КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591456 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235386
Пользователей - 108135

Последние комментарии

Впечатления

vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Модели [Ксения Шанцева] (fb2) читать онлайн

- Модели 613 Кб, 108с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ксения Шанцева

Настройки текста:



Ксения Шанцева Модели

1

Для кого-то октябрь это время желтых листьев. Для кого-то время осенней депрессии. Но для моделей в Москве это время Недели моды.

– Вот твой карамельный латте, – сказала Аня и протянула стаканчик подруге.

Модели прогуливались по осеннему парку. Но мысли их были заняты совсем не умиротворением природы.

– Мы старые? – спросила Аня.

Христина внимательно посмотрела на свою собеседницу.

– Тебе всего 26.

– Ты видела, кого взяли на показ? – грустным голосом произнесла Аня.

– Видела.

– Они все еще в школе учатся!

Христина сделала глоток горячего кофе. Аня была настолько расстроена тем, что ее не взяли на показ, что даже отказалась от кофе. Что для нее удивительно.

– Нужно искать другую работу, – произнесла Аня.

– Ты полностью уходишь с моделинга?

– Не знаю.

Христина не была удивлена нерешительности подруги. Ане сложно давались любые решения. Она часто находилась в мыслительных качелях. Аня и Христина работали в одном модельном агентстве. И были знакомы довольно давно. Христина всегда четко знала, что ей нужно. Тем самым подруги друг друга и уравновешивали.

– Может, буду работать удаленно со свободным графиком, чтобы параллельно посещать кастинги.

Аня внимательно посмотрела вдаль.

– И кем ты будешь работать? – уточнила Христина.

Аня молчала.

– Через час у меня съемка в рекламном ролике. Пойдешь со мной? – произнесла Христина.

Аня тут же закивала головой. Даже улыбка промелькнула на ее лице.

– Кстати, а сколько тебе полных лет? Я постоянно забываю, – спросила Аня.

– Ты не забываешь. Я никогда не говорила о своем возрасте.

Христина широко улыбнулась.

– Эйджизм (дискриминация по возрасту). А ты знаешь, что хотят наоборот запретить работать несовершеннолетним девушкам? – произнесла Христина и сделала еще один глоток кофе.

– Слышала, да.

Христина старалась никому не называть свой возраст. Конечно, на кастингах ее постоянно об этом спрашивали. Но что важнее? Года или то, как она выглядит? Христина не стеснялась своего возраста. Она была старше Ани на несколько лет. И в ее жизни тоже настал период для решений. Куда двигаться дальше? Христина постоянно меняла длину волос, ведь это входило в ее работу. Предоставлять свою голову для новых причесок и участвовать в показах. На сегодняшний день у нее было каре в темном цвете. Рост, что у нее, что у Ани, был где-то 177 сантиметров. Христина выделялась среди других девушек своими необычайно острыми скулами. А там уже на ее лице нарисуют все, что нужно для показа. Христину больше не привлекали эти блестящие мероприятия. Лет в 20 она восторженно наблюдала за модными деятелями. Мечтала поехать в Париж. Но в ее жизни случился только Милан. Христина коренная петербурженка. Но там с оплатой труда моделей все сложно. Часами стоять в ледяном заливе в купальнике осенью и делать вид за минимальные выплаты, что сейчас июль. Христина давно переехала в Москву. Иногда она арендует квартиру. А иногда живет у друзей, когда совсем плохо с финансами. Христина подрабатывает в сети, так как у нее с детства был талант к рисованию. Но, не смотря на все это, ее всегда тянуло к «высшему» обществу, как и Аню. Аня родилась в городке, название которого никто никогда не слышал. Тем более в Москве. Лет восемь назад Аня была очень востребованной моделью. Все восторгались длиной ее стройных ног. Но тогда ей и в голову не пришло, что все это рано или поздно закончится. Она имела возможность даже купить квартиру в Москве. Пусть и не в центре. Но брендовые вещи тогда ей казались лучшим вложением. И вот Аня получила отказ за отказом на Неделе моды.

– Кстати, а где ты сейчас живешь? – спросила Христина.

– В апартаментах.

– И дорого?

– Не знаю. Это от агентства.

Христина резко остановилась.

– От нашего агентства?

– Да. Я же приезжая, – сказала Аня и широко улыбнулась.

– Хорошо. Но ты же понимаешь, что с тебя потом вычтут сумму за проживание?

– Да. Кстати, утром моя соседка резко собрала вещи и уехала. Так что я пока одна.

– Хорошо. Ты помнишь, как я несколько месяцев работала в Милане и осталась с минусом? Авиабилет и квартира оказались что-то слишком дорогостоящими. А тем более дорогостоящей была выплата процентов и Материнскому агентству и заграничному, – произнесла Христина.

– Думаешь, они нас обманывают?

– Конечно! Ты сама ищешь себе работу, потому что агентству нет до тебя дела, а процент все равно получают они.

– Но вот я как-то много заработала. И покеты (карманные деньги) нам выдают.

– Выдают, и потом ты их возвращаешь. Нет никакой гарантии, что ты подойдешь дизайнеру. И на что выживать моделям? В других профессиях разве вычитают деньги за командировку? А однажды у модели забрали последние заработанные деньги якобы за электричество. Большая часть девушек не попадают на мировые подиумы. А снимаются за тысячу рублей. Если тебя отправили, например, в Милан, это не значит, что тебя выберут на кастинге.

И это было настоящей правдой.

– Кстати, не говори нашему агентству, что мы идем на съемку. Платить им процент я точно не собираюсь, – произнесла Христина.

Вечерний город погрузился в яркость огней. И у каждого свои планы на этот город. Кто-то после работы стремится быстрее оказаться дома. Включить сериал и выпить несколько чашек какао. Кто-то наоборот выбегает из дома в новом луке и планирует на вечеринке найти новые связи. А уж какими будут эти связи это уже выбор человека. В барах можно часто найти нужные знакомства. Фотографы, модели. А может кто-то найдет и мужа. Рекламные ролики, как и фильмы, часто снимают по ночам. Поэтому поздним вечером Христина и Аня уже были на съемочной площадке где-то почти в пригороде.

– Ну, и кого мы ждем? – громко произнес режиссер.

Христина впервые познакомилась с этим режиссером. На самом деле ей больше нравились съемки роликов, нежели показы. Иногда она задумывалась о том, что ей нужно попробовать стать актрисой. Команда собиралась не так быстро, как хотелось режиссеру. Аня и Христина сидели в самом дальнем углу и обсуждали со сценаристом рекламный ролик.

– Может она и в ролике будет моей подругой? – предложила Христина.

– С которой она выбирает украшение. Речь же об этом в рекламе? – аккуратно спросила Аня.

– Ага. Девушка ворует украшение, потому что ее парень нищий, – спокойно, но резко сказала сценарист Нина.

Христина и Аня переглянулись.

На столике в другой части комнаты лежало то самое ожерелье из драгоценных заостренных книзу камней. Оно невероятно сверкало голубоватым цветом в столь пасмурный осенний вечер.

Нине было 35 лет. В профессии сценариста возраст не играет никакой роль. Как и образование. Главное создавай правильно структуру сценария. Не каждый умеет переносить историю на экран. По сценариям Нины было снято достаточное количество сериалов и рекламных роликов. Но Нина хотела большего. Естественно. Осознанного полнометражного фильма. О чем бы он был? Ну, уж точно не про кражу украшений.

– Ни одни мы недовольны своей работой, – шепнула Аня на ухо Христине.

Аня уже поняла, что впустую потратит этот вечер.

– Лучше бы я пошла в бар, – сказала Аня.

– Точно. Там и поищешь новую работу.

– Это ты о чем? – недовольно спросила Аня.

– Бармен. Там хорошо платят.

Но Аня любила быть участницей вечеринки, а не работать на них.

Все это время оператор пристально наблюдал за девушками. Он был новеньким, что очень не нравилось режиссеру.

– Девушка, Вы очень хорошо смотритесь в кадре, – произнес Игорь в адрес Ани.

Аня широко заулыбалась.

Сильный порыв ветра резко распахнул окно.

Аня схватилась за рукав подруги.

– Даже погода гневается, – произнес Игорь в сторону режиссера.

Игорь подошел к окну. Он не торопился его закрывать. Ему нравилось наблюдать за сильным ветром. Но только ему.

– Закрой окно, – утвердительно произнесла Нина.

Игорь ухмыльнулся в ответ. Окно он все-таки закрыл.

– А что это? – спросил Игорь, когда подобрал что-то с пола.

Он внимательно рассмотрел находку.

– Твоя фотография, – сказал Игорь и протянул ее Ане.

Аня улыбнулась и забрала фотографию.

– Хорошая фигура, – произнес Игорь и отправился к своей камере.

Христина пристально посмотрела на подругу.

– Будь внимательнее.

– Откуда здесь моя композитка?! Я не брала их сюда.

На площадке атмосфера была достаточно напряженная. Вроде каждый и любил свою работу, но явно фокусировался на минусах деятельности.

Маша листала в телефоне самые разные страницы с новыми луками. Она несколько лет работает стилистом. Маша искала вдохновение. Но многим казалось, что она просто слоняется по комнате без дела. Режиссер сильно нервничал. Он что-то активно обсуждал с Ниной. Важна каждая деталь съемки.

Христина, наконец, отправилась в соседнюю комнату для подготовки образа. Аня смотрела по сторонам. Она постоянно проверяла социальные сети. Но менеджеры кастингов молчали.

– Так. Где стилист?! Почему модель до сих пор не одета? – прокричал режиссер.

Дмитрий кричал совсем не из-за негативного отношения к съемочной команде. Он очень хотел спать. Дмитрий работал практически без сна уже третий день. И он не понимал, почему нельзя было уже переодеть модель.

Маша привела обратно Христину. Христина стояла в розовом брючном костюме. Маша поправляла ей волосы.

– Джинсовка точно по цвету подходит к ее костюму? – спросил Игорь.

– Да. Вот эта джинсовка. Я только ее сфотографировала, – сказала Маша и нехотя показала фотографию оператору.

Христина не понимала, о какой джинсовке вообще идет речь. Но она же модель. Ее не посвящают в планы.

– А то потом переснимать все придется, – произнес Игорь явно с ощущением превосходства.

Маша только отвела взгляд.

– Я готова, – произнесла Христина.

– Вы модель? – спросил режиссер.

Христина кивнула.

– А почему ты сказал, что вон та девушка будет сниматься? – спросил режиссер Игоря и указал рукой на Аню.

Аня от неожиданности вскочила со стула.

Нина только тяжело вздохнула.

– Сейчас мы отправляемся на улицу и снимаем кадр у витрины магазина, – произнес режиссер.

Никто из команды не понимал, кто именно из девушек должен быть у этой самой витрины. Только Христина хотела задать этот вопрос, как вдруг…

– Где ожерелье?! – прокричал режиссер.

Все участники съемки тут же бросились к столику. Но он был пустым. Темно-синей бархатной коробочки с ожерельем не было. Аня и Христина несколько раз переглянулись. Стилист Маша сбегала в свою комнату для примерки. Но и там ожерелья не оказалось.

– Ожерелье украли, – спокойно произнесла Нина.

2

– И у кого из нас есть нищий парень? – спросила Нина.

Все герои передвигались по ангару в поисках ожерелья. Нина сохраняла спокойствие. Еще из-за этого ей не хватало нервничать. Ее дома ждал сын, которому задают слишком много домашнего задания. А о его поступлении в колледж стоит задуматься именно ей.

– О чем ты? – переспросила Маша.

– Часто преступникам лень придумывать новые схемы, и они пользуются уже существующими сценариями.

– Нина, видимо ты еще не отошла от последнего детективного сериала? Так там все сразу знали, что убийца жена, – с ухмылкой произнес Игорь.

Режиссер тем временем сидел на стуле, обхватив голову руками.

– Я опоздал?

Тут в комнате появился мужчина с белоснежной улыбкой.

– А вот и нищий парень, – произнесла Нина.

– Ожерелье украли, – сообщила Маша.

– Как украли?!

Маша развела руками.

– Стас! Не стой на месте. Помогай искать! – прокричал режиссер актеру.

Стас действительно стоял на месте. Он смотрел вперед. Но тут же опомнился.

– Может это какая-то ошибка? – спросил Стас.

– Какая еще ошибка?! Ожерелье стоит целое состояние!

Режиссер не мог позволить полиции вмешаться. Его репутация очень сильно пострадает. Его команда должна будет прекратить работу на время расследования, а у него столько проектов!

– Вы смотрите на меня, потому что я новенький? – обратился Игорь к режиссеру.

Режиссер был старше и поэтому ничего не ответил на данную провокацию. Он уже столько фильмов снял про манипуляторов, что мог предугадать любой шаг Игоря. Игорем двигали амбиции. Хочется денег и славы. А кому не хочется?

– Никто не выйдет отсюда, пока мы не найдем ожерелье! – громко произнес режиссер.

Режиссер несколько раз побледнел, потом покраснел. Нина была спокойна. Христине показалось, что даже слишком спокойна. Маша проверила каждую вещи в примерочной. Пусто. Ожерелье случайно никуда не завалилось.

– Ювелирный магазин предоставил украшение на три дня. Один уже закончился, – сообщил режиссер.

– Осталось два, – громко произнес Игорь.

Христина и Аня вновь переглянулись. Что же их ждет через два дня, если ожерелье не найдется?

– Завтра мы отснимем рекламу. На сегодня хватит.

Тут режиссер решил все-таки закончить этот съемочный день и отпустить всех домой. Нина только тяжело вздохнула. Ее мысли были заняты семьей, но никак не пропавшим ожерельем.

Христина и Аня одни из первых вышли на улицу.

– Не нравится мне все это, – сказала Христина.

Аня в приложении заказала такси и укуталась в коричневый шерстяной шарф. Ветер продолжал поднимать листья с земли. Но Христина и Аня вновь не замечали природных явлений.

– Переночуй у меня. Я все равно сейчас живу одна, – сказала Аня.

Христина кивнула.

Ей совсем не хотелось оставаться одной. Она несколько раз проверила уже в такси свою сумку.

– Думаешь, кто-то мог подбросить? – тихо спросила Аня.

– Не знаю.

Но тут Христина увидела, как Аня странным образом отвела взгляд.

– Что?

Но Аня молчала.

– Не замыкайся. Что ты хочешь мне сказать?

– Откуда там оказалась моя композитка?

– Ты хочешь сказать, что это я ее подбросила?

Аня развела руками.

– Оператор подумал, что это я в главной роли…

– Ты серьезно? А может это ты украла ожерелье, потому что у тебя совсем нет денег? Когда я переодевалась, ты могла совершить все что угодно.

Христина резко отвернулась к окну.

Подруги были в крайне эмоциональном состоянии. Весь путь до апартаментов они провели в молчании. Но Христина знала, что она все равно отправится к ней ночевать, даже если без единого слова. Никто из них не будет реально выдвигать обвинения. Все были встревожены. И им обеим необходим сейчас рядом близкий человек.

– Может, стоило вызвать полицию? – спросила Аня.

– Может. И меня насторожил этот отказ.

Девушки уже были у двери дома. Они поднялись по широкой лестнице до квартиры.

– Ну, кто оставил свет в коридоре?! – громко произнесла Аня.

И тут она получила ответ.

– Я. Привет, – с улыбкой произнесла Соня.

Христина кивнула в ответ. Все что она хотела, так это лечь спать.

– Я переехала с соседней квартиры.

– А сколько тебе лет?

Христина пристально посмотрела на Аню. Как же она сама выдавала свои комплексы.

– Мне 25.

– Какие-то апарты для пожилых.

Соня не прекращала улыбаться.

Христина, наконец, оказалась в комнате. Она пропускала мимо слова подруги о том, что Соня их конкурентка. Какая у нее необычная внешность и что их точно скоро выгонять с агентства. В их агентстве вместе с ними работало большое количество девушек. И для всех найдется свой показ.

– Дмитрий такой нервный, – сказала Аня, когда они уже легли спать.

– Да. Еще бы.

– На меня Игорь подписался.

Христина посмотрела на подругу сквозь свет от уличного фонаря.

– Ты ему явно понравилась.

– Возможно.

С этими мыслями девушки и уснули.

3

К режиссеру сон отказывался приходить. Он ходил по своей большой квартире в центре Москвы и крутил в руках телефон. Каждую секунду он включал экран, но не решался никому написать. Верно он поступил, что отпустил всех участников домой? А может это уже соучастники? У всех есть секреты. Даже у спокойной Нины. И никто не хочет их преподносить общественности. Режиссер не понимал, из-за чего он больше переживал. Из-за кражи ожерелья? Или из-за того, что вскроется другая информация?

Аня и Христина уже завтракали. Несколько солнечных лучей попали на кухню и тут же исчезли. Такой был московский октябрь в этом году.

– Соня, иди завтракать! Еда остынет, – прокричала Аня.

На столе стояла тарелка с яичницей.

– Я уже поела, – сказала Соня, которая появилась на кухне.

– А это чье?

Аня указала рукой на тарелку с яичницей.

– Мое. Я говорю, я уже поела.

С этими словами Соня вернулась в свою комнату.

Христина и Аня переглянулись.

– Она на диете? – тихо спросила Аня.

– Не похоже. Иначе бы она вообще не жарила яичницу. Скорее всего, другое.

– Думаешь, у нее расстройство пищевого поведения?

Христина развела руками.

Аня уплетала булочку с маком. Она практически не поправлялась от мучного.

– Ей не договориться с едой. Возможно, она ее боится, – произнесла Христина.

– Да, сейчас активно обсуждается тема РПП. Ей нужен психолог или психотерапевт.

– Может, она уже проходит лечение? Давай не будем лезть не в свое дело. Своих проблем достаточно.

– А если ей нужна наша помощь?

– Скоро нам понадобится помощь адвоката.

Христина резко встала изо стола. Она направилась к раковине, чтобы помыть кружку.

– Мне обязательно идти с тобой на съемки? – аккуратно спросила Аня.

– Ты хочешь меня одну бросить на этом допросе?

– У них там свой коллектив. На нас все и подумают. Может тебе тоже не идти?

– Игорь вон вообще новенький.

А вот Стас имел огромный успех в мире кино. Он был достаточно востребованным актером. И эта ситуация явно не поспособствует его карьере.

Христина уже не участвовала в разговоре. Она пыталась поставить кружку на полку. Но там было такое огромное количество кружек, что это занятие ее сильно разнервировало.

После завтрака Аня и Христина сели в такси и каждая погрузилась в свои мысли. Христина не могла понять, кому было так необходимо это ожерелье? Неужели все дело в деньгах? Порой люди даже не знают, что их секреты известны другим людям. А ты сам уже и забыл об этом событии. Но люди, как и интернет, помнят все.

Аня листала фотографии с Недели моды. Красочные образы подготавливали к показу. Как же ей не хватало этой блестящей жизни. Это она должна быть на подиуме, но никак не на следствии.

– Что это? – спросила Христина, когда заглянула в шоппер подруги.

Аня достала оттуда композитку.

– Ты опять ее везешь туда?!

– Я не специально. Я просто бросила вчера вещи и уснула.

Аня вертела в руках композитку.

– Подожди, – произнесла она.

Христина внимательно смотрела за подругой.

– Тут указаны контакты совсем другого агентства. Будто я работаю в «N.S».

Христина взяла композитку и сама убедилась в правоте Ани.

– Это ошибка? Скажи, что это просто ошибка!

У Ани затряслись руки.

– Боюсь, что нет, – медленно произнесла Христина.

Аня пыталась сдержать слезы. Ее явно кто-то хотел подставить. Но кто?

– Может тебе и правда не ехать? Хотя с другой стороны, все подумают, что ты и есть виновница, раз не явилась вновь.

Христина пыталась придумать план.

– Еще и я по сценарию должна украсть это ожерелье! – произнесла Христина.

– Как ты украдешь то, что уже украли?

Христина покачала головой.

Девушки вышли из такси. Они совсем не хотели в этом всем участвовать. Какая связь между Аней и другим агентством? Как девушки связаны с кражей? Ответов не было. Но крайними они быть точно не собираются. Поэтому было решено начать свое собственное расследование. И у Христины с Аней осталось меньше двух дней.

– Ближе к вечеру отправимся на показ. У нас же есть пригласительные? – спросила Христина.

Аня кивнула.

Девушки уже подходили к тому самому ангару, где и проходили съемки.

– И что хочешь найти на показе? – поинтересовалась Аня.

– Директора твоего нового агентства.

Нина что-то листала в своем телефоне. Иногда она поднимала взгляд для того, чтобы оценить ситуацию вокруг. Вот она увидела, как в комнату зашли Аня и Христина.

– А Аня на съемках для чего? – спросил режиссер.

Но он не дождался ответа. Его отвлек оператор.

– Композитку нашел Игорь. Может, он ее и подбросил? – тихо спросила Аня подругу.

– Надеюсь, что ее никто больше не видел.

Аня села рядом с Ниной.

– Извини, а что тут снимали до нас?

– Не знаю. Это нужно узнавать у хозяина помещения. Кстати, о хозяине. Кража произошла в его павильоне…

– Думаешь, он причастен?

– Думаю, с нами он точно больше не захочет работать.

Аня тяжело вздохнула.

– Нина! Где мой режиссерский сценарий!? – прокричал Дмитрий.

Нина неохотно встала со стула.

– Он рядом с Аней, – произнес Стас.

Аня дернулась от его слов. Она уже сто раз пожалела, что оказалась вчера на этой съемке.

– Кино это такая иллюзия, – произнесла Маша и села на место Нины.

Аня аккуратно улыбнулась собеседнице.

– Сейчас будем в странном порядке снимать сцены. Я часто подбираю луки актерам. Они бегают из сериала в сериал, даже не подозревая, чем закончится история.

– Отсняли свою роль и домой.

Маша кивнула.

– На самом деле сценарист вообще может не присутствовать на съемках. Что она тут без конца сидит?

Маша указала рукой в сторону Нины, которая обсуждала что-то с режиссером. Аня заметила сильный негатив Маши к Нине.

– Главными на площадке оказываются совсем другие люди, – сказала Маша и отправилась поправлять пиджак на Христине.

Христина нервничала, хотя она не первый раз снимается в рекламе. Она должна прорекламировать работу одного известного ювелира. Но как рекламировать то, что вчера украли? Съемки начались. Так как Стас не опоздал, то сегодня съемки начали с их конфликтной сцены. Христина и Стас изрядно покричали друг на друга.

– Так теперь сцена, где вы миритесь, – громко сказал режиссер.

Аня наблюдала за съемочным процессом. Она старалась увидеть в глазах других людей их тайны. Но все были сфокусированы исключительно на работе. Режиссер ни разу сегодня не сказал про ожерелье. Вот это профессионал! Всегда уложится в сроки. Даже, если потерял самое дорогое ожерелье заказчика…

Христина в кадре крепко обняла Стаса, как вдруг резко от него отдернулась.

– Стоп! Что такое? – прокричал режиссер.

– Слишком много карманов. Меня уколола пуговица, – сказала Христина.

Стас заулыбался. А вот режиссеру было не до флирта.

– Потерпи ровно секунду и обними Стаса.

Христина кивнула.

Сцена была закончена.

– Перерыв пять минут! – прокричал режиссер.

Аня принесла стакан воды подруге.

– Не особо хочу пить воду от этой съемочной группы, – сказала Христина и поставила стакан на стол.

– Думаешь, тут и отравители есть?

– Не знаю. Но…

– Что но?

– Почему Стас сегодня в другой джинсовке?

– Ты о чем? Вчера он вообще был в свитере.

– Маша показывала джинсовку с меньшим количеством карманов, чем сегодня. На фотографии было три кармана. А тут четыре!

Аня задумалась.

– Они спрятали туда ожерелье? А может ты укололась о бриллиант?!

Христина оценила сарказм подруги.

– Я укололась о пуговицу.

– Но ход твоих мыслей интересен. Стас вообще вчера опоздал, кто его знает, где он был…

– Согласна, – сказала Христина.

Перерыв был окончен. Далее снимали сцену, где Христина заходит по пропуску через черный ход в ювелирный магазин и крадет ожерелье. Но красть было нечего. Окончание сцены отложили. Поэтому перешли к игре Стаса, где он разбивает витрину магазина.

Аня уже запуталась в смысле этой рекламы. Она погрузилась в свой телефон. Там было огромное количество сториз моделей с показов. И тут промелькнула в ленте девушка с агентства, в котором на композитке и оказалась Аня. Аня тут же вернулась в свою реальность.

Режиссер снова объявил перерыв.

Христина уже мечтала оказаться дома. Хоть у себя, хоть в апартаментах Ани. Хотя весь этот школьный лагерь ей уже давно не интересен. Она всерьез стала задумываться о том, чтобы посещать актерские пробы. Конечно, если ее не посадят в тюрьму за то, что она не совершала. Христина сидела на стуле в своих мыслях, как вдруг увидела сосредоточенность оператора. И не на ней. Он что-то рассматривал в своей камере. Христина подошла к Ане.

– Что он там рассматривает? – прошептала Аня, которая тоже обратила внимание на Игоря.

Христина пожала плечами.

Девушки осторожно подошли к Игорю.

– Это вчера?! – громко произнесла Аня.

Христина уже давно поняла, что из Ани не получился бы шпион. Хотя с другой стороны, она застала врасплох оператора.

– Тихо! – грозно произнес Игорь.

Аня и Христина переглянулись.

– На нас все и думают. Надо держаться вместе. Мы же не такие знаменитости.

– Как Стас, – сказала Аня.

– Да.

Игорь повернул экран к девушкам.

– Я вчера делал пробные кадры. И вот что я там увидел.

На экране действительно был вчерашний день съемок. Вот Нина, которая разговаривает с режиссером. Далее видно Аню и Христину.

– А это что за девушка? – спросила Христина.

Игорь погрузился в размышления.

– Игорь? – позвала его Аня.

– А, да. Я установил ее личность. Сейчас в интернете с этим проблем нет. Она потом повернется лицом в камеру.

– Это она украла? – удивленно спросила Аня.

– В том то и дело, что нет. Смотрите внимательнее.

В кадре на первом плане лежит ожерелье. И тут девушка выходит из помещения.

– В дверях на видео толпится еще куча людей, – сказала Аня.

В соседнем зале проходили и другие съемки.

