КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615723 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243296
Пользователей - 113002

Впечатления

Serg55 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

а интересно, вторая книга будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Большаков: Как стать царем (Альтернативная история)

Как этот кал развидеть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Гаврилов: Ученик архимага (Попаданцы)

Для меня книга показалась скучной. Ничего интересного для себя я в ней не нашёл. ГГ - припадочный колдун - колдует но только в припадке. Тупой на любую учёбу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Zxcvbnm000 про Звездная: Подстава. Книга третья (Космическая фантастика)

Хрень нечитаемая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Зубов: Одержимые (Попаданцы)

Всё по уму и сбалансировано. Читать приятно. Мир системы и немного РПГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: Совы вылетают в сумерках (Исторические приключения)

Еще один «большой» рассказ (и он реально большой, после 2-х страничных «собратьев» по сборнику), повествует об уже знакомой банде нелегалов и об очередном «эпизоде» боестолкновения с ними...

По хронологии событий — это уже послевоенный период, запомнившийся многолетней борьбой «с очагами сопротивления» (подпитываемых из-за кордона).

По сюжету — двое малолетних любителей (нет Вам наверно послышалось!)) Не любители малолетних — а

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: 22 июня над границей (Исторические приключения)

Ну наконец-то автор решил «сменить основную тему» с «опостылевших гор» на что-то другое... Так, несмотря на большую емкость рассказов (при малом количестве страниц), автор как будто бы придерживался некоего шаблона, из-за чего многие рассказы «по своему духу» были чем-то неуловимо похожи (хотя они никак между собой не связаны — ни по хронологии, ни по героям или периоду). Но тут автор, (все же) совершенно внезапно «ушел», от «привычных

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Твоё истинное лицо [Натали Эглит] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Натали Эглит Твоё истинное лицо

Он загнал машину во двор, запер ворота. Поднялся на крыльцо, прокрутил ключ два раза влево, один раз вправо и оказался на залитой светом веранде. Шторы на окнах были не задернуты, и в лучах солнца плясали пылинки. На секунду показалось, что он вернулся детство. Нет никакого переводчика-фрилансера Матвея Богородского, обворованного то ли любимой девушкой, то ли нечистым на руку конкурентом. Есть Матвейка, Матюша, отличник и любимчик семьи. Сейчас к нему выйдет дедушка, обнимет и поведет пить чай с яблочным вареньем. Матвей вздохнул. В запахе давно пустующего дома чувствовался тонкий, едва заметный аромат антоновки. Любимый сорт, дед специально для внука посадил несколько яблонь, чтобы урожая хватало на всю зиму. У Василия Александровича яблоки без всякой химии лежали до середины марта, оставаясь вкусными и сочными.

«Странно, запах держится, а яблоки уже лет пять тут никто не хранит», – Матвей скинул с плеча рюкзак на пол, внутри что-то грохнуло, он чертыхнулся и полез проверять бутылку вискаря. «Гленфиддик» оказался цел, а вот банка помидор в собственном соку треснула и залила всё, что лежало в рюкзаке. Зрелище получилось жутким. Казалось, он привез на дачу не одежду и продукты, а свежеубиенный труп, причем уже заботливо расчлененный. «Вот так надо было с Игорьком разделаться. Журавлев, ты скотина плагиаторская», – Богородский вытаскивал джинсы, футболки, кроссовки и представлял, что это останки конкурента-переводчика. Хотя справедливости ради, надо признать, что Игорь был лишь одним из троих, имеющих доступ к ноутбуку. Подтвердить, что вор именно Журавлев, Матвей не мог. «Да какие ещё нужны доказательства?! Он единственный, у кого была причина для кражи и кто мог быстро доделать последнюю главу с эпилогом. Таня по-шотландски знает десяток слов. Если подозревать её, тогда и господина директора запишем в обвиняемые. Но стал бы Альберт Валентинович рисковать репутацией из-за суммы, которую он тратит в месяц на рестораны? Маловероятно», – запихнув всё в стиралку, Матвей нажал на кнопку и убедился, что допотопная техника в рабочем состоянии. Пора было выгружать из «Гранты» остальные вещи.

Очевидно, что он задержится здесь надолго – странная история с переводом книги шотландского астронома, который оказался у директора издательства «Твист» под авторством совершенно другого человека, оставила Матвея без денег.

