КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591575 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235436
Пользователей - 108173

Впечатления

Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Техномант. Том 1 и Том 2 [Илья Соломенный] (fb2) читать онлайн

Книга 586666 устарела и заменена на исправленную

- Техномант. Том 1 и Том 2 (а.с. Техномант ) 1.75 Мб, 501с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Илья Соломенный

Настройки текста:



Илья Соломенный Техномант Том 1 и Том 2

Часть 1

Глава 1

— Подвинься, зык.

Чувствительный толчок в плечо, и пиво из запотевшей, щербатой кружки выплёскивается прямо на сидящего рядом человека.

— Проклятье, — процедил я сквозь зубы и примирительно поднял руку, — Простите, не моя вина.

Здоровяк, которого я окатил кислым пойлом, медленно повернулся. Он был одет в потасканный лётный комбинезон, бородат, нос и уши поломаны, а от виска к скуле тянулся старый уродливый шрам. Вместо глаза — какая-то старая оптика, «Кироши», или что-то подобное.

— Охренел?

Вопрос, судя по всему, риторический.

— Меня толкнули. Ещё раз прошу прощения. Давайте я оплачу химчистку и…

Здоровяк хватает меня за грудки и готовится приложить лицом к стойке. Это он, пожалуй, зря…

Легко сбив его руку, я хватаю другую, выворачиваю и наношу резкий удар в кадык. Бородач хрипит. Он хватается за горло, одновременно пытаясь уцепиться за что-нибудь, но я бью ещё раз, и мужик с грохотом падает на пол.

Тот урод, что толкнул меня, изумлённо вскрикивает и пытается развернуть, ударить — но куда ему до моих, усиленных биотеком, рефлексов? Я уже на ногах. Скользнув в сторону, легко отбиваю летящий в лицо кулак и пинаю мужчину в живот. Удар опрокидывает его на стойку, на пол летят бутылки, стаканы и тарелки.

Народ вокруг возмущённо галдит, кто-то порывается броситься в драку. Однако никто не спешит нападать на меня — жилистого парня в неброской одежде, который только что раскидал двух типов, каждый из которых превышал мою комплекцию вдвое.

Быстро оглядываюсь и успеваю заметить, как бармен выхватывает из-под стола дробовик. Снова поднимаю руки.

— Я только защищался.

— Вон из моего бара! — ствол смотрит прямо в лицо.

— Ладно, ладно, — я всё также спокоен, и делаю несколько шагов назад.

— Э, Макс, мы так его и отпустим?! Ты смари, чё он с Камнем…

— Заткнись, Утконос! А ты, слащавый, не задерживайся! Этот бар не для тебя, понял?

— Понял, понял, — отвечаю я, делая ещё несколько шагов назад. Никто не перекрывает дорогу — завсегдатаи расступаются, открывая мне «коридор» к выходу.

Я слышу их шёпотки.

«Биотек, не иначе!», «Сволочь породистая, наверняка!», «Мутант!», «Ублюдок!», «Богачи опять решили порезвиться!».

В целом, не так уж они были и не правы. Разве что в последнем ошиблись — никакого желания демонстрировать усиленные рефлексы я не имел. Просто-напросто собирался выпить пива в ожидании своего рейса.

Дверь за спиной захлопнулась, и я оказался в царстве металла. Широкие коридоры космической станции «Венга» тянулись кольцами. По ним сновали люди, жукоголовые хетты, обезъяноподобные манки, туртулы, лавреги, суры — представители почти всех цивилизованных рас галактики. Кто-то управлял гравимобилями, кто-то тащил скарб на собственном горбу, кто-то использовал тележки. Под ворохом металлических обрезков неподалёку что-то шевелилось, рядом тусовались несколько бродяг — кто-то без ног, кто-то без рук, а у парочки так и вовсе были срезаны лица…

Бесконечное движение…

Неудивительно — «Венга» являлась транзитной станцией между десятком звёздных систем, и каждые двадцать четыре стандартных часа пропускала через своё нутро более трёх миллионов жителей Империи.

Проводив взглядом толпу каких-то военных туристов, обвешанных лучевым оружием, я обернулся на дверь безымянного бара и вздохнул. Пожалуй, другой бар искать я уже не стану.

Пора было двигаться к челноку, летящему на Эдем.

О сложностях путешествия в одиночку через половину галактики мысли в мою голову приходили не зря. Но тут уж было ничего не поделать — я удрал из Цитадели, сбежал с родной планеты, прихватив небольшой контейнер с гравитонием, обманул брата…

Что, ничего не понятно? Неудивительно… Наверное, стоит для начала представиться, и рассказать, как я вообще дошёл до жизни такой? Ведь не каждый в восемнадцать лет становится бродягой, хотя имеет возможность править огромной корпорацией или, чем чёрт не шутит — целым городом?

Меня зовут Алан де Пайле. Я — младший отпрыск одной из самых влиятельных семей в галактике. Родился и вырос на планете Магеллан, принадлежащей нашему древнему роду. Там же обучался, и готовился стать одним из представителей «великой династии», пока однажды…

Скажем так — долгое время всё шло, как по маслу. Пока, в один прекрасный момент мой слегка… сумасшедший дед не рассказал любимому внуку странную сказку. О Предтечах, их постройках и артефактах, о том, как благодаря им человечество вышло в космос и том, что случилось после этого. О контакте с инопланетянами, постройке Магистралей, заселении галактики и находке Сигеру-Маоло — планеты, где технологий древней расы, некогда владевшей галактикой, было так много, что из-за них началась война. О первом Императоре, великом Леостане, о том, как он объединил разумные расы под своим правлением, и том, как Сигеру-Маоло канул в лету из-за неизвестного катаклизма.

Всё это было и в учебниках истории, пусть сказки деда и изобиловали невероятными красками и деталями, о которых никто не знал. Но было и ещё кое-что — продолжение этих легенд, которое нигде не было записано.

О том, что четыре семьи — наша, де Пайле, и три других, отыскали на Сигеру-Маоло нечто, что могло повернуть развитие человечества в новое русло. Нечто, что могло навсегда изменить ход истории и вытолкнуть нас за грань реального.

Интересно, что я имею в виду?

Ладно, не буду томить — это бессмертие, само собой.

Конечно, поначалу я воспринимал все эти истории как обычные сказки. Да и чего можно было ожидать от десятилетнего мальчишки? Однако дед искренне верил в то, о чём говорил. И раз за разом байки о том, что есть устройства, способные копировать сознания в новые тела, обрастали всё новыми и новыми подробностями.

Подробностями, которых нигде не было, но которые очень походили на правду… Кроме одной единственной — дедушка никогда не говорил мне, какие именно семьи кроме нашей изучали тайну вечной жизни, и как бы я ни расспрашивал его, утверждал, что я всё узнаю в подходящее время.

Домашние шутили, что дедуля на старости лет (а ему на тот момент было больше ста пятидесяти) окончательно спятил. С ним практически никто не общался, и никто не воспринимал его россказни всерьёз. Особенно после всяких… экстравагантных выходок. Однако только к совершеннолетию я понял, что байки о бессмертии он никому кроме меня не травил…

И это заставило задуматься.

Я начал изучать историю, вникать в отношения между семьями, изучать политику и разные проекты из прошлого — и с удивлением понял, что многое из того, что происходило раньше, старательно замалчивается и переписывается в угоду тех или иных сил. А часть засекречена так сильно, что добраться к самой интересной информации без допуска главы семьи совершенно невозможно.

Короче говоря, к семнадцати годам я уже не был так уверен, что дедуля просто бредит. Мечтал даже провести глубокое сканирование его мозга и вытащить оттуда правду — но не успел.

На следующую ночь после своего сто пятьдесят седьмого дня рождения мой дорогой предок навернулся с лестницы и сломал себе несколько шейных позвонков. Личный врач нашей семьи не успел оказать первую помощь, а в госпитале не смогли восстановить нейронные связи. Да ещё и биотек дедули отказал весьма неудачно, повредив большую часть данных спутника, так что…

Он умер, и я не успел узнать, выдумал он все эти истории о бессмертии, или нет? Для остальных произошедшее было печальным, но закономерным фактом. Григориус де Пайле, в основном, вёл ночной образ жизни, почти ни с кем не контактировал (кроме меня и пары слуг-андроидов), был эксцентричным, вспыльчивым и достаточно замкнутым человеком, да ещё и немалого возраста.

Он вполне мог споткнуться и упасть, но…

В ту ночь я был там. И видел, что произошло.

Дед был настоящим «быком» — здоровым, с прекрасной координацией, сильным и в ясном уме. Не было никакой возможности, что он просто оступился на лестнице.

Его столкнули. Кто-то (пусть это и звучит совершенно невероятно) проник в наш особняк и… «помог» ему свернуть шею. Не знаю, специально, или случайно — но между Григориусом, возвращавшимся в свои комнаты, и двумя неизвестными тенями, завязалась короткая потасовка.

Не знаю, почему дед не вызвал охрану через своего спутника, почему не закричал… Может — не успел, может — его связь с инфосетью заблокировали… Может — он был так уверен в себе…

Я услышал какие-то шорохи в коридоре и вышел посмотреть, что происходит — и увидел, как Григориуса столкнули.

А потом закричал.

Заметив меня, неизвестные тени тут же скрылись. Я даже не понял, как им удалось раствориться в полумраке коридора.

Прибежали отец и брат, а затем и прочие домашние — но было уже поздно. Дедушка умер…

Я сразу же рассказал о том, что видел. Марк и отец были ошарашены моими словами, и тут же подняли на уши всю охрану внутри дома и снаружи, начали шерстить камеры видеонаблюдения и сверять информационные слепки домашней инфосети, но…

Нигде не было и намёка на то, что кто-то напал на дедушку. Также, как и не было следов проникновения или присутствия посторонних в нашем доме… Мне это казалось невероятным, невозможным — и я продолжал настаивать на своём. Но тщательные проверки в ту ночь и несколько последующих дней не показали ничего нового — Григориус, судя по всем данным, упал с лестницы самостоятельно…

А мои… «показания» списали на разыгравшееся воображение и шок.

Я не был с этим согласен. Знал, что там кто-то был! И потому настоял на проверке данных моего спутника, который записывал происходящее ежесекундно и в реальном времени. Отец только покачал головой, однако удовлетворил мою просьбу. Наверное, просто хотел успокоить своего ребёнка.

И…

Оказалось, что спутник по имени «Док» не зафиксировал никого постороннего! Ни тепловых сигнатур, ни силуэтов на видео — ничего! На записях с линз не было тех теней.

Выходило так, что у меня действительно разыгралось воображение и «поехала крыша», как говорили наши далёкие предки. Я продолжал настаивать на обратном, но теперь для остальных это выглядело уже не как шок, а как помешательство и идея-фикс…

И наверное, я бы мог в это поверить… если бы спустя несколько дней на похоронах Григориуса, где собралось несколько сотен человек, ко мне не подошли два мужчины…

У них была ничем не примечательная внешность — оба брюнеты, коротко стриженые, с невыразительными лицами. Выбрав момент, когда я останусь в одиночестве, они выразили соболезнования и завели непринуждённую беседу.

Начали с вполне обыденных вопросов, но когда почувствовали, что «разогрели» меня, переключились на личные темы. Стали спрашивать, насколько мы были близки с дедом, что обсуждали, о чём говорили… Вскоре я понял, что кто-то пытается воздействовать на моего спутника и вытянуть из него воспоминания!

Я запаниковал, и неизвестные это поняли. Они быстро скрылись в толпе, и вызванная мной охрана не смогла их найти. Отец и брат, которых я тоже вызвал, снова с сомнением отнеслись к таким заявлениям. Но всё же проверили записи с моих линз.

Как вы думаете, что там было?

Правильно — абсолютно ничего. Эти ублюдки каким-то образом умудрялись воздействовать на «Дока» и стирали следы своего присутствия. Позже выяснилось, что подходящих под описание гостей на похоронах не было, и отец окончательно утвердился во мнении, что я потихоньку схожу с ума.

Меня отправили на лечение к психологам, психотерапевтам и ещё чёрт знает кому. Выписали кучу препаратов и начали накачивать лекарствами, воздействовать ментальными техниками… Даже заперли в четырёх мягких стенах, но там всё стало ещё хуже.

Те люди с непримечательной внешностью вернулись. Дважды они выдавали себя за докторов, ещё один раз — за пациентов. Из-за заблокированного отцом биотека я не мог ничего им противопоставить, и сходил с ума. Пытался рассказать об этих людях сотрудникам психушки, пытался поговорить с родными — но они лишь сильнее расстраивались, думая, что мне становится хуже.

А я знал, что не схожу с ума! Знал, что кто-то настойчиво пытается вытащить из моей памяти истории, которые рассказал мне дедушка!

* * *
От бара до посадочных платформ я добрался за полчаса. К счастью, челнок, отправляющийся на Эдем через ближайшую Магистраль, уже ожидал пассажиров, так что я не стал терять времени, слоняясь рядом.

Занял своё место, закинул сумку в вещевой отсек и почти сразу отрубился, провалившись в беспокойный сон. Который тут же подкинул мне несколько не самых приятных воспоминаний о тех временах в психушке…


Замок на двери палаты щелкнул, и она тихо отворилась. Я проснулся мгновенно — но что мне это давало? Ничего — можно было только сидеть и пялиться на двух неизвестных, вошедших в палату.

— Здравствуй, Алан.

— Убирайтесь!

— Повежливее. Нам начинает надоедать возиться с тобой, малыш. И если ты не пойдёшь нам навстречу… Лучше бы не доводить до этого.

— Кто вы? Зачем я вам?

— Давай сразу определимся — вопросы здесь задаём мы. И чем быстрее ты на них ответишь — тем лучше. Вздумаешь заартачиться, и тебе сильно не поздоровится. Думаешь, этим всё закончится? Тем, что тебя упрячут в это достойное заведение? Мы можем сделать так, что всё это, — он обвёл палату рукой, — покажется тебе цветочками. Мы можем потихоньку срезать с тебя кожу, вырывать ногти, а все будут думать, что это делаешь ты сам. Можем копаться в мозгу, уничтожать воспоминание за воспоминанием, и никакой биотек нас не остановит. Можем делать с тобой всё, что угодно, пока ты нам не поможешь, улавливаешь?

Я похолодел.

— Улавливаю.

— Отлично. Тогда открой доступ к своему спутнику.

— Я бы сделал это, если бы мог! Но биотек заблокирован отцом, его персональным ключом! Только он может снять ограничение! Вы уже раз выдали себя за местных врачей — и наверняка получили доступ к моим данным, сами должны это знать.

— Знаем. И поэтому предлагаем простое решение. Ты перестанешь рассказывать небылицы о нас. «Выздоровеешь». Вернёшься домой, отец снимет блок с биотека, а затем ты откроешь нам доступ к данным, которые тебе передал дед.

— Он ничего мне не передавал! Только рассказывал разные истории, и я могу вам их выдать прямо сейчас, но…

— Заткнись. Это ты так думаешь. На самом деле всё куда сложнее. Сделай, как мы говорим — и мы исчезнем. Ты останешься жив и, возможно — даже цел. В противном случае, — он хищно улыбнулся и провёл большим пальцем по горлу, — Ты нас понимаешь?

— Понимаю. Но меня не выпустят отсюда завтра же. Потребуется время, чтобы…

— Об этом не беспокойся. Просто заставь отца поверить, что у тебя был нервный срыв и галлюцинации. Заставь поверить, что теперь всё в порядке. А потом… Мы сами придём к тебе. Не облажайся, Алан.

* * *
По какой-то причине ублюдки не могли проникнуть в мой спутник сходу. Их предложение казалось заманчивым — но я ни секунду не верил этим подонкам, и подозревал, что они сольют меня сразу, как только получат необходимую информацию.

Какую? Я и сам не знал. Они ясно дали понять, что им были интересны не те сказки, что рассказывал дед. Да ещё и слова о том, что он что-то положил в мою голову без моего же ведома…

Всё это было очень странно.

Не сомневался я в одном — если придётся, эти люди легко исполнят угрозы. Учитывая, как долго они скрывались у всех под носом на моей родной планете… Было страшно представить, какими технологиями и умениями они владели.

Я сделал так, как просили неизвестные. Решил «признать», что у меня был срыв, что пара мужчин мне привиделась, и уже через пару недель меня выпустили из психушки. Я вернулся домой. К счастью, отца там не было — улетел в соседнюю систему по каким-то делам, и блок на биотеке остался активирован, так что у меня было немного времени.

И я использовал его с умом — рассказал обо всём произошедшем брату. Единственному человеку, которому безоговорочно доверял.

Марк, выслушав меня, всё же сомневался в правдивости сказанного, но ему не нравились методы, которыми отец решил «излечить» меня. К тому же, отношения у нас всегда были хорошими, так что я уговорил его помочь. И обещал, что не совершу глупостей, и не выдам его.

К тому же, благодаря моей настойчивости Марк всё же поискал неизвестных, которые пытались вытащить информацию из моей головы. И пусть не было никаких слепков инфополя, никаких записей — зато имелась моя память, и я описал этих ребят, как только смог.

Их не удалось найти на Магеллане, но в общей инфосети обнаружилось несоответствие присутствующих на планете людей — как раз в количестве двух человек. Что примечательно — несоответствие сохранялось от дня смерти деда до момента, пока я не приехал в родовой особняк.

Это стало единственным тревожным звоночком для моего брата, но он рассказал об этом отцу, связавшись с ним по транссистемной связи.

Тот только отмахнулся.

Однако Марк поверил мне, и потому, выслушав историю от начала до конца, принял серьёзное решение.

Он предложил поймать ублюдков «на живца». Я ухватился за эту идею, и предложил обставить всё так, будто покидаю планету. Мы разыграли спектакль, Марк сам снял блок с моего биотека (как наследник семьи, имел такие полномочия, и имел доступ к ключам безопасности отца) — вот только в финал этой пьесы я внёс небольшие изменения.

Не верилось, что незримые неизвестные клюнут на эту грубую уловку, так что я решил воспользоваться моментом. Да, поступил не слишком красиво, обманул старшего брата и даже слегка подставил его — но сделал это не ради эгоизма, а чтобы спастись и увести неизвестных ублюдков с Магеллана!

Я нисколько не сомневался, что свои угрозы эти ребята исполнят — как только поймут, что я не только не собираюсь им ничего рассказывать, но и планирую подставить.

Так что я просто… Сбежал.

С помощью нанятых Марком людей, добрался до космопорта, воспользовавшись биотеком запутал их, и покинул планету. Отправился на Эдем — туда, где, как рассказывал дедуля, жила одна из семей, некогда занимающаяся исследованием того самого бессмертия.

Проблема была в том, о чём я уже упоминал — у меня не было ни малейшего понятия о том, что это за семья, и как её искать…

* * *
Воспоминания (или сон?) прервались также неожиданно, как и начались. Только что я спал, и вот уже распахнул глаза в заходящем на посадку челноке.

Ревя турбинами и сжигая килограммы гравитония, он опустился на посадочную площадку Нижнего города. За иллюминатором раскинулось взлётное поле. Чуть дальше расположились вертикальные лифты, тянущиеся к Высокому городу.

Это архитектурное чудо мы огибали всего несколько минут назад.

Самый настоящий город, парящий в небесах. Вершина инженерной мысли, построенная на основе последних технологий. Невероятно дорогая недвижимость, никаких производств, чистейший воздух, эксклюзивные бутики, заведения и магазины… И самые влиятельные люди, которых только можно было вообразить, взирающие с небес на тех, кто копошился у их ног.

Оставайся у меня семейные привилегии — я бы отправился прямиком туда, но… Даже с теми деньгами, что я прихватил с собой, это казалось не лучшей идеей. Спустить всё за неделю в дорогущей гостинице и остаться без гроша в кармане — не то, с чего следовало начинать новую жизнь.

Но была и другая, куда более весомая причина. Я не хотел и не мог светить свою настоящую личность, ведь чтобы сохранить инкогнито, добирался до Эдема по поддельной. А в Верхний город не пускали кого попало — только Небожителей и тех кто заранее озаботился оформить специальную визу. Которую, к слову, получить обычному человеку было не так-то просто.

Так что, как бы мне не хотелось наверх, пришлось остановиться в Нижнем городе.

Дождавшись, пока в линзах вспыхнет уведомление «можете расстегнуть ремни», я поднялся, забрал с верхней полки сумку с вещами и отправился на выход. Дроиды-стюарды заученными фразами провожали пассажиров челнока.

Пройдя по телетрапу, оказался в терминале космопорта. Протискиваясь через толпу прибывших и встречающих, отправился за багажом. Уже оказавшись возле транспортной ленты, почувствовал на себе пристальный взгляд. Стараясь не паниковать, «срисовал» двух подозрительных личностей, что направлялись ко мне — но запустил сканирование слишком поздно. Наверное, сказывался долгий перелёт…

Оказавшись рядом, два практически квадратных и очень похожих друг на друга мордоворота подхватили меня под руки.

— Алан де Пайле? — спросил один из них.

— Кто? — я решил сыграть дурачка и попытался вырваться, — Руки убери!

«Лица объектов отсутствуют в базах данных, доступных тебе, Алан» — любезно проинформировал спутник.

— Вы должны пойти с нами.

— Никуда я не пойду! Эй, охра..

Чувствительный тычок увесистым кулаком под рёбра, и фраза оборвалась на полуслове. Это были не те доходяги на транзитной космической станции… Куда сильнее, быстрее и умнее. Даже завяжись сейчас потасовка — и я с вероятностью в девяносто девять процентов проиграю им…

Конечно, можно было использовать активные умения биотека, но… это привлечёт много ненужного внимания, а ведь как раз этого я собирался избежать. Это Эдем — едва ли не вершина цивилизованного мира, а не какая-то занюханная станция посреди бескрайнего космоса.

Там потасовкой в баре никого не удивишь, и никому до местных разборок нет никакого дела. Здесь же… Полиция и охрана космопорта вмиг скрутит всех, кто хоть как-то замешан в нарушении порядка.

Вероятно, стоит хотя бы узнать, что это за ребята, и что им нужно?

Словно прочтя мои мысли, один из мордоворотов слегка улыбнулся.

— Простите за рукоприкладство, господин де Пайле, но у нас чёткие указания на ваш счёт. Вас ждут.

Глава 2

— Вы что, охренели?! Охра..

Ещё один тычок, и я затыкаюсь. Со стороны наверняка кажется, будто пара приятелей встречают своего давнего товарища и дружески его обнимают.

Проклятье, что же делать?!

— Господин де Пайле, прошу вас, — снова пытается начать разговор один из мордоворотов, — Не нужно глупостей. Мы не причиним вам вреда. Нас нанял ваш брат.

— Рикард?

— Марк, — щурится второй, понимая, что я проверяю их, — Нас нанял ваш брат Марк.

«И как он так быстро меня нашёл?!»

— Надо было начинать с этого, бестолочи! — шиплю я, вырывая руку из стального хвата первого здоровяка, — Тогда бы и разговор пошёл по-другому.

— Простите, мы нечасто выполняем такие задания.

— Кто вы?

— Это не особо важно. Частное… Охранное агентство.

Ага, как же. Нашлись тоже, охранники… Судя по повадкам и рожам — самые что ни на есть заправские головорезы. И где только Марк их откопал?

Впрочем, я зря жалуюсь — сам хотел, чтобы о моих перемещениях никто не знал. А у подобных людей, как правило, нет детальных записей о клиентах, так что и отследить меня будет сложновато.

Другой вопрос — для какой цели дорогой братец вообще нанял этих ребят? Я задал его, и здоровяки переглянулись.

— Он организовал для вас тайный и защищённый канал связи. Велел отвезти к нему сразу, как только вы прибудете на Эдем. Надеюсь, вы не против?

Я задумался. Можно было заартачиться, конечно, но Док, просканировав выражения лиц, потоотделение и ещё больше десятка параметров этих ребят, выдал анализ. Они не врали — ни про Марка, ни про канал связи. Да это и логично — иначе, откуда бы они могли знать о брате и о моём прилёте сюда?

— Не против. Ведите.

На огромной парковке космопорта мы сели в глайдер — далеко не самой последней модели. Потёртые бампера, чуть мутноватая верхняя часть из уплотнённого оргпластика. Док не смог найти его номера в базе данных местной полиции…

Хм, кажется, моя догадка была верна — это действительно обычные преступники, подвизавшиеся на непыльную работёнку. И как только Марк на них вышел?

Спрашивать, само собой, не стал — что взять с обычных исполнителей? Если и говорить — то с их начальником.

Так что вместо пустых и бессмысленных разговоров я, устроившись на заднем сиденье, уставился в окно. Глайдер, поднявшись в воздух, проносился над красотами Эдема.

О, это и правда была планета, похожая на рай. Невероятной красоты побережье с мелким белым песком и бирюзовыми водами, изумрудные островки в океанах, бескрайние поля, холмы, леса, горы, свежайший воздух — всё девственно чистое, нетронутое, и тщательно оберегаемое.

По большому счёту, поселений на Эдеме было два — Нижний и Верхний города. В Нижнем сосредоточился, если можно так выразиться, «рабочий класс» и люди, которые не дотягивали до уровня для жизни «наверху».

Верхний же город принадлежал элите — всем тем, кто управлял Империей. Представители знатных семей, чиновники экстра-ранга, самые лучшие и, соответственно, дорогие врачи, умнейшие и богатейшие представители всех рас. Тут обитали, как обычно говорили, «сливки общества».

Всего население Нижней части составляло около ста пятидесяти миллионов человек, а вот наверху жило всего около пятнадцати.

Конечно, и там и там имелась своя преступность.

В Нижний город мы довольно долго не заезжали — двигались вдоль внешней границы застройки. Вид, надо заметить, открывался бесподобный — высоченные небоскрёбы выстроившиеся ровной дугой, опоясывающей ещё более высокие кварталы. Море зелени, украшающей здания, голографическая реклама, огромные экраны, парящие в воздухе, снующие по аэротрассе глайдеры.

Наконец, свернули на один из проспектов и на высоте больше тридцати метров пронеслись над несколькими рядами аккуратно парящих на автопилоте мобилей. Нырнули между странного вида спиральных небоскрёбов, резко снизились и, проскочив по нескольким проулкам, затормозили над самой землёй в каком-то тупике.

Чихнув, глайдер приземлился на потрескавшийся асфальт. Мы выгрузились, и один из сопровождающих указал мне на ближайшую стальную дверь.

— Туда.

За ней оказался небольшой коридор, который привёл нас в просторное помещение. Оно напоминало нечто среднее между библиотекой, мастерской и складом торговца. Прямо посреди заставленного стеллажами, шкафами, заваленного разнообразным оборудованием и техникой стоял стол, а за ним сидел человек.

Длинноволосый, черноглазый, худощавый и бледный — будто очень не любил выходить на свежий воздух. На вид ему было лет тридцать с небольшим, но Док, просканировав его, указал, что незнакомцу около пятидесяти.

Хорошо сохранился…

— Добрый день, господин де Пайле, — поприветствовал он меня, — Как добрались?

— Не без происшествий. А вы?..

— Зовите меня Лемар. Я… частный подрядчик.

— Ясно. Видимо, последний ваш «подряд» заказал мой брат?

— Именно. Прошу, господин де Пайле, — Лемар, не вставая, указал на дверь справа от себя, — Внутри вы найдёте активированный на транссистемную связь коммуникатор. Советую не задерживаться — он ежеминутно жрёт прорву гравитония, а его запасы у меня не бесконечны. Пришлось послать запрос вашему брату, как только мои люди встретили вас в космопорту, он ответил несколько минут назад. Думаю, у вас около десяти минут, не больше.

Я кивнул и последовал в указанное помещение. Им оказалась светлая комнатка, не больше шести квадратным метров, напоминающая пустой склад. Вдоль стен громоздились пустые полки и коробки, а по центру стояла хромированная стойка.

От неё в пол уходили толстенные провода, а изнутри доносилось гудение.

Плотно прикрыв за собой дверь, я первым делом просканировал пространство на предмет скрытых устройств записи. Не хотелось, чтобы представители «охранного агенства» подслушали наш с братом разговор. Спутник одобрительно пиликнул — комната была чистой.

Приблизившись к гудящей стойке, я положил руку на плоский активатор и связал Дока с устройством. Через пару секунд подключился биотек, а ещё через полминуты над активатором появилась голографическая фигура Марка сантиметров в тридцать высотой.

— Привет, братец.

— Алан, сучий ты потрох!

— Не слишком радушное приветствие.

— Ах «не слишком»?! — мгновенно взорвался Марк, — Из-за тебя отец меня чуть не прикончил! Я, фактически, его предал! Поверил тебе, а ты просто хотел свалить!!! Вот только окажись рядом, и я…

— Спокойнее, Марк. Я тебя не обманывал. Ну… — я замялся, — по крайней мере, только в той части, где не рассказал, что собираюсь бежать. Пойми, брат, эти люди — какие-то другие. Они… Не знаю, может мутанты, может — обладатели каких-то технологий Предтеч. Мы бы их не поймали, поверь! А я не мог поставить вас под удар. Им нужен только я — и потому они наверняка покинули Магеллан. Но всё же… Ты бы усилил охрану, мало ли что?

— Усилил охрану?! — Мрак расхохотался, — Ах ты паршивый уродец! Отец, когда узнал, что ты сбежал, ввёл такое военное положение, что теперь никто даже пёрнуть без его ведома не может! Он отобрал у меня все контракты, ключи безопасности, ограничил перемещение! Я заперт в особняке, чёрт бы тебя побрал!

— А как ты?..

— Да уж есть способы, хвала небесам! Я хоть и идиот, что поверил тебе, но всё же не полный. Подстраховался, когда вспомнил, что ты рассказал об Эдеме, и нашёл там людей. Ещё до того, как разблокировал твой биотек. Ну и… Сам знаешь, у нас с тобой они почти одинаковые.

— Значит, отследил через столько систем?

— Представь себе. Ох, Алан, знал бы ты, как поднасрал всем нам…

Обычно Марк не сквернословил, и это говорило только о том, что он и правда зол.

— Прости. Правда, прости, но всё, что я тебе сейчас говорю — правда.

— Ты и раньше это утверждал.

— Ну не мог я тебе всё рассказать! Да даже и рассказал бы — что бы это изменило?! Эти уроды… Они бы не оставили меня в покое, Марк. Им нужно то, что дедуля спрятал у меня в голове. Раз они умудрились взять меня в оборот на родной планете, их бы ничего не остановило, понимаешь?

— Понимаю, — неожиданно серьёзно отозвался брат, — И на твоё счастье, наша служба безопасности нашла кое-кого.

— Ты шутишь?!

— Ничуть. Но всё не так… Однозначно. То несоответствие в регистрации прибывших на Магеллан… Я ещё раз всё проверил, после того, как ты свалил. Мы прочесали некоторые места, и обнаружили два трупа.

— Трупа?..

— Это мужчины, которых ты описал.

— Но… Вряд ли их убил кто-то из наших людей, и ты об этом не узнал, верно?

— Верно. Рядом с телами была… Какая-то склизкая масса.

— Оборотни, — я тут же понял, к чему он ведёт. Так называли редких мутантов, способных изменять свою ДНК и принимать облик других людей, — Поэтому их инфослепки нигде не отпечатались! Но почему на записях с камер…

— Не знаю. Но мы ведём расследование. Это серьёзное нарушение протокола безопасности. Кто-то пробрался в наш дом, Алан. И пускай отец сомневается в твоих словах — я настроен решительно.

— Если это были оборотни, да ещё и с такими технологиями, которые позволяют им скрываться от наших систем слежения… Не думаю, что ты их найдёшь. И не думаю, что они остались на Магеллане.

— Согласен, — вздохнул брат, — Но оставить это просто так не могу. И Алан, ещё кое-что…

Он замялся.

— Не томи.

— Отец, он… В общем, он полностью заблокировал все твои возможности. Счета, личный профиль в единой галактической системе — ты даже бесплатной медицинской страховки теперь не получишь. В розыск тебя не объявили, и возвращать силой на Магеллан никто не станет, но… Фактически, ты остался сам по себе. Отец считает тебя рехнувшимся, самовлюблённым кретином, поехавшим рассудком также как старый Григориус… Он разве что не отрёкся от тебя. Думаю, надеется, что без поддержки ты одумаешься. Попросишь помощи, раскаешься и вернёшься.

— Ожидаемо, — скривился я.

Отца можно было понять — я разочаровал его. Причина была проста — В шестнадцать лет мы заключили семейный контракт. В нём говорилось, что если я хочу получить долю родовых богатств и власти — должен согласиться с выбранным отцом направлением моей жизни.

Конкретно в моём случае это было военное дело. Дорогой папа хотел, чтобы его младший сын стал офицером на службе Империи, а я…

Фактически, я отказался от этого. Подставил брата, всех обманул, и повёл себя так, как было совершенно не принято в благородных семьях. Да, их представители могли быть эксцентричными, взбалмошными, жестокими и даже мерзкими — но подставлять и предавать собственный род, отказываться от семейных контрактов и всех благ, что предлагает семья…

Это был удел изгоев.

Никто в здравом уме не отречётся от безграничных возможностей, которые даются ему при рождении…

Так что я даже слегка удивился, что отец не отрёкся от меня. Но это, честно признаюсь, грело душу, и давало надежду, что когда-нибудь я смогу с ним объясниться…

Голограмма Марка подёрнулась рябью.

— Мне пора, Алан. Кажется, кто-то поднимается в мои апартаменты, да и держать связь так долго очень выматывает.

— Спасибо за всё, брат, — торопливо сказал я.

— Да уж сочтёмся, можешь поверить. Береги себя, и хоть иногда записывай сообщения, чтобы я знал, что ты жив. Если вдруг…

— Обязательно Марк. Если эти ребята появятся — я дам тебе знать. Но и ты обещай тоже самое.

— Замётано. Бывай, братишка.

Связь пропала. Я спрятал лицо в ладонях, потёр его и вышел из каморки к мордоворотам и Лемару.

— Вы закончили? — спросил тот, лениво крутя тазер в руках.

— Да.

— Чудно. Что ж, свои обязательства перед вашим братом мы выполнили…

— Благодарю вас.

— Не стоит, всё же, нам неплохо заплатили. Но…

По выражению лица и направлению взгляда я почувствовал, что что-то не так, и инстинктивно шагнул в сторону. В воздухе просвистела тяжеленная дубинка, едва не попав мне по затылку.

Вот ведь ублюдки!

Надо думать, ребята решили подзаработать за мой счёт ещё немного? Поняли, что я принадлежу к влиятельному роду, нахожусь здесь безо всякой поддержки, и захотели потребовать выкуп? Или всё таки умудрились подслушать наш разговор? А может, отыскали какие-нибудь новости о нашей фамилии?

Скорее всего, именно так, других причин для нападения я не видел…

— Советую одуматься, господа, — процедил я, разворачиваясь к здоровякам.

Драться с ними даже с помощью усиленных биотеком рефлексов было бессмысленно — они явно тоже были «прокачаны», пусть и обычными аугментациями. Об этом меня предупредил Док, когда я по дороге умудрился просканировать провожатых. Конечно, можно было рискнуть и вступить в потасовку, но последствия могли оказаться печальными, ведь у меня не было такого железа, а сломать человеческую кость так легко…

К счастью — у меня в кармане, как говорил дорогой дедуля, имелась парочка козырей… Ведь у биотека были не только пассивные функции, о которых знали обыватели, но и активные. И сейчас я понимал, что нужно использовать их на полную катушку.

Проигнорировав моё предложение, оба здоровяка сделали шаг вперёд — и я начал действовать.

Мордоворот, стоящий справа, удивлённо замычал. Он неожиданно схватил своего товарища за грудки и с силой ударил его в челюсть — да так, что зубы несчастного полетели на пол. Ещё удар и ещё — ничего не успевший осознать здоровяк с лицом, превращённым в фарш, отправился следом за остатками челюсти.

Лемар, к его чести, сориентировался в секунду. Преступник выхватил тазер, направил его на меня и нажал на сенсор выстрела — но тот оказался заблокирован. Ещё полсекунды — и парализующий заряд отправился в обратном направлении, через рукоятку ударив владельца оружия.

От мощности заданного мной импульса предводителя вышвырнуло из кресла. Не выдержав перегрузки, тазер взорвался у него в руке, разнеся запястье человека в клочья. Первый мордоворот, только что отправивший в нокаут товарища и пытающийся совладать с собственными аугментированными руками, громко заорал — я отрубил ему глазные протезы. Крик, честно скажу, сильно действовал на нервы, так что я заставил парня нанести пару ударов себе же в висок — и незадачливый похититель рухнул рядом с друзьями.

Всё закончилось за несколько секунд. Я даже не сдвинутся с места, а вот преступники теперь напоминали отбивные. Усмехнувшись, я присел над Лемаром, просканировал его и, убедившись, что предводитель жив, усмехнулся.

— Что, придурок, не подумал, что я такое умею? А с виду вроде казался тёртым мужиком…

Для многих «обычных» жителей галактики биотек был чем-то вроде продвинутого биопроцессора, усиливающего человека. На самом же деле его конструкция чрезвычайно сложна. Куда сложнее, чем может предположить обыватель.

Изначально, когда биотек «встраивают» в организм, это всего лишь небольшая колония стволовых клеток. Но в процессе развития из них образуются клетки других видов, более… скажем так — узкоспециализированные.

Часть из них формирует нечто вроде дублирующей нервной системы. Она соединяется с остальным организмом, образуя, фактически, отражение человеческого мозга. Этот «дубликат» реагирует на все внутренние процессы и усиливает их.

При этом структура ДНК-клеток лишь отчасти напоминает человеческую. А если точнее — примерно половина сопоставима с ДНК человека, а вот остальная часть… Ладно, не буду томить — это ДНК неизвестного происхождения. Возможно, иной разумной расы, возможно — искусственная. Самое забавное (хотя если посмотреть со стороны — не так уж это и смешно) — никто не знает этого наверняка.

Как так получилось? Ну, это тоже довольно долгая история.

Если вкратце — впервые биотек, по всем найденным данным, использовали птицеподобные тавриды. Вроде как они получили технологию выращивания этих биокомпонентов от самих Предтеч, но наверняка этого утверждать нельзя — и те и другие вымерли в результате разных катаклизмов.

Как бы там ни было, по легендам, в поисках новых знаний и технологий тавриды зашли слишком далеко и однажды встретились с Предтечами. Те сделали им щедрый подарок — биотек. При обращению к нему в особой форме, он реализовывал выраженные тавридами желания.

Это была настоящая магия.

Дальше история становится ещё более мутной. Кто-то говорит, что Предтечи на самом деле обманули таврид. Якобы, при желании могли нейтрализовывать накладываемые биотеком заклятия. А ещё это устройство вроде как действовал на волю тех, кто им пользовался, вызывая повышенную агрессивность.

Не знаю, насколько это правдиво. Может быть, Предтечи намеревались создать армию могучих воинов, которая не могла бы выступить против них самих. Может быть всё это — ложь. Наверняка известно одно — история тавридов завершилась грандиозным катаклизмом. Детали его неизвестны, но после случившегося вся их раса вымерла. Можно предположить, что программа в биотеке сделала свое дело, и история крылатых завершилась колоссальным братоубийством…

Однако история самого биотека только начиналась. Вскоре после гибели тавридов Предтечи тоже исчезли, и биотек оказался забыт на многие тысячи лет. Пока его не обнаружили (в числе прочих невероятных находок) на Сигеру-Маоло.

Долгие годы учёные империи разбирались со странной находкой, а когда у них получилось — случился ещё один технологический прорыв. Никаких побочных эффектов, контроля и программ самоуничтожения обнаружить не удалось. И это неудивительно, учитывая, что Предтечи давным-давно исчезли…

Но, кажется, я отвлёкся, мы ведь говорили не о покрытых пылью веков легендах, а об устройстве и возможностях этой технологии.

Помимо пула стволовых клеток, биотек также несёт в себе то, что можно условно назвать как небиологические компоненты. А именно — наносхемы в цитоплазме и клеточных мембранах. Предположительно, именно комплекс этих компонентов направляет и контролирует развитие биотека. Имеются и другие элементы: скопления микросхем, соединённые с нейронами, приёмопередатчики, реле, конденсаторы…

Часть стволовых клеток развивается в микроскопические заводы по производству наномашин, называемых органеллами. Они представляют собой скорую медицинскую помощь для организма, делая его практически неуязвимым для инфекционных заболеваний и намного ускоряя заживление разного рода ран и травм. В общем и целом их деятельность значительно продлевает жизнь носителя биотека и усиливает его возможности.

Некоторые виды клеток биотека не удалось сопоставить ничему, известному человечеству, поэтому их назначение остается неизвестным.

Но особую и, пожалуй, самую важную роль в биотеке играют биологические приёмопередатчики или трансиверы. Их назначение — поддержание связи с другими носителями устройства, с местами силы и другим оборудованием Предтеч, приём определенных сигналов и ещё огромное количество функций, превращающих человека в живой компьютер.

Они располагаются в местах с повышенной плотностью нейронов: в мозгу, шее, плечах и верхней части позвоночника. Однако один из них расположен совершенно иначе — у основания позвоночника. Причем так, что извлечь его без серьезного ущерба для организма практически невозможно. Этот трансивер, как удалось выяснить одному из первых представителей семьи де Сергийос, представляет собой «черный ход» — возможность внешнего, помимо воли носителя, управления биотеком. Вплоть до его полного отключения.

Кроме возможности отключать биотек, Предтечи оснастили его рядом других ограничителей. Например, если носитель уничтожает какое — либо устройство Предтеч, обладающее разумом, биотек самостоятельно устанавливает связь с этим устройством и проецирует ощущения гибнущего на самого носителя. Возникающая между ним и его мишенью обратная связь делает акт уничтожения машин Предтеч крайне неприятным.

Лично я полагал, что таким образом Предтечи намеревались выработать у носителя биотека условный рефлекс, запрещающий ему разрушать машины хозяев. К счастью, в современном мире любая технология тех, кто жил в галактике до людей, представляла невероятную ценность, и никому и в голову не приходило разрушать их.

Но самое главное и, пожалуй, печальное — человечество не могло воспроизвести биотек. Лишь использовать тот, что был найден ранее. Огромные залежи этих ценнейших устройств хранились на Сигеру-Маоло, и после бойни за объединение Империи некоторые семьи, только-только формирующиеся, получили в своё распоряжение определённое количество этих чудо-устройств.

Весьма ограниченное — но мне, как представителю очень влиятельной династии, достался собственный экземпляр под номером «десять-тринадцать».

И благодаря ему я мог делать то, что обычные смертные считали чуть ли не магией.

Любой обладатель такого устройства обучался одному из семи направлений его открытого взаимодействия. В частности, моей, как и Марка, «специализацией», была связь.

Она лежала в основе обширного круга… Хм, ну наверное проще всего сказать «заклинаний», относящихся к возможностям владельца биотека устанавливать контакт с разнообразными внешними устройствами и управлять ими. Работала эта связь, в том числе, с машинами и механизмами Предтеч, а в сочетании с расшифрованными данными и спутниками позволяла даже управлять ими.

Разумеется, сейчас это было бесполезно, но своим биотеком я учился пользоваться с раннего детства, так что умел проворачивать с его помощью массу всего интересного.

Например — дистанционно подключаться к чужим аугментациям, перепрограммировать их на ходу, отключать системы защиты, коротить устройства — да мало ли что ещё? Обычно, благодаря умному спутнику, чтобы соединиться с чем-нибудь требовалось всего несколько секунд, ещё столько же — чтобы разобраться с принципом работы устройства, а дальше…

— Дальше то, что только что произошло, — пробормотал я, вставая над телами преступников.

Убивать ублюдков не было никакой необходимости и желания — всё же, несмотря на разницу в восприятии мира, совершать подобное мне никогда не доводилось, и начинать совершенно не хотелось. Я был человеком, и человеческая жизнь, чьей бы она ни была, представлялась мне очень ценным подарком.

Самым ценным из всех, что только можно представить.

Да и оставлять лишние следы было совершенно ни к чему. Так что предатели, нанятые братом, остались лежать без сознания. Я не особо рассчитал силы, но предполагал, что они очнутся к завтрашнему утру. Вероятно, ещё неделю их будут преследовать сильнейшие головные боли, а в памяти возникнут провалы — и это было мне на руку.

Не хотелось, чтобы в будущем эти уроды узнали меня в тёмной подворотне…

Осмотрев помещение, я обнаружил несколько камер и «карманный» сервер, настроенный на предводителя мерзавцев.

— Док, можешь сломать защиту этого парня и встроиться в систему безопасности помещения? — спросил я у спутника, присев над телом Лерана.

«Конечно, Алан. Это займёт около двух минут».

Голос в голове не обманул — через указанное время в линзах появился цифровой след, тянущийся от человека к ближайшей стене. Подойдя к ней, я склонил голову и увидел, как Док вытянутым паролем подключается к серверу.

«Доступ получен».

— Кто из них вёл запись на линзы?

«Все трое».

— Стереть данные за последние сутки.

«Готово».

— Экранируй меня. Уничтожь записи со всех подключенных к системе камер наблюдения за последние сутки. Уничтожь анализ инфополей всех посетителей помещения за последние сутки. Потому отключи систему безопасности и сотри все логи.

«Сделаю. Примерное время ожидания — сорок четыре секунды».

Да уж, система безопасности этих доходяг ничего не могла противопоставить моему современному спутнику — новейшему искусственному интеллекту, доступному только очень богатым людям. Ну и их детям, таким как я.

Док без проблем сделал то, о чём я просил — и единственным следом моего присутствия здесь остались воспоминания в мозгах незадачливых похитителей. Но сомневаюсь, что у них хватит ума искать меня. Эдем огромен, а с одним лишь описанием внешности разыскивать человека, умеющего стирать отовсюду следы своего присутствия, можно десятилетиями.

Да и к тому же, думаю, ребята поймут, что не стоит лезть на рожон. Сейчас я оставил их в живых, пусть и покалечил — но задумай они против меня ещё что-то, и во второй раз я жалеть их не стану… Полагаю, это до них дойдёт, как только проснутся.

Убегать я не спешил — опасаться было совершенно нечего. Система безопасности под контролем, Док отслеживает всё вокруг, да и сам я настороже. Полагаю, у таких преступников можно было отыскать что-нибудь интересное. Те же деньги, например которые мне были крайне необходимы.

Поэтому прежде чем свалить, я старательно обыскал несколько смежных комнат. В одной из них обнаружился сейф с парой сотен грамм гравитония. Их без зазрения совести сразу отправил в сумку, ровно как и десяток кредитных чипов, парочку программируемых тазеров, а также несколько интересных стеков с программами, судя по всему — кустарными и незаконными. Проверять их не было особой нужды, да и времени терять не хотелось, но учитывая, что на каждой была написана весьма немалая цена в стандартных кредитах, упускать такую халяву не стоило.

Также меня заинтересовала пара коротких складных клинков с режущей нанокромкой. Отличное оружие, такое мне могло пригодится и самому. Но больше прочего в глаза бросилось содержимое ещё одного сейфа, спрятанного под полом.

Там, запакованный в несколько слоёв обёртки, покоился кусок какого-то древнего барельефа, изображающий часть четырёхрукого крылатого чудища.

Некоторые ксеноархеологи считали, что так выглядели Предтечи, другие — что их слуги, раса, выведенная искусственно… Сейчас мне не было до этого никакого дела, однако важно было другое — кусок барельефа, судя по первичному осмотру и анализу спутника, был очень, очень старым. Пятнадцать-двадцать тысяч стандартных лет, может и больше.

Настоящая реликвия!

Такую можно продать на чёрном рынке за весьма приличные деньги. И пусть выхода на него у меня не было — не беда, запас карман не тянет. Обернув каменное изделие, я сунул его в изрядно потяжелевшую сумку к остальным вещам, и направился к выходу из здания.

И едва выйдя на улицу, нос к носу столкнулся с полицией…

Глава 3

— Кто тут у нас?

Вот это я влип! В сумке — незаконные программы, неизвестный артефакт, незарегистрированное оружие. В помещении, откуда вышел — три бездыханных тела. Живых, конечно, но… Не думаю, что удастся объясниться с полицией.

Ну как же так?! Не хотел привлекать внимания, да? Теперь меня точно повяжут! Это не какие-то охранники-пофигисты на транзитных станциях, тут если начнут сканировать — сразу вычислят, что я путешествую по поддельной личности… А когда узнают кто я такой, вся маскировка разом накроется!

А уж в том, что чёртовы оборотни отыщут меня, как только имя засветится в инфополе, я нисколько не сомневался…

Полицейских было четверо — в стандартной лёгкой броне, шлемах с закрытыми широкими дугами глазами, с лёгкими пистолетами-пулемётами.

— Я…

— Поднимите руки, гражданин… — меня попытались просканировать, но Док моментально отрубил все внешние запросы.

Это вызвало неудовольствие властей, и два мужчины наставили на меня оружие.

— Откройте доступ к своему инфополю и поднимите руки! — потребовал один из них, — В противном случае мы будем вынуждены применить силу.

Проклятье! Если меня задержат, я даже поддержкой отца воспользоваться не смогу!

Решать нужно было быстро. Я уже собирался снова использовать биотек — но передумал, как только увидел человека, выходящего из-за угла. Оттуда, где сверкала полицейская красно-синяя мигалка.

Высокий, примерно моего роста, остроносый, скуластый, с длинными, собранными в хвост волосами и светло-зелёными глазами. В первую секунду я даже не поверил такой удаче, но заботливый спутник, просканировав человека, убедил меня, что я не спятил, и не обознался.

Да ну не бывает таких совпадений!

Мой старый приятель, Джайлс Триони. Сын бывшего начальника нашей семейной охраны. Мы с ним были почти одного возраста — я родился всего на три года позже, так что всё детство мы играли вместе. До пятнадцати лет были друзьями, несмотря на разницу в положении. Я не слишком хорошо сходился с ровесниками, а Триони всегда считался со мной как с равным, хоть и был старше.

В семнадцать, благодаря моему отцу, Джайлс получил направление в элитную военную академию, и вот, спустя четыре года, оказался здесь, на Эдеме… Удачное стечение обстоятельств, ничего не скажешь.

Увидев меня, старый приятель замер на месте, а я выполнил команду его людей и поднял руки.

— Опустите оружие, парни, — велел он, выходя вперёд, — Молодой человек, откройте доступ к инфополю.

Я согласно кивнул и велел Доку ослабить защиту. От Триони тут же поступил запрос на проверку личных данных, и на этот раз я тоже не стал артачиться.

— Развернитесь, — велел он с непроницаемым лицом.

Хотелось крикнуть — «Ты что, спятил? Это я, Алан!» — но в голове пронеслись несколько причин, по которым он не кинулся меня обнимать и не обрадовался встрече. Так что я решил не спорить. В конце концов — не мог же напасть и на него?

«Делай что говорю и проблем не будет» — мигнуло в линзах сообщение от неизвестного отправителя, и тут же исчезло.

Так, так, спокойно. Кажется, ситуация проясняется. Это всё тот же Джайлс, просто, скорее всего, не может открыто меня «отмазать» прямо сейчас.

— Макс, в наручники его и в мобиль. Эдди, Брок, вы двое — внутрь, проверьте помещения. Росс, обойди здание, проверь, нет ли другого входа в этот притон. Молодой человек, прошу вас следовать нашим указаниям и не использовать никаких технологий и оружия, чтобы сбежать. Это в ваших же интересах.

Я сделал, как было велено. Один из полицейских тут же завёл мои руки за спину, нацепил на запястья кандалы, кольнувшие электричеством, и повёл к стоящему в переулке полицейскому мобилю. Это была не колымага, на какой меня привезли мордовороты, а серьёзный, тяжелый, бронированный и вместительный глайдер бело-голубой расцветки.

Меня усадили в задний отсек с зарешетчатыми окнами, и провожатый остался снаружи. Что примечательно — сумку с вещами Джайлс оставил при себе, не отдав её подручным. Лишь заглянул, покачал головой, и застегнул молнию.

Через какое-то время полицейские вышли из здания и начали что-то рассказывать Триони. Я, не удержавшись, попросил Дока читать по губам.

— …Трое лежат без сознания. Да ещё и покалечены.

— Как именно?

— Да вы бы сами посмотрели, лейтенант. У Лемара запястье в клочья, пульс слабый. Живой, но вообще не понятно, очнётся или нет. А его подручные… Будто подрались между собой. Разбитые головы, руки у одного поломаны.

— Что ещё?

— На первый взгляд кто-то взломал их систему, и хорошенько замёл следы… Этот парень, скорее всего, но… Даже то, что мы взяли его тёпленьким… Не уверен, что он оставил улики. Нужно проверить записи с его стека и линз, и…

— Отставить, сержант. Мы тут для того, чтобы задержать Лемара. Или ты забыл? Этот подонок украл столько гравитония, что хватит на два пожизненных срока.

— Но…

— Никаких но. Вызывайте грузовик и медиков. Пусть проверят этих доходяг, и если всё нормально — пакуйте и грузите их, отправляйте в участок. Там ими займутся. Оборудование, которое найдёте, тоже забирайте. Описывайте вещи и… Да что я объясняю, сами всё знаете!

— А этот парень?

— Его я сам заберу. Он… Не совсем преступник.

— Не понял?

— И не должен, сержант. Просто поверь.

— Так он работал под прикрытием? И вы нам не сказали?

— Сержант!

— Понял, господин лейтенант!

Я отключился и только хмыкнул. Джайлс всегда отличался живым и быстрым умом, так что я почти не удивился, как быстро он сейчас сориентировался.

Правда, поговорить по душам со старым другом не получилось — служебный глайдер, в который меня запихнули, наверняка бы напичкан массой аппаратуры, так что выдавать наше знакомство раньше времени Триони не стал. Сел на место водителя и повёз меня в участок.

Лететь пришлось не слишком долго. Когда мы прибыли, Джайлс вытащил меня из мобиля, провёл по закрытой парковке и коридорам, прихватив и сумку с вещами, и в итоге сдал на руки какому-то толстому служаке на нижних ярусах полицейского здания.

Тот определил меня в двухместную камеру, а вещи, не описывая, убрал в шкафчик, ключ от которого Триони забрал с собой.

— Ждите, — только и сказал приятель, а затем скрылся в полумраке коридора.

Примечательно, что никто не заблокировал моего спутника и не установил, что у меня имеется биотек. Правда, доступа к обще инфосети планеты не было, но всё же… Чувствую, благодаря Джайлсу я миновал массу неприятных процедур и протоколов.

Надеюсь, не создам ему проблем. В мои планы совершенно не входило подставлять старого друга.

— Ну и чего ты замер? — раздался голос из угла, — Проходи, не стесняйся. У нас тут демократия и свобода, мать их.

Здесь было довольно темно. Свет горел лишь в коридоре, да и то — достаточно тусклый, так что я не сразу разглядел своего соседа.

На нарах, свесив одну ногу и покачивая ей, лежал высокий, жилистый парень, с коротким ежиком пепельных волос и чуть свёрнутым носом. Сероглазый, в огромных очках и с бряцающими на запястьях от малейшего движения браслетах, невесть из чего изготовленных — то ли из костей, то ли из металла, то ли из дерева. Он производил впечатление «чудака», особенно если прислушаться к его манере выделять шипящие звуки. От этого казалось, что собеседник — рассерженный, и слегка ошарашенный кот.

— Присаживайся.

— Спасибо, — я устроился на соседней полке.

— Дай угадаю — ты здесь по ошибке?

— Очень проницательно… Как и ты, полагаю?

— Типа того, — усмехнулся он, обнажая чуть желтоватые зубы, — Я Йен.

— Алан.

— Как думаешь, надолго ты здесь, Алан?

— Понятия не имею, — честно ответил я, — Но надеюсь, что до завтра выпустят.

— Оптимист, — хохотнул сокамерник, — В карты играешь?

— Что?

— В карты играешь? — раздельно, будто общаясь с умалишённым, повторил он, чем вызвал у меня ещё одну улыбку. А затем выудил из кармана тёмной кофты потрёпанную колоду пластиковых карт, перетянутую резинкой, — Покер, Чёрный Джек, Идиот?

— Да, да, и да.

— Блеск! — обрадовался он, — Хоть время скоротаем. А то я здесь уже второй день, и чёртов адвокат всё никак не соберёт доказательства моей невиновности…

* * *
Как я и предполагал, в камере пришлось переночевать. До самой глубокой ночи мы с Йеном резались в карты, за неимением других развлечений, и парень травил разные байки о своих похождениях.

Он оказался весьма приятным типом — образованным, остроумным, с неплохим чувством юмора. А ещё мастерски опускал саркастичные комментарии по любому поводу, чем, как я подозревал, мог вывести из себя человека за пару секунд.

К счастью, я и сам не лез за словом в карман, так что мы довольно быстро спелись.

Но когда я проснулся наутро, оказалось, что Йена в камере уже нет. На его нарах лежала лишь колода пластиковых карт, и я с усмешкой сунул её себе в карман.

Завтрака так и не дождался, однако ближе к полудню за мной вернулся Джайлс, в сопровождении ещё одного офицера. Судя по нашивкам на форме, это был капитан. Когда они приблизились, я получил запрос от неизвестного спутника на сопряжение, а ещё через пару секунд над моим интерфейсом появилась «надстройка».

Слеплённая наспех, топорно откорректированная, это была запись липовых воспоминаний от какого-то информатора, который и привёл Джайлса к тем преступникам.

Я не стал отказываться — очевидно, мой приятель пытался меня прикрыть, как мог.

Перекинувшись с Триони несколькими фразами, капитан через решётку обратился ко мне. В этот момент я почувствовал, как моё инфополе сканируют и попытался сосредоточиться на липовой «надстройке» личности. Благодаря биотеку сделать это получилось очень быстро.

— Алан Фурье?

— Верно, господин капитан.

— Лейтенант Триони рассказал мне о том, как вы вышли на Лемара и как умудрились вытащить с его сервера записи об украденном гравитонии. Маркировки, треки глайдера, место, куда был выкинут контейнер, и прочее. Я ознакомился с этой информацией, с отчетом лейтенанта и нашёл её удовлетворительной. Кроме того, господин Триони также рассказал, что вы сами вызвались помочь ему — из чувства гражданского долга.

Я постарался сохранить невозмутимый вид и осторожно посмотрел на Джайлса. Тот, стоя чуть позади капитана, слегка кивнул.

— Так точно, господин капитан. Лемар доставил много неприятностей мне и моей семье. Я давно искал способ с ним поквитаться и… Рад, что смог помочь.

— Что ж, в таком случае… Программу защиты свидетелей мы вам предложить не можем, но никаких обвинений за ту… Потасовку в логове преступников, предъявлять не станем. Также можете рассчитывать на небольшую компенсацию неудобств. Это вас устроит?

— Конечно. Благодарю, господин капитан.

Тот кивнул и, развернувшись на каблуках, направился обратно к лифтам в конце коридора. Я вопросительно посмотрел на Джайлса.

Он отпер дверь и махнул за собой.

— Идём, нужно поговорить.

Мы поднялись до подземной парковки, сели в двухместный, серебристый глайдер (видимо, личный мобиль Триони) и выехали в город. Поначалу двигались над самой дорогой, но вскоре поднялись на несколько уровней выше и направились к центру города.

Сумка с моими вещами, к слову, лежала под пассажирским сиденьем.

За всё время, пока летели, Джайлс не произнёс ни слова, и я тоже не спешил его расспрашивать. Прекрасно помнил характер друга и знал — если он молчит, значит, на то есть причины.

Вскоре мы оказались на широком проспекте. Припарковав мобиль на одной из посадочных площадок, на высоте тридцати с лишним метров, вышли из него и по стеклянному мостику прошли к усаженной зеленью террасе ресторана.

Хостес уважительно кивнул моему другу и провёл нас за угловой столик, откуда открывался совершенно бесподобный вид на изрядную часть города.

В небе висели мягкие облака, солнце светило так ярко, что Джайлс напялил на нос солнцезащитные очки, и лишь когда нам принесли пару кувшинов с соком, произнёс.

— Ну здравствуй, Алан.

— Привет, Джа-Джа, — улыбнулся я.

— Ещё раз назовёшь меня этим идиотским прозвищем, и я засажу тебя за решётку всерьёз. Не на одну ночь, а на месяц, для профилактики, понял?

— Тише, тише, — я примирительно поднял руки, — Я просто рад тебя видеть.

Он усмехнулся.

— Не сомневаюсь, в такой-то ситуации… Впрочем, не буду врать — я тоже рад встрече, приятель.

Мы посмеялись и я, не удержавшись, встал из-за стола и подошёл к другу. Крепко его обнял, похлопал по спине.

— Ты появился очень кстати, я уже думал вырубать твоих подчинённых.

— Идиот, — фыркнул Триони, — Тебя бы вмиг отследили.

— Так уж и «вмиг»?

— Ну, может через сутки. Но всё равно нашли бы. Ты что, не слышал, что полицию Эдема теперь укомплектовывают спутниками?

— Ты шутишь? Штука ведь не из дешёвых…

— Ну, это не ваши небожительские ИИ, — отмахнулся он, — Но умеют многое. В том числе — незаметно подсаживать на атакующего троянов и отслеживать его. Так что имей в виду, на будущее.

— Приму к сведению. Но думаю, что мой биотек не оставил бы следов.

— Возможно, — Триони пожал плечами. Принесли заказанную им еду, и он махнул рукой официанту, прося нас больше не беспокоить, — Налетай, думаю, ты проголодался.

— Спасибо.

— Итак, — спросил Триони, когда я покончил с закусками, — Каким ветром тебя занесло на Эдем?

— Долгая история.

— Даже не сомневаюсь, — скривился он, — А что ты делал у Лемара в гостях?

— Исполнял свой гражданский долг, ты что, забыл? — наигранно удивился я.

— Давай-давай, зубоскаль дальше. Если бы не я, тебе бы впаяли такой срок…

— Да, насчёт этого — я вытер руку о салфетку и протянул ему, — Спасибо, дружище. Без шуток, я очень благодарен, что ты избавил меня от неприятностей.

Он усмехнулся, пожал руку и неопределённо пожал плечами.

— Для этого и нужны друзья, верно? Хотя… Не уверен, что тебя можно так называть.

— Ты о чём?

— О том, что ты, скотина ни разу не написал и не позвонил мне, когда я покинул Магеллан!

— Ты что, издеваешься? Я тебе отправил несколько сотен сообщений, но ты ни на одно не ответил!

— Ври дальше!

— Я серьёзно!

Мы одновременно осеклись, а через секунду я нахмурился.

— Отец…

— Да, похоже на то… Ему никогда не нравилось, что ты якшаешься с безродными. Может, он поэтому протолкнул меня в академию? Мне после неё дали такое направление, какое не каждый высокородный получает.

— Думаешь, хотел спровадить тебя подальше? Чтобы не вернулся на Магеллан? В этом есть смысл…

— Поэтому ты тут? Скрываешься, ведёшь дела с преступниками? Поссорился с Андрэасом?

— Ну-у… — протянул я, — Всё не так просто…

— Ладно уж, не хочешь пока рассказывать — не говори. Но ты, кстати, так и не ответил на мой вопрос — что ты делал у Лемара?

— Да на самом деле всё просто — его нанял Марк. Чтобы эти головорезы меня тут встретили и связали с ним, когда прибуду. Как ты сам заметил, я путешествую инкогнито, и ребята решили, что могут воспользоваться ситуацией. Захотели выкупа, наверное.

— «Наверное»?

— Я не спросил. Они на меня напали — я защищался.

— Ясно.

— А что ты? Как ты объяснил произошедшее своим? И кто этот Лемар вообще такой?

— А, мелкая преступная гнида, — отмахнулся Триони, — Торговля инсайдерской информацией, заказные кражи, похищения, незаконная торговля гравитонием… Собственно, таких людей как он в Нижнем городе — сотни и тысячи. Для твоей транссистемной связи они и украли крупную партию гравитония. Что-то оставили себе, конечно… А что касается того, как я тебя вытащил — так тебе это практически рассказал капитан. Ночью пришлось повозиться и вытащить из башки настоящего информатора кучу всего, потом налепить из этого смесь с твоими записями из линз. Да-да, не удивляйся, пока ехали в участок, я получил к ним доступ.

— Вот как? — недовольно нахмурился я.

— Не смотри на меня так! Я получил доступ только к внешнему хранилищу, да и то, в котором хранились записи за последние двадцать четыре часа! В конце концов, эта «липа» получилась так себе, но капитану был нужен результат, а не детали об информаторе. Так что он и проверять тебя не особо стал. Детектор лжи в его спутнике считал показания информатора, которые являлись правдой, а на вопросы ты и сам неплохо ответил, так что…

— Ты рисковал.

— Ради тебя, придурок.

— И ещё раз — огромное тебе за это спасибо.

— Сочтёмся.

— Да, кстати об этом… Я тут… Короче, я без поддержки семьи, Джайлс. Вообще. Счета, страховка, кредитный и социальный рейтинг — отец заморозил и отобрал всё.

— Видать, ты неслабо ему насолил?

Я вздохнул, и начал рассказывать Триони, как всё произошло, опустив лишь причину, по которой в мою голову хотели забраться неизвестные. Какое-то время он молча слушал, а когда я закончил, лишь покачал головой.

— Ты понимаешь, что всё это звучит как сюжет голофильма?

— Понимаю, конечно. Мне бы кто такое рассказал — я бы не поверил. Но это правда.

— И ты не знаешь, что надо этим оборотням?

— Понятия не имею, — не моргнув глазом, соврал я.

Нет, я доверял Джайлсу, безусловно. Но втягивать его в происходящее совсем не хотелось. Он обладал «горячим» нравом и мог… Начать действовать самостоятельно. А я не был уверен, что мне это нужно. Может быть, чуть позже…

— Хм… — он наморщил лоб, — Значит, ты прилетел по фальшивым документам?

— Да, с помощью биотека поменял на первой же транзитной станции свои данные и… В общем, кроме Марка, той троицы и тебя никто не знает, что я здесь. Надеюсь на это, по крайней мере.

Джайлс снова задумался.

— Мне не следует такое говорить, но если всё, как ты рассказал, то… Может и не стоило оставлять Лемара и его подручных в живых. Они знают, что ты — де Пайле. И могут рассказать об этом.

— Кому?

— Да кому угодно. Информаторам в тюрьме, своим товарищам-сообщникам, охотникам за головами… Да. Ты сглупил, конечно.

— Я не убийца.

— Знаю, Алан, знаю. Ты не убийца, а идиот.

— Спасибо за комплимент, — я показал ему неприличный жест, и Джа-Джа грустно рассмеялся.

— Ладно, попробую помочь и в этом.

— Неужели? И как же?

— Пока эти ребята без сознания — внесём кое-какие коррективы в их память. Сотрём всё, что связано с тобой и Марком.

— Это пара месяцев местной жизни…

— И что? Тебе и это претит? Они останутся живы, если волнуешься об этом. И даже в здравом уме. Просто… Не будут помнить последние месяцы своей жизни.

— А как ты их подтянешь за совершеннее преступления? Ведь нужно признание?

— Я тебя умоляю, — приятель только посмеялся над моей наивностью, — Это Эдем, дружище. И пусть тебя не вводит в заблуждение название — тут всё совсем не так пасторально, как у вас на Магеллане. Этот мир… Настоящий серпентарий, скрытый за цивилизованной ширмой.

— Да? И как же тут обстоят дела на самом деле, просветишь? Рекламные проспекты рисовали чуть ли не рай наяву… Мне бы не помешало освоиться в реалиях местной жизни, раз я собрался тут обосноваться на какое-то время. А твои слова, признаюсь, меня заинтриговали.

Джайлс серьёзно посмотрел на меня.

— Ну что ж… Времени у нас полно, завтра у меня выходной. Так что могу и рассказать, но только не здесь. Эй, официант! Принесите счёт, пожалуйста!

Глава 4

«Почувствуйте себя хозяином жизни! Эксклюзивные туры по Эдему превратят вашу мечту в реальность! Лазурное побережье Саутхита, горный отдых в Нортхельме, сафари в пустыне Карамон, эксклюзивные отели Верхнего города, медицинский туризм, благодаря которому вы продлите жизнь на двадцать лет, волшебные погружения в невесомость на орбитальных станциях!

Всё это вы можете получить, связавшись с нашим агентством!..»

Я усмехнулся и смахнул голографическую рекламу, возникшую над ресторанным столиком. После рассказа Джайлса подобные заявления меня только забавляли, пускай частично и являлись правдой.

Нет, Эдем действительно был раем наяву — но только для тех, кто обладал огромным запасом денег и влияния. А если точнее — по-настоящему, так как об этом рассказывали на других планетах, здесь кайфовали только жители Верхнего города.

Нижний, огромная агломерация, тоже имел весьма неплохой уровень жизни. Вот только его жители, большей частью, трудились на благо тех, кто жил над ними.

