КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591687 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235455
Пользователей - 108181

Впечатления

Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Покупая Эгеон [Сергей Че] (fb2) читать онлайн

- Покупая Эгеон [СИ] 1.36 Мб, 33с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сергей Че

Настройки текста:



Сергей Че Покупая Эгеон


Ну, что, дети? Хотите услышать рассказ о том, как Земля потеряла космос?

О, это поучительная и очень грустная история. Позвольте дедушке усесться поудобнее на скамеечке. Тем более отсюда прекрасно виден тот невзрачный домик. Видите? Он еще скрыт кустами самшита, будто стесняется. Есть отчего.

А вот и его хозяин. Вон тот старичок в фартуке. С ножницами. Вышел изгородь поправить. Потом газоном займется. Он это каждое утро делает, ровно с восьми до девяти. Традиция у него такая. Можно сказать, ритуал. Ритуалы, говорят, хорошо прочищают голову. Мешают думать, когда думать не хочется.

Знаете, кто это?

Это Максимус Грант. Да-да, тот самый. Бывший инспектор Международного Бюро Расследований. Тот самый Максимус Грант, из-за которого мы лишились колоний и всего звездного флота.

Спрашиваете, почему его не расстреляли? А за что его расстреливать? Его ведь даже наградили. Какой-то медалью. За заслуги перед человечеством. Двадцатой степени. Небось морды кривили, когда награждали, что от твоего лимона. А потом выпиннули на пенсию, газоны стричь. С тех пор тут и сидит, безвылазно, всеми забытый. Долго от него шарахались, как от зачумленного. И сейчас шарахаются. С этого района даже соседи все разбежались. Видите, ни одного дома в округе? Н-да…

А все оттого, что не надо лезть туда, где ты ничего не понимаешь. Либо себя дураком выставишь. Либо окружающих. А это никому не нравится.

И ведь началось-то всё обыденно. С пропажи туристической яхты в районе Сатурна. Ничего особенного. Эти яхты каждый год пропадали, а потом находились. Космос все-таки. Такими случаями даже никто не занимался особо. Все понимали, либо искать поздно, либо сама найдется, когда связь восстановится.

Беда была лишь в том, что на этой яхте оказался один тогдашний толстосум. Владелец заводов, газет, пароходов, то есть роботизированных комплексов, сетевых порталов и гиперлупов. Олигарх, меценат, депутат, список Мопс и все такое. Из-за его пропажи в верхах началось бурление говн, его жена поставила на уши Бюро (были у нее такие возможности), а Бюро поставило на уши Максимуса Гранта.

Вот тогда-то все и завертелось.


***


– Почему я? – Максимус Грант помял пальцами сигарету и сунул ее в рот.

– А кто еще? – всплеснул руками Финч. – В отпусках же все. В морях плавают, рыбу ловят, на зверей охотятся. А главное, госпожа Сикстен сказала, что ей нужен лучший следак. А кто у нас лучший? – он перегнулся через стол и расплылся в улыбке. – Ты у нас лучший! Вот и соответствуй.

Грант щелкнул зажигалкой, затянулся и выпустил дым в потолок.

Отто Финч, глава департамента криминальных расследований, помахал перед собой пухлой ладошкой, разгоняя сизое марево. Был он похож на постаревшего и покрасневшего лысого колобка.

– В любом случае, – сказал он, – выбора у нас с тобой нет. Сам знаешь, от щедрот «Сикстен Мобилити» половина Бюро кормится. Директорат меня с дерьмом сожрет, если не поторопимся.

Грант подвинул к себе планшет с вводными данными.

Яхта «Калипсо». Рейс Земля-Герона. Один пассажир. Ангус Сикстен. 73 года. Последние зарегистрированные координаты – в системе Сатурна. Ближайший спутник – Мимас, расстояние десять тысяч километров.

Что забыл один из самых богатых людей планеты в таком заброшенном месте? И каким образом можно лететь на Герону, а попасть к Сатурну? Сбой навигатора? Старческий маразм?

Грант отодвинул планшет.

– Ты же понимаешь, что это не наша поляна, – сказал он. – Альянс не любит, когда мы влезаем в его дела. Почему эта бешеная баба к нам пришла? Потому что она нас кормит?

– Во-первых не бешеная баба, а великосветская дама. А во-вторых, потому что Альянс ее отфутболил. Сказал, что прошло мало времени. Через два дня, сказал, если не объявится, начнем поиски. Но ты же знаешь Элеонору. Ждать это не ее хобби. Если хочешь знать мое мнение, следует поступить так. Встретиться с ней, поговорить, успокоить, где-нибудь покопать, а к тому времени два дня пройдет, и Альянс подключится. Или Сикстен найдется.

– Или ишак сдохнет, – усмехнулся Грант.

– Что-то вроде, – не понял Финч. – Только тянуть со встречей не надо. Она, говорят, рвет и мечет, кричит о заговорах и убийствах. В общем регистрируй дело и дуй в поместье. Справишься – пойдешь на повышение. А там, глядишь, и меня заменишь.

Грант хмыкнул. Фразу «меня заменишь» Финч говорил ему уже лет десять. И не только ему.


***


Поместье Сикстенов находилось в десяти километрах от города, на берегу искусственного озера с живописно изрезанными дизайнером берегами. Главное здание напоминало помесь средневекового замка с готическим собором, где от замка были толстенные крепостные стены с бойницами, а от собора – гигантская витражная розетка над главным входом.

Грант опустил машину на площадку перед домом, кивнул встречающему дворецкому (седые бакенбарды, черный фрак, все дела) и не спеша поднялся к тяжелым дверям с медными барельефами. На барельефах в стиле примитивизма были изображены сценки из жизни хозяина. Ангус строит завод, Ангус заключает сделку, Ангус выступает в сенате.

Как обычно, Элеонора встречала официальных гостей в библиотеке. Наверное, думала, что это делает ее серьезнее. А может знала, какое впечатление производит на неподготовленных людей это сборище никому не нужной древней макулатуры. Тяжелые нависающие над головой полки и затхлый воздух удручали, внушая гостям мысли о бренности любого бытия.

– Инспектор, – сварливо сказала она, когда за Грантом закрылась дверь

Грант приподнял шляпу.

– Мадам.

В отличие от большинства новых жен старых олигархов Элеонора не считала своим долгом подчеркивать одеждой изгибы фигуры, выставляя напоказ зад и перед. На ней была длинная, до пят, черная хламида, которая делала ее похожей то ли на жрицу кровавого культа, то ли на актрису любительского театра.

– Сожалею, – сказал Грант, – что приходится встречаться при таких печальных…

– Почему вы один, инспектор? – перебила Элеонора, вскинув острый подбородок. – Эти трутни послали сюда только вас? Без бригады криминалистов? Без анализатора? Без группы захвата? Здесь должно быть здесь человек сто, инспектор! Двести! Полк! За что я вам деньги плачу?

– Не думаю, что на этом этапе…

– Ах, вы не думаете, инспектор! Вас не научили думать в ваших академиях или что вы там заканчивали? Если не умеете думать, то хотя бы действуйте! А думать за вас буду я.

Она бегала по библиотеке, как фурия, размахивая руками.

– Это начальный сбор информации, мадам. Другие специалисты подключатся позднее.

Если будут нужны, подумал он, но вслух не сказал. Он искоса следил за хозяйкой, пытаясь определить играет она или действительно расстроена. Элеоноре было двадцать пять лет и до того, как прыгнуть в койку к богатому старикану, она была третьесортной актрисой, не вылезающей из дешевых сериалов. Сперва все считали ее мимолетным увлечением, но потом оказалось, что по хитрожопости и настойчивости она даст фору любому опытному мошеннику. Поговаривали, что все успехи «Сикстен Мобилити» за последние пару лет, все эти многочисленные слияния и поглощения вкупе с банкротствами конкурентов и поеданием мелких рыбешек – ее рук дело, а никак не старика Ангуса.

Она плюхнулась в кресло, тяжело дыша.

– Давайте уже начинайте этот ваш сбор.