Всё началось неделю назад. В тот пятничный вечер Богородский заканчивал десятую главу и звонок Татьяны, невесты и по совместительству редактора издательства, был как ветчина в супе «Том Ям» – ну очень неожиданным. Танечка обиженным голосом поинтересовалась, почему Матвей разорвал контракт с издательством, нарушил условия договора, сделал всё это по электронной почте и не предупредил её. Таню уже три раза вызывали на ковёр, а он весь день не берет трубку!

В понедельник директор предъявил письмо, отправленное с почты Богородского и с его цифровым факсимиле. Честно говоря, он тогда повел себя некрасиво, уговорив Таню показать перевод. И был в шоке, потому что текст копейка в копейку совпадал с его вариантом. Точнее, это и был его вариант, его работа. В суд Матвей подавать не решился. Как там говорится, «ложечки нашлись, а осадочек остался»? Богородскому было жаль терять репутацию, стоившую дороже денег.

Из-за образовавшейся финансовой бреши пришлось съехать со съемной квартиры. Он мог бы вернуться к родителям, но в двадцать восемь лет сидеть у них на шее Матвею казалось абсолютно неприличным. Так что пришлось набрать заказов и свалить на дачу. «Усадьба» ему досталась по наследству, дедушка и бабушка оставили дом с участком единственному внуку, который терпеть не мог возню с грядками, а помидоры любил только в салате.

Рабочее место Матвей решил устроить в гостиной. Здесь были диван, камин и, что особенно важно, несколько розеток. Через пару часов в камине пылал огонь, отстиранная от томатного сока одежда сушилась на чердаке, а продукты заняли свои места в буфете и холодильнике. Матвей открыл банку кильки, крупно нарезал сало, хлеб и луковицу, начистил целую миску картохи, сваренной в мундире. Банку маслин высыпал хрустальную розетку для варенья. Добавил на поднос вискарь, граненую рюмку, солонку с серой каменной солью и потащил всё к компу. Бутылку дорогого шотландского скотча он купил, чтобы отпраздновать с Таней начало совместной жизни, но отмечать оказалось нечего – невеста не простила просьбы нарушить должностную инструкцию.

После двух серий «Звездных войн» и плотного ужина захотелось спать. Он устроил себе постель и, убаюканный ветром за окном, стал медленно проваливаться в сон. Ощущения были как в детстве, когда взрослые засиживались допоздна, а Матвей засыпал на этом же диване. И как в детстве, сквозь почти сомкнутые веки, он снова увидел проявляющуюся в полированном торце шкафа маленькую дверь. Она светилась по контуру, словно была приоткрыта. «Надо же, дверь в волшебный мир, всё как раньше. Мама бы сейчас сказала, что я фантазёр, а на самом деле это отражается каминная задвижка. Стоп! Каминная задвижка светится?», – сон как рукой сняло. Матвей посмотрел на погасший камин, в котором не было даже крохотной искорки и уставился на шкаф. Да, в нем действительно отражалась дверка. Она была в стене напротив шкафа, деревянная, с коваными петлями, как в книжке кельтских сказок.


Богородский слез с дивана, на цыпочках подошел к дверце и толкнул её пальцем. Створка отворилась без малейшего скрипа, рука Матвея оказалась в норе и… он уменьшился. Ровно настолько, чтобы пройти в дверь высотой сантиметров пятнадцать.

Сердце ушло в пятки, он отдернул руку и сам не понял, как оказался на диване с плотно зажмуренными глазам. Судя по тому, что ноги уперлись в подлокотник, рост вернулся. «Это виски. И слишком плотный ужин. И стресс. Блин, да что за хрень происходит в моей жизни!», – продолжить мысль не получилось, отвлекло лязганье стекла. Он приоткрыл один глаз и увидел маленькую толстую женщину в средневековом костюме, хозяйничающую на столе. Поверх рыжих волос был нахлобучен кружевной чепец, а из-под холщовой юбки выглядывали деревянные сабо и носки в бело-красную полоску. Рукава кофты рыжая закатала, чтобы не испачкать о грязную посуду. Матвей несколько раз моргнул, но видение никуда не исчезло.