– Да. Любой из нас мог его украсть, – сказал Игорь.

– В любом детективном сериале все бы подумали на эту девушку. А потом в конце оказывается, что преступник тот, на кого никто и не думал, – сказала Христина.

Игорь закивал головой.

И вот, наконец, на экране девушка повернулась лицом.

– Соня? – шепнула еле слышно Христина.

Аня ничего не могла сказать.

– Девушку зовут Соня. Ничего особенного. Тоже модель. Какие-то съемки проходят с ее участием в соседнем павильоне, – сказал Игорь.

– Легче мне не стало от этой информации, – произнесла Христина.

Вдруг герои услышали рядом голос Нины. Она обращалась ко всем.

– Может, мы не будем рекламировать этот молодой бренд в нашем ролике?

Нина держала в руках оторванную пуговицу, которую внимательно смогла рассмотреть Христина.

– Стас, на тебе сейчас развалится вся эта джинсовка, – произнесла Нина.

Стас забрал пуговицу и попросил Машу пришить ее обратно. Один карман действительно был без пуговицы.

– Мы закончили! – прокричал режиссер.

Христина выдохнула. Она тут же сняла пиджак. И осталась в топе. В помещении было слишком жарко. Или жарко ей стало от всей этой ситуации.

– Что это у тебя? – спросила Нина и указала рукой на ее живот.

– А, поцарапалась.

Христина вытерла кровь.

– Это же не пуговица тебя поцарапала, – тихо сказала Аня.

– А булавка, которую там оставили.

– Маша перешивала пуговицы джинсовок?

Христина кивнула.

– Ты снималась недавно для этого бренда, помнишь? – произнесла Христина.

– И опять я замешана! Подожди, у них огромное количество джинсовок в новой линейке.

Аня полезла на сайт магазина. И там действительно были джинсовки и с четырьмя карманами и с тремя.

Аня повернула экран телефона к Христине.

– Может это просто была замена? – спросила Аня.

4

Аня и Христина делали вид, что собираются уходить из ангара. Христина пыталась стереть макияж. На ее взгляд он совсем не подходил под ее типаж лица.

– Когда Стас уже снимет эту джинсовку? – спросила Христина.

– А может и не снимет! В каком случае так срочно нужно было поменять куртку?

– Только в одном, если первая джинсовка оказалась в непригодном виде.

Девушки переглянулись.

– Что же такого можно было сделать в этой джинсовке? – спросила Аня.

– Странно это все. Очень странно. Они все заодно?

Аня пожала плечами.

– Смотри! – произнесла Христина.

Маша, наконец, забрала джинсовку у Стаса.

– А вдруг она ее заберет себе? – спросила Аня и запаниковала.

– Слишком много глаз. Она ее повесит обратно.

Маша как раз шла в комнату, где хранилась вся одежда.

Аня и Христина осторожно пошли за ней. Дождались, пока та снова выйдет. И вот Христина оказалась внутри. Христина переоделась сама и начала поиски. На нескольких вешалках висели самые разные элементы одежды. Аня делала вид, что что-то ищет в телефоне и осторожно прикрывала дверь снаружи. Христина на самом видном месте нашла джинсовку. Лейба бренда была на месте. Христина проверила каждый карман. Там было пусто. И тут ее взгляд упал на внутреннюю часть куртки. Там она нашла запасную пуговицу, которая выглядела совсем иначе. На ней не было именного логотипа «Р». Христина скорее сфотографировала пуговицы. Но вдруг она услышала голос Игоря за дверью.

– И что вы там прячете? – спросил Игорь Аню и тут же распахнул дверь.

– Ничего я не прячу, – ответила Аня.

Игорь взглянул на комнату и увидел только небрежное отношение к вещам.

– Маша какая-то не аккуратная. Джинсовка на полу валяется.

Игорь и Аня зашли в комнату. Христина тем временем спряталась за одной из вешалок и прикрылась длинным платьем. Игорь поднял джинсовку и отряхнул ее.

Аня осмотрелась. Никакой другой джинсовки тут не было.

– Остался день, – сказал Игорь и тяжело вздохнул.

– И что будет, если не найдется ожерелье?

– Ты думаешь, оно может найтись? Его кто-то по ошибке положил себе в сумку?

Христина уже еле стояла за этой вешалкой. Ей было слишком неудобно и душно.

– Ювелир вызовет полицию, и всех нас будут допрашивать, – сказал Игорь.

Аня и Христина этого точно не хотели.

– Ладно, мне пора, – сказала Аня и резко вышла из комнаты.

Игорь задержался на несколько секунд и потом последовал за Аней.

Христина выдохнула. Она аккуратно начала вылезать из своего убежища, но зацепилась за ремень от пальто и упала прямо на пол.

– Как это больно!

Христина потерла колено. Но боль резко прекратилась, когда ее внимание сфокусировалось на другом. На полу она увидела осколок.

– Христина! Скорее. Маша возвращается, – прокричала Аня.

Христина похромала к выходу.

– Что случилось? – спросила Аня.

– Я упала! Ты не могла быстрее вывести из комнаты Игоря?

Аня отвела взгляд.

Нина шла по коридору к выходу с ангара. Она услышала звонок своего телефона. Она взглянула на экран и тяжело вздохнула.

– Алло. Я еще не решила.

Нина явно не хотела разговаривать с этим человеком.

– Я не уверена в анонимности.

Нина отключила звонок и тут же позвонила своей подруге.

– Привет. Они мне опять звонили. Месть это слишком плохо?

– На ней можно хорошо заработать.

– Я хочу выждать время.

– Другие все равно расскажут. И ты останешься не с чем.

Нине срочно нужно было принимать решение. Вдруг она услышала какой-то шорох за спиной. Нина резко повернулась, но никого там не оказалось.

Христина и Аня уже сидели в такси. Они направлялись на показ. Подруги всю дорогу ехали молча. Они обе пытались найти ответы на свои вопросы. Но вопросы были разные. Завтра вечером заказчик вернется за своим ожерельем. Оценит монтаж. И узнает, что его изделие в единственном экземпляре было украдено.

В модном мире вечер был в самом разгаре. Показ за показом. Христина не сильно повредила колено. И уже могла нормально передвигаться. Пригласительные у них были, но только на один показ. Аня и Христина, наконец, оказались внутри.

– Что мы ищем? – громко спросила Аня.

Она еле себя-то слышала. Громкая музыка. Яркие наряды. Все это отвлекало внимание. Тем более Аня переживала, что не слишком стильно выглядит. Может джинсы с высокой талией пора убрать в шкаф? Или наоборот оставить?

– Мы ищем кого-нибудь из агентства, которое указано на твоей композитке.

Аня кивнула.

Конкретного плана у девушек не было. В такой ситуации вообще не понятно, с какой стороны начинать расследование. Но совпадений не бывает. В этом Христина была полностью уверена.

– Сколько же сегодня людей! – произнесла Аня.

Она остановилась и принялась наблюдать за показом. Она параллельно листала страницу того самого агентства «N.S». И почему же именно это агентство? И почему же именно она?

– Нашла что-нибудь? – спросила Христина.

Аня покачала головой.

– Смотри! – вдруг прокричала Христина.

Она указала рукой в правую часть зала.

Аня пригляделась, и что-то сверкнуло перед ее глазами.

– Это же то ожерелье!

Аня не могла сдержать эмоций.

– Бежим за ней! – произнесла Христина и начала ускорять шаг.

Аня шла за Христиной. Девушка с ожерельем была в шикарном сверкающем платье. Она беззаботно наблюдала за показом на первом ряду. И тут показ закончился и все стали расходиться.

– Я ее не вижу!

Аня начинала сильно нервничать.

– Вдруг это совсем другое ожерелье? – произнесла Христина.

– Вон она!

Аня снова увидела блеск ожерелья. Она пыталась быстрее догнать девушку. Ане было необходимо ее сфотографировать.

– Как можно так спокойно носить украденное украшение? – спросила Христина.

– Она отправляется на другой показ. У нас больше нет пригласительных!

Христина и Аня решили тайком проникнуть на следующий показ. Большое количество людей проходили с пригласительными. Аня и Христина рассчитывали затеряться среди них.

– Сделай счастливое лицо! Не выдавай нас! – грозно прошептала Аня.

Христина редко нарушала правила. Может, поэтому ранее у Ани было больше успеха в моделинге?

И вот девушки уже почти попали в новый зал.

– Получилось, – тихо произнесла Аня.

– Ты ее видишь?

Аня покачала головой.

– Наверное, уже заняла свое место, – сказала Христина.

Показ пока не начался. И срочно нужно было найти ожерелье. Тут Аня увидела ее опять на первом ряду.

– С кем это она рядом? – произнесла Аня.

Христина и Аня увидели напряженную беседу.

– А, это директор агентства «N.S».

Достаточно взрослая женщина усердно что-то показывала собеседнице в телефоне.

Христина и Аня смогли к ним, наконец, подойти.

– Твоя репутация равна репутации нашего агентства!

И тут Аня прочитала новости и в своем телефоне.

– Любовница режиссера?! – удивленно произнесла Аня.

Тут модель с ожерельем и директор резко остановили свой разговор. Они взглянули на Аню. Но Аня не растерялась.

– Вы знаете, что у Вас на шее украденное ожерелье?

Директор Александра много слышала историй от своих моделей, но украденное ожерелье… Это слишком.

– Я звоню в полицию, – сказала Христина.

– Стойте! Мне его подарили! – произнесла Катерина.

– Да, мы знаем. Твой режиссер, – утвердительно сказала Аня.

Христина и Аня не были не в чем уверены, кроме одного. Ожерелье настоящее.

5

Александра пригласила всех девушек в небольшую комнату.

– Тут тихо. Лишние слухи не к чему.

В новостях была опубликована серия фотографий режиссера и Катерины. Их поцелуи, их прогулки. Жена Дмитрия явно не будет довольна сегодняшним днем.

– Утром на ресепшене в моем доме была оставлена для меня посылка, – произнесла Катерина.

Она протянула телефон новым знакомым. Там были фотографии посылки, в которой и лежало ожерелье. Ожерелье в темно-синей бархатной коробочке.

– Кто принес посылку? Курьер? – спросила Христина.

– Я не знаю. Как и не знает девушка с ресепшена. Она отлучалась.

– Как не профессионально. Просто так можно попасть в дом?

– У меня не самый элитный дом.

– Режиссер не купил квартиру? – с сарказмом произнесла Александра.

Катерина никак не отреагировала на выпады директора.

– Камер тоже нет. Записка отсутствовала. Только была распечатка с номером моей квартиры. 1780.

– Ты подумала, что это режиссер? – поинтересовалась Аня.

Катерина кивнула.

– Он украл ожерелье для своей любовницы? – обратилась Христина к Ане.

Аня пожала плечами.

– Стой. А почему ты сразу подумала на Дмитрия? Думаю, у тебя полно поклонников, – сказала Александра.

Катерина тяжело вздохнула.

– Тебе лучше рассказать нам, чем следователю, – произнесла Христина.

– А почему я должна вам двоим верить? – огрызнулась Катерина.

Аня показала ей сообщение.

– Режиссер уже едет. А это уже его репутация. Либо ты нам рассказываешь, либо я звоню в полицию.

Аня и Христина хотели первыми в этом разобраться, чтобы найти свое же алиби.

– Ладно, я расскажу. Только сниму это несчастное ожерелье!

Катерина, наконец, сняла его со своей шеи. Бриллианты переливались голубым светом. Заказчик в ближайшее время увидит на фотографиях с мероприятия свое ожерелье. Которое он не сдавал в аренду для модели. Режиссер, так или иначе, оказался в запутанной ситуации.

– Я рассталась с Димой. Несколько дней назад. Он отказался бросать свою жену. И я стала ему угрожать тем, что расскажу все журналистам.

– Так это ты?! – спросила Александра.

– Нет. Это кто-то другой слил информацию.

Аня и Христина переглянулись.

– Я сказала, что буду мстить. И по крупному. Но естественно я ничего не сделала. Тем более, когда утром нашла подарок.

– Из серии он хотел загладить свою вину? – спросила Аня.

Катерина кивнула.

– Вот почему режиссер отказался от полиции. Он думал, что это любовница. И боялся огласки, – в задумчивости произнесла Христина.

Аня согласилась.

– Тебя не смутило, что ожерелье доставили не через службу доставки подарков? – спросила Александра.

– Дмитрий, может, не доверяет никому. И оставил сам подарок. Он его, кстати, положил за полку, чтобы никто не забрал. Мне часто приходят анонимные подарки. Даже под саму дверь. Поэтому я не удивлена.

– Так кто же на самом деле украл ожерелье? – произнес режиссер, который внезапно оказался в комнате.

Александра поздоровалась, а вот Катерина даже не посмотрела на своего бывшего.

– Главное, что ожерелье нашлось, – произнес режиссер.

– Главное? Нас всех теперь будут допрашивать, – сказала Христина.

Режиссер молчал.

– Вы не сообщите заказчику о краже? – спросила Аня.

И тут Аня в новостях увидела еще одну статью.

– Украденное ожерелье со студии режиссера Дмитрия заметили на шее его любовницы на Неделе моды в Москве, – прочитала Аня.

Режиссер развел руками.

– В этой индустрии ничего нельзя скрыть, – сказал он.

Телефон режиссера заполонили сообщения.

– Заказчик уже едет в полицию. И заказ на рекламу отменен.

– Я что работала бесплатно? – спросила Христина и нахмурила брови.

– А может это кто-то из вас вор? – произнес режиссер.

Христина и Аня почувствовали на себе его пронзающий взгляд. Они обе растерялись. Главное, что Аня успела аккуратно сделать фотографию Катерины с ожерельем еще до прихода режиссера.

Александра пыталась избавить свое агентство от слухов, но ей это не удалось.

Аня и Христина уже сидели в такси.

– Мне срочно нужно в твои апартаменты, – сказала Христина.

– Что случилось?

– Соня там? – уточнила Христина.

– Судя по сториз, еще на показе.

– Хорошо.

Аня даже боялась спросить, что задумала ее подруга. Аня так и не нашла ответ, почему кто-то изменил ее агентство на композитке.

6

Христина вбежала на кухню апартаментов.

– Смотри.

Христина с полки достала одну из кружек. На ней была фотография какой-то девушки.

– И? – спросила Аня.

– А этот осколок я нашла в комнате Маши.

Христина протянула осколок подруге.

– Тут фотография той же девушки?

Христина кивнула.

На осколке от кружки было видно лицо и рубашку.

– Кто эта девушка? Она тут жила? – спросила Христина.

– Не знаю. Эта кружка была здесь, когда я приехала. Странные зацепки. Но зацепки.

– Все ведет к модельным агентствам.

– Ага.

Аня еще раз рассмотрела кружку. А затем осколок.

– По картинке поисковик не находит людей, – сказала Христина и еще раз проверила телефон.

– Таинственная модель…

– Как нам узнать, кто еще проводил в ангаре съемки?

– Никто нам не даст такую информацию. А режиссер явно нам не друг.

Христина кивнула.

– Соня работает на этой же площадке, как и еще огромное количество людей. Боже! Я первая переехала в эти апарты! Все повесят на меня! Я убила кого-то кружкой и сбежала с джинсовкой!

Аня начала сильно нервничать. Точнее продолжила.

– Кто-то явно меня хочет подставить!

– А может уберечь?

Аня внимательно посмотрела на подругу.

Через час Соня вернулась домой. Христина уже уехала. Аня осторожно начала с ней разговор.

– Привет, слышала, что произошло на показе?

– Да.

– А ты видела это ожерелье? – аккуратно спросила Аня.

– На фотографии, да.

– Ты есть на видео.

– Каком еще видео?

Аня рассказала, что у одного из команды имеется видео со дня кражи ожерелья.

– Так там ходит огромное количество людей. Это же съемочная площадка. Я и тебя с Христиной видела.

Аня не отводила взгляд от Сони.

– Когда вы проникли в комнату Маши. Без Маши.

Аня не знала, что ей ответить. Соня подбросила композитку? А может это сделали остальные конкурентки? Да ее и так уже не берут на показы. Значит это конкурентка, но не из моделинга…

– Христина просто переодевалась! – громко произнесла Аня.

Соня только улыбнулась в ответ.

Христина на следующий день проснулась достаточно рано. Сегодняшнее утро было солнечным. В сети активно обсуждалось украденное ожерелье. Версии выдвигались самые разные. Ревнивый любовник, коварная жена.

– А может это все и задумала жена режиссера? – спросила саму себя Христина.

Она вылезла с постели. Ей хотелось одного. Карамельный латте. Она скорее сбегала за ним на улицу. Воздух был уже морозным. Хотя во всех этих эмоциях Христина опять не замечала изменений природы. И вот на своей кухне она наслаждалась кофе. Скоро Хэллоуин. А у нее даже не готов костюм.

– Может костюм заключенного?

Христина тяжело вздохнула.

Раздался звонок. На экране телефона высветилась фотография Ани.

– Привет. Ну, как ты? – спросила Аня.

– Доброе утро. Пока нормально.

– Ты представляешь, Соня нас видела!

Христина чуть не подавилась горячим кофе.

– В комнате Маши?

– Да.

Христина несколько секунд помолчала.

– Это плохо, – затем произнесла она.

– Пусть эта Маша боится. Перешила джинсовку. Подставила бренд. Кстати! Может, сообщим об этом бренду? – быстро проговорила Аня.

–Зачем?

– Пусть не одних нас обвиняют.

– Про кружки никаких мыслей? – спросила Христина.

– Я вчера обыскала всю кухню. Никаких зацепок. Почему кружек две? И почему одна разбита?

– Вопросов много, а ответов ни одного.

Христина и Аня еще долго беседовали. Выдвигали самые разные теории. Кто вор? Кто слил информацию журналистам? У девушек были на руках разные улики. Но они не знали, подходят ли эти улики к делу ожерелья или тут замешано еще одно преступление…

Аня ходила по своей комнате. Иногда она выглядывала на кухню. Соня позавтракала. Точнее оставила практически всю еду на тарелке. Соня работала много на этой Неделе моды. Аня поймала себя на мысли, что завидует ей. Но тут же поборола это чувство. Она полностью понимала, что у нее свой путь. И завидовать, смысла просто нет. Но это ощущение уже родилось. И главное не дать ему погрузить тебя в еще большие негативные аспекты. Такие, как месть. Но не все, как Аня, могут избавиться от этого состояния. Состояния мести.

Аня и Христина где-то через час встретились в парке.

– Кем ты будешь на Хэллоуин? – спросила Аня.

Но Христина не успела ответить, так как раздался звонок.

– Алло.

Несколько листьев упало на землю. Кто-то в восторге бегает по парку и шуршит осенними листьями, но только не наши модели.

– Серьезно?! – удивленно произнесла Христина.

Аня внимательно посмотрела на подругу.

– Мы сейчас будем.

Христина тут же вызвала такси.

– Следователь уже едет, – произнесла Христина и тяжело вздохнула.

Игорь ходил по тому самому ангару. Он будто считал собственные шаги. Игорь по просьбе режиссера обзвонил всех участников того дня. Заказчик вчера действительно обратился в полицию. Он не давал согласие на сотрудничество с моделью агентства «N.S». Заказчик не мог понять, кому понадобилось воровать ожерелье и надевать его на шею модели. Кто заявляется на мероприятие с украденным украшением? В этом и должен разобраться следователь. Следователь уже забрала бархатную коробочку с ожерельем. Но вот упаковочную коробку Катерина выкинула еще при получении посылки.

Аня и Христина зашли в уже очень знакомое помещение. Никто даже не поздоровался с ними. Только Игорь широко заулыбался, когда увидел моделей.

– Проходите, – произнес он.

Девушки увидели перед собой круг из стульев. Маша, Стас и Нина уже сидели на своих местах. Режиссер опаздывал.

– А это кто? – шепнула Христина на ухо Игорю.

Она увидела незнакомое лицо.

– Режиссер монтажа.

Аня и Христина переглянулись.

Молодому человеку по имени Николай было около 30 лет. Он совершенно не понимал, что он здесь делает. И что вообще происходит. Ему нужно было встретиться с режиссером. А тут он попал на расследование.

Дмитрий зашел в комнату. Вместе с ним зашла и Катерина. Каждый занял свое место.

– Ювелир придет? – спросил Игорь режиссера.

– Пока не собирался.

В комнату зашла женщина. Сразу было видно, что она уверена в своих силах. В своем интеллекте.

– Всем добрый день. Меня зовут Наталья, и я веду расследование об украденном ожерелье.

Следователь огляделась.

– Так. Вроде все на месте?

Она пересчитала всех участников.

– В комнате аж 9 подозреваемых. Жаль не круглое число.

– А где Соня? – спросила Христина.

– Соня? – поинтересовалась следователь.

– Да. И тогда будет десять подозреваемых.

Режиссер только закрыл лицо руками. Он был в шоке, что эта реклама привела его в расследование. Жена устроила ему скандал и собрала свои вещи. Катерина тоже не планирует с ним возобновлять отношения. После такой-то истории о краже! Ей бы свою репутацию спасти. Лучше уж любовница, чем преступница.

– Игорь, покажи видео, – произнесла Христина.

– Какое еще видео? Ты что-то путаешь.

Христина и Аня снова переглянулись.

Христина только хотела ответить, но Наталья опередила ее.

– Вопросы здесь буду задавать я. Начнем. По порядку. Вы, молодой человек.

Следователь указала рукой на режиссера монтажа. Коля дернулся от такого внимания.

– Я? – озадаченно спросил он.

Следователь кивнула.

– Его тут не было в день кражи, – сказал Дмитрий.

– Но сейчас он здесь.

– Я пришел переговорить с Дмитрием. Не самая удачная получилась реклама, если честно.

Все герои внимательно посмотрели на Колю.

– Ты смонтировал видео? – спросил Игорь.

– Да.

– Но я же говорил тебе, что мы не закончили съемки, – произнес Дмитрий.

– На столе вчера я нашел документ. ТЗ по монтажу.

– Очень интересно, – произнесла Нина.

– На каком столе? – спросила следователь.

– На моем столе на киностудии. Я там в основном работаю.

– Почему ты не удивился, что не в электронном виде прислали файл? – спросил Стас.

– Потому что в киностудии все знают, что Коля предпочитает бумажный носитель, – подытожил режиссер.

Следователь без остановки делала пометки в своем блокноте. Она тоже предпочитала бумажный носитель.

Катерина постоянно проверяла телефон. Сегодня у нее было несколько показов, с которых ее сняли. Она подвела агентство. Она подвела дизайнеров. А главное, она освободила место для конкуренток.

– Давайте посмотрим рекламу. Что зря пропадать работе, – сказала следователь.

Коля включил ноутбук.

В комнате было десять человек. И каждый прокручивал свои идеи в голове. Вот все увидели начало рекламного ролика. Христина перед закрытием подходит к витрине ювелирного магазина. Оглядывается. Вспоминает, как ссорилась со Стасом. Крупным планом показывается пуговица джинсовки с названием бренда «Р».

Христина достаточно высоко оценила собственную игру. Режиссер следил за каждым кадром. Кто-то же прислал Коле задание…

На экране показался Стас, который разбивает витрину. Затем мы видим Христину уже внутри магазина. Она протягивает руку. Украшения на экране, естественно, зрители не наблюдают. И последняя сцена. Христина и Стас мирятся.

– Стойте, это же не по сценарию, – спокойно сообщила Нина.

– Да, – подтвердил Дмитрий.

Наталья внимательно наблюдала за подозреваемыми.

Христина и Аня не знали, как реагировать на происходящее.

– Мне принесли инструкции. Я сделал так, как там указано.

Коля протянул бумаги режиссеру, но его остановила Наталья. Она первая решила взглянуть на текст.

– Две сцены поменяли местами. От этого меняется весь смысл, – произнесла Нина.

– Да? – уточнила Наталья.

Нина кивнула головой.

– Видимо тут прямой намек, – сказал режиссер.

Наталья перевела взгляд с документа на него.

– В этом ролике мы видим, что два героя являются сообщниками. Стас разбивает витрину и Христина уже внутри магазина. Хоть самого Стаса мы и не видим. Но не всегда нужно видеть все подробности, чтобы понять суть, – произнес режиссер.

– А в первоначальном сценарии. В моем сценарии. Изначально идет сцена, как Христина оказывается внутри магазина. У нее якобы есть пропуск, который тут не показан. Ворует ожерелье. И уже потом Стас берет вину на себя и разбивает витрину. Из-за любви к этой содержанке.

– Содержанке? – поинтересовалась Наталья.

– Конечно. Она ссорится с ним, потому что у него нет денег. Потом она ворует ожерелье. А он еще берет вину на себя.

– Это как смотреть на ситуацию. Нина, я вижу совсем другой смысл в первоначальном сценарии, – сказала Катерина достаточно настойчиво.

– Поделитесь, Катерина, пожалуйста, – произнесла следователь с любопытством.

Аня постоянно переводила свой взгляд с одного участника беседы на другого. Ей не давало покоя вранье Игоря. Он выгораживает Соню? Соня преступница? Но сейчас ей важнее не доказать вину Сони или еще кого-либо. А снять с себя обвинения.

– Мужчина не женится на девушке, потому что, по его мнению, у него недостаточно денег. Девушка в отчаянии идет к этому магазину. Крадет ожерелье из-за своей любви к нему. Дает ему деньги на брак, так сказать. А он от злости, что его унизили, разбивает эту витрину. Больные отношения. Как у многих, – сказала Катерина и опустила свой взгляд.

– Интересно, – в задумчивости произнесла следователь.

– Подождите, все это очень увлекательно. Но кто изменил сценарий? – спросил Стас.

– Тот, кто хочет выставить нас сообщниками, – сказала Христина.

– Да. Это чья-то подсказка, – произнесла следователь и закрыла ноутбук.

– Подсказка?! – возмутилась Христина.

– Это не подсказка, а прямое обвинение, – сказала Маша.

Маша не сильно хотела участвовать в беседе. Но молчание могли принять за вину.

– На сегодня хватит, – сказала следователь и вышла из комнаты.

Все внимательно посмотрели друг на друга. Коля так и остался с загадочным ТЗ. Наталье удалось перессорить всю компанию.

– Я теперь тоже в подозреваемых? – удивленно спросил Коля.

