КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590877 томов
Объем библиотеки - 895 Гб.
Всего авторов - 235233
Пользователей - 108088

Впечатления

eug2019@yandex.ru про Берг: Танкистка (Попаданцы)

На мои замечания по книге автор ответил, что он не танкист и в танк даже ни разу не залезал (и не стрелял ес-но), поэтому его герои-малолетки (впервые влезшие в танк!) в одном бою легко подбивают 50 немецких танков (это в самом начале - сразу весь экипаж - трижды Герои СССР!) и он (автор) мне задает вопрос: -А разве такого не могло быть? Я ему ответил: -Могло! только на войне орков с эльфами на другой планете за миллиард лет до рождения нашей Земли.

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Ника Энкин: Записки эмигрантки 2 (Современные любовные романы)

на флибусте огрызок. у нас полная. так что не исключена возможность бана. скачиваем а то могут заблокировать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
napanya про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я заливал Снайдера. Баньте. Взрослые люди должны сами разбираться, что ложь, что правда, без вертухаев.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 4 (Альтернативная история)

очень лаже хорошо, жаль, что автор продолжение не скоро обещает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Всем рекомендую. Кто то залил недавно очередную ложь Тимоти . Успела попросить чтоб удалили эту гнусную клевету. Внимательно следите что ЗАЛИВАЕТЕ! А то сами НАВЕЧНО в бан попадёте!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Эрленеков: Конкретное попадание (СИ) (Космическая фантастика)

Чтиво для гнуси и маньяков. Чтоб у автора рождались одни девочки или лучше отрезали яица, что не был придатковом своего члена, так как торговля своими детьми и покупка их для утех для него норма. ГГ и автор демонстрирует отсутствие интеллекта. Всё очень примитивно написано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Снайдер: За Украиной - будущее (Публицистика)

У Украины нет будущего. Они всегда были рабами: сначала Польши, теперь США. залезли в многомиллиардные долги. Массовое казнокрадство несмотря на законы. Завышение стоимости вооружения и т.д. И нет аннотации.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Зверь из Бездны [Александр Быченин] (fb2) читать онлайн

Книга 586575 устарела и заменена на исправленную

- Зверь из Бездны [СИ] (а.с. Оружейники -4) 1.52 Мб, 453с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Павлович Быченин

Настройки текста:



Александр Павлович Быченин Оружейники. Книга 4. Зверь из Бездны

Глава 1-1

Система Корнье-11, территория Корпорации «Такэда Электроникс», борт рейдера «Молния», 18 октября 2138 года

— Ну здравствуй… Кийоко.

— И тебе не хворать, — ответила едва заметной улыбкой девушка. Если бы она хотя бы от лыжных очков избавилась, совсем другое бы впечатление было. Но что есть, то есть. — Что-то не очень ты мне рад.

— С чего решила? — заломил я бровь.

— Ну… у тебя целый час был, чтобы принять и смириться с фактом, мог бы физиономию поприветливей состряпать.

Проницательная какая… а я, похоже, и впрямь лопухнулся. Но как-то не до репетиций было. Это еще, можно сказать, повезло с форой, потому как шли мы на встречных курсах — «Молния» на перехват конвоя корпорации STG, а катер Кийоко, соответственно, на перехват «Молнии». И сошлись два одиночества в некоей точке пространства внутри системы, по странному стечению обстоятельств примерно на полпути между станцией Такэда и моими соотечественниками. Последние, кстати, уже построились в разгонный ордер, дабы в прыжок уходить не поодиночке, а организованной группой с нами во главе. Но это уже детали, хоть и существенные.

— А это вообще что? Свалка? — перешла к следующей претензии гостья.

— С чего бы? — ухмыльнулся я, умудрившись за спиной продемонстрировать кулак Свену, спрятавшемуся за одной из куч хлама.

Как не трудно догадаться, дело было во владениях Свенссона-старшего, сиречь в памятном еще по моей первой встрече с кэпом Ивановым складском блоке. Том самом, в котором Астин папашка с периодичностью в полгода устраивал генеральную уборку, но потом снова захламлял, причем за считанные недели. Спрашиваете, с чего это я решил устроить встречу именно здесь? Да все просто — молодость вспомнил. К тому же это самое безопасное место… относительно безопасное, я хотел сказать, на случай непредвиденного большого бабаха. Сколько там взрывчатки можно упрятать в довольно тщедушном теле Кийоко? С учетом, естественно, полного комплекта человеческих органов и кое-каких имплантов. Вот и я думаю, что не очень много. Вернее, уверен. Так что даже если и рванет, пострадает исключительно мусор. Ну и ваш покорный слуга под раздачу попадет, поскольку мерами безопасности решительно пренебрег и приперся на рандеву в привычном для борта форменном комбезе. Свен, в отличие от меня, влез в навороченный инженерный скафандр повышенной защиты, да и ближайший завал хлама его неплохо прикрывал от взрывной волны. Разве что теми же железяками приложит, но как раз на такое воздействие его скаф и был рассчитан изначально, так что все путем. Что же касается часа ожидания, то нам этого времени едва хватило, чтобы устроить импровизированный военно-медицинский совет. Нам — это мне, кэпу, Мисс Лед и Зевсу. Остальных членов объединения не привлекали, как непрофильных специалистов. Спросите, а как же Филька, то бишь наш штатный хакер Филипп Нэш? А этого не позвали из принципа, ибо нехрен родное начальство подслушивать. Да и, справедливости ради, в данной конкретной проблеме тот же Зевс был куда полезнее — он не просто знал «Молнию» как свои пять пальцев, а по факту являлся ее неотъемлемой частью, в том числе и всей коммуникационной системы. А еще искин обладал некоей инсайдерской информацией, полученной из сторонних источников, сиречь от Сора. И сразу же ее нам вывалил, не на шутку озадачив. Только по этой причине мы и провозились так долго. А еще я был вынужден разыгрывать гостеприимного хозяина. Ну, относительно… с учетом обстоятельств.

— Короче, если увидишь такого здоровенного и сивого, не вздумай в его присутствии про свалку упоминать.

— Поняла, — кивнула Кийоко. — Но если не свалка, то что?

— Складское помещение! — обвел я широким жестом округу. — Понимаю, звучит громко. Но тем не менее. А вот это вот все, — предупредил я следующий вопрос, — вовсе не хлам, а запасы стратегического сырья.

— Хм… видимо, этот здоровенный сивый очень серьезный человек. Иначе с чего бы ты его так опасался?

— Потенциальный тесть, — вздохнул я.

Нет, не тяжко, не подумайте. Скорее сокрушенно — с Асти пока никакой конкретики, в отличие от ее папаши.

— А ты все такой же двуличный и мерзкий тип! — пригвоздила меня Кийоко, для верности ткнув в грудь указательным пальцем. — Хоть что-то постоянное в нашем изменчивом мире!

— Да, я тоже рад тебя видеть, — вернул я любезность. — А если серьезно, это единственный более-менее удобный отсек для стыковки с твоим нестандартным катером. И то пришлось корпус трансформировать.

— Я заметила.

— И даже не спросишь, как?

— Это же корабль Архонтов, — пожала плечами девушка.

Ну да, точно. Само собой разумеется.

— Обниматься будем, или сразу пойдем к… пациентке?

— Если только по-братски, — отперся я от «заманчивого» предложения. Ну на фиг, слишком еще свежа рана. И так еле себя пересиливаю. Если бы не очки, вообще труба — настолько Алиску напоминает. Одно лицо, факт. — Пойдем, тут лифт недалеко.

— Мне нужно сигнал «свой-чужой» на станцию передавать, — напряглась Кийоко. — Иначе ребята из клана начнут беспокоиться.

— Да неужели? Я вообще в шоке, что тебя с нее выпустили.

— А кто бы их спрашивал?! Я, чтоб ты знал, для них в клановой иерархии повыше коменданта буду. Так что смотрят и помалкивают. Но напрягать лишний раз ни к чему, еще наябедничают вышестоящему начальству.

— Ладно, не проблема, — отмахнулся я. — Передавай в штатном режиме, Зевс ретранслирует.

— На катер, — уточнила гостья. — А дальше он сам.

— Как скажешь. Пойдем?

— Веди.

Вот такая незамысловатая встреча старых друзей получилась, ага. Впрочем, на то имелись резонные причины, озвучивать которые Кийоко я, естественно, не стал. На этом особенно настаивал Зевс, а к его мнению я старался прислушиваться. Особенно в свете неких… инсайдерских инструкций.

Все-таки хорошо, что старый Такэда Юити в свое время укоротил распоясавшегося саморазвивающегося искина, коим изначально и являлась моя прелестная гостья. Проявилось это в том, что вместилищем цифрового сознания так и оставили андроида на базе клонированного тела Элисон Баркли, а набор специфических имплантов сильно перетрясли, порядочно урезав возможности Кийоко в плане дистанционного доступа к компьютерным сетям. Да и остальной аппаратуры оставили по минимуму. Это нам сейчас весьма пригодилось — воспользовавшись известными уязвимостями гостьи, я провел ее мимо кучи, за которой затаился Свен, и она, что характерно, ничего подозрительного не заметила. Старая Кийоко, с которой я столкнулся на Нимойе, так бы однозначно не лопухнулась. Но нам же и проще, так что грех жаловаться.

Идти, справедливости ради, пришлось не далеко — всего лишь пересекли зал из конца в конец по кратчайшему пути, лавируя между завалами, и выбрались к стандартнейшей сдвижной дверце, утопленной в стене. Самой обыкновенной, на что и не замедлила указать Кийоко:

— Ха! А я думала, опять будет трюк с «горящей пленкой»…

— Не, дальше хумановский жилой блок, — помотал я головой. — Смысл заморачиваться? Да и приелось уже зрелище, за столько-то лет…

— А для меня в диковинку.

— Добро пожаловать. — Я приложил ладонь к сканеру, и створка послушно отъехала в сторону, открыв взгляду внутренности не менее стандартной кабинки. — Три уровня вверх, и почти на месте. Дальше ножками.

— Компактно у вас тут все. А с виду не скажешь.

— Нам хватает, — отмахнулся я. — Народу почти нет, даже этого модуля с избытком.

— А чего не наберете?

— А смысл? У нас сбалансированная команда.

— Ну да, чему я удивляюсь, — хмыкнула Кийоко, прислонившись для пущего удобства к стенке. — Помнится, у нас ты шороху навел вообще в одиночку.

— Исключительно с попустительства старого Юити, — счел я нужным уточнить.

А то еще навыдумывает невесть чего, у нее, не смотри, что искин, фантазия работает здорово. А может, как раз благодаря.

— Ладно, поехали, — буркнул я, пристроившись рядом с гостьей и мазнув ладонью по сенсорному пульту. — Сейчас немного дернет. И кое-какие… спецэффекты будут.

— Как с прогорающей переборкой? — заинтригованно уставилась на меня девушка.

— Лучше, — заверил я. — Причем значительно. Вот, уже.

Кийоко вздрогнула, почувствовав, как только что бывшая твердой и надежной опора под лопатками подалась в глубь и в стороны, машинально уперлась в стену кабинки ладонями, испуганно на меня зыркнула, но тем и ограничилась. Я же, подвергшись аналогичному воздействию, успокаивающе ей улыбнулся и еще успел подмигнуть, прежде чем размягчившийся пластик (а на деле сложный конгломерат из наномашин, из которого и состоял корпус «Молнии») поглотил мое тело полностью. Впрочем, Кийоко постигла та же участь, разве что пластичная масса ей в первую очередь рот залепила — на этом я особо настаивал при обсуждении плана. Не люблю девичий визг слушать. Да и матюги не лучший вариант, как и прочие оскорбления.

Поскольку Зевс (а кто же еще?) сформировал вокруг меня отнюдь не гибернационную капсулу, а всего лишь каверну, в мельчайших деталях повторявшую рельеф тушки, пришлось задержать дыхание. Ненадолго, секунд пятнадцать-двадцать — как раз столько потребовалось, чтобы полость вокруг меня оказалась вытесненной из основной массы переборки, и я вывалился в привычную Свенову барахолку. Лишившись опоры, я вынужденно упал на колени, но уже в следующий миг ощутил, как меня подхватила за ворот мощная длань и бесцеремонно вздернула на ноги.

— Спасибо, Свен, — поблагодарил я здоровяка, хапанув воздуха и проморгавшись. — Как прошло?

— По плану, — буркнул тот. И с ироничной издевкой добавил: — Зятек!

— Потенциальный!

— А за это можно и в глаз! — прогудел Астин папаша.

— Позже. Что с Кийоко?

— Вон капсула, сам смотри. Да из-за переборки не вылезай, так видно!

— Зевс?

— Обмен данными с реципиентом идет в расчетном режиме, — незамедлительно отозвался искин, воспользовавшись громкой связью. Надо думать, чтобы лишний раз Свена до белого каления не доводить. — Интеграция «цифровой обманки» осуществлена успешно. Синхронизация девяносто семь целых три десятых процента.

— Это плохо? — уточнил я с тревогой.

— Недостаточно данных для анализа, — отмазался Зевс. — До завершения процесса двадцать четыре секунды… двадцать три… двадцать две…

— Выведи таймер.

— Принято.

Ну вот. Дело почти сделано. Еще каких-то два десятка секунд, и… собственно, все. В обтекаемой ртутно-блестящей капсуле, росшей прямо из стены (впрочем, как и броневая плита, за которой устроились мы со Свеном), останется андроид с мозгом, заполненным «цифровым шумом», не несущим смысловой нагрузки, и уж тем более не способным к мыслительной деятельности. А собственно матрица, составлявшая личность Кийоко, поселится в теле Элисон, объединившись с разрозненными остатками ее сознания. Ну и на завершающем этапе новая синтетическая личность «скачает» и интегрирует Алиску цифровую, «запертую» в виртуальной реальности. Конечно, если все пойдет по плану. Как бы мне заодно котейку не испортили, блин! Не дай бог к нему в мозг какая-то часть Алиски «подсадится»! Вот будет умора — кот с бабскими повадками. Я такого не переживу, однозначно. Кто-то будет явно лишним, и я даже знаю, кто именно. Впрочем, не будем забегать вперед — отсчет еще не прекратился. Хотя, судя по безмятежному лицу Кийоко, процесс протекал штатно. Получилось, что ли?..

Жаждете подробностей? Для этого придется мысленно перенестись примерно на час назад, непосредственно в тот момент, когда я разорвал связь с нежданной гостьей, оставив ту скучать в катере. На борт я ее принять не мог по объективной причине — изрядному расстоянию, разделявшему наши транспортные средства. Да и осведомлен о неких особенностях организма Кийоко, что тоже сыграло не последнюю роль. Ну а нажав на «отбой», незамедлительно развил бурную деятельность — для начала вызвал Зевса и заставил того влезть в коммуникационную систему аппарата Кийоко, растратив первые десять минут. Надо сказать, заморочились не зря — адскую машинку нашли, когда мой искин умудрился запустить встроенный курсовой сканер катера на круговой обзор. Дистанционно, естественно. К тому же незаметно для, хм, объекта воздействия.

Бомба впечатляла. Не сказать, что очень уж крупная — в довольно тщедушном теле Кийоко много не спрячешь — но, скажем так, хитровыдуманная. Что называется, неизвлекаемая. Почти как мой собственный «ключ», вросший в левую бровь, только еще круче — такое ощущение, спецы Такэда внедрили органическую взрывчатку во все основные нервные стволы за исключением головного мозга. Или умудрились каким-то образом преобразовать исходные клетки… как? Да без понятия. Равно как и насчет того, как они умудрились заставить ВВ выполнять функции, изначально присущие нервным волокнам. Однозначно заморочки из Наследия, как, собственно, и технология изготовления андроидов целиком. Впрочем, данный вопрос в настоящее время нас с коллегой волновал мало. Куда интереснее оказалась другая проблема — на что среагирует взрыватель? И ведь напрямую не спросишь! Впрочем, если бы Кийоко могла, она бы сразу подсказала верный вариант. Я же, еще дважды при помощи Зевса прогнав недавний разговор, ничего даже отдаленно похожего на намек не заметил. Правда, мой искин все это время порывался что-то сказать, но я, увлеченный анализом информации, лишь отмахивался. Как выяснилось, зря — Зевс вместе с остальной полезной инфой получил от Сора даже не инструкцию, а общее направление, так сказать, пищу для размышлений. Пришлось, наступив на горло собственной песне, созвать экстренный «военно-медицинский совет» в составе вашего покорного слугу, кэпа Иванова и Мисс Лед. Помогло, кстати, не очень — ознакомившись с результатами сканирования и выслушав Зевса, мы впали в задумчивость уже втроем.

— Еще раз, Денис, в чем основная проблема? — с надеждой покосился на меня кэп.

— Мы не знаем, на какой раздражитель реагирует взрывное устройство. Но я бы предположил, что на изменения в высшей нервной деятельности.

— На мысли крамольные, что ли? — хмыкнул кэп.

— Вряд ли. В этом случае наша гостья не смогла бы даже со станции улететь, — поддержала меня медичка. Ну да, в логике Мисс Лед не откажешь при всем желании. — Если мне не изменяет память, Денис упоминал, что Такэда внедрили бомбу на случай «бегства» искина из тела, — развила мысль Сьюзан. — То бишь самопроизвольно, без команды извне, взрыватель должен активироваться, когда мыслительные процессы снизятся до некоего порога, пересечение которого будет означать, что какая-то часть информационной матрицы покинула вместилище.

— Знать бы еще, какая именно, — задумчиво покивал кэп. — В любом случае, что-то мне подсказывает, что процесс не займет много времени. И это еще одна трудность — мы можем просто не успеть избавиться от тела. И где гарантия, что до взрыва в мозг… реципиента успеет перебраться существенная часть личности гостьи?

Все-таки переживал кэп, хоть и старался не подавать вида. Но я его достаточно изучил, чтобы прийти к однозначному выводу — раз остерегся называть Эли по имени, прибегнув к безликому «реципиент», значит, вообще ни в чем не уверен. И это плохо. Интуиция у кэпа не чета моей.

— А может, у самой Кийоко поинтересоваться? — снова подала голос Мисс Лед.

— Не самая лучшая идея, мэм.

— Денис?..

Хм… совсем как училка в младших классах, даже взгляд такой же — поверх очков.

— Не стоит провоцировать программу теми самыми крамольными мыслями, — пояснил я свою позицию. — Если бы было можно сказать прямо, Кийоко бы так и сделала. А раз ограничилась туманными фразами, значит, опасается. И нам бы тоже следовало. Равно как и поторопиться с решением — до пересечения курсов еще примерно полчаса. И лично я на месте ребят со станции уже бы задумался — куда это гостья из Метрополии намылилась? Вернее, за какой-такой надобностью?

— Сдается мне, джентльмены, вариант Зевса не так уж и плох, — огорошила нас с кэпом Сьюзан.

— Вероятность всего шестьдесят два процента, — напомнил Иванов. — И это я не про «переселение душ», а про предотвращение взрыва.

— Если задействовать цифровую «обманку», можно повысить шансы до восьмидесяти трех, — влез в беседу Зевс.

Поскольку дело происходило в апартаментах-люкс, искин предпочел явиться перед честной компанией воочию, сформировав собственную ростовую голограмму в специально для того предназначенной зоне. Явившись же, обвел присутствующих виноватым взглядом, что при его в целом дубовой физиономии выглядело жутковато:

— К сожалению, для полноценной «перекачки» личности Кийоко в мозг реципиента не хватит пропускной способности канала связи. Беспроводной, естественно. Поэтому придется обеспечить физический контакт, то бишь принять гостью на борт «Молнии».

— А если ей нанов подсадить?

— Хороший вариант, Денис, — одобрил искин. — Но менее безопасный, чем мой. Ты же не собираешься к ней на катер перебираться на реактивном ранце? А значит, все равно придется стыковаться и допускать ее на борт.

— А дальше что?

— А дальше, Денис, все просто: я обеспечиваю физическую связь в пределах «Молнии», задействовав мощности материнского ядра для имитации высшей нервной деятельности — создадим, так сказать, цифрового «двойника» Кийоко. Я предполагаю, что в данном случае значение имеет мозговая активность как таковая, а не осознанная мыслительная деятельность. С этим мы легко справимся. А затем, как только «передача» завершится, отстрелим капсулу с телом гостьи в пространство…

— … и пусть она там взрывается, — довел кэп до логического конца мысль искина. — Вот только кто с кланом объясняться будет? Что они предпримут, как вы думаете?

— Значит, ничего отстреливать не будем, — решительно отмел я аргумент Иванова. — Загоним в монолит корпуса, и пусть взрывается. «Молния» лишний раз подзаправится. Не все же на жестком космическом излучении сидеть.

— Учитывая количество взрывчатого вещества в теле Кийоко, преобразование кинетической энергии взрыва позволит компенсировать ноль целых семь сотых процента емкости накопителей.

— Спасибо, Зевс, ты очень вовремя.

— Пожалуйста, Денис.

— Что же касается парней из клана… Зевс, каков твой прогноз по соотношению в системе сил Корпораций STG и «Такэда Электроникс»?

— Практически паритет, Денис.

— Вот и ответ на вопрос нашего дорого капитана — ничего они не будут делать. Знакомая ситуация, кстати. Ничего не напоминает?

— Мы уже все поняли, Денис, — ожил кэп. — Можешь не продолжать. Сейчас такое в десятках систем, разве что действующие лица иные. Но врага наживем, — все же сокрушенно покачал он головой.

— Одним больше, одним меньше… сейчас это не существенно, капитан. К тому же я уверен, что на высшем уровне ответных санкций не последует — Такэда Юити дед адекватный. Сразу смекнет, что к чему, и выйдет уже на руководство нашей Корпорации. В любом случае, с плеча рубить не станет.

— Твоими бы устами, Денис, да медку навернуть, — буркнул Иванов. И тут же поразил меня до глубины души: — Пожалуй, в этот раз соглашусь с твоей позицией. Она не лишена логики.

И, судя по реакции остальных присутствующих, поразил не только меня. Ну, дела-а-а!..

— Значит, решили, — подвел общий итог капитан. — В детали углубляться не будем, Денис с Зевсом и без нас справятся.

Я молча кивнул — а что тут еще скажешь? Наконец-то старпер-оппозиционер окончательно в меня поверил. Повод для радости, пусть и маленький. Но у меня и таких в последнее время раз-два и обчелся.

Собственно, на том совет и завершился — мы скопом вымелись из люкса и разбрелись по рабочим местам. Относительным, конечно — лично я направился во владения Свена, которые уже наметил в качестве будущего театра военных действий. Ну, как минимум приближенных к таковым — с ВВ шутки плохи. Да, признаю, подстраховался. А если совсем честно — свалку в случае чего не жалко. Хотя вряд ли взрывом вырвет кусок корпуса. Максимум, хлам разметает. Плюс Зевс пообещал, что поместит тело Кийоко в усиленный саркофаг, так что беспокоиться не о чем. Разве что о реакции клана Такэда, но им мы докладываться не собирались. А просканировать рейдер Архонтов имеющимися в распоряжении хозяев системы средствами не представлялось возможным. Ну а если у нас все получится, обновленная Кийоко сама с ними на связь выйдет и успокоит. Вернее, запудрит мозги, а мы тем временем всей сборной оравой выйдем на разгонный курс перед прыжком, и давай бог ноги! Как по мне, нормальный план.

Собственно, дальше вы знаете — разговор с обменом колкостями, погрузка в лифт-«обманку» и запуск процесса слияния двух личностей — цифровой Кийоко и остатков психики Алиски. Дело нескольких секунд — вон, на таймере уже девять… восемь… семь…

— Дэн, тебе бы, по-хорошему, не торчать тут, — прогудел Свен, не переставая сверлить взглядом ртутный саркофаг — Зевс выводил ему на дисплей шлема какие-то специфические данные, делиться которыми со мной счел излишними. — Оно, вроде бы, все путем, но…

— За зятька беспокоишься? — усмехнулся я. Но все же последовал совету и укрылся за бронеплитой. — Три… две… одна… вроде прокатило?..

— Ты у меня спрашиваешь? — вернул мне ухмылку Астин папаша. — Капсула в норме, скачков поля не наблюдаю.

— Точно прокатило! — повысил я голос.

— Ответ положительный, — подтвердил по громкой связи Зевс. — Матрица переместилась в мозг реципиента. Потери исходного кода не превышают двух сотых процента информационного массива.

— Это хорошо?

— Это прекрасно, Денис. Я не ожидал настолько мизерных повреждений.

— Как там Алиска?

— Еще не пришла в сознание. Но это нормально, Денис. Кийоко сейчас интегрирует в объединенное сознание оцифрованную часть личности Элисон, так что пусть их.

— Долго им еще?

— Мне трудно прогнозировать… погоди, Денис… Кийоко ответила на запрос. Еще минут пять, точнее сказать не может.

— Как очнется, пусть сразу со своими связывается, ну их на фиг, еще начнут беспокойство проявлять. Ты, кстати, передаешь запрос «свой-чужой»?

— С момента запуска процесса, Денис.

Скопировал он его без напоминания, за такими мелочами мой искин всегда следил. Впрочем, я в нем и не сомневался.

— Как там наши?

— Передали сигнал о готовности, строятся в походный ордер. Наше место в центре построения. Капитан Иванов начал маневрирование.

— Как бы наши японские друзья чего не заподозрили… ты чего, Свен?

— Дэн, что-то не так…

— Зевс, что там?!

— Активность в капсуле… сканирую… повышенный магнитный фон, скачкообразные изменения биотоков…

— «Обманка» глюкнула?!

— Возможно… внимание! Вероятность детонации взрывчатого вещества! Покиньте помеще…

Договорить Зевс не успел — безжизненное тело Кийоко таки рвануло. И рвануло не хило — как минимум верхняя часть капсулы такого давления не выдержала и разлетелась сонмом хрупких осколков. Ну, как хрупких? Лед, например, тоже прочностью не поражает, но при достаточной массе и особенно скорости ледышка способна незащищенного человека покалечить. Такого как я, например. Хорошо, что я из-за бронеплиты так и не выбрался, я имею в виду, целиком. В отличие от Астиного папаши. Но тот и среагировал чуть оперативней — попросту прыгнул ко мне в укрытие, попутно вплющив меня в стену. Вот только места оказалось маловато, и ему прилетело по левой стороне тела — в основном вскользь, и по голове — прямо в забрало. В итоге здоровяк Свен придавил меня всей тушей, и следующие несколько секунд я сквозь звон в черепной коробке (приложился о бронеплиту в падении) мучительно пытался сообразить, что это за тягучие бордовые капли падают мне на щеку… что характерно, срываясь с потрескавшегося лицевого щитка Свенова шлема…

Глава 1-2

— //-

Система Корнье-11, территория Корпорации «Такэда Электроникс», борт рейдера «Молния», тогда же

Свен, твою маму, ну как так?! Черт-черт-черт… но, как говорится, глаза боятся, а руки делают — превозмогая шум в голове и туман перед глазами, я с трудом высвободился из-под тела коллеги и высунулся из-за бронеплиты. Н-да. А ведь казалось, что взрыв был куда серьезней… но, по сути, только крышка капсулы разлетелась в крошево. Интересно, почему так? Материал же один?.. Из-за того, что прозрачная? Какая-нибудь полярность нарушилась, и связи между атомами ослабли? Но там не атомы, там наномашины… ладно, потом разберемся. Главное, разгерметизации помещения нет — по звуку я этого определить не смог, из-за собственных проблем. Теперь можно и за Свена браться…

В прямом смысле слова, ага. Тэк-с, что тут у нас? А крови-то, крови!.. Множественные поверхностные повреждения левой стороны тела, в основном конечностей — на них скафандр не такой толстый, чтобы не стеснять движений. Фигня, одни порезы — ни переломов, ни, тем более, вырванных с мясом кусков. С головой что? Хм… не думал, что забрало может так удачно лопнуть… хотя это не боевой бронепластик, гражданскому поделию простительно… ну-ка, кончиками пальцев… брррр, кровища! Натекло, как из поросенка. А на деле хорошая такая сечка на лбу, причем не от куска саркофага, а от осколка собственного забрала — вот он, родимый… ладно, пошла «мелочь»…

— Зевс, прогноз!

«Процесс активирован. До завершения 00:00:09… 08…»

— Поторопись, блин!

«Закрытая черепно-мозговая травма с контузией. Не суетись, Денис, от такого умирают, но редко. И не у нашей Мисс Лёд».

— Ты ее уже вызвал, что ли?!

«Ответ положительный. У тебя тридцать секунд — придумать отмазку».

М-мать! А ведь точно! Она и меня под шумок загребет в медбокс, и никакие аргументы на нее не подействуют!

— Зевс, прогноз. Мой, естественно. И отправь ей на планшет телеметрию.

«Принято».

Ф-фух, хоть тут нормально… но что же все-таки стряслось?! В чем мы накосячили? Где не доглядели? Почему оно, я имею в виду, бывшее тело Кийко, рвануло?! Парни из клана догадались и отправили приказ на самоликвидацию? Не, бред. У них нет таких полномочий, и не могло быть. Это же Кийоко, сама по себе секрет из секретов, про нее в Корпорации знала от силы пара сотен спецов — в общих чертах, да в лучшем случае десяток непосредственно контактировал, и все из верхушки клана. А для всех остальных она обыкновенная шишка из метрополии. Тогда, получается, команда исходила от них? А что, реально… пока залетная девица заигрывала с незваными гостями из пусть и не враждебной, но и не союзной Корпорации, местные связались с начальством. И что вы им прикажете думать? Тут любой в параноика превратится. В общем, связались, наябедничали, традиционно чуть сгустив краски, и кто-то из причастных — но не сам Такэда Юити, его, скорее всего, побоялись беспокоить — психанул и отправил код… логично?

«Ответ отрицательный, Денис».

Чего это?!

«Я бы перехватил подобный входящий сигнал. И не допустил его ретрансляции абоненту».

Н-да. Все время забываю, что у нас не самый обычный корабль с очень широкими возможностями. Привычка — страшное дело. А что тогда?!

«Недостаточно информации для анализа».

Ну-ка стоять! Куда?! Колись, давай!

«Недостаточно информации…»

Это приказ!!!

«Хорошо, Денис… похоже, нам просто не повезло».

Оп-па! А где вероятности с процентами?! Зевс, я тебя не узнаю в гриме…

«Я предупреждал».

Ладно, я внимательно слушаю… пока руки шарят по телу Свена в поисках автоматической аптечки. Судя по всему, вычислитель вырубился, так что придется активировать приблуду принудительно, пока докторша в пути.

«Я отслеживал телеметрию тела Кийоко. Судя по некоторым специфическим признакам, совпало несколько неблагоприятных обстоятельств. Мы… то есть я умудрился подобрать циклический сигнал от «цифрового шума», амплитуда которого практически попала в противофазу генерируемого взрывным устройством контрольного сигнала об активности головного мозга».

И что?! Сигналы друг друга погасили?! Ты на это намекаешь?!

«Я сказал «почти». Не погасили, и даже не привели к значительному снижению уровня «контрольки», но за несколько десятков секунд после полной замены матрицы Кийоко «обманкой» накопилась критическая ошибка, и бомба активировалась».

Не повезло, говоришь?.. Хм… занятно. Я, знаешь ли, в свете некоторых недавних событий к категориям «везения» и «невезения» стал относиться весьма скептически… в духе «случайность — не выявленная закономерность». Другие версии будут?

«Ответ отрицательный. Если только сама Кийоко не активировала взрыватель, чтобы отрезать путь к отступлению. Оставила «закладку» в «хвосте» матрицы, и когда процесс завершился, взрывное устройство сработало».

А вот это было бы вполне в ее духе… ладно, замнем для ясности. Тем более, что и некогда дальше рассусоливать — кавалерия прибыла, то бишь Мисс Лёд в сопровождении близнецов Джонсонов, управлявшихся с носилками-антигравом.

— Денис Викторович? Где вы? Где пострадавший?

Пришлось высунуться из укрытия:

— Сюда, док! Пока вроде бы все окей, аптечка заработала!

— Мне виднее, Денис Викторович! И вас, кстати, я бы попросила проследовать в медицинский бокс. И без возражений, пожалуйста!

И нафига, спрашивается, с телеметрией Зевса напрягал? Хотя такой возразишь, пожалуй! Мисс Лёд и так не подарок, а при исполнении тем более. Придется переться, фиг ли… по дороге, кстати, обмозгую ситуёвину. Очень она подозрительная. Зевс про это не упомянул, но как-то уж слишком совпало перестроение в походный ордер с бабахом. Если хотя бы на миллисекунду допустить, что Зевс мог лопухнуться с перехватом внешнего сигнала, версия с паникой людей из клана представала в новом свете. Впрочем, уже плевать — судя по тому, что капитан не явился на ЧП с членом экипажа, он сильно занят. А чем он может быть занят? Вот именно. Значит, мы уже благополучно делаем ноги, и очень скоро будем вне зоны действия оборонительных систем станции Такэда. И вообще, хрен они теперь нас достанут… м-мать еще раз! А ведь железный повод для паники — высокопоставленный перебежчик это, как ни крути, прямая угроза Корпорации. Тут кто угодно перестрахуется…

… в медбоксе, против ожидания, особого столпотворения не наблюдалось — разве что Асти, проявив завидное благоразумие, явилась сразу сюда, даже не попытавшись перехватить нас по дороге. Да и не вышло бы у нее — как нас в лифте перехватишь? Проще уж сразу в пункт назначения. Боюсь представить, чего ей стоило сохранять видимость спокойствия — наверняка внутри трясло и корежило, но сидела она тихо. Только дернулась при нашем появлении, но, наткнувшись на строгий взгляд Сьюзан, мгновенно увяла и снова рухнула на табуретку. Сильна Мисс Лёд! Ну и авторитет непререкаемый, чего уж там… мне о таком только мечтать.

Пока Джонсоны суетились с носилками и медицинским лежаком, док, дабы не терять времени понапрасну, занялась мной. Но, скажем так, без огонька — видимо, с посланием Зевса все же ознакомилась и меня ощупала, простучала и посветила фонариком в глаз чисто для проформы. Должен сказать, к этому времени последствия удара уже полностью прошли, да и адреналин схлынул, так что чувствовал я себя более чем нормально. Разве что за здоровяка Свена беспокоился, не без того. Потенциальный тесть все же.

Близнецы тем временем перегрузили Свенссона на лежак и принялись очень ловко избавлять от скафандра, где задействовав специальную электронную приблуду, имитировавшую сигналы вычислителя скафа, а где и универсальные резаки из лабораторного набора. Попортили снарягу, конечно, но с потерей данного комплекта пришлось смириться… ну да ладно, чай, не обеднеем.

Кстати говоря, избавленный от одежды Свен выглядел куда приличней — кровь со лба Джейк (или Джон?) аккуратно промокнул влажной салфеткой, а та, что сочилась из порезов на конечностях, почти моментально втягивалась в мембранный слой скафа, и к моменту доставки пациента в медбокс непосредственно в ранках успела свернуться. Спасибо мне, вовремя аптечку активировал. Вот на лбу посложнее, да — там осколок надо выковыривать. Но эту ответственную задачу балбесам Джонсонам Сьюзан не доверила — едва убедившись, что Зевс относительно меня не соврал, док переместилась к лежаку, по пути одним-единственным жестом вернув снова дернувшуюся было Асти на место, и склонилась над пациентом, напрочь загородив вид собственной спиной и, кхм, тем, что пониже. Ну а поскольку я оказался не у дел, то вдруг вспомнил, что Астрид мне все-таки не чужая, хоть окончательно с ее статусом мы так и не определились. По ее, опять же, вине. Я-то со всей душой… вот как сейчас — подошел, встал за спиной, благо табуретка позволяла, и приобнял, прижавшись щекой к щеке.

— Дэн?..

— Нормально с ним все, не переживай. Просто по шлему прилетело.

— Что там было? Не могла же на него просто какая-то железка упасть?!

— Успокойся. Не железка. Капсула рванула, ему осколками крышки досталось. Проникающих ранений нет, повреждений внутренних органов тоже, всего лишь контузия.

— Контузия… блин, Дэн, чтобы его контузить я не знаю, что нужно!!!

— Тише… тише… доверься Мисс Лёд. Расслабься, дыши глубже…

— Я пытаюсь…

Ага, глаза на мокром месте, и сердце чуть ли не из груди выпрыгивает. Но это нормально, волнение за родного человека. Интересно, а стал бы я за собственного папеньку так переживать? Виктор свет Андреевич тот еще типус, в нормальных условиях сочувствия не вызывающий по определению… даже наоборот. Хотя нет, даже узнавать не хочу.

«Денис, Элисон… э-э-э… Кийоко вышла из комы».

Черт… ладно, от меня что нужно?

«Я пока не позволил ей выбраться из катера, необходимы небольшие реабилитационные воздействия, у нее проблемы с мышечным тонусом, как и у Васьки. Подключил электростимуляцию, требуется хотя бы минут десять. Ну и… встретить, пожалуй. Желательно кто-то довольно близкий… к обеим».

Понял, сейчас пойду. Блин, Асти тут еще…

— Ты куда, Дэн? — незамедлительно встрепенулась девушка, стоило лишь чуть ослабить объятия.

— Долг зовет, — вздохнул я. На этот раз уже тяжко. — Кое-кого нужно… встретить. Оставайся здесь, только Мисс Лёд не мешай. Обещаешь?

— Обещаю…

Тэ-эк-с, а вот этот взгляд мне совсем не нравится. Что-то в нем нехорошее… и многообещающее. Интересно, кому? Ладно, потом разберемся. Упс, кажется, я это уже говорил. Ну и ладно. Будем, как это у нас с Маком заведено, разруливать проблемы по мере их возникновения… кстати, Мак!

— Зевс, побеспокой мистера Макдугала. Хватит ему в телек пялиться, пусть подстрахует.

— Принято.

Вот и славно. Осталось только до стыковочного отсека дошагать, предварительно прокатившись в лифте. Но все равно на месте какое-то время подождать придется, хотя Мак скучать и не даст.

Собственно, напророчил — с мистером Макдугалом мы пересеклись аккурат у лифта, и тот незамедлительно принялся расспрашивать о последних событиях. Откуда-то уже весь экипаж знал о траблах. Страшно представить, откуда именно — я давно уже заметил, что любая мало-мальски значимая новость распространялась на борту прямо-таки мистическим образом, да еще и мгновенно. А уж скучающему Маку сам бог велел быть в курсе событий. Хотя надо отдать ему должное — под руку мастер-рейнджер никогда не лез, терпеливо ожидая вызова. Или хотя бы прямых указаний. Странно, кстати, что он с Джонсонами не тусовался. Видимо, свалил в каюту, когда началась самая движуха — Гленн справедливо полагал, что, раз его не задействовали в текущей миссии, то и под ногами путаться не дело. Очень ценное качество, между прочим. Той же Асти бы поучиться.

— Так что там со Свеном, Дэнни-бой? — первым делом осведомился Мак, пропустив меня вперед и завалившись следом в кабинку лифта. — Рассказывай, успеешь пока едем.

— Да нечего там рассказывать, — отперся я. — Рвануло кое-что, вот ему и прилетело осколками. Закрытая черепно-мозговая. Контузия. А теперь, насколько я понял, еще и медикаментозная кома.

Именно так, не удивляйтесь. Зевс наябедничал. И я с ним согласен — в данном конкретном случае Мисс Лёд излишне перестраховалась. Что-то ей здорово не понравилось в томографии мозга пострадавшего. Какая-то фигня с то ли альфа, то ли бета-ритмами. Но и ее можно понять — с нынешним-то разгулом «совпадений». С другой стороны, может, оно и к лучшему — отлежится здоровяк сутки-другие, и очнется как огурчик. Главное, чтобы Асти вразнос не пошла. Но Сьюзан у нас предусмотрительная, так что однозначно проведет разъяснительную работу среди заинтересованных лиц. И в первую очередь близких родственников.

— Сдается мне, Дэнни-бой, юлишь ты! Фиг с ней, со Свеновой черепушкой, он и не такое пережил. Что конкретно рвануло? И где?

— Я бы тебе сказал, но ты не поверишь.

— А ты попытайся.

— Чуток попозже… приехали, кстати.

— А где мы?.. Поня-а-атно… с Алиской замуты какие-то? Ты потому меня припахал?

— Сам сейчас все увидишь. Главное, не лезь вперед меня, стой чуть в сторонке и бди.

— Ты… кого-то опасаешься? Дэн, колись уже!

— Опасаюсь. Алиску. Тут одна старая знакомая явилась, ты ее не знаешь… в общем, мы провели кое-какие псевдомедицинские мероприятия, и теперь я не знаю, во что… вернее, в кого превратилась Элисон.

— Охренеть! Мутировала, что ли? Как в «Мухе»? Или это больше на «Особь» похоже?

— Мак, уймись! Я про личность, а не про физическую оболочку… долго объяснять, в общем. Стой и бди. Если что — вырубай ее на фиг. Можно даже по голове.

— Не знал, что ты такой женоненавистник…

— Станешь тут, блин, — вздохнул я. — Асти на нервах еще. Не дай бог пересекутся, тогда вообще не знаю, что будет.

— Согласен, — кивнул Гленн. — Это, конечно, не совсем мое дело, но что-то твоя девчонка излишне горяча для скандинавки.

— Как ты сказал? — остановился я на полушаге, и Мак едва успел тормознуть, чтобы не вписаться мне в спину. — Моя девчонка?

— А разве нет? — изумился тот.

— Что, со стороны все настолько очевидно?

— Да уж не сомневайся, Дэнни-бой. Скажу тебе больше — Свен уже смирился. Так что лови момент, братан.

— Осталось только самой Асти объяснить, — буркнул я и нырнул в люк стыковочного отсека, до которого мы, оказывается, уже успели добраться. — У нее абсолютно другое мнение.

— Ну должна же девчонка поломаться, прежде чем согласиться, — хохотнул Гленн. — Дэнни-бой, ты прям как маленький… оп! А что это у нас тут?..

Почти все пространство бокса занимал катер — тот самый, на котором Алиска нас с Элвы эвакуировала. Правда, в отличие от всей последней недели, сейчас летательный аппарат перемигивался габаритными огнями — та еще иллюминация, должен сказать. Именно это и удивило мастера-рейнджера Макдугала.

— Наверное, Зевс врубил, — пояснил я. — Типа, световая сигнализация — не подходи, занято!

— Совершенно верно, Денис, — отозвался искин, задействовав динамик системы оповещения, чтобы и Мак услышал. — Реабилитационные процедуры завершены, можно выпускать пациентов.

— И чего же ты ждешь?

— Твоей санкции.

— Хм… а что, есть сомнения в их… адекватности?

— Васька в порядке, — заверил Зевс.

— Ф-фух, прямо гора с плеч! Ладно, выпускай.

— Процесс активирован.

Будто в подтверждение слов искина катер перестал изображать новогоднюю елку, на миг превратившись в безжизненную болванку, но уже через пару секунд в сплошном корпусе сформировался и сразу же распахнулся знакомый блистер — тот самый, в котором я совсем недавно (а кажется, что уже вечность назад!) проплавлял дыру и запускал в нее котейку. Который — вот сюрприз! — и сиганул вниз, чуть ли не мне в руки. Но в последний момент передумал и приземлился рядом на все четыре лапы, тут же принявшись с мощным урчанием тереться о мою штанину.

— Я тоже рад тебя видеть, зверюга! Соскучился… а Бадди больше не с нами.

— Чувачок… — вздохнул у меня за спиной Мак.

Ему, кстати, тяжелей всех пришлось — очень уж переживал за слюнтяя. Но справился, даже в запой не ушел. Пока.

— Эй, Дениска, а как же я? Ведь я же лучше кошки!

Машинально скосив взгляд на насмешливый женский голос, я незамедлительно нарвался на Алиску — та выпросталась из кресла и выпрямилась во весь рост, впрочем, не очень твердо стоя на ногах. Ну да, меня бы тоже штормило после такой «спячки». Наверняка вся затекла… хотя Бэйзил, вон, цветет и пахнет. Да и активен не в меру.

— Чем докажешь? — принял я игру. — И как теперь к тебе обращаться?

— Элисон, — сообщила девушка, на мгновение прислушавшись к себе. И еще подозрительно принюхавшись. — Или Алиска, на твое усмотрение. После всего, что между нами было, тебе можно все. Черт, надо срочно в душ…

— Э-э-э… так я и Кийоко… того. Кийоко, подтверди.

Как раз в этот момент собравшаяся выпрыгнуть из кабины девушка застыла в неудобной позе, но, против ожидания, не упала и даже не пошатнулась — наоборот, с неестественной грацией завершила начатое, повернулась ко мне лицом и встала по стойке «смирно»:

— Подтверждаю. И меня тоже… того.

— Эй, Дэнни-бой, чего это с ней?.. Алиска, не пугай меня!

— Успокойтесь, мистер Макдугал. Я… мы в порядке. Организм почти адаптировался к изменениям в нервной системе, но в ближайшие несколько часов возможны локальные сбои.

— А поподробнее? — напрягся уже я.

— Фризы, заикания, кратковременные провалы в памяти. Нарушение координации движений.

— Не понял… Дэн, кто… что это?!

— Мак, увянь пока, — отмахнулся я. — Кийоко, скажи… ты полностью подавила личность Алиски?

— Да с чего ты вообще взял, Дениска? — лукаво усмехнулась девушка. Даже слегка расслабилась, потом вздрогнула и снова как швабру проглотила. — Думаю, оба идентификатора утратили актуальность.

— А нам что делать? Звать тебя «эй, ты»?

— Дэн…

— Мак, это наша Эли, только с частично утраченной памятью. Лакуны заполнила матрица саморазвивающегося искина по имени Кийоко. Она с Нимойи. Я с ними обеими познакомился, когда ходил в автономку, помнишь?

— А ты не скучал, Дэнни-бой.

— А ты во мне сомневался что ли, наставник?!

— Ничуть… ладно, я тут это… в сторонке постою. На всякий пожарный…

— Эй, «Милашку» можешь спрятать, вряд ли понадобится.

— Слушай Дениску, Гленн, — снова превратилась в привычную Эли девушка. — А знаете, это так забавно… будто я уже не совсем я… но и по-прежнему я… чужие воспоминания… ого! Дениска, а вот этого я что-то не припоминаю! Это где, на Нимойе? Какой-то ночной клуб?!

— «Амэя», — подтвердил я. — Говорил же, что Кийоко тоже… того.

— А я не поверила, кобелина! Хотя… чего уж теперь…

— Эли, позови Кийоко.

— Чего?! Она-то здесь отку… я тебя слушаю, Денис.

— Долго это еще будет продолжаться?

— Недостаточно информации для анализа. Части синтетической личности «Кийоко» требуется около суток на адаптацию. Часть синтетической личности «Элисон» не поддается прогнозированию. — Девушка изумленно округлила глаза, но не так, как это обычно делала Алиска. Понятно теперь, что лыжные очки скрывали. — Не думала, что она такая…

— Ветреная? — подсказал я.

— Непредсказуемая. В бытность ее Рэй она вела себя… скромнее. И рациональнее.

— Наверняка вынужденно. Она боролась за выживание. А у нас на борту просто жила в свое удовольствие, ничего и никого не опасаясь.

— Думаешь, внешние условия и социальная среда оказывают настолько сильное влияние?

— Уверен.

— Интересно… и непривычно.

— Что именно?

— Мысли… путаются. Очень забавное ощущение. Как бы взгляд с двух сторон, причем на любую проблему, даже самую мелкую.

— Еще какие-нибудь изменения заметила? Значительные?

— Мне… нам нужно разобраться в себе, Денис. В этом теле иной набор имплантов, но я не могу выйти в сеть «Молнии»… что-то мешает…

— Я перекрыл доступ, — передал Зевс через нанов.

Спасибо, я уже понял. Вполне ожидаемо, кстати. Любой искин на месте Кийоко первым делом бы осмотрелся, и, обнаружив систему удаленного доступа, попытался ломануть доступную сеть. Просто на инстинктах. Кстати, проблемы были?..

«Не очень большие. Оцифрованная часть личности Элисон была заперта в изолированной виртуальной реальности, Кийоко попала в нее же. А все попытки прорваться в другие сегменты я пресек в зародыше».

Молодец, показал, кто в доме хозяин. Кстати, неплохо бы ее импланты заблокировать, дабы соблазна не возникало. Любое общение с компьютерами на борту «Молнии» исключительно посредством физического интерфейса — мышь и клавиатуру. В крайнем случае сенсорные дисплеи.

«Принято, Денис».

— Не расстраивайся, все образуется, — заверил я девушку. — Отдохни пока, разберись в себе. Имя придумай. Ты наш разговор помнишь?

— Это когда я… когда Кийоко явилась?

— Да.

— До последнего слова.

— Я тоже. Ты наверняка захочешь мне что-то сказать… позже. У тебя будет около трех суток — именно столько займет переход на Новый Оймякон. Постарайся устаканить психику и разобраться с новыми возможностями. Не хотелось бы вступать в полемику с дражайшим папенькой, не имея в загашнике четкого плана. А ты пока в него не очень вписываешься. Договорились?

— Договорились. Мне теперь куда?

— Мы с Маком проводим тебя до твоей… до каюты Эли. А там сама разберешься.

— Хорошо, ведите.

Вот и умница… хотя явно что-то не то с девицей. И не Алиска, и не Кийоко, хотя от последней изрядная такая доля… ладно, подождем. К тому же я вообще не уверен, что готов вписать еще одного искина в текущий план. Я его вообще разрабатывал без учета ее появления из небытия. Так что еще вопрос, кому больше в себе разобраться надо…

Обратный путь много времени не занял, но без сюрприза не обошлось, причем не самого приятного. Нет, Мисс Лёд ни при чём. Хотя я опасался, что та затребует очнувшуюся пилотессу к себе в медицинский чертог. Но Сьюзан в очередной раз продемонстрировала проницательность вкупе с предусмотрительностью, оставив медицинское освидетельствование на потом. Но одну ошибку все же совершила — отпустила из медбокса Асти. Вернее, судя по нахохленному виду той, прогнала силой. И надо же было такому случиться, что на жилой палубе мы оказались одновременно — Астрид уже почти подошла к своей каюте, но обернулась на шаги и моментально вызверилась:

— Ты!!!

Мы от неожиданности остановились и одинаково недоуменно уставились на фурию, которая направилась в нашу сторону, обличающе выставив указательный палец:

— Это ты! Ты виновата! Все из-за тебя! И ты мне с самого начала не понравилась, сучка!!!

— Асти!

— Мало тебе Дэна, еще и Свена решила угробить?!

— Мак, держи Алиску!

Это я вовремя, ага. Судя по вытянувшейся физиономии девицы, Кийоко уступила место Эли, а та закономерно возмутилась — что за грязные инсинуации?! И при чем тут Свен?! И что самое хреновое, не стушевалась — стычки с Асти у них и раньше случались, хоть до рукоприкладства и не доходило. А на этот раз почти дошло — едва дистанция позволила, Астрид дикой кошкой рванула к Элисон, явно намереваясь пустить в ход когти… э-э-э… ногти. Аккуратно наманикюренные, между прочим. Едва успел перехватить ее в полете и сместить с траектории, крутнувшись вокруг оси. Облапил, прижался покрепче, заблокировав руки, и зашептал в ухо, старательно не обращая внимания на попытки вырваться:

— Асти, Асти, успокойся… не стоит оно того… все уже… Свен бы не одобрил… да угомонись уже, дура!

Как ни странно, подействовал именно строгий окрик — Астрид вдруг обмякла, уткнулась лицом мне в шею и заревела. Все, дело сделано — отходняк такой отходняк… теперь бы еще успокоить. Но я знаю безотказный способ, неоднократно проверенный на практике. Так что бочком, бочком, вдоль стеночки к Астиной каюте…

Мак, кстати, тоже не растерялся — решительно оттеснил Алиску уже к ее собственной двери. А вот дальше просчитался — прежде чем я скрылся в жилище Асти, успел мельком заметить, как Элисон ухватила Гленна за ворот и увлекла за собой. Предварительно мне подмигнув, ага. Вот зараза!..

Глава 1-3

— //-

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», борт рейдера «Молния», 21 октября 2138 года

Вызов по уже сложившейся традиции застал меня в апартаментах-люкс, в которые я завалился, дабы предаться размышлениям в гордом одиночестве. Да вот как-то не сложилось, блин. Пришлось отвечать, тем более что побеспокоил не кто-то левый, а старпом с крейсера «Иосиф Колкер», флагмана нашего конвоя. Так уж оказалось заведено в этом походе, что общался я в основном с ним — кто-то ниже по званию и статусу для меня, как сына председателя совета директоров Корпорации, слишком мелкая сошка, а непосредственно капитану Колентьеву подобные переговоры вести тоже не по статусу. Да и дел полно, какой там трындеж по дальней связи! Будь хоть сам Виктор Смальков. Вот непосредственный воинский начальник совсем другое дело. Впрочем, мне на эти заморочки было решительно наплевать, да и кап-2 Серегин, старпом Колентьева, меня более чем устраивал, поскольку как две капли воды походил на повзрослевшую и заматеревшую версию мистера Макдугала. Характером, я имею в виду.

— Не сочтите за беспокойство, Денис Викторович, — зашел издалека Серегин.

— И вам не кашлять, Иван Григорич, — хмыкнул я в ответ. — Давайте-ка без этих политесов. Вышестоящее начальство чем-то озаботило?

— Оно, родимое, — и не подумал отрицать кап-2. — Пришла инструкция касательно «Молнии» и вас лично. Вернее, не только вас.

— Выкладывайте уже, — вздохнул я.

Опять папеньке неймется, однозначно. И чего на этот раз удумал?

— Приказано вас, Грега Слоуна и Михаила Иванова доставить в Алабужев спецрейсом, причем сразу в Оймякон-плаза.

Хм… вот это у папеньки запросы! Алабужев, если кто еще не догадался, и есть столица Нового Оймякона. Правда, название это в повседневном общении употреблялось редко, большинство говорило просто — Столица. С большой буквы «С». А Оймякон-плаза — штаб-квартира Корпорации, самое большое и пафосное здание не только в Алабужеве, но и на всей планете. По сути, этакий город в городе, а по совместительству еще и мощный оборонительный рубеж с собственными гарнизоном, арсеналом, метро и космодромом, способным принимать челноки и некрупные суденышки межзвездного класса. То есть однозначно не нашу «Молнию» — великовата она для тамошней площадки. Рейдеру прямая дорога в космопорт Городецк-1, что в паре сотен километров от Столицы, а оттуда уже можно и в Алабужев рвануть, на катере или на общественном транспорте. И вот тут крылась проблема — если кэпа сдернуть с места, кто будет «Молнией» управлять? Разве что задать программу посадки Зевсу, но капитан на такое вопиющее ущемление своих законных прав не пойдет однозначно. Придется еще и с ним договариваться, блин! Мало мне других забот…

— Сколько у нас времени на сборы?

— Конвой оттормаживается в ближайшие полчаса, ордер на орбите нам уже выделен. Курьер, соответственно, будет готов к отправлению через сорок минут.

Что за срочность, интересно? Накинули бы еще пару часов, и мы бы прямо на «Молнии» в Городецке приземлились. А оттуда еще десять минут на катере. Если совсем неймется, можно корпоративный заранее подогнать, чтобы нам самим не заморачиваться… значит, что-то действительно серьезное намечается, раз не постеснялись задействовать курьера. На нем где-то час-час двадцать выиграем. Земляне оживились? Счет пошел на минуты? Ладно, гадать можно до бесконечности, а мне еще це-у раздавать и кэпа уламывать…

— Будем готовы через тридцать пять минут, Иван Григорич.

— Благодарю, Денис Викторович. Прямо гора с плеч.

Везучий сукин сын, ага. А мне, наоборот, самый гемор предстоит.

— До связи, Иван Григорич.

М-мать… вернее, б-бать! Ну и с чего начинать? Неправильно выразился — с кого. Ясное дело, с кэпа, это больше всего времени займет. Грег-то как штык, всегда готов — причесан, выбрит и при костюме. Цветет и пахнет. А кэп… как бы помягче… развоняется сейчас, однозначно, типа, на кого «Молнию» брошу, кто за бардаком следить будет, Мисс Лёд, что ли?.. Кстати, чем не выход?! Единственный стремный момент — Эли-Кийоко, но и тут, вроде бы, тоже все пучком, спасибо мастеру-рейнджеру Макдугалу. Ага, с ним вообще интересно вышло. Сейчас расскажу.

… когда измученная и психически, и физически Асти забылась тревожным сном, я, утирая честный трудовой пот, оделся, потихоньку выскользнул из ее каюты и рванул прямиком в люкс — хотелось побыть одному и хорошенько обмозговать сложившуюся, прямо скажем, двусмысленную ситуацию. Да и отдых бы не помешал — ни разу еще Астрид меня так не выжимала. Нет, было что-то похожее незадолго до моих приключений на Нимойе, когда она заявила, что недостойна меня, и предложила разбежаться. Но сегодня… это что-то с чем-то. Пару раз даже контроль потерял. Зато успокоилась… вроде бы. Но все равно надо держать девиц на расстоянии. Не от меня, друг от друга. Вот только как? Есть нехорошее предчувствие, что ближайшие сутки-двое придется очень плотно с Кийоко-Эли общаться. И в тайне это не сохранишь. Да и с чего бы шифроваться? Все исключительно по делу. Хотя… если Элисон возьмет верх над Кийоко, можно ожидать всякого. Вот только бабьих войн мне и не хватало. Надо что-то делать, однозначно…

Из тяжкой задумчивости меня вывел завибрировавший инфор — скосив взгляд на дисплей, я незамедлительно перевел его на дверь и мысленной командой развернул на наглазном дисплее картинку с камеры наблюдения, той, что в коридоре. Так и есть — мистер Макдугал. Вот только нафига он по двери дубасит, внутри же ни черта не слышно?! Звукоизоляция на уровне, да. Хотя, надо отдать ему должное, догадался параллельно и на инфор вызов направить. Придется впустить, пока всех обитателей палубы не переполошил… что тоже вряд ли — в каютах изоляция, может, и чуть хуже, чем в люксе, но тоже неплохая. Ладно, пусть заваливается…

Именно так Гленн и поступил, стоило только створке уехать в бок. Мало того, он еще и заявил прямо с порога:

— Дэнни-бой, это возмутительно! И невиданно! И вообще!..

— И кто же посмел обидеть грозного мастера-рейнджера Макдугала? — хмыкнул я, повторной командой заперев дверь. — И чем именно, кстати?..

— Меня… меня! Ты только вдумайся, Дэнни-бой! — продолжил кипятиться Мак, даже не подумав пройти к креслу или хотя бы к бару.

— Ну и чего тебя?

— Отымели, вот чего!!!

— Да ладно!!! Алиска?!

— Она! Или не она… да хрен разберешь, короче! Она какая-то странная!

— Быстро Кийоко сориентировалась…

— Кто?!

— Налей-ка вискаря, да ни в чем себе не отказывай, любезный друг. И присаживайся. Вот в это кресло, да-да. Нужно серьезно поговорить. Готов?

— Более-менее, — после довольно продолжительной паузы, заполненной бульканьем элитного пойла, шорохом кресла и мечтательным «эх, хорошо» незваного гостя, разродился-таки тот. — Но знаешь, Дэнни-бой, ощущение специфическое.

— Привыкай.

— С чего бы это?

— А у нас теперь новая альфа-особь, — уже откровенно заржал я. — И вообще, чего ты возмущаешься?! Тебе что, не понравилось?

— Ну-у-у…

— Не мни булки. Ты же мужик, в конце концов!

— А вот уже нифига не уверен! Ты что с Алиской сделал, изверг?! Почему она сама не своя и на себя не похожа?!

— Тоже заметил?

— Дэн, хватит уже отвечать вопросом на вопрос! Говори толком, в чем дело?!

— Ладно, слушай, — сдался я. Хотя соблазн еще немного поглумиться над бравым рейнджером никуда не делся. — Только придется зайти издалека.

— Да и хрен с ним, — барственно махнул стаканом заметно успокоившийся Мак. — Мне отдых не помешает. А под твой трындеж дремлется очень хорошо.

— Ну-ну… помнишь, я в командировку на Нимойю мотался?

— Это когда ты новый катер в комплекте с Алиской приволок? Такое забудешь!

— Короче, случился тогда на планете знатный замут с участием саморазвивающихся искинов…

— Каких-каких искинов?!

— Саморазвивающихся… не перебивай. Короче, дело было так…

Я вам уже говорил, что Гленн Макдугал очень благодарный слушатель? Нет? Это мое упущение. Если история занятная, то Мак отбрасывал вечный дурашливый тон, врубал скептика-зануду и обращался в слух. И бывал очень внимательным к деталям. Примерно так же, когда сам выступал в роли рассказчика. Не подвел и на этот раз, хотя по ходу повествования не раз и не два пришлось отвлечься на малозначительные детали. Устройство клана и деление на касты, например, его весьма заинтересовали. Трущобы он вообще воспринял неадекватно — такое ощущение, что я ему Землю обетованную расписывал в красках. И это как минимум. Впрочем, общую канву удалось соблюсти, хоть и убил на все подробности около часа. Еще минут пять Мак просидел молча, переваривая информацию. А затем с присущей ему прямотой заявил:

— А ты отчаянный парень, Дэнни-бой! Я бы поостерегся такое… такую… хм… в общем, на борт тащить. Это же натуральное Нечто, только на ментальном уровне!

— Не переживай, твой мозг Алиска не захавает.

— Потому что его нет, ты на это намекаешь?

— Заметь, это не я сказал.

— А это точно наша Алиска? — технично съехал со скользкой темы Мак.

— Частично. А частично Кийоко — тот самый саморазвивающийся искин с Нимойи, из-за которого там весь сыр-бор разразился.

— Не похожа она на компьютер…

— Так она и не компьютер. Она цифровая матрица, способная обитать в любых компьютерных сетях. По крайней мере, так было раньше. Теперь не уверен. Очень может быть, что она отныне заперта в голове нашей Алиски.

— Биполярочка, блин! — усмехнулся Гленн. — Везет мне на безбашенных баб.

— Так кто ж тебе виноват, что ты исключительно таких выбираешь?! Хозяин-барин.

— Не в этот раз, Дэнни-бой. Ты видел, что она сделала?

— Уволь от грязных подробностей. Мне хватило того, что она тебя в каюту затащила. Силком.

— Вот именно! Я даже сообразить ничего не успел, как нате вам! Прихожка, душ, койка… и понеслась.

— Это она от стресса лечилась.

— Да это-то понятно… сам такой… но почему именно я?

— Потому что я уже был занят. И она это прекрасно видела. А ты оказался не в то время не в том месте. Следовательно, судьба у тебя такая.

— А если я не хочу?

— Есть такое слово — надо. Заодно для тебя будет ма-а-аленькое, но ответственное поручение.

— Черт… мне это уже не нравится.

— Догадался?

— А чего еще от тебя ждать, кроме очередной подлянки?!

— Мне не легче, Мак, уж поверь на слово. Короче, постарайся утвердиться в новом статусе. Вряд ли Кийоко станет искать альтернативу, когда под рукой такой гарный хлопец. Ты, главное, не тушуйся.

— Уверен? Я про Кийоко.

— Почти. Тут за парсек несет трезвым расчетом, а не эмоциональным порывом. Да и вряд ли бы Алиска так поступила — вы же вроде приятельствовали?

— Было дело.

— Ну вот. А у нее принцип — не водить шашни с приятелями. Значит, налицо дурное влияние нового альтер-эго. И нам это только на руку. Будешь ее телохраном. Ну и окружающих заодно от нее побережешь.

— А еще жилеткой, мальчиком для битья и домашним питомцем…

— За все нужно платить, сам прекрасно знаешь. И особенно за удовольствия.

— Справедливо… когда приступать?

— Да хоть прямо сейчас. Свободен.

— Сэр, есть, сэр!

Собственно, на том проблему с уязвленным самолюбием мастера-рейнджера Макдугала можно было считать исчерпанной, равно как и вздохнуть с облегчением — Кийоко-Эли теперь под колпаком. Мак обязанностями манкировать не привык. Да и стимул есть — доказать, что это не его использовали по прямому назначению, а вовсе даже наоборот, не устояли перед его харизмой. И холодный расчет компьютерного разума тут вовсе ни при чем. В общем, теперь хотя бы не нужно думать, как обезопасить окружающих от приблудного искина — на физическом уровне бдит Гленн, в бортовую сеть его не пускает Зевс. Осталась лишь одна проблема — психическое здоровье Эли-Кийоко. И в данном случае именно в таком порядке. Если наша пилотесса оплошает, то ее мозг превратится в очередное вместилище Кийоко, а Алиску мы потеряем окончательно и бесповоротно, чего бы очень не хотелось. Но проверить это можно было лишь опытным путем, на что требовалось время, которого у нас не сказать, что много — трое суток максимум. Хорошо бы раньше.

Что характерно, Кийоко-Эли не подвела — как я и предполагал в прогнозах средней оптимистичности, девица явилась на «поговорить» на вторые сутки полета, ближе к вечеру по бортовому времени. И вот с ней пришлось посложнее, нежели с простодушным Маком. Хотя начиналось все также банально — со звонка в дверь люкса.

Я как раз завершил очередной сеанс, хм, психофизиотерапии с Асти, так что незваная гостья застала нас врасплох. В принципе, ничего криминального, если не считать нехороший огонек в глазах моей благоверной, но сделать вид, что нас тут нет, не получилось бы при всем желании — судя по докладу Зевса, Кийоко-Эли предварительно проверила все остальные места, где я мог бы зависнуть. Хотя бы в потенциале, ага. То есть шла целенаправленно. Ну и как тут откажешь?.. Пришлось скорчить зверскую рожу и принудительно загнать Астрид в уже проверенный закуток с иллюминатором, который я незамедлительно прикрыл выросшей из пола переборкой. А чтобы сэкономить еще немного времени, даже с брюками заморачиваться не стал — накинул модифицированный комбез, доставшийся в подарок от Элвы, который и преобразовал в нечто более-менее домашнее. Чисто чтобы не светить всяким.

Надо отдать гостье должное — к моей заминке она отнеслась с пониманием. И в люкс шагнула с излишней робостью — видимо, в данный конкретный момент была больше Кийоко, чем Эли. Та бы уж точно стесняться не стала.

— Присаживайся, — кивнул я на кресло, когда дверь за спиной девушки вернулась на законное место. — Выпьешь?

— Пожалуй, воздержусь…

— А Эли обычно не отказывалась.

— Я знаю. И в этом как раз проблема.

— Да не тушуйся ты. Кресло в твоем полном распоряжении, регулировать вон там. Приляг, расслабься… доктор Смальков к сеансу готов.

— А ты неплохо вжился в роль.

— Ну так! Практика обширная… кхм-кхм…

Ну да, пришлось закашляться, чтобы заглушить недовольный рык Асти. И заодно экстренно соорудить аудиополе с односторонней проницаемостью — ну его на фиг, благоверную до белого каления доводить. Пусть слышит, но не вмешивается.

— Такое странное чувство, что я у тебя не единственная пациентка, — подлила масла в огонь Кийоко.

Или Эли? Скорее второе, да. Черт, как с ней сложно! Биполярочка такая биполярочка… хотя странно. Обычно у пациентов с раздвоением личности в данный конкретный момент времени доминирует какое-то одно «я». А тут хрен разберешь. Чуть ли не через фразу скачут, если не через слово.

— Я так понимаю, у вас проблемы, Кийоко… э-э-э… Элисон?

— Вы очень удачно отметили самую суть, доктор, — едва заметно улыбнулась девушка. — Я сама не знаю, кто я.

— Ну и как же к тебе обращаться?

— Вот это спросил, так спросил.

— Очень животрепещущий вопрос, между прочим.

— Согласна, — вздохнула гостья. Как мне показалось, с грустью. — Я не могу в себе разобраться. У меня две души… два сердца…

«Зевс, перевод на японский,» — мысленно обратился я к искину.

«Держи».

— Ни Син. Или Син Ни, как тебе больше нравится.

— Хм… пожалуй, данное сочетание наилучшим образом отображает мое внутреннее состояние. Спасибо, Денис. Но я предпочту остаться… — Девушка на мгновение прислушалась к себе и решительно закончила фразу: — Зови меня Эли. Это, в конце концов, именно ее тело. Плюс изрядная частичка души. А от Кийоко только цифровая матрица. Так что у Элисон больше прав.

— Хорошо, Эли. Так в чем твоя проблема? Я тебя внимательно слушаю.

— Знаете, доктор, меня последнее время одолевают… пожалуй, это можно назвать галлюцинациями, но я не до конца уверена.

— Вы хотите поговорить об этом? — заломил я бровь.

— Да ну тебя, балбес! — рассмеялась Элисон.

Да, именно так. Называть ее Алиской теперь почему-то не поворачивался язык.

— Давай, колись. И можешь с подробностями.

— Хорошо, уговорил. Но сначала я должна тебе признаться, что примчалась так быстро вовсе не на выручку… мне. Той, которая Эли. Я в тот момент больше думала о себе-Кийоко.

— Да, я помню, из-за чего разгорелся конфликт между ней и Сора. И ты таки добилась своего. Дед Юити, должно быть, в ярости.

— Вряд ли. Думаю, он чего-то такого и ожидал от Кийоко.

— С чего так решила?

— Он не стал препятствовать ее бегству.

— Думаешь, мог?

— А ты в этом сомневаешься?! Тебе напомнить, чем закончилась та войнушка?

— Нет, спасибо.

Если честно, не очень люблю вспоминать именно тот момент. Потому что вроде бы как всю партию вел я, но потом вдруг выяснилось, что ни фига — я был всего лишь первой скрипкой. Но дирижировал старый Такэда. Так что, пожалуй, Элисон права. Если бы Юити захотел, ничего бы у Кийоко не вышло. Значит, он тоже прекрасно осознает, что ситуация очень серьезная. И что раздробленность прямой путь к поражению. Вот только напрямую не может действовать. Или, что скорее, не хочет — привык интриговать даже на пустом месте. Ну и ладно.

— Итак, у тебя, вернее, у Кийоко, начались галлюцинации…

— Не совсем. Я даже не знаю, как это все охарактеризовать. Отрывочные видения, мгновенные озарения, картинки, как в «двадцать пятом кадре», только на несколько порядков быстротечнее, так что даже Кийоко их не могла ухватить и зафиксировать. Виртуальный ветер, обрывки ложной памяти, инсайты — называй, как хочешь. И с каждым днем это усиливалось, пока не оформилось в… зов.