Ростом женщина была с годовалого ребенка, тяжелую бутылку держать ей было неудобно и горлышко постукивало о край бокала. Наполнив посуду, дама спрыгнула со стула. Рюмка осталась почти в центре, коротышка попыталась дотянуться, но длины рук не хватило и она пробубнила по-кельтски: «Вот собачий хвост! Я вам что, коза, сигать по табуретам?». Вскарабкаться на высокий венский стул было сложнее, чем с него соскочить. Дама тяжко вздохнула, подтянулась на руках и с размаху закинула ногу на сиденье. Деревянный башмак слетел с дамской ноги, описал над столом дугу, после чего грохнулся в противоположном углу. Карлица зажмурилась, прижавшись к стулу.


– Разрешите вам помочь, – Матвей собрался с духом и встал с дивана.


– Спасибочки, но я на этот стол уже лет сто лазаю, сама справлюсь.


– Вам нужна эта рюмка? – он подошел к столу и переставил виски поближе.


Дама насупилась, но забрала рюмку и засеменила сначала к башмаку, а потом к норе. В отличии от Матвея, она уменьшалась в размерах по мере приближения к двери. А вот рюмка не менялась и на пороге в нору выглядела в руках толстушки как хрустальное ведро на ножке. Дама перешагнула порог и хлопнула створкой так, что железные петли чуть не вылетели из пазов.


Не успел Матвей снова улечься на диван, дверь приоткрылась, в щель показался мясистый нос и ворчливый голос произнес: «Спасибо!».


– Пожалуйста, – ответил Богородский. – Может, вы голодны? Давайте я угощу вас настоящей русской закуской. Сало, картошка, лук и черный хлеб – это очень вкусно…


– Маленькому народцу положено молоко и печенье, а не сало с картошкой, но я не привередливая. Давай свою русскую закуску, – за носом показались рыжие кудри, потом чепец и вот уже леди дошла до стола, скинула башмаки, вскарабкалась на стул.

– Ты Матвей, я тебя помню. Я Бригитта, фейри, – добавила дама и принялась за картошку с салом.

– Фейри в русской глубинке?

– Это длинная история. Местный помещик привез из Шотландии оранжерею. Она когда-то была частью замка. Нас там было много, но замок разрушился, семья разъехалась. Кому-то повезло найти пристанище рядом с бывшим домом, кому-то пришлось перебраться за много миль. Я лет сто жила в этом застекленном огороде, ну и уехала вместе с ним. Здесь нашлось местечко в гостевом флигеле, в самой усадьбе уже были домовые. Флигель снесли, а на фундаменте отстроили дом. И было неплохо, пока здесь жили старшие.


– Я тоже по ним очень скучаю. Может, ещё немного виски?

– Виски я не пью, оно мне для дела нужно. Может, есть компот? Зинаида Егоровна варила очень вкусный.


– Есть минералка и чай. И варенье яблочное.

– Неси!

Матвей принес чай, белый хлеб, банку яблочного варенья и разговор продолжился.

– Имей в виду, скотч я не украла, а взяла в долг. Надеюсь, он у тебя правильный. А то первую порцию зелья я уже испортила.

– Зелья?! – перед мысленным взором Матвея замелькали кадры из мультика про Астерикса и Обеликса. – Это которое тайное?

– Да они все тайные, – фейри легкомысленно махнула рукой. – Местные домовые заказали зелье истинного облика, на водке оно получилось с побочным эффектом. Кто выпьет, начинает рубить правду с плеча и расписывать матрешек. Ну не умею я с новыми ингредиентами быстро договариваться.

– А что это за зелье?

– Будет видно истинное лицо.

– Это опасно?

– Да чего опасного в том, чтобы часик походить с заячьей или волчьей мордой?

– Неси, будем проверять что получилось с виски.

– А ты не трус, как я погляжу.

Бригитта снова спрыгнула со стула и принесла флакон тёмно-синего стекла с плотно притертой крышкой-пипеткой.

– Пахнет апельсином и мятой.

– Ага, мяты целый огород, а апельсины принесли заказчики. В чистом виде никакое зелье не пьют, этого надо отмерить по количеству листочков у счастливого клевера…

Он капнул четыре капли в полупустую рюмку, выпил залпом и посмотрел на Бригитту. У фейри на лице появилось выражение ужаса, а у Матвея – морда буйвола с огромными закрученными рогами.

– Божечки-кошечки, что я наделала! Четыре капли на литр надо, на бутылку три! Ты как был в детстве торопыгой и неслухом, так им и остался. Что теперь с тобой делать-то?

