КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 626273 томов
Объем библиотеки - 990 Гб.
Всего авторов - 247331
Пользователей - 114849

Впечатления

mmishk про Велесов: Шлак (Боевая фантастика)

Шо, опять его залили?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Путилов: Квартирник (Детектив)

Я лично не против незавершенных текстов, но предупреждать же надо. Вещь в процессе, напиши "незаконченное..."

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про АНТОН228: На самом дне (Попаданцы)

Мальчуковые страдашки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Матвей Лодыгин: Почта СССР (Социально-философская фантастика)

очень нетривиально, хорошо читается, умно написано, изящно завершено.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Маркс Карл про Иванов: Здравствуй, 1985-й (Альтернативная история)

Невозможно прочитать!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Маркс Карл про Иванов: Здравствуй, 1984-й (Альтернативная история)

Невозможно прочитать!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Маркс Карл про Иванов: Здравствуй, 1984-й (Альтернативная история)

Невозможно прочитать!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Акселератор жизни. Слой первый [Сергей Соколов] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Акселератор жизни. Слой первый

От автора

Это первая книга второй части серии, которой предшествуют события https://author.today/work/series/15445 (7 книг)

https://author.today/work/139199 = Первая тут


Почему серия разбита на части? — По той причине, что главный герой завершил основную фундаментальную задачу. Теперь перед Айзеком Герасом стоит новая задача (соответственно новая часть цикла)


Можно ли начать чтение с этой книги, минуя первую часть цикла? — Можно. Сюжет будет вполне понятен, но некоторые моменты в характерах героев останутся нераскрытыми, и даже могут показаться спорными.

Глава 1

Петроградская ратуша. Зал княжеского собрания.

По трибунам заполненного битком зала, гуляли напряжённые шепотки. Публика, состоявшая в большинстве своём из глав княжеских родов, с угрюмым видом, стараясь скрыть своё тревожное настроение, облизывала взглядом пустующее место докладчика. Подобные заседания княжеского совета были обыденностью для Петроградской знати, и проходили два раза в неделю по вторникам и четвергам. Но сегодняшнее заседание, выпавшее на последние дни лета имело серьёзное отличие ото всех предыдущих. На то было несколько объективных причин, самая веская из которых вручение бланка «явки» лично на руки каждому главе рода под родовую печать. Зачастую не все благородные посещали княжеское собрание, делая выбор в пользу личных насущных хлопот. Но когда вынужден поставить свою родовую печать рядом с горящим магией эфира императорским гербом, то это исключает все житейские надобности. Этим и отличалось сегодняшнее заседание, проводимое по инициативе Иоана VII, императора Российской Империи. Все присутствующие терялись в догадках, ведь никто из них заблаговременно не получил на руки записки с темами собрания, как это было положено. Накал страстей увеличивало обилие прессы в зале, как местных газетчиков, так и столичных акул пера.

Градус нервозности резко возрос, когда широкие двери зала заседания открылись, а внутрь строем зашагали лейб-гвардейцы Иоана, распределяясь по зоне докладчика.

Тем временем….

Элитный жилой комплекс. Секция Мышкиных.

- Начинается… — С лёгким беспокойством сказала Мальвина, бросив торопливый взгляд на Мэйли, сдвигая планшет, чтобы молодой княгине лучше было видно стрим княжеского собрания. — Должно быть это то, о чём говорил Стас.

- Вот же ужара скользкий! Соскочил, как всегда! — Недовольно рыкнув, Зоя с разбега плюхнулась на диван между девушками, толкая миниатюрным плечом Мэйли. — Майка, а Стасик не звонил ?

- Зоя, ты у меня час назад спрашивала. — Напомнила молодая княжна золотоволосой голубоглазой девчушке лет двенадцати на вид, внимательно глядя в планшет.

- Мало ли… — Многозначительно изрекла княжна Ермолова, после чего последовало неожиданное заявления. — Хоть ты и ниндзя, Майка, но дурёха. Могла бы что-нибудь придумать, чтобы его не оставлять одного.

- Зой, ниндзя — в Японии, а я китаянка. — По обыкновению пояснила Мэйли подруге.

- А может ты ему сама позвонишь ? — Предложила Зоя, хитро посматривая на княгиню Мышкину. — Неужели тебе не интересно, чем сейчас занимается твой муж?

- Духовный муж. — Поправила генеральскую внучку бывшая принцесса рода Тяньжань, никак не реагируя на подначивания княжны Ермоловой. — И раз ты так соскучилась, то могла бы и сама позвонить.

- Соскучилась ? Вот ещё! Всяким кобелям я не названивала! — Зоя фыркнула, высокомерно задрав нос. — Он уже завтра самолётом в Петроград вылетит, - чуть тише добавив, немного смущённо. — Скучно просто без него.

- Да тихо ты, язва! — Шикнула на Ермолову Мальвина, толкая плечом княжну. — Вот же неугомонная….

- Слушай, вобла белобрысая, с тобой никто не разговаривал. — Огрызнулась Зоя, толкая плечом в ответ, но с комплекцией девушки это не возымело ожидаемого эффекта.

- Никаких манер… Ещё княжна славного рода Ермоловых называется. — Невская младшая разочарованно покачала головой. — Неудивительно, что Стас решил задержаться. Он от тебя отдохнуть хотел.

- Пользуйся тем, что под пацана стрижена. — Зоя тряхнула своими золотыми кукольными вьющимися кудрями. — А то я бы тебе волосёнки-то проредила.

- В таком состоянии ? Пфф! Не смеши, малявка. — Мальвина усмехнулась, но видя, что Зоя начинает обижаться на такое обращение потрепала девушку по волосам. — Не нервничай ты так. Все за эти две недели соскучились, не только ты.

- И зачем он решил задержаться в этом тупом монастыре ? Хорошо отдыхали ведь! Приехали бы все вместе… - Княжна Ермолова ударила кулачком по открытой ладони. — Точно! Он переключился на мужиков! Хотя, нет… Бред несу. Стасик по юбкам у нас. А может… ? Мужики в юбках!

- Зой, тихо! — Бросила торопливо Мальвина, устремив всё свою внимание на экран. — Начинается….

Многие князья затаили дыхание, ожидая увидеть императора. Словно в насмешку, когда вереница гвардейцев иссякла, двери несколько минут оставались открытыми, будто приглашая кого-то.

Ненадолго присутствующие вздохнули с облегчением, когда из дверей появился знакомый всем распорядитель княжеского собрания, но через секунду все до единого главы родов встали со своих мест, и вытянувшись в струнку преклонили головы. В зал торопливо вошёл ещё один человек, но не ожидаемый всеми император.

Остановившись возле трибуны докладчика, черноволосый мужчина лет сорока пяти на вид, вытянув руки по швам, быстро преклонив голову в знак приветствия, пристукнув пятками туфель, занял место за конторкой. Сразу после этого, пара служащих ратуши, появившихся с противоположной стороны зала из дверей служебного входа, положили перед докладчиком пару папок с бумагами, быстро удалившись.

— Присаживайтесь, господа. Прошу прощение за опоздание. Возникли сложности с подъездом. — Тонкие губы брюнета с вихрящимися волосами растянулись в нитку дружелюбной улыбки. — Многие меня знают, но я всё равно представлюсь….

Брюнет, сохраняя на лице добродушную улыбку, медленно обвёл взглядом трибуны зала, поправив бумаги лежащие перед ним.

— Я советник его Величества, второй перст императора, князь Дмитрий Евграфович Давыдов, глава дома Давыдовых. — Закончив представление брюнет кивнул, дёрнув крыльями тонкого носа. — Император поручил мне ознакомить Петроградских князей с новым пакетом реформ. Сразу хочу сказать, что изменения носят кардинальный характер, затрагивая систему управления Российской Империи, межродовые отношения, законодательную базу Княжеского Кодекса и титулярное уложение. Все изменения в первую очередь направлены на упрощение и повышение эффективности управления Империей. Теперь, коротко об основных моментах реформирования, а потом мы рассмотрим всё подробнейшим образом. Да, господа… Постарайтесь меня не перебивать.

По залу пронеслось эхо шепотков и коротких возгласов шедших в отказ князей, мол «как можно перебивать уполномоченного самим императором докладчика». Давыдов на это лишь хмыкнул, качая головой.

— Не торопитесь с выводами, господа. Некоторые моменты могут показаться вам довольно спорными. Например… — Второй по силе маг Российской империи театрально затянул паузу, вызвав тем самым повышенное внимание к себе, и постучав пальцем по микрофону, продолжил. — Например… Указ императора за номером 203 «Об упразднении княжеского собрания и заменой его «Советом приближенных князей».

После этих слов поднялся гвалт голосов. Многие из глав княжеских родов даже повскакивали со своих мест, но в поднявшемся гуле было сложно что-то расслышать. Судя по спокойному лицу князя Давыдова, реакция Петроградских князей была для него вполне предсказуемой. Настолько предсказуемой, что перед началом его речи все микрофоны на местах были выключены.

— Господа! К порядку! Не нужно шуметь! — Подал голос распорядитель стоявший поодаль от второго перста, на что князь Дмитрий, лишь махнул рукой.

— Не нужно, Семён Анатольевич. У нас предостаточно времени, можем и задержаться. Хоть до утра….

Сказанная в микрофон Давыдовым фраза, как ни странно, возымела успех. Шум стал утихать, а в зале, более чем на трети столов глав княжеских родов, замигали красные полоски световых маркеров. Это означало, что у присутствующих есть важные вопросы к докладчику, требующие незамедлительного ответа.

— Хорошо. Давайте немного поясню, чтобы отсеять часть вопросов. — Выждав момент начал говорить князь Дмитрий. — Сразу скажу, что это не переименование. Существующая модель показала себя неэффективной. Основная причина в распределении власти между большим числом персоналий. На сегодняшний день в княжеском совете насчитывается почти пять сотен участников с правом голоса, но нет ни одного ответственного лица за коллективное решение вышеупомянутого совета. В «Совет приближенных князей» войдёт всего девять глав родов, назначенных Великим Князем Петрограда.

После произнесения данного титула, в зале повисла вязкая тишина, чем тут же воспользовался Давыдов, полностью захватив инициативу.

— Всё верно, господа. Титулярный табель, княжеский кодекс, и ещё десяток положений претерпели некоторые изменения. Я привёз с собой из столицы по экземпляру в новой редакции для каждого из вас. Позже мои помощники раздадут их каждому. — Пользуясь всеобщим смятением, второй перст Иоана продолжил свою речь. — Император посчитал, что очень сложно управлять Российской Империей как единым объектом. Потому, не побоюсь этого слова — «первопроходцем» для реформирования был выбран Петроград. С сегодняшнего дня Петрограду присвоен статус субъекта империи, которым будет управлять самый достойный представитель из глав княжеских родов.

— Один князь?! И как же будет определяться этот «самый достойный»? — Довольно громко выкрикнул кто-то из зала. — Вообще! Для чего это?! Чем старая система не устраивала?

— Отсутствием контроля на местах и ответственных лиц. — Без промедления ответил князь Давыдов, вновь обведя взглядом собравшихся. — Сначала Петроград, а в дальнейшем и вся Российская Империя будет разделена на субъекты. Отвечать за каждый из субъектов будет назначенный императором Великий Князь. Он же будет отчитываться лично перед императором о проделанной работе и осуществлять местное управление. Выбор кандидатов в «Совет приближенных князей» в компетенции Великого Князя. В титулярных табелях новой редакции всё это….

— Это безумие! — Вскрикнул один из князей, рассчитывая, что в общей массе останется незамеченным, но его голос был настолько звонким и визгливым, что окружающие его главы княжеских родов обернулись в сторону говорившего. — Извините за столь резкое выражение Дмитрий Евграфович… — Замялся краснощёкий мужчина с бегающими маленькими чёрными глазками, решая представиться. — Князь Добровольский. Игорь Добровольский, и… Я не это хотел сказать. Я имел ввиду, что девять князей, а тем более один назначенный императором «наместник», ммм, назовём пока так, мда-с… Не справятся они со всеми функциями, которые возложены на княжеское собрание. Я только это подразумевал….

— Вы действительно так думаете, князь Добровольский? Добровольский… Знакомая фамилия. Вспомнил. — Лицо Давыдова на мгновение скривилось в некой брезгливости, но тут же восстановило свой добродушный вид. — Выскажу сугубо своё мнение, но думаю подобной логикой руководствовался и наш самодержец. Княжеское собрание носит лишь совещательный характер, а все его полномочия определены княжеским кодексом.

— Позвольте не согласиться, князь Дмитрий. — Добровольский быстро огляделся по сторонам, ища поддержки. — Именно княжеское собрание является гарантом соблюдения кодекса.

— Являлось. — Тут же поправил князя Давыдов, делая акцент на прошедшем времени. — Теперь этим буду заниматься я, пока император не назначит Великого князя Петрограда. Не удивляйтесь так, князь Добровольский. До назначения Великого князя я буду исполнять все соответствующие этой должности обязанности.

— И даже решением межродовых споров? — Удивился князь Игорь, но Давыдов тут же парировал.

— Это самое лёгкое, если игнорировать лишние процедуры. Могу вас заверить, что я довольно компетентен в подобных вопросах. Приведу простой пример из недавних событий, чтобы у вас не осталось сомнений. — Давыдов хитро прищурился, буравя взглядом князя Игоря. — Меньше двух месяцев назад, в этом зале уважаемый князь Станислав из рода Мышкиных давал объяснения по поводу убийства верховного прокурора, а позже и мэра Петрограда. Припоминаете?

— Как же такое забыть!? — Заохал князь Добровольский, всплеснув руками. — Просто вопиющий инцидент!

Тем временем….

Элитный жилой комплекс. Секция Мышкиных.

- Рррр! Пёсья кочерыга! Гнус краснощёкий! — Зоя сжала кулаки и подобралась, начиная напоминать рассерженного котёнка. — Вот приедет Стасик, я ему всё расскажу, как этот червь калач на него крошил! Быстро с этого олуха шкуру спустит! Пусть сыпет загривок пеплом! Он ему покажет пару своих стрёмных магических техник! Прокурора разделал, мэра разделал, а этого увальня….

- Боюсь, что с этим могут возникнуть проблемы, Зоя. — Спокойно сказала Мэйли, краем глаза взглянув на подругу. — Его новая сила… Помнишь ? У него сейчас не те возможности, что раньше. Многие магические техники теперь для него недоступны.

- Да, точно. — Княжна Ермолова слегка поникла, надув губы, складывая руки на груди. — И как так получилось ?

- Рассказывала ведь уже… Стас нашёл способ выйти за пределы своего мастерства. Он перешагнул через ступень, которая раньше считалась непреодолимой и обрёл новую силу, утратив большую часть старых возможностей. Теперь ему нужно научиться ею пользоваться. Именно по этой причине он решил задержаться в монастыре Сакья. Для поиска ответов….

- Майка, обожаю когда ты начинаешь шпарить, как в аниме. Жуть как загадо ш но! — Зоя захихикала, потирая ладони. — Уверена, что у Стасика всё получится!

- Да, девчат! Тихо! — Напомнила о себе Мальвина Невская, указывая пальцем на экран. — Сейчас пропустим, потом запись придётся смотреть!

- Какие мы с у рьёзные! Беее! — Зоя показала язык, задирая нос, но наткнувшись на осуждающий взгляд, вновь надула губы. — Ну, ладно-ладно… Понимаю. «Эти» дни приближаются, вот ты такая и….

- Зоя!

- Всё-всё…Молчу… Гыыы!

— Несомненно, князь Игорь. — Согласился второй перст Иона, смешливо поглядывая на краснощёкого князя. — Потратить два заседания, десяток килограмм бумаги на документацию, устроить пару никому ненужных голосований. Вопиющее невежество.

— Позвольте, князь Дмитрий, но мы должны были выяснить, был ли князь Мышкин в своём праве….

— Выяснить? — Так же насмешливо переспросил Давыдов, которому не требовался ответ. — При наличии неопровержимых доказательств того, что верховный прокурор организовал покушение на главу рода Мышкиных, князя Ставра, понадобилось что-то выяснять? Насколько помню, в Княжеском кодексе чётко говорится, что бывает в подобных случаях. А с мэром Орловым? Имело место быть прямое нападение на сына Ставра, Станислава Мышкина… Десятки свидетелей, но княжескому собранию вновь понадобились объяснения, несмотря на наличие нескольких десятков актов свидетельских показаний и видео с места происшествия. Кажется именно вы выступали одним из инициаторов вызова молодого князя для дачи разъяснений….

— Князь Дмитрий, помилуйте! Я не могу единолично принимать подобных решений. — Замахал руками князь Игорь, но Давыдова, которого в столице за глаза называли «Клещ», уже было не остановить.

— А кто может? — Пытливо спросил второй перст, сильнее сощурившись, вцепившись острым взглядом карих глаз в Добровольского, пальцами прогладив тонкие усики.

— Никто не решает. Мы коллективно… — Начал было говорить князь Игорь, но осёкся, дрогнув от неожиданности, когда Давыдов его перебил.

— Вот именно! — В ранее добродушном голосе чувствовался явный нажим. — Именно об этом я и говорил. Никто ничего не решает, а когда время отвечать приходит, то все взгляд отводят и делают вид, что их «родовое поместье» на крайнем хуторе стоит.

Ясно дав понять съёжившемуся Добровольскому, что разговор окончен, поднеся руки к микрофону второй перст императора хлопнул два раза в ладоши.

После поданного знака двери главного входа в зал заседания открылись, а внутрь со столами-тележками повалили работники Петроградской ратуши.

— Раздайте каждому их глав княжеских родов по комплекту. — Приказал Давыдов, после чего выключил микрофон и проведя взглядом по залу, откупорив бутылку с водой, что стояла пред ним, сделал глоток, шепнув самому себе одними губами. — Смелее, господа….

Не прошло и двадцати минут, как в зале заседания разразилась настоящая буря негодования. Было сложно что-то разобрать в этой какофонии множества голосов, но общее настроение вполне улавливалось. Казалось, что невозмутимое выражение лица сохранил лишь Дмитрий Евграфович, молчаливо наблюдающий за происходящим с лёгкой улыбкой. Впрочем, продолжалось это не долго. Пристукнув пальцами по столешнице, выйдя из-за конторки, князь Давыдов неторопливой, но уверенной походкой направился в центр зоны докладчика, расположенной перед рядами. Остановившись перед её началом, второй перст императора хмыкнул себе под нос, отпуская с ладони сформировавшийся на ней небольшой фиолетовый шарик эфира, размером со сливу, поплывший медленно вверх под свод зала.

Короткая вспышка, едва различимая волна фиолетового света прокатилась по залу, после чего наступила тишина. Двигая губами, князья изумлённо смотрели друг на друга, пытаясь говорить, но звука не было.

— Так-то лучше, господа. — Никто даже не понял, когда Давыдов успел оказаться вновь за своей конторкой. — Прошу прощения, что пришлось использовать магию, но вы меня вынудили пойти на этот шаг. Не гневайтесь… У моей техники «Гробового молчания» нет вредоносных проявлений остаточного эфира. Прошу присесть на свои места и внимательно слушать, иначе потом придётся разбираться самим в новом законодательстве. — Голос второго перста императора мягко резонировал от стен, заполняя собой всё пространство зала. — Итак! Понимаю, что вас насторожили слова «Вассальная клятва»… Всё не так страшно. Я позже поясню. Мы не с того начали нашу с вами беседу. Сначала поговорим о требованиях к кандидату на титул Великого князя, которым, к слову, может стать абсолютно любой из вас! Начнём с приятного… С привилегий данного титула….

Зачастую княжеское собрание заканчивалось к девяти часам вечера, но сегодня это правило было нарушено. Двери зала заседаний княжеского совета открылись лишь в полночь. На лицах выходивших из зала читались разные эмоции. Некоторые были угрюмы и задумчивы, на лицах других висела гримаса недовольства, а в глазах некоторых стояла пелена страха неопределённости. Настроения были разными, но вывод напрашивался только один: то, как было раньше уже не будет. Для Петроградского княжества наступало время перемен. Сложно было судить, хорошими они будут или плохими, лишь время покажет….

Тем временем….

Элитный жилой комплекс. Секция Мышкиных.

Неожиданно, резко наклонившись вперёд к журнальному столику на котором стоял планшет, Зоя сжав кулаки стукнула по нему обеими руками, удивив Мэйли и Мальвину.

— Ты чего, Ермолова? — Поинтересовалась Невская, покрутив пальцем у виска. — Совсем, того?

— Да, блин! Разве непонятно? — Видя вопросительные взгляды подруг Зоя недовольно хмыкнула. — Ну вы дремучие! Даже я в политике не сильна, но сразу поняла по чём фунт изюма. Опять все шишки на род Мышкиных, а в частности на Стасика посыпятся.

— "Шишки", как ты выразилась, — начала объяснять Невская, княжне Ермоловой. — Сейчас высыпались на всех. По факту, императором была дана отмашка к началу борьбы за власть.

— Да ничего ты не понимаешь! — Миниатюрная Зоя вмиг очутилась на журнальном столе, будто на сцене, пару раз прыгнув на нём от расстройства, чуть не раздавив планшет. — За какой-то год, презираемый всеми род Мышкиных, лишённый императорской милости, права голоса и знаков отличия, Стасик превратил в уважаемый княжеский род. Сам Иоан пожаловал ему владения, потому он не княжич, а полноценный князь, хоть пока не закончил обучение в Романовке, и не стал главой рода. Перваков Романовского магического лицея к ногтю прижал, но это дело второе. Не об этом сейчас речь, когда такие дела творятся! Мышкины — серьёзный противник для всех князей в начавшейся борьбе за Петроград. Раньше недоброжелатели только зубы скалили, а теперь? Теперь всё! Княжеский кодекс не держит, руки развязаны! Навалятся всем скопом, и порвут Мышкиных на сотню маленьких мышат, чтобы на старте вывести из борьбы сильного противника. Дошло теперь?

— Экспрессивно конечно, но мысль твоя ясна. А говорила, что в местной политике не разбираешься. — Мальвина устало потёрла глаза, собираясь что-то сказать, но помедлила, наблюдая за молчавшей Мэйли, которая молча встала с дивана, взяв направление на коридор. — Майка, ты куда?

— Тренироваться. — Спокойно ответила молодая княжна Мышкина, и видя всеобщее удивление подруг, продолжила. — Стас всегда говорил «Мы — Мышкины, и мы — справимся». Уверена, он сейчас, как здесь говорят «рвёт жилы», чтобы получить необходимые знания из библиотеки монастыря Сакья, которые помогут ему разобраться с новой силой. Он всегда делает всё возможное, совершенствуя своё мастерство. Скоро нам всем понадобятся силы. Не хочу от него отставать.

С этими словами, бывшая принцесса рода Тяньжань, дочь патриарха культа Игуаньдао, направилась в сторону тренировочного зала….

Китайская Империя. Автономный округ Шигадзе. Монастырь Сакья.

— Ты снова проник в мои покои, дерзкий мальчишка. — Тридзин монастыря Кхон Гетонг, провёл морщинистой рукой. — Пора бы тебе преподать настоящий урок.

— Один момент, «держатель трона серой земли». — Высокий светло-русый парень с зелёными глазами, обряженный в ханьфу со скромным простым узором выставил руки вперёд, указывая на наладонник переводчика. — Грузится… Совсем у вас глобалнет плохой здесь. О! Всё, так… Урок значит? — Усмехнувшись, парень тапнул по экрану пальцем, поднося наладаонник ближе к губам. — Тридзин Кхон Гетонг, не надейся, что я буду сдерживаться. Готовься к бою.

После сказанного, молодой князь бросил гаджет старцу, который его ловко поймал. Прищурившись, сакья тридзин прочёл на экране перевод сказанного князем Мышкиным. Хмыкнув себе в бороду, старик неуверенно нажал на иконку включения спикера.

— Я много тренировался, чтобы продемонстрировать тебе всё своё мастерство, а они мне помогут. — Кхон Гетонг указал на ширму, из-за которой вальяжной походкой вышло двое молодых мужчин с суровыми лицами в монашеских одеяниях. — Внешний ученик Боданг, и мой личный ученик Балпо. — Представил старец, хитро усмехнувшись себе в бороду, сощурившись. — Не возражаешь?

Бросив обратно наладонник, сакья тридзин ожидал, что парень даст слабину, но тот лишь усмехнулся от прочитанного на экране. Затем, молодой князь достал из-за спины небольшой вещевой мешок, и держа за лямки, потряс им.

— Удивил, но я тоже готовился, старик. Начнём нашу битву!

— Боданг, Балпо! Приготовиться! — Скомандовал Кхон Гетонг, как только прочёл иеролиглифы перевода на брошенном ему электронном переводчике, становясь в боевую стойку. — Покажи мне свою решимость!

Не прошло и минуты, как покои сакья тридзина наполнили звуки ударов. С каждым мгновением звуки хлопков учащались, а звонкое эхо загуляло по коридорам. Воздух гудел от напряжённой битвы. Никто не хотел уступать своему оппоненту, но резкое, неуловимое взгляду движение Станислава поставило точку в этом противостоянии.

— Смешанная пара! «Небо» и «Девятка»! Ха! — Кости домино «Пай-гоу» со звоном легли на стол, а молодой князь довольно осклабился, глядя на поникшую троицу. — Давайте, господа. Скидываем, не стесняемся. У меня высшая гражданская пара. Этот кон за мной. Братец Балпо, готовь свою бритую голову.

Издав обречённый рёв, монах ударил себя ладонью по колену, наклоняя голову вперёд. Ладонь князя Мышкина тут же легла ему на макушку, а молодой мужчина зажмурился.

— Получай, здоровяк. — Довольно заявил Станислав, оттягивая средний палец, отвешивая звонкий фофан монаху.

В этот самый момент, пожелав воспользоваться тем, что все отвлеклись, личный ученик сакья тридзина, Боданг, потянулся к кувшину с вином, но тут же получил подзатыльник от своего учителя.

— Глупое яйцо! — Ругнулся от досады Кхон Гетонг. — А ещё дилером выпало быть! Подставляй голову князю!

Второй звонкий щелчок огласил покои сакья тридзина. Усмехаясь, глядя на потирающего голову монаха, князь решил пошутить. Стас потянул руки к старику, чтобы отвесить тридзину щелбан, но тот одним движением извлёк из рукава увесистую стопу листов, отбивая его руку.

— Вот. Копия записей основателя монастыря Сакья, первого тридзина Лхариг Церинга.

— Принтер? — Удивился Станислав, подняв взгляд от переводчика, хлопая глазами.

— А ты думал что? Что я тебе древний свиток дам, глупая дыня? — Старец постучал по столу, но через секунду задумчиво продолжил. — Только пустое это всё, чужеземец. Никто не может прочесть, что написал наш предок. Многие пытались, желая как и он выйти на ступень бессмертного, объединить две стороны силы «небо и землю», чтобы отправиться в Небесный дворец к другим бессмертным.

— Это скорее схема, но её тоже можно прочесть. — После затянувшегося на десяток секунд молчания заявил молодой князь, осмотрев несколько листов.

— Много ты знаешь, чужеземец. — Скептически отнёсся к заявлению парня старец, не придав значения словам, постучав костью «Слива» по столу. — Может ещё кон в пай-гоу?

— Нет, сакья тридзин Кхон Гетонг. Мне пора, самолёт рано утром у меня в Петроград, но я ещё вернусь. — Пообещал молодой князь, и сомкнув руки в жесте единения неба и земли коротко поклонился, после чего направился к выходу….

Глава 2

— «Круг двух начал Неба и Земли», «Весенний звон журавлиной песни», «Лотосовая роса ночного неба». — Мои руки невольно легли на голову, а правая бровь начала конвульсивно дёргаться при расшифровке названий схем плетений. — Почему не «Цветение сакуры во время пьяной поножовщины в Петроградской коммуналке»?

Последние было сказано вслух, от чего сидящая рядом со мной старушка, кутающаяся в плед, обсыпанный крошками от коржика, поправив очечи, уставилась на меня.

— Просто мечтаю. Красивое было бы зрелище. — Уверил я пожилую женщину, уткнувшись в лежащие на коленях листы, буркнув себе под нос. — Я о цветении сакуры.

- «Через десять минут самолёт Шаньнань/Петроград совершит посадку. Просьба к пассажирам пристегнуть ремни безопасности и не вставать со своих мест».

Последовало продолжение, но я не слушал, продолжая расшифровку и интерпретацию древнего мануала.

— «Круг двух начал Неба и Земли»… Помоги мне Атминтис! Серьёзно? Так эта штука называется, что у меня теперь вместо веретена жизни? Ммм…Будешь «акселератором жизни». Принцип работы очень похож».

Черкая в альбоме карандашом, отбивая метафорическую, мистическую и прочую шелуху от полезных знаний, вспоминая такие же душные речи своего учителя Тетракса Тонгериса, я испытывал лёгкое недовольство. Всё потому, что у меня случайно получилось самому себе стать «злобным скверхом».

Совсем недавно я был нормальным адептом чистоты. Крутил веретено жизни, тянул нить и плёл части «облачения чистоты» на своём духовном теле. Незримый духовный доспех, каждая часть которого давала мне различные способности, чтобы я как-то мог конкурировать с местными кудесниками орудующих эфиром. Поначалу я проигрывал юным магам по боевым показателям, но первый курс Романовского магического лицея закончил. Приходилось работать головой, ведь тяжело играть «магическими мускулами», когда их нет.

Из-за переноса пришлось начинать всё с чистого листа. После «десанта» в Российскую Империю я очутился в тушке княжича Станислава Мышкина, чьё духовное тело было абсолютно чистым. Кто-то бы расстроился, начал бы спиваться, смакуя страдания… Наколол бы себе на левой стороне груди имя пассии, с которой познакомился вчера в баре по синей педали, но не я. Айзека Гераса, капитана пиратского линкора с ласковым именем «Катастрофа» без тяжёлого болтера хрен победишь! Хотя, что это я скромничаю? Придуркам из Содружества трёх рас понадобился целый крейсер с новейшей пушкой чтобы меня уработать, и не только! Ещё жутко древний, но от этого не менее навороченный магический ритуал, и артефактная бомба, благословлённая древним еретическим божеством. Как сказывается благословение вымышленного божка на мощности взрыва — мне и сейчас непонятно, но грохнуло сильно. Так сильно, что забросило в другой мир….

Быть княжичем опального княжеского рода, лишённого императорской милости довольно неплохо, чтобы ни говорили. Хоть род Мышкиных и был стеснён в привилегиях, но отнюдь не бедствовал. Всё омрачали нападки местного «бомонда», и их отпрысков, испытывающих давление пубертата на неокрепший мозг. Каждый норовил обидеть Стасика Мышкина, но не каждый смог пережить. Откуда им знать, что я мстительный, злопамятный, циничный, всегда иду до конца, ничего не забываю, а совесть не входит в мои заводские настройки? Манией величия не страдаю. Я и без неё шикарен. Мораль мне не чужда, но она у меня довольно своеобразна.

Постепенно, обрастая новыми предметами облачения чистоты, мои способности в причинении «добра» начали расти. Соотношение «получать», склонилось в сторону «раздавать». И вот, когда уже можно потирать ладошки, мне захотелось большего, благодаря чему теперь сижу и разбираюсь в метафорических каракулях.

Мы всегда с моим учителем Тонгерисом считали, что седьмая трансформация веретена жизни это предел его развития. Так и было, пока я в этом мире случайно не отыскал способ, как встать на новую ступень. Только, шары оказались в другой руке. Виной тому моё любопытство. Жуть как хотелось узнать, что за той «дверью», которая ранее считалась закрыта. Понимая и принимая все риски, я пнул её космопиратским кованым сапогом и ввалился внутрь.

(Схема в доп.материалах)

Ожидаемого восьмого крыла веретена жизни там не оказалось. Чуть не отбросив сандали, придя в чувства, я обнаружил, что вместо привычного веретена у меня нечто другое. Принцип работы схож, но есть существенное различие. Веретено вращаясь тянуло из окружения оргон, наполняя моё духовное тело, на котором располагались части облачения чистоты. Штука, что у меня сейчас, в духовном зрении похожа на раструб пылесоса с перегородкой по центру, который не вращается, но тянет оргон из окружения. Эдакая духовная втулка, через которую «питается» моё изменившееся духовное тело, только теперь это не оргон. Акселератор жизни, который поначалу именовался незамысловато — «хреновина», качает в меня не только силу жизни, но и эфир, которым я сроду не мог управлять!

Что здесь, что на Фагрисе, маг из меня, как аквалангист из расы твердоголовых огнов. Кусок монорельса быстрее поплывёт чем огн, если кинуть его в море, но не суть… Оказия в том, что акселератор, поглощая эфир и оргон, замешивает их, наполняя этой «гремучей смесью» то, что стало с моим духовным телом, нарушая первое фундаментальное правило прядильщиков. То, что оргон и эфир противоположные друг другу силы — всегда считалось аксиомой. Если столкнуть два одинаковых потока этих сил, то они оттолкнутся друг от друга, но акселератор не в курсе. Эфир чистоты — так я назвал то, что сейчас наполняет моё духовное тело, вернее, тот «суповой набор», что у меня сейчас вместо него.

«Духовное тело всегда повторяет контуры физического и неделимо». Раньше это тоже считалось аксиомой. Теперь, это ещё одно фундаментальное правило прядильщиков верно лишь наполовину. Моё духовное тело точное отражение физического, как и раньше, но в нём выделилось шесть зон, соединённых сопряжениями с акселератором. И теперь я не могу работать с духовным телом, а лишь с этими шестью выделившимися областями.

Своеобразной «вишенкой на торте» стало то, что произошло с меридианами, мостами и всеми вязанками облачения. Мостов и меридиан к внутренним органам у меня теперь нет, как и предметов облачения, но кое-что из плетений перекочевало на внешнюю сторону акселератора жизни.

Почему я не рву на себе волосы? Да всё проще пилокосы жнеца! К примеру, тот же «окулус», что позволял мне видеть не только эфир, но и узор эфирного тела магов. С получением акселератора он попросту утратил свою актуальность. Стоит мне сконцентрировать взгляд на маге, и захотеть увидеть узор его эфирного тела — я его вижу. Даже сформированные в нём эфирные связи , коих не мог видеть раньше. Мимолётная мысль о том, что на улице темно, и я вижу как днём. Каон, или улучшение фаланги перчатки «Манипулятор», благодаря которому осуществлялось управление оргоном, так же теперь мне без надобности. Достаточно лёгкого усилия воли, и сила жизни из окружения беспрекословно мне подчиняется. Разумеется эти манипуляции опустошают мой собственный резерв. После апгрейда он у меня довольно большой , только восстановление проходит в разы медленней, чем раньше. Неприятно, но с этим можно жить. Мостов и меридиан жалко, что обеспечивали мне регенерацию и солидный прирост живучести. Но как здесь говорят «Нет худа, без добра». У нового духовного тела сама по себе высокая степень взаимодействия с моим физическим телом. Регенерация у меня не та что раньше, но довольно быстрая. Про возможность восстановления потерянных конечностей сказать не могу. Не было повода проверить, а проводить целенаправленные эксперименты, что-то не хотелось.

Ещё одной приятностью, стало сопротивление моего нового духовного тела магии эфира. Из-за его высокой плотности я теперь могу принимать на свою шкуру колдунства от магов с низкой степенью мастерства, вроде «школяров», «студиозусов» и «практиков». Но и здесь есть один неприятный нюанс. Каждый удар магии по мне тратит резерв, а моя магическая защита напрямую зависит от его полноты. Длительные обстрелы магией мне категорически противопоказаны.

Стал ли я слабее после получения акселератора жизни? Как не печально, но это так. Если оценивать по семибальной шкале, то с семёрки я скатился на отметку между четвёркой и пятёркой. Неприятно, но моё космопиратское чутьё твердит мне, что у акселератора жизни огромный потенциал, гораздо выше чем у веретена. Его нужно лишь научиться осваивать. Проще сказать, чем сделать, ведь уверенно тянуть нить из акселератора я научился чуть больше недели назад. Очень много вопросов на которые придётся искать ответы самому, но в моём распоряжении космопиратская смекалка, предыдущий опыт и метод «научного тыка». «Импровизацию» оставлю на самый крайний случай. С ней у меня выходит либо слишком хорошо, либо «полная дичь», как говорит Зоя. Чего-то среднего не дано….

Приземление прошло гладко, а вот при досмотре возникли небольшие проблемы. Из-за участившихся случаев провоза контрабанды, службе безопасности Пулково была дана команда «Фас». Их повышенное внимание вызвало отсутствие у меня багажа, кроме папки для бумаг, наличие меча и присутствие на поясе непонятной причуды. Так здесь называют магические артефакты. Не понравился антикварный вид моего меча. Несмотря на то, что он был опечатан у меня всё же проверили сопроводительные документы. Убедившись, что меч является знаком моего благородного происхождения, которое подтвердила печать титулярного министерства империи в моём паспорте, ко мне сразу потеряли интерес, не став досматривать ваджру Индры, болтавшуюся у меня на поясе.

Через несколько минут, дойдя до соседнего терминала, я пробежался глазами по зоне ожидания, перейдя на духовное зрение. Обнаружив в толпе встречающих искомое, убедившись в своей правоте, стрельнув взглядом по сторонам, решено было посетить автомат для продажи медицинских масок. В обойме прозрачного пластика ровной стопкой были уложены синие квадраты средств индивидуальной защиты, одно из которых можно было получить используя десятирублёвый кругляш. Для собственной практики решил воспользоваться эфиром, а не родным оргоном. Сосредоточив его возле магнитного досылателя подачи автомата, я уплотнил эфир, надавив на него. Сбросив пиджак, перекинув его через руку, чтобы не светить княжеским гербом на его рукаве, накинув резинки на уши, юркнул в толпу встречающих.

— Привет, мои хорошие. — Оказавшись сзади девушек, я приобнял растерявшуюся Мэйли, а свободной рукой потрепал Зою по белой ушанке. — Соскучились?

— Стас? А почему ты не… — Недоговорила моя духовная жена, указывая на ворота зоны досмотра, перед которыми отдельной кучкой толпились журналисты, но через мгновение коротко кивнула. — Поняла.

— Именно по этой причине, — подтвердив догадки, я приложил палец к губам, требовательно посмотрев на Ермолову, прервав порыв радости княжны вот-вот готовый начаться. — Купил билет на борт премиум, но летел обычным. Давайте отойдём подальше, а то тут репортёры крутятся, и не только.

Обе девушки одновременно кивнули, после чего мы следуя отметкам на полу быстро направились к зоне отдыха. Стоило нам остановиться возле небольшого кафе, как мне тут же прилетел удар маленьким кулачком в печень.

— Где? — Требовательно спросила Зоя, демонстрируя во все красе свою наглую мордашку, вздёрнув нос, деловито поглядывая на мои руки. — Что-то я не вижу обещанных гостинцев.

— Багаж прибудет грузовым рейсом. Вечером всё доставят в нашу секцию жилого комплекса. — Уверил я неугомонную Зою, упревшую руки в бока. — Налегке решил прилететь.

— М-да. Ладно. — Деловито изрекла Ермолова, после чего хихикнула, и повернув голову, привстав на носочках, выставила щёку вперёд. — Тогда целуй. Я соскучилась.

— Вот же бедствие на мою голову.

Беззлобно сказав это, пришлось подсесть из-за существенной разнице в росте, и спустив маску исполнить хотелку Зои. Не отстанет ведь… Перед самым поцелуем Ермолова развернула голову, и приникнув к моим губам поцеловала в засос.

— Зоя, мы же с тобой говорили на эту тему. Не на людях же, когда ты в таком виде… — Я быстро осмотрелся по сторона, делая невинный вид для свидетелей всего этого безобразия. — Помнишь, что было на каникулах в Турции? Два часа сидели в отделении полиции доказывая, что я не «ПедоМышкин». А потом ты два паспорта достала….

— Ну вот, опять бухтит. — Удар миниатюрного кулачка прилетел мне в живот. — Сейчас подойду к охране аэропорта и скажу, что вон тот дядя просил меня сарафан поднять, А что?! Идея! Хе-х… Ладно, я шутю.

— Получишь ты у меня когда-нибудь, — Пообещав это, я чмокнул Мэйли в щёку, легонько тряхнув девушку. — Мне кажется, или ты чем-то озабочена?

— Не просто озабочены. — Вместо Мэйли замахала руками Зоя, резко став серьёзной. — Мы тут все в полном ах….

— Я понял, можешь не продолжать. — Уверил я Зою, убирая ладонь с её рта, обращаясь к Мэйли. — Что-то случилось? Как Ставр и мама Эва?

— С ними всё хорошо, милый. Не переживай. Вчера им звонила. — Поспешила сообщить моя духовная жена. — Они в родовом поместье. Князь Ставр ворчит, а княгиня Эвелина под присмотром врачей. Разродится со дня на день. Дело в другом. То, о чём ты говорил уже началось.

— Реформирование? — Удивился я, и получив кивок от Мэйли, озадаченно захлопал глазами. — Быстро что-то… Наверное только начальная фаза.

— Начальная? Да там вообще мрак! Князья чуть в обморок не падали, когда из зала собрания выходили! — Возбужденно воскликнула Ермолова, обильно жестикулируя. — Этот упырь, Давыдов, их «умывал» до позднего вечера. Они под полночь только вышли. Стасик, ты вообще ничего не знаешь, что ли?!

— Откуда? Я же смартфон свой сразу, как на каникулы отправились выключил, чтобы нормально отдохнуть. Новый номер вот этого «кирпича», — мною был продемонстрирован кнопочный телефон. — Его только вы знаете и Токарев. А кто такой Давыдов? Фамилия знакомая.

— Дмитрий Евграфович Давыдов, глава княжеского дома Давыдовых, советник императора Иона, и второй его перст. — Дала короткую, но ёмкую ремарку княгиня Мышкина, добавляя. — Он распустил княжеское собрание, и теперь является исполняющим обязанности Великого князя Петрограда, пока не появится отвечающий требованиям кандидат на эту должность.

— Вот это поворот… — Проговорил я одними губами, приподняв бровь, решая выяснить самое главное. — Уже готовы законодательные акты? Новая редакция княжеского кодекса есть? Титулярное уложение утверждено?

— Да. Всё есть. Мальвина неделю пропадает в своей комнате, разбираясь в нюансах, чтобы тебя консультировать. Что такое, милый? Ты помрачнел….

— Чувствую, как мои каникулы закончились. — Сообщил я, косясь на папку в своих руках. — Кажется, меня сегодня ждёт «весёлый» вечер, плавно перетекающий в «весёлую», но бессонную ночь.

— Работать, значит, будешь…

Видя, что после озвучки второй части ближайших планов, Мэйли немного погрустнела, загадочно поглядывая на меня, я подмигнул княгине.

— С перерывами, разумеется. — Уверил я девушку.

— Каникулы и так закончились, Стасик. — Зоя тяжело вздохнула, после неприятного напоминания. — Уже послезавтра на линейку в Романовку пёхать. Начало учебного года стучится в башню танка. Точно! Надо шампусом затариться по такому случаю.

— Непременно… — Протянул я, удивляясь тому, что у меня зазвонил телефон. — Только в родовое поместье к родителям сначала заедем. Хочу с Токаревым лично переговорить, о положении дел. Наверное это он.

Достав телефон, я ещё раз удивился, но уже тому, что номера с которого звонили не было в телефонном списке, где значилось всего четыре контакта.

— «Наверняка спам» — Решил я, сразу же сбросив, собираясь продолжить разговор с девчатами.

Не успел телефон оказаться в кармане, как последовал повторный звонок.

— Вот же… — Недовольно буркнув, нажав кнопку приёма, телефон оказался у моего уха. — Алло!

— Станислав, ты уже прилетел?

— Ректор? — Удивился я, сразу же узнав голос Морозова. — Откуда у вас мой номер?

— Токарев дал. Я сейчас в родовом поместье Мышкиных. — Ошарашил меня Максим Александрович, а мой седалищный нерв, отвечающий за чутьё, начал зудеть.

— Как раз туда собирался. — Насторожено проговорил я, пытаясь сообразить, что могло понадобиться от меня ректору.

— Очень хорошо. Я тогда тебя подожду. Есть серьёзный разговор. — Не стал ходить вокруг да около Максим Александрович, добавляя. — Не телефонный.

— «Кто бы сомневался!» — Мелькнула саркастическая мысль в голове. — Я понял. Буду через полчаса.

Ведя непринуждённую беседу с Мэйли и Зоей, по мере приближения к родовому поместью Мышкиных, неприятное чувство внутри нарастало. Оно завыло раненым скверхом, когда вместо того, чтобы встречать меня в гостиной поместья, Морозов обнаружился стоящим возле ворот. Если обычно выражение лица ректора было властным и жёстким, то сейчас в ледяном остром взгляде голубых глаз плескалась задумчивость и некая неопределённость. Уверенность в том, что всё плохо, подкрепляла сигарета в его пальцах, учитывая то, что Морозов не курил. По крайней мере за весь первый курс никогда не был в этом замечен.

Выйдя из автомобиля, пообещав девчатам, что скоро буду, я направился к ректору.

— Закурить решили? — Ухмыльнувшись, взгляд указал на сигарету.

— Двадцать лет не курил. Решил вспомнить, как это. — Ответил Морозов, а его пальцы на мгновение полыхнули эфиром, превращая окурок в пепел. — Противно, как и раньше. Хорошо отдохнул?

— Нормально, — сделав неопределённый жест рукой, я решил перейти к делу. — Судя по вашему виду, что-то из ряда вон выходящее случилось?

— Случилось, Станислав. — Запустив руку во внутренний карман плаща, Морозов протянул мне пару листов, свёрнутых пополам. — Вчера вечером получил. Пытался тебе дозвониться, но «номер недоступен». Решил приехать, чтобы заранее сообщить. Хорошо, что ты сегодня прилетел.

— Программа ответного обмена с РАВМИ? Так-так… А каким боком… — Начал было я, но на гербовом бланке Имперского Министерства и образования всё было написано чёрным по белому. — Чёрт! Не-не-не, Максим Александрович!

Вернув листы, я сделал пару шагов назад, осматриваясь по сторонам, выбирая направление для бегства, жалея, что отпустил водителя.

— Станислав, ты куда? — С лёгкой растерянностью спросил Морозов, видя мою реакцию.

— Есть у меня один знакомый доктор, — начал я, продолжая осматриваться. — Хочу справку взять о своём терминальном состоянии, чтобы соскочить.

— Станислав, послушай…

— Ничего не хочу слушать, Максим Александрович. — Замахал я руками. — Даже не пробуйте уговаривать. Очень ценю наши с вами хорошие отношения и взаимопомощь, но сейчас ответ «Нет». Я должен быть здесь, в Петрограде. Сами знаете, что скоро начнётся. К тому же, эммм, я сейчас «немного» не в форме. В любое другое время — пожалуйста, но не сейчас. Понимаю, что на кону стоит престиж Романовского магического лицея, но мне….

— Да плевать мне на престиж Романовского магического лицея! — На повышенном тоне процедил сквозь сжатые зубы в сердцах Морозов, рассержено сопя, выбивая одной этой фразой почву у меня из-под ног.

Услышать подобное от ректора, который всю свою сознательную жизнь посвятил тому, чтобы Романовский лицей занял достойное место, было сродни попаданию молнии. Мне на мгновение показалось, что я сошёл с ума. Даже мелькнула мысль в голове активировать духовное зрение, чтобы по рисунку эфирного тела распознать самозванца, посмевшего нацепить личину ректора, но ко мне пришло озарение. «Все участники троеборья «Летнего бала»», как говорилось в документе. В этом мире была единственная вещь, которая могла заставить несгибаемого Морозова такое сказать, а меня дать слабину.

— Как же я сразу не понял! — Ладонь руки легла на лоб, а мозги начали скрипеть от натуги.

— Понимаю, какой сложный выбор сейчас перед тобой стоит, князь. Знаю, что она тебе не безразлична, а для меня единственный дорогой человек, но доверять я могу только тебе. А чтобы тебе было легче решиться, могу предложить….

Десять минут спустя

— Стасик! Уже забыл как ты выглядишь, парень! — Токарев с порога подлетел ко мне, и заключив в объятия приподнял, слегка потряхивая. — Тяжёлый….

— Дядя Фёдор, не напрягайся. В твоём возрасте вредно.

— Поговори мне ещё! Нашёл старика. — Отпустив меня, наш безопасник и друг семейства, погрозил мне кулаком. — Я ещё фору молодым дам! Да не стой же ты в пороге! Заходи скорее… А? А где Максим Александрович?

— Домой едет. — Сообщил я, добавляя. — А я еду в столицу… В Распутинскую академию высшего магического искусства….

Глава 3

Распутинская академия высшего магического искусства

— Войдите, — коротко бросил Ефим Григорьевич, не поднимая глаз от документов, но через мгновение отбросил в сторону тонкую папку, складывая руки перед собой. — Присаживайтесь, княжич Пётр.

— Здравствуйте, ректор. — Поприветствовал мужчину высокий парень атлетического телосложения, по светски улыбнувшись тонкими губами, уверенно следуя к креслу перед столом Распутина. — Ваш звонок стал для меня неожиданностью, учитывая, что церемония начала учебного года состоится только завтра. От старост групп требуются какая-то помощь в организации? Я только с радостью. Возьму на себя всё, что касается художественного оформления.

— О, Пётр, не нужно. — Распутин немного растерялся такому рвению топу группы «Альфа». — Я позвал тебя совсем за другой надобностью. У нас, помимо церемонии, ещё одно не мене важное событие. — Сделав паузу, ректор немного понизил голос, а его черты листа ещё сильнее заострились. — Я бы даже сказал, что оно гораздо важнее церемонии открытия учебного года.

— Заинтриговали, ректор Распутин. — Пётр сжал губы, широко открыв глаза. — На ум ничего не приходит, что может быть важнее?

— Сейчас покажу. — Ефим Григорьевич взяв пару гербовых бланков, отсвечивающих эфиром печатей ММО вручил их княжичу. — Внимательно прочти, Пётр.

— Программа ответного обмена…Мгггмм…

Не прошло и пары секунд, как добродушное лицо княжича исказилось гримасой брезгливого недовольства, а ещё через пару, листы приказа министерства магического образования легли на стол Распутина.

— Прочитал. — Коротко ответил молодой княжич, хмуро глядя на Ефима Григорьевича.

— Что думаешь?

— Сначала им «Летний бал» император устроил, теперь это… — Княжич сверкнул глазами, ткнув указательным пальцем в листы. — Даже у нас не было «Летнего бала», несмотря на то, что мы первое из всех учебных заведений. Не слишком ли много эти голодранцы на себя берут? Теперь мы этих бездарностей принимать ещё должны?

— Пётр, ты слишком резко реагируешь. — Ефим Распутин покачал головой, с лёгким осуждением глядя на княжича дома Шуваловых. — Моя задача, как ректора, обеспечить достойный приём….

— Если это то о чём я думаю, то нет. — Взял на себе смелость княжич перебить ректора, отрицательно мотая головой. — Как староста….

— Послушай, Пётр… Я ещё не договорил. — Голос Распутина был спокойным, но в нём начали прослеживаться нотки жёсткости. — РАВМИ должна обеспечить достойный приём, чтобы показать себя в лучшем свете перед Министерством магического образования. Это первостепенная задача. Но никто не говорит, что пребывание здесь учеников Романовского лицея должно быть комфортным и безмятежным. Помимо того, что я ректор, у меня ещё государственная служба. Физически не смогу уследить за всем происходящим. Понимаешь, к чему я клоню, Пётр?

— Вполне, ректор. — Кивнул Пётр, едва слышно хмыкнув. -Могли бы не просить. Я бы и без вашего наказа показал бы этим бездарностям, где их место.

— Действуй тонко, как ты умеешь. Это не всё, — Встав из своего кресла, ректор Распутин направился к шкафу с бумагами, откуда извлёк толстую пухлую папку. — Вот этому ученику Морозова нужно уделить особое внимание.

— «Кровавый князь!» — Опешил Шувалов, когда открыл первую страницу, вверху которой было фото. — Это он к нам по обмену?

— Какие-то проблемы? — В спокойном голосе Распутина можно было уловить едва заметный вызов.

— Нет, ректор. — Покачал головой Пётр, тут же оправившись от удивления, становясь серьёзным. — Подумал, что стоит подключить к этому деликатному делу всех членов академического братства «Золотой крови».

— Делай, что считаешь нужным, Пётр. — Сказав это, Распутин поморщился. — И чтобы при мне больше не упоминал о вашем братстве. От вас слишком много проблем.

— Хорошо, ректор. Оговорился просто. — Шувалов пожал плечами, дёрнув уголком рта. — Я хотел сказать академическое братство «Альфа».

— Замечательно. Про выступление с культурной программой и поединками тебе говорить не нужно. Здесь я рассчитываю только на победу. — Черты лица ректора вновь заострились. — Мне хватило прошлого года, когда Станислав Мышкин разгромил команду от РАВМИ. В этом году я хочу, чтобы всё было иначе. Есть огромная вероятность, что среди гостей будет Иоан. На своём «поле» у нас нет права на ошибки. Это, думаю, понятно?

— Разумеется, ректор. — Сейчас лицо Шувалова выглядело задумчивым. — Ефим Григорьевич, я бы хотел получить информацию о всех остальных участниках. В приказе, что вы мне дали не было приложения. Сколько их всего? Шестнадцать?

— Нет. Основная команда четверо фаворитов от мужской команды «Летнего бала» и четверо от женской. Всего восемь. — Сообщил Распутин, продолжая. — Ещё четверо помощников. Они только содействие в выступлении будут оказывать, и могут стать заменой в поединках, если кто-то из основной команды не сможет участвовать. Куратора я не считаю. По остальным участникам основной команды информацию в электронном виде на почту получишь. О помощниках сказать ничего не могу. Их выбор на усмотрение Морозова.

— Основной команды вполне хватит, ректор. — Уверил Пётр, уже собираясь встать, но быстро спохватился. — Ефим Григорьевич, а сколько вообще будет длиться обмен?

— Месяц. — Ответил Распутин, что-то прикидывая в уме. — О формате «дружеского» состязания сообщу позже. Ещё нет согласованного плана проведения.

— Понял. — Кивнул княжич Пётр, и встав, забрал папку со стала, собираясь покинуть кабинет, но остановился. — Ректор, а в случае успеха, мы можем рассчитывать на….

— Княжич Шувалов, мне кажется, что вам хватает того, что мои глаза закрываются на ваши выходки.

— Второй курс начался, ректор. — Степенно напомнил Пётр, дёрнув уголком рта, пожимая плечами. — Вдруг правила изменились?

— Пока не изменились. Будет ли так дальше продолжаться? Всё в ваших руках.

— Я вас понял, ректор.

Элитный жилой комплекс. Секция Мышкиных.

— Ска! — Дёргая ногами, пиная ими воздух, я забарабанил кулаками по подлокотникам кресла.

Нить снова оборвалась, а на месте петли «Орф» образовалась дыра в духовном теле. Работать с акселератором жизни было не в пример сложнее, чем с веретеном. Тому виной изменившийся метод извлечения нити. Появление своеобразной духовной заслонки на выходе акселератора стало для меня серьёзной проблемой. Она выполняла роль переключателя, переводящего акселератор в режим формирования нити, который должен быть постоянно активирован во время пряжи. Это была не единственная проблема. Сама скорость формирования нити для плетения была гораздо выше, нежели у моего старого доброго веретена. Из-за этого я часто сбивался с ритма.

Ещё одно проблемой, до недавнего времени, была неопределённость. Раньше, я плёл предметы облачения на своём духовном теле и наносил на них каоны, добавляя вязанке новые возможности. Сейчас, когда мне недоступно всё духовное тело, а лишь его шесть областей, размерность которых ограничена, что мне на них наносить? Хорошо, что удалось добыть схемы оставленные основателем монастыря Сакья. Сильно сомневаюсь, что этот «умелец», вознёсшийся в царство бессмертных, был коренным уроженцем этого мира, но в его пометках мне удалось найти ответ. Если отбросить всю оккультную и мистическую муру, то моё облачение чистоты никуда не пропало, а перешло на совершенно иной уровень. «Обрело завершённую форму», как сообщается в мануале. Моё новое духовное тело и есть доспех чистоты. Шесть выделенных на нём областей — места для нанесения плетений каонов, которые дадут мне новые возможности. И вот тут самое интересное! В мануале описаны плетения, которые распространяются как на всё облачение, так и на конкретные его части. Достаточно использовать соответствующую связку — указатель, которые приведены в мануале, чтобы задействовать нужную часть. В остальном, синтаксис плетений не претерпел серьёзных изменений , судя по тем каонам, что содержались в записях. Было довольно смешно напороться на упрощённый аналог «Острая грань», называвшийся в мануале «Ладонь разящего ветра».

Если судить о содержательности записей основателя, то уровень каонов, называемых в нём «техниками бессмертных», был значительно выше уровня индусов из Амритсара, но до моего мастерства не дотягивал. Несмотря на это мне удалось найти несколько интересных решений для плетений, которые я использую в своей дальнейшей работе.

Общая картина представлялась оптимистичной, кроме одного момента. Как я понял из записей, количество активных областей для плетений не ограничивается шестью, и может увеличиваться. Полагаю это достигается путём эволюции акселератора жизни. Только загвоздка в том, что в мануале даже намёка нет на то, как её проводить и какие условия для этого необходимы. Не исключено, что если полезть раньше времени поднимать уровень акселератора, исход будет такой, как с теми нетерпеливыми адептами, о которых рассказывал мой учитель. Желание заляпать своим ливером стены у меня отсутствует. Сначала, нужно заполнить каонами шесть доступных областей, а потом буду думать.

Долгих раздумий, какой из каонов первым сплести на новом духовном теле у меня не возникло. Выбрана была самая верхняя область облачения, соответствующая голове.

С защитой у меня и так неплохо, а вот с отработкой дальних дистанций наблюдаются серьёзные проблемы. По этой причине выбор был сделан в пользу восстановления утерянного каона «Болтер». Большая дистанция, огромная пробивная сила, немного тяжеловато целиться и уши закладывает после выстрела, но это мелочи. С прицеливанием в новой версии будет чуть проще, а вот с хлопком ничего не сделаешь. Физические законы не отменишь.

Дыра в моём духовном теле от неудачно лёгшей петли стянулась, и я уже готов был продолжить ряд, но в гостиную влетела всклокоченная Зоя. В её руках была клюшка для гольфа. Если память Стаса меня не подводит — «Драйвер». Так вроде называется клюшка с самой большой головкой.

— Придумала! — Заявила Ермолова, делая удар по воздуху, прямо над моей головой, оглядывая меня ниже пояса. — Хорошо сидишь. То что надо! Вытяни ноги, Стасик.

— Это ещё зачем? — Поинтересовался я, подозревая неладное, поглядывая на «инструмент» в руках Зои. — И откуда у нас клюшка для гольфа?

— Хрен знает. Нашла в кладовой. — Дала ёмкий ответ Ермолова, а мне стало немного некомфортно от её внимательного взгляда на моё левое колено. — План такой… Сейчас я тебя аккуратно травмирую, и ты не поедешь в столицу. Думаю, левое колено подойдёт. Мы — довольны, ты — доволен, и шалашовки РАВМИ целы.

— Сомневаюсь, что с разбитым коленом можно испытывать довольство. — Внёс я вполне резонное замечание, решая разрушить «хитроумный» план Ермоловой. — Ничего не получится, Зоя. В приложении к приказу чётко написано, если кто-то из участников обмена по состоянию здоровья не сможет принять в нём участие, то обмен состоится позже, в частном порядке. Кто есть в списке, тот всё равно поедет, только позже, и уже один.

— Вот лажа… — Расстроилась Ермолова, и пристукнув клюшкой по полу, уселась у меня на коленях, складывая руки на груди. — И что? Отказаться вообще никак нельзя?

— В том-то и дело, Зайка, что не получится. Отсрочить можно, но это не вариант. Такими действиями себе только хуже сделаешь.

— Ну да… Эххх… — Зоя тяжело вздохнула, а её лицо приняло разочарованный вид. — Со всей толпой будет проще, чем потом одному. Вот же подфартило тебе, Стасик! Ты здесь нужен, а тебя в столицу тянут. Хммм… — Ермолова смерила меня пытливым взглядом. — Князь Кобельский, а ты что-то не выглядишь очень расстроенным. Слишком морда лица у тебя довольная… Уже слюни по слабым на передок прошмандовкам Распутинки пускаешь?

— Боже! Зоя! — Раздался с лестнице голос спускающейся в гостиную Мальвины, в руках которой была стопка бумаг. — Уши от твоих речей вянут… Ты ведь княжна! Ещё и девочка, а такое несёшь.

— Ху#евочка! — Быстро подобрала рифму Ермолова, показав язык Невской. — Нашлась мне тут цаца манерная. Ахни, и в обморок грохнись, как кисейная барышня.

— Язва мелкая. — Буркнула Мальвина себе под нос, дёрнув головой, перекинув свою длинную косу через плечо, теряя интерес к Зое. — Стас, я всё изучила. Нигде нет упоминания о возрасте кандидата на титул Великого Князя. Лишь принадлежность к Петроградскому княжеству, и соответствие требованиям для заявления своей кандидатуры. Кстати об этом… Ты удовлетворяешь большей части требований, но не всем.

— Знаю, Мал. Уже прикинул. Набору предъявленных требований удовлетворяет большая половина Петроградских князей. — Озвучил я очевидный факт, решая сделать акцент на главном. — Все требования заявленные в списке лишь для галочки. Иоану нужно было втянуть в борьбу за власть как можно больше княжеских родов. Самое главное требование к кандидату на титул, которому пока не соответствует ни один князь Петрограда, оно только одно. Взять под свой патронаж пять и более княжеских фамилий не так просто. Представь, Мал… Пять глав княжеских родов публично должны принести тебе вассальную присягу, передав свою родовую печать. Это не так просто, Мальвина. Именно от введения вассальной присяги многим благородным «портреты» перекосило на том собрании, а отдельным личностям понадобился валидол.

— Да, но не исключай возможность образования договорных альянсов. Группа князей выдвигает от себя одного кандидата… — Начала Мальвина развивать мысль, но тут же остановилась, когда я усмехнувшись, покачал головой, демонстрируя скепсис. — Чего ты? Подобная схема вполне вероятна.

— Не на практике, Мал.

— Почему? — Удивилась девушка, потупив взгляд, усаживаясь в кресло рядом, закинув ногу на ногу.

Уже узнав Мальвину, могу с уверенность сказать, что сделала она это без задней мысли. Мне же с трудом удалось не потерять нить суждения, глядя на точёные икры и стройные ноги, выставленные на обозрение в разрезе домашнего халата.

— Эм… Смотри, простой пример. — Я потрепал по волосам сидящую у меня на коленях Ермолову, грозившую клюшкой Невской. — Зоя, представь, что какой-то князь придёт к твоему деду и предложит ему подобную схему, предлагая принести ему вассальную присягу и отдать родовую печать.

— Он сдохнет в муках. — Без раздумий ответила Зоя с полной уверенностью, добавляя. — Вряд ли даже договорить успеет. Деда быстро голову за подобные разговоры оторвёт, а потом скажет, что так и было`.

— А почему он так сделает? — Задал я ещё один вопрос, чтобы прояснить мотивацию.

— Стасик, ты неразумный что ли? — Зоя почесала головкой клюшки висок. — Княжеский род Ермоловых имеет многовековую историю. Неужели ты думаешь, что мы, хоть и фиктивно признаем над собой главенство другого княжеского рода? Да скорее наш император перед палатой министров в балетной пачке выступит, чем дед голову склонит перед кем-то, кроме Иоана.

— Видишь, Мал? Уверен, что подобной логикой будет руководствоваться чуть ли не каждый глава своего рода. — Как я не старался, но мой взгляд всё же мазнул по привлекательным изгибам стройных ног Невской. — Когда князья придут в себя, что произойдёт очень скоро, то Петроград разделится на два лагеря. Те, что сильней — начнут подминать под себя более слабые княжеские рода. Те что слабее — будут трястись в своих родовых поместьях, уповая на то, что их не коснётся, а в двери в один прекрасный момент не постучат. В стороне никто не останется. Соблазн слишком велик. Сама видела, какие привилегии несёт за собой титул «Великого князя Петроградского». Почти как император, только локального уровня. Можно свои указы даже писать, согласовывая с имперской канцелярией. Про распределение земельных владений говорить даже не стоит.

— Видела… Стас. — Невская слегка покраснела, проследив за моим взглядом, и поправив халат для порядка, оставив прекрасный вид почти без изменений, задала самый важный вопрос. — Род Мышкиных, а конкретно ты, что планируешь делать?

— Пока ничего не нужно делать, Мал. Понаблюдаю за происходящим. — Удивил я девушку своим ответом, решая пояснить. — Ещё не обозначились основные игроки. Петроградские князья находятся на стадии поголовного отупения после произошедшего, прикидывая перспективы на будущее. Род Мышкиных сейчас в полной боевой готовности. Токарев и его бойцы дадут отпор любому, кто попутает берега. Про «секретное оружие» под название «Сингх» не стоит забывать. Пока мы разъезжали всё лето по миру, дядя Фёдор и Сингх не сидели сложа руки. Сейчас количество бойцов рода Мышкиных стремится к трём сотням. Это оснащённые по последнему слову военной техники вояки, а не «пиджаки» из охранных фирм. Полным ходом идёт строительство тренировочного центра совместно с Ермаковым. Сингх не зря съездил в Амритсар в начале лета. Благодаря его пропаганде ещё четыре десятка адептов чистоты примкнуло к почитателям «пророка», то есть меня. Сейчас в моём распоряжении сто семнадцать адептов чистоты с уровнем развития от третьего до пятого крыла веретена. Азиатские «друзья» в поте лица вкалывали. Конгломераты справились с третью заказа по договору. Уже укомплектована партия из запчастей для сборки десяти боевых догхантеров серии «S». После контрольной проверки всё это добро двинется в Архангельск для сборки и установки реакторов. Есть небольшая загвоздка с операционной системой, но Ломоносов уже занялся решением этой проблемы.

— Да, всё складно у тебя Стасик, но я за другое переживаю. — Зоя стала предельно серьёзной и собранной. — Как бы сказать… Петроградские благородные боятся не род Мышкиных, а конкретно тебя, несмотря на то, что ты исполняющий обязанности главы. Дядя Ставр сейчас на инвалидном кресле, тётя Эвелина вот-вот разродится, а ты в столице будешь. Что если кто-то осмелеет, и пользуясь твоим отсутствием, попробует….

— То я искренне сочувствую этому самоубийце. — Усмехнувшись, я вновь потрепал Зою по волосам, стараясь успокоить. — Определённые опасения у меня есть, но я окружил себя надёжными людьми, на которых можно положиться. К тому же, столица это не Китайская империя. Буду на выходных приезжать в Петроград. Зоя, чего это ты?

— Тааак! — Протянула Ермолова, с хитрым прищуром глядя мне в глаза. — Что-то меня настораживает твоё поведение. Слишком ты какой-то довольный. Мальвина, тебе не кажется, что князь Кобельский задумал нечто недоброе?

— Кажется. — Через пару секунд согласилась Невская, а я почувствовал активацию женской солидарности. — Недоговаривает он что-то. Опять ведёт какую-то тёмную игру.

— Дамы, спокойно. Никакого секрета нет, просто у меня появился дополнительный стимул в пользу этой поездки, не более.

— Какая-то столичная цаца пообещала раздвинуть ноги? — С огромной долей ехидства предположила Зоя, недобрым прищуром глядя на меня.

— Зайка, женщин я конечно обожаю не меньше чем торты, но всё же дела у меня на первом месте.

— Ты погляди на него! — Возмутилась Ермолова, задрав нос. — Даже не отрицает, что он кобелина. Нужно сказать Майке, чтобы она запретила тебе шляться по бабам. — Задумавшись на мгновение, Зоя добавила, но уже тише. — Не по всем. Несколько исключений можно сделать. Вернее одно….

— Хитрюшка, — Тапнув указательным пальцем по кончику наглого носа, я приподнял Зою на руках, вставая с кресла. — Тяжёлая, хоть и мелкая.

— Я тебе сейчас всеку за мелкую! — Запротестовала Ермолова, попытавшись меня укусить. — Не мелкая я! И ты это знаешь! К тому же я старше тебя на четыре месяца!

— Что у вас тут за шум? — Раздался голос из коридора, после чего в гостиную вошла Мэйли. — Я даже из тренажерного зала услышала.

Вместо ответа, я невольно залюбовался на молодую княгиню. На Мэйли сейчас из одежды были велосипедный топ и леггинсы, а на коже со следами летнего загара, бусинками поблескивали капельки пота. Невозможно было не заметить изменения в фигуре, произошедшие под влиянием оргона. Мэйли и так была стройной девушкой, но по мере повышения ступени веретена, влияние силы жизни на физическое тело возросло. Внешне это отобразилось на самых привлекательных мужскому глазу местах — размере груди, талии и ширине бёдер. Невозможно было не заметить явный прирост сексуальности во внешности моей духовной жены. Что касается самой Мэйли, то она была немного недовольна произошедшими переменами. Увеличившаяся в объёме на четыре сантиметра грудь мешала ей тренироваться с копьём. Я, разумеется, как и полагается истинному джентльмену, посочувствовал такому «горю», и поспешил утешить княгиню Мышкину. Для этого было выбрано самое подходящее место — спальня.

— И всё же меня удачно женили. — Озвучил я свои мысли, поцеловав Мэйли, от которой не укрылся мой обожающий взгляд. — А у нас здесь происходит следующее… Зоя не рада моему отъезду, потому, что будет скучать, вот и хандрит.

— Вовсе нет! — Запротестовала Ермолова, алея проступившим румянцем, после чего с напускной обидой надула щёки, буркнув себе под нос. — Вот и проваливай в свою столицу к Распутинским мочалкам! Скатертью дорожка! ЭЭэээ! Ты куда? Я ещё не договорила!

— Пойду к себе в кабинет. — Игриво подмигнул я рычащей Ермоловой, желающей внимания к своей нескромной персоне. — С Морозовым нужно переговорить, и навёрстывать упущенное. Я слабее стал, если помнишь.

Пропустив мимо ушей подначивания Ермоловой, по поводу трусливого бегства, шепнув Мэйли на ухо, что долго засиживаться сегодня не буду, я одним прыжком очутился на втором ярусе апартаментов, юркнув к себе в кабинет.

Поймав себя на мысли, что иногда разделяю мнение Мал по поводу шумности Зои, сосредоточив оргон возле телефона, подтянув его к себе, тапнул по быстрому набору.

— Станислав, я уже начал беспокоиться. — Через несколько гудков раздался в динамике голос Морозова. — Думал, что ты забыл. Ты уже решил, кто войдёт в четвёрку запасных участников?

— Разумеется, Максим Александрович. — На моём лице непроизвольно проступила кривая хищная усмешка, а моя внутренняя шиза, проявляющаяся в виде маленького Айзека Гераса начала зловеще хохотать. — Ректора Распутина будет ждать большой сюрприз. Не скажу, что приятный. Значит, мне понадобятся….

— Странный выбор…. — Поделился своими соображения Морозов после небольшой паузы, когда я огласил список из четырёх имён. — Чем ты руководствовался, Станислав?

— В первую очередь тем, что Распутин пойдёт на любую подлость, чтобы победить в этом году. Ещё одного поражения, тем более на своей территории, он не потерпит. В ход пойдут все средства.

— Станислав, мы с Ефимом безусловно соперники, и знаем друг друга давно… — Начал говорить ректор. — Он жёсткий человек, но в подлости никогда не был замечен.

— Всё бывает впервые, особенно когда на кону стоит честь РАВМИ. Если они проиграют состязание и в этом году, то это сильно ударит по авторитету академии. Распутину нужна победа, и в ход пойдут все средства.