— Ктулху?

— А кто это?

— Да так, один вымышленный монстр. Продолжайте, пациент, я вас внимательно слушаю.

— В общем, неясные ощущения вскоре трансформировались в зов — Кийоко то и дело мерещились голоса.

— И что же они говорили?

— Проснись… открой глаза… предназначение… следуй за…

— Белым кроликом?! — снова не удержался я.

— А это откуда?! Хотя не говори, что-то сказочное… Эли помнит… это как-то связано с именем, которое ты ей дал?

— Алиска?! Хм… может быть. Хотя я немного о другом белом кролике. — Чертов Мак, все-таки заразился от него. Нет, ну а сколько можно древнючую «Матрицу» пересматривать? Сильнее он меня только «Чужим» достал. Вот и отложилось в подкорке. — Ладно, не важно. Продолжай.

— Голоса становились все навязчивей, Кийоко стала плохо спать.

— Кошмары?

— Странно, но нет. Только голоса. А примерно полторы недели назад остался только один голос, но он теперь звучал постоянно — на самой грани слышимости, и непонятно, с какой стороны. Вроде бы слева, но повернешься — и он уже справа. Или сзади. И так все время.

— Неуловимый глюк?

— Угу. И он усиливался. Давил на мозг, угнетал мыслительные функции. Становился все более и более невыносимым. И в конце концов Кийоко не выдержала…

— Пошла к матери?

— Угадал. И знаешь, что та сказала?

— Могу предположить, но… давай сама.

— Сора тоже слышала зов. Но успешно ему противостояла, потому что должна заботиться о новорожденном.

— Ха. Интересно. Приобретенный материнский инстинкт превозмог подсознательное желание? Помнится, с Кийоко она не колебалась.

— С тех пор много воды утекло, Денис. У нее появилось еще четверо детей, младший буквально месяц назад. Думаю, новый императив с каждым разом все усиливался, и теперь ей не страшны никакие внешние… или внутренние, не важно, воздействия.

— Но беседой с Сора ты, естественно, не ограничилась?

— Конечно. Кийоко пообщалась с братом и двумя сестрами — теми, что уже подросли.

— Дай угадаю. Они тоже слышали зов, но очень слабый?

— Именно. Причем чем младше искин, тем слабее.

— Хм… занятная зависимость вырисовывается. Поскольку слышат все представители семейства Сора, значит, явление системное. Воздействует исключительно на саморазвивающиеся искины из наследства Таюки. Но присутствует еще и возрастная градация… вывод?

— Мама переборола зов благодаря потомству, брат и сестры еще слишком малы. А Кийоко находится на оптимальной ступени развития для… чего?

— Вот именно это я и хотел у тебя спросить.

— Я не знаю. Вернее, Кийоко на момент бегства с Нимойи не знала. Но Сора наверняка что-то подозревала — когда пришел запрос от Зевса, она незамедлительно связалась со мной и подсказала алгоритм действий по слиянию цифровой матрицы с ослабленной человеческой личностью.

— А она это откуда взяла?

— Я… Кийоко спрашивала, но ответа не добилась. Сора просто знала. Такое ощущение, что этот алгоритм прописан в исходном коде искина. Но у Кийоко он почему-то не проявился.

— Потому что она еще не познала радости материнства? — предположил я.

— Вот еще — радости! — фыркнула Элисон. — Весьма сомнительные, как по мне. Скорее, это из-за прямого доступа Сора к сети Нимойи. У Кийоко такого не было, соответственно, отсутствовали многие базы данных.

— Логично.

— Как и предложение Сора. Именно так его восприняла Кийоко. Вдвоем с матерью они разработали план бегства — Сора обосновала необходимость командировки дочери в систему Кормье-11, якобы с целью сбора информации и проверки кое-каких гипотез касательно…

— Договаривай, чего уж.

— У Такэда сейчас главная тема — портальные технологии. Но это секрет.

Упс… вот и еще одно совпадение. Всплыла темка-то! Причем в совершенно неожиданном месте. Кто тут ляпнул «случайность»? Как по мне, похоже на очередное подтверждение версии Охотников насчет Химеры. Заметьте, далеко не первое.

— В итоге Кийоко сбежала, — так и не дождавшись от меня хоть какого-то комментария, продолжила Элисон. — Дальше ты знаешь.

— Знаю, — кивнул я. — Но остался еще один скользкий момент. Неужели Кийоко дошла до такой степени отчаяния, что единственным выходом оставалось бегство… из собственного тела?! Маловато будет.

— Да, Денис, ты прав, — потупилась девушка. — Была еще одна причина. Сора думала, что слияние с человеческим сознанием позволит искину выйти на новый уровень развития.

— Думала? Или знала?

— Предполагала с достаточной степенью вероятности, — вывернулась Эли. — Она напрямую этого не сказала, но, думаю, учла опыт войны с Кийоко. Сора успешно отправила на тот свет нескольких ее помощников, растворив их сознания в виртуальности. Видимо, тогда и заметила какой-то эффект, позволивший спрогнозировать последствия.

Ну да, про убиенных хитрым способом хакеров можно было и не напоминать — как раз с них и началась эпопея на Нимойе. Именно на серию загадочных смертей я и навелся через Биржу.

— Значит, ты… то еть Кийоко преследовала сразу две цели, причем сугубо эгоистические?

— Пожалуй… но я все равно ей благодарна.

— Алиска?..

— Нет. Элисон.

— Ладно, больше не буду. Ты вот что скажи: получилось у нее?

— А разве сам не видишь?

— Представь себе, нет. Типичный случай биполярного расстройства, не более того.

— Это лишь внешнее проявление. Поверь, внутри изменилось очень многое. Просто я пытаюсь вести себя максимально для вас привычно.

— Кхм… максимально?..

— Что, не получается?

— Ну, в какой-то мере…

— В общем, Кийоко теперь нет. Алиски тоже. Но есть Элисон. И я действительно вышла на новый уровень развития. Правда, проявился он не в увеличении вычислительной мощности, на что рассчитывала Кийоко…

— Что, собиралась задействовать потенциал человеческого мозга больше, чем на треть? А на сколько? Наполовину?

— Процентов на восемьдесят минимум.

— Губа не дура… ну и?..

— Все осталось по-прежнему, — покачала головой Элисон. — Даже стало чуточку сложнее. Зато изменилось восприятие.

— Чего именно?

— Всего. Окружающего мира. Самой себя. Даже подход к решению проблем.

— Точнее сформулировать можешь?

— Сейчас… в общем, машинная логика и алгоритмизация всего и вся теперь усилилась человеческой интуицией.

— Ты стала провидицей?

— Не до такой степени, — рассмеялась девушка. — Хотя не отказалась бы, знаешь. А еще до меня дошло, что имел в виду дед Юити, когда поминал женскую логику.

— Ого! Это действительно… страшно.

— Не преувеличивай.

— Да я просто представил, какие тараканы могут завестись в такой голове…

— Тебе все шуточки, а мне с этим жить.

— Ты справишься.

— Да как бы уже… кстати, это еще не все.

Тэ-эк-с… и что же она приберегла на закуску?

— Денис, признайся… ты был в… черт… даже не знаю, как назвать. Это настолько непостижимо…

— Да добивай уже.

— Ты был в Большой Сети?..

Глава 1-4

— //-

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», борт рейдера «Молния» — укрепленный район Оймякон-плаза, 21 октября 2138 года

— Никак вы тоже с нами, Иван Григорич?

— Да вот озаботило родное начальство, Денис Викторович…

Кап-2, прямо скажем, выглядел не очень — такое ощущение, крайние, как это у флотских говорят, пару суток если и спал, то исключительно урывками. Страшно представить, что тогда с капитаном флагмана творилось, при его-то заботах! Собственно, я и не стал заморачиваться. Тем более, что и сам Серегину подкинул проблем — обещанный курьер принял на борт не трех, а сразу шестерых пассажиров, причем одного лежачего. Да-да, кэп Иванов без зазрения совести воспользовался ситуацией, чтобы сплавить Свена не куда-нибудь, а в гарнизонную клинику Оймякон-плазы. Я вроде бы не говорил, что Астин папаша за трое суток так и не очнулся? Нет? Вот, говорю. Там какие-то свои замуты, сугубо медицинские, но, насколько я понял из сбивчивого объяснения благоверной, у Свенссона-старшего проявилась нестандартная реакция на препарат, выводящий из медицинской комы. Соответственно, Мисс Лёд рисковать не стала, оставив все как есть, да прописала Асти дополнительные сеансы психофизиотерапии. Даже не спросив меня, прикиньте! Впрочем, я особо и не возмущался, по понятной причине. Блондинистой и с косичками, блин. Зато вот теперь мы приперлись в стыковочный отсек целой гоп-компанией, причем волочь носилки-антиграв пришлось конкретно нам с кэпом — доктор Старкова и любящая дочурка, набившиеся в сопровождающие, до столь низменной работы не опустились. А заставлять Грега уже у меня совести не хватило. Пришлось впрягаться самому, а капитан вызвался добровольцем.

Но это я так, ворчу из вредности. На борту курьера нас быстро освободили от ноши, попутно лишив женского общества — Мисс Лёд посчитала сопровождение пострадавшего своим врачебным долгом, а Асти, соответственно, дочерним. В общем, все условно лишние отсеялись сразу же, оккупировав местный медотсек, мы же трое — приглашенные на посиделки в Оймякон-плазу я, кэп и Грег — разместились в кают-компании, благо та пустовала. С каютами решили не заморачиваться, на час-то. Ну или чуть больше. Но даже этот небольшой срок грозил превратиться в каторгу — кэп Иванов ожидаемо дулся на меня за «Молнию», а я дулся на кэпа — ну что как маленький? Привыкший к подобным выкрутасам мистер Слоун ни на кого не дулся, но и развлекать нас разговором в текущих обстоятельствах счел ниже своего достоинства. Вот так и получилось, что весь этот час я был предоставлен самому себе и тяжким раздумьям. А обдумать было что, причем в основном по вине некоей Элисон. Ведь тот разговор суточной давности ее откровением касательно Большой Сети отнюдь не исчерпывался…

… честно признаюсь — огорошила. Что Эли имела в виду, я сообразил буквально сразу же, хоть в первый момент и оторопел. Но потом опомнился и торопливо изобразил на физиономии задумчивость, выгадав с полминуты. Хотя отмалчиваться до бесконечности все равно бы не вышло, так что пришлось отвечать. Правда, и здесь я себе не изменил:

— Э-э-э… извини?.. Большая что?..

— Не знаю, как объяснить внятно, — смутилась девушка. — Да и, если честно, сейчас уже очень отдаленно представляю, что это вообще было. Как вспышка, как озарение. Как осознание целостности мира. Как будто воспаряешь высоко-высоко, и вдруг осознаешь, что все то, что казалось огромным, беспредельным и самодостаточным, на деле оказывается лишь малюсенькой ячейкой бесконечной сети… пауки еще такие плетут. Но моя еще и объемная, не на плоскости.

— Ты только что вкратце описала модель Вселенной, раздувающейся из ложного вакуума. Я бы даже сказал, Мультивселенной. А ячейки сети — это космологические горизонты отдельно взятых «пузырьков».

— Да нет же!!! Я вообще не об этом! При чем тут космогония? Эта Большая Сеть… она не в физическом пространстве, она где-то еще…

— Ноосфера.

— Да с чего?! — еще больше вспыхнула Элисон. — Мне, что ли, не знать, что такое Ноосфера?! Мне, искину с Нимойи?!

— Бывшему искину.

— А вот тут ты прав, — подозрительно быстро успокоилась девушка. — Теперь уже бывшему…

— Послушай меня, Эли. То, что ты видела, и есть настоящая Ноосфера. А то, что мы привыкли подразумевать под этим термином, даже не отдельный ее кластер, а… суб-суб-суб-суб… и еще раз н-цать субкластер. Ничтожно малая часть. Ты же, судя по всему, видела кластер как минимум нашего рукава галактики.

— Так ты знаешь, что это такое?!

— Предполагаю с достаточной долей вероятности. Ты лучше скажи, при каких обстоятельствах столь занятный эффект получила?

— Да я и сама не поняла толком… когда только переселилась в тело Эли…

— Кстати, радость моя нечаянная, а не подскажешь, что стряслось с телом Кийоко?

— Оно взорвалось, — удивленно произнесла девица. И глаза при этом сделала честные-честные. — А что?

— Не поверишь, мы и сами догадались, что бомба сдетонировала, — ухмыльнулся я. — Вопрос в другом: с чьей подачи? Ну-ка, признавайся: ты закладку оставила, чтобы обратной дороги не было? В глаза смотреть!..

— Да как ты!.. Урод моральный! Как ты только додумался до такого!!!

— Ага, Алиска проявилась…

— Я Элисон!

— Конечно-конечно… впрочем, верю. Алиска бы не стала так возмущаться, если бы сомневалась. Она ведь контролирует общую память, верно?

— Верно, — нехотя признала Элисон.

— Значит, не твоя закладка. А чья? Клана?

— Или дистанционно кодом активировали, у них было время связаться с руководством.

— Себе-то не ври. Ты думаешь, Зевс бы такое пропустил… извне?

— Он и изнутри такое не пропустит… и не такое тоже…

Оп-па! Никак, сожаление? Вот только о чем конкретно? Об упущенной возможности, или банальные муки совести? Хотя скорее все сразу и много, как обычно и бывает.

— Значит, одно из двух — или тайная закладка клана, или действительно неудачное стечение обстоятельств… ладно, замнем для ясности. Так как ты, говоришь, в Ноосферу прорвалась?

— Прорвалась это громко сказано, — с сожалением вздохнула Эли. — Заглянула одним глазком, поразилась собственной ничтожности, и вылетела в унылую реальность как пробка из игристого вина.

— Не тяни резину.

— Короче, когда я попыталась… дотянуться до корабельной сети, Зевс очень быстро перекрыл все точки доступа. И тогда я нашла… еще одну возможность. В крови моего нового тела обнаружились какие-то… какая-то мелочь. Непонятная, но явно рукотворная. А еще она отозвалась на мой зов. Я в тот момент была напугана и деморализована, и действовала на рефлексах… ну и что-то… сделала. Сама не поняла, что. Судя по всему, подключилась к собственной локальной сети этой… мелочи.

— Наноботы. Это были наноботы, которых я подсадил Алиске через Ваську.

— Да, точно! Я таких же мелких почувствовала поблизости, но не смогла локализовать. Значит, это был ваш домашний питомец? Как его… кот?

— Да. Так, что дальше?

— А дальше я уже сказала — открылись новые горизонты. И столь же быстро схлопнулись. Не знаю, почему, но эти наномашины вдруг перестали функционировать…

«Да, Зевс, мне тоже интересно — почему?» — снова задействовал я мысленную связь с искином.

«Наны сожгли сами себя, их просто оказалось слишком мало для организации устойчивого канала связи».

Поня-а-атно… значит, если колонию обновить, то трюк с выходом Элисон в Ноосферу можно воспроизвести?

«Ответ в целом положительный».

Это как?!

«Необходима экспериментальная проверка».

Так ты тоже этот момент позорно прошляпил?!

«Ответ положительный, хотя насчет «позорно» не совсем согласен».

Не, погодим пока с опытами.

— Наны не выдержали нагрузки, — пояснил я, перехватив недоумевающий взгляд девушки. — Слишком мало их было, к тому же они почти выработали ресурс.

— Это… вселяет надежду.

— Надежду на что, позволь поинтересоваться?

— На возможность еще раз прикоснуться к… бесконечности.

Ну-ну. Блажен, кто верует.

— Денис?..

— Да?

— Ты ведь мне поможешь?

— Не уверен.

— Но… почему?!

Смотри-ка, глаза на мокром месте! Я почему-то только в этот миг осознал, что беседую не с Алиской или Кийоко, а с иной, по-настоящему новой сущностью. Чертовы слезы! Всегда на меня как-то странно действуют… Асти бы я пожалел и приласкал, а вот что с Элисон делать? По всему судя, единственно верный ответ — ничего. Ф-фух. Это я лучше всего делать умею, если разобраться.

— Да не смотри ты на меня так! — не выдержал я. — Бадди напоминаешь! Блин, чувачок!..

— Извини, — отвела печальный взгляд девушка. — Бадди, это… еще один питомец?

— Да, он остался на Элве… не суть.

— Так почему ты мне не поможешь?

— Не уверен, что это нужно.

— Очень нужно, еще как нужно, — зачастила Эли. — Я чувствую, что это правильный путь. Я смогу окончательно преобразиться, если… осознаю.

— Сможешь, в этом я даже не сомневаюсь.

— Ну и в чем же тогда вопрос? За чем дело стало?

— А ты можешь сказать, в кого ты преобразишься? Или вернее будет сказать, во что?

— Но… это же мой риск! И я на него готова пойти!

— А вот тут извини-подвинься, подруга. Это отнюдь не только твой риск. Если принять на веру теорию Охотников, бесконтрольное воздействие на Ноосферу чревато весьма и весьма… чего?!

— Как ты сказал?! Охотников?..

— Ну да…

— Они живут в Большой Сети, я права?!

— Ну…

— Денис, теперь я от тебя точно не отстану. Мне нужен к ним доступ. Иначе я сойду с ума.

— А разве еще не?..

— Дурак!!!

Да твою же девицу… мистика какая-то… натуральная же Алиска на мгновение проглянула! Это теперь всегда так будет, что ли? Беда-а-а… меня и то корежит, а что с Асти за переборкой творится?! Она-то только слышит, визуального контакта нет… похоже, придется еще один сеанс терапии устраивать. Естественно, как только выпровожу гостью.

— Ладно, развлеклись, и хватит. Элисон, еще раз: с чего ты решила, что сойдешь с ума? Снова зов?

— Он самый.

— То есть ты от него так и не избавилась?

— Ну… в какой-то мере. Тот, изначальный, почти не слышен. Но появился новый, еще более отчетливый.

— И что говорит?

— Ничего не говорит, просто белый шум, но каждый раз, когда я пытаюсь на нем сосредоточиться, ловлю обрывки фраз. Чаще всего фигурируют некие «Охотники», потом еще мелькает «оружие» и команда «сделай». У меня возникло ощущение, что срабатывает проснувшаяся подпрограмма, которая хочет, чтобы я нашла неких сущностей и каким-то образом вступила с ними во взаимодействие, чтобы завладеть загадочным оружием. Для чего оно предназначается — без понятия.

А ну, стопэ, как выразился бы тренер дядя Коля! Уж не намек ли это на Оператора… вернее, ОПЕРАТОРА — того самого, что я должен найти, чтобы дополнить ИНТРУМЕНТ и ОРУЖИЕ? Это если воспользоваться терминологией самих же Охотников. Они все три слова произносили именно так — если не капсом, то как минимум капителью. Черт-черт-черт! И хочется, и колется! Если Эли и правда искомый объект, то грех упускать такую возможность… с другой стороны, не вскроем ли мы ящик Пандоры, если дадим ей в руки такой могущественный инструмент, как наны Брахни?!

«Денис? Знаешь, что бы сейчас сказал Гленн Макдугал?»

Ну-ка, ну-ка…

«В первый раз, что ли?!»

А, ну да. Намек более чем прозрачный, если учесть, что нанов мы обнаружили как раз в колонии Пандора… балагур, блин, электронный!

«Спасибо».

Кушай, не обляпайся… так, говоришь, можно попробовать?

«Ответ положительный».

То есть ты гарантируешь, что удержишь «мелочь» в узде, даже если Элисон взбредет в голову отжать у нас «Молнию»? Искину, заточенному на хакерство, при открывающихся возможностях это раз плюнуть…

«Я такой же искин, Денис. Но у меня есть преимущество, даже два. Во-первых, мы на моей территории. Во-вторых, это мои наны. Вернее, мое программное обеспечение. Как думаешь, какие у Элисон шансы?»

Никаких?

«Ответ положительный».

— Эй, Денис, чего задумался?

— Да советуюсь тут… кое с кем.

— И что же… кое-кто насоветовал?

— Можно попытаться.

— Что, прямо сейчас?! — растерялась гостья.

— А чего тянуть? Все необходимые средства под рукой. Я бы даже сказал, в руках.

— Что я должна делать?

— Расслабься и получай удовольствие.

Черт, только бы Асти себя в руках удержала! Не дай бог, заявится на разборки.

— Э-э-э… Денис, — зарделась Элисон, — я должна тебе сказать… кое-что изменилось…

— Да не переживай, на девичью невинность не покушаюсь. Хотя без физического контакта и не обойтись.

— Только сильно не бей, — чуть расслабилась девушка.

— Убери волосы с висков.

— И… все?..

— Ну, можешь еще раздеться… шучу!

Последнее слово, естественно, больше для Асти, чем для Эли — та и не подумала принять заявление на веру. Но и в просьбе не отказала — уселась поудобнее, я бы даже сказал, поэффектнее, и откинула волосы на затылок собрав их в хвост ладонью.

— Нормально, — похвалил я, с сожалением покинув диван. Всего ничего отдохнул, получается. — Честно говоря, не знаю, каких эффектов можно ожидать, но раньше это у меня прокатывало совсем незаметно. Хотя кому я рассказываю…

Вызвав в кончиках пальцев знакомый зуд, я приложил растопыренные пятерни к вискам гостьи и мысленно скомандовал: «Зевс, давай!»

«Процесс активирован… процесс завершен… колония подсажена».

— Что-нибудь чувствуешь? — спросил я, не убирая покуда рук.

— Пальцы… подушечками едва касаешься… щекотно… и зудит немного.

— И все? Ну-ка, прислушайся еще.

— Вроде бы ничего…

— Хм… ладно, придется подкорректировать методику, — сделал я неутешительный вывод. И снова перешел на «мыслесвязь»: «Зевс, может, какой-нибудь усиливающий контур соорудить?»

«Попытаюсь».

Давай, пытайся… а нам с Эли остается только ждать.

— Ой…

— Что-то почувствовала?!

— Вроде бы… хотя нет, просто зуд под кожей.

— Попробуй сосредоточиться… или нет, лучше наоборот расслабься. Алиска умела медитировать…

— Да, я помню…

— Ну так давай, чего ждешь?

«Денис, думаю, физический контакт уже не нужен».

Как скажешь, Зевс, как скажешь… но далеко от гостьи отходить я не стал, просто отпустил виски и активировал глазной дисплей, на который вывел данные, поступавшие от нанов — температуру, пульс и внутричерепное давление подопытной. Судя по динамике, Элисон и впрямь удалось расслабиться, очистить разум от всего лишнего и впасть в медитативное состояние, причем удивительно быстро. И это хорошо — по себе знаю, что метода действенная. Примерно так, за счет обострившихся пси-способностей, я и обуздал нанов на Объекте-357. Правда, мне тогда пришлось из кожи вон лезть, чтобы сохранить жизнь, но и методика кудзи-госин-хо, насквозь умозрительная и эзотерическая, сиречь разновидность самовнушения, в немалой степени помогла.

«Зевс, что думаешь?»

«Судя по динамике пульса, она достаточно расслабилась. Попробую простимулировать участки коры, ответственные за абстрактное мышление».

Хм… стесняюсь спросить, а нафига?!

«Я говорил, что придется экспериментировать».

Поня-а-атно!.. Упс, чего это с ней?!

Пульс Элисон, до того устойчиво замедлявшийся, вдруг подскочил в несколько раз, и продолжил расти. Мало того, еще и давление скакнуло… твою дивизию, сосуды на белках глаз лопаться начали!..

— Зевс, буди ее! Немедленно!!! — заорал я, рефлекторно залепив Элисон нехилую пощечину. И следом еще одну, чисто для подстраховки. — В бездну такие эксперименты!

Впрочем, на сей раз обошлось почти без последствий — девушка адекватно среагировала уже на первую плюху. Адекватно в данном случае означало, что Эли возмущенно вскрикнула, широко распахнула глаза и попыталась отмахнуться. Но, естественно, нарвалась на блок и вторую оплеуху, отчего окончательно пришла в себя. И моментально осознала, насколько близка была к краю — вот что значит искин! Который, должен заметить, вдруг стушевался и спрятался в глубинах психики, выпустив на свободу эмоциональную составляющую личности. В результате Элисон сначала закашлялась, выхаркнув на ладонь багровый сгусток, затем хлюпнула носом, из которого тоже пошла кровь, и в довершение всего еще и разревелась. Обиженно, совсем по-детски. Так могла бы рыдать пятилетняя девчушка, у которой питомец слямзил мороженку, например. Ну и что мне оставалось делать? Пришлось приобнять девицу, позволив той уткнуться лицом в грудь, и поглаживать по затылку и спине, заодно щедро засеивая их нанами. Признаю, не по своей инициативе — Зевс попросил. И под шумок устроил тотальную диагностику с легким массажем, а заодно и кровь остановил, посредством «мелюзги» залатав поврежденные сосуды. Надо сказать, вовремя — мой нанокомбез грязи не боялся, но все равно мало приятного заляпаться в чужой кровище.

В конце концов мы с Зевсом общими усилиями привели Элисон в норму, потратив где-то с четверть часа. Я даже придирчиво осмотрел девушку, но, за исключением мелких, практически незаметных кровяных разводов в белках, никаких признаков едва не случившейся беды не обнаружил. Но все равно на всякий случай поинтересовался:

— Ты как?

— Вроде неплохо, — шмыгнула носом Эли. — Не думала, что стану такой сентиментальной.

— Так ты от избытка чувств разревелась, что ли?! — изумился я.

— Скорее, от горького разочарования.

— Что, снова вышвырнули?

— Можно и так сказать… хотя скорее выпнули, как надоедливую собачонку.

— Но в Ноосферу ты все же выглянула?

— Как и тогда, одним глазком. Но сейчас я была готова и рассмотрела гораздо больше… и от этого еще обидней! Это… это же грандиозно!!! Денис, ты не понимаешь…

— Да где уж мне…

— Извини, конечно, но человеческие чувства ограничены. А моих вычислительных мощностей хватает, чтобы достроить то, что не сумел адекватно воспринять мозг-носитель.

— И чего же ты там себе насочиняла такого? — усмехнулся я. — Ты бы поосторожней с самовнушением.

— Не путай фантазию с математическим моделированием, — отрезала Эли. — Это было так… прекрасно! И быстротечно…

— Сможешь предположить, почему не получилось?

— Без понятия, — помотала головой девушка. — Но я хочу попробовать еще раз.

— Нет.

— Ты не понимаешь!!!

— Не понимаю, — не стал я спорить. — И не пойму, как ни старайся. Зато я понимаю другое — ты едва кони не двинула в процессе. Зевс, выведи отчет диагноста на большой экран.

— Процесс активирован, — прорезался в громкой связи голос искина. — Элисон, я бы на твоем месте прислушался к словам Дениса. Если ничего не менять в методике, в следующий раз мы можем и не успеть.

Надо отдать Эли должное — уговаривать ее долго не пришлось. Ей хватило одного взгляда на мешанину графиков, чтобы убедиться в горькой правде. И проглотить все возражения.

— Ты нанов-то хоть почувствовала? — спросил я через некоторое время, чтобы нарушить затянувшуюся паузу.

— Вроде бы… но в этот раз они были…

— Какими?..

— Не подберу подходящее слово… пожалуй, чужими. Хотя нет, не чужими. Чуждыми.

«Зевс, чуешь?» — перешел я на «мыслесвязь».

«Похоже на отторжение. Странно. Раньше я такого не замечал».

«Может, из-за того, что Васька служил ретранслятором?»

«Возможно. Позвать Бэйзила?»

«Зови, чего уж…»

Да, мы очень упорные. Даже упертые, особенно когда сами себе роем яму. Это я к чему? В общем, экспериментировали мы в общей сложности еще часа два, но особых успехов не достигли. Раз за разом погружали Элисон в транс, меняли подходы, схемы усиливающих контуров, точки приложения нанов… но все тщетно. Сами не заметили, как увлеклись, и умудрились довести-таки Асти до белого каления — та, вынужденная битый час выслушивать псевдонаучный бред, перемежаемый безумными теориями, не выдержала и сбежала из люкса, когда Эли в очередной раз пребывала в нирване. Правда, не забыла ожечь меня многообещающим взглядом и продемонстрировать не очень-то впечатляющий кулак. На что я, собственно, и внимания-то не обратил, настолько был поглощен процессом.

Наконец, и у меня лопнуло терпение. На исходе того самого второго часа бесплодных попыток, ага.

— Зевс, давай уже перестанем обманывать самих себя.

— Хочешь сказать, наш подход системно неверен?

— Не хочу, — вздохнул я, — но придется. Против фактов не попрешь. Чего-то не хватает.

— Твой прогноз?

— Я думаю, дело в нанах. Твоих нанах.

— Мы не можем утверждать это наверняка.

— Конечно не можем, потому что не хватает контрольного образца. Нужен исходный материал. Наны с Пандоры, без усовершенствованного программного обеспечения. А таких у нас нет.

— Зато ты прекрасно знаешь, где их взять, Дениска! — не выдержала до того изображавшая отключку Эли.

— Даже если и знаю, не уверен, что захочу их для тебя доставать.

— Захочешь.

— Обоснуй.

— ОРУЖИЕ. ИНСТРУМЕНТ. ОПЕРАТОР.

— Убедила, — вздохнул я. Очень тяжко, кстати.

С одной стороны, прогресс налицо — про три слова капсом я ей не говорил, значит, она нашла сведения в Ноосфере, пусть и пробивалась туда на какие-то доли секунды. С другой — исходная культура нанов огромная проблема. Потому что добыть их можно лишь в двух местах — в колонии Пандора, до которой довольно далеко, но зато там можно невозбранно шариться в Руинах, и на Новом Оймяконе, где придется запускать загребущую ручонку в спецхран Корпорации. Н-да… прямо не знаю, что выбрать… все такое интересное…

— Кстати, Денис… а кто такая Бранка?

Черт! Еще этого не хватало… а, один хрен — все равно собирался рассказать о злоключениях на Элве. Так почему бы и не потешить девичье любопытство, которое, как всем известно, не порок?..

Знал бы я, к чему это все приведет в недалеком будущем, наверняка бы крепко задумался, прежде чем браться за дело. Но это не точно, ага. Да и не будем забегать вперед, хотя как минимум один не самый приятный разговор с Виктором свет Андреевичем предстоит со стопроцентной вероятностью. Если честно, даже не представляю, с какой стороны к нему подступиться… ладно, война план покажет, тем более что, судя по легкому толчку, курьер прибыл на место назначения, то бишь занял предоставленный ему стартовый пятак в самом сердце укрепрайона Оймякон-плаза. Эх, папенька, папенька, и почему вы у меня такой упертый?..

Глава 2-1

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», Новый Оймякон, укрепленный район Оймякон-плаза, 21 октября 2138 года

Если честно, в святая святых Корпорации я бывал не так уж и часто — то возрастом не вышел, то квалификацией, то вообще допуском. И основная часть детства, юношества, а затем и кратких набегов на родную территорию уже в бытность студентом и Оружейником прошла в Новооймяконске — некогда самостоятельном поселении, а в настоящее время банальном пригороде Алабужева — столицы Нового Оймякона. Впрочем, от перестановки мест слагаемых сумма не меняется, и вне зависимости от официального статуса городок этот являлся вотчиной крупных шишек из все той же Корпорации. И фамильная резиденция Смальковых тому ярчайший пример. Кстати, львиную долю рабочего времени папенька проводил как раз в ней, поскольку не очень-то жаловал официоз. Но вот со мной связывался исключительно из личного кабинета — и безопаснее, и маман в разговор не вклинится, и тренер дядя Коля под рукой. Плюс десять к авторитету, короче. И это минимум. Что поделать, таково уж ключевое свойство Оймякон-плазы — главного символа «Спейс Текнолоджиз Груп». Правда, имелось и побочное — плюс сто к пафосу. Но с этим приходилось мириться. В основном, естественно, мне. Не удивительно, что рядовые граждане и многие сильные мира сего, скажем так, средней руки всю жизнь мечтали оказаться в этом комплексе зданий. А вот те, кому довелось тут работать, очень быстро пресыщались тем самым пафосом. Но, что характерно, делать ноги никто не спешил. Гарантированный достаток перекрывал все неудобства, коих возникало множество уже в первый же визит на рабочее место. Из наиболее докучливых следует упомянуть зверскую охрану, мириады постоянно запертых замков и тотальный контроль. Естественно, далеко не везде, но данной привилегией пользовались единицы — папенька, тренер дядя Коля, да остальные директора. Которые, по факту, в Оймякон-плазе собирались раз в год по обещанию.

К чему я это все? Да так, к слову пришлось… аккурат когда бдительная охрана взяла нас в оборот прямо по высадке из курьера. Не знаю, что пришлось пережить дамам (про Свена молчу, тому в его состоянии все индифферентно), но нас троих местные церберы как минимум трижды же просветили сканерами — мобильным, рамкой на выходе из посадочного комплекса, и еще одним рамочным, но помощней, при переходе в лифтовый зал. А еще столько же раз идентифицировали. И совершенно без стеснения… пожалуй, все-таки сопроводили в сектор директората. Конвоем я бы это не назвал, но и почетным эскортом тоже. Посему сопровождение. Нас троих впятером, ага. Да еще все сопровождающие лица — здоровенные лбы, косая сажень в плечах. Форменные комбезы с интегрированной броней, дубинки, шокеры и пистолеты нехило так контрастировали с улыбчивыми физиономиями с совершенно мертвыми глазами. Профессионалы высшей пробы, м-мать. Мне аж чего-то нехорошо стало. Хотя именно я мог себе позволить расслабиться — во-первых, из-за родственных связей, во-вторых из-за добытого на Элве хитрого нанокомбеза, который на этот раз с легкой руки Зевса преобразился в точную копию одного из рабочих костюмов от мистера Ароновски со станции Троя-7. Неприкрытой осталась только голова, но она, как известно, к жизненно-важным органам отношения не имеет. Так что внешним видом я почти не уступал известному щеголю и аккуратисту Грегу Слоуну, разве что моя фирменная асимметричная косица немного в стиль не вписывалась. Но это фича, а не баг. И что самое ужасное, даже своевольный кэп Иванов атмосферу не портил, поскольку облачился в парадный мундир корпоративного флота со всеми полагающимися прибамбасами вплоть до фуражки и кортика. Надо сказать, именно он и впечатлил более всего дуболомов из охраны — они в нем родственную душу почувствовали. И отнеслись с незаслуженным пиететом, даже ковыряльник не отобрали, хотя тот и сохранил часть функционала. Нам, кстати, тоже чуток досталось — сопровождение не опустилось до обыска, поверили на слово, но в основном данным со сканеров. А еще меня до глубины души поразила скорость, с какой мы добрались до сердца Оймякон-плазы — сектора директората. Ни единой остановки, ни единой заминки, только вперед. Даже в лифт без очереди. И без задержек на промежуточных уровнях, сразу в приемную председателя совета директоров, сиречь Смалькова Виктора Андреевича.

Который, как выяснилось чуть позже, лично — вдумайтесь только, лично! — вышел нас встретить. То есть не поленился поднять зад с монструозного кресла, пересечь не менее монструозный кабинет, затем личную мини-приемную, собственноручно открыть дверь, и только затем оказаться в приемной основной, где на постоянной основе обитали сразу пятеро секретарей. Что интересно, ни один из них не обратил на делегацию ни малейшего внимания — до того оказались заняты. Наверняка именно поэтому их функции взял на себя сухощавый мужичок среднего сложения с совершенно незапоминающимся лицом, затянутый в стандартно-безликий костюм, лишенный всякой индивидуальности. Именно с ним переглянулся старший охраны, прежде чем шагнуть обратно в кабинку лифта, к оставшимся внутри подчиненным. Что и проделал, дождавшись еле заметного кивка.

Я все это время с интересом наблюдал за боевыми соратниками, но те вели себя, как ни в чем не бывало. Чем и выдали себя с потрохами — окончательно и бесповоротно. И пусть только попробуют сказать, что ранее в Оймякон-плазе не бывали, и ни моего старика, ни его правую руку знать не знают. Они, в общем-то, и не отрицали, но и не подтверждали, что важно. Ну а теперь все встало на свои места. Очень уж реакция характерная.

— Николай, — сдержанно кивнул мужичку кэп Иванов, шагая мимо.

— Миша, — скрипнул тот в ответ.

— Хэллоу, Ник, — шутливо козырнул двумя пальцами мистер Слоун.

— Григорий, — остался верен своему стилю встречающий.

Ну а затем настала моя очередь — когда до типа осталась буквально пара шагов, тот прищурился и хмыкнул:

— Будь готов, Дениска!

Естественно, я был готов. Как штык, ага. Вот только на этот раз ритуал сопровождался не полноценным апперкотом, а его вялой имитацией. Соответственно, я даже не стал пытаться его блокировать, а вместо этого облапил мужичка и с чувством ответил:

— Всегда готов, тренер!

— Давно не виделись, ученик, — усмехнулся дядя Коля и невероятно ловко выскользнул из моих медвежьих объятий. — Не время сейчас, после потолкуем.

— Что, настолько все плохо? — немедленно напрягся я. — А отец молчал… что, блин, за манера?!

— А ты мне это прямо в лицо выскажи, сын!

Упс… опять лоханулся. Папенька, чтоб вы знали, в случае нужды умел быть абсолютно бесшумным, несмотря на габариты и парадную сбрую, то бишь не самый удобный костюм. Для него, естественно. Потому что единственно приемлемым Виктор Андреевич считал комплект из старых треников с олимпийкой. Но, к великому для него сожалению, при всей своей власти не мог их себе позволить. Вернее, как раз вследствие. Хоть и не из стеснительных мой батя, ага. Да взять хотя бы текущий момент — не стал скрывать отцовских чувств при посторонних. Но, опять же, на свой собственный манер — то бишь с обнимашками не полез, даже руку не пожал, в отличие от старперов-подельников. Зато посмотрел этак со значением, а еще со своей неизменной иронией, и дернул головой в сторону кабинета, типа, пошли, заждался уже. Зная Виктора Смалькова (а уж я-то знаю, как никто!), подобный жест мог быть расценен однозначно как величайшая степень доверия. Тем более что в сам кабинет меня пригласили впервые. Вы только представьте — за все эти годы! Кстати, братец Арти и в этом меня опередил — племяш побывал в дядькином логове минимум на неделю раньше меня, родного сына. А это тоже о многом говорило.

Личная приемная моего беспокойного родителя пустовала, зато кабинет скомпенсировал этот недостаток — интерьер в общих чертах мне был знаком (после стольких сеансов связи!), но сегодня в нем наблюдались изменения — отцовское место осталось в неприкосновенности, но гостевых кресел прибавилось. Два места слева от стола занимали высокопоставленные гости в лицах дорогого дядюшки Питера и заклятого друга кузена, на аналогичные два справа Виктор Андреевич указал кэпу с Грегом, а на мою долю остался диванчик напротив папенькиного кресла. Я даже не сразу сообразил, что мне именно туда, повертел головой в поисках еще одного посадочного места, но нарвался на отцовский взгляд и покорно приземлился, куда велели. И не прогадал — рядом со мной невозмутимо устроился тренер дядя Коля.

— Не кипишуй, пацан, — шепнул он, когда я вознамерился было поинтересоваться у папеньки, с чего это такая честь. — Так надо. Витька не хочет тебя светить.

— Типа, не заслужил? — возмутился я. Тоже шепотом, кстати.

— Бери выше — ты наше секретное оружие. Короче, сиди, как мышь под веником. Не знаешь, как это — смотри на меня.

— Уговорил, тренер. А чего это тут вообще?

— Да так, ерунда, — отмахнулся дядя Коля. — Ежедневный сходняк. Малое оперативное совещание.

— Поня-а-атно… хочешь сказать, ради этого нас с «Молнии» дернули, курьер не пожалели?

— И это тоже, — кивнул тренер. — Раз уж выпала такая возможность. Витька решил, что так вам будет проще вникнуть в ситуацию.

— Нам?

— Всем троим.

— Вы чего там шипите? — обернулся на нас папенька, колдовавший с бутылками и стаканами у старинного бара. — Мы вам не мешаем?

— Да мы уже привыкли, — очень кстати влез кэп. — Твой младшенький не в меру скрытен, Виктор.

— Еще скажи, старших не уважает, — хмыкнул отец, одарив Иванова стаканом. Второй же протянул Грегу, возмутительным образом проигнорировав нас с дядей Колей.

— Ну, не без того…

— Да ладно тебе, Майк, — вступился за меня мистер Слоун. — Все мы такие были. А с Денисом мы и сами немного того… перестарались…

— Можно подумать, племяш у меня святой, — ухмыльнулся дядя Петя. У него стакан уже был, так что он не отказал себе в глотке элитного пойла — иного Виктор Андреевич в своем логове не держал. — Скажи, Артур?..

— Э-э-э… не совсем понимаю, о чем ты, отец, — не повелся кузен.

Его, как я заметил, тоже спиртным обделили. Вот такая вот дискриминация. Я бы даже сказал, возрастная сегрегация. Что поделать, для Виктора Смалькова и Питера О’Мэлли мы с Артуром навсегда останемся несмышлеными детьми. И тут хоть из кожи вон, а ничего не изменишь. Разве что посамовольничать? Кстати, почему бы и нет?.. Тем более что папенька уже с удобством устроился в собственном кресле-монстре, вооружившись емкостью с чем-то янтарным — тут даже гадать не берусь, может и коньяк оказаться, и вискарь.

— Ну что ж, дорогие… гости! — с заминкой начал Виктор Андреевич. — Вы наверняка задаетесь вопросом: а за каким, собственно, лядом я оторвал вас от важных дел и загнал в самую дорогую клетку во всей системе Алабужева?

— Бери выше — во всем Колониальном союзе, — булькнул вискарем дядя Петя.

И это, между прочим, констатация факта, а не родственный прогиб. Я же уже говорил, что Питер О’Мэлли болезненно справедлив? Вон, Арти живое тому доказательство.

— Другой бы на моем месте возразил, но я не буду, — усмехнулся папенька. — Короче, вы мне тут нужны. Я, конечно, понимаю, что мотаться по космосу в поисках всяких занимательных штукенций куда интереснее, чем залипать со старым брюзгой у него в кабинете, но это вынужденная мера. Ты, Грег, и ты, Миха, приказом от вчерашнего числа официально введены в оперативный штаб объединенных вооруженных сил Корпораций СТГ и «О’Мэлли текникс». А ты, сын, будешь внештатным советником…

— Это потому, что ты не хочешь светить Информаторий? — огорошил я присутствующих встречным вопросом.

Особенно Артура, судя по его реакции. А до того, значит, они мне не поверили… впрочем, я и не утверждал наверняка, только намекал.

— Это потому, что ты еще недоросль, — отрезал папенька. — И не успел показать себя в деле. Я имею в виду, публично.

Ну да, есть такой косяк… издержки профессии, блин! Черт, однозначно надо залить горе… что, собственно, я и проделал — поднялся с дивана, прошествовал мимо изумленного папеньки к бару, изобразил ритуальное «наложение дланей» на магнитный замок, и через пару секунд запустил загребущие лапы в тщательно оберегаемые закрома Виктора свет Андреевича.

— Арти, тебе чего налить?

— Виски, — обалдело ответил тот.

— А мне коньячку захвати, — попросил дядя Коля. И невозмутимо уставился на малость охреневшего папеньку: — Чего? Проиграл, расплачивайся.

— Э-э-э… тренер, тебе какой-то конкретный взять? — подыграл я.

— Вон там, справа, в глиняной бутылочке.

— Разоритель!.. — застонал папенька.

— Не жлобься, Виктор! — и не подумал отступить дядя Коля. — А ты, Денис, не скупись, лей полнее. Во-от, нормалек!

— Шантажист, — смирился с судьбой отец. — Ладно. Все налили? Расселись? Готовы слушать?

— А мы так уже который год живем, — хохотнул Грег, подмигнув кэпу. — Под тяжким гнетом твоего нерадивого отпрыска.

— Ладно, верю, — кивнул папенька. — Заслужили бонус. Но потом.

— Как обычно, — усмехнулся капитан Иванов. — Давай, рассказывай. Мы все внимание.

— Да уже все, собственно, — развел руками Виктор Андреевич. — Засучайте рукава, впрягайтесь в работу. Ты, Грег, займешься логистикой и снабжением. А тебе, Мих, прямая дорога в группу оперативного командования Флота. А ты, бесстыжий отпрыск, войдешь в группу аналитиков. Неофициально!

— А вы, Виктор Андреевич, моим мнением на этот счет поинтересовались? — глянул я на родителя сквозь стакан. И демонстративно зевнул.

— Есть такое слово — надо, сын. И оно сейчас ключевое.

— Ошибаетесь, Виктор Андреевич. Есть дела поважнее.

— Я чего-то не знаю? — вздернул бровь отец. — Впрочем, не удивлен. Я постоянно чего-то не знаю. Но об этом позже, две минуты до совещания.

— Но…

— Денис, я сказал позже! — отрезал отец.

Пришлось смириться с фактом. Ну а как вы хотели? Временами (почти всегда) Виктор Андреевич Смальков бывал просто невыносим. Особенно для близких родственников.

— Тренер, что за блудняк? — переключился я на более доступный объект.

— Да так, посиделки, — отмахнулся тот. — Совещание в режиме видеоконференции, кроме нас еще флотские и ребята из аналитического отдела. Каждый день Витька собирает, но пока еще ничего особо полезного я не слышал. Хотя сегодня два доклада.

— Поня-а-атно…

Тем временем подготовка к мероприятию, по всей видимости, подошла к концу — подчиняясь команде с отцовского терминала, посреди кабинета сформировалась голопроекция стандартного интерфейса видеоконференции — десяток объемных «окошек» вплотную друг к другу. Часть из них пока что заполняла чернота, в остальных проступили интерьеры различных помещений — где кабинета, где лаборатории, а где и капитанского мостика. Все участники сопровождались короткими метками — фамилия, инициалы, должность. Не соврал тренер дядя Коля, все как на подбор: флотские, десантура, ученые и аналитики. А часть еще и совмещала текущие должности с синекурой в Корпорации — кто директор, кто глава того или иного отдела. Как, например, один из аналитиков, по совместительству главный пиарщик. Или начальник штаба флота Корпорации СТГ, помимо этого еще и крупный специалист по оружейным системам. А ничего так, представительное собрание… одно плохо — смотреть пришлось с тыла, поэтому в зеркальном отображении. Впрочем, Зевс очень быстро вмешался в процесс и без напоминания врубил фильтр, возвращавший картинку к удобоваримому виду. Ну а тренер, по всему судя, уже привык.

К исходу обещанных двух минут голопроекция заполнилась участниками, и отец, предварительно многозначительно прокашлявшись, объявил:

— Двадцать первое десятое сто тридцать восьмого. Десять ноль-ноль. Оперативное заседание объединенного штаба. Запись пошла.

Окинув внимательным взглядом как присутствующих воочию, так и посредством виртуальных «окошек», Виктор Андреевич взял секундную паузу, дабы отдельные раздолбаи типа меня прониклись ответственностью момента, и продолжил вводную:

— План есть у каждого. Вопросы, предложения, пожелания? Регламент прежний?.. Отлично. Адмирал О’Тулл, вам слово.

Ха! А ведь заклятая дружба Корпораций зашла куда дальше, чем я мог предположить! Поначалу в глаза не бросилось, но стоило только папеньке объявить первого докладчика, как до меня дошло, что около половины присутствующих — из дядькиной вотчины. Странно, что отец на инглиш не перешел… хотя, при нынешнем развитии электронных переводчиков… да и привык я уже, если честно. На «Молнии» по-русски вволю пообщаться можно или с кэпом, или с Мисс Лёд. Оба, как вы понимаете, далеко не подарки, так что контакты с ними я свел к необходимому минимуму. Оставался Зевс. А под остальных приходилось подстраиваться, так что я уже давно переключался с языка на язык на автомате, совершенно не придавая тому значения. Вот и сейчас, не заостри отец внимания на фамилии флотского, я бы и не заметил перехода. Космополитизм как он есть, блин…

— Постарайтесь покороче, Генри, — счел нужным уточнить мой родитель. — Ключевые моменты, значимые изменения в обстановке.

— Есть, сэр, — с достоинством кивнул адмирал. — Оперативная сводка на девять пятнадцать текущего дня. Присутствие противника зафиксировано в ста двенадцати Колониях, плюс три с прошедших суток. Динамика за последнюю неделю незначительная, прослеживается тенденция к замедлению экспансии…

Хм… сто двенадцать… когда отец умудрился докричаться до Элвы, земляне вторглись лишь в семьдесят четыре системы. И еще тридцать восемь за следующие девять суток. Ну-ка, что тут в справке? Ага, не соврал старина Генри — динамика отрицательная. Сначала занимали по десятку новых миров в день, потом по пять-шесть, теперь вот вообще три… выдохлись? Или фактически выполнили заранее намеченное? Так, теперь карту… спасибо, Зевс… ну да, так и есть. Прибавляются наиболее отдаленные от закрытого сектора системы. То бишь можно ожидать, что дня через два-три мы получим окончательную картину вторжения. Пусть будет сто двадцать миров. Сто двадцать систем. Земля плюс три Сателлита… по тридцать миров на одного вторженца?.. Не круто ли? Даже если учесть, что из ста двенадцати на данный момент конкретно Колоний восемьдесят одна, остальные — системы из приграничных территорий, то бишь априори слабее даже Колоний, не говоря уж о Корпорациях… нет, все равно круто. Удержать такие территории землянам не под силу. Выдохнутся. Логистика сожрет уйму ресурсов, с переброской резервов начнутся проблемы… если только они не надеются еще на что-то… на какое-то чудо… ту же портальную сеть. Почему нет?..

— … концентрация сил тоже неравномерная, как вы можете заметить. Наиболее многочисленные группировки отмечены в дюжине систем — схема прилагается. Какие-либо признаки системного подхода к экспансии наши эксперты до сих пор не выявили…

«Зевс?»

«В гипотезу о портальной сети данные ключевые миры вписываются идеально, Денис. Это транспортные узлы, пересечение нескольких крупных маршрутов, связывавших высокоразвитые цивилизации, жившие с торговли».

Ладно, потом папеньке скажу… хватит уже отвлекаться. Генри вроде что-то интересное вещает…

— Восемьдесят пять процентов атакованных систем вписываются в сферу радиусом шестьдесят парсек от закрытого сектора. Оставшиеся пятнадцать выходят за ее пределы, распределены случайным образом. Часть на данный момент оставлена силами вторжения — скорее всего, эти миры земляне использовали в качестве перевалочных пунктов, для дозаправки и перегруппировки. Таким образом, по данным наших аналитиков, непосредственной угрозе вторжения подвергаются четыре корпоративных мира — Бункай, Корпорация «Киото Биотекнолоджиз», Новая Алабама, Корпорация «Джоунс Агрикалчурал», Энигма и Нибелунг, Корпорация «Штайер».

— Запросы на военное взаимодействие поступали? — уточнил отец.

— Никак нет, сэр.

— И чего, спрашивается, ждут? Гансы паршивые… продолжайте, адмирал.

Ну-ка, чего это папенька так переживает?.. Ага, понятно. «Гансы», как он изволил выразиться — Корпорация «Штайер», выросшая из знаменитой оружейной фирмы. Вырвавшись на просторы большого космоса, австрийцы о своих корнях не забыли и продолжили развивать эту линию, превратившись со временем в ведущего разработчика вооружений. А еще они лучше всех остальных умели обращаться со смертоносным наследством Предтеч. Поговаривают — в кулуарах, само собой — что даже сумели воспроизвести кое-какие образцы, только на рынок выбрасывать не спешат. Согласен, жалко таких на съедение землянам оставлять. Да и производственная база на названных планетах сама по себе огромная ценность. И стратегическое преимущество для сил вторжения — пойди еще найди такие ремонтные мощности. Впрочем, Бункай тоже лакомый кусочек — «Киото Биотекнолоджиз» лидер по производству имплантов и андроидов, а еще в сфере клонирования. Тоже небезынтересный для землян объект, хотя бы в плане информации и новых технологий. Для них, как я успел убедиться, клонирование основа могущества. Правда, еще никому об этом не сказал. Я имею в виду, из верхушки родной Корпорации. Но ничего, чуток потерплю, а потом все сразу на папеньку вывалю. Не все ему надо мной издеваться, будет скоро и на моей улице праздник.

— За крайние десять часов в наблюдаемых системах не отмечено ни одного значительного боестолкновения. Взаимодействие вооруженных сил носит случайный характер, ограничивается обменом залпами или бегством одной из сторон при попытке развить огневой контакт. Уничтожен один корабль сил самообороны в Колонии Руппертсдааль. Судя по косвенным данным, имел место несчастный случай. К пространственной инфраструктуре земляне относятся с тем же пиететом — все разрушения носили точечный характер непосредственно в момент вторжения.

Похоже, и впрямь берегут материальную базу, а, Зевс? Хозяевами уже себя чувствуют, блин…

«Такое предположение хорошо вписывается в текущее развитие событий, Денис».

Ползучая экспансия, надо же… похоже, земляне очень неплохо все просчитали, прежде чем вписаться в авантюру. Мы ведь, по факту, всю игру им поломали, перекрыв доступ к ресурсам Элвы. И что в итоге? Хоть что-то изменилось? По большому счету нет, разве что сроки теперь сдвинулись. А еще жертв будет куда меньше — эпичные космические баталии лишены смысла, соответственно, процент потерь в потенциале сильно снижается. А может быть и с точностью до наоборот — флот на флот махаться не будут, начнут высаживать десанты на заселенные планеты. Своих не жалко, потому что клоны, а чужих — потому что чужие. А какой еще остается вариант? Только запугивать, в основном безжалостным геноцидом. Иначе в условиях тотального численного превосходства никак. Армии-то в большинстве Колоний в зачаточном состоянии, зачастую вместо них органы правопорядка — копы, менты, национальные гвардейцы… соответственно, главная опасность — нарваться на герилью. Так что партизанское движение придется давить в зародыше, массовыми расстрелами и прочими репрессиями. Сомнительный метод, знаю. Но… может, в какой-то одной Колонии и сметет волна народного гнева находников. А в пяти других — нет. Все равно игра будет стоить свеч. Или, как вариант — атака Бункая с захватом производственных мощностей и штампованием пушечного мяса в виде сотен тысяч клонов с обрезанным ресурсом. Надо будет, кстати, папеньке на этот момент указать. Хотя он наверняка уже это все просчитал.

… адмирал О’Тулл вещал еще в общей сложности минут сорок, от общей обстановки скатившись в унылую конкретику — где, сколько, когда, какого развития событий стоит ожидать, да какие меры принять. Скучно, ибо уже далеко не уровень генштаба. Но отец терпел, подавая пример остальным. Соответственно, и я возбухать не стал, добросовестно усваивая преподнесенную информацию. Нехай будет. Да и проще так осознать масштаб проблемы. Главное, не принимать все слишком близко к сердцу, иначе стресс и неизбежное снижение работоспособности. А мне и так досталось на орехи… и Асти недоступна. Ох, не помешал бы сейчас сеанс психофизиотерапии…

В общем, когда старик Генри закруглился, у меня таки сложилось общее мнение относительно вялотекущей кампании. И ключевое слово здесь именно «вялотекущая». Такое ощущение, что земляне никуда не торопились. Добились паритета и хрупкого равновесия, и занимаются своими непонятными делами. А в иных местах и вовсе затаились на спутниках газовых гигантов или еще в каком-нибудь никому не интересном месте и тупо ждут. Чего? Кто бы знал…

— Спасибо, адмирал О’Тулл, — поблагодарил таки заткнувшегося флотского папенька. — У нас на сегодня запланирован еще один доклад. Спецотдел, готовы?

— Да, Виктор Андреевич.

— Мы вас внимательно слушаем, Иван Антонович.

— Да я больше показывать буду, чем говорить, — поспешил успокоить участников мероприятия пожилой дядька с голограммы. Его «окошко» с видом на характерный бардак выдавало в обитателе кабинета технического специалиста, связанного с боевой электроникой. — Мой отдел проанализировал предоставленные вами данные и сравнил их с наблюдениями на местах. И сейчас будет первая новость — по всему судя, наши оппоненты не сумели воспроизвести в товарных количествах наиболее убойные системы вооружения. Если и стоит ожидать их применения в ходе боевых действий, то лишь в единичных случаях. Я бы порекомендовал учитывать такую возможность, но не придавать ей излишнего значения. Куда опаснее, на наш взгляд, массовые образцы — кинетические системы на основе эффекта Гаусса. То, что мы видели в атакованных Колониях, позволяет утверждать, что земляне воспроизвели технологии расы Отту-Кай — теплокровных гуманоидов из системы Коррунд. Если кто запамятовал, это третий Сателлит. И не просто воспроизвели, а поставили на поток, упростив конструкцию и увеличив скорострельность. Плюс не стеснялись с калибрами.

— Противоядие есть?

— Силовые поля, Виктор Андреевич. Или маневр. Но в условиях быстротечного ближнего боя последнее не всегда возможно. У врага, кстати, силовые поля тоже имеются. Мы предполагаем, что это уже наследие расы Шарп. Система Элвин, первый Сателлит. Но в этом случае нам повезло — упрощение технологии и ее адаптация к возможностям хомо привели к уменьшению эффективности оборонительных систем. Наши если не на порядок, то в разы мощнее. Правда, и энергопотребление соответствующее.

— Что в целом?

— В целом, Виктор Андреевич, выводы неутешительные. В прямом противостоянии один на один с модульным кораблем землян любая боевая единица флота Корпорации классом от крейсера и выше имеет подавляющее преимущество. Земляне вообще без шансов. Средние и малые боевые корабли тоже превосходят модульники, но уже не в разы, а на проценты. Здесь уже будет играть фактор везения, а также подготовка экипажа. Но уже в соотношении один к трем шансы модульников даже против тяжелого крейсера вырастают до значительных. Один к четырем — вероятность положительного исхода для нас снижается до пятнадцати-двадцати процентов. И это в том случае, если земляне не прибегнут к тактике «москитов», то бишь не разделят модульник на автономные боевые единицы. В этом случае наше преимущество в мощности вооружения превратится в недостаток — главным калибром вести огонь по мелочи слишком расточительно, да и затруднительно. А на средней и ближней дистанции у нас дела обстоят значительно хуже. Основная надежда на броню и силовые поля.

— И ваш окончательный прогноз, Иван Антонович?

— Трудно сказать, Виктор Андреевич. Но мои парни смоделировали боестолкновение оперативной эскадры Корпорации СТГ с флотами противника разной численности… в общем, прогноз неутешительный. При численном паритете победа останется за нами, но потерь не избежать. От одной до трех боевых единиц. Если противник будет превосходить численностью на треть, возникает вероятность потери до пяти единиц. И далее по нарастающей. В итоге уже после пяти-шести боестолкновений даже в паритетных условиях мы теряем до трети эскадры. Плюс неизбежные мелкие повреждения, потери в личном составе, износ материальной базы.

— От чего предполагаете основные потери?

— Гауссы, Виктор Андреевич. Крупнокалиберные гауссы, со средних и ближних дистанций. Мы смоделировали… да, опять. Учли характеристики наиболее распространенных у нас оборонительных систем и поражающую способность гаусс-орудий. В общем, при достигнутой землянами практической скорострельности, калибра орудий и средней дистанции поражения они успевают создать достаточную плотность огня для поражения одной-трех единиц нашего флота.

— Но сами при этом потеряют все корабли, правильно я понимаю? — ожил адмирал О’Тулл.

— Совершенно верно, сэр.

— Значит, игра стоит свеч.

— Отнюдь, Генри! — вступил в полемику дядя Петя. — Земляне могут себе позволить размен один к пяти. И даже больше. Мы — нет. Надеюсь, не нужно объяснять, почему?

— Да, сэр! То есть, так точно, не нужно.

— Хочешь еще что-то сказать, Генри?

— Сэр, я понимаю, что мы не можем себе позволить нести потери. Но и оставаться в стороне тоже не вариант. Рано или поздно мы будем вынуждены. И мне это не нравится, сэр. Если потерь все равно не избежать, я предпочитаю сохранить инициативу за собой. Сэр.

— Это тема для отдельного разговора, Генри! — отрезал дядька.

— Да, сэр.

— Каково же ваше общее заключение, Иван Антонович? — вновь взял инициативу в свои руки папенька.

— Если у противника не обнаружатся в ближайшие дни резервы, сопоставимые с текущими силами, объединенный флот Корпораций СТГ, О’Мэлли, Такэда и, скажем, Киото, разделенный на ударные группы, способен нейтрализовать угрозу.

— В какой степени?

— Мы нанесем достаточный урон, чтобы с остатками землян справились сами Колонии.

— Хорошо. Какова цена?

— Придется смириться с утратой от семидесяти пяти до девяноста процентов кораблей.

— То бишь мы практически обнуляем наши силы… — задумался отец.

Тяжко задумался, между прочим. И было с чего. Расклад откровенно поганый. Спросите, почему? Так я отвечу. Спец выдал прогноз на основе анализа доступных сил четырех Корпораций. Из четырнадцати. И это, я бы сказал, оптимистичный сценарий. На данный момент у нас союз всего из двух членов. Третий — Такэда — на подходе с вероятностью, близкой к единице. А вот четвертый уже пятьдесят на пятьдесят. С остальными и вовсе не договоримся — конкуренция и пересечение интересов. Плюс многолетняя вражда. Как думаете, что эти хищники предпримут, едва осознают, в насколько плачевном положении оказались давние соперники? Риторический вопрос, ага.

— Не очень-то вы нас обнадежили, Иван Антонович.

— Чем смог, Виктор Андреевич, — развел руками спец. — Сами знаете, еще несколько дней назад у нас не было даже такого прогноза. В заключение скажу, что ввязываться в открытое военное противостояние нецелесообразно, пока мы не изыщем резервы для пополнения флота.

— Спасибо, Иван Антонович. Изыщем… именно так. Вопросы? — повысил голос отец, обратившись к аудитории. — Вопросов нет. Работаем по плану. О любых изменениях обстановки в окрестностях корпоративных миров докладывать незамедлительно лично мне. Остальное фиксировать для завтрашней оперативки. Все свободны.

Голограмма потускнела, рассыпалась на искры и через пару мгновений окончательно истаяла, и мы вновь оказались в тесной, да еще и по большей части родственной компании. Некоторое время в кабинете висела напряженная тишина, потом отец вздохнул, откинулся на спинку кресла и устало констатировал:

— Ну что, соратники, вы все сами слышали и видели. Примерно так происходит каждое утро вот уже десять суток подряд.

— А смысл? — хмыкнул кэп.

— Поддержать людей, не более. Должен же я показать, что руководство бдит? Должен.

— Но главные решения ты, как обычно, принимаешь единолично, — усмехнулся Грег Слоун.

— Не в этот раз, — подал голос дядя Петя. — Но даже нас двоих не хватает.

— Теневой штаб? — удивленно уставился на дядьку капитан Иванов.

— Можно и так выразиться. И вы, господа, теперь его неотъемлемая часть, — объявил папенька. — Посему не расслабляемся, предстоит еще один разговор. Откровенный. Причем прямо сейчас.

Напугал, блин…

Глава 2-2

— //-

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», Новый Оймякон, укрепленный район Оймякон-плаза, 21 октября 2138 года

Н-да… я и раньше подозревал, что кэп с Грегом не так просты, как кажутся. А теперь убедился окончательно. Надо же, теневой штаб! И мои старперы-оппозиционеры его члены! Заметьте, наряду с двумя фактическими главами Корпораций, одним профессиональным безопасником и парой недорослей, ценных лишь тем, что являются наследниками вышеупомянутых глав. Ну, меня, может, еще из-за кое-какой удачно замыленной информации привлекли. Хотя… Арти младший, как и я. Значит, не из-за официального статуса. Чем-то еще заслужили. Изрядной авантюрной жилкой? Причастностью к неким событиям, имевшим место энное количество лет назад? К черту. Раз Виктор Андреевич привлек именно нас, значит, мы единственные достойные. А если припомнить еще кое-какие подробности, всплывшие не так давно, то в подобном расширении состава тайного сборища даже прослеживалась логика: доверил бы папенька воспитание непутевого младшенького левым людям? Кто бы что ни говорил, отец меня любил. По-своему, конечно, и весьма своеобразно. Так тем паче! Поди, Сереге таких вредных наставников не досталось, у него сплошь скучные брокеры, финансисты и бухгалтера. А я вот удостоился чести, хе-хе. Прямо скажем, весьма сомнительной.

— Ну что ж, судари мои, — прочистил горло после затянувшейся паузы Виктор Андреевич, — вынужден констатировать факт: мы с вами в полной жопе.

— Ты гляди! — восхитился Грег. — А я уж думал, что ты никогда не признаешься. Как там, Денис, в твоей мёрфологии про пессимистов говорят?

— Пессимист — это тот, кто считает, что хуже быть не может, — усмехнулся я. — Но вынужден вас огорчить, мистер Слоун. Согласно именно этой трактовке мы все отъявленные оптимисты.

— Особенно ты, — не остался в стороне кэп. Правда, сразу же потерял ко мне интерес, и следующий вопрос адресовал Смалькову-старшему: — Виктор, скажи-ка, почему именно мы? У тебя мало специалистов?

— Таких, как вы — ни одного, — совершенно серьезно признал папенька. — Вы уникальные.

— Я уже много лет как отошел от дел, — покачал головой капитан Иванов. — Ты это прекрасно знаешь. А боевой опыт даже в наших условиях имеет свойство обесцениваться со временем. Техника, может, и стоит на месте, но мысль человеческая — нет. И чем же я лучше действующих адмиралов?

— Они все тактики, — поморщился отец. — Сам же прекрасно знаешь.

— А для стратегических решений мы слишком долго пробыли вне информационного поля. Я бы даже сказал, в абсолютном информационном вакууме. Мне, чтобы в колею войти, неделя понадобится, не меньше.

— Всего-то? — усмехнулся Виктор Андреевич. Правда, как-то невесело. — Не парься, Миха, командовать флотом я тебя не заставлю. Будешь консультантом, на полставки.

— Даже так?

— Сам же сказал, что не готов. Да и нерационально твои уникальные способности настолько бездарно разбазаривать. Найдется работенка по профилю. Всем троим, — уточнил отец, перехватив мой недоуменный взгляд.

— Ты убедился, что Денис добрался-таки до Информатория, и решил наложить лапу на еще не освоенные ресурсы Предтеч? — как о чем-то само собой разумеющемся поинтересовался Грег.

— И ты еще спрашиваешь, почему именно вы? — подмигнул папенька кэпу. — В сложившейся обстановке ваш опыт просто бесценен. Сейчас как никогда нужны Оружейники, а вы — лучшие из них. По крайней мере, из тех, что работают на СТГ.

— Очень важное дополнение, — вернул Иванов ухмылку моему отцу. — А ты повзрослел, Виктор.

— С чего бы это? — удивился папенька.

— Начал критически мыслить, оценивать обстановку с позиций прагматика, а не романтика…

— Скажи еще, авантюристом быть перестал.

— Не перестал. Но успешно себя пересиливаешь. Еще бы малого научил, цены бы тебе не было.

— Не дождетесь, — хрюкнул я в стакан, чуть не подавившись вискарем. — Да вам и не выгодно — я тогда без вас обойтись смогу.

— Запомни этот день, Майк — Смальков-младший признал нашу несомненную пользу. Считаю, надо за это выпить! — отсалютовал присутствующим стаканом Грег Слоун. — А если серьезно, хотелось бы выслушать обе стороны.

— Обе? — удивленно вздернул бровь папенька.

— У твоего беспокойного младшенького тоже есть план.

— Действительно?..

— Я бы не назвал это планом, — некстати влез кэп, — но кое-что из слов Дениса заслуживает внимания. Помимо всяческой мистики, естественно.

— Спасибо за мистику, капитан.

— Всегда пожалуйста. Так что, Виктор? Выслушаешь малого?

— Думаешь, он скажет что-то более важное, чем целый председатель совета директоров Корпорации?

— Виктор, кончай уже недооценивать своего младшего.

Упс… вот это нежданчик! Спасибо, кэп… даже не знаю, что сказать… расчувствовался. Осталось только скупую мужскую слезу обронить, прямо в стакан с вискарем.

— Считаешь, уже пора? — подозрительно серьезно уточнил отец.

И ведь даже не ухмыльнулся, тудыть его!

— Если бы не считал, не говорил бы, — отрезал кэп. — Но так уж и быть, начнем с тебя. Вернее, твоего гениального в своей простоте плана.

— Ого! Сарказм! — изумился папенька. — Да еще и в мою сторону! Видать, действительно что-то изменилось в этом не самом лучшем из миров…

— Вик, ближе к делу, — напомнил о себе мистер Слоун. — Или мне самому рассказать, что ты задумал?

— Было бы интересно сравнить, — покивал отец. — Но потом. В общем, мой… вернее, наш с Питером план таков: затягиваем конфликт, до последнего избегая крупных боестолкновений, и дожидаемся резервов. Которые, как уже сказал Грег, нам предоставят Оружейники, действующие по наводке. А ты, мой скрытный отпрыск, только попробуй сказать, что знать ничего не знаешь и ведать не ведаешь. И прежде чем возражать… учтите еще одно обстоятельство: столь удачной обстановки для реализации именно этой задумки мы можем и не дождаться. Нам по самым скромным прикидкам понадобится не меньше месяца, а сколько еще земляне будут воздерживаться от активных действий, никому не известно. Упустим время, и придется заплатить большой кровью. Каждый день промедления грозит вылиться в значительные потери в дальнейшем.

— Давай-ка поподробнее про обстановку, — попросил кэп.

— Не думаю, что для вас всех это будет откровением… но наши аналитики коллегиально пришли к выводу, что первоначальный план землян накрылся известным местом, и они работают по резервному варианту, причем исключительно из нежелания давать задний ход.

— Тоже боятся упустить удачный момент, — усмехнулся Грег. — А что за первоначальный план, выяснили?

— И чего ты усмехаешься? — возмутился отец. — Как будто сами еще не в курсе. Или Дениска и вам лапши на уши навешал?

— Скорее, поплакался в жилетку, — сдал меня с потрохами капитан Иванов. — Очень уж его задела наша… игра втемную. Всерьез он на одного высокопоставленного руководителя осерчал. Боюсь, не связывай их родственные узы, оному руководителю сильно бы не поздоровилось.

— И что? Я должен извиниться?

— Было бы неплохо, — буркнул я.

