КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614043 томов
Объем библиотеки - 949 Гб.
Всего авторов - 242652
Пользователей - 112718

Последние комментарии

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Аромат стужи [Мила Руана] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Аромат стужи

Пролог

Крупные частые капли дождя падали на асфальт, растекаясь влажными бесформенными кляксами. Не успевая высохнуть, они собирались в мелкие лужицы, а затем и в быстрые журчащие ручейки. Последние пробегали вдоль бордюров и местами разливались почти полноводными реками, увлекая за собой успевшие опасть листья. Слишком сильный ливень и непривычный для начала октября. Можно сказать, летний.

По улицам носились редкие прохожие, не успевшие спрятаться от неожиданно нагрянувшей стихии, в поисках убежища. При этом пытались укрыться, стоит отметить, не очень успешно подручными предметами, к сожалению, не способными защитить от хлыставшей, как из ведра воды, да еще и под наклоном. Хотя, при таком прорыве не спас бы ни один зонт.

Но Вероника, в отличие от других, не спешила. Да она и не замечала потоки, насквозь промочившие одежду. Не ощущала холода, касавшегося ее кожи, и коварной ядовитой змеей пытавшегося пробраться к самому сердцу. Боль разрывала грудь, а душа кровоточила, не в силах справиться со столь глубокой раной.

Знала ли она куда идет? Вряд ли. Ей было все равно. Лишь бы двигаться, лишь бы не останавливаться, будто от этого зависела ее жизнь, утекающая тонкой струйкой, а может быть даже и мир.

Страшные картинки огромного пламени так и возникали перед глазами, застилая собой весь мир.

Небосвод прорезала яркая вспышка и тут же прогрохотало прямо над головой.

Будто само небо плакало вместе с ней, а молнии напоминали острые стрелы, пронизывающие нутро болью воспоминаний.

Или так и есть и это она спровоцировала ливень? Что ж, возможно, учитывая глубину эмоций, как-никак талантливый маг воды, да еще и хранительница источника, тонко чувствующего своего защитника и способного многократно усилить ее магию. Но вот прекратить этот потоп сейчас, Ника была не в состоянии.

Задрала голову, чтобы посмотреть на темно-серые, почти синие клубы низких тяжелых туч. Хотя какой смысл? Глаза не видели ничего вокруг себя, взор заволокла влажная пелена. И уже было сложно понять, собственные ли это слезы, или падающая с неба вода.

Волосы прилипли к лицу и по мокрым прядкам, словно малые дети с горок, скатывались крупные прозрачные шарики.

Силы, и теперь помимо моральных еще и физические, слишком быстро покидали девушку. Видимо, она оказалась права в причине происходящего, и ее резерв стремительно пустел. Проходя мимо скверика, заметила высокое дерево с раскидистой, до сих пор зеленой кроной и, влекомая непонятным ей чувством, направилась к нему. Прислонилась спиной к шершавому стволу и медленно сползла вниз, не способная дольше стоять на ногах.

Нет, плакать больше не хотелось. Только уснуть, чтобы перестать чувствовать, возможно, даже навсегда. Глаза сами собой закрылись, и она соскользнула на мокрую траву.

Рядом послышались шаги, но сил поднять веки и посмотреть, что происходит, попросту не было.

Почувствовала, как ее подняли над землей сильные руки. Грудь прострелила радость, вернее слабые отголоски надежды, что это был именно ОН.

Но нет, совершенно чужой запах и полное отсутствие тепла, которое окутывало каждый раз при касании, даже легком и мимолетном, ее любимого.

«Вот, кажется и до меня все-таки добрались» была последняя мысль Ники, прежде чем ее увлекла в свое логово тяжелая, липкая, но в тот момент столь притягательная и спасительная тьма.

Глава 1. Рабочие будни

Площадь возле офисного центра, как всегда, бурлила жизнью. В будни он становился похож на огромный муравейник. Люди сновали туда и сюда, нигде не задерживаясь. Разговаривали не между собой, а по телефонам, здороваясь, лишь легкими кивками. И все для экономии времени, ведь, как всегда, его слишком мало, а сделать нужно очень много, да еще и успеть за короткий рабочий день.

Высокое стеклянное здание, возвышавшееся над целой улицей, уже начинало отбрасывать пока еще не очень длинную тень. В летнее время она даже спасала от зноя, но сейчас, когда сентябрьская прохлада начала окутывать мир, скорее раздражала, закрывая так приятно ласкавшее кожу солнышко.

Вероника задрала голову, чтобы посмотреть, как желтый диск прячется где-то на крыше величественного строения, сморщила аккуратный носик, и шагнула на «темную сторону» тротуара, улыбнувшись своим же мыслям.

Любопытно, но девушка когда-то мечтала работать именно здесь. Да, судьба порой исполняет желания весьма оригинальным образом. Нет, она абсолютно не жаловалась, вполне довольная тем, как складывалась жизнь. Ну, разве что слишком много обязанностей и трудностей обрушилось на нее в последнее время, из-за которых пришлось многому учиться, резко взрослеть и фактически, пропустить летние каникулы, проведя их в библиотеке или тренировочном зале. Благо учителя были грамотными.

Просто совершенно неожиданно выяснилось, что она не совсем обычная девушка. Но об этом никто не должен даже подозревать. По крайней мере, в гражданском мире, который и не догадывается о том, что среди них живут настоящие маги.

Какой же приятной в тот день выдалась погода! Теплый ветерок обдувал редкие веснушки на щеках, после чего путался в медного цвета волосах и игрался со прятавшимися в них огненными бликами. Теми самыми, которые так нравились Эдику.

А ведь он ее наверняка ждет. Рабочий день как-никак уже начался. Подумаешь, опоздает ненадолго. В кое-то веки. Всего-то вместо того, чтобы прямиком отправиться в офис, Вероника решила пройтись от университета, в котором училась, через парк, располагавшийся неподалеку, пытаясь поймать последние теплые деньки. И пусть только попробуют ей что-то сказать. Она и так официально работает там на полставки, хотя в реальности ее день уже давно стал ненормированным. Кто бы только знал, насколько…

Привычно шагнула под золотую вывеску, на которой было выгравировано «Детективное агентство ЭДОР», владельцем которого являлся ее жених Эдуард Орлов. Ну да, плохо у него с фантазией и креативностью, видимо совсем не заморачивался, и придумал наименование за три секунды, когда при регистрации его назвать попросили. Зато недостаток с лихвой компенсировался другими талантами. Хотя, эта организация — лишь очень удобное прикрытие настоящей его, и не только, деятельности. Так сказать, для непосвященных.

Перед носом с тихим шуршанием отъехала широкая стеклянная дверь, и Ника ступила в приёмную. Бросила приветствие секретарше, которая, кто бы что ни говорил, ее недолюбливала. К гадалке ходить не нужно, чтобы понять, у той свои виды на хозяина агентства.

Ну, так еще бы! Он не только состоятелен, да еще и уверен в себе, вежлив, воспитан, и внешне привлекателен настолько, что дамы готовы штабелями у его ног падать. А тут явилась она, Вероника, и прямо из-под носа увела столь лакомый кусочек. Ничего, перебьются. Все.

Конечно, возникало малодушное желание уволить ее, причем, неоднократно, но поводов девушка не давала. Обязанности выполняла отменно. А на намеки о не совсем здоровом интересе к жениху, тот лишь отмахивался, хихикал, заключал невесту в объятия, чмокал в нос и просил не забивать голову, дескать, ему до других дела нет. А чересчур ревнивой и выносящей мозг ей слыть не хотелось.

Прошла в кабинет, кинула на стол сумку, даже не успела повесить пиджак на вешалку, как к ней влетел взъерошенный Кирилл.

— Наконец-то! Привет, тебя ждем, нужна помощь. Срочно.

— Что случилось?

— Да типа одного взяли с ягодами запретными. Давно за ним следили. Говорит, что не его, подкинули. Надо бы проверить, есть ли на них след магии. Его адвокат уже здесь, рвет и мечет, выпустить требует. Пока лаборатория слепок ауры изучит, пара дней пройдет, а мы надолго задерживать не можем. Но очень большое подозрение, что сбежит, никакая подписка о невыезде не остановит.

— Ну, пойдем, посмотрим.

Вновь вышли из кабинета, чтобы заявиться в другой, где за столом, с запястьями, скованными браслетами, блокирующими магию, сидел мужчина среднего возраста. Его ярко-голубые глаза испуганно бегали с одного из детективов на другого. Рядом стоял раскрасневшийся от гнева адвокат, стоит сказать, неприятный тип, чуть ли не с пеной у рта требующий отпустить подзащитного. Следователь пытался его успокоить, но, очевидно, совершенно безуспешно.

И в дальнем углу, сложив мощные руки на груди, откинувшись на спинку стула и широко расставив ноги, восседал сам Эдуард. Последний молчал, чуть исподлобья, с глубокой складкой между бровей, наблюдал за происходящим. Длинные темно-каштановые локоны рассыпались по плечам, откидывая на лицо тень, не позволяя разобрать его эмоций. Как всегда, в своем репертуаре.

Ну вот, впервые в жизни решила чуток задержаться, а тут такое!

— Ох, Вероника, наконец-то. — подскочил он со своего места, как только в комнате добавились действующие лица. — Тебя ждем. Посмотри, пожалуйста, на контрабанду. Ника опустила взгляд на лежащий на столе пакет с ярко-фиолетовыми ягодками.

Сомнений нет, — барука. Они запрещены к сбору, хранению и распространению. Но, тем не менее, регулярно появляется некто, желающий провезти их в наш мир. А произрастают они в параллельной реальности и вызывают сильнейшие галлюцинации, причем весьма опасные. Перед употребившим возникают образы персональных монстров, вернее наибольших страхов человека. Последний начинает вести себя неадекватно. Может спрыгнуть с моста, спасаясь от них, или накинуться с ножом на других, защищаясь. А иногда, если рядом присутствует много свидетелей, причем не посвященных, бедолагу могут и принять за сумасшедшего с последующей изоляцией от общества. Это то, что написано в книгах. В общем, очень коварная субстанция.

Но есть и довольно удобная характерная черта. Ягодки эти нельзя ни трогать, ни нюхать, про употребление, вообще, заикаться смысла нет, так как они насквозь пропитаны ядом. Поэтому для сбора применяют магию, чтобы заключить их в некий силовой кокон, не позволяющий их хранителю отравиться. Вот по ней-то и можно отыскать нарушителя закона.

Как раз в таких случаях (в том числе), талант Вероники оказывался неимоверно полезным. А все дело в уникальном, как выяснилось, даре «видеть магию». Люди с такими способностями необычайно редки. И это мягко сказано, ведь рождаются раз в сотню, а то и несколько сотен, лет. И прозвали их «искрой дракона», указывая на старинную легенду, согласно которой лишь древние ящеры были на это способны.

Что же, девушка подошла ближе, изучая пакетик.

— Цветовые таблицы с вами?

— Держи, — Кирилл тут же подсунул ей лист, заполненный разноцветными квадратами. С некоторых пор именно он стал основным рабочим инструментом Ники.

Осмотрела ягодки. Вокруг красовалась светло-желтая переливающаяся оболочка, с пляшущими внутри рыжеватыми искрами. Включила внутреннее зрение, всматриваясь в энергетический центр подозреваемого. Зеленый.

— Это не он.

— Я же говорил. — довольно залепетал защитник, — Отпускайте клиента.

— Подождите, — Вероника прервала поток речи, и его глаза беспорядочно забегали, а зрачки чуть расширились. Испугался? Есть что скрывать? Так, надо проверить еще раз и внимательнее. Всмотрелась в его энергетический центр — красный.

Но ощущение, будто что-то не так, и она не видит очевидного, не уходило.

Как ее учили? Подозрение невозможно предъявить, нужно найти конкретное доказательство вины, иначе придется отпустить. Но этот адвокат знает больше, чем говорит. Об этом свидетельствовало многое: бегающие глаза, покрасневшие щеки, легкая испарина, хотя в кабинете не так уж и жарко. Он слишком сильно нервничал.

Подтянула карандашом ближе пакет и стала всматриваться в фиолетовые шарики.

— Отпечатки пальцев взяли?

— Да, но они будут готовы только завтра.

— У подозреваемого тоже?

— Само собой.

— А у адвоката?

— А у меня-то зачем? — возмутился скользкий тип. Слишком скользкий.

Так, Ника, думай. Лучше думай. Быстрее.

— Эдуард, а Вы проверили на наличие следов ауры?

— Подтерты все.

Вот! В голове вспыхнула лампочка.

Все дело в том, что у Эда есть особый дар, хотя, как и у всех, работающих в Охранной Канцелярии. Он видит оставленные в пространстве следы, и не только магии. Это как отпечатки, например, шин машины, сохранившиеся на месте преступления. Никто не знает, кто именно проехал и чье транспортное средство, или какого цвета и марки, лишь уверенность в том, что она была.

Вот и здесь, раз он понял, что отпечатки ауры подчистили, должны найтись остатки. Стала присматриваться к твердому целлофану, в котором и хранили контрафакт.

Вот они. Очень слабые, смазанные росчерки, словно оставленные широкой кистью с малым количеством масла по холсту, даже не везде, а местами, красные туманные кляксы. Красные.

— А Вы, — обратилась, к адвокату, — чьи отпечатки пальцев отсюда стирали? Или подзащитного?

— Что? Да что ты себе позволяешь…?

— Я вижу следы вашей магии на упаковке, которыми и убраны отпечатки пальцев и ауры.

— Вы обвиняетесь в хранении и транспортировке запрещённых психотропных веществ, а также укрывательстве особо тяжких преступлений. — Эдик надел наручники и на защитника. — мера пресечения — заключение под стражу.

Моментально рядом вспыхнул знакомый красный огонек, который принялся парить в воздухе, записывая сказанные ранее слова. Затем свернулся в комок, разделился на три части, две из которых с силой влетели в грудные клетки подозреваемых, а третья с громким хлопком исчезла в пространстве.

— Кирилл, вызывай бригаду. Теперь ими уже тщательно будет лаборатория заниматься. — Распорядился Эдик и вышел из комнаты.

Вывел и Веронику, подцепив при этом за талию. Втолкнул ее в кабинет, закрыв дверь на ключ, резко схватил, прижал к себе и впился в губы.

— Я соскучился, — прошептал, прервавшись, чтобы вдохнуть воздух. — Почему так долго? Я ждал.

— Погода хорошая. Решила пешком пройтись через парк, в студентов глазками пострелять. — хихикнула, проведя ладошками по широкой груди.

— Ненавижу старейшин. За то, что запретили нам под одной крышей жить, и что столько времени ждать заставили.

— Они просто сами боятся, не знают, с чем имеют дело и как с этим быть. Ведь только я могу разделить потоки наших сил во время ритуала. Кроме меня ее никто не видит. В любом случае, четыре месяца прошло, уж потерпишь две недели.

— Две недели и будешь моей. — подхватил Нику на руки и сел в кресло, усадив ее себе на колени.

Она не сопротивлялась. Зачем, если ее абсолютно все устраивало, и не было совершенно никакого желания вырываться из столь уютных объятий. Наоборот, хотелось придвинуться еще ближе, оплести мужчину, даже впитаться, если такое возможно. Это она и сделала, положив голову на плечо жениху и обвив руками крепкий торс.

— Я и так твоя, — прошептала тихо, но была услышана.

— Еще не совсем. — зарылся ей в волосы пальцами, пропускная через них медные прядки. — Мне мало. Всю хочу, целиком без остатка. И штамп в паспорте, чтобы отвертеться уже не могла.

— Это чтобы ты отвертеться не мог, — хихикнула девушка, — чтобы всякие Леночки поняли и не лезли.

Эдик громко засмеялся.

— Ты же знаешь, что мне до нее нет дела.

— Тебе, может, и нет, зато ей до тебя есть. И вообще, уже забыл, как предлагал совместное проживание без физической близости. Обещался, что выдержишь.

Воспоминания острыми льдинками царапнули душу. Как же трудно им пришлось в свое время, когда оба уже отчетливо понимали, что не смогут жить друг без друга, но правила мироздания запрещали им любые отношения, в первую очередь, физические.

А все дело в том, что оба являются хранителями источников силы, он — огня, она — воды, магию которых ни в коем случае нельзя объединять, дабы не нарушать энергетический баланс. И это обязательно бы произошло, дай они слабинку, позволив чувствам взять верх над здравым смыслом.

Поморщилась собственным мыслям и сильнее сжала объятия.

— Мне кажется, или ты сейчас слиться пытаешься? — на лице мужчины расплылась улыбка, формируя ямочки на щеках, сводившие с ума Нику, — Надеюсь, понимаешь, что не отпущу. Не теперь. И потом, тогда я не знал, что у нас есть возможность быть вместе. Отныне все иначе и я устал ждать.

— Совсем немного осталось. Через неделю отметим мое двадцатилетие и магическое совершеннолетие. Хотя силу мне уже открыли, и так считаюсь совершеннолетней. А вот замуж нельзя. Дискриминация. Ну да ладно, а потом всего лишь еще одна неделя подготовки к свадьбе.

— Ко дню рождения все готово. Мой клуб в этот день закрывается для частной вечеринки. Приглашения разосланы. Мариша дошила свадебное платье?

— Дошила. А твой костюм?

— Не покажешь? И мой. По мне, немного перебор. Даже боюсь представить, что она тебе сделала.

— Красивое. И нет, не покажу. Правда, надену только на ритуал в Магоре. На роспись обычное белое, чтобы слишком внимания не привлекать.

— Да, как раз то же самое предложить хотел. Поужинаем сегодня вместе?

— С удовольствием. Тем более мама тебя к нам приглашала.

— М-м-м, я вообще-то ужин вдвоем имел в виду. — хохотнул мужчина, — ну да ладно. Терпеть и делить тебя с другими недолго осталось. Учти, после свадьбы неделю из спальни не выпущу. Пусть не надеются увидеть тебя. Только для меня будешь. Приказы на отпуска, кстати, подписаны уже на обоих.

— Замечательно. Это наше время. Но мало неделю. Почему не месяц, как у других, где-нибудь на теплом пляже с пальмами и белым песочком?

— Пока придется довольствоваться озером в Магоре. Мариша самый шикарный домик подготовила, для молодожёнов. Понимаешь же, старейшины боятся. Хотят за нашими источниками понаблюдать. История еще не знала случая, чтобы хранители притягивались. И даже учитывая, что ты разделишь потоки магии на ритуале, никто не может с уверенностью сказать, не захотят ли источники объединиться в следующие дни, особенно после первой брачной ночи. Супруги же всегда получают доступ к ним. В нашем случае этого нельзя допускать. Намереваются нас под контролем оставить. Но не переживай, я же обещал тебе настоящий медовый месяц. Значит, он будет, пусть и в отложенном варианте.

— Все у нас не как у людей.

— Но и ты не простая девушка. Искра дракона. Моя искра. — и снова накрыл сладкие губы, прижимая сокровище к себе так крепко, насколько было возможно. Словно боялся, что стоит только отпустить, как она растает. Да Ника и не сопротивлялась, с наслаждением поддаваясь чувствам и эмоциям, теряя ощущение реальности.

Послышался стук в дверь.

— М-м-м. — промычал мужчина, отстраняясь, хотя больше походило на рык.

— Что надо?

— Подозреваемых отправили. Нужно ехать на вокзал. Скоро наш поезд придёт. Макс с ребятами уже на месте.

— Выгоняй машину, сейчас придем. — так и не выпуская девушку из рук, снова прокричал в сторону двери.

— Нам надо работать. — хихикнула Ника. — Да и состав этот мы слишком долго ждем.

— Верно. Давай потом тебя домой завезу, он как раз по пути будет. Закончишь сегодня чуть раньше.

— Работы много накопилось, отчеты вчерашние надо додать, а теперь еще и сегодняшние добавятся. Не хочу оставлять долги перед отпуском.

Вероника слезла с уютных коленей, приглаживая руками волосы и сняла с вешалки пиджак.

— Пойдем, — Орлов встал, вздохнул, и направился на выход, подцепив при этом маленькую ладошку.

Глава 2. Состав

Не так, чтобы на сортировочной станции было много людей. Конечно же, не сравнить с рядовым железнодорожным вокзалом, полным пассажиров и их встречающих, но тем не менее, все косились на необычную компанию. Да в ней только один Максим чего стоил. Незамеченным остаться не мог. Высокий, широкоплечий напоминал огромного медведя.

На самом деле, Вероника с самого знакомства прониклась к нему симпатией. Простой, открытый и, что очень важно, веселый и никогда не унывающий. Но при этом настоящий профессионал и человек, вернее сильный маг, на которого действительно можно положиться.

Эд неоднократно приставлял его к Нике для охраны и другой помощи. Уже это означало многое, ведь никто не доверит свое сокровище абы кому. И, стоит сказать, они даже сдружились.

И теперь эта столь выделяющаяся группка дружно вышагивала в направлении кабинета начальника — очередного мага, активно сотрудничавшего с Охранной Канцелярией. За подтверждением и последними необходимыми данными.

Задача стояла ох какая непростая. Дело в том, что «Глаза Дракона», как назывались сотрудники их тайной организации за отличительный одноименный знак на груди, правда видимый только им, уже несколько лет пытались выследить неуловимого продавца редких артефактов. Все бы ничего, да торговал он либо запрещенными к свободному сбыту, либо вообще к обороту, а иногда еще и опасными «игрушками». В общем, очередная контрабанда. Хотя не только ими, тип, в принципе, любил разные диковинки», преимущественно, конечно же, незаконные. И чем сложнее было достать, тем дороже они стоили на черном рынке, порой даже целое состояние. То есть деньгами, а значит и специалистами преступник не ограничен, и, ради этого, готов на многое.

Кроме того, сей товарищ оказался настолько хитрым и ловким малым, что так и не попался, несмотря на все приложенные к этому усилия. Легко уходил от преследования, никогда не появлялся на встречи самостоятельно, только через третьих лиц, причем связанных «печатью молчания». Товар же исчезал буквально под самым носом следователей. Даже так и не смогли выяснить, один ли это человек, или дружная команда.

Вот и в этот раз, сработала агентурная сеть, подкинув информацию, что сегодня должен пройти через их город грузовой состав со спрятанной внутри партией. Ее-то и следовало отыскать. Операция разрабатывалась с особой тщательностью и с минимумом задействованных лиц, лишь самых доверенных. Не то, чтобы Эдик не доверял своим работникам, но придерживался мнения, что «когда секрет знают больше двоих, он перестает быть таковым».

— У вас будет полчаса. — сообщил начальник станции. — Время отцепить восемь вагонов, не думаю, что они вам нужны, так как распределяются по другим колоннам. Затем меняем локомотив и проверяем состав. Мои в курсе, а вот машинистам лучше на глаза не попадайтесь, чтобы внимания не привлекать. Они чужие. Больше времени не могу дать, чтобы ни у кого не возникло вопросов. Затем поезд должен продолжить свой путь. Справитесь?

— Постараемся.

— Итак, — заговорил Эдуард, как только компания разместилась неподалеку от указанных путей, спрятавшись за соседними контейнерами — все помнят, кто и что должен делать?

— Само собой. — начал Илья. — Как только поезд приходит, вступаю я, замедляя время. Всегда лучше перестраховаться. Затем мы с Максом начинаем проверять вагоны визорами на наличие скрытых помещений. Я — с головы, он — с хвоста. Ника идет искать отмеченные магией, ты ее подстраховываешь, Кирилл с Вами, чтобы вскрывать защитные системы. Между тем Алекс контролирует местность на случай непредвиденных обстоятельств или гостей. Связь каждые две минуты «нашего» времени.

Да, все верно. Практически каждый работник Канцелярии обладал особенным даром. За этим строго следил Орлов, выискивая их в списках «интересных» личностей. Затем осторожно к ним присматривался, и, если подходили — вербовал. Вот так просто.

А дело в том, что каждый маг, открывший свою силу, получает дополнительные возможности. У одних они развиваются сильнее, у других — слабее, порой даже почти незаметные. Но каждый обязан уведомить о них Совет Старейшин, ведущий тщательный их учет. Вот там-то «редкие жемчужины» Эдик и высматривал.

— Отлично.