Грант незаметно включил запись.

– Так что произошло, мадам?


***


Чертово преступление, вот что произошло.

Конечно, в устах Элеоноры эти два слова превратились в целый фонтан долгих ругательств, но смысл сводился именно к ним.

Вчера вечером Ангус Сикстен как всегда в подобных случаях, отдал последние распоряжения (ничего необычного, рабочая рутина), загрузился в шаттл и отправился к орбитальному комплексу. Там ему выделили уже знакомую одноместную яхту под названием «Калипсо» (не первый раз, инспектор, он уже трижды летал на ней по тому же маршруту). В десять вечера по среднепланетарному времени яхта отстыковалась от космодрома, в десять пятнадцать ушла в подпространство. Расчётное время полета до Героны – семь с половиной часов. Элеонора легла спать в половине одиннадцатого. Разбудил ее зуммер коммуникатора в час ночи.

– Это был ваш муж?

– Это было сообщение от моего мужа. Точнее, даже не от него, а от автоматики яхты.

Элеонора вскочила с кресла, махнула рукой, и на свободной от полок стене зажегся экран.

Грант вгляделся.

– Что это?

Экран был совершенно черен, только в верхнем углу расплывалось белесое пятно. Внизу шла длинная строка из цифр и символов.

– Картинка, – пояснила Элеонора. – Статичное изображение окружающего яхту пространства. В старые времена это называлось «фотографией».

– И что изображено на этом изображении? Тут же ничего не видно.

Элеонора вздохнула.

– Скажите, инспектор. У вас в отделе все такие остолопы, или вы среди них самый выдающийся? Конечно, тут ничего не видно. Это же космос. Там всегда темно. А автоматика яхты вообще не предназначена для фотографирования и передачи. Судя по данным внизу, это снято на какой-то датчик движения и передано через допотопные спутники, до которых у службы утилизации до сих пор руки не дойдут.

Грант откинулся на спинку.

– Хотите сказать, эту картинку передали минуя стандартные каналы Альянса?

– Именно! Она вообще не должна была ко мне попасть.

– Но передал ее ваш муж.

– А кто же еще? Там же код отправителя внизу. Видите? Это код яхты «Калипсо». Можно конечно подумать, что яхта сама ее отправила. Но у таких кораблей мозгов меньше, чем у стрекозы. Они что-либо делают только если их запрограммировали.

– Ясно. И что было дальше?

Элеонора пожала плечами.

– Как что? Я легла спать.

– Спать?

– Конечно. Час ночи. Я посмотрела на экран и подумала, что кто-то ошибся номером. Циферки разбирать мне совершенно не хотелось. А утром пришло сообщение от Альянса.

Она взяла со столика, развернула и подала Гранту свиток с красным шнуром и сургучной печатью.

Это было официальное уведомление, написанное вручную на золотистой бумаге с вензелями и рамочками. Торговый Альянс в общении с богатыми клиентами предпочитал допотопные средства общения.

«Верховная Консистория с прискорбием сообщает, что яхта «Калипсо», арендованная вашим мужем… время исчезновения… приложим все усилия…»

Текст был написан каллиграфическим почерком с завитушками и читался с трудом.

– Тут-то я и вспомнила о картинке, – сказала Элеонора с торжеством в голосе. – Загрузила эти цифры в дешифратор. И получила ответ, – она подскочила к экрану. – Восемь символов слева это код яхты, как я уже сказала. Десяток цифр справа – это путь коммуникации. А в центре, – она зыркнула на Гранта так, что ему снова вспомнился эпитет «бешеная». – В центре – координаты точки, где был сделан снимок!

– Система Сатурна, ближайший спутник Мимас, расстояние десять тысяч километров, – процитировал Грант по памяти.

– Именно!

– Ну, тогда все хорошо. Координаты известны, Альянс наверняка уже послал туда целую эскадру спасателей.

Элеонора снова уселась в кресло и поджала губы.

– Альянс никого никуда не посылал. Он даже не знает об этих координатах.

Грант оторопело уставился на нее.

– С чего вы взяли?

– Этих координат нет в сообщении Альянса. Там вообще нет никаких координат. А они должны быть. Альянс всегда сообщает последние координаты пропавших кораблей.

Грант взглянул на бумагу, разбирая каллиграфические каракули. Да, никаких координат в уведомлении действительно не было.

– Этому можно найти объяснение, – сказал он. – Возможно, они спешили и забыли про координаты.

– Возможно. Но прошел целый день. За это время можно было найти все, что угодно. Я звонила им уже три раза. А единственное, что услышала – поиски продолжаются, место нахождения не установлено, о результатах сообщим через два дня.

Грант нахмурился. Это было немного странно, но не до такой степени, чтобы поднимать панику. Альянс славился своим высокомерным отношением к любым, даже самым богатым, клиентам.

– Не доверяю я этим напыщенным уродам, – сказала Элеонора. – Они что-то скрывают.

Грант покивал. Создавалось впечатление, что сама Элеонора тоже что-то не договаривала. Иначе сложно было объяснить ту бурную деятельность, что она развила всего через несколько часов после исчезновения.

– Может, координаты на снимке не имеют никакого отношения к той точке, где пропала яхта вашего мужа? – предположил Грант.

– Вы сами-то в это верите? – хмыкнула она. – Яхту вынесло из подпространства в секунде от точки старта. Она не успела пройти даже одной миллионной части маршрута. А потом что? Снова ушла в подпространство и потерялась невесть где?

– И все равно, мадам, – сказал он, – на вашем месте я бы сообщил об этом снимке Альянсу. Вы же понимаете, космос – это их монопольная прерогатива. Бюро ограничено в полномочиях. Пока я не вижу признаков умышленного преступления.

Грант приготовился встретить новые потоки ругани, но Элеонора словно пропустила его слова мимо ушей.

– Это не всё, инспектор, – она взяла пульт и стала колдовать с кнопками. – Когда я поняла, что от общения с Альянсом толку не будет, то пропустила снимок через фильтры, чтобы улучшить изображение. И вот, что получилось.

Картинка пару раз дернулась и сделалась ярче и контрастнее.

Теперь в черноте засверкали звезды, а светлое пятно в углу превратилось в загиб из мутных полос, похожих на искрящиеся беговые дорожки. Присмотревшись, Грант узнал кольца Сатурна, снятые вблизи.

На их фоне темнел выдвинутый раструб стыковочного узла, и виднелось еле заметное свечение маневровых двигателей, за которым угадывалась уходящая в темноту туша другого звездолета.

– Его похитили, инспектор, – сказала Элеонора. – Выдернули из подпространства, состыковались и похитили. Торговый Альянс об этом знает и покрывает преступников.


***


– Она думает, что Альянс похитил ее мужа, – доложил Грант, когда машина развернулась над озером и направилась к городу. – Или сам Альянс или кто-то в сговоре с Альянсом.

Круглое лицо Финча вытянулось.

– И зачем это им?

– Тут мадам путается в показаниях. Намекает на какие-то новые исследования, из-за которых Альянс потеряет монополию на космос. Мол, ее муж мог стать конкурентом и его убрали.

Финч хмуро почесал лысину.

– То есть дело настолько серьезно?

– Не знаю. Возможно, она что-то скрывает и пытается свалить вину.

– Хочешь сказать, прибила муженька, чтобы самой править и всем владеть? Интересно, что хуже. То ли скандал в семье главных спонсоров. То ли обрушение всей системы. Ты бы что выбрал?

Грант подумал.

– В первом случае Бюро может потерять финансирование. А во втором нас всех может завалить обломками. Если Альянс начал такими методами защищать монополию, даже не знаю, что прогнозировать.

– По мне, так лучше какой-нибудь другой вариант. Что предлагаешь?

– Без визита к торгашам точно не обойтись, – вздохнул Грант. – Нужен ордер на опросы. Хотя бы третьей категории. Попробую что-нибудь у технического персонала узнать.


***


Ордер третьей категории разрешал государственным чиновникам опрашивать инженеров, диспетчеров и летный состав Торгового Альянса.