— Возможно ты прав, Станислав, но сам понимаешь, сейчас у меня сердце болит за другое.

— Не волнуйтесь, ректор. Я обо всём позабочусь. — Пообещал я как можно уверенней, чтобы успокоить Морозова, сразу поняв, что он имеет ввиду.

— Что ж… Время уже к вечеру. Буду обзванивать участников, которых ты выбрал. Информацию, что ты просил, только что отослал тебе на электронную почту.

— Обязательно просмотрю, ректор.

— Да, Станислав. Прошу, не отходи от неё ни на шаг. — Не стал называть Морозов имени, опасаясь прослушки. — Она никогда не покидала Петрограда. Да и вообще….

— Можете не объяснять, Максим Александрович. Я обо всём позабочусь….

Глава 4

— «Пятку косы жнеца мне в брюхо!» — Подумав об этом, я почувствовал на себе пронзающий взгляд Морозова, поддерживая Глеба под руку.

— Осторожнее с ним. — Предостерёг меня водитель, поглядывая на княжича, находящегося в кондиции «до полосатых скверхов в лаптях». — Он уже несколько раз, того….

Сделав понятный жест, водитель Глеба вручил мне тройку бумажных пакетов, который тут же выхватил этот «рыцарь», всю ночь сражавшийся с коварным «Зелёным змеем». Помахав ими над головой, издав победоносный клич «Вуууху! Столица, мы едем! Вертел я всё «Золотое кольцо»», не успев сказать при каких обстоятельствах, герой отрубился и захрапел.

— Он всю ночь в клубе провёл. — Решил внести ясность водитель. — С трудом удалось его забрать.

— Похоже, он неплохо проводил время. — Сразу стало мне понятно по следам помады на шее и воротнике. — Что за праздник отмечал?

— Это с горя. Не хотел в столицу ехать.

— Я и сейчас не-хо-чу! — Сообщил княжич, в котором на короткий промежуток времени вспыхнул атом сознания, и тут же угас.

Развернув обмякшее тело, мысленно моля вселенский поток жизни, чтобы с княжичем не случилась «срамная неожиданность», поблагодарив водителя Глеба, я поспешил «спрятать» тело. Скоро начнут собираться участники обмена для отправки. Негоже княжичу известного рода подобным видом людей смущать.

Сбросив на заднее сидение туристического автобуса повышенного комфорта храпящее тело Глеба, стало понятно, что с допросом парня о РАВМИ придётся повременить. Именно из-за того, что Глеб бывший ученик академии мой выбор пал на него. Княжич может стать ценным источником информации о вражеской территории, ну когда язык перестанет заплетаться. Да и в магическом ремесле, «змиеборец» далеко не заурядность. Бывший «топ» первых курсов академии как никак.

— Расстроился парень. В родные стены ехать не хотел. — Пояснил я Морозову, который поджидал меня у выхода из автобуса. — Переборщил с «успокоительными».

— М-да, уж… — Буркнул себе под нос Морозов, явно недовольный поведением своего крестника. — Обычно серьёзный парень, но иногда….

Недоговорив, ректор махнул рукой, поворачивая голову в сторону стоянки, где остановился автомобиль с княжескими гербами на крыльях.

— «Елисеевы» — Тут же определил я, ещё до того, как водитель открыл заднюю дверь откуда показалась сначала стройная ножка в белой туфельке, а потом выпорхнула Тори.

Из противоположной двери нехотя вышел Савелий. На лице мелкого скверха читалось явное недовольство, а судя по косому взгляду в мою сторону, он был в курсе, кому обязан этой поездкой. Особой приязни к Саве я не испытывал, как и он ко мне. Княжич Елисеев был нужен нашей команде из-за Тори, занявшей второе место среди команды девушек в троеборье. Вика сильный маг, но всё её боевая мощь открывается с использованием родовых техник, для которых нужен её братец.

— Ректор Морозов, — оба члена княжеского рода Елисеевых приклонили головы в знак приветствия.

— Рад вас видеть, княжна Виктория, княжич Савелий. — Максим Александрович кивнул в ответ. — Как настроение? Боевое?

— Да. — Лаконично ответила «Ледяная королева Романовки», а её брат лишь кивнул.

— Это хорошо. — Ректор доброжелательно улыбнулся, а экспедиторы выданного нам ММО транспорта поспешили заняться багажом. — Мне нужно сделать пару звонков. Можете располагаться.

Морозов быстро удалился, устроившись от нас поодаль, а ко мне тут же подошла Вика. Остановившись передо мной на расстоянии вытянутой руки, девушка начала меня разглядывать. У меня невольно проступила улыбка. Несмотря на беспристрастное лицо, напоминавшее ледяной лик статуи, лучащийся довольством взгляд выдавал Тори. Девушка определённо была рада меня видеть.

— Вижу, ты сменила имидж. — Решил нарушить я затянувшуюся паузу, подмечая очевидный факт.

Сложно было не обратить внимание на выбивающуюся из привычных рамок внешность, присущую всем представителям рода Елисеевых. Неестественно белые, как известь, кожа и волосы не только на голове, но и на бровях и ресницах. Сейчас они были не скрыты косметической краской. В сочетании со светло-серым, серебряным цветом глаз эта особенность предавала неземной шарм Вике, будто она не из этого мира. Серьёзная, даже строгая, немногословная, предпочитающая закрытые длинные платья, чтобы ни сантиметра тела на всеобщее обозрение — Тори производила впечатление неприступного айсберга. Наверное это и послужило причиной, что Вика, сама не желая того, была довольно популярна. Парни не только первых, но и старших курсов вздыхали по ней, а некоторые теряли дар речи, пытаясь с ней заговорить. Подобные попытки заканчивались всегда одинаково. Вика молча уходила, одарив поклонника безразличным холодным взглядом. Чарующая, загадочная, недостижимая для всех, и лишь мне удалось узнать, какая она на самом деле.

— Решила не красить брови и ресницы. Буду принимать себя такой, какая я есть. — Ровным голосом сообщила Вика, не обращая внимания на подталкивания под руку от своего братца. — Тебе не нравится? Я могу….

— Тори, ты в любом виде шикарна.

— Хватит любезничать с моей сестрой. — Влез в разговор Савелий, дёргая Тори за рукав, но напоролся на строгий взгляд сестры.

— Ты забыл, о чём я тебе говорила? — С резкой переменой настроения, воздух вокруг нас тут же похолодел, звеня от эфира. — Я сама решаю с кем мне разговаривать.

— Буду в автобусе. — Бросил недовольно Савелий, и проходя мимо попытался задеть меня плечом, но у него не вышло.

— Строго ты с ним. — Подметил я, а Вика сделала шаг ко мне, приблизившись вплотную.

— Иногда он этого заслуживает. — Беззлобно ответила Тори, и более мягким голосом продолжила. — Наклонись ко мне, пожалуйста.

Было не сложно догадаться зачем это было нужно Вике, тем более, что румянец, в виде красной полосы, протянувшийся от уха до уха, через переносицу, выдавал намерения девушки.

— Не боишься, что пойдут сплетни? — Спросил я у Вики, после полученного от неё нежного поцелуя.

— Мне всё равно. — Коротко ответил Вика, отступив от меня на полшага, мимолётно отведя взгляд. — Хотела показать тебе, что соскучилась. Специально на полчаса раньше приехала. — Сделав небольшую паузу, княжна продолжила, только уже шёпотом. — Лили тоже по тебе соскучилась. Она мне вчера об этом писала. Попросила, чтобы я тебя поцеловала за неё.

— Она мне тоже писала уже ночью. Прислала пару фото из аттестационного центра Черногории. — Поделился я с Тори, тоже перейдя на шёпот. — Довольно пикантных.

— Покажешь?

— Сейчас. — Пристроившись рядом с Викой, убедившись, что в шаговой доступности никого нет, я извлёк свой смартфон, открыв переписку, придвинув экран ближе к Вике.

— Красотка. — Дала свою оценку Тори, протяжно вздохнув. — Жаль, что она сейчас повышает квалификацию, и не может быть нашим куратором. Было бы здорово.

— Не могу не согласиться. — Искренне признался я, а в памяти всплыло несколько сцен из нашего совместного времяпрепровождения. — Кстати, Снежинка, а ты не знаешь, кто будет нашим куратором? Из головы вылетело спросить об этом Морозова.

— Не знаю. — Покачала головой Тори, быстро оглядевшись. — Мероприятие важное… Наверно инструктор Довман или Сколов.

— Вероятней всего.

Взглянув в направлении ректора, который сейчас висел на телефоне, протаптывая новую тропинку вокруг аллеи с туями, решил его не беспокоить. К тому же, Вика привлекла моё внимание, указывая на подъезжающий автомобиль.

— А кто это? — Скупое на мимику миловидное личико Тори отражало едва заметное недоумение. — Гербы твоего рода, и почему….

Договорить Вика не успела, потому как автомобиль резко затормозил буквально в шаге от нас.

— Рика… — Устало протянул я, поглядывая на Морозова, который прервал свой разговор, приоткрыв рот от такой наглости. — Рика!

— Княже, не гневайся. — Вылетевший из автомобиля Серёга замотал руками в успокаивающих на его взгляд жестах.

— На кой ты во двор лицея запёрся?! — Решил я прояснить самый главный вопрос.

— Так там на стоянке только служебные места остались. — Заявил в своё оправдание Рикошет, сохраняя лихой и немного придурковатый вид.

— Подойди-ка сюда поближе, пилот — универсал рода Мышкиных. — Нагнав побольше суровости на свой лик, я поманил Серёгу указательным пальцем.

— Ну местов… Нет княже, ну… — Начал с ходу Серёга, подходя ко мне. — Княже Стас, ну чего ты вот сразу начинаешь? Княже? А чего ты так загадочно улыбаешься?

— Рад видеть тебя в добром здравии, Серёг. — Напускная строгость сошла, а я по товарищески хлопнул Рику по плечу. — Здорово тогда нас с тобой потрепали. Думал не выкарабкаешься. Когда в поместье заезжал встретиться с тобой хотел, чтобы узнать как ты.

— Да знаю, княже. — Рика довольно хохотнул, после чего его лицо наполнилось вселенской скорбью. — Наш «боевой дед» в край озверел! Отправил меня с бойцами на стрельбище.

— Это Токарев может. А ну, покажи новое ухо?

— Как родное! — Похвалился Рикошет, и повернув голову продемонстрировал совместную работу хирургов и магов-пластиков. — Чуть хуже слышу, но зато симметрия черепа не нарушена. Княже Стас, чего морщишься?

— А почему оно жёлтое? От китайца отпилили?

— Как от китайца? — Испугался Рикошет, но видя, как я давлюсь от смеха, обижено нахохлился. — Шутить изволите, княже Стас. Ладно, повёлся… Принимайте нашу Звёздочку, и я поехал. Тот мужик… — Рика взглядом указал на Морозова. — Он жутко смотрит. Я отсюда чувствую его недовольство.

Серёга хотел открыть дверь, но не успел, потому как «Звёздочка», как её обозвал Рика, решила сама это сделать.

— Привет, кн… Стас. — Пискнула Диана, потирая правый глаз. — Я задремала. Извини.

— Ди, что с тобой? — Тут же родился у меня закономерный вопрос. — Ты случаем не с Глебом всё ночь веселилась?

— С кем? Кто это? — Растерялась миниатюрная девчушка с двумя седыми прядями на чёлке, хлопая ресницами, удивлённо глядя на меня своими огромными голубыми глазами, вокруг которых красовались чёрные круги. — Я просто… Не могла уснуть, волновалась, и вот. Мысли всякие в голову лезли.

— Стас, форма нашего лицея, но цвет другой. — Напомнила о своём присутствии Вика, а её взгляд указал на правое плечо Дианы. — И эполет странный. Круг и полумесяц перевёрнутый. Букв нет… Кто эта девушка?

— Сейчас увидишь, Вика. — Я протянул руку Диане. — Подзарядись, а то мне на тебя смотреть больно, лапуль.

— Можно? Спасибо, Стас. — Застенчиво потупив взгляд, Диана взяла меня за руку, а её зрачки на пару секунд вспыхнули золотом.

Быстро закончив «трапезу», Ди тут же посвежела, а чёрные круги под глазами сразу же исчезли от воздействия заёмной силы жизни. Девушка начала лучиться бодростью и довольством.

— Вы, должно быть, княжна Виктория Елисеева. — Диана вежливо поклонилась. — Станислав мне о вас рассказывал. Я Диана.

— А к какому княжескому роду… — Начала было Тори, но посмотрев на рукав ученического кителя, где не было вышивки герба, замолчала.

— Я не благородная. — Подтвердила соображения Елисеевой Диана.

— Несмотря на это, у тебя интересная магия. — Подметила Тори, едва заметно дёрнувшись от пришедшего понимания. — Точно… Ты та девушка, о которой ходили слухи, что род Мышкиных взял её под свою опеку.

— Вы правы. — Кивнула Диана, украдкой посмотрев на меня. — И я не маг… Я ведьма.

— Спецкласс «Мракоборцев». — Сразу смекнула Тори, невольно сделав небольшой шажок назад, что не укрылось от меня. — Вспомнила… Я тебя видела в дуэльном зале.

— Тори, понимаю, что ты слышала разное про таких, как Диана, но уверяю, большая часть из всех этих рассказов бестолковые суеверия и страшилки от глупости и незнания.

— Раз ты так говоришь, — княжна Елисеева одобрительно кивнула, переведя взгляд на ведьмочку. — Будем знакомы. Можешь обращаться ко мне просто Виктория или Тори, без титула.

— Рада знакомству. — Диана стеснительно улыбнулась, расположившись ко мне поближе, как раз в тот момент, когда Рика хлопнул багажником, вручив чемодан экспедиторам. — Всё, княже, я полетел. — Сообщив об этом, Серёга едва заметно кивнул в сторону Морозова, направляющегося к нам. — Прощаться не будем. Я его боюсь.

Не прошло и пары секунд, как Рика ретировался. Вовремя, потому как ректор закончив разговор, ледоколом двигался в моём направлении.

— Максим Александрович, хочу извиниться за него. — Душещипательная история моментально родилась в моей голове. — Он у нас блаженный, сжалились над юродивым, а тут ещё недавняя контузия своё даёт, вот он знака и не заметил…

— Станислав, на пару слов. — Коротко бросил Морозов, пропустив моё вступление мимо ушей, увлекая за собой.

Зайдя за автобус, ректор убедившись, что рядом никого нет протяжно выдохнул.

— Мила сейчас подъедет. Наверняка она захочет посмотреть столицу. Выход с территории РАВМИ только в сопровождении куратора, но всё равно старайся присматривать за ней.

— Ректор, могли бы не говорить. Сделаю всё от меня зависящее. — Пообещал я, но Морозов не унимался.

— В академии тоже глаз с неё не спускай. Нравы РАВМИ отличается от нашего лицея, а Мила, она ведь доверчивая, добрая, неконфликтная и ранимая.

— Максим Александрович, хватит. Я и с первого раза понял.

— Извини, Станислав. Это от волнения. — Видимо самому Морозову стало очевидно его повышенное беспокойство. — Если возникнут какие-то проблемы, то сразу….

— Звонить вам. — Не сложно было угадать продолжение фразы, а от следующей части «инструктажа» меня спасло приближение чёрного Форд`а представительского класса без опознавательной геральдики. — Ректор, это она?

— Да. — Кивнул Морозов, взглянув на часы. — Что-то быстро.

— Пойду к Тори и Ди, а вы меньше нервничайте, а то начнёте стареть. — На моём лице тут же появилась придурковатая улыбка. — По кому тогда будут млеть молоденькие магички в своих смелых фантазиях? — От моих речей челюсть непробиваемого ректора начала медленно уползать вниз, а я решил провести «контрольный». — Вы вот за жизнь Милки переживаете… Вам бы самому начать свою личную жизнь выстраивать. Наверняка есть кто-то на примете? Да и вы мужчина видный. Вам с натяжкой больше сорока на вид не дашь….

— Кхм-кхм… Станислав! — Ректор поперхнулся от нехватки воздуха. — Что ты такое….

— Пойду Милку встречать. А вы подумайте, я плохого не посоветую.

Хихикая себе под нос, мною был проделан древний тактический манёвр «по тапкам», пока Максим Алексанрович временно дезориентирован.

Вопреки моим ожиданиям, Диана и Вика не скучали, а вели активную беседу. У меня невольно внутри зародилась гордость по поводу того, что мои старания не пропали даром. За время моего отсутствия, вероятно благодаря общению с мамой Эвой, в поведении Ди произошли разительные изменения. Сейчас она мне уже не напоминала маленького забитого зверька, который трясётся от любого шороха. Застал я девчат, когда Диана, открыв небольшой квадратный кожаный портфель, демонстрировала Тори его содержимое, что-то рассказывая.

— Что там у вас? — От вполне невинного вопроса обе девушки дёрнулись, начав переглядываться.

— Да так… Диана рассказывала о ведьмах. — Тори не любила враньё, чувствовала его на подсознательном уровне не хуже «полиграфа», но сама врать совершенно не умела. — Ты знал, что они на самом деле зелья варят?

— Ой ли? — Я поцокал языком, а на лице Вики на секунду появилось смущённое и виноватое выражение.

— Сплетничали о тебе. — Призналась Вика, а Диана несколько раз кивнула.

— Так бы сразу и сказали. — Ни чуть не расстроившись, я наблюдал, как Мила выходит из машины, а вокруг неё суетится сопровождение.

— Это та девушка, что стала «королевой» и танцевала с тобой. — Сразу же определила Тори, проследив мой взгляд, а через мгновение последовало неожиданное заявление. — Не простая она.

— С чего такие выводы? — Поинтересовался я, стараясь не показывать своего удивления такому заявлению.

— Её сопровождающие… Двое охранников и водитель — они все трое маги. — С полной уверенностью заявила Тори, решая развить свою мысль. — Наём магов, особенно при нынешнем положении дел, когда князья кинулись наращивать боевую мощь — слишком дорогое удовольствие.

— Меньшего не ожидал от будущего регента рода Елисеевых. — Похвалил я Вику, деактивируя своё духовное зрение. — Как узнала? У тебя ведь другая специализация, не «наблюдатель».

— По оружию… У них полноценные магострелы, а не гибриды. Ещё повадки выдают. Это опытные боевые маги, со ступенями не ниже практика. Водитель, вероятнее всего на ступени «чудотворец», возможно «софист», но вряд ли. Положение правой руки выдаёт, да и движение эфира я хоть неразборчиво, но могу видеть. Магическая техника «Бастион», либо «Щит Елены»… Он в любую секунду защитит не только нанимательницу, но и всю группу. — Тори хотела сказать что-то ещё, но смутилась под моим изумлённым взглядом. — Что?

— Откуда такие познания?

— Стрельба… Именно из-за неё я не стала королевой летнего бала. Поговорила с отцом, а он мне дипломированного инструктора из столицы нанял. Занималась с ним летом.

— Вика, ты не перестаёшь меня удивлять.

— Надеюсь, в хорошем смысле? — Поинтересовалась Тори, едва заметно улыбнувшись всего лишь на мгновение.

— Разумеется, Снежинка. — Подтвердил я, разглядывая Милу, которая неспешно шла к нам.

— Диана, пойдём в автобус. Не будем Станиславу мешать. — Неожиданно предложила Тори девушке. — Они не виделись всё лето. Наверняка им есть что обсудить.

— У-Угу. — После небольшого промедления кивнула Ди, украдкой мазнув по мне взглядом, поспешив направиться вслед за Викой.

— «Ох, Тори» — Покачав головой вслед княжне, я перевёл взгляд на Милу, идущую ко мне в центре клина сопровождающих её боевых магов.

— Здравствуй, Стас. — Немного растеряно поприветствовала меня девушка, явно нервничая, поглядывая на автобус.

— Привет, Мил. — Поздоровался я не в силах отвести взгляда от девушки. — Тебя что-то беспокоит? Выглядишь взволнованной.

— Да я, просто… — Начала говорить девушка, но сделав паузу сделала глубокий вдох и выдохнула, чтобы успокоить развалившиеся нервы. — А почему все ушли, когда я подошла? Это из-за меня?

— Не бери в голову. — Махнул я рукой , тут же найдя отговорку. — Мы уже давно стоим, а ветер прохладный. Замёрзли просто.

— Ты загорел немного. — Пометила Мила, вновь смутившись от моего внимательного взгляда. — У меня на лице что-то?

— Нет, лап. — Поспешно замотал я головой, довольно улыбаясь. — Просто рад тебя видеть.

— И я….

— Замечательно выглядишь без своего «камуфляжа». — Мила сначала не поняла о чём я говорю, но потом застенчиво улыбнулась, на секунду опустив взгляд, поспешно поправив упавшую на лицо прядь, выбившуюся из под берета.

— А! Ты о моём жутком пучке волос, свитере и очках… Дядя хотел, но я воспротивилась. Даже поссорились, но ненадолго.

После сказанного, девушка украдкой одними пальцами помахала Морозову, который стоял в десятке метрах от нас, изображая праздное глазение на увядающую клумбу, будто бы он нас не знает, и мимо шёл.

Перекинувшись с девушкой парой фраз мы оба замолчали, глядя на друг друга. Пауза затянулась, но не от того, что нам было нечего сказать друг другу. Мила наверняка не знала, как себя вести, а я просто любовался её огромными глазами цвета небесной лазури и застенчивой улыбкой.

Не знаю, сколько бы это продолжалось, если бы не пришедшие в движение маги, сопровождающие девушку. Тому причиной стал автомобиль, медленно въехавший на территорию двора лицея, не хуже, чем это ранее сделал Рика. Градус общего стрёма возрос, когда вслед за автомобилем, плавя шины в буксе, заложив вираж перед воротами к автобусу ринулся ещё и мотоциклист.

Щиты защитных техник резкой вспыхнули вокруг нас с девушкой, а маги взяли нас в клин. Асфальт под ногами дрогнул, от чего нас с Милой и пак её защитников качнуло. Нет, на нас не напали. Причиной тому был Морозов. Уж лучше бы он дальше цветы «нюхал».

Честно признаться, Максим Александрович меня и так до этого пугал, хоть я не из трусливой породы. Как-то не очень комфортно стоять рядом с магом, который может тебя в любую секунду уничтожить. Он и на внешность мужик суровый, когда нюни не распускает по своей любимой и единственной племяшке, но это мелочи по сравнению с его магическими способностями. Помню, как впервые посмотрел на него и увидел «это»… У местных кудесников с видением магии проблемы, а вот у меня всё хорошо. Лишь маг с редкой специализацией «Наблюдатель» может видеть рисунок духовного тела других магов. Морозов их бы точно впечатлил своей зловещей аурой в виде сотни щупалец, которые гуляют по всему пространству вокруг него. Сейчас Морозов заслонил собой нас с Милой и гвардов, взявших нас с его племянницей в «клин».

Стоило мне перейти на духовное зрение и осмотреть обстановку, как я грязно выругался. Даже жуткая аура ректора дрогнула, маги-гварды уставились на меня с выпученными диодами, не ожидая услышать такого хитрого сплетения слов от уважаемого князя, а Мила поперхнулась или икнула, тихо пискнув. Занятия оральным сексом через качающиеся качели в «солнышке» никто не одобрял.

Автомобиль остановился возле автобуса, а мотоциклист, крутанув «свечку» на переднем колесе, заглушив своего «железного коня» поднял забрало, направившись к нам.

— Мужчины, выдохните… Я сама нервная. — Заявила «наездница», а я взялся за голову, ещё раз выругавшись, только тихо, когда из-под снятого шлема показалась россыпь рубинового цвета волос, а в воздухе появился запах яблочного табака.

— Инструктор Лаврова! — Вот тут Морозов поразил меня, никогда не думал, что его кто-то может вывести из себя.

— Максим Александрович, котенька, солнышка, только не гневайся, я могу всё объяснить. — Выдав эту речь, расстегнув мотоциклетную куртку, Кира достала сложенный инструкторский берет, и звонко хлопнув им об кожзам штанов водрузила себе его на голову, попутно набивая трубку. — Машина сломалась, а я спешила. Форму не смогла забрать раньше. Она сейчас в лицее.

— Уволю. — Коротко сказал Морозов, доставая из нагрудного кармана платок, чтобы смахнуть со лба проступивший пот.

— Не получится. У нас с вами контракт. — Заявила Лаврова, прищурившись от блаженства первой затяжки, выдыхая дым. — Тем более, где вы такую дуру как я найдёте?

— Согласен. — Коротко бросил ректор, а Кира открыла рот от удивления, чуть не выронив трубку.

— Вот сейчас обидно было, Максим Александрович. Я на свой оклад намекала.

— Я о другом говорил. — Спокойно сказал ректор, восстановив спокойствие. — Инструктор Лаврова, мотоцикл убрать, и переодевайтесь. И, да… На территории лицея курение запрещено. К вечеру объяснительную напишите, будьте добры.

— Не буду! — Заявил елейным голосом «красноволысый дьявол», и с трудом сдержался, чтобы не показать язык. — У меня до завтрашнего дня отпуск. Включительно!

— Бегом, инструктор Лаврова. — Голос ректора стал жёстким, намекая, что время шуток закончилось.

— Так точно, вождь! И зачем я в приказе расписалась…

Возможно, всё бы закончилось, если бы не я. В результате возникших «разборок» все забыли про меня. Пока это происходило, мне стало скучно, и я открыл дверь автомобиля остановившегося рядом с нами, про который все, как и про меня, забыли.

Возникло молчание. Все смотрели на меня и на мою поклажу, которую я держал на руках.

— А она зачем здесь? — Поинтересовалась Кира, не обладавшая тактичностью. — Она же спит в хомуте, как та старая лошадь. Ректор? Мы проигрывать собираемся? Вот от кого, а от вас не ожидала! Слить? Вы серьёзно?

— Стас? — Вкрадчиво произнеся это, Морозов тактично перевёл всё внимание на меня, а моя «поклажа» подала голос.

— Блин-блинский, опять опоздала. — Промурлыкала Ксюша, и взяв меня за воротник кителя, уткнулась мне в грудь, мирно засопев, обнимая свой гигантский будильник, чуть меньше диска от колеса легковушки.

— Уважаемый князь Станислав, — Голос инструктора Лавровой был настолько сладким, что сочился концентратом змеиного яда. — Я в курсе, кто у нас тут «Серый кардинал». Может пояснишь, уважаемый князь, что она тут делает? Спит? Станислав, она бесполезна. Она как, ммм, кастрированный кот… Просто спит и жрёт, потом опять спит! Какой от неё прок?

— У неё голос хороший, как у оперной певицы. — В возникшей паузе все обратили внимание на Милу, от чего ей стало не по себе. — Я выступление смотрела и слышала, как она поёт. Голос, как у оперной певицы.

— Согласна, Холодова, но культурная часть, хоть и добавляет очков, но всех интересует не это… Если кто-то не сможет участвовать, то княжна Сонина не лучшая замена. Она только спит. Странно, что она отличница, и как-то сдаёт зачёты, хоть всё и проспала.

— У неё неизученная форма нарколептического сна. — Пояснил я, перехватывая княжну Сонину, бросив водителю и её сопровождению, что всё хорошо, указав на будильник, что обнимала девушка, прижимая к груди. — А благодаря этой штуке, мы сейчас можем с вами спокойно общаться.

— Спокойно? Да он когда звенит, то через этаж слышно. — Возмутилась Кира, констатируя очевидный факт. — Мёртвого разбудит!

— Он не будит, а усыпляет.

От моего заявления всех перекосило, даже невозмутимого Морозова, который слышал этот рёв раненого скверха от артефактного будильника.

— Главное, что княжна Сонина хорошо поёт. — Подвёл итог я, не испытывая желания объяснять свой выбор. — Пойду уложу её. Есть одна идея, чтобы она удивилась, когда проснётся. Ведро с водой нужно найти, чтобы её будильник «утопить»… А Глеб мне будет должен….

Глава 5

— «Вот и Распутинское гостеприимство»

В области груди на моей белой рубашке алело два круга после выстрелов, а третий красовался в центре живота.

Терпеть не могу героев, особенно тех, кто геройствует, когда их об этом не просят. Трепавшийся у занавеса с молоденькой художницей охранник, уронив бумажный стакан с кофе, посчитал своим долгом спасти молодого князя, а конкретно меня. Причём, вознамерился это сделать в лучших традициях местного кинематографа. То ли от своей тупости, то ли хотел произвести впечатление на свою собеседницу. Не существует ведь способа лучше, как напрыгнуть на человека подвергшегося обстрелу, сбить с ног, аки амерский футболтус, и накрыть его своей тушей.

Разгон был взят, но в момент начала первой фазы моего «спасения» я присел, активируя каон «станс». Способность двигаться пропала, а моя устойчивость возросла многократно. Если провести аналогию, то проще бронированный двухметровый сейф сдвинуть с места, чем меня сейчас.

Доброжелатель, пытавшийся напрыгнуть на меня сзади, в моих ожиданиях должен был перелететь через трибуну, но вышло совсем не так. Предмет офисной мебели, стоявший у края сцены, оказался не закреплён. Не успев затормозить, бритый мужик в пиджаке налетел на меня, сидящего на кортах, кувыркнулся, а потом врезался в трибуну, утаскивая её за собой, спикировав со сцены.

От произошедшего далее у меня непроизвольно сжались кулаки, а с губ сорвалось довольное «Есть контакт!». Подтвердились сразу две фундаментальные аксиомы, составляющие основу любого мироздания. «Благими намерениями вымощена дорога на скверхову мессу», а вторая: «Инициатива жестоко сношает инициатора».

— Слезь с меня, олух! — Заливалась визгом Тамара Андреевна Кондрашова, декан первого корпуса РАВМИ.

Отношения с этой тёткой у меня сразу не заладились. Не прошло и пары минут с момента нашего с ней знакомства, как у меня с ней произошла словесная перепалка. Все остались при своём мнении, а я сразу окрестил тётку в шиньоне незамысловато — «Жаба».

Как ни старался, но моя плотина выдержки дала брешь. Давясь от смеха, я поспешно достал смартфон, чтобы сделать пару фото, для того, чтобы позже отправить девчатам и инструктору Лили. Визжа и бранясь, Жаба, смешно перебирая ногами, придавленная тумбой интерактивной трибуны и тушей «героя», начала колотить по голове моего «спасателя» папкой, что была в её руках.

— «Справедливость восторжествовала! Добро было наказано!» — Мысленно подведя черту, я потыкал в расходящееся пятно на своей груди.

— Стас, с тобой всё в порядке?! — Подлетела ко мне бледная испуганная Мила, готовая расплакаться.

— Да, лап, только умоляю, не реви. У меня психика слабая. Это всего лишь краска! Краска, видишь? — Поспешил я успокоить девушку, тыча пальцем в алое пятно на груди, протяжно вздохнув. — Эх, жаль… Рубашка была новая. Ладно, пойду тоже поздороваюсь.

Тремя часами ранее…

— Клаааассс. — Протянул я, стараясь не упустить ни малейшей детали.

— Угу. — Пискнула Диана, а Стоявшая рядом с ней у окна Мила лишь кивнула, что-то наметив карандашом в альбоме для рисования.

— Дикари. — Едва слышно буркнул Савелий, поглядывая на нас, как на больных. — Никогда не были в столице?

Ответом мелкого скверха никто из нас не удостоил. Впрочем, он был прав. Никто из нас троих в столице раньше действительно не бывал. Ещё год назад путь сюда любому члену рода Мышкиных был закрыт. Кроме Ставра, которого вызывали сюда раз в пять лет для аттестации магических способностей, чтобы внести поправки в реестр магической мощи Российской империи. Подтвердив свою квалификацию, отказываясь от прохождения экзамена на повышение степени, главу рода Мышкиных быстро спроваживали обратно в Петроград. Княжеский род лишённый императорской милости — этим всё сказано. Что касается девчат, то Диану мариновали в своих застенках святоши, а Милу ректор прятал ото всех, по объективным на его взгляд причинам.

Поначалу, я чувствовал себя немного обманутым. На Тверском пропускном пункте, после проверки документов, проехав ворота, моей первой мыслью было «Ну вот мы и ворвались в столицу!». Спустя десять минут езды стало понятно, что меня где-то «обманули». Ни золотых дворцов с искусственными водопадами, магических дронов, что доставляют торты в любую точку города, прямо тебе в руки где бы не находился, я не увидел. Вместо этого моему взору предстал «Петроград», лишь немногим отличающийся от оригинального. Благо Тори поспешила пояснить, что на «внешнем кольце» смотреть нечего. Оно считается пригородом столицы.

Княжна оказалась права. Стоило нам преодолеть Белозерский пропускной пункт, на границе внешнего и промежуточного колец, как сразу почувствовался контраст. Отделка фасадов зданий, художественные элементы, даже одежда людей на улице — во всём чувствовалась роскошь. Через сорок минут езды мне уже начало становиться страшно, что доведётся увидеть во внутреннем кольце столицы, называемом «Золотым кольцом империи», в центре которого расположен императорский дворец. Вот тут, разбирающаяся в столичной географии Тори расстроила нашу троицу. Княжна сообщила, что автобус не будет заезжать во внутреннее кольцо, объяснив это тем, что РАВМИ расположена в районе Сокольники, почти на стыке промежуточного и «золотого кольца». Больше всех расстроилась Мила, которая хотела воочию увидеть императорский дворец, а не на картинках в сети. Пришлось пообещать, что мы туда обязательно смотаемся в свободное время.

— Глеб, ты живой? — Поинтересовался я у заворочавшегося постанывающего парня.

— Что на меня дав… Ксюха?! — Удивился «змиеборец», который несколько минут назад спал уткнувшись лицом в грудь девушки.

— Это я тебе её подбросил. Будешь должен.

— Опять она лифчик забыла… — Констатировал парень, после чего взялся за голову и застонал. — Чего же так паршиво!?

— На, вот, держи. — Я протянул Глебу холодную бутылку минеральной воды в стекле, которую ранее взял из холодильника автобуса.

— Теперь я тебе точно должен. — Более бодрым голосом заявил кареглазый высокий брюнет, прикладывая склянку ко лбу. — Каааайф….

— Глеб, пока ты откисаешь расскажи немного про академию. Порядки, нюансы какие-нибудь, враждующие кланы или ещё что интересное. Мы уже скоро там окажемся, а лишь в общих чертах представляю с чем придётся столкнуться.

— Нашёл о чём поговорить. — Недовольно буркнул парень. — Тюрьму строгого режима представляешь?

— Вроде… — Кивнул я, вспомнив, как имел честь недолго «отдыхать» на минус втором этаже в Петроградском штабе имперской разведки.

— Так вот…Вссс… То, что ты себе сейчас представил — это развлекательный детский лагерь по сравнению с РАВМИ. — Парень сорвав крышку пальцами, жадно припал к бутылке.

— Ладно, не преувеличивай. — Махнул я рукой, понимая, что здесь замешана неприязнь Глеба к этому месту. — А по контингенту, что можешь сказать?

— Мыло лучше не роняй… Да что же так паршиво….

— Вот он мне, сиделец знатный нашёлся… Восемь ходок, три побега, крест на пузе синей пастой, погоняло «Мотороллер».

— Стас, ладно, дружище, я тебе всё расскажу, только позже, — Запричитал Глеб, прикрывая глаза рукой. — Мне каждое моё слово молотом по мозгам бьёт. Я ещё немного посплю, и тогда всё….

На этом наш разговор закончился, а Глеб повернувшись, вновь уткнулся лицом в грудь Сониной.

Посетовав на то, что в империи проблему дорог давно решили, а вот до пьянства руки не дошли, покрутив ключи артефактного будильника, я поспешил вернуться в центральную часть автобуса к девчатам.

Позже

— «Ну вот, опять. Теперь буду знать, что паспорт лучше вообще не прятать, а держать в руках, когда едешь в столицу».

Я знал, что территория РАВМИ закрыта от посторонних, но увидеть четырёхметровый забор, признаться, не ожидал. Автобус стоял перед шлагбаумом, а у нас в очередной раз собрали паспорта, только уже охрана академии. Теперь понятно почему Зоя у меня за вечер шесть раз спрашивала про «ксиву с кобелиным рылом».

Весь автобус бодрствовал, включая Глеба и Ксению. Тому причиной стал недавний звонок артефактного будильника, с последующим избиением жертвы пьянства. Княжна Сонина по пробуждению не очень обрадовалась «соседству» с Глебом. Расправа последовала незамедлительно.

Когда я уже хотел начать возмущаться, а внутри стали зарождаться подозрения, что на нас всех пытаются оформить ипотеку, в автобус зашёл служащий пропускного пункта РАВМИ и принялся раздавать нам наши паспорта. Дойдя до середины автобуса, где располагался я с девчатами, сверяя лица на фото, старший контролёр став рядом со мной немного замешкался. Этот момент показался мне довольно странным. Особенно его пристальный взгляд.

— Какие-то проблемы, Андрей Геннадьевич? — Прочитав имя на бейдже, поинтересовался я у контролёра, который рассматривал меня, держа в руке мой паспорт.

— Н-Нет, князь Станислав. — Замотал головой мужчина лет сорока пяти, вручая мне документ. — Ваше лицо знакомым показалось. Наверное по телевизору показывали.

— Не исключено. — Пожал я плечами, пряча документ во внутренний карман ученического кителя.

Контролёр пошёл дальше, а я украдкой принялся наблюдать. Вопреки своим ожиданием больше никаких странностей не случилось. Разве что, мужчина справился у Глеба о его самочувствии. Княжич сослался на то, что его укачало, и на этом разговор был закончен.

Выйдя из автобуса мужчина махнул своему помощнику, чтобы тот открыл шлагбаум, и показал двумя пальцами, что отойдёт покурить. Отдалившись на пятёрку метров от поста, контролёр достал телефон.

— Алло, декан. Вы просили поставить вас в известность… Да, приехали.

Завершив разговор мужчина принялся по памяти набирать телефонный номер, который не значился в его списке контактов. В динамике раздался щелчок коммутатора, а машинный голос заявил, что набранный номер не обслуживается. Несмотря на это, старший контролёр принялся диктовать цифровой двенадцатизначный номер. Когда он закончил, в динамике раздался ещё один щелчок.

— Алло, управляющий. Это Воротов. Есть минутка? — Возникла секундная пауза, после чего мужчина продолжил говорить. — Странное дело. Ко мне на объект лицеистов с Петрограда привезли. Да, из Романовки… Пока вносил данные в базу академии, прогнал их по нашим спискам на ликвидацию. Трое из приехавших в них значатся, но у двоих статус ошибочный выставлен. Князь Станислав Мышкин и Мила Холодова… Да! Оба мага помечены, как уже ликвидированные, а девчонку по паспортным данным, как Морозову вообще выдаёт… Точно! Они это, управляющий… Да настоящие документы! Что я, подделку не распознаю? За мои четырнадцать лет работы впервые такое, чтобы ликвидированные разгуливали. Вы там у себя разберитесь, управляющий. Да, сканы паспортов сделал, сейчас пришлю. Конец связи.

Гостевой особняк РАВМИ

В голове кружилось множество слов, но все они были матерные, а мне становилось понятно, куда уходят наши налоги. Три учебных корпуса, два корпуса для магических практик, один административный корпус, два полигона, спортивный комплекс, даже парк на территории! Назначение ещё трёх построек мне определить не удалось, но возле них крутились «академики», а значит тоже по делу. И это при том, что в РАВМИ учится на треть меньше учеников, чем в Романовке.

Окончательно меня начало срывать с резьбы, когда автобус остановился во дворе гостевого особняка.

— «Да у нас Петроградская ратуша скромнее выглядит!» — Возникла первая мысль, а от вида целых пяти фонтанов у меня закололо сердце. — «Надеюсь это всё безобразие имеет замкнутый цикл… Если на сброс, то я этого не переживу. Какое расточительство…Забодай меня скверх!».

В этот раз под впечатлением оказался не только я, но и весь наш Романовский «десант». Лишь инструктор Лаврова и Глеб сохраняли спокойствие, по понятным причинам. Кира уже раньше здесь бывала, а Глеб находился в предобморочном состоянии после своих ночных похождений.

— Пять этажей… Да здесь наверное сотню человек можно разместить. — Выходя из автобуса предположил я.

— Тридцать. — Сообщила мне инструктор Лаврова, занимая место рядом со мной. — По шесть на этаж.

Расспросить подробнее Киру мне не удалось. К нам от террасы приближалась дородная женщина за сорок в тёмно-синем деловом костюме, с шиньоном на голове, типажа «главбух овощебазы с двадцатилетним стажем».

— Ох ё… Кондрашова Томара Андреевна собственной персоной. — Видя мой вопросительный взгляд, Глеб тут же уточнил. — Декан первого корпуса. Странно, что вообще соизволила выйти из своего кабинета.

Шествующая навстречу нашей процессии женщина собиралась открыть рот, чтобы выдать заранее заготовленную приветственную речь, но в этот самый момент возникло непредвиденное обстоятельство — ректор Распутин.

— Любит он эффектные появления… — Едва слышно произнёс Глеб, глядя, как мужчина в чёрном костюме и шляпе вышагивает из облака клубящегося мрака рядом с деканом. — Особенно эту технику своего авторства. Под недостижимую мечту всех магов косит — «телепортацию», хотя на самом деле — это разновидность быстрого перемещения. Ещё десяток лет назад во всём мире признали, что телепортация невозможна.

— Учащиеся Романовского магического лицея, — Начал Ефим Григорьевич свою речь, снимая шляпу. — Рад приветствовать вас в академии высшего магического искусства, основанную моим прадедом….

Было видно, что ректор Распутин готовил свою речь. Не было ни единого лишнего слова, всё чётко и по делу. Краткий экскурс в историю, основные принципы, упомянуть про передовые методы обучения, лучшую материальную, учебную и преподавательскую базу в РИ, не забыть вспомнить про нашего монарха — Ефим Григорьевич ничего не забыл.

— … Пусть обмен длится всего лишь месяц, но я уверен, что даже за этот короткий срок нам удастся улучшить магические способности, закрепить пройденное, и научиться новому друг у друга. Надеюсь, что в будущем подобные программы ММО станут хорошей традицией. Прошу, располагайтесь. — Распутин указал рукой на гостевой особняк. — Если возникнут какие-то проблемы, то сразу обращайтесь к коменданту. Занятия для вас начнутся завтра, а сегодня, после обеда к трём часам, жду всех в актовом зале административного корпуса академии, где состоится общее собрание учащихся и вводная планёрка на этот год. Инструктор Лаврова, как расположитесь зайдите ко мне. Нужно решить ряд организационных вопросов по программе обмена.

— Обязательно, ректор. — Кира вежливо кивнула, а взгляд Распутина вонзился в область нагрудного кармана кителя инструктора, откуда торчала головка курительной трубки. — Надеюсь вы не забыли, инструктор, что на территории РАВМИ курить запрещено.

— Я помню. — Уверила Кира местного «небожителя», но что-то мне подсказывало, что «красноволосому демону» было до далёкой звезды на слова Ефима.

Внимание ректора переключилось на Кондрашову, которая мялась от того, что у неё отняли вступительную речь.

— Томара Андреевна, поспособствуйте размещению наших гостей, и доведите до всех информацию о внутреннем распорядке академии.

— Поняла. — Воспряла духом дама, начав суетиться, а Распутин двинулся к нам с Глебом.

— Князь Станислав, — Ректор едва заметно кивнул мне в знак приветствия. — Приятно видеть лучшего мага первых курсов Романовского лицея в числе участников программы ответного обмена.

— Взаимно, ректор Распутин. — Я коротко кивнул, не став объяснять в чём здесь «взаимность», да и не нужно было, ведь не я являлся объектом внимания Ефима.

— Глеб, почему ты здесь? Ты мог остановиться в нашем поместье. Так было бы гораздо удобней.

— Кому? Тебе, папа? — Парень дёрнул плечами, беззлобно глядя на своего предка. — Что мне там делать? Со всеми веселей.

— Как знаешь. — Коротко ответил Ефим, водрузив на голову шляпу, тщательно скрыв недовольство ответом своего сына. — Вернусь к делам.

После этих слов Распутин шагнул в облако заклубившегося чёрного марева, которое быстро рассеялось, исчезнув вместе с ректором.

— Жёстко ты с ним. — Всё же решил я высказаться.

— Нормально, Стас. — Глеб махнул рукой, слегка нахмурившись. — На днях навещу родовое гнёздышко в «Золотом кольце». Пойдём лучше располагаться. Нужно ещё инспекцию служанок произвести. Наверняка есть симпатичные.

— Служанки? — Удивился я, слегка приоткрыв рот.

— А как ты хотел? Всё для комфорта гостей.

— С жиру беситесь… — Сразу пришло мне на ум местное выражение, на что Глеб лишь хохотнул, похлопав меня по плечу.

— Это ты ещё внутри не был. Громко не матерись, Томара Андреевна этого не любит. Давай поторопимся. Нам нужно занять покои на втором этаже.

— Это зачем?

— А ты хочешь быть на первом рядом с постом коменданта?

— Не особо.

— Тогда поспешим.

Глеб был прав. Грязно выругаться мне захотелось, но совсем по иной причине. В дверях нас перехватила декан.

— Станислав, мне сказали что вы старший группы. — Без каких либо предисловий начала женщина. — После обеда вам необходимо прийти в актовый зал за час до начала общего сбора.

— Мм… Зачем? — Появился у меня закономерный вопрос, а декану, которая уже собралась уйти, пришлось задержаться.

— Для небольшой репетиции. — Видя моё вопросительное лицо, женщина шумно выдохнула, стараясь не показывать своего недовольства. — Как от старшего группы, от вас понадобится небольшая речь. Там несколько предложений. Уже всё написано.

— А без этого можно обойтись? — Желания участвовать в этой показухе у меня не было, от слова вообще.

— Станислав, — Декан поправила окуляры в квадратной оправе, сползшие на кончик носа после моего заявления. — Поясню… Вы князь, даже официально исполняете обязанности главы рода, но когда вы за воротами академии, то вы — наш ученик, который обязан беспрекословно исполнять наши правила и блюсти интересы академии. Надеюсь, я ответила на ваш вопрос. — Пройдя мимо нас с Глебом, прежде чем удалиться, Томара Андреевна бросила через плечо. — Жду в актовом зале, Станислав. Не опаздывайте.

— Быстро… — Задумчиво протянул я, проводив взглядом декана. — Уже в первый день указали на место.

— Не бери в голову, Стас. — Распутин хлопнул меня по плечу, хитро усмехаясь. — Она просто к тебе неравнодушна….

— Типун тебе на язык, и причиндал ишачий на лоб. — В ход пошла одна из поговорок Ермоловой, а внутри начало зарождаться неприятное чувство. — Кажется этот месяц будет о-очень интересным….

Сейчас

Крыльцо запасного входа административного корпуса

— Ну? Как всё прошло? — Пара девушек, тут же оживившись, бросились к выходящей из здания подруге.

— Хах! Отлично! Поприветствовала их «топа». — Поправив светло-русые волосы, Елена довольно прищурилась, поигрывая в ладошке шариками с краской. — Жаль в подсобке клуба гранаты с красной краской не нашлось. С жёлтой и зелёной были, но это совсем не то.

Ссыпав в нагрудный карман кителя тройку шариков, девушка зажала между указательным и средним пальцем последний, что остался в её руке. Последовала едва различимая магическая вспышка, а на стволе молодой берёзы, расположенной в десятке метрах от входа, появилось красное пятно.

— А он сильно испугался? — Поинтересовалась одна из девушек, на что Елена развела руками.

— Этот Мышкин, вроде нет, а остальных проняло. Мне кажется, что он даже не понял, что произошло. Идём, Марию найдём. Нужно ей рассказать….

Девушки уже направились к ступеням, как двери резко распахнулись, а Елену окликнули.

— Трубецкая, подожди. — Крикнул княжич Пётр Шувалов, быстро направляясь к подругам.

— Пф… Вот ещё. — Фыркнула княжна Елена, удостоив Петра лишь мимолётным взглядом, продолжая идти дальше.

— Да стой ты! — Княжич Шувалов догнав девушек, схватил Елену за руку, разворачивая к себе. — Там в актовом зале… Твоя работа? Точно твоя, по глазам вижу.

— Ну, моя, и что? — С вызовом спросила Трубецкая, всем своим видом выражая пренебрежение к молодому княжичу.

— Меня вызывал к себе ректор. Он сказал, чтобы мы действовали аккуратно, а ты….

— Это он тебе сказал, а не мне. — Выдала Елена, взгляд девушки скользнул по руке Шувалова, а её голос сделался приторно-сладким. — Петя, если ты сейчас меня не отпустишь, то расстанешься с кистью. И больше никогда не указывай мне.

— Трубецкая, угомони свои таланты. — Жёстко произнёс Пётр, но руку от княжны убрал. — Ты мне всё испортишь, а у тебя самой будут проблемы. Если выяснится что это ты, то твоя выходка тебе дорого обойдётся.

— Если ты язык за зубами будешь держать, Петя, то не выяснится. Всё чисто проделано. Расположение камер мне наизусть известно, к тому же магический камуфляж, и следы я по коридорам….

— Елена… — Привлекла внимание девушки одна из подруг, растеряно указывая взглядом в сторону административного корпуса. — Это ведь он? Ну, князь Мышкин… Точно, он!

— Допрыгалась? Теперь он будет настороже… Спасибо. — Сквозь зубы прошипел Шувалов, стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, наблюдая, как князь Мышкин медленно спускается по ступеням. — Сюда идёт… Счастливо оставаться, Елена.

— Слизняк. — Одними губами произнесла княжна, взглянув вслед уходящему Шувалову, и повернувшись, резко дёрнулась от неожиданности.

Князь Мышкин уже стоял перед ней с подругами. Елена приосанилась, как дикая кошка, готовясь к началу перепалки, но произошло нечто другое.

— Дамы, — Князь Мышкин дружелюбно улыбаясь, учтиво кивнул девушкам в знак приветствия, после чего одним шагом приблизился почти вплотную к Елене, нависая над ней из-за разницы в росте. — Долго бегать за тобой по коридорам пришлось. Красивая… Я оценил твою шутку. Готовься….

Елена, быстро поборов лёгкую растерянность, хотела что-то сказать в ответ, но князь уже шёл по тротуарной дорожке в сторону гостевого поместья.

— Пфф… Права мама. Измельчали мужчины. — Заявила Елена, поглядывая вслед Станиславу Мышкину. — Только языком трепать умеют, а действий никаких. Шут гороховый… Идём, дамы.

— Елена, — подруга княжны указала на китель Трубецкой. — Карман!

От упомянутого предмета одежды по ткани расползалось красное пятно. Елена чертыхнувшись начала расстёгивать пуговицы форменного кителя, но краска уже пропитала подкладку и добралась до белой блузки.

— Ах ты ж! Однозначно его работа! — Девушка от досады всплеснула руками, которые тоже были испачканы краской, после её манипуляций, и развернувшись, крикнула князю вслед. — Ещё посмотрим!

Вместо ответа, Станислав Мышкин не оборачиваясь, приподнял руку, помахав одной кистью на прощание, шагая дальше….

Глава 6

Каон «Болтер +» был закончен, а мои глаза открылись.

Удовлетворение от проделанной работы портил вид на камин в гостиной апартаментов. Вернее на его защитную шторку, представлявшую произведение искусства кузнечного дела, явно ручной работы.

— «Как-то не по-княжески я жил всё это время». — Пришла в голову закономерная мысль, но мне удалось её тут же отогнать. — «К скверхам лысым эту шторку! Зависть, Айзек, плохое чувство. Первый каон на новом духовном теле! Вот где зависть!»

Сеанс самоуспокоения прошёл успешно, а у меня уже чесались руки проверить первую вязанку. Назревал закономерный вопрос: «Где это сделать?».

В ход пошёл спикер, находящийся в гостиной апартаментов, на клавишах которого были выбиты номера. Нажав клавишу с номером «8», я тихо спросил: «Глеб, слышишь?». Ответа не последовало. Не мудрствую, решено было «немного» крикнуть. Может задремал?

— Глеб! Подъём!

Подействовало сразу. Спикер зашипел, а в динамике раздался довольно бодрый голос.

— Стас, не ори больше. У меня на максимальной громкости стоял. Тут чуть штукатурка не посыпалась.

— Дружище, я кое-что попробовать хочу из магии, — суть вопроса была озвучена сразу. — Где это можно сделать?

— Вниз спустись. — Даже немного растерялся Распутин младший.

— На первый этаж?

— Да, но тебе лифт понадобится. На втором этаже раздвижных дверей нет, как ты видел. Поднимись на третий, либо спустись на первый этаж. Как зайдёшь в лифт, то нажми на «0». — Провёл мне инструктаж Глеб, после чего добавил. — Можешь увечить тренировочные кубы как хочешь, а вот стены полигона портить не надо. Ничего не будет, да и крепкие они, но бухгалтерия обижается сильно.

— Понял. Спасибо за информацию.

— Не за что. Стас, слушай… Случай сегодняшний в зале, ну с краской… Ты сказал, что это была девчонка. — Видимо Глеб решил удовлетворить своё любопытство. — Из какого рода не знаешь?

— Она не представлялась, но знаю. — Запустив руку в карман брюк, я извлёк студенческий билет, который вытащил из кармана княжны, когда она стояла открыв рот от удивления после моего «слайда». — Ммм… Княжна Елена Сергеевна Трубецкая. Знаешь эту….

— Ой бля… 3.14Здец! — Глеб редко матерился, но если он это делал, то что-то было явно плохо. — Ты точно уверен?

— Конечно. — Сомнений не могло быть, но с ответом решил помедлить.

Не хотелось говорить, что у меня сейчас в руках её документы. Не было вероятности, что спикеры не слушали, а на проверку у меня времени не было. Вторую половину дня, после пафосного мероприятия в актовом зале, я потратил на пряжу. Обруч мне сейчас недоступен, пришлось вручную, как в старые времена. Каон «Прядильщик» мною был составлен ещё во время летнего отдыха, но толка от него сейчас нет. У меня отсутствуют безупречные навыки работы с акселератором, которые будет воспроизводить «Прядильщик». В дальнейшем, автоматизировать процесс пряжи станет возможным, но не сейчас.

— Заноза она редкостная, Стас. — Заявил Распутин, и после недолгой паузы, добавил. — Для всех без исключения. Если стал её целью, то при первой удобной возможности жди от Елены какую-нибудь гадость. Её спасает лишь то, что она безупречный маг и хорошо учится, а так бы вылетела давно из академии за свои выходки. Отец не любит проблемных учеников.

— Ещё красивая, забыл упомянуть.

— Радужная королевская гадюка тоже красивая, но она гадюка, понимаешь? — Привёл красочное сравнение Распутин, продолжая. — Да, и за красивые глазки и милое личико здесь не держат. Ладно, Стас, если у тебя всё, то я отключаюсь. Занят очень.

— Это чем же? — Удивился я такому заявлению.

— Работаю над тем, чтобы у нас был доступ к алкоголю, который запрещён на территории РАВМИ… Всё, дружище, мне некогда.

На этом наш с Глебом разговор закончился, а я прыгнув в тапки, поспешил указанным маршрутом. На третий этаж подниматься желания не было, потому спустился по лестнице на первый, где располагалась общая гостиная, вызывающая у меня ассоциации с футбольным полем из-за своих размеров.

Помещение не пустовало. Сейчас в его центре был образован небольшой «цветник», представленный почти всей женской половиной нашего Романовского десанта, за минусом Сониной. Тори в компании Милы и Ди, расположившись на диване перед столиком с напитками, и о чём-то беседовали с княжной Осипенко и Симоняк. Судя по всему, происходила процедура знакомства. Заочно я знал этих девушек по их личным делам, которые передал мне Морозов. Что касается очного знакомства, то я пару раз заговаривал с ними будучи в автобусе. Завязать знакомство вышло с большой натяжкой. Девушки хоть и были вежливы, но явно меня побаивались. Неудивительно, после того, что писала обо мне жёлтая пресса. «Кровавый князь», «Петроград или Расчлененград?», «Есть ли потомки у графского рода Цепеш?», «Досрочные выборы мэра», «Кровавое правосудие» — это лишь самая безобидная часть заголовков, которыми пестрели газеты и местные новости. Пока я путешествовал на каникулах с девчатами, ел торты, а не младенцев, СМИ меня демонизировали, как могли. Хватило их ненадолго. Через месяц интерес к моей скромной персоне резко угас, а вот недавно вновь появился, но уже не такой настойчивый. Причиной послужило реформирование Иоана. Некоторым писакам стало очень интересно, включится ли «Кровавый князь» в борьбу за титул Великого князя Петроградского. Несколько персонажей даже в поместье являлись, чтобы взять у меня эксклюзивное интервью, но им не посчастливилось. Нет, не потому, что меня там не было. На Токарева напоролись….

К девушкам подходить я не стал, дабы не смущать своим присутствием, а сразу поспешил к дверям лифта.

Убранство полигона под гостевым поместьем внушало уважение. Назначения некоторых приспособ для тренировки магических способностей я даже не знал, да и видел впервые. Удивляться окружающей меня обстановке за сегодня, откровенно говоря устал, потому сразу занялся делом.

«Кубы», о которых говорил Глеб нашлись сразу. Сложно было не заметить огромную серую пирамиду сложенную из них в углу полигона, возвышающуюся под самый потолок.

С размером быстро определился. «Жертвой» был выбран куб среднего размера из какого-то пористого материала. Мишень отправилась на постамент, а я начал уходить в другой конец полигона. Хотелось выдержать максимально возможное расстояние для проверки новой модификации «Болтера» версии «+». В вязь каона была добавлена часть петель заимствованная с ваджры Индры, когда она принимает форму лука.

Вытянув вперёд руку, я сложил пальцы на манер «пистолета». С акселератором жизни, необходимость вручную отправлять силу на сниматели плетений для активации и смены режимов, у меня отпала. Сейчас достаточно подумать о смене режима или активации, как это происходит само собой. Эфир жизни сам приходит в движение, следуя моей воле.

— «Отлично… Приближение работает» — Тренировочная мишень, которая находилась в конце полигона, сейчас представала передо мной в паре метров, а в её центре подрагивала зелёная точка прицела. — «Не портить стены…Попробуем…».

Последовала полная активация и выстрел. В активированном духовном зрении было видно, как эфир чистоты собрался на кончиках пальцев, и набрав критическую массу, разрезал воздух молниеносным росчерком, поразив цель. Плюхнувшись задом прямо на покрытие, я принялся морщить мозг, пребывая в «лёгкой» растерянности.

— «И что это сейчас было?».

Почёсывая двумя пальцами висок, перейдя на духовное зрение, я начал проверять последовательность петель каона в поисках ошибки.

После потраченного часа, и четырёх проверок стало очевидно, что ошибки нет. Помассировав ладонями лицо, помотав головой, чтобы собраться, я встал и вновь вытянул руку, чтобы произвести выстрел. Результат оказался тем же самым. В духовном зрении всё происходило как надо, но вот на практике выходило совершенно другое. Характерного хлопка, от которого закладывает уши не было, а росчерк спокойно проходил через куб, устремляясь в стену не нанося никаких повреждений!

— Точно! — Мне на ум пришло свойство копья Мэйли «Отложенная смерть».

В пятёрку длинных слайдов я очутился перед кубом, и потыкал в его центр пальцем, ожидая, что он обратится в пыль. Не обратился, в отличии от моего чувства собственного величия и исключительности.

Изнутри начала подниматься злость, всеобъемлющая, абсолютная, не имеющая направленности. У меня всегда были конкретные цели и устремления, тоже самое в отношении чувств и эмоций, но данный момент являлся исключением. Сейчас я просто злился, не на себя, не на неработающий каон, а потому что мог.

Просто так, на ровном месте трепать самому себе нервы, так же расточительно, как тратить воду на работу пяти фонтанов, со статуями ссущих пухлых ангелочков с маленькими письками. Цель для моего гнева быстро нашлась. Ею стал сплетённый мною каон «Болтер+», работающий через огнову задницу.

— «Уничтожить…» — Эта мысль набатом звучала в моей голове, а своим капризам я не привык отказывать.

Духовное зрение тут же активировалось, открыв передо мной область духовного тела с неработающим бесполезным плетением.

Одним из правил прядильщиков является то, что каон должен уничтожаться по одной петле в обратном порядке плетения. Сейчас мне было не до этого. Под контроль была взята вся рабочая область, а невидимая «когтистая лапа» моей воли занеслась над плетением. В данный момент мне было плевать, что в моём духовном теле несколько дней будет зиять дыра, а область станет недоступной. За несколько дней всё восстановится.

И снова меня ждал сюрприз. Целостность плетения не нарушилась. Придя в движение оно полностью переместилось из области духовного тела, соответствующей голове, в область груди, не получив повреждений. Все петли до единой остались целы. От моих потуг каон поменял лишь область расположения. Ещё одна попытка, но произошло тоже самое. Разорвать сразу целиком все петли не получалось. Плетение вновь осталось нетронуто, сменив область своего расположения на правую руку. Гнев моментально ушёл, сменившись интересом.

— «Я могу переносить плетение из области в область… Что мне это даёт?»

На этот вопрос, в моей голове сразу возникла одна ассоциация. Как-то мониторинговая система «Катастрофы» неожиданно начала визжать, что произошёл отказ двигателя. Разумеется, ничего не отказало, линкор продолжал двигаться, как обычно. Причина оказалась в диагностическом датчике, а вернее в выгоревшем слоте управляющей панели, куда вставлялся штекер от него. Техник переткнул штекер датчика в запасной разъём, и полёт был продолжен.

— «Может область плетения в районе головы была бракованной или нерабочей?»

Подобная мысль мне казалась абсурдной, но я решил вновь попробовать. Вскинув руку, сложив пальцы, даже не целясь, а просто направив её в сторону пирамиды с тренировочными кубами, я активировал каон «Болтер +»…

Десять минут спустя…

Первый этаж. Общая гостиная.

Незаметно прошмыгнуть не удалось. При открытии дверей лифта срабатывала пищалка. Видя, что я стал объектом всеобщего интереса, решил задержаться. Первой ко мне подлетела Мила, а за ней Тори и Диана. Вид у всех девушек был обеспокоенным. Тому причиной служил мой внешний вид. Футболка со штанами на мне была прожжена в нескольких местах, а по мне стекала вода. Забавно хлюпая тапками я сделал несколько шагов навстречу девчатам.

— Дамы, без паники! Всё нормально! — После моего уверенного заявления выражение их лиц стало более спокойным, но вопросов меньше не стало.

— Стас, ты в порядке? — Опасливо спросила Мила, а Тори с Дианой начали кивать, давая понять что их тоже интересует этот вопрос.

— В полном… Решил в магии попрактиковаться. Не рассчитал сил и случился маленький пожар. Пока пытался справиться своими силами, что у меня почти получилось, сработал разбрызгиватель. Собственно вот… — Продемонстрировав себя, я похлюпал босыми ногами в мокрых тапках для наглядности, а в двери особняка уже входила процессия из десятка техслужащих. — Эмм… Дамы, я пожалуй пойду в свои покои, чтобы народ не смущать. Здесь и без меня справятся….

Сразу после этого заявления, последовал один из хитроумных тактических манёвров Айзека Гераса — «по тапкам»… Мокрым тапкам….

По мере приближения к своим покоям темп моих шагов усиливался. Вскоре, я уже бежал по коридору. Увесистый кейс со всем необходимым был тут же открыт, а в моих руках оказались записи основателя монастыря Сакья. Быстро перелистывая поочерёдно страницы я искал нужное место. Оно оказалось почти в самом начале. Моей целью являлась страница, которую я ошибочно посчитал оккультным бредом. На ней не было схем плетений, скорей это был рисунок с короткой аннотацией к нему. Переведя графическую последовательность петель в письменную, я ещё раз попытался вникнуть в ту бессмыслицу, что там была зашифрована. Вот только сейчас — всё начало обретать смысл.

— Круг элементов… — Взяв альбом, я быстро зарисовал простенькую схему своего духовного тела и шести областей на нём. — «Мысль господствует над всем»…. Область головы называется «Мысль», возможно «Разум», тут нет уточнения…Ммм…Ну конечно! «Стихия» — название области правой руки. А вот тут интересно… Область левой руки называется «Власть», вроде правильно. Область на груди для каона…. Тут просто. Одно из двух — «Основа» или «Душа», других значений нет. С областью на правой ноге какая-то нелепица… С ходу смысл не понять. Стоп! Чтоб меня скверхи драли! Это получается один каон может менять свойства в зависимости от своего положения на духовном теле?! Когда каон «Болтер» был в области головы «Разум», то с кубом ничего не происходило, но когда оказался в области «Стихия», то мало того, что проделал дыру в кубе, но и поджег его магическим пламенем. Понятно, что необходимы эксперименты, но я, и так уже дел натворил. Пусть сегодня РАВМИ от меня отдохнёт. Закончу лучше с теорией, а потом займусь важным делом. Я ведь не шутил, когда намекнул своей новой знакомой, что займусь ею. Немного сбить с этой милашки спесь, чтобы стала более покладистой, не повредит. Устрою ей назавтра сюрприз в честь первого учебного дня….

Утро следующего дня. Первый учебный день.

— «Урод….Урод…Просто урод! И эта его рожа тупая…Будто ничего не произошло! Бесит».

— Лен… Лен!

— А! Что? — Трубецкая, видя что столкнётся сейчас с Марией использовала магию, моментально сместившись в сторону, чтобы избежать столкновения. — Фух….Испугала.

— Да тебя испугаешь… Как же! — Мария хохотнула в руку, после чего провела ладонями по своему красному кителю, крутанувшись на носке правой ноги. — Как я тебе?

— Идёт, очень… — Без энтузиазма сказала Елена, показав большой палец, но видя, что Мария ожидала другой реакции быстро замахала руками. — Мари, правда классно смотрится… Задумалась.

— Почему ты свой не носишь, а в обычном ходишь? Тебе красный положен….

— Из принципа не хочу, — недовольно буркнула себе под нос княжна Трубецкая, притянув рукой к себе Марию. — Мар, я, правда за тебя рада, но у меня другие интересы. — Видя разочарование на лице подруги, Елена хохотнула. — Синий китель…Красный… Дружить нам никто не запрещает?

— Нет, конечно! — Твёрдо заявила миниатюрная брюнетка с миловидным лицом, неожиданно оживившись. — Скорей бы уже учиться начали. Лен, ты чего?

— Видишь, как радуюсь? — Лицо Елены сделалось суровым, но под взглядом подруги быстро приняло свой привычный вид. — Не люблю я учиться, Мари. Сто раз тебе говорила.

— Всегда ты так…. — Княжна Скуратова погрозила кулачком своей подруге, но изображаемый ею грозный вид, больше был комичным, чем угрожающим, и девушка сдалась. — Да ну тебя, упёртая… Лен, а ты знаешь, что к нам с Романовского лицея ученики по обмену приехали?

— Мари, ещё вчера знала, только… — Елена сжала кулаки, издав непонятный звук, похожий на рык. — Не дошла до тебя… Мфф… Вот урод!

— Кто? — Удивилась Мария, растерянно глядя на подругу.

— Этот их… Топ прошлого года Романовки. Князь Мышкин. — Кулаки Елены сжались, а в изумрудных глазах отразилось раздражение.

— А почему он старый? — Неожиданно спросила Мария, а приступ гнева княжны Трубецкой сразу же сменился недоумением. — Ну, ты сказала «князь», а не «княжич»? Он в годах должен быть.

— Всегда ты вот так. Никогда светской жизнью не интересуешься. Хоть бы газеты читала.

— В них неправду пишут. — Со знанием дела заявила миниатюрная брюнетка, внимательно глядя на подругу, ожидая ответа.

— Хех… Не старый он. Просто ему император личные владения возле какого-то болота пожаловал, потому и «князь». — Пояснила княжна Трубецкая, поспешив высказать своё предположение. — Наверное на каком-то из приёмов за Иоаном на коленях ползал и вымаливал, а император сжалился, чтобы отвязаться от него. С титулом «уважаемого» наверное так же.

— Так он ещё «уважаемый князь»? — Удивилась Мария поджав губы, после чего высказалась. — Наверное он очень достойный и благородный человек, раз сам император отметил его… — Княжна Скуратова хотела сказать что-то ещё, но запнулась. — Лен, смотри… А что там такое у входа в корпус? Народа как-то много. Случилось может что-то?

Девушки переглянувшись прибавили шаг, чтобы поскорее узнать в чём дело. Когда до скопления учащихся оставалось меньше десятков метров, из толпы им навстречу вышла Томара Андреевна, в сопровождении руководителя группы.

— Декан, руководитель Макаров. — Девушки остановились, слегка поклонившись в знак приветствия, и хотели пойти дальше, но преподаватели стояли на их пути.

— Княжна Трубецкая, — Вкрадчиво обратилась Томара Андреевна к Елене, задавая странный вопрос. — Где ваш ученический билет?

— А?А! — Девушка растерялась после такого вопроса, быстро начав ощупывать карманы своего кителя, но через десяток секунд поняла, что её студенческого нет. — Ммм… Декан, наверное прислуга….

— Ваш? — Коротко спросила Томара Андреевна, показав пластиковый прямоугольник на котором была фотография девушки.

— Д-Да, мой. Наверное потеряла вчера. Спасибо. — Девушка протянула руку, чтобы забрать свой студенческий, но декан не дала этого сделать, отправив документ в карман своего пиджака.

— А не перед входом в корпус вы его потеряли? — Не унималась декан.

— К чему эти вопросы? — Елена начала подозревать, что здесь творится что-то неладное. — Может и у входа в корпус. Я там тоже вчера была.

— Елена, — вступил в разговор руководитель группы княжны Трубецкой. — Зачем вам понадобилось это делать со статуей основателя академии?

— Что… делать? — Удивилась девушка, хлопая длинными ресницами не понимая, что от неё хотят. — Я ничего… — Елена тут же замолчала приоткрыв от удивления рот, когда бросила взгляд на упомянутую статую. — Головы нет… Я не делала этого! Почему вы решили, что это я?

— Ваш студенческий билет нашли рядом с обезглавленной статуей. — Заявила Томара Андреевна, строго глядя через линзы очков на растерянную княжну. — Считаю, что комментарии излишни. Пройдёмте в мой кабинет.

— Декан, Елена не могла такого сделать. — Попыталась вступиться княжна Скуратова за подругу, но декан лишь покачала головой.

— Разберёмся. — Коротко ответила женщина, глядя на княжну Трубецкую, поправляя очки. — Следуйте за мной….

Глава 7

— Вот это первый учебный день! — Глеб помотав головой, весело хохотнул. — Моему прапрадеду голову снесли… Стоп! Стас? Мне кажется… Подозрительно получается. Я тебя вчера спрашивал, а сегодня Елену….

— Тебе не кажется, мой дорогой друг. — Вкрадчиво сказал я Распутину, понизив голос. — За предка извини. В брошюре что нам дали увидел, что эта статуя одна из первых здесь появилась.

— Да мне всё равно, просто… Отец подобные вещи болезненно воспринимает. — Пояснил Глеб, пожав плечами. — Хоть Елену не могу приятным человеком назвать, но сейчас мне её даже жалко.

— Ничего ей не будет. — С полной уверенностью заявил я, легонько толкнув Распутина в плечо.

— Стас, как ты вообще обставил это дело? Ты же не выходил из поместья. В одиннадцать двери закрываются, а выход….

— Прачечный лифт. — Судя по вопросительному лицу Распутина, яснее ему не стало, а я махнул рукой. — Долго объяснять… Самое главное, что мне удалось миновать камеры и влезть на крышу. Дальше, поднялся на реликвии в небо. Сохраняя высоту, скинул студенческий Елены, выждал, а потом пальнул аккуратно из ваджры в статую посреди ночи.