Дождались прихода поезда и взялись за руки. Илью объяло голубоватое облако, которое, правда, видела лишь Вероника. Оно плавно стало окутывать присутствующих, закружилось, ускоряясь и приобретая форму воронки, затем взорвалось, неестественно медленно оседая на компании мелкими переливающимися каплями — частичками магии.

— Поехали, — скомандовал шеф.

Двое магов тут же бросились к разным концам состава, Алекс вскарабкался на крышу одного из стоящих контейнеров для лучшего контроля за местностью. Вероника же принялась изучать вагоны «включив» искру. Сначала общий осмотр.

И да, один из них, ближе к голове поезда, поблескивал светло-желтыми блестками. Об этом она и рассказала коллегам.

— Но мне что-то не нравится, слишком просто. Будто ловушка какая. — поделилась она мыслями.

— В любом случае, кроме тебя магию никто не видит, так что, притянуть никого не может. Кирилл, прощупай, но аккуратно, и пока не открывай. Мы пройдем остальные подробнее изучим. Время еще есть.

И они отправились осматривать другие. Ника особое внимание уделяла запорам и дверям, щелям, но больше нигде следов силы не заметила, и посему вынуждена была вернуться.

— Как успехи? — спросила у оставшегося на месте коллеги.

— Сигналок не заметил, замок на вагоне совсем несложный. Поскупились на него, все средства на магический кинув. Последний не сниму, но растянуть оба смогу, хотя и ненадолго. Слой толстый, много силы в него влили, долго не продержу. Да и дверь открыть не позволит, размягчу — отогнете, хотя и ненамного. Если Ника пойдет одна, может успеть справиться.

— Нет, я иду с ней, неизвестно, что может оказаться внутри. Давай так: вызываем Илью, чтобы накрыл только нас плащом времени, растягиваешь поле, мы входим, ты закрываешь. Как только закончим проверку, связываемся через связной браслет тройным щелчком, ты открываешь.

Команда была созвана, необходимые процедуры проведены. Кирилл, будто в замедленной съемке вскинул руки, от которых полились тёмно-зелёные ручейки. Они насквозь прошили защитное поле, растягивая волокна, и сформировали в нем широкую дыру. Затем последовал и штырь замка, становясь, под воздействием, словно резиновым, расплавленным. Стоит сказать, впечатляющее зрелище.

Эдик, по сигналу напарницы, потянулся к двери, отгибая ее и формируя лаз.

Было ли Веронике страшно? Да, и очень, но она старательно подавляла в себе это чувство. Слишком много зависело от удачного завершения этого дела. Ника даже считала, что и ее карьера, как следователя. Если она сможет… если докажет… перед ней откроются множество дверей.

Да и готовилась команда долго и тщательно, прорабатывая всевозможные варианты событий и реакцию на них. Оставалось надеяться, что операция пройдет без «сюрпризов».

Прокручивая в мыслях очередной сценарий, задрала голову и увидела ее. Сигналку. Под самой крышей. Необычная, тонкая, еле незаметная. Даже не сразу поверила и подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть и подтвердить опасения. Еще чуть-чуть и разрыв дотронется до нее. В мгновение ока скомандовала остановиться, дернулась к Кириллу, блокируя его руки. Парень понял без слов. Как-никак не первый день вместе работают и подобные, хотя, в общем-то, не совсем, ситуации так же случались. Успели.

— Сигнализация, прямо над входом. Постараемся пролезть так.

— Ох, — только и смогла выдать «молодой тайный агент», попав внутрь. Даже почувствовала, как вдоль позвоночника пробегает колючий страх. Да, такого подвоха никто явно не ожидал.

Вагон был пуст. Вернее, почти пуст. Ровно в центре стоял большой деревянный ящик, основательно закрепленный тросами. Но испугало не это. Все помещение испещрено тонкими нитями магических ловушек. Будто неизвестный художник хаотично разбрызгал по стенам, полу и даже потолку волшебные капли, соединившиеся между собой самым непредсказуемым образом.

— Что не так? — услышала над ухом. За спиной встал глава Канцелярии, подсвечивая пространство карманным фонариком, ведь магические капканы не реагируют лишь на обычный свет.

Он тоже увидел множество мельчайших датчиков и даже присвистнул, впечатлившись. Да, преступники постарались защитить свой бесценный груз.

— Паучьи сети, — прокомментировала Ника вслух, хотя необходимости не было. Оба прекрасно понимали, что это.

Именно так называли подобные ловушки. Вовсе не из-за того, что напоминали паутину, просто их невозможно пересечь, не задев. И если один луч сам по себе не опасен, два и больше моментально входят во взаимодействие, посылая жертве парализующие импульсы. Откачать пострадавшего, конечно, можно, но не сразу.

Проявить нити ни дымом, ни пудрой, как часто любят показывать в приключенческих фильмах, невозможно, как и преодолеть их, ведь магию не видит никто. Кроме Вероники.

Да, наверняка многие преступники, узнав об искре дракона, захотели ее себе заполучить. Да только с тех пор, как о даре объявили официально, девушке установили сильнейшие защиту, поисковые датчики и средства ментальной связи. Выкрасть ее стало практически на грани фантастики. Правда, поначалу было тяжело привыкнуть к белесому туману, мерцавшему вокруг тела, прямо как у старейшин, но потом перестала на него внимание обращать.

— Я смогу пройти, но вот тебя провести — уже нет, — твердо заявила Ника, внимательно изучив расположение паутинок.

Эдуард нахмурился, сжал руки в кулаках, но кивнул. В любом случае, выбора у них не было и оба это прекрасно понимали.

— Только продолжай светить, мне нужно направление.

Девушка, повернулась к цели, и начала плавно, не спеша раздвигать руками темно-желтые нити. Где-то подныривала под них, где-то перешагивала, другие поднимала, отпуская за спиной. Медленно, аккуратно, с абсолютной концентрацией и контролем за собственными движениями. Торопиться ни в коем случае нельзя.

Почувствовала, как по виску пробежала капля пота. Вытерла лицо рукавом и продолжила путь. Слишком напряжена, но куда деваться, малейшая ошибка может обернуться катастрофой, ведь даже Эд не в состоянии ее оттуда вызволить.

Только бы не просчитаться…

Времени ушло чуть больше, чем планировалось, но, главное, добралась. Вот, проблема, как вскрыть сей пресловутый объект, не оставив следов?

Осмотрела его вокруг. Обычный грубо сколоченный деревянный ящик, причем без каких-либо защитных систем.

— Боюсь, без гвоздодера не обойтись, — повернулась к напарнику.

— На, просунь под крышку вот это с разных сторон, — он положил на пол четыре металлические пластинки, связанные между собой, и пихнул их ногой туда, где было меньше всего сигналок, отправляя прямехонько к сослуживице.

— Подсказывай, где свободно. — потребовал, дождавшись, когда девушка выполнит его просьбу.

Ника принялась искать, и, чуть присев, заявила.

— Давай прямо сюда, где сейчас мое лицо. — И, позволив магу запомнить местоположение, отошла, освобождая путь столь знакомому светло-рыжему потоку, устремившемуся к ящику. Тот дополз до места и начал змеей обволакивать дерево. Вскоре послышался хлопок, и крышка подлетела на несколько сантиметров вверх. Вот так силища! Вероника даже охнула восхищенно.

Эдик тыльной стороной ладони вытер проступившую на лбу влагу. Слишком много энергии требуют подобные действия и многих лет тренировок.

Подруга аккуратно подцепила крышку, поставив рядом на пол, и не смогла удержать вздоха разочарования.

Внутри прятался еще один деревянный короб. Вернее, самый настоящий сундук. Прямо как на исторических картинах. Явно дорогой, резной, с тонкими инкрустированными медными пластинами ножками и углами. Вряд ли бы она удивилась, окажись он очередной редкостью или музейным экспонатом.

На этот раз никаких гвоздей, лишь простые защелки, правда, по две с каждой из трех сторон. С четвертой — обычные петли. А поверх щели, будто широкая атласная лента, замотанная в несколько слоев, поблескивала очередная магическая ловушка.

С этой проблем совсем никаких не стало. Подцепила ее пальцами и передвинула вниз. Отстегнула замки и откинула крышку.

Даже ахнула от неожиданности. Ведь еще никогда не видела такое количество самоцветов, собранных в одном месте.

Сундук до самого верха заполняли камни. Много, самых разных цветов и размеров, завлекающе поблескивающих под светом ручного фонарика, отполированными и нет гранями.

— Обманки. — прокомментировала увиденное. Сфотографировала их на телефон и отправила Эдику. — Совершенно никаких магических потоков или полей. Но зачем? При такой охране…!

— Для отвода глаз, — ответил шеф, вздохнув и рассматривая полученное изображение. — Да, это они. Похоже, нас переиграли. Возвращаем все на место и уходим. У нас мало времени, чтобы попытаться найти подлинники, если таковые тут имеются.

Провернуть те же манипуляции, но в обратной последовательности с ящиками, проблем не составило. А вот чтобы выбраться из паучьих сетей, пришлось снова повозиться, теряя драгоценнейшие минуты.

Перешагнув последнюю нить, как ошпаренные, выскочили наружу.

— Обманка, оригиналы должны быть в поезде, но в другом месте. Нашли что-нибудь через визоры?

— Ничего. Никаких скрытых помещений или отделов.

— Дайте мне, — Ника выхватила предмет, напоминающий современный фотоаппарат, тот, что был у Максима в руках, и чуть ли не бегом принялась осматривать вагон за вагоном. Слишком мало времени осталось и чересчур велик шанс провалить операцию.

— Здесь что-то есть, — резко затормозила перед контейнером, заставленным коробками с неизвестным оборудованием. Сразу и не разобрать. Очень много мелких частей и деталей, часть из которых по форме и размеру совпадали с камнями. Возможно, Ника бы их и не заметила, просто в памяти были свежи недавние изображения. Да и сундук казался похожий на первый. — Совершенно никаких ловушек, все чисто. По крайней мере снаружи.

— Ого, хорошо запрятали. — усмехнулся «Медведь». — Ну что, будем вагон «разгружать»?

При этом озарился такой ослепительной улыбкой во все тридцать два зуба, будто он давно об этом мечтал, но по каким-то причинам не мог осуществить.

— Без вариантов. Кирилл, открывай пошире — скомандовал Эдик.

Здесь работать было намного проще. Самый обычный замок, который «растянули» в мгновение ока. Дальше маги принялись «вытаскивать» по воздуху тяжелые ящики, расчищая проход Веронике. Внутри тоже не оказалось ни одной сигналки. Поскупились? Или просто как кукушки в чужое сунули, а значит, слишком опасно ловушки вешать, дабы излишнее внимание не привлекать? Умен, зараза, преступник.

— Ох, — только и смогла выдать девушка, забравшись внутрь.

Перед ней стоял сундук, полностью идентичный тому, что с подделками обнаружили. Возможно, рисунок на резьбе немного отличался, только кто же его подробно-то изучал? В остальном же, совпадение не столько поражало, сколько пугало. С какой целью?

Отстегнула замки, откинула крышку и даже зажмурилась, ослепленная обилием цветов и красок, ударивших в глаза. Да там даже самый маленький самоцвет был напичкан силой под завязку. Любопытно, но сам ларец изнутри был выстлан ланитом — минералом, блокирующим любые магические волны. Чтобы ни один прибор не засек. Умно, однако.

— Это они. — прокомментировала, фотографируя содержимое искомого объекта.

И вновь те же движения, но в обратном порядке. Данные и номер контейнера фиксировали уже в момент отправления поезда. Успели.

Судя по всему, на этот раз у них получилось.

Уже позже, уставшие, вшестером сидели в офисе в зале переговоров, развалившись каждый в своем кресле и потягивая ароматный кофе с добавлением специальной настойки, ускоряющей восстановление магического резерва.

— Да, сестрёнка, — именно это прозвище быстро приклеилось к Нике. И так ее звали почти все «глаза дракона», по крайней мере те, с кем плотно работала, — без тебя бы сегодня точно не справились. Не нашли бы ничего, операцию бы завалили.

— Боюсь, она одна многих из нас стоит. — протянул Илья, хлебнув горячий напиток. — Как бы ни горько было это признавать.

— Не я, а дар, который чрезвычайно удобен в этой работе, — Вздохнула девушка и откинулась на спинку кресла. При этом подтянула к себе зажатую в ладонях кружку, стрельнув глазами в очередное пирожное, пока еще красовавшееся на подносе в центре стола. — Вы все уникальны. И давайте уж откровенно, мы эту операцию затеяли только с расчетом на мой дар. Иначе бы по старинке обычной слежкой действовали и сигналками. Да и без вас одна бы я не справилась, ни в первом вагоне, ни, уж тем более, во втором. Так что, тут отлично сработала команда.

— Это да. — подхватил Алекс. Одно жалко — сразу артефакты изъять нельзя было.

— Можно, но тогда бы потеряли шанс добраться до заказчиков. Теперь за вагонами будут наши сотрудники следить и возьмут не только тех, кто явится за подставным сундуком, но и непосредственно артефактами. Просто сейчас мы знаем за чем именно нужно тщательно присматривать, и это очень важно.

— Скажите, — обратила на себя внимание Вероника, которую уже давно мучил один вопрос, — а вам не кажется подозрительным тот подставной вагон. Не покидает ощущение, будто его специально для меня создавали.

Буквально физически ощутила на себе взгляды сразу всех коллег.

— Кажется. — услышала голос Ильи, а сама не отрываясь следила за реакцией Эдика. Он, хмурясь, буравил ее взглядом, при этом постукивая по столу длинными пальцами, но удивленным не выглядел. Значит, тоже об этом подумал.

— То ли посмеяться надо мной решил, то ли проверить, на что способна. — комментировать сказанное никто не стал, подтвердив, таким образом, ее опасения. — Ни то ни другое мне не нравится. И еще, откуда торговец знает, что я работаю в Канцелярии? Среди нас есть информатор?

— Я тоже об этом думал, — Орлов принялся растирать двумя пальцами переносицу, что делал почти всегда, когда принимал неприятное решение, — Необходимо проверить всех сотрудников на наличие клятв и начать внутреннее расследование. Кирилл, займешься? — и дождавшись кивка, повернулся к невесте, — Боюсь, тебе придется потерпеть рядом телохранителя. Возражения не принимаются, это для твоей безопасности. Не нравится мне эта ситуация.

— Кстати, — вступил отречено смотревший до этого в окно Максим, — пропала еще одна магичка. Эд, я так понимаю это теперь будет нашим делом?

— Две — может оказаться простым совпадением. Пока нет доказательств, что это из-за магии, этим будут заниматься гражданские правоохранительные органы. Вот если, не дай бог, появится третья, уже точно возьмемся. Хотя собери пока данные на них, не открывая дела. Что да как, вдруг что любопытное вылезет.

— Уже кое-что собрал. Но общего у них совсем ничего. Разные семьи, учебные заведения, работа, друзья, увлечения, направления магии, цвет волос, глаз, рост. Объединяет лишь одно — пара недель до открытия силы.

— Хм. Этого еще не хватало. — Эдуард нахмурился. — последи за расследованием. Подозрительное совпадение.

Глава 3. Истинные друзья

Новый день у Вероники начался странно. Ну ладно, не так, чтобы совсем, просто непривычно.

Сначала у ворот коттеджа, в котором она жила вместе с родителями, обнаружила поджидающего ее подозрительного человека.

Мужчина стоял в тени ветвистого дерева и разговаривал по телефону. Высокий, плечистый, еще один медведь. Короткая стрижка, темные очки, четкие выверенные движения, внимательный цепкий взгляд, который, не известно как, но был виден даже под темными стеклами. Непонятная татуировка на шее, уходящая под воротник черной кожаной куртки, буквально натягивающейся на массивных предплечьях. Завершали образ черные джинсы и такая же, выглядывающая из-под незастегнутой молнии куртки, футболка. Ну прямо люди в черном.

Он буквально сквозил опасностью. Знакома с ним Ника не была, да и, вроде как, не встречала ни разу. Проверила наличие в груди энергетического центра, рассмотрев при этом не только «маленькое солнышко», но и в районе сердца красный контур драконьего глаза. Значит, «свой»? Почувствовала, как расслабилась и выдохнула. Надо же, даже не заметила, как напугалась и перестала дышать. Видимо, события нескольких месяцев назад так и не забылись окончательно.

Человек, услышав шум открывающейся калитки, моментально вскинул голову и перенес свое внимание на девушку. Быстро шагнул навстречу, молча протягивая находящийся прежде возле уха телефон.

— Искорка, — услышала раздраженный голос Эдика, — Будь добра, не пренебрегай средствами связи. И связной браслет сейчас же одень. Полчаса дозвониться не могу. Его зовут Ян. Сегодня он будет сопровождать тебя. Считай его своей тенью. Возражения не принимаются, мы обсуждали этот вопрос. По крайней мере, пока не разберемся со случившимся вчера на сортировочной станции.

— Здравствуй, Ян. — вернула гаджет, машинально проверив свой телефон. Ах, действительно, поставив его вечером на беззвучный режим, так и забыла снять, кинув в сумку. Вынула и браслет, застегнув на запястье. Все верно, его следует носить всегда. Это, скорее, прямая обязанность всех сотрудников. — Ты откуда? Я тебя раньше не видела.

— Да я по командировкам в основном, в охране и сопровождении. А в промежутках в Магоре живу. Мне там комфортнее. Надеюсь, Эд все объяснил? — и дождавшись утвердительного кивка, продолжил. — Поехали, довезу. — при этом указал на новенькую спортивную машину, припаркованную рядом. Неплохо, однако, зарабатывают телохранители.

Вот любопытно, зачем ему такая тачка в этой реальности, если сам в другой живет. Или для понтов? Позер. Хотя, все мужчины, как дети, только чем старше, тем дороже игрушки. Даже улыбнулась своей мысли, поняв, что и Эдик-то тоже недалеко ушел.

Сказать, что в университете удивленно отреагировали на подобный эскорт — ничего не сказать, тем более, присутствовал Ян даже на занятиях. Преподавателям объяснять ничего не пришлось, Орлов уже позаботился, предупредив ректора, тоже мага, лишь намекнув на возможную опасность для искры. Что тот коллегам рассказывал, не известно, да и не интересовало, особо.

Одногруппникам, по договоренности с Эдуардом, выдали иную версию. Дескать, приставил жених, так как «старый» слишком активировался. Прохода последние дни не дает. И неважно, что тот, на самом деле, давно сидел за решеткой. Этого никто не знал.

Подруги поглядывали на мужчину с интересом, который открыто выказать не решилась ни одна. Еще бы! Пусть одет телохранитель был в гражданку, вроде как, стараясь не привлекать к себе внимания, но его внешний вид не двусмысленно давал понять, что шутить с ним лучше не стоит.

А сам он и не мешал, не донимал, лишнего не болтал, просто следовал за «охраняемым объектом» безмолвной тенью.

И Ника даже расслабилась, почти забыв о произошедшем, погрузившись в учебу, пока в конце второй пары у нее не завибрировал смартфон. Подтянула его к себе ближе и открыла пришедшее сообщение.

«Если хочешь узнать давно скрываемые от тебя секреты, рекомендую заглянуть в офис ДО официального начала трудового дня.»

Подписано: «Друг»

Номер неизвестен. Вдоль позвоночника пробежал липкий страх, а сердце бешено забилось, предчувствуя беду.

Что еще могут быть за секреты? От нее… И что за таинственный друг неожиданно объявился? И, прежде всего, действительно ли таковым является?

И как теперь сохранить спокойствие до окончания лекции?

Подскочила, как только прозвенел звонок, ничего никому не объясняя, и подхватив под локоть Яна, кинулась в агентство.

Уже на улице Ян перегородил дорогу Веронике, заняв собой все свободное пространство, при этом не дотрагиваясь до нее. Хорошо же их там в Канцелярии муштруют.

— А теперь быстро и четко, что произошло.

— Едем в агентство.

— Занятия еще не закончились. Мне нужно объяснение.

— Это моя жизнь, она тебя не касается.

— Как раз наоборот. Меня приставили к тебе специально для ее зашиты. И я буду реагировать на любое неадекватное поведение. Помни, враг может воздействовать самыми непредсказуемыми способами. Рассказывай.

Ника вздохнула, осознавая его правоту, поколебалась пару секунд, но потом показала сообщение.

— Если хочешь мое мнение, это точно не друг и тебя ждет очередная провокация. Но, в любом случае, лучше знать, в чем она состоит. Поехали.

К моменту, когда перед девушкой с шуршанием отъехала дверь офиса, Вероника успела себя накрутить, чего только не представляя, рисуя разные страшные картинки, хотя ни одной четкой идеи так и не сформировала.

Холл встретил ее полной тишиной. Не было ни посетителей, ни работников, ни даже секретаря. Вот когда стоит приходить на работу. Жаль, учеба в это же время.

Прошла в коридор и уже потянулась, чтобы схватиться за ручку на двери в кабинет Эдуарда, но увидела, что та приоткрыта. А внутри…

Даже не поверила сразу увиденному и шагнула ближе, чтобы рассмотреть.

Нет, этого просто не может быть.

За столом, развалившись в своем кожаном кресле сидел сам Орлов, ошибки быть не могло. А вот где были его руки… На бедре сидевшей у него на коленях Леночки, недвусмысленно и очень близко прижимавшейся к мужскому торсу, и они… страстно целовались. Так вот почему ее не оказалось в приемной.

Легкие будто обручем металлическим сковало, выбивая из них воздух, а сердце замерло, чтобы через несколько мгновений гулко удариться о ребра.

Это неправда, это невозможно. Сделала глубокий вдох, с трудом заставив себя еще раз посмотреть внутрь, дабы убедиться, что это именно они, и ей не померещилось.

Все сомнения в именах присутствующих лиц, как и в происходящем, отпали. Да и сам Эдик совершенно не сопротивлялся, и, казалось, даже наслаждался ситуацией.

В груди будто колючий шарик завертелся, раня своими острыми иглами и причиняя почти физическую боль. Взор заволокла влажная пелена, а голова закружилась. Да, конечно, она понимала, что молодому здоровому мужчине требуется «разрядка», а им с женихом элементарно запрещены плотские отношения. Даже проводимое наедине время ограничили. И, вполне возможно, сложно выдержать четыре месяца, которые они вместе, но… за две недели до свадьбы? И с кем? С Леной. Той самой, которая слюнями капала на ее суженого и тихо ненавидела Нику.

И ведь Эд упорно отказывался ее увольнять, отшучивался. А она, глупая, поверила, что секретарша ему и впрямь безразлична. В действительности же попросту было удобно держать ее рядом. Прямо на рабочем месте, пока невеста получает знания и думает, что все в порядке. Похоже, пазл сложился сам собой, наконец-то рисуя целостную картину.

Как же она не поняла этого сразу? Влюбленная дура. Да еще и слепая.

Не в силах больше выдержать эмоций, и заливаясь слезами, кинулась на выход, не видя ничего перед собой. Поэтому даже не заметила как, но впечаталась в чью-то очень твердую грудь.

— Непорядок. — услышала она бархатный баритон, словно кот промурлыкал над ухом, а на плечи легли сильные руки и чуть сжали, — Кто посмел обидеть столь прелестное создание?

С трудом проморгавшись и остановив соляной поток, но скорее, от неожиданности, задрала голову, чтобы взглянуть на говорящего.

Никогда прежде не видела сего типа. Абсолютно в этом убеждена, уж чересчур он был запоминающимся и выделяющимся.

Лет тридцать или около того. Высокий, спортивного телосложения, но не перекаченный. Одет… в голову пришла ассоциация с лондонским денди, или Вероника попросту перечитала в школе любовных поэм. Узкие темно-синие брюки, идеально выглаженная белая в мелкую голубую клетку рубашка с закатанными по локоть рукавами, и сверху под цвет штанов жилет. Довершала образ золотая цепочка, тянувшаяся от пуговицы жилета к его карману. Неужто часы?

Скользнула взглядом еще выше. Короткие темные волосы уложены в модную прическу, а подбородок начисто выбрит, акцентируя внимание на красиво очерченных губах. А еще, насыщенно синий цвет глаз. Очень редкий. Любопытно, это свой такой или контактные линзы? Но последняя мысль улетучилась так же быстро, как и пришла, стоило франту заговорить.

— Могу я вам чем-то помочь, леди? — при этом глаза не веселились, а будто даже отдавали беспокойством.