Ордер второй – руководство департаментов, правление филиалов и младших партнеров.

Ордер первой ничего не разрешал. Его не существовало.

Грант полюбовался бледно-желтым фоном с крупной цифрой «3» посередине, перекинул ордер на маленький гибкий дисплей и прилепил к лацкану, чтобы избежать унизительных расспросов от охраны.

Гигантский административный комплекс Торгового Альянса занимал половину центра города и состоял из пары десятков небоскребов, про которые говорили, что подземных этажей у них больше, чем надземных. Уже пятьдесят лет это был город в городе и государство в государстве.

Холл для официальных делегаций представлял собой длинную галерею. Ее потолок терялся в высоте, а стены были выставкой достижений. Там медленно вращались голографические копии внеземных колоний. Несколько десятков планет земного типа, ресурсные, сельскохозяйственные, курортные, спутники газовых гигантов и крупные астероидов, превращенные в автономные производственные комплексы. Всё, что составляло империю Торгового Альянса вместе с огромным флотом танкеров, грузовозов, круизных лайнеров, орбитальных станций и кораблей охраны. Официально колонии принадлежали Земле, но это была только фикция. Альянс с самого начала экспансии не выпускал из рук управление, а земное правительство и не настаивало на руководстве, следуя заветам отцов-основателей либертарианства не влезать в дела бизнеса.

Людей было мало. На весь холл Грант насчитал человек десять, в основном захолустных чиновников, приехавших клянчить ресурсы. Перед охраной было и того меньше.

– Фамилия. Должность. Цель прибытия, – проскрежетал робот, похожий на шкаф с иллюминатором.

– Грант. Инспектор МБР. Опрос служащих Альянса. Вот ордер, – Грант ткнул пальцем в дисплей на лацкане.

Внутри шкафа что-то щелкнуло и уже другой голос, явно человеческий и немного раздраженный произнес:

– Инспектор, вам нужен сектор С, восьмидесятый этаж, ячейка семь. Там вас встретят.

– И как мне найти этот сектор?

– Следуйте за проводником.

– Каким проводником?

– Он висит перед вашим носом, инспектор!

Только сейчас Грант обратил внимание на плавающий в воздухе маленький шар, похожий на клубок из светящихся ниток.

Шкаф отключился, защитное поле исчезло, и клубок вспорхнул вверх по парадной лестнице.

Внутри комплекс оказался еще больше, чем снаружи. Грант шел за проводником по бесконечным коридорам, спускался по эскалаторам и поднимался на стеклянных лифтах. За прозрачными стенами бурлила в гигантских помещениях непонятная жизнь, сновали работники и механизмы, перемигивались какие-то вычурные конструкции. В одном из коридоров его обогнала капсула с сидящими в ней людьми, и он подумал, что мог добраться гораздо быстрее. Альянсу, видимо, нравилось издеваться над государственными служащими и заставлять их ходить пешком.

Ячейка семь оказалась действительно ячейкой. Маленькая комнатка была темной и походила скорее на чулан. На возвышении, как на постаменте, сидел тщедушный человек и вглядывался в развернутые перед ним экраны. Свет падал снизу, отчего лицо напоминало маску из фильма ужасов.

– Я диспетчер три ноля пять девять три, – сказал он, высокомерно глядя сверху вниз. – Чем могу быть полезен?

– Инспектор Грант, МБР. Это вы контролировали маршрут яхты «Калипсо» прошлой ночью?

– Нет. Это был мой коллега. Сейчас он не доступен. Но я уполномочен ответить на все ваши вопросы.

– Крайне желательно поговорить именно с вашим коллегой.

– Это невозможно. У вас есть вопросы?

Его лицо не выражало никаких эмоций, словно у робота.

– Хорошо, – протянул Грант, соображая, что говорить дальше. – Мне нужны все данные по этому рейсу. Посекундно. Записи датчиков наблюдения, жизнеобеспечения, пройденный маршрут. Фиксация ближайшего пространства. Яхта наблюдала каким-нибудь образом за тем, что творилось вокруг нее?

– Это автоматическая яхта, – ответил диспетчер. – Примерно, как лифт. Из пункта А в пункт Б. Ей нет смысла за чем-либо наблюдать.

– Но у нее есть возможность ручного управления?

– У нее нет такой возможности. Это простейшая конструкция. Пассажир погружается в сон и спит весь перелет. Но даже если он проснется, то не сможет ею управлять. Эта функция не предусмотрена. За счет этих ограничений уменьшена масса и увеличена скорость. Яхта «Калипсо» преодолевает расстояние в десять парсек за пять часов. Это очень быстро.

– Спасибо, я в курсе. Но каким-то образом она все-таки сошла с маршрута. Значит был сбой систем? Вы же ее не нашли?

Диспетчер нехотя кивнул.

– Да, яхта исчезла. Ведутся поиски. Но вы ошибаетесь. Яхта не сходила с маршрута. Выход в районе Сатурна предусматривался согласованным маршрутным листом. Это было сделано по заказу клиента. Господин Сикстен выразил желание посмотреть вблизи на самую красивую планету Солнечной системы. И хотя подобные изменения не приветствуются, Альянс решил пойти навстречу своему постоянному клиенту. Вот подписи на приложении к договору.

Один из экранов развернулся, показывая строчки стандартного электронного бланка.

– Как видите, – сказал диспетчер, – никакого нарушения со стороны Альянса в данном инциденте нет. Так же как нет необходимости в помощи земных спецслужб. Уверяю вас, в скором времени яхта «Калипсо» и ее пассажир будут найдены.


***


– Напыщенные сволочи, – пожаловался Грант. – Какой-то диспетчер говорил со мной так, будто он президент, а я дворник.

– Не бери в голову, – сказал Финч. – Если мы на каждого диспетчера внимание обращать будем, то лучше сразу увольняться и газоны стричь. Дальше рассказывай.

– Яхта вышла из подпространства в районе Мимаса. Это один из ближайших к кольцам спутников. Программа вывела пассажира из гиперсна. И, видимо, пассажир принялся делать то, за чем он туда прилетел. То есть любоваться. Мне показали похожую яхту, там обзор на триста шестьдесят градусов, даже двигатель не мешает.

– Счастливчик, – пробормотал Финч.

– Да. Один из немногих. Вообще, ближние орбиты газовых гигантов обычно закрыты для посещения. Говорят, из-за гравитации. Там мало кто был. Так что Сикстену, считай, действительно повезло. Для него сделали исключение.

– Дальше, – нетерпеливо махнул рукой Финч.

– Яхта сделала круг над Мимасом. Пролетела между кольцами по одной из щелей. Направилась к другому соседнему спутнику. И тут исчезла. Причем исчезла не сразу. Ее маяк затух, потом снова появился, потом снова затух. И так несколько раз. Все это время система получала фантомные сигналы. Поэтому определить точные координаты исчезновения не получилось. Диспетчер говорит, они сейчас весь тот район прочесывают. А так как делать это сложно и опасно… Ну, вы понимаете.

– Каким бы не был клиент толстосумом, операция по его спасению может не окупиться.

– Что-то вроде того. Альянсу проще списать эту потерю, чем искать дальше.

– О картинке с другим звездолетом, как я понимаю, ты решил им не рассказывать?

– Приберегу этот козырь на будущее.

– А к какому спутнику направилась яхта после колец?

Грант глянул в записи.

– Эгеон.

– И именно рядом с ним она исчезла?

– Да, где-то в том районе.

Финч мечтательно прищурился.

– Эгеон… Он же гекатонхейр Бриарей, сын Неба и Земли, привратник и сторож, сторукий и стоглавый.

– В мифологии может быть. А здесь это довольно маленький камешек, меньше километра в диаметре. Ничего особенного. Проблема еще в том, что все это произошло рядом с кольцами, а там миллиарды объектов размером с яхту. Если ее затянуло внутрь, то дело уже сейчас можно сдавать в архив.

– Да, но остается вопрос – случайно ее туда затянуло или помог кто. Пока ты с торгашами прохлаждался, мои ребята накопали кое-что.