— Так он лёгкий… — Сразу заметил очевидную проблему Глеб. — Если скидывал, то студенческий мог улететь куда угодно.

— Морозильная камера холодильника отлично работает в апартаментах. — На моих губах невольно проступила улыбка. — Опускаем уголок студенческого в форму для льда… Дальше догадаешься. Всё просто.

— Стас, ты дьявол.

— Маленькая шалость, не более. Ей всё равно ничего не будет… На камерах, а их здесь три, видно только как голова у статуи слетает. Елены на записях нет… Попугают немного и всё. Она впадёт в несознанку, а пропуск… Ну, она действительно могла его банально потерять. Неопровержимых доказательств, которые бы указывали на неё нет, кроме студенческого. К тому же она благородная. В отношении княжны влиятельного рода никто не опустится до произвола. Ладно, забыли про неё. Расскажи мне лучше вот что… Пока мы стоим здесь в холе, ожидая Киру, заметил интересную особенность. Чего это «академики» на нас, как на челядь смотрят? Будто мы не титула княжеского, да ещё в грязных галошах по красной ковровой дорожке прошлись.

— Понимаешь, Стас… — Начал Глеб, почесав затылок, видимо подбирая слова. — Все здесь в большинстве своём принадлежат к Петроградскому княжеству, а не к столичному.

— Это так важно? — Немного удивился я.

— В общем-то да. — Закивал головой Глеб, сделав неопределённый жест рукой, будто подталкивал мысли в своей голове. — Условно… Мы для всех здесь, как бы помягче сказать… Деревенщины. Ещё и элитарность самого заведения сказывается. Романовский лицей, куда берут даже без титула, и первая в РИ академия с международным статусом, куда принимает только благородных и то, при наличии у них незаурядных магических способностей. Улавливаешь?

— М-да, уж, — слова Глеба целиком и полностью подтверждали мои собственные умозаключения. — «Остаётся только ждать, когда скверх кастанёт из засады».

— Группа Романовского лицея, — обратилась ко всем подошедшая инструктор Лаврова, лицо которой выражало явную озабоченность. — Следуйте за мной. Я покажу, где находится аудитория в которой вы будете учиться ближайший месяц.

— «Похоже скверхи начали свои колдунства». — Прибавив шаг, поравнявшись с Кирой, мне захотелось узнать в чём дело. — Инструктор, выглядите задумчивой и даже расстроенной. Всё плохо?

Вместо Лавровой на этот вопрос ответил Глеб. Стоило нам подняться по широченной центральной лестнице и взять немного вправо, как Распутина захлестнули эмоции.

— 3.14Здец! — Раздался разочарованный возглас парня, который моментально очутился рядом со мной и Кирой.

— Именно так. — Буркнула Лаврова, показав кулак княжичу. — Больше не сквернословь в моём присутствии.

— Простите, инструктор. Вырвалось, — зачастил Глеб, указывая в коридор. — Может вы с направлением ошиблись?

— Не ошиблась.

— Ох ёёё… Вот это мы влипли!

— Жутко интересно, но ничего не понятно.

— Группы у них видите ли все укомплектованы. — В голосе Киры прослеживалась явная злость и недовольство.

— Глеб, — сгребая парня в охапку, я оттащил его немного в сторону. — Давай рассказывай, не томи.

— Второй этаж, правое крыло… Обрати внимания, что в коридоре нет учеников. Всё потому, что здесь занимается всего одна группа — «Альфа».

— И чего ты всполошился? Ты же учился в этой группе?

— Нет, Стас. Я в группе «А» учился. — Покачал головой Распутин младший.

— А есть разница?

— Большая… Группа «Альфа» это элита РАВМИ, где учатся гении. Их даже в рейтинговом приложении нет. Они всех остальных за людей не считают. У них скорее не группа, а своё братство. Видел рядом с первым полигоном особняк?

— Видел. Его кстати нет на схеме территории академии, как и ещё пары строений.

— Рядом с полигоном — это штаб братства «Альфа».

— Штаб? — Я невольно поморщился. — Если это штаб, то с кем они воюют и что захватывают?

— Да ни с кем? Знаешь про закрытые джентльменские клубы?

— Это там, где куча голых мужиков в сбруе, содомия и «Голландский штурвал» каждое утро?

— Нет конечно! — Замотал головой Распутин, и тихо спросил. — А что такое «Голландский штурвал»?

— Лучше тебе не знать, мой дорогой друг. Так что они там делают? Какова их деятельность?

— Это нечто вроде места сбора для избранных, закрытый клуб по интересам. Большинство «Альф» живут там во время учёбы. Это удобно, ведь занятия у них идут до позднего вечера. Совместные тренировки в магическом искусстве опять же.

— М-да… И как твой отец допустил такое безобразие? Это же финансировать нужно.

— Не нужно. У них свои спонсоры. — Заявил Распутин, и видя моё недоумение решил пояснить. — Выпускники РАВМИ являвшиеся членами «Альфа». Они жертвуют огромные деньги для поддержания этой традиции. На их средства построено и обслуживается здание братства. Из бюджета академии ни рубля не пошло. Что-то, кстати, само братство зарабатывает, устраивая « магические марафоны», «дни открытых дверей» и прочие мероприятия.

— А говорил, что ничем они не занимаются.

— Всего не упомнишь. К тому же, «Альфа» и остальные братства вынуждены вести общественно-полезную деятельность. Отец обязал….

— Остальные? А что, есть ещё кучки охламонов уверовавших в свою круть несусветную?

— Есть. Сестринство «Грация» и братство «Истина». Всего три братства: «Альфа» или «Снобы», «Грация» или «Киски», и «Истина» или «Зубрилы».

— Эмм… А можно подробнее о «Кисках»? Я так понимаю, там одни девчата?

— Кто бы сомневался что ты именно ими заинтересуешься… — Глеб понимающе ухмыльнулся. — Губы только не раскатывай. Да, в «Грацию» принимают самых красивых и популярных девушек, вот только они настолько недоступны, насколько высокомерны.

— Обожаю таких. Про «Зубрил» можешь не рассказывать.

— Да уже не успею. Пришли….

Пользуясь небольшой заминкой перед дверью, я перешёл на духовное зрение, через стену разглядывая присутствующих в аудитории. Все мои неоптимистичные опасения тут же подтвердились.

— «Судя по развитию эфирных тел, здесь все не меньше практика. Да эти детишки могут с третьекурсниками нашими на равных махаться». — Едва я хотел деактивировать духовное зрение, как моё внимание привлекло сосредоточение эфира на полу, прямо за дверью. — «К инфомагу не ходи, какую-то подлянку оставили».

Я хотел предупредить Киру, но наш куратор держась за дверную ручку, неожиданно остановилась.

— Группа, я зайду первая, а вы следом. Наверняка «кинетическую мину» или «липкий капкан» перед дверью на полу оставили. Здесь такое часто практикуется.

Поняв, что зря переживал, мы с Глебом пристроились следом за Лавровой, чтобы понаблюдать, что дальше будет. Мне было интересно, как Кира справится с оставленным «сюрпризом».

Получилось всё как-то просто. Без какой либо опаски, Лаврова открыв дверь сделала шаг внутрь. От каблука полусапожек разошлась едва заметная волна по полу, и послышался треск. Кира решила не использовать каких-то техник, а просто уничтожила магическую мину выбросом эфира.

Аудитория оказалась копией нашей, в которой мы занимались в лицеи. Так же лекторская зона, и ступенями уходящие вверх посадочные места для учащихся, а зал разделён на две части центральным проходом. Отличие было лишь в мебели. Здесь она была коньячного цвета и выглядела куда добротнее и богаче.

— Здравствуйте, инструктор Макаров. — Поздоровалась Кира, едва заметно кивнув в знак приветствия своему «коллеге».

Я тут же узнал того высоко мужчину с широкой нижней челюстью, который был с деканшей, когда они увели с собой Елену.

— Инструктор Лаврова, — светловолосый здоровяк с ёжиком на голове широко улыбнулся, и поклонился в знак приветствия, гораздо ниже, чем это требовал этикет. — Очень приятно видеть вас в наших стенах. Прошу, присаживайтесь. Я специально попросил учащихся немного потесниться, и освободить левую половину зала, чтобы все члены вашей группы могли расположиться вместе.

— «Ну конечно… «Потеснились» они!» — У меня невольно на лице проскочила усмешка. — «Потеснились те обдолбанные стимеры с Фагриса, которые будучи в невменяемом состоянии, втроём залезли на одноместный флайборд».

Дело в том, что аудитория была стандартная, как в Романовке, рассчитанная на 150 посадочных мест. Сейчас в зале присутствовало всего двадцать семь учащихся не считая нашей группы. Что сразу бросилось в глаза, так это то, что форма «академиков» была светло-синего цвета, но этот класс щеголял в тёмно-красной.

— Все слышали инструктора Макарова? Занимаем места… — Скомандовала Кира, а меня после этого неожиданно потянули сразу за обе руки.

По правую руку от меня стояла Мила, а по левую Диана. При других обстоятельствах я был бы рад такому повышенному вниманию к своей нескромной персоне, но не сейчас. Лица обеих девушек выглядели обеспокоенными. Реакция вполне понятная, учитывая какими взглядами смотрели на нас «академики» элитной группы. В этих взглядах не было неприязни или явной агрессии. Нас изучали, как лабораторных крыс, которым ввели штамм смертельного вируса, и теперь следили, не передохнут ли?

— Сесть со мной хотите? — Сделал я предположение, а обе девушки одновременно кивнули. — Я только за… Вика, Глеб, и ты, убийца комнатный, давайте вместе сядем?

— Угу. — Кивнула Тори, несмотря на недовольное лицо Савелия. — Садись с девочками, а мы с Савой перед вами сядем.

— Извините, но без меня. — Удивил всех Глеб, поспешив пояснить. — Я на «галёрку», без обид. Мне чем дальше от лекторской зоны, тем лучше. Ну, чтобы лишний раз в глаза не бросаться.

— Блин-блинский… Ну, нет, пожалуйста… — В голосе княжны Сониной было столько безнадёги, что я поспешил повернуться.

— Ксюш? Что такое?

— Укол начинает терять действие. Усну через несколько минут, и…

— Так, без паники. Подушку ты взяла… Мэйли и Доры рядом нет, так что будильник я тебе, если что, заведу. Не переживай….

— Благодарю, Станислав. Буду очень признательна, — Глаза девушки лучились благодарностью, а через мгновение стали смущёнными. — И спасибо… Девочки рассказывали, что ты мне всегда помогал, когда рядом оказывался. Ну, когда я в коридоре или на лестнице усну.

— Я тебе тоже всегда помогаю. Можешь ко мне, на последний ряд. — Предложил Распутин, окинув княжну Сонину сальным взглядом.

— Ты меня лапаешь постоянно, озабоченный! — Насупилась княжна, с надеждой глядя на меня. — Я сзади вас сяду тогда, если можно?

— Конечно, Ксю, садись. — Видя, что Кира начинает притопывать сапожком от нетерпения, я решил всех поторопить. — Давайте поспешим, а то инструктор Лаврова негодует.

— Инструктор, можете идти по своим делам. Уверяю, ваша группа в надёжных руках. — На предложение Макарова, Кира покачала головой, показав пару папок у себя в руках. — В аудитории сяду с группой. Работы много….

— Как я вас понимаю. — Посочувствовал инструктор элитного класса, украдкой посматривая Кире вслед, делая вид, что изучает аудиторию.

Тут и я его прекрасно понимаю. Инструктор Лаврова довольно привлекательная и сексуальная молодая женщина без комплексов, но подвержена влиянию своего настроения. За время поездки и сегодняшнее утро она ещё ни разу со мной не флиртовала, что на неё не похоже. Вероятно сказывается агрессивная и враждебная среда в которую её бросили вместе с нами.

— Итак, группа. — Хорошо поставленным дикторским голосом привлёк внимание к себе инструктор. — Для тех, кто забыл, хех, я Дмитрий Иванович Макаров. Прежде всего рад приветствовать здесь молодых магов из Романовского магического лицея, и хотел бы поздравить всех присутствующих с началом учебного года. Сегодня будет вводное занятие в свободной форме, в процессе которого мы познакомимся получше, и проверим ваши успехи. — Взгляд Макарова сейчас был направлен на правую половину зала, где сидели его подопечные. — Посмотрим, как вы улучшили свои магические способности за время каникул.

Зайдя за свой стол, инструктор присел, скрывшись на секунду, после чего водрузил на край своего стола приспособу, от вида которой у меня вырвался едва слышный смешок.

— «Мог бы на картах таро раскинуть, зачем же так радикально? Это ещё ему ручку золотить придётся, а у меня мелочи нет….»

Причиной моего веселья стал шар на толстой подставке, очень напоминающий хрустальный шар шарлатанов, называемых гадалками. Отличие было в том, что этот был не хрустальный, а из блестящего металла. От подставки шёл провод со штекером, который Макаров подключил к своему ноутбуку. Склонившись над ним, пальцы инструктора забегали по кнопкам.

— Так-так… Нашёл ваши результаты метрики эфира на конец первого курса. Сейчас проверю настройку, и приступим… — Дмитрий Иванович потёр руки, поглядывая на своих подопечных с явным вызовом. — Вскоре мы узнаем, кто чем занимался на каникулах… Если нет вопросов, то приступим. Я буду вызывать по списку… — Инструктор замолчал и даже немного удивился, видя, что в аудитории появилась рука. — Да, Адольфо. Что такое?

— Инструктор Макаров, — у худощавого брюнета с острым подбородком и ямочками на щеках, пялившегося всё это время на нашу троицу, прослеживался характерный Итальянский акцент. — У меня вопрос не по теме.

— Как всегда… Задавай. — Устало произнёс Макаров, снисходительно глядя на парня.

— Эта девушка, — Адольфо встал и указал на Диану, которая от неожиданности ближе подсела ко мне. — На ней другой китель и родового герба нет на рукаве. Из какой она семьи?

— Действительно, не по делу. — Дружелюбное лицо инструктора тут же сделалось строгим. — Присаживайтесь, граф Орсини… Хотя, нет. Начнём с вас. Выходите ко мне. — Макаров немного растерялся, когда после его слов появилось ещё рука.

— Инструктор Макаров, не сердитесь на Адольфо. — Вставая, взял слово высокий шатен атлетического телосложения, которого я видел рядом с Еленой, после её шутки с краской. — Думаю, озвучу общее мнение, что нам всем любопытно.

Судя по общему гомону, в основном мужской половины «академиков», Диана заинтересовала многих, а я начал жалеть, что не подумал раздобыть ей обычный китель.

Сама Ди не испытывала радости от такого повышенного внимания к себе. Хоть в её поведении наблюдались изменения в лучшую сторону, но сейчас, когда на неё было направлено внимание стольких людей, я почувствовал, что её начало трясти. Стало ясно, что дело плохо, когда дрожащие руки девушки легли на столешницу.

— Сиди, лап… — Тихо шепнул я Диане, которая вот-вот уже собиралась встать, поднимаясь вместо неё. — Отвечу за…

— Мы бы хотели послушать эту девушку. — Перебил меня Адольфо, довольно плохо изображая дружелюбную улыбку. — Пусть она сама за себя скажет. Неучтиво…

Мне стало понятно, что на самом деле здесь происходит. Ещё на входе они выбрали Ди своей жертвой, посчитав её самой слабой. Ну конечно… Осанка выдаёт, хрупкая на вид, взгляд добродушный и стеснительный, нервничает, не знает куда деть руки. Китель — это всего лишь предлог, да и отсутствие герба на рукаве вполне очевидный момент. Элитарные скверхи решили поиграть в благородных. Сейчас поиграем… Ненавижу, когда кто-то посягает на то, что я считаю своим. Независимо от того, вещь это или человек….

Глава 8

— С каких пор стало считаться учтивым, — от моего дружелюбия не осталось и следа, а из глубин сознания поднялся Айзек. — Что маркиз перебивает уважаемого князя?

— Но я гр…

— Маркиз Орсини, ответьте. Я жду… — в моём голосе зазвенел металл, а брюнет растерянно захлопал удивлёнными глазами. — Моё терпение на исходе. Маркиз Адольфо, повторяю свой вопрос… Вы считаете учтивым перебивать уважаемого князя?

— Я граф! — Замахал руками Адольфо, на что получил от меня презрительную усмешку.

— Значит, вы ещё и с титулярным табелем Российской империи незнакомы. Какое невежество… — Усмешка на моём лице стала ещё более презрительной. — Скажите, где вы сейчас находитесь? Видимо, слишком сложный вопрос для вас. Поясню… Это у себя в Италии вы граф, а в Российской Империи, если после вашей фамилии нет постфикса «лендлорда», то вы маркиз. С каких пор титул «маркиз» стал равен «князю». Ответьте мне, маркиз Орсини.

— Я…Я просто хотел сказать, что вы, князь, не имеете таких обязательств, чтобы говорить за….

— Немедленно прекратите, — вмешался в нашу пикировку Макаров, который всё это время с интересом наблюдал, но видя, что его подопечный «поплыл», решил его спасти. — В перерыве будете….

— Дмитрий Иванович, у нас ведь занятие в свободной форме, план не определён, — напомнила о своём присутствии инструктор Лаврова, а по томному оттенку её голоса с лёгкой хрипотцой стало понятно, что она включилась в игру. — Пусть договорятся и всё выяснят, чтобы не возникло недоразумений в дальнейшем. Уверенна, что это не займёт много времени.

— Раз вы настаиваете, — смутился Макаров, и тут я его прекрасно понимаю. — Хорошо.

Кира использовала своё безотказное оружие, которое пробивает даже «барьер импотенции третьего уровня». Прикусив колпачок ручки, «красноволосая демоница» уничтожала Макарова своим фирменным взглядом, в котором похоти хватило бы на целый бордель.

— Маркиз Адольфо, возвращаясь к упомянутым вами «обязательствам», — судя по тому, что глаза парня сейчас бегали по аудитории ища помощи, он уже был сам не рад, что ввязался во всё это. — Эта девушка находится под опекой княжеского рода Мышкиных. Я в статусе исполняющего обязанности главы рода, а значит несу за неё ответственность, и обладаю неоспоримым правом говорить от её имени.

— Я понял, князь Мышкин. — Торопливо бросил маркиз Орсини, собираясь сесть и ему почти это удалось.

— Маркиз, вы ничего не забыли? — Вкрадчиво спросил я, заставляя Адольфо вновь вытянутся. — Вы не получили ответы на интересующие вас вопросы. Эту девушку зовут Диана, Диана Кручинина. Она не из благородного рода, как вы уже ранее заметили. Китель другого цвета потому, что Диана учится в специальном классе. Я удовлетворил ваше любопытство?

— В-Вполне. — Запнулся маркиз, став каким-то дёрганным, указательным пальцем ослабляя галстук.

— Замечательно. Считаю наш с вами разговор законченным. — После этих слов, демонстрируя полную потерю интереса, последовал учтивый полупоклон. — Инструктор Макаров, приношу свои извинения за отнятое у вас время.

— Ничего… Рад, что вы разобрались. Кхм-кхм…Итак, эфирометрический сканер готов. Начнём по списку. Первым пойдёт….

-

Ты как, Ди? — Вопрос был риторическим, на девушке не было лица.

— С-с-спасибо, кн… Стас. Извини, забыла. — Диана сделала два глубоких вдоха, чтобы успокоиться, и продолжила. — Я просто растерялась, и мне стало страшно. Спасибо, что выручил.

— Ди, лап, не хочу тебя расстраивать, но ничего не закончилось. — Карман пробило вибрацией от телефона. — Секунду.

Взглянув на экран смартфона, я слегка растерялся, поспешив спрятать его поскорее, чтобы сидящая рядом Мила или Диана не увидели. Одарив осуждающим взглядом нашего неосмотрительного куратора, которая уведомила меня, что она «потекла», моя рука легла поверх руки Ди.

— Не бойся, я рядом. Никто тебя не обидит. Обещаю. Ты мне веришь?

— Я знаю, просто… — Диана с опаской украдкой посмотрела в сторону половины «красных кителей». — Это парень, Адольфо, и все они… Такие, как я хорошо чувствуют эмоции окружающих. Они…к-как те священники, «Воины Гавриила». Они так же улыбаются, а потом испытывали на мне новые образцы оружия, собак натаскивали и….

— Не нужно, это в прошлом.

— Я в порядке. — Заявила ведьмочка, шмыгнув носом, но не разревевшись, как обычно, чем сохранила мою психику. — Ты думаешь они снова попытаются меня задеть?

— Не они, — Мой взгляд указал на Макарова. — Он попытается. И не только тебя, а всех нас. Я в этом уверен. Даже догадываюсь, как он собрался это сделать. Сам бы так поступил на его месте.

— М-Мне не страшно. — Заявила Диана, пытаясь сама себя успокоить. — Ты рядом, и ты обязательно….

— В этот раз нет, лапуль. — После моих слов кожа Дианы стала белее чем обычно, а я поспешил продолжить. — Теперь твоя очередь нас всех спасать. Меня, нашу группу, инструктора Лаврову, но в первую очередь себя… Только ты это можешь сделать.

— Только я? — Удивилась ведьмочка, хлопа ресницами, глядя на меня огромными голубыми глазами. — И почему ты так говоришь, что я должна себя спасать?

— Ди, милая, посмотри на эту стаю породистых шакалят, не бойся, посмотри… Они не укусят. — Сам того не замечая, Айзек вновь занял своё законное место, от чего я почувствовал, как меняется моя мимика, взгляд и голос. — Как ты думаешь, почему из всех, они решили укусить именно тебя?

— Потому, что я не благородная?

— Нет, Диана. Они почувствовали твою слабость, посчитав тебя лёгкой добычей. Чувство безнаказанности… Они расценили, что в своём праве, и решили действовать. Трусливо, как и подобает шакалам, вместо того, чтобы напасть стаей, они решили наверняка убедиться в твоей слабости, послав вперёд всего лишь одного, чтобы проверить, какая ты на вкус.

— Стас, мне страшно от того, что ты говоришь. — Пискнула Диана, вжав голову в плечи.

— И мне. — Раздался по правую руку тихий голос Милы, которая всё это время слушала наш с Дианой разговор. — Стас, может не надо? Ты пугаешь Ди, и меня тоже….

— Рано вы начали бояться. — Мой голос так же как и раньше был тихим и спокойным, даже где-то холодным. — По настоящему страшно, Ди, станет тогда, когда меня не будет рядом. Эта шавка, что получила от меня пинок, она ведь запомнила обиду, и стая запомнила. Когда меня не окажется рядом, они бросятся на тебя. Просто для того, чтобы отыграться за пострадавшее самолюбие. Чтобы этого не произошло, ты именно сейчас, должна дать им отпор. Показать, что у тебя тоже есть зубы.

— Я? А что я могу сделать? Они благородные, сильные маги, а я… — Диана замолчала, глядя куда-то вниз, изучая свои колени.

— Ди, что тебе говорила мама Эва? — Решено было сбавить давление, потому, что уже Тори начала нервничать, повернувшись к нам, а это уже своеобразный «звоночек».

— Что нужно быть уверенной в себе. — Пробурчала едва слышно Диана, теребя край юбки, едва слышно добавляя. — Ещё, что я красивая….

— Это бесспорно, здесь даже отрицать бесполезно. А ещё что? Ну? Ваш девиз, Ди. Давай, раскачивайся.

— Ведьма — звучит гордо. — С большим выражением произнесла девушка.

— Верно, лап. — Окрас беседы стал приобретать более жизнерадостный тон, а я продолжил играть на контрасте. — Вот скажи мне, как ты думаешь, почему на вас до недавнего времени охотились?

— Потому, что такие как я натворили много зла? — Предположила ведьмочка, чуть больше демонстрируя увлечённость разговором.

— Нет, лап. Из-за страха… Есть виды, которые враждебны друг к другу по своей природе. Как селёдка, кефир и ломтик дыни, понимаешь? — От приведённого мной сравнения дамы смутились, а Савелий как-то странно дёрнулся, будто икнул. — Не важно… — Махнув рукой я окинул всех слушателей моего монолога взглядом. — И так, знатоки, тоже включайтесь. Главный вопрос… Кто вожак всей этой стаи?

— Парень с повязкой на правой руке. — Неожиданно для всех ответил первым Савелий, который демонстрировал свой затылок. — Он всё усугубил….

— Начинаю уважать. — Сказанное мной было без толики иронии, ведь княжич Елисеев рубанул «топором» чуть ли не в самый корень. — Но ты ошибся Сав. И тебе идёт быть "не ебл@ном".

— Пошёл ты, Мыша.

— Рот замолчи. — Беззлобно бросил я, продолжая «викторину». — Савелий попал в идейного вдохновителя… От Макарова ждём ответку. Пока утюжил «графёнка», уж слишком он был недоволен. Уверен, что так же, как я вступился за Диану, так же он вступится за своих подопечных. Он здесь главный, и чтобы поднять моральный дух своих "шакалят", именно он постарается нас распластать. «Шарик» видите? — Дождавшись кивков, я продолжил инструктаж. — Эти ребята… Если брать градацию нашего лицея, то они все на уровне «практик».

— Наш третий курс… — Тихо сказала Мила, опуская взгляд. — С ними ведь в конце обмена соревноваться придётся.

— До этого дожить нужно, и я что-нибудь придумаю. Сейчас другие проблемы… — Мои слова были адресованы всем. — Уже четыре человека осталось. Уверен, что сейчас, чтобы мы не «скучали» Макаров предложит тоже поучаствовать. Результаты, как эти ребята мы не покажем, даже рядом. Представляете, сколько "лестных" комплементов придётся выслушать в свой адрес? Нас морально задавят, а опустивший руки не боец. Утюжить будут… Кажется безобидным, но у нас только первый день. Осталось 29….

— Я поняла, Стас. — Прошло меньше секунды, как Тори подала голос. — Говори, что делать, и я сделаю.

— Сохранить наше лицо может только Диана. — После этих слов, на столешницу передо мной упал шарик скомканной бумаги. — Вызовут к «измерителю» и козлить будут, а все остальные хихикать, повышая чувство собственного величия. У меня бандероль.

Взяв лист, я поспешно его развернул, и прочитав пару слов, кинул обратно очкарику интеллигентного вида, показав средний палец правой руки, после чего подмигнул.

— А вы знакомы с Алексеем? — Удивился Савелий, ошарашено глядя на меня.

— Да, познакомились случайно. — Отмахнулся я, не желая продолжать эту тему. — Он второе место среди мужской команды « Летнего бала» занял. Общались немного… Так! Возвращаемся к основной теме… Вика, ты тоже в игре, но должна показать наихудший результат. Вероятно над тобой смеяться будут, но это ничего. Твоя задача убедить всех здесь, что ты слабый маг.

— Моя сестра выдающийся маг. — Подал голос Савелий, даже соизволив повернуться. — Ты ей в подмётки….

— Да понял, убийца комнатный, угомонись.

— Сделаю. — Коротко сказала Вика, сдержано кивнув без лишних вопросов.

— Отлично. Теперь, Ди… — Я начал объяснять, что требуется от ведьмочки, но под конец моего рассказа на неё вновь напал страх.

— Я…Я не могу.

— Сможешь, Ди.

— Вижу, что группа Романовского лицея заскучала. — Подал голос Макаров, а мне стало понятно, что мои предположения оказались верными. — У меня предложение. Почему бы группе Романовского лицея тоже не пройти эфирометрию.

— Инструктор Макаров, у вас нет начальных данных. — Вмешалась Лаврова, сразу же смекнув, чем тут «пахнет», пытаясь нас отмазать.

— Не проблема. Мне нужно знать, с кем мне работать на протяжении месяца. Сбор данных…

— Стас, ты был прав. — Пискнула Диана, а её голова вновь вжалась в плечи. — Что делать?

— Я тебе уже сказал. — Чтобы подбодрить и успокоить Ди, моя рука легла ей на спину, начиная гладить.

— Боюсь, что у меня не получится. У меня не всегда получается, — Начала причитать Ди, но мой указательный палец лёг ей на губы, а голос понизился до шёпота. — Знаешь, почему я попросил Вику, чтобы она первая вызвалась и показала плохой результат? Тори сильная, она выдержит, да и ей всё равно… Я хотел, чтобы ты увидела, как вот эта стая шакалят начнёт скалиться, упиваясь собственным превосходством. Хочешь увидеть, как они начнут праздновать победу? Отвешивать шуточки в адрес ребят? А ведь следующие из нашей команды не покажут результат лучше. Хочешь ли ты увидеть, как они стыдливо прячут глаза? Ответь, Ди… Лишь ты можешь это прекратить. Ты хочешь, чтобы этого не произошло?

— Смотри, сейчас начнётся. Решай… — Я протянул руку Диане. — Бери сколько нужно, и помни… Ведьма — звучит гордо.

— Ведьма… Звучит… Гордо. — Выделяя каждое слово, будто мантру произнесла Диана, взяв меня за руку, а её глаза вспыхнули золотым огнём эфира жизни. — Что я должна делать?

— Не стесняемся группа Романовского лицея. Это всего лишь измерение, не более. — Попытался всех подбодрить Макаров, после чего поднялась единственная принадлежавшая рука Вике. — Так, хорошо… Первый желающий есть. Кто ещё?

Макаров замолчал. Причиной тому стала Диана, которая молча встала, и начала выходить из-за стола, направившись к лестничному маршу.

— Диана, кажется… Да, вас я и хотел увидеть. Князь Станислав сказал, что вы из элитного класса….

— Специального класса. — Поправила девушка, неспешно шагая по дорожке между рядами.

— Класс для отстающих магов? — осторожно предположил Макаров, демонстрируя чувство такта, а с левой половины зала послышались смешки.

— Я не маг. — Спокойно сказала Диана, продолжая смотреть себе под ноги, будто боясь споткнуться.

Ещё мгновение в удар сердца, и её голова гордо поднялась вверх, а походка стала твёрдой и уверенной. Смешки резко прекратились, когда Кручинина повернула голову, окинув взглядом, объятым золотым пламенем левую половину зала.

— Не маг? — Переспросил Дмитрий Иванович, подозревая что-то неладное.

— Нет… В вашей учебной литературе, таких как я называют колдунами, но мне нравится название ведьма. — Немного помедлив, девушка добавила. — Звучит гордо….

— Спецкласс «Мракоборцев». Точно! — Неожиданно для всех Макаров обрадовался. — Это очень интересно, Диана. Признаться, я никогда не встречал колдунов, только читал. Противоречивая информация… Особенно тот момент, что даже самая слабая ведьма может расправиться с опытным магом.

— Это так.

Неожиданно для всех, не обращая внимания на гул, Ди выдала такое, что я невольно взялся за голову, понимая, что перестарался.

— Мы антагонисты магов, — повторила ранее сказанные мной слова Диана. — И все наши умения приспособлены под их уничтожение. Ведающая мать Инга приводила соотношение, чтобы победить даже самого слабого колдуна, нужно не меньше пяти магов, или пара специально подготовленных охотников.

— Это очень интересно, Диана. А у вас есть, как у магов степени мастерства?

Макаров демонстрировал неподдельную заинтересованность. Теперь уже другим, оценивающим взглядом рассматривая Ди, которая подошла и стояла возле его стола, глядя снизу вверх на свой «корм»

— Официальной утверждённой таблицы пока нет. Дядя Яков над ней работает. — Заявила ведьмочка, продолжая не отводя взгляда смотреть на руководителя элитной группы, чуть тише добавив. — Но ведающая мать Инга говорит, что я очень способная.

— «А я у мамы красивый…Бл@ть…»

Гроха от удара моей головы о крышку стола никто не услышал. Если бы не ненавидел слёзы, то расплакался бы… Многие плакали, и даже наша группа… От смеха. Резко подняв голову, я уже ожидал самого худшего, что решимость Дианы даст трещину, и у неё начнётся истерика. Так и случилось… Истерика началась, только не у Дианы, а у всех присутствующих.

— Зря вы мне не верите. Это правда….

— Вуф… Хорошо, Диана. — Отдышался Макаров, замахав руками «залу». — Всё, хватит. Давайте тише… Диана, а ты можешь продемонстрировать свои умения? У нас по программе нет изучения ведьм, но мне, да и ученикам для собственного развития, очень пригодился бы такой опыт. Не часто можно встретить колдуна.

— Сейчас… — Диана подошла ближе к металлическому шару на подставке. — Вы сказали, что мне нужно просто высвободить в него силу….

— Нет-нет, Диана. Я не об этом… — Вот тут показалась истинная натура Макарова, потому, что я даже через два ряда услышал матерный возглас Киры, которой, как и мне стало понятно, к чему идёт дело. — Ты говорила, что колдуньи легко справляются даже с сильными магами. Группа «Альфа», поправьте меня, если я не прав?

— Руководитель Макаров, вы переходите грань. — Лаврова даже вскочила со скамьи. — Я буду вынуждена….

— Куратор, не вмешивайтесь в учебный процесс. — От образа добродушного «лабрадора» не осталось и следа. — Если вас что-то не утраивает, то можете составить на меня жалобу в письменном виде после занятия. — Под одобрительные возгласы своих подопечных, Макаров сделал шаг к Диане.

— Я имел ввиду небольшую демонстрацию. — Пояснил руководитель группы «Альфа». — Диана, покажи нам одну из техник ведьм. Можешь самую мощную. На мне….

— На вас? Эээ… Мне нельзя. — Заявила ведьмочка, мотая головой, и не обращая внимания на серию смешков, продолжила. — Здесь класс, а не специально оборудованный полигон. Это может быть опасно. У меня будут проблемы, и я могу что-то испортить. Аудитория очень красивая, и здесь всё такое дорогое…

— Стас, сделай что-нибудь. — Мила обеими руками вцепилась в рукав моего кителя, пользуясь очередным приступом всеобщего смеха. — Она может пострадать. Стас, почему ты улыбаешься?

— Смотри внимательно, а лучше снимай на телефон, Мил. Такого больше ты никогда не увидишь. Сейчас ты станешь свидетелем настоящей магии. — В этот момент, сработало моё боковое зрение.

Не успев стать, я переместился каоном «слайд» к краю ряда, схватив за руку Глеба, притягивая к себе на скамью.

— Это нужно прекратить. Стас, мне про него рассказывали, он моральный урод. — Быстро заявил Глеб, попытавшись встать, но я его вновь усадил.

— Ты всё испортишь, дружище. Просто смотри.

— Стас, дым….

— Не успел встать, штаны заплавил… — Сразу понял я по повышению температуры моего «седалищного нерва», махнув рукой. — В топку… На руку её посмотри и успокойся. Глеб, прошу, помолчи. Не могу сконцентрироваться… Я тут не просто сижу, а работаю.

— Самую мощную… — Задумчиво произнесла Диана. — Есть такая, но я должна вас предупредить о последствиях. Будете себя плохо чувствовать.

— Интересно. Остаточные явления магии, значит… Неожиданно. — Макаров воодушевился, подойдя ещё ближе к девушке. — Диана, а в чём это будет проявляться?

— Можно… — Девушка поманила инструктора ещё ближе, глядя себе под ноги. — Мне стыдно об этом говорить при всех.

— Диана… — Инструктор склонился над девушкой. — Если ты не можешь, то скажи всей группе об этом. Не отнимай у нас… Диана? Что ты….

— Это самая страшная техника. — Худощавые руки легли на лицо Макарова, притянув его ближе к себе, а глаза Дианы начали полыхать магическим огнём, отбрасывающим вверх языки золотого пламени жизни. — Вам будет мучительно больно от моего обмана. Простите, инструктор… Больше не обижайте меня. Я вам не позволю этого сделать.

Не прошло и пяти секунд, как Макаров не в силах устоять на ногах, медленно сполз на колени, разлёгшись на полу перед Дианой, испытывая самую высокую степень магического истощения.

— Ты… Как ты… — Истекая потом, силясь встать бормотал руководитель ёрзая руками по полу, ища точку опоры. — Ах ты мелкая…

— Следите за словами, инструктор Макаров. — Наша «Красногривая львица» окончательно «проснулась», и теперь воинственно шла по ступеням, держа в руках свою плеть, готовая в любой момент нанести удар. — … И с руками осторожнее. Я могу подумать, что вы пытаетесь навредить нашему ученику. Если потребуется силовое воздействие, то бумагу позже напишу… Впрочем, и так напишу, достаточно видела…

— Вам помочь? Я немного… — Начала было говорить Диана, но Макаров силясь встать отмахнулся от неё рукой.

— Она инструктора уложила… — Не веря своим глазам произнёс Глеб, продолжая неотрывно смотреть в сторону лекторской зоны. — Кажется, у группы «Альфа» сменится руководитель. Отец не спустит такого.

— Не сменится, потому, что никто не узнает, а Макаров нам нужен. — От моих слов Глеба всего передёрнуло, а я продолжил. — Знаменем нашей победы будет. Пять камер, что были здесь я испортил… Последняя потухла, когда Ди у стола инструктора оказалась. — Мой взгляд указал в сторону «академиков». — Пусть он своим видом напоминает вот этим, что может случиться, когда с нами свяжешься. Уважать нас здесь не будут, а значит будут бояться и гадить по углам. Остался последний штрих, а то Ди сейчас разорвёт от переизбытка силы. Мой резерв, а ещё и весь резерв мага «чудотворца» слопала. Отлично…

Сделав несколько неуклюжих шагов, худощавая рука Дианы легла на блестящий шар прибора. Возникла секундная пауза, по время которой ведьмочка посмотрела на меня, на что я одобрительно кивнул, показывая большой палец.

На несколько секунд Диана потонула в ослепительном свете, после чего, будто бы ничего не случилось, с усталым видом направилась обратно в аудиторскую зону.

— У него же огромное сопротивление к эфиру… — Констатировал Распутин младший, глядя на кучу пыли, оставшуюся на подставке от блестящего шара. — Выплавка с использованием магии. Я лишь анонс этой модели в сети….

Глеб замолчал, тыча пальцем в сторону двери ведущей в аудиторию, а Диана, не хуже ниндзя, которыми грезит Ермолова, оказалась рядом со мной. К нам пришёл великий и ужасный, но не «Гудвин».

— Я могу объяснить, ректор Распутин. — Ответила Кира, с серьёзным видом спускаясь по центральной дорожке между рядами, а я принялся быстро печатать ей на телефон сообщения, с усмешкой глядя на руку Лавровой, что она держала возле бедра, показывая большой палец….

Глава 9

Мужская раздевалка корпуса боевой магической подготовки.

— Адольфо, какого чёрта?! — Неожиданно вскрикнул Пётр, который переодевался от молодого графа через шкафчик, с размаха хлопая дверцей. — Мялся перед Мышкиным будто школьник! Аж смотреть противно… Мрргггхх!

— Если такой умный, то сам бы попробовал оказаться на моём месте. — Огрызнулся брюнет в ответ на выпад Шувалова. — И вообще! Он на мне какую-то магию использовал!

— Что ты имеешь ввиду? С этого места подробнее … — Пётр тут же приосанился, моментально восстановив спокойствие.

— Да не могу объяснить…ммм… — Орсини затряс руками, глядя по сторонам, силясь подобрать слова. — Мфф… Смотри! Всё было нормально, но когда он со мной заговорил, странные вещи начали твориться.

— Адольфо, не томи. Когда не надо, то тебя не заткнёшь, а сейчас объяснить не можешь.

— Да пытаясь я! Чего ты ко мне вообще привязался?

— Специализацию князя Мышкина выяснить хочу, чтобы знать, как с ним справиться. — Повысил голос Пётр, а к ним с Орсини подошла ещё пара крепко сбитых широкоплечих парней, с редкой растительностью на лице, пестреющей едва заметной рыжиной.

— Вот же привязались… — Процедил сквозь зубы Адольфо, на что один из парней усмехнувшись, постучал его по плечу.

— Да ты не нервничай так, Орсини. Макарошек на обеде пожуёшь со всякими гадами морскими в помидорах и всё пройдёт. — Пробасил Владимир из рода князей Пожарских посмеиваясь вместе с братом.

— Паста! Это называется ПА-С-ТААА! Пресвятой Франциск… — Адольфо поцеловал медальон, пряча его вновь под защитный жилет, называемый «черепаха».

— Мы отклонились от темы… Что ты почувствовал? — Вновь вступил в разговор Пётр, с осуждением глядя на братьев Пожарских.

— Воздух… Его стало не хватать, а потом жар, как в сауне, и ощущение, будто по телу черви ползают, — Начал было Адольфо, но через секунду подпрыгнул на месте с воплем.

Причиной тому стала рука, которую он почувствовал на своих ягодицах, а братья вновь басисто рассмеялись.

— Вы чего творите?!

— Да проверить решил, панталоны графские у тебя сухие или «смелости» полные! Сухие, вроде! Хах! — Сообщил усмехаясь Михаил, положив руку, напоминающую больше рельсу на плечи Адольфо. — Да шуткую я, Адик. То, что ты почувствовал, называется страх. Труханул немного пред князем заезжим, вот и всё.

— Макарошек нужно было больше есть. — Посоветовал Владимир, похлопав Адольфо по спине, но тот вырвался из под «рельсы» Михаила, раздражённо сопя.

— Паста! ПААА-С-ТАА! Mille cazzi nel tuo culo! Да пошли вы!!!

— Что ты такой обидчивый, Адик? Мы тебя, между прочим, подбодрить пытаемся. — Михаил покачал головой, проверяя крепление защитного ворота «черепахи». — Совсем шуток не понимаешь.

— Ржёте вы надо мной, а не подбадриваете.

— Ну, есть немного. — Согласился Владимир, пожимая плечами, поглядывая на настенные часы. — Други, давайте поторопимся. До начала занятия десять минут, а мне ещё парой слов с князем охота перекинуться.

— С каким князем? — Почти одновременно произнесли все трое.

— С Мышкиным. — Спокойно заявил Владимир, хмуря густые брови, видя реакцию своих друзей и брата. — Хочу ему тренировочный поединок предложить.

— Не честно! — Неожиданно для всех заявил Михаил. — Я тоже хотел с ним побиться, просто не успел сказать.

— Миш, опять старую пластинку по сотому кругу? Ну? Бросай ты это ребячество. Своей головой думать надо.

— Но, я правда, тоже хотел вызвать его на поединок. — Не унимался Михаил.

— Да-да… Как же! Ты захотел, потому что я захотел. Это как с вертолётом в детстве. Подошёл я к отцу: «Пап, хочу радиоуправляемый вертолёт», и ты следом выбегаешь такой: «Я тоже хочу вертолёт!». Или в старшей школе… говорю: «Мне Крупенина нравится», а ты такой: «Мне тоже она нравится!»… И так постоянно! Никогда не замечал за собой?

— Господа, послушайте, — Поспешил вклиниться в разговор Пётр, прекрасно зная, чем заканчиваются подобные беседы между Пожарскими. — Не нужно вызывать Мышкина на поединок. Мы пока наверняка не знаем, на что он может быть способен. Нужно собрать о нём информацию, а потом действовать.

— Ну вот и соберёшь свою информацию. — Безапелляционно заявил Владимир. — Вечно ты всё усложняешь, Шувалов. Вот смахнусь с ним, а ты веди свою, эту, аналитику… Тьфу! Понапридумывают умных слов.

— А если проиграешь? Что тогда? — Вкрадчиво поинтересовался Пётр, и хотел что-то ещё сказать, но сразу же получил ответ.

— Значит, я слабее него. Что тут непонятного? — Потупил взгляд Владимир, разведя мощными руками. — Тренироваться больше надо.

— Не нужно вызывать Мышкина на поединок. Первый день, а мы уже облажались.

— Это всего лишь тренировочный поединок. — Не унимался Пожарский.

— Владимир, мы — «Альфа», элита РАВМИ. Твой проигрыш, даже в тренировочном поединке этим деревенщинам скажется на нашей репутации, и репутации всей академии.

— Здесь, я полностью на стороне Петра. — Вступил в разговор подошедший Лазарь, стягивая резинкой чёрные волосы в хвостик на затылке. — И Петь, нам бы не желательно, чтобы информация о том, что «безродная простушка уделала Макарова» распространилась по академии. К счастью, у меня появилась информация, что камеры не работали… Нужно распространить слухи, вроде, что у неё ничего не получалось с измерителем, наш руководитель хотел научить, а прибор оказался неисправным. Что-то такое вполне подойдёт, но лучше ещё подумаю….

— Займёшься? — Сразу же поинтересовался Шувалов.

— Конечно… Ещё всем нашим сообщу, чтобы лишний раз язык не распускали. — Брюнет небольшого роста усмехнулся. — С нашими начну прямо сейчас, а сплетнями займусь позже.

— Сплетни, интриги… Тьфу! — Недовольно забасил Владимир, направившись в сторону выхода из раздевалки. — Не сваришь с вами каши… Ладно! Недельку потерплю, но потом всё равно смахнусь с ним….

— П-Падаю! Ойёййй!! — Раздался в верхней левой четверти зала крик, больше похожий на писк, а потом звонкий шлепок пощёчины, и тишина.

— Нет… Я конечно всё понимаю… — Мне пришлось самому начать речь, потому, что моей собеседнице было не до того. — Можешь открыть глаза…Так, вот… Пощёчину от девушки мне получать не впервой, но обычно это происходит после того, как я начинаю распускать руки. После, понимаешь? А не до….

— Угу. — Кивнула миниатюрная брюнетка с вьющимися пышными чёрными волосами и миловидным личиком, которую я сейчас держал на руках.

— А ты лёгкая… Кушаешь хорошо? Килограмм, хотя бы пятьдесят есть?

— Пятьдесят один. — Пискнуло чудо, не моргая продолжив смотреть на меня здоровенными карими глазами, с ярко выраженным жёлтым оттенком, через мгновение залившись румянцем, прикрыв лицо ладонями. — Князь, простите, я не специально! Страшно было, когда сорвалась… А ещё я лазить по канату не умею, и высоты боюсь! Зажмурилась, и начала руками махать, когда сорвалась… Мне так неловко! Не хотела вас ударить….

— Кажется, пришла в себя. — Констатировал я, ставя девушку на ноги. — Если не умеешь, то зачем лезла на него? Ещё и высоты боишься….

— Попробовать хотела без магии… Я летом тренировалась, по яблоне в поместье лазила. Получалось, а здесь нет. — Девушка сжала губы от досады, пряча глаза, видя мою усмешку. — Понимаю, звучит смешно.

— Как тебя зовут, «покорительница яблоневых садов»?

— Мария. — Пискнула девушка робко улыбнувшись, виновато глядя на меня. — Извините ещё раз, Станислав. Я правда не специально.

— Можно просто Стас. — Добродушно подмигнув девушке, я взялся рукой за канат, тряхнув его. — Маша, канат и дерево не одно и тоже. У каната нет жёсткой опоры, и дерево не качается, когда по нему лезешь.

— Теперь знаю. — С нескрываемой досадой заявила брюнетка, шаркнув защитным буцем по покрытию пола. — У меня бы получилось, но когда посмотрела, сколько ещё лезть, то руки разжались.

— Вот и первая ошибка. Никогда не смотри вверх или вниз, только перед собой. И самое главное… — Мой палец указал под канат. — Прежде всего, убедись, что, вот тут, настелены маты. Маги хоть и крепкие, но тоже ломают конечности.

— Ой! Я как-то не подумала. — Девушка виновато улыбнулась, поправив волосы, а я поспешил ретироваться, боковым зрением обнаружив, что наша парочка привлекает к себе много внимания.

Особенно не понравилась группа парней, вышедшая из раздевалки, которые направлялись в нашу с Марией сторону, демонстрируя жгучее желание «разобраться» в происходящем.

— Не переживай, всё обошлось. Ладно, пойду к своей группе.

— Мари, что он хотел? — Торопливо поинтересовался возникший рядом с княжной Скуратовой невысокий брюнет, который за пару секунд преодолел больше половины зала при помощи техники быстрого перемещения.

— Ничего, Лазарь, всё хорошо. — Предпочла не вдаваться в подробности Мария, но видя интерес брата, тактично умолчав о своём падении, указала под канат. — Сказал, что маты под канатом отсутствуют.

— Ты по канату лазила? Ты же высоты боишься? Мари, о чём ты только думаешь?

— Просто попробовать… собиралась. Всё, не приставай ко мне. Иди по своим делам.

Лазарь хотел начать возмущаться, но стоило ему взглянуть куда-то за спину Мари, где располагался вход в зал, как он тут же предпочёл удалиться.

Заметив эту странность в поведении брата, Мария неспешно повернулась, замечая свою подругу, которая быстрым шагом направлялась к ней.

— Елена, надеюсь, что всё… — Начала говорить княжна Скуратова, но Елена пролетела мимо неё, направляясь дальше по прямой, оставляя за собой шлейф эфира, который обычно появлялся, если Трубецкая пребывала в бешенстве. — Лен?! Что с тобой? Лен? Куда ты?

Слыша за своей спиной частые шаги, вероятнее всего женские, судя по стуку каблуков, я повернулся.

— Тыыы… — Протянула часто дышащая всклокоченная блондинка, сверкая злобным взглядом изумрудных глаз. — Это ведь твоя работа… Ну конечно твоя! Кроме тебя некому! Это ты вытащил у меня из кармана студенческий, испортил статую основателя и подставил меня!

— «Всё же в студенческом была «Альфа», а не «А»… Чего она тогда в синем кителе ходит, а не красном? Непонятно…». — Тряхнув головой, понимая, что сейчас не время для размышлений, поспешил добродушно улыбнуться. — Доказательства?

— Да мне они не нужны! — Прошипела княжна Трубецкая, топнув ножкой.

— Правильно. Они нужны мне. — Пояснил я девушке, видя, как мы быстро стали объектом повышенного внимания. — Потому и спрашиваю, какие у тебя доказательства, чтобы меня обвинять?

— Прекрати…Ломать… Комедию! — Прошипела змеёй блондинка, подойдя ко мне почти вплотную, и понизив голос, продолжила. — Ты меня за дуру держишь? Я никогда ничего не теряла… К тому же… Ты думаешь, что кто-то бы, зная меня, осмелился вытворить нечто подобное? Это ты, князь, можешь не отрицать? Чего щуришься?

— От удовольствия. Ты приятно пахнешь… Персик? И, наверное, ваниль. Я прав?

— Д-Да, тоесть, — Княжна немного растерялась, от моих слов, но не прошло и доли секунду, как стала ещё свирепее. — Хватит зубы мне заговаривать! Слушай внимательно, князь Мышкин! — Елена огляделась, и повысив тон голоса, продолжила, делая шаг назад. — Сегодня, в три часа дня, жду тебя в дуэльном зале этого корпуса для магического поединка! Попрошу не опаздывать… Зачем ты….

Княжна Трубецкая хотела уже развернуться, чтобы победоносно уйти, но я в один слайд очутился перед ней, а мои ладони легли ей на плечи.

— Замужем?

— Я…эээ…Ммм… Нет! — Елена побледнела после моего вопроса, начав запинаться, а её уши стали цвета раскалённого металла. — А зачем….

— Раз тебя некому представлять, то тогда я отказываюсь от твоего вызова. — Заключил я, отпуская плечи княжны. — Можешь идти.

— Ты… Ты не можешь! — Взвизгнула Елена, понимая причину моего вопроса, от злости топнув ногой. — Я тебя вызвала на поединок, трус!

— Ещё как могу! — Повысив голос в ответ, чтобы как можно больше людей это слышали, я повернулся к стоявшей особняком мужской половине группы «Альфа», наблюдавшим за разворачивающейся сценой открыв рты. — Господа, вы не дадите мне соврать, я могу проигнорировать вызов княжны?

Настала короткая совещательная пауза в несколько секунд, после чего «Альфовцы» одобрительно закивали.

— Если княжна Трубецкая, — начал говорить парень, привлекая к себе внимание, которого Савелий ранее объявил зачинщиком в инциденте с Ди. — Если княжна Трубецкая не найдёт представителя для поединка, то он не может состояться. Князь Мышкин в своём праве.

— Тоесть, князь… Ты отказываешь мне потому, что я девушка? — Елена сейчас напоминала разъярённую пантеру. — Ну ты наглец!

— Именно по этой причине. — Подтвердил я, начиная распутывать свою сеть. — Поединки с девушками противоречат моим моральным принципам. Княжна Трубецкая, ищите мужчину, готового вас представлять.

— Да не хочу я никого искать! — Взъярилась белокурая бестия, вновь топнув ногой. — Я хочу лично с тобой разобраться!

— Это ещё одна причина почему я отказываюсь! У меня нет стимула потакать вашим капризам, княжна Трубецкая. — Несмотря на всю ситуацию, судя потому, что со стороны мужского лагеря группы «Альфа» полетели одобрительный возгласы, к Елене симпатии здесь никто не питал.

— Ах вот в чём дело! Как же я сразу не догадалась! — Голос княжны Трубецкой сочился ядом. — Можно было сразу сказать, а не ходить вокруг да около. Князь Мышкин, сколько ты хочешь?

— Княжна, вот сейчас вы меня по настоящему обидели. — Хотелось изобразить малахольное «Па», но тогда бы я выбился из образа. — Не «сколько», а «что» я хочу… Деньги мне без надобности. Поверьте мне, род Мышкиных не бедствует в материальном плане.

— Ухахахаааа! — Елена театрально расхохоталась. — Конечно! Я уже всё разузнала… Род Мышкиных потомственные коневоды! Лошадей пасёте… Ну-ну…

— Мне очень лестно, княжна Трубецкая, что вы проявляете к моей скромной персоне повышенный интерес, но вынужден вас поправить… Не хочу, чтобы вы выглядели глупо в глазах остальных. Мы не «пасём», а «разводим» лошадей. И да, для вашего развития, княжна, скажу, что есть лошади, стоимость которых превышает стоимость новомодных спорткаров.

— Какая-то лошадь? Пф… Ну, конечно! Хах….

— Вообще-то, Елена, князь Мышкин прав. — Вновь вступил в разговор староста элитной группы, а я окончательно убедился, что Трубецкую здесь, мягко говоря «недолюбливают».

— Да неважно! Не обязана разбираться в подобном. — Высокомерно заявила Елена, подходя ко мне в упор, глядя прямо в глаза, становясь предельно серьёзной. — Говори чего ты хочешь, и давай покончим с этим?

— Хорошо, княжна, но я хочу, чтобы это осталось между нами.

— Пусть так, мне всё равно. Говори уже…

— Я соглашусь с тобой на поединок, если ты… — Склонившись над княжной, я начал шептать ей на самое ухо свои условия, наблюдая, как оно меняет цвет на алый.

После озвученных мной условий Елена несколько секунд стояла в оцепенении. Наступила тишина, правда это надолго не затянулось.

— Князь! Ты совсем, во? — Затопотала пришедшая в себя княжна Трубецкая, крутя пальцами у виска. — С дуба рухнул? Тебя конь в детстве копытом не бил по голове?

— Нет, а то не стоял бы здесь перед вами. — Сделал я вполне логичное утверждение.

— Видимо везучий, выжил. — Елена ещё раз покрутила пальцем у виска. — А знаешь, что? Я согласна, ты всё равно не победишь.

— Пообещай, что выполнишь….

— Трубецкие не нарушают своего слова. — Жёстко заявила Елена, резко развернувшись, махнув гривой светлых волос. — В три часа. Жду….

Сказав это, Елена направилась в сторону женской раздевалки, зрители стали расходиться, а ко мне подбежал Глеб.

— Стас, слушай, твоё дело, конечно, но зря ты согласился.

— Знаю. — Выразил я полную солидарность с Распутиным, что его насторожило.

— Раз так, то зачем согласился? — Глеб даже всплеснул руками.

— Ну, она чертовски горячая, ты так не считаешь?

— Стас, её за глаза знаешь как называют?

— «Чертовски горячая блондиночка»?

— Нет, Мышкин… — Глеб осмотрелся, чтобы убедиться в отсутствии лишних ушей. — «Бешеная сука Елена»… Это самое мягкое прозвище.

— Подумаешь… Немного скверный характер не отменяет того, что она красотка.

— Стас, ты с ней не на свидание идёшь! Она тебя убивать будет, и это не образное выражение… Видишь того парня, старосту «Альф»? Пётр Шувалов — он «топ» элитной группы. Как ты думаешь, почему он не связывается с Еленой? Они терпеть друг друга не могут, и только на моей памяти Трубецкая кидала ему два вызова, но он ни одного не принял. Как и ты ссылался на то, что Елена девушка, и что подобные поединки противоречат его принципам….

— Спокойно, дружище. Давай я тебе поясню, — понимая, что так просто Распутин не успокоится, решил всё усугубить. — Вообще-то, я иду с ней на свидание… Только мне поединок выиграть нужно.

— Стас, почему я с тобой общаюсь?

— Потому, что я замечательный. — Брякнул я первое, что пришло мне в голову. — Теперь нужно придумать, как её победить.

— У тебя нет плана?! Никогда не поверю!

— Пока нет, но тут дело в другом. Есть маленькая проблема….

— Обычно с этих слов начинаются «большие проблемы». — Осторожно предположил Распутин, внимательно глядя на меня. — И в чём эта «маленькая» проблема?

— «Фокус» Дианы в аудитории помнишь? — Дождавшись кивка, я продолжил. — На это ушёл почти весь мой резерв.

— И что? Ты вроде очень быстро восстанавливаешь свою силу. Да и с защитой у тебя….

— Так было раньше, Глеб. — Развёл я руками, переходя к основной проблеме. — Не буду вдаваться в подробности, но сейчас я довольно уязвим. Речь как раз о защите.

— Насколько? — Осторожно спросил Распутин, предчувствуя какой-то подвох.

— Есть подозрение, что меня сейчас можно ранить самой простой магической техникой, вроде «Эфирной пули», даже не мастерского исполнения.

— Так… До трёх часов ещё много времени. Ты же успеешь восстановиться?

— Да, приблизительно к часу. — Помедлив, я продолжил. — Ночи….

— Перенеси поединок. — Тут же предложил Распутин, на что я лишь покачал головой.

— Это даст преимущество не только мне, но и княжне. Поединок нужно проводить сейчас, пока она в таком состоянии.

— Подведём итог… Ты в данный момент не в форме, плана у тебя нет, о противнике своём ничего не знаешь. Не хочу огорчать, Стас, но ты в полной заднице.

— Нет, Глеб. Кое-что о своём противнике я знаю. Она девушка, и довольно красивая. Ещё от неё вкусно пахнет, как от персикового тортика.

— Безусловно это важная информация, Стас, но как это поможет?

— Пока не знаю. Слушай, дружище. Я пойду проветрюсь. Скажи, что у меня живот прихватило, или ещё что….

— Ты что-то придумал? — Оживился Распутин.

— Возможно… Как я уже говорил, она девушка….

*Двадцать минут спустя*

— Так…Посмотрим. — Перейдя на духовное зрение я принялся внимательно осматривать основание здания корпуса боевой магической подготовки. — «Здесь нет…Придётся попутешествовать».

Осмотр первого и второго учебного корпуса не дали результатов.

— «Скверх меня дери… Не думал, что это будет настолько сложно. Может, спросить у кого-то? А кто может знать?» — В голове заскрипели извилины, но продлилось это недолго, ответ тут же был найден. — «Мне нужны работники столовой или прислуга гостевого особняка. Кто-то из них точно где-то видел!»

14 :57 . Дуэльный зал корпуса боевой магической подготовки.

— «Откуда вас столько принесло?!» — Возникла первая мысль, стоило мне только войти, и оценить обстановку. — «У вас что, занятий нет? Может у Глеба телефон отца попросить, и «стукнуть» ему, чтобы он разогнал всех по аудиториям…А что? Идея…».

— Стас, ты где ходишь? Тут уже разговоры идут, что тебя снимать с поединка надо. — Судя по лицу Распутина младшего он не шутил. — Бой вот-вот начнётся. Уже все готовы, арена подготовлена. Эмм… А почему ты руку странно держишь?

— Ска, да тихо ты! Эмм…Я не тебе, Глеб. Где Елена?

— Возле магического заграждения была….

— Отлично, — Хлопнув по плечу Распутина, я прибавил шаг.

Пройдя сквозь толпу, искомая мной особа обнаружилась именно там, где сказал Глеб. Увидев меня, княжна Трубецкая усмехнулась, всем своим видом выказывая презрение, к моей персоне.

— А я думала ты струсил, и уже на половине пути в Петроград. — Промурлыкала ехидно блондинка, оглядывая меня. — Что? Пришёл извиняться или пощады просить?

— Нет, милая, — Покачал я головой, подходя ближе. — Хочу сделать тебе щедрое предложение. — Ты сейчас отказываешься от боя, признаёшь мою победу, а на выходных ты делаешь довольное личико, и мы идём с тобой на свидание. Как тебе? Твоя репутация не страдает, ты довольна, и я доволен. — Ещё шаг вперёд, и личное пространство княжны было полностью нарушено. — А если на тебе будут чулки, то я буду вообще счастлив.

— Слушай меня, урод, — Судя по обращению, княжна не согласилась на моё предложение. — Я ведь не хотела тебя калечить… Видимо зря.

— «А она мне ещё больше начинает нравиться» — Сама собой возникла мысль, пока мой взгляд был прикован к сексуальному изгибу талии, переходящему в округлые соблазнительные бёдра. — «Такая дикая…Что за женщина?!».

Стараясь не пустить слюну, я решил последовать примеру княжны, направившись к своей отметке. Поймав на себе взгляд Лавровой, в котором читался явный укор, я подмигнул ей, хитро улыбнувшись. Быстро найдя в толпе девчат, поспешил подать им знак, что всё под контролем, продемонстрировав большой палец.

Вскоре в центр арены вышла Кира и кто-то из инструкторов РАВМИ, имени которого я не знал, но видел его в зале боевой подготовки.

— Участники поединка, подойдите. — Скомандовал мужчина небольшого роста, с лёгкой сединой по вискам.

Когда мы с Еленой подошли, внимательно оглядев нас, инструктор продолжил, таким же жёстким и беспристрастным голосом.

— Правила нужно озвучивать?

— Нет. — Коротко ответила Елена, а я немного удивился её быстрому перевоплощению.

Девушка была сконцентрирована, спокойна и собрана. В ней с трудом можно было узнать ту взбалмошную и высокомерную княжну, что я видел ранее.

— Нет, но мне необходимо пара уточнений. — На арене РАВМИ я находился впервые, не хотелось по незнанию попасть в переплёт. — Правила проведения поединков такие же, как в Романовском магическом лицее?

— Полностью. — Коротко ответил седоватый инструктор, степенно кивнув.

— Хорошо… Запрета на использования причуд и вспомогательных средств, так же нет?

— Верно. — Маг вновь кивнул, а мне начало казаться, что кто-то взимает плату с него за каждое лишнее слово.

— Вопросов больше нет.

— Тогда, прошу к своим отметкам. Поединок начнётся по сигналу. Ожидайте.

— «Жуткий тип» — Подумал я, слегка морщась, услышав от Лавровой тихое пожелание удачи вслед.

Едва начался отсчёт, оргон из окружения по моей воле стал собираться вокруг Елены. Подобные манипуляции до начала поединка запрещены, но мне на эти условности с портового трапа, ведь оргон — невидим и не осязаем магами, и это главная его опасность, как и всех моих техник.

Первый этап приготовлений был завершён, а я перешёл к следующему. Настало время для активации самой первой, и одной из самых грозных техник любого адепта чистоты — контур облачения. Ох, как же я убивался несколько дней подряд, заедая готовую начаться рефлексию тортами. Получив акселератор жизни, потеряв облачение, думал что утратил возможность использовать эту технику, но нет. Изменилась лишь активация. Способ был найден при помощи фундаментального научного метода изучения — научный тык. Играясь с заслонкой акселератора, меняя его режимы, я решил её покрутить по часовой стрелке. Вот тут и пришло знакомое любому адепту чистоты состояние, а родной звон в ушах стал песней моего триумфа.

— «Контур» — Одними губами произнёс я, наблюдая, как окружающий мир резко замедлился, а восприятие вышло на новый уровень.

Пределы физического тела были сломлены, но плата за это состояние никуда не исчезла, как это и было раньше. Меня это не особо сейчас волновало. Жертва вполне была оправдана, ведь я не намерен был проигрывать.

Сигнал к началу. По плану я должен был покрыть расстояние между мной и Еленой в пару «слайдов». Первый был выполнен, и я уже был готов сделать второй, но княжна Трубецкая меня удивила. Скорость сотворения её техник поистине впечатляла. Мгновенно вскинув руку, Елена без подготовки использовала «Циклон». Раздавшись в ширину, вращающийся вокруг оси поток эфира ринулся в мою сторону.

— «Она хороша…»

Сложно было не признать этого, потому как справа от меня, и над полигоном образовывались две области с высокой магической напряжённостью. Далеко не каждый маг мог использовать одновременно сразу несколько техник. В обычной ситуации я бы не паниковал, но когда знаешь, что шкуру может попортить любой магический плевок, тут не до восхищений.

— «Быстрая…»

Пришлось использовать страховочный манёвр перед вторым слайдом, потому как княжна, готова была применить уже следующую технику.

Перед вторым моим слайдом, собранный вокруг Елены оргон резко уплотнился, сжимая княжну, развернув её на месте, ко мне спиной. Вовремя, потому как в этот самый момент ещё один «Циклон» сорвался с её руки ударив в защитное поле магического щита арены, поддерживаемого ассистентами. Княжна растерялась такому неожиданному «повороту» в прямом и переносном смысле, а я уже был за её спиной.

— Что… Ай! — Вскрикнула Княжна, когда мои руки сомкнулись на ней в крепких, но не грубых объятиях, а губы коснулись её шеи.

— Не смог себе отказать… — Шепнул я девушке, использовав своё «секретное оружие», и отпустив, поспешил разорвать дистанцию двумя последовательными слайдами назад. — «Ты проиграла, милашка».

— Убью… — Прочитал я по губам княжны, а рука девушки взлетела вверх.

Над полигоном послышался угрожающий магический треск, но быстро пропал. По ушам ударил истошный женский визг, а княжна замахав руками, стала прыгать на месте, надрывно вереща портовой сиреной нодов.

Через секунду, под удивлёнными взглядами, жалобно проревев: «Вууууааа! Снимите эту мерзость с меня…», махая руками, Елена рванула с места в толпу и расталкивая зевак, скрылась из виду.

— Противник покинул границы полигона! Техническая победа! — Прикрикнул я на инструктора РАВМИ, который стоял приоткрыв рот рядом с растерянной Лавровой. — Ну? Объявляйте! Не спим! Я же её сейчас не поймаю…

— Техническая победа князя Мышкина. — Объявил пришедший в себя жуткий дядька, а я рванул с арены следом за Трубецкой, высматривая её сквозь стены духовным зрением.

Три минуты спустя

— Тише, милая, не визжи, умоляю. Не маши руками. Ты делаешь только хуже.

— Ссссними её с меня! — Проревела Елена, сидя в углу, спиной прижавшись к тумбе умывальника, прикрыв мокрое от слёз лицо руками. — Пожалуйста… Убери её… Ааааа!

— Ну тихо, тихо, лап. — Продолжил я успокаивать девушку, становясь рядом на колени, начав гладить её по плечу.

Княжна бросила кричать, и теперь тихо завывала, сотрясаемая всхлипываниями.

— Умница… Теперь закрой глаза, чтобы не бояться, и сиди вот так, смирненько. Не бойся… — Продолжил я ласковым и убоюкивающим голосом, продолжая гладить девушку.

— У-у-уугу!

Елена начала всхлипывать громче, когда я запустил руки в её волосы, принявшись распутывать образовавшийся комок из которого торчал хвост.

— Вот так, милая. Всё, он у меня….

— Убей эту мерзость, прошууууу! — Завыла ничего не соображающая от страха Елена.

— Ещё чего! Ты знаешь, как было сложно найти дикую крысу на территории вашей академии? Да и не крыса это, а так, крысёнок молодой. Он испуган ещё больше чем ты. Хочешь посмотреть?

— Неееттт! Убери его от меня! — Елена сильнее спиной вжалась в тумбу, заколотив ногами по полу.

— Всё, всё… Выключай «сирену». — Встав, я подошёл к решётке вентиляции.

Хоть прорези были небольшими, но голова крысёнка спокойно прошла, а потом исчезло всё тело.

— Он ушёл, его нет. Можешь расслабиться. — На мой призыв, вместо того, чтобы успокоиться Елена заголосила ещё громче, видимо от облегчения, а я уселся рядом с ней на пол, начав гладить по волосам. — Лапуль, послушай, я ведь тебе предлагал признать поражение, и этого всего не случилось бы…

— Я…Я проиграла. — Видимо только сейчас княжна начала осознавать произошедшее, потому, начала бить меня кулаком по ноге. — Ты… Ты урод! Я требую повторного п-поединка! Э-это бесчестно… Ты подлый и низкий!

— Ну, а что мне оставалось делать? Знакомство у нас с тобой не заладилось… Да и характер у тебя, откровенно говоря, паршивый… Но это не отменяет того факта, что ты красивая и сексуальная девушка. Мне хотелось с тобой лучше познакомиться, а ты выпендриваешься, что на бешеной козе хрен подъедешь… Сразу во враги записала, а я между прочим, довольно неплохой парень, ты тоже ничего….

— Ничего? — Возмутилась княжна, поднимая голову. — Да как ты вообще посмел такое… Мффф….

Елена не договорила. Причиной тому стал мой поцелуй в губы. На секунду она замерла от неожиданности, бросив бить меня кулаком в ногу, но после, начала это делать с удвоенной скоростью и силой.

— Да кто тебе разрешал меня… ц-целовать?!

— Разрешение нужно тому, кто привык спрашивать. Я не привык. К тому же помогло… Видишь? Твоя истерика прошла!

— Это потому, что я чертовски зла на тебя! — Елена попыталась сомкнуть руки на моей шее, и начать душить, но я поймал её за запястья.

— Лапуль, надеюсь, когда мы с тобой пойдём на свидание, ты будешь менее враждебной. Ты обещала… И давай вставай уже, пол холодный….

Поднявшись с колен, я легонько потянул княжну за руки, помогая подняться.

Хорошо, что проявив предусмотрительность, активировал контур облачения, перед тем, как отпустить руки Елены.

— Судя потому, что ты дерёшься, — Начал я, без труда увернувшись от пощёчины. — Ты уже в полном порядке. Поправляй пёрышки, рисуй глазки, а я пойду. Негоже уважаемому князю в дамской уборной находиться в компании соблазнительной княжны. Слухи поползут… До встречи, мил….

Не договорив, я юркнул за дверь, в которую тут же попал флакон — дозатор для жидкого мыла, стоявший на раковине.

— Она определённо ко мне неравнодушна…

Сделав соответствующие выводы, я поспешил удалиться.

Глава 10

Петроград. Родовое поместье Добровольских.

— Вот моё предложение, господа. — Князь Игорь поставил стакан на стол, окинув взглядом собравшихся. — Решайте… Либо сейчас, либо никогда. Как я уже сказал, время работает против нас, а другого такого момента может не быть.

— На словах складно получается, но на деле, — Стриженый налысо мужчина лет сорока с массивной шей поднялся, подойдя к грифельной доске, которой пользовался Добровольский. — Вы правы в том, что мы соберём три сотни бойцов. Только давайте сразу разберёмся. Не подумайте, что я драматизирую господа, но взглянем в лицо фактам… Мы сравняемся только числом. Речь сейчас пойдёт о качестве. Бойцы рода Мышкиных не увальни в пиджаках с шоковой дубинкой на поясе — это вояки, экипированные и вооружённые по последнему слову техники. Треть из них в защитных костюмах, аналогах панцирей имперских силовиков. Про «цепного пса» рода Мышкиных Токарева не забывайте. Он один стоит сотни, хоть и старый уже.

