КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591884 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235563
Пользователей - 108213

Впечатления

Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Остров четвёртый. Обитель жизни (СИ) [Иван Булавин] (fb2) читать онлайн

- Остров четвёртый. Обитель жизни (СИ) (а.с. Острова второго шанса -4) 275 Кб, 59с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Иван Владимирович Булавин

Настройки текста:



Остров четвёртый. Обитель жизни

Глава 1

Глава двадцать первая

Утром было тяжело. Новый мир накладывал некоторые положительные изменения на организм, но к похмелью это не относилось. От дорогого вина перегар был ничуть не лучше, чем от палёной водки.

Я лежал под одеялом, рядом прижималась ко мне голая Ксения, её похмелье не затронуло, а потому она просто мурлыкала во сне. Чуть дальше собрались проснувшиеся товарищи. Борис поправлял здоровье, отхлёбывая вино из кружки.

Марина пыталась привести в порядок причёску, попутно поправляя одежду. Взгляд у неё был мутный, оставалось только догадываться, что происходит у женщины в голове.

Ульяна же, напротив, была необычайно бодра и деятельна, она взяла на себя приготовление завтрака. Мужчины в массе своей тоже выглядели слегка растерянными. Разговор с утра не клеился совершенно. Только когда сели за условный стол и приступили к завтраку, Марина попыталась хоть что-то сказать:

— Мне стыдно, — сдавленно проговорила она. — Не знаю, что на меня вчера нашло.

— А мне не стыдно, — Ульяна усмехнулась. — Вот нисколько. Я, может быть, умру завтра, а перед этим хочу удовольствие получить. А способов для этого не так много.

Марина промолчала.

— Но, если тебе от этого легче, то я скажу: вино у торговца забирала я, а он предупредил, что это специальное эльфийское вино, которое расслабляет человека и пробуждает в нём желание.

— Так значит, меня опоили? С надеждой спросила Марина, услышав вариант оправдания.

— Ага, — Ульяна готова была рассмеяться. — Бедную невинную девочку сорока лет от роду опоили и совратили злые самцы. Самой не смешно? И, кстати, я от тебя через два дерева лежала, хорошо всё слышала. Сколько там оргазмов было? Четыре? Пять?

— Семь, — Марина вздохнула и опустила глаза. — Как теперь мужу в глаза смотреть?

— А муж тут причём? В то же место, в тот же час. Для мужа ты сходила в магазин, а потом вернулась. Или погибла. В любом случае, в нашем мире ничего такого не было. А вообще, лично мне всё понравилось, и я намерена это повторить. Скажем, на следующем мосту. Будем так отмечать прохождение.

— Я не против, — из-за деревьев вышла Дарья, одетая только в короткую рубашку и присела у костра. — Странно, конечно, и немного стыдно, но ничего ужасного не вижу.

— А мужики чего молчат? — спросила Ульяна, разливая вино по кружкам. — Пейте, это обычное.

— А когда мужики были против? — проворчал Борис, снова прикладываясь к кружке. — Очень даже поддерживаем. Я, помнится, в девяностых годах в довольно специфическом окружении тёрся, там такое было принято, кабак, сауна, девки, свальный грех.

— Рэкетом занимался? — с пониманием спросила Ульяна.

— Можно и так сказать, — он пожал плечами. — Только мы, в отличие от других, аккуратно работали, с умом, а потому, когда группировку накрыли в девяносто пятом, половина личного состава на свободе осталась, просто пришлось к более мирным занятиям перейти, благо, средства для этого имелись.

Эта сторона биографии Бориса меня несколько озадачила, не подумал бы, как по мне, так человек сугубо мирный.

— Постой, — Алик вдруг задумался. — Если в девяностых, то… сколько тебе лет тогда было?

— Двадцать три, двадцать четыре, так где-то, — Борис с удивлением оглянулся на доктора. — А что?

— Стало быть, сейчас тебе…

— Пятьдесят два, — Борис погладил почти седую бороду. — А чему вы удивляетесь?

— Хорошо сохранился, — ответила за всех Дарья. — Во всех отношениях, я, можно сказать, папика нашла. Богатого.

— Да я не такой уж богатый, — он усмехнулся. — Обеспеченный, да, но не богатый. А биография у меня богатая, было в ней разное.

— Ладно, — примирительно сказал я. — Вопросы биографии и половых непотребств можно отложить на потом. А пока… доедайте уже, да будем выдвигаться.

Пока остальные собирались, я подошёл к эльфу. То по-прежнему сидел за прилавком и не шевелился. Увидев меня, поднял голову и посмотрел своими старческими глазами.

— Хотите купить что-то ещё? — голос был абсолютно равнодушным.

— Нет, то есть, хотим, но, к сожалению, денег уже не осталось. Может быть, перед тем, как мы продолжим путь, вы скажете какое-то напутствие. Или дадите задание на следующий остров.

— Предыдущий остров был царством Смерти, — проговорил эльф задумчиво. — Следующий будет царством Жизни. Жизнь там повсюду, имеет множество проявлений и постоянно обновляется. Что же до задания, то я ничего вам поручить не могу, но могу дать небольшую подсказку. На следующем мосту, если вы туда доберётесь, у вас купят рога королевского оленя. Любого оленя, но в особенности вожака стаи. Они стоят целое состояние.

— Спасибо и на том, — я вздохнул с облегчением, олень всё-таки лучше вампиров, ведьм и мертвецов.

— У меня вопросы, — рядом появилась Ульяна. — Вчера забыла, а сегодня уже денег нет. Есть амулет и кольцо. Можете что-то сказать?

Эльф покрутил в руках магические приблуды, потом отложил в сторону амулет.

— Это вам точно не понадобится, могу купить. Точнее, не купить, а определить кольцо на ту же сумму.

— Слушаю.

Торговец поднёс к глазам простое серебряное кольцо, пристально посмотрел, после чего протянул Ульяне.

— Подняв интеллект ещё на два пункта, вы сможете его использовать. Это кольцо подчинения мёртвых, но работает оно несколько иначе других артефактов. Оно позволяет видеть глазами мёртвой твари. Сначала вы её оживляете, потом отправляете вперёд и производите разведку. Советую поднять какое-нибудь небольшое, но быстрое создание. Птицу или грызуна.

— А я как раз хотела с большими тварями потренироваться, ну, хорошо, спасибо и на том.

— Мы готовы, — сзади подошла Дарья.

В самом деле, весь нехитрый скарб был уложен в рюкзаки, вместимость которых уже приближалась к пятитонному контейнеру. А Борис надел новые доспехи, став похожим на огромного жука, отливающего синевой. Только шлем был с открытым лицом, он сам выбрал такой, решил, что так лучше, видимость хорошая.

Всего доброго, — сказал я эльфу. — Увидимся на следующем мосту.

Он молча кивнул в ответ. А мы пошли дальше. Уходить с моста, откровенно говоря, не хотелось, чувство безопасности, которое дарил мост, притягивало к себе куда сильнее вкусной еды и вина. К тому же, не было стимула торопиться, до сих пор не было сообщения, что кто-то из наших конкурентов прошёл третий остров. Только нам повезло с амулетом для рогатого демона, остальные должны были пройти традиционным путём. Ну, или для них придумали индивидуальные квесты, которые они пока не могут пройти.

Мост заканчивался крутым обрывом, спуститься можно, но велик риск сломать кости. А впереди, как назло, стоял то самый туман, не позволяющий разглядеть опасность. Единственное, что мы увидели, — это густые тропические заросли.

— Идём? — спросил Борис.

— Погоди, Ксюша, сбегай вниз, разведай, что там и как.

Она не стала возмущаться, сама понимала, что разведка — её стихия, а потому очень быстро, перепрыгивая с камня на камень, начала спускаться. Оказавшись внизу, она помахала нам и двинулась вперёд, постепенно открывая «карту». Туман отступал, а перед нами открывалась картина острова.

В самом деле, эльф ничуть не лукавил, сообщая, что остров этот будет царством Жизни. Жизнь тут была, да ещё какая. Как только туман отступил на полсотни метров, нашему взору открылся лес, с краю были простые заросли, а чуть дальше стояли деревья-великаны. Я слышал, сто американская секвойя может вырасти до ста метров и выше, но тут было что-то невообразимое. Деревья эти в обхвате имели метров семьдесят, а высоту их я назвать затрудняюсь, поскольку макушка терялась в облаках. Под каждым таким деревом на большой площади не росло ничего, поскольку великан закрывал свет и высасывал из земли все соки, но росли они достаточно редко. В пространстве между гигантами росла обыкновенная тропическая растительность, какие-то пальмы, баобабы, и всё это было сплошь опутано лианами.

Ксюша двигалась очень медленно, видимо, сама впала в шок от подобного. А потом ей пришлось остановиться, поскольку резко выяснилось, что здесь есть не только флора, но и фауна.

Из-за ближайшего гигантского дерева медленно вышел бронтозавр, настоящий, огромных размеров, а чуть дальше его сородич спокойно объедал листья с нижних веток гиганта. Ксения сделала несколько неуверенных шагов вперёд, видимо, динозавры не казались опасными, несмотря на свои размеры, но потом появились другие. Несколько подвижных тварей на двух ногах, похожих на тираннозавра, но ростом в метр, выбежали из-за кустов и бросились в её сторону.

Девочка завизжала и бросилась обратно. Её способности к скрытности отчего-то не сработали, или твари имели к ним иммунитет, или их было слишком много. Бегала она быстро, поскольку игра сделала её сильной, были шансы убежать, но забраться быстро по склону не получится.

— Даша?

— Да вижу я, — огрызнулась лучница, доставая лук. — Сейчас.

Стрелы полетели с минимальным интервалом. Первый из бегущих ящеров кувыркнулся вперёд, потом второй, третий. Когда Ксюша подбежала к склону, уже шесть тварей упали замертво, а седьмая, поймав стрелу в бедро, продолжала хромать за добычей.

Наша разведчица остановилась, посмотрела на ящера и пошла к нему, вынимая стилет. Не самое лучшее решение, тварь всё ещё была опасна. Они сошлись, огромная для таких размеров тела пасть щёлкнула, пытаясь откусить человеку голову, но промахнулась, а вот стилет, вошедший в шею, сработал как нельзя лучше. Теперь только отбежать и ждать, пока яд подействует. Но, то ли действовал он медленно, что неудивительно для рептилии с медленным обменом веществ, то ли тварь имела иммунитет к ядам, но атаковал он ещё дважды. Ксения перемещалась с камня на камень, каждый раз заставляя его промахиваться с броском, а сама наносила уколы в туловище и толстую шею.

Наконец, монстр начал спотыкаться, мотать головой, а потом и вовсе завалился на бок.

— Спускайтесь? — крикнула она, помахав рукой.

Мы стали спускаться, но не в самый низ, а на небольшой уступ, этакий балкон шириной около метра, что находился метрах в десяти над равниной. Когда Ксюша поднялась к нам, она спросила:

— А чего вы дальше не пошли?

— Есть мнение, — сказал я. — Что торопиться нам некуда, а потому можно посидеть здесь и пострелять тварей.

— Их там немного… — начала она и обернулась.

К трупам убитых хищников быстрым шагом направлялись падальщики, похожие на убитых, но тощие и немного выше ростом, а с другой стороны выдвинулась стадо непонятных травоядных, вроде трицератопсов, только без рогов. Добычи было много, мы пройти без боя не сможем, нужно хоть немного проредить эту толпу.

— Есть у меня хороший способ, — проговорил Алик, доставая фляги. — Та самая эссенция смерти. Одной капли достаточно, чтобы вот такую тварь убить.

Он указал на бронтозавров, которые вблизи казались ещё больше. Метров сорок-пятьдесят от кончика хвоста до носа. Про вес я ничего не могу сказать, думаю, сопоставимо с тяжёлым танком. Двое паслись поблизости, а ещё десятка два были видны вдали.

— Экспа на халяву, — заключил я. — Какой уровень у тех хищников был?

— Быстро промелькнуло, я не рассмотрела, — сказала Даша. — Но опыта отвалили на половину уровня.

— Отлично, отравляй стрелы и вперёд, кого достанешь. Марина, подключайся.

По очереди макая стрелы в жидкость из открытой фляги, женщины изготовились к стрельбе. Начала Даша. Стрела ударила гиганту в шею, некоторое время он продолжал ощипывать листья с дерева. Потом повернулся и удивлённо посмотрел в нашу сторону, сделал шаг, но передние ноги подломились, а через секунду туша рухнула на землю. Даша на какое-то время зависла, переваривая полученную информацию, после чего удовлетворённо кивнула.

— Уровень, Марина, твоя очередь.

Громко щёлкнул арбалет, болт ударил в бок «трицератопса», тот отреагировал с ещё большей задержкой, но результат ничем не отличался. Яд, даже в такой мизерной дозе, действовал отлично.

Избиение заняло минут двадцать, обе дамы получили по два уровня, а перед нами появилась настоящая груда трупов. Тут же толпой набежали падальщики, начавшие рвать мясо зубами. Странно, но яд, отравивший гигантов через раны, не действовал на тех, кто питался их мясом. Женщины хотели продолжать, но я их остановил.

— Отдохните, да и стрелы не бесконечные. С этими мы поработаем, нам тоже опыт нужен.

Мужская часть коллектива спустилась вниз, поудобнее перехватывая оружие. Во главе отряда встал Борис, пластины своего шестопера он также смазал ядом, а теперь вращал его над головой.

Первого хищника я принял на острие алебарды, а погасив его наступательный порыв, дёрнул оружие на себя, вскинул над головой и рубанул сверху вниз. Навык, поднятый уже до приличных высот, показал себя во всей красе, толстая шея была разрублена наискосок, монстр упал, а перед глазами появились цифры опыта. Одновременно с этим поднялся и навык.

Борис ворвался в самую гущу событий, разить своей дубиной он не успевал, несколько тварей сумели напрыгнуть, но доспехи спасали. Зубы и когти бессильно скользили по пластинам лат, не оставляя даже царапин. Зато каждый его удар уменьшал поголовье на одного. Скоро мы образовали круг, отбиваясь от наседающих рептилий, круг постепенно сужался, но по периметру росла баррикада из тел.