Финч двинул по столу несколько сшитых листов.

– Донесение секретное. Есть только в бумажном варианте. Так что прочти, запомни, и я его засуну в такой далекий ящик, что и сам потом не найду.

Грант пробежал глазами выжимку, поднял брови, глянул на Финча, перечитал. Снова посмотрел на Финча.

– Это не шутка?

– Вроде не похоже.

Грант достал сигарету и щелкнул зажигалкой.

– Тогда пойду еще раз съезжу, – сказал он, выпустив дым в потолок.

– Может не надо? – Финч помахал перед собой пухлой ладошкой. – Обидится, финансирование обрежет.

– Надо. Ты меня знаешь. Я останавливаться не умею.


***


– Вы не были до конца откровенны со мной, мадам, – сказал Грант. – Поэтому я снова здесь.

Элеонора даже не пошевелилась.

– Не понимаю, о чем вы?

– Вы знали, что яхта вашего мужа не случайно оказалась рядом с Сатурном. Мало того, вы же это и спланировали. У нас есть данные, что весь последний месяц «Сикстен Мобилити» усиленно собирала информацию о системе Сатурна. Ваши информационщики перелопатили кучу архивов, какие только сумели достать. А вы лично пробовали через своих знакомых в сенате узнать, каким образом можно получить концессию на разработку одного из спутников, минуя Альянс. По какому-то невероятному стечению обстоятельств ваш муж исчез как раз рядом с этим спутником. Совпадение, наверное.

Она прищурилась.

– Осторожно, инспектор. Вы забираетесь в сферу коммерческой тайны. Это не в вашей компетенции.

– Вся эта история не в моей компетенции, – пожал плечами Грант. – Приходится импровизировать. Вы хотите найти мужа? Или играете в какую-то игру?

Элеонора медленно прошлась вдоль книжных полок, трогая пальцем золоченные корешки.

– Хорошо, я расскажу вам. Хотя не думаю, что эти знания сильно помогут в поисках. Вы правы, яхта оказалась там не случайно. Ангус заинтересовался тем сектором уже давно. Как-то заявил мне, что ему в руки попались сведения о бесхозных лунах Сатурна. Мол, у Альянса до них руки не доходят, а там богатств на триллионы. Но, чтобы торгашей сильно не раздражать, решили начать с одного из самых маленьких. Эгеона. Сперва хотели договориться с Альянсом, но быстро поняли, что это бесполезно. Они зарубили все попытки туда попасть, даже на экскурсию. Пришлось идти окольными путями. Ангус нашел продажного диспетчера, и тот за миллион устроил модификацию яхты и внес изменения в маршрут. Неофициально, конечно, это вообще не должно было вылезти наружу.

– В Альянсе мне показали договор с этим вашим изменением в маршруте. С подписью господина Сикстена.

Элеонора хмыкнула.

– Вот видите. Лишнее доказательство, что за похищением стоит Альянс. Уже подчищать за собой начали. Не было никакой официальной договоренности. Найдите этого диспетчера и потрясите его как следует. Если он жив, конечно.


***


Дабуламанзи Житуку, диспетчер Торгового Альянса под номером три ноля семь восемь девять, висел под потолком с высунутым языком и неестественно свернутой набок шеей. Гранту показалось, что его черная кожа приобрела фиолетовый оттенок.

– Минимум сутки здесь висит, – сообщил один из криминалистов. – Уже пованивать начал. Он правда из Альянса?

– Правда.

– Странно.

– Почему?

– Обычно торгаши в таких случаях нас на пушечный выстрел к своим не подпускают. Мы даже узнать не успеваем. А этот целые сутки висит, а им хоть бы что.

– Его вчера утром уволили. За деятельность, несовместимую с должностью, как мне объяснили.

– А, – криминалист почесал затылок. – Тогда понятно. Я бы на его месте тоже коньки отбросил. Кому он теперь нужен с космической спецификацией. Прямая дорога на свалку.

– Думаете, самоубийство?

– Ну а что же еще? Дверь заперта изнутри, на записях охраны ничего подозрительного, следов борьбы нет. Зато есть упавшая табуретка, сайт для самоубийц на компьютере со страничкой «как вязать узлы». А теперь еще и мотив, оказывается.

– Я бы на вашем месте не торопился с выводами, – сказал Грант. – Зафиксируйте здесь все, опросите соседей. Компьютер опечатайте и отвезите в центр, пусть вывернут его наизнанку. Что-нибудь вроде предсмертной записки нашли? Письмо? Ролик?

– Ничего, – помотал головой криминалист. – Да ему и писать-то было некому, как я понял. Ни родственников, ни друзей. Его даже в соцсетях не было. Не человек, а призрак какой-то.

– Может, вы плохо искали?

– Еще чего, – обиделся тот. – Поиск по алгоритму, все как должно быть. Да с таким именем, как у покойного, если бы что было, сразу бы нашлось, – он глянул в записи. – Дабла… Дубулама… Будь у меня такое имя, я бы еще в школе повесился.

Криминальная бригада разбрелась по квартире. Дроны съемочной группы заелозили по висящему трупу сканирующими лучами.

Грант отвернулся.

Квартира бывшего диспетчера Дабуламанзи Житуку была образцом холостяцкого жилища. Минимум мебели, максимум грязи, пустая кухня и спартанские условия. Создавалось впечатление, что покойный бывал здесь нечасто. А если и бывал, то быстро сваливал.

Грант шагнул к компьютеру, но тут позади раздался грохот.

Торчащий из потолка крюк был рассчитан на старомодную люстру, а не на диспетчера.

Труп рухнул на пол, поломав табуретку и подняв тучу пыли.

Что-то тускло блеснуло у него во рту рядом с высунутым языком. Грант наклонился, преодолевая брезгливость, и едва успел вытащить маленький кристалл памяти.

– Что здесь? – вбежали в комнату криминалисты.

– Ничего особенного, – сказал Грант, пряча кристалл в карман. – Дом древний. Потолки трухлявые.


***


Сокрытие улик и прочей информации о преступлении, уголовный кодекс, статья 237, часть 1. Карается штрафом и общественными работами. Может дойти и до лишения свободы, недолгого, пара лет максимум. Но карьере при любом раскладе конец.

Грант не знал, какая сила заставила его спрятать кристалл. Это было что-то вроде интуиции. Ходили слухи, что в отделе криминалистики сдают информацию всем желающим за мелкое бабло. А значит весть о кристалле тут же дошла бы до лишних ушей. Ведь не просто же так бедный Дублама, или как его там, сунул улику себе в рот, прежде чем отправиться в страну вечной охоты.

Или сунул не он? Грант задумался. Что произойдет с посторонним предметом во рту в случае удушения? Вряд ли он там останется. Скорее будет вытолкнут наружу распухшим языком. Или будет проглочен в момент начальных спазмов.

А значит посторонний предмет в рот Дабманзы поместил кто-то, пардон, посторонний. Когда бедняга был уже мертв.

Грант еще раз проверил безопасность локальной сети, прошелся по своему кабинету со сканером в поисках новых жучков (какие-то доброхоты постоянно их раскидывали в помещениях МБР целыми сотнями). И, наконец, отправил кристалл на воспроизведение.

Первое, что он увидел на экране, была уже знакомая картинка с черным космосом, кусочком сатурновых колец и раструбом стыковочного узла.

Разница была в том, что картинка была не статичной. Картинка двигалась. Грант несколько раз поморгал, подумав, что у него просто все плывет перед глазами. Но нет. Звезды мигали, кольца еле заметно перемещались. А стыковочный узел надвигался.

Другой звездолет медленно выползал из-за края экрана, закрывая своей тушей космос. Судя по всему, он был раз в сто больше яхты. Звука не было, но Грант вдруг понял, что у него звенит в ушах.