Тут имелась своя, экологически чистая промышленность, тщательно скрытая от взоров туристов. Свои фабрики, заводы, госпитали, магазины, рестораны и самые разнообразные, невообразимые развлечения, само собой. Всё, что есть в любом современном гигаполисе Империи, и даже больше.

Вот только большая часть денег, энергии, сил и прочего, возникающая тут, требовалась на поддержание Верхнего Эдема. Огромная летающая платформа, курсирующая над планетой, для полноценного функционирования требовала невероятных вложений. А так как там, наверху, деньги предпочитали не зарабатывать, а тратить — требовалась их откуда-то брать.

Сто пятьдесят миллионов обслуживают пятнадцать — не слишком ли большая пропорция?

Я не мог сказать наверняка. На моём родном Магеллане не было летающих городов, а Примархи семьи всячески старались сделать жизнь обычных людей проще, удобнее и лучше. Не буду скрывать — разница в уровне жизни между мной и каким-нибудь торговцем электроникой, банковским рабочим, брокером или врачом была колоссальна, это так. Но имелась масса моментов, которая уравнивала нас.

Правосудие и медицина, образование. Если ты был талантлив и целеустремлён, пусть и беден — мог выбиться на очень высокие должности и получить ту жизнь, о которой мечтаешь. Джайлс и его отец — живые тому примеры.

Но здесь…

Здесь «Небожители», как, созвучно со знатными фамилиями, называли обитателей Верхнего города, не были заинтересованы в том, чтобы их количество росло. Чтобы кто-то «снизу» поднимался наверх и оставался там. Их всё устраивало и так.

Пафосные заведения, дорогущие клиники омоложения и реструктуризации ДНК, элитные салоны улучшения тел, эксклюзивные бутики, невероятные аугментации, вплоть до осминожьих щупалец из нанитов и прочее, прочее, прочее…

Да, в Верхний город можно было попасть в качестве туриста — но очень ненадолго. Помимо ограниченного времени пребывания (виза выдавалась сроком максимум на две недели) требовались бездонные карманы, набитые гравитонием, или столь же бездонные счета в банках.

Цены настолько превышали все мыслимые и немыслимые пределы, что за ночь в отеле Верхнего города можно было купить небольшое поместье с участком земли на другой планете. А счёт за ужин был вполне сопоставим с покупкой вполне приличного глайдера. Что и говорить о недвижимости — самая крошечная квартирка стоила столько же, сколько небольшое поселение где-нибудь в паре десятков световых лет отсюда.

Невероятное расслоение общества — вот что на самом деле имело место быть на Эдеме. И всё бы ничего — такое было на многих планетах Империи, но…

Здесь это расслоение и два мира, на которых оно разделило людей, слились воедино. Как бы странно и глупо это ни звучало — они сосуществовали вполне себе мирно.

Ну… Практически…

Верхним городом управлял, как его сокращённо называли, Империум. Главный Советник правителя галактики, куча его помощников и орда чиновников экстра-класса, которым посчастливилось получить назначение в этот мир. Они управляли финансовыми потоками, держали в руках всю власть — энергетику, элитную медицину, транспорт, выход к Магистрали, системные грузовые перевозки и многие другие вещи, от которых зависело функционирование планеты.

Нижним городом вроде как тоже управляли выбираемые Империумом люди, классом пониже, но… Тут царили слегка другие порядки. На нарушение закона и его обход смотрели сквозь пальцы — потому что это приносило очень, очень большую прибыль.

Контрабанда гравитония, предметов роскоши, древних артефактов и эксклюзивного оборудования, торговля незарегистрированными ИИ, перевозка опасных инопланетных растений, убийства, похищения.

Всё это происходило на Эдеме точно также, как и в сотнях других миров.

Как такое возможно?

Трудно держать в ежовых рукавицах Империю с сотнями триллионов жителей. Особенно, если один край от другого находится на расстоянии в сто тысяч световых лет… Везде найдётся тот, кто хочет обойти правила и получить собственную выгоду.

И пока это не превышает разумных пределов и не мешает общему миропорядку… Всех всё устраивает.

К тому же, примерно в половине случаев (а то и больше) заказчиками тех или иных преступлений были сильные мира сего. Те, кто должен был оберегать простых людей от теневого мира, но по каким-то причинам решил воспользоваться услугами преступников.

Чаще всего это была личная выгода.

Официант принёс мой заказ, и я принялся уплетать салат из авокадо с томатами, политый соусом из лайма. Он был очень недурно приготовлен, а филе индейки с какой-то неизвестной крупой, поданное через пару минут, отлично дополняло этот вкус.

С того дня, как мы поговорили с Джайлсом, прошло больше недели. По логике вещей, одной из семей Небожителей, занимающихся исследованием бессмертия, следовало жить именно в Верхнем городе — ведь в Нижнем не было ни одного представителя высокого рода.

Так что именно туда мне и нужно было попасть — хотя бы для того, чтобы сориентироваться, что делать дальше.

Но приятель быстро доказал мне, что в Верхний город я не попаду, как бы ни хотел. Ни по поддельным документам (у моей «кривой» личности не было возможности оформить визу на посещение), ни под собственным именем. А всё потому, что отец ограничил мои свободы куда сильнее, чем я предполагал.

Надо заметить, что Джайлс в первые дни весьма сильно мне помог. Небольшое вознаграждение, о котором говорил капитан, я так и не получил (оно ушло настоящему информатору), однако Триони составил компанию и подсобил в выборе квартиры. А также в покупке некоторого количества необходимых вещей — благо, украденный в отцовском особняке гравитоний всё также был при мне, и его количество позволяло прожить пару лет совершенно ни о чём не думая, если тратить деньги с умом.

Но самое главное — используя служебное положение, Джайлс сделал две вещи.

Во-первых, он как-то провернул вмешательство в память Лемара и его подручных, и стёр из их голов воспоминания обо мне и Марке. Это было совсем неэтично, противозаконно, грубо и даже жутко — но я был только рад, что ещё одна ниточка, ведущая ко мне, оказалась оборвана. Всё равно ублюдков посадили на десять с лишним лет, и эти воспоминания были им совершенно ни к чему.

Во-вторых — Джайлс имел доступ к базам данным Империума, так что проверил меня по настоящему имени. Все маячки, метки, запросы из других систем, и прочее, прочее, прочее. И выяснил кое-что интересное.

Оказывается, помимо отца, который время от времени отслеживал меня по меткам биотека, запрос на слепки моего инфополя поступал и от других людей. Каких — другой вопрос, ибо информация оказалась засекречена настолько, что допуска Джайлса на неё просто не хватило. Но вот откуда пришёл первоначальный запрос, установить удалось.

Солар.

Прародина человечества, обитель самых влиятельных семей галактики и резиденция самого Императора. Вся власть, вся мощь Империи и все ресурсы были сконцентрированы именно там.

Не буду скрывать — интерес к моей персоне из такого места заставил мурашки пробежаться по коже. Стало страшно — очень страшно. Я понял, что невольно стал участником очень большой игры — вот только не имел понятия, какой именно.

Нет, само собой, первое, что приходило в голову — это что кому-то из Солара требуется информация о рассказанном дедушкой бессмертии. Вкупе со словами оборотней о том, что Григориус что-то положил в мою голову без моего же ведома, это имело определённый смысл, но…

Казалось сказкой.

А ещё — изрядно поднимало ставки на мою собственную жизнь, так что я твёрдо решил не светить настоящее имя. И первое, чем занялся, когда снял жильё — начал отыскивать контакты, которые могли бы помочь создать тщательно проработанную цифровую личность, под которой можно было бы спрятать собственное инфополе.

Оказалось, что это не так просто. Джайлс, на чью помощь я так рассчитывал, послал меня лесом. Друг заявил, что я и так достаточно сильно злоупотребил его служебным положением, и кроме того — он не имел никакого отношения к отделу по борьбе с цифровыми преступлениями. Так что друг ограничился лишь тем, что посоветовал не лезть в определённые места, и рекомендовал вести себя осторожнее, но…

Это я и сам прекрасно понимал.

Так и началась моя новая жизнь. Младший отпрыск влиятельнейшей семьи, владеющий несколькими планетами, вынужден скрываться под чужим именем на окраине Нижнего Эдема.

Думая об этом, я только посмеивался. Триони был прав — это напоминало сюжет не самого оригинального голофильма или бульварного романа, мода на которые в последние годы резко возросла.

Но как бы я ни веселился — реальность от этого не менялась, и нужно было решать, что делать.

В общем и целом, план был прост. Найти того, кто соорудит для меня поддельную личность, способную выдержать проверку систем Империума — раз. Вытащить из головы положенную туда дедом информацию — два. Попасть в Верхний город — три. Найти тех, кто занимался исследованием бессмертия — четыре.

Звучит весьма просто, но как всё это сделать, я не имел ни малейшего понятия.

Поэтому первые дни после того, как обосновался, я просто изучал Нижний город. Он, без преувеличения, был огромен — пожалуй, я никогда не представлял себе настолько гигантский муравейник.

Полмиллиона квадратных километров — вы только вдумайтесь! Не было и шанса пересечь его от края до края за один день даже на быстром глайдере, а уж говорить о том, чтобы научиться там ориентироваться… Большинство людей и нелюдей, живших тут, всю жизнь существовали в одном из пяти огромных районов, и чрезвычайно редко покидали их пределы.

Официально Империум разделял их по маркировкам — DS 1,2,3,4 и 5, но по факту с момента застройки жители придумали для них собственные названия.

Сверху Нижний город выглядел как невероятных размеров спрут с почти идеально круглой центральной частью. Это был самый большой район — Сады Первых. От него тянулись щупальца остальных кварталов, направленных в разные стороны света. Южный вереск (Саутхит), Западная струна (Вестстринг), Северный шлем (Нортхельм), Восточный лес (Иствуд).

Даже не спрашивайте, кто и почему придумал такие странные названия. По большому счёту, эти районы могли потягаться размерами с самыми огромными мегаполисами других планет. Саутхит заканчивался огромной лагуной, где расположился монструозный порт, пляжи и невероятных размеров прибрежная зона океана. Часть Нортхельма оккупировала горы — там имелась и промышленность, и горнолыжные курорты. Иствуд, как было понятно из названия, практически целиком утопал в реликтовом лесу, который старались всячески сохранить. А Вестстринг был самой новой и современной частью — из стекла, бетона, стали и пластика, и почти ничем не выделялся.

В этом районе были самые низкие цены на недвижимость, так что и жильё я арендовал именно здесь. Ничего особенного — небольшая двухкомнатная квартирка на сорок шестом этаже мегабашни, из окон которой открывался прекрасный вид на город. Рядом — несколько парков, широченные проспекты, магазины, рестораны — всё очень цивилизованно, безопасно и стандартно для Империи.

Потратив пару дней на обустройство, я принялся за дело. Прошерстив новостные сети, даркнет, и поговорив с местными жителями узнал, что именно в городе есть масса группировок, занимающихся разного рода… Цифровыми преступлениями.

В частности — у них можно было заказать поддельную личность, в которой я так остро нуждался. Джайлс, во время одной из наших встреч, подтвердил это. Он был не особо доволен тем, что я собрался якшаться с отбросами общества и нарушать закон, но будучи в курсе сложившихся обстоятельств, понимал, что других вариантов у меня, собственно, нет.

И лишь в очередной раз просил быть осторожнее.

Я не собирался лезть на рожон, и потому начал действовать аккуратно. Проверял доски объявлений в даркнете, изучал различные форумы, анонимно искал информацию о том, что собираюсь сделать. Пару раз бывал на странных «сходках», где нейрохакеры делились опытом, и даже посетил три конференции в научных центрах с не слишком продвинутой системой безопасности.

Доком и биотеком пользовался аккуратно — так, чтобы не оставлять следов и, кажется, у меня это получалось. Но всё же за две недели никаких результатов я не достиг, и изрядно устал.

Находиться в постоянном страхе от того, что тебя могут поймать полицейские, всё время держать под контролем окружающие сети и устройства, безостановочно заметать цифровые следы, пользоваться полулегальной наличкой и одноразовыми кредитными чипами, которые приходилось покупать пачками, вздрагивать при каждой проверке — то ещё удовольствие, можете поверить.

Особенно если учитывать что личность, которой я пользовался, была склеена вкривь и вкось.

Чёрт побери, как же мне повезло столкнуться с Джайлсом! Будь на его месте кто-то другой — и меня бы уже упрятали за решётку. Или объявили в розыск за нападение на представителей Империума…

Жизнь бесправного изгоя и беглеца надоела мне довольно быстро, так что в последнюю неделю я вообще не выходил из квартиры, и день за днём шерстил сеть, общался в её глубинных слоях с разными людьми, отыскивал нужные связи…

И удача снова повернулась ко мне лицом!

Ссылка в одной из групп в модной социальной сети привела меня на закрытую торговую площадку. Что-то вроде нейрохакерского магазина — анонимного, с кучей ретрансляторов, блокировщиков и анонимайзеров, позволяющих не переживать, что участников торговли может отследить кто-то извне. Полный доступ к этому магазину мне, конечно же, никто не дал, но появилась возможность покупать некоторые простые вещи.

Поддельные кредитки, дешёвые взломанные браслеты для нейроинтерфейсов, списанные линзы знаменитостей с остатками личных записей, оглушающее оружие, программы взлома и так далее. Деньги у меня имелись, так что я начал потихоньку набивать себе рейтинг, выдаваемый за каждое приобретение. Через неделю активных покупок открылась новая функция — продажа.

И тут я задумался.

У меня имелись незарегистрированные тазеры, пара неплохих клинков, из которых один был явно лишним, десяток кредитных чипов без идентификаторов, которые было невозможно отследить и которые я так и не использовал. А также несколько интересных стеков с программами. После того, как нашлась квартира, имелась куча времени их проверить — это были генераторы паролей, довольно мощные одноразовые взломщики, шифраторы, дешифраторы и ещё кое-что по мелочи.

Как для владельца биотека и спутника десятого поколения, такие штуки не представляли для меня интереса. Но поискав о них информацию и найдя аналоги, я понял, что это довольно качественный товар в преступном мире. Пусть большинство программ были одноразовыми, но работали на славу.

Так что я без раздумий выкинул эти штуки на продажу.

Покупатели нашлись уже на следующий день, а через сутки найденные у Лемара стеки были отправлены анонимной службой доставки покупателям. Я стал чуть богаче, но главное — получил ещё немного рейтинга и открыл для себя новые разделы в этом магазине.

В частности — «Задания». А снизу было указано, что после нескольких выполненных откроется ещё одна функция — «Персональный заказ». Как я и предполагал поначалу, такая рейтинговая система помогала отсеивать придурков и представителей Империума, пытающихся выйти на хакеров.

Впрочем, не думаю, что полицию сильно волновали мелкие группки вроде той, с которой я подвизался — на Эдеме хватало рыбы гораздо крупнее.

Решив идти до конца, я взял первое из открывшихся заданий — украсть личные данные из инфополя одного из жителей Иствуда. Само собой, благодаря биотеку и спутнику, сделать это удалось на раз-два. После чего я получил второе поручение, а затем ещё пять подряд.

Каждый раз задания были разными — кража информации, чужой собственности, просто взлом определённых информационных узлов и подделка инфозаписей и видео.

Не буду скрывать, поначалу такая деятельность вызывала у меня довольно странные чувства — смесь страха и азарта. Я прекрасно понимал, что нарушаю закон, но было в этом что-то… Приятное? Да, пожалуй, так.

Я впервые за восемнадцать лет в полной мере оказался предоставлен сам себе и делал всё, чтобы достичь собственной цели — а не той, которая виделась отцу.

Дурацкое бунтарство, наверное, но оно хоть и ощущалось внутри, всё же не имело практически никакого отношения к происходящему. Я делал то, что нужно — потому что других вариантов у меня не было.

После семи выполненных заданий я, наконец, получил возможность оформить персональный заказ. Для этого всего лишь требовалось точно описать, что мне нужно, и я не стал ходить вокруг да около. Правда, после отправки технического задания наступил период молчания.

Я видел, что сообщение прочитано, но больше недели никакого ответа не получал. Честно признаться — подумывал уже отчаяться, разозлиться и послать эту хакерскую площадку ко всем чертям. Но одним ранним утром на планшете, который я использовал как раз для взаимодействия с этим магазином, что-то пиликнуло.

И это было удивительно, ведь все звуки на нём я отключил.

Взяв девайс в руки, я разблокировал его и удовлетворённо хмыкнул.

«Ваш заказ обработан. Желаете его подтвердить? Да/Нет».

Я ткнул в сенсорную панель на зелёную галочку.

Через несколько секунд на экране появилась иконка входящего вызова. Чертыхнувшись, я обмотал вокруг лица футболку, нацепил дешёвые солнцезащитные очки, а затем потянул за неё и положил планшет на стол. Над ним появилась голограмма человека в светящейся маске.

— Приветствую, Бумажный человек, — обратился он ко мне по никнейму, — Я Аластор.

— Привет, Аластор.

— Получил твой заказ. Он ещё актуален?

— Конечно.

— Любопытная задачка. И не самая простая. Понимаешь, к чему я клоню? У тебя на счету не хватит денег, чтобы её оплатить.

— Деньги не проблема, — улыбнулся я, впрочем, тут же поняв, что мою улыбку таинственный Аластор не увидит, — Предпочитаю пользоваться наличными.

— Наличные, это хорошо. Наличка — царь всех финансов, — протянул мой собеседник, — В каком виде?

— Гравитоний или анонимные кредитные чипы.

— Замечательно! Это сильно упрощает дело. Я возьму гравитонием.

— Сколько?

— Сто пятьдесят грамм.

— Ого! — не удержавшись, я присвистнул. Это было очень много кредитов. Даже по меркам Эдема, — Дешевле будет подкупить какого-нибудь чиновника Империума…

— Но ты же этого не делаешь? — фыркнул Аластор, — Значит — не можешь. А я гарантирую качество своей работы. Ни одна, даже самая глубокая проверка не обнаружит обмана, разве что личные ищейки Императора возьмутся за тебя. Надеюсь, этого можно не ожидать?

— Нет, конечно.

— Отлично. Тогда поступим так — я делаю работу, ты приезжаешь и проверяешь её, оплачиваешь семьдесят процентов от суммы заказа. Затем я даю тебе две недели на тестирование, и если всё устраивает — ты оплачиваешь оставшиеся тридцать процентов.

— Никаких предоплат?

— Я серьёзный человек. Если тебе действительно нужно то, о чём ты просишь — заплатишь так и так. А я не бедствую.

— Круто, я согласен.

— Тогда слушай и смотри внимательно, — голограмма исчезла, и на её месте появился адрес в Саутхите, — Приедешь сюда через четыре дня. За это время я подготовлю оболочку, а когда встретимся, сниму с тебя кое-какие настройки, чтобы подогнать болванку.

— Что это за адрес?

— Обычная мегабашня. Возьми с собой деньги. И думаю, не нужно упоминать, как я не люблю обманщиков?

— Я не из Империума.

— В твоих интересах, чтобы так и было. Жду через четыре дня. И да — то, что ты заботишься о своей безопасности, это конечно здорово, но… Прошу, приходи без этого маскарада.

— Но…

— Никаких «но». Серьёзно, думаешь, я не смогу вычислить, кто ты такой? Особенно учитывая, что мне придётся вносить корректировки в твоё инфополе?

Я задумчиво почесал затылок. И правда, об этом подумать не успел.

— А какие гарантии…

— Никаких, парень. Но тут уже сам решай, нужно тебе то, о чём ты просишь, или нет? Если нет — ищи другого человека для подобной работы.

— Понял, — я действительно понял, что выбор у меня невелик, — Буду со своим лицом.

— Замечательно. И вот ещё что — после нашего разговора начинка этого планшета выгорит. Просто на всякий случай. Свой аккаунт в магазине вернёшь при встрече. Чао.

Голограмма исчезла, и через секунду девайс закоротило. Над ним поднялся слабый дымок. Ничего себе, действительно хороший хакер! Значит, четыре дня? Ну что ж, если всё пройдёт гладко, то потраченные мной недели окупятся с лихвой!

Глава 5

У указанного адреса я был за полчаса до назначенного Аластором времени. Что тут скажешь — не привык перемещаться по районам, в которых не бывал, так что слегка не рассчитал дорогу и приехал чуть раньше.

Это оказалась вторая линия не слишком высотных зданий рядом с пляжем на самой дальней оконечности Саутхита.

Я подъезжал на снятом такси со стороны океана. Отсюда открывался прекрасный вид — белоснежный песок тянулся вдоль всего побережья, а лазурные воды, начинающиеся от него, с расстоянием превращались в ультрамариновую синеву. Чуть поодаль виднелись парящие в воздухе острова — в нескольких десятках километров от побережья начиналась антигравитационная зона, превращённая в одну из самых дорогих зон с частной недвижимостью.

К сожалению, созерцать этот замечательный вид довелось недолго, и я сделал себе зарубку обязательно вернуться сюда, когда закончу с поддельной личностью.

Водитель свернул, несколько раз поменял высоту глайдера, лавируя в многотысячном потоке мобилей, и припарковался на специально предназначенной для этого площадке нужного здания, где-то на тридцатых этажах.

— Полторы тысячи кредитов.

Я провёл одноразовым кредитным чипом по платёжному терминалу и, дождавшись подтверждения, покинул глайдер. Прошёл по парковочной площадке, оказался в просторном лобби и уселся на слегка потёртый диван, решив дождаться назначенного времени. Внутри больше никого не было, а из холла вели три коридора, так что я просто принялся наблюдать за ними и шерстить сеть в поисках интересных новостей.

В лобби было тихо — ни одного посетителя, но через несколько минут здесь появился человек. Признаюсь честно — встретить его я ожидал меньше всего…

Каковы шансы из ста пятидесяти миллионов людей пересечься с тем, с кем оказался в каталажке, в день прибытия на Эдем?

Один к ста пятидесяти миллионам? Капля в океане, если задуматься. Но тем не менее…

Йен вышел из центрального коридора и замер, встретившись со мной взглядом. Он выглядел удивлённым ничуть не меньше.

— Вот так встреча, приятель!

Признаюсь, в первое мгновение меня прострелила вспышка смешанных ощущений — страха, ярости и настороженности. От пяток, до самой макушки пробежали мурашки.

А как ещё было реагировать? В голову подневольно лезли мысли о том, что он Йена наняли те оборотни, или ещё кто-то, кому нужна информация из моей головы. Я даже сразу активировал несколько программ биотека, привёл спутника в состояние повышенной защиты — на это потребовалась всего пара секунд — но анализ лицевых мышц и прочих параметров Йена дал понять — он совершенно искренне удивлён нашей встрече, так что я слегка расслабился.

Но всё же не спешил отключать активные программы биотека…

— И не говори, — я поднялся ему навстречу и пожал протянутую руку, — Бывают же совпадения. О, секунду!

Открыв сумку, порылся в небольшом боковом кармане, и выудил оттуда колоду карт, которую парень оставил мне в камере.

— Спасибо, наутро они скоротали мне время. Разложил пару пасьянсов.

Йен, увидев, что я ему протягиваю, искренне расхохотался. Я тоже заулыбался — его жизнерадостность и непосредственность повлияли на меня положительно. И пусть подозрения не испарились полностью — стало гораздо легче.

— Спасибо, — он подкинул в воздух перетянутые резинкой пластиковые карточки, поймал их и убрал во внутренний карман, — Так понимаю, мы пришли по одному адресу?

— С чего ты так решил?

— Да брось, — он с размаху сел на диван и закинул ногу на ногу.

В свое кожаной куртке, потёртых джинсах и выцветшей футболке, с бряцающими браслетами и в высоких кедах классического кроя двадцать первого века он напоминал популярного рок-музыканта. А я понял, что даже не представляю, кто такой этот Йен и чем занимается.

— И всё же?

— Ты не выглядишь дураком, Алан. Не надо делать его и из меня.

Я не удержался, каюсь.

Велел Доку просканировать инфополе пепельноволосого парня, а сам активировал одну из программ биотека — «щуп». Это было одно из самых простых «заклинаний». Марк, который и обучал меня владению биотеком, показал мне его самым первым.

У девяносто девяти процентов жителей галактики в телах имелись электронные устройства. Спутники, корпоративные импланты с несложным искусственным интеллектом, стеки, на которых хранилась прорва информации, браслеты, с помощью которых можно было подключаться к инфосети, линзы, аугментации, соединённые с центральным процессором, встроенные банковские чипы и ещё вагон и маленькая тележка всего остального.

Разумеется, каждое из этих устройств умело соединяться с инфосетью и другими девайсами по беспроводным протоколам связи. Это изрядно облегчало жизнь и позволяло управлять окружающей нас дополненной реальностью и устройствами куда эффективнее, чем несколько веков назад.

Конечно, сенсорные экраны, голографические проекции, клавиатуры, трекболы и прочие штуки ещё использовались — в зависимости от ситуации. Но в целом, почти каждый житель Империи уже давно имел возможность соединяться с устройствами, не нажимая кнопок, задействуя лишь ментальные приказы.

У меня «железа» было немного — линзы последней модели, стек с данными в основании черепа, встроенный в него спутник и биотек, о котором я рассказывал ранее. Но общая мощность, уникальность и возможности позволяли проворачивать такое, о чём большинство населения галактики и мечтать не могли.

Тот самый «щуп», о котором я упомянул, был «живым» пакетом данных, способным встраиваться в файрволлы других устройств. Не управлять, но сканировать. Благодаря этому «заклинанию» я мог понять, какие устройства есть у человека, какая на них стоит защита и какими возможностями он владеет. Иногда это хорошенько облегчало жизнь — как, например, с Лемаром и его мордоворотами.

Иногда — но не сейчас.

Стоило только направить «щуп» в сторону Йена, как Док тут же вывел на линзы подсвеченную красным проекцию парня. Это значило, что легко (как я привык) просканировать его не получится, а значит, на нём стояла первоклассная защита.

Правда, «щуп», в отличие от спутника, успел сделать своё дело, и я увидел несколько подсвеченных мест в организме «приятеля» — тех, в которых обычно развивался биотек…

Однако не прошло и секунды, как спутник затормозил сканирование и зафиксировал ответную попытку вторжения в моё «железо»!

«Посторонние запросы к стеку… Посторонние запросы к спутнику… Внимание, обнаружена неизвестная программа сканирования!»

Я мгновенно отсёк все входящие сигналы и прищурился. Йен, всё также непринуждённо сидящий на диване, весело тряхнул головой.

— А ты не так прост, как кажешься!

— Взаимно.

— Не люблю, когда в моё «железо» лезут без приглашения, — парень пожал плечами.

— Извини. Впрочем, я тоже такого не приемлю.

Он примирительно поднял руки, и Док мгновенно перестал сигналить об опасности. Я же, в свою очередь, тоже отключил «щуп».

— Интересная у тебя технология… Явно не программы «Зетатеха» или те, что используются корпами, — заметил Йен, внимательно меня разглядывая.

— Могу сказать тоже самое и о тебе.

Парень хохотнул.

— Ты всегда ведёшь диалог таким образом?

— Каким?

— Зеркалишь фразы собеседника?

Я натянуто улыбнулся и повторил:

— Извини. На то есть причины.

— Надо думать, раз ты здесь, — он многозначительно посмотрел на винтажные механические часы, украшающие левое запястье, — Не опаздываешь?

— Йен, послушай…

— Не надо, приятель, — он снова обезоруживающе улыбнулся, — Не отпирайся, незачем врать. Можешь просто ничего не говорить. Я предполагаю, что у тебя сейчас есть кое-какие дела — так не откладывай их. Не буду задерживать. Но… — он осёкся.

— Но?

— Но мне бы хотелось поговорить с тобой после. В нормально обстановке. Не в камере полицейского участка, и не пытаясь пробить защиту друг друга.

— Ты серьёзно?

— Почему нет? Очевидно, ты не самый простой человек. И ты мне понравился, — он поймал мой удивлённый взгляд и расхохотался, на этот раз во весь голос, — Нет-нет, не подумай лишнего! У меня, кхм… Традиционные запросы в этом плане. Но не скрою, твои «игрушки» вызывают уважение. Ещё никто так легко не мог противостоять моему… — Йен осёкся, но я уже догадывался, что он хотел сказать.

Парень тоже догадался, что я пользуюсь не просто каким-то ИИ, а биотеком. А судя по его словам, защите и тому, что увидел я — он тоже обладал таким. Может быть, другой специализации, но факт оставался фактом.

Биотек, как я уже говорил — не просто биочип. И остановить программу одного такого устройства так быстро и легко может только другое подобное ему. Обычной электронике потребуется куда больше времени и куда больше мощности, чем носят на себе обычные люди.

— Твоему?..

— Я же просил — не нужно делать из меня дурака, — осклабился Йен.

— Не буду, но тогда и ты не лей мне в уши чушь об интересах. Тебе нужно что-то конкретное?

— Да. И думаю, ты можешь мне в этом помочь.

Я с сомнением поджал губы.

— Да брось, приятель! Я предлагаю просто встретиться и пообедать, не более того. Не понравится то, что я предлагаю — тихо и мирно разойдёмся.

— Ладно, — решился я, — Согласен.

— Блеск! Тогда вот так, — он выудил из кармана ручку, многострадальную колоду карты, достал оттуда одну — туза треф, и написал на ней адрес, — Завтра жду тебя здесь, ровно в полдень. Найдёшь?

Я посмотрел на пластик, и Док, отсканировав надпись, тут же вывел на линзы проекцию карты. Это был самый центр Иствуда.

— Уже нашёл. Я буду.

— Отлично, — он поднялся с дивана и протянул мне руку, — Тогда до встречи?

— Бывай.

Йен, не торопясь, отправился к выходу из лобби, а я, глянув на часы в линзах, чертыхнулся — уже опаздывал на пару минут. Правда, никто меня не встречал, но вспомнив адрес, я понял, что нужно пройти чуть дальше, к одним из многочисленных апартаментов.

Именно туда, откуда появился мой «приятель». Йен, чёрт бы его побрал, оказался прав — кажется, мы пришли сюда по одному делу…

Возле нужной двери я на секунду замер, но не успел даже нажать на звонок, как щёлкнул замок, и металлическая пластина ушла вбок.

Внутри меня ждали — парень, судя по всему, в полностью закрывающей лицо маске с проецируемым, постоянно меняющимся голографическим рисунком. Сейчас, например, на ней застыл жуткий смайлик.

— Привет.

— Привет, Бумажный человек. Заходи.

— Ты Аластор?

— Он самый. Идём.

Мы прошли по короткому коридору и оказались в просторной круглой комнате. По центру расположились несколько столов с электроникой — компьютеры, принтеры, планшеты, мониторы, проекторы, серверные шкафы, ещё невесть что… Чуть дальше, у завешенных наглухо окон, стояли две огромнее колбы. Одна из них была заполнена какой-то жидкостью, вторая пустовала. Вдоль стен стояли ящики. Часть из них была заперта, в других виднелись запечатанные коробки.

— Итак… — начал хакер, — Тебе нужна поддельная личность, верно? Которая пройдёт все проверки Империума и позволит получить визу в Высокий город?

— Верно.

— Я создал болванку. Осталось внести некоторые коррективы, выудить из баз данных Империума подходящее тебе имя, слить всё это с твоим инфополем и закачать информацию обратно в архивы. Думаю, часа за два управимся. Деньги принёс?

Я вытащил из сумки контейнер с нужным количеством гравитония и протянул его хакеру. Тот взял плату, сел на стул, откатился к одному из столов и высыпал минерал в какую-то центрифугу. Пощёлкал клавишами, посмотрел в окуляр и одобрительно кивнул:

— Чистейший.

— Я не привык обманывать тех, кто мне помогает.

— Рад это слышать. Перед тем, как начнём, позволь задать пару вопросов?

— Валяй, — я устроился на одном из стульев, повернув его спинкой вперёд и облокотившись на неё.

— У тебя есть какие-нибудь нестандартные устройства, о которых мне стоит знать? Болванка, что я приготовил, рассчитана почти на всё, что только можно придумать, но мало ли?

Тут я задумался. Совсем не хотелось рассказывать о биотеке, но если я этого не сделаю, какая-нибудь проверка может выявить несоответствие…

Моё молчание Аластор расценил верно.

— Послушай, Алан, — я вздрогнул, когда он назвал моё имя, но хакер только махнул рукой, — Да расслабься ты! Я всегда узнаю заранее, с кем работаю. Расчехлить твою кривую фальшивку не составило труда, но дальше я лезть не стал, поэтому и спрашиваю. Мне нет дела до мотивов клиента, понимаешь? Тебе нужна услуга — я её оказываю. Всё. Но и лишние проблемы мне тоже не нужны, так что… Давай, колись, какое у тебя железо.

— Линзы «Вар», десятка. Стек «Армады», тоже десятка. Встроенный в него… спутник.

— «Десятка»?

— Да. И… биотек.

Аластор присвистнул, и откинулся назад.

— Нааадо жеее… Небожитель…

— Очень наигранно, — усмехнулся я, и хакер рассмеялся — на этот раз это звучало вполне искренне.

— А ты наблюдательный. Но ладно, сейчас не об этом. Биотек, значит?.. Думаю, в этом ничего страшного, такие вещи не подлежат обязательной регистрации, ты и сам это знаешь. Но спасибо, что предупредил, метку о возможном использовании этой технологии я в твой новый профиль внесу. А вот что касается спутника… «Десяткой» мало кто пользуется…

— Это проблема?

— Сейчас узнаем, — он подвинул в себе клавиатуру и застучал по ней пальцами, — Нужно найти подходящего по статусу человека. Думаю, среди жителей Империума найдётся такой. Только вот искать надо кого-то, кто находится очень далеко, чтобы избежать ненужных вопросов… Ты пока можешь сделать себе кофе. И мне, если не затруднит, — он кивнул в сторону ближайшей двери, за которой виднелся кухонный гарнитур.

Всё заняло куда больше двух часов. Мы с Аластором провозились до самого вечера но, в конце концов, я получил то, что хотел.

Чистейший инфопрофиль какого-то Алана Парсона с далёкой планеты Энгельмунд. Никакого нарушения закона, приводов, долгов и других негативных вещей, влияющих на социальный рейтинг. Подходящий возраст, похожие физические данные и набор «железа».

А самый большой плюс — парнишка, похоже, пропал без вести не так давно, и его инфоматрицу со всеми данными некто очень ушлый выложил на продажу, не регистрируя пропажу человека.

Так иногда делали родственники, чтобы заработать хоть какие-то деньги помимо страховки.

Признаюсь, меня этот вопрос совсем не волновал. Куда важнее было обкатать профиль после слияния с моим инфополем и его настройкой, чем мы и занялись.

Проверив несколько социальных систем — здравоохранение, таможню, полицейские базы данных, торговую и банковскую палаты и ещё несколько — Аластор сделал так, что господин Парсон только сегодня прибыл на Эдем. Совершенно официально, надо заметить.

Купленные задним числом билеты, внесённая во все базы данных личность и айди — я был просто поражён умениями хакера, и поначалу даже подозревал, что всё, что он делает является обыкновенной фальшивкой.

Но записавшись на приём в одну из клиник Иствуда, а затем затребовав «свой» кредитный рейтинг убедился, что всё работает, как надо.

— Блеск!

— Не радуйся раньше времени, — осадил меня Аластор, — Для начала попробуй пройти в какие-нибудь места, где проходят глубокое сканирование. В Нижний Дом Совета, например, там иногда проводят публичные слушания, — он снова пощёлкал по клавиатуре, — Завтра будут такие, кстати. Это резиденция чиновников Империума, и охранные системы там мощнейшие. Если они тебя не раскроют — всё в порядке.

— А если раскроют?

— Можешь начать с мест попроще, откуда можно улизнуть, — он пожал плечами.

Я только хмыкнул на это предложение, но понял, что в таком деле стопроцентной гарантии мне никто не даст. Разве что секретная служба Императора, но к ним, по понятным причинам, я обращаться не собирался.

— Твой новый профиль уже во всех базах данных Эдема. Обычно они отыскивают и банят «фальшивки» в течение пары суток. Но не переживай — как правило, очень тяжело отследить того, кто пользуется поддельной личностью, если нет прямого контакта — а у тебя его не было. Так что не парься. Да и я уверен в своей работе.

— Это будет греть мне душу в камере, — съязвил я и нарвался на очередной смешок.

— Да не ссы ты, всё будет нормально. Не первый раз замужем. Как и договаривались — у тебя две недели на все проверки, потом заплатишь оставшуюся часть денег.

— Как мне с тобой связаться?

— Никак, сам найду, профиль же твой у меня теперь есть.

— Что ж, если это всё… — я встал со стула.

— Всё. Просто постарайся не проворачивать дела, которые явно обратят на тебя внимание. Теракты, убийства и прочее — всегда плохо. Хотя это, само собой, не моё дело.

— Спасибо за совет. И за помощь.

— Удачи, Алан. Я позвоню.

* * *
Остаток вечера и почти всё следующее утро я потратил на то, чтобы зарегистрироваться в разных нужных сервисах и инстанциях. Тех, которые Аластор оставил специально для этой цели.

Пока что всё шло как по маслу, и несоответствие инфопрофилей нигде не выпадало, что меня, разумеется, только радовалось.

Более детальные проверки «вживу», в той же мэрии Нижнего города или других подобных местах, типа полицейского участка Джайлса, я проводить пока не стал. Хотя последний вариант был одним из самых адекватных — просто попросить друга пробить меня по всем местным базам данных — воспользоваться я им не спешил.

Потому что спешил в другое место — на встречу с Йеном.

Не стану скрывать — развязный и лёгкий в общении парень мне импонировал, при всех тех чувствах, что я испытал во время нашей второй встречи. Теперь я не подозревал, что он «засланный» агент оборотней — слишком уж крут он был для того, кто выполняет грязную работу для мутантов.

Хотя, если вспомнить, откуда на меня пришёл запрос…

Я думал над тем, чтобы слиться с этой встречи и больше никогда с ним не встречаться. Тем более, что профиль новой личности полностью искоренил все мои прошлые следы в инфополе. Теперь, даже если Йен умудрился незаметно подсадить на меня какую-нибудь следящую программу, она не могла дать ему и шанса отыскать меня самостоятельно, так что я легко мог затеряться, но…

Он меня тоже заинтересовал. Парень явно был Небожителем, с хорошими связями и большими средствами. Да ещё и подвязан с Аластором, по его же намёкам.

Явно занимается не банковским делом или чем-то таким, чем принято в нашей среде — прямо как я. И это определённым образом располагало меня к новому «приятелю».

Иствуд был одним из тех районов, в которых я ещё не бывал. Он, буквально и фактически, утопал в зелени. Огромные реликтовые деревья, деревья поменьше, кустарники, высаженные вдоль улиц, цветы и газоны, парки, скверы, увитые лозами здания, мох под ногами на тротуарах, самого разного размера грибы, растущие прямо из стен — всё это напоминало сюрреалистичную картину обкурившегося художника, но нельзя не признать, что такая архитектура, дизайн и планировка, производили весьма и весьма впечатляющий эффект.

Я будто оказался в первобытном лесу, в котором, невесть каким образом, умудрились отстроить целый город.

Глайдеры сновали меж высоченных, в несколько сотен метров высотой деревьев, люди отдыхали в парках, а прямо посреди жилых кварталов можно было встретить ржаное (или какое там? Я не был силён в названиях злаковых культур) поле! Дроны садовники подстригали лозы, кустарники и траву на верхних этажах, а люди и андроиды занимались тем же ближе к земле.

И самое главное — тут был совершенно особенный воздух. Чистый и слегка… Дикий.

Место, в котором меня ждал Йен, располагалось на самом нижнем ярусе. Это была летняя терраса ресторанчика, который оказалось не так-то просто найти в одном из многочисленных парков. Тут было тихо, и посетителей почти не наблюдалось, но я сразу почувствовал, как парень активировал протокол безопасности, создавший в радиусе нескольких метров вокруг нас «белый шум».

Точнее, это почувствовал Док, зарегистрировав сигналы моего биотека.

— Привет, приятель. Рад, что ты пришёл.

— До последнего сомневался, — честно признался я, отвечая на рукопожатие и присаживаясь напротив, — Как дела?

— В полном порядке, практически. Хотел спросить у тебя тоже самое, — он прищурился и по моему инфополю скользнули несколько запросов его спутника. На этот раз я не стал их отсекать, — Но теперь вижу, что ты получил, что хотел.

— Как тебе? — улыбнулся я.

— Здорово. Совсем гладкая личность, не такая, как раньше. Значит, ты и правда Алан?

— Да, это моё настоящее имя.

— А фамилия?

— Прости, приятель, — я ввернул его словечко в разговор, — Но этого я тебе рассказывать не собираюсь.

— Понимаю, — хмыкнул он, — Но это и не обязательно.

Официант-человек принёс заказ, который Йен, видимо, сделал ранее: овощи, фрукты, три вида рыбы, какие-то закуски в тарталетках, несколько запотевших кувшинов с разноцветными напитками.

— Что это? — я указал на один из них.

— Сангрия. В Соларе любят эту штуку.

— Давай попробуем.

Мы некоторое время наслаждались едой, но мне это быстро надоело.

— Зачем я тебе понадобился?

— А ты не любишь терять время, да?

— Не люблю, — согласно кивнул я.

— Что ж… Для этого мне для начала придётся кое о чём у тебя спросить.

— Валяй.

— Какая у тебя специализация?

Я прекрасно понял, что он имеет ввиду, но отвечать не спешил, и поэтому предложил, особо не рассчитывая на успех.

— Баш на баш?

— Легко, — неожиданно согласился он, — Хочешь подключиться?

Я совершенно не ожидал, что он так легко согласится дать исследовать его биотек, и слегка опешил. Он это заметил, и рассмеялся.

— Видишь, Алан, я готов открыться тебе. Потому что подозреваю на девяносто процентов, что ты мне нужен. Можешь сканировать, клянусь, ничего в ответ не предприму. Только не пытайся…

— Не буду, — перебил я его.

С каждой минутой этот странный молодой человек интересовал меня всё сильнее и сильнее, так что я решил не затягивать, и активировал свой «щуп».

На этот раз силуэт Йена не стал красным, а остался белым. Он не включал основные защитные программы, и я легко подключился к его инфополю. А оттуда — к устройствам и биотеку.

Да, он у него имелся, как я и предполагал.

Не такой, как у меня. Боевой. Таких было большинство, насколько я знал, но это не делало подобные устройства менее ценными.

При наложении на указанный объект, такой биотек создавал замкнутую сферу, нечто вроде миниатюрной, крайне нестабильной чёрной дыры. Вся материя, попадающая в пределы этой сферы, уничтожалась, а частично превращалась в энергию.

Скользнув по устройству «щупом», я проверил спутника Йена — тоже десятого поколения. Помимо этого у парня имело несколько имплантов, но вот к ним доступа он мне уже не дал, и я отключился. Всё равно для начала узнал более чем достаточно.

— Ты Небожитель.

— Как и ты. Я так и думал, — усмехнулся Йен, — У тебя тоже есть биотек. Ты «связист».

— Да.

— Мне нужен именно такой человек.

— Зачем?

— Как ты там говорил — «баш на баш»? Я расскажу тебе, для чего мне твоя помощь, а ты в ответ — что хочешь взамен. Если нас обоих всё устроит — можем заключить даже официальный контракт. Можем договориться на словах, как хочешь. Что скажешь?

— Скажу, что оттого, что выслушаю тебя, ничего не потеряю. Если, конечно, поблизости нет твоей охраны, готовой по твоему же приказу сунуть меня в багажник мобиля и грохнуть где-нибудь за городом, если мой ответ тебе не понравится.

Парень искренне расхохотался.

— Да уж, с тобой явно произошло что-то серьёзное, раз ты такой настороженный! Нет, приятель, ничего подобного. Выслушай меня, и если не понравится — можешь идти, куда вздумается.

Моему спутнику пришёл пакет данных и, просмотрев их в безопасном режиме, я понял, что это стандартный контракт безопасности, который будет зарегистрирован в инфополе Эдема. Безо всякой конкретики, но если его нарушить — сделавшего это человека безо всяких разговоров загребут в полицию. А дальше и связи могут не помочь — преступление это довольно серьёзное.

«…Гарантируется, что в случае нарушения гарантий безопасности Акцептор понесёт наказание согласно уголовному кодексу Эдема…»

— Этого достаточно, — кивнул я, скрепляя документ цифровой подписью своей новой личности.

— Чудно! Итак…

— Итак — что тебе нужно?

— Всё предельно просто. Есть некий реликт Предтеч, — он откинулся на спинку дивана и закинул ногу на ногу, — И мне нужно узнать, откуда он.

— Всего-то?

— «Всего-то?!» — он снова расхохотался, — Ты хоть понимаешь, насколько это сложно? Хотя… Зачем я спрашиваю, конечно не понимаешь. Послушай, приятель, найти человека с биотеком — уже довольно большая проблема. Но куда сложнее отыскать того, кто умеет сопрягаться с устройствами Предтеч. Таких как ты — один на десять миллиардов, дай бог, а то и меньше. Для тебя, быть может, это и не сложно, и я не удивлюсь, если в своей семейке ты тренировался на таких штучках, но… Для всех прочих, неважно, какой техникой пользоваться, расшифровать хоть что-то, несущее печать Древних — практически невозможно. Сами небеса послали тебя на Эдем — именно в тот момент, когда мне это было нужно! Это редкая удача, и я не собираюсь её упускать. У меня есть всё — связи, возможности, деньги, ум. Но нет твоего таланта.

— Хм… — я с сомнением посмотрел на него, — Мне правда нужно всего лишь установить место, откуда этот реликт?

— Именно! Уж прости, сейчас, — он сделал акцент на этом слове, — сказать, зачем мне это, я не могу, но… Если справишься — можем работать и дальше. Уверен, твои навыки мне пригодятся.

— Кто ты, Йен?

Он ухмльнулся.

— Ксеноархеолог. Собиратель артефактов древних. Наследник богатой династии, плейбой, филантроп. Это правда для тебя важно? Я — Небожитель, как и ты. И руководствуюсь слегка… другими правилами. Как и ты, полагаю, иначе ты бы так не скрывался, не работал с подпольными группами хакеров и не куковал тут в одиночестве. А теперь давай, не стесняйся — говори, что хочешь взамен за эту небольшую услугу?

— Мне нужно попасть наверх. Официально, и надолго. Туристическую визу могу оформить и сам, но это не выход. Рабочую… Наверное тоже могу, но не уверен в успехе этого предприятия, и тогда можно вообще забыть о свободе перемещений.

— Понимаю. И могу тебе помочь.

— Серьёзно?

— Я же сказал — у меня есть всё. Связи, возможности. Необязательно оформлять рабочую или туристическую визу для туриста или покупать недвижимость. Я могу поручиться за тебя.

Я помолчал. Знал, что такой вариант существует, но для этого требовалось «покровительство» человека, который уже являлся жителем Верхнего города во втором, а лучше — в третьем поколении. А как я говорил, добиться такого расположения в современном обществе было очень непросто.

То, что предлагал Йен, было очень заманчиво. Вообще, если пораскинуть мозгами, это был самый быстрый и идеальный для меня вариант. Тем более что, как выяснилось, моего нового приятеля совсем не смущала моя фальшивая личность, скрытность и даже некоторая грубость в общении. Он просто предлагал обменяться услугами, и меня это вполне устраивало.

Но, как выяснилось в следующие минуты, в каждой бочке мёда есть ложка дёгтя.

— Есть только одна небольшая проблемка.

— И как это я не догадался? В чём же она заключается?

— Этот реликт, который нужно взломать… Он не совсем у меня.

— А точнее?

— Точнее — совсем не у меня. Для начала его нужно украсть.

Глава 6

— Ты серьёзно?

— Приятель, ты только вчера нарушил с десяток законов Империума, примерив на себя новую «шкурку», — небрежно махнул рукой Йен, — А познакомились мы с тобой в камере полицейского участка. Заметь — я даже не спрашиваю, как ты туда попал и почему тебя так быстро отпустили? И тебя смущает обычная кража?

— Нет, — был вынужден признать я, — Но тоже замечу — ты мастер договариваться. Взломать то, чего у тебя даже нет!

— Начни я с этого, был большой шанс, что ты откажешься.

— И то верно, — я налил себе ещё сангрии, — Но ты неспроста упомянул об этом, верно? Неужели предлагаешь помочь тебе умыкнуть этот реликт?

— Именно так. Твои умения изрядно облегчат эту задачу, ты ведь не только устройства Предтеч можешь щёлкать как орешки, но и обычные защитные системы. Ну, так что, согласен?

— Прости, приятель, я не могу сказать «Да», не зная ничего — ни об этом реликте, ни о тебе.

— Резонно, — вздохнул Йен, — Тогда спрашивай.

Он видел, что я заинтересован в его помощи. Видел, что моя ситуация не позволяет пользоваться помощью рода. Видел, в какой ситуации я нахожусь. И беззастенчиво пользовался этим, впрочем, предлагая вполне адекватные условия сотрудничества.

А этот парень был проницательным, ничего не скажешь.

— Для начала расскажи, кто ты вообще такой?

— Я ведь уже сказал…

— Да-да, плейбой, филантроп, ксеноархеолог. Но меня, как понимаешь, интересует кое-что другое. Из какой ты семьи?

Йен пожевал нижнюю губу.

— Де Райдо. Слышал о нас что-нибудь?

— Нет, не довелось.

— Очевидно, что ты издалека, — небрежно заметил он, доставая из внутреннего кармана плоскую фляжку и доливая из неё янтарную жидкость в свой стакан. Над столиком тут же разнёсся запах ароматной травяной настойки.

Йен сделал пару больших глотков, и начал:

— Мой род довольно древний. Мы не ведём родословную с Сигеру-Маоло, хотя полагаю, кто-то из моих предков там бывал. Три сотни лет назад один из них получил из рук Императора тессеру[1], а через полтора века мы были в числе первых, кто обосновался на Эдеме. До этого момента всё было прекрасно — де Райдо наращивали влияние, богатства, создавали корпорации, развивали науку… А потом… Потом всё пошло наперекосяк.

— В каком смысле?

— Наш род прокляли, приятель.

Я не стал смеяться. Возможно, кому-то из обычных жителей Империи это и могло показаться смешным, но Небожители знали, что в нашем мире есть много вещей, не поддающихся объяснению.

Мне доводилось слышать о родовых проклятьях. Благодаря технологиям древних можно было реализовывать всякое. В том числе — вшивать в ДНК человека информацию об уничтожении следующих поколений, например. Программируемые на принятие неправильных решений нейроны, наследственные болезни — да мало ли, что можно придумать?

Провернуть такое было, само собой, невероятно сложно, но… Как я уже говорил — в нашей реальности не было ничего невозможного.

Йен оценивающе посмотрел на меня но, не заметив признаков веселья, удовлетворительно кивнул.

— Рад, что ты не высмеиваешь меня.

— Ничего смешного в этом нет, — я покачал головой, — Сколько людей из твоей семьи осталось в живых?

— Я последний.

Эти слова повисли в воздухе тяжёлым грузом, и мне вдруг стало очень грустно. Видимо, что-то такое отразилось на моём лице, потому что Йен криво улыбнулся.

— Не стоит корчить постные рожи, Алан. Хотя, признаюсь, твоё сочувствие греет душу, спасибо за это. Я уже привык. Семьдесят лет назад мои родичи начали умирать, один за другим — и очень быстро. А через полвека остались только отец, пара его братьев, дед, и моя мать. Она погибла во время родов, потом от разных болезней сгинули остальные, а папаша… Исчез куда-то спустя три года, и я его, можно сказать, никогда и не видел.

— Кто тебя воспитывал?

— Его личный помощник, и ещё целый ворох прислуги. Видишь ли, приятель, первые поколения де Райдо нажили столько богатств, что даже за триста лет мы не потратили и половины. Так что мне оставили бездонную прорву активов и денег. Такую, что я при всём желании не смогу их исчерпать.

— Грустная история. Сочувствую тебе.

— Да уж весёлого мало. Но давай не будем углубляться в эту тему, — он допил свой «коктейль» и теперь, не стесняясь, отхлебнул настойки прямо из фляжки, — Она и так преследует меня с самого детства. Вернёмся к нашим баранам.

— Что?

— Это такое старое выражение, — он хохотнул, — Спрашивай о том, что тебя интересует касательно нашего дела.

— Хорошо. Тогда расскажи, что это за реликт, который нужно украсть? Где он сейчас, и зачем тебе?

— Хм… Это что-то вроде маяка. У него есть привязка к месту, которое я ищу. Сейчас этой штукой владеет один из местных аукционных домов. Остальное, уж прости, рассказывать не собираюсь, пока ты не согласишься.

Некоторое время мы молчали. Я обдумывал сказанное, а Йен, очевидно ждал моего решения. Наконец, он не выдержал.

— Послушай, Алан, мне конечно приятна твоя компания, но мы тут встретились с определённой целью. Мять женские буфера можно долго, это здорово, но рано или поздно придётся перейти и к другим, куда более приятным действиям. Я выложил тебе куда больше, чем собирался, так что позволь снова спросить — ты в деле, или я напрасно трачу своё время?

Я усмехнулся его аналогии. Йен был прав — нечего мяться, решение я уже принял, пусть и не торопился признаваться в этом даже себе.

— Да, согласен.

— Блеск! — искренне обрадовался он, — Тогда предлагаю не терять времени! Едем в мои ближайшие апартаменты и поговорим более предметно. А по дороге можем составить контракт, если хочешь.

— Хочу. На всякий случай.

Он усмехнулся, но ничего не сказал. Затем расплатился, встал, и мы направились к его бронированному синему глайдеру, стоящему на парковке неподалёку.

Мой новый друг и вправду владел массой недвижимости по всей планете, и Нижний город не являлся исключением. Апартаменты, в которые мы приехали, располагались в пентхаусе высотного здания почти в самом центре Иствуда.

Просторные, в шесть комнат, полностью автоматизированные, с мощнейшей защитой, бронированными окнами и такой же бронированной стеклянной крышей, собственным бассейном, оранжереей и огромным балконом.

— Располагайся, — Йен небрежно бросил куртку на изысканный деревянный столик у входа, и указал вглубь коридора, — Там гостиная, налей себе чего-нибудь, если хочешь. А я пока принесу проектор.

Он не заставил себя долго ждать — уже через несколько минут мы уселись на потёртый кожаный диван и Йен, положив на стеклянный столик перед собой огромный планшет, соединился с ним.

— Сначала составим контракт?

— Давай.

Я не имел ничего против официальных документов. Личные контракты регистрировали, как я уже говорил, в инфосети, и доступ к ним имели лишь люди, непосредственно в них задействованные. Однако в случае нарушения их одной из сторон полиция и Империум также получали доступ к информации внутри зашифрованных файлов, и могли предпринять соответствующие действия.

Это была одна из основ, на которой держалась законность миров Империи. И хотя я подозревал, что по запросу определённых ведомств данные из подобных договоров можно легко достать, не особо переживал — Йен, судя по его положению, мог совершенно не опасаться подобных мелочей.

Конечно, если эта кража, о которой шла речь, не затрагивала интересы семьи рангом повыше, но как вскоре выяснилось, это было не так.

Когда мы утвердили все пункты и закрепили контракт нашими цифровыми подписями, парень активировал планшет.

— Мне нужна эта штука, — без обиняков заявил он, указывая на повисшую над столом голограмму, — Встречал такие?

— Нет.

Подобные реликты мне не встречались, хотя Йен был прав — дома, на Магеллане, я тренировался на нескольких простых артефактах Предтеч. Но этот… Этот отличался от них.

Небольшая, размером с большое яблоко, абсолютно гладкая сфера безо всяких намёков на какие-либо неровности или слоты. Её поверхность была испещрена тонкими линиями, складывающимися в изысканный орнамент.

— Ты сказал, что эта штука сейчас в одном из аукционных домов. Не проще ли её просто купить?

— Всё не так просто, приятель, — Йен покачал головой, — Этот аукционный дом… Он, как бы поточнее выразиться — не совсем законный. И попасть туда без приглашения невозможно, даже мне. Особенно мне, если уж говорить начистоту.

— Что ты имеешь ввиду?

— Его держит один из преступных донов. И Небожителей к торгам не допускают, как и представителей Империума. Как и любых добропорядочных, — на этом моменте он усмехнулся, — граждан. Так что вариантов, в общем-то, нет.

— Преступный дон, говоришь? — нахмурился я, — Попахивает большими неприятностями.

— Не переживай, — парень отмахнулся, — У меня есть примерный план, а с твоими способностями мы провернём это дело по щелчку пальцев.

* * *
Последний выстрел вырвал здоровенный кусок штукатурки в полуметре от меня. Вокруг повисла пыль и Йен, чертыхнувшись, прыгнул за соседнюю колонну.

— По щелчку пальцев, да?! — заорал я, и несколько раз выстрелил в сторону прижавших нас дроидов.

Один из них поймал заряд плазмы и рухнул на пол. Остальных это ничуть не смутило, и они сконцентрировали огонь на мне.

Йен, дожидаясь, пока его оружие остынет, ничего не ответил. Сказать ему было нечего.

Поначалу всё шло как по маслу — план моего нового приятеля, на первый взгляд, был весьма хорош. Он разузнал, где будет проводиться аукцион, узнал, какая в здании система защиты, узнал о количестве охранников и участников. А ещё — умудрился откуда-то достать протоколы безопасности.

Согласно им в случае нападения на аукцион самые ценные лоты при возможности уносили в технические помещения, запирали в бронированные ячейки и те отправлялись по сложной системе транспортировки в неизвестное место. И там и хранились — пока опасность не минует.

Именно на этом и был построен наш план — нанятые Йеном люди должны были совершить «липовое» нападение на аукцион, а мы ждали курьера с реликтом на полпути к бронированным ячейкам.

Благодаря моим навыкам, взломать системы защиты здания, пройти через чёрный ход и отрубить охрану должно было быть совсем просто, но…

Как обычно, всегда имелось какое-то чёртово «но», из-за которого всё летело псу под хвост.

В данном случае этим «но» оказался отряд дроидов, полностью экранированных от постороннего вмешательства какими-то военными программами.

У меня просто не хватило времени взломать их с помощью спутника, прежде чем стальные ребята открыли по нам огонь.

А что же биотек, спросите вы?

Он, при всех достоинствах, всё же имел ряд ограничений. Например — дальность действия. Я мог подключиться к любому устройству в радиусе десятка метров, но вот дальше… Дальше сделать это было совершенно невозможно. Мои «заклинания», как и боевые умения Йена, просто не дотягивались до закованных в броню дроидов, а подобраться к ним в узком коридоре, не поймав заряд плазмы, было нереально…

Повезло хотя бы в одном — подключившись к системе защиты здания, я заблокировал оба выхода в технический коридор. Дроиды не могли вернуться назад, а к нам никто не мог проникнуть с той стороны, откуда мы пришли.

Однако в этом был и минус — перестрелка затянулась, и я был уверен, что даже если здесь всё обойдётся, у чёрного хода нас будет ждать куча преступников, служащих дону.

Впрочем, на этот случай у нас имелся дополнительный путь отхода. Главное — не сдохнуть раньше времени…

Ещё пара выстрелов — и я чувствую, как колонна за моей спиной трещит. Недолго она протянет…

Как раз в этот момент пистолет Йена охладился и он, воспользовавшись моментом, высунулся из-за своего укрытия. Противный визг — и башка одной из железяк превращается в кусок оплавленного металла. Ещё один выстрел — и второй теряет руку с оружием, но тут же трансформирует вторую и открывает ответный огонь по моему другу.

Их осталось четверо, и огневая мощь даже этих дроидов позволяла им практически безостановочно вести огонь.

— Граната, Йен! Используй гранату!

Он не стал спорить — достал из поясной сумки одну из двух гранат и, перекрестившись (что стало для меня невероятным удивлением), кинул её под ноги дроидам — как раз в тот момент, когда я рухнул на пол и колонна, за которой прятался, разлетелась от последнего выстрела железок.

БАХ!

После жуткого грохота по коридору пронеслась ударная волна. Мимо пролетели запчасти охранников а я, скорее почувствовав, а не услышав, подозрительный скрежет, рванул в сторону Йена. Тут же обвалилась часть коридора, и всё вокруг заволокло пылью.

Выстрелов больше не было…

Кашляя, мы осторожно выбрались из-за его колонны и, отшвыривая куски бетона, направились к уничтоженным железкам. На том месте, где я прятался, теперь красовался завал, а часть потолка обрушилась.

— Эй, ты ранен! — заметив бок Йена, я подхватил его под руку — как раз в тот момент, когда он собирался упасть, — Чёрт побери!

— Зацепили, с-суки, — процедил он, — Вот так плотность огня… Только высунулся…

— Ты как? — я приподнял его рубашку и увидел разорванный плазменным выстрелом бок. Рана выглядела обгоревшей, что не удивительно.

— Нормально, — выдохнул он, — Биотек сделает своё дело.

— Такую рану он заштопает нескоро. Тебе нужна медицинская помощь.

— Ага, чтобы медики в полицию сообщили? Объясняйся потом… Процесс уже пошёл, не парься. Через пару дней буду как новый.

— И как мне тебя тащить?!

Вместо ответа приятель пошарил в сумке, достал оттуда запакованный шприц, сорвал с него обёртку и колпачок и вколол себе в торс, чуть выше ранения.

— Ты что, больной?! — возмутился я, — Ты после такой дозы «Арио» неделю не встанешь!

— Да и похрен, — Йен сплюнул на пол, — Отлежусь. Давай, приятель, забирай контейнер, пора валить отсюда.

Его глаза заволокло туманом от мощнейшего стимулятора. Это означало, что он начал действовать — следующие два часа Йен вообще не будет ощущать, что из его тела вырвали кусок мяса, но потом придётся расплачиваться постельным режимом и сильными болями. Обычные люди, не имеющие биотека после такого частенько умирали от болевого шока, если их не погружали в медикаментозную кому.

Что ж, надеюсь, мой приятель не откинет копыта в ближайшие дни… Он мне ещё нужен…

Оставив его у завала, я перебрался через кучу бетона и нашёл останки дроидов. Их разметало по коридору, частью железки оплавились, но вот контейнер с реликтом, который они с таким упорством защищали, оказался цел. Неудивительно — такой сплав мог выдержать не то что взрыв гранаты, но и прямое действие пластида…

Кейс, больше напоминающий корою оказался до одури тяжёлым, и взяв его в руки я почувствовал, как в тело вливаются дополнительные силы — мой собственный биотек начал работать в усиленном режиме. А вот и маячок, установленный на ручке — оплавленный и обгоревший.

Отлично, одной проблемой меньше!

Тем не менее, я всё же бегло проверил «упаковку» на наличие следящих программ и других трекеров, но ничего не обнаружил.

Вернувшись к Йену, увидел, что его зрачки чуть посветлели.

— Ты как?

— Нормально, — кивнул он, облизав пересохшие губы, — Давай выбираться отсюда.

Мы направились туда, откуда пришли — к чёрному ходу. Но открывать его не собирались. Вместо этого остановились у вентиляционной шахты. Йен пристально посмотрел на решётку, и через секунду ту смяло до состояния молекулы — она просто испарилась.

— Вау! — я не смог сдержать удивлённого восклицания.

— А то, — прохрипел приятель, — То ли ещё будет… Подсади меня.

Я сделал, как он просил, затем протянул ему кейс и только потом влез сам. Шахта была довольно узкой, но и мы не отличались широченным телосложением, так что ползли практически без проблем.

Десять метров вперёд, затем наверх. Тут вентиляция разветвлялась, но я, взломав протоколы безопасности, первым делом выудил оттуда детальные планы здания, так что теперь просто передал их Йену, ползущему впереди.

Он постоянно чертыхался, матерился, но спустя довольно долгое время мы оказались там, где и было нужно — у выхода в проулок у соседнего здания. Тут путь преграждали не только толстые решётки из очень прочного сплава, но и несколько вентиляторов. Собственно, в самой шахте нам регулярно встречались такие же, но Йен просто уничтожал их своими умениями.

Также поступил и здесь, и первым вывалился наружу. Правда, несмотря на усталость, ранение и частое использование биотека, всё же осмотрелся, насколько получилось, а я попытался отследить внешние сигналы — вдруг нас кто-то ждал?

Оказалось, что в проулке никого нет — мы пролезли практически через всё здание и вылезли очень далеко от главного и чёрного входов. Подключившись к камерам видеонаблюдения, я убедился, что нас всё ещё ждут и там и там.

— Док, запускай вирус в локальную сеть. Удали все записанные файлы за последние сутки — видео, инфослепки, тепловые сигнатуры, аудио. А потом отформатируй носители сервера.

«Понял. Примерное время выполнения — одна минута».

Можно было сделать это и раньше, но тогда бы я не смог подключиться к системе видеонаблюдения, не оставив следов. А минута… Не самый большой срок. Надеюсь, она у нас будет…

Ничего страшного за это время не произошло — мы нацепили полумаски, дождались, пока мой спутник закончит потрошить сеть, а затем вышли к проспекту, стараясь не отсвечивать. Тут был припаркован снятый на левое имя глайдер, и только оказавшись в нём и отлетев на безопасное расстояние, мы почувствовали себя спокойно.

— Получилось, ну надо же! — выдохнул я.

— Да уж, не без осечек, но…

— Ты как?

— Нормально, — повторил Йен, — Но надо срочно принять холодную ванну. Меня трясёт.

— Неудивительно.

— Отвезёшь меня в Иствуд?

— Само собой.

— Слушай, Алан… Спасибо тебе за помощь. Без твоих умений достать эту штуку было бы куда сложнее.

— Да уж, тебя бы точно грохнули, — осклабился я, чувствую прилив адреналина, — Так что у меня есть небольшое предложение.

— Какое?

— Кейс останется у меня.

— Этого не было в контракте!

— Знаю. Не пойми неправильно, но… Это будет моей страховкой. Пока ты не сделаешь мне пропуск наверх.

— Без тебя я не смогу ничего расшифровать, забыл?

— А я без тебя не попаду в Высокий город. Но если дон Занду выйдет на тебя в таком состоянии, в котором ты будешь лежать следующие дни, все наши договорённости пойдут ко дну. По крайней мере, я смогу слинять, в случае чего, и реликт останется у нас.

— У меня будет охрана и…

— Йен, — я твёрдо посмотрел на него, — Будет так, как я скажу. Не переживай, не сбегу. А когда отлежишься, мы вместе вскроем артефакт. Даю слово.

— Тогда у меня встречное предложение, — парень достал из кармана что-то маленькое и круглое, отодрал с задней части тонкую плёнку и приклеил её к кейсу.

— Маяк? — догадался я?

— Ага, — Йен прикрыл глаза, — Попробуешь отодрать — он отключится. Попробуешь взломать — отключится. Малейшее вмешательство в конструкцию передаст мне сигнал об этом, и я буду знать, что ты пытаешься меня обдурить. Тут предельно простая электроника, почти аналоговый принцип работы. Даже твой биотек не сможет безболезненно перепрограммировать маячок — потому что тут нечего перепрограммировать.

Я скептично посмотрел на плоскую наклейку с выпирающей средней частью. Йен это заметил и ухмыльнулся.

— Даже не сомневайся. Не представляешь, сколько я отвалил за эту вещицу.

— А ты её проверял?

— Их было две, и одну ломали лучшие хакеры, чтобы убедиться в качестве.

— Ты поэтому приходил к Аластору?

— В том числе.

— Что ж, если тебе так будет спокойней — не имею ничего против. Как я уже говорил — не собираюсь тебя обманывать. Это просто страховка.

— Тогда договорились, — Йен устало прикрыл глаза, — А теперь прошу, прибавь скорости. Надо успеть в Иствуд до того, как я отрублюсь.

Глава 7

— Дед, а расскажи о последнем сражении на Сигеру-Маоло!

Григориус — широкоплечий, крепкий, как скала, поднимает меня за тоненькие ручки на один уровень со своим лицом.

— Ну сколько можно, Алан? Одно и то же?

— Да, да! Хочу чтобы ты рассказал, как твои предки сражались плечом к плечу с Императором!

— Тебя только сражения интересуют, — смеётся дедушка, — Давай лучше расскажу другую историю? Ту, которую никто не знает?

— Давай!

— Тогда садись и слушай внимательно, — он указывает на кровать, и я послушно устраиваюсь на ней, положив под спину подушку.

— Ты знаешь, что давным-давно, задолго до людей, в галактике жили Предтечи, верно?

— Ну конечно знаю, дед, — я морщусь. Мне не нравится, что Григориус считает меня глупым.

— Хорошо. Но знаешь ли ты, что они были не такими как мы?

— Четырёхрукими?

— Так говорят, — он смеётся, тряся своими седыми кудрями, — Но я имел в виду кое-что другое. В отличие от нас, Предтечи жили долго — очень долго.

— Но мы и сейчас живём долго, деда.

— Да, конечно. Мне скоро сто пятьдесят лет стукнет, и об этом даже три века назад никто и мечтать не мог. Но… Представь, что были существа, способные прожить тысячу лет. Две, пять — десять тысяч!

