КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614013 томов
Объем библиотеки - 949 Гб.
Всего авторов - 242642
Пользователей - 112702

Впечатления

ABell про Криптонов: Ближний Круг (Боевая фантастика)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Тумановский: Прививка от жадности (Альтернативная история)

Неплохой рассказ (прослушанный мной в формате аудио) стоит слушать, только из-за одной фразы «...ради глупых суеверий, такими артефактими не расбрасываются»)) Между тем главный герой «походу пьесы», только и делает — что прицельно швыряется (наглухо забитыми) контейнерами для артефактов в кровососа))

Начало рассказа (мне) сразу напомнило ситуацию «с Филином и бронезавром», в начале «Самшитового города» (Зайцева). С одной стороны —

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

Начало части четвертой очень напомнило книгу О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное». На этот раз — нашему герою престоит пройти очень «трудный квест», в новой «локации» именуемой «колхоз унд картошка»)) Несмотря на мою кажущуюся иронию — данный этап никак нельзя назвать легким, ибо (это как раз) один из тех моментов «где все познается в сравнении».

В общем — наш ГГ (практически в условиях «Дикого поля»), проходит очередную

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Владимир Магедов про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

Могу рассказать то, что легко развеет Ваше удивление. Мне 84 года и я интересуюсь историей своего семейства. В архиве МГА (у метро Калужская) я отыскал личное дело студента Тимирязевки, который является моим родным дедом и учился там с середины Первой Мировой войны. В начале папки с делом имеется два документа, дающие ответ на Ваше удивление.
В Аттестате об образовании сказано «дан сей сыну урядника ...... православного вероисповедования,

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
mmishk про Зигмунд: Пиромант звучит гордо. Том 1 и Том 2 (СИ) (Фэнтези: прочее)

ЕГЭшники отакуют!!!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
чтун про Ракитянский: Кровавый след. Зарождение и становление украинского национализма (Публицистика)

Один... Ну, хоть бы один европоориентированный толерантно настроенный человек сказал: несчастные русские! Вас гнобят изнутри и снаружи - дай бог нам всем сил пережить это время. Но нет! Ты - не ты если не метнёшь в русскую сторону фекальку! Это же в тренде! Это будет не цивилизованно просто поморщиться на очередную кучку: нужно взять её в руки и метнуть в ту сторону, откуда она, по убеждению взявшего в руки кучку, появилась. А то, что она

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Красавчик [Анита Слэш] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Анита Слэш Красавчик

Красавчика хотят все!

Никита оторвался от экрана компьютера, где второй час подряд смотрел смешные видео на Ютубе, потянулся, запрокинув руки за голову, и громко зевнул.

– Чё, пацаны, когда там домой? А то пора бы уже.

Позади раздался такой же шумный зевок.

– Кстати, неделя заканчивается. Ник, сколько у тебя?

Никита взглянул через плечо, где на своём рабочем месте потягивался его хороший друг и коллега.

– Три, Димон. А у тебя?

– Пять.

– Пять?! Да ну! Врёшь!

Никита крутанулся на стуле, поворачиваясь к другу. Димка пялился в монитор, ничем не выдавая истинных эмоций.

– А то. Пять мужиков подошли и спросили ТВОЙ! номер телефона.

– А, теперь верю! Тогда у меня восемь.

Никита засмеялся. Спорить на количество заинтересовавшихся им парней он не переставал со школы. А тут такой удачный случай: их отдел переехал из старого офиса в здание фабрики. Несколько десятков кабинетов, не считая производственных цехов. Никита предвкушал отличное развлечение с частой сменой ухажёров. Всё, как он любил.

Никита взглянул на часы. Можно бросать имитировать рабочий процесс и собираться домой. Он встал, подошёл к шкафу с вещами и замер у зеркальной двери. Поправил безупречную причёску, блеснул белоснежной улыбкой. М-да, ему бы актёром в Голливуд. Но нет, к славе парня не тянуло. Потешить своё самолюбие – это да! За милую душу.

Позади раздался густой бас Семёна Михайловича:

– Не, погоди! Ты как сказал? По мужику с каждого кабинета на нашем этаже. Ты не количество считай, а качество. Я-то точно знаю того, кому на тебя вообще насрать!

Третий сотрудник юр.отдела был давно и безнадёжно забракован, а потому в подобных соревнованиях не участвовал. Но от спора на пару банок пива никогда не отказывался.

– На меня? Насрать? Ты что, Михалыч, ёбнулся? Мы женатиков не рассматриваем.

– А он и не женат.

Никита сразу понял, о ком идёт речь. Михалыч раньше работал с каким-то, по его словам, классным мужиком. Когда им объявили о переезде, оказалось, что им снова придётся работать бок о бок. Михалыч частенько рассказывал про то, что они вытворяли в молодости. Чаще всего это были приключения по пьяни, но от этого истории скучнее не становились.

– Это ты про своего старого друга? Надеюсь, не слишком старого? А то ты смотри, старичков мы не считаем.

– Помоложе меня. Считается?

Парень задумался. Стрельнул глазами на коллегу, затем взглянул своему отражению в глаза и подмигнул.

– Форсируем события! Познакомишь?

Со своего места завыл Дима:

– Э! А это типа что, честно?

– Если не я запихну визитку ему в трусы – честно! Мы как спорили? Что он сам спросит номер. Если не спросит – в понедельник проставляюсь!

К Никите подошёл Семён Михайлович.

– Ставлю пятихатку сверху, что не спросит.

«Оставь меня с ним на пять минут один на один и он у меня не только телефон попросит», – подумал Никита, протягивая коллеге руку.

– Познакомишь – и пятихатку сверху.

– Согласен!

Семён Михалыч пожал его руку и подозвал Димку:

– А ну, Димон, разбей!

– Чур, я не ставлю.

– Договорились. Ну, веди уже!

Больше Михалыч спорить не стал.

– Пошли, чего уж. Димон, ты с нами?

– Не, ребят. Обойдусь!

Ребята махнули ему на прощание и вышли в коридор. Михалыч провёл Ника через всё здание, два раза свернул, и они оказались в тупике у нужного кабинета. Никита с сомнением разглядывал нескромную табличку на двери: «Заместитель начальника службы безопасности».

– А чё в такой жопе то?

– Не любит лишнего внимания.

Он постучал, дождался разрешения и вошёл.

– О! Какие люди! Всё ждал, что ты зайдёшь!

Им навстречу из-за стола поднялся мужчина средних лет. Высокий с широкими плечами и огромными ручищами. Он подошёл и сгрёб Михалыча в объятия. Хлопал его по спине так, что не самый хлипкий юрист зашатался на ногах.

– Тоже рад, Ром. Правда. Знакомься, это Никита. Я с ним работаю. Хороший парень, хоть и дурной, как вся нынешняя молодёжь. Никита, знакомься, Роман Викторович.

– Очень приятно.

Взгляд хозяина кабинета прошёлся по Никите вскользь и вернулся к старому знакомому.

– Что скажешь, если пропустим по пивку? Поболтаем.

– С удовольствием!

Роман Викторович сунул в один карман телефон, в другой – пачку сигарет со стола, и они вышли. Прежде чем скрыться за поворотом, Семён Михайлович обернулся и крикнул:

– Ник, до завтра!

И Никита остался один в пустом коридоре. Пребывая в некотором шоке от произошедшего знакомства, он побрёл к выходу. Ну, совсем же не так он себе всё представлял. Обычно при знакомстве он успевал получить комплимент, обаять собеседника и расположить его к себе. А тут на него просто-напросто не обратили внимания. Не заметили. Даже протянутую для приветствия руку этот нахал не пожал. Взгляд Никиты упал на собственное отражение в тёмном стекле входной двери. Вроде не успел поплохеть за последние пару минут. Тогда в чём дело?

Когда он вышел, машины Михалыча на стоянке не было. Значит, уехал кирогасить со своим старым дружком. Никита плюхнулся на сиденье авто, посмотрел по сторонам: сорвать раздражение было не на ком. В понедельник он непременно всё выяснит!

* * *
Сказано – сделано! Как только Никита приехал на работу, он тут же разыскал Семёна Михайловича. Тот обнаружился в курилке в компании Димки.

– Так, давай рассказывай! Что это за фрукт такой этот твой Роман Викторович! Наверняка женат!

– Нет. Не женат.

– У него есть кто-то?

– Нет. Одинок, как во поли былинушка.

– Что тогда? Он меня вообще будто не заметил.

– Ему на тебя насрать, я же говорил. Дим, говорил?

– Ага. Подтверждаю. Говорил. Ты, Ник, давай, не жмись! Проиграл так проиграл. С тебя пицца и пиво!

– Будет тебе пожрать, Димон.

Никита курил и не сводил глаз с Семёна Михайловича. Тот молчал. Димка какое-то время переводил взгляд с одного на другого, затем затушил бычок в пепельнице и махнул рукой на обоих.

– Да ну вас! Только чур мне пиццу без ананасов и без рыбы. Нормальную мясную возьми! И не острую!

Никита не ответил. Он подождал, пока друг выйдет и подсел на подоконник, поближе к Семёну. Тот усмехнулся, наклонился ближе и доверительно шепнул:

– Он тебе не по зубам.

Семён Михалыч расхохотался и вышел, а Никита задумался. Ну, не обратил какой-то левый мужик на него внимания. Ну, не поздоровался. Стоило ли из-за этого так убиваться? Никита вспомнил выходные, испорченные мыслями о провальном знакомстве. Он готов был послать нахального начальника на три буквы и забыть о нём, когда за окном раздался крик:

– Это что за хуета? Серёга! Ты дома в таком же бардаке живёшь? Или в голове у тебя дерьмом всё завалено, раз не понимаешь, что это надо убрать. … Не сейчас, а сейчас же!

Никита встал с подоконника и обернулся, чтобы прикрыть форточку. Он не узнал бас говорившего, но его фигуру, маячащую за окном, узнал с высоты третьего этажа. Роман Викторович орал на сторожа, указывая ему на пустые коробки, сваленные в кучу около здания.

– Одна спичка и тут всё заполыхает. Убрал, я сказал!

Видимо, сторож попытался отказаться от лишних телодвижений, за что заработал от грозного начальника увесистый толчок в плечо. Сторож пошатнулся, сделал пару шагов назад, чтобы сохранить равновесие. Роман Викторович шагнул к нему, взял незадачливого трудягу за грудки и затряс, словно куклу. Что-то сказал ему и показал на кучу коробок. Сторож быстро-быстро закивал. Роман Викторович отпустил его и встал рядом, сложив руки на груди: наблюдал за выполнением приказа.

Никита почувствовал тепло в кончиках пальцев: сигарета истлела до фильтра. Он выбросил её в урну и продолжил наблюдать. Интересные отношения тут у зам.начальника СБ с работниками. Рукоприкладство приветствуется.

За окном показались новые действующие лица. Трое грузчиков свернули за угол, чтобы перекурить подальше от начальства, и тут же попались на глаза Роману Викторовичу. Он махнул им рукой.

– Помогите ему. Испортить воздух ещё успеете.

Трое парней безропотно взялись за работу. А Никита с удивлением увидел следующее: Роман Викторович бросил контролировать исполнение приказа и начал наблюдать за одним из рабочих. Склонил голову набок, широко улыбнулся, затем присвистнул. Грузчик обернулся на свист, подошёл и, положив ладони на широкую грудь начальника, что-то ему сказал. Их разговор не было слышно, но Никита догадывался о чём он. Ручищи Романа Викторовича сомкнулись за спиной молодого грузчика, а оттуда съехали вниз. Пальцы сжались на ягодицах, прижимая парня ближе. Объятия распались и до Никиты донёсся голос Романа Викторовича:

– Сначала здесь закончи.

– А потом?

Роман Викторович поднял взгляд вверх и указал на Никиту. Никита отшатнулся, запнулся и упал спиной на диван, задев пинком батарею под окном. Гулкий звук разнёсся по комнате. Никита чертыхнулся и встал. Вряд ли Роман Викторович указывал именно на него. Скорее всего он показал грузчику на третий этаж, где располагались их рабочие кабинеты. Тем более, что курилка была ближайшей комнатой к кабинету зам.начальника СБ.

Никита отругал себя за испуг и выглянул в окно. Романа Викторовича уже не было. Заметил ли он его? Или просто махнул в сторону нужного этажа, не приглядываясь? А если заметил? Никита взглядом нашёл грузчика, который обнимался с Романом Викторовичем. Тот складывал коробки, изредка перебрасываясь словами с коллегами.

Вернувшись в кабинет, Никита сразу подошёл к Семёну Михалычу.

– Вот ты говоришь, что он ни с кем не встречается, а я сейчас собственными глазами видел, как он на улице с грузчиком обжимался.

Михалыч поднял на него растерянный взгляд. Его губы безмолвно шевелились, следуя за ходом мысли, а затем он сообразил.

– А-а, ты про Романа? Ха! Так он тот ещё кобель. Ни одну ширинку не пропустит.

– Я, выходит, исключение?

– Выходит, что так!

Михалыч рассмеялся. Тут же на стуле к ним подкатил Димка.

– А чё было? Чё было, Ник?

– Я тебе что, Димон, сплетник что ли. Ну, помацал он парня за задницу. В кабинет к себе пригласил.

– А зачем?

Никита почесал макушку, но достойного варианта придумать не смог.

– Э-э… Шкаф передвинуть?

– Ага. Шкаф.

Михалыч заёрзал задом по стулу и застонал – изобразил процесс, которым скоро будут заняты в дальнем от них кабинете.

– Чё, серъёзно?

Вопрос прозвучал практически хором. Парни переглянулись, а Михалыч улыбнулся и кивнул.

– А то! Я же говорю: кобель.

– Прямо на работе, что ли?

– А почему нет?

– А начальство что? Не обращает внимания?

– Так Роман сам себе начальство. Он учредитель фабрики. А то, что должность у него не генеральный директор, так это мелочи. Роман не амбициозный. Кстати, генеральный сегодня должен приехать. Давай-ка, слезай с моего стола и за работу. А то мы с вами ещё ни одного документа толком не подготовили. Будет тебе, Ник, внимание начальства. Мне такого внимания, что червяка в яблоке, – не надо!

Парни расселись по местам. У Никиты из головы не шло то, чем Роман Викторович собирался заняться в своём кабинете с грузчиком, как и вид больших сильных рук на чужой заднице. В нём закипала ложная ревность: какому-то грязному работяге внимания больше, чем ему. Ну как так?

* * *

На обед Никита заказал три большие пиццы. От пива ребята решили отказаться: не хотелось попасться на глаза гендиру и вылететь с работы за пьянство.

Никита перехватил по-быстрому пару кусков и выскочил в курилку. Звать друзей с собой      он не стал: не желал ещё и там слушать о своём проигрыше.

В курилке было всего два человека. Парнишка, кажется, из отдела логистики. Он стоял у дальнего окна и переговаривался с кем-то по телефону. И на диване, вытянув ноги, расположился Роман Викторович. Он курил, пуская облака дыма к потолку, и на вошедшего Никиту не обернулся.

С чего начать разговор? Нет у них общих тем. Пока нет. Про Семёна что-нибудь спросить? Глупо! Но что?

Никита подошёл, легонько пнул мужчину по ноге и спросил:

– Пройти можно?

– Проходи.

Холодный взгляд медленно поднялся по фигуре Никиты и остановился, встретившись с его взглядом. Убирать ноги с дороги Роман Викторович не собирался. Так даже лучше. Никита перешагнул их и замер на полпути. Взгляд Романа Викторовича опустился вниз по его телу. Роман Викторович поднёс к губам сигарету, глубоко затянулся, выдохнул дым в потолок и отвернулся в сторону.

Предпочёл смотреть в стену. Я же, понятное дело, отвратительнее!

Ничего не оставалось, как перенести вторую ногу, заканчивая движение. Никита оказался у окна, дотянулся до форточки и приоткрыл её шире.

Роман Викторович загасил недокуренную сигарету в пепельнице и вышел. Чёрт! Никита закурил. Что с ним не так? Он выдохнул дым в потолок, повторяя за вышедшим мужчиной, поперхнулся и закашлялся. Чёрт побери! С кем из них что-то не так?

Он перевёл взгляд на оставшегося в курилке парня. Тот по-прежнему был занят телефонным разговором. Да. Точно. Он из логистики. Никита хорошо помнил, как видел его в их кабинете. Нет. С таким дружбу водить незачем.

Никита затушил наполовину скуренную сигарету. Бычок, оставленный Романом Викторовичем, он зачем-то щёлкнул пальцами, отправляя в полёт прочь из пепельницы. А затем направился в бухгалтерию. У этих сплетников можно узнать всё, что угодно. И про кого угодно.

Где их искать во время обеда? Конечно же на кухне! Никита заглянул туда и не ошибся.

– Привет, ребят! Не помешаю? Я Никита из юридического. Теперь работаем с вами в одном здании.

– Привет-привет, красавчик! Аркадий Петрович. Приятно познакомиться. Ну и навёл ты шороху своим приездом. Мужики аж мыться стали чаще. Даже одного чисто выбритого недавно видел.

С Никитой заговорил полный мужчина в очках и новеньком костюме с иголочки. Остальные молча улыбались и переглядывались.

– Ну, так это ж хорошо. Да? Хорошо?

– Гигиена – это всегда хорошо. С чем зашёл?

– Я даже не по делам. Верите? Просто поздороваться. Ну, если на чай пригласите, буду тоже очень рад.

Главный бухгалтер, а это он задавал тон беседе, пошикал на парней, и те нашли для Никиты свободный стул, поставили перед ним кружку с горячим чаем и подвинули тарелку с печеньем. На, мол, угощайся.

– Аркадий Петрович, вы же здесь всех хорошо знаете. Поможете новенькому?

Главбух приподнял бровь и усмехнулся.

– Новенькому? Это ты что ли новенький?

– Помощь от мудрого человека ещё никогда и никому не вредила.

– Ой, красава! Ладно. Давай к делу. Спрашивай, чего хотел.

– Я тут никого не знаю. У кого с кем отношения, дружба, мутки какие. Не хотелось бы дорогу перейти по незнанию. Ко мне так-то несколько мужиков подходили, встречаться предлагали. А я не знаю, может они замужем. Да и вляпаться не хочется. Поматросят и бросят – тоже неприятно. Обрисуете обстановку новенькому?

Никита лучезарно улыбнулся. Он знал, что пришёл по адресу. Главбух ещё только размышлял, что ему ответить, а парень, сидящий рядом, уже тянул за рукав:

– К логистам не ходи! Все они карьеристы и женаты через одного.

Парни, сидящие рядом, согласно закивали.

– Да и в цехах надо поаккуратнее. Мужики там простые. Если женаты, то приставать не будут. Но тебе-то они зачем? Ты парень симпатичный. Тебе кого получше искать надо.

– Гендир у нас миленький.

Парни засмеялись, а Аркадий Петрович шутливо погрозил пальцем любителю построить глазки начальству. Никита почувствовал, как атмосфера перестала быть напряжённой. Разговор наладился.

Через полчаса он знал примерный расклад по всем отделам фабрики. Кто с кем спит, кто о ком мечтает. Кто женат, а кто кобелина проклятущая! В устах коллег из бухгалтерии самым рьяным гулякой по мужикам был Иван из логистов. Встречался с приятным парнем, был с ним даже помолвлен, что, однако, никак не сказывалось на количестве его любовных похождений на работе. Горы пустых обещаний и личная харизма рушила оборону самых разумных и кружила голову самым романтичным. Эту цель и выбрал Никита, чтобы восстановить самооценку в собственных глазах.

* * *

Через пару недель он вошёл в кабинет с ухажёром в обнимку, нежно мурлыкая тому на ухо:

– А после работы в ресторан? Я бы сходил. Давненько у меня не было вкусного десерта. Заедешь за мной?

– А где твоя машина?

– Бак пустой, а заправиться не на что.

Никита ещё хлопал длинными ресницами, когда логист достал из кошелька карточку и протянул ему.

– Заправишься и вернёшь.

– Ой, спасибо! А за подарок отдельное спасибо будет вечером!

Никита обнял Ивана крепче и поцеловал. Тот щёлкнул парня по носу, махнул его коллегам рукой и вышел. Никита сел на свой стол и продолжил смотреть избраннику вслед. Первым возмутился Семён Михалыч:

– Есть повод портить нам аппетит?

– Ага. Глянь, что он мне подарил.

Никита достал из кармана айфон последней модели и помахал им в воздухе. Димка подскочил и вырвал айфон из рук.

– О! Круто!

– Что? Уже насосал?

– Фу-у, Михалыч. Какая пошлость! Это просто по-да-рок.

– Просто так айфоны не дарят. Ты же не дурак.

– Я – точно нет.

Никита улыбнулся. Некоторое время они с Димкой обсуждали новинку, а затем рабочий день продолжился, как обычно.

* * *
Вечером Никита встретился с Иваном в ресторане. Ужин подходил к концу, когда он начал делать недвусмысленные намёки на продолжение встречи в более интимной обстановке. Иван понимающе заулыбался.

– Может, пойдём? Я номер снял в гостинице.

– Это так мило, дорогой. Но я сначала должен сказать тебе что-то очень важное: нам следует расстаться и больше мы встречаться не будем. Извини. Дело не в тебе. Ты должен понять. Просто я тебя не достоин.

– Никит, ты с чего так решил?

– Я пытался. Честное слово, пытался. Но, понимаешь… Искры нет.

Иван видимо занервничал. Он залпом допил вино, дотянулся до руки Никиты и сжал её, стараясь успокоить парня.

– Просто прошло слишком мало времени. Может, это я тороплю события? Так ты мне просто скажи. Если ты ещё не готов, я подожду. Ты очень красивый парень, Никита. И я впервые чувствую, как сильно привязался к кому-то. Я готов ждать столько, сколько будет нужно. Скажи мне, ты сможешь дать мне ещё немного времени.

– Я… Я не знаю… Наверное, да.