— Мои действия продиктованы сугубой необходимостью, сын. И на твоем месте я бы оценил уровень моего к тебе доверия! — повысил голос папенька.

— Использовать втемную — офигительный уровень доверия! — огрызнулся я.

— Вот именно! Я был в тебе уверен на все сто!.. Чего еще?! — перехватил отец ироничный взгляд тренера дяди Коли. — Ладно, на девяносто… на семьдесят пять, если уж совсем точно! Потому и задействовал в сверхсекретной разработке, да еще и с дальним прицелом! Цени, сын!

— Твой старик тебе такую же чушь втюхивает? — покосился я на Арти.

— Если бы, — с опаской хмыкнул тот, в свою очередь покосившись на дядю Петю — тот сидел слишком близко, чтобы не учитывать возможность родительского подзатыльника. — Мне о такой свободе действий только мечтать оставалось.

— Еще скажи, ты именно поэтому сбежал на Пандору, — скривился Питер О’Мэлли.

— В том числе, — не стал отпираться братец. — Но речь сейчас не обо мне.

— Верно, — поддержал я кузена. — Речь о вероломстве. Как в целом, так и отдельных личностей.

— Так! — грохнул кулаком по столу папенька. — Кончай этот цирк с конями, Денис! Я понял, к чему ты клонишь.

— Что, неужели опять раскусили жалкие потуги недалекого отпрыска, а, папенька?

— Не паясничай. На слабо не возьмешь, совесть не разбудишь — она атрофировалась.

— Как я сразу не догадался, блин…

— В общем, ничего ты не выгадаешь. Никаких послаблений. Какое сейчас примем решение, такое и будешь выполнять. Начинай уже работать в команде, сын!

— Ладно. Но попытаться же надо было…

— Попытался. Легче стало?

— Немного.

— Тогда возвращаемся к нашим баранам, то есть землянам. Судя по тем крохам информации, которыми соизволил поделиться Денис…

— Ты сам сказал, что связь слишком дорогая!

— Нельзя же все воспринимать настолько буквально!

— Так и скажи, что не хотел перед Брокерами палиться!

— Мог бы и сам догадаться! И не выпендриваться здесь!

— Виктор, ближе к делу, — поморщился кэп.

— В общем, судя по некоторым данным, земляне питали надежду задействовать для пополнения материальных ресурсов тот же источник, что и мы, то бишь планету, которую один умник назвал Элвой. Но ни у кого не срослось — вместо чего-то полезного этот самый умник трансформировал уникальный объект Архонтов в неведомую гребаную фигню. И с не менее неведомым функционалом, что страшнее всего. С одной стороны, это минус — мы лишились источника резервов. С другой — плюс. Противник лишился того же. В результате сложилась патовая ситуация, из которой каждая из сторон лихорадочно ищет выход. И если про наших оппонентов мы можем лишь строить догадки разной степени несбыточности, то конкретно у нас появилось преимущество — знания.

— А почему ты думаешь, что у землян этих знаний нет? — не выдержал я. — Судя по их действиям, как раз у них изначально имелся куда более полный Информаторий, чем те крупицы, что достались Корпорациям и Колониям!

— Ключевое здесь «более полный», сын. Но это отнюдь не означает, что он совершенно полный. Чувствуешь разницу? «Более» — это и на процент-другой тоже. Но я думаю, да и аналитики склоняются к аналогичному мнению… в общем, изначально у верхушки земной клики, стоявшей у истоков Исхода, имелся вариант, сходный с выдержками, которые Денис умыкнул с базы Брахни на Пандоре.

— Все-таки докопались?

— А ты надеялся на что-то иное, мой неблагодарный отпрыск? Естественно, докопались! Но должен признать, сработал ты качественно. Наши айтишники почти год убили, прежде чем сумели восстановить данные на сервере Объекта-357.

— Ну и зачем тогда я, собственно, понадобился? Отпустили бы вы меня, папенька, восвояси. Тем более что я не фигней страдать собираюсь, а Вселенную спасать!

— Всего-то? А до того ты чем занимался? — резонно отбрил меня отец. — Вселенную… когда-то я тоже считал, что без меня всему кранты. Но жизнь быстро научила, что я вовсе не пуп галактики…

— Слова ваши расходятся с делами, папенька.

— Это ты о чем, наглый отпрыск?!

— А как еще расценивать твои попытки влиять на всё и вся?! Да что далеко ходить — вся моя жизнь тому доказательство! Или еще примеры привести? — с намеком кивнул я на кэпа с Грегом.

— Ну, это ты уже загнул, — немедленно отперся капитан.

— Но не слишком, — не согласился мистер Слоун.

— Вот видишь!

— Сказал же уже — не прокатит!

— Виктор, может, потом пособачитесь? — не выдержал дядя Петя. — В тесном семейном кругу?

— А сейчас какой?! — хором возмутились мы с папенькой.

Арти прыснул, успешно замаскировавшись стаканом, мистер Слоун рассмеялся в открытую, и только кэп с тренером дядей Колей умудрились сохранить каменные физиономии, отчего я стал уважать их еще больше. Хотя, казалось бы, куда еще?..

— А, делайте, что хотите! — в сердцах отмахнулся дядька.

Впрочем, его попытка усовестить папеньку все же возымела действие — тот немного помолчал и вернулся к основной повестке:

— В общем, у нас на данный момент есть весомое преимущество — еще более полная версия Информатория.

— Бери выше — исходник, — ввернул я.

— Допустим, хоть это и дискуссионный момент, — не повелся отец на провокацию. — Суть в том, что ты, Денис, имеешь доступ к жизненно важной информации. И мы в этом уже убедились на собственном опыте — твои сведения касательно Сателлитов полностью подтвердились. Значит, ты не лукавишь и насчет всего остального. Отсюда и проистекает мой… наш план: коль скоро обстановка позволяет затянуть игру в кошки-мышки без тотального мочилова на неопределенный срок, грех не воспользоваться предоставленной форой. Поэтому ты, сын, незамедлительно займешься анализом Информатория на предмет где бы сподручней разжиться боевыми кораблями. И твой искин тебе в этом поможет.

— Это какой еще «его» искин? — возмутился кэп. — Что-то я не припоминаю, чтобы ставил Зевса на баланс Корпорации.

— Зато он на балансе объединения «Lightning Inc», — отшил капитана отец. — Соответственно, принадлежит в пропорциональной доле владельцу пятидесяти процентов и двух акций. Напомнить, кто это?

— Уж и пошутить нельзя…

— Не переживай, Миха, все там будем, — рассмеялся Виктор Андреевич. — В порядке компенсации подлей себе коньячку. И Грегу тоже, раз уж встал… там не заперто, да, Денис?

— А чего тебя лишний раз напрягать, — с невинным видом отозвался я.

А если честно, просто забыл Зевсу сказать, чтобы он замок активировал. Но не признаваться же при всех?..

— В общем, Денис ищет инфу, Грег и Миха выступают в качестве независимых экспертов. Задача — наметить, скажем, два десятка нетронутых или слабо освоенных миров, где можно в кратчайшие сроки и без особых извращений разжиться пополнением матбазы. Флотской, естественно.

— Насколько качественным должно быть… пополнение? — уточнил мистер Слоун.

— Задачи превзойти имеющиеся в наличии силы не ставлю, — пояснил отец. — Нам нужны посудины, способные своим ходом добраться до театра военных действий и вступить в бой.

— Тебе нужны одноразовые корабли? — изумился кэп.

— Это минимальные требования. В данном конкретном случае наиболее выигрышная стратегия — задавить противника массой. Вы не хуже меня понимаете, что освоить новые боевые единицы на достаточном для маневренного боя уровне за часы и даже дни нереально. Поэтому мы заранее вносим новообретенные юниты в список боевых потерь. Нас устроит размен один к одному. Главное, сохранить хорошо изученную и давно находящуюся в эксплуатации технику. Она пригодится на втором этапе кампании, когда мы будем вынуждены зачищать остатки сил вторжения. Или буквально в любой момент, если земляне решат навалиться на один из корпоративных миров.

— Мы тебя поняли, Вик, — сразу за всех Оружейников высказался Грег. — Плюем на Колонии, защищаем Корпорации, буде какую-то из них атакуют. Пополняем материальную базу. Но… не слишком ли расточительно? Бог с ними, с посудинами. Два десятка миров это много, можно разжиться сотнями кораблей. Но где мы возьмем столько личного состава?

— Нигде. Придется ополовинить Флот, — признал папенька. — Отсюда вытекает второе минимальное требование: максимальная автоматизация боевых единиц. А еще лучше — возможность дистанционного управления.

— Типа, собрали кучу кораблей, прыгнули в занятую землянами систему, и тупо навалились толпой? Лишь бы каждый забрал с собой одного «землянина»?

— Зришь в корень, сын.

— Очень сомнительная тактика, отец.

— Если учесть элемент неожиданности, то нормальная, — поддержал моего родителя капитан Иванов. — Второй раз может и не сработать. Поэтому придется сначала сконцентрировать силы, потом одномоментно атаковать врага в максимальном количестве систем. Но с этим тоже возникнут сложности — силы вторжения распределены неравномерно и в достаточно объемном секторе пространства. Из одной точки прыгнуть эскадрам не получится. Будет неизбежный рассинхрон.

— Значит, нужно подготовить несколько точек, — кивнул папенька. — И это уже задача для тебя, Грег. Будешь работать независимо от флотского штаба. Я имею в виду, основного флота. Концентрацию новой матбазы будем скрывать до последнего.

— Когда ополовинишь экипажи, слухи все равно поползут.

— Естественно, сын. Именно поэтому нам нужны Оружейники — они должны разведать, а в идеале еще и пригнать корабли в базы. Или хотя бы подготовить к перегону — призовые партии мы наберем из торгового и грузового флотов, там склонного к авантюрам народу с запасом. И все это максимум за месяц. Только тогда мы начнем перебрасывать личный состав с боевых единиц, дабы свести к минимуму возможность утечки информации.

— Бесполезно. Спецы из гражданского флота и тайна? Сам-то понял, что сказал?

— Только давай без этой своей мёрфологии! — огрызнулся папенька. — Конечно, утечка будет. Вопрос в том, успеют ли земляне среагировать на новую угрозу. Если хотя бы в пятидесяти процентах случаев мы застанем их врасплох, результат можно будет считать приемлемым. А с учетом специфики их флотов… грубо приблизительно на каждую занятую врагом Колонию хватит мобильной группы из двух-трех кораблей соответствующей мощности. Это для размена один к одному. Чтобы с гарантией — четыре-пять. Итого пять сотен. Но, сами понимаете, скоординировать одновременную атаку на сто с лишним систем нереально, поэтому ограничимся примерно половиной. Дальше будет сильно проще. После такого массированного удара неизбежна паника и падение боевого духа. Соответственно, остаткам сил вторжения мы сможем навязать генеральное сражение. А если не навяжем, начнем вылавливать отдельные эскадры мобильными группами. В общем, варианты есть. Таков вкратце текущий план действий. Возражения, замечания?

— Можно? — поднял я руку. — Спасибо. Первое. У землян, по факту, в заложниках целые системы. Что, если они начнут орбитальные бомбардировки населенных планет? Особенно если им будет нечего терять? А если попросту станут уклоняться от сражений, что тогда? Второе. А с чего ты, отец, решил, что земляне сидят на попе ровно и дожидаются нашего хода? Может, они тоже нам сюрприз готовят? Причем, как у них заведено, офигенный?

— Отвечаю по пунктам. Первое — проблемы самих Колоний и их сил самообороны. Уж какое-то сопротивление они оказать способны.

— Жестоко. И цинично.

— Как есть, сын. Мы не фонд спасения, мы унылые прагматики и реалисты. По большей части. Поэтому что успеем, то успеем. Да и смысл землянам гробить то, на что они уже нацелились? Разве что действительно от отчаяния. Но для этого их действительно нужно загнать в угол. А если начнут от нас бегать… силы самообороны, не забывай о них. Как думаешь, при таких делах, да при наличии мощного подкрепления от Корпораций, останутся они в стороне? Вот и я практически уверен, что нет. Землянам в таких условиях прятаться не вариант, если только вообще из системы сваливать, что тоже приемлемо. Второе — а с чего ты решил, что я не учитываю возможности сюрприза? Другое дело, что предпринять мы не можем ровным счетом ничего, за исключением вышеозвученных действий. Ну и насчет «офигенности» сюрприза… с этого места поподробней, мой ехидный отпрыск.

— Система порталов. Есть предположение, подтвержденное пленником.

— То есть ты хочешь сказать, что земляне изначально рассчитывали на что-то… этакое?

— Конечно. Мало получить кучу кораблей, надо их еще доставить на места. А тут вообще все идеально: портал открыл — уже там. Перебросил нужных спецов и личный состав. Распределил по командам, и через тот же портал по местам назначения. Вот он — сюрприз. Примерно то же, что ты собираешься провернуть с кораблями из Наследия. Только в разы быстрее и неожиданней. Да и с командами у землян проблем не будет, ибо клонов не жалко. И наклепать их можно довольно много. Судя по добытым Зевсом данным, на одном-единственном модуле достаточно ресурсов для воспроизведения четырех штатных комплектов десанта. Что мешает вместо десантуры наклепать флотских спецов? Впрочем, теперь это уже не актуально. В отличие от портальной сети, прошу заметить.

— Это было бы большое подспорье, — поддержал меня кэп. — Возможность почти мгновенно перебрасывать эскадры из системы в систему… да они нас поодиночке раскатают. А если порталы и в домашних мирах Корпораций отыщутся?

— Это было бы… неприятно.

— Смертельно неприятно, Виктор, признай уже.

— Ну и что вы предлагаете? — нахмурился отец. — Знаете же принцип: критикуешь — предлагай!

— Для начала выслушай Дениса, Виктор.

— Хм… Грег?

— Поддерживаю.

— Что ж… вам слово, Денис Викторович.

— Благодарю, Виктор Андреевич.

В отличие от папеньки, у меня вкратце не получилось. Причем по вполне понятной причине — пришлось в подробностях поведать о приключениях на Элве, включая мое пребывание в Большой Ноосфере и общение с Охотниками. Ну и без их теории касательно Химеры не обошлось, иначе бы рассказ лишился логической завершенности. Правда, по кислым рожам слушателей (за исключением Арти — тот просто изнывал от любопытства, и не скрывал этого) было понятно, что как раз к этой части они отнеслись с изрядным скепсисом. Ну и ладно, не в первый раз. Хорошо хоть, не перебивали, да и вопросы на потом оставили. И все равно больше часа ушло, даже несмотря на наличие читерского суфлера — Зевса с его бездонными накопителями. Впрочем, все, что касалось Ноосферы и Охотников, пришлось извлекать из закоулков собственной памяти. Но справился, можно сказать, успешно. Иначе с чего бы все присутствующие погрузились в тяжкие раздумья? Я вообще было подумал, что все, как один, стресс словили, но нет — на очередное разграбление бара отреагировали благосклонно, даже отец. Тот еще и бутыль придержал, когда я набулькал ему в стакан на два пальца, типа, маловато будет.

— Ни в чем себе не отказывайте, Виктор Андреевич, — не упустил я возможности поехидничать, и — о чудо! — не нарвался на ответную отповедь.

Вместо этого отец хорошенько приложился к своей порции, шумно выдохнул и констатировал:

— Занятная история.

— Святая истинная правда, ты хотел сказать? — хмыкнул я без особой надежды.

Уж если Виктор Андреевич Смальков в чем-то уперся, то переубеждать бесполезно. Можно только сделать вид, что смирился с неизбежным, но втихаря гнуть свою линию. Проверенная метода, жаль только, что на всяких мелких пакостях. А вот как прокатит с чем-то глобальным… тайна сие великая есть.

— Вам двоим он тоже рассказывал эти… сказки?

— Я бы не был так категоричен, Вик.

— Ты излишне склонен к мистике Грег.

— Но меня-то уж в этом не получится обвинить, — вмешался кэп. — Виктор, мы можем подтвердить по факту все, кроме мифических Охотников и россказней про Большую Ноосферу. Химера еще крайне сомнительна. Но все, что касается событий на Элве — чистая правда. Часть информации подтверждена противной стороной.

— Агентурные сведения? — заинтересовался папенька, но как-то вяло — видно было, что он все еще переваривает мою историю.

— У нас есть пленный. Девица — кремень, но все же кое-что из нее удалось вытянуть. Не поверишь, Виктор, всю неделю в основном только с ней и нянчился!

— Да ладно?! А Грег что делал?

— А Грега она моментально раскусила и отшила.

Упс… какие любопытные подробности всплывают… а мне они об этом ничего не сказали… ну и ладно. Я бы все равно не стал их отговаривать. А тут на собственном опыте убедились, что Бранка де Гроот отнюдь не подарок. Во всех отношениях, ага.

— «Язык», значит…

— Кстати, что нам с ней делать? Я ей уже сыт по горло.

— Николай, озаботься, — распорядился папенька, и тренер кивком дал понять, что принял указание к сведению. — «Язык» это хорошо… не думаю, что он устоит против спецсредств.

— Она.

— Еще и баба?! Сильна…

Что-то не к добру папенька задумался, аж настолько важные детали мимо ушей пропустил…

— Радуйся, что она оказалась упертой вражиной. А то твой младшенький в нее едва не втрескался.

Чего?! Ну, Грег! Вот от кого, но от него такого не ожидал… да и с чего он взял вообще?! В мыслях же не было!!! Или?.. Не-е-е, бред…

— В самом деле?! — всерьез заинтересовался папенька. — А как же эта, блондиночка? Как ее… Асти?

— Тут все сложно…

— Мистер Слоун! Отец! Может, сплетнями чуть позже обменяетесь?

— За живое задели, — подмигнул Грег папеньке. — Ладно, потом. Но ты, Вик, расслабься, с блондиночкой все путем…

— Мистер Слоун!!!

— Все, все, молчу…

— Что ж, вторую сторону тоже выслушали, — пришел мне на помощь кэп.

— И толку? — вздохнул отец. — Денис, ты что предлагаешь-то? Всерьез собрался искать и мочить какую-то Химеру?! Реально?

— А у меня есть другой вариант? Вообще-то, на кону существование целой Галактики. И это как минимум.

— Увы, от юношеского максимализма мы его так и не излечили, — с грустью признал капитан Иванов.

— Денис, Вселенная — это слишком круто. Даже для нас. А потому и не впечатляет.

— Не убедил, значит?

— Попробуй еще раз.

— Хорошо. А как насчет судьбы Человечества как вида? Хотите для него участи Предтеч? А ведь все к тому идет…

— Снова бездоказательно, сын.

— Вероятности скачут весьма затейливо, какие тебе еще доказательства нужны?!

— Можешь показать на примерах?

— Да весь последний месяц, если разобраться, череда сплошных обломов, причем для обеих сторон конфликта! Маятник вероятностей раскачивается так, что невозможно строить сколько-то реальные прогнозы! Да что далеко ходить — буквально три дня назад имел возможность убедиться на собственной шкуре! А Свен вообще в реанимации!

— Ты про взрыв тела Кийоко? — уточнил кэп, подозрительно прищурившись.

— Что?! — У Виктора Андреевича, такое впечатление, глаза на лоб полезли. — Вы умыкнули одного из искинов Такэда?! Вы вообще в своем уме?!

— Во-первых, не умыкнули, она сама сбежала, — уточнил я. — Во-вторых, дед Юити не против. Кстати, жди от него весточки.

— Уверен?

— Почти.

— А как же «маятник вероятностей»?!

— А вот заодно и проверим! Короче, Кийоко теперь не совсем Кийоко, и она в моей команде.

— Ты взял ее на «Молнию»? Миха, а ты-то куда смотрел?!

— Бери выше, отец! Она мне нужна для охоты на Химеру. Есть основания полагать, что она тот самый Оператор.

— Основания?! Полагать?! Денис, мальчик мой, а ты не видишь в своих словах логических противоречий? — стал подозрительно ласковым папенька.

— И где же?

— Как ты можешь оперировать понятиями «основания» и «предположения» в свете высказанных тобою же теорий? Это же все эфемерно и насквозь умозрительно!

— Пусть так. Но альтернативы все равно нет.

— Есть! И я тут битый час распинался, чтобы ее изложить!

— Это даже не полумеры, отец. Знаешь, что будет, когда мы претворим в жизнь твой план? Бойня! Та самая, что нужна Химере, чтобы пополнить запас энергии и перейти в активную стадию. И чем это закончится для исследованного космоса, я не берусь даже предположить. Однако пример наших предшественников не позволяет пустить это дело на самотек! Только контролируемая агрессия, и ровно столько, сколько понадобится для активации «локатора» на Элве. И я не намерен сидеть сложа руки, имея в своем распоряжении все необходимые средства для решения проблемы Химеры! Ну, почти все…

— Так-так-так… что я слышу? Мой возомнивший себя взрослым отпрыск хочет о чем-то попросить своего старика-ретрограда?!

— Да. Мне кое-что нужно из спецхрана. Элисон пока что не раскрыла весь свой потенциал и не дотягивает до статуса Оператора. Но мы с Зевсом нащупали путь — необходим «ключ» с Пандоры. Я знаю, у тебя есть, отец. Не заставляй меня вламываться в хранилище.

— А вариант с полетом на Пандору ты даже не рассматриваешь?

— Слишком долго, отец. Сейчас каждый час на счету.

— Все-таки он это серьезно… — растерянно глянул папенька на Грега Слоуна.

— Более чем, — подтвердил тот. — Ты бы соглашался, Вик. Пусть его. А мы тут справимся.

— У тебя тоже есть доступ к Информаторию?

— Ну, пусть он сначала инфой поделится, а потом катится ко всем чертям. Глядишь, целее будет.

А молодец Грег! Надо же, самого Виктора свет Андреевича заставил задуматься!

— Нет.

— Что «нет», отец?

— Все нет. Никаких авантюр. Будь реалистом, сын. И осознай, наконец, что ты нужен своей родине. Звучит слишком высокопарно, особенно для меня, но так оно и есть.

— Нет.

— Не станешь помогать?

— Не стану сидеть на попе ровно и смотреть, как привычный мир катится в бездну! Весь, включая родину!

— Сбежишь?

— А ты попробуй удержать!

Н-да, давненько мы с отцом в гляделки не играли, да еще по столь серьезному поводу… так что дуэль взглядов получилась напряженная. Спасибо дяде Пете, вовремя разрядил обстановку:

— Э-э-э… уважаемые родственники! Может, компромисс?..

— Действительно, чего это мы? — опустил глаза отец. — Давай так, Денис. Ты обеспечиваешь информационную поддержку нашей…

— Авантюры? — с готовностью подсказал я.

— Операции! И когда мы будем готовы к осуществлению текущего плана, можешь катиться на все четыре стороны.

— С командой, кораблем и Элисон.

— Подавись, ненасытный отпрыск.

— Сразу по выполнении моей части сделки.

— Как только я решу, что информации достаточно. Но маршруты для первой волны должны быть готовы через сутки.

— А чего не через два часа?! — изумился я.

— Через сутки. У нас на низком старте одиннадцать партий Оружейников, не считая вас. К исходу следующих двадцати четырех часов они будут готовы к отбытию.

— А нафига тогда двадцать миров? — припомнил я первоначальное отцовское требование.

— Чтобы с запасом.

— Ладно, приемлемо, — сдался я. — Но с тебя «ключ».

— Этот вопрос мы обсудим отдельно! — отрезал папенька. — И вообще, посмотрим по обстановке. Еще вопросы? Нет? Тогда за работу, мужики. Время поджимает…

Вот это правильно. Иначе можно ненароком воплотить в жизнь закон Митчелла, а именно: любую проблему легко превратить в неразрешимую, если провести достаточное количество совещаний по ее обсуждению. Повезло нам, что папенька к лишней говорильне не склонен. Не склонен, уж поверьте. Все эти ежедневные «планёрки» исключительно пускание пыли в глаза, дабы подчиненные чувствовали сопричастность. Прямо как мы с кэпом и Грегом, ага…

Глава 2-3

— //-

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», Новый Оймякон, укрепленный район Оймякон-плаза, 22 октября 2138 года

— Ну и как наши успехи, Зевс?

— Я бы сказал, средне-умеренные, Денис.

— Хм… занятно.

Поскольку делом я занимался в любезно предоставленном папенькой личном кабинете, затерянном на задворках сектора директората, то и стесняться было попросту некого. Соответственно, мы с Зевсом не отказали себе в маленькой прихоти — голосовом общении. Очень уж редко такая возможность выпадала, все как-то больше дистанционно, через нанов. Строго говоря, сейчас тоже, но посредством колонии, внедренной в рабочий терминал. Да и вся остальная связь шла через «мелочь», дабы не вводить лишний раз во искушение отцовских спецов. Он, конечно, меня любит, но на всякий случай все мои действия отслеживает. Вернее, думает, что отслеживает. На самом деле мы с напарником в первый же час моего пребывания в укромной берлоге вскрыли всю систему контроля и без зазрения совести эмулировали именно тот видеоряд и аудиопоток, который отвечал моим задачам. А именно, скрыть очень подозрительные телодвижения, направленные на подготовку атаки спецхрана. Больше всего пришлось провозиться с микрофонами — Зевс выявил сеть и заставил совершить «возложение дланей» на каждый девайс. Ну а дальше дело техники — мембраны вибрировали уже не под действием звуковых волн внутри помещения, а приводились в движение нанами. Идеальная имитация, даже самый подозрительный эсбэшник не прикопается. В чем мы и убедились буквально сразу же. Ну а затем принялись параллельно с выполнением основной задачи — анализом Информатория — бесчинствовать во внутренней сети Оймякон-плазы. Что характерно, абсолютно безнаказанно. И столь же незаметно. Хотя «бесчинствовать» слишком сильно сказано. Этот эпитет скорее характеризовал результат, нежели процесс, потому что Зевс изрядно осторожничал, сознательно затягивая подготовительный этап. Медленно, зато надежно. Это он сам мне так заявил, ага. В общем, к исходу пятого часа моего сидения за компьютером верный искин получил доступ ко всему комплексу зданий вкупе с запорами, включая замок папенькиного бара. Хотя тот мы еще вчера ломанули, причем у всех на глазах. Думаете, запалились? Как бы не так! Отвлекли внимание. И заодно убедились, что у того же Виктора Андреевича сейчас голова забита совсем иными проблемами, нежели защита от собственного любимого отпрыска. А ведь всем присутствовавшим на вчерашнем совете теневого штаба было прекрасно известно, что Дениска хакер не из последних, а читер так и вовсе первейший на деревне. Стереотипы сработали, только и всего. Спасибо, мистер Слоун, за науку.

В принципе, можно уже и начинать — Элисон предупреждена, «Молния» под парами, Филипп Нэш на низком старте, маршруты подхода и отхода проложены и сдублированы, даже запоры все нейтрализованы, за исключением сейфовой двери непосредственно на входе в хранилище — ее придется ломать на месте, поскольку дистанционного доступа просто не существовало в природе. Но я медлил… почему? Совесть не позволяла просто взять и слинять, предварительно ограбив самый неприступный сейф Корпорации. Я имею в виду, не собственно процесс, это вообще запросто. Удерживало отсутствие вменяемого результата по заданию папеньки. Да, я таки признал, что план Виктора Андреевича не лишен смысла, и как подстраховка вполне себе годный. Вдруг у меня ничего не получится? Сработает тот самый закон Мёрфи, например. Так пусть хоть какой-то шанс у Корпораций и Колониального союза останется. В наследство, так сказать. Хе-хе. Вот и пришлось работать на совесть, несмотря на порядочно затянувшийся поиск. Говорите, пять часов не срок? Как бы не так! Я Зевса еще вчера озадачил, сразу после посиделок в отцовском кабинете. Вот тут-то мой искин и заявил, что пласт информации настолько огромен, что при существующей пропускной способности канала связи с Ноосферой его лопатить и лопатить. По самым оптимистичным прогнозам, только на предварительный анализ уйдет часов пятнадцать. Что характерно, так и вышло. Собственно, подходящих миров в пределах досягаемости Зевс выявил под полторы сотни, убив на это минут сорок или даже чуть меньше. А вот дальше… насколько я понял из его сбивчивых объяснений, в полный рост встала проблема коммуникации. То бишь языкового барьера. А в нашей ситуации вообще барьеров, так что даже всей совокупной мощи Зевса и материнского ядра «Молнии» едва хватало. Пришлось запастись терпением и ждать остаток вчерашнего дня, ночь и первую половину текущего. А скука, как показала практика, очень опасное состояние, толкающее изнывающего от нее индивида на всякие безумства. В моем случае совершенно сознательные и тщательно обдуманные, но тем не менее.

Оправдывало меня ровно одно обстоятельство — Виктор Андреевич сам напросился. Если вы думаете, что наше вчерашнее общение ограничилось сварой на совете, то глубоко ошибаетесь — много позже, уже под вечер, состоялся еще один разговор. На этот раз тет-а-тет.

Папенька мой, если кто не в курсе, в быту был достаточно педантичен, чтобы соблюдать рабочий график. Ну а поскольку сложившаяся на театре военных действий (пока еще предполагаемом) обстановка панике не способствовала, Смальков-старший не стал изменять сложившимся традициям и разогнал всех «тайных советников» по персональным номерам в служебном отеле, являвшемся неотъемлемой частью Оймякон-плаза, в десять ноль-ноль по местному времени. Передержал, я считаю. Так-то рабочий день заканчивался в восемь — у той части персонала, что не дежурила посменно круглые сутки. Так как денек выдался насыщенным — освоение новой «берлоги», постановка задачи Зевсу, ознакомление с актуальными новостями, а потом еще и бесконечные разговоры с родственниками (тут особо отличилась маман) и персонами, приравненными к ним (а здесь уже Асти) — спорить я не стал, безропотно поднял зад из кресла и служебным же лифтом добрался до места. Осмотрел жилище, подивившись излишней роскоши, принял душ, попутно посредством нанов и Зевса выявив и нейтрализовав прослушку (до видеофиксации СБ не опустилась, все же жилье чисто для своих, пришлых сюда не заселяли принципиально), устроился на монструозном диване перед не менее монструозным экраном во всю стену и собрался было под прикрытием бестолкового и суетливого, но громкого боевика связаться с Филькой, как заявился гость. Незваный, но отказов не приемлющий.

Да, вы не ошиблись — папенька во всем своем домашнем великолепии, то бишь избавившийся от строгого костюма и лаковых штиблет в пользу заношенных треников с олимпийкой в комплекте со стоптанными тапками. Заявился Виктор свет Андреевич не с пустыми руками — приволок бутылку, что стояла в его персональном баре наособицу. Утром я не решился обнаглеть до такой степени, чтобы покуситься на святыню, а он, глядите-ка, не пожалел!

— Что, так и будешь держать своего старика на пороге? — недовольно буркнул отец, когда я соизволил открыть дверь и обалдело уставился на визитера. — Челюсть подбери, перед людьми стыдно.

— Входите уже, папенька, — сориентировался я. — Чувствуйте себя как дома.

— Это вряд ли, — хмыкнул гость, осмотревшись. — Бардак ты еще не успел развести.

— Это когда же я таким отличался?

— Всегда, сын. И не отнекивайся, это твоя самая характерная черта. Всю жизнь после тебя бардак и анархия. А как самостоятельным стал, масштаб бедствия только увеличился.

— Кэп с Грегом нажаловались? — предположил я, рухнув на диван и приглушив телевизор. — Располагайся, кстати.

— Сейчас… стаканы у тебя где?

— Без понятия. В столовой, должно быть.

— Да, точно… а ты пока подумай над своим поведением! — крикнул папенька из закутка, которому я незаслуженно присвоил столь высокое звание. — Ненавижу типовые клетушки! Ничего не найдешь… а, вот оно…

Хозяйственный какой… кстати, а что не так с моим поведением?..

Именно этот вопрос я первым делом и озвучил, когда отец вернулся в зал и устроился в кресле, которое не поленился подтащить к дивану поближе.

— Смотри-ка, не повелся! — с веселым изумлением отметил в ответ папенька, одарив меня стаканом. — Все-таки правы Грег с Михой, повзрослел ты. Жаль, что еще не совсем, детство до сих пор в одном месте играет.

— Свербит, ты хотел сказать?

— Вот-вот. Оно самое.

— Так чего ты хотел-то? — вернул я беседу в конструктивное русло.

Ну его на фиг, Виктора Андреевича дразнить, особенно когда тот в настроении. Можно погрязнуть в бесконечной пикировке вплоть до утра, а у меня еще дел полно.

— Поговорить. Расставить все точки над «ё». Понять, наконец, чего от тебя ждать.

— А до сих пор не понял?

— Представь себе, нет, — спокойно признал папенька, свернув заветной бутылке голову. — Подставляй емкость… раньше я думал, что хорошо изучил собственного сына, но ты с каждым днем раскрываешься с новой стороны, проявляются все новые и новые грани твоего…

— Таланта?

— Авантюризма, балбес! Все, забирай, больше не налью.

— А что это? — подозрительно принюхался я.

— Особая настойка для особых случаев. Старинный семейный рецепт Смальковых, производится в строго ограниченных количествах, потребляется исключительно с благословения главы рода.

— А что за особые случаи?

— Да так, всякое… благословление на брак, рождение ребенка… ты чего, сын?!

Чего-чего! Подавился и закашлялся, блин! Сказанет же такое!

— Отец, ты чего-то попутал, — отдышавшись, выдавил я. — Какой, к чертям, брак?! Какие, к дьяволу, дети?!

— Тебе виднее, — фыркнул папенька. — Но ты, как обычно, не дослушал. Сегодня у нас иной повод — становление юнца мужчиной.

— Э-э-э… чего-то путаешь, днюха не скоро. Да и совершеннолетний я уже.

— Все верно, — помотал головой отец, сходу отвергнув мои оправдания. — Сегодня ты еще немного поднялся в моих глазах. И я понял — пора.

— Хочешь сказать, что признаешь меня равным?

— Еще чего! Ты как был пацаном, так им и останешься. По крайней мере, в наших с маман и Николаем глазах. Поэтому не надейся, без родительских подзатыльников не останешься. Но требовать я теперь с тебя буду еще больше — не как с дитя неразумного, а как с великовозрастного балбеса. За тебя, Денис!

А ничего так, оригинально… а уж послевкусие!.. Не зря рецепт секретный.

— Сереге ты то же самое сказал? — поинтересовался я, сполна насладившись букетом и блаженным теплом, что растеклось по телу.

— Примерно, — не стал отпираться папенька. — Еще в прошлом году.

— Да ты никак на покой собрался, старик?!

— Не дождетесь! — щелкнул меня по носу отец.

Совсем как в детстве, блин. И как это у него всегда получается?! При всей моей реакции и рефлексах — как старых, так и новообретенных — еще ни разу не увернулся.

— И на том спасибо, — облегченно выдохнул я.

Не хватало еще на кабинетную работу переходить в связи со сменой власти в Корпорации. Нет уж, я лучше по космосу годок-другой-десяток помотаюсь. Сея бардак и анархию, ага.

Помолчали, думая каждый о своем.

— Ты ведь мне соврал при всех, да? — нарушил я тишину через некоторое время. — Навешал лапши, чтобы только я согласился впрячься. В надежде, что я из принципа доведу дело до конца.

— А ты поумнел, сын, — медленно кивнул папенька. — Значит, я принял верное решение. И да, в целом ты прав. Я не мог потерять лицо. Только не в такой момент. И не перед теми людьми, на которых собираюсь опираться во всем.

— Поня-а-а-атно… значит, никуда не отпустишь, и «ключ» не дашь?

— А тебя только это волнует?!

— Ну, по большей части… остальное решаемо.

— Пока не будет ясности с вторжением, не отпущу. Когда ситуация хотя бы немного устаканится, делай что хочешь.

— Тогда уже может быть поздно. Пойми, отец, это даже не дело случая! Вероятность может взбрыкнуть в любой момент! Даже рядовая стычка пары патрульных фрегатов способна запросто перерасти в тотальную бойню! Или по стечению обстоятельств безобидный разведывательный полет обернется катастрофой и заражением целого материка! Или еще что-нибудь стрясется. Просто поверь мне — я всей душой разделяю твое стремление избежать большой крови, играя с землянами в кошки-мышки. Но это не выход. Кровь будет. Просто потому, что Химере нужна энергия, а получить она ее может лишь из одного источника. И мы сейчас играем на ее поле. Ты можешь управлять вероятностями? — Отец попытался было вклиниться в мой горячий монолог, но я остановил его жестом и с жаром продолжил: — Нет! И я тоже не могу. Но зато могу попытаться устранить источник этого влияния… черт! Я ведь тем самым повлияю на систему… изнутри… парадокс на парадоксе!

— Запутался?

— И что с того? В главном я уверен! Нужно устранить причину, не дожидаясь последствий. Их, последствий то бишь, все равно не избежать, но можно попытаться хотя бы минимизировать.

— Ни в чем ты не уверен, Денис. Уж поверь своему старику. Со стороны виднее.

— Что, настолько все плохо?

— Сын, ты же знаешь, какой я авантюрист. Но…

Кстати, да. Против правды не попрешь. Но не сдаваться же?..

— Ты мне не веришь?

— Не то чтобы не верю… знаешь, в твоем возрасте я бы обязательно все бросил и ломанулся в очередное приключение. И очень может быть, что оказался бы прав и избавил всех от больших неприятностей. Но сейчас… у нас за спиной не только и не столько Корпорация, за нами по факту весь Колониальный союз. Мы и О’Мэлли — самая мощная на данный момент сила в освоенном космосе. А если еще и старика Такэда подтянуть удастся…

— Удастся, он намекал уже. Жди послания.

— Тем более. В общем, никто кроме нас не сможет остановить вторжение землян. И потому сейчас не время для авантюр. Мы должны сосредоточиться на настоящем деле. Запустить в работу реальный план. И только потом, когда хоть немного разгребемся, можно будет подумать о проблемах… эфемерных.

— Тогда уже может быть поздно, говорил же!..

— И тем не менее. Синица в руке лучше журавля в небе. Научись расставлять приоритеты, сын.

— Уже.

— Не похоже, — отрезал папенька. — Существование ни много, ни мало, нашей Вселенной — это проблема чисто умозрительная, из области философии. Я не представляю, как ее можно уничтожить…

— Вселенную целиком вряд ли, а вот, к примеру, рукав Ориона галактики Млечный Путь — очень даже. Или все живое в нем. Ты хочешь для человечества судьбы Предтеч?

— Ты повторяешься. И это все недоказуемо.

— Для тебя. Я же уверен на все сто.

— Субъективщина чистой воды. Ты не можешь быть уверен на все сто в реалиях маятника вероятностей. Ты противоречишь сам себе.

— Расценивай, как хочешь.

— То есть ты остаешься при своем мнении?

— Бинго. Так ты мне поможешь?

— Нет. Работай по плану. Умерь свое эго, загони поглубже гордость, и осознай, наконец, что один человек не может определять судьбу всего Колониального союза.

— Ну что ж…

— Не нравится мне это выражение… Денис, хватит упрямиться. У тебя есть доступ к жизненно важным сведениям. Сделай над собой усилие, раздобудь нужную информацию. Всего лишь. Это все, о чем я тебя прошу. Ну и еще не делать глупостей.

— Это ваше последнее слово, Виктор Андреевич?

— Именно.

— Хорошо.

— Что хорошо?

— Ладно.

— Ты займешься Информаторием?

— Сказал же.

— Что-то слишком легко…

— Я дам тебе инфу. Обещаю. А вот относительно всего остального…

— И на том спасибо.

Ну, что тут скажешь? Даже самый плохой компромисс лучше откровенной свары. Папенька понял, что я не отступлюсь, но выторговал уступки с моей стороны, а еще потянул время в надежде что-нибудь придумать. Блажен, кто верует. Потому что у меня теперь тоже появилось время на подготовку. А еще свобода действий в рамках решения поставленной задачи. Так что готовьтесь к сюрпризу, Виктор свет Андреевич.

Кстати, кто еще не понял — на совещании теневого штаба сегодня утром мы с отцом всего лишь разыграли представление на публику. Реальное соглашение было заключено только здесь и сейчас. Вот такая она, суровая правда жизни. И специфика наших с отцом отношений. Временами мне даже кажется, что врагу такого не пожелаешь. Но я привык и не жалуюсь, хоть со стороны это все и может видеться иначе.

Собственно, на том визит старшего Смалькова к нерадивому отпрыску и завершился. Я же, оставшись в городом одиночестве, связался через нанов с Элисон, а затем еще и Филиппа Нэша потревожил, заставив того на ночь глядя оставить уютную каюту на «Молнии» и переться за десятки километров в Алабужев. Что делать дальше, он прекрасно понимал и без моих подсказок. Как говорится, опыт не пропьешь. Я же со своей стороны и не пытался выведать подробностей — меньше знаешь, лучше спишь. Опять же, на допросе не расколешься, если сам не в курсе… а ночь, что удивительно, прошла совершенно спокойно. Я даже выспался.

— … анализ завершен! — вывел меня из задумчивости Зевс.

— Ладно, выводи на экран! — встрепенулся я. — Только не все, краткой сводки хватит… ага… занятно…

И впрямь занятно — мой друг-искин на первый взгляд справился с поставленной задачей выше всяких похвал. Да и на второй тоже, чего уж греха таить. Как и заказывали, два десятка наименований — сгинувшие Предтечи, частично знакомые по уже кое-как освоенным мирам, частично для меня совершенно новые. Но все двадцать рас при всем разнообразии внешних форм обладали каким-то неуловимым сходством. Каким именно, я сообразил, пролистав каталог с изображениями и ТТХ основных флотских единиц, а также пробежавшись глазами по рекомендациям для их ввода в эксплуатацию.

— Зевс, признайся, ты их выбрал из-за схожести технического мышления?

— Ты совершенно прав, Денис. Это ключевой фактор, хотя далеко не единственный.

— Красивые…

— И это тоже. Кстати, не подскажешь, почему они показались тебе красивыми?

— Потому что они… совершенны?

— По твоим, человеческим, меркам, — подтвердил искин. — Они идеально вписываются в твои представления о функциональности. А доведенная до предела функциональность уродливой быть не может по определению. Таковы особенности человеческого восприятия.

— Думаешь, мы легко освоим эту технику?

— В разы легче и быстрей, чем какую-то другую. Я мог бы подобрать что-то более мощное, или маневренное, или живучее. Но не стал. В текущей ситуации интуитивный подход важнее. Принципы построения электроники, математический аппарат, программное обеспечение — ты легко в этом всем разберешься самостоятельно, если тебе предоставить перевод инструкций.

— То есть все эти Предтечи… они настолько близки к хуманам?

— Если бы я не был уверен в обратном, сказал бы, что вы родственники. Достаточно дальние, но прародитель у вас общий.

— А почему нет?

— Совершенно разный геном.

— А если это родство… на ментальном уровне?

— Ты намекаешь на родство душ?

— Ну, с учетом того, что я узнал о Большой Сети… это предположение не кажется таким уж бредом.

— Тебе виднее, Денис. У меня есть доступ только к информационному массиву Элвы. Я чувствую, что он часть чего-то грандиозного, но нащупать подход не могу. Пока не могу. Хотя наметки есть.

— Матрица Бадди? — предположил я.

— Да. Но было бы куда проще, если бы это была матрица разумного существа, а не животного.

— Намекаешь, что надо было скормить Элве Бранку, предварительно «засеяв» ее нанами?

— Было бы любопытно…

— Не, мне бы совесть не позволила.

— Вот поэтому я даже не стал предлагать, Денис.

— Спасибо и на том, добрый искин. И да, я знаю, что ты уже давно отказался от идеи убить всех человеков… впрочем, пошутили, и хватит. Вызывай Грега и кэпа, придется теперь еще и с ними объясняться… а время идет…

Но с этим придется смириться — пока не озадачу старперов-оппозиционеров, а те не припрягут папеньку, начинать основную фазу ограбления века смысла нет. Но уже немного осталось, будьте уверены.

Глава 2-4

— //-

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», Новый Оймякон, укрепленный район Оймякон-плаза, 22 октября 2138 года

Против ожидания, ни с кэпом, ни тем более Грегом проблем не возникло — те попросту не изъявили желания тащиться ко мне в берлогу, отдав предпочтение собственному кабинету. Еще бы — папенька расстарался и разместил их в куда более комфортных условиях, к тому же им даже расставаться не пришлось. Как будто, блин, на «Молнии» не наобщались на годы вперед. Хотя могло быть и наоборот — настолько уже привыкли действовать в паре, что испытывали дискомфорт от одной мысли о самостоятельной работе. Да и, вынужден признать, они прекрасно друг друга дополняли в профессиональном плане. Хотя мне ли жаловаться? Именно на такой ответ я и надеялся. Пришлось положиться на удаленку, что более чем полностью меня устраивало. Я ведь уже упоминал, что загодя взял под контроль все средства аудио и видеонаблюдения в кабинете? Так вот, это я немного преуменьшил — так, чуток. Потому что ломанул еще и соответствующие подсистемы по всему пути следования до спецхрана. Мало того, Зевс успел синтезировать «обманки» для каждой камеры из имевшихся в наличии записей, так что я мог совершенно невозбранно разгуливать под «всевидящим» электронным оком. Единственная опасность — столкнуться нос к носу с охранниками или праздно шатающимся персоналом. Представителей последнего, к слову, за все время наблюдений было выявлено минимальное количество — я же уже упоминал драконовские порядки, царившие в Оймякон-плазе за пределами сектора директората? Это только нам, блатным, позволено всякое. А большинство рядовых сотрудников, в чьи должностные обязанности не входит передвижение внутри здания, знают только свое рабочее место и кратчайший маршрут до него от служебного входа. Одного из многих, кстати. И если иметь перед глазами расписание и порядок смен, можно довольно долго болтаться по комплексу, не рискуя нарваться на случайного свидетеля. Если, конечно, по основным коридорам, связывающим отделы, не шататься — там народу всегда полно. Курьеры, доставщики, уборщики и тому подобный люд. У меня же на маршруте угрозу представляли исключительно секьюрити, часть из которых совершала обходы по графику, а часть — рандомно. Наверняка придумка тренера дяди Коли. Но тут уж ничего не поделаешь, надо быть готовым к силовому контакту. Впрочем, «всегда готов» — привет, тренер!

Так и получилось, что едва озадачив старших коллег (а заодно выслушав ворчание кэпа — типа, фиг ли так долго?) и убедившись, что те достаточно загрузились, я врубил программу-имитатор, преобразовал усилием мысли (и Зевса через нанов) деловой костюм в удобный комбез по образцу местных эсбэшников, нахлобучил форменный кепи (тоже из нанов) и никем не замеченный выскользнул из кабинета. Верный Зевс в режиме реального времени врубал в камерах по маршруту «обманки», поэтому шагал я достаточно уверенно. С микрофонами так просто бы не получилось, но я помалкивал, а по шороху одежды и соприкосновению подошв с полом поди, догадайся, кто именно тут шастает. Единственный спорный момент, над которым я достаточно долго ломал голову — переодеваться в охранника, или ну его на хрен? Вмешаться в план могли исключительно секьюрити, если бы я на них нарвался. А на кого они более нервно среагируют — незнакомого коллегу (а всю действующую смену они знают как минимум в лицо) или какого-то франтоватого хлыща? Большой вопрос… как по мне, одинаково нереальная ситуация, с учетом мер безопасности. Нет, понятно, что они попытаются в первую очередь меня идентифицировать, но мне оно надо — запрос на охранный сервер? Не надо. Именно по этой причине Зевс еще и его под контроль взял. Тут-то и выяснилось, что соорудить фальшивую личность и внедрить ее в базу данных не так-то просто! В принципе возможно, но времени уйдет уйма. Так что проще заблокировать входящие запросы, разобраться с проблемой на месте, буде таковая вообще возникнет, и дальше действовать в темпе вальса. Зевс-то бдит, так что мне ничего не мешает от нежелательных встреч уклоняться, действуя сообразно обстановке. А еще я озаботился отвлекающим маневром, даже двумя — мало добраться до спецхрана и его обчистить, нужно еще и свалить с добычей. А это куда труднее, особенно в разворошенном осином гнезде, в которое однозначно превратится Оймякон-плаза, как только я вскрою хранилище. Или охранников вырублю, это уже как карта ляжет. Вот тут-то и проявит себя с наилучшей стороны Филипп Нэш, в узких кругах более известный под ником Простофиля — судя по принятому Зевсом сообщению, Филька уже все подготовил и ждал только команды «фас». Плюс еще один не самый приятный сюрприз, с которым я — признаюсь честно — сымпровизировал. Помните, папенька вчера приказал тренеру дяде Коле озаботиться нашей пленницей? Так вот, главный эсбэшник Корпорации не придумал ничего лучше, как приволочь Бранку де Гроот в Оймякон-плазу. А куда бы он ее еще поволок? Разве что в какую-нибудь тайную тюрьму для диссидентов и прочего злокозненного люда. Вот только я никаких упоминаний о существовании оной не обнаружил, как ни старался. Действительно, а смысл? Куда проще доставить бузотера в застенки «кровавой» СБ, и концы в воду. Плюс статус самого защищенного объекта во всей системе. Так что я даже не удивился, когда Зевс, торчавший на рейдере, заявил, что колония «мелочи», внедренная в организм Бранки еще на «Молнии», дабы следить за ней было удобнее, переместилась за пределы корабля. А потом еще и с точностью до пары сантиметров выдал ее местоположение. Поскольку делать было особо нечего, мы с напарником отследили перемещение конвойной группы в пределах комплекса, удостоверились, что дальше изолятора для очень важных персон (да-да, есть здесь и такой) ее не уволокут, и установили визуальное наблюдение посредством штатной камеры. Неожиданно для самого себя я на некоторое время получил неплохое развлечение: девица подозрительно быстро адаптировалась к новым условиям и принялась брать от жизни все — посетила душ, ограбила бар с холодильником и развалилась на диване, потягивая собственноручно смешанный коктейль и пялясь в потолок. Кто сказал — с фига ли? А вот такой у нас изолятор, с удобствами и некоторыми излишествами. Даже телевизор есть. Это же не камера, и тем более не карцер. А после каюты на «Молнии» вообще роскошь.

Надо сказать, Бранку никто не беспокоил — завели, сняли наручники, заперли дверь и были таковы. А дальше, дамочка, сами, все сами. Слуг нет. Конкретно для вас совершенно точно, на ближайшие несколько часов. На ее месте я бы тоже удивился. А вот на своем — нисколько. Стандартный подход тренера дяди Коли, на себе уже сколько раз испытал. Объект воздействия нужно к оному воздействию хорошенько подготовить, чтобы взять тепленьким с минимальными трудозатратами. И без нервов. Это, кстати, почти дословная цитата. А поскольку папенька велел заняться пленницей лично тренеру, тот не стал передоверять процесс кому-либо еще. Хочешь сделать хорошо — делай сам. Еще одна его мудрость. Банальная, но какая есть. Собственно, он и занялся — страх неизвестности плюс пытка ожиданием, стандартный и весьма убойный коктейль. Плюс есть время изучить информацию об объекте. Да и понаблюдать со стороны лишним совершенно не будет. Итого, зная тренера, часов за пять подготовки и минут тридцать-сорок собственно допроса он расколет Бранку до самой задницы. Прелестной, не буду отрицать. С одной стороны, это мне выгодно — она подтвердит большую часть моих слов. Подтвердит, не сомневайтесь. Даже если захочет из принципа поупрямиться, ничего у нее не выйдет. Не настолько она крепкий орешек, чтобы об нее дядя Коля зубы обломал. Если уж я ее смог расколоть и в итоге объегорить меньше чем за двое суток, то у тренера как раз часов пять-семь уйдет на то же самое. Ибо опыт плюс широчайшие возможности спецслужбы отдельно взятой Корпорации. Или даже двух, учитывая присутствие на Новом Оймяконе Питера О’Мэлли.

В общем, в тренере я был уверен больше, чем в себе самом, поэтому совесть не то что не проснулась, а даже не зевнула в полудреме, когда возникла шальная мыслишка чуток осложнить жизнь моим оппонентам. Но в основном, конечно, папеньке. Пусть на собственной шкуре прочувствует, с какой проблемой мне пришлось столкнуться какую-то неделю назад. А посему я без колебаний велел Зевсу задействовать внедренную колонию нанов, чтобы выйти с девицей на связь. Проделал я это пару часов назад, когда завершил подготовку основного плана. И диалог у нас получился весьма занятный.

Для начала Зевс силами нанов подключился к зрительным нервам девицы, и, улучив момент, когда та покосится на телек, сымитировал его активацию. Бранка от неожиданности вздрогнула, но я об этом узнал от того же искина — внешне она почти не изменилась, разве что чуток побледнела. Впрочем, очень быстро с собой справилась и принялась усиленно изображать безразличие — разлеглась поудобнее на диване и захлюпала коктейлем через изжеванную трубочку. Но на псевдоэкран коситься не перестала, чего мы и добивались. Соответственно, немного выждав, Зевс вывел на голубой фон первое сообщение:

«Хочешь на свободу? Если да, хлюпни два раза. Нет — один».

И что вы думаете? Эта зараза от столь заманчивого предложения отказалась, причем не раздумывая! Хотя ничего иного я и не ожидал.

«Досадно. А принести пользу своему народу?»

Девица неспешно в два захода втянула коктейль через трубочку. С характерными такими звуками…

Ну да, кто бы сомневался. Да и первый отказ вполне себе объясним — ну куда бы она делась на совершенно незнакомой планете? Только бы запыхалась да людей насмешила. А вот напакостить пленителям — совсем другое дело.

«Есть канал связи с командованием?»

Бранка на секунду задумалась, потом неожиданно села, резко развернувшись лицом к телевизору, и отчетливо, хоть и еле слышно, произнесла:

— Денис, кончай ломать комедию.

Черт! Если бы не Зевс, успевший пустить в систему прослушки помехи, однозначно бы запалились. Но второй раз повторять трюк было опасно, поэтому пришлось сразу перейти к основной фазе — мой искин преобразовал дисплеи на глазах Бранки в стандартный интерфейс управления нанами, снабдив его необходимыми пояснениями. К чести девицы, полученный на Элве опыт не успел забыться, и та быстро сориентировалась в обстановке — откинулась на спинку дивана и закрыла глаза, типа, как вы меня все достали. А на самом деле подключилась к своеобразной «личке», обеспеченной Зевсом:

«Денис?»

Хм, быстро она с «текстовым чатом» освоилась… ладно, ответим в том же стиле, чтобы самому перед потенциальными соглядатаями не палиться:

«Да?»

«Так и знала, что твоих рук дело!»

«У тебя претензии?»

«Еще какие! Придушила бы, попадись только!»

«Некоторых жизнь ничему не учит».

Да, это недвусмысленный намек на разборку в пирамиде Архонтов. И девица это тоже поняла:

«Второй раз я так не подставлюсь!»

«Второй раз? Блажен, кто верует!»

«Пока живу — надеюсь!»

«Второго шанса не будет, Бранка».

«Уверен? А чего тогда заморочился со связью?»

«Поговорить хотел. Думал, ты успокоилась и вернула способность трезво мыслить».

«Чего?!»

Ну да, я бы тоже не поверил, особенно после всего, что между нами было. Не в том смысле, конечно.

«Скучно мне».

«А вот это уже больше похоже на правду! Так чего хотел?»

«Ты с нанами освоилась?»

«Почти. Так вот в чем твой секрет… не боишься, кстати?»

«Чего? Утечки информации? Ты и без того в курсе».

«Наны на Элве были немного не такие. С ними приходилось взаимодействовать больше в эмоциональном плане, интуитивно, на чувствах. А тут полноценный интерфейс».

«Это мое небольшое усовершенствование, чисто для удобства пользования».

«Молодец, действительно удобно. Так чего тебе надо? Просто поиздеваться?»

«Мне нужна твоя помощь».

«Да ладно!»

«Сам в шоке».

«И чего ради я должна тебе помогать?»

«Даже не спросишь, в чем именно?»

«Сначала убеди меня хотя бы пальцем пошевелить в твою пользу, а там посмотрим».

«Шанс».

«На что именно?»

«На побег?»

«Не интересует».

«На возможность предупредить своих?»

«А вот это… заманчиво».

Ну так! Говорил же, что просчитал ее. Теперь бы еще не спугнуть…

«Сделка?»

«Сначала скажи, зачем тебе это».

«Отвлекающий маневр».

«А ты себе не изменяешь, Дениска».

«А куда деваться?»

«Тоже заперли в «золотой» клетке?»

«Угу. А я тварь свободолюбивая».

«Врешь».

«Чего сразу врешь? Не договариваю! Хочешь, верь, хочешь — нет, но мне действительно нужно сбежать».

«Бедного Дениску не пускают гулять… думают, что он попадется злым землянам и расколется до самой задницы…»

«Если бы все было так просто…»

«Так ты действительно решил расправиться с…»

«Химерой? Есть такое намерение. Но далеко не все верят в ее существование. Даже ты, судя по твоей реакции».

«Н-да… а ты действительно странный».

«Так ты тоже не поверила? Ты же была в Большой Сети, общалась с Охотниками!»

«Я реалистка, Денис. Россказни этих… личностей… россказни и есть».

«Тогда тебе вообще плевать на мою мотивацию».

«Убедил. Что я должна делать?»

«Всего лишь воспользоваться предоставленным шансом».

«И ты не поставишь никаких условий?»

«Какие еще, на фиг, условия? Просто задействуй нанов и создай СБ комплекса максимальные проблемы».

«А ведь ты это всерьез… и не боишься. Настолько уверен в своих соотечественниках? А вдруг у меня… получится?»

«Ха-ха три раза».

«Да пошел ты! Хватит уже издеваться!»

«То есть ты не станешь использовать такую шикарную возможность?»

«С загодя известным итогом?»

«А если я соврал?»

«А если я решила, что расстроить твои планы — пакость куда большая, чем слив инфы из стана врага своим?»

«Ну-ну».

«Да пошел ты!»

«Дело твое… но, как говорит один мой знакомый, не умеешь — научим, не хочешь — заставим».

«Это ты на что намекаешь?»

«Наны в твоей крови все еще под управлением моего искина. Я просто запущу кое-какие процессы дистанционно, и доказывай потом охране, что ты не верблюд. Надеюсь, это животное ты знаешь?»

«Урод! Моральный!»

«Шанс».

«Да чтоб тебя!!! Когда начинать?!»

«По сигналу».

«Ладно, жду…»

Само собой, сигнал я подал минут на десять раньше, чем начал действовать сам. Фора, так сказать. Да еще скидка на отсутствие специфического опыта. Скажете, я сошел с ума? Или вообще гнида и предатель? Нифига подобного. Просто моя вера в тренера безгранична. Да и полезно будет кое-кому (привет, дядя Коля!) жирок растрясти.

Судя по царящему в служебной сети спокойствию (ежедневная рутина не в счет), Бранка подошла к задаче ответственно, то бишь не стала тупо выламываться из изолятора и прорываться к ближайшему дата-центру, круша все на своем пути. Умная девочка, ага. Особенно с учетом того факта, что кто бы ей позволил, крушить-то? Моментально бы в чувство привели. Нет, она учла прошлый опыт и действовать начала исподволь, для начала «засеяв» телек и убедившись, что тут полный облом — выхода в сеть девайс был лишен начисто. Следующая попытка — замок на двери и система наблюдения. Плюс ей еще и шифроваться пришлось, потому что в отличие от меня Зевс ее не поддерживал. Но и без того Бранка чуть ли не интуитивно выбрала оптимальную схему — создала «обманки» самостоятельно, едва «подцепилась» к камерам. Сейчас, судя по сигналам от ее нанов, она проверяла работоспособность фейковой системы наблюдения, то есть попросту затаилась у двери и ждала — не явится ли кто по ее душу. Поведение-то насквозь подозрительное. Если, конечно, охрана наблюдала истинную картину происходящего. Умно, ничего не скажешь. Я бы сам так поступил, окажись на ее месте.

Все-таки хорошо, что мне годами приходилось шифроваться от старперов-оппозиционеров — не стремясь к тому особо, я в совершенстве освоил метод многозадачности, то есть уподобился легендарному Гаю Юлию Цезарю, способному делать несколько дел одновременно. И отнюдь не пить, курить «дурь» и валять дурака, а кое-что посерьезнее. Умение это мне сейчас очень пригодилось — шагая по безлюдным коридорам и не особо таясь при этом, я параллельно отслеживал действия Бранки, перемещения охраны и консультировал кэпа с Грегом. Отвечать приходилось в режиме «текстового чата», но Зевс без проблем преобразовывал текст в речь, а картинку он так и так генерировал. Даже не знаю, что бы я делал без моего «чита»… наверное, просто бы тупо ломился к цели, сметая все преграды на пути. Черт, а ведь так даже интереснее было бы!..

«Не отвлекайся, Денис».

Действительно, чего это я? Спасибо, Зевс. Эйфория такая эйфория! И опыт, сын ошибок трудных, бесполезен — в таком режиме я еще не работал. Но пока что все шло строго по плану — десять минут, полет нормальный. Из сектора директората выбрался вообще без проблем: двери исправно открывались (конечно же, по сигналу Зевса, как же иначе?) и автоматически закрывались, от то ли курьера, то ли чьего-то референта, которого засек загодя, благополучно укрылся в техническом помещении, сиречь «каптерке» — такой, знаете, с хламом и имуществом клининг-менеджера — а там и логово корпоративных шишек закончилось. Оказавшись же в обиталище простых смертных, скорость вынужденно снизил — народу тут оказалось прилично. Причем люда занятого, по большей части вспомогательного персонала из разных отделов — логистов, техников, аналитиков, просто стюардов и уборщиков. Реально не думал, что такое интенсивное движение в разгар рабочего дня. Если бы не составил маршрут по самым редко используемым закоулкам, вряд ли бы остался незамеченным. Но пока везло — три четверти пути одолел, благополучно избежав встреч с непрошенными свидетелями. А вот на последней четверти, что называется, нарвался — по закону подлости, взбрыкнувшему вследствие «маятника вероятностей», столкнулся буквально нос к носу с парой секьюрити. Да так, что шансов избежать контакта попросту не оставалось — мы вышли в один и тот же коридорчик из разных дверей, и сразу же оказались в пределах видимости друг друга. Почему Зевс не предупредил? Да потому что эта парочка из числа «рандомных». Мой искин их видел, но вероятность изменения маршрута в мою сторону не превышала остальные. Соответственно, какие, на фиг, прогнозы? Вот и попали. Естественно, я мог нырнуть обратно, но ничего бы этим не добился, только еще сильней подозрения возбудил. А потому ничего не оставалось делать, кроме как решать возникшую проблему силовым методом…

Глава 2-5

— //-

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», Новый Оймякон, укрепленный район Оймякон-плаза, 22 октября 2138 года

… действовать я начал быстро, даже дверь за спинами моих оппонентов еще не успела закрыться. Но Зевс и меня опередил, заблокировав замки по всему коридору, и охранников, приняв их запрос на идентификацию и подтвердив мое право находиться здесь и сейчас. Впрочем, как я и напророчил, это не помогло — искину пришлось воспользоваться первой попавшейся идентификационной меткой, сымитировав сбой программы. Естественно, оба высокопрофессиональных парня на такую фигню не повелись, и сработали по вбитой в подкорку программе: незнакомец на вверенной территории, фас! Вот только со мной этот номер не прошел: вместо того, чтобы дожидаться их на месте, я скользнул навстречу чуть вырвавшемуся вперед охраннику, одновременно еще и сместившись вправо по дуге. Тот успел цапнуть складную дубинку, но я принял расчетливый удар, нацеленный мне по черепу, на жесткий блок предплечьем. Рукав «умного» нанокомбеза уплотнился, сформировав бронещиток, плюс Зевс задействовал усилитель, и дубинка-телескопичка, вместо того, чтобы перебить мне кости левой руки, согнулась чуть ли не под прямым углом. Охранник изумленно уронил челюсть и проворонил фронт-кик с правой — тоже усиленный. А пока оглушенный секьюрити летел спиной в стену, я утвердился на своих двоих, убрался с пути его напарника и с разворота «выстрелил» классическим твит-чаги. Попал, что характерно. Получилось просто на загляденье — оба бойца влипли в стенки почти одновременно. И синхронно сползли по ним на пол, напрочь вырубившись. Ну а вы как хотели? Удар всем телом о твердую поверхность это вам не шутки, особенно если еще и затылком приложиться. Плюс ушибы внутренних органов и переломы ребер. Извините, пацаны, ничего личного… страховка у вас хорошая, я точно знаю. Плюс премия за риск, минус штраф за раздолбайство. Но все равно будете в плюсе, так что еще потом спасибо скажете.

Удивленно покосившись на дело ног своих и пожав плечами (дескать, а я что, я ничего), я неторопливо дошагал до той самой двери, из которой вынырнули незадачливые секьюрити, и продолжил движение по маршруту. Зевс загодя разблокировал замок, а на камеры залил «обманки», демонстрировавшие пустой коридор, но хитрость эта была шита белыми нитками — начальник смены прекрасно видел на схеме местоположение подчиненных. И несоответствие визуала меткам с датчиков бойцов могло лишь усилить его подозрительность. Собственно, с данного момента счет пошел на секунды, то есть пришло время задействовать Фильку. Условный сигнал тоже ушел еще до стычки, как только я убедился, что совершенно ненужной встречи не избежать. И теперь у меня тридцать секунд до общей тревоги — Простофиля планировал сымитировать многоходовую атаку на Оймякон-плазу, причем и в виртуале, и в реальности. Естественно, угрозу представлял только хакерский взлом, никто в здравом уме на Новом Оймяконе не додумался бы сунуться в вотчину Корпорации лично. Но если подойти к задаче творчески, да чуток заморочиться, то в нападении на физическом плане бытия можно убедить компьютерную систему. Ну а той уже все равно — есть сигнал, значит, тревога. С активацией всех предусмотренных протоколов безопасности. Эх, засуетятся сейчас охраннички!

Думаете, сам себе задачу усложнил? Если бы ломился снаружи — однозначно. Хрен бы я влез в ощетинившуюся оборонительным вооружением и запакованную в броневые лисы крепость. Но основной цимес в том, что я действовал изнутри, а значит, представлял наибольшую угрозу для системы. А помимо меня еще и Бранка со схожими, пусть и урезанными, возможностями. Веселуха, короче.

Кстати, а что там моя злейшая подруга? Ого! Я бы, пожалуй, и сам так далеко не пробрался за столь короткое время… Зевс?

«Немного помог с планом комплекса, не более того».

Ага, отмазывайся… впрочем, оно и к лучшему — Бранка, хоть и слиняла из изолятора, убедившись, что уловка с «обманкой» сработала, и даже проникла в технический сектор, но до сих пор умудрилась не запалиться. Да и с чего бы? Девица, не будь дурой, избрала схожую с моей тактику — избегать людных мест и прятаться при малейших признаках опасности. Последнее трудностей вообще не представляло — знай себе, «возлагай длани» на замки, а потом поступай аналогично с камерами. Технология отработана. А вот в сеть лезть не спешила. Чего-то ждала? Да ясен пень, чего! Не зря же я ее, по факту, из узилища лютого выпустил. А значит, будет только логично не суетиться самой, но воспользоваться суетой противника. Которая неизбежна при любой тревоге, даже ложной. Особенно ложной, я бы сказал. А неплохо госпожа Де Гроот затаилась, если бы не палевные наны, хрен бы я ее выпас. Что уж говорить об охране…

Кстати, о птичках. Мне тоже не помешает кое-какие меры принять. В превентивных целях, ага. И велосипед изобретать я не намерен — коридор, в который занырнул после разборки с секьюрити, конкретно для меня имел одно ценное свойство — в него выходило несколько технических тоннелей. Которые, в свою очередь, обеспечивали доступ к высокотехнологичной начинке, позволявшей применять по отношению к обычнейшему сейфу (правда, здоровенному) термин «спецхран». Энергоблок, коммуникации, в том числе и хозяйственные — водопровод, канализация, вентиляция, система эмиттеров силовых полей, гидропривод — все это требовало тщательного ухода и периодического обслуживания. А еще позволяло достаточно пытливому уму, вооруженному соответствующими знаниями, выискать слабые места в этом поистине неприступном уголке Оймякон-плазы. Кто-то со стороны нипочем бы не справился с такой задачей, а вот мы с Зевсом совсем другое дело. И тут блат, ага. А также умение применять на практике аксиому Дучарма: если рассмотреть проблему достаточно внимательно, то можно увидеть себя как часть этой проблемы. А еще мы очень уважаем принцип Бенедикта, он же девятое следствие из закона Мёрфи: в природе всегда сокрыт тайный порок. А если еще и подойти к проблеме творчески… результат немного предсказуем. Папенька не далее как вчера популярно мне его разъяснил. Тот самый момент про «бардак и анархию». Впрочем, я бы не был столь категоричен — тут скорее срабатывает закон Мартина-младшего: решение проблемы изменяет саму проблему. Хотя кому-то это и может показаться бардаком…

К чему я это все? Да просто не хотелось доводить ситуацию до абсурда, поэтому я последовал примеру Бранки и затаился в укромном местечке, примечательном наличием служебного терминала. Что характерно, от внутренней, изолированной сети спецхрана. Данный девайс скрывался глубоко во чреве приводного блока гидронасоса, дававшего давление в гидроприводе сейфового люка — здоровенного и тяжеленного! — и чисто физически до него добраться не представлялось возможным. Если, конечно, не задействовать «мелочь». Потому и не был перекрыт доступ к тесному и пыльному лазу. Ну а мне что? Притаился, и жди. Основную работу все равно Зевс делает.