Режиссер кивнул.

Стас не любил конфликтные ситуации. Ему нужно было срочно переключиться.

– Игорь, ты видел новый фильм «Таинственная колода карт»?

– Да. Ты очень хороший актер. Моей знакомой очень понравился сюжет.

Стас широко улыбнулся.

– Да, сюжет действительно впечатляет. И монтаж, – произнес Коля.

Стас любил обсуждать работы, в которых он участвовал. Не потому что ему нужно было внимание, а потому что ему нужна была обратная связь. Но сегодня всех остальных не особо волновала актерская игра. Хотя, кто-то из участников явно умело притворяется.

Игорь уже шел по коридору к выходу с ангара. Аня и Христина еле его догнали.

– Почему ты соврал?! – громко произнесла Аня.

– Ради тебя самой.

– Что?

– Идемте в соседнее кафе.

Христина и Аня согласились.

Через минут пять они уже пили кофе.

– Смотрите.

Игорь вновь показал моделям видео со дня кражи.

– Мы это уже видели, – сказала Христина.

– А вот теперь смотри внимательнее. В руках Аня держит свою фотографию.

– Композитку, – произнесла Аня.

– Как угодно. И тут видно, что на ней указано совсем другое агентство. В котором на самом деле ты не работаешь. Хочешь, чтобы следователь задавала тебе больше вопросов, чем всем остальным?

– Это ты все подстроил! Подкинул композитку. Дальше что? Шантаж?!

Руки Ани затряслись.

– Он не знал, что ты будешь на съемках. Это не он оставил композитку, – сказала Христина.

Аня выдохнула.

Игорь совершенно не понимал, с чего вдруг ему подставлять незнакомую девушку.

– Почему ты мне помогаешь? – поинтересовалась Аня.

– Ты мне нравишься.

Аня отвела взгляд.

– Так. Только романов нам тут не хватало, – произнесла Христина.

Игорь широко улыбнулся. Ему явно все это льстило. Он чувствовал себя героем, который обхитрил следователя.

– Но, а если это важная улика? Может Соня не просто так заходила к нам? – произнесла Христина.

– Ладно, я уже опаздываю, – сказала Аня и уже начала уходить.

– Куда? – спросил Игорь, но Аня уже ушла.

– Она на показ. Ее позвали работать, – сказала Христина.

Аня снова вернулась в мир моды. Там где ее ждут. А не где она бесконечно получает отказы.

– Витрина ювелирного магазина, как в одном известном фильме, – произнес Игорь.

– Ага. Только у нас ужин. И ужин этот у следователя, – подытожила Христина.

Тем временем Маша собирала одежду со съемочной площадки.

– Алло, все плохо, – произнесла Маша, когда ответила на звонок.

Руки ее тряслись. Она не могла ровно сложить даже футболку.

– Ты понимаешь, что это может означать? Проблем не избежать. И этот рекламный ролик уже подделали, – сквозь слезы произнесла Маша.

Она пыталась скорее собрать вещи.

– Еще эта джинсовка!

Вдруг Маша обернулась и увидела, как в комнату зашла следователь.

– Уже переезжаете?

– Так съемки закончились. Нужно двигаться дальше.

Маша понимала, что ее волнение было сильно заметно. Как и слезы.

Следователь осмотрелась. Улыбнулась и вышла из комнаты.

Напряжение Маши увеличивалось с каждой секундой. Она старалась успокоить себя. Но ничего не получалось. Она быстро начала набирать сообщение.

Аня удачно попала снова на территорию показов. Ведь сегодня, помимо других дизайнеров, будет представлять свою коллекцию весна-лето бренд «Р». Дизайнер, естественно, был в курсе, что реклама отменена. Аня не участвовала в его показе, но как зритель, сможет найти какие-то зацепки. И она надолго запомнит этот бренд после сегодняшнего дня…

7

– Привет, не знала, что ты тоже участвуешь в показе, – сказала Соня без каких-либо эмоций.

Соня встретила уже практически перед выходом на подиум Аню.

– Да, я тоже не знала, – сказала Аня.

Соня аккуратно улыбнулась.

Больше тем для разговоров у них не было. Аня пыталась придумать, как снова поднять тему расследования. Но ей уже пора было выходить на подиум. Как вдруг, вместо нее там оказалась другая модель. Эта девушка уже на подиуме сделала широкий шаг и действительно обогнала Аню. Аня много раз сталкивалась с завистью девушек, так что она не была удивлена такому поступку другой модели. В карьере Ани чего только не происходило. Один раз ее заперли в туалете, чтобы она пропустила свой выход на подиум. Как-то она и сама упала на подиуме. Но Аня знала, что главное быть уверенной в себе. И с этой уверенностью Аня и сегодня пошла по подиуму. Она сразу отправилась за девушкой, ведь одежда на модели не принадлежала дизайнеру. Аня должна была спасти показ. Как вдруг на точке неизвестная девушка споткнулась и упала. Аня помогла ей встать и поняла, что девушка была полностью пьяна. Аня кое-как довела ее обратно. И тут Аня заметила, что подиум пустовал. Соня должна была идти за Аней.

– Соня, почему ты не выходишь?! – прокричала Аня.

– Я не буду участвовать в этом позоре!

– Как не профессионально, – еле-еле произнесла пьяная девушка.

Другая модель буквально выбежала на подиум. Но показ уже было не спасти. Дизайнер в гневе обратилась к Соне.

– С тобой я поговорю позже.

Соня очень сильно смутилась.

– А сейчас я вызываю полицию, – произнесла дизайнер и бросила осуждающий взгляд на пьяную девушку.

– Ей что-то будет? – тихо спросила Соня и посмотрела на Аню.

Аня пожала плечами.

– Мне холодно. Дай мне, пожалуйста, сумку. Там у меня вещи, – не очень разборчиво сказала девушка.

Аня скорее протянула сумку. Через некоторое время ей снова нужно было выходить на подиум. Соня поняла, что подвести второй раз дизайнера она не может. Соня все-таки вышла на подиум за Аней. Эта Неделя моды была полна сюрпризов.

– Я не оставлю это так. Я заплатила огромную сумму денег, чтобы попасть сюда. А ты все испортила, – со слезами на глазах произнесла дизайнер в адрес пьяной модели.

Вроде ничего катастрофического и не произошло. Но дизайнер не привыкла закрывать глаза на своенравность других людей. В индустрии моды уже давно все стремятся к ЗОЖ. И пьяная модель не повеселит даже журналистов.

– В каком агентстве ты работаешь? В каком показе ты должна была участвовать?

Но девушка не отвечала. Она все пыталась вытащить одежду из сумки. В итоге ее отвели в другое помещение. Полиция приехала через час. Аню попросили никуда не уезжать после показа.

– Полиция уже приехала. Меня сейчас будут расспрашивать, – сказала Аня по телефону Христине.

– Думаешь, тебя опять кто-то хочет подставить?

– Не знаю. Но не удивлюсь, если это дело рук режиссера.

– Дмитрия?

– Да.

Христина молчала.

– На шее его любовницы было ожерелье, которое в итоге мы с тобой нашли. И еще эта композитка, – произнесла Аня.

– Так, не нервничай. Будь спокойна перед полицией. Главное, говори только о сегодняшнем происшествии.

Аня тяжело вздохнула. Ей уже нужно было отправляться на диалог с полицией.

– Я пришла, – сказала Аня и увидела, что рядом с девушкой стояла Наталья.

– О, уже виделись сегодня, – произнесла следователь Наталья.

Аня не могла пошевелиться. Она уже ничего перед собой не видела. Аня пыталась сопоставить все в своей голове. Кто же так усердно хочет ее подставить? Кто на самом деле украл ожерелье?

– А почему Ваша джинсовка без пуговиц? – спросила девушку следователь.

На этой фразе Аня вернулась в реальность. Она увидела, что на девушке была надета джинсовка с тремя карманами и без пуговиц. Будто это и была джинсовка с их съемочной площадки. Ане стало еще хуже. Джинсовка девушки была очень сильно испачкана.

– Это вино? – поинтересовалась следователь.

Девушка кивнула.

– А вот это уже не вино.

Следователь взглянула на джинсовку с изнаночной стороны.

– Это кровь.

Аня резко дернулась.

– Откуда кровь на Вашей джинсовке? – спросила следователь.

Модель пыталась что-то сказать.

– Убила, наверное, кого-нибудь, – сквозь зубы проговорила дизайнер.

– Селфхарм (самоповреждение), – наконец выговорила девушка.

– Вы лечитесь у психиатра? – спросила следователь.

– У меня есть психотерапевт.

Аня внимательно слушала девушку. Параллельно она пыталась написать сообщение Христине.

– Нам нужно забрать куртку на экспертизу.

Девушка кивнула. И попыталась ее снять с себя.

– Стойте. Так это же куртка из новой коллекции, – сказала дизайнер и указала на вышивку внутри куртки с названием бренда «Р».

– Знакомый бренд, – произнесла следователь и пристально посмотрела на Аню.

Спустя несколько минут в комнате оказался дизайнер бренда «Р» Павел.

– Добрый вечер. Эта девушка не должна была участвовать сегодня в моем показе.

– Она украла Вашу джинсовку? – поинтересовалась следователь.

– Я думаю, это Ваша работа узнать, откуда она у нее.

Следователь приняла во внимание дерзость Павла.

– В магазинах они еще не продаются, – произнес Павел.

– Но Вы предоставляли свою одежду для рекламы. Так ведь?

Ане снова стало не по себе.

Павел кивнул.

– Нужно узнать от какого агентства она работает, – сказал Павел и тут же ушел.

Ему срочно нужно было вернуться к работе. Павел был вне себя от злости. Его новый бренд уже второй раз был замешан в скандале.

– Может она вообще не модель? – предположила дизайнер.

Аня с ней согласилась.

– Аня, это Вы помогли девушке на подиуме? – спросила следователь.

– Да. Но она была без джинсовки.

– Верно. Я видела записи.

– Она попросила сумку, потому что замерзла.

– Ага. Вот и сумка.

Следователь начала осматривать каждый предмет из сумки модели.

– Таблетки? Она наркоманка? – спросила дизайнер.

– Это снотворное, – медленно произнесла следователь.

Больше Аню не о чем не спрашивали. Аня хотела найти сегодня информацию про бренд «Р». И она ее и нашла, но в итоге против себя. Как обычно…

8

На следующий день Аня и Христина встретились в одном из кафе.

– Тебе стоило вчера приехать ко мне ночевать, – произнесла Христина.

Официант поставил на стол две тарелки супа.

– В такую погоду самое то, – сказала Аня и скорее попробовала горячий суп.

Христина кивнула.

– Вчера я хотела побыть одна.

– Понимаю.

– Я слишком перенервничала. Приняла ванну и сразу заснула, – произнесла Аня.

– Пьяную девушку зовут Рита. И да, она действительно модель. Работает не в самом раскрученном агентстве. В ее социальных сетях сейчас конечно буллинг (травля) невероятный.

– Если у нее и правда селфхарм, то это только усугубит ситуацию.

Аня ела с невероятной скоростью. И она попросила добавки.

– Ты будто несколько дней не ела, – сказала Христина.

– Слишком замерзла. На улице сегодня почти ноль градусов. А вот соседка Соня точно ничего не ест.

– На столе все оставляет еду?

– Да. Еще так раздражает, что не убирает за собой. Придет через несколько часов и только тогда помоет посуду.

– Помоет посуду…

Аня внимательно посмотрела на подругу.

– Ты видела, из какой кружки она пьет? – спросила Христина.

– Исключительно из своей. Зеленого цвета. У нее прямо зацикленность на личном пространстве. Думаешь, это она была в примерочной Маши?

– Не знаю. Там мог быть кто угодно из моделей. Но все ведет к Маше.

Аня кивнула и принялась за добавку.

– А вдруг это окажется кровь не Риты на джинсовке? – спросила Христина.

Аня только нахмурила брови. Суп и тема крови не сильно сочетались.

– Извини. Но в таком неадекватном состоянии она и правда могла убить, – сказала Христина.

– Могла.

– Мне вот что не дает покоя. Если Маша перешивала пуговицы, то почему не учла вышивку?

– Хороший вопрос. Может, начнешь есть? – с улыбкой произнесла Аня.

Тарелка Христины была почти полной.

– Начну, – в задумчивости произнесла она.

Но мысли Христины рассеялись, когда она увидела сообщение на телефоне.

– Нас снова вызывают на допрос.

Аня так и не успела доесть вторую порцию. Они продолжили разговор уже в такси.

– Пробки, как обычно, – сказал водитель.

Христина и Аня его не слышали.

– Как думаешь, она будет спрашивать про джинсовку? – произнесла Аня.

– Будет. Кто мог еще заметить замену?

– Стас?

– Он же опоздал. Хотя, после инцидента мог и померить ее.

– А кто в тот день спросил про эту джинсовку?

– Оператор.

– Опять этот Игорь, – произнесла Аня и отвернулась к окну.

– При всех спросить про куртку и потом ее же перешить? Не очень план.

– Видимо, он делает вид, что не прячется, – сквозь зубы произнесла Аня.

Христина уже тоже устала от этих рассуждений. Дальше до ангара они ехали в молчании.

Следователь знала, что на ожерелье были отпечатки пальцев самого ювелира и Катерины. А вот с бархата не так просто снять отпечатки. Но реально. Большое количество людей могло трогать коробочку, в котором лежало ожерелье. Были обнаружены на ней следы режиссера, Катерины и опять ювелира. Но это было и так известно.

Уже знакомая компания собралась на съемочной площадке.

– Аренда кончается сегодняшним вечером. Давайте встречаться в другом месте, – предложил режиссер.

– Нужно узнать, кто арендовал помещение до режиссера, – шепнула Аня на ухо Христине.

– Да. Почему нет Риты?

Аня не знала. И тоже была удивлена ее отсутствию. Но Аня решила не задавать лишних вопросов следователю. Она надеялась, что эти два дела никак не связаны между собой. Точнее она надеялась, что никто не пытается подставить ее в этих двух происшествиях.

– Начнем, – произнесла следователь Наталья и пронзила взглядом каждого подозреваемого.

Стас случайно выронил телефон. Он с грохотом упал на пол.

– Не стоит так нервничать. Стас, как раз с Вас и начнем.

– Хорошо.

– Как Вам одежда бренда «Р»?

Все участники слышали про скандал на показе, но кроме Ани и Христины никто не знал, что там еще замешана кровавая джинсовка.

– Да вот только здесь, на съемках, познакомился с этим молодым брендом. Одежда, как одежда.

– Бренд действительно новый. И пытается всеми силами себя прорекламировать, – сказала следователь.

Все переглядывались. Никто не понимал о чем речь. Кроме Христины и Ани. Они тщательно следили за реакцией Маши. Она смотрела в пол и никак не реагировала.

– Маша, принесите джинсовку, в которой снимался Стас.

Маша, молча, встала и вышла из комнаты. Через минуту она уже вернулась.

– Вот.

Маша протянула джинсовку. Следователь надела перчатки и осмотрела улику. Она проверила каждую пуговицу. Обратила внимание и на лейбу. А так же на вышивку с изнаночной стороны куртки.

– Там все-таки есть вышивка, – шепнула Аня подруге.

– Вижу. Но нет запасной пуговицы.

– Она купила новую джинсовку с четырьмя карманами?

– С какими карманами? – уточнила следователь.

Аня и Христина резко замолчали.

– Купить джинсовку в магазинах можно будет только через несколько дней. Павел очень недоволен, что оказался причастен к скандалу. Даже к двум. Но он ранее рассылал свою одежду блогерам и вот для рекламного ролика, например. Все эти видео блогеров и реклама должны были выйти после показа. Но мы пока приостановили эту деятельность, – сообщила следователь.

– Да, мы договорились о сотрудничестве с Павлом. Бартер. Ювелир не был против. Он, как благотворительность, поддерживает новые бренды. Мне прислали посылку. Там и была эта джинсовка, – произнесла Маша.

– Джинсовка из коллекции бренда «Р» оказалась у той самой девушки, которая сорвала показ. Кто-то с ней знаком?

– Да все с ней знакомы. Мы видимся на мероприятиях, – произнесла Нина.

– Да. Я находила в интернете фотографии Катерины рядом с ней. Какие-то гивы с режиссером она тоже проводила, – сказала Маша.

Режиссер даже покраснел. Он давно не хотел участвовать ни в каких подобных продвижениях социальных сетей.

– Дмитрий, а Вы не узнали, кто рассказал Ваш секрет журналистам?

– Нет. У меня много завистников.

– А может это не твои завистники? – спросила Нина.

Следователь внимательно на нее посмотрела.

– А чьи? – спросил Дмитрий.

– Катерины.

Катерина только пожала плечами и ничего не ответила.

– Столько происходит событий. И будто они совершенно не касаются друг друга, но что-то самой мелкой деталью соединяет их воедино. А на мелкие детали всегда нужно обращать внимание. Кто-нибудь что-то находил? Замечал? – спросила следователь.

Все участники ответили отрицательно.

– Игорь, может, Вы?

– Вроде ничего нового не подмечал.

– На счет ожерелья я общалась и с другой кинокомпанией. Они работают в соседнем зале. Один человек сказал, что слышал разговор. И тема разговора была уж очень интересной. Личность, естественно, останется анонимной. Вы можете рассказать правду.

Участники переглядывались. Кто этот аноним? А главное, что он слышал? Слышал, но может, не видел? Следователь постучала пальцами по столу.

– Хорошо. Молчите. Тогда я скажу. Украденное ожерелье. Перепутанный сценарий. Вроде пока звучит не так уж и страшно. Ваше дело соединяет с делом Риты именно бренд «Р». Рита в опьяненном состоянии вышла на подиум. Далее она надела на себя джинсовку, которая оказалась в крови.

Все герои тут же посмотрели друг на друга.

– По результатам экспертизы кровь не ее.

– А чья? – вырвалось у Коли.

– Будем узнавать.

Следователь внимательно следила за каждым в этой комнате.

– Ах, да. Совсем забыла. У Риты было найдено снотворное, которым в ночь после пропажи ожерелья была отравлена другая модель. На вечеринке. И в списке приглашенных была Рита. Совпадение? А это уже дело о покушении на убийство.

Каждый подозреваемый резко посмотрел на другого от такой новости. Христина почувствовала дрожь Ани. Христина была бы рада ее успокоить. Но ее страх сам увеличивался с каждой секундой.

– Отравленная модель осталась жива. Сдайте кровь по нужному адресу. Сейчас сделаем рассылку. Ну, всем удачного Хэллоуина. Вы же не забыли, что Вы все в списке приглашенных на вечеринку?

После этих слов следователь просто исчезла из комнаты.

– Мы уже на Хэллоуине, – произнес Игорь.

9

На город опустилась ночь. И в эту ночь могут происходить самые мистические происшествия. Боялись ли этого Аня и Христина? Нет. Они боялись следователя. Скоро станет известно, чья же кровь была на джинсовке. Ветер усиливался…

Аня была в образе амазонки. Она надела кожаную юбку с боди. Соорудила доспехи на плечах. А в руках у нее был меч. Христина нарядилась в богиню Афродиту. На ней было длинное белое платье с поясом из золотых роз.

– Тебя с длинными золотыми волосами и маской точно никто не узнает, – сказал Аня.

– То, что нужно. Люблю маскарады.

– Что будем искать?

– Ответы.

Христина и Аня, наконец, оказались рядом со старинным особняком где-то в Подмосковье.

– Жутко здесь, – сказала Аня и огляделась.

– Да. Но не страшнее, чем результат крови.

– Рита не только отравительница?

– Врушка точно.

Девушки уже поднимались по огромной лестнице. Каждый их шаг сопровождался громким стуком каблуков Христины. Гости в особняке прибавлялись. Кто-то был в маске, а кто-то нанес настолько оригинальный грим, что его никто все равно не узнает.

– А может, Павел во всем этом замешан? – произнесла Христина.

– Зачем ему это?

– Я вообще не понимаю, зачем было красть ожерелье, а потом возвращать его. Подставить Катерину точно не удалось.

– А ты знаешь, в чем она будет? – поинтересовалась Аня.

– В сториз она была Снежной Королевой.

– Будем следить.

Христина кивнула.

И вот девушки прошли по пригласительным в особняк. Сдали верхнюю одежду в гардероб. И оказались в огромном зале со свечами. Массивная лестница в центре вела на второй этаж. Атмосфера и правда была таинственной. Повсюду стояли тыквы. Паутина окутала весь зал. Ветер было слышно через камин, будто кто-то шепчет тебе на ухо.

– Привет, амазонка, – сказал мужчина в маске в адрес Ани.

Аня даже дернулась от его слов.

– Такседо Маск? – с сарказмом произнесла Аня.

Игорь широко улыбнулся.

– Мы тебя сразу узнали, – сказала Аня.

Но вдруг Аня заметила, что рядом нет Христины.

Христина тут же удалилась, как заприметила Игоря. Сегодня она не планировала раскрывать свой образ. Христина, а точнее Афродита, шла по залу. Она смотрела на костюмы. Ведьмы, дьяволы, герои фильмов. Многое можно сказать по костюму о человеке. Этими тонкостями занимаются психологи. На маскарадах мы вроде прячем истинное лицо, а в то же время мы показываем наши внутренние желания. В этот момент Христина получила сообщение. И очень была удивлена отправителю. Стас срочно попросил ее выйти на улицу. Христина огляделась вокруг себя несколько раз. Она увидела только пристальный взгляд одной вампирши. Которых на вечеринке было огромное количество. В гардеробе уже была очередь, так что Христина выбежала на улицу прямо в платье. И вот ее ждал рыцарь.

– О, так это ты Афродита, – сказал Стас с удивлением.

– Оставь мой костюм в секрете, пожалуйста.

Стас снял с себя какой-то плащ и отдал Христине.

– Лучше позаботься о другом секрете.

Христина внимательно посмотрела на Стаса. В ее глазах читался вопрос.

– Я знаю про эскорт. У меня есть видео, где ты голая.

Богине резко захотелось вернуться на Олимп.

Аня пыталась найти подругу. Но Христина не отвечала на сообщения. И тут среди гостей вечеринки она увидела Сейлор Мун, которая изрядно клеилась к Такседо Маску. Но ее внимание тут же отвлекла Снежная Королева. Аня отправилась следить за ней по залам особняка. Ведь, исходя из контактов новой композитки, они теперь работают в одном агентстве. И именно на шеи Катерины было то самое ожерелье. Анонимный подарок очень сомнительная версия. Хотя с другой стороны, зачем она надела краденую вещь на мероприятие? И кто-то же рассказал журналистам про кражу. Но кто? Подозреваемых не уменьшалось, а только увеличивалось их количество.

Аня шла за Снежной Королевой и параллельно проверяла социальные сети. Будет ли на вечеринке Рита? Ей и костюм не нужен. Она просто может надеть свою кровавую джинсовку. Снежная Королева общалась с разными людьми. Аня пыталась узнать, хоть кого-то. Но, увы. Аня продолжила передвигаться по особняку в поисках ответов. Ей совсем было не до веселья.

Христина, наконец, осмыслила все то, что ей сказал Стас. На телефоне она увидела огромное количество звонков от Ани. Только она хотела перезвонить, как с ней столкнулась Сейлор Мун.

– Извините! – грубо произнесла Луна в матроске.

Сейлор Мун бежала вниз по лестнице. Христина огляделась и решила отправиться за ней. Сейлор Мун несколько раз останавливалась и кому-то звонила. Но ей никто не отвечал. Тут Христина под аркой увидела плащ Такседо Маска. И Такседо Маск целовался совсем не с Сейлор Мун. Это была Девушка Бонда. У нее было обтягивающее черное платье и откровенный разрез почти до самого бедра. Можно было увидеть подвязку с пистолетом. А в зоне декольте были изображены цифры. 007. Девушка Бонда нанесла разноцветные стразы на ту часть лица, которая не была скрыта под маской.

– С Джеймсом перепутала, – сказала Христина.

И тут на ее глазах развернулась настоящая сцена ревности.

– У тебя другая?! – прокричала Сейлор Мун.

– Да. Извини. Так бывает, – ответил Игорь.

– Ты точно в этом уверен?

Такседо Маск кивнул и уже хотел уйти со своей Девушкой Бонда. Он пытался закрыть ее от холода плащом, но ветер намерено ему мешал.

– Я все расскажу полиции. Ты был с Ритой в ангаре в ту ночь! Твоя девушка, а точнее Бонда, в курсе, что ты убийца?!

Сердце Христины забилось сильнее. Она пряталась за одной из колонн и внимательно наблюдала. Девушка Бонда крепко держала за руку Такседо Маска.

– Знаешь, чья кровь была на джинсовке? – резко произнес Игорь.

Сейлор Мун стояла молча.

– А я знаю. Моя. Так что я пострадавший, а не убийца. И знаешь, как я порезался? Об меня разбили кружку.

Тут Игорь сорвал маску с Сейлор Мун.

– И на этой кружке было твое фото, Полина.

Христина чуть не потеряла равновесие. Перед собой она увидела ту самую девушку с кружки.

– Какая еще кружка? У тебя нет доказательств! – нервно проговорила Сейлор Мун.

– Зато теперь есть доказательство того, что ты сумасшедшая ревнивица. Да, Христина?

Христина дернулась от слов Игоря. Ей ничего не оставалось, как резко убежать в обратную сторону. Мысли в ее голове путались. Теперь она не могла дозвониться до Ани. И тут она увидела ее на входе в особняк.

– Что случилось?! – прокричала Аня.

– Скорее. Бежим внутрь.

Христина постоянно оборачивалась, но никто не пытался их поймать. Только Девушка Бонда поднималась по ступенькам, а потом тут же спускалась. Затем резко снова поднималась и опять убегала вниз по лестнице. Будто играла в шпионаж. В эту мистическую ночь возможно все.

– Отдышись. Где ты была?

Христина села за какой-то столик.

– Кровь на джинсовке принадлежит Игорю.

– Что?! – громко произнесла Аня.

Христина кивнула несколько раз.

– А Сейлор Мун это девушка с кружки.

Аня только хлопала глазами. Столько информации! А она не узнала ничего, пока бродила по особняку.

Христина в подробностях рассказала все, что видела под аркой.

– Он причастен к отравлению? Он знаком с Ритой? – произнесла Аня.