Никита отвёл взгляд в сторону, скромничая, сжал пальцы Ивана, отвечая на ласку и попросился в уборную.

Готов ждать, сколько будет нужно? Сейчас проверим!

Никита вышел через чёрный ход и зашагал домой. Слов мужик не понимает, может так ему станет всё кристально ясно. Никита и не собирался с ним встречаться, а уж тем более спать. Поиграл – и довольно.

Звонить Иван начал минут через пять. Никита хмыкнул и отключил звук. Нащупав в кармане чужую карточку, свернул в ближайший супермаркет.

* * *
Наутро Иван ждал его у кабинета.

– Ты меня кинул!

– Да что ты говоришь? Неужели дошло?

– Какого хрена ты это сделал?!

Никита попытался войти в кабинет, но разъярённый бывший преградил ему путь. Никита сделал глубокий вздох, мысленно досчитал до трёх и ударил в челюсть. Голова Ивана мотнулась назад, Никита схватил его за руку и выкрутил.

– Слушай внимательно, кобель! Не тебе одному можно мужикам мозги пудрить, понял? Ходить за мной тебя никто не заставлял. Дарить подарки тоже. Всё сам делал. По своему собственному. А теперь будь паинькой, забирай свою картонку и вали отсюда, пока цел.

Никита оттолкнул от себя Ивана и бросил его опустошённую карточку следом. Он уже входил в кабинет, когда Иван за спиной попросил:

– Подарок верни.

– Чего?

– Айфон. Верни его.

– Ох! Отсутствие мозгов неизлечимо!

Никита вошёл в кабинет и захлопнул перед неудачливым ухажёром дверь, подошёл к зеркалу и улыбнулся своему отражению.

Неужели Иван и правда думал, что он в него влюблён?

Никита мысленно прикинул события последнего месяца. Притворные отношения продлились чуть больше трёх недель. Кинуть Ваньку удалось всего за один ужин. Скорее всего, после этого разговора он на горизонте больше не появится. Пора переходить к фазе два!

Однако, подловить Романа Викторовича в курилке оказалось делом непростым. Тот любил прогуляться по территории завода, покуривая на ходу. Никита даже порадовался отсрочке – весть о том, что он бросил Ивана, славящегося своими похождениями, разлетелась по всему зданию.

Через неделю начались дожди, и с прогулками зам.начальнику СБ временно пришлось завязать. Никита вошёл в курилку и обнаружил Романа Викторовича на его излюбленном месте: тот сидел на диване около окна и только собирался закурить. Вот так удача!

Никита подошёл и, ещё одно маленькое чудо, начальник убрал ноги, давая ему пройти.

– Спасибо.

Никита сел на подоконник. Вопрос Романа Викторовича застал его врасплох.

– Михалыч говорит, ты Ваньку бортанул. Что, правда?

– Правда.

Никита ненадолго скосил взгляд на собеседника, не стремясь развивать предложенную тему, захлопал по карманам и понял, что забыл сигареты на рабочем месте.

А всему виной стремление застать в курилке Романа Викторовича. Дурак!

Он встал, но тут произошло третье маленькое чудо: Роман Викторович стукнул пачкой сигарет о колено, заставляя белые цилиндры выглянуть наружу и протянул один ему. А когда Никита вытянул сигарету, зажёг огонёк на чёрной зипповской зажигалке. Никита наклонился, обхватил руки начальника в ладони и прикурил.

– Спасибо! Что-то я совсем замотался.

– Как переезд?

– Нормально. Работа-то не изменилась. Правда, до сих пор, бывает, по старому маршруту пилю с утра.

Роман Викторович усмехнулся. Раздался телефонный звонок, и он взял трубку, а через пару фраз поднялся с дивана и ушёл.

Внешне Никита постарался остаться невозмутимым, но внутри негодовал. Такой хороший случай и всё псу под хвост! Даже разговор Роман Викторович начал, а не он. Чёрт! Дурацкий звонок!

Он бы ещё долго ругал себя за неудавшийся разговор, но по пути в кабинет к нему подошёл секретарь, молоденький парнишка Станислав. Кажется, он ещё учился в институте.

– Ты же с юр.отдела? Можешь документы передать?

– Что там?

– Договор подправить надо и Роману Викторычу отнести. До конца недели. Передашь?

– Конечно.

Никита поблагодарил судьбу за предоставленный шанс. Теперь у него есть железный довод сунуться в кабинет начальника. Самому. Без сопровождения. Без лишних свидетелей. Как-нибудь вечером. Никита знал, что порой Роман Викторович задерживался на работе допоздна. Осталось только выполнить работу и, как будто бы случайно, попасть в его кабинет поздно вечером, когда прочие кабинеты опустеют.

Договор был готов в тот же день, но Роман Викторович уехал с работы раньше. И на следующий день тоже. А в пятницу всё сложилось именно так, как Никита и рассчитывал.

Рецепт прост: поматросить и бросить!

Стояла промозглая дождливая погода. Народ ходил по кабинетам хмурый, сонный. Все грезили свалить с работы пораньше. Гендир, то ли давая всем такую возможность, то ли сам мечтая о том же, уехал в обед и во всеуслышание заявил, что до понедельника не появится. Сотрудники разом взбодрились. Все разговоры плавно перешли на тему приближающихся выходных и разношёрстных планов на них.

Никита вяло обсуждал с коллегами грядущий отдых, а сам думал только об одном: о лежащем в стопке документов договоре, который откроет ему нужную дверь.

Всё сложилось само собой. Димка уехал первый. За ним Семён Михалыч. Никита подождал ещё минут двадцать. Десять до официального конца рабочего дня и десять после. Он положил нужный договор на стол, подошёл к зеркалу. Когда волосы были уложены идеально, а верхние пара пуговиц на рубашке расстёгнуты, он понял: готов! Никита мысленно пробежался по стандартному набору фраз; воскресил в памяти нужный бархатистый тон; прошёлся по бокам руками, стараясь запомнить, как именно это нужно сделать, чтобы при повторении на глазах того, к кому он собирался, этот жест выглядел непринуждённым.

Наконец, Никита подмигнул своему отражению и, подхватив со стола договор, вышел. Идя по коридору к нужному кабинету, он застегнул одну из пуговиц на рубашке. Он расстегнёт её там. А повод всегда найти можно: «ой, как жарко» или «что-то мне душно», и не стоит забывать о «надоели эти строгие тугие воротнички». Последний, произнесённый томным низким голосом всегда давал нужный результат. Никита улыбнулся. В отличном настроении он подошёл к двери, пару раз стукнул и сразу открыл.

– Роман Викторыч, я всё доделал…

Заготовленная фраза застряла у Никиты в глотке. Роман Викторович стоял около свободного стола, смоля сигарету. Руки он держал на чужих бёдрах, а тазом размеренно выбивал ритм всем известной присказки «туда-сюда обратно, тебе и мне приятно». Распластанный перед ним мужчина попытался подняться, реагируя на фразу вошедшего Никиты, но Роман Викторович с размаху ударил его по хребту, с гулким стуком роняя обратно на стол.

– Куда, с’ка!? Стоять!

Голова мужчины заметно ударилась о столешницу. Раздался стон, но спорить тот не спешил. Повернулся, и Никита, охреневая ещё больше, узнал в нём Семёна Михайловича.

Роман Викторович, не прекращая движений, вытащил из рта сигарету и спросил:

– Что доделал-то?

– Я… за дверью… по…

Договорить Никита не успел. Его тело само сделало нужное количество шагов назад и захлопнуло дверь, чуть не заехав ему по носу. Никита поднёс руку к лицу и закусил, пытаясь прийти в себя, а заодно сдержать рвущиеся изнутри маты удивления. Ну ладно, начальник грузчиков всяких чпокает. Ладно, что у себя в кабинете. Но чтобы Семён Михайлович… Нет. Правильней будет: чтобы он и Семёна Михалыча!? У Михалыча же муж! Он что, и нашим и вашим?

Взгляд Никиты упал на договор, зажатый в руке. Вот что с ним теперь делать? Под дверь пропихнуть? Ждать, пока они там обкончаются? И всё это время стоять под дверью? Может, зайти позже?

Никита уже развернулся, намереваясь уйти, но не смог. Договор он обязался сдать до конца недели. Да и всё равно его уже видели. А не только он видел… Мысли вернулись к сцене за дверью. Как сильно Роман Викторович прижимал бёдра Михалыча к себе, как ударил его: твёрдо и безжалостно. Его широкие ладони и длинные пальцы, вжимающиеся в спину, в ягодицы. Никита почувствовал напряжение в трусах. М-да, порнуха пару недель не пригодится, достаточно будет вспоминать увиденное.

Никита прислонился спиной к стене и стал ждать. Теперь, замерев в тишине коридора, он отчётливо слышал приглушённые шлепки и тихие стоны Михалыча. Хотя бы стало понятно, почему замначальника СБ предпочитал самый дальний кабинет.

Через какое-то время стоны участились, сливаясь в один неразрывный вой, заскрежетал сдвигаемый от напора стол и всё затихло. За дверью раздались голоса, шаги. Ручка двери дёрнулась и из кабинета вышел Семён Михалыч. Из его рассечённой брови сочилась кровь.

– Ник, ты это…

– Я договор пришёл отдать.

Никита оттолкнул коллегу, прошёл мимо и захлопнул за собой дверь. Роман Викторович сидел за своим столом и протирал руки влажной салфеткой.

– Ну, что там у тебя?

– Договор. Вы просили исправить.

Роман Викторович протянул в его сторону руку, забрал договор и пробежал его глазами.

– Время есть? Садись!

Никита сел. Внезапно он вспомнил про заготовленные фразы и «случайные» жесты. Но флиртовать с начальником ради одноразового траха на столе ему почему-то не захотелось. Рука рефлекторно дёрнулась к верхней расстёгнутой пуговице. Никита тяжело вздохнул.

– М?

– Нет, ничего. Устал просто. Пятница.

– Ну, да. Точно.

Роман Викторович достал ещё одну сигарету, закурил. Предложил Никите, но тот отказался.

– Спасибо. Но мне на сегодня хватит.

Роман Викторович хмыкнул, но промолчал. Какое-то время он изучал изменения в договоре. Затем отбросил его и откинулся на спинку кресла. Нахмурился, по привычке пуская дым под потолок. Никита приготовился клясться и божиться, что ничего никому не расскажет.

– Давай так: я к понедельнику приготовлю ещё правки. Внесёшь их. Если есть замечания по договору, тоже приготовишь. У тебя экземпляр остался?

– Да.

– Хорошо. Тогда до понедельника.

Роман Викторович сидел, глядя прямо на него. Никита понял, что разговора с внушением не последует. Он попрощался до понедельника и вышел.

Как же обидно, что всё пошло не по плану. Опять.

Никита дошёл до кабинета и скинул договор на флешку. Придётся на выходных просмотреть его и придумать какие-нибудь дельные замечания. Может, Роман Викторович решил нагрузить его работой, а стоит ему хоть раз провалиться, уволить за ненадлежащее исполнение обязанностей. Блин! Кто знает, злопамятный ли он мужик?

Семён Михайлович наверняка знает. Никита достал из кармана «Айфон», но звонить тут же передумал. Что он скажет? Особенно после того, что он видел.

Никита вышел с работы, перебирая в уме тех, кто мог бы ему подсказать, стоит ли бояться нахального начальника, который никого и ничего не боится.

* * *
Никита сидел за столиком в маленьком кафе у дома. Он медленно помешивал стоящий перед ним кофе и в который раз перечитывал строки договора. Заметок было мало, но тут важно их наличие, а не количество.

– Привет, красавчик!

На стул перед ним кто-то плюхнулся. Никита поднял голову и оглядел пришлого. Невысокий пухлый парнишка примерно одного с ним возраста. Рыжие кудри, нос картошкой и белесые веснушки на носу придавали ему схожесть с Рыжим-рыжим-конопатым из детского мультика. Никита опустил взгляд обратно и, перелистывая страницу, буркнул:

– Не заинтересован.

– Так мы ещё и не знакомы. Меня Ванькой зовут. А тебя?

– Настырный, да?

– Таких у тебя ещё не было.

«А таких, как я, у тебя не будет никогда!» – подумал Никита. Он пару раз стукнул пальцами по столу, выбивая ногтями дробь, и спросил:

– Работа?

– Электрик.

– Машина?

– Нет.

– А мне на днюху подаришь? Лексус, к примеру?

– Не, ты чё!?

– Свободен.

– Ишь, запросы у тебя, красавчик. Ты так долго один будешь.

– Это не запросы. Это так, нижняя планка для знакомства. И ты до неё не дотянул.

Ванька цокнул языком и встал. Может, он собирался ещё что-то сказать, но Никита не отрывал взгляда от договора, и парень ушёл ни с чем.

Никита мысленно фыркнул. Вот ещё! Осталось только со всякими электриками начать встречаться. Да он любого к себе в койку может заполучить! Было бы желание.

Но почему-то вместо былого внутреннего спокойствия появилось раздражение. Ага, так уж и любого? А как же Роман Вик… Никита заставил внутренний голос умолкнуть. Чёрт! Не хватало ещё и эти выходные из-за него испортить.

Роман Викторович, Роман Викторович. И что «Роман Викторович»? Он, Никита, любого может затащить к себе в кровать! Поиметь и выбросить!

Никита усмехнулся повеселевшим мыслям, отбросил листы договора и принялся обдумывать новый план.

* * *
В понедельник первым делом пришлось выгнать из кабинета Димку. Благо, тот не стал сильно сопротивляться – ему звонил жених, и парню очень хотелось поболтать с ним без посторонних.

Никита перекатил кресло к рабочему месту Семёна Михалыча, поставил локти на стол, водрузил на них голову и томно предложил:

– Ну, рассказывай!

– А чё тут рассказывать-то? Сам всё видел.

– То есть на меня ему насрать с высокой колокольни, зато сношать какого-то грузчика, или тебя… Как ты вообще там оказался? В таком интересном положении…

– Ха! Ты вообще его видел? Да Роману ни один мужик не откажет! Ни грузчик, ни даже я. К тому же мы с ним старые «знакомые».

Михалыч подмигнул, на что Никита протяжно ойкнул, выказывая, как он относится к подобной «дружбе», и сразу перешёл к делу.

– Я завалю его!

– Что?!

– Я завалю его. А когда он мне надоест, пошлю на хуй.

– Да он на тебя даже не смотрит!

– Значит, посмотрит. А ты мне в этом поможешь. Ой, только не надо мне тут глазки закатывать. Михалыч, если ты откажешься помочь, я позвоню твоему муженьку и доложу, кому ты отказать не смог.

– Ты не посмеешь!

– Ещё как посмею, и ты это знаешь.

Какое-то время они смотрели друг другу в глаза, и никто не хотел уступать. Хлопнула дверь: в кабинет вернулся Димка. Никита, не отводя взгляда, громко спросил:

– О, Димон! Хочешь, чё-то расскажу!

– Давай.

– Ну, ты га-ад, Песняков! Ладно. Считай, уговорил!

Михалыч встал, схватил куртку и вышел. Димка посмотрел ему вслед непонимающим взглядом.

– А что было-то?

– Выходные хорошо прошли, Дим. С парнем прикольным познакомился. Ванечкой зовут. Правда, дальше имени мне стало не интересно. А у тебя как?

– А мой в командировке. Скучаю.

Димка опустился в кресло, не переставая печатать сообщения в телефоне. Никита улыбнулся и отстал. У друга первая любовь, первые серьёзные отношения. Дело шло к свадьбе.

* * *
Разговор с Семёном Михалычем состоялся через пару дней. Тот сам пригласил друзей выпить после работы. Димка сразу отказался: его жених вернулся из командировки, и им было чем заняться после разлуки.

Они вдвоём вошли в бар и заказали по пиву. Семён Михайлович давно успокоил Никиту по поводу увольнения. Роману всё равно, видели его с кем-то или нет. Если вспомнить, его чужое присутствие даже остановиться не заставило, куда уж там до преследования и увольнения.

Никита успокоился и попросил Семёна Михалыча рассказать всё, что тот знает о Романе Викторовиче, и особенно о его отношениях.

– Роман с института был ходоком. Не пропускал ни одни брюки мимо себя. Ни одного мало-мальски классного парня. И бросал их так же легко, как заводил. Мы с ним ещё тогда первый раз пере… встретились. Он – молоденький студент с икоркой в глазах и дьяволом в штанах. А я… Я старше был. То было моё второе место работы. После института я его потерял из виду. Он, вроде, уезжал куда-то. Потом вернулся. Говорят, любовь у него была. Несколько лет встречались. Всё серьёзно. Парня того я сам не видел. На тебя, наверное, похож – тоже блондин. Но, насколько я знаю, верность Роман не хранил, и они расстались. Потом были отношения, но уже всё не то. Максимум на пару месяцев. А потом он и вовсе перестал отношения заводить. Только трахается, как в молодости. Хорошо…

Михалыч прикрыл глаза и расплылся в довольной улыбке. Никита сразу понял, о чём его коллега сейчас вспоминает.

– Фу-у! Не напоминай! Так может он теперь к блондинам ни-ни? Не знаешь?

– Ага, щас! Сметчика видел? Глазки голубенькие, волосики беленькие. Кабы не рост – полтора метра в прыжке с табуретки – чистый ариец бы вышел.

– И что?

– А то! Он к Роману как на работу ходит! Зачастил. Каждый день, да ещё и, бывает, не по разу!

– Давно?

– С месяц уже. Ты пока Ваньку на подарки раскручивал, этот недоариец протоптал тропку до Ромкиного кабинета. Чуть ли не прописался там!

Никита внимательно осмотрел коллегу. Тот говорил громко, с чувством, крепко сжимая ни в чём не повинное горлышко бутылки пальцами.

– Ты чё, брат, ревнуешь?

– Да не ревную я!

Михалыч отпил пива и отвернулся. Никита засмеялся.

– И не стыдно тебе, старый хрыч. Седина ж в бороду!

– Бес в ребро!

Мужчина дружески толкнул Никиту под руку и вслед за ним захохотал. Удар вышел болезненным, но Никита понял, что это не со злости, а от бурлящего в крови градуса.

– О! Михалыч! А как Роман у нас под градусом меняется? Крушить всё подряд начинает или можно аккуратно яйца подкатить и в кроватку все четыре сложить?

– Можно, чего нет-то?! Он под градусом дюже неразборчив становится. Помню, в общаге парни нарочно на бухло ему скидывались, чтобы долго не уламывать. А тебе-то зачем? Я думал, ты его внимания добиваться вздумал. А не разок и не по пьяни.

– Ой, Михалыч, это будут не первые и не последние отношения в мире, которые начались с пьяного перепихона. Когда там у нас ближайший корпорат?

– В начале октября у гендира днюха. Роман с Иван Палычем на короткой ноге, на празднике точно будет. А уж Палыч на бухло не поскупится.

– Откуда ты всё и про всё знаешь?

Никита пристально смотрел коллеге в глаза. Тот отсалютовал бутылкой, отпил и провозгласил:

– Опыт! Его не пропьёшь. Я пробовал.

* * *
К октябрю всё сложилось наилучшим образом. Никита через Семёна Михалыча узнавал обо всех изменениях в личной жизни своей цели. С блондином-сметчиком тот расстался в сентябре. Бурно, громко, при большом количестве свидетелей. Говорят, сначала блондин пару раз вылетел за дверь заветного кабинета. А потом, попытавшись пристыдить начальника прилюдно и заставить его вернуть всё назад, подошёл при всех в курилке. Своей цели он добился: Роман Викторович обратил на него внимание. Только совсем не так, как блондин рассчитывал: объявил, что никаких отношений не было, ничего он этому ущербному не обещал и пусть катится на все четыре стороны, а в кого хуем потыкать вечерами, он найдёт, об этом блондин может не беспокоиться. Возразить парню было нечем, никаких обещаний он действительно не получал, а если чего и надумал у себя в голове, то это были его личные проблемы. Под громкий хохот собравшихся он выскочил из курилки, а через две недели ушёл с работы.


Для Никиты день рождения гендира начался с пристального мужского внимания, однако, совсем не от того, от кого хотелось бы. Войдя в ресторан, он оказался в крепких объятьях генерального директора.

– О! Никитос! Выглядишь класс! Сядешь со мной?

– Мне приятно ваше внимание, Иван Павлович, но я не ищу отношений.

– А кто говорит об отношениях? Просто рядом «посидим».

Рука генерального беззастенчиво опустилась на его ягодицы. Никита упёрся ладонями в чужую широкую грудь, стараясь удержать неожиданного ухажёра на расстоянии, и обдумывал, как бы помягче отказать генеральному. Позади них раздался смех.

– Ну ты как всегда! Всё напрямик. Даже приглашение в постель.

К ним подошёл зам генерального, по совместительству его близкий родственник: то ли брат, то ли кузен. Его маслянистый взгляд прошёлся по телу Никиты и остановился на руках ген.дира, мнущих его задницу.

Ген.дир улыбнулся и спросил:

– Что? Нравится выбор?

– Хорош! Ничего не скажешь.

– Зато выбору ваш выбор не нравится!

Никита резко оттолкнул от себя генерального, отвлёкшегося на разговор. Здесь вежливость не спасёт. Против двух подвыпивших мужиков можно было действовать только по-мужски.

– Будешь руки распускать, получишь повестку в суд, а там – хоть увольняй. Сказал же, отношений не ищу! Захочется в чьей-то постели оказаться, я сам себе пару найду.

Никита прошёл в зал ресторана и взглядом нашёл того, кого желал увидеть в своей койке. Или оказаться в его – тут без разницы. Роман Викторович сидел за столом, увлечённо рассказывал сидящему рядом с ним главбуху какую-то историю, размахивая руками и то и дело хлопая собеседника по спине. Судя по его виду, он был почти трезв. Ну, ничего, Никита был настроен ждать столько, сколько придётся.