— Советую убрать от нее руки. — услышала она сбоку. В приемную вошел оставшийся до этого на улице Ян. Он мгновенно осмотрел представшую картину, увидел зареванную подопечную и не совсем верно оценил ситуацию.

— А Вы, простите, кем ей приходитесь? — молодой человек не собирался уступать, как и выпускать «жертву» из своих цепких лап.

— Это точно не ваше дело. Ника, он тебя обидел? — голос Яна отдавал сталью, а сам он шагнул ближе, готовый, в случае необходимости, к физическому сопротивлению.

— Нет, не он. — Недвусмысленно завозилась плечами, и мужчина разжал пальцы, словно только опомнился, не заметив своего жесткого захвата.

Отскочила на шаг, проверив наличие энергетического центра. Маг, а вот драконьего глаза нет, выходит, к Канцелярии отношения не имеет.

— Ника? Значит, Вы и есть та самая?

— Та самая?

— Невеста моего кузена.

— Кузена? — то ли мозг после определённых событий отказывался соображать, то ли мужчина говорил загадками.

— Да. Эдуарда Орлова. Как раз на свадьбу приехал, пусть и немного раньше. Думал посмотреть, как тут дела. Меня Энтони зовут. На самом деле, Антон, но мне привычнее первое имя. — при этом изобразил поклон, протянув руку.

Ну надо же, какие манеры. Причем, сделал это так легко непринужденно, что отказать в такой малости показалось слишком неудобно.

— Вероника, — чуть поколебавшись, вложила свою маленькую ладошку в его широкую. Проследила, как новый знакомый поцеловал ей пальчики и отдернула руку.

По губам Энтони скользнула легкая улыбка, а в радужках блеснули огоньки. Что бы это означало?

— Только свадьба вряд ли состоится, — выкинула девушка, заметив на этот раз удивление, — Извините, но мне пора, — и выскользнула на улицу.

— Стало быть, провокация удалась? — телохранитель вновь перегородил ей путь. — Уверена, что это был он?

— Ты о чем?

— Ведь ты застала шефа в чьей-то компании.

— Что? Но как?

— Обычно девушки так реагируют на измену жениха. Так уверена, что видела именно его?

Кивок.

— Уверена, что он не сопротивлялся?

Еще кивок.

— Он как-то это объяснил?

— Не заметил меня, я ушла.

— В любом случае, прежде чем делать выводы, и, тем более, принимать решения, стоит выслушать объяснения. Все может оказаться не так, как кажется. И каждый обвиняемый имеет право на оправдания.

— Не сейчас. Не готова. Поехали в Магор, на озеро. Мне нужно успокоиться и подумать, лучше в одиночестве. Возможно, с Маришей потом поболтаю.

— Понимаешь же, что Эд тебя там быстро найдет.

— Не думаю, что скоро меня хватится, он пока чересчур занят, и я полог поставлю. Долго не удержу, но все же.

— Если спросит меня, расскажу. Не вправе врать начальству.

— Сейчас ты меня защищаешь, получается, я твое начальство. Скажешь, не велела говорить. Не хочу его видеть. Пока.

Глава 4. Вера или доверие?

Привычно постучалась в квартиру номер «8» в одном из исторических домов в центре мегаполиса. Открывший дверь грузный мужчина лет пятидесяти быстро осмотрел парочку, улыбнулся Веронике и шагнул в сторону, пропуская гостей внутрь. На официальной и единственной в городе портальной станции девушку знали довольно хорошо, даже документы не спрашивали для регистрации.

Да, верно. Велся аккуратный учет всех перемещающихся лиц, особенно в параллельную реальность. Место то было не совсем безопасное из-за огромного количества проживающих там магических существ, причем, далеко не всегда безобидных. Даже настоятельно рекомендовалось приезжающим не выходить без надобности за пределы городских стен или охранного контура.

Работник записал в компьютере имена «путешественников», вставил пару кристаллов в дверную раму, и вместо прохода в соседнюю комнату появилось знакомое темное марево. Хотя, не так. Напоминало черную матовую пленку, поверхность которой шевелилась, будто вода в озере на ветру, и сквозь нее, хоть и с трудом, проглядывались очертания сада. Портал.

На этот раз переход дался легко. Все-таки прав был в свое время Эдик, сказав, что это дело привычки. Вот, опять он в мыслях, никак вырвать не получается.

Тряхнула головой, пытаясь отбросить нежелательные эмоции и шагнула из портальной беседки прямо на тропинку городского парка. Вдохнула полной грудью местный воздух, щурясь от яркого солнца, так и норовившего запутаться в волосах. Как обычно, пробежалась взглядом по окрестностям, чтобы вновь увидеть многочисленные цветные сполохи, которыми наполнялось пространство.

Да, здорово природа «пошутила», наполнив эту реальность силой буквально под завязку, а в другой создав ее источники, причем влияющие сразу на два мира и потому нуждающиеся в защите. Да так, что магам так и приходится жить «там», тщательно скрывая свои возможности от обычных людей.

Хотя плюсы тоже есть. Можно комбинировать достижения науки с магией. Какие только перспективы не представляются.

Но окончательно закрывать этот мир тоже не захотели. Уж слишком он казался полезным из-за наполняющей его энергии и новых ценных и «интересных» растений и животных. А еще можно было не таиться, и не бояться случайных всплесков силы, которые могли засечь непосвященные. Так, поначалу здесь поселились Старейшины, создав свой Совет, вершащий магический суд и закон. К ним присоединились ученые и воины, охранявшие первые поселения. Затем появились и другие важные для мира магии организации.

Работники строили дома, появлялись лавки, таверны, гостиницы для приезжающих по делам, формируя с веками настоящие, пусть и небольшие, но полноценно функционирующие города. Да и некоторые маги попросту предпочитают именно эту реальность, ведь здесь можно все, разрешенное законом, конечно же, не таясь.

И нет, страны так и не сформировались, ограничившись лишь девятью городками, поделившими между собой еще в античности, привычный нам мир на зоны влияния. Этот же назывался Магор.

Спутники подошли к стоянке местного транспортного средства, напоминающего колесницу, но без колес и лошадей, зато с рулем, как у мотоцикла. Может, изобретатель и решил пошутить, зато оказалось удобно. Забрались внутрь, взлетев на несколько сантиметров над землей, и двинулись в сторону озера.

— Ну наконец-то! Почему так долго? — услышала Ника, припарковываясь у самой воды.

Резко обернулась, чтобы увидеть сидящую на камне в камышах необычайной красоты русалку. Ее густые волосы цвета морской волны плавно спускались по плечам, слегка покачиваясь на легком ветерке. Длинный хвост, покрытый перламутровыми чешуйками такого же цвета, поблескивал под солнечными лучами, из-за чего создавалось ощущение мерцания. Смотрелось это, стоит сказать, весьма эффектно вместе с горящими ярко-зелеными глазами. Как всегда ослепительна и экстравагантна.

— Ой, привет, Янчик. — обратилась она к мужчине. — Ты иди, иди. И не бойся, никто ее здесь не тронет, я позабочусь.

Телохранитель даже с места не сдвинулся. Вот скала непробиваемая!

— Знаешь же, что озеро — это моя вотчина. Без моего ведома сюда ни одна магическая душа не прошмыгнет. А нам, девочкам, пошептаться надо. — И при этом широко улыбнулась, обнажив ряд белых острых зубов.

Как ни странно, на этот раз мужчина не стал никак комментировать, и, поколебавшись лишь пару секунд, молча развернулся и удалился.

— Привет, Мариша, — Ника шагнула в ее сторону, формируя при этом защитный купол. Та внимательно проследила за действиями и хмыкнула каким-то своим мыслям. — Вы знакомы?

Каким бы необычным это ни казалось, но девушка и русалка, однажды познакомившись, быстро прониклись взаимной симпатией и подружились. И теперь, каждый раз, когда Вероника приезжала в Магор, старалась навестить подругу. Они могли часами болтать о всякой ерунде и не только, вместе купались. Иногда Ника помогала ей с работой. Как ни крути, а заведовать целым озером и построенными на его берегу домами отдыха, не так уж и легко. А та, взамен, учила ее премудростям магии. А еще, впечатлившись их историей с Эдом, даже сделала свадебный подарок, решив «пошить», насколько это слово применимо к процессу, наряды для церемонии.

— Так его здесь каждая собака знает. Вот во что ТЫ, — здесь она сделала особое ударение, — опять вляпалась, коли его к тебе приставили? Он у нас товарищ важный, таких же и охраняет. Можно даже сказать, для статуса. Если он рядом, все заранее понимают, соваться бес толку.

— А что же тогда его ко мне не поставили прошлый раз, когда за мной охотились? Кстати, это тебе. — Ника протянула подруге небольшой бумажный сверток.

— О, сырочек! — Мариша довольно заерзала на камне, выуживая крупный треугольный кусок и впиваясь в него острыми зубками, — Так тогда никто не ведал кто ты, втайне держали. М-м-м, вкуснотища. А при этом, — кивнула головой в сторону Яна, — пришлось бы сразу все объяснять и правду выкладывать. Уж слишком он на виду. Но не думай, никто бы не справился с подобной задачей лучше Эдика.

На последнем имени Вероника, сама того не ожидая, громко всхлипнула.

— Вот чуяла я, что произошло что-то. Знала, что заявишься сюда. Ждала. Рассказывай.

История много времени не заняла, вызвав истинное удивление у собеседницы. Сама же Вероника, улеглась на траву и уставилась на проплывающие по небу белые облака. Слез больше не было, только давящая болезненная пустота в груди. Не хотелось ровным счетом ничего, даже двигаться.

— Поздравляю, ты нажила себе врага. — весело отчеканила Мариша. — Вот узнать бы, кого именно.

— Честно говоря, в данный момент мне все равно. Я пока не могу решить, что дальше делать.

— А чего тут решать, и так ясно. Подстава подстав. Дело надо расследовать, выяснить, кто устроил, и навсегда отбить у него желание подобными вещами заниматься.

— Я не про это, а про наши отношения. Похоже, свадьбы не будет. Мне жаль, что люди не увидят твои шедевры. Я все понимаю, наверное. Он взрослый здоровый мужчина с потребностями, а у нас запрет на четыре месяца. Но так, чтобы в глаза врать и у меня под самым носом с Леночкой… — при этом скорчилась, будто лимон съела. — Она же ведь даже не маг.

— Знаешь, — чуть помолчав, вновь заговорила Мариша, — можешь мне рассказывать что угодно, только не то, что он тебя не любит. Ведь в курсе, у меня тоже дар, я истинные чувства вижу. А между вами так искрило, аж во все стороны эмоции летели. Вкусные. Я их с запасом наелась.

— Ты что сделала? — Вероника даже голову подняла.

— Да, я эмоциями питаюсь. — и заметив реакцию девушки, хихикнула. — Да не бойся, лишь разбрызгиваемые собираю. Негативные не люблю, болею после них часто. А любовь — как деликатес, как сырочек. Вку-у-у-усная, яркая. Я рядом с вами прямо удержаться не могу, каждый раз так наедаюсь, что потом пару дней как пьяная, в эйфории хожу. Вот что, успокойся сначала. В тебе сейчас волнения говорят, разум застилают. Ты же следователь, а им холодный рассудок положен. Вот и посмотри на ситуацию, будто с кем-то другим случилась. Давай рассудим. По-твоему, Эдик так ежедневно в одно и то же время развлекается? Да он по утрам часто даже не появляется в офисе, в Магоре регулярно тусуется. Так уж больно гладко все сегодня вышло, будто специально к твоему приходу готовились. Найди того, кто сообщение отправил, поймешь, что в действительности произошло. Не оправдаешь жениха, так хотя бы врага определишь, а их лучше в лицо знать.

Конечно, Вероника понимала, что Мариша права, и в этой ситуации нужно обязательно разобраться. Но как сделать так, чтобы чувства трезвой оценке не мешали? Если бы так легко было их «выключить»…

— Слушай, у меня к тебе просьба будет. — после небольшой паузы продолжила русалка. — Привези, пожалуйста, в следующий раз клубнички.

— Где же я ее в сентябре найду? Как насчет варенья маминого?

— Нет, свежей хочется.

— Ну если только замороженную.

— Замороженная пойдет. А еще огурчиков малосольных…

— Э-э-эм. Маринованные?

— О-о-х, на безрыбье и рак рыба. Хоть какие.

— А чего это случилось? — Ника даже временно забыла о своих невзгодах, зацепившись за пролетающую мимо мысль. — У вас с водяным все-таки было что?

Заметила, как Мариша отвела взгляд.

— Значит было. Так это же здорово, радость такая!

— Да толку. — еле прошептала та и еще ниже опустила голову, — Заявил, что не его и, в любом случае, он слишком молод, чтобы семьей обзаводиться.

— А ты разве его эмоции не видишь?

— Его — нет. Мне же надо сразу на двоих смотреть, во взаимодействии, так сказать. А как же я себя то увижу?

— Да и плюнь на него, раз такое сокровище разглядеть не может. Будешь замечательной мамой. А там глядишь, кого другого себе найдешь, кто оценит.

— Да кого другого-то? Тут одни люди. Они же на таких как я даже не смотрят.

— А ты пробовала? Здесь вон сколько отдыхающих, наверняка и одинокие есть, которым все равно. Заведи интрижку, а вдруг, еще и водяной приревнует. Посмотрит, что даже мужчины на тебя реагируют, ты вон какая красавица, и поймет, какое счастье упускает.

Глаза Мариши подозрительно сверкнули. Положила длинный пальчик с аккуратным маникюром на пухленькие губки и злорадно оскалилась.

— А знаешь, не такая уж и плохая эта идея. Вот видишь, другим советовать всегда проще. Так что, раскладывай свою ситуацию по полочкам и действуй. Ой, ты, подруга, прости, но мне пора. Срочно. Я тут совсем забыла об одном важном деле. — и махнув перламутровым хвостом исчезла в темной толще воды, будто и не бывало.

Тут же Вероника почувствовала постороннее присутствие, вернее очень сильную энергетику лица, ранее здесь не присутствующего. Ну вот, обещалась защищать, а сама сбежала?

Во рту разлилась непонятная горечь. Даже Мариша ее оставила, а видеть гостя совершенно не хотелось. Сомнений в том, кто именно заявился, не было. Слишком хорошо Ника знала его ауру, вызывающую мелкие мурашки по всему телу, а иногда и покалывание на плечах.

Еще не пришло время с ним встречаться, она не успела обдумать случившееся, не приняла окончательное решение. Эмоции по-прежнему бурлили, мешая холодной оценке ситуации.

Даже не дернулась, продолжая лежать, лишь вздохнула полной грудью и на несколько секунд прикрыла глаза. Бежать бес толку, да и смысла нет. От себя все равно не убежишь. А скандалить — нет никаких моральных сил.

Послышался тихий шелест травы, еле слышный хлопок, и выставленный Никой щит испарился, будто и не бывало. Ну да, куда ей в способностях против него. Мужчина поставил новый купол, уже над ними двоими. Сел рядом на землю, согнув ноги в коленях и положил на них сцепленные в замок руки.

Вероника наблюдала, не говоря ни слова. Он тоже молчал. Скользнул взглядом по ее лицу, наверняка заплаканному, и нахмурился, после чего отвернулся, уставившись в темную гладь озера. Злится? Сейчас-то его что не устраивает?

— Как ты меня нашел?

— Тебя я всегда и везде найду. — Эдик повернулся, а его глаза сверкнули пламенем, — Запомни это. От меня не спрячешься. Больше нет. — и вновь уставился на воду.

Снова повисла тишина. Разбавляло ее пение птиц и редкие слабые всплески воды: наверняка рыбешки, а может, и мелкие животные, пришедшие на водопой.

Никто не решался заговорить и напряжение в воздухе росло. Казалось, что даже начал слышаться треск, будто над ними проходили высоковольтные линии проводов.

— Может расскажешь, что ты делала в офисе в это время? Тебя не должно было там быть. — первым нарушил молчание Эдуард, даже не поворачиваясь.

Слова будто острым ножом прошлись по сердцу. Сама того не ожидая, Ника с шумом хватанула ртом воздух, а по щекам снова потекли соленые ручейки. Взяла остатки силы воли в кулак, добавила в голос сарказма и почти спокойно произнесла.

— Что, не должна была ничего увидеть и узнать?

— Ну почему же? Судя по тому, как сложились обстоятельства, как раз должна. Все произошло весьма своевременно. Я бы даже сказал, чересчур. — и после секундной паузы, продолжил, — Думаю, объяснять сейчас что-либо попросту бесполезно. Сначала тебе стоит кое-что посмотреть.

При этом расцепил пальцы, выудил из заднего кармана брюк телефон, разблокировав его, и протянул Веронике.

— Что это? — девушка села, но принимать гаджет не торопилась.

— Запись с внутренней камеры наблюдения. Да, одна из низ установлена, в том числе, в моем кабинете, но не все об этом знают. Думают, что сам за собой наблюдать не собираюсь. Оказалось, очень удобная штука.

— Не уверена, что готова смотреть на это.

— Придется. Не захочешь по-хорошему, заставлю. — голос звучал холодно, даже резко. Сомнений не было никаких, действительно может. — Смотри, оно ускоренное, поговорим потом.

Ника приняла смартфон, нажала на знак плей. На экране предстал кабинет Эдика. Видеокамера установлена, судя по всему, на шкафу возле окна. Стратегическое место, откуда открывается вид на каждый закуток. Вот Орлов сидел за столом, перебирал какие-то бумаги, делал пометки в лежащем рядом блокноте. После этого закрыл папку и убрал в выдвижной ящик, переключившись на компьютер. Оторвался от экрана, позвонил по стационарному телефону. К сожалению, аудио не было, а по губам девушка читать не умела, хотя в тот момент пожалела, что не научилась. Весьма полезный навык. Иногда.

Однако, суть разговора стала ясна практически сразу. В помещение зашла Елена, положила на стол очередную папку, а рядом поставила любимую кофейную чашку Орлова с нарисованным на ней огнем. Несколько коротких фраз между присутствующими, легкая улыбка на лице секретарши, будто даже засмущалась. Комплимент? Затем стыдливо опустила голову и удалилась.

Мужчина продолжил работать, перелистывая страницы, а пальцы летали по клавиатуре. Иногда, правда, он прерывался, чтобы сделать пару глотков кофе.

Не происходило ровным счетом ничего необычного до определенного момента…

Вдруг Эдик неожиданно дернулся, тряхнул головой, пальцами растер глаза. Затем откинулся на спинку кресла и обмяк. Голова иногда поворачивалась, рука пыталась подняться, но тут же безжизненно падала.

Ника удивленно уставилась на Орлова. Тот, хмурился и безотрывно наблюдал за девушкой, будто боялся пропустить ее даже самую незначительную реакцию.

Вновь уткнулась в экран, где увидела, как в кабинет проскользнула Елена. Сначала чуть приоткрыла дверь, заглянула, оценив происходящее, после чего спокойно прошла внутрь. Разве так ведет себя человек, непричастный к случившемуся? Несведущий, наверняка, попытался бы привести начальство в чувства, позвать на помощь, может, даже, вызвал бы скорую. А что сделала она?

Медленно обошла стол и приблизилась к Эдику. Пробежалась пальчиками по его волосам, пропуская между них длинные темные локоны. Мужчина дернулся, но тут же снова обмяк.

Прошлась тыльной стороной ладони по щеке, на которой проглядывала небольшая щетина, а затем и вовсе примостилась к нему на колени. Погладила широкую грудь. Орлов странно дернул плечом, будто пытался скинуть раздражитель, но куда там. Сил, похоже, у него не было, а сам раздражитель оказался чересчур настойчив.

Вероника почувствовала, как ее щеки со злости залились краской, а зубы скрипнули. Еще немного, и пар из ушей пойдет. Да как она смеет вытворять что-то подобное? Лезет к беззащитному в этот момент мужчине, да ещё и чужому!

Леночка, тем временем, скользнула пальчиками к мужским ладоням и уложила их себе на бедра. Вот, сте… зараза!

Ника даже воздух хватанула от возмущения, не в силах выдать ничего членораздельного.

А дальше последовал поцелуй. Сначала спокойный, изучающий, затем более настойчивый, перейдя со временем даже в страстный. Кажется, у секретарши основательно снесло крышу, и она перестала понимать, что делает, а может, попросту, контролировать себя.

— Вот, пиявка! — выплюнула Вероника, не выдержав, и подняла глаза на жениха, — Но ведь ты ответил. — голос при этом дрогнул, — Здесь это ясно видно. Почему?

— Этого, к сожалению, я не в состоянии объяснить. Мог бы соврать, что представлял тебя, например, но не хочу врать. Я просто не помню этого. Ничего не помню.

В мыслях все смешалось. С одной стороны, радость, что измены как таковой не было, с другой — испуг из-за произошедшего. Неужели так легко вывести кого-то из них из строя, причем такими грубыми интригами? И еще, внутренности по-прежнему сжимались из-за увиденного. Перед взором так и стоял Эд, целующий другую.

— Вот мне и любопытно, как так произошло, что именно в этот момент ты оказалась в офисе. Ведь явно, далеко не чисто случайно.

Ника потянулась к сумке, вынув телефон, и показала сообщение, на что мужчина еще сильнее нахмурился.

— А я еще когда говорила, что слишком она на тебя слюнями капала, заменить ее нужно. А ты не хотел, вот он, итог. Решила к совсем уж нечестным методам прибегнуть.

— Ничего, больше она нас не побеспокоит. Как понимаешь, Лена уволилась по собственному желанию.

— Сама?

— Сама. Это был ее личный выбор между увольнением и передачей дела в полицию. — Эдуард хмыкнул, — Но тут другой вопрос. Я отправил бокал вместе с содержимым Глебу в лабораторию. Более тщательный анализ еще предстоит, но уже по первым данным в напитке вилиолен присутствует.

— А что это?

— Это лекарство такое, в местных больницах используется в случае сложных заболеваний, когда лечение чрезвычайно болезненно. Что-то вроде сильного магического снотворного, но после него сознание не отключается полностью, как при коме, а затормаживается. Пациент не ощущает боль, но способен выполнять простейшие команды, как принять таблетки, повернуться на бок и так далее. То есть не такой опасный, потому как рефлексы и функции сохраняются. Но изготавливается препарат из листьев Лиолы, собранных именно во время ее цветения. А вот растет она только в этой реальности, потому и само средство можно найти тоже только здесь.

— Но она же не маг.

— В том-то и дело. Где она его достала, и кто за этим стоит? Кому из магов понадобилось нас разлучить и, прежде всего, с какой целью?

В голове у Ники зашумело от таких новостей, и она даже покачнулась, несмотря на сидячее положение. Эдик моментально оказался рядом, поддержав ее со спины за плечи. Затем медленно придвинулся ближе, зарывшись носом в макушку, и чуть сильнее сжал пальцы.

— Я просто прошу простить меня за тот поцелуй. Сама видела, что произошло. Одно я могу тебе гарантировать, что никогда бы не позволил ничего подобного, находясь в трезвом сознании. Кроме тебя мне никто не нужен, запомни это.

Сердце Вероники екнуло. Очень, очень хотелось его простить и забыть инцидент как страшный сон. Он же не виноват, ведь правда? Слишком очевидно, что события были тщательно подстроены. И, стоит сказать, злоумышленникам получилось их поссорить. Не рассчитали совсем немного, что процесс будет заснят. Кто знает, чем бы вся эта история закончилась, в противном случае.

Не в силах противиться, она откинулась назад, положив голову на плечо Эда и закрыла глаза. Из груди вырвалось нечто среднее между вздохом и всхлипом.

Мужчина плавно развернул любимую и порывисто обнял. Крепко прижал к себе, будто самое дорогое сокровище, которое, если отпустить, может внезапно испариться. Запустил ей в волосы широкую ладонь, стиснув еще сильнее. При этом резко выдохнул. Сам до этого не дышал?

Ника же уткнулась лбом ему в шею и обвила могучий торс, наслаждаясь ласковым, уютным и таким родным теплом.

— Мне было очень плохо, — всхлипнула она. Да, по щекам снова хлынули соленые потоки, но теперь это были слезы освобождения. Она будто сбрасывала с себя всю тяжесть произошедшего события. — Больно.

— Знаю, маленькая моя, — по волосам чуть резко и нервно забегали длинные пальцы. — Мне тоже, когда я осознал, что произошло.