– Не знаю. Плохо, что Игорь видел, как я подслушиваю.

– Но как джинсовка оказалась на этой Рите?

Христина развела руками.

– О, вон Соня идет, – сказала Аня.

– Это точно она? – спросила Христина.

– Да. Я видела дома ее в костюме.

– Красивая Белая Королева из нее получилась. Значит, и Алиса где-то рядом…

Белая Королева, которая действительно была вся белая, в ответ помахала амазонке и Афродите. На Королеве было длинное белое платье. Белые волосы были будто слишком белыми. Но темные губы и золотая маска достойно дополняли образ Белой Королевы.

– Быстро Игорь нашел себе новую девушку, – сказала Аня.

– Да уж.

– Как думаешь, кто она эта Девушка Бонда?

– Надеюсь, не Рита.

В голове Христины нарисовалась картина, как в примерочной Игорь изменяет Полине с Ритой. Полина разбивает об него кружку. Но причем тут отравление?

– А кто-нибудь знает, кого именно отравили? – спросила Христина.

– Какую-то модель.

Христина тяжело вздохнула. Их имен даже никто не знает. Просто какая-то модель. Такое вот и было к ним отношение в обществе.

– Игорь и правда нам помогал. Если думать, что на джинсовке действительно его кровь и он от чего-то пострадал, – сказала Аня.

– Скоро все узнаем.

– Сколько у моделей секретов…

10

Аня сегодня захотела переночевать у Христины. Все эти дьявольские образы только усугубили восприятие расследования. Девушки уже были дома.

– Чай будешь?

Аня кивнула.

Никакая амазонка из нее сегодня не получилась.

– Зачем Игорь приходил в примерочную? – спросила Христина.

– Не знаю. А что со Стасом?

Христина аж дернулась от этой фразы.

– А что с ним?

Христина сделала несколько глотков чая на нервах.

– Он один будто не имеет секретов. Хотя на нем была эта джинсовка…

– Может это он подкинул ТЗ монтажеру?

– Все может быть.

Так закончилась главная мистическая ночь года.

Рано утром Аня проверила телефон. Она еле открыла глаза. Их опять собирала следователь.

– Христина, вставай.

Христина не хотела просыпаться. Она мечтала больше не слышать ничего про это ожерелье и кровавую джинсовку.

– А вдруг Игорь блефовал? – произнесла Аня и отправилась на кухню.

Христина не знала, что ей ответить. Встать с постели все же пришлось. Христина жила в однушке. Она все хотела арендовать другую квартиру. Побольше. Но теперь она думает о том, чтобы вообще вернуться в Питер. Христина понимала, если она уедет сейчас, то к ней вопросов будет больше. Христина подошла к окну. Капли дождя несколько раз ударили по стеклу. Темные тучи начали заполнять небо. Ветер усиливался.

– Сегодня снова будет ураган и не только на улице, – сказала Христина.

Аня достала два йогурта из холодильника и уже сварила кофе.

– Что-то нас сегодня рано собирают, – сказала Аня.

Христина села за стол.

– А ты обратила внимание на адрес в сообщении?

– Нет. А что там?

– Он не изменился. Хотя режиссер сказал, что аренда закончилась. Следователь хочет психологически давить на нас местом преступления.

– Интересно…

Девушки снова были в этом ангаре.

– Может, спросим у Сони, кто был здесь перед режиссером? Она вроде как тут раньше начала сниматься, – предложила Христина, когда они шли по коридорам.

– Она видела нас в комнате Маши, помнишь?

Христина помнила. Но у них не было никакого доступа к документам. Они всего лишь модели.

– Привет, – сказала Нина, которая тоже не желала здесь находиться.

Девушки поздоровались и не знали даже о чем говорить. Тему ожерелья старались не затрагивать.

– Погода сегодня плохая, – сказала Аня.

– Ага. Как и наши настроения.

Нина резко ушла вперед. Аня и Христина переглянулись.

– Она точно что-то скрывает, – сказала Христина.

– Знаешь, мне кажется, ее ненавидит Маша.

– Маша?

Христина была очень удивлена.

– Да. Она о ней так грубо отзывалась. А еще мне кажется она всем завидует. И считает, что стилист главный на площадке.

– Поэтому она украла ожерелье? Хочет внимания?

Аня и Христина могли вывести большое количество теорий, но их никак было не подтвердить.

Компания начинала собираться. Режиссер уже сидел на своем стуле. Он тихо поздоровался со всеми и больше не поднимал взгляд. Всем уже надоело расследование. Все хотели, чтобы оно скорее закончилось. Но кто-то же был виноват. Но кто?

– Всем доброе утро, – сказала следователь.

Она решила продолжить допрос именно в этом ангаре. Так она визуализировала каждого героя в том самом дне. Она наблюдала за каждым подозреваемым. Место преступления очень хорошо может надавить на преступника. Рано или поздно он выдаст себя. Главное, наблюдать.

– Доброе, – громко сказал Игорь.

– К нам присоединится новый человек сегодня.

– Рита? – спросила Нина.

– Нет, но это имеет к ней отношение.

Все участники беседы посмотрели на дверь. В комнату зашла женщина. На вид ей лет 50. Но выглядела она довольно современно и стильно.

– Здравствуйте все. Меня зовут Ирина. Я психотерапевт Риты.

Христина и Аня переглянулись.

Ирина заняла свое место.

– Следователь, Вам понадобилась помощь? – с сарказмом произнес Игорь.

Следователь хотела ответить, но ее перебила Ирина.

– Это касается моей пациентки. Я обязана тут быть.

Ирина была полностью спокойна. В меру улыбчива. Следователь пристально взглянула на Игоря.

– Результаты крови с джинсовки уже готовы, – сказала Наталья.

Катерину в очередной раз сняли с показа. В сети постоянно появлялись странные слухи о подробностях ее жизни.

– Кто-то хочет что-то сказать?

Следователь пронзила взглядом каждого подозреваемого.

– Мы пришли послушать Вас, – сказала Нина.

Следователь ухмыльнулась в ответ.

– Хорошо. Экспертиза показала, что на джинсовой куртке кровь Игоря.

– Игоря?! – громко спросил режиссер.

– Да. Игорь пострадавший.

Игорь следил за реакцией каждого участника беседы.

– Почему ты молчал? – спросила Нина.

– Я не был уверен.

Христина вопросительно посмотрела на него.

– Как все произошло? – спросила следователь и уже приготовила свой блокнот.

– Когда украли ожерелье, я решил провести собственное расследование. Может преступник вернется? Ночью я пришел в ангар. Ключ есть у всех из съемочной команды. Примерочная не закрывается на замок. Свет я не включал. Вдруг преступник тут затаился? И спустя некоторое время я услышал голоса. Это была Маша.

– Я?!

Маша была крайне удивлена.

– А мужской голос я не узнал.

– Ты не видел меня. Значит, обознался.

В голосе Маши чувствовалось волнение. Маша пыталась снять с себя обвинения.

– О чем они говорили? – спросила следователь Игоря.

– Я слышал только обрывки фраз. Из серии, что будем делать? Нужно что-то успеть.

– Я так и знала, что она сюда мужиков водит, – сказала Нина.

– Да успокойся уже. Это твой муж на меня засматривался. Я ему сразу отказала, – резко ответила Маша.

Следователь переводила взгляд с Нины на Машу и делала пометки в своем блокноте.

– Нина, у тебя такая ненависть к красивым девушкам, – сказала Катерина.

– К красивым? Нет. Только к ш…

Игорь успел перебить Нину.

– Ну, я воспитанный молодой человек. Я не стану утверждать, что у них была любовная связь, так сказать.

Христина только нахмурила брови. Хороший у него выходит сарказм во всем.

– Нина, это ты прислала фотографии журналистам? – спросил режиссер.

– Нет.

– Да врет она! – произнесла Маша.

Тут Нина встала со стула и начала что-то искать в телефоне.

– Я не терплю вранья. Вот это я прислала журналистам.

Нина протянула телефон следователю.

– Вторую статью про украденное ожерелье, – произнесла следователь.

Нина кивнула.

Ирина внимательно следила за процессом.

– А зачем это было сделано? – спросила следователь.

– Ненавижу ложь. Да я знала, что у Дмитрия есть любовница. Но у меня не было доказательств, с кем именно он изменяет. Зато появилась другая новость. Хотя прямых доказательств тоже не было. Дмитрий, ты же не вызвал полицию, потому что защищал свою любовницу. Сначала я не решалась, а после первой новости это уже было необходимо.

Следователь вернула телефон.

– Но первую новость слила не я.

Нина села обратно на свой стул.

– Игорь, что было дальше? – произнесла следователь.

Но Игорь молчал.

Христина и Аня несколько раз переглянулись. Что же он скажет дальше? Выдаст ли Полину?

– У меня 10 подозреваемых вместе с Ритой. Я готова месяцами вытаскивать из вас всех информацию. Но готовы ли вы тратить свое время на молчание? – произнесла следователь.

Но тут в комнате неожиданно для всех показалась девушка.

– Полина? – прошептала Христина на ухо подруге.

– Здесь расследуется дело об убийстве? – произнесла Полина.

Следователь улыбнулась.

– Проходите.

Режиссер нашел в соседней комнате еще один стул.

Полина оглядела всех. Аня заметила, как на взгляде на кого-то из участников у нее затряслись руки.

– Мы Вас слушаем.

– Я все взвесила. И решилась прийти. Я не хочу быть сообщницей. Я свидетель.

Следователь кивнула.

– Меня Полина зовут. Я была на той вечеринке, где отравили девушку. Она знакомая знакомых. Как и происходит в общих тусовках. Риту бросил парень.

– Так.

– И он начал отношения с этой отравленной девушкой. Рита очень разозлилась и отравила ее.

– Вы это видели? – спросила следователь.

– Если бы видела, то остановила бы ее. Я слышала. Я подошла к бару и девушка уже была в отключке. Много людей пыталось ей помочь. Уже кто-то вызвал скорую. Тут я увидела, как Рита просто выбегает на улицу. Я пошла за ней. Она начала кому-то звонить. Я услышала ее разговор.

– И что она сказала?

– Я плохой человек. Я отравила ее. Забери меня отсюда.

Следователь все законспектировала.

– Я растерялась. Я знаю о ее ментальном здоровье. Она режет руки. Селфхарм этот. Она была пьяна. Очень сильно. Мы когда-то дружили. И вот она села в машину. Я не знала, поможет ли ей это человек. Там был мужчина. Я тут же побежала к своей машине и отправилась за ними.

– Да это уже шпионаж, – с улыбкой произнес Игорь.

Следователь жестом руки попросила его помолчать.

– Вы после вечеринки сели за руль?

– Да. Я не употребляю алкоголь.

– А откуда Вы знаете Риту?

– Я тоже раньше работала моделью. Но у меня это не сильно получалось, и я быстро ушла из этой индустрии.

Следователь опять что-то записала в блокнот.

– Мы ехали не так долго, – сказала Полина.

– И куда Вы приехали? Точнее они.

– Сюда.

– Что?! – громко произнес режиссер.

Он даже сам не ожидал, что так остро отреагирует.

– Да. Они вышли из машины. Мужчина буквально нес Риту на руках. Его я не знаю. Но у ангара их встретила Маша.

Христина и Аня переглянулись.

– Маша это правда? – спросила следователь.

– Нет.

Полина внимательно на нее посмотрела.

– Маша, тебя уже и слышали, и видели. А ты все продолжаешь врать, – сказала Нина.

– Игорь, Вы знали, что в ангаре была еще и Рита?

Игорь покачал головой.

– Все он знал. И вообще у меня есть видео.

– Видео? – удивленно спросила следователь.

– Да. Маша, Рита и мужчина так торопились, что не закрыли дверь в ангар. Я пошла за ними. И сняла видео. И тут вот и встретила внутри Игоря.

Следователь уже держала в руках телефон. На всю комнату раздался голос из видео.

– А если девушка не очнется? Риту посадят? Что нам делать? – произнесла Маша.

Все герои тут же на нее посмотрели. В видео было темно. Но голоса были слышны отчетливо.

Маша продолжила смотреть в пол. Нина только ухмыльнулась.

– Не знаю. Ее куртка вся в рвоте, – сказал мужской голос из видео.

И тут видео закончилось.

– Я больше не успела снять, так как этот мужчина чуть меня не заметил. Да и телефон почти разрядился. Игорь был их сообщником.

– И этот мужчина отправился в примерочную, где был Игорь? И они там подрались? – спросила следователь.

– Она врет. Все было не так, – сказал Игорь.

– Не был Игорь нашим сообщником. Я даже не знала, что все это время он был там, – с сожалением сказала Маша.

– А что он тогда там делал? – спросила Полина и метнула грозный взгляд на Машу.

– На видео Игорь отсутствует. Как твоя кровь оказалась на джинсовке? – обратилась Наталья к Игорю.

Следователь пыталась все соединить в одну картину.

Христина не могла поверить во все это. Тайные видео. Пропавшие украшения. Убийство. Что дальше?

Игорь будто и не слышал вопроса. Он задал свой.

– Кто может подтвердить, что Полина проследила за Ритой? – спросил Игорь.

– Мы вообще видим ее впервые, – сказал режиссер монтажа.

– Она просто ревнует меня. Полина следила не за Ритой, а за мной! Христина видела на Хэллоуине ее сцену ревности.

Христина дернулась.

– Видела? – спросила следователь.

Христине пришлось кивнуть следователю. Ведь это было правдой.

Игорь широко улыбнулся.

– Следователь, он все врет! Мы познакомились с ним в этом ангаре!

– С сообщником?

– Тогда я этого не поняла. Поняла только на Хэллоуине, когда он стал угрожать мне. Я растерялась в ту ночь отравления. Испугалась, что меня тоже привлекут к этому делу. И я рассказала Игорю всю правду. А что я должна была сказать? Просто так зашла в гости в ангар? У нас в итоге завязались отношения. Но он бросил меня. И это мой долг рассказать о том, что я видела в ту самую ночь!

– Так как кровь то оказалась на джинсовке?! – спросила Катерина.

Игорь молчал.

– Игорь? – произнесла следователь.

– Он расскажет про кружку или нет? – шепнула Аня подруге.

Христина пожала плечами.

Следователь ждала ответа.

– Я захотел пить. В коридоре есть кулер. Я хотел с кружкой отравиться за водой. Но случайно ее уронил на свою же ногу.

Тут Игорь снял кроссовок и показал рану. Там действительно был порез.

Христина и Аня переглянулись.

– Он не сказал про Полину, – шепнула Аня.

– Я схватил первое же что было в темноте. Я ничего не видел. И в итоге замотал джинсовкой ногу. Кровь вроде смог остановить. Потом я услышал голоса. А чуть позже уже шаги. Автоматически бросил джинсовку на стул и спрятался. Зашел видимо этот мужчина с видео и забрал джинсовку. Когда все затихли, я вышел из примерочной и столкнулся с Полиной. Мы в очередной раз поссорились и я ушел. Хромая.

Следователь одобрила такой ответ. Наконец, все начали раскрывать правду. Если это, конечно, было правдой…

– Маша, теперь Ваша очередь.

11

В ту самую ночь после кражи ожерелья.

Маша была дома. Она коренная москвичка. Недавно она разорвала отношения и переехала обратно к родителям. Маша без остановки рассуждала о том, кто мог бы украсть ожерелье. Маша только налила себе какао, как раздался звонок. Это был ее друг.

– Маша, у нас проблема.

– Что случилось?

– Рита снова за старое. Она пьяная и говорит, что убила девушку.

– Она постоянно во что-то вляпывается, – с сожалением сказала Маша.

– Да. Мы не можем ее бросить в таком состоянии. Но психотерапевт что-то не сильно ей помогает.

– Просто у нее снова тригер. Ее бросил парень. Где она сейчас?

– В клубе. Я уже еду к ней. У меня дома жена и дети. Я не могу ее привести в таком состоянии!

– А у меня родители.

Маша знала, что значит, когда Рита возвращается к зависимости. И вовлекать сюда своих родственников она точно не хотела. С которыми у нее и так трудные отношения.

– На съемочную площадку вези ее.

Маша понимала, что очень рискует. Но им нужно было привести ее в чувства. Сама Рита жила постоянно по каким-то друзьям. Она не оплатила аренду во время и ее выгнала хозяйка квартиры.

Был сильный дождь. Ветер срывал все на своем пути. Вот Маша уже бежала к машине своего друга.

– Что это? – спросила Маша, и указал рукой на пальто Риты.

– Ее рвало всю дорогу.

Друг Леша был в одной джинсовке и держал в руках пальто Риты. Но и толстовка, которая все еще находилась на Рите, так же была испачкана.

Рита не стояла на ногах. Совершенно. Так они все и оказались в ангаре.

– Свет не включай. Положи ее здесь.

Маша освещала пространство коридора фонариком от телефона.

– Тут есть душ?

– Нет. Леша, а если ей все это показалось?

– А если нет? Она способна на убийство?

Маша пристально посмотрела на своего друга.

– Если девушка не очнется, то Риту посадят? Что нам делать? – произнесла в панике Маша.

Друг Маши ходил по помещению туда-сюда.

– Не знаю. Нужно Риту переодеть, а то она вся в рвоте. Фу.

Тут Маша услышала, что Рита пытается ей что-то сказать.

– В примерочной возьми что-нибудь, – произнесла Маша в сторону друга.

Маша попыталась поговорить с подругой. Но Рита начала сильно плакать. Маша отпаивала ее водой. Она очень сильно переживала за подругу. Маша проверила ее руки. Но новых порезов не было. Рита от моральной боли причиняла себе физическую боль. Так она пыталась вытеснить переживания.

– Риточка, он того не стоит. Что же ты делаешь?

Маша обняла подругу и помогла ей снять толстовку.

Тут ей позвонила мама. Маша отошла чуть дальше, чтобы спокойно поговорить.

– Держи, – сказал Леша и протянул Рите джинсовку.

Он помог Рите надеть джинсовку. И в эту самую секунду, когда он чуть отвернулся, Рита в своей сумке нащупала бутылку вина и вылила содержимое на себя.

– Что ты делаешь?! – крикнул Леша.

Маша резко отключила звонок.

– Что ты принес?! Это же джинсовка для съемок!

– Шла бы сама тогда.

Друг очень сильно нервничал.

– Я вру жене. Она думает, что меня срочно вызвали на работу.

– Ага. А еще мы теперь прикрываем убийство. Это ты понимаешь?

– Надеюсь, она все-таки все это придумала!

Но Рита не придумала…

Часом раньше.

Рита была на вечеринке. Она наблюдала за своим бывшим парнем. Он проводил время со своей новой девушкой. Рита уже была достаточно пьяна. Бывший и его новая любимая подошли к бару, где и сидела Рита.

Парень вдруг куда-то отошел. Рита нашла в своей сумке снотворное, которое ей выписывала Ирина.

– Ты не будешь спать с ней сегодня. Точно не будешь. Она будет спать одна, – проговорила себе под нос Рита.

Рита раскрыла капсулу и высыпала содержимое в стакан девушки. А в стакане был алкоголь. Рита тут же она опомнилась и выбежала из клуба. И вот тут уже она набрала номер друга Леши.

Снова в ангаре.

Маша пыталась понять, что же им делать дальше. Она зашла в примерочную и включила свет. Нужно было быстро принимать решение. Маша огляделась и тут в ее голову пришла идея.

– Леша, давай сюда свою джинсовку.

Леша зашел в комнату.

– Кстати, почему ты в одной джинсовке? Такой холод на улице.

– Я так и выбежал из дома. В машине все равно тепло.

– Вино уже испортило джинсовку. Я просто перешью пуговицы и лейбу. Принеси джинсовку и от Риты.

Леша вернулся к Рите. А она уже заснула прямо на полу. Он не смог снять с нее джинсовку. Леша осторожно оторвал пуговицы, чтобы ее не разбудить.

Леша вернулся с пуговицами.

– А лейба? Все самой. Отрывай теперь пуговицы от своей куртки.

Маша схватила ножницы и пошла к Рите. В ее комнате было все для шитья. Обязательно что-то придется преобразовывать на модели или актрисе. Но шила она не так хорошо на самом-то деле.

Леша старался, как можно, аккуратнее снимать пуговицы. Еще же были пуговицы на рукавах обеих джинсовок.

– Цвет вообще не отличишь. Правильно говорят, что этот Павел плагиатом занимается, – сказала Маша.

– Маша, но у меня четыре кармана! А там три.

– Да, я знаю. Я оторвала пуговицу с внутреннего кармана. Никто ничего не заметит.

– А у меня нет внутреннего кармана.

– Ничего страшного. В кадре крупным планом будет снята застегнутая джинсовка. Точнее, покажут пуговицу. Стас куртку даже не мерил еще.

Поэтому про запасную пуговицу «новой» джинсовки на следующий день Маша и забыла. Она впервые оказалась в такой криминальной ситуации. Одно преступление повлекло за собой другое.

– А что ты скажешь дизайнеру? – спросил Леша.

– Мне возвращать джинсовку не нужно. Если что, скажу, что по ошибке прислали с четырьмя карманами. Они тоже есть в коллекции.

Маша начала шить.

Леша периодически проверял Риту. Но она спокойно спала. Вдруг Маша услышала шум.

– Что это? Рита?

Леша вышел снова в коридор. Но никого не увидел.

– Ладно, вроде все.

Но Маша оставила булавку в подставной джинсовке, с помощью которой примеряла одну из пуговиц.

Маша и Леша не знали, сколько часов им тут еще находиться. И тут Рита проснулась. Вроде она протрезвела. Рита уже могла нормально говорить.

– Отвезите меня в отель.

Леша кивнул.

Рита укуталась в джинсовку.

– Она же мокрая, – сказала Маша.

– Уже все высохло.

– Ладно, отдашь мне ее потом. И я ее выкину.

Риту привезли в отель. Она тут же отправилась в душ. Рита сняла джинсовку и положила в сумку. О чем она и забудет в итоге. Маша посмотрела на часы. Уже было почти утро. И тут она получила сообщение.

– Меня срочно вызывают на другую съемку, довезешь? Это по пути к твоему дому.

Маша не могла ждать больше Риту. Она и так всю ночь с ней нянчилась.

Леша кивнул. Ему тоже не помешает вернуться домой.

12

Следователь сделала пометки в блокноте.

– Рита проснулась только к вечеру. Сказала, что все испачканные вещи она выбросила. Думаю, она даже не помнила про эту джинсовку. Она опять отправилась жить к какой-то подруге. Сбрасывала звонки. Она бывает импульсивна. И потом Рита вновь напилась, – сказала Маша.

– Рита могла подсыпать снотворное? – спросила следователь.

Маша развела руками.

– Игорь, ты все это время был там? – поинтересовался режиссер.

– Да. Я прятался за вешалкой с длинными платьями.

– И Вы, Полина, все это время были там? – спросила следователь.

– Да. Но в другой части коридора.

Ирина точно не пожалела, что пришла в столь интересную компанию.

Следователь ходила по комнате.

– Маша, а как тут в момент расследования появилась джинсовка от настоящего бренда, которую Вы мне показывали? Вы ее украли?

– После того, как пьяная Рита вышла на подиум… Я поняла, что дело с ней совсем плохо. Далее был еще показ Павла и я увидела на большом экране, что рядом с внутренним карманом есть вышивка с буквой бренда «Р». Я не знала об этом. Если честно, вообще не поклонница бренда Павла. А в ту ночь в коридоре, где спала Рита, мы свет не включали. Так что о такой мелкой детали, как вышивка, я и не знала. Как и о том, что Рита не выкинула джинсовку. Я не могла нигде найти Риту после этого пьяного показа. Дизайнер никого к ней не пускала. Только через несколько часов, когда я возвращалась в свой офис, я узнала про кровь на куртке. Рита мне написала. С Лешей мы даже не подозревали об этом факте! Я не воровала джинсовку Павла. Я аккуратно ее одолжила и потом показала Вам. Джинсовка уже на месте.

– Умно. Если бы не Игорь и Полина, то все могло бы получиться. Вы же не знали, что там была кровь Игоря.

Маша кивнула.

– Рита мне сказала, что просто очнулась дома в этой джинсовке. Но, увы, – произнесла следователь.

Маша тяжело вздохнула. Она редко читала детективы. И теперь понимает, что зря. Никогда не знаешь, кто увидит то, что ты хочешь скрыть.

– Почему он не говорит, что на кружке была ее фотка? – прошептала Аня подруге на ухо.

– Не знаю. Я запуталась.

Полина пристально смотрела на Игоря.

– Следователь, Игорь врет. Я не знала его до той ночи. Зачем мне все это выдумывать?

– Какая же ты тупая! Он помогает тебе. Он создал алиби, что ты его бывшая! И приходила сюда не из-за ожерелья, а из-за ревности, – быстро проговорила Нина, которая уже не выдержала эту девушку.

– Какое ожерелье? – удивленно спросила Полина.

Нина закрыла лицо рукой.

Полина и не знала, что кража произошла в этом самом ангаре. Игорь ничего ей не рассказывал. А новости в ленте Полина обычно пропускает.

– Не думаю, что Игорь выдумывает алиби, – сказала Христина и достала из сумки осколок кружки.

Нина округлила глаза.

– Вот это поворот, – сказала она.

– Христина, откуда он у Вас? – спросила следователь.

– Нашла, когда переодевалась в примерочной.

Полина теперь грозно посмотрела на Христину.

– Я не знаю, как там оказалась эта кружка. Фото мое. Не отрицаю.

Ирина сегодня еще ни разу еще не высказалась. Про Риту она услышала важную информацию. И уже думала о корректировке лечения.

– Ты ее подарила Игорю, так как давно с ним в отношениях, – сказала Христина.

– Я не знаю, что тут хотят мне приписать. Но Христина, ты же нас подслушивала. Ты слышала, как он угрожал мне. Говорил, что расскажет всем, что я разбила об него кружку. Я не дарила никаких кружек! Он выдумывает теории на ходу. Кто-то слышал звон стекла?

– Я никому тут ничего не рассказывал про тебя. У тебя отличная фантазия.

– Христина, Игорь угрожал Полине? – спросила следователь.

Христина посмотрела на Аню. Если Христина скажет правду, то Игорь покажет видео с композиткой Ани. А Аня этого точно не хочет.