— Это невозможно! Даже дроиды не сохранятся так долго, а они ведь из металла!

— Верно, вот только необязательно проживать всю жизнь в одном теле, Алан.

— Не понимаю…

— Те, кого мы называем Предтечи, умели менять тела. С помощью специальных устройств они…

Всё вокруг заволокло серой дымкой. Голос деда стал доноситься глухо, будто из-под толщи воды, а затем калейдоскоп образов из разных лет затянул меня в свою круговерть. Всё стало ускоряться, и…

Я проснулся. Тяжело дыша, уставился в потолок и несколько минут так и лежал, пытаясь осознать увиденное. Такие яркие сны о собственном прошлом мне ещё не снились…

Сев на кровати, я взял с прикроватной тумбочки бутылку воды и сделал несколько больших глотков. Ну, дед! Знал бы, как всё обернётся — никогда бы не стал слушать твои россказни!

Выпив прохладной жидкости, усмехнулся — да нет, стал бы. Дед был рассказчиком «от Бога», как говорили, и мастерски завлёк меня в свои сети. Интересно, что именно он вложил в мою голову? И когда именно умудрился это сделать?

Наверняка там ключ, ключ, ведущий к бессмертию — я нисколько в этом не сомневался. И когда начинал думать о скрытых в моём сознании тайнах, ощущал в груди нарастающий зуд. Мне немыслимо хотелось докопаться до истины. Я знал, что дед неспроста сделал то, что сделал.

И нужно было достать это как можно скорее!

В голову пришла совершенно нелепейшая мысль, но отделаться от неё никак не получалось. Я ведь находился на Эдеме, где имелись самые современные технологии, самая развитая медицина! И Триони, который умудрился стереть из памяти преступников воспоминания обо мне… Если возможно такое — наверняка есть и способ достать то, что скрыто в моём стеке…

Вызвав в линзах часы, я убедился, что наступило раннее утро, и велел Доку вызвать Джайлса.

Триони не обрадовался моему раннему звонку. А ещё больше не обрадовался просьбе, но отвертеться не получилось — даже когда он сбросил трубку, я собрался, приехал к нему домой и колотил в дверь, пока он не открыл.

В трусах, с пистолетом, он выглядел нелепо, но в глазах старого друга читалось явное желание меня убить.

— Ты что, больной? Какого хрена тут делаешь?!

— Прости, Джайлс, но дело не терпит отлагательств.

Я подробно изложил, чего хочу, пока варил ему кофе. Друг хоть и покрутил пальцем у виска, но всё же согласился помочь — потому как знал, что я не отстану. Он также заметил мою новую личность, но комментировать не стал.

Понимал, что бесполезно.

* * *
Следующие несколько дней я провёл как на иголках.

Если говорить без обиняков — слегка боялся и переживал, что люди дона Занду, которого мы с Йеном ограбили, придут за его безделушкой. И за мной, само собой.

Душу грело, что найти мой след практически невозможно. Да, в подпольном аукционном доме имелась система охраны — но Док, когда мы уходили, выжег её до основания, почти не оставив следов. А те, что остались… Что ж, из них выудить информацию о налётчиках не получилось бы и у самого опытного хакера.

Да, дроиды охранники оказались куда как круты, с военными модификациями, мощным оружием и пушками — но они были украдены, и у криминалитета не было никакой возможности восстановить их как следует, и добыть из расплавленных стальных черепушек данные о перестрелке в том коридоре.

И самое главное — я проверил кейс. И сразу после ограбления, и в глайдере, и несколько раз в снятом на чужое имя номере на окраине Вестстринга. Там не было программных маячков, способных передать местоположение хранилища, а единственный физический трекер был уничтожен во время перестрелки. Конечно, я допускал, что как только мы вскроем контейнер, внутри что-то сработает — но надеялся нейтрализовать сигнал, или сделать это в полностью экранированном помещении.

Так что единственным устройством слежения была наклейка Йена и, памятуя о его словах, я не решался её трогать. Мало ли что, вдруг она и правда работает так, как он сказал? Смысла рисковать не было — я не планировал сбежать с бесполезным мне реликтом. А лишаться возможности попасть в Верхний город ради бесполезной вещи — верх идиотизма.

Так что я просто торчал в квартире и ждал. Пока восстановится Йен, и пока позвонит Джайлс, которого я попросил о помощи.

Поэтому когда спустя пару дней он вызвал меня, я ответил практически сразу же.

— Слушай, Алан, я пробил твой запрос по нашим базам.

— И?

— И такое место в Нижнем городе есть.

— Блеск!

— Раньше времени не радуйся. У них такой ценник, что… В общем, за подобную процедуру они просят семьсот грамм гравитония.

Я присвистнул.

— Немало.

— Да, но клиника одна из лучших. Для начала они проведут какое-то глубокое сканирование и убедятся, что у тебя в стеке есть блоки, к которым ты не имеешь доступа. И только после этого, если согласишься, проведут операцию.

— Хм, это радует. Хоть какие-то гарантии.

— Таких мест всего два, дружище. Одно в Нижнем городе, другое — в Верхнем. Как сам понимаешь, они прошерстят тебя подчистую, и тогда…

Он не стал продолжать, но я и сам понял, что Триони имеет в виду. Может всплыть, что моя новая личность — подделка. И кто знает, как к этому отнесутся сотрудники клиники? Может — сдадут властям. Может — потребуют ещё денег. А может, им будет плевать — заранее сказать было невозможно…

— Я согласен.

— Ты реально больной, — вздохнул друг, — Лови адрес, отправил твоему Доку. И Алан, очень прошу — будь осторожен, ладно?

— В каком смысле? Это же легальная клиника?

— Да не о том думаешь! Тебя преследуют какие-то мрази, которым нужна спрятанная в твоей голове информация! Ты уверен, что стоит её доставать? Может всё же вернёшься на Магеллан, и…

— Нет, — жёстко отрезал я, — Не лучше, Джайлс. Из-за этой информации убили моего деда. Из-за неё меня выставили психом. Эти люди явно с длинными руками — вернись я на Магеллан, и скорее всего, подставлю этим своих близких. А сейчас этим оборотням меня даже шантажировать нечем — потому что они не знают, где я. Спасибо за беспокойство, дружище, и за помощь, но я уверен, что мне нужно достать из головы то, что спрятал Григориус.

— Ну как знаешь, — вздохнул Триони, — Если что — я на связи. И как соберешься ложиться под нож — сообщи, подстрахую.

— Спасибо, — от души поблагодарил я, и положил трубку.

Откладывать поездку в клинику не стал — собрался, проверил недавно купленный сейф, где лежал кейс с реликтом и часть гравитония, и вызвал такси.

Клиника находилась в Саутхите, и путь туда занял почти три с половиной часа. Вход в заведение расположился на девяностом этаже высоченного здания. Выглядело оно весьма презентабельно — огромная вывеска на фасаде, мощная голографическая реклама, серьёзная охрана на входе, приветливый персонал.

Здесь проводили самые разные операции, специализируясь на взаимодействии со стеками, спутниками и всем, что связано с дорогими имплантами. Конечно, помимо этого были и отделы с другими медицинскими направлениями — клиника занимала сразу четыре этажа, и оказалась до одури огромной.

Меня просканировали, выслушали, зарегистрировали, и без лишних слов направили на четвёртый этаж. Поддельная личность в очередной раз без проблем прошла все проверки.

Найдя нужный кабинет, я постучался в дверь и заглянул. Внутри сидел среднего возраста мужчина с чёрными волосами, в белоснежном халате и со странным устройством на лбу.

— Проходите, — разрешил он, и просканировал выданный на ресепшене пластиковый бейджик с направлением, — Я — доктор Вивальди Шаркот, специалист по нейропрограммированию. Вижу, вы пришли к нам с необычной целью, господин Парсон?

— Так и есть.

— Занятно, занятно. Расскажете, в чём дело?

— А что, могу промолчать?

— К нам обращаются разные люди, — доктор улыбнулся, — И не все горят желанием вдаваться в подробности своих дел. Мы ценим конфиденциальность клиентов, поэтому не настаиваем.

— Любопытно. А как же противопоказания и…

— О, об этом не беспокойтесь! Первичное сканирование, о котором вам уже наверняка рассказали, покажет все патологии и малейшие нюансы. Это гораздо вернее, чем полагаться на слова пациента. Который, к тому же, не всегда может знать, что у него в голове есть хорошего, а что — плохого.

Я только усмехнулся такому подходу, но не согласиться с ним не мог.

— В таком случае, позвольте, объясню в общих чертах…

Через несколько минут доктор Вивальди заполнил несколько таблиц на своём медицинском планшете и заключил со мной первичный контракт на осмотр, в котором обязался не лезть в содержимое стека, конструкцию спутника, и ограничиться лишь поверхностным сканированием, а также не предоставлять данные о сканировании третьим лицам, что меня вполне устраивало.

Разумеется, я осознавал возможную опасность, но благодаря такой страховке моя личность не могла быть раскрыта посторонним. Даже если доктора что-то заподозрят — их руки будут связаны. Риск практически нулевой, так что Джайлс переживал совершенно зря.

Закончив с формальностями, мне на голову нацепили странное устройство и уложили в большую камеру, стоявшую тут же, в кабинете. Она напоминала древний аппарат магнитно-резонанскной томографии но, разумеется, являлась куда более современной штукой.

Пара минут в узком пространстве, мелькание разноцветных огней, не слишком громкий шум — и я погрузился в лёгкий транс. Он продолжался ещё несколько минут, как я понял по часам, когда вылез наружу, но за это время доктор умудрился просканировать моё «железо».

Пока я одевался, он внимательно разглядывал строчки кода на голографическом экране.

— Что ж, Алан, вы совершенно правы — у вас в стеке есть несколько зашифрованных блоков, к которым ваш спутник не может получить доступ без ключа, предоставляемого вашим биотеком.

— «Несколько» блоков? — удивился я.

— Два, если точнее. Но ключ к ним нужен один и тот же.

— И вы сможете его найти? А затем разблокировать нужные блоки и извлечь информацию?

— Да, разумеется! Моя специализация позволяет это сделать. Уже сейчас могу предположить, что «ключ» был зашифрован в вашей памяти с помощью гипнотерапии. Пройдя по сигналам необходимых нейронов, я отыщу его.

— Сколько времени на это потребуется?

— Трудно сказать наверняка. День, может быть — два. Не думаю, что больше, никаких серьёзных блокировок на вашей памяти не стоит.

— Вы так легко об этом рассуждаете… А вот мне кажется, что это просто невозможно…

— Молодой человек, — Вивальди только посмеялся, — Вы — владелец биотека, и сомневаетесь в современной науке? Поверьте, для неё нет ничего невозможного! Главное — знать, что и как искать. Остальное — дело времени.

(Где-то в Соларе)
В просторную, практически пустую комнату, вошли двое мужчин.

Неприметные лица, «стандартные», если можно так выразиться, с блеклыми глазами, невзрачная одежда, бесцветные голоса.

— Ирио-сан? — спросил один из них, почтительно склонив голову.

У стекла, заменявшего одну из стен, заложив руки за спину, стоял человек. Высокий, атлетично сложенный, он был одет в яркий фиолетовый костюм довольно старого кроя. Широкие полы пиджака доходили до середины бедра, рубашку была белоснежной и накрахмаленной, а у горла красовался галстук-бабочка ядовито-жёлтого цвета. Гладкие и длинные волосы мужчины зачёсаны назад и собраны в хвост, лицо — гладко выбрито. Чуть раскосые глаза были неподвижны, а взгляд направлен в одну точку. Крылья широкого носа слегка раздувались — как если бы мужчина сдерживал ярость.

— Да?

— Просим прощения за беспокойство, Ирио-сан, — головы склонились ещё ниже, — У нас хорошие новости.

— Неужели?

— Мы обнаружили след.

— Тогда почему вы ещё здесь?

— Нам… Нужна помощь.

— Вот как?

Тот, кого назвали Ирио, развернулся. На его тонких губах застыла презрительная усмешка.

— Вы снова что-то просите у меня, волчата.

— Гос…

— Заткнитесь.

Мужчины осеклись.

— Вы всё время что-то просите, — повторил франт, — Сначала — сохранить жизнь. Затем — дать дело. После этого — ещё несколько сотен мелких просьб. Вы отрабатывали каждую из них, не спорю, но за последний год ваши неудачи перевешивают успехи. Вы это заметили?

— Да, Ирио-сан.

— И, тем не менее, я всё также продолжаю вам потакать. Достаю лекарства, без которых вы бы не выжили, снабжаю деньгами, даю серьёзные полномочия. Как думаете, почему?

Никакого ответа.

— Потому что вы — идеальные шпионы. Разведчики, тени, способные менять облик. Но после вашего визита на Магеллан… Я дал вам простое задание — выкрасть Григориуса де Пайле, а если не получится — достать из его головы стек с информацией. Вы проворачивали подобное сотни раз, но тогда у вас ничего не получилось.

— Господин, — один из мужчин отваживается поднять глаза, — У того человека был… Очень редкий биотек. Мы никогда не встречали такой, и никогда не слышали о таком. Ни одна ваша технология не сработала на нём, и он был очень силён…

— Замолчи. Я все это прекрасно знаю. Если бы не знал, ваши трупы давно бы гнили в земле. Тоже касается и дальнейшего. Никто из нас не предполагал, что старый Григориус может так искусно спрятать информацию в голове своего внука, и признаю, в вашей неудаче есть часть и моей вины. Но то, что случилось после… Вы упустили мальчишку. Какой-то сопляк обвёл вас вокруг пальца! Ямато-сан, узнав об этом, предложил убить вас, и вы даже не представляете, каких трудов мне стоило успокоить его!

— Мы просим прощения за всё случившееся! — мужчины упали на колени, — Но… Ирио-сан, кажется, мы нашли зацепку.

— Зацепку?! — Ирио буквально выплёвывает это слово, выхватывает из подставки искусно вырезанную трость и замахивается ей, готовясь ударить одного из мужчин, — Зацепку?! Вы должны были найти этого мальчишку, а вернулись ни с чем!

— Мы знаем, где он.

Трость замирает в считанных сантиметрах от лица одного из мужчин.

— Вот как?.. И это как то связано с той помощью, о которой вы говорили?

— Да, Ирио-сан.

— Рассказывайте.

— Наш человек на Магеллане установил, что через какое-то время после побега Алана де Пайле, он связался со своим братом.

— Это хорошая новость. Удалось отследить сигнал?

— Нет, господин. Но мы нашли кое-что иное. Разузнали, с кем молодой де Пайле общался до своего совершеннолетия и отыскали планеты, на которых эти люди теперь живут.

— Дальше.

— Через какое-то время один из этих людей пробил мальчишку по базам данным Империи. Джайлс Триони, друг Алана. Сейчас он живёт на Эдеме.

— Так-так-так… Кажется, вы начинаете исправляться, — усмехнулся Ирио, убирая трость, — Значит, мальчишка де Пайле на Эдеме?

— Вероятность этого очень высока, господин.

— Так в чём же дело? Отправляйтесь туда и отыщите его, образцы ДНК парня у вас есть.

— Это не всё, господин. Мы также узнали, что тот человек, Джайлс Триони, два дня назад начал искать весьма… Специфичные клиники.

— Какого рода?

— В которых могут отыскать и извлечь спрятанную даже от владельцев информацию. Со спутников, стеков, и даже из мозга.

Ирио скрежетнул зубами.

— У вас мало времени, волчата. И вы совершенно зря тратите его, рассказывая обо всём этом.

— Потому мы и пришли к вам с просьбой, — повторил один из мужчин, — По Магистрали мы доберёмся до Эдема, в лучшем случае, через месяц. За это время интересующая вас информация может быть извлечена из головы мальчишки. Мы хотели попросить…

— Ну же!

— Нам нужен корабль Ямато-сана. Только он сможет доставить нас на Эдем за несколько дней. И, возможно, к тому моменту молодой де Пайле ещё не успеет узнать то, что вы ищете…

Глава 8

— Кто эти люди?

Дон Занду, представитель расы жукоголовых хеттов, оторвался от огромной мясной вырезки, политой кровавым соусом, и посмотрел на своего помощника.

Один из многих криминальных авторитетов Эдема, он не был человеком — и потому выделялся среди прочих теневых представителей этого мира. Не каждый инопланетянин в Империи умудрялся занять достойное положение, тем более в преступном мире.

Особенно на планетах, полностью и безоговорочно принадлежащих людям.

— Говорят, что прибыли из Солара. И они якобы что-то знают о тех, кто обнёс ваш аукцион, дон.

— Хмр-р… — изрядный кусок подгнившего мяса исчез между жвал, — Пригласи их.

Помощник дона Занду хоть и служил авторитету уже много лет, всё ещё не мог привыкнуть к тому, что хетт ест вонючее гнильё, хотя может позволить себе самую дорогую вырезку из любого уголка галактики.

Потому с удовольствием покинул комнату и вышел в коридор, где на дорогих кожаных креслах сидели два неприметных человека.

— Дон Занду ждёт вас.

Гости из Солара молча встали и вошли в помещение. Жукоголовый всё также был увлечён поеданием гнили, и сделал вид, что посетители его не особо интересуют.

— Кто вы, и зачем здесь? — чавкая жвалами, спросил он.

— Доброй ночи, дон. Мы — представители клана Ямато. Ищем одного человека, который кое-что украл у нашего хозяина. По счастливому стечению обстоятельств, этот же человек со своим сообщником обокрал и вас.

— «По счастливому»?

— Если бы не это, мы бы искали его очень долго. Так получилось, что мы можем помочь друг другу. У нас есть ДНК вора и возможности его отыскать, но нет инфослепков цифровой ауры. Часть которой имеется у вас. Объединив эти данные, мы быстро отыщем нужного человека. Вы вернёте своё, а мы — своё.

— Хрмф… Я слышал о вашем клане. Влиятельные люди им управляют, да… И если они просят об услуге, им не принято отказывать…

— Столь влиятельному хетту не стоит переживать об отказе о сотрудничестве, — один из оборотней склонил голову, — Но за помощь наш клан будет вам признателен.

— Что ж, раз так… Вильгельм, покажи нашим гостям то, что удалось вытащить из системы безопасности аукционного дома. Быть может, у них получится сделать то, что не получилось у нас.

* * *
Операцию «по извлечению» назначили через три дня после первичного сканирования. Вивальди требовалось подготовить оборудование и какие-то свои нейропрограммы, а мне выписали целую кучу предписаний.

Они исключали алкоголь, табак, наркотики, стимуляторы, «тяжёлые» лекарства, избыточные физические нагрузки, недосып и ещё целую кучу всего, что поместилось в полуметровом списке. Доктор также отправил меня на курс медитаций и сказал, чтобы я поменьше нервничал.

Что ж, выполнять его указания, запершись дома, было совсем несложно, тем более что Йен всё ещё отлёживался после ранения и ударной дозы стимуляторов. Хотя ко дню операции он уже встал на ноги и даже предложил встретиться, но я отказался, предупредив, что следующие три дня проведу в больнице.

— Что-то серьёзное? — сразу насторожился он.

— Нет, обычная профилактика. Лёгкие что-то барахлят, буду чистить, — соврал я, не желая посвящать приятеля в свои дела, — Но придётся ненадолго там задержаться. Это не проблема, надеюсь?

— Нет, конечно, нет. А что за клиника?

— В Саутхите, «Блоссом и голд».

— Давай заскочу послезавтра?

— Если хочешь, заезжай. А привезёшь с собой той сангрии — вообще буду благодарен.

— Лады, замётано.

— До связи.

Да, мне действительно были нужны три дня. Сама операция по извлечению будет длиться около четырёх часов, но вот после почти целые сутки организм должен был провести во сне, и ещё два дня требовались для наблюдения. Просто чтобы убедиться, что ничего плохого с мозгом не произойдёт, и «железо» не забарахлит.

Признаюсь честно, возвращаясь в клинику, я слегка нервничал — по вполне понятным причинам. Мало ли, что там наворотит этот доктор? Даже несмотря на заключенные контракты, гарантии и страховку, я всё же не был уверен в своей безопасности на сто процентов и настоял на том, чтобы Джайлс присмотрел за мной во время операции.

В итоге всё прошло очень даже неплохо.

Мощная доза наркоза отрубила меня напрочь, а очнулся я уже в комфортной двухместной больничной палате. Попытался сфокусировать зрение, и с третьей попытки мне это удалось. На улице, судя по темноте за окном, стояла глубокая ночь.

В другом конце палаты посапывал сосед, которому делали какую-то корректировку нейропорта, а в кресле неподалёку спал Триони. Друг не стал бросать меня даже после операции, и решил присмотреть, за что я был ему благодарен.

Наутро Джайлсу всё же пришлось уйти — работа не терпела отлагательств. Но он убедился, что я в порядке, и пообещал забрать меня сразу после выписки. Затем пришёл доктор Вивальди.

— Ну как всё прошло? — сразу же спросил я.

— Отлично, Алан, просто отлично! Я отыскал ключ, связывающий определённую часть вашего биотека со стеком, и расшифровал заблокированные блоки данных. Пришлось повозиться в два раза дольше, чем я рассчитывал, но… Всё получилось.

— Но я не вижу спрятанной информации, — признался я.

Разумеется, после того, как очнулся, я первым делом полез в файловую систему, проверил спутника, биотек, состояние стека и собственного инфополя, но… Не заметил никаких отличий.

— Само собой. Я не стал оставлять скрытые данные в вашем «железе». Во-первых — потому что понятия не имел, как открывшаяся информация повлияет на вас. Возможно, спровоцирует припадок, шизофрению или сильнейший невроз — это вполне возможно, ведь, как правило, блокируют именно такие негативные эмоции и опыт.

— А во-вторых?

— Причина схожая. Ваш мозг, соединённый с «железом», испытал сильный стресс во время постороннего вмешательства. Не переживайте, это нормально для подобных операций, и никак не отразится на вас. Главное в дни реабилитации постараться не тревожить организм. Сознанию нужен отдых. Попьёте нейроусилители, несколько лёгких стимуляторов сегодня и завтра — и спокойно загружайте добытую информацию в стек, просматривайте, изменяйте. Делайте что хотите. Но пока она побудет на отдельном носителе у меня в сейфе.

— Чтобы у меня не возникло соблазна?..

— Именно так, — улыбнулся доктор, — Не переживайте, я её не смотрел, да и не смогу — она настроена исключительно на вашу ДНК. Грубо говоря, просмотреть её сможете только вы, в какое «железо» ни записывай — это бесполезно, получится запустить только в привязке с вашим телом. Не переживайте, всё прошло отлично. Просто расслабьтесь и отдыхайте. Пейте нейрорелаксанты, которые вам будут приносить санитары, и побольше спите, старайтесь не перегружать мозг взаимодействием с «железом». Ничего критичного не будет, если вы пару раз в день просмотрите новости, но чаще пользоваться не стоит. Иначе в течение следующих пары недель вас будут преследовать сильные головные боли. Этого можно избежать, и лучше это сделать, сами понимаете.

Он попрощался и оставил меня. Остаток дня, а также часть следующего, я провёл в надоедливом ничегонеделании. Спал, пялился в окно, поддерживал ничего не значащую беседу со своим соседом и считал часы до того, как меня выпустят. Йен не звонил и не сообщал, что приедет, так что я решил, что он отказался от этой идеи. Джайлс, в отличие от него, интересовался моим самочувствием пару раз в день, но был завален работой, и не мог вырваться, чтобы приехать.

В общем — ничего не происходило, и до самого последнего вечера в клинике я был предоставлен сам себе, пока не начался вечерний обход. Но вместо доктора Вивальди в палате появились два незнакомых врача.

Обычные доктора, в точно таких же халатах, с точно такими же устройствами на голове, какие я уже видел у других работников клиники. Один из них подошёл к соседу по палате и что-то у него спросил, второй направился ко мне, не снимая маски.

— Добрый вечер, господин Парсон. Как вы себя чувствуете?

— Хорошо, спасибо.

— Приходите в себя? Не переутомляетесь?

— Стараюсь. Самочувствие вполне нормальное, только пить постоянно хочется.

— Это нормальное состояние после подобной операции. Надеюсь, вы не нарушаете режим покоя?

— Нет, даже не пытался.

— Таблетки, которые вам прописали, не выплёвываете в раковину?

— Нет, разумеется, — я даже позволил себе улыбнуться.

— Отлично, — в глазах доктора тоже появились искорки веселья, — Сегодня у вас назначен укол нейрорелаксанта. Пожалуйста, закатайте рукав.

Я пожал плечами, сделал, как было велено, и лишь после этого обратил внимание на второго человека в халате. Заметил, что он не слушает моего соседа, что-то увлечённо ему рассказывающего, а беззастенчиво наблюдает за нашим разговором. Это меня слегка смутило.

В этот момент в глазах «доктора» что-то промелькнуло и я, почувствовав непонятное беспокойство, перехватил его руку со шприцом с зеленоватой жидкостью возле самой кожи.

— В чём дело? — удивился он, и это удивление…

В общем, привычно сканирующий окружающих людей Док выдал мне прогноз, что удивление было наигранным. Куда больше в его физиологических реакциях было неприязни. С чего бы это?..

А ещё меня смутило, что этот «доктор» не назвал своего имени…

— Не могли бы вы позвать доктора Вивальди? Я бы хотел кое-что с ним обсудить перед инъекцией. Не слишком хорошо себя чувствую.

— Алан, не переживайте…

— Позовите. Доктора. Вивальди, — раздельно попросил я, и мы с «доктором» уставились друг на друга.

В следующее мгновение он схватил меня за плечо, а вторая рука метнулась к моей шее. Но своей цели, несмотря на столь внезапное нападение, мужчина не достиг.

Как и любой параноик, ещё до того, как согласиться на операцию, я для начала обследовал палату, в которую меня должны были положить. И подготовил её к своему прибытию. Благо, платил бешеные деньги и мог позволить себе многое.

В том числе — пронести в клинику один из найденных у Лемара клинков с нанокромкой, и положить его между матрасом и деревянным краем кровати.

Короткий взмах — и шприц вместе с пальцами фальшивого доктора падают на моё одеяло. Мужчина дико воет, и пытается ударить другой рукой в лицо, но мой биотек уже включается. Я просто отбиваю его руку, скатываюсь с кровати и пытаюсь «щупом» определить, за что можно уцепиться в его инфополе, но…

Вообще ничего не чувствую — будто у него нет никакой электроники. Будто вокруг него и инфополя нет…

Этот момент бездействия чуть не стоил мне жизни — второй «доктор» выхватил из-под халата транквилизатор и дважды выстрелил. Мне удалось сжаться за кроватью, и эти выстрелы пропали втуне.

Первый «оборотень» (я быстро понял, что это были именно они) всё ещё орал от боли, и этот крик бил по ушам. Я паникую — не знаю, что делать, и куда деться в небольшом помещении. Биотек у меня не боевой, и в подобной ситуации практически бесполезен. Усиление рефлексов в таком ослабленном состоянии организма — слабое преимущество против подготовленных бойцов.

Попробовать вызвать полицию — потеряю время. Прорываться к выходу — нарваться на транквилизатор…

Адреналин подскакивает так, что я почти не соображаю, что делаю. Рванув вперёд, выскакиваю из-за кровати, врезаюсь в первого оборотня и, схватив за торс, пробегаю вместе с ним несколько шагов. Его напарник не стреляет, боясь промазать, и это играет мне на руку — отбрасывая раненого, я пытаюсь достать клинком второго, но тот отшатывается, и ещё один выстрел уходит в потолок.

Оборотень запинается о кровать моего соседа и чуть не падает навзничь, но удерживается на ногах.

Рывок в сторону — и ещё одна игла транквилизатора задевает пижаму, чуть не попав мне в руку.

Проклятье! Дверь, спасительная дверь совсем рядом!

Она распахивается, и на пороге появляется солдат в неизвестной униформе. Нет времени разбираться, кто это — наставив на меня ствол, он сделал свой выбор.

Биотек, подхлёстнутый адреналином, работает нереально быстро. Винтовка оказывается заблокирована за долю секунды до того, как должна выстрелить, а немногочисленные электронные примочки солдата мгновенно перегорают, заставляя его отшатнуться и забиться в конвульсиях. Кажется, я подпалил ему что-то жизненно важное…

Голова раскалывается от бесконтрольного использования умений, но мне плевать…

— Живым! — орёт оборотень без пальцев, пытаясь нащупать шприц рядом с моей кроватью. Второй снова наставляет на меня ствол и нажимает спусковой крючок, но пластиковое оружие сухо щелкает — осечка!

Судьба даёт шанс, и меня уже не остановить. А ещё своё дело делает страх, и я не задумываюсь ни о чём, кроме одного — надо бежать!

Врезавшись плечом в дезориентированного бойца, я откидываю его назад, заставляя врезаться в товарища, пытавшегося сунуться следом. Чуть не упав, буквально вываливаюсь в коридор, в панике машу клинком и, кажется, кого-то им цепляю. Раздаётся крик, биотек снова вступает в дело — и на этот раз я не рассчитываю сил, и глазные протезы второго бойца полностью перегорают.

Снова дикий крик, но я уже бегу по коридору — босиком и в дурацкой пижаме.

«Док, вызывай полицию!» — отдаю ментальный приказ, но спутник, попытавшись связаться с Империумом, не может этого сделать.

«Инфосеть клиники заблокирована извне, Алан. Могу попытаться отследить и взломать блокирующий сигнал, но на это потребуется время и около половины моей мощности».

«Выполняй!»

«Принято».

Я несусь по коридорам клиники, и вижу то тут, то там распластанные тела. Их немного — в основном это сотрудники и, кажется, убитых среди них нет — только оглушённые и усыплённые. На дверях палат, кабинетов и операционных горят красные огоньки.

Всё заблокировано…

Что, мать его, тут происходит?!

Свернув за угол, пытаюсь выбить ногой дверь на лестницу — но ничего не получается, замок слишком крепкий. Чертыхаюсь, несусь дальше, в надежде, что меня никто не услышит — и оказываюсь рядом с кабинетом Вивальди.

Ох, лишь бы всё получилось…

На этот раз нет смысла миндальничать — я заставляю биотек работать максимально грубо, и замок на двери моего доктора просто перегорает.

Распахнув её, я чуть не запинаюсь о распластанное на полу тело — к счастью, тоже всего лишь спящее, и начинаю лихорадочно обыскивать его стол, тумбочки и вообще всё, до чего могу дотянуться.

Страх парализует мозг, но я понимаю — мне нужно найти стек с извлечённой информацией! Необходимо это сделать, иначе всё зря…

«Док, сканирование окружающего пространства на наличие внешних накопителей информации!»

«Невозможно с заблокированной инфсетью здания, Алан».

Проклятье!

В этот момент за дверью слышатся голоса, и я едва успеваю нырнуть за стол, когда она распахивается.

— Он здесь!

Несколько выстрелов разносят оборудование за моей спиной, но тут же стихают.

— Приказано брать живым! Тосс, держи стол под прицелом, прострели ему бочину, если высунется. Парни, перезарядка на транквилизаторы!

Нет, нет, нет!

Пытаюсь выглянуть и оценить обстановку, но два выстрела едва не попадают мне прямо в лицо.

Одёрнув голову, вижу пару разбившихся о пол ампул. Что же делать!?

Решив рискнуть, выглядываю ещё раз, пытаюсь наладить зрительный контакт и дотянуться до нападающих биотеком, но «щуп» не видит, за что можно зацепиться.

Да что за нахер, эти вообще без электроники?!

— Выходи, малец! И тогда не…

БАХ, БАХ, БАХ!

Три выстрела — и звуки падающих тел.

— Эй, приятель, это ты?!

— Йен?! — я не верю своим ушам, и в первые секунды думаю, что это очередной обман оборотней.

— Он самый. Нихрена себе, на какую вечеринку ты меня пригласил! Мог бы и предупредить! Ты там как, цел?

— Как же я рад тебя слышать… — пробормотал я, и уже громче ответил, — Цел!

— Давай вылезай скорее. Не уверен, что это последние — в здании куча ублюдков со стволами, инфосеть недоступна.

— Ты как здесь оказался? — спросил я, аккуратно выглядывая из-за укрытия. И правда, в дверном проёме стоял Йен, внимательно изучая подстреленных бойцов.

— Сам позвал, — он пожал плечами, — Извини, что без предупреждения. Спросил в регистратуре, где ты лежишь, но не успел даже подняться, как инфосеть полностью изолировали, двери заблокировали, а в коридорах начали раздаваться выстрелы. Я застрял в лифте.

— И как выбрался?

— Через люк и шахту. Улисс — мой спутник — взломал двери лифта, благо на это у него умений хватило. Я сразу пошёл в твою палату, но там никого не оказалось, кроме мёртвого чувака на соседней кровати. Всё вокруг залито кровью. Я уж подумал, что это люди дона Занду и хотел линять, но услышал выстрелы этажом ниже. Всё равно пришлось спускаться, чтобы выбраться наружу, и я решил двигаться к выходу, не искать же тебя было по всем этажам? А спустившись, с той стороны коридора увидел, как ты ломанулся в этот кабинет. А следом побежали эти стрёмные типы с оружием. Если уж так карта легла, не бросать же тебя было, верно?

— Ну ты… @#$%, спасибо, приятель. Без шуток, я уж думал, мне кранты…

— Нормально ты лёгкие чистишь, — засмеялся Йен и шутливо ударил меня в «сушняк».

— Да… — я не нашёлся, что сразу ответить.

— Не парься. У каждого свои секреты, но… Надеюсь, ты мне об этом всё же расскажешь?

— Давай потом, для начала не помешает свалить отсюда как можно дальше.

— Легко. Мой глайдер снаружи.

— Только аккуратнее… — попросил я, забирая с одного из тел пистолет-пулемёт стандартной конструкции, — Эти ребята умудрились заблочить всю клинику и нейтрализовать большую часть персонала. Хрен знает, сколько с ними было людей…

Перед тем, как покинуть кабинет, я ещё несколько минут порылся в вещах доктора, но так и не нашёл стек с добытой из моей головы информацией… Проклятье! Ради неё я столько пережил, и остался ни с чем!!!

Признаюсь — хотелось остаться здесь ещё на какое-то время, дождаться, пока Док встроиться в инфосеть и попробовать отыскать стек, но… Собственная жизнь показалась мне дороже… Поскрипев зубами, и прислушавшись к ничего не понимающему Йену, я пошёл за ним.

Мы осторожно двинулись по коридору к лифтам. В моих линзах Док установил счётчик, показывающий, сколько минут осталось до «пробития» канала связи с полицией.

И надо сказать, оставшееся время меня ничуть не радовало — куда больше был шанс, что мы выберемся наружу и уже оттуда дозвонимся представителям Империума.

Из-за заблокированной инфосети здания Док не мог встроиться в неё и отслеживать посторонние сигналы. Так что приходилось ориентироваться, используя старые добрые органы чувств.

Зрение и слух, в основном.

Знаете, когда сердце хреначит со страшной силой, адреналин зашкаливает, а пару дней назад было произведено нейровмешательство в «железо» рядом с мозгом — быть настороже становится очень непросто…

На четвёрку бойцов мы нарвались на втором этаже, столкнувшись с ними буквально нос к носу. Йен, идущий впереди, успел выстрелить первым. Его пистолет вырвал из-под одного из солдат кусок ноги и тот, заливаясь диким, пронзительным криком, рухнул на пол, расстреливая половину обоймы в потолок и стены. Мы бросились в стороны.

— Живым, этот мальчишка нужен мне живым!

Снова @#$% оборотни! Живым я им нужен, как же…

Я отполз за какую-то передвижную коляску, и попытался открыть огонь вслепую — но просто не успел.

Впервые увидел, как действую боевые заклинания биотека на людях…

Йен, высунувшись из-за поворота коридора, прищурился — и сразу от двух бойцов будто кто-то невидимый откусил по здоровенному куску. Часть их торсов и ног просто исчезли, в стороны разлетелись внутренности, и оставшиеся части тел рухнули на пол, заливая коридор кровью.

— Назад, назад! — завопил один из оборотней, которого я успел разглядеть из-за своего укрытия.

Это были его последние слова.

Йен, выскочив из-за угла и уже выйдя в коридор в открытую, ещё раз активировал своё умение. Верхняя часть одного из моих преследователей просто исчезла — обрезав туловище неровной линией по диагонали. По инерции он сделал ещё пару шагов назад, из торса брызнул фонтанчик крови — и останки упали чуть поодаль от первых несчастных.

Двое оставшихся бойцов, уже прекративших огонь и пятившихся по коридору, увидев во что превратился их товарищ, развернулись, и побежали со всего духу. Их Йен добивать не стал — просто не успел, ибо расстояние для «заклинаний» его биотека стало слишком большим.

— Охренеть, — пробормотал я, вставая, — Ну ты и зверюга…

Йен покачнулся и привалился к стене. Из его носа потекла тонкая струйка крови.

— Не говори глупостей, я белый и пушистый. Просто обстоятельства… кха-кха… Так сложились…

— Идём к выходу, пока ещё кто-нибудь не появился. У этого упыря был сообщник, — я указал на останки оборотня.

И вдруг обратил внимание, что рядом с ним валяется внешний стек — с эмблемой клиники. В голове мелькнула догадка и, не раздумывая, я сунул хранилище данных в карман пижамы.

Добравшись до лестницы, мы спустились на три пролёта вниз, никого больше не встретив, миновали длинный коридор и оказались у выхода. Он тоже был заблокирован, но Йен снова использовал умение своего биотека и просто заставил часть с замком исчезнуть.

Так что до его глайдера мы добрались без проблем.

— Ну ты умеешь, конечно, удивить, — хмыкнул приятель, когда я усадил его на пассажирское сиденье, а сам занял место водителя и вырулил на широкий проспект, — Что там произошло?

Я только что послал в полицию анонимный сигнал о нападении на клинику, и закончил мысленно набирать сообщение Джайлсу о том, что со мной всё в порядке, и ответил не сразу.

— Прости, Йен, не думаю, что тебе надо это знать.

— Я вообще-то тебя спас только что, — резонно заметил он.

— Да, и я тебе очень за это благодарен.

— Ну так расскажи хотя бы в общих чертах, во что я ввязался.

— За мной кое-то охотится. Оборотни, одного из которых ты грохнул. И, судя по всему — у них сильные покровители, раз они замутили… Такой налёт.

— Это я и сам понял. Поэтому ты скрываешься?

— Да.

— И что им от тебя нужно? Что-то, ради чего ты лёг в нейрологическое отделение?

Я хмуро посмотрел на него, но Йен только прыснул:

— Хватит уже делать из меня дурака, Алан. В третий раз это не так смешно.

В кармане пижамы всё ещё лежал внешний стек, который выронил один из оборотней. Я достал его и продемонстрировал приятелю.

— Кажется…

— Тогда вот что, — заявил он, — Тебе нельзя оставаться здесь. Надо рвать когти — туда, куда просто так не попасть.

На моих линзах появилось уведомление о входящем пакете данных.

— Открой, — поймав мой вопросительный взгляд, ухмыльнулся Йен, — Хотел сделать тебе сюрприз, но раз уж так всё сложилось…

Я открыл архив и не смог сдержать улыбку. Там лежали документы, которые требовалось только заверить. Они давали мне право проживать в Верхнем городе неограниченное количество времени.

— Спасибо, приятель, — искренне поблагодарил я.

— Да что уж там, договор есть договор, — отмахнулся он, — Предлагаю заскочить к тебе в квартиру, забрать контейнер с реликтом и самое необходимое — и сразу стартанём наверх, благо, примерно через час Высокий город будет рядом. Оставаться здесь, как я понял, для тебя опасно.

— Согласен.

Сказано — сделано. Кроме реликта и спрятанного в сейфе гравитония мне было особо нечего забирать из снятых апартаментов — разве что парочку личных вещей да шмоток. Йен решил, что подставляться глупо и, оказавшись рядом, предложил мне подождать в глайдере, а сам же, узнав пароль от сейфа и уточнив, что забрать, отправился в квартиру.

Я нервничал, не буду скрывать, но воодушевление от удачно складывающихся обстоятельств перекрывало страх от того факта, что оборотни всё же нашли меня.

Было совершенно непонятно, как им это удалось, ведь своё настоящее имя я нигде не светил, и его знал только Джайлс… Неужели они умудрились выйти на меня через него?.. Через тот запрос, что он подавал? Но как? Или они проверяли все зацепки?

Поток мыслей прервал звук разбивающегося стекла. Я отстранился от окружающей действительности и совсем не заметил, как к глайдеру подвалила парочка субтильных ребят в кожаных куртках.

Один из них, размахнувшись импульсной дубинкой, легко пробил бронированное стекло, и тут же схватился за ручку с внутренней стороны, открывая дверь глайдера. От неожиданности я не успел сориентироваться быстро, и вместо того, чтобы запустить биотек, попытался отмахнуться от нападающего рукой — и тут же получил чувствительный удар в висок.

А затем всё поглотила кромешная тьма…

Глава 9

Я очнулся сидящим на скрипящем стуле, со стянутыми за спиной руками и накинутым на голову мешком… Так себе обстоятельства, если честно, и перспективы они рисовали не самые радужные…

Пока припоминал последние события, услышал где-то сбоку постанывание.

Йен… Наверное, это он…

Повернув голову, почувствовал сильную боль в затылке и тоже зашипел.

— Эй, кажется, первый очухался!

— Давайте быстрее, пока этот ублюдок не пришёл в себя окончательно!

Что происходит!?

Я попытался активировать биотек, но сканирование окружающей обстановки не дало и намёка на какое-либо устройство — в пределах десяти метров ощущалась только звенящая пустота. А спутник и вовсе был недоступен — сильная боль в голове и что-то, прижатое к затылку говорило само за себя.

Кажется, на меня повесили грубый электромагнитный блокиратор, не дающий ретрансляторам «железа» отправлять и принимать сигналы…

— Что делать, господин?

— Тащите к тому, что в пижаме, провод, парни. Подключим его на расстоянии, с кабелем он ничего не сможет сделать. Отмотайте метров двадцать.

Твари! Всё рассчитали! Голос человека, отдающего команды, показался знакомым — даже через головную боль и железку, навешенную на затылок, мне казалось, что я его узнал.

Второй оборотень, сучий потрох!

— А со вторым?

— Забирайте его отсюда вместе с кейсом, он мне не нужен. Пусть дон Занду выбивает из придурка всё, что требуется. Мы свою часть сделки выполнили.

Люди Занду работают с оборотнями?! Нет, нет, нет!!! Сейчас они увезут Йена к этому @#$% авторитету! Он же от него не оставит и клочка…

Я почувствовал, что меня наклоняют назад и заваливают набок. Устроив в таком положении, кто-то задрал мешок на задней части головы и начал что-то прикручивать к массивному блокиратору.

— Попробуем настроиться… Эй, Шустрый, как там данные, идут? — голос оборотня послышался совсем рядом.

— Пока нет… А, вот щас пошли! — издали, отражаясь от пустых стен, донёсся ответ.

— Отлично! Вставляй стек и начинай ломать его. Мне нужен доступ к интерфейсу спутника.

Нет, нет, нет!!!

Голову пронзила вспышка ослепительной боли — такой, что я едва не потерял сознание. Из глаз брызнули слёзы, а в линзах принялись мельтешить куски программного кода.

— Есть доступ к корневой системе!

— Отлично! Подключай стек.

От боли я почти ничего не соображал — просто бился в страшнейших конвульсиях, находясь где-то на грани сознания и беспамятства, а в линзах то появлялись, то исчезали обрывки кода, какие-то графические артефакты и ещё чёрт знает что…

Пока…

— Есть контакт! Могу посмотреть инфу!

После этого возгласа всё изменилось — работа линз нормализовалась. А подключенный через компьютер-посредник стек и мой спутник соединились — и спрятанная дедом информация загрузилась прямиком в Дока.

«Проект „Синтрофос“ — доступ разблокирован».

«Улучшение биотека — доступ разблокирован».

Надписи мелькнули перед глазами и исчезли, и я услышал, как неизвестный хакер присвистнул, видимо, тоже прочитав их.

— Ну нихрена ж себе…

— Потом будешь восхищаться. Копируй всё.

«Открой раздел „Улучшение биотека“», — велел я Доку, впрочем, почти не надеясь на успех.

Однако внутри меня заблокировать спутника твари не смогли, и он выполнил приказ очень быстро. Перед взором пронеслись десятки, сотни и тысячи файлов, схем, рисунков, планов, конструкций, скриптов и каких-то совершенно незнакомых вещей.

А через секунду спутник вывел на линзы новое сообщение:

«Имеется два отложенных улучшения. Дальность действия биотека — плюс пятнадцать метров. Скорость действия биотека — плюс пятьдесят процентов. Желаете активировать?»

«Да!»

— Проклятье, Вал…

Договорить хакер не успел. Ответив на предложение Дока утвердительно, я мигом почувствовал всю технику в двадцати метрах от себя, и даже чуть дальше. На это потребовалась доля секунды, и даже зрение было не нужно.

Сияющие пучки электронов, микросхемы, сигналы, передаваемые ретрасляторами, потоки данных… Я увидел их за долю секунды, и за столько же понял, как совладать со всем этим.

«Блокиратор ИИ типа „Спутник“ — отключить».

Затылок мгновенно перестало ломить.

«Объект: нейрохакер (имя: Бальтазар Клоффель)

Нейропорт — перегрузить.

Стек девятого поколения на сто петабайт — отформатировать.

Оптика „Кироши“ девятого поколения — перегрузить.

Пистолет 9-мм со сканером отпечатка пальца — заблокировать.

Аугментация рук, сервоприводы — отключить».

Тот, кто помогал оборотню, превратился в груду ничего не соображающего мяса меньше, чем за секунду. А биотек, от которого будто бы расходились волны, сканирующие помещение, продолжал передавать данные Доку. Мне оставалось только выбирать, что делать с теми или иными устройствами…

«Портативный сервер „Дарио 17–21“ с автономным источником питания — перегрузить».

«Переносное хранилище данных „Сандервинд“ девятого поколения — перегрузить и отформатировать».

«Штурмовая винтовка „Бесобой“ со сканером отпечатка пальца — 6 штук — заблокировать».

В помещение вбежали несколько человек с оружием, но я просто запретил ему работать. А затем увидел Йена. Точнее — его спутника, заблокированного таким же, как и у меня на голове, устройством.

Легким движением мысли отключил блокиратор, перезапустил интерфейс Улисса (кажется, Йен так его назвал?) и отдал команду экстренно разбудить приятеля.

Сразу после этого кто-то с силой ударил меня в висок, затем ещё раз, и ещё, и всё вокруг вмиг затянуло густым туманом. Никаких устройств я не чувствовал, и только через мутную пелену услышал какие-то крики. А ещё через какое- то время (точно не скажу, в таком состоянии было трудно отслеживать время) кто-то поднял меня вместе со стулом и сорвал мешок.

— Приятель, ты как?!

Я тряхнул головой и, забыв, что связан, попытался вскочить, но от этого только сильнее заломило связанные за спиной руки.

— Тише, тише! Алан, да бл@ть, не дёргайся! Это я!

Поморгав, я увидел Йена — и кучу трупов вокруг нас. Чуть поодаль валялся хакер с выгоревшими глазницами, рядом — шестеро бойцов в одинаковой униформе и оборотень. Точнее — то, что от них осталось… А вокруг — обшарпанные бетонные стены, тусклое освещение и единственный выход — тёмный провал без двери. Где-то за стенами что-то гудело…

— Ты как, нормально?

— Нормально, — прохрипел я, — Развяжи, блин, я рук не чувствую!

Он не стал спорить, и освободил меня.

— Ты сам то как?..

— Тебя надо спросить, — он подозрительно уставился на меня, — Улисс рассказал, что вспомнил. Ты снял с него блокировку и велел экстренно меня пробудить. Я очнулся, а тут… Ты валяешься с мешком на голове, тебя по ней пинает какой-то урод, а бойцы вокруг пытаются перезапустить свои винтовки… Ну я и…

Он мог не продолжать — боевые умения его биотека я уже видел, и сейчас окружающее очень напоминало то, что Йен сделал с людьми Занду в клинике.

— Это один из тех, кто тебя преследовал? — догадался приятель, когда я присел над останками тела, валяющегося ближе всего ко мне.

— Да. Второго ты прикончил в клинике.

— Удачно.

— Спасибо, — искренне поблагодарил я.

— Да ладно, сочтёмся, — отмахнулся Йен, и тут же нахмурился, — Я был прав — надо было валить как можно скорее. Эти ребята на тебя реально сильно в обиде.

— Больше нет. Но остался дон Занду. Это его люди, — я кивнул на тела бойцов.

— Ты уверен?

— Слышал, как они разговаривали. Тебя хотели отдать ему вместе с кейсом, — оглядевшись, я заметил украденный нами контейнер.

— Охренеть… Откуда?..

— Не знаю. Наверное, следы мы всё же оставили. Кхм… Ладно, я оставил.

— Оба хороши, — вздохнул Йен, — Я же тебя во всё это втянул.

— Ну не во всё…

— И, тем не менее, твои преследователи и Занду спелись. Надо валить, Алан. Дон, конечно, крут, но наверх ему дорога закрыта. Там он нас не достанет, уж можешь поверить. А насчёт твоих…

— Не думаю, что от них стоит ждать проблем, — криво усмехнулся я, — Разве что от их хозяев… Но они вряд ли отыщут меня в ближайшее время. Пока поймут, куда делись их пёсики…

— Тогда пошли, — Йен подобрал контейнер с реликтом и зашагал к выходу, — Незачем здесь задерживаться.

— Интересно, где мы вообще? — пробормотал я и, на всякий случай ещё раз проверил, есть ли вокруг рабочая электроника. А затем, морщась от сильнейшей головной боли, поковылял за приятелем.

Хотя, как мне казалось, уж теперь-то можно называть его «другом» — после всего, через что мы прошли…

* * *
Признаюсь, я немного нервничал, когда наш глайдер парковался в стыковочных шлюзах огромной летающей платформы. Здесь, в отличие от Нижнего города, система защиты и охраны была куда как продвинутее.

Разумеется, я переживал, что мою фальшивую личность раскроют, и о том, что за этим последует, старался даже не думать. Однако Йен успокоил меня. Его протекция, как выяснилось, защитила бы даже в подобном случае. По крайней мере, никакая тюрьма мне не грозила. Максимум — депортация обратно вниз, но и этого не произошло.

Отсканировав наши инфоматрицы и проверив документы, таможенная служба безо всяких проблем пропустила нас за пределы ограничивающего Высокий город кольца, больше напоминающего крепостные стены невероятной высоты, и…

Я оказался там, куда так долго стремился.

— Ну что, приятель, ты рад? — усмехнулся друг, — Едем в твою будущую квартиру, надо бы выпить и как следует проспаться.

— В какую ещё квартиру? — не понял я, но всё стало понятно достаточно быстро.

У Йена в собственности оказалось до одури много недвижимости. В частности, в Верхнем городе он владел несколькими магазинами, павильонами, шестью огромными апартаментами и частным домом, в котором и жил постоянно. И одни из вышеупомянутых апартаментов (самые маленькие) он решил отдать мне в бессрочную аренду. Просто так.

Я был ему очень благодарен, ведь прекрасно представлял, во сколько бы встала аренда жилья здесь. А учитывая, что постоянного источника дохода у меня не имелось…

Страшно было даже подумать, какими богатствами владел мой новый друг.

— Располагайся и чувствуй себя как дома, — заявил Йен, проходя в квартиру, — Три комнаты — спальня, гостиная и кабинет, плюс большая ванная комната, кухня и балкон. Стёкла бронированы, обстановка в отличном состоянии, вся техника работает, коммунальные услуги оплачены на месяц вперёд. Можешь пользоваться всем, что найдёшь. Завтра переоденься во что-нибудь подходящее, и купи себе нормальной одежды по размеру, заодно советую затариться продуктами. Но вообще можешь пользоваться доставкой. Арендной платы с тебя, пока не встанешь на ноги, брать не стану, не переживай.

— Спасибо, Йен. Правда — спасибо, ты не представляешь, как меня выручил.

— Ещё как представляю, — рассмеялся он, — Да ты не парься, от меня не убудет.

— Лады.

— Тогда давай так — сегодня уже поздно, а нам следует хорошенько отдохнуть. Я поеду к себе, а ты попробуй хорошенько поспать. Завтра созвонимся, и поговорим о том, что произошло, идёт? Сегодня у меня нет совершенно никаких сил. И ради бога — прими душ, от тебя несёт как от бродячей собаки.

— Кто бы говорил.

Он посмеялся, передал моему спутнику ключи безопасности от апартаментов, показал, где лежит ключ-карта от входных дверей и лобби, сделал меня арендатором, а затем, попрощавшись, отправился восвояси.

У меня же остались силы только на то, чтобы принять душ и завалиться в кровать…

* * *
Наутро я проснулся от непрерывного входящего звонка — это был Джайлс. Он пытался со мной связаться, когда узнал о нападении на клинику, но долбанные оборотни заблокировали мой спутник. А после того, как мы с Йеном выбрались из грязного склада на окраине Нижнего города, я написал Триони сообщение о том, что всё в порядке, но говорить был не готов — слишком много всего навалилось.

В том числе — адская усталость и невероятно сильная головная боль, которая до сих пор не прошла…

Так что когда я всё же соизволил ему ответить, Джа-Джа был просто в ярости.

— Какого хрена ты недоступен, Алан?!

— Прости, дружище, ночка выдалась не из лёгких.

— Да ну?! Представь себе, я в курсе!

— Правда?

— Не строй из себя дурака! — Джайлс, судя по голос, был готов придушить меня собственными руками, — Все новости Нижнего города только и пестрят о том, что случилось в той клинике! Представь моё удивление, когда я обнаружил в коридорах окровавленные разводы, куски плоти, но ни одного трупа. А тебя и след простыл!

— Прости, — повторил я, — Пришлось свалить оттуда, а потом… Чёрт возьми, тебе правда нужно всё это знать?

— Я тебя грохну, Алан, клянусь. Как только встретимся — всажу пулю прямо в лобешник! — зарычал Триони, — Конечно надо! Ты — единственный из списка пациентов, кто пропал! Тебя ищет полиция, ты хоть понимаешь?!

— Надеюсь, вы не думаете, что это побоище устроил я?

— На твоё счастье, понятно, что это не так! Но вся инфосеть клиники подчистую выгорела. Там просто не осталось никаких данных, устройства уничтожены, а персонал нихрена не может понять! Ты один можешь пролить свет на происходящее!

— Имя «дон Занду» тебе о чём-нибудь говорит?

— Твою мать, — прошептал Джайлс, — Только не говори, что это его люди устроили налёт…

— Именно так.

— И они приходили за тобой?

— Технически… Нет.

— @#$%, Алан! Ты можешь не юлить?! Мне нужны ответы, наш участок разносят представители Империума и журналисты! Никто ничего не понимает, а тебя не могут найти!

— Я… «Наверху».

— Вот оно что… — друг мгновенно успокоился, — И почему я даже не удивлён этому? Как ты там оказался?

— Долгая история.

— Как и всё, что тебя касается, — мне показалось, что Триони зло сплюнул, — Раз так, то наше ведомство до тебя не доберётся… У Небожителей свои законы, своя полиция и свои методы… Хорошо, что ты там, особенно, если за тобой охотится дон Занду. Но Алан, если наша дружбы для тебя ещё что-то значит, ты должен записать хоть какие-то показания. И их должен проверить и заверить представитель полиции Нижнего города.

— Например, ты?

— Например, я.

— Тогда никаких проблем — мы можем встретиться, и я расскажу, что случилось. Под запись. Но только при одном условии.

— Каком?

— Я буду «не знать» о причинах, по которым те люди напали на клинику.

— И не надо. Мне будет достаточно того, что ты передашь с линз записи их лиц и обрисуешь общую картину происходящего.

— Без проблем.

— Когда встретимся?

— Я… Сегодня подумаю, и позвоню. Реабилитация, как сам понимаешь, прошла не совсем удачно. Чувстую себя отбивной.

— Не затягивай. Я не смогу покрывать тебя вечно.

Он отключился, а я откинулся на подушку. Ещё и с этим придётся разбираться…

После разговора с Триони я всё же заставил себя покинуть кровать. Принял душ, переоделся в чуть маловатые мне шмотки Йена и заказал себе завтрак из заведения на первых этажах здания. И даже для этого мне потребовалось собрать все силы, какие оставались.

Голова трещала просто невыносимо, и даже биотек не мог заглушить эту боль. Собственно, было понятно, отчего мне так погано — вспомнились слова доктора Вивальди о перенапряжении и использовании «железа».

Я слишком активно использовал спутника и биотек в клинике и после, когда нас с Йеном скрутили. Плюс — не допил до конца курс нейрорелаксантов и прочих таблеток…

Не стану скрывать — мне невероятно сильно хотелось разобраться в записях деда, но как только я прилёг и попытался получить к ним доступ — в линзах возникли помехи, пульс подскочил, головная боль стала просто нестерпимой, а Док, отследив источник этих помех, запаниковал и отключил большинство своих систем, чтобы дать моему организму отдохнуть.

В том числе — заблокировал доступ к файлам деда на неопределённый срок, и посоветовал немедленно обратиться в ближайшую клинику.

Я проигнорировал его рекомендацию, но прекрасно понял, что в ближайшее время мне не просмотреть доступные архивы Григориуса. А потому — попытался расслабиться. Примерно через час головная боль слегка утихла и я, чтобы заняться хоть чем-то, обошёл квартиру. И обнаружил в кабинете узел связи — почти такой же, какой использовал Лемар.

Заинтересовавшись, я понял, что очень давно не говорил с братом. Обследовав оборудование, убедился, что оно рабочее и соответствует современным протоколам связи. Взяв пятьдесят грамм гравитония из своей заначки, положил его в энергетический отсек и осторожно, боясь спровоцировать очередной приступ мигрени, подключился к устройству с помощью биотека.

А затем, используя уникальный «адрес» биотека брата, вызвал его по транссистемной связи. Благо — на её поддержание моё «железо» и способности не требовались.

Ждать ответа пришлось недолго — всего через пару минут над круглой поверхностью проекционной панели появилась голограмма.

— Привет, Марк.

— Алан, мать твою за ногу! Я уж думал, тебя там прикончили! Где ты пропадал?!

— Дела, навалились.

— Да что ты?!

— Слушай, давай без истерик, — я устало покачал головой, — И без тебя тошно.

— А конкретнее? — он мигом подобрался, увидев, в каком я состоянии.

Пришлось начать с нашего первого разговора и тем, что последовало сразу за ним. Рассказывая обо всём случившемся, я с удивлением понял, что за недолгое время, проведённое на Эдеме, со мной произошло больше событий, чем за иной год на Магеллане.

Да что там — таких опасных событий в моей жизни, по большому счёту, и не бывало…

— Охренеть, — только и смог выдавить из себя Марк, когда я закончил, — Даже и не знаю, что сказать…

— Да что тут скажешь? Повезло остаться в живых, но сейчас вроде всё нормализовалось.

— Да уж… Встретил Триони, завёл новых друзей… Как считаешь, этот Йен — нормальный парень? Из какой, ты сказал, он семьи?

— Де Райдо.

— Никогда не слышал о них, — брат повторил мои слова, — Но попытаюсь что-нибудь накопать.

— Попробуй, — я махнул рукой, — Но думаю, в этом нет никакого смысла.

— Это мне решать! Лучше скажи, какой у тебя план?

— Разобраться во всей этой куче инфы, которую во мне спрятал дед, для начала.

— Ты ещё не просматривал, что там?

Я отрицательно покачал головой. Возможно, это могло показаться стороннему наблюдателю странным. Возможно, кто-то бы не понял моей паранойи недоверия собственному брату, но последнее не являлось правдой.

Я верил Марку — полностью и безоговорочно. Но после того, как эти сраные оборотни вышли на меня на Эдеме, я не знал, о чём можно говорить, и о чём нельзя. Не знал, с кем можно обсуждать важные вещи и не знал, по каким каналам связи.

Подозревал, что запросы Джайлса и моя транссистемная связь с Марком по прибытии с одинаковой долей вероятности могли выдать меня, а потому не собирался дистанционно рассуждать на такие важные темы…

Потому и не рассказал брату о том, что успел узнать. Об улучшении биотека, например, хотя эта информация, пожалуй, стоила любых денег.

Шутка ли — никто (НИКТО!!!) во всей галактике даже не подозревал, что биотек можно «прокачать»! Все, кто им пользовался, все, кто занимался их изучением, знали — наследие Предтеч стабильно. Оно вводится в организм, развивается до определённого предела и является стабильным набором умений. Пассивных — типа ускоренной регенерации и усиленных рефлексов; и активных — индивидуальных у каждого человека.

За всю историю использования биотека человечеством ни у кого не получалось добавлять к нему новые умения или улучшать их пассивный эффект.

Ни у кого — кроме меня…

И пока не пойму, как это получилось и благодаря чему — рассказывать о подобном кому бы там ни было я не собирался… Даже родному брату.

— Мельком просмотрел. Какие-то древние проекты нашей семьи и ещё парочки. Но из-за того, что после операции слишком много использовал биотек и спутника — голова просто раскалывается. Док насильно запретил мне пользоваться «железом», представляешь?

— Будь осторожен, братишка, — в который раз напомнил Марк, — И слушай, я всё же думаю, что тебе лучше вернуться…

— Исключено. Сначала разберусь в происходящем, а потом, если будет нужно, поговорю с отцом. Если он захочет меня выслушать, конечно… Как он там, кстати? Как мама и Ариадна?

— Всё в порядке. Отец, как обычно, вечно занят, и дома почти не появляется. Ариадна готовится поступать в престижную академию на Лебеде, хочет изучать современное искусство. А мама… Почти всё время таскается с ней.

— Неудивительно, — я усмехнулся, — Ты дома почти всё время один?

— В кои-то веки предоставлен сам себе. Отец хоть и отстранил меня от дел, когда ты сбежал, но недавно начал подкидывать небольшие и несложные задания.

— Надо думать. Ты — его наследник. И из-за одной глупой ошибки он тебя не отдалит.

— Спасибо за столь высокую оценку, — скривился брат, — А ты всё же подумай над моим предложением. Возвращайся на Магеллан, Алан. Здесь тебе будет безопаснее, особенно, в свете последних событий.

— Я подумаю. Но сначала — попробую разобраться с тем, во что влип. Бывай, братишка. Рад был тебя услышать.

— Взаимно.

Связь прервалась, и я отрубил всё оборудование. Вышел из кабинета, запер его, и включил проектор, на котором крутили последние новости.

К этому моменту как раз принесли еду, и я только сейчас понял — НАСКОЛЬКО был голоден. Расправившись с пятью кесадильями, взялся за рис с овощами под грибным соусом, и когда сыто откинулся на спинку дивана, мне позвонил Йен.

— Привет. Ну ты как там, оклемался?

— Не совсем, но жить буду. А ты?

— В полном порядке. Еду к тебе, уже рядом. Надеюсь, ты никуда не срулил?

— Даже не выходил.

— Отлично. Тогда жди, я скоро.

Йен оказался у меня меньше чем через полчаса. И, разумеется, первым делом проверил контейнер с реликтом, который оставил в кабинете.

— Не вскрывал?

— Как видишь.

— Предлагаю не откладывать наши договорённости в долгий ящик, — предложил он, — С моей стороны всё выполнено, не так ли?

— Совершенно верно.

— Теперь дело за тобой, приятель. Давай отопрём этот чёртов контейнер и выясним, откуда реликт к нам прибыл.

— Ты так и не рассказал, почему это для тебя так важно, — заметил я, ставя массивное хранилище на стол.

— А ты не рассказал, почему тебя преследовали те люди, — парировал Йен, — И знаешь, после того, что с нами произошло за последнее время, я совсем не против обменяться информацией. Очевидно, что мы можем быть полезны друг другу. Мои связи и средства и твои умения. Кроме того… Мы, уж так сложилось, спасли друг другу жизни. А для меня это что-то да значит. Если бы я знал, что за люди на тебя охотятся, и что им от тебя надо — может быть, мог бы помочь решить и эту проблему?

— Взамен на что?

— На дружбу, приятель. Как тебе такой вариант?

Я рассмеялся, видя, что он не шутит. И сам чувствовал нечто подобное.

— Для меня произошедшее в последние недели тоже значит немало, можешь поверить. Я тебе благодарен за всё, что ты для меня сделал, честно. Знаешь… Думаю, нам действительно стоит быть более открытыми друг с другом…

— Но?

— Но для начала заключим контракт о том, что не расскажем об услышанном никому другому, без взаимного согласия?

Йен расхохотался, но спорить не стал, и около получаса мы потратили на составление нового договора.

А потом я начал рассказывать. С самого начала, не упуская ни одной детали. Поведал даже то, о чём умолчал в разговоре с Джайлсом, которого знал почти всю жизнь…

Не буду скрывать — перед приездом Йена я долго думал о том, стоит ли посвящать его в детали происходящей со мной истории, но после этих размышлений принял положительное решение.

Мы были похожи. И он был прав — за очень короткий промежуток времени умудрились пережить несколько не самых приятных моментов. Они сблизили нас. Теперь, после всего, через что мы прошли, после всего, что Йен для меня сделал, я знал наверняка — на него можно положиться. И он, судя по нашим разговорам и его действиям, считал точно также.

Так что я решился. И рассказал ему обо всём. О дедушке, его историях, оборотнях, проникших в наш дом, психушке, своём побеге с Магеллана, пути на Эдем и всём, что произошло уже здесь.

Он слушал очень внимательно, ни разу меня не перебил, и когда я закончил, долгое время молчал. Наконец, откашлявшись, Йен заговорил…

— Проект «Синтрофос», значит? Бессмертие, хмм… Странное дело, приятель… Нет, нас с тобой положительно свела сама судьба, господь Бог или какие-то другие высшие силы…

— Что ты имеешь в виду?

— Видишь ли… Как бы помягче выразиться — помнишь, я рассказывал об отце, который пропал? Он… Сталкивался с тем, что ты ищешь.

— Ты серьёзно?

— Более чем. И знаешь, что самое забавное? Тот реликт, который мы упёрли у дона Занду…

— Что с ним?

— Он раньше принадлежал нашей семье. И указывает на место, которое отец нашёл на какой-то отсталой планете… На место, где есть подсказка об этом бессмертии Предтеч.

Глава 10

— Такие совпадения вообще бывают?.. — мигом насторожился я.

В голове, всё ещё трещащей по швам, проскочили десятки мыслей. И главной из них была одна — «не зря ли я доверился Йену, и не он ли подстроил всё произошедшее?»

Паранойя? Вполне возможно… Но слишком уж много «случайностей» нас с ним связали… Опять же — несколько заключённых контрактов являли собой довольно мощный гарант для меня. И самым страшным исходом было бы, если бы он меня просто грохнул — но на такой случай я всегда держал наготове одно из «заклинаний» биотека, способное смять всю его защиту как лист тонкой бумаги.

— Можешь теперь представить, почему я так удивлён? — усмехнулся он, а затем заметил мой настороженный взгляд, — Эй, погоди, ты же не думаешь…

— Именно об этом и думаю.

— Ну ты реально… Хотя знаешь, после всего, что с тобой случилось, я этому не удивляюсь, — он покачал головой, — И убеждать тебя ни в чём не буду. Но твой спутник наверняка анализирует меня, и ты знаешь, что я искренен.

— Любое «железо» можно обмануть, — проворчал я, откидываясь на спинку дивана. Йен угадал — Док анализировал его всё время, и пока что ни разу не заметил вранья.

— Параноик, — фыркнул Йен, — На лучше, закинься.

Он протянул мне блистер с синими таблетками.

— Что это?

— Нейрорелаксанты. Ты говорил, что должен был пить такие ещё сутки. Я заскочил в аптеку и взял тебе пару упаковок.

— Какая забота, — иронично выдавил я из себя, но таблетки всё же принял. Секунду помедлил, не решаясь, но очередной «выстрел» в голове решил дело. Выщелкнул сразу две пилюли, я закинул их в рот и запил водой.

— Ну как? — спросил Йен спустя пару минут, и я показал ему большой палец. И правда — стало гораздо лучше.

— Твой отец… Ты сказал, что он нашёл это бессмертие на одной из планет? И именно на неё укажет этот реликт, если я его взломаю?

— Не всё так однозначно, приятель. Этот «Синтрофос», так ты его назвал?… Отец не искал именно его.

— А что тогда?

— То проклятье, о котором я говорил… Он думал, что его наслали на нашу семью. Или оно было активировано, не знаю — с помощью какой-то технологии Предтеч.

— Логично предположить такое, — признал я, вспомнив, что и сам допустил подобные мысли, когда Йен впервые об этом заговорил, — Но откуда ты об этом знаешь? Вроде говорил, что тебе было всего три года, когда он исчез?