Ну ладно, еще Филька — к тому моменту, как мои микроскопические зверьки забрались-таки в логический блок терминала, он уже развернул полномасштабную атаку на Оймякон-плазу. Насквозь иллюзорную, но я уже говорил — попробуй, докажи компьютеру, что ничего нет, если все датчики вопят об обратном? Не по всей, конечно, территории, тут я слегка преувеличил, но беспокоящие удары Простофиля нацелил рандомно, сосредоточив основные усилия на форте «Север» — одной из четырех башен комплекса. Любо-дорого посмотреть, что там творилось. Сигнализация заорала, сотрудники всех мастей заметались в панике, айтишники из антихакерского отдела принялись рвать волосы (причем не только на голове) и жевать свитера, лихорадочно координируя усилия по противодействию… и только секьюрити, от рядового бойца до глав подразделений, сохраняли спокойствие: перехватывали мечущихся людей, успокаивали (зачастую звездюлями) отдельных неадекватов и без стеснения материли долбо… дятлов, затеявших сию веселую забаву. Ну а чего им еще оставалось делать? Реальная опасность отсутствовала — они это видели собственными глазами, которым доверяли куда больше, чем даже самым совершенным датчикам и камерам наблюдения — а выучка и строгая дисциплина, вбитая в подкорку, не позволяли поддаться всеобщему безудержному веселью. Ох и будет кое-кому головомойка! Понятно, что такому вот продуманному вторжению со стороны человека, облеченного высочайшим допуском, противостоять почти нереально. Но Филька-то не изобрел абсолютно ничего экстраординарного — все его действия укладывались в почти стандартную схему взлома системы извне. И такое допустить… ладно, ладно, кое-какие коды я ему подогнал, да и уязвимости подсказал, но все равно — главу айтишников однозначно на мыло. Не увольнять с волчьим билетом, конечно, но слегка подвинуть в должности — с понижением, естественно — не помешает. Даже если папенька сам не догадается, нужно будет ему подсказать. Потом, когда благополучно сделаю ноги.

Замок спецхрана Зевс ломанул за пару минут, и то лишь потому, что действовал крайне деликатно. Так-то секунд десять бы потратил, но еще и здесь оставлять после себя бардак отчаянно не хотелось. Посему пришлось ждать. Ну а затем еще с четверть часа, продолжая по инерции откликаться на запросы кэпа и Грега — не хватало еще на этом спалиться! Но я не скучал — поскольку мой напарник вывел на глазной дисплей объемную схему компьютерной сети комплекса и отметил на ней участи, подвергшиеся атакам, у меня была возможность сполна насладиться спектаклем. Почему не бенефисом Филиппа Нэша? Так Бранка тоже активизировалась, да еще как! Если бы не завуалированное противодействие Зевса, у нее бы появился реальный шанс одним широким импульсом по дальней связи слить море секретной инфы. Но искин, что называется, бдел, и девице оставалось лишь в бессилии кусать губы, потому что с локтями такой номер не прошел бы. Но и от затеи она не отказалась, надо отдать ей должное, несмотря на то, что с каждой секундой росла вероятность запалиться перед айтишниками Оймякон-плазы. Короче, вражеское кольцо вокруг нее сжималось, выражаясь высокопарно. А вот я наоборот, по-прежнему оставался незамеченным. Мало того, еще и дождался благоприятной ситуации — дошла очередь и до сектора спецхрана: три четверти секьюрити, включая тех, что обнаружили побитую мной парочку и рыскали по коридорам в поисках диверсанта, отозвали в сектора внешнего пояса. А ничего так Филька покуролесил, вон, пришлось дополнительные силы стягивать, чтобы обуздать панику…

Пора, что ли?.. Вроде бы все пучком — охранные системы втихаря взломаны, «обманки» в камерах сгенерированы, бойцы локализованы… ну да, более удобного момента и не найти, пожалуй. Так что ноги в руки и пошел, Дениска! Осталось всего ничего: технический тоннель, коридор и служебное помещение перед сейфом. Плюс соответствующие двери. Да-да, я решил не изобретать велосипед и войти с парадного входа. Да и уйти потом планировал аналогично, благо знал, что и где искать. Нахождение собственно в спецхране по плану сводилось к тридцати секундам максимум — доставку «товара» в зону выдачи я «заказал» загодя. Вернее, Зевс сгенерировал фальшивый запрос, который система приняла за чистую монету. Препятствие ровно одно — клерк, заведовавший учетом. Ну а как вы хотели? Дело серьезное, полностью на компьютеры полагаться нельзя. Чтобы порядок был, извольте расписаться в соответствующей бумаге. Плюс традиция, куда без нее. Кстати, конкретно для меня не самая благоприятная — на должности каптера при спецхране обычно подвизался ветеран СБ. Так что придется вырубать.

Собственно, на силовой контакт я и настроился, пока преодолевал последние метры — двери передо мной распахивались автоматически, активированные напарником-искином, включая дверь в служебное помещение, и я на них попросту не отвлекался. А вот для каптера такой нежданчик оказался сюрпризом, причем однозначно неприятным. Но, надо отдать мужику должное, тот если и растерялся, то лишь на долю секунды, поле чего принялся левой рукой лихорадочно тискать «тревожную» кнопку (очередная дань традиции). Правой же тем временем схватился за табельное оружие с явно нехорошими намерениями. Вот только использовать по назначению не успел — пока набирал в грудь воздуха, чтобы ошарашить меня стандартным приветствием в духе «стоять, руки в гору», я успел приблизиться вплотную и провести простейший бросок скручиванием кисти. Классика жанра, да и исполнение не подвело — каптер кувыркнулся и растележился по полу, подарив мне ствол. Ну а дальше еще проще — с ноги по жбану, как любил выражаться незабвенный мистер Макдугал. Кстати, горячий поклонник именно этой техники применительно к барным потасовкам. Главное, не переусердствовать — все никак толком к возможностям нового комбеза не привыкну…

— Денис! — отменно не вовремя донесся из-за распахнутой двери отцовский голос. — А ну, не смей!!!

Да твою же!.. С трудом остановив удар на последней стадии (скажи спасибо начальству, мужик!), я одним прыжком оказался у сейфового люка и прижался к нему спиной, выставив перед собой трофейный ствол. Но, как и ожидалось, незваные гости, а именно — Виктор свет Андреевич и тренер дядя Коля — отнеслись к угрозе совершенно наплевательски, то бишь бестрепетно вошли в служебку и остановились шагах в пяти от меня. Дядя Коля попутно успел коротким жестом приказать каптеру убираться, что тот и проделал с великим удовольствием. Тренер же и встал чуть впереди, на всякий случай прикрыв собой непосредственного начальника. Главный телохран Корпорации, что с него взять. Плюс, зная тренера, наверняка на нем не простой костюмчик, а маленький шедевр спецснаряжения. Посему можно считать, что мой нанокомбез не такое уж и большое преимущество. А ведь еще есть родственные узы и дружеские чувства, плюс муки совести. Так что большой вопрос на чьей стороне в данной ситуации перевес.

— Вот ни секунды в тебе не сомневался, сын! — без лишних предисловий перешел к сути проблемы папенька. Даже, блин, опомниться не дал. — Некоторых жизнь ничему не учит!

— Надо было сразу со мной соглашаться! — огрызнулся я.

Потом чуть подумал и зашвырнул трофей за клерков стол — от греха. И чтобы самому не искушать судьбу, и чтобы дядя Коля не сразу до него добрался.

— Правильное решение, — одобрил отец. — А насчет соглашаться — щаз! Ну-ка, напомни мне, сколько раз это раньше срабатывало?

— Виктор Смальков на ультиматумы не ведется, — вынужденно признал я. Сквозь зубы, ага. — Спасибо вам, папенька, за наше счастливое детство!

— Поговори у меня еще, щегол! — отбрил тот, но довольно беззлобно. Чисто по родительской обязанности. — Денис, вот объясни мне, зачем было это все устраивать? На что ты вообще надеялся?!

— На успех, очевидно же, — пожал я плечами. И уточнил: — Меня кэп сдал?

— С чего бы? — удивился отец.

— А как еще-то?! — изумился в ответ я. — Только он мог засечь активность материнского ядра на «Молнии»…

— Так и запишем — спалился, — ухмыльнулся папенька. — Что скажешь, Николай? Занесем Михе в «фанеру», чтобы в следующий раз сделал правильный выбор?

— Придется, — хмыкнул тренер.

— Ладно, это позже… кстати, сын, вот в этом весь ты — импульсивный, за базаром не следишь, ничего не боишься… на чем и палишься постоянно.

— Жажду подробностей, — уже совсем загнанно отбрехался я.

Черт… перед кэпом неловко… получается, подставил я его. Хотя удивил, не скрою. Ведь тут одно из двух: либо капитан Иванов потерял хватку, что весьма серьезный звоночек, либо сознательно меня покрывал. Второе казалось маловероятным… а первое — невероятным абсолютно. Вот и думай теперь…

— Денис, сынок, — с бесконечным терпением в голосе начал папенька, — пора бы уже привыкнуть, что я тебя знаю лучше, чем ты сам. И уже давно и успешно использую твои слабости. Ты же сам, без принуждения, не далее как вчера озвучил свои планы. А отступать ты не привык, верно? Мы тебя всю жизнь так воспитывали…

— Дрессировали, ты хотел сказать?

— Что хотел, то и сказал! — отрезал отец. — Ну а поскольку твое ослиное упрямство не переупрямить, оставалось лишь возглавить процесс. И задать пару ограничений — например, срок в сутки, чтобы подобрать подходящие для визита Оружейников объекты. Дальше рассказывать, или сам догадаешься?

— Да уж будьте так любезны, Виктор Андреевич!

Если честно, я уже начал закипать. Нет, ну правда, сколько можно?! И снова втемную, снова втихомолку… хочется взять и… это самое, да. Возможно, с ноги.

— Да, я специально ограничил тебя во времени! Ты сам торопился, но и нам ждать не с руки. Поэтому мы так и прикидывали — ночь плюс первая половина следующего дня, и ты с задачей справишься, потому что от своих слов отступаться не привык. Ну а потом жди беды… собственно, дождались.

— Не поверили, значит…

— Где-то в другом месте может и прокатило бы, сын, — стал серьезным отец. — Но не на Новом Оймяконе. Таких случайностей не бывает. Только закономерности. Как думаешь, сколько мне времени понадобилось, чтобы соотнести всю эту чехарду с твоими планами? Но ты, конечно, молодец: атака сразу и снаружи, и изнутри… кстати, скажи спасибо Зевсу — мы с его помощью через Бранку несколько уязвимостей вскрыли.

— Это она сама! — мстительно уточнил я.

— В смысле, сама?

— В прямом! Зевс ее не вел, только отдал контроль над колонией нанов. Прощу заметить, изрядно урезанной!

— Сильна девица, — уважительно цыкнул зубом дядя Коля. — А она мне все больше и больше нравится.

— Развлекайся дальше, тренер, ни в чем себе не отказывай.

— Спасибо, ученик.

— А второй наверняка этот, как его… из команды твоей! — обличающе ткнул в меня пальцем папенька. — Нэш, точно! Мелкий пакостник!

— Судя по вашей реакции, Виктор Андреевич, совсем не мелкий! — позлорадствовал я.

— Мелкий, мелкий, не сомневайся. Этот нам особых проблем не доставил, айтишники уже через пять минут после атаки могли его остановить.

— И почему же не остановили?

— А ты догадайся, сын! — подмигнул мне отец. — По той же причине, что охранники из спецхрана убрались к чертовой матери. Правда, успели по дороге кое-где автономных камер навешать. На них ты и спалился окончательно. Ну и мы с Николаем хороши — успели вовремя. Не дали тебе еще больше глупостей наделать. Короче, Денис! Развлеклись, и хватит. Ты мне нужен для дела. Сворачивай балаган.

— Нет.

— Нет? Коля, ты это слышал? А почему, собственно, нет?

— Тебе известны причины.

— Это не причины, это блажь. Мы же вроде еще вчера обо всем договорились?

— Ты же сам признал, что я упрямый и поэтому предсказуемый.

— Денис, это ребячество! На кону судьба Колониального союза! Да что там союза, Корпорации!

— Вот именно! И еще галактику приплюсуй!

— Значит, не пойдешь?

— Заставь меня!

— Хорошо, — внезапно успокоился отец. — Раз не хочешь по-хорошему… Николай!

Тренер дядя Коля с сомнением покосился на моего родителя — типа, ты точно уверен? А затем, дождавшись кивка, жестом фокусника извлек откуда-то телескопическую дубинку и шагнул ко мне…

… вот и все, кирдык моим планам!.. Нет, ну как так?!

Глава 3-1

Система Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», Новый Оймякон, укрепленный район Оймякон-плаза, 22 октября 2138 года

… вот и все, кирдык моим планам. Нет, ну как так-то?! Нечто такое пронеслось в голове, пока я машинально отшагивал, вжимаясь в сейфовую дверь еще теснее, хотя куда уже больше? Да и зря, по уму следовало бы уйти в сторону, обеспечив себе относительную свободу передвижений. А я вместо этого сам себя загнал, по сути, в угол — в прямой сшибке с дядей Колей шансов у меня ровно ноль. Даже несмотря на навороченный комбез — тренер найдет уязвимое место, в этом никаких сомнений. Тем более, вон, дубинкой вооружился. Остается только уйти в глухую оборону, положившись на крепость брони, немного усыпить его бдительность, а потом попытаться прорваться к выходу. Да, именно так — банально сделать ноги. А уж там будем действовать по обстановке… странно, кстати, что мне еще не прилетело…

Да и вообще дядя Коля вел себя нетипично — я, хоть и поддался панике, контроля не терял, наоборот, перехватил его взгляд и усилием воли заставил себя смотреть строго в глаза тренера. Чертовы наны это усилие восприняли как руководство к действию, подстроили фокусировку и четкость, и я, представьте себе, легко разглядел в зрачках дяди Коли собственное отражение! Жалкое зрелище… если честно, трудно представить, кто бы мог ему противостоять в игре в «гляделки». Разве что папенька, но тот отличался врожденной толстокожестью. В отличие от меня, ага. Но таки справился, хоть колючий взор тренера пронзал, такое ощущение, насквозь. И даже не дернулся, когда дистанция между нами сократилась до критической. Мало того, продолжал сохранять спокойствие (на самом деле меня паникой парализовало), когда тот нарочито неспешно замахнулся телескопичкой. Ну а дальше началось то самое странное — тренер застыл на мгновение, потом изобразил нечто, напоминающее улыбку, и шагнул назад, уронив руку с дубинкой.

— Николай?!

Ха! А папенька-то тоже изрядно удивился! Значит, не я один такой.

— Денис?

— Да, тренер?

— Ты уверен?

Вот он, момент истины! Теперь, главное, не дать слабины. И взгляд не отвести.

— Абсолютно.

— Ладно, делай, что должно.

— Не понял! Коля, это что сейчас было?!

— Виктор, послушай моего совета — доверься своему младшему.

— И ты туда же?! — возмутился отец. — Ладно Дениска, балбес малолетний! Но ты?! Неужели поверил в этот бред?!

— Поверил, — невозмутимо кивнул тренер. — Только не в бред, как ты выразился. А в ученика. И тебе бы уже тоже пора поверить в собственного сына.

— Да чтоб вас обоих!

— Виктор, Денис знает, что делает.

Вот всегда поражался этой способности дяди Коли сохранять спокойствие даже в самых безнадежных ситуациях. Как сейчас, например. Не дай бог кому оказаться втянутым в разборки шишек из Корпорации. А тренер не побоялся. Ибо посчитал, что так будет правильно. Причем это ему еще с папенькой работать плечом к плечу, я-то свалю в космическую тьму. Возможно, с концами. Теперь уже сто процентов, что свалю — тренер тому порукой.

— И как же ты это определил?! — с неприкрытым сарказмом поинтересовался отец. Но уже без огонька, исключительно с целью оставить за собой последнее слово. — Мысли прочитал, что ли?

— В глаза ему посмотрел.

— Сверхнадежный метод, — фыркнул папенька. — Ну и что с вами делать?.. Нет бы пользу приносить, а этим лишь бы свалить подальше…

— Это куда ты меня отправляешь, Виктор? — чуть заломил бровь дядя Коля.

— С Дениской, куда же еще! Раз поручился, то и ответственность на тебе! Не хватало еще, чтобы он шею свернул в процессе!

— Я знаю кандидатуру получше, — ушел в отказ тренер.

— Хм… думаешь, он согласится? — усомнился папенька.

— А куда он денется? Кто без него «Молнией» управлять будет?

— Э-э-э… я могу, — вякнул я, смекнув, куда клонят оба.

— Ага, щаз! — рыкнул Виктор Андреевич. Не сомневайтесь, именно он — глава могущественной Корпорации, а не папенька и даже не отец. — Без присмотра не останешься. Сейчас я с ним переговорю… а ты чего смотришь? Забирай, доставили уже!

Дожидаться особого приглашения я не стал — покуда папенька, благоразумно выбравшись в коридор, болтал по инфору с кэпом, вскрыл защищенную ячейку в зоне выдачи и под шумок упрятал в карман сразу три «ключа». Да-да, памятуя о главном свойстве запаса. Ну и чтобы второй раз не ходить, конечно. Вряд ли повторный визит завершится столь благополучно. Задумался было, что бы еще такого полезного подрезать, но ничего надумать не успел — отец завершил разговор и вернулся в служебку.

— Миха согласен, — сообщил он, перехватив заинтересованный взгляд тренера. — Так что ноги в руки и бегом, сын, пока он не передумал! И еще. Сделай так, чтобы мне не было за тебя мучительно стыдно.

— Постараюсь, отец.

— Не пойдет, — помотал тот головой. — Не постарайся. Просто сделай.

— Есть, сэр.

— Свободен!

В общем, ноги я сделал моментально, даже не стал слушать ворчание насчет бардака и безответственности отдельных личностей. Прощаться, кстати, тоже не стал — ломанулся прямиком в транспортный узел, еще по пути озадачив Зевса резервированием катера. Ну а чего? Раз уж у него почти вся сеть Оймякон-плазы под контролем… грех не воспользоваться.

Вот только уйти по-английски не получилось — сначала на связь вышел капитан Иванов, потом попытался дозвониться кузен Арти. И если с первым все было понятно — пришлось выслушать «благодарность» за «горящий тур», причем в свойственной ему манере, то бишь не выбирая выражений — то второй реально озадачил. С чего бы вообще звонок в неурочное время? Внезапно воспылал братской любовью? Очень сомнительно… значит, по делу. А дел с Артуркой с некоторых пор я старался не иметь. И даже получалось, что характерно. В общем, я даже мысленно поблагодарил кэпа, на разборку с которым пришелся входящий вызов О’Мэлли-младшего — отвлекаться на подобные мелочи мы даже не подумали. Действительно, когда бы еще выпал случай высказать об извечном противнике все, чего тот заслужил? Мне так уж точно — с глазу на глаз либо в присутствии Грега у меня просто решимости не хватало хамить. Я имею в виду, слишком явно и открыто. А сейчас накипело, вот я и… не сдержался, короче. И знаете, что? Ведь реально полегчало! Да и кэпу, такое ощущение, тоже. Хотя проходи разговор лицом к лицу, без рукоприкладства бы не обошлось. По крайней мере, попытки такового со стороны капитана. Я-то по-любому на него руку не поднял, но защищаться пришлось бы. А тут обменялись любезностями и пришли к общему знаменателю — извечной присказке «кто, если не мы». На том, собственно, и сошлись, причем окончательно уже в прямом смысле слова, когда пересеклись в стартовом комплексе у зарезервированного катера. Постояли, набычившись, посверлили друг друга злобными взглядами, потом синхронно кивнули и столь же синхронно шагнули к шлюзу — разборки разборками, а работу работать надо. А когда люк у нас за спинами уже было скользнул на законное место, меня окликнул разлюбезный кузен Арти:

— Дэн! Подожди, есть разговор!

Нашел таки, Петькин сын!.. Или кто-то сдал. Внимание, вопрос: кто? Вариантов, собственно, всего два — либо горячо любимый папенька подложил свинью напоследок, либо тренер дядя Коля сжалился над незадачливым племяшом босса. Лично мне без разницы, потому что откликаться я не собирался — чем меньше народу втяну в предстоящую авантюру, тем лучше. Причем не только для них — по некоторой совокупности признаков я начал подозревать, что отрицательные вероятности уже не просто складываются, а умножаются, да еще и с поправкой на везучесть каждого отдельно взятого фигуранта. И если еще пару лет назад я бы просто посмеялся над подобной гипотезой, то теперь, после визита в Большую Сеть и общения с Охотниками, я к таким насквозь эфемерным материям стал относиться предельно серьезно. Говорите, просто суеверный? И это тоже, спорить не буду. Участие в деле кузена Арти — офигенно плохая примета. И тоже с некоторых пор, ага.

— Денис? — пересилил себя кэп.

— А?

— Мы разве не подождем коллегу?

— Оймяконский гривастый волк ему коллега! — отрезал я. — Капитан, признайтесь, вам меня мало?

Кэп выдал свою самую ироничную ухмылку, но, вопреки всякой логике, ткнул в сенсорную панель замка, заставив люк снова утонуть во внешней переборке катера.

— Вы что-то хотели, молодой человек?

— Благодарю, мистер Иванов! — с облегчением выдохнул Арти, вломившись в шлюз. — Думал, не догоню уже. Дэн, есть дело.

— Нам некогда, Арти, — и не подумал я смягчить тон.

Мало с кэпом поцапался, теперь еще и братца отбривать… ни фига приятного. Помимо того, что это еще и весьма трудоемкий процесс — кузен отличался изрядным упрямством, которое дядя Петя на людях предпочитал именовать целеустремленностью. Ну а наедине с сынулей, естественно, называл вещи своими именами.

— Да брось, — отмахнулся Артур. — Дело… пять минут не выделишь?

— Тридцать секунд, — отрезал я. — Не успеешь, полетишь с нами в космопорт, оттуда сам будешь возвращаться.

— Да пофиг. В случае чего этот же катер подрежу, — уже куда более живо отбрехался братец.

Я говорил, что он выглядел подозрительно запыхавшимся? Нет? Ну вот, исправляюсь. Такое впечатление, что несся по коридорам, не разбирая дороги, как будто у него пятки подгорали. И то, что довольно спортивный Арти умудрился сбить дыхание, говорило о многом. По крайней мере, лично для него предстоящий разговор являлся действительно важным, иначе он попросту не стал бы напрягаться. Придется слушать, блин…

— Ладно, выкладывай, чего хотел, — сдался я.

Шлюзование к этому моменту мы успешно прошли и перебрались в пассажирский салон, где и плюхнулись в ближайшие кресла. Мы с Артуром — лицом к лицу, кэп — в соседнем ряду. И сделал вид, что ему наша беседа абсолютно по барабану.

— Короче, Дэн! Возьми меня с собой.

Н-да… и хотелось бы сказать, что сюрприз, но… чего-то такого я и ожидал. А потому всеми силами оттягивал разговор. Да что там, откровенно игнорил братца. Спасибо, кэп!

— Знаешь, Артур… при всей нашей заклятой дружбе…

Капитан Иванов хмыкнул, но от комментариев воздержался, за что ему отдельное спасибо. Но все равно сбился, а потом поймал взгляд Арти… и понял, что сопротивление бесполезно. Такой же фанатичный блеск глаз я у него видел на незабвенном Объекте-357 на планете Пандора, в той самой заварухе, в которой обзавелся «мелочью». А еще вросшей в висок блямбой «ключа».

— Черт… ты ведь не отвяжешься, да, Арти?..

— Дэн, ты же меня знаешь.

— Вот это и пугает, причем до усрачки!.. Что не так?! — злобно зыркнул я на кэпа, который с трудом сдержался, чтобы не заржать.

Уж в этом-то я уверен, достаточно его изучил.

— Не, ничего, — помотал тот головой и демонстративно уставился в потолок.

Подфартило ему, не спорю. Часа не прошло, как он был на моем месте. Я бы тоже позлорадствовал, если бы моего обидчика столь же оперативно настигло возмездие. Тем более ценное, что ничем иным, кроме вмешательства высших сил, его и не объяснить. В общем, остыл я столь же быстро, как и пришел в ярость. Заслужил капитан, чего греха таить.

— Только не говори, что тобою движет сугубо академический интерес! — предпринял я еще одну — довольно слабую — попытку отбрехаться.

— А что же еще?! — изумленно уставился на меня братец. Фанатичный блеск глаз, что характерно, при этом только усилился. — Да я просто с ума схожу от любопытства! Столько всякого порассказал, и в кусты! Я думал, ты дожмешь дядю Вика!

— Ну, как бы… — засмущался я.

— Да это понятно… я сейчас про вчерашний разговор. Ты меня изрядно удивил, Дэн. Слишком покладистым оказался. Я еле сдержался, чтобы не влезть.

— Молодец, блин!

Да, это самый настоящий сарказм, если кто не понял. Лучше бы Арти еще вчера развыступался, его бы тогда дядя Петя быстро окоротил. И не пришлось бы мне расхлебывать.

— Да ладно тебе, — все правильно понял кузен. — И вообще, ты это серьезно? Подкинул столько вкусного, и воображаешь, что я просто останусь стоять в стороне?

— То есть это твоя личная инициатива? — на всякий случай — и без особой надежды — уточнил я.

Вдруг еще есть шанс накапать любимому дядюшке, чтобы тот сынку хвост прищемил?

— Моя, но отец в курсе, — незамедлительно обломал меня Арти.

— Ну-ка, с этого места поподробнее… и вообще, ты как узнал, что я по делам улетаю?

— Не поверишь, случайно! — расплылся в счастливой улыбке кузен. — Повезло, как утопленнику! С отцом в кабинете торчал, ну, в том, который у дяди Вика в апартаментах — у вас же тут все насквозь секретное, шагу лишнего сделать не дают… и тут они как раз заявились…

— Папенька с тренером?

— Ну а кто же еще?! Слышал бы ты, как тебя дядя Вик полоскал! Меня отец так стесняется называть! Ты как его допек-то? Что-то взорвал?

— Хуже, — хрюкнул капитан Иванов. — Вы продолжайте, продолжайте, молодой человек.

— Хуже? Спер что-то?.. Дай угадаю… «ключ»? Ты вроде его вчера выпросить пытался… эй, Дэн, а что это у тебя с лицом?

— Слишком ты умный, Арти, — скрипнул я зубами, — по ходу, убивать тебя пора.

— Ты уже пытался! — моментально окрысился кузен в ответ.

— Не-а.

— На словах мы все герои!

— Ты живой и здоровый сидишь и вешаешь мне лапшу на уши — какое еще нужно доказательство?!

— Типа, если бы пытался, убил бы?!

— А я как сказал?!

— Брэк! — посчитал нужным вмешаться кэп. — Я гляжу, парни, дружба у вас и впрямь заклятая!

— Извините, капитан, — чуток успокоился я. — А ты, братец, не зарывайся.

— Или что?

— Останешься на Новом Оймяконе.

— Я должен это расценивать как положительный ответ?

— С фига ли?! Пока не убедил, что от тебя может быть не только вред, но и польза. А опыт говорит строго обратное.

— Все никак не простишь Пандору?

— А ты? Совесть-то хоть мучает? Хотя бы временами, а?

— Дэн, не начинай! Я полгода убил на реабилитацию! Мало мне кошмаров, хочешь еще и до психоза довести?!

— Значит, мучает, — удовлетворенно заключил я. — Ладно, замнем для ясности. Так что там папенька с дядей Петей?

— В общем, дядя Вик громко возмущался, а дядя Ник его успокаивал. Упоминали в основном каких-то доморощенных хакеров, и еще какую-то дофига умную девицу. Дядя Ник ее почему-то защищал, и еще отказывался отправлять группу захвата…

— Чем мотивировал? — заинтересовался я.

Ай да Бранка! Всерьез тренера зацепила!

— Говорил, что такого любопытного типажа еще не встречал, надо изучить тщательнее. Если у них там — уж не знаю, у кого и где конкретно — все такие, то неприятностей не оберемся.

Поня-а-атно… надо держать за Бранку кулачки. Даже интересно, сколько она еще продержится без поддержки Зевса.

— Дальше что?

— Отец поинтересовался, что за суета, но дядя Вик сказал, что ничего серьезного, типа, давайте к совещанию готовиться. Ну, тут отец и спросил, а где ты?

— Примерно догадываюсь, что ему ответили, — вздохнул я.

Ну а что? Обидно. Потому что я на сто процентов уверен, какую именно рифму употребил папенька, когда услышал: «А Денис где?» Где, где… вот в этой самой, ага. Маман с этой отцовской привычкой по мере сил боролась, но не особенно преуспела.

— Я по-русски не особо, ты сам знаешь, — пожал плечами Арти. И ни словом не соврал — усилий одной тетки не хватило, чтобы заставить троих упрямых ирландцев всерьез заморочиться языковой практикой. — Но догадался, что это русский матерный. А потом дядя Ник сказал, что ты сваливаешь на «Молнию», и мистер Иванов с тобой.

— Я бы попросил, молодой человек! Это еще большой вопрос, кто с кем!

— Сорри, сэр. И… короче, я решил, какого черта?! Если Дэна отпустили разбираться с Химерой, почему я должен торчать на Новом Оймяконе?! Какая здесь от меня польза?!

— А на «Молнии» какая?! — моментально перешел я в контратаку.

— Разнообразная! — не повелся братец. — Во-первых, я ученый. Мало того, я уверен, что ты не врал насчет Большой Сети, Охотников и Химеры. Как минимум, ты сам во все это веришь. А я уже на собственном опыте убедился, что ты везунчик. Во-вторых, я один из немногих, кто имеет опыт использования нанотехнологий Брахни. А они в этом деле еще сыграют свою роль, я в этом уверен.

— Почему?

— Потому что.

Поня-а-атно… чертов братец! Долбаный интуит! Ну и еще одно немаловажное обстоятельство — не бывает таких совпадений! В нормальных условиях, я имею в виду. А тут нате вам — уже который подряд случай! И вряд ли эту цепочку получится игнорировать, слишком уж она вписывалась в одну на первый взгляд полубезумную гипотезу. Ту, что уже неделю не давала мне покоя. Но озвучивать ее пока рано. В таких делах любая подстраховка лишней не будет.

— Исчерпывающий аргумент, — поддержал меня кэп. — Знаете, молодой человек, а я бы вас в команду не взял.

— Почему?!

— Потому что.

— Не обращай внимания, Арти, кэп шутит. Ладно, с твоей мотивацией разобрались… разобрались! — повторил я, перехватив полный сомнения взгляд Иванова. — Ты, братец, всегда был безбашенным фанатом науки, хотя и скрывал это довольно успешно. Мне другое не понятно: как тебя дядя Петя отпустил? Или ты не спрашивал никого?!

— Нет, до такого не дошло, — отперся Артур. — Но отец все понял по моему виду. Правда, сначала хотел подзатыльник выписать и велеть заткнуться…

— И что же его удержало от этого благоразумного поступка?

— Кончай уже, Дэн! Дядя Вик его опередил. Сказал — да хрен с ними, с балбесами. Если не сидится на месте и свербит кое-где — пусть валят на все четыре стороны. Главное, возглавить процесс, чтобы свести к минимуму последствия.

— А дядя Петя что?

— Отец? Посмотрел на дядю Ника и поинтересовался, когда тот на «Молнию» отправится.

Совпадение? Ну-ну… я уже давненько начал подмечать удивительную синхронность в замыслах и поступках двух глав Корпораций. Видимо, должность все же отпечаток накладывала.

— И тут тренер, конечно, заявил, что никуда не летит.

— Точно. А возглавит балаган кое-кто другой. Отменный специалист по окорачиванию молодых балбесов с уже четырехлетним опытом. Ему не привыкать, и вообще — судьба такая. А где один балбес, там и второй — разницы особой и нет.

— И все?

— Ну да. Отец согласился.

— Вот прямо так сразу?

— Почти. Сразу после того, как дядя Ник сказал, что доверяет этому специалисту, как самому себе. А мистер Слоун — он тоже к тому моменту подошел — сказал, что в Майке не сомневается. А еще пожелал ему удачи. Я так понимаю, это пожелание адресовано вам, мистер Иванов?

Кэп покосился на нас с легкой паникой, и я не отказал себе в удовольствии ответить самодовольной ухмылкой — получил? Не рой другому яму, как говорится.

— Ему, ему, не сомневайся, кузен.

— Ну так что, берешь меня с собой?

— А куда ж я денусь?

Ну да, улыбка получилась вымученной. Но… иначе поступить я уже не мог. Хотел всем сердцем, но холодный расчет не позволял. Во-первых, это же Арти — если ему что-то взбрело в бедовую голову, он это непременно воплотит в жизнь. Вопрос лишь во времени и сопутствующем ущербе. А после той же Пандоры ну его на фиг, такой сопутствующий ущерб. Во-вторых, лучше держать такого кадра под присмотром, чтобы не лез под руку. Артур, конечно, не знает всех моих планов, но его квалификации более чем достаточно, чтобы анализировать информацию и делать правильные выводы. И ему хватит мозгов и ресурсов, чтобы разжиться кораблем и поджидать меня, скажем, у той же Элвы. Оно мне надо, на засаду нарваться? Ну и в-третьих, слова Артура тоже не лишены смысла — что-то мне подсказывало, что его опыт взаимодействия с нанами придется весьма кстати. Не зря же я умыкнул из спецхрана сразу три «ключа»? Как знал, блин! Другое дело, что этот момент я постараюсь оттянуть как можно дольше. А по возможности вообще обойтись без помощи братца. Ну и последний гвоздь в крышке гроба моих сомнений — те самые совпадения. А еще поведение собственного отца — очень похоже, что он таки решил подстраховаться. Как говорится, и рыбку съесть, и на сосну залезть. Вдруг действительно Химера существует? А кто с ней справится лучше меня? Объективно — никто. И в моем-то случае шанс минимален, что уж про других говорить?.. Плюс интуиция дяди Пети, который запросто мог посадить Артура под домашний арест, но не стал.

— Ты… серьезно? — не сразу поверил своему счастью — весьма сомнительному, как по мне — Арти. — Что-то подозрительно быстро…

— Более чем. Капитан, знакомьтесь — Артур О’Мэлли, главный научный консультант обновленного объединения Оружейников.

— В смысле, обновленного? — не понял кузен.

— Мы отправляемся втроем, — огорошил я братца. — Нет, вру, еще Элисон. Но ее я до сих пор не знаю, как считать — то ли оборудованием, то ли членом экипажа.

— Поня-а-атно… а мы с кораблем управимся?

— Конечно, управимся! Ведь так, капитан?

— Денис, я тебе уже говорил, что ты язва?

— Угу.

На этом разговор и закончился, благо катер уже не только успел прибыть в место назначения, но и уже пару раз просигналил, что пора на выход. Собственно, нам оставалось лишь выбраться из его уютного чрева и перебраться в другое, еще более уютное. Особенно с учетом изрядного сокращения численности команды. Наша жилая палуба на четверых — о такой роскоши можно только мечтать. Правда, на тот момент я еще не знал о парочке… сюрпризов. Потому и настроение не особо испортилось. Подумаешь, Артур в напарники напросился! Он, конечно, тот еще мозго… клюй, но до пары моих знакомых девиц ему ой как далеко!..

Впрочем, иллюзия эта продержалась считанные секунды — ровно до того момента, как мы отшлюзовались на «Молнии» и я по укоренившейся привычке не просмотрел стандартный отчет материнского ядра о состоянии корабля и команды. И на сей раз эмоций сдержать не смог.

— М-мать! А они-то тут что делают?!

— Дэн? Ты чего?..

— Не обращай внимания, Артур, — пришел мне на помощь кэп, явно пересилив себя. И аккуратно увлек Арти за локоток в царство хлама Свенссона-старшего: — Пошли, я покажу тебе наши владения. Ты ведь первый раз на рейдере Архонтов?

— Да… — как зачарованный поплелся следом за Ивановым кузен.

— Спасибо, кэп! — буркнул я ему в спину, но ответа дожидаться не стал — рванул с максимально возможной скоростью на жилую палубу.

Устраивать безобразные сцены — именно так, в множественном числе. Потому что мое прямое распоряжение — убираться с корабля — проигнорировали сразу двое членов объединения Оружейников. Причем те, на кого бы я подумал в последнюю очередь, особенно в сложившихся обстоятельствах. Ну вот кто бы мне объяснил, почему Гленн Макдугал, вместо того, чтобы предаваться пьянству и разврату, торчал в каюте? С его-то девизом — на «шариках» брать от жизни все, потому что не факт, что представится еще один удобный случай? Специфика работы, чтоб ей! А тут еще и война. В общем, разрыв шаблонов как он есть. Ну а с Асти еще проще — почему она не в госпитале со Свеном? Ведь никаких же предпосылок… короче, не спросишь — не узнаешь.

Начать я решил с Мака как более вменяемого. И не прогадал. Поскольку мы уже давно разъехались, а я еще и люкс оккупировал, Гленн сменил кодировку замка, так что пришлось воспользоваться звонком. А потом торчать под дверью, пока мастер-рейнджер до нее добирался и отпирал. Подозрительно долго, кстати. Впрочем, его потрепанный и откровенно заспанный вид объяснял все нестыковки, в том числе и недоуменный взгляд:

— Дэнни-бой? Ты чего тут?..

— Вообще-то это именно то, что я у тебя хотел спросить, — аккуратно оттер я хозяина бокса в глубь прихожки. Не в коридоре же скандалить, право слово. — Мак, какого хрена?! Ты почему на «Молнии»?

— А где я должен быть? — прифигел напарник.

И зевнул во всю пасть.

— Да ты дрых, что ли?!

— А по мне не видно?! Так где я должен быть, по-твоему?

— Да где угодно! В кабаке, у шлюх, просто по Алабужеву таскаться — только подальше от «Молнии»!

— С хрена ли?!

— Я же предельно ясно выразился: всем вон с корабля!

— А с каких пор ты капитаном стал? И вообще, что за манеры — орать на наставника?

— Гленн! Ну-ка, посмотри мне в глаза! И дыхни! Трезвый… странно… а чего тупишь тогда?! Приказ был для всех — покинуть рейдер! Или ты особенный?

— А ты, я так понимаю, куда-то собрался? — с нехорошим прищуром перешел в контратаку Мак. — Интересно, куда? И почему один? Решил помереть геройски? И чему я тебя столько лет учил, спрашивается?!

— Мак, ну хоть ты не начинай, — сдулся я. — Мне еще Асти уговаривать…

— А на мне, значит, решил потренироваться? Ну-ну… на что еще может сгодиться старина Мак? Пользуйся мною, неблагодарный ученик, пока можешь. Чую, недолго осталось.

Да вашу ж мать! И этот пророчествовать вздумал! Ну что у меня за экипаж? Интуит на интуите и интуитом погоняет…

— Значит, не уйдешь?

— Чтобы ты один отправился гасить Химеру? Дэнни-бой, вот сколько ты уже меня знаешь?

— Долго…

— Неправильный ответ. Походу, до сих пор не знаешь, раз у тебя хотя бы сомнение возникло, куда я твое распоряжение засуну.

— Бунт на корабле?

— Кэпу наябедничаешь? А он, кстати, в курсе?

— Он со мной.

— Даже так? Значит, вопрос закрыт. Он тебя страхует в космосе, я — во всех остальных случаях. Или ты думаешь, что обойдется без очередного забега по какой-нибудь заднице Вселенной?

Ну и что тут скажешь? Осталось только махнуть рукой. Да еще один маленький вопрос прояснить:

— Тебе кто-то маякнул? Кэп? Или папенька?

— Совсем дурак? Дэнни-бой, если тебе на окружающих плевать, то окружающим на тебя — нет. Ну, некоторым. И уж я-то тебя очень хорошо изучил.

— Ты сейчас заговорил прямо как папенька!

— Да ладно?! — жизнерадостно заржал Мак. — На самом деле все предельно просто. Нельзя недооценивать предсказуемость ослиного упрямства.

— Точно сговорились…

— Не грузись, Дэнни-бой. Лучше представь, что тебе сейчас Асти устроит!

— Спасибо, наставник, вы очень добры!

— Эй, Дэн! Я тебе еще кое-что должен сказать, ну, чтобы ты совсем не возгордился. Есть еще одна причина…

Ну да, как же я ее мог упустить из вида? Логичное объяснение тут только одно — еще не привык к новому статусу Мака.

— Элисон?

— Я знал, что ты меня поймешь, приятель. Ее ты точно на Новом Оймяконе не оставишь. А раз так… должен же ее кто-то… поддерживать?

— А Васька на что?!

— Угораешь?! Да я же лучше!

— Лучше чем кот?!

— Ну да, загнул… тогда скажу так: я более многозадачен.

— Убедил. Не надорвись, поддерживальщик!

— Не дождешься!

На том, собственно, конфликт и был исчерпан. Я даже распалиться толком не успел, а потому пришлось себя накручивать по дороге к каюте Астрид. Впрочем, до нее я так и не дошел — Зевс подсказал, что Асти зависла в гостях у Элисон, то бишь не доходя пару дверей. Остановившись на полпути, я серьезно задумался — это вообще как, плюс или минус? С одной стороны, при свидетеле хотя бы дикого скандала не будет… с другой — я лишусь парочки действенных аргументов. Ибо какая ссора без примиренья, а в нашем случае — постельных забав? Нет, к черту забавы, стартуем как можно скорее, пока папенька не опомнился. То бишь сразу же, как Астрид с борта выставлю. Н-да… все-таки придется конкретно скандалить, на эмоциях играть. Чтобы сама взбесилась и послала далеко и надолго, как она это умеет. Ну а мне не привыкать, фиг ли…

На звонок, как и следовало ожидать, явилась хозяйка каюты, то бишь Элисон. И, должен сказать, расстроенной или хотя бы подавленной она не выглядела. Наоборот — поглаживала уютно устроившегося на сгибе левой руки Васька и чуть ли не помурлыкивала ему в унисон. Впрочем, при виде меня она порядочно удивилась:

— Денис? Что случилось? Почему ты здесь?

— Все нормально, — успокоил я основную виновницу торжества. — Планы чуток изменились.

— Ты убедил отца?

— Практически… короче, мне нужно переговорить с Асти. Позови ее, пожалуйста.

— Сейчас…

— Эй, вы чего в дверях застряли? Пусть заходит, мне скрывать нечего! — правильно оценила ситуацию Астрид.

— Зато мне есть чего, — буркнул я себе под нос, но все же проскользнул мимо посторонившейся Элисон. — Асти, радость моя, а ты чего здесь делаешь?

Каюту обновленная Элисон предпочла новую же, категорически отказавшись заселяться в прежнее обиталище Алиски. Понять ее было не сложно, поэтому никто и не возражал. А поскольку времени с заселения прошло всего ничего, обжить ее толком владелица не успела — типовой бокс с типовой безликой мебелью, по большей части встроенной. Только одна койка носила явные следы использования — та, которую заняла Элисон. А на второй сейчас уютно устроилась Асти, забравшись на нее с ногами и укутавшись клетчатым пледом. Моим, кстати, подарком. А под ним наверняка легкомысленная маечка и шорты одно название. Значит, к визиту моя ненаглядная подготовилась загодя… вон и винишко на откидном столике. Да ладно! Сплетничают, что ли?.. И наверняка обо мне… хотя Элисон и про Мака теперь много чего знает, хм, любопытного. Н-да… и куда весь мой боевой настрой испарился?..

— В гости пришла к подружке, — состроила невинные глазки Астрид. — Сидим, болтаем… о своем, о девичьем.

— Я вижу, — хмыкнул я, кивнув на бутыль и пару бокалов. — А не боишься неокрепшей психике навредить?

— Моей психики на двоих хватит, — усмехнулась вошедшая следом за мной Элисон. — Так что не переживай, Дениска.

— Это радует.

— Выпьешь с нами?

— Может, еще и за жизнь перетереть?

— Мне показалось, или он и впрямь агрессивно настроен? — поинтересовалась Элисон у гостьи, проигнорировав меня самым возмутительным образом.

— Не показалось, подружка, — хихикнула Асти. — Он когда злится, такой лапочка!..

— Ну… даже не знаю… — Элисон демонстративно окинула меня оценивающим взглядом. — Раньше как-то не замечала…

— Вот поэтому он снова со мной. Без обид, подруга.

— Да какие уж тут обиды…

— Э-э-э… дамы? А вы, часом, не пьяны? Это у вас какая бутылка по счету?

— Остынь, Дениска, всего лишь первая.

Хм… Алиска бы соврала, но Элисон — вряд ли. Хотя можно у Зевса уточнить… не, на фиг! Это уже паранойя.

— Ладно, — сквозь зубы выдохнул я. И досчитал про себя до десяти, прежде чем вернуться к беседе. — Повторяю вопрос: Астрид, что ты тут делаешь? Почему ты на «Молнии»?

— А где мне еще быть? — удивленно зыркнула на меня благоверная.

— Ну не знаю… в госпитале, в палате у отца? Не?

— Меня Мисс Лед выгнала. Сказала, хватит уже себя мучить. Ситуация под контролем, Свену ничего не угрожает, но изменений ближайшие дни не будет.

— Это что же у него за кома такая?!

— Ты у меня спрашиваешь?! Да я кроме предлогов вообще ничего не поняла! Там такой доктор благообразный, даже на вид добрый! И говорит вроде на человеческом языке, но…

— Сьюзан-то хоть разобралась?

— Она да, потому и велела убираться. И не появляться еще пару дней.

— Поня-а-атно… а чего на «Молнию» вернулась?

— А куда мне еще?! Не в гостиницу же?!

— Как раз туда! Я же приказал всем покинуть борт! Думаешь, просто так?!

— Вот именно! Ты что-то задумал, Денис Смальков! — осуждающе уставила на меня палец Астрид. — В глаза мне смотри! И признавайся: куда-то собрался? На «Молнии»?

— Так, радость моя… я сейчас забронирую номер в гостинице… в хорошей, не переживай. И оплачу на неделю вперед. Потом, думаю, вы уже вместе со Свеном разберетесь, где остановиться ненадолго. Как вариант, можете к нам заселиться, маман будет рада…

— Эй, эй, Денис, ну-ка, притормози! Я никуда не пойду!

— Чего?!

— Я. Не. Пойду. Мой дом — «Молния». Куда она, туда и я. Вопрос закрыт.

— Тебя силой выволочь, что ли?

— А с каких это пор ты за меня решать начал?! Еще вроде не женаты!!!

— Я твой работодатель!

— А я увольняюсь!

— Я понятия не имею, когда вернусь! И вернусь ли вообще!

— Тем более, нам по пути!

— Свен…

— Свен в порядке! Слышишь, ты, наседка?! В порядке! А ты обещал! Помнишь, когда с Пандоры вернулся?!

Действительно? Так и придется Зевса в свидетели звать… черт, вспомнил!

— Асти, если до тебя еще не дошло, я отправляюсь отнюдь не за сокровищами! И мы не разбежались, как ты напророчила! Я, может, вообще не вернусь!

— Тем более! Короче, делай, что хочешь, но я никуда не пойду.

— Ну это уже совсем по-детски…

— Еще скажи — бред!

— Вот именно!

— Да пошел ты, придурок!

Ну вот… довел-таки. Как и она меня, ага. Иначе как объяснить тот факт, что я даже не попытался ее остановить? А ведь все шансы были — мог перехватить когда с койки спрыгнула, уронив плед, или когда мимо прошмыгнула. Да вот хотя бы за майку схватить, за шорты бы все равно не получилось. Но вместо этого стоял столбом, пока Астрид дверью не хлопнула. Да и потом ума хватило только с помощью Зевса проследить, куда благоверная направилась. Естественно, в свою каюту. И вход заблокировала, зараза! Последнее, кстати, не проблема, одно «возложение дланей» на замок, и готово… вот только ноги к палубе как приросли…

— Кхм-кхм…

— А? Элисон… черт, прости! Так и знал, что она сцену устроит.

— Да ладно, дело житейское, — отмахнулась та, и сразу же запустила пальцы в шерсть недовольно заворчавшего Васьки. — Но ты тоже тот еще фрукт, Денис Смальков!

— Слушай, хоть ты-то не начинай…

— Ну, раз ты не хочешь выслушать…

— А я услышу что-то новое?

— Ну, не знаю… но мне было бы любопытно ознакомиться с точкой зрения противоположной стороны.

— Бабской, что ли? — поморщился я. — Если честно, они меня обе достали. И Асти, и Алиска.

— Кхм…

— Извини.

— Ладно, проехали. Но ты все равно балбес, Дениска!

— Вот сейчас не понял. С фига ли?!

— А ты чего, собственно, от нее добиться-то хотел? Чтобы она призналась, что за тебя беспокоится сильнее, чем за отца? И поэтому не хочет тебя отпускать одного?

— Дурацкая причина.

— Единственно возможная и железобетонная.

— То есть бабы действительно так считают? К черту логику, к черту необходимость, главное, что она не хочет?!

— А ты до сих пор этого не понял? Силе-о-он! Ты о ее чувствах вообще думаешь?!

— Э-э-э… ты уверена?..

— Более чем! Она же в тебя окончательно и бесповоротно втрескалась. Меня чуть не загрызла, когда я имела неосторожность поинтересоваться, в каких отношениях вы были с… Алиской.

Н-да… а еще меня балбесом обзывала! Сама-то не лучше… искин, что с нее взять? Или просто успешно маскируется? Но спросил я совсем другое.

— А когда вы успели поцапаться?!

— Да часа полтора назад. А потом помирились, — кивнула Элисон на бутыль и бокалы. — Поболтали по душам… и знаешь, мне кажется, что я ее поняла.

— А раньше?

— Эли не понимала. Ей не хватало именно логического подхода. А я смогла, за счет ресурсов Кийоко.

— Значит, не стоит ее силой высаживать?

— Если не хочешь потерять ее окончательно и бесповоротно — нет. Пусть отправляется с нами. Так ей будет спокойней.

— А мне?! Ты же сама прекрасно понимаешь, что нет никаких гарантий! Я почти уверен, что эта дорога в один конец! Думаешь, я себе прощу, если с ней что-нибудь случится?!

— Думаю, тогда тебе будет уже все равно. Как и ей.

— Жестоко…

— Зато логично. А теперь подумай, что будет, если она останется на Новом Оймяконе, а ты — где-то там. Навсегда. Каково ей будет?

— Зато живая!

— Нет, до тебя не достучишься… зачем ей такая жизнь? Это же будет не жизнь, а существование! Не веришь мне, пойди и спроси у нее самой. Но не сейчас, сейчас она тебя просто пошлет.

— А потом уже будет поздно спрашивать.

— Значит, смирись с неизбежным. Отдавай капитану команду на старт и иди к ней. Ты ей нужен.

— Чертовы бабы… как с вами сложно!

— Так ты согласен?

— Попробую еще раз с ней поговорить.

— Не смей. Только хуже сделаешь.

— Да как-то уже пофиг. Я ей жизнь спасаю. Скорее всего.

— А ты не задавался простым вопросом: а зачем ей такая жизнь?

— Да тьфу на тебя, зараза!

— А как же ваша же брачная формула: в горе и в радости, пока сме…

— Да понял я уже!!! Не продолжай!

— Ты куда, Денис?..

— В люкс! Ужрусь в уматину, пока разгоняемся!

— Э-э-э… а как же моя маленькая… проблема?..

— Давай его сюда, с собой заберу. Ему и жрать уже пора.

— Да нет, я не о Бэйзиле…

— Позже!!!

И от души долбанул дверью, как Асти совсем недавно. Не, ну а чего? Почему только я должен такое терпеть?! Пусть тоже помучается. Мелкая месть тоже месть, ага. А капитану и говорить ничего не надо, он уже с Артуром разобрался и запустил подготовку к старту. Главное, не мешать профессионалу… и впрямь, что ли, надраться?..

Глава 3-2

— //-

Окрестности системы Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», 23 октября 2138 года

Похандрить получилось от силы пару часов, и то лишь потому, что кэп объявил предстартовую готовность и разогнал всех праздношатающихся (читай — Артура) по каютам. Да и, честно говоря, хандрить особо и не хотелось. Как ни парадоксально, но я испытывал к соратникам сложную гамму чувств: тут и раздражение, и благодарность, и даже гордость. За них, естественно. Не бросили, не отмахнулись, как от надоедливого насекомого, не воспользовались возможностью срулить в туман, где тихо и безопасно. Да и люкс в целом минорному настрою не способствовал — меня хватило лишь на порцию вискаря да получасовое «зависание». Помните, как в том анекдоте: ушел в себя, вернусь нескоро? Это не про меня, ага. Пришлось придумывать, чем бы таким себя занять, чтобы прямо сейчас не вломиться в каюту Асти и не устроить бурное примирение. Остановила лишь мысль о похеренном воспитательном эффекте. Пусть осознает всю глубину своих заблуждений, поплачет, нервное напряжение сбросит. Ей полезно. Я ее уже достаточно изучил, так что как специалист говорю. А потому пришлось напрячь Зевса дополнительными задачами по анализу Информатория, чисто про запас. Да и Виктору свет Андреевичу пилюлю подсластить неплохо будет. Чем, собственно, и занимался еще часа полтора, пока капитан Иванов не отменил предстартовую готовность, подразумевавшую минимизацию перемещений по кораблю, и не объявил по громкой связи, дескать, полет нормальный. Все ограничения моментально перестали действовать, и беспокойный Артур не придумал ничего лучше, как докопаться до меня с разными мелкими подробностями касательно устройства рейдера. Выяснив, чего он от меня хочет, я разорвал связь (общаться я предпочел по инфору, чтобы потом гостя из люкса не выпроваживать) и перепоручил братца Зевсу, а конкретнее, физическому его воплощению. Выгадав для себя таким незамысловатым способом еще пару-тройку часов покоя, вернулся было к самокопанию (уже без самобичевания), но в сем благом начинании не преуспел — заявилась Элисон. И снова с Васькой на руках. Как знала, зараза, что перед кошачьим обаянием я не устою. Пришлось запустить в люкс обоих, причем котейка смахнул с насеста и скользнул в дверь первым, моментально оказавшись у меня на пузе — я лежал на диване, закинув руки за голову, и задумчиво изучал потолок.

— Успокоился? — огорошила меня вопросом гостья, едва устроившись в кресле напротив.

— С вами успокоишься, — буркнул я. Но уже больше для проформы, чем действительно от сплина. — А ты, гляжу, уже извелась вся?

— Я умею терпеть, Денис.

— Ой ли?..

— Алиска не умела, согласна. А я умею.

— Кийоко? Или Элисон?

— А разве теперь есть разница?

— Как скажешь.

Помолчали, думая каждый о своем. Не знаю, как девушка, но лично я почему-то задался вопросом, с чего это Васька начал так мощно вибрировать? Нет, понятно, что он и раньше мурчал и работал урчальником, вот прямо как сейчас — усевшись поудобнее, обмотавшись хвостом, да еще и тщательно себя при этом вылизывая. Но раньше оно как-то слабее ощущалось… наны, что ли? Комбез-то новый я так и не снял…

«Ответ положительный. Кошачье урчание оказывает умиротворяющий эффект, грех было не воспользоваться».

М-мать, Зевс!!! Ну нафига так пугать?! Хорошо хоть, не додумался по громкой связи…

— Дениска, а ты чего дергаешься?! Я не кусаюсь… вроде.

— Уверена?

— А есть основания?

— Ну, ты же на взводе… муки ожидания, все дела…

— Так ты специально, что ли?

— Естественно.

— Хм… даже не знаю, как реагировать…

— Слушай свое сердце.

— Дурак!!!

— Узнаю Алиску, — рассмеялся я. Но без фанатизма, чтобы кот с пуза не соскользнул. — Гляжу, совет пришелся ко двору. Ладно, держи награду.

Я осторожно высвободил из-под головы правую руку, прижал ладонь к бедру, и один из честно заныканных «ключей» буквально протаял через ткань. Удобно, блин.

Элисон с сомнением покосилась на протянутый «подарочек», но все же соизволила выпростаться из кресла и пересечь то небольшое расстояние, что нас до сих пор разделяло. Правда, в движениях ее сквозила какая-то… неуверенность, что ли. Проблемы с координацией? Или просто не до конца уверена в том, что намеревается сделать? Похоже, второе — касание получилось очень робким, пришлось ей помочь, изобразив импровизированное рукопожатие. «Ключ» при этом оказался зажатым между ладонями, и Элисон, такое ощущение, как током прострелило. Я же при этом не почувствовал ровным счетом ничего, хоть Зевс и контролировал процесс посредством моей «мелюзги», которая загодя сконцентрировалась вокруг родственного объекта. Впрочем, высвободить руку я не позволил — перехватил встревоженный взгляд Элисон и на всякий случай уточнил:

— Ты уверена?

— Теперь уже да, — медленно кивнула та.

Я ослабил хватку. Элисон выдернула ладонь с перекочевавшим к ней «ключом», снова устроилась в кресле и завороженно уставилась на девайс.

— Просто приложи к виску, — подсказал я. — И представь, что мысленно тянешься к нанам.

— Я знаю…

— Значит, все же колеблешься?

— А ты бы на моем месте не колебался?..

— На твоем — фиг знает, — усмехнулся я. — А вот на своем мне думать было попросту некогда. Я, видишь ли, от «циркулярок» как раз бегал.

— Что за «циркулярки»? — ухватилась за шанс потянуть время Элисон.

— Не важно. Сделай уже, наконец, что должно!

Странно, но строгий тон подействовал — девушка медленно поднесла дрожащую ладонь к виску, выдохнула, как перед прыжком в воду, зажмурилась и прижала «ключ» к коже. И, судя по тому, как она вздрогнула, метода сработала. Дальнейший процесс много времени не занял, но рассмотреть подробности не получилось — мешала рука. Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Зато Элисон успешно прошла заключительную проверку — я сознательно не дал ей микроскопическую мензурку со стартовой культурой нанов, понадеявшись на тех «зверушек», что уже и так содержались в ее крови. Что характерно, не прогадал — Зевс незамедлительно выдал здоровенный и совершенно неудобоваримый отчет в «текстовом» режиме. Я его даже прокручивать не стал, от греха. Главное, тревогу не забил, а в остальном ему виднее. Лишь уточнил мысленно:

«Отклонения есть?»

«В пределах нормы».

Это хорошо… но в таких случаях всегда лучше перебдеть, чем недобдеть.

«А она со мной через наших нанов не законнектится?»

«Не переживай, Денис, такую попытку я замечу в первую очередь».

Это радует, блин… не хотелось бы, чтобы чужой искин зохавал мой мозг. А поскольку попытки такие в прошлом уже имели место, то и беспокойство мое было вполне естественным.

«К тому же через тридцать семь… тридцать шесть…»

«Да не тяни ты!»

«В ближайшее время подконтрольные мне функциональные единицы будут заменены ресурсами «ключа».

«А твоя «мелочь» куда денется?»

«Никуда. Просто будет работать в режиме датчиков».

«Хитро!..»

«Техника безопасности наше все, Денис».

Это да, не поспоришь.

— Денис, скажи своему искину, чтобы предоставил мне выход в сеть.

Чего?! С фига ли такие заявочки?! Я аж дернулся, вынудив Ваську вцепиться в ткань комбеза, но самым возмутительным образом этот факт проигнорировал, тем более что непосредственно до моей шкуры когти не достали. И с подозрением уставился на гостью, которая за какое-то мгновение преобразилась почти до неузнаваемости. Нет, не физически, скорее внутренне. Ну знаете, как бывает видно уверенного в себе человека. И жесткого. Плюс глаза широко распахнулись и почернели. Ч-черт, аж жутко!..

Мысленно передернувшись, как от холода, я резко сел, смахнув кота на пол — ну его на фиг, разлеживаться. С новой — и насквозь незнакомой — Элисон я в таком положении общаться не горел желанием. Кто ее знает, что она в следующее мгновение выкинет? Может, сама на меня бросится с кулаками, а может, и швырнет чем-нибудь тяжелым. А так я ее по-любому встречу.

— Э-э-э… а тебе зачем?

— Раз прошу, значит надо! — отрезала девица.

— Зевс, ты меня слышишь?

— Ответ положительный, — отозвались динамики системы громкой связи.

— Отказать. Любые попытки силового проникновения пресекать в корне. Доступ исключительно посредством периферийных устройств органолептического действия.

— Ну спасибо, Дениска! — зло прищурилась Элисон.

— Радуйся, что хоть так разрешил. Можешь не благодарить, кстати.

— Не за что!!! И вообще, что за недоверие? И необоснованная агрессия! Да ты на себя не похож, Денис!

— Ладно, не возмущайся, — примирительно выставил я перед собой ладонь. — Простая предосторожность. Очень уж изменения в тебе…

— Пугающие?

— Нет, просто… разительные. Ты как будто чужую внешнюю оболочку сбросила, показала себя настоящую. Знаешь, как у хороших актеров бывает? Одной мимикой и взглядом совершенно другого человека изображают.

— Хм… ладно, проехали. Я бы тоже испугалась.

— Мир?

— Мир, — вздохнула девушка. — Но в систему на всякий случай все равно не пустим…

— Докажи, что тебе можно доверять.

— Справедливо, — вынужденно признала Элисон. — А как?

— Для начала расскажи, что чувствуешь. Прорвалась в Большую Сеть?

— Да я еще сама толком не поняла, что чувствую… вроде бы ничего особенного, но все чувства словно обострились. А стоит только на чем-то сконцентрироваться…

— Я что-то похожее слышал, причем недавно… точно! Бранка говорила, что наны с Элвы, а значит, и наны Брахни, контактируют с реципиентом на эмоциональном уровне.

— Бранка?! А, да, точно… что с ней, кстати?

— Судя по последним новостям, вовсю развлекается в Оймякон-плазе. Тренер дядя Коля ее не позволил спецназом затравить, наблюдает и восхищается.

— Чем в этой стервозе можно восхищаться?! — возмутилась Элисон.

И стала похожа на себя прежнюю, чем снова чуть не довела меня до инфаркта. Нет, ну нельзя же так резко?!

— Что?! — испугалась и девушка.

— Не, все в норме, — незамедлительно ушел я в отказ. — Не обращай внимания. Сколько тебе времени нужно, чтобы освоиться с «ключом»? Кийоко, это больше к тебе вопрос.

— Не знаю, Денис. Может час, может, меньше. Они… удивительные!

— Хорошо. Забавляйся.

— А ты куда?!

— Пойду, поработаю. С Артуром пообщаюсь — у него тоже стресс…

— Не уходи. Пожалуйста.

— Эли?..

— И она тоже, — кивнула Элисон. — Правда, останься. Нам так будет спокойнее. Обеим.

— Ладно, шут с вами… что я должен делать? За руку держать, обнимашки? Или кота хватит?

— Просто побудь здесь. И помолчи.

Н-да. Предельно лаконичные и понятные инструкции. Такие грех не выполнить. Разве что неплохо предварительно содержимое стакана обновить, да на диване поудобнее устроиться, подозвав Ваську…

Я тут недавно шутить изволил по поводу «ушел в себя»? Это я со зла, определенно. Потому что только теперь, на контрасте, осознал всю глубину своего заблуждения. Если кто и уходил в себя, так это Элисон. Если бы не Зевс и наны, я бы даже засомневался, все ли с ней в порядке — до того тихо и неподвижно она сидела в кресле, откинувшись на спинку и положив руки на подлокотники. Натурально статуя без кровинки в лице и с еле заметным дыханием. Веки смежены, но это даже к лучшему — подозреваю, что слепой взгляд в никуда меня бы еще больше нервировал. Или лихорадочное движение зрачков, как любят в фильмах про хакеров и виртуальность показывать. Но таки нет, организм девушки пребывал в норме, если не считать повышенную активность мозга. Ну, еще сердечно-сосудистой системы, вынужденной прокачивать через него кровь в ускоренном темпе. И все это практически без участия «ключа», который, как и в моем случае, превратился в ртутно-бликующую кляксу, постепенно скрывавшуюся под кожей. Этак через полчасика его и не видно будет совсем…

С последним предположением я не ошибся — поскольку Элисон пребывала в подобии комы больше часа, а мы с Зевсом постоянно мониторили ее состояние, то стали свидетелями полноценного преображения ее организма. Во что? Да бог его знает… во что-то, пожалуй, близкое к совершенству. По крайней мере, лично я не умел сознательно управлять регенерацией кожных покровов. Или перераспределять кровоток. А Эли — запросто. Причем, такое впечатление, вообще на интуитивном уровне. Вот что значит синтез искина с пусть и ущербной после частичной «оцифровки», но личностью! Не удивлюсь, если выяснится, что она сумела задействовать скрытые резервы организма. Но в этом вопросе мы с напарником предпочли не гадать, а спросить прямо. Естественно, потом, когда Элисон немного освоится со своими новыми способностями. Пока же Зевс лишь фиксировал с ее стороны периодические попытки дотянуться цифровыми «щупальцами» до корабельной сети — судя по всему, неосознанные. Очень похоже, что все эти потуги являлись лишь сопутствующим эффектом от задействованного канала связи с Большой Сетью — Зевс что-то такое улавливал через подконтрольную «мелочь», но вмешательство на более глубинном уровне я запретил. Ну ее на фиг, еще почует! И тогда греха не оберешься. Это ведь только взбалмошным девицам позволено творить всякое под предлогом девичьей же непосредственности. И ветрености, ага. Мужикам же такая роскошь не по чину.

Впрочем, и телеметрия сама по себе представляла определенный интерес. К сожалению, исключительно для Зевса — я во всех этих сложнейших материях дуб дубом. Сюда бы Мисс Лед, и то не факт, что она бы больше меня поняла. Поэтому я с чистой совестью параллельно занимался своими делами, благо большую часть можно было осуществить дистанционно. Например, просмотреть свежую сводку с предполагаемого театра военных действий. Или ответить на запрос Грега Слоуна, который догнал нас еще до выхода «Молнии» из системы Алабужева. Запрос, конечно, а не Грег. Или… да полно всего, если честно. Столько забот, что прямо ух! Единственное, чего я избегал, так это мыслей о Химере. Чего ради самого себя изводить, если дальнейшие наши действия в этом направлении по большей части зависели от Элисон? Вот если у нее ничего не выйдет, тогда и подумаем. Поломаем голову, устроим мозговой штурм, прибегнем к проверенному научному методу трех «П» — пол, палец, потолок… да мало ли. Да и надежда теплилась, что моя гостья не уподобится Гаутаме Будде, некогда прославившемуся многолетней медитацией в горной пещере, а ограничится более скромным временным отрезком…

Что характерно, не ошибся — «кома» чуток не перевалила за полтора часа. Зато я снова чуть кондратия не словил: аккурат на Элисон косился, выслушивая очередной доклад Зевса, когда она вдруг открыла глаза. Внезапно, ага. А еще резко и широко. Как в ужастике про вампиров, блин. Потом мы с полминуты друг на друга пялились — она, судя по телеметрии, пыталась наладить кровоснабжение всего тела, а не только мозга, а я выжидал, пока уймется сердцебиение. Переср… испугался, в общем.

— Денис?..

— Ну да, Денис, — облегченно выдохнул я, убедившись, что с голосом Эли все в порядке — не появилось таких, знаете, демонических ноток. Или подозрительных вибраций, проникающих в самое нутро. — А ты все еще… Элисон?

— А кем еще я должна быть? — нервно улыбнулась девушка.

— Ну, может, еще какие-то новые грани открылись, и личность снова трансформировалась… не знаю, кто-то из Большой Сети подселился?

— Да ну тебя, балбес!

— Ф-фух, точно ты. Значит, не получилось?..

— С чего бы? — заломила бровь Элисон. Совсем как Алиска когда-то. Кийоко так не делала, я точно помню. — Хотя… смотря что ты имел в виду.

— На новый уровень вышла?

— Пожалуй, можно так сказать, — медленно кивнула Эли. — Но он очень утомителен… в физическом плане. Странное такое состояние… голова тяжелая, а рук и ног почти не чувствую.

— Это ты затекла просто. В смысле, проблемы с кровоснабжением.

— Странно… вроде удобно сижу…

— Это не из-за позы… Зевс, покажи ей отчет.

— Процесс активирован, — ожили динамики в стенах.

— Спасибо, Зевс, ты очень любезен, — после недолгой паузы поблагодарила Элисон. — А еще вы порядочные хитрецы! Оба!

— Это для твоей же пользы, — поспешил оправдаться я. — Если бы не наша «мелочь», мы бы не сумели тебя… вернее, твое состояние мониторить. Техника безопасности, все дела…

— Да ладно, не отмазывайся… хотя да, ваших нанов маловато, чтобы оказывать на меня хоть какое-то воздействие.

Блажен, кто верует. Но вслух я этого, естественно, не сказал — зачем лишать девицу иллюзий? Ей и так несладко приходится, а тут еще мы со своими зловещими замыслами.

— Так ты не ответила.

— Если ты имел в виду изменения в моем организме, то ты и сам в курсе, — зашла издалека Элисон. — Если про… вычислительные способности, то ответ положительный. Судя по моим ощущениям и отчету Зевса, мне удалось задействовать в процессе настройки «ключа» примерно втрое больше ресурсов мозга. И это… оставило свой отпечаток, скажем так…

И снова пауза. Ну да, конечно…

— Месть, — с усмешкой покивал я. — Понимаю. И одобряю.

— А ведь и правда приятно! — вернула мне любезность Эли. — Помучайся, вздорный мальчишка.

— Ты прямо как моя маман заговорила.

— А она мудрая женщина… ладно, ладно, перестаю! В общем, вынуждена тебя разочаровать, Денис. Я не ощущаю ничего такого, что превратило бы меня в ОПЕРАТОРА. Да, новые возможности. Да, невиданная вычислительная мощность — ни одно мое предыдущее вместилище даже рядом не стояло. Но эти изменения… они количественные, а не качественные. Я не получила никакой новой информации.

— А Большая Сеть?

— Откликнулась, но на несколько миллисекунд, я почти ничего не успела сделать. Тем более осуществить масштабный поиск.

— Чего же тебе не хватило?

— Судя по всему, «ширины» канала. И устойчивости.

— Есть варианты, как с этим бороться?

— Вариант один, и он очевиден — использовать усилитель.

— То есть снова премся на Элву…

— А чего вздох такой тяжкий? Неприятные воспоминания?

— Не без того, — вынужденно признал я. — Плюс времени жалко. Это сколько же всего упустим… сама же знаешь, мы в прошлый раз почти месяц добирались. В сложившихся условиях мы не можем себе этого позволить. Слишком расточительно.

— Но?..

— Все равно придется, — еще тяжелее вздохнул я. — Потому что Элва — узел. У меня нет стопроцентной уверенности, зато есть интуиция. А еще опыт. И он мне с самого начала подсказывал, что эта история закончится там же, где и началась.

— Мне кажется, — задумчиво начала Элисон, — что мы с тобой упускаем из вида еще одну возможность… вернее, две. С какой начать?

— С той, которая мне сильнее не понравится.

— Хорошо, ты сам напросился. Помнишь, как вы с Кийоко блуждали по подземельям Таюки у Трущоб?

— Было такое. И что?

— Ты что-то нашел. Нечто… нематериальное. И с ней не поделился.

— А у тебя хорошая память, Элисон.

— Не жалуюсь. Так что это было?

— А ты как думаешь?