– Я не слышала такого от Игоря.

– Ты врешь! Она врет!

Полина очень сильно разозлилась. Она вскочила со стула и выбежала из комнаты.

– Христина, Вы очень помогли. На сегодня хватит, – сказала следователь и закрыла блокнот.

– Да уж, помогла, – тихо сказал Игорь.

13

Режиссер монтажа находился на своем рабочем месте. Он снова и снова перечитывал ТЗ. Пересматривал видео. Кому понадобилось видоизменять ролик?

– Прямой намек на Стаса и Христину? Тут кроется какая-то загадка.

Коля не просто так приходил на все эти встречи. Да, он попадал тоже под подозрение. Ведь ТЗ было на его столе. Может он сам пытается скрыть улики? Но Колю это не беспокоило. Его беспокоили другие люди. А точнее их секреты. Может в этом ролики кроется совсем иная тайна?

– Одно преступление привело к другому. Ожерелье и кровавая джинсовка. Может, я найду и третье, – произнес в задумчивости Коля.

Коля в телефоне листал фотографии всех участников расследования. Он рассматривал лица.

– Что мы знаем про Стаса?

Колю не смущало, что он разговаривал со своим подсознанием вслух. Так ему было проще выстраивать структуру. Когда он монтирует, то всегда громко читает текст сцен.

– Стас довольно востребованный актер.

Коля открыл его фильмографию. В эту секунду он услышал грохот. Сквозняк резко захлопнул дверь. Коля подошел к окну. В помещении было очень душно. И он увидел, как огромная туча закрывала собой все небо. Коля всегда обращал внимания на детали. Такова его работа. Метафоры в виде отдельных предметов наполняли фильмы. У каждого человека свой жизненный опыт. И, исходя из него, наше впечатление от увиденного может меняться. Одну фразу люди могут искажать по-разному. Коля это все прекрасно понимал. Для Маши украсть джинсовку значит ее одолжить и вернуть. Ожерелье тоже кто-то одолжил и вернул. Но зачем? Почерк Маши? Слишком просто. А может и должно быть просто?

– Тучи закрывают небо, будто хотят скрыть свои тайны. Как и монтаж скрывает погрешности. Что скрыл человек через ТЗ?

Коля ходил по комнате.

– Нужно проверить вырезанные кадры. Может это хотели скрыть?

Коля сел за свой стол и начал снова пересматривать сцены.

– Христина открывает дверь ювелирного магазина. Это вырезали. И?

Коля внимательно следил за каждой деталью. Может кто-то оставил послание? Или случайно попал в кадр?

Тут раздался звонок.

– Алло.

Коля резко вскочил со стула.

– Я совсем забыл. Сейчас буду!

Коля схватил куртку и выбежал из комнаты.

Аня была на примерке. Она старалась думать о работе, но все ее мысли находились на расследовании.

– Алло, Христина, – сказала Аня по телефону.

– Привет.

– Ты где сейчас?

– Я в кафе. Пью кофе.

– Встретимся вечером?

– Конечно.

Христина сделала несколько глотков кофе и аккуратно улыбнулась Стасу.

Коля уже бежал на очередную съемочную площадку. Он совсем забыл с этим расследованием, что другой сценарист ждет его. Через час Коля был на площадке. Из дождливой осени он попал на Новогоднее торжество. Декорации его очень сильно впечатлили. Он сразу ощутил этот новогодний уют. Огромная украшенная елка. Камин. Кофе с маршмеллоу.

– Я хотел обсудить кое-что по предыдущему фильму, – произнес сценарист.

Мужчины сели напротив камина и приступили к обсуждению.

Спустя время Коля снова оказался на дождливой улице города.

– Интересный переход.

И ему пришла идея. Коля тут же вызвал такси до своего офиса. Всю дорогу он пребывал в своих размышлениях. Коля даже не заметил дождя, когда уже бежал от машины к офису. Коля скорее бросил куртку на вешалку и принялся за работу.

– В кино мы можем осуществить резкий переход из одной сцены в другую. И нам не нужно ждать следующего времени года…

Коля внимательно смотрел на экран. Там опять были Христина и Стас.

– Но при съемках этот переход слишком затратный. Поэтому все сцены снимаются в определенном порядке.

Коля вскочил со стула и налил себе стакан воды. От волнения он тут же его опустошил.

– А что если таинственный человек хочет навести на ложный след. Он исправил не сценарий Нины на самом деле. А просто изменил порядок сцен после того, как их отсняли в настоящем порядке. Человек хочет спрятать тайны режиссерского сценария…

Коля начал усердно работать. Он смонтировал все ровно так, как было отснято на площадке по порядку.

– Где-то тут кроется ответ.

Коля внимательно пересматривал этот бессмысленный ролик. И в этом ролике он пытался найти… Что-то найти. Что, он не знал.

14

На следующее утро опять был допрос. Все в том же ангаре.

– Кто-то хочет сегодня нам что-то рассказать? – спросила следователь и снова одарила всех своим профессиональным взглядом.

– Лучше Вы, – произнес режиссер.

– Рита призналась. Это она отравила модель. Смешала алкоголь с препаратом. Яна восстанавливается. Может кто-то еще хочет признаться?

Но никто не захотел. А может, и не в чем было признаваться.

– Игорь, никаких новых элементов истории не всплыло в памяти?

Полина даже не смотрела в сторону Игоря.

– Нет, – ответил он.

– Но всплыли в сообщениях, – сказала Катерина и повернула экран телефона к следователю.

Следователь увидела практически голую Христину.

– Эскорт? – уточнила следователь.

– Меня шантажируют, – тут же ответила Христина.

Аня держала ее за руку. Так она хотела выразить свою поддержку.

– Почему ты мне не рассказала? – шепнула Аня.

Вскоре это сообщение получили многие из модной тусовки.

– Я думала это кастинг. Попросили снять лифчик.

– Ну, сколько всем говорят. Не просят на нормальных кастингах раздеваться, – произнесла Катерина.

– Я тоже могу ошибаться! Это было несколько лет назад.

– Когда начался шантаж, Христина, Вы, конечно же, не скажете. Вот и мотив. Хоть у кого-то, – произнесла следователь.

– Какой мотив? – спросила Аня.

– Как какой? Христина украла ожерелье. Ей нужны были деньги, чтобы информация не попала в сеть.

– Но она же попала!

– Потому что шантажисты всегда просят еще и еще.

– Что-то не сходится. Ожерелье то вернули, – сказал Игорь.

– А кто вам сказал, что его вернули?

Следователь резко взглянула на Катерину.

– Это Катерина рассказала про посылку. Но где доказательства? – поинтересовалась следователь.

– Катерина меня не шантажировала, – произнесла Христина.

– Это другие люди, – произнес Стас.

Все участники расследования перевели взгляд на него.

Стас достал свой ноутбук из сумки и показал страницу следователю.

– Это база. Знакомый знакомого занимается шантажом. Я случайно об этом узнал и успел все это скачать. Я не знал, куда мне идти с этим. В полицию? Здесь на съемках рекламы я увидел Христину. Впервые. Но ее лицо мне показалось знакомым. Потому что она очень красивая. И потом уже я вспомнил, где ее видел. Я пытался предупредить Христину.

Христина кивнула.

– Мы пытались что-то сделать. Но произошло то, что произошло.

Следователь пристально посмотрела на Стаса.

– Так уж и случайно нашли базу у знакомого?

– Ладно. Я подозревал свою бывшую девушку в эскорте. И начал ходить по разным подобным мероприятиям. Я решил стать работодателем. Боже, и я это говорю. И вот я нашел базу. Но все эти девушки не эскортницы. Они пострадали от мошенников. Это же видно! Это кастинги!

– Так Ваша девушка чем зарабатывает?

– Я ошибался на счет нее. Но в итоге мы все равно расстались.

Стас тяжело вздохнул.

Все уже устали от этого круговорота разговоров. Ирина сегодня не смогла прийти, да и Риту уже больше не обсуждали. Она ведь во всем призналась. Так что количество тайн, как казалось, уменьшалось. Но так только казалось.

– Теперь мне все ясно! – громко произнесла Маша.

Следователь внимательно на нее посмотрела.

– Тайный монтаж. Это Нина написала ТЗ!

– Что? – спокойно спросила Нина.

Нина будто даже не была удивлена. Она ожидала нападок со стороны Маши.

– Ты ненавидишь женщин, у которых активная личная жизнь.

Нина только поджала губы.

– Ты, наверное, следишь за каждой девушкой в Москве! Вот они и выходят сообщниками в ролике! Стас и Христина. Он работодатель, а она эскортница. Якобы.

– И зачем мне делать это нелепое ТЗ?

– Откуда я знаю. Раскрыть великую тайну. Лучше займись своей личной жизнью. Почему от тебя муж гуляет…

Но следователь перебила Машу.

– Спасибо за теорию. Она вполне достойная. Но нужны улики. Отпечатки никто не оставляет. Так что следуем дальше.

Нина развела руками.

Аня крепче сжимала руку подруги.

– Стас, а больше никого из знакомых Вы там не встречали? – поинтересовалась следователь.

– Девушек? Нет.

– А из работодателей?

Стас нахмурил брови.

– Ювелир.

Следователь кивнула несколько раз головой.

– Вот это новости! – с улыбкой произнес Игорь.

– Но больше я ничего не знаю, – сказал Стас и убрал ноутбук обратно в сумку.

– С ним мы тоже беседовали. Он, конечно, не крал сам у себя. Нет мотива. Но вот его девушки могли.

– Зачем? – спросил Игорь.

– Девушки порой хотят не только денег, но и славы. Популярности. И когда она затухает, нужно что-то делать. Моделинг не самая долгосрочная работа. Девушка крадет ожерелье. С ювелиром ей будет проще договориться, чем с полицией. Присылает посылку другой модели. Далее сбрасывает новости журналистам. Хорошо так обращает внимание на подозреваемых, чтобы отвернуть взгляды от себя. Роман с женатым это не преступление, а вот кража очень даже. Нина, ты не в доле? – произнесла следователь.

Нина только тяжело вздохнула. Она уже сказала всю правду.

– Девушке удается подставить Катерину. И теперь эту девушку резко начинают приглашать на показы вместо Катерины. Да, Аня?

Христина резко повернулась всем телом к подруге.

– Аня, это правда про эскорт? – спросила Христина.

– Да.

– Зачем тебе это нужно?!

– Я не могла найти работу.

– Ты не хотела ее найти.

– Я модель! Я была на мировых подиумах. Я не буду работать официанткой!

– Аня, ты украла ожерелье? – спросил режиссер.

Аня ему не могла ответить. Она начала сильно плакать. Христина тут же ее обняла.

– Хватит! Мы уходим, – громко сказала Христина в адрес следователя.

Аня не могла успокоиться. Христина вывела ее на улицу. Морозный осенний воздух должен был хоть немного помочь прийти Ане в себя.

– Меня с первого дня пытались подставить этой композиткой, – сказала Аня сквозь слезы.

– Думаешь, твой ювелир?

– Не знаю. Нет. Зачем ему это? Он даже не знал, что я буду на съемках.

– Никто не знал. Я сама тебе предложила эту съемку.

На секунду Аня успокоилась.

– Ты же не думаешь, что это я все подстроила? – удивленно произнесла Христина.

– Нет, конечно. Я не брала это чертово ожерелье!

Христина начала ходить туда-сюда вдоль здания.

– Наша жизнь, как фильм. Сегодня одна сцена, а завтра другая. Но мы сразу живем в окончательном монтаже и не имеем права на дубли. Все началось с композитки?

Аня кивнула.

– Значит, и мы начнем поиски сначала.

– Зачем кому-то подставлять меня или тебя с ожерельем? Его же вернули…

– Вот именно, что никому. Мы всего лишь модели. Манекены и марионетки. Дизайнеры играют нашими лицами, как хотят.

Мимо шел Коля. Он не собирался подслушивать, но услышал последнюю фразу, над которой и задумался.

– Играют нашими лицами, – тихо произнес Коля.

Как оказалось, история Ани началась еще до съемок рекламного ролика. Она и не подозревала, что заказчиком рекламы является ее ювелир. Их объединяла любовь к драгоценностям…

15

– А у тебя тут много детективов, – сказала Аня, рассматривая полку с книгами дома у Христины.

– Это хозяйки.

– Может это она все задумала?

Христина только ухмыльнулась.

Аня листала одну из книг.

– Никого из нас не арестовывают. Значит, не хватает улик и фактов, – сказала Аня.

– Смотри, отравление девушки никак не было связано с делом ожерелья. Так? – произнесла Христина.

– Так.

– Два дела соединились через Игоря. Сейчас все друг друга подозревают. Не нас одних.

– Значит, моя композитка это отдельное преступление? – испуганно произнесла Аня.

– Да. Она никак не вяжется с темой ожерелья. И отравления.

Аня поставила книгу обратно на полку.

– Мы должны забыть обо всем и начать с этой композитки, – сказала Христина.

– Я ее столько раз рассматривала. Думала, вдруг там найду какие-то зацепки. Но ничего. Только контакты агентства.

– Не твоего агентства.

Аня кивнула.

– А это значит, что кто-то хочет, чтобы другие думали, что ты работаешь там.

Аня нахмурила брови.

– Кто? Может это просто ошибка?

– Как и поддельная джинсовка. В итоге практически убийство оказалось. Ошибок тут нет. Какао будешь?

– Да.

Христина налила в кружки какао.

– Меня кстати Игорь который раз зовет на свидание, – сказала Аня.

– Но у него же есть девушка.

– Полина?

– Нет. Девушка Бонда.

– Разве там серьезно? Просто поцеловались на Хэллоуин.

– Он не скрывал от нее шантаж Полины, – сказала Христина и задумалась.

– А может, я ему вообще не нравлюсь? У него вон сколько секретов, поэтому и прятал видео. К нему и так много вопросов.

– Секретов у него действительно много. Видео ничего не дает. Там куча людей в кадре.

Аня кивнула.

– Нам нужно узнать про эту Девушку Бонда. Но сначала посетим то самое агентство «N.S», – произнесла Христина и допила какао.

Коля в офисе снова и снова пересматривал все отрывки рекламного ролика.

Подруги шли по длинному коридору агентства «N.S».

– Я все никак не могла понять, что тебя может связывать с этим агентством, – сказала Христина и заглянула в одну из комнат.

В комнате было пусто.

– И что меня связывает?

– Скандал. Как у Катерины.

– Ты про ювелира?

Христина кивнула.

– Нет никакого скандала. Вот твои голые фотки теперь есть у всех. А про меня никто не знает.

– Ты уверена? Где ты с ним встречалась?

Аня опустила взгляд. Она понимала, что слухи быстро расходятся по модной тусовке.

– И моя новая композитка где-то завалялась, – обиженным тоном произнесла Христина.

– Христин, ты права. Извини, что я нас сравнила. Адекватные люди знают, что это мошенники кастингов. А вот я действительно эскортница…

– Как и Катерина действительно любовница режиссера.

Христина заглянула в еще одну дверь.

– Извините, я ищу Александру.

– Ее сегодня не будет, – ответила девушка.

– Ясно. Спасибо.

Христина и Аня шли дальше по коридору.

– Александры нет, зачем мы приехали? – спросила Аня.

– Как раз, поэтому мы и приехали. Поищем улики.

Христина уверенно шла вперед.

– Я порчу репутацию этого агентства.

– Да, – с улыбкой произнесла Христина.

– Стой. Это получается…

Христина внимательно посмотрела на свою подругу.

– Это наше агентство хочет подставить Александру?! – произнесла Аня.

– Мы не там ищем!

Христина и Аня тут же побежали вниз по лестнице. Им нужно было вернуться к Ане в апартаменты. На последнем этаже апартаментов и находился офис их модельного агентства.

Аня посмотрела на часы, когда они подходили к дому.

– Через час офис закроется.

– Марина точно не там?

Марина была директором агентства, где работали Аня и Христина.

– Точно. Я видела в сториз, – сказала Аня.

Девушки, как обычно, зашли в здание. Христина перед охранником сделала вид, что просто идет в гости к подруге. Несколько моделей столкнулись с ними на лестнице. Ничего подозрительного. Аня зашла к себе и оставила там их пальто. Христина наблюдала в коридоре за обстановкой. Перчатки девушки решили не снимать. Они уже чувствовали себя не моделями, а сыщиками.

– Что будем искать? – прошептала Аня.

– Улики.

Аня ухмыльнулась.

– Ну, естественно.

Аня постоянно оборачивалась. Девушки шли по коридору. Везде был какой-то беспорядок. То не на своих местах лежала одежда. То куча каких-то бумаг упали со стеллажа. Дверь в кабинет директора агентства была открыта. Христина огляделась.

– Побудь тут.

Аня кивнула.

Она не горела желанием рыться в чужих вещах. Но будто Христина хотела…

Христина осторожно зашла в комнату. Посередине стоял стол. На нем лежали какие-то ежедневники, фотографии. Она осторожно начала обыскивать стол. Ей постоянно казалось, что сейчас кто-то зайдет. Резкий звук сигнализации машины за окном еще больше ее напугал. Христина остановилась. Выдохнула. И проверила несколько ящиков стола.

– Ничего.

Христина подошла к стеллажу, и только она хотела открыть коробку, как услышала голос Ани.

– Скорее! Кто-то идет.

Христина тут же забыла о стеллаже и кинулась к двери. Как вдруг на кресле за дверью она увидела сумку, из которой на нее смотрели композитки. Христина схватила несколько штук и уже была за дверью. Христина кое-как спрятала в свою рубашку композитки. Девушки уже сделали шаг, чтобы отравиться на свой этаж.

– Вы меня искали? – спросила букер.

Аня кивнула.

– Я потеряла адрес кастинга. А на сообщения никто не отвечает.

– Секунду.

Девушка начала искать информацию в своем телефоне. Наконец, адрес был найден. Букер отправилась в свой кабинет.

– Как она мне не нравится. Она совсем не подбирает для меня работу, – сказала Аня.

Христина тяжело вздохнула.

Из-за всех этих нюансов, многие модели и подумывают об уходе из моделинга. Христина обратила внимание, как Аня на протяжении всего вечера сбрасывает звонки.

– Ювелир?

– Да.

– Я думаю, тебе стоит с ним поговорить.

В дверях квартиры Ани девушки столкнулись с Соней.

– Привет, Христина, ты же здесь не живешь.

– Не живу.

– Вы и так уже подставляете наше агентство. Соблюдайте правила.

– Я же не жить пришла, – спокойно сказала Христина.

– Но меня сегодня, между прочим, из-за вас допрашивала следователь.

– Зачем? – спросила Христина.

– Как зачем? Я же живу в одной квартире с подозреваемой.

Соня так и стояла в дверях. В ее глазах читалось огромное количество вопросов.

– Меня следователь про видео спрашивала.

– Да? – удивленно спросила Христина.

– Какой-то Игорь показал ей это видео.

– Какой козел! Значит, сначала я ему нравлюсь! А потом, как на меня навешали дело, он решил еще и добить меня этим видео! – громко произнесла Аня.

Христина взяла подругу за руку.

– Тогда и мы скажем об обмане агентства. Там же все видно на видео, – сказала Христина, но тут же поняла, что взболтнула лишнего.

– Какой еще обман агентства? – с настороженностью спросила Соня.

Христина тяжело вздохнула.

– На видео есть композитка. Моя. Но с контактами другого агентства, – сообщила Аня.

Соня слушала внимательно.

– Скорее всего, наше агентство конкурирует с другими. Не самыми честными способами. Мы так думаем. Просто думаем. У нас нет никаких доказательств.

Хотя Христина уже их нашла.

– И вы хотите помочь расследованию? – поинтересовалась Соня.

Аня и Христина переглянулись.

– Девочки. Что вы будете с такой репутацией делать, когда уйдете из нашего Материнского агентства? Вы первые всех нас подставили своим эскортом.

Аня отчасти была согласна с Соней.

– Так, стой. Это ты тот аноним? – поинтересовалась Христина.

– Нет.

Соня, наконец, отошла от дверей.

Христина и Аня скорее побежали в комнату.

– А вдруг она подслушивала нас все это время? – тихо произнесла Аня.

– Не знаю. Вот этот Игорь! Слов нет.

– Да каждый в такой ситуации сам за себя.

– Согласна. Там столько людей на видео, что оно практически не несет никакой пользы.

– Но несет пользу моя композитка. Только вот как она оказалась в ангаре?

Христина достала новые композитки из рубашки и положила на кровать.

– Ничего себе? Это было у Марины? – удивленно спросила Аня.

– Да.

– Может в ангаре был как-то показ? И Марина случайно обронила композитки? – предположила Аня.

– А мы уверены, что это именно Марина? Может букер?

Аня не знала, что и ответить.

– Плохо. Все очень плохо. Аня! Мы не можем подставить наше агентство!

– Соня права. Согласна. Нас точно не возьмет никакое другое агентство после этого на работу.

– А если мне уйти вообще с моделинга и сдать их? На тебе это никак не отразится.

– Ты, правда, хочешь уйти?

Христина развела руками. Аня села на кровать. Она действительно расстроилась, услышав это.

– Это отразится на всех моделях, – тихо произнесла Аня.

Христина совсем запуталась. Как же ей поступить? Она рассматривала композитки Ани и тут среди них она нашла визитку.

– Это визитка журналиста, – сказала Христина.

– Дай посмотрю.

Аня внимательно рассмотрела визитку.

– Я знаю его. Он освящает все сплетни, какие только могут быть.

Христина кивнула.

– Значит, мы были правы на счет нашего агентства. Это они слили информацию про роман Катерины и режиссера, – произнесла Аня.

Она не знала, радоваться ли этому?

– Мы марионетки. Безликие марионетки, – произнесла Аня с сожалением в голосе.

– Звони ювелиру, – утвердительно сказала Христина.

– Ладно.

Аня набрала номер. Ювелир долго не отвечал.

– Да. Куда ты пропала? – спустя несколько секунд произнес ювелир.

– Ты можешь забрать заявление из полиции?

– Нет.

– Ты знаешь, что обвиняют меня?

– Знаю. Как и всех остальных. Катерина тоже под большим вопросом. Мои украшения это моя репутация. А я не раздаю их всяким моделям.

Аня молчала.

– Как ты думаешь, кто его украл? – спросил ювелир.

Аня продолжила молчать.

– Я не думаю, что Катерина так наивна, – сказал утвердительно ювелир.

Разговор получился не о чем. Аня рассчитывала, что ювелир заберет заявление. Ведь ожерелье ему вернули. Во всей этой ситуации именно Аня и была слишком наивной.

– Он думает, что украла ожерелье Катерина.

Аня и Христина сидели на кровати и смотрели друг на друга. Им срочно нужны были ответы.

– Слишком просто. Сама украла и сама надела себе на шею, – в задумчивости произнесла Христина.

– Так в этом и суть! Но зато мы теперь знаем, что композитка не имеет к делу ожерелья никакого отношения.

– Ага. Но только вот день публикаций новостей один. Совпадение?

– Нина в деле?

Христина схватилась за голову. Она сама уже устала всех подозревать.

– Ощущение, что всем заняться нечем! Ожерелье уже вернули. А мы копаемся в этом недавнем прошлом. Ради чего? – резко произнесла Аня.

Она явно начинала еще больше злиться.

– Прошлое определяет наше будущее? – спросила Христина.

– Не знаю, что оно там определяет. Но я хочу идти вперед.

16

Следователь поздно вечером находилась в своем кабинете. Она перелистывала свой блокнот. Все сложно, а в то же время очень просто.

– Кто-то из них врет. И очень хорошо врет. Расследовать дела про тусовщиков очень скучно. Одна постель и запрещенные вещества. Но вот эти модели уже что-то большее. Но что?

Наталья чертила в своем блокноте схемы. Снова и снова. Полина соединялась стрелкой с Игорем, как его девушка. А напротив Игоря стояло большое количество знаков вопроса.

– Зачем ты приходил в ангар в ту ночь?

Тут раздался стук в дверь.

– Можно?

Следователь оторвалась от блокнота и увидела в дверях мужчину.

– Да, проходите. Алексей.

Мужчина кивнул.

– Я могу поговорить с Вами?

– Конечно.

– Вы верите Полине? – спросил Алексей и сел напротив следователя.

Следователь улыбнулась.

– Обычно я задаю вопросы, но я отвечу. У меня нет задачи верить или не верить. Я предоставляю факты.

Алексей задумался.

– Вот фактов у меня нет. Женская дружба это вообще сложно. Но я много думал обо всей этой ситуации.

– И?

– Полина видела отравленную девушку. А я искренне надеялся, что Рита все выдумала. Разве подруга будет снимать на видео сокрытие улик?

Следователь улыбнулась.

– Она подозревала и вас с Машей, – сказала Наталья.

– Это понятно. Маша хочет уже забыть всю эту ситуацию. А я не могу…

Следователь всегда знала, что в любой истории найдется человек, который не перестанет задавать сам себе вопросы. Они будут его истощать. И в итоге человек придет к следователю.

– У меня жена и дети. А если еще что-то всплывет? Я должен быть готов.

Алексей действительно переживал за свою семью. Все понимали, что дело будет запутываться все дальше и дальше. Даже после того, как Рита во всем призналась. Ожерелье было украдено в этом ангаре. Маше точно не стоило туда возвращаться в ночь отравления.

– Полина врет? – спросила следователь.

– Скорее не договаривает.

Следователь снова открыла страницу в блокноте, где было написано имя «Полина». И поставила еще больше знаков вопроса, чем перед именем «Игорь».

Всю ночь следователь изучала социальные сети Полины.

– Да что вас всех связывает?!

Модельных фотографий на странице практически не было. Она не врала, что оставила моделинг в прошлом. Следователь уже несколько раз беседовала с отравленной девушкой Яной. Общалась и с этим парнем, из-за которого все произошло. Следователь пока не смогла найти никаких зацепок.

– Полина и Игорь… Их версии про их же отношения совершенно разные. Полина не пошла сразу в полицию. Только после ссоры с Игорем. А это означает, что она мстительная особа.

Следователь размышляла вслух, и пила чай с печеньем. Когда у нее начинался активный мыслительный процесс, то она просто не могла остановиться. Завтра, а точнее уже сегодня, рано вставать. Но Наталья никак не могла отправиться домой.