— Так-то оно так, но когда я повзрослел, в голову начали приходить самые разные вопросы, сам понимаешь. И я начал задавать их личному слуге отца, который меня вырастил. Что-то он мне рассказал лично, о чём-то намекнул, а до части правды я докопался, когда прошерстил семейные архивы. Дневники отца, их с мамой путевые заметки (они очень любили путешествовать), финансовые документы, исследования и прочее, прочее, прочее…

— И?

— И оттуда удалось почерпнуть массу всего интересного. Собственно, я узнал, что вовремя своих путешествий отец искал неизвестную болезнь, которая погубила двух его братьев и моего деда. Её следы привели его на какую-то планету, чьё название в записях не сохранилось. Он обнаружил развалины Предтеч, но… Следов болезни там не оказалось. Однако вокруг них жило племя каких-то клювастых людей.

Йен отправил мне несколько снимков, сделанных, по всей видимости, на линзы его отца. На них действительно были изображены люди с самыми настоящими клювами, как у странных карнавальных масок.

— Мерзость какая. Но к чему ты ведёшь?

— Универсальные переводчики очень плохо переводили их речь — почти бессвязную и непонятную. Но кое-что отец понял отлично. Старейшина этого племени, если верить их словам, прожил уже не одну жизнь, и владел огромным объёмом знаний. Куда больше, чем можно ожидать от аборигена.

— И ты уверен, что это правда?

— А ты сам глянь.

Мне пришло видео, но Док ещё не разрешал пользоваться всеми своими функциями, так что оно осталось «подвешенным» в моём инфополе. Я объяснил это Йену и тот, чертыхнувшись, подключился к огромному экрану на северной стене гостиной.

Там замелькали кадры, очевидно, снятые на линзы.

Это были похороны. И проходили они в антрацитово-чёрных залах, испещрённых светящимися орнаментами Предтеч. Теми самыми, которые были на реликте, который мы стащили из аукционного дома.

Двое мускулистых аборигенов в набедренных повязках подводили к огромной каменной плите старого, иссохшего человек с огромным клювом вместо носа и пронзительно синими глазами. Рядом с ней стояла точно такая же плита, но чуть поменьше. На ней лежал молодой и крепкий кареглазый парень, примерно моего возраста.

Он улыбался.

Между плитами, на постаменте, покоилось какое-то устройство. С этого ракурса хорошенько рассмотреть его было нельзя, но я видел, что это небольшой куб.

Стоящие вокруг лож «клювастые» люди затянули заунывную песнь, отчего у меня по спине пробежали мурашки…

— Аваллар! Аваллар! — кричали они, протягивая руки к старику.

За кадром послышался голос, и я понял, что это отец Йена:

— Это его имя. Так зовут старейшину рода…

Оказавшись рядом с плитой, аборигены сняли со старика балахон и уложили его на идеально гладкую поверхность. Вокруг иссохшего тела мгновенно вспыхнул контур, в точности повторяющий очертания человека. Также произошло и с молодым «клювастым», лежащим рядом. Отделяясь от светящихся линий, вверх начали подниматься какие-то искорки.

Один из аборигенов взял руку старика и прислонил её к кубу. Второй проделал тоже самое с рукой молодого парня…

Контуры вокруг «клювастых» вспыхнули ярким светом, и поток искр увеличился многократно. Они взлетали в воздух, закручиваясь причудливой спиралью, а затем опускались обратно, втягиваясь в куб.

Он наливался светом всё сильнее и сильнее, а затем «взорвался» яркой вспышкой!

По залу будто прокатилась волна. Аборигены рухнули на пол, как и отец Йена, не удержавшийся на ногах. На несколько секунд всё вокруг утонуло в белом свете, а затем…

Затем де Райдо встал, и посмотрел на плиты.

Старика больше не было. Никаких следов, что он когда-то покоился на гладкой поверхности… Но молодой парень… Он был на месте. Несколько мгновений его грудь вздымалась, а затем «клювастый» встал и посмотрел на всё ещё валяющихся на полу соплеменников.

Посмотрел глазами старейшины… И чётко произнёс:

— Аваллар — это я!

На этом запись закончилась.

— Ну как? — спросил Йен.

— Внушает, — вынужден был признать я, — Но на полноценное доказательство не тянет.

— У меня есть дневники отца, в которых он подробно описывает произошедшее. И ещё несколько недель своей жизни там. Поверь, то, что ты видел — переселение сознания! Это племя живёт вокруг храма Предтеч сотни если не тысячи, лет! И они каким-то образом научились переносить сознания с накопленным опытом и всеми воспоминаниями из старых тел в новые! Как только твой спутник даст добро, и ты оклемаешься — я перешлю тебе информацию, сам всё изучишь.

— Невероятно… — я всё ещё не мог в это поверить.

— Вот и я о чём!

— А это племя, и эта неизвестная планета?..

— То самое место, на которое должен указать реликт. Отец был тем ещё параноиком, и не сохранил никаких координат того места. Однако отправил с одним из своих слуг оттуда эту вещицу, и оставил заметку, что владелец соответствующего биотека сможет найти туда путь. Правда… Это был последний раз, когда он выходил на контакт с внешним миром.

— Зачем было всё так усложнять?

— Навскидку — чтобы никто не добрался до того, что он узнал от этих аборигенов? Или до того, что он нашёл в тех развалинах Предтеч? А может, его кто-то обнаружил и грохнул… Ты только представь, что начнётся, если об этом узнает несколько семей? Или корпорации? Или… Император?

Мы помолчали. Я прекрасно представлял, что тогда начнётся — гонка за этой технологией, грызня, начнут плестись многоуровневые интриги, которых и без того в среде Небожителей было достаточно. Страшно подумать, во что может вылиться подобное противостояние.

А самое поганое — я каждой клеточкой тела чувствовал, что оно уже идёт… Просто из-за нехватки информации ещё не набрало обороты.

И как назло — ключ ко всему находился у меня в руках…

* * *
В тот день мы не стали делать ничего. Я не мог нормально пользоваться биотеком и честно признался в этом Йену. Он не особо расстроился оттого, что взлом реликта пришлось отложить. Тем более, что теперь у нас появилась очень интересная тема для обсуждений.

До самого вечера мы прикидывали варианты, строили предположения и вовсю давали волю фантазии, но ни к чему конкретному так и не пришли. И немудрено — выуженную из моей головы информацию просмотреть тоже было невозможно. Так что Йен, когда уходил, просто посоветовал «не париться» и отдохнуть, а к делам вернуться, когда я приду в порядок.

Собственно, следующую неделю я этим и занимался.

Из-за сбоев в «железе» и перегрузке биотека период «реабилитации» слегка затянулся. Голова продолжала болеть, и только нейрорелаксанты позволяли спокойно существовать.

Но в одно прекрасное утро я проснулся и понял, что мозг изнутри не разрывает, перед глазами не пляшут звёздочки, а Док полностью функционирует.

Разумеется, я тут же кинулся к стеку с дедовской информацией — даже не приняв душ и не позавтракав. Успел только отправить сообщение Йену, а потом загрузил инфу в спутника и принялся изучать терабайты данных.

Чего тут только не было…

Хотелось узнать всё и сразу, но я взял себя в руки и отложил «Улучшения биотека», взявшись за проект «Синтрофос» — всё же, из-за него я оказался втянут в эту историю…

И увиденное меня буквально поглотило.

Оказалось, что показанный мне Йеном ролик — именно то, о чём он говорил. И именно то, о чём мне говорил дед!

Бессмертие — реально!

Очень давно, во времена, когда первый Император Леостан вёл под своими знамёнами первых Небожителей и объединял галактику, они нашли планету Сигеру-Маоло. Об этом, собственно, было написано в каждом учебнике истории.

Но вот о том, какие технологии и артефакты оттуда вывезло человечество, почти никто не знал. И записей об этом, спустя сотни лет, практически не осталось.

Кроме документов, которые сохранили некоторые семьи. И то, что интересовало меня, было достоянием трёх из них — де Пайле, де Валиант и де Армано.

Сама технология была малопонятна. Но потратив несколько часов, я немного сориентировался.

Для того, чтобы переселить сознание в новое тело, требовались три важнейших фактора.

Во-первых — некий артефакт, который дед называл «транзитным устройством».

Во-вторых — храм Предтеч с уникальным оборудованием, способным переместить в это «транзитное устройство» сознание разумного существа.

В-третьих — некий программный код, описывающий определённую последовательность действия для этого, а также удерживающий и направляющий потоки сознания, и не дающий им раствориться в небытие.

Эти знания были найдены первыми представителями трёх вышеупомянутых семей. Они решили использовать их тайно и утаили от Императора Леостана свою находку. А части целого поделили между собой — чтобы ни один род не владел технологией подобной мощи единолично.

Де Пайле получили программный код. Де Валиант — информацию о том, где найти подходящие храмы. Де Армано — два «транзитных устройства».

Собственно, в данных деда детально было расписано только то, что принадлежало нашей семье. Тот самый «код» на инопланетном языке программирования, который я вообще не понимал. Попытался вычленить и загнать его в спутника, но тот только сообщал об ошибках. Без устройств Предтеч, с которыми я мог контактировать, это были всего лишь записи — бесполезные и бессмысленные.

Что же касается остального — то там записи Григориуса ограничивались лишь общими сведениями и намёками. Но и этого было достаточно, чтобы составить картину того, во что я ввязался.

После того, как три рода Небожителей поделили найденную информацию, пару веков всё было хорошо. Верховные представители семей тайно встречались и использовали технологию, перенося свои сознания в другие тела. Они продолжали править, и никто не имел ни малейшего понятия, что это всё те же люди, которые лично знали Леостана и видели Сигеру-Маоло…

А затем начались проблемы. После очередного переноса правитель рода де Армано по неизвестным причинам с помощью биотека попытался убить друзей, участвовавших в этом таинстве. Чудом оставшиеся в живых де Пайле и де Валиант были вынуждены уничтожить де Армано. Они выдали его наследнику, каким-то образом узнавшем о бессмертии, некий ультиматум (о котором данных не сохранилось), и тот с ним согласился, так что вопрос, казалось, был исчерпан.

Но через несколько десятков лет событие повторилось. Однако на этот раз убить друзей попытался старый герцог де Валиант. И тогда последний из первых де Пайле по имени Элиас принял решение прекратить этот противоестественный процесс. Он спрятал программный код и отказался предоставлять его потомкам де Армано и де Валиант. Попытался объяснить, к чему приводит заигрывание с законами природы — но те его не послушали.

Вскоре началась гражданская война, уничтожившая несколько солнечных систем, но каким-то чудом нашей семье удалось одержать в ней верх. Однако в ходе сражений информация о нахождении «транзитных устройств» была утеряна, а сами они и вовсе канули в глубинах космоса. Де Валиант же, осознав, что проигрывают, заключили с нашей семьёй тайное соглашение, и избежали незавидной участи — тотального уничтожения рода…

Я помнил, что дед всегда говорил о четырёх семьях, владеющих секретом бессмертия, и пока изучал информацию, долгое время не мог понять, почему он ошибся? А потом, найдя нужные блоки данных, всё осознал.

В пожаре смуты случается разное. Мои предки не знали как, но незадолго до уничтожения кто-то из де Армано выдал тайну, веками хранившуюся тремя семьями, посторонним. И выдал очень странным людям… Не древним Небожителям, а дерзким «новичкам» из Солара — клану Ямато, который стремительно набирал силу, выполняя для тогдашнего Императора самые грязные поручения.

К сожалению, оставшиеся в живых де Пайле и де Валиант узнали об этом слишком поздно…

Через пару веков после гражданской войны представители клана Ямато появились на пороге нашего дома и попытались выкупить часть тайны Предтеч у моих предков. Те отказали гостям, и после этого произошло несколько несчастных случаев с важными представителями семьи. Несколько из них пропали без вести. Дед Григориус, который к тому времени находился в совете Примархов, догадался, что это Ямато пытаются добыть интересующую информацию.

Он сделал то, что было нужно — используя всё влияние нашей семьи, хорошенько проредил клан и только когда они запросили мира, успокоился. Уж не знаю, что его остановило, но судя по дневниковым записям, за этим стоял кто-то из ближайшей свиты Императора.

К этому моменту де Валиант и де Пайле уже отстранились друг от друга — у них долгие годы не было никаких отношений и контактов. Ни совместных проектов, ни торговли, ни дипломатии. Мы жили на одном конце галактики, о они — на другом. Семьи, некогда владевшие невероятным секретом, практически не пересекались, занимаясь своими делами, и об общих тайнах уже долгие годы никто и не помнил…

До тех пор, пока деда не убили, а я стал невольным хранителем куска этой тайны…

* * *
Всё, что я узнал, без утайки поведал Йену. Он приехал ко мне поздно вечером с кучей еды, а когда я закончил рассказ, уже наступила глубокая ночь. От такой информации друг позабыл даже о том, что нам ещё нужно вычислить местонахождение планеты, откуда его отец отправил реликт.

Впрочем — торопиться с этим было совершенно некуда, да и я, признаюсь, довольно сильно устал.

Мы пили холодный чай и молчали, пока, наконец, Йен не спросил:

— И что ты думаешь со всем этим делать?

— В каком смысле?

— Сам подумай. Вся история, которую ты рассказал… Это невероятно. Но как по мне — это офигенно хороший урок того, что бывает, когда кому-то достаётся слишком много власти. Разве нет?

— Можно сказать и так.

— Ты, как я подозреваю, видишь всё это немного с другой стороны?

— Знаешь… Мы ведь не наши предки, верно?

— Верно.

— У нас уже есть их знания, их опыт. А история… Она позволит нам не совершать ошибки, которые они совершили ранее.

— Ооо, приятель, кажется, я понимаю, к чему ты клонишь, — протянул Йен.

— А ты против?

— Я? Нет, совсем нет! — он поднял руки ладонями вперёд, будто успокаивая меня, — Тем более, что это может вывести на след моего отца. И в целом, я согласен с тобой. Так понимаю, ты хочешь…

— Отыскать эту технологию, да. Хотя бы для того, чтобы она не досталась этим ублюдкам из клана Ямато. Очевидно, что именно они пытаются сейчас ей найти. А если бессмертие окажется в руках этих головорезов… Мне страшно представить, что в таком случае ждёт галактику. Ты со мной?

— С тобой, — без колебаний ответил Йен, — Только один вопрос — с чего начнём?

Я усмехнулся.

— Пока тебя не было, я залез в базу данных жителей Верхнего города. Открытый архив для всех, кто тут проживает официально. Решил убедиться в своих догадках.

— Мог просто спросить меня, — фыркнул друг, — Фамилия Де Валиант хорошо известна в Верхнем городе. Но боюсь даже представить, что ты предложишь…

— Да ты и сам уже понял.

— От этого не легче…

— Нам нужно добраться до их личных архивов, Йен. И получить вторую часть тайны.

Глава 11

(три месяца после прибытия Алана в Верхний город)
«Алан, я в очередной раз вынужден напомнить, что эта затея очень опасная. И безрассудная».

— Да-да, спасибо. Знаешь, с этого момента я запрещаю тебе напоминать об этом.

«На какой срок?»

— Навсегда.

«Мои настройки безопасности не разрешают оперировать такими неопределенными величинами. Уточни числовое значение».

Я скрипнул зубами и взял со стола очередной поднос с шампанским.

— Какой же ты нудный, Док… Ну, пусть будет по-твоему. Не напоминай мне об этом тысячу лет.

«Принято. Могу задать вопрос?»

В этот момент мне пришлось уступить дорогу двум парам гостей, и я ненадолго замолчал. Бормочущий себе под нос официант привлечёт ненужное внимание, так что когда разодетые гости из Солара скрылись из виду, я ответил:

— Задавай.

«Ты уверен, что твои сегодняшние действия принесут пользу?»

— Уверен на сто процентов, так что замолчи, пока не заговорю с тобой, — отрезал я. Нытье спутника, перманентно продолжающееся вот уже несколько часов, порядком меня достало.

С тех пор, как нас едва не грохнули люди дона Занду и чёртовы оборотни, Док стал очень назойливым. Но увы, как выяснилось, с этим ничего не поделаешь. Видимо, в его электронных мозгах появились какие-то новые установки, а может, подействовало улучшение биотека — не знаю.

Но факт оставался фактом — заботиться о моём здоровье он стал двое больше. И стал куда разговорчивее…

Пройдя вслед за экстравагантной парочкой в главный зал, я двинулся вдоль левой стены, выискивая взглядом нужного человека. Предполагал, что это будет хозяин особняка — Карлайл де Валиант, или один из его сыновей (а может быть и оба, что я вполне допускал). В самом деле, кому еще хранить фамильные тайны? Уж явно не молодой (пятой, или шестой?) жене Карлайла, или какому-нибудь племяннику.

Док незаметно сканировал личности присутствующих, я улыбался гостям и протягивал им поднос с игристым вином. Вечеринка была в самом разгаре, и часть людей уже изрядно накачалась дармовой выпивкой.

В центре огромного зала была установлена вращающаяся платформа, на которой расположился пёстро разодетый оркестр. Сегодняшним вечером его репертуар составляла классическая музыка двадцать третьего века. На мой взгляд, очень удачный выбор, отражающий лёгкие и свободные нравы, царившие в нашей цивилизации в то время.

В двух концах зала расположились фонтаны, в которых журчала кристально чистая вода. В ней, время от времени, гости смачивали кончики шалей и шейные платки — в особняке Карлайла, несмотря на современную систему климат контроля, из-за количества гостей было довольно душно.

В моих линзах выскочило небольшое уведомление. Есть! Совпадение по фрагментам ключей безопасности! Они оказались у старшего сына Карлайла — Нейла.

— Док, приготовься.

«Готов» — тут же отозвался он.

Так, ладно, сейчас дело за малым — используя мощности биотека, Док должен просочиться через защиту жертвы, вытащить полную карту ключей безопасности от кабинета де Валианта и его сейфа.

Я направился к группе гостей, слушавших разглагольствования Нейла, и остановился в паре метров от них, медленно составляя на поднос пустые бокалы и тарелки.

— Послушайте, Лацион, — усмехался приятный молодой человек на пять лет старше меня, — Торговый путь с Варанта на Эдем — дело решённое. Гравитоний сам себя не перевезёт, и сейчас наша задача — как можно быстрее заключить контракт на его транспортировку.

— Ну а что на такое скажут в канцелярии Империума? — спросил один из тех, кто слушал Нейла — поджарый пожилой мужчина в тёмно-синем сюртуке.

— Ах, Берлан, с этим никаких проблем не будет, — покровительственным тоном заявил сын Карлайла, — Видите ли, там только и ждут, чтобы кто-нибудь взялся за этот проект. У них, как вы понимаете, имеется свой интерес. А желающих с нужными суммами, да ещё и готовых вкладываться в скорое строительство, в этом секторе галактике очень мало.

Гости заулыбались этим словам, а я между тем продолжал заполнять свой поднос. Привлекать внимание к себе не стоило…

— Долго еще?

«Обойди цель справа и выходи из зала. Мне нужно десять секунд».

Я сделал, как велел спутник. Не успел миновать беспечных гостей, которые и не подозревали, что их взломали, как в линзах появилось сообщение об успешном копировании ключей.

Есть!

Немного ускорив шаг, я покинул главный зал. Свернул в первый коридор для прислуги, и оттуда попал на кухню. Оставив поднос в одной из раковин, прошел через всё помещение и вышел в коридор с другой стороны здания. В дальнем его конце была дверь, ведущая в раздевалку. Там Док ещё утром обнаружил две скрытые камеры, и сейчас, чтобы не выдать себя, я просто остановил на них запись — но не таймеры, показывающие время.

Сняв одежду официанта, достал из шкафчика костюм — не слишком броский, но и не из дешёвых, и быстро переоделся. Маску официанта, намертво приклеенную к собственному лицу, снимать не стал — просто поменял цвет волос, и изменил очертания нижней челюсти. Все настройки были вбиты в неё заранее, поэтому не пришлось тратить время на скульптурирование перед зеркалом.

Мысленно похвалив себя за предусмотрительность, я вернулся в коридор, прошёл по нему до западной части особняка, встретив всего пару человек из числа прислуги. Никто из них не узнал в высоком черноволосом мужчине официанта-блондина, еще несколько минут назад разносившего напитки.

— Док, включай сканер, мне не нужны неожиданные встречи.

Спутник понял меня с первого раза, и на линзах появилось трехмерное изображение прилегающих комнат и коридоров. Это стало возможным благодаря украденным ключам защиты, но самое главное — теперь я мог видеть маркеры охраны и прислуги.

— Отличная работа, — похвалил я искусственный интеллект, пробираясь мимо запертых дверей и окон, сквозь которые падал мягкий свет уличных фонарей.

Поднявшись по лестнице на два этажа, остановился. Судя по сканеру, два охранника находились нужном коридоре, и уходить оттуда явно не собирались. Я не стал отчаиваться и, бросив взгляд на карту, попросил:

— Открой комнату слева.

В тот же момент замок на нужной двери тихо щелкнул. Судя по всему, это была одна из гостевых спален. Откровенно говоря, меня это не интересовало — к тому же, накатила волна адреналина, и я был сосредоточен только на мысли о том, как пробраться в кабинет Карлайла.

— Док, ты следишь за камерами? — спросил я, чтобы хоть как-то снять напряжение.

«Разумеется. Ты не появишься ни на одной записи, но я вынужден…»

— Знаю, знаю, это противозаконно, и все такое, но не мог бы ты не доставать меня своими поучениями еще какое-то время?! Хотя бы, пока мы не покинем этот дом?

«Конечно, Алан».

— Спасибо.

Подойдя к окну, я распахнул створки и забрался на подоконник. С этой точки план был прост до безобразия — по крыше добраться до окна кабинета, снять блокировку с помощью украденных ключей, попасть внутрь и найти тайник де Валианта.

На таком крупном приёме одного отсутствующего официанта не хватятся еще долго, так что я совершенно не опасался, что управляющий заметит мое отсутствие. К тому же, Док внесет в логи особняка запись о том, что этот самый официант всё время работал, а потом покинул рабочее место — сразу после окончания смены.

Выдохнув, я встал во весь рост, зацепился за козырек, подтянулся, и оказался на крыше. Нужная комната была на другой стороне крыла, и до ее окон удалось добраться без особых проблем.

— Док, снимай блокировку с окна и локализуй сигнализацию. Протокол «Заморозка».

«В этом нет необходимости, Алан, окно открыто», — ошарашил меня спутник.

Я задумался. Никакой охраны с этой стороны — ни сигнализации, ни ловушек, ни охранников в саду, что расположился во внутреннем дворе. И это притом, что дверь в кабинет охраняют сразу два «Атласа». Либо де Валиант дурак (в чем лично я очень сильно сомневался), либо…

— Сканируй комнату на наличие людей.

«Внутри никого».

Я задумался ещё сильнее. Затем, аккуратно свесившись, опустил ноги внутрь окна, и спрыгнул. Подошвы бесшумно коснулись пола, я замер. Несколько ударов сердца даже Док не мог нейтрализовать колокольный звон у меня в ушах. Я снова почувствовал сильный прилив адреналина, и ещё до того, как всё произошло, мягко отпрыгнул в сторону.

Мимо того места, где я стоял секунду назад, совершенно бесшумно пролетел электрический дротик. Я опередил Дока, который уже вывел траекторию полета снаряда мне на линзы, всего на мгновение — но оно всё и решило.

Я вскинул руку в том направлении, откуда стреляли, и выстрелил из перчатки гравиимпульсом. Раздался тихий звук, Док наконец-то скорректировал светопередачу в линзах, и я кинулся вперед, увидев прижатое к полу тело человека. Упав возле него на колени, зажал рот своей жертве.

Ей оказалась молодая девушка. Рыжая, с не самым запоминающимся лицом, но очень чувственными губами, одетая в форму официантки. Рядом с ней лежал небольшой тазер.

Я напрягся, глядя на дверь кабинета — был ли слышен шум «Атласам»? Док тут же дал мне картинку с камер видеонаблюдения: охрана всё также медленно и неторопливо прогуливались в коридоре, не подозревая о происходящем в кабинете.

— Внутри никого, да? — зло прошипел я, — Как прикажешь мне вырубить её?

«Возможно, придушить, до потери сознания, — тут же откликнулся мой „кровожадный“ спутник. — Впрочем, у тебя есть и транквилизатор».

Девушка, услышав мой вопрос, показала зрачками влево-вправо, а затем опустила взгляд на руку, все ещё зажимавшую ей рот.

— У меня очень мало времени, красавица, — прошептал я, — И если ты выкинешь какую-нибудь глупость, я просто выпрыгну в окно, а тебя оставлю тут. И пусть де Валиант сам с тобой разбирается, понимаешь?

Она показала глазами, что понимает.

— У тебя одна попытка убедить меня, чтобы я не сделал этого, — ледяным тоном закончил я, надеясь, что девушка сама додумает детали того, что ее ждет.

Ну не убивать же ее, в самом деле! Эту возможность я даже не рассматривал.

Моя пленница снова моргнула, давая понять, что всё поняла, а затем скосила глаза влево, долго глядя в одну точку. Я проследил за взглядом, и увидел снятую со стены картину. За ней была спрятана дверца сейфа. Индикатор мигал красным. Я понимающе усмехнулся, и медленно убрал руку.

Она не стала кричать, только глубоко вдохнула, и прошипела:

— Надеюсь, ты не оставишь меня здесь в таком виде?!

— Не оставлю, если будешь умницей, — ответил я, — Но сначала возьму то, за чем пришел. Это не займет много времени, так что помолчи немного, если не хочешь нажить лишних проблем.

Подойдя к сейфу, я достал из кармана кустарного взломщика, и прикрепил его к дверце.

— Док, начинай.

В линзах появилась целая куча уведомлений, но они быстро исчезли. Я вызвал изображение с камер наблюдения за дверью — «Атласы» до сих пор не подозревали, что в кабинете кто-то есть, и конкретно разрушали представление об этой элитной компании.

Прошла целая вечность, прежде чем индикатор дверцы загорелся зеленым. Хотя таймер на линзах упорно доказывал мне, что Доку потребовалось на взлом немногим более двух минут.

Открыв дверцу, я увидел несколько папок с бумагами (вот ведь архаизм!), которые в темпе пролистал. Спутник потом разберется с изображениями. Так… Несколько достаточно дорогих безделушек, контейнер с изрядным запасом гравитония… Килограмм тридцать в спрессованном виде, заначка на чёрный день, надо полагать? Отодвинув его в сторону, я увидел главное — кристаллы памяти!

То, ради чего я и пустился в столь рискованную авантюру.

В сейфе их было целых три штуки. Я знал, что на них хранится практически вся важная для де Валиантов информация — их дневники, документы об исследованиях и торговых операциях, сделках, контрактах, откатах, финансовые отчеты, коды доступа к банковским счетам — абсолютно всё, что было задокументировано за последние четыреста лет существования семьи. Просто невероятно, как такая прорва данных помещалась в трех шестигранных цилиндрах, размером с обычный фонарик!

Нечего было и думать забрать столь важную вещь с собой — уже через час меня начнут искать, а через два — найдут. Но мне этого и не требовалось.

Достав из креплений на поясе три таких же кристалла, я вставил их в автоматизированный хаб, который все это время лежал во внутреннем кармане. Кристаллы де Валианта были вставлены напротив моих, и я запустил механизм копирования. Петабайты данных перенеслись на болванки за три минуты, и когда процесс был закончен, хаб моргнул, а я положил свои кристаллы в карман, и застегнул его. Вернул имущество Карлайла на место и запер сейф, картину повесил обратно на стену, и только после этого вернулся к девушке.

Каюсь, была мысль оставить её здесь, но… Если красотку найдут, у неё из головы достанут записи о том, что происходило в кабинете. И я засвечусь — пусть не лицом, но кто знает, какие данные из моего инфополя она могла вытащить? Я уже привык к тому, что полной безопасности не существует, а светиться было нельзя ни при каких условиях.

— Сейчас я тебя освобожу. Давай без глупостей, хорошо? Ты поднимаешься, мы выбираемся через окно, я восстанавливаю систему безопасности, а затем мы уходим. Ясно?

— Да.

Мне нравилась её собранность и немногословность в такой ситуации.

Всё прошло как по маслу. Вскоре мы оказались в той же комнате, откуда я попал на крышу, и стало гораздо спокойнее. Дело было за малым — покинуть особняк, не привлекая к себе внимания.

— У тебя есть пропуск? — спросил я, пока мы спускались на первый этаж.

— Конечно, — она показала мне браслет.

— Хорошо. Иди рядом и не отставай.

Я проверил коридор, снова включил радар и, убедившись, что мы не привлекаем внимания, потянул девушку за собой в раздевалку. Там снова пришлось переодеться официантом. Спутница некоторое время наблюдала за моими манипуляциями с одеждой и маской, а затем спросила:

— Так понимаю, камеры ты отключил?

— Нет, просто заморозил.

Она кивнула и… Её лицо совершенно неожиданно начало меняться. Скулы удлинились, нос стал шире, кожа поменяла оттенок на более светлый, как и волосы, окрасившееся в блонд, губы стали тоньше. Из смуглой красотки моя новая знакомая за несколько секунд превратилась в не очень привлекательную блондинку.

— Ну что уставился? — раздражённо спросила она, когда увидела, что я беззастенчиво пялюсь, — Никогда морфов не видел?

— Видел, — я улыбнулся, — Но не вживую.

Она фыркнула:

— Переодевайся. Не стоит тут задерживаться.

К счастью, в главный зал возвращаться не было никакой нужды, так что мы сразу направились к выходу через крыло прислуги. Сидящий там охранник просканировал наши браслеты и, не обнаружив ничего подозрительного, попрощался.

Мы оказались на широкой улице. Несмотря на поздний час, на улице было полно народу. Неподалеку расположился огромный торговый комплекс, работающий без перерывов с момента постройки. По обеим сторонам улицы тянулись ряды ресторанов, магазинов, салонов красоты и многих других заведений — практически всё было открыто, и мало того — забито посетителями.

И всё же мы с таинственной незнакомкой решили немного отойти от особняка де Валианта, прежде чем остановили беспилотное такси. Сев внутрь, я продиктовал адрес неподалеку от Южного дока. Ехали в полном молчании, хотя уверен — у каждого из нас в голове вертелось очень много вопросов. У меня, по крайней мере — точно.

Когда мы вышли из глайдера, девушка спросила:

— И куда мы приехали?

Я кивнул ей на бар, расположенный на углу жилого дома.

— Надо поговорить. И лучше сделать это здесь, без лишних ушей.

Сказав это, я направился к входу. Это было одно из немногих заведений Высокого города, где на безопасность смотрели сквозь пальцы, а на приватность клиентов — напротив. Чужие разговоры здесь не слушали. Нет, конечно, система контроля доступа тут была, но такой человек как я, например, здесь мог легко оградить себя от нежелательного внимания, и никто этого даже не заметит.

Выбрав один из столиков в глубине помещения, я усадил за него свою спутницу, а сам сходил к стойке и взял бутылку вина с двумя бокалами. Вернувшись, попросил Дока:

— Включи режим помех в радиусе трех метров.

— Ты говоришь со спутником? — спросила девушка.

Я кивнул.

— Здорово живешь, раз у тебя такой умелый друг, — усмехнулась она, и тряхнула светлыми волосами.

Я открыл бутылку, разлил вино по бокалам, и внимательнее посмотрел на незнакомку.

— Ты пыталась что-то стащить у де Валианта?

— Какой ты догадливый, — фыркнула она, отпив немного вина.

— Как сняла защиту с окна?

— Полагаю, также, как это сделал бы ты — стащила ключи безопасности у Нейла. По-другому попасть в кабинет было невозможно.

— Тот сейф. У тебя ведь не получилось его открыть, несмотря на ключи? Там стояла дополнительная защита. Ты могла бы провозиться там всю ночь, и все равно ничего не вышло бы, если у тебя нет…

— Спутника, такого как у тебя, — перебила она меня, — Или биотека. Я поняла. Но всё же попыталась бы.

Я подумал о том, что Док не смог обнаружить её в помещении. Это, вкупе с умениями незнакомки, сразу напомнило мне о чёртовых оборотнях, которых нельзя было засечь и которые тоже умели менять внешность, но я мигом отогнал неприятные мысли.

Возможности «изоляции» своего инфополя, как я узнал не так давно, не являлись чем-то сверхъестественным. Некоторые Небожители, владеющие определённым биотеком и навороченным спутником, могли полностью изолировать его, и обнаружить их было практически невозможно.

А что касается морфов и оборотней… Это были совершенно разные виды мутантов. Вторым приходилось убивать людей, в которых они хотели превратиться, и использовать их ДНК для перестройки своего организма. Они становились точной копией человека (или другого разумного существа) со всеми его достоинствами и недостатками.

Морфы, в свою очередь, могли просто менять лица, оставаясь собой. Причём общие черты у них сохранялись, и даже сейчас я видел общее в той рыжей, которую встретил в кабинете Карлайла, и блондинке, сидевшей напротив.

— Интересная ты личность.

Она улыбнулась.

— Не настолько интересная, как ты. У тебя есть имя?

— Думаешь, назову его? — я искренне рассмеялся такому вопросу, — Я ведь ничего не знаю о тебе.

— Могу сказать тоже самое! — огрызнулась она.

— Конечно. Но это я вытащил тебя оттуда, хотя мог и оставить. Так что ты у меня в долгу.

— Если бы меня поймали, о тебе бы тоже узнали. Уж поверь, молчать бы я не стала. О таком варианте не подумал?

— Подумал. Только вот ты ничего обо мне не знаешь, сама же сказала. А скрываться я умею, даже не сомневайся.

Она посмотрела на меня исподлобья, и я улыбнулся такой реакции.

— Давай не будем ссориться?

— Давай. Просто отдай мне данные, которые стащил, и разойдёмся.

— Как у тебя всё просто, — усмехнулся я, — С чего бы мне это делать?

— Послушай, ты…

— Нет, это ты послушай, — жёстко перебил я девушку, — Единственная причина, по которой ты сейчас сидишь здесь, а не валяешься убитой в особняке де Валианта — моё нежелание оставлять следы. Если думаешь, что я белый и пушистый — сильно ошибаешься. На самом деле — ещё тот параноик, и очень не люблю, когда кто-то влезает в мои дела.

Она притихла и хмуро уставилась на меня.

— Понимаю.

— Хорошо. Поэтому прошу, красавица, ответь на пару вопросов. И если ответы меня устроят… Что ж, тогда, может быть, я отпущу тебя и поделюсь информацией.

Она закусила губу и отвернулась, будто не зная, что ответить.

— Вообще-то у меня есть имя.

— Но я его не знаю.

— Элли. Меня зовут Элли.

Глава 12

Рисунок сна медленно угасал в моем сознании. Я уже соприкоснулся с реальностью — еще секунда, и обрывки образов забудутся, и сознание полностью подчинится мне…

Было раннее утро, и солнечный свет падал сквозь два стрельчатых окна на часть гостиной. Я уснул здесь же, на диване, даже не потрудившись снять с себя вещи, в которых грабил де Валианта.

Утренний моцион занял не больше часа: зарядка, душ, завтрак. Док, пробудившийся вместе со мной, посоветовал нанять повара, а еще — уборщицу, экономку и охранника. Я лишь лениво отмахнулся от его замечаний, изучая новостные заголовки и дожидаясь, пока он закончит потрошить архивы де Валианта по заданным мной меткам.

Дело это было не быстрое, так что я с чистой совестью лёг спать, но…

Каково же было моё разочарование, когда я понял, что никакой конкретики по поводу проекта «Синтрофос» здесь нет, ровно как и данных о местоположении храмов Предтеч!

Настроение резко ухудшилось. От злости я мог лишь скрипеть зубами. Столько усилий — и всё впустую!

Мы с Йеном почти три месяца планировали эту операцию. Потратили кучу денег, сил и нервов, спланировали всё до мельчайших деталей, и в кои-то веки всё прошло как по маслу! Но результат…

Впрочем, проглядев выжимки по интересующим меткам и перекрёстным ссылкам, я всё же обнаружил кое-что интересное в ежедневниках Карлайла и Нейла.

Оказалось, что через несколько дней де Валиант будут принимать важных гостей из самого Солара — представителей клана Ямато…

Я чертыхнулся оттого, что не увидел этого сразу. В голове моментально закрутились шестерёнки. Учитывая то, что я знал, можно было сделать определённые выводы о происходящем. Да, это могло быть обычным совпадением, но если учитывать прошлое наших семей… Всё указывало на то, что двое из трёх владельцев секретов о бессмертии вновь решили спеться…

Проклятье!

Впервые за долгое время я задумался о том, чтобы вернуться на Магеллан, предоставить всю имеющуюся информацию отцу и «умыть руки», но… Это займёт очень много времени. И кто знает, что за него де Валиант и Ямато успеют сделать? Может, у них уже имеется план?

Мне нужно было знать об этом наверняка, прежде чем бежать на родную планету, иначе отец мне просто не поверит, или, чего доброго, сочтёт психопатом, как уже случалось ранее.

Я просто не мог бросить начатое! Спустя такое количество времени получил зацепку — и так легко от неё отказаться?! Нет уж, такому не бывать!

Возбуждённый я ходил по апартаментам, дожидаясь, пока сварится кофе. А пока готовил завтрак — включил новости.

За ночь не появилось ни одного сюжета об ограблении де Валиант. Впрочем, это было вполне ожидаемо. Рассказывать о том, что у тебя стащили кучу персональной информации — значит навсегда угробить свою репутацию. На самом деле, я даже не верил в то, что Карлайл обнаружил взлом. Вчера я был на высоте, чего уж тут скрывать.

Однако небольшие коррективы в мои планы были внесены неожиданным знакомством с Элли.

Я просканировал девушку, проверил на враньё, задал массу вопросов и всё-таки заставил рассказать, что она искала в кабинете Карлайла. Оказалось, что её требовалась информация о крушении круизного лайнера двенадцатилетней давности.

Через час после того, как мы сели в том ресторанчике, я всё же решил отпустить её. А ещё — заставил открыть инфополе, в которое с помощью биотека запихнул незаметную программу слежения.

Сейчас она показывала, что девушка находится где-то в северной части Верхнего города.

Перед тем как уснуть, я велел спутнику собрать всё что можно об этой Элли, хотя и не особо надеялся на успех.

— Док, есть информация о нашей вчерашней знакомой?

«Да, Алан».

— Выводи на проектор всё, что нашёл.

Отхлебнув кофе, я отошел от барной стойки, где завтракал, и включил экран, встроенный в журнальный столик. Над ним появилось несколько папок. Я открыл первую — в ней оказалась информация из открытой базы данных Империума: номер социального страхования Элли Шигора… признан недействительным. Аттестация средней школы Тессареи — аннулирована. Отметки о проживании в Верхнем городе… Так, кажется, это рабочая виза сроком на два месяца… На этом информация в папке закончилась, и я разочарованно закрыл ее.

Во втором блоке файлов было и того меньше — отчет ВКС Империи о крушении того самого круизного лайнера, попавшего в метеоритный поток при выходе с Магистрали. В списке выживших числилась пятнадцатилетняя Элли Шигора и ещё пара человек. В списках погибших — больше двух сотен людей, включая её родителей и двух братьев.

Третья папка была самой тонкой — в ней находился лишь отчет трехлетней давности о выписке девушки из реабилитационного центра Эдема.

Никаких намёков о биотеке, её умениях морфа, или том, что она связана с семьями Небожителей… И что в сухом остатке?

Всю жизнь прожила в провинциальном мирке, лишь раз выбралась в космос и чудом уцелела в катастрофе, потеряв всю семью. Прошла курс реабилитации здесь, на Эдеме, и после этого исчезла. Возвращаться на Тессарею не стала, а может — не решилась выйти в космос снова. А спустя несколько лет снова объявилась на Эдеме и попыталась ограбить де Валианта…

Хм… Определённая логика в этом была. Девушка, как и говорила, очевидно, хотела докопаться до правды и, при возможности, отомстить де Валианту. Именно его компании принадлежал тот пункт Магистрали, на выходе из которого семья Элли попала в метеоритный поток. И именно его сотрудники по какой-то причине не зарегистрировали его и допустили выход корабля из ноль-пространства…

В свете открывшейся информации стоило поразмыслить о возможном использовании девушки… Но сначала требовалось поговорить с Йеном и хорошенько всё обсудить.

Судя по прогнозу погоды, сегодня Высокий город попадёт в небольшое скопление туч, так что я накинул легкое полупальто и, взяв свою сумку, вышел в парадную.

Апартаменты, которые я до сих пор «бесплатно» арендовал у друга, были расположены на пересечении 19-ой южной улицы и Сан Стефале, недалеко от Южного парка. Выйдя из здания, я посмотрел наверх, на затянутое зеленью здание.

Дроны-садовники подрезали побеги и лианы, отправляя их в мусорные мешки на крыше. Оттуда они попадут в брюхо мусоросборщика, а свежая зелень со временем перекинется на соседние жилые башни.

Этот проект придумали несколько местных жильцов, среди которых оказался известный ботаник. Он протащил эту идею в городской совет, и предоставил им детальный проект по озеленению квартала. Удивительно, что чиновники, не увидевшие никаких своих выгод в этом деле, не просто согласились, но еще и выделили небольшое регулярное финансирование на содержание подобной затеи. Правда, для начала попросили ограничиться всего десятью зданиями.

Безо всяких мутаций, с помощью одних лишь органических удобрений, тот самый ботаник за три года оплел виноградом пять зданий, и занялся шестым, в котором и располагались апартаменты Йена.

Я прошёлся по улице, выбрал один из глайдеров-такси, уселся поудобнее, продиктовал адрес и взлетел со стартовой площадки. Справа проносились мрачноватые здания Клина, слева возвышалась огромная башня Совета, казавшаяся еще массивнее оттого, что располагалась на искусственном холме. Тяжелые ветки монорельса тянулись к ней из каждого района, и с орбиты Высокий город напоминал огромный круг, испещренный ровными прямыми линиями по горизонтали, вертикали и диагонали.

Йен жил на другом конце Высокого города, так что добираться до него пришлось чуть больше часа. Когда я позвонил в дверь, мне, разумеется, никто не ответил. Неудивительно — друг частенько игнорировал звонок, а на все сообщения, отправленные в такую рань, и вовсе не отвечал.

— Док, позвони Йену, — попросил я спутника, засунув руки в карманы и оглядывая улицу. За последний час температура довольно сильно упала и, судя по стремительно меняющемуся прогнозу погоды, сегодня Высокий город попадет в настоящую бурю.

Мой друг ответил лишь спустя несколько минут:

— Слушаю, — бросил он раздраженно.

— Привет. Это я. Стою возле твоего дома. Не вовремя?

— Поднимайся, — простонал он, — Я открою.

Особой радости в его голосе слышно не было, но я лишь пожал плечами. Индикатор двери мигнул, и она плавно ушла вбок. По неширокому, красиво отделанному холлу я прошел к лифтам, и поднялся на двадцатый этаж. Квартира Йена, в которой он сейчас обитал, была последней справа, и я направился к нужной двери.

В отличие от моего жилища, берлога Йена содержалась в идеальной чистоте — два раза в неделю к нему приходила экономка, и наводила порядок. Исключение составляла лишь рабочая зона в дальнем конце квартиры — она была отгорожена от остального пространства высоченными перегородками из комбинированного дерева. Входом туда служила арка из двух растений, растущих прямо из огромных, в человеческий рост ваз. Вьющаяся зелень медленно, но верно, расползалась по перегородкам — и выглядело это, надо сказать, впечатляюще.

— Эй, ты где? — крикнул я, не обнаружив друга в гостиной.

— Иду, — донеслось с кухни. Через мгновение оттуда вышел хозяин квартиры, неся перед собой внушительного вида поднос, заставленный едой и напитками.

— Я только проснулся, — пояснил он, — Ещё не завтракал. Присоединишься?

— Выглядит аппетитно, — оценил я завтрак друга. Рыба, два фруктовых салата, вода, сок, кофе, какой-то воздушный десерт, и еще что-то из разряда закусок — и я был готов поклясться, что одна из них шевелилась, — Но я уже успел перекусить, так что воздержусь.

— Да ты не смотри на шевелящиеся паучьи яйца, их так и надо есть, живыми, — пояснил он, — Это остатки ужина. Сам же знаешь, обычно я завтракаю отвратительными кашами, которые в доставке заказывает Улисс.

— Спешу заметить, что вы сами определяете свой рацион, сэр. Я лишь следую вашим указаниям, — из динамиков, встроенных в помещение, раздался мужской голос, — Так что, обвиняя меня, вы лишь обманываете себя.

Я заулыбался, и поспешил налить себе кофе. Йен, и без того в дурном настроении из-за раннего пробуждения, ненавидел, когда спутник одерживал верх в словесных играх с хозяином.

— Ты посмотри на этого умника! Совсем охренел! — возмутился он, медленно разделывая рыбу своим любимым кинжалом, — Проваливай, Улисс, не мешай нам!

— Конечно, сэр.

— Жёстко ты…

— Издеваешься, да? Вы с ним прямо два сапога — пара.

— Даже и не думал, — рассмеялся я, и показал на шевелящееся нечто, — Это что, правда паучьи яйца? И ты будешь их есть?!

— Даже не представляешь, сколько это стоит, — нахмурился он, но тут же заулыбался, — Зато на вкус, ммм… Там какой-то нейротоксин содержится — слабый, но очень приятный. Я вчера съел парочку — очень даже ничего, попробуй! На вкус как… нечто среднее между птичьим мясом и вязким фруктом.

— Ты превосходно умеешь объяснять, друг мой, но я, пожалуй, воздержусь.

Йен пожал плечами.

— Как хочешь. Тогда перестань болтать о всякой фигне и расскажи, как вчера всё прошло.

Пока я говорил, Йен прикончил завтрак, принес с балкона настоящий кальян, развалился на диване, и теперь лениво втягивал через трубку густой дым.

Я, в свою очередь, вытащил из кармана крохотный кристаллик с информацией и протянул его другу. Тот отдал мне трубку кальяна, присоединил кристалл к одному из своих браслетов, и вытянул руку. Над столиком появилась голограмма выжимки, которую сделал Док, и некоторое время друг изучал её.

— Значит, карты храмов там не было?

— Нет.

— Но зато мы узнали о визите ребят из клана Ямато…

— Да.

— Добавь экспрессии, приятель, а то мне становится страшно. Что будем делать дальше, есть мысли?

— А что тут придумаешь? — задал я риторический вопрос, — Вариантов немного. Очевидно, что в личных архивах де Валиант нет ничего, что касается проекта «Синтрофос». Из нереальных вариантов — попытаться пробраться в их банковское хранилище, но… Сам знаешь, нам это не по силам.

— А из реальных? Вижу, ты уже думал об этом…

— Из реальных — узнать, что они будут обсуждать с представителями клана Ямато. Может, на последних получится поставить прослушку…

— Как ты себе это представляешь?

— Есть идея. Та девчонка, которую я встретил в особняке де Валиант — морф. Уверен, с её помощью можно подобраться к Карлайлу и его гостям.

— А дальше?

— Пока не знаю, но уже думаю над этим. Возможно, придётся раскошелиться на пару примочек, но…

— Надо думать, раскошеливаться придётся мне?

— Ну не мне же. Я нищий и ограниченный, забыл?

— Ну-ну… И что ты предложишь ей взамен?

— Док порылся в базах данных Империума. Открытых, разумеется. Там было немного — её семья погибла в кораблекрушении, недалеко от Эдема. Из-за ошибки, которую допустили на пункте Магистрали, принадлежащей де Валианту. Если выяснится, что они замяли то дело…

Йен осклабился.

— Месть?

— Если Карлайл или его люди виновны — почему нет? Я разговаривал с ней вчера. Заодно и трекер подсадил. Сказал, что подумаю над всем и свяжусь сегодня. Думаю, сможем договориться.

— Покажи мне ее снимок.

Я чуть было не спросил «зачем?», но вовремя одернул себя. Нашел фото со вчерашней встречи, сделанные на линзы, и отправил другу. Йен заулыбался еще шире.

— Ничего такая! Даже в таком, стрёмном виде проглядывается истинное лицо красотки! И думается мне, ты успел это оценить.

— О чём ты?

— Не надо быть гением, чтобы понять твои мотивы, — похоже, настроение Йена стремительно улучшалось, — назначить свидание во время ограбления, это же надо додуматься!

— Во-первых — не во время, а после. Во-вторых — это не свидание. Я думал о деле, а не о том, как бы приятнее провести время.

— Ну да, ну да, — улыбнулся друг, — И, тем не менее — она тебе понравилась, я прав?

— Давай оставим эту тему, — непринуждённо отмахнулся я, — Какая разница?

— Давай, — легко согласился он, — Но вопрос остаётся открытым — как нам подобраться к Карлайлу и Ямато? Даже если она согласится помочь?

— Очень просто.

— Да ну?

— Ну да, — я привычно отзеркалил его фразу, — Карлайл пригласил гостей на ежегодный карнавал. А ещё — выкупил ложу на Арене.

— Всё ещё не понимаю, причём тут девчонка. Выдать её за обслугу не получится, на такие камерные мероприятия де Валиант берёт своих людей.

— Там будет Сарьян.

— Оуу… — протянул Йен задумчиво, — Тогда всё может сработать…

* * *
Через пару часов я оставил Йена. Выйдя из здания, позвонил Элли, она весьма удивилась этому.

— На следующий же день? — спросила иронично, и мне оставалось только закатить глаза.

— Вопрос не терпит отлагательств. Я подумал над тем, что ты мне рассказала.

— И?

— Надо встретиться. Сейчас отправлю адрес — будь там к трём часам.

Не дожидаясь ответа, отключился, и велел Доку передать девушке координаты заведения.

Добрался до места назначения я быстро, но заходить в ресторан не спешил. До встречи оставалось еще минут сорок, но моя паранойя (пусть и приглушённая), говорила вполне чётко — следовало убедиться, что опасаться действительно нечего. Так что для начала я решил послоняться по округе.

Док, используя биотек, послушно сканировал все, до чего мог дотянуться, но подозрений у него не возникало. Хотя, помня о том, что вчера спутник не смог засечь Элли в кабинете де Валианта, я и сам старался смотреть в оба.

Однако ничего подозрительного в поле зрения не возникало. Так что спустя некоторое время я расслабился, взял у уличного торговца кофе, прогулялся по проспекту в одном направлении, потом обратно. В этом районе жила, в основном, «золотая молодежь», так что вид слоняющегося без дела молодого парня ни у кого не вызвал вопросов.

Увидев, что опаздываю на несколько минут, я направился к ресторану, в котором мы должны были встретиться. Не дойдя до него пару десятков метров, я заметил на входе знакомую гриву рыжих волос и усмехнулся про себя. Судя по всему, девушка решила использовать знакомый мне образ.

Сегодня на ней был одет длинный зеленый сарафан с белым рисунком, тянущимся от ворота к подолу. Удобные туфли того же цвета, без каблука, и белая заколка в волосах, собранных в высокую прическу. В руках небольшая белая сумочка. Надо признать — в этом наряде Элли выглядела великолепно. И это заметил не только я, но и многие посетители — несколько голов обернулись вслед девушке, когда она прошла между столиками.

Док забронировал место в этом заведении, когда я решил встретиться с девчонкой, так что Элли, перекинувшись парой слов с метрдотелем, направилась на второй этаж, а я, подождав пару минут, последовал за ней.

Девушка сидела в огороженном деревянными перегородками кабинете возле большого окна. На столе стояла ваза с фруктами, а официант наливал вино. Увидев меня, он поставил бутылку на стол и поклонился.

— Спасибо, старина, но дальше справлюсь сам, — я моргнул, переводя депозит за столик. Молодой человек увидел нехилые чайвые и, улыбаясь, покинул нас.

— Док, глуши абсолютно всё в радиусе пяти метров. Здравствуй, Элли, — Я уже привычно попросил спутника обезопасить разговор и обратился я к девушке, усаживаясь за стол.

Она, слегка прищурившись, присмотрелась ко мне.

— Вчера ты выглядел по-другому.

— Конечно, — улыбнулся я, — не хотел засветиться. Но забавно слышать такое от тебя.

Она только фыркнула.

— Зачем ты меня пригласил?

— Сразу к делу?

— Не люблю ходить вокруг да около.

— Ладно. Скажи прямо — зачем тебе информация о том лайнере?

Она замолчала и отвернулась, глядя в окно.

— Ты уже пробил меня, так ведь?

Я кивнул.

— Тогда зачем спрашиваешь?

— А не всё ли равно? — я не собирался признаваться, что хочу оценить её реакцию и понять, лжёт ли она.

— Нет.

— Тогда считай, что я просто хочу, чтобы ты произнесла это вслух. Чтобы убедиться в своих догадках.

— Я знаю, что люди Карлайла не заметили тот метеоритный поток, ясно?! — психанула она совершенно искренне, — Знаю, что в тот день он был на пункте управления Магистралью со своей женой! Там устроили вечеринку, и именно поэтому никто не обратил внимание на изменённый гравитационным полем курс метеороидов! Именно поэтому не выставили защиту, не скорректировали курсы! Но знаешь, что самое поганое? — Элли понесло, — Потом он всё отрицал. Никто не подтвердил, что он разрешил сотрудникам пункта управления выпивать! Никто не подтвердил, что он там вообще был! Все следы этого уничтожили, а семьям погибших не выплатили почти никаких компенсаций! А уж об извинениях и речи не было! Так что, если хочешь услышать это от меня — пожалуйста. Я ищу подтверждения того, что Карлайл в день смерти моих родителей веселился на пункте управления Магистралью! Я хочу, чтобы он ответил за это!

Слова повисли в воздухе, и я кивнул.

— Примерно так я и думал. И Элли… Мне жаль, что всё так произошло в тот день.

— Да пошёл ты! — она, распсиховавшись, встала с дивана, — Пошёл ты со своими сожалениями! Подавись этой информацией, не твоя собачка, чтобы плясать ради неё на задних лапах! Сама справлюсь!

— Эй, погоди! — я схватил девушку за руку, — Не горячись, ладно? Я перегнул, прости.

Мягко потянув её обратно, я заставил Элли сесть, и другой рукой достал из кармана стек с данными, куда перезаписал всё, что украл у де Валианта. Аккуратно положил на стол, и кивнул:

— Забирай.

Она недоумённо посмотрела на меня.

— Просто так?

— Да, просто так. В знак… Уважения и дружбы.

Эти слова её отчего-то повеселили, и девушка засмеялась. Однако стек взяла и тут же спрятала в сумочку.

— И что ты хочешь взамен? Хотя позволь сразу заметить — торгуешься ты отвратительно.

Теперь настал мой черёд улыбаться.

— Я могу стереть или изменить эти данные прямо сейчас, не думай, что я такой добродушный. Но делать этого не буду.

— Вот как?

— Просто потому, что привык сотрудничать честно.

— Так мы теперь сотрудничаем?

— Как раз собираюсь предложить тебе такой вариант. Выслушаешь?

Она прищурилась, смерила меня оценивающим взглядом, и кивнула.

— Излагай.

Глава 13

Ежегодный карнавал в Высоком городе обычно растягивался на неделю, и его середина выпадала на день летнего солнцестояния. Этот праздник был точкой отсчета со времени колонизации планеты, и являлся главным праздником Эдема (за исключением, возможно, дня рождения Императора). В Верхнем и Нижнем городе в это время проводились массовые гуляния.

Но Верхний город, само собой, выделялся и в этом.

Здесь в течение первых трех дней количество гостей города увеличивалось с невообразимой скоростью, а после — вся эта братия заполняла каждую улицу, проспект, дом, гостиницу или заведение. Было просто невозможно найти тихий уголок — разве что запереться у себя в квартире, но кто на это согласится, когда вокруг такой праздник?

В этом году Совет Империума, по слухам, приготовил для жителей города нечто особенное — в сети обсуждали приезд команды гладиаторов, которые должны были выступать на Арене. Про многочисленных приглашенных артистов и знаменитостей и говорить нечего — несколько дней назад мы с Йеном встретили в нашем любимом ресторане популярную ведущую новостей из Солара. Она обедала с братом и сестрой Келено — известными оперными исполнителями, которые привезли свою новую постановку для премьеры во время карнавала.

За день до начала этого сумасшествия я связался с Элли и предложил встретиться втроём — мы с Йеном определились с планом, и он хотел познакомиться с новой участницей нашей… «банды».

В этот раз, чтобы избежать толп людей, мы выбрали небольшой парк на Зелёной улице. Здесь было достаточно тихо, и мы решили прогуляться, пока ждали девушку-морфа.

— Надеюсь, ты арендуешь пару глайдеров? — поинтересовался я, — В ближайшие пару дней сюда наедет еще несколько десятков тысяч человек. Не хотелось бы остаться без транспорта.

— Поздно ты спохватился, — заметил друг, — Улисс показал мне расценки на аренду — они просто убийственно высокие. Но не переживай, я ещё неделю назад купил два мобиля. Они сейчас в районе западных доков.

— Восхищаюсь твоей предусмотрительностью, — отсалютовал я, — Перед следующим карнавалом сдашь их в аренду и отобьёшь эти деньги.

Он только махнул рукой. Для Йена, владеющего триллионами кредитов и несколькими бизнесами, управляемыми нанятыми людьми, деньги вообще не являлись проблемой.

— Знаешь, я всё думаю о той планете…

Я сразу понял, о чём он.

Мы всё же взломали тот реликт, что упёрли у дона Занду. Почти сразу после того, как я «выложил на стол» все карты три месяца назад. Оказалось, что для владельца такого биотека как у меня, сделать это было довольно просто, и Йен не мог нарадоваться, но…

Этот след вёл в никуда. Оказалось, что от Эдема до богом забытой планетки Руанда лететь было всего пару недель. Так что друг, не слушая уговоров подождать и безуспешно попытавшись утащить меня с собой, зафрахтовал яхту, нанял команду, снарядил экспедицию и отправился туда.

Вернулся через полтора месяца — злой, опустошённый и обессилевший.

Никаких следов его отца. Никаких следов племени аборигенов. Лишь тот самый храм Предтеч, что мы видели на записях, но… Совершенно пустой. «Мёртвый» — без светящихся орнаментов, полуразрушенный и безо всяких следов тех плит и устройства, которое перенесло сознание старейшины в молодого парня.

Я установил координаты совершенно точно, в этом не было никаких сомнений. Совпадало всё, вплоть до географических описаний некоторых ландшафтов, которые оставлял в дневнике его отец Клауд.

Йен говорил, что там будто бы прошла бойня. Будто бы кто-то постарался уничтожить это место. И огромная братская могила с костями, найденная им в джунглях, только подтверждалаэту теорию. Вокруг мест, которые я обнаружил, на многие тысячи километров не было никакого жилья, да и запросы в ближайшие поселения (небольшие городки в трёх и пяти тысячах километров) не дали никакого результата.

След Клауда де Райдо обрывался на Руанде, как и след того, чему он стал свидетелем…

— И о чём конкретно ты думаешь?

— Может быть, тебе всё же стоит туда слетать? С твои биотеком мы могли бы попробовать отыскать следы отца и тех устройств ещё раз!

— Я подумаю, — серьёзно ответил я, — И если здесь ничего не получится — мы так и сделаем, обещаю. Но ведь всё прояснится в ближайшее время, Йен! Мы либо узнаем то, за чем охотились, либо делать на Эдеме станет нечего. И тогда мы полетим на Руанду. Даю слово.

Он кивнул, принимая мои слова, и снова огляделся:

— Где же твоя прекрасная незнакомка? Она опаздывает.

— Девушка может позволить себе опоздать на четверть часа, — пожал я плечами.

Йен только фыркнул. Я же был уверен, что Элли вот-вот появится и, заметив на входе в парк гриву огненно-рыжих волос, кивнул на неё другу.

— А вот и она.

— Извините, кажется, я опоздала, — подойдя, поздоровалась Элли.

— Мы как раз говорили об этом. Но ничего страшного, я напомнил Алану, что девушка может задержаться на полчаса. Меня зовут Йен, — он, весело глянув на меня, протянул девушке руку.

— Элли, — она ответила на рукопожатие.

— Знаю. Алан рассказал о вашей встрече.

— В самом деле?

— Не надо переживать, — улыбнулся Йен, — Мы… Деловые партнёры. И нам ни к чему твои тайны.

— Рада слышать.

— Отлично выглядишь, кстати, — я позволил себе комплимент, — Прогуляемся?

Девушка кивнула, и мы пошли по неширокой дорожке в тени деревьев.

— Так понимаю, ты всё же подумала над моим предложением? Раз пришла.

— Подумала. И согласна вам помочь… За определённую плату.

— Неудивительно, — не удержался Йен.

— И не потому, что ты подсадил на меня с десяток отслеживающих троянов.

Я удивлённо приподнял брови.

— Нашла их, и не удалила?

— А зачем? Вы, судя по всему, ребята целеустремлённые, с большими возможностями и связями. Подумали бы невесть чего и кинулись меня искать… Лишние проблемы ни к чему. К тому же… Я всё ещё хочу насолить Карлайлу.

— Обнаружила что-нибудь в тех данных?

— Кое-что. Пару личных записей, косвенно подтверждающих его присутствие у Магистрали в тот день, но… Этого мало. И я подумала… Может быть, получится вытащить что-то из его личного инфополя?

— А почему ты не сделала это там, на приёме?

— Потому что у меня нет нужного «железа», а какая у де Валиант защита ты и сам знаешь!

— Но ты ведь стащила ключи безопасности у Нейла?

— Он падок на женщин, а у меня, ты сам видел, были перчатки «прилипалы». Это было несложно — пара прикосновений, и он даже не заметил внедрения, ведь мне не пришлось взламывать инфополе — я залезла в него «изнутри». Думаю, с Карлайлом такой фокус не пройдёт, так что придётся пораскинуть мозгами.

Я хмыкнул, в очередной раз убеждаясь, что выбрал для нашего плана верного человека.

— Зато с младшим де Валиант у тебя не возникнет проблем. Он любит женщин ещё больше, чем старший брат и отец, и куда менее разборчив. Втереться к нему в доверие не составит труда, а когда это случится — ты окажешься рядом с Карлайлом и его гостями, которые нам и нужны. Единственное, что меня заботит — не узнает ли тебя Нейл? Скорее всего, он тоже будет там.

— Думаю, что нет. У меня много образов. Но есть кое-что, что смущает и меня, Алан.

— А именно?

— Я до сих пор понятия не имею, кто ты такой. Не знаю, кто твой друг, не знаю, чем вы, ребята, занимаетесь. Не знаю, могу ли я вам доверять?

— Если ты согласишься поработать с нами, мы составим официальный контракт, — я пожал плечами, — А после… Что ж, могу сказать, что в своё время мы с Йеном познакомились похожим образом, и тоже друг другу не доверяли. Но, как видишь, работаем вместе.

— Контракт… Это хорошо, — Элли кивнула, — И половину денег сразу.

— Даже не сомневался, что ты об этом упомянешь.

Йен слегка отстал от нас — похоже, снова переругивался со своим спутником. Элли удивленно обернулась, и посмотрела на него.

— Не бери в голову, — махнул я рукой, — его спутник иногда начинает жутко раздражать.

— Вижу, вы ребята, не бедствуете.

— Так и есть.

— Тогда зачем… Зачем вам де Валиант? Что вы пытаетесь украсть у него, раз спрятанные в кабинете личные архивы оказались для вас бесполезны?

— А вот это я тебе рассказать не могу, дорогая, — я покачал головой, — Может быть, позже, если ты нас не обманешь, но не сейчас.

* * *
Джайлс нервно выплюнул жвачку и сделал приличный глоток кофе. Шёл уже третий час судебного заседания по делу дона Занду. @#$% жукоголовый наконец попался на отмывании денег и уклонении от налогов, и этого было достаточно, чтобы упрятать его за решётку, или вовсе депортировать с Эдема.

Четыре десятка свидетелей, сотни улик, а сама операция продолжалась два с половиной месяца, после того случая в клинике Нижнего города и показаний Алана. Именно оттуда и удалось раскрутить дело.

Но сегодня утром возникла очень серьёзная загвоздка… Судя по всему, самого дона Занду посадить не удастся. А всё потому, что за час до допроса главного свидетеля, который бы завершил дело всего двумя словами, его нашли мертвым у себя в камере…

Повешенным, если точнее. И теперь всё дело летит псу под хвост, превращаясь в фарс.

Джайлс поскреб недельную щетину и вышел на улицу.

— Подняли записи с камер наблюдения? Данные сканеров?

— Да, ничего особенного, — ответил Роркх, который сегодня дежурил с лейтенантом, — Есть запись из самой камеры, смотри, — он запустил проекцию на дежурном планшете.

Джайлс отсмотрел её и сплюнул — тут не подкопаешься. Свидетель связал петлю — и готово. Всё видно, он повесился сам.

— Не подделка?

— Взято с хранилищ Империума… Вряд ли их кто-то взломал, — пожал плечами Роркх.

«Черт, тут точно мимо. Значит надо плясать от тела».

— Отправьте труп к нам в отдел, проведем там глубокое сканирование, — велел Джайлс, — А ты езжай в здание суда, мне нужен там свой человек. Не спускай глаз с Занду, понял?

Сержант кивнул, собрал свои вещи, которые разложил тут же, на посту охраны, и пошел в сторону глайдера.

— Тебя подкинуть?

— Нет, — Джайлс покачал головой, — Пройдусь до участка, надо подумать.

Семь часов утра. Для полицейского — самое ужасное время. Спишь на ходу, впереди маячит целый день проблем, и главное — все в округе точно также недовольны жизнью. Триони был уверен — как только шеф окажется на рабочем месте — начнёт ему названивать и взбешённо орать.

Были в назначении в Верхний город и свои минусы. Да перспективы, да, куда большая зарплата. Благодаря другу Алана, этому Йену, Джайл получил «тёпленькое» место, на которое раньше и рассчитывать не мог, но…

Вместе с положительными сторонами он получил и кучу отрицательных. Например — продажное и сумасбродное начальство.

Не успел Джайлс подумать о шефе, как программный коммуникатор взорвался яростным потоком сообщений и входящих сигналов.

— Да, капитан?

— Триони, ты еще не в участке?! Какого чёрта?!

— Слушаю вас внимательно, капитан. Какие-то помехи! Алло! — Джайлс демонстративно поковырял пальцем в ухе и отключил вызов.

«Да пошел он. Разобраться со мной всегда успеет. Подождет немного, не страшно».

Однако в покое старшего лейтенанта не оставили. Правда, второй вызов был уже из прокуратуры, и на него просто забить было нельзя.

— Старший лейтенант Триони слушает.

— Господин Триони, уведомляем вас о просрочке оружейного допуска в системе Эдем. Вам требуется пройти аттестационную комиссию не позднее завтрашнего дня. Благодарим за внимание.

Джайл только скривился от таких новостей. Нужно заполнить тест и выслать его психологам. В последнее время участились проверки на ментальную устойчивость, особенно в силовых структурах.

«Видимо, на волне активизации ИнСиндиката в системе…»

Это группа сумасшедших радикалов, ратующих за соединение человеческой расы с синтетическим составляющими. Те ещё придурки. И они готовы были погибать сотнями и тысячами, лишь бы их Патриархи были довольны. Еретики современного времени, на которых был объявлен Крестовый поход — во всех системах Империи связь с ИнСиндикатом каралась смертной казнью.

Пока голова работала, ноги донесли Джайлса до участка. Он поднялся на свой этаж и пошел прямиком к шефу. Как и предполагалось — тот был в бешенстве.

— Ты хоть представляешь, что нас сотрут в порошок после этой показухи с Занду?! Ладно, чёрт с журналистами, но Империум, Триони!

— Что я мог поделать, если свидетель повесился! Скорее всего, его семья уже летит прочь из Эдема, имея семизначный счёт в банке! Это не от меня зависит! Это коррупция, взятки, уговоры! Мы по уши в этой грязи, барахтаемся как свиньи, а вы пытаетесь повесить САМОУБИЙСТВО свидетеля, которого проверил ВАШ психолог, на МЕНЯ?!

— Следи за языком! — капитан стал пунцовым, и ткнул в лейтенанта сосискообазным пальцем, — Если бы не ты, мы бы не ввязались в это дело!

Джайлс открыл и закрыл рот. Потом молча кинул значок на стол, присоединил к нему табельное оружие, и посмотрел на шефа.

— Что ты делаешь? — изумился тот.

— Увольняюсь.

— Успокойся! — рявкнул капитан, — Никто тебя не обвиняет в смерти этого… свидетеля. Просто ты ведь должен понимать — без него мы ничего не докажем, и нас с потрохами сожрут эти bahende из Совета!

— Тогда не стоит меня обвинять в том, что я настоял на операции, — пожал плечами Триони.

— Я погорячился, — отмахнулся шеф, решив, что этого будет достаточно, — Да и вызвал тебя не для того, чтобы обсуждать провал — хотя и следовало бы!

— Так зачем я вам нужен в такую рань? — уточнил Джайлс, забирая со стола свои вещи.

