КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614014 томов
Объем библиотеки - 949 Гб.
Всего авторов - 242642
Пользователей - 112702

Впечатления

pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Тумановский: Прививка от жадности (Альтернативная история)

Неплохой рассказ (прослушанный мной в формате аудио) стоит слушать, только из-за одной фразы «...ради глупых суеверий, такими артефактими не расбрасываются»)) Между тем главный герой «походу пьесы», только и делает — что прицельно швыряется (наглухо забитыми) контейнерами для артефактов в кровососа))

Начало рассказа (мне) сразу напомнило ситуацию «с Филином и бронезавром», в начале «Самшитового города» (Зайцева). С одной стороны —

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

Начало части четвертой очень напомнило книгу О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное». На этот раз — нашему герою престоит пройти очень «трудный квест», в новой «локации» именуемой «колхоз унд картошка»)) Несмотря на мою кажущуюся иронию — данный этап никак нельзя назвать легким, ибо (это как раз) один из тех моментов «где все познается в сравнении».

В общем — наш ГГ (практически в условиях «Дикого поля»), проходит очередную

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Владимир Магедов про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

Могу рассказать то, что легко развеет Ваше удивление. Мне 84 года и я интересуюсь историей своего семейства. В архиве МГА (у метро Калужская) я отыскал личное дело студента Тимирязевки, который является моим родным дедом и учился там с середины Первой Мировой войны. В начале папки с делом имеется два документа, дающие ответ на Ваше удивление.
В Аттестате об образовании сказано «дан сей сыну урядника ...... православного вероисповедования,

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
mmishk про Зигмунд: Пиромант звучит гордо. Том 1 и Том 2 (СИ) (Фэнтези: прочее)

ЕГЭшники отакуют!!!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Голубой огонь [Филлис Уитни] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Филлис Уитни Голубой огонь

ГЛАВА I

Он увидел ее почти сразу. Несмотря на толчею, царящую на дорогах Южной Стороны, где трудно задержать взгляд на чьем-либо лице, она была заметна. Парень из «Чикагского бюллетеня» говорил, что она выходит на работу и что, при необходимости, ее можно найти здесь. «Ищи на пол пинты девушку и на полную кварту фотоаппарат», — сказал он. Большой необходимости не было, однако Дэрк пришел, сгорая от любопытства увидеть ее беззащитной в рабочей обстановке.

Наступил промозглый августовский вечер, и этот район Чикаго был не особенно привлекателен. Серый цвет преобладал в туманных очертаниях поездов и дорог, в лицах рабочих, в небе и озере, в окружающих зданиях. Несмотря на сгущающийся мрак, он легко нашел ее, она прыгала в толпе как веселый воробей, щелкая фотоаппаратом и уворачиваясь от снующих санитарных машин. Ее оранжевый шарф, похожий на яркий язык пламени, позволял без труда следить за передвижениями его обладательницы. Ее волосы были убраны под бесформенный коричневый берет, теплое пальто скрывало очертания ее хрупкой фигуры, а ботинки на плоских каблуках позволяли ей совершать проворные прыжки при поиске подходящего ракурса.

Под прикрытием покосившегося гаража Дэрк зажег сигарету и с интересом наблюдал за происходящим. На улице явно не происходило ничего интересного, и она скоро должна была закончить свою работу. Нет нужды торопиться, можно подождать подходящего момента.

Странно, что он так отчетливо помнил тот момент, когда в последний раз видел ее. Ей было семь, ему шестнадцать. В то утро она карабкалась на скальную гряду, проходящую через пески Кемпской бухты на другом конце света, тогда у нее в руках тоже был фотоаппарат — детский фотоаппарат. Она упрямо желала сделать этот снимок. Возможно, он запомнил то давнее утро в Кейп Пенинсула так хорошо, потому что еще никто не относился к нему с таким горячим обожанием, как маленькая Сюзанна Ван Пелт в ту пору, когда он был не слишком уверенным в себе шестнадцатилетним парнем.

Он продолжал наблюдать за девушкой с фотоаппаратом, размышляя, как лучше обратиться к ней. Наверное, не стоит сразу же говорить ей, кто прислал его или почему.

Сделав достаточное количество снимков, Сюзанна перекинула свое снаряжение через плечо и отправилась через дорогу в его направлении. Она двигалась все еще в надежде опытным глазом фотографа найти неожиданный сюжет и потому не слишком обращала внимание на рельсы и шпалы под ногами. Носок ее небольшого коричневого мягкого кожаного ботинка зацепился при перешагивании через рельс, и она растянулась, прежде чем Дэрк успел прыгнуть навстречу и поймать ее. Она поднялась сама, в первую очередь, заботясь о сохранности своей камеры.

Дэрк увидел, что она была крайне озабочена, почти испугана и, поворачивая фотоаппарат в руках, искала повреждения. Возможно, он был взят ею в редакции и был очень дорогой. Только после того, как она убедилась, что тяжелая камера цела, она приподняла полу юбки из шотландской ткани и осмотрела кровавое пятно: шлаком был порван чулок и повреждено колено.

— Ох, — сказала она. И затем более глухо, как будто под влиянием поздно пришедшей мысли: — Проклятие!

Дэрк, не показывая виду, что его позабавило такое нерешительное богохульство, шагнул ей навстречу.

— Как скверно получилось. Разрешите помочь вам. Позвольте вашу камеру, и давайте отойдем отсюда.

Остатки страха покинули ее, и взгляд, который она подарила ему, прямой и ясный, ее огромные глаза выделялись на небольшом лице с острыми чертами. Спокойствие неожиданно вернулось к ней. Она была маленькой, домашней, с веснушками на носу и слишком большими глазами, когда он впервые увидел ее. Теперь ее нельзя было назвать хорошенькой, но лицо ее было способно обратить на себя внимание мужчины и заставить взглянуть снова. На нем все еще виднелись следы веснушек, рот был подвижный, улыбка добродушная. Тяжелое теплое пальто скрывало фигуру, но выглядывавшие из-под полы ноги были изящны, а кисти рук слишком хрупки, чтобы удерживать такую тяжелую камеру. Ее мать, слегка легкомысленная американка, как он помнил, также была маленькой и изящной женщиной.

Она не позволила ему взять у нее камеру, однако оперлась о предложенную руку, сделала, хромая, несколько шагов, пока не заставила себя идти твердо.

— Все в порядке, — сказала она. — Я должна прямо сейчас отнести эти пленки в газету. — Ее произношение было чисто американским. В нем не осталось следов ни английского, ни языка африкаанс.

— Разрешите мне проводить вас, — сказал он. — Мы можем поймать такси на соседней улице. Разве вы дойдете пешком так далеко?

— Я могу идти, — уверенно сказала она и снова с удивлением посмотрела на него. Ее карие с крапинками глаза мучительно искали ответа на вопрос: «Я знаю вас? Я вас уже где-то видела, правда?»

Они достигли тротуара, и он, подняв палец, остановил такси и открыл дверцу. Девушка только на мгновение заколебалась, но затем села в машину. В машине она очень осторожно прикоснулась носовым платком к пораненному колену, затем сняла свой ужасный берет и провела рукой по коротко остриженным волосам. Он снова посмотрел на нее. Странно, что он помнил ее глаза и забыл ее волосы. Они были светлые, золотисто-каштановые. Они были короче, чем ему нравилось. «Надо будет убедить ее отрастить их, — подумал он, — если мне суждено оказать влияние на ее жизнь».

— Скажите мне, где мы встречались, — попросила она, внимательно вглядываясь в него.

Такси следовало по Мичиган-авеню мимо роскошных магазинов, расположенных по краям бульвара подобно светящимся бусинкам на серой нити. В окнах высотных зданий над головой светились тысячи огней, обдавая своим жаром туман.

— Я намекну вам, — сказал он ей — Можете ли вы вообразить широкий берег с очень белым песком и нагромождение больших плоских скал, обрывающихся к морю? Можете ли вы припомнить ряд пиков, выстроенных в одну линию и наклоненных в одну сторону?

Она широко раскрыла глаза, непроизвольно прикрыв рот ладонью.

— Двенадцать апостолов! Южная Африка, конечно. А ты — Дэрк, Дэрк Гогенфильд!

— Итак, ты вспомнила, — сказал он, несколько удивленный тем, что ему стало приятно.

Ее глаза ликовали.

— Вспомнила? Конечно, я вспомнила! Как я могла не вспомнить? Я была сумасшедшая от любви к тебе тогда. Все мои герои воплотились в тебе одном, включая Пауля Крюгера и Сесла Роудса.

Слабая улыбка искривила ее губы, и у него возникло странное желание увидеть ее улыбку радостной, а смех громким. Но ее лицо было неподвижным и печальным.

Он взял ее левую руку и стянул перчатку из свиной кожи. Кольца на третьем пальце, по крайней мере, не было. Следовательно, осуществить желание старика будет несколько проще.

— Однажды ты мне дала пощечину этой рукой, — напомнил он. — Помню, как я был удивлен, что удар у маленькой девочки получился таким тяжелым. Кажется, в твоей правой руке была кукла.

— Я тоже помню, — сказала она. — Ты оскорбил мои чувства. Ты подшучивал над моей дорогой Мариеттой, и я должна была показать, что ненавижу тебя.

— Но тебе это не удалось. — Он говорил уверенно. Она, по крайней мере, совсем не ощущала его неуверенности или обидчивости, свойственной мечтательному, чувствительному мальчику — Какой смешной маленькой плутовкой ты была. Я любил разыгрывать из себя героя перед тобой, хотя и не заслуживал твоих чувств, обретенных таким путем.

Она отдернула руку и стала развязывать оранжевый шарф на шее, как будто искала занятие для рук. Едва уловимая улыбка исчезла.

— Тебя прислал ко мне мой отец? — спросила она прямо, и мягкость исчезла в ее голосе и повадке.

— Я нахожусь одновременно в деловой поездке и на каникулах, — сказал он, но ответ не удовлетворил ее.

— Если он прислал тебя за мной, ответ будет только отрицательным. Мне сейчас двадцать три. Я не слышала о нем шестнадцать лет, пока он не написал недавно, вскоре после смерти моей матери. Я не знаю его. И не хочу знать.

— Мы должны поговорить об этом, — сказал он. — Ты позволишь мне прийти к тебе? Ради меня, — добавил он поспешно, поскольку увидел готовящийся отказ — Может быть, сегодня вечером? Поужинаем вместе?

Ее сопротивление угасло, и она расслабилась на сиденье рядом с ним.

— Я должна была понять, кто ты, в тот момент, как только услышала твою речь. Я не слышала южноафриканского произношения много лет, а каждое твое слово напоминает о нем.

— Я не южноафриканец по происхождению, — поспешно напомнил он.

Она кивнула.

— Да, я знаю. Твой отец был немцем, не так ли?

Его голос невольно стал жестче, и она почувствовала его отчужденность.

— Почему бы тебе не прийти ко мне вечером? — предложила она. — Если хочешь, я приготовлю для тебя ужин. Так нам проще будет поговорить, чем в ресторане. Был ли ты в последнее время в Кейптауне?

— Я и сейчас живу там, — сказал он. — Я работаю у твоего отца Никласа Ван Пелта.

Такси затормозило перед красным светом светофора, остановившим широкий поток транспорта на Мичиган-авеню. Недалеко впереди был виден мост, по ту сторону которого раскинулись кварталы Ближней Северной Стороны. Они уже почти приехали.

— Он, должно быть, очень стар, мой отец, — сказала она. — На восьмом десятке? Ему ведь было почти пятьдесят, когда он женился на моей маме. Она была молодая, слишком молодая для него. — Девушка повернулась к Дэрку и посмотрела на него в упор — Как он узнал, что мама умерла? Он никогда не интересовался нами до этого. Как он мог узнать об этом?

— У твоего отца есть друзья в Америке, — небрежно ответил Дэрк. Он должен быть осторожным сейчас и не проговориться о письме, которое предупредило старика о приближающейся смерти его жены. Было ясно, что девушка ничего не знает о письме своей матери.

Казалось, что Сюзанна слушает его, не доверяя полностью его словам, но и не отвергая их.

— Он заставлял ее страдать, — продолжала она с горечью — Моя мама была милой и веселой, любила шутить. Я никогда не забуду, как холодно он обращался с ней, когда не одобрял ее легкомыслия. Он надорвал ее сердце и ее дух тоже. Вот почему она сбежала из Южной Африки и взяла меня с собой.

Дэрк смотрел на автомобили, скользящие мимо, не поворачиваясь к девушке, сидящей рядом с ним.

— Мой отец совершил что-то плохое и сел в тюрьму из-за этого, да? — спросила она натянуто и неодобрительно, подобно ребенку, научившемуся у попугая взрослым словам.

Такси подошло к обочине тротуара, Дэрк открыл дверь и вышел, с облегчением прерывая ее речь.

— Мы вернемся к этому вечером, — сказал он и помог ей вынести из машины фотоаппарат и все остальное.

Она дала ему свой адрес, он дошел с ней до двери и вошел в сводчатый вестибюль с отражающими звук, подобно пещерным, стенами. На мгновение он легко сжал ее руку и взглянул в омраченные горем карие глаза.

— До вечера, — сказал он. — Tot siens — до новой встречи.

От родного прощания на языке африкаанс слезы навернулись ей на глаза, но она яростно смахнула их.

— Наверное, не следовало бы встречаться с тобой после всего этого. Я не хочу ничего вспоминать. Воспоминания очень тяжелы.

Он почувствовал какую-то непонятную нежность к ней и улыбнулся, зная, что она не отменит своего приглашения. Она резко повернулась и направилась к лифту. Он стоял, глядя ей вслед. Ее легкая осанка казалась трогательно неторопливой. В одной руке у нее был бесформенный берет, другой она поддерживала камеру, и яркое пламя ее волос сверкало в освещенном вестибюле. Он следил за ней, пока она не скрылась за дверью лифта.

Затем он покинул здание и широким шагом направился вдоль Мичиган-авеню в сторону своего отеля. Теперь он был готов к вопросу, затронутому в письме ее матери, — о невинном и беспомощном цыпленке, не имеющем гнезда, чтобы защититься от опасностей. Эта девочка отнюдь не беспомощна. Он был знаком с характером ее отца, от которого ей, видимо, передались упрямство и стойкость. Возможно, она тверже в своих убеждениях, чем он предполагал, но он приложит все усилия, на то есть много причин.

Едва уловимое волнение начало шевелиться в нем, когда Он, насвистывая, шагал вдоль авеню. Если бы кто-нибудь мог слышать мелодию, то он узнал бы в ней старую песню наездника-бура. Это была песня молодого человека, загнавшего ночью своего десятифунтового коня, чтобы утром быть со своей любимой.


Я буду думать о моей милой, когда сядет солнце,
Сядет солнце, сядет солнце.
Я буду думать о моей милой, когда сядет солнце,
Низко, низко, за гору.
Я буду скакать, я буду скакать, я буду скакать,
Я буду скакать всю ночь,
Когда светит луна… [1]

Девушка тоже испытывала волнение. Весь остаток дня она постоянно думала о Дэрке Гогенфильде и о том, как мало она знает о прошлом.

Ее мать родилась в Чикаго и жила там после смерти матери своего отца. Единственный раз она выезжала из страны с музыкальной труппой, в которой она была пианисткой. Когда тур закончился финансовым крахом, Клара осталась в Южной Африке. Там она вышла замуж и оставалась до тех пор, пока что-то, о чем она никогда не говорила, не оборвало ее совместную жизнь с Никласом Ван Пелтом. Это было в конце войны, и она смогла вернуться в Соединенные Штаты, в город, который она знала лучше всего, — Чикаго. На родине, для того чтобы обеспечить свою маленькую дочь и себя, она побывала в разных ролях — секретарей и администраторов, требующих доброго взгляда и очарования в манерах, что в Кларе счастливо сочеталось.

Болезнь и безвременная смерть ее матери несколько месяцев назад оставили в Сюзанне чувство опустошенности. Она всегда была достаточно одинока, но это не ощущалось так сильно, пока существовал кто-то, кому она могла посвятить всю себя. Теперь остались одни лишь воспоминания о той, кого она потеряла, и у нее не было никого, кто бы нуждался в ней.

За последний год у нее появились друзья по работе в газете, это верно, но окружающий ее уродливый мир был нов для нее. Она очень хотела принадлежать четвертому сословию, но подозревала, что сослуживцы не воспринимают ее всерьез. Не было ни одного, кто был бы ей по-настоящему близок.

Внезапное появление Дэрка Гогенфильда было подобно ракете, пронесшейся на фоне мрачного горизонта, Как и ракета, он скоро должен был исчезнуть из поля зрения, но на короткое мгновение она была рада его присутствию и даже его связи с теми краями, которые она никогда не смогла бы забыть.

До нее доходило, что день тянется медленно и что она поглощена собственными мыслями и не может избавиться от них. Затем она остановилась возле бакалейного магазина, чтобы сделать покупки и вернуться домой, в маленькую квартиру на Ближней Северной Стороне, которую она когда-то делила со своей матерью. В крошечной кухне она принялась за работу, чувствуя себя такой счастливой, какой не была уже давно.

Теперь она без помех могла думать о человеке, который придет сюда вечером. Она не знала всех обстоятельств, но она знала, что ее отец взял над ним опеку, когда родители Дэрка умерли. Видимо, Дэрк сохранил с ним близкие отношения, когда стал взрослым.

Пока кастрюля с фигурно нарезанным картофелем стояла в печи, зеленый салат охлаждался в холодильнике, мясо готовилось для жарения, она забрела в столовую и огляделась с чувством досады.

Ей хотелось бы, чтобы Дэрк увидел ее такой, какая она есть» но пастельные тона комнаты, которая была так изящно обставлена ее матерью, совсем не соответствовали ее натуре. Она ничего не изменила здесь после смерти матери. Она уныло сморщила нос, глядя на скатерть с. розами, которую она постелила на стол с раздвижными ножками у окна, и на розовые свечи в китайских подсвечниках, украшенных бутонами роз. Увы, эти вещи принадлежали Кларе — не Сюзанне, и она могла только надеяться, что Дэрк это поймет.

Как хорошо она помнила его мальчиком, как он выглядел тогда, когда она видела его в последний раз: прекрасные светлые волосы, сверкающие под лучами южноафриканского солнца, ярко голубые глаза, как небо Кейптауна. Они взбирались на длинную гряду скал, уходящую в океан, и он следил, чтобы она не поскользнулась и не упала в воду. Она хотела сфотографировать его своим маленьким аппаратом, но как-то все не получалось. Он поддразнивал ее, когда позировал, и смеялся, хотя всегда по-доброму. Он был единственным предметом ее постоянного внимания и заботы, и не по годам острую боль ей приносило ощущение того, что он может исчезнуть из ее жизни навсегда. Такая потеря особенно мучительна для ребенка, все поступки которого подчинены воле взрослых и который не может защитить предмет своей любви.

Дэрк же был по сравнению с нею взрослым, хотя, конечно, еще не совсем. Ему постоянно хотелось пошалить с ней, а иногда даже рассказать о своих фантастических мечтах, еще очень незрелых, но она была слишком мала, чтобы заметить это. Порой он рассказывал ей о том, что, когда будет постарше, станет великим охотником на львов, или, возможно, найдет золото и станет несметно богат. Из всех, кого она знала, только у него была незатухающая страсть к приключениям, и это роднило его с героями книг, которые она любила читать.

Сейчас он был здесь, наяву, оба они стали взрослыми, а ее чувство волнения сохранилось и даже усилилось.

В обрамленном позолоченной рамой зеркале, на месте которого когда-то был настоящий очаг, она увидела себя и стала критически изучать. Ее бежевое платье с зеленым поясом соответствовало обстоятельствам, но она была не уверена в зеленой вельветовой ленте, которой повязала волосы. Принадлежала ли эта лента Кларе или Сюзанне? Иногда трудно было ответить на подобный вопрос.

Она только успела поднять руку, чтобы снять ленту, когда звук звонка остановил ее. Слишком поздно — лента должна остаться. Она подлетела к кнопке, с помощью которой отпирался замок тремя этажами ниже.

— Сюда, наверх, пожалуйста, — позвала она, перегнувшись через высокие перила, и услышала напряженность в звучании собственного голоса. Он вошел без шляпы, и его прежний облик, такой, каким она видела его в последний раз в Южной Африке, снова предстал перед ее глазами. Конечно, теперь он был старше, но сохранил очень многие прежние черты. Она все еще тяжело дышала и поспешила к двери, чтобы скрыть волнение. Она не должна выглядеть в его глазах девчонкой.

Он легко поднялся наверх, совсем не запыхавшись, и подошел к ней. Его глаза были такими же ярко-голубыми, как и в ее воспоминаниях, у взрослого человека — как у мальчика, Он тоже явно с нетерпением ждал встречи с ней, и сердце ее тяжело застучало. Нужно забыть о прошлом. Ракета не может остановиться в полете, и Сюзанна Ван Пелт никогда не вернется в Южную Африку.

В руках Дэрка были экстравагантные желтые розы, она приняла их, поблагодарив глазами. Он последовал за нею, не сводя с нее глаз.

— Проти не было — сказал он.

Слово, так давно не произносимое, принесло светлые воспоминания о южноафриканском цветке — сказочно красивом экзотическом проти, бесконечное число разновидностей которого там росло.

— Садись, пожалуйста, — сказала она застенчиво-официально. — Я только на минуту. Принесу вазу для роз.

На кухне она наполнила бледно-зеленую вазу водой, с нежностью поставила в нее цветы; ее пальцы слегка дрожали от волнения и постоянного страха что-нибудь испортить. Сегодняшний случай с фотоаппаратом сильно ее напугал, «Все нервы!» — подумала она с невольно исказившимся лицом, надеясь, что Дэрк не заметит этого.

Когда она принесла вазу в столовую, чтобы установить ее на кофейном столике, он стоял перед рядом фотографий на стене. Ей приятно было видеть, что они попали в поле его зрения. Ведь эти фотографии принадлежат Сюзанне, не Кларе.

Здесь был один драматический снимок пожара, который уничтожил квартиру на Западной Стороне несколько месяцев назад, другой запечатлел высадку на берег реки Чикаго детей, совершающих лодочную экскурсию. На третьем снимке — штормовая ночь на Мичиган-авеню с окнами магазинов, магически краснеющими сквозь пургу. Ио больше всего, однако, ей нравился этюд с пожилым продавцом газет в киоске на тротуаре. Игра света и тени была исключительно правильной, композиция совершенной. Она гордилась этой работой и рада была продать ее в государственный журнал.

Дэрк изучал фотографии, а она, воспользовавшись случаем, изучала его. Его прежнее юношеское очарование сохранилось и даже усилилось за то время, когда мальчик превращается в мужчину. Он был очень привлекателен не только внешне, но и располагал ее своим доброжелательством и явным природным умом — все это вместе так сильно влекло, что она слегка встревожилась.

— Тебе нравится твоя работа? — спросил он, все еще рассматривая фотографии. — Я бы сказал, что она может оказаться рискованной и немного сурова для женщины.

— Я люблю ее, — сказала она горячо, но ей понравилось, что, изучая снимки, он подумал и о ней. — До работы в газете я продавала фототовары в универмаге, но мне никогда по-настоящему это не нравилось. Мне всегда хотелось фотографировать самой.

— Это правильно, — сказал он, и ей стало теплей от его одобрения.

Повернувшись, он прямо взглянул на нее. Его оценивающий взгляд несколько смутил ее. Она выбрала себе стул в затененном углу, а ему предложила место на диване, освещенном лампой. Ей не хотелось, чтобы ее рассматривали и изучали слишком близко, зато самой можно было без помех видеть его при ярком свете. Его приход — очень важное и значительное событие в ее жизни.

— В Кейптауне для фотографов много дел, — напомнил он ей. Легкая шутливость слышалась в его тоне, как будто он чувствовал свое влияние на нее и это до некоторой степени забавляло его.

Но она решила, что в таком ключе разговаривать с ним не будет.

— Бесполезно, — сказала она твердо. — Я не собираюсь возвращаться, если ты это имеешь в виду.

— Можно задать тебе вопрос? — Тембр его голоса изменился с годами. Это больше не был голос мальчика, это был голос мужчины, низкий и звонкий. — Я говорил тебе, что прежде всего я приехал, чтобы увидеть тебя. Все остальное может подождать.

Она принесла бокалы и, пока они дружно потягивали напиток, спросила его о работе у ее отца в Кейптауне.

— Когда-то ты постоянно мечтал стать знаменитым охотником, — напомнила она ему, — Или открыть сказочную золотую жилу.

Он громко рассмеялся, ее воспоминания были ему приятны.

— Я боюсь, что моя нынешняя охота довольно прозаична, хотя иногда весьма интересна. После всего случившегося твой отец продал свой дом в Йоханнесбурге и переехал в Кейптаун, где всегда жил прежде. Он стал экспортером работ местных ремесленников, а также открыл два магазина? Его большой магазин в Йоханнесбурге очень хорош, но есть еще один, поменьше, в Кейптауне. Моя охота в настоящее время заключается в выездах на места, до которых ему сейчас трудно добраться: в Транскеи, Зулуланд, Северную Родезию. Стандарты твоего отца находятся на высоком уровне. Я занимаюсь поисками недешевых вещей, действительно произведений искусств местных ремесленников. Это просто замечательно, каким живым и энергичным он остается до сих пор.

Она не хотела слушать о своем отце.

— Я почти не помню дом в Йоханнесбурге, — сказала она. — Дом в Кейптауне я любила больше. Проти-Хилл! Какое прекрасное имя. Когда мы приезжали туда летом на декабрьские каникулы, у меня была комната с удивительным видом.

Дэрк поставил свой стакан, не спуская с нее глаз.

— Этот вид все еще ждет тебя, Сюзанна. Я не думаю, чтобы в нем что-нибудь изменилось.

— Я знаю, — сказала она — Горы не меняются.

Она, извинившись, покинула его, чтобы зайти на кухню, поставить на огонь жаркое и вынуть салат. Но он не смог оставаться гостем в столовой. Он присоединился к ней, принес тарелки со стаканами, как если бы помощь ей была его любимым и обычным занятием.

Когда они уселись за стол, она стала подробнее расспрашивать о его жизни, чтобы не касаться более неприятной темы.

— Что ты делал до того, как стал работать с моим отцом?

Он грустно улыбнулся.

— Когда я закончил школу, я заболел алмазной лихорадкой. Ты ведь знаешь, что тогда всеобщее внимание было приковано к алмазам, а не к золоту. Я пытался осуществить кое-какие личные планы, но не очень успешно. Твой отец в то время все еще владел землей в окрестностях Кимберли, и он сказал мне, что я мог бы взять все, что найду там. Я думаю, что он был главным образом заинтересован в том, чтобы остудить мой пыл.

Он засунул руку в карман и вытащил кожаный бумажник, из внутреннего отделения которого вынул маленький бумажный сверток.

— У меня все еще сохранился один из камней, которые я нашел в то время. Я держу его, чтобы карман мой никогда не пустовал, а также в доказательство того, что я был алмазоискателем.

Она наклонила голову, чтобы видеть, как он разворачивает бумажный сверток, и почувствовала, что его светлые волосы находятся очень близко к ней и что его дыхание касается ее щеки.

— Вот, — сказал он. — Держу пари, что такого алмаза ты никогда не видела.

Крошечный камешек отливал светло-лиловым и розовым, был полупрозрачным на фоне белой бумаги и неправильной формы. Алмаз был не обработан и для получения более яркого блеска нуждался в огранке.

— Знаешь, какие бриллианты считаются бриллиантами высшего качества? — спросил Дэрк. — Бриллианты высшего качества имеют необычный цвет. Возможно, розовый, или зеленый, или желтый. Иногда даже черный. Данный образец недостаточно крупный, недостаточно совершенный, чтобы представлять сколько-нибудь большую ценность, но я к нему очень привязан. Конечно, он без огранки. Я бы нарушил закон, если бы привез в эту страну алмаз с огранкой. Только камни без огранки освобождаются от пошлины.

Сюзанна взяла маленький камешек и поудобнее расположила его на своей ладони, видя в нем, однако, не алмаз, а судьбу молодого человека со страстью к приключениям в душе, работающего ради мечты, которой никогда не суждено осуществиться.

— Я думала, де Бирз владеет всеми алмазами в Южной Африке, — сказала она. — Как же тебе разрешили заняться собственным делом?

— Синдикату принадлежит большая часть земли, — объяснил он, — Но все еще существуют алмазоискатели, которые работают на собственных участках и продают то немногое, что они находят, де Бирзу. На самом деле в Южной Африке запрещено иметь неограненные алмазы без соответствующего разрешения. Поскольку я разрешение имею, то найденный мною камень я имею право хранить — Он вернул розовый алмаз в бумажный сверток и положил его обратно в кожаный бумажник. — Ты слышала когда-нибудь о Короле Кимберли? — спросил он.

Она отрицательно покачала головой, очарованная рассказами об алмазах и о Южной Африке, которая давно ушла из ее жизни и тяжелые воспоминания о которой уже стали ослабевать.

— Король Кимберли был одной из величайших находок, — сказал Дэрк, — замечательно красивым и ценным камнем. Крупнее, чем алмаз Надежда, и почти без изъянов. Я однажды видел его, еще мальчиком. Те машины, которые перебирают алмазы в наши дни, могут раздробить или повредить особенно крупные камни, но это единственная возможность получить алмаз. Нынешние системы ориентированы на реальный коммерческий выход. Для добычи одного карата алмазов требуется в среднем четыре тонны горной породы. Сейчас я приобщаюсь к техническим вопросам.

Она не прерывала его. Она любила его слушать, и во время ужина все ее внимание было приковано к его рассказам. Она решила, что позже, когда он уйдет, она обдумает то, что он сказал.

Когда десерт был закончен и она убрала тарелки, они присели, окруженные бледно-розовыми и светло-голубыми тонами интерьера, и выпили по большой чашке по-американски заваренного кофе. Но теперь Дэрк казался неутомимым, как будто бы он почувствовал, что время убегает, а дела, ради которого он в действительности пришел они все еще не касались,

Поэтому его обращения к ней все более выводили ее из состояния равновесия, Этому человеку были свойственны неистовые порывы энергии, позволяющие ему многою добиться от любой любящей его женщины. Но мысль о том, что она всерьез любит его, казалась ей нелепой, и она с раздражением прогоняла ее. Она должна быть начеку и не допустить, чтобы ее мысли развивались в этом направлении.

Он отставил чашку и еще раз прошелся по комнате, вглядываясь в фотографии, потом снял с книжной полки маленькую, вырезанную из дерева фигурку антилопы и с улыбкой протянул ей.

— Итак, ты все еще не теряешь связи с Африкой?

— Это импала, — сказала Сюзанна. Она неожиданно для себя вспомнила это название.

Он осмотрел золотистое дерево фигурки с полосно-гранулированной текстурой, опытными пальцами повернул его. Высокие лирообразные рога поднимались над небольшой, грациозно повернутой головой. Уши были острые, морда изящная, глаза продолговатые и светлые даже в резьбе по дереву. Импала находилась в состоянии отдыха, передние ноги были подогнуты, бедра гладко округлы в отличие от бедер прыгающего животного. Волнистая текстура заполняла полосы бедер импала. Вся фигурка была наполнена жизнью и чуткой настороженностью, так что казалось, что в любой момент существо могло спрыгнуть с овальной подставки и выскочить из рук Дэрка.

— Хорошая вещица, — сказал он с одобрением. — Художник точно подметил повадки дикого животного, даже во время отдыха.

Сюзанна пристально взглянула на фигурку. До тех пор, пока. Дэрк не снял ее с полки, резная статуэтка не имела дня нее особого значения, и она годами не вспоминала ее названия. Ее мать никогда не связывала фигурку с Южной Африкой. Теперь же, после слов Дэрка, внезапно всколыхнулось забытое прошлое.

Он поставил фигурку на место и, подойдя к Сюзанне ближе, взял со стола книгу, лежавшую возле ее локтя. Повернув книгу заголовком к себе, он слегка присвистнул от изумления.

— Ты ничего не хочешь знать о Южной Африке, однако читаешь книги Джона Корниша?

— Один человек в редакции рекомендовал ее, — ответила ему Сюзанна, слегка встревоженная его тоном. — В предисловии сказано, что его мать, как и моя, — американка, и я думаю, он тоже живет в Америке. Хотя иногда он бывает в разъездах и собирает материал для новой книги. Об Алжире.

Дэрк перевернул книгу и с неприязнью посмотрел на фотографию человека на тыльной стороне обложки.

— Корниш, бывало, писал о Южной Африке, — сказал он. — Он вырос там. С помощью одной его статьи твой отец был упрятан в тюрьму. Ты знала об этом?

Она не знала об этом и сидела, в изумлении молча глядя на него.

— Сейчас Корниш возвратился в Южную Африку, — продолжал он, — Йоханнесбургские газеты уделяли ему много внимания, когда я уезжал, Я даже однажды остановился с ним в одном отеле — Карлтон-отеле. Я не назвал бы это желанной встречей. Надеюсь, он остановится не в Кейптауне.

Она хотела побольше расспросить о Джоне Корнише и своем отце, но вовремя вспомнила, эти дела ее не интересуют.

Дэрк положил книгу на место, подошел и остановился, настолько возвышаясь над ней, что ей пришлось смотреть вверх, чтобы увидеть его лицо.

— Почему ты так боишься вернуться? — Его взгляд был взглядом повелителя, но, кроме того, в нем была мягкость, и это удерживало ее от того, чтобы отвернуться.

— Мать рассказывала мне кое-что о моем отце, — проговорила она. — Он действительно практически не заботился о нас. Нет никакого резона возвращаться назад только потому, что в последнее время он этого захотел и решил увидеть меня.

— Однако не кто иной, как твоя мать, сбежала именно в тот момент, когда он нуждался в ней больше всего — сказал Дэрк.

В ней вспыхнуло негодование.

— Это неправда! Он не нуждался в ней и не обращал на нее внимания. Она думала только обо мне, чтобы увезти от всего того, что связано с ним.

Он говорил убеждающим тоном, сохраняя спокойствие, и она видела жалость в его глазах.

— Она никогда не рассказывала тебе, как твой отец оказался в тюрьме?

— Она сказала, что было бы лучше, если бы мы все это забыли. За все годы мы ни разу не говорили об этом. Во всяком случае, я боялась прикоснуться к правде и предпочитала страшный кошмар пробуждению.

— Я знаю достаточно, — поспешила добавить она. — Мой отец мог бы стать в то время значительным человеком. Мама рассказывала мне, что он был хорошо известен в алмазодобывающем мире, был одним из наиболее важных людей наряду с де Бирзом. Они попали в южноафриканский парламент в одно время, не так ли? Он был лидером, уважаемой личностью. Однако он бросил все это. Бросил свою семью, бросил все!

— Выслушай меня, — сказал Дэрк, и его мягкость вдруг исчезла — Пришло время тебе узнать эту историю. Он нарушил закон, это правда, но никто не знает, почему. Он сполна заплатил за свою ошибку много лет спустя. Поэтому было бы очень хорошо, если бы его дочь…

Сюзанна вскочила, знакомый панический страх охватил ее.

— Я не хочу слышать! — закричала она. — Если ты будешь продолжать, я не буду слушать.

Он смотрел, изумленный этим эмоциональным всплеском. Стараясь сохранять спокойствие, сел на диван и, усадив ее рядом, успокаивающе положил руку ей на плечо. Она затрепетала от его прикосновения, так же как и от сознания его тепла и близости. Было опасно подходить слишком близко к ракете: слезы, которые она далеко запрятала со дня смерти матери, навернулись ей на глаза. Она заплакала тихо и беспомощно. Он повернул ее голову так, что ее щека оказалась против его плеча, и убрал светлый локон с ее теплой влажной брови.

— Виноват, — сказал он. — Я забыл, что последнее время у тебя была нелегкая жизнь. Я не думал, что у тебя возникают страхи, и не хотел расстраивать тебя.

Она позволила себе еще несколько блаженных мгновений у его плеча, а затем подняла голову и подарила ему волнующую улыбку.

— Сейчас мне уже лучше. Мне страшно стыдно. Я приглашала тебя сюда не для того, чтобы поплакаться. — Она высморкалась и вытерла глаза, внутренне презирая себя.

Дэрк взглянул ей в глаза и встал.

— Я не должен забывать, что у тебя служба, и, наверное, тебе завтра утром рано вставать. Я благодарен за прекрасный ужин. Я бы очень хотел увидеть тебя снова, Сюзанна.

Теперь он был бесстрастен и почти груб. Она понимала, что это в результате ее дурацкой слезливости.

— Когда ты возвращаешься в Кейптаун? — спросила она ослабевшим голосом.

— Пока я еще не решил, — сказал он. — Выполнение задания, возможно, займет больше времени, чем я предполагал. А если честно — я поеду домой, как только ты будешь готова поехать со мной.

Он не ожидал ответа на свои слова и, слегка поцеловав ее в щеку, вышел, прежде чем она сумела что-либо ответить ему. Она стояла, застыв на пороге, и слушала звук его шагов, когда он легко сбегал по лестнице. Еще не добежав до выхода, он начал насвистывать мелодию, несколько аккордов которой хранились в ее памяти. Когда дверь подъезда открылась и закрылась, она вернулась в квартиру и рассеянно огляделась. Все выглядело как-то иначе сейчас. Прикосновений любимого больше не было. Дэрк знал, что они не подействуют на нее.

На столе лежала книга Джона Корниша. Она взяла ее, так же, как и Дэрк, повернула и стала рассматривать портрет на обложке. Это была обычная фотография и, с ее профессиональной точки зрения, не очень хорошая. На ней было задумчивое лицо человека около сорока лет, с сильными скулами и глубоко посаженными глазами. Тяжелые брови, рот прямой, неулыбчивый, жестко очерченный, но чувственный. Такое лицо заслуживало профессионального фотографирования, однако снимок был сделан наспех.

Какую роль сыграл этот человек в жизни ее отца? Она знала о нем только как об известном писателе, пишущем об Африке. Сегодня Америка относится к нему как к американцу. Она резко отложила книгу в сторону. Ей не хотелось читать Джона Корниша после того, что Дэрк рассказал о нем.

Она сняла с полки резного импала и присела на диван, сжимая фигурку в руках, словно для комфорта. Она прекрасно знала, что именно она хочет отсрочить, отвратить. Несмотря на страх, корни которого находились в полузабытом детстве, пыл ее сопротивления постепенно ослабевал. Возможно ли, что она в конце концов перестанет сопротивляться и возвратится в Южную Африку с Дэрком Гогенфильдом?

Она упрямо потрясла головой, отгоняя эту мысль. Нет, конечно, она никогда не вернется. Нет, если это будет означать встречу с Никласом Ван Пелтом, который был ее отцом.

Мелодия, которую насвистывал Дэрк, все еще не покидала ее, снова и снова возвращаясь к ней. Слова пришли неожиданно, сами собой:

буду думать о моей милой, когда сядет солнце…

О наступивших после днях Сюзанна впоследствии будет вспоминать как о днях розового алмаза.

ГЛАВА II


Вначале она пыталась сопротивляться самоуверенной настойчивости Дэрка. Но она не могла отказаться от встреч с ним, не хотела, и при каждой новой встрече ее оборона все ослабевала, Он вел себя так, будто все время было в его распоряжении и он мог позволить себе ждать. Последние августовские дни в Чикаго были жаркими, и вечерами, когда она была свободна от работы в газете, они могли вместе бродить вниз по Мичиган-авеню или искать пути к берегу озера через Грант-парк, Во время таких прогулок он часто говорил о Южной Африке, о Кейптауне, и давно забытая ностальгия начинала шевелиться в ней. А вместе с ней, несмотря на внутреннее сопротивление, приходили нежность и тоска, предупреждающие ее, что с ней что-то происходит.

Она влюблялась раньше, два или три раза, и весьма глупо. Казалось, в ней было какое-то своенравие, которое влекло ее к тем, кто по той или иной причине не мог относиться к ней серьезно. Она как бы защищала себя невозможностью серьезных отношений с теми, на ком фокусировалось ее внимание, и искала подходящего случая, играя в любовь и выжидая. Она не хотела пройти через это снова. Дэрк скоро уедет в Кейптаун, а она должна остаться здесь. Подобными размышлениями она пыталась подавить в себе чувство.

Именно в это время газетные заголовки начали кричать о новой волне насилия в Южной Африке. Трагедия случилась в одном из грязных предместий Дурбана. Сюзанна показала Дэрку газету как новый аргумент против возвращения в Кейптаун.

— Я не думаю, что сейчас стоит жить в Южной Африке, — сказала она. — Там случается столько страшных вещей,

— Это в Кото Маноре, где постоянно что-нибудь случается, — сказал Дэрк, — Это в тысяче миль от Кейптауна,

— Но случаи были и в Кейптауне, — напомнила она. — Ты не можешь игнорировать Ланга,

— Никто и не игнорирует. Послушай, Сюзанна, ты ведь говоришь о Южной Африке, а здешняя пресса никогда не благоволила к нам. Жить там, на месте, — совсем не то, что читать подзаголовки. Ты увидишь, что дела в Кейптауне идут по-прежнему, цветные на нашей стороне, и волнений очень немного. Это взрывоопасная и сложная проблема. Не пытайся решить ее здесь, сидя в Чикаго.

Конечно, он был прав, и она больше не возражала. Пришел, однако, день, когда Дэрк перестал притворяться, что время не поджимает его.

— Сюзанна, Сюзанна, мы должны торопиться, — сказал он,

— Если мы будем ждать слишком долго, мы пропустим весну в Кейптауне. Сентябрь и октябрь — самые красивые месяцы в Южной Африке, мы не должны их упустить.

Однажды вечером, когда она снова угощала его ужином в своей квартире, он заговорил с ней более резко, чем раньше.

— Я должен вернуться в Кейптаун, — сказал он. — Я нужен твоему отцу и, кроме того, должен подумать о своей работе. Сегодня днем я купил билет на самолет. Я вылетаю в Нью-Йорк в конце недели.

Мрак отчаяния овладел ею, и она вспомнила другой отъезд — отъезд Сюзанны Ван Пелт, покидающей Южную Африку. Но тогда она была ребенком, не способным предотвратить то, что совершалось. Сейчас все намного хуже — быть взрослой и такой же беспомощной. Однако, как взрослая, она должна была как-то спрятать свои чувства. Огромным усилием воли она поддерживала твердость в голосе, когда отвечала ему.

— Мне жаль, — сказала она, испытывая гордость, что за внешней легкостью ей удалось спрятать столько горя. — Но, конечно, ты должен ехать. Нет никакого смысла дальше терять здесь время.

Он беспокойно сделал круг по комнате и подошел к ней с неожиданным блеском в глазах, полный жизненной энергии, до сих пор до конца не раскрытой. Он возвышался над ней, как и в то первое свое посещение, и владел ее вниманием с той же самой силой.

— Поверь мне, Сюзанна, я не хотел, чтобы так случилось, — сказал он, — Это сильно усложнит, мою жизнь. Я не уверен, что не буду жалеть. Но думаю, что понял неотвратимость этого в тот первый день, когда стоял на путях и увидел, как ты упала на рельсы с камерой, почти такой же по размерам, как ты сама.

Она с изумлением и испугом посмотрела на него, не понимая, к чему он клонит, а он вытащил что-то из кармана и почти небрежно бросил ей на колени. Это была маленькая, голубая с позолотой шкатулка; она смотрела на нее, не прикасаясь.

— Открой это, — приказал он.

Она нажала пальцем на металлический замок и подняла крышку. На белом атласе лежало кольцо, тонкое золотое кольцо с полированным розовым камнем в высокой оправе.

— Ювелир сказал, что это неслыханно — ставить неограненный камень, — сказал Дэрк. — Но я подумал, что он тебе понравится в таком виде, Для лучшего вида его немного отполировали. Огранка для меня сейчас — непростое дело. Я полагаю, возражений не будет? Оно сделано в расчете на очень тонкий палец.

Она взглянула на него, не в силах поверить в то, что происходит, напуганная его очевидной тревогой, которую он пытался скрыть за внешней бесстрастностью. Он был напряжен и слегка напуган, а совсем не доволен контролируемостью эмоций, как думала она. Она обнаружила, что смотрит в его лицо более нежно, чем когда-либо, и протянула руку.

— Надень на мой палец, пожалуйста, — сказала она.

Все его яростное нетерпение вырвалось наружу, нерешительность покинула вдруг помолодевшего, по-прежнему привлекательного Дэрка, каким она его помнила. Он сел рядом с ней, вынул кольцо из шкатулки и надел ей на средний палец левой руки. В его взгляде были только нежность и мольба,

— Теперь мое счастье в твоих руках, дорогая, — сказал он. — Обращайся с ним нежно.

Только оказавшись в его объятиях, она поверила наконец в то, что происходит.

— Я купил два билета на рейс до Южной Африки, — сказал он ей, — и два места на самолет до Нью-Йорка. Хотя я очень боялся, что зашел слишком далеко. Теперь дело за твоим паспортом и прививками, свидетельством о браке и всем остальным. Давай полетим в Нью-Йорк и уладим со всем этим. Не будем терять время.

Они не стали терять время. Она бы никогда не поверила, что может порвать все нити, связывавшие ее с привычной жизнью, с такой быстротой и такой радостью. К счастью, она уже упаковала или раздала большую часть вещей матери, Квартира была сдана товарищу из редакции. Дэрк перевез ее через границу штата для более быстрой регистрации брака, и Сюзанна летела на самолете в Нью-Йорк уже со своим мужем.

Несмотря на поспешность, с которой все было проделано, у них оставалось время предаваться нахлынувшему счастью. Это было именно то, чего она так ждала долгие годы одиночества. Это был ответ на ее тоску по родине, на ее чувство чего-то незавершенного. Она знала, что в ней жила какая-то охраняющая ее сила, более мудрая, чем сознание и разум, которая ждала только Дэрка. Теперь она была готова встретить все, что бы Южная Африка ни преподнесла ей, потому что Дэрк был частью ее жизни, а она — его. Это было самое важное — его потребность в ней, такая нежная и светлая.

Только когда она вспомнила о Никласе Ван Пелте, то попыталась немного поторговаться с ним.

— Если ты женился на мне только для того, чтобы привезти домой к отцу, ты совершил ошибку, — сказала она, немного поддразнивая. — Ты знаешь, я же не давала обещания увидеться с ним.

Дэрк отреагировал быстро.

— Мы поговорим об этом, когда придет время. Я написал дяде Никласу о наших изменениях в планах и отправил письмо авиапочтой. Хотя, если бы я был уверен, что ты серьезна в тех обвинениях, которые выдвигаешь…

Она нежно поцеловала его, показывая, что она не была серьезна. Его ответ на обвинения вряд ли был необходим. По его глазам, по его прикосновениям было ясно, как сильно он любит ее.

Дни, проведенные в Нью-Йорке, сверкали сквозь туман, как розовый алмаз на ее пальце. Она светилась счастьем и умиротворенностью, и Дэрк заметил, что она становится прелестнее с каждым днем.

Единственное, что она взяла с собой из своей жизни, был ее собственный 35-миллиметровый фотоаппарат, и Дэрк потакал ей в ее увлечении.

— Итак, я женился на высокопрофессиональном человеке, не так ли? — смеялся он, когда она настаивала, чтобы камера и экспонометр сопровождали ее на их дневных прогулках. Она мягко, но с определенной долей твердости объяснила ему, что не видит причины, почему бы не продолжить продавать фотографии для американских и британских журналов и газет. Внимание всего мира в эти дни было приковано к Африке.

Особенное удовольствие ей доставляло делать фотографии Дэрка, запечатлевавшие его светлые, улыбчивые черты и скрывавшие некоторую озабоченность, порой появлявшуюся в неподходящий момент. Иногда ей казалось, что его что-то тревожило, что он что-то от нее скрывал — видимо, те проблемы, которые ждали его в Южной Африке. Она предполагала, что это может касаться ее отца. Возможно, он не одобрит эту внезапную женитьбу своего подопечного на дочери, которую он не знал, дочери женщины, которая покинула его. Ей не хотелось думать, что это повредит Дэрку и поставит его в трудное положение, Но в тот момент она могла только всем сердцем стараться развеять это настроение Дэрка и воздержаться от расспросов. Однако она не хотела запечатлевать даже тень озабоченности на фотографиях. Те дни были солнечными и должны были такими оставаться.

Стоял сентябрь, все еще весна в Южной Африке, когда они сели на борт американского самолета в Нью-Йоркском международном аэропорту. Даже на реактивном самолете это был трудный и утомительный путь, и Дэрк согласился на остановки в Аккре и Браззавиле. Они покинули Французскую Экваториальную Африку ранним утром и приземлились в Йоханнесбурге в середине дня. Йоханнесбург был воротами города Золота. «Goli», как чернокожие называют эту сравнительно молодую и быстроразвивающуюся столицу огромного богатства и величайшей бедности.

Пройдя паспортный и таможенный контроль, они уселись в суете зала ожидания перед огромным застекленным оконным пролетом и наблюдали за самолетами, отлетающими в различные части Африки и всего света. Теперь они по настоящему находились на южноафриканской земле, и Сюзанна увидела знаки Slegs vir Blankes, которые переводились как «Только для европейцев», «Европейцам», что означало «Для белых». Она содрогнулась при виде этих знаков, так же как содрогалась при виде подобных знаков на американском Юге.

Все знаки давались на двух языках страны, как и объявления из громкоговорителей. Сюзанна забыла африкаанс, но когда она начала вслушиваться, звучание этого языка постепенно стало вспоминаться и он уже не казался незнакомым.

Однажды, к ее удивлению, имя Дэрка было названо по громкоговорителю, и он поспешил за пришедшей на его имя информацией. Когда он возвратился, то выглядел немного рассерженным.

— Это информация от моего отца? — спросила она. Нет, — покачал он головой. — Это было только предупреждение.

Слово напутало ее.

— Предупреждение?

— О, ничего страшного, — сказал он, изображая улыбку. — Кое-кто думает, что я обязан знать, что Джон Корниш собирается в Кейптаун. Он будет на борту нашего самолета.

Он больше ничего не добавил и, казалось, задумался, оставив ее в недоумении. Почему было необходимо дать знать Дэрку, что Корниш летит тем же самолетом? Если когда-то давно Джон Корниш навредил ее отцу, то какое это имело отношение к его нынешнему пребыванию в южной Африке? И почему Дэрк употребил слово «предупреждение»?

Когда рейс па Кейптаун был объявлен, они пошли через бетонную площадку к самолету, на носу которого в качестве символа была изображена газель. Символ был удачным, поскольку южноафриканская газель с искривленными рогами обычно прыгает в воздух очень высоко.

— Мне кажется, что я собралась слишком быстро, — прошептала Сюзанна, сжимая руку Дэрка — Часть меня осталась дома и еще не догнала нас.

Дэрк не слушал ее. Он наблюдал за человеком, поднимающимся по трапу.

— Смотри скорее, — сказал он. — Высокий малый там, наверху, в сером пальто — это Джон Корниш. Все правильно. Он будет в одном самолете с нами.

Она взглянула в тот момент, когда человек исчез в двери. Мелькнула только его стройная спина, и он исчез из поля зрения прежде, чем стюардесса указала им их места.

— Ты хорошо знаешь его? — спросила она, когда Дэрк помогал ей пристегнуть пояс.

— Я знал его, когда был еще мальчиком, — сказал Дэрк.

— И он знаком с моим отцом?

— Да, и достаточно близко. Корниш вырос на степной ферме недалеко от Кимберли, и твой единокровный брат Пауль был его ближайшим другом. Оба они участвовали в войне как десантники.

— Расскажи мне о моей семье, — попросила Сюзанна, — Я знаю так мало. Не верится, что у меня есть единокровные братья и единокровная сестра. Я знаю, что старший мальчик умер ребенком, но я ничего не знаю о других.

— Твоя сестра вышла замуж и уехала в Австралию на постоянное жительство, — сказал Дэрк. — Пауль умер в Италии во время войны. Корниш в то время был ранен и отправлен на корабле домой для поправки, У него было тяжелое ранение в ногу, и он больше не мог воевать. Он все еще немного прихрамывает. Когда он вернулся домой, то избрал поприще, которое всегда интересовало его, — журналистику. Твой отец не раз помогал ему в его карьере. И тем тяжелее было для дяди Никласа, когда год или около того спустя Корниш изменился к нему.

Самолет выруливал к месту взлета, и Сюзанна забыла о Джоне Корнише и обо всем, что было с ним связано. В те дни, когда она жила в Южной Африке, голубой поезд все еще был главным комфортабельным средством передвижения на такие расстояния, покрывающим тысячу миль до Кейптауна за много часов. Теперь его сменил самолет.

Эмблема с газелью была изображена по всему самолету, выткана на зеленой ковровой дорожке и на чехлах сидений. Но эта газель обернулась Пегасом, и Сюзанна вынуждена была задержать дыхание. К обычным трудностям сегодняшнего авиапассажира, выдерживающего ощущение скорости полета, у нее прибавились сложные переживания слишком быстрого возвращения в прошлое.

Они пролетели над суетящейся толпой Йоханнесбурга, где белый человек обладал пространством, а черный — нет. Внизу неясно вырисовывались удивительные желто-белые холмы золотоносных приисков, квадратные, со скошенными сторонами. Во время полета Сюзанна наблюдала развернутую как на ладони страну. Зелень выцветала быстро, и внизу раскинулась степь — голая желтовато-коричневая земля, ждущая быстрого пробуждения от прикосновения весны.

Африка удивляла ее тем, что везде, за исключением экваториального пояса, было так мало зелени. Очень много желтовато-коричневой, тускло-золотистой, иногда красноватой земли. В прошлом это было царство львов, а привычный для них цвет — желтовато-коричневый.

Дэрк читал журнал, изредка поглядывая в окно на давно знакомые виды, но Сюзанна, сидя у окна, не могла оторвать глаз от зрелища, открывающегося с высоты. Пока еще не появилось ничего знакомого, но она знала, что рано или поздно появится.

Впереди в Кейптауне ее ждала гора. Она никогда не забывала эту гору. Иногда она появлялась в снах, тяжело нависая над ней, как будто стремясь раздавить ее всей, своей огромной гранитной массой.

Прежде чем они достигли Кимберли, сумерки опустились на землю, и в широко раскинувшейся внизу темноте было видно несколько огней. Просторы Африки были огромны и мало населены людьми.

— Поговори со мной, — попросила она, положив свою руку на подлокотник кресла между ними. — Африка немного пугает меня. Она несется ко мне через годы. Передо мной сейчас ничего, кроме пространства и пустоты, но когда мы опустимся, Африка будет поджидать нас. А я не готова к этому. — Она попыталась засмеяться, но голос ее дрожал.

Он отложил журнал и взял ее руку в свою. Она откинулась на сиденье и позволила новым приятным чувствам, вызванным его прикосновением, вытеснить мрачные опасения. Этого оказалось достаточно, Любовь была защитой от всего, что ожидало ее в Южной Африке.

— Что тебе больше всего запомнилось в Кейптауне? — спросил он спокойно, так, чтобы этой самой мягкостью своего тона предотвратить пробуждение в ней ослепляющего страха. — Что ты помнишь о своем отце?

Она закрыла глаза, чтобы вызвать зрительные воспоминания. Гора появлялась очень легко, как только она начинала думать о ней. И дом в Кейптауне — Проти-Хилл. Она могла припомнить также Дэрка тех лет с его светлыми волосами и голубыми глазами. Но когда она попыталась думать об отце, вспомнить его лицо или хотя бы вызвать облик матери, такой, какой она была шестнадцать лет назад, видение расплывалось, как будто она бросала в лужу камешки и вызвала волнение на поверхности воды. Каждым рывком своих двигателей самолет бросал ее навстречу отцу, и, хотя она не давала обещания увидеться с ним, неминуемость их встречи была подобна стене, с которой неизбежно придется столкнуться. Она страшилась возможности разбиться и не отваживалась думать об этом.

— Не спрашивай меня о воспоминаниях сейчас, — сказала она. — Пусть все придет в свое время. Расскажи мне лучше о себе. Как ты попал в подопечные к моему отцу?

Дэрк отпустил ее руку и невидящими глазами уставился в журнал.

— Мой отец, как ты знаешь, был немцем, — проговорил он наконец, — Он был интернирован, и я больше никогда не видел его, потому что он умер до окончания войны. Он работал на ферме твоего отца. Вскоре умерла и мать. Я думаю, что от горя. Никлас Ван Пелт взял меня в дом. Все было достаточно просто.

Он говорил без эмоций, однако Сюзанна ощущала глубину его чувств, прикрытую показным бесстрастием. В воспоминаниях Дэрка не все было безболезненно. В свое время она должна узнать об этом. Это будет узнавание любимого человека. Только в близости семейных отношений радость узнавания другого человека может быть по-настоящему глубокой. Но такая глубина не может прийти сразу. Влюбленность — это одно, любовь — совсем другое. Она должна укрепиться, для этого потребуется время.

— Наверное, нам обоим не следует касаться болезненных тем, пока по-настоящему не ощутим потребность в них, — сказала она. — Я больше не буду допрашивать тебя. Давай договоримся об этом. У нас впереди много времени.

Дэрк заглянул в большое овальное окно позади нее.

— Мы над Кимберли, — сказал он, — и идем на посадку.

Они отвлеклись, и она не поняла, согласился ли он, в свою очередь, с ее замечанием.

Стюардесса объявила, что на земле в их распоряжении будет примерно сорок минут, и затем самолет вырулил на взлетно-посадочную полосу небольшого аэродрома.

Выходя из самолёта, Дэрк накинул на плечи Сюзанны пальто, и она поблагодарила его за внимание. Весенняя ночь была холодной, а воздух — бодрящим.

«ВНИМАНИЕ! — Pasop Ukop!» Она увидела буквы между двумя небольшими сооружениями, когда они шли от самолета к ограждениям — месту ожидания пассажиров. Заглянув в небольшой ресторан, они возвратились на свежий воздух и стояли под звездами, довольные, что наконец находятся на земле.

Другие пассажиры стояли в ожидании, переговариваясь или молча, и внимание Сюзанны привлек шикарный вид южноафриканских женщин. Они были в мехах и дорогих костюмах, в туфлях на острых каблуках нью-йоркского, лондонского или парижского происхождения. Их вид не позволял ощутить эту землю знакомой. Общая мода имеет свойство сближать народы всего мира. Независимо от полушария или времени года едва ли можно уловить разницу в наблюдаемых картинах. Всюду чувствуется лишь Неутомимое рвение в попытках перещеголять друг друга.

Она уже забыла о Джоне Корнише, пока не увидела его неподалеку от ограждения. Она узнана его сразу по фотографии, которую видела в Чикаго. Дэрк тоже увидел его и быстро повернулся к нему спиной.

— Он может попытаться заговорить, если увидит меня, — сказал Дэрк — Я бы предпочел избежать этого. Если он подойдет, я вынужден буду представить тебя. Я не буду говорить, что ты дочь Никласа. Пусть не сует свой журналистский нос куда не следует.

Сюзанна кивнула в знак согласия, испытывая тем не менее недоумение. Она увидела, как Корниш обогнул ограждение позади них, затем бросил случайный взгляд на затылок Дэрка и остановился,

— Он заметил тебя, — пробормотала она Дэрку и почувствовала, как он напрягся.

Пока писатель приближался, она смотрела на него с искренним любопытством и находила большое сходство со знакомым портретом. Те же тронутые сединой темные волосы, тяжелые брови и сильно выдающийся подбородке. То же хмурое, жесткое выражение лица, как и на портрете.

Даже когда он, улыбаясь, протягивал руку Дэрку, его лицо не осветилось искренностью дружеского чувства.

— Какая удача — сказал он. — Я так надеялся снова встретиться с тобой.

После мгновенного колебания Дэрк ответил на его рукопожатие, но Сюзанна заподозрила, что Корнишу хорошо известно его нерасположение. Корниш с удивлением обратил взор на нее, когда Дэрк представил ее как свою жену.

— Ты женился на американке? — сказал он. — Мои поздравления, Гогенфильд.

Он протянул Сюзанне руку, и во время рукопожатия она дотронулась до его пальцев, тонких и жестких, в которых чувствовалась недюжинная сила. Она вспомнила, что этот человек во время войны был десантником, и данный факт не действовал успокаивающе.

— Как удачно, что я тебя встретил, — повторил он. — Я очень рассчитывал на это. Письма, которые я отослал Никласу Ван Пелту, остались без ответа. Я закончил работу над книгой в той части, что касается Претории и Йоханнесбурга. Сейчас я собрался в Кейптаун и хочу убедить Ван Пелта встретиться со мной. Ты не посодействуешь мне, Гогенфильд?

Дэрк пожал плечами, и было видно, что он с трудом сдерживается.

— Как ты знаешь, у дяди Никласа свои принципы. Если он решил не видеть тебя, то, я думаю, это окончательно.

— Это не окончательно, насколько я понимаю, — холодно ответил его собеседник. — Если ты не желаешь помочь мне, то я вынужден буду обойтись без тебя.

— Вот именно, — сказал Дэрк.

Дэрк был очень напряжен, в то время как Джона Корниша, казалось, это совсем не задело и он был полностью равнодушен к возникшему препятствию. У Сюзанны возникло тревожное чувство, что Дэрк вполне способен устроить сцену, если выйдет из себя. Поэтому, чтобы предотвратить возможный взрыв, она поспешила вмешаться.

— О чем вы сейчас пишете, мистер Корниш? — спросила она в порыве фальшивого энтузиазма.

Его внимание, несомненно, было сфокусировано на Дэрке, во всем его облике сквозила настороженность — настороженность человека, способного, если понадобится, думать и действовать быстро.

Он ответил, не глядя на нее, безразличным тоном:

— Это книга об алмазах Южной Африки.

— Еще одна? — Светлые брови Дэрка насмешливо поднялись. — Не будет ли эта книга об алмазах лишней? Лишней в ряду книг, охватывающих все от истории де Бирза до алмазной контрабанды!

Джон Корниш спокойно отвечал, и было что-то слегка пугающее в его нежелании ни обижаться, ни уступать. «Это человек, который может стать безжалостным и опасным врагом», — подумала Сюзанна.

— Возможно, у меня другой подход, — сказал он. Наступила пауза, как будто много недосказанного повисло в воздухе между ними. Затем он повернулся к Сюзанне, показывая, что закончил отвечать Дэрку и игнорирует его. — По-настоящему можно рассуждать об алмазах, только находясь в Кимберли. В следующий раз вы должны вернуться и посмотреть какую-нибудь из копей.

— Мне очень не хочется спускаться в копи, — быстро сказала Сюзанна в желании противостоять этому человеку, потому что Дэрк противостоял ему.

— Копи — это только начало истории, — сказал Корниш. — Настоящие волнения начинаются на поверхности земли. Я считаю, что трюизм — утверждать, что алмазы приносят вред сами по себе. Лишь людские махинации с ними приводят к бедам. И именно об этом моя книга.

Громкоговоритель пригласил их обратно в самолет, и Дэрк, взяв Сюзанну под руку, повел ее прочь от Джона Корниша. Но тот пошел рядом с ними по направлению к самолету, будто не испытывая недостатка в приветливости с их стороны. Сюзанна обнаружила, что он слегка хромает, хотя без особого труда поспевает и не отстает от них ни на шаг.

— Надеюсь увидеть тебя в Кейптауне, — сказал он тоном человека, ожидающего приглашения на чашку чая.

Дэрк ничего не ответил, и Сюзанна шла между ними, ощущая неловкость. Видимо, над ее отцом нависла какая-то угроза, и она чувствовала, что Дэрк противится неуклонному стремлению этого человека с внутренней яростью и упрямством. Но это не возбудило в ней никаких чувств, во всяком случае, ей не было дела до этого. Она будет избегать встречи с Никласом Ван Пелтом как можно дольше. И, по всей вероятности, она больше никогда не увидит Джона Корниша. По иронии судьбы она, которая так стремилась избежать встречи с Никласом, должна находиться в конфронтации с человеком, единственной целью которого, казалось, было именно увидеться с ним.