– Рита отомстила сопернице. Яне. Девушку скоро выпишут из больницы. Рита во всем призналась сама.

Следователь убрала от себя подальше блокнот.

– А если Рита врет? Призналась, не значит, что это правда. Может ли она выгораживать подругу Полину? Например, Полина хотела отомстить Яне. Но за что? А Рита взяла вину на себя? Но зачем?

Следователь взялась за голову.

– Ничего не сходится. Пьяная Рита позвонила Леше и сказала, что убила девушку. Он это подтвердил. И на видео все есть. Но если Полина и Рита действительно не дружат, то Рите и не зачем ее выгораживать…

Следователь встала изо стола. Она посмотрела в окно. Темное небо погрузило город в ночное время. Огромное количество огней светилось среди этой темноты. Одним из таких фонарей было окно человека. Человека, который тоже не мог спать. Он рассуждал, стоя у окна в темноте. Что же делать дальше? Каким будет следующий шаг? И будет ли он вообще? Но у этого человека была цель. И эту цель просто невозможно осуждать. Хотя, найдутся и такие. Хочется жить по правилам, но правила игры могут меняться.

– Но если верить Игорю, то Полина прибежала в ангар из-за ревности. Случайно стала свидетелем кровавой джинсовки. Игорь, ясное дело, много врет. Полина действительно слышала телефонный разговор Риты на улице. Леша это подтвердил. А вот Игорь это не учел. У них просто игра на месть. Кто больше соврет. Потому что смысла в словах обоих просто нет. Лучше проводить расследования среди блогеров! Они снимают каждый свой шаг. Зачем же Игорь был ночью в ангаре?

Следователь понимала, что в любом расследовании ты все равно работаешь с людьми. Да, кто-то более умен. Кто-то более хитер. А кто-то невнимателен. Но это все люди. И они могут ошибаться. Они не могут просчитать каждый шаг. И даже она, как следователь, может ошибаться. Потому что она тоже человек.

– Но как в примерочной оказалась кружка с фотографией Полины?

17

Христина проснулась рано утром. Она находилась у себя дома. После такого тяжелого разговора с Соней у нее не было никакого желания оставаться в апартаментах. Сегодня был заключительный день Недели моды в Москве. Христина не работала ни на одном показе. А вот Аня все-таки была более востребована. Да, отчасти благодаря уходу на некоторое время Катерины с работы. Катерина без конца ругалась со своим агентством. Александра пыталась объяснить дизайнерам, что модель подставили. Но… Катерина оказалась замешана в двух скандалах. Христина теперь очень сильно жалела, что показала этот несчастный осколок кружки следователю. Когда находишься на допросе, очень трудно просчитать все ходы. У тебя есть улики, но они могут обернуться против тебя самого. Вторая кружка находится в апартаментах Ани. Опять под удар может попасть она. Как и Соня. Как и она сама. Да, как и любые другие девушки, которые живут в этих апартах!

Аня тоже уже проснулась. Она уж слишком погрязла во вранье. В своей пижаме с котятами она выглянула в коридор. Какие-то девушки уже бежали на работу. На очередной кастинг. Аня заглянула в комнату Сони. Соня еще спала. Аня тихо закрыла дверь и вернулась на кухню. Какая-то тайна спрятана в модельных агентствах. Но какая? Аня всегда восхищалась рассудительностью Христины. Но порой нужно совершать и неожиданные поступки. Соперник этого точно не ожидает. Аня выглянула в окно. Они жили на втором этаже. Может кто-то прячется под ее окнами? А может кто-то еще оставил посылку? Аня старалась передвигаться по квартире, как можно тише. В коридоре вроде голоса затихли. Аня уже бежала вверх по лестнице. Вот она снова была у кабинета Марины. Она схватила ручку двери, но кабинет был закрыт.

– И все ради денег, – прошептала Аня.

Марина хотела просто убрать агентство-конкурент. Так думали Аня и Христина. Аня огляделась и не с чем вернулась в квартиру.

– Доброе утро, – сказала Аня, когда за столом увидела Соню.

Тут Соня подавилась йогуртом.

– Что с тобой? – прокричала Аня.

Но Соня уже откашлялась.

– Да я подавилась. Ты сегодня так рано проснулась.

– Ага.

Аня заварила себе кофе.

– А я вижу, ты сегодня даже завтракаешь.

– Да. Это сложно.

– Понимаю. Мне бы вот не помешало немного сбросить. Хотя…

Аня не знала, чем вообще закончится расследование. Но рано или поздно Катерина вернется к работе и возможно в моделинге уже не будет места для Ани…

Следователь увидела у себя на столе огромное количество крошек от печенья. И тут она резко захлопнула свой блокнот.

– Сколько можно тут сидеть! В своем кабинете я точно не найду ответов.

Наталья кое-как привела свои волосы в порядок. Накрасила губы. Ведь ей предстояло идти в мир моды. А там оценивают людей по внешнему виду. А вот в расследовании порой это огромная ошибка. Глубинные тайны души не хранятся в гардеробной среди брендовой одежды.

Наталья приехала на один из адресов, где сегодня был кастинг. Какая-то съемка с последующим показом. Следователь не сильно разбиралась в этих тонкостях. Но она разбиралась в мотивах людей. У всех всегда будет своя определенная причина. И вот ее и нужно найти. Наталья пробиралась сквозь высоких и, не очень, девушек. Сейчас активно развивается тематика дискриминации. Поэтому все больше и больше появляется нестандартных моделей. Хотя само слово «нестандартная» уже указывает на разделение общества. Главная задача модели это показать одежду. Это бизнес. И бизнес со своими правилами. Дизайнер хочет продаж. Да все хотят денег. В голове Натальи всегда сидели главные причины преступлений. Любовь, деньги и месть. Но дело ожерелья она не могла пока отнести к одной из этих групп. Наталья ранее не имела никакого отношения к моделингу. Одевалась она в самых обычных магазинах. Порой Наталья действительно сталкивалась с тем, что то, что идет модели, ну, совсем не подходит на ее фигуру. Но готов ли совсем этим мериться дизайнер? Он человек искусства. Он видит красоту, а не реальность. Готов ли он тратить драгоценные ткани на новые правила моделинга, которые проникают в наш мир? Первую половину дня следователь наблюдала за моделями.

Катерина проснулась только днем. Она приподнялась на своей кровати и бросила взгляд на окно.

– Ну и серость!

Огромные окна только увеличивали этот цвет окружающего мира. Сколько не язвила бы Нина про любовниц состоятельных мужчин, но Катерина заработала на квартиру сама. Не в самом лучшем районе. Не самый лучший персонал. Но она не зависит ни от каких любовников. Захотела и вступила в роман, а захотела и ушла. Катерина сама решает, что будет происходить в ее завтра.

Катерина никогда не улыбалась после сна. Ей нужен был кофе. Срочно.

– Какой тут бардак.

Катерина шла по своей квартире и находила в самых странных местах вообще не свои вещи. Катерина была очень занятой, и она даже не обращала внимания на этот бардак. Иногда в этой квартире проходили модные вечеринки. Но теперь ее сняли с показов. Она больше времени проводила дома. И обратила внимания на свою реальность. Катерина, наконец, сделала глоток кофе, как вдруг раздался звонок. На экране телефона она увидела фото мужчины.

– Ты никому не сказала? – спросил Майкл.

С этого самого вопроса Майкл и решил начать свой разговор.

– Нет, – ответила Катерина.

– Это я забирал утром посылку с ресепшена. Я не хочу, чтобы меня тоже отстранили от работы.

– Майкл, я не сошла с ума. Я не стану говорить режиссеру, что у меня тоже есть роман на стороне. Хотя я уже была свободна.

Катерина не собиралась никому докладывать о своей личной жизни. Режиссер отказался оставлять жену. И Катерина тут же нашла ему замену. Почему нет?

Катерина всегда тяжело просыпается по утрам. Поэтому за посылкой с ожерельем и спустился в тот день Майкл.

– Кто ее мог принести? А главное зачем? – спросила Катерина.

– Стой. Может кто-то из жильцов?

– Не знаю. Девушки с ресепшена постоянно бегают курить. В дом попасть элементарно.

Майкл молчал.

– Майкл, ты здесь?

– Да. Я думаю. А если девушка с ресепшена расскажет, что посылку забрал я? Ее же уже допрашивали!

– Вот именно, что уже. И она не рассказала. Иначе я сообщу об ее интрижке с одним из жильцов. А там трое детей.

– Ладно. Я не думал, что история так затянется. Не говори про меня ничего!

На этом разговор и закончился. Катерина отключила звонок. Только еще страхов Майкла ей не хватало.

Следователь приходила, естественно, в дом Катерины. Но девушка с ресепшена ничем не смогла помочь. В то утро девушка отошла помыть руки, так как потекла ручка. Вернулась и увидела посылку. Девушка тоже не была этому удивлена, ведь часто тайные поклонники даже самой ей что-то оставляли на этом ресепшене.

Люди врут…

Майкл лежал на кровати и держал в руках телефон. Тут в его комнату зашла та самая девушка с ресепшена в одном белье.

– У нас четырехугольник, – произнесла она.

– Боюсь уже пяти.

– Ты с кем-то еще спишь?!

Девушка скорее начала одеваться.

– Это ты походу спишь со всем домом, – произнес Майкл.

Девушка тяжело вздохнула.

– Мне надоела уже эта Катерина! У самой роман с женатым режиссером.

– Но ты же не хочешь рассказать следователю, что мы делали на самом деле? Уж явно не руки мыли.

Майкл широко улыбнулся.

В то утро, пока Катерина спала, Майкл спустился на первый этаж. Уж очень ему понравилась девушка с ресепшена.

– Ты с Катериной сейчас говорил, – обиженно сказала девушка.

– Да.

– Почему ты так скрываешь свое присутствие в том доме? Ты же ни в чем не виноват.

– Не виноват.

Девушка пристально посмотрела на своего любовника.

– А что тогда?

Но Майкл молчал.

– Я не такая тупая, как ты думаешь.

Но Майкл о ней вообще не думал.

– Ты первый оказался в холле. Ты видел, кто положил посылку. Я права?

– Права.

Майкл понимал, что ему лучше поддерживать адекватные с ней отношения. Чтобы она не сказала полиции ничего лишнего. У него был свой собственный план.

– Так объясни все следователю, – сказала девушка.

– Я с этого ничего не получу. А шантаж может дать многое.

– И что ты хочешь получить от этой девушки? Деньги?

Майкл покачал головой.

– С чего ты взяла, что это была девушка? – настороженно спросил Майкл.

Теперь уже девушка с ресепшена широко улыбалась.

– Ты что-то взяла из посылки? Ты ее смотрела, когда я ушел?!

Женское любопытство дело такое. Девушка с ресепшена завидовала Катерине. Она даже была подписана на ее социальные сети, для того, чтобы завидовать. Открывать фотографии с фотосессий в Тайланде и завидовать. Переспав с парнем Катерины, девушка на какое-то время почувствовала успокоение. Она отомстила за собственную зависть.

Майкл был вне себя. А если у нее есть улики и она с ними пойдет в полицию? Да кто ей поверит. Мысли Майкла прыгали с одной на другую. Майкл резко вышел на кухню.

– Я решил, что хочу за молчание, – записал голосовое сообщение Майкл.

Следователь на кастинге смотрела в окно. Сегодня обещали дождь, но пока он так и не начался.

– Всем привет, – сказал фотограф, когда появился в студии.

Он не обратил никакого внимания на следователя. Какое ему дело? Ему нужно было решить вопросы по съемке. Настроить свой фотоаппарат.

– Вам нравится Ваша работа? – спросила следователь.

– Что?

– Нравится быть фотографом? Работать с моделями?

– А Вы кто?

Следователь сначала подумала, что это пренебрежение, но тут же уловила нотки страха. Наталья осторожно улыбнулась и показала свои документы.

– И чем я могу помочь?

– Вы же, наверняка, слышали про кражу ожерелья?

– Читал пост об этом. А почему Вы меня спрашиваете?

Следователь снова улыбнулась.

– Я всех спрашиваю, кто был на Неделе моды.

Молодой человек удивленно поднял одну бровь. Это же какое количество людей нужно опросить…

– Мне понятно Ваше удивление. Вы же знаете Катерину?

– Да. Но мы очень редко работаем вместе.

– Почему?

– Она предпочитает другого фотографа.

Следователь сделала очередные пометки в блокноте. Она решила больше не отвлекать фотографа и попрощалась. Сегодня Наталье еще нужно было изучить жизнь Полины.

Полина работала иллюстратором. Она умела держать кисть в руках, как и Христина. В основном Полина создавала обложки для книг. И у нее это хорошо получалось. Она создавала образы. Прорисовывала каждую деталь. Уже через обложку читатель мог понять, что книга будет очень интересной. Даже если это не так. Но обложка точно давала надежду читателю, что это возможно. Поэтому Полина знала все о продажах. Знала, как заинтересовать и что нужно покупателю. А главное понимала, какие эмоции он ищет.

– Кому еще могла мстить Полина? – спросила следователь пространство.

И она решила все-таки назначить встречу. Следователь набрала номер.

– Мы можем увидеться чуть позже?

Но встретилась следователь не с Полиной.

Христина уже подходила к апартаментам Ани. В гости заходить ей совсем не хотелось. Хоть Соня и была на съемках.

– Ты слышала?! – громко проговорила Аня, которая только вышла на улицу.

Христина уже заволновалась.

– Что именно?

– Помнишь модель такая красивая. Глаза у нее большие.

Христина начала перебирать всех девушек в своей голове.

– Вероника?

Аня закивала головой.

– Она в больнице.

– Что произошло?

– Идем. За нами могут следить.

Аня взяла подругу под руку и отвела в сторону. Христина понимала, что нужно быть бдительной. Но не настолько же.

– У Вероники ожог роговицы глаза.

От этих слов у Христины заболел и свой глаз.

– От вспышки света в студии.

– Да ладно.

– Ага.

Аня постоянно оборачивалась.

– Меньше конкуренток, – сказала Христина.

И это было чистой правдой.

В одном из кафе следователя ждала Яна. Отравленная девушка.

– Яна, добрый вечер.

Яна кивнула.

– Для расследования нам нужна еще информация.

– Так вроде Рита призналась. Разве нет?

– Призналась.

Следователь знала, что главное в ее работе это умение задавать правильные вопросы.

– Меня интересует Полина.

Яна тут же нахмурила брови.

– А, она. Якобы моя спасительница.

– Спасительница? – удивленно спросила следователь.

– Угу. Она же следила за преступницей.

Яна сделала глоток чая.

– Вы что-нибудь закажете? – спросила официантка следователя.

Наталья только отрицательно покачала головой. Ей не до чаепития.

– У нее же были улики против Риты. Но она говорит, что и ей пыталась помочь.

– Так кому она пыталась помочь на самом деле? Рите или Вам, Яна?

Следователь внимательно следила за собеседницей.

– Полина?

И тут Яна громко рассмеялась.

– Никому! Помочь она хочет только себе. Она не знает такого слова, как эмпатия.

– Она мстительная?

– О, да. И злопамятная. Только вот своих ошибок она не помнит.

И тут Яна замялась.

– Лучше все рассказать, – произнесла следователь.

– Ладно. Ничего секретного. Но она должна мне крупную сумму денег. Если честно, я сначала думала, что это она меня отравила. А выкрутила ситуацию так, что подставила Риту.

– Она еще кому-то из вашей тусовки должна денег?

– Нет. Ей их больше никто не дает.

– То есть она не первый раз берет в долг?

– Не первый. И лучше бы я и не давала ей денег.

Следователь постучала пальцами по столу. Она подозревала, что у Полины были свои цели в ту вечеринку. И теперь одна из главных тем преступления стала проясняться. Деньги.

Коля ждал звонка от следователя весь день. Но никакие встречи по расследованию пока не планировались. Ему нужно было больше информации. Но Коля не хотел сам инициировать разговоры. Никто не должен быть понять, что он проводит свое собственное расследование. Ночь опустилась на город. Монитор Коли ярко освещал комнату. Христина и Стас вновь и вновь на рекламном ролике воровали уже украденное ожерелье. Коля сегодня снова не заснет. Он будет искать зацепки. И кто-то другой сегодня тоже не заснет. Потому что совесть может прийти и к преступнику.

18

Утром Христина и Аня были удивлены, что от следователя не было никаких сообщений.

– Алло, привет.

Аня позвонила подруге по видеосвязи. Каждая у себя дома наливала кофе.

– А Соня нас слышит? – спросила Христина.

– Да.

И тут Христина как раз и увидела Соню. В руках у нее был большой мешок. Аня обернулась и пронаблюдала, что же делает Соня. Соня вышла из квартиры с этим мешком.

– Что она делает?! – спросила Аня.

– Не знаю. Но она меня пугает.

– Расчленила труп и заметает следы?

– Фу. Аня!

Аня заулыбалась.

Без юмора в такой ситуации невозможно обойтись.

– Кстати, странно, что следователь больше нас не допрашивает, – произнесла Христина.

– А может это она в мешке?

– Аня!

Аня громко засмеялась.

Соня вернулась в квартиру. Она сделала шаг к холодильнику, но резко развернулась и ушла обратно в комнату.

– Опять не ест, – сказала Аня и откусила большой кусок круассана.

– Мы идем сегодня на съемки?

Девушки собирались опять сниматься в рекламе. Нужно было изображать моделей на веселой вечеринке.

– Идем. Я так понимаю, твой эскорт не сильно отразился на твоей работе? – спросила Аня.

– Я не настолько знаменита, как Катерина, чтобы кому-то было дело до моей личной жизни.

– Да ее сняли с показов из-за ожерелья. Про меня вот никто практически и не знает, – сказала Аня.

– Да. Вот она жизнь. Говорят, что неважно, что думают о тебе люди. Общество. Ага. Конечно. Ложь становится правдой только потому, что она доступна общественности.

После разговора с подругой Аня решилась на отчаянный шаг. Рыться в мусоре для нее было слишком. Но что не сделаешь ради расследования. Аня прибежала на первый этаж. Открыла комнату, где хранился мусор. Аня огляделась. Но мешка нигде не видела.

– Неужели она его положила в самый дальний угол?

Аня зажала нос рукой. Хотя в комнате даже не пахло. Она шла вперед и, наконец, среди другого мусора увидела тот самый мешок. Из мешка торчали какие-то бумаги.

– Девушка, Вы скоро?

Аня дернулась от незнакомого мужского голоса.

– Мне нужно забирать мусор.

Мужчина пристально смотрел за Аней и не собирался никуда уходить. Аня выкинула какой-то фантик из кармана и ушла не с чем.

– Алло. Теперь мы никогда не узнаем, что же было в этом мешке! – обиженным тоном сказала Аня по телефону.

Христина тяжело вздохнула в ответ.

Следователь сегодня поспала даже несколько часов. Ей снилось, что она модель. Как она шла по подиуму. А потом ее забросали помидорами.

– Хоть не кислотой, – сказала Наталья, когда вставала с кровати.

Сегодня у нее был выходной. Официальный. Но это не означало, что она откажется от расследования в этот день. Тем более ей уже прислали данные обо всех финансовых операциях Полины.

– А вот это уже интересно, – сказала следователь, когда увидела первую же строку.

Аня и Христина уже были в пути. Каждая сменила несколько видов транспорта. Студия находилась очень далеко от центра. Наконец, они встретились. И снова сели в такси.

Девушки уже подходили к зданию.

– Сейчас пойдет дождь, – сказала Христина, когда заглянула в приложение погоды.

Хотя можно было просто посмотреть на небо. Черные тучи и не собирались уходить из этого города. Осень. Аня укуталась в свой шарф, а вот перчатки она забыла. Хотя детектив всегда должен носить их при себе. Вдруг ей снова придется рыться в мусоре! Ах, да. Она же провалила задание.

– Там даже будет певец, – сказала Христина.

– Он был популярен двести лет назад. Я его еле вспомнила.

Христина только улыбнулась в ответ.

– Это здесь, – сказала Аня и зашла в дверь.

Студия, как студия. Куча проводов. Людей. И бардак.

Сегодняшняя съемка подразумевала вечеринку для своих. Уютное помещение и дружеская атмосфера. А главное блестящие модели. В прямом смысле слова. Все должно быть в блестках.

– О, две эскортницы. Привет, – сказал Игорь и широко улыбнулся.

Аня и Христина ничего ему не ответили. Они сделали вид, что его не замечают.

– Это он нас будет снимать? – спросила Аня какую-то девушку.

Игорь громко засмеялся.

– Нет. Ждем другого видеографа, – ответила менеджер со студии.

– Хорошо.

– И он еще сделает несколько ваших фотографий, – сказала менеджер.

Аня и Христина кивнули.

Они осматривались на студии. У них не было никакого желания общаться с Игорем. Он ведет свою игру.

– Что он делал ночью в ангаре? – прошептала Христина.

– Не знаю.

Тут девушек позвала визажист к себе в комнату.

– Такие платья красивые, – сказала Аня, когда рассматривала сегодняшние образы.

Визажист улыбнулась.

Христине сделали очень яркий макияж. Она была вся в блестках. Подобрали короткое красное платье, которое сверкало, как то несчастное ожерелье. Ане тоже нанесли на лицо блестки. Сделали акцент на ее длинные ноги. Колготки были покрыты изысканными блестящими камнями. Такими же были и длинные перчатки. Начались съемки. Визажист тем временем ровно раскладывала косметику. Она бережно относилась к своей работе, а главное к здоровью девушек. Она хотела отдохнуть немного, но в комнату вернулась одна из моделей.

– Мне нужно переделать макияж, – сказала модель.

– Как переделать?

– Видеограф говорит, что мало праздника. Нужно больше блесток!

– Больше, так больше. Хорошо.

Визажист начала наносить слой за слоем блесток на глаза.

Вдруг вся съемочная группа услышала крик. Аня и Христина тут же побежали к визажисту. Крик был оттуда. Модель закрывала лицо руками. Визажист пыталась смыть с нее косметику.

– Что случилось?! – прокричал видеограф.

Которым и был Майкл.

– Ей блестка попала в глаз! – проговорила визажист.

Модель пыталась вынуть ее из глаза, но она слишком сильно впилась.

– Я звоню в скорую! – прокричала Христина и набрала номер.

Скорая, на удивление, приехала быстро. Модель отвезли в больницу.

– Так, работаем дальше! – громко сказал Майкл.

Но Майкл сам не смог тут же переключиться на работу. Ведь ту девушку, которая обожгла глаз, тоже фотографировал он.

Аня и Христина переглянулись и сорвали с себя часть блесток.

19

Следователь строила разные схемы. По всему дому валялись какие-то тетради. Наталья постоянно записывала свои теории. Которые, скорее всего, она никогда не перечитает. Размышления следователя прервал звонок от помощника.

– Привет. Я помню, что у тебя выходной. Но дело срочное.

Следователь уже была в офисе.

– Опять глаза?

Помощник Натальи кивнул.

– Уже два заявления от моделей.

Следователь села их читать.

– Блестка?

– Да.

– Интересное преступление.

– Вот вторая модель грозилась всех засудить.

– За блестку?

– Ага. Мы взяли ее на экспертизу.

– Хорошо. После результатов я навещу визажиста. И дай мне список участников съемки.

– Уже, – сказал помощник и протянул листок бумаги.

Следователь взглянула на документ.

– Знакомые имена. Христина и Аня.

На следующий день следователь беседовала с визажистом в одной из студий.

– Мы выяснили, что это была блестка для тела. Которую категорически нельзя наносить на лицо. А уж тем более на глаза, – сказала следователь.

Визажист старалась разложить кисточки. Но руки ее тряслись.

– Я всегда все тщательно проверяю. Как Лиза?

– Лиза приходит в себя. Зрению ничего не угрожает. Но могло.

Визажист заплакала.

– Я не знаю, как это могло произойти.

И Наталья, как человек, ей верила. Но, как следователь, она была непробиваема.

Аня и Христина уже тоже были здесь. Они, наконец, дождались, что следователь им позвонила.

– И, конечно же, в списке участников Игоря не оказалось, – сказала Христина, когда посмотрела по сторонам.

– Да. Он же просто так зашел! Он везде и нигде одновременно!

Аня уже устала нервничать и бояться.

– Добрый день, девушки, – сказала следователь.

Аня и Христина кивнули.

Далее они рассказали, что в момент фотосъемки услышали крик. Прибежали к визажисту и увидели, как Лиза закрывала лицо руками.

– Это все? – спросила следователь.

– Да. Но еще там был Игорь. Нам Вы все равно нам не поверите, – сказала Аня и отвернулась.

Следователь сделала пометки в блокноте.

– Ладно, можете идти.

Христина удивилась, что допрос так быстро закончился. Следователя в этот момент привлек совсем другой персонаж.

– Майкл? – обратилась следователь к мужчине.

Так его звали в определенных модных кругах. А на самом деле он был Мишей, который когда-то приехал с города Орел. Но став успешным фотографом он не мог быть просто Мишей. Теперь он Майкл.

– Да.

– У меня будет несколько вопросов.

Майкл тяжело вздохнул.

– Вы же фотографировали Катерину?

Майкл не ожидал услышать вопросы про свою девушку. Ну, или кем он там ее считает…

– Мы много работали вместе.

– И как?

Майкл удивленно посмотрел на следователя.

– Нормально.

– А Вы позиционируете себя больше как фотограф или видеограф?

– Я многогранен.

– Интересно получается. Вы фотографировали модель, но не обратили внимания на силу вспышки. Вам было мало блесток и на лице модели оказались блестки для тела.

Майкл внимательно слушал. Но и не только он. Из-за угла выглядывала Христина.

– Что можете сказать на это? – спросила следователь.

– Пожелать девушкам здоровья.

– Я им передам. Кстати, а что для вас фотоаппарат?

– Фотоаппарат?

Следователь кивнула.

– Это прибор для создания фотографий.

Следователь молчала и пристально смотрела на Майкла.

– Это окно, через которое я смотрю на мир, – достаточно резко ответил Майкл.

Следователь опять молчала.

– Да. Это глаз!

– А обе модели могли остаться без глаз.

Следователь развернулась и ушла.

Майкл начал ходить из стороны в сторону.

– Это мне мстят! За то, что я видел! Теперь и меня оставят без глаз. Тонкая месть!

Майкл истерично набрал звонок на телефоне.