Скоро к нам присоединилась Ульяна, стрелявшая огненными шарами, после попадания которых тварь превращалась в обугленный комок. Прибыла и Ксения, катавшаяся под ногами и тыкавшая стилетом, куда придётся. Она то включала невидимость, исчезая с глаз, то отключала, давая навыку перезарядиться. Ну, да, опыт нужен всем. Даже Марина, несмотря на своё пристрастие к дальнобойному оружию, спустилась к нам, чтобы немного поработать шпагой.

Бой занял минут сорок, количество убитых не поддавалось исчислению. Мы постепенно отступили к покинутому нами склону, а драться пришлось, стоя на куче трупов убитых. Пострадали и мы, только Борис был неуязвим в своих доспехах. У Игоря голова была залита кровью, а смятый шлем отлетел в сторону, Альберт сильно хромал на левую ногу, штанина была пропитана кровью, а левая рука висела плетью.

Получила своё и Ксения, удивительная ловкость дала сбой, монстр сумел ухватить её зубами за плечо, кольчугу прокусить не смог, но сила челюстей была такова, что кости затрещали. Монстра тут же перебил пополам Борис, а девочка откатилась за наши спины. Мне самому досталось когтем в стопу, хорошо так досталось, едва не насквозь, сапог из толстой кожи не помог. Тварь я убил, но стоять было трудно из-за адской боли, в сапоге хлюпала кровь.

Но всё хорошее когда-нибудь кончается, вот и побоище динозавров сошло на нет. Пришлось отойти в сторону и заняться лечением, попутно разбираясь с подарками от Системы за проявленный героизм.

А наградила Система жирно: секиры и алебарды поднялись на четыре пункта, уровень на два. До третьего оставалось совсем немного. Очки я отправил в силу, ловкость и интеллект, а очки обучения отправил в дистанционное оружие.

Алик метался между ранеными, перевязывая каждого и раздавая лекарства. Хуже всего пришлось Ксении, девочка была бледна, и хватала ртом воздух.

— Плохо всё, — сказал Алик. — Ключица сломана, да в двух местах. Гематома чудовищная.

— Как долго продлится лечение?

— Если на мосту, то двое суток, а здесь… Боль я сниму, попробую зафиксировать, идти, думаю, сможет, но воевать уже нет.

— И то хлеб, делай.

Сам я старался на рану внимания не обращать, давая возможность лекарю работать с тяжёлыми. Коготь пробил стопу насквозь и упёрся в подошву сапога. Разувшись, я смотрел на свою ногу. Ужас, в самый раз падать вобморок. Сквозная дыра, через которую можно смотреть. Само собой, сломаны кости. Тоже далеко не уйду, в пылу схватки на боль внимания не обратил, а сейчас нога просто огнём горела.

— Алик, отвлекись на секунду, — попросила Ульяна. — Дай свой коктейль.

Уточнять она не стала, доктор и сам понял, вынул из мешка пузырёк с тёмной жидкостью и протянул его колдунье. Она выпила, поморщилась, потом вернула пустой сосуд.

— Зелье маны? — спросил я.

— Да, почти, — она утёрла губы. — Пойду прогуляюсь. Тут недалеко.

Её внимание привлёк ещё один травоядный гигант, что проигнорировал схватку, а достать его стрелой не могли, слишком далеко. Ульяна зашла со стороны головы, некоторое время смотрела на монстра, потом сказала что-то невнятное, развела руки в стороны и выдохнула огромное серо-зелёное облако. Облако это почти сразу впиталось в тело ящера. Тот при этом начал дрожать, а через пару секунд повалился на землю, смяв своим весом несколько деревьев.

— С живыми врагами работать одно удовольствие, — удовлетворённо сказала Ульяна, возвращаясь к нам. — Они хоть умереть могут.

Лечение отняло у нас четыре часа, за это время Ксения встала на ноги, теперь она могла с трудом передвигаться. Остальные, получив зелья, тоже пришли в норму. Ногу мою Алик замотал бинтом и полил каким-то густым киселём коричневого цвета, субстанция выглядела неаппетитно и пахла не лучше, зато боль стала утихать, сменяясь сильным зудом. Потом он туго намотал бинт. Через некоторое время я смог натянуть сапог.

— Можем идти, — я оглядел свой зрядно потрёпанный отряд.

— Погоди, — Ульяна всё не унималась, освоенные умения требовали выхода. — Надо помощника поднять, найдите тварь покрупнее.

Таковая нашлась в лице убитого хищника. Травоядных великанов решили не трогать, они медленные, неповоротливые, да и зубы у них не такие опасные, в бою от такого толку мало. Мы отыскали крупного хищника на двух ногах, он напоминал тираннозавра, но передние лапы не были мелкими рудиментами, это вполне полноценные хваталки с развитыми когтями. Всё же не зря мы броню покупали, иначе бы нас разорвали за пять минут, а так даже простая кольчуга служила достойной защитой, когти не могли пробить кольца.

Достав костяной жезл, Ульяна начала шептать, потом направила жезл на мёртвую тушу, замысловатым образом его повернула. Тварь шевельнулась, пошевелила ногами, потом с трудом встала на ноги. С выбором мы не ошиблись, монстр в высоту был метра три, а весил как хороший племенной бык. А главное — он был уже мёртвым, а значит, в атаку пойдёт первым, его не жалко. Но колдунье этого было мало. Надев на руку простенькое серебряное кольцо, она поморгала глазами и, удовлетворённо кивнув, сказала:

— Ксюша может отдохнуть, разведчик у нас теперь есть. Только со мной кто-нибудь пусть идёт, я не могу сразу смотреть его глазами и своими, буду спотыкаться.

Справа и слева от неё поставили Алика и Игоря, после чего отряд двинулся вперёд. Динозавр бодро шагал впереди нас на расстоянии ста метров, старательно поворачивая голову вправо и влево.

Позади осталась роща деревьев-великанов, мы пересекли небольшую поляну, за которой начинались классические джунгли. Пройти там можно было, только прорубаясь с помощью топора. Странно, но наш пресмыкающийся разведчик перед зарослями остановился, повернул голову и посмотрел на нас, как мне показалось, с отчаянием. Это, конечно, ни о чём не говорило, рептилии, даже такого размера, обладают микроскопическим мозгом, а потому на подобные эмоции не способны в принципе, даже будучи живыми.

— Он почему-то не хочет туда идти, — сказала Ульяна растерянно. — Я могу заставить, но тоже чувствую, что там опасность.

— Деревья-людоеды, — сказала Ксения, обходя чудовище сбоку. — Попробуем, надо только глубоко не заходить.

Мы медленно двинулись вперёд, даже мёртвый динозавр, обречённо повесив голову, стал углубляться в заросли. Он вошёл метров на десять, а мы сами едва перешагнули границу леса. Поначалу ничего не происходило, мне даже показалось, что ветви и лианы расступаются, пропуская животное вперёд.

Но, как оказалось, деревья-людоеды просто не воспринимали мёртвое создание, как еду. Пусть оно и двигается, но в пищу нужны живые существа. На нас растения среагировали с задержкой в пару секунд. Атака была не внезапной, никакие пасти в стволах не открылись, да и сотни лиан не бросились вязать нас.

Вязали нас медленно, сначала Борис зацепился за корень, нагнулся, чтобы выпутать ногу, потом Марина застряла между двух стволов, неожиданно приблизившихся друг к другу, а следом и я приклеился ладонью к толстой ветке. Группа сама собой остановилась.

— Хрень какая-то, — прохрипел Борис, отгибая корень, чтобы высвободить ногу. Его чудовищной силы с трудом хватило, чтобы справиться с корневищем толщиной с женскую руку.

— Они движутся, — дрожащим голосом проговорила Марина, которая так и не могла вылезти из ловушки. — Деревья шевелятся.

Я смог оторвать руку от ветки, начал отскабливать от неё смолу, но тут же, опустив глаза вниз, заметил, что тонкая лиана ползёт, подобно змее, оплетая мои ноги.

— Все назад! — скомандовал я, замахиваясь алебардой.

Замахиваться было некуда, слишком тесно, но бритвенно острое лезвие сделало своё дело, лиана была перерублена, а ноги мои получили свободу. Марина завизжала, когда стволы начали сдавливать её, но на помощь пришёл Василий, своим чёрным мечом он в три удара перерубил один из стволов, Марина выпала наружу и, тут же подскочив, бросилась прочь.

Увы, деревья не собирались отпускать нас без борьбы. Они словно просыпались от спячки, всё больше стволов смещалось в нашу сторону, лианы ожили и, подобно щупальцам, тянулись в нашу сторону. Впереди, отрезая путь к отступлению, сплеталась плотная сеть, в которую включались всё новые «нити».

Но, дерево есть дерево, будь оно трижды живое, а огня должно бояться. Ульяна, срубив ятаганом несколько лиан, взмахнула руками, отправляя вперёд огненный шар, а следом второй. Атакующие лианы осыпались пеплом, а сеть получила приличную пробоину, в которую мог протиснуться человек. Когда мы рванули к выходу, Ульяна применила ещё одно заклинание, огненный круг, что медленно расходился от неё в стороны, выжигая всё, что хоть теоретически могло гореть. Только после этого деревья сообразили, что подобный кусок им не по зубам. Лианы безвольно обмякли, а сеть просто провисла под своим весом. Подошедший Василий легко разрубил её надвое своим мечом, открыв нам просторный выход из опасного леса.

— Разведчик наш там остался, — сказал Ульяна, потирая ссадину на плече. — И теперь его едят.

Хищные растения, упустив лакомую добычу, сообразили, что мёртвый динозавр всё же представляет собой отличный кусок органики, который можно употребить в пищу. Сквозь заросли плохо было видно, но всё же мы различили, что его полностью оплели лианы и утащили куда-то под землю. Нет у нас больше разведчика.

— А лес этот тянется далеко, — Алик отошёл назад и попытался окинуть взглядом сплошную стену джунглей. — Подозреваю, полностью перекрывает остров.

— Можно попробовать пойти по берегу, — предложил я. — Сместиться влево и выйти на побережье. Если понадобится, идти по воде, в прибрежной полосе тварей быть не должно.

— Вряд ли всё так просто, — Алик поморщился, хотел сказать что-то ещё, но передумал. — Но попробовать стоит.

Глава двадцать вторая

Поход вдоль берега проходил тяжело, так уж получилось, что песчаные или хотя бы галечные пляжи тут отсутствовали, берег был нагромождением гранитных скал, изрезанных глубокими заливами, идти было можно, но скорость наша упала до катастрофической.

— Ничего страшного, — проговорила Ульяна, скатываясь с очередной глыбы размером с грузовик. — Тише едешь — никто не съест. Всё равно мы впереди всех, никто из наших конкурентов ещё даже третий остров не покинул.

— Думаю, не всё так просто, — отозвался Алик. — Совсем не просто, игра не предназначена для того, чтобы проходить вот так, крадучись. Очень скоро…

Его слова были прерваны воплем Марины, которая, вместо того, чтобы спрыгнуть с камня вперёд, отчего-то повалилась влево, с размаху полетев в воду. Мы бросились следом, женщина барахталась на мелководье, пытаясь кричать, но волны захлёстывали её с головой.

— Оно меня держит!!! — завопила она с перекошенным от страха лицом.

К счастью, первым добежал Борис, который вытащил женщину из-под воды и попытался тащить дальше. Вот только оно, отпускать не собиралось. Когда Марина вскарабкалась на большой камень, я увидел, что её ногу в три оборота обхватывает толстое щупальце с присосками, а из воды, как раз за спиной Бориса, поднимается хозяин этого щупальца, напоминающий гигантского кальмара.

— Сзади! — заорал я.

Борис не стал переспрашивать, просто выхватил свою дубину и, не глядя, нанёс удар. Туша кальмара была мягкой, но кожа обладала удивительной прочностью, обычная дубина просто отскочила бы, но у Бориса в руках был шестопер с острыми пластинами. Он разрубил кожу и глубоко погрузился в плоть. Там навершие неизбежно застряло бы, если бы его держала не такая сильная рука. Борис дёрнул на себя, вырывая оружие и разбрасывая вокруг ошмётки плоти.

Монстра это не убило, но разозлило серьёзно. Из воды вылетели уже несколько щупалец, обхватывая фигуру нашего танка. Зацепиться за броню они не могли, но всё же обездвижили Бориса.

Спасла его Дарья, всадив в тушу чудовища одну за другой три стрелы, наверняка, отравленных. Стрелы пробили толстую шкуру и вошли по самое оперение. Щупальца опустились, кальмар втянул их под себя, после чего начал медленно откатываться назад, в родную стихию. Он полностью скрылся под водой и уже там благополучно умер, о чём возвестило пришедшее сообщение.

— Такого под пиво хорошо, — сообщил Борис, выбираясь из воды.

— Я больше крабов люблю, — сказал я, указывая дальше по ходу нашего движения. — Крупных крабов.

В нашу сторону, сноровисто перебирая длинными ногами по камням, двигались те самые крабы. Вот только размер их был каким-то совсем нестандартным, издали определить высоту было сложно, но явно не меньше среднего танка.

— Отходим на сушу, — скомандовал я.

Отходить нам было особо некуда, гряда камней на берегу упиралась в тот же самый хищный лес, пройти через который у нас не получилось, оставалось только встать у кромки и принимать бой.

Дарья, которая до сих пор была нашей главной силой в дальнем бою, внезапно оказалась бесполезной. Стрелы отскакивали от панцирей членистоногих, подозреваю, такую броню и пуля не пробьёт. Хотя можно попробовать.

— Заряжайте карабины, — приказал я, вынимая свой пистолет.

Порох хранился в сухих сосудах с плотно закрывающейся крышкой, а потому спокойно перенёс сырость склепа и купание в морской воде. Крабы двигались относительно медленно, расстояние уже сократилось метров до семидесяти, когда оружие уже было заряжено. Пули мы попытались отравить всё той же эссенцией смерти, хотя и не были уверены, что она сохранит свойства после выстрела.