— Князь Шилов, мы все знаем о вашем давнем конфликте со Ставром по поводу его конезавода, но сейчас другая ситуация. Тогда вы были в меньшинстве, но не сейчас…. Порядки изменились! У нас огромный простор для действий! — Вдохновлённый Добровольский потряс руками. — Сила сейчас за нами! Поймите, всё сейчас за нас! Я не просто так сказал, что поместье Мышкиных нужно атаковать через три дня, в пятницу. — Видя заинтересованные взгляды, князь Игорь встал, направившись к доске.

Подстёгиваемый эмоциями, князь рукавом пиджака стёр «300», и написал вместо этой цифры «180».

— Поясню, господа… Не хотел говорить, но у нашего дела есть сильный союзник, который предпочёл остаться, что называется в «тени». Так вот… По предоставленной мне информации в пятницу с десяти часов дня по семь вечера в поместье останется 180 бойцов и…. Внимание! Токарева тоже не будет! Они едут на учения! Щенок в столице, Ставр на инвалидном кресле, княгиня Эвелина на сносях, да и не маг она. Князь Савин, князь Идельгин, Шилов… Время решаться. К тому же, силового вооружённого сопротивления не будет.

— У тех стаса восьмидесяти оружья нет? - Коверкая слова произнёс поджарый брюнет с якутскими корнями.

— Нет, князь Идельгин. Они не будут его применять. Ставр прикажет им сложить оружие.

— Откуда такая уверенность?

— Следуйте за мной, господа….

Выйдя из поместья, Добровольский повёл своих единомышленников к хозяйственной постройке складского типа. Сбросив засов, князь поспешно отворил ворота.

— Сейчас… Приготовьтесь. — Скользнув в темноту, князь Игорь через несколько секунд включил свет с торжественным возгласом «Тадаааам!». — Не стойте в дверях. Проходите, осматривайтесь….

— Откуда всё это? Учитывая ситуацию… Цены на оружие взлетели до небес… Здесь же целое состояние!

Князь Борис из рода Савиновых был абсолютно прав. Не прошло и недели после объявления роспуска совета князей и введения титула «Великого князя Петроградского», как цены на оружие, боеприпасы и амуницию взлетели в два раза, и продолжали расти. Тоже самое наблюдалось с наймом бойцов из охранных фирм.

— И дефицит не забывайте. — Напомнил улыбаясь князь Игорь, по хозяйски обводя рукой ряды ящиков, но через секунду пренебрежительно крякнул. — Это не самое интересное. За мной, господа!

Активно зазывая князей жестами, Добровольский повёл всех вглубь склада. Дойдя до нужного места он указал на аккуратно выставленные в ряд вдоль внутренней стены здания образцы.

— Это двенадцать станковых автоматических гранатомётов Vector Y5 AGL. Не скрою, что были в употреблении, но недолго. Почти новые. — Подойдя к первому из станков, Добровольский лучась довольством постучал по кожуху ствола. — Одна такая «малышка» способна производить в минуту от 300 до 360 выстрелов.

— Это замечательно, но… — Начал говорить Шилов, протирая лоб платком, но князь Игорь его перебил.

— Дослушайте… Завтра прибудут припасы к ним, и обученные люди, которые умеют этим пользоваться. С ними шесть опытных инструкторов. Порядки изменились, как я уже говорил! Сейчас не нужно предупреждать, заполнять кипу бумаг, чтобы на кого-то напасть. Мы оцепим поместье Мышкиных и выдвинем требование Ставру, отдать родовую печать «по-хорошему» и принести вассальную присягу…мне. Он умный мужик, и печётся за своих людей. Перевес на нашей стороне. Он скорее отдаст печать без боя, чем позволит гибнуть своим бойцам в неравной схватке. К тому же, в поместье его жена. Он не будет рисковать её жизнью и жизнью будущего ребёнка. Когда печать окажется у нас, то Токарев нам уже не страшен. Мы можем её попросту уничтожить, и нет княжеского рода Мышкиных.

— Это оружие… Его нельзя применять. Запрещено. — Заявил Шилов. — Старые правила не действуют, но сейчас не полное беззаконие. Представителя от Давыдова прежде чем напасть придётся всё равно вызывать. Он увидит, и всё! Не забывайте что в Петрограде мобильный корпус гвардейцев императора. Получат отмашку, и каюк нам! Они разбираться не будут!

— Запрет распространяется только на черту города. — Заявил Добровольский, гадостно усмехнувшись. — Ставру ничего не останется, кроме как отдать печать, иначе его щенок приедет на руины… Вы всё видели, господа. Теперь вы в деле?

Тренировочный полигон гостевого поместья РАВМИ

— «Шесть областей! Целых шесть!» — Я взялся за голову, прикидывая открывшиеся возможности, от которых мне становилось самому страшно. — «Мысль, душа, стихия, власть, порядок, расплата».

Не утерпев, я начал играться плетением «Болтер+», перекидывая его по областям, жалея о том, что не могу переместить в какую-нибудь из областей плетения, что были на гранях акселератора. Как не пытался «оторвать» плетение «Гаррота+» от грани акселератора, у меня ничего не вышло.

Поборовшись немного с внутренним «жлобливым скверхом», что твердил мне «Айзек не трать эфир чистоты», я принялся расставлять новую партию тренировочных кубов, самого маленького размера с шириной 30 сантиметров на тумбы.

— «Итак! Приступим!»

Плетение «Болтер+» легло в область «Мысль».

После подготовки, последовал выстрел по тренировочному кубу. Ничего не произошло, что и следовало доказать. Здесь у меня была полная уверенность в том, что неодушевлённые объекты для роли мишени не подходят. За неимением «скверха-испытателя» под ногой, оценить полезность не представлялось возможным. Таким же образом дела обстояли с областями «Душа» и «Власть», а вот остальные вполне отлично работали.

Плетение "Болтер+" из области "Мысль" было перетянуто в область духовного тела "Стихия". Звук от трëх последовательных мощных хлопков отразился от стен подземного полигона. Все мишени были поражены, а я потряс головой, чтобы изгнать противный писк из ушей. В каждом из кубов в центре красовалось по дыре, диаметром около шести сантиметров, но интересно было совсем не это. Из входного отверстия первого куба пробивались языки фиолетового магического пламени, оставляя следы копоти на его стенке, обугливая её, готовясь спровоцировать обычное горение. Сам процесс навивал ностальгию, о химической шрапнели с моей родины, которая попадая в тело, при контакте с кровью, за несколько секунд нагревалась до восьми сотен градусов.

Ещё немного полюбовавшись, похвалив себя за сообразительность, что отключил разбрызгиватели, поспешил ко второй мишени, на которой стоял стакан с соком.

— Примёрз немного…. — Констатировал я, чувствуя, что посудина поддалась мне с небольшим сопротивлением.

Сделав глоток, слегка прищурясь, зная что произойдёт, я осторожно начал подносить палец к третей мишени. Когда от кончика указательного пальца до третьего куба оставалось немного больше двадцати сантиметров, возникла дуга фиолетовой магической молнии, хлопок, а от пальца полетели искры.

— Ууух! Бодрит! — Дёрнувшись всем телом, залпом допив сок, я уже хотел поставить стакан, но мне на ум пришла неплохая идея для нового опыта. — А почему бы и нет?

Активация духовного зрения, и плетение "Болтер +" было перемещено в область "Порядок". Здесь так же, как и в "Стихии" насчитывалось несколько режимов. Всего два, но довольно любопытных. Пришлось посидеть за текстами, что бы приблизительно понять свойства каждого, и подобрать нормальные названия. Тот кто составлял описание был скуп на конкретику, либо ленив. В результате, для собственного удобства, вместо "Круг расцвета и заката цикла бытия", я обозвал область "Порядок". Она включала в себя два режима, название которых состояли из набора слов. По смыслу выходило, что подразумевалось "разрушение" и "созидание", но на практике получалось совсем иное, и не такое пафосное. " Усиление " и "Ослабление" — эти два термина я решил использовать для себя.

Поставив стакан на ладонь левой руки, я поднёс к нему два пальца. Представив, как глупо выглядит со стороны взрослый парняга призывного возраста, целящийся из воображаемого пистолета в пустую тару, я сказал "Пыщь! ", и произвёл активацию. Визуально ничего не произошло. Ох чую, что свидетели сего действа набирали бы уже номер мозгоправов. Ещё бы за буйного приняли, когда склянка с размаха полетела в стену. Вместо звона раздался грюк, а стакан отлетев упал на пол, целый и невредимый.

Подобрав его, убедившись в отсутствии повреждений, размахнувшись посильнее, я бросил его ещё раз. Он не разбился, но сейчас на ободке появилась небольшая трещина, длиной в пару сантиметров.

— "Ослабление". — Второй режим зоны «Порядок» был активирован.

Последовал ещё один «Пыщь!», но ничего не произошло. На самом деле это было далеко не так. Поставив стакан на свободную тумбу, я пальцем перекинул его набок. От подобной манипуляции даже треснувшая склянка вряд ли бы разбилась, но посудина раскололась на пятёрку осколков, будто рухнула со стола.

Меня снова начал захлёстывать азарт от открывшихся с получением акселератора новых возможностей. Всего одно плетение, и лишь использовав две области, я получил целых пять вариаций! И это только начало моих изысканий! Теперь любой каон, это даже не техника, а способ реализации того или иного свойства. Голова кругом идёт от возможных комбинаций! Пока неизвестно, как работают области «Мысль», «Душа» и «Власть», но я это обязательно выясню. Не исключено, что набью много шишек. Без них не обойдётся. Но отменным прядильщиком мне тоже не сразу удалось стать, потребовались годы.

Последовав здравому смыслу, решено было закончить вечерние изыскания, грозящие плавно перейти в ночные. Причиной тому послужило желание восстановить полностью резерв до завтрашнего утра. Вдруг скверх из засады кастанёт, а я без сил?

— Всё! Хватит тратить эфир жизни! — Убеждение самого себя сработало, но ненадолго.

Через пару шагов, на моих губах заиграла невинная улыбка, а плетение «Болтер +» отправилось в область «Расплата».

— «Последний раз и всё» — Пообещал я сам себе, а пальцы вытянулись в сторону нетронутого куба.

Свист от активации резанул по ушам. Характерного хлопка от напряжения воздуха в этот раз не было. В центре мишени появилось небольшое отверстие, всего полтора сантиметра в диаметре. От той же «Стихии» дыры в кубах остаются гораздо внушительней, но мне уже было известно, в чём основная прелесть этого режима.

Немного поколебавшись, я решил всё же проверить, соответствует ли полученный результат предыдущему, от прошлого испытания.

В несколько "слайдов" оказавшись у тумбы, развернув куб обратной стороной, подсчёт тут же начался.

— «Восемь… В прошлый раз выходных отверстий было семь… Сейчас они вроде меньше , или мне кажется?»

Посетовав на то, что зря не вёл точных измерений, следующим местом назначения числились мои покои. Время клонилось к ночи, но спать я пока не собирался. В планы входило начать плетение нового каона, и организация мозгового штурма. Мне никак не удавалось смириться с мыслью, что часть старых плетений, находящаяся на гранях акселератора намертво прикована к ним и не может использоваться с областями. Мой мозг напрочь отказывался это принимать. В голове ворочалась всего одна мысль, заставляющая меня так думать. В моём понимании веретено жизни всегда было совершеннейшим инструментом вселенского потока жизни. Сейчас у меня более продвинутая его форма — акселератор жизни. Когда немного разобрался с областями, попрактиковался на полигоне, у меня сразу возникла хотелка. Захотелось попробовать, как моё любимое плетение «Гаррота+» взаимодействует с областями духовного тела. Будем считать, оно покоится на акселераторе и не перемещается, впрочем, так оно и есть. Единственный выход, который я пока вижу из сложившейся ситуации — сплести вторую «Гарроту+» в какой-нибудь из областей своего духовного тела. Старое плетение так и будет покоиться на акселераторе, а новое спокойно будет взаимодействовать с областями. Казалось бы выход найден, но он настолько тупой! Таскать два одинаковых плетения на духовном теле? Да всё моё естество противится подобной мысли. Не может в совершенном инструменте присутствовать такой ляп. Уверен, что есть способ свободно перемещать каоны находящиеся на акселераторе, его нужно просто найти. Не думаю, что это будет что-то сложное, просто, я пока что-то упускаю. Какую-то очевидную деталь….

За этими мыслями даже не заметил, как оказался в своих покоях. Сомнений, какое следующее плетение появится на моём духовном теле даже не возникало. Им станет утраченный мною «Заслон», вернее его улучшенная версия. Казалось бы ничего хитрого — скрестил руки перед собой, прикрылся незримой стеной из уплотнённого оргона, но это простейшее плетение бесчисленное множество раз спасало мою шкуру. А сколько ещё спасёт, особенно в новой интерпретации. Нужно будет отблагодарить Зою, как приеду на следующих выходных. Когда сегодня экспериментировал, попутно продумывая способ улучшения «Заслона», вспомнил её хитрость на аттестации. Пока Ермолова путешествовала по гарнизонам вместе с дедом, который по долгу службы находился в постоянных разъездах, она подсмотрела у вояк — магов одну интересную защитную технику «Клин». Именно эта простая техника позволила Зое блестяще пройти аттестацию. Состоит из двух наклонных защитных плоскостей, направленных углом соприкосновения вперёд, отсюда и название. Моих знаний связок петель хватает с лихвой, чтобы задать нужную форму, преимущества которой очевидны. С какой стороны не смотри, кругом одни плюсы. Взять хотя бы появление боковой защиты и снижение ударной силы за счёт возможности отклонения. Решено! Каону «Заслон +» определённо быть! При той скорости плетения, что у меня сейчас, это дело двух, может трёх часов.

Поначалу у меня никак не получалось сконцентрироваться. Вместо того, чтобы заниматься плетением «Заслона +» и решением загадки по переносу каонов с акселератора в области духовного тела, в голове крутилось совсем другое. Фантазия буйствовала, строя модели возможных вариаций ещё неготового «Заслона+», как он себя поведёт в той или иной области духовного тела. Пряжа шла «со скрипом», а я уже предчувствовал, что мои предыдущие прогнозы по времени окончания были довольно смелыми….

Два часа спустя. Ночь.

Увлечённый работой я не сразу понял, что кто-то скребётся в дверь моих покоев. Именно скребётся. Потому как стук я бы точно не проигнорировал. У меня возникло лёгкое удивление, когда активировал духовное зрение, взглянув в сторону двери.

— Диан, заходи. Я не сплю. — Приняв сидячее положение на диване, мой взгляд ещё несколько секунд буравил дверь, но она не спешила открываться. — «Не услышала, что ли?».

Время позднее и кричать не хотелось, потому поспешил подняться и самолично проследовать к двери, которая, к слову, была не заперта.

— Эмм… — Непроизвольно вырвалось у меня, созерцая спину Ди.

Девушка собиралась уже уходить, но когда дверь открылась, она вместо того, чтобы повернуться, пискнув что-то неразборчивое, решила прибавить шаг.

— Лап, что такое? — Одним шагом сократив расстояние, моя рука легла ей на плечо, от чего девушка вздрогнула. — Да не бойся ты… Что случилось?

— Н-Ничего… Так, глупости просто. Я пойду. — Глядя в пол сообщила девушка в миленькой розовой пижаме с улыбающимися слонами, которая вызвала у меня едва слышный смешок.

— Нет, Ди. Так дело не пойдёт. — Приобняв ночную гостью я увлёк её за собой в покои, прикрыв на ходу дверь, и проведя по гостиной усадил на диван, сев рядом. — А теперь, говори, что стряслось? Миленькая кстати пижама. Сама выбирала?

— Д-Да… Спасибо. — Пискнула ведьмочка, теребя пальцами сладки ткани на штанах. — Стас, я правда пойду….

— Ди, я же не успокоюсь, и ты это знаешь. Тебя что-то тревожит, но ты не хочешь говорить. Давай, рассказывай уже. — Я погладил девушку по спине, чтобы она немного расслабилась. — Мы обязательно, что-нибудь придумаем… Давай, говори уже, не томи.

После моих слов Диана, впервые за всё время подняла голову, посмотрев на меня, а я невольно присвистнул, приподняв бровь. Сейчас девушка выглядела, как тогда утром перед отправкой. Чёрные круги вокруг глаз свидетельствовали о явном недосыпе.

— Оуу… Милая. — Приобняв ведьмочку, я погладил её по чёрным прямым волосам, протягивая свободную руку. — Вот. Подкрепись. Сразу полегчает….

— Кн… Стас, я… Мне… Волнуюсь, вот и уснуть не могу. — Начала оправдываться Дина, не спеша брать мою руку, чтобы зачерпнуть эфира жизни. — Мысли всякие, и… Некомфортно мне. Постоянно боюсь сделать, что-то не так… Переживаю, вот и не сплю. Тревожно… А когда вы…ты рядом, мне спокойно. И….

— И? — Переспросил я, после затянувшейся паузы, подталкивая Диану к продолжению диалога, наблюдая, как на белой коже лица вспыхивает румянец.

— И… Стас, можно… — Голос ведьмочки стал настолько тихим, что я не услышал, что она сказала, даже сидя рядом.

— Что ты говоришь, лап? Слишком тихо.

— …С тобой… Можно я сегодня посплю с тобой? — Чуть громче произнесла девушка, опустив голову. — Я буду тихо… Обещаю не мешать.

— Фух… — Протяжно выдохнул я, стирая со лба несуществующий пот. — В следующий раз говори сразу. Уже думал, что что-то действительно серьёзное. Спать я пока не собирался, но…

Диана пискнула от неожиданности, когда я её взял на руки и уложив на диван, оценив что места предостаточно улёгся рядом, подкладывая свою руку ей под голову. Дотянувшись свободной рукой до пульта, я приглушил свет.

— Всё, лапуль. Спи, и ни о чём не думай. Я буду рядом. Ложись, как тебе будет удобно.

— С-Спасибо, м… Стас. — Немного поколебавшись, Диана повернулась на левый бок, ещё сильней краснея. — А можно….

— Вот же глупая. — Добродушно улыбнувшись, без задней мысли я поцеловал ведьмочку в губы, от чего она сразу зажмурилась, алея ушами, и взяв её руку, положил себе на грудь. — Могла бы не спрашивать. Теперь спи, а мне нужно поработать.

— У-угу. — Пискнула ведьмочка не открывая глаз, стеснительно, едва заметно улыбнувшись, уткнувшись в меня лицом.

Не прошло десяти минут, как дыхание девушки стало выравниваться, и она уснула.

Раннее утро

Благодаря эфиру жизни, который влияет на все процессы в моём теле, двух часов сна мне вполне достаточно, чтобы полностью отдохнуть. Несмотря на это, не люблю им пренебрегать, и сплю довольно чутко.

Разбудила меня едва заметная возня рядом, но глаза открывать я не спешил. Решив полежать ещё немного, чтобы лишний раз не смущать Диану.

Вскоре девушка покинула диван, а потом на меня сверху спустился плед, что лежал свёрнутым на одном из кресел в гостиной.

— «Конспирация, конечно на высшем уровне…» — Подумав об этом, мне с трудом удалось удержаться от того, чтобы не улыбнуться.

После того, как Диана укрыла меня пледом, немного потолкавшись на месте рядом, на моё лицо легли волосы от чего стало щекотно, а влажные губы ведьмочки коснулись моих. Было довольно трогательно, и приятно.

Ещё немного постояв рядом, Диана ушла, тихо прикрыв дверь. Тут же поднявшись, я потянулся всем телом, с ощущением того, что новый день начался довольно неплохо….

Выйдя из покоев князя Мышкина, сделав несколько шагов, лучащаяся довольством Диана остановилась, зажмурившись от радости, поджав руки к груди. Стоя так несколько секунд, девушка коснулась двумя пальцами губ, чтобы освежить оставшееся в памяти ощущение от поцелуя. Зайдясь мелкой дрожью от испытанного удовольствия, Диана открыла глаза, дёрнувшись от неожиданности. Напротив неё, всего в паре метров, стояла Мила. Вся гамма эмоций отчётливо читалась на её лице.

— М-Мила, это не то… Я сейчас….

— Мне это не нужно. — Холодно сказала Морозова, пройдя мимо, направившись дальше по коридору….

Глава 11

— Спасибо, Мальвина. Держи меня в курсе дел. Если что, то сразу звони. — Обсуждение важных тем было закрыто, настало время дел житейских. — Мал, а ты по мне соскучилась? Что значит «С чего бы это»? Не будь такой серьёзной… А ты в чём? Ну вот, трубку повесила.

— Ты последнее время постоянно висишь на телефоне. — Подметил Глеб, почесав висок концом карандаша, продолжив вычерчивать схему в рабочей тетради. — Раньше за тобой не замечал, что ты любитель полялякать.

— Оторванность от родного дома сказывается. Хочу держать руку, как говорится «на пульсе». Ещё девчата видюшки всякие шлют. Как Зоя на спор выпивает пять бутылок шампанского подряд на репетиции я тебе потом покажу. Ну что? Ты закончил? Срисовывать можно?

— Ещё нет… Тут не всё так просто. — Вычерчивая очередную линию, увлечённый процессом Распутин даже рот приоткрыл.

— Согласна с ним. — Подтвердила сидящая по другую сторону от меня Вика. — Всегда думала, что разбираюсь в архитектуре эфирных связей, но здесь совсем иной уровень. «Построение дублирующих параллелей» — это как раз моя тема, но здесь иной метод. Более совершенный. А «Выравнивание импульса перекрёстного прерывания» нечто невообразимое. Этого нет в нашей программе, и в общедоступных книгах не встречала подобного. Обязательно копию сделаю. Что такое, Стас?

— Засмотрелся… Не часто ты демонстрируешь подобную увлечённость чем-то.

— Если заниматься по этим методикам, — Тори погладила ладонью листы со схемами. — Я значительно продвинусь в магии. Например вот, — В руке Вики очутился лист со стрелками, кругами и множеством линий. — «Замещение связей предрасположенности методом наложения»… У меня два типа каналов предрасположенности, благодаря чему могу придавать своему эфиру огненные и ледяные свойства….

— Интересно… — Произнёс я, видя, как немногословная Вика, открывается для меня с неизвестной ранее стороны, заинтересованного магическим ремеслом изыскателя.

— Ещё бы. — Коротко бросила увлечённая княжна, «не совсем» верно истолковав моё «Интересно», и взяв чистый лист, нарисовала простенькую схему с двумя кругами. — Я меняю связи круговым способом, переключаясь между направленностями, а вот здесь, — Вика указала на ранее демонстрируемый лист. — Если развить определённые области эфирного тела, то можно будет накладывать их друг на друга и они будут меняться…

Сделав паузу, Вика неожиданно взяла мой ластик, положив его рядом со своим на небольшом расстоянии.

— Так более наглядней… Мы берём одну связь, — Княжна Елисеева взяла мой ластик положив поверх своего, а свой передвинула на место моего. — И они меняются местами… Но для этого нужно развить… Стас, что с тобой? Ты странно выглядишь.

— Я дебил….

Некоторое время спустя. Столовая.

— Стас, ты успокоился? — Поинтересовался Глеб с лёгкой опаской глядя на меня.

— Да… — Ответил я, играясь вилкой с оливкой в салате, и перейдя на духовное зрение, взяв под контроль плетение «Болтер +», перетащил его на грань акселератора, где покоилось плетение «Гаррота+», наложив сверху.

«Болтер +» занял место «Гарроты» на акселераторе, а моё излюбленное плетение само собой переместилось в область «Стихия».

— Наложение, бл… Элементарно….

— Да далось тебе это наложение. — Распутин усмехнулся, хлопнув меня по плечу. — Наложи на него. Я уже волноваться начинаю за тебя.

— Зря. — Мой взгляд скользнул в сторону буфета столовой, где продавались различные сладости. — Сейчас посещу вон то заведение, набью карманы кителя батончиками и жизнь наладится.

Стол рядом

— Умм… — Несвязно начала Диана, нарушив молчание за столиком. — Мила, я бы хотела поговорить с тобой, о том, что случилось.

— Мне, — Морозова запнулась, украдкой взглянув на Вику, которая сейчас с интересом смотрела в тетрадь, держа за ручку чашку чая. — Не нужно. Я тебе уже сказ….

— Ничего не было. — Перебила ведьмочка, а её робость куда-то пропала.

— Мне не нужны твои оправдания. — Судя потому, что последняя часть фразы была сказана с нажимом, Мила утратила душевное равновесие.

— Это не оправдания! — Тут же заявила Диана, стараясь не отводить взгляда от таких же, как у неё голубых глаз Морозовой, продолжая противостояние. — Я… Я просто не хочу, чтобы ты плохо думала о Стасе. Это я к нему пришла, а не….

— Хватит… Замолчи. Не хочу слушать. — Тихо сказала Мила, готовясь подняться со стула, но утончённая рука Тори сжалась на её запястье с неожиданной силой, усаживая обратно.

— Я бы хотела послушать. — Сказала Елисеева, откладывая конспект. — Что у вас произошло?

— В-Вика, — Диана начала запинаться, глядя в серебряные глаза княжны. — Это между нами с Милой. Личное… Понимаешь?

— Это перестало быть таковым, когда вы упомянули о моём любимом мужчине. — Шокировала обеих девушек своим заявлением княжна Елисеева, спокойно взглянув сначала на Милу, а потом на Диану. — Теперь расскажите, что между вами произошло?

Пять минут спустя

— … Потому и говорю, что между нами ничего не было. — Закончила Диана, глядя на Милу, которая сейчас имела виноватый вид.

— Извини, я просто… Не знаю, что на меня нашло. — Мила замолчала, когда рука Тори легла поверх её.

— Не спеши. — Коротко сказала княжна Елисеева, а её спокойный взгляд был сейчас направлен на ведьмочку. — Диана, мы только недавно познакомились, и ты меня мало знаешь. На будущее… Никогда мне не лги. Ты наверное просто так стояла зажмурившись, с улыбкой на лице, и дрожала от счастья. — Видя, что Ди поняла о чём речь, взгляд княжны вернулся к помрачневшей Миле. — Без драмы. Она умолчала некоторые детали. Вероятно они целовались, не более. Скорее всего Стас её поцеловал, чтобы она успокоилась, либо она его, пока он спал. Чего-то большего случиться не могло.

— В-Всё, как говорит Виктория. — Тут же созналась Диана, опустив взгляд. — Простите… Мой… Это всё я.

— Не делай такое лицо. — Тут же одёрнула Тори Милу, готовую вновь начать нападки в сторону ведьмочки.

— Она соврала. Как ты можешь быть уверена, что они не делали…Ну….

— Мила, я уверена. — Вкрадчивым и твёрдым голосом произнесла княжна, не оставляющим сомнений в её правоте, продолжая. — Не нападай на Диану. Ты ведь не на неё злишься. Скажи, неужели Стас от тебя скрывал, что у него есть другие девушки?

— Нет. Я знала, но… — Мила запнулась, опуская глаза. — Слышать одно, а видеть, когда утром одна из них выходит из его покоев… Я просто….

Мила замолчала, вжав голову в плечи, а рука Тори тут же легла ей на спину, аккуратно поглаживая.

— Ты злишься на себя… Почему она, а не я? Ведь, ты так же, как и Диана могла постучаться к нему ночью в дверь… Отказал бы он тебе? Обидел? Выгнал? Сослался на занятость?

— Нет. — Мила покачала головой, разглядывая свои колени, чуть тише добавив. — Ты права, Вика. Когда мы всё выяснили, что теперь делать?

— Мила, я тебя не понимаю. — После нескольких секунд тишины начала говорить Тори. — С чем делать?

— Ну…Мы втроём… Нам Стас нравится, и… — Щёки Милы начали алеть румянцем. — Если вдруг получится, что кто-то из нас…

— Вы ему больше подходите. — Подала голос Диана, перебирая пальцами край стола. — Воспитанные, красивые, богатые….

— Диана, Стаса не волнуют такие вещи. — Впервые за время разговора Вика улыбнулась. — Он иной. Ты сама это чувствуешь. — Взгляд Тори на мгновение скользнул в сторону буфета. — Пора идти. Перерыв заканчивается. Не хочется пропускать «причудоинженерию». Мила, что с тобой?

— Ты… Как бы сказать…. — Морозова замолчала, подбирая слова.

— Странная. — Тут же нашла определение Вика. — Мне говорили. Да, я странная.

— Не знаю о чём ты подумала, но… Ты должна иначе себя вести по отношению к нам. Ты доброжелательная, дружелюбная, ну, с нами. — Видя вопросительный взгляд Вики, Мила продолжила. — У нас… Соперничество за Стаса.

— Это у вас с Дианой соперничество. — Поправила Тори, пряча тетрадь в компактный портфель для бумаг. — Я отличаюсь от вас. — Видя немой вопрос в голубых глазах Морозовой, Вика улыбнулась одними уголками рта. — Мила, что ты, что Диана — вы обе наивные.

— Не понимаю, Вика. Можно конкретней? — Нарушила возникшую паузу Мила. — Ты говоришь загадками.

— Ситуация с Дианой… Он не предпринял никаких активных действий по отношению к Диане только потому, что не хотел пользоваться её наивностью и уязвимым состоянием. — Видя вопросительные взгляды, княжна Елисеева тяжело вздохнула. — Девочки, Стас красив, он умён, знает что сказать, как посмотреть, как прикоснуться… Он любит женщин, а женщины любят его. Он знает как обращаться с нами. Если бы он хотел, то ты, Диана, не ушла бы от него ранним утром, и вряд ли смогла выспаться. По себе знаю.

— В-Вика, — Пикнула ведьмочка, прикрыв пунцовое лицо руками. — Прекрати говорить такие вещи. Ты меня смущаешь. И я не думаю, что нравлюсь ему…Ну, как девушка.

— Вы обе нравитесь ему как девушки. Он дорожит вами, не желая ранить ваши чувства. — Устало произнесла Вика, а по её лицу стало понятно, что ей начинает надоедать этот разговор. — Но, как я уже сказала, вы обе наивные. Пока вы будете вздыхать по Станиславу, лелея мечты оказаться с ним — я уже буду с ним.

— Ты…слишком самоуверенная. — После секундной паузы сказала Мила, на что Вика едва заметно покачала головой.

— Это вы не уверены в себе. Не обижайтесь, но в отличии от вас, я прекрасно отдаю отчёт в том, чего хочу. Вот сейчас… От разговоров о Стасе, мне теперь хочется его поцеловать.

Указав взглядом в сторону буфета, где сейчас стоял князь Мышкин, княжна Елисеева не говоря ни слова направилась в указанном направлении….

Стас

— «Жизнь налаживается… Нет, не налаживается». — Тут же изменилось моё мнение от того, что меня подёргали за рукав, заставив повернуться. — Нет, всё же налаживается. Викусь, ты тоже за сладеньким?

— Да. — Ответила Тори, а на её губах появилась загадочная улыбка.

Использовав магию, наплевав на запреты, Вика мягко оттолкнулась носками туфель от пола, зависнув в воздухе, сравнявшись в росте. Обняв меня за шею, Тори прильнула к моим губам, наградив за неизвестные мне заслуги нежным поцелуем, затянувшимся на тройку секунд, после чего плавно приземлилась на носки.

— Действительно, сладкий. — Невинно произнесла девушка, вновь улыбнувшись, что бывало очень редко.

— Неожиданно… А в честь чего? Лотерея какая-то?

— Захотелось. — Коротко сказала Вика, а на её лице проступила свойственная только ей отчётливая полоска румянца, затем девушка едва заметно смутилась. — Стас, я попросить тебя кое о чём хотела.

— Хитря какая… Знаешь ведь, что после такого не откажу. Да и так, не отказал бы… Что ты хотела?

— Сходи со мной в одно место в субботу.

— Без проблем. Мы как раз в город с Лавровой выходим.

— Нет, Стас. Ты меня не понял. — Вика покачала головой, на мгновения отведя взгляд. — Я хочу, чтобы мы вдвоём только пошли. Мне очень хочется сходить на одну встречу, и мне хотелось бы, чтобы ты меня сопровождал. Это будет вечером, в шесть.

— Конечно, только, мы не можем спокойно передвигаться за пределами РАВМИ. — Сделал я вполне очевидное замечание, но уловив взгляд Тори, понял, где устроил засаду скверх. — А в вас ещё жив дух авантюризма, княжна Виктория.

— Значит согласен? — Осторожно спросила Тори, уже предчувствуя ответ.

— Категорически да. — Видя довольство в серебряных глазах девушки, я погладил её по белым, неестественно мягким волосам. — Вижу, что для тебя это важно, и ты переживаешь по поводу этой встречи. Много незнакомых людей будет, и с ними общаться придётся? Да?

— Угу. — Кивнула Вика, на секунду опустив взгляд.

— Не переживай. Побег мы организуем. А что за событие такое? Кто устраивает?

— Я и устраиваю. — Опять смутилась Вика, шаркнув туфелькой. — Понимаю, звучит глупо. Я тебе потом, в более спокойной обстановке всё объясню.

— Сгораю от нетерпения. А теперь… — Я прервался от того, что моё внимание привлекло яркое красное пятно возникшее на границе зоны фокуса моего зрения. — Лаврова… Кажется к нам… Точно к нам.

— Князь Станислав, — Назвала меня по титулу и полным именем Кира, видя, что я не один. — Хорошо что ты здесь… Зайди в приёмную деканата. С тобой встретиться хотят.

— Эмм… Я что-то натворил? — Возник вполне резонный вопрос, а в моей голове включился перебор тянущихся за мной грехов.

— Наверное, раз по твою душу из Петрограда приехали….

Петроград. Загородная усадьба князей Юсуповых.

Резко прервав беседу, Степан и Павел вскочили с кресел, когда в арочном проёме рабочего кабинета раздался треск, а из фиолетового магического марева вышагнуло нечто, направившись к ним. От неожиданности Степан опрокинул на себя чашку кофе. Чертыхаясь, мужчина затряс руками, стряхивая с себя остатки горячего напитка.

— Извиняюсь за внезапное вторжение. Не нужно так бурно реагировать. — Заглушаемый маской голос незваного гостя был довольно непринуждён и весел.

Взявшись за полу шляпы-цилиндра, «нечто» вежливо кивнуло в знак приветствия и вальяжно расположилось на софе, тараща зеркальные стёкла окуляров на пребывавших в замешательстве князей.

— Хотел остаться инкогнито… В карнавальном магазине были маски зайчиков, лисичек и прочие. Думал остановиться на Деде Морозе, но потом решил выбрать вот эту. Она импонирует моему характеру. — Чумной доктор, будто сошедший с гравюры 17-го века, постучал пальцем по клюву, закладывая ногу за ногу. — Я с таким же неистовым рвением отношусь к своим делам, как и эти самоотверженные трудяги. Чего скрывать? Сам такой же.

— Кто вы? — Жёстко спросил пришедший в себя Степан, закипая от гнева.

— Умом вы не блещете. — В голосе незнакомца был явный укор. — Не для того я затевал весь этот маскарад, чтобы открыть вам свою личность. Логично ведь…

— Немедленно… Покиньте поместье, пока мы….

— Зачем же сразу угрожать? Я уже извинился вначале за свой внезапный визит. — Незнакомец развёл руками в чёрных кожаных перчатках. — Если бы у меня не возникла нужда поговорить с вами, то я бы вообще к вам не пришёл.

— Знаете что? — Сейчас Степан даже отдалённо не напоминал крепкого добродушного добряка, которым его все воспринимали. — Я….

— Давай выслушаем сначала его. — Перебил брата Павел, всегда отличавшийся строгостью, серьёзностью и рассудительностью.

— Благодарю. — Чумной доктор вежливо кивнул худощавому брюнету с очень короткой стрижкой. — Мне нужно получить от вас ответы на пару несложных вопросов. Как только это произойдёт, я сразу же уйду.

— А почему мы должны, — Начал вновь Степан, но Павел его опять перебил.

— Что за вопросы? — Сразу же спросил Павел.

— Вы мне больше нравитесь, чем ваш брат. Сразу чувствуется деловой подход ко всему. — Сделав комплимент, «ворон» сразу перешёл к делу. — Три месяца назад в этом самом особняке произошёл один инцидент. Молодой князь Станислав Мышкин вломился к вам. Не знаю, что здесь произошло, но интересно другое… Почему самый сильный княжеский род Петрограда не наказал наглеца, спустив ему всё с рук? Два сильных мага… Он бы не ушёл отсюда живым, но вы его почему-то отпустили.

— Между нами возникло небольшое недоразумение. — Спокойно ответил князь Павел, дёрнув плечами. — Он признал свою вину, и в порядке переговоров мы разрешили возникший между нами конфликт.

— Недоразумение? — Переспросил незваный гость, издав глухую усмешку. — Недоразумение — это когда вас задели плечом или нечаянно на ногу наступили… А когда выбивают ворота, сносят стену и есть раненые бойцы — это уже акт прямой агрессии. Направляясь сюда, я почему-то так и думал, что не дождусь от вас откровенности. Давайте сделаем вид, что сейчас я ничего не слышал, и попробуем ещё раз. Расскажите мне что случилось?

— Да кем ты себя возомнил, чучело ряженое! — Не выдержал Степан, не реагируя на толчки локтем от Павла.

— Почему так? Ну разве я многого прошу? — С мольбой обратился чумной доктор, обратив взор зеркальных окуляров к потолку кабинета, всплеснув руками. — Вот время пошло… Никто не хочет проявлять благоразумие.

Воздух завибрировал от колоссального количества эфира выброшенного незнакомцем. В то же мгновение князей Юсуповых прибило к полу незримым прессом, вжимая в него с такой силой, что по мрамору пошли трещины.

— Можете не кричать, это бесполезно. Спрашиваю ещё раз… — Повторил «ворон», участливо предупредив. — Господа, рассчитываю на вашу откровенность. Не заставляйте меня опускаться до пыток. Скажите мне, что здесь произошло, и я уйду. О! Неожиданно… Не почувствовал тебя сразу. Не прячься за дверью. Входи. Мы тут беседуем.

— А я не прятался. — Осторожно заявил высокий длинноволосый блондин, облачённый в белый костюм.

Его образ был бы идеален. Молодой мужчина внешне напоминал принца, сошедшего со страниц какой-нибудь романтической новеллы. Единственной деталью, которая портила этот образ был нелепый пёстрый галстук в гавайском стиле.

Прикрыв за собой дверь, блондин неторопливой походкой приблизился к присутствующим, остановившись в арке, делящей кабинет на две зоны.

— Этот галстук… — Тут же обратил внимание «ворон» на кричащую деталь во внешнем виде молодого мужчины. — Я слышал о тебе… Ты наверное один из старейшин «Врил»… Оскар, кажется?

— Иф… — Поправил незнакомца блондин, едва заметно морщась от неприязни к имени своего коллеги.

— Да неважно. — С лёгкой небрежностью бросил незнакомец, облачённый в чёрный плащ до пят, узкие штаны из вощёной кожи, и такой же жилет. — Вас там целая свора старейшин. Всех не запомнишь. Подожди… Иф, значит? Хочу проверить. — Последняя часть была сказана с явным интересом, а в следующее мгновение, отрубленная по самое плечо правая рука блондина упала на пол.

— Я бы попросил… — Возмутился Иф, наблюдая как отрубленная конечность, превратившись в серую тягучую массу, извиваясь змеёй втянулась в туфлю, а на месте недавней потери возникла новая рука, которую тут же прикрыл рукав восстановившегося пиджака. — И назовись… Хотелось бы знать, с кем разговариваю, и откуда тебе известно о нашей организации? Твоё эфирное тело скрыто от меня причудой или техникой.

— Храбришься… Похвально. — В голосе «ворона» прослеживалась явная насмешка. — Раз ты один из главарей «Врил», то видимо не глуп, и уже оценил свои шансы.

— Ты один из перстов Иоана. — Предположил Иф, но незнакомец лишь глухо усмехнулся под маской, не спеша отвечать. — Хорошо осведомлён… Немногие знают о нашей организации, и о той роли, которую мы играем….

— Несомненно… Это очень важная роль. — Согласился «ворон», слегка склонив голову набок, глядя зеркальными окулярами на блондина. — Только в чьём театре ваша пьеса? Подумай на досуге над этим философским вопросом.

— Второй перст, Давыдов? — Предположил Иф, но услышал лишь глухой смешок.

— Давай, чтобы мы не перебирали всю «десятку» Иоана, я тебе просто скажу, что я в неё не вхожу. Теперь, когда между нами возникли доверительные отношения, может ты, Иф, ответишь на мои вопросы? Давай сохраним твоё здоровье, здоровье этих двоих и моё время. Я же всё равно не уйду без ответов.

— Хорошо…

— С-Старейшина… — Натужно выдавил из себя Павел, морщась под магическим гнётом. — Зачем вы….

— Отпусти их. Я всё расскажу. — Попросил блондин, сразу после чего братья облегчённо выдохнули.

— Мудрое решение. — Кивнул незнакомец, устраиваясь удобней на софе. — Я весь во внимании….

Три минуты спустя

— И стоило упираться ради этого? — В приглушённом из-за маски голосе слышался явный укор. — Значит Станислав держит ваши головы в петле… Вот почему вы недавно перечислили ему крупную сумму денег. — Видя смущённые взгляды братьев, «ворон» покачал головой. — Не нужно скрывать от меня подробности. Хорошо он вас повязал, а главное крепко. «Благородный дом Юсуповых пособничает антиимперской организации» — Так и вижу подобные заголовки газет перед глазами. Правильно ли я понимаю, что у него на записи есть момент, где вы все трое «держитесь за руки». Это я образно, господа.

— Да, верно. — Ответил за всех Иф, взглянув на поникших братьев. — Эти двое ещё взболтнули лишнего.

— Что ж. Я узнал всё, что меня интересовало. Благодарю за рассказ, теперь мне ясна ситуация, и, — Возникла коротка пауза в несколько секунд, потому, что незнакомец что-то обдумывал. — Хотите освобожу от гнёта князя Мышкина?

— Каким образом? — Пожал плечами блондин. — Он ясно дал понять, что если с ним что-то случится, то запись попадёт в штаб имперской разведки, а потом в службу личной безопасности Иоана.

— Не об убийстве речь. Тем более, что вы всё сделаете сами. От меня лишь идея, которая позволит избавиться вам от давления Станислава.

— Охотно выслушаю. — Сказал Иф, старательно скрывая свою заинтересованность, но в маске послышался смешок.

— Хорошая идея дорогого стоит. — Заявил «ворон».

— Сомнительные сделки с теми, кто срывает свою личность не в моих правилах.

— А разве у вас есть выбор? К тому же, за свою идею я хочу сущий пустяк, небольшую услугу, которая будет вам самим выгодна.

— И что эта за услуга? — осторожно поинтересовался старейшина.

— Я хочу, чтобы дом Юсуповых, — Зеркальные окуляры маски сейчас смотрели на братьев. — Кто-то из этих двоих подойдёт… Вступите в борьбу за титул «Великого князя Петроградского».

— Я думал над этим, но ситуация с Мышкиным останавливала от принятия такого решения. Свой человек в таком титуле был бы очень полезен нашему делу….

— Мне это расценивать, как согласие? — Клюв маски смотрел сейчас на блондина.

— Да, но при условии, что Мышкин перестанет стоять у нас костью в горле.

— Хорошо. Слушайте что вам нужно делать….

РАВМИ

— «И кому от меня могло что-то понадобиться?»

В голове вновь начался перебор последних совершённых грехов. Подкопаться к чему-то было сложно, и потому я прибавил шаг, сгорая от любопытства.

Оказавшись перед дверью «Приёмная деканата», я без промедлений её открыл, просочившись внутрь. Обстановка была совершенно обычная. Поздоровавшись кивком с секретаршей, которая выполняла роль сторожевого «цербера», охраняющего покой Жабы, я воззрился на визитёров.

Их было трое, и самое интересное то, что их лица мне были смутно знакомы. Около секунды мне понадобилось, чтобы вспомнить, где мы могли встречаться.

— «Ну точно…» — Когда пришло узнавание, я даже немного расслабился.

Имён трёх пожилых мужчин мне не было известно, мы даже были лично незнакомы, но кое-что я знал о них наверняка. Во время событий, когда меня неистово хотел прижать совет Петроградских князей после убийства князя Драгунова и расправы над князем Орловым, эти благородные входили в меньшинство сторонников рода Мышкиных. Потому мне и запомнились их лица.

— Господа, приношу свои извинения, что заставил ждать. — Обменявшись вежливыми поклонами в знак приветствия, я хотел узнать причину их визита, но стоявший по центру бодрого вида старик, начал первым.

— Барон Демьян Трохин*. — Представившись, не отводя прямого жёсткого и оценивающего взгляда, старый маг протянул мне руку, которую я тут же пожал. — Крепкий… И взгляд прямой. Я не ошибся в тебе. Рад личному знакомству, князь Станислав рода Мышкиных.

— Можно просто Стас, Демьян… Как вас по батюшке?

— Алексеевич. — Кивнул пожилой барон, продолжая разглядывать меня. — Не привык я словоблудием заниматься, потому, перейду сразу к сути. Это барон Коротков и князь Озерцов. Они доверили мне говорить от их имени.

— Очень приятно… — Осторожно произнеся это, я вновь напрягся, предчувствуя, что сейчас произойдёт нечто странное, и не ошибся.

Отступив от меня на шаг назад, барон Демьян ещё раз поклонился, и прокашлялся, готовясь произнести торжественную речь.

— Уважаемый князь Станислав, исполняющий обязанности главы рода Мышкиных, сталью и магией докажи свою доблесть в бою. — Взгляд мага стал ещё жёстче, а лицо тронутое морщинами выражало непоколебимую решимость. — Я, барон Демьян Трохин вызываю тебя на поединок. — Официальная часть была закончена, и последовала неофициальная. — Не откажи старику. Чего улыбаешься?

— Старая форма вызова, просто… «сталью и магией…». Так никто не говорит сейчас.

— Много ты понимаешь, княже. — По стариковски буркнул барон, которого в уме я уже окрестил «Лихой дед». — Смысл не меняется. А ли струхнул?

— По старым или новым правилам? — От моего вопроса троица резко оживилась, одобрительно забубнив.

— А ну притихли! — На правах старшего осадил свою свиту барон. — Говорил же вам, что не зря ехали. — Дав острастку, Демьян улыбнулся себе в усы. — Давай по старым, княже.

— С «Тройным приветствием»? — Поинтересовался я, на что старик ещё шире заулыбался, а его глаза засветились юношеским азартом.

— Разумеется, княже! Удивил….Удивил.

— Что ж… Тогда… Я, уважаемый князь Станислав, исполняющий обязанности главы рода Мышкиных, принимаю ваш вызов, барон. Сталью и магией!

— Сталью и магией! — Повторил барон завершив «ритуал», решительно кивнув. — Осталось определиться с местом.

— Что-нибудь придумаем. — Пообещал я, мазнув взглядом по лакированному кейсу в руках князя Озерцова, подозревая, что может стать моей наградой….

Это была последняя ознакомительная глава. Дальнейшее чтение будет возможно по подписке.

*

https://author.today/reader/200047/1884157

— освежить память (первая часть главы)


Глава 12

РАВМИ. Лекция «Причудоведение».

— …Таким образом, приоритет контроллера первого порядка — равен приоритету контроллеров… — Инструктор Санд замолчал, покосившись на дверь аудитории, через которую был слышен поднимающийся в коридоре гомон. — Контроллеров второго и третьего…

Инструктор вновь замолчал, но уже не от шума. В дверь что-то глухо ударило, после чего она резко открылась.

— Замес! Топ "Бурсы"! Второй полигон! Будет мясо! — Крикнул всклокоченный парень в синем кителе, быстро скрывшись.

В аудитории повисла тишина, а пенсне Санда начало медленно сползать с носа, и наверное упало бы, если бы мужчина его вовремя не поправил.

— Вопиющее хамство. — Прокомментировал ситуацию щуплый француз, готовясь продолжить лекцию, но в правой половине аудитории появилась поднятая рука. — Да, княжич Шувалов. Что вы хотели?

— Выйти. — Коротко сказал Пётр, и поднявшись со своего места, начал продвигаться между рядов.

— Мне тоже нужно, инструктор Санд. — Махая рукой заявил Лазарь, и поправив повязку журналистского клуба исчез, появившись на пару метров впереди Петра Шувалова.

— А мы с репетитором это учили! — В один голос пробасили братья Пожарские, одновременно вставая, и направившись на выход.

— Елена! Лен! Лен! — Мария начала пальцем тыкать подругу в бок. — Слышала?

— Да слышала… И что с того? — Голос зеленоглазой блондинки веял холодом и равнодушием. — Надеюсь этому свинопасу шею свернут.

— Коневод… Род Мышкиных коневодством занимается. — Поправила княжна Скуратова подругу, на что Елена лишь фыркнула, отвернувшись.

— Мне всё равно. Хоть хомяков пусть разводят. — Пробурчала Трубецкая, наблюдая, как ещё несколько парней из группы покинули аудиторию. — Деревенщина, как есть.

— Коневодство всегда считалось благородным делом. Мышкиных можно назвать монополистами в этой области. — Важно заявила Мария заученными фразами. — Есть ещё два крупных конезавода в Серпухове, и ещё где-то, забыла… Но они проигрывают по всем показателям делу Мышкиных. А! Лошади, кстати, не единственное, чем они занимаются. У Мышкиных самый большой ювелирный салон в Петрограде «EvaCristall», и тоже преуспевающий. Завод химический или перерабатывающий закладывают… Я не сильно разбираюсь, но он какое-то важное значение имеет для экологии, раз строительство по государственной программе производится.

— Мари, а с чего у тебя такой интерес к этому выродку? — Осторожно спросила Елена, подозрительно глядя на миниатюрную брюнетку с вьющимися волосами. — Интересуешься им….

— Вы в зале разговаривали, ну, когда ты его вызвала на поединок… Вечером сидела, бездельничала, любопытно стало. В сети несколько запросов набрала. Там много чего было. Представляешь, Станислава мэр Петрограда убить пытался! Прямо посреди города, белым днём!

— Знаю, тоже читала. Видимо было за что. — С полной уверенностью констатировала Елена, начиная раздражаться. — Он мерзкий, неотёсанный, противный, похотливый, подлый, трусливый грубиян… Ургх!

— Вполне симпатичный. — Пожала плечами Мария, немного удивившись реакции Трубецкой.

— Маш, ты чего? — Елена удивлённо воззрилась на подругу, покрутив пальцем у виска. — Что в нём симпатичного?!

— Нууу… — Мария на мгновение задумалась. — Он высокий.

— Понятно. — Обречённо протянула Елена, усмехнувшись и махнув рукой. — Совсем забыла. У тебя все высокие парни по умолчанию красивые.

— Да нет, дело не только в этом. — Отрицательно замотала головой княжна Скуратова. — Взгляд прямой и открытый, сложён хорошо, ещё руки сильные. Он, эмм, мужественный. И когда с ним общалась, то мне он не показался грубияном. Даже наоборот. Он был вежливым и обходительным. Лен, ты чего?

— Ты с ним общалась?! — Вскрикнула от изумления Трубецкая, вскакивая со стула.

— Княжна Елена, я бы попросил….

— Простите, инструктор Санд. — Торопливо извинилась Елена, присаживаясь на место, придвинувшись ближе к Мари, сердито зашептав. — Ты в своём уме была, когда подошла к нему, чтобы заговорить?

— Я не подходила.

— Тоесть? Это он начал к тебе приставать!? Урод! Нужно немедленно сообщить в деканат! — Закипела праведным гневом Елена, сжав кулаки. — Нет! Не нужно деканат… Я его сама убью, если ему сейчас не свернут шею в поединке!

— Да успокойся ты! — Не выдержала Мария, стараясь выглядеть более грозно, ткнув кулаком в бок Елене. — Он ко мне не подходил! Это я свалилась с ним поболтать.

— Как свалилась?

— Сорвалась я с каната, а он меня поймал. Случайно, пока руками махала пощёчину ему влепила. До сих пор стыдно. Чего ты вообще так остро на него реагируешь? Поняла… Злишься, что проиграла ему? Ты мне так и не рассказала, что за условие ты должна выполнить?

— Не важно. — Недовольно буркнула Елена, на мгновение отведя взгляд, скрипнув зубами. — Урод… Взяла бы и задушила вот этими вот руками.

— Елена, ты снова увиливаешь от ответа. — Подметила Мария, испытующе глядя на подругу, но через пару секунд игры в гляделки сдалась. — Лен, ну интересно же! Расскажииии! Будь человеком.

— Я и так человек.

— Ну Лен.

— Свидание. — Неохотно ответила княжна Трубецкая, и видя непонимание на лице Скуратовой, решила пояснить. — Этот ублюдок поставил условие, что если он победит, то я пойду с ним на свидание.

— Класс! — Протянула Мария, размером глаз напоминая совёнка, выпавшего из гнезда. — Видимо ты ему понравилась… Не понимаю тогда, чего ты переживаешь? Не съест же он тебя?

— Потому, что я не хочу идти с ним на свидание. — Недовольно буркнула Елена, сжав губы. — Вот и переживаю.

— Ещё меня называла странной, а сама… — Припомнила княжна Скуратова своей подруге прошлые высказывания, мечтательно сощурившись. — Я бы наоборот обрадовалась, если бы меня кто-то на свидание пригласил.

— Мари, позволь напомнить, — зелёные глаза княжны в который раз наполнились яростью. — Он мне крысу в волосы сунул! Мерзкую, огромную, помойную крысу, вот с таким хвостом! Шесть раз голову перемывала, до боли в коже.

— Может он не знал что делать. — Предположила Мария пожимая плечами, а Елена приподняла бровь.

— С чем, Мари?

— Ну, меня в младшей школе княжич Потрываев донимал. За волосы дёрнет, портфель спрячет… А потом признался, что таким способом хотел привлечь моё внимание к себе, потому, что я ему нравлюсь.

— И что? — Оживилась Елена, демонстрируя интерес. — Вы начали встречаться?

— Да встретились один раз… — Как-то без энтузиазма сообщила Мария, продолжив. — Но как оказалось, размер состояния моего отца интересовал его больше, чем я. Не важно… Я это к чему начала… Может князь Мышкин хотел так добиться твоего внимания, но выбрал неудачный способ?

— Боже, Мари… Мы не в младшей школе. — Княжна Трубецкая даже прикрыла лицо руками. — Ты всегда пытаешься всех оправдать. Вот почему ты такая добрая?

— Чтобы ты на моём фоне казалась злюкой! — Хихикнула княжна Скуратова, добродушно улыбнувшись, поглядывая на дверь аудитории, озорно подмигнув Елене. — Может сходим взглянем одним глазком? Тема всё равно лёгкая.

— А пойдём! — После пары секунд раздумий как-то легко согласилась княжна Трубецкая.

— Уже есть положительные…

— Хочу воочию увидеть, как этому подлецу снесут голову.

— Поторопилась. — С лёгким разочарование выдала Мария, поднимая руку.

— Княжна Скуратова?

— Инструктор Санд, я не знаю какой повод придумать, чтобы покинуть аудиторию, — начала говорить Мари, а Елена вновь закрыла лицо руками. — Но очень хочется посмотреть на поединок князя Мышкина. Я выйду?

— Похвальная честность… — Оценил щуплый француз, поправив пенсне. — Идите конечно, но не забывайте о проверочной работе на следующей недели.

— Жду в коридоре. — Шепнула княжна Скуратова княжне Трубецкой, поспешно собирая конспекты в портфель для бумаг. — Поторопись, а то всё пропустим.

— «Беззаботная, как всегда…» — Подумала Елена, глядя вслед удаляющейся подруге, а на её лице проступило выражение полной безнадёжности, которое она старательно прятала. — «А мне что делать? А? Мне на свидание с ним идти! МЕНЯ НИКТО НИКОГДА НЕ ОСМЕЛИВАЛСЯ ПРИГЛАСИТЬ НА СВИДАНИЕ! Да меня боятся все! Ну, кроме этого… Успокоиться! Платье…Цвет? А длина? Слишком длинное — подумает, что старая дева. Короткое — легкомысленная. Волосы может подстричь? Немного…Лишь кончики. Заметит, и подумает, что я для него специально прихорашивалась. При встрече позволить ли ему поцеловать мне руку? Уместно ли? Он же меня в губы уже целовал! Духи… Наверное те, что ему понравились. Стоп! Он может начать думать, что я стараюсь ему угодить. Не пойдёт… Может зелёное платье? А вдруг оно не будет гармонично смотреться с его костюмом? Досада…Точно! Позвоню ему и спрошу о костюме! Я не знаю его номера, и свой я ему не давала… *немой крик паники* А КАК ОН ВООБЩЕ МЕНЯ НА СВИДАНИЕ ПРИГЛАСИТ?!!!»

— «Нужно дать ему свой номер».

— Княжна Трубецкая… Княжна? Вы долго стоять и молчать будете?

— Аэээ… Инструктор Санд, я пойду за княжной Скуратовой прослежу. Вы же знаете, она постоянно во всякие истории попадает….

РАВМИ. Летний полигон.

— «Трохин, неплохой ты старикан, сразу видно, но скверха-испытателя, чтобы протестировать на нём свои новые способности, у меня нет. Не обижайся, если шкуру попорчу».

— Станислав, — Неожиданно произнёс идущий рядом со мной барон. — Хороший ты парень, достойный, но сдерживаться я не буду. Не обижайся, если сильно зашибу. Чего смеёшься?

— О том же только что подумал. — Не стал скрывать я, да и в мыслях душой не кривил.

За время, пока улаживался вопрос с нашим ристалищем, удалось немного поговорить с Демьяном и его сотоварищами. «Старая гвардия» оказалась довольно бодрыми ребятами. Немного послушав их разговоры, пока озадаченный мной Морозов вёл телефонные переговоры с Распутиным, сразу стало ясно, что такое знакомство мне определённо пригодятся. Об этом говорило довольно много фактов. Мне сразу понравилось то, что каждый из них был приверженцем «старых жёстких нравов». Это заключалось прежде всего в наличии арсенала у каждого, и хоть немногочисленных, но бойцов. В совокупности, «Старики-разбойники», имели под своим началом сто тридцать вояк. Как уверили меня «респонденты», оснащение бойцов более чем достойное, но польстился я совсем на другое. Троица этих пожилых магов — вот что представляло огромную ценность. Несмотря на свой преклонный возраст, вместо того, чтобы по выходным заливаться дорогим алкоголем, раскидывать в преферанс и ворчать на прислугу, эта троица устраивала себе иной досуг. Они сражались между собой в тренировочных поединках, практикуя и совершенствуя магическое мастерство.

В отличии от прядильщиков, у магов этого мира есть неприятная особенность. Если регулярно не пользоваться магией, то начинается медленный дегенеративный процесс в их эфирном теле. Проявляется это сужением проводящих каналов, медленным током эфира в теле, снижением его активности, что пагубно влияет на разрушительную силу техник, и прочими неприятными факторами. С возрастом скорость дегенерации начинает постепенно расти. У этой троицы наблюдалась совершенно противоположная ситуация. Из-за гипертрофированных развитых проводящих каналов, эфир в их телах не циркулировал, он бурлил, подобно раскалённой плазме в концентраторе тяжёлого болтера. Чую, что Демьян под словом «тренировка» подразумевал некую «лютую поножовщину» с применением убойных колдунств. К инфомагу идти не надо, уже понятно что наш поединок с ним выйдет жарким. И как не печально, но мои шансы на победу далеки от ста процентов. Очень далеки…

Если пользоваться упрощённой сеткой степеней, то степени магов идут в порядке: школяр, студиозус, практик, драгун, софист, чудотворец, посвящённый, мастер эфира, теург, повелитель эфира. Приставку «гросс» к степени, или как я её называю «с претензией на…», в расчёт не беру. Из-за незнания магии и некоторых её тонкостей, иногда могу ошибаться, но по развитию эфирного тела, Демьян тянул на чудотворца в пике силы, или «чудика» на сленге лицеистов. Далеко не самый лучший противник для проверки моих новых неизученных способностей. Ошибусь, и размажет он меня тонким слоем по полигону. Бумагу о том, что у рода Мышкиных не будет претензий к академии, я уже подписал. Менее приятную бумагу, о покрытии расходов в случае порчи имущества РАВМИ, оказание экстренных медицинских услуг, тоже. Жлобы….

— Барон Коротков и князь Озерцов будут нашими секундантами. — Сообщил Демьян Алексеевич, только мы ступили на покрытие, и ещё раз поинтересовался. — С «Тройным приветствием», князь?

— Конечно, как договаривались. — Подтвердил я, благодаря Ставра за то, что он в своё время учил молодого княжича уму разуму.

Тридцать лет назад поединки между магами проводились по тем же правилам, что и сейчас, но имели одну небольшую особенность — «Приветствие сторон». Это своего рода была деталь церемониала. Я неспроста согласился на «приветствие». Перед началом основной части боя происходил поочерёдный обмен дальнобойными техниками. Эдакая дань памяти мохнатому времени, когда стрелялись на кремниевых пистолетах, только в ход шла магия. Одна сторона атакует, а другая защищается, потом наоборот — вот и весь смысл. Когда «приветствие» закончено, даётся отмашка к бою, и тогда твори что хочешь. «Тройное приветствие» подразумевает под собой три таких обмена. Зачастую одна из сторон выбывала на этом этапе, ещё до начала основного поединка. Хоть обмен был обоюдным, но некоторые маги из-за узкой специализации оказывались в неравных условиях. После коронования Иоана VII, эту деталь церемониала признали необязательной, и от неё благополучно отказались.

Сейчас эта старая традиция была как нельзя кстати. Была бы возможность, я бы предложил Демьяну «Шестерное приветствие», но не хотелось портить впечатление о своей адекватности. Не факт, что в бою мне удастся спокойно опробовать свои новые возможности, а вот во время размена запросто. Ещё и «Заслон +» опробую. Калечить тренировочные кубы — это одно, но они сдачи не дают, да и способности могут вести себя иным образом на магах из-за наличия у них эфирного тела.

— Стороны готовы? — Поинтересовался лысоватый князь Озерцов, когда мы сошлись с Трохиным на центральном пятачке полигона. — Оружие проверили? Правила оглашать нужно?

— Я готов. — Лаконично сообщил «Лихой дед», положив руку на эфес кирасирского палаша с защитным щитком , проверив, как он выходит из ножен на поясе.

— «Причуда» — Тут же смекнул я, увидев, как от прикосновения Демьяна на рукояти заиграли эфирные всполохи. — «Повезло, ска… Он ещё и магический мечник впридачу».

— Князь Станислав? — Обратился ко мне Озерцов, который почему-то при произношении моего имени всегда делал ударение на «И». — Готовы?

— Да.

— Что ж… Участники, прошу к отметкам. — Спокойно скомандовал пожилой князь, разведя руки в стороны. — Начало по сигналу.

— Покажи, что можешь, князь, а я уж постараюсь тебя не разочаровать. — Пообещал Демьян ухмыльнувшись, и кивнув напоследок, направился к своей отметке.

— «Мы сейчас будем убивать друг друга, а они светятся от радости, как скверхи перед мессой! Да это старичьё — отбитые наглухо отморы!».

Думая о том, что подобное пополнение под «знамёнами» рода Мышкиных будет крайне полезным, я занял место у черты.

Как стороне принявшей вызов, первый ход был за мной. Не мудрствуя, плетение «Болтер +» я отправил в зону «Мысль», соответствующую голове. На кубах это свойство никак себя не показало, но у меня была полная уверенность в том, что дело в мишени.

Команда к началу была получена. Без предисловий на поклоны, и прочую мишуру, я вытянул вперёд руку, и выставив указательный и средний палец наподобие «ствола», поймав в целеуказатель барона, произвёл активацию.

Несмотря на отсутствие каких либо внешних проявлений моей техники, Демьян совсем не растерялся. Видимо на рефлексах, он перед моим залпом выхватил палаш из ножен. Защитный щиток на рукояти полыхнул фиолетом, отбрасывая края защитной плоскости, формируя круг плотного эфира, диаметром чуть меньше метра.

Вот здесь произошло кое-что интересное. Видимый одному мне росчерк беспрепятственно прошёл сквозь защиту, ударив в центр груди «Лихого Деда» не причинив вреда. Несмотря на это, пенсия рыкнул сквозь сжатые от боли зубы, схватившись за то место, куда попал мой выстрел. На его висках проступила испарина. Прикоснувшись свободной рукой к груди, он с удивлением посмотрел на ладонь, покатав что-то в пальцах, а через секунду, помотав головой топнул ногой, сплюнув.

— Вот молодые! Дай над стариками покуражиться! — Барон погрозил мне кулаком, но усмехнувшись, одобрительно закивал. — Ну и ну… Я уже думал ты и вправду во мне дыру проделал первой же атакой, княже. Боль была, будто взаправду! А оно вон как… Невредим.

— «Немного разочарован… Ожидал большей эпичности, но это тоже можно использовать»

Из слов барона выходило, что он словил галлюцинацию, как его продырявило. Получался 5D эффект и полное погружение со всеми вытекающими ощущениями. Не «Вау!», но довольно неплохо, учитывая, что траты эфира чистоты у этой вариации «Болтера+», почти в два раза меньше, чем у вариации «Стихия».

— Я нападаю, княже. — Сообщил Демьян, полностью оправившийся после моей «шутки».

За мгновение, с правой стороны от барона на покрытии полигона возникло магическое напряжение, из которого вырос на два метра эфирный столб, толщиной в руку. Я предполагал, что сейчас будет нечто вроде «Копья эфира», но ошибся. Взяв магический «дрын» по центру, Демьян развернул его по горизонтали, вытянув перед собой. Пальцы барона сжались, а по магической конструкции пошли трещины. Она со звоном разлетелась на мелкие осколки эфира, которые роем взмыли вверх.

— «Ска! Это «Звездопад»!» — Мысленно выругался я, оценив изобретательность Демьяна, который воспользовался открытым пространством. — «М-да…Около двух сотен! Не слаб пенсия, да и хитёр, старый скверх. Внушает!».

Большинство защитных техник магов ориентировано на сильную лобовую защиту, а вот по остальным направлениям пасуют. Вот Демьян и решил ударить сверху. Единственно в чём он просчитался, так это в том, что «Звездопад» это площадная техника. У неё большая площадь разброса. Если не изменяет память, то квадрат десять на десять метров. Мощность самих «звёзд», как у «эфирного снаряда». Пару попаданий я точно выдержу без каких либо проблем.

Каон «Заслон +» из области «Стихия» я перемещать не стал, решая воспользоваться огненным типом. Была идея попробовать «Мысль», но у меня возникли опасения на этот счёт.

Подогнув колени, подняв голову вверх, я скрести запястья над головой, закрывшись руками. Произошло срабатывание техники «Заслон +», а внутри начало зарождаться лёгкое волнение. Вспыхнув магией, сразу две «звезды» сорвались с тридцатиметровой высоты. Колени слегка подогнулись от сдвоенного удара. Стало понятно, что «что-то» не так в моих прогнозах, когда следом за ними прилетела серия из трёх последовательных ударов.

Магические снаряды оказываясь в полуметре от «Заслона» вспыхивали магическим пламенем, но благополучно врезались в защиту. Стало понятно, что «Стихия» не подходит для баллистических магических атак, но хуже всего было другое. Техника барона имела не хилый такой подвох. Бомбардировка шла не по квадрату десять на десять, а по зоне два на два. Понял я это, когда началась непрерывная серия шквальных ударов. От гнёта стали разъезжаться ноги, а меня потянуло к земле.

В другой ситуации, я бы давно ушёл слайдом из под удара, но сейчас этого нельзя было делать. Вся суть «приветствия» в том, чтобы принимать техники оппонента на защиту, а не уворачиваться от них. Теперь понимаю, что имелось ввиду под «невыгодным положением».

Чтобы не сесть на задницу, пришлось использовать каон «Станс». Невидимый жёсткий сетчатый каркас образовался на всём моём теле, лишая возможности двигаться, превратив в статую. Он то и спас меня от последней волны «звёзд», обрушившихся на мой «Заслон+».

Всё закончилось. Мышцы плеч ныли от натуги. Отменив "Станс", получив возможность двигаться, я развёл запястья отяжелевших рук.

Нетронутым остался лишь пятачок в два метра диаметром на котором я стоял, а вокруг него было всё перепахано на пару метров, рикошетившими от моей защиты снарядами.

— "Подведём итоги… "Стихия" бесполезна против дальних атак, около десяти процентов от моего резерва сгорело, я смог выстоять против убойной техники "чудика", Демьян — хитрожопый скверх, а я душка".

— Впечатлил, княже. Слов нет. — Демьян светился от довольства, а его горящий азартом взгляд не сулили ничего хорошего. — Я уж думал каюк! Чего лясы точить? Атакуй! Удиви старика!

— "Да он точно маньяк! Такие люди нам на борту определённо нужны!".

Мои губы разошлись в довольной ухмылке, а на душе стало как-то тепло. Только сейчас я понял, чем меня подкупила эта троица. Они своим характером и поведением напоминали рубак из моей абордажной команды.

— Сейчас попробую… — Ответил я на подначивание барона, надеясь, что самому не придётся удивляться.

Плетение "Болтер+" отправилось в зону "Душа", а я вновь вытянул вперёд руку, складывая " пистолет ". Последовала активация, и видимый одному мне росчерк беспрепятственно прошёл сквозь защиту Демьяна. В этот раз барон даже не поморщился, а я опустил руку, тихо помянув скверхов.

— Княже? — Многослойная фронтальная защита барона рассеялась, вероятно от недоумения, а не в угоду магическим манипуляциям.

— А всё! — Сообщил я, пожимая плечами, разводя руки в стороны. — Ваша очередь атаковать.

— Станислав, шутить изволите? — Нахмурил седые густые брови Демьян.

— Даже не думал. Какие уж тут шутки. Я использовал на вас свою магическую технику.

— Что-то не видно!

— А она невидимая. — Брякнул я первое, что пришло мне в голову. — Её невидно, но она есть.

— Смешно… — Коротко сказал барон, но судя по интонации, "шутку" не оценил. — Нужно быть серьёзней, княже. Раз так, то я нападаю.

Зря Демьян мне не поверил. В моём духовном зрении представала довольно интересная картина. Сейчас по проводящим каналам эфирного тела старого мага проходили всполохами импульсы от моей силы. Было похоже, будто внутри эфирного тела Демьяна ползают полчища светлячков. Не знаю, как и чем мне это поможет, но свойство "Душа" работало. Сейчас в эфирном теле мага шёл некий неизвестный мне процесс.

Барон вскинул руку перед собой, проделав наработанный круговой жест. Цент обведённой им области пошёл рябью, начав концентрировать эфир. Магия стала сгущаться, настолько интенсивно, что её излишки каплями педали под ноги Демьяна, рассыпаясь фиолетовыми искрами. Пока непонятно что это, но все техники, где используется сжиженный эфир ничего хорошего не сулят.

На каникулах я не только отдыхал с девчатами разъезжая по миру. В силу того, что акселератор поглощал не только оргон, но и эфир, мне захотелось подтянуть магические знания. Желания хватило на два часа. Чуть не уснув над книгой, получив очередное подтверждение, что магия не для меня, я решил действовать в ином направлении. По сути, магия, как таковая, мне до далёкой звезды, но мне приходиться иметь дело с её обладателями. Чаще всего в бою. Основная моя необходимость скорее не магия, а знания того, что я могу ей противопоставить, как прядильщик. А кто лучше всего знает о том, как воевать? Конечно же военные! Дозвонившись со второго раза до Ермолова, я ему объяснил суть проблемы, мол хочу бить магов. Генерал инфантерии оценил моё рвение, и поинтересовавшись, где я буду в течении ближайших четырёх дней, повесил трубку. Через три дня, в номере отеля меня отыскал курьер службы имперской доставки. В увесистом чемодане оказалось два десятка книг. По началу я расстроился, думая, что это книги о магии, а Ермолов меня неправильно понял.