Матвей посмотрел в зеркало. Там отражался свирепого вида зверь с мрачным выражением на морде. Выглядело это эпично. «В таком виде сходить в офис и довести там всех до икоты», – настроение у Богородского было, не смотря ни на что, гусарское.

– Ты же говорила, что зелье действует от силы пару часов?

– Это ежели в нормальной дозировке употреблять, – Бригитта и правда не на шутку расстроилась.

– Понятно. Египетских богов тоже кто-то твоей настойкой напоил? – он попытался пошутить, но фейри юмора не поняла.

– Каких богов?

– Анубис, Бастет.

– А, ты про этих. Вряд ли. Моя бабка постарше собакоголового будет, а рецепт ей достался от её прабабки. А почему ты спросил?

– Ну, хочу понять, на всю жизнь мне этот шнобель, – Матвей смешно шевельнул огромным мокрым носом, – или есть шанс вернуть нормальный человеческий.

– Ладно, пошли, покажем тебя Фрэнгэг, моей бабке.

– Она жива?!

– Да что этой старой карге сделается, – хмыкнула Бригитта.

Она открыла дверь, перешагнула порог и поклонилась Матвею:

– Будь моим гостем, человек.

Шагнув следом, он оказался в зале, с очагом и парой кресел у самой каминной решетки. Из зала были три двери, одна в кухню, где стояла огромная дровяная плита, раковина с умывальником и буфет, копия бабушкиного. За буфетом пряталась деревянная бочка, от которой отчетливо тянуло ароматом антоновки. За второй дверью была спальня, где стояла кровать с горой подушек, лоскутным одеялом и масляной лампой на прикроватном столике. Третья дверь, судя по всему была входной и вела в мир фейри. Бригитта велела идти следом, не отставать и ни с кем не разговаривать. На улице за спиной у фейри появились прозрачные крылышки и ей стоило больших усилий оставаться рядом с Матвеем. Её соплеменники то и дело вспархивали над мощеной булыжником дорогой, оглядывались, хихикали и даже показывали на них пальцем. Кто-то из крылатых мальчишек стрельнул в Матвея из рогатки, но помощь Бригитты не понадобилась. Буйвологоловый просто раздул ноздри и предупреждающе фыркнул, и местная шпана с писком разлетелась.

Идти было недалеко, «старая карга» жила на соседней улице.


– Бабушка, это я, Бритти! Со мной человек, ему нужна помощь.

– Привет, милая. Ну, ты же знаешь правила, людям мы помогаем только по договору и за ответную услугу. Где договор? – старушка была бодрой и обаятельной, несмотря на такой же, как у внучки нос,.

– Договора нет, он был гостеприимен, поделился не только едой, но и скотчем. Настоящим скотчем, понимаешь?

Старая фейри оценивающе посмотрела на Матвея.

– Он не выглядит нуждающимся в помощи, дорогая. С проблемой, которая у него есть, он справится сам, если захочет.

– Что он может сделать с бычьей мордой сам, бабуль?!!

– А что с ней надо делать? Максимум неделя, и всё пройдет, – Фрэнгэг пощупала нос и рога. – Ты сварила отличное зелье, крошка, я тобой горжусь.

Рост вернулся, как только он снова оказался в гостиной. Выходить из дома с мордой вместо лица было страшновато и Матвей, помаявшись от скуки, принялся за заказы. Бульканье смс-ок об оплате успокаивало нервы и добавляло уверенности в завтрашнем дне.

На третий день пропали рога, шерсть с ушей (кстати, и сами они тоже здорово поуменьшились), нос посветлел и стал всего лишь в два раза больше прежнего. Матвей засобирался в магазин и в этот момент раздался звонок. «Альберт Валентинович» – высветилось на экране.


– Добрый день, – он решил, что ответит, хоть и не планировал больше сотрудничать.


– Здравствуйте, Матвей. Мне не удобно вас просить, но нужна ваша помощь. В книге, похоже, допущена ошибка. Я мог бы подъехать, куда вы скажете, чтобы обсудить ситуацию.


– Думаю, вам нужно обсудить ситуацию не со мной, а с исполнителем. Это же его ошибка.


Директор помолчал, а потом неохотно признался:

– Исполнитель получил деньги и не выходит на связь. Так вы поможете?


– Мне надо подумать. Я перезвоню через полчаса.

Тратить время на раздумья Матвей на самом деле не собирался. Он постучал в маленькую деревянную дверь, которая, по мере превращения морды обратно в лицо, тоже становилась всё призрачнее, но пока ещё была видна. Через минуту она приоткрылась, в щель высунулся мясистый нос.