Стреляли Алик и Игорь, звук выстрелов был относительно тихим, зато облака дыма напоминали выстрел из пушки. Без особой надежды я глянул на результат. Визуально попадания были не заметны, но два краба, идущие впереди, стали замедляться, а потом и вовсе остановились, сложили клешни и рухнули на землю. Отлично, значит, пули попали в цель, пробили панцирь и эссенция подействовала.

— Заряжай! — снова крикнул я.

Крабов было много, десятка два, всех перестрелять будет проблематично, но хотя бы немного сократить поголовье до лобового столкновения. Следующие два выстрела были сделаны уже с расстояния в тридцать метров, тут и я зарядил свой примитивный самопал. Начала работать и Даша, как бы ни были защищены твари, но у них есть рот, глаза и, возможно, ещё какие-то незащищённые места. Учитывая небольшую дистанцию и необычайную меткость, попасть вполне возможно. Стрела прилетела ближайшему крабу в то место, где по идее должен располагаться рот, на этот раз она не отскочила, а вонзилась, примерно на половину длины древка. Подключилась и Марина, использовавшая свой арбалет. Алик носился между нами, как ужаленный, держа в руках котелок с ядом, куда обмакивали наконечники и пули.

Сам я выстрелил с расстояния в полметра, в расчёте на то, что пуля точно пробьёт хитиновую броню. Заряд пороха был слишком велик, а потому в условную морду морского чудовища вылетел сноп огня, опаливший ротовой аппарат. Пуля беспрепятственно вошла в тушу, остановив его клешни в нескольких сантиметрах от моего тела.

Ульяна начала прицельно метать огненные шары, которые, хоть и не могли сильно навредить тварям, останавливали их и выжигали глаза. Ещё одно заклинание, заморозка, заставило краба застыть на месте, подставив себя под стрелу Дарьи.

Столкновение началось, прикрывая стрелков, вперёд бросились бойцы ближнего боя, среди которых был и я, поскольку зарядить пистолет быстро у меня бы не получилось.

Борис ударом шестопера отрубил клешню одному из крабов, но вторая дотянулась до него и ухватила поперёк туловища. Но броня не дала перекусить человека пополам, раздался скрежет, он выскользнул из захвата и продолжил наносить удары.

Добился успеха и Василий, он вскочил на спину следующего, с трудом удержав равновесие, и вогнал клинок меча прямо в сочленение панциря. Вряд ли рана была смертельной, но программист успел макнуть клинок в эссенцию. Краб просто рухнул, сложив лапы под себя. Ксения, ловко увернувшись от захвата клешнёй, тоже запрыгнула на условную шею краба и стала тыкать ему стилетом в глаза.

Только сейчас до меня дошёл реальный смысл всех изменений, произошедших с нами за последнее время. Мы стали сильнее, быстрее, научились сражаться. Раньше это были просто цифры перед глазами, которые ни о чём не говорили, но теперь я своими глазами видел, как девочка, ещё вчера бывшая толстой и неуклюжей, выделывает на спине гигантского краба такие вещи, что достойны чемпиона мира по спортивной гимнастике.

Моя алебарда отскочила от бронированной клешни, но смогла сбить удар, вторая клешня едва не отхватила мне голову, уйти от смерти я смог, только повалившись на землю. Тут прямо над головой прогремел выстрел, даже слегка обожгло вспышкой, я не рассмотрел, кто именно стрелял, пришлось срочно откатываться в сторону, чтобы не придавило бронированной тушей.

Под нажимом тварей нам пришлось отступать, отчего активизировались растения, выпуская отдельные лианы наружу и нащупывая добычу вслепую. К счастью, крабы для них были точно такой же добычей, как и люди, с той только разницей, что люди двигаются быстро, огрызаются и не дают себя схватить, а крабы по своей природной тупости, позволяли оплести себя лианами.

Спустя некоторое время мы смогли прорваться за спину нападающим, оставив их на растерзание растениям. Странно было видеть, как огромная бронированная туша, оплетённая тысячами тонких лиан, утаскивалась в заросли. Очень скоро от крабов, живых и мёртвых, не осталось ничего, а мы смогли снова вернуться на скалы.

Но и без потерь у нас не обошлось, теперь уже Игорь, не успев вовремя выстрелить, попал под клешню. Карабин был перекушен пополам, вместе с рукой, что его держала. Даже стальной наруч не помог, металл разрезало, как бумагу. Теперь от левой руки парня остался обрубок, кисть была потеряна чуть выше запястья. Но ждать, пока отрастёт обратно, на этот раз не пришлось. Алик во время бегства успел подхватить этот обрубок и теперь всерьёз намеревался прирастить обратно.

— Ты уверен, что получится? — спросил я ошарашено.

— В книгах написано, что получится, — упрямо заявил он. — Пришить, забинтовать и смазать специальным составом. Все препараты у меня есть, отчего не попробовать?

— Действуй, — вздохнул я.

На Игоря было страшно смотреть, он был бледен, тяжело дышал и мелко трясся. Обрубок руки, наскоро перетянутый жгутом, продолжал понемногу кровоточить, а рядом уже возился Алик, придумывая, как бы ловчее пристроить на место отрубленную конечность.

— Боря, подержи вот тут, — сказал он, показывая пальцем. — Вот так, чтобы плотно соприкасались. Игорь, а ты выпей вот это.

Игорь, окончательно впавший в прострацию, отхлебнул какое-то тёмное зелье из большой стеклянной фляжки, видимо, обезболивающее или противошоковое. Подействовало быстро, глаза парня подёрнулись мутной пеленой, дыхание постепенно успокаивалось, исчезла дрожь, а через десять минут он уже крепко спал. Алик продолжал колдовать над его рукой, причём, колдовал он в прямом смысле слова, под пальцами мелькали какие-то синие искры, что прижигали поврежденные сосуды, постепенно плоть начала срастаться, даже пришивать ничего не пришлось, хотя доктор уже приготовил нитки и иглу.

По конец операции рука уже начал напоминать руку, а не два составленных куска, кожа почти срослась, оставив глубокий рубец, замазанный толстым слоем коричневой мази, теперь оставалось ещё срастить разрубленные кости, но это, как я понял, более сложный процесс и займёт он больше времени.

Алик остановился, перевёл дух и посмотрел на нас.

— Кажется, получилось, — он как будто сам не верил своей удаче. — Сейчас попробую восстановить кровоток.

Дрожавшими от усталости руками он с трудом развязал жгут, рубец налился кровью, мелкие ранки начали кровоточить, но кисть, бывшая до того бледной, как у трупа, стала постепенно розоветь, а потом и пальцы судорожно шевельнулись.

— Победа, — сказал я.

— Сам не верил, — честно заявил он. — В нашем мире такое непредставимо.

— А что у тебя с магией? — спросил я. — Ты ведь колдовал сейчас?

— Магия есть, — признал он. — Только это само собой, можно сказать, неосознанно. Нет конкретных заклинаний, которые можно выучить, просто пальцы чувствуют, как устроена рана, как растут ткани, сосуды соединяются между собой, нервы восстанавливают связь. Я как будто срастаюсь с организмом, который лечу. На это мана расходуется, но совсем немного. Целительство у меня уже за тридцать перевалило, может быть, потом смогу и оторванную голову прирастить.

Оставив Игоря отходить от шока и принятых лекарств, мы попытались разобраться в ситуации. Убитые крабы дали нам кучу опыта, который, правда, большей частью достался дистанционникам. Лично у меня подпрыгнул уровень и дистанционное оружие прибавило один пункт. Туда же отправил полученные очки обучения, а из характеристик поднял только ловкость.

Теперь надо было решить, что делать дальше. Атаку крабов мы пережили, больше в обозримой перспективе они не появятся. Но и вперёд идти было затруднительно. Скалистый берег обрывался большим заливом, оба берега которого сплошь заросли тем самым хищным лесом, а в самой воде резвились чудовища. Над волнами сразу в нескольких местах вздымались огромные чёрные плавники. И укрыться от них на мелководье не получится, здесь прямо от берега начиналась глубина.

— Акулы, — сделал вывод Борис. — Или касатки.

— Нам без разницы, что те, что эти, — сказал я. — Как с ними справляться, вот вопрос.

— Может, отраву в воду вылить? — предложила Марина.

— Отравы совсем мало осталось, — виновато развёл руками Алик. — Я, когда убегал, котелок выронил, а во фляге всего полстакана осталось. Да и, будь даже котелок полон, на такой объём никакой яд не подействует.

— Демиург говорил, что морские монстры нам пока не по зубам, — вспомнил я. — Но упор был на слово пока. С тех пор мы ощутимо выросли в уровнях.

— Может быть, — скептически заметил Василий. — В идеальных условиях совместными усилиями мы смогли бы убить парочку, но их тут не один десяток. Подозреваю, если перебьём этих, из моря приплывут другие. Может, плот попробовать связать?

— Из чего? — я указал на лес. Подходящие деревья там были, вот только срубить себя не дадут, они тут нервные и огрызаются.

Игорь присел у кромки воды и стал отмывать окровавленные руки. Твари, будь то акулы или касатки, очень чувствительны к запаху крови. Очень скоро хаотичное движение плавников стало упорядочиваться, а ещё минут через пять они направились в нашу сторону.

— Плывут, — сказала Дарья, поднимая лук. — Алик, давай отраву, сколько есть. Попробую сократить число.

Доктор протянул ей флягу с широким горлом. Рядом встала Марина с арбалетом, Алик отдал свой карабин Семёну. Берег, который был сплошным нагромождением камней, сразу у кромки воды круто обрывался вниз, даже дна видно не было. Значит, твари смогут подплыть вплотную.

Самая нетерпеливая тварь, разглядев нас, выпрыгнула из воды, впустую клацнув огромной пастью. Не акула, но и не касатка, что-то среднее, но пасть такова, что запросто человека пополам перекусит. Стрела из мощного эльфийского лука ударила прямо в морду, воткнувшись едва на пару сантиметров. Но и этого хватило, чтобы пасть захлопнулась, а сама тварь, сделав несколько оборотов в воде, всплыла кверху брюхом. Минус один. Арбалетный болт отскочил от шкуры второй твари, зато пуля её пробила. Уже минус два.

Вот только твари оказались отнюдь не безмозглыми, они не собирались вертеться у берега и позволять себя расстреливать. Убедившись, что в самой воде добычи нет, они снова рассредоточились по заливу. Кроме того, мы смогли убедиться, что их много, слишком много для нас. У Даши оставалось три десятка стрел, да и пуль к карабину было всего ничего. Просто не сможем перебить всех, а в воде нам хватит и одной.

— Ульяна, — позвал я. — А ты сможешь оживить тварь?

Я указал на две мёртвых туши, что плавали у самого берега.

— Попробую, только я не представляю, как ими управлять.

Достав амулет и поправив на пальце кольцо, он присела у самой кромки воды, произнесла шёпотом заклинания, сделала нужные пассы руками. Тварь едва заметно шевельнулась, провернулась вокруг оси, старательно заработала плавниками, выровнялась на поверхности воды, после чего погрузилась по условную «рубку» и бодро направилась к своим. Ульяна сидела на большом камне со стеклянными глазами, видимо, такие твари автономно не работали, требовалось ручное управление.

Толком разглядеть, что происходило в массе чудовищ, я не смог. Группа плавников, что собралась в самой середине залива, шарахнулась в стороны, но потом наш монстр всё же нашёл жертву и вцепился зубами. Вода сразу окрасилась кровью, началась драка, мертвец побеждал, а остальные не спешили на выручку своему сородичу, подобное явно выбивалось из их алгоритма действий. Расправившись с одним, мегалодон-зомби бросился на остальных. Снова те попытались сбежать, но один попал в зубы бывшего сородича.

Но радоваться было рано, надежда на то, что мертвяк вот так, одного за другим, порвёт на части всех тварей, быстро испарилась. Всё же это были не акулы, их мозг оказался крупнее, а потому они быстро сообразили, что этот сородич не в себе, и нужно принимать меры. А после этого оказали коллективный отпор.

Ульяна встрепенулась, негромко крикнула и едва не упала в воду, а потом заявила:

— Больше так не буду делать, не успела вовремя отключиться, чувствовала, как на части меня рвут.

— Итого у них минус четыре, — заключил Алик. — Осталось ещё тридцать. Или сорок.

— Я в ближайшее время не смогу, — заявила Ульяна. — Заклинание долго перезаряжается.

— А нам спешить некуда, — я присел рядом и стал смотреть на воду.

— А сколько акула плывёт до того берега? — спросила Ксения.

— Минут десять, — прикинул я. — А что, есть какие-то мысли?

— Мысли есть, — девочка пожала плечами. — А пользы нет. Если оживить второго, я смогу сесть на него, включить невидимость и доплыть до того берега.

— Вот только амулет у нас один, — напомнил я. — Могли бы пользоваться по очереди, но как его возвращать обратно?

— А чего мы на воде зациклились? — спросила Ульяна, которой уже надоело сидеть без дела, восстанавливая способность. — Давайте попробуем по берегу. Вот тут, по самой кромке. Это, по-моему, будет быстрее. Постепенно вырубим крайние деревья, я могу огнём сжечь несколько. Полчаса мне дайте, я восстановлюсь, потом хлебну зелья. Алик, зелья ещё есть?

— Полно, — он продемонстрировал несколько пузырьков разного размера и формы.

— Вот, и пойдём потихоньку. Нам ведь только тропинка нужна, метра полтора, дальше не достанут.

— Там корабль, — сказал Ксения, указывая куда-то в сторону моря.

Все немедленно обернулись, корабль, в самом деле, был, далеко, но видно его хорошо. Правда, смотреть приходилось против света, а потому виден был только силуэт.

— Он нам ничем не поможет, — сказал я грустно. — Они нас не видят, кроме того, неизвестно, что это за корабль.