— Скажи, но ведь ты установил защиту от ядов.

— Установил, только вилиолен таковым не считается. Это, скорее лекарство. Некто основательно подготовился, понимая, как работают охранные чары. Весьма сведущ.

— Но ты быстро пришел в себя.

— На самом деле, Тони откачал, кузен мой. Как я понял, вы уже познакомились. Он тогда в кабинет ворвался, мгновенно сообразил, в чем проблема. Вышвырнул Лену, разбудил меня и в себя привел, буквально выжигая препарат. Он тоже огненный. — так вот, значит, кого благодарить следует.

— Тоже хранитель?

— Нет, источник в нашу семью перешел. А вот о канцелярии он в курсе, потому и оценил всю опасность ситуации. Помог. А дальше уже я сам, когда в себя пришел. Поначалу голова гудела здорово, но, по крайней мере, соображал, что должен делать.

— Думаешь, Елену использовали?

— Уверен. Ее еще предстоит допросить. Я тогда жутко разозлился, и выгнал ее до того, как первые результаты из лаборатории пришли.

— Не хочу, чтобы ты к ней ходил.

— Не доверяешь мне?

— Скорее, ей.

— Не переживай, теперь я в курсе проблемы и буду осторожен. Просто верь мне.

— Тогда и ты тоже должен начать доверять моей интуиции. Послушался бы сразу, никто бы не смог воспользоваться ее слабостью.

— Ты права. И вообще, думаю, что отныне буду нанимать только магов. С них клятву верности и о непричинении вреда взять можно. Причем неважно на какую должность, включая секретаря. Так что, у нас вакансия, и поиски предстоят. Не вовремя, однако.

— И лучше мужского пола.

— Тогда страшного или старого, чтобы и у тебя проблем в будущем не возникло. — и оба расхохотались.

— Один урок я сегодня выучила: — вновь заговорила Вероника, — не верить ничему и не кому, не проверив факты.

— В работе это важный навык и привычка, тем более, искра дракона. Тебя всю жизнь будут пытаться склонить на свою сторону, а может, еще и использовать. А вот мы должны верить друг другу. — чуть отстранил от себя девушку, заставив посмотреть ему в глаза. — Без доверия нет смысла начинать семейную жизнь. Запомни, я никогда тебя не предам, уверен, что и ты меня тоже.

Прошелся большим пальцем по ее подбородку, вызывая полчища мурашек по всему телу, очертил линию скулы. Взгляд сместился на губы, по которым Ника тут же машинально прошлась язычком, вызвав в радужках мужчины огненные сполохи.

— Люблю тебя, моя искорка. Хочу до умопомрачения. — прошептал, наклоняясь ниже.

— Люблю тебя, — ответила невеста, опуская ресницы и обвивая ладошками шею.

— Какие же вы все-таки сладкие, — Оба резко развернулись к озеру, где над водой появилась аккуратная головка с волосами цвета морской волны и улыбкой до ушей. — Как же я рада, что вы разобрались. Кстати, помните, что у вас есть мой подарок, — цветок желаний. Вам не обязательно ждать. Можете загадать ночь любви без последствий, будто ее и не было, зато напряжение снимите.

— Еще чего, желание на это тратить. — хохотнул Эдик, вновь прижимая к себе невесту. Нам лишь две недели потерпеть осталось. Второй же уже не сможешь подарить.

— Второй не смогу. Одной паре один подарок за всю жизнь. Таковы правила.

— Вот и прибережем на чрезвычайный случай. Подслушивать, кстати, нехорошо. — Орлов уже во всю хихикал.

— Ой, да ладно. Вы так громко отношения выясняли, что на дне озера слышно. Так что, сами виноваты. Ох, некогда мне тут с вами, работы много: рыба еще не кормлена, да гости не купаны. — махнула хвостом, запустив во все стороны миллиарды брызг, и скрылась в пучине.

— Совершенно никакого личного пространства. Может, лучше домой поедем?

— Э-э-э, что значит, домой? А поцелуй где? — Мариша снова показалась на поверхности. — Не уйду пока не скрепите примирение как полагается. А то без меня сами не додумаетесь.

Ну, поцелуй так поцелуй. А чего ждать-то? Эдуард накрыл мягкие губы своими. И Ника ответила, наконец окончательно расслабляясь, наслаждаясь близостью родного человека и счастьем, поддаваясь таким желанным ласкам, растворяясь в ощущениях и теряя связь с реальностью.

Так увлеклись, что даже не заметили, как Мариша довольно улыбнулась. Глаза ее вспыхнули бирюзовым светом, несколько раз мигнули, и она плавно, не издавая ни единого звука и всплеска, скрылась под водой, окончательно оставляя влюбленных наедине друг с другом, чувствами и эмоциями.

Глава 5. Новое дело

Надолго в Магоре молодые решили не задерживаться, хотя им и хотелось подольше насладиться друг другом. Уж слишком, после произошедшего, эмоции обоих одолевали, застилая разум. И это могло пустить под откос все приложенные к совместному счастью усилия. Совсем немного потерпеть осталось, по сравнению с тем, что они прошли.

Да если еще учесть, что до конца рабочего дня далеко, дел много, в придачу внезапно новые вопросы и проблемы проявились, требующие неотложного вмешательства и решения, рассиживаться точно не стоило. Потому из портальной станции отправились прямиком в офис.

А вот зайдя в приёмную, обнаружили довольно любопытную картину. За стойкой ресепшна сидел Антон, или Энтони, как он сам себя называл, и давал по телефону консультацию по поводу услуг детективного агентства. Смотрелось, стоит сказать, весьма забавно, хотя молодой человек вполне вписывался в обстановку.

— Хм, у нас новый секретарь? — хмыкнул Эд, дождавшись окончания разговора.

— Не надейся. Кстати, могу посоветовать несколько кандидатов на должность, если нужно. Молодые, активные, готовые к свершениям. И маги, что в твоей ситуации, думаю, будет наилучшим вариантом.

— Хорошо, подкидывай, но сразу обозначу, отбор будут проходить на общих основаниях. Никаких протекций.

— Как скажешь. Вижу, вы выяснили отношения. Она, — кивнул на Веронику, — тебя простила?

Глаза его при этом как-то странно сверкнули, но выражение лица прочитать было невозможно.

— Простила, — решила ответить сама за себя, — Я так понимаю, мы должны Вас за это благодарить.

— Вы мне совершенно ничего не должны, — мужчина вышел из-за стойки, и подцепив тонкие пальчики, чуть сжал их, а потом накрыл своей широкой ладонью. При этом, заглянув Нике в глаза, продолжил, — я сделал ровно то, что считал нужным и правильным. Очень рад, что вижу на лице улыбку, а не слезы и боль, как это было раньше. Да, предлагаю перейти на ты, мы все-таки не чужие.

— Смотри на ней свои навыки очарователя применять не надумай. Она занята. — хохотнул Эдуард, который явно находился в превосходном настроении.

— Очарователь? Это дар такой? — Вероника вздернула брови и уставилась на собеседника.

— Нет, это отработанные годами тренировок умения коварного обольстителя. Осторожнее с ним. Дар у него другой, расскажет сам, если захочет. — и, видимо, не желая продолжать тему, тут же переключился на кузена. — А кандидаты откуда здесь, если ты там?

— Там? — девушка удивленно посмотрела на Антона, пытаясь выдернуть ладошку. Пусть не сразу, но он отпустил, вздернув уголок губ. После этого сунул обе руки в карманы, подмигнул Нике и повернулся к брату.

— Он из-за границы приехал, — пояснил Орлов. — Оставил нас, семейное дело и отправился счастье искать. Хотя, устроился вполне неплохо.

Уточнять, чем именно кузен занимается, Вероника не стала. И без этого слишком много ей внимания уделял и буквально глаз не сводил, из-за чего она чувствовала себя несколько не в своей тарелке. И усугублять ситуацию повышенным интересом к мужчине не хотелось. Эдик и так до этого странно косился на их сомкнутые руки.

Интерес, конечно, был, но основанный, скорее, на элементарном любопытстве. Ну да ничего, она следователь, еще докопается до сути. Поэтому молча кивнула, принимая ответ и позволяя родственникам продолжить разговор.

— Все проще, чем думаешь. Список мне подсунули, чтобы отобранных с собой забрал. В общем, деток знакомых пристроить. Хотя, стоит отметить, есть и действительно толковые, уже встречался с ними, общался. Только зачем им куда-то ехать, если и здесь работу найти можно, да еще и вон какую.

— Кстати, сам не хочешь к моей команде присоединиться? Как-никак ответственность нашего рода.

— Ой, да нет, одна головная боль. Я в жизни и так прилично устроен, чтобы на простую зарплату зариться. К тому же я здесь в отпуске. Погуляю на вашей свадьбе и уеду. Не оставлю же я свой бизнес надолго без присмотра.

Прервал их Кирилл, неожиданно появившийся в приемной.

— Эд, — покосился на Тони, и чуть понизив голос, заговорил. — еще одна девушка пропала. Тоже за две недели до открытия силы.

— Давно?

— Минут десять как данные пришли.

— Наши там?

— Еще нет, только люди Олега, хотя самого гражданские не допустили. Говорят, не его район.

— Поехали. — скомандовал шеф.

— Я с вами, может, помогу чем. — подхватился кузен.

— Тебе зачем, если не собираешься на меня работать?

— Не собираюсь, но пока я здесь, можешь мной пользоваться. Даже плату не спрошу. Смена рода деятельности — тоже отдых. Азарт, адреналин и все такое. Сам знаешь, давно не ощущал. Тем более, как я понимаю, девушка не первая, да накануне открытия. Может баланс мира покачнуть, так что, в некоторым смысле, это и в моих интересах.

Орлов несколько секунд молча буравил его взглядом, потом кивнул.

— Но тебе придется дать необходимые клятвы, в первую очередь о неразглашении.

Еще пару минут заняли положенные процедуры, и команда, попутно захватив со склада некоторое оборудование, отправилась на место происшествия, вернее исчезновения.

Кирилл уже успел подогнать ко воду служебную машину. Ника привычно открыла дверцу, уселась на заднее сиденье и даже удивилась, увидев, что рядом с ней пристроился Антон. Повернулся к ней, мягко улыбнулся и подмигнул.

Он что, клинья подбивает? Хотя нет, она себя лишь накручивает. Да и куда ему еще было садиться, если переднее пассажирское Эдик занял? А поведение, вероятнее всего, его нормальное. Жених же сказал, что он практически профессиональный обольститель, а привычки так просто не выведешь. Ну, да ладно, здесь ему все равно надеяться не на что, так что, можно не заморачиваться.

— Что о семье известно? — спросил Эдуард, когда машина тронулась.

— Ничего необычного. Лариса Тимофеева, Родители обычные маги, средний класс. Мать работает учительницей истории в школе, отец юристом в крупной торговой компании. Хранителей в ближайшем окружении нет. Вот дядя — шишка в городской администрации, но вряд ли с ним связано. У того свои дети есть, правда малые еще. Прорабатывать будем разные варианты, но не думаю, исчезновение связано с родней.

Остановились недалеко от дома пропавшей и дальше пошли пешком, попутно осматривая местность. Стандартная многоэтажка, детская площадка, полная разношерстной детворы, пытающейся насладиться ускользающим теплом. Небольшой магазинчик с торца здания, старушки на лавочках, греющиеся на солнышке. Совершенно ничего необычного.

— Где именно говоришь, ее последний раз видели?

— Судя по описанию, вон в том сквере.

— Тебе, Орлов, что здесь нужно? — рядом неожиданно материализовался высокий поджарый блондин. — посторонним вход сюда воспрещен.

— Это общественная территория, не огороженная, без упредительных знаков. — Эдик ухмыльнулся, вопросительно задрав бровь, — Находится здесь может любой желающий. Кроме того, я не посторонний. Нравится тебе это, или нет, Белов, но присутствовать буду и местность осматривать собираюсь.

— Это его сокурсник, — прошептал Нике на ухо Антон. При этом наклонился так близко, что его дыхание пощекотало волоски возле уха. Девушке стоило огромных усилий, чтобы не дернутся. Не дай бог еще слабачкой посчитают или нервной. Или это у него такие способы проверки на стрессоустойчивость? — У них конкуренция началась, еще пока учились. Только судьба Эда уже была предопределена, и официально он частным детективом пошел, а тот в опера. Да только подобные соревнования так и продолжаются. Не выросли ребятишки.

— Одного тебя не оставлю. Еще следы, чего доброго, уничтожишь. — Губы Белова недовольно сжались в одну прямую линию, а желваки заходили. Но не в состоянии запретить группе действовать, мужчина отступил. — Кто нанял?

— Об этом не переживай, пока у нас интересы сходятся. Насчет заказчика… как всегда, конфиденциальная информация и соглашение о неразглашении. Могу только сказать, что родственники озабочены, — видимо, пытался намекнуть на дядю. Наверняка же оперативники тоже семью пробили, ну или потом обязательно это сделают. — вы же свою работу не очень-то хорошо выполняете.

Ох, зря он так. Ведь явно на других девушек намекал, которых до сих пор не нашли. Так и к официальным сведениям доступ закрыть могут.

— А почему район не огородили? — поинтересовалась Вероника, приближаясь к цели.

— Так никто не знает, что именно произошло и где, просто сквер — последнее место, где ее видели знакомые. — пояснил коллега.

— Кир, пообщаешься с бабушками? — скорее приказал, чем поинтересовался, Эдик.

— Давай я, — вызвался Тони. — По мне сразу видно, не следователь. Могу даже воздыхателем представиться.

— Отлично. Кир, тогда осмотри территорию, узнай, есть ли камеры наблюдения. Может, какие данные о семье соберешь. Мы пока место исчезновения проверим.

Сквер был небольшой, но довольно уютный и хорошо ухоженный. Располагался на углу двух улиц и был огорожен с четырех сторон, формируя квадрат, густым кустарником. Разбавляли его хотя и не очень высокие, зато раскидистые клены, летом наверняка создававшие приятную тень. Вот под ними и установили деревянные скамейки с кованными ножками.

Сам сквер прорезала асфальтированная дорожка, прерывающаяся посередине большой круглой клумбой. Последняя была полностью усыпана флоксами и астрами, создававшими красивые яркие цветные пятна и распространяющими по округе восхитительный аромат.

Что же, весьма уютная и, что очень важно, плохо просматриваемая с улицы зона.

Пока Орлов проверял один вход на следы, Ника решила пройти по кругу. Надежд, что действительно что-то найдут не было, ввиду отсутствия како-либо точной информации. Никто ничего не знал. Никто ничего не видел. Да и наверняка уже куча народа прошлась сверху, стерев и затоптав все, что было можно.

Вероника старательно высматривала любые отблески магии, изучала даже растения и скамейки. Мало ли, кто и какие ловушки на них подсадил. Но ничего не было. Совсем.

Поэтому даже не сразу отреагировала, когда, проходя под очередным деревом почувствовала нечто странное. Ощущение, будто ветерок погладил. Даже не так, холодок без ветра, вызвавший взбудораженные мурашки на загривке.

Сделала шаг в сторону и тепло снова вернулось, обволакивая в кокон. Протянула руку туда, где сама стояла секунду назад, и вновь ощутила свежесть, будто над ними кондиционер включали.

— Э-э-эд, — позвала, боясь лишний раз двинуться. — Это что за ерунда?

— Ты о чем? — Орлов моментально оказался рядом.

— Ровно на этом месте я чувствую холодок. Не пойму, откуда он мог взяться, рядом совершенно ничего нет. Что-нибудь знаешь, слышал о подобном?

— Понятия не имею, о чем ты, — Эд провел раскрытой ладонью над указанным местом, а потом и встал в самый его центр. Даже глаза закрыл, пытаясь максимально сосредоточиться. — Я абсолютно ничего не ощущаю.

Ника буквально выпихнула его, заменив собой.

— Как же? Вот он, легким колючим ветерком по коже скользит. Возможно, не такой сильный, как до этого, но прошлый раз наверняка сработал эффект неожиданности. — Догадка словно электрический разряд прострелила нутро. — Можешь следы проверить?

Эдик кивнул и послушно вскинул руки. От них тонкой струйкой потек такой знакомый светло-рыжий ручеек, растекаясь в вертикальный треугольный луч. Как только он достиг необходимых размеров, пришел в движение, сканируя пространство. И пусть это был не первый раз, когда маг применял свой дар, зрелище все равно завораживало. Слишком красиво, мощно и чарующе.

Вероника молча наблюдала за происходящим. И хоть ее и распирало любопытство, мешать и отвлекать друга не хотела, потому лишь нервно покусывала губы и переминалась с ноги на ногу, ожидая результат. При этом любовалась фигурой любимого мужчины. Рассматривала, как перекатываются его твердые мышцы под черной кожаной курткой, видимо, последняя слишком заметно натягивалась. Всматривалась в серьезное сосредоточенное лицо, которое хмурилось сильнее с каждой минутой. Даже мысленно себя отругала за то, что погружается в розовые мечты вместо того, чтобы думать о работе. Ничего, уже совсем немного осталось. Тряхнула головой, словно отгоняя несвоевременные, пусть и желанные мысли, и сосредоточилась на происходящем.

Детектив, тем временем, тщательно изучал территорию. Прошелся лучом по стоящей рядом лавке, вернулся к исходной точке и двинулся дальше. Чуть подвис у выхода и шагнул в сторону проезжей части. Ника кинулась за ним, чуть не впечатавшись в широкую спину мага, резко затормозившего на пролегавшем рядом тротуаре. Только там он окончательно опустил руки и мгновенно убрал магию, втянув в ладони, словно ее и не было. После этого развернулся к коллеге.

— Ты что-нибудь видела?

— Нет. Нашел что-то?

— Возможно.

— А поподробнее?

— Слишком много людей прошло за это время. Видел девушку, предположительно ту, что ищем. Она сидела на скамейке. Благо, там больше никто не приземлялся, прослеживается четко. Потом встала и прошла именно туда, куда ты указала. Был мужчина, судя по фигуре, который подхватил ее на руки и унес. Чем ближе к дороге, тем слабее след. Кое-где еле-еле просматривался, пока окончательно не затерся.

— Любовник?

— Хороший вопрос. Предстоит узнать.

— А почему я ничего не увидела?

— Вот этого не знаю.

— Представления не имею, как твоя сила устроена. Могу лишь предположить, что распознала остатки магии. Или твой дар гораздо шире, чем предполагалось изначально… — при этом уперся кулаками в бедра, широко расставив ноги, и вперился в Нику взглядом.

— О чем ты?

Вместо ответа Орлов утащил ее обратно в сквер, вытянул руки ладонями вверх, с которых сорвались рыжие искры, устремились ввысь и рассыпались вокруг собеседников цветным фонтаном. Воздух тут же загустел, ощущаясь буквально физически. Словно мухи в кисель попали, как сравнила ощущения девушка. Это был звуковой полог, причем не простой, закрывающий только от гражданских, а тот, что невозможно прослушать даже с помощью самых современных магических разработок. Любое «подключение» вызывает волны. Главное, самим не шевелиться, не создавая их. Это означало одно: то, что будет сказано под куполом, ни под каким предлогом не должно выйти за его пределы. У Вероники даже холодок пробежал вдоль позвоночника, предчувствуя неприятности, ведь Эдуард им никогда не пользовался без серьезных на то причин.

— Пока это только догадка. Знаешь, как работают заклинания?

— Ну да, необходимо произвести определенные манипуляции. Обычно — нарисовать в пространстве магией специальные рисунки, зацикливая энергию, часто с использованием материальных ингредиентов для усиления конкретных функций. После этого влить в него силу для активации. Запрограммированное действие осуществляется в момент единовременного освобождения всей накопленной энергии. Почти как артефакт, но многократно сильнее и без физической оболочки. Впрочем, в отличие от последнего, не оставляет после себя следов. Что? Думаешь, это было какое-то заклинание?

— Возможно. Молчи пока о находке, не говори никому. Другим скажем, что чары на скамейке нашла.

— Но почему я не могу рассказать правду? — возмутилась Ника. — Ведь ту же скамейку легко проверить через лабораторию.

— Этим никто не будет заниматься, а вот если выяснится, что Искра не только видит силу… Ни в одном источнике подобное не было указано. То есть, другие этого либо не обнаружили, либо тщательно скрывали, и я понимаю причину.

Ника вопросительно посмотрела на жениха.

— Помнишь, как определяется место и вид заклинания?

— Да, для этого существуют артефакты смежных событий, определяющие схожие типы. Они изменяют цвет при попадании в зону активации заклинания, по которому вид и определяется. Так как самих разновидностей много, обычно используют готовые наборы для проверки сразу на все известные.

— Хорошо, а почему кристаллы меняют цвет?

— Ты мне экзамен устроить решил? Может, сразу объяснишь, что имеешь в виду?

— Нет, хочу, чтобы сама пришла к должным выводам. Пусть и с моей помощью…

— Артефакты специально создаются для осуществления действий, идентичных заклинаниям, но в более легкой форме, неспособной нанести ущерб. При попадании на участок проведения таковых, кристаллы собирают остатки чар, запуская соответствующие процессы и меняя цвет. Однако, нужно чтобы времени прошло не слишком много, отголоски довольно быстро рассеиваются. А во избежание неприятных последствий, наборы заключают в ограничители энергии, вытягивающие излишки последней, препятствуя полной активации. — Закончив, Ника удивленно вздернула брови, уставившись на собеседника. — Хочешь сказать…

— Вижу, что поняла.

— Но ведь ни у кого не бывает двух даров.

— А кто сказал, что их два? Если видишь магию, почему не можешь ее ощущать, то есть попросту «определять»? Ты умеешь управлять силой, демонстрировала не раз. И, если способна выявлять заклинания, вполне логично, что в состоянии сама их создавать, причем без сложных манипуляций и дополнительных ингредиентов.

— Ох… — единственное, что смогла ответить. — Но ведь до этого я ни разу их не ощутила.

— А часто ты попадала в место их проведения?

— Ни разу… — еле слышно произнесла, все ярче представляя масштаб своего попадалова.

— И, если это станет известно широким массам, тебя захотят заполучить многие, и не поможет никакая «защита старейшин». Ты сама большой ходячий артефакт, можно сказать, с неограниченными возможностями. В тебе истинная сила драконов, их Искра.

— Думаешь, все Искры об этом знали?

— Не удивлюсь. И понимаю, почему утаивали. И ты молчи. Стоит усилить тебе блоки еще и на прочитку мыслей. Даже в Совете не должны узнать…

Не успел мужчина закончить фразу, как началось нечто странное, а «кисель», зашевелился…

Вероника почувствовала, как вдоль позвоночника пробежал колючий страх. Их пытались подслушать? Эдик резко убрал полог — знак, что разговор окончен. В тот же момент к ним подошли их коллеги. Неужели один из них? Но ведь на ходу к пологу «подключиться» невозможно, так как нужна максимальная концентрация, и тем более, остаться при этом незамеченным другим. Или за ними следили? Тогда кто?

Антон странно оценивающе взглянул на будущую родственницу.

— Все в порядке? Ты слишком бледная.

— Да. Просто Эд следы нашел. Девушку подхватил на руки какой-то мужчина и уволок к дороге. Мне жутко, что можно вот так…средь бела дня…

— Тебе не следует бояться, ты под серьезной защитой, — кузен продолжил сверлить взглядом Нику, будто пытаясь прочитать мысли, ни на грош, не поверив в объяснения. — А насчет мужчины… Я тут выяснил, что помимо жениха у Ларисы последнее время ухажёр появился. Молодой красивый, но все по-разному описывают. Даже цвет и длина волос расходятся. Может, морок накладывал. Несколько раз здесь появлялся, ее на машине забирал. Марки и цвета тоже всегда разные были. И то, чтобы выудить, пришлось даром воспользоваться. А то начинали: «ничего не знаю», «ничего не видела».

— А какой у тебя дар? — Ника все-таки не выдержала. Ну и ладно, почему бы и не спросить. Должна же она быть в курсе способностей своих коллег.

— Он правду распознает. Живой детектор лжи. — ответил за него Орлов, — в купе с умением обаять и втесаться в доверие, гремучая смесь получается. Кого угодно на откровенный разговор вывести может. Сам не поймешь, как всю подноготную выложишь.