Находясь на борту самолета, Сюзанна сочла необходимым на правах жены смягчить раздражение Дэрка,

— Я не укоряю тебя за неприязнь к этому человеку, — сказала она, — Тот факт, что он выбрал для себя службу в десантно-диверсионных войсках, заставляет меня тоже чувствовать себя неуютно рядом с ним.

Дэрк не принял такого сочувствия.

— Почему ты чувствуешь себя неуютно? Чтобы стать десантником, требуется бесстрашие. Одни из первых коммандос были моими предками по линии моей матери-африканки.

Когда она непонимающе взглянула на него, он продолжил:

— Это слово произошло вот откуда. Люди, которые сопровождали переселенцев как вооруженная охрана, были названы коммандос. Это слово обозначало храбрость и честность.

— Ты говоришь так, будто защищаешь Джона Корниша, — сказала Сюзанна в замешательстве.

— Я защищаю его только от необоснованных женских нападок, — сказал Дэрк, — Мне от него никакой пользы, и я буду держать его подальше от твоего отца. Но не потому, моя дорогая, — он бросил на нее быстрый сердитый взгляд, — не потому, что он просто был десантником во время войны.

Сюзанна погрузилась в тяжелое молчание, убедившись в тот момент, что мужчинам суждено быть нелогичными, неблагодарными и несправедливыми. Но когда начали подавать многочисленные блюда обеда, она успокоилась, и Дэрк, казалось, раскаивался в своей резкости,

— Мы оба устали за долгое путешествие, — сказал он. — Джон Корниш не заслуживает того, чтобы мы из-за него ссорились,

Одной из любимых ею черт в характере Дэрка была его готовность раскаяться, если он обидел ее, и рвение, с которым он стремился к примирению после кратковременных вспышек. Она знала, что он был неуравновешен и легко возбудим. Именно эти качества во многом способствовали его власти над ней и, с другой стороны, составляли неотъемлемое свойство его личности, не позволяющее ему быть скучным и ленивым. Она должна научиться ждать улучшения его настроения, его искреннего раскаяния, которое, дай только срок, обязательно придет.

У нее быстро улучшилось настроение, когда Дэрк начал рассказывать о темной невидимой земле, над которой они летели. Они были над желто-коричневой саванной, которая весной цветет так недолго обширным ковром из диких цветов. Степь с неожиданно появляющимися холмами, которые с самолета выглядели не больше крошечных пузырей, заполнила весь ландшафт. Он похвалил ее, когда она вспомнила, что «южноафриканская степь» на языке африкаанс звучит как «фелт».

Он рассказал ей о горах, которые возвышались там, где поверхность земли опускалась с высоты центрального плато Африки к более низкому плато подобно гигантским ступеням, спускающимся к морю. И, наконец, об остроконечных пиках, охраняющих мыс Пенинсула, и завершающем спуске к Атлантическому океану.

Теперь, когда внизу стали видны огни — гроздья огней городов, все пассажиры самолета начали шевелиться, доставать свои свертки и надевать пальто.

— Кто-нибудь, возможно, будет нас встречать, — сказал Дэрк. — Я телеграфировал твоему отцу номер нашего рейса.

Сюзанна взглянула не него с удивлением. Самолет опускался по плавной траектории.

— Ты имеешь в виду, что отец может приехать в аэропорт? — спросила она, взволнованная этой мыслью — Тебе следовало предупредить меня. Я… я не готова.

— Я не думаю, что Никлас приедет сам, — сказал Дэрк со значением, которого она не поняла. Он взял ее руку, лежавшую на подлокотнике кресла между ними. — Сюзанна, дорогая, — начал он и вдруг замолчал.

— Что-то не так? — спросила она тревожно. — Я имею в виду моего отца. Ты что-то недоговариваешь?

Он стиснул ее руку.

— Дорогая, ты мне веришь? Ты только верь мне. Пока ты со мной, мы преодолеем любые трудности, я обещаю тебе.

Огни взлетно-посадочной полосы неслись им навстречу, через мгновение они остались позади, и колеса самолёта со слабым лязганьем коснулись бетона.

Пока самолет катился до полной остановки, Сюзанна слышала глухие удары своего сердца. Потом она заняла место в проходе между рядами, двигаясь вслед за Дэрком к выходу. «Это еще не собственно Кейптаун», — вспомнила она. Аэропорт Малан находился за городом, а сквозь темноту нельзя было разглядеть даже гору. Узнавание родных мест начнется лишь с наступлением утра, поэтому ей можно пока внутренне подготовиться.

Они не видели Джона Корниша среди пассажиров, когда проходили через ворота изгороди неширокий главный зал красивого здания. Дэрк направился к багажному отделению и больше интересовался тем, не приехал ли кто-нибудь встретить их. Сюзанна шла рядом, прижимаясь к нему, чувствуя себя на чужой земле. Напряженность, которую она почувствовала в самолете, все еще не покинула Дэрка, так же как и нетерпение, как будто он был связан с чем-то, что могло оказаться тяжелым испытанием.

Когда он, получив чемоданы, проходил через контроль, Сюзанна заметила мужчину и женщину, приближавшихся к багажной стойке. Женщина увидела Дэрка и уверенно пошла прямо в его сторону. Она была молода, возможно, ей не было еще тридцати, и поразительно хороша собой, свежая и румяная. Она была без головного убора, ее тяжелые красивые волосы были свернуты в свободный узел ниже затылка. Изящное модное пальто свободно спадало с плеч, на стройных ногах были коричневые туфли-лодочки на высоких каблуках. Наметанный глаз Сюзанны определил внешность женщины как удивительно фотогеничную.

Сразу за ней следовал светлокожий мужчина в шоферской униформе. Он был примерно одного возраста с Дэрком. И снова от ее цепкого взгляда не ускользнули детали: он отлично выглядел и хорошо держался. Однако ей редко приходилось видеть лица настолько бесчувственные и настолько лишенные выразительности.

Сюзанна прикоснулась к руке Дэрка. Он повернулся и увидел двоих подошедших. Преодолевая натянутость, он приложил все усилия, чтобы казаться дружелюбным.

— Мара! — воскликнул он — Как чудесно, что ты приехала. Это моя жена Сюзанна. Мисс Белман. Добрый вечер, Томас. Ты не поможешь нам с багажом?

В ответ мулат прикоснулся пальцем к головному убору и зашагал к стойке, чтобы забрать чемоданы, указанные ему Дэрком. Мара Белман приветливо улыбнулась Дэрку.

— Мои искренние поздравления, — сказала она и повернулась к Сюзанне. — Добро пожаловать в Кейптаун. Я секретарь вашего отца и главный помощник. И должна признаться, что женитьба Дэрка явилась для нас некоторым сюрпризом.

Сюзанна попыталась ответить улыбкой, но губы ей не повиновались.

— Я думаю, что и для нас это тоже был некоторый сюрприз, — призналась она.

Она хотела спросить о реакции отца на их брак, но сдержанность, присутствовавшая вследствие какой-то недоговоренности между всеми ними, остановила ее.

— Давайте пойдем к машине, — сказал Дэрк, — Мы оба устали, и это не место для разговоров.

Томас поднял чемоданы и направился к дверям. Она последовали за ним в холодный ночной воздух и живо пошли по направлению к автомобилю. Сейчас, перестав думать об отце, она просунула руку под локоть Дэрка, оттягивая его назад.

— Скажи мне, — прошептала она, — где дорога на Кейптаун?

Он понял, и его нетерпение прошло.

— Вот эта дорога. Ты можешь видеть огни. При дневном свете ты могла бы увидеть отсюда горы. Но тогда пришлось бы ждать утра. По крайней мере, вот Южный Крест. Помнишь ли ты его?

Он указал, и она подняла глаза к темному, усыпанному звездами небу. Ее глаза жадно искали, пока не нашли созвездия, похожего на маленького воздушного змея в небесах. Не особенно выразительного, но способного всколыхнуть в ней душевное волнение. Она вдруг припомнила темную ночь вдали от огней города и кого-то, показывающего ей, маленькой девочке, Южный Крест в первый раз в жизни. Был ли это ее отец?

Давнее неутоленное стремление и ностальгия снова проснулись в ней. К чему — она не смогла бы ответить. Дэрк, почувствовав ее волнение, обнял ее.

— Пойдем, дорогая, — прошептал он.

Она направилась с ним к автомобилю. Ощущение пространства, головокружительно несущегося прочь, исчезло. Она была здесь, и Кейптаун ждал ее.

«Все будет хорошо, — сказала она себе. — Мы должны приложить все усилия, чтобы все было хорошо». Но тревога не покидала ее.

ГЛАВА III


В течение поездки Мара попыталась завязать легкую беседу, хотя Дэрк поддерживал ее очень мало, снова погрузившись в свои мысли. Как отметила Сюзанна, ее произношение было вполне южноафриканским, с немалой примесью английского, однако с невнятным произношением слогов, что было знакомо Сюзанне из прошлого.

Дэрк вклинился в речь Мары невпопад, как будто не слушал, о чем она говорила.

— Как дядя Никлас реагировал на наши новости? — спросил он.

Мара на секунду замолчала. Потом снова защебетала, Стараясь поддерживать веселый, живой тон.

— Последнее время он не говорил об этом. Но по крайней мере, он вел приготовления и отдавал приказания во взбешенном состоянии. К вечеру ты должен поехать прямо в отель. Тебе следует встретиться с ним завтра утром, попозже, Дэрк. Это даст тебе возможность съездить в Орлиное Гнездо до встречи с ним.

— В Орлиное Гнездо? — удивленно произнес Дэрк.

Движение белокурой головы Мары в знак подтверждения было грациозно, но в ее голосе чувствовался намек на враждебность.

— Он подумал, что тебе захочется побыть одному. А Орлиное Гнездо свободно. И кроме того, недалеко. Тебе будет удобно.

— Вот тебе и восьмой десяток, — сказал Дэрк Сюзанне — Твой отец не потерял склонности к сумасбродству. Но по крайней мере это освободит нас от необходимости искать дом немедленно.

— Что такое Орлиное Гнездо? — спросила Сюзанна.

— Это небольшой дом во владениях твоего отца, — сказал Дэрк, — и не такой претенциозный, как его название. Иногда он поселяет там приезжих покупателей. Одна из вещей, к которой тебе нужно будет привыкнуть в Кейптауне, — это то, что мы даем домам названия вместо того, чтобы присваивать им номера. Если приезжий захочет найти дом, единственное, что он может предпринять, — нажимать на звонки по всей улице, пока не найдет его. Дом меблирован, в хорошем состоянии — я видел его не так давно.

— Мы кое-что добавили туда, чтобы вам было удобнее, — сказала им Мара весело и жизнерадостно. — Мы привезли немного мебели высшего качества из Проти-Хилл и оборудовали небольшой офис с рабочим столом для тебя, Дэрк. И твои вещи перевезли тоже, конечно. До завтрашнего дня там не будет прислуги, поэтому тебе нельзя ехать туда сегодня вечером.

— Ты очень любезна, — сухо ответил Дэрк. Он повернулся к Сюзанне: — Мы поедем на Роудз-Драйв. Дорога петляет вокруг пика Дьявола, который будет слева, прямо над нами. Туман опустился, поэтому вечером ты увидеть пик не сможешь.

Теперь она сориентировалась. Невидимые горы окружали их подобно сломанному амфитеатру, как она помнила, с пиком Дьявола и Головой Льва, образующими два противолежащих крыла и достигающими бухты Тэйбл Бэй. Хотя небо все еще было звездным, облака загораживала пики, и, к ее разочарованию, она не могла видеть Стол-гору — ту самую гору, которая запечатлелась в ее памяти. Тем не менее она знала, что гора вытянулась на огромном пространстве между двумя крыльями, образуя крутой склон и платформу. Сам Кейптаун, из которого открывались прекрасные виды, раскинулся вокруг Головы Льва и выходил к пригородам на море. Кейптаун вечером представлял собой панораму ярких огней, ветвящихся книзу от шоссе и вытягивающихся обрамлением вдаль до самой бухты.

Это было красиво, но ни о чем не говорило ей. Она должна была дождаться завтрашнего дня, чтобы увидеть гору. Только тогда она сможет считать себя дома.

Конструкция автомобиля, правое расположение руля, левостороннее движение по дорогам были заимствованы у Британии. Они повернули налево и проехали между высокими греческими колоннами, образующими впечатляющий въезд в отель. Круто поднимающийся отрезок шоссе огибал растущие в центре пальмы и заканчивался стоянкой перед передним подъездом. Сейчас они были у подножия горы, но туман сгустился, опустился до нижнего склока, и ничего не было видно, кроме светло-розового фасада отеля, неясно вырисовывающегося среди пальм.

Мара вошла в вестибюль вместе с ними и уверенно шагнула к столу, чтобы убедиться, что места забронированы. Пока Дэрк заполнял регистрационный лист, Сюзанна отошла в гостиную и осмотрелась.

Только что окончился ужин, мужчины разных возрастов и элегантно укрытые от холода норковыми накидками женщины наслаждались кофе за маленькими столиками, разбросанными вдоль длинной комнаты с высоким потолком. Все было пронизано атмосферой английского романа, только местные люди были более чувствительны к холоду, чем истинные англичане.

Убедившись, что все в порядке, Мара торопливо пожелала Дэрку и Сюзанне доброй ночи и возвратилась к автомобилю, Мальчик-коридорный отвез их наверх в маленьком лифте. Их комната имела на удивление уютный вид, явно отличаясь от безликих горничных номеров. После холодного холла тепло, излучаемое электрическим обогревателем, приятно согревало.

Натянутость все еще не покинула Дэрка. Сюзанне хотелось плакать.

— Наконец-то мы на месте! — И она удала ему на руки, как только мальчик вышел… Но он сохранял сдержанность и старался говорить небрежно.

— Мне нравится этот отель, — сказал он. — Они поддерживают старомодный британский комфорт именно того сорта, какой требуется офицерам, служащим в Индии и проводящим свой отпуск в Кейптауне. Для этих немолодых мальчиков нет ничего абсурдного, когда им что-то захочется.

Он все еще был стишком возбужден и, очевидно, так же боялся тишины, как Мара в автомобиле. Но Сюзанна больше не могла держаться вдали от него и обвила руками его шею.

— Что происходит? — спросила она, касаясь щекой его щеки. — С того момента, как самолет стал снижаться, ты находишься в состоянии ожидания, как будто должно произойти что-то неприятное.

— Это произошло, — сказал он. Он на мгновение притянул ее к себе и поцеловал в щеку, но, очевидно, состояние нервного возбуждения не проходило. Он как-то странно отгородился от нее, но ее инстинкт подсказывал, что нельзя отталкивать его, когда на него находит такое настроение. Как бы плохо ни было, он не расскажет ей сейчас ничего. Несмотря на такое разочарование по окончании путешествия, она слишком устала, чтобы продолжать думать об этом.

Было так приятно, сбросив одежду, войти в отделанную белым кафелем ванную комнату. Она отвернула большие краны в огромной английской ванне, вставила большую, на цепочке пробку и с удовольствием погрузилась в горячую, с поднимающимся паром воду. Выйдя из ванной, она легла между простынями, согретыми грелкой, натянув поверх себя одеяло и скользкое покрывало.

Она крепко спала, когда ложился Дэрк, и проснулась позже него на следующее утро.

Она медленно открыла глаза при стуке в дверь и увидела служителя с подносом к завтраку, уставленным серебряными тарелками и кофейником. Он накрыл стол в учтивом молчании и, поклонившись, вышел. Дэрк уже встал и брился. Его светлые волосы были прилизаны и потемнели от воды. Над полотенцем, обернутым вокруг воротника его махрового халата, виднелась покрасневшая кожа. Сюзанна лежала с полуоткрытыми глазами, наслаждаясь новизной ощущений замужней женщины, желая, чтобы он забыл про завтрак и пришел к ней рассказать, как сильно он ее любит. Однако он был оживлен и бесстрастен,

Когда служитель ушел, он налил в чашку кофе, разбавил его, согласно английскому обычаю, горячим молоком, щедро положил сахару и принес ей,

— Это поможет тебе проснуться, — сказал он, поправляя ее подушку так, чтобы она могла сесть в постели. — Я заказал завтрак сюда, чтобы мы могли пораньше выехать. Как ты себя чувствуешь?

Она еще не могла точно понять, но приветливо ответила, что чувствует себя хорошо. Разбавленный кофе был противным на вкус, однако она не хотела обижать Дэрка отказом выпить его вместо крепкого черного кофе, который развеял бы ее сонное состояние. Почему-то он никак не мог понять, что она любит черный кофе и что предпочитает встать, умыться и одеться, прежде чем делать все остальное.

Она повернулась к окну, чтобы раздвинуть занавески и впустить в комнату дневной свет. Она с надеждой посмотрела в окно. Если день светлый и солнечный, возможно, ее настроение также улучшится. Но из кровати ей было видно только, что небо белое от плотных облаков, а раннее утро серое и тусклое.

Когда она выскользнула из-под одеяла и подошла к окну, то обнаружила, что их окно обращено к бухте и горы не видно. Голова Льва слева от нее была спрятана в облаках — признак продолжительной плохой погоды, насколько она помнила. Туман клубился вдоль склона, который вытянулся по направлению к бухте и был известен как Сигнал-Хилл. Красные крыши и белые дома Кейптауна раскинулись внизу под окном. Крупные здания нижнего города образовали остров около берега Тэйбл Бэй. Но в открывающемся сегодня из окна виде не было светлых тонов, не было солнечного света, чтобы поприветствовать ее и поднять дух. И не было ощущения того, что она вернулась домой. Дрожа, она снова повернулась к электронагревателю.

Дэрк укладывал порцию омлета на ее тарелку и предложил гренки на серебряной подставке, которая добавила ей ощущение холода.

— Давай немного быстрее, — сказал он, не скрывая больше своего нетерпения. — Хотелось бы, чтобы мне хватило времени перевезти тебя в дом и устроить там до того, как я поеду на встречу с твоим отцом.

Она послушно села и попыталась поесть. Но от ощущения, что все идет плохо, ком подкатывал к горлу, и она с трудом проглатывала пищу.

Правда, Дэрк не предлагал ей ехать вместе с ним к Никласу Ван Пелту, и она была благодарна ему за это.

В то время как она надевала серый шерстяной костюм, поскольку электрический обогреватель не полностью защищал ее от холода, зазвонил телефон, и Дэрк поднял трубку. Мисс Белман ждала их внизу с автомобилем и новостями, но это не улучшило настроение Сюзанны.

Когда они спускались вниз и шли к машине, она чувствовала нарастающую депрессию. Ничто, казалось, не благоприятствовало началу их совместной семейной жизни в Кейптауне. Ничто не улучшало и не украшало их жизнь, как она надеялась.

Этим утром Мара была одна за рулем длинного серого «мерседеса». Сюзанна и Дэрк устроились рядом с ней на переднем сиденье, и Сюзанна имела возможность любоваться ее живой красотой, ее уверенностью в себе и сноровистостью. В противоположность ей Сюзанна чувствовала, что жизненные силы покидают ее.

— Твоя машина в Проти-Хилл ждет, когда ты заберешь ее оттуда, — сказала Мара Дэрку — Может, ты заедешь сегодня утром, перед встречей с мистером Ван Пелтом?

Дэрк кивнул.

— Я буду рад забрать ее оттуда. Сюзанна, к сожалению, не водит машину. У нее пробелы в образовании.

Сюзанна слабо улыбнулась и стала рассматривать старую часть Кейптауна, которую они проезжали. Улочки были узкими и имели неожиданно крутые подъемы и спуски. Белые коттеджи с остроконечными фронтонами, построенные в старом голландском стиле, видны были с обеих сторон. Мелькали также кружевные, отделанные железом балконы и заборы, более характерные для Испании, чем для Голландии, По стеклу ударяли капельки моросящего дождя, и туман все еще скрывал гору. Повсюду люди торопились на работу, и среди белых попадалось довольно много чернокожих, По своей одежде люди на тротуарах и в двухэтажных автобусах не отличались от тех, которых можно встретить в Нью-Йорке или Чикаго. Такой дождливый день можно было бы наблюдать везде. Шерстяное одеяло или, например, мусульманская паранджа — пожалуй, единственное различие во внешнем виде. Все, чем пестрели заголовки газет, что разносилось по всему миру — всего этого не наблюдалось на улицах Кейптауна этим утром.

Автомобиль поднимался по главной магистрали в направлении Головы Льва и наконец остановился перед двухэтажным оштукатуренным домом с арочными окнами и красной черепичной крышей в испанском стиле.

— Я нашла для вас куки, — сказала Мара, когда они вышли из автомобиля, и Сюзанна вспомнила знакомое слово, которым обозначают повара, — И мальчик банту во дворе, К завтрашнему дню я найду вам горничную и привезу ее сюда. Надеюсь, вы справитесь до тех пор.

«Едва ли это можно вынести» — подумала про себя Сюзанна, но тут же решила, что должна быть благодарна за все, что делает Мара для их удобства.

— Ты, как всегда, неутомима — сказал Дэрк весело, компенсируя молчание Сюзанны.

Мара вышла из автомобиля в своей энергичной манере, захлопнув за собой дверь. Она казалась недовольной, когда шла впереди них через ворота с решеткой в белой каменной стене. Следуя за ней, пока Дэрк наблюдал за выгрузкой чемоданов мальчиком банту. Сюзанна заметила небольшой, ограниченный кирпичной стеной внутренний дворик, окруженный высаженным дельфиниумом. Ступени к арочной двери были невысокими, и она вошла прямо в широкий холл с темным полированным полом, блеск которого скрывали ковры. В глубине лестница, огражденная железной решеткой, поворачивала под прямыми углами и исчезала на верхнем этаже,

Мара побежала вверх по лестнице и рывком растворила двери в верхний холл, Двигаясь вслед за ней более медленно, Сюзанна все более ощущала, что все это так же фальшиво, как и возвращение на родную землю. Даже Дэрка не было рядом с ней. Чужая женщина указывала путь, чужая женщина провела все приготовления к вселению, подготовила цветочные украшения и меблировку. Она пыталась унять чувство негодования. Потом будет время ознакомиться с домом и превратить его в их дом — ее и Дэрка.

Наверху Мара выбрала для них комнату, которую убрала свежей льняной драпировкой. Щелканье ее высоких каблуков резко отдавалось на полированном дереве полов, пока она объясняла то то, то это, давала указания мальчику банту принести чемоданы.

— У вас могут возникнуть некоторые трудности с ним, если придется что-нибудь объяснять, — сказала Мара, которая общалась с мальчиком на языке африкаанс. — Но куга — одна из немногих наших цветных, которая знает английский, поэтому вы Можете просить ее переводить, Извините, я пойду покажу Дэрку его офис.

Сюзанна поблагодарила мальчика-аборигена, когда тот поставил чемоданы, повинуясь ее жесту, и тот ушел, тихо переступая босыми черными ногами.

Спальня была просторной, но без каких-либо отличительных особенностей, с двойной кроватью, туалетным столиком и бюро, со стенным гардеробом. Подобно модам в одежде, мебель также объединяла полушария, заставляя забыть другие отличия. Только стенной гардероб — широкая ниша в стене — выделял эту комнату. Однако Сюзанна чувствовала во всем дисгармонию. Пестрые шторы не гармонировали с цветом простынь. В расстановке мебели не ощущалось равновесия. Она была расставлена так, как будто чья-то недружественная рука умышленно устроила хаос.

Окна были расположены по обе стороны, поэтому, по крайней мере в ясный день, должен был открываться красивый вид. Сейчас из окон можно было увидеть лишь море тумана. Облокотившись на подоконник окна, обращенного в сторону сада, Сюзанна обнаружила, что дом расположен высоко на выступе, с которого открывался вид на сухое лесистое ущелье. Под окном вытянулись лужайка и сад, ограниченные сзади стеной. Далее гора круто обрывалась в глубокие впадины ущелья. Там туман обвивал плоские, похожие на зонтики вершины средиземноморских сосен. На некотором расстоянии ниже виднелись другие дома, расположенные на подъеме дальней стороны ущелья. «Гнездо Орла» — может быть, и не очень оригинальное название, но, как показалось Сюзанне, оно подходит к этому дому.

Она стянула с головы маленькую мягкую шляпку, в которой путешествовала, и причесала свои каштановые волосы. Затем она вышла из спальни и спустилась вниз.

Мара и Дэрк стояли возле входной двери, поглощенные серьезным разговором, который вели тихо, как будто обсуждали секретную тему. Подсознательная тревога остановила ее на ступенях. Она вспомнила излишнюю говорливость Мары вчера в машине и возросшее беспокойство Дэрка в самолете, приближавшемся к земле. Затем — почти официальное поведение Мары, занимающейся приготовлениями в этом доме, и нарочитая дисгармония, которую Сюзанна почувствовала в спальне. Так могла распорядиться только женщина, чьи намерения были не вполне дружелюбными. Взволнованная и встревоженная всем, что скрыто от нее, Сюзанна стала спускаться по лестнице.

Мара услышала ее шаги и подняла голову, ее красивое лицо не выразило никаких эмоций. Да и всякий раз, когда она разговаривала с Дэрком, степень важности того, о чем она говорила, никак не отражалась на ее лице.

— Мистер Ван Пелт предполагает увидеть вас завтра, миссис Гогенфильд, — сказала она сухо. — Разрешите заехать за вами сразу после обеда?

Нахлынувшая тревога усилилась. Это прозвучало слишком внезапно и слишком скоро. Ее нельзя принуждать к этому помимо ее воли, и она не верила, что визит к ее отцу был единственной темой их тихого разговора.

Прежде чем она смогла возразить, Дэрк быстро ответил:

— Это было бы прекрасно, Мара. Моя жена будет готова. Женщина подарила Сюзанне светлую, слегка отстраненную улыбку и пошла к двери.

— Тогда я покидаю вас. Тебе не нужна машина этим утром, Дэрк?

— Я знаю дорогу пешком, — сказал сухо Дэрк. Мара побежала вниз по вымощенной плитами дорожке и села в автомобиль. Небрежно махнув рукой, она отъехала от обочины тротуара.

— Я не буду готова, — сказала Сюзанна Дэрку низким негодующим голосом. — Ты не имеешь права устраивать это, не посоветовавшись со мной. Я не готова к встрече с отцом.

Дэрк закрыл дверь, чтобы не впускать влажный туманный воздух. Он прикоснулся рукой к ее маленькому упрямому подбородку и приподнял его.

— Я виноват, дорогая. Это было унылое возвращение домой дли тебя, не так ли? Я знаю, что ты не рассчитывала на встречу с отцом так скоро. Но было бы лучше побыстрее развязаться с этим и оставить все позади. Он ждет тебя.

Она не захотела смягчиться.

— Мне не нравится эта женщина. Мне неприятно, что она обустроила наш дом по своему усмотрению. И теперь еще пытается управлять мной!

К удивлению Сюзанны, Дэрк откинул голову назад и расхохотался.

— Оказывается, ты ревнива, — заметил он.

Она бросила на него сердитый взгляд, осознавая, что встала не с той ноги, но не зная, как красиво отступить.

Он обнял ее и привлек к себе, когда они начали подниматься по лестнице.

— Я согласен, чтобы ты вернула ей все, что тебе не нравится, — сказал он. — Она здесь по хозяйничала, но если тебе не по вкусу то, что она устроила, тебе надо только изменить это по-своему, не давая ей больше за тебя думать.

Облегчение, наполнившее ее, вытеснило гнев. Если он действительно думает так, как говорит, Мары не следует

Наверху, в спальне, Дэрк вернулся к разговору об ее отце.

— Не забывай, что эта встреча будет тяжелым испытанием не только для тебя, но и для твоего отца. Особенно если учесть, что он не в состоянии увидеть тебя.

Она повернулась, прервав раскладывание своих принадлежностей на туалетном столике.

— Не в состоянии? Что ты имеешь в виду?

— Видишь ли, он слепой, — сказал Дэрк.

— Слепой? О, я не знала! — Сюзанна изумленно и испуганно взглянула не него. — Ты никогда не упоминал об этом. Ты никогда не говорил мне…

— Как же я мог, если ты всегда прерывала меня, как только я заговаривал о твоем отце? Кроме того, я предполагал…

Она отбежала от него и остановилась у окна, из которого открывался вид на ущелье и плоские вершины сосен. Но она не видела ничего из того, что предстало перед ней. Как будто занавес раскрылся перед ней, и лицо ее отца вспыхнуло снова в ее памяти, более отчетливо, чем когда-либо с тех пор, как Дэрк нашел ее в Чикаго и разбудил навсегда отторгнутые мысли о Никласе Ван Пелте. Глаза ее отца были серыми, взгляд прямой и пронизывающий. Это были глаза, которые могли видеть насквозь совершенно свободно, по крайней мере ей, ребенку, казалось так. Всегда было трудно что-либо скрыть от них и уж тем более обмануть. Ее мать видела только то, что хотела увидеть, а Никлас Ван Пелт видел правду. Но у каждого ребенка бывает иногда что-то, что хотелось бы скрыть. Не верилось, что такой ясный и сильный взгляд теперь погас навсегда. Ей не нужно было больше бояться этих глаз. Однако эта мысль не принесла ей облегчения, а только ввела в шоковое состояние.

— Извини, если я причинил тебе сильную боль, — сказал Дэрк мягко. — Я не предполагал, что ты не знаешь. В конце концов, он уже довольно старый человек, и в его возрасте быть слепым — обычное дело. Для него ничего не изменилось, кроме того, что иногда он вынужден быть зависимым больше, чем ему бы хотелось. Но для этого у него есть я, да и Мара тоже.

Говоря все это, он входил и выходил из примыкающей ванной комнаты, раскладывал свои бритвенные принадлежности в шкафчике над раковиной и расставлял на полке флаконы с лосьоном. Сюзанна проследовала за ним в ванную, которая значительно превосходила по размерам обычные американские ванные комнаты, и подошла к зеркалу. Шок сменился легкой болью, хотя она не понимала ее причин. Очень давно отец исчез из ее жизни вместе с привязанностью к нему и страхами. Почему сейчас вдруг нужно было узнать, что старый человек, о котором она давно ничего не знала, который лично для нее ничего не значил, долгое время ничего не видит? И почему это причиняет ей боль?

Она подошла к крану с холодной водой и наполнила стакан, но почему-то рука сжимала стакан нетвердо, и тот, выскользнув, ударился об угол раковины и разбился вдребезги на полу. Она взглянула на осколки с чувством страха, не адекватным понесенной потере.

— Ничего страшного, — сказал Дэрк. — Стакан — это пустяки. Но лучше подмести осколки, чтобы потом не наступить на них.

Она неуклюже повиновалась. В кабинете была щетка для ногтей, и она, опустившись на колени, начала сметать осколки в кучку. Ее пальцы смешно дрожали, хотя она пыталась скрыть эту дрожь от Дэрка. Предрасположенность ронять вещи, а затем расстраиваться намного сильнее, чем следует, была ее глупой слабостью, которой она стыдилась, и она была рада, что Дэрк поглощен своими мыслями и, кажется, не замечает этого.

Когда он был готов отправиться к ее отцу, она вышла проводить его до двери. Он поцеловал ее, игриво ущипнул за ухо и зашагал вниз по улице. Она смотрела, пока он не скрылся из виду, еще не совсем успокоившись. Этим утром она уже не раз поступала плохо, и это угнетало ее.

Повар, маленькая чернокожая женщина с доеком на голове — белым платком, украшенным в особой южноамериканской манере, — зашла спросить об обеде. Сюзанна старалась быть приветливой, но женщина, казалось, смущалась и чувствовала себя неуверенно с чужой американкой. Сюзанна разрешила ей приготовить все, что нравится, все, что имеется под рукой. Такая неопределенность заказа была незнакома женщине, и снова Сюзанна почувствовала себя виноватой. Как она может справиться со своими домашними обязанностями, когда теряется при решении такой простой задачи, как указания повару?

Когда женщина, охваченная сомнениями, возвратилась на кухню, Сюзанна начала осматривать нижнюю часть дома. Столовая казалась темной в этот ненастный день, и она, не задерживаясь в ней, перешла в гостиную, которая

Решала стать веселой и привлекательной. Из большого окна с мягким сиденьем под ним открывался вид на Кейптаун- Окно позволяло охватить взглядом большее пространство, чем то, что было сегодня утром в гостинице. В комнате был также небольшой камин, и, поскольку обстановка была безликой и бесцветной, здесь требовалось ее личное вмешательство.

На голые и невыразительные стены необходимо повесить картины. По крайней мере, это будет первый шаг в правильном направлении. В ее чемодане наверху есть несколько фотографий в рамках. Дэрк возражал против того, чтобы брать их с собой, это лишний вес, но ей очень хотелось взять их. Они помогут ей чувствовать себя как дома. Обрадовавшись возможности заняться делом, она побежала наверх в спальню и достала фотографии из чемодана.

Четыре из них, если их правильно разместить против внешней стены, будут освещать комнату своими белыми подложками и останавливать на себе внимание. Она принесла пачку фотографий — всего восемь иди десять — вниз в гостиную, разложила их на полу и уселась возле них на коленях, чтобы сделать выбор.

Она почувствовала острую тоску по дому, глядя на эти виды Чикаго, но тут же взяла себя в руки. Она находится там, где сама захотела быть, — вместе с Дэрком. Где бы он ни был, там она и устроит себе дом.

Фотографии хроники редко удовлетворяли ее. Она очень старалась, но звала, что во многом еще дилетант. Иногда в сюжете таких фотографий был драматизм. Но когда она фотографировала человека, то получала больше возможностей для тщательной подготовки и создания сильного выразительного эффекта. Она взяла свою любимую фотографию пожилого продавца газет в киоске и стала с удовольствием ее изучать.

Внезапный звонок в дверь заставил ее вздрогнуть. Она бросила снимок и вскочила так поспешно, как ребенок, застигнутый за игрой в запретные игрушки. Не привыкшая к слугам, она не была уверена в своих функциях хозяйки не знала, следует ли ей поручить кому-то из них открыть дверь. Но ничего не изменилось, и звонок раздался снова. Возможно, в обязанности дворового мальчика и поварихи не входило открывать входную дверь, а горничной не будет до завтрашнего дня, как сказала Мара. Сюзанна подошла к двери и сама открыла ее.

На фоне пасмурного утра вырисовывался силуэт Джона Корниша, высокого, угловатого и мрачного. Несколько мгновений он стоял молча, его глубокие глаза осматривали ее, как будто бы он ожидал проявления неприязни.

— Д-доброе утро, — запинаясь, сказала Сюзанна, отступая назад. Помня о враждебности, которую проявил Дэрк по отношению к этому человеку в аэропорту Кимберли, именно его-то она меньше всего хотела видеть, и уж тем более у себя в доме.

— Доброе утро, — сказал он. — Можно мне войти? — Его рот был жестким и неулыбчивым, его взгляд ясно говорил, что он понимал, в какое затруднительное положение ее поставил.

Она не отходила от двери.

— Дэрка нет дома. Если вы хотите его видеть…

— Нет, не хочу, — сказал он спокойно. — Я пришел к вам, миссис Гогенфильд.

Она очень хорошо знала, что Дэрк не захотел бы, чтобы этот человек переступал порог его дома, но, по-видимому, не было иного способа запретить ему войти, кроме грубости, на что она была не способна. Может быть, он разузнал, что она дочь Никласа Ван Пелта, и Пришел к ней в расчете на осуществление своих целей?

Ни слова не говоря, она жестом указала ему в сторону холла и взяла его мокрое пальто, чтобы повесить на вешалку. Затем неохотно провела его в гостиную, где на полу лежали ее фотографии. Когда Дэрк узнает об этом визите, он будет очень недоволен — она была уверена. Зачем Джон Корниш хочет добавить ей проблем в этот пасмурный беспокойный день?

ГЛАВА IV

— Я не буду интриговать вас, — сказал Корниш, следуя за ней в гостиную и обходя фотографии. — Не думаю, что вы уже имели возможность встретиться с мистером Ван Пелтом, но, несомненно, вы скоро его увидите.

Итак, он не знал, кто она такая. Она предложила ему стул, сама присела у окна и молча ожидала продолжения.

— Ваш муж, кажется, имеет предубеждение против меня, хотя он меня даже не выслушал, — продолжал Корниш, глядя на нее острым взглядом из-под густых бровей. — Но вы, как новый человек здесь и к тому же американка, должны быть объективны. Можете ли вы сейчас выслушать меня?

— Что из того, что я американка? — спросила она. Он позволил себе улыбнуться ледяной улыбкой.

— Вы знаете, я сейчас живу в Америке, и я нахожу, что американские жены часто обладают независимыми мыслями и суждениями.

Она не хотела быть американской женой, она только хотела быть преданной Дэрку. Присутствие же этого человека в доме уже втянуло ее во что-то похожее на предательство. Необходимо как можно быстрее избавиться от него.

— Все это дела моего мужа, не мои дела, — сказала она. — Если вы здесь для того, чтобы попросить меня быть посредницей и попытаться устроить вашу встречу с… с мистером Ван Пелтом, то вы просите невозможного.

— Я вижу. — Его глаза все еще смотрели оценивающе, и интуиция вдруг подсказала ей, что он находился здесь не только для осуществления очевидной цели, которую поставил перед собой, но и по другой причине, которую он не собирался ей раскрывать. Она полагала, что он никогда не поверит, что она действительно пойдет против желаний Дэрка. Неловкость, которую она чувствовала от его присутствия, нарастала.

Он взглянул на фотографии, разложенные в ряд на полу около его ног.

— Интересно, — сказал он, — Вы не возражаете, если я посмотрю?

Она беспомощно покачала головой. Было ясно, что ее возражения все равно бесполезны.

Он поднял фотографию, где она запечатлела пожар на чикагской Западной Стороне, и поднес ее к свету, изучая.

— Это хороший снимок. Определенно удача сопутствовала вам.

Защищаясь, она попыталась уколоть:

— Даже драматические сюжеты не всегда получаются хорошими. Фотографу-хроникеру приходится быть быстрым, чтобы поймать кадр, и он должен иметь терпение, чтобы ждать.

— Согласен. — Он положил фотографию на место и поднял другую, ту самую, продавца газет, которая ей нравилась больше всего. — Мой хороший друг в Нью-Йорке готовит хронику для большого журнала. Мы с ним сделали несколько кругов по городу, и он помог мне сделать кое-какие фотографии для моих книг, я нахожу много общего в методах журналистов и фотографов.

Мимоходом он протянул ей фотографию.

— Возьмите этот снимок, например, — Он держал его так, чтобы ей лучше было видно, хотя она знала его наизусть. — Здесь вы совсем не ждали лучшего момента, я думаю.

Ей стало очень хорошо понятно, почему Дэрк не любит этого человека. Этот человек не колебался, чтобы высказать все, что он считал нужным, и не сомневался, с какой ноги пойти.

— А каково ваше мнение о том, что такое хороший снимок? — спросила она холодно.

Он щелкнул по фотографии длинным пальцем.

— Эта композиция хороша и интересна сама по себе, но не до конца раскрыта. Вам удалось сделать вполне гармоничный портрет старого человека с усталым лицом, несущего службу за кипой газет, но вы не много рассказали нам о нем. Вы не подождали момента, когда лицо его придет в движение и на нем отразится либо удовлетворение в момент продажи, либо недовольство покупателем, либо что-то еще, показывающее его как личность.

— Разве в его лице этого нет? — удивилась Сюзанна, — Мне кажется, вся его жизнь отражается здесь.

Корниш пожал плечами.

— Вы раздосадованы, не так ли? Я вас не критикую. Я совсем не хотел вас расстраивать.

— Я продала эту фотографию, — сказал Сюзанна тихо.

— Так и должно было быть, конечно. Это интересный снимок, — Он склонился над лежащими фотографиями и положил на место ту, которую держал в руках. — Вы работаете достаточно профессионально. Не принимайте критические замечания дилетанта близко к сердцу. Если вы продолжите вашу работу, то вы еще посмеетесь над критиками.

Она собралась возмутиться его словами, счесть его грубым и назойливым, но вдруг на лице у него появилась неторопливая степенная улыбка, которая скрасила его угрюмость, и она неожиданно почувствовала себя обезоруженной. Все, что он говорил с позиции зрелого и опытного человека, было, в общем-то, справедливо. Однако сознание того, что она слишком уж быстро смягчилась, заставило ее вновь перейти к обороне. Это и было, конечно, его целью — обезоружить ее.

— Как вы узнали, где найти нас? — спросила она — Как вы узнали, что я буду одна?

Его левая бровь насмешливо изогнулась.

— Хороший репортер никогда не раскрывает свои личные источники информации. Это было не особенно сложно сделать. Не возражаете, если мы немного поговорим о Никласе Ван Пелте?

Она почувствовала, что попала в искусно поставленную ловушку и должна либо быть предельно грубой, либо выслушать его до конца, По крайней мере, она не скажет ему, что Никлас Ван Пелт — ее отец. Его личные источники не раскрыли ему все до конца, и она не хочет попасть в книгу Джона Корниша как дочь Никласа Ван Пелта.

— Мне хотелось бы закончить мою работу здесь как можно быстрее, — продолжал он. — Вот почему меня никто не сможет остановить в достижении моей цели, и я вскоре уеду из Южной Африки обратно в Штаты.

— Вы родились здесь, не так ли? Не является ли Южная Африка вашим домом в большей степени, чем Штаты?

Корниш нахмурился.

— Мы собирались поговорить о мистере Ван Пелте.

— Это вы собирались говорить о нем, а не я, — сказала Сюзанна.

— Именно. Как я уже сообщил вам в Кимберли, я пишу книгу об алмазах и о том, что они могут значить для людей. Но люди меня интересуют больше, чем алмазы. Одним из тех, кто оказал влияние на добычу алмазов и, в свою очередь, испытал на себе их власть, является Никлас Ван Пелт. Эта книга и о нем. Его имя фигурирует на протяжении всего повествования, и одна из глав посвящена ему полностью, нравится это ему или нет.

— Насколько я понимаю, — спокойно сказала Сюзанна, — вы уже имели возможность причинить ему вред, и весьма серьезный, шестнадцать лет назад. Неужели этого недостаточно?

Он молчал, и она снова почувствовала, что этот человек упорно добивался чего-то, чего она пока не понимала.

— О тех событиях, которые не вызывают у меня сомнений, я, безусловно, расскажу в книге, — сказал он. — Но есть некоторые вещи, о которых я недостаточно осведомлен. Возможно, мне удастся убедить Ван Пелта поделиться своими воспоминаниями.

Он собирался продолжать, но Сюзанна услышала звук поворачивающегося ключа во входной двери и поняла, что вернулся Дэрк.

— Это муж, — сказала она. — Вам лучше поговорить с ним.

Корниш встал,

— Сомневаюсь, что он выслушает меня, но к вам я зайду еще раз.

Прежде, чем она успела сказать, что не имеет ни малейшего намерения снова, встречаться с ним, Дэрк вошел в комнату. При виде Джона Корниша он бросил на Сюзанну вопросительный взгляд, затем, как и раньше, взглянул на посетителя, враждебно ощетинившись.

— Что вам нужно здесь? — спросил он. Корниш ответил без колебаний:

— Мне необходимо встретиться с Никласом Ван Пелтом.

— Вам давно пора понять, — сказал Дэрк, с трудом сдерживая ярость, — что я не буду устраивать никаких встреч. Мистер Ван Пелт не желает видеть вас ни при каких обстоятельствах.

— Он не ответил ни на одно из моих писем, и я вполне понимаю его чувства, — спокойно проговорил Корниш. Он вышел в холл, снял с вешалки пальто и поклонился Сюзанне. Когда Дэрк открыл перед ним дверь, он на секунду задержался. — Тем не менее, — добавил он, — я найду способ увидеть его.

Сюзанна вернулась в гостиную и остановилась, задумчиво глядя наряд фотографий на полу. Ее совсем не испугало гневное выражение лица Дэрка, так же как и его ярость, которая теперь могла быть направлена на нее. Она владела собой, что бы ни случилось. С давних пор она научилась пережидать вспышки чужого гнева, уходя в мир своих собственных забот как в непроницаемый панцирь.

Но ярость Дэрка была холодной, не взрывной, не вырывающейся наружу. Возможно, глубочайший гнев всегда мертвенно холоден и опасаться нужно именно его.

— Сюзанна, — ледяным тоном произнес он, — я не потерплю этого человека в моем доме. Ему нельзя доверять. Есть ли тебе дело до твоего отца, нет ли — это не важно. Я глубоко озабочен тем, чтобы защитить его от вреда, который может принести ему этот человек. Корнишу суждено приносить несчастье всем нам. Ты понимаешь меня?

Она посмотрела на него невидящим взглядом, не в состоянии сразу вернуться из своего внутреннего мира, куда она погрузилась. Он долго смотрел в ее затуманенные глаза, затем резко вышел из комнаты, и она услышала громкий стук захлопнувшейся двери, когда он покидал дом.

Она прижала пальцы к вискам и почувствовала боль при возвращении во внешний мир. Что случилось? Что же такое произошло между ней и Дэрком, что они вдруг утратили взаимопонимание? Почему она тут же не подошла к нему и не пообещала слушаться его во всем, ведь большего не требовалось?

Что-то неясное и угрожающее, казалось, окружило ее, сгущаясь подобно туману на горе, способное разрушить ее недавно обретенное счастье. Если бы Дэрк разлюбил ее, то не осталось бы ничего, кроме пустого одиночества и разрушенных надежд. Однако внутри у нее разгорался небольшой, но сильный очаг гнева — не холодного, как у него, но пылкого и ожесточенного. В своей любви она не могла быть безоговорочно кроткой. Если бы данная ситуация с Джоном Корнишем повторилась, она поступила бы точно также и снова пригласила бы его в дом. Она считала, что в этом не было никакого вреда, также как не было и абсолютной правомерности в отношении Дэрка к этому человеку.

Разве только… «Несчастье для всех нас!» — сказал Дэрк, и его ледяной голос, казалось, еще звучал в комнате.

Одним движением руки она смела все фотографии и, собрав, отнесла их наверх. Она не хотела их развешивать именно сейчас. Рассматривание их не успокоило ее.

Когда куки пришла сказать ей, что обед готов, она спустилась и уселась за обеденный стол одна. Она с трудом глотала, и сахарные бобы, приготовленные с мясом и рисом, казались ей такими же пресными, как ее настроение. Она пыталась изобразить аппетит, которого не испытывала, и сильно уговаривала себя поесть.

Джон Корниш говорил о ней как об американской жене. Нельзя забывать, что она вышла замуж за южноафриканца. Муж-англичанин, так же как голландец или немец, тоже отличаются от мужа-американца, и об этом она должна помнить. В Старом Свете мужчина должен быть хозяином, и, возможно, в конечном счете, это было лучше и больше устраивало любую женщину. Она знала, что Дэрку нравилась в ней такая ее детская черта, как Уступчивость, и что его выводила из себя любая попытка противоречить ему. Ей необходимо научиться быть женой южноафриканца и сдерживать свои случайные и безрассудные американские порывы.

Дэрк отсутствовал весь день, и вечером Сюзанна рано спать, завернувшись в холодные простыни и не вспомнив про грелку.

Должно быть, 6ыло уже за полночь, когда он пришел. Он тихо разделся, и она притворилась, что спит.

Несмотря на свои правильные рассуждения, она не могла запретить своей раненой душе противиться ему, отворачиваться от него, упрямо стремиться сломать его своим сопротивлением.

Однако он не лег рядом с ней, и долгое время, пока не спала, она слышала его ровное дыхание на соседней кровати. Несколько раз за ночь она погружалась в неспокойный сон и проснулась окончательно на рассвете при виде холодного ясного света, просачивающегося в комнату.

Она знала, что больше спать не будет, и поэтому выскользнула из постели в своем тонком ночном халате и подошла к окну, не обращая внимания на холод. Она раздвинула шторы так, чтобы можно было посмотреть в окно. Окно выходило под углом на неправильный амфитеатр, состоящий из холмов и города, так, что Головы Льва — правого крыла — не было видно за домом. Разрушенные пирамиды пика Дьявола возвышались прямо над дальним концом города. Ей пришлось посмотреть немного вправо, чтобы увидеть весь Кейптаун, любовно называемый «гора», и когда она повернулась, то увидела четко проступивший ландшафт.

Туман сдуло, и рассветное небо было чистое, с розоватой окраской возле пика Дьявола. Облака-"скатерти" не было над вершиной горы этим утром. Гора стояла чистая, полная благоговейной силы, ее огромная масса тянулась за город, длинная прямолинейная вершина господствовала над небом. Лучи рассвета пробивались сквозь отвесные скалы пропасти и наполняли ее сияющим блеском. Три тысячи пятьсот футов в высоту — она была такой громадной, но каждая расщелина и овраг, каждый выступ были различимы в деталях. Здесь черные боги старой Африки жили задолго до того, как белый человек пришел на континент. И здесь они останутся жить, когда могущество белого человека закончится.

Сюзанна была поражена. Она не думала ни о холодной комнате позади нее, ни о прохладном стекле под кончиками пальцев. Она, вопреки своим детским воспоминаниям, ожидала увидеть не особо примечательную гору, но действительность превзошла даже то, что сохранила память.

Она была дома. Это был тот Кейптаун, который она любила, со Стол-горой, господствующей над небом, и пиком Дьявола с поднятой над долиной острой вершиной. Она больше любила старое название пика; Уиндберг — гора ветра. Каким пристанищем для штормовых ветров была гора, когда в Кейптауне стояла зима или лето! Сегодня белые дома и красные крыши не увидят больше тусклого и серого света, На них будет литься чистое, свежевымытое сияние, не тронутое промышленной копотью.

Она не слышала, как Дэрк покинул постель, и не знала, ого он рядом, пока он не обнял ее и не притянул к себе ее худенькое тело. На мгновение она сжалась, но затем тепло любви разлилось в ней, и она снова ожила.

— Прости, дорогая, — сказал он нежно и поцеловал ее в то место, где над ухом завивались короткие волосы.

Она забыла про гору и повернулась к нему. Волна облегчения поглотила ее и вынесла из мрака. Она обняла его за шею и прижалась щекой к его щеке.

— Дэрк, это было ужасно! Ты был так далеко, и я не знала, как добраться до тебя.

— Я знаю, — сказал он. — Временами дьявол непримиримости поселяется во мне. И ты прячешься от меня за твоим непроницаемым взглядом. Мы не должны допускать, чтобы это повторилось, любимая. Ты знаешь, как я люблю тебя. Никогда не забывай этого.

«Он тоже знает, как сильно я его люблю», — подумала она. Не было нужды, чтобы он слышал эти слова. Она говорила это своими руками, обнимающими его лицо, своими губами, прижимающимися к его губам. Объятия были тем слаще, что, хотя и ненадолго, они были так пугающе далеки друг от друга.

Прежде чем они возвратились в тепло одеял, она еще раз повернулась к горе.

— Я помню, как они называют ее: Старый Серый Пана. Ох, Дэрк, как хорошо быть снова дома. Вчера я не находила себе места. Я не могла найти тебя, и мне было страшно.

Его руки нежно сжимали ее плечи.

— Ты видишь ущелье, которое разрезает холм там, внизу? Дом, где ты жила ребенком, находится как раз напротив. Это дом твоего отца. Попытайся найти его, на уровне ниже того, где мы находимся, на противоположном холме.

Ее пристальный взгляд скользнул через ущелье и двинулся вдоль холма напротив, к белому дому с красной черепичной крышей и с затейливыми железными кружевами вокруг крылец и балконов. Под этим углом он не выглядел знакомым, но она знала, что это был дом, который она с такой радостью посещала, будучи еще девочкой, о котором она столько мечтала и в который так стремилась в течение йоханнесбургской зимы.

— Твой отец ждет тебя сегодня, — сказал Дэрк. — Мара заедет за тобой днем, ты не должна бояться.

— Ты будешь там? — спросила она.

— Наверное, нет. У меня есть работа на выезде. Но ты не должна разочаровать его. Он рассчитывает на тебя.

Она представила себе старого слепого человека, ставшего жалким и беспомощным, и уже готова была отбросить страшные воспоминания о сверлящем взгляде, не осуждать и простить.

— Я поеду, — пообещала она. — Но помни, что я делаю это больше для тебя, чем для него.

Он возбужденно засмеялся, взъерошил ее короткие волосы и еще раз поцеловал ее.

— Ты должна отрастить волосы, — приказал он. — Я хочу, чтобы они были до плеч. Я не хочу быть женатым на коротковолосом мальчике. — Он поднял ее на руки, и она обхватила его за шею, когда он нес ее обратно к кровати.

Потом она некоторое время лежала, мечтательная и умиротворенная, покинутая страхами и тревогами. Она любила его очень сильно. Она хотела доставлять ему только радость, служить ему, быть такой, какой он хотел ее видеть. Древнейшее сильное желание Евы, женщины овладело ею, и в этот момент она больше не хотела ничего.

Даже когда она поднялась во второй раз, даже после того, как Дэрк ушел на работу, чувство наконец обретенного дома не покинуло ее. Когда она осталась одна, то с легким сердцем стала подходить к каждому окну в доме и рассматривать виды, которые сохранились в ее памяти, при свете ясного дня. За домом свободная от облаков Голова Льва возвышалась своей шишкообразной вершиной над холмом, отделяющим Стол-гору от океана.

Она даже достала фотоаппарат и проверила запас пленки, затем попыталась сделать один или два снимка из окон верхнего этажа, потому что каждый вид приводил ее в восхищение и потому что ей хотелось вновь почувствовать себя мастером своего дела.

Дэрк говорил, что внизу есть ванная, которую она, если захочет, может использовать как темную комнату. Она должна закупить оборудование и вернуться к своему занятию. Этим утром она смогла даже припомнить без обиды, что Джон Корниш назвал ее талантливой. Наверное, она сумела бы сделать несколько снимков в окрестностях Кейптауна, которые он одобрил бы, если бы когда-нибудь они опять увиделись, что маловероятно. Зная, как переживает Дэрк, нельзя допустить этого снова. Если он придет, то для мистера Корниша ее дома не будет. Очарованность раскаявшейся Евы все еще не оставляла ее.

ГЛАВА V


Днем Мара заехала и привезла новую служанку — чернокожую девушку по имени Виллимина Кок. Коротко — Вилли, как сказала Мара. У девушки были привлекательные мягкие манеры, ее английский был естествен, как язык, с которым она выросла. Мара быстро объяснила Вилли ее обязанности, словно не рассчитывая на то, что Сюзанна сможет это сделать сама. Девушка тихо проговорила:

— Да, мисс Белман, — и пошла переодеваться в рабочую одежду.

— Она отлично справится, — сказала Мара мимоходом — Образование у нее несколько выше, чем необходимо, но она нуждается в практике. Если вы готовы, мы можем ехать. Ваш отец ожидает вас.

Под напором ее стремительности Сюзанна чуть не сказала: «Да, мисс Белман», но сдержалась. Несомненно, эта красивая светловолосая женщина неплохо получает за свою способность так ловко управляться с делами.

Надев пальто, Сюзанна повесила на плечо фотоаппарат, надеясь, что позже представится возможность его использовать. Когда они сели в автомобиль и поехали по короткой узкой улочке, Сюзанна внимательно взглянула на свою спутницу.

Сегодня Мара, казалось, была менее оживлена, чем накануне, и, хотя она была достаточно вежлива, в ее манерах чувствовались прохлада и, возможно, недовольство. Сюзанне хотелось знать, связано ли это с отношением Никласа Ван Пелта к браку его долго не замечаемой дочери и его подопечного. Во всяком случае, помня хохот Дэрка по поводу хозяйничанья Мары, она не доставит ей сегодня хлопот.

Хотя дом Ван Пелта находился недалеко, на противоположной стороне ущелья, необходимо было въехать по дороге на вершину холма до того места, где находился мост через расщелину, а затем проделать длинный путь в объезд, спускаясь по той стороне. Дом показался Сюзанне более знакомым при подъезде к нему с другой стороны. Он был похож на английскую букву «л» и имел кружевные железные перила вдоль верхней и нижней веранд. Короткая часть буквы «л» тянулась по направлению к лицевой части и была увенчана острой красной кирпичной крышей. Под скатами крыши виднелся старомодный пышный орнамент. Низкая каменная стена, окрашенная в белый цвет и надстроенная более чем причудливой железной решеткой, охранялась с высокой сторожевой будки, позади которой возвышался огромный куст рододендрона.

Мара повернула машину в подъездную аллею и проехала по кругу к гаражу в тыльной части территории.

— Прошу за мной, — коротко сказала она, и Сюзанна, покинув автомобиль, последовала за быстро шагавшей Марой по направлению к фасаду дома.

Там росло несколько цветущих кустарников. Сюзанна заметила их, проходя через двор. Но редкие проти, которые однажды посадил ее отец и которые дали имя дому, больше не встречались.

По мере того как они приближались к лестнице, Сюзанна все больше и больше нервничала. Она внушала себе, что эта внезапная боязливость нелепа. Просто смешно, что ее охватывает беспричинный страх, граничащий с паникой, только потому, что она должна встретиться со старым человеком, которого она, по существу, не знала.

Мара, казалось, не замечала беспокойства Сюзанны. Она шла вверх по парадной лестнице через широкую веранду, не обращая внимания на следовавшую позади спутницу. В каждой створке наружной двери имелись узкие стеклянные окошки до самого пола. Сюзанна вспомнила, как, будучи ребенком, она через эти окошки в дождливый день выглядывала на улицу, когда не могла выйти погулять.

Служанка в обычном белом платке открыла дверь на звонок Мары, и они вошли в широкий холл, по одну сторону которого поднималась лестница наверх. На темном полу лежал маленький коврик в восточном стиле, против стены стоял комод из черного дерева с красивой текстурой, позади него, у лестницы, — кресло. На комоде стояли латунные подсвечники и высокая ваза с розовыми цветами.

— Одну минуту, — сказала Мара — Я сообщу ему, что вы приехали.

Сюзанна была рада подождать в старомодной передней, освещенной тусклым светом, чтобы иметь время взять себя в руки. Обстановка дома вызывала теплые воспоминания. Она узнала переднюю, те самые лестницы, столовую, видневшуюся на заднем плане, с цветами на длинном серванте. Однако, когда пришло время встретиться с человеком, который был ее отцом, она не почувствовала ничего, кроме усиливавшейся паники, причин которой не могла объяснить.

Цветная горничная взяла у нее пальто, но фотоаппарат Сюзанна оставила на плече, как будто именно его присутствие помогало ей удерживать связь с миром, который был ей знаком и которому она принадлежала. Когда горничная ушла, она повернулась к вазе с цветами, которую тоже помнила. Такие весенние проти цвели в Кейптауне. Воскообразные лепестки этой разновидности были толстыми и жесткими, серединки — твердыми и колючими. Цветы поддерживались древесными стеблями, зеленые листья были воскообразные, как и цветы. Она прикоснулась пальцем к листу, зная, что его поверхность слегка клейкая.

Позади нее, в дальнем конце передней, послышалось уверенное щелканье каблуков Мары, и она обернулась.

— Прошу вас, — сказала Мара. Она сняла пальто и осталась в синем вязаном костюме, который был ей очень к лицу.

В своей дальней части холл делал поворот под прямым углом и заканчивался открытой дверью. Когда они достигли двери, из нее вышел Томас Скотт с пачкой конвертов. Сюзанна поздоровалась, и он наклонил голову, пробормотав едва слышный ответ на приветствие. На мгновение она задержала взгляд на его темных сердитых глазах. Мара не обращала на него внимания, и они прошли в кабинет Никласа Ван Пелта.

Теперь Сюзанна стала узнавать те детали дома, которые наполняли ее почти непреодолимым страхом. С этой комнатой у нее ассоциировалось нечто ужасное, хотя это была приятно убранная комната с французскими дверями, раскрытыми на террасу, со светло-серыми и серо-зелеными стенами. Этих цветов комнаты она не помнила, не помнила и картин на стенах. Видимо, это сменилось со времен ее детства. Большой письменный стол из местного дерева стоял на прежнем месте. Теми же самыми были тяжелый темный шкаф и скользкие стулья, на которых трудно было удержаться ребенку. Все это она охватила одним взглядом, также как и человека на заднем плане, сидящего в большом кожаном кресле за письменным столом. Его внешность ей совсем ни о чем не говорила, и именно это помогло ей справиться со страхом.

— Это ваша дочь, мистер Ван Пелт, — сказала Мара. Старик за письменным столом чуть приподнял руку, жестом отпуская Мару, и та мягко вышла, стараясь не щелкать каблуками, беззвучно закрыв за собой дверь.

— Сюзанна? — спросил он. Сильный приятный голос резонировал, но в его звучании не было ни тепла, ни приветливости. Был только вопрос, заданный для того, чтобы убедиться в ее присутствии.

— Да, — ответила она так же холодно. — Я здесь, папа.

Он потянулся к стулу позади письменного стола и отодвинул от него тяжелую трость с серебряной ручкой.

— Садись, пожалуйста, — сказал он.

Она повиновалась, не сводя с него глаз. У него были тонкие черты лица и глубокие впадины на щеках. Нос крючком был мощным и агрессивным, но пронизывающие глаза, которые она помнила, были скрыты темными очками. Его волосы еще больше поседели, но еще не были белыми и все еще густо росли почти от красивых бровей. Она и узнавала, и не узнавала его. Комната вокруг нее жила своим отсчетом времени, хранившимся в ее памяти.

— Я рад, что ты вернулась в Южную Африку, — сказал Никлас официальным тоном. — Хотя для меня сюрприз, что ты возвратилась женой Дэрка Гогенфильда. Я этого не планировал и не предполагал.

— Мне жаль, если вам это неприятно, — сказала она. — Я знаю, что вы любите все планировать сами.

Она не хотела этого говорить. Это вырвалось непроизвольно и прозвучало грубо, Но теперь уже нельзя было ничего поправить.

На его лице на секунду появилось выражение, которое отнюдь не было улыбкой, и исчезло.

— Я вижу, что ты искренна. Ты была ласковым ребенком, однако порой странным образом выражала свои мысли.

— Я не то хотела сказать, — попыталась оправдаться она. — Просто Дэрк долгие годы был для вас как сын, а обо мне вы ничего не знали, поэтому у вас не было оснований быть довольным его женитьбой на мне.

— Твой голос — голос женщины, — сказал он, как будто слушал только интонации, а не слова. — В моей памяти остался образ маленькой девочки с прямыми волосами, светлыми рыжеватыми косами, карими глазами и упрямым подбородком. Я должен заменить этот образ другим.

Впервые она почувствовала, что он мог бы сейчас испытывать, и была тронута этим. По крайней мере, она видела в нем перемены и понимала, что совсем не знает его.

Он протянул руку и коснулся ее плеча. Нащупав ремешок фотоаппарата, он заскользил рукой вниз до его корпуса, и она поняла, что он ищет возможность заменить зрение осязанием.

— Что это? — спросил он.

— Фотоаппарат, папа, — сказала она.

— Да, конечно, Дэрк рассказывал, что ты работала фоторепортером в чикагской газете и что ты хотела бы продолжать этим заниматься.

Он снова коснулся ее плеча, провел пальцами вверх до ее коротких волос и вдруг отдернул руку, как будто почувствовал боль. Слезы обожгли ее ресницы. Слезы жалости к сильному человеку, которому не суждено больше быть полноценным.

Он не предпринимал дальнейшего исследования с помощью пальцев и откинулся на спинку кресла. Его скрытые очками глаза повернулись в ее сторону, выражение лица было безразличным и отсутствующим. У нее появилось ощущение, что он отложил ее в сторону как что-то ему незнакомое. Установилось молчание, как будто он ушел в свою темноту и забыл о ее присутствии.