К концу празднования, когда самые семейные начали пропадать из ресторана, разъезжаясь по домам, Никита заметил, как Роман Викторович нетрезвым шагом двинулся в сторону курилки. Пора действовать.

Никита вошёл в задымлённое помещение, заполненное народом. Какая-то парочка миловалась на ближайшем диване, чуть подальше, сидя вокруг небольшого журнального столика, шумно о чём-то спорили несколько стаек молодёжи. Его цель обнаружилась в кресле в дальнем углу комнаты. Только Никита двинулся к нему, как его схватили за рукав и швырнули к стене. Генеральный и его зам прижали Никиту, не давая уйти. Заплетающимся языком, стараясь сфокусировать ускользающий пьяный взгляд на парне, генеральный зашептал ему на ухо:

– Слушай сюда, парень. Предложение есть.

Его пальцы прошлись по щеке Никиты и залезли к нему за воротник. Никиту основательно встряхнули, но тот не потерял самообладания.

– Что-то хотели, Иван Палыч?

– Не ломайся! Дашь мне – премию получишь. Хочешь должность? Будет тебе должность! Только там одним разом не обойтись.

– Ага, не обойтись.

Поддакивание директорского зама разозлило Никиту. Он попытался вырваться, за что получил сильный удар в плечо и отлетел обратно к стене.

– Я сказал «нет»!

– А ты подумай. Уволить я тебя всегда успею.

Пьяницы переглянулись, отпустили его и ушли. Даже немного странно, Никита был готов к худшему. Хотя, что могло быть хуже – к нему клеился генеральный! С такой ситуации можно было снять сливки, а можно было влипнуть по самые яйца. Никита огляделся. Шумная компания молодёжи выскочила из курилки, как только его припечатали к стенке. В курилке осталась влюблённая парочка, они, казалось, вообще ничего не заметили, пара сторонних мужчин и Роман Викторович.

Никита подошёл, присел на подлокотник кресла, где расположился начальник, и закурил.

– Совсем оборзели! Видел?

Роман Викторович молчал. Он выдохнул сигаретный дым в потолок, опустил голову и, наткнувшись замутнённым взглядом на фигуру, возникшую перед ним, обнял её за поясницу и потянул на себя. Никита послушно съехал к нему на колени. Широкая мужская ладонь гладила его по ногам. Раздвинула их, скользнув по внутренней стороне бедра. На мгновение накрыла промежность и сразу переместилась на живот. Потёрлась о напряжённый пресс, электризуя долгожданной близостью. Пересекла грудь и сомкнулась на шее, поворачивая голову Никиты, чтобы сорвать с его губ первый поцелуй.

Несмотря на дикий запах перегара, поцелуй Никите понравился. А может, дело в том, что он означал его победу. Когда Роман Викторович позволил ему закончить поцелуй, Никита наклонился и провёл кончиком языка по уху мужчины. Он намеревался прикусить мочку и пригласить уединиться, но получил чувствительный тычок в грудь. Роман Викторович оттолкнул его и, придержав за шею, прорычал:

– Никогда! Так! Не делай!

– Понял. Учту.

Никита переждал, пока захват на шее ослабнет и ладонь Романа Викторовича вернётся к ласкам. Он вроде успокоился. Он поглаживал Никиту по торсу, прикрыв глаза и мерно выдыхая сигаретный дым. Никита попробовал снова, только язык больше не распускал. Приблизился и прошептал:

– Я по дороге сюда видел пустую кладовку. Там нас никто не увидит. Пойдём?

– Я ещё не докурил.

Будь это обычный ухажёр, Никита послал бы его на три буквы. Он не привык прощать малейшей грубости, не говоря о полном пренебрежении к приставаниям. Это равнодушие бесило Никиту, но он заставил себя терпеть и ждал. Роман Викторович докурил, протянул ему руку ладонью вверх и приказал:

– Веди!

Кладовка оказалась то ли чьим-то кабинетом, то ли складом ненужных вещей. Зато в ней обнаружился стол, а главное – дверь можно было запереть изнутри, чтобы им никто не помешал.

Никита вошёл, ведя Романа за собой. Однако развернуться лицом и обнять, как он планировал, он уже не успел. Роман Викторович швырнул его на стол, прижав одной рукой. Второй зашарил по брюкам, расстёгивая их.

Никита не сопротивлялся. Происходило как раз то, чего он добивался. Он улыбнулся и широко раздвинул ноги.

Прелюбодеяние и наказание

После выходных Никита дал Роману Викторовичу два дня. Один, чтобы прийти в себя после попойки. Второй, чтобы у него был шанс самому прийти к парню. За продолжением знакомства, так сказать.

Когда же он не появился, Никита пошёл к нему сам. Постучал в дверь кабинета и, не дожидаясь разрешения, вошёл.

– Добрый вечер, Роман Викторович! Можно?

– Ты уже вошёл. Что нужно?

Начальник сидел за столом. Он взглянул на посетителя и вернулся своему занятию: он что-то писал, временами чёркал, исправлял, а потом продолжал писать дальше.

– Я по личному вопросу.

– По личным вопросам к личному психологу. Ко мне – только по работе.

– Рабочее время закончилось. Я пришёл по личному вопросу.

Никита подошёл, облокотился на стол начальника и посмотрел на него сверху вниз. Роман Викторович взглянул на часы, затем на Никиту. Поняв, что тот и не думает отстать, отложил ручку в сторону.

– Выкладывай!

– Я бы хотел предложить вам продолжение…

– Продолжение чего?

Никита мысленно вспыхнул, но внешне постарался остаться спокойным. Он выпрямил руки, прогнулся в спине и опустил тембр голоса на полтона ниже:

– Мы с вами неплохо провели время в подсобке ресторана три дня назад. Мне хотелось бы про…

– А! Так это с тобой было? Оба раза с тобой?

Роман Викторович остался невозмутим, а Никита заскрежетал зубами от злобы: мало того, что этот нахал не помнит, с кем трахался, так ещё и кого-то левого успел поиметь! Чёрт! Надо было уговорить его тогда домой ехать! Никита трижды проклял свою самонадеянность, когда он решил, что после простого перепихона ему больше ничего не понадобится делать. Он уже мотал головой, отрицая то, что во второй раз был он, когда в голову пришла запоздалая мысль, что второй раз следовало зачислить себе в заслуги. Вряд ли это помешало бы. Но было поздно. Оставалось следовать плану и рассчитывать на свою настойчивость. И немножечко на удачу.

– Я надеялся, что после такого хорошего вечера, мы сходим куда-нибудь вместе.

– Уже пришли. На работу! Хочешь ещё куда-нибудь – так я не держу. Вали!

– Я надеялся провести время вместе…

Никита как бы случайно потыкал тазом о стол начальника. Тот опустил взгляд вниз, откинулся на спинку стула, нащупал в кармане сигареты, достал и закурил. Его взгляд медленно прогуливался по телу Никиты. Тот не торопил. Внимание он привлёк. Теперь главное – не спугнуть! Наконец, Роман Викторович заговорил:

– Понравилось?

– С первого раза не понял. Повторим?

Роман Викторович встал, обошёл стол и, грубо толкая Никиту в грудь, заставил его отойти к двери. Припёр к стене, одной рукой схватил за горло, приподнимая над полом и заставляя встать на носочки, второй крепко сжал между ног. Никита резко выдохнул и застонал.

– Что, нравится?

Роман Викторович грубо сминал его промежность, вырывая из Никиты стоны вперемешку с всхлипами – временами боли было больше, чем удовольствия. Никита цеплялся кончиками ботинок за пол, а руками в захват на своей шее. Удушье ему не грозило, но положение было не из самых приятных.

Он приоткрыл глаза и первое, что увидел, кончик ярко-розового языка, бегающий по кромке зубов. Влево-вправо, снова и снова, от клыка до клыка – в ритме тех сжатий, которые его терзали. И вдруг, тело Никиты вошло в этот ритм. Он почувствовал жёсткую, почти моментальную эрекцию. Ощутил, как тело само стало толкаться в сминающую чувствительную плоть руку. Похоть захлестнула с головой, поднялась снизу, от ноющего в желании и в тесном заточении члена, полыхнула в груди, сминая сопротивление и сжигая былую ненависть дотла.

Никита понял, что имел в виду Михалыч, говоря, что Роману Викторовичу ни один мужик не откажет. Как же он его хотел! Хотел его рук и прикосновений на теле! Хотел чувствовать его толчки – грубые и безжалостные, внутри себя. Никита застонал, прикусил губу, чтобы не выдать скрытое желание, но тело выдавало его целиком. Он хотел этого нахального мужика. Хотел, как никогда раньше. Нет! Нет! Не надо так! Затащить в постель и бросить! Мысли о первоначальном плане не помогли. Где-то глубоко заныла жаркой болью похоть. Он затащит этого мужика в постель! И получит от этого удовольствие. Но пусть это произойдёт прямо сейчас!

Никита отпустил руку у шеи и попытался приласкать Романа, но тот отошёл, не отпуская, и зацокал языком. Сжатия на паху усилились, заставляя Никиту заскулить. От боли и от дикого желания. Ну! Давай! Бери уже!

– Хочешь?

Роман Викторович откровенно издевался, но Никите было всё равно. Пусть делает с ним, что захочет! Только здесь и сейчас! Немедленно! Он попытался ответить, но пересохшее горло выдало лишь какой-то неопределённый хрип. Никита закивал. Снова прикусил губу – секса хотелось неимоверно. Бери же, гад! Он задёргался, пытаясь хоть как-то приблизиться. Роман встряхнул его и сжал руку, что до этого дарила жаркое наслаждение. Никита взвизгнул. Из глаз брызнули слёзы. Он хотел заорать от пронзительной боли, но вторая рука мужчины переместилась выше, закрывая ему рот.

Роман Викторович прижался и шепнул:

– Хочешь повторить? Как там, в подсобке ресторана?

Никита закивал. Похоть внутри него спалила недовольство болью, оставляя за собой предвкушение. Делай со мной всё, что хочешь! Прямо сейчас!

Роман Викторович отпустил его. Прижимаясь и даря тепло своего громадного тела, он гладил его по промежности, даря настоящую ласку взамен той боли, что была до этого. А второй рукой нежно щекотал шею и затылок, заставляя Никиту постанывать и жмурится от удовольствия. Он приблизился настолько, что его губы теперь порхали в миллиметре от разгорячённой кожи. Никита, было, потянулся навстречу этой желанной близости, но сильные пальцы, впившиеся в шею, остановили его. Он понял, так делать не надо. Нельзя! Только если он захочет сам.

А Роман Викторович изводил его. Нежностью, теплом, близостью – и недоступностью. Он приблизился к уху и, порой касаясь его щеки губами, зашептал:

– Разложить тебя на столе? Нет. Не хочу. С тобой хочется, чтобы всё было по-другому. Вижу-вижу, как тебе не терпится. Дай мне время всё обдумать. Хочешь повторить то, что было? Готов ждать?

Никита закивал головой, нервно облизывая губы. Похоть внутри него орала в голос «Бери уже! Только не мучай больше!» Роман словно слышал этот голос. Ласкал Никиту, дразня его, но к самому главному не приступал. Говорил шёпотом, заставляя приглушать стоны, чтобы расслышать:

– Если хочешь меня, придётся немного подождать. Ты же готов подождать? Вижу, что тяжело, но придётся. Следующий корпорат у нас на Новый Год. Вот там и попробуешь снова лечь под меня, пока я пьяный. Потому что по-трезваку на такую шмару, как ты, у меня не встанет.

Роман Викторович дождался, пока смысл нежного шёпота дойдёт до парня. И как только увидел его глаза, наполненные пониманием и недоумением одновременно, приоткрыл дверь и вышвырнул Никиту из кабинета. Тот сделал по инерции несколько шагов назад и замер.

Что это было? «Тебя только что послали на хуй», – заботливо отозвался внутренний голос. «Хочу-хочу-хочу!» – продолжало вопить тело, оставшееся голодным. И Никита отчётливо понял, даже несмотря на такой грубый отказ, хотеть начальника меньше он не стал.

Никита потёр ладонями лицо, отбрасывая лишние эмоции в сторону. Что за ерунда творилась? Он восстановил в памяти прикосновения, боль и удовольствие. Вновь зажгла изнутри похоть. Блядь! Он до чёртиков хотел этого мужика! Но голова потихоньку восстанавливала возможность мыслить разумно. Хотелось мужика! Хотелось секса! А потом бросить его как можно больнее! Чтобы прочувствовал всё, что не дал почувствовать ему. Да! Так и следует сделать!

Никита улыбнулся. Он всё сделает так, как запланировал. Никто и не обещал, что будет легко!


Несколько дней Никита разрывался между ненавистью к наглому хаму и желанию затащить его в койку. Только вот к плану «поматросить и бросить» добавилось жгучее желание снова испытать ту болезненную похоть. И даже – этому удивился даже сам Никита – доказать, что он чего-то стоит! Что он не такой, как все. Что он особенный! А ведь ему никогда не приходилось даже думать о таком. Всегда и все были от Никиты в восторге. Ему легко удавалось очаровать любого. И если цель не сдавалась с первого раза, то после яростного напора всё равно оказывалась ровнёхонько там, где он и планировал – на его пороге. В зависимости от симпатий: либо перед предложением руки и сердца, либо вышвырнутый из дома уже после такого предложения.

В общем, несколько дней метаний между разнополярными чувствами, попытки забыться в клубах и пьянках, несколько пробуждений в кроватях с абсолютно незнакомыми ему людьми и ночная дрочка под воспоминания о том шёпоте, о той боли и о том желании чего-то большего – и Никита сдался.

В тот день он пришёл на работу в редком до того спокойном состоянии. Поздоровался с коллегами и даже перебросился с ними парочкой общих фраз о прошедших выходных. А в курилке удачно наткнулся на того, с кем хотел поговорить. Никита подошёл, сел на диван рядом с Романом Викторовичем и, закинув руку на спинку, приобнял его.

– Ром, я чё, урод?

– Ну так, на любителя.

И этот небрежный тон, которым были сказаны в общем-то обидные слова, мало что пробудили в Никите. Перегорел яркими чувствами. Роман Викторович протянул ему зажжённую зажигалку, и парень прикурил. Выпустил дым в сторону и спросил:

– Тогда в чём дело?

– К хирургу обратись. Может, сможет подправить, что не так.

Никита улыбнулся. Это симпатия? Точно! Он дико симпатизировал Роману Викторовичу. Тот был, как он. Делал, что хочет. Брал, кого захочет. И ни перед кем не оправдывался.

Никита затянулся и выдохнул облачко дыма. Роман Викторович сидел рядом. Они касались друг друга, но попыток отодвинуть настырного парня Роман не делал. Для двух таких хищников как они было понятно: Никита ему не соперник. Но тот всё же попытался:

– Что мне сделать, чтобы ты обратил внимание на мою задницу? Что смотришь? Се-екса хочется!

– А я тут единственный с членом, да?

– С таким, который меня устроит – да!

– Сделать тебе слепок, чтобы не умер от воздержания?

– А сделай!

Какое-то время они молча соревновались взглядами. Роман Викторович сдался первый. Казалось, сдался. Он отвёл взгляд от улыбающегося Никиты, затушил бычок и встал, намереваясь уйти.

– Ты зубки-то спрячь, мальчик. Обломаешь.

– Готов рискнуть.

Никита проводил начальника взглядом, откровенно разглядывая его задницу и громко присвистнул. Ответной реакции не последовало, и Никита решил, что пора взяться за дело серьёзно.


Пару недель он допрашивал Семёна Михалыча о привычках и характере своей цели. Роман Викторович был помешан на работе. А Никита – на нём. Все так и решили, когда он выхватывал документы ему на подпись из рук со словами: «Я сам передам», когда долгим взглядом смотрел начальнику вслед, когда первый и почти единственный вопрос, который его интересовал, можно было озвучить одним всем известным именем.

Он появлялся в кабинете Романа Викторовича чаще, чем любой другой сотрудник. Чаще вереницы его нескончаемых любовников. Но больше не приставал, и ни одним словом не напоминал о своём интересе. Он работал! Ведь это именно то, что может оценить Роман Викторович.

Вскоре именно его, а не Михалыча, как раньше, Роман Викторович вызывал к себе, когда требовалась помощь с документами. Никита выполнял все задания в срок и самым наилучшим образом.


Прошёл декабрь. С Новогодней вечеринки Никита уехал пораньше. Во-первых, снова пришлось посылать генерального и следить, чтобы он со своим родственничком не затащили его в глухое место. Во-вторых, секс с пьяным Романом Викторовичем ничем бы ему не помог. Но хотелось очень! Никита весь вечер смотрел на Романа, то и дело выпихивая из головы те жаркие воспоминания, что до сих пор будили в нём немедленную эрекцию. В итоге смирился и уехал, зацепив на стоянке такси какого-то смазливого мужичка лет тридцати. На утро Никита так и не смог вспомнить его имя. Пару раз назвал заей, угостил завтраком и попрощался, клянясь-божась позвонить незамедлительно, как только соскучится. Ага, щас!


Никита привык к слухам, ходящим по коридорам завода. Ему было на них наплевать. Его интересовали лишь те, что касались Романа Викторовича. Он старался не упустить что-нибудь действительно важное. И такой слух очень скоро объявился: Романа Викторовича увольняли! Из-за чего? Вернее, спросите: из-за кого?

Никита влетел в кабинет Романа Викторовича без стука.

– Это что, правда? Тебя увольняют? Из-за чего?

– Из-за кого! В зеркало взгляни!

Роман раскладывал документы по коробкам с надписями «В архив» и разными годами на каждой.

– Я-то здесь, при чём, Ром?

– Сам-то не догадываешься? К тебе гендир подходил? Не раз подходил. И не два. Куда ты его отправил?

– Нахуй!

– А сам за кем бегаешь, не подскажешь? У любого спроси. На кого пальцем покажут?

– Да не бегаю я за тобой, ты же знаешь.

– А вот Палыч не знает! И его закусило! Из-за таких, как ты, я и не вожу отношений на работе! Ублюдки вы все! Теперь тебе весело? Как будто так сложно было отсосать за премию. Глядишь, и остыл бы мужик к твоим прелестям! А мне теперь что? Сосать лапу на бирже труда!

Роман Викторович разозлился, швырнул заготовленную стопку документов на пол, и те немедленно расползлись в неаккуратную кучу. Он пнул её ногой, отправляя бумаги в полёт по кабинету.

– Тихо, тихо, Рома. Я всё исправлю.

– Для тебя, Роман Викторович! Что ты исправишь-то?

– Отсосу за премию!

Роман встретился с ним взглядом.

– Хочешь сходить к Палычу?

– Ага.

– И «попросить» за меня?

– Ага.

– У тебя ничего не выйдет.

– Выйдет. Я очень хорошо сосу. Ему понравится.

Никита приблизился, осторожно положил ладони на грудь Романа Викторовича. Придётся обойтись без поцелуев и без нежного шёпота. Жаль, но ближе нельзя – спугнёт.

– Я всё сделаю, Роман Викторович. А с тебя один поход в ресторан.

– То есть ты исправишь за собой косяки, от которых я пострадал, и я ещё и должен останусь? Нет, мальчик, так дело не пойдёт.

– Без продолжений. Не свидание. Просто встреча двух коллег. И это не мой косяк, что я такой ебабельный. Все меня хотят.

– Не все.

Роман Викторович стряхнул с себя его руки. Никита согласно кивнул и безропотно отошёл на шаг назад. Спросил:

– Ну что, по рукам?

– Если ты заставишь Палыча передумать меня увольнять – я схожу с тобой на свидание. Цветы, ресторан и поцелуй в щёчку на прощание. Без продолжений! Только вот ты не справишься.

– Смотри и учись!

Никита вышел из кабинета Романа Викторовича и направился прямиком к генеральному. Улыбнулся секретарю, спросил:

– Славочка, мне бы к Палычу попасть! По личному вопросу. Очень срочно надо!

– Он сейчас занят, но я спрошу.

Секретарь схватил только что вылезшие из принтера листы и умчался в кабинет. Вернулся он не скоро, но кивнул Никите и показал в сторону кабинета.

– У него настроение не очень. Я бы вообще не советовал…

– Ничего. Я очень хороший преобразователь настроения.

Никита подмигнул растерявшемуся секретарю и вошёл в кабинет генерального директора. Тут он тоже не стал ходить вокруг до около.

– Иван Палыч, до меня дошли слухи об основной причине увольнения Романа Викторовича. Признаю, он мне интересен. Но обижать высшее начальство своим невниманием я бы не хотел. Взамен на приказ о его увольнении готов исправиться по полной программе! И сзади, и спереди. И особенно снизу.

Никита взглядом указал на пах генерального и вопросительно приподнял брови. Генеральный директор его предложению не удивился. Облизнулся, явно представив исполнение всего, что хотел с ним сделать. Нескромный ответный взгляд выдавал, что такой оторва справится с любым из них играючи.

– Так ты не только меня обидел своим невниманием. Но и зама тоже. Костя мне, как брат! Не хотелось бы получать такое изысканное удовольствие одному.

Этого Никита не ожидал, но отступать не был намерен. Слишком большой приз стоял на кону, и он согласился. И даже когда начальник объявил, что запишет всё на камеру, спорить не стал.

– А то, захочется мне ещё разок тебя поиметь, и что? Не составлять же приказ на каждый стояк. Зачем хорошего сотрудника гонять туда-сюда с вещами? Посмотрю, подрочу и отпустит. Верно?

– Очень предусмотрительно!

– Зайди ко мне вечером после работы. Сообразим на троих.

– Конечно, Иван Палыч. Буду ждать с нетерпением нашего свидания!

Ждал Никита конечно же не этого свидания, а того, которое ему достанется после. Зато фраза получилась максимально искренней. Генеральный расплылся в улыбке.


– Как же дома хорошо!

Никита стоял под горячим душем, смывая с себя события дня и особенно вечера, проведённого в кабинете генерального директора с ним самим и его замом. Он выполнял все пожелания двух озабоченных мужиков, держа в голове главное: всё воздастся сторицей!