Вот этого еще не хватало, особенно в свете последних событий. Нужно подальше держаться от этого типа. Он хоть и близкий родственник, но, когда тайну знают больше двух, она перестает быть таковой. Надо бы узнать, можно ли блок о неразглашении на конкретные сведения поставить.

Эдик плавно, но решительно привлек невесту к себе за талию, будто показывая, кто именно на нее претендует. Хотя нет, скорее, что она находится под защитой и применение на ней подобных способностей категорически нежелательно.

Энтони проследил за ладонью кузена и еле заметно дернул уголком губ. Затем поднял взгляд выше, столкнувшись с наблюдающей за ним Вероникой и лукаво улыбнулся, сверкнув при это синими радужками. Что бы это означало?

— Работник автоцентра? — Орлов нарушил внезапно повисшую тяжелую паузу.

— Возможно, или просто с любовником сбежала, и ее исчезновение не имеет ничего общего с другими.

— Имеет: две недели до открытия силы. А жених ее что?

— В самому похищении не участвовал, — принялся рассказывать Кирилл, — целый день на работе провел, его уже проверили.

— Выходит, жених и возможный поклонник. У других так же было?

— По предыдущим сходных данных нет. Общее лишь то, что исчезали вне дома или универа, днем, в зонах, где нет никаких камер наблюдения. Видимо, тщательно выбирали.

— Значит так, Кир, собирай информацию на исчезнувших: окружение, интересы, увлечения, контакты, занятия в последние недели. А еще, подготовь списки тех, кого ждет открытие в ближайшие пару месяцев. Поговорю с Олегом, чтобы на прием звонков своего посадил. Новые случаи должны сразу к нам уходить. Нечего гражданским сюда лезть. Мешать только будут да панику нежелательную поднимать. А мы с Никой районы пропажи других девушек проверим. Вряд ли следы остались, но мало ли…

Дальше день прошел в изучении местностей, где жертв видели последний раз. Само собой разумеется, не нашли ровным счетом ничего. При отсутствии конкретных данных искать точное место активации заклинания то же, что и иглу в стоге сена. Да и времени слишком много прошло, остатки его уже давно развеялись, а следы затоптались многочисленными прохожими.

Даже с родственниками всех трех пообщались, совершенно ничего при этом не выяснив. Некто весьма тщательно подготовился…

Глава 6. Неправильный день

День не задался с самого начала. Прежде всего, у Вероники не сработал будильник, а может, попросту не услышала, слишком крепко спав после насыщенного и эмоционального дня. Именно поэтому пришлось собираться со скоростью света, завтракая буквально на бегу. Как назло, сломалась кофемашина, оставив девушку, да и остальных домочадцев, без напитка, в котором утром неимоверно нуждалась. Пометила себе в голове, что неплохо бы обзавестись растворимым на такие ситуации. Вспомнились события прошедшего дня, совершенно не повысив дух. В довершение, видимо из-за чрезмерных скоростей и полусонного состояния, к прочему добавился сломанный ноготь. А вот последний сулил неприятности. Примета так себе, но почему-то именно она в преимущественном большинстве случаев срабатывала.

Вот в таком состоянии, нелюдимом и не сулящем ничего путевого ближайшему окружению, ее и встретил поджидающий у ворот Ян. Привычно молчаливый и серьезный, он быстро пробежался по подопечной придирчивым взглядом, верно оценив ситуацию.

— Кофе?

Кивнула. Вот это поистине знаток своего дела!

Заехав по дороге за драгоценным напитков, телохранитель сунул бумажный стакан в руки нахохлившейся девушке и отвез в Университет. Как и положено, присутствовал на занятиях, отпугивая всех, кого нужно и нет, за исключением, ну разве что самых стойких, и вызывая при этом завистливые, порой даже злые, взгляды однокурсниц. Ника на это лишь хмыкала. Прежде, чем чему-то завидовать, неплохо бы узнать, что за этим стоит. И, готова поспорить, что в ее случае многие бы отказались от такого «счастья».

Хотелось как можно быстрее все выяснить и убедиться, что необходимости в услугах личной охраны, на самом деле, нет. Не то, чтобы мужчина раздражал, скорее, наоборот — наедине был довольно интересным собеседником, весьма образованным и начитанным, много знающим о параллельной реальности. Именно из разговоров с ним Вероника получила много любопытных знаний. В общественных же местах, включая открытые пространства, он моментально становился собранным и внимательным. Настоящий профессионал. Хлопот не доставлял, двигался безмолвной тенью, но, как ни крути, а свободно чувствовать себя в его присутствии не получалось. Хотя, если новая «правда» подтвердится, и однажды выльется каким-то образом в свет, ходить ей с таким «хвостом» до конца своих дней. Пора привыкать. На всякий случай.

Последняя мысль окончательно убила слегка поднявшееся за время лекций настроение. В таком состоянии Ника и шагнула под золотую вывеску, машинально вслушиваясь в шуршание открывающейся двери, да так и окаменела от неожиданности. За стойкой ресепшна сидел симпатичный молодой человек лет так… немного за двадцать. В очках, которые нисколько его не портили, зато добавляли солидности, и строгом костюме. Маг, но не «Глаз».

— Добро пожаловать в детективное агентство Эдор, — тут же подскочил он, — могу я Вам чем-нибудь помочь?

— Хм, думаю да-а-а, — произнесла Вероника, растягивая слова. Она начала догадываться, что произошло. Вот, разве, задело, что работника наняли без нее. Ведь Эд обещал, что вместе будут выбирать. По крайней мере, парень, как и договаривались. — например, пропустить меня в мой кабинет.

— Ой, так Вы и есть Искра? Та самая? — юноша в один прыжок оказался рядом и принялся трясти ладонь Ники, поправляя при этом слетающие с носа очки. — Я так счастлив познакомиться лично. Меня Евгением зовут. Я ваш новый секретарь и помощник. Пока на пару дней, но, надеюсь, останусь и подольше. Во всяком случае, сделаю для этого все от меня зависящее.

Болтун — находка для шпиона. Что ж, он рассказал даже больше, чем Вероника планировала выспросить. Улыбнулась, вежливо кивнула и прошла прямиком к шефу, где застала еще и Энтони. Тот сидел в кресле для посетителей и активно что-то записывал в ежедневник. При появлении девушки вскинул голову, провел пятерней по коротким темным волосам, сверкнул глазами, после чего расплылся в очаровательной улыбке.

Вот что ему надо? Подобное поведение и эти улыбки неимоверно раздражали. А может, попросту не лучшее настроение сказывается.

Поздоровалась сразу с обоими и попросила Эда зайти к ней.

— Я так понимаю, там один их тех самых кандидатов Тони?

— Не кипятись, он на один-два дня. Их всего трое, посмотрим каждого и выберем.

— Ты как ему доверяешь?

— Кому?

— Кузену?

— А почему я не должен этого делать?

— Тебе не кажется странным, что он очень вовремя появился, тут же включился в дело, причем бесплатно, не заключая трудового договора, а теперь еще и человека своего пристраивает?

— Нет, пока он только помогает, но я за ним присмотрю.

— Вчера, кто-то пытался подслушать нас и появились они с Кириллом.

— Это не он. Знаешь же, что на ходу невозможно подобное провернуть, тем более Кир бы заметил.

— Если Кирилл не заодно с ним.

— Не с той ноги встала? — хохотнул Эдик. Привлек к себе невесту, и подхватив, усадил к себе на колени, укутав в кокон своих рук. А Ника и не сопротивлялась. Устроилась поудобнее, с удовольствием уложила голову мужчине на плечо, наслаждаясь родным теплом и постепенно «оттаивая». Какое интересное лекарство, от всех недугов. — Последний слишком долго с нами работает, к тому же повышение грядет, чтобы резко променять наработки стольких лет. Помолчав немного, продолжил.

— Я боюсь, у нас сейчас нет времени на поиски нового сотрудника и просеивание сотни кандидатов. Кроме того, в случае если один из них понравится, я обязательно возьму с него подробнейшие клятвы. Подумаю еще над текстом, чтобы максимально нас обезопасить. Да Лена еще и много дел незавершенными оставила, нам слишком срочно требуется работник.

Вероника понимала, что в словах жениха был смысл, но почему-то идея не нравилась, и она не могла найти этому объяснения. Или это просто личная неприязнь? Хотя очень похоже именно на второй вариант.

— Не дуйся. Кстати, о Елене… И не напрягайся, — он крепче обнял подругу. — мне же нужно было ее допросить. Правда, не удалось. Судя по всему, ее нет в городе.

И увидев удивленное лицо невесты, принялся рассказывать.

Дома ее не нашлось, как и у родителей, которые понятия не имеют, где их дочь, что нахожу странным. Хотя звонила им вчера вечером. Поиск с помощью сим-карты тоже успехов не принес. Скорее всего, телефон выключен. Зато нашли человека, с номера которого Веронике было отправлено сообщение. Мужчина ни коем образом не причастен. Просто в торговом центре к нему подошла девушка и попросила отправить сообщение, дескать телефон разряжен и ей надо передать жениху свое местоположение. Потерялись.

Этой самой девушкой оказалась не кто иная, как близкая подруга Елены — Светлана. Что ж, вполне логично, что секретарша делились с ней душевными проблемами и даже попросила помочь. Правда, последняя напрочь отказывается от того, что знает, где именно ее приятельница. Говорит, поехала зализывать сердечные раны и лечить нервный срыв. Куда — неизвестно, но, скорее всего, за границу, потому и телефон отключен. Новую симку там купила, а номер еще не сообщала.

— И ты веришь в эту историю? — задала вопрос Ника, размышляя над услышанным.

— Нет, чересчур идеально построенная версия событий. Пока поставил ребят присмотреть за ней, а заодно следилки повесил на Ленину квартиру и ее родителей.

— Сестренка, Эда не видела? — в кабинет без стука, широко распахнув дверь, влетел Кирилл. Увидел обнимающуюся парочку, завис как вкопанный и промямлил, — Извините. Но тут… срочно.

Ника вскочила с коленей приглаживая волосы и покраснев, кажется, до самых кончиков ушей. Вот так ситуация! Как же это они так оплошали? Да, конечно, все и так знали об их отношениях, но одно дело быть в курсе или догадываться, другое — застать с поличным, да еще и в рабочее время. Хоро еще просто обнимались.

— Дверь на ключ закрывать желательно, — хохотнув, прошептал теперь уже соучастник. Сам же даже не дернулся, а спокойно развернулся к коллеге.

— Извини. Тут нервный срыв у некоторых надвигается. Сам знаешь, чем нам всем это грозит. — попытался сгладить ситуацию Эдик, на что Кирилл понимающе кивнул. — Что там у тебя?

— Наши машину остановили на въезде на ярмарку. Битком напичкана сигналками, силовыми замками и ограничителями. Боюсь представить, что еще, чего мы не видим. Сопроводительных документов с собой нет, водитель под запретами молчит, содержимое показывать отказывается. Чересчур подозрительно. Спрашивают, что делать.

— Ты как, готова на выезд? — Эдик чуть взволнованно посмотрел на подругу, дождался кивка, и, приобняв за талию, повел на выход. Затем наклонился, провел носом по виску, запуская полчища мурашек по телу и прошептал в ушко, — Надо будет у тети Зины успокоительного чая спросить.

Стоит сказать, что магический мир, сформированный бок о бок с гражданским, в своих традициях не сильно отличался от последнего. За исключением отдельных моментов, конечно же. Да и не мудрено, если все маги выросли, выучились, дружили и даже заводили семьи с простыми людьми.

Как пример — ежегодно устраиваемая, самая обычная ярмарка магических достижений. Хотя больше походила на выставку. Товары там не только представлялись, но и продавались, создатели делились опытом, заключались контракты о сотрудничестве и совместных разработках, приобретались связи, подсматривались идеи, ну и другие, стандартные, сопутствующие подобным мероприятиям, действия.

Длилась экспозиция неделю и сопровождалась массовыми гуляниями. В общем, важное событие «мира посвящённых». Съезжались на нее не только из ближних и дальних городов, но и соседних стран. Участвовать могли все желающие, заранее подавшие заявку и получившие заговоренное приглашение. Единственным условием было — обязательная проверка на входе как самого представителя на принадлежность к соответствующему миру, так и товара. Второе, скорее в целях массовой безопасности. Проверяющие же, для успокоения масс, давали строжайшие клятвы о неразглашении. Ничего сложного, все достаточно четко и прозрачно.

Открытие планировалось как раз на неделе, потому народ уже съезжался, оборудуя стенды, делая завершающие штрихи и готовясь к большим выручкам и радужному будущему.

Вот на въезде на эту выставку грузовик и задержали. Документов нет, как и объяснений, досмотр груза невозможен из-за магических ловушек. Конечно, можно было бы попросту развернуть товарища обратно, но в таких случаях возникает вопрос о безопасности, причем не только ярмарки, но всеобщей. К чему такие тайны?

Проверкой участников занималась, естественно, Канцелярия от лица Совета Старейшин, а потому имела для подобных ситуаций карт бланш. Вопрос, правда, вставал с чего, вдруг, так топорно попались. Правила существуют давно, если и меняются за год, то ненамного, да и всегда прописываются в самом приглашении, то есть сослаться на незнание попросту невозможно.

Вот и теперь Ника с Эдиком обходили грузовой фургон, буквально светившийся и переливающийся таким количеством защитных устройств, что можно было сравнить с мигающей новогодней елкой. Шестое чувство вопило о неправильности происходящего, не трогать грузовик, отправить восвояси. Долг же и обязанности требовали разобраться в странной ситуации здесь и сейчас.

— Сможешь открыть так, чтобы без последствий?

— Сигналок много, как и ловушек, но пока ничего экстраординарного не нахожу.

— Видимые на себя беру, ты остальные. Так быстрее справимся.

Работа пошли, защита слетала. Ника сняла, отодвинула, где-то растянула магические путы, после чего распахнула дверь, чтобы найти внутри… огромный ящик в половину человеческого роста. На этот раз последний был увит неимоверным количеством силовых нитей. Тонкие, словно паутинки, светло-голубые ниточки обвивали объект по кругу, будто клубок. Что же. Система отдаленно напоминала паучьи сети. Не по способу применения, скорее по оказываемому эффекту. Их нельзя было брать горстью, чтобы сместить. После такого можно ожог получить, причем довольно сложно вылечиваемый. Разрезать тоже не следует, не отключив циркулирование по ним энергии. А последнее можно только тем же устройством, что и запустило, иначе велик шанс большого взрыва. Так что, оставалось уже привычными методами, вручную, опускать нить за нитью.

Эдуард стоял рядом, никуда не отходил, но и не отвлекал, зная, как в такие моменты важна концентрация. Правда сильно хмурился, сожалея, что совершенно беспомощен в этой ситуации. Очень хотелось помочь, да вот способностей не имелось. А еще, смотрел на подругу и понимал, какое сокровище ему досталось. Не то, чтобы он этого не знал, просто сейчас наблюдал именно за действием ее дара и осознавал, что о безопасности Искры стоит основательно подумать. Принятых мер может быть недостаточно, а он не может постоянно находиться рядом. Конечно, запереть ее в своем особняке, защищенном как настоящая крепость, было бы самым легким решением, но неправильным. Это как жизни лишить, а ему слишком нравилось наслаждаться ее улыбкой, блестящими глазами и солнцем, которое так любило путаться в медных волосах. А для этого Ника должна по-настоящему жить.

Времени у девушки ушло много, как и нервов. Пора, похоже, молоко требовать за вредную работу. Однако, результат был достигнут.

Пригласили на всякий случай Кирилла, чтобы замок растянул. Мало ли какие еще ловушки там находиться могут. А вот внутри им предстал сундук, при виде которого у Вероники вырвался стон. Да, он был полностью идентичен увиденному ранее на сортировочной станции, и на нем совершенно никаких ограничений. Даже обычных физических замков не имелось. — Это шутка такая? — не выдержала девушка, надеясь, что Эд поймет, что она имела в виду. — Зачем ему так нарываться?

— Не представляю, но открывать буду я.

Кончики его пальцев заискрились, призывая магию, готовясь к ее применению в любой момент, а вокруг пары слоями принялись накладываться многочисленные защитные щиты. Саму Нику маг отодвинул за свою широкую спину. Она, правда, пыталась выглядывать и с нетерпением, покусывая от волнения губы, наблюдала за процессом.

Крышка отлетела, в воздух взлетел маленький бирюзовый шарик, завис в метрах полутора над землей и с хлопком испарился, составляя после себя голубоватый дымок. Да и тот развеялся в считанные секунды.

— Хозяин узнал о вскрытии. — хмуро прокомментировал детектив, после чего заглянул внутрь.

И судя по тому, как напряглись его плечи, а из груди вырвался нечеловеческий злобный рык, нашел нечто, что Веронике явно не понравится.

— Что там? — попыталась прорваться к сундуку, но была остановлена шефом. — Тебе не кажется, что я должна знать? — Продолжала требовать свое.

Эдик глубоко вдохнул, несколько секунд сверлил девушку взглядом. Губы сжаты, желваки ходят ходуном. Размышлял, оценивал ситуацию. Потом сделал шаг в сторону, освобождая проход.

Ника тут же кинулась к сундуку, чтобы найти там… письмо. Протянула руку, подцепила дрожавшими пальчиками белый листок и поднесла к глазам. Хотя, написанное было видно и так, слишком крупный шрифт использовали, чтобы уж наверняка прочитала, просто не верилось и не хотелось верить в содержимое.

«А ты и правда многого стоишь, Искра. Поначалу не был уверен, что сможешь вскрыть «мой вагон». Да и потом почти уверился, учитывая, что он казался нетронутым. Но теперь я точно это знаю.

Я восхищен, поражен, сражен в самое сердце! Скоро увидимся, моя прелесть. Надеюсь на долгосрочное, обязательно взаимовыгодное сотрудничество. Канцелярия нам не помеха.

P.s. И да, моих людей вы взяли, но вряд ли что-либо от них узнаете.

Мои наилучшие пожелания,

Твой верный и искренний поклонник»

Вскинула удивленный взгляд на жениха. Разве что рот не открыла. Выходит, это всего лишь новая проверка способностей. Вот почему водитель буквально нарывался на контроль. Он не был дураком и действовал согласно приказам, а возможно, даже клятвам.

А тот вагон… ей подтвердили, что ее подозрения ненапрасны.

Слова застыли в горле, а в легких исчез воздух. Что значит «скоро увидимся»? На нее опять открывает охоту какой-то псих? А как еще можно назвать типа, который даже не маскирует своих планов. Почувствовал себя всесильным и неуловимым и это ему вскружило голову? Он совершенно ничего не боится и лезет на рожон, в самую гущу, убежденный в своей полной безнаказанности. Хотя, именно сумасшедшие, которым нечего терять и которые берегов не видят, самые опасные. Да хотя бы потому, что думают нестандартно и действуют так же. Вот кто мог ожидать, что он так нагло устроит Нике очередное испытание? Ведь даже не кажется обозленным после того, как его лишили баснословной цифры, конфискуя редкий товар. Наоборот, выглядит весьма воодушевленным.

— За артефактами кто-то явился к поезду? — Вероника повернулась к Эдику.

— Да, сегодня утром. Сначала пришли за обманками, спустя два часа за оригиналами. Арестовали всех четверых. Никто ничего не в состоянии пояснить, у всех блоки.

— Почему не рассказал сразу? Ведь мы давно ждали результатов?

— Не до этого было, еще и вызов.

— Решил начать скрывать от меня информацию?

— Ты стала чересчур подозрительной. — мужчина притянул к себе невесту и крепко обнял, — в нашей работе это даже неплохо, но запомни, у нас давно одинаковые цели. Я бы обязательно тебе рассказал, но после выезда.

— Что теперь с этим делать? — Вероника чувствовала, как по спине ползет колючий страх. Вспомнила, как еще недавно скрывалась от другого чокнутого, желавшего получить великую силу. Еще один? И сколько их будет на ее пути? Всю жизнь прятаться?

— Как и всегда: расследовать и пытаться докопаться до правды. В любом случае, охрану тебе удвою. Чертовы старейшины! Забрал бы к себе, для безопасности, да любое нарушение запрета надолго отложит наше воссоединение, если не отменит его. Защиту твоего дома, конечно же, усилю, но до нужного уровня не сразу дойдем, мне было бы спокойнее, будь ты рядом.

— Иногда приходят в голову мысли, а не запечатать ли магию. Хочу жить как все, не оглядываясь по сторонам.

— Думаешь, тебе позволят, зная кто ты? Ведь силу всегда можно вновь раскрыть. Послушай, — Эдуард взял лицо Вероники в ладони, заставляя смотреть ему в глаза. — Дар, — это послание небес. Раз он дан именно тебе, значит сила знала, что справишься. Не одна. За тобой пойдут многие, да и сейчас готовы. Я готов. — прислонил свой лоб к ее, — Не оставлю одну и не позволю никому приблизиться. Помни об этом. Сделаю все для этого. Верь мне.

Послышался звонок телефона. Орлов вздохнул, выпустил Нику из рук и вытащил из заднего кармана брюк смартфон.

— Еще одна пропажа, — прокомментировал хмуро, возвращая гаджет на место. Едем.

Глава 7. Под контролем

На этот раз Эдуард уселся на заднее сиденье машины рядом с невестой. Он прекрасно понимал, что девушка нуждалась в поддержке, прежде всего, моральной. И так, на взводе, а тут еще это послание.

Конечно, можно было его и не передавать Веронике, даже поначалу возникла такая мысль. Но, как показывает практика, правду лучше не скрывать. Ни о чем не подозревающий человек легче попадает в засаду и неприятную историю. А в их ситуации излишняя осторожность явно не будет лишней.

Ситуация осложнялась. Слишком много задач навалилось, причем, одновременно. Конечно, на первом месте стояло расследование исчезновения девушек. Теперь уже совершенно ясно, что это не просто так, никакое не совпадение, а кем-то тщательно спланированная миссия. Вопрос — в чем именно она заключается, но что бы то ни было, может плохо сказаться на энергетическом балансе Земли, а значит, и всем человечестве.

Затем шла эта чертовка Елена. И пропала та неспроста, и нужно было срочно найти того, кто за ней стоял, науськивал или только помогал, не суть важно. Важно то, что этот некто пытался рассорить их столь успешный тандем и ослабить Канцелярию, что тоже может иметь довольно плачевные последствия.

И была еще одна проблема, причем Эдик сомневался, на какое место по важности ее поставить. Это тот самый неуловимый продавец редчайших артефактов. И дело далеко не в контрабанде. Теперь уже вполне очевидно, он решил заполучить в распоряжение Искру. Вон даже почти экзамены устроил, поверяя возможности, которые его действительно впечатлили. Кончено, она работала не одна. Но и тот тип, разумеется, обладает весьма ценными и редкими ресурсами, раз до сих пор не пойман. Да, ума ему, смекалки, да и наглости не занимать. Это стоило признать.

За что хвататься, неизвестно. Но ни один из этих вопросов Орлов не мог переадресовать своим подчиненным. Придется откладывать остальные и посвятить поискам все свое, и не только рабочее, время. А ведь еще и свадьба на носу, от которой мужчина совершенно не собирался отказываться, а в последние недели обычно больше всего хлопот. Хоть впору Илью к себе подселяй, чтобы время круглые сутки замедлял.

Хмыкнул пришедшей в голову идее и взглянул на Веронику. Она уютно устроилась в нежных объятиях, пригрелась, и уткнулась в сильную грудь. Думала о чем-то своем, а Эд не хотел мешать. Иногда ласково проводил пальцами по волосам и решал, как обезопасить его бесценное сокровище. Спрятать, как прежде, на этот раз не получится. Да и бежать от проблем, значит не решать их, а лишь оттягивать неминуемый приход.

А ведь она сама напугалась. Вон с утра нервная какая была. И дело не в сломанном ногте, и не том, что проспала. Наверняка попросту уснуть долго не могла, обдумывая крутившиеся мысли. Перенервничала.

Ника, конечно, сильная, вон как держится, но опыта еще маловато и кожу еще нарастить надо, впечатлительная слишком. Но это только с годами и практикой приходит. И так вон сколько обязанностей на плечи легло, в то время как остальные ее ровесники гуляют и радуются жизни.

Обнял ее крепче, зарылся носом в медные локоны, вдыхая столь будоражащий аромат луговых цветов, и понимал, что уже не сможет жить без нее. Их сердца уже давно слились в одно большое, и разлучить пару, значит смертельно ранить сразу обоих.