В ожидании, пока он заговорит, она осматривала комнату и африканские предметы, которые обновились со времени ее детства. На стене позади отца висела маска из темно-коричневого дерева: лицо с толстыми губами и плоскими ноздрями, делающими его почти карикатурным, хотя лицо выражало величие. Ушные мочки были растянуты пронзавшими их трубочками из слоновой кости, глаза терялись во впадинах. Однако в лице чувствовалась жизненная энергия, которая говорила об авторитете и уважении, которым должен был пользоваться такой человек у своих соплеменников. В углу комнаты стояло местное метательное копье с железным наконечником, у одной из стен — высокий цилиндрический барабан, который, казалось, ждал, когда пальцы начнут выбивать ритмы на туго натянутой коже.

Молчание затянулось слишком долго, и Сюзанна неловко пошевелилась, испытывая неудобство. В конце концов, это он пригласил ее сюда, она не напрашивалась. Ему, казалось, не было никакого дела до нее, как будто он ушел и оставил ее одну.

— Почему вы захотели, чтобы я приехала в Южную Африку? — спросила она смело. — Почему вы захотели увидеть меня, если столько лет не вспоминали обо мне?

Он, казалось, вернулся издалека и прикоснулся к бумаге, лежавшей на письменном столе перед ним.

— Твоя мать не говорила тебе, что написала мне? Она не говорила, о чем просила меня перед смертью?

Она была поражена. Ее мать написала Никласу Ван Пелту? И не сказала ей об этом? Она почувствовала шок от подобного предательства.

— Я не знала этого, — сказала она. — О чем она вам написала?

Рука со вздувшимися синими венами подтолкнула к ней письмо через письменный стол.

— Вот оно. Прочти его.

Она с трудом подняла листок почтовой бумаги. Вид почти детского почерка своей матери разбередил не зажившую рану. Письмо начиналось почти на безумных нотах, она почувствовала отчаяние, с которым оно писалось. Доктор считал, что лучше скрыть правду от Клары, и Сюзанна соглашалась с ним. Но теперь было видно, что мать все знала. Письмо начиналось словами, что жить ей осталось недолго, что она никогда раньше ничего не просила у Никласа для своего ребенка, но что она вынуждена попросить теперь. Когда ее не станет, Сюзанна будет совсем одна. В семье Клары все давно умерли. Не будет никого, кто дал бы девочке совет, защитил бы ее, позаботился о ней.

Сюзанна оторвалась от письма и посмотрела на отца. Чистая дымчатая поверхность очков была непроницаема. Он взял со стола сигару и отрезал кончики, затем зажег ее с легкостью человека, привыкшего все простые действия совершать на ощупь. Сюзанна наблюдала за ним, зачарованная, размышляя над словами, которые только что прочла. Забота ее матери была трогательной, но очень наивной.

— Не было необходимости посылать за мной из-за этого, — сказала она. — Я не такая беспомощная, как она описывает.

Он выпустил кольцо дыма и ничего не сказал. Она продолжала читать. Теперь ее мать касалась личных дел со своим мужем. Сюзанна сразу не поняла и перечитала во второй раз:

«Я знаю, ты никогда не верил, что я непричастна к исчезновению Кимберли. Ты думал, что я воровка. Как я могла вынести это, Никлас, когда я не знала, что случилось с камнем? Как я могла оставаться твоей женой, оставаться в Южной Африке, если ты думал, что я способна на такую ложь? Я говорила тебе правду, хотя ты никогда не верил мне».

Сюзанна оторвалась от письма.

— О чем она пишет?

— Ты прочла его до конца? — спросил ее отец.

Она снова вернулась к Клариному письму, склонившись над страницей:

«Одно время я почувствовала, что ребенок что-то знает об алмазе. Возможно, она была чему-то свидетелем или что-то слышала. Она была в очень смятенном состоянии перед нашим отъездом. Когда я пыталась расспросить ее, она только истерически рыдала. Единственным выходом было увезти ее из Южной Африки, где что-то омрачало ее существование.

Я старалась, чтобы она обо всем забыла. Я учила ее не оглядываться назад, как и мне пришлось забыть и не оглядываться. Это был единственный путь. Хотя мне все еще хотелось узнать, что именно спрятано в ее детских воспоминаниях, — что-то, в чем она не отдавала себе отчета. Может быть, тебе удастся добиться этого, если когда-нибудь увидишь ее».

В заключительной части письма не было ничего определенного. Оно завершалось холодно, официально, затем в постскриптуме переходило в мольбу за судьбу Сюзанны, что было похоже на Клару.

Сюзанна протянула письмо и положила на стол, насколько доставала ее рука.

— Я не знаю, что она хотела этим сказать. Я никогда не слышала о пропавшем алмазе.

— Она пишет о Короле Кимберли, — сказал Никлас, — одном из самых знаменитых алмазов Южной Африки. Он исчез много лет назад, и с тех пор о нем ничего не известно.

Его тон был ровный, без эмоций. Он нащупал Кларино письмо и складывал его, пока Сюзанна размышляла над прочитанным. У нее мелькнула мысль, объясняющая содержание письма, и она выразила ее вслух.

— Мне кажется, я поняла, почему мама так написала. Она не могла быть уверенной, что вы заинтересуетесь мной после стольких лет. Поэтому она решилась на хитрую уловку. По крайней мере, ей казалось, что хитрость удастся. Порой она была способна на удивительные выдумки.

— Я не понимаю, — проговорил он.

— Конечно, это звучит глуповато, — сказала Сюзанна, оправдываясь, — но я знала ее очень хорошо. На такого рода выдумки она была способна. Если бы ей удалось убедить вас, что я что-то знаю о пропавшем алмазе, то, возможно, вы заинтересовались бы мной. Вы изменили бы свое отношение и взяли бы меня под защиту. Ведь у нее могли быть такие намерения?

Еще раз между ними установилось длительное молчание. Он не отвечал на ее предположение, не соглашался с ним и не отрицал. Однако чем дольше она думала об этом, тем правдоподобнее оно казалось. Кларе не приходило в голову, что Сюзанна может не захотеть возвратиться в Южную Африку. Или что может оказаться утомительно и неприятно, если отец и другие начнут выпытывать у нее то, чего она не помнила, да и вообще не знача.

Видимо, замысел удался. Никлас Ван Пелт немедленно послал за своей дочерью. Даже Дэрк, который, несомненно, читал это письмо, спросил ее тогда в Чикаго, слышала ли она о Короле Кимберли. Но Дэрк явно не был заинтересован в этом, и она вспоминала об этом с благодарностью. Ему не было до этого дела, и он не вернется к этой теме.

Если отец позвал ее к себе домой только для этого, тогда она желает избавиться от его присутствия и закончить этот бесполезный допрос.

— Возможно, вы не согласитесь с моими доводами, — сказала она. — Но я больше ничего не могу добавить. Мне было бы лучше уйти.

Он услышал, как она встала, и, найдя трость с серебряной ручкой, прислоненную к его креслу, тоже поднялся. Он не пытался ее удержать, только протянул ей руку. Она положила свою руку в его и ощутила его чувствительные пальцы, изучающие ее хрупкую ладонь. Но он не пригласил ее к себе, так же как и она не предложила встретиться еще раз. Из-за Дэрка ей, несомненно, придется бывать в этом доме время от времени, но ничего не осталось, что напоминало бы отношения отца с дочерью. Мара вышла встретить ее, когда она покинула кабинет, и Сюзанна с некоторым сожалением взглянула наверх, куда вела лестница. Многое в доме она помнила лучше, чем своего отца. Ей хотелось побродить по верхнему этажу, по его комнатам и коридорам, которые вернули бы ее в прошлое. Но она не попросила об этом Мару Белман.

— Томас может отвезти вас домой, если хотите, — предложила Мара.

Сюзанна отрицательно покачала головой и похлопала по фотоаппарату, висевшему у нее сбоку.

— Спасибо, но я хочу пройтись пешком. Может быть, мне удастся сделать несколько снимков по дороге.

Мара проводила ее до двери, и Сюзанна была рада оказаться снова на круто поднимающейся улице, взобраться на то высокое место, огибаемое дорогой в форме подковы, и обернуться на дом с более высокого уровня, чем на противолежащем холме.

Больше всего на свете ей хотелось сейчас побыть одной. Неожиданное чувство боли и разочарования наполнило ее. Несмотря на усилия убедить себя, что отец ничего для нее не значил и что не следовало многого ожидать от этой встречи, не сбылась надежда, порожденная воспоминаниями о глубокой детской привязанности к отцу. То, что уловка ее матери удалась и он послал за ней не из родительского чувства, а только в надежде отыскать благодаря ей огромное богатство, оставило в ней чувство глубокого сожаления.

Там, где улица начала поворачивать, Сюзанна еще раз задержала печальный взгляд на отчетливо видневшейся горе. Поднимающийся ряд домов закончился значительно ниже автострады, горизонтально разрезавшей склон холма с четко видимым следом. Склоны над дорогой были покрыты травой и, поднимаясь к тому месту, где были каменные столбы, становились более крутыми. Каким голубым и ясным было небо над горой этим утром! В других частях Африки небо казалось удивительно белым и тонким. Но небеса Южной Африки могли сиять ярко-голубым светом.

Чтобы отвлечься в этот момент от горького разочарования, она щелкнула затвором фотоаппарата. Вслед за этим она увидела что-то движущееся у края огромного камнепада. Крошечная кабина подвесной дороги покачивалась над утесом, ее опоры не были видны, как будто ничто не поддерживало ее между вершиной горы и землей. Она ясно видела путешествие кабины к маленькому белому блоку, установленному на вершине, где заканчивался трос. Надо будет как-нибудь подняться в этой кабине, она уговорит Дэрка. Почему-то никто не брал ее туда в детстве.

По мере того как она продвигалась в направлении Орлиного Гнезда, она думала о том, какие чистые улицы в Кейптауне и как приятно находиться в этом районе, застроенном домами старого стиля. Дома с белыми фронтонами все еще подражали голландской архитектуре, а сады за белокаменными стенами или заборами из кольев были исключительно живописными и хорошо ухоженными в чисто английской манере. В одном из дворов цвела поинсетта, а в другом — горная мимоза, бледно-желтая и ароматная, разбрасывавшая свои лепестки через стену на тротуар.

Но внимание ее не могло удержаться долго на окружающих предметах, потому что она все еще думала о письме матери. Чтобы той было приятно, она всегда поддерживала ее иллюзию, что она, Сюзанна, зависима и беспомощна, а Клара мудро решит все ее проблемы. Это ничего не стоило Сюзанне, но помогало Кларе самоутвердиться.

В действительности Клара не имела понятия о физических нагрузках Сюзанны на работе или о неприятных ситуациях, в которые иногда попадала ее дочь по долгу службы в своей газете. Для Клары ее репутация всегда была очень важна. Иногда она могла быть нетерпеливой, как ребенок, в Удовлетворении своих желаний и стремлений. Однако все Должно было происходить пристойно и в лучшей манере.

Сюзанна сознавала, что она никогда не могла бы остаться с мужем, запятнавшим себя, а следовательно, и ее. В конце своей жизни Клара искренно была озабочена судьбой своей дочери и пыталась устроить ее будущее. И в этом она добилась успеха. По крайней мере, наживка, связанная с алмазом, была схвачена, о чем с горечью размышляла Сюзанна. Это и заставило Никласа действовать.

Сейчас она жалела, что не задала своему отцу больше вопросов о Короле Кимберли. История казалась невероятной. Действительно ли отец заподозрил, что мать могла взять этот камень, или это была очередная Кларина фантазия? Имело ли тюремное заключение отца какую-то связь с исчезновением алмаза?

У нее не было ответа ни на один из этих вопросов.

Дорога поднималась над Головой Льва, и она взглянула на гору, неясно вырисовывавшуюся на фоне неба. Лев нависал над всей этой частью города с претензией на господство, так же как пик Дьявола в дальней части амфитеатра. Однако оба они должны были чувствовать почтение перед громадной горой, перекрывавшей пространство между ними.

Вечером ей следует рассказать Дэрку о своей встрече с отцом и задать ему вопросы, которые ее волнуют. Мысль о Дэрке вернула ей силы и уверенность. В конце концов, что значат для нее Никлас и его намерения? Она может забыть, подавить в себе ребенка, который когда-то так любил своего отца. Теперь у нее Дэрк. С ним ей ничего больше не нужно.

Она пошла быстрее. Должно быть, он сейчас ужинает. Теплое воспоминание об их утреннем примирений заставило ее ускорить шаги по направлению к дому.

ГЛАВА VI


Дэрк пришел домой поздно и перед ужином поспешил принять душ и переодеться. В этот день Сюзанна опять оставила меню на усмотрение повара, но вечером ужин оказался превосходным. Боботи — мягкие шарики с яйцом и кэрри, запеченные в квадратном английском противне, по словам Дэрка, было его любимым блюдом, и она нашла аромат пряностей восхитительным.

Стол выглядел привлекательно с белыми свечами, установленными новой горничной Вилли в серебряные подсвечники — подарок Никласа Ван Пелта. Голубые васильки стояли в маленькой вазе в центре, подчеркивая колорит.

Дэрк интересно рассказывал о своих вечерних делах. Он убедил Никласа Ван Пелта запастись красивыми серебряными ювелирными изделиями. На этот раз не из резерваций, а изящными серебряными изделиями ремесленников, сделанными здесь, в Кейптауне, некоторые из которых были украшены полудрагоценными камнями местной добычи. Одну брошь он принес для нее, и, вынув ее из тонкой узорчатой ткани, она была восхищена. На серебряной основе были вырезаны крошечные фигурки, копирующие древние пещерные росписи: одна — обнаженный, бегущий с луком и стрелой, другая — с поднятым над головой копьем, а между двумя охотниками — грациозная фигурка обреченной импала в прыжке. Она приколола брошь к блузке, растроганная таким подарком.

О Джоне Корнише разговора не было, и ужин прошел без эксцессов.

Вилли прислуживала за столом так тихо, что они едва замечали ее. Когда она вышла из комнаты, Сюзанна рассказала Дэрку, что отец показал ей странное письмо Клары, написанное перед смертью.

— Ты ведь знал об этом письме, не так ли? — спросила она. — Ты должен был знать о нем еще до нашей встречи в Чикаго.

— Да, я знал, — согласился Дэрк. — Твой отец показал его мне перед тем, как послать за тобой.

— Но тогда почему ты не сказал мне о нем? Ведь было бы справедливее, если бы и я о нем знала?

— Возможно, и справедливее. Но не очень дальновидно, учитывая мои цели. — В его улыбке были и озорство, и любовь. — Ты была достаточно упряма, и я не хотел добавлять тебе трудностей. Если бы ты заподозрила у своего отца скрытые замыслы, связанные с твоим возвращением сюда, возможно, ты никогда бы не согласилась приехать.

— Но ведь фантазия моей матери по поводу алмаза — абсурд, — уверяла она его. — С помощью этой выдумки она думала обратить внимание отца на меня. И, кажется, ей это удалось. — Она не могла сдержать оттенок горечи в своем тоне. Дэрк, несомненно, был прав. Если бы она узнала о письме, она бы еще больше воспротивилась возвращению.

Дэрк дотянулся через стол до ее руки.

— Подумай об этом. Ты можешь оказать большую Услугу отцу, если вспомнишь что-нибудь, что навело бы его на след Кимберли.

Ясно, что он не понял того, что она сказала.

— Но, Дэрк, ведь все это было выдумкой! Я ничего не знаю об алмазе. У моей мамы было много маленьких женских хитростей наподобие этой. Именно так она и поступила, чтобы почувствовать себя умной и полезной.

Лицо Дэрка осветилось улыбкой, которую она так любила, но в этот момент она ее немного раздражала, потому что означала, что он не воспринял всерьез объяснений относительно письма.

— Как могут мои воспоминания помочь отцу? — спросила она.

— Это вопрос, на который я не могу ответить, — сказал он. — Но интуиция подсказывает мне, что это возможно.

Она знала, что находится в опасности. До этого она всегда избегала заходить слишком далеко, потому что этот вид страха как тень прятался в глубине ее подсознания, готовый поглотить ее, если она подойдет к нему слишком близко. Она не могла продолжать, поскольку никогда не могла преодолеть эту детскую болезнь. Но она должна знать. Она облизнула сухие губы кончиком языка.

— Он попал в тюрьму из-за этого алмаза?

Дэрк отрицательно покачал головой.

— Как это ни странно, алмаз не имеет к этому никакого отношения. Скорее всего Кимберли был с ним в то время. Его доверил ему его владелец — близкий друг Никласа — для специальной выставки в Кейптауне. Когда алмаз исчез, его друг не делал заявления ни прессе, ни полиции, он только аннулировал свое согласие показывать его на выставке. Он был предан Никласу и не допустил, чтобы кто-либо узнал о случившемся. Не было ни расследования, ни общественного обсуждения, ни шума. Не было много лет, пока все забылось.

— Но тогда почему мой отец попал в тюрьму? Какое преступление привело его туда?

— Тебе следовало спросить меня об этом в Чикаго — сказал мягко Дэрк. — Когда я хотел рассказать тебе, ты не хотела слушать. А сейчас твой отец попросил меня не касаться этой старой истории в разговорах с тобой, поскольку ты не знаешь о ней. Он считает, что это не имеет отношения к настоящему. Если он решит иначе, он сам тебе все расскажет. Поэтому так и поступим, дорогая. Я не могу идти против его воли в данном случае.

Вилли принесла десерт — английский торт под названием «пустячок», сделанный из бисквита, джема и щедро заправленный кремом. Дискуссия их была удачно завершена, когда Вилли подходила к столу, чтобы поставить торт.

При таких обстоятельствах она едва ли могла добиться, чтобы Дэрк рассказал ей то, что она хотела знать. Он не принял ее соображений по поводу письма матери, и казалось невозможным убедить его. По крайней мере, это не могло произойти сейчас, пока она здесь. Мудрее предоставить событиям идти своим чередом. Кроме того, она предвкушала свой первый вечер с мужем в доме и не хотела портить его какими-либо трениями.

Однако после ужина Дэрк повел себя так, словно перспектива провести тихий домашний вечер пугала его холостяцкую натуру. Вилли разожгла маленький камин, и Сюзанна, вытащив несколько книг и журналов, пододвинула поближе к очагу пару кресел, как бы приглашая присоединиться к ней. Но Дэрк не заметил ее немого приглашения, и она увидела озабоченность, с которой он ходил по комнате, задерживаясь у окна, чтобы посмотреть на огни Кейптауна. Погруженный в свои мысли, он молчал. Когда в прихожей зазвонил телефон и он как кот прыгнул туда, торопясь поднять трубку, она поняла, что он ожидал звонка.

Из прихожей донесся его голос, намеренно приглушенный. Она поправила книги на соседнем столике, создавая небольшой шум, чтобы не слышать его слов. Дэрк наслаждался своей независимостью в течение многих лет до того, как она вошла в его жизнь. Ей не следует думать, что он внутренне перестроился так же окончательно и безответно, как она.

Он вернулся в гостиную раздраженным и сердитым.

— Мне нужно уехать, — сказал он. — Ничего нельзя поделать. Сможешь ли ты ужиться с мужем, чей рабочий день не ограничивается дневными часами?

Она попыталась улыбнуться, чтобы скрыть свое разочарование, но было все же спокойнее, если бы он как-то объяснил, почему работа настолько срочная, что требует его присутствия так поздно.

Она дошла вместе с ним до двери, стараясь изобразить на лице приветливость, и он горячо поцеловал ее, прежде чем выскочить за порог.

Когда он ушел, в доме стало спокойно и как-то безжизненно. Темнота породила чувство изолированности, оторванности от жизни города, так что казалось, каждый Дом существовал сам по себе. Высокое расположение Орлиного Гнезда удвоило это чувство.

Но она но крайней мере была не совсем одна в доме. Негромкие звуки доносились из столовой, и Сюзанна, пройдя через широкий холл, вошла в комнату, которую

Предупредительность и учтивость, свойственные этой хорошенькой чернокожей девушке, снова произвели на Сюзанну приятное впечатление. Вилли, должно быть, было столько же лет, сколько и Сюзанне, и Сюзанна заинтересовалась ею как человеком, которому непросто живется в сегодняшней Южной Африке. Было ясно, что она не была типичной служанкой. Почему же выбор Мары пал на нее?

— Ты всегда жила в Кейптауне, Виллимина? — спросила она.

— Не всегда, миссис Гогенфильд, — ответила Вилли, поставив кофейный сервиз в сервант. — Мои родители родом из Кейпа, но они переехали в Йоханнесбург, когда я была совсем маленькой. Мы вернулись сюда несколько лет назад. — Она бросила взгляд на Сюзанну, а затем отвела глаза, ничего больше не добавив.

В Чикаго Сюзанна была знакома с цветными девочками в школе, среди ее подруг была одна цветная, которая работала в газете. Ей нравилось общаться с Вилли, хотелось больше узнать о ней. Но Вилли не проявляла инициативы, поэтому Сюзанна с искренним интересом продолжала ее расспрашивать.

— Я слышала, что ограничения для цветных здесь, в провинции Кейп, мягче, чем в Трансваале. Как ты считаешь?

Искра сдерживаемого чувства быстро промелькнула в глазах Вилли.

— Здесь лучше, — согласилась она и продолжала свою работу.

— Трудно ли сейчас найти место? — поинтересовалась Сюзанна.

Девушка выразительно пожала изящными плечами.

— Очень многие приезжают сюда, надеясь на лучшую долю. Они берутся за любую работу. Особенно за некоторые виды работ.

Сюзанна вспомнила свою подругу по газете — цветную девушку, закончившую Северо-Западный университет. Ей тоже было трудно, хотя возможностей было больше. Они с Сюзанной очень любили говорить на эту тему. Но Виллимина еще не знала ее, а насильно мил не будешь.

— По крайней мере, у тебя была возможность учиться в школе? — спросила Сюзанна.

Снова одухотворенная искра появилась в глазах Вилли.

— Немного. Мне хотелось учиться дальше, но нужно было помочь дома. Иначе я не была бы… — Она не договорила, но продолжение было очевидно. Учась в школе, ей не удалось бы устроиться служанкой в дом.

Она взяла вазу с васильками с центра стола и поставила ее между подсвечниками на серванте, затем сняла со стола скатерть и сложила ее.

— Что-нибудь еще требуется от меня сегодня вечером, миссис Гогенфильд? — спросила она.

Сюзанна отрицательно покачала головой.

— Думаю, что нет. Тебе далеко добираться до дому?

Вспышка удивления отразилась на лице Вилли.

— Мисс Белман сказала, что я должна жить здесь. Я уже привезла сюда мои вещи.

Сюзанна засмеялась.

— Прости, я не знала. Наверное, лучше будет, если ты мне расскажешь о здешних порядках. Повариха и дворовый мальчик тоже остаются здесь?

— Нет, оба они уезжают домой, к семьям. В нашем доме немного тесно, поэтому я рада была получить комнату здесь. Если вы, конечно, не возражаете, миссис Гогенфильд.

— Я рада, что ты остаешься в моем доме, — призналась Сюзанна. — Здесь кажется немного пустовато, когда мой муж отсутствует. Где твоя комната, Вилли?

— Я покажу вам, — сказала девушка.

Они прошли через кухню, где повариха заканчивала мыть посуду, и вышли через заднюю дверь. Вечерний воздух казался холодным после солнечного дня, и Сюзанна дрожала, пока шла за Вилли через двор. Девушка остановилась перед дверью, которая, казалось, вела обратно в дом, и толкнула ее. Прямо за нею находилась маленькая квадратная комнатка, бедно, но аккуратно обставленная самыми необходимыми вещами.

— У меня еще не было времени привести все в порядок, — сказала Вилли. — Я привезла часть своих вещей, но еще не распаковывала.

Из комнаты в дом не было дверей. Самый короткий путь был через двор и заднюю дверь.

— Мне кажется, вам будет трудно в плохую погоду, — сказала Сюзанна. — Почему нет двери прямо в дом?

— Здесь так не принято, миссис Гогенфильд, — сказала Вилли и отвела глаза в сторону.

Сюзанна поняла. Многие годы белые люди в Южной Африке жили с постоянным чувством страха. И они имели на то основание. Вся Африка была загнана в ворота, которые держала закрытыми небольшая кучка белых людей, стоявших у власти, — потомков бурских поселенцев, — африкандеров националистической партии. Именно эти люди заказывали музыку и издавали законы. Согласно одному из законов, как припомнила Сюзанна, слуги не должны были ночевать в доме белого хозяина. На всякий случай, как говорится. В Йоханнесбурге многие спали с оружием на прикроватных тумбочках. После последней демонстрации в Кейптауне, как рассказывал Дэрк, началось настоящее паломничество в магазины огнестрельного оружия.

Не желая больше докучать Вилли, Сюзанна пожелала ей доброй ночи и поспешила обратно через кухню, где повариха готовилась к уходу. Когда Сюзанна обратилась к ней, маленькая женщина бросила быстрый птичий взгляд в ее сторону, испытывая, по-видимому, крайнее любопытство по отношению к этой чужестранке из Америки и не очень ловко сказав ей «миссис».

Когда она ушла, Сюзанна потрогала дверь и рассмеялась над собой. Данный вид страха мог оказаться заразным, и она не хотела подхватить эту болезнь. Не было причин, по которым кто-то желал бы ей зла. Это был чудесный вечер — ясный, с яркими звездами, и она решила не слоняться в одиночестве по дому, а выйти на воздух и насладиться вечером.

Она надела пальто, повязала вокруг шеи шарф и вышла через переднюю дверь. Последовав по асфальтированной дорожке по кругу к той части дома, которая находилась под окнами спальни, она обнаружила, что свет с улицы проникает через сад. Вдоль одной стороны проходила низкая каменная стенка, и когда она посмотрела через нее, то увидела, что холм резко обрывается, исчезая во мраке ущелья, где раскинули свои шапки сосны. Напротив она увидела горящие огни противоположного холма и смогла отыскать там дом ее отца.

Она присела на стенку и стала наблюдать панораму кейптаунских огней, излучаемых многочисленными магазинами, густо усеявшими берег бухты, постепенно становящимися более редкими и теряющимися на склонах Стол-горы. Вечером гора стала выглядеть темным массивным пятном на фоне покрытого звездами неба. Ее глаза искали Южный Крест, и она пришла в восторг как дитя, когда снова нашла его. Как далеко казалась Америка, и каким огромным и несчастным представлялся этот край континента. Движение за свободу Африки было в разгаре. Однако здесь, под этим прекрасным мирным небом, тишина поддерживалась только силой, только теми, кто хотел повернуть историю вспять, остановить уже начавшееся движение не только в Африке, но и во всем мире.

Ока подумала о Виллимине, отчетливо вспоминая благородных, дружелюбных, высокоинтеллигентных людей из своего детства, которые были известны как «цветные Кейпа». Кровь этих людей была смесью крови многочисленных народов: португальцев, индийцев, англичан, голландцев, готтентотов, малайцев и многих других. Они пришли, чтобы поселиться отдельно от черного населения, и в Кейп Пенинсула жили намного лучше, чем «полуцивилизованные аборигены», совсем рядом с резервацией.

Где-то близко голос плавно и печально запел о солдате из старого Трансвааля и о его стремлении к «Сари Мараис». Она узнала мелодию песни времен бурской войны, которую она слышала в детстве. Мелодия углубила в ней чувство полного одиночества, и когда она стихла, тишина стала еще более угнетающей.

Она вернулась в дом, желая звуками собственной деятельности разбудить его, чтобы прогнать зачастившее к ней чувство одиночества. Она не совсем одна. Дэрк скоро будет дома. Она должна научиться занимать и развлекать себя в его отсутствие.

У нее здесь так много дел, столько замыслов. Повсюду в доме были видны следы деятельности Мары Белман, которые ей хотелось стереть, чтобы сделать все по-своему. Теперь это был ее дом.

Когда Дэрк вернулся домой, то увидел ее сидевшей на полу и обозревавшей результаты своей работы. Туалетный столик был перенесен на новое место, где было больше света, кровати передвинуты ближе друг к другу, коврики уложены по-новому. Она сидела, обхватив руками колени, размышляя над дальнейшими перестановками, и он громко расхохотался, глядя на нее.

— Я не думал, что ты займешься этими делами так скоро, — сказал он. — Хотя мне говорили, что все жены периодически занимаются перестановкой мебели.

Он не упомянул о своем свидании, и она решила не задавать ему вопросов. Видеть его дома — этого было достаточно.

Этой ночью ей снились сны. Она проснулась, холодная и дрожащая, с таким живым воспоминанием о своих сновидениях, что оно не покидало ее еще долгое время, пока она снова не уснула.

Ей приснилось, что дверь открылась и она вышла через нее с чувством надежды и таинственности. Комната, в которую она вошла, светилась ярко и ослепительно. На мгновение вспыхнувший голубой свет показался ей таким красивым, какого она никогда не видела. Затем свечение стало враждебным и каким-то холодным. И она знала, что это было. Ее окружали зловеще вспыхивавшие алмазы. Она потерялась в алмазной пещере, из которой не могла выбраться. Дверь позади нее исчезла, и пути назад не было. Она была окутана холодным голубым огнем и тонула в нем.

Когда она вырвалась из этого состояния и проснулась, вспышки все еще казались такими интенсивными, что она продолжала видеть их вокруг себя. Она села в кровати, пытаясь не вспоминать этот сон, чтобы он не вернулся и снова не вверг ее в кошмар. Но убежденность в реальности происходящего не исчезла. Голубой огонь был в действительности — она видела его собственными глазами.

— Что случилось, дорогая? — спросил Дэрк с соседней кровати.

Она выскользнула из тепла одеял и перепорхнула на его кровать, устроившись поближе и поудобнее.

— Я видела во сне алмазы, — сказала она — Все вокруг меня горело ужасным голубым огнем. Я видела его как будто наяву.

Он притянул ее ближе, стараясь успокоить. Его губы прижимались к ее уху.

— Может быть, видела в самом деле? Может быть…

Но она запротестовала:

— Нет, Дэрк, нет! Держи меня крепче, не давай мне думать, не давай вспоминать.

Он обнял ее, сначала осторожно, потом более горячо, но, хотя она уснула у него в объятиях, она не могла освободиться от острого страха, навеянного сном. Всякий раз, когда она просыпалась, только руки Дэрка находились между ней и страхом, ожидавшим момента, чтобы овладеть ею.

Раньше, чем наступило утро, ночной кошмар начал слабеть. Позднее она пыталась объяснить это себе. Конечно, сон был вызван письмом ее матери и рассказом Дэрка о Короле Кимберли. Это возбудило ее и стало частью ее сна. «Ничем другим это объяснить нельзя», — уверяла она себя.

В последующие дни ей удалось разными путями занять себя, Дэрк взял ее в нижний город, чтобы она взглянула на магазин своего отца, где был его офис и где он присматривал за делами, когда не был в отъезде в Йоханнесбурге или отдаленных местах резерваций, которые были источниками товара — работ местных ремесленников.

Магазин очаровал ее. Здесь не было туристской суеты. Все было устроено со вкусом и мастерством, что придавало обстановке театральный эффект. Работы особой ценности были выставлены отдельно, против подходящих предметов заднего плана, где ими можно было восхищаться при внимательном рассмотрении. Был угол для масок и ажурной резьбы по дереву, сменная экспозиция изделий из меди из Северной Родезии, стеклянная витрина для изысканных работ с резьбой по слоновой кости.

Дэрк обошел с ней магазин, показывая интересные предметы: тонкую вышивку бисером на колоритных одеялах и тканых коврах из Транскея, Басутоленда, Свазиленда, Зулуленда. Его знания были обширны, хотя показывал он их как бы мимоходом, как будто все это было вполне естественно и не заслуживало особо высокой оценки.

— Я вижу, отец вряд ли обошелся бы без тебя, — с гордостью сказала ему Сюзанна.

Но Дэрк не согласился с такой оценкой.

— Редкий день дядя Никлас не приезжает сюда, — заверил он ее. — Мы мало что выставляем в зале без того, чтобы он предварительно не ознакомился. Поразительно, как он умудряется следить за изменениями в экспозиции и держать в памяти, где что расположено. Ничто не делается без его одобрения.

Сюзанна не могла разделить чувств Дэрка по отношению к ее отцу. Несомненно, многим можно восхищаться, но при воспоминании о том, зачем он вызвал ее сюда, У нее пропадало желание вновь привязываться к нему. Ей очень нравился магазин, но она не распространяла этой симпатии на отношение к отцу.

В Орлином Гнезде она продолжила работу по превращению жилища в дом для Дэрка. Он предоставил ей в этом полную свободу, и она с удовольствием осуществляла свои планы. У нее появился длинный список покупок, и она начала изучать магазины Кейптауна.

Дэрк привез домой все свои оставшиеся вещи, и они с Сюзанной шутили, распаковывая их вместе. Один контейнер содержал предметы, принадлежавшие его родителям, и этот контейнер он не стал распаковывать. Сюзанна чувствовала, что в его детстве было нечто, оставившее раны в его душе, и он с неохотой касался этой темы. То, что его отец был интернирован и что его мать заболела от горя после его смерти, — об этом Сюзанна знала. Но он не хотел развивать эту тему. Его раны легко можно было растравить, и она училась быть деликатной.

Одну вещь он все же захотел найти в этом семейном контейнере, когда принес его в спальню. Он не распаковал его, а шарил вдоль стенок и под слоями одежды, пока не нашел то, что искал. Когда он вытащил это, Сюзанна была поражена.

Предмет, который он держал в руках, напоминал закругленную гибкую черную палку. Он был длиной более трех футов, шириной примерно в один дюйм на одном из концов и сужался к другому.

— Это шембок, то есть плетка, — объяснил он, — Данный образец сделан из кожи носорога, срезанной в сыром состоянии, а затем засоленной для консервации, свернутой и высушенной. Такие хлысты буры использовали, чтобы погонять быков. Или же для телесных наказаний, если возникала необходимость. Полиция до сих пор пользуется шембоками. Этот принадлежал моему отцу. Посмотри, он вырезал свои инициалы на широкой части шембока, образующей ручку.

Он протянул ей плетку, но она не дотронулась до нее. Плетка выглядела отвратительно, и это оттолкнуло ее.

Дэрк поднял шембок и со свистом опустил его. Сюзанна услышала позади себя тихий испуганный вскрик. Она обернулась и увидела Вилли, стоявшую на пороге с чистыми полотенцами в руках. Она смотрела на хлыст с выражением ужаса.

Посмеиваясь над произведенным эффектом, Дэрк сделал еще один взмах в воздухе, в то время как Вилли, застыв, наблюдала за ним.

— Не делай этого больше, — умоляюще сказала Сюзанна, — Ты напугал и Вилли, и меня. Я не люблю хлыстов.

Дэрк улыбнулся цветной девушке.

— Это только упражнение. Я не держал его в руках с детства.

Но улыбка не вернулась к Вилли. Она опустила глаза и молча вышла вместе со своими полотенцами.

— Ты действительно напугал ее, — сказала Сюзанна. — Эта вещь выглядит мерзко.

— Она, наверное, подумала, что я собираюсь ее им бить, — улыбнулся Дэрк.

— Но зачем ты достал его?

Он протащил жесткую кожу хлыста через сжатую ладонь, как будто наслаждаясь этими ощущениями.

— Главным образом потому, что я подумал, что эти могло бы стать интересным украшением на стене. Переселенцы использовали такие плети. Это часть нашей истории.

Она не имела желания возражать ему, но и не особенно обрадовалась, когда он закрепил полочку на стене в гостиной и положил на нее плетку. В глазах Сюзанны она выглядела далеко не украшением, а чем-то угрожающим, приносящим насилие и страх в тихую комнату.

ГЛАВА VII


Поскольку Дэрк предпочитал избегать общественной огласки своего брака, так же как и Никлас Ван Пелт, в газетах не было дано объявления. Новость разрешено было постепенно распространять только среди друзей Дэрка.

Сюзанна была вполне счастлива и не имела ничего против того, чтобы отдалить день, когда ей придется играть в обществе роль жены Дэрка. Праздная жизнь, включающая в себя участие в клубе, занятия теннисом, наблюдение за играми в крикет, не совсем соответствовала ее вкусам. По ее разумению, она все еще была трудовым человеком, стремящимся завоевывать репутацию своими работами в области фотографии. Дэрк относился к ее позиции терпимо и поощрял ее, но она знала, что он не воспринимал этого всерьез.

Но пока что она не предпринимала действенных конструктивных шагов, чтобы продолжить свои занятия. У нее была темная комната, но она не сделала ничего, кроме нескольких случайных снимков достопримечательностей. Она понимала, что надо составить определенный план, чтобы сделать свои фотографии пригодными для продажи. Торговля была больше заинтересована в сериях снимков, чем в отдельно взятых. Поэтому она должна придумать тему для такой серии. В Кейптауне, должно быть, много возможностей для этого.

Однажды утром, примерно через десять дней после приезда, она проснулась с сильным желанием покинуть дом и побродить в окрестностях в поисках подходящей темы. Она решила, что пойдет в направлении Паблик-Гарденз, о котором с любовью вспоминала со времен детства.

Изучить маршрут по Кейптауну было нетрудно. Улицы нижнего города были прямыми и пересекались как на шахматной доске. Эдерли-стрит — главная улица — спускаясь к бухте, где пересекалась со Стрэнд. Сюзанна раньше уже спускалась к нижнему городу для осмотра магазинов и знала маршруты автобусов и троллейбусов.

Но этим утром она хотела пройтись пешком. Когда вскоре после завтрака она вышла из дома, подул свежий ветер, и она была рада, что накинула на себя просторное пальто. На плече у нее висели фотоаппарат и большая кожаная сумка, в которой лежали экспонометр и запасные рулоны пленки.

Она не раз останавливалась для фотографирования: фруктовой палатки на тротуаре, двухколесной овощной повозки с запряженным пони, нагруженной высокой пирамидой светло-оранжевой морковки и зеленой капустой, домика с красивой железной кружевной решеткой, напоминавшей ей о Новом Орлеане. Она остановилась посмотреть на мальчиков, идущих в школу, одетых в форменные короткие брюки или шорты, и сфотографировала их, увлеченных игрой в лошадки. Цветные дети также шли в школу с независимым видом, поскольку заботы взрослых еще не легли на их плечи. Они тоже были одеты в аккуратную униформу. Однако было заметно, что обе группы детей игнорируют одна другую, как бы не замечая друг друга.

Улицы выглядели спокойными под лучами утреннего солнца, и, хотя это была Южная Африка, кричащие заголовки газет, казалось, не имели к этому отношения. Но она знала, что, несмотря на видимое благополучие, режим апартеида действует. Первые наметки искомой темы зашевелились у нее в мозгу, и она продолжала шагать, наблюдая за окружающим с нараставшим интересом.

Она добралась до верхней части того, что в Кейптауне называли «авеню». Гавмент-авеню вела свою историю от самого зарождения Кейптауна, когда Яном Ван Рибеком были разбиты первые огороды на месте нынешних.

Широкая тропа на красноватой земле была закрыта для автотранспорта, и на протяжении всего дня пешеходы использовали ее как приятную и оживленную улицу, ведущую прямо к Эдерли-стрит. По сторонам были высажены дубы, и когда-нибудь их ветви обещали образовать длинную аркаду, но пока еще это были молодые деревья, не способные соперничать с гигантами Паблик-Гарденз. Этим утром вылетели два десятка благородных голубей с полоской вокруг шеи, и их воркование слышалось повсюду Если какой-то звук и был действительно типичен для Кейптауна весной и летом, так это повсеместное воркование голубей, когда они прохаживались или перелетали с места на место в скверах и на авеню.

Пройдя шумный птичий базар, Сюзанна остановилась среди ярких цветочных клумб, на которых можно было найти все, начиная с обычных английских и американских цветов и кончая ослепительными экзотическими цветами Южной Африки. Тропинки пролегали под громадными деревьями, привезенными сюда из разных отдаленных частей света. Она обратила внимание на беломбрабум с огромными, выступавшими из земли корнями и на отдельно стоявшую группу папируса. Повсюду расхаживали голуби, внимательно следя своими яркими глазами, не бросит ли им кто-нибудь земляной орех. Время от времени с деревьев спускались белки, чтобы получить угощение из рук маленьких ребятишек, вышедших на раннюю прогулку со своими английскими нянями. Все это радовало глаз Сюзанны еще с детства, и она целенаправленно фотографировала тихие, мирные сцены.

Продвигаясь дальше и миновав фонтан с фигурой мальчика, обнимавшего дельфина, она подошла к памятнику Джону Сесиль Роудзу. Его поднятая рука указывала в направлении бухты, и на каменной дощечке были выгравированы слова: «Там находятся твои внутренние территории».

Это было для нее загадкой. Бухта выходила к океану, и там, на западе, не могли находиться внутренние территории Южной Африки. Она, размышляя, дважды обошла вокруг памятника, когда заметила человека, наблюдавшего за ней. Она видела его краем глаза, но поскольку он продолжал смотреть в ее сторону, то бросила на него быстрый взгляд и узнала Джона Корниша.

Первым ее подспудным желанием было быстро уйти прочь. Этот человек уже доставил ей достаточно неприятностей, и разумнее было бы вообще не разговаривать с ним. Но он направился к ней, и ей некуда было деться.

— Доброе утро, миссис Гогенфильд, — приветствовал он ее.

Она ответила на его приветствие и повернулась, чтобы продолжать прогулку, но он, видимо, не для того появился здесь, чтобы только наблюдать за ней.

— Я надеюсь что не очень обременил вас на днях, — продолжал он. — Боюсь, ваш муж был огорчен, застав меня у вас.

Она не имела намерения обсуждать эту тему, но, несмотря на очевидное неодобрение Дэрка, она испытывала некое любопытство по отношению к этому человеку. Недолгий, из вежливости, разговор не мог принести большого вреда. Она взглянула вверх на Сесиля Родза, как бы ища поддержки.

— Почему он показывает на океан? — спросила она — Ведь там нет внутренних территорий.

Корниш подарил ей мрачную неспешную улыбку, в которой почти не было тепла.

— Как и многие уитлендеры, вы повернулись кругом. Впервые прибывшие сюда забывают, что Кейптаун, так же как и гора, смотрит на север. Атлантический океан на самом деле в другой стороне, слева от вас, за Головой Льва. За бухтой к северу лежит Африка.

Ей захотелось объяснить ему, что она не уитлендер, но она вовремя вспомнила, что он не знает о ее происхождении. Любопытство по отношению к этому человеку все еще удерживало ее от того, чтобы уйти.

— Удалось ли вам повидать Никласа Ван Пелта? — спросила она напрямик.

Он отрицательно покачал головой:

— Нет еще. Но я не оставил своего намерения. Случай еще подвернется.

Позволив себе зайти так далеко, она продолжала развивать эту тему:

— Но почему это так важно для вас? Почему вы не можете написать о нем, пользуясь доступным материалом и тем, что вам известно о нем?

— Возможно, потому, что прошлое — это такая вещь, которую я хочу знать из первых уст, — сказал он.

Она поняла, что представляется хорошая возможность узнать то, о чем отец запретил Дэрку ей рассказывать, в то время как ее желание знать это все возрастало.

— Вы не объясните мне, что произошло? — спросила она. — Есть вещи, которые Дэрк отказывается обсуждать. Несомненно, из-за того, что он работает у мистера Ван Пелта. Но я действительно хочу их знать.

Он изучал ее из-под крутых бровей, как будто проводя измерения. Она ощущала в нем глубокую силу, находившуюся под надежным контролем. Он жестом пригласил ее присесть на ближайшей скамейке, освещенной прорывавшимися сквозь листву солнечными лучами.

— Присядем ненадолго? Мне хотелось бы поговорить с вами. Возможно, если вы услышите эту историю, вы не будете думать обо мне как о подлеце, в чем так убежден ваш муж.

Она присела на согретый солнцем край скамейки. Голуби с надеждой топтались у ее ног, а белка негодующе заверещала, когда обнаружила, что у Сюзанны ничего для нее не припасено. Скалистый склон был спрятан за деревьями этих чистых садов, и она нашла, что временами постоянное присутствие горы действует несколько угнетающе.

Джон Корниш сложил костлявые ладони, тесно переплетая пальцы и глядя вдаль на внутренние территории Роудза. Сюзанна ожидала, когда он начнет.

— Все сводится к алмазам, — проговорил он наконец. — К алмазам и их власти над человеком. Никлас Ван Пелт попал в тюрьму потому, что был осужден за кражу алмазов.

Это противоречило тому, что говорил ей Дэрк, и она Нахмурилась.

— Вы имеете в виду крупный алмаз, который пропал? Тот, который называется Королем Кимберли?

— Приносящий несчастье камень? — спросил он. — Нет, не Король Кимберли. Это другая история, хотя у меня есть собственная версия того, что могло случиться с этим необычным камнем. В тайнике, найденном в доме Ван Пелта в Йоханнесбурге, были обычные драгоценные камни — намного мельче.

— Найденном в доме Ван Пелта? — повторила Сюзанна, не вполне понимая.

— Это правда. На войне меня вывели из строя, — похлопал он по своей вытянутой правой ноге, — И мне пришлось работать в йоханнесбургской газете. Мне поручили подготовить материал об алмазной контрабанде — всегда популярной теме в Южной Африке. Я взялся за это серьезно и хотел написать хороший очерк. В процессе своих поисков я напал на горячий след, по которому шел довольно долго, опровергая авторитеты. Детали этого дела не важны, но след привел к Никласу Ван Пелту.

Мускулы напряглись на неровной линии его подбородка, и она почувствовала, каким безжалостным может быть этот человек, если станет врагом. Наступила пауза, и она с испугом ждала, когда он продолжит.

— Мой отец умер за несколько лет до того. Возможно, вы не знаете, что Никлас Ван Пелт был близким другом моего отца. Моя мать была американкой, и она вернулась домой, как только закончилась война. Я поехал с ней, когда пришло время, и некоторое время оставался в Штатах. В те времена я был довольно близок мистеру Ван Пелту. Его сын Пауль был моим хорошим другом, и я действительно был очень огорчен его смертью. Видите ли, я не взялся бы за этот ящик Пандоры, зная, что Ван Пелт замешан. Прежде чем я понял, что произошло, поднялся шум, и я уже не мог контролировать ситуацию.

— Они действительно доказали, что мистер Ван Пелт взял камни? — спросила Сюзанна, все больше волнуясь, слушая эту историю.

— В этом не было необходимости, — сказал Корниш. — Когда он понял, что все пропало, он сознался. Он был в конечном звене цепочки, но не назвал своих сообщников. Поэтому остальные остались на свободе. Ему дали три года, но я не открыл эту историю для моей газеты.

— А знает ли Никлас Ван Пелт, что вы не могли ему помочь? — спросила она — Почему он все еще ненавидит вас и отказывается от встречи с вами после стольких лет?

— Я мог бы прекратить эту работу, но решил не делать этого. Я ни в чем не виноват перед ним.

— Однако вы не верите, что он также взял алмаз Кимберли? Почему?

— Хотя я не верю, что он взял его, все же очень хорошо, что исчезновение камня не вызвало шума в то время и что его друг, доверивший ему камень, сохранил все в тайне. Его доверие оправдалось: когда Никлас Ван Пелт вышел из тюрьмы, он разорился, но выплатил каждый цент рыночной стоимости этого камня. Ему пришлось начинать новую жизнь и занимать деньги.

Сюзанна слушала с возрастающим чувством смятения.

— Но как мог человек, выплативший весь долг за этот большой камень, быть виновным в краже других алмазов? Эти вещи не стыкуются.

— Это, — сказал Джон Корниш, — именно то, что не давало мне покоя все эти годы, что толкнуло меня на написание этой книги, привело меня обратно в Южную Африку. Но я не смогу ничего прояснить, если старый Никлас не захочет теперь рассказать эту историю.

Она начинала понимать, и та враждебность, которую она испытывала по отношению к Джону Корнишу, таяла. Наверняка Дэрк не знал всех этих вещей. Он заблуждался, ревностно охраняя ее отца от Корниша.

— Должно быть, нужно большое мужество, чтобы начать все сначала, — сказала она. — Мистер Ван Пелт, наверное, потерял доверие многих людей.

— Но не всех, — уточнил Корниш. — Есть кое-что любопытное в делах с алмазами в Южной Африке. Вспомните, что эта страна не очень старая. Не старше, чем Манхеттан, в котором голландцы обосновались в то же время, когда двинулись в Кейп. Последние три столетия имеют больше отношения к Кейптауну, чем к Йоханнесбургу или Кимберли Йоханнесбург был завалящим шахтерским городком только семьдесят лет назад, а Кимберли всего на несколько лет старше. В те давние дни многие время от времени занимались контрабандой. Даже сейчас находятся такие, кто относится к ней как к небольшому греху, не сопоставимому с таким, например, преступлением, как кража быков. Я подозреваю, что на этом лежит налет романтики, немного сходной с представлениями об американском беззаконии в ковбойские времена. Люди, связанные с алмазами, естественно, вряд ли понимают, что большая утечка алмазов от монополиста приводит к падению мировых цен. Однако приговоры судов сейчас не такие суровые, как раньше, и человек может их пережить. Никласу Ван Пелту это до некоторой степени удалось. Хотя печать позора все еще лежит на нем, то высокое положение, которое он занимал, никто не может игнорировать.

— Но как же объяснить то несоответствие, что он был идеально честен, когда дело коснулось большого камня, но имел тайник с маленькими камнями у себя дома? Есть ли у вас какие-нибудь мысли по этому поводу?

Мужчина рядом с ней наклонился, поднял с дорожки камешек и легко подбросил его на своей ладони, как будто принимая решение, высказать свои мысли или нет. Затем он отбросил камень и повернулся к ней.

— В данном деле роль сыграла женщина. Хорошенькая легкомысленная американская женщина.

Сюзанна напряглась. Она обхватила руками ремешки фотоаппарата и сумки, чтобы унять дрожь. Она не могла ничего сказать и ничего сделать, чтобы остановить его в этот момент, хотя что-то тревожило и пугало ее в его словах.

— Продолжайте, — сказала она глухо.

— Эта женщина была намного моложе Никласа, она была его второй женой. Думаю, что она осталась без средств здесь посте того, как не удались концертные гастроли, поэтому пошла работать к де Бирзу.

— Де Бирзу? — Сюзанна не могла сдержать восклицания. Клара рассказывала, что она работала некоторое время в Южной Африке, но она никогда не уточняла, что у де Бирза.

— Да, там Никлас и познакомился с ней. В тот момент он все еще был связан с этой компанией, но несколько позднее отошел от них, полностью переключившись на правительственные дела. Он хотел попасть в парламент и после женитьбы стал активно работать в правительстве. Женщина — ее звали Клара — нашла себе богатого и неординарного мужа. С этого времени она и повела его к табели.

— Что вы имеете в виду? — спросила его Сюзанна более резко, чем хотела. —

Джон Корниш медленно поднял на нее изучающий взгляд.

— Может быть, я рассказываю слишком много? Насколько я знаю, ваш муж, наверное, довольно высокого мнения об этой жене Никласа.

— Я хочу знать все, — настаивала Сюзанна, крепко сжимая кожаные ремешки.

— Я больше ничего не могу сказать. Я подозреваю, что это Клара занималась контрабандой и тайник принадлежал ей. Возможно, алмазов было гораздо больше, чем она реализовывала в то время. Ко времени ее замужества, наверное, осталась меньшая часть.

— Если это так, то почему она не призналась, когда Никласа арестовали? Почему она не сказала правду, чтобы спасти своего мужа от тюрьмы?

— Чтобы пойти в тюрьму вместо него? — Корниш насмешливо поднял темную бровь. — Мне представляется, она не принадлежала к данной породе женщин. К тому же Никлас — джентльмен и не мог предать ее.

Сюзанна оторвала руки от фотоаппарата и сумки и гневно посмотрела на него.

— Я не верю ни единому вашему слову! Это дичайшая гипотеза! Это ужасно — после стольких лет предавать гласности эту историю и позорить того, кто теперь уже не может ничего сказать в свою защиту.

Вид у Корниша был спокойный при вспышке ее негодования, хотя и немного озадаченный.

— О, я намеревался дать ей возможность сказать. Как только я добуду достаточно информации у Никласа, я вернусь в Штаты и найду ее. Я думаю, она все еще живет в Чикаго. В данное время ей, конечно, не грозит судебное преследование, даже если она виновата.

Сюзанна держалась изо всех сил.

— По крайней мере, ей не грозит этот визит! — закричала она. — Вы теперь не можете ей повредить — она вне вашей досягаемости.

Когда она обрушила на него этот поток непонятных слов, он только изумленно посмотрел на нее.

— Вы должны знать правду! Клара Ван Пелт — моя мать. Она недавно умерла. И я не позволю вам порочить ее память вашими мелкими надуманными подозрениями!

Она была в ярости и готова была расплакаться. Секунду он с любопытством наблюдал за ее смятением. Затем ослабленное было внимание, казалось, вернулось к нему.

— Я прошу прощения, что расстроил вас рассказом о том, чего вы не знали. Но вы ответили мне. После всего этого едва ли имеет смысл скрываться, как тогда, когда вы расспрашивали меня.

Ей не было дела до его выводов.

— Теперь я вижу, почему ни отец, ни Дэрк не хотели, чтобы я знала об этом. Они не хотели меня огорчать этой ложью. Лучше бы было для меня не знать об этом.

Он отвечал ей спокойно и бесстрастно:

— Если ваша мать была не виновата, то имелись все возможности, чтобы защитить ее. Ей не было необходимости бежать. Во всяком случае, для вас лучше знать правду. Этого нельзя скрыть, и от этого нельзя оградиться навсегда.

Она постаралась вернуть свой гнев, как могла. Необходимо доказать ему, что он заблуждается, жестоко заблуждается.

— Моя мать никогда не была воровкой. Она любила быть в центре внимания, и это немного испортило ее, потому что каждый любил ее и дарил ей все, что она пожелает. И потом, что она могла делать с нелегальными алмазами, оказавшимися в ее распоряжении? Как она могла реализовать их?

— Вы как-нибудь попросите вашего мужа рассказать вам о НПА, — сказал Корниш.

Она знала, что переубедить его невозможно. Только не сейчас. И она не могла выносить больше. Она резко поднялась, спугнув стайку голубей. Но прежде, чем она отвернулась, он встал и схватил ее за локоть, твердо, но аккуратно.

— Подождите, — сказал он. В его голосе прозвучала властная нотка, и это остановило ее, несмотря на сильное желание уйти. — Вы правы в одном. Я пока что еще не знаю всей правды об этом. Я только размышляю. Но и вы также не можете быть уверенной во всем. Любой исход будет болезнен. Но для мертвых менее болезнен, чем для живущих.

Сквозь навернувшиеся слезы она видела его лицо, суровое и безжалостное.

— Мне нет дела до живущих! — закричала сна, злясь на слабость собственного голоса. — Отец для меня ничего не значит. Но я все еще люблю мою мать. Я была ближе к ней, чем кто-либо еще, и я знаю, на что она была способна, а на что — нет.

— Тем не менее, — сказал он неумолимо, — правда объективна и не зависит от чьего-либо эмоционального состояния и от того, верят ли чему-нибудь или не верят. Если я ошибаюсь, почему бы мне это не доказать?

Она выдернула свой локоть из его руки, как если бы нашла его прикосновение омерзительным.

— Что вы имеете в виду?

— Я думаю, вы очень хорошо понимаете, что я имею в виду, — ответил он, пристально глядя на нее, хотя он больше не прикасался к ней.

Этот человек никогда не отстанет. Теперь она поняла это отчетливо и почувствовала легкий страх.

— Что вы хотите от меня? — спросила ока. — Чего вы от меня ждете?

Улыбка коснулась его рта, в ней засветилась неожиданная доброта.

— Я оставляю вас. Всего хорошего, миссис Гогенфильд. — Он коснулся полей своей шляпы и зашагал через посадки.

Она наблюдала за тем, как он удалялся, за его легкой хромотой и напряженной осанкой в плечах. И возненавидела его всем сердцем. Его резкий уход был отвратителен. Это ей, Сюзанне Гогенфильд, следовало развернуться и уйти прочь от него, презрев его нелепую историю. Все еще шокированная, она повернулась и пошла в противоположном направлении, в сторону дома.

ГЛАВА VIII


Даже длительный подъем к Орлиному Гнезду не помог ей. Она продолжала чувствовать себя подавленной, разгневанной и была недовольна, что не может справиться со своими эмоциями.

Корниш, как она напомнила себе, был только журналистом. Его подозрения не должны приниматься в расчет. Он не знал Клару так, как знала она. Он не мог представить себе, насколько та была неспособна на зло.

Как только Сюзанна пришла домой, она попыталась успокоиться и, запершись в темной комнате, стала проявлять отснятую пленку. Работа в маленькой тихой комнате при слабом свете красного фонаря оказала успокаивающее действие на ее нервы. Здесь она могла занять свои руки, сосредоточить внимание на обработке материалов и отвлечься от других мыслей. Таким способом она не раз лечила себя в Чикаго, когда плохо складывались дела в газете.

К тому времени, когда пленка с помощью скрепки была подвешена для просушки, она чувствовала себя немного лучше и смогла даже съесть обед, который приготовила для нее Вилли. Во второй половине дня она вернулась в темную комнату для печатания фотокарточек с отснятой пленки, стараясь отвлечь себя механической работой. Но теперь, когда руки были заняты, она стала думать об отце, таком, каким видела его во время последней встречи. Старик никогда не позволял эмоциям захлестнуть себя. Интеллигентный и вдумчивый, но холодный человек, потерявший связь с теплотой и волнениями жизни.

Почему бежала Клара? Этот вопрос не уходил, все время вспыхивая в ее мозгу. Почему она не осталась, чтобы поддержать мужа в его несчастье?

Из Клариных рассказов было ясно, что Никлас совершил какой-то безнравственный поступок, за что и заслужил тюремное заключение. По ее словам, она никогда не смогла бы простить его и снова ему поверить. Она приложила все силы и увезла свою дочь из Южной Африки, чтобы та не страдала из-за грехов своего отца. Ясно, что это не было поступком женщины, стыдившейся тюремного заключения своего мужа.

Тем не менее, нравилось Сюзанне или нет, но Джон Корниш прямо поставил перед нею проблему, с которой ей рано или поздно пришлось бы столкнуться. Темная комната только дала ей передышку, помогая отсрочить решение. Когда она закончила печатание, проблема встала перед ней так же неотступно и неумолимо. Несмотря на чувства, испытываемые Дэрком во время последнего столкновения с Корнишем, ей придется рассказать ему об этой встрече, изложить рассказанную историю и попросить его совета. Она не сможет перенести это смятение и свои сомнения в одиночку.

Придя к такому решению, она с еще большей силой захотела скорее переговорить с Дэрком, но время до вечера тянулось медленно. Во время ужина она не сразу перешла к делу и говорила на другие темы. Дэрк провел свой день в магазине, где возникли некоторые трудности, и был уставшим и слегка рассеянным.

Она не рассказывала ему об утренней встрече с Джоном Корнишем до тех пор, пока они не перешли после ужина в гостиную с весело горящим углем в камине. При первых же ее словах он полностью включил свое внимание, и она, хотя видела его раздражение, продолжала рассказывать до самого конца, стараясь представить все как можно объективнее и оказывая Корнишу доверие в провозглашенной им цели — попытаться найти правду. Но голос ее слегка надломился, когда она перешла к вопросу, касающемуся ее матери. Дэрк смягчился.

— Я виноват, — сказал он. — Не следовало допускать, чтобы тебе об этом рассказали с такой жестокостью. Слухи, конечно, были всегда. Но я думаю, тебе не следует обращать на них внимания. По крайней мере, теперь ты знаешь, почему я не хотел иметь ничего общего с Корнишем. Нет нужды второй раз беспокоить дядю Никласа. Корниш — человек, способный накликать старые беды. Возможно, более страшные, чем ты можешь вообразить.

— Беды для кого? — спросила она.

— Позволь мне побеспокоиться об этом. Не будем собак дразнить.

Хотя она была несколько озадачена этими словами, мысли ее вновь вернулись к Кларе.

— Ведь ты не веришь, что моя мама была воровкой? — спросила она прямо.

Дэрк, подойдя, присел рядом с ней и, взяв ее левую руку в свою, повернул так, что свет упал на розовый алмаз.

— Послушай меня, Сюзанна, послушай один раз, мобилизуя разум, а не эмоции. Самым важным для всех нас было бы, если бы ты вспомнила что-нибудь о Короле Кимберли. Если туман над этой историей рассеется, это поможет твоему отцу. Это даже может снять давние подозрения с твоей матери. И, в частности, даст ответ Джону Корнишу.

Его неуклонная убежденность в том, что у нее есть что вспомнить, переполнила чашу. Она нетерпеливо выдернула свою руку из его и ударилась о бронзовую подставку для книг на столике позади нее. Нечаянно она ушибла костяшки пальцев, а розовый камень звякнул о бронзу.

Дэрк схватил ее руку и повернул так, чтобы разглядеть кольцо.

— Будь осторожнее, — предостерег он и пощупал большим пальцем алмаз. — Я бы очень не хотел, чтобы ты повредила мой счастливый камень.

Ее нетерпение и разочарование усилились.

— Алмазы считаются самыми твердыми камнями. Я не могла повредить алмаз таким легким ударом, — сказала она раздраженно.

Он посмеялся, видя ее негодование, и отпустил руку.

— Ты не права. Алмазы — хрупкие камни. Процесс огранки, как ты знаешь, заключается в постукивании по камню вдоль оси раскалывания. Иногда хорошие камни ломаются от слишком резкого удара. Во всяком случае, помни, что я вручил тебе свое счастье, будь осторожна с ним.

Звучание его голоса было забавным, как будто он посмеивался над собой, но внимание Сюзанны все еще было сосредоточено на споре, и это раздражало ее.

— Нелепо настаивать, чтобы я что-то вспомнила, когда вспоминать, в сущности, нечего.

— Как ты можешь быть в этом уверена? Вспомни свой сон в одну из последних ночей, — напомнил он ей. — Не кажется ли тебе, что он имеет свою причину?

— Я знаю причину, — сказала ему Сюзанна. — В тот день состоялся разговор об алмазах. Он растревожил меня. Поэтому естественно, что мне приснились алмазы.

— А что ты скажешь о голубом огне? Почему вспышки в твоем сне все время были голубыми?

Она внимательно посмотрела на него.

— Что ты имеешь в виду?

— Кто-нибудь описывал тебе, как выглядит Кимберли? Это был голубовато-белый камень, оптическая игра которого представляла собой вспышки голубого цвета.

Вздрогнув, она подумала, что никто не рассказывал ей об этом камне, и его слова немного напугали ее.

— Снам трудно найти объяснение, — проговорила она быстро и ушла от темы. — Скажи мне, что имел в виду Корниш, когда говорил о НПА?

— Каждый в Южной Африке может ответить тебе на этот вопрос, — сказал Дэрк. — Это начальные буквы сочетания «Незаконная Покупка Алмазов», что является бичом страны. Другими словами, это контрабанда алмазов и их незаконная продажа.

— Но он наверняка не имея в виду, что мама могла заниматься контрабандой, — сказала Сюзанна.

Было ясно, что терпение Дэрка иссякло.

— Откуда мне знать, что имел в виду Корниш? — воскликнул он и взглянул на часы. — Во всяком случае, у меня вечером есть работа, и мне лучше заняться ею. Ты извинишь меня, дорогая?

Она почувствовала, что он недоволен ею и раздражен. Но по крайней мере в этот раз он не ругал ее за разговор с Джоном Корнишем. Он был глубоко огорчен, что она узнала правду так внезапно, будучи совсем неподготовленной. Но все же он хотел от нее чего-то большего — чего именно, она не знала.