Сегменты корабля появлялись один за другим, ощетинившиеся какими-то непонятными выступами и отростками. Длинная стыковочная труба колыхалась, словно змея в воде. Ее скошенный конец напоминал чью-то пасть, ощетинившуюся захватами, точно клыками. Пасть приближалась. Теперь уже можно было разобрать круглый люк в окружении тусклых перемигивающихся огоньков. На поверхности люка было что-то написано.

Грант наклонился к экрану чтобы разглядеть.

В следующую секунду дыхание у него сперло, будто от веревки Дубманлы, а уже зажженная сигарета выпала из ослабевших пальцев.

Корявые значки на люке чужого звездолета явно не имели ничего общего с земными системами письменности. Чужой звездолет был во всех смыслах чужим.


***


– Да ну. Быть не может. Пошутил кто-нибудь. Или выдумал новые значки. Типа, шифр, чтобы другие не понимали.

– А сам корабль? Вы посмотрите, шеф. Все эти утолщения, где не нужно, дыры какие-то. Ни панелей, ни выносных датчиков. Я сперва не обратил внимание, а потом смотрю, да он вообще ни на что не похож! Нет у Альянса таких кораблей и не было никогда.

Финч почесал лысину.

– Это что же получается? Первый контакт? Пятьдесят лет экспансии – и никаких следов зеленых человечков. И тут вдруг объявляются рядом с Сатурном?

– Не просто объявляются, – сказал Грант. – Они захватили наш корабль. А все эти утолщения по борту сильно смахивают на оружие. Это инопланетный военный крейсер.

Финч выпучил глаза и остервенело потер щеки.

– Черт, черт, черт! Что же делать?

– Идти в директорат и пусть они ставят в известность правительство. Что же еще? И полагаю, пора уже показать все это Альянсу.

– Думаешь, они не знают? Они же столько раз хвалились, что все контролируют.

– Сложно сказать. Диспетчер мог не доложить про этот случай, а просто испугаться и свалить. Видимо, у него были возможности скрыть все от системы наблюдения. Хотел по легкому подзаработать, устроил клиенту незапланированную экскурсию, а тут такое вылезло. И клиент пропал. Не захочешь, а сбежишь.

Финч уже не слушал. По его багровой лысине бродили морщины, как всегда, когда он усиленно думал.

– Главное, все сделать тихо, – пробормотал он. – Паника нам сейчас точно не нужна.


***


Наверное, Финчу не удалось сделать все тихо, потому что к вечеру в верхах началось нездоровое шевеление. Забегали секретарши, повылезали из своих нор клерки, директорат Бюро закрылся в зале заседаний и сидел там уже третий час. Наконец, стало известно, что Президиум Всемирного сената назначил внеочередной пленум в малом составе. Семеро главных чинуш планеты собирались надувать щеки и обсуждать инопланетную угрозу. Пока о реальных причинах беготни знали человек двадцать, но нервозность передавалась всем.

Гранту строго настрого запретили что-либо предпринимать и даже рассказывать кому-либо об инциденте под кодовым названием «Гости».

– Сиди и не высовывайся, – сказал ему Финч. – Займись другими делами. Начальство решит, тогда и поймем в какую сторону копать.

– А если оно решит вообще не копать?

– Тогда не будем копать. И пусть с инопланетянами Альянс разбирается.

Теперь Грант сидел у себя в кабинете и лениво раскладывал четырехмерный пасьянс. Тузы с дамами у него постоянно терялись во времени, и это сильно раздражало. Поэтому он не сразу заметил мигающий значок вызова.

Экран коммуникатора был совершенно черным. Только в середине едва виднелся силуэт головы, как это бывало, когда у абонента выключена камера.

– Господин Грант?

Звонивший разговаривал как жестяной робот, голос которого раз десять пропустили через модификатор.

– Кто вы?

– Это неважно. Надеюсь, вы получили мое послание?

– Какое еще послание?

– То самое, которое я передал вам, используя одного бедного негра в качестве почтового ящика.

Грант вскинулся и быстро отстучал по клавиатуре пару команд.

– Не трудитесь, – заявила темнота в экране. – Отследить звонок у вас все равно не получится. Допуска не хватит.

Действительно, панельки спай-программ быстро вылетели в ошибку.

– Что вам нужно? – спросил Грант, лихорадочно соображая, как строить разговор.

– Удостовериться, что мое сообщение дошло до адресата.

– Откуда оно у вас?

– Значит, все-таки дошло, – темнота хмыкнула. – Замечательно. Теперь слушайте внимательно и передайте тем, чьи зады нависают непосредственно у вас над головой. Сикстена я предупреждал о том же, но он не поверил и решил посмотреть собственными глазами. Наверное, до сих пор смотрит, если жив, конечно. Итак, господин Грант, запоминайте. Альянсу нельзя верить. Ни в чем. Грубо говоря, Альянс – это уже давно не Альянс.

– В каком смысле?

– В прямом. Знаете его устав пятидесятилетней давности? Действовать в интересах всего человечества и все такое. Напыщенные словеса, ради которых ему подарили монополию на космос. Теперь он этой монополией собирается забить гвоздь в крышку гроба земной цивилизации.

– О чем вы?

– Там, у Сатурна, его секретная база. Не знаю, чем там занимаются. Видимо, какими-то исследованиями. Если б знал о ней, никогда бы не посоветовал Сикстену обратить внимание на тот участок.

– Так это вы его надоумили?

– Я. Каюсь. Бедняга исчез в том числе и по моей вине. Мне попали в руки документы о разведанных месторождениях. Я подумал, что для Альянса они слишком маленькие, а для нас с Сикстеном достаточно большие, чтобы увеличить обороты раза в два. Но все оказалось не так просто.

– Я полагаю, вам придется предстать перед комиссией, расследующей инцидент. Ее наверняка соберут вскоре.

Тьма металлически заперхала.

– Не надейтесь. Я не настолько глуп, чтобы так подставляться. Альянсу достаточно щелкнуть пальцами, чтобы от меня ничего не осталось.


– Это вы убили диспетчера?

Тьма помолчала.

– Это неважно. Я его нашел и свел с Ангусом. Но, увидев уже известные вам кадры, парень испугался и хотел заложить меня начальству.

– На вашем месте я бы сдался, – сказал Грант. – Получите лет десять вместо двадцати пяти.

– Вы не о том думаете, инспектор, – раздраженно прогремела тьма. – У нас с вами нет ни десяти, ни двадцати пяти лет. Как и у всех остальных. Вас в школе математике учили? Два и два сложить в состоянии? Как считаете, инопланетный корабль случайно оказался рядом с секретной базой Альянса, да еще и там, куда обычно никто не заглядывает?

– Хотите сказать, что…

– Я хочу сказать, – перебил голос, – что Альянсу ни в чем нельзя верить. Передайте это своим ленивым хозяевам, и пусть они начинают думать, каким образом выходить из ситуации.

Тьма мигнула и исчезла.

Грант с минуту сидел не двигаясь и не зная, о чем думать. Из ступора его вывел новый вызов.

Финч выглядел ошарашенно.

– Слушай. Тут такое дело…

– Да, шеф. Хорошо, что позвонили. Надо срочно поговорить. Мне только что…

– Да-да, – закивал Финч болванчиком, – обязательно поговорим. Но потом. А сейчас ты быстренько соберешься и рванешь снова в Альянс. Как можно скорее.

– Зачем? – нахмурился Грант.

– Они хотят встретиться. Именно с тобой. И уже прислали ордер на твое имя.

Рядом с физиономией начальника возник черный прямоугольник с ярко-красной единицей посередине.

– Ты когда-нибудь видел ордер первой категории? – спросил Финч. – Вот и я тоже.

Грант машинально похлопал себя по нагрудному карману. Нестерпимо захотелось курить. Сигарет эдак пять.

– Тебя вызывает Верховная Консистория Альянса, – сказал Финч. – И вызывает срочно.


***


В этот раз все было по-другому.

Импозантная барышня в облегающем деловом костюме встретила его у парадного входа.

– Господин Грант, – сказала она голосом таким же глубоким, как ее декольте. – Сюда, пожалуйста.

Он послушно двинулся вглубь холла следом за ее покачивающейся задницей.