Нет, они не делали с ним ничего извращённого. Да и секс за блага, а не из чистой симпатии, не был для Никиты в новинку. Он, бывало, сосал за зачёт и за прогул. Секс часто был для него способом добиться своего: положения, благосостояния, особого отношения. А уж сколько раз секс выступал орудием власти над кем-то, унижения и манипулирования.

Никита улыбнулся, набрал в рот воды, прополоскал и выплюнул. Ну, будет одним разом больше – всего-то! Зато теперь Рома пойдёт с ним на свидание. И он поправил себя вслух:

– Роман Викторович! Готовьтесь, Роман Викторович, я собираюсь предстать самой обаятельной паинькой на свете!

Никита рассмеялся. Впереди были два долгих выходных, а это целое море времени, чтобы как следует приготовиться.


В долгожданный понедельник Никита насильно заставлял себя не торопиться. Он заехал на заправку и попил кофе, чтобы не приехать на работу самым первым, когда на заводе будет только сторож в будке на въезде; специально пропускал всех торопыг на дороге и вот, подъезжая к парковке у работы, заметил на месте машину Романа Викторовича. Значит, он приехал в самый раз – вовремя. Сейчас можно никуда не торопиться, заглянуть к избраннику в кабинет и потребовать исполнения обещания. Приказ об увольнении Иван Палыч порвал у него на глазах ещё в пятницу вечером.

Мурлыкая под нос несложную мелодию, Никита поднялся на третий этаж. Из курилки раздавались громкие взрывы хохота. Он решил заглянуть сначала туда – и не прогадал: Роман Викторович обнаружился в шумной кампании посреди задымлённой комнаты. Стоило Никите войти, как толпа смолкла и все взгляды обратились к нему. Никита не обратил на это внимания: все его мысли занимало будущее свидание.

Роман Викторович обернулся, заметил его, широко раскинув руки в стороны, воскликнул:

– О! Мой спаситель! Иди, я тебя обниму!

Роман заключил его в объятья, закружил по комнате и уронил на диван, плюхнувшись рядом. Никита не ожидал столько бурной реакции, поэтому немного растерялся. Роман Викторович тем временем обнял его одной рукой, закинул на него ногу, не давая встать и достал из кармана смартфон.

– Сейчас! Я тебе своё любимое покажу.

Он пролистал несколько коротких видео и, развернув экран к парню включил одно из них. Кабинет генерального Никита узнал сразу. Как и себя в кадре, и события пятничной встречи с двумя начальниками. Никита поднял голову. Кто-то из толпы нервно хихикнул. Раздался шёпот. Иван Павлович, который находился тут же, смотрел на Никиту и улыбался.

– Отпусти меня.

– Не, не! Смотри! Вот тут! Сразу два? Как у тебя получилось? Ни хера себе! Профессионал! Уважаю!

Роман Викторович насильно притянул его к себе и смачно чмокнул в щёку. Никита перевёл взгляд на веселящегося Романа. В его глазах не было ни смешинки. Холодный расчёт и ни капли жалости. «Шах и мат, мальчик!» – услышал Никита голос Романа в своей голове.

Шум нарастал, но это уже не в голове. Это народ в курилке вернулся к обсуждению новости, подкреплённой зрелищным видеорядом. Отступать было поздно, да и некуда. Никита обратился к Роману Викторовичу:

– Ты должен мне свидание!

– Да? Разве? А мне кажется нет!

– Ты сам сказал…

– Я сказал: «если ты заставишь Палыча передумать». Палыч, ты из-за него передумал меня увольнять?

– Тебя? Увольнять? И в мыслях не было!

Иван Палыч захохотал, и его смех подхватили несколько мужиков рядом. Генеральный подошёл к ним, взъерошил Никите волосы и продолжил:

– Но хорош, хорош! Особенно в минете.

– А я тебе говорил, Вань. Такие шлюхи дорого не стоят и долго не ломаются. С тебя премия за подгон.

Роман Викторович отпустил его, позволяя подняться. Никита встал. Спорить было не о чём. У него не осталось козырей в рукаве. Да что там козырей, карт на руках больше не было. Он продул подчистую.

Он вышел. В коридоре столкнулся с парнем, который не раз предлагал ему встретиться. А что? Самое время развеяться. Никита встряхнулся, заставляя себя больше не думать о том, что никак не мог уложить в голове, остановил идущего по своим делам парня и вложив в голос всё своё обаяние, спросил:

– Денис, твоё приглашение сходить в кино ещё в силе?

Тот остановился. Оглядел Никиту, словно прицениваясь. И этот взгляд почему-то настораживал. Денис достал из кармана телефон, помахал им в воздухе и показательно положил руку на ширинку, потерев там.

– Спасибо, я уже подрочил.

Он заржал и прошёл мимо. Никита не останавливал его. Он прислонился к стене, ища опору, достал «Айфон» и открыл рабочий чат завода. Да, он не ошибся: порно было залито в общий доступ. Значит, не только близкие друзья генерального имели к нему доступ, а все. Вообще все!

Голова закружилась, а в ушах загудело. Твою мать, это фиаско! Полное и полностью провальное!

Роман подставил его, вернее, подложил под генерального. Опозорил на весь завод. А ещё и по-прежнему не питал к нему ни малейшей симпатии. Страшно представить, если бы деятельность Романа Викторовича была подкреплена сильнейшей ненавистью. Насколько хуже ему пришлось бы. Под аккомпанемент этих невесёлых мыслей, Никита вошёл в кабинет.

– Ник! Ник! Ты видел, Палыч видео с тобой в чат слил!

– Отстань, Димон! Я уже понял.

Никита сел за стол и уронил голову на руки. Увольняться? Или сначала разбить этому гаду машину? Или сразу морду?

За спиной слышалось тихое шиканье Михалыча, который тормозил любопытство Димки.

– Сука этот твой Дорохов! Роман Викторович… Давайте работать. Что сегодня?

Никита поднял голову и заткнул все свои переживалки поглубже в задницу. Привык глазки строить мужикам, получай ответочку! А ты что хотел? Вернее, кого… Так! Стоп! Работать!

Самый близкий человек

Следующие полгода Никите пришлось совсем тяжко. С общением на работе пришлось завязать. Только Димка и Семён Михайлович не бросили его в беде, поддерживали и старались всячески обходить тему произошедшего в разговорах.

Помимо общения пришлось забыть и про мимолётные романы. Однако, фабрикой мир не ограничивался, и Никита легко нашёл себе ухажёра в ближайшем спортивном комплексе. Александр был бодибилдером, качком, ЗОЖником и ещё большим нарциссом, чем сам Никита. Тот с улыбкой наблюдал, как партнёр красуется перед зеркалом, меняя позу за позой. И в сексе тоже. Да, иногда и перед зеркалом. Зато Сашка был бодр, общителен и главное – абсолютно не в курсе тех событий, что так здорово подпортили Никите жизнь. К тому же у него напрочь отсутствовала ревность. Никита мог загулять в клубе и вернуться домой под утро, пахнущий чужим парфюмом и легко узнаваемым запахом секса – и ничего ему за это не будет: ни строгого разговора, ни сурового взгляда. Иногда Никите казалось, что это из-за недостатка мозгов, во всех анекдотах про качков так говорится. Однако, дело было в огромной любви. К себе, конечно же. Больше всего на свете Сашка любил себя и ревновать своего парня к другому мужику ему было некогда, да и незачем, ведь планов на «долго и счастливо» они оба не строили.


Утро в понедельник первого сентября почти ничем не отличалось от многих других. Никита встал, прошёл мимо занимающегося утренней гимнастикой Сашки, лоснящегося от выступившего пота, принял душ и налил себе утреннюю порцию кофе. Он выглянул за окно и увидел единственное отличие праздничного утра: к ближайшей школе стекались нарядные, или лучше сказать наряженные, дети. В костюмах, при рубашке и при галстуке. Никите они напомнили уменьшенные копии офисных рабочих. «Давайте-давайте! Привыкайте к взрослой жизни». Он улыбнулся этой мысли.

– Доброе утро!

– Доброе утро, дорогой! Отлично выглядишь!

Никите не надо было оборачиваться, чтобы знать – комплимент был к месту и своей цели достиг. Сашка подошёл, дотянулся до него губами и чмокнул в затылок. Парочка громких скандалов приучили его, что пот слишком хорошо пристаёт к чистой одежде и слишком плохо пахнет, чтобы Никите нравилось, как его, готового к выходу, тискали, пачкая вонючей субстанцией. Никита повернулся. Да, он не ошибся, Сашка расплылся в улыбке от похвалы. Подёргав Никиту за рукав, он продолжил клянчить:

– А как тебе вчерашняя ночь?

– Превосходно!

Подробностей Никита не помнил, он вечером припёрся домой поздно и был слишком пьян. Но точно помнил, что секс был восхитительный. Грубый, яркий, мощный, произошедший спонтанно на этом самом столе. Он опустил взгляд на столешницу, вспомнил, как цеплялся за её край, умоляя партнёра не останавливаться. Это кое-что напомнило ему. Никита прогнал воспоминания быстрее, чем они успели сформироваться в нечто чёткое, увиденное однажды на работе в самом дальнем кабинете, и единожды испытанные в разбавленном, пьяном варианте в подсобке ресторана.

Он погладил Сашку по щеке, чмокнул в губы, неосознанно поморщившись от исходившего от него резкого запаха пота.

– А тебе понравилось?

– А то! Я был на высоте! Кстати, хотел спросить, а «он» – это кто?

– В смысле?

– Ну, ты вчера просил делать, как он. А он – это кто? Твой бывший?

Никита поперхнулся последним глотком кофе. Он опустил взгляд и судорожно подыскивал подходящий ответ. Нет, он прекрасно знал, о ком он мог так говорить. Что там «мог», именно его ты и имел в виду! Неужели…

– Да, в порнухе одной увидел. Вот, видать, по пьяни и вспомнилось.

Ответ выглядел правдоподобным. Никита поднял взгляд и мысленно выдохнул – Сашка любовался на своё отражение в плитке кухонного фартука, на ответ ему было откровенно наплевать. Никита поставил кружку на стол, ещё раз чмокнул партнёра, шепнув что-то восхваляющее, и вышел.

По дороге на работу мысль об этом терзала его всё сильнее. Неужели ты всё ещё хочешь его? Хочешь стать его? Или это просто бред, пришедший в голову от повышенного градуса и дурных воспоминаний? Остановившись на последнем варианте, Никита выкинул мысли о «сами знаете о ком» из головы. Блядь! Волан де Морт какой-то! Имя, которое нельзя называть! Никита ещё раз постарался переключиться на мысли о работе, а не о том, кто сидит в дальнем каби… Тьфу ты!

В кабинете был пока только Михалыч. Тот самый, которого тогда… на столе… Еба-ать! Ну ты подвис на нём!

– Привет, Ник! Чёй-то ты не очень бодро выглядишь. Бурная ночка?

– Навязчивые идеи! Спасай, брат! Навали работы побольше, чтобы мысли занять.

– Чтобы мысли занять лови новость: тут Роман Викторович тобой интересовался. Мол, как живёшь, встречаешься ли с кем, как на работе дела, есть ли свободное время?

Никита завыл и резко опустил голову вниз, долбясь лбом о столешницу. Ну, не скажешь же добродушному коллеге, что как раз от мыслей о Романе Викторовиче он никак не может избавиться. А избавиться надо! Этот хрен ему жизнь испортил. Много чести, он нём думать. Хотя, может быть поможет. Клин клином вышибают. Никита поднял на коллегу взгляд и как можно язвительнее прошипел:

– А Роман Викторович подрочить ему не звал? Что, зачесалось у него?

Ответить Михалыч не успел. Дверь в кабинет открылась и в щель просунулась голова Славы – секретаря их генерального директора.

– Ник, тебя Роман Викторович к себе вызывал, как только придёшь. Ты пришёл – иди!

– Иду! Ага, щас!

Никита швырнул в секретаря ручку, заставляя того ойкнуть и скрыться за дверью. За спиной хохотал Михалыч.

– Ха! Зачесалось, видать! Ха-ха!

– Да пошёл ты!

Дверь снова открылась, и в кабинет вошёл Димка. Он некоторое время смотрел в коридор, где, видимо, матерясь, отходил от их кабинета Славка, затем повернулся к друзьям и широко улыбнулся.

– Угадайте, у кого свадьба в начале лета?

– О! Димон, поздравляю!

– Круто, Дим! Рассказывай, в ЗАГСе уже были?

– Нет. На следующей неделе пойдём. Выбрали пока только начало лета. Или первое, или пятнадцатое.

– Июня?

Димка кивнул. Его так распирало от счастья, что организм требовал немедленно поделиться этим светлым чувством со всеми вокруг. За разговорами о подготовке к будущему торжеству, тема с тем, кого нельзя называть, подзабылась.

Напомнила она о себе тяжёлыми шагами по коридору и грохотом распахнувшийся двери. В кабинет ворвался Роман Викторович.

– Что, блядь, жопу от стула оторвать сложно? Какого хера я должен за каждым бегать-то?

На стол перед Никитой упала папка с документами. На обложке, завязанной короткими шнурками в бантик, он прочитал: «ЛАОшники, 2005 г. Договор 9-01». Начальник ткнул в обложку пальцем и проорал:

– ВСЕ документы по договору собрать и разложить по времени. Платёжки, акты, доп.соглашения. Срочно! Понял? Не завтра, не через неделю! СРОЧНО! Это ты понимаешь?

– Д-да.

– Что?

– Да, Роман Викторович. Я всё сделаю.

Никита взял папку, развязал шнуровку и принялся за изучение лежащего там договора. Голову высоко он старался не поднимать, избегая взгляда разгневанного начальника.

– Ещё раз такое повторится, весь отдел премии лишу! Вам ясно? Михалыч, ты всё понял?

– Роман… Викторович, это моя вина. Я его задержал, чтобы он мне дела все передал. Чтобы освободился. Полностью.

Роман Викторович молча вышел. Хлопнула дверь, с потолка зашуршала опавшая от удара штукатурка. Первым раздался голос Димки:

– М-да-а! Ну и урод!

– А что урод-то, Димон? Он начальник. Это Ник вон к нему по первому зову на ковёр не явился. Ник, а Ник?

– Извини, Михалыч. Забыл про него. Заболтался. Совсем из головы вылетело.

– Ага. Сначала из головы у него вылетело, а потом все мы с работы вылетим. Скажи спасибо, сразу не уволил.

– Спасибо, Михалыч. Не, всё норм будет. Сейчас всё сделаю.

В кабинете воцарилась тишина. Слишком рьяно прошёлся по ним своим гневом грозный замначальника СБ. Все принялись за работу.


Документы Никита собирал до вечера. Даже задержался на работе ради того, чтобы доделать порученное задание как можно быстрее. Когда последняя бумага легла на своё место, Никита потянулся, с удовольствием слушая, как в кресле защёлкали детали, а в его спине – позвонки. Он взглянул на часы и удовольствие пропало. Шёл десятый час. Никита накинул куртку и пошёл домой. Подойдя к лестнице, он бросил взгляд в окно и остановился: на парковке стояла машина Романа Викторовича. Никита замешкался. Сдать ему готовый договор завтра? А он успеет с утра к хорошему настроению начальника?

Никита тяжело вздохнул и вернулся за бумагами. Подошёл к двери чужого кабинета, постучал и вошёл.

– Роман Викторович, я увидел, что вы ещё тут. Решил зайти и сразу сдать.

– Уже доделал?

– Доделал.

Начальник корпел над очередной писаниной. Не поднимая головы, махнул ему рукой проходить и протянул руку. Никита отдал папку с документами.

– Сядь! Не стой над душой.

Роман Викторович положил папку перед собой, раскрыл. Увидел первый лист – таблицу с перечнем всех документов по договору, принялся за её изучение. Никита решил пояснить:

– Я не знал, зачем вам все документы по договору, поэтому решил составить сводную таблицу. Чтобы не пришлось перекапывать их каждый раз, чтобы посмотреть на дату или сумму. Документы разложены по порядку, по датам.

Роман Викторович довольно хмыкнул и улыбнулся. Перелистнул таблицу, потом ещё пару документов. Отложил папку в сторону и задумчиво потёр подбородок. Какие же у него всё-таки огромные руки! Никита вздрогнул, закрыл глаза, прекращая пялится на начальника, и потёр переносицу. Это всё от усталости!

– Хорошо сделал. Займёшься со мной?

Никита открыл глаза и уставился на Романа Викторовича. Тот постукивал по столу пальцем и ждал ответа. Что? Вот так вот значит, да? Полгода любовался на чужие страдания и захотел трахнуть. А до этого и не смотрел лишний раз. Тебя что, на страдальцев тянет? На нищих и убогих? Никита выпрямился, глубоко вдохнул, чувствуя, как в нём закипает возмущение и, используя годовой запас высокомерия, холодно спросил:

– Что?

– Займёшься со мной этой сделкой? Там договоров около двадцати и по всем надо такую же подборку сделать: документы и таблица. Работы много, часть документов утеряна. Придётся попотеть.

Из горла Никиты вырвался непонятный хрип. Он прочистил горло. Не по столу Роман Викторович стучал, а по папке с документами. А тебе хотелось, да? Никита мысленно шикнул на внутренний голос, кивнул, а затем смог нормально ответить.

– Да. Конечно.

– Ты не заболел?

– Нет, Роман Викторович. Просто устал. Засиделся сегодня. Хотелось поскорее доделать, чтобы… сдать.

«Чтобы от тебя избавиться», – чуть не ляпнул он. Хорошо, вовремя остановился.

Роман Викторович на паузу внимания не обратил. Взглянул на часы и отбросил ручку на стол.

– Да, пожалуй, поздновато работой заниматься. Завтра с утра зайдёшь, я введу тебя в курс дела.

Он-то любитель в кого-нибудь чего-нибудь ввести. Никита сглотнул – очень не вовремя нахлынули красочные воспоминания. Роман Викторович встал, и Никита ненароком посмотрел на его ширинку. Против введения этой штуки в себя ты совсем не против, верно?

– Верно!

Никита спохватился, но ответ, к его безграничному облегчению, подошёл к предыдущим словам Романа Викторовича. Тот кивнул и сказал:

– А теперь пошли!

– Куда?

Никита поднялся вслед за начальником. Роман Викторович надел куртку, кинул в карман телефон и подошёл. Так близко, что окунул Никиту в своё тепло, в свой запах и окутал своей тенью. Его голос стал на тон ниже.

– Домой.

– Домой?

– Конечно. Ко мне домой. Я уж точно. А ты? Хочешь… на работе оставайся, мне насрать. Только из кабинета выйди! Мне запереть надо.

Никита почувствовал, что краснеет. Он пулей вылетел из кабинета.

– Я.. это… устал. Пойду?

– Иди.

Никита дошёл до лестницы и понял, что рискует снова пересечься с Романом Викторовичем. Он свернул и прошёл до своего кабинета. Лучше пересидеть там, пока начальник не уедет. Не хотелось попадаться ему на глаза, краснеть, дрожать и слышать в его словах намёки, которых на самом деле нет. Никита глубоко вздохнул и попытался прийти в себя. Что с ним творится? Секса захотел? А вот и да! Захотел!


Добравшись до дома, Никита первым делом вцепился Сашке в загривок, притягивая к себе и страстно целуя.

– Повторим, как вчера?

– С удовольствием!

Не прекращая поцелуя, Никита запрыгнул к нему на руки и вскоре почувствовал под собой твёрдую поверхность кухонного стола. О, да! Давай! Совсем как он… Никиту перевернули на живот и стянули с него штаны. Давай! Сильнее. Как Роман Викторович! Да-а!

И только одна мысль не позволяла ему расслабиться полностью: «Только не вслух! Только не назови это имя вслух!»


С утра Роман Викторович рассказал Никите, чем они будут заниматься. Крупная китайская фирма «Лао» продавала их фабрике запчасти. В больших количествах и на большие суммы. Много лет подряд. Было это ещё при прошлых владельцах. А недавно они выставили Ивану Павловичу счёт на сумму чуть больше полумиллиона, утверждая, что им недоплатили по одному из договоров. Сумма немаленькая, а значит и задание у них очень важное: найти все документы по всем договорам, чтобы опровергнуть обвинения. Проблема заключалась в том, что за время, которое прошло с момента заключения последнего договора прошло почти семь лет. За это время на фабрике, где работал Никита, два раза произошла смена собственника, и один раз – большой пожар, уничтоживший архив бумажных документов. И это не считая увольнения трёх главных бухгалтеров и полный бардак в документации именно тех лет.

Весь день Никита был занят сбором информации. По несколько раз в неделю выбирался в архив и пытался найти нужные бумаги там. Одно радовало: во всей этой суматохе думать о будоражащем ум и член начальнике было некогда. Поначалу он виделся с Романом Викторовичем по несколько раз в день. Иногда они созванивались. А потом и вовсе, Роман Викторович вызвал техника, который перенёс рабочее место Никиты к нему в кабинет. К большой радости парня, не за тот стол, на котором он видел запоминающуюся нерабочую сцену. Они стали работать бок о бок.

Со временем Никита заметил, что мысли о сексе с начальником донимают его всё меньше. Внутренний голос брюзжал о том, что это из-за домашних ролевых игр с Сашкой. На столе, в той же позе, в том же ритме! Но Никита отмахивался и продолжал надеяться, что просто переболел нездоровой похотью.


Как-то в курилке его перехватил Семён Михайлович.

– Что, Ник, совсем про друзей забыл?

– Работы много, сам же знаешь. С утра до ночи в бумагах ковыряюсь. Скоро к окулисту пойду за очками.

– Да, ладно. Кому ты рассказываешь! Мне уже доложили, как ты тут с Романом Викторовичем обжимаешься на диванчике.

– Чего?!