Генерал не ошибся, и всё правильно расценил. То, что он мне прислал было методическими пособию по венному делу. Весь материал касался использования тех или иных магических техник на поле боя. Не прошло и получаса, как я подсел на «Справочники магической механики». В них описывались различные магические техники, их внешние проявления, поражающие факторы, методы противодействия, нюансы использования, комплексы мероприятий по защите. Видя такое моё рвение Мальвина тоже внесла свою лепту. Когда мы покинули Францию, где гостили у деда княжича Мышкина, Невская вручила мне пятёрку увесистых папок. Это были пособия по подготовке лейб-гвардии.

Не хочу утверждать, что стал профессионалом теории магии, но сейчас я хотя бы приблизительно представляю, что и откуда в меня полетит, и насколько больно ударит то или иное колдунство.

Так вот все техники, где используется метод сжижения эфира обладают высокой летальностью. Хуже всего то, что техники подобного рода имеют сразу несколько поражающих факторов. Кажется, барон сильно на меня расстроился….

— «Ска! Магический огонь…». — Бурлящая «капля» эфира, величиной с лошадиную голову начала отбрасывать языки фиолетового пламени, достигая критической массы.

Количество возможных техник резко сократилось до одной, а у меня в горле возник ком. Барон сейчас вёл подготовку техники «Огненное болото».

— «Вот же сука старая!» — Происходящее резко начало терять всё веселье.

Демьян опять решил воспользоваться моей невозможностью уворачиваться, а дальнейший сценарий предвещал следующее: Когда техника будет закончена, эта «капелька» рухнет на землю, в пере метрах передо мной, произойдёт всплеск, и пламенеющий эфир раскатится по земле веером. Если смотреть сверху, то можно будет увидеть отчётливый конус. Горящий конус, в котором буду стоять я! Есть ещё десяток подобных техник с использование «Магического напалма», вот только правда в том, что напалм даже близко не стоит с этой мерзостью. Хотя бы потому, что такой же объём напалма покроет 6-9 квадратных метра, а колдунство барона не меньше тридцати.

— «Пора сворачивать эксперименты. Извини, Демьян, ты был нормальный мужик…Надеюсь та парочка отдаст мне свои родовые печати, и наградят твоей… Посмертно. Сохраню её на память».

Пеняя на то, что нужно было выбирать противника слабее для своих экспериментов, я быстро собрал оргон из окружения, формируя перед бароном незримую стену, два на два метра. Основная причина, почему маги использующие подобные техники долго не живут, кроится всего в трёх вещах. За огромную летальность приходится платить. «Огненное болото» имеет три существенных недостатка. Первый — это долгое время подготовки, второй — отсутствие идентификации. Если Демьян зайдёт в область поражения своей техники, то тоже вспыхнет, как спичка. Я решил воспользоваться последним — отсутствием препятствий на траектории движения. Для того и поставил оргоновую стену перед бароном. Капля встретит сопротивление, произойдёт всплеск и срабатывание. Расстояние всего два метра… Как только случится залп, то Демьян сгорит от собственной техники, вот и все гайки.

Неожиданно для меня, и для самого барона началась, как говорит Зоя: «Какая-то дичь». Формируема Димьяном форма техники стала терять стабильность. По телу «капли» пошли волны, языки магического пламени исчезли, а через мгновение она осыпалась искрами, источающими эфирную дымку под ноги барона.

— Что за чёрт!? — Возмутился Димьян, начиная заводиться от гнева, и сделав круговой пас рукой попытался начать подготовку нового «Огненного болота».

Как только возникла область напряжение, по ушам ударил свист.

— Поединок остановлен! — Громко выкрикнул князь Озерцов, а полноватый барон Коротков энергично затряс головой. — Демьян Алексеевич, ты снят за нарушение правил. Победил князь Станислав.

— Как снят?! — Рявкнул Демьян, но через мгновение сел на корточки, и взялся за голову. — Вот же валенок старый!

— Как есть, валенок. — Подтвердил Коротков, вновь энергично закивав.

— Поговори мне тут! — Возмутился Демьян, встав и топнув ногой, всплеснув руками от досады. — Как пацан….

— Эмм… Господа? — Отошёл я от лёгкого отупения, вызванного неожиданной победой. — А что собственно случилось?

— Срыв случился! — Проревел барон, тряся кулаками и злясь на себя. — Как дурак… Да я сидя на муравейнике эту технику исполнил бы! А оно… Эхх. Эфир с самого начал рывками шёл. Потом, перед самой активацией два канала выбило, будто заткнули чем!

— Ну, а в чём проблема? — Подойдя ближе осторожно спросил я, подозревая причины такого поведения магии.

— В том, что он повторную подготовку начал, хотя должна быть твоя очередь. — Сообщил князь Озерцов, и видя растерянность в моём взгляде, поспешил пояснить. — Демьян потратил свою попытку. Подготовка была начата, технику он не смог применить, но вместо того, чтобы передать тебе ход, он предпринял повторную попытку.

— Честно признаться, о таком нюансе не знал. — Мне действительно было неизвестно о подобной тонкости.

Как по мне, то факта атаки не было, а значит можно было продолжать, но этой троице видней. Хоть опробовал не всё из моего нового арсенала, но настаивать на продолжение не буду. Не охота признавать, но Трохин не тот противник, чтобы на нём практиковаться. Я ещё плохо знаю свои новые способности, чтобы с чудотворцем сходиться. Это лишь небольшая «перестрелка» была, а что во время сшибки он покажет? Там не будет времени на раздумья. Мне нужен другой «скверх-испытатель», это факт.

— А я знал! — Расстроено пробасил барон, после чего виновато посмотрел на своих друзей. — На кураже был, вот и оплошал.

— Демьян, хватит причитать. Я бы тоже скорее всего забыл, и попытался повторно технику использовать. — Постарался утешить барона Коротков. — Важно одно… Ты снят с поединка, а значит князь Станислав победил.

— Да я просто… Кончилось всё быстро! Мы в бою даже не сошлись!

— Барон, никто нам не запрещает сойтись в ещё одном поединке. — Мне даже стало немного жало расстроившегося старика. — Вы говорили, что у вас есть отличный полигон. Если четвёртым возьмёте, то после обмена, я был бы не против захаживать на ваши воскресные «посиделки».

— Вот это по-нашему! — Сразу воспрял духом Демьян, и легонько хлопнув меня по плечу, обвёл взглядом товарищей. — Ну что, друзья? Я проиграл… Как договаривались?

— Да. — Ответил князь Озерцов, а Коротков вновь энергично закивал головой. — Только Демьян, сейчас помолчи.

— Я всё равно речей говорить не умею. — Ничуть не обиделся барон.

— Князь Станислав, ты уже догадался зачем мы здесь? — Вкрадчиво спросил Сергей Дмитриевич, и увидев мой кивок, продолжил. — Существующий порядок меняется. Как бы кто не хотел, но всем придётся выбирать сторону, либо «сторона» выберет их. Сейчас Петроградское княжество находится в лёгком оцепенении, но уже скоро начнётся ожесточённая борьба. Она уже начинается, и нужно трезво оценивать свои возможности. Мы оценили. — После сказанного, князь Озерцов поднял кейс, открыв его передо мной. — Наши родовые печати… Станислав, мы знаем, что ты, а не твой отец принимаешь большинство решений. Ещё он в таком положении… Потому, решили ехать сразу к тебе. Ситуация со Ставром ослабила ваш род, и есть более сильные князья… Но мы пришли, не для того, чтобы быть с сильными, а чтобы быть с достойными. Возраст у нас уже не тот, бойцов немного, но каждый стоит десятка. Сверх этого, можем предложить свои магические способность. Князь Станислав, примет ли нас княжеский род Мышкиных под своё покровительство?

— Конечно, — не стал я мурыжить стариков. — Вместе веселее. И закройте кейс. Мало ли что….

Следующие двадцать минут мы разговаривали на извечные вопросы, «как быть?» и «что делать?». Не мудрствуя, я вежливо направил новых союзников к Токареву, чтобы они договорились о совместных действиях в случае агрессии со стороны других князей. Как закончится обмен вплотную займусь этой троицей, а сейчас и дяди Фёдора хватит. Предложенные родовые печати забирать не стал. Где мне их здесь хранить?

Распрощавшись с «Бригадой Ух!», я уже хотел направиться в гостевое поместье. Желания идти на лекции не было, особенно после того, как у меня появилась пища для размышлений по воду моих способностей. Свойства зоны «Душа» оказались довольно интересными. Необходимы эксперименты, но уже сейчас было понятно, что каоны со свойствами этой зоны как-то влияют на способность магов применять техники. Данное свойство поражает непосредственно эфирное тело кудесника, минуя защиту. Это можно использовать, но необходим иной механизм применения. «Болтер+» для этого не очень подходит. За дальнюю дистанцию, огромную пробивную силу приходится платить большими затратами эфира жизни и временем подготовки. Нужно что-то менее затратное, и быстрое.

— Эй ты! — Послышался знакомый голос со стороны смотровой площадки полигона.

Сделав вид, что не услышал, я пошёл дальше, немного замедлив шаг.

— Я к тебе обращаюсь! — Голос стал ближе, а мои ноги продолжали шагать.

Вернее, продолжали бы… Всклокоченная Елена возникла прямо передо мной. Схватив меня за руку, она вложила туда картонный прямоугольник визитки.

— Ты тогда забыл у меня телефон попросить. — Важно сказала княжна Трубецкая. — Вот… Последняя в кошельке завалялась. Решила тебе отдать. Цени! Ммм… Так рад, что потерял дар речи?

Ничего не говоря я достал свой телефон, и открыв адресную книгу, найдя нужную строчку, тапнул на неё. Через пару секунд раздался мелодичный перелив звонка смартфона Елены.

— У меня есть твой телефон — Спокойно сообщил я, пожимая плечами. — Просто не хотел тебе звонить. А то начнёшь по ночам названивать, всякие пошлости говорить, фото интимные слать….

— Агггррх!!! Никогда! Откуда у тебя мой телефон?!

— В деканате взял ещё вчера. Пришлось немного соврать. — Ухмыльнувшись, я поднёс визитку княжны Трубецкой к носу, после чего ковырнул уголок ногтем. — Последняя? Она только отпечатана. Спасибо, что старалась ради меня. Мне очень приятно.

— Не понимаю о чём ты? — Немного растерялась Елена, но через секунду резко развернувшись на месте, направилась проч, бросив через плечо. — Предупреди заранее. И поздно не звони.

Глава 13

Золотое кольцо. Императорский дворец.

— Иногда я подумываю о том, чтобы завести ещё пару запасных императоров. — Устало произнёс Иоанн, глядя с тоской, как к нему на стол ложится новая стопка бумаг.

— Отчёты которые вы просили. — Сообщила Аврора, занимая место рядом с самодержцем. — Указы на подпись будут готовы через полчаса.

— Значит у меня есть немного времени. — Торопливо взяв принесённые отчёты, Иоанн начал быстро просматривать их, водя пальцем по диаграммам. — Плохо… Очень плохо. Нужно отдел аналитиков подключить, чтобы спрогнозировали риски.

— В Петрограде поднимаются волнения? — Насторожено поинтересовалась Невская.

— Нет, Рора. С этим как раз всё хорошо. Масштабы резонанса оказались больше прогнозируемых. На это безусловно и был расчёт, но всё получилось слишком хорошо, чем должно было быть.

— Не понимаю… Рейтинг военной мощи вырос больше чем планировалось?

— Да. Оглядываясь на Петроград князья из других областей начали готовить не только «сани» на зиму, но и «дрова» запасать. — Иоанн, которого прозвали «Угрюмым», попытался улыбнуться, но уголки его губ лишь выпрямились, а лицо приняло нейтральное выражение. — Представляешь, Тульские частные оружейные мастерские забиты заказами на месяц вперёд. Когда такое было? До этого заказы друг у другу вырывали, а теперь обзванивают конкурентов и предлагают горящие подряды, чтобы клиентуру не терять.

— Дефицит оружия? Так он был спрогнозирован. Мы даже вывели несколько военно-промышленных единиц из консервации, чтобы нивелировать рост цен. Аналитики ошиблись?

— Не ошиблись… — Император шумно выдохнул через нос, массируя пальцами веки. — Нехорошо так говорить о своих подданных, но среди них полно идиотов. Аналитики не сделали поправку на эту категорию. Некоторые столичные князья обеспокоенные событиями в Петрограде принялись скупать оружие и нанимать бойцов.

— Зачем? — Приподняла бровь начальница личной службы безопасности Иоанна, погладив изрытую шрамами от шрапнели щёку.

— А ты у них сама спроси, Рора. Наверное революцию затевают. — Монарх пожал плечами, откинувшись в кресле, лицо было таким же угрюмым как всегда, но взгляд играл озорными огонькам.

— Я им затею. — Недовольно произнесла Аврора, поглядывая на императора, сразу уловив его настроение. — А вам, всё шутки шутить… График свой на сегодня смотрели?

— Знаю наизусть. — Серьёзно заявил Иоанна, но взгляд его остался смешливым. — Сейчас время для получения отказа. Рора, давай на этих выходных сходим на свидание?

— Я уже вам тысячу раз говорила, что не пойду с вами на свидание, потому, что я начальник вашей службы личной безопасности. Это непрофессионально и неэтично!

— А если я тебе прикажу?

— Всё равно нет.

— Как всегда… Никакой радости и развлечений. — Иоанн шумно выдохнул, заложив руки за голову, глядя усталым взглядом в свод своего рабочего кабинета. — А вот Станислав наверное развлекается сейчас. Кстати, не знаешь, как у него дела?

— В общих чертах. — Ответила Невская, осторожно добавив. — В день прибытия статуе предка Распутина голову кто-то срубил. Ещё что-то странное произошло в аудитории, где была группа Романовского лицея. А! Делегация из благородных с Петрограда приехала… Пара баронов, предки которых титулованы по женской линии, и князь Озерцов.

— И что они хотели? — С нескрываемым интересом спросил Иоанна.

— Чтобы вы указами начали заниматься. — Сообщила Аврора, демонстрируя наручные часы.

— Только у тебя хватает смелости мне указывать что делать, и перечить при каждом случае. — Иоанн заняв рабочее положение, взял стопку указов, положив перед собой. — Видишь, работаю…? Теперь рассказывай.

— Подробностей не знаю, но у Станислава был поединок с бароном Трохиным. Мышкин одержал техническую победу.

— Какая у барона магическая степень?

— В реестре числится как «гросс софист», но судя по видео с полигона и техникам он «чудотворец». Пропустил последнюю аттестацию.

— Ух! Растёт князь. Так… Вот это не подпишу. Фамилию видишь? — Иоанн ткнул пальцем в гербовый бланк, и дождавшись кивка Невской, продолжил. — Его завтра ко мне. У меня уже давно пара вопросов к нему назревала.

— Поняла. — Коротко сказал Аврора, и достав небольшой блокнот из кармана кителя, что-то быстро туда записала.

— Я хотел, чтобы Петроград отдохнул от Мышкина, но «Петрограду» не отдыхается. — Задумчиво произнёс Иоанна, читая следующий указ.

— Да… Странно как-то… — Неожиданно сказала Невская, застёгивая пуговицу кармана. — Я ожидала, что Станислав всеми способами попытается избежать обмена, а он даже упрямиться не стал.

— Вероятно он увидел для себя какую-то выгоду. Не сомневаюсь в этом. В любом случае, то что главный раздражитель для Петроградских князей убран, несомненно хорошо. Пусть вздохнут спокойно и займутся актуальными проблемами.

Сразу после этих слов стоявший на столе императора стационарный телефон разразился трелью звонка, а на экране табло вспыхнула цифра «2».

Петроградская ратуша

— Император, добрый вечер. Как хорошо, что вы ответили. — Давыдов облегчённо выдохнул, ослабив галстук, а его глаза продолжили бегать по строчкам уведомления.

- Дмитрий Евграфович, ещё бы я тебе не ответил. Ты мне на экстренный телефон звонишь.

— Что-то у вас голос сильно угрюмый.

- У меня всегда он угрюмый. Рассказывай, что случилось ? Ты бы просто так не позвонил.

— Ничего серьёзного. Пока затишье… Но есть два момента. Подумал, что они покажутся вам интересными. — Зная императора, Давыдов сразу преступил к докладу. — По имеющейся у меня информации «Слепой князь» и его сыновья решили включиться в борьбу. Уже несколько княжеских фамилий присоединились к ним. Зная его настроения к монархии, к вашей власти, и лично к вам… Согласитесь, что он не лучший кандидат на титул «Великого князя Петроградского». В положениях нет ни слова о том, что опальный род не может выдвигать свою кандидатуру. Я подумал, может мы ему перекроем кислород на законодательном уровне? Внесения поправки вполне хватит.

— Понимаю твои опасения, Дмитрий Евграфович. Хорошо, что предупредил, но ничего делать не нужно. Сам догадываешься какой контингент соберётся под его покровительством. Я предпочитаю чтобы все «змеи» были в одной кадушке, а не ползали по хате, так их легче утопить.

— О! Я вас понял, император. С этой стороны, признаться, не смотрел на ситуацию. Просто, не люблю, когда в «хате» даже одна «змея» заводится. — Тихо хмыкнув, Давыдов кивнул каким-то своим мыслям, продолжая. — Что ж… Со «Слепым князем» разобрались. Второй момент княжеский род Мышкиных.

- А вот это интересно! — Судя по голосу, Иоанн явно оживился.

— У нас первая попытка силового склонения к подданству.

Странно… Мышкины не стали бы действовать. — Голос Иоанна был удивлённым. — Я специально поспособствовал отправке Станислава в столицу, чтобы он своими действиями не поднимал волнения среди князей. Убрал его с глаз, так сказать… Видимо удалённо руководит.

— Император, вы делаете поспешные выводы. Это род Мышкиных собираются попытаются склонить к подданству.

Ещё интересней. Кто там такой смелый?

— Князь Добровольский с сотоварищами, князьями Идельгином, Шиловым и Савиным.

Одну минуту, Дмитрий Евграфович, нужно кое-что уточнить. — В динамике раздался стук пальцев по кнопкам ноутбука, а через минуту Иоанн вновь взял трубку. — Не понимаю. Они собрались лечь замертво перед воротами родового поместья Мышкиных?

- Не скажите, император. Князь Добровольский ушёл от меня двадцать минут назад. У меня в руках перечень заявленных средств. Триста тридцать четыре бойца, из них тридцать один наёмник. Из средств: штурмовые винтовки Vektor CR-23 и Pentograf R6, бронетехники нет. Дальше обвес идёт, тут много… Теперь самое интересное — заявлено использование двенадцати единиц станковых автоматических гранатомётов Vektor Y5 AGL.

- Вот это уже серьёзно. Хмм…Поместье Мышкиных не в черте города. Всё вполне законно, но даже так… — Император начал бормотать вслух обрывками фраз, а в динамике вновь раздался стук клавиш. — У них на четверых два арсенала в которых мышь повесилась….Этого оружия не числилось , значит куплено недавно. Откуда столько денег? Даже в складчину… Так-так, Vektor и Pentograf… Это у нас Южно-Африканское королевство. Не наше, а значит… Давыдов, у тебя в перечне должны быть номера гранатомётов. Подобное оружие подлежит обязательной маркировке, если не контрабанда. Номера есть?

- Конечно, я бы не принял документы без них.

Продиктуй пару. — Тут же скомандовал Иоанн.

— Сейчас… Диктую. — Давыдов прочёл первые две строчки, а в трубке повисла тишина, сопровождаемая стуком клавиш. — Император, я тут подумал… Может предупредить Мышкиных?

Мгм… Выборка долгая. Грузиться… Извини, Дмитрий Евграфович, увлёкся. Что ты сказал сейчас?

— Может предупредить Мышкиных? — Повторил свой вопрос второй перст императора. — И вообще… Должен присутствовать наблюдатель. Людей у меня полно, но я хотел лично всё проконтролировать.

Обеспечение конфиденциальности, Дмитрий. — Напомнил Иоанн Давыдову, озвучив одно из своих правил. — Не нарушай законов которые сам пишешь… Касаемо второй части. Я сам тебя хотел об этом попросить. Проследи за… Э?А…Мгм… — Динамик был зажат рукой, а на заднем фоне послышалась неразборчивая раздача указаний Авроре, занявшая десяток секунд, после чего Иоанн вернулся на связь. — Дмитрий Евграфович, слушай меня внимательно и запоминай. — Голос монарха принял властный оттенок. — Завтра ты должен быть в назначенное время у поместья рода Мышкиных. Возьми с собой пару людей, чтобы сделать видеоотчет, а лучше больше. Весь материал потом в срочном порядке на мой адрес.

— Понял, император. Какие-нибудь особые указания будут?

Особые? — Иоанн на секунду задумался. — Нет, Дмитрий Евграфович. Все твои действия не должны выходить за нормативные правовые акты.

— Будет исполнено. — Коротко ответил Давыдов, и хоть не склонен был задавать лишних вопросов, решил уточнить. — Император, там что-то серьёзное намечается?

Пока сам не знаю, Дмитрий. — Ответил Иоанн, а в трубке стали слышны постукивания пальцев по столу. — Но есть не беспочвенные подозрения, что будет твориться полная вакханалия….

Пятница. Утро.

Родовое поместье князя Добровольского.

— Шилов, где тебя носит? — Игорь с порога подлетел к своему товарищу.

— Моих сбережений не хватило. Пришлось ссуду в банке брать. А ты знаешь, как это… Залог ещё попросили. Поместье подписал. — На лице князя было явное недовольство. — Поместье! Ты понимаешь, Игорь?

— А мы думаешь нет?! Я тоже подчистую мошну выгреб. Ещё ростовщикам в заклад упаковочный цех подписал, чтобы быстро наличные получить.

Видя, как недовольство на лице князя Шилова усиливается, Игорь взял его за плечи, и легонько потряс.

— Виктор, понимаю, что тебе не нравится, но когда всё закончится, то наши затраты с лихвой окупятся за счёт Мышкиных, а конезавод Ставра отойдёт тебе, как ты и хотел. Такой шанс не часто выпадает. Наш тайный покровитель нашёл оружие несмотря на дефицит, оплатил половину его стоимости, людьми помог… Нам осталось внести свою половину и можем действовать.

— Не нравится мне это, Игорь. Связываться неизвестно с кем… Вдруг обманут.

— Как? Оружие у нас, прибывшие инструктора вчера весь день муштровали наших бойцов. Несколько раз отработали быстрое развёртывание, правда на моей усадьбе, но не суть… Операторы для гранатомётов здесь, по два на каждый. Боеприпасы к ним в грузовике во дворе. Там даже больше, чем было обещано, уже всё проверили. Мы всё получили, Виктор! Осталось исполнить свои обязательства. Поместье Мышкиных находится под наблюдением. Как только Токарев покинет его со своей частью бойцов, мы выждем пару часов и можем начинать.

— А представитель Давыдова? Ну, временного главы Петрограда. — Напомнил Шилов, немного успокоившись. — Не хотелось бы иметь проблемы с гвардией.

— Вот-вот должен подъехать и совершить осмотр. Он всё время с нами будет. Ну что опять, Виктор? Человек Давыдова не будет вмешиваться, он только наблюдать будет. Виктор! Законы поменялись, пойми ты уже. Мы ничего не нарушаем!

— Да понимаю, Игорь. Волнуюсь просто. — Шилов махнул рукой, взглянув на пару своих людей с чемоданами, что всё это время мялись за его спиной. — Куда деньги?

— В гостиную пусть несут. Там уже поверенные нашего тайного покровителя.

— Вот как! А кто они не знаешь? Видел раньше? — Оживился Шилов, но на его вопрос Добровольский лишь пожал плечами.

— А это важно? Саудиты от какого-то шейха, которого Ставр с породистым скакуном обманул и шейх на огромные деньги попал из-за скачек. Я не вдавался в подробности… Там только один по нашему разговаривает, и то с жутким акцентом. Двое стариков отдельными фразами. Лишь наблюдают, и хищно глазами сверкают.

— Ставр кого-то обманул? Что-то новенькое.

— Может не обманул, я не в курсе, но что-то из-за лошади между ним и шейхом….

Добровольский резко замолчал, увидев, как один из людей Виктора отпрянул от входной двери, которую хотел закрыть. Князь Игорь, глядя за спину Шилова уже хотел поинтересоваться в чём дело, но его глаза округлились от удивления.

— Приветствую, господа. — Давыдов кивнул, и сняв шляпу, повесил её на крючок вешалки в прихожей. — Не нужно так удивляться. Мне начинает казаться, что вы меня не рады видеть, будто я поймал вас на чём-то незаконном….

— Что вы, князь Дмитрий! — Быстро пришёл в себя Добровольский, поспешно раскланявшись. — Просто неожиданно увидеть такого человека как вы у себя в гостях. Вы бы предупредили, что заедете, я бы подготовился. Мы как раз уполномоченного от вас ждём, который в качестве наблюдателя будет.

— А он перед вами, князь Игорь. — Спокойный голос Давыдова будто молотом припечатал князей. — Я решил лично всё проконтролировать, господа. Не нужно делать таких лиц. Хмм… — Подойдя к одному из людей Виктора, Дмитрий Евграфович постучал пальцем по чемодану. — Полный. Если десятитысячные, то…

Добровольский присвистнул, но через мгновение его лицо стало таким же серьёзным и деловым, как и было до этого.

— Надеюсь это не для меня, иначе между нами может возникнуть очень серьёзное недопонимание.

— Что вы, князь! Как можно! — Начал картинно возмущаться Добровольский.

— Очень хорошо, а то были случаи… Но все плохо кончились. — Беззлобно, демонстрируя дружелюбие сообщил второй перст императора. — Я очень трепетно отношусь к своей работе. Это одна из причин почему я здесь. Служащих в Петроградской ратуше предостаточно, но не было времени узнать их получше. Присматриваюсь пока… Так для кого деньги, вы говорите? Не бойтесь, вы можете мне сказать, это останется… — На секунду Давыдов замолчал, и раздосадовано легонько шлёпнул себя по лбу.

Достав из кармана чёрного плаща клипсу с мини-камерой, князь прикрепи её к отвороту пиджака.

— Совсем забыл, но не переживайте. Это для отчётности. — Видя смущение на лицах князей, Давыдов поспешил пояснить. — Не для прессы. Всего пара человек увидит… Не услышал, для кого деньги?

— Понимаете, князь Дмирий, — Добровольский подошёл ближе к Давыдову, и начал говорить чуть тише. — У меня в гостях представители нашего посредника, который помог с оружием. Это для них.

— Всё понятно. Я просто полюбопытствовал. Сумма очень крупная, и не в банке. — Поспешил пояснить князь Дмитрий, взглядом указав в конец прихожей. — Что же мы стоим? Идите к гостям, а на меня не обращайте внимания. Вообще, считайте, что меня здесь нет. Занимайтесь своими делами.

— Э..Эмм… Дмитрий Евграфович, не по-людски получается. Могу ли я вам хотя бы чаю предложить?

— Не нужно, князь Игорь. — Отведя в сторону отворот плаща, Давыдов продемонстрировал чехол с небольшим термосом. — Предпочитаю кофе с коньяком. Сыро здесь у вас в Петрограде. Не будем стоять. Идём….

РАВМИ. После полудня…

Аудитория группы «Альфа»

— Что такое? — Спросил я у Милы, которая подсела ко мне за стол, и не говоря ни слова начала рассматривать, будто видела впервые. — Случилось, что-то?

— Нет. Хотела с тобой посидеть. — Быстро покачал головой Мила, придвинувшись ближе. — А обязательно что-то должно случиться, чтобы я могла быть с тобой рядом?

— Так! — Приняв дурашливо-грозный вид, моя рука легла на тонкую талию «зашифрованной» княжны. — Мила, когда мы вчера с тобой тренировались на подземном полигоне, я у тебя четыре раза спрашивал «Что случилось?». Как было? Правильно! Ты меня «отмораживала», княжна Морозова, извиняюсь за каламбур. Кстати, я вчера не сильно жёстко с тобой?

— Нет, Стас. — Покачала головой Мила, продолжая смотреть на меня своими двумя айсбергами глаз, в которых если присмотреться, то можно было заметить грусть. — В этом и есть проблема. Может тебе сейчас покажется странным, что я скажу… Ты ко мне очень трепетно относишься, и я это ценю, но… Эмм… Не мог бы ты ко мне относиться, как ко всем?

— Ко всем? — Переспросил я, понимая, что здесь непринуждённым разговором не отделаться. — Под этим словом «все» — ты имеешь ввиду кого-то конкретного… Ведь так? Не отрицай.

— Д-Да. — Запнувшись, Мила кивнула, и отведя взгляд, изучая свои колени, продолжила. — Я говорю сейчас о Вике. Видела, как она поцеловала тебя рядом с буфетом. Дело даже не в ревности, Стас. То, как ты на неё смотрел… На меня ты иначе смотришь. На неё, ты смотрел, как на женщину, а на меня… Я бы хотела, чтобы ты так же на меня смотрел. Понимаю, княжна Елисеева исключительная. Тори красивая, и необычная девушка….

— Достаточно. Можешь не продолжать, я тебя услышал. — Несмотря на мои потуги, Айзек, спрятанный в глубине сознания начал выходить на свет из темноты. — Ты путаешь понятия «отношение» и «восприятие». Думаешь, что я по-особенному отношусь к Тори? Ошибаешься. Я совершенно одинаково отношусь к тебе, и к Вике. Вы обе мне одинаково дороги, но каждая из вас неповторима. Вы разные, Мила. И «воспринимаю» я вас по-разному. Сравнивать себя с Викой, минимум некорректно, а хотеть, чтобы я так же воспринимал тебя как её — эгоистично.

— Я поняла. — Коротко сказал Мила, подняв голову, глядя на меня с явным недовольством. — Но…Я бы многое отдала, чтобы ты смотрел на меня так же.

— Многое не придётся, Мил. — Покачав головой, правая рука легла на колено Морозовой.

Пальцы соскользнули ниже, продвигаясь по внутренней части бедра. Через мгновение вся моя ладонь скрылась под юбкой Милы, которая зажмурилась, застыв подобно статуе.

— Мил, — обратился я к девушке, чтобы вывести её из лёгкого оцепенения. — Поцелуй меня. Не потому, что я так прошу, а так, как хотела бы сама….

— Прямо здесь? — Удивилась Морозова, дрогнув всем телом от того, что мои пальцы на несколько сантиметров продвинулись дальше по её бедру. — А если увидят?

— Тебя они волнуют? Тем более, здесь три человека, которым до нас нет дела.

— Нет, не волнуют, но…

Неожиданно для меня, Мила не договорив впилась, хоть не очень умелым, но страстным поцелуем в мои губы. От шеи, её пальцы скользнули мне в волосы, к затылку. Немного чувствовались ногти, но от того было ещё более приятней, когда они нежно гуляли по коже. Ещё несколько секунд, и Мила отпрянув от меня, начала всматриваться мне в глаза.

— Вот… Именно так ты смотрел на Вику. — Сказала княжна Морозова, немного учащённо дыша.

— Милая, это называется вожделение.

— Мне бы хотелось, — Мила опустила взгляд, а на её губах появилась довольная улыбка. — Чтобы ты на меня чаще так смотрел. И извини, я до этого злилась на тебя или на себя. Сама не разберусь на кого, но спасибо Вике.

— Чувствую сговор… — Насторожено произнеся это, мой взгляд вонзился в Милу. — Что там у вас за объединение?

— Ммм… Нет никакого объединения. — Княжна Морозова замотала головой, но через мгновение улыбнувшись, опустила глаза. — Вчера вечером, после нашей тренировки на полигоне зашла к ней, чтобы поговорить о тебе. Спросила, как сделать так, чтобы ты смотрел на меня, как на неё….

— «Вот это страсти тут кипят!» — Я даже невольно поперхнулся слюной, представив всю эту ситуацию. — Кхм… И? Что она тебе сказала?

— Ничего. — Мила пальцами потеребила край юбки. — Она меня в грубой форме выставила за дверь, но кое-что сказала, вроде «Хочешь быть счастливой, так будь… Отстань от меня со всякими глупостями. Я в этом не разбираюсь».

— Она за компьютером в наушниках сидела? — Мне захотелось подтвердить главное подозрение резкого поведения Тори. — Ну такие, с кошачьими ушками на ободке.

— Да… А как ты…

— Ты просто не вовремя зашла к ней. — Поспешил уверить я Милу, не став объяснять подробности. — Ещё легко отделалась. Лучше заранее предупреждай, если хочешь вечером к ней зайти.

— Хорошо. Буду знать. — Кивнула девушка, с лёгким смущением глядя на меня. — Стас, тебя всё лето не было в Петрограде, а теперь мы здесь и… Если можно, то давай проведём этот вечер вместе. Можно даже по территории погулять. Тут свой парк и….

— Можешь не продолжать, милая. — Поспешно одёрнул я Милу, решив окончательно избавиться от неприятного чувства внутри. — Извини… Последнее время я не очень внимательный. Сложный период, благодаря которому количество выполняемых мною задач резко возросло.

— Мне Вика тоже самое сказала, только в грубой форме, когда выпроваживала. — Призналась Мила, прислонившись головой к моему плечу. — Ты меня тоже извини, Стас. Мне хотелось….

— Внимания?

— Да. Именно. — Морозова дёрнула головой, виновато глядя мне в глаза. — Теперь я себя неудобно чувствую… Ну, что навязалась.

— Пустяки. — Усмехнувшись, я поцеловал Милу. — А на сегодняшний вечер, я что-нибудь придумаю, получше прогулки. Обещаю.

Озвучить парочку идей, что возникли в моей голове, я не успел. Смартфон в нагрудном кармане издал трель, соответствующую видеозвонку. Номера не было в моей адресной книге. Перед тем, как принять вызов, мой взгляд скользнул по Миле, а палец нажал на приём. Через секунду, на экране возникло полноватое лицо с красными щеками, и маленькими, чёрными бегающими бусинками глаз.

— Князь Игорь? Неожиданно… Чем обязан вашему звонку?

Глава 14

— Я наверное здесь жить останусь. — Леонид довольно улыбнувшись, откусил кусок пирога и зажмурился. — С яблоками… Как баба Лида в "Надежде" делала.

— Скорее бы отучиться. — Парень лет шестнадцати на вид с шрамом на носу мечтательно прищурился. — Мы с Нюркой спрашивали у командующего. Он сказал, что обязательно примет нас на постоянную службу к Мышкиным, а пока только по временному договору на неполный рабочий день.

— И по выходным только, чтобы мы учёбу не пропускали. — Добавила веснушчатая девчушка, взяв крендель с подноса, и уловив смешки группы молодых мужчин, погрозила им кулаком. — Чего ржёте шестнадцатый выпуск?

— Да так, мелкая. — Ответил самый старший на вид мужчина, погладив жиденькую бородку. — Приятно смотреть, как молодое поколение с планами на жизнь определяется. Жуй давай. Скоро не до этого будет. Да! И под ногами не путайтесь, пока взрослые толковать будут. А лучше здесь сидите.

— Тоже мне, взрослый нашёлся. И мы не путались под ногами, а уйму полезных дел сделали. Знаешь сколько боеприпасов зарядили?

— Нет. Сколько? — Посмеиваясь спросил инициатор первой группы Роман Куцин, по прозвищу «Пила».

— Я вот тоже не знаю, — пожала плечами девчушка, поспешно добавив, гордо подняв вилку. — Но много!

— Гаврюша! — Окликнул Леонид мужчину лет сорока, на голове которого было несколько отчётливых пятен седых волос. — Что там? Я уже заждался… Может ты всё проворонил, а враг уже под стенами укрепления строит? Хах! Никогда не думал, что выпадет в таком деле поучаствовать. Гаврюш, ну что там?

— Пока ничего. Охранный контур не нарушен. — Не поворачивая головы ответил Алексей Гавриков сидящий особняком ото всех, глаза которому застилала фиолетовая пелена. — Собака раз пробежала, да пару раз крупная птица пролетела. Спокойно всё….

— Тогда ждём. — Вздохнул Леонид, косясь на ещё один кусок яблочного пирога, поглаживая манжет кителя. — Слушай, Гаврюша, а ты это умно с нашей старой формой придумал.

— Да. Только из казармы не выходи щеголять. Может дрон летать. Ждём…

Давыдов

— "Кот из дома, мыши в пляс… Теперь понятно откуда взялась такая смелость. Командующий почти с половиной бойцов на учения отправился. Глава рода на кресле, княгиня беременная в поместье, а молодой князь маринуется в «ссылке». Дело сквернее некуда. За версту гнилью разит. Впервые я не понимаю императора. Утром два раза намекал, что не мешало бы помочь как-то, а он не понял, либо сделал вид, что не понял. Почему-то думал, что Станислав его любимчик. Может Мышкин какими-то своими действиями навлёк на себя его гнев? Не похоже… Видимо знает что-то Иоанн, чего не знаю я".

Неприятный укол в левое предплечье вывел Дмитрия Евграфовича из раздумий. На мгновение его взгляд потерял фокус, но стоило зрению вернуться, второй перст начал оглядываться вокруг, будто ища что-то по салону автомобиля.

— "Охранный контур… Кто-то уже знает, что мы приближаемся. Интересно, князья заметили?" — Сделав быстрый пасс рукой, Давыдов активировал магическую акустическую мембрану, а до его слуха начала доноситься речь князей. — «Кому тут замечать? Они уже шкуру неубитого медведя делят. Хмм… А что там у этих?» — Последовал ещё один пасс рукой. — "Молчат… Саудиты? Откуда они вообще взялись? Нужно будет позже с ними потолковать. Как я понял, это они снабдили князей дешёвым оружием и гранатомётами… По-любому их проверю! Мутные они какие-то, а чутьё меня никогда не подводит. Окажутся они у меня вместо самолёта на "-1"-м этаже штаба Петроградской разведки. Вот тогда и спросим, чем ихнему шейху лошадь не верблюд".

— Дмитрий Евграфович, они начинают. — Сообщил водитель, взглянув в зеркало на князя Давыдова. — Мы ближе подъедем, или здесь остановимся?

— Вон там, — подавшись вперёд, просунув руку между сидениями, князь указал на пятачок за конюшней. — Там покошено, и чисто, вроде. Ты в машине, а остальные за мной.

Двое служащих Петроградской ратуши, вооружённые камерами кивнули, как раз в тот момент, когда машину тряхнуло. Причиной тому стал водитель, который резковато придавил педаль тормоза.

— Князь, сзади. Смотрите! Три автомобиля. На грунтовку съезжают. Номера граждански, вроде….

— Вижу… Тормози здесь. Выходим.

Торопливо выскочив из автомобиля, Давыдов направил взгляд в сторону съезда, а его глаза на мгновение полыхнули эфиром.

— "Репортёры… Петроградские только. Столичных номеров не видно" — Тут же сделал выводы Дмитрий Евграфович, взглянув в сторону поместья Мышкиных, от которого уже отъезжали три самосвала, выгрузившие мешки с песком для укреплений. — "А император был прав… Здесь происходит какая-то вакханалия." — Взгляд Давыдова вновь зацепился за саудитов в национальных одеждах, что сейчас беседовали с князьями. — "Нет… Я вас определённо прощупаю. Не нравитесь вы мне".

С этой мыслью второй перс императора достал смартфон, и быстро ткнув пальцем на одну из первых строчек, принялся ждать ответа.

Золотое кольцо. Императорский дворец.

— Хорошо. Я поняла. Дам отмашку разведке. — Пообещала Аврора, завершив звонок.

— Кто звонил? — Скучающим голосом спросил Иоанн, без энтузиазма ковыряя вилкой в тарелке.

— Давыдов. Сейчас фото саудитов пришлёт, которых надо проверить.

— Саудитов? — Удивился император, отодвигая на край тарелки кусок варёной моркови.

— Да… С которыми князья сотрудничают. Они с оружием помогли, и их наёмники участвуют в нападении на поместье.

— Понятно. Всё же расистская жилка в Дмитрии никуда не делась… Ничего не делай. — Спокойно сказал Иоанн, и наморщив лоб отодвинул на край тарелки ещё один кусок варёной моркови. — Ты сестре звонила?

— Звонила, но она ничего не знает.

— Понятно… Но ты ей всё равно напомни, где и на кого она работает.

— Я ей уже устроила выволочку и пообещала уволить по статье «профнепригодность». — Тут же сообщила Невская, вопросительно глядя на Иоанна, в руке которого застыла вилка. — Что?

— Ну ты и злюка, Рора. Она молодая ещё, неопытная. Будто у тебя сразу всё получалось? Ты ужасная женщина! — Иоанн снял с колен салфетку с золотой вышивкой, небрежно бросив на край стола. — Порой, у меня даже пропадает желание одним прекрасным днём сделать тебе предложение руки и сердца. Правда не надолго… Минуты на три.

— Х-Хватит п-паясничать! — Аврора сердито засопела, алея щеками. — Это я ужасная женщина? А сами? Я всё слышала… Можно было предупредить Мышкиных.

— Аврора Невская, объявляю тебе выговор с занесением в личное дело за непрофессионализм и систематическое разгильдяйство. — Спокойно сообщил император, придвигая к себе стакан, и взглянув на его содержимое поморщился. — Молочно-тыквенный кисель….

— Выговор? Это ещё за что? — Блондинка сжала губы, сердито глядя на монарха.

— За всё… Ты слышала номера, что мне диктовал Давыдов, но не удосужилась их лично проверить.

— Но их вы проверяли, а потом начали суетиться, ничего не объяснив.

— А где твоё женское любопытство, Рора? — Поинтересовался Иоанн, и видя, что Невская не понимает, что от неё хотят, решил пояснить. — Ты должна была через плечо заглянуть, в монитор посмотреть, подслушать… Громкость динамика большая, рядом всё слышно. Вся военная и оружейная номенклатура у тебя есть. Если бы ты это сделала, то тебе сразу бы стало всё понятно. Внимательной жены из тебя не выйдет.

— Император, хватит! Я на вас жаловаться буду в "Министерство по этике деловых отношений госслужащих!".

— Нет такого министерства, Рора. Ладно, доставай смартфон, заходи в номенклатуру. Я тебе номер продиктую, и ты сразу всё поймёшь. Готова?

Продиктовав номер, Иоанн взял чашку и поднёс к губам, но поморщившись, поставил её вновь на стол. Через секунду глаза монарха хитро заблестели. Повернувшись вполоборота, Иоанн с ожиданием начал наблюдать за Невской.

— Это же наше оружие с трофейного склада инженерного подразделения в Хабаровске. — Глаза Невской стали круглыми от удивления.

— Верно. Оно там хранилось четырнадцать лет, с момента окончания третьей русско-японской кампании. — Начал свой рассказ император. — Семь месяцев назад я подписал указ по просьбе министерства обороны, смысл которого избавиться от нестандартных образцов, чтобы не захламлять складские помещения. Стандартизация… А это оружие идёт под английские боеприпасы. У них конечно можно их купить, но увидев пометку "госзаказ", представляешь, чего они туда могут положить? В лучшем случае песка вместо пороха насыпят, а то чего похуже, но не суть. По всей империи прошла серия инвентаризаций. Оружие попало под списание, а затем вошло в список на ликвидацию. Чуть больше трёх месяц назад в минобр РИ обратился князь Ермаков с прошением. Сама знаешь, что есть ряд программ содействия военных структур князьям. Это и предоставление полигонов для учений родовых бойцов, аренда стрельбищ, рекрутинг «запасников» в княжеские дружины. Не буду объяснять механику, но прошение Ермакова оказалось нестандартным. Ему понадобилось недорогое, пусть даже бывшее в эксплуатации, оружие. Целью приобретения являлось формирование учебной базы для "Центра военной подготовки", который будет специализироваться на подготовке родовых бойцов. Дело нужное и благородное «Поднимать военную мощь Российской Империи», но министерство обороны хотело отказать в прошении. Идея им понравилась, и очень приглянулось, что на базе центра будет организован «военно-патриотический кружок для школьников». Видимо, кто-то умный подсказал, чтобы налоги сократить и выбить льготы. Причиной отказа стало бы огромное количество бумажной работы: списать, обосновать, оформить заказ на выдачу нового оружия, который тоже нужно обосновать, экспертиза, испытания, ввод в эксплуатацию… И отказали бы, если бы не один очень предприимчивый где надо, и где не надо генерал инфантерии, отличающийся талантом, военной смекалкой и дурным характером. Сославшись на то, что «детишкам нужно помогать», он то и подсказал, что можно убить трёх зайцев сразу — помочь детишкам, миновать две трети бюрократических процедур и освободить место на складе. После работы оценщиков из службы снабжения, скорости работы которых поспособствовал небезызвестный генерал, на оружие с пометкой «ликвидировать» — появился смешной счёт. Был внесён не мене смешной задаток, в размере транспортировочных расходов, и оружие начало своё медленное движение. Чуть меньше трёх недель назад оно оказалось на военном складе в Пушкино, Петроград. Ещё две недели оно там пылилось. Все уже начали про него забывать, но объявился Ермаков. Внеся всю сумму разом, он меньше чем за час вывез всё оружие. Рора, что ты делаешь?

— Пытаюсь вспомнить, кто такой Ермаков. В голове крутится… — Невская уже начала набирать, но Иоанн её остановил.

— Не нужно. Я тебе сейчас напомню. Решил я поощрить одного князя…Но он не за себя попросил, а за своего знакомого. Помочь с титулованием. Сама знаешь, как я отношусь к таким вещам. Хотел проигнорировать, но на предложенную кандидатуру всё же взглянул. Кандидат оказался более чем достойным. Фёдор Ермаков… Он ни единожды отстаивал честь Российской Империи на спортивном поприще, и вёл полезную общественную деятельность. Боец-маг с мировой славой. Несколько боевых школ названо его именем… По твоему лицу видно, что ты всё поняла.

— Император, но как вы это всё узнали?

— Проснулся пораньше, и сделал пару звонков. — Дёрнул плечами монарх, попытавшись улыбнуться, но его лицо вновь из угрюмого, приняло нейтральный вид. — Остаётся ещё несколько важных моментов во всей этой схеме, но общий смысл понятен. Давыдов сейчас наверное тоже думает, что я самый ужасный монарх. И ты тоже думала, не отрицай.

— Не отрицаю. — Согласилась Невская, с лёгкой обидой глядя на императора. — Признаю свою вину.

— Мне всегда это в тебе нравилось. Ты не отрицаешь, когда виновата. И ты знаешь, как искупить свою вину. — Иоанн взглянул на Невскую из-под бровей. — Ведь знаешь?

— Что вы хотите? — Устало произнесла Аврора, догадываясь о чём сейчас пойдёт речь.

— Ты знаешь…

— Император! Это унизительно! — Начала протестовать было Невская, но под давлением настойчивого взгляда сдалась. — Диктуйте уже…

— Столовая для персонала… Значится так: отбивная… Большая… Из свинины! Лучше две! Жареный картофель, майонез обязательно, пара солёных огурцов, и кофе из автомата со сливками и карамелью.

— Там сливки порошковые, а….

— Рора, я сейчас беляш захочу.

Родовое поместье Мышкиных

— Кто говорить будет? — Поинтересовался князь Савин, оглядев князей, остановив взгляд на Добровольском.

— Все пойдём, но говорить буду я. — Сообщил князь Игорь, взглянув на группу бойцов, которые махали белым флагом над воротами. — Только, что-то с нами никто говорить не спешит. Может отстрелять одну кассету из гранатомёта.

— Ты что?! — Тут же замотал головой Шилов, и подавшись почтив вплотную к Игорю, зло зашептал. — Про Давыдова забыл?! Он следит…Увидит, что мы нарушаем, и как котят передушит здесь.

— Не передушит. — С полной уверенностью заявил Добровольский, взглянув на часы. — Пятнадцать минут осталось, и можно будет засчитывать отказ от переговоров. Как только это произойдёт, то мы сразу начнём.

— Откуда репортёры здесь? Вот что лучше мне скажи… — Борис Савинов кивнул в сторону фургона с надписью «Pressa».

— Сложно не заметить колонну движущуюся в черте города. Сообщил может кто-то. Да какая разница? Они нам не мешают. — Отмахнулся князь Игорь, поглядывая в сторону ворот. — Что же они тянут? Сказать честно, я не очень хочу причинять вред постройкам. Стоимость резко….

Добровольский замолчал из-за хлопка, раздавшегося с территории поместья, а в воздух полетела белая сигнальная ракета.

— Приняли переговоры. — Сообщил Шилов, потирая руки, скорее от нервов, нежели от довольства.

— Идут! — Крикнул один из бойцов, и бросив размахивать флагом, поспешил смешаться с порядками, вместе с остальными.

— Ну? Чего застыли? Идём перед воротами станем… — Скомандовал Игорь, легонько пихнув в плечо Шилова. — И вид более бравый. Сила на нашей стороне.

— Я тоже с вами иду. — Сообщил неизвестно как возникший рядом Дмитрий Евграфович, будто всё это время бывший здесь. — Не нервничайте, господа. Я просто наблюдаю. — Взгляд второго перста перешёл на саудитов. — А вы, господа, идёте?

Все трое отрицательно помотали головами, давая понять, что находятся здесь в роли зрителей. Уговаривать никто не стал, а всё процессия из пяти мужчин двинулась в сторону ворот. Через пятёрку метров, переговорщики остановись, как вкопанные, когда до ворот оставалось около двадцати метров.

— Там движение во дворе. — Коротко бросил князь Идельгин. — Люди. И много….

— У нас переговоры. Огонь по нам не откроют. — Уверенно сообщил князь Игорь. — А если и откроют, то что? Мы маги. Продолжаем идти. Чего остановились?

Группа вновь начала двигаться, но прошагав ещё тройку метров вновь остановилась. Раздвижные ворота поместья начали открываться, а перед входом стали выстраиваться люди. Их странный вид ввёл князей в ступор. Сразу в глаза бросался разброс в возрасте, который находился в границах от 25 до 50 лет, присутствовали так же и женщины. Толпа смотрелась бы довольно пёстро, если бы не две детали, объединявшие всех этих собравшихся. Ни на одном из лиц не было ни малейшего намёка на страх. Со стороны могло показаться, будто эти люди вообще не замечают боевые порядки князей перед собой.

Второй деталью, объединяющих всех этих людей были длинные чёрные кителя с красным тонкими полосами по рукавам и манжетам, без каких либо опознавательных знаков.

— Знаете, господа, — Неожиданно для всех подал голос Дмитрий Евграфович, на лице которого отражалась лёгкая растерянность. — Я в сторонке постою. — Видя удивлённые взгляды, второй перст погладил отворот пиджака. — Костюм жалко. Это мой любимый… Не хочу, чтобы случайно попортили.

После этих слов Дмитрий Евграфович истаял магической дымкой, через секунду очутившись рядом с саудитами. Этот жест второго перста вызвал волнение у князей. Ситуацию усугубил чей-то возглас, донёсшийся со стороны группы непонятных людей: «Сколько много! И где мы их хоронить будем?».

— Игорь! Кто это, твою мать, такие? Это не бойцы Токарева!

Тогда…

Поместье Мышкиных.

— Понимаю, какой сложный выбор сейчас перед тобой стоит, князь. — Морозов понимающе кивнул, тронув меня за плечо. — Знаю, что она тебе не безразлична, а для меня единственный дорогой человек, но доверять я могу только тебе. А чтобы тебе было легче решиться, могу предложить свою силовую поддержку.

— С этого места прошу поподробнее… — Мои глаза пришли в движение, собираясь выпасть из орбит. — «Неужели Морозов говорит о себе? Да он один многотысячной армии стоит!»

— Знаю о чём ты подумал, но нет. — Тут же обломал меня Максим Александрович. — Станислав, будь у меня возможность, я бы не раздумывая встал на сторону рода Мышкиных, но не забывай, что я девятый перст императора «Багровый палач». Я не могу вмешиваться в конфликты между князьями. — Немного помедлив, Морозов продолжил, делая акцент на следующей своей фразе. — Не могу лично этого делать, но не забывай, помимо того, что я перст императора, ректор лицея, я ещё и князь… Мила будет в столице, вместе с тобой, а значит нет необходимости в её охране. Я дам тебе магов. Пока не знаю сколько, мне нужно с ними поговорить, но они не откажут. На пять десятков смело можешь рассчитывать.

— Пять десятков магов… *пип-пип* Ректор, — обратился я к Морозову, после недолгого молчания. — Скажите, у вас в поместье нет подвала забитого золотыми слитками? И как то странно вы говорите, будто они все ваши хорошие знакомые, а не наёмники.

— Подвала с золотом у меня нет. — Ректор едва заметно усмехнулся, понимая, что я намекаю на огромную цену такого найма кудесников. — Про хороших знакомых… Да так и есть. Можно сказать, что они мои ученики, но не из Романовского лицея.

— А вы ректор ещё в одном учебном заведении? — Родился у меня закономерный вопрос, на что Морозов покачал головой.

— Нет… Пансион «Надежда». Слышал о таком?

— Название вроде знакомое, но сейчас не вспомню.

— Фрунзенская губерния. Там обучаются дети-сироты с магическим даром. — Пояснил ректор, но мне это пока ни о чём не говорило. — После обучения в педагогическом, я по распределению попал туда проходить практику с последующей трёхгодовой отработкой для получения стажа. Во времена моей молодости, был иной подход к обучению магов.

— Благородное искусство для благородных? — Безошибочно предположил я, на что ректор кивнул, продолжив рассказ.

— Именно. Почти никакой поддержки со стороны империи, лишь для «галочки». Был риск, что я не закончу свою практику. Пансион находился на грани закрытия. Сказать, что было тяжело, Стас, это значит не сказать ничего. За три года я лишь частично исправил ситуацию, предотвратив полное закрытие, но мне нужно было идти дальше. Несмотря на свой уход, я продолжил помогать как умел, как мог, и так по сей день. Ищу спонсоров, налаживаю взаимодействие между структурами империи, лекции иногда читаю, семинары для преподавателей провожу, разумеется на безвозмездной основе. Добро не забывается, Станислав. Тех магов, что ты видел у меня в поместье, и что сопровождают Милу, это всё «Вороньё» из «Надежды».

— Почему «Вороньё»? — Захотелось узнать мне происхождение прозвища.

— Одна из причин, Пансион построил ныне покойный граф Воронов. Ещё чёрные длинные кителя, старого образца, которые развеваясь, похожи на крылья, и довольно колючий нрав в силу специфики места. А ещё они стая, хотя здесь больше подходит другое слово — «семья». Я поговорю с инициаторами групп. Уверен, что они не откажут.

— Инициаторы?

— Да. Главы групп. Это давно так пошло, долго объяснять. Да… И ещё один момент. — Ректор немного замялся. — Это не совсем безвозмездная помощь… Многие из них уже давно покинули стены «Надежды». У них семьи, дети… Определённые вложения придётся сделать. Контракт временного найма — проведи их как наёмных бойцов рода. Прежде, чем сделать тебе это предложение, я ознакомился с условиями, которые предлагает твой род. Этого будет более чем достаточно. Об остальном я позабочусь.

— Не вопрос. — Тут же дал я своё согласие.

Предложение было более чем щедрым, а в моей голове уже начали возникать мысли, как максимально грамотно распорядиться подарком ректора, и обратить неудобства от своего отъезда себе во благо….

Глава 15

Тогда….

- Поговори мне ещё! Нашёл старика. — Отпустив меня, наш безопасник и друг семейства, погрозил мне кулаком. — Я ещё фору молодым дам! Да не стой же ты в пороге! Заходи скорее… А? А где Максим Александрович?

- Домой едет. — Сообщил я, добавляя. — А я еду в столицу… В Распутинскую академию высшего магического искусства. Трубим общий сбор…

______________________________

— …Вот такие дела. — Подвёл я итог, оглядев всех заседателей «штаба планирования».

— Подстава, Стас! Самая натуральная. — Заявил Ермаков, бросив бумаги вырученные мне ректором на край стола. — Тут такой кипиш намечается, а тебя из дела вывести захотели. Крыса какая-то в министерстве образования завелась, которая под тебя роет.

— Бери выше Раскат… Наш самодержец решил перестраховаться. В Петрограде и так ситуация неспокойная. Князья бледные в ужасе ходят, и собственной тени боятся. Если примелькавшийся всем род Мышкиных начнёт действовать, то Петроградское княжество по швам затрещит. Тут и так только страсти улеглись со скоропостижной кончиной прокурора и мэра. Император хочет быть уверен, что род Мышкиных лишён возможности активных действий. Опять же, князьям не такой стресс, когда они знают, что «Кровавый князь» вне Петрограда. «Кровавый князь»… Безвкусица! Будто я вампир какой-то из сопливой подростковой саги.

— Скверно это всё, Стас. — Не унимался Ермаков, помотав головой на мощной шее. — Я уже заметил, что доброжелателей у рода Мышкиных почти нет. Пока ты отдыхал довелось пообщаться с благородными. Некоторые чуть ли не каждые выходные вечеринки в своих поместьях устраивают в честь того, что ваш род ослаб. — Сочувствующий взгляд новоиспечённого князя с бандитскими замашками перешёл на главу рода. — Извини, князь Ставр. Говорю как есть… А! Спросить хотел. По новостям видел, что в Петроград какой-то нереальный врачеватель от патриарха Китайской Империи приезжал. Обещал тебя на ноги поставить за несколько месяцев. Как же его… Пьянь Пень или Пень Пнëм, ну не важно. — Ермаков махнул рукой, взглянув на кресло. — Судя потому, что ты на этой штуке, улучшений никаких.

— Совсем никаких. — Покачал головой глава рода Мышкиных, и поднявшись с кресла, пройдясь по гостиной, пересел на диван. — Летать не научился.

— Этот номер только для узкого круга лиц. — Тут же пояснил я, глядя как опускается от удивления нижняя челюсть Ермакова. — Имперские йод и зелёнка тоже творят чудеса, не хуже иглоукалывания. Горчичники ничего так…

— А я чуть было в Китайскую медицину не уверовал. — Раскат картинно взялся за сердце, после чего хохотнул. — Представляю, какой сюрприз ждёт ту погань, которая отважится в ворота поместья кулаком «постучаться».

— Пусть попробуют. — Угрюмо сказал Токарев, погладив кобуру магострела на поясе.

— Именно по этой причине мы здесь и собрались. — Я обвёл тяжёлым взглядом всех заседателей «штаба планирования». — Как ни печально признавать, но рано или поздно кто-то «постучит» в ворота поместья. Вероятнее всего ногой… Тот же Добровольский например.

— Духу не хватит. Кашки мало ел. — Сразу же выдал Токарев, махнув рукой. — Я ведь штаны не просиживаю, и всю обстановку знаю. Сейчас нам конкуренцию могут составить лишь восемь, может десять княжеских родов. Добровольского даже близко там нет.

— Сейчас может и нет, но при наличии союзников и возможности — он непременно это сделает. Не ошибусь если скажу, что он уже готовится, собирает единомышленников. Он не успокоится, а значит, от него нужно избавиться. Лучше раньше, чем позже. Свою позицию к нашему роду он уже обозначил.

— А я предлагал! — Заявил Токарев, поглядывая на Ставра, и видя мой вопросительный взгляд, решил пояснить. — Он меня на том собрании, по поводу прокурорской жёнушки, что Ставра в больницу убивать пришла, из себя вывел… Хуже репья! После, я предлагал нашему главе отправить меня к Добровольскому «поболтать», хоть без бойцов, но Ставр Матвеевич воспротивился.

— Правильно сделал. И так в осиное гнездо палкой потыкали. — Здесь я был полностью на стороне Ставра, но видя расстройство Токарева, поспешил сгладить углы. — Дядя Фёдор, ты думаешь мне не хотелось с ним расправиться, когда он пытался на меня всех скв…собак на собрании спустить? Возможность была сделать это прямо в зале собрания. Овальная зона в центре, там не для красоты. И хоть он вышел в тот день на своих ногах из зала, я ничего не забыл.

— То есть, ты предлагаешь сейчас с ним поквитаться? — В голосе Токарева присутствовали нотки надежды, но мне пришлось его расстроить.

— Нет. Как ни странно, но здесь я разделяю желание императора, чтобы род Мышкиных не предпринимал активных действий. Князья и так сейчас нервные.

— Можно всё тихо сделать. — Предложил Сингх, продолжив развивать мысль, видя всеобщее внимание к себе. — Одно твоё слово, Станислав… Не пройдёт и десяти минут, как мы с братьями зачистим поместье этого князя.

— И когда ты стал таким кровожадным? — Елейным голосом поинтересовался я, от чего южанин смутился.

— Он посмел огорчить пророка. — Привёл веский, на его взгляд, аргумент Сингх.

— Есть у кого-нибудь палка? — Полюбопытствовал я, глядя на мрачнеющее лицо индуса, который вспомнил воспитательную работу на берегу реки. — Мне его по голове надо ударить… Шучу, дружище. Ты с двумя десятками адептов и за пять минут справишься. Улик и свидетелей вы после себя не оставите, но на кого подумают? Правильно! На «Кровавого князя»! Я же и дня не могу прожить, чтобы какому-нибудь благородному кровь не пустить.

— Тогда не знаю, Стас… Ну давай я ему разочек по роже заеду? — Ермаков передёрнул массивными плечами, хрустнув шеей. — Оного раза будет достаточно. Я вполсилы, чтобы собирать по кускам не пришлось.

— Обязательно заедем, Фёдор, но потом. — Ещё раз оглядев всех, стало понятно, что настало время делиться своими соображениями. — Взглянем на всю картину с непредвзятой стороны — Молодой князь в столице, глава рода на инвалидном кресле, княгиня сейчас хочет сала в шоколаде и кого-нибудь убить, дядя Фёдор? А дядя Фёдор молодец, но четыре вышки на территории поместья мы строить не будем. Есть план, если глава рода Мышкиных одобрит, то….

— Сын, ты ещё не понял, кто у нас глава рода? — Вопрос Ставра был довольно неожиданным, но не требовал ответа. — Я сейчас не о записи в «титулярнике» говорю. Время меняется… Ты уже давно заслужил моё доверие. Действуй, а я советом и делом помогу, будь уверен.

— И ты будь уверен, Ст… Отец. — Встав из кресла, я коротко поклонился, не отцу, а лидеру, который меня признал. — Буду стараться не обмануть твоих ожиданий. М? Зоя? Ди? Вы чего?

— Троооогательно! Как тогда… Когда учитель-шиноби….

— Заканчивай сопли на рукав наматывать и запрещённую японщину смотреть. — Посоветовал я Ермоловой, ухмыльнувшись. — Так! Вернёмся к планированию. Сами нападать мы ни на кого не будем, чтобы не нервировать Петроградский бомонд, но за действия других князей мы ответственности не несём. Может так случиться, что очень подлый князь Добровольский попытается подмять под себя род Мышкиных. Защищать суверенитет своего рода никто не запрещал. И когда он придёт в назначенный день и час проминать под себя род Мышкиных, мы устроим показательную экзекуцию таких масштабов, что даже столичных князей от озноба колотить будет.

— Придёт он… Как же! — Токарев скептически хмыкнул. — С кем? Ни оружия нормального… И бойцов с гулькин нос.

— А мы ему поможем «смелости набраться», чтобы он в назначенный день и час оказался у ворот поместья вместе с единомышленниками.

— В смысле!? — Одновременно отреагировали Токарев с Ермаковым.

— Всё верно. Мышкины помогут Добровольскому напасть на Мышкиных. Разумеется инкогнито… — В моей голове начала приобретать очертания довольно гадостная задумка, а взгляд пал на Фёдора Ермакова. — Раскат, а ты получил уже оружие для центра подготовки?

— Эмгм… Оно пришло, и его можно хоть сейчас забрать… — было немного смешно смотреть, как здоровый мужик мнётся, и как-то загадочно переглядывается с Токаревым. — Но есть проблема. Мы с командующим «немного» изменили планировку центра подготовки и….

— Бюджет дал трещину. — Сразу стало понятно к чему идёт разговор.

— Небольшую. Забрать его можно будет только в следующем месяце.

— Не пойдёт. — Тут же покачал я головой. — Нам оно сейчас необходимо. В следующем месяце у нас не будет пяти десятков магов. А там возможно и больше… — Лица всех без исключения вытянулись, а я продолжил. — Морозов подкинул хороший стимул поехать в РАВМИ, вот и решил помочь магами, чтобы у меня голова не болела. Это шикарный подарок, и я намерен его использовать. Сам факт наличия у нашего рода пяти десятков магов… Нужна максимальная огласка!

— Я понял. Хороший понт дороже денег? — Ермаков сразу уловил один из аспектов моего замысла.

— Вот именно. Пыл самых ретивых князей, желающих попробовать Мышкин на зуб, резко поубавится. — Одного взгляда на Сингха было достаточно, чтобы понять, о чём ему захотелось упомянуть. — Про адептов я не забыл, друг. Мы их обязательно задействуем, но в минимальном количестве. Демонстрация такой грозной силы в полном объёме может вызвать резонанс иного уровня. Появятся очень ненужные и неудобные вопросы. Я тебе уже объяснял. Думаю, трёх десятков прядильщиков вполне хватит. Так-так… Оружие… Его нужно отдать Добровольскому… Сингх, займёшься этим. Будешь, ну я не знаю… Шейхом Мансуром! Возьмёшь с собой мистика Асима и Савитара для солидности. Пусть бухтят не по нашенски, и хищно зыркают. Да! Серп у Асима забери… Вдруг что не расслышит, рука у деда может дрогнуть. Саудитов будете изображать.

— Зачем?

— Да просто так! — На сом деле я действительно ляпнул первое, что пришло в голову. — Легенду надо придумать слезливую, про то как нехороший Ставр Мышкин продал хромую лошадь твоему семиюродному дяде, а он на скачках прогорел.

— Я бы не продал хромую лошадь. — С лёгкой обидой в голосе заявил мой предок.

— Это для легенды, отец. — Успокоив главу, мои наброски плана в вольном стиле продолжились….

Тридцать минут спустя

— Как-то так… Одной акцией мы выполняем множество целей. — Когда моё вдохновение пошло на убыль, оглядев присутствующих, я немного растерялся. — Что?

— Не та у тебя фамилия, Мышкин. — Сказал Мальвина, которая во время моей речи набрасывала что-то в блокноте, заложив за ухо карандаш. — Предположим… Деньги, где возьмём?

— Зачем нам деньги? — Сначала не понял я, но до меня довольно быстро дошло. — А! Оружие забрать… Так у меня есть два хороших «друга», которые безвозмездно нам помогут. Ну, те… Что со всякими непонятными личностями путаются.

— Ты хочешь… — Начала было говорить Мальвина, но я её перебил.

— Я уже так делал. Они не откажут. — Видя растерянность на лице Невской младшей, на моих губах невольно проступила ухмылка. — А ты думаешь, кто был спонсором нашего летнего отдыха?

Сейчас…

— Игорь! Кто это, твою мать, такие? Это не бойцы Токарева!

— Чёрные кителя… Вороньё Надежды. — Ответил вместо Добровольского Борис Савин, лицо которого было сейчас бледнее мела. — Раз, два…Здесь шесть стай. Мы влипли, Игорь!

— Да кто это вообще такие? — Добровольский от раздражения дёрнулся всем телом. — Какие-то ряженые….

— Это маги, Игорь! Маги! — Борис схватил Добровольского за ворот пиджака, сильно тряхнув. — Шесть десятков магов!

— Да успокойся ты! — Добровольский сбил руки князя Савина, поправив пиджак. — Пусть так! Это ничего не решает. Ставр на коляске, его жена в поместье, Токарева нет… Он даст слабину! Не позволит Ставр людям гибнуть!Не будь бабой… Идём!

Князья хотели возобновить своё шествие, но в группе людей у ворот началось движение. В центре строя образовалась брешь. Сквозь неё можно было увидеть, как по внутреннему двору к воротам движется мужчина на инвалидной коляске и черноволосая девушка, наряженная в белоснежные одежды.

Пока продолжалось это шествие, от обеих сторон строя отделилось по пятёрке магов, начав распределяться равными отрезками вдоль забора поместья. Через пару секунд послышался тихий гул, а воздух над воротами пошёл рябью.

— Они защиту возвели! — Сквозь зубы произнёс Шилов, из последних сил стараясь сохранять невозмутимое лицо.

— Вижу… — Выдавил из себя Добровольский, шагая вперёд, навстречу главе рода Мышкиных. — Вид хотя бы достойный сохраняйте.

Сям не плошай — Коротко выдал князь Ирген Идельгин, который в отличии ото всех за всё время не утратил спокойствия.

Когда князья встретились на условно выбранной нейтральной полосе наступила напряжённая пауза. Это напряжение было настолько велико, что никто даже не отреагировал на появление рядом Давыдова, заинтересованного происходящим .

— Ставр, — нарушил тишину князь Игорь, глядя сверху вниз на главу рода Мышкиных. — Давай обойдёмся без лишних слов. Ты уже догадываешься зачем мы здесь.

— Нет, не догадываюсь. — Пожал плечами Ставр, продолжая так же спокойно смотреть на князей, высказав своё предположение. — Вы хотели принять покровительство рода Мышкиных?

— Эмх… Как раз наоборот. — Немного растерялся от такого заявления князь Игорь, приблизившись на шаг. — Ставр, давай трезво оценивать ситуацию. Ты в таком положении, сын в столице, численные перевес на нашей стороне… Я предлагаю договориться. Отдай мне свою родовую печать и принеси вассальную присягу. Это позволит избежать ненужных жертв и рисков. Насколько мне известно, твоя жена сейчас в поместье… Не хотелось бы, чтобы дело дошло до вооружённого столкновения. Всякое может случиться. Сейчас не тот момент, чтобы упрямиться.

— Вот как… — Голос главы рода остался таким же спокойным, но в его взгляде плескалась холодная ярость. — Игорь, а эти… господа, они с тобой? Они так же разделяют твои намерения?

— Да. — Ответил за всех Игорь, а князья закивали. — Что ты решил Ставр? Твой ответ, или мы начинаем штурм поместья.

— Очень хорошо, Игорь, что ты не хочешь кровопролития. — Взгляд Ставра скользнул по князьям. — Мой ответ, решить всё поединком. Незачем людям гибнуть.

— Как мы это сделаем? — Добровольский и остальные князья удивились такому предложению, начав переглядываться. — Ставр, ты в таком положении… Я даже не знаю. Было бы нечестно с моей стороны….

— Позвольте вмешаться. — Подал голос Давыдов, всё это время стоявший в тройке метров от переговорщиков, одним скачком переместившись поближе. — Ставр Матвеевич, ваше предложение носит официальный характер. Всё верно?

— Да, Дмитрий Евграфович. — Кивнул глава рода Мышкиных.

— Что ж… Господа, — Второй перст обратил своё внимание к князьям. — Предложенный способ является приоритетным, и вам необходимо отреагировать на предложение Ставра Матвеевича согласием, как и подобает благородным, или же отказом, но… — Выдержав паузу, князь Дмитрий продолжил, глядя на главу рода Мышкиных. — Князь Ставр, вы имеете сильное увечье. В соответствии с дуэльным кодексом, князья вправе вам отказать. Подобный поединок порочит их, м… честь. Причина более чем уважительная.

— Всё верно. — Поспешил вступить в разговор Добровольский. — С нашей стороны было бы непростительным….

— Я в курсе, господа. — Перебив Добровольского сообщил глава рода. — И я так же в курсе, что любой представитель рода Мышкиных, может меня заменить. Вот моя замена.

— Я Мэйли, четвёртая принцесса семьи Тяньжань, духовная жена князя Станислава Мышкина. — Красивая черноволосая девушка в белоснежном традиционном шёлковом ципао, поправила лямку чехла из красного бархата на своём плече, кивнув в знак приветствия. — Я являюсь полноправной представительницей молодой ветви рода Мышкиных.

После этих слов, Мэйли извлекла из широкого рукава несколько бланков, протягивая их вперёд. Добровольский уже намеревался с ними ознакомиться, но его опередил Давыдов.