— Ты хоть и заносчивый засранец — но все же лучший следователь нашего отдела. Вчера к нам поступило заявление… Скорее — настойчивая просьба. От одного Небожителя. Он думает, что у него что-то украли, хотя пропажи, как таковой, нет. Поговори с ним, раз уж свидетель по делу Занду отбросил копыта. А я пока постараюсь найти его жену, — капитан передал Джайлсу адрес, по которому следовало отправиться, и махнул рукой, — Судья все равно не отпустит sigoricia Занду даже под подписку о невыезде, так что никуда он от нас не денется. Позже с ним посчитаемся. Можешь идти.

Триони покинул кабинет капитана, и посмотрел на адрес, который ему вручили. Поместье семьи де Валиант, и ждут его уже через полчаса… Пришлось срочно заказывать такси за свои деньги и лететь к Небожителям на поклон.

В поместье Джайлса встретил дворецкий.

— Старший лейтенант Триони, отдел расследований Верхнего Эдема, — представился он.

— Пройдемте со мной, — попросил сухопарый старичок, — Месье Нейл де Валиант ждёт вас.

Пройдя через весь холл и поднявшись на два этажа, посетитель и провожатый оказались в украшенном мрамором коридоре. Дворецкий постучал в первую дверь и, услышав из-за неё разрешение, попросил Джайлса:

— Прошу вас, проходите.

Триони не заставил себя упрашивать — ему никогда не нравилось лишний раз общаться с теми, кто полагал себя выше других людей, поэтому с Небожителями он старался контактировать по минимуму. Чем быстрее зайдешь — тем быстрее уйдешь.

Исключением были, разве что, Алан и Йен.

Комната оказалась библиотекой — и библиотекой старой, с настоящими книгами. Джайлс не был уверен, что они «бумажные» в полном смысле этого слова, но чтобы собрать такую коллекцию даже из синтетической бумаги, требовалось столько денег, сколько он не заработает и за пол жизни.

— Месье Нейл де Валиант, — он слегка поклонился, — Я — старший лейтенант Триони. Полчаса назад мой капитан приказал явиться к вам для расследования некоего… похищения. Или кражи, как вам удобнее.

— Присаживайтесь, лейтенант, — Нейл, проигнорировав полную должность Триони и сидящий в глубоком кресле, кивком указал на стул, — Вы правы, я говорил с вашим начальством и попросил прислать лучшего сыскаря.

Последнее слово он с тем же успехом мог заменить на «собаку», и Джайлс это почувствовал. Но ничего не сказал — не в том положении он был, чтобы огрызаться с представителем одной из влиятельнейших семей Эдема…

Между тем, Нейл продолжал:

— У нас в семье возникла небольшая проблема. Может быть, вы слышали — несколько дней назад мы устраивали традиционный летний бал?

Джайлс кивнул:

— Капитан Дельгао был в числе приглашённых и рассказывал мне об этом замечательном вечере.

— Замечательном, да, — скривился Нейл, — Всё, что вы услышите сейчас, не подлежит разглашению никому, лейтенант. Даже вашему капитану, который вас сюда и отправил, понимаете? Сейчас вашему рабочему спутнику придёт контракт, который нужно будет заключить.

— Конечно, месье.

— Надеюсь, мне нет нужды рассказывать вам, что будет, если об этой информации узнает кто-нибудь еще? — прищурился Нейл.

— Нет, месье. Я всё таки работаю в полиции и прекрасно знаю закон. К тому же, наше управление не первый раз сотрудничает с Небожителями, и накладок не случалось никогда.

Нейл удовлетворенно кивнул, и достал из стола бутылку с янтарным напитком. Отвернул крышку, налил себе, и немного замявшись — Джайлсу.

— Благодарю, — улыбнулся тот, и отпил из квадратного стакана.

«Боже, это же „Амберская рапсодия“! Эта бутылка стоит как новенькая яхта со стапелей Корраджо!»

— Видите ли, лейтенант, после приема мы недосчитались одной официантки. Решили проверить, куда она могла пропасть, и… Ничего не обнаружили. Она просто испарилась.

«Во время одной из тех забав, о которых не принято говорить вслух, вы её просто убили» — предположил Джайлс, — «И теперь просто пытаетесь прикрыть свой зад».

— Капитан упомянул о краже, но как я понял, ничего украдено не было?

— Мы не можем знать этого наверняка. Наши «Атласы» прочесали каждый угол поместья, перевернули каждый камешек в саду, но нашли только это, — он кинул на стол пластиковый пакет, — и там, где подобная вещь оказаться никак не могла — в заблокированном со всех сторон кабинете моего отца.

Джайлс пододвинул пакет к себе. Внутри лежали несколько длинных рыжих волос.

— И вы полагаете…

— Что воровка проникла в самое защищенное место поместья? Да! Чёрт возьми, а что мне остается думать, лейтенант?!

— Я проведу тесты, и уверен, мы очень быстро найдем эту девушку. Если у вас осталась информация об этой… официантке, не могли бы вы предоставить её мне?

— Всё, что задокументировано, вам отдаст дворецкий, — кивнул Нейл, — И я надеюсь, вы приложите все усилия, чтобы найти эту девку!

— Конечно, месье де Валиант, — Джайлс встал из-за стола, — Как только у меня появится информация, я свяжусь с вами.

Нейл раздраженно махнул рукой, показывая, что разговор закончен.

Покинув поместье де Валиантов, Джайлс первым делом отправился в прокуратуру, чтобы продлить разрешение на ношение оружия, а уже оттуда — в лабораторию своего отдела. Нужно было установить личность девушки, хотя Джайлс и подозревал, что ничего из этого не выйдет.

* * *
— Не слишком вызывающе?

Элли открыла штору примерочной, и вышла. Я чуть не поперхнулся чаем, который только-только принесли.

— Выглядишь… ошеломительно, — пробормотал, ставя чашку на столик.

— Что?

— Вызывающе, и даже очень, — вынужден был признать я.

Бирюзовое платье в пол, которое мы подобрали для той роли, что сыграет Элли, подходило девушке идеально — глубокий вырез, длинные рукава, а фигура… Что ж, могу сказать, что на фигуру Элли я обращал внимание при любом удобном случае, надеясь, что она не заметит этого.

— Значит — то, что нужно, — кивнула она, и подозвала девушку, работающую в зале:

— Мне нужен ридикюль, туфли и перчатки к этому платью. Можете подобрать?

Сотрудница бутика молча кивнула и удалилась, а Элли присела на диван.

— Интересные вы воры, Алан. Судя по всему, у тебя и у твоего друга денег вполне достаточно для безбедной жизни. Такое ощущение что вы так… Развлекаетесь?

— Ничего подобного, у нас вполне определённая цель.

— Полагаю, спрашивать о ней бессмысленно?

— Я ведь уже говорил — это может дурно отразиться на качестве твоей жизни.

— Ну да, ну да…

— Ты точно уверена, что справишься? — пришлось перевести разговор в другое русло.

— Уверена.

Я только покачал головой. Приходилось импровизировать, и наш нынешний план был не в пример хуже, чем тот, из-за которого я познакомился с Элли.

— Жители Солара используют гораздо более продвинутые системы защиты, чем мы, — заметил я, — но если что-то пойдет не так, я вытащу тебя. Йен тоже будет рядом, так что бояться нечего.

— Я не боюсь, Алан, — улыбнулась Элли, — К тому же, ты обещал оплатить все мои расходы, а значит, я могу прикупить несколько интересных устройств, которые потом оставлю себе. Как и одежду, и украшения.

— Да, я тут прикинул… Возможно тебе понадобится декодер струнных колебаний, и несколько фотонных ловушек.

Она только присвистнула. Эти вещи стоили невероятно дорого — при условии, что их вообще можно было найдете.

— Ты знаешь, где их купить?

— Да. Составишь мне компанию?

— Конечно, — легко согласилась она.

— В любом случае, сейчас мы за ними не поедем. Для начала нужно дождаться представителей клана, и понять, как они защищены.

— Полагаю, этим займется Йен?

— Он настоящий профессионал маскировки, — я кивнул, — И уже должен встречать наших гостей.

— А чем займемся мы, пока он занят?

— Я думал проиграть несколько сценариев…

Меня бесцеремонно прервал входящий звонок.

— Извини, мне звонят. Надо ответить. Пусть вещи отнесут на рецепцию, — попросил я и, отойдя подальше, принял вызов, — Привет Джа-Джа.

— Какой же ты козел, де Пайле. Я ведь, кажется, просил меня так не называть? — вздохнул Джайлс.

— Извини, ничего не могу с собой поделать, — улыбнулся я в ответ, — Чем обязан?

— Да ничем, особо. День выдался отвратительный, хотел предложить встретиться и поужинать. Надо развеяться. Ты как на это смотришь. Скажем, через пару часов, в том ресторанчике «на самом краю»?

— Конечно. Но скажи сразу, будешь обсуждать что-то серьезное? Я бы взял с собой…

— Надеюсь не твоего заносчивого приятеля? Он мне все кишки вымотал в последнюю встречу.

— Нет, не его. Я буду с девушкой.

— Черт возьми, Алан, неужели тебя кто-то окрутил?

— Даже не вздумай подобное сказать при ней, понял? Мы просто деловые партнеры.

— Ну да, рассказывай. В любом случае, я буду рад познакомиться с твоей новой пассией. И нет, ничего серьезного.

— Тогда через час. До скорого.

Я отключился, и обернулся к как раз подошедшей Элли. Взял у нее пакеты с одеждой, и проводил к глайдеру. Сегодня утром мы забрали их из салона — один Йен оформил на какую-то левую личность, и тут же отправился к космопорту, встречать представителей клана Ямато. Второй был зарегистрирован на другую поддельную личность, и его предоставили в моё полное пользование.

— Важный звонок? — уточнила девушка, садясь за штурвал, предоставив мне самому складывать пакеты на заднее сиденье.

— Не особо, — я сел на пассажирское сиденье и опустил дверь, — Старый друг предлагает встретиться с ним. Составишь компанию, пока мы ждем Йена?

— Предлагаешь притвориться твоей подружкой?

— Почему нет? — удивился я, — Заедем ко мне, я переоденусь, возьму кое-какие вещи, и отправимся в лучшее заведение Высокого города, согласна?

— Если мы идем в шикарный ресторан, то мне тоже нужно переодеться.

— Ты только что купила четыре вечерних комплекта. Переоденешься в моих апартаментах.

Она выразительно посмотрела на меня.

— Что?

— Ничего.

Я назвал ей адрес, она вбила его в навигатор и потянула штурвал на себя. Глайдер медленно поднялся над землей, и Элли уверенно направила его вдоль проспекта, постепенно ускоряясь.

— Здесь есть автопилот, — попытался я вклиниться, но рыжая ожгла меня ледяным взглядом.

— Мне нравится пилотировать самой.

— Больше не лезу, — понял я свою ошибку, и отвернулся к окну.

Интересно, зачем я понадобился Джайлсу?

Глава 14

(За двенадцать лет до описываемых событий)
Оябун слегка повернул голову. Кё-дай, повинуясь едва заметному знаку, распахнули входящие двери. Два охранника в дорогих костюмах, и выбивающимися из-под манжетов рубашек татуировками втащили в комнату человека с разбитым лицом. На нем были светлые, но затасканные брюки и рубашка небесно-голубого цвета.

Вернее, она когда-то такой была, но сейчас светлая ткань выглядела тёмно-бурой. Длинные волосы мужчины растрепались, и спеклись от крови. Большие серые глаза бешено шарили по стенам, людям и окружающей обстановке.

Оябун кивнул, и пленника бросили на колени перед столом главы клана. Кабинет, где оказался пленник, был обставлен довольно аскетично. Ничего лишнего — большой стол, на котором стояли коммуникатор и ручка со стопкой чистой бумаги. В самой комнате — пара картин, и огромное окно с восточной стороны зала, за которым раскинулся мегаполис, горящий мириадами огней. На полу лежал ковер. Больше ничего.

— Господин де Райдо, вы понимаете, почему здесь оказались? — спросил щёголь в фиолетовом костюме с ядовито-жёлтым галстуком-бабочкой, стоявший тут же, в углу комнаты.

— Н-нет, подождите…

— Перестаньте. Оябун хочет знать, кому вы рассказали о том, что нашли в Гаргароте?

Пленник всхлипнул, и затряс головой:

— Никому, клянусь, никому!

— И наверняка именно поэтому вы скрывались в джунглях все это время? И скрывались бы дальше, если бы ваши слуги не оказался такими глупыми.

Клауд де Райдо потряс головой. Он не понимал, о чём говорит этот человек…

— Какие слуги?

— Мы поймали трёх ваших посыльных. Но ни у одного не нашли интересующий нас фрагмент. Сколько их было всего? Где находится та планета?

Неожиданно выражение лица пленника поменялось. Большой рот растянулся в кривой усмешке, а через несколько секунд Клауд расхохотался, как умалишённый.

— Можете меня убить — я не расскажу вам! Не расскажу, ха-ха-ха! А знаете почему? Потому что на самом деле не знаю, ха-ха-ха!!!

Его жуткий смех прокатился по комнате, но щёголь и бровью не повёл. Как и его огромный хозяин, сидящий за столом.

— Убить? О нет, господин де Райдо, этого не случится. По крайней мере — пока. Мои вопросы были, если так можно выразиться, риторическими. Я просто надеялся спровоцировать в вашем мозгу хоть какую-то реакцию на них. Да, сейчас вы не лжете — я вижу это и знаю, что вы не понимаете, о чём идёт речь. Потому что сами удалили необходимые нам воспоминания. Не из мозга, а всего лишь из «железа». Удивительно, ведь операцию проводили в таких условиях, после которых выжили бы немногие…

— Вы ничего не сможете найти, ничего, слышите?! И я не стану вам помогать, не стану! Ха-ха-ха!!!

Оябун резко встал. Подхватив трость, прислоненную к столу, размахнулся, и с силой ударил Клауда по лицу. Рявкнул несколько слов на непонятном ему языке, и сплюнул. Затем вернулся за стол, достал сигару и закурил, выпуская в воздух колечки дыма.

Заткнувшийся Клауд выплюнул окровавленные зубы на белоснежный ковёр…

— Нам не нужна ваша помощь, господин де Райдо. Только мозг — чтобы восстановить удалённые фрагменты памяти. Видите ли… После столь долгого контакта с устройствами Предтеч случается всякое. И в памяти людей остаются следы, о которых они даже не подозревают. Пусть вы стёрли воспоминания о своих людях и том, куда их направили… Но сделали это не безвозвратно. Мы узнаем всё, что нужно. Не сегодня, не завтра и даже не через месяц, но… Узнаем.

Клауд похолодел. Он понял, зачем нужен этим людям. Они не будут его пытать, или убивать. Его ждет кое-что похуже.

— Да, господин де Райдо, да. По вашим глазам я вижу, что вы поняли, о чём идет речь. Согласен, приятного в этом мало, но… Такова уж ваша судьба.

Клауд закричал. Когда охранники подхватывали его под руки, он бился и вопил, как только мог. Потому что знал, что его ждет худшая пытка в мире.

А Оябун всё также невозмутимо сидел в своем кресле и курил сигару.

Вытащив Клауда из кабинета главы клана, охранники поволокли его по коридору. Пленный сопротивлялся, но несколько болезненных ударов в живот заставили его согнуться пополам, и отбили охоту дёргаться.

А когда де Райдо оказался в подвалах Цитадели Ямато, и его запихнули в криокамеру, он понял, что рассчитывать больше не на что. Он всё потерял.

* * *
Йен жевал мясной рулет, закинув ноги на приборную панель глайдера. Сегодня его всё раздражало — музыка, транслируемая сетью, вкус еды, слишком яркое солнце, и даже несложное занятие. Ничегонеделание выводило парня из себя хуже, чем что-либо другое, и пока Алан с Элли выбирали наряды для карнавала и ходили по ресторанам, Йен был вынужден торчать в космопорту и ждать представителей клана Ямато.

— Улисс, на что мы надеемся? — спросил он спутника. Вопрос был задан, скорее, от безысходности положения, чем от надежды получить внятный ответ.

«Не мог бы ты конкретизировать?» — попросил спутник.

— Какова вероятность, что у гостей де Валиант окажется хоть что-то полезное для нас с Аланом?

«Из тех данных, что у меня есть, могу с уверенностью сказать, что вероятность получения полезной информации составляет двадцать восемь процентов».

— Неплохо. Как ты это высчитал?

«Твой органический мозг не способен в должной мере обработать исходные данные, — отрезал Улисс. — Однако из того, что мне известно, могу с уверенностью сказать — гостями де Валиант будут двое из шести сайко-комон Ямато».

— Кто это — сайко-комон?

«Административные лидеры клана».

— Если их будет двое из шести, куда делись еще пять процентов вероятности?

«Непредвиденные обстоятельства».

Улисс замолчал, а Йен задумался. Затем посмотрел на голографическую проекцию доков, и выругался. Пока он был погружен в свои мысли, в порт приехал сам Нейл де Валиант! Его «Атласы» окружили вместительный глайдер, приземлившийся метрах в шестистах от Йена. Он решил, что это хороший знак — старший сын Карлайла встречает важных гостей лично. Это наверняка значило, что им есть, что обсудить.

Йен не стал пытаться присоединиться к инфоструктуре Нейла или его охраны — себе дороже. Вычислят за секунду и пристрелят, даже не поморщатся. Вместо этого он выкинул остатки рулета в окно, активировал режим записи на своих линзах, и в нетерпении принялся постукивать по штурвалу. Нейл с охраной оставили глайдер и ховербайки, на которых прибыли, и направились к зданию космопорта.

Огромный пассажирский лайнер «Полари» приземлялся в шестой док. Он был огромным, и не мог состыковаться с причалами Выскокого города, поэтому встречать гостей из Солара Нейлу пришлось «внизу».

Судно построили совсем недавно — это был его пятый рейс, и хромированная обшивка корпуса сверкала в солнечном свете. Приближаясь к посадочной площадке, лайнер тихо гудел гравитониевыми двигателями, и медленно выравнивался. Наконец, он приземлился, а еще через некоторое время к нему провели путепровод, ведущий в космопорт.

Йену пришлось ждать почти полчаса, прежде чем Нейл, в сопровождении тех самых «сайко-комон» (их, кстати, было именно два, как говорил Улисс) и шестерых «Атласов», вышел из здания. Эти двое выглядели очень странно — широкая и бесформенная одежда, стальные пластины, закрывавшие часть лица и шею. И их инфоструктура…

Она была необычной. Не такой, как у других людей — четкой, статичной, понятной и ровной цифровой бронёй. До этого момента Йен никогда не видел ничего подобного. Ауры этих двух постоянно менялись, были тягучими, упругими, и в них не было ни одного знакомого элемента.

Пока Йен рассматривал гостей де Валианта, делегация села в глайдер. Он тут же поднялся в воздух. «Атласы» на ховербайках взмыли следом, и парень, не теряя времени, последовал за ними.

До поместья де Валиант лететь было немногим более сорока минут, и за это время следовало понять, какую защиту используют гости из Солара. Йен плёлся в потоке мобилей, держа небольшое расстояние между собой и своей целью, а затем переключился на автопилот.

— Улисс, активируй дронов, — попросил он, проверяя планшет.

Рано утром де Райдо подготовился — выпустил в район космопорта несколько летающих камер, и на каждую прикрепил анализаторы колебаний. Он не считал свой план очень уж удачным, но за неимением информации приходилось импровизировать — чем парень и занялся. Держа дистанцию, Йен скомандовал спутнику:

— Начинай бомбардировку.

Маленький дрон, размером в пару сантиметров, показался на экране планшета. Он стремительно приближался к кортежу де Валианта, а за ним, держа дистанцию, летели остальные. К счастью, «Атласы» не обратили внимания на маленькую камеру, и когда Улисс задал устройству траекторию столкновения, не успели даже понять, что произошло.

Дрон врезался в крышу глайдера, разлетевшись на сотню осколков. Транспорт не изменил курс, не ускорился — кажется, водитель и системы безопасности не зафиксировали постороннего проникновения. В тот момент датчик, приклеенный к корпусу, зацепился за корпус и начал передавать данные на других дронов — вибрации голосов, сердцебиение, температуру.

А уже с них всё закачивалось на планшет Йена. Таким образом, если слежку засекут, парень надеялся выиграть пару секунд и не дать себя обнаружить, успев отключиться раньше.

— Отлично, Улисс, — усмехнулся парень, когда понял, что всё получилось, — переправляй данные домой, разберемся с ними позже. И уведи остальных… — он осекся, увидев, что трое «Атласов» развернули свои ховербайки, и направились прямиком к нему.

— Отбой! Рассчитай траекторию дронов, отправь их в движки ховеров! Вот чёрт! — выругался он, и добавил скорость.

«Как они так быстро поняли, что это я слежу за ними!?» — сейчас в голове Йена крутилась только эта мысль, а между тем, охранники де Валианта приближались.

«Расчёт окончен», — откликнулся Улисс, и через несколько секунд еще один дрон пожертвовал собой.

Двигатель ближайшего байка вспыхнул, и тот начал стремительно терять высоту. Двое оставшихся в один момент включили силовые щиты, и ускорились, нагоняя глайдер Йена. Прочие дроны просто сгорели, разбившись о защитные структуры охранников. В этот момент передача данных прервалась, но Йен этого даже не заметил.

«Внимание, угроза! На ховербайках активировано вооружение!» — предупредил Улисс.

— Только этого не хватало, — простонал де Райдо, переключаясь на ручное управление, и резко бросил глайдер вниз.

Возможно, только это его и спасло — через мгновение место, где он находился секунду назад, пронзили трассеры выстрелов. Летевшие рядом мобили бросились врассыпную — их хозяева перехватывали управление у автопилота и спешили убраться подальше от места перестрелки. Улисс что-то сказал, но Йен уже не слышал его.

«Теперь затеряться среди других мобилей не получится, придётся отрываться».

Он добавил скорости, на ходу пристегивая ремни безопасности. Ещё несколько выстрелов — Йен попытался сделать разворот по широкой дуге, но преследователи не отставали. Они быстро удалялись от космопорта, и де Райдо, в надежде исчезнуть на промышленных окраинах Нижнего города, снова изменил курс. Теперь ему приходилось маневрировать среди недостроенных зданий.

Не до конца вписавшись в один из поворотов, Йен зацепил задней частью глайдера несколько балок, и рухнувшая откуда-то сверху арматура не некоторое время скрыла его от преследователей.

— Улисс, что с данными, ты видишь?

«Трансфер был прерван три минуты назад».

— Что?! Почему не предупредил?

«Предупреждал дважды, ты не услышал», — откликнулся спутник, и тут справа от глайдера грохнул взрыв.

Мобиль откинуло воздушной волной, и Йен невероятным усилием выровнял его. Кинув быстрый взгляд через плечо, увидел, что один из преследователей куда-то пропал. Зато второй держался в нескольких метрах за багажником глайдера, но из-за постоянных маневров Йена, никак не мог хорошенько прицелиться.

— Ну держись, — пробормотал археолог, и резко нажал на тормоз.

Ховербайк на полной скорости врезался в глайдер. «Атлас», не ожидавший подобного, выпустил руль, и всем весом своей брони пробил силовой щит изнутри, вылетев из седла как пробка, из бутылки шампанского. Перелетев мобиль, он упал на землю, и попытался подняться, но Йен не дал ему такой возможности.

Вдавив педаль газа до упора, он сбил охранника де Валианта и, протащив его на капоте несколько десятков метров, с силой впечатал в стену какого-то склада. Глайдер вместе с «Атласом» пробил её, и последний, потеряв всякую связь с реальностью, сполз под мобиль.

Йен сдал назад, развернулся, и полетел в обратном направлении.

— Улисс, где второй охранник?

«Отстал. Сейчас приближается к месту аварии, в полукилометре от нас».

— Поблизости есть общественный транспорт?

Кое-как отдышавшись, Йен обратил внимание на приборную панель — глайдер был разбит практически наглухо. Три процента, оставшиеся от заряда двигателя не позволят ему улететь далеко, а внешний вид… Любой патруль остановит его, и де Валиант узнает об этом уже через час. А объясняться с Небожителем и гостями из Солара парню совершенно не хотелось.

«Есть ветка скоростного поезда. Она протянута до челноков, курсирующих к Высокому городу. Находится в десяти минутах полета к северо-северо-востоку».

— Возьми управление на себя. Найди оптимальный маршрут, на котором не будет камер наблюдения и дронов. И место, где можно уничтожить глайдер.

Откинувшись на сиденье, Йен зажмурился и скрипнул зубами.

Его чуть не убили, информации достать не удалось практически никакой и, ко всему прочему, один из глайдеров придётся уничтожить.

«Не такую разведку я себе представлял, совершенно не такую…»

* * *
Вид с террасы открывался просто бесподобный. Заведение, в которое мы приехали, находилось на самом краю Высокого города. И говоря «самый край», я это и имею в виду — за стёклами террасы город заканчивался.

Сейчас под нами проплывало озеро, окруженной невысокими горами. На их склонах рос высоченный лес, а по водной глади ходили прогулочные яхты, которые отсюда казались игрушечными.

Элли сидела на диване и листала ленту новостей на своих линзах. Я же, периодически отрываясь от созерцания местных красот, то и дело переводил взгляд на неё. В последний раз она словно почувствовала это и, поймав мой взгляд, вопросительно подняла брови.

— Прекрасно выглядишь, — сказал я, и улыбнулся.

Она улыбнулась в ответ.

— Твой друг задерживается.

— Неудивительно. Работает в отделе расследований Империума, и я вообще удивлен, что он предложил встретиться посреди буднего дня.

— То есть твой друг — коп?

— Так и есть.

— Он тебя прикрывает?

— Скажем так… — я не желал вдаваться в подробности наших с Джайлсом отношений, — Иногда я его консультирую.

— По каким вопросам?

— По разным.

— Из какой ты Семьи, Алан?

— Ого! — я усмехнулся, — А ты вообще не церемонишься, да? Ставишь вопросы ребром?

— Можно сказать и так. Просто, если мы будем работать вместе…

— Поверь, тебе не нужно этого знать. И на это есть много причин. Одна из них — твоя собственная безопасность.

— О, да ты прямо герой, — фыркнула Элли, и отвернулась, но вскоре не выдержала, и снова спросила.

— А что твои родные думают о твоих… занятиях?

Ответить я не успел — на террасу вошёл Джайлс. Обычно он носил форму отдела расследований, но сейчас на нём был темно-синий камзол с золотистыми пуговицами. Длинные волосы собраны в хвост, в руках — трость и перчатки. Ни дать, ни взять — герой бульварного романа, чем он пенял мне в нашу первую встречу на Эдеме. Только подумать, как переезд в Высокий город меняет людей…

Я поднялся ему на встречу.

— Привет, Алан, — первым поздоровался он.

— Джайлс, — я пожал протянутую руку, и похлопал друга по плечу, — Познакомься, это Элли.

Триони, бросив короткий взгляд на девушку, улыбнулся ей:

— Очень приятно, мадмуазель…

— Просто Элли.

— Как скажете. Простите за опоздание, на полпути пришлось возвращаться в отдел.

— Понимаю, — кивнул я, — Я заказал ужин, его скоро принесут. Присаживайся.

Джайлс опустился на то место, где до этого сидел я. Мне же пришлось расположиться рядом с Элли.

— Итак… — протянул я, — Как дела, старший лейтенант?

— Хуже не придумаешь, — отозвался он с весьма хмурым видом, — Смотрел сегодняшние новости? Суд над Занду оказался сорван.

Я знал, что именно он вёл это дело, так что понимал, почему Джайлс в таком мрачном расположении духа…

— Видел. Думаешь, свидетеля купили?

— Уверен в этом. Теперь совершенно непонятно, как его прижать.

— И что будешь делать?

— Делом занялся капитан. А меня перевели на другое расследование. Не могу раскрывать деталей, но твой взгляд может оказаться очень кстати.

— Слушаю тебя, — я откинулся на спинку дивана.

— Есть система защиты дома. Очень хороша, практически — последнее слово техники, «десятое поколение». Матричные анализаторы, походка, физиогномика, отпечатки пальцев и прочее, прочее, прочее. Внутри — еще один кокон безопасности, к которому имеет доступ лишь хозяин и ещё два человека. Без их личных ключей попасть туда невозможно. Однако, судя по словам пострадавших, именно это и произошло. Хотя нет никаких следов взлома, как и следов того, что кто-то увёл у хозяев личные ключи безопасности. Как можно провернуть такое?

Я напрягся. То, о чем спрашивал Джайлс, очень уж напоминало систему защиты особняка де Валианта… И если он говорит именно об этом взломе — значит Карлайл всё-таки пронюхал, что кто-то вломился в его кабинет во время приема! И не просто пронюхал — а нанял отдел расследований, чтобы найти виновных! А это очень и очень плохо…

Элли, казалось, тоже поняла, о чем идет речь. Она легонько коснулась моего колена своим, и я посмотрел на неё. В глазах у девушки плескался страх.

— Хм, — я сделал вид, что задумался, — Так сходу и не ответишь. Военный спутник мог бы провернуть подобное, при условии, что он соединён с портативным сервером соответствующей мощности. Или владелец соответствующего биотека… Но вероятнее всего это был кто-то, достаточно близко знакомый с хозяином дома. Такому человеку было бы куда проще спереть ключи безопасности, чем постороннему. Если бы ты дал хоть какую-то конкретику, я бы прикинул точнее.

— Я не могу предоставить тебе данные расследования, — покачал головой Джайлс, — Но ты всё же подумай.

— Подумаю, — пообещал я.

А в голове в этот момент крутились мысли о том, как же нехорошо обманывать друзей…

Триони, которого назначили на это расследование, даже не предполагал, что де Валианта обчистил я…

Глава 15

Сказать, что Йен был зол — значит не сказать ничего. Парень был в ярости.

После того, как Улисс подсказал ему укромное место, в котором де Райдо сжег новенький, но совершенно разбитый глайдер, ему пришлось почти два часа идти пешком до первой попавшейся ветки общественного транспорта. А после — ещё столько же трястись в неудобном вагоне.

И лишь когда он сел в комфортабельную кабину лифта, тянущегося к Высокому городу, Йен немного успокоился, и вызвал Алана. Тот ответил не сразу.

— Да?

— У нас проблемы, — с ходу заявил Йен, закрываясь от нескольких, едущих вместе с ним пассажиров, аудиококоном. Люди косились на запыленную одежду парня, и его это бесило.

— Какие? — нервно отозвался Алан, — Что-то пошло не так? Ты цел?

— Цел, слава богу. Но инфа… Не уверен, что что-то узнал. Меня спалили, и очень быстро.

— Давай не через инфосеть. Приезжай ко мне, мы тут.

— С этой девчонкой?

— Ага. Элли, ещё зовут Элли.

— Остряк… Скоро буду, никуда не уезжайте.

Вскоре лифт поднялся к южным докам, и парень, безуспешно пытаясь на ходу хоть немного очистить куртку, вышел на стоянку такси. Сев в первый попавшийся глайдер, он назвал адрес Алана, и откинулся на сиденье. Солнце уже исчезло за горизонтом, и лишь подкрашивало алым цветом шпили центрального квартала. Заезжать домой, чтобы переодеться, Йен не стал.

В зелёный квартал он приехал быстро. Остановив такси у нужного здания, поднялся на этаж Алана, и позвонил в дверь. Через мгновение она плавно отъехала вправо, и Йен шагнул в проём.

— Добрый день, месье Райдо, — раздался голос в прихожей.

— Привет, Док, — поздоровался Йен, и прошел в гостиную.

Элли сидела на диване, и что-то листала на своем планшете. Алан готовил еду в кухонной зоне.

— Привет, — поздоровался Йен, бросая куртку прямо на пол, — У вас семейный ужин?

Элли оторвалась от планшета, и подняла на него взгляд. Увидев, в каком состоянии одежда парня, она вместо ответа удивлённо спросила:

— Ты что, подрался в трущобах?

— Очень смешно, — Йен уселся в кресло напротив девушки, — Я пытался проследить за гостями де Валианта. Они оказались… странными.

— В каком смысле?

— Ты бы видел их инфополе… Никогда подобного не видел, хотя людей из Солара встречал достаточно. Эти какие-то неестественные… Будто и не люди вовсе, а вещи.

— Ты записал хоть что-то? Хочу посмотреть.

Йен перекинул другу записи, на которых виднелись эти инфококоны и продолжил:

— Каким-то образом они узнали, что я устроил прослушку. Пришлось уносить ноги.

— Ты сказал, тебя заметили. Есть шанс, что успели выяснить, кто ты? — спросил Алан, принесший поднос с едой.

— Да, заметили. И даже погоняли по окраинам Нижнего города. Но не стоит беспокоиться по этому поводу, — отмахнулся Йен, сразу набрасываясь на мясное рагу, — У них не осталось зацепок, чтобы меня вычислить. Никаких проникновений — за мной гнались «Атласы», а у них не было подходящих программ, чтобы взломать твою защиту. И кстати… Глайдер пришлось уничтожить.

— Ничего, всё равно его покупал ты.

Йен скривился.

— Когда объекты заметили слежку, передача данных прервалась. Я ещё не смотрел, что там, но все перенаправил в домашнее хранилище. Улисс, передай загруженные данные с глайдера де Валианта, — скомандовал он, и повернулся к друзьям, — Сейчас и узнаем, что там.

Йен, подключившись к домашнему хранилищу, скачал архив с записанными данными. Отсеивая лишнее, он добрался до звуковых колебаний, перевел их в аудиоформат, и запустил воспроизведение.

(Record///Redirecting///Download…///Play)

— …а значит, всё ещё в силе, — раздался голос Нейла, — Что это было? Оберон, ты слышал?

— Что-то попало в крышу, господин Нейл.

— А силовой щит настроить никак, чтобы мусор не царапал глайдер?! Простите, Аякома-сан, на чём мы остановились?

Ему, на чистейшей интерлингве[2], ответил абсолютно бесцветный голос

— …. Нам бы хотелось получить все записи по этому проекту, мастер Нейл.

— Конечно, конечно, — согласился тот, — Они будут у вас уже завтра. Отец передаст их вам во время состязаний на Арене. Кстати, ложа подготовлена с учетом ваших пожеланий. А человек с Варанта прибудет…

— Помолчите, — прервал его всё тот же невыразительный голос, — Нас кто-то слушает.

Раздался треск, и…

(End of record///)

Запись закончилась.

— Как они узнали, что я подсадил им жучка на корпус? Там не было ничего, кроме одностороннего волнового передатчика из органики! — возмутился Йен, — Его только визуально можно было заметить, любое сканирование показало бы…

— Погоди, — Алан прервал друга, — Это уже не важно. Ты слышал, что они обсуждали?

— Какой-то проект, который хочет клан, — Йен загнул мизинец, — Приезд человека де Валианта с Варанта, — к мизинцу присоединился безымянный, — И самое главное — завтра вечером Нейл с гостями будет на Арене.

Алан посмотрел на Элли.

— Ты готова?

— После такой записи и историй о невероятных защитных коконах этих ребят из Солара… Не уверена, что у всё пройдёт гладко, — она покачала головой, — Но да, я готова.

— Поражение неминуемо ждёт лишь того, кто отчаялся заранее, — нравоучительно заявил Йен, и Элли улыбнулась.

— Признайся, ты придумал только что?

— Нет, — мотнул головой парень, — Прочитал, уже и не помню где.

Он поднялся на ноги, поднял с пола свою грязную куртку, и с отвращением посмотрел на неё.

— Оставь в мусорном баке, — посоветовал Алан, — Похоже, ей уже ничем не поможешь.

Йен картинно застонал и направился к выходу в одной рубашке.

— Я еду к себе. Стоит выспаться перед завтрашним днём, чего и вам желаю, — он лукаво посмотрел на Алана, потом на Элли, — Хотя сомневаюсь, что вы последуете моему совету.

И прежде чем ему успели что-либо ответить, вышел за дверь.

* * *
Утро первого дня карнавала у Джайлса выдалось напряженным. Распределение охраны по ложам Арены, документы, проверки патрулей, встреча важных гостей… А в довершении всего — сопровождение капитана в ложу де Валиант, на чём настоял сам Нейл.

Лейтенант всё четче понимал, что его отдел больше отстаивает интересы отдельных Небожителей, чем простых граждан Высокого города. Прошло всего несколько дней с момента, когда погиб свидетель по делу дона Занду, но дело, фактически, уже замяли.

Джайлс и представить не мог, что об этом ублюдке так быстро забудут! Преступник, которого вот-вот готовы были приговорить к смертной казни, оказывается под домашним арестом у себя на вилле посреди Солёного озера!

«Долбаная несправедливость», — подумал Джайлс, разглядывая несколько рядов сидений, амфитеатром спускающихся к усеянной густой травой площадке. Народ всё прибывал, и прибывал. Мест уже давно не осталось, и жители Высокого города (небывалое дело!) занимали места в проходах, и между ними, где только могли.

Зрелище обещало быть интересным, и никто не хотел пропускать главный бой дня.

В ложу, где Джайлс и капитан сидели уже почти полчаса, наконец явились хозяева. Карлайл де Валиант со своей молодой женой — белокурой и симпатичной девушкой, едва ли не в три раза моложе его самого; старший сын Нейл, как всегда — в гордом одиночестве; дочь Сибилла, и двое гостей из Солара. Джайлс уже знал о них — это были сайко-комон клана Ямато.

Эти люди сильно отличались от пышно разодетых Небожителей, да и вообще — от всех, кто сегодня был здесь. Свободные балахоны, волочившиеся по земле, были на удивление чистыми — грязь словно отталкивалась от подола странных одеяний. Лица гостей были скрыты полумасками, а высокие воротники казались… живыми?

Джайлс не мог описать ауры этих людей. Они постоянно менялись, и иногда напоминали воронку торнадо, а иногда — водную гладь спокойного озера. Пробиться через такие информационные потоки, чтобы узнать хоть что-то, Триони не смог — даже его оперативные программы упёрлись в непробиваемый кокон безразличия, а когда он чуть усилил нажим, один из сайко-комон повернулся к нему, и слегка покачал головой. Джайлс ограничил свое любопытство, и поприветствовал остальных как подобает. Тоже самое, но чуть раньше, сделал и капитан.

— О, мой старый друг и самый известный молодой сыщик Верхнего города! Мы рады видеть представителей власти здесь, — поздоровался Карлайл, и кивнул на удобные кресла, с которых Джайлс с капитаном только что встали, — Прошу, присаживайтесь. Скоро начнутся бои, а я хочу, чтобы мои гости насладились этим зрелищем. Нейл, где Сарьян? Снова опаздывает, несносный мальчишка!

— Он задержался возле бара, перед входом на Арену, — бросил Нейл неодобрительно, — Увидел очередную юбку…

Карлайл расхохотался и вытер выступившую слезинку тыльной стороной ладони.

— Этот сорванец весь в меня! — с удовольствием пояснил он гостям, — Мне несказанно повезло, что одному из сыновей досталась деловая хватка, а второму — любовь к прекрасному. В одном человеке эти качества редко уживаются вместе.

Де Валиант уселся, и махнул рукой. К нему тут же подскочил слуга с огромным подносом, на котором стояли вазы с фруктами, бутылки, бокалы, и еще невесть что. Бедный мальчишка едва ли не падал под тяжестью своей ноши, но не проронил ни слова, стоя рядом с Карлайлом, и держа этот поднос на вытянутых руках, чтобы оставаться чуть позади хозяина, и не мозолить ему глаза.

Сайко-комон отказались от угощения, и тихо переговаривались между собой. Капитан и хозяин ложи принялись обсуждать ставки на претендентов — их голоса заглушали даже людской гул, доносившийся снизу. Нейл подошел к Джайлсу, и сел рядом.

— Лейтенант, — коротко кивнул он.

— Месье Нейл.

— Как продвигается наше расследование? Вам удалось узнать что-нибудь о воровке?

— К моему сожалению, во время карнавала наш отдел, впрочем, как и любой другой, занят сверх всякой меры. В лаборатории сделали анализ ДНК, и установили профиль этой девушки, но…

— Лейтенант Триони, — перебил его Нейл, — Вы понимаете, что результаты были нужны мне еще вчера?

— Конечно, месье Нейл, — Джайлс склонил голову, чтобы Нейл не увидел, как он скрипит зубами от бешенства, — И поверьте, если бы не приказ вашего отца быть здесь, сейчас я бы занимался поиском этой воровки.

Нейл замолчал. Если его отцу что-нибудь приходило в голову, выбить это оттуда не представлялось возможным. И если Карлайл повелел, чтобы капитан и Джайлс были здесь — ничто не могло этому помешать.

— Впрочем, — продолжил Триони, уже слегка успокоившись, — Есть и хорошие новости. Мы обнаружили следы взлома системы безопасности — на два часа в некоторых комнатах и коридорах вашего особняка было перехвачено управление видеонаблюдением. Мои лучшие специалисты прямо сейчас выстраивают маршрут, по которому они были взломаны. Благодаря этому, возможно, мы сможем обнаружить перемещения… воровки. А также, пусть мы и не вычислили её личность, но по образцам ДНК наверняка можем кое-что утверждать. Эта девушка — морф. Не думаю, что на Эдеме много таких мутантов.

Нейл удовлетворенно покивал в ответ на это. Его мысли сейчас занимало не только ограбление, но и несколько крупных сделок. В частности та, ради которой сайко-комон Ямато и прибыли на Эдем.

— Я рассчитываю на вас, лейтенант, — произнес Нейл, и пересел поближе к гостям из Солара.

В этот момент дверь в ложу распахнулась, и в дверном проеме возник Сарьян — младший сын Карлайла. В свои восемнадцать с небольшим лет он был жилист, подтянут, черноволос, и очень хорош собой. Парень появился в сопровождении девушки — кажется, именно о ней упоминал Нейл.

Чуть выше Джайлса, стройная, с высокой грудью и гривой белокурых, уложенных в высокую прическу волос, в своем… вызывающем бирюзовом платье с внушительным декольте, она выглядела просто сногсшибательно, затмевая красотой даже жену Карлайла.

— Отец, брат, уважаемые гости — с порога обратился Сарьян к присутствующим, — Прошу простить за опоздание, но я не мог оставить даму в беде.

Спутница младшего де Валианта глуповато захихикала, пряча лицо за широким веером.

— Позвольте представить вам, — как ни в чем не бывало продолжил Сарьян, — Мелисса де Сардо, дочь барона Сардо с Валана. Её кавалера задержали — представляете, он отказался сдавать оружие на входе в Арену! Я, конечно, слышал о нравах на Валане, но не думал, что тамошние мужчины настолько бестолковы. Простите, мадмуазель де Сардо, если обидел вас, — несмотря на слова, извинений в голосе Сарьяна не слышалось.

Девушка по очереди поздоровалась с Карлайлом, его женой, Нейлом и Сибиллой, похвалив её образ. Затем — с сайко-комон Ямато, а уже после всех — с капитаном и Джайлсом, правильно определив их статус.

Когда Мелисса протянула руку Джайлсу, он заметил, что кончики пальцев у неё слегка дрожат. Но, похоже, никто кроме него не обратил на это внимания. Джайлс не стал заострять на этом внимания — мало ли, вдруг девочка увлекается «весёлым» порошком? — и поцеловав тыльную сторону ее ладони.

В этот момент внизу раздался рёв толпы, и Карлайл с капитаном подозвали всех присутствующих к парапету — началась церемония открытия.

По всей окружности Арены стояли статуи великих гладиаторов — всех, за последнюю пару сотен лет. За ними, отделенные гравитационным ограждением, расположились «Атласы» — их было, наверное, около шести сотен. Ещё столько же рассредоточились между рядов, в коридорах и корпусах Арены.

Маленькая армия, способная охладить любой пыл — Джайлс, подумав об этом, усмехнулся про себя.

«Особенно после неприятного случая, лет шестьдесят назад».

Тогда группа террористов попыталась уничтожить приехавшего на праздник Императора, взорвав себя вместе с Ареной. Глупо, ведь двадцать человек, нашпигованные взрывчаткой, не смогли повредить даже конструкцию нескольких коридоров колоссального строения, а уж о том, чтобы подобраться к главе Империи и речи быть не могло.

Правда, Император после этого случая взбеленился, и усилил охрану на подобных мероприятиях до запредельного уровня, так что повторить подобное тому теракту стало просто невозможно.

«Неудивительно, что у спутника Мелиссы отобрали оружие и уволокли его в неизвестном направлении» — подумал Джайлс, глядя на совершающих круг почета гладиаторов.

Кого тут только не было! Братья Девон — два гиганта из Солара, победители двух последних Имперских игр прибыли, чтобы участвовать в парных схватках. Ходили слухи, что они родились сиамскими близнецами, и их разделили, но конструкционная связь их сознаний осталась неповрежденной — возможно, именно поэтому одолеть их было невероятно тяжело.

За ними шагала Агнесса Бальтазар, всегда опускавшая приставку «де» перед именем своей семьи. Почему она так делала, никто не знал, а спрашивать о личных делах валькирии смельчаков не находилось. Собачий друг, Каспар де Вольт, Мурат Эссер… Эти имена знали мальчишки на любой планете, и сейчас великие воины вышагивали по ещё свежей траве, приветствуя зрителей — кто-то сдержанно, а кто-то напротив — распаляя толпу выкриками и жестами.

— Лейтенант? — услышал Джайлс, и повернулся к капитану.

— Да?

— Мы с господином де Валиантом хотели узнать, на кого вы будете ставить?

Вопрос застал Джайлса врасплох — он вообще не собирался делать ставки. Триони никогда не участвовал в азартных играх, но просто промолчать, а тем хуже — отказаться от этого, сейчас было нельзя.

— Я ещё не решил, — ответил он, — Думаю, в общей схватке готов поставить на де Вольта.

— Мальчишка! — скривился Карлайл, — Позер! Половина из этих бойцов разорвет его голыми руками! Впрочем, я принимаю вашу ставку, — он усмехнулся, — Сумма?

Джайлс слегка улыбнулся.

— Вряд ли я смогу назвать достойную вас сумму, но пусть это будет… Один грамм гравитония.

Сарьян расхохотался, но под жестким взглядом отца мгновенно умолк, и тут же потеряв интерес к пари, принялся шептать что-то на ухо своей спутнице. Та глупо хихикала и, похоже, раздражала этим смехом не только Джайлса, но и всех остальных, упорно не желавших перекинуться с девушкой хотя бы парой слов. Впрочем, что она, что младший сын Карлайла, похоже, были этим вполне довольны.

— Один грамм гравитония, — протянул де Валиант, словно смакуя эти слова, — Не сочтите за грубость, лейтенант, но я бы хотел знать — сколько это в пересчёте на вашу зарплату? Я не могу позволить себе обобрать вас до нитки, не рискуя ничем, вы согласны?

Джайлс кивнул.

— Один грамм гравитония — это моя зарплата за день, без вычета налогов.

Карлайл присвистнул, и посмотрел на капитана, который старательно делал вид, что не замечает этого взгляда.

— Так-так, капитан Дельгао… Кажется мы нашли повод возобновить наш разговор о состоянии финансов вашего отдела, — протянул он. Джайлс не понял, что де Валиант имеет ввиду, но спрашивать об этом, разумеется, не стал.

— Я принимаю вашу ставку, — вновь повернулся к нему Карлайл, — И в ответ ставлю пятьдесять грамм на победу мадмуазель Бальтазар.

Нейл скривился. Капитан округлил глаза, и даже Сарьян со своей подругой заинтересованно посмотрели на Карлайла.

— Простите, господин де Валиант, — откашлявшись, заметил Джайлс, — но я не могу…

— Чушь! — перебил его де Валиант, — Я же объяснил, что пари должно быть равноценным. Для меня эта сумма ценна куда меньше, чем для вас — один грамм. Так что не придумывайте оправданий. Победив, вы сможете позволить себе достаточно много, а проиграв — потеряете мало. Это ли не выгода? — и он снова расхохотался.

Капитан присоединился к нему, но его взгляд ясно говорил Джайлсу, что лучше бы ему не перечить Небожителю.

— Как вам будет угодно, — склонил голову Триони и отошел к своему месту.

— Отлично, — выдохнул Дельгао, — А я, пожалуй, готов поставить пять грамм на победу Собачьего друга.

— Десять на Безглазого змея! — выкрикнул Сарьян, — И мадмуазель де Сардо хочет поставить пять на валькирию!

Карлайл кивнул и слабо улыбнулся девушке. Она ответила ему таким томным взглядом, что жена Небожителя чуть было не задохнулась от возмущения и ревности, но промолчала под властным взглядом мужа.

— Быть может наши гости из Солара желают поучаствовать в общей забаве? — уточнил Карлайл у сайко-комон. Те переглянулись и, не сговариваясь, кивнули.

— Каждый из нас, — их голос был удивительно безэмоционален и сух, — поставит на того бойца, которого выбрал лейтенант. По сотне грамм гравитония.

Повисло неловкое молчание. Карлайл, пытавшийся сосчитать свои убытки в случае поражения, лишь кивнул — отказываться от своих слов было бы неприлично и низко для человека подобного положения.

В это время участники боев разошлись. Джайлс знал, что сейчас будет общая схватка, в которой определится один победитель. Вечером пройдут парные бои, а на следующий день — индивидуальные поединки среди мастеров — тех, кто уже выигрывал общую схватку хотя бы дважды.

Его фаворит — Каспар де Вольт, два года назад одержал первую победу, но прошлогодний турнир пропустил. Джайлс не знал, что побудило его поставить немаленькую, в общем-то, сумму, на этого молодого парня, но менять решение было уже поздно. Да и не так он следил за карьерой гладиаторов, чтобы делать точные выводы, так что надеялся исключительно на удачу.

Схватка началась стремительно: ещё мгновение назад участники стояли ровным кругом, но стоило прозвучать сигналу к атаке, как каждый из них с невероятной скоростью бросился на соперников.

Общий бой был страшной мясорубкой, и хотя до смертоубийства дело доходило чрезвычайно редко — остаться калекой на несколько лет можно было вполне реально. Зрители повскакивали со своих мест, и их рёв заглушил все звуки в этом мире — по крайней мере, так почувствовал Джайлс. Даже Сарьян, увлеченный своей красоткой, подошел к отцу, чтобы встать рядом и лучше рассмотреть бой.

Внизу творилось невообразимое — из сотни участников на ногах осталось уже чуть менее семидесяти человек. Разобрать, кто где находится, и кто с кем сражается не составляло никакого труда — местная сеть автоматически подключалась к спутникам и инфоструктуре гостей, передавая все данные на линзы, планшеты и голопроекторы. А вот бойцам было строжайше запрещено пользоваться какими-либо технологиями, кроме оружия.

Это было одним из главных условий — никаких аугментаций, никакого «железа» типа спутников, никаких биотеков — исключительно собственные силы и индивидуальное мастерство. Конечно, среди гладиаторов встречались и мутанты — но тех, кто мог превращать кожу в камень, например, не допускали к соревнованиям. Как и других, способных усиливать себя физически.

Только врождённые человеческие способности — и не более…

Когда в схватке осталось меньше сорока человек, на безжалостно вытоптанную траву рухнул Собачий Друг — победитель соревнований пятилетней давности. Зрители охнули, капитан зарычал от злости, а окровавленного бойца тут же затянуло в повисшую над полем капсулу. У всех посетителей арены, смотревших на него, отобразились строчки информации: «Повреждения органов, несовместимые с жизнью. Вероятность смерти — 94 %».

Джайлс не успел обратить внимание, кто сразил этого странного длинноволосого мужчину, но еще через мгновение упал Авраам Кольт (тоже несколько лет назад одержавший верх в этом состязании), а после него — валькирия Бальтазар. Карлайл выругался и посмотрел на Джайлса.

— Похоже, мне не суждено выиграть это пари, лейтенант. Как и мадмуазель де Сардо.

Триони пожал плечами, бросая взгляд на девушку, которая нисколько не интересовалась потерей родительских денег:

— Да и я ещё не победитель.

— Вы реалист?

— Да, господин де Валиант.

Разговор снова оказался прерван — на этот раз криками восхищения. В схватке сошлись де Вольт, и трое бывших соперников, решивших разделаться с опасным врагом вместе, а уже после выяснять — кто из них лучше управляется с оружием. Их плану не суждено было воплотиться в реальность — де Вольт не стал ждать, пока его окружат, и атаковал сам. Батман, выпад, закрытие — и, не успев понять, что произошло, один из трёх нападающих лежит на траве, зажимая окровавленную руку.

Вместо того, чтобы остановиться, Каспар невероятным образом раскрутил вокруг себя оружие — два энергоклинка и, не подпуская к себе врагов, двинулся в атаку. С таким вихрем справится было невероятно сложно, и даже подкравшийся сзади к фехтовальщику Белан Сарк не смог застать его врасплох: резко повернувшись вокруг своей оси, де Вольт присел, и полоснул одним из клинков по ноге противника. Тот еще не успел понять, что ранен, как получил мощный удар эфесом снизу-вверх — в лицо, и упал, даже не понимая, что с ним произошло.

Трибуны ревели.

Кроме де Вольта и двух его противников, на ногах оставались ещё несколько человек — не больше десятка, но все они уже изрядно устали, в отличие от Каспара. Он же, невзирая на численный перевес противников, вновь бросился в атаку, и вывел из строя еще одного человека. Последний из троицы (небывалое дело!) бросил свой клинок на траву, и встал на колено, признавая мастерство соперника.

Зрители бесновались, женщины и мужчины кричали что-то, чего расслышать не мог даже их ближайший сосед, а Каспар двинулся к следующему гладиатору. Это был один из последних, оставшийся на ногах — линзы услужливо подсказали Джайлсу, что парня зовут Матиас Бринг. О нем Триони ничего не слышал, но судя по тому, как он двигался, орудовал своим длинным клинком, и умело защищался от любых атак энергощитом — был опасным противником.

Вскоре их осталось двое — Матиас вывел из строя последнего напавшего на него небрежным ударом в лицо, раздробив челюсть, и пошёл навстречу Вольту.

Теперь бой напоминал скорее танец, чем схватку. Пируэты, нападения, защита, финты — ни один из соперников не желал сдаваться. Но рано или поздно кто-то должен был допустить ошибку. И этим человеком оказался де Вольт. Крутанув клинок над головой, он сделал вид, что собирается ударить сверху вниз, но в последний момент поменял направление удара. Матиас угадал его замысел и, поймав удар на щит, со всей силы вогнал клинок в грудь молодому фехтовальщику.

Трибуны ахнули. Мелисса де Сардо, стоящая рядом с Карлайлом и сайко-комон, и в последние минуты схватки проявляющая к ней нешуточный интерес, сдавленно пискнула, а затем упала в обморок. На счастье, один из представителей клана Ямато успел подхватить девушку, но практически сразу передал её Сарьяну.

Тот тут же уволок Мелиссу на диван возле входа и попытался привести ее в чувство. Джайлс, отвлекшийся на эту сцену, вновь повернулся к арене, и с удивлением обнаружил, что де Вольт ещё стоит на ногах, и отбивает размашистые удары Матиаса. Он подключился к инфосети Арены, и перемотал секунды, которые пропустил.

Оказалось, что в последний момент молодой фехтовальщик все-таки сумел поймать на гарду своего клинка удар Матиаса, и вместо того, чтобы быть пронзенным заживо, получил лишь порез — очень глубокий, но не смертельный.

Теперь молодой человек пытался не пропустить ещё парочку таких ударов…

Бой закончился в полном молчании трибун, воцарившимся после того рокового удара. Де Вольт достал одним из своих клинков плечо Матиаса, и когда тот дернулся, пытаясь закрыться щитом, провел подсечку. Джайлс не понимал, как этот гибкий мальчишка смог повалить на землю двухметрового здоровяка — но это произошло всего лишь за мгновение, и вот уже победитель упер клинок к шее поверженного противника.

Зрители неистовствовали. Де Вольт улыбался разбитыми губами, прижимая одну руку к ребрам, а второй махал зрителям. На поле летели цветы, обертки, банки, какие-то тряпки, одежда. В сопровождении десятка «Атласов», победитель, слегка прихрамывая, покинул место сражения.

Карлайл выглядел донельзя изумлённым. Он повернулся к Джайлсу.

— Лейтенант, вы настоящий пророк! Позвольте поздравить вас с заслуженной победой, — он шевельнул пальцем, и Джайлс увидел в линзах, что на его счет упало пятьдесят грамм гравитония. Следом пришли деньги за проигрыш капитана и Сарьяна. Де Валиант обратился к гостям из Солара.

— Поздравляю и вас, дорогие друзья. Хоть вы и обобрали меня как липку, расставаться с этими деньгами совсем не жаль, — он оплатил свой проигрыш и сайко-комон.

Они не выглядели довольными. Как и недовольными. Их равнодушный ко всему вид нагонял на Джайлса необъяснимую тоску, и он решил, что на сегодня с него хватит зрелищ. Впрочем, не он один думал об этом. К нему подошел капитан.

— Прошу нас простить, господин де Валиант, — произнес он, — Но, кажется, на сегодня мой запас удачи исчерпан. Если позволите, мы с лейтенантом оставим вас, и отправимся в отдел.

— Конечно, — легко согласился Карлайл, — Был рад встретиться с вами. И не забывайте, что завтра я жду вас на индивидуальных схватках. Быть может, у вас появится возможность отыграться, — усмехнулся он, и махнул рукой, отпуская их.

— Я тоже удалюсь, отец, — произнес Сарьян, — Мадмуазель де Сардо неважно себя чувствует. Я провожу её до гостиницы, и вернусь домой.

— Хорошо, сын. Нейл, друзья, — он обернулся к сайко-комон, — Нам есть, что обсудить. Давайте пройдём в более тихое место.

Развернувшись, Карлайл покинул ложу, тактично пропустив вперед младшего сына, ведущего под руку свою спутницу.

Глава 16

Я нервно постукивал пальцами по столу — вынужденное молчание Элли выводило из себя. Хоть мы и наблюдали за ней из ложи на другой стороне Арены, всё равно я чувствовал себя не в своей тарелке. Особенно это ощущение усилилось, когда я увидел среди гостей де Валианта Джайлса. Я надеялся, что он не признает мою знакомую в таком образе.

Пришлось изрядно потрудиться, чтобы подготовиться к этому внедрению. И если со внешностью девушки-морфа проблем не возникло, то вот инфоструктуру пришлось скрывать под несколькими слоями новых данных.

Для этого мы с ней почти целее сутки составляли и заполняли пробелы в биографии реально существующего человека. Надеюсь, Мелисса де Сардо никогда не узнает, чем мы занимались на Эдеме. По слухам, девушка росла затворницей, и вряд ли нашелся бы человек на этой планете, который мог бы раскрыть наш обман — именно поэтому мы и выбрали её в качестве «маски».

Чтобы доставить Элли в ложу, мы использовали младшего сына Карлайла. Ни для кого не было секретом, что этот парень — настоящий бабник, падкий на фигуристых блондинок (как и его отец). Поэтому стоило Элли самой обратиться к нему, рассказать слезливую историю о своем недалёком спутнике — и Сарьян оказался в её изящных ручках.

Главной же сложностью плана было то, что мы плохо представляли, какими системами защиты пользуются сайко-комон. Те крохи данных, что собрал Йен, дали очень мало, но по крайней мере — оказались полезными. Поговорив с Аластором и показав ему то, что успел заснять де Райдо, мы нашли пару крох информации и придумали, как можно обойти защиту.

Вся надежда была на то, что при прямом контакте с инфосферой жертвы благодаря некоторым примочкам Элли сможет пробить их защиту. А вот вторжение биотека, подобного моему, к слову, сайко-комон бы заметили сразу.

Для того, чтобы всё провернуть, требовалось получить возможность хоть на несколько секунд оказаться вплотную к гостям из Солара. Честно говоря, я надеялся, что мы потратили кучу денег за декодер струнных колебаний, какой-то гель и фотонные ловушки не зря.

Аластор несколько часов собирал из этих компонентов непонятное устройство, размером с горошину, и когда с гордостью продемонстрировал его мне, я лишь пожал плечами — за что был удостоен презрительного взгляда.

— Это анализатор внутреннего слоя инфоструктуры, — пояснила он, — Из того, что ты мне показал, можно предположить, что владельцы таких инфополей помешаны на своей защите. Самый лучший вариант, чтобы забраться к ним в «железо» — дать поймать незначительный всплеск активности. В тот момент, когда они его засекут — эта штука проникнет внутрь, и передаст вам всю информацию по нужным меткам. Цель будет думать, что это обычный контакт инфополей и спутников, и это не вызовет подозрений. В остальном обман раскрыться не должен, если только не искать эту «горошинку» целенаправленно.

Принцип работы я понял, но углубляться в детали не стал — для меня это было слишком сложно, да и никакого значения не имело. Гораздо больше переживал, думая о том, что случиться, если Элли всё-таки поймают за руку. Я знал, что в этом случае буду вытаскивать её оттуда любыми способами. Но насколько это адекватно — даже не задумался. Как не мог и предположить, насколько вообще возможно вломиться в ложу де Валианта и забрать оттуда девушку.

В конце концов я понял, что там будет Джайлс — и в крайнем случае можно было бы попытаться вытащить Элли из тюрьмы (куда она наверняка отправится, если её засекут) с его помощью.

Из-за всех этих мыслей и треволнений я пропустил практически весь бой. А вот Йен, сидевший где-то поблизости от ложи де Валианта, напротив — от души наслаждался зрелищем, и даже связался со мной, чтобы предложить поставить на победителя. Я отказался и постарался отвлечься от дурных мыслей, наблюдая за той мясорубкой, что творилась внизу.

Своё место я покинул в тот же момент, что и гости де Валианта. Попытался поскорее пробиться к выходу из Арены через огромные толпы людей в галереях и коридорах этого монументального сооружения. Элли должна была вернуться в номер отеля (который сняла пару дней назад) сразу после боёв, и я сразу решил отправиться туда же. Йен же должен был проверить, не появится ли за нами «хвост».

Выбравшись из людской массы на площадь перед Ареной, я велел Доку вызвать купленный другом глайдер. Ждать пришлось недолго, но за это время Элли с Сарьяном сели в шикарный мобиль де Валианта-младшего, и по трекеру в инфоматрице девушки я увидел, что они направляются к отелю.

Лететь туда пришлось долго — во время карнавала движение даже по воздуху было весьма насыщенным. Несколько дронов-регулировщиков пытались разгрести пробку между двумя проспектами — на перекрестке в несколько ярусов друг над другом висели глайдеры, не имея никакой возможности продолжать путь. Я оглянулся — за мной уже выстроилась очередь из таких же незадачливых водителей. Выругавшись, я вызвал Йена по защищенному каналу.

— Как обстановка?

— Все чисто, — ответил он, — Должен признать, из Элли получилась бы отличная актриса. Тебе так не кажется?

Я только усмехнулся.

— Не поспоришь. Думаешь, у неё получилось?

— Предпочитаю не гадать. Скоро всё узнаем.

— Видишь её?

— Да, мой дрон летит за глайдером Сарьяна. Они недалеко от отеля.

Я постучал по штурвалу, и немного продвинулся вперед. Со всех сторон слышалось гудение гравидвигателей, и я попросил Дока слегка приглушить окружающие звуки. К тому моменту, когда удалось вырваться из этой пробки, Элли и Сарьян уже заходили в отель.

— Чёрт, Алан, похоже у нас проблема, — пробормотал друг, всё ещё не отключившийся от меня.

— Что случилось? — я напрягся и, добавив скорости, вывернув на широкий проспект.

Движение здесь было тоже достаточно оживленным, и чтобы не плестись на автопилоте, мне приходилось маневрировать между летящими мобилями.

— Сарьян куда-то отправил свой глайдер. Похоже, возвращаться домой он не намерен.

Я лишь застонал в ответ. Значит Элли не удалось отделаться от этого пижона, и он напросился к ней. Что ж, надо отдать парню должное — настойчивости ему было не занимать, и отпускать такую шикарную девушку он не собирался.

Только вот мне от этого было не легче. Мало того, что в любой момент может вскрыться тот факт, что Элли выдает себя за другого человека, так еще и ревность, не пойми откуда взявшаяся внутри меня, подкидывала в мозг одну непристойную картинку за другой.

От злобы я заскрежетал зубами, проскочил под целым рядом остановившихся глайдеров, и едва не цепляя землю, понесся под ними. Прохожие шарахались в стороны, кричали вслед что-то нелицеприятное, но мне было всё равно. Надо было срочно избавить Элли от общества де Валианта-младшего!

Я вылетел на площадку за отелем. Ещё до того, как глайдер полностью остановился, откинул крышу и выскочил наружу. Своё физическое присутствие я скрыть не мог, но биотек, работающий в режиме «радара», вычищал следы моего присутствия из окрестных кусочков инфосети, до которых мог дотянуться, а спутник помогал ему в этом. Я же думал только о том, что Сарьян может позволить себе сделать с дочерью провинциальной барона.

Словно в ответ на эти мысли от Элли пришел сигнал о помощи… И тут же оборвался.

Я пробежал через фойе, не обращая на приветствия персонала никакого внимания, заскочил в лифт перед самым носом пожилой супружеской четы, и под их возмущённые возгласы нажал кнопку четвертого этажа. Кабина поднималась невероятно медленно, и когда створки распахнулись, я ринулся вперёд по коридору. Чуть не проскочив нужную дверь, распахнул её, и ворвался внутрь.

Элли сидела на полу. Платье на левом плече было порвано, по щекам бегут слёзы. Над ней стоял Сарьян — без штанов. Он держал девушку за волосы, и пытался притянуть к своим причиндалам, а она, как могла, сопротивлялась…

Сын Карлайла даже не услышал, что дверь открылась, и в номере появился посторонний. А я… У меня просто сорвало все стоп-краны…

— Выбрать цель, — мысленно велел я биотеку, внимательно глядя на Сарьяна.

«Обнаружены новые устройства».

«Стек „Гром“ десятого поколения на тысячу петабайт — отключить».

«Спутник „Альтерра“ десятого поколения — отключить».

«Линзы „Вар“ десятого поколения — отключить».

«Кардиоусилитель БК-10 — отключить».

Всё произошло меньше, чем за секунду… Сарьян, тихо вскрикнув, мешком повалился на пол и забился в сильнейших конвульсиях. Элли, чьи волосы он отпустил, тут же отползла назад, упёршись спиной в стену.

Я мигом оказался рядом с ней.

— Ты как?

— Он, он… — девушка всхлипывала, и не могла собраться с духом.

— Я знаю, знаю. Всё хорошо, Элли, всё хорошо. Он тебя больше не обидит.

Я перевёл взгляд на затихшего Сарьяна и похолодел.

«Объект не подаёт признаков жизни. Сердцебиение отсутствует. Пульс отсутствует».

Проклятье!

— Запустить кардиоусилитель!

«Кардиоусилитель БК-10 включён».

Это никак не повлияло на парня. Он всё также не подавал никаких признаков жизни.

— Нет, нет, нет! — я оказался рядом с ни, — Док, мне нужен анализ! Как вернуть его к жизни?!

«Попробуй непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Для этого…»

— Заткнись, я знаю, как это делать!

Где у этого ублюдка мечевидный отросток? Самая короткая и узкая часть грудины, её окончание, так… Два-четыре сантиметра вверх — это точка компрессии…

Положив туда основание ладони одной руки, я прижал её второй и начала осуществлять ритмичные толчки — сильно, плавно, всей тяжестью верхней половины тела.

Тридцать нажатий — два искусственных вдоха… Тридцать нажатий — два искусственных вдоха…

— Алан…

Тридцать нажатий — два искусственных вдоха…

— Алан!

— Что?!

— Он мёртв, Алан…

Элли положила мне на плечо руку, и в этот момент в линзах появилось сообщение от Дока:

«Объект мёртв, реанимация невозможна. Желаете вызвать полицию?»

— Нет.

Я встал и, шатаясь, вышел в гостиную, подальше от трупа, который раньше был Сарьяном де Валиант. Сел на диван и взял какой то напиток в бутылке, отхлебнул прямо из горла. В голове возникла пустота, и я даже не сразу услышал, что со мной пытается связаться Йен.

— Алан, какого %&#* у вас там происходит?

— Сарьян мёртв, приятель, — хрипло ответил я.

— Проклятье! Так вот почему эфир разрывается… «Атласы» получили сигнал о нападении на Небожителя! У вас минуты три, прежде чем отель опечатают! Уходите оттуда немедленно!

В голове будто щелкнуло. Я совсем забыл о том, что семьи Небожителей и служащие им «Атласы» могут получить сигнал о нападении на охраняемую особу. Сарьян был именно таким человеком, и теперь о его смерти знала вся семья…

— Элли, мы уходим, — я встал с дивана и потянул за собой девушку, тихо сидевшую рядом, — С минуты на минуту здесь будет полно «Атласов», отель опечатают, и всех постояльцев проверят. Как только выяснится, что Мелисса де Сардо никогда не появлялась на Эдеме, нас с тобой выведут на чистую воду, и запрут в подвалах Башни Совета. Надо уносить ноги.