Никита поперхнулся дымом и закашлялся, Михалычу пришлось похлопать его по спине. Старший юрист пояснил:

– Ну, кто-то из ребят в бухгалтерии видел, как ты сидел в обнимку с Романом Викторовичем на этом самом диване. Видюшки какие-то на телефоне смотрели.

Михалыч похлопал по сиденью рядом, выбивая из него клуб пыли.

– Дебилы! Кхе. Михалыч, хоть ты на слухи не ведись, а? Видюшки мы смотрели! Ага! А чего сразу не порнуху со мной в главной роли? Соскучился я по шепотку за спиной. Блядь! Да мы суммы по договорам просчитывали. Мне эти цифры по сделке с китайцами сниться скоро начнут. Тьфу!

Никита сплюнул и зло вкрутил бычок в пепельницу. Он хотел уйти, но Михалыч придержал его.

– Извини, Ник. Я вообще не про это хотел сказать. Давай в кабак сходим, а? Димка сегодня с нами пойдёт. Давно вместе не собирались.

– Не могу я. Работы много. Извини.

Никита ответил честно. Ему и правда хотелось сходить куда-нибудь с друзьями и отдохнуть, но работы было много, а срок судебного разбирательства приближался. И с каждым днём настроение Романа Викторовича ухудшалось, как и его поведение.

Размышляя, не рискнуть ли и не отпроситься с работы пораньше, он вернулся на рабочее место. Один взгляд на злобно черкающего что-то в бумагах начальника, и решение пришло само собой – лучше молчи, целее будешь! Никита тяжело вздохнул и вернулся к работе.

К концу рабочего дня к ним заглянул Василий из бухгалтерии. Тоненький голосок зачастил:

– Роман Викторович, вы просили сводную ведомость вам принести.

– Давай сюда. Жди.

Роман Викторович взял из его рук листок. Что-то в нём отметил, сравнил со своими записями, что-то пару раз вычеркнул.

– Роман Викторович, может, что-то ещё?

– Нет. Этого достаточно. Вась, сегодня вечером свободен?

– Аб-со-лют-но!

Это слово, произнесённое по слогам и далеко не рабочим тоном, привлекло внимание Никиты. Он поднял взгляд и с неудовольствием отметил, как молодой бухгалтеришка прильнул к столу Романа Викторовича. Тот отложил листок в сторону, откинулся в кресле и громко спросил:

– Ник, не оставишь нас на полчасика? Или даже на часок.

Его взгляд гулял по телу гостя, вполне недвусмысленно давая понять, кем он хотел бы заняться. Никита с сожалением отложил документы в сторону. Чёрт! Теперь ещё минус час работы. Он взглянул на часы и просветлел.

– Роман Викторович, а можно я пораньше домой пойду? Ребята выпить звали. Можно?

– А иди!

– Спасибо, Роман Викторович!

Никита наспех собрался, бросив бумаги в беспорядке лежать на столе, подбежал к двери и, развернувшись, строго наказал оставшимся:

– Только не на моём столе! Там документы.

Он выскочил за дверь до того, как Василий успел обернуться, а Роман Викторович открыть рот, чтобы прикрикнуть. Радостно хохоча от собственной проделки и от предвкушения грядущей пьянки, он пошёл к Михалычу с Димкой. Те, небось, ещё и не собирались.


Утром после пьянки Никита попросил Сашку подвезти его до работы. Садится за руль с гадким алкогольным выхлопом он не хотел. А если остановят?

Сашка с радостью согласился. Они подъехали к зданию фабрики. Он остановился. Никита всю дорогу рассматривал руки парня, ежащие на руле. Да, как же они похожи. Он вспомнил день, когда познакомился с Сашкой. Тот помог ему на скамье – он же тренер. Никита сразу обратил внимание на его руки: сильные, с большими широкими ладонями. Так похожими на его…

Никита отогнал в сторону печальные мысли. Да, он выбрал Сашку только потому, что тот напоминал ему Романа Викторовича, отрицать сей факт было бессмысленно. Но теперь эта замена перекочевала и в их занятия сексом. Рано или поздно он назовёт Сашку чужим именем. А всё почему? Потому что его по-прежнему влечёт этот нахал и грубиян. Потому что ему никогда его не заполучить.

Но кое-что в своей жизни он сделать может. Никита повернулся к Сашке и сказал:

– Нам нужно расстаться и больше мы встречаться не будем.

Сашка молча кивнул, не отвлекаясь от любования собой в зеркале заднего вида. Никита вышел из машины и пошёл к зданию. Позади раздался крик теперь уже бывшего парня:

– Эй, Ник. Я вещи в субботу заберу? Хорошо?

– Хорошо!

Никите почему-то стало легче. А что? Признать болезнь – первый шаг к выздоровлению!


После обеда они с Романом Викторовичем разбирали очередной договор. Документы: акты, платёжки и счета – всё, что удалось по нему найти, вразброс лежало на столе Никиты. А он с начальником сидел рядом и пытался привести этот хаос в порядок.

– Тут точно лишних документов нет?

– Роман Викторович, ну кто ж знает-то? У меня по этому договору большей частью только даты и суммы. Все документы сгорели.

– Будем лепить из того, что есть?

Роман Викторович сидел рядом, так близко, что иногда ручки их офисных кресел мешали друг другу. В руках он держал два листка: список всех документов за нужный период и один из многочисленных счетов. И его руки находились как раз перед лицом Никиты. Тот исподтишка разглядывал их, вспоминая, что надо и что не надо бы вспоминать.

Роман Викторович наклонился, перегибаясь через Никиту, и положил счёт в дальнюю стопку. Стул поехал назад и ему пришлось схватиться за Никиту, чтобы удержаться на месте. Его кисть сжалась на локте Никиты, затем отпустила, нежно пройдясь ниже и пощекотав ладонь. Роман Викторович восстановил равновесие.

– Ох! Спасибо!

– Не за что.

– Кажется, этот счёт оттуда. А ты, говорят, с парнем расстался?

– Ага.

– Надеюсь, это не из-за меня?

Никита повернулся к роману Викторовичу. Тот смотрел на него и улыбался. Никита отвёл взгляд и взял со стола первый попавшийся документ.

– Не всё в мире происходит из-за вас, Роман Викторович.

– Не всё. Ну-у, кроме чьей-то эрекции.

Он хохотнул, а Никита опустил взгляд вниз, увидел, что начальник прав, и густо покраснел. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Что делать? Он взглянул начальнику в глаза. Тот только и ждал его реакции. В глазах плясали бесенята предвкушения. Нужно выбрать такой ответ, который он не ожидает. Никита глубоко вздохнул и спросил:

– Как скучно надо жить, чтобы радоваться чужому стояку?

– А! Молодец! Уел!

Роман Викторович медленно похлопал, нарочно опустил взгляд вниз, разглядывая шевеление в штанах Никиты, затем посмотрел тому в глаза.

– А если сложить все мелкие акты, не выйдет ли у нас нужная сумма?

– Нет, Роман Викторович, я уже пробовал. Сейчас посмотрю.

Никита раздвинул документы в сторону, откапывая мышку, и открыл записи с расчётами.

– Хм. Тогда давай думать дальше.

Я люблю тебя!

Вечером, сразу после шести, в кабинет постучали. Никита не поднимал головы от расчётов. Похоже, договор решил им поддаться: цифры начинали складываться в более-менее понятную картину.

От дверей послышался тоненький голосок:

– Роман Викторович, свободны?

– Нет, я занят! Брысь отсюда!

На спину Никиты легла тяжёлая рука и показательно погладила. От двери раздалось непонятное бормотание, затем дверь хлопнула, и послышались удаляющиеся шаги. Никита не сдержал вопроса:

– Что, и вы со своим расстались?

– А это что – твоё дело?

– Пока вы меня так нежно гладите по спине, предположу, что моё.

Роман Викторович обратил внимание на поглаживания. Убрал руку, приблизился к Никите и шепнул:

– Просто скажи, что тебе понравилось.

– Конечно понравилось! Весь день со скрюченной спиной. Кому бы не понравилось. Роман Викторович, а массаж можешь?

– А могу!

Начальник встал, обошёл кресло Никиты сзади и положил ладони на его плечи. Начал разминать их, и после длинного рабочего дня это было так хорошо, что Никита застонал от удовольствия.

– А-а… Чёрт! Извините, Роман Викторович. Классно-то как! Вы что, массажем занимались?

Мышцы приятно тянуло и под напором горячих сильных рук боль уступала место расслаблению. Роман Викторович ответил:

– Чем я только в жизни не занимался. Особенно по молодости.

Начальник довольно усмехнулся, видимо, вспомнив молодость, хлопнул Никиту по плечу и отошёл.

– Роман Викторович, может, перекур?

– Ты, давай, не отвлекайся. Сначала документы добей.

– Рабочий день закончился.

– А работа нет! Меньше болтай – больше делай!

Никита грустно вздохнул и вернулся к работе. Нахлынуло тёплое чувство к этому нахалу и тут же разбилось о реальность. Он наглый и грубый начальник – об этом не стоит забывать! – а Никита всего лишь рядовой работник офиса.

Позади раздался короткий «вжик» зажигалки. Затем ещё раз. Потянуло сигаретным дымом. Уверен, что он это специально! Но обидеться на начальника Никита не успел. Роман Викторович отодвинул его вместе с креслом в сторону и протянул зажжённую сигарету.

– На, отдохни пока. На каком документе остановился?

Никита указал на лежащую перед начальником стопку.

– Только номер и дату успел ввести.

– Хорошо. Я продолжу.

Какое-то время Роман Викторович изучал заготовленную таблицу, затем начал вносить в неё данные с документов.

Никита потянулся, не вставая со стула, и закурил. Пальцы начальника порхали по кнопкам, прерываясь лишь для того, чтобы вытащить сигарету и стряхнуть пепел. Никита наблюдал за ним. Рассматривал, впитывая в себя каждую черту. Пристальный взгляд глаз, чуть заметные морщинки в уголках губ, возникающие при улыбке, светлую прядку в тёмных волосах, подёргивание плечом. Роман нравился ему. Вопрос был только в том, насколько это серьёзно. Что он успел пережить с момента знакомства: недоумение, ненависть, похоть, уважение, симпатию. И что же это было сейчас? По-прежнему похоть или нечто большее? Или Никита лишь выдумал эти чувства в себе, стараясь загасить боль от испытанной на своей шкуре его жестокости.

Роман Викторович отложил в сторону последний документ и повернулся, перехватил внимательный изучающий взгляд и вопросительно приподнял бровь. Никита пожал плечами. Ответил:

– Человек может вечно наблюдать за тремя вещами: как горит огонь, как бежит вода и как его работу выполняет кто-то другой.

Роман Викторович усмехнулся. Подтянул кресло с Никитой ближе, пока не оказался с ним лицом к лицу. Положил руки ему на ноги, сдвигая ладони от коленей выше, и, взглядом указывая на никуда не девшийся стояк, спросил:

– У тебя вообще, всё в порядке? У тебя на начальника стоит.

– А что же делать, Роман Викторович, если начальник вполне себе ничего.

– Ха! Считаешь, что я красивый?

– На любителя.

Никита глубоко затянулся и выдохнул дым Роману в лицо. Чёрт! Как же трудно, когда дразнящие слова и тёплые прикосновения вторят внутренним желаниям. Только усмешка и ни капли симпатии в чужом взгляде не давали Никите сорваться. В памяти занозой сидела боль от предательства. Именно она держала эмоции на привязи.

Роман Викторович улыбнулся, но взгляд его остался прежним. Он посмотрел на сигарету и спросил:

– Пробовал когда-нибудь дымчатый поцелуй? Хочешь, покажу?

– Давай.

Роман Викторович отложил свою сигарету в сторону, протянул руку за сигаретой Никиты, аккуратно забрал её, зажал губами, фильтром наружу, и приблизился. Никита подался навстречу, обхватил фильтр губами и почувствовал, как через него в рот поступает дым. Глаза Романа были прямо напротив, а лицо так близко, что они почти касались друг друга. Никита послушно вдохнул, понимая, что сейчас дышит чужим выдохом. И от этого вдруг зачастило сердце.

Роман Викторович выпустил сигарету и кивнул Никите на неё.

– Будешь сам пробовать? Осторожно, не обожгись, она же сгорать будет. Эй, мне-то там места оставь.

Наконец, Никита зажал сигарету в губах в нужном положении. Начальник приблизился, схватился за кончик фильтра и замер. Никита легко выдохнул, наполняя лёгкие Романа Викторовича дымом, и отпустил сигарету.

– Хм. И почему поцелуй? Так-то это просто курение на двоих.

– Смотри.

Начальник взял сигарету так глубоко в рот, что снаружи остался лишь крохотный кусочек фильтра. Он приблизился, но Никита не стал брать сигарету из его губ. Насмешка в глазах Романа пропала, сменившись насмешкой и злой ненавистью как предупреждением. Никита понял, что если заберёт сигарету и коснётся чужих губ, то очередной порции издёвок ему не избежать. Он буркнул:

– Понял. Хочешь поцеловать, оставляешь мало места.

– Ага. Забирай!

Он вытащил сигарету побольше и так же в губах протянул Никите. Бесенята в его глазах снова устроили дикие танцы. Никита вздохнул, смиряясь с грядущим издевательством, наклонился вперёд и обхватил фильтр губами. Роман Викторович скользнул по сигарете вперёд и их губы встретились. Внутри всё сжалось, мир замер, кончики губ словно опалило. Короткий миг и всё прекратилось: Роман Викторович отстранился и сказал:

– Поэтому называется поцелуй. Его особая прелесть в том, что ты можешь его обозначить заранее, а можешь сделать внезапным. Как лучше?

Глаза Романа внимательно изучали Никиту, заставляя того продумать свой ответ.

– Роман Викторович, ты что, со мной заигрываешь?

– А ты со мной?

– Я и не…

– И не надо!

Тон, которым это было сказано, заставил Никиту занервничать. Он понял: Роман Викторович плевать хотел на его стояк и их реально тесное сотрудничество. Но строить иллюзии на счёт «них» не стоило. Никита развернулся к рабочему столу.

– Понял. Спасибо, что объяснил.

– Что?

– Спасибо, что объяснили, Роман Викторович. Вернёмся к работе.


Когда документы были приведены в порядок, за окном во всю лил дождь. Роман Викторович убрал очередной готовый договор в коробку и довольно похлопал её по бокам.

– Всё! Теперь по домам. Завтра можешь на час попозже приехать. Отоспишься.

– Спасибо, Роман Викторович. Сколько там осталось?

– Чуть больше десяти.

Никита кивнул. Он встал, размялся, накинул куртку и, похлопав себя по карманам, вспомнил, что приехал сегодня с Сашкой. Его машина осталась дома.

– Вот чёрт! Совсем забыл. Придётся такси вызывать.

– Погоди. Я тебя подвезу.

«Никакого заигрывания! Просто подвезёт! Просто он вежливый и отзывчивый!» – громко высказал своё мнение внутренний голос. Это помогло: Никита даже не покраснел. Кивнул в ответ и пошёл вслед за Романом. Когда это Роман Викторович у нас был внимательным? А отзывчивым? Это точно про него? А вспомни, как он тебя поцеловал. «Но он и нагрубил!» – напомнил Никита сам себе. Так это больше на него похоже. Но он точно не «внимательный» или «отзывчивый»! Просто ты ему нравишься!

Никита отмахнулся от навязчивой мысли: он просто хотел в это верить. И это совсем не означало, что это правда! Скорее даже наоборот. Зато хоть чувства прояснились. Кажется, он был влюблён.

Никита вполголоса чертыхнулся.

– Что?

– Устал. Не обращай внимания. Ром, давай завтра за какой-нибудь большой договор возьмёмся? Они больше времени занимают, зато объём работы заметно меньше становится.

– Давай, …Ник.

– Ну, извини. Роман Викторович.

– Да, нет. Ничего. Нормально всё. Устал?

– Адски!

Никита зевнул. Вторую часть дороги они молчали. Подъехали к дому, Никита отстегнул ремень, Роман Викторович перегнулся через него, открыл дверь, и, чмокнув в щёку, сказал:

– До завтра, дорогой!

Никита вылез из машины, добежал до подъезда – на улице по-прежнему лил дождь – и застыл у железной двери. Что это сейчас такое было?! «До завтра, дорогой!»? Что? Как? Это ли не симпатия! Никита обернулся, но машина Романа Викторовича уже скрылась за поворотом. Никита улыбнулся. Это была симпатия!


С утра он выспался, принял душ и надел свою самую любимую рубашку. Она не была удобнее других или красивее – но отлично подчёркивала его цвет глаз, а ему хотелось выглядеть сегодня как-то особенно.

Настроение Романа Викторовича с утра было приподнятым. Он улыбался, весело шутил и то и дело бросал на Никиту довольный взгляд. Перед самым обедом, Роман подошёл к его столу и, присев на краешек, спросил:

– Ты на обед куда-нибудь собираешься?

– Пока ещё не решил. А что? Есть предложения?

– Есть одно. Пообедай в столовке сегодня. И! Не меньше часа. У меня запланирована «важная встреча». Обещаю, твой стол не тронем! На нём ведь документы.

Он весело пробежался пальцами по разбросанным по столе бумагам и подмигнул.

– Да, Роман Викторович.

Никита ответил Роману, а сам не мог поверить в его слова. Ты же меня вчера поцеловал! Ты же мне симпатизируешь! Я же тебе нравлюсь! Заметив ошарашенный взгляд, Роман Викторович спросил:

– Что?

– Ничего… Ничего, Роман Викторович. Я после обеда сразу в архив тогда поеду. Чтобы вы не торопились.

– А я и не тороплюсь. Никогда не тороплюсь.

Никита опустил взгляд и засобирался. Три раза промахнулся мимо кармана, пытаясь убрать туда телефон. Наконец, у него это получилось. Никита вскочил и, схватив куртку с вешалки, выскочил из кабинета. В коридоре он чуть не снёс идущего навстречу Василия. Тот вовремя отскочил в сторону.

– О! Привет, Ник! Роман Викторович у себя?

– Да. Но у него важная встреча.

– Ага. И я на неё уже опаздываю.

Бухгалтер заспешил по коридору, а Никита стоял и смотрел ему вслед. Чёрт! Они снова вместе? В душе шипами заколола ревность. Что, влюбился? А ему на тебя насрать! Когда ты уже это поймёшь? «Но тот поцелуй…» Никита заставил мысли умолкнуть.

Он быстро перекусил, стараясь не задерживаться в рабочей столовой – кто-нибудь мог не вовремя вспомнить про злосчастное порно, и уехал в архив. Вернувшись сильно позднее обеда, он застал Романа Викторовича в ещё более отличном настроении. Видать, «важная встреча» прошла продуктивно. Никита пытался вникнуть в работу, но его мысли всё время возвращались к начальнику. Тот, будто услышав их, вдруг спросил:

– Ну что? Работать будем или на меня пялиться?

– Ч-что?

– Ты уже битый час на меня пялишься. Я этого не люблю! Есть вопрос – задавай! Нет вопросов, не отвлекайся от работы. У нас всего три месяца осталось.

– Есть вопрос.

Никита встал и подошёл к столу Романа Викторовича. Тот не поднял головы от своей писанины.

– Задавай.

– Я хочу спросить про вчерашнее. Что это было?

– Что конкретно «что»?

– Вчера, в машине, перед тем, как я вышел.

– Не понимаю, о чём ты.

– Всё ты понимаешь! Ответь мне!

Никита стукнул кулаком по столу, и это заставило Романа Викторовича отвлечься. Он поднял голову, встретился взглядом с Никитой и тот вздрогнул.

– Что ты хочешь от меня услышать? Что это истинные чувства? Что это любовь? Что я веду себя, как последняя сволочь, лишь в страхе, что ты всё поймёшь? Поймёшь, что я чувствую к тебе на самом деле? Забудь. Это не так! Я сделал это на автомате. Просто привык когда-то так делать. Ты же не думал… Погоди-ка! Ты что? Ты думал, что я испытываю к тебе… Что?! Ты, и правда так думал?

Никита отшатнулся, словно его ударили. Он попятился назад, пока не оказался у стены. Остановился и сполз по ней, закрывая лицо ладонями. Всхлипнул и почувствовал, как по щекам побежали слёзы, а сердце стало биться сквозь приступы резкой боли.

– Я всю ночь не спал. Думал о тебе. О! Какое же я ничтожество! О-ох! Ты можешь мне не говорить – я жалок! Я бесконечно жалок!

Роман Викторович подошёл к нему и поднял с пола, придерживая за руки. Никита взглянул ему в глаза и понял, если не сейчас, то ему больше никогда не хватит на это смелости.

– Я люблю тебя! …вас, Роман Викторович. Не говори ничего. Я сам понимаю, как это глупо выглядит. Но я ничего не могу с этим поделать.

– Я могу!

Роман Викторович обнял его, крепко прижал к себе и поцеловал. Обожгли прикосновением губы, мягкие, манящие. И протиснувшись между ними, в рот толкнулся язык, дарящий долгожданную близость и обещающий много большее. Никита застонал, чувствуя, как горячо отзывается тело и подгибаются ноги. Зачем секс, когда от близости его мужчины он готов был немедленно кончить, а от его признания – в этом поцелуе и в этом объятии – голова шла кругом. Казалось, теперь возможно всё! Абсолютно всё!

Их поцелуй длился долго, словно компенсируя все те взгляды и случайные касания, что оставались без ответа. Никита сгорал от чувств, но не смел остановиться и потребовать большего. Он боялся, что остановится, и всё исчезнет. Что он проснётся дома, на влажной, загнанной в комки его полуночными метаниями простыне совершенно один. Но он закрывал и открывал глаза, а сильное мужское тело всё так же прижималось к нему, даря поцелуй, и исчезать никуда не собиралось. Значит, не сон!

– Ник! Ник! Дорогой мой Ник! Никита!