— В прошлый раз, если кто забыл, с моряками у нас некоторое недопонимание было, — напомнил Борис. — Очень может быть, что это они и есть.

Версия, выдвинутая Борисом, имела право на существование. Капитан Мёртвая Конечность нас точно не забыл, скорее всего, его судно ошивается где-то поблизости, и вряд ли здесь такой активный поток судов. Лучше нам залечь и не отсвечивать, иначе окажемся в нехорошей ситуации, с одной стороны — бортовые пушки, с другой — растения-людоеды.

К счастью, корабль скоро исчез. А мы, приготовившись к бою, покинули убежище на камнях, и пошли в сторону зарослей. Растения среагировали на нас не сразу. Минут пять мы смело шагали вперёд, прорубая себе просеку. Особенно старался Василий, его чудо-меч запросто рассекал стволы и лианы, то, что не мог срубить он, добивали мы с помощью алебард. Ульяна шагала во главе колонны, удерживая на кончиках пальцев маленький огонёк.

Но потом всё стало хуже. Гораздо хуже. Растения сообразили, что добыча проходит мимо, в нашу сторону потянулись лианы, часть стволов стала нагибаться, а некоторые, те, что помельче, просто сдвигались с места, перебирая корнями, как щупальцами. Пространства для манёвра не было совсем. Справа сплошная стена хищной растительности, а стоит сделать шаг влево, — немедленно погрузишься в пучину моря, где или утонешь или будешь сожран.

Некоторое время получалось справляться обычными средствами, Ульяна терпела, сберегая способность. В левой руке она держала ятаган, чтобы обрубать особо наглые отростки.

Пройдя ещё метров сто, мы упёрлись в сплошной затор из толстых стволов. Тут уже выбора не было, вперёд полетели огненные шары. Сложно сказать, какую температуру они давали, но деревьям хватило, чтобы рассыпаться в пепел, оставив после себя только небольшие пеньки. Это даже к лучшему, другие не смогу занять их место. Группа резко ускорилась, пробегая участок, временно бывший безопасным. Ульяна хлебнула зелья и продолжила бомбардировку. Мы бежали следом, стараясь не отвлекаться на случайные деревья, поодиночке они не так опасны.

Таким способом мы смогли пробежать залив почти до конца, теперь нужно повернуть и…

— Я пустая, — Ульяна обессилено села на камни.

— А зелья? — спросил я, оглядывая оставшееся поле деятельности.

— Они не восстанавливают ману мгновенно, — сообщил Алик. — Ускоряют восстановление. Надо хотя бы минут пять.

Но у нас не было этих пяти минут. Деревья полностью отмобилизовались, в нашу сторону стягивались все имеющиеся силы, если бы живой огнемёт работал без перебоев, мы бы могли делать ставку на скорость, опережая их реакцию. Но теперь мы оказались в ловушке, даже назад выйти не сможем, да и смысла в этом нет нет, уже половина пути позади.

— Приготовились, — скомандовал я. — Будем рубить.

Может быть, минут пять-десять мы продержимся, а там и магия созреет. Тут снова проявила себя Ксюша, указав куда-то в глубину острова, она крикнула:

— Там просвет!

Мы немедленно обернулись в указанном направлении. В самом деле, какой-то просвет за деревьями был. Может быть, это ловушка, но мне виделась некая поляна.

— Ульяна! — позвал я. — Как восстановишься, пробей коридор туда.

— А что там?

— Не знаю, но растений там точно нет.

Больше разговаривать было некогда, спятившая природа насела на нас в силах тяжких. Работать алебардой пришлось быстро, в стороны полетели листья и лианы, перерубленные пополам стволы падали нам под ноги, загромождая и без того небольшой пятачок. Но кольцо постепенно сжималось, нас уже не раз хватали за руки, приходилось уворачиваться, спасать друг друга.

Некоторое облегчение принёс Алик, который просто выплеснул из фляги остатки эссенции смерти, жидкость полетела веером, окропляя ветки. Сработало, смерть — это всегда смерть, неважно, для животных, растений или человека. Лианы моментально ослабли, повиснув почерневшими верёвками, стволы перестали шагать, а листья сморщились и тоже почернели. Смерть затронула только малую часть противника, но трупы создали баррикаду, через которую так просто не перебраться. Теперь уже, вместо сплошного напора зелёной массы, в нашу сторону тянулись отдельные ветки и лианы, которые ничего не стоило вовремя разрубить.

— Я готова, — раздался за спиной голос Ульяна.

— Стройтесь коробочкой, — скомандовал я. — Будем прорываться.

Оставалось только надеяться, что просвет этот будет нашим спасением, а не очередной ловушкой. Огненные шары снова полетели в чащу, пробивая узкий коридор шириной в метр. Мы, сцепившись попарно, чтобы труднее было утащить, бросились следом за колдуньей. Двигались быстро, иногда не дожидаясь, пока погаснет пламя. На ожоги не обращали внимания, так же, как и на удушливый дым и облака пепла.

Ульяна, как я понял, уже была на пределе возможностей, файерболы получались всё меньше, но всё же воспламеняли деревья. А потом всё кончилось, последние два деревца, которые от магического огня начали только тлеть, мы просто сшибли своим напором, прорываясь на открытое пространство.

Тут как нельзя лучше подходит сцена из мультфильмов, когда герой выбегает на обрыв и ещё делает несколько шагов по пустому пространству, только потом падая вниз. Примерно так получилось и с нами. Открытое пространство было обрывом, а затормозить мы уже не успели, да и нельзя было тормозить, нас бы просто растерзали.

Первые ряды с грохотом и матом рухнули вниз, следующие, разогнавшись, последовали за ними. К счастью, обрыв был не таким высоким, да и стена была не совсем вертикальной, пролетели мы метров пять, а потом кубарем покатились вниз. Весь мир завертелся, голова стала отказывать, но всё это быстро закончилось ударом о камень, от которого защитил стальной шлем.

Некоторое время я пытался прийти в себя. Пошевелил рукой в которой каким-то чудом осталась зажата алебарда, потом ногой, попытался поднять голову. Всё работало, только в глазах стоял туман, не позволяющий разглядеть картину мира. Попробовал поморгать, стало лучше, но ненамного. Когда привстал и огляделся, оказалось, что туман не в глазах, он в воздухе. Мы в какой-то долине, где стоит туман. Не такой уж густой, видеть можно метров на сто.

Где-то рядом раздался стон. Присмотревшись, я разглядел Бориса, который с трудом пытался распрямиться. Чуть дальше так же стонал Алик. Ему досталось куда сильнее, доспехами он не злоупотреблял, обходясь одной кольчугой, а теперь сильно разбил голову. Большая рана на лбу кровоточила, заливая лицо кровью. Ксения отделалась лёгкими ушибами. Семён разбил нос и вывихнул ногу. Больше всего досталось Марине, у неё было сломана рука, к счастью, левая, и, как я понял, отбиты или сломаны рёбра.

— Алик, — я подполз к нашему лекарю и попытался вытереть ему кровь. — Начинай лечение.

Глава двадцать вторая

Лечение затянулось на несколько часов. Алик, сам едва стоявший на ногах, раздал зелья, вправил вывихи и переломы. Но продолжить путь мы пока не смогли. Марина идти пока не могла, а нести её не было сил. Да и сам Алик получил неслабое сотрясение мозга, отчего плохо соображал. Пришлось скомандовать привал.

Место, где мы оказались, выгодно отличалось от зарослей хищных растений. Это была широкая долина, где протекала небольшая спокойная река. Пологие берега заросли травой и редким кустарником, редкие деревья не проявляли агрессии. Здесь постоянно стоял густой туман, но он нам особо не мешал. Главное преимущество этого места заключалось в отсутствии серьёзных врагов.

Перебинтовавшись и напившись лечебных зелий, мы расположились на обед. Или ужин, учитывая, что солнце уже садилось. С дровами здесь было туго, но кое-какой костерок разложить смогли. На ужин были сухари и вяленое мясо, такая пища основательно надоела, но выбора особого не было, к тому же это очень питательная штука, а силы нам нужны. На костре вскипятили чайник, а заварку мы купили у последнего торговца.

— Кто-нибудь направление запомнил? — спросил я.

— Оттуда мы свалились, это было направление, перпендикулярное береговой линии, — начал рассуждать Василий, неплохо сведущий в топографии. — Мы прошли по берегу примерно треть расстояния, надо полагать, мост вон там.

Он указал пальцем по течению реки.

— Может, реку используем? — предложил Семён. — Там, дальше, деревья есть, плот свяжем и поплывём.

— Мысль хорошая, только вопрос: а кто в этой реке живёт? — напомнил я.

— Там мелко, — возразил Борис. — Могут быть пираньи, но водоплавающих динозавров точно нет.

— Значит, так мы и поступим, — согласился я. — Завтра все, кто может двигаться, пойдёт делать плот. Река поможет сэкономить время и…

Договорить я не успел, где-то вдали раздался вой, настолько громкий и тоскливый, что нас всех обдало холодом.

— Волки? — испуганно спросила Марина.

— Может быть и волки, — кивнул головой Борис. — Только с учётом ситуации, это или волки-мутанты с меня размером, или их там пара-тройка тысяч.

— Если я правильно понимаю, — сказал Василий, вглядываясь в темноту. — Они сейчас на том берегу. Волки умеют плавать?

— Собаки ведь умеют, — сказал Семён. — Волки чем хуже?

— Место у нас неудачное, открытое, — сообщил Борис. — Атаковать, если что, будут со всех сторон, надо хоть в стенку упереться.

Стенка в наличии была только одна — обрыв, с которого мы скатились. Но до него довольно далеко, да и хищные растения наверху некоторые опасения вызывали.

— Занимаем круговую оборону, — велел я. — Разбирайте оружие. Ульяна, сотвори свет и отправь его к реке.

В сторону берега поплыл сгусток синего света, отразившийся от водной поверхности. Мы заняли круговую оборону и стали ждать. В целом, волки опасности не представляли. Одна Ульяна при желании могла их выжечь огненными шарами. Скорее всего, и выжигать никого не придётся. Звери боятся огня, после первого удара просто убегут. Если, конечно, это обычные волки.

Волки были необычные. Да и откуда здесь взяться обычным зверям? Насколько помню, в классической РПГ с ростом уровня игроков растут и противники. Мы все уже настолько сильны, что смысла нет атаковать нас с помощью волчьей стаи. Может быть, оборотни? Какие-нибудь неуязвимые для обычного оружия звери? Я покосился на луну. Тонкий серп, растущая, до полнолуния ещё дней десять.

Как именно волки форсировали реку, разглядеть не удалось. Только что стая металась на том берегу, а потом как-то сразу несколько особей оказались с нашей стороны, причём, шерсть у них была сухая. Сами звери внушали уважение, крупные, чёрные, шерсть дыбом, глаза горят красным огнём. Глухой рёв прокатился по берегу, количество их постепенно увеличивалось.

— Ульяна, пугни, — предложил я.

Колдунья взмахнула рукой, и в сторону стаи полетел комок огня, сантиметров тридцати в диаметре. Волки бросились врассыпную, но одному не повезло. Он превратился в живой факел, который через пару секунд стал мёртвым факелом и рассыпался пеплом. Выжившие звери разразились горестным воем, после чего двинулись в атаку. Видимо, страх перед огнём Демиург заложить забыл.

— А нельзя до пепла не сжигать? — спросил я Ульяну. — Чтобы просто умирали от ожогов, так ведь меньше сил уходит?

— До такого пока не дошла, — отозвалась ведьма. — На верхних уровнях, вроде бы, можно температуру контролировать, а пока так. Либо в пепел, либо вообще никак.

Если бы они повстречались нам на первом острове, когда мы ничего не знали, ничего не умели и были плохо вооружены, такая атака закончилась бы печально. Для нас. Крупные звери, сильные, хорошо мотивированные, да к тому же умеющие действовать в команде, могли просто разорвать людей или даже затоптать, подобно стаду носорогов. Но теперь эти люди стали другими.

Атака с фронта захлебнулась, шесть или семь зверей встретились с огненной дугой, что разошлась от рук Ульяны. Мощность при таком масштабном заклинании упала (значит, можно регулировать), но это было не так важно, просто волки легли обожжёнными трупами, а не рассыпались в пепел.

Умные звери атаковали по нескольким направлениям, часть зашла с флангов. Один, вырвавшийся вперёд, прыгнул, но затяжной полёт прервался встречей с шестопером Бориса, тот держал его, как бейсбольную биту, бил снизу вверх. Результат был ожидаем: окровавленная тушка с почти оторванной головой подлетела на несколько метров, а потом шлёпнулась в реку.

Схватка была короткой, но яростной. Я не пожалел заряда карабина, подстрелив одного с расстояния в полтора десятка метров. Это был такой зверь, что даже на фоне крупных собратьев выделялся своим ростом, следом Василий мечом смахнул голову следующему. Даша успела выстрелить раз шесть, и каждая стрела нашла цель. Стая редела на глазах, очень быстро от трёх-четырёх десятков осталось трое (не три десятка, а три особи), да и те были серьёзно ранены. Решив не испытывать судьбу, они отползли в сторону, пытаясь скрыться в кустарнике.

Мы облегчённо вздохнули, но тут Демиург подкинул нам новое испытание (ибо нефиг расслабляться). Раненые волки ползли не абы куда, там, в кустарнике, на расстоянии полусотни метров стоял… видимо, это был вожак. Их папка, мега волк, оборотень, вервольф и прочее. Тварь была размером с хорошую лошадь, глаза горели красным огнём, а хвост хлестал по бокам.

— У кого какие мысли? — спросил я, указывая на тварь.

— Оборотень? — предположил Василий.

— Не факт, — отозвался Борис. — Может быть, просто вожак. А он вообще, нападать собирается? Мы ведь свиту его покрошили, по идее, должен за них вписаться.

Вожак, тщательно взвесив все вводные, решил всё же напасть. Отодвинув в сторону сильно поредевшую свиту, издал глухой, на грани инфразвука, рык и бросился к нам. Этот враг, надо сказать, внушал уважение. И не только своими размерами. Два огненных шара, что метнулись ему навстречу, пролетели мимо, скорость у него была запредельная. Стрела ударила в плечо, но он этого даже не заметил, ещё секунда и он бросится на нас, разрывая горло первому, кого встретит.