Его усадили в одну из тех коридорных капсул, что попадались ему в прошлый раз. Он утонул в мягком кресле, кабина плавно закрылась, и откуда-то полилась неназойливая музыка.

Капсула быстро набрала скорость. За стеклом мелькали бесконечные коридоры, залы и перекрытия, сновали люди и роботы, сияли энергетические установки и сверкали белизной лаборатории. Альянсу нельзя верить, вспомнил он. А кому тогда можно? Убийце диспетчера? Элеоноре Сикстен, которой плевать на все, кроме своего бизнеса? Или правительственным чинушам, которым плевать даже на бизнес?

Капсула юркнула в прозрачную трубу, свернула к стене и вдруг вылетела за пределы здания.

Солнце стояло в зените, исполинами росли вокруг небоскребы Альянса. Земля была далеко внизу, и люди на площадях казались даже не букашками, а микробами.

Капсула взмыла вверх по трубе, глотая этажи десятками за секунду. Наконец, сбавила скорость, влетела обратно в здание и остановилась.

Вокруг был погруженный в полутьму круглый купольный зал. Свет едва пробивался сквозь узкие стрельчатые окна. На возвышении кольцом шла длинная трибуна красного дерева. Восседающие за трибуной люди были плохо различимы в темноте, но Грант понял, кто перед ним.

Некоторое время двенадцать стариков из Верховной Консистории разглядывали его молча.

– Это вы инспектор МБР Максимус Грант? – скрипуче протянул, наконец, один из них. Эхо в зале разнесло его слова по всем закоулкам.

– Да, ваша честь, – ответил Грант, обращаясь будто к суду.

– Вы понимаете зачем вы здесь? – спросил другой, толстый и одышливый.

– Полагаю, из-за исчезновения яхты Ангуса Сикстена, которое я расследую.

– Нечего здесь расследовать, – сварливо прохрипел третий. – Тоже мне, исчезновение.

– До нас дошли сведения, – продолжил первый, – что вам в руки попала некая запись.

– Эту запись я передал начальству, – быстро сказал Грант.

– Мы в курсе. Ваше начальство передало ее своему начальству, а оно своему. Из-за чего сегодня ночью собирается пленум Президиума. Нам очень не нравится эта ситуация, молодой человек. Эта запись может заставить Президиум, скажем так, сделать ложные выводы.

– На мой взгляд, – осторожно начал Грант, – вывод там может быть только один. В непосредственной близости к Земле замечен инопланетный корабль. Который совершил акт агрессии по отношению к гражданину нашей планеты.

По трибуне пробежало негодующее бормотание.

– Вы делаете такой вывод на основании лишь одной записи? – терпеливо спросил первый. – Ведь это может быть что угодно. Подделка. Фальсификация. Чья-то глупая шутка. А может, напротив, это прототип корабля нового типа, разработанный нашими учеными. Вам такое в голову не приходило?

– Приходило, – согласился Грант. – Но пропал человек. А в таких случаях обычно в первую очередь рассматривают варианты с доказательствами. Запись – это доказательство. Докажите, что это ваш прототип. Или фальсификация.

– Ишь ты, – заперхал еще один старикан. – Всё-то ему докажи да покажи.

– Мы не можем ничего показать, – сказал первый. – Это будет раскрытие коммерческой тайны.

– Ты даже не представляешь, парень, какие это будут убытки, – сказал толстяк. – Триллионы! Ты таких денег никогда в жизни даже не понюхаешь.

– Мы конечно предъявим Президиуму доказательства, если другого выхода не будет, – снова первый, – Но ущерб будет непоправимым. Иными словами, ваше расследование входит в противоречие с нашими деловыми интересами. Вы понимаете, что означает для планеты деловые интересы Торгового Альянса?

– Я не понимаю одного, что вы от меня-то хотите?

– Вы, как человек ведущий это расследование, можете сильно нам помочь. Предоставив Президиуму нужные сведения и сделав нужный вывод. Всем необходимым мы вас снабдим.

– Как я понимаю, эти нужные сведения не будут иметь ничего общего с действительностью?

– Скажем так, – помялся первый, – там будет некий процент умолчания.

– Все равно не понимаю, зачем я вам нужен. Я мелкая сошка. Простой инспектор, даже не старший. Обратитесь к моему начальству, оно с радостью согласится, даже если ваши нужные сведения будут шиты белыми светящимися нитками.

– И что вы тогда будете делать? – усмехнулся первый. – Представьте, что мы обратились к вашему начальнику, и он запретил вам заниматься этим делом. Ваши действия.

Грант подумал, разглядывая едва различимые в темноте лица.

– Извините, – сказал он наконец, – но это преступление потенциально опасно для всей планеты. Есть мнение, что вы, уважаемые господа из Консистории, находитесь в сговоре с инопланетной цивилизацией. И наш с вами разговор меня в этом мнении только убеждает. Поэтому, если мой непосредственный начальник запретит мне заниматься этим делом, я пойду к другому начальнику, повыше. А если и тот запретит, то к третьему. К четвертому. И возможно какой-то из них согласится с моими опасениями.

На трибуне наступило гробовое молчание.

– Даже так, – проскрипел первый. – В сговоре.

– Боже, какой идиотизм, – бормотнул кто-то из стариков. – Какая еще инопланетная цивилизация…

– Неважно, – мотнул головой первый. – Вы сами видите, инспектор, что нам нет смысла разговаривать с вашими начальниками. Их слишком много.

– Хочешь добиться результата – говори с непосредственным исполнителем, – изрек третий.

– Да, – согласился первый. – Поэтому вы здесь. Что скажете насчет должности главы Службы Безопасности Альянса?

До Гранта не сразу дошел смысл сказанного.

– Вы что, хотите меня подкупить?

– Мы хотим предложить вам хорошую работу. Человек с вашими навыками и убеждениями нам точно пригодится.

В голове Гранта промелькнули студенческие мечты о большом доме и большой карьере, но они тут же исчезли, когда он подумал, что уже завтра будет им совсем не нужен. Стариканы явно держали его за дурака.

– Вряд ли с моими убеждениями, – осторожно сказал он, – я смогу соответствовать вашим нужным сведениям.

Первый вздохнул.

– Очень жаль. Но каждый сам выбирает свою судьбу.

Грант успел увидеть, как сбоку к нему метнулись черные тени, вскинул руку, но было уже поздно.

Полумрак сменился в его голове полной темнотой.


***


Темнота длилась долго, и в этой темноте что-то двигалось, шуршало и булькало.

– Где я? – спросил Грант. Слова прозвучали гулко, будто его засунули в банку.

Шуршание прекратилось.

– Ты на орбите, – сказал над его головой чей-то мужской голос. – Космодромный комплекс Альянса.

Грант попытался пошевелиться, но понял, что не может дернуть даже пальцем.

– Э! Даже не пытайся! Фиксаторы пока не застыли. Будешь ворочаться, все заново придется начинать.

– Какие еще фиксаторы?! Что со мной? И почему я ничего не вижу?!

– Потому что у тебя на голове пилотский шлем, бестолочь. Но он еще не подключен. Когда тебя в космос выкинет, тогда все увидишь. Обожди чуток.

Шуршание возобновилось, и снова что-то забулькало.

Грант почувствовал надвигающуюся откуда-то из глубины панику.

– Послушайте… Кто вы? Как вас зовут?

– Ага, так я тебе и сказал, – хмыкнул мужик.

– Послушайте. Ваши хозяева – преступники. Их скоро разоблачат.

Тот хрипло рассмеялся.

– Да хоть маньяки. Мне-то что? Я простой работяга. Мне на все наплевать.

– Вы пойдете под суд вместе с ними!

– Это вряд ли. Я просто свою работу выполняю.

– Поможете освободиться – не пожалеете.

Судя по звуку мужик поскреб бороду.

– Да я и так не пожалею. За твое освобождение мне точно не платили. Только за модификацию.

– Какую еще модификацию?

Бульканье превратилось в шум льющегося потока, и Грант только сейчас почувствовал, что к его спине и ногам прикоснулась и быстро стала подниматься холодная жижа.