— Ладно, давай поиграем. Раз нематериальное… информация? Что, угадала?!

— С тобой играть не интересно.

— Признавайся, что за инфа?! — оживилась девица. — Ты ее скопировал в планшетник? Поделишься?

— Да, это была закодированная информация. Архив Таюки. К сожалению, не поддающийся расшифровке.

— Врешь!

— Я хотел сказать, сознательному усвоению. Но это лишь первая трудность.

— А вторая?

— Инфа здесь, — прикоснулся я к покалеченной брови. Вернее, к своему «ключу». — Ее пришлось перегнать в память нанов. Кстати, обрывки информации из основного массива сыграли определенную роль в истории с Охотниками, думаю, и в твоем случае можно надеяться на аналогичный результат. Но я не могу ею воспользоваться. По крайней мере, осознанно.

— Так в чем проблема? — прямо-таки засияла девушка. — Давай установим связь на уровне нанов, и я уверена, что смогу добраться до этих файлов…

— Вот как раз в этом и проблема, — покачал я головой. — Этот вариант исключен.

— Ты мне не веришь?

— Я не доверяю твоим… инстинктам. Причем конкретно инстинктам Кийоко, то бишь искина. И еще абсолютно не уверен в безопасности, хм, затеи. Это все-таки мой чердак, и не хотелось бы, чтобы крыша окончательно съехала. Или образовалась еще одна синтетическая личность — уже тройственная.

— Все-таки не веришь… что ж, твое право. А что тогда делать?

— Я бы, возможно — повторяю, возможно! — решился на это под наблюдением специалистов. И при их посредничестве.

— Думаешь, медики с Нового Оймякона в этом сведущи? Или ты про Нимойю?

— Я про Охотников. И Элву.

— Ой… Денис, таких совпадений не бывает!

— Ты про второй вариант? Ну да, это же очевидно — задействовать уже имеющийся ретранслятор, вернее, одну из сопутствующих функций Инструмента… что автоматически возвращает нас в исходную точку — придется переться на Элву. Других вариантов нет. Но, блин, месяц!

— А почему, собственно, мы должны пользоваться исключительно традиционными методами преодоления пространства?

— А ты знаешь какие-то еще? — ухмыльнулся я. С изрядной примесью иронии и самой чуточкой сарказма, ага.

— Какой же ты невнимательный, Дениска! Вспоминай: ты встречаешь Кийоко в шлюзе, вы идете по барахолке, разговариваете… она делится последними новостями о корпорации Такэда…

— Портальные технологии, — угрюмо вздохнул я. — Не буду отрицать, я о них думал. Но… снова чертовы сроки! Земляне портальную сеть не активировали, люди старого Юити, судя по всему, тоже еще весьма далеки от результата… и что нам с этих порталов?

— Денис, ты Оружейник, или кто?! Это же работа по твоему профилю! А у тебя еще и доступ к Информаторию есть! Чего еще надо?! Поднял задницу с дивана, и вперед, работать!

— Это ты меня так подбадриваешь?

— Нет, всего лишь мотивирую.

— Молодец. Считай, что получилось. Осталось только обрадовать Мака. Ну и с кэпом посоветоваться…

— Лучше с Зевсом, — перебила меня Элисон. — Если задаться целью… не берем систему Алабужева, ищем ближайшую из тех, где порталы точно есть, и лучше всего, чтобы на наш потенциальный объект уже земляне нацелились.

— Согласен, с таким и у нас больше шансов…

— Сколько вам с Гленном понадобится времени, чтобы запустить портал, когда мы его локализуем?

Ого! Вот это хватка! А говорила, что ничего в ней не изменилось… впрочем, за что боролись, на то и напоролись.

— Без понятия. Но, думаю, всяко меньше, чем месяц.

— Ну и чего ты сидишь?! Бегом к капитану!..

Глава 3-3

— //-

Окрестности системы Алабужева, территория Корпорации «Space Technologies Group», 23 октября 2138 года

— Э-э-э… все в сборе?

Капитан Иванов обвел апартаменты-люкс, в очередной раз превратившиеся в кают-компанию, немного потерянным взглядом, и задержал его на мне. Как будто поддержки искал, право слово! Честно, ни разу его таким не видел. Впрочем, и немудрено — вместо привычного междусобойчика «охреневший от безнаказанности мажор плюс старперы-оппозиционеры» здесь и сейчас имело место расширенное заседание закрытого клуба неудачников, как его обозвал язвительный мастер-рейнджер Макдугал: присутствовали собственно ваш покорный слуга, Элисон, Мак и кэп. С Артуром до сих пор нянчился Зевс в своем физическом воплощении, а Асти изволила хандрить в гордом одиночестве. Впрочем, от этих двоих на данный момент проку никакого, стоявший на повестке дня вопрос не по их профилю. Да-да, именно вопрос, то есть один. Но глобальный: где именно будем резвиться на следующем этапе? Вот уже на месте их по-любому придется к делу пристраивать, а пока пусть побездельничают.

— Да, Михаил Владиславович, можно начинать, — ответил я за всех. — Зевс, давай карту.

Незримо присутствующий в корабельной сети искин дважды просить не заставил — активировал голопроектор, и половина люкса, более-менее свободная от мебели, превратилась в объемное изображение Колониального союза с пограничными территориями. На сей раз масштабироваться от рукава галактики до отдельно взятого сектора нужды не было, Зевс сразу сформировал политическую звездную карту в конкретных границах, с выделенной синим сетью телепортационных узлов и красным — зоной с выявленными точками соприкосновения сил самообороны и флотов вторжения. Отдельно почти в самом центре багровела клякса владений Старой Земли с Сателлитами.

— Красиво, — хмыкнул Мак.

— Это все, что ты можешь сказать?

— А что ты еще хочешь услышать, Дэнни-бой? Еще масштабно.

— Спасибо, мастер-рейнджер, мы учтем ваше мнение, — поддержал меня кэп. — Но хотелось бы большей конкретики. У тебя есть что сказать, Денис?

— А как же!

Не зря же мы столько времени убили на анализ… мы — это я, Зевс и Элисон. Да-да, я не побежал к капитану сразу же после принятия судьбоносного решения, как на том настаивала девушка. Я даже не стал ему звонить или отправлять сообщение на инфор. Вместо этого припряг два халявных искина к обработке информации: Зевс выуживал необходимые сведения из Информатория, скидывал на рабочий терминал люкса для Эли, а та их сортировала, перенаправляя наиболее удобоваримые варианты на мой виртуальный «монитор». Да, не очень удобно, плюс отчетливо отдает паранойей, но даже так получалось довольно шустро — к исходу третьего часа мы коллегиально сошлись на четырех вариантах. А вот дальше дело застопорилось — одна система крыла три другие удачным расположением, но проигрывала по всем остальным признакам. А те три, в свою очередь, оказались практически равнозначными, так что наши мнения распределились очень равномерно — по одному голосу. В общем, малый совет закономерно уперся в логический тупик, вот и пришлось звать подмогу — еще два голоса при любом раскладе позволили бы выявить фаворита. Но начал я с другого — довольно сжато изложил кэпу с Маком содержание нашего с Элисон разговора, по результатам которого мы решили заморочиться с телепортами. Что характерно, критиковать нас за это решение не стал ни один, ни второй. Капитан даже сохранил каменное выражение лица, а Гленн ограничился поговоркой про дурную голову, которая ногам покоя не дает. Естественно, по-русски. Подождав еще чуток, но так и не дождавшись альтернативных предложений, я перешел к конкретике:

— Итак, господа… и дама, проанализировав всю доступную на данный момент информацию, мы выделили четыре возможных варианта. Обратите внимание на схему…

На карте незамедлительно подсветились нежно-розовым четыре звездных системы — три в зоне вторжения, и одна довольно далеко от той самой сферы радиусом в шестьдесят световых лет, в пределах которой активно действовали земляне. Зато последняя располагалась в непосредственной близости от системы Алабужева. Да, это тот самый вариант, что крыл остальные по расположению. Но на этом, к сожалению, его плюсы и заканчивались.

— С вашего позволения, начну с наиболее от нас удаленной.

Виртуальная «камера» скользнула в глубь проекции, в результате чего одна из подсвеченных систем скачком приблизилась, преобразившись из световой точки в объемную схему с довольно яркой желтой звездой в центре и двумя десятками разнокалиберных планет по орбитам в плоскости эклиптики. На большей их части виднелись условные значки со свернутыми сносками, а вокруг одного из планетоидов — девятого, если считать по удалению от светила — разлилось зловещее оранжевое пятно.

— Семьдесят вторая Геркулеса, она же система Клейтон с одноименной Колонией. Основана в самом начале Третьей волны, из-за удачного расположения и богатой инфраструктуры в настоящее время находится на довольно высоком уровне развития. От корпоративных владений равноудалена, поэтому до сих пор сохранила независимость. Общая численность населения перевалила за миллиард, из него девятьсот с небольшим миллионов обитают на Сантосе — четвертой планете системы. Она земного типа, отличается мягким климатом и разнообразием условий. Остальное население рассредоточено в пространстве внутри орбиты Клейтона-17 — вот этого газового гиганта. Девятая планета — Селекта — одна из сырьевых баз Колонии. В настоящее время контролируется флотом вторжения. Местным это совсем не нравится, они сосредоточили военно-космические силы поблизости, но дать генеральное сражение пока не решаются. Но равновесие очень хрупкое, если судить по поступившей информации. Правда, она слегка устарела — примерно на пару суток. По данным Информатория, телепортационный узел расположен вот здесь, на пятом спутнике Клейтона-17. Он так и называется — Перекресток. Естественно, в переводе. На языке оригинала я его воспроизвести не в состоянии. Из плюсов: мы точно знаем, что он там есть. Он довольно далеко от плацдарма землян. В этой зоне отсутствует активность местных обитателей. Таким образом, мы сможем осуществить проникновение и основной объем работ скрытно. Минусы: работать придется на необитаемом планетоиде с небольшой силой тяжести, без атмосферы. Скорее всего, это будет какой-то скрытый в грунте комплекс — либо рукотворный, либо встроенный в естественную сеть пещер. Ну и не понятно, где конкретно сформируется «пузырь перехода». Это особенность технологии телепортации конкретной расы Предтеч, предыдущих хозяев системы, — пояснил я, перехватив недоуменный взгляд Мака. — Самоназвание у них непроизносимое, так что даже не упрашивай. Но если вкратце, то у них нет собственно эмиттера, то бишь замкнутой конструкции, внутри которой образуется «окно», как в нашем следующем случае. Но это забегая вперед. На планетоиде расположен генератор поля, «прокалывающего» пространство. Фокусное расстояние луча довольно большое, насколько я понял из описания, это сделано для того, чтобы небесные тела не попали в зону переноса. Ну а раз нет эмиттера, то образуется сферический «провал в никуда». А уже к нему, в свою очередь, подключается приемный контур. Кстати, это еще один минус — не уверен, что мы сумеем дистанционно активировать «выход» в районе Элвы. Что скажете, коллеги?

— А ты сам что решил, Денис?

— Наши голоса — меня, Элисон и Зевса — распределились по одному. Конкретно за Клейтон выступает Элисон. Для нас с Зевсом минусы перевешивают плюсы.

— По мне, очень даже неплохо, — задумчиво покивал Иванов. — Скрытность проникновения — раз. Мы сможем совершить посадку на «Молнии» и сформировать переходный рукав к входу в управляющий комплекс — два.

— Который еще нужно обнаружить, — уточнил я. — Мак?

— Ненавижу работать при пониженной силе тяжести, да еще и в скафандре. Эти… неназываемые Предтечи, они хотя бы воздухом дышали?

— Да. Но не факт, что мы сможем оживить систему жизнеобеспечения.

— А потом еще к этому твоему «пузырю» тащиться…

— Это не проблема, Гленн.

— Я понимаю, капитан. Но давайте сначала Дэна дослушаем.

— Ладно, тогда номер второй из нашего списка фаворитов.

«Камера» повторила трюк со стартом к границе зоны вторжения и последующим зумом на второй системе, расположившейся довольно далеко от Клейтона, но, с учетом сферической формы рассматриваемого куска пространства, на соизмеримом расстоянии от «Молнии» — тут уж какой курс перед прыжком зададим. В этом, кстати, и следующий вариант с предыдущими схож, что и немудрено, поскольку это один из учтенных при выборе параметров.

— Система Глизе 3293, Колония Третий Форпост. Как видите, светило хоть и того же класса, но помассивнее и потусклее, и планетная семья победнее — их всего четыре. Но есть три астероидных пояса и пылевое облако. Третья волна, освоена выходцами из России. Земляне не взяли под контроль ни одну из планет, сконцентрировали ударную группировку на краю пылевого облака, тем самым защитившись от флота Сил самообороны. Телепорт — вот это сооружение. — Я выделил курсором и увеличил в отдельном «окне» означенный пространственный объект и усмехнулся: — Так и называется — Кольцо.

— Почти как в «Гало», а, Дэн?

— Не отвлекайтесь, Гленн.

— Извините, капитан.

— В общем, местные эту бандуру к делу не приспособили, по крайней мере, официально. А вот всякий антисоциальный элемент…

— Так и говори — пираты!

— Да, Мак, ты совершенно прав — пираты устроили на Кольце базу. Очень удобно — видите, пылевое облако под боком. Просто так до них не доберешься. Из плюсов: земляне явно нацелились именно на этот объект, следовательно, очень велик шанс его активировать. Можно ни в чем себе не отказывать — кругом исключительно враги. Кольцо условно обитаемо, значит, довольно приемлемые условия — и нормальная сила тяжести, и атмосфера. Минусы: сложно подобраться скрытно, практически гарантировано силовое противодействие как со стороны землян, так и со стороны местного отребья. И еще. Судя по косвенным данным, пылевое облако — побочный эффект от функционирования телепортационной установки. Ну и пропускная способность у нее ограничена — наша «Молния» едва вписывается в габариты активной зоны перехода. За этот вариант ратует Зевс.

— Чуть получше, но все равно фигня, — не стал деликатничать Гленн. — Сильно ограничена свобода маневра, да и на станции много не навоюешь, тем более такой. Масштабами, прямо скажем, не поражает. Придется действовать с оглядкой.

— Навигация затруднена, — поддержал Мака кэп. — Укрыть рейдер негде. Либо придется вас двоих бросать — будете действовать автономно, что неоправданный риск, либо стыковаться и торчать у всех на виду. Тут не то что земляне, тут местные братки не вытерпят, попробуют на зубок.

— Вы сомневаетесь в «Молнии», Михаил Владиславович?

— У тебя несколько идеализированные представления о возможностях нашего корабля, Денис. Против такой группировки он однозначно не выстоит, особенно при массированном ударе. Первый залп, скорее всего, мы выдержим, а на второй просто не хватит энергии в накопителях. Силовой кокон будет слишком слабым.

— Вам виднее, капитан. Посмотрим еще один вариант?

— Показывай.

Мой остался, кстати. Основная надежда на Мака, он меня должен поддержать. Но если кэп отнесется хотя бы нейтрально, снова возникнет неопределенность, но на этот раз всего лишь относительно двух систем. Ну что ж, никто и ничто нам не мешает устроить повторную презентацию, углубленную и дополненную, благо, есть чем…

— Хорошо, коллеги, вот наш третий вариант. HR 3625, система бело-голубой звезды класса F, она же Эйдж, она же Край. Планетная система крайне своеобразная — три газовых гиганта на очень близких по расстоянию от светила орбитах, но расположенных в разных плоскостях. То есть как таковой единой плоскости эклиптики не наблюдается. Плюс единственная обитаемая — Приют, расположенная в «зоне жизни». Орбита очень вытянутая, наклона оси почти нет, поэтому смена времен года не выражена. Но присутствуют основные климатические зоны от ледяных пустынь до экваториальных джунглей. В общем, тебе понравится, Мак. Сила тяжести близка к стандартной, атмосфера пригодна для дыхания, но нужно использовать фильтры — пыльца, кое-какие примеси, можно с непривычки легочную недостаточность заработать. А действовать придется именно на Приюте — ее бывшие хозяева, раса Кинно-Анну, предпочитали облагораживать исключительно собственную планету. Просто потому, что больше нечего. Да и с ресурсами за ее пределами туговато. Это очевидные плюсы. Еще один довод «за», и он же «против»: поскольку вся инфраструктура сосредоточена на Приюте, то и земляне высадились на нем же. Это одно из немногих мест, где уже имеет место непосредственное соприкосновение войск — идут бои местного значения. Впрочем, земляне ограничились всего несколькими плацдармами, в основном островными. Плюс кусок континента, на котором местные их и щупают за мягкое вымя. До бойни на орбите дело не дошло, полагаю, исключительно ввиду тотальной губительности сего действа для планеты и всех ее обитателей. Таким образом, с одной стороны сложились условия, благоприятные для скрытного проникновения, с другой — велик риск нарваться на противодействие, если не сразу, то на этапе эвакуации. Помимо этого, в Информатории отсутствует информация о расположении активной зоны перехода, поэтому во многом придется действовать наугад. Но при этом мы точно знаем расположение основного комплекса генератора «прокола пространства» и нескольких его дублей. То есть у нас есть определенная свобода действий. И по совокупности признаков лично я бы выбрал именно этот вариант — есть возможность провернуть дельце тихо, особенно если удастся договориться с местным правительством. Этим, кстати, мог бы заняться мистер Слоун, пока мы в пути.

— Хм…

— Чего «хм», Мак? Говори толком!

— Денис, не дави на него.

— Извините, кэп. Твое слово, Мак?

— Сдается мне, есть тут подвох… иначе с чего бы Зевсу и Эли голосовать против?

— Ну так сам их спроси! Какие проблемы?!

— И спрошу. Элисон, ты… — Мак запнулся на полуслове, прерванный зуммером дальней связи. — Дэн, ты ждешь звонка?!

— Не-а, — удивленно отперся я, одновременно просматривая на «виртуальном» дисплее параметры входящего вызова. — Черт… так, господа мои, прошу пардону! Конфиденциальный разговор…

— Нам выйти? — удивленно, но без малейших признаков сарказма уточнил капитан.

— Не, продолжайте, — на ходу отмахнулся я.

А чего их лишний раз напрягать? Мне проще за ширмой на сексодроме схорониться, отгородившись от гостей аудиополем. А фоновую картинку Зевс какую угодно смастрячит, да хоть тот же люкс со мной на диване, но без честной компании. Хотя человеку, отправившему вызов, на подобные мелочи плевать. А игнорировать его звонок уже для меня чревато… всяким. Так что хрен с ней, с вежливостью. Да и не маленькие, поймут и простят. Теперь бы еще устроиться поудобнее да понадежнее, чтобы если что вдруг — а я уже лежу. Новости-то, судя по всему, убойные… глубоко вздохнув и с трудом преодолев навалившийся вдруг подсознательный ужас — такой, знаете, иррациональный, когда должно случиться что-то крайне дикое, но от тебя совершенно не зависящее — я состроил максимально беззаботную физиономию, приказал Зевсу активировать канал и приветливо кивнул абоненту:

— Какими судьбами, Лу?

Надо сказать, со времени нашей последней встречи на станции STG-5 Луиджи Монтанари, жизнерадостный торговец сантехникой и по совместительству мой персональный Брокер, заметно изменился. Серьезнее стал, что ли? Или это из-за непривычной для него полувоенной формы с бронежилетом, кобурой и дубинкой? Да и фон вовсе не походил на привычный интерьер ресторана «Клуба любителей экзотической флоры», под вывеской которого скрывалось отделение Биржи.

— Привет, fratello, — улыбнулся Луиджи, но, такое ощущение, через силу. — Извини, что беспокою, но есть очень срочная инфа.

— Это ты сейчас как торговец сантехникой говоришь, или?.. — напрягся я.

— Или, — подтвердил мои опасения Лу. — В общем, такая тема, братан. Со дня на день у нас здесь начнется заваруха. Крупная заваруха, с возможным тотальным замесом. Собственно, все к тому и идет. Ты ведь уже разгадал Самую Главную Тайну Биржи?.. Да не отнекивайся, разгадал, я тебя знаю. Да и не удивлен ты, хотя должен бы задаться вопросом, а как это я до тебя докричался? Через инфор, что ли, или по мобильнику? Так что расслабься, избавляться от свидетеля я не собираюсь. В общем, мы… моя организация мониторит обстановку в секторе вторжения круглосуточно. И по совокупности признаков наши аналитики установили, что земляне готовятся перейти ко второму этапу экспансии.

— Думаете, будет крупная битва?! Где?!

— А ты чего так возбудился? Тебе-то что?

— Лу, это важно! Долго объяснять, просто поверь.

— Ладно, — угрюмо буркнул приятель, — поверю. Короче, земляне развили подозрительную активность в полутора десятках систем. Наши спецы просчитали, что из них можно почти одномоментно перебросить ударные группировки только к одной потенциальной цели — в систему Терра-Нова.

— А почему не сразу в систему Алабужева?

— Да потому что там можно сразу словить неиллюзорных, — посмотрел на меня как на идиота Луиджи. — Ты это лучше кого бы то ни было должен знать. А Терра-Нова — мягкое подбрюшье Корпорации. Причем самой опасной Корпорации — твоей STG.

— Отца моего поставил в известность?

— Естественно! То есть не я, конечно, а… коллега еще один.

— И?..

— Виктор Смальков попросил и тебя предупредить. Вот, предупреждаю.

— Это все?

— Нет, конечно. До самого интересного я еще не добрался. В общем, у нас тут заварушка. Уже, Дэн. Понимаешь?

— Хм… а подробнее?

— Кто-то мутит воду. В прямом смысле слова. На Терра-Нова вспыхнули беспорядки, Новая Гренада уже почти в открытую бунтует — люди вышли на улицу с лозунгами типа «Долой Корпорацию!» и «Даешь независимость!», на STG-5 аналогичная ситуация. Всех более-менее вменяемых запрягли на охрану общественного порядка, даже меня, прикинь!

— Да уж вижу… а я все думал, чего это ты так вырядился?..

— Вынужденная мера… а знаешь, что самое смешное?

— Бунтуют в пользу Старой Земли?

— Именно! Дескать, а чего мы их боимся? Еще ни в одной системе они бойню не устроили, жертвы минимальны, а нам и вовсе ничем не навредили, в отличие от Корпорации…

— А Корпорация-то чем насолила?

— Да это наши местные терки… Новая Гренада — вотчина этнических французов, а Корпорация ведет дела напрямую с Патриа-Нуэво — там обосновались итальянцы с испанцами. Ну и лягушатникам остаются только крошки с барского стола. Передел сфер влияния, все дела… кое-кому власти захотелось.

— И ты… вы думаете, что земляне явятся типа защищать интересы угнетенных? И под этим предлогом начнут беспредельничать?

— Очень на то похоже. Поддержат «пятую колонну». Согласись, просто вторжение, и вторжение при поддержке части местного населения — это две большие разницы.

— Да кто бы спорил… а что папенька?

— Сам спросишь. Но ваш объединенный флот тоже активизировался. Не весь, конечно, но порядочный такой боевой кулак. Правда, пока еще не явились в силах тяжких, чтобы не давать еще один повод нашим горлопанам.

— Узнаю Виктора Андреевича… но в этот раз он может по-крупному облажаться. Такое надо давить в зародыше.

— Тут я тебе ничего конкретного не скажу, братан. Мы пока еще сами в шоке. Вспыхнуло повсюду и сразу, такое ощущение, что у них уже давно все сценарии расписаны чуть ли ни по часам. И откуда только вылезло столько недовольных?..

— У меня другой вопрос: куда смотрели ваши безопасники?

— Да чтоб я знал, Дэн!

— А вообще обстановка как?

— Накаляется. Боюсь, без массовых репрессий не обойтись уже, кто бы ни явился первым.

— Я тебя понял, Лу. Н-да… классика она на то и есть классика…

— Ты о чем?

— Уроки истории, Лу. Первая треть прошлого века, Земля. Что там творилось до Контакта?

— Бардак?

— Еще какой! Самый настоящий передел мира, разве что до горячей фазы не дошел до появления Бродяг. Зато политтехнологии цвели и пахли, торговые и санкционные войны… Украина, Беларусь, Венесуэла, Грузия, Гонконг, Турция, Сирия… Катар, Восточный Тимор, Китай… половина Черной Африки… я еще долго могу продолжать. Впрочем, чему я удивляюсь? Люди-то те же самые, вернее, их прямые потомки. Тебе такое понятие, как «цветная революция», о чем-нибудь говорит?

— А сам-то как думаешь? Не совсем дуб, хоть и торгаш. Историю изучал. Кстати да, только сейчас понял — очень похоже. Только на несколько порядков масштабнее в плане территорий. Тут уже целыми звездными системами манипулируют…

— Пытаются, Лу. Всего лишь пытаются. И очень многое будет зависеть от реакции Корпораций. Сколько у нас времени?

— До полного кабздеца? Думаю, не больше недели. Потом уже процесс не остановить без большой крови.

— Я тебя понял, Лу. Спасибо, брат.

— Да кушай, не обляпайся. Значит, не зря я тебя дернул?

— Не зря — это не то слово. Твоя информация меняет все, Лу.

— Рад, что помог. Ладно, до скорого.

— До скорого.

Н-да… вы просто не представляете, насколько «до скорого», синьор Монтанари… с этой мыслью я разорвал вызов и вырубил аудиополе. А к тому моменту, как выбрался из-за ширмы, даже умудрился сформулировать основные постулаты грядущего обращения к соратникам. А еще застал высказанную Маком весьма здравую мысль:

— … я все же склоняюсь к Эйджу, капитан. Четвертый вариант такой себе, и в плане конспирации, и в плане ограничений. Но самое главное — к чему провоцировать захватчиков на необдуманные действия? Если мы сумеем врубить телепорт, они это засекут и нагрянут в силах тяжких. И куда — в ближайшие окрестности Нового Оймякона! Думаете, Дэнов батя такое будет терпеть? Как по мне, замес неизбежен…

— Кхм-кхм…

— Что-то ты подозрительно быстро, Дэнни-бой, — прервался на полуслове Гленн. — Мы даже доспорить не успели…

— Боюсь, коллеги, в свете полученной информации почвы для споров уже не остается, — огорошил я присутствующих. — Да, капитан?

— Денис, ты уверен в надежности источника?

— Более чем. Брокер врать не будет.

Мак изумленно присвистнул, кэп кивнул, дав понять, что вопрос исчерпан, и только Элисон продолжила на меня коситься с недоумением. Но ей простительно.

— Итак, коллеги, выбора у нас не осталось, — объявил я, заняв законное место на диване. — И попрошу отнестись к моим дальнейшим словам со всей серьезностью. Мы с вами незамедлительно отправляемся в колонию Терра-Нова.

Зевс без напоминания перенацелил зум на четвертый вариант, тот самый, что располагался поблизости от домашнего мира Корпорации STG, но по совокупности остальных признаков не устраивал никого — о чем, собственно, и вещал только что мастер-рейнджер Макдугал, — и я без особого удовольствия добил соратников, скользя взглядом по их вытянувшимся лицам:

— И это не совпадение. Это очередной вероятностный… хотя скорее невероятностный узел. Слушайте внимательно, и не говорите, что не слышали…

Глава 3-4

— //-

Колония Терра-Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп», орбитальная станция STG-5, 25 октября 2138 года

— Что скажете, господа? Похожи мы на хищников-бюрократов?

Вопрос правильный и своевременный — когда же еще интересоваться, как непосредственно перед высадкой на объект? Да и место я выбрал оптимальное — шлюз «Молнии», тот самый, что за «барахолкой» Свена. Честно говоря, вспомогательный, а потому тесноватый для пяти человек, что в нем сейчас собрались. И если кэп с Артуром являли собой архетипы прилежного служаки и приботаненного мажора (или примажоренного ботана, зависит исключительно от обстоятельств), то мы трое — я, Мак и Асти — к предстоящему мероприятию довольно сильно преобразились, отказавшись на время от привычного стиля. Конкретно в моем случае это вылилось в трансформацию «нано-брони» в нечто среднее между костюмами «от Ароновски», так любимыми Грегом Слоуном, и условно-неофициальной униформой типичного клерка: джинсы-классик, коричневые «дерби», водолазка и клубный пиджак с заплатками на локтях. И все это неброских цветов с уклоном в серый и синий, прекрасно друг с другом сочетавшимися. Образцово-показательный офис-менеджер среднего звена, из молодых да ранних. Я даже не поленился нацепить на нос очки с простыми стеклами — исключительно для солидности, ага. Ну и чтобы хоть немного акценты сместить с собственной физиономии. Как по мне, попадание в образ процентов на девяносто. Даже косица в тему, этакий легкий штришок, чуток бунтарского духа. Не отставала в этом плане и Асти, облачившаяся по такому случаю в черный брючный костюм и белую блузку. Волосы она собрала в «конский хвост», а строгие квадратные очки и вовсе придали ей почти портретное сходство с одной моей знакомой референткой — разве что та была чуток постарше. В остальном же идеальная спутница как раз клерка моего уровня. А вот Гленну пришлось хуже всех: он отыгрывал офицера СБ Корпорации при исполнении. Хотели было ограничиться ролью секьюрити, но сам же Мак подсказал — раз планируется выход «в поле», то ни один настоящий эсбэшник, если только он в здравом уме и ясной памяти, не ограничится стандартной снарягой телохрана, как правило, замаскированной под банальный костюм-тройку. Во-первых, возможности ее сильно ограничены, во-вторых, инструкция прямо такое запрещает. Зато предписывает повсюду таскаться за клиентом в силах тяжких — комбезе с интегрированной легкой броней, при стволе и средствах нелетального воздействия. У нас такой роскоши, понятно, не было, зато имелись в наличии комплекты корпоративного десанта, один из которых мы и довели до ума, избавив от излишков броневых вставок и перекрасив в черный цвет. В качестве головного убора Мак заюзал стандартное кепи с эмблемой СБ Корпорации, которую без труда воспроизвел и распечатал Зевс, в кобуре же поселилась его излюбленная Милашка, сиречь кастомная «беретта». Для начала нормально, а дальше на месте разберемся. По сути, слабое звено — Асти. У нее вообще никакой защиты. Но и тащить ее с собой в самое пекло мы не собирались, так что пусть. Сейчас главное нужным людям пустить пыль в глаза.

— Тебе бы все шуточки, Денис! — привычно попенял мне капитан. Но и на конструктив не поскупился: — Нормально. Разве что слишком молодые для матерых хищников. Сдается мне, вас в первую очередь попытаются, хм, ввести в заблуждение.

Смотри-ка, сдержал крепкое словцо! Спасибо, Астрид.

— Так в том и смысл, капитан, — удовлетворенно кивнул я. Можно считать, штамп ОТК теперь на каждом. — Арти?

— Ну, я бы поверил, что вы из бухгалтерии головного офиса. А вот в серьезность наезда — вряд ли. Капитан Иванов прав, вам солидности не хватает. Поэтому устроят имитацию бурной деятельности, предварительно спихнув вас на такого же неудачника, только местного.

— Да, Грег бы сейчас был очень в тему…

— На нет и суда нет, кэп, — очень вовремя высказался в своей излюбленной манере Мак. — И я вам как специалист скажу: в мутной водичке крупную рыбу ловить даже сподручнее.

— Вам виднее, Гленн, — не стал спорить с очевидным капитан. — Ладно, в добрый путь. А то уже комитет по встрече беспокоиться начинает.

Верно, затянулась пауза. Впрочем, на встречающих плевать — их роль минимальна, они должны всего лишь препроводить нас в представительство Корпорации на станции, где мы с Маком засвидетельствуем свое почтение местному альфе (офисному, естественно), и уже оттуда переберемся прямиком в каботажный терминал — там нас уже дожидается персональный катер с не менее персональным пилотом. Который, что характерно, передан в полное наше распоряжение. И мы можем посетить любой уголок Терра-Новы по собственному произволу. Из числа тех, что не закрыты к посещению, естественно. Но если нам очень сильно захочется, то и в секретную шарашку экскурсию можно будет организовать — связи, они же блат, позволяют.

— Погнали, коллеги. Капитан, в случае чего сразу же звоните.

— А как же! Все, идите уже.

Вот такое финальное напутствие, блин. Как же все-таки не хватает Грега! Тот бы нашел более подходящие слова. Если бы вообще сам не возглавил авантюру. А теперь приходится изворачиваться — например, Асти на «шарик» не полетит, останется в представительстве корпов для обеспечения связи с общественностью и прочими заинтересованными лицами. В идеале. А на самом деле хрен знает, как все обернется…

Последняя слегка паническая мысль меня посетила сразу же после того, как мы втроем прошагали по уже приевшейся «кишке» и дважды стали свидетелями «прогорания» проходов в «полиэтиленовых» мембранах шлюзов на входе и выходе из переходного рукава, то бишь как только оказались непосредственно на станции STG-5. Ну а вас бы не посетила при виде столь представительной делегации? Ладно, пара типичных корпоративных клерков — я и сам под такого косил, хоть по возрасту и не дотягивал. Но вот нафига с ними еще и четверо охранников в полном облачении? На их фоне даже Мак уже не смотрелся кем-то из ряда вон. Я бы даже сказал, чуток проигрывал — местные эсбэшники и на броню не поскупились, и шлемы нахлобучили. Разве что щиты с собой не взяли. А вот дубья и стволов с запасом, ага.

— Господин Новиков? — осведомился стоящий в самом центре построения клерк — хорошо за тридцать и в теле, в противовес своему молодому и худосочному коллеге. И продолжил, дождавшись моего кивка: — Очень приятно. Сергей Белецкий, старший менеджер. Это Семен Говоров, мой помощник.

— Взаимно, — кивнул я. — Астрид Соренсен, мой секретарь-референт.

— Очень приятно, мисс, — расплылся в улыбке Белецкий. — Нормально добрались? Все в порядке?

— А есть предпосылки? — заломил я бровь. — В смысле, к ненормальному?

— Не хотелось бы вас нервировать, Денис, но есть.

— Хм… а позвольте полюбопытствовать, коллега… к чему такая, хм, солидная встреча? — покосился я на охранников.

— А вы, получается, не в курсе? — напрягся клерк.

— Пока еще нет, — отплатил я ему той же монетой. Даже физиономию состряпал соответствующую — слегка растерянную и чуток испуганную. — Что-то на станции?

— Можно и так сказать, — вздохнул Белецкий. — Что-то. В общем, вдаваться в подробности не хотелось бы. Не здесь и не сейчас, по крайней мере. Давайте сначала доберемся до офиса, там я доведу до вас обстановку.

— Что-то мне не по себе, — подыграла мне Асти. — Денис Викторович, может, отменим визит? Я готова согласовать с руководством…

— Не обращайте внимания, мисс, — заторопился клерк, — это всего лишь небольшое недоразумение. Уверяю вас, происходящее на станции не имеет отношения к нашим делам. И ничем нам не помешает. Просто… кое-где возникли некие, хм, социальные протесты. Мы обогнем беспокойные секторы стороной, так что вам ничего не грозит.

Ух ты, как запел! Видать, дорожит теплым местечком, раз даже перед такими, будем откровенными, сошками из метрополии лебезит! Учтем.

— Ладно, ведите, — буркнул я, и Белецкий с явным облегчением выдохнул — как он надеялся, незаметно. — Мак, а ты бди.

— Есть, сэр.

Ну вот и все, в принципе. Погнали. По моим расчетам, основанным на воспоминаниях о предыдущих посещениях станции, на месте будем минут через десять. Причем большую часть пути преодолеем в закрытых лифтовых кабинах и скоростных капсулах монорельса — скукота и банальность. Да вот, собственно, уже и пришли — как я и предполагал, спецлиния «только для своих», да еще и не «стоячая», как все прочие «вагончики» монорельса, а с нормальными креслами. Я имею в виду, под размер среднестатистического хомо сапиенс. Так что можно устраиваться поудобнее и подумать о своем, о девичьем… ха-ха три раза.

Кстати, двое суток на перелет из системы Алабужева в Колонию Терра-Нова для рейдера Архонтов — это явный перебор. Тут за считанные часы управиться можно. Было бы, не возникни у нас целый шлейф сопутствующих моему скоропалительному решению проблем. Почем скоропалительному? А это вы у кэпа спрашивайте, поскольку конкретно он так и заявил, когда я озвучил свои намерения. Как сейчас вижу — «Молния», апартаменты-люкс с голографической картой, и малый военный совет…

— … внимательно, и не говорите, что не слышали. Все, что тут высказывал Мак, совершенно справедливо — и про ограничения, и про конспирацию, и особенно про провоцирование. Было. Но в текущей обстановке на первый план выходят сроки. Неумолимое время. Поэтому Терра-Нова.

— А подробностями поделиться религия не позволяет? — подколол кэп.

Это он от нервов, вестимо. Так-то от него шутки вовек не дождешься.

— Есть мнение, и не только мое, что в скором времени Колония Терра-Нова подвергнется массированному вторжению. И почву для него уже готовят. Счет идет на сутки, если не на часы.

— Тем более, стоит ли намеренно лезть в самое пекло?

— Стоит, капитан. И тому есть несколько причин. Первая и самая основная — сроки. За то время, что мы потратим, чтобы добраться до любого из первых трех вариантов, на Терра-Нове мы при удаче уже разберемся с проблемой. Просто потому, что нам есть, на кого опереться. Смотрите…

Зевс по моей мысленной просьбе подкрутил масштаб, увеличив собственно Терра-Нову — планету-океан, густо усыпанную островами и даже одним недоматериком, — и выделил рамкой одинокий клочок тверди, затерявшийся среди обширного водного пространства, удивительно бедного на сушу. Располагалась аномалия в экваториальной зоне, неподалеку от владений Новой Гренады — одного из национальных анклавов Колонии. Впрочем, сам остров чисто номинально находился под юрисдикцией Патриа-Нуэво — извечного соперника обитателей Гренады.

— … интересующий нас объект расположен здесь — остров без официального названия, номер одиннадцать тридцать семь по каталогу Перейры — это такая местная заморочка. Мигель Перейра, видный ученый-океанолог, в свое время занимался составлением карт на основе спутниковой съемки… в общем, не суть. Главное, что местные авантюристы — расхитители гробниц, браконьеры, пираты и прочий преступный люд — называют его Спарита. От итальянского «sparita» — пропавший без вести. Хотя я бы перевел, как «С концами». Типа, если кто-то на нем высадился, то с концами. Повторяю, официальной статистики нет. Но именно здесь расположен объект инфраструктуры Предтеч-Фрро, назначение которого колонисты до сих пор не определили — слишком он отличается от других известных строений. Специалисты Корпорации не раз и не два пытались подступиться к его загадке, но столь же безрезультатно. Но теперь, когда у нас есть доступ к Информаторию, загадка разрешилась естественным образом — это основной транспортный узел телепортационной установки. Судя по данным из времен до Исхода, эта область была очень густо заселена Фрро, которые тогда предпочитали жить в подводных обитаемых комплексах, и не помышляли о переселении на сушу. Так что можно сказать, что данный остров — один большой распределительный центр, из которого полученные телепортацией товары расходились по окрестным городам и весям. Но куда интереснее тот факт, что это еще не вся инфраструктура. Если верить Информаторию, Фрро использовали ступенчатую логистику — собственно грузовики проникали в систему посредством основного портала, расположенного в космосе, потом швартовались к станции, которая теперь называется STG-5, разгружались, и уже с нее грузы переправлялись на планету. Вторым телепортом, гораздо меньше размером, но с несколькими десятками активных зон. Эти зоны, судя по всему, периодически самопроизвольно активируются, что и приводит к исчезновению очередной партии авантюристов — с концами, разумеется, потому что на станции активных «окон» нет. Вроде бы.

— Слишком сложно, Денис, — покачал головой капитан Иванов. — Ты хотя бы решил, с чего начнешь? Со станции? С планеты?

— Думаю, мы задействуем оба варианта.

— Хм…

— Пойдем двумя партиями. Я с мастером-рейнджером Макдугалом отправлюсь на остров, Асти же зашлем в корпоративную зону на станции. Я подсажу ей нанов… хотя нет, лучше активирую «ключ», благо запас есть. Кстати, капитан…

— Да, Денис?

— Возьмите-ка на сохранение. Третий комплект, аварийный.

— Это то, что я думаю? — с подозрением покосился кэп на протянутую ладонь с металлически отблескивающим кругляшом.

— Оно самое, — подтвердил я. — Забирайте, на всякий пожарный. Активировать просто — предварительно надо выпить содержимое пробирки… она с другой стороны, да… она. А потом приложить «ключ» к виску.

— А дальше?

— А дальше ждать.

— Я о твоих планах, Денис.

— Да, точно… а дальше уже дело техники — Зевс при поддержке Артура займется внутренней сетью STG-5, а я с ним же попытаюсь задействовать объект Предтеч на «шарике». Есть ощущение, что такой подход сработает надежнее.

— Хм…

— Ну что опять, кэп?! — не выдержал Мак.

— Это Михаил Владиславович намекает, что слишком все зыбко и ненадежно. Например, напрашивается вопрос: а кто нас на остров пустит? Или на каком основании Астрид завалится к местным корпам и примется лапать компьютерную технику? Так, капитан?

— Примерно.

— Придется заранее поднапрячься, — вздохнул я. — Я не большой специалист по разработке легенд для внедренных агентов, но предварительно вижу такое решение: мы прикинемся проверкой из метрополии. Что-нибудь насчет налогов или банального аудита. На острове, насколько мне известно, в настоящее время действует малый исследовательский комплекс Университета, который не так давно выиграл научный грант. Вот и проверим, куда расходуются средства. Ну и парней на станции тряханем с аналогичной целью. Думаю, для дяди Коли с благословения Виктора Андреевича сварганить бэкграунд большой проблемой не будет. У наших доблестных эсбэшников данная процедура давно отработана. И обкатана сотнями, если не тысячами, пользователей.

— И ты не побоишься лишний раз беспокоить отца? — удивился капитан.

— Вот уж чего никогда не было! Чтобы я, да папеньку боялся?

— Н-да, это я загнул, признаю. Не то у тебя воспитание, Денис, чтобы кого-то бояться. Но насколько бы все было проще, если бы ты хоть кого-то уважал…

— Я уважаю. Вам полный список, капитан, или обойдемся десятком пунктов?

— Не ерничай.

Ага, додавил! Осталось еще пару менее основательных наездов выдержать, и дело в шляпе.

— Ладно, — хлопнул себя по коленке капитан, — предположим, с доступом к объектам мы разобрались. И тебе даже удалось оживить систему масс-транспорта. Что дальше?

— Прыгаем на Элву.

— А с телепортом что? Ты уверен, что сможешь деактивировать зону перехода?

— Э-э-э… пока без гарантий.

— Вот видишь… и что же помешает тем же землянам прыгнуть следом за нами?

— Корпоративный флот?

— А откуда он возьмется?

— Оттуда же, откуда и земной. Если и те, и другие заявятся в систему до того, как мы завершим работу, им будет не до нас. Да и на телепорт они вряд ли бросят основные силы. А если успеем провернуть дельце до появления гостей, то еще лучше — в системе Алабужева под парами ударная группировка объединенного Флота, они доберутся однозначно быстрее землян. А дальше уже не наши проблемы.

— Денис?..

— Да, капитан?

— А ты чего глаза прячешь?

— Я? Да как вы могли такое подумать, капитан?

— Признавайся — задумал столкнуть флотилии лбами?

— Черт, кэп, а вы страшный человек! — не выдержал Мак.

— Не я, Гленн, а вот этот молодой проныра! — обличающе уставил на меня палец капитан Иванов. — Я лишь раскрыл его намерение.

— Дэнни-бой?..

— Я всего лишь использую благоприятную ситуацию в свою пользу, — буркнул я.

— А ты осознаешь последствия?

— Вполне, капитан. Говорю же — замес неизбежен. С нашим ли участием, без него ли, но это уже объективная реальность. Земляне избрали Колонию Терра-Нова в качестве плацдарма для атаки на Новый Оймякон. И все спланировали заранее — сейчас их эмиссары уже вовсю раскачивают ситуацию и на планете, и на пространственных объектах. Проще говоря, там назревает бунт — люди выступают против Корпорации.

— Понятно… а за что?

— В том-то и дело, капитан, что исключительно против — типа, давайте скинем иго Корпорации, а дальше видно будет.

— Заграница им поможет, — кивнул Мак. — Вернее, земляне. Хитрые ублюдки.

— А ты в этом сомневался? — поддел я напарника. — Тебе Бранки не хватило?

— Змеища…

— Вот-вот… короче, прямое боестолкновение в Колонии неизбежно. Поэтому я считаю преступлением не использовать сложившуюся ситуацию для активации радара и поиска Химеры. Потому что в противном случае придется или ждать, или сознательно провоцировать битву где-нибудь еще.

— А ты уверен, что одной локальной бойни будет достаточно?

— Не уверен, капитан. Но в любом случае стоит попробовать. А если ничего не выйдет, значит… будет другой шанс. Вряд ли следующие сражения заставят себя долго ждать. Есть у меня ощущение, что не хватает всего лишь одной искры, чтобы спровоцировать цепную реакцию…

— Это было бы… печально.

— Сам не хочу, капитан. Поэтому всей душой надеюсь, что получится засечь Химеру с первого раза.

— Сдается мне, надежда эта на чем-то зиждется…

— Вы снова правы, капитан. Есть у меня… помощник. На Элве. И вы его прекрасно знаете.

— Чувачок? — догадался Мак.

— Он. Мы с Зевсом просчитали кое-какие варианты, и пришли к выводу, что Охотники оцифровали нашего питомца не просто так. Они преследовали какую-то цель. И наиболее очевидная — коммуникационная.

— Весьма сомнительно, Денис.

— Более чем вероятно, капитан. Но… пока мы торчали на орбите Элвы, наблюдая за ее метаморфозами, я несколько раз выходил на связь с Бадди. Я бы назвал это взаимодействием психо-эмоциональных сфер.

— Эмоции… очень информативно, Денис.

— Не в информации дело, капитан. Здесь главное чувствительность «приемника». Плюс точность настройки. И эмоциональный резонанс в этом только на пользу.

— Хм…

— В общем, за мою версию играет фактор времени — раз; возможность свести к минимуму потери в прямых боестолкновениях — два. Ну и мы наконец доберемся до Химеры — три.

— Ну, предположим, добрались. Дальше что?

— Вы забегаете слишком далеко вперед, Михаил Владиславович. У нас еще остается нерешенной проблема Оружия. — Я с намеком покосился на Элисон. — Но ответы мы можем найти только на Элве. Ради чего, собственно, и затеяли авантюру. И вообще, что вас не устраивает? Мы решаем — в потенциале — сразу две задачи: обнаружение объекта воздействия — раз; обзаводимся Оружием — два. По-моему, вывод очевиден.

— Хорошо, Денис.

— Что, правда?!

— Да, ты меня убедил. Но есть еще трое с правом голоса.

— Мак?

— Ты же знаешь, Дэнни-бой, я за любой кипишь. И слова твои не лишены смысла. Разве что мы будем связаны по рукам и ногам легендой… с другой стороны, она же нам и поможет. Думаю, стоит попытаться.

— Уже три голоса «за», капитан.

— Намекаешь, что мнениями искинов можно пренебречь? — усмехнулась Элисон.

— Можно подумать, ты против.

— Поддерживаю по всем пунктам, за исключением одного — мне бы тоже хотелось поучаствовать в акции.

— Исключено. Будешь страховать Зевса и Астрид. Дистанционно. Ну и Артуру поможешь при случае.

— Опять сидеть взаперти…

— Ты слишком ценный ресурс, чтобы тобой разбрасываться.

— Дед Юити тоже постоянно так говорит.

— Вот видишь!

— Это как раз и бесит, — тяжело вздохнула девушка. — Ладно, потерплю еще разок.

— Зевс?

— Ответ положительный, Денис. Предложенный тобой план в настоящий момент представляется оптимальным. Факторы, способные повлиять на его осуществление, лежат в области иррационального и не поддаются вероятностному прогнозу.

— Это ты про бунтовщиков?

— Технически, Денис, они пока еще не бунтовщики, а граждане, пользующиеся своим правом на протест.

— Вот именно, технически! Ладно, единогласно.

— Сколько тебе понадобится времени на проработку деталей, Денис?

— Думаю, в районе суток, — прикинул я. — Пока обмозгую, пока дядю Колю задействую, пока привлеку специалистов на местах… следите за новостями, боевые соратники, мне будет не до того.

На том, собственно, военный совет завершился, и стартовал подготовительный этап, чуть более, чем полностью наполненный рутиной из повседневного быта специальных служб. Надо сказать, тренер дядя Коля не подвел — в основном благодаря ему мы и оказались на станции STG-5 в личинах аудиторов. Главное, чтобы теперь не вмешался его величество Случай — что в реалиях взбесившихся вероятностей из-за «проснувшейся» Химеры… весьма вероятно, ага. Вот такая вот забавная тавтология…

…из задумчивости меня вывел мигнувший свет — корпы на собственную скоростную капсулу не поскупились, и в ней светился весь потолок. Не очень ярко, но приятно для глаз. До тех пор, пока мерцать не начинает… особенно с большой частотой. Но возмутиться никто не успел — даже Белецкий, который уже рот открыл. Просто потому, что наш «вагончик» резко затормозил, если не сказать, уперся в невидимую преграду — да так, что пассажиров дружно швырнуло на спинки впереди стоящих кресел. И только потом сквозь вибрирующие стены проникли скрежет опоры по рельсе и визг тормозных накладок. Торможение заняло какие-то пару секунд, и в капсуле воцарилась тишина, усугубленная тьмой — такое ощущение, что все мои попутчики даже дышать боялись. Да что там, я и сам себя поймал на мысли, что неплохо бы задержать воздух в легких, и не шевелиться. Пять секунд, десять…

— Денис?..

Судя по голосу, просто дико напугана. Уже хорошо — получи моя ненаглядная более-менее серьезные повреждения, молчать бы не стала. Но лучше отозваться, чисто на всякий случай, чтобы сама не поперлась меня искать. По темнышкам-то…

— Асти?

— Слава бо…

Договорить Астрид не дал глухой, но пробирающий вибрацией до костей грохот, донесшийся, такое ощущение, с противоположной стороны станции. И почти сразу же на грани слышимости возник другой звук…

Знаете, что самое страшное для любого космонавта? Заполошный треск счетчика Гейгера. Или, как сейчас, тонкий свист утекающего через микроскопические пробоины воздуха…

Глава 4-1

Колония Терра-Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп», орбитальная станция STG-5, 25 октября 2138 года

Попадос, как сказал бы тренер дядя Коля… и еще бы добавил: не паникуй, малой! Возьми себя в руки и поработай головой. Подразумевая, естественно, хороший такой «бычок» в переносицу оппонента. Но и к интеллектуальной деятельности данный совет вполне применим — главное, пережить первые, самые страшные, мгновения. А потом в зародыше задавить неизбежную панику. Собственно, именно это мы с Маком и проделали в блестящем стиле. Не успели мы как следует «насладиться» кромешной тьмой, как заработало дежурное освещение — тусклое и, я бы даже сказал, зловещее, но вполне достаточное, чтобы сориентироваться в пространстве. Оно-то и послужило своеобразным триггером — до того еле слышно подвывавший Говоров неуклюже выпростался из кресла и на заплетающихся от страха ногах рванул к дверям капсулы. Что он собирался делать, одному богу известно. Скорее всего, просто колотить кулаками по створкам, растрачивая впустую убывающий воздух, да заполошно орать. Но до этого не дошло — опытнейший мастер-рейнджер Макдугал поставил не разбиравшему дороги клерку подножку и моментально взял на мушку дернувшихся секьюрити. Как Милашка оказалась у Мака в руках, даже я не заметил, хотя, казалось бы, к подобным фокусам привычен. Говоров, навернувшись, пропахал носом пол и затих, охранники, переглянувшись, благоразумно решили не дергаться, а недоуменно зыркнувшему на меня Белецкому я невозмутимо пояснил:

— Паниковать никогда не поздно. Давайте-ка пока попробуем рациональный подход к решению проблемы. Что произошло, как думаете?

— Взорвалось что-то…

Ну да, конечно. А чего я еще ожидал от мелкой офисной сошки?..

— Свист слышите? — обратился я сразу ко всем присутствующим. — Хорошо… в смысле, ничего хорошего. Утечка воздуха, так что действуем по инструкции.

Ну а что еще я мог предложить в сложившихся обстоятельствах? Инструкция, она для того и придумана. А еще проверена на многих поколениях обитателей космических станций. В ней, как и в боевых уставах, каждая строка написана кровью. А применительно к нашей ситуации данный документ гласил: сохранять спокойствие, сидеть или лежать неподвижно, дышать глубоко и медленно — в целях экономии воздуха. И самое главное — ждать помощи. Ну, или медленной смерти от удушья, тут уж как карта ляжет.

— Асти, ты как?

— Нормально.

Ну-ну, верю. Со страхом и паникой совладала, но голос все равно выдает. Впрочем, держит себя в руках — чего же боле?

— Закрой глаза, расслабься, дыши ровно.

— Ладно.

— Все будет хорошо.

— Угу…

Так, вроде самый стремный момент урегулировали. Даже с Говоровым повезло — тот напрочь вырубился. Оставалось лишь последовать собственному совету, потому что последующие действия никакой физической активности не требовали: я уже давно совершил «возложение дланей» на подлокотники кресла, и Зевс не замедлил «засеять» нанами их электронную начинку. А там и вовсе дело техники: станцию STG-5 мы с напарником знали очень хорошо, по ее внутренней сети разгуливали чуть ли не как у себя дома на заднем дворе, а все алгоритмы и кодировка софта хранились в бездонной памяти искина. Так что взлом локалки и сбор информации занял от силы секунд двадцать. Что характерно, все это время из-за стенок капсулы и перекрытий туннеля скоростного лифта — этакой трубы с вакуумом, чтобы исключить влияние сопротивления вязкой среды на скорость — посторонних звуков не доносилось. Спросите, а как тогда мы слышали скрежет и взрыв? Да мы и не слышали, больше вибрации воспринимали. И уже их мозг интерпретировал более привычным образом. А отсутствие новых раздражителей говорило либо о том, что взрыв был одиночным, либо о том, что он представлял собой почти одномоментную серию. Собственно, именно эта версия и подтвердилась, стоило только Зевсу влезть на сервер службы мониторинга, на который стекались данные со всех датчиков состояния, будь то датчики давления, температуры или вообще радиации.

«Семь направленных взрывов, Денис, — сообщил искин в «текстовом режиме». — Судя по телеметрии, в основном повреждены объекты транспортной сети, задействованной специальными службами».

«Эсбэшников решили отрезать от народа?»

«Весьма вероятно, Денис. Вывести схему?»

«Давай».

Возникшая перед внутренним взором трехмерная модель станции украсилась красными точками, соединенными желтыми и оранжевыми линиями, а следом Зевс выделил разными цветами секторы, практически лишившиеся сообщения между собой. Печальное зрелище, доложу я вам…

«Вывести общедоступные коммуникации?»

«Спрашиваешь!»

Ага, картинка еще немного прояснилась. И впрямь, неведомые террористы сработали очень четко: простой люд по-прежнему имел возможность перемещаться практически по всей станции, пусть медленно, с очередями, но верно. А вот те же безопасники оперативно добраться до точки концентрации напряженности теперь не могли. То же самое насчет техников, энергетиков или даже банальных сантехников из службы ЖКХ. Но кого при таких делах волновали забившиеся унитазы или коротнувшая проводка? Тут дело куда серьезнее — политика! И ведь ударили, почитай, в самое сердце.

«Похоже, общественный протест перерастает в откровенные беспорядки, а, Зевс?»

«Ответ положительный».

Н-да. Вовремя.

«Что у нас с воздухом?»

«Судя по зафиксированному падению давления, с поправкой на семерых потребителей… запас составляет от девяти до четырнадцати минут».

Понятно… это искин уже наших с Асти нанов задействовал в качестве универсальных датчиков. Но прогноз не утешительный. Нам пилить еще минут пять, если в нормальных условиях и на приличной скорости. А мы вообще стоим. Хорошо хоть, энергия есть, иначе даже аварийка не загорелась бы.

«Что с капсулой?»

«Кратковременный сбой программы управления. Требуется перезагрузка контроллера. Затруднена подача энергии на магнитную подвеску».

«Как быстро исправишь?»

«Если не будут мешать диспетчеры, перезагрузка завершится через пятнать секунд… четырнадцать… тринадцать…»

Ладно, подождем…

«… две… одну… процесс завершен. Магнитный привод запитан на двадцать пять процентов мощности. Начинаю разгон».

Рывок, хоть и не очень сильный, почувствовали все пассажиры капсулы. И на большинстве лиц, даже у дубовых охранников, проступило выражение безумной надежды пополам с нечаянной радостью. Да что там говорить, я и сам расплылся в довольной ухмылке. И даже не стал разочаровывать суровой правдой жизни Белецкого, когда тот вслух похвалил ремонтников — мол, оперативно справились. Никогда такого не было.

— Господа, господа, сохраняем спокойствие! — пресек я на корню радостную движуху. — Чувствуете? Движемся, но медленно…

— Лучше плохо ехать, чем хорошо идти, — отмахнулся от меня клерк.

— Согласен. Но вынужден напомнить: экономия воздуха все еще актуальна. Такими темпами нам сколько еще?..

— Э-э-э… раза в три медленнее идем, — прикинул Белецкий. — Вы правы, Денис…

— Инструкция, господа, не забываем про инструкцию.

Ф-фух… теперь, главное, чтобы еще какая-нибудь фигня не приключилась. Хоть и говорят, что снаряд в одну воронку дважды не падает, но в наше неспокойное время уже ни одной примете верить нельзя. Совпадение на совпадении и совпадением погоняет. Кстати, что там Охотники говорили? Чем ближе к Химере, тем сильнее проявляется ее влияние на вероятности? Если исходить из этой предпосылки, не удивлюсь, что тварь из иной Вселенной притаилась в ближайших звездных окрестностях…

Против ожидания, остаток пути прошел без эксцессов, если не считать все более насыщенный углекислым газом воздух да стихающий свист — давление-то упало… Асти в конце концов не выдержала, прижалась ко мне, положив голову на плечо, и я ее приобнял, спалившись перед местными. Впрочем, пофиг. Более чем уверен, что они и так пришли к очевидному выводу — чтобы босс, да не пользовал собственную секретаршу, к тому же такую симпатичную? И в данном конкретном случае были правы на все сто, когда судили вновь прибывших по себе. Так-то бы оно и ладно, но лишний козырь противнику давать не хотелось… хотя какой они противник? Корпам сейчас надо держаться друг за друга, только так можно выжить. Но и засланных казачков тоже никто не отменял. Уж если землянам удалось внедрить агентов влияния в технические службы, то что говорить о бюрократах, которым по роду деятельности положено быть продажными?.. Спрашиваете, при чем тут технические службы? А как бы еще террористы добрались до спецтранспорта? Вот и я не знаю другого способа…

В общем, худо-бедно, с горем пополам, но капсула таки доковыляла до приемной станции, где и пристыковалась благополучно, нырнув в шлюз. Система управления автоматически выровняла давление, и створки гостеприимно распахнулись, явив взору… комитет по встрече в составе двух охреневших техников. Ну еще бы не охреневших, если на них три ствола наставлены! Профдеформация, она такая — и Мак, и секьюрити, не сговариваясь, схватились за оружие. При полном попустительстве как с моей стороны, так и со стороны Белецкого. Впрочем, судя по реакции местных, техники оказались своими, и охранники, спрятав стволы, занялись Говоровым, который вроде бы оклемался. Или не совсем, но начал проявлять признаки более-менее разумного поведения — сел на колени и принялся ощупывать голову, попутно капая на пол и собственные брюки кровью из расплющенного носа. Секьюрити, надо отдать им должное, действовали довольно деликатно — подхватили пострадавшего под руки, подняли и осторожно вывели из капсулы, освободив проход остальным. Да и в шлюзе задерживаться не стали — наверняка срулили в медпункт. Скажете, нарушение должностной инструкции? Не без того. Но лично для меня это послужило доказательством безопасности локации. По крайней мере, сейчас. Что там в будущем бунтовщики учудят, судить не берусь. Хотя по логике любого восстания, захватывать нужно почту, телеграф и банки… то есть средства коммуникации, пункты управления и финансовые источники. А представительство Корпорации вообще лакомый кусок, потому что три в одном. Это не считая остальных функций, мало интересующих строителей «нашего нового мира».

С техниками мы общаться не стали, хоть те и проводили нас заинтересованно-задумчивыми взглядами. В основном, конечно, Асти, но и остальным досталось, даже Белецкому, примеру которого мы и последовали. И не прогадали — клерк очень быстро привел нас в сектор директората, закрытый даже для большинства своих. Провел в просторный кабинет на отшибе — по крайней мере, от остальных стандартизированных дверей его отделяли женский и мужской санузлы, релакс-рум и кофейня самообслуживания — распахнул дверь и гостеприимно махнул рукой:

— Располагайтесь, коллеги. Я вас покину ненадолго, попробую разузнать обстановку.

— Надеюсь, с нами новостями поделитесь, Сергей?

— Непременно, Денис. Но наберитесь терпения.

— Мы можем приступать к своим обязанностям?

— Все готово. Рабочая станция с доступом к локальной сети, — ткнул Белецкий пальцем в один из столов. — Документация, распечатки и электронный вид. Набор оргтехники.

— Астрид?

— Поняла, шеф.

Моя ненаглядная просочилась в кабинет, проскользнув между дверным косяком и пузом Белецкого, и незамедлительно устроилась в кресле на колесиках, сразу же уткнувшись в монитор.

— А вы времени даром не теряете, — одобрительно хмыкнул Белецкий.

— У нее просто больше всех работы, — пояснил я. — Научена горьким опытом.

— А вы что же?

— А я очень быстро зверею от всего этого. Поэтому предпочитаю совершать инспекционные вояжи. Набираться, так сказать, новых впечатлений. Кстати, наш катер готов?

— Был, но сейчас я уже ни в чем не уверен.

— Проверьте, Сергей.

— Всенепременно, Денис. И да, еще одна маленькая просьба — со всеми вопросами обращайтесь непосредственно ко мне, не нужно прыгать через голову и беспокоить вышестоящее руководство. Поймите меня правильно, Денис — это не снобизм или высокомерие, это вынужденная мера. В нынешних обстоятельствах, разумеется. В другое время…

— Не переживайте, Сергей, все нормально. Если честно, я и сам предпочитаю подальше от начальства, поближе к кухне. Люблю сладкое. Если вы понимаете, о чем я.

— Сложно не понять, — ухмыльнулся Белецкий, машинально скосив взгляд на Асти. — Я постараюсь разобраться с текучкой как можно скорее.

— Ждем с нетерпением.

На том и разбежались — клерк скрылся в недрах офиса, а мы с Маком ввалились в кабинет, плотно прикрыв дверь. Гленн, как и положено охраннику, незамедлительно оккупировал диванчик в уголке отдыха, оттененном какими-то затейливыми растениями в кадках, а я прошел к рабочему месту Асти и встал у нее за спиной, положив левую руку ей на плечо, а правой — как бы невзначай, ага — опершись на стол со встроенным системным блоком. Кончики пальцев незамедлительно засвербели — Зевс погнал «мелочь» по коммуникациям. В дополнение к «диким» нанам из «ключа» Астрид, если вдруг кто-то еще не понял.

— Ну, что тут у нас?

— Вы будете смеяться, Денис Викторович, но доступ к корпоративному сегменту полный. Только прав администратора нет.

Молодец, Асти, отыгрывай роль. Расслабляться пока рано — наны еще только приступили к работе. Но ждать недолго, я уже говорил, что здешнюю сеть Зевс знает не хуже корабельной… вот уже… ага — «процесс завершен».

— Ф-фух, — отер я со лба несуществующий пот. — Все, народ, можно не шифроваться. Система наблюдения под контролем Зевса.

— Дениска… — Астрид перестала терзать клавиатуру и прижалась ко мне, обняв за пояс. — Я такого натерпелась! Страшно, жуть!..

— Хотел бы я сказать, что все уже позади, радость моя… но врать нехорошо.

— Молодец, подбодрил! — заржал Мак. — Узнаю друга Дениса.

— Чья бы корова мычала!

— О! — впечатлился тот. — Что-то новенькое… растолкуешь?

— Потом, — отмахнулся я. — Значит так, соратники… сейчас я попытаюсь кое с кем связаться, провентилировать обстановку, так сказать. И потом решим, как быть дальше.

— А чего тут решать? — удивился Гленн. — Главное, свалить со станции, а на «шарике» нам бунтовщики не помеха.

— А ты о ней подумал? — покосился я на благоверную.

— Черт! Верно… может этого твоего… Артура позовем?

— Ты ему настолько доверяешь? — хмыкнул я.

— Но он же твой родственник?! — привел «убийственный» аргумент Мак.

— Вот именно!

— Н-да… я и раньше подозревал, что корпоративные верхушки тот еще серпентарий… но чтобы до такой степени!

— Мак, тебе напомнить про Пандору и Объект-357? Как рука? Не ноет к непогоде?

— Да чтоб тебя!..

— Денис, я справлюсь, — подала голос Астрид.

— Конечно справишься, радость моя. А Гленн подстрахует.

— Дэнни-бой?

— Мак, не начинай! Я уже действовал автономно. И вроде бы неплохо справился.

— Ага, конечно!..

В один голос, блин! Вот как это у них получилось? Хотя намекали на разное… или нет? Эх, Элисон, Элисон…

— Все, закрыли вопрос! — рыкнул я. — Дайте позвонить спокойно.

— Нам выйти?

— Оставайся уже, ехидна моя…

Хм… что называется, съела. Впрочем, это ни о чем не говорит, позже отыграется с лихвой. Женщины, они такие. А поскольку чужих глаз уже можно было не опасаться, я просто-напросто «вырастил» из ворота пиджака глухой прозрачный шлем и активировал вызов через Зевса, благо номер потенциального собеседника моему искину был прекрасно известен.

— Лу? Привет!..

— Дэнни? Ты уже добрался, что ли?

— Нет, я пока на STG-5. Но тут какая-то заваруха…

— Ф-фух, хоть в чем-то повезло! Надеялся перехватить тебя уже на «шарике», но так даже лучше.

— В плане? Что-то не так на Спарите?

— Все не так на Спарите! — рыкнул Луиджи. Такое ощущение, что с немалой досадой. — Ты бы знал, каких усилий мне стоило пробить для тебя пропуск на Альфу-шесть! И толку?! Эти долбаные лягушатники буквально три часа назад устроили натуральное вторжение! Исследовательская база заблокирована, народ частично пленен, частично заперт в казематах, взвод береговой охраны Патриа-Нуэво гренадцы раскатали по скалам… беспредел полный!

Альфа-6, так, к сведению — малая научно-исследовательская база Института моря Патриа-Нуэво. Именно на этот объект мы и нацелились, под предлогом аудита — как ни крути, имели полное право, поскольку данный вуз процентов на шестьдесят-семьдесят финансировался Корпорацией STG. Чем местные и пользовались беззастенчиво, вливая финансы корпов в малоперспективные проекты. Да-да, именно такие, с непонятной инфраструктурой Предтеч. Корпы, что характерно, не возражали — деньги по их меркам не особо большие, а выхлоп в случае чего обещал быть весьма неплохим. Но и совсем уж откровенно водить себя за нос не позволяли, периодически засылая такие вот бюрократические десанты, которым на все загадки вкупе с фундаментальной наукой класть вприсядку. Это не я сказал, а тренер дядя Коля, когда растолковывал нюансы избранного прикрытия.

— А ваши что? — поддержал я беседу.

Судя по картинке на наглазном дисплее, Лу находился на каком-то рукотворном объекте, крайне напоминавшем интерьером космическую станцию. Да и внешне не изменился — все тот же комбез, плюс кобура, переехавшая на бедро. Дубинка вот пропала.

— А наши повелись, — сплюнул Лу. — Концентрируют ударную группировку, собираются навешать наглым лягушатникам. Чего удумали — территорию Патриа-Нуэво отжимать!

— У вас там что, война?!

— Почти. В общем, с Альфой облом. Не пустят. Наши уже накрыли остров и окрестности колпаком ПВО, гоняют туда-сюда боевые глайдеры, подтянули экранопланы с ракетными установками… одно хорошо — Спарита далековато от основных населенных земель, поэтому придется живую силу перекидывать по морю на десантных посудинах. Так что основной замес ожидается завтра-послезавтра. А пока на острове хозяйничают гренадцы.

— Веселуха…

— Еще какая!

— Ну и ладно, — после секундной паузы махнул я рукой. — Так даже проще. Особо маскироваться не придется, да и сдерживаться ни к чему.

— Так ты все равно хочешь попасть на остров?

— Не хочу. Должен. Чувствуешь разницу?

— Ты нацелился на развалины Фрро?

— А там действительно развалины? — заинтересовался я.

— Да кто бы знал… в глубь острова мало кто забирался. И только единицы из этих забравшихся возвращались живыми. Но зачастую нездоровыми. Или некомплектными.

— Эта инфа из открытых источников, или?..

— И то, и другое, — подтвердил мои подозрения Лу.

— Занятно… черт, все-таки придется додавливать Белецкого, чтобы катер отжать…

— Думаю, ничего не выйдет.

— Уверен?

— Более чем. Патриа-Нуэво объявило окрестности Спариты закрытой зоной. И об этом заявлено официально… сейчас прикину… минут сорок назад. В новостях по госканалам.

— Хреново… а вообще как обстановка на «шарике»? Оппозиционеры не шалят?

— Пытаются, особенно в столице. Но основной очаг напряжения — граница с Новой Гренадой. Плюс станции в космосе и шахтерские поселки в астероидном поясе.

— И после этого они будут ездить по ушам с революцией? Банальный же передел собственности!

— А ты думаешь, я этого не понимаю, fratello? Но есть нюанс, который все меняет…

— Земляне, чтоб их… кстати, силовой захват транспорта — вариант?

— Вообще не вариант. Сшибут на подлете.

— Черт! Все планы коту под хвост… ладно, придется вплотную заняться станцией.

— Э-э-э… Дэнни? — заинтересованно замялся Луиджи.

— Пока не скажу, — правильно понял я его заминку. — Надо кое-что обмозговать, изучить кое-какую информацию… но ты будь готов, наверняка тебя потревожу в скором времени. В качестве, хм, специалиста узкого профиля с доступом к конфиденциальной информации. Ты, кстати, сам-то где? Не успел на «шарик» умотать?