Шепот прервал их, но Никита послушно остановился, не напирая. И только желание остаться рядом со своим любимым навечно, заставляло его ловить тепло чужого тела, его жаркое дыхание и тягучий взгляд из-под полуопущенных ресниц. Никита зашептал в ответ:

– Я сделаю всё, что ты захочешь. Только скажи…

– Не здесь. Пожалуйста! Я не хочу с тобой здесь… на столе. Нет! Только не так! У меня есть особенное место. Я покажу тебе его. Ты должен там побывать. Обязательно!

Роман Викторович схватил его за руку и потянул к двери. Но внезапно остановился и отпустил, обернулся и тихо спросил:

– Извини, я… Я не должен так делать. Я очень хочу, чтобы ты поехал со мной. Я хочу показать тебе то место. Особенное. Как ты. Но я не должен так делать, правда?

– Рома…

– Я ведь даже не спросил. Ты хочешь пойти со мной?

Никита согласился ещё до того, как вопрос прозвучал целиком. Вслед за этим человеком, вслед за его горящим влюблённым взглядом он готов был пойти хоть в ад!

– Да! Я пойду с собой!

И снова поцелуй. Быстрый, но чувственный. И ласка рукой по щеке, словно пёрышком. Роман Викторович вытянул его из кабинета, запер дверь. Они почти бегом спустились по лестнице. Роман чинно открыл перед ним дверь, пропуская вперёд. А затем снова быстро, почти бегом до машины.

И только оказавшись в быстро нагревающемся салоне, Роман снова заговорил.

– Так хорошо, что ты сегодня сказал это. Я думаю, очень важно, чтобы ты увидел это место, как можно скорее. Скоро зима! Оно уже не будет так прекрасно.

– Особенное место?

– Как ты!

Короткий поцелуй, машина тронулась с места.


Никита ехал молча, ловя на себе мужские взгляды, то нетерпеливые, то сосредоточенно-спокойные. Рука любимого лежала на его колене, пропадая только для переключения скоростей. Иногда, стоя на светофоре, она поднималась выше, щекоча своим прикосновением к шее, щеке и сжимаясь на плече. Словно говоря: «Сейчас, сейчас. Подожди ещё немного, любимый!»

Они отъехали от города и через пару километров свернули в сторону лыжного подъёмника. Сейчас он был ещё закрыт – не сезон. Роман уверенно ехал вперёд. Никита смотрел на занимающийся за окном вечер и жалел, что не взял куртку. Они так быстро вышли, что он просто не успел об этом подумать. Он посмотрел на своего спутника. Им не будет холодно вместе. Никита положил руку Роману на колено и погладил.

– Уже почти приехали.

Деревья расступились в стороны, и они выехали на широкую смотровую площадку. Огороженный невысоким забором обрыв уходил резко вниз, а там сиял вечерними огнями город.

– Как красиво!

– С краю вид ещё лучше, но на машине туда нельзя. Выходи, я сейчас развернусь.

Никита открыл дверцу и вышел. Роман развернул машину и остановился рядом. Стекло с его стороны опустилось. Никита поёжился и спросил:

– У тебя куртка есть? Становится холодно!

– Куртка? Да! У меня есть. Спасибо за беспокойство! Холодно, ага. Надеюсь, это заставит тебя выкинуть весь этот паршивый романтический бред из твоей головы к хуям собачьим!

– Рома!

Никита замер: он всё понял. Роман Викторович усмехнулся, послал ему воздушный поцелуй и попрощался:

– До завтра, дорогой!

Машина тронулась с места и вскоре скрылась за деревьями. Никита остался один.

– Ты редкостный долбоёб! А-а-а! Уёбок! Жалкое убогое ничтожество! «Я вас люблю!» Ебать, ты лох!

Никита прикрыл рот руками и резко выдохнул. Задержал дыхание до ломоты в груди, до мерцающих звёздочек перед глазами. Затем вдохнул и заорал во весь голос, вырывая из себя эмоции. Затем ещё раз и ещё, пока из-за головокружения не упал на колени. Спрятал лицо в ладони и заревел. Он не почувствовал первых капель начинающегося дождя, как не чувствовал и холода. Вообще ничего не чувствовал, кроме пожирающего его изнутри чувства безграничной любви. Ядовитого чувства, заставляющего разум умолкнуть и дарящего тому, кто его бросил здесь безусловное прощение.

«Он просто испугался! Он не готов к настоящим отношениям! Он не хотел!»

– Хотел! Знал! И сделал это специально! А ты заткнись! Заткнись! Заткнись! Он никогда тебя не любил!

«Ну что ты такое говоришь. А как же поцелуй. Ты же сам не веришь, что это было случайно. Он хотел…»

– ЗАТКНИСЬ!!!

Никита с размаху дал себе пощёчину.

«Он так смотрел…»

Ещё одна пощёчина.

«Он же не может просто так тебя игнорировать. Никто не может…»

Ещё одна пощёчина. И голос замолк.

– Ему на меня насрать. И я всегда это знал!

Голос молчал.

– И всё, что произошло – целиком и полностью моя вина! Моя! Вина! Больше здесь винить некого! А Роману Викторовичу стоит сказать: «Спасибо!». Объяснил, научил, показал.

Никита зашарил по карманам и тут же вспомнил, телефон остался в ящике стола на работе. Чёрт! А как же тогда добраться до города? Он огляделся. Дорога в город одна. Как-как? Пешком! На попутке – может быть. Перед лицом пролетела снежинка, за ней ещё одна. Никита поёжился. Одежда промокла и давно не грела. Он помахал руками из стороны в сторону, в попытке согреться. Поднялся и бегом потрусил в сторону города.

Заслуженная награда

Никита слёг в тот же вечер. Дошёл до дома, лёг спать, а ночью проснулся с жаром и ломотой во всём теле. Выйти на работу удалось через неделю. Грипп отступил, напоминая о себе слабостью и глубоким мокрым кашлем, заставляющим порой задыхаться, сгибаясь в болезненных приступах.

Никита приехал на работу на такси – боялся, что ему станет плохо и он не справится с управлением. Поднялся в кабинет.

– Доброе утро, Роман Викторович!

– Доброе утро, Никита.

Роман Викторович окинул его внимательным взглядом и вернулся к работе. Никита выдвинул ящик стола, достал давно разрядившийся телефон, пошарил в глубине ящика, но зарядки не нашёл. Наверное, он увёз её домой. Он пошёл в юр. отдел, чтобы попросить зарядное у друзей.

– Чёрт, Ник! Ты где пропадал! Чё не позвонил-то?

– Телефон на работе забыл. Зарядка есть?

Михалыч посмотрел на его телефон.

– А айфон где?

– Продал. Давно уже. Сдался он мне.

Никита грузно опустился на стул, вытер выступивший на лбу пот, похлопал по карманам, достал пачку таблеток и вытряхнул на ладонь обезболивающее.

– Ты, может, домой пойдёшь?

– Нельзя. Надо договора доделать. Потом решу. Может, вообще уволюсь.

– Что? Роман достал?

– Типа того.

Никита поблагодарил Михалыча за зарядное и ушёл обратно. У дверей кабинета его нагнал секретарь.

– Ник, к генеральному зайди. Срочно!

– Хорошо. Сейчас иду.

Из кабинета послышался громкий окрик Романа Викторовича.

– Слава? Ты его к Палычу зовёшь?

– Да, Роман Викторович.

– Не надо, я сам к нему зайду.

– Хорошо.

Никита, приготовившийся было получить нагоняй за вынужденное отсутствие на рабочем месте, облегчённо выдохнул. Прошёл в кабинет и сел за стол. Просмотрел наполовину готовый файл, стопку архивных папок, что привёз в последний свой рабочий день и принялся за работу. Он занимался расчётами и прерывался лишь на то, чтобы сходить на кухню и развести себе очередную пачку «Фервекса».

В обед Роман Викторович собрался уехать. Про поход к генеральному директору он ничего не рассказал, но Никита и не спрашивал.

– На обратном пути могу заскочить в аптеку. Тебе что-нибудь привезти?

– Нет.

– Точно?

Никита посмотрел Роману в глаза. В груди охнуло. Он помотал головой и вернулся к работе. Роман Викторович вышел. Никита выдохнул и расслабился. Только сейчас он почувствовал, как был напряжён с самого утра. А из-за чего? Боялся разговора о случившемся? Или боялся самого Романа? Тот, похоже, вообще об этом не думал. Никита понял, что накручивает себя на пустом месте.

После обеда работа пошла веселее. Никита разобрал объёмный договор и все цифры встали на свои места.

– Может, пойдёшь сегодня домой пораньше?

– У вас «важная встреча», Роман Викторович.

– А если и так, то что?

– То трахайтесь на свободном столе. Я планирую доделать и сдать этот договор сегодня. Завтра начну следующий.

– Свежий воздух явно пошёл тебе на пользу.

– Спасибо, Роман Викторович.

– Обращайся.

Никита удержался от того, чтобы взглянуть на начальника. Он внёс последние штрихи и отправил таблицу в печать. Оставалось разложить документы по порядку и проверить в последний раз.

До вечера к Роману Викторовичу никто не пришёл. Никита сдал ему готовый договор и уехал домой. Настроение улучшилось. Он чувствовал, что порученное дело ему по силам. А когда с ним будет покончено, тогда он и решит, что делать дальше.


На следующий день к ним в кабинет зашёл Димка.

– Привет, Ник! Роман Викторович, здравствуйте! Я договор доделал. Проверите?

– Давай!

Роман Викторович просмотрел принесённые документы, отложил в сторону и сказал:

– Никита вышел на работу, так что можешь возвращаться к своим делам. Тебя на обед забрать?

– Да, Роман Викторович.

Этот тон… Никита поднял голову и увидел, как Роман гладит друга по руке. Че-его? Дима, словно бы почувствовал его взгляд: отдёрнул руку, встал и, не отрывая взгляда от пола, выскочил из кабинета. Никита посмотрел на Романа Викторовича. Тот вопросительно приподнял бровь. Никита промолчал и отвернулся. Всё, что он хотел, можно было узнать в другом месте.


Когда Роман Викторович уехал на обед – с Димой, конечно же, – Никита подошёл к Михалычу.

– Скажи, что мне это показалось! Димка встречается с Викторычем?

Михалыч развёл руками. Никита хлопнул себя по лбу.

– Но так нельзя! Ты с ним говорил?

– Несколько раз. Но ты знаешь Диму. И очень хорошо знаешь Романа Викторовича. Когда ты пропал, Дима работал с ним по тому делу с китайцами. Как-то раз он задержался на работе…

– И ты оставил их одних?

– А я ему не нянька! У Димы так-то своя голова на плечах!

– Да какая голова, Михалыч! Что ты, Димона не знаешь? Блядь! У него же свадьба!

– Никит, ты шум не поднимай. Ты же знаешь Романа, ему быстро надоест, и всё придёт в норму. Ну, погуляет Дима на стороне, кому от этого хуже? Он свободный парень.

Никита взглянул Михалычу в глаза и понял: коллега был прав. Никита шёл обратно и думал, имеет ли смысл говорить с Димой или с Романом? Нет. Вряд ли. Но мог ли он оставить всё как есть? Никита грустно вздохнул. Выходит, что да, придётся. Поговори он с Димой, тот, конечно же, воспримет его слова в штыки. А со злости Дима мог натворить ещё больше ошибок. Нет. Пытаться вразумить его было бы глупо. Поговорить с Романом? Точно нет! Роман Викторович ни о ком не заботился, кроме себя, и попытка воззвать к его благоразумию привела бы к непредсказуемому результату. Например, Роману ничего не стоило разрушить запланированный брак друга.

У лестницы Никита столкнулся с Димой. Тот отвёл взгляд и постарался пройти мимо, но Никита придержал его.

– Дим, я ничего не буду говорить. Просто знай, что мы с Михалычем за тебя беспокоимся, хорошо?

Дима, не поднимая головы, кивнул. Никита поколебался, затем потянул друга на себя и обнял.

– Береги себя, ладно?

– Хорошо, Ник. Буду.

Настроение Никиты улучшилось. Он постарался больше не поднимать эту тему. Поначалу стоило больших усилий игнорировать появление Димы рядом с Романом Викторовичем, слышать их нерабочие разговоры, иногда, по просьбе начальника, уходить прочь, оставляя их вдвоём. Но со временем переживания отступили.


Однажды он вернулся с обеда раньше и, дойдя до кабинета, притормозил. За дверью слышались равномерные хлопки и стоны. Никита остановился. Допустим, он был бы не против помешать Роману Викторовичу потрахаться всласть, но застать там Димку и заставить его краснеть и вырываться, чтобы скрыться с посторонних глаз, Никита не хотел.

Он прислонился к стене и принялся ждать. Вскоре всё закончилось. Ручка двери повернулась и на пороге появился Дима. «Довольно долгоиграющая игрушка, однако» – почему-то подумалось Никите. Встречи Димы с Романом действительно продолжались уже долго: больше полутора месяцев. Для Романа Викторовича редкостное единообразие.

Никита собрался войти, но Дима замер на пороге, сообразив, что друг только что стал свидетелем его секса с начальником. Он широко открыл глаза, покраснел, пытался что-то сказать. Никита отстранил его в сторону и вошёл.

* * *
Вечером Никита подсел к столу Романа Викторовича и подождал, пока тот обратит на него внимание.

– Хочешь что-то сказать?

– Придётся. Уже догадываетесь о чём?

– В душе не ебу!

– О! Рад слышать, что есть хоть одно место на свете, где вы никого не ебёте.

Никита подкурил две сигареты, протянул одну Роману Викторовичу. Тот отложил ручку в сторону, взял сигарету из его рук. Он ждал. Никита вытянул ноги, выпустил дым в сторону и сказал:

– Я нашёл нужный договор. Номер 13-03. Запчастей на сумму чуть больше полмиллиона. Оплаты нет. Я всё проверил на два раза.

Роман Викторович протянул к нему руку. Никита дотянулся до своего стола, взял оттуда лист с расчётами и протянул Роману. В таблице перечислены документы с суммами и датами. Внизу около двух цифр была написана разница в полмиллиона и несколько раз обведена ручкой в круг.

– Что с платежами?

– Проверил все. В этом месяце и за последующие шесть месяцев. Ничего. Было несколько платежей им же, но в описании указаны другие договора. Думаю, завтра взяться за доделку. Когда все документы раскидаю по договорам, станет видно, не было ли где-то между ними путаницы. Но это точно он! Я уверен!

Никита ткнул пальцем в таблицу, что Роман держал в руках.

– Молодец! Как закончим – получишь премию.

– Зачем мне премия? У меня и зарплата неплохая.

Роман Викторович уловил намёк, отложил листок в сторону, затянулся, выпустил дым в потолок и откинулся на кресле.

– Есть другие пожелания?

– Конечно. Есть кое-что.

Никита показательно кашлянул. Роман улыбнулся. Строить предположения он не стал, ждал развязки.

– Роман Викторович, мне бы кое-что ценнее премии. Чуть-чуть тепла и заботы, так сказать. Две недели отпуска за счёт фирмы. Здоровье поправить.

– Договорились. Уж я позабочусь.

Ответ прозвучал многозначительно, но Никита не позволил себе об этом думать. Роман Викторович не дурак был поддразнить его. Никита встал и начал собираться домой, а к Роману вернулось рабочее настроение.

– Завтра можешь задержаться на часок. Выглядишь и в правду нездорово. Возьмёшь Димку в помощь. Если проблемный договор ты нашёл, все оставшиеся должны сойтись без проблем. Он справится. Он парень способный.

Никита прервал сборы и испуганно взглянул на Романа.

– Димку? Надеюсь, мне нужно будет только работать с ним и не придётся…

Он задёргал тазом, изображая секс. Роман рассмеялся.

– Если очень хочется, то можно!

– Да лишь бы не в обязательном порядке «нужно».

Никита застегнул куртку и поправил шарф. Роман Викторович домой не собирался, явно намереваясь проверить расчёты по обнаруженному проблемному договору. Никита махнул Роману рукой и ушёл.


С Димой они разобрались с оставшимися договорами в течение недели. А Роман Викторович на пару с генеральным проверили документы по договору 13-03. Похоже, что оплаты чужих долгов на полмиллиона им не избежать.

Настроение в начальственных кругах ухудшилось. А после того, как Семён Михайлович разобрался в международном законодательстве, оказалось, что оплата долга по нынешнему курсу обойдётся им на 30% дороже, – не прежние полмиллиона, а и вовсе более семисот тысяч, – над сотрудниками повисла туча нехороших мыслей. Наверняка начнутся задержки зарплаты, да и щедрых премий теперь ожидать не приходилось.

Никита переехал обратно на своё рабочее место в юр.отделе. Встречи Димы с Романов Викторовичем продолжались, но Никита больше не переживал. У Димы так-то своя голова на плечах.


Перед днём рождения Димы они с Михалычем сидели в курилке и решали, что подарить. Димы рядом не было. Он бросал вредную привычку по просьбе своего жениха.

– Может, скинемся, как обычно.

– Ага, Михалыч, скинемся. Диме на мозги.

Семён Михайлович улыбнулся шутке. Дверь открылась, и он оглянулся, но это был не Дима. В курилку зашёл Иван. Окинул взглядом комнату и направился к ним. Никита тихо застонал и закатил глаза.

– Что, обдумываете сценарий новой порнухи?

– А что, Вань, решил поучаствовать? Ну так не надейся, у меня по-прежнему на тебя не стоит.

– Так ты мне дай.

– А ты что, уже гендиром стал?

Иван замялся. Никита кинул сигарету в пепельницу, кивнул Михалычу в сторону кабинета и пошёл к выходу. Из-за спины послышался голос Ивана:

– Так если только в этом дело, я быстро себе какую-нибудь фирму намучу и гендиром стану. Этого хватит?

Никита развернулся и оглядел собеседника. Задумчиво пожевал губу и выдал:

– Не. Не хватит. Подаришь айфон, я подумаю.

В курилке послышался хохот. Никита улыбнулся и вышел. Надоедания Ивана становились привычной мелочью – частью рабочей обстановки. Жизнь, кажется, возвращалась в привычную колею.

Когда Семён Михайлович вернулся в кабинет, Никита продолжил их разговор:

– По подарку что решим? Скидываемся по тысяче?

– Давай. И вечером в бар сходим. Нормально будет. О, Ник! Я тебе с прошлого спора пятихатку не отдавал. С меня тогда полторы, а ты вложишь пятьсот. Идёт?

– А то!

В голове Никиты красными огнями зажглось слово «взаимозачёт», зазвонил тревожный колокольчик, и следующую фразу Михалыча он пропустил мимо ушей.

– Ник! Ник! Ты с нами?

– Да, Михалыч. Извини. Просто задумался.


Вечером Никита стоял у двери дальнего кабинета. В этот раз он постучал.

– Войдите.

– Добрый вечер, Роман Викторович.

– Кому-то и добрый. С чем пришёл?

– С просьбой. Можно?

– Хм… Пришёл всё-таки. Давай! Спрашивай!

Никита засомневался в своём решении подойти к Роману, тот был заметно не в настроении, но желание проверить свою теорию пересилило.

– Роман Викторович, я всё думал о той сделке. Я пока документы разбирал, общался с бухгалтерами. И они все как один отзывались о главбухе, работающем в то время, как о невозможном педанте и редкостной въедливой сволочи. Вот я и подумал, ну не мог он так просто недоплатить одному из основных контрагентов. Короче, есть у меня одна идея. Я хотел бы проверить, но нужна ваша помощь.

– Что именно?

– На складах могли остаться дубликаты документов по отгрузке. Я мог бы поискать там что-нибудь связанное с этой сделкой. Но по моей личной инициативе меня никто туда не отпустит. И на сам склад не пропустят, будь я хоть трижды юрист. Я уже звонил, спрашивал. Александр Михайлович меня послал самым натуральным образом.

– Смирнов?

– Александр Михайлович? Кажется, да. Смирнов.

Роман Викторович отбросил бумаги, что держал в руках, на стол, тяжело выдохнул и забарабанил по столу пальцами.

– Думаешь, там что-то есть?

– Не знаю, но проверю. Поможете?

– Я отвезу тебя. Заеду с утра. Идёт?

– Хорошо, Роман Викторович. Спасибо!


Утром Роман Викторович заехал за ним. Он был на порядок спокойнее, чем накануне вечером, и можно было не опасаться его резкой реакции, поэтому молчать всю дорогу Никита не смог.

– Роман Викторович, а можно глупый личный вопрос?

– Давай!

– Вы вчера ждали, что я приду заступаться за Димона?

– Зачем тебе за него заступаться?

– Он же мой друг. У него свадьба скоро, а он вами увлёкся…

Роман Викторович рассмеялся. Спросил:

– Он мной увлёкся?

Никита пожал плечами. Роман Викторович в последний раз выдохнул дым в окно, выкинул туда же окурок, несколько раз взглянул на Никиту, ожидая продолжения, потом спросил:

– А ты хотел прийти и за него заступиться?

– Помогло бы?

– Нет.

– Так я и не хотел.

– Неужели?

Роман Викторович посмотрел на него. Никита выдержал взгляд.

– Так ты ждал?

– Что ты придёшь заступаться? Нет. Не ждал. Что придёшь просить за него – возможно.

– А чего сразу не «умолять»?

– А ты умеешь?

Никита состроил умильную мордашку, положил руку Роману Викторовичу на колено и, поглаживая ногу всё выше, срывающимся голосов взмолился:

– Роман Викторович, пожалуйста! Прошу вас! Умоляю! Всё для вас сделаю! Верите? Всё, что захотите сделаю! Только не надо больше Димочку сношать во все дыры! Так что ли?

Его рука, которая почти добралась до ширинки Романа, остановилась. Никита убрал её, улыбнулся и подмигнул. Роман Викторович кивнул.

– Так что, мне его бросить?

– Сам что ли решить не можешь?

– То есть тебе всё равно.

– А должно быть не всё равно?

– Ну, ты же меня любишь. Неужели не ревнуешь?