Когда он ушел в маленькую комнатку, которую Мара приготовила для него в качестве кабинета, Сюзанна присела, пристально глядя на хлыст, который висел на стене, напоминая о воплях чернокожих. Она почувствовала уверенность, что шембок здесь не только в качестве реликвии истории переселенцев, и ей хотелось бы знать точно, для чего Дэрк повесил его. Это был символ непознанной стороны его натуры, которую она не понимала, однако стремилась понять, потому что это была его неотъемлемая часть и должна была быть принята ею вместе с другими.

Огонь в камине больше не казался веселым, и вне непосредственной его близости в комнате было холодно. У нее не было желания сидеть здесь в одиночестве, и она пошла в холл за своим пальто. Затем она тихо вышла за дверь, чтобы прогуляться по тихому саду.

Низкая ограничивающая стенка вновь привлекла ее внимание, и она присела на камень.

На нее снова опустилось ноющее чувство одиночества и тоски, связанное с потерей матери, навеянное сегодняшним разговором о Кларе. Быть может, к этому еще примешивалась ностальгия по той жизни, которую она в течение нескольких последних лет вела в Чикаго. Хотя там она тоже была одинока, но ожидание чего-то важного, что должно было случиться, придавало ее дням глубину и значимость. До появления Дэрка она постоянно ощущала беспорядочность и бесформенность своего существования. Когда же он надел на ее палец розовый алмаз, все начало обретать форму, смысл, и она поверила; что никогда больше не будет одинокой.

Ее тяжелый вздох был единственным звуком в вечерней тишине, висевшей над Кейптауном. Воркование голубей стихло, издалека доносилось утихавшее бормотание транспорта. В воздухе стоял запах сосен и моря. Высокий голубой гам, растущий по соседству, зашелестел листьями И затих, будто тоже вздохнул. Яркая полная луна поднималась, касаясь гигантской фигуры горы, освещая склон холма под стенкой. Облокотившись на стенку так, чтобы можно было взглянуть вниз, Сюзанна увидела среди травы узкую тропинку, сбегавшую вниз к черным теням ущелья, которое охраняла густая сосновая роща. Со стороны сосен при свете луны были видны несколько высоких предметов, слегка отражавших падающий свет, и ей захотелось узнать, что это были за предметы. Если это были камни, то очень больших размеров, имеющие форму монолита.

Если же смотреть со стороны стенки, на которую она опиралась, то тропинка взбегала по холму и исчезала на соседней улице, проходившей выше. Как-нибудь нужно будет исследовать тропинку в направлении ущелья и узнать, куда она ведет.

Тишина вечера начала овладевать ею, тревога утихала. Боль и смятение ослабевали, освобождая ее от упрямого желания противиться. Теперь она могла все спокойно обдумать, что не удавалось ей раньше. Теперь она могла непосредственно заняться вопросом, который все время отталкивала.

Возможно ли, чтобы какое-то знание было спрятано в ее памяти? Знание о том, что случилось в детстве и что она надолго забыла? Что если вместо того, чтобы противиться предложению Дэрка — вполне обоснованному, попытаться заглянуть в свою память сквозь годы?

Но как это сделать? По-видимому, необходимо проследить все свои шаги, припомнить забытые случаи, имевшие место во время ее давнишнего пребывания в Кейптауне. А это не так-то просто. Радостные воспоминания легко приходили на ум, но они были слишком обрывочны, не связаны с какими-либо событиями и не создавали целостной и непрерывной картины. Все болезненное и неприятное было загнано в отдаленные места памяти, ключ к которым был утерян. Эту дверь не открыть усилием воли. Однако нужно найти способ открыть ее.

Прохладный бодрящий вечерний воздух, казалось, стряхнул с нее состояние замешательства и принес ясность мысли. Она подняла повыше воротник пальто, рывком поставила ноги на поверхность стенки и, подтянув колени к голове, закрыла глаза.

«Заглянем в прошлое! — уговаривала она себя. — Постараемся вспомнить давние события!»

Она снова отчетливо увидела дом — дом ее отца, который она недавно снова посетила. Но теперь, в первый раз после своего приезда, она увидела его глазами своего детства, крупнее, чем он был на самом деле, и с кабинетом отца в центре внимания. Это была комната, которую она больше всего любила и больше всего боялась. В ее памяти это было связано с наказанием и нотациями отца, но такие события не расстраивали ее надолго. Эта комната оказалась в центре внимания благодаря чему-то еще. Однако по мере того, как она заставляла себя вспомнить, ею овладевало чувство страха. Оно было таким леденящим и пугающим, что первым ее порывом было захлопнуть перед ним дверь и унестись обратно в настоящее. Она смогла преодолеть этот порыв и снова напрячь память, собирая разрозненные воспоминания.

Теперь она слышала сердитые голоса. Видела пылающий в истерике взгляд матери, суровое и холодное лицо отца. Все это било по ребенку, который чувствовал, что совершается что-то ужасное, что-то необъяснимое, что-то, чего она не могла понять. Взрослая Сюзанна съежилась от ужаса, как она это делала, будучи ребенком, и дверь быстро закрылась перед всеми страхами, отбрасывая их подальше от настоящего.

Она сдалась не сразу. Хотя ее дрожь объяснялась не только вечерним ветром, она еще раз приложила усилия, чтобы прояснить картину. Но голоса ослабли, и все, что пугало, исчезло. Вместо этого она припомнила шум воля, разбивавшихся о борт корабля, и бесконечные прогулки с Кларой по палубе. До нее четко донесся голос матери: «Забудь то, что произошло, дорогая. Мы покидаем Южную Африку и не вернемся сюда никогда. Мы плывем туда, где я выросла, и тебе нечего больше бояться».

Она слышала и свой собственный голос, спрашивавший: «Пана тоже будет там?» И ответ матери: «Нет, дорогая. Мы должны забыть все, связанное с Южной Африкой. Мы должны…» Мать разразилась слезами и не могла больше ничего сказать. Вскоре маленькая Сюзанна заметила, что ее мать плачет всякий раз, когда упоминается имя Никласа, до того она не желала вспоминать его.

Когда она собралась обратно, картинки начали ускользать от ее внимания. Усилия удержать их ни к чему не привели.

Где-то на склоне холма голос, который она уже слышала раньше, запел на африкаансе. Она знала эти слова: «У меня на сердце так печально, у меня на сердце так печально…»

Соскочив со стенки, она направилась домой. Сегодня она потерпела поражение. Но она двинулась в правильном направлении. Она одновременно и откликнется на просьбу Дэрка, и докажет ему, что среди многочисленных эпизодов далекого прошлого ничего существенного вспомнить не может.

Печальные слова песни сопровождали ее, пока она поднималась наверх, и наполняли ее духом давно ушедшего времени.

ГЛАВА IX


В последующие дни Сюзанна не могла ни оттолкнуть воспоминания, ни решить поставленную перед собой вечером в саду задачу. Большую часть времени дверь в прошлое оставалась плотно закрытой, и когда она мысленно пыталась возвратиться в дом отца, она вспоминала только тот дом, который она видела взрослой совсем недавно.

В ее жизни происходили и другие отвлекавшие ее события. Женитьба Сюзанны Ван Пелт и Дэрка Гогенфильда перестала быть их личным делом. Молва прошла по Кейп Пенинсуле, собрав репортеров из «Кейп Аргус» и «Кейп Таймс», которые съехались в Орлиное Гнездо в надежде получить интервью. Старая история Никласа Ван Пелта ожила и вновь анализировалась. Большую пишу для обсуждения дал факт возвращения его дочери в Южную Африку и ее брак с его подопечным. В разговорах не было ничего предосудительного, но они, по словам Дэрка, огорчали Никласа, который отказывал в интервью репортерам. Через Мару он попросил, чтобы в эти дни его никто не беспокоил. Он хотел только одного — побыть наедине с собой.

Поскольку слухи распространились, Дэрк и Сюзанна до некоторой степени были вовлечены в общественную жизнь. Люди здесь были социально активны, несмотря на доминирование кланов старых знатных семейств. Кейп Пенинсула славилась той подлинно высокой культурой, которая была пока еще неизвестна молодому, крепкому и претенциозному Йоханнесбургу.

Однажды воскресным днем они вместе с другой супружеской парой на машине Дэрка поехали в Кирстенбош-Гарденз посмотреть на изумительную панораму весенних цветов, которые росли по обеим сторонам пика Дьявола. На обратном пути они ехали через земли Кейптаунского университета, красиво раскинувшиеся ниже гребня пика.

Все это доставляло удовольствие Сюзанне, однако она чувствовала, что они с Дэрком как-то не по-настоящему участвуют в жизни общества. Находясь где-то на обочине, они никогда не окажутся в центре активности. Возможно, это оттого, что они не восприняли местный образ жизни. Каждый из них по-своему был аутсайдером, даже Дэрк. Но причина могла быть и в другом. Несмотря на утверждение Дэрка, что Никлас Ван Пелт в достаточной степени искупил свой позор, она желала знать, не может ли скандал, который еще жив в памяти людей, бросать тень на его подопечного и его дочь.

Ее работа с фотоаппаратом дала ей передышку в трудных размышлениях, и она с возрастающим интересом собирала материал для задуманной серии фотографий. Приходилось десятки раз щелкать затвором для того, чтобы получить несколько снимков, положивших начало серии, пока же собранный материал был несомненно односторонним.

Ее замыслом было выбрать среди множества фотографий такие, которые отражали бы мирную повседневную жизнь Кейптауна — хорошо различимую поверхность жизни. В противовес им она представит несколько острых сюжетов, показывавших изнанку жизни. Но поскольку мир чернокожих людей был закрыт для нее, осуществить задуманное было сложно.

Она хотела посетить Лангу — район, где было так много несчастных, но Дэрк не решился взять ее туда. Он предостерег, что при нынешних обстоятельствах она должна быть осторожней.

Временно остановив работу, она не отказалась от самой идеи. Она найдет пути ее реализации. Тем временем она утвердилась в своих намерениях, сделав несколько снимков знаков SLEGS VIR BLANKES (Только для белых), унижающих и оскорбляющих человеческое достоинство. Она обнаружила, что расслоение общества в Кейптауне проявляется непоследовательно. Скамейки в парках были общими. В библиотеках мужчины и женщины разных рас сидели плечом к плечу. Однако либерализм английской общины не распространялся на театры и спортивные сооружения. Автобусные линии союзного подчинения были раздельными, муниципального кейптаунского — открыты для всех. Она также обнаружила, что цветные граждане иногда ставят себя выше африканцев и имеют такие же предрассудки, как и остальные.

О Шестом районе Сюзанне рассказывала Вилли. В полумиле от центра делового района, на холме, расположенном под пиком Дьявола, находилась область, где жили многие респектабельные цветные. Но среди них, почти растворившись в их массе, обитали те, кого принято называть отбросами общества. Уровень преступности был высоким, юные преступники грабили более порядочное население и нападали друг на друга. Курение и продажа даггы — одной из разновидностей марихуаны — приняли вопиющие размеры. Бедность и развращенность были уделом многих. Шестой район был населен в основном цветными, и только несколько чернокожих африканцев жили и работали там в качестве вахтеров и сторожей в школах.

Сюзанна решила, что этот район позволит ей увидеть другую жизнь, скрывавшуюся под мирной поверхностью обитания белых кейптаунцев. У нее было сильное подозрение, что Дэрк, если узнает, запретит ей туда ходить, поэтому она держала свои планы в секрете. У нее не было причин бояться. После того как она сделала множество снимков в чикагских трущобах и криминогенных районах, она испытывала к обездоленным только симпатию.

Она выбрала раннее солнечное утро, подходящее для фотографирования, и покинула дом, предварительно сообщив Вилли, куда она идет. Девушка удивилась и испугалась. Преступления в Шестом районе совершались почти каждый день, и Вилли предупредила ее об этом с внезапной вспышкой участия, которая изредка появлялась на фоне ее обычно мягких манер. Мистер Гогенфильд не одобрит ее поход в этот район в одиночестве.

— Я не скажу ему, пока у меня не будут нужные мне снимки, — бодро сказала Сюзанна. — Не нужно беспокоиться. Я не совсем безрассудна и не останусь там слишком долго.

Она оделась так же, как в тот день, когда Дэрк нашел ее возле путей в Чикаго: берет, просторное тяжелое пальто, ботинки на низком каблуке.

Недалеко от намеченного пункта она покинула автобус и пошла пешком, чтобы проникнуться духом окрестностей, которые она хотела увидеть. Во многом район напоминал трущобы чикагской Южной Стороны, как, впрочем, все подобные места в других крупных городах. Повсюду ютилось большое количество людей, живших в домах, которые когда-то были элегантными жилищами уважаемых белых, людей, давно покинувших их, Теперь дома превращались в руины, несомненно наводненные полчищами крыс и различных паразитов. Возможно, имелись и белые хозяева трущоб, как и везде, наживающиеся на несчастье тех, у кого нет больше сил, чтобы улучшить свои жилищные условия. Дети толпились на ступенях, на улицах, кувыркались на тротуарах, кричали и визжали, как и подобает Детям; некоторые сидели бездеятельные и апатичные, Замечали ее большей частью старшие дети. Она видела косые взгляды одних, опасливые — других, но в основном они выбирали самую безопасную манеру поведения делали вид, что не замечают ее присутствия.

Она фотографировала, зная, однако, что этот вид деградации людей характерен для трущоб повсюду и присущ не только Южной Африке. В дальнейшем он приводит к полной апатии. Выходом для правительства могло бы быть только строительство новых жилищ и выселение людей из трущоб.

Когда она пересекала проулок, который, по-видимому, являлся одной из главных улиц района, то увидела нечто, заставившее ее остановиться и присмотреться. Возле некоего подобия хижины стоял африканер-полицейский. Окна и двери хижины, видимо, давно перестали существовать, и она стояла открытой в проулок. Цветная женщина со спящим ребенком на руках сидела на перевернутом ящике, разговаривая с человеком, который наверняка был чернокожим африканцем. Сюзанна видела, как офицер шагнул к чернокожему, грубовато требуя объяснить, что тот здесь делает и почему он не на работе.

Сюзанна уже достаточно восстановила свое знание языка, который знала в детстве, так что понимала большую часть диалога. Полицейский не удовлетворился полученным ответом и потребовал паспорт африканца. От цветных людей пока что не требовали ношения паспортов, однако никто из коренного населения не мог передвигаться в пределах Южной Африки без паспорта, который должен был быть предъявлен по первому требованию в любое время. Отсутствие такового влекло за собой арест.

Наблюдая, Сюзанна не забывала про фотоаппарат. Незаметно из-за спины полицейского она сделала снимок. Африканец жестом показывал на куртку, висевшую на гвозде в нескольких футах от него. По его словам, паспорт находился там. Но офицер не дал ему возможности достать его и предъявил обвинение в нарушении закона. На глазах у Сюзанны состоялся необоснованный арест. Затвор фотоаппарата щелкал на протяжении всего инцидента, останавливаясь только во время поспешного перекручивания пленки. То, чему она была свидетелем, потрясло ее, и ей еще больше захотелось зафиксировать эпизоды местной жизни для внешнего мира.

Внезапно полицейский повернулся и, толкая своего пленника перед собой, направился в ее сторону. У нее не было времени убежать. Первой реакцией полицейского было удивление при виде белого цвета ее кожи. Затем он увидел в ее руках фотоаппарат.

— Почему вы здесь? — спросил он на африкаансе, — Что вы здесь делаете с фотоаппаратом?

— Я фотографировала окрестности Кейптауна, — ответила она ему по-английски — Почему бы мне не побывать здесь? — Ее попытка сохранить спокойствие выглядела фальшивой. После того, что случилось, она с трудом сдерживалась, чтобы не выплеснуть свой гнев наружу, чтобы не броситься опрометчиво на помощь африканцу, чье положение она могла только ухудшить.

Офицер держал своего пленника за одну руку, игнорируя его дальнейшие попытки объяснить, что паспорт находится в куртке, висящей не далее чем в шести футах. Он неприветливо смотрел на Сюзанну.

— Вы англичанка? — спросил он, переходя на английский.

В ее положении трудно было быстро сообразить, но он не давал ей времени на размышление. Он смотрел на нее так, будто бы намеревался арестовать и ее тоже, и она не представляла себе, что произойдет, если никто не вмешается.

Позади нее хлопнула дверца автомобиля и раздался топот бегущих ног. В следующее мгновение рядом с ней была Мара Белман, улыбавшаяся полицейскому и торопливо говорившая с ним на беглом африкаансе. Она объяснила ему, что молодая леди из Америки не все хорошо знает, и, конечно, она приносит извинения, если в чем его обидела. Что сама она разыскивала леди, поскольку опасалась, что она потеряется. Господин офицер, конечно же, должен понять это.

— Что за снимки сделала американка? — флегматично спросил офицер, не совсем поддавшись очарованию Мары

Девушка быстро повернулась к Сюзанне:

— Вы фотографировали? Если это так, то выньте пленку и отдайте ему.

Сюзанна колебалась, не совсем довольная таким освобождением, даже если оно и спасет ее от временных неприятностей. Она все еще негодовала на поведение полицейского. В самом деле, при поддержке Мары она должна объясниться откровенно.

— Вы должны были видеть, что произошло… — начала она.

Но Мара сразу же остановила ее:

— Отдайте ему пленку, или я не отвечаю за последствия. Сейчас в Южной Африке не обычные времена.

Они оба противостояли ей, и делать было нечего. Она открыла фотоаппарат и вынула пленку в раскатанном виде, чтобы быть уверенной, что свет охватит несколько последних кадров. По крайней мере, против нее не будет свидетельств.

Полицейский взял пленку, и Мара, грациозно поблагодарив его, подтолкнула Сюзанну к автомобилю Никласа. Она явно не собиралась церемониться, и, несмотря на возмущение, Сюзанна повиновалась. Мара завела «мерседес» и поехала вниз по улице. Она ничего не говорила, пока они не выехали из Шестого района. Сюзанна сидела рядом с ней, также храня молчание. Она была в ярости на полицейского за потерю снимков и на Мару за ее властное поведение.

— Это счастье, что Вилли позвонила мне после того, как вы уехали утром, — проговорила Мара, когда они проехали несколько кварталов. — Я с трудом вас нашла, иначе я остановила бы вас раньше.

— Я не просила меня останавливать, — возмутилась Сюзанна — Если бы вы не вмешались, я бы сама договорилась с офицером и спасла бы мои снимки.

— Вы не знаете нашу полицию, — сухо сказала Мара — Если бы не я, вы попали бы в настоящую беду. Они, знаете ли, не дураки и не любят, когда такого рода снимки оказываются за пределами страны. Я думаю, вы именно это намеревались сделать?

Сюзанна не желала рассказывать Маре о своих намерениях. Ее первоначальное инстинктивное недоверие к этой блондинке еще более усилилось.

— Я репортер — произнесла она отрывисто. — Мне приходится изрядно потрудиться, прежде чем получить результат. Я благодарна вам за проявленный интерес, однако я вполне способна…

— Я делала это не для вас, — перебила ее Мара. — Я делала это для Дэрка. Я не могла спокойно стоять и смотреть, как вы компрометируете его имя.

Дэрку наверняка не понравится ее поведение, однако она считала, что Мара напрасно думает, будто он неизбежно был бы скомпрометирован без ее вмешательства.

Автомобиль шел по направлению к Орлиному Гнезду, но вдруг Мара свернула на тихую боковую улочку, уставленную маленькими белыми домами, остановила машину у тротуара и заглушила двигатель.

— Мы можем поговорить здесь, — промолвила она.

Сюзанна, все еще в душе негодующая, только безучастно посмотрела на нее. Холодно-ядовитая манера общения покинула Мару, ее дыхание участилось, будто долгое нагревание перешло в кипение и вышло из-под контроля.

— Ты не можешь обманываться вечно! — произнесла она низким напряженным голосом. — Если бы не ты, мы в Дэрком были бы уже женаты.

Сюзанна была поражена как взглядом, так и словами Мары, но ничего не сказала в ответ.

Мара откинула назад свои тяжелые светлые волосы, как будто бы это движение высвобождало сдерживаемую энергию.

— Я не сумасшедшая и не дура, — продолжала она. — Мы с Дэрком любим друг друга, и в конечном счете я верну его обратно. Считай, что тебя предупредили.

Изумление Сюзанны нарастало. Почему-то она не могла воспринять этот порыв всерьез. На ее взгляд, Мара находилась в ужасном заблуждении.

Мара немного успокоилась, как будто ее первый дикий взрыв эмоций прошел и она искала пути, чтобы возвратиться к обычной сдержанной ядовитости. Когда она заговорила снова, ее тон был спокойнее, но в словах все еще чувствовалась злоба.

— Ты знаешь, почему он женился на тебе?

— Конечно, знаю, — ответила Сюзанна быстро. Не слушая ее, Мара продолжала:

— Из-за алмаза. Потому что он хочет завладеть этим сокровищем. И если ты приведешь его к алмазу, то ваш брак будет рассматриваться лишь как временная жертва, которую ему пришлось принести.

— Это смешно, — сказала Сюзанна — Ты, видимо, имеешь в виду письмо моей матери, написанное незадолго до смерти. Во-первых, это письмо было уловкой, чтобы привлечь ко мне внимание отца. И ничем больше. Во-вторых, ты наверняка сама не веришь, что такой человек, как Дэрк, мог жениться на мне только из-за призрачной надежды, что я что-то знаю об алмазе, который исчез много лет назад. Все это нелепая затея.

Мара не ответила. Она завела мотор и нажала на сцепление.

— Как ты думаешь, что скажет Дэрк, когда я ему расскажу обо всем? — с любопытством спросила Сюзанна. — Не рассердится ли он на тебя?

— Ты не расскажешь ему, — уверенно сказала Мара и отъехала от тротуара. — Ты не захочешь рисковать. Потому что тогда все откроется и ты не сможешь больше притворяться. Даже если ты расскажешь ему, это не повредит мне.

Когда машина подъехала к передним воротам, Сюзанна быстро открыла дверцу. Она не хотела больше говорить с Марой, но та бросилась наперерез и схватила ее за руку, прежде чем она успела отойти.

— В этот раз я спасла тебя от беды, — сказала она — И если ты не возражаешь, мы ничего не расскажем Дэрку о том, что с тобой произошло. Я действительно не хочу говорить ему об этом. Но в следующий раз, я надеюсь, твои неприятности будут несколько более серьезными. И если это случится, я не буду помогать тебе — Ее глаза сузились, и лицо стало некрасивым. — Мне доставит большое удовольствие понаблюдать.

Сюзанна вошла в дом с неприязненным чувством. Было отвратительно видеть эту женщину, скинувшую маску цивилизованности и воспитанности и обнажившую то, что находилось под ней. Могла ли Сюзанна стать такой же? Ответа она не знала.

Вилли встретила ее в холле. В ее мягких и тихих манерах не было и тени подобострастия, и Сюзанна не стала ее упрекать. Вилли действовала по зову совести и не должна стыдиться чувств, заставивших ее позвонить Маре. Сюзанна поднялась по лестнице и безуспешно пыталась прийти в себя до того, как вернется Дэрк. Холодное выражение глаз полицейского, мягкая куртка, висевшая на крюке, беспомощное состояние арестовываемого человека — все перемешалось в ее мозгу с тем, о чем говорила Мара. Болезненные сомнения, которые она посеяла, начали пускать корни.

Однако, когда Дэрк пришел домой, его настроение было бодрым, и ей удалось с успехом скрыть свое состояние. Все было хорошо между ними, и ее страхи несколько утихли. Она твердо сказала себе, что прошлое не имеет значения и что сейчас Дэрк ее любит. Мара просто ревнивая женщина, которая хочет досадить и сделать больно человеку, который принес боль ей. С этой точки зрения она больше внушает жалость, чем страх.

Однако Сюзанне потребовалось повторять себе это снова и снова.

ГЛАВА X


Печальный опыт, полученный в Шестом районе, приостановил на время работу Сюзанны над фотографиями. Но ведь если не охватить неприглядные стороны жизни Кейптауна наряду с благополучными, то попытка создания задуманной серии не удастся.

Ее первая боль и шок от слов Мары ослабли, и она приложила все усилия, чтобы укрепить уверенность в себе. Она не могла заставить себя обсудить свои дела с Дэрком, и Мара, очевидно, держала свое слово и, со своей стороны, ничего не рассказала ему.

По мере того как шло время, Сюзанна все больше думала о проблемах, которые Джон Корниш возложил на нее. Более чем когда-либо она хотела ответить ему и упокоить Дэрка. Однажды воспоминания возвратились, но в них больше не было чепухи, связанной с потерянным алмазом. Не было больше подозрений по отношению к матери, и атаке Мары не суждено было завершиться успехом. Джон Корниш будет остановлен в осуществлении своих целей, и семейная жизнь с Дэрком будет такой же искренней, безоблачной и прочной. Перед нею вырисовывалась счастливая перспектива, и она решила верить в нее без сомнений.

Она не видела своего отца со времени ее первого визита к нему. Вызовов от него больше не поступало. Дэрк также не просил ее навестить отца. Но в ней начала расти уверенность, что единственный шанс возвратиться в прошлое для нее — это увидеть его снова. Увидеть и добиться, чтобы он разрешил осмотреть дом, в котором она жила ребенком.

В то утро, когда она собралась в Проти-Хилл, она решила также исследовать тропинку, ведущую вниз по холму в сторону ущелья. Она сказала Вилли, что скоро придет. Затем она надела походные ботинки и свитер и вышла в сад. Спуск от стенки до тропинки был не очень крутым. Она легко перемахнула через парапет и соскочила в траву на той стороне. При ярком солнечном свете запах от сосен был теплым и пряным, и она глубоко вдохнула искрящийся воздух кейптаунской весны.

Тропинка быстро спускалась, и, следуя по ней, она увидела вертикально стоящие предметы, которые разглядывала при лунном свете в одну из предыдущих ночей. Это действительно были камни, стоящие прямо, как большие монолитные колонны. Они образовывали неправильный полукруг, обращенный в противоположную от тропинки сторону. Она заглядывала за камни осторожно, опасаясь змей. Что-то почти благоговейное исходило от этих камней. Казалось, первозданные силы повалили их так, что вершины камней сошлись в одной точке, и затем установили их в то положение, в котором они простояли века вплоть до настоящего времени. Она подумала, что гора должна быть сейчас над ней, и подняла глаза. То, что она увидела на вершине горы, заставило ее остановиться и с изумлением наблюдать, как на ее глазах происходит явление, свойственное Стол-горе.

По чистому небу высоко над горой плыло пушистое облако. Пока она наблюдала, гора, казалось, напрягла все свои силы притяжения, и облако быстро опустилось к вершине. Там оно расстелилось белым слоем по всей вершине горы, слегка смещаясь книзу по краям так, что выглядело скатертью, ровно расстеленной по плоской вершине Стол-горы. Небо над горой было ярко-голубым.

Сюзанна наблюдала это явление, будучи ребенком, но уже успела забыть, насколько изумительным было это зрелище. Вершина горы, которая еще недавно хорошо просматривалась, теперь была закрыта плотным облаком.

Счастливая от представления, показанного горой, она следовала вниз по тропинке в тенистую прохладу рощи, где плосковершинные сосны, собираясь гроздьями, поднимались к разверстым небесам. Здесь на лужайках росло множество разновидностей диких цветов. Она наклонилась, чтобы сорвать маленький цветок, у которого было шесть белых с черными кончиками широко раскинувшихся лепестков и темно-синяя сердцевинка с черными и желтыми тычинками.

Тропинка продолжала спускаться вниз по склону, пока не раздвоилась, и одна из образовавшихся тропок потянулась вверх, к домам на противоположной стороне ущелья. Сюзанна взглянула вверх, чтобы отыскать дом отца. Боковая тропинка, казалось, вилась среди домов в направлении улицы и не была ограничена стеной. Она быстро поднялась по ней и обнаружила, что находится перед каменно-железной оградой Проти-Хилл.

Дворовый мальчик увидел ее и пошел открывать калитку. Она решительно поднялась по ступеням и остановилась перед знакомой дверью с длинными стеклянными панелями по сторонам. Горничная открыла ей дверь и пригласила войти как раз в тот момент, когда Мара Белман спускалась по ступеням. Хотя она была готова к этой неизбежной встрече, но внутренне вздрогнула под взглядом этой женщины.

Сегодня на Маре был зеленый костюм, который подчеркивал ее светлую кожу и белокурые волосы, она благоухала утонченным ароматом. Ее глаза холодно остановились на Сюзанне, и она поздоровалась достаточно вежливо, без тени той несдержанности, которую проявила во время их последней встречи.

— Если вы ищете Дэрка, — проговорила она небрежно, — то его с утра здесь не было,

— Мне хотелось бы видеть отца, если можно, — сказала Сюзанна.

— Он уехал на автомобиле с Томасом, — сообщила Мара. — Я не знаю, когда он вернется.

Она не сделала попытки пригласить ее, и Сюзанна поняла, что ей придется самой позаботиться об этом.

— Я думаю, что немного подожду, на тот случай, если отец скоро вернется.

Мара колебалась, но Сюзанна была дочерью Никласа, и едва ли ее можно было выпроводить.

— Заходите, если хотите, — согласилась она нехотя. — Но я не могу вам обещать, что ваше ожидание не затянется.

Сюзанна подумала, что главное — попасть в дом и остаться там одной. Не имеет значения, увидит она отца или нет. Для начала можно заною познакомиться с одной из комнат. Не очень удобно было просить Мару провести ее по всему дому без разрешения отца.

Мара привела ее в большую уютную гостиную, которая претерпела значительные изменения с тех пор, как Сюзанна видела ее в последний раз. Мебель была расставлена довольно далеко от центра комнаты вдоль стен. Это было сделано с целью безопасности передвижения для слепого человека.

Частично Никлас Ван Пелт привез сюда мебель из своего дома в Йоханнесбурге, и Сюзанна узнала некоторые предметы. Ей особенно запомнился большой шкаф из «зловонного» дерева — этого красивого, но некрасиво названного дерева Южной Африки, пахучего только в свежеспиленном состоянии. В структуре среза дерева были темные пятна, образовывавшие красивый волнообразный рисунок. Выдвижные ящики были украшены серебряными наличниками у замочных скважин и ручками кейпского производства. Над камином висела длинная медная грелка в голландском стиле. Эти старинные вещи соответствовали комнате и самому Никласу Ван Пелту.

— Вот журналы на столе, — отрывисто предложила Мара. — Если вам что-нибудь понадобится, нажмите кнопку звонка возле Двери.

— Благодарю вас, — сказала Сюзанна и села на длинную кушетку, ожидая только одного — когда она останется одна.

Но Мара стояла у порога, не очень стремясь уйти.

— Вы обдумали то, о чем мы говорили на днях? — спросила она.

Ее наглость вызывала удивление. Секунду Сюзанна колебалась, захваченная врасплох. Затем она спокойно произнесла:

— Что именно мне нужно было обдумать? Что бы ни случилось в прошлом, это не имеет отношения к настоящему. Я не размышляла на эту тему.

Открытая неприязнь ожила в глазах Мары.

— Вы достаточно разумны, чтобы не испытывать судьбу. Пока вы не выведете Дэрка на алмаз, вы будете в достаточной безопасности. По крайней мере на время.

Сюзанна ничего не ответила, не желая быть втянутой в открытую вражду. Мара пожала плечами и вышла из комнаты.

Теперь все надежды восстановить былую общность с домом исчезли. Настроение, необходимое для этого, было испорчено, и Сюзанна знала, что его не вернуть. Когда зашла горничная с обычным одиннадцатичасовым чаем, Сюзанна выпила полную чашку, пытаясь унять дрожь от негодования, которое вызвала в ней Мара. Неужели она собирается каждый раз при встрече травить ее? Перспектива была неприглядной, но в данный момент она не знала, как остановить ее. Однако она была не готова обратиться к Дэрку с этой проблемой. Был ли это страх перед правдой, которая может открыться? Хотела бы она знать. Несомненно, то, что происходило до их с Дэрком женитьбы, не имело никакого значения сегодня. Если она расскажет Дэрку, он просто успокоит ее и в дальнейшем будет считать ее дурочкой. Нет, такой разговор не нужен.

Звук подъезжающего со стороны шоссе автомобиля сообщил о прибытии отца. Мара вслед за этим не появилась, но горничная пришла сказать, что мистер Ван Пелт ожидает ее в кабинете.

Снова ее отец сидел за огромным письменным столом, все предметы на котором были расставлены с педантичной тщательностью, так, чтобы ему не пришлось долго искать на ощупь нужную вещь. Тяжелая полированная трость с серебряной рукояткой опиралась об обитый красной кожей стул так, чтобы быть, всегда под рукой. Когда он взял Сюзанну за руку и подвел к стулу подле себя, она снова почувствовала его сухие и холодные пальцы. Она не стала дожидаться, пока он спросит ее о цели визита, а сразу перешла к тому, что хотела сказать. При первом же ее упоминании имени Джона Корниша она почувствовала, как он напрягся. Но темные стекла его очков были непроницаемы, и лицо не выражало ничего, пока он слушал.

Она рассказала ему о своей встрече с Корнишем в Паблик-Гарденз и историю, которую тот ей невольно поведал, не зная о том, что она дочь Клары Ван Пелт. Она продолжала откровенно рассказывать о подозрениях Корниша относительно ее матери, и отец выслушал ее до конца, не перебивая.

— Теперь вы видите, — закончила она, немного задыхаясь, — я должна вспомнить. Я должна найти путь в прошлое. Возможно, вы сможете мне помочь.

Длительное время он был внешне спокоен, только губы были крепко сжаты.

— Я не стану помогать тебе, — сказал он наконец. — Воспоминание не имеет смысла. Я знаю все, что произошло, и единственно необходимая для меня сейчас вещь — это забыть. Мне очень жаль, что Джон Корниш вернулся в Кейптаун.

— Но что, если в письме мамы действительно есть какой-то смысл? — настаивала она. — Что, если я вправду знаю что-то с детского возраста, что я могла бы вспомнить, если как следует над этим поработаю?

— Ты имеешь в виду алмаз? — спросил он. — Забудь об этом. Я не хочу знать, что случилось с ним. Человек, владевший им, уже умер. Камень не приносил никому ничего, кроме несчастья.

Если бы то, что он говорил, было правдой, то он не попался бы на уловку ее матери и не послал бы за нею в Америку из-за алмаза. Спрашивать его дальше — значит задеть свои самые болезненные чувства, но ей некогда было думать о собственных ранах.

— Вы думаете, что мама взяла камень? — сурово спросила она. — Джон Корниш убежден в этом и собирается написать об этом в своей книге.

— Он не сделает этого, — сказал Никлас — Я ему этого не позволю.

Сюзанна безжалостно продолжала:

— Он думает, что она взяла мелкие алмазы тоже. Он подозревает, что она крала их, когда работала у де Бирза. Он собирается вынести этот вопрос на презентацию своей книги независимо от того, удастся ему переговорить с вами или нет.

— В таком случае я поговорю с ним первым. — Рука отца с синими венами хлопнула по столу, и на мгновение она увидела его — таким, каким знала в детстве: энергичным физически сильным мужчиной, которого многие боялись не исключая порой ее саму и ее мать.

Неожиданно для себя она помогла Корнишу в его намерениях. Она изменила отношение отца к возможной встрече с Корнишем. И, видимо, это было к лучшему. Никто, кроме самого Никласа Ван Пелта, не мог остановить Корниша и предотвратить публикацию его домыслов относительно ее матери.

— Когда вы встретитесь с ним? — спросила Сюзанна. Его пальцы скрючились и бессильно опустились на стол. Прилив сил иссяк.

— Нет необходимости спешить. Потребуется время, чтобы все обдумать. Я ничего не делаю с бухты-барахты.

— Но эта книга… — начала было Сюзанна.

— Эта книга не может быть написана за ночь. Для этого нужен срок.

Но она знала, что время поджимает. Если Джона Корниша можно остановить, то это нужно делать сразу. Чем дольше отец будет вынашивать свои планы, тем с большей вероятностью откажется от них. Никлас уже не тот.

— Я думаю, вы должны встретиться с ним как можно скорее, — настаивала она.

Неожиданно для нее он улыбнулся. Это была не теплая улыбка, улыбка была довольная, но холодная. Она не успокаивала.

— Тебе придется доверить это дело мне, моя дорогая. Но хватит о Корнише на сегодня. Как ты относишься к тому, чтобы днем совершить автомобильную прогулку? День сегодня приятный, теплый, и мне хочется выбраться на воздух. В Кейптауне есть место, которое я часто посещаю, — мемориал Роудза. Оттуда открывается — я тебе обещаю — неповторимый вид на Кейптаун. Если ты согласна, я днем заеду за тобой.

Неожиданное приглашение удивило ее. Возможно, он просто предлагает отвлекающее занятие, как иногда взрослые поступают с детьми, Но тем не менее она поедет. Как ни малы ее успехи, она будет развивать их,

— Спасибо, папа. Я буду готова, когда вы скажете, ответила она и поднялась, чтобы уйти.

Грохот пушки, возвещающий о наступлении полдня, раздался, когда она отправилась домой, У нее в голове зародился план, который, она знала, Дэрк не одобрил бы. Но интуиция толкала ее на осуществление этого плана. Она готова ответить Дэрку, рассеять его сомнения, что она в состоянии выполнить это.

Вернувшись в Орлиное Гнездо, она подошла к телефону и позвонила Джону Корнишу.

ГЛАВА XI


Автомобиль Ван Пелта с Томасом за рулем шел по извивающемуся шоссе вокруг основания пика Дьявола. Здесь Стол-горы больше не было видно, только огромные ослы с отвесными каменистыми краями, похожие на спину дракона, врезались в лощину. При ясном весеннем солнечном свете были видны Готтентотские Голландские горы. Их острые зубчатые пики показывались за бухтой Фоле.

Сюзанна помнила историю происхождения этих названий с детства. Голландские поселенцы знали, что готтентоты смотрят на эти горы с такой же ностальгией, с какой голландцы вспоминают Голландию. Поэтому горам было дано название Готтентотские Голландские. Слово «готтентот» означает «заика», так голландцы называли бушменов за их скверное произношение.

Вдоль шоссе росли высокие синие эвкалипты. Лесные массивы, расстилавшиеся по склонам холмов, включали множество дикорастущего арума кукушечного. Однажды, когда деревья расступились и Сюзанне удалось взглянуть вверх, она увидела величественные белые колонны, стоявшие порознь на гребне небольшого холма, за которыми возвышались темные пики.

Томас повернул голову.

— Это монумент, мадам, — сказал он.

Ее сердце забилось чаще, но не из-за красот, а из-за тревожного ожидания исхода ее затеи, свидетельницей которого она скоро станет.

Никлас Ван Пелт сидел на заднем сиденье рядом с Сюзанной. Его тонкие пальцы крепко сжимали серебряную рукоятку трости. Сегодня у него был настороженный вид, как будто все органы чувств, кроме зрения, были готовы немедленно отреагировать на происходящее.

Она подумала о том, что это ее отец, однако это не вызвало у нее никаких чувств. Возможно, было уже слишком поздно для зарождения новых чувств между ними, несмотря на то, что, по его словам, он хотел ее возвращения не из-за упоминания об алмазе в письме матери.

— Ты знаешь, Роудз не похоронен здесь, — сказал Никлас — Он сам выбрал для себя место захоронения в Южной Родезии — дикое горное место вблизи Булавейо. Там мало кто бывает В молодости я один раз побывал там.

Автомобиль свернул на боковую дорогу, которая поднималась вверх, и теперь монумент исчез из поля зрения, пока дорога снова не повернула. Теперь монумент был виден в профиль. Сюзанна увидела на вершине высокие белые колонны, к которым вели вверх широкие каменные ступени, охраняемые по краям восемью бронзовыми львами. У подножия лестницы на пьедестале стояла бронзовая фигура всадника на поднятом на дыбы коне. По сторонам были расположены зеленые лужайки и террасы с раскрывшими свои зонтики соснами. Недалеко вверху, как и везде, маячили скалистые пики.

Томас остановил машину и обошел вокруг, чтобы открыть дверцу. Он аккуратно помог Никласу выйти, и старик стоял, опираясь на трость, в ожидании, пока Сюзанна не присоединится к нему.

— Можешь идти выполнять задание, Томас, — сказал Никлас — Мне поможет моя дочь. Ты найдешь нас здесь, когда вернешься.

Цветной прикоснулся к головному убору и возвратился к машине. Отец и дочь медленно направились к парапету перед монументом. Левая ладонь Никласа легко лежала на руке Сюзанны, в другой была трость. Он двигался легко и уверенно.

— Я беспокоюсь за Томаса, — сказал он, когда они достигли замощенного булыжником пространства перед полукруглой стенкой.

Сюзанна слушала невнимательно. Она беспокойно смотрела на верхнюю и нижнюю часть лестницы, быстрым взглядом изучая тени колоннады. Джона Корниша нигде не было видно, и она находилась в постоянном напряжении. Возможно, он не придет. Он не был уверен, что они поступают правильно.

Ее отец все еще рассказывал о Томасе, когда она снова стала прислушиваться.

— Он должен был бы стать учителем и работать в этом направлении. Но его роль поводыря у слепого и работа шофером мало что ему дали. Я боюсь, что в его участии большая доля моей вины.

— Он, кажется, выполняет ту же роль, что и Виллимина — девушка, которая служит у нас горничной, — сказала Сюзанна.

— Виллимина Кок? — с удивлением переспросил отец.

— Да, мисс Белман привезла ее на второй день после нашего прибытия.

— Странно, — сказал Никлас — Мара никогда не упоминала об этом. Видишь ли, Вилли, можно сказать, является невестой Томаса. Хотя едва ли дело дойдет до женитьбы. Главным образом из-за упрямства со стороны Вилли, как я понимаю. По крайней мере, так говорит Томас. Это еще одна из причин, почему он обделен.

Сюзанна вспомнила вспышки в настроении Виллимины, которым сама была свидетелем. Обычно кроткая, она могла проявить упрямство, если была не в настроении. Кроме того, временами Сюзанна наблюдала в девушке скрытность, которую хотела понять. Выяснилось, что она скрывала свое знакомство с Томасом. Хотя, по-видимому, не было причин это делать.

Отец высвободил свою руку и уверенно двинулся через мостовую, пока его трость не коснулась невысокого парапета. На этом открытом месте сильно дул ветер. Внизу перед ним развернулась величественная панорама Кейптауна и его пригородов, вытянувшихся вдоль дуги, образованной бухтой. Сосны шумели при порывах ветра, кое-где был слышен звук капающей воды. Никлас повернулся лицом к ветру, и создалось впечатление, что он видит все лежавшее перед ним и наслаждается грандиозным зрелищем.

Наконец он двинулся обратно.

— Давай взойдем на вершину, — сказал он. — Я хочу, чтобы ты познакомилась с мистером Роудзом.

Они стали подниматься по гранитным ступеням позади фигуры Энергии на вздыбленном коне и оказались перед несколькими площадками, лежавшими на пути к колоннаде на вершине. На каждой площадке по обеим сторонам лестницы сидели львы, охранявшие дорогу. Два маленьких мальчика, взобравшись на спины зверям, сидели верхом. Их юные голоса звонко раздавались в тишине уединенного места. На вершине, окруженной увенчанными колоннами, там, где заканчивались ступени, находилось сердце мемориала — бюст человека, который любил Южную Африку и служил ей, человека, который мечтал о становлении державы. Голова Роудза опиралась на его руку, он был погружен в раздумье.

Никлас Ван Пелт начал негромко по памяти читать выгравированную надпись:


Успокоившийся великий

Мыслящий дух проснется

И станет править живущими,

Для которых он был опорой.

И смерть его души

Станет ее падением.


Сюзанна вздрогнула от пламенных слов, дошедших до нее сквозь года. Все это было памятно, все было знакомо, она слышала эти слова прежде. Тогда она, маленькая девочка стояла здесь, и ее рука была в руке отца. Она чувствовала только любовь и доверие, уверенность в нем и в тот день. Он был способен видеть выгравированные слова, и его голос был голосом молодого человека. Его слова все еще звучали так, как он тогда произносил их — с любовью к этой красивой и богатой земле.

— Вы знали его? — спросила она мягко.

— Только видел его издалека. В то время я был очень молод и воевал на другой стороне с бурами. Я лучше знал Пауля Крюгера, по крайней мере я разговаривал с ним. Оба эти человека были великими. Можно ли определить, кто из них был более велик? Оба они одинаково сильно любили эту землю.

— Вы больше не симпатизируете бурам-африканерам, не так ли?

— Это мой народ, — звенящие нотки в его голосе стали ослабевать, — более близкий мне, чем англичане, по крови, хотя я женился на англичанке.

Он перестал говорить и прислушался. Услышав звук шагов по камням, он вопросительно повернулся к ней:

— Кто-то идет?

— Да, — ответила Сюзанна, — кто-то идет.

Джон Корниш стоял несколькими ступенями ниже и смотрел на них. Сюзанна не двигалась, скованная внезапным страхом. Он медленно двинулся вверх по ступеням, образованным большими гранитными плитами. Два маленьких мальчика слезли со спин львов и побежали вниз за новыми впечатлениями.

Она должна предупредить отца. Она должна сказать ему, что это Джон Корниш поднимался к ним по ступеням. Но прежде чем ей удалось овладеть своим голосом, Корниш заговорил сам. Он говорил на африкаансе, и Сюзанна различила слова «Ум Никлас», с которыми он обращался к отцу. Старик, стоявший рядом с ней, напрягся, и она увидела, как его рука стиснула трость. Он продолжал стоять на том же месте не двигаясь, выражение его лица не изменилось, когда он пробормотал ей низким голосом:

— Тебе следовало предупредить меня.

Было ясно, что он не поверил в случайность этой встречи. Он подождал, пока Корниш поднимется К ним, но руки для приветствия не протянул.

— Вы были другом моего сына, — сказал он по-английски. — Вы были одним из тех, кому он доверял.

Сюзанна отметила в Джоне Корнише перемену, до этого она не замечала кротости в его манерах.

— Пауль был моим другом, и я любил его, — сказал Корниш — Я также любил его отца. И мне хотелось бы кое-что узнать у него. Могу я поговорить с вами?

Никлас сделал неопределенный жест и с помощью трости пошел вдоль плиты, пока не достиг края монумента. Там он сел на высокую ступень и ждал, когда Корниш подойдет к нему.

Сюзанна немного отошла и стала смотреть на широкую перспективу Кейптауна.

Корниш изложил свою историю просто. Он объяснил, как неожиданно для самого себя попал в ловушку, из которой не было выхода. Он никогда не верил признанию Никласа и был уверен, что Никлас Ван Пелт кого-то прикрывает. Теперь пришло время узнать правду. Не оставалось в живых никого, кому можно было бы повредить.

— А девочка? — сказал Никлас. Сюзанна наконец вмешалась в их разговор:

— Дело не во мне. Главное — правда. Я хочу, чтобы имя мамы не было опорочено.

Отец мрачно кивнул.

— Не будем спешить. Есть вещи, которые я должен обдумать. Для того чтобы написать книгу, требуется время. Мы не можем это ускорить.

— Я собираюсь ускорить, — сказал Корниш. — Поскольку вы не отвечали на мои письма и не желали встретиться со мной, я был вынужден все написать заранее.

Старик оборвал его:

— Какие письма, Джон? Я не получил никаких писем.

В глазах молодого человека внезапно вспыхнула ярость, но она не была направлена на Никласа.

— Я писал вам несколько раз. Письма были отправлены в Проти-Хилл. Я писал вам по крайней мере трижды.

Сюзанна с огорчением подумала, что это дело рук Дэрка. Несомненно, Дэрк дал указание Маре. Но на этот раз он зашел слишком далеко, оберегая Никласа. Не имеет значения, как Дэрк относится к Джону Корнишу. Это дело отца, а не Дэрка решать, встречаться или не встречаться с ним.

— Если бы я получил ваши письма, я бы ответил из вежливости, — сказал Никлас. — Я разберусь с этим. Но лучше скажите, что за необходимость торопиться.

— Я хочу покинуть Южную Африку как можно скорее, — сказал Джон. У меня нет желания оставаться здесь и наблюдать, как моя страна разрушается этим безумным курсом. Если вы не поможете мне, я вынужден буду действовать самостоятельно.

— Ваш голос похож на голос человека, переполненного горем, — сказал Николас. — Вы познакомились со многими африканерами за свою жизнь. Вы узнали им цену.

Джон Корниш, повернувшись, указал на колоннаду над ним быстрым сердитым жестом.

— Это один из монументов, построенных в Южной Африке. Но есть и другой. Тот, что стоит возле Претории в Трансваале, монумент Переселенцам.

— Я знаю, — сказал Никлас.

Корниш продолжал. В его голосе слышались гневные нотки, когда он описывал огромный камень, венчающий вершину холма в гористом пригороде Претории. Его слова были настолько яркими и убедительными, что Сюзанна отчетливо представила себе это громадное сооружение квадратной формы, словно сама строила его. Большая квадратная башня была окружена круглой внешней бетонной стеной, сделанной в форме лагеря, по периметру которого были установлены повозки, защищающие его. Так переселенцы защищали себя настоящими повозками для отражения атак. С внутренней стороны стены, по словам Джона, на уровне первого этажа были увешаны барельефами. В этой гигантской круглой комнате описывалась история Южной Африки средствами изобразительного искусства, показывались страдания поселенцев, резни, баталии и триумфы.

— Великая история, — степенно произнес Никлас — История храбрецов.

Корниш неутомимо продолжал:

— Из-за перил в центральной части пола вы можете взглянуть вниз в широкое, тихое и пустое помещение. Пустое, если не считать мраморного обелиска с выгравированными словами: «Мы — твои, Южная Африка» на африкаансе и на английском. Чуть ниже в этом тихом помещении в стене расположена ниша с вечным огнем — факелом, символизирующим свет цивилизации, пронесенный вперед движением переселенцев.

Снова Никлас кивнул:

— Бесценный мемориал для истории.

— Они были храбрыми людьми, и, если бы этим было все сказано, для волнения не было бы причин, — сказал Корниш — Но монумент использовали, чтобы повернуть нож в ранах, сохраненных памятью. В действительности они подразумевают: «Эти жестокости были направлены против ваших отцов — не забывайте этого. Чернокожий — ваш враг, никогда не прощайте ему. Англичанин — ваш враг, ненавидьте его». Теперь этими средствами обрабатывают потомков переселенцев. Вечный огонь похоронен в этой куче бетона. Из Южной Африки он ушел.

Никлас Ван Пелт сидел, сжав рукоять трости. Его невидящие глаза сосредоточились на чем-то внутри него, и он не ответил молодому человеку.

Корниш в нетерпении ходил взад-вперед вдоль ступени. Затем он наклонился к Никласу, как будто хотел освободить его от защиты темных очков и заставить увидеть правду.

— Вся Африка в движении. Неужели вы думаете, что горстка белых людей в состоянии остановить этот поток?

— Эта страна принадлежит белым людям, — спокойно сказал Никлас — Белые люди поселились здесь и построили то, что мы видим сейчас Это наш дом.

— Я думаю, что это в значительной степени правда. Однако единственное условие дальнейшего проживания здесь белого человека — это согласиться, что все мы, черные и белые, населяем Южную Африку. Не африканеры или англичане. Не белые. Не цветные, малайцы, индусы или чернокожие — а южноафриканцы. Неужели вы не видите, что нет другого выбора? Или принять это, или — хаос.

— Вы сейчас почти американец, — сказал Никлас — Вы живете в хрустальном замке. Как вы можете указывать другим?

Забывшись, Сюзанна вмешалась в разговор:

— Почему бы нам не указывать там, где мы видим предрассудки? Большинство из нас реагирует достаточно быстро и на то, что происходит в нашей собственной стране, как на севере, так и на юге. Расовая дискриминация должна быть осуждена везде, где она существует, и всеми!

Корниш мрачно рассмеялся:

— Я согласен, Америка может двигаться медленно, поскольку она идет впереди. Национальные законы на стороне ангелов. Здесь же движение идет только снизу

Сюзанна пододвинулась ближе, осмысливая аргументы Ее отец, казалось, умышленно хотел разозлить молодого

— Это вопрос воспитания, — сказал Никлас. — Вряд ли вы можете вообразить чернокожего человека из резервации, равного белому по образованию или понимающего его внутренний мир.

— А чья в этом вина? — настаивал Корниш. — Отсутствие образования всегда являлось оправданием тем, кто не прилагал усилий для его Развития. Время неумолимо. Образование должно быть введено уже сейчас. Не думайте, что я не вижу сложности проблемы, но я не могу не напомнить того, что говорила Ребекка Вест не так давно: было бы славой и честью для Южной Африки, если бы ее граждане работали сообща и вместе решали эти трудные проблемы. Но я не вижу, чтобы кто-нибудь в Южной Африке откликнулся на этот зов.

— По всей видимости, это и наша собственная вина, и результат длительной исторической вражды, — сказал Никлас — Тем не менее мы играем с хвостом тигра. Как вы предлагаете осуществить это, избежав того, чтобы быть съеденным?

Корниш не ответил. Он стоял, глядя на бюст Роудза над ним.

Никлас повернул к нему свои слепые глаза и сказал неожиданно печальным голосом:

— Вы ставите проблему, однако сами, хотя вы и молодой человек, бежите отсюда.

Джон вздрогнул.

— Я не хочу смотреть, как опускается ночь, если не в состоянии предотвратить ее. Я приехал сюда, чтобы исправить несправедливость, совершению которой я способствовал когда-то. Поэтому, нравится вам это или нет, я продолжу свою работу над книгой. Там будет глава о Никласе Ван Пелте. Я знаю ваше прошлое достаточно хорошо. Вашу работу в алмазных копях в юности. Вашу службу на благо стране в качестве парламентария в последние годы. Мужество, с которым вы перенесли позор из-за чьей-то вины. Сегодня у Никласа Ван Пелта много друзей в Южной Африке. Они мне все расскажут. Я запишу это и уеду.

— Вы решительный молодой человек, но также и безрассудный, — сказал Никлас — Ваши планы смехотворны и, конечно же, ошибочны.

Он немного посидел молча, погрузившись в свои мысли.

— Мне больше нечего сказать. — Корниш взглянул на Сюзанну, поблагодарив ее глазами и не выдавая словами. Но она знала, что это не поможет. Отец прекрасно понимает, как могла произойти эта встреча. Ей придется объясниться с ним по этому поводу, когда Корниш уйдет.

— Подождите, Джон, — остановил его Никлас — Поскольку вы оба решительны и упрямы, придется открыть вам глаза. Не согласитесь ли вы погостить у меня дома? Там есть пустые комнаты, вам будет удобно. Тогда мы сможем на досуге подробно поговорить обо всех этих делах и на этом покончить с ними. Когда вы все поймете, вы измените ваши намерения относительно этой книги.

На секунду Джон Корниш опешил. Затем он с огромным энтузиазмом принял приглашение.

— Благодарю вас, ум Никлас. Это замечательно — посетить вас снова, даже просто так, без обсуждения книги. Вы не измените моего мнения, но я с благодарностью принимаю ваше приглашение.

— Хорошо, — сказал Никлас. — Собирайте свои вещи и сразу же переезжайте. Мы будем ждать вас вечером к ужину. А вот и Томас, я узнаю его шаги. Не нужно ли вам к отелю подать машину?

Появился Томас и в ожидании стоял у подножия монумента.

— Спасибо, не нужно — сказал Корниш — Я воспользуюсь такси. Вечер я проведу у вас, если вы меня приглашаете.

Он подарил Сюзанне менее холодную, чем обычно, улыбку и сбежал вниз по ступеням. Она увидела, как внизу он остановился и переговорил о чем-то с Томасом, как будто был знаком с ним. Она внезапно вспомнила, что в первый же день их пребывания в Кейптауне кто-то сообщил Корнишу о том, где поселился Дэрк. Неужели это был Томас? В таком случае действительно ли он так предан Никласу Ван Пелту, как тот полагает?

— Кажется, мистер Корниш знаком с Томасом, — сказала она тихо.

— Да, конечно, — сказал ее отец. — Родители Томаса Скотта работали на ферме, принадлежавшей моей семье. Джон знал его еще мальчиком — Старик встал и протянул руку в сторону Сюзанны. — Дай, пожалуйста, мне твою руку. Сейчас я не так уверенно хожу по ступеням, как бывало.

Он оперся на ее согнутую руку, и они медленно пошли вниз. У подножия лестницы Томас предложил свою руку, чтобы добраться до рощи, у которой была припаркована машина. Такси Джона, по-видимому, уже отъехало.

— Вы думаете, вам удастся переубедить Джона Корниша, — спросила Сюзанна, когда они с отцом сели в автомобиль.

Никлас вздохнул, видимо, утомленный встречей.

— Я попытаюсь. Я наверняка найду путь.

Она хранила молчание, когда машина повернула к дом, ожидая, что он будет упрекать ее за поспешность в проведении этой встречи, но он больше ничего не говорил, погруженный в собственные мысли.

Она была не удовлетворена такой неопределенностью. Она свела их, чтобы предотвратить публикацию Джоном Корнишем сведений о ее матери. Но теперь, казалось, наоборот, Корниш может переубедить ее отца. Мысли были далеко не утешительные.

Глава XII


День был полон переживаний, и она с волнением ждала к ужину Дэрка. Она знала, что должна сказать ему о Поездке в мемориал Роудза и о встрече там с Джоном Корнишем. Ей придется рассказать и о своей роли в этом событии. Это, как и его возможное недовольство намеками Мары и ее оскорбительным поведением, вызывали у нее нараставшее чувство тревоги. Спокойная решимость, на которую она настроила себя в последние несколько дней, рухнула, и она осталась неуверенной и беззащитной. Размышления только расстраивали ее.

Мара любила Дэрка. Она сказала, что вернет его назад. Она сказала, что они поженились бы, если бы Дэрк не покинул Южную Африку. Если это правда, то, значит, и Дэрк любил Мару. И Мара не желает, чтобы все, что было между ними, осталось в прошлом. Она не остановится ни перед чем, чтобы вернуть потерянное. Это обещало в будущем конфликт, которого не следует допускать. Она не хотела ни с кем враждовать, и менее всего с Марой. Больше всего на свете ей хотелось полной уверенности в любви Дэрка. Она ждала его всю свою жизнь. Если сейчас она потеряет его, то останется без всякой опоры, без всякой веры. Эта мысль была опустошающе тяжела, и она знала, что избавиться от нее может, только вновь поверив в любовь Дэрка. Поэтому она с таким нетерпением ждала его в этот вечер.

Когда зазвонил телефон и Вилли пришла сказать, что Дэрк у телефона, она поспешила к аппарату, чувствуя, что не сможет вынести, если он не придет к ужину. Именно сейчас она нуждалась в нем. Но он сказал только, что задержится примерно на полчаса, и просил, чтобы повариха отсрочила приготовления к ужину. Она положила трубку, чувствуя одновременно разочарование и облегчение. По крайней мере, задержка будет недолгой.

Передав распоряжение на кухню, она вышла из дома. Солнце опускалось за рыжевато-коричневую вершину Льва, и на Кейптаун ложились мягкие сумерки. Прогулка перед приездом Дэрка должна успокоить чувство нетерпения, не дающее спокойно присесть.

Зная теперь дорогу, она перескочила через стенку и стала спускаться по тропинке. Она собиралась дойти только по сосновой рощи и вернуться обратно. К этому времени Дэрк будет дома и она сможет поговорить с ним.

Часть неба была еще светлой, но ночная темнота постепенно надвигалась с востока. Пока только высокие камни и сосны в глубине ущелья были спрятаны в темноте. Она оживленно шагала, собираясь повернуть назад до наступления темноты. Не дойдя до полукруга монолитных камней, она внезапно услышала звук голосов, доносившихся из рощи.

Она с тревогой почувствовала уединенность этого места. Она боялась темного времени суток в Кейптауне, ее часто предостерегали от прогулок в одиночку по пустынным местам в темноте. Но еще не было по-настоящему темно, и она была так близко от дома, что не допускала мысли об опасности. Вдруг она услышала, что голоса стихли, а на тропинке раздался звук приближавшихся шагов.

Она быстро шагнула за основание одного из высоких камней и спряталась в тени. Разумнее не встречаться ни с кем на этой тропинке. Когда прохожий скроется, она покинет свое укромное место и поспешит обратно к дому. Она в напряжении стояла, опершись на основание камня и скрываясь в тени, ощущая руками и щекой его грубую холодную поверхность, надеясь, что не потревожит змеиного логова.

Шаги раздавались уже позади того места, где скрывалась Сюзанна, и она, осторожно всматриваясь через расщелину в камне, увидела Дэрка, широкими шагами поспешно поднимавшегося по склону холма к дому. Сам по себе этот факт не удивил ее. Она знала, что иногда он не пользуется автомобилем, а возвращается из Проти-Хилл в Орлиное Гнездо этой короткой дорогой. Но сейчас он был не один. Она подавила свой первый порыв побежать вслед за ним, но вместо этого повернула к роще. Она должна знать. Она должна увидеть сама.

Осторожно, чтобы не создавать шума, она достигла тени сосен, где тропинка поворачивала и петляла среди деревьев. За первым поворотом она увидела светло-зеленый костюм Мары Белман, ее фигура силуэтом выделялась на фоне палевых сумерков среди деревьев. Ее лицо было закрыто руками, и она беззвучно рыдала.

Незамеченная, Сюзанна отпрянула и поспешила обратно к дому. Несмотря на встречу, свидетельницей которой она только что была, она почувствовала скорее облегчение, чем тревогу. В этот момент она не испытывала жалости к плакавшей Маре. Если эта женщина плачет, то это хороший знак для Сюзанны Гогенфильд. Если одной из них больно, другая будет счастлива, и первой стала Мара, а не Сюзанна. Ее логика была проста и прямолинейна.

В то же время она не хотела встречаться с Дэрком, прежде чем не перелезет через стенку. Она не хотела, чтобы он узнал, что она все видела. Она слегка замедлила шаги, чтобы дать ему возможность войти в дом, намереваясь прокрасться в сад до того, как он обнаружит, что ее нет в доме.

Но когда тропинка повернула вверх к стенке, она обнаружила, что опоздала. Дэрк находился в саду и, стоя позади стенки, смотрел на тропинку, по которой недавно сам вернулся. Но, возможно, он только пытался успокоиться, прежде чем войти в дом. В любом случае, он увидел ее прежде, чем она успела скрыться, и молча ожидал, пока она поднимется к невысокому месту в стене. Она почувствовала легкий испуг, когда, поставив носок ноги в расщелину, перескакивала через стенку. Он не сделал движения, чтобы помочь ей, и молча, неподвижно стоял, пока она не очутилась рядом с ним в саду.

— Тебе лучше не выходить одной после наступления темноты, — сказал он. — Кругом шатаются бандиты, от которых не жди ничего хорошего.

Возможно, он надеялся, что она ничего не видела, но такой маневр она не примет. Ее чувство осторожности вдруг исчезло.

— Маре придется идти домой одной в темноте, — сказала она немного задиристо.

Когда она говорила это, то чувствовала, что слова ее болезненны и импульсивны. Он посмотрел на нее долгим взглядом, затем пошел прочь, не ожидая продолжения. Медленно проследовав за ним в дом, ощущая дрожь и раздражение, она услышала, как он сказал Вилли, что скоро можно подавать ужин.

Сама мысль о еде была ей противна. Она взбежала по ступеням наверх в спальню. Если бы она не была так прямолинейна, он обнял бы ее и успокоил. Возможно, ничего дурного для нее не было в его встрече с Марой. Он бы объяснил, что все, что у него было с Марой, было давно и что он любит одну только Сюзанну. Но она вела себя вызывающе и не может обижаться за то, что он отвернулся от нее.