У него не осталось вариантов. Пусть он расшибется в лепешку, но должен сделать ее счастливой, защитить, обеспечить спокойные будни. Эта обязанность лежит именно на нем, ведь он намного старше и опытнее избранницы.

Вероника, видимо, почувствовала что-то, задрала голову, посмотрев на любимого. Мягко улыбнулась и потерлась носом о его подбородок.

— У нас ведь все получится, правда?

— Не сомневайся, у нас другого выхода нет. Мы должны. Ты сильнее, чем предполагаешь, вижу это. И я сейчас не только о моральных качествах. Просто верь в себя и свои чувства.

Машина резко затормозила.

— Приехали, — громко объявил Кирилл.

Ника встрепенулась, приняла вертикальное положение и осмотрелась. Они стояли возле очередного парка.

— Опять? Преступник чрезмерный любитель природы? — не смогла удержаться от шпильки.

— Скорее, ненавистник контроля, — хмыкнул коллега. — А чего удивляешься, сестренка, места подобраны идеально. Никаких камер наблюдения. Плохо отлеживаются и просматриваются. Даже если будет час у входа топтаться, ни у кого подозрения не вызовет, вдруг, свидание. Следы сложно найти, весь же его не прочешешь.

— Да уж. Что там за девушка? — поинтересовался Эдик.

— Василиса Круглова, тоже студентка, на этот раз журфака, отец нейрохирург, мать маркетолог. Тоже ничего особенного. Осталось шестнадцать дней до открытия силы, чуть больше двух недель. Последний раз распрощалась с подругой у входа в парк. Тоже магичка, сила три месяца назад раскрыта. Даже не представляю, где здесь следы искать. Работы — поле непаханое.

— Как давно?

— Как инфа пришла, сразу сообщил. Не думаю, что больше получаса назад. Подруга ей позвонила, так как курсовую, которую брала, отдать забыла. Та не ответила на звонок, дома не оказалась. Слухи уже начали гулять, вот она и всполошилась, родных предупредила, а те в полицию звонить.

— Давай пройдись, может кто из работников и гуляющих что заметил. Мало ли, вдруг старушка какая дотошная здесь каждый день на любимой скамеечке греется. А мы пока пройдёмся, может, Ника что подозрительное обнаружит.

Парочка, держась за руки, чтобы не привлекать излишнего внимания, делая вид, будто на свидании, не имея никакого конкретного направления, двинулась исследовать парковые дорожки.

Ходить пришлось недолго. Минут через десять бесцельных блужданий, Ника резко замерла.

— Стой…

— Что? — Встрепенулся Эдик.

— Погоди. Запах. Чувствуешь его?

— Землей пахнет, травой, сыростью немного, но поблизости прудик. О чем ты? — Орлов пытливо посмотрел на невесту.

— Нет, аромат… странный… словно мороз на улице, если глаза закрыть, сильный. Будто стужа… — девушка закрутилась на месте. — Не для сентября. Слишком тепло.

При этом принялась ходить из стороны в сторону, прислушиваясь к ощущениям, и каждый раз полной грудью вдыхая осенний воздух.

Эдуард сощурился, наблюдая за подругой. Нет, он нисколько не усомнился в ее словах. Просто чересчур много самых разных мыслей и идей посетило голову. А он старался не отвлекать, смотреть, делать выводы и отсеивать неверные.

Вероника принялась метаться по тропинке. Издалека наверняка казалось смешным. Но кому какое дело? Да и людей особо, не было так что, нечего переживать. Вдруг резко затормозила, будто не веря ощущениям, пытаясь впитать их, изучить, потом плавно продолжила движение. Может, Эдик и не понимал, но она шла на запах как настоящая ищейка, сомневаясь даже в самой себе, но доверившись своему восприятию.

Вот, сделала очередной шаг и кожей ощутила льдистые мурашки, пробежавшие по всему телу.

Но этого быть не может. Необычайно теплый сентябрь, да и она одета по погоде. Даже не поверила поначалу. Отступила, уверившись в том, что ощущения пропали, и вернулась на место.

Вновь по телу пробежался ледяной холод, почти раня своими острыми краями. Опустила веки, вдыхая полной грудью, пытаясь запомнить, запечатлеть столь яркий запах. Стало ясно, что она наша то, что искала. Слишком особенный аромат. Настоящей стужи.

Испуганно, а может попросту ошеломленно или чрезмерно возбужденно, посмотрела на жениха.

— Здесь. Точно здесь. Холод, пробивающий до самых костей. Слегка напоминает вчерашний сквер, но намного сильнее. Времени, видимо, прошло гораздо меньше. Даже не спрашивай, откуда я это знаю, не могу объяснить, просто знаю и все. — и впилась в спутника взглядом, в котором плясала надежда, просьба доверять. Она прекрасно понимала, что у нее нет совершенно никаких доказательств, кроме собственных ощущений, но была абсолютно уверена в том, что права.

Эд кивнул, попробовал оттеснить коллегу и молча встал на ее место, но ничего не почувствовал.

— Ты не веришь мне. — констатировала она, вздохнув.

— Верю, — ответил он, продолжая сверлить ее взглядом, — всего лишь думаю. Отойди.

И вновь с его рук сорвались столь знакомые ручейки, изучая следы в пространстве.

— Несколько человек сверху прошли, отпечатки затерли. Ничего не вижу, только размытые тени, кроме последнего. То есть, наши предположения верны?

— Похоже на то. И что теперь делать?

— Продолжать расследовать и молчать. Помни, чего бы это не стоило, как бы не было удобно или хотелось, не должна даже заикнуться о твоей новой возможности никому, включая родителей. — при этом взял ее за плечи, стараясь оказать моральную поддержку.

— Вот вы где, — услышали оба невдалеке и одновременно развернулись.

По тропинке быстрым шагом к ним шел Энтони.

— Ты здесь откуда?

— Вызов пришел. Я же обещал помочь. Был уверен, что обоих здесь найду. Заодно кое-что из оборудования прихватил. — и открыл сумку, в которой был визор, наборы для сбора отпечатков пальцев, остатков ауры, несколько защитных и лечебных артефактов и набор для определения заклинаний.

— А этот почему взял? — Орлов поинтересовался у кузена, изучая содержимое.

— Решил, что может понадобиться. Меня отвели в ваш склад, и я элементарно собрал то, что попалось на глаза.

Хм, любопытное объяснение, учитывая то, что оный артефакт лежал не на виду, как большинство другой аппаратуры, а на верхней полке одного из шкафов, да под замком. Нет, ключа там не было, достаточно повернуть ручку в два оборота, и он открывался. Потому попасться неожиданно на глаза попросту не мог. Но начинать выяснять отношения, означало привлечь к себе внимание. Все-таки, доля случайности, хоть и совсем малая, но была.

— Спросил, потому как только что обсуждали возможное заклятие, Ника увидела необычные блески в воздухе. Но даже не уверена, что это была магия. — так объяснил свой вопрос глава Канцелярии. О совпадении подумает позже, сейчас стоят другие, более важные, задачи.

Выудил аппарат из мешка и выставил его на то самое место, на которое указала Вероника. Но детектор остался невозмутимым. Не дрогнул ни один из сорока восьми кристаллов, даже не блеснул отраженным солнцем.

Эдик взглянул на растерянную подругу и вскинул бровь.

И да, Искра, почти уверилась, что ее слова не восприняли серьезно. Глубоко вздохнула, прикрыла веки, а потом громко произнесла.

— Значит, идея оказалась неверна. А что видела, сама не поняла, и это нечто уже давно рассеялось. Может, кто «фокусы» устраивал, желая поразить, например, девушку, а может, свет странно сыграл.

Сказала и отвернулась. Никто не должен увидеть разочарование на ее лице. Ей точно не поверили, но вот она ничуть не сомневалась в том, что почувствовала. Да только доказательств у нее нет, и никогда не будет…

На обратном пути, уже подходя к машине, Антон потянулся к ручке задней двери, но был тут же остановлен Эдом.

— Разве ты не приехал сюда на своем автомобиле?

— Приехал. — Уголок губ Тони чуть взлетел, а глаза, в которых зажглось таинственное, пламя, стрельнули в Веронику.

— Тогда, думаю, тебе лучше вернуться тем же способом.

— Боишься? — он оторвал взгляд от коллеги и повернулся к кузену.

— Чего? — На лице Орлова не проявилось ни одной эмоции. Спокоен и расслаблен. По крайней мере, производил такое впечатление.

— Не знаю, тебе виднее, — хмыкнул Тони. Казалось, что между мужчинами идет немой диалог, понятный только им двоим. Видимо, однажды, может быть даже много лет назад, между ними что-то произошло и теперь они пытаются этим поддеть друг дружку.

— Ну, раз сам не знаешь, то лучше иди забирать свое транспортное средство. У меня нет времени тебя потом по городу возить. Встретимся в офисе. — голос Эдика звучал холодно и резко, так, что было сразу ясно, возражения не принимаются.

Энтони убрал руку, улыбнулся во все тридцать два зуба и сделал шаг назад. Потом развернулся к девушке, подмигнул ей, и, кинув «скоро увидимся, красавица», удалился. Орлов же, больше не отвлекаясь, открыл дверь, пропустил невесту и вновь уселся рядом.

— Какие-то странные у вас отношения. — не смогла удержаться Вероника.

— Чем странные?

— Вроде и близкие, и в то же время, будто оба соревноваться продолжаете.

— Хм, любопытные наблюдения, что-то в этом есть. Ничего особенного, может, однажды и расскажу.

— Он плохой и ему не стоит верить? — Ника уютно устроилась на груди у любимого.

— Да нет, не плохой, просто… старайся не поддаваться его обаянию.

— Понятно, девушку не поделили.

— Что-то в этом духе.

— Не боишься же, что я на него перекинусь?

— Не боюсь. Тогда все иначе было. Мне просто не нравится, когда к тебе кто-то еще приближается, а ведь еще даже моей не стала. — и крепче притянул к себе невесту.

— Я уже давно твоя. И часто моральное важнее физического. Наверное, у вас с той девушкой не было настолько серьёзно.

— Тебе никто не говорил, что ты слишком мудрая для своих лет? — хмыкнул Эд. — Скорее всего. Тогда юношеский максимализм играл, серединок не было, сплошные крайности.

— А знаешь, — хихикнула Ника, — я благодарна Антону.

— За что?

— За то, что увел ее у тебя. Женился бы тогда, в пылу того самого максимализма, и мне бы не достался.

Эдик громко рассмеялся, обняв подругу еще сильнее.

— Ну, если так смотреть на этот вопрос, то, наверное, ты права. Поблагодарим его вместе.

Тему неизвестного заклинания никто из них принципиально не поднимал, даже не заговорив о случившемся, да и вообще, о деле. Ведь с ними находился один посторонний человек — Кирилл. И пусть он вел машину молча, делая вид, что ничего не слышит, но тайны на то и существуют, чтобы ревностно охраняться.

А вот в офисе компанию ждал необычный и, стоит заметить, весьма неприятный сюрприз. Выглядел он как высокий худой мужчина лет сорока в строгом костюме и очках. Он сидел в кресле и нетерпеливо постукивал пальцами по лежащему на коленях портфелю.

— Безобразие, — вспыхнул он, стоило коллегам шагнуть внутрь. При этом слова выговаривал с явным акцентом, — никакой организации, бардак, даже секретаря нет. — Ника тут же пробежалась взглядом по приемной, не обнаружив Евгения. Надо бы узнать, куда он запропастился. — Начальства тоже нет, никого нет. Не удивляюсь, что до сих пор пропавших девушек найти не смогли.

— Извините, а вы кто?

— Меня зовут Август. Я из Риона*. Наши старейшины обеспокоены пропажей магичек накануне открытия силы. Четверо — уже действительно серьезно, — и как только так быстро до них информация дошла? — Это слишком подозрительно и способно плохо сказаться на энергетическом балансе мира. Наши граждане также весьма встревожены. Я направлен вам в помощь и для контроля. Буду присутствовать на всех выездах, допросах и других следственных мероприятиях. Отчеты о ходе расследования будут направляться ежедневно в оба города. Вот копия письменного соглашения между нашими Советами, а вот для вас распоряжение из Магора. — протянул Эдику два белых конверта.

(* авт. Рион — так называется еще один город в параллельной реальности, где восседают старейшины другой подотчетной зоны. Напомню, всего в мире их девять.)

Орлов проверил магическую печать, вскрыл ее и быстро забегал глазами по строчкам, хмурясь сильнее с каждой секундой.

Этого еще не хватало, чтобы за ними хвостом следовал посторонний тип. Тем более, судя по всему, в раскрытии преступления помогут именно недавно выявленные способности, о которых не должна узнать ни одна живая душа. И что делать в такой ситуации, непонятно.

— Я буду здесь до самого разрешения проблемы. Вам запрещено куда-либо отлучаться без моего ведома. Отпуска, кстати, — тут он ехидно ухмыльнулся, — у вас отменяются. Ну, разве что, разберетесь с инцидентом ДО этой даты.

— Разве же можно расследовать дело, в котором совершенно никаких данных за такой короткий промежуток времени? — Не выдержал молчавший до этого и пытавшийся слиться с раскидистым цветком в горшке Кирилл.

— У вас же сама Искра Дракона работает, — сарказм в голосе мужчина скрыть не смог, — если постарается, быстренько преступников найдет.

— Я учусь, а здесь на полставки работаю.

— Милочка, у Искры не может быть полставки. Теперь ваша жизнь посвящена служению народу, который в настоящий момент требует быстрого урегулирования неприятной и весьма опасной ситуации. За Вашим, якобы даром, я тоже, кстати, обязан понаблюдать. Проверить, является ли он таковым.

Конечно, «фокусы» Вероника ему запросто устроит, коли очень хочет. Только вот вопрос, с какой стати она должна что-то кому-то доказывать? Это ее дело, не хотят — пусть не верят, их проблемы и надежды. Она ни на что, кроме спокойной счастливой жизни не претендует.

Или может, еще и мировое турне организовать, «шоу» с демонстрацией способностей? Чего мелочиться-то! А что, неплохая идея, так еще и денег собрать можно. Почувствовала, как Эдик сжал ее ладонь, подавая знак и приводя в чувства. Мысленно поблагодарила его за это.

С большим трудом подавила переполняющее нутро раздражение, даже успокаивающую волну по телу пустить пришлось, и после этого произнесла.

— У нас свадьба через неделю.

— Боюсь, ее тоже не будет до положительного разрешения ситуации. Распоряжение старейшин. Чтобы не думали о постороннем, а посвятили все свое свободное время действительно важному делу.

— Что?

Глава 8. Кто же прав?

Утром следующего дня Дворец Совета огласили громкие шаги. Они гулко отражались от каменных стен, а эхо разносило звук по самым потаенным уголкам этажа. В пустых коридорах, украшенных античной лепниной и искусными фресками, заставленных мебелью, наверняка представляющей историческую ценность, не было ни души. Даже не видно никого из стражи. Хотя, в ней, в принципе, не было необходимости, учитывая уровень охранной магии и наложенных на здание самых разнообразных, включая сложнейшие, защитных слоев.

Обычно Веронике нравилось смотреть по сторонам, подмечать особенности всех этих предметов, изучать выражения лиц знаменитых людей, изображенных на картинах, украшающих стены, заодно пытаться разобраться кому принадлежит та или иная магия, которой закупорены окна, шкафы, да и сами двери. Но не сегодня. Чрезмерное напряжение не позволяло расслабиться, как и думать о чем-либо еще, кроме мучившей ее, да и не только, проблемы.

Эдик плотно сжимал ладошку Ники в своей большой и практически тащил за собой. Нет, она не передумала являться в Совет, ведь надо выяснить все и сразу, расставить точки на «i». Просто кровь так и продолжала бурлить, разливаясь по венам жидкой лавой, ничуть не успокоившись ни за вечер, ни, тем более, за ночь, когда все мысли как раз предпочитают активироваться. Встала она из-за этого уставшая, злая, да еще и сама на себя не похожая.

Хотя последнее не было плохо, скорее напротив. Решила, что хватит ей быть милой и доброй со всеми. Пора уже позаботиться о себе и о своем будущем. Если понадобится, будет вырывать его зубами. Позволь она сейчас старейшинам взять верх, что будет дальше? Придется всю жизнь провести с опущенной головой и ждать «великого дозволения» других людей, не имеющих к ней никакого отношения?

Да, они были высшим судебным и законодательным органом и, по идее, она обязана подчиняться любым их решениям. Да только она тоже не простая магичка. Она Искра, с мнением которой должны считаться.

Работать на благо общества? Да не проблема, но сотрудничество никогда не бывает односторонним. Она готова отдавать, но лишь получая что-то взамен. Хотят быстрого расследования дела? Она с радостью приложит все силы, но для этого Совету тоже придется постараться. Для начала, выполнить данное ранее слово и вернуть ей право на счастье.

Утром, сидя перед зеркалом, рассматривала свои серые глаза, блестевшие подозрительными белесыми сполохами. Сама не ожидала, но смотрелось довольно устрашающе. Ярко накрасилась, собрала медные локоны в высокий хвост, одела туфли на каблуке и кожаную куртку. Готовилась, почти как на битву. Да, сегодня ей хотелось показать воинственный настрой, а не выглядеть пай-девочки. Хотя чего уж греха таить, таким способом она пыталась поддержать свой образ, чтобы каждый штрих ей напоминал об изначальных целях и не позволял скатиться в бездну паники.

Даже Источник силы проведала, попросила о поддержке и помощи, если таковая понадобится.

— Мы к старейшинам, — Заявил Орлов секретарю, когда они оказались на месте.

— Так день не приёмный, приходите завтра. — отозвался тот.

— Ты знаешь, кто я такой? — Эдуарда задал вопрос таким тоном, что мог заморозить кого угодно несмотря на огонь, плескавшийся в глазах. Хотя чего уж там, кажется, его и самого настолько переполняли эмоции, что, даже владея ими обычно в совершенстве, он еле сдерживался, дабы не сорваться.

— Кто ж не знает главу Охранной Канцелярии? — искренне удивился парнишка.

— Отлично. Тогда должен быть и в курсе того, что на меня приемные часы не распространяются. У нас давно договоренность, что по важным вопросам меня принимают в любое время. Так что, сейчас ты идешь в зал и докладываешь обо мне. Не спрашиваешь, примут ли, — шагнул ближе к бедолаге, неожиданно часто заморгавшему, — а предупреждаешь, что я здесь и жду аудиенцию. Или мне самому пройти… уведомить? — при этом задрал левую бровь.

— Не нужно, я предупрежу, — промямлил секретарь и скрылся за дубовой дверью.

«Да, такую точно не пробьешь ни физически, ни магией. — подумала Вероника, — Вон сколько на ней всяких защитных чар навешено.»

Молодого человека не было несколько минут. Чего только за это время Ника не успел себе надумать. Даже то, что старейшины испугались. Смешно, конечно, но на какую только ерунду воспаленный ум не способен.

— Проходите, — услышала она и шагнула следом за Эдиком, будто в логово диких зверей…

Вероника вновь оказалась в столь знакомом ей помещении: высокие потолки, барельефы, фрески, портреты знаменитых магов. Все было аккуратно подобрано для создания атмосферы власти, мощи и почтения.

В центре полукругом на стульях с высокими спинками, обитых красным бархатом и украшенных золотой лепниной, восседали одиннадцать членов консилиума. Как всегда, одеты в одинаковые широкие белые брюки и такие же рубахи, подпоясанные плетенными кожаными ремнями. На груди у каждого из них висел массивный медальон из светлого металла, с изображением глаза внутри девятиконечной звезды — метка старейшин. Последние под яркими утренними лучами солнца, проникающими в огромные окна, поблескивали серебряными бликами, что делало символ еще более важным и волшебным.

Был еще один отличительный знак старейшин, видимый, правда, лишь одной Веронике. Вокруг каждого из них виднелось защитное поле, по цвету соответствующее магии человека. Не так давно и у Искры, как только она была представлена официально, появилось подобное, дико ее раздражающее «облако». Да просто потому, что каждый раз, когда она «включала» свои способности, видела тот самый белесый туман, размывающий остальные изображения. Но лучше так. Конечно, полной защиты это не давало. От физического воздействия, например, защищало совсем плохо, но зато справлялось со средней силы магическим и уже совсем не приходилось думать о мелких неприятностях.

Напротив стояли еще два стула, на этот раз пустых, для посетителей, в которых гости и устроились.

Ника привычно пробежалась взглядом по присутствующим, проконтролировав наличие всех членов Совета. Так как ей так никто и не соизволил представиться, продолжала называть их по цветам. На самом деле, она не так давно выяснила, что имена не афишировались специально, чтобы у граждан или просящих не возникало никаких персональных привязанностей и ассоциаций, лишь общее впечатление о Совете, как едином целом, никоем безликом органе. Нашла, как и прежде, желтого, светло-зеленого, синего, фиолетового, бежевого, бордового, коричневого, охру, бирюзового, темно-розовую женщину и вместо прежнего лилового — насыщенного серого.

Внимательно посмотрела на последнего, также тщательно изучавшего Искру. Среднего возраста, как и большинство из них, точно за сорок, но меньше пятидесяти. Подтянутый, спортивного телосложения, с очень пристальным въедливым взглядом. Сразу видно, еще новенький, который старательно пытался разобраться в тонкостях своей работы. Остается только надеяться, что окажется честнее «лилового» Дмитрия.

— Что же такого срочного вас привело к нам? — чуть раздраженно поинтересовался бордовый.

— Ваше решение, — совершенно спокойно отозвался Эдик, будто и не касалось его вовсе.

— Какое из? — вступил бирюзовый.

— Для начала, по поводу Августа. Хотелось бы разобраться, с каких это пор я должен подчиняться магическому Совету другого города.

— Вы не должны ему подчиняться, — попытался ответить зеленый, — просто наши коллеги весьма обеспокоены и желают знать, как проходит расследование. Потому мы договорились о ежедневном отчете о его ходе. Дело действительно важное, не требующее отлагательств, лишь переброса на его разрешение всех имеющихся сил. И понять их волнение вполне можно, как и наше.

— Любопытно, только вот в вашем письменном распоряжении указано обратное.

— Не обращай на него внимания — это уже фиолетовый, — оно, скорее для успокоения наших коллег.

— Забавно. То есть вы теперь раздаете указы и обещания направо и налево, ставите на документах подписи, не думая о последствиях и как это может сказаться на мире? Не кажется ли вам такое поведение слишком легким отношением к закону?

— Что ты себе позволяешь? — на этот раз синий. Ох, как его, однако задело-то.

— А то и позволяю, что я наделен властью контролировать соблюдение вами закона и порядка, и сейчас наблюдаю халатное отношение к вашим обязанностям. — по залу прошлись возгласы возмущения, но Орлов сделал вид, что не слышит их. — Говорите, для вида и отвода глаз, но в письме четко указано выполнение всех распоряжений человека, представившего его. То есть вы передали ему в руки все карты для победы в потенциальном споре. А Август требует не только отчета, но и присутствия на любых следственных мероприятиях по делу, пока только одному, и полное ему подчинение. Даже непродолжительное отлучение из офиса возможно лишь с его разрешения. Кстати, еще и запрет Веронике выставил на продолжение обучения до окончания расследования.

— А, так ты из-за невесты взбеленился? Ну ничего, потерпит, сейчас важнее дело. — Это уже коричневый.

— Отрицать не буду, за нее я тоже сильно волнуюсь. Только что же, мы теперь в средние века скатываемся, когда оное занятие, особенно для женщин, не признавалось необходимым? А еще решили по щелчку пальцев только потому, что кто-то пожелал, нарушать закон, не спрашивая согласия сотрудника, менять условия его работы?

Сделал минутную паузу, дав присутствующим возможность осознать услышанное, и продолжил.

— Так вот, у меня возникает ряд вопросов. Подчинение Августу означает, что вы поставили никому не известного представителя Риона, не имеющего к нам никакого отношения, выше вас самих, ведь я даже вам не подчиняюсь, и глава Охранной Канцелярии изначально создавался равным Старейшинам. И если вспомнить, Александр, основатель обеих структур был рожден именно на нашей территории, а не на их. Во-вторых, вы ему предоставляете доступ ко всем нашим тайнам, потому как лишили меня права ограничивать его допуск, полностью связав мне руки. Помимо прочего, он желает получить доказательства наличия Искры. То есть, выказывает полное и ничем не завуалированное недоверие Совету Магора, его слову. Вашему слову. И вы это стерпели? Плевок в лицо? Серьезно?