Никита отвернулся. Он не был смущён, но хотел доиграть свою роль до конца.

– Могу я считать, что у нас не рабочий, а частный разговор?

– Продолжай.

– На твоём члене полфабрики побывало, и ревновать такую шлюху, как ты, абсолютно бессмысленное занятие. Даже я это понимаю.

– Даже ты?

– Ну, я же тебя люблю.


На складе их уже ждали. Шлагбаум на въезде открылся при приближении, а из конторы вышел навстречу Александр Михайлович. Роман Викторович пожал ему руку, они обнялись.

– Ромка, рад видеть! Совсем про нас забыл: не звонишь, не пишешь!

– Здорово, Саш! Да, всё работа, сам понимаешь. Знакомься, это один из наших юристов – Никита. Он хочет взглянуть на ваши архивы. Мы кое-что ищем.

– «Один из ваших юристов»? Кому ты рассказываешь, Ром. Я ж не слепой. Твой?

– Какой мой? Ты чего?

Роман Викторович пихнул друга в бок. Они рассмеялись. Никита шёл позади них. Он не хотел подслушивать, но начальство обсуждало его вполне открыто. Александр Михайлович бросил на него изучающий взгляд.

– Ну так, голубоглазый блондин. Кажись, такой типаж как раз по твоей части, Ром.

– Голубоглазый – наверное да, но у Ника глаза жёлтые.

– Жёлтые?

Начальник склада обернулся и присмотрелся.

– Да, Саш. Светло-карие. Когда светлые, то жёлтого цвета, почти как у кошки. А когда тёмные – болотно-зелёные.

– Ну, как скажешь, Ром! Как скажешь.

Александр Михайлович хлопнул Романа по спине. Они дошли до складского архива. Никите открыли дверь и впустили внутрь. Разговор затих.

– Никит, ты сам тут справишься?

– Да, Роман Викторович.

– Хорошо.

Роман с другом ушли. Ох, уж этот Роман Викторович! Все-то его знают. И его вкус на мужчин тоже. Никита вспомнил разговор. Глаза у него действительно были редкого светло-карего цвета, что называли жёлтым. А Роман Викторович знает, какой у тебя цвет глаз! И это ты называешь равнодушием? «Да! Отстань!» А у него какой цвет глаз? «Тёмный…» Единственное, что вспомнилось Никите. Он попытался восстановить в памяти образ Романа, к которому был неравнодушен, однако, цвет глаз чётче, чем просто «тёмный», так и не вспомнил. Наконец, он отогнал отвлекающие мысли и занялся делом.

Через пару часов, когда Никита обставился коробками с архивными документами и закопался в них по уши, к нему зашёл Роман Викторович.

– Я уезжаю. Сашка разрешил тебе тут сидеть, сколько хочется. Но все документы должны остаться тут. Если что-то найдёшь, делай копии. Надеюсь, ты хоть что-нибудь найдёшь.

– Да, Роман Викторович.

– От меня ещё что-нибудь нужно?

Никита мотнул головой. Он боролся с желанием умолчать о услышанном, но не смог удержаться.

– Вы знаете, какой у меня цвет глаз.

– Простая наблюдательность. Мы же работаем в одной компании. Ты тоже знаешь, какой цвет глаз у меня. Так ведь?

– Я не помню.

– А ещё в любви признавался, ухажёр!

– Я могу сказать про руки.

Роман Викторович прислонился к косяку двери, сложил руки на груди и согласился:

– Ну, скажи!

– Вы за руками всегда следите. Раз в неделю ходите в салон. На ребре левой ладони старый шрам – три царапины вряд. А на безымянном пальце шрамирование в виде кольца.

– Хм. Верно. Фетиш на руках или только про мои столько информации набрал?

– Только про твои…

Никита замолчал, случайно назвав Романа на «ты», но заставил себя смотреть собеседнику в глаза. Ты ничего такого не сделал. И не ты начал этот разговор про руки и глаза… А глаза у него тёмно-карие, почти чёрные.

Роман Викторович улыбнулся, строго погрозил пальцем и ушёл. Никита выдохнул. Опять по краю ходишь. Но с чувствами ничего поделать не мог – любил этого нахала до невозможности. Никита подвинул к себе очередную коробку и с головой ушёл в работу.


Вечером он добрался до работы на такси. Увидел машину Романа на стоянке и пошёл прямиком к нему. Без стука распахнул дверь и вошёл.

Роман Викторович сидел в кресле вполоборота к столу, запрокинув руки за голову. Глаза его были прикрыты. Но Никиту не остановила угроза прервать ценные размышления.

– С тебя цветы, ресторан, а сам можешь не приходить. Кстати, я люблю белые розы.

Из-под стола раздался непонятный шорох. Роман Викторович процедил сквозь зубы ругательство, опустил одну руку вниз и задвигал ей вперёд-назад, направляя чьи-то движения.

– Не останавливайся!

Никита перегнулся через стол, разглядел знакомую кудрявую голову и поздоровался:

– Привет, Димон!

Дима не ответил: Роман Викторович не давал ему подняться, а главное, отвлечься от минета. Роман скосил в сторону Никиты один глаз и спросил:

– Ну, что там у тебя?

Никита положил на стол между ними лист бумаги с перечнем документов.

– Ты сейчас вообще кончишь! Здесь всё! Семьсот девяносто семь тысяч! Всё до копейки! Полный расчёт!

Роман Викторович взял в руки листок и изучил. Второй рукой он продолжал управлять ритмом движений любовника.

– Всё? Полный расчёт без долгов?

– Да, Рома! Всё до копейки!

Роман наморщился, его рука остановилась, вжимая голову Димки в промежность. Раздался шорох и стон. Роман Викторович согнулся, наполовину скрываясь за столом, и зло прошипел Никите:

– Ах, ты ж как был прав, сучонок! Кончил.

– Рад за вас. Можно, я пойду? Завтра большой день.

– Теперь уже оставайся. Сразу все остатки подобьём. Брысь отсюда!

Последние слова прозвучали для Димки. Тот вылез из-за стола и, стараясь не встречаться с Никитой взглядом, выбежал из кабинета. Никита посмотрел ему вслед и ворчливо произнёс:

– Вон, с Димоном бы лучше остались. И подбивали остатки, пока подбивалка не сотрётся.

– Э-эх! Он ж меня не любит!

Роман застегнул ширинку, достал из стола стопку чистых листов и указал Никите на стул напротив.

– А вы теперь, наверное, до смерти мне напоминать будете, да? Вы, вообще, чего с ним так долго? Ни разу не видел у вас таких длинных… «отношений».

– Да я сам не знаю. Всё ждал, пока ты заступаться придёшь. Просить. Умолять. А теперь даже не интересно.

– Так чего не бросите?

– Ничего ты Никита не понимаешь в хорошем служебном романе. Димон, конечно, далеко не идеал и порядочная зануда. Но как сосёт, как сосёт!

Роман Викторович мечтательно зажмурился.

– Может, к работе перейдём?

– А ты попробуй как-нибудь. Он долго ломаться не будет: ты ему нравишься.

– Попробую. Но сначала – работа!

– Зануда!

Роман улыбнулся, закурил две сигареты и одну протянул Никите.


Они просидели с бумагами допоздна. Никита привёз со склада копии документов на отгрузку и деловую переписку, которая официально подтверждала взаимозачёт. Фирм, участвующих в сделке, было четыре. Понятно, почему они не нашли оплату на полмиллиона. Во-первых, это была не оплата, а отгрузка. Во-вторых, она была раздроблена на четыре разных фирмы и происходила небольшими партиями.

К концу их разбора количество чистых листов заметно уменьшилось, а сигаретного дыма в воздухе увеличилось. Наконец, Роман Викторович откинулся в кресле и откинул ручку.

– Ты всё нашёл.

Он смотрел на Никиту горящими глазами. Никита улыбнулся.

– Я всё нашёл.

– Помню-помню. С меня цветы, ресторан и поцелуй.

Роман Викторович подтянул Никиту к себе – они уже сидели рядом – и поцеловал в щёку.

– Вообще-то, я просил тебя не приходить! Про поцелуй – это ты сам наврал в прошлый раз.

– Я не наврал. Я честно пообещал. И я не виноват, что ты не смог выполнить условия спора.

– Не хочу об этом вспоминать.

Никита встал и размялся. А когда потянулся за пиджаком, заметил внимательный взгляд Романа Викторовича. Тот разглядывал его и ничуть не смутился.

– Подвести тебя до дома?

– Нет. Спасибо. Я на машине.

– Я бы мог забрать тебя завтра с утра.

– Роман Викторович, ты что, со мной заигрываешь?

Роман Викторович встал, подошёл к Никите и обнял.

– А что – нельзя?

– Вам – нельзя!

– Это потому что ты…

– Прекрати!

Никита вырвался. Хотел наорать на Романа, но тот смотрел на него и в тёмных глазах не было ни грамма симпатии. Никита сухо попрощался и ушёл.

По дороге домой он ругал себя за излишнюю чувственность. Ведь он чуть не поддался на предложение Романа Викторовича. Снова. А тот хотел в очередной раз поиздеваться над влюблённым парнем. Сука он – этот твой Дорохов Роман Викторович!

А в груди гулко колотилось сердце, разламывая рёбра изнутри. До гула в ушах, до сжатых на руле до белых костяшек пальцев, до выступивших на глазах слёз.


* * *

Ночью Никите не спалось. Он вспоминал взгляд, объятья, тепло и то чувство, которое полыхало в груди, как только он оказывался рядом с Романом Викторовичем. Вспоминал и сам же себя ругал за него. За дурацкую веру в то, чего никогда не было и не будет.

На утро он пришёл на работу и сразу поймал на себе парочку любопытствующих взглядов. Никита вошёл в кабинет и сразу понял, в чём дело. На его столе стояло ведро, полное алых роз. Натурально ведро – у уборщика взяли, небось, чтобы помесить присланный ему букет. Тебе? От кого? От него? В груди заворчало сердце, и Никите пришлось на него шикнуть.

– О! А вот и виновник торжества!

Михалыч махнул ему в качестве приветствия и указал на букет. Димка оторвался от телефона и широко заулыбался. Никита подошёл к столу, оглядел розы и среди них увидел открытку. Открыл и прочёл:

«За тесное сотрудничество и ночи без сна»

Коллеги захихикали, и Никита понял, почему на него так пялились, когда он приехал.

– И многие прочли эту открытку?

– А то! Букет курьер Славке доставил. Тот и сам похихикал, и друзьям хорошего настроения не зажал.

– А друзей у него – вся фабрика?

Никита чертыхнулся. Умеет начальник открытки подписывать. Нет, не умеет! К нему подошёл Дима.

– Там ещё конверт. Запечатанный.

Никита снял со стола ведро с розами, сел и поднял со стола большой белый конверт. Отодвинулся дальше от Димы, готового на колени к нему залезть от любопытства, и распечатал безымянное послание.

– Что там? Что там? Что там?

Никита поднял руки выше, не давая другу заглянуть в бумаги.

– Увольнение там. С конфискацией.

– Врёшь ты! Ну дай посмотреть, Ник!

– Да на, на.

Никита отдал другу конверт и повернулся к Михалычу.

– Отпуск на две недели и оплаченный отдых в санатории. Я сам просил, здоровье поправить.

– Ага. И мы точно знаем, кто тебе его подпортил и как именно.

Михалыч подмигнул, и друзья снова рассмеялись.

– Да ну вас!

Никита улыбнулся. На душе было тепло. Дело сделано, и он получил заслуженную награду. И пусть хоть сам Иван бы издевался над ним из-за содержания записки, ему всё равно. И только голос внутри твердил: это не он подарил, это лишь награда за работу. Но Никита не позволил себе расстроиться. Всё обязательно будет хорошо!

Душевный покой

День рождения генерального проходил в том же ресторане, что и год назад. Никита приготовился заранее: любимая рубашка, никакого галстука и отсутствие нижнего белья – всё, что ему понадобится. Первый долгий взгляд в свою сторону генеральный проигнорировал, а на второй подошёл.

– Иван Палыч, пригласите меня на танец?

Генеральный не успел даже рта открыть. Застыл около Никиты, затем молча протянул руку. Когда они отошли в центр зала, спросил:

– Чего надо?

– Мне? Ничего. Потанцевать хотел.

Никита спрятал глаза под пушистые ресницы и опустил голову на чужое плечо. Его пальцы медленно перебирали по шее партнёра.

– Не надо со мной играть, парень.

– А я и не играю. Я прямо говорю, вы мне нравитесь.

Генеральный рассмеялся, но Никита почувствовал, как тот расслабился в его объятиях.

– Нравлюсь, значит. То есть это не из-за того видео?

– Ах, давно забыл.

– Тогда давай без вот этих вот вздохов. Говори, чего хотел?

– Служебного романа хотел. Чтобы и телу сытно, и душе приятно. Чтобы за опоздания не ругали и пару выходных в месяц добавилось.

– Ты что ли решил, что меня нет никого? Да я любого могу выбрать, зачем мне ты?

– Потому что я лучше!

Никита прильнул губами к шее генерального, чувствуя, как тот снова напрягся. Только теперь это напряжение было не из-за подозрений, а из-за их близости. Никита остановился, прекращая танец, посмотрел генеральному в глаза долгим, многообещающим взглядом и, потянув того за руку, пошёл к выходу.

С момента последнего посещения небольшой подсобки с удобным широким столом посередине, в ней мало что изменилось. Они вошли внутрь, Никита запер дверь, опустился перед генеральным на колени и потянулся к его ширинке.

– Я лучший и могу это доказать.


К их отношениям генеральный отнёсся с подозрением, но встречи после третьей остыл. Никита ничего не требовал взамен и не лез в его жизнь – только в постель. А уж там он был на высоте. И стоило ли искать подвох там, где его не было. Лишь раз Иван Палыч поговорил с Никитой о том, что в их отношениях нет будущего, на что тот рассмеялся и ответил, что глупо было бы рассчитывать на что-то другое.

Теперь Никита с лёгкостью мог забить на рабочее расписание. Никто не выговаривал, стоило ему уйти пораньше или задержаться с утра, чтобы подольше поваляться в кровати. Единственное, что требовал от него Семён Михайлович – исполнение работы на отлично и в срок.


После долгих новогодних каникул торопиться на работу особенно не хотелось. В это утро Никита решил не спешить. Да и гололедица на дорогах к быстрой езде не располагала. Он объехал две аварии, прежде чем без происшествий добрался до фабрики. Когда он поднимался на родной третий этаж, зазвонил телефон. Никита глянул на экран – звонил Михалыч. Никита дошёл до рабочего кабинета.

– Что-то срочное?

– Собрание у генерального через двадцать минут. Тебе надо присутствовать.

– Что-то случилось?

Никита мысленно припомнил за собой все косяки. Вроде ничего страшного не вытворял. Михалыч заметил его испуг.

– А я откуда знаю! Это не я же сплю с генеральным.

И то правда. Палыч мог вызвать его не по работе, а по личному делу. Никита улыбнулся и показал коллеге язык.

– А завидовать нехорошо!

Михалыч рассмеялся.

* * *
Войдя в кабинет генерального, Никита сразу понял, что вызвали его по делу. В кабинете, помимо Ивана Павловича находился его зам, парочка логистов, главбух Аркадий Петрович и конечно же Роман Викторович. Никита выбрал место подальше от последнего. Чувства в нём угасли, но не прошли полностью, и провоцировать свои эмоции он не хотел.

Собрание прошло скучно. Обсуждали закупку нового оборудования на фабрику и обновление парка грузовиков. Никита откровенно скучал, не понимая, зачем его вызвали.

Наконец, когда генеральный объявил о том, что все свободны, он добавил:

– Костя, Роман, Ник, задержитесь.

Никита внутренне напрягся – слишком уж досталось ему в прошлом от этой троицы. Однако, оказалось, что его переживания напрасны.

– Нужно съездить в Москву на выставку и подобрать новые грузовики. Заключить контракт на поставку. Желательно, повыгоднее. Роман, едешь ты. Никиту берёшь с собой. Билеты заберёте у Славы. Вопросы?

У Никиты на языке вертелся всего один вопрос: «Почему я?», но озвучивать его он не стал. Роман задал несколько вопросов о бюджете, заложенном на обновление транспорта, и сроках. Ответы Никита не слушал – не ему же решение принимать. Он едет только как юрист. С этой точки зрения понятно, почему генеральный выбрал его. Хотя оставался же ещё Дима.

Когда все вышли из кабинета, Никита окликнул Романа Викторовича:

– Ром, можно вопрос?

Тот взглянул на него и, верно поняв, о чём будет разговор, махнул рукой в сторону кабинета. Как только они вошли и дверь закрылась, предложил:

– Задавай! Почему ты, а не Дима? Сам-то не догадываешься?

– Ты мог сам предложить поехать с ним, а не со мной.

Роман Викторович нахмурился, подошёл и ткнул Никиту в грудь, заставляя его пошатнуться и отступить назад.

– Звучит, как наезд. Осторожнее на поворотах, мальчик. То, что ты сосёшься с Палычем, в этом кабинете ничего не значит! Что же ты сам ему об этом не сказал? Кишка тонка?

– А пойду и скажу!

– Пойди, скажи. Жаль, что я не оставил хотя бы одной видеозаписи про запас, чтобы напоминать тебе, кто ты есть на самом деле, шлюха.

– Что?

– Давай, говорю, иди. Раздвинь ножки пошире и получи всё, что захочешь. Всё. Надоел. Проваливай!

Роман Викторович обошёл его, открыл дверь и указал на выход.

* * *
Случайно оброненные слова заинтересовали Никиту. Узнать, что они значат, труда не составило. Действительно странно, что он не узнал об этом раньше.

И уже на следующий день ему перепала замечательная возможность зацепить Романа ещё больше. Тот попался ему в курилке на своём излюбленном месте – на диване около окна. Рядом сидел и генеральный.

Никита подошёл, перешагнул через вытянутые ноги Романа, наклонился к нему и звучно чмокнул в щёку.

– Просто хотел сказать тебе спасибо за то, что заступился за меня и удалил видеозапись.

Роман, казалось, растерялся. Оглянулся на притихших друзей, взглянул Никите в глаза и тут же отвёл взгляд, поймал и начал играться с кончиком галстука Никиты, словно пытаясь скрыть растерянность. Генеральный, сидящий рядом, хмыкнул. В курилке воцарилась тишина. Все ждали развязки.

– Ну, что ты. Я просто… Просто не мог остаться безучастным к проблемам мужчины, который признался мне в любви!

Никита отшатнулся, но выпрямиться не смог: пальцы Романа Викторовича сжались на его галстуке намертво, на губах появилась ухмылка, а холодный взгляд впился в глаза. Никита фыркнул.

– Стояк любовью перепутал. С кем не бывает.

Роман Викторович приблизился. Выпустил в лицо Никите струю дыма и спросил:

– А если это просто стояк, тогда почему ты покраснел?

– Ты мне галстук пережал.

Послышался смешок генерального. Роман отпустил галстук и обратился к другу:

– Палыч, и чего ты меня с Димкой не отправил? Терпи теперь этого толстолобика. Как бы от благодарности вновь в чувство безграничной любви и преданности не впал.

– Ты сам говорил, что Никита лучше, как профессионал.

– Смотря в чём профессионал.

Роман Викторович подмигнул. Никита перевёл взгляд на генерального, но тот лишь развёл руками и добавил:

– Ну, так он во всех сферах профессионал.


Командировка прошла быстро. До Москвы они добрались поездом, весь день собирали контакты и предложения, а на следующий день выбрали поставщика и заключили договор о поставке. Осталось подписать его у генерального и вернуть один экземпляр обратно.

Вечером Никита ввалился в номер полностью вымотанный. Он скинул с себя одежду и залез в душ. Неподвижно простояв под горячими струями, он почувствовал усталость и облегчение: дело сделано, завтра домой.

Он вышел и упал на кровать, мечтая проспать целую неделю.

– А попка ничего так.

Голос, раздавшийся позади, заставил Никиту подскочить на месте. Около мини-бара стоял Роман. Никита огляделся, а не перепутал ли он двери, когда заходил, – их с Романом поселили в соседних номерах. Но нет, вон его сумка у стола и рубашка на дверце шкафа.

– Это мой номер.

– А это – моё угощение!

Роман сдвинулся в сторону и на столике Никита увидел пузатую бутылку коньяка и два наполненных стакана. Один из них он протянул Никите, второй взял сам. Сел на кровать и произнёс тост:

– За удачную поездку!

Никита сел, накинул на причинное место полотенце и отхлебнул ароматный напиток. Приятно зажгло в желудке и закружилась голова. Через пару минут он уже не смог отказывать себе в простом удовольствии – любоваться Романом. Тот был в джинсах и в расстёгнутой на пару пуговиц рубашке без галстука. И такой почти домашний вид вызывал в Никите совсем не рабочие позывы. Он перевёл взгляд на руки Романа и тяжело вздохнул. Да. Всё. Готов признать. Где там список фетишистов – записывайся! Первым будешь.

Руки у Романа Викторовича были большими, мускулистыми, с широкими сильными кистями. Возьмёт такими за задницу… Никита помотал головой, отгоняя навязчивые мысли, поднёс стакан к губам и залпом допил.

– Что? Опять фантазируешь?

Насмешка Никиту не задела. Он согласно кивнул.

– Кто ж мне запретит.

– Не я. Точно.

Роман налил им ещё по стакану, прохлопал себя по карманам, достал сигареты и прикурил сразу две. Никита взял одну и затянулся.

– Ром, ты чего пришёл?

– Ха. В одного пить – пьянство, а вдвоём – приятное времяпрепровождение.

– А если правда?

– А если правда, то отметить контракт, может быть поболтать, вместе выпить и отлично потрахаться.

– Нет!

– Хорошо. Тогда без выпить и поболтать.

Роман легко преодолел расстояние между ними и поцеловал Никиту, заваливая его на спину. Никита кое-как отстранил его.

