебя вылечу. Нас ещё ждёт долгая счастливая жизнь на берегу реки. – Роман слабо улыбнулся. – Я люблю тебя.

– Не в этой жизни, но я найду тебя, любовь моя. Я…

Голос его оборвался. Красивое смуглое лицо стало неестественно спокойным, а безжизненные карие глаза смотрели в небо.

– Роман… Любимый… Не уходи! – прошептала она, поглаживая его волосы. Но его уже не было.

– Ты сделала свой выбор, и смотри, к чему это привело, а ведь всё могло быть по-другому. – Лев присел напротив неё с покрытым кровью кинжалом в руке. Саша подняла на него заплаканные глаза. – Но ничего, у тебя ещё будет возможность сделать правильный выбор, – с улыбкой сказал он, медленно прокалывая трёхгранным лезвием мягкую кожу между её ключицами.

Захлёбываясь горячей кровью, фонтаном хлестающей из раны, Саша опустилась на землю рядом с Романом. Пытаясь сделать хотя бы ещё один вдох, окровавленной рукой она в панике рыла землю, пока жизнь не покинула её тело. Лев снял с её холодной руки перстень и, обратившись в чёрный дым, исчез.

Остатки белолилейников забирали раненых и убитых. Отдельные группы по два-три человека добивали ещё живых ведьм и ведьмаков. Покидая эту холодную весеннюю землю, они остовляли за собой лишь трупы на багровой от крови прошлогодней траве.

***

С наступлением первого тепла, поле покроется свежей травой. Насыпи земли, где будут упокоены двоедушники и те, кто сражался с ними бок о бок, покроются цветами. Юноша с волосами цвета соломы и старческим голосом высадит там сотни деревьев, и память о тех, кто отдали свои жизни за свободу, будет жить среди них вечно.

Знал ли брат Иннокентий, что так будет или нет, но лицо его помрачнело, когда на высаженных вокруг пристанища лозах появились бутоны на каждого из тех смельчаков, которые уже не вернуться.

Орден белой лилии исчезнет, не оставив и следа своего существования. Беды и голод пройдут, отступит и чума. Дети павших за свободу двоедушников вырастут и покинут пристанище. В нём больше не будет нужды, и монахи уйдут туда, где будут нужны. И назовут они это место Хранилищем мёртвых душ, где найдут пристанище павшие, которые владеют искусством магии, пока они не будут готовы идти дальше в новую жизнь, новый мир, новое место.

– Саша! Саша! Смотри, сколько яблок!

Худенький мальчуган в старой потрепанной одежде с грязным пятном на носу подбежал к дереву, жадным взглядом оббегая каждую ветку, пробивавшуюся под тяжестью спелых красных яблок.

– Не перебивай аппетит, – ответила Саша, держа в руках пустую корзину. – Скоро обед. Давай лучше помоги мне их собирать. У брата Иннокентия они почти закончились, а ты же знаешь, как он любит печь пироги.

– А ты знаешь, как я люблю их есть! – Мальчуган мечтательно закрыл глаза, представляя себе огромный яблочный пирог.

Саша засмеялась и подошла к брату.

– Все их любят, так что давай, помощник, работы у нас много.

Саша набрала полную корзину яблок и отнесла её в часовню, где брат Иннокентий неустанно месил тесто.

Миша радостно втянул запах пирога, только что снятого с огня.

– Сначала обед! – напомнила ему Саша и протянула ему корзину. – Принеси ещё немного. Обед уже на подходе.

Миша скорчил сестре недовольную мордочку и, показав брату Иннокентию язык, со смехом умчался в сад.

– Вот хулиган, – рассмеялся монах, ничуть не обидевшись.

– Что есть, то есть, – ответила Саша, глядя вслед брату.

– Скоро он будет готов.

– Я знаю. – Взгляд Саши стал печальным. – Ведь так и должно быть.

– А ты, Сашенька? – Брат Иннокентий оставил тесто подходить и стал рядом с ней. – Ты скоро будешь готова?

– Не знаю. Возможно.

– Ты не можешь прятаться здесь вечно, – с сочувствием сказал он. – Надо двигаться дальше, как бы больно это не было.

– Дальше… Что будет дальше? Кем я буду? И какой? Буду ли я сильнее или слабее? Буду ли я смелее или трусливее? Смогу ли я…

– Это зависит только от тебя – твоих решений, твоих желаний.

– Думаете, история повториться?

– Думаю, что твоя история ещё даже не написана, и конец её ещё не определён.

Эпилог

В свете единственного оставшегося фонаря женский силуэт приближался к нему. Дым сигареты струился за ней, и едва различимый ореол зелёного света исходил, словно из неё самой.

– Так вот значит, как теперь знакомятся с девушками? Нападают на них и обворовывают?! – иронично раздался из темноты голос. – Ты хоть знаешь, что украл, придурок?

Что она имела в виду он не понял, но ёё голос был, как соль на рану, и в то же время как быстродействующее лекарство от продолжительной изнуряющей головной боли.

Она задержала взгляд слегка светящихся зелёных глаз на его окровавленных по её вине руках, затем на его старой одежде, и виновато опустила глаза.

Достав из кармана куртки полтинник, она присела на корточки.

– Держи, в аптеке пригодиться. – Бросив купюру, она подняла рюкзак с земли, и собралась уходить, не рассчитывая на его ответ.

Миллионы раз он представлял себе встречу с ней. Чёрт, у него даже была заготовлена целая речь, если не сценарий того, как будут развиваться события. Конечно, надеяться на то, что она его помнит, он не смел. Придёт время, и она вспомнит, а он будет рядом. Будет рядом с ней.

Это была она. Она…

Как же долго он искал её!

И вот он нашёл. Нашёл её спустя четыреста лет!

И не смог ничего сказать.


Для оформления обложки были использованы следующие материалы:

–1- https://cdn.pixabay.com/photo/2012/12/30/16/50/lily-73098_960_720.jpg;

–2- https://cdn.pixabay.com/photo/2020/03/06/21/04/fantasy-4908155_960_720.jpg;

–3- https://www.freepik.com/free-photo/profile-sensetive-young-woman-with-pink-lips_1620938.htm.

Примечания

1

Участок крепостной стены между двумя башнями

(обратно)

2

Постоянный или временно населённый укреплённый пункт, обнесённый частоколом из заострённых сверху брёвен высотой 4-6 метров

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • -1-
  • – 2 -
  • – 3 -
  • – 4 -
  • – 5 -
  • – 6 -
  • – 7 -
  • – 8 -
  • – 9 -
  • – 10 -
  • – 11 -
  • – 12 -
  • – 13 -
  • – 14 -
  • – 15 -
  • – 16 -
  • – 17 -
  • – 18 -
  • Эпилог
  • *** Примечания ***