Она ответила молчаливым согласием — лишь кивнула. Чтобы не оставлять следов, я выудил из своей сумки несколько гранаты с набором ДНК, и кинул в каждую из комнат, где мы появлялись. Через минуту небольшие баллончики распылят элементы сотен тысяч человек в каждом помещении, и найти тех, кто был тут во время нападения, станет попросту невозможно.

Затем дотянулся своим биотеком до ближайшего терминала отеля и отдал распоряжения Доку:

— Сотри все записи с камер наблюдения, на которых мы засветились. Также удали или замени наши инфослепки в логах, сможешь?

«Нужно пять минут, чтобы поработать с камерами наблюдения. Результат — восемьдесят процентов. Как только сюда прибудут „Атласы“, он сократится до пятидесяти. Инфослепки заменить не получится. Здесь слишком мощная система защиты для того, чтобы так быстро взять её под контроль, Алан».

— Удали мой инфослепок из этого номера, хотя бы. На ту личность, которая его сняла, купи билеты на ближайший корабль. В остально… Делай, что можешь.

«Понял, приступаю».

Всё было очень плохо… Мы оставим много следов, и на нас обязательно выйдут… И если я ещё мог рассчитывать на пару дней форы, то Элли — вряд ли. В этом отеле она засветилась, и вскоре на девушку начнётся настоящая охота. На Мелиссу де Сардо, конечно, не на Элли Шигора, но… Без привычной мне «чистки» отдел расследований вкупе с «Атласами» быстро отсеет липовую информацию и вычислит нашего морфа…

— Элли? — я обратился к девушке, когда мы уже шагали по парковке.

Она еще в лифте поменяла внешность и накинула на плечи мою куртку, так что теперь совсем походила на дочь барона де Сардо.

— Что?

— Нам срочно нужно исчезнуть из Высокого города. А желательно — свалить с Эдема. После случившегося… Де Валиант свяжет одно с другим, и будет копать до тех пора, пока не вычислит, кто напал на его сына.

— И что мы будем делать? — девушка, кажется, была подавлена и напугана.

— Заедем ко мне, соберем нужные вещи, и первым же рейсом отправляемся на Магеллан, — я пожал плечами, — Главное — успеть до того, как у де Валианта появится хоть одна зацепка.

Йен снова связался со мной, когда мы покинули отель и сели в глайдер, брошенный у задней части здания. Со стороны улицы слышался вой сирен и какой-то шум. Очевидно, мы успели удрать в самый последний момент…

— Вы где?

— На улице. Едем до меня, и сваливаем.

— Ты серьезно?

— Еще бы, — я горько усмехнулся, — Кажется, мы наворотили дел, которые не сможем разгрести, приятель… Езжай к себе, и жди нас. Собери вещи — как только закончим, заедем за тобой и отправимся в космопорт.

— Давайте быстрее, теперь задерживаться точно не стоит.

Я кивнул, запоздало поняв, что друг меня не видит, и отключился, а затем спросил у Элли:

— Понимаю, что вопрос не к месту, но те сайко-комон — тебе удалось обойти их защиту?

Она нервно кивнула.

— Им даже в голову не пришло проверить себя после того, как я якобы потеряла сознание. Датчик прожил пару минут, не больше, но за это время он скачал и отправил мне всю информацию по тем меткам, что мы обсуждали — а потом самоуничтожился. Хочешь взглянуть?

— Позже, — ответил я, — Сейчас меня больше волнует наша безопасность. Но на всякий случай запиши сюда.

Я протянул ей небольшую карту памяти, и она тут же подключила её к своему браслету. Тот был связан с инфополем девушки, так что перетащить туда небольшой массив данных не составило труда и заняло всего полминуты.

Забрав карту памяти, я проглотил её и слегка поморщился. Элли, увидев это, вытаращила глаза.

— Это страховка. Не переживай, в руки эту штуку я тебе не дам, когда… Кхм… Достану. Лучше скажи, нам нужно заехать к тебе за какими-нибудь вещами?

— Нет, — Элли покачала головой, и постучала себя по лбу, — Всё важное у меня с собой. А в квартире нет ничего, что хотелось бы оставить на память об этой планете.

Мы припарковались рядом с увитым зеленью зданием, поднялись на мой этаж, и зашли в квартиру. И только когда я запер дверь, мне показалось, что что-то не так. Не как обычно.

Я включил свет, но он не загорелся. Даже Док не успел среагировать, когда в темноте коридора появились два высоких силуэта, а мне в кровь выплеснулась очередная порция адреналина. Всё вокруг словно замедлилось. Элли вообще не поняла, что происходит, а я уже попытался вытолкать её в коридор. Вот только дверь отказалась откликаться на мои коды, и осталась запертой. Силуэты синхронно шагнули к нам, и я закрыл девушку собой, активируя мощные программы «биотека», но…

Они не сработали.

Я почувствовал себя в западне… Точнее — в коконе, через который больше не мог воздействовать на окружающую электронику! Ни спутник, ни биотек не могли пробиться сквозь него, и впервые в жизни я ощутил себя самым обычным человеком.

Безо всяких примочек и преимуществ…

Паршивое ощущение.

Впрочем, у меня в рукаве был спрятан всё тот же клинок, который так пригодился в клинике несколькими месяцами ранее. Я вытряхнул его и выставил перед собой.

— Не стоит, месье де Пайле, — раздался голос из гостиной, — Это не добрые «Атласы» на страже закона. Мои друзья — сятэй. Вас они просто покалечат, а мадмуазель Шигору убьют. Вас устроит такой вариант?

Я выдохнул, и сквозь зубы ответил:

— Нет.

— Значит, мне не придётся объяснять вам нежелательные последствия опрометчивых поступков. Это радует.

Элли испуганно молчала у меня за спиной. Я же просто не представлял, с кем говорю, поэтому спросил:

— Может быть, вы дадите доступ к моей квартире? Или, хотя бы, включите свет?

— О, прошу извинить, нужно было сразу это сделать. Просто я испытываю некоторую слабость к театральным эффектам. Проходите.

Свет включился, и мы смогли разглядеть посетителей. Два высоких молодчика, скрывающих лица под полумасками — в абсолютно одинаковой чёрной одежде. В руках у сятэй, как их назвал неизвестный, были сборные винтовки. Они расступились, и один из них кивнул головой в сторону гостиной.

Я взял Элли за руку, и прошел туда.

На моем диване удобно расположился франт в тёмно-фиолетовом костюме. Он был высок и хорошо сложен. Гладкие и длинные волосы зачёсаны назад и собраны в хвост, лицо — гладко выбрито. Чуть раскосые глаза практически неподвижны. Широкие крылья носа, острые скулы, густые брови. Длинные пальцы сцеплены на колене.

— Позвольте вас поздравить, Алан, — он кивнул головой, усмехаясь, — Мало на Эдеме найдется людей, способных обчистить де Валианта. И ещё меньше тех, кто рискнет обокрасть клан Ямато.

Я похолодел, услышав о клане, но всё же сел напротив франта. Элли не отпускала мою руку, и я только сейчас почувствовал, как она дрожит.

— Молчите? Похвально. Обычно, когда люди хотят солгать, они начинают нести полную несуразицу. Но те, кто молчит… Такие собеседники гораздо опаснее.

— Кто вы такой? Что вам нужно? — перебил я его.

— Сразу к делу? Хорошо. Можете называть меня Ирио. Мне нужны те данные, что мадмуазель Шигора украла у наших сайко-комон. Вы уже успели изучить их?

Я отрицательно покачал головой. Ирио и бровью не повёл, а я почувствовал проникновение в своё инфополе. Мягкое, почти незаметное. Если бы не бушевавший в изоляции биотек, его касание вообще было бы сложно ощутить.

Меня читали. Читали, как открытую книгу.

— Прекрасно. Будьте так любезны, перешлите их мне.

Элли вопросительно посмотрела в мою сторону, и я с удивлением осознал, что она ждёт разрешения. Пришлось кивнуть (ну а что оставалось делать?), и через мгновение трансфер был завершён.

— Прекрасно, — повторил франт, — Что насчёт снятых копий?

— Учитывая, как ловко вы меня изолировали, наверняка можете полазить в стеке и инфополе. Посмотрите и поймёте, что их нет, — предложил я.

А сам только порадовался, что из-за своей паранойи перебросил все архивы деда на внешние носители и хорошенько спрятал. Ровно как и всё то, что касалось ограбления де Валианта и вообще всего, что имело отношение к проекту «Синтрофос».

— Уже просмотрел, — кивнул он, — Но быть может, у вас есть физические копии?

Один из людей Ирио отобрал сумочку Элли, другой — начал рыться в моей. Они ничего там не нашли, само собой.

— Что ж, будем считать, что всё в порядке. Теперь дело за малым. Насколько понимаю, вы собирались покинуть планету?

Этот вопрос я оставил без ответа.

— Ах, Алан, перестаньте! — взмахнул рукой франт, — Неужели вам непонятно, что я знаю о вашей небольшой банде абсолютно все? Я знаю, из какой вы Семьи, знаю всё о ваших друзьях, и самое главное — я знаю, что вы ищете.

— Зато я не знаю о вас ничего, — недружелюбно ответил я, всё ещё пытаясь достучаться до Дока и отправить Йену сообщение.

Бесполезно. Этот Ирио каким-то образом полностью заблокировал меня. Неужели у него такой же биотек?..

— Вам это и не нужно, — пожал он плечами, — Но, в качестве дружественного расположения, я отвечу. Меня прислал Оябун Ямато. Зачем — уж простите, но это вас не касается. Но вы не только наследили, месье де Пайле… Вы перешли дорогу нашему клану, а это, как сами понимаете, чаще всего ведёт к смерти.

— Но мы, по какой-то причине, ещё живы.

— Должен признать, у вас весьма незаурядный талант. И везение! Даже не знаю, чего больше. Так случилось, что нашему клану как раз пригодится такой человек. И раз вы не любите ходить вокруг да около, скажу сразу — вы выполните для меня одну работу. Иначе я предоставлю де Валианту информацию, изучив которую он поймет некоторые вещи. Например — кто виновен в смерти его сына. Или узнает, кто его обокрал, и зачем. А также эту информацию получит отдел расследований — и не ваш друг, лейтенант Триони, а его руководство. Представьте, какая поднимется волна, и сколько людей пострадает из-за ваших ошибок?

— Сложновато для того, кто может прямо сейчас вскипятить мне мозги.

— А может быть, я так и сделаю, — легко продолжил Ирио, — Просто убью и вас и ваших друзей. Или заберу мадмуазель Шигору с собой, поразвлечься, а вас с приятелем оставлю на растерзание Империума. Вариантов, как видите — много. И ни в одном из них вы меня не переигрываете. Не тот уровень, молодой человек.

— Что это за работа, которую вы предлагаете? — я понимал, что крыть такие карты мне попросту нечем, и решил выслушать странного гостя.

— Проникновение, взлом, кража, — он пожал плечами, — Если вы согласны, всю информацию получите завтра, тогда же обсудим и условия… скажем так — вашего исчезновения.

— Есть ли хоть малейший шанс, что выполнив вашу работу, я и мои друзья останемся живы?

Ирио рассмеялся, и встал с дивана. Обойдя его, подошёл к столику, на котором стоял алкоголь, налил себе вина, сделал длинный глоток, и ответил:

— Видите ли, Алан, вам придется либо поверить мне на слово, либо умереть прямо сейчас. Других гарантий я не дам и, разумеется — никаких контрактов, ведь их так просто отследить и взломать… Но могу заверить — если всё пройдет удачно, все останутся только в выигрыше. И вы — в том числе. Я не сторонник бессмысленных убийств, поверьте.

— Хорошо, — смысла в раздумьях не было, и я с лёгкостью согласился.

Нарушить условия договора успею всегда. Сейчас же вариантов попросту не было…

— Мудрое решение, — Ирио допил вино, и улыбнулся, — Не переживайте насчет Сарьяна. В отеле странным образом пропали все записи, на которых фигурировал он и та девушка, с которой его видели в фойе. С этой стороны вам нечего бояться. Также как и того, что лейтенант Триони выдаст мадмуазель Шигору де Валианту. Наши друзья в управлении отправят его на несколько дней с каким-нибудь заданием в провинцию, или на другую планету. Туда, где месье Нейл не сможет надоедать ему бесконечными звонками. Вам же я советую отдохнуть, и жду вас троих завтра по этому адресу, — он, очевидно, знал и о Йене…

Ирио кинул на стол карточку с адресом, но я даже не посмотрел на неё, провожая франта взглядом.

Возле входа он обернулся.

— И да, месье де Пайле — не совершайте глупостей. Вздумаете сбежать, и не успеете опомниться, как пожалеете об этом. Хорошего вечера, — франт кивнул, и скрылся за дверью.

Его телохранители вышли следом, а ещё через секунду я смог докричаться до Дока, и получил контроль над своей квартирой.

— Вызвать Йена.

Я перевёл вызов на большой экран и включил видеосвязь. Друг ответил сразу и, увидев его, Элли ахнула, зажав рот ладонью. Лицо Йена было разбито, буквально — в кровавую кашу: губы распухли, один глаз налился кровью, второй и вовсе заплыл. Из носа текла кровь, а сам он был изрядно свернут вправо. Челюсть покрыта синяками, а когда он улыбнулся, увидев меня, я заметил, что у него не хватает нескольких зубов.

— Чёрт, — только и смог произнести я, — Ты как?

— Намано, — осклабился Норм, — Э, а ты пошму цел?! Аширеть, ёпанамма!

— Тебя только это волнует? — я не удержался от улыбки.

Чем серьёзнее была проблема, тем сильнее Йен старался не думать о негативных последствиях — таков уж он был, и даже с разбитым лицом умудрялся шутить.

— Да мне вшё штало поняшно, када я увидел трехш… сссс… Уплюткаф с ошейниками Ямато ф квартире, — отмахнулся тот, — Думал, пуфут пытать, и пофытался бешать… Фравда, дальше коридора не ушел, — он сплюнул кровавую слюну, и засунул в рот мизинец, ощупывая дырку на месте одного из клыков, — Скрутили, ссуки, и слегка нафаляли, чтобы не дергался.

— Слегка? — прошептала Элли, которую все еще била дрожь. Я налил ей крепкого алкоголя, и подал стакан.

— Да, — Йен закончил изучать свою челюсть, и взял в руки мокрую ткань, попытавшись вытереть с лица кровь, — Я рефыл не фдаваться сразфу, тьфу… Порефал одного из пёсиков. Тада они с цепи и сорфались… Думал — уфьют, но не, обофлось, им кто-то набрал и афтановил.

— М-да, — я покачал головой, — Йен, мне не хочется сыпать соль на твоё и без того пострадавшее лицо, но… Ямато знают обо всём, чем мы занимались в последнюю неделю. А может и больше. Отобрали данные, которые мы вытащили у их сайко-комон, в курсе, что я убил Сарьяна…

— И чо хофят?

— Чтобы мы что-то украли для них. А если откажемся — сдадут нас всем, кому только можно — или убьют. Честно говоря, я не до конца понял, чего от них ждать.

— Эх, и нафо ше было так фляпаться, — Йен отбросил окровавленную тряпку, и попытался вправить нос, но только застонал, — и шо теферь?

— Завтра этот тип, с которым я говорил — Ирио — хочет встретиться с нами. Оставил адрес, — я поднял к глазам карточку, которую оставил франт, — Отель «Сёгун», в полдень.

— Клафф. Мне ф таком фиде только по рефторанам и гулять… Тада попытаюфь прифести себя в поряфок, и лягу шпать…

Я не стал говорить, что у меня есть копия данных сайко-комон. Ирио, скорее всего, мог нас прослушивать, так что рисковать не стоило. Элли, по счастью, это тоже понимала.

— Тебе бы лучше в больничку, приятель…

— Дофтор уфе едет, — отмахнулся тот, — пофлатает… @#$%, вифимо, шемейное профлятье добфалось и до меня, — он грустно усмехнулся, — Лафно, до фафтра.

— О каком проклятии он говорил? — спросила Элли, когда Йен отключился.

— В другой раз, — я сел рядом с ней, — С тобой всё нормально?

Она с иронией посмотрела на меня.

— А сам как думаешь? Я растеряна, напугана… И понятия не имею, что нас ждёт дальше. Но очень рада, что сейчас здесь, с тобой.

Я улыбнулся.

— Я тоже этому рад. Не переживай, мы выкрутимся.

— Как?

— Пока не знаю. Но я обязательно что-нибудь придумаю.

Глава 17

Одна из главных загадок (если не самая главная) современности — кто такие Предтечи? Мы находим их храмы, но не можем расшифровать письмена, нанесенные на их стены. Мы ищем их артефакты, а когда находим — не имеем ни малейшего понятия, что с ними делать. Мы не знаем как они выглядели, не знаем, чем занимались, и почему исчезли. Но вот что забавно — все те миры, которые Империя колонизирует со времени начала Великой экспансии, принадлежали им. Не значит ли это, что мы, люди — их прямые потомки?

Выдержка из лекции по новейшей истории Антони де Рабиоли.
Нейл
Этот стакан с виски был уже шестым. Спутник Нейла напомнил ему об этом несколько минут назад, и с тех пор был отключён. Старший сын Карлайла устал, как никогда в жизни. Год, начавшийся так успешно, буквально за неделю превратился в широкую черную полосу неудач. Сначала старые друзья, отказавшиеся от совместного финансирования транспортной концессии. Затем — кража семейной информации, которая так нигде и не всплыла. Это значило лишь то, что человек, проникший в их тайны, имеет личные мотивы. А теперь ещё и Сарьян…

Глупый мальчишка! Нейл был уверен практически на сто процентов, что напавшая на младшего брата Мелисса де Сардо и воровка, проникшая в их дом — один и тот же человек. И если бы этот чёртов лейтенант выполнял свою работу живее!..

Нейл придержал эту мысль. А ведь, если подумать, и здесь ему поставили подножку…

Сразу после из встречи на Арене он получил сообщение от Триони о том, что лейтенанта отправляют куда-то вглубь материка, в небольшой шахтёрский городок. И на последние несколько звонков Джайлс не отвечал — попросту был недоступен. Капитан Дельгао, к которому Нейл приехал лично, лишь разводил руками, и советовал не переживать, но Нейл никак не мог успокоиться. Иногда ему казалось, что он единственный человек, который понимает — вокруг его семьи творится что-то неладное.

Отец переживал из-за Сарьяна, всё дальше и дальше отстраняясь от дел семьи. О его новой жене и вовсе нечего было сказать — её сослали в соседнюю систему, и всё свое время белокурая дурочка проводила в бесконечных развлечениях, не ощутив никакой разницы с тем, как ей жилось раньше.

Сегодня — прямо сейчас — был первый момент за все последние дни, когда Нейл остался наедине со своими мыслями.

— Алария, дай мне список лучших Ищеек. Всех, кто сейчас находится в системе, — негромко попросил он.

Все окна его кабинета были закрыты, и в помещении царил глубокий полумрак. После слов Нейла он оказался разорван мягким сиянием голограммы, появившейся над столом. Нейл поднял взгляд на нее — в списке было всего два имени.

— Свяжись с Матиасом Брингом. Составь приглашение от моего имени, и узнай, хочет ли он встретиться. Передай, что я предлагаю контракт, — велел Нейл, вспоминая выступление фехтовальщика на Арене.

Алария выполняла указания молча — у Нейла так было заведено довольно давно. Через несколько минут спутник принял вызов.

— Мастер Нейл, — в проекции появилось лицо Матиаса, — Рад с вами познакомиться.

— Взаимно, — кивнул Нейл, — Я хочу предложить вам контракт. Вот его сумма. Половину плачу сразу. Детали расскажу приличной встрече. Могу я на вас рассчитывать?

— А я уж думал покидать вашу гостеприимную планету. Куда мне приехать?

— Не утруждайтесь этим вопросом. Я отправлю глайдер. Вас заберут через пятнадцать минут.

Нейл отключился. Дальнейшие раздумья, решил он, ни к чему не приведут. И если никому, кроме него, нет дела до семейного благополучия и чести — то и решения будет принимать он.

Фехтовальщика привезли быстрее, чем ожидалось. «Атласы» проводили его в кабинет и оставили двери открытыми, встав по обе стороны от них. Матиас усмехнулся и лёгким шагом прошёл через всю комнату, а затем протянул Нейлу свою огромную руку. Тот пожал её, ощутив мягкое покалывание в нервных окончаниях.

— Садитесь, — хозяин кабинета указал на диван, расположенный возле одной из стен, — Выпьете?

— С удовольствием, — согласился гость.

Нейл достал из стола второй стакан, налил в него виски и протянул Матиасу. Тот благодарно отсалютовал, сделал глоток.

— Великолепно, — протянул он, и снова приложился к стакану, — Просто бесподобно.

— Рад, что вам понравилось, — Нейл снова налил гостю, и добавил себе, — Скажите, Матиас, могу я быть уверен, что обсуждаемые здесь детали контракта останутся между нами?

— Конечно, мастер, — здоровяк был невозмутим, — Это один из стандартных пунктов моего договора.

— Поймите меня правильно — не все свободные Ищейки этот пункт соблюдают, — заметил Нейл, — Мне нужны гарантии.

— Какого рода?

— Ваша жизнь в залог была бы лучшим вариантом.

Матиас усмехнулся, но удивления не выказал.

— При всем уважении, мастер Нейл, на подобное я соглашусь только после того, как мы с вами заключим контракт. Меня, к примеру, не прельщает оказаться втянутым в заговор против Императора. Свою жизнь я готов доверить только тому человеку, который сумеет её сохранить.

Нейл помолчал некоторое время, раздумывая. То, что он собирался предложить Матиасу, не слишком отличалось от задания Триони. И хотя тот был лейтенантом Империи, а Матиас — обычным наемником, общей сути дела это не меняло. Убить предавшего тебя наемника также просто, как и любого другого человека.

Он отдал команду Аларии, и та полностью изолировала комнату от внешних источников. Затем Нейл достал из верхнего ящика стола небольшой кристалл памяти.

— На нем контракт и информация.

Матиас вставил кристалл в зажим на браслете, который подстроился под нужный размер. Наскоро просмотрев информацию, увидел сумму контракта, и присвистнул:

— Более чем щедрое предложение, мастер Нейл.

— Если согласишься, половину получишь сейчас, как я и предлагал.

— Согласен, — фехтовальщик поднялся на ноги, и снова протянул руку хозяину кабинета. Нейл пожал ее, и контракт был зафиксирован.

Алан
Мы с Йеном и Элли пролетали над площадью Основания — монструозным сооружением, представлявшим собой комплекс парков, фонтанов, колоннад и многочисленных открытых участков, вымощенных ослепительно белыми каменными плитами. Отсюда, сверху, было видно, что рисунок деревьев, окружавших площадь, строго выверен, и схематично повторяет герб Империи — три кольца разного диаметра, а в центре — поднятая на приличную высоту каменная глыба в форме треугольника.

Общие размеры, надо заметить, могли бы шокировать неподготовленного человека, но мы прожили здесь достаточно долго, чтобы не удивляться подобным вещам. Но, чтобы сказать хоть что-то, я кинул пробный шар:

— С размахом строили.

Йен, который выглядел куда лучше, чем вчера (его личный врач хорошенько постарался, и теперь лицо друга не выглядело как отбивная), вяло кивнул.

— Ещё как. И знаешь, что мне напоминает эта площадь? Объем наших проблем. Почему мы не подумали, что все может обернуться вот так?

Я скривился. Йен даже не старался перевести тему — сразу выдал мне в лоб то, что его беспокоит.

— Потому что мы идиоты, приятель. Давай оставим стенания на потом? Я, честно говоря, и так весь на нервах, и думать сейчас могу только об этом хлыще, и его ультиматуме.

Йен ничего не ответил, и я больше не делал попыток разговорить друга. За остаток пути мы не произнесли ни слова.

И это было оправданно. Я сразу предупредил друга о том, что Ирио может нас прослушивать (учитывая его невероятные умения), так что мы не обсуждали, хм… «запретные» темы. Элли это объяснять и вовсе не пришлось — она видела, что умеет этот франт…

Уже на подлёте к отелю, где нас ждал Ирио, мы получили сигнал о перехвате всех информационных колебаний. Пришлось отключать спутников — незачем было предоставлять доступ к ним кому бы там ни было.

Сам отель занимал достаточно большую площадь, и охватывал немалую часть квартала, в разных точках возвышаясь где на десять, а где и на все тридцать этажей. Настоящий муравейник…

Глайдер не стал снижаться к парковке, вместо этого взяв курс на посадочную площадку одного из пентхаусов. К ней вела гравиевая дорожка, упирающаяся в стальную дверь, и когда мы вышли из мобиля, навстречу шагнули двое уже знакомых мне сятэй. Они обыскали нас, забрали у Йена трость и, слегка подталкивая в спину, провели нас ко входу в здание. Я оглянулся — глайдер, как только мы покинули салон, тут же взлетел.

Оказавшись внутри, один из сятэй махнул рукой в сторону стеклянной двери в противоположном конце тёмного коридора. За ней нас ждали.

— Добрый день, господа, — поздоровался Ирио. Он сидел на широком столе, свесив одну ногу и покачивая ей, — Мадмуазель Шигора, моё почтение.

— И вам не кашлять, — я сел в кресло, не дожидаясь приглашения.

Ирио прищурился:

— Выглядите слегка… Нервно. Выпьете?

— Красного вина, — ответил за всех Йен, подходя к барной стойке и исследуя ассортимент, — «Янтарная слеза» будет в самый раз.

Хотя, как я уже говорил, мой друг выглядел куда лучше, чем вчера вечером, но его оплывшее лицо и разбитые костяшки на руках нисколько не добавляли шарма. Впрочем, Ирио предпочел не обращать на внешний вид Йена никакого внимания — лишь хмыкнул, одобряя выбор напитка, и достал три бокала. Наполнив их, он протянул один Йену, второй поставил рядом со мной, а третий вручил Элли. Я сделал глоток, и осмотрелся.

Номер, хоть и был большим, но убранством совсем не поражал. Черные и белые цвета в интерьере, чёткие, прямые линии. Кроме трёх кресел, столика между ними, стилизованной под двадцать третий век барной стойки и двух стульев на длинных ножках рядом с ней, в комнате был лишь письменный стол, стоявший возле окна.

— Вы ознакомились с деталями контракта? — прервал тишину франт.

Я кивнул.

— Повторять, что случится в случае провала, полагаю, не стоит?

— Давайте уже перейдем к делу, — я раздражённо отставил почти полный бокал, — Что нужно украсть?

Ирио махнул рукой, и дверь плавно закрылась. Стены на секунду пошли рябью, и тут же вернулись в первоначальный вид.

— Теперь нас никто не услышит, — пояснил франт, — Итак, для таких профессионалов как вы, дело покажется простым.

Его слова прозвучали издёвкой, но я предпочёл этого не заметить.

Над столом появился ворох разнообразных проекций, стремительно сменяющих друг друга. Макеты домов, планы здания, какие-то списки, схемы.

— Всё предельно просто. Через три дня, в последний день карнавала, один из Советников улетает с Эдема. С собой он заберёт вот такой артефакт, — Ирио запустил руку в голограмму, и выловил оттуда небольшой куб, — Его вы и должны украсть. Разумеется — до того, как этот человек покинет планету.

Он протянул проекцию мне, и я взял макет в руки. На каждой грани небольшого (ребро — не больше пятнадцати сантиметров) устройства было углубление в виде треугольника, вокруг которого расходился геометрический орнамент. Некоторые треугольники на гранях были без отверстий — таких было всего три. Закончив разглядывать проекцию, я протянул её подошедшему к нам Йену, и спросил Ирио:

— Что это за вещь?

Тот улыбнулся змеиной улыбкой.

— Вам об этом знать совершенно ни к чему. Вся необходимая информация будет здесь, — он достал из углубления в столе кристалл памяти, и протянул мне, — К сожалению, она не полная, всё-таки, это поместье Советника.

Я напрягся.

— И чего же на этом кристалле нет?

— Маршрутов охраны, к примеру, — пожал плечами Ирио, — Они постоянно меняются. Инфополе тоже ни разу не статичное. Около сорока «Атласов» охраняют холм, на котором есть ещё несколько особняков — но в них в это время года никого не будет.

Мы с Йеном и Элли, молчавшей уже больше часа, переглянулись.

— Это может добавить проблем, — заметил я, — Вы понимаете, что требуете от нас, фактически, невозможного?

— Невозможного? — он повторил это слово вслед за мной, — Виктор, надеюсь, вы меня простите, но меня это совершенно не волнует.

— Из-за малейшей неточности все может полететь псу под хвост, — я не торговался, просто озвучивал, как мне казалось, очевидные вещи, — Три дня на подготовку такой операции… Мы сделаем все возможное, но предупреждаю сразу — скорее всего нас поймают. А ещё вероятнее — пристрелят.

— Думаю, вы сгущаете краски, — не согласился Ирио, — Коды общего доступа к поместью я предоставлю. Деньги, оборудование, — он щёлкнул пальцами, и в комнату вошла девушка, которую лучше всего характеризовало слово «неприметная», — и всё, что вам может потребоваться — спрашивайте у моей помощницы. И ещё кое-что, — он словно вспомнил нечто важное, — После того, как артефакт окажется у вас — не пытайтесь его активировать. Я узнаю об этом, и нашей сделке конец. У вас есть ещё вопросы?

Мы молчали. Да и что тут было говорить? И так понятно, что шансы выпутаться из такой передряги для нас равны чуть больше, чем нулю.

— В таком случае, вас проводят, — Ирио кивком указал на дверь, — Я сам свяжусь с вами.

— Если будет с кем связываться, — буркнул Йен, бесцеремонно сцапал почти полную бутылку «Слезы», и зашагал к выходу. Я подал руку Элли и направился следом за ним.

— Удачи, месье де Пайле, — пожелал напоследок Ирио.

Ирио
Когда молодые люди покинули номер, Ирио почти сразу вызвал лидера клана Ямато с помощью компактного транссистемного передатчика, помещающегося в чемодан.

— Да? — резко ответил тот чрез пару минут.

— Всё готово, оябун. Де Пайле получил задание.

— И ты уверен, что он справится?

— Даже если нет — мои люди будут рядом. Они закончат начатое в случае провала.

— Для чего тебе вообще понадобилось привлекать мальчишку? Мне казалось, ты не собираешься оставлять его в живых?

— Чтобы отвести от нас лишние подозрения, — Ирио пожал плечами, — Подвернулась хорошая возможность, и я решил её использовать.

Франт мог позволить себе выказывать пренебрежение при оябуне. Правда, только при разговоре один на один, но всё же… Этой привилегией не обладал ни один другой член клана.

— Как будто тебя это когда-то волновало.

— Времена изменились, господин. Вам ли не знать, насколько мнительным стал Император…

— Это так… Но меня интересует другое. Находка астрокуба — это замечательно, безусловно. Но то, ради чего ты отправил двух своих волчат на Магеллан… То, ради чего мы рыли носом землю последние годы… Признаться, я удивлён, что молодой де Пайле ещё жив, а у меня нет тех данных, что спрятал его дед.

— О, это довольно забавно, — усмехнулся Ирио, — После того случая в клинике, где он достал спрятанные старым Григориусом воспоминания, парнишка поумнел. Он не стал хранить их в голове — загнал на физический носитель и спрятал. А всё, что касается проекта «Синтрофос», вычистил со своего стека.

— Предусмотрительно.

— Учитывая, что он владеет биотеком с технологией «связи» — очень даже. Вот только мальчишка не знал, что у меня такой же, только развит получше.

— И? Не тяни!

— Тут как в случае с де Райдо — невозможно удалить из головы всё подчистую, — терпеливо объяснил Ирио, — Во время нашего разговора я выудил место, где хранится стек Алана, а через час — нашёл его.

— Похвально. Получается, ты убил одним выстрелом двух зайцев?

— Пока что одного, но второй вот-вот окажется при смерти, — улыбнулся Ирио.

— Что ж… Хорошо. Я доволен твоей работой. Свяжись со мной, когда астрокуб будет у тебя.

Оябун отключился, а Ирио достал вторую бутылку «Янтарной слезы». Махом осушив полный бокал, он налил себе ещё. Всё шло именно так, как было задумано.

Франт не сказал своему хозяину лишь об одном. О том, что помимо проекта «Синтрофос» старый де Пайле передал своему внуку знания об улучшении биотека…

И в этом они с Аланом были похожи — ведь парень тоже не рассказал об этом никому, даже своему ближайшему другу…

Глава 18

Алан
Следующие два дня мы практически не общались на отвлеченные темы — были заняты делом.

Для подготовки к смертоубийственной операции выбрали один из офисов Йена. Дав всему персоналу несколько дней выходных, мой друг притащил туда вагон оборудования, и мы принялись разрабатывать план налёта на поместье Советника.

Подумать только… Ещё несколько месяцев назад я даже представить не мог, что буду участвовать в подобном, а теперь…

Теперь оказался втянут в игры сильных мира сего … Откровенно говоря, я сильно жалел, что не послушал Триони и брата. Не стоило оставаться на Эдеме — особенно после того случая в клинике… Как только я получил данные, спрятанные дедом, следовало немедленно возвращаться на Магеллан, но…

Я поверил в свою неуязвимость. Поверил, что могу преодолеть любые препятствия. Поверил во множество других вещей, которые рассыпались прахом, стоило только допустить одну явную ошибку…

И обиднее всего было то, что я подставил других людей. Впрочем, Йен и Элли даже не думали меня ни в чём обвинять, и я был им за это благодарен.

После встречи с Ирио мы почти сутки изучали схемы поместья Советника и информацию, которую нам предоставили, и лишь после этого начали накидывать примерный план налёта. У нас были некоторые данные, которые позволяли проникнуть на охраняемую территорию, но из-за множества изменчивых факторов до того, как это случится, я понял — действовать внутри скрытно вряд ли получится долгое время.

Поэтому и план вырисовывался… больше импровизационный.

Взломщик, морф и боевик — маловато для столь серьёзного задания, но каждый из нас обладал уникальными навыками. И в теории, если всё сложится удачно…

Я хотел отговорить Элли лезть в пекло, но она наотрез отказалась. Аппелировала к тому, что сама согласилась на наше предложение, но мне казалось, что она лжёт. Думал, что на самом деле девушка чувствует и свою вину в случившемся с Сарьяном, и испытывает благодарность ко мне.

К тому же (и это было её главным аргументом) — без неё весь план казался просто бредом. Но вот с морфом оставался шанс, что нас не раскроют сразу, и мы можем остаться в живых…

Йен был занят тем, что изучал характеристики брони «Атласов», охраняющих поместье, и пути отхода. При том, что он единственный из нас обладал боевыми умениями биотека, пускать его вперёд я не собирался. Напротив — друг должен был прикрывать нас с Элли с безопасного расстояния.

На то было несколько причин. В частности, он единственный умел хорошо обращаться с разными видами оружия, а рядом с поместьем Советника имелась очень удобная позиция для снайпера. С которой, к тому же, можно очень быстро прийти нам на помощь, если потребуется.

Непосредственно внутрь я решил лезть сам. Не только потому, что заварил эту кашу и подсознательно хотел сам разрулить ситуацию. Просто только я, благодаря своему биотеку, мог отслеживать перемещение охраны, быстро вырубать «Атласов» или ломать систему защиты.

Да, это оставило бы кучу следов — но признаюсь честно, меньше всего меня волновало, что меня смогут отследить. Для себя я уже твёрдо решил, что если всё сложится удачно, мы выживем и добудем для Ирио чёртов артефакт — сразу же свалим с планеты.

Конечно, если он не грохнет нас раньше, но я собирался приложить для этого все силы…

Тем не менее, светить собственные лица и инфоматрицы мы не собирались. Плодить риски не стоило, так что мы с Йеном вновь связались с Аластором и, фактически, «выкупили» его на двое суток за бешеные деньги, велев разработать для нас двоих поддельные личности. Такие же, какую он сделал мне в самом начале нашего знакомства.

А вот Элли такая была не нужна — она и так должна была перевоплотиться в другого человека по ходу действия.

Пока Йен возился с оружием, мы с девушкой занялись разработкой и печатью масок — органический принтер у нас имелся, так что сложностей с этим не возникло. Потом переключились на оружие, технические примочки, настройки спутников и прочее, прочее, прочее…

Когда день закончился, и ночь накрыла Высокий город, Йен подошёл ко мне.

— Есть минутка?

— Конечно, — я отложил моток с искусственной кожей, — В чём дело?

— Выйдем на улицу, — он подхватил со своего стола сумку, — Хочу кое-что тебе показать.

Я последовал за ним. Элли, вымотавшаяся за последние дни не меньше нашего, тихо спала на диване, накрывшись моей курткой.

На лифте мы поднялись на крышу здания, где не было никаких камер наблюдения, и никто не мог нас увидеть. На улице стояла полная тишина. Очень хорошо было видно звёзды — гораздо лучше, чем с поверхности планеты. Далеко на востоке поднимались Сейвал и Финвал — две луны, восходящие одна за другой. Финвал отливал золотистым, а его брат близнец — зеленоватым светом. Если приглядеться, модно было увидеть тоненькие цепочки колоний, раскинувшиеся по поверхностям спутников.

Йен, как и я, некоторое время молча рассматривал это впечатляющее зрелище. Наконец он заговорил.

— Я живу на Эдеме с самого рождения, вот уже двадцать лет, приятель. И всё никак не привыкну к этой красоте.

— Не ожидал от тебя подобной поэтичности.

— Я же не только сарказмом владею. Быть может, больше и не представится случая показать себя с интеллектуальной стороны.

— Заткнись, придурок, накаркаешь, — попытался отшутиться я.

Впрочем, чувство, засевшее внутри, прямо говорило, что Йен вполне может оказаться прав…

Он вытащил из кармана своего пальто сигарету, прикурил её маленькой зажигалкой, и перетянул сумку на грудь, расстегивая молнию.

— Помнишь, когда мы готовились обчистить де Валианта, был вариант попасть во внутренний двор его поместья с воздуха?

— А как же, — мне даже напрягать память не пришлось. Мы с Йеном едва не реализовали эту безумную затею, — Если бы не закрытое воздушное пространство и дроиды-патрульные…

— Ну, — он усмехнулся и щелчком отправил сигарету в долгий полет с крыши, — Зато теперь ты можешь только похвалить меня за предусмотрительность.

Жестом дешёвого фокусника, достающего кролика из шляпы, Йен извлёк из сумки браслет. Хотя, это скорее была перчатка без пальцев, но длиной почти до самого локтя. Браслет был вмонтирован в нее, и с первого взгляда было понятно — в свободной продаже таких штук не найдешь.

— Что это? — я взял устройство. Перчатка была очень лёгкой, и приятной на ощупь.

— Новое слово в применении генераторов наночастиц в качестве компенсаторов гравитониевых импульсов.

Я покосился на друга.

— Обойдёмся без терминологии, хорошо?

— Это, — он достал вторую перчатку, и показал на небольшую твердую часть в центре ладони, — универсальный гравитониевый двигатель. Это, — постучал по выступающей накладки предплечья, — генератор наночастиц.

Я, кажется, начинал понимать, что это за вещь, и чтобы не спрашивать одно и тоже несколько раз, просто снял свой браслет, и отдал другу. После нацепил обновки на обе руки. Ткань плотно облегла кожу, и я почувствовал лёгкое покалывание.

— Сейчас оборудование настроится на твоё инфополе, соединится со стеком и спутником, — пояснил Йен, доставая из сумки ещё два плоских предмета, и протягивая их мне, — А это компенсаторы для ног.

— Не понял, — я взял у него из рук нечто, похожее на плоские камни, — И как их одевать?

Сразу после моего вопроса Док сообщил об обнаружении нового оборудования, а камешки в руках подсветились мягких синим светом.

— Просто приложи к подошвам обуви, или ступне. Это же наночастицы, они прирастут к чему угодно.

Я сделал, как было велено, и через несколько секунд подошвы моих ботинок стали толще на пару миллиметров — камешки просто растеклись по ним, принимая нужную форму.

— А теперь самое интересное, — улыбнулся Йен, — Слушай внимательно, повторять не буду: это оборудование — экспериментальное, и очень узкофункциональное, но шутка в том, что запрограммировать наноненератор можно как угодно. Изначально эти части были одним целым с комбинезоном — бронёй нового образца, подстраивающейся под условия окружающей среды. Не знаю почему, но в серийное производство этот прототип запущен не был. Пробная партия осела на Имперских складах, или была продана контрабандистам. Уже потом какой-то умник решил превратить такой комбинезон в сверхлегкий экзоскелет, с четырьмя двигателями — на ладонях и ступнях. Через некоторое время вещица попала к одному из моих знакомых, и он облегчил её ещё сильнее.

— Куда уж сильнее, — удивился я, — Осталось-то всего ничего.

— Сейчас все поймёшь. Все четыре двигателя генерируют импульсы разной мощности. Это происходит только в режиме «Икар». В этом случае все четыре компенсатора начинают жрать мощность, вырабатываемую гравитонием, и обрастают нанитами, превращаясь в массивные части доспехов — наручи и наголенники. Чем мощнее импульс — тем тяжелее доспех, всё просто. В цельном виде обладатель такого комбинезона мог за пару секунд превратиться в двухметрового гиганта с непробиваемой броней — если правильно загружал двигатели. Но самое главное другое, — Йен блеснул глазами, — Конкретно эта модификация умеет делать три вещи: поднимать носителя в воздух, и позволяет ему координировать полет — это раз. Совершать прыжки практически любой дальности, хватило бы энергии — это два. И есть ещё один режим, но он достаточно опасный — двигатели могут генерировать энергетические импульсы, и выстреливать ими на расстояние до десяти метров. Но в этом случае никакого гравитония не напасешься, энергии тратится просто невообразимое количество. А так — пара часов полета на скорости в триста километров в час тебе обеспечена десятью граммами вещества.

Я обалдело помахал руками.

— Это просто класс, Йен! Спасибо! Но есть вопрос — как всем этим управлять?!

— Док может координировать все твои действия. Вообще после нескольких тренировок спутник и инфополе наладят контакт, и проблем не будет. По крайней мере, так мне говорили.

— Говорили, значит? — я уставился на друга, — А твой знакомый сам пользовался этой штукой?

— Понятия не имею, — сверкнул улыбкой Йен, — Попробуй прыгнуть.

— Сейчас?!

— А почему нет? Двигатели заряжены, оборудование уже должно было настроиться. Давай, мне ужасно интересно, как это работает. Задай траекторию, или выбери точку, а Док все рассчитает. Если всё работает, эта штука изрядно облегчит нашу задачу.

Я вошёл в меню спутника. Там действительно появился новый интерфейс, и появилась возможность подключиться к нему. Проигнорировав причитания Дока об использовании экспериментального оборудования, я вывел на линзы нужные индикаторы и панели управления.

— Рекомендации по мощности будут? — спросил вслух, выбрав точку в двадцати метрах от нас.

— Половина? — предложил Йен.

«Пять процентов максимум. На пятидесяти ты можешь разбиться так, что тебя в лучшей клинике Эдема не соберут» — тут-же отозвался Док.

Я попробовал одновременно регулировать шкалу мощности и положение в пространстве — пока в тестовом режиме. Не сразу, но у меня получилось.

— Ну и чего ты ждёшь? — Йен изнывал от нетерпения.

— Пытаюсь не разбиться после первого же прыжка, — огрызнулся я, и отдал команду спутнику.

Слегка согнув ноги в коленях, и развёл руки в стороны. В следующий миг резкий толчок подбросил меня вверх и вперёд, и я, не ожидая такого старта, непроизвольно взмахнул руками. Меня крутануло вокруг своей оси, но прыжок получился достаточно затяжным, и Док успел скоординировать мою позицию. Я удачно приземлился туда, куда и планировал, и тяжело дыша, повернулся к Йену. В темноте было плохо видно его лицо, но судя по дикарскому танцу, что он отплясывал, зрелище ему понравилось. Я свистнул, махнул рукой, развернулся, и прыгнул ещё раз.

А затем ещё, и ещё. Через несколько прыжков я почти перестал касаться земли, и летел над городом — на самом деле летел! Это было невероятное, непередаваемое ощущение!

Я уже не допускал первой ошибки, и мог самостоятельно координировать положение в воздухе — как и говорил Йен. Рефлексы и нейроны делали свое дело, а через некоторое время я обратил внимание на то, во что превратились мои руки и ноги. Это действительно были части экзоскелета, но на подвижность конечностей они практически не влияли.

Наконец я осознал, что лечу вдоль края города. Выбрав одну из крыш зданий, стоящих на самом отшибе, я приземлился на нее. Немного отдышался и, подойдя к краю, окинул взглядом расстилавшуюся под Высоким городом долину, тянущуюся на север. Больше чем наполовину её скрывали густые облака, сверху окрашенные мягким зеленоватым светом. Я мог бы долго стоять там, но неожиданно мне пришел вызов от Элли.

— Да?

— Куда вы пропали? — ее голос был сонным, и слегка встревоженным.

— Вышли на улицу, тестировали одно устройство. Сейчас вернёмся.

— Хорошо, — она отключилась, а я улыбнулся.

«Неужели она переживает?»

Вернувшись на склад, застал Элли и спустившегося к ней Йена за оживлённым обсуждением.

— Что обсуждаете? — я снял с себя части «Икара», снова превратившиеся в тонкие перчатки и два плоских камня, и положил их в сумку.

— Решили ещё раз пройтись по плану.

— А выглядит так, будто спорите.

— Просто обсуждаем, где лучше перехватить дочь Советника. Честно говоря, этот пункт плана вызывает у меня самые большие сомнения, — покачала головой девушка.

Я понимал, о чем она. В последние дни с первых страниц новостей не сходили кричащие заголовки вроде: «Нападение на небожителя!», «Месть или случайность?» или «Кто объявил охоту на золотую молодежь?». Последний мне нравится больше всех других — особенно, если учитывать, что других нападений не было.

Но остановить журналистов оказалось не под силу даже де Валианту. Тему раздули, несмотря на отсутствия улик и все усилия властей, и народ бурлил. Подобные события происходили в Высоком городе очень редко, и привлекали к себе всеобщее внимание. Полная неизвестность пугала людей, и каждый из Небожителей теперь думал, что может оказаться следующим. Так что охрану во всех заведениях, на улицах и в домах усилили, а дети самых влиятельных жителей Верхнего города и вовсе никуда не выходили без небольшой персональной армии.

— Не стоит переживать. У нас, как и раньше, всего две возможности — перехватить девчонку на летающих островах, или по дороге от них.

Элли поджала губы и кивнула.

— Ты прав, прав, Алан. Просто… Чёрт, я просто очень устала, и честно говоря, до одури боюсь завтрашнего дня.

Я положил руку ей на плечо.

— Мне тоже страшно, поверь. Настолько сильно, что я ни о чем другом и думать не могу после того, как нас прижал Ирио. А Йен — ты думаешь, он спокоен? Только внешне, поверь.

Друг посмотрел на девушку и улыбнулся ей.

— На самом деле я так очкую, что пора менять подштанники, подруга. Но понимаю одно — нам нужно сосредоточиться, и сделать все возможное, чтобы остаться в живых. И без тебя у нас ни черта не получится.

Она улыбнулась его грубости и кивнула, а я в который раз за последние дни подумал, что из-за моей самоуверенности и наглости мы встряли в очень серьезные неприятности… И самое паршивое — я втянули в них Элли и Йена… Это просто убивало меня.

Девушка словно прочла эти мысли.

— Мы сами выбрали свою судьбу, Алан, — заметила она, и мой друг кивнул, подтверждая эти слова, — Вы не заставляли меня участвовать в ваших делишках, я сама приняла решение.

— Действительно, приятель, не надо себя казнить. Я поддержал все твои идеи, когда мы начинали, так что… А, — он махнул рукой, — Да что тут скажешь? Не только ты виноват в происходящем.

— Именно поэтому я тут, с вами, а не лечу первым же рейсом куда-нибудь на периферию Империи. Ну, и ещё потому, что вы хорошие друзья.

Элли прыснула.

— Ты меня совсем не знаешь.

— Зато мы в одной лодке.

— Этого мало.

— В текущих обстоятельствах… Как сказать…

Он снова усмехнулась, и покачала головой.

— Мы ещё вернёмся к этому разговору позже. А сейчас хорошо бы отдохнуть. У нас всё готово. Маски напечатаны, программы и оборудование настроено. Нужно выспаться.

— Да, — я кивнул, — останешься у меня?

— Больше негде. И честно говоря… Я не хочу оставаться одна.

— Я тебя не оставлю, — тихо шепнул я ей на ухо, и повернулся к Йену, — Едешь домой?

— Нет, — отмахнулся он, — Вы проваливайте, а я ещё раз все перепроверю. Заночую здесь. Жду вас завтра в три часа, не опаздывайте.

— Хорошо, — я пожал ему руку на прощание, и мы с Элли направились к выходу.

Глава 19

Алан
Всё происходящее казалось мне безумием…

Я был Небожителем. Йен был Небожителем… И тем не менее сейчас мы делали то, что Небожители в галактике уже давным-давно не практиковали — пытались практически в открытую навредить одному из своих.

Без одобрения наших семей (я говорю за себя, раз уж Йен является единственным представителем своего рода), без одобрения Императора… Более того — мы собирались навредить дочери человека, которого Император сделал своим ставленником…

Пусть это было не наше решение. Пусть нам не оставили выбора и делать этого совсем не хотелось — но факт оставался фактом. Мы нарушали все мыслимые и немыслимые, официальные и неофициальные законы.

Мы собирались оглушить дочь Советника Йалака де Форон, использовать Элли, чтобы она скопировала внешность девушки, и взять её охрану под контроль. А затем вломиться в поместье самого Советника и украсть одну из его реликвий, не считаясь с сопутствующим уроном…

И всё ради того, чтобы остаться в живых…

Самой сложной, на мой взгляд, была первая часть плана.

Дочь Советника не любила Высокий город. Она предпочитала жить на летающих островах в заливе — там у их семьи имелось поместье. И именно там было удобнее всего совершить «подмену».

Конечно, проще всего напасть на кортеж Дианы де Форон было бы по пути в Высокий город — там она была наименее защищена. Но эта «незащищённость» компенсировалась неудобствами, которые попутно возникали.

Помимо самой девушки требовалось одновременно отрубить от инфосети десяток её охранников, несколько гравибайков и глайдеров, в которых была встроена аварийная система оповещения как раз на такой случай.

А учитывая, что у нас в команде за взлом отвечал я один — сделать это за короткий промежуток времени (не более десяти секунд) не представлялось возможным. Даже с увеличенной скоростью работы моего биотека.

На территории поместья хоть и было больше охраны, и стояла более мощная защита — со всем этим я мог работать куда больше времени. В биотеке был уверен, как и в спутнике, так что нисколько не сомневался, что у меня всё получится.

Если карта ляжет…

Арендовать жильё на ближайших островах не удалось. В этом районе всё было раскуплено и забронировано на многие месяцы вперёд, так что мы решили действовать напролом.

Не лучший вариант, знаю. Но куда было деваться?

Периметр поместья был защищён, но вот воздушное пространство над ним контролировалось только на высоте в пятьдесят метров. И здесь, как нельзя кстати, пришёлся подарочек Йена.

Я выпрыгнул из глайдера, когда мой друг провёл его на безопасной высоте. Признаюсь, было очень страшно, но Док не подвёл — он за одну ночь научился управлять «Икаром», так что я без проблем завис на нужной высоте и умудрился подключиться к одному из замерших над летающим островом маяком.

Его взлом дал мне доступ к подсети, которую я захватил и «заморозил» с помощью биотека меньше чем за тридцать секунд — ещё до того, как проникновение обнаружили.

Это дало мне возможность незаметно снизиться и затаиться за одним из булыжников у края острова, чтобы ни один из охранников меня не заметил. Уже оттуда, найдя в пределах досягаемости ретранслятор гравитационных помех, я начал ломать внутреннюю сеть охраны, и это оказалось самым серьёзным вызовом.

Почти полтора часа я провёл, фактически, без зрения, путешествуя по цифровым каналам, от одного узла к другому, «убегая» от следящих программ, «замораживая» файерволлы и отключая один компонент безопасности за другим. Причём отрубать всё бездумно было нельзя — чтобы система не подала автоматический сигнал в Высокий город, и чтобы управляющие ей специалисты не заметили проникновения.

Лишь когда получилось опутать своей «паутиной» всю сеть острова, я рискнул подать сигнал Йену, и он, подлетев поближе, высадил на остров Элли.

То, как мы пробирались внутрь, я никогда не забуду…

Перебегая от одного укрытия к другому я, буквально, выслеживал одного охранника за другим, брал под контроль их спутников (куда более простых, чем у меня) и запрещал им подавать аварийные сигналы и связываться с экстренными службами. И лишь затем вырубал «лучших наёмиков Эдема».

А параллельно ставил «заплатки» на инфосеть острова изнутри — огромные блоки цифровых помех, тоже запрещающие подавать сигналы о помощи и вообще связываться с внешним миром.

Пару раз нас чуть не заметили, и ещё дважды — всё-таки увидели… У нас не было никакой возможности оставить этих людей в живых… Главное — я и Элли не дали им связаться со службой безопасности Советника в Высоком городе.

Мучала ли меня совесть?

Да.

Но рефлексировать или, тем более, останавливаться я не собирался. Слишком поздно было… Долбаный Ирио держал нас на коротком поводке — не просто угрозами, но и своими трекерамим, подсаженными в моё инфополе и инфополя моих друзей. С помощью Дока я обнаружил их все — но не смог ни отключить, ни расчленить, ни заморозить.

Ирио, чёртов франт… Я догадывался, что у него есть биотек, очень похожий на мой, но… Видимо, развит он был куда лучше, раз его «заклинания» я не мог нейтрализовать никаким образом…

А я… Я за все три месяца так и не смог найти ни одного ингредиента для улучшения биотека, о которых писал мой дед… И сколько бы ни изучал эту тему, сколь бы невероятной она мне ни казалась, проверить её на практике никак не получалось…

И, тем не менее — мы были здесь.

У нас получилось пробраться внутрь дома, тихо нейтрализовать охрану, «заморозить» всю систему и подобраться к Диане де Форон, ничего не подозревающей и загорающей на крыше дома.

Она даже не поняла, почему уснула — просто провалилась в сон, а я вытер кровь, последние десять минут непрерывно текущую из носа.

Слишком много раз пользовался биотеком, и даже двойная доза нейрорелаксантов не помогала унять головную боль… А ведь это было только начало…

Элли перевоплотилась в дочь Советника очень быстро. Куда больше времени заняла перестройка её инфополя, но благодаря примочкам, сделанным для нас Аластором, мы сделали и это. Правда, закончили только к вечеру, но… Изначально так и рассчитывали, что придётся провозиться целый день.

Пока шла настойка, Элли общалась от имени Дианы в сети, отвечала на звонки и даже один раз поговорила с отцом. Советник спрашивал, когда она прилетит и почему задерживается, и моя напарница, великолепно отыгравшая роль, совершенно спокойно убедила его, что пока не может покинуть остров.

Он поверил.

А когда мы закончили, начался второй пункт нашего плана. Самый трудоёмкий с моей стороны, и самый… Жуткий.

Обычно Диана путешествовала в окружении двенадцати «Атласов». И сильно уменьшать количество её охранников — значит спровоцировать лишние вопросы. Ведь после того, как мы покинем остров, придётся снять все ограничения с инфосети кортежа, и о его вылете станет известно Советнику. Чего доброго, ещё попытается связаться с людьми на острове, которые до завтрашнего вечера должны валяться в отключке, и…

О том, что будет дальше, я старался не думать.

Как бы там ни было, мы решили, что девяти охранников будет более чем достаточно. Причём место одного из них займу я, переодевшись в фирменную броню «Атласа». Значит, всего восемь человек, которых нужно будет превратить в «зомби»…

Двое в глайдере, где буду я и Элли, ещё четверо — во втором глайдере, и пара — на ховербайках.

Я неспроста назвал их «зомби». По большому счёту то, что я с ними провернул, попросту аморально, незаконно и вообще… Ужасно… Но даже себе я устал повторять, что это необходимость, так что… Просто начал делать то, что нужно.

Биотек позволил мне запрограммировать штатных спутников «Атласов» таким образом, чтобы они не просыпались, но исполняли мои команды. Точнее — реагировали по заданным скриптам, которые я писал почти двенадцать часов. И без того немногословные наёмники вели себя как обычно — их паттерны, слепки инфосетей и прочую мишуру мне предоставил Аластор и я просто вывел из неё среднее значение, которое затем «обрезал» до шаблона и закачал в спутники этих людей. А все внешние сигналы, приходящие к ним, перевёл на себя.

Таким образом, как только к одному из охранников поступит какой-либо запрос, я буду иметь доступ ко всей его личной информации — вплоть до позывного и ключа безопасности, но отвечать буду сам — так, как нужно.

Не скрою — это сильно выматывало и, фактически, пило прорву моих сил. В голове стоял гул чужих голосов, и я чувствовал себя неопытным кукловодом. Если бы не Док, постоянно корректирующий действие написанной мной программы, я бы точно не справился…

Главной проблемой было, что при всей мощности биотека я мог держать своих «подопечных» под контролем на весьма ограниченном расстоянии — диаметров всего двадцать метров от себя. По счастью, выстроить глайдеры и ховербайки таким образом, чтобы они помещались в такой вымышленный круг не составило труда, и когда мы сделали это — выдвинулись в сторону Высокого города…

Йен
Йен ждал появления друзей на крыше здания. Эта высотка находилась в трёхстах метрах от небольшого закрытого района, расположенного на холме. Там проживал Советник и несколько других чиновников экстра-класса.

Для снайпера позиция была идеальной. В жилах парня бурила кровь, винтовка упиралась в плечо, а мир сузился до той части которую было видно в электронный прицел.

Йен прибыл сюда недавно — от него требовалось заранее расставить вокруг холма ретрансляторы, способные принимать сигнал спутника Алана. Это пригодится позже, а сейчас…

Сейчас де Райдо наблюдал, как на посадочную площадку в огромном дворе поместья Советника приземляется кортеж Дианы. Во избежание дополнительных неприятностей, держать связь между собой друзья не решились…

Поначалу всё шло гладко. «Атласы», подконтрольные Алану, вели себя как обычно. Встречающие, кажется, ничего не заметили. Сам Советник, появившись во дворе, обнял «дочь» и перекинулся с ней несколькими фразами, даже рассмеялся какой-то шутке.

Со двора они спустились вниз по каменной лестнице, прошли через арку. Затем направились ко входу в поместье, вышагивая по зелёной лужайке, и Йен начал думать, что им удалось обвести всех вокруг пальца.

«Атласы», которых контролировал Алан, плелись за ними, и Советник это заметил — как и некоторые другие охранники. Он что-то спросил у Элли, та отмахнулась, и они пошли дальше — но в следующий миг из-за стены появилась женщина. Её силуэт будто материализовался из мерцающей дымки.

— Телепорт, мать её… — выдохнул Йен.

Она появилась рядом с Советником, и тот даже не удивился. А вот Элли чуть отшатнулась — как и Алан в форме штурмовика, шагающий рядом с ней.

Это, очевидно, вызвало недоумение хозяина поместья, а затем…Всё закрутилось.

Девушка вскинула руку, и трое «Атласов», которых Алан держал на привязи, схватились за головы и затрясли ими, как собаки. Советник что-то выкрикнул, несколько охранников позади Элли и Алана вскинули оружие, но де Пайле только махнул рукой — и они тут же упали на землю.

Остальные, подконтрольные ему «Атласы», мгновенно подняли винтовки и открыли огонь…

Как только это произошло, девушка-телепорт испарилась, а затем появилась за спинами трёх наёмников-«зомби» и подняла руки.

Они мгновенно выронили оружие. Вокруг «Атласов» возникло красное марево. Оно становилось все гуще, наёмники корчились. Из-под брони повалил пар.

— Твою мать… — пробормотал Йен, наводя прицел на девушку. Поймав её в перекрестье, он на выдохе плавно нажал на спусковую скобу — но не попал.

Телепорт, словно почувствовав, что её хотят убить, исчезла.

А в следующий миг оказалась прямо перед Йеном и ударила его ногой в лицо. Винтовка вылетела из рук парня, отскочила в сторону и с громким стуком упала на крышу уровнем ниже. Йен попытался встать, но телепорт ударила его ещё раз, по затылку. Парень лежал перед нависшей над ним девушкой, а перед глазами плясали звёзды. Он не мог сосредоточиться.

Телепорт подняла руки, и Йен почувствовал, как внутри него будто закипает каждая молекула…

Не обращая внимания на боль, рвущую тело, он полностью сосредоточился на биотеке…

— Улисс… — процедил он, — Направление… Дай мне направление…

«Nf-та-сев-ру-ко…»

— Да @#$%!!!

Парень ударил вслепую, вложив в этот удар всю свою ярость.

Женщина закричала от дикой боли, когда боевая программа биотека оторвала ей руку, и попыталась исчезнуть. Её контуры размылись, тело завибрировало.

Она перестала пытаться «вскипятить» Йена изнутри, и боль отступила. Парень скрипнул зубами и ударил ещё раз. Теперь он прожёг огромную дыру в груди телепорта, и верхняя часть её торса не выдержала, рухнула вниз, неестественно сложившись…

Йен заставил себя подняться на ноги несмотря на сильную боль во всём теле.

— Улисс, проведи диагностику организма, — велел он и, постанывая, принялся спускаться за винтовкой.

Нужно было помочь друзьям…

Алан
Если бы Йен не установил ретрансляторы — нам бы наступил безоговорочный @#$% сразу, как только обман оказался раскрыт. А так я умудрился заблокировать все исходящие сигналы. И пусть это жрало прорву сил — деваться было некуда…

Долбаная мутантка телепорт каким-то образом вычислила Элли, и поняла, что «Атласы» подконтрольны мне… Завязалась перестрелка, телепорт куда-то переместилась, а Советника тут же увели в поместье.

Нас прижали, а Йен, который должен был прикрывать нас именно на такой случай, совсем не вовремя запропастился непонятно куда…

Трёх из восьми «зомби» я лишился почти сразу — телепорт что-то с ними сделала, и ребята запеклись внутри своей брони, как устрицы… Но вот оставшуюся пятёрку контролировать стало куда как проще, и через несколько минут количество охранников Советника резко сократилось. По одной простой причине — эти идиоты приближались к нам, надеясь взять в клещи и воспользоваться численным преимуществом.

И как только они оказывались в сфере моего влияния — становились очередными «рабами», расстреливая своих недавних товарищей.

Десять минут — и от охраны Советника не осталось ни одного человека. Хотя… Может, где-то в других местах они и были, но те три десятка, которые находились во дворе и прилегающих территориях, большей частью перебили друг друга…

После этого я повёл свой маленький отряд к особняку. Мешкать было нельзя, в любой момент кто нибудь из слуг Йалака мог покинуть холм и рассказать о случившемся полиции. А контролировать всех и вся было просто невозможно…

Планы поместья были у меня в голове, как и ключи доступа к некоторым помещениям, так что мы продвигались достаточно быстро. Лишь на входе задержались на полминуты — но взрывчатка, которую нёс один из «Атласов», быстро решила дело.

Дверь из толстенного металла разлетелась в клочья, и мы оказались внутри. «Зомби» тут же расстреляли нескольких своих собратьев-охранников, и двинулись дальше. Мы направились за ними…

Особняк был огромным, и нужное нам помещение располагалось под землёй, спрятанное в недрах холма.

Когда я открыл дверь белоснежного коридора с зеркальными стенами, ведущего к хранилищу, Элли неожиданно взяла меня за руку.

— Алан, постой.

— Что?

— Я хотела сказать… Спасибо, что защитил от Сарьяна. Спасибо, что не оставил у де Валианта. И вот ещё что… Если мы выберемся отсюда живыми… Я зацелую тебя до потери пульса, так и знай.

Не ожидав услышать подобное, я нервно рассмеялся, стянул с головы шлем, убрал с лица мокрые волосы, притянул девушку к себе и поцеловал.

— Хороший повод ускориться. Идём.

Просканировав коридор, я убедился, что в нём нас не ждёт никакая лазерная сетка, и двинулся вперёд.

«Обнаружены турели типа „Паук МК-II“».

— Отключить.

Я предостерегающе поднял руку, чтобы Элли остановилась у следующей двери. Взломав замок с помощью биотека, велел одному из «Атласов» открыть её, проверить помещение, и лишь потом вошёл внутрь.

Комната оказалась белой. Длинные столы по её периметру были заставлены колбами, пробирками, нагревающими и остужающими аппаратами, стеклянными баночками, до краев наполненными порошками разных цветов. Одну стену полностью выделили под огромную проекционную доску, исписанную разными уравнениями. Вдоль другой стояли стеклянные шкафчики с маленькими металлическими дверцами. Внутри цвели растения, которых я никогда не видел.

Здесь также имелось огромное количество электроники, бумажные книги, устройства, чьего предназначения я не знал, несколько сейфов и ещё целый ворох самых разнообразных вещей — начиная от блокнотов, исписанных неровных почерком, и заканчивая гравитонием, рассыпанным по стеклянным поверхностям столов.

На одном из них и покоился астрокуб, который мы должны были украсть…

Я не стал разглядывать его — хотелось как можно скорее свалить отсюда… Поэтому просто убедился, что это то, что нужно, сунул странную вещицу в изолирующий кейс, а затем сумку, уже в который раз вытер бегущую из носа кровь и направился обратно к выходу.

Откровенно говоря, на обратном пути я ожидал, что к нам прибудет целая армия… Но, видимо, система блокировки, разработанная Аластором и мной, а также возможности моего биотека, работающего без перерыва и на пределе, всё ещё умудрялись удерживать исходящие сигналы внутри поместья.

Странно, неужели у Советника и правда не хватило ума отправить кого-нибудь наружу и позвать на помощь оттуда? Ту же женщину-телепорта? Правда, в ёё случае я надеялся, что эту суку застрелил Йен…

Но, как бы там ни было, до выхода мы добрались без происшествий, не встретив ни одной живой души, но стоило сделать только шаг наружу…

— Остановитесь и бросьте оружие!

Я даже не понял, откуда раздался голос. Во дворе оказались десятки наёмников, солдаты и ещё невесть кто… Мои «заглушки» сети начали сыпаться, и я отключился от инфосети поместья. Не было смысла пытаться удержать её — только понапрасну тратить силы…

Дотянувшись до ближайших «Атласов», ожидающих нас, я повторил фокус с перетягиванием их на свою сторону, параллельно отключая всё освещение. В темноте опустившихся сумерек раздались выстрелы, крики — и мы побежали.

Рванули ко входу в колоннаду и круглый дворик. «Атласы» были повсюду — спереди, сзади, на крышах и по бокам. В любой момент нас могли пристрелить…

Тогда-то и прозвучал взрыв. Горячая волна воздуха сбила нас с ног и подкинула в воздух под оглушительный грохот. Элли рухнула на белую брусчатку, а меня швырнуло ещё дальше, впечатав в какую-то колонну…

Всё вокруг заволокло дымом. Одна стена особняка Советника превратилась в обломки, клубы пыли взмыли в ночное небо.

Стоная, я встал и понял, что пятёрка «Атласов»-зомби, которые так долго нас охраняли, мертвы. В эту секунду заметил справа в тени какое-то движение — и в следующий миг меня чем-то ударили по голове.

Опустив взгляд, я увидел, как вокруг тела затянулась петля из нанитов, крепко прижав мои руки к телу. Я не мог их поднять и зарычал, а Элли вскрикнула, когда нановерёвки, брошенные из темноты, обвились вокруг её тела и связали девушку. Попытка воспользоваться биотеком тоже ничего не дала — он просто отказывался активировать программы, как бы я ни пробовал это сделать…

Кажется, на сегодня мои силы исчерпаны…

Из темноты появились два молодых парня в тёмной одежде. Из их рук и спин вырывались «щупальца», или «хлысты», которые нас и удерживали…

— Добегались, твари? — сказал один из них.

Он щёлкнул пальцем по одному из своих канатов, и Элли ахнула, когда в её тело вонзились маленькие шипы. Парни расхохотались.

— Оставьте её, суки, — процедил я сквозь зубы, — А то пожалеете.

— Да ладно? — второй парень тоже щёлкнул по тросу. Из него также выскочили шипы, и я громко выдохнул, согнувшись пополам от боли.

Последовало злобное хихиканье. Парень, держащий меня, резко дернул свой хлыст, и канаты натянулись, протаскивая меня по плитам двора, а затем подняли в воздух на высоту в пару метров.

— Ты умеешь молиться? — спросил этот чёртов «осьминог».

Из-за боли я не мог адекватно соображать. Не мог сосредоточиться, чтобы воспользоваться биотеком… Да и за целый день его активного юзания у меня почти не осталось сил…

«Кажется, это конец» — промелькнула мысль.