— Угу… Постановление титулярной комиссии. — Прочёл вслух второй перст, а его глаза быстро забегали по строкам. — …Опираясь на законы дружественной РИ Китайской Империи… Так-так… Признаётся полноправным членом молодой ветви рода Мышкиных, и может именовать себя, как княгиня Мышкина. Печать, — Давыдов распростёр ладонь над листами, после чего на нём зелёным огнём вспыхнули водяные знаки и печать имперского министерства. — Настоящая… Документы подлинные, господа. Княгиня, не нужно было оригиналы брать. Пусть пока у меня побудут. Я прослежу за сохранностью.

— Благодарю, Дмитрий Евграфович. — Мэйли кивнув, сделала упрощённый книксен, после чего сняла лямку чехла со своего плеча, обратив свой взор на князей. — Господа, кто из вас будет моим противником?

— Помилуйте, княгиня Мэйли! Как можно? — Даже всплеснул руками князь Игорь, воззрившись на девушку. — Сражаться с таким прелестным созданием? Вы в этом белом празднично платье, сродни волшебной фее, право слово. Да у нас ни у кого рука не поднимется причинить вам вред. Я не знаю, какого уровня прецедент должен случиться, чтобы….

— Праздничное платье? Вы путаете, князь. На моей родине в одежды белого цвета женщины облачаются лишь на погребальные церемонии. — Холодным ровным голосом сообщила Мэйли.

После слов княгини, ведомый невидимой силой бархатный чехол сполз с реликтового копья Ганьюй, мягко ложась на траву.

— Ох, порастите мою бестактность, юная княгиня. — Князь Игорь довольно фальшиво изобразил виноватый вид. — Не знал, что кто-то почил из ваших родственников. Примите мои искренние соболезнования.

— Слава Атминтису… Со здоровьем моих родственников всё хорошо. Вы меня вновь неправильно поняли. — На губах молодой княгини Мышкиной проступила едва заметная ироничная улыбка. — Неужели вы не чувствуете? Прислушайтесь и постарайтесь почувствовать. Пока вы будете это делать, — прервавшись, Мэйли извлекла из рукава платья смартфон, и быстро что-то набрав, протянула его князю. — Вот, с вами хотят поговорить.

Князь Игорь осторожно взял смартфон из рук девушки, и взглянул на экран, где сейчас происходило соединение видеозвонка.

- Князь Игорь, неожиданно… Чем обязан вашему звонку ? - Делано удивился Станислав Мышкин, после чего не дожидаясь ответа усмехнулся. — Шучу! Можете не отвечать. Если я вижу сейчас вашу мордашку с поросячьими глазками, то экзекуция вот-вот начнётся.

— Я бы попросил не оскорблять…. — Демонстрируя возмущение взъярился Добровольский, но молодой князь лишь рассмеялся, продолжая куда-то шагать.

Рот свой поганый замолчи, и слушай… Всё равно, живым из вас никто не уйдёт.

— Это мы ещё посмотрим! — Огрызнулся князь Игорь, гадостно ухмыльнувшись.

Всё же ты дремучий идиот. — Разочарованно сообщил молодой князь, хлопнув дверью, и принимая сидячее положение. — Удобно однако… Так… О чём это я? Ах да! Вот скажи, как можно было поверить в то, что Токарев наплевав на текущую обстановку в Петрограде, заберёт из поместья половину бойцов? Ещё сильнее тебя расстрою… Мамы Эвы нет в поместье. Ещё… Гранатомётов у тебя тоже нет.

Добровольский хотел что-то ответить, но рядом раздался хлопок сработавшей ракетницы, а Ставр откинул в сторону отработавший сигнальный патрон.

В ту же секунду, позиции гранатомётных ячеек одновременно начали заволакивать чёрные облака густого магического дыма. Через несколько секунд облака пришли в движение, резко рванув в сторону ворот поместья, оставляя пустые точки укреплений. У некоторых бойцов князей сдали нервны. Они принялись стрелять, но быстро прекратили из-за криков командиров.

— Что это значит? — Почти в унисон проревели князья, глядя в сторону саудитов, но на том месте возникло здоровенное облако густой черноты, около пяти метров в высоту и такое же в ширину.

— Игорь! — Вскрикнул Шилов, дёргая за рукав Добровольского, глядя на него огромными глазами полными ужаса, указывая рукой в сторону. — Там!

В стороне куда указывал Виктор, из идущего рябью воздуха начали выходить группы бойцов в штурмовых тактических костюмах, сопровождаемые двойками магов в чёрных кителях, поддерживавших магический камуфляж.

Тем временем, сосредоточившиеся вдоль забора поместья чёрные облака начали рассеиваться. Скидывая с плеч сорока килограммовые гранатомёты, будто пушинки, двойки бойцов в чёрных одеждах и жутких масках с шестью провалами, светящихся зеленью глазниц, проводили повторное развёртывание. Только в этот раз стволы гранатомётов были направлены в сторону боевых порядков князей.

— Игорь, мы… — Истеричным голосом взвыл Борис Савин, а из смартфона раздались смешки молодого князя.

Верно… Я же говорил, что экзекуция началась. Вы вряд ли уйдёте живыми. — Экран дёрнулся, послышался стук, а князь Мышкин исчез с экрана. — Занято! У меня важные переговоры. — После сказанного послышался щелчок защёлки, а на экране вновь возник Мышкин, восседающий на санитарно-фаянсовом «троне». — Дико извиняюсь. Отвлекли… Впрочем, я почти закончил. Хотел лишь напомнить, что того, кому всё же удастся уйти ждёт незавидная ситуация. Оружие мы в любом случае экспроприируем, а вот ваши долги, в которые вы влезли, они останутся. Вы нищие, товарищи князья. Счастливо оставаться. Теперь отдай смартфон Мэйли, чучело.

Размахнувшись, пунцовый от ярости князь Игорь размахнувшись, хотел ударить телефон оземь, но он выскользнул из его руки, послушно ложась в ладонь молодой княгини.

— Кхм — Кхм! Арх! Тьфу! Раз! Раз! — По ушам резанул громкий писк. — Бойцы князя Добровольского! С вами говорит уполномоченный адъютант командующего Токарева….

— Он его выпорет. — Едва слышно произнёс Ставр, прикрыв лицо рукой.

— Вы окружены! Сопротивление бесполезно! Сдавайтесь! — Ещё раз прокашлявшись, Рика продолжил, но уже менее пафосным голосом. — Мужики, кто не хочет зазря погибать, аккуратно сложите оружие вместе с обвесом перед собой на землю, и отправляйтесь восвояси. Мы вас не задерживаем. Не делайте глупостей. Вы совершили вооружённое вторжение в княжеские владения Мышкиных. У нас есть полное право открыть по вам огонь на поражение без предупреждения. Помните об этом. Решайте. Как эта штука выключаетс….

— Люблю тебя, милый. — Послав воздушный поцелуй, Мэйли завершила звонок, пряча смартфон в рукав платья.

Сразу после этого её улыбчивое лицо превратилось в ту каменную маску, что была до этого, а суровый взгляд вновь вонзился в князей.

— Князь Игорь, вы до этого говорили что-то об уровне прецедента. — Напомнила молодая княгиня, опасно сощурившись. — Этого, думаю, будет достаточно.

Копьë в руке Мэйли смазалось, практически исчезнув из виду, в тоже мгновение описав дугу, перед княжной. Ноги Добровольского оторвались от земли. Получив удар невероятной силы, плоской стороной лезвия в голову, совершив оборот в воздухе, князь Игорь рухнул кулём на землю.

Удар подобной силы убил бы обычного человека, но князь Добровольский был магом. Несмотря на это, князьям Савину и Шилову пришлось помогать Игорю, чтобы тот смог встать на ноги.

— Девчонка! Ты что себе позволяешь!? — Мотая головой взревел князь собираясь броситься на Мэйли, но остриё копья упёрлось ему под подбородок.

— Не забывайте с кем разговариваете, князь. — Голос Мэйли источал пронизывающий холод. — Я совершила прямой акт агрессии против вас. Думаю, этого достаточно, чтобы вы вызвали меня на поединок. Только теперь условия меняются, господа. Вас трое… Если кому-то из вас удастся меня победить, то победителю и всем остальным будет дана возможность уйти живыми.

Нас чатыре - Пометил Эдельгин, но Мэйли лишь покачала головой.

— Я не ошиблась, князь Ирген. — Взгляд девушки сейчас был направлен на Виктора. — Князь Шилов точно не уйдёт отсюда живым.

— Это ещё почему!? — Возразил мужчина поигрывая желваками, проведя ладонью по бритой голове, смахивая проступивший пот.

— Потому, что я так хочу. — Подал голос Ставр, вставая со своего кресла. — Позволь напомнить….

— Ты ходишь!? — От неожиданности Шилова затрясло, а остальные князья начали бледнеть.

В ту же секунду всем присутствующим по глазам ударила яркая вспышка света от магической техники князя Савина, который применив следом одну из техник быстрого перемещения, попытался скрыться. Ему бы это удалось, если бы не возникший на его пути Сингх, который одним ударом кулака в подбородок уложил князя на землю. Брезгливо взглянув на благородного, молодой мужчина, взяв его за горло, оторвав обмякшее тело от земли, будто соломенную куклу, швырнул его под ноги Добровольскому.

— Дмитрий Евграфович! Князь! — Опомнился князь Игорь, и споткнувшись о тело Савинова, упал в ноги второму персту. — Прекратите этот произвол! Сделайте что-нибудь?! Здесь же убивство происходит! Вы видели?! Эта девка…

Навершие копья плашмя ударило князя по плечу, прибив к земле. Доказав ещё раз истину, что маги крепки, Добровольский поднялся на колени, пытаясь вцепиться в ноги князя Дмитрия, но второй перст стоял уже в паре метрах от него, рядом с опустевшим креслом Ставра.

— Князь Добровольский, я не вижу, что здесь происходит нарушение действующего законодательства. — Будничным тоном сообщил Дмитрий Евграфович, решая пояснить. — Вы вторглись в чужие княжеские владения, чтобы силовым методом склонить род Мышкиных к вассалитету. Если вы хотели вести переговоры, то нужно было заранее договариваться, на нейтральной территории. Вы же, избрали силовой метод. И тот лихой, хех, адъютант отставного командующего, он правильно подметил. По вам могли открыть огонь без какого либо предупреждения.

— Я благородный! У меня есть право на княжеский суд.

— Право есть, — согласился второй перст, уже не скрывая своих истинных эмоций. — Только княжеского собрания нет. Его упразднили. Теперь я единолично решаю правовые споры опираясь на нормативные акты и законы Российской Империи. Свои права вы утратили как вторглись в чужие владения. Ни чем не могу помочь. Теперь князь Ставр Матвеевич глава рода Мышкиных решает вашу дальнейшую судьбу.

— Это произвол! — Взвизгнул князь Игорь, кряхтя поднимаясь. — Я буду жаловаться….

— Добровольский, прекратите уже этот фарс. — Второй перст брезгливо скривился. — Смотреть тошно. Моя бы воля, я бы уже порвал вашу титулярную грамоту. В вас благородства, как в биндюжнике с привокзального трактира. Не умеете быть князем, то будьте хотя бы мужчиной! — Жестом, как обычно отгоняют назойливую муху, дав понять, что разговор окончен, Дмитрий Евграфович обратился к главе рода Мышкиных. — Ставр Матвеевич, продолжайте. Не буду отвлекать.

Кивнув второму персту, Ставр обратил свой тяжёлый взор на Шилова, который сразу же, несмотря на свою внушительную комплекцию, стал меньше в размерах.

— Виктор, помнишь тот инцидент с конезаводом, когда ты хотел загубить дело всей моей жизни… Что я тебе сказал?

— Я… Я помню, Ставр. Ты сказал, что убьёшь меня, если…

В тот же момент князь Виктор дёрнулся всем телом. Раздался хруст, а от правого уголка его губ по подбородку начала спускаться тонкая алая струйка крови. Двойник Ставра начал медленно истаивать эфирно дымкой, теряя форму. Взмахнув рукой, глава рода Мышкиных стоявший за Виктором, стряхнул с неё тело Шилова. В тот же момент, на ладони Ставра собрался сгусток чёрного пламени, увидев которое Давыдов уважительно покивал. Короткий взмах рукой, и капля чёрного пламени врезалась в бездыханное тело Виктора. Будто живое, магическое пламя начало быстро расползаться. Не было ни дыма, ни запаха. Магия, будто голодный зверь пожирала тело Виктора, обращая его в пепел. Не прошло и трёх секунд, как от князя Шилова осталась лишь куча сизой пыли, на краю которой лежал керамический мост и пара золотых зубов.

— Мэйли, дочка, — сухим спокойным голосом обратился Ставр к молодой княгине. — Ты когда-нибудь убивала?

— Не приходилось, но….

— Пусть это так и останется. — Перебил глава рода Мышкиных княжну, погладив по плечу. — Знаю, что планировалось иначе, но постой в сторонке, я здесь сам закончу.

Немного поколебавшись, Мэйли кивнула и подобрав при помощи каона «Манипулятор» чехол от реликтового копья начала удаляться.

— Не люблю я этого делать. — Спокойно произнёс князь Мышкин, притопнув ногой.

От его ступни по земле зигзагами разошлась тройка чёрных росчерков магических молний. Не причинив вред траве, каждая из магических «змей» нашла свою цель. Через несколько секунд по полю несостоявшегося боя разнеслись истошные вопли. Крики оборвались, не прошло и нескольких секунд.

— Браво… — Князь Давыдов несколько раз хлопнул в ладоши. — Вы второй маг на моей памяти, у которого я вижу эту редкую предрасположенность. На следующей аттестации всё же повысьте свою магическую степень. Негоже, чтобы такой самородок как вы, Ставр, ходил со степенью всего лишь «гросс софист» или каким-то «чудотворцем».

— Я подумаю. — Уклончиво ответил глава рода Мышкиных, на что Дмитрий Евграфович усмехнулся, разводя руками.

— Что ж… Думаю, мне пора. Нужно будет подготовить целых четыре пакета документов. — Второй перст взглянул на кучи пепла, тяжело вздохнув. — Ещё имущественные и наследственные вопросы… Князь Ставр, в начале следующей недели зайдите ко мне. Счетоводы ратуши уже сформируют сводные ведомости по размерам аннексии материальных средств в вашу пользу. Всего доброго. И поздравляю….

С этими словами приподняв шляпу, князь Давыдов удалился, а к Ставру подлетел взволнованный Рика.

— Княже Ставр, тут такое дело….

— Сергей, а почему ты здесь, а не Токарев? — Перебил Рикошета Ставр, слегка напрягшись, видя волнение на лице самопровозглашённого адъютанта.

— Именно об этом речь, княже Ставр! — Рика ещё сильнее занервничал. — В общем, когда мы отвезли княгиню Эвелину в больницу, и собирались уже сюда, у вашей жены схватки начались. Командующий будто с цепи сорвался. Меня сюда отправил, а сам с двумя десятками бойцов родильное отделение оцепил….

Рика ещё не успел договорить, как глава рода начал ощупывать карманы, ища смартфон.

— В гостиной на столе оставил. — С досадой произнёс Ставр, на лице которого отражалось неподдельное волнение. — Сейчас…

— Князь Ставр, Токарев! — Оказавшаяся «слайдом» рядом с главой рода Мэйли, протянула мужчине смартфон, стоявший на громкой связи.

— Ставр! Звоню-звоню, а ты трубку не берёшь!

— Г-говори, Фёдор. — Сейчас грозный глава рода походил на испуганного школьника.

— Расслабься, князь! Хватай цветы, шары и шампанское, и бегом в больницу! У тебя дочурка родилась!

Глава 16

Вечер. Загородная усадьба Юсуповых.

— Это неслыханно… Петроград сошёл с ума! — С порога заявил входящий в кабинет Степан, тряся руками. — Другого объяснения у меня нет. Я объехал почти всех оружейников, и все конструкторские бюро. Они завалены работой. Менеджеры не принимают заказы даже за повышенные премиальные.

— Этого и следовало ожидать. — Спокойно констатировал Иф, откладывая пачку документов в стопку рядом со столом, неотрывно продолжая смотреть в монитор перед собой. — М-дааа… Петроградским благородным сегодня будет, что обсудить за вечерними коктейлями.

— Вы всё о Мышкиных, старейшина?

— О ком же ещё… — Блондин хмыкнул, подняв глаза от монитора. — Чувствуется рука Станислава во всём этом, хоть он сейчас и в столице. Сюрприз с магами явно его работа, а ещё эти, в масках. Я о тех, что в чёрном магическом дыму ходят. Тайный спецотряд Мышкина, не иначе. Нужно будет разузнать о них, но позже, после того, как мы проведём операцию по избавлению от компромата. А этот «Ворон» хорош. Как я сам до такого не додумался? Старею наверное… Да… Что ты там ещё говорил, Степан? Я половину прослушал.

— Оружие и люди нужны, старейшина. — Не стал повторять весь свой пассаж князь Юсупов.

— За это не волнуйся. Я извещу кого надо. — Иф махнул рукой, откидываясь назад в кресле. — Наши зарубежные коллеги помогут с….

Старейшина замолчал, удивлённо приподняв бровь. Причиной тому стал звук от виброзвонка телефона, который лежал в ящике стола.

— Неожиданно… — Коротко бросил блондин, выдвинув верхний ящик тумбы, в котором ничего не было кроме одного единственного смартфона.

Стоило ему взглянуть на экран, как его лицо стало хмурым. Нехотя взяв смартфон, ещё пару секунд Иф смотрел на экран, будто решая отвечать или нет, но всё же нажал на иконку приёма.

— Что?

— Так сразу? — Послышался в динамике удивлённый голос. — Можно было хотя бы поздороваться.

— Оскар*, говори, что тебе от меня надо? У меня много работы. Ты отнимаешь у меня драгоценное время.

— Иф, почему ты сразу думаешь, что мне от тебя что-то нужно? — С явной насмешкой изобразил фальшивую обиду собеседник на другом конце «провода». — Может, я просто поболтать с тобой хочу?

— Тогда дождался бы воскресного совещания старейшин по селектору.

— Обычно ты вежлив… Зря ты так со мной, коллега. — Назидательным тоном заявил мужчина. — Мне очень хочется узнать об одной странной ситуации, Иф. До меня тут кое-что дошло о твоих делах. Сгораю от любопытства узнать подробности. Ты можешь мне не отвечать, но тогда на следующем селекторе сгорать от любопытства будут уже все старейшины, а не только я. Дополнительно, мне бы хотелось узнать, как продвигается подготовка по продвижению наших людей к титулу Великого князя. Ты ведь понимаешь, Иф, что на этой должности должен находиться лояльный нашему делу человек. Думаю, тебе не нужно объяснять….

— Оскар, а с каких пор, среди старейшин появился «Старший старейшина» или у нас теперь есть император «Врил»?

— Значит «нет»? — Поинтересовался собеседник.

— Это значит, что у тебя дурная привычка слишком много на себя брать. — Голос Ифа был жёстким и спокойным. — Перед советом я отчитаюсь, а делать это лично перед тобой у меня нет никакого желания.

— Хорошо. Я тебя понял, Иф. — Как то быстро пошёл на попятную Оскар. — Просто, я бы и так узнал, почему ликвидированные дарования на подконтрольной мне территории гуляют. Хотел своё время сэкономить, но раз так….

— Ты сейчас о Станиславе Мышкине и Миле Холодовой, она же Морозова… — Тут же понял Иф, с трудом сдерживая раздражение. — Оскар, слушай меня внимательно, если ты продолжишь лезть в мои дела, то я начну лезть в твои. Не приближайся к Мышкину, пока по хорошему прошу.

— Хорошо — хорошо, не нужно так резко реагировать, Иф. Мог бы сразу сказать, что у тебя какие-то дела с молодым князем, — хмыкнув в трубку Оскар елейным голосом поинтересовался. — А это, случаем, не благодаря ему мы потеряли Мэтра и его лабораторию, где были экспериментальные разработки и бумаги по нашим персоналиям в Петрограде? Нет, если у тебя какие-то с ним общие дела, то конечно, ладно….

— Оскар, у тебя всё? — Вкрадчиво поинтересовался Иф, сверкая бешеным взглядом.

— Пока да, но….

— Тогда не отвлекай. Мне нужно работать.

Не дав Оскару закончить, Иф завершил звонок, а смартфон с грохотом отправился обратно в ящик….

РАВМИ

— Что-то не так? — Поинтересовалась Мила, быстро себя осмотрев. — Нитка где-то торчит?

— Нет, милая. Выглядишь сногсшибательно. — Ничуть не покривил я душой, любуясь девушкой.

Когда она вышла из своих апартаментов, меня ожидал неожиданный, и довольно приятный сюрприз. Почему-то я был уверен, что девушка, в силу своего характера, предпочтёт какое-нибудь строгое платье нейтрального цвета с закрытым верхом. Нет, конечно возражений с моей стороны не последовало бы. Мила из того типа девушек, которая будет обаятельно выглядеть практически в любом платье, даже при отсутствии косметики и отсутствие самого платья. Интуиция меня немного подвела. Угадал я лишь то, что платье будет длинным. Со всем остальным я нещадно промахнулся.

На Миле сейчас было ярко-жёлтое длинное вечернее платье идеально сидящее по фигуре. Облегая грудь, талию и бёдра оно выгодно подчёркивало все её достоинства. Прослеживался явный минимализм, уравновешенный открытым декольте лифа без корсета, и открытой до середины спиной, где перекрещивались декорированные незамысловатым орнаментом бретельки. Присутствовал неглубокий разрез с правой стороны юбки, доходящий до середины бедра. Образ княжны довершали туфли-лодочки с каблуком в районе десяти сантиметров.

Учитывая последние тенденции моды среди благородных барышень, образ Милы был довольно скромным, но от этого девушка казалась мне ещё более сексуальной. Сейчас она ассоциировалась у меня с неожиданным подарком в праздничной обёртке, который страстно хотелось развернуть.

— Ты тоже, Стас. Этот костюм тебе очень идёт. — Немного смутившись, подойдя ко мне почти вплотную, Мила подкорректировала форму узла. — Не часто увидишь на тебе галстук.

— На то есть веская причина. — Видя интерес в огромных голубых глазах девушки, решил не томить её. — Я хотел тебя удивить и сильнее понравиться….

— Удивил… — Шепнула Мила, и привстав на носочках, потянув легонько за галстук, чмокнула меня в губы, продолжая таким же тихим голосом. — Но мне нравится, когда ты без него, пара верхних пуговиц расстёгнуты, и рукава рубашки подвёрнуты.

— Признаться, я немного удивлён. Мила, мне кажется, или ты себя странно ведёшь?

— Я тренируюсь.

— В чём? — Спросил я, начав копировать Милу. — И почему шёпотом?

— Тренируюсь говорить, что думаю. — Ответила Морозова, стеснительно, но очень мило улыбнувшись. — А шёпотом, потому, что я так меньше смущаюсь, и не заикаюсь при каждом слове.

— Заканчивай с этим. — Мои руки легли Миле на плечи, наслаждаясь ощущением её мягкой и нежной кожи. — Это выглядит немного странным.

— Знаю, но сейчас я очень сильно волнуюсь. — На мгновение потупив взгляд, девушка спросила. — Платье не слишком вульгарное?

— Оно великолепно. — Уверил я Милу уже нормальным голосом, показав большой палец. — Как раз то, что нужно для нашего с тобой свидания, которое начнётся прямо сейчас.

Собранный мной под потолком оргон утратил плотность, а мне в руку мягко приземлился букет ирисов, который я тут же протянул княжне Морозовой.

— Это тебе, милая.

— Спасибо, Стас. — Глаза Милы заблестели довольством больше чем ожидалось, но девушка тут же пояснила. — Очень приятно, что ты не забыл, что это мои любимые цветы.

— Сложно забыть, когда они напоминают цвет твоих глаз. — Видя, что немного перегнул с комплиментом по лакмусу щёк, я поспешил увести разговор в другую сторону. — Неверное, букет лучше оставить здесь. Цветы могут пострадать во время полёта. Ты ведь хотела посмотреть «Золотое кольцо» и Императорский дворец?

— Полёта? — Переспросила Мила, а через мгновение её глаза заблестели детским восторгом. — Очень хотела! А… — девушка перешла вновь на шёпот. — Стас, летать сильно страшно? И если я свалюсь, то….

— Это исключено. Сама увидишь. Там даже равновесие держать не нужно. — Успокоил я Милу, светящуюся довольством, обнимая за плечи. — В автобусе ещё обратил внимание, как ты чуть стекло не выдавила, разглядывая всё вокруг. Я тоже в столице первый раз. Сама знаешь, что до недавнего времени мне путь сюда был закрыт. Так что, у нас с тобой полёты по ночному центру, а когда носы отморозим, то нас ждёт панорамный ресторан на 56 этаже небоскрёба «Golden Tower».

Было видно, что Миле, которая даже Петроград толком не знает, моя затея понравилась. Сейчас она выглядела очень довольной. Потому, я не мог не заметить, как по лицу девушки скользнула «тень». Спрашивать в чём дело не пришлось.

— Надеюсь, что в этот раз всё обойдётся…. — Княжна Морозова постаралась это сказать как можно беззаботней, но всё было «написано» на её лице. — Помнишь, чем закончилось наше с тобой первое свидание?

— Помню! — Такое сложно забыть. — Я чуть штаны не обмочил, когда после неудачной попытки похищения и перестрелки привёз тебя в особняк Холодовых, а там ректор и он твой дядя!

— Я не об этом… Я….

— А я не хочу, чтобы ты думала «об этом». — Где-то глубоко, внутри сознания, заворочался праведный гнев от воспоминаний тех событий.

Это же надо было додуматься, чтобы попытаться похитить женщину, когда у неё свидание со мной?!

— Мил, возможно это слабое утешение, но я встречался с одним из старейшин «Врил». — Чувствуя ладонью лежащей на спине девушки, как Морозову резко кинуло в жар, решил скорее пояснить. — Если о самой сути, то мне удалось отбить у них желание охотиться за тобой. Там устная договорённость с одним из главнюков «Врил» по имени Иф, подкреплённая шантажом с моей стороны. Небольшие гарантии, но хоть что-то. Знаю, у меня плохо получается успокаивать. Никогда не знал, что говорить в таких случах. Я обычно бред какой-то несу, но постарайся не думать о плохом, хотя бы сейчас. Я рядом, мы всё лето не виделись, ты красотка, я тоже ничего, хех… Давай сегодня забудем обо всём плохом, и насладимся обществом друг друга.

— Угу… — Мила обняла меня обеими руками за шею, прижавшись всем телом. — И… У тебя хорошо получается успокаивать. Мне уже ничего не страшно. Только летать… Немного.

— Вот и славно. Давай отдадим кому-нибудь из служанок букет, чтобы они поставили его в твоих апартаментах, и поспешим в гардероб. Утеплиться нужно. Будет прохладно.

— Хорошо! — Мила довольно кивнула, ещё раз чмокнув меня в губы, а я ещё раз ответил положительные изменения в характере княжны Морозовой.

Раньше бы, она с трудом осмелилась сама меня поцеловать. А если бы это произошло, то после такого поцелуя она стояла бы пунцовая, не в силах вымолвить и слова. Впрочем, от этого она бы не перестала быть милой и привлекательной девушкой.

Через пару шагов Мила резко остановилась, глядя на меня с нескрываемым волнением.

— Стас! А как мы на свидание пойдём? Нам же нельзя территорию академии покидать. Только в сопровождении нашего куратора. — Мила только сейчас вспомнила об этом очевидном моменте.

— За это не переживай. Пришлось заключить сделку с демоном, но… — Я извлёк из внутреннего кармана кителя пару листов, свёрнутых пополам. — Всё оказалось не так страшно. Мы беспрепятственно можем покидать территорию академии.

То, что «Красноволосая демоница» меня провела на ровном месте, я упоминать не стал. В приподнятом настроении, упиваясь победой над Добровольским, со своей деликатной проблемой решено было подойти к Лавровой. Когда обрисовал ей мою надобность, сказав «Ох как непросто!», «демоница» согласилась мне помочь. Я ожидал, что сейчас в ход пойдут древние демонские ритуалы, и приготовился к начертанию пентаграмм кровью сорокалетних девственниц, но нет. Дав короткую инструкцию, и бросив вслед, что я буду ей должен, Кира отправила меня в деканат к Жабе. Там мне довелось узнать, что покинуть территорию РАВМИ можно без проблем, особенно для меня, так как я ИО главы рода Мышкиных. Понадобилось всего две росписи. Одна о снятии ответственности с РАВМИ за сохранность такого солнышка, как я, а вторая о моём поручительстве за Милу. Теперь, если что-то с нами случится за стенами академии — это наши личные трудности, а Стасик Мышкин самый лысый скверх по умолчанию.

Процедура утепления была пройдена, как и вводный инструктаж для «новобранцев» о реликтовых «флайбордах». Проявив предусмотрительность, я решил сначала совершить пробный полёт, чтобы Мила привыкла.

Каон «Метка» по обыкновению лёг на реликтовый меч Гоудзянь, соединив меня с ним незримой нитью канала для передачи эфира жизни.

Мила захлопала в ладоши, когда подброшенный мною вверх меч раздался в размерах, и сделав тройку оборотов, опустился вниз, зависнув на расстоянии двадцати сантиметров от поверхности асфальта.

— Стас, я наверное что-то путаю, но он вроде зелёный был, а теперь золотой. — Сразу же заметила некоторое несоответствие княжна Морозова.

— Всё верно, милая. Просто, я немного сильнее стал, потому и причуда изменилась.

Здесь я лукавил. С получением акселератора произошло как раз обратное, просто мне не хотелось тратить время на объяснение всех тонкостей. Что самое забавное, несмотря на новую силу, ваджру Индры изменения не затронули. Силовое лезвие как и раньше полыхало зеленью оргона.

Стоило мне ступить на лезвие, как ноги почувствовали знакомое лёгкое притяжение. Заняв место у гарды я помог княжне подняться. У меня невольно вырвался смешок, когда Мила ступив на плоскость лезвия сразу же схватилась за меня обеими руками и зажмурилась.

— Мы ещё никуда не летим. — Сообщив об этом, я поцеловал княжну в губы, и развернув на сто восемьдесят градусов обнял одной рукой за талию.

— Вот так лучше, а то всё пропустишь. Сейчас мы вверх подниматься не будем. По парку покатаемся, чтобы ты привыкла к скорости и немного освоилась.

Первые десять минут девушка вела себя неуверено, вжимаясь в меня спиной. Я же стоически терпел, умоляя "Дружка" не высовываться. Сложно оставаться равнодушным в непосредственной близости от соблазнительного женского тела, когда к тебе прижимаются не только спиной, но и упругими ягодицами в районе чуть ниже пояса.

Вскоре волнение прошло, судя потому, что Мила начала со мной разговаривать. Пора было набирать высоту. Несмотря на мои предупреждения, парк всё же огласил девичий визг. Через пару минут ещё раз, но уже от восторга, когда мы заложили петлю над РАВМИ.

— Это невероятно! — После приземления, немного отдышавшись выпалила Мила, светясь от радости и новых впечатлений. — Поначалу страшновато было, но потом… Спасибо, Стас. У меня, уфф, до сих пор сердце колотится!

— Это адреналин, милая. — Я погладил жмущуюся ко мне княжну по чёрным шелковистым волосам, которые сейчас были слегка растрёпаны. — Отдышись немного, и покатим к воротам. Нужно документы наши отдать и пропуска получить.

— Я в порядке. — Уверила меня Мила, немного смущаясь нашей с ней близости, но продолжая меня обнимать. — Давай потихоньку поедем. Натерпится на столицу посмотреть.

С моей стороны возражений не нашлось, ведь я тоже хотел насладиться местными видами. Не тратя времени впустую, мой реликтовый флайборд двинулся по центральной парковой дороге к месту назначения.

Не прошло пары минут, как мы оказались у контрольного пункта, представлявшего собой небольшое двухэтажное здание на выезде с территории, перед самым шлагбаумом. Нас уже ждала пара контролёров. Наше с Милой средство передвижения не слабо бросалось в глаза, благодаря золотому свечению. Его яркость можно было понизить, но на территории академии я не видел в этом необходимости.

— Добрый вечер. — Вежливо поздоровался мужчина в форменной куртке, разглядывая реликвию.

Его лицо сразу показалось знакомым, а память вежливо подсказала, что он у нас проверял документы, когда мы сюда приехали.

— «Точно… Андрей Геннадьевич Воротов». — Прочитал я на бейдже, протягивая свёрнутые пополам бумаги.

— Так… Посмотрим. — Контролёр быстро пробежался глазами по строкам. — Всё в полном порядке. Пройдёмте со мной, сейчас пропуска выпишу. Это быстро.

Андрей Геннадьевич не обманул. Со входа мы оказались в небольшом кабинете с парой столов, миниатюрным диванчиком, шкафами вдоль стены и лестницей на второй этаж.

Усадив нас на диван, контролёр довольно ловко, будто пианист в четвёртом поколении, отбил наши данные с бумаг на клавиатуре. После этого он пригласил нас по очереди сесть на стул и посмотреть в камеру. Принтер зажужжал, следом заработал сабельный резак для бумаги.

— Так-с… Печать…Есть… Теперь пластиковая оправа и под пресс. — Промурлыкал себе под нос Воротов, подойдя к краю стола, где стояла вышеупомянутая преспособа.

Ещё несколько манипуляций, и мне в руки легли два прямоугольника с фото. В этот самый момент, мои наручные часы начали издавать писк.

— О… Будильник забыл с повтора снять. — Жмакнув пару клавиш, я отключил оповещение, ещё раз взглянув на работу Воротова. — Красота. Благодарю. Можем идти.

— Секунду, князь Станислав. — Достав журнал, контролёр «навострил» ручку. — Записать нужно. Скажите, в общих чертах, не обязательно подробно, куда вы направляетесь, и предположительное время возвращения.

— А это зачем? — Как можно более мягче поинтересовался я.

— Таков порядок. Знаете, князь, случаи разные бывают.

— Например?

— Например, пару лет назад одна ученица академии покинула территорию по поручительству, так же как вы и пропала. — На лице Андрея Геннадьевича проступило скорбное выражение, но быстро исчезло. — Хорошо, что у нас запись в журнале была.

— А её нашли? — Опасливо спросила Мила, прижав руки груди.

— Нашли… Замуж не хотела выходить по велению отца, вот и сбежала с любимым во Францию. — Контролёр усмехнулся в усы, поглядев на нас с Милой. — Вы, надеюсь, сбегать во Францию не собираетесь c этой очаровательной мисс?

— Если бы не учёба, то так бы и сделал. — Честно признался я, отмечая, что щёки девушки зарозовели. — Но увы…Пока мы ограничимся небольшой прогулкой и панорамным рестораном «Prime» в «Golden Tower». Вернёмся.…

Я на секунду задумался, но на помощь пришла Мила. Загадочно на меня посмотрев своими огромными голубыми глазами, девушка тихо сказала: «Поздно».

— А я так и напишу. — Усмехнувшись, Воротов быстро черкнул в журнале, и откинув ручку, развёл руками. — Всё. Можете идти. Пропуска не теряйте. Приятного вам вечера.

— Спасибо, Андрей Геннадьевич, — Поблагодарил я этого труженика, разрывающегося на двух работах, про себя думая. — «Что-то не везёт нам с тобой, Милка… Чую, её величество «Судьба» отдаёт предпочтение троице».

Проводив молодых благородных взглядом, убедившись, что они вышли за территорию, Воротов предупредил помощника сидящего в смотровой второго этажа, что отойдёт покурить.

Заняв излюбленное место, в десятке метров от контрольного пункта рядом с забором, Андрей Геннадьевич совершил все те же манипуляции со своим телефоном, что и в прошлый раз.

— Управляющий. Вы просили сразу позвонить если цель начнёт движение. Докладываю, князь Мышкин и Холодова покинули РАВМИ. Большая вероятность, что цели находятся более чем в дружеских отношениях. Предположительно сегодня будут в «Golden Tower» ресторан «Prime». Маяк повесил. У меня всё….

Петроград. Родовое поместье Орловых.

— Алекс, хватит заливаться. — Вошедший в кабинет бывшего мэра Михаил Драгунов, сын покойного прокурора отставил в сторону бутылку виски, к которой уже тянулся его друг, сидящий в отцовском кресле. — Саш, по себе знаю, что тяжело… У тебя хотя бы мать осталась. Я же обоих родителей потерял из-за Мышкина.

— Мать? Эта блудливая сука, которая меня сейчас по судам таскает, чтобы оттяпать часть отцовского состояния? — Захмелевшим голосом спросил Орлов младший, и тряхнув стакан, в котором остался лишь подтаявший лёд, потянулся рукой к Михаилу. — Бутылку отдай… И не смей больше никогда при мне…Слышишь? Никогда! Не упоминай фамилию…

— Какое жалкое зрелище. — Раздался насмешливый мужской голос от книжного шкафа.

Драгунов от неожиданности одним движением выпрыгнул из кресла. Орлов тоже попытался встать, но алкоголь гулявший в его крови сослужил Александру дурную службу. Качнувшись, потеряв равновесие, Орлов младший завалился между столом и креслом.

— Действительно, жалкое…

— Кто ты, чёрт тебя дери, такой? — Спросил Михаил, поспешно крикнув. — Охрана! Сюда! В особняке посторонний!

Вспомнив, что возле дверей кабинете тёрлась пара гвардов, использовав технику быстрого перемещения «Бриз», Михаил через секунду оказался в коридоре.

— Что вы стоите? — Крикнул княжич Драгунов на «пиджаков», но реакции не последовало.

Пара мужчин крепкого телосложения стояли неподвижными статуями, не моргая глядя перед собой.

— Забыл предупредить. — Раздался сзади спокойный голос, заглушаемый вороньей маской. — Не волнуйтесь. Они живы.

— Что тебе нужно? Тебя послал Мышкин чтобы нас убить? — Обернувшийся Михаил начал медленно отступать от незнакомца в чёрном, который только что возник за его спиной.

— Опять Мышкин…. — Чумной доктор покачал «клювом». — Михаил, вы же умный парень. Если бы мне нужно было вас убить, то я бы сейчас с вами не беседовал. Вы бы даже не поняли, как умерли. Впрочем… Ваш друг сейчас и так ничего не понимает, хоть и живой. Правильно сделали, что бутылку у него отняли.

— Кто вы, и что вам нужно? — Спросил Драгунов, бросив отступать, видимо прикинув, что это бессмысленно.

— Случайный прохожий, которому захотелось вам помочь. — Ответил «Ворон», поманив взмахом руки парня, указав на кабинет. — Вернёмся, там нам будет удобней разговаривать.

Странный гость скрылся в дверях кабинета. Михаил немного поколебавшись, отправился следом. Когда он вошёл, «Ворон» в вальяжной позе сидел на диване, заложив ногу за ногу, раскинув руки в стороны на его спинке.

— Михаил, похоже у вашего друга возникли некие трудности. — Констатировал незнакомец, указав на копошащегося между креслом и столом Александра. — Усадите его, и мы начнём нашу беседу.

— О чём пойдёт речь? — Осторожно поинтересовался Михаил подойдя к столу, вовремя успев зажать рот лежащему на ковровом покрытии Александру.

— О ваших с другом скорбных делах, и об упомянутом вами Мышкине. — Не стал скрывать «Чумной Доктор», хмыкнув в маску, глядя, как Михаил пытается усадить в кресло изрядно пьяного Александра. — Хотите, я предскажу дальнейшую судьбу рода Драгуновых и Орловых? Не ошибусь, если скажу, что ваши бывшие «друзья», вроде рода Гирс и Лидс не берут трубку, когда вы им звоните.

— Вы хорошо осведомлены. — Не стал отрицать Драгунов, поправив очки.

— Потому, что они трусливые КРЫСЫЫЫЫ! — Закричал Александр находящийся в пьяном угаре.

— Ещё одно такое выступление, и я использую на вас технику «Кляп». — Спокойно предупредил «Ворон», и поправив шляпу, продолжил. — Многие от вас отвернулись, а учитывая нынешнюю обстановку, вскоре, кто-то из ваших бывших друзей придёт к вам, но отнюдь не с дружеским визитом. Нет, ваш род продолжит существовать под покровительством более сильного князя, но на каких правах будет это существование?

— Есть альтернатива? — Коротко спросил Михаил, не скрывая своей заинтересованности.

— По сути нет, — развёл руками в чёрных кожаных перчатках «Ворон». — Но есть меньшее зло. Принять покровительство другого князя вам всё равно придётся.

— Не понимаю тогда в чём ваше предложение. — Пожал плечами Михаил.

— В дальнейших условиях для вас, и остатке подобия суверенитета. И самое главное… У вас появится возможность отомстить Станиславу Мышкину. Ваш покровитель это сделает… Я вам подскажу, что нужно сказать. Придётся, правда, проглотить свою гордость, но останетесь при своём, и появится просто огромная вероятность, что вами желанная месть ненавистному роду свершится. Я вам подскажу, что нужно сделать. Интересует?

* — освежить воспоминания можно здесь (середина главы):

https://author.today/reader/171882/1437558

Глава 17

От автора: Те читатели, кого не интересует "клубника" — фиолетовый текст не читают. Это никак не влияет на основной сюжет.

Полночь

— Сегодня был самый замечательный день в моей жизни. — Неожиданно сказала Мила, когда мы сели с ней в стеклянный лифт развлекательного комплекса, занимавшего первые шесть этажей «Golden Tower».

После этого, княжна Морозова обняв меня за шею, привлекла меня к себе, наградив не очень умелым, но довольно горячим нежным поцелуем. Судя по блеску в её глазах, несколько бокалов вина не прошли даром для Милы, которую даже не смутило, хоть и немногочисленное, но всё же присутствие посторонних людей с нами в кабине.

— Жаль, что всё так быстро закончилось. — Продолжила княжна Морозова после поцелуя, слегка прищурившись от довольства, когда мои пальцы коснулись её щеки, начав гладить.

— Не огорчайся, милая. Мы же месяц здесь будем, — поспешил успокоить я девушку, поймав завистливый взгляд парочки парней, направленный на меня. — Обязательно ещё куда-нибудь выберемся.

— Мне бы очень этого хотелось, Стас. — Довольно кивнула Миля, на секунду смутившись. — Было замечательно, но я немного начала переживать, когда ты вышел из ресторана с тем мужчиной. Вас почти двадцать минут не было.

— Извини, что заставил волноваться. — Я добродушно улыбнулся, тряхнув подарочным пакетом в своей руке. — Это был один из клиентов отца. Спрашивал о выведении новых пород. Ещё статуэтку эту безвкусную подарил, что я показывал.

— Понятно… Стас, а можно, — Мила на секунду замолчала, а в её огромных голубых глазах появилось лёгкое стеснение. — Прежде чем лететь обратно в академию, давай сделаем небольшой кружок вокруг Императорского дворца? Если тебе, конечно, не трудно… Наверное такие полёты много эфира отнимают?

— Нет, милая. У меня огромный резерв, — поспешил успокоить я девушку. — Обязательно ещё посмотрим на дворец. Жаль, что ближе нельзя подлетать. Можно на охранный дрон напороться.

Беседуя о всяких пустяках, мы с Милой прошли фойе. Выйдя из здания, я уже хотел активировать реликвию, но почувствовал, как девушка тянет меня за рукав плаща.

— Стас, посмотри. — Мила указала вправо, где в метрах пятидесяти на мостовой стояла тройка полицейских автомобилей, сновали зеваки и мигала «люстрой» реанимационная машина скорой помощи. — Там что-то случилось.

— Вероятно дорожная авария, — предположил я, привлекая к себе девушку, чтобы она не обращала внимания на всякие «пустяки». — Но смотреть мы не пойдём. Не будем портить себе настроение, а возможно аппетит.

— Да уж… Ты прав. — Мила немного поёжилась, застёгивая верхнюю пуговицу пальто. — Не хотелось бы омрачать этот приятный и безмятежный вечер.

— Это точно. Приятный и безмятежный…. — Согласился я, активируя реликвию. — Ну, что? Погнали к Императорскому дворцу!

Ранее

— Ещё раз повторю план. — Старший агент Джонатан Бэнкс развернул карту, ткнув пальцем в место у угла здания. — Вы стоите здесь. Я захожу внутрь, поднимаюсь на 56 этаж в «Prime», выманиваю оттуда цель и частично нейтрализую «Жалом». Пока будем спускаться в лифте на двадцать четвёртый этаж, постараюсь его расспросить, если он будет в состоянии… Что такое, Кларк?

— Начальник, а зачем на двадцать четвёртый? Места поближе не нашлось?

— Сразу видно, Кларк, что ты никогда не работал в небоскрёбе. — Покачал головой Бэнкс, усмехаясь. — Да будет тебе известно, что после двадцать четвёртого этажа идут глухие стеклянные панели. Их нельзя открыть на проветривание, а с первого по двадцать четвёртый — можно. Правда их очень мало. Всего пара на каждый из этажей.

— Почему? — Удивился агент.

— Строительные нормативы не допускают расположение обычных окон на высоте более 75 метров. На двадцать четвёртом и ниже этажами их тоже нет, но в некоторых местах панели можно приоткрыть для проветривания.

— Так, что мешает воспользоваться эфирным резаком? — Не унимался Кларк, а Джонатан покрутил пальцем у виска.

— Шум… Ещё осколки при резке от калёного стекла летят, и датчики.

— Датчики?

— После двадцать четвёртого этажа в помещениях датчики микроклимата стоят. — Пояснил младшему коллеге Бэнкс. — Стоит повредить стекло, как произойдёт срабатывание чека на контрольной панели в службе эксплуатации. Ладно… Не отвлекай. Твоё дело принять цель после срабатывания модуля приземления, усадить в фургон и доставить в назначенное место.

— А эта штука точно сработает? Не выглядит внушительно… — Кларк покрутил в руках пластиковый прямоугольник с одной стороны которого была прижимная защёлка, внешним видом напоминающий пейджер. — Как он вообще работает?

— Накопитель эфира. Я уже не первый раз этой причудой пользуюсь. — Уверил Бэнкс, поспешно добавляя. — Даже в центре подготовки на спор прыгал с такой из вертолёта. Как видишь жив, правда страшновато немного было. Активация кинетического поля торможения происходит в десятке метров от земли.

— М-да уж… Хотелось бы, чтобы эта штука не дала осечки. У меня нет желания соскребать благородного с асфальта.

— А зачем его соскребать? Он нам мёртвый бесполезен. — Джонатан перевёл взгляд на молодого мужчину в очках, что сидел за ноутбуком. — Стич, как у тебя дела. Подключился к системе видеонаблюдения?

— Уже давно. Цель в ресторане, только из-за ширмы не видно. — Сообщил хакер, пробежавшись пальцами по кнопкам. — Ммм…Нет, с другой камеры ещё хуже.

— Не принципиально. Займись подменой видеоряда лучше. Все камеры по моему маршруту, в ресторане, и полностью двадцать четвёртый этаж.

— Понял… Работаю. — Сообщил Стич, на что Джонатан кивнул, одним движением выхватывая из рук Кларка модуль безопасного приземления.

— Думаю, мне тоже пора начинать… Кларк, чтобы через пять минут был на позиции. Работаем….

Немного позже

— Как же здесь всё таки красиво! Кажется, что вся столица на ладони! — Восхищённо произнесла Мила, и отведя взгляд от окна, взяла бокал, чуть тише продолжив. — За твою новорождённую сестрёнку мы выпили. Теперь давай выпьем за самого замечательного мужчину на свете. За тебя, Стас.

— Я сейчас смущаться начну. — Подмигнув Миле, полюбовавшись её улыбкой, в моей руке оказался бокал. — За самую обаятельную и милую девушку, которая сейчас рядом со мной.

Немного пригубив, я отставил бокал и хотел поцеловать Милу, но девушка меня опередила.

— Княжна Морозова, не знаю, что с вами произошло, но мне эти изменения определённо нравятся.

— Ничего со мной не произошло. — Немного смущённо сказала Мила, на долю секунды отведя взгляд, когда моя рука легла поверх её.

— Определённо, что-то случилось.

— Да ничего… — Видя мой пытливый взгляд, Мила всё же сдалась. — Прежде чем выставить за дверь, Вика мне кое-что сказала. Это был не совет… Скорее упрёк. Она сказала мне, нечто вроде "Как ты можешь хотеть к себе особого отношения, если ты не демонстрируешь своё?".

— Эмм… Вика иногда может быть немного резкой. — Захотел я реабилитировать Тори, но Мила покачала головой.

— Да нет… Она права. Я чувствую, что не безразлична тебе и ты мне очень нравишься, но сама ни разу не показывала, что так же отношусь к тебе, и своей симпатии. Стеснялась, не хотела навязываться, ещё эта робость и… .

— Мила, давай не будем тратить этот замечательный вечер на разбор того, кто как и почему должен к кому-то относится. — Моя рука легла на талию княжны, сидящей рядом со мной. — Лучше насладимся шикарными видами, вкусной едой, уютной атмосферой и обществом друг друга.

Мила улыбнувшись кивнула, и я хотел ещё раз ощутить жар её нежных губ, как почувствовал, что надо мной кто-то нависает.

— Прошу меня простить. — Извинился русый сероглазый мужчина, лет тридцати пяти на вид, с короткой стрижкой и в сером деловом костюме. — Вижу я не вовремя… Вы ведь князь Станислав из рода Мышкиных?

— «Судя по едва различимому акценту он иностранец… Похоже, что «Амер», но могу ошибаться». — Сделал я соответствующие выводы, уже изучая визитёра при помощи духовного зрения. — Да. Это я. С кем разговариваю?

— Оу! Я Дэвид. Дэвид Джонсон. — Поспешил представиться улыбчивый мужчина. — Мы с вами незнакомы лично, но я имел честь познакомиться с вашим отцом. Лошади моя страсть, знаете ли.

— Ах вот оно что! Всё же РИ довольно тесное место. — Сразу понял я о чём идёт речь, вставая с небольшого диванчика рассчитанного на двоих, протягивая руку. — Будем знакомы. Можно просто Станислав.

— Приятно… Станислав, извините ещё раз, что помешал… Не могли бы мы отойти с вами на несколько минут? У меня есть пара вопросов. Я давно порываюсь сделать вашему отцу одно деловое предложение, но не знаю, как он отнесётся. Дело довольно деликатное… — Переминаясь с ноги на ногу, демонстрируя неловкость, закончив трясти мою руку, Дэвид перевёл виноватый взгляд на Милу. — Прекрасная леди, вы не возражаете, если я украду вашего кавалера на пару минут?

Мила ничего не ответила, растеряно глядя на меня, а в её глазах промелькнуло беспокойство.

— Подождите… Дэвид Джонсон… А! А вы не из Англии случаем?

— Именно оттуда. — Закивал головой улыбчивый мужчина.

— Отец упоминал про кого-то из своих партнёров, которого тоже звали Дэвид. Наверное это он о вас говорил.

— Не исключено, хотя имя Дэвид довольно распространённое на моей родине. — Джонсон пожал плечами, дружелюбно улыбаясь. — Надеюсь, хорошо отзывался?

— Да-да, конечно. — Поспешно закивал я, погладив Милу по руке. — Милая, я отойду на пару минут побеседовать с этим почтенным джентльменом? Это один из партнёров моего отца.

— Конечно, Стас. — После моих слов девушка кивнула, доброжелательно улыбнувшись, взяв с края стола свой смартфон, взглядом указав на окно. — Я пока несколько фото сделаю.

— Хорошо. Я скоро. Не скучай, — Чмокнув Милу в щёку, мой взгляд указал на выход из зала. — Пройдёмся, Дэвид?

— Я как раз хотел это предложить. — Обрадовался англичанин, делая приглашающий жест.

Кивнув, заняв место по левую сторону от Джонсона мы направились к выходу из ресторана.

— После вас. — Сказал мужчина перед самыми дверями пропуская меня вперёд.

В тот самый момент, когда я уже был готов миновать дверной проём, вопреки ранее сказанному, Дэвид шагнул вместе со мной. Мы столкнулись друг с другом плечами. Раздалось натужное жужжание приводов. Из сочленения косметических накладок на запястье импланта правой руки моего нового знакомого, выдвинулась тридцати сантиметровая тонкая спица. Я почувствовал короткий приступ боли, который тут же подавил наркотик вливаемый в моё тело.

— Спокойно, князь, не дёргайся. — Произнёс англичанин, принимая мою вялую тушку под правую руку, когда спица скрылась в сочинении кистевого шарнира.

Джонатан

— Ну и накидался ты дружище! — Весело произнёс англичанин, виновато пожав плечами, работая на выходящую из лифта публику. — Ничего, друг! Сейчас на улицу выйдем. Воздухом подышишь вмиг отойдёшь.

— Умммгуууу… — Одобрительно протянул князь, попытавшись поднять голову, но у него не вышло.

— А вы не едете? — Бросил вслед уходящей к другой кабинке парочке Джонатан, и усмехнувшись, нажал на кнопку с цифрой "24".

Стоило дверям закрыться, как улыбчивое выражение моментально исчезло с лица старшего агента "Врил". Перехватив получше вялое тело князя, Джонатан сжал двумя пальцами мочку своего правого уха.

— Стич, цель у меня. Вы на месте? Хорошо… Князь оказался слабым к химии. Он почти в отключке. Даже на ногах не может держаться. На месте придётся расспрашивать, когда отойдёт.

— Я не шлабыыый, гы…

— Тише, благородный. — Брезгливо бросил англичанин, добавив пару слов на своём родном.

— Сам ты ентот… Бул шит! Или как ты там сказал? — Заплетающимся языком произнёс Станислав, с трудом подняв голову, и глупо улыбнувшись. — А ты вообще кто? И чего тебе надо?

— А у тебя какие дела с мистером Ифом? — Вопросом на вопрос ответил англичанин, поглядывая на цифровое табло.

— Ифа? Не знаю я такой… Эт кто? Девчонка какая-то?

— М-да. Идём…И веди себя тихо. — Буркнул недовольно Джонатан, и поддерживая князя направился к открывающейся двери.

— Вы кто? — Сразу же спросил пожилой охранник, сидящий за столом, рядом с выходом из лифта. — Бизнес-центр давно закрыт.

— Ой! Куда это мы заехали? Дружище, это не ресторан…. — Сообщил своему "подпившему" товарищу англичанин, удивлённо уставившись на мужчину в форме. — Вы не бармен…

— Да уж конечно! — Сварливым голосом заявил охранник, тяжело вздохнув. — Уже надоело говорить, чтобы лифтовую кнопку этажа блокировали после девяти… Эх… Какой ресторан вам нужен? Название знаете?

— Эмм… Нет, но там дерево. — Отпустив князя, который тут же завалился, американец показал растопыренными пальцами. — Воооо! Вот с такими листьями! Ой… Дружище, я сейчас!

— Принесло же вас на мою голову.

Видя неуклюжие попытки мужчины в сером костюме поднять своего друга, едва слышно ругнувшись, бурча себе в усы, пожилой охранник вышел из-за стола, намереваясь помочь.

— Подожди, сейчас я его поддержку с другой стороны. Вместе сдюжим….

Охранник даже не понял, что произошло. Получив укол "Жалом" с двойной дозой наркотика, пожилой мужчина завалился рядом с князем, потеряв сознание. Проверив пульс, Джонатан без особых усилий поднял Станислава, и закинув его руку себе на плечи, пошёл с ним вдоль рабочих мест офисных трудяг.

— Стич, дай 3D схему на мои визоры с 70%-й прозрачностью… Отлично. Можешь убрать. Вы на отметке? Хорошо… Ждите цель.

Свернув вправо, Джонатан направился к "аквариуму" зала для совещаний. Это был именно он, судя по длинному столу с двумя десятками кресел.

Дверь оказалась не заперта. Войдя внутрь, старший агент не мудрствуя уложил князя на стол. Достав из кармана модуль приземления, Джонатан закрепил его на поясном ремне штанов Станислава. Проверив заряд, активировав прибор, агент направился к оконной панели из калёного стекла.

— Так… Сейчас…

Справившись с защёлкой, приоткрыв боковину до восьми сантиметров, достав из внутреннего кармана пиджака складную отвёртку, Джонатан принялся откручивать ограничитель. Как только дело было сделано, старший агент дёрнулся от неожиданности. Причиной тому был насмешливый голос молодого князя.

— Да ты мастер на все импланты! — Посещение огласили жидкие аплодисменты. — Жаль, что вас, ебл@нов, жизнь ничему не учит. От твоего «коктейля» у меня лишь голова немного покружилась.

— Значит, ты меня провёл. — Сразу понял Джонатан, выпуская «Жало» из импланта.

В следующее мгновение, резко развернувшись, агент хотел сделать выпад в сторону стола, где судя по голосу должен был находиться князь.

Расчёт отказался неверным. Станислав уже был за его спиной. Перехватив руку, используя инерцию, парень проделал нехитрый бросок. Кувыркнувшись, Джонатан распластался на полу, но сразу же перекатившись, попытался встать.

— Shit! — Чуть не потеряв равновесие процедил англичанин сквозь зубы, не найдя точки опоры.

Причиной тому стало отсутствие импланта правой руки, который с издевательской ухмылкой подбрасывал князь, дразня своего оппонента.

— Да уж… Тот кто сконструировал это недоразумение наверное был не в курсе, что на боевых имплантах предпочтительнее делать на штифтах с наружней резьбой, а не магнитный «быстросъëм» на защёлках, как это бывает на бытовых. Так… А что у нас тут? — После нескольких манипуляций с коннекторами, «Жало» спряталось внутрь импланта. — Всё не так печально. Накопитель присутствует, хоть и слабый. Штуковина механико-магическая, а не чистый киберфарш. Эстетично сделано, но шумная, усилителей нет… С огромным трудом на второе поколение тянет. Ломоносову отдам, пусть играется. Слушай, Джони, Даффи или как там тебя… На дверь можешь не коситься. Двигаться тоже не советую.

Джонатан хотел отважиться на рывок, но это желание быстро пропало, когда вокруг него начали проявляться направляющие кольца из магии, через которые проходили золотые нити, обвивающие всё его тело.

— Уверяю, они пройдут через твою плоть, как раскалённый нож через масло. — Предупредил князь, после чего струны эфира жизни выходящие из его ладони натянулись, легко сдавливая тело и конечности агента. — Достаточно в режим резки перевести… Ладно, «Джеймс Бонд», кто тебя послал? Вижу у вас там какая-то подковёрная возня внутри "Врил"….

— О чём ты? Не понимаю. — Заявил старший агент, глядя на князя отсутствующим взглядом.

— Умница какой… Запись догадался включить. Замечательно, пусть твои друзья тоже посмотрят. — Молодой князь усмехаясь, помахал рукой в приветственном жесте. — Эх… Жаль у меня нет времени. Я бы посмотрел, как устроены твои глазки. Так, что? Говорить ты отказываешься?

— О чём? — Удивился мужчина, а князь лишь махнул рукой.

— Ну и ладно. Не очень-то и хотелось! Я всё равно собирался тебя убить. Ты мне чуть свидание не испортил. Вместо того, чтобы приятно проводить время с шикарной девушкой, которую я хочу до умопомрачения, мне приходится тратить время на какого-то уëбк@. Да, на будущее! Я очень ранимый, и могу сильно обидеться. — Дурашливое выражение покинуло лицо молодого князя, а взгляд сделался хищным и тяжёлым. — Ещё один такой идиотский поступок и события Петрограда с лабораторией и вашей агентурной сетью… Они вам детской шалостью покажутся. Не испытывайте моё терпение. Я предупредил. У меня всё.

После этих слов Джонатан взвыл от боли. Его левая рука, и половина правой, разлетелись на куски.

Рухнув на пол, старший агент «Врил» забился в конвульсиях от агонии, пачкая себя и всё вокруг кровью. Боль длилась всего несколько секунд, но Джонатану показалось, что прошло не меньше десятка минут. В один момент боль прекратилась, раздался звук пары шлепков, после которых щёки обожгло жаром. Только сейчас старший агент понял, что совершенно невредим, руки целы, а он носками туфель стоит на уплотнительной кромке, распахнутой настежь оконной панели.

— Эко тебя забрало… Должно быть на слабых кудесниках эффект сильнее. — Задумчиво произнёс князь, после чего последовал лёгкий толчок, а его сжатые на вороте пиджака пальцы ослабили хватку, изобразив прощальный жест….

Сейчас…

Гостевое поместье РАВМИ.

— … Вот мы и пришли. — Тихо сказала Мила, нарушив затянувшееся молчание между нами, когда мы остановились у дверей её покоев.

— Да. Пришли. — Коротко сказал я, не в силах отвести взгляда от полных желания глаз девушки.

— Тогда… До завтра? — Неуверенно спросила Мила, взяв меня за руку, свободной рукой открывая дверь, заходя внутрь, и увлекая меня за собой.

— Да, милая. До утра. — Произнёс я будто в бреду, прикрывая за собой дверь, и нащупав защёлку, повернул её, привлекая княжну Морозову к себе.

Далее настал тот момент, когда слова уже не нужны. Учащённо дыша, продолжая стоять на пороге, мы наслаждались страстными поцелуями. Все запреты потеряли всякий смысл, уступив место нежности и страсти. Аккуратно прижав Милу к стене, я упивался её горячими, влажными и мягкими губами, перебирая пальцами её чёрные, длинные, шелковистые волосы. Когда я спустился ниже, осыпая поцелуями шею девушки, Мила начала тихо постанывать от возбуждения запрокинув голову.

— С-Стас, мне кажется, что я сейчас сознание потеряю. — Сбивчиво, в перерывах между поцелуями, зашептала княжна, путаясь сбросить с моих плеч пиджак. — Голова кружится, и тепло внизу живота.

— Это называется желание, милая. — Прошептал я, на мгновение отпустив руки, одним движением швырнув злополучный пиджак вглубь прихожей, сорвав с себя ненавистный галстук, что "душил" меня весь вечер.

Наши губы вновь слились в страстных поцелуях. Мои руки скользнули ниже по спине, останавливаясь на упругих ягодицах княжны, начав их нежно поглаживать, периодически не сильно сжимая. Мила стала чуть громче постанывать, а её пальцы уже пытались справиться с пуговицами воротника моей рубашки.

После нескольких неудач, видимо окончательно утратив контроль, княжна Морозова одним быстрым движением развела руки в стороны. Послышался треск, оторванные пуговицы разлетелись по прихожей.

— Извини… Я просто не смогла…

— Пустяки, милая… — Прошептал я, нащупав сзади платья язычок молнии, потянув его вниз.

Стянув лямки с плеч девушки, я освободил из заточения платья пышную упругую грудь, уверенного третьего размера. Она плавно качнулась в такт тихому стону, который издала княжна, а моя левая рука уже принялась за дело. Мила выгнулась всем телом, когда мои пальцы игриво начали теребить затвердевший сосок кремового цвета.

— Мфф… Стас, я сейчас с ума сойду. — Прошептала девушка, обняв меня одной рукой за шею, а другой изучая рельеф моей спины.

По пути теряя обувь и одежду, мы кое-как добрались до гостиной. Почувствовав, что княжна Морозова начинает легонько упираться ладонями мне в грудь, я нехотя прервался.

— Что-то не так? — Спросил я у девушки, видя неловкость в её взгляде.

— Всё так… Просто, — Мила прикрыла грудь рукой, начав немного ёрзать бёдрами. — Я быстренько в душ схожу. У меня это… Всё бельё мокрое, и, в общем… — Девушка обняла меня за шею, вставая на носочки, стараясь как можно сильнее приблизиться к моему уху, будто нас могут услышать. — По ногам течёт… Ты не обижаешься?

— Милая, это один из лучших комплиментов, который может услышать мужчина от желанной им женщины.

— Мне кажется, что ты получаешь удовольствие, каждый раз когда я смущаюсь.

— Тебе не кажется. — Сообщил я Миле, которая после поцелуя выпорхнула из моих объятий, направившись в сторону ванной комнаты.

— Я быстро…

— Конечно, лап. — Произнёс я вслед, любуюсь движением сексуальных бёдер, обратив внимание на одну приятную деталь. — «Ммм… Стринги! Не похоже на Милу. Кажется кто-то был уверен, что у нас сегодня будет секс, и это был не я».

Мила скрылась за дверью. Выждав пару секунд, я стянул с себя последнюю «запчасть», оставшись в костюме «Адама».

— «Подожди… Я быстро» — Мой разум прокрутил последние слова княжны Морозовой. — «Угу… Как же!».

Приоткрыв дверь, я рассчитывал на тихое проникновение, но его не получилось. Стоя вполоборота под струями воды, прикрыв рукой грудь, Мила смотрела прямо на меня. На её лице было выражение стеснения, однако взгляд излучал довольство. Стоило ему скользнуть по мне, и задержаться ниже пояса, как девушка отвернулась.

— Кажется, меня поймали с поличным. — Констатировал я, уже подумывая о том, что перегнул, и пара сбавить обороты, чтобы всё не испортить, но Мила отрицательно качнула головой.

— Нет… Я просто… — Княжна украдкой посмотрела на меня алея щеками, а на её губах появилась улыбка. — Постеснялась тебя с собой пригласить, а когда вошла, начала смотреть на дверь, ожидая, что ты войдёшь. Глупая, да?

Ничего не ответив, я направился к Миле. Перешагнув через выложенный кафелем бортик, мои руки сомкнулись на нагом сексуальном девичьем теле.

— Мил, ты слишком себя накручиваешь, но это вполне нормально. Людям свойственно стесняться, нервничать, испытывать неудобство и напряжение, когда они наиболее уязвимы.

— Непохоже, чтобы ты нервничал или был напряжён. — После небольшой паузы сказала Мила, повернувшись ко мне, желая обнять, но в следующую секунду дёрнулась, от тычка в область живота.

Я уже хотел пошутить, что это мой «хвост», только с неправильной стороны растёт, но мне стала не до шуток, когда рука Милы легла на мой член, начиная его поглаживать. Запустив руки во влажные от воды волосы, я принялся целовать желанные губы. И вновь мы на несколько минут утратили разум, растворившись в объятиях друг друга без остатка.

— Стас… — Тяжело дыша произнесла княжна, водя ладонью по моей груди, продолжая медленно ласкать нежными пальчиками моего «Дружка». — Если я что-то не так делаю, то….

Будто по заказу, в этот самый момент мой «компаньон» разразился «аплодисментами», оставив «автограф» на кафеле настенной плитки. Я же, издав протяжный выдох, с трудом устоял на ногах.

— Мил, думаю это лучшее доказательство того, что ты всё делаешь правильно. — Хрипло произнёс я, постепенно приходя в себя. — Правильно или нет — всё это индивидуально для каждого. Ну чего ты опять?

— Стас, а вот ты уже это, — Девушка указала взглядом на стену, подбирая слова, и справившись, продолжила шёпотом. — Ты ещё сможешь? Просто, я как-то читала, что….

— Мил, я не совсем человек в привычном понимании из-за своей силы. — Мои пальцы скользнули во влажные волосы княжны начал нежно массировать кожу головы, от чего девушка прикрыла глаза. — Та сила, что я использую влияет на моё биологическое тело. У меня очень быстрое восстановление. Минута… Может чуть меньше, и вот….

— Эмм… — Только и хмыкнула девушка, чувствуя, что в её в живот опять что-то упирается. — Стас, мне немного страшно становится….

— Не бойся. — Шепнул я на ухо княжне, и мягко взяв за плечи, развернул её к себе спиной, заставляя сделать шаг вперёд под струи воды из распылителя. — Мне так хочется ласкать тебя.

— А я теряю голову от твоих, мфф, прикосновений. — Мила прогнула спину, когда мои ладони легли ей на грудь, начиная её гладить. — Ммм… Вода щекочет, и твои руки, мгмм… Так приятно.

— Сейчас будет ещё приятней… — Отодвинув волосы на левую сторону, мои губы коснулись шеи Милы, обжигая её горячив дыханием.

Правая рука, соскользнув с груди, начала медленно продвигаться вниз по упругому плоскому животу девушки, к его нижней части. Мила выгнулась, издав сдавленный протяжный стон удовольствия, когда мои пальцы коснулись её розоватых половых губ, начав их ласково массировать.

— Здесь… Это, мхх, что-то невероятное. — Девушка зажмурившись от удовольствия начала медленно двигать тазом в такт мои поглаживаниям.

Её ягодицы, поверх которых лежал мой член пришли в движение, начав довольно приятно стимулировать его. Решив что пора продвигаться дальше, я скользнул кончиками пальцев между половых губ, от чего довольно громкий стон разнёсся по ванной комнате, а мне стало очевидно, что девушка уже полностью готова.

— Мил, я безумно хочу в тебя.

— И я хочу… — Сбивчивым шёпотом, часто дыши выпалила княжна Морозова. — Будь аккуратнее только. Читала, мфф, что первый раз может быть больно….

— Буду максимально деликатен. — Пообещал я, прикинув архитектуру ванной комнаты, зацепившись взглядом за прямоугольные ниши в стене душевой. — Отлично… Это вполне подойдёт. Так я смогу контролировать лучше процесс.

— Что, нннф, ты придумал, милый? — В голосе княжны Морозовой звучали нотки нетерпения. — Я уже вот-вот….

Несколько секунд понадобилось на то, чтобы мы оказались на облюбованной мной позиции. Без лишних предисловий, боясь растерять запал, стоя сзади Милы, я взял её руки, и подняв вверх, положил их на край третьей ниши, что была на уровне головы девушки.

— Придерживайся руками. — Шепнул я Миле на ухо, не в силах устоять, легонько куснув аккуратную мочку уха. — Отлично…Теперь поставь левую ногу на вторую нишу. Чуть левее… Умница.

— Мне как-то неловко в такой, ммм… Всё напоказ… — Поделилась своими соображениями княжна Морозова, но тут же замолчала, закусив нижнюю губу, прогнув спину, когда головка моего члена коснулась её половых губ, начав по ним плавно двигаться.

Спешить не хотелось, но судя по тому, что Мила ещё сильней прогнула поясницу, она уже изнемогала от желания, впрочем, как и я. Гладя ладонями упругие ягодицы девушки, было решено начать проникновение. Лёгкое сопротивление. Я вошёл лишь на половину, а по ванной комнате разнёсся сладострастный стон. Ноги девушки зашлись мелкой дрожью.

— Ты как… — Шёпотом спросил я, коснувшись губами плеча княжны, совершая плавные движения тазом.

— Немного больновато, но в тоже время, эмх, приятно. Продолжай, пожалуйста….

Уговаривать меня не пришлось. Отдавшись процессу, я плавно двигал тазом, лаская руками изгибы талии, бёдра и грудь Милы. Через минуту стоны стали интенсивней, а я заметил, что княжна Морозова начала втягиваться в процесс, став двигать бёдрами, тем самым намекая, что пора увеличивать амплитуду. Я ускорил тем, начиная входить чуть глубже. Стоны стали громче. Продолжив держаться одной рукой за край ниши, Мила зажала себе рот ладонью. Ещё минута и ванную комнату огласил наш сдвоенный стон. Конвульсивно дёрнувшись всем телом, рука Милы разжалась. Дрожащие ноги не слушались девушку. Княжна стала сползать вниз, но я её вовремя подхватил, заключив в свои объятья.

— Судя по этой довольной улыбке на твоих губах, всё хорошо? — Поинтересовался я, чмокнув девушку в нос, от чего её улыбка стала ещё шире.

— Угу… — Дёрнула головой Мила, приоткрыв глаза. — Только тело плохо слушается, но так хорошо.

— Это пройдёт через пару минут.

Я погладил Милу по волосам, а через секунду нежащаяся будто задремавшая кошка в моих объятиях княжна, заалела щеками.