– Выключите! – заорал он.

– Ага. Сейчас. Расслабься, парень. А то захлебнешься. Бывай. Удачи.

Хлопок. Шипение закрывающегося люка.

Контактный гель быстро залил уши, поднялся по щекам ко рту, забрался в нос, и в этот момент все вокруг тряхнуло, заревело, точно Грант оказался в эпицентре то ли взрыва, то ли землетрясения.

Три раза за свою жизнь он летал на звездолете, и каждый раз момент отсоединения корабля от космодрома вызывал у него тошноту.

Вращение постепенно замедлилось. Гель отхлынул от лица, и вокруг зажглись звезды.

Бело-голубое варево Земли простиралось у него под ногами, а по бокам уплывали за спину решетчатые фермы космодрома. Какой-то туристический лайнер лениво заходил на стыковку, перемигиваясь огоньками с причалом.

– Черт, – бессильно выругался Грант.

Он лежал в пилотной капсуле одноместной яхты, почти такой же, в какой исчез Ангус Сикстен. Экран обеспечивал круговой обзор, и создавалось впечатление, что Грант летит в открытом космосе в своей капсуле, как в продвинутой больничной койке.

На краю обзора требовательно замигал сигнал вызова, окно коммуникатора развернулось, показав темноту с еле различимым силуэтом.

– Господин Грант? – спросила темнота знакомым голосом жестяного робота.

Грант даже не удивился.

– Это снова вы? Надо признать, у вас впечатляющие возможности по связи.

– Это одно из немногих, чем я могу похвастаться.

– Что происходит? Альянс решил выкинуть меня в космос? Могли бы обойтись более дешевым способом убийства.

– Не совсем. Альянс был крайне огорчен вашим отказом и решил использовать вас немного по-другому.

– Поясните.

– Я лучше покажу.

Темнота сменилась картинкой в серо-бежевых тонах.

Грант узнал виденный им много раз в новостях зал заседаний сената. Он был почти пуст, только за столом Президиума сидели семеро, да за трибуной стоял, опираясь на тросточку худой высокий старик в костюме, вышедшем из моды лет сто назад. Грант пригляделся к его костистому лицу, и понял, что видел его совсем недавно.

– Внеочередной пленум, как вы поняли, – провозгласил за кадром голос. – Представитель Консистории предъявляет доказательства своей непричастности к инциденту.

– И какие у него доказательства?

– Его доказательство – вы. Обратите внимание на экран за их спинами.

Грант пригляделся и чуть было не подскочил от удивления.

Над столом Президиума висел небольшой дисплей. Сперва он показался совсем черным, но внезапно там мелькнула голубая дуга Земли. Потом ферма космодрома. Грант дернулся, и изображение дернулось вместе с ним.

– Они видят то, что видите вы, – сказал голос. – Камера установлена на вашем шлеме. С небольшими купюрами, разумеется, вроде нашего с вами общения. Сейчас приор Консистории рассказывает присутствующим, что ведущий следователь МБР Максимус Грант любезно согласился лично отправиться к Сатурну и предоставить высокой комиссии доказательства невиновности Альянса.

– И они там будут, эти доказательства?

– Не сомневайтесь. Яхта автоматическая, вас провезут исключительно по нужным, уже подготовленным местам. Возможно даже покажут инопланетный крейсер, который окажется макетом для отработки каких-нибудь новых технологий. Не знаю подробностей.

– И что потом?

– Ну а сами как думаете? Потом в вашей яхте случится небольшая неприятность, вроде разгерметизации, и вы погибнете героем, выполнившим свой долг перед обществом. Правительство успокоится, Альянс вернется к зарабатыванию денег, а вашей вдове выплатят миллионную компенсацию. У вас же есть вдова?

– Я слышу в вашем рассказе большое жирное «но». Вы же не просто так со мной время тратите?

– Надеюсь, что не просто. Я кучу денег заплатил жадным пролетариям за модификацию вашей яхты. Она мне обошлась гораздо дороже модификации «Калипсо», светлая ей память. Вы, уважаемый господин Грант, в любой момент можете отключить автоматику и взять управление на себя. Только не делайте это сейчас! Ваш, – и наш, – единственный шанс, это показать Президиуму то, что реально происходит рядом с Сатурном. И для этого у вас будет всего несколько минут, пока Альянс не поймет, что происходит, и не заблокирует канал связи. Среди операторов тоже есть мои люди, но на много времени не рассчитывайте.

– И что же я покажу?

– Думаю, сами увидите.


***


Яхта медленно тащилась над кольцами, как трамвай по рельсам.

Слева стеной вставал гигантский Сатурн, похожий на грязно-желтое покрывало.

Справа чернел открытый космос с круглым пятном Мимаса посередине.

Экскурсия продолжалась. Членам Президиума уже показали парочку невзрачных каменюк, сам Мимас, похожий на серую Луну с огромной вмятиной сбоку и старый танкер, переделанный в автомаяк и отправленный на вечный покой.

Впереди уже маячила кривая загогулина, и Грант словно воочию слышал, как старикан из Альянса докладывает чиновникам: «А вот и та самая штука, из-за которой разгорелся сыр-бор».

Больше всего инопланетный корабль напоминал полу съеденного муравья, у которого оторвали все лапки, кроме одной. В продолговатых сегментах зияли рваные дыры. Муравья словно кто-то выжрал изнутри, оставив лишь хитиновый панцирь. Приглядевшись, Грант понял, что там никогда ничего и не было. Это был даже не муляж, а что-то вроде мишени, на которой отрабатывали навыки стрельбы. Броня «корабля» была исписана каракулями, среди которых встречались нецензурные, но вполне земные. Даже инопланетная надпись на люке шлюза вблизи оказалась совершенно примитивной, словно ее намалевали малярной кистью. Наверное, ее позаимствовали из древнего фантастического фильма. Грант попытался вспомнить подробности ролика в надежде, что найдет несоответствия, но в голову ничего не приходило. Стыковочный узел был тем же самым, люк тоже. И даже огоньки вокруг него перемигивались с той же скоростью.

Грант огляделся. Сатурн, кольца, Мимас, муляж. Все было холодным и унылым, словно присяжные, выносящие смертный приговор.

Что-то промелькнуло вдруг на краю зрения, и он едва успел повернуть голову.

Перед носом яхты плясал маленький шарик, будто сотканный из светящихся ниток. Точно такой же, какой провожал его в здании Альянса до ячейки семь. Грант не успел удивиться. Шарик подпрыгнул и ринулся вниз, к кольцам.

В голове всплыло «сами увидите», сказанное жестяным голосом.

Грант хлопнул ладонью по переключателю, и тут же перед глазами выросла панель ручного управления, а из панели выпрыгнул штурвал.

Движок взревел, яхта дернулась и рухнула вниз, следом за проводником.

«Время пошло!» – словно объявил кто-то в голове.

Шарик сиял путеводной звездой, прыгая из стороны в сторону. Кольца приближались, и уже превратились из мутной реки в скопище ледяных глыб и пыли. Грант даже испугался, но проводник резко сменил траекторию, сиганул бреющим над кольцами, быстро достиг ближайшей щели и скрылся в ней. Грант едва успел затормозить, чтобы вписаться в поворот, но все равно яхта задела боком ближайшую глыбу и прошла сквозь нее, словно сквозь привидение. Даже не покачнулась.

«Три минуты до обрыва связи».

Щель промелькнула за мгновение. Кольца остались позади, а проводник рвался вперед, оставляя за собой серебристый шлейф. Но Грант уже не обращал на него внимания.

Эгеон висел в пустоте прямо по курсу. Он был совсем не похож на полукилометровый корявый булыжник, каким его рисовали базы данных. Вся поверхность спутника была облеплена вычурными строениями, куполами и шпилями, наростами и провалами, освещенными красноватым сиянием. Полупрозрачные стены накладывались друг на друга, искрились гранями, из-за чего Эгеон напоминал старинную елочную игрушку.