Первым на его пути оказался я, но, к счастью, с карабином в руках, который каким-то чудом успел зарядить. Прыгнул он навстречу пуле. Остановить такую тушу кусочком свинца было затруднительно, но всё же прыжок цели не достиг, приземлился он в шаге от меня, где тут же получил алебардой промеж ушей. Ощущение было такое, словно ударил по бетонной балке, древко едва не вылетело из рук, сам гигантский волк отделался неглубокой раной, которая почти не кровоточила. Да и от попадания пули он особо не пострадал.

Резким рывком вперёд он сбил меня с ног и подмял под себя. Ещё мгновение — и разорвёт. Но не получилось. Огромная пасть, обдавшая меня смрадом гнилого мяса, захлопнулась в сантиметре от моего носа, монстр вздрогнул всем телом, а потом совершенно по-щенячьи заскулил. Справа стоял Василий, воткнувший в бок зверя свой чёрный меч. Клинок вошёл неглубоко, возможно, даже застрял в кости, но и этого хватило. Адскую тварь пробрало адское же оружие.

Волк задрожал всем телом, а потом резко закрутился на месте, соскальзывая с клинка, попытался ухватить кого-то ещё, но получил огненный шар прямо в морду. Его вой едва не оглушил нас, но результат заклинания был не таким впечатляющим. Вместо испепеления, магический огонь только слегка опалил шерсть и, возможно, обжёг глаза. Разбрасывая людей, как кегли огромный волк бросился наутёк, при этом он не забывал бросать своё тело то в одну, но в другую сторону, ловко уходя от стрел, пуль и магических ударов. Секунд через десять он скрылся в темноте, и даже шагов его не было слышно.

Я мельком осмотрел себя. Вроде, обошлось. Грудь болела в тех местах, где лапы прижимали меня к земле, но пробить кольчугу когтями у него не получилось. Надо бы ещё закрытый шлем поискать, кстати, на Бориса он не бросился, понимал, что ловить нечего, добыча защищена, как в раковине, да и огрызается здорово.

Опасность временно миновала, можно было отдохнуть. Костёр за это время окончательно угас и разводить его было нечем. Да и смысла не было, на условном востоке появилась полоса света. Утро. Теперь стоит перекусить и начинать готовить хоть какое-то плавсредство.

Но тут раздался звук, странный звук, похожий на музыку, чуть позже мы различили какой-то духовой инструмент, вроде флейты. Звук шёл со стороны реки. Стало почти светло, но плотный туман не позволял разглядеть что-то дальше полусотни метров. Мы подошли к берегу, держа оружие наготове, то, что неизвестные любят музыку, не говорило об их мирных намерениях.

Минут через десять звуки флейты стали стихать, а потом совсем смолкли, а на реке в пределах видимости появилась ладья, сделанная из странного серебристого материала. Двигалась она с помощью гребцов, что стояли на борту с длинными вёслами. Гребцы напоминали эльфов, светлые волосы, заплетённые в косы, длиннополая просторная одежда, а на носу стоял предводитель, на голове его красовалась корона, сплетённая из ветвей дерева.

Агрессии к нам они не проявляли, поэтому я и своим скомандовал опустить оружие. Лодка ткнулась носом в берег, предводитель легко перепрыгнув через борт, встал перед нами. Теперь мы получили возможность разглядеть его.

Это был не эльф, уши совершенно обычные, на вид лет сорок, может, чуть больше. Ростом с Бориса, волосы длинные, светлые, можно сказать седые, сзади собраны в хвост. Кожа бледная, как у покойника, но выглядит здоровым, видимо, такая расовая особенность. Одет в балахон из серебристой ткани, оружия нет, но в руках странный жезл с набалдашником из цельного рубина.

— Доброго утра вам, чужеземцы, — сказал он странным глухим голосом, казалось, что звук доносится откуда-то издалека. — Давно уже представители человеческого племени не посещали наши места. Кто вы? И какая нужда занесла вас в долину?

— И вам здравствуйте, — проговорил я, стараясь быть максимально учтивым. — Да, мы люди, и занесла нас нужда. Мы путешествуем, нам нужно пройти через остров.

— Я знаю, куда лежит ваш путь, — псевдоэльф отчего-то широко улыбнулся. — Но он будет нелёгким. Здесь, в долине, вы под нашей защитой, но дальше начинаются тёмные земли, там нет нашей власти. И именно туда лежит ваш путь.

— Нам всё равно нужно идти, но мы будем признательны, если вы поможете найти дорогу.

— Что же, я вижу, вы столкнулись с сумеречными волками, — он указал взглядом на место бойни. — И даже одолели их в схватке, это вызывает уважение.

— Стаи, собственно, больше нет, — заверил я. — Ушёл только вожак, а с ним два или три подранка.

— Увы, — он грустно улыбнулся и развёл руками. — Это не обычные волки, если выжил вожак, сохранится и стая, а теперь они станут вас преследовать, вожак очень злопамятен.

— Думаю, мы справимся, — я смотрел в будущее с оптимизмом.

— Сумеречные волки и нам регулярно доставляют беспокойство, а вы на время устранили эту угрозу. Враг моего врага — мой друг, приглашаю вас в город, отдохните и наберитесь сил. Попутно мы подумаем, чем сможем вам помочь.

Отказываться не стоило, отдых, еда и помощь (хоть советом) никогда не помешают, минут через пять весь отряд, схватив вещи, погрузился в ладью. Размер судна был невелик, я думал, что от такой нагрузки оно может и потонуть, но ладья лишь просела в воду сантиметров на десять, гребцы снова взялись за вёсла, а сидевший на корме пожилой музыкант снова взял флейту и начал играть печальную мелодию. Я ещё подумал, что здесь, в гребном судне, уместнее смотрелся бы барабанщик, отбивающий ритм, но им виднее.

Туман на реке никуда не делся, но на ярком солнечном свете видимость выросла почти до полукилометра. Река ощутимо разлилась вширь. Скоро мы различили большую пристань, а потом и каменный город за ней. Каменные дома в два-три этажа, мощёные камнем улицы, какое-то подобие дворцов или храмов с колоннами. Видно было, что город имеет грандиозные размеры, но при этом находится в упадке. Стены домов сильно потрескались, штукатурка местами отвалилась, улицы были частично завалены мусором, а людей видно не было.

— Наше царство мертво, — объяснил местный предводитель, — я — Кетлер, потомок древнего рода, достойный носить корону предков, теперь называюсь просто предводителем. Мой народ был выбит в многочисленных битвах, вымер от голода и лишений, часть его разошлась по другим землям, а часть просто умерла своей смертью, не оставив потомства. Жалкие остатки некогда великой страны.

Лодка остановилась, гребцы тут же стали закреплять её на пирсе, а мы сошли на твёрдую землю.

— Проходите дальше, там, ближе к центру города, наше поселение, там вас ждёт очаг, горячая еда и песни. Мы нечасто принимаем гостей, но вам будем рады. Оттуда вы отправитесь в дальнейший путь.

Город производил тягостное впечатление. Былое величие особенно бросалось в глаза на фоне существующего запустения. По мере того, как мы продвигались к центру, дома становились всё больше, улицы шире, а в окнах появились стёкла. Вот только людей почти не было. На пути мы встретили только четверых. Они были одеты так же, как и король, только ткань была попроще. Встретив нашу процессию, они низко кланялись, а потом снова отправлялись по своим делам.

Только в самом центре, где стоял дворец, размерами превышавший Кремль, мы встретили некоторое оживление. Дома вокруг были заселены, по улицам проезжали запряжённые быками телеги, а чуть в стороне имелся небольшой рынок, где продавали речную рыбу, зерно и овощи. Рядом с дворцом в каменных берегах протекала широкая полноводная река. Та, по которой мы сюда прибыли, была только её притоком, а здесь имелся хороший транспортный путь, где можно было увидеть несколько большегрузных кораблей под парусом. Корабли эти куда-то ходят, значит, есть другие поселения, с которыми поддерживается связь. Такой вывод я сделал из увиденного.

Нас разместили в просторном помещении с деревянной мебелью и очагом. Прямо сейчас один из слуг разводил огонь.

— Присядьте, отдохните, скоро вам принесут еду, — заверил король. — А чуть позже я позову вас на совет.

Король нас покинул, а мы стали размещаться. Кроватей хватало на всех, а ещё были стулья и лавки с мягкой обивкой и круглые столы из тёмного дерева.

— Как думаете, не обманет? — спросил Борис, с опаской присаживаясь на лавку, мебель выглядела хрупкой, могла и не выдержать вес.

— Не похоже, а даже если и обманет, мы не беззащитные, — сказал я, присаживаясь рядом, лавка ещё немного прогнулась, но выдержала.

— А душа у них нет? — тут же принялась за старое Ульяна. — И кровати мягкой. А то тут голые доски.

— Может быть, на совете узнаем, — сказал Василий. — Где-то ведь они спят.

— Кто-нибудь направление запомнил? — поинтересовался Алик. — Мы немного удалились от цели.

— Если получится, — начал я рассуждать, — двинем по большой реке, выделят плавсредство — отправимся на нём, не выделят — сделаем плот. Надеюсь, у них можно будет разжиться хотя бы информацией. Может, карту покажут.

Камин в комнате был к месту, солнце здесь светило ярко, но теплее от этого не становилось, да и от реки шла сырость. Туман так и не думал исчезать. А камин согревал уютным сухим теплом, одежда постепенно высыхала, начинало клонить в сон.

— Скоро там кормить будут? — с тоской спросил Игорь. — Или, может, запасы достанем?

— Подождём ещё, — сказал я. — Будем надеяться, что кормят здесь вкусно.

Ещё через полчаса прибыл стражник. Охрана местного короля выглядела внушительно, этот человек отличался высоким ростом, могучей комплекцией, а кроме того носил доспехи. Кираса из серебристого металла, наплечники и шлем, напоминающий греческий, только сделанный не из бронзы, а из стали. В руках он держал короткое копьё, а на поясе висел кинжал с клинком длиной в локоть.

— Его Величество просит вас прибыть на совет, — сказал он с лёгким поклоном.

Если просит, — это хорошо, значит, относится к гостям с уважением. Вообще, этот король мне понравился, скромный, понимает, что звездить ему не с чего, всё королевство размером с большую деревню. Осталось понять, куда идти.

— Мы готовы, — сказал я. — Говорите, куда идти.

— Я провожу, — сказал солдат.

Мы отправились по длинному коридору, оставив мешки с имуществом, но не сняв доспехи и прихватив оружие. Сопровождающий посмотрел неодобрительно, но ничего не сказал. Видимо, решил, что таким варварам, как мы, убеждения запрещают расставаться с оружием.

Зал, где должен был проходить совет, располагался в глубине дворца, коридор был тёмным, а светильники висели хорошо если на каждых ста метрах. Огромная двустворчатая дверь распахнулась, и мы вошли в просторный зал. Света и здесь было немного, если король постоянно сидит здесь, неудивительно, что он такой бледный. Впрочем, все его подданные не имели загара.

В одном углу полыхал огромный камин, в который загружались целые брёвна. В центре зала стоял большой стол, накрытый скатертью, а на столе несколько слуг расставляли блюда. В самой середине на деревянной доске лежал запечённый кабан, обложенный овощами, вокруг него были большие котелки с супом, горки хлебных ломтей, жареная рыба, фрукты и кубки для напитков, наполнять которые полагалось из огромного кувшина. Я и так давно хотел есть, а теперь, когда аппетитные запахи защекотали ноздри, пришлось закрыть рот, чтобы не капать слюнями на скатерть. Сам хозяин кабинета восседал на резном деревянном троне, спинка была украшена изображениями летящих драконов и ещё каких-то чудовищ, с которыми бились люди в длинных кафтанах. Король слегка преобразился, корона его была уже золотой, на плечах было какое-то подобие эполет, а сама одежда оказалась расшита золотом.

— Присаживайтесь, друзья, — великодушно предложил он, широким жестом окидывая стол. — Сожалею, но это лишь остатки былого великолепия королевских пиров, всё, что смогла дать наша земля. Она по-прежнему обильна, жаль, только нет рук, чтобы её обрабатывать.

На мой взгляд, стол был великолепен, если это — остатки роскоши, то что было в лучшие времена? А пока нас всё устраивало, к тому же рядом остались слуги, которые сейчас старательно нарезали мясо и рыбу, а ещё наливали вино в кубки. Налили и самому королю, он пил из того же кувшина, с той только разницей, что его кубок был золотым, а наши серебряными.

Вино было великолепным, а мясо таяло во рту, специи, что обильно добавили при готовке, возбуждали аппетит, заставляя тянуться за новой порцией. Запасы таяли, но тут же пополнялись новыми блюдами, слуги не дремали, сноровисто заменяя пустые тарелки полными. Доев рыбу, я отвалился от стола, пришлось даже слегка расслабить ремень, чтобы было легче дышать.

Сам король ел мало, в основном налегая на фрукты, да ещё временами отхлёбывал из вино кубка. Он не начинал разговор, справедливо полагая, что сперва гостей нужно накормить и напоить.

Говорить начали только спустя полчаса. Король отставил кубок на специальный поднос у трона, рядом с ним материализовались двое советников. Охраны я не видел, возможно, стоят где-то дальше, в темноте, чтобы не раздражать гостей.

— Итак, дорогие гости, — проговорил он, оглядывая нашу команду. — Я поговорил с советниками, мы пытались выяснить, каким путём вам стоит двигаться.

— И? — осторожно спросил я.

— Путь у вас, если быть откровенным, один, — король передал кубок слуге, что вертелся поблизости от трона. — И, скажу вам честно, он вас не обрадует.

— Там опасно? — спросил я, хотя ответ был уже известен. Нет здесь безопасных путей, не для этого мы сюда пришли.