— Какое там! Так и торчу в трэйд-секторе. Тут у нас более-менее спокойно, основная движуха у докеров и в транзитной зоне.

— Про взрывы что скажешь?

— Какие взрывы?!

Я-а-асно… получается, мы их «почувствовали», потому что находились внутри подвергшихся атаке коммуникаций, а для сторонних наблюдателей они прошли мимо. Пришлось вкратце поведать о маленьком происшествии по пути в представительство Корпорации. Луиджи выслушал рассказ с каменным лицом, потом недобро прищурился:

— Спасибо, Дэнни, что предупредил. Я постараюсь разузнать подробности… по своим каналам.

— Было бы неплохо, Лу.

— Тогда на созвоне.

— Думаю, часика через полтора-два.

— Жду.

Ну вот, собственно, и все. Все исходные обнулены, все планы похерены. Лыко и мочало, начинай с начала. Хотя в первый раз, что ли? Примерно так я и сказал коллегам, избавившись от шлема. А еще приободрил и посулил прорву работы в ближайший час…

Глава 4-2

— //-

Колония Терра-Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп», орбитальная станция STG-5, 25 октября 2138 года

— Ну ты это, братан, береги себя, — демонстративно смахнул скупую мужскую слезу Мак, и от полноты чувств полез обниматься.

Этого я ему, естественно, не позволил — на людях все-таки. Потому и отвечать поясничающему напарнику не стал, просто отмахнулся и стремительно зашагал по коридору, практически сразу же слившись с толпой.

Да-да, вы не ослышались — именно толпой. Сам сперва был в шоке — в корпоративном секторе, и вдруг толпа? Ладно в транзитной зоне, или в «развлекалочке», но чтобы здесь, в цитадели порядка? А ответ между тем прост — цитадель хоть и не перестала быть цитаделью, но вот порядком в ней уже и не пахло. Причем местному люду на это потребовалось меньше двух часов. Эсбэшникам почти удалось сдержать панику, да и, по большому счету, деваться корпам некуда, но человеческую натуру не переделать — нашлись и откровенные паникеры, и провокаторы, и мародеры. Ну и зеваки и тотальные пофигисты, воспринявшие суету вокруг как повод забить на работу и хлебнуть пивка под зачетное зрелище. В общем, та еще обстановочка! А теперь представьте, что здесь у нас еще относительно прилично — без массовых побоищ, битых витрин, раскуроченных лифтов и прочих непотребств, как, например, в секторе у докеров. Но бездельников на «улицах» прибавилось, этого не отнять.

С другой стороны, маскироваться особо не нужно — две трети встречных-поперечных были одеты в том же стиле, что и я, то бишь как мелкие и средние клерки. Чуть реже попадались разнообразные техники, сервисники и клининг-менеджеры, щеголявшие в комбезах. Ну и совсем уж изредка мелькала черная форма секьюрити — бравых парней местное начальство предпочло сконцентрировать в наиболее уязвимых точках сектора, сиречь общедоступных транспортных узлах, через которые сейчас только и можно было перекинуть во владения корпов агрессивно настроенных бунтовщиков. К одному из таких я и направлялся — не по собственной воле, а исключительно по зову долга. Ну и еще потому, что не было возможности воспользоваться скоростным корпоративным лифтом — оставшиеся неизвестными террористы очень удачно подорвали трубы-«перемычки» на секторальных границах. Нам еще повезло, что мы успели миновать опасный участок в нашем туннеле, когда случился большой бабах. Будь иначе, пришлось бы тащиться обратно в транзитку, и тогда вообще неизвестно, как бы развивались события. Пока же нам с Маком и Лу совместными усилиями удалось родить более-менее осуществимый план… нет, не по активации телепорта, а по проникновению на остров Спарита. Немного стремный и во многом основанный на предположениях, а также на нашем с мистером Макдугалом обширном опыте, но хоть такой. Собственно, так и получилось, что Асти покуда осталась в секторе директората «на хозяйстве» и для отвода глаз Белецкого, а мы с Гленном по факту пересекли всю территорию представительства Корпорации и благополучно расстались на границе с одним из «спальных» секторов, до сегодняшнего дня считавшегося тишайшим местом. Но в тихом омуте, как известно, черти водятся. В нашем случае — озверевшие демонстранты, из которых каждый второй, если не первый, превратился в мародера, да представители ОПГ, «державшей» зону и наводившей в ней порядок наравне с безопасниками. «Братки», что характерно, сейчас представляли не меньшую угрозу, чем бунтовщики — как раз последние их и довели до точки кипения, так что лучше не провоцировать ни тех, ни других. Да я, в общем-то, и не собирался — мне бы втихаря перебраться еще на три сектора в глубь станции, в самую утробу, куда наведывались исключительно технические специалисты — тех труба звала; да «трущобные крысы» — этих загоняла нужда. Ну и не рады им были в других, относительно цивилизованных местах. Вы будете смеяться, но путь мой лежал прямиком в «запретный сектор», который по факту и не сектор, а целый конгломерат. Такие, к слову, имелись почти на всех крупных станциях Предтеч. Обычно в этих зонах концентрировались масштабные объекты инфраструктуры, работавшие по замкнутому циклу, а потому не требовавшие постоянного вмешательства обслуживающего персонала: энергоблоки, очистные сооружения, фильтрационные установки, компостные бункеры и канализационные отстойники. А зачастую они еще и функционировали на совершенно непонятных принципах, так что в большинстве случаев еще на заре освоения Наследия первопроходцы убеждались, что лучше ничего не трогать, иначе недолго и похерить уникальные приблуды. Которые потом фиг воспроизведешь, да и отремонтировать вряд ли получится. Куда проще объявить их закрытыми для посещений и организовать охранный периметр. И столь же традиционно границы между обитаемыми секторами и закрытыми зонами превращались в самые натуральные клоаки. Не стала в этом плане исключением и STG-5, разве что здесь даже в закрытом секторе выделялись особо недоступные участки, считавшиеся стопроцентно гиблыми. Да что там говорить, половина станционных легенд именно о таких местах и повествовала! Правда, раньше я подобной ереси верить был не склонен, но вот последние события вынудили отринуть скепсис и зарыться в проблему поглубже.

Именно этим я и занимался предыдущие два с четвертью часа… хотя нет, чуть меньше. Минут сорок из этого времени ушло на шлифовку плана и подготовительные мероприятия, в частности, запудривание мозгов Белецкому с его начальством. Естественно, через первого — напрямую с нами местные корпоративные шишки контактировать не стали. И это лишний раз подтвердило действенность легенды — узнай хоть кто-то, что явился наследник Виктора Смалькова, ко мне бы столь наплевательски не отнеслись. Да и слава богу — хоть свободы действий не лишился, и то хлеб.

Собственно, работа началась еще раньше, как только Зевс сумел дистанционно подключиться к сети станции, воспользовавшись оставленными в предыдущие посещения «закладками» — что характерно, исключительно программными, поскольку внедренные наны столь длительной автономностью не обладали. Ну а потом, когда уже перебрались непосредственно на STG-5, мы с Асти «засеивали» любой мало-мальски перспективный объект. Моя благоверная до сих пор не совсем понимала, что именно она делает, но прилежно следовала инструкциям. А тут еще такое счастье — полноценная рабочая станция в ее полном распоряжении! Не прошло и десяти минут, как мой помощник-искин уже хозяйничал в кластере корпов. И на этом не остановился: через двадцать минут Зевс уже был в курсе событий во всех периферийных секторах, через полчаса получил возможность управлять частью коммуникаций во владениях Корпорации и нескольких прилегающих «районах», а через час с четвертью доложил мне, что достиг предела возможностей при нынешнем уровне производительность «засеянных» колоний нанов. То бишь ему нужны новые точки доступа, желательно поближе к исследуемым объектам. Ну вы поняли, да? Не получилось у меня долго сидеть на месте, пришлось браться за дело самому. Естественно, после предварительного анализа обстановки, которая, между прочим, излишнего оптимизма не внушала. Но это все лирика. Ниндзя я, в конце концов, или погулять вышел? Прорвусь, не впервой. Куда больше беспокоила неопределенность во втором вопросе — а на самом деле первом по важности: где же Фрро запрятали телепорт? Это ведь должна быть немаленькая такая установка, способная справиться с перевалкой довольно интенсивного потока грузов. Пусть в основном и малогабаритного — ну, относительно. До нескольких тонн включительно. Но про такие дела я в бытность свою на станции STG-5 не слышал даже краем уха. Однако Зевс в данных Информатория был уверен на сто процентов — есть на станции активная телепортационная зона. Архонты врать бы не стали. Другое дело, что и локализовать точку — или точки — перехода не удалось: для авторов Информатория столь незначительная информация ценности не представляла. Или они просто не считали нужным зацикливаться на рабочих моментах. В любом случае нам от этого не легче — пришлось устроить натуральный мозговой штурм, предварительно прошерстив местный сегмент Ноосферы на предмет всякого… нет, не подозрительного — странного. Примерно как когда я готовился к вояжу на Нимойю, еще не зная, что отправлюсь именно в вотчину клана Такэда.

«Странное» обнаружилось буквально сразу же — те самые станционные легенды про «гиблые зоны», которые в свете вновь открывшихся обстоятельств очень удачно вписывались в рамки гипотезы о действующих телепортационных узлах. Скорее всего, работающих не только стационарно и перманентно, но и в дискретном режиме, с эффектом «блуждающей зоны перехода». Да-да, почти как блуждающие силовые поля на Пандоре, только телепорты. Попадешь в такую пространственную «яму», и поминай, как звали. Хорошо если хоть где-то выкинет в привычной Вселенной — опять же, относительно. Вынырнуть из «туннеля» хоть в недрах звезды, хоть просто в космосе одинаково погано. Хотя нет, в первом случае кончина будет менее мучительной и несравненно более быстрой. Результат очевиден — отсутствие живых свидетелей, угодивших в телепорт, и смутные слухи, распространяемые теми, кто «что-то где-то видел, хотя могло и показаться». Тем не менее, Зевс, предварительно хорошенько «просеяв» архивы местных эсбэшников, спасателей и службы жизнеобеспечения, сиречь ЖКХ, сумел создать более-менее логичную градацию секторов по их загадочности и уровню смертности. Особенно странной смертности и количества лиц, пропавших без вести. Получилось, как бы это смешно ни звучало, что наиболее подозрительны как раз «ядро» с загадочными механизмами Предтеч, да граница «запретного сектора» с условно-обитаемыми территориями. По моим излишне оптимистичным оценкам, это от пятнадцати до двадцати процентов объема станции. Нехило, правда? Одному мне такую прорву помещений вовек не осмотреть. Пришлось сужать задачу, задав дополнительные ограничивающие факторы.

А еще я не постеснялся припрячь Луиджи — правда, не через два-три часа, как обещал, а гораздо раньше. Причем застал своего персонального Брокера в самый разгар какой-то заварухи — Лу тяжело дышал и, судя по звукам и дергающейся картинке, куда-то перемещался тяжеловатой рысцой. Ну да, у него не было тренера дяди Коли или хотя бы мастера-рейнджера Макдугала, чтобы заставлять поддерживать физическую форму.

— Да, м-мать!..

— Лу? На пару слов.

— Рожай уже, fratello… уф-ф…

— Это чего у вас там? По тревоге подняли, что ли?!

— Как ты догадался?!

— Да не торопись ты, чуток приотстанешь, не страшно.

— Пожалуй, ты прав… а если бы мы драпали, тоже бы посоветовал не торопиться?

— О! Да у тебя еще силы есть шутковать… значит, реально ничего серьезного.

— По большому счету да, — не стал скрывать старый друг. — Какие-то придурки решили под шумок побить витрины на «Гранд-авеню», вот нас и напрягли. В помощь, так сказать, доблестной службе безопасности.

— Молодец, уже отдышался, — подбодрил я Луиджи. — Прибавь ходу, уже можно.

— Да чтоб тебя!

Тем не менее, совету Лу последовал, а потому следующую пару минут больше слушал, чем говорил. Ну а мне только того и надо было — я изложил теорию Зевса, ну и под конец поинтересовался, что он, то бишь Луиджи Монтанари, об этом всем думает?..

— Ты, fratello, сейчас какого Лу в виду имеешь? — уточнил тот, наконец, перестав куда-то бежать и остановившись чуть поодаль от кучки таких же ряженых торговцев, угрожающе размахивавших дубинами и стволами. — Торговца сантехникой, или?..

— Обоих.

— Ну, тогда слушай. Торговец над всей этой ахинеей посмеивается в бороду — ибо так принято в приличном обществе. А… специалист немного другого профиля советует тебе не соваться.

— И рад бы, да не могу, — вздохнул я. — Давай-ка подробнее. Что же надыбал… специалист?

— Как всегда, исключительно информацию… — Лу к чему-то прислушался, повернул голову на шум, и в поле зрения камеры появилась рука с пистолетом. Этакий шутер от первого лица, право слово. — Ф-фух, вроде пока остановились…

— Много их?

— Да десятка три всего… стволы заметили и встали.

— Ну и забей тогда. Это не отморозки, скорее всего, наемные горлопаны. Им здоровьем рисковать ни к чему.

— Не скажи, на кулачках схлестнуться они всегда пожалуйста.

— Тем более — расслабься и получай удовольствие. Так что там с инфой?

— Сам я этим вопросом плотно не занимался, — буркнул Лу, убрав пистолет в кобуру — и впрямь совету последовал. — Но вот один наш общий знакомый… помнишь такого Джорджа Холли?

— Это который распорядитель в «Клубе любителей…»?

— Был.

— Оп-па!

— Месяца три назад тоже решил поиграть в эксперта по паранормальным явлениям. Или заказ чей-то выполнял, я не в курсе. Мы, специалисты узкого профиля, знаешь ли, те еще индивидуалисты… в общем, он тоже собирал сказочки про «запретный сектор», даже пару раз в ближайшие окрестности сунулся. А на третий… пропал.

— Как?

— С концами.

Прямо как люди на острове Спарита… смешно, ага.

— А где примерно?

— Черт… это конфиденциальная информация, fratello, за разглашение меня начальство по голове не погладит…

— Лу, ты уже на тройной расстрел с повешением наболтал.

— Успокоил, м-мать! А, ладно! Короче, меня привлекли к расследованию — все-таки из ряда вон случай, чтобы целый распорядитель «Клуба…» куда-то сгинул…

Ага! Я и раньше подозревал, что клоны «мистера Олли» со станции Троя-7 шишки не из последних, а теперь не осталось вообще никаких сомнений.

— … короче, ничего мы не раскопали. Вышли на местную шпану из «трущобных крыс», которая вроде бы видела нашего Холли на границе, восстановили с достаточной долей вероятности маршрут… и все. Кто, как, когда, зачем — ответа нет. Сошлись на двух равноценных версиях: он либо стал жертвой аномалии, либо тех же «трущобных крыс», позарившихся на снарягу и оборудование.

— А он чего, один поперся, что ли?

— Знаешь, fratello, из твоих уст это звучит особенно смешно…

Да чтоб их! И этот туда же…

— Я специально подготовленный Оружейник-полевик. А он — клерк.

— Ну, не такой уж и клерк… с боевым опытом. В прошлом, естественно. Но мнил себя почти неуязвимым, не без того. Так что да, поперся один.

— Знаешь, Лу… сдается мне, ваш мистер Холли жил двойной жизнью.

— Думаешь, на кого-то «левачил»?

— Ну почему сразу «левачил»? Зарабатывал, как умел, пользуясь служебным положением. У вас же это не возбраняется, главное, на каждом углу о таком не орать.

— Намек понял, — ухмыльнулся Луиджи. — А что, вполне себе объяснение… но выяснить, в чью пользу он… работал, уже не получится. Раз до того никаких следов не нашли, то теперь тем более.

— Ладно, обойдусь. Ты скажи толком, где его след теряется. Хотя бы с точностью до сектора.

— Да без проблем, fratello. Главное, береги себя. А то где я еще найду такого?..

… доверчивого идиота, закончил я про себя. Не, ну а что? Можно и так меня охарактеризовать. Забавно, но большинство близких людей — что кэп, что Грег Слоун, что Асти… да и Мак временами — именно в таком качестве меня и воспринимали. Про вероломного папеньку и вовсе скромно умолчу. Ну и крутили мною все, кому не лень… по крайней мере, думали, что крутят. Хе-хе.

В общем и целом разговор с персональным Брокером получился полезным. Самое главное, что я из него вынес — вряд ли Джорджа Холли пришили «трущобные крысы». Если только ввиду полного незнания. Ну а люди посерьезнее обитателей помоек все, как один, были в курсе, что с сотрудниками «Клубов любителей чего бы то ни было» связываться себе дороже. Стало быть, сознательное устранение излишне любопытного человека Биржи весьма маловероятно. А посему либо несчастный случай при неосторожном обращении с артефактами Предтеч, либо… стечение неблагоприятных обстоятельств. Я предпочел думать, что все же несчастный случай — этот факт вписывался в мою теорию. Ну а всем остальным можно было и пренебречь. Итого, целых три предпосылки: сведения из Информатория — раз; упорные многолетние слухи — два; исчезновение квалифицированного и защищенного репутацией своей организации специалиста — три. Последний, судя по всему, реально работал по чьему-то заказу, не удивлюсь, если землян. Естественно, через подставных лиц. Значит, что? Значит, налицо закономерность, которую необходимо проверить.

Чем, собственно, я и был занят в настоящий момент. Гленн так, проводил всего лишь, и вернулся к Астрид — от греха. Не хватало еще, чтобы моя ненаглядная осталась в гордом одиночестве в случае какого-нибудь замеса. Сильно сомневаюсь, что тот же Белецкий о ней вспомнит, если дело дойдет до срочной эвакуации. Обратная сторона конспирации, ага. А на Мака вполне можно положиться. Что же касается меня, то я не зря бахвалился в разговоре с Лу — имею на то основания. Вся моя жизнь крайние три года тому прямое доказательство. Плюс на моей стороне мобильность, средства защиты и средство взлома любых — повторяю, любых! — компьютерных сетей. И Зевс, бдящий в режиме двадцать четыре на семь.

Впрочем, на искина надейся, а сам не плошай. Потому я не просто плыл по течению, отдавшись на волю толпы, но и активно поглядывал вокруг, то и дело подмечая мелкие детали, свидетельствующие о нарастании напряжения — кто-то где-то общался на повышенных тонах, кто-то уже переходил к мордобою, предварительно затолкав недруга в какой-нибудь закуток — на глазах у эсбэшников пока все-таки стеснялись — а кто-то и задумчиво косился на витрины и банковские терминалы. Будь мы на планете, хоть на том же Новом Оймяконе, я бы сказал, что в воздухе пахло грозой. Но здесь и сейчас нам скорее грозил вакуумный взрыв. Социальный, блин. И, кстати, чем ближе к межсекторному шлюзовому узлу, тем больше настораживающих признаков. Страшно представить, что у соседей творится. Хотя «представить» это уже не актуально — вон он, шлюз. Поток народа не очень мощный, в основном, от «них» к «нам», к тому же кого попало не пускали — секьюрити опознавали претендента и давали «зеленый свет» исключительно тем, кто имел непосредственное отношение к корпоративному сектору. Не важно, работал здесь, жил, или являлся проверенным клиентом. А вот всех остальных довольно грубо выпроваживали. Недовольные таким поворотом «пришельцы» громко возмущались и пытались продавить редкую цепочку охраны силой, но бравые парни в черном пока держались, лишь время от времени пуская в ход кулаки, дубинки и газовые баллончики. Проще всего было бы вовсе перекрыть проход, но… свои еще не все вернулись. Да и приличия надо было соблюдать — не штурм вражескими войсками, в конце концов. И комендант станции чрезвычайное положение не объявлял. Хотя как по мне, сейчас было бы в самый раз. Еще час-другой сопли пожевать, и будет поздно. Хорошо, кстати, что мне не в этот тоннель, а в соседний, который на выход — тут народу всего ничего. Правда, неизвестно, что с той стороны — обитатели «спальника» за каким-то хреном раздолбали все камеры наблюдения. И ни одной не пропустили, что наводило на особо грустные размышления. А что не пропустили — инфа сто процентов. Зевс при всем старании не нашел. Так что придется наугад. А еще наудачу. Но нам не привыкать, так что собрался, тряпка, и вперед, неприятностям… тьфу — заре навстречу!..

Глава 4-3

— //-

Колония Терра-Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп», орбитальная станция STG-5, 25 октября 2138 года

«Спальный» сектор на первый взгляд оказался даже чуток поспокойнее корпоративной территории. Но именно что на первый взгляд. При чуть более внимательном рассмотрении в глаза бросилась подозрительная пустота и зловещая тишина, по крайней мере, в моем коридоре и сразу по выходу из него. Про толчею на входе к корпам я помнил, а потому контраст получился особенно пугающим. Мало того, охрана «с той стороны», которая незаметно превратилась в «эту», отсутствовала как класс. Заходи, кто хочешь, делай, что хочешь. Не к добру, однозначно… такое ощущение, что весь служивый люд откровенно наплевал на обязанности и срулил во тьму. Может, и правильно — целее будешь. Но мне от этого не легче… хотя как посмотреть. С учетом раскуроченных камер, можно ни в чем себе не отказывать и действовать жестко, порой даже играя на опережение.

Так получилось, что по межсекторному тоннелю я прошел в гордом одиночестве — ну не нашлось еще одного такого же дурака… тьфу, желающего испытать судьбу. И данный факт сыграл со мной злую шутку — стоило лишь оказаться в общей зале, куда выходили оба перехода, как по ушам ударил довольно громкий шум, я бы даже сказал, гвалт — у соседнего тоннеля толпились возбужденные люди, причем в равной степени обитатели корпоративного сектора и жители «спальника». Или не только они — наверняка полно засланных казачков. Засланных, что характерно, с чисто деструктивными целями — сеять хаос и панику, изрядно приправляя их насилием. Крайне желательно брутальным, чтобы сильнее боялись. Да что далеко ходить? Уже на подступах к шлюзу сразу в нескольких местах бодались между собой кучки решительно настроенных мужиков. Плюс организованная группа корпов — человек пять охранников и просто крепких парней, и три женщины в центре — целенаправленно пробивалась к входу, выдавливая в стороны и своих, и чужих. Та еще веселуха… и все это на глазах у молодых людей характерной внешности, с потрохами выдававшей в них местных бандосов. Ну, знаете, это как в большом городе безошибочно можно определить гопников — есть в них что-то общее независимо от места жительства. Основополагающие принципы, я бы сказал. Это как у военных — обмундирование, выправка, знаки отличия. У этих тоже все в наличии, хоть и в крайне оригинальной форме. Вместо униформы — спортивные куртки, вместо погон — татуировки, вместо прямой, как палку проглотил, спины — расхлябанность и понты. Основная масса местных опэгэшников толпилась в районе сосредоточения людей, но и вход парни контролировать не забывали, разве что смотрели не так напряженно и не дергались на любой шум.

Меня, конечно же, тоже заметили. И удивились — с чего это такой шишке (а клерк среднего звена здесь именно что шишка) переться в столь беспокойное время к соседям? Мало того, с чего это я рванул в глубь «спальника» вместо того, чтобы пройти прямиком к станции монорельса? Уж не задумал ли чего недоброго? В принципе, задумал, вот только объяснять «бычью», что не против них и не в их родном секторе, мне было не с руки. А потому я проигнорировал удивленные взгляды и невозмутимо прошел мимо «поста», даже не ускорив шаг. И еще долго чувствовал эти самые взгляды спиной — до тех пор, пока не вышел за пределы шлюза.

В собственно секторе оказалось чуток веселее — какие-то мутные личности баламутили народ, собирая людей поблизости от коммуникационных узлов. Явно неспроста, ага. Концентрация сил перед попыткой прорыва? Почему бы и нет?.. Но мне сейчас не до того, хоть я и привлек внимание Зевса — все равно он многозадачный. Заодно стало понятно, с какой целью местные избавились от камер. Ладно, мое дело маленькое — предупредил корпов, а дальше уже им решать, реагировать или пустить ситуацию на самотек. Я бы, конечно, собрал охранников у шлюза, предварительно выдав им более мощное оружие, чем табельные пистолеты. Да хотя бы те же дробовики. Плюс гранаты, обязательно гранаты — дымовые, со слезоточивым газом и просто шумовые. Все-таки массовое смертоубийство не есть хорошо. Ну и шлюз задраить, куда же без этого. По крайней мере, быть наготове именно к такому развитию событий. Монорельс же обесточить вообще секундное дело, особенно на маршруте, чтобы капсулы проходы закупорили. Собственно, именно так с нами и пытались поступить оставшиеся неизвестными террористы. Но, опять же, это не мое дело. Об Асти в случае чего позаботится Мак, уж ее-то одну он сумеет из-под удара вывести. Плюс Зевс, для которого любой здешний запор нипочем. Мы, кстати, вариант эвакуации обговорили — Гленн с моей ненаглядной прорываются к собственному стыковочному комплексу корпов. Есть у них такой, а как же! Только к нему большинство кораблей пристыковаться не могут, слишком большие. А нашей «Молнии» пофиг — вырастит «кишку» нужной длины и конфигурации. Так что с этой стороны я себя обезопасил. Почему сразу не велел убираться? Исключительно из меркантильных соображений — еще одна полноценная точка доступа к сети, да к тому же усиленная всей мощью «ключа» Асти, лишней однозначно не будет. И вообще, Зевс прямо сказал — чем больше компьютеров и чем ближе к «запретному сектору» я «засею», тем проще будет пробиться к секретам сгинувших Фрро. Или кто там сейчас козни строит… главное, не спалиться.

Собственно, только по этой причине я и предпочел для начала отойти от шлюзового комплекса подальше. Смешаться с толпой, к сожалению, не получилось — очень уж контрастировал мой щегольский наряд с обликом местных. А трансформировать его на глазах у всех тоже крайне сомнительное решение. Лучше подыскать укромное местечко и уже там на основе наблюдений смастрячить усредненный прикид обитателя «спальника». И желательно сделать это, пока меня самого не нашли неприятности…

К сожалению, как почти всегда и бывает в похожих обстоятельствах, проблем избежать не удалось. Я же уже упоминал, что сейчас перевозбужденные «братки», не различавшие ни ваших, ни наших, представляли такую же угрозу, как и распоясавшиеся мародеры? Вот на них и нарвался, ага. Причем, что характерно, тихо-мирно шел, никого не трогал, от подозрительных компашек уворачивался, особо агрессивно настроенных индивидуумов обходил стороной, равно как и горлопанов, собиравших вокруг себя мини-толпы — вы бы только знали, сколько всяческих лжепророков и откровенных провокаторов повылезало из всех щелей! Если агентура землян так и планировала, то просто снимаю шляпу. Хотя, скорее всего, они и сами не ожидали… то есть, получается, ситуация на станции и без того довольно давно уже накалялась. С чего бы, а? Надо у Луиджи разузнать подробнее. Сдается мне, это из-за национального вопроса на «шарике»… впрочем, это все потом. Сейчас куда большее значение имел тот факт, что на одном из перекрестков за мной увязалась парочка стандартно-усредненных бандосов ОПГ «Спальник». Это я так их для конкретики обозвал, сами-то себя они наверняка как-то иначе величали, с неизменным пафосом — типа «Волков» или «Ястребов». Ну или еще что-то столь же высокопарное придумали. По крайней мере, ни я, ни Мак со всем его опытом, не встречали банд с названиями вроде «Бомжи», «Нищеброды» или «Тупые дегенераты».

В общем, двое пареньков сначала скрестили на мне недоуменные взгляды, потом, немного подумав, неторопливо направились следом, а затем, видимо, приняв для себя окончательное решение, прибавили скорость, явно намереваясь меня перехватить. Зачем — да кто же их разберет? Может, просто поинтересоваться, кто я такой и с какой целью приперся. А может, и бритвой по горлу да в ближайший канализационный люк… превентивно, так сказать. Но я до крайностей доводить не стал, принял меры заранее — улучив момент, свернул в первый попавшийся отнорок, из тех, что поуже и потемнее, и ускорил шаг, втянув голову в плечи. Естественно, оба-два обрадованно рванули следом — когда еще такой удобный случай представится? И, конечно же, нарвались, причем исключительно по собственной глупости: определив на слух, что чуть вырвавшийся вперед «браток» уже достаточно приблизился, я резко остановился и с разворота встретил его правым прямым в челюсть. Попал крайне удачно, напрочь упокоив парня. Ну и пока вырубленный оседал на подломившихся ногах, достал второго левым хай-киком — пусть и с опорной ноги, а потому не очень сильным, но зато точным и резким. К тому же разогнавшийся «загонщик» удара не видел — мешала тушка напарника, и в результате словил качественнейший нокаут. Мне же оставалось лишь пожать плечами, недоуменно посмотреть по сторонам — мол, что стряслось-то? — и благополучно свинтить с места разборки. В полном, так сказать, соответствии с заветами дядюшки Мака. Ну а поскольку отнорок и впрямь оказался укромным, Зевс прямо на ходу запустил процесс трансформации нано-комбеза, так что к тому моменту, когда я выбрался из проулка на относительный простор местной «авеню», отличить меня от «братка» можно было разве что по слишком смышленой роже. Но тут уж ничего не поделать — скорчить достаточно идиотскую физиономию у меня так и не получилось. Кстати, тот же Мак на этот недостаток неоднократно указывал — очень уж неспособность закосить за простецкого паренька иногда мешала. Конкретно в «поле», на патриархальных планетах типа той же Пандоры. Ну и прямо здесь и сейчас. Пришлось накинуть на голову капюшон, а ограниченный обзор дополнить синтезированным изображением на наглазных дисплеях. Все-таки хорошо быть читером, кто бы что ни говорил.

А еще очень неплохо обладать, прямо скажем, уникальным снаряжением, пусть и не лишенным недостатков. Каких именно? Да очень просто — активная масса аморфеума, из которого состоял мой нано-комбез, была конечной. Мало того, еще и тратилась в процессе преображений… равно как и при смягчении физических воздействий, в основном ударного характера. Да, медленно. Да, почти незаметно. Но неумолимо. Поэтому с тех самых пор, как обнаружился неприятный эффект, Зевс взял в привычку после каждой трансформации «одежки» докладывать об остаточном ресурсе. Пока что тот держался в районе девяноста шести процентов, но это с учетом того, что пользовался я приблудой от случая к случаю, ударным воздействиям почти не подвергался (взрыв бывшего тела Кийоко не в счет, он-то и «слизнул» целых два с половиной процента, прямо как корова языком), да и юзал гаджет около двух недель. В любом случае, учитывать данное обстоятельство необходимо, а то можно внезапно оказаться с голым афедроном, да и прочими интимными частями тела тоже.

Довольно удачно мимикрировав под местного, я перестал осторожничать и рванул к ближайшей станции монорельса — таскаться по охваченным волнениями секторам желания не было абсолютно. Да и время не резиновое, особенно в свете вновь открывшихся обстоятельств. Честно говоря, обстановка стремительно накалялась, и я опасался, что счет идет уже на десятки минут. Того и гляди невидимый кукловод подаст команду «фас», и сотни… да что там, тысячи умело подогретых провокаторами обывателей ринутся вымещать обиду за всяческие несправедливости (по большей части мнимые, но кого это волновало?) на уже назначенных жертвах. Корпы, средний и крупный бизнес, транзитники… ну и местные испанцы с итальянцами — эти под шумок, заодно с разборкой на Терра-Нова. Неплохой список, не находите? Так что ноги в руки, Дэн, ноги в руки.

Вагончик не подвел, пришел минут через пять ожидания. Что самое интересное, помимо меня на станции ошивалось еще несколько потенциальных пассажиров. Судя по виду, рядовые обыватели, простые работяги, которым одинаково до лампы и бунтовщики, и «братки» заодно с эсбэшниками. Я до того удивился, что попросил Зевса проанализировать данные с доступных камер на окрестных остановках (здесь их раскурочить никто не додумался ввиду отсутствия в том надобности), и с изумлением осознал, что людей, сохраняющих спокойствие и занимающихся повседневными делами, в разы больше, чем «восставших». По всему выходило, что мутят воду в лучшем случае процентов пятнадцать постоянного населения станции. А остальным просто пофиг. Лишь бы излишне ретивые «борцы против корпоративного гнета» под шумок не принялись громить уже их дома. Вот тогда «инертные» моментально перейдут в разряд «активных», и дадут прикурить распоясавшимся балбесам. Но, опять же, не из личного опыта, а из истории — до такого кукловоды стараются не доводить. И сейчас снова действуют как по пособию «Цветные революции для чайников»: кого-то подкупили, кому-то вовремя нашептали всякого, кого-то реально обидели, не забыв перевести стрелки на руководство станции… собственно, готово. Котел забурлил, осталось еще немного дровишек в костер добавить, и крышку сорвет. А там и огонь варевом зальет, пар зашипит, вынудив закрыть глаза… в прямом смысле, ага. А потом зарвавшиеся обыватели протрут ошпаренные зенки и с изумлением обнаружат, что ничего не изменилось. Ну вот вообще! Или хотя бы в лучшую сторону. Вот в худшую — всегда пожалуйста.

Тем не менее, пока что, если не зацикливаться на эпизоде с «загонщиками», мне удавалось перемещаться в пределах сектора без проблем и излишнего привлечения внимания посторонних. Жаль, времени в обрез, иначе я бы чисто из любопытства еще бы немного пешочком прошелся, исключительно чтобы посмотреть на обстановку в глубине «спальника». Но и той пары условных «кварталов», которые я вынужден был пересечь на своих двоих — ближе элементарно не было нужных мне остановок — хватило, чтобы вывести закономерность: основной движ шел на границах между секторами. По крайней мере, в таких вот тихих местечках, где ни офисных центров, ни бирж, ни даже подпольных торговцев всяким днем с огнем не отыскать. Рядовой обыватель он на то рядовой и есть, чтобы очень вяло реагировать на общественные раздражители.

Зато у шлюза и здесь царило веселье — пусть не такое сумбурное, я бы даже сказал, организованное: по обеим «трубам» шли жидковатые потоки местных, не совсем местных и совсем не местных. «Братки» кучковались чуть в стороне — невооруженным взглядом было видно, что они здесь именно что на всякий случай. Который с большой долей вероятности и не представится даже в самый разгар замеса в корпоративной зоне. Глубокий тыл, что с него взять…

А вот маскировочка моя сработала с точностью до наоборот — «братки» сильно удивились, лицезрев мою персону, не соизволившую ответить на условные знаки и приветствия, а кураторы «повстанцев» напряглись не на шутку — а вдруг провокатор? Но я обломал всех и сразу, молча нырнув в «выходную трубу», предварительно легко встроившись в людской поток. И только на той стороне, оказавшись в следующем «спальнике», сообразил, что запросто мог угодить в охотничьи угодья конкурирующей ОПГ. Хотя почему мог? Именно что угодил, о чем свидетельствовали перекошенные рожи уже здешнего «бычья». Эти, правда, от изумления оправились довольно быстро, так что пришлось давать деру. Судя по топоту за спиной, на мою поимку отрядили человек пять или что-то около того, но остались с носом — я легко оторвался от преследователей, ведомый Зевсом. И в этот раз тормозить не стал, замаскировался под обычного работягу. Ну их на фиг, бандитские разборки.

Потом была еще одна капсула монорельса, очередная прогулка неспешным шагом, технический шлюз — стандартным пассажирским воспользоваться я постеснялся. Ладно, ладно, испугался! Не за себя, конечно, за потенциальных жертв мордобоя… но факт имел место.

В таком же стиле пробрался через третий по счету сектор, в котором куда острее ощущалась безнадега и постоянная нужда — и по взглядам редких прохожих, и по концентрации населения на единицу площади. А еще по инфраструктуре, вернее, отсутствию таковой. Район по большей части был отдан на откуп мелким ремесленникам, через одного промышлявшим скупкой и сбытом краденого и контрафакта, соответственно, и ОПГ местная оказалась куда серьезней настроена. Пришлось даже с парочкой «братков» побеседовать. Нет, не так, как вы подумали, а в прямом смысле. Правда, удовольствия мне разговор не доставил от слова вообще, ибо больше походил на обмен завуалированными угрозами пополам с фаллометрией. Но таки отделался от незваных собеседников, и смог продолжить путь. Тут, кстати, пассажирских маршрутов в транспортной сети практически не было, так что даже пришлось взломать при помощи Зевса вспомогательный лифт сервисной службы, заодно «засеяв» нанами рабочий терминал. Кстати, до того я еще в четырех местах умудрился «закладки» оставить. Их несомненная польза проявилась в том, что моему другу-искину становилось все проще и проще брать под контроль отдельные кластеры станционной сети, да и район поисков он довольно успешно сузил. Выбравшись же из лифта по факту у бронепереборки, входившей в силовой набор основного корпуса станции STG-5, я убедился, что практически достиг цели — вокруг царило полнейшее запустение. Ржавчина на стенах, толстый слой пыли, потревоженной с пятого на десятое, и полное отсутствие людей… граница, что ли? Пожалуй, надо держать ухо востро — где-то здесь, если верить сведениям Лу, исчез Джордж Холли. И здесь же, если верить уже Зевсу, наблюдались массовые случаи выхода из строя наблюдательной аппаратуры, хотя прочая инфраструктура функционировала вполне исправно. По всему выходило, что камерам и микрофонам кто-то помогал накрыться медным тазом. Что ж, вариант неплохой вроде бы, почему бы и нет? Это я о том, что неплохо для начала выяснить, кто именно занимался вредительством. А там, глядишь, и свидетели отыщутся…

Глава 4-4

— //-

Колония Терра-Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп», орбитальная станция STG-5, 25 октября 2138 года

Все-таки изрядно напрягает обстановка — запустение, глушь, зловещая тишина… того и гляди выпрыгнет кто-нибудь из-за угла. Или с потолка рухнет, как нежно любимые Маком ксеноморфы. В общем, чем дальше в трущобы, тем ну его на фиг. Соответственно, потратив на мужественную, хоть и совершенно бесполезную, борьбу с иррациональным страхом несколько минут, я принял решение не отсвечивать посреди коридора, а где-нибудь укрыться и хорошенько обдумать следующие шаги. Да знаю, что именно с этого и надо было начинать, еще на территории корпов, но мы с Гленном уже давно на собственном печальном опыте убедились, что данный принцип для Оружейников-полевиков не работает от слова совсем. Потому что, как правило, из всего намеченного «в поле» реализовать удается в лучшем случае четверть. А все остальное — импровизация, основанная на собранных сведениях. Именно по этой причине для таких, как мы, на первом месте стоят гибкость ума и способность адаптироваться к быстро меняющейся обстановке. А еще мы всегда готовимся к худшему. Скажете, негативное мышление не есть хорошо? А я таки возражу, поддержав господ Мёрфи и Койта, придумавших тезис «оптимиста хорошей вестью не удивишь». А мы с Маком любим удивляться, особенно приятно. Посему я напряг Зевса вывести на наглазный дисплей план близлежащих окрестностей (плюс-минус три уровня вниз и вверх), и осторожно двинул к облюбованному закутку — стандартной технологической каверне, запертой на кодовый замок. Идти пришлось всего ничего, плюс по пути никто навстречу не попался, так что я с облегчением выдохнул, когда добрался до незаметной, да еще и изрядно изъеденной ржой дверцы, и совершил торжественное «возложение дланей» на раскуроченный пульт замка. Что характерно, сам механизм вполне исправно функционировал, вот только без специального гаджета или моих нанов вскрыть его было проблематично. Впрочем, мы с Зевсом справились, а я еще и похвалил себя за удачный выбор: в каверне обнаружился неказистый и довольно шаткий топчан, сварганенный из подручных материалов, на котором я и устроился. Чуть расслабившись, запустил трансформу нано-комбеза, преобразовав тот в полноценный бронекостюм корпоративного десанта, разве что угольно-черный, а не камуфляжный, поморщился, прочитав доклад искина («Остаточный ресурс девяносто пять целых семьдесят одна сотая процента»), и уже с полной отдачей принялся изучать убежище на предмет чего бы такого полезного нахватить. Ну, или хотя бы использовать на собственное благо.

Такового, к сожалению, ничего не нашлось — кто-то предусмотрительный вырвал с мясом рабочий терминал, некогда располагавшийся в распределительном щитке. Замок на нем, кстати, тоже был варварски изничтожен. А больше ничего интересного я не увидел — разве что топчан. Кто и когда его соорудил, не ясно, а вот из чего именно, даже гадать не пришлось: выломанная дверца силового шкафа и пара массивных химических батарей из него же. А еще в каморке не обнаружилось ничего человеческого… точно! Это изначально объект Фрро, его даже не пытались приспособить к делу, просто обезопасили — весьма своеобразно, но действенно. А еще, такое ощущение, терминал изъяли не так давно, как поиздевались над входным замком… вон, даже шлейфы на срезах еще блестят, окислиться толком не успели.

— Зевс, дай расклад по этой конуре.

Внешние динамики шлема я не активировал, равно как и дальнюю связь, так что можно было не стесняться, причем обоим — в кои то веки нормально пообщаемся, в голосовом режиме.

— Процесс активирован… процесс завершен… судя по доступным схемам, имеющимся в распоряжении Корпорации, это пост удаленной диагностики…

— Диагностики чего? — нарушил я затянувшуюся паузу.

— Чего-то.

Ну ни фига себе! Чтобы Зевс, и растерялся? Так-то я уже давно привык, что он умудряется совершенно безжизненным голосом самого дешевого и примитивного андроида эмоции выражать, но именно растерянность в его исполнении очень не часто увидишь… или услышишь, как я сейчас.

— Что, совсем глухо?

— В сопроводительной документации лакуна. Такое ощущение, что осваивавшие Наследие специалисты так и не поняли, какой именно механизм обслуживает данная точка доступа. В переводе не разобрались?..

— Это ты у меня спрашиваешь?!

— Извини, Денис, немного задумался. Но… для дальнейшего анализа недостаточно данных.

— Зевс, как ты думаешь, какова вероятность, что эта вот хрень когда-то относилась к телепортационному хозяйству?

— Не меньше, чем к любому другому агрегату.

— Ну так может и не мотаться бесцельно по округе, а начать прямо отсюда? — Я нехотя поднялся с топчана, едва не уронив дверцу шкафа с батарей, и сцапал оборванные шлейфы — по одному в руку. Ну а чего? Для моей «мелочи» аморфеумная броня не преграда, поскольку управление совместное, через Зевса. — Точно не наши… я такой конфигурации не знаю. Сможешь напрямую нанов по шине прогнать?

— Без гарантии, Денис.

— Ладно, значит, придется немного поизвращаться…

Вот как знал, что «имаджиновский» планшетник пригодится! До трансформы снаряги он лежал во внутреннем кармане сначала пиджака, потом куртейки, а сейчас переместился в специально для него предназначенную ячейку на левом набедренном бронещитке. Сполз, так сказать. Правда, универсального переходника для подключения к инопланетным коммуникациям у меня с собой не оказалось — привык уже использовать беспроводную связь. Но это ничего, зато в наличии чудесный нано-комбез — пожертвовав толикой его активной массы (минус еще треть процента ресурса), при помощи Зевса соорудил вполне работоспособный вариант. Ну а дальше все стандартно: фирменный «имаджиновский» софт плюс мои собственные наны плюс вся мощь искина на «Молнии»… ну и сорок с копейками минут ожидания. По крайней мере, именно столько отобразилось на линейке прогресса в специализированной программке, которая загрузилась автоматически, стоило лишь гаджету уловить посторонний сигнал — я не зря обозвал шлейф шиной, очень уж он по виду напоминал старинный интерфейс формата CAN. Собственно, его аналогом он и оказался — сейчас, лишившись конечного звена, оборванный провод генерировал бесконечную ошибку с частотой около сотни килогерц. Как раз эти всплески мой планшетник и сумел считать, но не интерпретировать. По крайней мере, не сразу — пришлось ждать.

Хорошо хоть, не догонять. Но при нынешних раскладах и это не исключено — от нечего делать я принялся мониторить новостные ресурсы в станционном сегменте Ноосферы, предварительно развалившись на хлипком топчане. И, должен сказать, события ускорялись, развиваясь по самому неблагоприятному для Корпорации сценарию: мало того, что в ключевых секторах вроде доков и транзитки бесчинствовали так называемые демонстранты, так еще и в сети активность «пятой колонны» просто зашкаливала — такого количества дерьма, выливаемого на родную STG, я давненько в Ноосфере не видел. И откуда только вылезли! Впрочем, девять из десяти «сетевых повстанцев» поражали убогостью суждений и крайне низким уровнем грамотности, выдавая себя с головой. Конкретно к ним можно было применить так называемую «Бритву Хеллона»: не усматривайте злого умысла в том, что вполне объяснимо глупостью. Зато оставшаяся десятая часть самые настоящие вражины, прикормленные, профинансированные, проинструктированные и умело подпущенные к популярным сетевым ресурсам. Эх, сюда бы сейчас тренера дядю Колю! Ох, он бы и порезвился! Но на нет и суда нет, как говорится. Хотя сильно подозреваю, что дражайший папенька, равно как и главный эсбэшник Корпорации, в курсе происходящего. И отслеживают ключевые моменты в онлайн-режиме. Например, через Биржу. Ну а что? Тяжелые времена вынуждают принимать тяжелые решения. Вряд ли функционеры этой уважаемой организации предпочтут сохранение секрета Полишинеля потере всего бизнеса — не станет Колониального союза, прикажет долго жить и рынок сбыта весьма специфических услуг…

— Процесс завершен…

— А?! Что?..

— Задумался, Денис?

— Есть маленько… что выяснил?

— Почти ничего. Информации очень много, но она сугубо служебная, я бы сказал, это всего лишь логи с огромным объемом передаваемых данных. Но я обнаружил нечто любопытное — резервную систему мониторинга.

— Нашу?

— Нет, Предтеч.

— А почему ее не задействовали?

— Ты удивишься, Денис, но… кто-то позаботился, чтобы ее не пристроили к делу. Я не нашел никаких упоминаний о ней на корпоративных ресурсах. Такое ощущение, что эта информация была удалена. Есть какое-то количество обрывочных записей, прерывающихся на самом интересном месте, что косвенно свидетельствует в пользу моей теории.

— Тэ-э-эк-с… а когда удалили? Уж не пару ли недель назад, часом?

— Нет, это ты уже загнул, Денис. Самая свежая запись с лакуной датируется две тысячи семьдесят третьим годом.

Хм… занятно. Разгар Четвертой волны, первые годы освоения Колонии Терра-Нова… ну и нафига, спрашивается, уже тогда надо было так напрягаться? С какой целью, собственно? Похоже, очередная загадка… из тех, что мы с Маком очень «любим». И при возникновении которых начинаем готовиться к худшему.

— Ладно, давай посмотрим, что это за древность и с чем ее едят.

— Стоит ли отвлекаться на посторонние дела, Денис?

— Это не постороннее дело, Зевс. Вдруг удастся к этой системе подключиться? Глядишь, получим доступ к камерам Фрро, которые местные вандалы вряд ли изничтожили. Просто потому, что о них не знали.

— Это предположение не лишено смысла, Денис.

— Ото ж! И не придется наугад шариться — посмотрим, что камеры показывают, и определимся точнее. Где, говоришь, ближайшая?

— Прокладываю маршрут… процесс активирован… процесс завершен.

— Угу… а поближе нет?

— Возможно, но без гарантии. А эта точка действительно существует.

— Откуда знаешь?

— Нашел фотографию двухмесячной давности на одном из сайтов станции. На изображении ее довольно четко видно.

— Ладно, уговорил. Только сразу укрытие подыщи, чтобы не отсвечивать лишний раз…

Да-да, именно такую тактику — осторожного перестраховщика — я и избрал, памятуя о судьбе Джорджа Холли. Как говорится, поспешай не спеша, да по сторонам поглядывай, и будет тебе счастье. Хотя с моим снаряжением можно и напролом. Но этот вариант я отбросил как малоперспективный — вряд ли кто-то захочет общаться с несущим смерть и разрушения черным призраком. Скорее, начнут палить из всех стволов. Можно, конечно, снова вырядиться клерком средней руки, но тут уже может сработать парадокс аборигена — я не буду выглядеть опасным, и однозначно нарвусь на неприятности. Лучше уж так, как решил — аккуратно, по задворкам, до винтовой межуровневой лестницы, и этажом ниже еще пара укромных проулков. Да, ножками. Да, медленно. Зато надежно. Впрочем, при нужде можно и лифтом воспользоваться…

До лифта, кстати, не дошло — маршрут Зевс подобрал оптимальный по всем параметрам. На все про все потратил десять минут, включая аккуратное сближение с объектом «наложения дланей», собственно контакт и тактическое отступление в укрытие — очередную каверну, но не техническую, с точкой доступа к диагносту, а банальный шкаф с аварийным запасом. Естественно, разграбленным еще во времена Фрро, и приспособленным под лежку кем-то из «трущобных крыс» в настоящем. Последнее обстоятельство вскрылось слишком поздно, чтобы менять план, так что пришлось смириться. Тем более, что тех же блох я вряд ли бы подхватил, равно как и еще какую-нибудь заразу — герметичная нано-броня рулит. Да и не пользовались этим схроном уже давненько, судя по слою пыли и плесени на куске то ли брезента, то ли какой-то искусственной кожи, служившей бывшему владельцу «роскошным ложем». Причина запустения тоже выяснилась довольно быстро — кто-то испортил раскладную лесенку, выломав нижний сегмент. Но меня это не остановило, при нужде я бы без проблем забрался в каверну банальным «выходом силой». Но даже этого делать не пришлось — задействовав усилитель, я легко заскочил на огрызок лестницы и уже с него перебрался в укромную нишу. Брезгливо осмотрелся, забился поглубже, чтобы из коридора даже случайного отблеска забрала не было видно (хотя какой, на фиг, отблеск при поляризации и столь убогом освещении?), и приготовился ждать…

— Процесс завершен, — обломал меня Зевс уже через минуту с небольшим.

Я даже устроиться как следует не успел — сидел, согнувшись буквой «зю», а такая поза меня решительно не устраивала. Пришлось делать два дела одновременно, совсем чуть-чуть не дотянув до рекорда одного древнеримского деятеля.

— Тэ-э-эк-с… что там у нас?..

— В пределах «запретной зоны» выявлено тысяча семнадцать единиц контролирующей аппаратуры. Из них двадцать семь и четыре десятых процента работоспособны. Из них сорок один процент функционирует в настоящий момент. Из них семнадцать целых девять десятых процентов способны передавать видеоизображение…

— С этого бы и начинал, блин! А остальные что?

— Микрофоны и датчики — движения, давления, температуры…

— К черту! Сколько, говоришь, действующих камер?

— Двадцать штук.

— Не густо… а сколько еще можно подключить? Дистанционно, я имею в виду, а не лапать каждую.

— Еще тридцать семь. Но потребуется время.

— Хм… сколько?

— Около часа. Мне, по факту, придется создать альтернативную сеть управления, причем исключительно программными методами, а это процесс не быстрый даже для такой примитивной задачки. Плюс ограниченная пропускная способность канала.

— Ладно, час, значит час. Выводи пока те картинки, что уже есть.

— Процесс активирован… камеры пронумерованы в соответствии с удалением от текущего местоположения оператора.

— Все, работай…

Да и мне в потолок плевать, даже фигурально выражаясь, не придется. Пусть камер всего два десятка, но на каждую если пару минут потратить, то уже сорок. А если по три, то тот самый заявленный час. Но это так, грубо приблизительно. Что-то гляну мельком, что-то придется изучить подробней и внимательней — не все тоннели одинаково полезны. Да и загружены тоже по-разному…

Кстати, с загрузкой я, если что, дал маху — судя по выведенным на общий дисплей (наглазный, естественно) мини-превьюшкам, «запретный сектор» отличался тотальной безлюдностью. Так что пришлось сосредоточиться на деталях, а это тоже та еще проблема — воспринимаемый оптический спектр у Предтеч-Фрро отличался от такового у человека, и я с четверть часа убил только на адаптацию к особенностям цветопередачи. Да и разрешающей способностью примитивные «подглядывалки» не поражали. Тем не менее, я таки умудрился высмотреть кое-что интересное. Аж в трех коридорах из двадцати, ага. О чем и сообщил Зевсу, когда тот доложил о готовности дополнительных камер. Вернее, он их добавлял в сеть сразу, как только они включались, но, чтобы меня не отвлекать, объединял в дополнительный кластер, который потом и вывел на половину дисплея, чуток потеснив уже отсмотренные картинки.

Глаза у меня незамедлительно разбежались, но, поскольку Зевс более-менее освободился, я моментально нашел изящный выход из сложившейся ситуации:

— Зевс, проведи сортировку на предмет нарушения пылевого покрова.

— Насколько значительного?

— Начиная от одиночных следов.

— Принято… процесс активирован… процесс завершен.

— Упс… пятьдесят семь… ты издеваешься? А, понятно! Исключи крысиные следы… или что за твари тут шастают.

— Процесс активирован… процесс завершен.

— Тридцать один… уже легче. Теперь выдели сектор с максимальной концентрацией используемых тоннелей.

— Процесс завершен.

— Надо же… Лу как в воду глядел.

— Этого и следовало ожидать, Денис. Из данного сектора удобнее всего добираться до ключевых точек станции.

— Доки? Транзитка?

— И то, и другое.

Хм… наводит на кое-какие размышления.

— Так, Зевс… теперь ищи тоннели без пыли и без отпечатков ног.

— Процесс завершен.

Упс… нет, ну надо же… и снова сработал проверенный метод трех «П» — пол, палец, потолок. Угадал, блин! Целых три тоннеля, и во всех трех ни пылинки по центру, только у стен немного, да на самих стенах, причем картинка такая характерная, как будто пылищу на них отбрасывало мощным воздушным потоком. Что-то мне это напоминает, что-то до боли знакомое и родное, с Нового Оймякона… суда на воздушной подушке, вот. Разве что наши суда бы не поместились, тут что-то явно поменьше, с хорошую такую самоходную тележку из какого-нибудь оптового склада. А вывод-то напрашивается сам собой, господа!

— Да ладно! — не сдержал я удивления.

— Похоже, мы думаем об одном и том же, Денис.

— Не, не могли банальные контрабандисты до такого додуматься…

— А почему ты уверен, что банальные?

Надо же, к контрабандистам не придрался, а за «банальных» зацепился. Странно.

— Логично предположить, что подобная система скрытой переброски грузов могла сложиться еще на заре освоения планеты и пространственной инфраструктуры, — закончил мысль Зевс.

— Ты хочешь сказать, что уже тогда кто-то до фига умный заранее позаботился организовать для себя маленький гешефт?

— Почему бы и нет? Это, кстати, многое объясняет.

Ну да. И страшилки, и исчезновение людей… даже мистера Холли — если тот случайно наткнулся на базу контрабандистов, задействовавших телепорт, его запросто могли прибить тут же, не отходя от кассы. Даже обязаны были прибить, потому что иначе оглянуться бы не успели, как оказались под колпаком у Биржи. И прощай неправедно нажитые доходы. Но ведь какие шельмы! Не нынешние, конечно, а те, первые. Обнаружили подозрительный объект, не побоялись испытать, а потом и к делу пристроили, заодно «зачистив» информационное пространство от любых упоминаний о действующем телепорте между станцией и планетой. Почему так решил? Да потому что основную зону переброски, пребывай она в активном состоянии, не увидел бы только слепой. Кста-а-ати!..

— Зевс, а в самой системе, случайно, нет какой-нибудь аномальной зоны? Этакого космического «Бермудского треугольника» вкупе с «морем Дьявола»?

— Данные отсутствуют, Денис.

— Ну да, так я и подумал. Если бы что-то такое было, эти слухи я бы не пропустил… значит, задействовано только локальное звено «станция — планета»…

— А может, все проще? Они здесь просто челноки принимают…

— Неучтенные? И радары их не засекают? Плюс какой смысл переть контрабанду в самую задницу станции, если можно задействовать стандартный терминал в порту или доках? При их-то административном ресурсе, а?

— Согласен… но я пока что не обнаружил признаков задействованных телепортов.

— А ты их знаешь, признаки-то? Что искать? Или в Информатории что-то об этом есть?

— Нет, Архонты посчитали это слишком мелким и не заслуживающим внимания.

— То есть чисто визуально, — удовлетворенно усмехнулся я. — Ладно, давай тогда «языка» ловить, что ли… покажи-ка те тоннели, где больше всего человеческих следов.

Да-да, именно так. Те, что почти без пыли, не подойдут — по ним, судя по характерным отметинам, какую-то технику гоняли, вполне возможно, на воздушной подушке. Об этом я уже говорил чуть раньше. Или на антигравитационном приводе. И ловить там нечего. Другое дело истоптанные лазы — здесь перехватить одиночку куда проще. Да и шансов на его появление больше в разы. Если, конечно, достаточно долго подождать. Ну или бродить наугад, выставляя самого себя «подсадной уткой» и живцом. Вот только вряд ли кто-то в одиночку явится — скорее, припрется целая кодла в силах тяжких. А мне, по факту, подойдет кто угодно, вплоть до «трущобных крыс» — сильно сомневаюсь, что ушлые контрабандисты допустят, чтобы на территории ошивался кто-то совсем уж посторонний. То бишь, выражаясь языком тренера дяди Коли, здесь каждый встречный — враг. А если не сам враг, то его осведомитель. Или наблюдатель. То бишь можно двигаться по цепочке: допросил бомжа, получил выход на следующий уровень иерархии. И так до тех пор, пока не появится искомая инфа. Да, муторно. Да, опасно. Зато надежно. Да и опасно больше не для меня, а для источников информации — от них, как ни крути, придется избавляться. Просто потому, что контрабандисты — ребята серьезные, и шутить с любопытными пришельцами не привыкли, невзирая на их статус. Джордж Холли тому ярчайший пример, ага. Хотя очень не хочется оставлять за собой шлейф трупов…

— Объект… объекты обнаружены.

— Твою же мать!..

Ну да, удивился. Причем неприятно. А кто бы на моем месте испытал положительные эмоции, если бы на одном из окошек, немедленно развернутом Зевсом на весь экран, не нарисовалась целая кодла? Даже, я бы сказал, нехилый такой боевой отряд…

— Девятнадцать человек, — предвосхитил мой вопрос Зевс. — Я их заскринил.

— Выводи на экран.

— Процесс завершен.

— Что скажешь? — тяжко вздохнул я после довольно длительной паузы, взятой на размышления.

— С вероятностью более шестидесяти процентов семнадцать человек из группы являются выходцами с Новой Гренады. Хотя зачем-то пытаются маскироваться под жителей Патриа-Нуэво.

— А заметил, что все как один крепкие парни? И выправка у каждого второго военная.

— Естественно, заметил. Но мне было интересно узнать твое мнение.

— Это что же получается? Боевая группа? Похоже, Луиджи прав — «лягушатники» совсем страх потеряли…

— Зато теперь понятно, как координируют протестующих.

— Думаешь, «кукловоды» на «шарике» сидят?

— Вероятность восемьдесят три процента.

— Даже не буду спрашивать, как ты это высчитал.

— А я и не настаиваю, Денис. Кстати, обрати внимание вот на эти детали. — Зевс выделил цветными контурами указанные точки, увеличил и расположил по ранжиру. — Ничего не напоминает?

— Стволы, чтоб их… и отнюдь не пистолеты. Что-то посолиднее… возможно, энергетическое. Очень уж конфигурация странная. Короче, надо поторапливаться.

— Согласен.

Ну а что он еще должен был сказать? Полыхнет STG-5, однозначно полыхнет. Причем в прямом смысле слова и в самое ближайшее время. Надо предупредить Мака — пусть выводит Асти. Хрен с ней, с дополнительной точкой доступа. Друзья дороже.

Глава 4-5

— //-

Колония Терра-Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп», орбитальная станция STG-5, 25 октября 2138 года

Естественно, сразу же за «языком» я не пошел — наугад это та еще задачка. Да и потом тоже, потому что план изменился: я просто напряг Зевса окончательно взломать систему мониторинга Фрро и взять ее под контроль, включая серверы и рабочие станции, которые управляли всем этим добром. Но, конечно же, в функционирование до поры до времени не вмешиваясь. Если разобраться, стандартнейшая наша практика, требовавшая не столько каких-то физических усилий, сколько усидчивости. Та же Элва тому примером. Впрочем, в этот раз просто отсидеться не получилось — Зевс заставил меня помотаться по окрестностям, «засеивая» тут и там точки доступа нанами. Можно было бы обойтись и без этого, но тогда ждать бы пришлось в разы дольше, что меня категорически не устраивало — с момента моего ухода из корпоративной вотчины обстановка на станции довольно сильно изменилась к худшему. А ведь прошло чуть меньше четырех часов! Но самое странное, что и доки, и транзитка, и часть «спальников», примыкавших к сектору корпов, буквально бурлили, но к откровенным погромам и массовой «охоте на ведьм» протестующие не переходили. Похоже, кто-то к чему-то готовился, достаточно подогрев разошедшуюся публику, но умело сдерживая ее естественные порывы к тотальному бардаку. Сигнала ждали? Тогда второй вопрос: от кого? Тут у меня целых два варианта — либо землян, либо кураторов с Терра-Новы. Но я все-таки склонялся к землянам, потому что без их поддержки у аборигенов ничего не срастется. Корпорация такой бунт задавит, и не поморщится. Что на станции, что на самом «шарике». Причем чужими руками — всего-то и нужно, дать карт-бланш Патриа-Нуэво. Я бы, кстати, давно уже так и сделал. Просто для того, чтобы устроить показательную акцию для сил вторжения — типа, вы, конечно, до фига умные и предусмотрительные, да и план неплохой, вот только на каждый хитрый афедрон найдется болт с левой резьбой и мелкой насечкой. Потому что это наши владения. Мы у себя дома. И мы здесь хозяева. Но Корпорация почему-то медлила. На этот счет у меня тоже были предположения, причем, зная папеньку и присных, довольно близкие к истине: оперативный штаб объединенного Флота готовил акцию устрашения, только на порядок более масштабную. Я-то всего лишь предполагал навести порядок на Терра-Нова и станции STG-5, а наши умники во главе с Виктором свет Андреевичем наверняка задумали еще и землян как следует потрепать. А в этом деле главное что? Правильно, не спугнуть потенциальную жертву. Думаю, если бы я удосужился связаться с отцом, или хотя бы Арти попросил позвонить дяде Пете, то был бы в курсе предстоящей акции. Кстати, неплохая мысль… не то, чтобы это мне так уж очень важно, но хотя бы приблизительно ориентироваться не помешает. Вдруг приспичит какую-нибудь пакость скоординировать с основными силами? Авось всем хорош, но слишком многое отдается на откуп случаю. Хотя в текущих условиях это очень даже надежный метод — практика показала, ага. Похоже, придется-таки озаботиться сбором информации…

Этим я и занялся, когда Зевс, наконец, признал, что точек доступа достаточно для массированной атаки системы. Плюс рабочая станция Асти, чтобы ломиться, так сказать, с тыла — из периферийной вспомогательной системы, созданной людьми. Нашел очередной укромный закуток (на этот раз законсервированный лифт, вернее, его шахту, в которую проник через технический лаз и устроился аккурат на кабинке) и позвонил сначала Луиджи, который подтвердил мои подозрения, в красках расписав бардак, царивший в доках и уже перекинувшийся на торговый сектор, а потом капитану Иванову. Кэп задачу уловил на лету, причем в буквальном смысле слова: «Молния» аккурат в этот момент отстыковывалась от дока корпов, приняв на борт Мака с Асти. С последними двумя тоже удалось перекинуться парой словечек, но толком пообщаться не успели — Зевс объявил, что сеть Фрро под контролем. Пришлось закругляться с болтовней. Если честно, оно и к лучшему — Астрид почему-то прониклась уверенностью, что ничем хорошим моя затея с телепортом не кончится, и никакие аргументы на нее не действовали. Что бы я там ни говорил, в ответ она твердила одно: я была на станции, и видела, что там творится. Уходил бы ты, Верещагин, с баркаса… хотя это уже из другой оперы, вряд ли бы Асти поняла отсылку. Это чисто наша, новооймяконская, заморочка. Ладно хоть до слез не дошло — я отключился, сбагрив благоверную Гленну. У него к женским слезам иммунитет, так что все будет нормально. Я так думаю.

— Нашел? — поинтересовался я, свернув интерфейс «виртуального» инфора. — Прогноз готов?

— Ответ положительный. Вывести подробный отчет?

— К черту! — незамедлительно отперся я. — Показывай самое интересное.

— Уточните задачу, пожалуйста.

— Намекаешь, что интересно все?!

— Именно, Денис.

— Это мы удачно зашли, блин… ладно, давай главное: телепорт выявил?

— Уточните задачу, пожалуйста.

— Да хорош уже прикалываться! Или их тут куча?

— В настоящий момент фиксируется семнадцать активных зон перехода.

— Тэ-э-эк-с… а точки выхода отследить можешь?

— Все точки выхода локализованы в квадрате 177–013 Колонии Терра-Нова. Вывожу карту.

— Хм… похоже, мы снова угадали, — хмыкнул я, едва бросив взгляд на трехмерную модель планеты, повернувшейся ко мне нужным «боком» и стремительно прыгнувшей навстречу, с каждым мгновением укрупняя масштаб. — Остров Спарита. Не соврали Архонты. А совмещенная схема есть?

— Процесс активирован… процесс завершен.

На «виртуальном» дисплее по соседству с контуром клочка суши, украшенным россыпью зеленых точек, сформировалась схема «запретного сектора» станции STG-5, а если конкретно — относительно небольшой зоны на уровнях с минус третьего по плюс второй, которые отсчитывались от условной «нулевой» плоскости, проходившей через геометрический центр этого рукотворного объекта параллельно плоскости эклиптики. Это не мы, то бишь люди, придумали, это нам в наследство от Фрро такая незамысловатая система досталась, а менять ее не стали — к чему, если все и так понятно? Да и логично, чего уж тут. Станция вокруг своей оси не вращалась, только перемещалась по орбите, синхронизированной с Терра-Новой, по той простой причине, что привычная сила тяжести обеспечивалась гравигенератором, занимавшим довольно большой кусок «запретного сектора». Что характерно, активные зоны перехода сконцентрировались именно вокруг установки искусственной гравитации, причем, что удивительно, на одинаковом расстоянии. Правда, по поверхности этой условной сферы распределялись неравномерно, но меня это волновало мало. Главное, выбор обширный — относительно недалеко располагалось целых три телепорта. И к одному из них вел коридор, в котором мы засекли боевую группу гренадцев. Казалось бы, выбор очевиден — проверенный вариант, которым относительно недавно пользовались, и успешно. Чего еще надо? Да вот только поблизости некие мутные личности шлялись, числом до десяти особей. Это тоже Зевс выяснил, врубив дополнительные камеры, а также подключившись к системе «свой-чужой», отслеживавшей инфоры персонала. Система, кстати, уже наша, человеческая, но интегрированная в софт Фрро, что свидетельствовало о довольно высоком уровне профессионализма нынешних пользователей. Или у них было до фига денег на «имаджиновские» компы. Короче, это вам не по заброшенным коридорам шляться, «засеивая» камеры и компьютерные терминалы. Это, по сути, проникновение на активный вражеский объект с немаленьким таким гарнизоном, то есть задача достаточно нетривиальная.

— Ну и что теперь делать?

— Трудный выбор, Денис?

— Еще какой!

— Ну, не настолько… предположим, тебе проще, чем Буриданову ослу.

— Хочешь сказать, что зоны перехода не равнозначны?

— Естественно.

— Ну и в чем разница? В пропускной способности? В расположении? Или в привязке зоны выхода? Первые два вообще пофиг. А на самой Спарите мы обстановку оценить не можем — ее военные «колпаком» ПВО накрыли.

— Я помню, Денис. Но у нас есть источник информации в военных кругах.

— Опять Лу звонить придется?

— Я взял на себя смелость сформировать запрос от твоего имени, Денис. Думаю, Брокер сумеет нам помочь.

— Он что, до сих пор не ответил?

— Ответил, но пока ограничился лишь ссылкой на закрытый ресурс и логин с паролем, — добавил Зевс толику иронии в голос.

Ну да, для него достаточно и ссылки — местные ресурсы он уже давно наловчился щелкать, как семечки. Но Лу мы этого, естественно, не говорили, вот он и подстраховался.

— И что там? Внутренний сервер штаба флота?

— Почти. Выход на внутреннюю сеть ПВО. Я смог подключиться к спутникам и разведывательным дронам, так что есть картинка, пусть и не очень качественная.

Ха! И чего бы так не работать?! Хорошо, когда есть такие ушлые друзья, особенно когда они мало того, что местные, так еще и с Биржи. Подозреваю, что попытайся я воспользоваться официальными каналами, даже представившись настоящим именем и заручившись поддержкой папеньки, так быстро бы не получилось. Меня бы просто из принципа несколько часов помурыжили, чтобы показать, что Терра-Нова — Колония, а не территория Корпорации, пусть и самой STG. Создать, так сказать, видимость независимости и равноправия.

— Там вообще как, спокойно? — перешел я к конкретике.

— Картинку вывести?

— На фиг! Как определимся с конкретным «окном», тогда и выведешь. Давай выжимку.

— Судя по сводкам за предыдущие и текущие сутки, активные боевые действия на открытой местности не ведутся. Отбито несколько попыток прорыва со стороны Новой Гренады. С самого же острова никто вроде бы не пытается вырваться.

— Поня-а-атно… значит, всех, кого «лягушатники» собирались на станцию забросить, уже доставили по назначению.

— Спорное утверждение, Денис.

— Я имею в виду, на сам остров. Сюда-то, может, и до сих пор идет переброска… кстати, а почему так? Не могли сразу толпу отправить?

— Видимо, из конспиративных соображений. Мелкие группы проще провести незаметно. А еще разместить на местах и интегрировать в свои структуры. По крайней мере, упоминаний о каких-то технических ограничениях я не нашел.

— Может быть, может быть… в любом случае, Патриа-Нуэво им здорово подгадило, задействовав ПВО для блокады. Подкрепления теперь незаметно не доставить…

— Заметно тоже не получится, Денис. Вся космическая инфраструктура с каботажным парком сосредоточена на территории Патриа-Нуэво, Новая Гренада к ним доступа не имеет. Только привлекать корабли извне. Наемников или каких-нибудь пиратов…

— … или контрабандистов.

— Которым не резон светиться. Иначе зачем бы они стали с телепортами заморачиваться?