Когда Вилли пришла звать ее к ужину, ей не хотелось идти. Сославшись на головную боль, она сказала, что ляжет спать. Вилли мягко вышла из комнаты, а Сюзанна, накинув стеганый халат, бросилась на кровать. Теперь слезы без труда катились по ее щекам, и она не пыталась остановить их. Образ Мары Белман стоял между нею и Дэрком, и она не знала, как противодействовать прошлому, которое неизбежно проникает в настоящее.

Сейчас она видела Мару не такой женщиной, которая потеряла любимого человека, а такой, которая никогда не уступит его. Она видела ее такой, какой и Дэрк должен был видеть ее: красивой, уверенной в себе и ядовитой. То есть обладающей теми качествами, которых у Сюзанны не было. Чем была для него Мара раньше? Чем она является сейчас? Снова и снова эти мучительные вопросы прокручивались в ее голове.

Снизу из столовой доносились звуки сервировки стола. Неосознанно она прислушалась к ним, и в ней начала расти робкая надежда: может быть, поужинав, он поднимется к ней наверх и станет меньше сердиться? Наверняка он поймет ее боль и придет, чтобы успокоить ее.

Но она услышала, как после ужина он переместился в гостиную, где обычно пили кофе. Она слышала, как Вилли принесла серебряный сервиз и затем вернулась на кухню. Дэрк пил кофе один, все еще сердитый, все еще отчужденный.

Она повернулась лицом в подушку и снова заплакала горько, как ребенок. Когда кто-то прикоснулся к дверям спальни, ее сердце глухо и с надеждой забилось. Но, открыв глаза, она обнаружила, что это всего лишь Вилли. Появление цветной девушки оторвало ее от мыслей, полных жалости к себе и отчаяния, и она поняла, что нужно собрать волю и сделать усилие, чтобы, по крайней мере внешне, показать, что все в порядке.

Вилли вошла, неся в руках поднос, который затем поставила на прикроватную тумбочку.

— Я принесла вам немного вкусного томатного бредая, — сказала она. — Позвольте мне поправить вам подушку, чтобы вы могли сесть и поесть.

Вкусная южноафриканская тушенка издавала аппетитный запах, и Сюзанна решила, что девушка, которая принесла ее, хочет отвлечь ее от горестных мыслей.

— Останься и поговори со мною, Вилли, — попросила она.

— Я останусь, если вы хотите, миссис Гогенфильд, — согласилась Вилли.

Она взбила Сюзанне подушку, поставила поднос ей на колени и осталась стоять перед кроватью в ожидании.

— Садись, — сказала Сюзанна. — Как мы сможем разговаривать, если ты будешь так стоять?

Настороженность появилась в лице девушки, но она не двинулась в сторону стула.

Сюзанна съела полную ложку бредая и нашла его изумительно вкусным. Чувство жалости к себе понемногу проходило.

— Послушай, — сказала она, чувствуя, что больше раздражена традициями Южной Африки, чем поведением Вилли. — Ты женщина, и я женщина. Пожалуйста, присядь и поговори со мной.

Все еще настороженно, с инстинктивным недоверием к той, у которой была белая кожа, Вилли в ожидании присела на край стула.

— Почему между нами должна быть разница? — спросила Сюзанна.

— Я работаю у вас, в вашем доме, — серьезно ответила Вилли. — Считается невозможным…

Сюзанна быстро прервала ее:

— Раньше никто не обслуживал меня. Мне неудобно чувствовать себя госпожой. Я не умею управлять домашним хозяйством.

Вилли опустила черные ресницы и ничего не ответила.

Сюзанна сделала новую попытку, измученная своей неспособностью преодолеть пугливость девушки, ее недоверчивость.

— Мой отец сказал мне сегодня, что ты обручена с Томасом Скоттом. — Она проглотила еще одну ложку тушенки, наблюдая за Вилли. — Ты собираешься выйти за него замуж?

На этот раз Вилли ответила со спокойной сдержанностью:

— Я не обручена с Томасом. И не собираюсь за него замуж.

В ее словах промелькнул упрек, и Сюзанна, вспыхнув, сказала:

— Извини. Я не должна была спрашивать тебя. Сегодня я весь день допускаю бестактности.

Сделав над собой усилие, Вилли попыталась преодолеть свою сдержанность:

— Я не возражаю против ваших вопросов. Брак между такими людьми, как я и Томас, непростая вещь. Мы вынуждены думать о будущем. Что будет с нашими детьми? Это меня пугает. Я не могу брать на себя ответственность за судьбу детей в сегодняшней Южной Африке, которую мы знаем.

Сюзанна молчала, не зная, чем ее утешить. Она вспомнила слова Джона Корниша на мемориале Роудза и его желание уехать прочь от наступающего ужасного насилия в этой стране. Но люди, подобные этой девушке, не могут покинуть страну, даже если захотят.

— Есть еще и другие причины, — продолжала Вилли, словно искренность Сюзанны обезоружила ее и она начала немного расслабляться, — У Томаса университетское образование, и у него более светлая кожа, чем у меня. Для него открыты многие двери из тех, что закрыты передо мной. Зачем я буду обременять его как темнокожая жена? Вы не представляете себе, как тяжело иметь темную кожу в Южной Африке.

Сюзанна подумала, что уже начинает представлять. Она стала болезненно чувствительна к этим вещам, будучи под защитой своей собственной белой кожи. Перед лицом проблем Вилли ее собственные волнения несколько ослабли. Однако при звуке голоса Дэрка, внезапно раздавшемся у открытой двери, все возвратилось снова.

— Я могу войти? — спросил он.

Вилли вскочила, и Дэрк что-то резко высказал ей на африкаансе относительно порицания и угрозы увольнения.

— Спасибо, Вилли, за тушенку, — сказала Сюзанна, когда девушка, взяв поднос, выходила.

— Ты не должна ей так потворствовать, — сказал Дэрк. — Вы, американцы, распустили ваших слуг. Часть вины за те беды в Южной Африке, которые мы имеем сегодня, лежит как раз на таких людях, как Вилли и Томас. Слишком высокое образование, слишком много амбиций, и сделать с ними ничего нельзя. Глупо начинать с того, чтобы давать им образование.

Ей не хотелось возражать ему какими-нибудь новыми аргументами, однако она не могла оставить его слова без ответа.

— Ты не можешь отрицать необходимость образования каждому, кто захочет его получить, — сказала она горячо, — также как и возможность воспользоваться им.

— Никто не станет отрицать этого, — нетерпеливо ответил Дэрк. — Пусть получают его в своих школах, по своей собственной программе. Вот в чем сущность апартеида.

Аппартхейт — ненависть к разделению, — подумала Сюзанна. Так следовало бы произносить это». Вряд ли можно найти более выразительное слово. Очень больно видеть это в Дэрке, но она знала, что с этим он вырос, так же как некоторые американцы вырастают с расовыми предрассудками.

Как-нибудь они должны поговорить об этом, но сейчас не время.

Он подошел и сел возле нее на кровать.

— Давай не будем ссориться из-за Вилли. Она по-своему хорошая девушка. Но сейчас я не хочу говорить о ней.

Сюзанна не сделала движения навстречу ему. Она мучительно разрывалась между любовью, негодованием и страданием. Он поднял руку и откинул со лба ее светлые волосы.

— Мне кажется, они отросли немного, — сказал он. — Ты их больше не стригла?

Она покачала головой, чувствуя, что он сам сумеет начать разговор, если не перебивать его.

— Мне бы очень хотелось знать, — продолжал он, — поймешь ли ты меня, если я кое о чем тебе расскажу? Иногда ты бываешь такой умной и независимой, что это тревожит меня. А иногда я думаю, не женился ли я случайно на ребенке вместо взрослой женщины.

Она молча ждала. Сердце ее бешено колотилось.

— Не думай, что я не понимаю твоих чувств к Маре, — сказал он. — Я бы предпочел, чтобы ты этого не знала. Но поскольку ты узнала то, что в твоих глазах может необоснованно разрастись, я думаю, что тебе необходимо взглянуть на это трезво.

— Взглянуть на что? — спросила Сюзанна тихо.

— На мою жизнь до того, как появилась ты. Мара — привлекательная девушка, Мы оба были свободными. Почему нам было не утешать и не забавлять друг друга на досуге? С моей стороны никогда не было намерения жениться на ней. Она знала, что я считал себя непригодным для семейной жизни. Возможно, она хотела изменить эту ситуацию. Я думаю, что женщины всегда так делают. Возможно, она еще не смирилась, хотя я не давал ей повода для надежд, Я написал ей из Штатов, как только понял, что мы поженимся. Но я не встречался с ней наедине более одного-двух раз с тех пор, как вернулся. Когда она попросила меня о встрече этим вечером, я почувствовал себя обязанным, я не смог отказать ей.

Сюзанна уткнулась в подушку и закрыла глаза. Очень важно, что Дэрк сам захотел ей обо всем рассказать, что он хочет, чтобы между ними была полная откровенность. Она должна принять прошлое трезво, как он просит. Тем не менее есть вопрос, который она должна ему задать. Она открыла глаза и взглянула на него.

— Почему Мара продолжает работать у моего отца? Ты думаешь, она теперь уйдет?

— Я сомневаюсь, — искренне ответил Дэрк, — Дяде Никласу трудно будет найти ей замену. Она ему необходима. Разве мы втроем не сможем быть настолько взрослыми, чтобы принять все как есть?

Она была не уверена, что когда-нибудь сможет смириться с этой ситуацией, и Мара наверняка тоже не сможет. Но в поведении Дэрка было столько нежности к ней, что она оторвала голову от подушки и через мгновение очутилась в его объятиях, прижавшись щекой к его плечу. Он прижимал ее, бормоча на ухо уверения в своей любви. Это было все, чего она хотела, в чем нуждалась. Она была недосягаема для Мары.

Но он не дал ей вволю насладиться его объятиями, взял ее за плечи и отстранил настолько, чтобы видеть ее лицо.

— Есть кое-что еще, о чем мы должны поговорить, Сюзанна. Я только что узнал, что сегодня днем состоялась встреча твоего отца с Корнишем. Трудно поверить, что это произошло случайно. Можешь ли ты мне объяснить, как это случилось?

Итак, он знал, и не было смысла скрывать это.

— Это я устроила, — призналась она. — Я позвонила мистеру Корнишу и сообщила, где отец будет днем.

Порыв нежности прошел. Дэрк отпустил ее и, поднявшись, стал ходить из угла в угол, по-видимому, с трудом сдерживая себя. Когда он повернулся к кровати, она с несчастным видом посмотрела на него.

— Корниш действительно переезжает в Проти-Хилл, — сказал Дэрк, — и что из этого выйдет, я не знаю. Он — вестник несчастий, я предупреждал тебя, и может принести вред всем нам. Особенно твоему отцу. Теперь спасти дядю Никласа будет труднее, чем когда-либо.

Вот оно, снова — угроза со стороны чего-то, скрытого в их жизни, превращение чрезмерной преданности Никласу в навязчивую идею.

— Отец знает, что ты скрыл от него письма, написанные Джоном Корнишем, — сообщила она, стараясь говорить с прохладцей. — Он уже сказал тебе об этом?

— И он был очень недоволен. Ты понимаешь, что я могу быть уволен из фирмы дяди Никласа? Что мне делать, если моя жена предает меня на каждом шагу?

Шокирующее действие этих слов походило на ощущение ледяной воды, выплеснутой в лицо. Она подняла руки, как будто пытаясь защититься.

— Я никогда не предавала тебя! — закричала она. — Никогда! Это неправда! Ты даже не попытался понять мои чувства. Как я могу спокойно наблюдать, что Джон Корниш пишет ложь о моей матери? Это нужно было остановить, и отец — единственный, кто может сделать это.

— Твой отец — старый человек, он не остановит его. Но теперь ты, по своему простодушию, бросила его в лапы льву. Почему ты была уверена, что то, что Корниш может написать о твоей матери, — ложь? Как ты не понимаешь, что ты все усложнила, устроив встречу своего отца и Джона Корниша с такой безрассудной поспешностью!

— Клара — моя мать, — горячилась Сюзанна. — Я знаю, насколько глупо обвинять ее в том, в чем обвиняет Корниш.

— Глупо? — Дэрк снова сел рядом с ней на кровать. Он взял ее руки в свои, крепко стиснув. — Как же дать тебе понять, через что прошел твой отец? И через что он проходит сейчас, после того как ты вернулась в Южную Африку и стала бередить его старые раны. Даже сообщение о нашем браке, данное в газетах позднее, сфокусировало внимание на нем. Ты думаешь, что он — человек, способный легко переносить позор? А как насчет наших детей, дорогая, которые вырастут здесь? Внуки влиятельного и уважаемого человека, который нарушил законы страны и был посажен в тюрьму как вор!

Она молчала, несколько напуганная его горячностью. Так или иначе, ее отношения с отцом были разорваны, и его прошлое не коснется их. Но правда была в том, что она хотела детей — детей Дэрка. Она не думала об этом аспекте в будущем.

— Я виновата, — сказала она смиренно. — Возможно, я не попыталась понять твою точку зрения и точку зрения отца. Чем я, по-твоему, могу помочь?

— Попыталась ли ты сделать то, что я предлагал? — спросил он. — Действительно ли ты пыталась припомнить события, происшедшие перед твоим отъездом из Южной Африки?

— Я пыталась, — тихо ответила она. — Но ничего не прояснилось. Некоторые вещи я припомнить могу, но затем все исчезает в тумане. Иногда мне кажется, что я боюсь вспоминать.

— Думаю, что так и есть, — сказал Дэрк. — Но если ты поймешь причину, по которой я прошу тебя об этом если ты преодолеешь…

— Что преодолею? Я даже не знаю, о чем я должна пытаться вспомнить.

— О Короле Кимберли, — ответил Дэрк.

На минуту в комнате воцарилась тишина, и в мозгу у Сюзанны всплыли страшные слова Мары, касающиеся ее замужества. Но именно этого и добивалась Мара — посеять подозрения у жена Дэрка. Сюзанна не поддастся этому.

Дэрк заговорил снова, а она продолжала слушать.

— Даже твоя мать думала, что ты что-то знаешь, — напомнил он, — что ты была свидетелем чему-то. Если ты не вспомнишь, то все будет говорить в пользу того, что это она забрала алмаз, покидая Южную Африку. Если это действительно сделала она, то мы обязаны знать правду, потому что только так можно обнаружить и другие алмазы.

— Это не мама, — прошептала Сюзанна, хотя ее убежденность немного заколебалась, — У нас всегда было мало денег, и мама много работала, чтобы вырастить меня. Если бы у нас было такое богатство, неужели ты думаешь, что наша жизнь не сложилась бы по-другому?

— Возможно, она боялась продать его.

— Если бы это было так, я бы нашла его среди вещей после ее смерти. И наверняка она предупредила бы меня о нем.

— Предупреждение она послала твоему отцу, — сказал Дэрк. — Остальное теперь зависит от тебя.

Сюзанна села на кровати, свесив ноги на пол. У нее создалось впечатление, что она безнадежно загнана в угол, и какой бы путь она ни выбрала, он неизбежно приведет ее к несчастью. Но она больше не чувствовала себя больной и унылой. Дэрк был прав. Дело теперь за нею.

— Хорошо, тогда я буду пытаться всеми возможными способами вспомнить, — пообещала она. — Я сделаю все, что могу, чтобы добраться до правды, какой бы она ни была.

Он обхватил ладонями ее лицо и нежно поцеловал.

— Итак, моя девочка, мы с тобой еще очистим старого Никласа от подозрений.

Она не была хоть сколько-нибудь уверена в конечном результате, но теперь она знала, что должна двигаться вперед, нащупав подходящий путь.

— Прежде всего ты должен отвезти меня в дом отца, — сказала она. — Я хочу побывать на втором этаже. Я хочу вспоминать мою прежнюю комнату. Как еще я могу начать вспоминать?

— Это просто сделать. Надо дать несколько дней твоему отцу, чтобы принять Корниша, и затем я поговорю с ним о том, что тебе надо осмотреть дом. Но мы не должны связывать это с твоим желанием вспомнить что-нибудь относительно алмаза. Иногда мне кажется, что твой отец не желает знать, что с ним стало, так же как и с остальными алмазами. Он стал почти с суеверным ужасом относиться Кимберли.

— Возможно, он прав, — пробормотала Сюзанна. Дэрк засмеялся и обнял ее.

— По крайней мере, мы спасемся от депрессии. Ты снова поправишься, не так ли, дорогая? Ты не будешь больше беспокоиться относительно Мары?

— Нет, если ты скажешь, что беспокоиться не о чем, — ответила она. Блаженство от ощущения миновавшей опасности, от его любви, такой близкой, было единственным чувством в эту минуту. Она сделает все, чтобы ему было приятно.

ГЛАВА XIII


Через несколько дней утром, имея уйму свободного времени, Сюзанна спустилась к библиотеке в конце авеню, где начиналась Эдерли-стрит, чтобы просмотреть, несколько книг о фотографии. Когда, подобрав нужную, литературу, она выходила из дверей, то почти столкнулась с Томасом Скоттом, стоявшим на ступеньках библиотеки с книгой в руках. Он перелистывал страницы и был так поглощен своим занятием, что не заметил ее, и она была поражена происшедшими в нем переменами.

Он стоял в своей обычной позе, сторонясь каждого, кто поднимался по ступенькам. Он был полностью сосредоточен на книге, которую держал в руках, и ей пришло в голову, что если сфотографировать его здесь, то снимок может оказаться подходящим для планируемой серии.

Если он увидит ее, то снимок будет испорчен, поэтому она поспешно навела на фокус и установила диафрагму. Когда щелкнул затвор, Томас, оторвавшись от страницы, взглянул вверх и увидел ее. Быстрым вороватым движением он захлопнул книгу и спрятал ее у себя под мышкой.

— Я надеюсь, ты не возражаешь? — спросила Сюзанна, несколько запоздало сконфузившись по поводу своего вторжения в его личные дела, — Ты… ты так подходишь для хорошего снимка, так отлично смотришься здесь, на ступенях, и… — Она замолчала, так как Томас и не пытался что-либо ответить.

Через мгновение она увидела враждебный блеск в его глазах Затем его невозмутимость вернулась к нему, и он поднялся к ней по ступенькам.

— Доброе утро, мадам, — проговорил он вежливо, так и не ответив на вопрос о снимке.

— Как мой отец? — спросила она, желая удержать его и, возможно, найти путь загладить свою бестактность, оправдаться, если это будет необходимо.

Томас жестом указал в сторону садов.

— Мистер Ван Пелт сейчас там, если вы хотите его видеть. — Он коснулся рукой своей шапки и ушел, держа книгу все так же под мышкой. При всей его учтивости она чувствовала, что он осуждает ее действия и имеет на то основания. Но перемены в его лице, которые она увидела на короткое время, когда он листал книгу, заинтересовали ее, и ей захотелось узнать, что за книга могла вызвать их.

Она еще немного задержалась на тротуаре, наблюдая за пассажирами и спешившим транспортом. Обычная разношерстная толпа наполняла Эдерли-стрит. Здесь были малайские женщины с покрывалами, проходящими через лоб к подбородку, цветные посыльные мальчики в белых тропических шлемах, «прикрытые аборигены» — босоногие, завернутые в покрывало, что отличало их от тех, кто покинул резервацию давно. Было много белых людей и, конечно, множество цветных Кейпа.

Повернувшись в сторону садов, она не сразу пошла, будучи не вполне уверена, что хочет видеть отца. Ни одна из ее встреч с ним не стала счастливой, и, возможно, он испытывал не больше радости в ее компании, чем она. Однако поскольку Томас может рассказать ему, что видел ее, то учтивость требовала подойти и перемолвиться с ним словом.

Она шла по тропинке в этот не исследованный еще ею угол садов позади мраморной статуи сэра Джорджа Грея, джентльмена в длинном пальто и узких штанах, который когда-то был здесь правителем. Затем обогнула огромный древний дуб, возле которого на скамейке сидели рядом цветные мужчина и женщина, о чем-то горячо споря. Это место было не «только для европейцев»

Тропинка привела ее в тихий уединенный уголок, где она сразу же увидела знак — этот сад был выделен для слепых, на зеленой скамейке под лучами солнца сидел отец, его руки покоились в характерной позе на рукояти трости, и выражение лица было таким мечтательным и добрым, что она с трудом узнала его.

— Доброе утро, папа, — сказала она нерешительно. — Я только что встретила Томаса на ступеньках библиотеки, и он сказал, что вы здесь.

Он воспринял ее появление без удивления и указал на место на скамейке возле себя.

— Не хочешь ли ты присоединиться ко мне? Я сидел здесь и думал о твоей матери.

Прежде всегда, когда он упоминал имя Клары, в его тоне появлялась холодность. Но теперь звучала нежность, которой она раньше не слышала. Она присела рядом с ним молча, боясь нарушить состояние очарованности, снизошедшей на него.

— Помнишь ли ты, как сильно твоя мать любила цветы? — спросил он.

— Помню, — ответила она. — Цветы она любила больше всего в Южной Африке.

Ненадолго воцарилась тишина. Когда он заговорил снова, воспоминания о Кларе все еще владели им.

— Она любила этот маленький сад. Она любила небольшие пахучие цветы — английские цветы, которые очень отличались от ее южноафриканских любимцев. Помнишь ли ты, что она обычно делала, когда мы приходили сюда?

Сюзанна не помнила. Она не помнила ничего, связанного с этим местом, за исключением, возможно, статуи сэра Джорджа Грея, которая была ей смутно знакома. Загадочная детская память что-то удерживала, а что-то отметала.

Отец продолжал:

— В те дни мы оба были зрячие. Однако когда Клара приходила сюда, она любила играть в одну игру — она хваталась за мою руку и притворялась слепой. Я вел ее по кругу, а она наклонялась своей хорошенькой головкой к цветам и ловила их аромат. Затем она угадывала каждый цветок по запаху, и почти всегда оказывалась права.

Сюзанна почувствовала стеснение в горле и не могла говорить.

Отец продолжал рассказывать, вспоминая молодую Клару, какой ее не могла помнить Сюзанна, и нотки любви в его голосе были удивительны. Сюзанна всегда считала, что Клара убежала от человека, который принес ей страдания и не любил ее.

— Почему она покинула Южную Африку? — спросила она — От чего она убегала?

Он не ответил ей прямо.

— Мы должны помнить, что твоя мать была очень хрупкой. Ее легко было ранить, и она никогда не перенесла бы несчастий. Она сломалась от испытаний, которые выпали на мою долю.

— Но вы, должно быть, нуждались в ней тогда, — резко сказала Сюзанна. — Как она могла покинуть вас в такой момент?

Он повернул к ней непроницаемую поверхность своих темных очков, как будто бы ее слова удивили его. Но он ничего не сказал, и она знала, что он ей не ответит. Он начал рисовать тростью неразборчивые знаки на земле возле своих ног, и серебряная рукоять отражала солнечные лучи в глаза Сюзанны.

— Я обратила внимание на вашу трость — заметила она. — Она очень красивая.

Он повернул к ней голову.

— Она была подарена мне друзьями несколько лет назад. Видишь ли ты тиснение на серебре?

Взяв у него трость, она стала изучать символы на рукоятке и увидела, что они представляют собой три флага Южной Африки. Один — государственный флаг Британского Содружества, другой — флаг Оранжевой Республики, а третий — флаг Бурской Республики. Когда она вернула ему трость, он провел по тиснению указательным пальцем.

— Три флага — не один флаг, — сказал он загадочно, и ей захотелось узнать, который из трех он любит больше.

Опершись на трость, он поднялся со скамейки, и она встала вслед за ним.

— Я собираюсь на цветочный рынок, ты не хочешь пройтись со мной? — спросил он.

— Хочу, — ответила она. — Но прежде чем мы пойдем, можно я сфотографирую вас здесь?

Он не возражал, и она попросила его вести себя так, будто он находился здесь один. В первый раз она видела в нем нечто, что вызывало в ней живой отклик и подходило для фотоснимка. Когда снимок был сделан, она пошла рядом с ним в направлении улицы, бережно взяв его под руку.

— Пошли бы вы на рынок один, если бы меня не было здесь? — спросила она.

Он кивнул.

— Я прихожу сюда два или три раза в неделю. Сначала я посещаю магазин, затем Томас оставляет меня ненадолго в саду, если погода хорошая. Когда я достаточно посижу на солнце, то двигаюсь по Эдерли, там мне всегда кто-нибудь помогает перейти улицу. Я всегда предпочитаю передвигаться самостоятельно, насколько это возможно.

Когда они достигли края тротуара, он определил это с помощью своей трости и без колебаний шагнул вперед. Его слух был обострен вследствие потери зрения, и он удивительно чутко улавливал присутствие любого человека и реагировал на малейшее передвижение какого-либо объекта. Когда они перешли на правую сторону и двинулись по улице старого образца с древними строениями, но современным транспортом, Сюзанна спросила о его госте:

— Переехал ли мистер Корниш? Вы уже успели поговорить с ним?

— Переехал, — ответил Никлас — И я рад принимать его у себя, рад, что он рядом. Раньше я боялся, что мы будем препираться и относиться с недоверием друг к другу. Так мы не смогли бы двигаться в направлении, интересующем нас обоих. Но я напомнил ему немного о том далеком времени, когда были живы моя первая жена и твой сводный брат Пауль, который был его другом. Относительно тех времен у нас полное единодушие.

Было непривычно слышать об этих людях, которых она никогда не знала, о Пауле, который, когда она была маленькой, учился в школе в Англии, а затем ушел на войну, чтобы никогда не вернуться домой. Она с интересом слушала, пока они приближались к аркаде, открывающей Эдерли-стрит, где цветочный рынок занимал центр аллеи на протяжении одного квартала.

За аркадой на высоких подставках стояли бочки и контейнеры, образуя почти сплошную массу великолепных цветов. Здесь были ирисы, маки, тюльпаны и жонкилии. Здесь были гвоздики, розы и васильки. И, конечно, экзотические цветы Южной Африки — цветы, названий которых Сюзанна не знала. Вдоль внешних проходов двигались домохозяйки и туристы, пожилые джентльмены и молодые девушки, делавшие покупки. Женщины, темнокожие и цветные, бойко предлагали посетителям свой товар, привлекая внимание каждого к своим, более замечательным цветам.

Никлас Ван Пелт ненадолго задержался при входе, глубоко вдыхая аромат. Стоящая неподалеку цветная женщина назвала его по имени и стала говорить с ним на африкаансе. Он улыбался и кивал головой.

— Мы всегда играем в эту игру, — пояснил он Сюзанне, — Они очень хорошо знают, что я сделаю круг по всему рынку, прежде чем выберу то, что мне нужно. Но они всегда пытаются уговорить меня сделать покупку сразу. Пойдем посмотрим, что они приготовили для меня сегодня.

Когда он двигался вдоль ряда вместе с Сюзанной, полная женщина средних лет обратилась к нему с приветствием и протянула руку к его трости. Как только она прикоснулась к ней, Никлас с готовностью отдал ее. По-видимому, он хотел освободить обе руки и не нуждался больше в трости на этом ограниченном пространстве. Женщина спрятала трость под цветочный прилавок, и когда они двигались дальше вдоль ряда, казалось, сами цветочные ведра ведут отца вперед.

Один раз он, остановившись, вытянул руку и держал ее над большой чашей с ноготками, не касаясь их. Он как будто бы ощущал их целой массой, стараясь прикосновением не причинить вреда хрупким лепесткам. Часто он наклонялся пониже, чтобы вдохнуть индивидуальный аромат данного цветка, и это доставляло ему такое удовольствие, что Сюзанна не упускала случая лишний раз взглянуть на него.

Когда они обошли рынок с приветствовавшими его продавцами цветов, иногда подносившими к его носу букет, Никлас приступил к выбору покупок. Он, казалось, точно помнил, где находятся нужные ему цветы, и покупал их много с видимым удовольствием, часто называя продавщиц по имени.

Сюзанна шагнула назад в сторону улицы и вынула свой экспонометр. Только цветная пленка может верно отразить эту картину, но ее не было в данный момент в фотоаппарате. Тем не менее фигура отца в центре, улыбавшиеся продавцы цветов вокруг, выражение лица толстухи, возвратившей ему трость, представляли колоритный сюжет для снимка. Она отсняла два последних кадра и начала перематывать пленку на катушку. Когда она вновь подняла глаза, то увидела Томаса Скотта, ожидавшего возле входа на рынок.

Никлас поднял палец, как будто точно знал, что Томас находится здесь, и тот подошел, чтобы собрать цветы, которые девушки связали с помощью бумаги и веревок.

Сюзанна купила для себя несколько роз и куст зеленых чинкеричсов. Она еще ребенком любила эти южноафриканские "чинки" с их зелеными почками, которыми был усеял ствол и которые позднее раскроются, превратившись в белые продолговатые цветы.

Когда она возвратилась с отцом к автомобилю, он предложил подвезти ее домой, но она поблагодарила его и отказалась. Автомобиль отъехал, а она вернулась в благоухающий сад для слепых и уселась на скамейку, на которой недавно сидела с отцом. Ей о многом хотелось подумать в этом тихом месте.

Этим утром она узнала об одной вещи, которой никогда не верила раньше: Никлас Ван Пелт очень любил свою жену. Он сохранил к ней нежные чувства, которые успешно скрывал все время. По-видимому, он достиг такой степени понимания, что не винил ее за бегство. Однако, несмотря на это, Клара внушала своей дочери, что Никлас не заботился о них, не желал их знать и каким-то образом предал их. Впервые у Сюзанны зародилось слабое сомнение относительно правдивости матери.

Меньше всего ей хотелось сейчас ворошить прошлое. Что бы она ни обнаружила, это несомненно бросит тень на одного из двух — на ее отца или на ее мать. Однако она понимала, что должна довести до конца обещанное Дэрку. Тем или иным путем она должна найти ответ.

ГЛАВА XIV


Вернувшись домой, Сюзанна первым делом захотела проверить, как получились снимки. Она направилась в свою маленькую темную комнату для того, чтобы проявить пленку. Поскольку ее увеличитель еще не привезли, она не смогла закончить работу полностью, как ей хотелось, но она могла по крайней мере проявить пленку и сделать первые контактные отпечатки.

Как раз перед обедом она закончила работу и вынесла рулон, чтобы просмотреть его на свету. Затем она подвесила кусочки пленки для просушки и уже освободилась, когда Вилли пришла звать ее к обеду.

Время, проведенное в размышлениях в темной комнате, усилило ее убежденность, что ждать больше нельзя и необходимо сделать первый шаг назад в прошлое. Она не будет ждать, пока Дэрк подготовит ее визит в дом отца. Она должна поехать туда сегодня днем, пользуясь нынешним расположением к ней Никласа, в надежде, что он выслушает ее и удовлетворит ее просьбу.

После обеда она отправилась в Проти-Хилл. Цветная горничная впустила ее и проводила в гостиную с открытыми дверями во французском стиле. Днем солнце освещало комнату, и она, подойдя к дверям, выглянула наружу. На террасе за столом сидел Джон Корниш, пристроившись у портативной пишущей машинки. Подняв глаза, он увидел ее.

— Заходите, поговорим, — сказал он, как будто не ожидал от нее ничего, кроме дружеского расположения. — Я не собираюсь сегодня никуда. Кейптаун противен мне так же, как и весна.

Она перелезла через камни парапета террасы. Ник Дьявола находился у нее за спиной, и она видела полный профиль Льва, от рыжевато-коричневых камней головы до боков, уходивших в направлении неба.

— У меня не было случая поблагодарить вас за то, что вы дали мне возможность встретиться с вашим отцом, — сказал Корниш — С вашей стороны было очень любезно помочь мне, учитывая, что я в слишком жесткой форме рассказал вам эту историю.

— Я сделала это не ради вас, — откровенно призналась Сюзанна — Я хотела, чтобы отец отговорил вас от публикации этой истории в том виде, как вы это представляете. Я не предполагала, что это закончится приглашением вас сюда.

Джон Корниш продолжал изучать ее странным испытующим взглядом, пока она не почувствовала себя неуютно. Никогда не поймешь, о чем думает или что за планы вынашивает этот человек. В его намерениях относительно отца оставалось еще нечто невыясненное, что заставляло Дэрка ощущать опасность с его стороны. Она желала знать, было ли это связано с какими-то поступками Никласа Ван Пелта в прошлом, сведений о которых Джон Корниш не нашел во время своего первоначального исследования? После сегодняшней встречи с отцом она отвергла такие подозрения. Но что еще мог иметь в виду Дэрк?

От нечего делать Корниш нажал на клавишу пробела на своей машинке.

— Как идут ваши занятия фотографией? — спросил он.

Это была достаточно безопасная тема, и она рассказала ему о задуманной серии снимков и об усилиях, которые требовались, чтобы увидеть обратную сторону безмятежной жизни Кейптауна. Прежде чем она закончила рассказ, отец показался в дверях кабинета и вышел на террасу.

— Сюзанна? — спросил он и подождал ответа.

Доброе утреннее настроение прошло, и он был снова далек от нее и даже чем-то недоволен. Она встала, чтобы поприветствовать его, но прежде чем она успела изложить ему причину своего визита, он вытащил из кармана связку ключей и начал отсоединять один из них.

— Дэрк говорил мне, что тебе хочется посмотреть дом, — сказал он. — Ты можешь этим заняться сейчас, если хочешь. Ты можешь пройти в любую комнату, какая тебе понравится, — даже в комнаты Мары и Дэрка с их разрешения. И, конечно, в мою. Есть только одна дверь, которую ты найдешь запертой. Вот ключ от нее.

Ее проблема была решена намного проще, чем она ожидала. Она с облегчением поблагодарила его и вернулась в дом с ключом в руке. В нижнем коридоре она задержалась, осматриваясь. Большая китайская ваза, наполненная маками, купленными ее отцом сегодня утром, стояла на высоком комоде, ярко вспыхивая цветами в полумраке, в который не добирались солнечные лучи. Но сейчас у нее не было желания осматривать комнаты нижнего этажа.

Она быстро взошла по ступенькам лестницы с квадратными площадками на верхний этаж Около верхней лестничной площадки она увидела открытую дверь в комнату, которую она помнила как комнату отца. Она только заглянула в нее и пошла дальше. Она искала здесь не отца. С другой стороны холла была открыта следующая дверь, и она поняла, что в этой комнате остановился Джон Корниш. Она увидела письменный стол с разбросанными страницами рукописи и высокий туалетный столик с фотографией хорошенькой улыбающейся женщины в рамке.

Она поспешно отошла прочь, не желая подсматривать. Фотография чем-то удивила ее. В ее сознании Джон Корниш был скорее символом, чем человеком. Он был известным писателем, а с недавнего времени — довольно зловещей фигурой, угрожающе вошедшей в ее жизнь. Она не представляла, кем может быть женщина на фотографии — его женой, невестой, сестрой? Никто никогда не упоминал в связи с ним о женщине.

Она возвратилась к комнате, соседней с комнатой отца. Это была комната ее матери, она помнила это очень хорошо. Понадобится ли здесь ключ? Но ручка повернулась при ее прикосновении, и дверь открылась. Было очень странно видеть эту комнату совсем не похожей на ту, что сохранилась в ее памяти. Все изменилось. Не осталось ни одного предмета мебели, которой пользовалась ее мать, хотя это была, несомненно, женская комната. Поперек кровати лежало бледно-голубое просторное женское платье. На туалетном столике стояли баночки с кремами и флаконы с духами.

Внезапно она почувствовала странное головокружение. Земля словно закружилась вокруг нее и гневно загрохотала, при этом появилось ощущение, что должно произойти что-то ужасное. Она взяла себя в руки и захлопнула дверь перед волной аромата, в котором узнала аромат духов Мары. Она немного боялась увидеть фотографию Дэрка на туалетном столике, но его изображение не охраняло эти флаконы, баночки и коробочки. Однако не Мара явилась причиной этого неожиданного головокружения. В ту минуту ей показалось, что нечто из прошлого прикоснулось к ней подобно ночному кошмару. Но как только она вышла из комнаты, в голове у нее прояснилось и странное пугающее ощущение исчезло.

Пытаясь унять дрожь, она направилась в дальний конец верхнего холла. Сейчас она приближалась к собственной комнате. Там было не страшно и не мрачно. Будучи ребенком, она любила эту комнату и всегда с нетерпением ждала приезда сюда в летнее время, которое семья обычно проводила в Кейптауне. Не было нужды пытаться открыть эту дверь без ключа. Она была уверена, что дверь заперта и что ключ, который она держала в руке, именно от этой комнаты. Ключ легко вошел в скважину, но перед тем, как повернуть его, она закрыла глаза и прислонилась ненадолго лбом к темному лакированному дереву. Ей очень не хотелось, чтобы образ прежнего убранства комнаты, хранившийся в ее памяти, безвозвратно исчез при виде новой обстановки, и она попыталась вспомнить комнату в деталях. Затем она толкнула дверь и шагнула через порог.

Первое, что она обнаружила, что в комнате темно, пыльно и что с давних лет в ней никто не жил. Здесь был спертый воздух, а при открывании двери поднялась пыль. По мере того как ее глаза привыкали к темноте, она понимала, что все сохранилось в том виде, как было в ее детстве. Здесь стояла маленькая кровать, низкий книжный шкаф все еще был заполнен рядами книг. Истертая кожаная подушка лежала перед книжными полками, как будто только вчера ею пользовалась маленькая девочка, любившая читать. У стены стояли маленький письменный стол со стулом и большой сундук

Сюзанна осторожно пересекла комнату, боясь потревожить что-либо, оставшееся здесь из ее детства. Она открыла створчатое окно и, приподняв зеленые занавески, вытолкнула их наружу. В раскрытое окно была видна гора в полную величину — серая, скалистая, массивная. У нее перехватило дыхание. Это был вид, который она запомнила лучше всего, она любила и которого боялась. Иногда гора казалась ей другом и охранником. Ее сила и постоянное присутствие помогали ей при решении многих детских проблем. Однако порой каменная масса могла казаться безжалостно осуждающей. От горы невозможно было спрятаться. Она знала все.

На месте, где склон горы становился круче, виднелось пятнышко блока нижней станции подвесной дороги. Она наблюдала, как вверх начала подниматься крошечная кабина, подобно бусинке на невидимой нити. Навстречу ей двигалась другая кабина. Обе они передвигались словно фигуры в ритуальном танце, и каждая исчезла в своем приемнике — у подножия и на вершине. Гора оставалась неподвижной и равнодушной при виде этого достижения техники. Несмотря на то, что Стол-гора постоянно подвергалась нашествию туристов, на ее огромном теле не было видно человеческих фигур. Гора подавляла их и делала невидимыми. Только подойдя поближе, можно было увидеть случайного скалолаза, выбиравшего свой рискованный маршрут на обширной поверхности. Более простые тропинки были спрятаны в ущелье или находились вне поля зрения на противоположной стороне. Каждый год гора брала свою дань человеческими жертвами. Ее сила и незыблемость накладывали свой отпечаток на весь Кейптаун, но порой она казалась по-домашнему безобидной. Любой ребенок, выросший в Кейптауне, был ли он цветным или белым, любил скалолазание. В прошлое воскресенье, в свой выходной, Вилли поднималась на гору на свидание с Томом, и Сюзанна знала, что если бы была ребенком, то рано или поздно взобралась бы на гору сама.

Она повернулась спиной к суровому лику горы и оглядела комнату. Она нашла трогательным и волнующим то, что отец сохранил комнату в том виде, как во времена ее детства. Предполагал ли он, что она когда-нибудь вернется? Держал ли он ее нетронутой в ожидании дочери, в то же время стерев из памяти облик комнаты жены?

Сюзанна почувствовала спазмы в горле, когда подошла к сундуку, стоявшему у стены. Это был прекрасный старинный сундук, сделанный из «зловонного» дерева с красивой зернистой текстурой, подаренный ей отцом для хранения ее сокровищ. У нее не возникло вопроса, что она обнаружит внутри. Если вокруг ничего не изменилось, то наверняка и в сундуке сохранилось его содержимое.

Она пододвинула кожаную подушку и, усевшись перед сундуком, откинула к стене тяжелую крышку. Как и следовало ожидать, хорошо знакомая груда игрушек лежала внутри. Здесь, правда, были не все ее игрушки, а только те, что она привезла с собой из Йоханнесбурга в последнее ее лето. Она вытащила плюшевого кролика с одним розовым глазом и сероватой шерстью. Здесь был корпус маленького фотоаппарата со сломанными линзами, фарфоровая кукла без руки — она так любила эту куклу с бессмысленными глазами. А затем на дне сундука, среди разного хлама она нашла сокровище. Это был альбом старых снимков, которые она делала, пока не сломала свой фотоаппарат.

Это была удачная находка. Возможно, эти снимки дадут толчок ее воспоминаниям. Она вытащила этот альбом с матерчатой зеленой обложкой из сундука и была готова закрыть крышку, когда услышала звук отворяемой двери. Бросив туда быстрый взгляд, она увидела наблюдавшую за ней Мару Белман.

— Ваш отец послал меня проверить, что у вас все в порядке, — сказала Мара — Вас слишком долго не было, и он начал беспокоиться.

— Благодарю вас, — отрывисто произнесла Сюзанна и стала ждать, когда та уйдет.

Однако Мара вошла в комнату, не скрывая своего любопытства.

— Сундук Синей Бороды! — воскликнула она. — Я всегда предполагала, что здесь можно найти спрятанный труп или по крайней мере свидетельство какого-нибудь преступления.

Сюзанна ничего не отвечала и только ждала. Она была возмущена этим вторжением, и ее не вводил в заблуждение любезный тон Мары. Но Мара никак не реагировала на ее желание остаться в одиночестве. Она прогулочным шагом подошла к окну и взглянула на гору.

— Нам разрешалось заходить сюда только раз в году, во время весенней уборки помещений. Остальное время ваш отец держал эту комнату запертой. Насколько я понимаю, он запер эту комнату, когда вернулся сюда после освобождения из тюрьмы. Не для того, чтобы когда-нибудь снова взглянуть на нее. Я думаю, вы знаете, что он ослеп в тюрьме.

— Я не знала этого, — тихо промолвила Сюзанна. Ей стало больно от этого известия. Это было вдвойне трагично — идти в тюрьму, чтобы никогда больше не увидеть снова яркого свободного мира. Приговор как будто все еще — лежал на нем и будет лежать всегда.

— Как здесь пыльно, — сказала Мара. — Мне придется попросить у него ключ, чтобы служащие навели здесь порядок. — Посмотрев вокруг она заметила сундук, около которого сидела Сюзанна. — Это, конечно же, сокровище, — отметила она. — Красивый старый мир. Странно, что его отдали ребенку для игрушек.

Сдерживая раздражение, Сюзанна ответила ровным голосом:

— Подарив его мне, отец велел бережно обращаться с ним. Он всегда считал, что детям очень рано следует прививать заботливое отношение к своим вещам. Он сказал, что это будет мой свадебный сундук, когда я вырасту. Я не сделала на нем ни одной царапины или вмятины, потому что это его очень бы рассердило.

Возможно, Маре не было дела до свадебного сундука. Она ходила по комнате и проявляла нетерпение, то выдвигая ящики стола, то прикасаясь к стулу. Не обращая на нее внимания, Сюзанна снова полезла в сундук. На этот раз она вытащила выцветшую розовую коробку из-под леденцов с тяжелым содержимым, загремевшим у нее в руках.

Она сразу же вспомнила, что это было, и с радостью открыла ее, чтобы взглянуть на свою любимую коллекцию камней. Она вывалила все ее содержимое на пол и начала определять виды камней и ракушек, о которых она не вспоминала в течение многих лет. Этот кусочек ракушки цвета перламутра принесен из кемпской бухты, где у родителей были друзья и куда она часто ходила купаться. Этот кусочек черного пористого камня принесен с вершины Стол-горы. Его принес Дэрк после восхождения специально для ее коллекции. Когда она взяла кусочек кварца, то увидела, как что-то ярко сверкнуло.

Мара подошла и встала рядом с ней, вглядываясь.

— Что это? — спросила она.

Терпение Сюзанны, возмущенной этим бестактным вопросом, иссякло.

— Это может быть все, что угодно, кроме одного, — сказала она Маре, — Короля Кимберли, — И она с гневом посмотрела на девушку.

На этот раз яд Мары не подействовал. Вспышка ненависти так сильно сверкнула в ее глазах, что Сюзанна испугалась. Не говоря больше ни слова, Мара покинула комнату. Сюзанна стала тщательно укладывать кусочки камней обратно в коробку. Она желала знать, имеет ли Дэрк представление, как сильно Мара Белман ее ненавидит.

Когда все, за исключением альбома с фотографиями, было возвращено в сундук, Сюзанна закрыла крышку и вышла из комнаты, заперев за собой дверь. Затем она принесла ключ обратно на террасу, где Никлас беседовал с Джоном Корнишем.

ГЛАВА XV


— Если хочешь, можешь оставить себе ключ, — сказал Сюзанне отец, когда она пыталась вложить ключ ему в руку. — У меня есть дубликат. Ты можешь заходить в эту комнату всегда, когда понадобится. Все в ней принадлежит тебе.

Он был, как всегда, сдержан, и приглашение было сделано почти безразличным тоном. Но в этот момент она так близко соприкоснулась со своим детством, что трудно было удержаться от желания ласково дотронуться до отца. Однако она не двинулась с места, только мягко поблагодарила его. Он задержал ее.

— Я думаю о том, чтобы вскоре пригласить сюда на чай некоторых людей, с которыми мне хотелось бы тебя познакомить, — неожиданно сказал он. — Я уже очень давно не приглашал гостей, но я думаю, кое-кто придет. С некоторыми я сам хотел бы познакомиться. У тебя есть возражения? Я уже сообщил об этом Дэрку.

— Конечно, нет, — сказала она. — Очень любезно с вашей стороны.

Он кивнул.

— Тогда я займусь этим.

Она попрощалась и кивнула головой Джону Корнишу, который поднялся, когда она вышла на террасу, и смотрел на них обоих особым взглядом, отличным, как подумала Сюзанна, от взглядов других людей. Его взгляд всегда поражал глубиной и живой осведомленностью обо всем, что происходило вокруг него. Однако никому не удавалось узнать о его выводах и оценках.

— Я хочу немного прогуляться, — сказал Джон. — Я сегодня просидел достаточно долго за пишущей машинкой. Вы не возражаете, если я провожу вас?

Она возражала, но, как всегда, отделаться от него было невозможно.

— Как хотите, — ответила она беспомощно, и они, выйдя вместе, пошли по направлению к дому Сюзанны.

— Я искал подходящий случай поговорить с вами, — сообщил он, когда они отошли от дома. — Вчера ваш отец показал мне письмо вашей матери, написанное незадолго до смерти.

Сюзанна подумала, что Джон Корниш намеревается расспросить ее об этом письме. Она молчала, готовая противиться всем его попыткам переубедить ее.

— Оно открывает возможность для различных версий, не так ли? — продолжал он — Если ваша мать не вывезла алмаз, он мог долгое время оставаться в других руках.

— Конечно, — сухо согласилась она — Я всегда так и думала. Хотя и удивлялась, как можно избавиться от такого знаменитого камня. Разве его нельзя легко распознать, если он появится на рынке?

— Можно, если он попал в руки добросовестного предпринимателя, а не к жулику. Опытный шлифовщик может изменить любой камень до неузнаваемости. Хотя и без этого можно обойтись, если он пройдет через каналы черного рынка. В мире существуют силы, жаждущие владеть алмазами. Есть также частные коллекции, есть нечистые на руку предприниматели.

Его слова были неожиданностью для нее. Он не требовал от нее воспоминаний, как другие, и, казалось, преднамеренно открывал перед ней возможность избавиться от некоторых ее забот.

— Под силами в мире вы, наверное, подразумеваете Россию? — спросила она. — Но мне кажется, что Россия и сама обладает огромными запасами алмазов.

— Вы имеете в виду царскую Россию. После революции алмазы уплывали из страны вместе с эмигрировавшей знатью, продавались в огромном количестве, что везде сбивало цену на них, до тех пор, пока поток не иссяк и цены снова не стали контролироваться де Бирзом. Сейчас Россия лишь эпизодически продает камни и в основном занимается скупкой их на черном рынке. Особенно технических алмазов.

Сюзанна с надеждой посмотрела на него,

— Если вы предполагаете, что именно такая судьба могла постичь Кимберли, то вы не станете в вашей книге писать о моей матери.

— Есть еще и другие алмазы, — сказал он резко. — Те, что нашли в доме вашего отца. Те, что довели его до тюрьмы.

Она не хотела думать о тех камнях в ту минуту и быстро возвратилась к спасительной теме о большом камне. Если одна из сторон загадки прояснится, то можно будет взяться и за другую.

— Одну вещь я никогда не понимала в истории с Кимберли. Почему этот человек так легко передал камень своему другу в другой город? Ценности должны посылаться с военизированной охраной.

Корниш улыбнулся.

— Вы не знаете южноафриканцев. Я видел, как богатства, — ввозились завернутыми в клочки бумаги. В конце концов самый безопасный способ перевозки алмазов — тот, что не вызывает подозрений. У вашего отца был собственный большой алмаз. Он привез его в Кейптаун, и что с ним сталось потом, можно только догадываться. Хотя письмо вашей матери, допускает новые версии.

Вот к чему он клонит. Теперь он поступает так же, как и другие. Он хочет заставить ее вспомнить прошлое. Желание противиться ему возникло снова.

— Нет смысла просить меня, чтобы я вспомнила. Я не помню ничего. И я терпеть не могу, когда меня подталкивают к этому. Только сегодня Мара Белман заходила в мою детскую комнату и стояла, наблюдая, как будто бы я могла выдать ей Кимберли в любую минуту.

— На вашем месте я бы не обращал внимания, — сказал он спокойно.

— Вы имеете в виду Мару?

— Я имею в виду всякого, кто толкает вас к воспоминаниям, — сказал он. Его голос прозвучал неожиданно серьезно и убедительно, что удивило ее. — Не пытайтесь вспомнить, Сюзанна. Не позволяйте никому толкать вас в прошлое.

Его слова изумили ее. И это Джон Корниш, добросовестный исследователь, который внушал ей, что знание правды необходимо, какой бы она ни оказалась! Она украдкой взглянула на него, шедшего рядом, и увидела в профиль крутой лоб, упрямый подбородок и неулыбчивый рот.

— В тот день в Паблик-Гарденз вы сказали, что правду нужно уважать саму по себе, — напомнила она — Вы сказали, что мой долг — добраться до нее, несмотря на свой эмоциональный настрой.

— Я изменил свое отношение, — ответил он.

Это неожиданное отступление озадачило и взволновало ее.

— Но почему? Что случилось, что заставило вас изменить свою точку зрения?

Они дошли до угла, через квартал от которого находилось Орлиное Гнездо, и Джон, взяв ее руку подвел к остановке на тротуаре.

— Не мою точку зрения — вашу. Это трудно выразить словами, и это не в моих правилах. — Он печально улыбнулся. — У меня такое чувство, что я ничего не найду в Проти-Хилл

— Но как же мне быть? Нужно или не нужно вспоминать о том, что случилось много лет назад?

— Наверное, не нужно, — ответил он. — Но у меня есть предчувствие, что разумнее было бы дать всему идти своим чередом. Возможно, что это подсказка интуиции, которая свойственна многим журналистам. Будьте осторожны, Сюзанна. Будьте очень осторожны.

Она испуганно взглянула ему в глаза, пытаясь прочесть в них то, о чем он умалчивал.

— Я… я не понимаю, что вы хотите сказать.

— Я неправильно выразился. Но обещайте мне одну вещь… Если вы что-нибудь вспомните, если вы найдете дорогу в прошлое, — что вы сделаете в первую очередь?

Она смотрела на него широко открытыми, непонимающими глазами.

Он заговорил боже дружелюбно, стараясь, по-видимому, смягчить действие своих слов; в его манерах появилась доброта, которую она прежде наблюдала в нем только в присутствии отца.

— Если вы вспомните что-нибудь, что покажется вам важным, в первую очередь идите к тому, кому вы можете доверять. Если рядом с вами никого нет, то передайте то, что вы знаете, в полицию. — Он слегка коснулся ее плеча, как бы усиливая значение своих слов. — Я не буду провожать вас до самого дома, чтобы не смущать Дэрка. Я уже слишком много сделал в этом плане, сам того не желая. До свидания, Сюзанна. И подумайте о том, что я вам сказал.

На этот раз он отошел, не ожидая ответа, и быстро зашагал, несмотря на хромоту.

Кое-что она не поняла. Тот, кому она может доверять? Дэрк? Отец? Сам Джон Корниш? Она вдруг с ужасом почувствовала, что не может до конца верить никому из них.

Корнишу она доверяла меньше всех. Он был же симпатичен ей и порой раздражал ее, но, когда она шла через последний квартал та направлению к дому, ею стаю овладевать неприятное ощущение, что она попадает в зависимость. Его образ для нее был подобен каменной стене, которая холодит при прикосновении, которая терзает ее тело при трении о нее, но которая стоит незыблемо и о которую можно опереться, оказавшись в безвыходном положении.

В безвыходном положении? Что за странная мысль пришла ей в голову? Ничто ей не угрожает — это вздор.

Не менее странным было то, что он убеждал ее не вспоминать, даже если бы она смогла. Этот совет она не может принять. Дэрк был ее мужем. Именно он должен охранять ее, так же как пытается охранять ее отца, от всех возможных неприятностей. Кроме того, однажды дверь в прошлое начала уже отворяться, и было не похоже, можно всегда держать ее закрытой. Сегодня днем воспоминания снова стали смутно шевелиться в дальних уголках ее памяти. Уже был момент, когда ее начала бить дрожь на пороге комнаты матери, где она соприкоснулась, по-видимому, с чем-то всплывшим вдруг из мертвых глубин памяти. Альбом с фотографиями, который она забрала домой, может помочь ей в этом.

Тем не менее, когда она пришла домой, она положила альбом в гостиной и оставила его там, не перевернув ни одной страницы. Слова Джона ослабили ее решимость.

Затем она пошла в темную комнату взглянуть, высохла ли пленка. До ужина оставалось время, и она решила заняться печатаньем фотографий. Однако пленки не оказалось там, где она ее повесила, и она стала оглядываться вокруг, ища, не положила ли она ее по рассеянности в другое место.

Она даже заглянула в столовую и в гостиную, думая, что она могла оставить ее там, когда ее отвлекли. Но на нижнем этаже пленки явно не было. Она уже готова была идти наверх, чтобы искать ее там, когда на кофейном столике заметила корзинку со своими швейными принадлежностями. Рядом с нею лежали ее ножницы. Когда она взяла ножницы и корзинку, чтобы отнести их наверх, ее внимание привлекло что-то лежавшее на ковре. Она нагнулась и подняла жесткий прозрачный обрезок со светлыми и темными тенями. Посмотрев обрезок на свет, она легко узнала крошечную полоску, срезанную с пленки.

С растущим удивлением она вынула швейные принадлежности и заглянула в пустую корзинку, но не обнаружила ничего особенного. Затем она вышла на кухню и, к изумлению поварихи, стала рыться в контейнере с мусором. На ее вопрос куки сказала, что нет, она не видела пленки.

Во дворе был большой мусорный контейнер, и Сюзанна охваченная подозрениями, поспешила к нему. Под кучей сырых картофельных очисток она нашла то, что искала. Кто-то умышленно изрезал ее пленку на кусочки и спрягал среди кухонного мусора. Скорее озадаченная и шокированная, чем сердитая, она извлекла беспорядочную кучку обрезков и завернула их в газету. Затем она вошла в дом и звонком вызвала Вилли.

Девушка вышла из своей комнаты, немного заспанная, видимо, она слегка вздремнула. В гостиной Сюзанна жестом указала ей на обрезки пленки, лежавшие на газете.

— Знаешь ли ты, как это случилось, Вилли? — спросила она.

Девушка внимательно посмотрела на обрезки, ничего не понимая.

— Что это? — спросила она.

Сюзанна рассказала ей о поисках пленки, которую она повесила для просушки, о том, как обнаружила улики в виде кусочка пленки рядом с ножницами, которыми наверняка и была пленка изрезана, и о том, где она ее нашла.

Вилли отрицательно покачала головой, она ничего не видела, ничего не слышала, ничего не знает.

— Как это могло случиться? — закричала Сюзанна, — Я сделала несколько по-настоящему удачных снимков отца и очень хотела их напечатать. Ты уверена, Вилли, что никто не мог войти в дом, пока ты была у себя?

— Нет, если только кто-нибудь не залез в окно, миссис Гогенфильд, — ответила Вилли. — Входная дверь заперта, а повариха была все время на кухне. Единственный, кто входил в дом, — это мистер Гогенфильд.

— Ты хочешь сказать, что он вернулся домой рано? — с удивлением спросила Сюзанна.

Вилли кивнула.

— Он сказал, что плохо себя чувствует, и пошел наверх прилечь. Думаю, что он там.

Она поблагодарила девушку и отпустила ее. Затем она поднялась в спальню. Дэрк, должно быть, услышав ее шаги, окликнул ее:

— Заходи, дорогая. Я не сплю.

Она открыла дверь и нашла его лежащим на постели в темно-бордовой рубашке и без ботинок.

— Что-нибудь случилось? быстро спросила она. Он покачал головой:

— Ничего особенного. У меня был трудный день, и я почувствовал недомогание; поэтому я все бросил и приехал домой пораньше. А что случилось с тобой? Ты выглядишь так, будто увидела призрак.

Сюзанна поднесла газету к его постели и положила перед ним. Газета развернулась, открыв содержимое.

— В чем все-таки дело? — спросил Дэрк с искренним удивлением в голосе.

— Сегодня утром я проявила пленку, — ответила она, — и повесила сушиться. Потом днем меня не было. Когда я вернулась, пленка пропала, и я обнаружила, что она изрезана на кусочки и спрятана в мусоре во дворе.

Дэрк молчал. На минуту он закрыл глаза, как бы борясь с возвратившейся головной болью.

— Я думаю, надо спросить об этом Вилли и повариху, — проговорил он.

— Я уже спрашивала их. Никто из них не знает ничего об этом

— Они, конечно, не скажут, даже если что-то знают, — сказал Дэрк — Этот народ всегда лжет, когда хочет спасти свою шкуру.

Всегда, когда Дэрк делал пренебрежительные замечания в адрес темных рас, она мягко переубеждала его, принимая во внимание его воспитание. У нее всегда сохранялась надежда, что она сможет когда-нибудь побороть его предубеждение. Но сейчас оскорбленное чувство выплеснулось наружу, и она не пыталась сдерживать себя.

— Это ужасно, что ты говоришь! Не существует такого понятия — «этот народ»! Мы должны проявлять уважение к Вилли и поварихе, и я думаю, что они такие же честные, как и мы.

Дэрк посмотрел на нее страдальческим взглядом и сел на край кровати.

— Послушай меня, Сюзанна. В целом ситуация сейчас взрывоопасная. Я надеялся, что ты будешь держаться в стороне от этого. Ты не жила в Южной Африке с детства, поэтому одной вещи ты не понимаешь: романтическая идея о равенстве между черными и белыми и даже между цветными и белыми опасна. Если мы позволим им слишком многое, нас выбросят отсюда вон. Посмотри на Конго. Давай я сам разберусь с Вилли и поварихой. Какие кадры были на этой пленке?

Она поняла бессмысленность дальнейшего спора с ним, но поднявшееся от его слов возмущение еще не прошло. Она начала раскаиваться в том, что вообще рассказала ему о случившемся. Но теперь ничего не оставалось делать, как только вспомнить содержание отснятых кадров.

— Ничего существенного, я уверена, — сказала она вяло. — Окрестности Кейптауна, статуя Ван Райбека у начала Эдерли-стрит, несколько снимков моего отца.

— Ты видела его сегодня?

— Я видела его утром в маленьком саду для слепых, как раз рядом с авеню. Я сфотографировала его там, затем, один или два раза, на цветочном рынке.

Он, казалось, размышлял над ее словами, пока медленно шел к двери, завязывая на талии пояс рубашки.

— И это все?

Это было не совсем все. Еще было несколько снимков, которые она не могла припомнить, но тоже наверняка ничего существенного. Во всяком случае, ее это больше не волнует. Но она была слишком встревожена озабоченностью Дэрка.

— Это, похоже, предвещает несчастье, — сказал он — Я сейчас поговорю со слугами.

Она не пошла с ним и осталась наверху, где она не будет слышать его голоса. Она без устали ходила взад и вперед но комнате, борясь с охватившим ее смятением. Дэрк постоянно находился в оппозиции к тому, во что она верила, в чем была убеждена, и это расхождение точек зрения едва ли можно было игнорировать, находясь в Южной Африке. Его позиция приносила ей боль и огорчение, и это обещало постоянные трения между ними, если же будет достигнут компромисс. Но это был такой предмет, относительно которого она не могла пойти на компромисс, не потеряв к себе уважения.

От нечего делать она взяла маленькую резкую импала, которую привезла из Чикаго, и провела рукой по гладкому дереву, изучая следы от резца. Алмаз на ее пальце на мгновение вспыхнул, когда ока пошевелила рукой, и она с несчастным видом посмотрела на него. Кольцо предназначено для сохранения счастья, семьи, любви, которая, как она верила, есть у них с Дэрком. Импала, казалось, противостоит этому. Она олицетворяет собой Африку и волнение ее пробуждающегося народа. Она стоит за правду, за идею свободы, в которую она верила так сильно.

Она поставила импала на место и повернулась к окну, возле которого стояла. Нужно ли делать выбор? Может быть, можно найти выход? Ни один мужчина и ни одна женщина никогда не могли прийти к полному согласию в семейной жизни. Различие точек зрения, даже фундаментальное, не всегда разрушает любовь и верность.

Размышляя о компромиссе, который нужно было найти для выработки собственной позиции, она подумала о Вилли.

Эту девушку привела сюда Мара Белман. Даже Никлас не знал, что она здесь работает. Означает ли это, что Мара возложила на нее некие обязанности, от которых Вилли не удалось отказаться? Возможно, Вилли не могла не впустить Мару в дом и затем скрыла ее визит? Мара вполне способна на пакости, особенно по отношению к жене Дэрка.

Сегодня днем Мара не появлялась в доме Никласа до того момента, когда был открыт сундук с игрушками, могла ли она перед этим побывать в Орлином Гнезде Или, может быть, в то время, пока Сюзанна и Джон Корниш медленно шли к дому?

На лестнице раздались шага Дэрка, и, когда он вошел в комнату, она стояла оцепеневшая и смотрела в окно, не спрашивая его ни о нем.

Он подошел к ней сзади и положил ладони ей на плечи.

— Ты можешь не волноваться, дорогая. Я совсем немного поговорил с ними и вообще ни в чем не обвинял. Ты можешь быть довольна мной.

Она облегченно вздохнула и быстро повернулась к нему. Он тоже старается, ей не придется строить моет через эту пропасть в одиночку. И если он будет стараться, она приложит еще больше усилий, чтобы понять его точку зрения, даже если не сможет принять ее.

К вечеру утренние неприятности до некоторой степени забылись. Когда она легла спать, то уже не чувствовала такой тяжести на душе. Когда легко на душе, не страшны никакие трудности. Рано утром она проснулась в холодном поту от страха, разбуженная голубым огнем, окружавшим ее. Холодный огонь проникал сквозь ее тело и пронизывал холодом, который, казалось, способен уничтожить ее. Она проснулась, сражаясь с чем-то очень страшным, и, отпрянув, почувствовала, что Дэрк обнимает ее и мягко трясет, уговаривая прийти в себя.

— С тобой все в порядке, дорогая. Снова были эти грязные ночные кошмары. Теперь они закончились. Ты в безопасности. И я не позволю никому приблизиться к тебе и причинить вред.