— Более чем, это горный перевал, извилистый и заросший лесом, но пройти по нему можно, — король некоторое время помолчал и приложился к кубку. — То есть, пройти можно было бы, если бы не те, кто населяет горы.

— Они настолько опасны?

— Да, опасны, об этом говорит тот факт, что мы сами уже давно не ходим в горы.

— И кто это?

— Это хаотические создания, полностью лишённые человеческой сущности. Сложно их описать, выглядят они по-разному, чаще всего имеют вид теней. Представьте себе тень, которая обрела объём и форму, похожую на человеческую. Или звериную.

— Их можно убить?

— Да, но это трудно, особенно опасны они в ночное время, а пройти перевал за светлое время вы не успеете.

— Я думаю, мы справимся, — Ульяна многозначительно улыбнулась и покатала между пальцами огненный шарик, размером с апельсин. — У нас есть средства для этого.

— Увы, — король вздохнул и снисходительно на неё посмотрел. — Если бы всё было так просто. Я и мои подданные обладаем магией стихий, вот только в схватке с созданиями Хаоса она почти бессильна.

С этими словами он тоже сотворил огненный шар, только размером с баскетбольный мяч, перекинул его с руки на руку, а потом погасил.

— На них не действует магия и очень слабо действует обычное оружие. Они, если быть откровенным, живут одновременно в нашем мире и мире теней, а потому убить такое создание чрезвычайно трудно. Не идут они и на переговоры, просто атакуют всё, что приближается к ним.

— Но… какие-то способы есть?

— Они не любят свет, не боятся, а именно не любят. Поэтому днём атаки ждать не следует, могут быть единичные нападения, но с ними вы, я думаю, справитесь. Ночью… — он некоторое время раздумывал. — Ночью всё сложнее, вам будет противостоять даже не отдельная тень, сама Тьма будет порождать этих созданий, они будут появляться в любом месте, всегда неожиданно. Если вы хорошо владеете магией, попробуйте сотворить сильное заклинание Света, оно их отпугнёт на время. Также им можно навредить опосредованно, то есть, сам огненный шар никакого вреда не нанесёт, а вот деревья, загоревшиеся от него, уже могут повредить своим пламенем. Наконец, можно нести с собой факелы, это будет хорошим дополнением к мечам. Неплохо помогают огненные стрелы.

— Спасибо за совет, — проговорил я задумчиво. — Мы попробуем подготовиться.

— Я отдам приказ, мои подданные принесут вам необходимое.

— Что с алхимией? — спросил Алик. — Есть какие-то яды, что действуют на них.

— Отравить напрямую их невозможно, но я дам вам рецепт, этот состав вызывает у них сильное отвращение, настолько, что атаковать вас будет для них мукой.

— А как попасть на этот перевал? — спросил я.

— Отсюда вы пойдёте на прямо север, там, в десяти милях от границы города заканчиваются мои владения, оттуда начинается Великий Лес, там нет никакой опасности, кроме диких зверей. Местность будет подниматься, вы увидите двойную гору, нечто, вроде двух каменных столбов высотой до неба. Вершины их разглядеть невозможно из-за облаков. Вам нужно пройти между ними и дальше путь будет открыт.

— Выходим завтра ночью, — решил я. — Сегодня и завтра попробуем подготовиться.

— Мудрое решение, — похвалил король. — Вам дадут доступ в алхимическую лабораторию и библиотеку, изучите новые рецепты, сварите зелья и пополните арсенал заклинаний.

— А если пользоваться скрытностью? — спросила Ксюша. — Можно пройти мимо них, пользуясь невидимостью?

Король только развёл руками.

— Они, если можно так выразиться, видят нас не глазами, то есть, и глазами тоже, но они также видят энергетический след каждого живого существа. Невидимость только затруднит им задачу, но полной защиты не даст.

— В таком случае, — сказал я, вставая из-за стола, — разрешите откланяться, мы не станем терять время и займёмся подготовкой.

— Надеюсь, вы проведёте оставшееся время с пользой, — король кивнул головой и жестом подозвал охранника. — Покажите гостям библиотеку и в лабораторию, дайте им всё, что попросят

Глава двадцать третья

Сухие строчки перед глазами поведали нам, что команда номер четыре покинула третий остров, число их при этом сократилось до пяти человек. Конкуренты не дремлют, нам удалось их обойти, но разрыв минимален. Ещё сообщалось о двух погибших в команде три и два, они всё ещё блуждали в лабиринте третьего острова.

А мы готовились к прорыву. Алик, угнав в рабство Игоря и Семёна, оккупировал алхимическую лабораторию, сейчас они варили зелье, состоявшее из десятка ингредиентов и требующее сперва получить отвар, потом разбавить его спиртом, настоянным на крови летучей мыши, потом отфильтровать через фильтр из угля сожжённого дуба (ни в коем случае не берёзовым), потом смешать с измельчёнными в пыль кристаллами горной слюды, потом всё вместе перегнать, а оставшийся сухой остаток смешать с чьей-то желчью и разбавить дождевой водой. Короче, рецепт был мутный, а единственная ошибка сделает зелье непригодным. В лаборатории бурлили колбы, над ретортами поднимался удушливый пар, напоминающий химическое оружие Первой Мировой войны, Игорь и Семён носились, как угорелые, прикрывая органы дыхания платками, а сам Алик осуществлял общее руководство, чинно усевшись за столом и листая толстую книгу в деревянном переплёте.

Ульяна оккупировала библиотеку, также обложившись книгами и свитками. Запас литературы впечатлял, книги стояли на полках, высота которых составляла четыре этажа, а доставать их следовало, используя огромную стремянку, которую для нашей колдуньи передвигал Борис. Также к её услугам имелась пара библиотекарей, которые служили живыми каталогами, они на память знали все тома и место их хранения.

В остальном нам помогли дворцовые слуги. Они принесли охапки подготовленных факелов, не просто смолистых палок, а вытесанных из хвойной древесины колотушек длиной чуть короче метра, в которых спереди было отверстие, заткнутое паклей, пропитанной горючим составом. Надеюсь, гореть они будут долго.

Дарья получила почти сотню стрел, сами стрелы ничего особенного собой не представляли, зато на каждой была намотана тряпка, пропитанная смолой с добавками. Было сказано, что этот состав даёт очень яркое пламя с большой температурой. Сама она такое количество переносить не сможет, пришлось нагрузить Марину.

Те же бойцы, что делали ставку на ближний бой, предались тренировкам, а, получив от Алика специальное ядовитое масло, смазывали им оружие.

Сам поход решили перенести на вечер этого дня, король прислал проводников, которые рассказали, что сперва нужно будет пройти через густой лес, где живут дикие и агрессивные звери. Дело это небыстрое, очень может быть, что вся ночь уйдёт только на это.

Время пролетело незаметно, около шести часов вечера вся команда построилась в дворцовом дворике. Провожать нас вышел король собственной персоной, я вообще заметил, что он своим титулом особо не гордится, но это понятно, королевство его на карте почтовой маркой закрыть можно, все подданные друг друга в лицо знают.

— Друзья мои, — начал он напутственную речь. — При других условиях я ни за что не позволил бы вам отправиться в столь опасное путешествие. Вас ждут немалые трудности и опасность, которая испугала бы и более смелых, но у вас выбора нет. Я попытался вам помочь, сделал всё, что в моих силах, и очень надеюсь, что помощь моя не будет напрасной. Вас ждёт нелёгкое испытание, но, уверен, вы его с честью выдержите. Напоследок примите от меня подарки, небольшие, но полезные.

С этими словами он обошёл весь отряд, вручил подарок и сказал ещё пару слов. Борис получил амулет, позволяющий увеличивать урон от атаки, он каким-то образом утяжелял оружие в момент удара. Алику вручил набор юного химика, позволяющий варить более продвинутые зелья. Семён получил странного вида монокль, который к тому же непонятно как держался в глазу, а в довесок — набор инструментов ювелира, позволяющий работать с любым оружием. Даша получила пару самоцветов, которые король вставил собственноручно в её лук. Оружие с виду стало ещё более уродливым, но характеристики повысились. Марина получила браслет, ускоряющий руку с мечом. Действовал он ограниченное время, но на одну короткую схватку должно хватить. Игорь обзавёлся наручами, что позволяли блокировать удар противника и возвращать ему часть урона, около пяти процентов, но и это было неплохо. Ксении он дал плащ, который давал если и не полную невидимость, то хотя бы незаметность. Ульяна обзавелась перчатками, колдовать в которых можно было вдвое быстрее. Василий получил не предмет, а татуировку на тыльной стороне левой ладони. Смысл был не до конца ясен, но когда он брал в руку меч, рисунок в виде древней руны начинал светиться. Король объяснил, что теперь любое оружие в этой руке станет магическим.

На этом королевское напутствие закончилось, мы поблагодарили его и низко поклонились. В самом деле, такое гостеприимство следовало ценить, на нашем пути встретилось не так много хороших людей.

Проводники довели нас до окраины владений короля, а оттуда мы двигались сами. Ничего ужасного на нашем пути пока не встретилось. Вокруг был лес, но не особо густой и без всяких хищных растений. Такой лес мог быть в России, где-нибудь в южных губерниях. Диких зверей мы тоже пока не встретили, если не считать белок, что перебегали с ветки на ветку, с любопытством поглядывая на странных пришельцев.

Постепенно стало темнеть, и тут мы поняли, что лес отнюдь не безопасен. Откуда-то справа раздался вой, такой, от которого кровь стынет в жилах, чуть позже впереди нас промчался некто размером со слона, что крушит перед собой деревья. На нас он, к счастью, не обратил внимания. Промчался и исчез вдали.

Когда стемнело окончательно, Ульяна использовала заклинание Света. Факелы решили пока приберечь. Часы, проведённые в библиотеке королевского дворца, не прошли даром. Вместо небольшого светящегося сгустка от колдуньи расползлись толстые светящиеся полосы, извиваясь, они проникли между деревьями, осветив пятак леса в радиусе примерно тридцати метров, свет напоминал неоновые лампы. Идти сразу стало веселее, теперь к нам не подберутся скрытно.

А дикие звери не заставили себя ждать. Наш старый знакомый, вожак волчьей стаи явился вернуть должок. Теперь, наученный горьким опытом, он поступил гораздо умнее: сам в бой не полез, но стоял позади стаи и командовал своими подданными.

А подданных было немало, куда больше, чем в прошлый раз, надо полагать, в лесу прошла мобилизация, волки бросились со всех сторон одновременно, круг света они пробежали за пару секунд и сразу же устроили свалку. Ульяна не смогла быстро переключиться на новое заклинание, пришлось драться врукопашную. Но мы это умели и умели хорошо. Самый наглый волк в прыжке встретился с шестопером, снёсшим ему половину головы, стрелы Даши снесли ещё двоих, я своего принял на острие алебарды, потом отшвырнул и, слегка замахнувшись, обрушил рубящий удар на голову следующего. Марина стояла в фехтовальной стойке и делала редкие выпады мечом, ранения были, на первый взгляд, пустяковые, но каждый волк после такого откатывался назад и полностью терял способность атаковать, видимо, проходил критический урон или болевой шок.

Волкам сегодня не повезёт, их было много, очень много, наверное, больше сотни. Вожак хотел атаковать наверняка. Мы пока выдерживали атаки, задавить нас массой у противника не получалось. А потом атака вовсе захлебнулась. Волки внезапно струсили и стали разбегаться, поджав хвосты. Мне это напомнило внезапное бегство обезьян на первом острове. Они ведь не нас испугались, их напугал кто-то ещё, тот, кого они боялись больше, чем нас и даже больше, чем своего вожака, выполнявшего функцию заградотряда. И не факт, что этот кто-то хорошо отнесётся к нам, формула «враг моего врага — мой друг» с дикими зверями срабатывает далеко не всегда.

Тут мы услышали музыку, я бы сказал, что это была флейта, но играла она очень тихо, словно это и не музыка даже, а какой-то естественный звук, вроде шума листвы. Чуть позже в лесной чаще появилось золотистое свечение, а из-за деревьев вышел олень.

Олень, скажу я вам, впечатлял. Ростом выше самого большого коня, размах рогов метра два, да и вид жутко агрессивный, только что дым из ноздрей не идёт. Одного из волков, который не успел убежать со всеми, он мимоходом поддел рогом и отшвырнул метров на десять. Несчастный хищник повис на дереве и не подавал признаков жизни.

Вожак зарычал, с огромных клыков падали капли слюны, глаза горели ещё ярче. Он был чуть меньше оленя, но имел преимущество в виде клыков. Противники стали сходиться. Волк уже даже перестал рычать, атаковал молча, кинулся, пытаясь ухватить противника за горло. Не попал, олень отпрыгнул в сторону и резко повернул голову. Отшвырнул не так красиво, как предыдущего, но вожаку досталось крепко, он издал негромкий визг, а из бока, распоротого рогом, потекла кровь.

Новая стычка и снова олень победил, бросок волка пришёлся в пустоту, а олень, уходя с линии атаки, поддал ему копытом. Не столько опасно, сколько унизительно.

Они дрались ещё минут пять, нельзя сказать, что травоядный побеждал всухую, волк сумел несколько раз ухватить его зубами, раздирая шкуру. Кровь оленя была странного цвета, вроде бы, красная, но в то же время она светилась странным голубым свечением. Но волку досталось куда больше, кровь текла уже ручьём, а клочья шкуры болтались лохмотьями. Оставалось только подождать, пока он потратит последние силы на бесплодные атаки, а потом добить.

Но тут травоядный допустил ошибку, а может, ранения повлияли на реакцию. Очередной бросок волка разминулся с его рогами, огромная пасть сомкнулась на горле, ручьём хлынула кровь, а олень стал биться, пытаясь сбросить тварь с себя.

— Даша, — позвал я. — Не спи, нам лучше остаться наедине с оленем, чем с волком.

Стрела, отравленная каким-то хитрым ядом, вонзилась волку прямо в сердце. Силы магического лука хватило, чтобы пробить шкуру зверя, а яд действовал почти мгновенно. Хватка зубов ослабла, а олень, в последний раз мотнув головой, сбросил с себя опасный груз.