А затем я услышал резкий животный визг. И даже не сразу понял, что его издал парень, который удерживал своими щупальцами Элли. Он открыл рот, и кровь потекла по его подбородку на блестящие серебряные пуговицы тёмной формы. Его хлысты ослабли, и девушка упала на землю.

Тот, что держал меня, резко развернулся, приводя свои оставшиеся щупальца в готовность, но в следующий миг от его головы не осталось и следа — она просто исчезла, и в воздух ударил фонтанчик крови.

Щупальца ослабели, я тоже упал на землю, больно ударившись головой, и в следующее мгновение провалился в забытье…

Глава 20

Нейл
Нейл нервно теребил манжет рубашки, глядя в окно. Кроме него в небольшом кабинете находился лишь Советник Йалак. Сейчас он, сидя в кресле, задумчиво смотрел в потолок.

— То есть, у вас ничего не украли?

Нейл, уже дважды повторивший свою историю, устало вздохнул, но всё же ответил:

— Только на первый взгляд. Но я всё же испытываю по этому вопросу некоторые сомнения. Думаю, воры унесли копию нашего семейного архива.

Советник покачал головой.

— Но в моём случае факт кражи налицо, — заметил он, — Что заставляет вас думать, что между этими двумя событиями есть связь?

Нейл пожал плечами. «Ну почему такие простые вещи приходится объяснять?» — подумал он, а вслух произнес:

— Вы ведь так и не обнаружили следов того, кто проник в вашу систему?

— Никаких. Но мои люди работают.

— Ни личности, — Нейл начал загибать пальцы, — Ни мотива, ни единой зацепки. При этом — невероятное умение заметать следы, встраиваться в инфополя, брать под контроль «Атласов»… Эти воры, — он сделал акцент на последнем слове, — мастерски меняют личины, раз никто не заметил подмены вашей дочери.

Советник прищурился, глядя на Нейла.

— Даже не буду спрашивать, откуда вы узнали об этом. Она ничего не помнит — её оглушили и связали, изолировали от инфополя и надели на голову вот эту вещь, — он открыл один из ящиков стола, достал оттуда обруч голосканера и кинул его на стол, — На нём также не обнаружили никаких следов, которые могли бы привести к злоумышленникам.

— Я нанял Ищейку, — Нейл крутанул в руках бокал с вином и сделал глоток, — Он неплохо выполняет свою работу, и это именно он рассказал мне о вашей дочери. А также подтвердил, что те люди, которые вчера ограбили вас, были и в нашем особняке. И в отеле, где убили моего брата. Их трое, насколько стало понятно после исследования отпечатков их инфополей, но личности установить пока не удалось. ДНК образец, к сожалению, есть только одного участника этой… Банды.

Теперь Советник задумался надолго. Трое неизвестных, обчистивших две влиятельные семьи Эдема, и совершивших убийство члена одной из них, сейчас разгуливают на свободе. Зачем они это сделали — неизвестно. Что они собираются делать дальше — также непонятно.

— Ваш Ищейка здесь, с вами? — наконец спросил Йалак.

Нейл кивнул.

— Хотите поговорить с ним?

— Да, пригласите его.

— Конечно, — Нейл вызвал Матиаса, и через несколько минут тот, в сопровождении трёх «Атласов» появился в кабинете.

— Обойдемся без приветствий, — сходу начал Йалак, даже не предложив новому гостю присесть, — Что тебе нужно, чтобы найти эту троицу?

Фехтовальщик бросил быстрый взгляд на Нейла и, дождавшись кивка, посмотрел на Советника.

— Я могу провести поиск по матрицам инфополя. По крайней мере — тех частей, что мне удалось обнаружить. Их мало, но при достаточной мощности оборудования думаю, что смогу найти совпадения.

— Насколько велика вероятность удачи, в случае такого поиска? И сколько времени тебе потребуется?

Матиас задумался на мгновение.

— Все будет зависеть от возможностей того, с чем я буду работать. Два дня, пять, может быть — неделя. Результат будет — если за это время цели не покинут пределы Эдема. За это я ручаюсь.

— К сожалению, я не могу объявить карантин целой планеты. Для этого потребуются веские основания и одобрения остального Совета, — Йалак прикусил губу, — Зато в моей власти остановить любой корабль в пределах системы для досмотра. Если эти люди все же решат покинуть планету, мы об этом узнаем. Что касается оборудования — я прослежу, чтобы тебе предоставили доступ к новой серверной в одной из башен Совета. Нужные люди будут проинформированы. Теперь оставь нас, — он махнул рукой, давая Матиасу понять, что разговор окончен. Тот склонил голову, и вышел за дверь.

— Что ж, Нейл, я очень признателен тебе за то, что ты поделился своими догадками со мной.

— Не стоит благодарностей, Советник, — Нейл поднялся из кресла, — Это дело касается всех нас. Разрешите вопрос?

Йалак коротко кивнул.

— Что вы будете делать, когда грабителей найдут?

Советник прищурился, и с лёгким холодком ответил:

— Вы умны, Нейл, но прошу — не считайте всех вокруг глупцами. Мы возьмем этих людей живыми. Узнаем все, что нужно, а затем решим — что с ними делать дальше.

— Я лишь хотел попросить вас о возможности лично пообщаться с ними — до того момента, как они станут… недоступны, — тщательно подбирая слова, извиняющимся тоном произнес Нейл.

Глаза Советника потеплели.

— О, можете не сомневаться, Нейл, эту возможность вы заслужили как никто другой. Теперь о главном — встреться с одним из моих помощников, Тауреем Лайетом. Он даст Ищейке доступ к серверной и мощностям Совета. Не теряйте времени, и приступайте к поискам сейчас же. Как только появится информация — свяжитесь со мной.

Нейл кивнул, поклонился Советнику и покинул его кабинет, а затем спустился к лифтам. Там его уже ждали Лайет и Матиас. Пока они спускались к посадочным площадкам, успели обговорить все основные детали. Так что, оказавшись на стоянке глайдеров, помощник Йалака и Матиас отправились прямиком в башню Совета, а охрана Нейла взяла курс в родовое поместье — там у старшего сына Карлайла ещё оставались неоконченные дела.

В кабинете его ждал Ирио — он был последним гостем из Солара. Официально этот хлыщ являлся кем-то вроде наблюдателя, но Нейл подозревал, что именно он был главой делегации, и все важные решения проходили через него, а сайко-комон были обычным прикрытием.

— Прошу прощения за то, что заставил вас ждать, мастер Ирио, — поздоровался Нейл, проходя мимо гостя, и усаживаясь за свой стол.

— Не извиняйтесь, месье Нейл, — Ирио улыбнулся своими тонкими губами, — Я ожидаю вас всего пару минут, и ещё не успел заскучать. Есть информация о том, что случилось в поместье Советника?

Нейл вздохнул, про себя отмечая, насколько хорошо информирован этот человек. Он не собирался выкладывать ему всё, что знает, но и молчать не стоило — клан Ямато был важнейшим торговым партнёром семьи де Валиант.

— Ограбление. Похоже, на Эдеме орудует какая-то новая банда, или что-то вроде того.

— Так я и подумал, — Ирио откинулся на спинку кресла, закинув ногу на ногу, — Собственно, потому и попросил о встрече с вами.

— Неожиданно, — искренне удивился Нейл.

Клановец сцепил пальцы, и пристально посмотрел на сына Карлайла.

— С тех пор, как я и мои братья прибыли на Эдем, здесь случилось несколько, хм… неприятных событий. Та девушка, которая напала на вашего брата… Сайко-комон полагают, что злоумышленники могли выбрать своими целями и нас, и таким образом пытались украсть наши личные данные. Вы знаете, что клан Ямато всеми силами старается избегать любых конфликтов, а главное — мы хотим оградить себя от внешнего контроля. И поэтому нами было принято решение покинуть Эдем завтра вечером. Надеюсь, вы понимаете, почему мы так поступаем?

— Конечно, — Нейл кисло улыбнулся, — И честно говоря, не удивлен этому. Надеюсь, все эти события не повлияют на наши договоренности и дальнейшее сотрудничество?

Ирио покачал головой.

— Конечно нет. Проект транспортной концессии будет одобрен, полагаю, через полгода. Может быть — через девять местных месяцев, если в канцелярии Империума возникнут заминки, но не больше. Вы выполнили все свои обязательства перед кланом Ямато, так что теперь наш черёд. Не сомневайтесь — всё пройдет так, как мы обговаривали.

Нейл, внимательно слушавший речь Ирио, удовлетворенно кивнул.

— Рад это слышать. Могу я что-нибудь сделать для вас перед отлётом?

Гость встал, и протянул руку хозяину кабинета.

— Нет, месье Нейл, благодарю. Передавайте вашему отцу наши соболезнования по поводу кончины младшего сына. Знайте — если вам потребуется помощь, наш клан всегда протянет руку. Это меньшее, чем мы можем вас отблагодарить за гостеприимство.

— Благодарю вас, мастер Ирио. Я обязательно передам отцу ваши слова.

Они попрощались, и франт покинул особняк де Валиантов. Нейл же, подойдя к окну, выходившему во внутренний двор, проводив Ирио взглядом, а затем отправился в южное крыло — там заперся его отец.

Карлайл после смерти Сарьяна сильно сдал — когда понял, что злоумышленники скрылись и найти их практически невозможно. Перестал интересоваться делами семьи, появляться на публике. Хотя прошла всего неделя.

— Не собираешься выйти, подышать воздухом? — спросил Нейл, войдя в комнату.

— Нет, — ответил отец, не отрывая взгляда от экрана, на котором мелькали новости, — Где ты был утром?

— У Советника Йалака. Я выяснил, что его ограбили те же люди, что проникли к нам в дом.

Нейл пересказал отцу содержание их с Советником беседы, и Карлайл, дослушав до конца, кивнул, снова сосредоточившись на своем устройстве. Через пару минут задал вопрос:

— Что с гостями из Солара?

— Завтра вечером они покидают Эдем. Боятся, что могут стать следующей целью этих чёртовых грабителей. Да, кстати, Ирио передал тебе свои соболезнования. А также подтвердил, что все договорённости в силе. Строительство начнётся через полгода, если в Соларе всё решится быстро. Если затянется — через девять месяцев, но вопрос решён окончательно.

Услышав это, Карлайл хрипло рассмеялся. Нейл кинул на него удивленный взгляд. За последние дни отец сильно осунулся, похудел, и постарел сразу на десяток лет. И услышать смех в этой комнате он никак не ожидал.

Отсмеявшись, де Валиант взял бутылку с водой, стоящую тут же — на столике между двух кресел, и сделал несколько глотков.

— Дорогой мой сын, ты слишком плохо знаешь клан Ямато. Они ничего не боятся. А улетают только потому, что закончили здесь свои дела. Ирио согласился на наши условия?

— Да.

— Хорошо. Но Нейл, будь осторожен с этими людьми.

— Буду, но…

— «Но» что?

— Отец, все контракты утверждаешь ты, и все сделки подписываешь тоже ты. И прежде, чем принять решение, я всегда советуюсь с тобой.

Карлайл пристально посмотрел на сына.

— Последние события показали, что будущее семьи заботит тебя гораздо больше, чем меня, сын. Ты уже принял несколько решений, не посоветовавшись со мной.

— Отец, я…

— Помолчи. Ты всё правильно сделал. Мне нет дела до деталей твоих встреч с Советником, и мне не нужно докладывать о каждом шаге поисков. Найди виновных в смерти Сарьяна, и я назову тебя главой семьи.

Ошеломленный Нейл посмотрел на отца.

— Ты ведь знаешь, что мне это не нужно?

— Знаю, — кивнул тот, не отрывая взгляда от сына, — Поэтому ты будешь управлять семьёй гораздо лучше любого другого, — он вздохнул, — Сделай это ради меня. И ради своего брата.

Нейл не знал, что ответить. Сейчас стало заметно, что отец сдал гораздо сильнее, чем он предполагал, и когда старший (а теперь и единственный) сын Карлайла шагал в свои апартаменты, мысли его были заняты лишь поисками тех трех наглецов, что вздумали перейти дорогу их семье.

Алан
Я очнулся от яркого солнечного света, тонким лучом падавшего мне прямо на закрытые глаза. Понимая, что уже не усну, я всё же решил остаться в постели ещё на некоторое время. Слегка повернул голову, уткнувшись лицом в волосы Элли. Они пахли корицей.

Девушка пошевелилась под тонким одеялом, затем потянулась.

— Доброе утро.

— Доброе, — я улыбнулся, не открывая глаза, — Как спалось?

— Замечательно, — она укусила меня за палец и повернулась, — Я ждала, пока ты проснешься.

— Неужели? И давно?

— Не очень. Думала о том, что у тебя наверняка жутко затекла рука, — она чуть приподняла голову, и я почувствовал, как немеет предплечье. Усмехнувшись, я притянул Элли к себе другой рукой, и поцеловал.

Чуть позже, когда мы спустились на первый этаж и готовили завтрак, в дверь постучал Йен. Я махнул ему через окно, и велел Доку открыть дверь.

В тот вечер в поместье Советника нас спас именно он. Влетел во двор на глайдере, сбил несколько «Атласов», взорвал часть здания, чтобы отвлечь внимание, и убил тех «осьминогов». А потом вместе с Элли дотащил меня до мобиля и свалил из Высокого города, запутав следы, и два дня откачивал меня.

Дом, в котором мы находились сейчас, небольшой сад, и прилегающий к нему кусок пляжа принадлежали одному из многочисленных друзей Йена. Когда мой друг вывез нас из Высокого города и попросил разрешения пожить здесь несколько дней — тот не стал отказывать. В это время года множество летних домов, раскинутых по многочисленных островах залива, как правило, пустовали.

Нам это было только на руку: отсюда до Высокого города по прямой было более восьми сотен километров, и почти столько же — до летающих островов, где мы оглушили дочь Советника. Довольно далеко, и мы полагали, что искать нас будут ближе к тем местам.

— Как думаете, скоро Ирио свяжется с нами? — спросил Йен, вваливаясь внутрь и наливая себе кофе.

— Думаю, в пределах пары дней, — ответил я, — Дольше здесь оставаться будет опасно. Если до завтрашнего вечера он не объявится — мы оставим его посылку в укромном месте, дадим знать об этом, а сами свалим с планеты.

— Почему не сделать так сейчас?

— Потому что он об этом узнает и может помешать. Его трекеры в наших инфополях всё ещё работают. А потом… Потом опаснее будет ожидание, а не действие.

— Ты уже решил, куда направишься? — уточнил друг.

— Домой, на Магеллан. И рассчитываю, что вы оба полетите со мной, — я посмотрел на Йена, — Мы ведь говорили об этом?

Тот лишь пожал плечами.

— Я с удовольствием воспользуюсь твоим приглашением, приятель — но чуть позже, если ты не против.

Я нахмурился.

— Что ты имеешь в виду?

— Я тут подумал, — он замялся, — Сначала мне нужно уладить некоторые свои дела. Слегка пересмотреть отношение к жизни, так сказать.

Мы с Элли переглянулись.

— И что же заставило тебя задуматься об этом? — осторожно спросил я.

Йен усмехнулся.

— Не переживайте, дело не в вас, — он сделал глоток, и обжегшись, закашлялся, — Серьезно, после всех этих событий я просто хочу побыть в тишине и покое некоторое время. Знаю одно место, где смогу привести мысли в порядок — достаточно далеко отсюда.

— Ну, надеюсь, там тебе вправят мозги, — проворчал я, проверяя входящие сообщения, — Остаться вместе было бы безопаснее.

— Не согласен, — он покачал головой, — Думаю, у Имперских сыщиков хватит мозгов восстановить картину событий, и они поймут, что у Советника действовали трое. Так что, разделившись, мы дадим себе небольшую фору — если она потребуется, конечно.

Больше к этому разговору мы не возвращались. Оставшуюся часть дня провели на пляже, радуясь тёплой погоде, купались, и просто лежали на песке. Ближе к вечеру, когда солнце уже касалось горизонта, решили перекусить.

В холодильных камерах дома было полно продуктов, и мы быстро организовали вполне приличный стол из трех блюд, многочисленных закусок и нескольких бутылок вина. Йен изрядно набрался, и травил нам разные байки.

После очередной истории он неожиданно замолчал, уставившись в одну точку, а потом спросил:

— Вы осмотрели тот куб?

— Нет, — я мотнул головой, — Как-то не до того было.

— А я немного обследовал его сегодня утром, пока вы спали.

— И?

— И ничего. Понятия не имею, что это такое, — он раздраженно дернул плечом, и налил себе очередной бокал, — Может, спросим Ирио еще раз?

Я в ответ на это предложение только рассмеялся, и скептически ответил.

— Несомненно, в этот раз он нам честно ответит. Хотя мне и самому было бы интересно узнать, что это за артефакт.

После моих слов Йен неожиданно резко встал и, покачиваясь, вышел в соседнюю комнату, вернувшись оттуда с кейсом, в котором лежал артефакт.

— Йен, это не лучшая идея… — начал было я, но он не обратил на эти слова никакого внимания.

Быстро сообразив, что он собирается сделать, я полностью изолировала комнату от инфополя планеты с помощью Дока (активно использовать биотек после произошедшего я пока не решался), и успел вовремя. Через мгновение после этого Йен щелкнул застежками, открыл кейс и достал оттуда артефакт, чуть не уронив его на пол.

Я успел подхватить куб и толкнул друга в кресло.

— Ты что, спятил?! А если бы его матрицу засекли?!

— Не переживай, — заплетающимся языком пробормотал Норм, — Он вообще не контактирует с инфополем. Говорю же, утром я его проверял!

— То есть как? — изумилась Элли, взяв у меня артефакт. Я прекрасно понимал ее удивление, и настроив Дока, теперь и сам видел то, о чем говорил Йен. Удивительно, но он был прав.

Каждый объект во вселенной — будь то атом или планета — имел свою информационную структуру. И чем сложнее объект — тем объемнее и сложнее эта структура была. Но этот куб… Он был очень странным — производил впечатление не вещи, а проекции. Абсолютно ничего не излучал, а просто… существовал. У меня появилась мысль, что этот артефакт скрывает в себе нечто запретное, но вместе с тем — невероятно притягательное. Я не мог объяснить подобное ощущение, но оно поселились во мне в тот самый момент, когда я прикоснулся к этой вещи и попытался просканировать её биотеком — но он ничего не обнаружил.

Вообще ничего — будто куба просто не существовало, хотя было очевидно, что эта штука изготовлена Предтечами.

Элли осторожно поворачивала куб, внимательно рассматривая его со всех сторон.

— Странная штука, — негромко произнесла она, и повернулась ко мне, — Ты можешь «прочитать» её?

— Нет.

— Ну а я о чем! — снова подал голос Йен, — Как будто это инфококон, но настолько продвинутый, что этого и понять нельзя.

— Однако у тебя, как видно, мозгов для этой мысли хватило, — поддел я его, но друг мне не ответил. Он залпом осушил бокал, а оторвавшись от него, запрокинул голову на спинку кресла, и засопел.

— Почему эти три символа не светятся? И если светятся остальные, почему нельзя отследить источники света? — задумчиво протянула Элли, проводя пальцем по одному из тусклых треугольников.

Я первым услышал тихий щелчок, и попытался выбить артефакт из рук девушки, но не успел. Она вскрикнула, и выронила куб. Треугольник, секунду назад бывший темным, неожиданно налился светом, и я заметил на нем кровавый отпечаток пальца. Выхватил артефакт из руки Элли — она в тот же момент рухнула на пол и забилась в конвульсиях. Я кинулся было к ней, не выпуская куб из рук, но в следующий миг понял, что полностью онемел и увидел летящий мне в лицо пол.

А потом меня забрала темнота. Во второй раз за два дня…

Глава 21

Где-то в Вечности
— Думаешь, посланник прибудет вовремя?

Кай-те-Венгри выглядела озабоченной. Её лицо скрывала полумаска, оставляя открытыми лишь поразительно яркие фиолетовые глаза без зрачков. Верхней парой рук она теребила воротник парадной формы, нижние же были сцеплены пальцами возле пояса.

— Обычно они не опаздывают, — тихо ответил За-а-Рон. Встречать подобных гостей он не любил, да и не дело небесному мастеру заниматься такими вещами, но в этом секторе он и Кай-те-Венгри были единственными Айдехо, и никто кроме них не мог общаться с посланниками. Они и так проделали путь в несколько сотен световых лет всего за один поворот солнца вокруг Гаттары, и теперь оба чувствовали себя уставшими.

Площадка, на которую должен был прибыть посланник, представляла собой каменный диск на широком основании, диаметров в несколько сотен метров. Этот диск вздымался над окрестной долиной, и здесь дул очень сильный ветер. Впрочем, этих двухчетырехруких существ, с мощными хвостами и широкими крыльями, сложенными за спиной, подобная мелочь совсем не беспокоила.

Я оказался прямо у них за спинами и попытался вызвать Дока, чтобы собрать об этих невероятных существах хоть какую-нибудь информацию, но спутник мне не ответил.

В этот момент За-а-Рон, обернулся. Скользнул взглядом по мне, и снова отвернулся.

— Ты нервничаешь, Айдехо, — заметила Кай-те-Венгри.

— Показалось, что мы здесь не одни, — ответил тот.

Я задержал дыхание. Чёрт возьми, где я?! Как оказался здесь? Кто эти существа? Почему они меня не видят?

Кай-те-Венгри подошла ко мне вплотную, и втянула в себя воздух. Еще мгновение она смотрела мне прямо в глаза, слегка наклонившись, а потом тихо сказала:

— Посланник уже здесь.

— Что? — За-а-Рон явно удивился этим словам, — Но я его не чувствую!

— Да, знаю. Но это неудивительно — судя по эху, пройдет не меньше десяти витков, прежде чем он появится в этом мире.

— Он настолько силен? — еще больше удивился За-а-Рон, — Раз смог пробиться так далеко?

— Очень силен, — подтвердила его собеседница, — Жаль, что мы с ним никогда не увидимся — интересно было бы с ним поговорить… Вживую… Но зато мы можем показать ему то, что он должен увидеть.

— Постоянно приходится возиться с этими созданиями, — проворчал За-а-Рон.

Кай-те-Венгри отошла, и через секунду мое сознание поглотила яркая вспышка. Я слышал чьи-то голоса, видел разные образы. Знал, что это не сон — слишком реальными были ощущения, но своего тела по-прежнему не ощущал — словно бы растворился в потоке чужих воспоминаний.

Неожиданно я оказался в чужом теле — женском, но не мог им управлять.

— Ты всё поняла?

Я (точнее, та, в чьем теле я оказался) поднял глаза, и чуть не выругался — но не смог. Передо мной стоял Ирио.

— Да, собэ, — ответил я чужим голосом, и он показался мне до боли знакомым, но понять, чей, я не смог.

— Хорошо. В космопорту тебя ждет корабль — «Астра». Его капитан получил инструкции, и тебе не следует ему перечить. Сделай все, что я от тебя потребовал — до нашего прибытия, Кицунэ, и мы поговорим о твоей просьбе вновь. А теперь иди.

Алан
Видение растворилось также неожиданно, как и началось, и мой разум снова оказался расколот на мириады частей. Я всеми силами старался его склеить, сфокусироваться хоть на чем-нибудь, но все вокруг затапливала серая хмарь, швыряя куски мыслей из стороны в сторону, пока все не погрузилось в непроглядную темноту. И тогда, растворившись в полной тишине, я увидел свет. Он был ярким до боли, но я не мог закрыть глаза, чтобы его не видеть — у меня их просто не было. Я стремительно приближался к этому свету, набирая скорость — еще миг, и…

Я со свистом втянул в себя воздух, и рывком сел — но не слишком удачно. Столешница, чью прочность удалось проверить головой, оказалась очень крепкой. Из глаз брызнули слезы, и я лег обратно, ругаясь сквозь зубы.

— Ал! Ты цел?! — Это была Элли. Я почувствовал на лице её губы, — О Боги, я думала, что ты никогда не очнёшься!

Я с трудом раскрыл глаза. Голова страшно болела, а яркий свет невыносимо резал глаза. Я снова зажмурился, и попросил:

— Закройте окна. И дайте воды.

Раздался грохот, шелест, и сквозь веки я почувствовал, как в комнате стало темнее. Со второй попытки мне удалось разглядеть друзей. Они выглядели испуганно, а рука Йена, протягивающего кружку с водой, заметно дрожала.

— Сколько я провалялся?

— До утра, — хмуро ответил друг, — Как и Элли. Я хотел перетащить вас на кровать, когда проснулся и увидел, что вы лежите, вцепившись в эту хреновину, — он кивнул на заляпанный кровью артефакт, лежащий на полу, — но стоило к вам прикоснуться, как вы начинали орать и биться в судорогах. Я уже собирался вызывать знакомых коновалов но, к счастью, Элли очнулась сама, и рассказала, что произошло. Мы решили немного подождать. Ты провалялся в отключке чуть дольше, чем она.

Я попытался встать. С помощью друзей мне удалось это сделать и, добравшись до дивана рухнуть на него.

— Ну и что это было? — поинтересовался Йен. Судя по его виду, весь выпитый накануне алкоголь выветрился из организма безвозвратно.

— Я видел что-то… Образы, места, чужие мысли. Это было… так реально, — я посмотрел на Элли, — ты тоже была там?

Она кивнула, поджав губы.

— Да. Не помню, где, но видела что-то похожее. Там было много всего… Чужого. Какие-то существа, и пустота… Бесконечность пустоты.

— Да что происходит?! Вы что, решили обагрить артефакт Предтеч своей кровью, и посмотреть — что из этого выйдет? О чём вы рассуждаете?! Какая бесконечность? Какие существа?! — взбеленился Йен, и я только сейчас обратил внимание, что у меня на пальце есть такой же порез, как и у Элли.

— Честно говоря, только слабость мешает тебе врезать! — рыкнул я, — Какого хрена тебе понадобилось доставать эту штуку, Йен?!

— Я напился, ясно?! — он не на шутку нервничает, — И просто хотел посмотреть, ради чего мы чуть не подохли! И… — друг осёкся… — Прости, приятель, прости… Я правда не хотел, чтобы так получилось…

— Ладно, проехали, — я тоже успокоился.

— И всё же — что вы там видели? Что за видения?

— Это трудно объяснить, Йен, — я покачал головой, — И все произошло случайно. Элли порезала палец, и отключилась. Я решил ей помочь, выхватил куб и сам упал в обморок. Понятия не имею, почему это произошло. Надеюсь, в этой штуке не было какой-нибудь инопланетной заразы. Надо стереть кровь с артефакта. Я не хочу знать, что мне мерещилось, пока я был в отключке. И надеюсь, Ирио не узнает об этом происшествии. Держите язык за зубами, хорошо? Если он прочтёт об этом в наших записях…

Мы переглянулись, и не сговариваясь удалили момент вчерашней попойки со стеков. Не весть что, но… Если франт не будет знать, что искать, то и не найдёт…

Йен, ворча себе под нос ругательства на элирийском, аккуратно взял куб, и вместе с кейсом унес его в соседнюю комнату. Элли пристально смотрела на меня.

— Ты заметил, что на артефакте теперь всего один тусклый символ, а не три, как раньше? — спросила она.

Я кивнул. Уверен, Йен тоже обратил на это внимания — просто не придал значения, или решил пока помолчать.

— Надеюсь, за эту оплошность нам не придется расплачиваться. Мы поступили глупо, и неосторожно — в очередной раз.

Честно говоря, я и сам не верил в свои слова. У меня в голове поселилось странное тревожное чувство, и оно никак не хотело покидать столь гостеприимное место, как разум вора. Поэтому, когда мой спутник принял входящий сигнал вызова, я даже слегка обрадовался.

Несмотря на то, что на связь вышел Ирио.

* * *
В этот раз место встречи выбирали мы. Я поначалу даже удивился такой беспечности нашего заказчика, но быстро понял, что кому-кому, но клану Ямато явно не стоит нам опасаться.

Полагаю, у Ирио и в мыслях не было, что мы попытаемся выкинуть какой-нибудь фортель. Я не собирался его разочаровывать и подставлять друзей, да и голова после ночного происшествия болела просто невыносимо — так что мы просто выбрали одно из заведений Высокого города, где уже бывали не раз.

Франт прямым текстом заявил, что можно не опасаться слежки, и наотрез отказался покидать пределы орбитальной платформы — это было его первое условие. Второе заключалось в присутствии Элли, и это, как он выразился — не подлежало обсуждению.

Так что теперь, расположившись в отдельном кабинете ресторанчика «Оприйяр», мы с Йеном изо всех сил пытались держать себя в руках, надеясь не выдать Ирио своих опасений. Элли, одетая сегодня в светлый костюм из длинной юбки и жакета, тоже нервничала.

Мы полностью очистили куб от нашей крови, и надеялись, что Ирио не обратит внимания на изменившееся количество налитых светом символов. И хотя надежда эта была достаточно призрачной, мы твердо решили ничего ему не рассказывать о том, что случилось.

А если вдруг он решит нас прижать — что ж, мы были готовы уходить, и уходить быстро. На мне был одет «Икар», но я очень надеялся, что мне не придется им пользоваться. Йен не обошелся без своей несуразной трости — я знал, что в её рукояти спрятан энергоклинок. Кроме этого, мой друг навесил на себя целую кучу защитных и стимулирующих устройств, а также подключил к браслету гравитационную подушку. Точно такую же он отдал и Элли.

Все эти предосторожности, возможно, со стороны выглядели достаточно странно, но если учитывать, что кроме главного входа в нашем номере имелся и балкон — все вставало на свои места. И даже семь километров высоты, разделявших Высокий город и поверхность планеты, не пугали нас так, как возможность попасть в руки Советника, или личной охраны де Валианта. Надеяться только на честное слово клановца мы, разумеется, не собирались.

А уж в том, что он попытается нас убить, сомнений и вовсе не возникало. Так что я, проверив биотек, убедился, что он работает, и заодно позвонил Джайлсу. Надеялся, что друг нас подстрахует, но из-за налёта на поместье Советника друг был завален работой по уши.

Услышав напоминание о случившемся, я похолодел, но Триони общался вполне спокойно, и я понял, что нас пока никто не подозревает. Инфосеть поместья оказалась выжжена, наших лиц никто не видел, элементов ДНК нигде не обнаружили — и это радовало, но…

Так не могло продолжаться вечно. День-два, и на нас выйдут. Правда, к тому моменту я уже надеялся покинуть планету.

В тот момент, когда я гулял из одного угла номера в другой, а Йен нервно обрывал этикетку с винной бутылки, в дверь тихо постучали. Элли, услышавшая это с балкона, вернулась в комнату.

— Это он?

— Больше никого не ждем, — проворчал Йен, заглядывая в глазок. Помедлив пару секунд, он удовлетворенно кивнул, и открыл дверь, пропуская Ирио внутрь. Он был один.

— Вы без охраны? — вместо приветствия спросил я.

— Они ждут меня внизу, — пояснил наш гость, — К тому же, сегодня я не ожидаю неприятностей.

Франт улыбнулся, и эта улыбка мне совсем не понравилась. Ирио сел в свободное кресло, закинул ногу на ногу, и посмотрел на нас.

— Позвольте для начала вас поздравить. Вы превзошли все мои ожидания! Кто бы мог подумать: маскарад, проникновение в систему, дерзкая подмена личности дочери Советника (кстати, очень умно), и исчезновение в никуда! Имперские сыщики, насколько мне известно, до сих пор так и не поняли, куда вы делись после того, как сели в глайдер. И даже ваши личности установить не могут! Невероятно!

— Не все прошло гладко, — сухо заметил я, — в предоставленной вами информации ни слова не было о том, что у Советника в охране есть телепорт, способный вскипятить всю воду в организме, и личные «осьминоги».

— Я этого и не знал, — пожал плечами Ирио, и удивленно приподнял одну бровь, — Алан, вы набиваете себе цену?

— И в мыслях не было. Просто довожу до вашего сведения детали, о которых вы не знали.

Уж не знаю почему, но клановцу мой ответ понравился, и он одобрительно рассмеялся, хлопая в ладоши.

— Браво, молодой челоек, браво! Вы действительно хороши. Стальная выдержка, кажется, так раньше говорили? Мадмуазель Шигора, — не дождавшись ответа на похвалу от меня, он повернулся к Элли, — Вы позволите мне выразить восхищение и вашей работой? Столь великолепная актёрская игра… Хотелось бы узнать, где вы научились таким вещам?

Элли смотрела Ирио прямо в глаза, не моргая, и я готов был поклясться, что в её зрачках сейчас плескается целый океан ненависти.

— Не ответите? Что ж, ладно. Но хотя бы вы, месье де Райдо, примете мою похвалу? Ваша решительность была просто потрясающей! Я, без всяких шуток, восхищен проделанной вами всеми работой.

Он встал, взял у Йена бутылку, налил себе бордового напитка и сделал глоток и обвёл нас взглядом.

— Понимаю — моё присутствие вас тяготит. Так что предлагаю закрыть наш… «контракт», и разойтись. Вы не против?

Я кивнул, и Йен достал из-под стола кейс с артефактом, затем пинком отправил его по полу к франту.

— Прошу.

Ирио небрежным движением поставил контейнер на стол, откинул крышку, и осторожно достал куб из углубления, в котором тот был закреплен. Несколько долгих секунд разглядывал его, а потом, разочарованно цокнув языком, перевел взгляд на меня.

— Месье де Пайле… У нас ведь была договоренность.

Я похолодел, но постарался ответить ему так, чтобы голос не дрожал. А сам активировал все доступные «заклинания» биотека.

— Не понимаю, о чем вы.

— Прекрасно понимаете. Я ведь настоятельно вас просил не пытаться активировать это устройство. Или вы думали, что я не замечу отличий? Бросьте Алан, не опускайтесь до банальной лжи.

Я старался не смотреть на Йена, всё ещё стоящего с бокалом позади франта. Похоже, весь наш план летел псу под хвост, и друг это почувствовал. Левой рукой он подтянул к себе трость…

— Это вышло случайно.

— Случайно?

— Именно так. У этого артефакта очень чувствительные грани, и поверьте, мы даже не собирались…

— Довольно! — Ирио перебил меня, — Вы серьезно нарушили условия нашего договора, и своими действиями обесценили этот артефакт более чем наполовину. Я готов поверить, что это произошло случайно, но вся эта ситуация нисколько вас не оправдывает.

— Выходит, нам конец?

Он слегка задумался, и оценивающе взглянул на меня.

— Вы мне нравитесь, Алан, правда. И ваши друзья — тоже. Но оябун не поймет, если получит не то, на что рассчитывал, а вы не понесёте наказания.

Он замолчал на пару секунд, а я краем глаза заметил, как Йен поставил бокал на стол и сделал крошечный шаг вперёд, прикасаясь к скрытой в трости кнопке, активирующей энергоклинок.

— Поступим как джентельмены? Полагаю, мне придется выдать одного из вас де Валианту, или Советнику. У двух оставшихся будет возможность скрыться с планеты.

— Чтобы нас нашли через несколько месяцев? Исключено, — отказался я, видя, как Йен сместился ещё немного. Теперь мой друг стоял прямо за спиной Ирио.

— Алан, это не просьба.

— Мы покинем Эдем втроем, — я начинал нервничать, — И никак иначе.

— Вы всерьез полагаете, что можете диктовать мне условия? — усмехнулся мой собеседник.

Сразу после этих слов случилось несколько вещей. Йен щелкнул ручкой своей трости. Нижняя ее часть упала на пол, и Ирио, услышавший это, начал разворачиваться и попутно активировал что-то из своих умений.

А дальше… Такого, признаться, со мной никогда прежде не случалось. Мне показалось, что время замедлилось. Я увидел инфополя всех присутствующих в комнате — безо всяких надстроек спутника, без слияния с программой биотека. Видел защиту Йена, видел кокон, окутывающий Ирио, и тянущийся от него к моему другу сигнал.

Очень медленный сигнал… А потому мне удалось перехватить его и изолировать.

Время снова ускорилось и Ирио, застыл, сильно удивлённые. Йену хватило этого момента — он оказался рядом, приставив клинок к горлу франта. Мы все замерли — плазменная кромка была всего в паре сантиметров от шеи гостя.

— Ооо! — изумился он, — Месье Йен, вы настолько отчаянны?

— Вы даже не представляете, насколько, — выдохнул ему в ухо мой друг, — Готовы пойти на компромисс, или отрезать вам голову сразу?

— А вы, господин де Пайле? Браво, просто браво! — улыбаясь, Ирио смотрел на меня, — Вы умеете удивлять. Развиваете умения?

— Йен, осторожнее, — я чуть осадил друга, впрочем, не сводя с франта глаз, — Снизу его люди. Убьём его, и они тут же ломанутся наверх.

— Верно рассуждаете, Алан. И пока ваш друг не пропустил это мимо ушей и не выкинул какую-нибудь глупость, позвольте кое-что сказать. В ваших инфополях — триггеры, вы наверняка их обнаружили, верно?

— Да.

— В случае моей смерти они вас убьют.

— Он врёт, — скривился Йен.

— А вы прове…ААА!

Я даже не заметил движения клинка — крутанув клинок вокруг запястья, Йен коротким движением полоснул Ирио по уху, и оно упало на пол, заляпав кровью дорогой ковер. Элли вскрикнула, и прижала руки ко рту, зажимая его. Франт зарычал от боли. Я остолбенел — сейчас ситуацией владел только Йен.

— Пусть это останется залогом наших жизней и покажет всю серьёзность моих намерений, — совершенно спокойно произнес он, снова приставив лезвие к шее Ирио, — Мы выполнили ваше задание. Вот ваш куб — забирайте его и проваливайте. И удалите @#$% триггеры из наших инфополей, тогда вам ничего не грозит! Ну же!

Глаза Ирио налились кровью, он бешено вращал ими, но не делал попыток освободиться — лишь хрипел, и тяжело дышал. Йен не дождался ответа, пнул его по ногам, заставляя упасть на колени, и приблизил клинок к шейным позвонкам Ирио.

Тот, наконец, перестал дёргаться, а через несколько секунд разразился хриплым смехом, похожим на собачий лай.

— Кажется, я связался с настоящими головорезами — или лучше сказать ухорезами?

Он продолжал хохотать, но я уже увидел, как посаженные в наши инфополя трояны исчезают, и облегченно выдохнул. Затем запустил биотек и спутника, проверил друзей — и убедился, что мы больше не во власти ублюдка.

Йен, дождавшийся моего кивка, рывком поднял Ирио на ноги и отнял от его шеи клинок, а затем и вовсе спрятал тот обратно в трость. Я положил куб в кейс, и протянул его франту.

— Извините за ухо. Надеюсь, новое вам вырастят быстро.

— Не сомневайтесь, — оскалился он, доставая из кармана пиджака белоснежный платок. Затем вытер им кровь со щеки, и прижал к ране. Взяв другой рукой кейс, он направился к выходу. Возле двери клановец обернулся, — Ещё увидимся, господа. Мадмуазель Шигора, — он кивнул Элли, и вышел наружу.

На несколько длинных секунд в комнате воцарилось молчание.

— Йен, — я окликнул друга, — Ты отрезал ему ухо!

— Знаю, — флегматично отозвался он, и сделал изрядный глоток из бутылки, — Мне казалось, что других вариантов нет.

— А если бы он вызвал охрану?

— Тогда бы вы с Элли свалили, а я бы придумал что-нибудь еще.

— Он легко мог поджарить нам мозги!

— Брось, ты же как-то не дал ему провернуть это со мной!

— Ты сумасшедший, — я ткнул его пальцем в грудь, — Но спасибо, что взял инициативу в свои руки — я понятия не имел, что делать дальше.

— Всегда пожалуйста, — он усмехнулся, и снова приложился к бутылке.

— Элли, ты как? — я посмотрел на девушку. Она стояла на том же самом месте.

— Нормально. Просто не ожидала, что все так обернется.

— Хорошо. Йен, надо убираться отсюда.

— Согласен. Как и планировали?

— Да.

Мы вышли на балкон.

— Элли, нам пора! — я окликнул подругу, всё ещё в растерянности стоящую посреди комнаты. Она кивнула, но не успела сделать даже пару шагов…

Раздался оглушительный треск, и какая-то непреодолимая сила швырнула меня вперед. Я налетел грудью на каменные перила, и этот удар мгновенно выбили из меня весь воздух. Перекувыркнувшись через них, я успел заметить языки пламени, рвущиеся из нашего номера навстречу звездам, и лишь после этого понял, что падаю с высоты в семь километров…

Глава 22

Дышать было тяжело — это первое, что я почувствовал. Через несколько секунд на тело накатила волна боли, и я застонал. Сквозь звон в голове послышались голоса, и я с трудом разлепил веки.

Через десяток секунд взгляд сфокусировался, и я увидел, что руки, грудь, и нижняя часть туловища у меня намертво зафиксированы в медицинской капсуле. Не было никакой возможности пошевелиться. Подняв глаза, я заметил рядом с собой человека. Он сидел в кресле, внимательно глядя на меня. На его лице читалось явное облегчение, и он, выдохнув, наклонился над капсулой.

— Ал, ты меня слышишь? Это я, Марк.

А, ну разумеется. Старший братец — кому как не ему поручили вытащить мою задницу из неприятностей?

Эта мысль пронзила мою голову очередной вспышкой боли, и я прохрипел:

— Воды…

Он взял бутылку с прикроватного столика, открыл клапан и помог мне напиться. Сразу стало легче.

— Где я?

— Это одна из клиник де Сергийос. Мы всё ещё на Эдеме. У тебя обширные травмы по всему телу, постарайся пока не говорить. Просто чудо, что ты остался жив.

— Сколько я здесь лежу? — я не обратил на его обеспокоенность никакого внимания.

— Четыре дня.

Я с трудом вспоминал что произошло. В памяти всплывали отдельные фрагменты — де Валиант, Арена, Ирио, аукцион, куб… Элли…

— Где Элли? Где Йен?! — прохрипел я, и попытался встать, но Марк придержал меня. В этот момент дверь открылась, и в палату вошел доктор, в сопровождении ещё одного человека. Его я не знал — высокий брюнет с серыми глазами и чуть вздёрнутым подбородком, одетый в цвета нашей семьи — бордовый и белый. Он подошёл к Марку, и что-то тихо сказал ему.

Доктор, обездвиживший меня одной командой своего интерфейса, осмотрел зафиксированные конечности, проверил показатели, а затем повернулся к брату.

— Удивительно, что пациент так быстро оправился от подобных травм. Когда его доставили к нам, пришлось запускать все процессы жизнедеятельности заново. Фактически, — он повернулся ко мне, и отключил удерживающее силовое поле, — вы были уже мертвы, когда упали на поверхность планеты. Удивительные имплантаты, да… Но сейчас вам нужно прийти в норму, поэтому ближайшие две недели придется провести здесь, восстанавливаясь после инцидента.

Инцидента? Я вспомнил ещё один фрагмент. В номере, где мы отдали артефакт Ирио произошел взрыв. Голова работала медленно, но я не делал попыток вызвать Дока. Знал — если он заработает, я попросту свихнусь.

— Где мои друзья? — вновь задал я вопрос.

Доктор с братом переглянулись, и Марк молча включил экран под потолком. В новостях главной темой был тот самый взрыв. По версии антитеррористического отдела Империума, это был теракт Ин-синдиката. Более ста погибших, и около сорока пострадавших.

— Взрыв произошел буквально за дверью вашего номера, Ал, — сказал брат, отводя глаза, — Тебе и твоему другу повезло, если можно так сказать: вас швырнуло с балкона наружу. Йен успел воспользоваться теми имплантами, что были у него — он не потерял сознание, поймал тебя в воздухе и как-то договорился с твоим спутником, чтобы тот передал ему управление этим… Экспериментальным костюмом, «Икаром». Удивительно, у вас не было даже кислородных масок, а вы… Де Райдо сейчас в соседней палате, всё ещё без сознания, но врачи говорят, что он скоро очнётся. Многим посетителями того заведения повезло гораздо меньше… Некоторым — не повезло совсем. По останкам экспертиза определила погибших — среди них была и девушка из вашего номера… Элли Шигора. Мне жаль, братишка.

Я молчал, с силой сжав зубы. Да и что было говорить? В памяти всплыло последнее, что я видел — стоящая посреди комнаты Элли, огненные языки пламени на фоне неба, перекошенное от ужаса лицо Йена. И темнота.

Я в пол уха слушал распоряжения Марка, говорившего с доктором. Тот хотел провести какие-то тесты, а брат настаивал на моей скорейшей выписке отсюда. Я почувствовал, что по щеке скатились несколько слезинок, и отвернулся к окну.

Позже я попросил Марка принести мои вещи — «Икара», сумку с клинком и линзы. Доступа к инфосети у меня не было, но на вопрос об этом Марк не ответил. Он велел мне заткнуться и отдыхать, пообещав объяснить все завтра, и тогда же принести вещи.

— Кстати, совсем забыл, — он кивнул на своего приятеля, который все это время бесшумно сидел в углу палаты, листая новости на коммуникаторе, — Это твой новый охранник. Его зовут Элиас. Пока меня нет рядом, он будет за тобой присматривать.

— Добрый вечер, Алан, — поздоровался тот.

Я не ответил, и не стал спорить — зачем, если за меня уже все решили? Судя по всему, братец догадывается о многом. Что ж, я был готов рассказать ему всё — но только не сейчас. Обессилено откинувшись на подушку, я закрыл глаза, и провалился в забытье.

* * *
Процесс выздоровления, как и говорил доктор, растянулся на две недели. Правда, Йена выписали гораздо раньше, но он даже из больницы не выходил, всё время проводил у меня, а жил в апартаментах на первом этаже здания.

Когда он очнулся и смог доковылять до меня, вкратце рассказал, как ему удалось нас спасти — хотя эти разговоры явно были ему неприятны. Неудивительно, ведь друг до жути боялся высоты. На самом деле, всё это напоминало его очередную, и совершенно невероятную байку, но глядя в его глаза, я понимал, что он ничуть не приукрашивает — всё случилось именно так, как говорил Марк.

Из новостей мы узнали, что основным мотивом Ин-синдиката (по версии Империума) стало нападение на Герхарда Рина, одного из ярчайших биологов Эдема. После нескольких его открытий технологическая отрасль просела — если не заметно, то вполне ощутимо. Вместе с ним погибли и все те, кто присутствовал на его закрытой презентации новой биотехнологии — этажом ниже того места, где мы отдали Ирио контейнер с астрокубом.

Вообще, всё это могло показаться любому нормальному человеку достаточно странным — террористическая атака на Эдеме (тем более, в Высоком городе)… Это было что-то невероятное. Её никто не ждал и, несмотря на все меры безопасности, принятые в городе — не смогли остановить. А если уж учитывать, что мы сами поспособствовали нарастанию паники… Впрочем, я ни на секунду не сомневался, что Ин-синдикат тут ни при чем, и имел свои мысли на этот счет.

Взрыв произошел сразу после того, как Ирио покинул здание — не требовалось большого ума, чтобы понять простую вещь — клановец не собирался оставлять нас в живых с самого начала. И подстраховался, решив не полагаться на одни лишь трояны в наших инфополях…

Мне и Йену это казалось совершенно очевидным — за взрывом стоит именно он.

Это косвенно подтверждал и ещё один факт — нас всячески оберегали от отдела расследований и других любопытных глаз. И запрещали выходить в сеть, ограничив спутников внутренней инфосетью больницы.

Я выложил Марку всё, не скрывая не одной детали. Он был, мягко говоря, в шоке но, даже ругая меня всеми словами, какие только знал, не забывал думать о безопасности. Элиас торчал в моей палате безвылазно — если задуматься, я ни разу не видел, чтобы он выходил в столовую или туалет.

А еще я постоянно думал о Элли. Вспоминал её лицо, голос. Каждый момент, что запечатлелся у меня в памяти… Это было тем труднее, что по неизвестным причинам мой стек оказался серьезно повреждённым. Настолько, что инженерам и врачам де Сергийоса не удалось его восстановить, и Док, вместе с кучей записанных воспоминаний просто исчезли.

Я не мог поверить, что Элли погибла. Это не укладывалось у меня в голове, и я даже попросил у Марка достать мне отчёты медиков, в которых хранилась информация о погибших и раненных. И увидев там её имя, я продолжал думать о том, что это какая-то глупая ошибка.

До меня не сразу дошло — её больше нет. И погибла она из-за меня… В тот самый момент, когда мы по-настоящему сблизились…

Когда нас, наконец, выписали, и мы в сопровождении Марка и Элиаса отправились на закрытую парковку к глайдеру брата, там нас уже ждали. Я был очень удивлен, увидев Джайлса, но он ничего не сказал мне — лишь обнял, и похлопал по плечу, садясь за руль.

— Как ты? — спросил я у него, когда Марк закончил шифровать глайдер.

— Забавно, что спрашиваешь об этом ты и у меня а не наоборот. Ничего, нормально. Нашли тех, кто устроил теракт, — он чуть скривился, и я понял, что можно не опасаться, что наши имена как-то свяжут с этим делом, — «ИнСиндикат»… Эти же люди устроили налёт на поместье Советника, о котором я тебе тогда рассказывал.

— Ясно.

— Вик, я…

— Не надо, — я прервал его, — Ты меня предупреждал, а я не послушал. Всё могло быть иначе, если бы я убрался с планеты тогда. Это моя вина, и никого больше. И… прости.

Он ничего не ответил…

Отвернувшись от всех, я молча смотрел в окно. Не надо быть большим гением, чтобы понять, какие чувства меня обуревали. Даже после полного выздоровления казалось, что я уже никогда не буду прежним. Словно в душе оборвалась одна из нитей, держащих её.

И когда я вспомнил о спрятанных файлах об улучшении биотека… В душе ничего не шевельнулось. Я спросил у Марка, можем ли мы заехать в одно место, но получив отрицательный ответ, не стал настаивать.

«Пошло оно всё… Пошло оно, из-за чего всё это произошло!»

За весь оставшийся путь до моей квартиры мы не произнесли ни единого слова. Джайлс, довезя нас, попрощался и отправился восвояси. А когда мы оказались внутри, Марк усадил меня и Йена на диван, поставил Элиаса возле дверей, изолировал всю квартиру и уселся на стол напротив нас.

— Послушайте, — начал он, — О вас двоих на Эдеме никто не знает. Никто не подозревает, что вы были в том заведении, и это к лучшему. Отец изрядно постарался, чтобы замять всё, что вы натворили, и это только то, о чём известно. Дон Занду, Де Валиант, дочь Советника… Если вы сейчас отколете очередной номер — вам уже никто не сможет помочь, ясно?

Мы молча переглянулись, и согласно кивнули, а брат продолжил:

— Завтра утром мы отчаливаем с этой планеты. Ты, Алан, вернешься домой. Йен, я знаю, что не вправе тебе указывать, но было бы лучше, если бы ты сегодня остался тут, и отправился с нами. В восточных доках нас ждет яхта — «Азия», и пока мы не окажемся на ней, никто не выходит из квартиры. Обо всем остальном будем говорить позже, а пока — соберите необходимые вещи, и отдохните. Нас ждет долгий перелет.

* * *
Я проснулся от смутного чувства тревоги. Медленно открыл глаза, но шевелиться не стал. В комнате было темно, таймер закрыл все окна после полуночи, но я явно осознавал — что-то не так. По привычке вызвал Дока, но ответа не получил, и чертыхнулся.

Чувство тревоги все нарастало — я весь превратился в слух, но ничего не услышал, и начал тихонько поворачивать голову. Спас меня блик, попавший на блестящий наруч робота. Я резко перевернулся, и лезвие длинного ножа развалило спинку кровати. Свалившись на пол, прыгнул вперед, перекатился через стол, хватая подвернувшуюся под руку статуэтку, и бросил ее в робота — без малейших последствий. Надеясь, что шум привлечет внимание, крикнул, и отступил к двери.

Робот уже сориентировался. Гибкое тело плавно перескочило диван, не обратив внимания на разбившегося о стальную грудь божка Киари.

Я запаниковал. Оружие у меня было — в сейфе. Пока туда доберешься, меня на куски порежут. А клинок остался в сумке рядом с кроватью… Я старался держать между собой и убийцей стол, но тот был слишком низким, а робот ждать не собирался…

Он прыгнул на деревянную поверхность, и я тут же ударил по ножке стола. Незадачливый убийца повалился на пол, но я не стал даже пытаться сражаться с ним. Развернувшись еле успел распахнуть дверь, ведущую в коридор. Когда сунулся в дверной проем, в паре сантиметров от головы свистнули лезвия, и я повалился на пол. Нырнув за стену, вскочил, рванул по коридору к гостиной, вопя во всю мощь легких.

Робот, работая руками и ногами как железный паук, выкатился за мной, но услышавший грохот Элиас уже стоял в коридоре, целясь в него из пистолета.

Грохнуло, и робот рассыпался нанитов на пол. Они начали стекаться в одну кучу, и я с ужасом понял, что эта тварь пытается собраться заново, но мой новый охранник не дал ей такой возможности — щелкнув тумблером на оружии, он выстрелил еще раз, и наниты замерли, а через секунду рассыпались на мельчайшие частицы.

— Алан, с вами все в порядке? — невозмутимо спросил мужчина, помогая мне встать с пола.

— Да… Все нормально. Повезло, что проснулся вовремя. С-спасибо, — заикаясь, пробормотал я.

— Я должен был не допустить подобного, простите, — он виновато улыбнулся, и подошел к кучке пепла, — Хм. К сожалению, достать из него информацию уже невозможно. Но думаю, этого и не требуется.

В этот момент дверь гостевой спальни распахнулась, и оттуда выскочил Йен, держа в одной руке свой клинок, а в другой — плазменный пистолет.

— Что происходит? — хриплым спросонья голосом каркнул он.

— Кажется, клан Ямато узнал, что вы живы, — невозмутимо ответил Элиас, — Полагаю, нет смысла дожидаться утра. Нужно поторопить экипаж и ускорить подготовку яхты. Предлагаю отправиться в доки немедленно.

— Согласен, — я все никак не мог отдышаться. Потом вспомнил о брате, и похолодел, — Где Марк?!

— Несколько часов назад отправился в Солар.

— Что?!

— Таков был план твоего отца, — пояснил Элиас, — Не беспокойся, его охраняют лучшие фейды вашей семьи. Никто в здравом уме не сунется к ним.

Я нахмурился. Не сомневаюсь, что у Элиаса были инструкции и план, но адреналин в крови зашкаливал, и пока я одевался, в мозгу проносились сотни возможных вариантов событий. Если Ирио (а я не сомневался, что за этим покушением стоит именно он) узнал, что мы живы, и рискнул напасть на меня в собственной квартире, чего ждать по пути домой?

Видимо, Элиас думал о том же, потому что как только мы спустились на парковку, и сели в глайдер, он на огромной скорости понесся к восточным докам, абсолютно не обращая внимания на сигналы автопилота о превышении скорости. Впрочем, через несколько секунд он попросту их отключил.

Возле яхты, о которой говорил Марк, охранник остановился, и вышел поговорить с дежурившими возле нее офицерами. Мы с Йеном также вышли из глайдера, и закурили по сигарете. Обычно я таким не увлекался, но сейчас она была мне чрезвычайно необходима, чтобы хоть как-то унять дрожь в пальцах.

— Алан, — Йен подошел ко мне, — Как мы умудрились ввязаться во всё это? Ощущение, будто я сейчас сплю, и мне снится нелепый кошмар.

— Не знаю, — я затянулся, — Но ощущения у меня точно такие же. Подозреваю, что Марк неспроста отправился в Солар.

— Думаешь, у нас есть шанс добраться до Магеллана целыми?

— С ним, — я кивнул на Элиаса, — думаю есть. Хотя…

Договорить не успел — воздух вокруг меня сжался, словно тонкая плёнка, и ещё не успев подумать о том, что делаю, я кинулся за ближайший ящик, укрывшись за ним.

Вот ведь… Не зря Элиас настоял, чтобы я нацепил на руку браслет с атомарным щитом, ох не зря! Он поймал пулю, и если бы не это устройство, я бы уже валялся мёртвым…

Спустя секунду послышался второй выстрел, затем раздалась очередь и дикий скрежет. Я достал свой пистолет, и попытался выглянуть.

Первое что заметил — падающего с крыши соседнего ангара стрелка. Буквально через секунду из-за угла этого здания выскочили сразу два робота, очень напоминающие того, что был у меня в квартире — только куда больше… Они постоянно меняли форму, то выращивая клешни и лезвия, то меняя их на ноги и набирая скорость. Направлялись прямо ко мне…

Я сглотнул, и прицелился.

БАХ! Оглушительный выстрел из пистолета оторвал кусок от ближайшего робота, но тот даже не замедлил хода, за пару секунд преодолевая добрый десяток метров.

Неожиданно раздался гул двигателя, и подстреленный мной робот оказался под днищем глайдера, который тут же придавил торопыгу. Внутри сидел Йен. От яхты уже бежал Элиас, на ходу стреляя из своего оружия. Он смял второго робота одним выстрелом, и уже оказавшись рядом с ним, добил, не давая собраться в одно целое. Затем повернулся к глайдеру, и махнул Йену. Тот, бледный от испуга, выскочил из кабины, забыв обо всем на свете.

Элиас одним движение отшвырнул моего друга себе за спину, и снова переключил оружие в другой режим. Еще секунда — и наш глайдер полыхнул лиловым светом, превращаясь в груду расплавившегося металла. Краем глаза я успел заметить струйку нанитов, вытекающих из-под него.

— Алан, — охранник подошел ко мне, — нам нельзя задерживаться ни на минуту. Сейчас сюда нагрянет отдел расследований, и ещё черт знает кто. Джайлс уже не сможет тебя отмазать, а задерживаться мы не можем.

Я кивнул. Всё ещё пытаясь прийти в себя, поспешил к яхте, ощущая на плече руку Элиаса. Он вёл меня к кораблю, не отпуская. Йен шагал рядом, держа оружие наготове. Офицеры полиции, несущие службу в доках и во время перестрелки пропавшие невесть куда, попытались было сунуться к нам, но мой телохранитель навел на них свою чудовищную пушку, и те поспешно ретировались.

Оказавшись внутри яхты, Элиас тут же связался с канцелярией доков, и пока капитан поднимали яхту в воздух, нас затолкали в не слишком просторную каюту, полностью заблокировав её…

* * *
Яхта была не совсем новой, но следили за ней очень тщательно. Нигде не было и намёка на грязь или пыль. Каюты с неплохой отделкой, опрятный трюм, заставленный ящиками и контейнерами, закрепленными лентами. Капитанский мостик, вынесенный чуть впереди носа, что создавало потрясающий вид при путешествиях. Имелась даже кают компания, в которой собиралась команда. Правда, всё это мы с Йеном смогли увидеть лишь когда «Азия» оказалась за пределами орбиты Эдема, и Элиас соизволил выпустить нас из той каюты, в которой поначалу запер.

Пока мы двигались на малой мощности в сторону Магистрали, соединяющей системы Эдема и соседнего Калласа. Оттуда можно было прыгнуть к «Восторгу», а затем отправиться на Магеллан.

Я сидел в кают-компании, пил обжигающий черный кофе (в настенных шкафчиках обнаружился запас этого превосходного напитка), и пытался прийти в себя после событий сегодняшней ночи. Мысли успокоились, дрожь отступила, и я уже был готов пойти спать, когда в переборке показался Йен. Слегка растрёпанный, с красными глазами и отчаянно зевая, он уселся в одно из двух кресел, и сцепил пальцы.

— Приятель, тебе не кажется, что нам стоит поговорить? — осторожно начал он.

Я кивнул:

— Давай. Понимаю, тебя смутили два нападения за ночь, и…

— Да я не об этом, — он отмахнулся, — Просто хотел сказать, что мне жаль, что Элли погибла. Поверь, я знаю, что ты чувствуешь.

Я остановил его взмахом руки:

— Не надо, Йен. Я виноват во всем этом. Мы оба знали, что наши дела могут быть опасными, но я… Черт, я об этом просто забыл. И втянул вас в это. Уж кому-кому, а тебе незачем себя корить, это точно. Уже ничего не изменить.

Мы замолчали. Друг прекрасно понимал, в каком я смятении, и больше не делал попыток меня утешить, за что я был ему благодарен.

Он молча достал из сумки, которую принес с собой бутылку эдемского красного вина, и вопросительно посмотрел на меня. Я покачал головой, и достал из стола два небьющихся бокала. Мы молча выпили.

— Ты расскажешь отцу правду? — наконец снова заговорил Норм.

— Конечно. Дело зашло слишком далеко. Да он и так всё знает. Ну… Почти всё. Он всё поймет, и поможет. Да и кто, если не он?

Йен кивнул и выпил терпкий напиток. В дверь неожиданно постучали, и мы чуть не подскочили на стульях.

— Войдите, — разрешил я.

Дверь открылась, и за ней показался Элиас.

— Алан, боюсь у меня плохие новости, — спокойно сказал он, — Через некоторое время после нас из доков Эдема отчалило еще одно судно. Оно идет за нами на небольшом отдалении, и несколько минут назад ускорилось. До Магистрали ещё далеко, так что…

— Нас преследуют? — догадался Йен, и посмотрел на меня — Кажется, мы немного поторопились открывать эту бутылку.

Глава 23

На мостике стало тесновато. Элиас, я, Йен, капитан Даллас и его помощница внимательно следили за приборами, вглядываясь во мрак космоса. «Азия» стремительно неслась в тишине вакуума к спасительной Магистрали, а капитан нервно покусывал губы, выжимая из двигателей максимум тяги.

Когда он заметил идущий тем же курсом корабль, то сначала не обратил на это особого внимания, но маневр ускорения, а затем и данные с радаров, показавшие что это тяжелый боевой бот, заставили его слегка запаниковать. Он поделился мыслью с Элиасом, и тот согласился, что это не случайность.

Встреча с боевой машиной не входила в наши планы…

— Они нас догоняют, — хмуро обронил капитан, щёлкая тумблерами на навигационной панели.

— Вы говорили, что ваша яхта даст фору любому боту.

— Не с такими двигателями! — отрезал Даллас, изучая данные, — Это ГК-101, а у нас стоят сотые! Нас догонят, это лишь вопрос времени.

Разом вспотевшая помощница капитана, выругавшись похлеще грузчика из трущоб, сняла с себя оранжевую кожаную куртку, собрала волосы в хвост, и лихорадочно начала перебирать какие-то таблицы и схемы на экране.

Через минуту раздался голос корабля:

— Внимание! Преследующий нас корабль активировал орудия! Через три минуты будем в зоне их досягаемости. Капитан?

— Запускай щиты, старушка. Элиас! Идите в хвост, на пушку. Остальным советую убраться в каюты, — посоветовал Даллас своим пассажирам, — Мы сейчас попетляем, может слегка трясти.

— Я останусь, — заявил я, — Если нас подстрелят…

— Ничего ты с этим не поделаешь, малец, — отрезал капитан, — впрочем, мне всё равно. Оставайся, только сядь в кресло и пристегнись. До Магистрали уже недалеко, попробуем оторваться.

Никого больше уговаривать не потребовалось. Элиас отправился к хвостовому орудию, а Йен всё-таки отправился в каюту, что-то бурча себе под нос.

Криста закончила манипуляции с панелями и её кресло превратилось в экзококон. Тоже самое произошло и с местом капитана.

— Давай малышка, не подведи, — прошептал Даллас, толкая рычаг форсажа до упора вперед.

Нас сразу вдавило в кресла. Колоссальная перегрузка вызвала у меня не самые приятные ощущения, но яхта стремительно начала отдаляться от преследователей. Это продолжалось недолго, не больше пары минут, но сжегшая почти десять процентов топлива «Азия» за это время преодолела колоссальное расстояние. Перегрузка закончилась, и мы выдохнули. Этажом ниже кого-то из экипажа вырвало. Я сидел, вцепившись в подлокотник, бледный, но уже пришедший в себя.

— Расстояние до магистрали? — спросил капитан.

— Десять тысяч километров. Прямо по курсу облако метеоров, прикажете обойти? — отозвалась его помощница.

— Чёрта с два! — усмехнулся Даллас, — Затеряемся в нем, еще и срежем.

На панель управления поступали данные о том, что бот тоже поменял направление, и ускорился, пытаясь нагнать нас. А ещё, как выяснилось через несколько секунд, он выпустил ракеты…

Капитан чертыхнулся снова, и ускорился еще раз. Как раз в тот момент, когда яхта влетела меж кучи огромных астероидов в облако, за ней раздался взрыв. В полной тишине нас толкнуло вперёд, и капитан чудом успел сманеврировать боковым двигателями, чтобы не расшибиться в лепешку. С полок и столов, стен и потолка яхты посыпались предметы. Загрохотала и тут же затихла сигнализация, а на нижней палубе кого-то стошнило во второй раз. Я подозревал, что это Йен расстается с позавчерашним завтраком…

Откуда-то повалил пар. Помощница капитана производила сотню операций в минуту на своей панели, и невероятным образом потушила возгорание на камбузе, а затем активировала силовой щит корабля. Батареи начали быстро отсчитывать расход энергии.

— Без паники! — крикнул Даллас, поднося радио ко рту, — Элиас! Ты должен уже видеть преследователей! Смотри в оба!

Раздался треск, и рация отключилась. Прямо перед капитанским мостиком мелькнул здоровый кусок метеорита. Моргнул силовой щит, и глыба отскочила в сторону.

— Капитан, может быть вы уже начнёте маневрировать?! — крикнула девушка, — Ещё несколько таких булыжников, и мы останемся без щита!

На мостик ворвался механик, но не успел даже рта открыть, как яхту вновь тряхнуло, и по правому борту расцвел лазурный цветок взрыва протонной боеголовки. Пожилой мужчина был единственным, кто не удержался на ногах. Его сорвало с места и, пролетев десяток метров, он с неприятным хрустом врезался в смотровое стекло. На нём тут же растеклась кровавая лужа. Помощница капитана взвизгнула, а я попытался удержать ком, подступающий к горлу. Яхту швырнуло влево, но капитан уже оценил ситуацию и, не сбавляя хода проскочил меж двух огромных камней.

— Сенсоры на корме не работают! Я не вижу ничего позади! И Элиас не отвечает! Надо проверить что там! — крикнул Даллас.

— Проверю, — вызвался я.

— Не убейся по пути, — посоветовал капитан, — И держись крепче.

Я, как мне и советовали, придерживаясь за стены поспешил по прямому коридору к корме, где находилась турель и смотровой купол. На моё счастье, добраться туда удалось достаточно быстро. Сунув голову в отсек, я увидел своего охранника — растрепанного, с блестевшими глазами.

— Элиас! Связи нет, капитан хочет знать, что у нас на хвосте.

— Мы в дерьме! Этот бот здоровый и сейчас влетит в облако следом за нами! Будет переть вперед, не обращая внимания на камни. Стреляют протонными ракетами, и боюсь это не самое страшное. На таких кораблях устанавливают глушилки, которые вырубают всю электронику в пределах досягаемости. Так что нам лучше поспешить. Я успел снять одну ракету, но они умнее нас с тобой, и тоже умеют маневрировать! — проорал он в ответ, лихорадочно пытаясь поймать в прицел приближающуюся к нам смерть.

Я вынырнул обратно в коридор и, шатаясь, словно пьяный, попытался поскорее преодолеть коридор. В этот момент корабль тряхнуло еще раз. Сзади раздался скрежет и гул, а потом со свистом начал выходить воздух. Я в панике осознал, что меня тянет назад. Вцепившись в стропы на стене, попытался потянуться вперед. Сзади с шипением упала переборка, и воздух перестал уходить в открытый космос — от хвоста, смотрового купола, турели и Элиаса не осталось ничего…

Я, шатаясь, но уже скорее от шока, добрался до мостика, упал в кресло и рассказал капитану что случилось.

Даллас был мрачнее тучи. Еще одно-два попадания, и яхта развалится на куски — это понимали все. Помощница вновь что-то крикнула капитану, но я разобрал только конец фразы.

— …ные повреждения. Капитан, у меня недостаточно обзора чтобы уйти… До Магистрали тысяча километров.

— Будь готова направить всю энергию в щит на корме, Криста. Приготовьтесь, сейчас сделаем последний рывок! Прыгнем по Магистрали хоть до самого Марса!

— Какой Марс?! — заорал я, но лишь для того, чтобы хоть как-то выпустить пар, — Нам надо на Магеллан!

Мне не ответили. Еще один толчок — яхту вновь кинуло вперед, но щит выдержал. Правда сгорел подчистую, оставив нас абсолютно беззащитными на последнем участке пути. Но этот взрыв придал яхте ускорение, и когда до Магистрали оставались считанные сотни километров, из облака астероидов вырвался армейский бот, в мгновение ока открыв огонь из всех своих орудий. Теперь «Азия» представляла собой абсолютно незащищенную и открытую цель.