Она вцепилась в него и долго не отпускала, пока страх не прошел. Сон, казалось, предвещал, что где-то в ее подсознании начинает отворяться дверь. Дверь в сильно спрессованные и запечатанные глубины памяти. И не было средств, чтобы предотвратить это. Она и не хотела предотвращать. Что бы там ни таилось, даже самое страшное, она должна а вытащить это наружу. Только после этого она будет свободной. Только тогда ночные кошмары прекратят мучить.

ГЛАВА XVI


На следующий день Дэрк остался дома. Он не был болен, но в нем ощущалась какая-то нервная напряженность, которая беспокоила Сюзанну. Насколько его настроение связано с ее собственными эмоциональными, всплесками вчерашним вечером и ночью?

Когда она рассказала ему о намерении отца в один из предстоящих дней пригласить на чай гостей, надеясь, что идея может понравиться ему, он скривился.

— Я знаю. Дядя Никлас говорил мне об этом. Если ему этого так хочется, пусть действует. Я думаю, мы можем побывать там.

Они сидели рядом в гостиной, и Сюзанна ждала, что Дэрк примет решение относительно того, чем они займутся в этот свободный день. Совсем недавно у нее было множество предложений, но сейчас она колебалась, предоставляя ему решать самому.

— Я думаю, что это любезно со стороны отца — предложить нам такую встречу, — сказала она мягко.

Дэрк примет решение относительно того, чем они займутся в этот свободный день. Совсем недавно у нее было множество предложений, но сейчас она колебалась, предоставляя ему решать самому.

— Я думаю, что это любезно со стороны отца — предложить нам такую встречу, — сказала она мягко.

Дэрк пожал плечами и, потянувшись, зевнул.

— Я должен предупредить тебя, что люди, которых он приглашает, очень скучные. Но он не хочет никого слушать.

От нечего делать он развалился и взял книгу с кофейного столика. Это был альбом с фотографиями из ее детства.

— Что это? — спросил он и улыбнулся, открыв обложку. Почерк принадлежал ее отцу, и Дэрк прочел вслух: — «Жизнь в картинках мисс Сюзанны Ван Пелт шести с половиной лет». — Он взглянул на нее и, поддразнивая, сказал: — Я помню тебя, когда ты была совсем юной мисс Ван Пелт. Где же тебе удалось найти это?

— В моей комнате в Проти-Хилл, — ответила она. Была ли это дорога в прошлое? Лежит ли ответ на этих страницах?

Он переворачивал страницы, и она, смущенно и зачарованно, невольно рассматривала фотографии вместе с ним.

Юный фотограф выбирал сюжеты случайно. Некоторые снимки были расплывчаты из-за движения фотоаппарата. Некоторые были криво обрезаны. На одном из них Голова Льва выглядела заваленной по отношению к наблюдателю из-за наклона фотоаппарата вверх во время щелчка. Фотографии получше были сделаны взрослыми.

— Вот я, — сказал Дэрк, с удовольствием похлопывая пальцем по одному из снимков. — В альпинистском снаряжении.

Она взглянула на фотографию. Каким светлым и ярким казался он в те дни; каким удивительным в глазах девочки. На нем были шорты и куртка, ботинки с шипами, на плече — скрученная веревка.

— В тот день ты забрался на Стол-гору, — сказала она — Ты принес черный камень для моей коллекции.

Он засмеялся.

— Да, было дело. Я забыл о существовании этой коллекции. Ты так заботилась о ней.

Он перевернул страницу.

— А вот ты со своей коллекцией. Разве это не она разложена на доске в саду?

Это действительно была она. Сюзанна вспомнила чувство гордости, с которым она делала надписи. Взрослые помогали ей правильно составлять слова, хотя она могла сама писать буквы. Ей было тогда семь, и она читала довольно неплохо. Снимки были слишком маленькими, чтобы можно было разобрать надписи, но она могла вспомнить некоторые детали, изучая их. Невидимая рука снова подтолкнула дверь, немного увеличив щель, и вдруг, испугавшись, она вздрогнула. Это было слишком быстро. Она была не готова. Она взяла альбом у него из рук и захлопнула его.

— В чем дело? — спросил Дэрк. — Что случилось?

Но она не могла ответить ему.

— Давай не будем сидеть и рассматривать старые фотографии, ведь у нас свободный день. Давай пойдем куда-нибудь погуляем.

— Куда тебе хотелось бы пойти? — спросил он

Она предложила первое, что пришло ей в голову, желая только покинуть дом, оставить этот альбом и весь поток воспоминаний, связанный с ним. Позднее она посмотрит его, но не сейчас.

— Давай поднимемся на Стол-гору. Сегодня как будто бы ясный день, без ветра. — Она знала, что канатная дорога не работает при сильном ветре.

Дэрк согласился. Он казался веселее и ласковее, чем в последнее время. Когда они надели теплые свитера и Сюзанна заправила в фотоаппарат новую пленку, они вышли к автомобилю, и Дэрк повел машину вверх по Клуф Нек-роуд, где был проход между Головой Льва и Стол-горой.

На подъеме Сюзанна посмотрела на маленькую белую станцию подвесной дорога, однако двигавшихся кабин не было видно, несмотря на идеальную погоду. Когда они достигли Клуф и повернули налево, чтобы проследовать по дороге, огибавшей гору, они на время потеряли из виду станцию. Но когда дорога наконец подошла к станции и Дэрк вышел из автомобиля, чтобы навести справки, выяснилось, что подвесная дорога не работает. Канат был в ремонте, и дорогу отключили на день или два.

— Давай выйдем, во всяком случае, — сказала Сюзанна.

Дэрк отогнал машину к краю дороги, и они, выйдя из нее, поднялись по усеянному камнями нижнему склону горы. Дома Кейптауна были расположены значительно ниже, вокруг них выступали огромные валуны, а склон горы был усеян крошечными дикими цветами, выделявшимися среди приземистой горной растительности. У их ног лежал город, раскинувшийся между пиком Дьявола и Головой Льва, а позади возвышались отвесные каменные склоны горы, вершина которой черной прямой линией вырисовывалась на фоне неба. От города, расположенного ниже, доносилось вечное воркование голубей.

Сюзанна подняла лицо к солнцу и стиснула руки, обхватив колени. Дэрк лениво разлегся рядом с ней и срывал низкорослые кустики вереска. Она вспомнила о вопросе, который хотела задать ему.

— Вчера, когда я была в доме отца и поднималась наверх, я заглянула в комнату, которую, должно быть, занимает Джон Корниш. Я увидела фотографию женщины на его столике. Он женат?

— Опять про Корниша?! Этот парень становится для тебя навязчивой идеей, — раздраженно отозвался Дэрк. — Он был женат. Это была английская девушка, которая умерла пять лет назад или даже больше. Он живет один с тех пор, насколько я знаю. Что-нибудь еще угодно знать?

Она покачала головой, сама удивляясь, что задала такой вопрос, мысль о странном предостережении Джона не раз приходила к ней, но она так и не смогла разгадать, что скрывается за этим. Кроме того, она не предполагала, что будет интересоваться им лично.

На склоне холма было очень приятно сидеть молча, она немного задремала. Еще одно воспоминание, связанное с ее вчерашним визитом в Проти-Хилл, пришло ей в голову: тот момент, когда она нашла свою детскую коллекцию камней. Она внимательно посмотрела на вершину Стол-горы, с которой Дэрк когда-то принес ей кусок черного камня. Над горой небо имело светло-синий теплый оттенок — почти такой же синий, как пламя над спиртовкой. Она закрыла глаза для того, чтобы вид исчез, но теперь голубой огонь, казалось, окружал ее со всех сторон, как и во сне. То, что она увидела потом, без предупреждения появилось у нее в голове, представленное во всех деталях. Дверь под напором сильного потока воспоминаний распахнулась, и она совершенно ясно вспомнила, что тогда, давно, произошло.

Дэрк, должно быть, заметил изменения в ее лице и почувствовал напряженность в ее теле. Он встал с камня, на котором сидел, и взял ее за плечи. Он осторожно потряс ее, так, что ее голова откинулась назад. Она смотрела на него в упор, широко открыв глаза.

— Говори, что ты вспомнила, — настойчиво произнес он.

Ощущая его крепкие пальцы, она поняла, что, если не ответит, он будет трясти ее далеко не так нежно. Теперь, когда все предстало перед ней с такой отчетливостью, не было возможности скрыть это от него. То останавливаясь, то забегая вперед, она рассказала ему подробно, что произошло давным-давно в Кейптауне.

Однажды днем она играла со своей коллекцией камней на террасе позади Проти-Хилл. День был жаркий — опаленный зноем январского лета. Ребенком она неплохо переносила южноафриканский зной и разложила свою коллекцию в редкой тени голубого гама, именно так, как это было изображено на ее детских снимках.

В тот день она любовалась новым камнем, который пополнил ее коллекцию. Она не могла вспомнить, когда и как он у нее появился, но он нравился ей больше всех других камней. Правда, он не был таким большим, как полированный кусок кварца, но зато он переливался восхитительным волшебным огнем. Это был голубовато-белый камень, пылавший ярким голубым огнем, если поворачивать его перед источником света. Мать вышла из дома и посмотрела на нее. Даже теперь Сюзанна хорошо помнит ее смятение и волнение.

"Сюзанна, дорогая, не видела ли ты…" — начала она. И затем ее взгляд упал на камень в руках дочери. Она перебежала через террасу и выхватила его из рук ребенка. Сюзанна с тревогой смотрела на мать, всегда нежную и любящую, но теперь вдруг ставшую такой сердитой. Она шлепнула дочь и стала бранить ее по-настоящему. Что она говорила, Сюзанна не помнит, но она очень хорошо помнит, как обиделась на это.

Когда Клара бегом вернулась в дом и поднялась наверх, унося с собой камень, Сюзанна, огорченная и сбитая с толку, прокралась вслед за ней. Не для того, чтобы подсматривать, но в отчаянном желании понять, что плохого она сделала, понять, почему гнев матери разразился так неожиданно, как гром среди ясного неба, в то время как всегда перед этим ее хвалили и поощряли ее занятие коллекционированием камней.

Она тихо подошла к двери в комнату матери. Она была закрыта, но не на запор, и Сюзанна беззвучно приоткрыла ее. Так она сделалась свидетельницей. Мать стояла несколько секунд, дико озираясь, спиной к двери и с камнем в руках. Казалось, его прикосновение жжет ей руку. Потом она подошла к туалетному столику. На нем стояла серебряная пудреница с серебряной крышкой, которая всегда нравилась Сюзанне. Это было китайское изделие — с серебряными драконами, переплетенными по периметру крышки так, что их поднятые головы образовывали ручку в центре. Клара сняла крышку с пудреницы, бросила камень в телесно-розового цвета пудру и пальцами зарыла его поглубже. Затем с помощью носового платка она протерла пудреницу, смахнула просыпавшуюся пудру с туалетного столика; утонченный аромат пудры доходил до ребенка, который наблюдал из-за угла дверного проема. Кларино лицо было видно в зеркале, но сама она не видела ни неплотно притворенной двери, ни Сюзанны, наблюдавшей за ней. Она смотрела только на собственное хорошенькое личико, с которого постепенно стал сходить страх. Она снова выглядела довольной, как котенок, видимо, считая себя очень умной.

Спрятавшаяся Сюзанна задержалась еще ненадолго, дрожа от увиденного. Ее зубы начали стучать, и она поняла абсолютно точно, что мать еще больше рассердится, если застанет ее здесь. На цыпочках, как будто весь дом наблюдал за ней, она вернулась к своим камням. Но все ее удовольствие от занятия коллекцией исчезло, оставшиеся камни казались скучными и не волшебными по сравнению с красивым, сияющим камнем, оказавшимся злым по отношению к ней.

— Кимберли! — выдавил из себя Дэрк.

Сюзанна вернулась из врезавшегося в память прошлого, и взглянула на него. Было что-то почти алчное в выражении его лица. Это было лицо незнакомого ей человека, которого она никогда не видела прежде.

— Теперь ты нашла его! — воскликнул он. — Ты знаешь, ним случилось. Продолжай. Чем все кончилось?

Она смотрела на него непонимающе. Она была настолько захвачена видениями прошлого, что чувствовала себя маленькой Сюзанной, ее глаза все еще смотрели на мать с возрастающим страхом. Почему она была так напугана? Почему эти, такие живые, воспоминания пронзили ее память, будучи похоронены и забыты так надолго?

— Ну, продолжай же, — нетерпеливо напомнил Дэрк.

Она смогла только покачать головой:

— Это все, что я знаю. Это все, что я помню.

Ясно было, что он не поверил ей.

— Этого не может быть. У тебя должно было проснуться любопытство. Ты наверняка захотела узнать, почему твоя мать спрятала алмаз в пудре и что с ним стало потом.

— Я даже не знала, что это был алмаз, — тихо сказала Сюзанна.

— Так что из этого? Тебе ведь очень нравился этот камень, не так ли? Ты хотела, чтобы он был в твоей коллекции. — Его волнение и настойчивость были ей неприятны.

Она снова покачала головой:

— Я не знаю. Я и правда не знаю ничего больше, кроме того, что рассказала тебе.

Дверь была распахнута волной живых воспоминаний. И, видимо, захлопнулась опять. Ничего не осталось, кроме тошноты и ощущения несчастья, нависшего над ее головой. Новые мысли толпились у нее в мозгу. Были ли это остатки детских ощущений или нынешние дурные предчувствия и страх? Что же действительно случилось в тот день?

В любом случае, момент был упущен. Дэрк не простит ей этого. Она вяло поднялась.

— Едем домой, — сказала она.

На секунду ей показалось, что он будет настаивать на своем и дальше. Затем, когда он, раздраженный, большими шагами пошел к машине, она последовала за ним. Но когда они доехали до Клуфа, где была развилка, он выбрал магистраль, спускавшуюся по склону, проходившую по Пенинсуле через горный проход и южную сторону. Он вел машину отчаянно, неистово и скорость на петляющей дороге пугала ее.

Слева от них лежали долины с виноградниками и Грут Констанция, но Дэрк круто повернул на дорогу к побережью, и когда автомобиль понесся вниз к океану, горы загородили тихие солнечные долины. Здесь они оказались между сторонами Льва; Стол-горы не было больше видно, но был виден холодный Атлантический океан.

Под группами розовых и желтых, кремовых и белых домов, украшенных красными крышами, дугой изогнулась песчаная полоса. Автомобиль спускался по серпантину к Кемпской бухте. Над ними на фоне неба склонились острые пики Двенадцати Апостолов.

Дэрк резко, со скрипом затормозил на пальмовой аллее и обошел машину, чтобы открыть дверцу с ее стороны. Он ничего не сказал, только протянул руку. В его руке не было нежности, когда он помогал ей выйти из машины. Они спустились по теплому песку на пляж. Сюзанна ступала легко и осторожно, чтобы туфли не наполнились белым роскошным песком, но ее движения быки автоматическими, и она дрожала от отчаяния. Сейчас она была, по-настоящему сердита на него и ничего не могла с собой поделать. В его гневе было что-то омерзительное, чего она прежде не видела, и она, сморщась, отшатнулась от него, словно он ударил ее физически.

Звук прибоя доносился оттуда, где разбивались волны. Вода была все еще холодна для купания, и больше никого не было на пляже. Они наслаждались песком, кремовой, пеной, бризом со стороны океана.

Она не всегда поспевала за ним, и он хватал ее за руку и тянул за собой. Вдоль линии прибоя были разбросаны кусочки сломанных ракушек, а на песке, подобно змеям, свернулись сухие коричневые морские водоросли. Со стороны океана на берегу расположилась неисчислима масса гладких круглых камней, напоминавших мокрые коричневые головы огромных животных.

Дэрк, выбежав вперед, прыгнул на ближайший камень и протянул ей руку, чтобы помочь забраться. Они передвигались от камня к камню, и Сюзанна видела зеленую мраморную воду там, где рокотал прибой, видела, брызги улетали высоко вверх и исчезали из поля зрения.

Успокаивающее влияние моря и неба и физическая разрядка пошли Дэрку на пользу, и когда он сказал:

— Давай немного посидим, — его тон был мягче, чем прежде.

Она села рядом с ним на теплый гладкий камень, ее не успокоило изменение его тона. Она сидела и мол смотрела на открывавшийся перед ней вид.

Ближе к земле на камнях росли золотистые лишайники, а между ними цеплялись маленькие лиловые цветы. Со стороны воды водоросли висели подобно прядям длинных темных волос, дрейфуя и поднимаясь вместе с движение волн. В отдалении находился маленький остров, где на пляже собирались бакланы. И повсюду вокруг них раздавался бесконечный грохот поднимавшихся и опускавшихся волк.

Она догадывалась, почему он привез ее сюда, и эта мысль огорчала ее.

— Здесь мы попрощались, перед тем как уплыть в Америку, — сказала она, размышляя вслух. — Я пыталась фотографировать тебя в тот последний день, но ничего не получилось, потому что я сломала фотоаппарат. Отец не знал, что я его сломала. Это был его особый подарок, а он всегда сердился, когда я ломала что-либо. Я боялась сказать ему. Поэтому я не смогла запечатлеть тебя таким, каким ты был в тот день. Но я все равно помню.

Она не знала, почему коснулась этой темы, которая его явно не интересовала. Это были не те воспоминания, которые ему были нужны. Он смотрел не на нее, а на знакомые наклонные пики, которые, в соответствии с их количеством, назывались Двенадцать Апостолов. Отчужденность ушла с его лица, но по-настоящему оно еще не смягчилось.

Она провела ладонью по теплой поверхности камня и увидела зеленоватый отблеск слюды на солнце. Под ее ногами была песчаная расщелина, и она нагнулась, чтобы разглядеть ее — горизонтальную пещеру, достаточную только для того, чтобы проползти ребенку. Каждый шаг отзывался ностальгическими воспоминаниями. Она наклонилась, чтобы зачерпнуть пригоршню искрящегося песка и просеять его сквозь пальцы. Было ли в этом просеивании что-то общее с тем, что произошло с ее замужеством? Мальчик, с которым она попрощалась на этих камнях, не был похож на человека, за которого она вышла замуж, Или, может быть, разница не столь велика, как ей кажется, Неизбежно ли тот мальчик должен был превратиться в этого мужчину, а она была слишком юной и восторженной, чтобы почувствовать в нем черты, от которых сегодня съеживалась?

Дэрк стал тихо насвистывать, и ее сердце сжалось, когда она услышала и вспомнила эти слова: «Я увижу мою милую, когда зайдет солнце… низко, низко, за гору…" С печалью она повернула кольцо на своем пальце оправой вниз, чтобы алмаз не сверкал так ярко на солнце.

Он заметил это движение, которое, видно подсказало ему, что ожидать от нее больше нечего. На этот раз он предложил ехать домой, и глаза его были холодными. Вскарабкавшись на камни, они вернулись к машине, Дэрк выбрал нижнюю дорогу к Кейптауну, ниже оконечности Льва, которая образовала Сигнал-Хилл. Наверху была снова видна вершина Стол-горы, и внезапно Сюзанна почувствовала себя сдавленной и сломленной массой серого камня, его властными боковыми холмами. Она всегда знала, что ей не удастся убежать от горы. Гора знала все.

ГЛАВА XVII


Вечер за чаем, который устроил Ван Пелт для Сюзанны и Дэрка, проходил с переменным успехом. Тот день был пасмурным, холодным и промозглым. Мара выступала в роли хозяйки, была — красивой, но отстраненной, так что ее присутствие не создавало уюта.

Сюзанне было ясно, что она с отвращением относится к поставленной перед ней задаче. Когда она встречала взгляд Мары, то видела, что в ее глазах пылает огонь почти ненависти. Сюзанна, которая не испытывала прежде такую неприязнь к себе, внутренне содрогалась и старалась избегать девушку. Дэрк, казалось, не замечал ничего необычного, и Сюзанна едва ли могла обратиться к нему за защитой от взглядов хозяйки.

В любом случае, она не могла держаться с искренним радушием, поскольку непрекращающаяся боль, овладевшая ею в тот день на горе, не ослабевала ни на минуту. Дэрк не проявлял враждебности, но брешь между ними молчаливо росла. Она знала, что он недоволен ею, но ничего не могла изменить. Память принесла ей только это — и ничего больше. И никакие усилия не помогали.

Случай с изрезанной пленкой остался невыясненным. О нем больше не упоминали ни Дэрк, ни Сюзанна. Действительно, он стал казаться незначительным по сравнению с растущей отчужденностью между ними.

Поэтому чай Никласа оказался некстати и едва ли мог заинтересовать Сюзанну.

Южноафриканцы — дружелюбный народ и всегда рады знакомству, но даже пришедшие гости не могли оживить обстановку. Прошло достаточно много времени, пока на их вежливых лицах не появилась заинтересованность. Как всегда, речь зашла о сложных подспудных явлениях, имевших место в те дни в Южной Африке. У Никласа было много друзей среди африканцев, и их точка зрения на политику была противоположна точке зрения английских южноафриканцев.

Один седовласый кейптаунец-англичанин горячо говорил Сюзанне:

— Я предполагаю, что вы, американцы, озабочены тем, что происходит здесь. Большинство голосующих теперь не на стороне англичан. Наше поражение и в том, что мы практически упустили наши исконные права, и нет больше возможности спасти себя от грязного курса, которым нас ведут. Африканерство ослепло.

В противовес ему старый друг отца объяснял Сюзанне с негодованием, что внешний мир не понимает целей великого эксперимента с апартеидом и не должен лезть в чужие дела.

— Мы хотим только помочь чернокожим, — сказал он, пылом превосходя англичанина. — Когда мы полностью разделим расы, каждая сможет идти своим путем, и чернокожие вернутся к племенному строю, который больше подходит им, и будут править как им вздумается.

Джон Корниш, сидевший рядом с Сюзанной, прервал его:

— Я знаю. Я был в Транскее. Белые по-прежнему там правят бал и издают постановления.

— Мы стараемся, чтобы им же было лучше, — сказал его оппонент и отвернулся.

Джон с отчаянием покачал головой:

— У нас нет объединяющего фактора. Если разум пересилит, это будет Алисина страна чудес. Единственное, с чем нельзя спорить, — это то, что все мы сильно перепуганы и ждем очередного взрыва. Я надеюсь дописать свою книгу прежде, чем он произойдет.

— Как идут у вас дела? — спросила Сюзанна.

— Не очень хорошо. Ваш отец ухитрился разубедить меня во многом, за исключением самого очевидного. Мы все еще занимаемся обсуждением, и я, по крайней мере, гораздо яснее представляю себе прошлое.

Дэрк подошел к ним, холодно кивнув Джону, и после обмена несколькими фразами писатель удалился, оставив Сюзанну с мужем.

— Как ты выносишь все это? — спросил Дэрк. — Дядя Никлас пригласил сегодня довольно разношерстную компанию. Пламень и вода. Беда в том, что твой отец так долго не предпринимал попыток выбраться в люди, что не знает, как это взрывоопасно.

Кто-то рядом окликнул Дэрка по-по-именино перед тем, как ответить, он побормотал Сюзанне несколько слов так тихо, чтобы никому больше не было слышно:

— Когда мы приедем домой, дорогая, напомни мне сказать тебе, как хорошо ты сегодня выглядишь.

Его слова удивили ее, она попыталась ободриться и успокоиться, но напрасно. Она пошла к отцу, который в одиночестве сидел в своем кресле.

Когда она подошла, он сказал ей:

— Расскажи мне, как проходит вечер, Сюзанна. Помоги мне увидеть его.

— Я попробую, — ответила она. — Но сначала объясните мне, как вы узнали, что это я?

— По духам, конечно, — сказал он. — Они легкие, пахнут цветами и не слишком приторные. Я могу различить их везде. Я запомнил их с твоего первого визита.

«Яблоневый цвет»? — Она должна запомнить и не менять их, чтобы он мог всегда отличать ее. Она достаточно вольно описала вечер, в несколько более радужных тонах, чем это было на самом деле. Он слушая внимательно, но со слегка недоверчивым выражением лица.

— Ты описала все с фотографической точностью, — сказал он ей, когда она закончила, — но я сомневаюсь, что все идет так гладко, как ты говоришь.

Было ясно, что он не настолько оторван от жизни, как утверждал Дэрк.

Какая-то женщина подошла поговорить с ним, и Сюзанна не успела ответить. Позднее, выйдя в холл с одним из гостей, а затем вернувшись в столовую, она остановилась в нерешительности возле двери, взглядом, ища Дэрка, Наполовину скрытая большой вазой с цветами, стоявшей на серванте. В последнее время она всегда терялась, когда он был рядом с ней, но когда его не было, ее необъяснимо снова тянуло к нему, до нее донеслись голоса двух женщин, скрытых цветами.

— Мой муж говорят, что это все еще продолжается, несмотря на усилия службы безопасности. Утечка из Кейптауна идет непрерывно.

Слова другой женщины прозвучали слегка насмешливо:

— Наверное, Никлас Ван Пелт возвращается к своим прежним делишкам?

— Жестоко и недостойно говорить такие вещи, — резко сказала первая,

Вторая женщина засмеялась, и они вместе ушли, держа в руках чашки с чаем.

Сюзанна быстро пошла по направлению к окну, откуда она могла бы наблюдать этот пасмурный день.

Волна гнева, нахлынувшая на нее, вызвала удивление. Она не думала, что что-нибудь, связанное с ее отцом может так рассердить ее. Ей нужно было только мгновение сдержать себя, чтобы не броситься с негодованием на его защиту. Не стоило позволять втянуть себя в это дело и устраивать сцену.

Когда вечер наконец подошел к концу и гости начали разъезжаться, она почувствовала облегчение, как после закончившегося тяжелого испытания. Когда последний гость уехал, Дэрк подошел сказать ей, что возник вопрос о новых запасах серебряных ювелирных изделий и что он должен ненадолго задержаться с ее отцом. Он будет дома к ужину, а пока Томас может отвезти ее домой. Но Сюзанна ответила, что моросящий дождь, кажется, кончился и ей будет приятно пройтись пешком.

Дэрк пошел в кабинет ее отца, а она направилась в холл, где висел ее плащ-дождевик. Когда она застегивала пуговицы, раздался звонок у двери, и вошедшая горничная получила сверток от человека за дверью.

— Это сигары для мистера Ван Пелта, — сказала горничная. Она положила сверток на столик в холле рядом с китайской вазой и принялась за уборку.

Сюзанна подумала, почему бы ей самой не отнести коробку с сигарами отцу в кабинет? Дэрк в суете слишком поспешно выпроводил ее, и у нее не было возможности поблагодарить отца и сказать ему что-нибудь помимо тривиального «до свидания». Случайно подслушанные сплетни все еще оставляли неприятный осадок, и ей показалось, что какой-нибудь небольшой знак внимания к нему поможет ей избавиться от этого неприятного чувства.

Она потянулась за свертком, но, когда она брала коробку, настольная дорожка из индийской парчи заскользила по столику. Большая китайская ваза с цветами плоти угрожающе наклонилась. Охваченная страхом что-нибудь разбить, Сюзанна бросила сигары и схватилась за вазу в тот момент, когда та наклонилась в ее сторону. Вода залила ей руки, а коробка, которую она бросила на углу стола, свалилась на пол, с треском лопнула, и содержимое ее рассыпалось по полу. Она спасла вазу ценой сигар потому что они значили меньше.

Трясущимися руками она установила на место вазу и стала искать свою сумочку с носовым платком, чтобы вытереть руки. Затем она опустилась на колени и стала неловко складывать сигары обратно в коробку. Одна из них вылетела из целлофановой обертки, и табак рассыпался по полу. Она схватила сломанную сигару, собрала листья табака и быстро спрятала улику в карман плаща с виноватым видом, подобно ребенку, пытающемуся скрыть следы проказ. Теперь ей следовало рассказать отцу о том, что случилось. Она подумала об этом с беспричинным страхом. Быть может, он разрешит ей купить ему другую коробку.

Вдруг она почувствовала, что кто-то наблюдает за ней, и, подняв глаза, увидела Томаса, вошедшего в холл. Он подошел, чтобы помочь ей, и она, бормоча и оправдываясь, рассказывала ему о случившемся, когда сверху спустилась Мара.

Мара сразу же увидела, что случилось.

— Не беспокойтесь, — сказала она Сюзанне, раздраженная такой неповоротливостью — Идите, мы приведем все в порядок. Томас, принеси щетку. Вы уверены, миссис Гогенфильд, что доберетесь домой без помощи Томаса? — Она едва скрывала злобу.

— Да, Сейчас нет дождя. Я пойду коротким путем, — ответила. Сюзанна поспешно. — Но, если вы не возражаете, я вначале скажу отцу о том, что случилось. Это целиком моя вина,

— В этом нет необходимости, но не смею вам мешать, — резко сказана Мара и начала складывать сигары в коробку.

В тот момент, когда Сюзанна переступила порог кабинета, она поняла, что прерывает обсуждение какого-то серьезного вопроса отцом и Дэрком. Никлас, казалось, не мог сразу вникнуть в ее объяснения по поводу падения коробки с сигарами, а Дэрк выглядел явно недовольным ее вторжением. Она ожидала, что отец будет упрекать ее за неаккуратность, как он делал это во времена ее детства но он сказал только, что ничего страшного не случилось и очень быстро отпустил ее.

Когда она вернулась в холл, Мара и Томас ушли, унеся с собой коробку с сигарами. Она заставила себя выйти за дверь и пошла через сад под стекавшими с листьев каплями, чувствуя еще большую неловкость и взволнованность. Она почувствовала некую общность интересов у отца и Дэрка и желала знать, в чем она заключается.

На улице она на минуту остановилась в нерешительности, небо над головой было тяжелым, и в любую минуту мог пойти дождь. Может быть, стоит вернуться в дом и попросить Томаса подвезти ее? Но она не хотела возвращаться. Лучше попытаться опередить дождь, возвратившись домой пешком по короткой дороге.

Тропинка была мокрой и местами грязной, и она, где это было возможно, шла по траве с краю от тропинки. Когда она начала спускаться в ущелье, пришлось замедлить шаги из-за туфель на высоких каблуках, заменивших ей сегодня прогулочные ботинки. Ветер быстро гнал облака, заставлял дрожать сосны и пытался оторвать у нее за спиною капюшон плаща. Она отрастила волосы, чтобы сделать приятное Дэрку, и теперь чувствовала, как длинные пряди развеваются, освободившись от заколок.

Гора с видимой стороны стояла черная и мокрая, с серебристыми струями стекавшей воды. Сосновая роща в ущелье шелестела каплями дождя, падавшими с ветвей в бурую, усыпанную иголками землю. Над головой, там, где начинался подъем к дому, высокие камни блестели подобно черному мрамору, что выглядело немного жутковато в сумерках. Ущелье было пустынно, и было глупо бояться этой группы камней. Возможно, именно их форма всегда так сильно волновала ее, как будто они были поставлены на свои места древними силами, придававшими этому месту зловещее очарование.

Она засунула руки поглубже в карманы плаща и пальцами правой руки нащупала сломанную сигару. Начав подъем по холму в направлении камней, она решила, что не позволит себе торопиться под действием панического страха, который возник в результате ее разыгравшегося воображения.

Не было слышно никаких звуков, кроме звука капель, стекавших с кустов и деревьев, и движения ее ног по забирающей все круче тропинке. Запах мокрой сосны был тяжеловат в пронизанном сыростью воздухе. Она уже была на безопасном расстоянии от камней, и ее страхи, как всегда, оказались напрасными. Скоро она будет дома, в безопасности и тепле. Треск сломанной ветки на тропинке позади нее раздался одновременно с сильным ударом в спину Она упала на колени, и у нее перехватило дыхание. В тот же момент ей на голову натянули что-то грубое и стали давить книзу, заглушая ее крик и ослепляя ее. У нее грубо выхватили сумочку, и она услышала глухой звук убегающих шагов

Стоя на разбитых коленях на мокрой каменистой тропинке, она прилагала все усилия, чтобы сорвать с лица сетку и освободиться от мерзкого запаха земли и картошки. Когда она стащила ее с головы и, шатаясь, встала на ноги, вкус земли все еще оставался у нее во рту. На мгновение она оглянулась назад, на черные молчавшие камни, темные верхушки сосен и кустарники внизу ущелья. Никого не было видно. Никто не двигался и не издавал звуков. Но нападавший мог спрятаться и наблюдать за ней. Она повернулась и побежала к дому так быстро, насколько ей позволяли высокие каблуки.

Ее встретила Вилли и, увидев ее растрепанные волосы и грязный плащ, не стала задавать вопросов, а взяла грязные туфли Сюзанны, как только та их скинула.

— Кто-то прятался в ущелье, — сказана Сюзанна, — а похитил мою сумочку. Вилли, пожалуйста, позвони мистеру Гогенфильду — он у моего отца — и расскажи ему, что случилось. Попроси его приехать домой прямо сейчас.

Вилли сразу же пошла к телефону. Сюзанна побежала наверх в одних чулках и стала нервно ходить по спальне, не обращая внимания на мокрый плащ. Она почувствовала нараставшую дрожь, осознав то, что произошло, хотя могло быть и хуже. По крайней мере, это закончилось без серьезных физических повреждений.

То место на спине, куда был нанесен удар, болело, кроме того, руки и колени были ободраны и ушиблены. Она решила остановить дрожь в руках и засунула их в карманы. Снова ее пальцы нащупали сломанную сигару, и она вытащила ее, чтобы вдохнуть запах табака, напоминавший об отце, а затем бросить ее в мусорную корзину.

Все ее мысли были заняты случившимся — внезапным и неожиданным нападением. Кто-то, должно быть, поджидал, спрятавшись в тени камней, хотя эта обычно пустынная тропинка казалась неподходящим местом для грабежа.

Она рассеянно сняла плащ и вывернула карманы, чтобы очистить их от табачной трухи. Несколько кусочков какого-то твердого материала упали на ковер, и она встала на колени, чтобы собрать их. Теперь на ее ладони лежало четыре или пять твердых гранул. Они имели тусклые цвета — желтый, черный и темно-зеленый — и были похожи на кусочки камней величиной меньше чем горошина. С возрастающим вниманием она достала из корзины выброшенную сигару и стала измельчать ее. Когда сигара превратилась в порошок, она собрала кучку крошечных камней. Они неподвижно лежали на ее ладони, заключая в себе пугающий скрытый смысл.

Заслышав на лестнице шага Вилли, она быстро завернула табачную труху вместе со своей находкой и положила обратно в карман плаща. Вилли сообщила, что мистер Гогенфильд сейчас приедет, и осталась у двери с вопросительным видом.

— Со мной все в порядке, — заверила ее Сюзанна. — Меня толкнули на тропинке и накинули сетку на голову, но серьезных повреждений нет.

Когда девушка ушла, Сюзанна быстро окинула взглядов комнату в поисках подходящего укромного места. Затем она засунула сверток с измельченным табаком и камнями в носок ботинка, стоявшего в калошнице, и загородила его сапожной колодкой. Сигары предназначались для ее отца, и данное обстоятельство встревожило ее. Она не хотела рассказывать ни Дэрку, ни кому бы то ни было о своем открытии, пока как следует все не обдумает.

Дэрк приехал через несколько минут. Он заставил ее пересказать случившееся несколько раз и со всеми подробностями. Затем он позвонил в полицию. Он был явно обеспокоен и не напоминал ей о своем совете не ходить по тропинке через ущелье.

Когда прибыла полиция, последовали бесконечные расспросы, хотя она сразу сказала, что не могла разглядеть человека, напавшего на нее. Офицер-африканер покачивал головой, неодобрительно отнесясь к ее прогулке в сумерках по пустынному ущелью.

На тропинке были проведены поиски, и была найдена сетка от картошки и ее брошенная сумочка, но уже без денег. Подобные сетки использовались повсюду, и она не давала ключа к разгадке. Тропинка была истоптана так, что на грязных местах были хорошо видны следы нескольких человек. С другой стороны, человек, бегущий по траве вдоль тропинки, едва ли мог оставить отпечатки. Офицер решил, что это мог сделать какой-нибудь кафир, заинтересованный только в деньгах. Ей повезло, что она так легко отделалась. Пусть это будет ей уроком.

Сюзанна вспомнила о табачной трухе, спрятанной в ботинке у нее в шкафу, и ничего не сказала. Она могла только надеяться, что это никак не связано с нападением. Не мог случайный налетчик знать о ее сигаре.

Когда полиция уехала и они принялись за поздний ужин она с трудом могла есть. Шок немного прошел, но она все еще не могла расслабиться. Мысль о крошечных зловещих гранулах, спрятанных наверху, не давала ей покоя. Она не хотела говорить об этом Дэрку. В первую очередь она должна поговорить с отцом. Немедленно, сегодня же вечером. Она решила увидеться с отцом сразу после ужина и объяснить ему, что случилось. Дэрк не должен слышать, когда она уйдет из дома.

Он был ласковее, чем в последнее время, но твердо советовал ей лечь спать сразу после ужина.

— В таких случаях бывает медленная реакция, — предостерег он. — Я уже позвонил и договорился с врачом чтобы он приехал сегодня вечером и осмотрел тебя.

Это сообщение раздосадовало ее, но, хотя она была раздражена хлопотами Дэрка, делать было нечего, оставалось только подчиниться.

Когда он, подоткнув под нее одеяло, сошел вниз, она, лежа в кровати, неотступно думала о сигаре и о крошечных камнях, спрятанных в ней. Сюзанна никогда прежде не видела ничего подобного, но не могла сомневаться в их значимости. Она очень хорошо представляла, что это за камни. И ее первая надежда, что не существует связи между ними и нападением на тропинке, становилась все призрачней по мере того, как она проигрывала все варианты.

Кто-то в Проти-Хилл был замешан. Кто-то, кто знал о том, что она уронила коробку с сигарами, которые рассыпались. Кто-то, кто подозревал, что она могла поднять сигару и положить в сумочку. Было только четыре человека, знавших об этом, и кто-то из них спустился раньше нее по тропинке и устроил засаду.

Первым ее в холле увидел Томас, затем Мара. Затем она прошла в кабинет и сообщила Дэрку и отцу о том, что случилось. Слепой вряд ли мог спуститься по тропинке, чтобы подстерегать ее, даже если бы очень захотел. Но он мог послать кого-нибудь еще. Ей не хотелось верить в это, и она быстро переключила свое внимание на более приемлемые для нее варианты. Что, если Мара? Она знала совершенно точно, что Мара способна на мстительные действия против нее. Сила того грубого удара в спину могла быть вызвана ненавистью. Или, может быть, это был Томас? Она прикрыла глаза, загораживаясь от света лампы, стоявшей на туалетном столике, и задумалась о Томасе. Поскольку это был цветной, то ей особенно не хотелось подозревать его. Те действия, которые были предприняты налетчиком, были слишком просты и слишком очевидны, чтобы это мог сделать белый человек, — таково было мнение полиции. Затем к ней неожиданно вернулись вполне отчетливые воспоминания. Она увидела его таким, как в тот день, на ступеньках библиотеки, поглощенного книгой, которую он быстро спрятал, заметив ее. В тот день она его сфотографировала. Этот кадр был на уничтоженной пленке. Она до сих пор не вспоминала об этом кадре. Она начинала, все еще с большой неохотой, понимать, куда вела эта ниточка.

Доктор опаздывал, и Вилли поднялась наверх с чашкой горячего чая и подбадривающими словами. Сюзанна наблюдала, как она тихо передвигалась по комнате, задергивая на окнах шторы.

— Вилли — сказала Сюзанна таким тихим голосом, который мог быть слышен только в этой комнате, — это ты порезала пленку?

Девушка снимала покрывало с кровати Дэрка, ее руки вдруг замерли на сатиновом одеяле.

— Я не желаю тебе зла, Виллимина, — сказала Сюзанна — Но я должна знать правду.

Цветная девушка оставила свою работу и, подойдя, остановилась возле кровати Сюзанны.

— Да, миссис Гогенфильд, — сказала она — Я уничтожила ее.

— И это Томас попросил тебя об этом?

Еще секунду девушка хранила молчание. Затем слова хлынули из нее потоком. Она говорила одухотворенно, показывая скрываемую прежде независимость в суждениях. Когда она выражала раскаяние, то делала это с чувством собственного достоинства. Она ненавидела себя за этот поступок, тем более что в доме к ней так хорошо относятся. Теперь она должна будет, конечно, уйти. Ей следовало сделать это раньше. У нее нет права оставаться, после того, что она сделала.

— Но почему Томас захотел, чтобы ты уничтожила эту пленку? Не из-за снимка ли, который я сделала на ступенях библиотеки? Если ему не понравилось то, что я его сфотографировала, почему он просто не попросил меня не печатать фотографию или не попросил отдать ему негатив? Почему нужно было уничтожать всю пленку?

Вилли снова замолчала. Момент откровений прошел. Ее глаза встретились с глазами Сюзанны без страха, но она стояла молча, ничего не объясняя. Она могла сознаться в собственных действиях, но было ясно, что она не будет обвинять Томаса.

Внизу раздался звонок, и Вилли повернулась к двери спальни. Сюзанна вдруг поняла, что не хочет терять ее несмотря на то, что случилось.

— Подожди секунду, — позвала Сюзанна, и девушка остановилась. — Не уходи от нас совсем. Пожалуйста, останься у нас.

В глазах Вилли отразилось удивление и промелькнула неожиданная теплота. Она серьезно кивнула и, поблагодарив, пошла открывать дверь.

Дэрк поднялся наверх вместе с врачом и оставался, тока тот не осмотрел спину Сюзанны и не сделал заключение, что имеется небольшое повреждение.

Успокаивающее лекарство, которое дал ей врач, сразу не подействовало, и когда Сюзанна осталась одна, она начала обдумывать, что ей следует предпринять. Она должна поговорить с кем-нибудь, и как можно скорей. Слова Джона Корниша, настолько загадочные тогда, снова вспомнились ей. Он советовал ей быть осторожнее, хотя и не сказал — как. «Расскажите тому, кому вы доверяете», — внушал он. Тому, кому она доверяет полностью. Но кому? Она все еще съеживалась при мысли о разговоре с Дэрком, хотя она не хотела до конца осознать причин своего отчуждения. К отцу она также не хотела идти. Она не знала, насколько серьезно он в этом замешан. Она не хотела судить его, но она не могла и довериться ему.

Нет, поговорить она должна именно с Джоном. Она вспомнила о странном чувстве доверия, наполнившем ее в тот день, когда он провожал ее домой. В нем ощущалась сила к надежность, на него она, в случае необходимости, могла опереться. Завтра она должна найти возможность увидеть его так, чтобы никто не узнал об этом. Увидеть его и показать странные камешки, которые она нашла.

Успокоительное начало действовать, и она погрузилась в глубокий сон, в котором не было места для сновидений.

ГЛАВА XVIII


Проснувшись поздно на следующее утро, Сюзанна почувствовала слабость. Кровать Дэрка была пуста; и застелена покрывалом. Она не слышала, когда он встал и когда уехал. Еще сонная, она прикоснулась к звонку, чтобы вызвать Вилли с утренним чаем, с которого каждый истинный южноафриканец начинает свой день.

На подносе, принесенном Вилли, лежала записка от Дэрка. Сюзанна сидела и, небольшими глотками прихлебывая горячий крепкий чай, читала записку Дэрка, в то время как Вилли отдергивала занавески, впуская свет ясного утра.

Дэрк выражал сожаление, что, несмотря на вчерашний инцидент, он вынужден был уехать в Йоханнесбург. Какой-то товар поступил в магазин ее отца, и это требует его присутствия. Никлас попросил его об этом еще вчера, но он ни хотел ее огорчать сразу после случившегося. Он уехал вчера вечером и прилетит самолетом обратно завтра днем.

«Я очень не хотел оставлять тебя в такое время, — писак он в заключение. — Но доктор сказал, что беспокоиться не о чем. Будь осторожна, дорогая. И скучай обо мне".

Сложив записку, она равнодушно сунула ее обратно в конверт. Еще совсем недавно она почувствовала бы себя несчастной, если бы Дэрк оставил ее хоть на день. Это был первый случай, когда он уехал так надолго, но это не взволновало ее. Возможно, подействовало лекарство, сделав ее вялой и апатичной. К этому примешивалось даже чувство какого-то облегчения. Она и не предполагала раньше, что сможет не скучать без Дэрка, но неожиданно это сказалось правдой. Она испытывала явное облегчение от того, что не увидит его сегодня.

Внизу зазвонил телефон, и Вилли повернулась к двери.

— Возможно, это мистер Корниш, — сказала она. — Он уже звонил, миссис Гогенфильд, и я сказала, что вы спите.

Она сошла вниз ответить на звонок, а Сюзанна встала с постели и надела халат. Она спустилась за Вилли и взяла у нее трубку.

— Сюзанна? — Это был голос Джона — Я хотел бы знать, что с вами произошло вчера вечером.

— Я сейчас уже нормально себя чувствую, — ответила она с возрастающим чувством облегчения от того, что Дэрк отсутствует. Она могла спокойно поговорить с Джоном. Вилли вышла на кухню, и Сюзанна понизила голос: — Я бы хотела увидеть вас сегодня, если вы сможете. Не здесь и не в Проти-Хилл. Я кое о чем хочу посоветоваться с вами, Дэрк уехал в Йоханнесбург, и до завтрашнего дня его не будет, поэтому я могу отлучиться в любое время.

— Как насчет ужина? — спросил он. — В котором часу за вами заехать?

Она оглянулась через плечо, но коридор был пуст, дверь черного хода была закрыта.

— Давайте встретимся не в доме. И, пожалуйста, не говорите никому о нашем ужине.

Он назвал небольшой ресторан, где они могли бы встретиться. Она повесила трубку в полной уверенности, что Джон Корниш сумеет разобраться во всем этом. Он возьмет камешки и подскажет ей, что делать. Ей даже не показалось странным, что она передает себя в его руки, хотя совсем недавно была настроена против него. Сейчас она жалела только о том, что нужно ждать весь день, прежде чем она избавится от этой беспокойной ноши.

Она приняла ванну, оделась и в одиночестве позавтракала, затем задумалась, чем ей заняться до вечера. Быть может, ей немного почитать, посидеть в саду с вышиванием, сделать еще что-то? Она дважды открывала калошницу и проверяла наличие свертка в ботинке.

Был полдень, когда у двери зазвенел звонок, и Вилли пришла сказать, что ее желает видеть мистер Ван Пелт. Изумленная, Сюзанна сбежала по ступеням и увидела отца, который стоял посреди гостиной, одной рукой держась за рукоять трости, другой — за руку Томаса Скотта.

— Доброе утро, папа, — сказала она и быстро взглянула на цветного. — Доброе утро, Томас.

Томас в ответ поздоровался с ней, избегая ее взгляда, и ничего нельзя было прочесть на его светлокожем приятном лице.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Никлас, протягивая руку Сюзанне — Я хочу, чтобы ты подробно рассказала о том, что вчера произошло.

— Я в полном порядке, — успокоила она его — Есть еще небольшая слабость, но больше ничего. Томас, принесите, пожалуйста, стул для отца.

Томас пододвинул вперед кресло, но не стал помогать Никласу садиться. Старик нащупал его тростью и уселся без помощи рук.

— Не уходи, Томас, — сказал он. — Мы не задержимся, и ты мне скоро понадобишься.

Томас сказал:

— Да, сэр, — и отошел к двери, ведущей в холл. Лицо его было обращено к ним, но он не смотрел ни на кого из них.

— Теперь, — сказал Никлас Сюзанне, — расскажи мне, что случилось. С самого начала. Когда ты ушла из моего дома?

Она рассказала, как беспокоилась, что пойдет дождь и решила идти короткой дорогой.

— И ты не видела никого? Ничего не слышала?

— Совсем ничего, — сказала она — А когда я услышала шаги сзади, то сразу же была сбита с ног. Мне на голову натянули грубую сетку из-под картофеля, и пока я освобождалась от нее и поднималась на ноги, они выхватили мою сумочку и убежали. Я примчалась домой и попросила Вилли позвонить Дэрку. Вот и все, что случилось.

Она снова взглянула на Томаса и увидела, что он что-то внимательно и неотрывно рассматривает на противоположной стене комнаты, и это вызвало ее любопытство. Повернув голову, она обнаружила, что объектом его внимания был шембок, закрепленный Дэрком на стене. Но по его лицу нельзя было понять, видел ли он этот хлыст, так же как нельзя было понять и реакцию на ее рассказ.

Ее отец, казалось, серьезно задумался о том, что она ему рассказала.

— Было ли в сумочке что-нибудь, что могло кого-то заинтересовать? — наконец спросил он.

Она с готовностью ответила:

— Только немного денег, их забрали.

Но ее мысли были сосредоточены на тех странных маленьких камнях, спрятанных в спальне наверху. Знал ли он о них? Это ли он имел в виду? Знал ли он, что в сумочке не было того, что интересовало нападавшего?

Темные очки защищали его от проникновения посторонних в его мысли.

— Теперь ты не должна ходить этой дорогой, — сказал он. — В Южной Африке сейчас непростые времена. Будь осторожна, моя дорогая.

Было ли в его тоне предостережение? Она не была в этом уверена.

Он неожиданно улыбнулся ей и, чтобы рассеять мрачное настроение, умышленно сменил тему:

— Как только ты совсем поправишься, я хотел бы, чтобы ты сопровождала меня в одной маленькой поездке. Каждую весну я совершаю утренние прогулки по Кейпу. Мы организуем небольшой пикник в этом году. Возможно, в Кейп Пойнте. Если Дэрк согласится вести машину, я предоставлю Томасу выходной, так, Томас?

— Благодарю вас, сэр, — сказал Томас, продолжая разглядывать стены.

— Я должен знать это заранее, — продолжил Никлас — Скоро для Томаса появится место в школе, в одном из новых районов. Я буду сожалеть о нем, но я буду рад видеть осуществление его желания. Наверное, ты сможешь тогда жениться на Виллимине, мой мальчик.

Томас ничего не ответил, но на мгновение в его глазах появилась знакомая горечь.

Сюзанна заметила это и спросила его:

— Томас, помнишь ли ты тот случай, когда я сфотографировала тебя на ступенях библиотеки? Что за книгу ты читал в тот день?

В первый раз он взглянул ей прямо в глаза:

— Это была книга мистера Корниша, мадам.

— Про Гану, — вмешался Никлас. — Ты читал мне несколько отрывков из нее, и мне очень понравилось.

Томас не высказал своего мнения, а Сюзанна еще больше была удивлена. Маловероятно, что Томас был так взволнован из-за того, что его застали за чтением книги Джона Корниша. И почему тогда он попросил Вилли уничтожить пленку?

— Это книга о свободе, — размышлял отец. — О трудностях, о ценностях, об ответственности, которые несет с собой свобода. Демократию необходимо изучить и заслужить. Разве не так, Томас?

Впервые Томас отступил от своей осторожной позиции.

— По крайней мере, сэр, они в Гане сами ищут выход из положения. Что может быть лучше этого?

Никлас кивнул:

— В этом, конечно, что-то есть.

Он казался доволен своими словами. Он еще раз сменил тему, переведя разговор на личные дела своей дочери.

— Скажи мне, как выглядит сейчас эта комната, Сюзанна? Я знал этот дом еще много лет назад, когда здесь жил мой друг, задолго до того, как я стал его хозяином. Расскажи, чтобы я мог представить себе картину.

Она, как могла, описала ему комнату, объясняя, какая расставлена мебель, рассказала о своих собственных вкусах в убранстве, о небольших светлых подушках, которые не были цветастыми или розовыми, как у Клары. И о ее фотографиях в рамках на стене. Когда она закончила, то снова взглянула на Томаса:

— Я ничего не забыла?

— Забыли, мадам, — ответил он и кивнул в сторону стены. — Вот это. — Он не назвал предмет на стене, предоставив это ей самой.

Он указывал на плеть, и Сюзанна с неохотой сообщила о ней.

— Дэрк повесил на стене южноафриканский шембок, — сказала она. — Эта плетка когда-то принадлежала его отцу.

На минуту в комнате стало так же тихо, как это иногда бывало по вечерам, когда Дэрка не было дома, а темноте казалась такой тихой и зловещей.

Никлас резко вытянул руку:

— Принеси это мне, Томас.

Томас был высокого роста, его длинные руки без труда дотянулись до полки, на которой лежала черная плеть. От молча снял ее и принес Никласу.

Старик пробежал пальцами вдоль утолщения рукоятки. Его чувствительные пальцы добрались до инициалов, вырезанных на коже. Он взвешивал плеть в руке, пока не удовлетворился.

— Это та самая, — сказал он и вернул ее Томасу.

Томас положил плеть на место, Сюзанна в замешательстве наблюдала.

— Что вы хотите этим сказать, папа? — спросила она. — Вы видели его раньше?

— Видел. Ты можешь как-нибудь спросить об этом Дэрка. — Он встал, высокий, стройный и такой же холодный, каким она часто видела его в детстве — Будь добр, Томас, — обратился он к юноше.

Томас тут же предложил ему руку. Они пересекли комнату, и Сюзанна дошла с ними до дверей.

— Спасибо, что заехали, папа, — сказала она. — И вам не нужно беспокоиться, я в полном порядке.

Он сошел вниз по ступенькам, опираясь на руку Томаса, казалось, помня их количество, так что не колебался, когда ступил на дорожку, и вполне уверенно дошел до ворот. Сюзанна побежала вперед отворить их, и отец приостановился, перед тем как направиться к автомобилю.

— Кстати, моя дорогая, было бы разумнее ничего не говорить Дэрку о шембоке. Старую вражду лучше всего похоронить. Да, Томас?

— Да, сэр, — ответил Томас безучастно. Он помог старику сесть в автомобиль, и они уехали.

После их отъезда Сюзанна вернулась в гостиную и внимательно посмотрела на плеть на стене. Как она была ужасна! И почему, если воспоминания связывали ее с враждой, Дэрк захотел выставить ее на обозрение на стене в гостиной?

Она в раздражении отвернулась. Как она стала уставать от тайн, от скрытых опасностей, от умалчиваний! Какое облегчение она испытает сегодня вечером, когда расскажет обо всем Джону Корнишу, он наверняка подскажет, как ей быть.

Она еще раз поднялась по лестнице и проверила тайник с маленькими камешками. Конечно, не было причин беспокоиться о них. Некому было красть их под присмотром ее бдительных глаз. И этим вечером она заберет их, чтобы показать Джону.

Под вечер, одеваясь, чтобы отправиться на встречу о ним, она решила устроить несколько маленьких ловушек, отчасти испытывая чувство брезгливости, отчасти забавляясь своей выдумкой. В нескольких местах спальни она сделала необходимые приготовления. В одном месте она оставила ящик выдвинутым на одну восьмую дюйма, в другом — посыпала пудрой рукоятку, домашние шлепанцы под определенным углом расположила на дне гардероба, а вешалки — на перекладине. И как заключительный штрих, маленькая резная импала была поставлена на вполне определенное место на золотом тиснении шкатулка, стоявшей на туалетном столике. Потом она в последний раз взглянула на себя в зеркало. Она одобрила простое черное платье с открытой шеей и широким атласным воротником, на котором эффектно смотрелось ее ожерелье с американско-индийской бирюзой.

Она надела пальто и декоративную вуаль на волосы. Она уже предупредила Вилли и повариху, что ее не будет вечером к ужину, и, когда подошло время, вызвала такси!

Когда такси остановилось перед маленьким швейцарским рестораном, выбранным Джоном, она увидела у обочины «мерседес» Ван Пелта. Джон Корниш ожидал ей в ресторане.

— Ваш отец великодушно предложил мне на вечер свою машину, — сказал Джон, когда хозяйка предложили им столик в углу.

Они прибыли раньше того времени, когда обычно принято ужинать, и поэтому оказались одни в маленько комнате. Это была простая светлая комната со швейцарскими пейзажами на стенах, с часами с кукушкой в форме шале и желтыми примулами в маленьких голубых ваз на каждом столике.

По словам Джона, он ужинал здесь раньше, и ему нравится, как здесь готовят. Они заказали фондю, и, по официантка отсутствовала, Джон налил Сюзанне вина бутылки, которую принес с собой. Это было одно из сам восхитительных вин Кейпа. Сюзанна вынула из сумочки маленький сверток с камешками и высыпала их в пепельницу на столе.

Четверо студентов зашли в ресторан и заняли соседний столик — две девушки и два молодых человека. Они то принесли с собой вино, что было запрещено, но, по-видимому, не строго. Они разговаривали и смеялись, обращая ни на кого внимания.

Сюзанна пододвинула пепельницу к Джону:

— Действительно ли это то, что я думаю?

Он взял зеленый камень и покатал его на своей ладони затем кинул его обратно в пепельницу.

— Лучше убрать их, пока кто-нибудь не увидел.

— Значит, я права? — Она завернула камешки в ткань. — Это технические алмазы, не так ли?

— Борт — черные алмазы, — сказал он мягко. — Алмазные остатки, из которых не делают драгоценных камней, но которые используются для технических целей и для получения алмазной пыли. Как же вы достали эти вещицы?

Она рассказала ему о сигарах, которые доставили в Проти-Хилл для ее отца, о своей неосторожности, о падении коробки и о том, как она, нервно собирая сигары, засунула одну из них, сломанную, себе в карман.

Он выслушал ее до конца с серьезным выражением лица.

— Куда, по-вашему, ведут следы? — спросил он, больше любопытствуя о ее мнении, нежели сомневаясь в своем.

— Разве нельзя предположить, — сказала она, — что тот, кто выхватил мою сумочку вчера, пытался вернуть сигару со спрятанными в ней камнями? Если это так, значит, кто-то из дома моего отца… — Она остановилась, не желая называть имен.

Джон Корниш мрачно кивнул.

— Это не только возможно, но я боюсь, что так и есть.

Официантка принесла миски с дымящимся горячим фондю и зеленый салат. Студенты за соседним столиком оживленно беседовали, и их голоса наполняли маленькую комнату.

Сюзанна нанизала на вилку ломтик хлеба и погрузила его в ароматную смесь сыра, яиц и вина. Однако она не могла сосредоточиться на еде.

— Я пока не все понимаю. Зачем кому-то понадобилось заниматься этим — контрабандой отходов, если это можно назвать контрабандой? Какая с этого польза?

— Нелегальная покупка алмазов — НПА, как ее называют здесь, — не ограничивается собственно драгоценными камнями, — объяснил Джон. — Рынок технических алмазов огромен. Спрос всегда превышает разрешенные квоты продажи на рынке. Последнее десятилетие или около того появились сотни новых потребителей технических алмазов, их накапливают Соединенные Штаты и Россия. Они тверже ювелирных камней и применяются в высокоточных инструментах Особенно они важны в военной технике. Запад не хочет продавать России технические алмазы, поэтому она покупает их на черном рынке и платит большие деньги.

— Значит, они дорогие?

— Нет, если сравнивать их с ювелирными алмазами, Требуется много каратов этого вещества, чтобы получить реальные деньги. Но градации ценности существуют и у них. Те, что называются борт — низкосортные камни. Но кроме того, в зависимости от твердости и качества цены растут. Если я правильно помню цифры — я проводил одно исследование, — технические алмазы составляют до восьмидесяти процентов алмазного бизнеса по объему и, наверное, двадцать пять процентов в стоимостном выражении. Это не шутка. Особенно если учесть, что контрабанда драгоценных камней носит случайный характер.

Он замолчал, занявшись фондю. В голове у Сюзанны выстраивались пугающие гипотезы. Ничего удивительного, что некто, знающий о том, что она подняла сигару, должно быть, потерял надежду вернуть ее назад. Потерял настолько, что решился на прямое нападение на нее для того, чтобы проверить содержимое сумочки. Кто? Кто из обитателей дома Никласа Ван Пелта?

Она произнесла эту мысль вслух.

— Джон, кто это может быть?

— Я не знаю, — сказал Джон ровным голосом. — Пользы от размышлений немного, не так ли? Подобным образом мы будем ходить кругами. Кроме того, меня беспокоит кое-что еще.

— Что вы имеете в виду?

— Сигары. Почему кто-то пытался заниматься контрабандой алмазов, пряча их в коробке с сигарами?

— Почему бы и нет? — спросила она. — Я бы сказала, что это очень хороший способ скрыть их.

Он дернул бровью:

— Именно. Один из старейших способов. Сигары всегда подозреваются в первую очередь, когда пересылаются или перевозятся через границу, где проводится досмотр. Как этот сверток попал в дом?

— Я думаю, что через специального рассыльного, — ответила Сюзанна. — Его, должно быть, переслали внутри страны.

— Значит, обычные средства для того, чтобы спрятать, не годились. Хотя меня удивляет, почему использовали именно этот.

— Через некоторое время они намеревались покинуть страну, — сказала Сюзанна, — Возможно, следующий шаг — это выехать из Проти-Хилл.

— Но почему сигары? Почему не более подходящие средства? Этого я никак не могу понять.

— А я не понимаю вообще ничего, — сказала Сюзанна. И добавила в отчаянии: — Возможно, я боюсь понимать.

Благодаря очарованию маленького ресторанчика и восхитительной кухне время пробежало незаметно, и Сюзанна немного сожалела об этом. Быть может, Джон Корниш из вежливости ответно, в свою очередь, пригласит ее на ужин, и по более счастливому поводу. Хотя вряд ли. Она больше никуда не выберется с Джоном. Если бы это произошло, то появилась бы еще одна вещь, о которой она никогда не смогла бы рассказать Дэрку.

Когда они покончили с фруктами и кофе, Сюзанна продолжала сидеть за столом, не желая уходить, явствуя что ситуация запутывается еще больше вместо того, чтобы проясняться.

Джон почувствовал ее беспокойство.

— Нам нужно поговорить еще немного, и, поскольку у нас есть автомобиль, почему бы не покататься и не продолжить обсуждение этой темы?

Она с облегчением ухватилась за возможность не ехать домой в таком возбужденном состоянии. Когда они сели в автомобиль, он повел его к Клуф Нек-роуд и затем по извивающейся дороге стал подниматься вверх по холму. Она ожидала, что он поедет вдоль Стол-горы, но, когда они доехали до развилки, он сделал резкий поворот направо ко Льву.

Дул холодный ветер, и Сюзанна подняла воротник пальто, хотя ей нравилось ощущение прохладного воздуха из открытого окна. Дорога шла вверх по прямой линии по направлению к Сигнал-Хилл, и Кейптаун лежал ниже их, подобно яркому ковру из огней. Когда они сделали последний виток вокруг холма и въехали на вершину, стал целиком виден берег с огнями прибрежных городов, словно нанизанных на береговую линию Атлантического океана.

Они немного посидели в машине, очарованные величественным зрелищем. Затем, часто останавливаясь и немного запинаясь, Сюзанна начала рассказывать ему о своих воспоминаниях, о том, как в детстве она держала в руках Короля Кимберли. И о том, как мать забрала его у нее и спрятала в пудренице с серебряной крышкой. Она больше не думала о том, что когда-то относилась к Джону Корнишу с недоверием и что его целью было выдвинуть обвинение против ее матери, чему она не могла помешать

— Алмаз был у нее, — заключила Сюзанна. — Однако трудно поверить, что она действительно намеревалась украсть его. В тот день она больше напоминала маленькую девочку, совершившую фокус, чтобы развлечь себя и оставить в дураках кого-то еще. Когда ей показалось, что она потеряла камень, она была напугана, но как только камень вернулся к ней, она не скрывала удовольствия.

— Что, если я использую ваш рассказ в моей книге? — спросил Джон, разглядывая ее при свете приборного щитка.

Она тоже взглянула на него, встретив его взгляд без колебаний, Его взгляд понравился ей. В этот момент он напомнил ей ту фотографию с плохим освещением, виденную ею на обложке книги. Его глаза были спокойными, глубокими, его рот на удивление чувствительным для его мужественного лица. Он больше не казался ей холодным, хотя сдерживал свои чувства и выдавал себя только тогда, когда сердился.

— Если необходимо, вы можете использовать это, — ответила она — Все, что вы напишете, будет правдой. Теперь я знаю это.