Волк был мёртв, а мы подошли поближе к месту схватки, чтобы посмотреть, как дела с оленем. Олень был плох, зубы волка, острые, словно ножи, распороли вены на шее, кровь лилась сплошным потоком, даже Алик не взялся бы её остановить. Зверь пошатнулся и мутными глазами посмотрел на нас.

— Спасибо вам, друзья, — сказал он человеческим голосом.

— Говорящий олень, — сказал Василий.

— Я — король всех оленей, я защитил свой народ, — голос его звучал совсем тихо, видно было, что силы оставляют могучего зверя. — Спасибо вам, что помогли, теперь мне не так страшно умирать, врага моего народа больше нет.

Ноги его подогнулись, олень лёг и положил голову на землю. Он был ещё жив, казалось, медленно засыпает.

— Извините, — Алик присел рядом и проговорил ему в ухо. — Товарищ олень, вы ведь сейчас умрёте, вам уже всё равно…

Олень открыл один глаз и подозрительно покосился на алхимика.

— Мы хотели бы взять ваши рога после смерти.

— Люди, — олень вздохнул. — Вы никогда не меняетесь, что же, рога — не такая большая плата за победу в многолетней вражде. Подождите только, пока я умру.

Музыка, о которой мы уже забыли, зазвучала громче, только мелодия, и без того грустная, приобрела траурные нотки. Играла она минут пять, после чего стала затухать, а потом и вовсе замолчала. Олень был мёртв.

— Берём рога и валим, — сказал я, оглядываясь на своих.

Стояло молчание, женщины, даже циничная Ульяна утирали слёзы, всем было жалко оленя. А мы ведь и знали-то его минут десять, не больше. Рога мы всё-таки взяли, нужно было спешить, поэтому использовали меч Василия. Тот одним точным ударом снёс верхнюю часть головы зверя, огромные рога взвалил на плечо Борис, после чего вся процессия двинулась вперёд. Только Алик попросил у Семёна пассатижи, вернулся к трупу волка и вырвал ему клыки.

— Ещё бы печень прихватить, — сказал он, когда догнал остальных. — Но возиться не хочется, да и хранить её негде, там ведь килограммов пять выйдет.

К предгорьям мы вышли ближе к рассвету, волки нас больше не беспокоили, видимо, без вожака нападать на людей было совсем бесперспективно. Горы впереди появились, как и всегда, в последний момент. Сами горы были отнюдь не Гималаями, даже снежных шапок на вершинах не наблюдалось, высота не та. Зато их густо покрывал лес, что для нас не есть хорошо, затруднит бегство.

Световой день, исходя из моих наблюдений, здесь был постоянным, что-то около четырнадцати часов. Вроде бы, не так мало, быстрым шагом можно пройти километров шестьдесят-семьдесят, даже с перерывом на обед. Но тут стоит помнить, что шли мы пока что по склону вверх, и склон этот становился всё круче, местами приходилось карабкаться и забрасывать друг друга на следующий уступ. Где-то наверху перевал, он относительно ровный, а потом дорога пойдёт под уклон. Но, судя по темпам продвижения, на самом перевале мы окажемся аккурат к закату, а дальше пробиваться придётся с боем.

Мы спешили, ели на ходу, но даже так становилось ясно, что не успеем. Да и враги наши не дремали, очень скоро мы стали замечать некие тени, бесформенные сгустки темноты, что проскакивали вдалеке. Нас, что называется, ведут и постепенно обкладывают. К моменту, когда темнота позволит им атаковать, вокруг нас будет плотное кольцо этих созданий, с которыми неизвестно как бороться.

Сумерки здесь были короткими, только что солнце спустилось к горизонту, как вокруг уже почти полная темнота.

— Ульяна, — позвал я.

— Сейчас, — нервно отозвалась она, создавая заклинание.

Потоки света залили окружающее пространство, в радиусе двадцати метров стало светло, как днём, вот только достаточно ли этого, чтобы остановить тварей?

А твари не скрывались, уже не просто одиночные тени, группы таких теней кружили по краю светового круга, старались подобраться, прячась в тени деревьев.

— Обложили демоны, — проворчал Борис из-под шлема, зачем-то перехватывая шестопер в левую руку.

— Заклинание действует четверть часа, — предупредила Ульяна. — Потом обновлю, если буду в силах.

— Лес дальше хвойный, — заметил Игорь.

— Замечательно, — согласился я, рассматривая высоченные ели и сосны. — И чем это нам поможет?

— Можно устроить лесной пожар, — догадался Семён. — Они ведь горят хорошо, да и сухо здесь.

— Ульяна, сможешь? — спросил я.

— Смогу, но сил уйдёт много, давайте пока потерпим. Они ведь не атакуют.

Мы наконец-то поднялись на перевал, дорога здесь стала относительно ровной, теперь можно было ускориться. Вот только тварей вокруг становилось всё больше. Я пробовал их посчитать, но не вышло, они постоянно прятались, а потом появлялись вновь, кружили, выписывая восьмёрки. Теперь это уже не были бесформенные тени, я ясно различал двуногие силуэты, отдалённо напоминающие сутулого человека с руками до колен.

Первый контакт случился в тот момент, когда заклинание света стало ослабевать, а Ульяне требовалось время, чтобы создать новое. Одна из теней, вдруг обретя плоть, бросилась слева, запрыгивая на плечи Марине. Та, хоть и стала за последнее время неплохим бойцом, смелостью не отличалась, а потому издала истошный крик и повалилась на землю. Тварь, теперь уже бывшая не сгустком Тьмы, а каким-то гибридом обезьяны и насекомого, усевшись сверху, старательно драла женщину когтями.

Василий одним резким движением клинка рассёк существо надвое, но половинки не распались, а, свернувшись в шары, откатились назад. В этот момент вспыхнул свет, пользуясь передышкой, мы бросились к Марине.

Тварь была сильна, если такие кинутся скопом, чёрта лысого мы отобьёмся. Кольчуга была прорвана в нескольких местах, а под ней зияли рваные раны. Крови вытекло немного, подоспел Алик, наложивший лечебное заклятие и поливший раны каким-то эликсиром.

— Выпей это, — сказал он Марине, просовывая между зубов горлышко пузырька. — Идти сможешь?

— Смогу, — осипшим голосом сказала она. — Наверное, смогу.

Это хорошо, пусть и нетвёрдой походкой, но она сможет идти вперёд. Отряд не потеряет скорости, а это сейчас главнее всего. Нам не нужно побеждать, нужно только пройти до конца перевала. Раны её, как я понял, болезненны, но для жизни не опасны, больше шок повлиял.

Мы зажгли огонь в небольших глиняных горшках, теперь наши стрелки смогут зажигать стрелы. Огненных стрел наши враги боятся. Должны бояться.

Не знаю, чего они боялись, но постепенно стая, кружившая вокруг нас, начала всё больше наглеть. Свет не так уж сильно пугал их, они всё чаще приближались на опасное расстояние, регулярно нарушая границу светового пятна.

Не выдержав, Даша подожгла стрелу и выпустила в ближайшего. Тот метнулся в сторону, но опоздал, огненная стрела вонзилась ему в условное плечо. Монстр заверещал и, свернувшись в клубок, откатился назад. Действует. Стало немного легче, хоть какое-то средство у нас есть.

— Только не задерживайся, — сказал я, видя, как лучница достаёт вторую стрелу. Следом взяла свой арбалет и Марина. Теперь уже стреляли в две стороны, что заставило тварей удалиться на почтительное расстояние. — Надо идти вперёд.

У нас уже появилась надежда, что так и пройдём до конца перевала, оградившись от тварей световым кругом. Как раз сейчас справа и слева впереди нас выросли каменные стены, оказавшиеся горами, вершины которых терялись в ночном небе. Но расстояние до них было достаточным, чтобы враги продолжали кружить вороньей стаей. Алик продолжал поить Марину эликсирами, а поскольку вкус у них был отвратительный, женщина выглядела так, словно вот-вот её вырвет.

Новую атаку мы едва не прозевали, твари обладали каким-то интеллектом, поэтому сообразили, что такими темпами добыча от них просто уйдёт. Несмотря на свою нелюбовь к свету, они кинулись одновременно со всех сторон. Первым не повезло. Меч Василия рассёк надвое сразу двоих, Борис своим шестопером разнёс на куски третьего. Стрелы Марины и Даши остановили ещё нескольких. Но дальше бой закипел нешуточный. Моя алебарда разрубила одного до пояса, а вот второй, получивший слабый удар без замаха, просто отлетел назад, а через мгновение атаковал снова с ещё большей яростью.

— Зажигайте факелы! — крикнул я.

Горшки с огнём были под рукой, мы успели зажечь четыре факела, которыми отмахиваться было гораздо проще. Оружие на врагов действовало, но очень слабо. Меч Василия за счёт магических рун, да ещё шестопер Бориса за счёт огромной силы, вложенной в удар. Моя алебарда отскакивала через раз, причиняя очень слабый урон. Ксения, что характерно, справлялась на отлично, её кинжал проделывал в телах нападавших дыры, которые вспыхивали огнём. А ещё она активно пользовалась невидимостью, исчезая в одном месте и появляясь в другом.

— Не стоять на месте! — снова прокричал я, — идём вперёд! Быстрее!

И мы пошли, только скорость упала до черепашьей, сложно идти, построившись в коробочку и отбиваясь от постоянных атак.

— Ульяна, зажигай! — крикнул я.

И она зажгла. Поскольку враги оказались невосприимчивы к магии (она проверила это, бросив один небольшой огненный шар, тот просто впитался в фигуру монстра, не причинив тому ни малейшего вреда), экономить силы не имело смысла. Вперёд полетели огненные шары, деревья на нашем пути вспыхивали факелами, освещая лес в огромном радиусе.

Силы колдуньи иссякли минуты через две, перед нами была открытая просека длиной в полкилометра, справа и слева горели деревья, а сама колдунья старательно хлебала поданный Аликом эликсир. Результат стоил потраченных сил.

Такого твари не ожидали, настоящий, а не магический огонь был им смертельно опасен, пришлось отступить. Мы побежали, те деревья, что стояли на пути, сгорели целиком, под ногами у нас был просто горячий пепел, а чуть в стороне полыхало пламя. Просека с огненными стенами. От жара начинали трещать волосы, а броня раскалялась едва ли не докрасна. Удушливый дым заставлял задерживать дыхание, но даже так у нас получалось бежать.

Когда выжженная полоса закончилась, Ульяна уже частично восстановила силы, но теперь пришлось работать экономно. Новый путь был шириной всего метра два, да и деревья догорели не полностью, подошвы ботинок начинали тлеть от бега по раскалённым углям. Противник, видя, что дела наши не так хороши, попытался атаковать снова.

Двоим не повезло, атака их закончилась падением горящего дерева, которое погребло их под собой. Ещё одного встретил ударом меча Василий. А Даша и Марина прикрывали тыл, засыпая огненными стрелами тех, кто пытался догонять по выгоревшему пространству.

Дорога постепенно пошла под уклон, появилась робкая надежда, что горы скоро закончатся. На каком-то этапе должны исчезнуть и враги, дальше просто не их территория.

Но они тоже это понимали, а у нас уже не было средств против них.

— Я пустая, — заявила Ульяна, принимая очередное зелье. — Минут двадцать ничего не смогу.

— Плевать, идём вперёд, — заявил я, вскидывая факел.

Дальнейшее я помню, как в тумане, мы отчаянно рубились с обнаглевшими тварями, те, ни в какую не желая упускать добычу, лезли прямо на огонь, шли в атаку с огненными стрелами, застрявшими в теле, кричали при этом от боли, но шли.

Упал от удара в голову Василий, его меч подхватил Семён, арбалет Марины разлетелся в щепки, но нападавшего она сумела порубить на части мечом. Её меч тоже был с магической начинкой, помогавшей двигаться быстрее. Несколько раз прилетало мне, но шлем и кольчуга пока защитили. Ульяна крутилась, как циркулярная пила, кромсая врагов на части своими ятаганами.

Одну атаку я пропустил, и она чуть не стала фатальной, алебарда прошла мимо, а гигантский таракан вцепился в меня, разрывая кольчугу и плоть. Спасла Ксения, вертевшаяся под ногами, укол кинжала я не разглядел, но хватка сразу же ослабла, а враг откатился назад с огромной дымящейся дырой в боку.

Факелы прогорали донельзя быстро, а новых оставалось совсем мало. Мы уже никуда не двигались, просто стояли, отражая бесконечные атаки. Древко протазана Игоря разлетелось в щепки, а сам он откатился назад, заставив нас ещё плотнее сомкнуть ряды.

Но всё когда-нибудь заканчивается. Ульяна, восстановив силы, смогла ударить огнем ещё несколько раз, новый пожар подарил нам передышку, мы смогли продвинуться вперёд ещё метров на сто. А потом небо начало светлеть. Противник наш пошёл в последний и решительный. Стая взвыла так, что заложило уши, это уже не атака плотными рядами, это сплошной поток в надежде задавить массой. И у них получилось. Почти.

Борис со своей стороны смог выстоять, шестопер вращался, как пропеллер, перемалывая наступавших, я тоже смог их задержать. А вот с фланга они прорвались. Последние минут десять, до того, как солнце окончательно взошло, наш отряд потонул в потоке тварей.

Потом всё стихло, тишина стояла такая, что слышен был треск огня в ста метрах от нас. Трупы, что валялись по кругу, начали испаряться, превращаясь в чёрный дым, который тут же сносило ветром. А мы начали считать потери. Часть отделалась лёгкими ранениями. Я сам получил несколько рваных ран на груди и левом плече, кольчуга против когтей не устояла, но раны к счастью были неглубокими, а кровотечение удалось быстро остановить. Игорь отделался сотрясением мозга и большой ссадиной на лбу, Марине прилетело в голову, но, опять же, всё окончилось парой синяков и длинной царапиной. Борис не пострадал вообще, его броня оказалась непробиваемой. Но были и те, кому досталось от души. Даша была изорвана с ног до головы, лёгкий доспех её подвёл, кровавые раны покрывали всё тело, кожа и куски мяса свисали с неё лохмотьями, а сама она не приходила в сознание. Борис взвалил раненую на плечо, мы собрались выступать, но тут вспомнили:

— А где Ксюша? — этот вопрос задали одновременно трое.