Однако у Далласа, надо отдать ему должное, были стальные нервы, и немного удачи в запасе. Он вновь резко ускорился и, используя маневренные двигатели, развернул яхту по диагонали к преследователям, тем самым пропустив под собой первый ракетный залп. Две из них в клочья разнесли грузовой трал, оказавшийся впереди нас. Некоторые боеголовки притянула Магистраль, и их унесло прочь, а спустя пару секунд «Азия» исчезла вслед за ними…

* * *
Оябун Ямато лениво постукивал пальцами по столу, и выслушивал Андрэаса де Пайле. По транссистемной связи тот выражал свое недовольство действиями клана, и не считал нужным скрывать этого. Он ничего не боялся по нескольким причинам.

Во-первых, его сына чуть не убили. Это само по себе могло повлечь за собой начало большой войны. И даже слова оябуна (что было ложью) о том, что он не знал, кто такой Алан, да и не должен был этого знать — не слишком умаляли его вину. С другой стороны, отпрыск Андрэаса сам ввязался в эту авантюру, никто не заставлял его соглашаться на сомнительное предложение.

Ямато, конечно, не признал своей вины в том, что попытался убить Алана де Пайле. Ссылаясь на незнание, он предложил Андрэасу не разжигать конфликт, а лишь наказать виновных. Де Пайле согласился, предупредив оябуна о возможных последствиях. И опять же — он ничуть не боялся клана. Потому что знал, что он прав, и сильнее. Но война была не нужна никому. По крайней мере, сейчас — и это было известно им обоим.

Разговор закончился. В кабинет господина Ямато тихо вошел Ирио.

— Ты оставил следы, собэ. И они привели ко мне. Ты стал слишком ленивым. Мне приказать отрезать тебе что-нибудь… Лишнее? — бесцветным голосом спросил Ямато у своего помощника.

— Я приму любое наказание, господин. Но я делал всё ради соблюдения твоих интересов. И это принесло результат!

— Бойня на Эдеме — это по-твоему результат?! Или армейский бот без опознавательных знаков, с самым современным оружием, в сердце имперской провинции? ЭТО результат?!

— Артефакт добыт. Сейчас он летит на Варант, чтобы наши люди смогли расшифровать его. Данные, которые Григориус запеатал в своём внуке — у нас. Из-за того теракта вместо клана Ямато всё внимание приковано к ИнСиндикату, который беснуется в имперских системах. Как только мы начнём строительство новой Магистрали — де Валиант предоставят нам информацию о храмах. Андрэас де Пайле, как я понял, не выдвигает никаких обвинений. Его сын жив — и это единственная проблема. Он умён, и расскажет отцу все что знает, и о чём догадывается. Но, в конечном итоге, и он никаким образом не помешает нам. Всё разрешилось.

— Если бы ты захотел, мог бы меня сместить, Ирио?

Неожиданная смена темы разговора не сбила собэ с толку. Он, не меняя интонации, ответил:

— Мог бы. Но не удержал бы власть и одного дня.

— Помни об этом, когда принимаешь свои решения.

— Конечно, господин.

— Когда артефакт прибудет ко мне? Когда мы начнём строительство Магистрали? Я устал ждать!

— Как только наш человек на Варанте проверит куб. Немного людей в галактике, кто разберется в подобной технологии. Раззир-Ас-Вегир один из таких. Де Валиант ждут, и скоро у них будет новый лидер — молодой Нейл. Он отдаст нам информацию, не сомневайтесь, и тогда мы соединим все компоненты.

— Сколько это займет времени?

— Месяцы, годы. Я не отвечу тебе, господин, ибо сотни лет никто не имел дела ни с чем подобным.

— Докладывай каждый день, понятно? Каждый! И направь большую часть своего внимания на это дело.

— Конечно, господин.

— Уйди, мне надо подумать. Хотя, подожди. Подготовь мне отчет о том, как идут наши дела. Хочу обо всем знать лично. У тебя один день.

— Да, господин.

Ирио поклонился и вышел из кабинета. Щелкнул пальцами, и один из его помощников тут же получил задания, которые за секунду разошлись по клану. Влияние Ирио было очень велико, но он бы действительно никогда не стал пытаться заполучить кресло Ямато. Слишком много мороки.

Да и франт всегда думал, что оно было бы для него тесновато…

* * *
Я стоял на взлетной площадке крепости рядом с отцом. Пришло время попрощаться с капитаном Далласом и его командой. «Азию» собрали заново — отец не поскупился на награду капитану за то, что тот вытащил его сына из передряги. Сейчас на орбитальной станции Далласа ждала новая яхта, с обновленной прошивкой, и новыми, гораздо более мощными двигателями, а сам капитан, проживший в крепости последние дни, стоял возле челнока.

Прошла почти неделя с того момента, когда почти опустошённая яхта вынырнула в промежуточной системе, быстро дозаправилась и отправилась на Магеллан.

Почти сразу по прибытию нас привязал к себе имперский патруль. Связи не было, и объясниться получилось только на орбитальной базе. Случилось это гораздо быстрее, чем можно было подумать.

Я и Йен показали свои документы, после чего солдаты вытянулись по струнке, и проводили нас к челноку, идущему на поверхность планеты. Там все разделились — помощница капитана осталась наблюдать за ремонтом яхты, сняв номер в ближайшей гостинице. С ней остались выживший повар — невысокий и лысый уроженец Варанта по имени Кадир, и врач, бежавший из Солара, которого звали Демис.

Мы с Йеном и капитаном на скоростном глайдере отправились в крепость моего отца — это был каскад массивных зданий, башен, парков, целых кварталов, воздушных галерей, висящих высоко над домами, куполов и витражей, располагался в форме шестиугольного бастиона на высоком холме.

Крепость была окруженным немалых размеров городом. Он был невероятно, просто завораживающе чист! На окраинах не дымили заводы и не торчали трубы. Жилые кварталы сменялись торговыми, а затем — исследовательскими и промышленными. Окраина плавно утопала в полях, а они в свою очередь, сменялись лесом, который охватил все это великолепие плотным кольцом. За ним виднелась далекая полоска гор.

Мой отец — Андрэас де Пайле, уже знал, что произошло, но тем не менее выслушал меня. По мере рассказа он всё больше мрачнел. Поблагодарив Далласа, он отправил его с одним из лакеев в выделенные апартаменты. В кабинет, где мы говорили, вошел врач, и занялся нашими ранами. Ничего серьезного не обнаружилось, и наскоро залатав порезы, он удалился. После этого я рассказал отцу все то, о чём умолчал при капитане.

Он не ругался, не злился. Просто выслушал меня. Прекрасно осознавал, что я всё понимал сам, и заплатил за это понимание немалую цену. Наказания, крики и прочее не были сейчас нужны. Он хотел защитить меня и решить вопрос с кланом Ямато раз и навсегда. Отдав несколько приказаний, он отправил меня и Йена в дом нашей семьи — особняк на самой вершине холма в центре города. Пообещав всё уладить, посоветовал нам привести себя в порядок и отдохнуть.

Через пару дней, по его словам, все вопросы с Ямато удалось уладить мирно. Они приносили извинения и наказали виновных в этой травле. Конечно, им не совсем поверили. Но была уверенность, что теперь покушения остановятся.

Вскоре Йен улетел. Он заявил что и рад бы остаться, но ему хотелось вернуть коллекцию артефактов и записей, наладить дела на Эдеме, где он бросил всё своё наследство, а также найти тихое и спокойное место, чтобы подумать.

Я не пытался остановить друга. Понимал, что после всего случившегося он хотел побыть в одиночестве.

— Еще раз спасибо за всё, господин де Пайле, — поблагодарил Йен моего отца.

— Это я вам благодарен, господин де Райдо. Вы хоть и попали под дурное влияние моего сына — не раз спасли ему жизнь, и теперь всегда будете желанным гостем нашей семьи. Только не злоупотребляйте этим, — усмехнулся Андрэас.

— Как можно? — усмехнулся Йен и протянул мне руку, — Бывай, приятель. Надеюсь, скоро увидимся.

Я пожал её и обнял друга:

— Бывай, Йен. Желаю удачи. Не пропадай.

— Постараюсь. Береги себя.

Он развернулся и залез в челнок. Через минуту тот с ускорением рванул вверх по гравитационному лифту, направляясь к орбитальной станции.

Мы проводили его взглядом, и направились к особняку.

— Спасибо что не стал костерить меня, — поблагодарил я отца.

— Ты сам прекрасно осознаешь свои поступки, сынок. Ответственность за них тоже на тебе, хоть я и стараюсь снять её с твоих плеч по мере возможности. Тебе надо прийти в себя, не каждый испытывает подобное тебе. Ты останешься здесь? — отец не приказывал, не рекомендовал, он просто спрашивал.

— На некоторое время. Увижусь с мамой и Ариадной. Потом решу, что делать дальше.

— Приди в себя, сын. Делай что нужно, но не глупи, хорошо?

— Хорошо.

— К тому же, с тобой наверняка захотят поговорить Примархи. После того, что ты узнал от Григориуса… хм… признаюсь, до сих пор всё это кажется мне какой-то сказкой… И очень жаль, что ты потерял эти данные…

— Я помню их наизусть, отец. И готов ответить перед Примархами, если потребуется.

— Хорошо, я рад это слышать.

Пока мы говорили, успели дойти до особняка. У ворот стоял глайдер. Отец не стал заходить — попрощался со мной и уехал по своим делам. Я же поднялся к себе в комнату, в которой вырос, вышел на балкон и только теперь, глядя на заходящее солнце осознал окончательно — что произошло, и насколько сильно это меня задело.

Хотелось выть, кричать, и хоть чем-то заполнить пустоту внутри, которая и не думала уходить…

Было тепло, дул совсем легкий ветер. Я лёг на кровать.

— Элли… Прости меня… Это моя вина, — тихо прошептал я, наблюдая как в тёмно-лазурном небе одна за другой зажигаются звезды.

Навалилась страшная усталость, тяжесть смежила веки. Но могу поклясться — перед тем, как окончательно провалиться в сон, я услышал голос Элли:

«Это не так…»

Конец первой части

Часть 2

Пролог

Нейл
Восемь месяцев после событий на Эдеме
Лайет задерживался на целый час. Нейл начинал подумывать о том, чтобы вернуться домой, вызвать одну из своих любовниц и запереться с ней в комнате до завтрашнего утра — потому что сейчас окружающая обстановка отнюдь не располагала к томительному ожиданию.

Старший сын Карлайла тряхнул головой и сосредоточился.

В башнях Совета молодому человеку всегда приходилось держать свои мысли в узде, чтобы не позволить кому бы то ни было узнать их. И даже несмотря на то, что скрывать ему было нечего, подобная напряжённость выводила Нейла из себя.

Например, как это происходило прямо сейчас.

После тех событий, что случились во время карнавала, многое изменилось. Для широкой публики предлагаемая версия событий была ужасной — террористические атаки ИнСиндиката. Большая часть жителей Империи знала об этом происшествии немного — в основном то, что им сообщали СМИ. Конечно, в инфосети можно было найти вдоволь всяких теорий, загадок, доказательств и разоблачений, ведущих к этой организации, но если судить по фактам, проще было сказать, чего люди НЕ ЗНАЮТ об ИнСиндикате.

Ни имени предводителя, ни четкого манифеста, ни известных баз. Эти люди чрезвычайно редко оставляли следы, но они всегда были кровавыми — как и их редкие требования.

Империя вела охоту на эту организацию уже несколько десятилетий, но полностью искоренить заразу никак не получалось. Потому-то нападение на поместье Советника, террористический акт, в котором погиб известный биолог и ещё сотня человек, а также атака на Магистраль, выглядели вполне в духе подобной организации. Последнее, конечно, в меньшей степени поддавалось логическому объяснению, но что взять с психопатов и фанатиков?

Нейла от этих мыслей даже слегка передёрнуло. Он не понимал, как обыватели верят подобным бредням? ИнСиндикат, ну надо же!

Впрочем, для тех кто все это выдумал, существовала своя гипотеза. И она была гораздо хуже той сказки, что Империум выдал жителям галактики. Название этой версии было простым — заговор, но это было во стократ хуже любых террористических актов…

Подобными мыслями с Нейлом поделился Лайет — сразу после того, как Матиас обнаружил первого из трёх воров: некую Элли Шигора, сироту, случайно оказавшуюся на Эдеме. Она погибла во время взрыва в ресторане «Оприйяр», в этом у Нейла не было никаких сомнений — он видел тело девушки (точнее то, что от неё осталось) своими глазами.

Перед опознанием лейтенант Триони подтвердил личность этой дамы, передав досье на неё лично в руки Нейлу. Все сходилось — она была в кабинете отца, в ложе де Валиантов на Арене, и в отеле, где нашли Сарьяна. Остатки матрицы ее инфополя обнаружились даже в саду возле поместья Советника, так что вопрос о связи этих дел отпал сам собой. Только вот более тщательная проверка её личности показала, что вся информация о рыжеволосой чертовке оказалась сфабрикованной, и узнать наверняка — кем же она была, и кто за ней стоял? — теперь не представлялось возможным.

К сожалению, Матиасу не хватило всего нескольких часов, чтобы добраться до неё и её подельников. Его кто-то опередил, и сначала устроил взрыв в том заведении, а затем преследовал беглецов до самой Магистрали, испарившись вслед за ними. Нейл рвал и метал, но деваться было некуда — воры и их преследователи покинули систему, и никто даже пикнуть не успел.

Через некоторое время Матиас нашел след одного из них. Он вёл обрывался где-то в районе системы Магеллана. Этот человек, кем бы он ни был, остался неизвестен Нейлу, но три месяца назад Ищейка заявил, что снова обнаружил след его инфополя — на планете Арбис. Точнее, эту информацию ему передал комендант космопорта, запоздало увидевший ориентировку, и сверивший ее со своими базами данных.

По всем параметрам выходило, что один из неизвестных воров прибыл туда уже давно, и планету не покидал, так что Нейл без всяких разговоров послал Матиаса в захолустный мирок — с приказом найти и привезти ему этого человека живым. С тех пор Ищейка не выходил на связь, и этот факт также не особо радовал Нейла — особенно если учитывать, что след третьего вора и вовсе обрывался в месте, где произошел взрыв.

Нейлу никак не удавалось установить связь между всеми этими событиями — даже Советник понятия не имел, для чего был предназначен украденный артефакт. Для него он был обычной безделушкой, способной принести прибыль. А вот Таурей соглашался с Нейлом — грабители наверняка знали, что крадут, и для чего-то им было нужно подобраться к де Валиантам. Значит, связь есть. А учитывая знания этих воров, уровень их подготовки и оснащения, владение закрытой информацией, и всю цепочку произошедших событий, старший сын Карлайла вполне резонно полагал, что за этими людьми стоит кто-то очень влиятельный.

Вполне возможно — одна из Семей.

В определенный момент Нейл даже допустил мысль, что этой Семьёй может быть клан Ямато, но решил раньше времени не делиться подобными мыслями ни с кем. Слишком много белых пятен было во всей этой истории. Однако молодой человек чувствовал — как только вернётся Матиас, многие вопросы получат ответы. А пока приходилось прислушиваться к Советнику, ждать, и заниматься делами семьи — и это занимало практически все время.

Карлайл запустил себя, и теперь практически никогда не покидал своих покоев. Нейл подозревал, что его отец потихоньку сходит с ума. Он полностью отстранился от семейных дел, так что отдуваться за него приходилось Нейлу — теперь уже целиком и полностью.

Ирио не обманул их — несколько недель назад прибыл курьер из Солара, который привез документы из канцелярии Империума. Из них следовало, что семья де Бригез и клан Ямато назначены соучредителями транспортной концессии «Варант-Асплин-Эдем-Солар», и в самое ближайшее время им нужно подготовить проект Магистрали, по которой из дальних систем в столицу будет поступать гравитоний, а также все сопутствующие документы.

Раньше подобная новость стала бы главной темой дня, отец наверняка закатил бы невероятный прием, а то и целую серию балов. Но теперь это была лишь рутина — очередная сделка, которая влияла разве что на размер банковских счетов де Бригезов.

За столь масштабную услугу клан, помимо всех прочих выгод, попросил у де Валиантов доступ к каким-то старым картам из семейных архивов. Нейл изучал эти карты несколько недель — но не смог обнаружить ничего, что заинтересовало бы его — всего лишь старые обозначения рудных жил, не представляющих для его семьи никакой ценности.

Карлайл без проблем согласился передать эту информацию клану, так что его сын также не видел причин утаивать её и нарушать ранее заключённые договорённости.

Нейл снова посмотрел на часы — прошло уже полтора часа от назначенного времени. «Вряд ли Лайет появится в ближайшие минуты», — решил парень, встал из удобного кресла, и направился к двери, но в этот момент она неожиданно распахнулась, и в помещение ворвался растрёпанный Таурей. За последние месяцы он похудел, черты лица заострились, а под глазами, несмотря на изрядный слой косметики, были заметны тяжёлые мешки.

— Нейл, прошу прощения! — Лайет протянул руку, — Советник вызвал меня на срочный доклад, и я не смог тебя предупредить.

— Ничего страшного, — натянуто улыбнулся Нейл.

— Проходи, нам есть что обсудить, — заторопился Таурей, пропуская гостя в свой кабинет, — Выпьешь?

— Нет, благодарю.

— А стоило бы, — Лайет сверкнул глазами. Он достал из стола бутылку виски и налил по чуть-чуть в два хрустальных стакана, — Появилась новая информация по нашему делу.

— Вот как? Что-то важное?

Лайет сделал глоток, затем изолировал комнату. После налил себе ещё, и пристально посмотрел на Нейла.

— Мы закончили проводить перекрестный поиск по всем доступным базам данных Империи. Конечно, пришлось отсеять много лишнего, но моим специалистам удалось найти кое-что, что связывает налёт на поместье Советника и ограбление вашей семьи.

— Что вы обнаружили? — Нейл подался чуть вперед.

— Небольшую деталь. Оказывается, семья де Валиант несколько столетий назад работала над интересным проектом вместе с семьёй де Армано. Технологией переноса сознания в новое тело. Эксперименты прекратили по неизвестной причине, а спустя пару десятков лет случилась та бойня, и ваша семья оказалась в опале, едва избежав уничтожения.

— И как это связано с украденным у Советника артефактом? — спросил Нейл, не понимая, к чему клонит Лайет.

— На первый взгляд — никак. Но благодаря копиям имперских отчётов, которых не оказалось в ваших архивах, я узнал вот что: при создании этой технологии использовались устройства, чертежи которых как две капли воды похожи на украденный у Советника куб. Но и это не всё: среди кучи бессмысленных данных мне удалось найти и упоминание фирмы, принадлежащей ещё одной семье, которая работала вместе с вами над этим проектом — «Пайле Конструкт».

— Так-так, — протянул Нейл. Несколько кусочков мозаики встали на свои места. Магеллан — родная планета семьи де Пайле…Теперь ситуация стала чуть более понятна, — Значит, ваша теория о заговоре…

— Остаётся в силе, — подал плечами Таурей, — Она может оказаться беспочвенной, но если приглядеться, то можно увидеть, что всё сходится. Невероятная технология, три великие Семьи, пытающиеся её получить, война, несколько сотен лет неизвестности, а потом кто-то узнает, что остались наработки, и всё что нужно, чтобы продолжить работу — соединить их.

— Довольно натянутая теория, но за неимением лучшей…

— Нейл, могу я рассчитывать на твое благоразумие?

— Безусловно.

— В таком случае, позволь дать тебе совет: не делись этой информацией ни с кем — даже с Советником, если только он сам не заговорит об этом. Ситуация оказалась, — он побарабанил пальцами по столу, — гораздо серьёзнее, чем мы предполагали.

— Я понимаю, — согласился Нейл, — Но какой у нас дальнейший план? Факты, которые ты рассказал сейчас, многое меняют.

— Согласен. Но пока торопиться нельзя, ты же понимаешь. Занимайся делами семьи, и жди Матиаса. Уверен, после того как он вернётся, многое прояснится. Ну а я пока, — он улыбнулся, — попытаюсь вытянуть несколько ниточек из ковра де Пайле.

— Хорошо, — Нейл протянул Лайету руку, — Буду ждать новых новостей, если они появятся.

— Я тебя провожу, — Таурей повел гостя к двери, — и помни — пока никому ни слова о наших догадках.

Глава 1

Йен
Планета Арбис. Шесть месяцев после событий на Эдеме
Всё вокруг, насколько хватало взгляда, было затянуто снежной пеленой. Метель пришла в горы после полудня, как раз в тот момент, когда Йен заканчивал проверять силки. Снега навалило порядочно, и лыжню занесло за считанные минуты, но сейчас не это беспокоило парня.

Улисс засек подозрительное движение в нескольких километрах к западу — сработал один из датчиков, которые де Райдо установил сразу по прибытию в эти края. Конечно, это мог быть проснувшийся медведь, или семейство гуран[3], но на всякий случай следовало поторопиться с возвращением домой.

Йен опустил бинокль, через который разглядывал окрестные склоны гор и часть прилегающего к ним плоскогорья. Высмотреть что-нибудь в такую пургу было невозможно и, убрав окуляры, он взял в руки лыжные палки, воткнутые в снег. Пора было спускаться.

До дома, в котором Йен провел последние месяцы, вели две дороги — с южного и западного склонов горы. В обоих случаях, от того места где сейчас находился Йен, нужно было сначала спуститься в долину между двумя хребтами, а затем подняться по одной из троп. Вся разница была в расстоянии, и с южной стороны сейчас подняться было проще.

Откровенно говоря, иногда Йен жалел, что отдал «Икара» Алану — сейчас этот костюмчик изрядно облегчил бы ему жизнь. Впрочем, он почти сразу же одёргивал себя: на таком морозе нечего и думать подниматься в воздух без защиты — превратишься в ледышку за пару минут.

Когда наступила зима, это была одна из причин его постоянного раздражения — необходимость напяливать на себя кучу несуразной и неудобной одежды. Меховая шуба, шарф, маска, очки, огромная шапка, перчатки (а поверх них — варежки), подбитые толстенный слоем меха сапоги, лыжи и снегоступы. И это не считая тех слоёв одежды, что находились под шубой.

В один из первых дней зимы, когда снегу навалило по окна второго этажа, он попытался выйти на улицу в термостойком костюме, привезенном с Эдема. Проведя на морозе полчаса, парень вернулся в дом и в корне пересмотрел свое отношение к предлагаемым ему вещам.

Сейчас Йен радовался, что у него в рюкзаке всего три зайца — вместе со всей одеждой и винтовкой он нёс на себе вполне приличный вес. Такой, какой неподготовленный человек вряд ли сможет поднять в гору — особенно во время метели. К счастью, Йен был достаточно развит и накачан для подобного занятия, да и биотек давал ему определённые силы. Когда парень поднялся по тропе до высокого забора, огораживающего территорию дома, вьюга разошлась не на шутку, и ворота за собой он запирал, уже не видя ничего дальше десяти метров.

Поднявшись ещё чуть выше по склону, де Райдо заметил силуэт дома и свет, горевший в окнах первого этажа. Йен снял лыжи и оставил их в тамбуре, отделяющем дом от крыльца. Там же стянул заснеженную и промерзшую одежду, подхватил рюкзак с винтовкой, и вошёл внутрь.

Постройка была достаточно большой — можно даже сказать, удивительно большой для глухой охотничьей заимки. Два этажа: на первом большой холл, гостиная, кухня, ванная комната и кладовая. На втором — три спальни и кабинет, превращенный в охотничью комнату.

Ластор как-то упоминал, что несколько лет подряд сюда приезжал Советник Арбиса, пока его не сместили. Вскоре тот получил назначение на край известного мира, в одну из диких колоний[4] и о лесном домике попросту забыли.

Следить за подобным хозяйством практически не требовалось: хоть за десяток лет реактор, питающий дом, практически израсходовал свой ресурс, недостатка в топливе у Ластора не было — куча древесины вокруг, и склад угля помогали старому лакею переживать зимы, подобные нынешней. А Йен, ко всему прочему, привёз с собой ещё и немало гравитония.

Ластор был самым старым слугой Клауда де Райдо. Именно он вырастил Йена, а когда тот стал совершеннолетним — попросился на покой. Молодой человек не стал оставлять старика рядом с собой против его воли и уважил волю Ластора, подарив ему неплохое выходное пособие и этот домик, который старик выбрал сам.

Тем неожиданней прошла их встреча спустя несколько лет — когда в середине лета Йен заявился на гору и попросил приютить его.

Сейчас Ластор стоял за плитой, на которой булькала огромная кастрюля. На возвращение Йена он не обратил никакого внимания. Парень достал из рюкзака тушки животных и положил их на стол рядом со стариком. Тот даже головы не повернул.

Его длинные седые волосы в беспорядке падали на плечи. Мощные надбровные дуги нависали над тёмно-синими глазами как утесы над беспокойной водой. Нос старика, похоже, был сломан далеко не единожды. Квадратный подбородок постоянно находился в движении, словно Ластор что-то жевал не переставая. Хотя, Йен знал, что так оно и было — старый лакей не признавал иного табака кроме жевательного, и когда нежданный гость вручил ему пакет этого первосортного зелья с Эдема, Ластор был весьма рад такому подарку. Собственные запасы, по его словам, закончились ещё пару лет назад.

Йен, приведя себя в более-менее нормальный вид, уселся на широкий диван в гостиной, и запустил один из интерфейсов Улисса, надеясь понять, что же засёк датчик в лесу.

— Что ты делаешь? — раздался голос из кухни.

— Кто-то крупный объявился на западном хребте. Хочу узнать, что там происходит.

— Медведь, скорее всего. Какой-нибудь оползень разбудил косолапого, теперь будет бродить по долине. Тебе надо быть осторожнее во время прогулок.

— Я и так осторожен. И именно поэтому установил те датчики.

Ластор что-то проворчал на элирийском, но так тихо, что Йен не разобрал. Через несколько минут хозяин дома вошёл в комнату с подносом. На нем стояли две глубокие тарелки, наполненные мясным рагу, кувшин с вином, неровно нарезанный хлеб и немного зелени.

— Последняя порция того хряка, что я завалил три недели назад. Твои зайцы завтра будут очень кстати, — усмехнулся он, составляя все на стол.

Йен только поморщился. То копытное, о котором упомянул Ластор, было ужасно старым, а его мясо — невероятно жёстким и вонючим. Сколько ни размягчай и не отмачивай его в соусе — ничего не помогало избавиться от неприятного привкуса и ощущения, что жуешь резину. Но мясо было единственным продуктом, запасов которого у Ластора не было от слова «совсем». Так что в иные дни выбор стоял простой — или вонючее, но настоящее мясо, или консервы непонятного вида и неизвестно чьего производства.

Йен предпочитал выбирать первое, и потому они с Ластором часто ходили на охоту. Зимой, правда, старик реже выбирался из дому, но три недели назад не выдержал вынужденной диеты (в силках несколько дней было пусто, и Йену никак не удавалось выследить более крупную дичь, чем неуловимые зайцы) и отправился в долину: как он выразился «показать некоторым молокососам, как надо добывать мясо». Вернувшись с двухметровым хряком, он велел Йену его разделать, а сам уснул почти на целые сутки.

— Как только утихнет метель, я схожу на охоту, — пообещал Йен, глотая куски острого блюда. Прожевав их, он добавил, — Но если затянется, снова придётся есть консервы.

— С этим я как-нибудь смирюсь, — заметил Ластор, двигая стол так, чтобы он оказался между диваном и глубоким креслом. Несмотря на возраст (а лакей давно разменял восьмой десяток), силы в кряжистом теле ещё хватало.

«Забавно», — подумал Йен, — «Я всегда помнил его таким: старым, но крепким. Как вековое дерево».

— Продолжим? — предложил старик, притягивая к себе деревянную доску с каменными фигурами, после того как они с Йеном разделались с остатками ужина.

Парень согласно кивнул. Эта партия была уже седьмой, с тех пор, как Йен здесь объявился, и за всё это время ему не удалось обыграть старика ни разу. Он был настоящим гроссмейстером и превосходным стратегом — но выиграв очередную партию мог следующие несколько недель выводить Йена из себя насмешками и подначками, пока тот не предлагал реванш, и они не начинали новую битву.

С тем же результатом.

Во время этих партий они часто говорили о семье Йена. Парень и сам не знал, что побудило его прилететь на Арбис, практически в полную изоляцию от всего цивилизованного мира. Может быть то, что Ластор был последним, и самым близким человеком, знающим его с самого детства. А может быть, Йен искал ответы на вопросы, которых и сам не знал. Но скорее всего, он просто запутался, и хотел тишины и покоя — а дом Ластора был идеальным местом для того, чтобы привести мысли в порядок.

— Ты не закончил рассказ о предпоследнем путешествии отца, — напомнил он.

— Помню, — Ластор сделал ход.

Йен оценил свое положение — оно в очередной раз было куда хуже, чем можно было надеяться. Он передвинул слона, забирая одну из двух, выскочивших далеко вперед, вражеских пешек. Старик откинулся на спинку кресла, и сделал глоток вина из своей кружки.

— За год до своего исчезновения он отправился на Ветерис. Дикий мир, и Империи он был интересен разве что своим климатом, да как потенциальное общежитие в случае перенаселения соседних миров. Его не терраформировали, и как говорил Клауд, там сформировалось очень много биомов, видов и отдельных особей, каких было не найти на других планетах.

Йен слушал внимательно. Его отец был одарённым человеком, учёным и изобретателем, и он постоянно путешествовал по галактике, изучая многообразие жизни в её пределах. И хотя большей частью пригодные для жизни миры были изначально терраформированы и заселены мутировавшими и не очень особями из Солара, иногда встречались планеты-жемчужины, на которых жизнь развивалась сама. Такие миры были редкой возможностью изучить теорию эволюции в действии — чем и занимался Клауд Райдо.

— Он провел там несколько месяцев, а потом случилась та вспышка болезни…

— О чем ты? — не понял Йен.

— Ты знаком с Себастьяном Риволи? — старик задал встречный вопрос, проигнорировав приставку «де».

— Эмм… — вопрос заставил Йена задуматься, — Мы встречались пару раз. Давно. Причём тут он?

— Не он, а его отец — Бастиан. В то время он получил землю на Ветерисе, и начал строительство своей цитадели. Как позже выяснилось, место он выбрал не самое удачное. Крепкая, на первый взгляд, скала, пошла трещинами, как только туда загнали технику и начали строить фундамент. Она рассыпалась, и оказалось, что слой камня скрывал кое-что интересное, — Ластор сделал паузу, отвлекшись на вьюгу, с остервенением швыряющую снег в окна. Йен не торопил его.

— Они нашли там вход в галереи древнего строения, погребённого под скалой. Совсем небольшого — всего четыре коридора, зал, и две комнаты. Рабочие спустились туда, чтобы исследовать находку, и через день половина из них слегла от неизвестной болезни. Ещё через двое суток они умерли в страшных мучениях, а оставшиеся рабочие начали обнаруживать у себя симптомы этой инфекции. Старший Риволи оказался не дураком, и закрыл всю стройку на карантин. Вместе с собой, — многозначительно добавил лакей, — Понимал, что если инфекция распространится, сдержать её будет очень трудно. В тот момент на Ветерисе было совсем немного людей, но кто знает, что взбредёт в голову больным? Угнать корабль и перенести болезнь на любую планету могли многие из тех, кто там был. Риволи сообщил Империуму о происшествии, и вызвал представителей де Сергийос. Твой отец был знаком с Бастианом — собственно, именно по его приглашению он и прилетел на Ветерис. Но он наотрез отказался покидать пределы карантина, хоть и был далеко, когда случилась вспышка. Вместо этого убедил Риволи пустить его внутрь, и дать обследовать помещения, пока туда не нагрянули медики Империума, и не вывезли все строение по кусочкам. Уж не знаю, как ему удалось, но он собрал там целую гору данных, а через несколько дней прибыли де Сергийос. Им удалось спасти всех выживших к тому моменту, включая самого Бастиана, но помещение они уничтожили, предварительно вывезя оттуда все мало-мальски ценное. Твой отец вернулся домой — на редкость довольным. Говорил, что обнаруженное на Ветерисе продвинет его исследования далеко вперёд. Спустя полгода затворничества в лаборатории, он отправился в Солар, вместе со всеми своими записями, оттуда улетел на Руанду — и больше не вернулся.

Старик смахнул ладью Йена с доски, и поставил на ее место своего коня.

— Ты не говорил об этом раньше. И в его документах я ничего подобного не видел, — задумчиво протянул парень, глядя на доску. Шансов победить было невероятно мало, но всё же… Следующим ходом он разменял ещё одну ладью на слона.

— Сдались они тебе, — проворчал Ластор, вновь переходя на элирийский, — Думаю, из-за этих исследований он и пропал, — старик махнул рукой, — А ты с тех пор ищешь, непонятно что. Зачем тебе эти древние истории? Просто живи, парень! Найди себе девушку, заведи детей. Побори чёртово проклятье, но не с помощью книг и файлов, а с помощью воли!

Йен ничего не ответил. Он и сам не знал, что ищет. Раньше ему казалось, что он постигает тайны мироздания, но на деле это было выдуманное развлечение, и он лишь следовал той истории, что сам сочинил.

После событий на Эдеме и смерти Элли всё изменилось. Последнему де Райдо казалось, что ещё немного — и он сообразит, что ему суждено сделать, но этот момент всё никак не наступал…

— Эй, парень!

Йен тряхнул головой.

— Извини, я задумался.

— Вот об этом я и говорю! Тебя что-то гнетёт, — продолжил Ластор, запирая черного короля в коробку из пешек своим вторым конем, — С тех самых пор, как ты прилетел. Днём пропадаешь в лесу, ночью копаешься в своих файлах, не спишь нормально. Ни слова о последнем году жизни. И глаза у тебя точно такие же, как и тогда когда ты понял, что Клауд больше не вернётся.

Йен внимательно посмотрел на старика.

— Я не хочу втягивать тебя в свои проблемы, Ластор, ты должен это понимать. Со мной кое-что произошло — на Эдеме. Много всего, и за очень короткое время. Погибли люди, и в этом есть моя вина. Ответов на свои вопросы я не нашел — последних только прибавилось. И даже если я тебе расскажу всё как есть, — Йен подвинул своего слона на три клетки, и закрыл королю Ластора все пути к отступлению, — То ничего не изменится — по крайней мере, для меня. Шах и мат.

Старик, слушавший его, удивлённо посмотрел на доску. Осознав, что эту партию он проиграл, Ластор оскалился, и хлопнул Йена по плечу.

— Да и хрен бы с тобой, в таком случае. Расскажешь, если захочешь, — он встал из кресла, сходил на кухню и вернулся с ещё одним кувшином, — Судя по всему, метель поднялась нешуточная, и мы с тобой оказались заперты на два-три дня. Можем обсудить твою невероятную победу, если хочешь. Или попробуешь её повторить?

* * *
Старый лакей немного ошибся — буря не утихала целых пять дней, и когда за окнами второго этажа в просветах облаков наконец проглянулось небо, Йену пришлось вылезать через них, и откапывать дом. Мясо, разумеется, закончилось, и парень отправился на охоту, надеясь подстрелить хотя бы щуплого зайца.

За эти дни он хорошенько обдумал свое положение, и пришел к выводу, что в скором времени ему придется оставить Ластора. Йен хотел понять, над чем работал его отец, и почему он так внезапно исчез, но узнать это, оставаясь в глуши было невозможно. Впрочем, это была не единственная причина.

Хотя предпосылок для беспокойства не было, Йен всё же ощущал нечто тревожное. Нарастающий ком страха, родившийся в районе сердца. Откуда он взялся, де Райдо не знал, но чувствовал, как эта мерзость вот уже несколько дней опутывает его своими щупальцами. Избавится от этого ощущения никак не удавалось, и возможно именно поэтому, выследив семейство гуран, он первым же выстрелом промазал и спугнул их.

Йен шёл по следу несколько часов, пытаясь догнать дичь — но тщетно. Он уже подумывал вернуться с пустыми руками — скоро начнёт смеркаться, а он забрался достаточно далеко от дома, спустившись в скованную холодом долину.

Неожиданно его раздумья оказались развеяны — чуть ниже по руслу замёрзшей реки Йен заметил двух резвящихся детёнышей гуран. Они были похожи на тех животных, что когда-то жили на Земле: тонкие ножки, длинные шеи, короткие хвостики. Тёмно коричневая расцветка, несколько белых полос на спине, и крошечные рожки. Улисс тут же определил, что этим малышам нет ещё и трёх месяцев.

Йен скользнул за один из больших камней, в изобилии разбросанных по берегу и скинул с плеча винтовку. Настроив ее на короткую очередь, медленно выглянул из-за укрытия.

Ветер дул ему в лицо, и чуть наискось от животных. Это было на руку — значит, они его не почуют. Парень знал — если двое детенышей здесь играют, значит, их родители должны быть неподалёку. Он поймал в прицел малышей, смешно скользящих по льду, и перевел взгляд дальше, осматривая заросший густым лесом склон на другом берегу реки. Он был занесён толстым слоем снега, и мощные лапы хвойных деревьев прикрывали чащобу от посторонних взглядов.

А вот и цепочка следов — тянется от реки к лесу, чуть ниже по течению от того места, где резвились животные. Шорох ветвей, и Йен плавно повел стволом в ту сторону, внимательно вглядываясь в прицел. Так и есть, сразу за деревьями ходит самка — разрывает снег и промерзшую землю, ищет съедобные корни.

Убивать мать этих малышей Йен совсем не хотел — без неё они не протянут и недели, а таких прекрасных и гордых животных он не видел очень давно. Но вот если рядом есть самец…

Йен знал, что мужские особи гуран не привязаны к одной самке, и их популяция на порядок выше, чем женских. Многие самцы, прежде чем приступить к брачным играм, сражались со своими соперниками насмерть, изрядно сокращая количество себе подобных. И даже если бы Йена поймали за браконьерство (что в такой глуши было просто смешно), за убийство самца гуран он отделался всего лишь небольшим штрафом.

Мужские особи этого вида были большими, сильными и жестокими животными. Высота в холке среднего гурана была почти два метра, и если ранить такое существо, или напасть на его детей, оно становилось очень опасным — и именно поэтому сейчас у Йена не было права на ошибку. Он продолжал осматривать местность, но нигде не мог обнаружить даже следов самца. Уже почти бросив это дело, парень вновь спрятался за камень, и счистил наледь с прицела — и в этот самый момент краем глаза заметил движение совсем недалеко от себя.

Развернувшись, он увидел выходящего из леса позади себя самца. Он был как раз такой, каким его представлял Йен — двухметровое копытное с мощными ветвистыми рогами, длинной шерстью и небольшой бородкой, превратившейся в сосульку.

Молодой человек медленно поднял винтовку к плечу: перекрестие оптики выхватило грудь животного.

Неожиданно тот сорвался с места, и побежал прямо на Йена! Парень этого не ожидал, но смог прицелился точнее уже после того, как первая пуля выбила фонтанчик снега за спиной гурана.

Бах! Бах! Бах! Треск выстрелов покатился по льду, уносясь куда-то вдаль. Гуран споткнулся, прыгнул чуть вбок, но последняя пуля опрокинула его, и теперь Йен видел, как бьются копыта, разметая снег в том месте, где животное упало.

Йен услышал за спиной быстрый цокот копыт, тревожный крик самки, и тоненькие ответы её детей. Он оглянулся, и увидел как малыши спешат к мамаше, пробираясь по слишком высокому для них снегу. Проводив их взглядом, парень направился к добыче.

Гуран был уже мертв — вторым выстрелом Йен попал ему прямо в сердце, а третьим пробил лёгкое. И хотя промазать с такого короткого расстояния в столь широкую грудь было сложно, де Райдо порадовался, что зверь погиб быстро, и без мучений.

Тащить здоровую тушу на себе Йен не собирался — да и не было в этом никакой нужды. Стянув рюкзак, он достал оттуда два длинных бруска. Щёлкнув кнопками, он разложил их надвое, затем положил с двух сторон от животного, и отдал команду спутнику. Бруски поднялись в воздух, метра на полтора, не больше, и окутали гурана серебристым сиянием. Туша, словно оплетённая пленкой, медленно поднялась. Сияние сформировалось в равномерный кокон, удерживающий гурана в воздухе.

Йен привязал эти носилки к своему спутнику, и двинулся к дому Ластора. Всю дорогу назад кокон с животным величественно плыл рядом с человеком.

Вернулся Йен уже затемно. Уставший, но довольный, парень сначала отбуксировал тушу на ледник. В окнах первого этажа он снова заметил свет, и де Райдо решил, что Ластор дожидается его возвращения.

Йен вошёл в дом, снял одежду, и оставил ее у входа — там же, где и рюкзак с винтовкой.

— Эй, Ластор, я голоден! Есть что перекусить? Можешь потанцевать — я завалил целого гурана! — крикнул он, но ответа не дождался, и прошел на кухню. На плите стояла всё та же огромная кастрюля. Йен поднял крышку, и заглянул внутрь — внутри была похлёбка из последнего зайца, но уже изрядно остывшая. Чертыхаясь, парень разогрел плиту, и достал тарелку. Затем нарезал хлеб, и уже собрался подниматься на второй этаж, чтобы позвать старика, когда заметил на лестнице несколько осколков стекла.

— Что за…

Он услышал шорох за спиной, и резко обернулся. Увидев, кто стоит перед ним, Йен потерял дар речи, и упустил ценные мгновенья.

Незваным гостем был Матиас Бринг, фехтовальщик, занявший второе место на турнире во время Эдемского карнавала. И сейчас он целился в Йена из пистолета.

Де Райдо не успел активировать боевое умение своего биотека. Матиас нажал на спусковой крючок, и электронный заряд угодил Йену прямо в грудь, заставив его забиться в конвульсиях. Подойдя ближе, Ищейка выстрелил ещё раз, и его цель, корчась от невыносимой боли, потеряла сознание…

Глава 2

Алан
Магеллан. Четыре месяца после событий на Эдеме
Жизнь на Магеллане в корне отличалась от той, какую я вёл последние месяцы на Эдеме. Здесь всё было тихо, спокойно, и размеренно. Поначалу я никак не мог привыкнуть к этому, но постепенно втянулся, и перестал ходить, постоянно оглядываясь.

Отец категорически запретил покидать пределы планеты, пока Примархи не обсудят со мной произошедшее на Эдеме. Честно говоря, я думал, что это случится в течение нескольких недель, но время шло, а обо мне никто не вспоминал. Я не жаловался — переживать те воспоминания заново не хотелось, и пока меня не трогали, я мог спокойно приводить мысли в порядок.

Спустя несколько дней после моего возвращения, в Цитадель прибыли мать и сестра. Они не были в курсе происходящего со мной, но очень обрадовались, когда мы встретились. Оказалось, что когда я сбежал, отец решил, что подобные переживания женщинам ни к чему, и придумал историю о том, что меня отправили на реабилитацию на Эдем и нашли там дело, отстаивающее интересы семьи. И если мама через пару дней сама отстала от меня со своими расспросами о жизни там, то от Ариадны так просто отвязаться было невозможно — да мне этого и не хотелось.

Сестра вернулась на Магеллан ненадолго — всего на два с половиной месяца. Она училась в одном из лучших учебных заведений Империи в системе Лебедя, и недавно у неё как раз начались каникулы. Мы не виделись с малышкой Ари уже пару лет, и как выяснилось — ужасно соскучились друг по другу. Так что следующую пару недель только и делали, что болтали без умолку, и рассказывали о том, как нам жилось все это время.

Конечно, мне пришлось опустить несколько деталей своей биографии — особенно о причинах, заставивших меня покинуть отчий дом, а затем вернуться, но раз заикнувшись о том, что скоро меня ждёт аудиенция у Примархов, я понял, что прокололся. Ариадна была младше меня на два года, и всегда казалась милой и доброй девочкой, но только сейчас я заметил, что она повзрослела. И была далеко не дурой — тут же сообразив, что я чего-то не договариваю, сестрица насела с вопросами, и пришлось честно сказать ей, что распространяться о причинах, заставивших меня бежать с Магеллана и вернуться, я не могу.

— Ты как всегда, братец — таинственен и задумчив, — сказала она тогда, и добавила, — Если всё решиться благополучно, не забудь сообщить мне об этом.

На том мы и оставили этот разговор.

Спустя некоторое время из Солара вернулся Марк. Он на корню пресёк наши попытки узнать, что там делал, и велел «заткнуться и отвалить», так как ему нужен был «незамедлительный и очень долгий отдых». Собственно, этим мы и занимались почти два месяца — отдыхали, общались, и развлекались.

Те, кто проводит большую часть своей жизни рядом со своей семьёй, как правило, не ценят такие моменты — потому что они за многие годы превращаются в рутину. Мы же не виделись очень долго, успели соскучиться друг по другу, и даже не пытались скрывать этого.

Мы втроем часто проводили время за пределами Цитадели — на охоте, рыбалке, пляжах, в окрестных поселениях, или развлекались в дополненной реальности.

Я показал Марку и Ариадне «Икара», и надо было видеть восторг в их глазах (даже старший брат оказался заинтересован этим необычным изобретением, хоть и слышал о нем ранее), когда они смотрели, как я парю над башнями, или прыгаю с крыши на крышу как какой-нибудь кузнечик-переросток.

Вскоре Марка вызвал отец, и они улетели по каким-то важным делам. Мама забрала Ариадну в одну из систем Торговой коалиции, откуда вместе с ней собиралась направиться на Лебедя — так что я снова остался один. Не совсем, конечно — в Цитадели и за её пределами находилось большое количество моих родственников, но все они были для меня совершенно чужими людьми — двоюродные, троюродные и ещё более дальние братья и сестры, дяди и тети всех ветвей. Все те, кто был потомками десяти детей, рождённых от побывавших на Сигеру-Маоло. Более половины из этих людей носила другие фамилии, будучи де Пайле лишь по женской линии, а ещё четверть потомков и вовсе не имела — но все равно нас было до одури много.

Однако, среди всех этих людей я был одинок, и оставшись наедине со своими мыслями часто гулял по лесу, начинающимся сразу за лабораторными комплексами в западной части города — там было тихо, и я мог не опасаться встречи с кем-нибудь из своих родственников. Откровенно говоря, им тоже не были дела до одинокого отщепенца, у которого даже спутника не было.

Это, кстати, была одна из причин, по которой на меня изредка косились. Док пропал бесследно — а вместе с ним и большая часть записанных на стек воспоминаний. Конечно, я помнил всю свою жизнь — но уже не мог в деталях воспроизвести любой её момент. Отец и Марк предлагали мне установить нового спутника, но я отказался, хотя и понимал, что это глупо.

Было несколько причин для такого решения, но две главные были просты. Во-первых, мне не хотелось начинать обучение искусственного интеллекта с нуля (для этого потребовалось бы много лет). Во-вторых — я всё ещё не смог отойти от смерти Элли и боялся, что как только новый спутник появится, я начну записывать новые воспоминания, а то что запомнил сам — забуду.

Абсурд, конечно, но в тот момент эта мысль не давала мне покоя.

К тому же я прикинул, что большая часть населения галактики живёт без спутников, а я и представления не имею — каково это. Некая часть меня, весьма живая и любознательная, хотела посмотреть, сможет ли Небожитель остаться собой без помощи ИИ.

Так что, кроме биотека и линз дополненной реальности, играющих роль коммуникатора, у меня не осталось «железа». Как и возможности контактировать с инфополями напрямую.

Поначалу было трудно. Я даже и не представлял, насколько сильно привык к Доку. Приходилось постоянно напрягать память, чтобы запомнить простейшие вещи — номер счёта, адрес, прочитанную статью, или имена друзей Ариадны. Пока у меня был спутник, все это записывалось в стек, и при необходимости извлекалось или удалялось. Сейчас мне нужно было самому производить подобные операции с помощью мозга, так что лучшее, чем я мог заняться — это начать тренировать память.

Это оказалось сделать проще, когда я вспомнил один из наших с Йеном разговор — о диалектах, распространенных в галактике. Мой друг был полиглотом, и свободно разговаривал на трёх языках из пяти, распространенных в Империи — интерлингве, высоком эллирийском наречии, и кошта-заут: диалекте, на котором говорили в дальних рукавах галактики. В тех местах жили, в основном, простолюдины, сосланные на край мира после за какие-нибудь проступки или в поисках лучшей жизни.

Я долгое время не понимал, зачем Йен потратил огромное количество времени на их изучение, ведь спутник с лёгкостью мог перевести любой язык на интерлингву? Но взявшись за эллирийское наречие, до меня дошла простая вещь — знание другого языка не просто позволяет общаться с его носителем, но ещё и тренирует память гораздо лучше любых стимуляторов и техник. Особенно явно это ощутилось спустя пару месяцев усиленных занятий, когда я начал видеть сны на высоком наречии. Это ощущение было очень волнительным — как момент перед поцелуем.

Впрочем, кое-что в моих снах было приятным гораздо меньше. Практически всё то время, что я находился в Цитадели, меня терзали жуткие кошмары — сначала редко, но чем дальше, тем чаще они снились. Особенно много их стало, когда я остался в доме родителей один. Я пытался заглушить их алкоголем и снотворным, но ничего не помогало — мрачные сны возвращались, пробиваясь через любую блокаду, что я пытался выстроить на их пути.

В этих кошмарах я часто видел Элли — её силуэт на фоне горящего неба; бесконечные падения в пропасть; ледяной ветер, срывающий с лица девушки кожу; болото, в котором она тонула и что-то мне кричала, но я никак не мог разобрать — что. После этих снов я просыпался взмокший от пота, с невероятной головной болью, и до утра уснуть уже не мог.

Я пытался консультироваться со многими специалистами — врачами, мнемотехниками, мастерами снов, и даже искал средство в сети — подошло бы что угодно, лишь бы избавится от подобного ужаса по ночам, но всё было тщетно. Я просто не понимал, что со мной происходит. Решение, однако, пришло совсем не оттуда, откуда я его ждал.

В середине лета в Цитадель вернулся отец и, обнаружив меня в состоянии, близком к помешательству, взял ситуацию в свои руки. В одну из ночей, когда я с криками проснулся после очередного кошмара и хлебал элитный виски прямо из бутылки, стоя посреди столовой, он появился в комнате с двумя учебными клинками. Отобрал у меня бутылку, и отвел в большой зал на первом этаже, где обычно устраивали приемы.

— Когда ты был ещё совсем маленьким, — сказал он тогда, натягивая перчатки, — то уже сталкивался с подобной проблемой.

— Правда? — я повертел в руках тяжёлую и старую саблю.

— Да. Тебе было шесть, насколько я помню. Неудивительно, что ты забыл — тогда только-только закончилась адаптация биотека, и тебе установили спутника и стек. Почти месяц после этого тебе снились кошмары. Тогда твой мозг испытал серьезное потрясение, и единственное, что тебе помогло — тренировки с оружием до полного изнеможения. После них ты спал как убитый.

То время я припоминал весьма смутно. Действительно, это произошло почти тринадцать лет назад, и без Дока я забыл многие детали.

Я встал в позицию и, слегка пошатываяь от количества выпитого, отсалютовал отцу саблей.

— Предлагаешь повторить ту терапию?

Он ничего не ответил, и атаковал.

Спустя час пляски с клинками я был страшно измотан. Руки не могли поднять оружие, которое весило, казалось, целую тонну. Глаза под маской заливал пот, а когда отец в очередной раз достал меня — на этот раз в голову, в ушах раздался такой звон, что я выронил оружие, не удержался на ногах и упал.

— Думаю, на сегодня достаточно, — меланхолично заметил родитель, протягивая мне руку. Я с трудом поднялся — единственным моим желанием сейчас было поскорее принять душ и лечь в кровать — большего не хотелось и желать.

Я плохо запомнил, как поднялся к себе в комнаты и помылся, но очнувшись с удивлением понял, что проспал без единого сна почти до полудня. Правда, всё тело ломило так, будто я сутки проработал в шахте, но это было сущей мелочью по сравнению со спокойным сном.

Спустившись на первый этаж, я с удивлением застал отца в столовой — он неспешно пил кофе и изучал на коммуникаторе последние новости.

— Как спалось? — вместо приветствия спросил он, и в его голосе мне послышались веселые нотки.

— Прекрасно. Спасибо, что помог, — ответил я, усаживаясь напротив него. Слуга, стоявший неподалеку, тут же принес мне поднос с завтраком. Я налил себе сок, — Думаю, ты будешь слишком занят, чтобы фехтовать со мной каждый вечер, не так ли?

— К сожалению, — он вздохнул, — Мне бы и самому не помешало привести себя в форму. Но у меня есть предложение получше — через несколько дней в Цитадель прибудет один из лучших клинков в Империи. Он любезно согласился пожить здесь некоторое время, чтобы обучить тебя. Прости, но те навыки, — он выделил последнее слово, — что ты продемонстрировал вчера, не впечатлят даже Марка. А ты помнишь, как твой брат относится к оружию и схваткам.

Я улыбнулся. Да уж, у старшего брата всегда были другие интересы. Ну а я на самом деле забросил себя — похудел, потерял форму — потому и не обиделся на эту подначку.

— Спасибо что позаботился об этом, — поблагодарил я отца, — И кого ты вызвал?

— Пусть это будет для тебя неожиданностью, — отмахнулся он, допил кофе и встал из-за стола, — Мне пора, Алан. В наших лабораториях накопилась масса неразрешенных вопросов, и там требуют моего присутствия. Увидимся вечером.

— Подожди, — я остановил его, — Может быть, я поеду с тобой? Мне уже осточертело торчать тут без дела.

— Мне казалось, ты занят изучением эллирийского и своим «Икаром»?

— Ты понимаешь, о чем я, — ему не удалось меня смутить, — Марка нет, Ариадны тоже. Я хочу занять себя чем-нибудь полезным! Ты ведь знаешь, что я хочу помочь.

— Мне приятно твое рвение, сын, но… Пойми меня правильно — после всего, что ты натворил, я не могу допускать тебя ни к какой информации и ни к каким проектам… Для начала ты должен поговорить с Примархами.

— Когда это случится?

— Не имею ни малейшего понятия. Но точно знаю, что без их согласия я не могу посвятить тебя в детали своей работы. Ну-ну, — он тихо рассмеялся, видя мое вытянувшееся лицо, — Не расстраивайся. И не думай, что я в обиде за то, что ты натворил. Вообще то… Думаю, мне стоит извиниться за то, что я не уделил должного внимания твоим слова тогда, после смерти Григориуса… Прости, сын. И за то, что отправил тебя в психиатрическую лечебницу, и за то, что не поверил.

— Тебе не за что извиняться, пап. Я бы и сам не поверил, расскажи кто мне подобное. Но… Спасибо.

— Я рад, что ты здесь, сын. Подожди ещё немного, и мы обязательно найдем тебе занятие по душе. Я уверен — всё образуется.

Он похлопал меня по плечу и ушёл, а я отправился в большой зал и запустил там проекцию ночного боя, решив взять реванш хотя бы у голограммы отца.

Глава 3

Спустя неделю на Магеллан и вправду прибыл один из лучших мастеров фехтования в Империи — Авраам Кольт. Уже немолодой мужчина он, тем не менее, выглядел грозным противником: выше меня на целую голову, весьма крепко сбит, а слегка поседевшие каштановые волосы были заплетены в толстую косу, длиной до самого пояса. Черные глаза, широкий подбородок — и огромный рваный шрам, тянущийся от скулы к виску.

Я встречал его в космопорту, и в тот момент, когда заметил фехтовальщика, вышагивающего пружинистой походкой через толпу, он сам обратил на меня внимание.

— Месье де Пайле? — уточнил он, подходя ближе.

— Просто Алан, если не возражаете, — кивнул я, протягивая ему руку. Он пожал её, и мои пальцы хрустнул в стальной хватке.

— Как вам будет угодно. В таком случае, прошу вас звать меня по второму имени.

— Идёмте, Кольт, — я повел его к глайдеру, стоящему неподалеку, — Я покажу ваши апартаменты и проведу небольшую экскурсию. Занятия начнем завтра. У вас есть багаж?

— Нет, — он похлопал по внушительной сумки, висящей на плече, — Все необходимые вещи у меня с собой.

— Если вам что-нибудь понадобится, просто скажите камердинеру или одному из слуг — вам все доставят.

— Благодарю.

Мы сели в глайдер и направились к холму. По дороге я кратко рассказывал Кольту о местном жизненном укладе, правилах и достопримечательностях, и отвечал на скупые вопросы. Через некоторое время понял, что мой новый наставник не любитель поговорить — и это только порадовало. Я проникся невольной симпатией к нему, и впредь старался лишний раз не болтать.

В доме Кольту выделили комнаты на первом этаже — рядом с большим залом, где мы с отцом фехтовали в ту самую ночь. Также я показал учителю дом и сад, познакомил с прислугой и предложил ни в чем не чувствовать стеснения.

— Отец бывает дома, в основном, ночами, но чаще находится в разъездах. Охрана по всей Цитадели вас знает, так что можете спокойно передвигаться по ней и городу — кроме закрытых территорий, но о них вас предупредят.

— Спасибо, Алан. С вашего разрешения я приведу себя в порядок, и займусь вещами, а затем немного осмотрюсь в вашем гостеприимном городе.

— Конечно. Насчёт ужина вас предупредят. Во сколько завтра начнем занятия?

Он пожал плечами.

— Я предпочитаю утренние тренировки, но знаю, что вам по душе вечерние. Встретимся завтра на рассвете, в большом зале, я посмотрю, что вы умеете. А после — обсудим программу.

На том мы и разошлись. Кольт направился к себе, а я — в библиотеку, где меня ждали целых два тома о трехлетней войне между домами де Пайле и де Армано. Книги были весьма занимательными, и оттуда я почерпнул много нового о своей семье. Главным достоинством произведений, впрочем, было эллирийское наречие, на котором оба тома были написаны. Вязь высокой речи была сложной, но звучала очень красиво, и некоторые фрагменты я даже зачитывал вслух.

Этому занятию я посвятил остаток дня, и отправляясь к себе в комнаты уже поздним вечером надеялся, что сегодня мне приснится что-нибудь приятное…

* * *
Воздух вокруг был такой густой, что казалось, будто его можно взять в руки. Стояла мертвая тишина, лишь где-то на грани слышимости раздавались гулкие хлопки, но потом я понял, что это так медленно и тихо бьётся мое собственное сердце.

Я пошел вперёд, ступая босыми ногами по гладким каменным плитам. Они обжигали ступни холодом, хотя воздух вокруг был теплым. Шагая, я смотрел по сторонам, но из-за густого марева, не мог понять где нахожусь. Высоко над головой висело солнце, светившее холодным голубым светом. Оно окрашивало им туман, висевший вокруг меня, и казалось, что я шагаю сквозь воду.

Далеко впереди замаячила тень. Через несколько мгновений она выросла, словно приблизившись ко мне, до размеров горы. Каменные плиты под ногами стали ещё холоднее. Затем подул горячий ветер, разметая туман, и я увидел возвышающееся надо мной строение — трехглавую пирамиду немыслимых размеров. Она была выше всего, что я когда-либо видел — наверняка даже выше Олимпа в Соларе… Мощь этого сооружения просто поражала воображение, и внушала трепет. Неожиданно створки, перед которыми я стоял, начали медленно открываться, и из-за них на меня дохнуло самой смертью.

* * *
Я проснулся и рывком сел на кровати. Что, что же было за этими дверьми?! Почему я проснулся так не вовремя?!

Нет, нет, нет… Не хочу знать.

Дотянувшись до кувшина на прикроватном столике, я прямо из него сделал несколько глотков, и вытер лицо, мокрое от пота. Этого сна я прежде не видел. Он не был кошмаром, но то, что я почувствовал там, возле створок…

Обратно в кровать я уже не вернулся — над кромкой гор, виднеющихся из моих окон, забрезжил рассвет. Я умылся, оделся, и спустился в большой зал, решив дождаться Кольта там. Однако увидев льющийся из-за приоткрытой двери свет, только усмехнулся.

Он что, уже здесь?

Так оно и было — мой новый учитель сражался с невидимым соперником внушительных размеров двуручным энергоклинком, выписывая невероятные пируэты и не останавливаясь ни на секунду. Заметив меня, он остановился на полузамахе, и отключил оружие.

— Доброе утро, Алан.

— Доброе, — поприветствовал я его в ответ, — Разминаетесь?

— Утренняя зарядка, не более, — кивнул он.

— Знаете, я ведь видел вас во время карнавала на Эдеме, в этом году, — вспомнил я, разглядывая зал. Он изменился — вдоль стен появилось несколько стеллажей с различным оружием и обмундированием. Тяжёлые шторы убрали, как и большую часть предметов, раньше расставленных по залу, — Вы сражались щитом и саблей, верно?

— Верно. Но в этот раз я выбыл где-то посередине, так что и говорить не о чем. Но вот пять лет назад я выиграл общую схватку — в тот раз у меня было два коротких клинка.

— Вы мастер в разных направлениях, — я задумался, — и что посоветуете мне?

— Для начала хотелось бы увидеть, на что вы способны в бою, — невозмутимо откликнулся он, обходя меня по дуге, и убирая свое оружие на полку.

Я взял учебную саблю и небольшой силовой щит, надел маску и отсалютовал Кольту — он предпочел не надевать обмундирование, лишь выбрал такое же, как и у меня, оружие.

Мы сошлись: несколько первых атак я успешно отразил, и попытался контратаковать, но тут же увяз в изменившемся рисунке боя. Кольт сражался одной рукой, без щита, и его клинок постоянно вращался вокруг запястья, отражая мои удары без особого труда. Я никак не мог к нему подобраться на расстояние удара и, увидев это, он перешёл в наступление. Через пару мгновений моя сабля оказалась выбита из руки, и упала на пол. Я хотел было поднять клинок, но получил чувствительный удар по запястью, и отскочил, зашипев от боли.

— Враг не даст вам возможности поднять оружие, Алан, — усмехнулся он.

Я ощерился, сорвал с себя маску, которая только мешала и, отойдя к стене, взял новый клинок. Бой продолжился.

Через час с небольшим я был выжат досуха. Во мне не осталось ни капли жидкости, но Кольт, как ни странно, был доволен прошедшей тренировкой.

— Вы неплохо владеете базовыми навыками, — сказал он, пока я лежал на полу, и пытался отдышаться, — но ваша физическая подготовка не позволяет вам держать себя в той форме, в которой это возможно, и поэтому свой потенциал вы не раскроете, если все останется как прежде. С этого момента у вас будет комплекс тренировок помимо фехтования, и специальная диета, которой следует придерживаться. Что же до оружия и техники боя… Полагаю, вам подойдут три школы фехтования. Они достаточно сильно отличаются между собой, но оружие используют одно и то же — сабли, размером как раз с учебные. Мы можем заменить архаику на энергоклинок подходящего размера и сосредоточиться на одной из этих школ, а можем обратиться к основам всех трёх, для начала. Я бы рекомендовал именно этот вариант.

— Что это за школы? — спросил я.

— Однорукий танцор, Смерть скорпиона, и Ледяное сердце.

Повисло недолгое молчание.

— И? — не выдержал я, — В чем их суть и отличия?

— О, простите, — Кольт слегка удивился, — Я подумал, что вы уже ищете информацию о них.

Я только чертыхнулся про себя, и пояснил:

— У меня нет спутника. И прямого доступа к инфосети тоже нет.

— В таком случае, — сказал Авраам, ничуть не смутившись подобному признанию, — Предлагаю вам привести себя в порядок, и составить мне компанию за завтраком. В двух словах этого не рассказать, но истории будут занимательными, обещаю.

* * *
Кольт оказался прав — стоило мне набрать вес, и заняться регулярными тренировками, как и успехи в фехтовании не заставили себя ждать. За следующие две недели я изучил несколько атласов фехтования и сосредоточился на основах трёх предложенных мне школ.

Больше всего мне понравился Однорукий танцор — этим стилем Кольт сражался со мной в первый раз, и он же представлял для меня наибольший интерес. Я научился вращать клинок вокруг себя, защищаться от пяти соперников разом и связывать одного противника боем, не давая ему атаковать. И хотя я по прежнему проигрывал учителю чуть ли не каждый первый поединок, по его словам, он видел нешуточный прогресс, и был уверен, что я способен заколоть на дуэли достаточно умелого соперника.

Мы занимались дважды в день — ранним утром и в сумерках, и теперь после вечерних тренировок я спал как убитый. Кошмары не мучали меня ни разу за то время, что я занимался с Кольтом. Правда, странные сны о неизвестной пирамиде никуда не исчезли — напротив, они посещали меня с завидным постоянством, но каждый раз отличались друг от друга какой-нибудь деталью. Впрочем, чувство тревоги, которое они вызвали, тоже никуда не делось, но это я был готов стерпеть в те предрассветные часы, когда просыпался.

Также я продолжил заниматься изучением эллирийского и читал историю своей семьи, узнавая все больше и больше интересных деталей об отношениях с другими семьями и даже Императорским двором.

На Магеллан часто прилетал Марк и навещал меня. Брат радовался, что я наконец-то начал приходить в себя после событий на Эдеме. Отец всё также был занят практически круглые сутки, но и он выкраивал несколько часов в неделю, чтобы встретится со мной, и обсудить прочитанные книги, или, что бывало ещё реже — присоединялся к нам с Кольтом на тренировках. Он приятно удивил приглашенного мастера, одолев его уже во втором поединке.

Как-то у Марка выдалась целая свободная неделя, и он предложил мне прокатиться до Эстергейта — крупного города, расположенного на берегу озера Вастан. К концу второго месяца осени, который как раз наступил, здесь проводили праздник сбора урожая. От самого берега озера и до горной гряды, за которой начинался лес подступающий к территориям Цитадели, колосились поля пшеницы, сейчас уже убранные. Рядом с ними были разбиты сады с самыми разнообразными фруктами и овощами, которые также были уже собраны и законсервированы. А о знаменитых эстергейтских виноградниках и производимых там винах и говорить не приходилось — о них слышали далеко за пределами нашей системы.

Туда мы с братом и отправились — в надежде на хорошее вино, вкусную кухню и веселые приемы. Прислугу оставили дома, как и мастера Кольта — вскоре после его прибытия по Цитадели разнеслась весть о знаменитом фехтовальщике, и многие из тех де Пайле «что идут в счёт», решили обучить своих детей этому благородному и древнему искусству.

Впрочем, Кольт не был расположен учить целую кучу детишек — он выбрал себе всего четырех перспективных учеников, и теперь дважды в неделю занимался с ними. Из нашего дома он съехал вскоре после этого — не хотел доставлять лишних хлопот, по его словам, да и отказаться от собственного жилья на границе с лесом не смог — там было тихо, и никто не докучал Аврааму бесконечными просьбами и разговорами.

В Эстергейте нас с Марком узнавали многие жители, и радушный прием оказывали везде — от захудалых ресторанчиков до дома главы городского совета. Вино, надо сказать, здесь и вправду было отменным, а запечённые груши с птичьим мясом я запомнил на всю оставшуюся жизнь. Мы участвовали во многих мероприятиях и состязаниях, но чаще прогуливались под парусом на яхте — её мне подарил Марк на девятнадцатый день рождения, о котором я, признаюсь, едва не забыл. Как оказалось, это была одна из причин, по которой он позвал меня сюда. Я назвал яхту «Элли», и за несколько дней мы обошли на ней почти все озеро, добравшись даже до Литенпорта в южной части огромного озера.

Наряду с тем временем весной, когда с нами была ещё и Ариадна, эта неделя была одной из самых лучших, проведенных мной на Магеллане, и навсегда врезалась в мою память.

— Зачем ты тогда летал в Солар? После событий на Эдеме? — как то спросил я, когда мы с Марком плыли вдоль берега.

— Не уверен, что тебе следует это знать, — покачал головой брат.

— Да ладно тебе! — возмутился я, — С тех пор как я вернулся на Магеллан, только и слышу: «Еще не время, Алан». «Потерпи, Алан». «Тебе не следует этого знать, Алан». Надоело! Я пришел в себя, Марк, и справился с тем, что случилось на Эдеме. Прошло уже почти полгода, как я здесь, а Примархи всё никак меня не вызовут! Я уже сомневаюсь, что им вообще есть до меня дело!

Марк на эту тираду только рассмеялся. Он сидел на корме, и счищал ножом яблочную кожуру с ярко-красного фрукта.

— Напрасно ты так думаешь, братишка. Просто они не любят спешить, а твоё дело у них далеко не на первом месте. Ты ведь много времени провел в библиотеке — неужели не понял, что наша семья гораздо мощнее, чем кажется на первый взгляд? Мы не один из Имперских домов-приживал, коим и пары сотен лет нет. Наша родословная сродни императорской, а таких семей во всей галактике не наберётся и двух десятков. И как бы произошедшие на Эдеме события не были важны и болезненны для тебя — для Примархов это не более чем небольшой эпизод с одним из не самых важных отпрысков дома.

— Ты не ответил на мой вопрос, — заметил я, слегка меняя курс. Ветер наполнил парус, и яхта начала закладывать длинную ду