– Если это ты пытаешься меня подставить, то учти, я расскажу про посылку. Я уже говорил о своих условиях. Мне нужна модель! Если я не получу съемку до завтрашнего вечера, то я иду к следователю!

Майкл отключил звонок. Он налил себе стакан воды и попытался успокоиться. Майкл много лет уже мечтает поработать с одной известной моделью. Но Майкл не был настолько известным, чтобы она согласилась. Или, как считал Майкл, просто не подвернулся случай. Майкл был достаточно самовлюбленным. Но было понятно, что это защитная реакция от собственных комплексов. Никому нет дела до твоей истории жизни в моделинге. Ты либо работаешь, либо уходишь. Все просто. Майкла совершенно не волновало, зачем этот человек принес посылку. И почему там было ожерелье, которое в итоге вовлекло в расследование Катерину. Ему не было дела до того, что Катерину подозревают. Хотя он мог бы помочь делу. Карьера стояла у Майкла на первом месте, а не мимолетные романы. Майкл очень не хотел, чтобы про их роман с Катериной узнал режиссер. Ведь он с ним часто работает. Репутация должна быть идеальной в мире моды.

Христина нашла Аню уже на улице.

– Еле тебя нашла. Блестки для глаз подменили.

Аня внимательно посмотрела на подругу, которая не могла отдышаться. Христина успела убежать, когда следователь прекратила разговор с Майклом.

– Теперь что-то будет, – сказала Аня.

– Да.

– Блестка-убийца!

20

Аня и Христина решили прогуляться после загадочного утра. Столько новой информации они получили. Срочно нужен был кофе. Ведь сегодня будет еще масштабная вечеринка. День Рождения одного значимого бренда. Где должны быть все.

– Это может быть связано с ожерельем? – спросила Аня.

– Не знаю. У тебя упало что-то из кармана.

Аня обронила листовку.

– Нашла на студии. Психологический центр. Название интересное.

Аня подняла бумажку с земли и протянула Христине.

– «Свобода от…»?

Аня кивнула.

– Там работает Ирина, которая приходила на следствие, – сказала Христина.

– Да, знаю. Я заходила на их сайт. Может это знак? И стоит обратиться к психотерапевту?

– После таких историй, конечно.

Христина взглянула на свой телефон.

– Так уже ноябрь!

Аня озадаченно посмотрела на подругу.

– Да, – произнесла она.

– Я и не заметила. Это расследование совсем меня выбило из привычного ритма.

Первые хлопья снега посыпались на город.

В одном из парков сегодня должна была состояться важная встреча. Для обоих собеседников. Ведь у всех есть свои секреты и каждый будет защищать именно свой секрет. И встреча успешно состоялась.

– Игорь! Извини, я опоздала, – произнесла Полина.

Игорь широко улыбнулся. Полина была больше обеспокоена расследованием, нежели поступками Игоря. Конфликтность поутихла с двух сторон.

– Игорь, лучше мы это обсудим здесь.

Полина несколько раз обернулась.

– Не возвращай мне деньги, – сказал Игорь.

– Ты же дал мне их за молчание. Так ведь?

– Вышло, как вышло. Откуда ж мы знали, что всплывет эта джинсовка.

Полина и Игорь отправились гулять уже практически по зимнему парку.

– Но вроде как твой секрет так и не раскрыт? – спросила Полина.

– Какой секрет? – с широкой улыбкой спросил Игорь.

Полина понимала, что опять может вступить с ним в отношения по искушению. Она старалась даже не смотреть на него. Не видеть эту улыбку. Не смущаться от его ухмылки.

– А твой секрет раскрыли? – спросил Игорь.

– Да это и не особо секрет.

– Но мотив?

– Для какого именно преступления? – резко спросила Полина.

– Мы напортачили с показаниями. С нашими теория. Начали играть против друг друга.

Игорь и Полина не знали тайн друг друга. Но знали, что тайны определенно есть. И именно Игорь и Полина оказались в ту ночь в этом ангаре.

– Почему ты так сразу мне в ту ночь все рассказала? Ладно, может не все. Но рассказала.

Полина не хотела отвечать на этот вопрос.

– Ладно. Нам обоим есть, что скрывать.

Игорь не знал, для чего Полине нужны были деньги, но знал, что нужны. И дав ей определенную сумму он подстраховался на случай… На случай, который все равно произошел. Они сыграли против друг друга. Полина и Игорь дальше шли молча. Им нужно было понять, какие установить рамки между друг другом. Союзники или соперники?

– Если я расскажу, то меня могут осудить по двум делам. Как минимум, меня станут больше подозревать, – резко произнесла Полина.

Она решила начать раскрывать свои тайны.

– У меня игромания.

Игорь тут же остановился и пристально посмотрел на собеседницу.

– Ты играешь? – тихо спросил он.

Следователь задавалась тем же самым вопросом, когда снова смотрела на распечатку финансовых операций Полины.

– Полина играет?

Огромное количество денег было отправлено в онлайн игры. Полина играла на деньги. И видимо чаще проигрывала в онлайн карточных играх. И какая связь? Украла ожерелье, чтобы отдать долг? Или подговорила Риту убить Яну?

– Как все сложно в модном мире! – произнесла следователь.

Игорь так и стоял на месте. Он все понял. Он понял, какую огромную ошибку он совершил.

– Не надо было говорить, что мы давно встречаемся!

– Не надо было.

Полина действительно впервые увидела Игоря в ту ночь в ангаре. Она действительно следила за пьяной Ритой и ее друзьями.

– Все теперь подумают, что я украл ожерелье из-за твоих долгов! Припрятал его в ангаре, а ночью мы его забрали. А еще мы избавились от Яны. Для того чтобы уменьшить количество людей, которым ты должна!

– Да. Я, конечно, хотела тебе отомстить. Но я не думала, что ты начнешь опровергать правду, которая тебя защищает!

Игорь сел на скамейку. Он обхватил голову руками.

– Еще и эта кружка! Которая доказывает, что мы давно встречаемся, – сказала Полина и резко замолчала.

Она пристально посмотрела на Игоря.

– Что? – удивленно спросил он.

– Ты мне скажешь, как там оказалась кружка с моей фотографией? Она была у Христины? – спросила Полина.

– Она была в примерочной, когда я пришел.

– Христина?

– Кружка.

– Именно у Христины был осколок. Это она принесла туда кружку…

Христина была у себя дома. Она за день выпила огромное количество кофе. Христина вспоминала тот день, когда все началось.

– Все вертится вокруг модельных агентств. Я ищу не там. Совсем не там!

Христина решила налить себе еще кофе. Она усердно пыталась вспомнить самые мелкие детали. Детали того, что она слышала или видела.

– Кто тогда так резко уехал из апартаментов? – задала себе вопрос Христина.

Христина тут же набрала Аню.

– Какая девушка уехала в тот день рано утром? – быстро проговорила Рита.

– Что?

– Перед съемками рекламного ролика ювелирных украшений мы с тобой ехали с кастинга Недели моды.

Так подробно Ане не нужно было объяснять.

– Все, я поняла. Мы жили с Алей. Она даже не попрощалась.

– Сбежала?

– Сбежала и потом украла ожерелье…

– Тут может быть любая схема.

– Слушай! Ей резко понадобились деньги. Ей нужно было исчезнуть. И она задумала кражу, – быстро проговорила Аня.

Христина могла бы поверить в эту теорию.

– Но где взять доказательства? – спросила Христина.

– В апартаментах!

21

Вечером следователь Наталья ожидала. Просто ожидала в своем кабинете. На ее рабочем столе было снова огромное количество бумаг. Следователь понимала, что она должна перехитрить преступника.

– Кто-то очень тонко управляет этими моделями.

Наталья начинала злиться на саму себя. Она не может позволить себе проиграть! Она будет умнее! Она найдет все ответы.

Тут в кабинет постучали.

– Я ждала Вас, – сказала следователь.

Полина села на стул напротив следователя.

– Я не травила Яну.

– Я знаю. Сама не травила. Но сделала это руками Риты.

Следователь следила за ее реакцией.

– Что Вы такое говорите?

Полина чуть не плакала.

– Я пока не знаю, кто играет со мной в эти игры. Но явно модели здесь просто элементы большого дела. Я предлагаю тебе сделку, – с серьезным видом произнесла следователь.

– Сделку?

Следователь кивнула.

– Или Вы мне помогаете. Или Вы садитесь в тюрьму за два дела. Отравление и кража. Я об этом точно позабочусь.

Слезы Полины потекли по щекам. Она не услышала даже бонусов для себя в этой сделке. Но ей больше ничего не оставалось.

– Я расскажу. Но я не так много знаю!

Полина взяла себя в руки. Постаралась взять себя в руки.

– У меня игромания. Мы с Ритой далеко не подруги. Но мы посещали один центр ментального здоровья. Я знала об ее проблемах. Селфхарм. И я не придумывала, что переживаю за нее. На той вечеринке мы обсуждали Яну. И я бросила фразу.

– Какую фразу?

– Если бы мы с ней не познакомились, то у нас бы сегодня не было проблем. Не стоило этого говорить пьяной Рите.

Следователь постоянно кивала и делала пометки в блокноте.

– Я была в шоке, когда увидела Яну без сознания.

– Желания сбываются. Не так ли?

Полина опустила взгляд.

– Я испугалась. За себя, за Риту. И даже за Яну! Остальное Вы уже знаете. Но не знаете про Игоря.

Тут следователь оторвалась от блокнота и внимательно посмотрела на Полину.

– Он мне дал большую сумму денег. За то, чтобы я не вникала в расследование. Но он нашел другую!

– И Вы, Полина, отомстили.

– Да. Но больше я ничего не знаю. Честно.

– Вы мне уже очень помогли.

Следователь действительно задумалась. Очень глубоко задумалась.

Полина понимала, что только она может сама себя спасти. Ее точно никто не будет защищать. Ее первую же посадят в тюрьму за то, что она вообще не делала. Полина буквально выбежала из кабинета следователя. Как вдруг позади нее скрипнул пол. Она резко обернулась, но никого не увидела. Коля успел спрятаться за стеллаж. Больше он не смог проследить за Полиной. Она тут же исчезла. Коля сел в свою машину, которую припарковал не так далеко. Но он не собирался никуда уезжать. Коля открыл свой ноутбук и сел смотреть фильм. Фильм с участием Стаса. Последнее время он только и делал, что смотрел фильмы с ним в главной роли. Кто-то оставил послание через него. Так рассуждал Коля. Но сегодня все изменилось.

– А когда преступление становится преступлением? – произнес Стас в фильме.

Коля тут же остановил фильм.

– Нет в этом монтаже никакого смысла! Ведь и преступления тоже нет!

Коля закрыл вкладку с фильмом.

– Все намного тоньше. Мы имеем дело не с преступниками. А с моделями…

И тут Коля вспомнил фразу Христины.

– Играют нашими лицами, – прошептал он.

И тут в голове Коли побежали мысли. Следователь, Христина, Полина и все остальные. Он открыл несколько сайтов и начал искать фотографии с Хэллоуина.

Майкл не отвечал на звонки своих девушек. Ему было не до них. Он пытался заснуть раньше, но боялся, что в любую минуту он потеряет свои глаза. Блестка-убийца погубит и его. Сегодня была эта масштабная вечеринка. Модели, фотографы и остальные модные деятели просто обязаны там быть. Но Майкл остался дома. Он не мог остановить мыслительный процесс. Пойдут слухи. Режиссер узнает про роман с Катериной. И не видать ему работы из-за влиятельного Дмитрия. А вдруг он уже знает? Вдруг это он затеял? А если это Катерина?! Тревожность Майкла росла. Он вскочил с кровати. Подошел к окну. Ему нужно было решить, что делать, если шантаж не сработает. Или, когда его самого скоро начнут шантажировать.

– Со мной уже играют!

Вечер все больше и больше погружал город в свои правила. Дул пронизывающий ветер. Капли дождя перемешались со снегом. Каждый хотел проснуться уже весной. Но только не Христина. Она опять не замечала ничего вокруг. Она выскочила из такси, но побежала не к Ане. А на вечеринку. У Ани была своя задача. Христина сегодня была в первом попавшемся вечернем платье. Бархатное платье удачно сидело на ее стройной фигуре. Но Христине было не до этого. Ей нужно было искать улики. Куда делась Аля? И вот Христина столкнулась с Машей. Девушки даже не поздоровались.

Про Алю не было ничего слышно. Аня несколько раз проверила ее страницы в социальных сетях. Никаких сториз. Последняя фотография была незадолго до ее резкого отъезда. Аня тихо вышла из своей квартиры. Лампочка в коридоре, где находилась лестница, перегорела. Никто не торопился ее менять. В апартаментах было пусто и жутко. Аня в пижаме с котятами опять играла в детектива. Все были на вечеринке. И до утра Аня должна найти ответы. Она снова и снова заглядывала в каждый угол. Может, кто-то что-то обронил? Может, будут новые композитки? Самые странные мысли приходили Ане в голову. И даже то, что Аля все это время находилась здесь. Но сделала себе новый паспорт и вставила больше филлеров в лицо, что ее теперь не узнать.

– Алло, ничего нет, – сказала Аня подруге.

– Ищи лучше, пока никого нет в апартах!

Христина из-за громкой музыки практически ничего не слышала. Она спрашивала моделей про Алю. Но никто ничего толком не мог сказать о ней.

Следователь уже собиралась домой, как вдруг резко открылась дверь.

– Я знаю, кто принес посылку с ожерельем, – произнес Майкл.

22

Христина уже была на пути в апартаменты. Ничего дельного на вечеринке она не смогла узнать. Но они должны были сегодня что-то найти!

– Привет! – громко сказала Христина, когда забежала в апартаменты.

Аня оценила ее красивое платье под длинным шерстным пальто. И тут еще по лестнице спускалась одна девушка.

– Олеся, стой, – сказала Аня.

– Я опаздываю на вечеринку.

– Ты знаешь, куда делась Аля?

– Нервный срыв у Али. Лечится она в этом центре «Свобода от…».

– Как и Полина. У нее игромания, – произнес Коля.

Олеся тут же убежала к своему такси.

Аня и Христина переглянулись несколько раз.

– Я знаю, кто украл ожерелье! – утвердительно произнес Коля.

Аня схватила подругу за руку.

– Но в то же время я не знаю кто она. Ведь это Девушка Бонда!

Аня и Христина были сильно удивлены, но не было времени на расспросы.

– Все ведет к моделингу и центру ментального здоровья, – сказала Христина и начала писать название центра в поисковик.

– Да, это психологическая игра. Тут нет преступления. А почему нет и охранника?

Коля огляделся.

– Он тоже на вечеринке? – произнесла Христина и продолжила искать.

В апартаментах действительно никого не было.

– Почему ты нам помогаешь? – спросила Аня.

– Благодаря фразе Христины я разгадал загадку.

– Вот! Нашла.

Аня и Коля тут заглянули в телефон Христины.

– Центр «Свобода от…» зарегистрирован на ИП Ирина Шалина.

– Это та психотерапевт, – сказала Аня.

– Тут что-то мелким шрифтом написано. Не видно. Приблизь, – сказал Коля.

Христина приблизила слова и начала читать вслух.

– Основной офис центра ментального здоровья «Свобода от…» находится по адресу…

Христина замолчала.

– Наших апартаментов, – тихо произнесла Аня.

– Бежим наверх! – прокричала Христина.

Аня бежала впереди всех. Она хотела, чтобы скорее все это закончилось. Хотя в пижаме с котятами искать улики тоже было довольно весело. Вот наши герои и оказались на последнем этаже. Коля ногой вышиб дверь в кабинет Марины. Или кабинет Ирины Шалиной. Уже это было не важно.

– Ищите! – прокричала Аня и включила свет.

Уже никто не пытался прятаться. Девушки думали только о том, чтобы найти ответы. Коля вместе с ними начал обыск. Он проверил каждый ящик стола. Тщательно перебрал все, что там было. От косметики до каких-то кроссвордов. Аня открыла шкаф и увидела большое количество брендовой одежды.

– Аня! Не отвлекайся!

Христина знала об ее любви ко всему красивому и дорогому. Аня опомнилась и начала искать среди одежды улики.

– Я что-то нашла, – сказала Христина.

Она стояла рядом со стеллажом, который не успела обыскать в прошлый раз.

– Это наши контракты? – спросила Аня, когда увидела какие-то папки в руках подруги.

– Нет. Это наши медицинские карты.

Аня и Коля с удивлением взглянули на Христину.

– Карты? – переспросила Аня.

– Да. И боюсь, что мы с тобой тоже пациентки.

Руки Христины затряслись.

Аня увидела на одной из папок свое имя.

– Это не модельное агентство! Это сумасшедший дом! Нам нужно выбираться! – прокричала Христина.

Она начала истерично собирать все папки.

– Бежим из этого дурдома! Пока не поздно! – крикнула Христина и схватила Аню за руку.

Теперь трое героев бежали вниз по лестнице.

– Христина, надо быть толерантнее. Не дурдом, а центр ментального здоровья.

Христина резко остановилась.

– Ты помнишь, в какие года прошло наше детство?! Там не до толерантности было. И эти документы не шутки! Я не давала своего согласия! В мою сторону никто не думает о толерантности!

Аня попыталась обнять подругу.

– Мы сбегаем или нет? – спокойно спросил Коля.

Христина и Аня тут же побежали дальше вниз по ступенькам. Они уже были в квартире Ани.

– Аня, переоденься. И бери все необходимое.

Христина помогла подруге собрать нужные вещи. Девушки постоянно оборачивались. Им казалось, что за ними придут. Люди в белых халатах или следователь.

– Моя машина за углом. Давайте скорее, пока вечеринка в самом разгаре, – произнес Коля.

Аня побросала вещи в рюкзак и уже бежала за друзьями на первый этаж.

Коля дернул за ручку входную дверь комплекса апартаментов.

– Что там? – произнесла Христина.

Дверь никак не хотела открываться.

– Заклинило, – сказал Коля и попробовал еще несколько раз открыть дверь.

И тут резко погас свет.

– Да что происходит! – прокричала Аня.

Аня была напугана. Она уже верила словам Христины.

– Тут все окна без ручек! – сказал Коля, когда попытался открыть окно.

Христина и Аня никогда не обращали на это внимания. Действительно, огромные окна просто не открывались. И тут Аня вспомнила. Что она сама никогда и не открывала окна. Да и ее самой в комнате, то практически не было. Она была экстравертом. Аня постоянно находилась где-то за пределами дома. В апартаменты приходила женщина, которая занималась уборкой. Она всегда и проветривала помещение. У нее был ключ от окон в модельном центре ментального здоровья.

– Я не смогу открыть дверь. Она будто на кодах. Есть еще выход? – спросил Коля.

Аня кивнула.

Они побежали в другое крыло помещения. Аня бежала впереди всех по темному коридору. Ведь она знала это здание. Достаточно хорошо его изучила, пока искала ответы. И вот, наконец, они их нашли. Христина старалась сделать шаг больше, но бархатное платье не давало ей это осуществить. Еще и эти тяжелые папки! Коля хотел помочь ей. Он потянулся к папкам. Но Христина тут же убрала его руку. Она не знала, кому можно доверять.

– Неужели Ирина и есть Девушка Бонда? – спросила Христина.

– И это она встречается с Игорем?!

Аня не могла сопоставить эти две мысли.

– Он любит постарше, – произнес Коля.

Наконец Аня остановилась у двери.

– Это комната уборщицы. Там есть дверь на улицу.

Коля снова ногой открыл дверь.

– Слабоватая безопасность для пациентов.

Христина, Аня и Коля оказались внутри. Небольшая комната действительно имела дверь.

– Смотрите! Тут открывается окно, – крикнула Аня.

Не пришлось вскрывать другую дверь. Хотя открыть ее было действительно проще, чем входную.

– Я полезу первый.

Коля спрыгнул вниз. Это был всего лишь первый этаж. Далее на улице оказалась Христина.

– Мы на свободе, – произнесла Аня, которая спрыгнула последней.

– Свобода от центра «Свобода от…», – произнесла Христина.

23

Коля хотел подвезти девушек, но они никому не доверяли.

– Ладно. Я понимаю. И тем более меня вызвали на работу. Что-то не устроило в моем монтаже. Я не могу подвести команду, – произнес Коля и направился к своей машине.

Христина кивнула.

– Мы к тебе поедем? – спросила Аня.

Христина посмотрела по сторонам.

– Давай сядем в кафе напротив и подождем. Модели же должны вернуться с вечеринки.

Аня согласилась.

Девушки заняли самый незаметный столик, но окно как раз выходило на их апартаменты. Христина заказала себе вишневый тарт, а Аня огромную тарелку макарон.

– Пасту взяла? – спросила Христина.

– Макароны! Ты же помнишь, в какие года прошло наше детство?

И тут девушки громко засмеялись.

Немного передохнув, Христина вернулась к документам.

– Вот что всех моделей связывает. Не моделинг, а ментальное здоровье.

– Коля так и не рассказал, как он узнал про Девушку Бонда, – сказала Аня.

– Наверное, ему все-таки можно верить. Ведь это он нас привел к этим документам. И даже не украл их.

Коля был уже на съемочной площадке. Он был уверен, что сделал правильный выбор. Он так же не знал, кому можно было доверять в расследовании, а кому нет. Но он не ошибся.

Всем героям остается только ждать. Никогда не знаешь, кто окажется врагом, а кто другом. И Христина пошла на риск. Поверила в какой-то момент. И она тоже не ошиблась. У них на руках были улики.

Аня взяла из рук подруги свою папку.

– ПРЛ? – спросила Аня.

– Пограничное расстройство личности.

– Большое количество половых связей?!

Аня продолжила читать свой документ.

– Один раз эскорта! Всего один! – громко произнесла Аня.

Аня скорее заказала кофе. Ей нужно было успокоиться. Периодически девушки поглядывали в окно. В здание апартаментов пока никто не заходил. Может все модели решили остаться на всю ночь на вечеринке?

– А какой у тебя диагноз? – спросила Аня.

– Написано, что депрессивный эпизод из-за нереализованности.

Аня нахмурила брови.

– Подожди. Ничего не сходится. У Полины написано, что у нее мифомания. Вот.

Аня указала пальцем на строчку.

– Но Коля сказал, что у нее игромания, – произнесла Христина и задумалась.

– Мифомания это как Мифы Древней Греции? – поинтересовалась Аня.

Христина написала название расстройства в поисковик.

– Патологические лжецы. Или заболевание еще называется псевдология.

Аня тяжело вздохнула. Блестка-убийца ей теперь больше нравилась, чем все эти мифоманы.

– Это просто очередная игра! И мы здоровы, – сказала Аня и решила заказать теперь себе тарт.

Христина внимательно посмотрела на все сладости в меню.

– Вот и у Сони не тот диагноз указан. У нее же расстройство пищевого поведения, а здесь что-то сложное, – произнесла Аня.

Аня протянула документ Христине. Христина несколько раз его перечитала.

– Какой по счету ты выходила на подиум, когда пьяная Рита заявилась на показ? – проговорила быстро Христина.

– Не помню.

– Вспоминай!

Аня начала считать.

– Пятая. Но Рита опередила меня. Значит, шестая.

Тут Христина начала смотреть в одну точку.

– Ты чего? – испуганно спросила Аня.

– Тут все верно. В документах. Соня не вышла седьмой по счету на подиум. У нее ОКР. Обсессивно-компульсивное расстройство.

– И что?

– У нее зацикленность на числах. Соня и есть Девушка Бонда, которая считала ступени…

– Боже!

24

– Что нам делать? – сказала Аня, которая в итоге приехала в гости к Христине.

Теперь девушки опасались оставаться рядом с апартаментами.

– Так почему у Полины указана мифомания, а не игромания? – спросила Аня.

Христина повернула к ней экран телефона.

– Препараты могут давать побочные явления в ряде случаев. Замкнутый круг.

Аня прочитала статью.

У Полины на фоне препаратов, которые они принимала от мифомании, развилась игромания.

– Расскажем следователю? У нас есть доказательства, – сказала Аня.

Христина лежала на кровати и смотрела в потолок в размышлениях.

Аня ходила по комнате в беспокойстве.

– Или она нам не поверит, что Ирина и Соня замешаны в одном деле?

– Поверит. Ведь она давно об этом знает.

Аня остановилась и взглянула на подругу.

– На то она и следователь. Помнишь она сказала, что у нее 10 подозреваемых вместе с Ритой?

– Не помню. Но продолжай.

– Тогда зашла Полина. Но оказывается десятым подозреваемым была Ирина Шалина.

– Уже тогда?!

Христина кивнула.

Аня села рядом на кровать.

– Она же следователь. Всегда на шаг впереди. И тем более она заметила на видео твою композитку. Я уверена. Она же не слепая.

– Значит, у Сони было два костюма на Хэллоуин? – спросила Аня.

– Видимо. Дома она специально перед тобой вырядилась в Белую Королеву. Узнала, у кого будет такой костюм и всех запутала. В особняк Соня уже приехала в образе Девушки Бонда.

Аня была очень удивлена всем событиям, которые происходили.

– Нам нужно поспать. Завтра будет завтра, – сказала Христина.

Следователь сделала новую запись в блокнот.

– Майкл сообщил, что посылку принесла Ирина Шалина. Которая директор центра ментального здоровья и модельного агентства одновременно. Агентства, которое закрыто, – произнесла следователь.

25

– Как Вы узнали, что ожерелье украла Девушка Бонда? – спросила следователь Колю.

Теперь допрос проходил в кабинете следователя. Она беседовала с каждым по отдельности. Утром Аня и Христина получили сообщения от следователя, как и остальные подозреваемые. Каждому было назначено свое время.

– Я пытался разгадать загадку ТЗ по монтажу рекламного ролика. Я перепробовал разные варианты. Монтировал новые сюжеты. Но никаких зацепок.

Следователь ходила по комнате и смотрела в пол. Она внимательно слушала Николая.

– Я понимал, что здесь замешаны более тонкие вопросы, нежели просто преступление. И мотив тут особенный. Мне это не давало покоя. А потом я узнал, что Полина тоже лечится в центре ментального здоровья, как и Рита. У меня не было логической схемы. Только предположения. Это натолкнуло меня на мысль, что и в нашем деле ожерелья может быть замешана психиатрия. Я перестал искать преступника. Я начал искать личность. Ведь я не мог найти в нашем случае преступление. Ожерелье исчезло. Потом появилось. И никто его не продал. Значит никто и не хотел его воровать. В этом всем оказалась же замешана Ирина Шалина. Я всего до конца еще не понял.