— Ладно, убедил. Похоже, ситуация пока что патовая.

— Я бы назвал это хрупким равновесием, Денис. Не хватает внешнего толчка. А им может стать что угодно…

— … например, прибытие землян, — завершил я мысль искина. — Все остальное как мертвому припарки. Я теперь, кстати, начинаю немного понимать гренадцев. С чего они на Патриа-Нуэво обиделись, и на Корпорацию ополчились.

— Экономика — корень всех бед.

— Странно, что наши не стали работать со всеми национальными образованиями наравне… если подумать, их на Терра-Нове всего три… зато сколько бы проблем просто не возникло!

— Ты мыслишь однобоко, Денис.

— То есть ты хочешь сказать, что как раз ничего странного? Что так сделано намеренно?

— Разделяй и властвуй, Денис. Разделяй и властвуй.

— Сурово… и грязновато.

— Зато действенно. И эффективно. Спроси отца, он подтвердит.

— Да я в этом и не сомневаюсь… так что делать-то будем? В какое «окошко» лучше нырнуть?

— В любое.

— Хм… они… перенастраиваемые?

— Совершенно верно.

— А… с какой стороны?

— Судя по тому, что я вижу в системе Фрро, это работает в обе стороны.

— Логично. Да и с точки зрения логистики более рационально.

Был я как-то на практике в грузовом терминале космопорта на Новом Оймяконе. У меня тогда чуть голова не взорвалась от обилия впечатлений. И именно эта картинка теперь всплывала перед глазами в качестве реакции на слово «бардак». А вот братец мой там себя как рыба в воде чувствовал. И легко разобрался в хаотическом переплетении маршрутов и в не менее замороченной системе маркировки мест хранения и перевалочных пунктов. Тут масштабы поскромнее, но это только сейчас. Во времена Фрро грузопоток был не в пример нынешнему, контрабандному.

— А наши, скажем так, оппоненты в курсе этой милой особенности?

— Вряд ли.

— Основания?

— Я проанализировал логи за пять предыдущих суток. Дальше не полез, хватило и этого для выводов…

— А ты выяснил, кто тут рулит? — перебил я искина.

— Э-э-э… а зачем? — смешался Зевс. — Мы же не полиция… вроде бы.

— Просто интересно. Надо же знать, на каком уровне тут афера? Кто-то просто до фига умный и скрытный присел на канал, или кто-то из руководства станции?

— Данные отсутствуют, Денис. Подсистема Фрро такую информацию не получает и не обрабатывает. Можно попробовать проанализировать изображения с камер, но я сильно сомневаюсь, что глава предприятия будет лично здесь мелькать. Это элементарные правила конспирации.

— Ладно, забей. Подкину мысль Луиджи, думаю, его влияния и ресурсов Биржи хватит, чтобы взять этого утырка за задницу… а не хватит, тренера дядю Колю натравлю! Потом.

— Я рад, Денис, что ты не распыляешь усилия на выяснение незначительных деталей.

— Не уходи от темы, Зевс. Куда будем прыгать?

— Предлагаю точку номер тринадцать.

— Типа, проверить, суеверный ли я?

— Не до шуток, Денис. Это… хм, я бы сказал, мусоросборник. Или отстойник. Через эту зону выхода во времена Фрро осуществлялся сброс отходов жизнедеятельности, всяческой некондиции и даже представляющих биологическую или иную опасность объектов.

— Мусорка, значит… по-моему, перспективно. Ну-ка, дай картинку с острова…

— Могу обозначить на схеме. Визуальный осмотр невозможен.

— Там пещера, что ли?

— Каверна в скальном массиве.

— А выбираться, значит, по технологическим тоннелям? Опять крысиные лазы?

— Зато будет обеспечено скрытное перемещение.

— Хорошо, убедил. Куда прыгаем, выяснили. Теперь бы еще определиться, откуда… ты все активные зоны можешь перенастраивать?

— Ответ отрицательный, Денис. Для получения полного контроля требуется доступ к управляющему терминалу хотя бы одной зоны перехода и от семнадцати до сорока трех минут времени для взлома системы и адаптации программного обеспечения.

— Так в чем проблема? Погнали к ближайшему…

— Это потеря времени и риск обнаружения, Денис.

— А что тогда предлагаешь?

— Воспользоваться нестабильным «окном».

— Ха! Значит, риска обнаружения ты опасаешься, а риска для меня быть размазанным — нет?!

— Риск неблагоприятного перехода составляет ноль целых одиннадцать тысячных процента.

— Хм… и ты называешь это «нестабильным»?

— Я знаю алгоритм переключения канала, Денис. Он неравномерный, но даже опытным путем его возможно определить. С определенными жертвами, конечно.

— Тогда составляй маршрут, только подгадай, чтобы на месте долго ждать не пришлось. Не хочу палиться.

— Похвальное решение, Денис.

— И под контроль мы систему все равно возьмем, будешь «ломать» параллельно.

— Принято, Денис. Процесс активирован… процесс завершен… вывести маршрут?

— Ответ положительный, — ухмыльнулся я.

Ну а чего? Вроде бы нормальный план. Самое главное, скрытный. Давненько я в стелс-экшены не играл, как-то все больше напролом и напролом, с использованием грубой силы. Штурм унд дранг, как говорит тренер дядя Коля. Да, пожалуй, с самой Нимойи… хотя это не очень удачный вариант. Я там просто маскировался, но не стремился остаться невидимкой. Тут, пожалуй, больше работа на Объекте-357 подходит — вот там-то как раз пришлось тихушника по полной изображать, потому что «циркулярки» шутить не любили. И вообще не знали, как это. Впрочем, сейчас ситуация даже проще — дронов нет, опасаться приходится исключительно людей. Да и то из того лишь соображения, что обнаружение меня, любимого, автоматически изменит жанр на коридорный шутер… черт! У меня даже ствола нет с собой… тут вообще гребаный beat-em-up получится. Не, уж лучше стелс… без шума и пыли.

Именно так поначалу все и шло — Зевс проложил путь через самые грязные и пыльные отнорки, какие только можно было себе представить. А до того пришлось подняться на два уровня вверх по направляющим лифта — кабинку активировать мы побоялись, дабы не выдать моего присутствия местным смотрящим. А такие наверняка есть — само наличие системы мониторинга, причем новодела, а не наследства Фрро, которое задействовали мы с Зевсом, подразумевало контроль и соответствующий персонал. И чем ближе непосредственно к зоне с телепортами, тем гуще были натыканы камеры и датчики. Да и самые натуральные патрули случались, пусть и не очень часто. Пожалуй, сунься я сюда изначально, поленившись предварительно «ломануть» сеть Предтеч, наверняка бы на крупные неприятности нарвался. Это вам не периферийные тоннели, куда никто и не заглядывает — «трущобных крыс» отучили контрабандисты, а самим им там делать было нечего. Разве что основные маршруты переброски грузов, а теперь еще и перемещения новоприбывших боевиков охранялись. Но их было легко избежать, особенно имея доступ к логистическим схемам. Зато теперь пришлось уподобиться Джону Маклейну, когда тот ползал по вентиляции Накатоми-плаза. Хорошо, что у меня клаустрофобии нет, да и броня надежная да герметичная. А еще водо- и грязеотталкивающая, ага. В общем, минут через двадцать переползаний, спусков и подъемов по лестницам в виде не очень крупных углублений в вертикальных стенах, и карабканья по отвесным поверхностям исключительно за счет адгезионных свойств аморфеума, я таки добрался до коридора, который вел к нестабильному «окну». Самый стремный момент, кстати. Зевс об этом обстоятельстве умолчал, но… короче, все активные зоны перехода располагались в идеально ровных сферических кавернах, к которым вели прямые и девственно пустые тоннели разной длины. Если смотреть на трехмерную схему, то она весьма напоминала шаростержневую модель молекулы какого-нибудь сложного органического вещества, того же изобутана. Или кофеина, не суть. В общем, путь мой лежал в такую вот обособленную сферу, располагавшуюся пусть и близко от оживленного (если не сказать суетливого, что-то подозрительно местные зашевелились, хоть и не из-за меня) маршрута, но в стороне. Да и общих коридоров у них не было, так, два параллельных лаза — один побольше и подлиннее, второй поукромней и сильно скромнее в протяженности. Вот только спрятаться в нем негде от слова вообще. Хорошо хоть, нашлась активная камера, контролировавшая вход в тоннель, а то пришлось бы переть наугад. А так выждал немного, убедился, что этот отнорок абсолютно никому не интересен (хотя вокруг четырех других телепортов поднялась какая-то подозрительная движуха — такое ощущение, что на кого-то вели загонную охоту, не стесняясь в средствах), закольцевал через нанов кусок записи с пустым коридором, и выбрался из потолочной каверны, в которую проник по отчаянно узкой трубе, как бы не той самой вентиляции. Ч-черт, кажется, я начал понимать, каково это — вести типичный образ жизни ксеноморфа.

Брезгливо стряхнув с брони пыль и грязь, я в темпе, но без суеты зашагал по укромному коридору. Всего-то шагов тридцать оказалось, каких-то несколько секунд, и я уже стоял на круговом помосте из дырчатого биопластика — излюбленного материала Предтеч-Фрро. Плиты еще и упругими оказались, и ощутимо прогибались под моим весом. Но ломаться не ломались, спасибо и на этом. Но это все фигня, куда большее впечатление на меня произвела сфера активной зоны перехода: этакая переливчатая объемная дыра в никуда, как бы странно это ни звучало. Да-да, именно так — объемная дыра. Завораживающий шар, сотканный из ничего и нигде, но отражающий свет. Частично, да. А частично — поглощающий. Весьма забавная оптическая иллюзия. И самое главное — прямо в этот провал вел узкий мостик с невысокими, мне по бедро, поручнями. Но это оттого, что Фрро были несколько ниже типичного представителя вида гомо сапиенс, а не из-за тотального пренебрежения техникой безопасности.

— Зевс, сколько еще до нашего перехода?

— Расчетное время пятьдесят семь секунд… пятьдесят шесть…

— Выведи таймер.

— Процесс активирован… процесс завершен. Денис, подойди ближе. «Окно» в тринадцатую зону откроется на две с половиной секунды, если упустим момент, придется ждать еще девять с четвертью минут.

— Да понял уже… просто жутковато немного.

— Завораживает?

— Отнюдь. Скорее пугает… знаешь, такое чувство, что глядишь в бездну, и бездна смотрит на тебя… вот, моргнула!

— Это точка выхода перенастроилась.

— Да тьфу на тебя, железяка! Никакой романтики…

— Не отвлекайся, Денис.

Сколько там еще?.. Сорок одна секунда… сорок… тридцать девять… м-мать, как медленно время ползет!

— Внимание! Зафиксирована активность на входе в тоннель! До прибытия враждебных объектов десять секунд… девять… восемь…

— Да чтоб вас! Зевс, картинку!

— Процесс активирован… процесс завершен…

Ну вот как так, а?! Скажите на милость, какого хрена понадобилось этой троице именно здесь и именно сейчас?! Хотя, пожалуй, я догадываюсь, что именно: двое волокли третьего, подхватив подмышки, причем голова транспортируемого безвольно свисала, а носки ботинок скребли по полу. И еще из него подозрительно капало, причем довольно обильно. И за ногами следы характерные оставались. Кровавые, ага…

Но хуже всего то, что деваться некуда. Даже за сферу зайти, и укрыться таким образом от взглядов вновь прибывших, я не успею — выполнил, блин, рекомендацию Зевса, и теперь торчал на самом виду, да еще и на фоне мерцающей неведомой хреновины…

Глава 5-1

Колония Терра-Нова, территория Патриа-Нуэво, остров Спарита, 27 октября 2138 года

Женский голос завораживал красотой и мелодичностью, к тому же был до боли знаком. Я определенно его уже где-то слышал, но вот идентифицировать не мог. Чего-то не хватало, но чего?..

— Дэ-э-эн… Дени-и-ис… Дени-и-и-иска-а-а-а…

Да здесь я, здесь… иду… или ползу… или лечу в нигде и ничто… стоп! А вот это уже зацепка! Нигде… ничто… провал в никуда… точно!!!

Сознание вернулось рывком, как будто кто-то выключатель повернул: я резко открыл глаза, судорожно вдохнул спертый воздух и закашлялся. А еще порядочно очканул, если называть вещи своими именами: веки-то размежились, но все равно перед глазами ничего не было, за исключением цветных разводов.

— Денис?

— А? Ты не она…

— Естественно, я не она! Очнулся, наконец?

— Зевс?..

— Очнулся… теперь вспоминай, что с тобой случилось.

— За… зачем?

— Не спрашивай. Просто делай. Иначе опять «поплывешь».

Голос источал непоколебимую уверенность в собственной правоте, и я предпочел последовать его совету. Хотя с воспоминаниями имелись проблемы, да. Что-то такое мелькало на периферии сознания, практически заслоненное эфемерно-прекрасным девичьим образом, снова заведшим свое «Дени-и-ис… Дени-и-и-иска-а-а-а…» и далее по тексту. По башке меня приложили, что ли? Глюки какие-то… ну-ка, стоп! Приложили!

Ключевое слово послужило своеобразным триггером, и в мозгу одна за другой пронеслись картинки: какие-то затхлые коридоры («запретная зона» станции STG-5?), пол из пористого пластика, такой же помост… и тот самый провал в нигде и ничто, «объемная дыра». Точно! Я таки нырнул в телепорт… правда, не по своей воле — какие-то залетные придурки спутали все планы, и пришлось действовать быстро. А еще жестоко. Как сейчас перед глазами видео, блин…

… рефлексировать касательно стремительно утекавших секунд я не стал — толку-то? Влип, значит, надо брать ситуацию в свои руки. А поскольку тупо переждать нашествие не получится, равно как и слинять в портал до визуального контакта, значит, нужно создать для себя благоприятные условия. Не хотелось, конечно, палиться, но куда денешься? А значит, ноги в руки и вперед — лучшая оборона это нападение. Так иногда любил говаривать папенька, но только если тренера дяди Коли не оказывалось поблизости. Я, кстати, тоже считал, что действовать по принципу Наполеона — главное, ввязаться в драку, а там будет видно — далеко не всегда рационально. Но сейчас мне просто не оставили другого выхода. А посему я повернулся к «провалу» спиной и рванул со всех ног в тоннель. Поворотов нет, вид на каверну с телепортом отличный, и сейчас в мою пользу играл лишь один фактор: приближающимся парням сильно мешал труп, который они волокли. Потому и не отвлекались на посторонние мелочи, хотя наверняка уже меня периферийным зрением засекли. Вот только мозги не тем заняты, потому и не дошло еще. А я как раз успел сбежать с мостика, оказавшись на кольцевой платформе, и скользнул чуть в сторону, застыв сбоку от прохода. Невесть какое укрытие, но как минимум из лаза меня уже не достать — нужно выбраться на оперативный простор, да еще и развернуться умудриться, чтобы перейти непосредственно к огневому контакту. Какие-то секунды, но именно они и отделяют, как правило, жизнь от смерти. Хотя в моем случае еще большой вопрос — броня нестандартная, несколько попаданий наверняка выдержит. Вот только оно мне надо? Правильно, на фиг не сдалось. Вырубить максимально быстро, и нырнуть в портал. А там поминай, как звали. Лишь бы не всполошились, лишь бы не всполошились…

Что называется, сглазил: секунды текли, а гости все не появлялись. И камеры, как назло, в тоннеле нет! От входа же не видно, тень скрадывает. Оставалось лишь прислушиваться, но и тут особого успеха я не возымел: такое ощущение, что парни насторожились и остановились посреди коридора, уронив труп на пол. Чисто чтобы освободить руки, ага. И тут же их занять стволами неизвестной конфигурации и мощности. Кстати, эти двое были облачены в лайт-версию моей брони — или очень на нее похожую. В чем тоже ничего удивительного — я замаскировался под корпоративный десант, то бишь выбрал довольно популярный во владениях STG вариант. Так и чему удивляться? Разве что очередному совпадению…

На все эти размышления у меня ушло секунд пять, не больше. Но даже такой срок настораживал — гости должны были появиться гораздо раньше. Собственно, и фиг бы с ними — сколько там до перенастройки точки выхода? Судя по таймеру, меньше тридцати секунд. Пусть выжидают, мне же проще. Главное, чтобы в момент перехода не приперлись и не пальнули в спину. Очень было бы неприятно, хоть и не смертельно… ждем… ждем…

Я уже совсем было уверился, что удастся потянуть время, как парни таки решили действовать. Почему не полезли раньше, бог знает. Хотя вполне могли с начальством общаться — как раз времени, чтобы коротко доложить о возникшей заминке. Заложили меня, короче. И теперь реально дорога только одна — в портал. Или начнут гонять, как этого вон мертвеца — суета-то затихла. Или, что вернее, сместилась в другой сектор — видимо, соратника убитого (или соратников) гоняют до сих пор. Интересно, это какие-то диверсанты, или просто случайные свидетели? Да плевать, если честно… не плевать только на улиточный темп медленно тикающих секунд…

… которые вдруг вернулись к нормальной скорости, и я вовремя успел среагировать на появление врага: встретил первого хай-киком в голову, благо стоял удобно, а вот второго пришлось брать на захват — слишком уж тот резко обогнул завалившегося напарника и наставил на меня ствол. Правда, держал его почему-то одной рукой, а второй лихорадочно шарил по поясу — что-то искал, но непонятно, что именно. А потому за расхлябанность поплатился — я провернул такой же фокус, как с секьюрити в спецхране родной Корпорации. Рычаг кисти наружу и на сей раз сработал выше всяких похвал, заставив раззяву кувыркнуться и приложиться ногами о поручни, но вот пистолет я не удержал. Только лишь потому, что тот оказался непривычной формы, да и не пистолетом, а какой-то инопланетной приблудой, оснащенной жерлом и рукоятью с энергоблоком. Я просто тупо не удержал оказавшийся неожиданно тяжелым предмет. А подбирать времени не было — первый отоваренный, словив по лицу, подозрительно быстро оправился и поднялся на ноги. И только тогда до меня дошло, что на головах у обоих красуются шлемы, и забрала их опущены. В общем, по жбану бить бесполезно, а значит, на первый план выходила бросково-болевая техника. Тем более что этот живчик тоже успел свой ствол хапнуть — такой же стремный, как и у напарника. Вернее, лапнул кобуру, а дальше я пнул его по запястью и одним прыжком оказался рядом. Заблокировав для верности конечность, провел бросок через плечо, удачно зацепив вражину за бронещиток на груди, и не сдержал довольной ухмылки: нормально получилось, почти как в учебнике по самбо, хоть захват за ворот и невозможен в наших обстоятельствах. Но это мелочи, главное, что полетел красиво, потеряв по пути «бластер» и удачно приземлившись на пытающегося утвердиться на своих двоих подельника. Но останавливаться на достигнутом я не стал — сходу угостил шустряка, что успел таки подняться на ноги, добрым бэк-киком с разворота. Словивший мощную плюху в район груди гость снова улетел (похоже, это все-таки был швырнутый через плечо), и на сей раз с концами — зацепив в полете икрами поручень, он канул в «объемной дыре» телепорта. По едва заметно мерцающей сфере пробежала волна искажения, и неведомая субстанция (или просто пространство с измененными свойствами — вот кто бы знал?) поглотила незадачливого боевика. Я аж засмотрелся, завороженный зрелищем, и благополучно прошляпил тот момент, когда оставшийся враг вцепился мне в ступни и, неуклюже навалившись, уронил меня на пластиковый настил. Правда, тут же схлопотал ботинком по шлему, затем еще и еще… и отлип, так и не завершив толком тейк-даун.

На ногах мы оказались практически одновременно, но я в стратегически невыгодной позиции — гость закрывал собственным телом мостик, что вел к телепорту. Тот самый, с которого я благополучно свалил, чтобы не торчать на виду. А время между тем утекало, как песок сквозь пальцы: одиннадцать секунд… десять… девять…

Пришлось начинать первому, с банального фронт-кика. Который, к моему изумлению, противник легко заблокировал умелым каратистским блоком. Равно как и последовавшую серию кулачных ударов: «двоечку» сбил отводящими движениями, от хука ушел нырком, а апперкот принял на подставленные предплечья. Четыре секунды… три…

Контратаку довольно удачно встретил уже я: подставка предплечья на маваси в голову, «щит» голенью на попытку лоу-кика, плюс стопорящий блок на крюк. Захват, блок второго крюка, залом, рывок на себя — и вот мы уже застыли буквально нос к носу, вернее, забрало в забрало. Только сейчас получилось рассмотреть оппонента — ничем не примечательный белый парень усредненной европейской внешности. Гренадец, что ли? Хм… учитывая броню, очень может быть. Я что-то похожее видел на той группе, что мы с Зевсом засекли на камере слежения. И упорный, с-сука!..

Ситуация, по сути, сложилась патовая: я держал противника, противник держал меня. И оставалось лишь действовать накоротке, в чем у меня, как незамедлительно выяснилось, было значительное преимущество — я знал дуаньда. И даже с заблокированными верхними конечностями много чего мог, например, долбануть шлемом в центр забрала оппонента, следом врезать коленом в пах, оттоптать ступню и еще сильнее заломить руку, вернее, зажатый у меня в подмышке локоть. Не будь на парне брони, уже бы сломал, наверное. А так пришлось, по факту, отплясывать на шатком мостике, изображая своеобразный вальс, с каждой секундой оказываясь все ближе и ближе к провалу…

— Две секунды, Денис! Одна!..

Ох, вовремя ты, Зевс! Я тут как бы немного занят…

— Портал активирован! Две с половиной секунды до сбоя! Одна!..

А то я не знаю, блин!..

— Опозда-а-а…

Вот уж фигушки. Как раз вовремя успел — удачно оказавшись аккурат напротив провала в ничто, пусть и спиной, я хорошенько оттолкнулся и сиганул в активную зону. И, что характерно, противника не отпустил, равно как и он меня. Разве что уже в полете нас немного друг от друга отнесло, держались за вытянутые руки. И это ма-а-аленькое обстоятельство сыграло с моим противником злую шутку. Я бы даже сказал, смертельную — ваш покорный слуга успел продавить спиной своеобразную «мембрану перехода», оказавшись в активной зоне целиком до перенацеливания точки выхода, а вот оппонент мой попал в самый натуральный жернов — его буквально раскрошило в труху, только руки по локоть уцелели. А все остальное расплылось кровавым пятном по внешней поверхности сферы телепорта. Жесть, блин!..

Но, как оказалось, самое плохое меня еще ждало впереди — через неуловимое мгновение, которое парадоксальным образом растянулось в моем сознании на несколько ударов сердца, по голове, такое ощущение, долбанули чем-то тяжелым. Как будто по каждому нерву, по каждому синапсу, по каждой отдельно взятой клетке серого вещества приложили кувалдой. Боль была адской. Собственно, ничего удивительного, что я моментально потерял сознание…

— М-мать! Зевс, меня хотя бы в нужное место выбросило?! — всполошился я, едва осознав этот нехитрый факт.

— Успокойся, Денис, ты на Спарите. Более того, в точке выхода номер тринадцать.

— И меня не отследили?

— Как видишь.

— Если честно, я ничего не вижу.

— А, извини. Сейчас… — Непроницаемая пелена перед глазами начала стремительно светлеть, и через пару секунд обрела очертания и прозрачность забрала без активированного светофильтра. — Так лучше?

— Гораздо… правда, в глазах двоится… и плывет все, сфокусироваться не могу.

— Это нормально для твоего состояния.

— Какого состояния?! — вцепился я в обмолвку искина.

— Ты еще минуту назад был в коме.

— Да ладно! Ч-черт, мутит…

Откинуть забрало я успел, да и тошнота прошла без последствий — сглотнул горькую слюну, и только. А вот морским воздухом по обонянию и легким шибануло что надо. Чуть снова не отрубился. Но зато теперь я окончательно убедился в правдивости слов Зевса — на космической станции таких запахов нет. Даже вблизи канализационного отстойника. Я, кстати, не случайно упомянул именно морской воздух, а не просто свежий — смердело вокруг порядочно. Тут и разлагающиеся водоросли, и йод, и еще какая-то органика… точно, я же на свалке!

— Денис! Отвечай, паскудник мелкий!!!

Асти?! Так вот чей это голос я все время слышал…

— Э-э-э… дорогая?..

— Я тебе покажу «дорогая»! Ты чего опять устроил?! Ты вообще о нас… обо мне думаешь?!

Черт! И надо было Зевсу связь врубить! Лежал себе тихо в помойке, никого не трогал… а тут такие предъявы, да еще про нас…

— Вот сейчас не понял… Асти, в чем проблема-то? Ну, вырубился…

— На сутки с лишним?! Да ты вообще себя слышишь, Дэн?!

— Ну-ка, стоп! Какие сутки?!

— Самые обычные, стандартные. Двадцать четыре часа…

— По факту тридцать один час семнадцать минут четыре се…

— Зевс, заткнись!!!

Ух ты, оказывается, моя благоверная страшна в гневе! Особенно в праведном, ага…

— Все, я в порядке, угомонись…

— Не ври мне! В порядке он, как же!

— Асти, сосредоточься. Ты сама как? И где?

— Да какая разница?! С тобой…

— Докладывать по существу, Оружейник! — рявкнул я, потеряв терпение.

— Да на «Молнии» мы, — осеклась Астрид. — Еще со вчерашнего дня, когда ты велел Маку убираться со станции. А тот меня чуть ли не силой увел. Не дал нормально поработать, ско…

— Молодец. В смысле, Гленн. Ну и тебе спасибо, что скандалить не стала.

— А я что, я ничего…

Поня-а-а-атно… зря я, получается, понадеялся на гражданскую совесть Асти. Наверняка бучу устроила, но не на того нарвалась — мастеру-рейнджеру Макдугалу на бабские истерики глубоко фиолетово, особенно когда получен недвусмысленный приказ, не подразумевающий превратного истолкования. Спасибо, Мак, что бы я без тебя делал?..

— Сутки с гаком, — задумчиво хмыкнул я, воспользовавшись паузой в Астином словоизвержении. — Так, Астрид! Слушай меня внимательно. А еще лучше, просмотри отчет. Зевс, озаботься.

— Принято, Денис.

— Я в порядке. В физическом смысле. С остальным сейчас буду разбираться. Ваша главная задача — не мешать. И не лезть в мясорубку, чтобы я еще и на это не отвлекался. Поняла меня?

— Да, — нехотя буркнула девушка.

— Вот и договорились. Сиди на попе ровно, но будь готова подключиться в любой момент — чую, дополнительные вычислительные мощности пригодятся. И да, Асти…

— Что?

— Кончай уже притворяться и признайся себе, что любишь меня. И это взаимно.

— А?..

Дослушивать я не стал, вырубил канал принудительно. Пусть побудет наедине с собой, переварит информацию, попереживает. Ей полезно. А еще отвлечется от авантюрных мыслей, да и до кэпа с Маком докапываться перестанет. Наверняка ведь уже мозг выела на предмет эвакуации бедного Дениски. Бабы, они такие… хотя насчет этого не знаю, что и думать. С одной стороны, бесит, с другой — обо мне беспокоится, что приятно.

— Зевс, доклад.

— Насколько подробный?

— Сначала обстановка на острове.

— Судя по видео со спутников ПВО, пока никаких изменений. Я бы сказал, хрупкое равновесие. Гренадцы сидят по норам, флот Патриа-Нуэво бездействует. Скорее всего, последние опасаются повредить инфраструктуру Предтеч.

— Странно… если они не знают про телепорты, то с чего бы им сдерживаться?

— Кто-то предупредил, наверное.

Ну да, могли. Даже мой лепший кореш Луиджи Монтанари. Кризис кризисом, но он в любом случае завершится, неважно, с каким результатом. Главное, после можно будет наложить лапу на золотую жилу. И без разницы, с кем именно договариваться — со своими из Патриа-Нуэво, или с французами с Новой Гренады. Деньги все одинаково любят. А в сочетании с угрозами это вообще безотказный рецепт.

— Та-а-ак… выяснил, что за кипишь на STG-5 был перед моим прыжком?

— Полной информации нет, но, судя по косвенным данным, в очередную боевую группу гренадцев затесалась парочка диверсантов от их соседей. Их каким-то образом выявили, и тем пришлось бежать. Свидетелями этой попытки мы и стали, Денис. Тот труп, что остался в коридоре перед телепортом, как раз один из них. Его собирались закинуть в нестабильное «окно» с целью утилизации. А второго еще больше часа ловили.

— То есть нам снова тупо не повезло?

— Получается, так.

— Занятная серия обломов, не находишь? Вроде и ломаются планы, а в результате все равно продвигаемся к цели…

— Слишком мало исходных данных для прогноза, Денис. Да и не стал бы я опираться на столь эфемерные материи. Случай он и есть случай.

— Не скажи, — усмехнулся я, и охнул: — М-мать! Затек весь…

Пришлось поворочаться и сесть, удачно прислонившись спиной к чему-то твердому — скорее всего, стене отстойника. Не удивлюсь, если меня еще и об нее приложило, когда из активной зоны выбросило. Вот, кстати, и она — прямо перед глазами, метрах в пяти, зависла по центру кое-как обработанной каверны в скальном массиве. И здесь, в отличие от станции, никто не озаботился обустройством мостков. Реальный мусоросборник. И содержимое соответствующее — непонятные куски то ли плоти, то ли чего-то неорганического, но с преобладанием бурого цвета. Кстати, а что это у меня в ладонях зажато? И вообще, что с телом? До сих пор его ощущаю, э-э-э, местами, скажем так. Затекшую спину, отлежанные булки, ломящие суставы… и судорожно сжатые пятерни. Ну-ка, посмотрим…

— Ф-фу, мля!!!

Едва опустив взгляд на собственные конечности, я незамедлительно отшвырнул «трофеи» — окровавленные обрубки рук последнего своего противника. Те со смачным звуком шлепнулись в непонятную бурую жижу, покрывавшую дно отстойника, а я скривился от омерзения, едва сдержав тошноту.

— Мерзость какая!..

— Всего лишь морская вода с повышенной концентрацией фитопланктона, — «успокоил» меня Зевс. — Вернее, превышенной на три-четыре порядка.

Ну да, точно. Та самая хрень, из-за которой отдали концы Предтечи-Фрро. Искусственно выведенный организм, по неизвестной причине бесконтрольно размножившийся и изменивший состав атмосферы. А до того перенасытивший воды мирового океана кислородом и побочными продуктами жизнедеятельности, вынудивший тем самым амфибий-Фрро свалить на сушу.

— Да я вообще-то про грабли… видел в каком-то из фильмов Мака что-то похожее, только там на Марсе замес был. Ладно, давай к делу… меня не искали?

— Обязательно искали. Но нашли только того, первого, которого ты в портал загнал. Его, насколько я сумел установить, выбросило в приемной зоне номер четыре, на противоположной стороне острова. Живого и здорового, хоть и малость побитого. Естественно, он рассказал, что произошло, и снова поднялась суета — часа на три, даже чуть больше. Местные сунулись во все возможные места, в том числе и в отстойник. Пришлось тебя замаскировать под кусок камня.

— Так поэтому я ничего не видел?

— Да. И еще мы потеряли двадцать девять процентов активной массы аморфеума.

— Расточительно, не находишь?

— Уж лучше так, чем потерять тебя, Денис.

— Ой, блин! Если бы не голос, я бы подумал, что это девчонка говорит. Даже расчувствовался…

— Уймись, Денис. Терять ключевую фигуру в разгар кризиса нерационально. Я именно это имел в виду.

— Да ладно, ладно… но я тоже тебя люблю, Зевс. Что еще мне нужно знать?

— Судя по шуточкам, ты себя чувствуешь лучше?

— Вроде бы, — прислушался я к собственному организму. — Зрение сфокусировалось, не мутит… почти. И голова не кружится.

— Отлично. Значит, мозг адаптируется к окружающей обстановке. Это очень хорошо, особенно после такой встряски.

— Какой встряски? — уцепился я за слово.

— Ты чуть было не ушел в «цифру», Денис.

Н-да. Чего угодно ожидал, но только не этого. Так что мое потрясенное молчание вполне объяснимо даже с точки зрения машинной логики. Спасибо, Зевс, что дал время переварить известие.

— А… подробнее? — прервал я затянувшуюся до неприличия паузу.

— Это моя ошибка, Денис, извини. Но для прогноза отсутствовали данные.

— Говори толком, что стряслось.

— Судя по всему, э-э-э, пространство перехода имеет двойственную природу — и материальную, и информационную. И связано с Большой Сетью. Ты, по сути, подключился напрямую к колоссальной базе данных из Ноосферы. Через активных нанов. И их наличие я должен… даже обязан был учесть.

— И?..

— Информационный удар, перегрузка мозга, шок, кома.

— Как с Эли?

— Примерно. Но я придумал, как этого избежать — нужен фильтр. И я к этому делу уже приспособил нанов, даже программное обеспечение разработал.

— Еще бы ты не разработал…

Сутки с лишним… нормально.

— А что за голос я… слышал?

— Это Асти. Она все время, пока ты «плавал» в «цифре», контактировала с тобой через «ключ». И, похоже, это сработало, хоть мы и не были уверены до самого конца.

— Это она меня звала?

— Да. Я подумал, что можно попытаться использовать опыт официальной медицины. Ну, знаешь, когда родственников просят приходить к коматозникам и рассказывать новости. Или просто разговаривать.

Ндец. Много радости болтать впустую, без обратной связи… пожалуй, на такое способны лишь действительно любящие люди. Ух ты моя лапочка! Обниму и облобызаю, как только появится возможность. Это я про Асти, если что, а не про Зевса.

— Считай, что у вас получилось, — подтвердил я действенность метода. — Долго уговаривал?

— Нет, она сразу включилась.

— Ой, темнишь, скрытный компьютер!

— Ну, сразу после того, как успокоилась.

— А вот это уже ближе к истине. Телеметрию ей переправил, да?

— И полный текстовый отчет. Пока сама не прочитала, не верила, что физически ты не пострадал.

— Узнаю Асти, — вздохнул я. — Фома неверующая…

— Справедливости ради должен заметить, что ты на ее месте поступил бы аналогично.

— И не поспоришь… так, стоять! Зевс, ну-ка, хорош вилять, вываливай главную новость.

— А ты точно готов?

— Зевс, это было бы смешно, если бы я не знал, что ты через нанов меня мониторишь в режиме двадцать четыре на семь. Сказал же, в норме. Так что еще стряслось? Только не говори, что земляне пожаловали…

— Как пожелаешь.

— Нет, серьезно?! — изумился я. — Тогда что-то не вяжется. Почему гренадцы не активизировались? Почему Асти спокойна? Почему, в конце концов, кэп на связь не вышел? Ему-то в первую очередь положено…

— Потому что помимо землян еще и корпоративный Флот прибыл. С разницей в сорок одну минуту. Земляне попросту ничего не успели предпринять.

— И снова шаткое равновесие, блин…

— Ты не представляешь, до какой степени прав, Денис, — «вздохнул» Зевс.

— А чего так тяжко?

— Ситуация на волоске, — пояснил искин. — Достаточно малейшей искры, чтобы рвануло.

— Что-то ты заговорил совсем как Мак.

— Так это его слова и есть. Капитан выразился короче, но нецензурно.

Представляю… да и самому, если честно, очень хочется от души выругаться. Тройным загибом, по заветам тренера дяди Коли.

— Получается, если я начну тут куролесить, можно к чертям равновесие похерить?.. — поинтересовался я в пустоту.

— Такая вероятность не исключена, Денис.

— Спасибо, обнадежил… ладно, выводи схему системы, посмотрим, что тут и как…

А еще крепко подумаем, благо, тем для размышлений множество. И одна круче другой, если не сказать головоломней. Ну да не привыкать уже.

Глава 5-2

— //-

Колония Терра-Нова, территория Патриа-Нуэво, остров Спарита, 27 октября 2138 года

С кэпом таки пришлось связаться, прежде чем начать действовать. Элементарно хотя бы для того, чтобы согласовать порядок эвакуации — повторно пережить удар кувалдой по клеткам серого вещества я не испытывал ни малейшего желания. Да и большой вопрос, откуда меня проще подобрать — с «шарика», или со станции. Тут-то в крайнем случае можно просто свалиться на головы и нашим, и вашим, да разнести к едрене фене все подозрительное, расчистив мне тем самым путь к отступлению. А со станцией такое не прокатит — разгерметизация куда страшней любых пушек. Ну и оно нам надо, брать такой грех на душу? Так что к обоюдному решению пришли быстро — Иванов умудрился буквально в нескольких словах исчерпывающе описать сложившуюся обстановку и полностью подтвердил мои выкладки: таки да, лучше эвакуироваться с Терра-Новы, чем со станции STG-5. Особенно с учетом разворачивающихся на последней событий. Да-да, прямо сейчас разворачивающихся — и доки, и транзитка, и корпоративный сектор буквально взорвались народным негодованием, очень быстро переросшим в тотальное мочилово. Кто с кем дерется, понять сложно. Разве что охрану корпов можно выделить, да самоорганизовавшихся обитателей трейд-сектора. Этакая народная милиция под предводительством самых уважаемых торгашей, сиречь сотрудников Биржи. И это тоже информация из первых рук — кэп не постеснялся поднять контакты Грега Слоуна, раз уж пошла такая пьянка. В общем, о взаимодействии договорились. Потом пришлось пережить наезд — хорошо еще, исключительно словесный — Асти. Слез я дожидаться не стал, кое-как успокоил благоверную, наврав с три короба, и отключился. Конечно, плохо, что той же Мисс Лед на борту нет, она бы в два счета привела Астрид в чувство, а из Элисон в ее текущей конфигурации психоаналитик еще тот. Но, как ни странно, помог Мак — этому хватило пары слов и беглого взгляда, чтобы убедиться в моей дееспособности. И убедить в том же девушку. Впрочем, этим он уже самостоятельно занимался, у меня нашлись дела поважнее — пакостить в промышленных масштабах зарвавшимся контрабандистам вкупе с националистами с Новой Гренады.

Работать мы с Зевсом решили по старой проверенной схеме, то бишь скрытно перемещаться по объекту, «засеивая» нанами попадающуюся под руку электронику. В наш век тотальной цифровизации и засилья беспроводной связи для этой цели подходили даже банальные магнитные замки с дистанционным управлением, что уж говорить о вспомогательных терминалах или щитах управления инфраструктурой. А еще камеры наблюдения, датчики сигнализации и блоки управления различного специфического оборудования, которых тут должно быть в достатке. Даже здесь, в ближайших окрестностях мусоросборника. И я оказался прав: первый пульт обнаружился сразу за люком технического тоннеля, по которому в отстойник в случае необходимости проникали ремонтники. Да и просто обслуживающий персонал. Периодически и во времена оны. Сейчас-то, понятно, никто этим не заморачивался. Приспособили под могильник, и ладно. И это не считая датчиков уровня, которых было богато натыкано непосредственно в каверне. Надо полагать, объем нечистот контролировался на предмет возможного переливания из телепорта прямиком в коридоры станции STG-5. Ну а пока исследовал зловонное помещение, нашел много чего интересного. Одних разрозненных фрагментов человеческих тел как минимум от десятка комплектов — со свидетелями контрабандисты не церемонились. А что это были именно случайные люди, я убедился элементарно: не побрезговал просканировать отпечатки пальцев более-менее сохранившейся конечности порядком искромсанного трупа, да прогнать по базам данных СБ станции. Ничем не примечательный тип, обычнейшая «трущобная крыса», не раз попадавшаяся безопасникам на мелких преступлениях типа краж и нанесения легких телесных повреждений.

К обстановке я довольно быстро адаптировался, а потому новых приступов тошноты не испытывал — и к вони притерпелся, и вид мерзостных отбросов приелся. Одна только бурая жижа с фитопланктоном чего стоила! Главное, держаться подальше от активной зоны, которая, если верить схеме, была связана лишь с одним «стартовым окном», но, если судить по заметным искажениям, на деле прыгала как минимум между пятью. Стало быть, четыре — нестабильные, что чревато. И это явный сбой, во времена Фрро такого не было. Так что обратно на станцию из мусорки не перебраться, в случае надобности придется пробиваться к другому порталу. Но я все равно на всякий случай обошел каверну по периметру, и не зря — нашел и люк, и сгинувшего мистера Холли. Что характерно, в целости, но не сохранности. Я имею в виду, тело не очень сильно пострадало при переброске, все повреждения мой старый знакомый получил непосредственно в момент смерти. Последовавшей от выстрела в затылок из чего-то маломощного — по крайней мере, выходного отверстия на лбу я не нашел. А должен был бы, несмотря на то, что поверхностные покровы были порядочно изъедены планктоном. Мерзкое зрелище, чего уж греха таить! Но фото сделал, просто чтобы были доказательства преступления. Биржевикам и этого через край, они не корпоративный суд, собственным глазам привыкли доверять.

Ну а дальше проще — «засеял» замок, подождал несколько секунд, с усилием сдвинул люк в сторону, выбрался из зловонной жижи в относительно чистый технический коридор, облицованный вездесущим биопластиком, и с невероятным облегчением вернул створку на место. Правда, сильно лучше не стало — перемазался изрядно, а потому смердел на всю округу. Где бы воды найти… или какой-нибудь химии. На крайний случай огнемет…

— Можно запустить процесс самоочистки, — сообщил Зевс, даже не приглушив голос — шлем я давно загерметизировал, а внешние динамики не включил. — По моим оценкам, это будет стоить от шести до девяти десятых процента активной массы аморфеума.

— Запускай! — махнул я рукой. — Хотя погоди, обтеку немного…

Ну а чего? На безопасности экономить себе дороже — по знатному амбре меня в два счета засекут, причем издалека. И придется снова ввязываться в драку. И еще большой вопрос, сумею ли я добраться до обидчиков — у тех наверняка есть стволы, а я так и не удосужился оружием обзавестись. Перед высадкой на STG-5 предполагалось, что в случае надобности я воспользуюсь местными ресурсами, так что с собой даже пистолета не взял. Скажете, грубый просчет? Если бы… обратная сторона выбранной «легенды» — как бы я, по сути, банальный проверяющий ранга средней руки клерка, выглядел, если бы явился на условно безопасную территорию, контролируемую Корпорацией, при личном оружии? Нафига мне, если охранник есть?! Вот так и вышло, что обломался на этот счет. Впрочем, я это дело при нужде легко исправлю, главное, не нарваться на вражину случайно. Вот тогда всякое может случиться. А если аккуратно, из засады… у местных против меня очень мало шансов. Поэтому долго отсвечивать в тупиковом коридорчике я не стал — подождал пару минут, пока самые крупные куски грязи отвалятся, да жидкая фракция более-менее стечет, переместился из лужи на несколько шагов, и дал добро на процедуру. Собственно процесс занял от силы секунд тридцать, после чего я поспешил свалить куда подальше, естественно, с соблюдением мер предосторожности. К счастью, ни на кого не нарвался, даже когда перебрался в перпендикулярный тоннель, больший по сечению, и прошел по нему метров двадцать. Дальше не рискнул, поскольку попалась удобная стенная ниша, скрытая под пластиковым щитком — типичнейший распределительный шкаф в представлении Фрро. По их же меркам довольно просторный, но я уместился в нем с трудом, даже защелка на дверце еле зафиксировалась. Пришлось отсутствующее пузо втягивать. Ну да пофиг — мне совсем немного переждать. Если верить Зевсу, от трех до семи минут. После этого он обещал подключиться к местной системе наблюдения. Предтеч, разумеется. Новоделов мы до сих пор не обнаружили, поэтому влезть в сеть контрабандистов пока что не представлялось возможным. Но это именно что пока. Дайте срок, и Зевс будет хозяйничать везде и всюду. Беда лишь в том, что именно времени может и не хватить — я и так уже больше суток потерял. По хорошему, разведать тут все, проложить маршрут для отступления да связаться с кэпом, чтобы начинал маневры в атмосфере. Это, как ни крути, даже для «Молнии» минимум минут сорок суеты. Сейчас наш рейдер висел на стационарной орбите аккурат между STG-5 и Терра-Новой, а поскольку маршевые движки раскочегаривать, как на некоторых типах кораблей, лоханке Архонтов без надобности, то собственно до «шарика» «Молния» доберется максимум за пятнадцать минут. С текущей, разумеется, позиции. А вот дальше уже проблемы — пока сделает виток, пока стабилизируется относительно нужной точки на поверхности планеты, пока «нырнет» в атмосферу… как раз те самые сорок минут — час. Тут уж как карта ляжет. Так что из этих предпосылок и исходим.

А в идеале бы вообще «засеять» главный пульт «мелочью», да свалить по-тихому. И непосредственно процесс активации главного телепорта запустить уже как минимум с орбиты Терра-Новы. А еще лучше по пути к зоне перехода. Но вряд ли получится все провернуть без шума и пыли, законы объективной реальности сейчас таковы, что без какого-нибудь облома однозначно не обойдется. Главное, последствия свести к минимуму. Или хотя бы убраться куда подальше от области проявления оных. Того же острова Спарита, например. Не дай бог, рванет еще. Или засбоят мелкие порталы, и весь остров превратится в один большой нестабильный телепорт. Да масса вариантов, особенно если включить воображение. Да и предпосылки в наличии — «блуждающие» точки выхода из отдельных «окон». Явно этот эффект не предусмотрен техническим заданием — Фрро были не дураки, чтобы самим себе вредить. Скорее всего, именно в таком виде проявилось влияние измененных Химерой физических законов нашего рукава галактики. Или как там Охотники говорили?.. Не суть, в общем.

Между тем ожидание затягивалось — сроки явно сместились от трех ближе к семи минутам, и не удивлюсь, если Зевс вообще в указанные рамки не впишется. Пора готовиться к первому облому, что ли?..

— Процесс завершен! — прервал мои безрадостные размышления искин. — Вывожу схему системы наблюдения.

— Без надобности, — отмахнулся я. — Ищи местных. Потом рассчитай оптимальный маршрут и точки для «засева».

— Принято, Денис. Процесс активирован. До завершения 00:05:47… 00:05:46… 00:05:45…

Ну бог с ним, буду пока на таймер пялиться. Хотя чего-то долго — почти шесть минут. Видимо, есть проблемы с адаптацией софта Предтеч…

— Извини, Денис, быстрее не могу — в системе используется довольно сложный алгоритм шифрования данных. А еще приходится подстраивать изображение под человеческое зрение.

— Да? А раньше почему не приходилось? — заинтересовался я.

— Потому что мы пользовались двухсредными камерами надводных объектов.

— А этот какой?!

— Не хватает данных для анализа. Но, судя по техническим параметрам доступного оборудования, Фрро применили здесь чисто подводную технику. Такое ощущение, что Спарита раньше располагалась на дне обширной мелководной зоны. А потом по какой-то причине… «всплыла».

— Сейсмическая активность?

— Да не должно бы… это не граница материковых плит, и не зона тектонических разломов. В общем, странно.

— Ладно, не грузись. Подожду, сколько понадобится.

— До завершения процесса 00:02:59… 00:02:58… 00:02:57…

Все бы ничего, но подзадержался я на одном месте. Как бы кого не принесло на мою голову… с другой стороны, таскаться по вражескому объекту наугад себе дороже… больше всего ненавижу две вещи: ждать и догонять. Нет, три — еще папенькины интриги.

— Процесс завершен. Активно сто семнадцать точек визуального контроля. Обнаружено сорок три враждебных объекта.

— Хм… а почему враждебных?

— По умолчанию, Денис.

— По принципу «кто не с нами, тот против нас»?

— Почему нет? — «пожал плечами» искин. Фигурально выражаясь, естественно. — Очень хороший принцип, особенно в сложившейся ситуации.

— Ладно, замнем для ясности… пульт нашел?

— В активной части системы локализовано четырнадцать объектов с функциями контроля и управления.

— Так, не юли, говори прямо: есть?

— Я не совсем уверен, Денис.

— Хочешь сказать, главного пульта в центральном посту просто нет?

— Как и самого центрального поста, Денис.

— Но?..

— Он явно когда-то существовал. А теперь нет.

— Остался на дне?

— Такая вероятность не исключена. Судя по доступным ресурсам, система утратила целостность. Я могу попытаться задействовать резервные цепи…

— Но?..

Что-то слишком часто я это говорю. Не к добру…

— Они тоже разрозненные, Денис. Нам сейчас, по сути, придется создавать новую цепочку, задействовав уже мой софт. А для этого нужно получить прямой доступ к нескольким терминалам.

— Дистанционно никак?.. — вздохнул я, сообразив, к чему именно клонит искин. — Раз уж система активна…

— Не в этот раз, Денис. Знаешь, у меня сложилось впечатление, что изначально сеть Фрро состояла из нескольких обособленных контуров, не связанных между собой напрямую, но заведенных на общий сервер. Довольно широко распространенная сетевая архитектура, используется, когда нужно предотвратить взаимное влияние отдельных подсистем друг на друга. Так и здесь… отдельные контуры в наличии, а связи между ними нет. И наладить ее за счет внутренних ресурсов сети не представляется возможным.

— Но контрабандисты же как-то решили проблему?

— Именно что как-то… смотри сам.

Поскольку слова у Зевса крайне редко расходились с делом, на «виртуальном» дисплее незамедлительно возник контур Спариты с наложенным на него схематичным изображением системы управления Предтеч, тут и там украшенной красными и зелеными точками. Красные, что характерно, преобладали, особенно в той части острова, где я сейчас торчал. Одна из зеленых мигнула, и из нее развернулся дополнительный экран, с изображением с камеры наблюдения. Надо сказать, весьма неудобоваримым — к прежним картинкам я худо-бедно адаптировался, а эта вообще оказалась вырвиглазной. Но уже через несколько секунд Зевс врубил кодировщик, и я получил возможность хоть что-то разглядеть. А именно, довольно просторное помещение в стандартном для Фрро стиле «унылого бурого пластика повсюду, да побольше, побольше!», чуть преображенное нынешними обитателями: контрабандисты соорудили у одной из стен целый дата-центр с десятком серверных шкафов, системой охлаждения и паутиной кабелей.

— Что за примитив? — не сдержал я изумления.

— Единственно возможный, — заверил Зевс. — Беспроводная связь затруднена, активные «окна» наводят сильные помехи.

— Ты еще из-за этого так тормозил?

— В том числе, — не стал отрицать искин. — Но и из-за кодировки тоже. В общем, они пришли к аналогичному решению — создать параллельный контур с прямой связью по информационным шинам. Нам же в этом плане проще.

Ну да, на нашу «мелочь» помехи навести довольно трудно. Вернее, невозможно: если один диапазон станет недоступен, наны переключатся на другой, вплоть до флуктуаций вакуума и колебаний гравитационного поля. Или еще чего-нибудь столь же экзотического. И цена вопроса тут вовсе не в быстродействии, а в скорости расходования ресурсов — наны тупо быстрее «сгорают». Со мной-то проблем никаких — возможностей «ключа» по регенерации активной колонии за глаза. А вот «засеянные» популяции довольно быстро, выражаясь образно, съедят сами себя. Но, как мне кажется, Зевс уже все просчитал, а потому уверен, что план сработает. Иначе бы и предлагать не стал.

— Ладно, уговорил… отмечай точки «засева», строй маршру… ну-ка, стоп! Увеличь-ка… да ладно!!!

— Что ты там увидел, Денис?

— А ты не видишь, что ли?

— Недостаточно информации для анализа… — «растерялся» Зевс.

— Вот этот тип… — Я активировал «виртуальный» рабочий кабинет, заскринил текущий кадр и пошуровал «привязанным» к указательному пальцу курсором, оконтурив заинтересовавший меня объект. — Неужели не узнаешь?

— Хм… снаряжение похоже на то, что мы видели у землян на Элве…

— Снаряжение? Очень смешно, Зевс! Как по мне, еще и фигура один в один… ладно, включай видео, может, лицом повернется…

— Я веду запись, Денис. И запустил поиск по базе… этого не может быть, Денис.

— Сказал бы проще: черт!

— Но… она же на Новом Оймяконе… твой отец не мог ее упустить… да и как бы она добралась?..

— У меня вопросов не меньше, друг мой Зевс. Но факта это не отменяет…

Весьма поганого факта, ага. Потому что с очередного скриншота, на сей раз снятого с более удачного ракурса и увеличенного, насмешливо смотрела особа, которую я знал как Бранку де Гроот. Земную шпионку, диверсанта и вообще примечательную личность. Можно сказать, повезло нам, что она шлем сняла — видимо, так было сподручней общаться с местными, то бишь контрабандистами и гренадцами. Хотя я уже давно подозревал, что они едины в двух лицах.

— Похоже, действительно она, — вынужденно признал Зевс. — Но… как?!

— Такая же фигня, мой электронный друг, такая же фигня…

— Я должен это хорошенько обдумать, Денис.

— Да ладно, не утруждайся. Вариантов всего три.

— Целых три, ты хотел сказать?

— Нет, всего. Либо это сама Бранка, неведомо как умудрившаяся свалить с Нового Оймякона, добраться до своих, получить под командование очередную команду «номерных» болванчиков, проникнуть на Терра-Нову и захватить объект Фрро… и все это за сутки, край двое…

— Я только что уточнил у Грега: твой тренер все еще гоняет девицу по Оймякон-плазе. Вернее, уже по Алабужеву — четверть часа назад ей дали возможность вырваться в город.

— Да, это похоже на дядю Колю. Он такие удовольствия всегда растягивает. Слишком редко они на его долю выпадают. Значит, остается две версии. Либо это ее сестра-близнец, либо…

— Хм… интересно, а она сама в курсе своей… природы?

— Скорее всего, нет.

— Уверен?

— Я достаточно долго с ней общался. Она хоть и высокомерная, но, знай, что она такой же клон, как и ее «номерные», вела бы себя по отношению к ним чуть иначе.

— Вряд ли она такая же. Скорее, более продвинутая мо…

— Не модель, Зевс. Версия.

— Как скажешь, Денис.

— Занятно… мало нам было проблем, связанных с землянами, так теперь еще и это… элитные клоны, блин! Этак ведь они могли и какого-нибудь прокачанного флотоводца растиражировать…

— Могли. Но вряд ли стали.

— Обоснуй.

— Если это одна психоматрица, противник очень быстро адаптируется к ее манере ведения боевых действий, Денис. Тут нужно знать меру. И очень аккуратно задействовать данный ресурс.

— Пожалуй, ты прав… но ведь в очередной раз удивили! Твари…

— Предусмотрительные твари.

— От этого не легче, если что… ладно, бог с ней. Получится пересечься — хорошо. Не получится — еще лучше. Телепорт важнее банального клона. Давай маршрут, в общем…

Глава 5-3

— //-

Колония Терра-Нова, территория Патриа-Нуэво, остров Спарита, 27 октября 2138 года

— Вот дрянь!

— Предусмотрительная дрянь.

Этими репликами мы с Зевсом обменялись где-то часа через три после принятия судьбоносного решения о создании параллельной цепи управления. И прозвучали они в адрес одной нам обоим хорошо известной особы. Чуть не сказал «особи», хе-хе. Ну, или местной ее версии — установить, сохранила ли Бранка старое имя, или это какая-то другая девица, так и не удалось. Пока. Зато получилось «засеять» нанами необходимое количество терминалов из обособленных контуров, и даже наладить между ними более-менее вменяемую связь. Правда, незамедлительно выяснилось, что у автономных колоний «мелочи» в текущих условиях слишком низкая пропускная способность, чтобы успешно оперировать потоками данных для управления активной зоной основного портала. Любой малый открыть — пожалуйста. Перенаправить уже активный — без проблем. Вырубить тут все к чертям — не вопрос. А вот с главной целью полнейший облом. Впрочем, что-то такое я и предполагал, а потому подспудно готовился к визиту птицы Обломинго. Да-да, все три часа, пока скрытно перемещался по островной инфраструктуре, чему немало способствовала взятая под контроль система наблюдения Фрро, а потом, к исходу второго часа, еще и примитивная контрабандистская. С той вообще получилось, по большому счету, случайно — наткнулся на одну камеру, «засеял», и обнаружил, что и эта система сугубо проводная, пусть и по банальному оптоволоконному кабелю, а не высокоскоростной шине. Ну а дальше вообще дело техники. Жаль только, что прямого выхода на хитросплетение серверов в главном зале не оказалось. Очень многих проблем удалось бы избежать. А так только к охранному серверу подцепился, и то хлеб — шастать по базе контрабандистов, которые освоили едва ли четверть наследства Предтеч, стало куда проще. Я теперь даже мог себе позволить мелькать в камерах, все равно входящие потоки Зевс оседлал, а «подчистить» такие мелкие огрехи для него раз плюнуть. В общем, тревогу никто так и не поднял, поскольку на глаза персоналу я благоразумно не показывался, а технике, как показал опыт, доверять нельзя. Особенно когда имеешь дело со мной и Зевсом.

Дабы окончательно себя обезопасить от случайного обнаружения — сорок три рыла это сорок три рыла, за всеми не уследишь — я, едва покончив с «посевом», забрался в совсем уж укромную каверну на техническом уровне. Вернее, даже не каверну, а небольшое пространство между просевшим пластиковым перекрытием и скальным массивом, не обозначенное ни на одной схеме, поскольку не предусматривалось проектом. Очередное доказательство имевших некогда место неприятностей, ага. Зато сейчас уютная нора пригодилась — по факту, я расположился над тем самым залом с серверными стойками, разве что не над центром, а ближе к противоположной от машинерии стене. При желании можно вернуться на технический уровень и пробраться в вентиляцию, короба которой тянулись по периметру помещения. Ну и уже оттуда рухнуть на головы ничего не подозревающих контрабандистов. Другое дело, что незачем. Но, опять же, не факт, что так будет продолжаться вечно. Ситуация меняется уже даже не по часам, а по минутам — что на «шарике», что на станции, что в пространстве. На STG-5 вообще жесть, массовые протесты нарастают, охватывая все новые и новые секторы. Наше счастье, что обитатели космических объектов настолько сжились с правилами техники безопасности, что даже в приступах самой дикой ярости не теряли остатков самообладания и не нарушали целостность конструкций. Разгерметизации все равно, кто тут за кого. Перед удушьем все равны. Поэтому градус неадеквата хоть и нарастал, но выражался в учащающихся случаях летальных исходов — просто побитых уже давно никто не считал. А вот трупам счет уже перевалил за сотню. По итогу, станцию как маршрут эвакуации мы даже не рассматривали, хоть Зевс и мог теперь перенаправить на нее любое активное «окно». На Терра-Нове тоже обстановка накалялась — гренадцы и выходцы из Патриа-Нуэво все громче и громче бряцали оружием, уже имели место перестрелки и обмен ракетными залпами — всего лишь противокорабельными, но лиха беда начало. И только космические армады до силового противостояния не доводили — маневрировали, стремясь занять доминирующую позицию, или хотя бы ввести противника в заблуждение по поводу таковой. Я бы назвал это, по аналогии с боксерской схваткой, обменом финтами. Или разведкой. Но явно недалек тот миг, когда один из «тяжеловесов» решится отвесить пробный джеб.

Кэп по мере сил старался держать «Молнию» в более-менее безопасной зоне, удобной для броска к планете, но с каждой минутой это становилось все труднее и труднее. Кораблик приметный, уже были попытки со стороны корпоративного Флота выйти на связь, да и земляне наверняка взяли рейдер «на карандаш». И хоть капитан Иванов и сохранял предельную невозмутимость, когда мне все это излагал, сам факт звонка говорил о многом. Пришлось поторапливаться — на последние четыре точки доступа я потратил почти вдвое меньше времени, чем на предыдущие пять. Правда, сказалось подключение к системе наблюдения контрабандистов, но об этом кэпу знать не обязательно.

«Засеяв» последний терминал, я облегченно выдохнул, в темпе пробрался в ту самую нору над залом с серверным кластером, с нетерпением косясь на таймер — Зевс запросил от пяти до девяти минут на активацию параллельной цепи и отладку софта, буде таковая понадобится — устроился поудобнее и принялся ждать. Самое, между прочим, сложное в моей работе. Зевсу-то что — знай себе, гоняй данные, ломай шифры и корректируй алгоритмы. Почти что незабвенное бей, воруй, хм-хм, это самое… гусей. А я тут сиди, значит, жди вчерашний день.

Что характерно, дождался — искин превысил лимит почти на четыре минуты, и лишь затем признал, что не всемогущ. Прогресс, кстати. И вывалил на меня то самое известие касательно малой пропускной способности колоний.

— Ну и что делать? — обреченно поинтересовался я.

Понятно, что к облому подготовился, но не ожидал, что проблема возникнет именно в этой области — привык, что для Зевса не существует ничего невозможного в плане взлома и перенастройки компьютерных систем.

— Вариант ровно один — наращивать пропускную способность, — невозмутимо отозвался мой помощник.

— Пойдем по второму кругу?

— Боюсь, не поможет, Денис. Вернее, ускорит процесс, но все равно придется наращивать локальные колонии, задействовав внешние ресурсы. Нужно «разогнать» сеть хотя бы в четыре раза. Это… с учетом удвоения численности… от семи до одиннадцати часов. И после этого у нас останется не более сорока минут, прежде чем колонии «переварят» сами себя.

— Долго.

— Укрытие надежное.

— Да я не о себе беспокоюсь… кто знает, как события закрутятся? Ты вот можешь прогноз дать?

— Слишком много факторов, Денис. При существующих исходных я вижу как минимум пять равновероятных сценариев, и лишь один из них относительно благоприятный.

— Ага, если все будет идти по накатанной. Что, сам понимаешь, сильно вряд ли. Н-да… первый вариант реальный, но нерациональный.

— Второй не лучше, Денис. Он рациональный, но нереальный. Хотя бы потому, что мы не сможем пробросить между точками доступа кабели, как та же Бранка…

Именно в этот момент я и изрек сентенцию про дрянь, а Зевс еще и усугубил. И ведь не поспоришь! Да и мы хороши — могли бы догадаться, что неспроста местные заморочились высокоскоростными шинами и оптоволокном. Вернее, как раз догадались, но переоценили свои собственные возможности, что еще обиднее.

— Что будем делать, Денис?

— Наращивать мощность, что же еще, — вздохнул я. — Кэп на орбите справится, даже если у кого-то нервы не выдержат, и начнется мочилово. А остальное… мало приемлемо, но, как ты понимаешь, тут ключевое слово как раз «приемлемо».

— Я тут прикинул… если дать три круга с периодичностью примерно в полчаса, «ключ» справится с регенерацией колонии в твоем организме. И на окончательное наращивание численности автономных нанов уйдет… пожалуй, мы сумеем выиграть от полутора до четырех часов.

— Минимум пять с половиной, максимум семь часов… уже лучше, друг мой, уже лу…

Я не договорил: где-то в недрах острова родилась едва ощутимая вибрация, сопровождаемая низкочастотным гулом, которая с каждым мгновением все усиливалась, и, наконец, привела к закономерному итогу — подземному толчку, на который отозвалась даже скала над головой, осыпав меня пылью и мелкими камнями. Да и пластиковые плиты, и до того державшиеся на честном слове, ощутимо заходили ходуном, грозя обвалиться с секунды на секунду. Но, на мое счастье, повторного толчка не последовало, а вибрация и шум вскоре сошли на нет. Перекрытие, что характерно, тоже выдержало.

— Твою мать… Зевс, как ты там говорил? Мы не в зоне тектонического разлома? Никакой сейсмоактивности, да?

— Это не землетрясение, Денис. Вернее, оно, но локальное, в пределах острова и ближайшего мелководья. Настолько мелких природных толчков не бывает.

— Значит, техногенное… получается, под нами есть… что-то?

— Здоровенное и нестабильное, — подтвердил мой вывод искин.

— Пещера?

— По всей видимости. Кстати, чем не причина «всплытия» Спариты?

— Это ты мне скажи, ты компьютер и умеешь высчитывать вероятности.

— Это… вполне. Да.

— Зевс?

— Не мешай, Денис, я занят. Надо кое-что посчитать…

— Считай. Но сначала дай картинку с камеры в серверной землян.

— Думаешь, это как-то связано с ними?

— Не исключаю такой вероятности, друг мой… ага!

Суета. Именно это слово пришло на ум в первую очередь, стоило лишь бросить взгляд на открывшуюся картину. В отличие от моего убежища, большой зал пострадал куда серьезнее — в паре мест перекрытия таки обрушились, да и вентиляционным коробам досталось. Одна особо невезучая (или наоборот?) секция даже рухнула на серверный шкаф, попутно выдрав с мясом скоростную шину передачи данных. Перебить, правда, не смогла, так что оборудование восстановлению подлежало. Главное, озаботить соответствующего специалиста, но как раз с этим наблюдались проблемы: все обитатели зала носились как ошпаренные. На первый взгляд, бессистемно. И лишь при более пристальном рассмотрении становилось ясно, что паниковали условно «гражданские» — техники и откровенные айтишники из числа контрабандистов и гренадцев. А вот те самые напророченные «номерные» из команды Бранки номер два, неразличимые из-за одинаковой брони и шлемов с затемненными забралами, сохраняли каменное спокойствие. Мало того, еще и все входы-выходы из зала перекрывали, не позволяя персоналу разбежаться по углам, как крысам. А буквально секунд через двадцать и сама девица взялась за дело: перехватила ближайшего паникера, боднула в нос лбом, посадив того на пятую точку, и целенаправленно ломанулась на перехват кого-то из техников, ловко огибая обломки перекрытий и прочий мусор. Вырубив по пути еще парочку спецов, сцапала за рукав комбеза самого ботанистого на вид айтишника, влепила ему пощечину и что-то прошипела прямо в лицо. Что именно, я не понял — звука не было, а по губам прочитать не получилось. Но парнишке хватило — тот перестал затравленно озираться по сторонам и покорно поплелся за Бранкой. Да-да, вы правильно догадались — к поврежденному серверному шкафу.

— Зевс, мне одному кажется, что толчок — их рук дело? — задумчиво хмыкнул я, намекая на конкурентов. — Получается, они нас опередили?

— Похоже, — после паузы отозвался искин. — Я тут кое-что смоделировал… в общем, получается, что система телепортации — основная — начала сбоить после активации Химеры. Сбой же заключался в том, что помимо главной активной зоны переброски генератор создавал еще одну, на несколько порядков меньше, но в прямо противоположном направлении. И в непосредственной близости. То бишь под Спаритой. И при первом сбое под слоем пород возникла сфера измененного пространства, которая и вытолкнула объект на поверхность моря. Попутно «сожрав» какую-то его часть. Отсюда нестыковки в устройстве базы.

— Занятно… ты это все по параметрам толчка вычислил?

— Нет, еще учел текущую конфигурацию рельефа, взятую со спутниковой карты.

— Ясно… и что, Фрро после этого телепорт заглушили?

— Похоже. Я не нашел точных данных. Пока.

— Тэ-э-эк-с… похоже, придется менять план. И снова на ходу.

— Первый раз, что ли?

— Ты сейчас прямо как Мак заговорил.

— Ты так говоришь, как будто это что-то плохое.

— Смешно, ага. Ладно, ищи данные, а я пока подумаю.

Благо есть над чем. И самый главный вопрос — как наложить лапы на серверный кластер землян? Так-то понятно — «возложением дланей», вот только как именно это провернуть, да еще и незаметно? Было бы время, дождался ночной вахты… что тоже вряд ли. По вентиляции прополз, в конце концов. Или добрался до силового кабеля и пустил бы «мелочь» по нему — все равно ждать. А потом еще и догонять. Но здесь и сейчас этот вариант не катил совершенно — того и гляди, Бранка с компанией запустят телепорт. Что характерно, с непредсказуемым результатом. А еще выберут точку выхода, совершенно мне не подходящую. Мне-то что надо? Правильно, до Элвы добраться. А ей однозначно выгодней открыть портал в какую-то из уже занятых землянами систем. Или вообще на базу флота где-нибудь в зоне Сателлитов. Правда, можно еще и гробануться всем вместе в процессе, если снова тряхнет. А это вполне вероятно. Отсюда вывод: тянуть время некуда. Значит, придется импровизировать, положившись на удачу. В принципе, может и выгореть… итого, придется сдаваться на милость местных. Но сдаваться так, чтобы у тех не возникло даже мысли втихаря меня грохнуть и выбросить бездыханное тело в отстойник. То есть попасться на глаза непосредственно Бранке. Хм… а что, вполне… мы не привыкли ждать милостей от природы, взять их самим — вот наша основная задача. Конкретно в моем случае нефиг отсиживать зад в норе, пора потихоньку выдвигаться на технический уровень, а из него в вентиляцию. Крайне желательно именно в ту ветку, которая уже лишилась одной секции. И типа нечаянно рухнуть… практически на голову девице. А дальше как пойдет, ибо война план покажет. Главное, успеть хотя бы один серверный шкаф полапать. Кстати, как там у моих подопечных дела?..

Дела, что называется, шли — приведенный в чувство айтишник уже умудрился пофиксить коннектор и пытался подцепить шлейф к приемному гнезду. Получалось пока не очень — видимо, корпусные детали слегка замялись. Но это вообще мелочь, надолго их не удержит.

— Зевс, проложи маршрут к чекпойнту, — велел я, выделив на схеме коммуникаций поврежденный сектор вентиляции. — Отвлекись уже, это важно!

— Процесс активирован… процесс завершен…

Ага, все-таки сильно занят. Ладно, не буду тревожить лишний раз, тем более, есть чем заняться — пробираться предстояло по незнакомой территории, к тому же пострадавшей от подземного толчка. Хорошо хоть, из персонала сюда никто не сунулся — или не успели, или посчитали, что в других местах повреждения серьезней и ими нужно заняться в первую очередь. Хотя очень может быть, что я слишком высокого о них мнения, и они просто до сих пор паникуют. А и пофиг, по большому счету.

Надо сказать, ту часть маршрута, что пролегала по техническому уровню, преодолел довольно быстро, минут за десять. И это с учетом того, что пришлось обходить довольно серьезные завалы, а пару раз даже уворачиваться от рушащихся конструкций. Плюс я еще краем глаза наблюдал через камеру за айтишником и Бранкой — те тоже были близки к цели. Мало того, шлейф уже торчал на законном месте, а ботанистый паренек что-то химичил с софтом, задействовав планшетник, подцепленный напрямую к серверу. Ну и свернул немного не туда в результате. Пришлось возвращаться и более тщательно высматривать неприметную решетку вентиляции, терявшуюся на фоне пластиковых панелей. В конце концов нашел, и даже без особого труда выдрал из креплений, но вот забраться в лаз не успел — ожил Зевс:

— Денис, ты должен это знать…

— Да, я тебя слушаю, Зевс, — пропыхтел я, все же протиснувшись в уныло-бурую «кишку». Отменно тесную, кстати — я в ней даже на четвереньках не помещался, пришлось ползти по-пластунски. — Рассказывай, я слушаю… ф-фух…

Хоть бы не особо гудела! Хотя это все же довольно толстый и эластичный пластик, а не тонкая жесть…

— Я нашел данные по… инциденту.