— Стас, останься со мной этой ночью. Не хочу, чтобы ты уходил к себе….

— С удовольствием, княжна Морозова… Эххх…Чувствую убьёт меня твой дядя.

— А мы ему не скажем….

Глава 18

РАВМИ. Летний полигон.

У меня невольно вырвалась усмешка, что не осталось без внимания сидящего рядом Глеба.

— Чего ты там хихикаешь? — Заинтересовался Распутин младший, на что вместо ответа я протянул ему свой смартфон, предварительно увеличив фото во весь экран.

— Обожаю её! Она без ума от меня.

— "Мышкин скот!!!" — Прочитал Распутин на транспаранте, что "хвостом" тянулся за мотопланером, летящим над Романовским лицеем.

На переднем плане фото красовалась Жанна на фоне первого корпуса, над которым в небе реяло «знамя». Мордашка у рыжей красотки была такова, что стрелка моего личного «Стервометра» сорвалась вперёд, сломавшись об ограничитель. Всю картину довершала вытянутая рука с презентацией среднего пальца в популярном жесте.

— Что-то не похоже, что она от тебя без ума. — Сделал соответствующие выводы Распутин, но я лишь отрицательно замотал головой.

— Ты ошибаешься, Глеб. Прочти подпись к фото.

— "Мышкин, ты скотина и подлец".

— Дальше

— "Я тебя убью. Скучаю".

— Вот! — Мой указательный палец взмыл вверх. — Видишь? Ску-ча-ет!

— Странные у вас отношения….

Не став объяснять Распутину, что он ничего не понимает в высоких духовных порывах, я продолжил наблюдать, как иссякает очередь из академиков. Скоро должен будет подойти и наш черёд.

Смысл аттестации был предельно прост: "академикам" по предмету "практическое применение боевой магии" было дано на лето задание освоить новую площадную боевую технику. В придачу к нему шло дополнительное задание — выделить предрасположенность эфира, если таковая имеется. Сейчас они занимались тем, что пыжились перед инструктором в круглых очечах, имя которого я забыл, и калечили пластиковые подобия "человеков" стоявших по трое, на расстоянии полутора метров друг от друга. Задача нашей группы, хоть мы и не получали такого задания, была аналогичной. С нас требовалось показать хоть какую-нибудь площадную технику. Если кто-то сможет продемонстрировать предрасположенность эфира, то замечательно. Третья задача — тешить чувство собственного величия "академиков". Моя задача — отдыхать. Ну почти….

Выходных у меня не было. Вернее они были, но я даже не заметил, как они пролетели. Самым приятным моментом было безусловно свидание с Милой, и его последующие продолжение. Ушёл я от девушки только утром, и довольно нехотя. Правда, расстались мы ненадолго. Через час у нашей группы состоялся совместный субботний выход в город. Первая его часть включала экскурсию по памятным местам, организованную Министерством магического образования. Вторая часть — "вольная программа". Местом нашего променада был выбран торгово-развлекательный центр "Империя". Такая же громадина, как и "Golden Tower", только немного меньше, но смысл тот же. Речь о мнении большинства, кто куда хотел — вообще не велась. Место было выбрано инструктором Лавровой с целью, как она выразилась "Прикупить шмотья ". Женская половина единогласно поддержала такую инициативу, а парней никто не спрашивал. Более того, мужскую часть коллектива Лаврова кинула на меня, как на ставшего группы. Впрочем, выход я нашёл быстро. Договорившись встретиться в условленное время у фантана на первом этаже, велел всем рассосаться по своим делам.

Оставив парней на собственное разумение и произвол, я избрал временной базой кафе-кондитерскую. Выставив "дебильник", чтобы не пропустить отправку, на всё свободное время прилип к телефону. Всё же хоть какая-то альтернатива удалённого ведения дел.

Вечер того же дня был отдан Тори. Вернее под помощь в её затее. Как лидер клана в компьютерной игре "Anvia Оnline", Вика решила организовать встречу своего клана "в реале", как она выразилась. Ещё по пути на место сего действа, коим был выбран ресторан "Нептун", я воздерживался от приколов в адрес задротов, и не вспоминал шутейку про маленькую хрупкую фею с ласковым именем «Толик». Меня подмывало, но я стоически вытерпел, видя серьёзное отношение Вики к этому мероприятию.

У меня случился небольшой диссонанс, когда я воочию оценил масштаб. Маленькой "кучкой задротов" тут и не пахло. Арендован был целый этаж, а разнополый контингент присутствующих варьировался в промежутке от двадцати и вплоть до "пенсии". Попадались довольно солидные люди, говорящие о странных вещах. В игровую тематику я не вникал, у меня была более приятная задача — отыгрывать кавалера Вики. Судя по некоторым расстроенным лицам мужской половины, получалось у меня довольно неплохо. В целом эта сходка, мне даже понравилось, а к концу вечера я уже знал название всех инстансов и мог поддержать разговор. Случилось даже несколько драк, но я не участвовал.

Вечер плавно подошёл к концу, и мы с Викой вернулись в академию. Все остались довольны, а меня ждала приятная награда от истосковавшейся за время моего летнего отсутствия Тори. Хорошо, что стены у комнат толстые, а апартаменты Вики находятся в противоположном крыле от апартаментов Милы. Хоть я от княжны Морозовой не скрывал, что встречаюсь с большим количеством девушек, но сомневаюсь, что она обрадуется услышав стоны за соседней стеной. Тем более, что Мила была в курсе нашего с Тори субботнего мероприятия. Утром я ей сам об этом сказал, но оказывается она уже знала от Вики. Невольно начинаю скучать по Фагрису. Заведёшь по парочке девушек в каждом ноде, и голова не болит, что они могут когда-то встретиться.

Суровое воскресенье подкралось, когда его совсем не ждали. Утром от Мальвины на почту пришли материалы по расстановке сил в Петрограде. Стало совсем не до веселья. Скверхи нещадно рвались из засады! Ужас вызвало даже не то, что уже началось, пусть и вялое, но формирование групп по интересам. Ранее я просил у Мальвины информацию по благородным Петрограда, задав критерий поиска — «любые сведения будут полезны».

Нужно было уточнять. То, что прислала мне Невская младшая напоминало вырванный кусок какой-то навороченной базы данных. Рейтинг в реестре боевой мощи, состав рода и подноготная его членов с фото, движимое и недвижимое имущество, информация о счетах и долгах, декларируемые доходы, активы, номенклатура арсенала, сведения о лицензии найма родовых бойцов… Даже информация по перелётам, если таковые производились! Ближайшие несколько дней обещали быть загруженными и бессонными. Хорошо, что мне пару часов сна хватает, чтобы отлично себя чувствовать.

Решено было ознакомиться с начавшими образовываться альянсами, и выжимкой Мальвины по самым сильным участникам гонки за титулом «Великого князя Петроградского». Если руководствоваться боевой мощью рода, то здесь выделялись три фаворита: Род князей Гирс, род Лидс и дом Юсуповых. Ироничным здесь был тот факт, что отпрыски двух первых благородных фамилий учились вместе со мной в Романовском лице в одной группе, и приязни ко мне не питали. Вернее к княжичу Мышкину, который их козлил всю младшую и среднюю школу.

Два братца Юсуповых были у меня, что называется «на коротком поводке», но их тоже следовало изучить. Это будет не лишним, учитывая их дружбу с одним из старейшин "Врил".

Самым интересным кандидатом, вне конкуренции стал Афонасий Боровский, он же Афанасий «Тёмный» или «Слепой князь». Все материалы по нему Мальвина прислала отдельным письмом с пометкой "Важно". Довольно отважная личность, особенно если учесть, что перед самой коронаций ныне действующего императора, посмел пойти против него. Он и его единомышленники мотивировали это принадлежностью Афанасия к какой-то из ветвей рода Рюриковичей, аж восемь поколений назад. Такая принадлежность была, но только по женской линии. Когда Боровский с единомышленниками «ворвались», хоть их никто не останавливал, в Императорский дворец, «шапка» оказалась не по «Афоньке». В пустом тронном зале, куда сейчас водят экскурсии высокопоставленных зарубежных гостей, их ждал Иоанн. Один ждал, и был как всегда угрюм. Не знаю на что надеялся Боровский с сотоварищами, когда шёл разбираться с самым сильным магом Российской Империи, но их план потерпел фиаско. Иоанн без лишних разговоров убил всех заговорщиков несмотря на численный перевес. Хотел он тоже самое сделать с Афонасием, но как пишут в хрониках, передумал.

Иоанн VII ещё тот затейник, в этом я сам воочию убедился, когда он применил необратимую технику паралича на своего неудавшегося убийцу, а потом приказал его заживо закопать. В запале или по глупости, Афанасий брякнул нелепицу, вроде: «Убей меня уже… Глаза бы мои не видели твоей коронации». Иоан не долго думая, на том и порешил. Буркнув «Да не вопрос» он выжег магией глаза заговорщику, без возможности восстановления зрения, и хорошенько покалечил. После этого сослал на ПМЖ в Петроград, лишив императорской милости, как это было с родом Мышкиных три поколения назад. Отсутствие этой самой «милости» не смертельный, но довольно неприятный факт, по себе знаю.

Так бы и сидел Афанасий «Тёмный», и не жужжал, если бы не недавняя реформа. Привилегий и знаков благородства нет, но титул князя за ним остался. В правилах тоже нет, что кандидат на титул «Великого», должен быть первой свежести. Видимо, поверив в себя, Боровский решил предпринять попытку номер два «дорваться до власти». Судя потому, что Иоанн ещё не врезал хорошенько по шаловливым ручонкам бывшего заговорщика, Боровский входит в его некие планы. Может в дальнейшем, что-то конкретное обозначится, но пока судить рано. Важно лишь то, что «Слепой князь» в игре, и он собирает сторонников.

Душа требовала тортов и веселья, но вместо этого воскресенье прошло в напряжённой работе. Я изучал своих потенциальных противников, параллельно занимаясь пряжей. Необходимо было как можно скорее вернуть себе хотя бы прежний уровень силы, что был у меня на седьмом крыле веретена. Не то, что я стал слабаком, здесь больше вопрос в уверенном ощущении самого себя. Ещё бы узнать, как совершить эволюцию акселератора, было бы вообще замечательно, но пока у меня лишь пара догадок по этому поводу.

Несмотря на огромную загруженность, «адское воскресенье», как я его окрестил, дало свои плоды. В мою коллекцию добавилось целых два каона. Сказалось видимо то, что мой навык обращения с акселератором улучшился. Уже меньше ошибок допускаю, стабильность извлечения нити возросла, немного подтянулась скорость создания петель.

Резерв у меня огромный, но восстанавливается медленно. В моих планах изначально было вернуть утраченный каон «Жажда жизни», который бы увеличил скорость восстановления резерва. Останавливал один нюанс. Полученный мной акселератор жизни уже работал по тому же принципу. Если смотреть через духовное зрение, то вокруг меня находиться зона поглощения радиусом в четыре с половиной метра. Акселератор тянет из этого объёма и оргон и эфир, заполняя моё духовное тело. Это тоже самое, что и плетение «Жажда жизни».

Смысл в каоне полностью пропадал. Я уже хотел отказаться от затеи увеличить скорость восстановления своего резерва за счёт плетения «Жажда жизни», но мне в глаза бросилась одна особенность. Это можно было увидеть, только при неполном резерве. Стоило мне потратить оргон, как силовой фон области вокруг меня резко становился обеднённым. Акселератор моментально опустошал окружение в радиусе своей работы, а фон обеднённой области не спешил восстанавливаться обратно.

Процесс перехода силы жизни из зоны высокого содержания в область низкого сам по себе не быстрый. Именно на этом я решил сыграть. Через двадцать минут, из-под моего карандаша вышел новый каон «Притяжение жизни». В отличии от «Жажды жизни» в нём не было связок петель, что давали бы способность поглощения. Зато был огромный радиус в двадцать семь метров, из которого хоть и не быстро, плетение подтягивало силу ко мне.

Нет, бесконечного резерва за счёт быстрого его восполнения я не получил, но теперь вместо 8-10 часов мне достаточно около 4-5. В дальнейшем, когда разберусь как проводить эволюцию акселератора, это время уменьшится.

Вторым плетением стала моя разработка, схему которой я составил ещё летом на каникулах. Честно признаться, разрабатывал не для себя, а для своих адептов. Сам использовать не планировал, да и плетение довольно специфическое. Как-то подсмотрев у магов технику «Кинетическая мина», я сделал себе пометку создать нечто подобное, но на основе пряжи. Руки дошли лишь летом. В конечном варианте у меня получилась далеко не «Кинетическая мина» магов, которая способна отправить в полёт на десяток метров, а совсем обычная… осколочная. Так же, как и у магов, создаётся невидимая глазу область напряжения, потревожив которую происходит детонация и разлёт силовых поражающих элементов. Звучит вроде просто, но скверх там плавал! Вместо того, чтобы отрываться с девчатами, я два вечера угробил на создание плетения. Много проблем возникло при реализации, особенно с энергетической подпиткой и механизмом установки не на поверхностях, а в различных плоскостях пространства. Пришлось прорабатывать взаимодействие с каоном «Метка +». Без него, плетение «Мина» попросту не будет работать.

На выходе получилась техника превосходящая колдунство магов, взять хотя бы возможность дистанционного подрыва. Закончив работу, я благополучно поделился наработкой со своей паствой и забыл про неё, а вот сейчас вспомнил. В силу своего нынешнего положения, это плетение приобрело колоссальный потенциал. «Зажигательная мина», «Морозная мина», «Статическая мина», «Ослабляющая мина», «Мина нарушающая применение способностей» — одно плетение даёт целый арсенал. У меня даже волосы на голове зашевелились от изобилия боевых манёвров и различных связок. Безоговорочное «За», даже не обсуждается.

Уже ночью, случилась ещё одна приятность. Пока слушал в наушниках через читалку информацию о роде Лидс, уничтожая кубы, случайно освоил один фокус. Получается через раз, но теперь я могу обычному высвобождению эфира жизни предавать свойство одной из шести зон. Пару раз у меня получились довольно внушительные вещи, без каких либо плетений и манипуляций с духовным телом. Бьющий из ладони столб магического огня на десяток метров вперёд, в моём понимании, довольно внушительная вещь. Приятно, когда тебе не нужно таскать на себе огнемёт, а он у тебя есть.

Из раздумий меня вывел толчок в бок от Глеба, после которого резко возникло чувство, что надо мной кто-то нависает.

— Эй ты…

— Глеб, скоро наша очередь, — расценив, что обращались не ко мне, я даже не поднял взгляд. — Ты хотя бы умеешь что-то по площади магичить?

— Я с тобой разговариваю… Князь Мышкин. — Для лучшего привлечения внимания, меня пнули в носок туфли.

Уперев руки в бока, перед скамьёй, где мы сидели с Глебом, стояла Елена. Возвышаясь надо мной, девушка с надменным лицом, излучая недовольство, сверлила меня взглядом.

Заметив, что я обратил на неё внимание, Трубецкая достала из внутреннего кармана кителя телефон. Несколько раз нажав по сенсору, Елена повернула ко мне экран, где было меню недавних вызовов.

— М? — В звук, который я издал была вложена вся глубокомысленность, которая только была в моём распоряжении.

— Да так… Что-то я не вижу, чтобы ты мне позвонил на этих выходных. — Заявила золотоволосая зеленоглазая бестия, сверкая взглядом, вновь уперев руки в бока. — Где приглашение? Ты оглох? Эээ… Ты чего на меня так смотришь?

— Глеб, ты только полюбуйся, — я пару раз толкнул локтем Распутина, кивком указав на княжну. — Ну разве она не прекрасна? Сколько огня….

— Чего?! — От моего заявления Глеб чуть не свалился со скамьи, тряся головой, а Елена приоткрыла рот, разомкнув аппетитные пухлые губки.

— Князь, тебя точно лошадь копытом по голове не била? — Елейным голосом поинтересовалась княжна Трубецкая, моментально восстановив спокойствие. — Очень на это похоже. Опять лыбится, ну точно….

— Ты мне тоже очень нравишься.

— А ты мне нет! — Заявила Трубецкая, и хотела продолжить дерзить дальше, но я её перебил.

— Ты сейчас врёшь. — С полной уверенностью констатировав это, я поднялся в полный рост, сделав шаг навстречу Елене.

— Да? — Картинно удивилась девушка, тоже сделав небольшой шажок мне навстречу, не моргая буравя меня взглядом. — С чего ты решил? Назови хотя бы одну причину так думать?

— А тут думать не надо. — Разведя руками, я игриво подмигнул княжне Трубецкой. — Подошла, начала скандалить… Ты явно расстроена тем, что ожидала моего звонка на выходных, а я не позвонил.

— Ещё чего! — Возмутилась Елена, скрещивая руки на груди, постукивая носком туфли. — Я хотела как можно скорей покончить с нашим договором, чтобы от тебя отвязаться.

— Потому сидела в обнимку с телефоном, ожидая от меня приглашения? — Видя, что Елена начинает терять уверенность, я коснулся её плеча. — Извини, милая. Дел навалилось столько, что не было возможности. Попробую исправиться, но не обещаю.

— Урхг…Дубина. — Скрипя зубами произнесла Елена, но через секунду, услышав хлопки инструктора, начала лучиться довольством. — Ой! Кажется ваша очередь подошла. Не оплошай, князь Мышкин… А то я ещё подумаю, брать ли от тебя трубку или нет. Идём, Мари. Найдём место получше, чтобы полюбоваться этим зрелищем….

Взмахнув гривой золотых волос, Елена демонстрируя полную потерю интереса победоносно удалилась, а я только сейчас заметил, что она была не одна.

— Князь Станислав, ты её извини, — Сомкнув руки за спиной, переминаясь с ноги на ногу заявила «десантница» Мария Скуратова, виновато поглядывая на меня. — Она просто хотела узнать, когда ты позвонишь, а видишь, что вышло. У Елены колючий характер, но она хорошая.

— Да никто не говорил, что она плохая. — Пожал я плечами, улыбнувшись миниатюрной кареглазой брюнетке с миловидным личиком. — Просто своеобразная….

— Ну да. — Усмехнувшись, кивнула княжна Скуратова, глядя вслед подруге. — Пойду её догонять. Пользуется тем, что ноги длинные, не угонишься без магии… Удачи с проверкой.

Сделав упрощённый книксен, княжна Мария одним скачком оказалась рядом с подругой, преодолев больше десятка метров, начав ей что-то оживлённо объяснять, судя по жестикуляции.

— Глеб, ты чего? — От меня не укрылось выражение вселенской скорби, которое сейчас было на лице Распутина, издающего звуки подобные тем, как подавившийся кот выплёвывает кусок шерсти.

— А у меня слов нет. Одни эмоции… Положить глаз на Елену! Неужели она тебе действительно нравится?

— Разве она не красотка? — Пожав плечами, я указал взглядом в сторону нашего объекта разговора. — Блондинка, длинные волосы, немного высокомерное, но смазливое личико, пухлые губы, длинные ноги, шикарная фигурка, а эти глаза, особенно когда злится… Ммм….

— Да это понятно, Стас… Елена красивая, не поспоришь, но характер….

— Так ещё интересней.

— У тебя извращённый вкус на женщин.

— Слово «избирательный» сюда больше подходит. — Поправил я Распутина, замечая приближающееся яркое пятно на периферии зрения. — А вот и шикарная инструктор Лаврова к нам спешит.

— Шикарная? Стас, ей «тридцатник» уже.

— Всего лишь «тридцатник» — Сделала я акцент на первой части. — Как видишь, это не мешает ей быть красивой сексуальной женщиной.

— Брр… У меня от её хрипловатого голоса по нервам будто когтями скребут. Ещё курящих не люблю.

— Сплетничаете, господа? — Поинтересовалась подошедшая к нам Кира, стараясь казаться как можно невозмутимей, но то, что она теребила свою трубку в пальцах с ярко-алым маникюром её полностью выдавало.

— Никак нет, инструктор Лаврова. — Поспешил я опровергнуть неверные выводы Киры. — Вас обсуждали.

— Вот как… — Приподняла бровь «красноволосая демоница», удивлённая такой откровенностью. — И о чём вы говорили?

— О том, что наш куратор красивая и сексуальная женщина.

— Ммм… Приемлемо. — Едва заметно улыбнувшись кивнула Кира, включая строгого инструктора, из-за присутствия Глеба. — Только в вашем возрасте об учёбе нужно думать, а не о женщинах. — Назидательным строгим тоном сообщила Лаврова, переведя ставший хмурым взгляд на Глеба. — Княжич Распутин, проходите на исходную, к инструктору Бобелю. Вы первым на проверку от нашей группы будете.

— А почему сразу я? — Поинтересовался Глеб, не выказывая особого возмущения, но судя по стервозной улыбке Лавровой, сделал он это зря.

— Потому, что мне «тридцатник». — Продолжая улыбаться сообщила Кира, которая, как оказалось, имела незаурядный слух. — Идите, княжич Распутин.

— А… Ага. — Только кивнул «нокаутированный» Глеб, поспешно вставая со скамьи, быстро исчезая, а Лаврова заняла его место рядом со мной.

— Кира, милая, кто тебя расстроил? — Игриво обратился я к красноволосой бестии, убедившись, что рядом никого нет. — Покажи пальцем, и мы его побьём, предварительно вывернув мехом наружу, и вырвав всю шерсть. Улыбаешься… Уже хорошо. Так, что случилось?

— Вон тот урод случился. — Недовольно буркнула Лаврова, кивнув в сторону мужчины лет сорока пяти, в круглых таблетках и седоватыми редеющими волосами на макушке. — Шойл Бобель.

— Точно… Он представлялся, а у меня из головы вылетело. Что тебе плохого этот еврей сделал?

— Да настроение испортил. — Лаврова махнула рукой. — Он у меня преподавателем был на последнем курсе в Черногории. За один учебный год попил столько крови, сколько все преподаватели за всё время обучения. Впрочем, не только мне, а всем девушкам. Лильке повезло, она его не застала. Сюда перевёлся видимо….

— А почему только девушкам? — Возник у меня закономерный вопрос.

— Да сексист он грёбаный! Видите ли, магия — не женское дело. — С лёгким раздражением заявила Кира, достав кисет, принявшись набивать трубку. — Сейчас высказывал… «Странно видеть на вас инструкторский китель Лаврова», «Не думал, что вы чему-то можете научить?», «Специальный контракт? Должно быть ректор Морозов переоценил ваши способности»… И всё в таком духе.

— Да не нервничай ты так из-за этого старого хмыря. Если ему не нравятся магички, то пусть где-нибудь в уголке ручками перебирает. — Видя, как Кира усмехнулась, я продолжил. — Твой преподавательский рейтинг говорит о том, что ты отличный инструктор. Ты пришла работать в Романовский лицей три года назад. За это время ты выпустила шесть десятков «гросс софистов» боевой магии. Шесть десятков почти «чудиков»! Пусть рот свой поганый замолчит.

— Ничего себе! Откуда такая осведомлённость? — Удивилась Лаврова, но через мгновение махнула рукой, игриво улыбнувшись. — А не важно… Приятно, чёрт возьми, Стас. Я теперь начинаю понимать, почему моя Лилёк от тебя без ума. Сказать честно, мне плевать на Шойла, просто виноватой себя чувствую. Ко мне у него особая неприязнь, а отыгрываться он на вас сейчас будет из-за меня, чтобы в лужу посадить. Особенно на девчонках.

— А ты за нас переживаешь? — Удивился я, подсев чуть ближе, незаметно запустив руку под китель Лавровой, погладив её по спине.

— Конечно переживаю! — Воскликнула Кира, хлопнув меня по колену ладонью. — Может по мне не скажешь, но вас ректор доверил мне, а значит на мне лежит ответственность. Особенно за Сонину переживаю….

— А Ксю тут при чём? — Не понял я, взглядом найдя княжну Сонину, которая сидела на скамье, рядом со смотровым бункером, и обняв свой монструозный будильник мирно спала.

— Княжна ведь училась здесь… Шойл у меня ещё до начала занятия спросил, «Зачем вы сюда это недоразумение притащили?». У него аж глаз дёргался. Даже догадываюсь почему она его так бесит. — Видя мой вопросительный взгляд, Лаврова поспешила пояснить. — Он любит отстающих девчонок до слёз доводить. На моей памяти, когда я училась, он нескольких довёл до того, что они забирали свои документы.

— Ксюха здесь причём?

— А как ты её доведёшь, если она спить? Потому она его бесит… Когда дойдёт её очередь, последует хорошо поставленный монолог минут на десять…. — Лаврова прервалась, от того, что я начал медленно хлопать в ладоши.

— Браво, Кира… Меньшего, я от тебя не ожидал. — Видя лёгкое замешательство на лице Лавровой, решил окончательно открыть карты. — Образ доброго инструктора тебе не идёт. И, да… Это был последний раз, когда ты пробуешь мной манипулировать.

— Так хотелось… Эхх! — Лаврова картинно похлопала ресничками. — Как догадался?

— Скажу, но сначала ответь на вопрос. — Интонацией я дал понять, что время шуток кончилось. — Слезливая история про «злого препода» правда?

— Да, но…

— Значит мотивация… Репутация? Ты хочешь не только её сохранить, но и утереть нос этому старому пню? Решила меня на него натравить… — Видя немое согласие в глазах Лавровой, я продолжил развивать тему. — Нет, ты конечно можешь говорить в своё оправдание, что тебе дали группу бездарей и олухов, , но твоя профессиональная гордость, который ты дрожишь, прожуёт и выплюнет тебя. Не смертельно, немного погрустишь, продолжишь жить дальше, но осадок на душе останется. Да… По тебе пару раз ещё в деканате академии проедутся, мол каких бездарей прислали, такой же инструктор. Может не прав, но не далёк от истины. Всё верно?

— Да, всё верно. — Не стала отрицать Лаврова, с лёгким раздражением и гневом глядя на меня. — Извиняться не намерена. Да, бл… Как представлю довольство на роже Бобеля….

— Кир, выбирай в следующий раз другой подход. Если дружим, то давай делать это в полной мере. Хорошо?

— Князь, ты нечто… — После небольшой паузы сказала Лаврова, разглядывая свои сапожки на высоком каблуке. — Пара слов, а я уже себя, каким-то дерьмом чувствую. Как у тебя так получается? Уже несколько раз замечала за тобой… Ты знаешь людей, будто прожил не два десятка, а целую вечность. Ты уникум какой-то?

— Кир, я ни скверха лысого людей не знаю.

— Хватит скромничать, Стас. — Лаврова даже немного разозлилась на моё заявление. — Ты меня как школьницу обул… И кто такой «скверх»? Я уже пару раз от тебя слышала.

— Это Скандинавский чёрт такой… — Сразу включилась отговорка, выработанная до автоматизма.

— Наверное мерзкий… Само название бесит. — Кира подняла взгляд на полигон. — Распутин хорошо «отстреляется». Специально его первым погнала… Не хотелось видеть довольной улыбки на лице Бобеля с самого начала. Глеб талантливый….

— Будем считать, что после очередной твоей манипуляции с похвалой, я расправил хвост аки павлин, и готов прыгать на амбразуру… Ухмылку еврея ты не увидишь… — Пора было приоткрыть завесу тайны. — Инструктор Шойл после сегодняшнего занятия будет ходить грустный и задумчивый. Если сможет вообще ходить… Возможно завтра в деканат на утреннюю планёрку не явится.

— Почему? — Оживилась Лаврова. — Откуда ты знаешь?

— Я не разбираюсь в людях, но хорошо разбираюсь в их пороках. — На моих губах проступила загадочная улыбка. — Если знаешь, что дать, или отнять у человека, то можно легко стать его господином. Так я понял, что ты пытаешься мной манипулировать. К примеру, я знаю два способа, как доставить тебе удовольствие.

— Неужели? — Удивилась Кира, демонстрируя неподдельный интерес. — Заинтригована… Выкладывай. Очень хочется послушать.

— Первый способ… Я ничего не говоря беру тебя за волосы, заваливаю на эту лавку… — Подсев ближе я начал излагать свой поэтапный план, наблюдая как глаза Лавровой увеличиваются в диаметре. — И второй способ… Здесь, мне даже тебя пальцем не придётся касаться. Кира, тебя же больше всего возбуждает, наблюдать за тем, когда над кем-то доминируют и унижают. Можешь не отрицать. Уверен это одна из причин выбора твоей профессии. Особенно доставляет удовольствие, когда унижают тех, кто тебе не нравится. Устраивайся поудобнее, сейчас начнётся то, что тебе понравиться….

— У меня двойственное чувство. — После небольшой паузы заявила Лаврова. — Мне хочется тебе врезать смачную пощёчину, и в тоже время… Скамья довольно удобная, жаль тут народу много. Даже с других групп на смотровой площадке толкутся.

— Знал, что ты не останешься равнодушной. — Видя, что Лаврова меня сейчас начнёт душить, перешёл ближе к теме. — Кир, ты же понимаешь, что эти детишки и их инструкторы намерены нам портить жизнь вплоть до того, как мы не уедем?

— Очевидно же… — Тут же согласилась Лаврова, одобрительно кивая. — Некоторые даже вольности в мой адрес позволяют, хоть я инструктор, и одним подзатыльником могу убить любого из них. Жаль, что это расходится с моими убеждениями.

— С уголовным кодексом РИ это расходится, а в случае с благородными, то с «Княжеским». Это гораздо хуже. Только не надо говорить, что ты не мечтала кого-нибудь прихлопнуть из своих учеников.

— Иногда меня посещает такое желание. — Не стала отрицать Лаврова, подглядывая по сторонам. — Вот тебя сейчас хочется убить, чтобы ты загадками не говорил.

— Нет загадок, Кир. Тактика поменялась. — Сказав это, мой взгляд обвёл полигон. — Чем отличаются ученики академии и мы?

— Тем, что мы не в выгодном положении. — Недовольно заявила Лаврова, развивая мысль. — Они у себя дома, и на своём «поле».

— Потому они и вынуждены играть по правилам «своего поля», а вот мы нет. — Видя, что Кира не поняла к чему я клоню, пришлось продолжить. — Кир, не хочу объяснять всех тонкостей, но наш обмен делался впопыхах. Нас исключить не могут, даже если мы нарушим внутренние правила распорядка. У нас полная безнаказанность за любые действия. Нас даже наказать здесь права не имеют. Если будет что-то серьёзное, Распутин может написать ходатайство в министерство, но мы не ученики РАВМИ, всё спустят на усмотрение Морозова. Максим Александрович ещё тот деспот, но даст ли он нас кому-нибудь в обиду?

— Нет! — С полной уверенностью заявила Кира, на мгновение задумавшись. — Проблем не удастся полностью избежать, но он за нас.

— Именно по этой причине мы начнём менять ситуация с сегодняшнего дня. Мы не будем ждать агрессии в нашу сторону, и предпринимать контрмеры… Мы будем грамотно пересовать класс «Альфа». — Видя заинтересованность и азарт в глазах «дьяволицы», я продолжил. — К нашему возвращению в лицей, они станут посмешищем всей академии. Есть вероятность, что этот класс вообще перестанет существовать.

— Ничего себе, рвение! Глядишь и грандом «Студнем» станешь. — Лаврова хихикнула, о чём -то усиленно думая. — Не… Если ещё в итоговом «дружеском» испытании победим, то Морозов эполет «практика» к концу второго курса тебе повесит.

— Хоть на стену приклеит… У меня другая мотивация. — Видя немой вопрос во взгляде Лавровой, не стал скрывать. — Навыки свои здесь потренирую, перед тем, как включусь в борьбу за Петроград. РАВМИ ничем не хуже поля боя… Да и мне развлекаться надо. С минуты на минуту всё начнётся.

— А что будет? Что будет? — Лаврова сейчас напоминал маленькую девочку ожидающую чуда.

— Мы утрём нос наждачной бумагой «Золотым детишкам», приспустив их на землю… И этому «Тузембобелю» тоже достанется. Возможно на больницу уедет. Как повезёт. — Перечисление закончилось, но Кира ждала чего-то ещё, потому я продолжил. — Ещё ты взмокнешь от происходящего….

— Уже…. — Растеряно произнесла Лаврова, глядя куда-то вглубь полигона. — А что там такое? Чего все столпились?

— Там драка сейчас начнётся. — С полным знанием ситуации заявил я, даже не глядя в ту сторону. — Будут наших бить… Да, Кир… Если Бобель начнёт препятствовать дуэли, поспособствуй, чтобы она состоялась.

— Он не будет препятствовать. Это ведь его "Золотые" ученики. — Уверенно сказала Лаврова, изнемогая от любопытства, но через секунду стала серьёзной, и даже испуганной. — Стоп! Стас! Ты здесь, Распутин там стоит… С кем дуэль? Кто у нас в себя поверил?

— Сейчас увидишь…

Глава 19

— Ты… Ублюдок! — Орсини ещё раз толкнул парня, глядя на носок своей туфли, где остался грязный след.

— Я же уже извинился. — Угрюмо сказал Алексей, поправив сползшие очки, виновато пожимая плечами, переминаясь на месте.

— Да не нужны мне твои извинения, деревенщина безродная! — Взвыл Адольфо, и сделав шаг вперёд, ещё раз толкнул парня гневно сопя, поглядывая на грязное пятно. — Да… Здесь царапина на лаковом покрытии осталась!

— Ничего там нет. — Возразил Алексей, поправив ремень увесистого тубуса, висевшего на его плече. — Я же уже….

Брюнет с тонкими бровями, на одной из которых был просвет шрама старого рассечения не договорил. Схватив за ворот кителя, граф Орсини начал трясти парня.

— Да плевать мне на твои извинения! Слизывать языком сейчас…

Адольфо осёкся. В попытке дёрнуть на себя Алексея, руки графа неудачно соскочили с ворота. Не ожидая подобного исхода, Адольфо не успев среагировать, врезал себе правой рукой по подбородку.

— Ах ты! — Взвизгнул молодой граф, и сопя от злости, видимо виня в своей неуклюжести Алексея, провёл прямой удар в лицо своего оппонента.

Удар должен был прийтись по губам, но прошёл вскользь по щеке.

— Спокойнее, маркиз… — Начал было успокаивать Орсини топ группы «Б» Романовского лицея, наспех поправив зачёсанные назад длинные чёрные волосы по плечи, но замолчал, когда Адольфо выхватил шпагу из поясной перевязи.

— Я граф! — Взвыл Орсини делая выпад.

— Стас, нужно это прекращать… — Зашипела Лаврова сквозь зубы, опасливо глядя на происходящее, положив руку на рукоять свёрнутой в кольцо плети. — Он сейчас Алëшку…

— Не нужно, Кир. Ты была права. — Шепнул я Лавровой, поглядев на инструктора Бобеля, который не спешил вмешиваться, более того, с довольством наблюдал за происходящим. — Лучше к Шойлу подойди, попроси, чтобы он вмешался. Скинь ответственность с себя, остальное за мной.

— Да он Лëшку в решето превратит. Ты глянь, он как цыплёнок….

— Ничего ты не знаешь о Лëхе… — Зашептал я гневно Лавровой. — Шустрее, шевели своей красивой задницей, если не хочешь крайней остаться. Мой выход….

Видя, как резко удалилась Лаврова, одним слайдом я оказался рядом с Орсини, хватая его за руку в которой была шпага, прерывая атаку.

— Отвали от него… Ты же видишь, что он слабее тебя. — Воззвал я к голосу разума, но граф меня оттолкнул, взмахнув «зубочисткой», стержень которой полыхнул эфиром.

Я ушёл слайдом назад, но вот Алексей неудачно приблизившийся в этот момент, получил удар. Кончик шпаги чиркнул по плечу парню, распоров ткань кителя.

— Не вмешивайся. Я сейчас преподам этому неуклюжему олуху урок! — Вскрикнул Орсини, но увидев издевательскую усмешку на моих губах немного растерялся. — Чего скалишься?

— А ты был прав, Мыша. Он неуравновешенный идиот. — Изрёк Алексей, и достав из-за пазухи выцветшую джинсовую бейсболку, водрузил её себе на голову козырьком назад.

— Ты меня оскорбил, деревенщина! — Воскликнул Адольфо, на что Алексей лишь иронично ухмыльнулся, снимая очки, грохнув полуметровый тяжеленный тубус рядом с собой на землю.

— Это уже не имеет значения. Ты совершил на меня вооружённое нападение, благородный. — Сбросив с себя китель, парень остался в рубашке-обманке без рукавов, продемонстрировав алеющую царапину на плече и татуированные руки. — Видишь, что ты сделал своей зубочисткой? Теперь не обижайся. — Сказав это, Мосин посмотрел на меня, качая головой. — А я ведь бате обещал больше не драться. Подведёшь ты меня Мыша под монастырь.

— Да ладно, Мось? Небось уже разучился кулаками махать.

— Как же… — Хмыкнул Алексей, ударом ноги сбив крышку со стоящего рядом с собой тубуса. — Лучше отойди подальше. Сейчас этого борзого графëнка пролечивать буду.

— Только осторожнее с ним. — Предостерёг я Мосина, отходя назад, к вернувшейся Кире, которая приподняв бровь, наблюдала за всем творящимся беспределом. — Знакомьтесь, инструктор Лаврова — Алексей Мосин, мой "коллега". Сын крупного промышленника, и по совместительству отморозок, который кошмарил свою параллель в младшей и средней школе, а я свою. Поступив в лицей взялся за ум, а может батя мозги ему вправил. Тут неизвестно. В общем, встал Орсини двумя ногами в жир.

Не успел я договорить, как у Адольфо сдали нервы. Окутавшись эфирной дымкой, граф ринулся вперёд на Мосина, который присев, запустил руку внутрь своего тубуса. От столкновения лезвия шпаги с дном цилиндрического футляра, державшегося на кисти Алексея, земля под ногами дрогнула, а рассеивающийся шлейф эфира сорвал дёрн на пару метров по обеим сторонам от Мосина.

Орсини длинным отскоком в пятёрку метров разорвал дистанцию, низко подсаживаясь, чтобы произвести ещё один такой выпад. В ту же секунду, сделав резкий взмах рукой с тубусом, Мосин отправил футляр в полёт, прямиком в графа, раскладывая своё излюбленное оружие. Отбив небрежным взмахом пустой тубус, Орсини немного растерялся увидев в руке Алексея телескопическую дубину, очень похожую на бейсбольную биту, с той разницей, что эта отличалась своими размерами. Вместо 87 сантиметров, бита в руке Алексея была чуть больше метра, и на пару сантиметров шире в диаметре.

— Что-то мне подсказывает, что он не бейсболист. — Шепнула мне Лаврова, неотрывно следя за происходящим.

— Здесь ты немного неправа, Кира. Может удастся увидеть…

Нам пришлось отойти назад из-за подоспевших ассистентов, принявшихся возводить защитные поля, чтобы избежать случайных травм зрителей.

В этой суматохе мы с Лавровой пропустили короткий обмен атаками, после которого началась настоящая резня. Нужно отдать должное Адольфо, несмотря на то, что он редкостный неуравновешенный кретин, мастерство магического фехтовальщика молодого графа было на высочайшем уровне.

Произведя оценку оружия Алексея, граф Орсини поспешил сделать акцент на скорости. Хоть удары были слабыми, но за один выпад Орсини, успевал наносить пятёрку уколов, возомнив себя швейной машинкой. Алексею пришлось уйти в глубокую оборону, несмотря на то, что своим тяжёлым дубьём, Мосин махал будто пёрышком. Орсини менял угол атаки, проводил различные финты, даже один раз, подпрыгнув на пятёрку метров, спикировал на Алексея, разя градом колющих ударов.

Визуально можно было сказать, что у бойцов твёрдая ничья, но это было не так. За большую силу и скорость, Алексей расплачивался повышенной тратой эфира. Если продолжится в таком духе, то Мосин рискует свалиться от магического истощения через десяток минут.

Ещё несколько минут рисунок боя не менялся. Орсини прытким скверхом скакал по полигону, пытаясь то так, то этак нащупать брешь в обороне Алексея. Один раз у него почти получилось достать Мосина, когда он исчезнув из поля зрения, возник у Алексея за спиной. Я уже думал, что пора вмешаться, но Мосин решил применить одну из своих техник.

— Хех… Подрос Лёха. — Констатировал я, взглянув на Лаврову, которая хищно проведя языком по одному из передних резцов, не отводя взгляда, следила за боем. — А вот и «бейсбол».

Бита в руках Алексея ярко вспыхнула фиолетом эфира. Орсини помедлил с атакой, решив не подставляться, предчувствуя, что может последовать неприятный сюрприз. Благодаря этой передышке, Мосин без проблем смог применить свою технику. Видя замах, предчувствуя дистанционную атаку, Адольфо укрылся магическим щитом. Напрасно. Перехватив биту двумя руками, сделав крестообразный взмах, Алексей нанёс вертикальный удар, будто пытался забить своё оружие в землю как сваю. От места удара на десяток метров в стороны разошлась магическая волна, обдав зрителей лёгким ветерком.

Немного поколебавшись, Адольфо хотел перейти в атаку, но от земли вверх начали подниматься эфирные сгустки. Увеличиваясь в размерах до крупного яблока, сгустки магии стали приобретать сферическую форму, зависая над поверхностью земли на расстоянии чуть меньше полутора метров. Пристукнув носком правой ноги, Мосин ухмыльнувшись, врезал битой по проплывающему рядом с собой эфирному шару. Мне даже показалось, чтобы бита в его руках изогнулась в момент удара. Раздался короткий свист, а "мяч" полетел в Адольфо. Среагировав на пределах рефлексов, Орсини при помощи техники «Смещение», скользнул на метр в сторону, чтобы пропустить непонятный подарок. Итальянец не успел обрадоваться своему успеху. Поравнявшись с ним, магический шар вместо того, чтобы полететь дальше, взорвался. Орсини швырнуло в сторону, но сделав перекат, молодой граф быстро встал на ноги, стремительно бросившись огибать Мосина по дуге. Здесь последовала вторая ошибка. Во время своего манёвра Адольфо сильно приблизился к одному из плавающих над землёй шаров. Тот сразу же взорвался, отбрасывая графа в сторону, где он случайно налетел на ещё один такой "мяч".

— Не слабая техника. — Довольно заявила Лаврова, ехидно поглядывая на нервничающего Шойла. — Кажется макаронник сейчас огребёт.

— Кира, ну как не стыдно? — Я с укором покачал головой. — Где твоя педагогическая этика?

— В Петрограде осталась. — Елейным голоском пропела довольная Лаврова, сжав кулаки, с трудом удерживаясь, чтобы не крикнуть нечто вроде "Мочи этого пиццоеда Алëшенька! ".

Судя по минорным выражениям лиц «академиков», их уверенность в победе Адольфо пошатнулась. Ситуация изменилась на противоположную. Орсини бегал кругами, стараясь найти брешь в хороводе магических бомб. Только ему это удавалось, как назло, Алексей наносил очередной удар по проплывающему рядом "мячу", отправляя его в Адольфо.

— Не подозревал, что Алексей настолько крут. — Поделился сходу своим мнением подошедший Глеб, за которым подтянулись Мила, Тори, и её брат Савелий. — Я думал он ботаник. Орсини уже несколько раз повалялся. Если так дальше пойдёт, то Алексей его размажет.

— По другому быть не может. — Как можно более уверенно заявил я, всем своим видом выказывая торжество.

Зачем им знать правду? Только расстраиваться. Хорошо, что среди нас нет мага со специализацией «наблюдатель». В этом случае, правду об истинном положении дел знал бы не только я, а она такова, что у Алексея осталось около трети резерва. Когда резерв опустится ниже пятнадцати процентов, начнутся первые симптомы истощения — слабость, нарушение реакции, ухудшение координации движений. Орсини можно не думать о подобных неудобствах. С начала битвы, до настоящего момента его эфирное тело почти не поменяло своего цвета. Адольфо был бодрячком. Судя по гамме эмоций на лице Лавровой, Кира тоже начала догадываться, что здесь не всё так просто. Да, Алексей гонял сейчас Орсини по полю, но серьёзных повреждений он ему не наносил. Всё же, не зря эти детишки в группе для одарённых.

— Стас, — позвала меня быстро подошедшая Диана, протягивая розовый подарочный пакет из зоомагазина со щенками и сердечками, что тут же вызвал внимание всей женской половины, особенно Милы. — Я принесла, как ты просил. Не знаю, это он? В твоём чемодане другого не было….

— А пакет зачем?

— Так я же не могу ходить как ты. — Диана показала правый рукав своего кителя, где не было гербовой вышивки. — Я не благородная. Мне нельзя. Мог кто-то из инструкторов остановить.

— Умница, Ди. — Видя, что уже и Лаврова смотрит с любопытством, не стал томить девчат, дабы не наводить смуту.

Скинув китель, я достал из пакета сбрую нательной кобуры, накидывая её на плечи.

— Уважаемый князь Мышкин, — Вкрадчиво обратилась ко мне Лаврова. — А зачем вам гибрид «Беретты 92»?

— Для следующего «конкурса». Первый к концу подходит… — Чтобы избавиться от излишнего внимания, я кивнул в сторону Алексея с Орсини. — Бой к концу идёт.

— Непохоже… — В своей спокойно и уверенной манере произнесла Вика, глядя, как Орсини в очередной раз кувыркнувшись, встал на ноги, продолжая наматывать круги по полигону. — Атаки Алексея почти не наносят никаких повреждений его противнику. Надолго ли хватит у него эфира?

— О том же подумала, княжна Елисеева. — Выразила свою солидарность инструктор Лаврова. — Если так пойдёт и дальше, то всё может очень скверно закончиться.

— Не закончится. Потому, что…

— …Алексей победит. — Договорил я вместо Дианы, с укором глядя на девушку, покачав головой.

Быстро разобравшись в чём дело, Диана энергично закивала, пряча виноватый взгляд. Со своими способностями, она быстро оценила ситуацию.

Я ведь не просто кинулся в самом начале «разнимать» Алексея с Орсини. Мне нужно было прикоснуться к Адольфо, чтобы использовать на нём плетение «Метка+». Сейчас одна метка стояла на шпаге Орсини, а вторая на его руке.

Плетение «Метка+» отправилось в область «Душа», а по нити канала, соединяющей меня с Орсини потёк эфир жизни изменивший свои свойства. В духовном зрении было видно, как в проводящих каналах эфирного тела Адольфо начали появляться золотистые пятна. Судя по лицу Ди, которая сейчас поглядывала на меня с лёгким озорством, ведьмочка тоже видела, что сейчас происходит.

Не прошло и пяти секунд, как при следующей атаке Алексея, Орсини не смог скользнуть в сторону «Смещением», а фиолетовое свечение защитной ауры вокруг него дрогнуло. Растерявшись, молодой граф перехватил шпагу обеими руками, выставив её перед собой, пытаясь ею заблокировать «мяч». Громыхнул магический взрыв. В этот раз Орсини отлетел на пятёрку метров, проехавшись по земле, получив ощутимые повреждения. Рукава кителя до локтей превратились в лохмотья, по левой руке от кисти потянулась тонкая алая струйка крови, а по щеке пролегла глубокая царапина.

Алексей видя всё это, воспользовался замешательством своего противника, ринувшись к Адольфо, чтобы перейти в ближний бой. В тот момент, я перенёс плетение «Метка+» в область «Порядка». Эфир жизни со свойством «Ослабление», потёк по второму каналу к метке, что стояла на шпаге Орсини, снижая её прочность.

После сближения, последовало два удара, которые Орсини удачно заблокировал, но третьего удара его «зубочистка» не выдержала. Адольфо хотел разорвать дистанцию, чтобы применить какую-то из своих магических техник, но Алексей оказался быстрее. Ударная часть дубины Мосина блестяще отработала правое плечо, левый локоть и левое колено молодого графа. Когда Орсини готов был завалиться на землю, крутанувшись юлой, оказавшись по левую сторону от своего противника, мощным ударом Алексей выбил обе ноги из-под Орсини. На мгновение Адольфо принял горизонтальное положение в воздухе, потеряв опору, а вспыхнувшая эфиром дубина сверху приземлилась ему на грудную клетку прибив к земле. Дубина описала круг в воздухе и последовало добивание. Некоторые даже вскрикнули, когда ударная часть биты Алексея начала опускаться на голову потерявшего сознание графа. В самый последний момент бита остановилась в сантиметре от головы Адольфо. Присев на корточки, тяжело дыша, Алексей легонько тукнул ею по лбу пребывающего в бессознательном состоянии Орсини.

— Арбуз расколот. Ты убит. — Сообщил Мосин, после чего встал, и не обращая внимания на снующих вокруг медиков, которые, будто коршуны ждали своей «добычи», направился за тубусом.

Пару минут спустя….

— Класс! Он победил! — Лучащаяся довольством Лаврова быстро похлопала в ладоши, поглядывая на меня, удерживаясь от того, чтобы повиснуть на моей шее. — До последнего не была уверена, хех… — Повернувшись к Бобелю, который сейчас угрюмо смотрел на нас, «демоница» одарила его смешливым взглядом, тихо произнеся. — Знай наших, упырь.

— Всё! Всё! — Начал хлопать в ладоши пожилой еврей, призывая всех к вниманию. — Возвращаемся к нашему занятию!

— Уууу… — Недовольно запротестовала Кира наморщив нос и надув губы.

— А вы думали, инструктор, что вам дадут праздновать победу? — Разведя руками, я сообщил ещё одну неприятную новость, от которой Кира приуныла. — Отчёт ещё по инциденту вам писать.

— Умеете вы испортить настроение, князь Мышкин. — Перешла на официальный тон Лаврова, но улучив момент, когда Глеб с девчатами ушли немного вперёд игриво подмигнула, изобразив поцелуй.

Ажиотаж немного спал, а занятие продолжилось. Шойл меня порадовал. Сохраняя деловой и профессиональный настрой, как и положено инструктору, он не пустился во все тяжкие, желая сразу же начать отмщение за своих «Золотых детишек». Даже показал себя с хорошей стороны, разумеется работая на публику. Проявилось это в том, что он стал публично нахваливать Вику после её выступления, и даже привёл всем в пример. Тут я его понимаю. Княжна Елисеева бесспорный талант, впрочем своих «5 копеек» пожилой еврей всё же внёс. Когда Тори продемонстрировала, что у неё сразу две предрасположенности, «магический огонь» и «магический холод», а потом оставила закопчённый пятачок радиусом пять метров в месте, где стояли тренировочные болваны, Шойл пришёл в восторг. Настолько ему понравилось, что он брякнул «Негоже растрачивать свои таланты…Княжна Елисеева, вы бы подумали о переводе в нашу академию». От этого предложения у Лавровой заурчало в животе, а Вика тактично сказала, что «подумает».

Я уже начал потирать руки, заметив, что Бобель поглядывает в сторону спящей Ксении, но еврей снова меня удивил своей терпеливостью. Следующим участником проверки неожиданно стал я. Разумеется, демонстрировать свои навыки у меня не было никакого желания, но в грязь лицом тоже не хотелось. Хоть они здесь все скверхи полосатые, но я всё же топ первых курсов Романовского лицея, да и Елене с «академиками» не мешало бы нос утереть.

— Князь Станислав, очень приятно видеть вас. — Как-то даже тепло поприветствовал меня Бобель, кивнув, а потом вообще меня удивив. — Давно хотел встретиться с вами лично. Вы довольно известная личность не только Романовского лицея, но и Петрограда. Не сомневаюсь, что вы очень талантливый молодой маг. Уверен, что вы продемонстрируете высокий уровень мастерства.

— Посмотрим, — многозначительно сказал я, пожимая плечами. — Попробую не обмануть ваших ожиданий.

— А вы ещё и скромны. Приятное и редкое качество для благородных. — Шойл взял планшетку с табелем наизготовку.

— «Облизал со всех сторон… Как бы не растаять»

— Итак… Не сомневаюсь, что у вас уже открыта хотя бы одна из направленностей эфира. — Заявил Шойл, а я начал догадываться, что тут будет сейчас твориться. — Хотя, о чём это я? Княжна Виктория не топ лицея, но у неё целых две направленности…

— «Какой ты молодец, Бобель… Сразу задал высокую планку, чтобы я штаны себе порвал, только я и прыгать не буду».

Сделав растерянную гримасу, не хуже как молоденькая княжна на приёме, которой ушлый маркиз запустил руку под платье, у меня вырвался тяжёлый вздох.

— Боюсь, что вынужден вас разочаровать. У меня не открыто ни единой направленности.

— Неужели? — Удивился Шойл, начиная работать на публику. — Не может быть! Вы меня разочаровываете. Я почему-то думал… Довольно странные критерии оценки в вашем лицее. Топ первых курсов, и возможно будущий топ второго, а не единой направленности не открыто, не говоря уже о редких. Вам бы следовало более усердно тренироваться, Станислав. Наверное, здесь причина в общем уровне образования в вашем лицее. Что ж… Ладно. Вы хотя бы владеете площадными магическими техниками?

— Я не знаю… — Мой ответ вызвал серию смешков среди «академику», а «таблетки» Бобеля сползли на переносицу. — Мы только на втором курсе должны были осваивать нечто подобное, но я могу попробовать.

— Попробовать? — Бобель даже чуть планшетку свою не выронил, всплеснув руками, уже неприкрыто насмехаясь. — Ну что ж… Попробуйте, князь, а мы все посмотрим.

Последняя фраза была обращена к посмеивающимся надо мной «академикам». Взглянув на поникшую Лаврову, которая прикрыла рукой лицо и озадаченные гримасы нашей группы, стало понятно, что моя игра пользуется успехом. Похвалив самого себя, я направился к отметке перед дорожкой жёсткого покрытия, в конце которой стояла троица из «пушечного пластика».

Все затаили дыхание, даже десяток ассистентов, которые стояли в обнимку с новыми истуканами, готовыми пойти на убой, перестали переговариваться, наблюдая за творящимся действом.

Постояв у черты пятёрку секунд, победоносно усмехнувшись, я отряхнул руки, демонстрируя, что «дело сделано», и в гробовом молчании «академиков» с вытянувшимися лицами, вернулся к Бобелю.

— Князь Станислав, что-то не так? — Поинтересовался Бобель, поглядывая на троицу нетронутых «человеков» в конце дорожки твёрдого покрытия.

— Всё так, инструктор. Я закончил. — Мой голос сочился удовлетворением и довольством. — Мишени уничтожены.

— Эм… Что-то не заметно. — Почесав висок, после секундной паузы заявил еврей. — Тренировочные манекены в конце дорожки… Они стоят нетронутые.

— Ой! — Изображая растерянность, я начал переминаться на месте. — Кажется я неправильно понял задание, инструктор Бобель. — Мой палец указал на троицу. — Это их нужно было уничтожить?

— Хорошая шутка князь. Мы все оценили, только к магическому искусству это не относится. — Строго заявил Шойл, под аккомпанемент из смешков «академиков», некоторые из которых принялись отпускать шуточки.

— Браво, князь! — Ехидно выкрикнула Елена, показав большой палец, чем вызвала новую серию усмешек. — Ваше мастерство….

Именно в этот момент, лёд державший швы разрезов сделанных нитями «Гарроты+», что сейчас находилась в области «Стихия» начал таять. Смешки утихли. Вместо них поднялся гомон ассистентов, сначала тех, что стояли по правую сторону от области испытания, а потом и те, что по левую. Тренировочные болваны, что были с ними рядом, начали распадаться по порционным кускам, которыми я их нарезал нитями «Гарроты+» переведёнными в режим резки. Это было только начало. Ассистент, что стоял особняком рядом с толпой мишеней, насчитывающей два десятка, даже за голову схватился, когда они так же начали распадаться. Он их до этого заботливо расставлял парочками.

— Инструктор Шойл, во это я и имел ввиду. Нужно было уточнять… — Моя рука указала в конец дорожки на группу из «уцелевших». — Я подумал, что та троица — особенная, и не стал их трогать. Они красиво расставлены были, но если вы настаиваете, то….

— Не надо! — Вскрикнул еврей, выронив планшетку, поспешно поправляя очки. — Князь Станислав! Что вы натворили? Вы издеваетесь….

— И в мыслях не было. — Маска придурковатого дружелюбия покинула моё лицо, а голос стал жёстким и низким. — Вы ведь сами намекали на низкий уровень нашего образования. Нужно было лучше объяснять… Да… Так я аттестацию прошёл или нет?

Как только закончил говорить, я перевёл видимые только мне и Диане нити «Гарроты+» в режим резки. Три оставшиеся мишени рассыпались на части по твёрдому покрытию.

— Князь Станислав, вернитесь к своей группе. — Сохраняя остатки спокойствия, сквозь зубы произнёс Шойл, отрывистым движением поправив ворот рубашки, подняв упавшую ранее планшетку. — Что ж… Благодаря князю Мышкину занятие не может быть продолжено….

— Очень жаль. Княжна Сонина будет очень расстроена. — Бросил я уходя, и видя заинтересованность на лице инструктора, помедлив продолжил. — Она очень хотела показать чему научилась.

— Княжна Сонина? — Не скрывая своей брезгливости, Шойл поморщился, взглянув в сторону скамьи, где сидя спала Ксения, обнимая будильник. — Самый бесполезный маг академии… Бывший маг. Нам пришлось с ней попрощаться. Полное отсутствие усердия, таланта и способностей.

— Инструктор Шойл, вы сильно ошибаетесь. — Замотал я головой, вставая на защиту «профессиональной чести» княжны. — Ксения очень сильный маг… Эх, жаль, что она не поучаствует в аттестации. Она очень хотела вам показать чему научилась.

— Да? Какую-нибудь технику «Эфирной пули» освоила? — Усмехнулся Шойл, и ещё некоторые из «академиков». — Что ж… Это действительно огромный прогресс для неё.

— Вы предвзято относитесь к Ксении. — Констатировал я с полной уверенностью, изобразив досаду. — Эххх… Жаль, что мишеней не осталось. — Дёрнувшись всем телом, на меня сошло «озарение». — Инструктор Шойл, а может вы бы помогли? Вы очень сильный маг, раз инструктор. Наверное не меньше «посвята»… «Посвящённого» то есть, прошу прощение. Прозвучит странно, но может вы бы согласились побыть «мишенью» для Ксении? Она бы вам показал, чему научилась.

— Князь Мышкин, это смешно! — Всплеснул руками пожилой еврей, начав посмеиваться в жидкие усики.

— Понимаю… Это нарушение техники безопасности. Могут быть непредвиденные травмы. Ксюша может не рассчитать силы и случайно травмировать вас.

— Травмы? Дело совсем не в этом! — Замотал головой с важным видом Шойл, который распустил перья, после того, как я упомянул о его степени «посвящённого». — Это пустая трата времени. Она спит, и неизвестно когда проснётся.

— С минуты на минуту. — Сказал я со знанием дела, глядя на наручные часы. — А если нет, то мы её разбудим.

— Это пустая трата времени. — Продолжил гнуть свою линию Шойл, махнув рукой, а я скрупулёзно начал придумывать поводы, подбить его на мою затею.

— Всё равно проверка не может быть продолжена. Мишеней нет… А так, хоть посмотрим, чему научилась княжна Сонина. У нас обмен опытом. Уверен, учащимся академии будет тоже интересно на это посмотреть.

Я обвёл взглядом учащихся класса «Альфа», мысленно вопрошая их продемонстрировать заинтересованность, надеясь, что своим «Золотым детишкам» Шойл не откажет.

Последовали одобрительные возгласы, но довольно вялые. Я уже начал думать, что мой план срывается, но выкрик одного из пары крепких ребят, вероятно братьев, о том, что «заняться всё равно нечем», склонил чашу весов в нужную мне сторону.

— Ладно. Если только это не займёт много времени. — Сдался Шойл, а я начал суетиться, опасаясь, что он может передумать. — Только, я всё равно считаю, что это всё зря.

— Она сейчас проснётся, инструктор. Можете занимать позицию. — Заявил я, мысленно благодаря здоровяка с едва заметной рыжиной на лицевой поросли.

Что-то бурча себе под нос, Шойл нехотя отправился на позицию, я же поспешил к скамье с Ксенией. Плетение «Манипулятор» тут же было активировано. Приподняв «трон» Ксюши вместе с ней, стараясь не потревожить сон «Спящей красавицы», я поволок её на отметку. Заботливо поставив скамью с девушкой перед линией, ещё раз взглянул на часы, расстроено всплеснув руками.

— Инструктор Шойл, неправильно посчитал. Она ещё пятнадцать минут будет спать. — Изображая досаду произнёс я, внося конструктивное предложение. — Может разбудим, чтобы сэкономить время?

— Эххх… Ладно. Делайте что хотите, князь Мышкин. — Шойл пнул носком туфли кусок головы от пластиковой мишени, который не успели убрать ассистенты. — Я вам с самого начала говорил…

Бобель замолчал, удивившись тому, что вместо того, чтобы тормошить Ксюшу, я в несколько слайдов оказался рядом с ним.

— Князь, а почему вы здесь?

— Так её обычным способом не разбудишь. — С полным знанием дела заявил я, активируя «контур», выводя свою скорость, реакцию и рефлексы на запредельный уровень.

Выхватив пистолет, передёрнув затвор я направил ствол сторону Ксении, нажав на курок, наблюдая, как искажается от изумления и ужаса лицо Шойла. Мне удалось сделать два выстрела, перед тем, как Бобель сбил мою руку. Инструктор хотел мне что-то сказать, но магическая вспышка фиолета со стороны Ксюши отвлекла его.

Выпущенные мной пули, в нескольких сантиметрах от головы княжны Сониной, напоровшись на незримую преграду, не успели даже упасть на покрытие. Пара десятков магических жгутов, толще человеческой руки, вырвавшихся из груди окутавшейся защитной аурой девушки, начали своё смертоносное шествие. Увеличиваясь в размерах, раздаваясь в длину, колотя по покрытию ломая его, оставляя борозды около полуметра в глубину, они ринулись сокрушить своего обидчика. Вернее ту область, из которой была произведена атака.

Перед самым ударом, я ушёл слайдом, а вот Шойл не ушёл. В самый последний момент он успел поставить защиту, а дальше я уже ничего не видел, из-за взметнувшихся фонтаном кусков покрытия и земли. Два десятка гигантских магических плетей начали с огромной скоростью обрабатывать область, откуда было совершено нападение на Ксюшу.

Секунд через семь всё закончилось. Аккуратно подойдя к краю воронки, шириной около пяти метров, я виновато пожал плечами, глядя на испуганного Шойла, который сидел и баюкал повреждённую руку, а его правая нога была вывернута под неестественным углом.

— Как-то неаккуратно вышло. — Осторожно поделился я своим мнением, опасливо глядя на инструктора. — Всё же не нужно было нарушать технику безопасности… Ну как? Ксения прошла….

— Уйдите от меня!!! — Неожиданно заверещал Шойл в побитых «таблетках», видимо оправившись от первичного шока.

— Всё-всё… Не нервничайте. — Успокоил я шипящего от боли еврея, поспешив ретироваться, пока он меня не «приласкал» со злости, какой-нибудь магией.

Подойдя к закончившей буйствовать Ксении, я хотел как и в прошлый раз забрать её вместе со скамьёй, но вместо этого поспешно зажал уши. Её артефактный будильник, размером с автомобильную покрышку, заработал.

Как только рёв «адского колокола» прекратил своё звучание, девушка приоткрыла глаза, начав потирать их рукой. Разинув рот, Ксюша хотела зевнуть и потянуться, но так и застыла с открытым ртом и поднятыми руками.

— Блин-блинский! — Мелодичным голоском выдала Ксения свою любимую фразу, удивлённо оглядываясь по сторонам. — Что здесь произошло? Ужас какой!

— Не переживай, Ксюш. Это инструктор Бобель нам мощную технику показывал.

— А! А я уже испугалась, — Девушка хотела сказать что-то ещё, но её живот издал призывное урчание. — Ой! Прошу прощение, Стас. Слушай, а это… Занятие уже закончилось? Нам в столовую не пора?

— Нет, Ксюш. До столовой ещё далеко.

— Ну ладно… Тогда я ещё посплю….

Глава 20

РАВМИ. Поздний вечер. Особняк братства "Альфа".

— Ну что? Как он? — Сразу же поинтересовался Пётр у вошедшего в общую гостиную Лазаря. — Удалось поговорить?

— Удалось. Я же не даром глава журналистского клуба. — В голосе княжича Скуратова отсутствовал присущий ему неиссякаемый энтузиазм. — Перелом ключицы, вывих плеча, перелом локтевого сустава, в колене жидкость скапливается какая-то, четыре ребра сломано и похоже, что голову сильно отбили нашему Адику.

— Так его по голове вроде не били. — Немного опередил Шувалова с замечанием Михаил, басовито хохотнув. — Разве что при рождении. — Видя хмурые взгляды, Пожарский поспешил ретироваться. — Серьёзные все какие… Уже шуткануть нельзя.

— Про голову, это я образно сказал. — Решил внести ясность Лазарь. — Адольфо винит в своём проигрыше мистические силы. Через каждое слово пресвятого Франциска вспоминает и крестится. — Услышав несколько смешков, Лазарь задумчиво покачал головой. — Да нет… Я как раз склонен верить Адику.

— Поясни… — Попросил немного удивившийся такому заявлению Шувалов.

— Тут и говорить нечего. — Княжич Скуратов подошёл к шкафу и открыв его, извлёк оттуда бутылку вина. — Петь, Адольфо иногда бывает заносчивым, но ты сам знаешь, когда дело доходит до боя, то его нельзя назвать слабаком. Алексей Мосин, что сражался против него… У него бесспорно есть потенциал и опыт боя, но он не дотягивает до Адольфо. Я лишь немного владею "Взором", но не сильно ошибусь, если скажу, что резерв Адольфо почти в три раза больше. Та атака… Адик утверждает, что в тот момент с током эфира в его теле начало твориться что-то странное. Ему стало сложно поддерживать свой «Плащ знаменосца». Он этой техникой владеет в совершенстве. Ещё «Смещение» дало задержку. Эта техника вообще базовая. Теперь смотри, Петь… В то, что Адик дал слабину этому Мосину, я не верю. В «нечистую силу», которую он во всём винит, тоже. Мы все взрослые люди, и всё это оккультные байки пустобрёхов.

— Не могу согласиться. — Подала голос темноволосая девушка с грустными глазами в чёрном длинном готическом платье с большим количеством элементов отделки, вроде кожаных ремешков, молний и различных застёжек. — Взять тех же Гаитянских бокоров, которые мёртвых поднимают. Или последователей Сингон-сю из Японской империи, что убивают «Божественными песнями» называемыми каонами. Ещё Румынские моройи повелевающие кровью, и соломонары общающиеся с духами мёртвых и контролирующие погоду.

— Клавдия, опять ты со своей мистикой! — Сидевшая на софе Мари, поджала ноги, обняв их обеими руками. — А нет какого-нибудь нормального культа, чтобы деревья сажали или животных спасали?

— Есть… В Китайской Империи. Паукам поклоняются… "Секта тысячи ядов" как-то так называются. — Немного подумав ответила княжна Лефорт.

— Паук не животное… — Буркнула Мария, поёжившись будто от холода. — Хватит мне всякие страсти на ночь рассказывать.

— Я сейчас немного не это имел ввиду. — Обратился Лазарь к Клавдии. — Просто подводил к тому, что было некое вмешательство извне. Теперь… Вы все видели, что сделал князь Мышкин? Эта его техника, которой он уничтожил всех тренировочных болванов: визуального проявления нет, жестикуляции нет, никаких признаков подготовки. Мне кажется, то что творилось с Адольфо дело его рук.

— Не исключено, но каких либо доказательств у нас нет. — Пожал плечами Пётр, продолжив печальным голосом. — Зато есть Адольфо, которого побил один из этих деревенщин. Вся академия говорит об этом… Ещё эта чудачка с Бобелем вытворила такое. Если так дальше пойдёт, то над классом «Альфа» вся академия смеяться будет. Наша репутация под угрозой.

— Да, по поводу инструктора Бобеля… — Неожиданно оживился Лазарь, поправив повязку на рукаве. — Петь, у меня есть идея. Что если преподать это на новостном портале академии, как попытку покушения на инструктора?

— Делай, Лазарь. — Без лишних раздумий одобрил затею своего друга княжич Шувалов.

— Эмм… Но инструктор Бобель ведь сам дал своё согласие. — Нерешительно попыталась возразить Мари, на что Пётр лишь махнул рукой.

— Это не имеет значения. Ничего бы не произошло, если бы Мышкин не «разбудил» чудачку. То, что у него был при себе пистолет говорит о том, что инцидент с Бобелем спланированная акция, а не случайность. — После сказанного княжич Шувалов, налил себе вина по примеру Скуратова и продолжил, обращаясь к Лазарю. — Да… Ты не в курсе, что Мышкину будет за его сегодняшние выходки? Его же Распутин к себе вызвал на разговор.

— Пока нет, но думаю завтра станет известно. — Предположил Лазарь, отпив немного из бокала. — Постараюсь разузнать. Петь, что делать будем? Необходимо что-то предпринимать. Как ты уже сказал, репутация класса «Альфа» под угрозой. Случай с этой ведьмой, которая уложила Макарова, провокация по отношению к Адольфо, отправка Бобеля на больничный. Не ошибусь, если предположу, что это только начало.

— А что тут думать? — Подал голос рослый и дородный брюнет представительного вида с волевым взглядом, оторвавшись от карточной игры. — Князь Мышкин творит бесчинства в нашей академии — это факт. Вызвать его на поединок и всё.

— Степан, для этого нужен веский повод. — Озвучил очевидный момент Шувалов.

— Всегда можно спровоцировать. — Вступила в разговор девушка с каштановыми кучерявыми волосами, что вместе с сестрой-близняшкой кормила рыбок в аквариуме.

— Вам бы всё интриги плести. — Поморщился Степан Годунов, сбрасывая карты. — Зачем провоцировать, если он сам обязательно что-то натворит? Нужно только подождать.

— Хочу напомнить о нестандартных магических способностях Станислава. — Вступил в разговор княжич Шувалов. — Взять хотя бы сегодняшний день. Вы видели эту его технику? Таким же образом он может нарезать своего противника. Не нужно забывать об этом. — Немного помедлив, Пётр продолжил развивать свою мысль. — Мышкин безусловно сильный и опасный противник с непонятными способностями. Я думаю, что лучше сосредоточиться на членах его группы, а не на нём самом.

— Петя, друг ты мой сердечный, — подала голос Елена, закончив писать, постукивая верхней частью ручки по столику. — У меня только один вопрос… Что я вообще делаю на вашем собрании?

— А чего ты вообще сама пишешь в рабочей тетради, если на это есть зубрилы из «Истины»? — Совершил ответный ход Шувалов. — Или тебе денег жалко?

— Петечка, мальчик мой, — ласковый голос Елены сочился ядом. — Я привыкла сама всё делать, чего и тебе желаю. Так зачем ты меня вообще позвал на эти посиделки с никчёмными разговорами?

— Трубецкая, следи за языком. — Серьёзно предупредил княжич Шувалов. — А позвал я тебя, что несмотря на твои заскоки, ты так же член «Альфы», и у тебя уже был прецедент с Мышкиным. Хочешь напомню тебе, как ты с визгом бежала с ристалища? Тебя непосредственно касается всё то, что происходит сейчас здесь.

— Вообще ни разу. — Возразила Елена, ехидно усмехнувшись, сдержав удар по своему самолюбию от Петра. — К вашему этому кружку посвящённых… Общество «Золотой крови», я не имею никакого отношения. Что за пафосное название? То, что ваши предки имели отношение к правящим династиям ещё не повод задирать нос.

— Неужели ты не хочешь поквитаться с князем Мышкиным? Не узнаю тебя, Трубецкая.

— Обязательно, Петя, но предпочту это сделать самостоятельно. Знаешь, подташнивает немного от всяких кружков по интересам.