Пробежался взглядом по старейшинам, удостоверившись, что и этой части вняли.

— И третье, самое главное, у нас слишком много других таких же, требующих срочного внимания дел, которые он пытается приостановить, подставляя Наш Мир и Магор под опасность. Ему все равно, хотя нет, не так: ему, возможно, это даже выгодно, учитывая давнее противостояние и конкуренцию между нашими городами. То есть, дав этому человеку столь широкие полномочия, вы поставили Рион выше Магора, нарушив таким образом исторический договор о разделении зон влияния между магическими городами. И уже только это дает мне законный повод распустить Совет, как не оправдавший доверия, и организовать новые выборы.

Старейшины молчали, сосредоточенно обдумывая сказанное, будто ни один из них даже не подумал о подобных последствиях, что уже само по себе весьма странно. Ведь абы кого на эту должность не допускают. Претенденты тщательно выбираются. Изучается их послужной список, даже репутация, образование. Приветствуются благотворительность и уважение у граждан, не говоря о магии и личных способностях. То есть, вынимается буквально вся подноготная, а значит, плохо соображающий маг или не дающий отчета своим действиям, изначально не может оказаться на столь важной позиции. И ладно бы один или два, так ведь, за принятие решения проголосовать должно большинство.

— Однако проблема здесь в другом. — продолжал Эдик, а Ника поражалась его выдержке и самообладанию. Это же надо, построить такую логическую цепочку, выслушать наезды и при этом остаться абсолютно невозмутимым. — Даже если я это сделаю, мне придется выполнять ваши распоряжения, по сути, предоставить этому неизвестному лицу всю информацию, включая секретную. То есть можно сказать, Рион выиграл, причем чрезвычайно легко, без битвы, и скоро Магор миру попросту не понадобится.

— И еще один вопрос, — на этот раз, не давая опомниться, продолжила Вероника. — А с каких это пор Совет, который всегда был знаменит своей справедливостью, начал брать свои слова обратно?

Да, здесь она явно погорячилась, но ничего не смогла с собой поделать. Жесткие фразы вырвались раньше, чем она успела подумать. Над выдержкой ей еще стоит поработать.

— Да что ты себе позволяешь, девчонка? — Бежевый, вопреки цвету магии, залился краской, превращаясь в пунцового. Хотя только щеками.

— Правду. — но отступать Вероника не собиралась, ведь это было равносильно проявлению слабости, за которую тут же, словно коршуны, обязательно зацепятся. А значит, оставалось лишь продолжить уже выбранный путь. — Изначально вы выдали нам запрет на бракосочетание, отложив его на четыре месяца до моего магического совершеннолетия. Это после того, как мне открыли силу, фактически признав дееспособной. Но мы согласились подождать, учитывая нормы закона и понимая, почему вам понадобилась эта отсрочка. И что теперь? Вы отменяете наши отпуска, хотя тут все предельно понятно, сами бы не уехали, но и вновь откладываете нашу свадьбу, и на этот раз на неопределенный срок.

— Ничего, потерпишь. Сейчас дела поважнее. — коричневый голос подал. Как же захотелось смыть с его лица нарисовавшуюся наглую ухмылочку.

— Это вы решили? Серьезно? Меня спросить не забыли? Пытаетесь заставить за неделю расследовать преступление, когда еще совсем недавно, до начала новых выборов, — при этом покосилась на серого, — уговаривали, несмотря на возраст, стать одной из старейшин, которые к расследованиям отношения не имеют?

— То совсем другое, ты же не стала одной из нас, выбрала другой путь.

— Верно. Медленный и постепенный. Обучение, как праву, так и делу. Так вы меня и этого лишаете. При этом заставляете осуществить невозможное. По сути, пытаетесь найти козла отпущения и повесить ответственность на меня, умывая при этом руки? Я вас правильно поняла?

Эдик сидел рядом с невозмутимым видом и пока не торопился вступать в разговор. Лишь внимательно наблюдал за старейшинами и их реакцией. Было заметно, что он усиленно что-то обдумывает, но пока делиться не собирается.

— Как ты смеешь, малявка, обвинять нас в чем-либо? — на этот раз высказался бирюзовый.

— А вот и имею, учитывая, что я — искра Дракона. Вы не можете мне приказывать, я вне вашего закона. Это тоже в нем прописано. Тем более, за меня решать мою жизнь.

Бурлящая до этого кровь, наполненная злостью и замедленная с таким трудом, вновь набрала высокие скорости, впрыскивая еще и адреналин. Не очень хороший советчик, но Нике в тот момент стало все равно. Даже попыталась волну успокаивающую запустить, но поняла, что для нее необходима концентрация, которую в имеющихся условиях достичь попросту невозможно.

— Ситуация такова, что все силы следует бросить на расследование.

— А чем вам наша свадьба-то мешает? Тем более, проводиться будет в субботу, то есть, в наши законные официальные выходные дни.

— Чтобы не отвлекались на ерунду, а занимались делом. — синий.

— Боюсь, здесь вы здорово просчитались. Я не раба, не робот, чтобы работать по указке, да и необходимых знаний, как и опыта для этого пока маловато. К тому же, вашими стараниями, у меня настолько сильный стресс, что потоки больше не вижу. Да я и не печалюсь. Не нужна она мне, когда все на меня смотрят только как на дойную корову, как бы поиметь с нее молока, и желательно при этом не кормить. Если так, то мне выгоднее закупорить энергетический центр.

— Мы прекрасно осведомлены о твоих возможностях, так что ни один из нас не согласится на закупорку. Слишком нам полезна.

— Новое принуждение? Лишаете права выбора? Очередное нарушение закона? — хмыкнула девушка и внутри неожиданно лопнула струна напряжения.

Тело расслабилось, как и нервы. Она вдруг внезапно поняла, что сделать ей никто ничего не может. Все, что могли, они уже осуществили, а сейчас только покрикивают, осознав свою ошибку, и то, что не могут ничего изменить.

— То есть о возможностях знаете, но перед Рионом отстоять не смогли, или попросту не захотели? Решили одну кинуть на амбразуру и посмотреть, справлюсь ли? А вообще, так, для информации, мне ваше согласие не нужно. Я сама совершенно спокойно закупорю мой силовой центр.

— Не сможешь…

— Это вы, кажется, так до сих пор и не поняли уровень моих возможностей.

— Что ж, тогда ты точно не сможешь сочетаться браком с Эдиком, — фиолетовый самодовольно улыбнулся, считая, что уж этот-то аргумент вразумит строптивую девчонку. — мы вообще могли не выдавать вам такого разрешения.

— Вот как? И при этом рассчитывали на сотрудничество? А теперь, аннулировав свое решение, пытаетесь меня этим напугать? Так отбоялась, отревелась, отболела. Вы уже отменили нашу свадьбу. Вот только придется рассылать трёмстам приглашенным объяснения: дескать торжество не состоится, потому как Совет решил забрать свое обещание. Я совершенно не планирую брать на себя ответственность за аннулирование церемонии, так что, буду рассказывать, как есть. Этого запретить вы не сможете. Любопытно, каково будет после этого мнение о старейшинах. Да, еще и официальное объявление дам в местной газете о том же самом. На брачующихся же весь город собирался смотреть прийти. Пусть заранее знают.

— Угрожаешь?

— Констатирую факт. В любом случае, не позволю обращаться со мной как с бесхозным инструментом, кинутым в пыльный чулан. Когда надо — вспомнили, включили, заставили работать.

— Но как же так получилось? — послышался тихий голос розовой.

— Вот, как раз это меня и интересует. — На этот раз Эд попытался вернуть всеобщее внимание себе. — Мне с трудом верится в то, что сразу все одновременно потеряли способность мыслить здраво. Вы простите, но больше напоминает некое воздействие. Поэтому хотелось бы точно знать, что именно произошло и как прошли переговоры.

— Ты на что намекаешь, мальчишка? — чуть ли не закричал тот, что охровый. Судя по многочисленным морщинкам на лице, самый старший, но возраст вовсе не означает мудрость, — Как смеешь говорить нечто подобное? Хочешь сказать, мы неспособны определить правду от лжи?

— Начнем с того, что я равен вам как в правах, так и в полномочиях, — казалось, Орлов даже не отреагировал на выпад, — во-вторых, если вы сейчас подтвердите, что при заключении того соглашения действительно находились в здравом рассудке, поставив себя, да и целиком Магор в ужасно неудобное положение, мне и правда придется воспользоваться своим правом на расформирование Совета как не заслуживающего доверия.

— От них сначала пришло письмо. — желтый, похоже, сильно засомневался в происходящем, судя по напряженному лицу, сведенным бровям и плотно сжатым губам. — Потом приехал Август, как раз сегодня утром, уже лично с требованиями, в том числе заключить договоры. Тогда же они и были подписаны.

— В конверте было что-нибудь странное? Необычный рисунок, например, предмет, порошок, может Август какой артефакт из кармана доставал?

— Мы бы заметили. Тем более у нас защита стоит, маловероятно что-то оказало влияние.

— Так было или нет?

— Не заметили.

— Постарайтесь вспомнить все в мельчайших подробностях. Если что-то всплывет, сообщите сразу. Судя по всему, у нас добавилось еще одно дело. Ведь воздействие на старейшин считается одним из тяжелейших преступлений. Теперь нужно понять, как быть с изданным распоряжением и подписанным договором. Нельзя подставляться и раскрываться перед конкурентами.

— А ведь они правы, — глубоко вздохнул тот, что бордовый. — Сейчас, размышляя, понимаю, что решения были странными и неверными, но на тот момент казались единственными возможными. Ника, а можешь проверить нас на воздействие?

— Так, если оно и было, то следы уже ушли, слишком много времени прошло. Конверт показать можете?

Рядом почти мгновенно материализовался белый пакет с теснённой печатью и изображением непонятного герба. Вероника, осмотрев со всех сторон и не найдя ничего подозрительного, открыла его и вытянула письмо. А вот оно…

— Ох ты ж! — не смогла удержаться, наверное, даже глаза округлились, а брови полезли на лоб. Каждая буква пестрила алыми сполохами, перемигиваясь вкраплениями темно-зеленых звездочек. — Читать даже начинать не буду. И вы все его видели?

— Конечно, это обязательная процедура, каждый старейшина должен лично ознакомиться с содержанием и принять собственное решение. Но ведь корреспонденция проверяется артефактами!

— Может не теми артефактами пользовались. Я его забираю, в лабораторию на исследование отдам.

— Но…

— Под клятву о неразглашении и с грифом секретно, все понимаю. — Орлов тут же начал распоряжаться. — О нашем разговоре не должна узнать ни одна живая душа. Августа арестовать не можем, вину его, в любом случае, не докажем, он же, вроде как, позже явился. С Рионом связываться тоже не следует, пока не поймем, что это за ерунда. Нам еще международного скандала не хватало. Надо только придумать, как действие договора приостановить.

— Вы тут погуляйте пока по городу, а мы покумекаем, как никак сами напортачили, будем разгребать. Заодно защиту обновим. Как что-то решим, с вами свяжемся.

— А свадьба? — Ника не выдержала…

— Да будет тебе свадьба, Искра. — снова бордовый. Вот так за всех ответил? Ну да, он же у них вроде как за главного. — Но на отпуск не рассчитывайте. Слишком серьезные события вокруг разворачиваются…

Глава 9. Прогулка

Ну что же зря времени пропадать? Дел особых на этот день в Магоре, кроме встречи со старейшинами, конечно же, не планировалось, уезжать пока не советовали. Видимо, для оперативности связи. Даже из здания совета выходили под куполом невидимости в сопровождении желтого старейшины Игоря, дабы системы безопасности не сработали, и никто не понял, что «гости» были, ведь новое дело приобретало статус «Секретно».

— Устроим себе выходной, вернее несколько часов отгула, — уже когда отошли на значительное расстояние и сняли купол, предложил Эдуард. При этом обворожительно улыбнулся спутнице, отчего на его щеках вновь проявились ямочки, так сводящие Нику с ума. Подхватил маленькую ладошку и ни слова не говоря потащил ее за собой.

О да! Сердце затрепыхалось пойманной птицей, когда Вероника поняла, куда ее ведет суженый. Парк Грез. А ведь она там так и не была с тех самых пор, когда на них напали тени. И нет не потому, что боялась, времени как-то не было. Приезжала всегда по делам. Порой, когда появлялась возможность, заскакивала к Марише. А так, чтобы с Эдом… Хотя сама неоднократно думала об этом и даже мечтала, уж слишком место располагало к романтике. Но и сама не понимала, почему ни разу не завела об этом разговор. Вряд ли бы жених ей смог отказать, уж в такой малости…

А посмотреть там действительно было на что. Да и не просто так он являлся излюбленным местом прогулок для парочек, самой настоящей местной достопримечательностью. Попадались даже туристы из дальних стран.

Изобиловал он диковинными растениями, цветами, и даже насекомыми, собранными со всего света, причем не одного. И не только это, сами системы тропинок, ручейков, клумб, фонтанов представляли собой истинное произведение искусства. Пляшущие цветы, флуоресцентные бабочки со стрекозами, мостики, витые из корней деревьев, располагающихся на противоположных берегах ручьев, водопадики, гроты попросту поражали воображение. Чего только стоили увитые цветами беседки, устроенные прямо в кронах широких деревьев, так и манившие уединиться.

Солнце все еще весело улыбалось, пригревая и отражаясь яркими сполохами в воде ближайшего пруда.

— Покатаемся? — предложил Эдик и, дождавшись ответного кивка, двинулся в сторону небольшой пристани. Забрался в одну из лодок, сунув монету смотрителю, и помог забраться подруге. Снял курту, кинув на банку рядом с собой, взял в руки весла и принялся грести.

А Ника поймала себя на мысли, что без стеснения разглядывает, как упругие мышцы мужчины перекатываются под тонкой тканью и без того узкой футболки. И действо это было настолько привлекательным, что перед ним потерялись даже танцующие кувшинки.

В памяти всплыл тот случай, когда пара встретились у двери в спальню Эда. Он был только после душа с еще мокрыми волосами, с которых падали мелкие капли воды на широкую неприкрытую грудь. Они прокладывали влажные дорожки, путь которых так и тянуло повторить пальчиком. Определенно не отказалась бы сейчас от подобного зрелища, да и не только зрелища.

Перевела взгляд выше, увидев хитрую улыбку. Прямо дежавю какое-то. Заметил. Щеки стали пунцовыми, а по телу прошла огненная волна. Вероника резко отвернулась, делая вид, что выискивает в глубине цветные сполохи светящихся рыбок, коими был богат этот пруд, и попыталась избавиться от чересчур навязчивых мыслей, но долго не выдержала. Вновь посмотрела на жениха, так и не сводившего с подруги глаз, наблюдавшего за каждой ее эмоцией. А взгляд…

Кажется, именно он заставлял кровь бурлить, разбегаться по венам с бешеной скоростью, биться сердце чаще, как и дышать. И не было сил отвернуться, даже оторваться, выбраться из этих черных, как ночь омутов, опускаясь на самое их дно, с каждой секундой все глубже. И никакой возможности на спасение, да и желания тоже. Весь мир перестал существовать, сузившись до маленькой прогулочной лодки. Даже звуки, и те остались где-то там, снаружи, далеко.

Молчаливый диалог, говорящий больше, чем все слова мира, который ни один из них двоих не торопился разрывать.

Неожиданный удар мгновенно вернул пару в реальность, а лодка стала накреняться…

Перед глазами завертелось, закружилось, послышался всплеск воды, но Ника так и не успела намокнуть. Да просто потому, что была подхвачена сильными руками, прижавшими ее к груди, в которой бешено колотилось сердце.

— Упс, кажется, немного отвлекся, — услышала над ухом, а затем и смешок. Только после этого распахнула глаза, которые крепко зажмурила в самом начале, сильно испугавшись.

Эдик стоял почти по пояс в воде, но возле самого берега, держа подругу на весу. Рядом с декоративными валунами плавала перевернутая лодка.

И это все? То есть, попросту врезались в камень, даже не заметив, как оказались у самого края пруда? Подняла голову, чтобы столкнуться с карими глазами, полными пляшущих смешинок.

— Вы что творите? — услышали грозный голос приближающегося смотрителя. Я же кричал, вы что, не слышали?

— Сейчас все поправим, забылись, — широко улыбнулся Орлов и поставил спутницу на твердую землю. Сам развернулся, вскинул руки, от которых потекли светло-рыжие ручейки вперемешку с огненного цвета искрами, поднимая и переворачивая посудину. Вернул ее на воду и подтолкнули в сторону пристани.

— Вот куртку жалко, утонула, — вздохнул маг, хотя расстроенным не выглядел, скорее, будто случившееся его неимоверно забавляло.

— Давай я попробую, — предложила Вероника, — как-никак моя магия.

При этом пустила потоки в темную гладь пруда, в мельчайших подробностях представляя потерянный предмет. О да, кажется, она помнила каждую, даже самую незначительную его деталь. Дальше уже сама стихия направила на «инородное тело», позволяя найти его в считанные секунды и выкинуть на поверхность.

— Вот те на! — ахнул смотритель. — Сила есть, да еще какая! А ума не надо? Надоели мне эти влюбленные, ничего вокруг себя не замечают.

— Бывает иногда, — хохотнул Орлов, доставая куртку и выбираясь на берег. — Извините, больше не будем. — при этом обворожительно улыбнулся.

Мужчина лишь хмыкнул, и, махнув на пару рукой, развернулся и отправился на свое место. Детектив же принялся высушивать джинсы.

— Эх, с курткой, жаль, такое не получится. Огнем кожу сожгу.

— Дай мне, — Ника выхватила мокрую одежду и вновь призвала магию, вытягивая наружу влагу, которая, слушаясь хозяйку, словно ручное домашнее животное, тонкими струйками потекла прямо на траву. — На, одевай. Не хватало еще, чтобы ты на свадьбу с простудой явился.

— Вот так-так! Это когда это ты такому научилась?

— Учителя хорошие. — подмигнула девушка, и отвернувшись, направилась к тропинке.

— Попалась! — почувствовала, как ее снова подхватили на руки. — Теперь придется рассказать все подробности о своих учителях. Надеюсь, они не мужского пола? Ну или, по крайней мере, старые.

Эд хохотнул, вот уж кто явно пребывал в отличном настроении, хищно улыбнулся и чуть ли не бегом отправился к широченному дереву, в кроне которого виднелась беседка, украшенная крупными желтыми цветами. Взбежал по лестнице и посадил подругу на резной столик, красовавшийся в самом центре. Запустил пальцы в длинные волосы, заставляя откинуть голову, и впился жадным поцелуем в мягкие податливые губы. Он упивался ее эмоциями и дарил ответные, слушая, как два сердца бьются в унисон, наслаждаясь близостью и, наконец-то, уединением. Уж слишком последнее время ограничили их нахождение друг с другом, да еще и контролировать пытались, оставляя их одних на совсем непродолжительное время.

Первым прервался маг. Взял в ладони лицо невесты, приложив свой лоб к ее и тяжело дыша. По спине Вероники пробежал нежеланный колючий холод, на что она недовольно хныкнула и попыталась притянуть мужчину обратно.

— Потерпи, маленькая моя. Уже совсем немного осталось. — детектив уложил ее голову к себе на грудь, из которой сердце так и норовило выпрыгнуть, и нежно обнял. — Потом сам не выпущу, и помешать никому не дам.

Девушка обвила крепкий торс, скользнув по нему ладошками, и закрыла глаза, пытаясь восстановить дыхание и впитывая такое родное и столь желанное в тот момент тепло. Именно в нем она нуждалась, как в каждом глотке свежего воздуха. Все нутро противилось, не желая разрывать физический контакт, хотя и понимала, что это важно и даже необходимо. От этого зависело их совместное будущее.

— Думаешь, это Август? — задала она вопрос, но скорее, чтобы самой как можно быстрее собрать разбежавшиеся мысли и вернуть самообладание. Заодно выяснить вопрос, конечно же.

— Нет. Он лишь очередная пешка. Даже не уверен, что он в курсе происходящего.

— Ему можно верить?

— Сейчас верить нельзя совсем никому.

— Воздействие действительно было?

— Похоже на то. Еще ни одно решение старейшины не принимали единогласно. А тут, смотри, как складно вышло. Даже чересчур.

При этом Эдуард отстранился, чем вызвал новый недовольной всхлип спутницы. Поправил ей волосы, пиджак и, подхватив маленькую ладошку, потащил за собой.

— Пойдем, ты еще не все здесь видела.

Прошли через уже знакомый мост, проложенный в расщелине скал, с которого открывалась просто необычайная панорама. С одной стороны — высоченный водопад с грохотом падал к каменному подножию, рассеивая по округе мельчайшие капельки воды и формируя настоящее облако. А вот в последнее веселое солнышко запускало свои яркие лучи, которые, путаясь между собой, создавали почти круглую радугу. Очаровательно настолько, что дух захватывает.

С другой стороны представал вид на озеро. Да, эту перспективу лучше всего наблюдать на закате, когда низкое светило под идеальным углом подсвечивает водную гладь, заставляя сиять всевозможными цветами. Этот необычный эффект создается благодаря высокой концентрации в воде эренита — минерала, вымываемого из прибрежных скал быстрой горной рекой и самим водопадом. Да и озеро благодаря ему прославилось, так как легко восполняет потерянную энергию и лечит многие заболевания, не всегда доступные лекарям. А уж то, что температура воды круглый год одинаковая, причем теплая, добавило еще пару десятков баллов в рейтинге, буквально прославив место. Именно из-за этого свойства большая часть берега и покрыта домами отдыха и лечебницами, бронируемыми на несколько месяцев вперед. А Мариша присматривает за купающимися, чтобы утопленников, так сказать, не было. Ну и гости не проказничали сильно.

Ника наклонилась над перилами моста, прямо под которым пробегала та самая буйная стихия, прежде, чем впасть в озеро. Она бурлила и рокотала, переваливаясь через огромные валуны, уже давно ставшие гладкими, стесанные со временем мощным потомком.

— Нравится? — Эд поставил ладони на перила по обе стороны от девушки, словно огораживая ее от внешнего мира, и прошептал на ушко.

— Очень! — ответила еле слышно, счастливо улыбаясь, — А тебе?

— И мне… Очень! — произнес он. Смотрел, вот правда, далеко не на реку, не желая пропустить ни единой эмоции подруги и наслаждаясь ее энергией, выплескивающейся вокруг, словно гейзер, согревая и заражая все вокруг. И Эдик не стал исключением. — Давно нужно было тебя сюда привезти. Мое упущение.

Улыбнулся своим мыслям, отчего на щеках вновь проявились ямочки, подцепил подругу за талию и повел дальше.

На этот раз привел на потрясающей красоты поляну. Ее, не оставляя свободного места, заполняли цветы, вернее бутоны всей тональности розового от темного, даже фуксии, до почти белого. И все вперемешку. Поле огромное, бескрайнее, уводящее взгляд, как и мысли вкупе с эмоциями, куда-то далеко за горизонт.

— Смотри, — жених хитро улыбнулся, и сошел с тропинки. Наклонился, и провел рукой по цветам.

Последние, послушно последовали движению, а затем, прямо на глазах распустили свои лепестки, окрашиваясь алым и выпуская спрятавшихся внутри насекомых, у которых светились брюшки.

— Погоди, это же… — залепетала Вероника.

— Да, та самая поляна, над которым ночью летают миллионы светлячков.

— То, где меня пыталась поймать тень.

— Да, но сейчас ты видишь, что место не имеет к ним никакого отношения. — вот ведь, психотерапевт нашелся. Хотя, если посудить, он прав. Каждый раз, вспоминая о парке, Ника чувствовала холод на лодыжке. Именно он неоднократно будил ее по ночам и вызывал страх перед тьмой, вынуждая порой спать со включенным ночником. И теперь девушка смотрела на поле и не ощущала ничего, кроме восхищения и неимоверного восторга.

— Идем. — Эдуард мотнул головой, указывая вглубь, и отдаляясь от парковой дорожки.