– Ирина и принесла посылку в дом Катерины.

– Вот оно что.

Коля немного помолчал. Он пытался понять преступление, которое по его мнению и не было преступлением. Через несколько минут он продолжил диалог со следователем.

– Ирина сама себя и сдала. Она подложила мне лжеулики. Это же она принесла ТЗ? – произнес Коля.

Следователь пожала плечами.

– Кто бы это ни был, но в итоге именно Стас и привел меня к ответу. Все бросились разгадывать монтаж. Как и я сам. Потом я понял, что тут нет никакой загадки. И нас хотят просто запутать. Я, конечно, не был не в чем уверен. Я просто выдвигал теории. Стас хороший актер. Я начал смотреть фильмы с его участием. И один из героев фильма, которого и играл Стас, задал очень интересный вопрос. А когда преступление становится преступлением?

– Так.

– Я понял, что человек не желал зла. Не хотел переступить закон. Мы имеем дело с моделями и психическими вопросами. А модель это манекен, на который одевают одежду. Как бы страшно это не звучало. И меня осенило! Одежда отражает суть души человека. Я не говорю сейчас про значение брендов для души. А говорю про самовыражение. Люди углубляются не в героев, а в себя. На Хэллоуин каждый прячется за маской, но на самом деле оголяет душу.

Следователь с интересом слушала рассуждения Коли. Может он выбрал не ту профессию? И ему стоило стать психологом? Но Коля им и был. Для героев фильма. Она вырезал моменты, которые могли развернуть сюжет в другую сторону. Он создавал через монтаж полноценный образ актерам. Коля всегда работал с душами людей. И с душами тех, кто посмотрит фильм на экране.

– Я стал изучать по фотографиям с Хэллоуина каждый костюм. Ведьмы, оборотни и герои фильмов. Женщина-кошка привлекла мое внимание. Ведь в разных интерпретациях у нее своя характеристика. От зла до добра. Тем более не стоит забывать про ее воровство. Она и украла ожерелье? Но потом мне показалось, что это слишком просто. Здесь нет тонкостей психиатрии. Я стал изучать Лару Крофт. Ее увлеченность археологией. Может и эту девушку потянуло на драгоценные камни? Потом я начал искать виновника среди мужских образов.

– А кем Вы были на Хэллоуин? – с серьезным видом спросила следователь.

– Бэтменом, – ответил Коля и улыбнулся.

– Который хочет всех спасти.

– Который хочет справедливости. Я изучал героя за героем. И ничего не находил. Следующим был Такседо Маск. Все знали, что под маской скрывался Игорь. Он много врал, конечно же. Но зачем? Я изучил и его персонажа. Он на стороне добра. На одной из фотографий я увидел его с девушкой. Точнее с Девушкой Бонда. Меня заинтересовал этот образ.

– Чем же?

– Все слишком тонко. Девушка Игоря в то же время Девушка Бонда. Не нужно тут искать пошлый подтекст. Это просто искажение. Подмена. Девушка, когда выбирала костюм на Хэллоуин сделала акцент, может даже сама того не понимая, на то, что она не девушка Игоря. А именно Девушка Бонда. Она подсознательно хотела скрыть свои отношения. Но почему? Для чего такая подмена образов на вечеринке? И после этого вопроса я все понял. Это не был костюм Девушки Бонда.

– Как это?

Следователь от удивления приподняла одну бровь.

– Я начал искать фильмы, где героини перевоплощались в Девушку Бонда. Искал фильмы, где был Хэллоуин. И я нашел. «Таинственная колода карт». Этот фильм с участием Стаса и понравился знакомой Игоря. Я просто изначально посмотрел не тот фильм. Все сошлось. В фильме девушка облачилась в Девушку Бонда. Она не была положительным или отрицательным героем этого фильма. Она играла в игры.

– В игры? Полина и есть Девушка Бонда?

Коля отрицательно покачал головой.

– В игры не на деньги. А на секреты. Чтобы манипулировать людьми. Особенно своим парнем. Разве наша кража это не манипуляция?

Следователь внимательно слушала.

– Но модели это лица, на которых кто-то другой рисует свои идеи. И я понял, что кто-то есть главнее. И далее я попал в апартаменты.

Следователь делала много пометок в своем блокноте. В основном ее работа заключалась в том, чтобы слушать. Выслушивать людей. Отличать ложь от действительности. Но сегодня следователь узнала, что она очень плохо выявляет ложь. Ведь она впервые за свою практику столкнулась с настоящей мифоманией.

– Я вывел вот такую теорию.

Коля вспомнил утренний разговор с Христиной. И ему не давал покоя один вопрос. Как и всем участникам расследования.

– Так это Соня была Девушкой Бонда?

– Это мы у нее и спросим.

Коля вышел из кабинета. И начал ждать. Ждать разрешения ситуации. А ведь у следователя Натальи тоже был свой костюм на Хэллоуин. Она была вампиршей. И она полностью отдавала себе отчет в том, что питается чужими секретами.

На столе следователя лежали папки с документами, которые ей отдала Христина. Наталья допросила ее первой сегодня. Рано утром. Христина рассказала все, что было вчера. Аня слово в слово все повторила уже на своем допросе.

В кабинете показался Игорь.

– Садитесь, – сказала следователь и указала рукой на стул.

Игорь зашел молча.

– Игорь. Задержаны Соня и Ирина. Ты же в отношениях с Соней?

Игорь молчал.

– Лучше начать говорить. Катерина нашла дома, когда убиралась, коробку в которой прислали ожерелье. Упаковочную. Она зачем-то нам врала. Боялась, наверное. И вот мы нашли то, что идентифицирует определенного человека. Знаете, о ком я?

– Ладно. Я все расскажу.

Но никакой коробки Катерина не находила. Она ее действительно сразу выбросила. Следователь теперь знала, как разговорить подозреваемого Игоря. Манипуляция через любовь. Как в фильме. Игорь понимал, что уже некуда отступать.

– Да. Я встречаюсь с Соней. Мы в отношениях около года. Мы не скрывали нашу любовь, но и не особо хотели, чтобы лезли в нашу жизнь другие люди. Поэтому никто об этом и не знал. Видео я снял совершенно случайно. Я даже не помнил о нем. Я его случайно потом включил на площадке на следующий день. И понял, что на нем снята моя Соня. Которая ночью мне призналась в краже. Точнее не в краже.

– А в чем?

Игорь тяжело вздохнул.

– У Сони ОКР. И она постоянно проверяет, выключила ли она плиту. Проверяет, закрыла ли она дверь на ключ. Соня устраивает ритуалы, когда встает с постели. Я точно не знаю, что она чувствует. Но замечал, как ей трудно порой выйти из дома. Она повторяет и повторяет какое-то действие, пока не пройдет тревога. Соня наткнулась на ожерелье в тот день. Вышла из комнаты. И снова вернулась. Ведь ей надо зайти и выйти четное количество раз. И во второй раз она взяла ожерелье, потому что боялась, что кто-то об него порежется. Ведь при ОКР постоянный страх, что что-то произойдет страшное. Соня вышла из комнаты и поняла, что украла ожерелье. Хотя такой цели не было. Она хотела его вернуть, но не смогла.

– Не смогла, потому что ее заметят?

– Нет. Потому что она нарушит ритуал. И ей снова нужно будет повторить вход и выход до четного количества раз. А ее позвали на съемку в соседний зал. И тем более уже режиссер понял, что ожерелье украли. Соня слышала его громкий голос. Она запаниковала и спрятала коробочку в сумку. Соня боялась попасть в тюрьму. А еще больше она боялась, что кто-то поранится об эти камни. Вы мне не верите?

Следователь ничего не ответила.

– Соня не могла оставить ожерелье, где попало. У ожерелья есть свое место. На том столике. При ОКР ярко выражена тема порядка и чистоты. Все должно быть на своих местах. И поэтому она должна была вернуть его обратно на столик. Соня вернулась в апартаменты и позвонила мне. Я сказал, что мы вернем ожерелье обратно. Ведь у меня был ключ от входа в помещение.

– Игорь, Вы сами были удивлены, что Соня взяла это ожерелье?

– Да. Очень. Но я не мог оставить ее в беде. Я сам нес в своем рюкзаке в ангар опасное для общества ожерелье, чтобы избежать ОКР Сони. Мы пришли ночью в этот ангар. В перчатках.

Следователь только хотела спросить, почему не оказалось отпечатков Сони на бархате в день кражи, но сама и ответила на свой вопрос. У Сони ОКР и она точно пользовалась платком. Она не сможет вытерпеть ощущение загрязнения.

– Но столика не оказалось в комнате. Мы все обыскали. Я даже подумал, что это новая улика. Но на самом деле мы просто его не заметили. Свет мы не включали. Столик просто сложили, и он стоял за камерами. Наверное, на нервах режиссер решил убрать его с дороги. Это не так важно. Мы пошли искать столик в примерочной. Я достал ожерелье из рюкзака.

– Вы хотели подставить Машу?

– Мы не хотели никого подставлять. Но признаюсь, пришлось. Нужно было сбросить на кого-то вину. Мы бы этого не смогли избежать. Либо Соню обвинят, либо кого-то из команды.

Игорь замялся.

– Что было дальше?

– Я захотел пить. Я сильно нервничал. В коридоре есть кулер. Но Соня запретила мне пить из стаканчиков. При ОКР зацикленность на чистоте. Она достала из сумки свою кружку. Но на ней было фото Полины.

– Откуда у Сони эта кружка?

– Она сказала, что такая же есть у нее в апартаментах. Там же раньше. Давно. Жила и Полина. Соня сделала копию кружки, ведь количество должно быть четным…

– Почему именно это кружку?

– Я не знаю. И Соня не знает. Никто не может дать ответа, на чем именно будет зацикленность.

Следователь кивнула.

– Я хотел выйти в коридор. Все еще было темно. Я светил фонариком от телефона. Я обо что-то споткнулся в примерочной и выронил кружку. Она упала мне прямо на ногу. Порез могу показать снова.

– Не стоит.

– Было много крови. Соня успела зажать рану. Этой вот джинсовкой, которую она схватила с вешалки. На полу вроде не было ни капли. Кровь удалось остановить. Осколки Соня собрала в свою сумку. И тут мы услышали голоса. В коридоре была Маша и какой-то парень. Потом начали приближаться шаги. Я схватил Соню за руку. Все происходило так быстро! Мы спрятались за вешалку с длинными платьями. А вот джинсовка осталась на стуле. Мы долго просидели за этой вешалкой. Наблюдали и то, как они зачем-то меняют пуговицы. Мы не знали, что там пьяная девушка еще в коридоре спит. А тем более не знали, что там же прячется и Полина.

Следователь вздохнула.

– Вроде наступила тишина. Нам нужно было быстро принимать решения. Для нас все складывалось идеально. Подставить Машу уже было не так стыдно. Ведь она уже что-то скрывала. Мы вылезли из-за этой вешалки. Тогда Соня и выронила осколок кружки из сумки. Как это все глупо! Мелкие глупости! Но они и выводят на правду! Я вышел из комнаты первый и столкнулся с девушкой. Я видел ее впервые. Это была Полина. Я тут же захлопнул дверь. Мы разговорились, и она как выдала мне про отравленную подругу! Про другую подругу, которая ее отравила. Я действительно был в шоке! Что вообще происходит? Я увел ее на улицу. И написал Соне, чтобы она не в коем случае не оставляла ожерелье в ангаре. Ведь меня уже видела Полина. Да, я завел с ней роман. Дал денег. Все для того, чтобы она молчала.

– И что было дальше?

– Соня отправила посылку Катерине.

Следователь внимательно посмотрела на Игоря.

– Так значит, ты не знаешь?

– Что не знаю?

– Это не Соня принесла посылку в дом Катерины.

– А кто?

– Ирина Шалина. Ее психотерапевт.

Игорь пристально смотрел на следователя.

– Зачем Ирине ей помогать? – озадаченно спросил Игорь.

Следователь сделала очередную пометку в блокноте и стала ждать другого подозреваемого.

26

Апартаменты оживились, так как модели должны были утром собрать все свои вещи. Охранник смог все-таки открыть дверь, которая захлопнулась. Марина сообщила всем, что агентство закрылось аж несколько недель назад. Никто ничего не мог понять. Ведь модели работали на Неделе моды. Но моделям никто не собирался ничего объяснять про закрытие агентства задним числом.

И вот очередная модель сидела перед следователем.

– Полина, как так? Мы договорились работать вместе.

– Вы бы стали верить моим словам, если я бы призналась в своей мифомании?

Следователь постучала пальцами по столу.

– Впервые в жизни я стала забывать об этой проблеме. Но на фоне препаратов развилась эта игромания!

Полина явно злилась.

– Знаете, как обидно! Я говорю правду на допросе, а мне не верят. В ночь отравления я не могла контролировать поток слов. Сильный стресс спровоцировал активность мифомании. Поэтому Игорь тут же и узнал правду о Яне. Я столько прикладывала усилий, чтобы не рассказать ему всего. После этой Девушки Бонда на Хэллоуине я очень сильно разозлилась. И вышло то, что вышло.

– Полина, Вы знаете кто такая на самом деле Девушка Бонда?

– Нет.

Полине больше нечего было рассказать.

Следователь осталась одна. У нее наступил перерыв. Она закрыла блокнот и выглянула в окно. Она только хотела погрузиться в свои размышления, как раздался стук в дверь.

– Добрый день, – сказала девушка с ресепшена дома Катерины.

– Добрый.

– Я спала с Майклом, когда Катерина получила посылку.

Следователь округлила глаза.

– Это может помочь делу? – спросила девушка.

Девушка с ресепшена сильно завидовала моделям. Страшно завидовала. И она просто должна была всем рассказать, что увела, как она думала, Майкла у Катерины. Рассказать всем, что Катерина врет. Ведь посылку забрала не она. Раз уж наступил такой пик в расследовании, то она не останется в тени.

– Да вы можете перестать все друг с другом спать!

Следователь явно уже устала от этого круговорота страстей. В ее блокноте уже не хватало стрелочек на все эти романы. Кто кому изменял. И кто кого скрывал.

– Это Вы мстили Майклу? Ожог глаза? Блестка?

– Нет.

Следователь никак не могла понять, кто же подменил блестки и увеличил силу света при съемке. Но тут она же вспомнила свои слова. Нужно уметь задавать правильные вопросы.

– Мстили не Майклу!

Следователь тут же выбежала в коридор.

– Где Майкл?!

Но в коридоре был только Коля. Христина и Аня пили кофе в ближайшем кафе.

– Христина! – громко сказала следователь, когда вбежала в кафе.

Аня и Христина обернулись.

– Кто должен был быть на съемке того ролика с вечеринкой?

– У Вас же был список участников.

Но тут Христина поняла, что именно спросила следователь.

– Должен был быть?

– Да. Это важно!

– Катерина, – сказал Майкл, который подошел к столику.

Ему передали, что его срочно ищет следователь.

– С двух этих криминальных съемок Катерину и убрали. Я должен был с ней работать.

– Ожог и блестка предназначались ей? – тихо спросила Аня.

Следователь набрала тут же номер Катерины.

– Алло, Катя! Будь осторожна! – проговорила следователь.

– Я уже в больнице.

– Как в больнице? – произнесла следователь.

Майкл побледнел.

– Меня толкнула жена режиссера. Ну, хоть так. А то я думала, что она переедет меня машиной.

Майкл тут же побежал в больницу к Катерине. Все-таки что-то человеческое в нем тоже было. Жена режиссера в итоге созналась. Она даже гордилась своими преступлениями. И ее не остановило то, что пострадали другие модели. Многие замужние женщины встали на ее сторону. Но никто из них не хотел бы оказаться на месте девушек, у которых был риск лишиться зрения.

– Но это не жена режиссера отправила фотографии его любовницы журналистам, – сказала следователь.

27

Уже наступил вечер. Напротив следователя сидела Ирина Шалина.

– Мне есть еще, что рассказать? – спросила Ирина.

– Есть. Как ожерелье оказалось в доме Катерины?

– Соня моя пациентка. У нее обострилось ОКР, и она мне позвонила. Ей не удалось вернуть ожерелье. Я должна была ей помочь. Я решила вернуть ожерелье режиссеру через его любовницу. Ведь он у нее постоянно ночевал. Не жене же отправлять такой подарок. Кто ж этих жен то балует? Но ночевал у Катерины уже Майкл.

– Но у Вас же была и своя выгода?

– Конечно. Я знала, что она любовница режиссера. Она портила репутацию модельного агентства.

– Но не Вашего агентства?

– Мое агентство уже закрыто.

– Задним числом.

– Я думала, это поможет защитить моих моделей и не привлекать их к проблемам между агентствами.

– И тут Вы поняли, что можно подставить Катерину и под воровство?

– Нет. Откуда мне было знать, что она наденет ожерелье на Неделю моды? – произнесла Ирина.

– Но это же очевидно. И потом Вы написали журналистам. Не притворяйтесь.

Ирина тяжело вздохнула.

– Не так все было.

– А как?

– Я давно анонимно скинула фотографии Катерины и Дмитрия журналисту. Я не знала точной даты, когда выйдет новость. Тут случилась эта история с ожерельем. И тут две новости вышли друг за другом. Но сообщать журналистам, что это она украла ожерелье, в моих планах не было. Но сдвинуть фокус с Сони. Да. Я решила. Не буду отрицать.

– Зачем Вы портите репутацию другого агентства?

– Моделей никто не ценит. Хватит их уже фотографировать в летних платьях на морозе. Хватит их снимать с показов, не заплатив за съемку перед этим показом. У них есть лица! Они не манекены! Они личности! У девушек нет никакой юридической защищенности. И я открыла при своем центре модельное агентство. Большинство моделей и так уже у меня проходили лечение. Если испортить репутацию агентству, то другие модели придут ко мне. И мы вместе справимся с их трудностями. Они не пешки!

Но следователь видела, что некоторым моделям нравилось быть пешками. Никакой ответственности…

– Но Вы сами же и подставляете модель Катерину. А не спасаете ее.

– Да, приходится. Конкуренция. Я тоже не святая. Я сделала выбор в пользу Сони. И тем более я только помогла Катерине. Ее роман стал известным. Она, наконец, поняла свою ошибку. Нельзя так поступать с другими женщинами. Катерина потеряла из-за своих интриг работу.

– И ее чуть не убила жена режиссера.

– А как она хотела? Нужно платить за свое поведение. И я тоже всю жизнь плачу за свое.

– Как Вы попали в дом Катерины?

– Я созвонилась с риэлтором. Я попросила срочно показать мне квартиру. Так я и попала в дом. Оставила посылку на ресепшене, когда риэлтор говорила с кем-то по телефону. И оказывается, Майкл меня видел. Вот и вся история.

– Вся?

Ирина кивнула.

– Вы хотите сказать, что и преступления не было? – спросила следователь.

– Не было. А то, что в итоге все стало известно, так это уже дело рук самих людей. Люди врут. И им нужно справляться со своими секретами. И тогда они приходят ко мне.

– И ТЗ для режиссера монтажа Вы создали?

– Да. Я должна была защитить модель с ОКР. Всячески отвести ее кандидатуру от дела.

– И никто не пострадал.

– Как не пострадал? Пострадало ментальное здоровье всех людей, которые посетили Ваш кабинет, следователь. Ожерелье было найдено, к чему было это расследование…

Следователь захлопнула блокнот.

28

На следующий день Соня гуляла по улицам города с Игорем.

– Так странно. Меня особо и не спрашивала следователь вчера. Только бросила свой пронзительный взгляд. Будто заглянула прямо в душу.

Игорь крепко сжимал руку своей любимой. Он не хотел больше говорить о расследовании.

– Девушка Бонда, которая моя девушка, как же я тебя люблю.

Снегопад снова посетил город. Игорь и Соня внимательно наблюдали за тем, как медленно падал снег.

Аня переехала к Христине на время, пока не найдет квартиру. Они пили какао на кухне.

– Тебя про композитку спрашивали? – спросила Аня.

– Нет.

– И меня нет.

– Я нашла канал Ирины. Она снимала видео именно в этом помещении ангара. Значит, там и обронила композитку, – произнесла Христина.

– Да уж. Получается, она говорила всем, что я работаю в другом агентстве. Распространяла слухи о моем эскорте. Оставляла эти композитки на каких-то вечеринках. И люди верили! Им не нужна правда. Они верят всему, что видят.

Христина сделала глоток какао. Она размышляла о том, что следователь выдвинула ей благодарность за внимательность.

– Следователь всем сказала, какая Христина молодец, – с улыбкой произнесла Аня.

– Да, я наблюдаю и подмечаю детали. Кстати, представляешь, как трудно было Соне притворяться, что у нее расстройство пищевого поведения? Ведь она должна была не убирать тарелку со стола, чтобы мы все думали, что она пытается договориться с едой. А при ОКР не помыть посуду похоже на катастрофу. В ряде случаев. У всех свой набор ритуалов и зацикленности.

– Это Ирина придумала подмену диагноза?

– Ага.

Соня действительно постоянно боролась со своими зацикленностями. У нее было огромное количество скринов на телефоне. Потому что она не могла их не сохранить. А потом она наводила порядок. Все мучительно и долго удаляла. Так же, как она распечатывала какие-то переписки. Ей во всем нужен был порядок. А потом выкидывала листки бумаги мешками. Она сама не могла объяснить, что это. Но будто она не может не сохранить и не распечатать. Уровень тревоги и опасности возрастал. Так она и жила. Ей обязательно нужно было пройти четное количество ступеней. Она не могла лечь спать, пока не совершит свой определенный ритуал. А если это не удавалось, то приходилось делать все заново. Она в модели пошла как раз из-за ОКР. Ведь там нужно идти по подиуму. А это цикл. Выйти, а потом уйти. А потом снова выйти. Главное только четное количество раз. Один раз она вышла на подиум, когда показ уже закончился. Она притворилась, что ошиблась. Но Соня не могла не выйти. Иначе будет что-то плохое. Но это плохое никогда не происходило. Обсессии (навязчивые мысли) и компульсии (навязчивые действия) жили с ней всю жизнь.

Аня уже разложила свои вещи.

– Христин, а как ты думаешь, почему Ирина так защищала Соню? Мой эскорт что-то она не сильно прикрывала. А наоборот.

– Может она думала, что это твой личный выбор, а не психическое нарушение? Она же для чего-то нас изучала…

– Где эта грань между нашими решениями и решениями психики?

Христина развела руками.

– Да все она врет. Нашла себе алиби, будто защищает моделей своего агентства, – резко произнесла Аня.

– Тут вот в чем дело. Дело в репутации. Могли бы не захотеть дизайнеры работать с моделями агентства «N.S». Из-за плохой репутации. Тебя в лицо же не все знают в моделинге. Так что вполне это могло бы тебя и не коснуться. Так что нам Ирина тоже помогла.

– А кто был тем анонимом? – спросила Аня.

– Никто. Следователь пыталась нас всех вывести на разговор. Я уточняла.

Аня только хотела погрузиться в свои романтические мечты, как вдруг…

– Ты помнишь, что сказала Соня?! – громко спросила Христина.

Аня вопросительно посмотрела на подругу.

– Про Материнское агентство, – сказала Христина.

Она тут же набрала номер следователя.

– Алло, Ирина мать Сони?

– Да.

Аня не верила тому, что сейчас услышала по громкой связи.

– Только мама будет так защищать, – сказала Христина, когда отключила звонок.

У Сони и Ирины были разные фамилии. Ирина после развода поменяла фамилию обратно на девичью. Никто и не подозревал об их родственной связи. Внешне они были не сильно похожи. И пришла Ирина изначально на следствие ради своей пациентки. Но не Риты, а ради своей дочери. Ирина всю жизнь пыталась помочь Соне. И это была ее задача на жизнь. Оберегать дочь.

29

Через несколько дней в том самом ангаре собралась уже знакомая компания. Так же стулья были расставлены по кругу. Но только вместо следователя там была Ирина. Аня четко для себя решила, что ей необходима психотерапия. Было решено ходить на групповую терапию. Соня пыталась проработать свой ОКР. Игорь страдал от созависимых отношений. Соня умело им манипулировала. Даже не понимая этого. Девушка с ресепшена, имя которой не особо кто спрашивал, боролась с завистью к моделям. Катерина пыталась понять, почему же она выбирает взрослых женатых мужчин. Даже занял свой стул Майкл. Который хотел справиться со своим эгоцентризмом. Модели Рита и Полина тоже пришли на терапию. Аня огляделась, но не увидела Христину.

– Христина, наверное, психически здорова, – сказала Аня.

Христина сидела в скоростном поезде, который уже мчался в Санкт-Петербург. Она пила свой любимый карамельный латте и смотрела в окно. Христина впервые за долгое время обратила внимание на природу. Снег огромными хлопьями падал на отражение Христины в окне. Она будто освободилась от всего, что ей не было нужно. Аня скинула ей фотографию с терапии. Христина не собиралась возвращаться в этот ангар. Она решила вернуться в родной город. И уйти из моделинга. Но не все так просто. У Христины был свой собственный секрет. Но ее высокая самооценка не давала ей его рассказать окружающим. Христина видела в тот самый день, что Соня забрала ожерелье. Но Христина не могла позволить кому-то другому быть в центре внимания. Поэтому она и выбрала когда-то моделинг. Христина отказывалась верить, что у нее не так хорошо получается работать в этой сфере. Она считала, что все должны говорить только о ней. И вот Христина решила заняться расследованием, чтобы получить благодарность. Ведь знать кто преступник, не значит раскрыть преступление. Христина не понимала мотива. Загадка была не в том, кто украл ожерелье. А почему… Христина видела, как Соня держала в руках платок. Как этим платком она взяла коробку с ожерельем. Христина изначально предположила, что Соня скрывает отпечатки пальцев. Но Соня просто не могла притронуться к чужой вещи рукой. Даже без знания, что Соня взяла ожерелье, Христина все равно бы разгадала загадку. Ведь у нее была такая высокая самооценка, что иначе быть просто не могло.


Оглавление

  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29