— Я не хочу навредить вам, Сюзанна, — сказал он. — Иногда правда может убить.

— Я знаю, — согласилась она.

Он посмотрел мимо нее.

— Теперь я уверен, что в доме вашего отца что-то, скрывается. Моя комната находится над террасой, и один или два раза я видел визитеров, приходивших в необычны часы. Мне это не нравится, но я не знаю, что и думать.

Сюзанна достала из своей сумочки маленький свертком с зелеными и желтыми камешками.

— Они занимаются этими вещами, вы думаете?

— Но что же еще мне думать после того, что я увидел?

Он взял у нее сверток и, развернув его, высыпал тусклые камни на газету. — Некоторые из них могут оказаться слишком хорошего качества для технических целей. А вот этот даже может стать небольшим ювелирным камнем. Некоторые алмазы имеют зеленую оболочку, и ничем нельзя сказать о их ценности, пока оболочка не будет удалена и эксперт не заглянет в ядро камня.

— Откуда, вы думаете, эти камни? — спросила Сюзанна.

Он пожал плечами:

— Есть много мест. В наши дни не составляет труда вывозить в небольших количествах контрабандные алмазы и из Сьерра-Леоне. Может быть, также из Юго-Западной? Африки или Конго.

— Но в таком случае они могут как ввозиться, так и вывозиться из Южной Африки. Кому нужны такие хлопоты!

— Контрабандный ввоз их — не такая большая проблема, как вывоз. Конечно, более прямой путь лежит через Бейрут. В наши дни, когда появились самолеты, Кейптаун стал черным ходом, однако он все еще является и портом для контрабанды алмазов. Здесь останавливаются корабли со всего мира. И, кроме того, существует множество глубоководных бухт вдоль всего побережья, которые невозможно постоянно контролировать. Возможно даже, что эти вещицы вывезены из района Кимберли или из окрестностей Претории.

— Но разве большие копи не охраняются?

— Нет абсолютно надежного способа охраны. Используются обученные собаки и высоковольтные ограждения. Африканцы допускаются туда только время от времени, и их тщательно обыскивают. Просвечивание рентгеном теперь не применяется, так же как и другие меры, унижающие человеческое достоинство. Кроме того, всегда имеются белые люди, которым приходится доверять и которые входят и выходят без больших помех. Вы не можете облучать человека всякий раз, как он покидает копь, — это убьет его. — Он осторожно завернул маленькие камешки — Вы не могли бы мне их дать на время?

— Я хочу их отдать вам насовсем, — сказала она — Я не хочу держать их у себя теперь, когда я знаю, что они из себя представляют. Вы… — она заколебалась, — вы сообщите в полицию об этом?

— Я предпочел бы немного подождать, — сказал он, — чем действовать необдуманно. На этот раз я должен быть уверен. Вы говорили Дэрку об этих камнях?

— Нет! — воскликнула она и изумилась силе собственного голоса.

Джон искоса посмотрел на нее, будто ее тон его тоже удивил. Но он не сказал ничего, и она с облегчением вздохнула, когда он включил двигатель и направил машину обратно по той же Дороге, по которой они приехали. У нее были вопросы, которые она не задала, подозрения, которые не высказала, страхи, которыми не поделилась. Сейчас ей не хотелось делать этого. В каком бы направлении ни развивались ее мысли, они были пугающими и она не могла найти ни одной успокаивающей.

Джон отвез ее в нижний город, где улицы Кейптауна в это темное время становились тише в отличие от улиц Йоханнесбурга. По ее просьбе он посадил ее в такси, и она отправилась домой одна.

В Орлином Гнезде наверху, в спальне, горел свет, ожидая ее возвращения: ее ночные принадлежности лежали на кровати, тапочки — на полу. Она не учла, что Вилли сделает все эти приготовления. Поэтому ее маленькие хитрости оказались глупыми и бестолковыми. В гардеробе ее одежда была немного сдвинута, ее ботинки были переставлены, и на их месте лежали шлепанцы. Выдвижной ящик, который раньше не был до конца задвинут на долю дюйма, теперь был плотно прижат. И все ухищрения оказались напрасными.

Однако оставалась еще одна ловушка. По ее мнению, не было причины, по которой кто-либо мог трогать ее шкатулку. Когда же она внимательно присмотрелась, то обнаружила, что маленькая импала больше не стоит на том самом месте золотого тиснения, где она ее оставила.

Это открытие побудило ее к действию. Она сбежала по ступеням и вышла за заднюю дверь. На дворе было тихо и спокойно. Тишина каким-то образом усиливалась близостью горы. Из-под двери Вилли пробивался свет, и Сюзанна постучалась.

ГЛАВА XIX


Вилли сразу же открыла дверь, у нее в руках была: книга. Она отступила, чтобы пропустить свою посетительницу, и Сюзанна увидела другие книги, разложенные на столе и кровати. Это были школьные учебники: Вилли, очевидно, училась самостоятельно. Сюзанна сразу перешла к делу:

— Вилли, во время моего отсутствия вечером кто-нибудь заходил в дом?

На мгновение испуг мелькнул в глазах девушки.

— Я была здесь и читала, миссис Гогенфильд, — сказала она.

— Ты поднималась наверх и обыскивала комнату? — в упор спросила Сюзанна.

— О нет! — воскликнула Вилли в явном смятении. — Я вынула ваши ночные вещи, миссис Гогенфильд, а затем сразу же пошла сюда заниматься.

— А после этого? Кто приходил в дом вечером, Вилли?

Девушка крепко стиснула книгу, которую держала в руках, потом бессильным движением уронила ее на стол.

— Мисс Белман приходила, — сказала она — Я впустила ее и дожидалась внизу, пока она была в вашей комнате.

— Она была там долго?

Вилли вздохнула:

— Я не смотрела на часы. Мне показалось, долго. Наверное, полчаса.

Достаточно времени для тщательного обыска.

— Чем она это объяснила? — спросила Сюзанна,

— Она не давала никаких объяснений. — Вилли не стала больше осторожничать и откровенно все рассказала: — Когда я переезжала сюда, она предупредила меня, что, может быть придется принять меры для защиты мистера Ван Пелта. Она сказала мне, что, поскольку вы дочь его жены покинувшей его, мы не должны полностью доверять вам, даже если мистер Гогенфильд закрывает глаза на опасности. Она также сказала, что, возможно, когда-нибудь придется наблюдать за вашими действиями.

Маленькая тонкая интрига со стороны Мары. По другим причинам, нежели думает Вилли. Мара, ненавидящая жену Дэрка, жаждет узнать о ней все, что можно.

— Однако ты рассказываешь мне об этом, — сказала Сюзанна.

Вилли ответила без колебаний:

— Потому что я не верю, что вы когда-нибудь попытаетесь нанести вред вашему отцу, миссис Гогенфильд. Потому что… — Она вдруг отбросила повадку горничной, которую усвоила в этом доме, и стала такой, кем была на самом деле, — смелой и умной молодой женщиной, — потому что вы мне нравитесь и потому что я доверяю вам больше, чем мисс Белман.

Сюзанна с чувством протянула ей свою руку:

— Я хочу верить тебе, Вилли. Спасибо за твои слова.

Вилли крепко сжала ее руку, но в ее темных глазах была тревога. Сюзанна почувствовала, что девушка буквально разрывается в стремлении сохранить преданность. Не столько Маре Белман, сколько Томасу и, возможно, Никласу Ван Пелту.

— Ты можешь быть уверена в одном, — сказала ей Сюзанна. — Я никогда не сделаю того, что повредит моему отцу. Все мы знаем, что он настрадался достаточно.

— Родители Томаса работали на ферме Ван Пелтов в степи, — сказала Вилли. — Поэтому Томас знает его всю свою жизнь. Он знал его во времена несчастий, хотя тогда еще не работал у него. Томас на все готов ради вашего отца, мистера Ван Пелта. Я думаю, что не найдется белого человека, которому он так бы доверял

Ее ударение на словах «на все готов» звучало почти предостерегающе, хотя Сюзанна не отдавала себе отчета, против чего именно оно предостерегало. Она повернулась к двери, но затем задержалась.

— Как я знаю, Томас готовится получить место учителя, — сказала она. — Поможет ли это решить ваши проблемы?

— Я не уверена, — сказала Вилли. — Но точно не знаю.

После этого Сюзанна пожелала ей доброй ночи и вернулась в дом. Уже дважды Вилли подвела Сюзанну, однако она инстинктивно верила девушке и хотела, чтобы она осталась. Если только Вилли полностью осознает это, они с ней будут заодно в их решимости защитить Никласа Ван Пелта от надвигавшейся опасности. Разве это, в конце концов, такая трудная вещь? Невозможная вещь с тех пор, как маленький набор камешков находится у Джона Корниша?

Последнее время некоторые ее прежние чувства к отцу стали оживать в ней. К ним добавились уважение и восхищение его мужеством в те нелегкие годы. Трудно было поверить во что-то плохое, связанное с ним. Несмотря на то, что ему в сигарах были посланы алмазы, это не доказывало его соучастия.

Пустота и тишина дома в тот вечер были гнетущими. Она не выносила гостиной с шембоком, делавшим ужасной и черной всю стену. Спальня по крайней мере была светлее, но одиночество здесь ощущалось даже сильнее. Оно ощутимо висело в воздухе и пополнялось с каждым ее вздохом. Этим вечером она была оторвана от всех не только в силу своего физического одиночества, но также разумом и духом вследствие страха перед надвигающейся опасностью. Однако в своем стремлении избежать несчастья она не могла ни к кому обратиться. Ни к своему отцу, ни к Дэрку, ни даже к Джону Корнишу, которому она доверяла, но который мог сам неправильно истолковать опасность. Ни к Вилли, которая могла быть ей другом, но которая была ранее связана обязательствами с другими людьми.

Она лежала на кровати, без устали размышляя, стараясь найти ответ. Кто-то из дома ее отца занимался контрабандой технических алмазов. Это, по крайней мере, не вызывало сомнений. Мара Белман тоже собирала рассыпавшиеся сигары и знала, что Сюзанна могла поднять недостающую сигару со спрятанными камнями. Мара приходила в этот дом вечером и рылась в ее вещах в этой самой спальне. Она рассчитывала, что Вилли не выдаст ее.

Но Мара могла быть не более чем инструментом, также как Вилли была инструментом и, возможно, Томас. Кто же был головой и стоял за всем этим? Можно было выбирать только из двух людей: ее отец и ее муж. Или оба вместе?

Она припомнила слова Джона Корниша в Паблик-Гарденз, тогда сильно рассердившие ее. Не лучше ли повредить умершим, чем живущим? Ее мать держала Короля Кимберли в своих руках. Она спрятала его: играя ли, с умыслом ли — ее дочь не представляла себе. Правда состояла в том, что Никлас был жестоко предан женщиной, занятой только собственным спасением. Трудный выбор между ними должен быть сделан, Сюзанна больше не хочет слепо защищать Кларину репутацию. Для ее отца это значит гораздо больше.

Однако теперь надо иметь в виду еще кое-что. В настоящее время вскрылась еще одна история с алмазами, к которой ее мать не имела никакого отношения. Было ли то замечание женщины во время званого чаепития правдой? Возможно ли, что ее отец решил втянуться в эти игры? Что означали те ночные визиты в дом, о которых упоминал Джон Корниш? Кто приходил к нему и зачем?

Затем, как пояснил Джон Корниш, есть нечто странное в использовании сигар. Почему сигары, если это средство давно всем известно?

Она села в кровати и обхватила руками колени, покачиваясь взад-вперед в замешательстве и тревоге. Дом был таким пустынным, таким оторванным от мира. Однако в этом не было ничего нового. Внезапно ей пришлось честно признать, что он всегда был пустынным, даже когда Дэрк был дома. Влюбленность была волнующей, восхитительной, пылкой, безрассудной вещью, бескорыстной, как она всегда хотела верить. Но взросление любви было чем-то иным, и семейная жизнь, в которой любовь не взрослеет, лишается своей опоры. Любовь нужно было поддерживать, пока она реально существует. Но была ли реальна их совместная семейная жизнь, даже когда они находились в одном доме?

Маятник качнулся еще раз, вернув ее к прежним размышлениям. Что, если за Марой скрывается не ее отец? Что, если Дэрк? Дэрк толкнул ее на тропинке, натянул на ее голову отвратительную сетку и убежал прежде, чем мог быть узнан. Эту возможность она отметала сразу. Могла ли она осмелиться предположить это в поисках ответа? Когда ответ у нее будет — что дальше? Какая семейная жизнь, какая любовь, если это подтвердится?

В тишине внизу раздался телефонный звонок. «Пусть звонит», — подумала Сюзанна. Она ни с кем не хотела говорить. Но игнорировать звонок было нельзя. Могла прийти Вилли и посмотреть, почему она не отвечает, кроме того, для того чтобы звонить в такой час, нужно иметь веские причины. Она спустилась вниз и сняла трубку.

— Я скучаю по тебе, дорогая, — донесся до нее голос Дэрка через много миль из Йоханнесбурга.

Что-то затрепетало в ней и, вопреки всему, отозвалось радостью. Она любила его еще тогда, давно, будучи маленькой девочкой. И она любила его сейчас, женщиной. Меланхолия от одиночества, казалось, висевшая в воздухе, улетучилась, и она чувствовала только желание попасть в объятия Дэрка и уверенность в его любви.

— Ты приедешь завтра домой? — кричала она. — Мне здесь очень плохо без тебя!

Он говорил успокаивающе, нежно, но настойчиво. Дела ее отца нужно было закончить, и это займет больше времени, чем он предполагал. Он должен завтра заняться делами в Дурбане и, возможно, в Базутоленде. Поэтому он вернется через несколько дней.

— Отец планирует поездку по Кейпу, — сказала она грустно, сознавая, что это похоже на детское упрашивание. — Он хотел, чтобы ты был за рулем.

Дэрк рассмеялся:

— Меня нужно оберегать от путешествий в этом году. Поезжай с ним, дорогая, и доставь ему удовольствие. Дай ему возможность рассказать тебе обо всех достопримечательностях вдоль дорога и объяснить про кораблекрушения и штормы. Но только без меня. Не в этом году. Если хочешь, мы позднее совершим другое путешествие, вдвоем.

— С удовольствием, — сказала она. — Мы слишком мало бываем вместе. — Ей проще было говорить с ним за много миль через горы и степи, чем находясь в одной комнате, где он так быстро проявлял нетерпение.

— Я знаю, — сказал он с большой теплотой. — И мы должны исправить это. Давай прямо сейчас назначим дату, дорогая. Ты хотела взобраться на гору — я возьму тебя туда в тот же день, как только вернусь домой. Это я могу обещать,

На гору или куда-либо еще, ей было все равно, лишь бы быть рядом с Дэрком.

— Я люблю тебя, — сказала она. — Я буду ждать.

Когда он повесил трубку, она пошла наверх, ощущая тепло и волнение. Нет, это был не Дэрк! Что бы ни случилось — Дэрк здесь ни при чем. Она была в плохом настроении, потому что была одинока. Любовь, в конце концов, не ровное пламя. Оно подымается иногда выше, иногда ниже, в зависимости от многого. Если оно всегда будет подскакивать высоко и греть горячо, то бояться нечего.

Нет оснований думать, что кто-то стоит за Марой Белман. Или, если кто-то есть, он не имеет отношения к Проти-Хилл.

Она подошла к окну и рывком отодвинула занавески. Гора была на месте, над нею сверкали яркие звезды. Она слышала, что ее вершина похожа не незнакомый лунный ландшафт — лишенный растительности, обширный и страшный. Если бы она жила здесь, будучи постарше, она бы рано или поздно дошла до вершины, как и все кейптаунские дети, выбирая несложные тропы, не висевшие над пропастью. Однако на первый раз они с Дэрком воспользуются канатной дорогой. И непременно с чаепитием на вершине.

— До скорого свидания, — сказала она горе и отошла от окна.

Когда Дэрк приедет домой, она расскажет ему о визите Мары и об обыске в комнате. Она расскажет ему о найденных камнях, которые доверила Джону Корнишу. Маятник, сделав полное колебание, снова завис в верхней точке. Она готова была поверить, что он там и останется, вопреки законам гравитации.

В ту ночь она спала хорошо, и голубой огонь ей больше не снился.

Несколько последующих дней, пока она ждала возвращения Дэрка, прошли для нее спокойно. Это был своеобразный антракт, в течение которого она не занималась ничем и отметала все, что могло взволновать ее или навести на размышления. Не было необходимости решать эти проблемы в одиночку. Когда Дэрк приедет, она поговорит с ним. Он поможет ей. Он подскажет, что надо делать.

К концу недели весенняя погода снова стала прохладной и туманной, облака легли на вершину горы и скрыли Голову Льва. В Кейптауне стало ветрено. Но по крайней мере не было дождя, а туманная погода Сюзанну никогда не тяготила. Она надевала плащ, натягивала на голову капюшон и выходила прогуляться в нижний город.

Сегодня она выбрала Лонг-стрит, потому что любила ее за красивые железные балконы, за две оригинальные пальмы, которые приходилось объезжать транспорту. Через несколько кварталов она пересекла Эдерли и остановилась по пути у книжного магазина узнать, нет ли у них книги Джона Корниша про Гану. У них не было, но они приняли заказ. Затем она прогулялась под арками Эдерли и прошла мимо Ван Рибека, обозревавшего с высокого пьедестала город, основанный при его участии. На военном плацу разворачивалось представление, заставлявшее автомобилистов останавливаться.

Сюзанна вернулась на Эдерли к магазину своего отца и остановилась у завораживавшей витрины. Там были выставлены красивые резные животные: носорог с широко открытой пастью, африканский слон с огромными ушами, грациозный спрингбок. Продолжая путь, она подумала, что надо попросить Дэрка принести домой какую-нибудь фигурку для компании импала, Сегодня надо думать только о пустяках, только о пустяках. Когда внимание слишком сосредоточивается на делах — наступает беспокойство и депрессия. Она будет оставаться в состоянии приятной отрешенности вплоть до приезда Дэрка.

Теперь она снова направилась по Эдерли в сторону горы и очутилась на аллее, приютившей цветочный рынок. Здесь она купит побольше чинксов, чтобы украсить дом. К приезду Дэрка она поставит их повсюду. Он приедет скоро, хотя еще не уточнил, когда. Но прежде, чем купить цветы, она сделает еще несколько снимков цветочного рынка, чтобы восстановить кадры, уничтоженные Вилли. Ее внимание сосредоточилось на этом и тут же пропало. Нет, не сегодня. Такие мысли она не должна допускать.

Она наслаждалась цветом, запахом и формой растений. Она улыбалась цветным женщинам, предлагавшим ей свой товар, доходила до конца рынка и возвращалась назад.

В это время со стороны Эдерли-стрит вошел Никлас Ван Пелт, опираясь на руку Томаса и неся в другой руке трость. Сюзанна обрадовалась такому случаю. Теперь она снова сфотографирует его среди цветочных прилавков. Она вытащила свой экспонометр и определила экспозицию. Томас не заметил ее. Он оставил Никласа на обычном месте, попрощавшись и не глядя по сторонам.

Сюзанна сделала несколько шагов вдоль длинного прохода между рядами, определяя расстояние и присматриваясь к объекту съемки. Был пасмурный день: тени, придающие контрастность и глубину снимку, отсутствовали. Но пленки было много, и можно было сделать несколько попыток.

Та же самая полная женщина подошла к Никласу, чтобы забрать его трость, и он нагнулся над ближайшей миской с цветами, вдыхая их аромат.

Внезапно Сюзанна замерла на месте. Радостная улыбка, появившаяся на ее губах, застыла. С ужасающей ясностью она вдруг поняла, как совершается второй шаг передачи контрабандного товара, как умно и внешне невинно это обставлено. На этот раз не так примитивно и грубо, как с сигарами. Данный способ был продуман намного лучше. От того, что она узнала, ей стало плохо, и она не смогла бы сейчас разговаривать с отцом.

Она кое-как проскользнула за его спиной, настолько близко, что, вытянув руку, могла коснуться его руки. За запахом окружавших его цветов он не мог почувствовать ее духи. Никто не заметил ее, за исключением, возможно, некоторых покупателей цветов; через минуту она была снова на улице и поспешно направилась в сторону авеню.

Плакала ли она или это туман осел на ее щеках? Она плакала от мысли, что почти обрела отца только для того, чтобы снова потерять его. На этот раз навсегда. Теперь она знала, кто дал указание уничтожить пленку. Томас видел, что она фотографировала, когда заходил за Никласом на рынок в тот день. Он, конечно же, доложил об этом. Снимок, запечатлевший Томаса на ступеньках библиотеки, не требовал уничтожения. Указание было передано через Томаса Вилли. Затем было дано указание остановить ее, когда была обнаружена пропажа из коробки с сигарами. Теперь она знала, кем. А кому — неважно. Оба эти указания дал ее отец. Может быть, Маре, более вероятно, что Томасу. Возможно, даже Дэрку, если Дэрк был в курсе этих дел. Хотя она все еще не верила, что Дэрк способен был взяться за такое поручение. Она скоро увидит его и потребует от него объяснений.

Вдоль грязного, с красноватым оттенком тротуара авеню виднелись небольшие лужи: с молодых дубов, росших по обеим сторонам, стекали капли влаги. На фоне промокшей горы вырисовывались красивые белые башни еврейского храма, повсюду вокруг него слышалось клекотание и воркование голубей. Совсем недавно мир и спокойствие этого места соответствовали ее настроению. Сейчас она едва замечала дорогу, поднимаясь по склону в направлении дома. Когда она прошла через ворота Орлиного Гнезда, то обнаружила, что все еще сжимает в руке экспонометр.

Вилли, заслышав ее шага на дорожке, отвлеклась от работы, чтобы открыть дверь.

— Ваш отец звонил около часа назад, миссис Гогенфильд, — сказала Вилли. — Он огорчился, не застав вас.

Сюзанна едва понимала ее. В этот момент она ничего не хотела говорить отцу и ничего слышать о нем.

Вилли взяла ее пальто и последовала за ней в гостиную.

— Мистер Ван Пелт просил передать, что погода завтра должна быть ясной и приятной и он планирует проехаться на автомобиле по Кейпу. Мистеру Корнишу предложено вести машину. Мистер Ван Пелт подготовил все для пикника, и, если вы будете готовы утром к девяти часам, он за вами заедет. Он сказал, что если это вас устраивает, то нет необходимости перезванивать ему.

Сюзанна подумала о том, что не сможет поехать. Она не сможет смотреть в лицо отцу, пока все хорошо не обдумает и не решит, как надо действовать. Она не имела представления, что делать.

Вилли смотрела на нее, озадаченная и немного обеспокоенная. Сюзанна попыталась улыбнуться.

— Спасибо, — сказала она. — Я, может быть, позвоню ему по позднее.

Но она не позвонила ему. Не позвонила и вечером. Ей нечего было сказать ему. Она даже не смогла заставить себя сказать ему, что не может принять его приглашение прокатиться по Кейпу. Если он спросит, почему, что она могла ему сказать?

После того, как Вилли ушла в свою комнату, Сюзанна долго сидела у радиоприемника, пытаясь собраться с мыслями на фоне музыки. Кто-то пел песни на африкаансе — старые народные мелодии, которые часто любил насвистывать Дэрк:

«Двигаясь к Претории…»

Ей внезапно подумалось, что она кое-что сможет сделать, если поедет завтра. Она сможет рассказать Джону Корнишу о своем открытии. Если она поедет, то наверняка сумеет уединиться с Корнишем, когда отец будет отдыхать. Больше ничего она придумать не могла, ни к кому больше не могла обратиться.

Прозвучал прогноз погоды для Южноафриканского Союза, и была обещана хорошая погода. Не было даже надежды, что сегодняшнее ненастье усилится и даст ей при желании возможность ничего не предпринимать и отложить все свои действия.

Утром она поняла, что прогноз сбывается. Она надела темно-зеленые брюки с коричневым свитером и повязала волосы зеленым платком. Все ее движения были вялыми, и настроение не улучшалось.

Когда Вилли пришла сказать, что мистер Корниш ожидает ее внизу, она взяла фотоаппарат, с безразличием перекинула через плечо тяжелый ремень своей большой кожаной сумки, подхватила пальто на случай ветра и пошла на встречу с отцом.

ГЛАВА XX


Никлас Ван Пелт сидел на заднем сиденье. Его голова повернулась к дому, когда он услышал шаги дочери. Когда она, пожелав ему доброго утра, стала садиться возле него, он остановил ее:

— Почему бы тебе не сесть рядом с Джоном, дорогая? У меня здесь уложен обед. Мара слишком занята сегодня, чтобы присоединиться к нам, но она кое-что приготовила для нас.

Джон подошел открыть дверцу машины, и Сюзанна, садясь, поймала на себе его взгляд. Она поняла, что он почувствовал неладное, даже более неладное, чем прежде. Но он ничего не сказал и направил автомобиль к Клуф Нек, где они могли переехать через перевал и, спустившись, выехать на Марин Драйв. Они в молчании миновали Кемпскую бухту, и Сюзанна вспомнила их с Дэрком совсем недавнюю прогулку по песку.

Насколько Дэрк осведомлен о том, что происходит на цветочном рынке? Она очень хотела бы знать это. Может быть, он не в курсе? Наверняка он также был одурачен хитростью Никласа Ван Пелта. Она должна верить в это, должна придерживаться этой версии, пока снова не встретится с ним и обо всем не расспросит.

Пока они ехали по трассе, она видела море с одной стороны и сменяющие друг друга пики — с другой. Один раз она повернулась на своем сиденье назад, чтобы взглянуть на отца. Он сидел с зажатой между колен тростью. Его голова вначале была повернута в сторону Атлантики, он чувствовал на своем лице дуновение морского ветра. Затем он повернулся в сторону гор, как будто ощущая их присутствие и мощь. Сегодня в его лице не было нежности, его мысли нельзя было угадать за непроницаемой маской, которую он научился носить.

Сюзанна подумала, каким беззащитным должен себя чувствовать слепой человек. Те, кого он не видит, легко могут изучать его, при желании позволяя себе то, что недопустимо по отношению к зрячему. Но Никлас научился хорошо скрывать свои секреты за холодной маской лица, за темным блеском очков. Только один раз она с удивлением увидела его без маски — в тот день в маленьком саду для слепых. Тогда она почувствовала нежность к нему, которой не испытывала теперь.

Никлас заговорил громко, будто сам с собой:

— Дрейк сказал, что это красивейший из мысов, а Диаз называл его мысом Штормов.

— В то же время мы, — добавил Джон Корниш, — иронически называем его мысом Доброй Надежды.

— Иронически? — переспросил Никлас.

— Какая добрая надежда может быть здесь, в Южной Африке?

— Но вы должны признать, что наше правительство сняло напряженность, — успокаивающе сказал Никлас.

— Только к чему это ведет? — раздраженно отозвался Джон. — Вы думаете, что мы поверили в легенду про мальчика и дамбу? Если Ганс стоит достаточно долго, давя пальцем, то воды отступят. Но каждый здравомыслящий человек знает, что этого не будет. Давление растет, и дамба будет смята в лепешку с последующим хаосом. Тем не менее Ганс упрямо стоит и кричит, что Другие ему мешают и что он сможет один таким способом удержать воды.

Сюзанна взглянула на отца и увидела, что он улыбается.

— Вы много думаете об этих вещах, не так ли? — спросил он Джона.

— А как же иначе?

— Поскольку вы никак не можете повлиять, не лучше ли дать событиям идти своим чередом и предоставить возможность действовать тем, кто лучше понимает проблему?

— Это именно то, что я имею в виду, — сердито ответил Джон. — Хотя я сомневаюсь, что власти предержащие много в этом понимают.

Никлас незаметно переменил тему разговора, а Сюзанна, чья точка зрения полностью совпадала с точкой зрения Джона, еще больше настроилась против отца.

— Где мы находимся сейчас? — спросил Никлас.

— Пик Чапмэна прямо перед нами, — ответил Джон — Рассмотрите его получше, Сюзанна, — это наикрасивейшее место Кейпа.

Слева от них горделиво возвышались горы, остроконечные и крутые; их каменистые склоны частично поросли лесом. Там, где были леса, там был и арум кукушечный, его белые ковры. И везде среди камней росли Дикие цветы. Со стороны моря была видна дамба, уходившая к крутым скалам, населенным чайками. К дамбе сходились волнорезы, грохот со стороны которых заглушал жужжание мотора автомобиля.

— Здесь мы можем остановиться, — сказал Джон и свернул с дороги возле скальной смотровой площадки. Он помог старику выйти из машины и бережно повел его к месту, где тот мог бы стоять лицом к морю и спиной к горам. Сюзанна расположилась немного в стороне от них. Она не хотела находиться рядом с отцом и даже прикасаться к нему. Неприязнь, которую она почувствовала вчера на цветочном рынке, ничуть не ослабла.

Джон стоял у парапета, глядя вниз на пенящееся море с серьезным и даже печальным видом.

Иногда, возвращаясь к знакомым местам, испытываешь странное чувство. Земля и камни, море и горы постоянны. В них ничего не меняется, хотя все остальное в жизни может измениться. Никлас понял.

— Вы были здесь последний раз вместе с Джанет, не так ли?

— Вы помните ее? — спросил Джон.

— Очень хорошо. Тихая, спокойная молодая женщина. Я всегда думал, что она хорошая пара для вас. Вы были очень впечатлительны, очень поглощены тем, о чем писали.

— Иной раз неплохо быть поглощенным, — сказал Джон.

— Но сейчас, — сказал Никлас, — в вас осталась только злоба, а не увлеченность.

Джон сделал раздраженный жест и обратился к Сюзанне:

— Как ваши дела относительно серии фотографий?

— Никак, — ответила она. — Я все еще ищу кадры, из которых действительно можно было бы составить рассказ.

— Возможно, я смогу помочь вам, — сказал он. — Есть несколько мест в окрестностях Кейптауна, которые я могу вам показать. Например, в Кейп Флэте, где скваттеры живут в ужасающе нищенских условиях.

Старик, казалось, наслушался вдоволь. Он положил руку на согретый солнцем камень смотровой площадки и властно произнес:

— Достаточно об этом, или, я боюсь, прогулка будет испорчена. Сюзанна, я тоже был на этом месте раньше. Не один раз, с твоей матерью. Она очень любила автомобильные прогулки в окрестностях Кейпа.

Сюзанна ничего не сказала, не желая смягчаться при упоминании о матери. Он, должно быть, почувствовал ее неприязнь, потому что продолжил уже с холодноватыми нотками в голосе:

— Джон рассказал мне о том, что ты вспомнила про Клару и про камень, который, должно быть, был Королем Кимберли. Что ты играла с камнем, а она отняла его у тебя. Помнишь ли ты что-нибудь еще про тот случай?

Она коротко ответила:

— Больше ничего. Я не знаю, что она сделала с ним после того, как положила в пудреницу.

Она ожидала, что он будет уговаривать ее вспомнить остальное, как уговаривал Дэрк, но он не стал.

— Возможно, лучше, чтобы это забылось, — сказал он. — Лучше не пытаться вспоминать… Не продолжить ли нам?

Второй такой совет, услышанный от него, должен был успокоить ее, Но сейчас этого не произошло, Она могла только вспомнить, насколько всяческие тайны были важны для него, Возможно, в настоящем так же, как и в прошлом.

Они вернулись к автомобилю и снова стали описывать запуганные кривые вдоль побережья Кейп Пенинсула. Картины менялись: маленькие пляжи с белым песком и небольшие рыбацкие деревушки, бреши в горной стене, через которые были видны зеленые внутренние долины. Затем дорога стала прямой, поскольку в дальнем конце Кейпа местность более равнинная. Но, как сказал Джон, это не дальний конец Африки. Как ни странно, мыс Доброй Надежды не был краем Африки. Мыс Игольный на той стороне бухты Фоле был расположен еще южнее. Однако именно мыс Доброй Надежды — мыс Штормов — ищут моряки, чтобы сделать поворот, и теплые течения начинают встречаться именно после прохождения этой точки, хотя номинально Индийский океан начинается за следующим мысом.

Они въехали на территорию заповедника, и Сюзанна начала высматривать животных. Но она не видела крупных зверей, бродили более мелкие виды, находившиеся под защитой. Она помнила, как в детстве с волнением наблюдала за дикими животными, скрывавшимися среди камней и растений так хорошо, что их долго нужно было искать взглядом. Один раз они подъехали к старому бабуину, стоявшему рядом с дорогой и смотревшему на них высокомерно. Несколько самок из его компании резво побежали прятаться среди груды камней, но самец проявил большое самообладание, пока Сюзанна его фотографировала.

По мере их дальнейшего продвижения Кейп сужался в окружении скал, как будто указывая в сторону моря. По обе стороны мощеной дороги все обильнее росли дикие цветы. На камнях сидели бакланы, а даманы — короткоухие кролики Южной Африки, живущие среди скал, — лежали, греясь, на прибрежных скальных выходах.

Перед ними возвышался скалистый холм — конечная точка мыса. Дальше ехать было некуда.

Джон припарковал машину и вынес корзину с обедом, а Никлас взял Сюзанну под руку. Они прошли вниз по дороге, ведущей вдоль бухты Фоле к новому маяку. Над ними на вершине скалы находился старый маяк, который был расположен не совсем удачно, вследствие чего корабли иногда терпели крушение, налетая на каменную косу, вытянувшуюся под ним.

Здесь солнце было теплым и приятным, здесь они были защищены от атлантических бризов. Джон нашел большой плоский камень ниже дороги, и Сюзанна помогла ему расстелить на нем одеяла и разложить подушки. Хладнокровно, без воодушевления, обычного для пикников, она начала распаковывать все необходимое для обеда.

Из всех троих только Никлас казался довольным и был в хорошем настроении. Он был спокоен, несмотря на недавний разговор, и, как всегда, немного замкнут. Он явно поехал на эту прогулку с целью развлечься. Они съели яйца, сардины, сэндвичи с водяным крессом и пирожки со сливами.

Вдали было видно туманное очертание Стол-горы, и Джон кивнул в том направлении.

— В ясный день с вершины Стол-горы виден весь Кейп, — обратился он к Сюзанне — Вы еще не были там?

Она покачала головой:

— Дэрк обещал подняться со мной туда, когда вернется из поездки.

— Я хотел подняться вместе с вами на вершину, когда тебе исполнится восемь или девять, — сказал отец, — Но твоя мать боялась высоты и никогда не отважилась бы на это. Первое время, когда я был в тюрьме, я постоянно мечтал о том времени, когда я снова выйду на свободу и вы с матерью вернетесь в Южную Африку. И тогда мы совершили бы восхождение с тобой вдвоем.

Сюзанна взглянула на него и смущенно сказала:

— Но вы никогда не хотели, чтобы мы вернулись. Вы никогда не писали нам.

На время он замолчал. Одной рукой он дотянулся до низкорослого кустика, росшего с камнем, и с отсутствующим видом обламывал его жесткие зеленые колючки.

— Я писал, — вымолвил он наконец. — Пока я был в тюрьме, я писал и тебе и твоей матери. И я написал снова, когда вышел на свободу.

Сюзанна слушала его и не верила своим ушам.

— Но писем не было! Мама говорила мне, что писем не было.

Он продолжал, не обращая внимания на ее слова:

— Когда я продал дом в Йоханнесбурге и переехал в Кейптаун, я сохранил в прежнем виде твою комнату, надеясь, что ты по крайней мере приедешь навестить меня. Я хотел только сохранить ее и предоставить судьбе решить все остальное. К тому времени я знал, что Клара не вернется, но ты все еще могла это сделать, если я сохраню комнату. Я не мог упрекать Клару. Она была не из тех, кто может связать себя со слепым человеком.

— Но она не знала, что вы ослепли! — воскликнула Сюзанна. — Она правда не знала.

— Она знала, — спокойно сказал Никлас.

Сюзанна с изумлением посмотрела на него:

— Но она никогда не говорила мне. Она никогда не говорила ни слова.

— Быть может, это было и лучше — не посвящать тебя в эти дела.

Его тон был холодным и беспристрастным, как будто он говорил о каком-то постороннем человеке, чьих ран он не ощущал, и Сюзанна не могла его слушать. Душа ее разрывалась на части. Разрывалась между тем, что узнала о нем так недавно, и растущими муками из-за перенесенных им страданий в прошлом. Как она могла осуждать его за настоящее, если с ним так жестоко обошлись в прошлом?

У нее пропал аппетит, и, вскочив на ноги, она спрыгнула с камня на дорогу.

— Если не возражаете, я поднимусь к старому маяку и сделаю несколько снимков.

— Ты всегда любила снимать, — сказала Никлас — Я помню, как ты дорожила своим маленьким фотоаппаратом, который я подарил тебе. И как ты расстроилась, когда сломала его.

Сюзанна в нерешительности остановилась на тропинке, озадаченная его словами.

— Но я никогда не говорила вам, что сломала его, — сказала она. — Я помню, как я боялась вам об этом сказать. Вы всегда сердились, когда я ломала что-нибудь, а когда вы выходили из себя, я очень пугалась. Поэтому я решила вообще не говорить вам об этом.

— Ты сказала об этом мне, — возразил отец — Ты даже принесла его мне однажды в кабинет, чтобы показать повреждение.

Она продолжала недоуменно смотреть на него, хотя не знала, что можно прочитать на этом лице. Как же она могла все эти годы быть уверенной, что никогда не показывала ему сломанный фотоаппарат? Что-то смутно зашевелилось в дальних уголках ее памяти. Что-то пугающее, что-то отталкивающее. В памяти снова с нарастающей яростью зазвучали сердитые голоса, и она услышала резкие звуки телефона, который звонил и звонил. Она закрыла руками лицо и немного покачнулась.

— С вами все в порядке, Сюзанна? — обратился к ней Джон Он спрыгнул на тропинку и, взяв ее за руки, постарался удержать.

Туман в ее глазах рассеялся.

— Ничего, — сказала она. — На секунду закружилась голова. Вы проводите меня до вершины?

— Пойдите с ней, — сказал Никлас. — Я посижу здесь. — Вынув из кармана сигару, он обрезал ее и зажег, и они оставили его, мирно дымившего.

Джон и Сюзанна вернулись к тому месту, откуда крутая бетонная дорога вела прямо к вершине скалистого холма. Дорога была закрыта для обычного транспорта, но открыта для пешеходов и джипов, обслуживавших дома, расположенные по холму. Высоко над ними к небу устремились две стройные радиобашни.

Когда они дошли до ограждения вокруг старого маяка, Джон подвел ее к парапету, опершись на который, можно было увидеть ту часть Кейпа, которая вытянулась вдоль дуги побережья бухты Фоле. Готтентотская Голландская область виднелась вдали, погруженная в голубую дымку. Мысли Джона, однако, явно не были связаны с открывавшимся видом.

— Что-то случилось, правда? — спросил он. — В тот момент, как я увидел вас утром, я понял, что что-то неладно.

Она ожидала удобного случая, чтобы рассказать ему о том, что видела вчера на цветочном рынке. Однако сейчас ей очень не хотелось говорить. Что толку было впутывать сюда потерянного, одинокого человека, каким был ее отец? Ее рука не поднималась снова омрачить его жизнь, вне зависимости от того, чем он сейчас занимался.

— Я не могу рассказать вам, — сказала она. — Я должна вначале все обдумать. Мне нужно время.

— Я не буду давить на вас, — сказал он — Но, Сюзанна… — Его голос стал более тревожным — Но не подвергайте себя опасности.

— Опасности? — она быстро взглянула на него. — Что вы имеете в виду?

— Обладание информацией может быть опасно, если она, в свою очередь, угрожает кому-либо. Вы уверены, что не хотите поделиться этим со мной ради собственной безопасности? Вспомните, на вас уже один раз нападали, и кто-то все еще желает знать, нашли ли вы те калоши.

Она покачала головой, боясь думать о камнях, боясь Узнать в лицо своего противника. Глаза Джона были добрыми, рот потерял свои жесткие очертания.

— Смелость — это то, чем я обычно восхищаюсь, — произнес он мягко. — Это качество я в вас почувствовал сразу. Но не позволяйте ей уводить вас слишком далеко. Обратитесь за помощью, если вы нуждаетесь в ней.

Она посмотрела ему в лицо и увидела в нем больше, чем доброту. В нем был оттенок нежности, как если бы она была очень юной особой и он ее стремился защитить. Имел ли он в виду, что смелость повредит ее отцу? Или что-то еще, более разрушительное?

— Я не знаю, как много во мне смелости, — сказала она. — Я знаю только, что я в замешательстве. Я не уверена, как лучше поступить. Я еще не знаю, какой путь выбрать.

Неожиданно он прикоснулся рукой к ее подбородку и наклонил ее голову так, что его глаза очутились против ее глаз. То, что она увидела в них, немного испугало ее. Снова и снова этот человек появлялся, чтобы служить безопасным убежищем, — единственный человек, кому она могла доверять, к кому она могла обратиться с секретами. Но этого не должно было быть. Его лицо не должно стоять между нею и Дэрком. Она не нуждается в таком убежище. Она резко повернулась и освободилась от его руки, образ Дэрка остро и ясно всплыл перед ней. Джон также резко отступил назад, как будто тоже увидел барьер, который он не должен был переступать.

Она стала ходить вокруг основания маяка, глядя вниз на каменные скалы, делая вид, что ее очень интересуют окрестности, а Джон Корниш в молчании наблюдал за нею. Когда он заговорил снова, его слова испугали ее.

— Почему на стене вашей гостиной висит шембок? — спросил он.

Внезапный вопрос захватил ее врасплох, и она, слегка запинаясь, отвечала ему, не желая, чтобы он узнал, как ненавидит она эту плетку, которую Дэрк повесил на стену:

— Это… это принадлежало отцу Дэрка, я думаю. Это была… причуда Дэрка повесить его на стену. Я не знаю, зачем.

— На рукоятке вырезаны инициалы? — спросил Джон. — Инициалы его отца?

Руки Сюзанны все еще находились на ремне фотоаппарата.

— Как вы узнали?

— Я держал этот шембок в своих руках, — сказал Джон, — Я помню его очень хорошо. Сегодня утром я снова увидел его на стене вашей гостиной.

В его тоне было нечто необычное, что уловило ее чуткое ухо.

— Вы знаете историю этого хлыста? Расскажите мне, пожалуйста, ее, Чем он замечателен?

Он не стал уклоняться.

— В то время вы и ваша мать еще жили в Южной Африке, хотя вы не были на степной ферме, где это случилось. Я и Джанет только что поженились. Мы поехали туда погостить. Однажды ваш отец использовал этот шембок для наказания. Я остановил его и отнял у него плеть.

— Но… как он мог? — в смятении спросила Сюзанна.

— Он порой приходил в бешенство, когда был рассержен. Жизнь тогда еще не наказала его. В тот день он был очень зол. Печально видеть его вспышки и сейчас, когда ничто не провоцирует его.

— Кого он бил? — спросила Сюзанна. — Кого-то из работавших на ферме?

Джон посмотрел вниз на буруны, шумевшие у крутых скал. И ответил, не глядя на нее:

— В тот день он бил Дэрка Гогенфильда. Позднее ваш отец благодарил меня за то, что я остановил его тогда. При всем своем гневе он никогда не причинил бы зла Дэрку, если бы не приступ бешенства.

Что-то болезненно шевельнулось в Сюзанне:

— Но что такое сделал Дэрк, что привело в ярость моего отца?

Джон покачал головой:

— Я никогда не знал причины. И не спрашивал. Я просто унес плеть и вошел в дом только тогда, когда все успокоилось. Я больше не видел Дэрка до отъезда, и ваш отец никогда не упоминал о причине, по которой это случилось.

Буруны далеко внизу с холодным звуком ударялись о скалы. Южная Атлантика мрачно сверкала под лучами солнца, бриз становился холодным.

Сюзанна не могла больше слушать. Внутри нее, казалось, туго натянулась струна, способная оборваться в любую минуту.

— Не забывайте, что все это произошло очень давно, — сказал Джон. — Дэрк тогда был еще мальчиком. Теперь уже никто не помнит об этом.

Но Дэрк не забыл. Она подумала об этом, спускаясь по крутой дороге. Но она не хотела думать об этом сейчас Она хотела только прогнать от себя ужасное воспоминание об этой плетке.

Когда они спускались по дороге, Джон взял ее за руку, и она ощутила успокаивающее пожатие его пальцев. Был ли он здесь когда-то с Джанет? Она внезапно ощутила жалость к нему из-за его потери и из-за его одиночества.

— Я сожалею о вашей жене — сказала она ласково.

— Сегодняшняя поездка как бы вернула ее назад, — признался Джон. — Я думал о ней всю дорогу с того момента, как мы покинули Кейптаун. Но все это относится к другому времени, не к тому, в котором я живу сейчас.

Она поняла его. Любую жизнь можно разделить на отрезки. Ее собственную тоже. Был отрезок ее детства в Южной Африке. Годы взросления в Чикаго. Потом новый для нее газетный мир и все, что было связано с ним. Затем мир Дэрка, в котором она живет сейчас. Она ласково пожала пальцы Джона и высвободила свою руку.

Они нашли старика в том же положении, в котором оставили его. Его сигара превратилась в окурок, он сидел прислушиваясь, видимо, ожидая их возвращения и готовый к тому, чтобы ехать домой.

Они молча ехали вдоль противоположной стороны Кейпа. Сюзанна вертелась на переднем сиденье, глядя на чистые маленькие городки и деревни, остававшиеся позади. Но она думала не о них. Она вспоминала о том, что говорил ей отец в тот день, когда она принесла ему сломанный фотоаппарат. В тот день, который она начисто похоронила в своей памяти непонятно по какой причине. На этот раз она не пыталась захлопнуть дверь.

Теперь она ее откроет полностью! Теперь она была готова дать ответ. Цепь ее воспоминаний стала видна все яснее. Ее охватила волна нетерпения. Она захотела как можно скорее добраться до дома и выполнить свою миссию.

ГЛАВА XXI


Когда Никлас сказал, что у него дела в нижнем городе и попросил Джона отвезти его туда, Сюзанна почувствовала огромное облегчение. Она не просила их подталкивать ее к выполнению своей главной задачи, предпочитая сохранить секрет до поры до времени. Когда они оставили ее в Орлином Гнезде и уехали, она зашла в дом только для того, чтобы освободиться от фотопринадлежностей. Затем, не снимая пальто и с большой кожаной сумкой через плечо, она отправилась в Проти-Хилл. В сумке лежал ключ от ее детской комнаты, и она была уверена, что один из предметов, который она увидит, вновь оживит ее память.

Раньше ее воспоминания блокировались, теперь же она найдет способ устранить этот барьер и вспомнить все до конца. Она должна покончить с этим до приезда Дэрка.

Тогда она будет знать, рассказывать ли ему о своем открытии, касающемся отца.

Горничная долго не открывала на звонок. Сюзанна, все еще запыхавшаяся, поздоровалась с ней. Не спрашивая разрешения, она за ее спиной взбежала по ступеням в холл. Она надеялась, что Мара не будет сегодня мешать.

Ей хотелось кое-что быстро сделать без ее ведома.

К ее удивлению, дверь детской комнаты была открыта, и из окон дул ветер. Она застыла в недоумении на пороге, увидев, что под присмотром Мары Белман горничная производит обещанную весеннюю уборку. Сама Мара стояла на коленях на подушке возле сундука, а вокруг нее были разбросаны игрушки. В руках она держала маленький фотоаппарат и, открыв заднюю крышку, заглядывала внутрь, когда разгневанная Сюзанна вошла в комнату.

На секунду затаив дыхание, обе пристально смотрели друг на друга с нескрываемой враждебностью. До сих пор сдерживаемое возмущение, неприязнь, ревность к этой женщине — все это поднялось волной гнева и выплеснулось наружу.

— Что вы здесь делаете? — закричала Сюзанна — Я не давала вам разрешения рыться в моих вещах!

Краска залила светлое лицо Мары, но она не поднялась с пола.

— Это надо было сделать давно, — сказала она, пренебрежительно указывая рукой на игрушки, лежавшие в куче на полу, — Все это, по-видимому, не более чем хлам, и я была уверена, что вы захотите избавиться от него с нашей помощью.

— А я не хочу! — резко сказала Сюзанна, — Отец сохранил все в этой комната для меня, и я желаю, чтобы это оставалось на своих местах. Не потрудитесь ли вы удалиться?

Мара даже не шевельнулась. Она все еще держала фотоаппарат с открытой задней крышкой и снова с любопытством заглядывала в маленький черный корпус. Она потрясла его, как будто ожидая, что что-нибудь загремит или вывалится оттуда. Сюзанна, сгорая от нетерпения, наблюдала за ней, пытаясь решить, что делать, если Мара не уступит ей. Но та с тщательно разыгрываемым безразличием положила фотоаппарат обратно в сундук и медленно встала.

— Как угодно, — сказала она и, кивком головы позвав горничную, вышла вместе с нею из комнаты.

Как только они ушли, Сюзанна захлопнула дверь и подбежала к сундуку. Она взяла фотоаппарат и затем в нерешительности оглядела комнату. Было ли здесь что-нибудь еще? Какой-нибудь другой предмет, способный рассказать ей о прошлом подобно фотоаппарату? Казалось, больше ничего не было; она подошла к закрытой двери и тихо постояла, прислушиваясь, не донесется ли из холла какой-либо звук. Казалось, все было тихо.

Она осторожно приоткрыла дверь. Никого не было видно. Дверь в комнату Мары была закрыта. Двигаясь почти по-воровски, Сюзанна поспешно пересекла холл и спустилась по ступеням на лестничную площадку. Внизу, в переднем холле около лестницы, стояла Мара и ждала ее. Румянец сошел с ее щек, и она была очень бледна. Ее глаза сразу же остановились на фотоаппарате.

В первый момент Сюзанне даже показалось, что та попытается отнять фотоаппарат, но благоразумие взяло в ней верх. Она не остановилась и не задержалась. Она дошла до конца лестницы с упрямой решимостью, свойственной ее отцу, и прошла мимо Мары, не сказав ни слова. Мара не попыталась остановить ее, и Сюзанна вошла в кабинет отца, закрыв за собой дверь.

Комната казалась пустой и чужой в отсутствие знакомой фигуры за большим письменным столом. Но именно это ей и было нужно, она должна быть здесь, когда его нет. У нее не было ключа, чтобы запереться от Мары, и оставалось только надеяться, что она не пойдет вслед за ней. Она тихо села на маленькую скамеечку для ног в углу с фотоаппаратом в руках. Даже выбор для сидения этой скамеечки, казалось, был вызван той внутренней силой, которая увлекала ее помимо воли и желания.

То, что отец сказал ей сегодня относительно фотоаппарата, было правдой. Она действительно тогда рассказала ему о том, что уронила его и разбила линзы. Он позвал ее в свой кабинет, чтобы прочесть лекцию о том, как нужно бережно обращаться с вещами. Он приказал ей сесть на эту самую скамеечку, которая как раз соответствовала ее росту. Она вспомнила, как разглядывала рисунок ковра, в то время как он упрекал ее в неаккуратности.

Она была расстроена, но никакого страха не испытывала. Действительно, ей было скорее неловко слушать его, хотя она и переживала. Ей было жалко фотоаппарат, которым так дорожила, и она надеялась, что он починит его или купит новый.

Разговор получился коротким, он и не думал о том, на что она надеялась. «Когда я был мальчиком, — сказал он, — и что-то ломал по неосторожности, то мне говорили, что я должен либо сам починить, либо остаться без этой вещи. Я думаю, что пора уже применить это правило и к тебе, Сюзанна. Боюсь, тебе придется починить фотоаппарат самой, больше никто этого делать не будет». Это было для нее ударом, но пока еще не страшным. Она сидела ссутулившись на скамеечке со слезами на глазах и думала, как бы разжалобить его, чтобы он смягчился. Но она знала, что это бесполезно. Когда на его столе зазвонил телефон, он взял трубку достаточно спокойно. Они и не представляли, что звонок изменит все в их жизни и прошлое уже никогда не вернется.

Она вспомнила, что наблюдала за ним, несколько обиженная, ожидая, когда он закончит говорить и вновь обратит на нее внимание. Но этого не случилось. Его лицо побледнело, голос стал холодным, когда он отвечал человеку на том конце провода. Она вспомнила те слова, которые он говорил, но кто это был, она никогда не узнала. Друг? Деловой знакомый? Полицейский?

— То, о чем вы говорите, не может быть. У меня никогда не было неограненных алмазов. Ни здесь, ни в Йоханнесбурге.

Человек на том конце провода продолжал говорить, и Сюзанна видела, как лицо отца мрачнело все больше по мере того, как он слушал. Положив трубку, он прикоснулся к звонку и послал горничную разыскать Клару. Он был так рассержен, что Сюзанна задвинула скамеечку в угол и сидела очень смирно, чтобы он не заметил ее и не вылил на нее весь свой гнев.

Она отчетливо помнила, как мать в веселом настроении вошла в комнату. На ней было зеленое платье в цветочках цвета папоротника, в волосах — белая роза. Но когда она увидела разгневанного мужа, улыбка исчезла с ее лица и уступила место страху.

Никлас холодно сообщил ей, что по чьей-то инициативе в его доме в Йоханнесбурге был произведен обыск, в результате чего был обнаружен тайник с неограненными алмазами. Он потребовал от нее объяснений по этому поводу. Клара начала плакать и все отрицать, но Никлас продолжал обвинять ее, Не получив признания, он встал из-за стола и, взяв ее за плечи, начал трясти, пока она не ослабела в его руках. Обмякнув, она готова была во всем сознаться. Да, ей удавалось уносить камни, когда она работала в компании. Она хотела их сохранить. Они были такие прелестные, такие очаровательные.

Никто из них не замечал в углу ребенка, испуганного их громкими голосами. Телефон снова зазвонил, но Никлас не обращал на него внимания. Он грубо отшвырнул от себя Клару, так, что та упала на письменный стол и ушибла руку. Позднее она показывала Сюзанне синяк, как свидетельство его жестокости. Он заметил Сюзанну только тогда, когда чуть не наступил на нее в углу. Затем он закричал, чтобы она убиралась вон из комнаты. Ей нечего здесь делать, и она должна немедленно уйти!

Испуганная Сюзанна убежала из комнаты наверх, все еще сжимая в руках фотоаппарат. Весь ее маленький мир, так заботливо охраняемый родителями, разлетелся вдребезги под действием их гневных голосов, доносившихся снизу. Эти осколки ранили ее душу и чуть не задели тело. Было ясно, что отец ее ненавидел. Он смотрел на нее ненавидящими глазами, а мать ничего не сделала, чтобы защитить ее. Ее мать, которая громко рыдала, вообще, казалось, забыла о ее существовании.

Ее комната наверху выглядела сиротливо, и фотоаппарат в ее руках служил ей немым укором. В ее детской голове росла убежденность, что все эти страшные вещи случились с ней из-за того, что она сломала подаренный отцом фотоаппарат. Некоторое время она сидела в своей комнате на кровати, поворачивая его маленький корпус так и этак, ища способ восстановить разбитые линзы. Если только она сможет починить его и он вновь будет работать, то отец наверняка перестанет ненавидеть ее и перестанет ненавидеть мать. Ее мама перестанет плакать, и между ними больше не будет сказано ни одного сердитого слова.

Она очень хотела этого, и ответ к ней пришел простой и ясный. Для того чтобы сделать линзу, нужен был особый сорт стекла, и она знала, где взять этот кусочек стекла. Двигаясь бесшумно на цыпочках, она прибежала в комнату матери и залезла в пудреницу. Камень все еще был там.

Сейчас, много лет спустя, взрослая Сюзанна скрючившись сидела на низенькой скамеечке, как она делала это ребенком, и трясущимися руками раскрывала фотоаппарат. Как и Мара перед этим, она посмотрела внутрь корпуса. Там было черно и пусто. Там ничего не было. Держатель пленки был давно потерян, и фотоаппарат не работал. Она сильно потрясла его как и Мара, и что-то блестящее упало к ней на колени. Она подняла это и положила на ладонь. Но это был только кусок сломанной линзы.

Затем она запустила пальцы глубоко в корпус и пошарила за затвором. Ее нервы были напряжены до предела. В спешке неловко двигая пальцами, она ухитрилась нащупать кончик липкого материала, который легко оторвался, когда она потянула за него. У нее в руке оказалась полоска черной склеивающей ленты, которая крест-накрест была приклеена позади затвора. Снова ее пальцы принялись искать и нашли вторую крест-накрест склеенную ленту. Когда она ее вытаскивала, вместе с нею вылезло еще что-то, прилипшее к материалу. Прикрытый черной лентой, он пролежал спрятанным все эти годы. Сюзанна с восхищением разглядывала камень, лежавший на ее ладони.

Он был прозрачный и бесцветный, возможно, дюйм или побольше в длину, немного меньше в толщину; с помощью огранки ему была придана продолговатая форма. В затененной комнате он выглядел тускло и был лишен присущего алмазам блеска. Алмазы, вышедшие из темноты чрева земли, рожденные в огне, могли ожить только на свету.

Она подошла к французским дверям и шагнула за порог. Дневной свет струился по террасе. Когда она вытянула руку, Король Кимберли словно по волшебству ожил. В глубине камня свет расщепился на цвета радуги, голубой огонь хлынул из самой его сердцевины. Однако огонь не был теплым, и камень холодил ей руку. Ей казалось, что камень несет дурное предзнаменование. У нее по коже поползли мурашки, и она не могла унять дрожь.

Возвратившись в тень, она села в кресло отца, положив на стол перед собой фотоаппарат. Теперь она могла вспомнить все. Человек в униформе появился в их доме, и отец ушел вместе с ним. Она не успела показать ему исправленный фотоаппарат, стало быть, зло, совершенное ею, не потеряло силу и злой рок продолжал преследовать их. Ее мать непрерывно плакала, в то время как она, ребенок, сидела в комнате и пристально смотрела на гору, пока ей не стало казаться, что гора угрожающе наклонилась к ней. Возможно, если бы она смотрела на нее достаточно долго, гора обрушилась бы и задавила ее, чего она, без сомнения, заслуживала.

Как много она вспомнила!

Каким тяжелым казался сейчас алмаз в ее руках, холоднее всех камней на свете и холодящим кровь.

Следующим ударом для ее матери было исчезновение камня из пудреницы. Но она не знала, кого проклинать или к кому обращаться без того, чтобы не выдать себя. Она со слезами спрашивала у дочери, но Сюзанна в то время была слишком напугана, чтобы признаться в. содеянном. Кроме того, она все еще надеялась показать отцу исправленный фотоаппарат.

Теперь она знала, почему ее мать убежала из Африки. Клара боялась, что ей придется сесть в тюрьму, этого она бы не перенесла. Но Никлас взял ее вину на себя, и его «признание» позволило ей поступить так, как она хотела. Факт исчезновения Кимберли не был обнародован, пока не прошло достаточно лет и интерес к этому не пропал. А тем временем Клара требовала от своей дочери все забыть. «Забудь, забудь, — твердила ее мать. — Не пытайся вспомнить то, что случилось здесь». И Сюзанна, смущенная, испуганная, охваченная жалостью, готовая заболеть, отгородилась от всего спасительным щитом забвения. Только сейчас, через многие годы, занавес затрепетал и откинулся, обнажая страх, который она скрывала. Всякий раз, когда Сюзанна роняла что-нибудь или ломала какой-нибудь даже самый пустячный предмет, легкий занавес колыхался, вызывая в ней необъяснимый страх.

Боль и тошнота, усилившись, вернулись к ней снова, Это была боль за отца и испытание ее любви к нему. Она понимала, что виновата ее мать, а отец не виноват. Только тот взбудораживший ее случай на цветочном рынке оставался никак не объясненным, и, учитывая прошлое, она должна дать отцу возможность самому все объяснить.

В отдаленной части дома зазвучали голоса, и ей захотелось знать, не он ли это приехал. Она будет ждать его здесь и, когда он войдет, вручит ему камень. Он заплатил за него слишком дорогую цену. Теперь он принадлежит ему. Но, кроме того, она расскажет ему о своих последних воспоминаниях и о том, что она видела на цветочном рынке.

В холле за дверью зазвучали шаги, но они были твердыми и решительными, ничуть не напоминавшими шарканье ног старого слепого человека. Она едва успела сунуть алмаз в свою сумочку и захлопнуть крышку фотоаппарата, как дверь открылась и в комнату вошел Дэрк.


Она сразу заметила, что он возбужден и взволнован. Что-то неизвестное ей произошло с ним, и это заставило ее забеспокоиться. Он устремился к ней, поднял с кресла и обнял.

— Я так соскучился по тебе! — воскликнул он, прижимая ее светлые волосы к своей щеке.

Когда он поцеловал ее, она ожидала, что растает и почувствует знакомый прилив нежности. Но этого не случилось. Осталось только беспокойство и желание вырваться из его рук, Он почувствовал ее отчужденность и опустил руки, но не стал упрекать ее.

— Я сразу же приехал домой, — сообщил он, — затем позвонил сюда. Мара сказала, что ты здесь, поэтому я поехал прямо сюда. Я хотел сделать тебе сюрприз. — Он бросил на нее острый изучающий взгляд. — И вот я здесь.

— Тебе надо было предупредить меня, чтобы я могла встретить тебя в аэропорту, — сказала она, стараясь не показать ему, что что-то скрывает. — Я только что из дома после автомобильной прогулки с отцом по окрестностям Кейптауна.

— И с Джоном Корнишем? — добавил он.

Обойдя стол, он подошел к ней и взял фотоаппарат, в то время как она с тревогой наблюдала за ним. О том, что она нашла камень, первым должен узнать ее отец. Она не имела намерения рассказывать об этом Дэрку. Он равнодушно взглянул на корпус фотоаппарата и положил его обратно на стол. Сказала ли ему Мара о ее внезапном появлении в детской комнате и о том, как она с фотоаппаратом сошла вниз в кабинет? Мара тоже заглядывала в корпус, но черная лета помешала ей что-либо там обнаружить. Она ничего не могла сообщить Дэрку, кроме того, что Сюзанна унесла фотоаппарат.

— Ты готова к тому, чтобы подняться со мной на гору? — улыбаясь, спросил Дэрк каким-то странно приподнятым тоном.

— На гору? — откликнулась она. — Сейчас?

— Почему бы и нет? До заката еще далеко, а канатная дорога действует. Я заметил это по пути сюда. Вспомни, я обещал тебе сделать это сразу, как только вернусь домой.

— Я уже была сегодня на прогулке, — слабо возразила она. — Поэтому теперь это не так важно. Давай поедем домой.

— Это важно для меня, — сказал он, и она поняла, что им снова овладел тот упрямый настрой, когда его не остановить в осуществлении любого, даже самого пустякового желания.

Она беспомощно покачала головой, сознавая, что возражения только укрепят его решимость, однако не зная, как поступить. Ей не хотелось сейчас на гору. Ей хотелось только сидеть за этим письменным столом и ждать возвращения отца и Джона Корниша.

— Конечно, мы должны съездить сейчас, — сказал он. — На тебе ботинки на низких каблуках, теплое пальто и брюки, тебе будет легко карабкаться. Кроме того, возможно, у нас не будет для этого времени.

Он произнес эти загадочные слова с каким-то восторгом, что заставило ее внимательно посмотреть на него.

— Мне надо кое о чем рассказать тебе, — сказал он. — Но давай сначала уедем отсюда. Мы должны поговорить об этом за чашкой чая на вершине горы. Пошли, дорогая.

Он протянул руку и шагнул к ней. Затем он остановился и посмотрел на ковер, пытаясь разглядеть, на что он наступил. Подняв ногу, он ощупал подошву ботинка. Сюзанна наблюдала, как он отдирал от подошвы кусок черной клеящей ленты. Вместо того чтобы выбросить его, он стал вертеть его в руке, как будто хотел что-то узнать.