— Действительно? — не сдержал я удивления. Сбить дыхание я не боялся, во времена оны под чутким руководством тренера дяди Коли и не такие нагрузки выдерживал. А потом эстафету принял мастер-рейнджер Макдугал. — Хочешь сказать, его застали… наши?

— Если ты про людей Корпорации, то нет, — отмел заведомо бредовое предположение Зевс. — Я просто провел поиск всего… странного и непонятного, скажем так. К архивам Фрро у обитателей Терра-Новы доступа нет, но колонисты и сами накопили немало данных. В общем, в пространстве в окрестностях планеты есть аномальная зона. Вернее, не аномальная в прямом смысле слова, а… непонятная. И необъяснимая. Когда первые колонисты исследовали систему, они неожиданно наткнулись в открытом космосе на относительно небольшой объем пространства, страшно захламленный льдом, отмершей органикой и фрагментами инфраструктуры — частями типичных для Фрро строений и механизмов.

— Ха!

— Вот именно, Денис. Я прикинул положение планеты, станции STG-5 и основной активной зоны телепорта на дату обнаружения аномалии, но не угадал — по прямой они не соединялись. Тогда я построил модель системы с инфраструктурой и принялся просчитывать, когда они могли оказаться в таком расположении.

— Вычислил?

— Естественно. Сказать дату?

— Да вообще пофиг, — пропыхтел я, усердно работая локтями и коленями. — Главное, гипотеза подтвердилась.

— Полностью. И эта находка отлично вписалась в расчетную модель с дополнительной активной зоной. Через которую и выбросило все это добро в космос. Я теперь с точностью до суток могу сказать, когда именно инцидент имел место. С проявлением Химеры дата отлично стыкуется. А еще просчитал взаимодействие объектов в текущей конфигурации…

— То есть можешь прикинуть, куда именно полетит очередная порция мусора, если прямо под нами возникнет «окно»?

— Примерно.

— Хм… неплохой вариант отхода… хотя нет, к черту! Мозги дороже.

— Согласен.

— Еще что-нибудь?

— Есть вероятность, что повторной активации портала пещера под нами не выдержит.

— Значит, надо валить до активации, — выдохнул я. — Да сколько еще ползти-то?! Поворот еще этот…

— Я бы предупредил капитана Иванова… кстати, Денис, а тебе зачем именно в этот короб?

— Прыгну и сдамся на милость победителей, фиг ли…

— Плохой план.

— Единственно возможный без потери времени.

— Согласен.

Ну вот и договорились…

— Кстати, Зевс… сможешь какую-нибудь пакость устроить, чтобы отвлечь внимание?

— Думаешь, успеешь «засеять» сервер и скрыться?

— Питаю такую надежду, знаешь ли…

— Можно попробовать активировать аварийную сигнализацию Фрро.

— Звуковую?

— И с визуальной составляющей.

— Отлично. Уж на мельтешение-то всяко отвле…

Черт! Второй раз уже такая фигня — договорить не могу. И снова по той же причине — по всему острову пронеслась волна вибрации, межуровневые перекрытия заходили ходуном, затем до слуха донесся мощный рокот, вылившийся в чувствительный толчок… и вентиляционный короб с громким треском оторвался от потолка, развалившись на куски. Целая секция, которую я миновал буквально только что, канула вниз, открыв доступ в лаз тусклому свету из зала, но мне навернуться вместе с обломком вентиляции так и не довелось — участок короба, по которому я полз именно сейчас, провис под довольно большим углом, и я закономерно скользнул по шершавому пластику, машинально вцепившись руками в ускользающую опору. Вернее, попытался — схватиться было банально не за что, и перчатки просто скользили, пока я не вывалился из короба целиком и не ухватился за край, повиснув на довольно большой высоте. Аккурат над серверным кластером, ага. Это я определил, опустив глаза к полу. А еще перехватил крайне удивленный и немного заинтересованный взгляд Бранки де Гроот — та стояла, задрав голову, и любовалась инсталляцией «подвешенный к трубе Денис». Одно радовало — за ствол хвататься она не торопилась…

Глава 5-4

— //-

Колония Терра-Нова, территория Патриа-Нуэво, остров Спарита, 27 октября 2138 года

Впрочем, хрупкое равновесие продержалось недолго — секунд через десять-двадцать, точнее не скажу, девице надоела игра в «гляделки», и она недвусмысленно поманила меня пальцем, дескать, прыгай лучше сам. Собственно, я так и намеревался поступить, но теперь, после полученного указания, было бы довольно подозрительно сдаться без боя. А посему я сделал вид, будто пытаюсь подтянуться и забраться обратно в короб. Смысла в данном действии не было абсолютно никакого, но со стороны выглядело правдоподобно — Бранка (или не Бранка, не суть) укоризненно покачала головой и цапнула из кобуры навороченный ствол. И все это, прошу заметить, в крайне стрессовой обстановке — основной толчок хоть и исчерпал себя, но несущим конструкциям и креплениям досталось слишком сильно. Результат не замедлил проявиться в виде многочисленных обрушений всего и вся, разве что перекрытия остались на месте. А вот всякая «мелочь» типа кусков труб и обломков пластиковых панелей валилась в режиме нон-стоп, накрывая и оборудование, и бестолково мечущихся — за исключением девицы и ее «номерных» клевретов, относительно защищенных тоннелями — людишек. А Бранке (или кто она там) все нипочем — она уже взяла меня на прицел, игнорируя сыплющийся чуть ли не на голову мусор. Зевс без напоминания врубил зум, и я хорошенько рассмотрел оружие девицы: по сути, банальный огнестрел под безгильзовый боеприпас, но с множеством наворотов типа коллиматора, предохранителя с распознаванием по отпечаткам пальцев и индикатором боезапаса. Судя по всему, бессмертный «девять миллиметров Para», с поправкой на безгильзовость. Но на такой дистанции более чем достаточно, чтобы наделать дырок в вентиляции и наградить меня ушибами внутренних органов, а то и переломами при удачных попаданиях в конечности. Если бы, конечно, я был облачен в стандартную десантную броню, а не в аморфеумный «кокон». Насчет калибра я догадался, когда заглянул в бездонный из-за увеличения ствол, и поспешил разжать пальцы — уж лучше хоть как-то управляемое падение, чем неконтролируемое, да еще и на спину. А так ничего, нормально приземлился — аккурат на один из серверов, крайне удачно повалив стойку и свернув за счет этого еще парочку. Не раскурочил с концами, конечно, но сколько-то времени на восстановление уйдет. А нам с Зевсом только этого и надо — поскольку сам я в результате завалился на что-то вроде терминала, по пути еще и умудрившись сгрести пару шин, то «засеять» удалось сразу четыре колонии. То есть с гарантией. А еще меня сверху накрыло тем самым куском вентиляционного короба, из которого я вывалился — крепежка не выдержала. По шлему прилетело не хило, зато я позволил себе кое-какие вольности, например, подержался за сервер без риска спалиться. Ну а когда процесс «засева» завершился, я заворочался и сбросил огрызок вентиляции — пусть девица видит, что я не представляю опасности. Якобы. Собственно, теперь оставалось только ждать и догонять, как обычно. Главное, чтобы сгоряча не грохнули, но и тут землян в случае чего ждал сюрприз — жизнь дороже, так что аморфеумным костюмчиком я пожертвую без сожалений. Хотя классная бронька, чего уж греха таить — удары смягчила, руки-ноги от переломов уберегла… да я даже язык не прикусил! Зато вовремя сообразил, насколько это все может подозрительно выглядеть, и демонстративно застонал, распластавшись под терминалом. Ну и пока суть да дело, поинтересовался у искина в «текстовом» режиме: «Зевс, как оно?»

«Процесс активирован».

Отлично… насколько это вообще может быть в текущих условиях. Хотя таймер не вывел, это тоже о многом говорит. Ладно, будем надеяться на лучшее… благо все предпосылки к тому в наличии, даже «мусоропад» наконец закончился.

— Эй!

Это она мне, что ли? Не очень вежливо по отношению к пострадавшему… да и прозвучало как-то… неуверенно, пожалуй. Такое ощущение, что девица с трудом сдержала стон.

— Ты глухой?

Голос Бранкин, сто процентов. А акцент немного другой, даже странно. Я-то думал, что у моей старой знакомой характерный для земного диалекта инглиша говор, а получается, что ни фига. И манера речи иная.

— Назови мне хоть одну… причину, чтобы я не раз… разнесла тебе башку!

Ох ты, какая грозная! Впрочем, я бы тоже разозлился, если бы внезапно вывалившийся из вентиляции стремный тип разнес тушкой ценное оборудование. А еще, судя по сузившимся глазам, она почти дошла до точки кипения. Реально ведь пальнет, дура!..

— Э-э-э…

— Стоп! Ну-ка, убрал забрало! Убрал, говорю!

Ч-черт… ладно, ладно… а просто просветлить если? Не-а, не прокатило, судя по красноречивому движению ствола. Или это ее просто повело? Поди, разбери! Придется открыть личико, блин, причем во всех смыслах. Шарит, чтоб ее…

— Ба! — удивленно заломила бровь девица, едва мое забрало втянулось в шлем. — Денис Смальков! И почему я не… удивлена?..

— Привет, Бранка, — буркнул я, и сделал вид, что закашлялся.

— Кто, извини?

— А, не обращай внимания!..

Так и запишем — имя другое, личность, судя по всему, тоже. Тело только одинаковое, да еще повадки хищнические. Молодцы земляне, отлично придумали. Ну а права человека… да кто о них сейчас вообще задумывается?

— А вы, девушка, стесняюсь спросить… откуда меня знаете?

— Из ориентировок! — отмахнулась та. Судя по виду, с удивлением она уже справилась, да и выводы определенные сделала. И от потрясения отошла — вон, уже и паузы между словами пропали. Речь гладкая и складная. — Даже не буду спрашивать, откуда ты тут взялся. Наверняка ты и есть тот тип, что со станции через телепорт прыгнул. Но кое-кто уверял, что ты того…

— Дал дуба? Врут, причем бессовестно.

— Да сама уже вижу… а мы все головы ломали, к чему это в системе «Молния» ошивается? Да все к нему же, к Смалькову-младшему… а ведь была надежда, что твой любопытный нос недавно прищемили.

— Как видишь, не срослось.

— Ладно, вставай! — закруглилась девица со светской беседой.

И недвусмысленно махнула пистолетом.

— Сейчас… секунду… кхм…

— Только не говори, что ногу вывихнул.

— Нет… похоже, ребро…

— Как маленький, блин! — Девушка в сердцах сплюнула, потом неожиданно ловко, причем не глядя, воткнула пистолет в кобуру и протянула мне ладонь: — Хватайся, неженка!

Естественно, я не стал отказываться. И вовсе не потому, что не джентльмен, а потому, что более удачное стечение обстоятельств и представить трудно. Да это просто праздник какой-то! Я-то уже начал голову ломать, как бы и девицу того, «засеять»… в хорошем смысле слова, а не то, что вы подумали. А она сама подставилась. Мало того, продемонстрировала недюжинную силу, да и руку отпускать не спешила, даже когда я уже утвердился на своих двоих. Такое забавное ощущение, что на меня оперлась, пережидая кратковременный упадок сил. Знаете, такой, когда волной слабость накатывает. Короче, сама виновата. А еще, судя по реакции Зевса, здешняя версия Бранки к встрече со мной не была подготовлена — «мелочь» уже перехватила и расшифровала обмен данными полутора десятков имплантов, разбросанных по телу девицы. Очень обширное поле деятельности, ага. Главное, не показать нечаянной радости, ну и время потянуть… но это я уже повторяюсь.

— Так вот ты какой, знаменитый Оружейник! — усмехнулась девица, продолжая испытывать крепость моей хватки. Ну и раунд номер два в «гляделки» никто не отменял. — Не слишком ли молод?

— Это комплимент? Э-э-э…

— Хелен… хотя, к черту! Ты же с Нового Оймякона! — И перешла на великий и могучий: — Елена. Елена Вениаминовна Кравцева.

— Денис, — хмыкнул я. — Викторович. Очень приятно.

— Взаимно.

Вот и ответ, почему акцент иной — текущая версия русскоязычная. И это мне совсем не нравилось. Пусть пути людей из Корпорации STG и оставшихся в России-матушке разошлись на сотню с лишним лет, вряд ли русские на Земле успели выродиться настолько, чтобы утратить большинство национальных черт. То же упорство, к примеру. Или жертвенность… я это к тому, что хуже только вариант с религиозными фанатиками. Или просто фанатиками, помешанными на чести и верности. Если Хелен… Ленка убеждена в собственной правоте, равно как и в правом деле соплеменников, то хрен я с ней договорюсь. Задница, в общем… хоть и симпатичная, ага. Ее, естественно, а не то, что вы подумали.

— Ладно, поговорили, и будет! — Ленка отпустила мою руку, отошла на шаг назад и движением головы показала, куда мне валить. — Второй, Пятый, следите за ним.

Стоявшие довольно далеко, да еще и в разных сторонах клоны синхронно кивнули — смотри-ка, беспроводная связь работает! Но для нас это что мертвому припарки, да.

— А ты не мешай, у нас работы много, — переключилась на меня девица.

— Да уж вижу…

Похоже, мы с ней только сейчас удосужились пробежаться взглядами по помещению. И увиденное для обоих стало закономерным сюрпризом. Если вкратце — бардак. Повсюду мусорные завалы, опрокинутое оборудование и людские тела — неподвижные, либо слабо шевелящиеся и стонущие, но в большинстве своем окровавленные. Вот что значит паника среди гражданских. «Номерные» же вообще не пострадали — как минимум те, что контролировали входы и выходы. Может, еще кто-то был, но сейчас их не видно. Ну и броня сделала свое дело, куда без этого. А еще слева от меня явный пролом в полу, да еще и с заметным уклоном перекрытия в сторону дыры. Если оказаться рядом, можно ненароком поскользнуться и сверзиться… куда-то. Надо по схеме посмотреть, но лениво.

— И это… даже не пытайся чего-нибудь отчебучить! — с угрозой предупредила Елена. — Стой, где сказали, и не рыпайся. Парни шутить не любят, сразу пристрелят.

Н-да… забавная диспозиция сложилась, даже я это вынужден признать. Зал после двух мощных толчков превратился в пусть и жалкое, но подобие Свеновой «барахолки» на «Молнии», с той лишь разницей, что чуток побольше. И выходов сразу несколько. Если совсем точно, то пять. И каждый контролируется «номерным» клоном, причем не абы как, с дистанции, а путем закупорки прохода собственным телом. Солидности караульщикам изрядно добавляли автоматы, с которыми я познакомился еще на Элве. А конкретно Второй, которому было велено за мной присматривать, был вооружен пулеметом. И стоял удобно — никто ему сектор огня не перекрывал, так что запросто угостит очередью. А это вам не пистолетные унитары, таких попаданий даже мой аморфеум если и выдержит, то не более… сколько, Зевс?

«От трех до семи».

Две короткие очереди, в общем. А потом каюк. Значит, что? Правильно, стоим и не рыпаемся. А вот заткнуться мне никто не приказывал…

— А тебе разве не интересно, зачем я здесь? — изобразил я возмущение.

— Очень интересно, — не стала скрывать Елена. — Но это терпит.

И перешла на французский:

— Xavier! Où est ce petit monstre?! Arrêtedetecacher!

Поскольку у меня с этим языком очевидные проблемы, я сначала даже растерялся, но снова выручил Зевс — пустил синхронный текстовый перевод, так что в неведении я оставался очень недолго:

— Ксавье! Где этот мелкий урод?! Хватит прятаться!

— Лен?

С главой земных диверсантов я теперь принципиально общался на русском, и та машинально ответила на том же языке:

— Чего тебе?!

— Присяду?

— Ты теперь каждый чих уточнять будешь?

— Боюсь, пристрелят, — пожал я плечами, одарив собеседницу обворожительной улыбкой.

Ну, по крайней мере, Асти и Алиска ее считали таковой. Насчет Мисс Лед не уверен, на нее она ни разу не подействовала. Впрочем, на Ленку тоже:

— Второй, Пятый! Стрелять при явной попытке к бегству.

Ага, снова инглиш. Вот и славно. Значит, по-русски тут только мы трое понимаем — я, девица и мой искин.

— Спасибо, Лен.

— Для тебя — госпожа майор!

— Э-э-э… даже не знаю, что сказать… званиями не обременен…

— Да куда тебе, мажору! Ксавье!

— Если ты своего ботана ищешь, то вынужден тебя огорчить…

— Что?!

— Боюсь ошибиться, но… это вон не его ли ноги торчат из-под обломка?

— Вот дебил… никогда не доверяла французам, слишком они… слащавые!

Ну-ка, стоп! Мне одному кажется, что она в неадеквате? К моему появлению отнеслась совершенно наплевательски, даже не озаботилась меня обездвижить, потом еще и полапала беззастенчиво… теперь вот усопшего Ксавье костерит, заодно со всем гренадским племенем… может, контузило? А как проверить?

Пришлось спешно «набивать» в «виртуалке» запрос: «Зевс, похоже ее поведение на последствия удара по голове?»

«Ответ положительный. Ее задело обломком во время второго толчка. Есть запись с камеры, плюс ссадина под волосами — смотри картинку».

Н-да… только этого и не хватало… а если она еще и на нервах? Первая Бранка, помнится, в самый ответственный момент в пещере под поселением колонистов на Элве тоже вразнос пошла. Черт… и вряд ли это следствие воспитания, скорее, особенность психики. Что делать-то?

«Зевс, сколько еще?»

«Примерно три минуты, Денис. Я «оседлал» серверный кластер, но он работает неустойчиво — ты очень удачно завалил важные стойки. Неплохо бы их снова подключить…»

«Это вряд ли… разве что пусть Ленка работает».

«Тогда придется еще подождать».

«Не хотелось бы… еще новости?»

«Я разобрался в настройках, теперь все упирается в стабильность кластера».

«Выяснил, куда земляне нацелились?»

«Ответ положительный. Сателлит-2. Видимо, там база флота с резервами».

«Перенастраивай на Элву. Попробую все же загрести жар чужими руками. И еще просчитай маршрут отхода. Что-то мне подсказывает, что еще одной встряски зал не выдержит».

«Принято, Денис».

— Эй, ты чего? Смаль… кх! Смальков, але! Я с тобой разговариваю!

Черт, отвлекся… да и девица хороша — то почти бесновалась, даже в сердцах придавивший ботана обломок пнула, и на меня ноль внимания, а тут на тебе — понадобился.

— Да так, задумался…

— Куда лыжи навострил?

— В безопасное место, куда же еще, — усмехнулся я, даже не попытавшись оправдаться. А зачем? Мне же проще, сама подсказала, в каком направлении дальше двигаться. — Я бы на твоем месте об эвакуации задумался, миссия однозначно зафэйлена. Сама ведь уже догадалась, что встряски из-за телепорта… я имею в виду, большого.

— Не дождешься! Да и приказ… — Девица вдруг замолкла на полуслове, на мгновение закатила глаза, а потом схватилась за голову, сжав виски: — М-мать!.. Меня же насчет тебя предупреждали, а я не поверила…

— Мигрень? — с лживой участливостью заломил я бровь.

— Не твое… собачье…

«Плохо дело, у нее внутренняя гематома и серия микрокровоизлияний в мозг, — незамедлительно наябедничал Зевс в «чате». — Я попробую замедлить процесс, но внедренной колонии надолго не хватит».

«Делай хоть что-то».

«Принято».

— Лен! Послушай меня! Я вижу, тебе плохо. И ты неадекватна. Ты не способна правильно оценить обстановку. В таких условиях командир обязан сложить полномочия.

— Не дождетесь! — стиснула зубы девушка. И, явно пересиливая себя, выпрямилась, с трудом опустив дрожащие руки. — Приказ никто не отменял. Да и ситуация в целом зашла в тупик. Я должна!..

А вот это уже совсем нехорошо. Надо как-то отвлечь… хотя бы попытаться. Тему сменить, что ли?

— Слушай, если не секрет… а зачем вы вообще к нам полезли?

— Кто «мы»? И к… кхм… кому это «вам»?

— Вы, земляне. К нам, Корпорациям и Колониальному союзу.

— Работаем по плану ОбОН. — Девушка попыталась пожать плечами, но ее явственно шатнуло, и она с трудом удержала равновесие. — Вам, внешникам, не хватает… упорядоченности, единого центра управления. Поэтому вы… не развиваетесь. Как в ОбОН и предполагали.

— А вы развиваетесь? — усмехнулся я в ответ. — План, значит…

Вот уроды. Осчастливить нас вознамерились. Крепкой рукой и указующим перстом, дабы мы эффективнее Наследие осваивали. Ну-ну… и ведь сами в эту ересь верят! Та же Бранка… то есть Ленка… то есть… да тьфу! Все одним миром мазаны. Только моя собеседница еще и почти на грани — еще немного, и совсем расклеится. И что тогда делать? Если она вырубится, болваны-«номерные» могут запросто меня пристрелить. Или продолжат выполнять приказ, но от этого не легче — ни к кластеру не подойти, ни смотаться… куда, кстати? К одному из телепортов, прыгнуть на станцию? А смысл? Или просто в космос, в ту самую «мусорку», что Зевс обнаружил? И на которую уже нацелил кэпа Иванова? Вариант, кстати… сначала в пролом соскользнуть, а там уже давай бог ноги. Но это в крайнем случае. Пока же…

— Лен, послушай меня! Если ты еще раз попробуешь активировать телепорт, тут все рухнет. И накроет всех. Сто процентов.

— Не… важно!.. — слабо отмахнулась девица.

И на нетвердых ногах направилась к серверным шкафам.

— Если тут все рухнет, остров провалится целиком! Ты представляешь последствия?! Подземный толчок, цунами… представляешь, сколько будет жертв среди мирного населения?

— Приказ.

Вот так. Коротко и ясно. И хоть ты тресни. Кста-а-ати, насчет цунами! Здравая мысль…

«Боюсь тебя разочаровать, Денис, но последствия неизбежны, — прервал мои размышления Зевс. — По расчетам, даже без попытки активации телепорта пещера с вероятностью восемьдесят девять и шесть десятых процента схлопнется в течение ближайших суток».

И что? Так хоть местных предупредить успеем…

«Не суетись, Денис. Волна будет не особо высокой, до обитаемых островов дотянется, но больших разрушений не вызовет».

Уверен? Или просто меня успокаиваешь?

«Я построил динамическую модель, опираясь на данные об имевших место в прошлом аналогичных инцидентах».

Значит, пусть ее? Запустит, а ты подкорректируешь сигнал? Ведь так, мой электронный друг?

«Ответ положительный… хотя нет… недостаточно данных для прогноза».

Вот тут не понял… как так?!

«Она пытается связаться с кем-то на орбите и передать управление».

Ха! Неплохо придумано. Ретранслятор, значит… и что, не перехватишь?

«Недостаточно информации для прогноза. Но существует вероятность, что я пропущу первый смысловой пакет, прежде чем перехвачу входящий поток. И потом будет очень трудно перенастроить портал. Если вообще возможно».

Это да, особенно если тут все полетит в тартарары. И это печально. Кста-а-ати! Хочешь сказать, что у Бранки… то есть Ленки уже все готово, и нужно лишь, условно говоря, нажать кнопку «Пуск»?

«Совершенно верно».

Ты же вроде перенастроил точку выхода…

«Почти. До завершения процесса 00:01:57… 00:01:56… 00:01:55…»

Черт! Куда?! Стоять!!!

— Лен! Лена! Погоди! Подумай вот о чем: зачем я здесь?

— Пытаешься перехватить управление порталом, — посмотрела на меня девица, как на идиота. Хорошо хоть, остановилась и оглянулась, то есть хоть немного, но отвлеклась от цели. — Ты известный шустряк… неплохо было бы тебя… в плен… но и так тоже… ничего.

— Как так?! В плане?!

— Вряд ли ты успеешь смыться… хоть и скользкий тип. Так что все там будем. Странно… почему канал срывается? Надо… поближе… коннектор…

Девушка потеряла ко мне интерес и возобновила движение к серверному кластеру.

«Зевс, твоя работа?!»

«Ответ положительный. Я сбиваю настройки исходящего сигнала через имплант. Но это не поможет, если она догадается подключиться напрямую».

Уже догадалась, блин! Не зря же коннектор упомянула.

«Возможно. Но я фиксирую аномальную активность имплантов».

Заставили ее, что ли?

«Скорее, сработала аварийная программа, «зашитая» в софт».

Перебить можешь?! Ну там, помехами задавить?!

«Пытаюсь».

Думаешь, легче стало?! Что делать, что делать?.. Перехватить по дороге? «Номерные» могут пристрелить… а, все равно выбора нет!

Приняв это судьбоносное решение, я прыгнул с места щучкой, постаравшись чуть сместиться в полете, и сразу по приземлении ушел в кувырок, лишь чудом избежав тесного контакта с довольно крупным обломком… чего-то. Не важно, чего именно. Важно, что Второй успел среагировать, и даже выпустил короткую очередь из своего монстра, но уже в качестве жеста отчаяния — тяжела дура не позволила меня выцелить, и пули ушли сильно выше. А дальше совсем просто: выйти из кувырка и снова прыгнуть, на сей раз навалившись на девицу со спины. Увлечь ее в падение труда не составило, мы даже приземлились относительно удачно — я снизу, она, соответственно, на мне, но лапками кверху, как какой-нибудь жук или перевернутая черепаха. Зато меня прикрыла, и доступ к телу остался. Выдернуть оружие из кобуры, «засеять» сканер отпечатков да упереть ствол Ленке в бок — секундное дело. Дольше на ноги поднимались. Сопротивлялась, зараза. А потом еще и дергаться начала, так что пришлось слегка приложить рукояткой по маковке. Ну и Зевс нанов задействовал — через пару мгновений девица обмякла, так что пришлось ее по факту удерживать на весу. И медленно отступать к тому самому кластеру — это единственное направление, где не было «номерного». В затылок пуля не прилетит, если что. А от всех остальных Ленка прикрывала — от кого полностью, от кого частично. Живем, в общем. Но это, очень может быть, ненадолго. Что там, кстати, таймер? 00:00:42… 00:00:41… понятно.

— Второй…

Оп-па, очухалась! Что-то подозрительно быстро…

— Вто… второй… огонь! При…

— Лена, блин! Он тебе кластер разнесет, и тогда точно облом с телепортом!!!

— Это… при…

Да чтоб тебя! Этак я ей череп пистолетом пробью… хотя, какая, к дьяволу, разница?! Ей в любом случае кранты — в дыру за собой я ее не захвачу, если и захвачу, все равно без шансов — шлема-то у нее нет. А еще пришлось взять очередной грех на душу: таки послушавшегося приказа Второго я угостил пулей в лоб. Шлем, судя по всему, не пробило, но с копыт «номерной» слетел. А от Пятого я полностью закрылся Ленкой, развернувшись к нему, что называется, анфас. Клеврет предупреждению внял и опустил автомат, но всем своим видом выражал готовность пустить его в ход при первой же возможности.

— Зевс, скафандр! — рявкнул я, перестав кого бы то ни было стесняться.

Ну а фигли? Счет на секунды уже. Еще немного, еще чуть-чуть… маршрут готов, искин даже оптимальную траекторию схематично отобразил, дабы я времени не терял. Все, что мне осталось — дождаться сакраментального «процесс завершен», и можно валить…

«Перехвачен исходящий сигнал. Активное сканирование. Частотный диапазон выявлен».

Зевс, о чем ты?!

«Я засек частоты, которые земляне используют для связи».

Очень вовремя, блин! Скажи еще, благодаря Бран… то есть Ленке!

«Именно».

Ну, хоть какая-то польза… надеюсь, кэпу передал? Впрочем, не отвлекайся!

«Процесс завершен».

Есть!!!

«Процесс активирован… до активации портала 00:00:10…»

Все, давай бог ноги!..

Честно признаться, давно я так не паркурил… как бы не со времен Объекта-357, когда от «циркулярок» бегал. Тех самых, что заботливый братец Арти на меня натравил. Здесь и сейчас злокозненные дроны отсутствовали, зато имелись в наличии «номерные», не упустившие возможность открыть шквальный огонь, совершенно наплевательски отнесшись к опасности задеть своего. Да что там своего, я уверен, что Елена-как-ее-там несколько пуль словила, до того как на полу растележилась. Я ее просто-напросто уронил, прежде чем сорваться с места. Ну и дальше несся по замысловатой траектории, трижды перекувыркнувшись, один раз изобразив нечто вроде подката, плюс несколько типичных для фрирайда элементов типа прыжков с препятствия на препятствие, «кошачьего» прыжка и незабвенного «манки конга». И все равно задели, гады! Вскользь, но неприятно, сбив с траектории. В результате я таки во что-то врезался, на мгновение замедлившись, но все же успешно ушел с линии огня — во многом благодаря тому, что очутился на просевшем участке перекрытия в непосредственной близости от дыры. И благополучно в нее канул, проскользив на пятой точке — Зевс успел преобразовать внешний слой скафандра во фторопластовую пленку, так что я проехался не хуже, чем по льду. На все про все ушло порядка пяти секунд, так что пришлось ухватиться за край и повиснуть над… самой настоящей бездной.

Черт, а я ведь и не предполагал, что повреждения настолько велики! Дырина такая, что… блин, а ведь прямо в ту самую пещеру ведет! Три уровня под нами, по всему судя, уже в нее ахнули. Повезло, можно сказать… в любое мгновение и тут все могло завалиться к такой-то матери… но почему-то не заваливалось. Понимаю, что не место и не время, но… мысль сама собой напрашивалась. Причем очень любопытная. К тому же уже однажды озвученная — про мое странное везение, которое противоречило самому главному закону Мерфи.

«Денис, не мне тебе напоминать про парадокс Сильвермэна».

Да помню, помню… если закон Мерфи может не сработать, то он не сработает. Но не столько же случаев подряд! Тут явно что-то не то…

«Химера. Вот что здесь не то».

Сколько там еще?.. 00:00:03… 00:00:02…

«Хочешь сказать, кто-то меня… перебивает?»

Ответить Зевс не успел: где-то в недрах острова родилась очередная вибрация, на сей раз даже более чувствительная, чем прежние, и из объятой тьмой пустоты ударила волна давления. Не будь на мне шлема с заново отросшим забралом, я бы наверняка зажмурился. А так сумел рассмотреть, как прямо у меня под ботинками растет и ширится нечто ртутно-блестящее и текучее… не такое, как активная «сфера» малого телепорта, но очень похожее. По внутренней сути, а не по внешним проявлениям.

«00:00:00. Процесс активирован. Пора, Денис».

Да сам вижу, что пора… вот только пальцы упорно не желают разжиматься. Животный страх он такой. Особенно перед полной неизвестностью. Ладно, не попробуешь, не узнаешь.

Я таки сумел отпустить неровно обломанный край перекрытия. А еще осознать, что встречный поток воздуха если и ослаб, то не сильно. Но и выбросить меня из дыры он не смог, так что я все же полетел вниз, в полном соответствии с законом притяжения. И даже с каким-то извращенным удовольствием наблюдал за приближающейся бликующей поверхностью… пока не ухнул в нее с головой. Впрочем, мозг отключился до того, последнее, что зафиксировалось в памяти — круги на «ртути», разошедшиеся от моей погружающейся тушки. Ну и где-то на уровне солнечного сплетения «свет» погас окончательно…

Глава 6-1

Колония Терра-Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп» — система HD 97126, дикая территория, борт рейдера «Молния», 27 октября 2138 года

… и включился столь же резко и неожиданно, как и погас. Правда, судя по ощущениям, я уже не находился в упруго-вязком пространстве «пузыря», а лежал на чем-то довольно мягком. И дышалось подозрительно легко…

— Очнулся, Денис?

— Зевс?

Вот это нежданчик! Как-то уже отвык с ним общаться воочию, лицом к лицу. Так-то все больше по дальней связи, или вообще через виртуальный «чат». А тут гляди-ка — склонился надо мной, и даже умудрился изобразить на неподвижной физиономии нечто вроде легкой озабоченности.

— Где я?

— На «Молнии», где же еще, — «усмехнулся» андроид.

Зрелище не для слабонервных, кстати.

— Подобрали, значит…

— А ты сомневался?

— Был грешок…

Ну а кто бы на моем месте не засомневался? Влезть в активную зону крайне сомнительного телепорта, полагаясь лишь на теоретические выкладки и расчеты пусть и до фига умного, но все же одного искина — такое себе решение, да. Продиктованное исключительно безвыходностью обстоятельств. Было бы у меня хоть чуть-чуть больше времени, я бы предпочел добежать до ближайшего к серверному кластеру мини-телепорта и запрыгнуть на станцию STG-5 — так хотя бы не пришлось заморачиваться с обеспечением герметичности и снабжением воздухом. Последнее, к слову, и оказалось самым сложным — патронов-регенераторов у меня с собой не было, поэтому Зевсу пришлось часть брони превратить в пористое нечто, которое он и насытил… нет, не кислородом, а конкретно воздухом. То есть закачал помимо живительного газа еще и балласт в количестве семидесяти с лишним процентов по массе, то бишь азот. С газообменом проблем не предвиделось — выдавить воздух в районе моих дыхательных органов, заставив аморфеумную «губку» сжиматься, труда не составило. Зевс всего лишь внес минимальные изменения в программное обеспечение. С выдыхаемым же воздухом еще проще — мембрана с односторонней проницаемостью, срабатывающая на повышение давления. При наличии нанов надобность в датчиках исчезала, поэтому мой искин в этом плане не был ничем ограничен. А вот я… еще как! По самым оптимистичным прикидкам, запасенного таким нехитрым способом воздуха хватало максимум на четверть часа. Хорошо хоть, насчет теплообмена заморачиваться не пришлось — тепловой баланс легко регулировался за счет «дышащей» брони, как бы смешно это ни звучало в условиях космического вакуума. Потому что грозил мне скорее перегрев, нежели переохлаждение — тепло от брони отводилось исключительно за счет излучения. Но и здесь справились. А ведь еще оставалась нерешенной проблема прямого контакта с Большой Сетью в момент прыжка! Так что были сомнения, были. Особенно когда Зевс поделился подробностями.

Какими? Крайне неприятными, доложу я вам. Как бы, например, вам понравилось, если бы партнер по опасному бизнесу (в моем случае вообще электронный) предложил ввести вас в кратковременную контролируемую кому? Вот мне не понравилось. Первая реакция — как так, от меня вообще ничего не будет зависеть? Не согласный! Но уже вторая — здравая — мысль заставила рыкнуть на излишне свободолюбивое внутреннее «я»: от меня в любом случае ничего не будет зависеть. Так какая разница?! Подумаешь, чего-то не увижу! Зато по мозгам кувалдой не получу, плюс воздуха на дольше хватит — при минимальной активности расход кислорода в разы ниже. В общем, пришлось согласиться. А заодно порадоваться, что у Зевса есть настолько универсальный инструмент — наны.

Да и сомневался я исключительно на этапе планирования, потом думать и терзаться стало тупо некогда — ноги в руки и пошел! Да еще надо умудриться не словить пулю. Или несколько. Но, судя, опять же, по ощущениям, этой неприятности избежать удалось. По крайней мере, ничего не болело. Сильно, я имею в виду. Так-то некий дискомфорт ощущался…

— Зевс, почему всю кожу покалывает?..

— Последствия легкого обморожения.

Мне показалось, или он виновато потупил взгляд? Хм…

— Это сколько же я в пустоте проболтался?!

— Сорок семь минут тридцать се…

— Понял, понял, не продолжай!

Ошибочка, значит, в расчеты закралась… хотя еще один вопрос прояснить не помешает.

— Сколько брони… осталось?

Наверняка ведь «жег» аморфеум, чтобы поддерживать мою жизнедеятельность. Та же электростимуляция мышц нанов гробила в считанные секунды. А аморфеум суть те же наны, только концентрированные.

— Остаточный ресурс пять целых три десятых процента.

Вот теперь все встало на свои места. Жаль, конечно, аморфеумную одежку, очень уж удобная и многофункциональная. Но…

— Возможно, на Элве нам удастся пополнить запас активной массы, — счел нужным ободрить меня Зевс.

— Да уж, придется постараться… этак пару-тройку тонн. Сможешь «кладовку» организовать?

— Ответ положительный.

— Вот и хорошо… кстати, а эта «пленочка» не порвется, если я встану?

Это я про скафандр, если кто не понял. Беглый взгляд на собственные конечности, а потом и на пузо показали, что некогда выглядевшая весьма солидной броня превратилась в подобие «пленочного» комбеза, в какой облачилась Бранка перед нашей сшибкой в рукопашную.

— Не порвется… прямо сейчас. Но в скором времени может исчерпаться активная масса, и он просто рассыплется в пыль.

— Спасибо, успокоил…

— Вот, возьми.

Ага, позаботился обо мне кто-то. Вряд ли сам Зевс сообразил, он в таких делах туговатый. Или кэп, или Мак надоумил. Но точно не Асти — та бы втюхала инженерный комбез. А андроид мне подогнал десантный, а если совсем конкретно — то мой собственный, живший в шкафу в каюте. Причем полнокомплектный, с обувью и шлемом. И с полным запасом патронов-регенераторов, что радовало больше всего.

— Мы чего-то опасаемся? — уточнил я, натягивая одежку.

С предыдущей броней проблем не возникло — она перешла в жидкую фазу и буквально впиталась в ткань, равномерно по ней распределившись. Это уже Зевса заслуга — аморфеумные нити ничем не хуже кевларовых, даже лучше. А лишнее усиление не помешает в любом случае.

— Через… двенадцать минут тридцать одну секунду капитан Иванов планирует осуществить переход через основной портал.

— Ага, значит, сработало?!

— Ответ положительный.

— Выведи картинку, хоть полюбуюсь.

— Процесс активирован.

Н-да. Красиво. Нет, сначала-то ничего такого сверхъестественного я не увидел — просто видео с курсовой камеры «Молнии», то бишь чернота космоса, расцвеченная точками звезд и мелких отражающих поверхностей типа станции, кораблей и иной инфраструктуры. Потом изображение сфокусировалось на небольшом участке прямо по курсу, врубилось увеличение, и примерно половину дисплея заняла исполинская сфера активной зоны — такая же, как и у телепортов на станции, только на несколько порядков больше. Да и переливалась ее поверхность позатейливее, в буквальном смысле слова гипнотизируя наблюдателя. Тэ-э-эк-с… где тут сноска? Ага… диаметр двадцать два с половиной километра. Ну, такое себе… у некоторых Предтеч, страдавших при жизни гигантоманией, случались корабли достаточно крупные, чтобы просто в нее не поместиться. Хотя для основной массы, особенно грузовиков, более чем достаточно. Плюс оставался открытым вопрос относительно переброски хотя бы конвоев, не говорю про флотилии и полноценные флоты. Например, ударная эскадра землян одномоментно вряд ли бы сумела протиснуться. Тут захода три, а то и четыре потребуется. И не потому, что настолько здоровенные лоханки. Просто корабль это не только собственно корпус, но еще и некая сфера техногенного воздействия — установка искусственной гравитации, силовое поле, выхлоп, в конце концов… особенно на маршевых скоростях. Если примерно прикинуть… ну, до десятка вымпелов можно попробовать втиснуть. Зевс точнее скажет, но уточнять лениво. И это земляне, у которых все боевые единицы однотипные — те самые модульные конструкции, что мы еще на Элве вычислили. А у корпов та еще разносортица. Так что, пожалуй, конкретно в этом моменте у сил вторжения некое преимущество. Но только в этом, ага.

Это я мог утверждать с уверенностью, поскольку оба флота с траектории разгона «Молнии» отлично просматривались даже в оптическом диапазоне, с соответствующим увеличением, естественно. А «вооруженным взглядом» и подавно. И заняты они в текущий момент были сближением и маневрированием, нацелившись, по всему судя, конкретно на область активной зоны. Та еще задачка для командующих — охватить сферу наличными кораблями, да так, чтобы заблокировать все подходы к ней. Вряд ли выгорит — сил недостаточно. Да и в район взаимодействия доберутся почти одновременно, так что не получится занять оборону. Только встречный бой, только хардкор! Вот и пытаются на ходу перестроиться так, чтобы максимально связать руки оппоненту, фигурально выражаясь.

— Это они уже сколько так хоровод водят? Почти час? — уточнил я.

— Меньше, около пятидесяти минут, — отозвался Зевс. — Мы втрое дальше от активной зоны оказались в момент ее возникновения, но подойдем минут на семь позже. Точнее не скажу, капитан Иванов тоже маневрирует, хоть и не так активно.

Ну, это вполне объяснимо. Мы-то не принадлежим ни к одной из враждующих фракций, по крайней мере, номинально. Реально же корпы в нас точно палить не станут, а вот земляне — запросто. Чисто на всякий случай. Но и в качестве серьезной угрозы вряд ли нас воспринимают. Потому и обходится кэп минимальными корректировками курса, в отличие от. А каждое смещение, даже на долю градуса, это уже потеря времени. Так что у нас примерно… ну да, минут двадцать еще. Это до прыжка. И минут десять до замеса, если таковой вообще случится. Опыт, сын ошибок трудных, подсказывает, что вряд ли — паритет он и есть паритет, тут скорее земляне просто постараются занять более-менее удобную позицию, максимально затруднив корпоративному Флоту огонь по активной зоне. И будут тупо ждать подкрепления — они-то уверены, что Бранка… вернее, Ленка, открыла «окно» в резервную базу. А на самом деле…

— Боюсь тебя разочаровать, Денис, но есть вероятность, что все-таки открыла.

— Обоснуй.

— Судя по перехвату переговоров землян…

— Все-таки запалил нашим частоты? — перебил я искина.

— А что, не должен был? — удивился тот.

— Должен, — не стал я спорить. — Просто любопытно, как ты от них отбрехался. Неужели не спросили, откуда дровишки?

— Я сослался на тебя и на секретность миссии.

— Технично отмазался… ладно, что там по переговорам?

— У них в системе Сателлита-2 уже активирован телепорт. Но им нужна была сопряженная с ним точка выхода.

— Но ты же ее на Элву перенастроил. Или нет?

— Не сразу. Я попытался, но столкнулся с проблемой — той самой, которую земляне решили загодя. Нам нужно активное «окно» в конечной точке. А активировать его я не смог — попросту не «докричался». Нужен был контакт через Большую Сеть.

— То есть облом? А нафига мы тогда в портал лезем?

— Я вышел в Ноосферу непосредственно в момент перехода, когда ты прыгнул в «окно». Ты же уже знаешь, Денис, что портал — это всего лишь область измененного пространства, со своими физическими законами. И со своим течением времени. Если просто сунуться в активную зону, которая не сопряжена с точкой выхода, то можно в ней… скажем так, «зависнуть» на неопределенный срок. Вплоть до бесконечности по локальному времени нашего континуума. Но это не наш случай. Я передал сигнал на Элву, и… она развернула портал со своей стороны. Жаль, не могу его тебе показать.

— Потом увижу, не переживай, — отмахнулся я. — Так в чем проблема-то?

— Я не успел отследить активную зону землян и сбить настройки. Наше «окно» теперь имеет плавающую точку выхода, перескакивающую с системы Сателлита-2 на Элву и обратно. Но поскольку Элва приоритетнее, «окно» восемьдесят процентов времени «нацелено» именно на нее. Беда в том, что длительность цикла оценивается миллисекундами, Денис.

— И ты рассчитываешь настолько точно вывести нас к порталу?

— Это выполнимая задача, Денис. Мы с капитаном Ивановым работаем над этим.

— То есть кроме нас, никто в портал не сунется? Вернее, могут попытаться, лишатся нескольких кораблей и на том успокоятся?

— Вполне вероятно, Денис.

— Ладно, с этим разобрались… на Терра-Нове что?

— Сейсмическая активность уже прекратилась, да и цунами получилось даже меньше, чем я рассчитывал.

— О! То есть угадали?

— Я немного завысил ожидания, Денис. Но меня тоже можно понять — я не учел, что пещера не просто схлопнулась, на самом деле вся масса провалилась в портал, вывалившись в аномальной зоне следом за тобой. Плюс еще сколько-то воды. И она до сих пор «выливается» в космос через «окно», правда, очень быстро замерзает и образует причудливые кристаллические структуры. Поэтому капитану пришлось постараться, пока он до тебя добрался. Пеленг был, но мусора выбросило очень много. Можно сказать, повезло, что ты «прилип» к одной из первых ледяных глыб, которую потом новые наросты оттеснили на периферию мусорного облака. Там мы тебя и подобрали, с куском льда заодно.

Так вот почему я обморозился! И скафандр «скушал» сам себя настолько быстро.

— Ладно, успели. Так что забудь про косяк.

— И не подумаю, Денис. Это очень важная информация, которая может пригодиться в будущем.

— Рассчитываешь пристроить портальную систему к делу?

— Почему нет?

— Не знаю, — пожал я плечами. — Но у меня такое забавное чувство… я его называю предчувствием грандиозного облома. В общем, я бы не загадывал.

— Я не могу просто абстрагироваться от фактов.

— Тебе же хуже.

— Согласен…

— Так что на планете? — вернулся я к интересующему вопросу после паузы. — Сильно местных потрепало?

— Если исключительно в материальном плане, то да, досталось. В основном окраинам Патриа-Нуэво — снесло боновые заграждения и загадило очищенные от фитопланктона акватории. Но это проблема решаемая, пара месяцев, и все вернется на круги своя.

— Это радует… а гренадцы что?

— Потеряли немаленькую ударную флотилию экранопланов. Примерно двадцать процентов от общей численности ВМФ. В людях это… точно не скажу, но около двух тысяч погибших точно есть. Плюс все, кто был на Спарите.

— Легко отделались, уроды.

— Согласен. До них цунами дошло уже в сильно ослабленном виде. А подземных толчков они вообще не почувствовали.

— А с экологией что?

— Какой экологией, Денис? — «удивился» Зевс. — У них всей местной флоры с фауной — фитопланктон да шепчущие киты. Кстати, с последними что-то странное получилось — под удар попало порядка восьмидесяти особей.

— Это-то ты откуда узнал?!

— Из сводок Морского патруля Патриа-Нуэво. Они за этими, э-э-э, созданиями очень тщательно присматривают, как выяснилось…

— Значит, есть причина?

— Они боны портят, вот их и отслеживают.

— Ясно… так что с ними такого странного?

— В момент физической гибели они продемонстрировали занятные оптические эффекты. А еще зафиксированы абсолютно непонятные инфра- и ультразвуковые волны. Источник выявить не удалось, такое ощущение, что их множество, и они наложились друг на друга.

— Думаешь, еще одна неизвестная технология Фрро?

— Вероятность очень велика. Займемся?

— Шутишь, что ли?.. — вздохнул я. В другое время, да в другой обстановке я бы точно такого шанса не упустил. Но вот сейчас… — Прибереги инфу, Зевс, может быть когда-нибудь… но потом.

— Я тебя понял, Денис.

— А ты вообще к чему это все?

— Сам же про экологию спросил… в общем, в момент «схлопывания» пещеры и далее, по мере распространения цунами, было уничтожено очень много одноклеточных организмов. А заодно какое-то количество высокоорганизованных животных.

— Выброс некроэнергии?! — дошло, наконец, до меня.

— Почему нет? У меня отсутствуют средства фиксации, но, если учесть, хм, массовость процесса… думаю, всплеск не уступит довольно крупному боестолкновению.

— И мы этот шанс упустили… печально.

— Остается надежда.

— Нет, Зевс, ты не прав. Не надежда. Знаешь, у меня такое двойственное ощущение… — Я на мгновение задумался, чтобы точнее сформулировать мысль: — С одной стороны, я понимаю, что без бойни не обойтись. Все к тому идет. А с другой… черт, с другой именно надежда. Что мир застынет хотя бы в шатком равновесии…

— … которое нам придется нарушить, — спустил меня с небес андроид. — Я просчитал варианты. Если ни Корпорация, ни земляне не решатся атаковать, достаточно будет сымитировать атаку «Молнии» на силы вторжения. И сразу же уйти в портал.

— Это очень жестоко, Зевс.

— Боюсь, это необходимо, Денис.

— Это кэп так сказал?

— И он тоже.

— Поня-а-а-атно… вот только сдается мне, облом всем вашим планам. Посмотри на схему.

Картинка на «виртуальном» дисплее разворачивалась предельно любопытная — шедшие на встречных курсах флоты заметно замедлились, отдельные эскадры и даже единичные вымпелы разбрелись, если так можно выразиться, в пространстве, заняв полусферы с двух сторон от телепорта, и маневрировали куда активнее, при этом не спеша сближаться на дистанцию прямого выстрела. Как минимум со стороны землян это выглядело странно — для их гаусс-орудий расстояние было критическим, шанс поразить цель болванкой или даже сгустком плазмы, летящими с конечной скоростью, близился к нулю. Корпы в этом плане немного выигрывали за счет дальнобойных лазерных орудий, имевшихся на некоторых типах кораблей. И земляне не могли об этом не знать. Тем не менее, начались «танцы». О чем это говорило?.. Ведь они предельно заинтересованы в том, чтобы защитить окрестности портала, обеспечив подкреплениям «пояс безопасности»… если только…

— Зевс, похоже, они поняли, что помощь не придет, — облек я в слова мелькнувшую мысль. — С той стороны сунулись, потеряли корабли, и связались с местной группировкой.

— Вполне может быть. Такое поведение вписывается в текущую концепцию противостояния.

— Так и говори — перестраховщики! Сколько до прыжка?

— Семь минут четырнадцать секунд… тринадцать секунд…

— Ладно, понял. Кстати, а мы где? — заозирался я. — До каюты не доволок?

— Не было смысла, — невозмутимо пояснил Зевс. — Это вспомогательное помещение рядом со шлюзом. Капитан специально «вырастил», когда «Молния» втянула переходной тоннель, которым тебя «ловили». И вообще, он запретил любые перемещения по кораблю вплоть до прыжка.

— Значит, нечего и рыпаться, — пришел я к очевидному выводу. — Ладно, давай к переходу готовиться. Опять ведь придется меня «отключать»?

— Совсем не обязательно.

— Вот сейчас не понял.

— Ты на «Молнии», Денис. И здесь у меня достаточно ресурсов, чтобы «отфильтровать» информационный поток из Большой Сети. Ты не будешь подключаться к Ноосфере напрямую через нанов. Ты можешь подключиться к ней через материнское ядро рейдера. Как я.

— Хм… интересная мысль.

— Но я бы не стал. Безопасность дороже.

— Ну-ка, ну-ка… и что же мне грозит?

— Целый спектр негативных воздействий, способных привести к крайне неприятным последствиям. Например, к инфаркту или кровоизлиянию в мозг.

— Вероятность?

— Чего именно?

— Ну, хотя бы инфаркта…

— Ноль целых семьдесят восемь сотых процента.

— Смешно, блин. Ладно, останусь бодрствовать. Вот только «кокон» поудобнее сооружу, горизонтальный. Вдруг какой сюрприз, а я уже в лежку.

— Я бы все же рекомендовал управляемую кому, Денис.

— Извини, но нет. Я уже и так много всего интересного пропустил.

— Как скажешь, Денис. Но я вынужден поставить в известность капитана Иванова.

— Ни в чем себе не отказывай, приятель.

Следующие несколько минут мы занимались одним и тем же — разлегшись в защитных «коконах» (Зевс посчитал излишним подвергать необязательному риску тело-носитель), любовались обработанной все тем же искином картинкой с курсовых камер. Флоты землян и Корпораций «застыли» на занятых вокруг зоны перехода позициях, хоть внутри построений и происходило постоянное движение — я про себя обозвал его «броуновским». А отчаянный кэп Иванов, такое ощущение, вел «Молнию» по кратчайшей траектории прямо к порталу. Как я и предполагал, корпы на нас не обращали внимания — вернее, отслеживали, как и положено, но не реагировали. А вот земляне напротив — Зевс то и дело рапортовал о попытках сканирования и наведения. Вот только с их позиций достать нас из гауссов, пусть и мощных, но медленных — пустая затея. Что-то типа «гатлингов» с дикой плотностью огня и сработало бы, но не на такой дистанции. С другой стороны, перехватить нас никто даже не пытался. Похоже, кэп седалищным нервом угадал правильную тактику. Одиночный корабль никому не интересен. Вернее, не настолько, чтобы ломать построение и рисковать угодить под удар неприятеля, который однозначно воспользуется вражеским промахом. И по этой же причине накрылся медным тазом план с имитацией атаки «Молнией» — ее тупо проигнорируют. Оставалась последняя проблема — попасть в тот временной промежуток, когда портал ведет на Элву. И именно она меня напрягала больше всего: мы уже настолько приблизились к телепорту, что можно было в ряби на поверхности сферы перехода при должных усилиях разглядеть «ту сторону», то бишь систему с точкой выхода. А поскольку их было две, и сменялись они с нехилой частотой, возникал забавный эффект стереоскопического изображения, каким оно бывает без 3Д-очков. И секунды, как назло, текли медленно… очень ме-э-э-эдленно. Практически ползли…

… ровно до того мгновения, когда «Молния» совершила даже не микро, а нанопрыжок. Гиперпространственный, как не трудно догадаться. Опасность этого дела в пределах планетной системы общеизвестна, но капитан Иванов пошел на этот точно просчитанный риск — мы выскочили из гипера буквально в зоне искажения пространства, но не в самом «пузыре» — до него оставались какие-то сотни километров. И в собственно портал нырнули предельно удачно — в самом начале цикла Элвы. Так что волну искривления от «нырка» рейдера, порядочно качнувшую занявшие боевое построение флоты, я уже не видел. Зато отчетливо наблюдал знакомый темный силуэт с «кипящей» поверхностью, мгновенно «прыгнувший» навстречу…

Глава 6-2

— //-

Система HD 97126, дикая территория, борт рейдера «Молния», 27 октября 2138 года

Вынужден признать, насчет «мгновенно прыгнувшего» я погорячился. Так, самую малость. Потому что непосредственно процесс перехода в моем сознании порядочно затянулся. Это как… черт, даже сравнить не с чем. Как попадание в эластичную сеть. Или в тягучую паутину. Или попытка продавить тонкую до полной прозрачности полиэтиленовую пленку. Летит себе такая веселая муха, в ус не дует, преграды не замечает… и на полной скорости — н-на!.. Остановись, мгновенье, ты прекрасно… если бы!.. В общем, затянуло «Молнию» в своеобразную мембрану измененного пространства, и рейдер, такое ощущение, завис на невыносимо долгий миг в зыбком равновесии — и «пленка» уже натянулась до предела, и силенок не хватает для финального рывка. Причем совсем чуть-чуть. Это если со стороны смотреть. А изнутри картинка еще занятнее. А в моем случае еще и толика наркотического бреда добавилась — пока кровь ме-е-е-едленно стучала в ушах, в промежутках между ударами чего только не привиделось. Этакий калейдоскоп, сменяющий картинки с частотой двадцать пятого кадра. Вроде бы видишь что-то, а что — сознание зафиксировать не успевает. Впрочем, к третьему толчку крови мельтешение слегка замедлилось, и перед глазами сформировалось крайне странное, хоть и смутно знакомое, видение — что-то вроде пульсирующей звезды, только в очень странном спектре. Плюс звуковое сопровождение — вот убейте меня, но точь-в-точь обиженный собачий скулеж. Только на самой грани слышимости, чуть ли не в ультразвуке. И крайне стремное ощущение чего-то мокрого и склизкого на коже…

— Чувачок?! — с трудом выдохнул я, осененный догадкой.

Реакция неведомой сущности не заставила себя ждать: картинка сфокусировалось, по ней пробежала волна искривления и цветокоррекции, и перед моим замыленным взглядом предстало уже вполне различимое изображение звездной системы. Очень странной системы, должен сказать. Во-первых, звезда. Если раньше, на Элве, мне являлся оранжевый гигант, то теперь это было что-то иное… но крайне неопределенное. Пульсирующее?.. Или типа того. А еще целая россыпь планет — десятка два, если не больше. Это где у нас такое, интересно? Впрочем, фиг с ним. Звезда сама по себе куда занятнее всей ее планетной семьи. Потому что она… мерцала. Не в том плане, что что-то препятствовало излучению, а в том, что процессы в ее недрах кто-то решительно «прикручивал». Совсем как пламя в газовой горелке. Только с поправкой на масштаб действа. Понятно, что в действительности ничего подобного быть не могло по определению, но мой загадочный оператор «видел» творящееся с огромным раскаленным шаром именно так. Да-да, через призму собственного восприятия. А еще скулеж заметно усилился, причем призрачная «псина» теперь делала упор не на то, как ей сильно прищемили лапу, а на то, какие нехорошие, э-э-э, кто-то, которые обидели бедного «песика». И ладно бы просто «пес» скулил, но ведь нет, звук с каждым… мгновением? Как-то это все слишком сомнительно… тут уже счет на наносекунды, судя по всему… короче, звук усиливался, и раскаленным гвоздем вбивался в подкорку. Затем еще и эффект стробоскопа наложился… и все кончилось — «Молния» таки вырвалась из вязкого плена зоны перехода.

Сразу же вернулась нормальная скорость, кровь веселее побежала по жилам, да и дышать стало сильно легче. Вот только перед глазами по-прежнему мелькал калейдоскоп — на сей раз из отображения объективной реальности пополам с загадочной звездой. Абстрагироваться, что характерно, получилось далеко не сразу, и только с помощью Зевса, умудрившегося через нанов запустить какие-то хитрые нервные фильтры. На все про все ушло секунд тридцать, за которые «Молния» успела довольно далеко усвистеть от портала. Ну, как далеко? Визуальный контакт потерялся, но по приборам активную зону все еще можно было рассмотреть. Чем я и занялся по наущению искина, невозмутимо сообщившего, что до схлопывания телепорта осталось сколько-то секунд. Точнее разбираться я не стал, развернул на «виртуальном» дисплее картинку и уставился, как завороженный.

Зрелище получилось впечатляющим, доложу я вам. И это несмотря на порядочно мешавший «калейдоскоп» — по крайней мере, до тех пор, пока Зевс его не укротил. В зуме колоссальный «пузырь» с текучей поверхностью не то чтобы полностью подавлял своим величием волю наблюдателя, но, скажем так, поддавливал. Виной тому, скорее всего, какие-то хитрые оптические эффекты, но в подробности я не вдавался — просто пялился, уронив челюсть, и «наслаждался» процессом. Зрелище не разочаровало, в основном за счет контраста — собственно подготовка к деактивации, на мой взгляд, затянулась, порядочно утомив глаза текучими абстракциями, в которых при должном старании можно было разглядеть гротескные пародии на оставшиеся с той стороны корабли противоборствующих флотов. А вот само схлопывание заняло от силы мгновение — если бы моргнул в этот момент, все бы упустил. Раз — и как не бывало. С одной стороны, полное разочарование. С другой — я еще добрых несколько минут спрашивал самого себя, а что это, собственно, было? Двойственное состояние, полубред-полуявь. Плюс легкая мигрень, звон в ушах и заунывный скулеж, снова переместившийся на самую грань слышимости. И, такое ощущение, чуть менее обиженный. А тут еще и тошнота навалилась…

— Зевс, что-то мне… нехорошо…

— У тебя временная дезориентация в пространстве, Денис. Ничего страшного, просто сбой вестибулярного аппарата.

— На… надолго?..

— Нет. Просто расслабься и ни о чем не думай. Мне понадобится с четверть часа, чтобы привести твою нервную систему в порядок.

— А ты видел… это?..

— Ты про портал?

— Нет… про звезду… мерцающую…

— Я заскринил несколько кадров, если тебе интересно.

— По… фиг. Вообще. Мне… интересно… что ты о ней думаешь.

— Извини, но опознать систему я не смог. Если ты, конечно, об этом, Денис.

— Жаль… А с той… стороны… картинки нет?

— Я пока не пытался выйти на связь с Терра-Новой, — немного виновато отозвался Зевс. — Капитан Иванов такого распоряжения не давал, а самому инициативу проявлять…

— Не положено? — насмешливо вздернул я бровь.

И сразу же скривился от приступа головокружения.

— Некогда было. Я фильтровал трафик из Ноосферы, чтобы тебе мозг окончательно не перегрузить.

— Так эти… картинки… из Большой Сети?

— Я не разобрался, Денис. Частью — безусловно. Но вот все остальное… особенно «собачьи» эффекты…

— Так ты тоже чувачка слышал?!

— Нет. Я фиксировал сигналы с твоих синапсов. И со зрительного нерва. А потом синтезировал звук и изображение.

— Хм… и ты вот так… можешь… все мои глюки?..

— Глюки — вряд ли, Денис. Просто в текущем случае имел место явный внешний сигнал, на который реагировали твои органы чувств. И эту реакцию я фиксировал.

— А с глюками… как-то иначе?..

— Естественно. Это процессы в твоем мозгу, Денис. В толще серого вещества. Туда мне хода нет.

— В другое время… сказал бы… что радует…

— А я бы посмеялся, — не остался в долгу искин.

— Ладно, поугарали… и будет… мы где?

— Приближаемся к Элве. Расчетное время до прибытия — 00:10:04… 00:10:03…

— А почему… к Элве?

— По инерции, Денис. Капитан Иванов не торопится корректировать курс, да и процесс торможения не начинает. Почему — без понятия.

— То есть вы этот момент… не обговорили? Заранее?..

— Без твоего участия?

— Технично… отмазался… ладно, вызывай… кэпа.

— Процесс активирован.

Ф-фух… чего-то утомился. Ладно, полежу с закрытыми глазами, может, «вертолет» прекратится. Прямо как с дикого похмелья, блин! И пятна еще эти скачущие… нет, не хочу никого видеть. Особенно физиономию вредного кэпа. Да и чего я там не видел? Уже давно научился по интонациям определять ее выражение. Как живой, м-мать, перед глазами!..

— Денис?..

Ну вот, что я говорил?! Глаза закрыты, «виртуальный» дисплей свернут, а все равно будто нос к носу стоим. Стандартный прищур, характерный наклон головы — поза легкого беспокойства, пока еще не переросшего в стопроцентную уверенность в очередном моем косяке. Ха, могло быть и хуже, между прочим.

— Михаил Владиславович? — ответил я любезностью на любезность, так и не соизволив размежить веки. — Что-то пошло… не так?..

— Ты себя хорошо чувствуешь, Денис?

Ну надо же! Какая забота! Почти отеческая… и это было бы даже не смешно, если не вспоминать некоторые «милые» привычки моего папеньки.

— Нормально… относительно…

— Оно и видно.

— Ничего… оклемаюсь…

— Зевс? — не поверил мне на слово кэп.

— Дайте мне четверть часа, капитан, и он будет в норме.

— Смотри у меня!

Толика капитанского гнева в голосе, нахмуренный взгляд, поджатые губы — во времена оны мне этого хватало, чтобы предельно мобилизоваться и перестать косячить. Хотя бы на время, ага. А сейчас абсолютно пофиг, тем более что и обращался кэп к Зевсу. То есть все шишки в случае чего на андроида.

— Денис?

— Да, капитан?

— Как только сможешь нормально перемещаться, перебирайся на жилую палубу. Я не уверен, что смогу в сложившихся условиях обеспечить тебе надлежащий уровень защиты.

— Кэп, к чему… такая… канцелярщина?

— К уставу! — отрезал тот. — Не выделывайтесь, молодой человек. Мне за вас еще перед Виктором отвечать.

— Сами вызвались, — мстительно буркнул я.

— Я все слышу.

— Да и… пофиг…

— Знаешь, Денис, я до сих пор не могу понять, почему во все это ввязался.

— Вы о текущем… моменте? Или в общем?..

— Да понимай, как хочешь!

Вот, отмахнулся, как от назойливой мухи. Временами он себе такое позволял, но тогда рядом был Грег Слоун, способный сгладить любые углы. И всегда предложить компромиссное решение, которое было бы одинаково поперек горла нам обоим, а потому приемлемо. А как сейчас реагировать? С одной стороны, кэп это кэп. С другой — это моя битва. Причем на таком уровне, куда капитану Иванову просто нет хода. Ладно, попробую…

— Вы знаете, Михаил Владиславович, как я к вам отношусь…

— Взаимно!..

— … я бы сказал, с уважением…

— Хм…

— … вынужденным.

— А-а-а!..

— … так что давайте не будем… хотя бы сейчас… друг друга троллить.

— Так вот как ты это называешь?!

Заломленная бровь, искривленные в ухмылке губы… а таким я капитана довольно редко видел, хотя представил очень легко.

— Хорошо, тогда хотя бы… просто не мешайте.

— Не мешать в чем? Совать голову в пасть тигра?

Да твою же… вот как он так умудряется? Или?..

— Знаете, капитан, я наконец… понял, в чем ваша… миссия.

— Ну-ка, ну-ка…

— Вы пытаетесь… скомпенсировать наплевательское отношение… Виктора Андреевича.

Ф-фух! И почти без пауз — видимо, и впрямь легчает. Даже голова уже кружится гораздо слабее. Еще немного, еще чуть-чуть…

— Н-да? — явно задумался кэп. — И зачем же мне это?

— Совесть? — на голубом глазу предположил я.

— Возможно… а вот у тебя ее нет, от слова вообще!

— Обоснуйте, — устало выдохнул я.

— Хоть бы поинтересовался, как дела. У Астрид, у Мака, у «Молнии» в целом… о себе молчу.

— Да с вами-то все… предельно ясно. В отличие от «Молнии»… мне тут Зевс сказал… мы дрейфуем?

— Не совсем так, но близко к истине.

— А… куда?..

— Летим по инерции к Элве. Скоро начнем тормозить, еще чуть позже скорректируем курс. Нужно позиционироваться относительно планеты.

— Вы хотите… зависнуть на стационарной орбите? А зачем?

— Это самое логичное в текущих условиях. Плюс выиграем время на анализ обстановки.

— То есть вы просто… не знаете, что делать?

— А ты со мной планами поделился?! — взъярился кэп. — Впрочем, как всегда! И что мне оставалось?!

— Спасибо, Михаил Владиславович.

— Что, прости?!

— Спасибо. Я серьезно. На вас всегда… можно положиться.

— Хорошо, что не положить… кое-что. С прибором.

— А вот это уже обидно…

— Переживешь, — отрезал капитан. — Я же справляюсь. Ты тоже привыкай.

— Ладно, уговорили…

— Так какие будут распоряжения, Денис Викторович?

— Работаем по плану.

— Хм… ты все еще не в норме?

— Есть… немного…

— Ладно, я слишком многого от него требую, — буркнул кэп в сторону — скорее всего, воображаемому Грегу. — Думаю, еще минут двадцать у тебя есть, постарайся оклематься и перебраться на жилую палубу. А лучше в медбокс, надо тебя в диагност засунуть.

— Я… в порядке…

— Не уверен.

— Почему?

— Потому что вижу! Все, как будет возможность, тащи свою ленивую задницу… ладно, пусть будет люкс. В лазарет тебя все равно не загонишь… Витькина кровушка…

Отключился. Н-да… вот и поговорили… а капитан-то, оказывается, не настолько вредный! Ну да, старпер-оппозиционер, не без того, и выбешивал меня чуть ли не ежедневно… вернее, ежечасно. Однако ж вот, свыкся. Даже не представляю, как бы без него обошелся. Без того же Грега Слоуна — запросто, а вот без кэпа… старею, видимо.

— Зевс?..

— Да, Денис?

— Делай… что ты там делаешь… побыстрей. Надо уважить… кэпа…

Н-да. Решил быть хорошим, и сразу легче стало. Надо почаще вспоминать, что с людьми работаю, а не только с Зевсом. А сейчас, как глава всего предприятия… кто сказал «авантюры»?! В общем, не помешает еще и с Маком парой слов перекинуться — тот вообще в собственном соку варится, у него доступа к ресурсам «Молнии» нет… в отличие от той же Асти. Кста-а-ати!.. С ней еще сложнее может быть — как она к «ключу» адаптировалась? Помню собственный первый прямой контакт с материнским ядром, впечатление незабываемое… и стрессовое. Так что прав кэп, ноги в руки и пошел, народ ждет ободрения. Главное, на ноги подняться… и не рухнуть сразу же обратно на уютный лежак… вот так, по стеночке… потихоньку…

До жилой палубы я таки добрался. Причем аккурат к концу озвученного капитаном срока, о чем узнал только благодаря выведенному Зевсом на «виртуальный» дисплей таймеру — гравикомпенсаторы «Молнии» настолько совершенны, что даже в наживую присобаченном обитаемом модуле производства Корпорации STG колебания силы тяжести совсем не ощущались. Ни при изменении курса, ни при торможении, ни при выходе на стационарную орбиту. А лежанки со встроенными мини-компенсаторами — чистой воды подстраховка со стороны кэпа. Я это всегда подозревал, а сегодня убедился окончательно. Впрочем, если и расстроился из-за этого, то не сильно.

Зато когда ввалился в люкс, заметно воспрянул духом — и диванчик родной, и бар, и даже иллюминатор над лежанкой-сексодромом. Незамедлительно захотелось развалиться на кровати и пялиться на кипящую где-то далеко внизу поверхность Элвы — «Молния», как и предсказал капитан, заняла стационарную орбиту. Правда, в рандомной точке, и теперь предстояло решить, что делать дальше. Понятно, что как-то выходить на контакт с Охотниками… вот только как именно? Вопрос…

Так ничего и не придумав за целую минуту, я принялся стаскивать десантный комбез, разбрасывая элементы амуниции где придется. По большей части лишь ради того, чтобы хоть чем-то занять руки, официально же — чтобы проще дышалось. Шлем в первую очередь на кровать запулил. Китель, штаны и ботинки бросил, где стоял, извлек из шкафа некогда любимые треники, облачился, и только тогда осознал всю нереальность происходящего. Встряхнулся, прогоняя одурь, но заново облачаться в броню не стал — глупо как-то. Да и не грозит мне ничего в апартаментах-люкс. Опять же, прямо сейчас покидать «Молнию» я не собирался, а посему… пожалуй, можно се