— Неужели? — Картинно удивился Пётр, разведя руками. — Леночка, хочу тебе напомнить, что именно в одном из таких кружков ты состоишь.

— Хватит вам склоки устраивать. — Вмешался Лазарь, но тут же замолчал, махнув рукой, видя на себе две пары раздражённых взглядов. — Ну началось….

— Петя, хочу тебе напомнить, что моё членство сугубо формальное. — Трубецкая скрестила руки на груди, и заложив нога за ногу, откинулась на кресле. — Мне просто нравится пользоваться этим особняком, чтобы каждый вечер не ездить до родового поместья. Вот единственная причина почему я здесь. Да, опережая твой следующий выпад, скажу, что могу хоть сейчас уйти. Юрьева уже не единожды предлагала мне вступить в «Грацию».

— Вот не смеши, Елена. — Шувалов нахмурился, а половина всех парней начали старательно скрывать свои усмешки. — Не могу тебя представить на танцевальных вечерах, что они организовывают каждые выходные. Ты же убьёшь кого-нибудь, если даже краем уха услышишь нечто вроде «Киска Елена».

— Ну, на «Бешеную суку Елену» я нормально реагирую. — Разглядывая свой маникюр констатировала блондинка, и хотела сказать что-то ещё, но тут неожиданно Мари подала голос.

— Хватит вам грызться друг с другом. — Громко, пытаясь выглядеть грозно, заявила миниатюрная брюнетка погрозив своей подруге и Шувалову кулачком. — И вообще… Пётр, ты ведь староста класса. Может ты просто поговоришь со Станиславом? Ну, чтобы он больше ничего такого не делал. Он вроде неплохой парень. Наверняка удастся договориться.

— Мари, ты не совсем понимаешь суть основной проблемы. Она не в Мышкине, а в самом факте нахождения этой группы в академии.

— Петь, но они здесь временно. Они уедут, а мы останемся и….

Неожиданно Клавдия встала, и сняв свой нож с поясного ремня, указала его остриём в сторону винтовой лестницы на второй этаж.

— И давно ты там сидишь?

— Почти с самого начала вашего разговора, как Лазарь пришёл. — Ответил я, поднимаясь со ступеньки на которой сидел. — Не делайте такие воинственные лица. Кстати, а у кого в комнате розовые обои и огромный такой заяц плюшевый, почти с меня ростом?

— У меня. — Немного смущённо призналась Мари, стеснительно улыбнувшись.

— Клевый. — Показав большой палец, я начал спускаться по лестнице, прекрасно понимая, что мне здесь не рады. — Спокойнее, парни. Смотрю, гостей встречать здесь не принято.

— Гости через дверь обычно заходят. — Подметил Годунов, пригладив жидкие вьющиеся волосы.

— Это так, но у вас тут целая приёмная на входе. Чуть ли не по записи пускают. Прислугу не хотел нервировать. — Пожав плечами, я уселся в свободное кресло, наслаждаясь офигевающими лицами, демонстративно положив меч на коктейльный столик. — Вот сидел я на ступенях, слушал вас, и пришёл к выводу, что единственная здесь здравомыслящая это Мария.

— Зачем ты пришёл, Станислав? — Холодным тоном поинтересовался Шувалов.

— Неужели непонятно? Пришёл поговорить о делах наших общих. — На моём лице приступило выражение вселенской скорби, а взгляд был обращён на Лазаря. — Глава журналистского клуба значит… Сэкономлю твоё время. Посидел я у вашего ректора, поговорили мы с ним. Ничего мне не будет, кроме чека из бухгалтерии академии за порчу учебных средств вне рамках учебного процесса, а «Тузимбобель» ваш сам виноват. Не нужно было соглашаться на моё сомнительное предложение.

— Давай ближе к теме, князь Мышкин. Что ты хотел? — Вернул в основное русло разговор Шувалов.

— Договариваться пришёл. У меня к вам есть очень щедрое предложение, от которого сложно отказаться. — Решил я не томить слушателей. — Смысл предельно прост. Вы нам не рады и это вполне понятно, но как сказала вот эта умненькая девушка, — речь велась о Марии. — Мы уедем, а вы останетесь. Предлагаю заключить пакт «о ненападении». Вы не портите жизнь нам, а мы вам. Всё предельно просто. Как вам?

— То есть, ты пришёл угрожать. — Сделал свои собственные выводы Пётр. — С чего ты решил, князь, что мы должны тебя слушать? Что ты можешь диктовать нам свои условия?

— О нет! Слушать нужно не меня, а здравый смысл. Тем более, что мне не нужен ваш ответ.

— Тогда непонятно зачем ты пришёл? — Вступил в разговор Лазарь, пожав плечами.

— Хотел обозначить свою позицию, — убедившись что меня слушают, решил продолжить. — Не в моих правилах оставлять любую подлость безнаказанной. Дело здесь не в справедливости, а в том, что я мстительный и злопамятный. Мне кому-нибудь отомстить, как котейке крынка сметаны. Живой пример Орсини, который позволил себе вольность по отношению к Диане. Да… Княжич Шувалов, я тут краем уха услышал о твоих «Наполеоновских планах». Хочу сразу предостеречь… Если кто-то начинает покушаться на членов моей команды, то я зверею. Ничего не могу с собой поделать, ранимый очень. Вот сейчас будет угроза… Если кого-то тронете, хоть даже мелкого белобрысого упырёнка Савелия, то пеняйте на себя. Это всё, что я хотел сказать. Думайте сами, решайте сами. Ответ мне не нужен. Пока я не намерен принимать каких-то действий против вас, но ещё один акт прямой или непрямой агрессии и такого милого разговора, как сейчас, больше не будет.

— Это всё, что ты хотел сказать? — Поинтересовался Пётр, лицо которого превратилось в каменную маску, и дождавшись моего кивка, указал на арочный проём. — Дверь там.

— Спасибо. Не заблужусь. — Встав, прихватив меч со стола, я уже хотел отправиться на выход, но вспомнил об одной интересной теме, промелькнувшей здесь в разговоре. — Клавдия, если не ошибаюсь?

— Не ошибаешься. — Лаконично подтвердила девушка с грустными глазами, чёрные губы которой вытянулись в нитку.

— Сейчас не время, но предположу, что ты интересуешься оккультными практиками. Всё верно?

— Да. Это так. — Не стала отрицать девушка в готическом платье, а в её обведённых чёрной подводкой глазах появилась слабая заинтересованность.

— Ты в разговоре с Марией упоминала одну интересную вещь. — Решил я немного приоткрыть предмет своего интереса, и посеять интригу. — Упомянутый тобой культ Сингон-сю… Ты хорошо осведомлена о нём?

— Более чем. — Так же коротко ответила Клавдия, слегка сощурившись, и немного помедлив, добавила. — Импнет столько не знает, сколько я. Есть десяток их текстов, пара оригинальных свитков и ещё кое-что.

— Довольно неплохо. — Похвала оказалась сдержанной, во избежание демонстрации своей искушенности. — Клавдия, мы бы не могли при случае побеседовать об этом культе?

— Не могли бы. — Ответила мне отказом девушка, сразу же пояснив свою позицию. — Любые знания имеют цену. Речь не о деньгах, как ты понимаешь, князь.

— Как же иначе. — Намёк был вполне понятен, но мне быстро нашлось, что предложить. — Как насчёт услуги?

— Не могу найти ничего, чтобы мне могло от тебя понадобиться. — Через пару секунд раздумий заявила княжна Лефорт. — Ты ничем не сможешь быть мне полезен.

— Я бы не делал таких поспешных выводов. Давай поступим следующим образом, ты авансом получишь от меня услугу прямо сейчас, а потом сама решишь, стоит ли менять благодарить за неё или нет. Согласна?

— Клавдия, не соглашайся. — Вмешалась в разговор Пётр, вновь указав мне на арочный проём. — Князь Мышкин, тебе кажется пора.

— Хорошо. — Неожиданно сказала княжна Лефорт, ожидающе глядя на меня уже с явным интересом. — Просто из-за твоей настойчивости… Что ты хотел мне предложить?

— Дай мне посмотреть твой кинжал.

— Это исключено. — Не раздумывая сказала Клавдия, положив руку на поясные ножны. — Ты хоть знаешь, что это за реликвия? Я сама лишний раз к нему….

— Если не ошибся, то это один из двенадцати ритуальных ата`мов жрецов Храма Луны, древнего города Теотиуакан, что обнаружили в Мексике. Пять из них в Британских музеях, три в частных коллекциях, остальные либо уничтожены, либо утеряны. Ничего не забыл?

Вместо ответа, девушка извлекла из поясных ножен реликвию, и ловко крутанув на ладони, протянула её мне рукоятью вперёд.

Без лишних слов взяв оружие, я начал его осматривать, убеждаясь, что зрение меня не подвело.

— Потрясающая вещь, Клавдия. Тебе очень повезло обладать этим сокровищем. Впервые вижу гибридную причуду, рассчитанную сразу на несколько типов силы. Только она немного сломана и не может показать все свои возможности…

После этих слов, эфир жизни потёк в реликвию. Нож в моей руке вспыхнул золотым огнём, а по его лезвию побежали чёрные змейки молний. Трещина, проходящая вдоль всего лезвия начала исчезать, пропали потёртости, выщерблены на рукояти стали сглаживаться, а отбитый кончик вновь сделался острым. Через десяток секунд я потянул восстановленную моей силой причуду обратно девушке.

— Пользуйся на здоровье, только осторожно.

— Спасибо. — Обескуражено протянула Клавдия, разглядывая свою реликвию.

— Не за что. Наш уговор помнишь. Всего хорошего.

Князь Мышкин отправился указанным ранее Шуваловым маршрутом, а в гостиной повисла тишина, которую через несколько секунд нарушил звук падающего на пол стекла, от раздавленного бокала Петра.

— Да как он посмел… — Мрачно произнёс Шувалов, стряхнув с руки остатки вина, глядя перед собой. — Заявился сюда, условия ставит, угрожать пытается.

— Вот проходимец! — Неожиданно для всех вскрикнула Елена, сверкая взглядом. — Клав, ничего ему не… — Княжнами Трубецкая запнулась, и смерив Лефорт подозрительным взглядом, взялась за голову. — Ну точно! Запудрил мозги и свалил!

— Елена, чтобы Клавдии мозги запудрить… — Начал было говорить Степан Годунов, но осёкся, приподняв бровь. — Ээмм…

— Вы поглядите только на нашу «Несмеяну». — Ласковым голосом начала Елена, рукой указав на Лефорт, которая забыв про всех, разглядывала свою реликвию. — Ей ножик починили, а она расцвела. Ну точно! Когда кто-то видел, чтобы она улыбалась? Клава не ведись! У него на лице написано, что он прохвост.

— А этот Мышкин неплох. — Ко всеобщему удивлению выдала Клавдия, от чего Лазарь подавился вином, начав кашлять. Похвалу от Клавдии в адрес кого-то никто никогда не слышал, как и не видел, чтобы она улыбалась.

— Во дела! — Владимир Пожарский басовито хохотнул, толкнув своего брата Михаила локтем, указывая на княжну. — Ты посмотри на нашу ворожею! Клав, ты же не собираешься с ним встречаться и разговаривать?

— Собираюсь. — Коротко ответила княжна Лефорт, ловко крутанув на ладони реликвию, отправив её в ножны.

— Но ты не обязана! — Вступила в разговор Елена, разводя руками. — Он сказал, что решение за тобой.

— Вот я и решила. — Видя непонимающий взгляд Трубецкой, и всех остальных, Клавдия едва слышно хмыкнула. — Мне хочется его отблагодарить. Он был мне полезен.

— Не вздумай, Клавдия. — С явным нажимом произнёс Пётр, сверля девушку раздражённым взглядом. — Ты не будешь с ним….

Ритуальный нож моментального очутился в руке княжны Лефорт. Его остриё на мгновение полыхнуло фиолетовым пламенем. Сделав короткий взмах по воздуху, реликвия вновь оказалась в ножнах, раньше, чем верхняя пуговица с воротника рубашки Петра упала на пол.

— Теперь шею ничего не передавливает. Это чтобы приток кислорода к твоей голове улучшить, Пётр. — Пояснила Клавдия, и развернувшись, направилась к проходу с правой стороны от лестницы. — Я на подземном полигоне буду.

— А я к себе в апартаменты. — Недовольно заявила Елена, собирая письменные принадлежности со столика.

— Я с тобой. — Вызвалась Мари, оказываясь рядом с подругой при помощи техники быстрого перемещения. — Посплетничаем немного.

Не прошло и минуты, как в гостиной осталась лишь мужская половина элитного класса "Альфа". Оглядев всех тяжёлым взглядом, Пётр взял новый бокал, наполняя его подрагивающей от злости рукой.

— Я не намерен спускать эту наглость Мышкину с рук. — Заявил Шувалов, делая отрывисто глоток. — Он пришёл не заключать мир, а объявить войну. Хорошо! Будет ему война….

Петроград. Родовое поместье Аф а насия " Тёмного ".

— Интересно… — Произнёс пожилой мужчина, не открывая глаз, продолжая водить руками перед собой, будто что-то ощупывая. — Я ведь не поверил сначала, когда мне сказали, что со мной хотят держать разговор сын верховного прокурора и сын мэра Петрограда. Бывшего прокурора и бывшего мэра, м-да… Ну что ж! С чем пожаловали, молодые люди?

— Князь Афанасий, — начал говорить Михаил, под одобрительный кивок Александра. — Не буду заострять внимания, что за время сейчас, вы и так всё знаете. Мы, как представители двух княжеских родов, пришли к вам, чтобы принять ваше покровительство.

После сказанного Михаилом на стол легли два деревянных лакированных кейса с фамильными гербами на крышках.

— Не «принять», а «просить» вы пришли. — Из-за рваного шрама на всю правую щёку, пожилой мужчина криво усмехнулся жуткой улыбкой, сверкнув золотом зубов. — Люблю ясность. Вы верно сказали Михаил, что время меняется. Не в худшую сторону, хочу заметить. Зёрна отбиваются от плевел. Ещё время всё помнит, и ничего не забывает. Назовите мне хоть одну причину, почему я должен взять вас под своё покровительство? Почему вы пришли именно ко мне? Хочу предупредить, что лгать мне бесполезно. Я не очами зрю.

— Мы разделяем ваши взгляды. — Без промедления ответил Михаил, на что князь Афанасий лишь недоверчиво хмыкнул.

— Сын прокурора и сын мэра… Людей, что вращались шестерёнками в аппарате Российской Империи. И вы разделяете мои взгляды? Хорошая шутка….

— Князь Афанасий, я немного неправильно выразился. — Поспешил ретироваться Михаил, подбирая слова. — Вы настроены на то, чтобы получить титул Великого князя Петроградского. Всё верно?

— Разумеется. — Не стал отрицать пожилой князь, медленно кивнув, продолжая ощупывать воздух руками перед собой.

— Ваше стремление, оно подразумевает, что рано или поздно вы вступите в конфронтацию с родом Мышкиных. Именно по этой причине мы хотели бы быть с вами, когда это произойдёт.

— Месть значит… — Князь Боровский пожевал губами. — Молодые люди, а почему вы решили, что я буду вступать в конфронтацию с родом Мышкиных? Может я наоборот, заключу с ними союз? Почему нет? Некогда опальный род, бывший три поколения лишённым императорской милости…

— Извините, князь Афанасий, но благодаря кому эта самая милость появилась?

— Не ошибусь, если скажу, что это заслуга Станислава, сына Ставра Матвеевича. — Почти не задумываясь ответил пожилой князь.

— Только ли его это заслуга? — Задал следующий вопрос Михаил.

— К чему ты клонишь, княжич Драгунов. Не нужно передо мной всего этого. Говори напрямую, раз начал.

— За Мышкиным младшим тенью стоит император. — С полной уверенностью выдал Михаил. — Станислав человек императора и его любимчик.

— Вот как, хе-хе… Признаться, насмешили. — Князь Афанасий мотнул головой, легонько хлопнув ладонью по столу. — Изначально, в то, что у Иоанна может быть «любимчик» — верится с трудом. Он любит лишь свою власть, больше ничего и никого.

— Возможно, но давайте я вам расскажу, как опальный род Мышкиных прошёл путь до уважаемого рода, а потом вы сделаете выводы….

Десять минут спустя

— Довольно занятная история, княжич Михаил. — После недолгого молчания заговорил Афанасий, вновь начиная что-то ощупывать руками перед собой.

— Так… Вы мне верите?

— Да, склоняюсь к этому. — Медленно кивнул слепой князь. — Либо вы говорите правду, молодой человек… Либо вы верите в то, что говорите. В любом случае ваш рассказ логичен и подтверждает мои догадки. — Будто бы чувствуя немой вопрос в глазах Драгунова, пожевав губы, Афанасий решил пояснить. — Хоть я и слеп, но то, что творится в Петрограде мне известно. Когда ваш отец сфабриковал улики против Станислава, и молодой князь очутился в штабе Петроградского отделения имперской разведки… Здесь оказалась целая группа дознавателей из специального отдела «Фемида», который подчиняется лишь императору. Ещё Аврора Невская так же была здесь замечена. Если брать во внимание ваш рассказ, то всё сходится. Станислав Мышкин несомненно человек Ионна. Жаль, теперь о переговорах с родом Мышкиных никакой речи вестись не может. Нужно будет пересмотреть свои планы.

— Князь Афанасий, может ли это означать, что вы примите род Орловых и род Драгуновых под своё покровительство? — Напрямую спросил Михаил, затаив дыхание.

— Как я уже сказал ранее, время меняется в лучшую сторону, зёрна отбиваются от плевел. — На морщинистых губах князя Афанасия появилась искривлённая жуткая усмешка. — Можете забрать свои печати. Я не возьму вас под своё покровительство.

— Но почему?! — Орлов младший вскочил даже со стула, впервые подав голос за время разговора. — У нас общие интересы. Мы же вам рассказали всю правду об этом проклятом роде Мышкиных.

— Вы подтвердили мои подозрения, не более. — Откинувшись в кресле, князь Афанасий пожал плечами. — В своих дальнейших действиях я и мои сыновья будем руководствоваться открывшимися нам фактами. Вероятнее всего Иоанну придётся потерять свою «пешку».

— Тогда почему вы нам отказываете? — Стараясь сохранять невозмутимость спросил Михаил, потянув Александра за руку, чтобы тот сел.

— Причина проста, молодые люди. — В хрипловатом поскрипывающем голосе пожилого князя не было насмешки или злорадства. — Под моим покровительством сейчас шесть княжеских родов. Да, я лидер, но в тоже время у нас союз равных. Вы же… Пришли ко мне с доносом, чтобы моими руками свершить свою месть, решив сыграть на том, что ваш кровник служит ненавистному мне человеку. Нас не устраивает действующий монарх, это верно, но несмотря на наши цели, мы не сборище подлецов.

— То есть вы намекаете, что…

— Я не намекаю, а говорю, — в голосе Афонасия «Тёмного» зазвучал металл. — Вы два малолетних гадёныша, а не представители благородных фамилий. Ступайте прочь.

Александр хотел начать высказывать своё негодование, но Афанасий «Тёмный» лишь немного приподнял веки, из под которых ударил ослепительный магический свет. Это длилось всего секунду. Оба парня даже не поняли, как оказались на полу в груде обломков оставшихся от стульев.

— Вон. — Коротко произнёс «Слепой князь», и дождавшись когда оба княжича похватав свои кейсы с печатями спешно покинут его кабинет, при помощи магии прикрыл за ними дверь. — Значит «пешка» императора….

Глава 21

Фагрис. Космическая верфь «Айрона».

Станислав прекратил отбивать дробь пальцами по глади стола, где располагалось полотно проекционной клавиатуры, когда раздвижные двери его кабинета с тихим гулом разъехались в стороны.

— Всё работаешь, милый?

Бархатистый глубокий голос разошёлся приятной вибрацией по телу, от чего зеленоглазый молодой мужчина, чью левую половину лица закрывала длинная чёлка, тепло улыбнулся Торе.

— Уже нет. — Замотал головой княжич, складывая телепанель, которая сравнялась с плоскостью стола, отключив проекционную клавиатуру, с любованием глядя на огну в белом блестящем платье. — Выглядишь просто шикарно.

Высокая, чуть больше двух метров ростом, фигуристая девушка с гиацинтовым цветом кожи довольно улыбнулась, а по её волосам, напоминающим оптоволоконные нити, собранным в толстый хвост до пояса, побежали фиолетовые всполохи. Это был прямой признак того, что огна испытывает сильные эмоции.

Мягко усевшись на край стола, сверкая магией в фиолетовых зрачках, девушка в белом мини-платье из искусственной кожи склонилась над княжичем нежно целуя его в губы.

— У меня для тебя небольшой подарок. — После поцелуя сказала огна, а магические импульсы по её волосам побежали ещё быстрее, когда руки Станислава легли ей на талию.

— Лучший мой подарок это ты, Тора.

— Я знаю, милый, но мне хотелось тебя порадовать. Небольшой пустяк для твоего имиджа. — Огна улыбнулась, немного наклонившись вперёд, демонстрируя во всей красе высокую грудь четвёртого размера, обтянутую платьем. — Не облизывайся, и сиди смирно.

— Сложно, но я попробую. — Ответил Станислав, наблюдая как Тора подразнивая его, запустила пальчики в ложбинку между грудей, извлекая оттуда небольшой предмет.

— Сама сделала. Не знаю, понравится ли тебе… — Немного смутившись, огна отодвинула пальцами волосы с левой половины лица, глядя в невидящий глаз Станислава, затянутый белесой пеленой с безжизненным посеревшим зрачком.

— Ничего себе, «пустяк». — Даже растерялся Станислав, рассматривая фиолетовые вставки по краям чёрного окклюдера, на котором был изображён череп с крыльями и два перекрещенных тяжёлых болтера. — Милая, это же эфирит. Вот зачем ты тратилась?

— Хотела порадовать. — Бархатистым голосом сказал Тора, а её взгляд стал немного грустным. — Ещё… Я себя чувствую виноватой из-за этого. Стас, а что, вообще нет способа его восстановить?

— Нет, Тора. — Покачал головой молодой мужчина, добродушно улыбнувшись. — Это плата, которую берёт Атминтис с посмевшего поставить себя выше его законов. Знал бы Айзек для чего я использовал «Имбаланс», он бы был вне себя от ярости…

— Я тоже на тебя сердилась, когда узнала.

— Не сильно долго хочу заметить. — На губах Стаса появилась игривая улыбка, а в памяти всплыли воспоминания той волшебной первой ночи с Торой, переходящей в утро. — Не вини себя, милая. Я тебе уже сотню раз говорил, что отмотай время назад, то поступил бы точно так же. Один глаз, это ничтожная цена за то, что ты сейчас со мной. Лучше подскажи, как окклюдер крепится? Ремешков нет.

— Магическая присоска. Просто прислони и всё. Я вроде хорошо отрегулировала. Даже во время боя не потеряешь. — После того, как окклюдер лёг на левый глаз Станислава, Тора хорошенько всё осмотрев, довольно кивнула. — Так определённо лучше. Сразу видно, что суровый космопират.

— Спасибо за подарок, милая. — После этого последовал очередной поцелуй, который был прерван приближающимся девичьим гомоном из коридора центра управления верфью.

— Олси и Мика. — Сразу же угадала Тора, загадочно улыбнувшись, вставая со стола, поправляя короткую юбку платья, что немного задралась.

— А что они здесь делают? — Удивился Станислав, посмотрев на панель часов. — Сегодня же короткий день. К корпоративу по случаю новой секции пиратской станции готовиться надо. Наряжаться там… Прихорашиваться. Это твоя инициатива, чтобы они работали? Провинились где-то?

— Нет, они сами. Они уже с обеда нарядились и по цехам в платьях ходят вместо робы. — Тора немного помедлила, посмотрев на дверь. — На самом деле, они решили работать, чтобы увильнуть от украшения актового зала, скинув всё на меня. Ну и ещё надеялись, что ты их похвалишь.

— Тора, ну нет….

— Хочешь сказать, что ты против? — Вкрадчиво спросила огна, хитро улыбнувшись. — Вот не поверю.

— Дело не в этом… Почему ты им вообще позволяешь совершать эти их «набеги» на меня? Хоть бы поревновала немного.

— Милый, я тебе уже говорила… Всё же классно смотрится. — Взглянув на окклюдер, наклонившись, Тора вновь поцеловала Стаса. — Они не одного со мной вида. Это как если бы я тебя к робопсу начала ревновать. Вот если бы ты положил свой глаз на какую-нибудь смазливую огну, то её я бы сразу убила, а тебя… Хм… Отравила бы. Ты рассказывал, что на твоей родине такое частенько практикуется. К тому же, девочки тебя любят не меньше меня, и одного с тобой вида, могут родить тебе детей.

— Патрон, ты изверг! — Ещё не успела открыться дверь завопила Мика, сверкая рядами неоновых заколок по обеим сторонам головы, поправив уложенные назад тонкие косички светлых волос, образующие подобие гривы.

— Одно слово, пират и душегуб! — Поддержала её брюнетка Олси, прижимающая к груди планшет, на котором лежал десяток информационных накопителей.

— Эксплуатирует нас, как хочет! — Топнула туфелькой на высоком каблуке Мика, от чего неоновая полоска ранта вспыхнула красным светом, как это должно было происходить при каждом шаге.

Девушки растеряно переглянулись, не ожидая, что Станислав может быть не один в кабинете.

— О! Тора, а мы думали ты в актовом зале за приготовлениями следишь. — С самым невинным видом пропела Олси , поглядывая на Мику, глаза которой заблестели хитрыми огоньками.

— Тора, там бы твой контроль не помешал. — Как бы невзначай подметила блондинка в красном латексном кроп-топе и такой же юбке, из под которой шли ремешки поддерживающие чулки.

— Отсутствие моего контроля вам бы в этом кабинете не помешало. — Утвердительно заявила улыбаясь огна, подмигнув Станиславу. — На самом деле мне действительно пора туда заглянуть.

— Вот замечательно, а мы тут пока рабочими вопросами займёмся. — Защебетала Олси, показывая планшет в своих руках, на котором лежал десяток накопителей.

— Ну конечно. — Сделала вид, что поверила Тора, и проходя мимо Олси, послав княжичу воздушный поцелуй, ладошкой шлёпнула брюнетку по ягодице. — Если мой мужчина будет ночью уставший, я на вас сильно обижусь.

Сказав это, когда двери открылись, щёлкнув ручную блокировку, Тора удалилась, оставляя Станислава наедине со своими подругами.

— Ну? И что за концерт на этот раз вы решили устроить, девочки? — Сурово спросил княжич, складывая руки на столе.

— Олс, глянь какой наш патрон свирепый с этой наглазной повязкой. — Мика потолкала подругу, после чего девушки хитро переглядываясь, постепенно начали приближаться. — Но мы то с тобой знаем, какой он милый, ласковый и нежный.

— Не делай ему комплиментов. — С напускной строгостью предупредила Олси блондинку в красном сексуальном наряде. — Мы с ним ругаться пришли.

— Это по какому поводу? — Приподнял правую бровь молодой мужчина, подозрительно глядя на девушек одним глазом, задержавшись на прозрачном верхе чёрного платья Олси. — Что на этот раз придумали?

— Вы нас не цените, нещадно эксплуатируете, и не заботитесь о нас! Мы будем жаловаться на вас в профсоюз. — Начала грозить Мика, призывно топнув каблучком.

— И в чём же это проявляется? — С лёгкой усталостью спросил княжич, будучи полностью уверенным в надуманности повода.

— Когда мы вошли, то вы даже не сказали, что мы хорошо выглядим, хотя мы для вас наряжались.

— Именно! — Поддержала Мика подругу.

— Прежде, чем мы начнём выражать своё недовольство, вот отчёты о работе всех цехов.

С деловым видом Олси положила планшет на край стола. Взяв один из пластиковых прямоугольников, и отведя руку в сторону, девушка уронила его на пол.

— Ой, упал! Я сейчас подниму… — Брюнетка опустилась вниз, исчезая из виду княжича. — Где же он?

— Я повыше залезу, подскажу. — Серьёзно сказала Мика, опёршись обеими руками на крышку массивного стола управления, подаваясь вперёд, игриво промурлыкав. — Думаю, со стола патрона будет лучше видно, куда он завалился.

— Кажется нашла. — Торжественно сообщила Олси, находящаяся под столом, откуда послышался звук расстёгивающейся молнии штанов. — Ой! Да ствол патрона уже в полной боевой готовности.

— Девушки, — с придыхание произнёс княжич, чувствуя, как влажный и тёплый язык Олси начал плясать по головке. — Вы опять за своё? Неужели у нас на производстве мужчин не хватает?

— Мужчин может и хватает, патрон, — произнесла Мика, грациозно шествуя по столу на четвереньках, будто дикая кошка перед прыжком. — Но мы хотим именно вас, так что смиритесь.

Поцеловав Станислава в губы, Мика уселась перед ним, свесив ноги, задрав одним движением алый топ, явив на обозрение небольшую, но привлекательную грудь.

— Патрон, я знаю что они вам нравятся, и не только они, — девушка немного приподняла край и так короткой юбки, демонстрируя отсутствие белья, после чего обратилась к подруге. — Олси, ему нравится?

— Аха… Сразу напрягся. — Подтвердила брюнетка из под стола, продолжив играть язычком с головкой члена княжича.

— Патрон, поласкай меня. — Попросила Мика, положив руки Станислава себе на бёдра, и обняв за шею, начала страстно целовать. — Вот… Теперь чувствуется энтузиазм.

— Да кто же тут устоит? — Сдавленным голосов произнёс княжич, издав протяжный выдох, когда Олси внизу перешла к более активным действиям, подключив ротик.

— Кажется, наш босс становится сильно довольным. — Подметила Мика, учащённо дыша, начав постанывать, когда княжич стал играть языком с розовым соском на её правой груди. — Всё же жаль, Олс, мха, что ты выиграла… Я бы тоже не отказалась немного помучить нашего сурового нальника-а-х там… Он бы у меня так легко не отделался.

— А я специально не напираю, — ответила брюнетка из под стола, сделав небольшую паузу, вновь сбавив темп, используя только кончик языка. — Хочется его… Хорошенько помучить.

— Помучить, значит… — Сладострастно произнёс княжич, а Мика вынулась всем телом, протяжно замычав, когда рука Станислава скользнула к её промежности.

По помещению разнёсся странный глухой звук. Не прошло и десяти секунд, как кабинет огласил громкий девичий визг, смешанный с матерным восхищением Мики.

— Что там у вас! — Забеспокоилась Олси, прервав свои игры, и отодвинув кресло Станислава от стола, опираясь руками на его колени, выпрямилась в полный рост.

Глаза брюнетки расширились от удивления, когда она увидела лежащую на столе Мику, которая конвульсивно вздрагивала. Девушка с глупой улыбкой непонимающим взглядом смотрела в потолок.

— Эээ-Это чего с ней?

— Попалась. — Прозвучал сзади вкрадчивый голос Станислава, а сильные руки настойчиво, но не грубо, наклонили Олси вперёд, после чего брюнетка коротко взвизгнула от неожиданного шлепка ладонью по ягодицам. — Ты тоже без белья. Очень хорошо.

— Патрон, что ты с ней… Ммм….

Девушка не договорила. Вновь раздался гулкий звук, а через десяток секунд стены кабинета сотряс второй протяжный визг, но принадлежал он уже Олси.

— Ч-чтоб меня ск-скверхи дрючили. — Заикаясь, с огромным трудом произнесла брюнетка, пытаясь встать на ноги, но они предательски разъезжались.

— Патрон, что это сейчас за херня… — Слабым голосом начала говорить Мика, неуклюже поднимаясь, но замерла, когда её рука начала скользить по столу. — Ска! Весь стол мокрый!

— Я чувствую, — выделяя каждое слово заговорила Олси. — Как у меня ещё течёт по ногам. Патрон, это какая-то магия из твоего мира?

— Нет, девочки. — Покачал головой княжич, помогая Олси встать на ноги, и развернув брюнетку к себе лицом, усадил на стол, медленно раздвигая ей ноги.

— Э! Э… Эм! — Девушка не сразу поняла, что передышки не последует.

Пользуясь её растерянностью, Станислав без труда вошёл в неё, начав неторопливо двигать тазом. Почти сразу, немного откинувшись назад, опёршись ладонями на стол, Олси начала постанывать, а молодой мужчина продолжил говорить.

— Бывший хозяин этого тела был большим затейником по части любовных утех. — Княжич немного смутился, но всё же продолжил. — Я таким опытом похвастаться не могу, но его знания достались мне. — Станислав замолчал, поглядывая на блондинку. — Мика, смотрю ты заскучала… Иди, присядь вот сюда на стол, рядом с Олси.

— Зачем? — С лёгкой опаской и любопытством спросила блондинка.

— Ты же хочешь, чтобы я тебя поласкал?

— Хочу. — Сразу же согласилась Мика, игриво постреливая глазками, начав суетиться. — Только ту штуку больше не делай.

— Стас, продолжай пожалуйста. Мне так нравится, когда ты что-то рассказываешь. — Попросила Олси, прикрывая глаза. — У тебя голос спокойный и приятный.

— Обязательно продолжу. Пусть Мика поудобнее устроится. Не будь единоличницей. — Продолжая двигать тазом, княжич поцеловал севшую на стол слева от Олси Мику, начав поглаживать её грудь левой рукой. — Сейчас будет небольшая демонстрация.

Сложив вместе указательный и средний палец правой руки Станислав проявил оргон, чтобы девушки могли видеть небольшой вихрь, который закручивается вокруг них. Через секунду раздался тот глухой звук, похожий на жужжание.

— Теперь смотрите.

Произнеся это Мышкин прислонил вытянутые пальцы к крыше стола управления. От неожиданности обе девушки вздрогнули, когда по столу разошлась мощная вибрация. Амплитуда постепенно начала увеличиваться, послышалось дребезжание опорных накладок, а княжич поспешно убрал руку от крышки.

— Скаааа! Встроенный супермощный вибратор! — Воскликнула Мика, куснув нижнюю губу, когда свободна рука княжича опустилась к её промежности, начиная ласкать там девушку.

— Вообще, не для этого задумывалось. — Начал было Стас, но по глазам Мики сразу становилось понятно, что ей всё равно для чего была предназначена эта техника, реализуемая при помощи каона «Манипулятор».

— Патрон, ты идеальный мужик! — Задыхаясь прошептала Олси, наклоняясь вперёд и обнимая за шею Станислава. — Сейчас приплыву….

— Я тоже уже скоро… — Сообщила Мика, после чего хмыкнула, заулыбавшись ещё шире. — Слушай, Олс, мне, мф, только сейчас в голову пришло…А ведь кому-то, как и нам повезло.

— Ты… Аххх… О чëм?

— Настоящий Айзек… Он ведь сейчас вместо нашего патрона в его мире. Наверняка сейчас развлекается….

РАВМИ. Стоянка служебного транспорта.

— Как всегда задерживайтесь, Андрей Геннадьевич. — Подметил работник стоянки, стоявший у будки со шлагбаумом на выезде с территории академии. — Не бережёте вы себя.

— Бумаги в порядок приводил. С начала учебного года стандарты поменялись. — Воротов тяжело вздохнул, протянув свой пропуск работнику стоянки для отметки в журнале. — Работы добавилось, а вот зарплата….

— И не говорите, Андрей Геннадьевич. — Пожилой мужчина махнул рукой и хотел уже переписать номер с пропуска, но остановился, когда увидел пару молодых парней с лестницей в синей робе. — Ну наконец! Пришли родненькие.

— Наладчики? — Удивился Воротов. — Что-то сломалось?

— Да с камерами беда какая-то. — С досадой произнёс работник стоянки, протягивая старшему контролёру его пропуск. — Час назад половину будто отрезало. Пришлось ходить, вместо того, чтобы в монитор наблюдать.

— Бывает. — Понимающе кивнул Андрей Геннадьевич, махнув рукой. — Всё. Я поехал. Удачной смены, Василий.

— А вам хорошо отдохнуть.

Попрощавшись, Воротов поспешил сесть в свой автомобиль. Дождавшись, когда шлагбаум поднимется, мужчина выехал за территорию академии.

Через минуту впереди показался поворот на магистраль. Воротов хотел прибавить скорость, но неожиданно в зеркале заднего вида что-то мигнуло, а его шею сдавила струна.

— Добрый вечер, Андрей Геннадьевич. Не нужно бросать руль. Ведите ровней. Как доедете до подъёма снизьте скорость и остановитесь справа на обочине.

— Князь Мышк… — Только успел сказать Воротов, как струна сильней сдавила шею. — Эт-то шутка?

— Боюсь, что нет. — Спокойно сообщил парень, вальяжно устроившийся на заднем сидении автомобиля. — Хотел раньше вами заняться, но из-за большого количества дел пришлось повременить.

— Не поним-маю. Вы знаете, что вам….

— Заткнись, падаль. Будешь говорить, когда я тебе скажу. Тормози здесь. — Голос князя сделался жёстким и повелительным. — Хорошо… Прокололся ты два раза. Первый раз, когда мои часы запищали, сигнализируя о том, что где-то рядом со мной находится маяк или микрофон. С пропусками хорошо придумано. Признаться, не думал, что маяки могут быть настолько крошечными, что способны в пластиковую рамку пропуска поместиться. Второй раз, когда ко мне в ресторане пришёл агент. Неужели ты думал, что не попал бы под подозрение? «Golden Tower»… О том, что мы будем там с Милой знал только ты. На твоём бы месте, видя что мы благополучно вернулись со свидания, я бы улепётывал дальше чем видел. Не суть… Ладно. На кого ты работаешь?

— Не понимаю… — Начал было говорить Воротов, но шею сдавило настолько сильно, что он начал задыхаться.

— А я тебе память сейчас освежу. — Холодно произнёс князь Мышкин, наблюдая как бледнеет лицо агента «Врил».

Когда Воротов забился в агонии от удушья, давление на шею ослабло, а в лёгкие поступил драгоценный кислород. Мужчина дёрнулся вправо, в надежде открыть дверь, но невидимая петля на шее вновь натянулась.

— Плохая идея. — Последовало с заднего сидения замечание от Мышкина. — Кстати… Я буду проделывать этот фокус с удушьем, пока ты не начнёшь говорить правильные вещи. Второй раунд.

Не прошло и десяти секунд, как Воротов начал колотить ногами по автомобильному коврику, корчась от удушья на водительском месте. Когда он начал думать, что -вот-вот потеряет сознание, шею отпустило. Мужчина кашляя начал жадно глотать воздух, пытаясь надышаться.

— Это будет продолжаться до тех пор, пока ты не потеряешь волю к жизни. — Спокойно сообщил князь, разведя руками. — Честно сказать, мне очень не нравится это делать. Поверь, чужие страдания не доставляют мне никакого удовольствия, но ты упрямишься, не оставляя мне другого выбора. Память вернулась?

— Ты покойн… — Воротов не договорил, схватившись за шею.

— Раунд три. — Спокойно сообщил Мышкин, разочарованно вздохнув. — Хочешь расскажу интересную вещь? А! Ты же не можешь ответить, но я всё равно расскажу. Ты знал, что когда человек испытывает удушье у него отмирают клетки головного мозга и ткани миокарда?

Ответа не последовало. Когда нить «Гарроты +» отпустила шею, мужчина вновь закашлялся.

— Я..кхе… Всё скажу! Кхе-кхе… Но я много не знаю. Я, кх-кх, обычный агент.

— Другое дело! — Обрадовался молодой князь. — Врать не советую, я сильно обижаюсь. Итак, вопрос номер один: «Как с тобой связываются?»….

десять минут спустя…

— Жаль, что ты ничего не знаешь про этого Оскара. — Моя рука легла на плечо Воротова, от чего тот дрогнул.

— Я говорю правду.

— Не сомневаюсь. — В целом рассказ агента «Врил» был не сильно содержательным, но вполне правдивыми.

Другое дело, если бы он начал сыпать тайнами «партии». Вот здесь бы было очевидно, что он врёт. Иерархия «Врил» построена таким образом, что такие как он выполняют лишь поставленные задачи, даже не представляя, как выглядит в целом вся картина. Впрочем, кое-что мне всё же удалось узнать, чтобы начать задавать правильные вопросы, но уже не ему.

— Что ж! Твой служебный телефон останется у меня. — Сообщив об этом, я ещё раз проверил наличие бумажки с кодом допуска, что написал мне Воротов. — Что касается тебя, то только я выйду, ты заводишь свою бричку, вжимаешь педаль газа в пол, и мчишь отсюда.

— Ты меня отпускаешь? — Удивился Андрей Геннадьевич, хлопая глазами, приоткрыв рот.

— Ага… А теперь мчи отсюда, чтобы я тебя больше не видел. Давай! Исчезни, пока не передумал.

С этими словами, я открыл дверь, выходя наружу. Воротова не пришлось долго уговаривать. Не успела закрыться дверь, как взревел восьмицилиндровый движок. Автомобиль рванул с буксом вперёд.

— «Хоть бы спасибо сказал, а лучше принюхался бы…» — Подумал я, наблюдая за тем, как автомобиль пошёл на подъём в сторону выезда на магистраль. — «Неужели он не чувствует, что бензином воняет?»

Со скучающим видом я наблюдал за удаляющимся на огромной скорости автомобилем, поглядывая на нить проводящего канала, идущую от моих пальцев.

До выезда на магистраль осталось два десятка метров, когда я активировал подрыв духовной мины. Благодаря тому, что каон «Мина+» находился в области «Стихия», мой прощальный «подарок» имел зажигательные свойства. Автомобиль моментально вспыхнул, вылетая на магистраль, а через секунду произошёл взрыв.

Наблюдать не было ни времени, ни желания. Активировав свой реликтовый меч Гоудзянь, прыгнув на свой персональный «флайборд», я взмыл вверх, взяв направление на «Золотое кольцо».

Глава 22

По предыдущей главе : Освежить память (Тора, Мика, Олси) https://author.today/reader/200047/1818239

Набрав достаточную высоту, притушив свет меча, скорость была снижена, а мне в уши легли «затычки» беспроводной гарнитуры. Необходимо было сделать звонок своему «другу», который как никто другой осведомлён о делах организации.

Через несколько гудков, я уже начал переживать, что со мной не хотят общаться. Такое вполне могло быть, но опасения оказались ложными.

— Да, Станислав. Что тебе нужно? — Голос моего «друга» был явно нетерпеливым. — Я сейчас занят.

— Почтенный Иф, зачем же так сразу… Как погодка в Петрограде?

— Я сейчас не в Петрограде. — Сообщил старейшина, устало вздохнув. — Говори уже. Опять деньги нужны? Шантажировать будешь?

— Ни в коем случае, старейшина. — Поспешил я уверить своего собеседника, решив в этот раз его не доводить, а перейти сразу к сути. — Я вам звоню по поводу одного вашего коллеги. Он так же как и вы старейшина, только отвечает за Столицу.

— Оскар… Говорил же ему… Станислав, я тут не замешан. Более того, он получил от меня предупреждение, чтобы не лез к тебе и Морозовой. — Голос Ифа сразу стал недовольным, стоило ему заговорить о его «коллеге». — Мне казалось, что он понял. Видимо нет.

— Совсем нет, почтенный Иф. — Подтвердил я, начав делать определённые выводы. — Старейшина, мне встречалось в записях Мэтра несколько упоминаний об этом Оскаре. Весьма нелестных, должен сказать. Ваш покойный единомышленник его терпеть не мог….

— Не один он. — Ещё раз подтвердил мои догадки Иф. — Станислав, я и правда сейчас очень занят. Сразу хочу сказать, что надавить на Оскара не в моих силах.

— А мне это не нужно, я к вам за советом, и возможно содействием. Мне хочется подпортить ему дела в Столице. Может вы подскажете, как это сделать? Вам он всё равно не нравится. Считайте это небольшой услугой от меня. Совершенно бесплатной, хочу заметить.

— Станислав, ты понимаешь, что ты мне предлагаешь? Извини, но нет. И сразу предупрежу, не пытайся на меня давить. Здесь дело принципа. — Голос Ифа был настолько серьёзным, что становилось понятно, что он не шутит. — Оскар мне не нравится, но дав тебе информацию о нём, я тем самым нанесу урон «Врил». На это я не могу пойти.

— Хорошо, Иф. — Чутьё мне подсказывало, что старейшина легко пойдёт на то, чтобы пострадать за свои убеждения. — Тогда, давайте попробуем по-другому… Наверняка у этого Оскара есть что-то личное, не относящееся к организации.

— Поясни, к чему ты ведёшь, князь.

— Ну… Любимый автомобиль, любимая псина или ещё что-то ему дорогое. То, к чему он привязан, чем дорожит.

— Даже не знаю. — Спустя несколько секунд раздался из динамика задумчивый голос Ифа. — Так сразу и не скажешь.

— А я сразу не прошу говорить. Подумайте, а позже мне сообщите.

— Сейчас не услышал. У тебя посторонний шум в динамике. Ветер?

— Ага. На свидание тороплюсь. — Пояснил я, повторяя предыдущую фразу.

— … Хорошо. Подумаю и тебе сообщу. Сейчас в голову ничего не приходит, да и не осведомлён хорошо в этом вопросе. Кое-что понадобится разузнать.

— Я вас понял, Иф. Не буду отвлекать.

Распрощавшись со старейшиной, в моём списке важных дел стало на одну строчку меньше. Впрочем особого удовлетворения я не получил. Были задачи куда поважнее.

Больше всего меня беспокоило отсутствие реакции от «академиков». Как-то даже не верилось, что моя провокация с визитом в особняк «Альфы» не сработала.

Я уже чуть больше года в этом мире, и немного стал разбираться в нравах благородных и их отпрысков. Пубертат и буйство эфира молодым магам давят на голову с бумажной короной — это факт. Отсюда самоуверенность, заносчивость, высокомерие, нетерпимость, а в силу привилегированного положения — завышенное чувство собственного величия до брызг из форсунки, как следствие. Разумеется, ни о каком «перемирии» речи идти не может. Скверху лысому понятно, что своим визитом я отложил огромный «крендель» в гостиной их братства. Расчёт был в том, что после такой наглости они начнут опрометчиво и незамедлительно действовать.

Чтобы подстраховаться, тем же вечером был собран экстренный совет в гостевом поместье, куда вошла вся наша группа и Лаврова.

Разумеется, я тактично умолчал, что ходил к «академикам» и немного покрутил их шары против часовой стрелки, ведь так больней. Вместо этого, всех ждал рассказ, что по имеющейся у меня информации со дня на день последует какая-нибудь гадость от «распутинцев» в нашу сторону. Посыл был таков, чтобы все проявляли повышенную бдительность, перетекающую в паранойю, ожидая подставы даже от рогалика в столовой.

Мои ожидания не оправдались. Сегодня была уже пятница, но никакой «ответки» после моих борзых действий не последовало. Учебная неделя прошла спокойно и безмятежно. Ребята учились, пуская пар из ушей от напряжённости извилин, а «академики» усердно делали вид, что нас нет, Лаврова… А Лаврова украдкой курила по углам.

Я же занимался тем, что усердно не верил в то, что про нас забыли. Более того, чутьё вопило, что это временное затишье перед «бурей». Очевидно, что «академики» не оставят своих попыток портить нам жизнь, пока мы здесь. Не знаю как остальные, но Пётр Шувалов точно. Морозов мне прислал небольшое досье на этого скверха. Информации было немного, но её хватало, чтобы понять простую вещь: княжич Шувалов хитрый, осторожный, не глупый, а главное упёртый, и от своего не отступит.

Сидеть и тупо ждать удара не в моих правилах. Свободное время я проводил за пряжей и занятиями на подземном полигоне. В этом деле компанию мне составляла чаще всего Мила. Стоит признать, что мы довольно неплохо сблизились за эту неделю. После нашего с ней свидания и ночного продолжения, княжна Морозова стала вести себя со мной более свободно и открыто. Она уже не смущалась при каждом моём слове, более того, я начал её узнавать с иной стороны. Несмотря на внешнюю хрупкость Мила обладала упорством, которому можно позавидовать, и довольно сильным характером. Было над чем работать, но в ней уже с трудом узнавалась та робкая и нерешительная девушка, которую я встретил год назад. Прямым доказательство тому стало то, что как-то после одной из наших тренировок, Мила поцеловав меня на лестнице, ничего не говоря, взяла меня за руку, и повела в свои покои. Как и после нашего свидания, ушёл я лишь под утро.

Не только в делах любовных, но и на прядильном поприще наблюдались успехи. Причиной моего внушительного прогресса послужила, как ни странно, Мэйли. На следующий день после моего визита к «академикам» вечером позвонила моя духовная жена. Поинтересовавшись как у меня дела, княгиня Мышкина, с несвойственной ей настойчивостью, мотивируя это беспокойством, чуть ли не взяла с меня обещание, что я позабочусь о своей выживаемости. У нас получился довольно странный разговор, но словам своей духовной жены внял.

Вспомнив недавний инцидент с агентом «недомодификантом», который меня тыкнул в бок спицей, из-за чего мне пришлось весь вечер прятать от Милы красное пятно на рубашке во время нашего с ней свидания, выбор пал на восстановление каона «Геморандж». Большие кровопотери скверная штука не только для моего физического здоровья, но и для резерва, который начинает их компенсировать за счёт трат эфира жизни.

Войдя во вкус, ещё одним плетением, которое заняло место на одной из граней акселератора стал каон «Ртуть+». Немного смущал тот факт, что оба этих плетения не взаимодействуют ни с одной из шести зон.

Путём перестановок, выяснилась причина, она же теперь правило: Все каоны, которые раньше были предназначены для нанесения на духовное тело, а не на предметы облачения, с зонами моего нынешнего духовного тела не взаимодействуют. Они отлично работают располагаясь там , но вот дополнительных свойств не получают. Выяснить причину такого феномена мне не удалось, потому принял как факт.

Ещё одной приятностью стало сделанное мной открытие. Наконец-то мне удалось выяснить назначение зоны «Власть». Случайно выяснилось при помощи Тори, которая изъявила желание вечером потренироваться вместе со мной и Милой. Если не вдаваться в подробности, то получилось, что выстрел «Болтер+» со свойством «Власть» попал в «Ледяной щит» Вики. Если до этого у меня получалось проделать в нём дыру, то с этим атрибутом щит разлетелся почти полностью. От этого я и начал отталкиваться. Через десяток опытов в которых участвовали Тори и Мила никаких сомнений не осталось. Назначение области «Власть» заключалось в противодействии магическим конструкциям. Атакующие плетения помещённые в эту зону моего духовного тела отлично рушили магические щиты и другие конструкции состоящие из эфира. Материальным и живым объектам, к моему сожалению, не наносилось никаких повреждений, но всё же неплохо.

Следующим пунктом стал вопрос о раскладке плетений по зонам. В бою перекидывать плетения из зоны в зону отнимало драгоценные секунды. Здесь Вика подсказала, что мне нужно создать универсальный «Билд». Потом ей ещё пришлось рассказывать мне, что такое «Билд». Предложение оказалось более чем полезным, когда я разобрался, что имела ввиду Вика. Прикидывая варианты, встал вопрос о наличии хотя бы ещё одного плетения, которое пригодилось бы для «рокировки», и было бы полезным.

Немного подумав, я сплёл всего за полчаса каон «Мрак+», которым пользуются мои адепты, немного его доработав. Простой, но очень полезный каон для ближнего боя с огромным тактическим потенциалом, особенно в моём случае. В отличии от своих адептов, у которых веретено жизни, у меня есть возможность менять свойства «дымовой завесы». Испытания превзошли все мои ожидания, а мне стало немного страшно от того, каких дел может наворотить этот простенький каон при моих нынешних возможностях.

Беседуя вчера с Еленой по телефону, с которой необходимо было получить мою «награду», я экспериментировал с раскладками, ища приемлемые варианты. Было довольно сложно, хотелось всего и сразу, но так не получалось.

— «Вот же…Опять характер демонстрирует. Ну что за девушка?»

Попытка позвонить Елене не увенчалось успехом. Впрочем, своё согласие она уже дала мне вчера. О месте и времени проведения нашего с ней вечера мы уже условились. Сейчас я звонил лишь для того, чтобы определиться с меню наших посиделок, ведь у меня нет ни малейшего понятия о её предпочтениях. Одно могу сказать точно, что за вредность, сегодня вместо цветов она получит кактус. Может ещё что придумаю пока лечу… Хочется её немного позлить. Она очень сексуальная, когда сердится….

Гостевой особняк РАВМИ. Апартаменты князя Мышкина.

Окно в спальне резко распахнулось, после чего воздух перед шторами пошёл магической рябью. Вскоре из эфирного марева в комнату вышагнул мужчина в чёрном плаще.

— Как и следовало ожидать, никого нет. — Констатировал «Ворон», оглядывая спальню, задержав взгляд на шкафе. — То что нужно… Фонит магией. Пора с тобой поближе познакомиться, князь Мышкин.

Водя клювом маски, «Чумной Доктор» начал по-хозяйски осматриваться в комнате, постепенно продвигаясь к шкафу. Открыв сразу обе дверцы, без колебаний на раздумья, мужчина извлёк оттуда большой продолговатый серебристый кейс.

Положив на пол, присев рядом, «Ворон» попробовал защёлки, которые сразу же поддались его манипуляциям. Медленно подняв крышку, незнакомец без лишней суеты аккуратно стал осматривать содержимое.

— Интересно… Интересно… — Приговаривая себе в маску «Ворон» проверял предмет за предметом. — «Довольно пёстрый набор…Даже китайские талисманы есть…Иглы, световые гранаты, гибридный пистолет, береста, винный китайский горшок овязанный пеньковой верёвкой, транквилизирующий пистолет… Интересный парень».

Проверяя содержимое «Ворон» постепенно добрался до альбомов. Стоило незнакомцу открыть первую страницу, как содержание его сразу же заинтересовало.

— Сектант значит… — Глухо произнёс едва слышно незнакомец, аккуратно перелистывая страницы. — Хмм… Нужно будет посмотреть, чего ты стоишь, Мышкин….

Родовое поместье Шуваловых

— Петь, к чему такая конспирация? — Тут же спросил вошедший в гостиную Лазарь. — «Приедь тайно», «Никому не говори»… Я даже к себе не заехал, сразу сюда помчал. Что-то срочное?

— Идём ко мне в комнату. — Без предисловий сказал княжич Шувалов, торопливо зашагав по лестнице.

Через минуту, оба парня оказались в рабочем кабинете Петра. Без лишних слов Шувалов извлёк из тумбы стола пакет, размером чуть меньше кирпича, продемонстрировав его Лазарю.

— Что это? — Спросил княжич Скуратов, уже имея некоторые предположения.

— Наркотики. — Коротко ответил Пётр, усаживаясь в кресло.

— Петь, я конечно рад за тебя, но подобных увлечений я не разделяю. Более того, и тебе рекомендую завязать, пока не поздно.

— Лазарь, ты совсем c дурью? — Пётр опешил от такого заявления, покрутив пальцем у виска. — Это для дела.

— Для какого? — Осторожно спросил Лазарь, поглядывая на пакет. — Здесь по весу на приличный срок тянет.

— Я в курсе… Там четыре пакета синтетики по четверти килограмма каждый. Пришлось хорошо раскошелиться. — Пётр осмотревшись по сторонам, понизив голос продолжил. — Послушай, друг… Из всех, я могу доверять только тебе. У меня есть план, как быстро покончить с группой из Романовского лицея, и с этим ублюдком Мышкиным.

— Ты хочешь…

— Верно, Лазарь. Я хочу подкупить кого-нибудь из прислуги. В понедельник, когда будут идти занятия, необходимо, чтобы у инструктора Лавровой, Мышкина, этой ведьмы и …Как её? Брюнетка, с которой трётся Станислав….

— Мила Холодова. — Сообщил Лазарь, задумчиво глядя на пакет.

— Именно. У каждого из них в апартаментах должно оказаться по пакету… А потом последует облава из службы контроля оборота наркотических средств. Там расфасовано на более мелкие пакеты, так что очевидный «сбыт». Как следствие, они сразу вылетают из академии, а дальше по нарастающей.

— Петь, не слишком ли сурово? — Поинтересовался княжич Скуратов. — Может придумаем другой способ? Просто от подобного может пострадать репутация РАВМИ, нашего класса, ректора, на которого повесят это попущение. «Торговля наркотиками в первом магическом учебном заведении»… Пётр, это слишком серьёзно.

— Смотря как это подать на суд общественности. — Тут же подметил Шувалов. — Думаю, ректор Распутин не сильно расстроится, когда увидит, как пострадает репутация Романовского лицея, который принимает всякий сброд, лишь бы были хоть какие-то способности к магии. Лазарь, у нас есть возможность уничтожить не только группу Мышкина, но и Романовский лицей. И я намерен этим воспользоваться….

— Предположим, Петь. Что от меня требуется?

— Самая малость. Тебе нужно найти кого-то из прислуги, кто в понедельник подбросит пакеты с наркотиками в апартаменты деревенщинам. Все расходы я беру на себя. Деньги не проблема. Знаю, что ты сотрудничаешь с некоторыми людьми из персонала для академической газеты и новостного портала.

— Хорошо… — Несколько секунд поколебавшись согласился Лазарь. — Думаю, что проблем не возникнет.

— Замечательно… И помни… Никому об этом ни единого слова….

— Ты меня знаешь, Петь. — Княжич Скуратов серьёзно кивнул, после чего оба друга стукнулись сжатыми кулаками. — Не подведу.

— Не сомневаюсь. Следующее …

— А это ещё не всё?

— Нет, Лазарь. — Покачал головой княжич Шувалов. — Про Адика помнишь? Хочу поквитаться с этим безродным Мосиным… И здесь я тоже кое-что придумал, нужна будет помощь сестёр Милославских. Как думаешь, они согласятся принять участие в придуманной мной акции? Нужны их способности. Сразу говорю, что дело довольно подлое. Хочу сфабриковать обвинение в воровстве….

— Петь, если речь идёт о том, чтобы сделать кому-нибудь гадость, то Светлана и Татьяна в деле. Тебе ли не знать?

— Лазарь, хотел услышать твоё мнение. Мало ли? Видел, как Годунова после лета поменяло? Вспомни первый курс и сейчас… Сейчас он само «достоинство». Тоже самое и Пожарские. У них ничего кроме поединков на уме нет. Эта чокнутая ведьма Клавдия… Она всегда с приветом была. Про Елену вообще не говорю. Сестра твоя…

— Я тебе понял, Пётр. Беру на себя поиск исполнителя среди прислуги и разговор с Светой и Таней. Прямо сейчас к ним и поеду.

— Смотри, чтобы не женили. А то слухи ходят, что их отец в поисках хорошей партии для дочурок. Ещё сразу на двоих женят. — Хохотнул Пётр, а Лазарь перекрестился.

— Проще двух кобр себе завести. — Поморщился княжич Скуратов, проведя рукой на уровне пояса. — Я ведь вот с таких с ними знаком. Сочувствую их мужьям. Чуть что не по их будет, то сразу отравят… Ладно, Петь. Мне всё понятно. Буду заниматься.

— Спасибо друг…..

Глава 23

« Золотое кольцо » . Элитный ресторан "Grand Hill".

— «М-да… На такое изобилие даже смотреть больно, а ещё больнее на эти ценники». — Усмехнувшись, я сразу провёл картой по полосе ридера, что был вмонтирован в угол винтажного стола. — «А спонсор сегодняшнего вечера братья Юсуповы. Братья Юсуповы — без лоха и жизнь плоха».

Ткнув пальцем в колючку цветущего кактуса, я начал поглядывать на часы, а внутри заворочались нехорошие подозрения. Уже планировал позвонить и узнать, как там дела у задерживающейся княжны Трубецкой. Смартфон оказался в руке, но пришлось помедлить. Причиной тому стала вереница из дюжины гвардов, которые вошли в зал, начав рассредоточиваться вдоль стен.

— «А вот похоже моя "Золушка" со своей ратью, хотя…» — Я напряг зрение, рассматривая герб на рукаве одного из пиджаков. — «Нет… У Трубецких другой герб. Наверное кто-то из местной знати».

Стоило мне об этом подумать, как смартфон в моей руке завибрировал.

— «Елена?» — Удивился я, и приподняв бровь, застыл как вкопанный.

Два часа назад …

Родовое поместье Трубецких.

- Ленка, а я вот мимо домой ехала, и… — Мария остановившаяся в пороге комнаты осеклась, тихо продолжив, предчувствуя неладное. — В платье на тебя посмотреть хотела… Лен, а почему ты….

— Я никуда не иду. — Сказала лежащая на небольшом диванчике княжна, принимая сидячее положение. — Зря ты заезжала, Мари.

— Как не идёшь? — Опешила Мари, приоткрыв рот от удивления. — Но у вас уже ресторан заказан и… А Станислав об этом знает?

— Пока нет. Я ему ещё не звонила. — Ответила Елена, сразу сделавшись хмурой. — Позвоню в последний момент, чтобы не начал уговаривать. Он настырный.

— Лен, но так не делается. Это нехорошо. — Запротестовала Мари, поспешно прикрывая за собой дверь, быстро проследовав в комнату, садясь рядом с подругой. — Он ждать тебя будет, надеяться, наверняка какой-нибудь сюрприз приготовил, ну я так думаю.

Видя, что уговоры не действуют, Мари, стараясь выглядеть максимально грозно, встала перед Еленой уперев руки в бока.

— А ну! Княжна Трубецкая, бегом одеваться! С причёской сейчас что-нибудь придумаем, а пока посмотрим твой гардероб… Наверняка там десяток ещё не выгулянных платьев.

— Да никуда я не пойду! — Довольно резко ответила Елена, взмахнув руками. — Вот привязалась! — Понимая, что перегнула, лицо Трубецкой приняло виноватое выражение. — Извини, Мари, я не хотела вспылить. Не хочу я идти с ним на свидание.

— Ммм… Предупреди хотя бы, что не придёшь.

— Не буду. — Буркнула княжна, сверкая большими изумрудными глазами. — Пусть этот конюх чувствует себя глупо. Позвоню в последний момент. Скажу, что возникли непредвиденные обстоятельства. Придумаю что-нибудь, а там… Глядишь, он передумает и отвяжется от меня.

— Лен, ты поступаешь плохо. — Серьёзно сказала Мария, тяжело вздохнув. — Может, всё же передумаешь? Ленок, это всего лишь свидание. Не могу понять, чего ты упрямишься?

— Нет, не передумаю. — Упрямо, в ультимативной манере, которую хорошо знала Мари, ответила княжна Трубецкая.

— Лен, ну зря… Вот зря!

— Знаешь что!? Вот сама иди с ними на свидание! — Гневно сказала Елена, сверкая глазами.

— Я бы с радостью, но не получится. — Отрицательно покачала головой Мари. — Он ведь тебя хотел видеть, а не меня. Ладно, Лен… Вижу ты не в настроении. Поеду я к себе, а ты, всё же подумай.

— Уже. — Настырно сказала Елена, сжав губы. — Я не пойду, и точка.

— Эхх… Ну, ладно, упрямица.

Махнув рукой, Мария направилась к выходу, и быстро скрылась за дверью.

— Как у тебя всё легко. — Едва слышно буркнула зеленоглазая блондинка. — "А ВОТ У МЕНЯ НЕТ! Я ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ НА СВИДАНИЯХ! Буду выглядеть, как дура… Ума не приложу о чём с ним говорить? О лошадях? Да я ничего про них не знаю, а о погоде — банально. Как ему вообще в голову могло прийти меня пригласить? А может, он посмеяться таким образом надо мной хотел? Вроде нет… Успокаивал даже, когда у меня истерика случилась… Поцеловал… Да ни у кого на такое бы духу не хватило! ААА! Что делать? Чего я такая трусиха? Не съест же он меня?! Всё! Решено! Иду на свидание!".

Поднявшись, сжав кулаки, Елена хотела сделать шаг в направлении шкафа, но почувствовала, что у неё дрожат колени.

— Нет, не решено… — Всплеснув руками от безнадёжности, княжна плюхнулась на диван, и завалившись набок уткнулась лицом в подушку, издав расстроенный возглас, больше похожий на несвязный вой. — Я ущербная… Елена — трусиха, которая боится крыс и свиданий. Зашибись….

— Княжна Мари, вы выглядите немного расстроенной. — Как только автомобиль тронулся подметил личный телохранитель Скуратовой, сидевший рядом с ней на заднем сидении.

— Слегка повздорили с Еленой, Гектор. — Ответила Мария, протяжно выдохнув. — Не в настроении она, и ведёт себя странно, а так ничего серьёзного. Ей бы радоваться надо, а она… Даже немного завидую ей.

— Завидуете? Юная госпожа, вы не умеете завидовать. Уж я-то знаю. — Пожилой маг погладил по плечу княжну.

— Высокий, красивый, добрый, и руки сильные, ещё высокий….

— Парень? Княжна, вы «высокий» два раза сказали. — Подметил пожилой маг, наблюдая, как его подопечная застыла будто статуя, глядя в пустоту перед собой. — Княжна? Мари? Мари… С вами всё….

— А почему нет?! — Восторженно произнесла девушка, а Гектор начал бледнеть. — Точно! Что я теряю?

— Нет, княжна… Нет-нет-нет. Это плохая идея.

— Я ведь ещё ничего не сказала. — Загадочно произнесла миниатюрная брюнетка с миловидным личиком, сверкая жёлто-карими глазами.

— Княжна, я с вами с самого вашего рождения, и мне знакомо это выражение, и этот взгляд. Вы задумали какую-то авантюру.

— Вовсе нет. — Невинно пропела девушка, мечтательно улыбаясь, нажав на кнопку связи с водителем. — Дмитрий, прибавь скорость. У меня не так много времени….

Сейчас…

— Может ответишь? — Сказало прекрасное создание в коротком чёрном вечернем платье, на плечи которого был накинут прозрачный тонкий кардиган.

— У-Угу… — Издав нечленораздельный звук, не в силах отвести взгляда, я наугад ткнул пальцем в экран, прислонив смартфон к уху. — Алло… Понятно. Ничего… Тогда в другой раз.

Снова ткнув наугад, завершив вызов, а может и нет, смартфон был отправлен во внутренний карман пиджака.

— Елена? — Поинтересовалась Мари, смущённо улыбнувшись, на мгновение отведя взгляд.

— Да. — Кивнув, я продолжил завороженно смотреть на княжну Скуратову. — Сказала, что ей нездоровится.

— Понятно. Я была у неё… Эмм, странная ситуация, да?

— Есть немного. — Честно признался я, продолжая любоваться девушкой, которую даже не сразу узнал.

Неожиданно княжна рассмеялась в ладошку, поглядывая по сторонам.

— Что такое?

— Да представила, как мы глупо смотримся со стороны. Стоим посредине зала и таращимся друг на друга. На нас уже смотрят…

— Да, действительно. — Вернув девушке улыбку, отгоняя от себя временное отупение, я указал на стол. — Давай присядем.

— Тоже хотела предложить. — Одобрительно кивнув, княжна подала мне руку, чтобы я её усадил, давая тем самым понять, что будет не против моих ухаживаний.

Стоило нам расположиться, как вновь наступила неловкая тишина, правда ненадолго. Мари заинтересовал кактус в центре столика, оформленный в букет.

— Ой… Какая прелесть! Ещё и цветёт. — Девушка ткнула пальчиком в колючку, тряхнув после этого рукой. — Острый… А почему он так упакован, как букет?

— Не знаю. Он здесь уже стоял, когда я пришёл. — Видя недоверчивый пытливый взгляд, я усмехнулся. — Шучу конечно… Это был букет для Елены.

— Оригинально. — Княжна Скуратова хихикнула, но через мгновение с деловым видим покачала головой. — Довольно опрометчивый розыгрыш с вашей стороны, князь Мышкин. Зная Елену, могу сказать, что была большая вероятность того, что этот кактус мог в вас полететь.

— Это я как-то не учёл. Маша, давай на ты… Честно сказать, я немного удивлён увидеть тебя здесь.

— Надеюсь, «приятно» удивлён? — С лёгкой опаской спросила девушка.

— Определённо! — Для большей торжественности этого заявления, рука легла на сердце. — Так всё же? Что происходит?

— Ездила я по «Золотому кольцу» вся такая нарядная, и решила сюда заехать… — Серьёзно начала свой рассказ Мари, но через секунду смущённо заулыбалась. — Звучит не очень правдоподобно, да?

— Не очень. — Не было смысла скрывать.

— Тогда… — Княжна Скуратова на несколько секунд задумалась. — Дело было так… Я узнала раньше чем ты, что Елена не придёт, и решила прийти вместо неё. — Мари пожала плечами, оценивая мою реакцию, и уже в более серьёзной манере продолжила. — Ещё мне захотелось сходить на свидание. Давно никуда никто не приглашал.

— Честно сказать, с трудом в это верится. — Я ещё раз окинул княжну оценивающим взглядом. — Маша, да у меня дар речи пропал, когда тебя увидел. У тебя от поклонников отбоя не должно быть.

— Ошибаешься, Стас. — Девушка покачала головой, немного грустно улыбнувшись. — Хочешь приведу простой пример, и ты сразу всё поймёшь? — Получив моё согласие, Мари хитро прищурилась. — Скажи, только честно, когда я на тебя свалилась, хех, «с небес», что ты обо мне подумал? Говори первое, что придёт в голову.

— Ты миленькая. — Произнёс я в унисон с Мари, которая угадала, что я скажу.

— Вот в этом вся проблема. — Княжна Скуратова снова развела руками. — Я для всех «миленькая», и всё. Иногда какой-то собачкой себя чувствую, которой все восхищаются. Сразу говорю, что мысли читать не умею. Ещё у меня нет ног от ушей, пышных форм тоже нет, и я 151 сантиметр ростом.

— Позволь не согласиться. — Настало время для возражений. — Есть такое понятие, как пропорции строения тела. Если им руководствоваться, то у тебя длинные ноги, и довольно сексуальные объёмы.

— Умеешь утешить, да я, если честно, особо не расстраивалась. Раньше горевала, а сейчас нет.

— Я не утешал. Сказал своё мнение.

— В любом случае, мне приятно, что ты так думаешь. — Подвела итог Мари, а её жёлто-карие глаза озорно заблестели. — В общем, я сегодня решила, что вместо того, чтобы ждать, когда меня кто-то пригласит на свидание — самой на него прийти, и не ждать приглашения.

— Звучит, как тост. Предлагаю за это выпить.

— С удовольствием. — Одобрительно кивнула девушка, через мгновение виновато потупив взгляд. — Извини, что вот так навязалась. Ты ведь хотел, чтобы Елена….

— Маш, ни слова больше. Подумай лучше вот о чём… Этот вечер был бы бесповоротно испорчен и не состоялся, если бы ты не пришла. А теперь, давай хорошо проводить время раз мы здесь. У нас ведь с тобой свидание….

На следующий день …

Гостевой особняк РАВМИ

Пробуждение выдалось довольно ранним. Причиной тому послужил сработавший будильник, который я по возвращению предусмотрительно завёл.

Несмотря на то, что зеленоглазая свирепая блондиночка по каким-то соображениям проигнорировала моё приглашение, вечер удался. Компания Мари оказалась довольно приятной. Девушка была общительной, не стеснялась проявлять заинтересованность, и обладала довольно развитым чувством юмора. Настолько, что нам два раза порекомендовали вести себя потише.

В целом, получился лёгкий, позитивный и приятный вечер, с наградой в виде озорного поцелуя в щёку от княжны Скуратовой по его итогам, и обоюдным желанием как-нибудь повторить наши посиделки.

Закончив с утренней круговой разминкой, меня потянуло на соискания. Решено было ещё раз ознакомиться с текстами первого тридзина храма Сакья. Вернее, с той их частью, где говорится о неком «прорыве». Все грани акселератора и шесть областей заняты плетениями. Необходимо начинать искать способ