Грант не успел сбавить скорость, и яхта прошмыгнула мимо спутника, едва не задев какую-то спиралеобразную башню, торчащую словно рог единорога.

Он уже хотел было разворачиваться, когда краем глаза заметил внизу движение.

Штук пять странных летательных аппаратов, напоминающих помесь стрекозы и таракана, легко взмыли с поверхности спутника, разошлись веером следом за яхтой и повисли в пространстве, угрожающе опустив носы.

«Две минуты до обрыва связи».

– Вот вам и доказательства, – вслух сказал Грант. – Как тебе такие муляжи, Президиум сената?

И тогда чужие сорвались с места.

Луч какого-то незнакомого, но явно смертоносного оружия прорезал черноту в считанных метрах от яхты. Грант завалился вбок, набирая скорость. Трое врагов ушли в стороны, заходя с флангов. Двое продолжали висеть на хвосте, то и дело поливая космос разноцветными плевками, похожими на струи паутины. Яхта кидалась из стороны в сторону, стараясь не попасть под раздачу.

На пульте мигнула кнопка вызова.

– Могу поздравить, инспектор, – продребезжал знакомый голос, – ваше маленькое приключение произвело фурор. Президиум стоит на ушах и требует объяснений.

– Отлично, – сказал Грант, вертя головой во все стороны. – Я сваливаю.

– Извините, но это не все доказательства. Осталось еще одно, самое главное.

– Да вы с ума сошли! Меня преследует свора рассерженных инопланетных насекомых. Вы, когда модификацию заказывали, могли бы и пушку установить. Пожадничали?

– Это было бы подозрительно. Все пушки на контроле у Альянса.

– А мне какая печаль? Чувствую себя зайцем.

Три чужака внезапно появились впереди, их лучи скрестились, превращаясь в подобие ловчей сетки. Грант чудом успел увести яхту в сторону колец, и теперь все пятеро вражеских кораблей были сверху.

– Они прижимают вас к кольцам, – сообщил голос. – Стандартная ловушка.

– Без вас вижу, – огрызнулся Грант. – Какие еще доказательства нужны? Где они?

– Скоро сами увидите. Недолго осталось.

Очередной луч взрыл пространство, испарив пару тонн ледяных глыб рядом, и это стало последней каплей.

– Да ну вас с вашими доказательствами.

Грант ткнул пальцем в управление подпространственным переходом, но ничего не произошло.

– Не старайтесь, инспектор. Прыжок заблокирован.

– Вот же ты сволочь.

– Сами говорили, что не умеете останавливаться и все доводите до конца. Вот и доведите. Возможно, это главное дело всей вашей жизни.

– И почему мне на это наплевать?

«Одна минута до обрыва связи».

– Ну давайте, показывайте, где это ваше…

И тогда Грант увидел.

Оно выплыло из-за колец, огромное и сияющее как левиафан. Размером оно было с добрую луну, а видом было похоже на большого разъевшегося жука. Гигантский корабль величественно развернулся, в его пористых боках раскрылись шлюзы, и тысячи мелких паразитов выпорхнули из его недр на волю.

– Черт, – только и сумел выдавить из себя Грант.

Дальше он действовал по наитию, выкопав из давно заброшенных подвалов памяти все сведения о пилотировании, полученные на семинарах в академии.

Атмосфера планет-гигантов была плотной, а тяготение могло превратить в лепешку, но если пройти через верхние слои по касательной…

Он выжимал из яхты все, что мог, затылком чувствуя, как нагоняет его сзади бесчисленный рой.

Расстояние до Сатурна он преодолел секунд за тридцать. Это было странно, но Грант уже не мог удивляться. Газовый гигант вырос перед ним, будто нарисованный, и до Гранта не сразу дошло, что он действительно нарисован.

Блекло-желтые облака распались на пиксели, пиксели разошлись в стороны, и Грант увидел вместо планеты голый каркас из полигональных линий и многоугольных плоскостей.

Яхта на полной скорости уткнулась в равнину, выкрашенную размытым фоном.

Сатурн оказался твердым как бильярдный шар.

В ту же секунду мир перед глазами стал полностью синим, зажглась белая надпись «Программа выполнила недопустимую операцию».

И все исчезло.


***


Сперва чинуши решили, что Альянс подсунул им отредактированную запись с дополненной реальностью, которая глюкнула в неподходящий момент. Даже оперативно состряпали комиссию и послали к торгашам в штаб-квартиру, искать оригинал.

Но уже на следующий день стало ясно, что дело куда серьезнее.

Комиссией рулил еще один толстосум, чем-то сильно обиженный на Альянс, и стариканам договориться с ним не удалось. Первый же отчет произвел в Президиуме эффект разорвавшейся бомбы.

У Альянса не было никакого космоса. Все колонизированные планеты, все построенные корабли были колонизированы и построены исключительно в виртуальном пространстве. В реальном мире Альянс никогда не вылезал дальше Луны. Все было создано и хранилось на орбитальных серверах, выдававшихся за космодромы. И там же размещались производственные комплексы, клепавшие инопланетную продукцию и синтезирующие полезные ископаемые. Знала об этом только верхушка Альянса и избранная часть технарей. Даже персонал орбитальных станций был уверен, что отправляет туристов к звездам, хотя туристы все это время лежали по соседству в капсулах, заполненных контактным гелем. Иногда, впрочем, особо настырные работники или невезучие клиенты натыкались на глюки или недоделанные локации, и тогда в просторах космоса пропадала очередная яхта. Однажды на такую локацию наткнулся целый лайнер, и его засосало в черную дыру. Весь мир пару недель скорбел, сенат объявил три дня траура. Криминалисты потом обнаружили захоронения на обратной стороне Луны.

В общем, стариканов усадили на электрические стулья, приспешников загнали на рудники, а бизнес Президиум поделил между собой. Больше половины отхряпал себе несговорчивый толстосум, глава комиссии. Оказалось, что он раньше работал в Альянсе, занимался полезными гаджетами, вроде шариков-проводников.

Когда стали думать, что же говорить народу, то быстро поняли, что народу такие известия не понравятся. Народ может не так проголосовать, спросить «А вы куда смотрели?» или просто выйти на улицы. Хотели даже оставить все как есть, но, не поверите, совесть не позволила. Поэтому решили народу правды не говорить, а воспользоваться наработками Альянса, которые уже десять лет готовил виртуальный контакт с враждебными инопланетянами в районе Сатурна, чтобы выбить себе новые льготы и дополнительное финансирование.

Тогда и началась война.

Целый месяц на просторах новостных программ бушевали сражения, взрывались планеты и гибли целые флотилии. Земляне проиграли галактическую битву разумным насекомым, и по итогам мирного договора вынуждены были отказаться от всех колоний, а также ликвидировать весь космический флот.

Горе поселилось в каждой семье, несмотря на то, что в войне погибли в основном безвестные колонисты, которых никто никогда в глаза не видел. Все искали, на кого бы свалить вину. И нашли.

Инспектор Максимус Грант, первый контактер с тараканоидами. Это он первым их увидел. Это он первым вступил в бой. Не нашел общего языка. И наверняка первым же выстрелил, потому что испугался. Говорите, у него пушки не было? Врет, наверное.

Конечно, с ним договорились, когда вытащили из капсулы с гелем и отправили на заседания Президиума. Выплатили отступные, наградили медалью за раскрытие дела. Могли бы, конечно, взять пример с Альянса и закопать в лунном грунте, но инспектор намекнул о некоей записи, которая заканчивается синим экраном и белой надписью, и его оставили в покое.

Так он до сих пор и живет на отшибе, газон стрижет. Человек, из-за которого Земля потеряла космос.

Что говоришь, маленькая? Земля не теряла космос, потому что никогда его не имела? Вот вырастешь, поймешь, что главное – это то, в чем ты уверен. И если вся планета верила в свою экспансию, значит эта экспансия была на самом деле. Хотя бы в головах верующих.

Что еще? Куда подевался Ангус Сикстен, с которого все началось?

Да какая разница. Кому он нужен?