Совершенно неожиданно для себя Сюзанна испугалась. Она не хотела, чтобы он заподозрил, что она нашла алмаз и что он в ее сумочке. Она не знала, как он отнесется к такой находке, о которой отец пока не знает. Что, если он попытается уговорить ее не сообщать об этом Никласу? Она оторвала зачарованный взгляд от кусочка черной ленты в его руке и встала, небрежно перекинув через плечо ремень своей сумочки, как будто в ней не содержалось ничего особенного.

— Хорошо, — сказал она — Если у тебя есть настроение, давай поедем на гору.

Он бросил обрывок ленты в пепельницу и взял ее под руку.

— Умница! Это займет у нас не много времени. Я покажу тебе самые восхитительные виды на свете и расскажу о своих новостях.

Что бы это значило? Она терялась в догадках. Но лучше согласиться на эту прогулку, если он так настаивает. Это наверняка безопаснее, чем сидеть здесь в ожидании отца.

Дэрк позвонил наверх Маре, сообщил, куда они направляются, и они вместе вышли к автомобилю.

ГЛАВА XXII


Сразу же, как только они выехали, она почувствовала себя лучше. Теперь, когда она подчинилась его желанию, у него поднялось настроение, он стал приветливее, ласковее. Если бы в ее сумочке не лежало такое сокровище, она чувствовала бы себя с ним совсем хорошо.

Они оставили автомобиль на стоянке у нижней станции канатной дороги и поднялись по длинному лестничному пролету внутрь строения. Кабина вот-вот должна была прийти, и, когда Дэрк купил билеты, они поспешили присоединиться к группе, проходившей в дверь. На стенах станции были развешаны огромные полотна, посвященные посещению вершины Стол-горы членами британской королевской семьи, изображавшие младших принцесс, Элизабет и Маргарет, спускавшихся по ступеням со своею матерью-королевой.

В похожей на тоннель комнате раздавалось равномерное лязганье канатных механизмов, а наверху люди усаживались в маленькую кабину. Охранник говорил с южноафриканским акцентом, проглатывая звук «х» и коверкая слоги. Он исполнял, по-видимому, очень скучную работу. Отпускники, собравшиеся на гору, были в веселом настроении: постоянно звучал женский смех, мужчины немного рисовались.

В кабине были маленькие боковые сиденья, но никто не хотел садиться. Самое интересное было следить за продвижением кабины к вершине. Никто, казалось, не возражал, чтобы пассажиры, наклонившись у открытых окон, смотрели вниз с головокружительной высоты. Когда Сюзанна глядела на каменные отвесные скалы внизу, то была рада, что Дэрк крепко обхватил ее рукой.

Она передвинула ремень сумочки на плече повыше и расположила ее подальше от окна, а руку держала на ее застежке. Она холодела при мысли, что может уронить сумочку вниз, на склон горы, или что в сумочке порвется карман.

Какой маленькой казалась кабина на фоне окружающих скал, отдаленных холмов и океана! Солнце опускалось над рыжевато-коричневой Головой Льва, и по мере того как кабина шла наверх, ее крошечная тень двигалась внизу вдоль скал.

Голоса пассажиров заставили Сюзанну повернуться и посмотреть на встречную кабину, которая, покачиваясь, шла вниз. Если бы только она могла хоть немного расслабиться и унять эту нервную дрожь, начавшуюся с момента подъема кабины. Ее не пугала высота, алмаз в ее сумочке был в совершенной безопасности, поэтому она не совсем понимала причину этой внутренней паники.

Поездка продолжалась уже несколько минут. Когда кабина проходила над самой высокой точкой кручи, Сюзанна с головокружительной высоты наблюдала за девочкой и мальчиком в шортах и шиповках, обвязанными веревками, искавшими точки опоры в почти отвесной скале. Снова трепет пробежал по всему ее телу. Скалолазание определенно не для нее. Ей вполне достаточно было этого подъема в подвесной кабине.

Дэрк мало говорил по пути наверх, ограничившись указанием на некоторые наземные ориентиры, и она неуютно себя чувствовала от того, что он больше разглядывает ее, чем открывавшиеся виды. Хотя это вполне естественно: ведь он поднимался здесь уже не раз, и сегодня его больше интересовала ее реакция на увиденное. На вершине кабина проскользнула в свой отсек в высоком белокаменном строении, выглядевшем снизу таким маленьким. Цельная прямоугольная масса, вросшая глубоко в скальную породу, несомненно была способна выдержать сильные штормы, временами обрушивавшиеся на гору. Они покинули кабину, чтобы прогуляться по смотровой площадке за ограждениями, и Сюзанна заметила предупредительную надпись: «Пассажиры обязаны вернуться по звуку гудка».

— Кто-нибудь когда-нибудь оставался здесь, наверху? — спросила Сюзанна.

— Это случается нередко, — ответил Дэрк. — Каждый год возникает ситуация, что альпинистов застигает здесь внезапное изменение погоды. Иногда они проводят несколько часов в холоде и сырости, прежде чем могут спуститься вниз, если, конечно, находятся довольно далеко от чайной. Иногда они закрепляются на скалах во время подъема, и их приходится спасать. Очень часто для спасательных работ вызывают дежурных из клуба скалолазов.

— Я думаю, случаются и падения, — проговорила Сюзанна, глядя вниз с головокружительной высоты.

— Горы все еще требуют себе жертв, — равнодушно отметил Дэрк.

Она немного постояла, рассматривая широко раскинувшуюся внизу местность. Можно было видеть весь Кейптаун и дальние пляжи за Головой Льва. Когда они пошли по кругу к следующей удобной смотровой точке, перед ними, подобно рельефной карте, вытянулась вся Кейп Пенинсула. Сюзанна ясно увидела отдаленную точку, где они с Джоном стояли сегодня утром. При этом воспоминании ее охватило странное чувство. Насколько безопаснее она сейчас чувствовала бы себя, если бы рядом с нею вместо Дэрка, которому она не отваживалась довериться, стоял Джон.

Чайная была построена из камня и стояла в углублении, окруженная высокими валунами, так что снизу ее не было видно.

— Сегодня хороший день для прогулки, — сказал Дэрк, — Здесь почти мертвая тишина. Давай попьем чаю, прежде чем займемся самой горой. — И он повел ее вниз по дорожке к входу.

Они нашли столик в одной из ниш, расположенных по углам зала, и сели рядом на мягкую скамью, охватывавшую стол дугой, Находиться в домике Сюзанне было так же интересно, как и на воздухе, только здесь было спокойнее.

В чайную зашла группа молодых людей, загорелых и крепких, с рюкзаками и в горных ботинках. Они, видимо, хотели отдохнуть за чаем и поделиться впечатлениями. Здесь также находились небольшие семейные группы и люди старшего возраста, прибывшие по канатной дороге.

Официантка принесла заказанное и, попивая горячий английский чай, проникнувшись бодрой праздничной атмосферой большой комнаты, Сюзанна почувствовала себя лучше. Скоро они выйдут посмотреть на вершину горы, полюбоваться открывавшимися оттуда видами и потом отправятся в обратный путь вниз. Когда они вернутся домой, она постарается увидеть отца как можно скорее.

— Я хочу рассказать тебе о своих новостях, — сказал Дэрк, понижая голос так, чтобы за соседним столиком их не было слышно, — Мы очень скоро покинем Южную Африку.

Она с изумлением посмотрела на него, а он продолжал:

— В этой стране сейчас невозможно жить. Каждый знает, что ожидается взрыв. Правительство может временно контролировать ситуацию, но в конечном, счете взрыв неизбежен. И если чернокожие поднимутся, я здесь не останусь. Поэтому я, по возможности незаметно, провел кое-какие приготовления за границей.

— Что ты задумал? — спросила она изумленно, — Ты хотя бы предупредил меня,

Он потянулся к ней через стол и слегка прикоснулся к розовому алмазу.

— Верь мне, любимая. Раньше ты всегда считала, что все, что я делаю, — правильно и разумно. Теперь же ты морщишь нос и, похоже, собираешься сопротивляться. Дай мне возможность показать тебе, на что я способен, как только мы окажемся за пределами Южной Африки.

Ее пальцы нерешительно легли в его ладонь. Это было так неожиданно, что она не могла опомниться.

— Знает ли об этом отец?

— Конечно, нет, — ответил он. — И тебе не следует говорить ему. Так же как и твоему другу Джону Корнишу.

— Ты думаешь, они попытаются остановить тебя? — спросила она в замешательстве.

— Не драматизируй, дорогая. Никто не собирается меня останавливать. И даже не попытается. Я хочу поставить их перед свершившимся фактом.

— Но почему ты выбрал этот путь? Зачем тебе причинять ему боль? Он верит тебе и относится к тебе как к сыну.

— Ты думаешь это причинит ему боль? — Дэрк насмешливо хмыкнул и отпустил ее руку. — Никлас уже давно прозябает, а не живет полнокровной жизнью. В нем ничего не осталось, кроме мыслей о том, как спасти свою страну.

Сюзанна никогда не слышала, чтобы отец делился такими мыслями. Ей всегда казалось, что он вполне удовлетворен существующим положением вещей. Она не понимала, что Дэрк имеет в виду.

— Никто не попытается остановить меня, — повторил он серьезно. — Твой отец не отважится. Ты думаешь, я не знаю, как на это ответить? Стоит мне только сказать слово властям, и он мигом очутится снова в тюрьме. Нет, я думаю, он, в случае чего, и пальцем не шевельнет.

Сюзанна беспомощно развела руками:

— Я не понимаю, что ты хочешь сказать, и не понимаю твоих планов.

— По-другому я не могу. Когда мы уедем из этой страны и начнем новую жизнь, я отвечу на все твои вопросы.

Она думала только о жестоком ударе отцу, казавшемся ей не только бездушным, но и бессмысленным.

— Отец заботился о тебе, когда ты был молодым, он никому не уделял столько внимания. Он…

— Он взял меня к себе после того, как уничтожил моего отца, выдав его англичанам, которые его интернировали. От горя умерла моя мать. Все, что он сделал для меня, он был обязан сделать, учитывая прошлое. Не думай, что между нами когда-нибудь были душевные отношения, и не думай, что я не ждал этого момента все эти годы.

Сюзанна закрыла глаза. Чай в ее чашке остыл, надкусанный ею подрумяненный кусочек хлеба затвердел. Все было так зыбко вокруг нее, ей не на что было опереться.

— Ты поэтому повесил на стену шембок? — спросила она — Чтобы он постоянно напоминал тебе?

— Ты знаешь об этом? — сказал он — Кто рассказал тебе?

— Джон Корниш. Сегодня, когда мы были на границе Кейпа. Он сказал, что отнял плеть у отца, когда тот бил тебя. Тем не менее ты, кажется, всегда ненавидел Джона.

— Я не люблю, когда кто-то лезет не в свои дела. А он всегда был таким. И сейчас он продолжает заниматься тем же. Он везде суется и подозревает всех и вся. Из-за этого я ускорил свои приготовления и вынужден уехать из страны раньше, чем мне бы того хотелось.

Она все еще думала о шембоке.

— Что ты натворил, если отцу пришлось прибегнуть к таким жестоким мерам? Ты ведь был еще мальчиком, лет шестнадцати или того меньше.

Дэрк как-то неприятно засмеялся:

— Трудно представить себе что-то более нелепое. Он бил меня за то, что я, в свою очередь, воспользовался его шембоком, чтобы наказать за непослушание. Но, должен сказать, твой отец не смог остановить меня так быстро, как Джон остановил его. Ты как-нибудь можешь попросить Томаса Скотта показать рубцы на спине.

У Сюзанны перехватило дыхание. Дэрк, казалось, всегда уделял большое внимание ее отцу и всем его проблемам, и она это принимала за преданность. Теперь она знала больше. Теперь она знала, что это искаженное восприятие, что все направлено на разрушение, что и символизировал шембок.

— Теперь ты можешь помочь мне в осуществлении моего плана, — сказал он.

Глядя на него откуда-то издалека, она с удивлением отметила, что, как ни плохо ей сейчас, она все же не испытывает настоящей боли от того, что иллюзии рассеялись. Внутренний голос, которому она никогда не хотела верить, подсказывал ей в последнее время, что этот день настанет.

— Я ни в чем не собираюсь тебе помогать, — сказала она ровным голосом. — Я сейчас еду домой и пойду прямо к отцу.

Он засмеялся почти весело.

— И обрушишь весь этот карточный домик на его голову? Неужели ты сомневаешься в том, что его позиция проигрышна при любом раскладе? Или ты хочешь засадить его в тюрьму на всю оставшуюся жизнь? Стоит мне только сообщить в полицию — и ему конец. И не только из-за странных визитеров, которых он иногда принимает.

Теперь она начала понимать. Многие вещи, которые раньше озадачивали ее, начали проясняться, обнажая жестокую правду. Она вспомнила сигары с запрятанными в них алмазами, посланные Никласу Ван Пелту, которые могли быть ему инкриминированы в случае их обнаружения. Но они были перехвачены Марой, как и все посылки в этом доме. Нет, это не Томас толкнул ее на тропинке тем вечером, даже если это он позвонил Вилли и передал указание уничтожить пленку, запечатлевшую Никласа на рынке. Однако здесь снова возникла путаница.

— Томас наверняка не любит тебя, — сказала она. — Как тебе удается заставлять его делать то, что нужно тебе? И Вилли через него?

— Потому что он был настолько глуп, что поверил одному белому человеку — твоему отцу, — сказал он с пренебрежением. — Он был вовлечен, и он попался. Конечно, его слово в защиту твоего отца ничего не будет значить. Он может только предпринимать шаги, которые защитят Никласа на время. Поэтому он делает то, что я говорю. Если я покину страну очень быстро, как планирую, то ничего плохого с твоим отцом не случится. Но если кто-нибудь попытается остановить меня…

Она не поверила ему. Она не могла теперь поверить, что он способен отказаться хотя бы от частицы той расплаты, которую готовил все эти годы.

Она заговорила тихо, чуть громче, чем шепотом:

— То, чему я была свидетельницей на цветочном рынке, — это тоже часть твоего замысла? Устроить ловушку отцу, а самому получать барыши?

— Ты очень умна, дорогая, — сказал он с несколько прохладной улыбкой. — Я боюсь, что всегда недооценивал тебя. Мне следовало сделать тебя союзницей с самого начала. Тогда бы мы были вместе.

— А Мара — твоя союзница? — спросила она.

— Это не то же самое, — ответил он. — Ты все-таки моя жена.

— Значит, это ты занимаешься контрабандой алмазов?

— Не я один, смею тебя уверить, — сказал он насмешливо. — Как бы неприятно это ни было, но мне пришлось завести помощников, если можно так выразиться. Но они сначала делали, потом думали. Без меня ничего бы не вышло. Когда я в первый раз выехал из Южной Африки за товаром, у меня была совсем маленькая сумма. Теперь же мы будем жить вполне прилично, моя дорогая. Не так хорошо, как я надеялся, — технические алмазы не самый доходный товар, но выручают несколько ювелирных камней.

— Куда они идут после цветочного рынка? — спросила Сюзанна.

— Я думаю, что на сегодняшний день ты знаешь достаточно. Давай оставим кое-что тебе для размышлений. Я обещаю, что ты узнаешь все, как только мы будем в безопасности.

Она хотела повторить, что не поедет с ним, но на этот раз не отважилась. Ей в голову внезапно пришла мысль о спрятанном в сумочке Кимберли, и она с трудом удержала руку от непроизвольного движения. Что бы ни произошло, у него не должна зародиться мысль, что камень у нее. Она не сомневалась в том, что он быстро заберет камень и заставит ее хранить молчание с помощью угроз в адрес ее отца.

— Это ты был на тропинке в тот день? — устало спросила она.

В первый раз он почувствовал неловкость.

— Это было необходимо. И я позаботился, чтобы не поранить тебя, дорогая. После того как ты зашла в кабинет отца и по простоте своей проболталась о том, что рассыпала сигары, Мара вызвала меня из кабинета и сообщила, что кое-что пропало. Я перепрыгнул через ограждение террасы и убежал по тропинке вперед тебя.

Она вздрогнула, вспомнив толкнувшие ее грубые руки и отвратительную сетку на своей голове.

— Кстати, — поинтересовался он, — что ты сделала с техническими алмазами, которые нашла в сигаре? Где ты их спрятала?

— Я отдала их Джону Корнишу, — ответила она — Он подозревает тебя. И у него есть идеи в отношении того, что предпринять.

— Ты немного сглупила, — отозвался он.

— Давай поедем домой, — вяло проговорила она. — Скоро зайдет солнце, и будет слишком темно, чтобы разглядеть здесь что-либо.

— Здесь еще много интересного, — заверил он ее — Ночные огни чудно смотрятся отсюда. Однако я обещаю не задерживать тебя после темноты, если ты предпочтешь спуститься. Но ты должна увидеть вершину горы, пока ты здесь.

Ей не хотелось идти с ним, но она чувствовала себя в этот момент слишком утомленной и разбитой, чтобы сопротивляться. Остались только две вещи, за которые она должна бороться. Первое: факт обнаружения алмаза должен быть скрыт. Он принадлежит ее отцу и больше никому, И второе: когда Дэрк покинет Южную Африку, ее с ним не будет.

Расплатившись за чай, он насмешливо-любовно взял ее за руку и потащил вверх, к выходу, по неровным каменным ступеням. Небо над океаном все еще было светлое, окрашенное в цвета заходящего солнца, но в дальнем конце этого огромного, лишенного растительности нагромождения валунов начали сгущаться серые сумерки.

Теперь она поняла, что имеют в виду люди, говоря о подобии лунного ландшафта. Огромная ровная поверхность горы была длиннее, шире и намного больше по площади, чем она могла себе представить. С того места, где они стояли, у края горы, не было видно ничего, кроме вершин близлежащих холмов, а Готтентотские Голландские высоты были окутаны голубым туманом. Камнепады с обеих сторон были вне поля зрения, и от этого было спокойнее. Она не хотела находиться у края горы.

— Пойдем, — сказал Дэрк, взяв ее за руку. — Смотри себе под ноги, дорогая. Если упасть отсюда, можно сильно покалечиться.

Около чайной было что-то вроде дорожки, залитой бетоном, однако когда они начали подъем, перед ними осталась только неясная тропа, образованная насыпанным между камнями грязным песком. Через несколько ярдов тропинка едва угадывалась, и они вынуждены были идти на ощупь. То, что снизу казалось абсолютно плоской поверхностью стола, образованной ровными камнями, здесь оказалось каким угодно, только не плоским. Со всех сторон громоздились черные валуны с белыми вкраплениями, шероховатые от возраста, вынесенные наверх на огромной равнине, бывшей раньше дном океана. Тут и там росли низкорослые зеленые кустарники, а кроме того — маленькие светлые дикие цветы, находившие себе приют в случайных расселинах между древними камнями.

Несмотря на то, что на горе было довольно много людей, все они куда-то исчезли, как только чайная осталась позади. Место было настолько обширное, что маленькие группы рассеялись и потеряли друг друга из виду. Она заметила со странным облегчением, что здесь хорошая акустика: голоса тех, кто, казалось, находился очень далеко, были слышны отчетливо. По крайней мере, она и Дэрк не были по-настоящему одни.

Воздух был прозрачен и свеж, и постепенно устанавливалась мертвая тишина. Подул легкий холодный ветерок, и Сюзанне захотелось, чтобы этот ветер перерос в шторм, так чтобы все сразу отправились вниз, созванные гудком.

Дэрк тащил ее вперед скорее, чем ей хотелось, и она тянула его назад, спотыкаясь о камни и то и дело наступая в лужи, образованные в каменных углублениях затхлой водой. Однажды они оказались у края вязкого зеленого болотца, и Дэрк изменил свой курс, чтобы обойти его. В отдалении кто-то невидимый играл с эхом, крича вниз, в сторону находившихся за горой утесов, и ожидая возвращения странных фантастических голосов.

Валуны теперь казались больше. Они припадали к земле подобно черным фигурам животных, которые жутко смотрелись на фоне темневшего неба. Теперь вместо трудных подъемов и спусков нужно было перепрыгивать с камня на камень.

— Куда мы идем? — умоляюще спросила Сюзанна — Я не хочу идти дальше. Здесь идти трудно и опасно. И нечего смотреть.

— Теперь уже скоро, — пообещал Дэрк. — Но мы должны идти быстро, а то станет темно и мы вынуждены будем спуститься.

Она упрямо стояла там, где остановилась, отказываясь пошевелиться. Он огляделся вокруг и вдруг уступил:

— Хорошо. Это место ничем не хуже других. Я не хочу утомлять тебя. Посиди и отдышись. Не беспокойся, мы сейчас пойдем обратно. Я знаю эту вершину как свои пять пальцев.

Она не хотела отдыхать. Она хотела сразу же возвратиться назад и присоединиться к другим группам, которые, должно быть, уже спешили добраться до станции канатной дороги, прежде чем совсем стемнеет. Но у нее еще не восстановилось дыхание, и, когда Дэрк потянул ее за руку, усаживая рядом с собой на камень, она подчинилась. По крайней мере хоть сейчас он не будет ее торопить.

— Мы сейчас недалеко от края, — сказал он. — Если ты посмотришь туда, то увидишь начинающие зажигаться огни Кейптауна.

Она дрожала, глядя на огни, и еще плотнее запахнула пальто. Ветер подул сильнее.

Дэрк наклонился вперед и, взявшись за ремень ее сумочки, мягко оттянул его.

— А теперь не расскажешь ли ты мне правду, дорогая? Ты нашла алмаз, не так ли? Он, конечно же, был в фотоаппарате. Маре показался подозрительным твой интерес к этому маленькому фотоаппарату, хотя она ничего и не увидела, заглянув туда. Мы, конечно, оба исследовали этот сундук с игрушками раньше, но фотоаппарат не вызвал у нас подозрений. Я ни о чем не догадывался, пока не нашел этот кусочек черной ленты на полу в кабинете твоего отца. Почему ты не рассказываешь мне обо всем этом, Сюзанна, дорогая?

Она с трудом выдавила:

— Я н-не понимаю, о чем ты говоришь.

— Ты понимаешь очень хорошо, — твердо сказал он. — Ты доверишь мне алмаз или я должен забрать его у тебя?

— Он… он принадлежит моему отцу, а не тебе!

— Он принадлежит тому, у кого находится, — сказал он тихо. — Будь благоразумной, дорогая. С Кимберли в руках мы будем очень богаты. Мир даст нам все, что мы пожелаем. Впереди нас ждет богатая, удивительная жизнь. И тебя и меня, дорогая.

Сюзанна подавила трепет и преодолела дрожь в голосе:

— Отец знает, что это мать взяла камень, так же как и другие, найденные в йоханнесбургском доме. Возможно, он все еще думает, что она увезла его из страны. Он разорился, выплатив его стоимость, и спас ее репутацию. Он любил ее очень сильно, но она, я думаю, неспособна была любить его так же. Камень принадлежит ему. Он отдал за него большую часть своей жизни.

— Ты не оставляешь мне выбора, — сказал Дэрк, и насмешливо-любовные интонации в его голосе исчезли, — Если понадобится, я могу покинуть страну на корабле хоть завтра. Стоит только подать сигнал. Я хочу забрать алмаз с собой. Ты ведь не хочешь провести ночь на горе в одиночестве, не так ли?

Прежде чем она успела ответить, по вершине горы разнесся звук. Это был гудок, сигнал к общему сбору для спуска вниз. Сюзанна вскочила на ноги, выдернув ремешок сумочки из рук Дэрка. Но прежде чем она успела миновать два валуна, он настиг ее и, повернув к себе, зажал ей рот рукой.

— Ни звука, — сказал он, — Если ты крикнешь — край очень близко. Все подумают, что ты поскользнулась и упала, а закричала при падении. А я, попытавшись удержать тебя, спас только твою сумочку. Большая трагедия, моя дорогая. Особенно для твоего отца.

Она увидела его глаза в угасающем свете дня. Их светлый блеск, который она любила, был подобен сверканию алмаза, и взгляд его был так же тверд, как алмаз. Он сделает то, что сказал. По сравнению с его жаждой обладать этим алмазом ее жизнь была ничто.

Когда он увидел, что она не будет сопротивляться или кричать, его хватка немного ослабла.

— Не пугайся, — сказал он более мягко, но она поверила его мягкости еще меньше, чем холодной силе. — Потребуется время, чтобы все собрались. У нас еще достаточно времени, чтобы успеть на последний рейс. А если мы останемся, я знаю очень легкий спуск вниз. На дальней стороне горы есть хижина, в которой мы найдем кров в случае необходимости. Но мы можем уехать и сейчас, если ты откроешь свою сумочку и отдашь мне алмаз. Это самое разумное решение, Сюзанна. Я люблю тебя, моя дорогая. Я никогда не желал тебе зла.


Она смотрела на него с нескрываемым отвращением. Ее взгляд красноречивее слов сообщил ему о том, что она презирает его сейчас так же сильно, как прежде любила. Никогда нигде никакой совместной жизни у них быть не может. Она выдаст его при первом же удобном случае, остановит его, разрушит его планы, если сумеет.

Все это он прочел в ее взгляде и мрачно потянулся к карману.

— Мой первый план срывается. Я вижу, что не могу тебе доверять, даже если алмаз будет у меня. Поэтому теперь нам придется предпринять кое-что другое. Ты сама виновата, моя дорогая. Ты не оставляешь мне выбора.

Когда он вынул руку из кармана, она ожидала увидеть в ней огнестрельное оружие. Но он держал в руке изогнутый петлей кусок металла, смутно напоминавший ей что-то, когда он в задумчивости начал похлопывать им по руке, покачивая то взад, то вперед. Волна страха пробежала у нее по спине.

— Знаешь ли ты, что это? — спросил Дэрк непринужденно и даже слегка забавляясь.

Он вытянул руку с металлическим предметом вперед, чтобы она могла разглядеть, и она увидела свернутую в кольцо цепь от велосипеда.

— Любимое оружие кейптаунских сколли, — пояснил он.

Сколли, насколько она помнила, — это юные бандиты, группами околачивавшиеся вокруг Шестого района. Как зачарованная, она рассматривала звенья цепи, которые Дэрк поглаживал на своей ладони.

— Ты видишь, как умно это устроено? — сказал он, показывая, что конец цепи был два раза изогнут, образуя рукоятку, перевязанную лентой для того, чтобы не скользили пальцы. Остаток петли образовывал гибкое сочленение.

— Можно даже регулировать его длину, — весело добавил Дэрк, как будто любуясь собой. — Человек с длинной рукой не нуждается в такой длине. А невысокий человек может распустить петлю. Это, в общем-то, смертельное оружие, и намного тише, чем огнестрельное.

Он шагнул к ней, и она увидела зловещую угрозу в его глазах.

— Открывай сумку, — приказал он.

Странно, но ее пальцы не дрожали. Она открыла застежку и полезла в сумку за алмазом. Нащупав камень, она выхватила его и собралась бросить подальше от края пропасти, но Дэрк был начеку. Его левая рука сомкнулась на ее запястье, и он развернул ее по направлению к краю горы. Его рука с цепью теперь была у нее за спиной, и она инстинктивно закрыла глаза перед неминуемым ударом. Затем она почувствовала, как ее пальцы разжались, и камень очутился в его руке.

Он больше не держал ее, и, отбежав от него, она вдруг с ужасом обнаружила, что стоит на самом краю пропасти. Огни Кейптауна как в тумане проплыли у нее перед глазами, и она, с невероятным усилием отшатнувшись от края, ухватилась руками за Дэрка, больше страшась пропасти, чем его. Она была в его руках, сомкнутых мертвой хваткой, и не могла сказать, то ли стремится к утесу, то ли рвется подальше от него. Она почувствовала, что ее ноги сползают к краю бездны — и вдруг они вместе упали и, цепляясь за камни, перекатились через край, затем заскользили и начали падать, обхватив друг друга руками.

ГЛАВА XXIII


Вокруг были только темнота и холод. Мир для нее состоял из темноты, все тело болело. Казалось, у нее все разбито с ног до головы, и было трудно дышать. Кто-то склонился над нею, непрерывно повторяя ее имя, зовя ее назад, хотя она не хотела возвращаться. Чьи-то руки баюкали, трясли ее и пытались согреть, но ей все было безразлично.

От боли она открыла глаза и увидела лицо Дэрка, склоненное над нею на фоне слабого сумеречного света. Когда она увидела его, память заработала с пугающей скоростью, и она попыталась вырваться.

Он удержал ее на месте, и в его голосе прозвучала нежность, изумившая ее.

— Лежи спокойно, дорогая, — сказал он.

Но она освободилась из его рук и села. У нее был кровоподтек и ссадина на одном бедре, хотя пальто и брюки до некоторой степени спасли ее. Когда она попыталась пошевелить руками и ногами, они заработали нормально, хотя она знала, что завтра будет вся в грязи и в синяках. Если завтра для нее наступит.

Теперь она увидела, где находилась. Они вместе скатились с края горы, но упали только на земляную поверхность уступа, образованного в скале несколькими футами ниже. Покатая поверхность камня, с которого они соскользнули, смягчила удар от падения. Уступ, который задержал их, был довольно широким, но он был наклонен в сторону возможного камнепада. Сюзанна отодвинулась от края площадки и стала смотреть на расстилавшиеся огни Кейптауна, которые находились очень далеко внизу и в то же время ужасно близко.

— Ты хотел столкнуть меня вниз! — с ужасом проговорила она. — Ты хотел ударить меня этой цепью. Ты пытался убить меня!

Она отползла так далеко от Дэрка, как позволял уступ. Он не пытался двинуться вслед за ней.

— Нет, — сказал он — Я никогда не хотел убивать тебя. Я зная, что здесь вдоль всего края горы расположены уступы, и уже бывал на этом месте прежде. Я знал, что ты не упадешь слишком далеко — Он как-то странно смотрел на нее. — В последнюю секунду я понял, что не должен позволить тебе убежать. Я боялся, что ты можешь покатиться или серьезно ушибиться о камень. Я пытался оттащить тебя, и мы упали вместе.

В его словах не было насмешки — только тоска, и она почувствовала, что он говорил правду. Но ее больше не интересовали его эмоции.

— Что будем делать? — спросила она вяло.

— Я могу забраться наверх, — ответил он, — Тебе одной это будет труднее. Наверное, невозможно.

— Тогда, — сказала она, — если алмаз все еще у тебя, почему бы тебе не уйти?

Сначала он стоял на коленях на уступе, теперь он встал на ноги и посмотрел на нее сверху.

— Алмаз у меня. — Он показал его ей и затем спрятал в карман своей куртки. — Сюзанна, я хочу, чтобы ты пошла со мной.

Она отчаянно затрясла головой, и в затылке появилась пульсирующая боль.

— Ты знаешь, что это невозможно. Я останусь здесь. У меня пальто. Завтра меня найдут и поднимут. Если хочешь идти — иди.

Она почувствовала, что он колеблется. Это было не похоже на него. В его планы не могла входить забота о ком-то еще. И он не мог терять на это время.

— Это правда, с тобой будет все в порядке, — сказал он, — Я могу спуститься один, даже в темноте, и завтра меня не будет в этой стране.

Она ожидала, что он повернется и начнет карабкаться по камням, но вместо этого он вдруг снова сел на колени возле нее, закрыл руками лицо и опустил голову. Память о мальчике, которого она знала так давно, обожгла ее, что-то внутри сжалось от боли. Она потянулась, чтобы прикоснуться к его светлым волосам, и почувствовала кольцо на своем пальце. Быстрым движением она сняла его и протянула Дэрку:

— Я возвращаю тебе твое счастье, Дэрк, Розовый камень принадлежит тебе. Я никогда не надену его снова.

Категоричность ее тона, должно быть, подействовала на него. Он поднял голову и, взяв у нее кольцо, опустил его в карман куртки рядом с другим алмазом. Когда он двинул ногой, то задел что-то, лежавшее на уступе, и поднял велосипедную цепь.

— Мне это может понадобиться, — сухо сказал он и, аккуратно свернув цепь в компактное кольцо, положил в карман.

Мерный монотонный звук привел Сюзанну в замешательство. Она поняла, что вниз пошла кабина. Она, пошатываясь, встала и взглянула вдаль. Слева от нее, внизу, на расстоянии в половину длины горы, на автодороге возле станции люди садились в автомобили, собираясь уезжать. Если она крикнет, они могут услышать ее, придут на помощь, И те, что находятся в станционном домике, могут услышать ее крики,

Дэрк почувствовал ее намерения.

— Не надо, — сказал он устало, — Что это тебе даст? Я не могу тебе позволить крикнуть более одного раза. Не лучше ли будет для всех, если я уеду из Кейптауна? Лучше для твоего отца. Лучше для тебя, Сюзанна.

Она чувствовала себя слишком слабой, чтобы продолжать сопротивляться. И то, что он сказал, было правдой. Чего бы это ей ни стоило, это был лучший выход. Он почувствовал ее согласие и, повернувшись к каменной стене, начал карабкаться.

Она со страхом ждала, не понимая, чего она хочет больше: чтобы он ушел или чтобы остался и она не была бы обречена на одиночество ночью в таком жутком месте. Она подумала даже о том, чтобы уговорить его помочь ей подняться с уступа и по крайней мере оставить ее на вершине горы. Но она и не пыталась, зная, что такая просьба будет безуспешной. Здесь она доставит ему меньше хлопот. На вершине он не мог доверять ей.

Он был хорошим скалолазом, он занимался этим всю жизнь и легко находил выступы для ног и трещины для пальцев. В его руках была мужская сила, и вскоре он уже был на вершине.

Она закрыла глаза и сидела тихо и спокойно возле стены, слушая, как он удаляется. До нее донесся его голос:

— До свидания, моя дорогая. Я не забуду тебя.

Тихо насвистывая, он стал удаляться, но свист его был печальным и меланхоличным. Памятные слова снова пришли ей на ум: «Я буду скакать всю ночь… при свете луны», и слезы обожгли ей глаза. Она слышала его шаги высоко наверху, слышала, как из-под его ног катились камни. Затем вся гора затихла, и она осталась одна. Даже движение автомобилей на магистрали внизу прекратилось. Из ее глаз текли слезы, она вся дрожала, всхлипывая. Не от страха за свое положение, не из-за долгих испытаний, ожидавших ее впереди, а из-за потерянной любви. Она была такой опустошенной, потерянной и одинокой. Но человека, которого она любила, никогда не существовало в действительности.

Но плакала она недолго, слезы высохли очень быстро. Она поднялась и прислонилась спиной к стене. Еще раз вытянув руки и ноги и осторожно пошевелив ими, она ощутила поврежденное место на бедре. Она счастливо отделалась, хотя могла погибнуть, Она могла сломать спину. Она могла скатиться дальше через край. А сейчас она была жива и невредима и должна помнить только об этом, чтобы набраться храбрости перед наступающей ночью. Какими холодными, яркими и обманчиво близкими были огни Кейптауна, Такими близкими и такими далекими, И как темна внизу бухта, Странно было думать о том, что там, внизу, люди спокойно ужинают в отелях, ресторанах и домах и никогда не узнают, что на уступе горы сидит девушка, замерзшая, испуганная и беспомощная перед этим темным и враждебным местом. Неподалеку отсюда, в Кейп Флэте, его обитатели испытывали страдания более длительные, чем она. Те люди тоже не думают о ней, трясущейся здесь, и, возможно, не хотят об этом знать.

Все эти годы гора ждала ее. Даже ребенком она чувствовала ее злые намерения и знала, что она выжидает подходящего момента. Она могла быть страшной и внушать благоговение, жестокой, подобно старым злым богам, правившим ею с далеких времен, которые могли быть удовлетворены только тогда, когда на черные камни проливалась кровь.

Она скрестила руки и, плотно обхватив себя за плечи, покачивалась взад и вперед. Это место как нельзя более подходило для игры воображения. Если она будет тихо стоять на месте, ничего плохого с ней не случится. Только собственная память может подвести ее и принести ей страдания. Она находилась в оцепенении и предельном напряжении. Было бы вполне естественным, если бы ее мысли взбунтовались и вышли из-под контроля. Но не все. Кое-чем она все еще владела. Она взяла себя в руки, успокаивая разбушевавшиеся нервы, и попыталась успокоиться.

Она должна думать только о насущных вещах, о своих непосредственных потребностях и безопасности. Она должна радоваться, что резкие порывы ветра, сменившие теплый дневной воздух, проносятся над ней, — а не ударяют прямо в уступ. На ветру ей пришлось бы значительно труднее. Сейчас она жалела, что не выпила весь чай и не доела хлеб. Жалела об остатках обеда, выброшенных сегодня на границе Кейпа. Еда укрепила бы ее перед длинной ночью. Но лучше не думать об этом.

Нащупав часы, она обнаружила, что стекло разбито и одна из стрелок отсутствует. Но это было безразлично, все равно ей не видно циферблата, а кроме того, постоянное слежение за временем только удлинит ночь.

Что сейчас делает ее отец? А Джон Корниш? Мысль о Джоне укрепляла ее стойкость. Он наверняка пойдет ее искать, когда узнает, что она не вернулась, и, должно быть, поднимется сюда. Эта мысль поддерживала ее силы. Утром он поднимется на гору и найдет ее здесь. Она должна только дождаться.

Ее тело болело и ныло от усталости. Нужно было отдохнуть. Если ей удастся уснуть, уняв чувство дискомфорта, и проспать до утра, то это существенно облегчит ее положение. Она осторожно начала ощупывать покатый уступ, собирая острые камешки, которые могли впиваться в тело. Сначала она бросала их за край уступа, но получался неприятный звук, когда далеко внизу они падали на каменистые склоны. Тогда она стала складывать их в кучу. Здесь, по крайней мере, было место, покрытое землей, и ее постель не будет состоять из голых камней. Положив себе под голову кожаную сумочку вместо подушки, она завернулась в пальто, подняла воротник и свернулась калачиком на уступе. Сейчас она была рада, что надела два свитера. Вечер стал очень холодным и, возможно, будет еще холоднее.

Некоторое время она лежала тихо, прислушиваясь к ветру, ее глаза были открыты и смотрели в темноту. Голуби Кейптауна утихли на ночь, шум городского транспорта уменьшился и отдалился. Один раз она услышала звук автомобиля и, приподняв голову, увидела свет фар, двигавшийся вдоль длинного подъема магистрали по направлению к Сигнал-Хилл, где она проезжала вместе с Джоном — так давно! Голова Льва черной шишкой вырисовывалась на фоне неба. Она пристально смотрела на нее, пока не задремала.

Она спала урывками: просыпаясь, погружаясь в дремоту, попадая в обиталище кошмаров, снова просыпаясь ценой невероятных усилий только для того, чтобы обнаружить, что вокруг по-прежнему ночь и ничего не изменилось.

Ей показалось, что прошло немного времени, когда она почувствовала изменения в небе над головой. Под нею огни Кейптауна были по-прежнему яркими, немигающими и по-ночному редкими. Но над головой не было видно ни звезд, ни взошедшей луны. В воздухе чувствовалась сырость, и когда она стала вглядываться в пространство над собой, то увидела что-то белое и аморфное, обволакивавшее, подобно дыму, кромку каменной скалы. На гору опустились облака, и это заставило ее окончательно проснуться.

Вид стелющегося тумана встревожил ее. Одно дело темнота, и совсем другое — облачная пелена, которая могла полностью скрыть гору. В тумане не было надежды уйти отсюда, не было надежды быть найденной. Туман мог продержаться несколько дней, и тогда никто не найдет ее.

Напуганная, она встала и, вспомнив, как хорошо распространяется звук по вершине горы, стала звать на помощь. Дэрк говорил, что люди, которые содержат чайную, живут здесь наверху все время. Быть может, они услышат ее из своей ниши на том конце горы. Но туман, впитывая звук ее голоса, подобно промокательной бумаге, изменял его до неузнаваемости.

Теперь она поняла, что не должна оставаться здесь Наверное, облака еще не совсем сгустились на вершине. Здесь, на уступе, туман, сползший с вершины, был еще прозрачным, как тонкая вуаль. Пути вниз по отвесным стенам не было, следовательно, она должна подняться вверх, как поднялся Дэрк. Если он смог это сделать, то сможет и она, ведомая волей и крайней необходимостью.

Ее первая попытка пойти на приступ скалы была глупой и необдуманной. Она бросилась на нее в надежде вскарабкаться, цепляясь пальцами, но только еще больше поранила себе руки и не нашла ни малейшего выступа, за который можно было бы уцепиться. Она поняла, что таким образом ничего не добьется, и, вернувшись назад, более тщательно обследовала свою позицию. Дэрк поднимался по крайней мере при тусклом свете. Сейчас света не было вообще. Ей придется находить путь на ощупь с помощью рук, пальцев, носков ног. Она прислонилась к наклонной скале и вытянула вверх руки так далеко, как только могла, но не достала до края плоскости вершины. Однако, если бы она смогла подтянуться вверх хоть немного, до края можно было бы дотянуться. Крайние камни могли бы послужить ей точкой опоры. Осторожно, стараясь быть терпеливой, она стала шарить руками по поверхности скалы в пределах ее досягаемости, затем, передвинувшись немного вдоль уступа, повторила это снова. Наконец на большой высоте, до которой она с трудом дотягивалась, ей удалось нащупать неровный выступающий камень, а ниже находился крошечный уступчик, на который можно было поставить ногу, но который был расположен слишком высоко для нее. Она не могла ухватиться за камень и воспользоваться шансом, который он давал, не могла дотянуться до него.

Но путь наверх был найден. И надо было воспользоваться им. На это нужно было направить всю свою изобретательность. Пришло время использовать всю фантазию и все воображение. Она повернулась спиной к скале и прислонилась к ней. С возросшей тревогой она заметила, что туман сгущается и огни Кейптауна потускнели. Сбывались ее самые худшие опасения.

Ее нога наткнулась на сумочку, наклонившись, она подняла ее и перекинула ремень через плечо. Внезапно к ней пришло решение. С нетерпением она встала на цыпочки и дотянулась рукой до выступавшего неровного края. Нащупав его, она встала под ним и свернула ремень своей сумочки в петлю. Затем она, неловко подпрыгнув, попыталась накинуть петлю на камень. С третьей попытки это ей удалось — петля надежно зацепилась за шершавый камень.

Ухватившись обеими руками за ремень, она подтянулась, молясь, чтобы кожа выдержала ее вес. На удивление легко она сделала несколько шажков и достигла крошечного уступчика, на который можно было упереться ногами.

Держась одной рукой за петлю, она другой нащупала край вершины. Теперь больше не было необходимости в ремне. Она закинула сумочку на вершину над своей головой и, сделав оставшиеся несколько шажков, запыхавшись, вползла на плиту. Она снова была на вершине горы.

Некоторое время она лежала на холодном камне, отдыхая и восстанавливая дыхание. Затем она отползла от края в безопасное место и, встав в углублении между камнями, огляделась вокруг, чтобы составить план действий. Теперь наверняка можно было добраться до чайной, где можно получить помощь и найти телефон. Только бы отыскать дорогу.

Только бы.

Она никогда не видела такого плотного тумана. Нигде не было видно огней. Стояла жуткая тишина. Перестал даже дуть ветер, который принес холодный воздух и, смешав его с теплым, создал этот тяжелый туман. Нельзя было рассчитывать, что гора скоро очистится от облака. Главное сейчас было сориентироваться. Позади нее был Кейптаун, стало быть, она должна двигаться направо. Если выдерживать более или менее прямую линию, она достигнет желанного домика.

Но в тумане не было ориентиров для того, чтобы выдерживать прямую линию. Двигаясь вперед, она с трудом угадывала путь. Ей приходилось взбираться на камни, обходить их, она часто спотыкалась. Но валуны были очень большие, а те, что она миновала, полностью скрылись в тумане, и через десять минут она поняла, что совсем заблудилась.

Ей стало страшно. Поверхность вершины была настолько обширна, что она могла, не ощущая направлений, ходить кругами на протяжении многих дней. И постоянно существовала опасность очутиться на краю пропасти, упасть и на этот раз разбиться. Отчаявшаяся и беспомощная, она уселась на невысокий камень и опустила голову на колени, пытаясь сосредоточиться и молясь, чтобы найти выход. Но на этот раз она не могла ничего изобрести. Ничего не оставалось, кроме как сидеть здесь в ожидании, что пелена станет тоньше и возможность ориентации восстановится. Здесь не было  покрытого землей уступа, на котором можно было прилечь. Здесь были только сырые камни, шершавые и пористые на ощупь. Она была затеряна на бывшем дне доисторического океана, и знакомый ей мир перестал существовать.

ГЛАВА XXIV


Вначале слабый свет в тумане слева от нее ни о чем ей не говорил. Она предположила, что дрейфующее облако здесь стало немного тоньше. Затем она резко села, поняв, что свет передвигается, образуя слабый луч, направленный в глубь тумана. Она вскочила На ноги и, сложив руки рупором, закричала, очень взволнованная вспыхнувшей надеждой.

Может быть, это Дэрк вернулся за ней? Но у Дэрка не было фонаря.

После того как она крикнула в четвертый раз, она услышала слабый ответ, но это могло быть всего лишь эхо. Затем голос в тумане прозвучал более отчетливо. Кто-то звал ее по имени.

— Я здесь! — закричала она — Здесь, здесь!

Дошедший до нее звук голоса прозвучал еще яснее, и свет стал ярче. Теперь она узнала голос — это был голос Джона. Он не дождался утра, он поднялся на гору сквозь темноту и туман. Он пришел за ней!

Когда он показался в тумане, она увидела, что он был не один. С ним был еще один человек. С высокого валуна легко спрыгнул Томас Скотт и встал рядом с ним.

Сюзанна не, церемонилась. Она бросилась в объятия Джона и почувствовала, как его руки бережно сомкнулись. Она с облегчением плакала, уткнувшись ему в плечо, а он обнимал ее и ласково гладил ее по голове. Сегодня утром она видела нежность в его глазах, но тогда она отстранилась от него. Сейчас ей очень хотелось почувствовать себя в безопасности.

— С вами все в порядке? — спросил он. — Я не смог бы подняться без Томаса, но он знает дорогу, и, кроме того, туман внизу не такой сильный.

Она подняла голову, чтобы улыбнуться Томасу. Он направлял луч своего фонаря в землю, но при рассеянном свете фонаря Джона было видно, что его глаза были мрачными.

— Дэрк оставил вас здесь намеренно, не так ли? — возмутился Джон.

— Да! — Она не хотела покидать его объятий, в которых чувствовала себя такой защищенной. — Это длинная история. Я расскажу вам ее потом. Но он не пытался причинить мне вред. Он только отнял алмаз и спустился с горы.

— Алмаз? — переспросил Джон и взглянул на Томаса.

Сюзанна неохотно высвободилась из его рук. Пора было прекращать давать волю слабости и брать себя в руки.

— Да. Днем я нашла алмаз в Проти-Хилл. Дэрк заподозрил, что он у меня, и заставил меня отдать камень ему. Потом он спустился с горы. Он собирался уехать с ним из страны. Я не могла выбраться с уступа, там…

— Не пытайтесь рассказать нам все сейчас, — сказал Джон. — Вам сейчас лучше? Вы сможете сейчас спуститься вниз?

— Спуститься? Не пойти ли нам сначала в чайную? Почему мы сейчас должны спускаться?

Джон и Томас переглянулись.

— История эта не настолько проста, как вы думаете, Сюзанна, — мягко сказал Джон. — Мы знаем только часть ее. Сегодня в доме появилась еще одна партия алмазов. Я предупредил Томаса, что надо следить за всеми посылками, которые проходят через руки мисс Белман. Расскажи ей, Томас.

Томас проговорил невыразительным и монотонным голосом:

— Была упаковка с лекарствами для мистера Ван Пелта. Перед выходом из дома я видел, как мисс Белман забрала ее в свою комнату. Когда мистер Корниш приехал домой, я дал ему знать.

— Маре пришлось все рассказать, — сурово добавил Джон. — Ей больше ничего не оставалось делать. И мы получили полное представление о том, как все было организовано. При каждом удобном случае контрабандные алмазы доставлялись в Кейптаун, но всегда в случае провала можно было все свалить на Никласа. Из того, что сказала Мара, можно заключить, что Дэрк намеревался подставить Никласа перед тем, как покинуть страну. Она впала в истерику и сообщила, что вы с Дэрком отправились на гору. Она сказала, что вы никогда не вернетесь обратно. Поэтому мы с Томасом поехали к станции и проследили за всеми пришедшими кабинами. Мы вглядывались во всех мужчин и женщин, спускавшихся по ступеням, до тех пор, пока кабины не перестали ходить. Потом мы доехали до места, где начинается эта тропа, и оставили машину. — Он протянул руку: — Идемте, Сюзанна.

В этот вечер ей уже говорили: «Идем, Сюзанна». Но сейчас это звучало иначе, успокаивающе. Она могла идти спокойно и уверенно. Она не понимала, почему спуск с горы был так необходим, когда она чувствовала себя разбитой и усталой, но она сделает так, как скажет Джон.

Томас шел немного впереди, выбирая дорогу. Он направлял фонарь вниз, освещая камни, которые находились непосредственно под ногами. Туман не пугая его так, как Сюзанну.

— Алмаз теперь у Дэрка, — устало повторила она, когда они начали пробираться среди камней. Это почему-то была единственная четкая мысль, вертевшаяся в ее голове.

— Не думайте об этом, — сказал Джон. — Давайте думать только о том, как спуститься вниз. Этим теперь придется заняться полиции, а ваш отец пока не имеет представления о том, что происходит. Прежде чем мы вызовем полицию, он должен узнать всю историю. Поэтому нам сейчас нельзя задерживаться в чайной.

Томас, казалось, шестым чувством угадывал направление или же знал какие-то ориентиры на этом покинутом океаном дне. Она все еще воспринимала это место как дно океана.

Простая тропинка оказалась не очень простой в темноте и тумане, но никакой туман не мог полностью закрыть землю, находившуюся под ногами, и луч фонаря позволял сделать за раз несколько шагов. Рука Джона все время крепко сжимала ее руку, не давая ей поскользнуться или упасть. По мере снижения дымка становилась прозрачнее. Скатерть облака расстелилась только по вершине. Теперь сквозь деревья, растущие в лощине, через которую пролегал их путь, далеко внизу стали видны огни города.

Один раз ради Сюзанны они остановились отдохнуть. Она уселась на поросший травою пригорок и попыталась восстановить дыхание и собраться с мыслями. Но, словно оцепенев, она смогла сосредоточиться только на одной или двух.

— Полиция задержит Дэрка завтра? — спросила она — Может быть, было бы лучше, чтобы он уехал, — «Лучше для всех», — подумала она, вспомнив его угрозы относительно отца — У него теперь алмаз. Чего ему еще желать?

Томас нетерпеливо заерзал:

— Скажи ей. Лучше сказать ей. Джон кивнул:

— Томас прав. Вы все равно узнаете, так лучше рассказать сразу. Дэрк избрал эту же самую тропу, чтобы спуститься вниз. Мы встретили его не очень далеко от вершины.

Сюзанна сидела тихо и в напряжении, слушая его рассказ о том, что случилось.

Томас шел впереди, ища дорогу. Дэрк, должно быть, услышал его шаги и шагнул в сторону, давая ему пройти.

— Я сомневаюсь, что он его разглядел, — сказал Джон — Но я светил фонариком под ноги, и при отраженном свете он, наверное, узнал меня. Мы не ожидали его здесь встретить. Ему следовало только подождать, пока я пройду, и тогда снова встать на тропу. Но он не стал ждать. Прежде чем я успел сойти с дороги, он пошел на меня, размахивая велосипедной цепью.

Сюзанна содрогнулась, вспомнив о цепи.

Джон едва успел уклониться. Цепь полоснула ему по лицу, но не сбила с ног, как рассчитывал Дэрк. Джон не забыл приемы коммандос. Испытывая головокружение от удара, он в прыжке перехватил его руку и заставил Дэрка выпустить цепь. После этого могла завязаться честная борьба, но Томас, услышав шум, прибежал назад. Луч его фонаря осветил цепь, лежавшую на земле, и он поднял ее.

— В этот момент Дэрк увидел его, — сказал Джон, — и забыл о моем существовании. Мой фонарь лежал на земле и освещал Томаса, стоявшего с цепью в руке и смотревшего на Дэрка.

Джон сделал паузу и посмотрел на Томаса, слушавшего с мрачным видом.

— Дальше вам тяжело будет слушать, Сюзанна, — сказал Джон.

Сюзанна сказала тихо:

— Дэрк ненавидел вас. Я думаю, что он убил бы вас, если б смог. Что же случилось?

— Томас никогда прежде не прикасался к нему, — продолжал Джон, — ни цепью, ни каким-либо другим предметом. У меня в этом нет сомнения. Но Дэрк смотрел на него, и я думаю, что в нем заговорили остатки совести. Я много видел испуганных людей — Дэрк выглядел именно таким. Он вспомнил прошлое и, по-видимому, не ожидал снисхождения от человека с темным цветом кожи. Он подумал, что Томас хочет его убить этой цепью, и он намного больше боялся его, чем меня или любого другого белого человека. И на то были причины, если вспомнить случай с шембоком, а возможно, и другие.

Сюзанна ясно видела картину, нарисованную Джоном. Дэрк стоял, застыв от страха, пристально глядя на цепь в руках Томаса. Он хотел произнести что-нибудь вроде «Нет!», но слово застряло у него в горле. Томас понял, что с ним происходит. Он презрительно бросил цепь к ногам Дэрка, зная, что белый не посмеет воспользоваться ею.

— Дэрк поднял цепь, — продолжал Джон. — Но его руки тряслись, и он не сводил глаз с Томаса. Я сказал: «Брось ее!» Но вместо этого он запихал ее в карман куртки. Затем, совсем потеряв голову, он обратился в бегство. Его бегство было беспричинным и небезопасным — мы все еще находились высоко на горе, и было темно. Джон взял похолодевшие руки Сюзанны в свои.

— Он упал с большой высоты, — тихо сказал Томас — В каменный овраг.

— Мы спустились туда, — подхватил Джон, — но уже ничем не могли помочь. Когда мы подошли, он был мертв. Мы должны были идти на вершину за вами. Мы забрали все из его карманов, чтобы никто не мог обобрать его, если обнаружит до прихода полиции утром. Потом мы накрыли его курткой и поднялись на вершину. Все, что было в карманах у Дэрка, находится у Томаса. Когда мы доберемся до Проти-Хилл, то покажем вам все.

Сюзанна была рада, что Джон сжимает ее руки так сильно. Сейчас она могла думать только о светловолосой голове Дэрка, склоненной перед нею там, на уступе. И о мальчике внизу, у Кемпской бухты, смеявшемся над маленькой девочкой, которая хотела его сфотографировать сломанным аппаратом. Все остальное было стерто из ее памяти. У нее не было слез, только комок застрял в горле. Она знала, что Джон и Томас смотрят на нее.

— Со мной все в порядке, — проговорила она. Они не знали, что она потеряла Дэрка задолго до этого и что сейчас она жалеет только о несостоявшемся человеке. О личности, разрушенной алчностью. — Давайте спускаться, — сказала она — Отец ждет нас.

Позднее она мало что помнила из этого ночного спуска. Она испытала облегчение, когда они очутились у подножия и нашли автомобиль Никласа, который Томас оставил у начала тропы. Домой их вез Томас. Сюзанна сидела на заднем сиденье рядом с обнимавшим ее Джоном, и весь обратный путь они не проронили ни слова,

Когда они прибыли домой, Никлас Ван Пелт ожидал их в кабинете. Они сразу же направились к нему.

— Я жду вас, — сказал Никлас — Что-то случилось? А у меня плохие новости. Мне кажется, что Мара убежала.

— Она не уйдет далеко, — сказал Джон. — Полиция завтра поймает ее.

Он рассказал обо всем как можно проще, и глубокая печаль отразилась на лице Никласа, когда он узнал об операциях с алмазами, проводившихся в его доме, и об использовании его самого в качестве прикрытия. Теперь

Сюзанна могла рассказать о том, что она видела на цветочном рынке.

Она подняла тяжелую трость с тремя флагами, выгравированными на серебряной рукоятке, и скользнула пальцами вниз до ее основания. Резиновый наконечник крепко сидел на своем месте, непосвященная рука не могла обнаружить тайника. Но когда она отвернула наконечник, под ним открылась полость, где можно было спрятать алмазы. Под прикрытием скамейки, на которой стояли ведра с цветами, женщина на рынке вынимала из тайника крошечные технические алмазы. Это был промежуточный пункт на пути алмазов из Кейптауна, и снова Дэрк оказывался не замешанным, а в случае осечки обвинение было бы предъявлено Никласу Ван Пелту. Неудивительно, что Мара и Дэрк, узнав о фотографировании, были встревожены. Маре пришлось убедить Томаса, что снимки могут каким-то образом повредить Никласу, и тот поручил Вилли уничтожить их.

Но теперь все закончилось. Теперь полиция может узнать правду, и ее отец будет вне подозрений.

Пока Сюзанна рассказывала ему о трости, Никлас взял ее в руки и сам нашел тайник. Глубокая печаль отразилась на его лице, и Сюзанна поняла, что, как бы ни считал Дэрк, Никлас любил его и теперь очень переживал о случившемся.

— Алмазы портили людей всегда, со дня их открытия, — сказал он тихо. — Женщин тоже. — И Сюзанна поняла, что он думает о Кларе. — Но сейчас меня заботят более важные вещи. Джон, вы приняли решение? Убедили ли вас те вещи, о которых я рассказал вам сегодня вечером?

— Вы убедили меня, — серьезно сказал Джон, — Вы и Томас.

— Мы можем рассчитывать на него, Томас? — спросил Никлас.

Слушая, Сюзанна переводила взгляд с одного на другого, и в ее памяти всплыли загадочные слова Дэрка на вершине о решимости ее отца помочь своей стране.

— Мы можем рассчитывать на всякого, кто верит в наше дело, — сказал Томас со спокойной уверенностью во взгляде.

— Такие люди, как вы, Джон, — Никлас вытянул палец, — не имеют права бежать из Южной Африки в то время, когда они, в силу своих взглядов, очень нужны здесь.

— Теперь я понял это, — ответил Джон. — Я остаюсь.

— Но что нужно делать? — спросила Сюзанна в замешательстве — Что может сделать кто-либо из нас?

— Нет таких ситуаций, в которых ничего нельзя сделать, — ответил Никлас — Нет, пока существуют смелые люди. Сегодня в Южной Африке Много нуждающихся в помощи, как среди чернокожих, так и среди белых. Некоторые из них нашли пристанище в этом доме. Здесь подходящее место для того, чтобы собираться и беседовать. И строить планы. Верящих в идеалы свободы больше, чем можно предположить. Как среди африканеров, так и среди англоязычных южноафриканцев. Многие из тех, кто верит, связывают надежду с борьбой против деспотизма и предрассудков всеми возможными средствами. И ряды наши растут. Здесь дело и для тебя, Сюзанна. Быть может, через твою репортерскую работу. Общественное мнение значит сейчас больше, чем когда-либо. Даже Ганс с его пальцем на дамбе должен услышать. Итак, ты остаешься? Здесь, в этом доме?

— Южная Африка теперь мой дом, — сказала Сюзанна просто.

Она начинала понимать многое: долго и тщательно изучал отец взгляды Джона, приводил аргументы, защищавшие режим, только для того, чтобы вызвать того на откровенность. На глаза навернулись слезы, и это были слезы гордости и любви к своему отцу. В нем было что-то неугасающе сильное, и она была счастлива быть его дочерью.

— Ты принес вещи Дэрка? — спросил Джон Томаса — Мы могли бы взглянуть на них до того, как приедет полиция.

Томас полез в карман и стал выкладывать на стол предметы, которые они обнаружили в карманах Дэрка. Его бумажник и мелкие монеты. Портсигар и зажигалка. Затем что-то звякнуло, и он положил на полированную поверхность свернутую велосипедную цепь. После этого он вытащил маленькое золотое кольцо с лилово-розовым камнем в оправе. При виде его Сюзанна быстро отвела взгляд. Оно так и не принесло Дэрку счастья, в котором он нуждался.

Последним предметом, который Томас извлек из своего кармана, был свернутый носовой платок, и Сюзанна поняла, что в нем. После всего, что случилось, Сюзанна на время забыла об алмазе. Но сейчас ей захотелось самой вручить алмаз отцу.

— Пожалуйста, — сказала она. — Позволь мне.

Она осторожно развернула платок. Только в первый момент знаменитый алмаз, казалось, засиял при свете лампы всем своим блеском — скорее желтым, чем голубым, из-за отражения. Затем Сюзанна прикоснулась к платку, и все увидели, как камень на глазах распался на куски, напоминавшие по форме букву «игрек», и лег на стол тремя раздельными частями.

Сюзанна открыла рот от изумления и не могла говорить.

— В чем дело? — с нетерпением спросил Никлас — Что случилось?

Джон взял расколовшийся алмаз и положил его в руку старику.

— Это Кимберли, — сказал он, — Вернее, то, что от него осталось. Он был в кармане Дэрка, когда тот падал.

Никлас изучающе повертел куски в руках.

— Да, так могло произойти, ведь он упал на скалу, вы сказали. Камень мог расколоться и в том случае, если в кармане было что-нибудь твердое.

— Да, было, — сказал Джон и пододвинул цепь к руке старика.

Никлас потрогал ее и кивнул:

— Да, это могло случиться и из-за цепи. — Он отодвинул в сторону обломки камня и потянулся к телефону. — Но его не важно. Теперь время позвонить в полицию. Мы не можем больше ждать.

Глядя, как он легко оттолкнул от себя мысль о потерянном богатстве, Сюзанна подумала, что это и впрямь не важно. Другие заботы занимали ее отца.

Пока он звонил, она встала, разминая свои поврежденные и усталые мышцы. Предстояло еще выдержать нелегкое испытание, общаясь с полицией, прежде чем можно будет отдохнуть. Она пошла к французским дверям, чтобы выйти подышать ночным воздухом, и Томас тихо подошел, чтобы открыть их перед нею.

Она улыбнулась ему:

— Ты позвонишь Вилли, когда освободишься? Она беспокоится за всех нас.

Он кивнул, и в этот момент между ними установилось взаимопонимание и симпатия. Затем Сюзанна прошла через террасу и остановилась, глядя на Кейптаун.

Была вторая половина ночи, огней было меньше, и они были разбросаны значительно реже, чем тогда, когда она находилась на вершине горы. Она услышала, как Джон подошел к ней, и повернулась к спрятанной в облаке горе.

— Я была там, — сказала она тихо, с трудом веря в это. — Я была там, наверху.

Он не прикасался к ней и ничего не говорил. Но он был совсем рядом, и она знала, что он будет ждать, пока придет их время. Они будут работать вместе, через какие бы черные времена им ни пришлось пройти. Если будет много таких, как Джон, ее отец, Томас, много таких, которые останутся и будут выслушивать, думать, советоваться, убеждать, работать ради блага всех, — тогда несомненно придет время расцвета и славы их прекрасной земли — Южной Африки.


Примечания

1

Из песни «Как садится Солнце». Новые слова и музыка Жозефа Маре. Издание 1956 года

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА I
  • ГЛАВА II
  • ГЛАВА III
  • ГЛАВА IV
  • ГЛАВА V
  • ГЛАВА VI
  • ГЛАВА VII
  • ГЛАВА VIII
  • ГЛАВА IX
  • ГЛАВА X
  • ГЛАВА XI
  • Глава XII
  • ГЛАВА XIII
  • ГЛАВА XIV
  • ГЛАВА XV
  • ГЛАВА XVI
  • ГЛАВА XVII
  • ГЛАВА XVIII
  • ГЛАВА XIX
  • ГЛАВА XX
  • ГЛАВА XXI
  • ГЛАВА XXII
  • ГЛАВА XXIII
  • ГЛАВА XXIV
  • *** Примечания ***