– Чего тебе?


– У меня деловое предложение. Ты ведь не вылила то зелье на водке с побочным эффектом?

Директору он позвонил после того, как Бригитта принесла зелье и провела подробный инструктаж. Договорились встретиться в кафе рядом с офисом, если, конечно, директор привезет Игоря и Татьяну. Альберт попробовал удивиться, зачем нужны редактор и ещё один переводчик, но Матвей уперся, что это принципиальное условие. Директор поклялся, что придут втроём.

Кафешка была так себе, но здесь имелся шанс угадать марку виски. В ближайшем КБ, где Богородский покупал любимый сорт пломбира, затаривался и бармен. Матвей, стоя в очереди, регулярно изучал алкогольную карту заведения прямо в покупательской корзине.

Столик он забронировал на час раньше назначенной встречи. Заказал нарезки, салат, виски и пока ждал заказ, сидел словно на иголках. Процесс добавления зелья был самым слабым пунктом в его плане, но фортуна внезапно сменила гнев на милость, и бутылка оказалась в точности такой, как купил Матвей. Поменять их местами получилось незаметно. А волшебный антидот, который ему выдала Бригитта, Богородский выпил ещё в такси.

Трое подозреваемых пришли минута в минуту, и обстановка за столом сразу же накалилась. Матвей почувствовал, как в душе поднимается ярость и сдерживался только из-за желания узнать правду. Таня не скрывала своего недовольства, а Игорь прятал нервозность за дурацкими шуточками. Спокоен был только Альберт. Матвей разлил виски, дождался, когда все возьмут бокалы и выдал подготовленный спич:

– Ситуация сложилась странная. Мы потеряли доверие друг к другу и это здорово осложняет всем жизнь. Давайте выпьем за здравый смысл и попробуем наладить сотрудничество. До дна!

Все чокнулись и… Даже Матвей, знающий, что должно произойти, вздрогнул, когда за столом оказались конь, барсук, буйвол и лиса.

– Ти-ха! – буйвол встал, навис над столом и через секунду снова превратился в человека. – Это с вами сделал я. Сейчас вы расскажете мне всю правду или…

Трое загалдели разом.

– Я наврала про причину нашего расставания. Я просто тебя не любила и подвернулась партия получше, – выпалив признание, лиса зажала морду руками.

– Я детектив, а не переводчик. Ни слова не понимаю по-шотландски, знаю только английский. Слежу вот за этим хреном, потому что на его счету куча махинаций, – барсук кивнул на коня.

– Перевод украл я, жалею, что сделал это рано, нервы не выдержали. И письмо тоже отправил я, и слухи распускал. У меня кредит и ипотека! – сказал конь-Альберт

– Достаточно, – Богородский обвел всех тяжелым взглядом.

– Сейчас вы выпьете воды, подождете час и ваша внешность станет нормальной, – он поставил на стол бутылку, пальцем, как пистолетом, ткнул коня в костюме. – И только попробуй издать мой перевод.


Эпилог

Крафтовую картонную коробку он вытащил из машины в первую очередь. Крепко прижимая её к себе, поднялся на крыльцо, открыл дверь и потянул носом. Аромат антоновки по-прежнему витал в воздухе. Богородский довольно хмыкнул и пошел за пакетом с продуктами. Через полчаса на плите уютно посвистывал чайник, ноут светил экраном на столе, рядом стояла любимая кружка с чаем и банка яблочного варенья. Старинные часы тикали, неторопливо отсчитывая крупинки времени. Наконец стрелки дотянулись до двенадцати, пробило полночь и в стене появилась дверь. Матвей поставил коробку на пол и постучал. Дверь приоткрылась, в щель высунулся мясистый нос.


– Чего тебе?

– Выходи, я принес подарок. Теперь ты сможешь сама варить настоящий скотч, – Матвей показал на коробку.

Из-за двери вслед за носом появились рыжие кудри, потом кружевной чепец… Маленькая толстая женщина вышла в гостиную, открыла коробку и всплеснула руками:

– Мне ни в жисть в этом не разобраться!

– Ну, если пригласишь на яблочный сидр из антоновки, то я расскажу, как работает эта чудо-техника, – и Матвей помахал руководством по эксплуатации к перегонному кубу, в народе именуемому самогонным аппаратом.