– Я сказал нет!

– А то я тебе не нравлюсь.

Взгляд Романа не изменился ни на йоту: всё то же безразличие вперемешку с презрением. Никита отвёл взгляд в сторону.

– Зачем ты это делаешь?

– А если я скажу, что видеть, как ты страдаешь, доставляет мне удовольствие?

Тихий шепот и близость желанного мужчины чуть не заставили Никиту отмахнуться от главного: Роман просто над ним издевался. Он пришёл не за сексом. Почесать член он пришёл, потому что тот зачесался. И своё самолюбие, конечно же. А на Никиту ему было насрать.

– Значит, я всё же способен доставить тебе удовольствие?

Роман надавил, стремясь приблизиться, но Никита не опускал рук, и тот отступил. Встал и направился у двери.

– Не хочешь, не надо. Даю тебе время до десяти вечера. Хочешь – приходи.

Он ушёл. Никита повернулся на бок и заскулил. Как же хотелось остановить, побежать следом, вернуть. Он поджал ноги и обнял себя руками. Хотелось. Конечно хотелось.

– Что же так больно то?

Через какое-то время ему удалось загасить в себе боль и отогнать воспоминание неожиданного поцелуя. Никита поднял голову и взглянул на часы. 21:12. У него есть время подумать. Над чем ты собрался думать? Ноги собрался раздвинуть? Перед этим гадом? «Заткнись», – вяло отмахнулся Никита от внутреннего голоса. Да иди! Иди, конечно! А завтра будешь сам сопельки на кулак наматывать, когда он тебя за дверь выставит.

Голос заткнулся, но был прав. Никита прекрасно знал, что ни о каких отношениях, конечно же, речь не идёт. Простой пьяный перепихон, о котором через пару дней Роман даже не вспомнит. Никита сжал кулаки, вонзая ногти в ладонь. Не помогло. Всё равно хотелось пойти. Пойти и что?

– Да, наплевать, что будет! Я пойду!

Никита поднялся с кровати, накинул гостиничный халат. Обуваясь, услышал в коридоре шаги и стук в дверь соседнего номера. Никита замер у двери и прислушался. В коридоре переговаривалась парочка парней. О чём конкретно шёл разговор Никите расслышать не удалось. Дверь соседнего номера открылась и Роман громко поприветствовал пришедших.

– О, мальчишки. Заходите!

– Мы не одни. С подарком!

– А у меня к такому подарку есть отличные бокалы!

Голос Романа стал тише. Его гости вошли и всё затихло. Гости – ага! Проститутки. Никита обернулся и взглянул на настенные часы – сколько прошло времени? 21:21. Десять минут. А он уже вызвал себе проституток в номер? «А что? – снова проявил себя внутренний голос. – Или ты хочешь узнать, почему Роман тебя не дождался? Ты и правда думал, что он тебя ждал? Ха-ха-ха!»

И мысль так явно зажглась в голове, что Никита даже зажмурился. Роман не ждал его. И не собирался даже. Позвал просто для того, чтобы Никита думал об этом, чтобы выбирал, пойти или нет, чтобы ему снова стало больно.

– И стало.

Никита упал на кровать, завернулся в одеяло и постарался уснуть. Сколько ты ещё будешь за ним бегать? Сколько думать только о нём? И он тихо сам себя попросил:

– Прекращай.


На следующий день они сели в поезд обратно. Смотреть на Романа у Никиты не было никакого желания, и он, как только разложил вещи по местам, сразу же ушёл в вагон-ресторан. Там заказал коньяка. Потом ещё. И вскоре, кажется, попросил оставить бутылку.

В купе он вернулся затемно. Сел на место и, покрывая матами качку поезда, которая соединилась с его пьяным нестойким восприятием мира, принялся раздеваться.

– Долго ты там ещё орать будешь?

Со своей койки поднялся Роман. Кинул на него взгляд и улыбнулся.

– Понятно. Долго. Пойду, покурю.

Никита поджал губы. Ему казалось, что он ругается про себя.

– Ну и плевать!

Он смог победить непослушные пуговицы на рубашке и нежелающие слезать с пяток носки, лёг под одеяло и затих. Сон кружил вокруг, но никак не приходил. Никита глубоко вздохнул и долго-долго выдохнул. Не помогло. Сон, как рукой сняло, стоило ему лечь. Он заворочался.

Поезд тронулся и через пару минут в купе вернулся Роман. Лёг под одеяло и затих.

Никита смотрел ему в затылок, представляя, каково это, коснуться пальцами его волос, провести по ним ладонью, поцеловать, ощущая запах шампуня и самого мужчины.

Внутренний голос молчал. Странно, но терпимо. Никита заворочался и опустил взгляд ниже. Поверх одеяла лежала рука Романа. На безымянном пальце краснел шрам.

– Ром, спишь?

– Да.

– А этот шрам на руке. На пальце в виде кольца. Он что-то значит? Для тебя.

– Он что-то значит для меня.

В купе повисла тишина. Никита то порывался спросить что-то ещё, то сам себя от этого отговаривал. Первым заговорил Роман:

– Я так понимаю, ты не заткнёшься. Хорошо. Давай расскажу. Только обещай, что больше никаких вопросов и никакого бормотания! Я устал. Поспать охота, Ник!

– Обещаю!

Роман сел. Обхватил колени руками и начал рассказывать:

– Мы встретились с ним на вписке и сразу поняли, что созданы друг для друга. Мы заканчивали фразы друг друга, иногда словно мысли читали. Подходили, как две половинки. Ну, не всё, как в сопливых бульварных романах, конечно. Ссорились мы тоже с размахом. Он как-то перебил в доме все тарелки. А я, помню, выкинул все его вещи с балкона. Сейчас и не вспомню, за что. Да и нужно ли. Мы встречались всего два месяца. Ха! Встречались. Мы были единым целым. Как будто никогда не расставались с момента первой встречи. Он мог быть на другом конце континента, а я безошибочно знал, когда достать телефон из кармана, потому что он захотел позвонить или скинуть сообщение.

Никита видел, как Роман начал потирать шрам на безымянном пальце. Голос его стал тише.

– Он был просто бешенным! По-хорошему так сумасшедшим. Как и я. И мы сходили в ЗАГС. Сразу же, как только поняли – мы не сможем больше быть ни с кем другим. Я подарил ему мотоцикл: мощный, спортивный, чёрный – всё, как он и хотел. А в тот день…

Роман резко вздохнул. Отпустил шрам и продолжил так тихо, что Никите пришлось напрячься, чтобы всё расслышать.

– Я пришёл первым. Позвонил, а он сказал: «Ты всегда так орёшь, стоит хоть на минуту опоздать. А я не опоздаю, Ром. Как на крыльях прилечу. Сам увидишь». На МКАДе тогда авария была. Автобус, кажется. Или грузовик. Я уже не помню точно. На дороге мусор всякий валялся, и всех разворачивали в объезд. А он не поехал в объезд. Не хотел опоздать. Не хотел, чтобы я ругал его. На дороге было много мусора. Он торопился. Мне потом сказали, что всё произошло из-за какого-то обломка. Но я точно знаю, из-за кого это произошло! Из-за того мудака, который орал на того, кого любил больше жизни. Всё из-за меня.

Роман отряхнул одеяло, лёг и, не глядя на Никиту продолжил:

– Я даже на похороны не смог пойти. Ведь это я во всём виноват. Я-то знаю! А кольцо? Мы с ним успели поменяться кольцами. В знак того, что принадлежим друг другу. Я больше не смог носить то кольцо. Оно слишком напоминало. Но и без него не смог. Я ведь никогда больше не смогу так полюбить. Ты понимаешь?

Роман повернул голову и взглянул на Никиту.

– Это напоминание о том, что было, и о том, что больше никогда так не будет. Я погубил то единственно прекрасное, что любил. И я не позволю себе повторить эту ошибку. Больше никто не должен пострадать из-за меня!

– Это так…

Никита не знал, что сказать. История потрясла его. Теперь понятно, почему Роман не заводит серьёзных отношений. Почему так резок, когда Никита начинает к нему приставать. Он и хотел бы ответить парню взаимностью, но не хочет, чтобы тот пострадал от него.

– Можно мы больше не будем об этом говорить?

– Да, Ром, конечно.


А на утро до Никиты дошло.

Он как раз допивал дорожный кофе 3-в-1, прежде чем сквозь жалость и безмерное чувство любви к Роману пробился первый росток логики.

– Рома! А сколько из того, что ты мне вчера наплёл, правда?

Роман Викторович посмотрел на него с неодобрением, словно бы оскорбился на то, что его назвали выдумщиком, потом картинно закатил глаза и показал сложенные вместе большой и указательный пальцы.

– Может, раза в два меньше.

– Отлично. А то я уже думал вновь впасть в восторженно-щенячье состояние.

– Какое-какое?

– Ну, с глазами, полными восторга и обожания, и штанами, описанными от радости, стоит мне тебя увидеть.

– Так сильно меня любишь?

– С каждым разом всё меньше. Спасибо. Твои уроки помогают.

Роман улыбнулся и подмигнул. Щенячье состояние, пока ещё не вытесненное из головы Никиты, встрепенулось и радостно завиляло хвостиком. Никита тяжело вздохнул. И это пройдёт.


Всю следующую неделю ему снились поезда, их разговор с Ромой, его большие руки и шрам на безымянном пальце. Больше бороться со своими чувствами он не стал. Любит и любит. Кто не любил в своей жизни? Может, даже Роман любил. Если именно эта часть его истории правда.

Генеральный отшил Никиту, как только они вернулись. Вызвал к себе и поставил точку в их отношениях. К нему вернулся бывший с сыном, и Иван Палыч принял решение восстановить разорванные когда-то семейные узы.

Никита ничуть не расстроился. Во-первых, эту связь он и сам не считал за отношения. А во-вторых, все мысли были снова заняты совсем не тем. Чтобы отвлечься от своей зацикленности на наглом начальнике, Никите завёл парочку романов на стороне. Ни во что большое они не переросли, но он к этому и не стремился.


– Ник, тебя Роман Викторович вызывал!

Никита даже до рабочего кабинета не успел дойти. Секретарь перехватил его в коридоре. Никита махнул ему рукой, дошёл до рабочего места, оставил там сумку и пошёл к Роману. Постучал и сразу вошёл.

– Вызывали, Роман Викторович?

– Вызывал. По личному вопросу.

Никита подошёл к столу, но садиться не стал.

– По личному вопросу к личному психологу, Роман Викторович.

– Поязви мне ещё! У меня в субботу день рождения. Хотел пригласить тебя…

– Я занят!

– Я не сказал в какую именно субботу.

Никита усмехнулся. От этого человека ничего хорошего ему ожидать не приходилось. Скорее всего и это приглашение выльется в очередную жёсткую издёвку.

– Роман Викторович, я вот сейчас стою вспоминаю свой график. Боюсь все мои субботы заняты на ближайшие лет десять. И воскресенья тоже.

– У тебя всех такой ответ или только для меня?

– Только для вас! Вы же знаете, я вас так люблю!

Никита послал Роману воздушный поцелуй и ушёл. А через пару минут на телефон пришло сообщение с адресом и временем праздника. Никита фыркнул. Ни на чей день рождения он ехать не собирался. Однако, весь день он то и дело ловил себя на мысли, что думает об этом предложении. Ты серьёзно? Поедешь? Чтобы Роман поднял тебя на смех, поиздевался всласть, а потом выкинул пинком под зад?

«Я уверен, Роман так не поступит! – убеждал сам себя Никита. – Он поступит раз в десять хуже!»

Так, под невесёлые мысли о очередном заготовленном для него издевательстве, он доработал до вечера. И только добравшись домой, вздохнул свободно.

Впереди два выходных. И день рождения у Романа. Никита закатил глаза и взвыл. Ты когда-нибудь забудешь о нём? За закрытыми глазами возникли картинки знакомых глаз, рук, губ, и он снова взвыл. Это никогда не перестанет его мучить.

На следующий день мысли Никиты регулярно возвращались к приглашению. Он не хотел об этом даже думать, но к вечеру знал, как проехать к ресторану и сколько стоит такси туда и обратно. Когда до назначенного времени осталось около часа Никита поймал себя около распахнутого шкафа с одеждой.

– Ты что, собрался ехать? К нему?

Вопрос, заданный вслух, уже не показался ненормальным. Никита переоделся. Он понимал, что поступает глупо, но перебороть себя не смог. Остатки здравого смысла позволили ему остаться дома, но он был празднично одет, а на столе на кухне ждали свечи и охлаждённое шампанское.

Никита открыл шампанское, налил полный бокал и, отсалютовав в воздух, сказал:

– С днём рождения, Рома!


Раздался звонок в дверь.

– Убирайтесь! Никого не хочу видеть.

Никита попытался налить себе ещё. Полупустая бутылка чуть не выскользнула из рук, когда звонок раздался снова. Раздражительно громко. Никита выругался и направился к двери.

– Что надо?! Щас как…

Он распахнул дверь, и фраза оборвалась. На пороге стоял Роман. Он внимательно осмотрел Никиту с головы до ног, и от этого Никиту бросило в жар. Взгляд был изучающий и достаточно откровенный, чтобы сразу понять, зачем Роман пришёл. Он указал на бутылку.

– Что-то отмечаешь?

– Твой день рождения.

Голос Никиты дрогнул, и он закашлялся. Роман перешагнул порог и закрыл за собой дверь.

– Не будешь против, если виновник торжества присоединится?

Ответить Никита не успел. Роман достал из-за спины вторую руку и протянул ему белую розу. Твой любимый цветок. Роман забрал у него бутылку и сделал несколько больших глотков. И эта пауза ненадолго вернула Никите способность мыслить.

– Уходи.

– А ты прогони меня.

Роман подошёл и поцеловал его. Никита почувствовал, как земля уходит из-под ног. Он застонал, прекрасно понимая, что об его чувства снова вытрут ноги. Но руки уже шарили по одежде Романа в поисках его жаркого тела.

– Уходи. Уходи. Уходи. Пожалуйста, уходи!

Он почти плакал, но ничего не мог с собой поделать. Роман владел им безраздельно. Тело отказывалось подчиняться разуму, отдавая себя любимому. Сильные властные руки скользнули за спину и опустились на ягодицы. Никита запрокинул голову и застонал. Так часто представлять себе это в мечтах и наконец испытать на себе было невероятно. Роман прижался к нему.

– Скажи это ещё раз, и я точно уйду!

Никита прикусил губу. «Останься! Останься! Останься!» Ты знаешь, что будет. Никита замотал головой и шепнул:

– Останься. Я люблю тебя.

Он замер, ожидая худшего, но Роман не ушёл и не оттолкнул его. Наоборот, приблизился и поцеловал. Никита отбросил все мысли в сторону, заглушил брюзжание внутреннего голоса стонами и ответил на поцелуй. Вся вселенная сжалась до размера этого коридора с тихим шорохом одежды, жаркими прикосновениями и поцелуями. «А завтра будет завтра», – подумал Никита, увлекая Романа за собой в спальню.

* * *
На утро Никита проснулся чуточку разбитым и до невероятного счастливым. Он посмотрел на спящего рядом Романа. Тот зашевелился и открыл глаза, что-то невнятно пробормотал, щурясь от яркого света, притянул его к себе и снова затих. Никита был так близко, что ощущал его биение сердца. Он поднял руку и погладил Романа по щеке. Тот, не открывая глаз, сказал:

– Отвали! Спать хочу.

Никита оттолкнул Романа, укладывая того на спину, и сел сверху. На душе было тепло и уютно.

– Люблю тебя!

Роман приоткрыл один глаз и застонал, прикрывая лицо рукой.

– Опять ты… Лучше прикурить дай.

Никита дотянулся до полочки над кроватью, зажёг сигарету, зажал её в губах и наклонился. Роман поцеловал его, забирая сигарету и затянулся. Никита улыбнулся.

– Мне так хорошо сейчас. Хотя головой я понимаю, что это не на долго. Но я так давно хотел сказать тебе эти слова.

Он взял сигарету из рук Романа, затянулся и выдохнул дым в потолок. Наклонился к Роману, ложась на него, и быстро-быстро заговорил, боясь передумать в последний момент:

– Пока у меня есть возможность, я скажу: ПОШЁЛ НА ХУЙ!

– М?

– Не мычи – выметайся!

– Ты уверен?

– Больше, чем когда-либо.

– Разлюбил, значит?

Никита грустно улыбнулся. Нет, его чувства никуда не пропали, но он не хотел, чтобы Роман послал его первым. Затащить этого мужика в постель и кинуть было его давней мечтой. И пусть его будет продолжать ломать от любви, но отступать он не собирался.

– Люблю. Но ещё одно слово, и твои вещи вылетят вперёд тебя на лестничную клетку!

Никита пригрозил Роману пальцем, а тот засмеялся.

– Даже кофе не предложишь любимому мужчине?

Никита встал, под пристальным взглядом собрал чужую одежду в охапку и ушёл. Роман нагнал его в коридоре, но останавливать не стал. Проследил, как его вещи вылетают из квартиры и вышел следом. Уже проходя мимо Никиты к двери, поцеловал того в щёку и сказал:

– До понедельника, дорогой!

– До понедельника, любимый!

Ответ Никиты сильно заныл болью в сердце, но он решительно захлопнул за Романом дверь и вздохнул свободно. Постояв недолго в коридоре, он пересилил в себе желание проследить в глазок, что делает Роман. Что-что, одевается он! Никита вспомнил, как Роман выходил мимо него абсолютно голый. Желание посмотреть в глазок загорелось с новой силой, но Никита улыбнулся, оттолкнулся от двери и пошёл в душ, напевая вполголоса:

– Нравится мне, когда ты голенький по квартире ходишь. И откровенно заводишь.

Настроение было на высоте. Он заполучил тот секс, о котором так долго мечтал. Целую ночь с любимым. И послал его, как когда-то и хотел. А чувства что? Пройдут рано или поздно.

Никита поднял лицо навстречу тугим струям воды. В душе его царил покой.

Послесловие

Никита собрал все договора в стопку, переложил в папку и застегнул.

– Михалыч, я пойду работу сдам.

– К Роману?

– Ага.

– Хорошо. Давай. Удачи!

Старший юрист махнул ему, не отрывая взгляда от экрана компьютера. Никита вышел. Около курилки затормозил, но решил, что сначала надо сдать работу, а потом можно будет и покурить. Он свернул один раз, второй и оказался около двери самого дальнего кабинета. Никита поднял руку, чтобы постучать. В кабинете послышался сдавленный стон. Никита замер и прислушался. Ну да, так и есть, из-за двери раздавались размеренные шлепки. Никита нахмурился: придётся задержаться. Он прислонился спиной к стене и задумался. Прошло почти четыре месяца после дня рождения Романа, на котором он завалился к нему в квартиру и затащил в кровать. За это время в жизни почти ничего не изменилось. Ну, Димка замуж вышел. Ходить к Роману в кабинет он перестал. Кажется. Или просто не попадался. Никита улыбнулся, достал сигареты и взглянул назад. Может, успеет сгонять в курилку? Хотя, если новенький фаворит Романа будет хорош, то Рома и у себя в кабинете разрешит закурить, пока будет проверять выполненную работу. Никита убрал пачку обратно в карман. Подождём.

Вскоре звуки за дверью стали громче и чаще, а затем затихли. Никита дал любовникам время натянуть штаны, постучал и сразу вошёл.

– Роман Викторович, готовы документы по складам. Вы просили сразу занести.

Роман Викторович сидел за столом, зажав в зубах сигарету и шаря по карманам в поисках зажигалки. Около свободного стола стоял растрёпанный Иван. Никита и бровью не повёл. Его бывший, вернее даже не состоявшийся бывший, торопливо запихал рубашку в штаны, пробурчал что-то типа «Я потом зайду, РомВиктрыч» и выскочил из кабинета.

– Интересный выбор.

Никита протянул Роману зажигалку, привычно поёжился, когда Роман Викторович коснулся его рук, прикуривая, – руки Романа по-прежнему вгоняли его в восторженно-щенячье состояние, – сел и положил папку с документами на стол. Роман достал из пачки ещё одну сигарету, прикурил от своей и протянул Никите.

– Будем моих любовников обсуждать или работать?

– Работать, Роман Викторович.


О произошедшем Никита вспомнил вечером. Он стоял в душе и мысленно посмеивался над Иваном.

– Чего ржёшь?

Роман залез к нему, добавил горячей, заставляя Никиту отодвинуться к стене, и шумно зафыркал, плескаясь и разбрызгивая вокруг себя воду.

– Про Ваню вспоминал. Так смешно выходит: он меня так и не добился, а ты его – легко.

– Не так уж и легко. Пришлось пригрозить увольнением.

Роман плеснул на ладонь шампуня и теперь в стороны летели брызги и клочки пены. Никита усмехнулся. Наблюдать за любимым мужчиной всегда доставляло ему удовольствие.

– А зачем он вообще тебе понадобился?

– Ну, ты правильно заметил: он тебя не нагнул. А я его нагнул. И тебя нагнул.

Роман притянул к себе Никиту и обнял. И этот взгляд, по-прежнему безразличный, заставил Никиту поёжится. Он до сих пор не мог привыкнуть жить с Романом и смотреть в эти холодные глаза. Он зажмурился, оставляя только тепло близости и ласковые прикосновения.

– Так у тебя это не серьёзно?

– Так у меня и «это» не серьёзно.

Роман сжал его в руках. Никита не обратил внимания на слова. Потянулся к любимому и поцеловал.

– Так зачем же я тебе, если всё это не серьёзно?

– Ты лучший. А я достоин только лучшего.

Никита рассмеялся и тихо ответил:

– Я тоже.


Оглавление

  • Красавчика хотят все!
  • Рецепт прост: поматросить и бросить!
  • Прелюбодеяние и наказание
  • Самый близкий человек
  • Я люблю тебя!
  • Заслуженная награда
  • Душевный покой
  • Послесловие