Быстрый поиск дал результат. Девочка нашлась за обугленным стволом дерева, состояние было ещё хуже, чем у Даши, её буквально порвали на части. Правая рука висела на сухожилиях, половина головы была ободрана, правый глаз вытек, а рёбра слева сломаны и вдавлены в тело. И, тем не менее, в ней ещё теплилась жизнь.

— Жива, — побледневшими губами произнёс Алик и начал доставать зелья. — Нужны носилки, если успеем до моста, спасём.

Носилки соорудили наскоро, использовав древки алебард, а по склону бежали, как спринтеры, рискуя растрясти раненых и вызвать у них новое кровотечение. Мост всё вылечит, надо только успеть.

Глава двадцать четвёртая

Мы успели, склон очень быстро перешёл в пологую равнину, бежать стало легче, а впереди уже показались опоры моста. Никто не стал останавливаться, пробежали ещё метров тридцать, когда поставили носилки, а Борис бережно положил на пол Дашу. Алик снова проверил пульс, потом облегчённо выдохнул:

— Жива.

Если успели на мост, то уже не умрёт, теперь начнётся процесс заживления, пусть медленный, но за пару дней придёт в норму. Теперь надо отдохнуть, всем нам. Небольшая фора ещё есть, надо её использовать. Демиург скучно поведал, что нам полагается бонус, как первым в истории, пришедшим на пятый остров без потерь. Бонус выразился в повышении меньшей характеристики, в моём случае интеллекта.

А за время ночного боя у меня поднялся уровень, очки я раскидал в силу, ловкость и дистанционное оружие. Ещё два очка капнуло на «секиры и алебарды». Мелочь, конечно, а приятно. Теперь уже никуда не торопясь, мы направились к середине моста, где стояла уже привычная нам палатка торговца.

Облик продавца снова изменился, теперь это был солидный господин в камзоле восемнадцатого века, с тростью, в парике и треуголке. Лицо его было, что называется, аристократическим, а тонкие усики торчали в стороны сантиметров на шесть. Увидев нас, он привстал, слегка поклонился и жестом предложил подходить.

— Что есть? — устало спросил я.

— Зависит от вашей платёжеспособности, — звонким голосом проговорил он. — Почитайте каталог.

— А вы рога принимаете? — спросил Борис, открывая рюкзак.

Я, сказать откровенно, даже забыл про наш трофей, а Борис умудрился его спрятать в рюкзаке, объём которого нарушал все природные законы. Огромные рога легли на стол торговца.

— Королевский олень? — продавец привстал и, вставив в глаз монокль, принялся рассматривать трофей, от жадности у него тряслись усы. — Да не просто королевский, это рога великого вожака. Потрясающе! Где вы их взяли?

— Где взяли, там больше нет, — угрюмо сообщил Борис. — Брать будете?

— Разумеется, они стоят целое состояние, думаю, это двадцать тысяч серебром. Правда… у меня нет столько наличности, но, думаю, часть можно взять товаром. Или услугами.

— Услуги не помешают, — тут же заявила Ульяна. — У нас тут проблема с праздничным корпоративом: пятьдесят процентов женского состава в отключке. Мы с Маришкой всё на себе не потянем.

— Я вас услышал, — торговец хитро улыбнулся. — Но предлагаю всё же начать с торговли.

Первым на товар набросился Алик. Его интересовали не только и не столько рецепты или редкие ингредиенты, он потребовал у торговца лечебные мази и эликсиры, явно не расслабится, пока девушкам помощь не окажет. Остальные затаривались лениво. Еда? Конечно, пополнить запасы надо, только никаких разносолов у торговца не было. Всё то же сушёное мясо, фрукты, вино, сухари.

Оружие тоже ничем хорошим не порадовало, разве что карабин приглянулся. Пусть и дульнозарядный, но нарезной, с длинным стволом и прицельными приспособлениями. Это уже лучше лука Даши. Приберу себе, попробую в снайперы. Ещё прикупили двуствольный дробовик, тоже старинный, заряжающийся с дула, но капсюльный, а к нему приличный запас пороха и рубленого свинца. В ближнем бою любой противник рассыплется от попадания.

Починили броню, хотя в последнем столкновении она нас не спасла. Лапы тёмных демонов умудрялись разрывать стальные кольца. Только жучиная броня Бориса оказалась им не по зубам.

Игорь, пролистав каталог, разжился парочкой удобных томагавков и набором метательных ножей, с которыми тут же начал упражняться, уродуя окружающие деревья.

— Растёт наш Большой Змей, — прокомментировал Борис, снимая шлем, я уж и забывать начал, как он выглядит. За время скитаний он обзавёлся солидной бородой, а вот голову регулярно брил, отчего всё больше напоминал сказочного богатыря. — Алик, что там с девушками?

— Живы, — сказал лекарь и вздохнул. — Сдаётся мне, что мы тут дня три проторчим. Это минимум. Иначе не успеют восстановиться. Я всё что мог сделал, теперь только ждать. Если получится, надо покормить, но это потом, когда начнут в себя приходить. Пока только воду с ложки.

— Ну и просидим три дня, — пожал плечами Семён. — Деньги у нас есть, выпивка и еда будет, попутно девчонок на ноги поставим.

— Четвёртая команда на четвёртом острове, — сообщила Ульяна. — Это наши главные конкуренты, остальные пока в лабиринте блудят. Можно надеяться, что там и останутся. Людей теряют постоянно.

— Думаю, пара дней ничего не решит, — принял я решение. — В крайнем случае, потом догоним. У нас, в отличие от конкурентов, команда в полном составе. Да ещё и прокачана на отлично.

— Это меня и беспокоит, — сказала Ульяна, присаживаясь рядом со мной.

— Что это? — не понял я.

— Мы очень быстро прокачались, а остров только четвёртый. Любой враг на нашем пути просто разлетается в пыль. Могут массой давить, но и это выглядит несерьёзно. Противники с иммунитетом к магии — большая редкость. А если и попадутся, Боря их одним ударом размажет.

— И? Это плохо?

— Это настораживает, Демиург обещал трудности. Очень может быть, что на пути нас ждёт какая-то засада.

— Например?

— Не знаю, армия с пулемётами и танками, марсиане на боевых треножниках, какая-то новая головоломка, вроде лабиринта, где уровень ничего не решает. Кстати, я заметила, что уровни противников отображаться перестали.

— Может, мы их просто не видим?

— У меня интеллект прокачан, я даже мёртвые языки читать умею. Тут что-то другое, подозреваю, ситуация выходит за рамки обычной ролевой игры. Тот, кто нас сюда засунул, меняет правила на ходу.

Я промолчал, хотя беспокойство передалось и мне, Демиург, глядя на наши успехи, непременно постарается сделать нам козью морду, а Ульяна наоборот оживилась:

— Чего мы сидим, давайте праздновать, у нас очередная победа. Девушки ранены, но выжили, а скоро встанут на ноги. Денег полно.

— Гарсон! — позвал Борис торговца, который уже по традиции давал Марине уроки фехтования. — Давай нам вина и женщин.

— Я сегодня не пью, — заявил Алик, кивая на раненых, в самом деле, за ними нужен уход.

— Я тоже, — сказал я со вздохом, действительно, напиваться не хотелось. — Будем по очереди дежурить.

— Отлично, — поддержал он. — Тогда нам чай со свежей выпечкой.

Торговец, которому требовалось нас как следует растрясти на деньги, немедленно исполнил все просьбы. Между деревьями появилась удобная беседка, а рядом ещё одна поменьше, где мы положили раненых на удобные лежаки, застеленные мягкими одеялами, это помещение стояло так, чтобы их постоянно было видно. В большой беседке появился стол, уже накрытый с большим выбором блюд, графины с вином, горящие свечи. А в довершение праздника появились девушки. На этом настояла Ульяна, заявив, что она извращения любит, но вдвоём шестерых мужиков обслуживать не нанималась.

Девушек было аж восемь, Ульяна столько потребовала, все молодые, чуть старше Ксении, черноволосые, похожие на испанок. С крепкими телами и ослепительно красивые. Из одежды на них были просторные рубахи, длинные, но почти прозрачные. Борис заикнулся было о куклах из сексшопа, но Василий решительно возразил:

— Нет, это не куклы, понимаешь, Боря, Демиург не просто создаёт вещи, он создаёт их сразу с историей. Вот, например, вымирающий народ на острове. Или подданные дона Эстебана, или пираты на корабле. Они ведь абсолютно стопроцентно настоящие, каждый помнит свою жизнь, у каждого есть сознание, рассудок, ни одного тупого бота с десятком заученных фраз я здесь не встретил. Так что к этим девкам надо относиться точно так же, как к настоящим проституткам.

Одна такая настоящая тут же уселась мне на колени и крепко поцеловала.

— А зачем нам восемь девок? — спросил Борис. — Нас ведь шестеро, да и своих две.

— Чтобы было, — Ульяна широко улыбнулась и пригубила вино из кубка. — Может, у меня лесбийские фантазии. Или просто хочу групповуху в другом комплекте, где женщин больше. Может, хочу со стороны посмотреть на всё это блядство. Какая разница? Отдыхать надо по полной. Или ты собрался остаток денег на текущий счёт положить и проценты с них снимать?

— Кстати, о счёте, — сказал торговец, за руку вводя в беседку очередную девушку. — Вы у меня купили очень мало, я останусь вам должен, несмотря даже на этот праздник плоти, — он кивнул на присланных женщин и стол с угощениями. — Не исключаю, что часть останется за мной, а на следующем мосту я с вами рассчитаюсь.

— Так даже лучше, — согласился я. — Не придётся тащить через весь остров мешок с серебром.

— Часть всё же возьмите, — посоветовал он. — Торговцы есть не только на мосту.

— Спасибо, так мы и сделаем, — сказал я. — К тому же мы останемся здесь дня на три, думаю, часть товаров ещё прикупим.

— Попробую обновить список к завтрашнему утру, — ответил он и вернулся к себе за прилавок.

Я отхлебнул чай из большой фарфоровой кружки с изображением тропического острова, откусил свежайшее пирожное с кремом, а потом запустил руку под подол просторной рубахи, проверяя, как устроены «почти настоящие» девки.

— Юра, — раздался слабый голос из соседней беседки.

Девка была немедленно пересажена на свободное место, а я метнулся в соседнюю беседку. Ксюша пришла в себя, единственный глаз щурился от яркого света керосиновой лампы под потолком, выглядела она ужасно, но умирать не собиралась, попытавшись даже улыбнуться.

— Я здесь, солнышко, — я взял её левую руку и прижал к себе. — Как ты?

— Сам видишь, какая стала, — в уголке глаза появилась слеза.

— Это ерунда, — заверил я. — Полежишь дня три, на ноги встанешь, а к следующему мосту будешь, как новая, даже следов не останется.

— Следы останутся в голове, — сообщила она, удивив несвойственной юному возрасту глубиной мысли. — Такое не забудешь, если только у торговца нет в продаже стирателя памяти. Скажи, остальные живы?

— Да, все живы, только тебя и Дашу порвали. Тебя сильнее.

— Ну и слава Демиургу, — она через силу улыбнулась. — Развлекайтесь, а я просто отдохну.

— А… ты не ревнуешь?

— К кому, к компьютерным ботам? Неписям? Да и к чёрту ревность, я из-за неё здесь и оказалась. Сейчас это смешно вспоминать. Знаешь что, а давай ты её сюда притащишь. Тут ещё один лежак есть, а если надо, то и четвёртый поставим, для Алика. Приятное с полезным, за нами следить будете и девок трахать. А я посмотрю, мне полезно, опыта наберусь.

Я этим несколько озадачился, но всё же сделал именно так. А в большой беседке веселье кипело. Вино лилось рекой, девки избавились от лишней одежды, одна из них танцевала на столе под музыку, которую издавал странный струнный инструмент в руках торговца. Ну, да, за двадцать-то тысяч он спляшет и споёт. Ульяна, кстати, не обманывала насчёт фантазий. На коленях у неё сидела полуголая девушка, а рука колдуньи активно щупала её за грудь.

Я сгрёб в охапку ту, что предназначалась мне, вывел наружу и, обернувшись, сказал:

— Я здесь буду.

Вслед мне кто-то что-то невнятно промычал, но я уже не слушал. Уложив её на лежак, я приступил к активным действиям. Ксения, повернув голову, внимательно следила за действом своим единственным глазом.

— О, кино показывают, — слабым голосом пробормотала Даша со своего места. — Про любовь.

— Прекращайте комментировать, — огрызнулся я, — а то сейчас всё опустится и никакого кина не будет.

Но девки у торговца были опытные, такая точно не даст ничему опуститься, стоило мне ослабить хватку, как она тут же оказалась в доминирующей позиции и начала такие манипуляции, что и мёртвого можно было воскресить…

Заснул я уже под утро, когда стихла музыка, а вся команда, устав от трудов праведных, завалилась спать. Перед сном просмотрел свои показатели.


Уровень — 14.

Сила — 17.

Выносливость — 11.

Ловкость — 14.

Интеллект -10.

Работа с металлом — 4.

Оружейник — 3.

Древковое оружие. Секиры и алебарды — 32.

Дистанционное оружие. Огнестрельное — 22.

Скрытность — 1.

Алхимия — 1.

Рукопашный бой — 1.

Наблюдательность — 1.


Неплохо, очень неплохо. А ведь я в команде далеко не самый сильный, у остальных показатели ещё лучше. Вот только слова Ульяны про подлянку, что готовит Демиург, никак не хотели уходить из головы. Что же, поживём — увидим, а пока надо пользоваться минутой покоя.


Оглавление

  • Глава 1