— Это возможно? — поинтересовалась Вероника, шагая за ним.

— Конечно. Там табличка. Главное, следуй тропинкам и не топчи редкие растения.

Девушка чуть коснулась раскрытой ладонью цветов и тут же отдернула ее. Бутоны послушно склонились в такт движению, раскрывая алые лепестки. Сердце забилось чаще, а разум заволокло каким-то даже детским азартом.

Сорвалась с места и кинулась к горизонту, не отрывая рук от цветного ковра, хохоча и рисуя на нем яркие узоры. Эдик, недолго думая, ринулся за ней, принимая игру и добавляя к картине свои собственные штрихи.

Довольно скоро игра ему надоела, и он, нагнав возлюбленную, схватил ее, прижимая спиной к своей груди, и зарылся носом в медные локоны. Ника откинула голову ему на плечо, не убирая с лица счастливой улыбки, а затем, чуть повернувшись, уткнулась лбом мужчине в шею.

Он, проведя костяшками пальцев по ее щеке, рвано выдохнул и отстранился.

— Лучше пойдем, — подхватил ее ладошку и повел за собой в сторону основного парка. — ты должна еще кое-что увидеть.

Следующим пунктом их назначения явилось нечто странное. Пруд не пруд, болото не болото, а так, лужа какая-то, правда огромная, с разбросанными по ней пеньками.

Что это, спросите вы? Вот и Вероника тоже задалась этим вопросом, даже близко не понимая, где она и зачем Эд ее туда привел. Встала у кромки воды, которую обрамляли все те же, растущие буквально повсюду, желтые и розовые танцующие кувшинки. Они создавали странный эффект, некое подобие цветной рамки вокруг водной глади. Будто без них водоема не было видно.

— Ступай на пенек. — мужчина подошел к ней со спины, чуть подталкивая вперед.

— И что будет?

— Скоро увидишь. — при этом, даже не видя его лица, Ника была уверена, что он хитро улыбался. — Главное, держись, не упади.

— Ты уже в курсе?

— Конечно.

— Даже знать не хочу откуда, и кого ты сюда водил.

— М-м-м, какие любопытные мысли. — Орлов наклонился вперед и прошептал в ушко, запуская по спине хоровод мурашек. — Если бы ты была внимательнее, то и сама увидела бы чуть позади вывеску с описанием этого аттракциона.

Что ж, выкрутился неплохо. Хотя и без вывесок заметно, что он прекрасно знал этот парк, но скандалы решила не устраивать. И ежу понятно, монахом он не жил. Наверняка неоднократно выгуливал здесь своих зазноб. Вздохнула, подавила в груди горечь ревности и ступила на ближайший выступ.

Он неожиданно пришел в движение, чуть опускаясь, и заставил девушку покачнуться. При этом издал своеобразный звук. Высокий, тонкий, громкий. Даже сравнить не с чем. Наверное, нечто среднее между органом и флейтой. Да, странная ассоциация, но единственная, которая пришла в голову. На соседний пенек прыгнул Эдик, так же опускаясь, а звон на этот раз вышел на пару тональностей ниже.

ОГО! Это музыкальный инструмент?

Еще прыжок, новая нота, следующий, еще один, другой. Пара принялась скакать по «мини островкам», звонко хохоча и создавая, вопреки ожиданиям, не какофонию, а довольно приятную мелодию, пусть и немного странную, но в то же время забавную.

Все оказалось неимоверное просто. Под этим «водоемом» много лет назад обнаружили воздушную подушку, на которую и установили вертикально бревна. А уже в последние были встроены металлические трубы. Так, под тяжестью человеческого тела бревна опускались, выталкивая воздух, и звучали. Без магии, конечно, тоже не обошлось, а вот эффект получился потрясающий.

Вдоволь напрыгавшись, счастливые и расслабленные, что, кстати говоря, далеко не всегда хорошо, двинулись дальше.

На этот раз тропинка привела их к зеленому туннелю, созданному вьющимися растениями. Кучерявые представители флоры упорно карабкались по многочисленным аркам, стремясь подняться к самому солнцу и распустить как можно шире сеть своих тонких веточек. Их листья настолько плотно накладывались один на другой, что даже яркий дневной свет проникал внутрь с трудом, за счет чего внутри царил полумрак. Но детали было видно весьма неплохо. Дело в том, что стены и потолок «коридора» покрывали люминесцентные бабочки. Наверняка те, что ночью вылетают наружу, устраивая хороводы и настоящее световое шоу, а на день прячутся туда, где жаркие лучи не могут их достать.

— Ах! — восторженно выдала Вероника.

Шагнула внутрь и завороженно заозиралась, не в силах сказать ни слова. Следуя порыву, подняла руку и пальчиками дотронулась до ближайших листиков. Несколько бабочек, сидевших рядом, встрепенулись, раскрыв крылья и засветились ярче. Слетели со своего места, сделали круг в воздухе и, пролетев зигзагом чуть дальше, устроились на новой веточке, при этом вновь «приглушив» свой свет.

— Потрясающе! — не смогла промолчать, наблюдая за насекомыми широко распахнутыми глазами.

Глянула на спутника, наблюдавшего за подругой с видом довольного кота, послала ему счастливую улыбку и вновь обратила свое внимание на дивные творения природы.

Проделала фокус еще раз, любуясь необычным танцем. Так увлеклась, что даже не заметила, как обстановка вокруг резко изменилась. Слишком расслабилась, полностью потеряв бдительность.

Последующие события Ника запомнила плохо, чересчур быстро все произошло, а мир вокруг неожиданно закружился. Почувствовала, как Орлов схватил ее, практически бросив на землю, упал сверху, закрывая обзор и призывая огонь к кончикам пальцев. Лишь боковым зрением увидела вокруг них «мыльный пузырь», переливающийся светло-рыжими сполохами.

Щит. Он выставил щит.

Что, черт возьми, это значит?

Глава 10. Сюрприз

Вероника принялась активно крутить головой, чтобы понять, что произошло. Мимо них низко, почти дотрагиваясь до земли, на высокой скорости пролетел странный поток черного клубящегося дыма, оставляя за собой легкий, едва видный в воздухе, пепельно-серый след. И нет, не невидимой другими магии, а самый настоящий дым. По крайней мере, это «нечто» именно так и выглядело. Но ведь он сам по себе передвигаться не может, правда?

Собиралась было что-то сказать, вернее спросить, а может, и закричать, как на рот легла широкая ладонь. Эдик чуть мотнул головой, показывая, что говорить сейчас лучше не стоит, как и вообще, издавать какие-либо звуки.

Еще один поток, уже над ними. Что это за гадость?

Вдруг щит завибрировал, означая, что его что-то потревожило. Сомнений в том, что именно, не осталось никаких, когда мгла буквально растеклась по куполу, обволакивая его и погружая пару в кромешную тьму.

Из легких выбило воздух, мешая дышать, по спине пробежал липкий, вымораживающий внутренности страх, а сердце с бешеной скоростью застучало где-то в пятках. Самым ужасным было то, что девушка даже не представляла, что это такое, как быть и чем все это грозит. Как бы то ни было, единственным правильным решением было довериться Эду. Судя по уверенному спокойствию, он, в отличие от Ники, прекрасно понимал, с чем имеет дело.

Почувствовала, как мужчина взял ее голову руками и уткнулся в щеку носом.

— Потерпи немного. Скоро придет помощь, — еле слышно прошептал он в самое ушко, — Я вызвал.

А затем припал к ее губам, видимо, желая отвлечь и заставить молчать. Что ж, метод, как выяснилось, весьма действенный. От неожиданности Вероника на несколько секунд действительно забыла о происходящем снаружи. Ответила на поцелуй, поддалась, всеми силами стараясь не думать ни о чем другом. Раз Эдик это делает, значит, так лучше, так надо.

Буквально через пару минут послышался топот подбегающих людей и мужские голоса. Орлов резко отстранился, очертил большим пальцем девичью скулу и приказал тоном, не терпящим возражений не двигаться ни при каких обстоятельствах.

Тем временем, выставил еще один щит уже непосредственно над подругой, сняв предыдущий. Вскочил на ноги и вместе с другими, судя по униформе, сотрудниками Канцелярии кинулся к противоположному выходу из туннеля. Они выставляли заслоны и кидались не как обычно, силовыми шарами, видимо, чтобы не задеть бабочек, а молниями. Последние били четко, хлестко, мгновенно развеивая мутную субстанцию.

Стоит сказать, порой самый лучший способ помочь — это не мешать, чем Вероника и решила старательно заняться, несмотря на неимоверное желание оказаться полезной. Да и прекрасно понимала, что толку там, в битве от нее не будет, разве что отвлекать, ведь явно жених будет стараться ее охранять, забывая о себе. А купол, как уже подтвердила практика, работает.

Так Ника, лежа на сырой земле, молча наблюдала за происходящим, но холода не чувствовала, завороженная зрелищем. Один вход охраняли двое ее коллег, правда, чересчур спокойно, даже с некой ленцой осматривая местность. С их края царил мир и покой. Основные же события происходили на другой стороне, где Орлов, вместе со своими сотрудниками в буквальном смысле, приняли бой, вытеснив врага за пределы туннеля.

Наступление дыма усилилось, удары стали чаще и гуще, и было сложно понять, сколько точно этих струй, и, прежде всего, откуда они вылетают. «Глаза Дракона» ставили щиты, которые сменялись атаками на этот раз и из боевых шаров, молний, брызг, магнитных полей. В ход шел весь имеющийся в запасе арсенал. То, что мрачные клубы пытались обойти компанию с разных сторон, пролезть, просочиться, подкрасться, вызывало некоторые сомнения в их неразумности. И этим только увеличивало волнение, как и вопросы.

Разряды пронзали темное марево, которое, будучи пораженным, попросту испарялось, не оставляя после себя даже серого хвоста. Да что же это такое?

Веронике же оставалось только надеяться, что у молодых магов достаточно большие резервы. Ведь подобные действия неимоверно энергозатратны. Сама она с атакующей магией не особо ладила, да и акцент в ее обучении делался совершенно на другое.

— Готовы? Пли! — послышался голос Орлова и перед «бойцами» возникла стена, сотканная из огня и льда. Как эти две стихии могли сосуществовать, оставалось загадкой, но сейчас интересовало другое: откуда взялся этот дым, кто его создал, (сомнений в том, что нападение было прицельным, уже не осталось), и, прежде всего, какова была цель.

Стена разрасталась как в ширь, так и в высь, отражая новые удары, и вскоре начала быстро, но плавно закругляться, блокируя атаки противника. А затем и вовсе свернулась куполом, отрезая «нечто» от внешнего мира. Видимо, это был как раз тот самый источник. Что именно находилось там внутри, Вероника, как ни старалась, не могла рассмотреть. Однако, «плевки» черным туманом резко прекратились. А девушка очередной раз поразилась опыту и познаниям суженого. Ведь он заранее знал, что это, и действовал уже согласно имеющимся сведениям. Причем сработал весьма оперативно.

Тем временем маги принялись дружно уменьшать купол. Сверху сплели силовую сетку, набросив ее на так до сих пор и неизвестный Нике объект, убрав щит.

Воздух прорезал истошный визг, поднимающий волоски по всему телу и запускающий мурашки по спине. Даже не выдержала, закрыв уши ладонями и на секунду зажмурилась, не совладав с чувствами. Коллеги же даже не шевельнулись, будто и не слышали ничего. Или и это тоже какая-то магия? Выходит, все-таки живность?

Последняя активно сопротивлялась, силилась вырваться, разорвать ненавистные путы, при этом продолжая кричать, пусть уже и не так громко.

Пока остальные занимались тварью, Орлов вскинул руки, запуская поисковый Дар и изучая местность.

— Сергей, Данил, ищите хозяина, он должен быть где-то здесь, недалеко. Не удивлюсь, если под пологом невидимости. Следы слишком резко обрываются возле вон того дерева. — указал на высокий раскидистый вяз, растущий неподалеку.

Мужчины тут же кинулись магией прочесывать пространство, пытаясь найти невидимый субъект. Еще один, уже окончательно справившись с непослушным существом, остался рядом, контролировать его. Эдик же подошел к Веронике, «высвободив» ее из укрытия и подал руку, помогая встать.

— Что это за гадость такая? И откуда был тот дым? — поинтересовалась она, подходя к месту событий и заглядывая в сетку. И чем дольше она рассматривала живность, тем больше округлялись ее глаза. Еще совсем чуть-чуть и рот раскроет от удивления.

То, что ей предстало она не только никогда не видела, но даже и не подозревала о существовании подобного. А в силовой клетке бился в истерике, наверняка укрытый звуковым пологом, чтобы сильно не раздражал, странный объект. Напоминал… осьминога. Да, именно его, правда щупалец у него было как минимум двенадцать. Толком их пересчитать не представлялось возможным из-за их неимоверной длины и того, что зверь постоянно двигался, при этом прощупывая лапами зону своего заключения, видимо, в поисках возможности побега. Ни лица, ни морды, называйте, как угодно, видно не было. Вместо этого голова, как и верхняя часть конечностей была полностью покрыта длинными темными иглами.

«Многоёж» периодически кидался из одного угла в другой, заставляя клетку подпрыгивать, и передвигая ее по земле. Ничего себе, силища!

— Юока! — присвистнул один из подошедших к ним защитников. Тех, что охраняли противоположный выход из туннеля. — Значит, все-таки он. Ничего себе, деньги на твою поимку тратят, сестренка. — хмыкнул он. Думаю, старейшину подкупить встанет дешевле.

— Кто-нибудь объяснит, что здесь произошло? Ощущение, что все всё прекрасно знают и понимают, кроме меня. — при этом осознала, что мелко дрожит. То ли стресс сказывался, то ли земля оказалась чересчур холодная. Хотя, наверняка все вместе взятое. Обняла себя за плечи и почувствовала, как на них легла кожаная куртка, еще хранившая тепло тела владельца. Поплотнее укуталась в нее, вдыхая родной запах и ощущая, как на душе становится спокойнее. Будто простой предмет одежды мог защитить ее от целого мира. Хотя может и так. Ведь это, скорее, символ, что мужчина рядом и готов постоять за любимую.

— Все оперативники Канцелярии должны быть знакомы, по крайней мере, с основным списком опасных существ обеих реальностей, а также методами их поимки или блокировки. Ну, и предотвращением последствий воздействия.

— Понятно. Теперь ближе к делу, пожалуйста, — поторопила она.

— Юока — один из самых опасных хищников, несмотря на небольшие габариты. Очень быстр из-за большого числа конечностей. Может взбираться по вертикальным поверхностям, если есть, за что ухватиться. Голыми руками не взять, его иглы способны выделять яд, от которого жертва умирает в дикой агонии в течение пары минут. Охотится обычно стаями, исключительно на крупных животных, «выстреливая», как ты его назвала, дым. Многие ученые подозревают, что эта субстанция имеет примитивный интеллект, так как может менять траекторию движения в зависимости от обстановки. Другие считают, что дело в магической составляющей. Но сущность весьма сложна в изучении, потому это так и осталось на уровне предположений. Отвезем этот экземпляр нашим зоологам, они будут в восторге. Зато достаточно любым способом нарушить целостность выплюнутой материи, как она распадается. Будто прерываются нейронный цепочки, или магические, и она дальше ничего не в состоянии сделать. Газ вдыхать нельзя, так как он блокирует легкие, а через них попадает в кровь, поражая еще и нервную систему. Видеть этот товарищ не может, глаз у него нет, да в черном лесу они и не особо нужны, зато прекрасно слышит и реагирует на любые вибрации воздуха.

— И что он делает с жертвами?

— Как что? Ест. У него довольно острые зубы.

Голова Вероники закружилась, а ноги подкосились. Наверняка, упала бы, не подхвати ее жених. Аккуратно прижал подругу к себе и принялся нежно поглаживать ее волосы.

— Пойдем. На сегодня прогулок достаточно. Подождем решения у меня дома. — закончил рассказ Эдуард, наблюдая, как к компании стали подтягиваться работники парка.

Ника развернулась, чтобы отправиться в сторону выхода, кинула последний взгляд на «невиданную зверюшку», которую тащили двое магов, и удивленно хватанула ртом воздух.

— Стойте… — Крикнула она, но никто даже не отреагировал. — Да подождите же. — подбежала к одному из коллег, ухватившись за плечо. — Не двигайтесь, дайте посмотреть.

Присела перед клеткой, всматриваясь в странное существо. И да, она не ошиблась. Не показалось.

Глубоко, между темных длинных игл виднелась тонкая полоска магии. Почти незаметная частично из-за того, что постоянно перекрывалась, частично из-за неяркого цвета.

— На нем силовой ошейник. — прокомментировала Ника. — Жаль таблиц цветовых с собой нет, как и интернета. Даже затрудняюсь тон определить. Бледный очень. Я бы назвала фисташковым. Ведь это маги земли, если не ошибаюсь.

— Наверняка, — Эдик нахмурился. — Именно эти маги легче всего приручают животных, как и растения. Но это еще не значит, что он натравил эту тварь. Скорее, поймал и подчинил. Но хотя бы какая-то зацепка.

— Ты хочешь сказать, что меня хотели съесть? То есть попросту убить? — Вероника задала мучивший ее уже пару часов вопрос, как только молодые остались одни в фамильном особняке Орловых в Магоре. При этом подняла взгляд на Эда, внимательно всматриваясь в его лицо, не желая пропустить даже самую незначительную реакцию.

Истерить или паниковать она не собиралась. И так знала, что на нее вновь объявлена охота и единственный действенный способ не попасться — это сохранять холодный разум.

Ладно, если уж признаваться хотя бы самой себе, то она была довольно близка к срыву, но всеми силами держала себя в руках, усиленно отгоняя непрошенные эмоции. Кто бы еще каких-то полгода назад мог предположить, что ей придётся научиться подобному. Но действительность такова, что у нее больше нет права на пустые переживания.

— Маловероятно. — глубоко вздохнул Орлов и уселся в соседнее кресло, вытянув перед собой длинные ноги. Поближе к огню, который весело потрескивал в камине. При этом рыжие искры отражались яркими сполохами в глазах мага, придавая ему, особенно в сложившейся ситуации, даже некий зловещий вид. — Хозяин этого зверька все это время ошивался где-то поблизости. Я видел его след. Мужчина. Видимо, поняв, что нас много и мы точно справимся, попросту бросил Юоку и сбежал.

— Но ведь если бы я вдохнула яд…

— Ничего бы не случилось. — резко прервал ее детектив. Выглядел он уставшим, да и не мудрено, учитывая, сколько сил потратил, мечтающим об отдыхе, а не о пустых разговорах. — Противоядие весьма простое и легко производится даже в домашних условиях. И, кроме того, у меня закрадывается подозрение, что это тот же, кто стоит за Леной, видя его «просвещенность» в препаратах. Конечно, пока не возьмем его, сложно сказать наверняка, но ты слишком ценный кадр, чтобы так неразумно от тебя избавиться. На тебе можно много заработать, если использовать. Конечно, если тот тип не глуп. А судя по тому, что и как делает, это далеко не так, кроме того, острожен и хитер. Вероятно, хотел вырубить обоих, тебя взять, вколоть антидот. А я так, лишний элемент, необходимости в котором элементарно нет.

От таких слов вдоль позвоночника змеей прополз колючий страх. Как и всегда, тревога за близких влияет гораздо сильнее, чем за самого себя.

— А защита, которую мне выставили старейшины, разве не помогла бы?

— К сожалению, она не настолько всемогуща, и «некто» это отлично понимает, что тоже вызывает ряд вопросов и подозрений. Она действенна только при магическом воздействии, и то не любом. Скорее, низшего порядка. Физическому же противостоять не в состоянии. Да и магия, что бы там люди не думали, не панацея.

— Что же мне теперь, из дома не выходить?

— Волков бояться — в лес не ходить. На самом деле, с удовольствием запер бы тебя в своем доме, но прекрасно осознаю, что это не решит проблему. Да и жизни из этого не получится. Нужно, во что бы то ни стало найти виновного или виновных, и устроить открытую показательную экзекуцию, чтобы неповадно было.

— Я хочу отказаться от этого дара. Это возможно?

— Боюсь, что нет. — Эдик встал, поднял девушку на руку и устроил у себя на коленях, крепко обняв. Он делился столь необходимым теплом и спокойствием, в которых в тот момент Искра неимоверно нуждалась. — Мне жаль. Кроме того, раз сила наделила им именно тебя, значит уверена, что справишься. Просто сейчас у тебя минута слабости, и это абсолютно естественно. Но, чтобы ни случилось, я буду с тобой, рядом. Помогу. Помни это. Завтра будет важный день и жизнь изменится. Это день магического совершеннолетия. Пусть твоя магия уже раскрыта, но теперь даже официально будет многое доступно.

Уже позже, когда пара возвращалась из Магора с готовым решением старейшин, стоило только пересечь портал, у Вероники завибрировал телефон.

Вынула из сумки гаджет, разблокировав экран, и увидела входящее сообщение.

Открыла его, чтобы найти запись:

«Как тебе мой сюрприз?»

Номер неизвестен. Очередной «Друг»?

Догадка молнией прострелила мозг. Руки мелко задрожали, а из груди вырвался нервный смешок. То есть после всего того, что случилось в Парке Грез, этот тип еще смеет интересоваться впечатлением?

Хотя… Не факт, что это именно он. Лучше проверить.

«Кто Вы, и о каком из сюрпризов речь?» — быстро набрала ответ, выключила экран и сжала телефон в руке, да так, что костяшки пальцев побелели.

— Все в порядке? — к ней подошел Эдик, покончивший с бюрократической процедурой.

Ника ни слова не говоря, показала ему переписку. Маг пробежал глазами по строчкам и нахмурился.

— Значит, сам на контакт вышел. Хорошо. Кто бы это ни был, считает себя могущественным, неуловимым и безнаказанным. А слишком самоуверенные быстрее начинают ошибки совершать. Написал сегодня, напишет и в другой день. Попытаемся выудить у него как можно больше информации.

На экране побежали точки, означающие, что собеседник строчит сообщение.

А.* «Ты еще не готова для знакомства со мной, моя прелесть.» ответил артефактор и смайлик добавил. Надо же!

(*. авт. А. — сообщения артефактора, В. — Вероники)

А. «Сюрприз в виде твоей свободы. Насколько я осведомлен, свадьба отменилась. Все для тебя, крошка. Можешь не благодарить.»

Голова закружилась из-за хлынувшей в мозг крови. Веронику обуяла такая злость, что даже пошевелиться или вздохнуть не получалось. Да кого он из себя возомнил? Бога, вершителя судеб? И да, очень неприятно понимать, что тобой и твоей жизнью нагло манипулируют.

С огромным трудом сделала медленный вдох, силясь совладать с чувствами. Сейчас не время поддаваться на провокации.

В. «Уж не сам ли на это место метишь?»

А. «Хм. Не задумывался. Но раз настаиваешь… Уверен, из нас выйдет потрясающая пара. Красивая, способная. Мир умрет от зависти. Блеск! Я в восторге от идеи!»

В. «Думаешь, наслав на нас Юоку, ты сильно приблизился к этой цели?»

Следующего сообщения не было несколько минут, хотя оппонент находился в сети.

А. «Я разберусь. Найду кто — собственноручно из груди магический центр вырву вместе с сердцем. Могу прислать тебе, чтобы знала: я слов на ветер не бросаю. Надеюсь, ты не пострадала?»

В. «Только обо мне спрашиваешь?»

А. «Остальные мне неинтересны. Но благодарен твоему бывшему жениху за спасение. Как я понимаю, это его рук дело.»

В. «Я передам, думаю, он будет счастлив.» Интересно, он увидит сарказм?

А. «Уверен в этом. Рад, что все обошлось. Я должен идти. Не пытайся меня искать, красавица, сам найду.»

А. «Кстати, можете оставить Августа в покое. Он обо мне не знает ровным счетом ничего, даже о существовании не подозревает. Он лишь пешка в большой игре. Номер телефона тоже ничего не даст. На меня работают гениальные программисты. Надеюсь, совсем скоро оценишь.»

Вот есть у некоторых людей настоящий талант — выводить других из себя. Кажется, этот артефактор один из них. Чересчур нагл, беспринципен и эгоистичен. Решил, что ему Искра нужна, и теперь попросту идет по головам ради этой цели. И плевать он хотел с высокой колокольни… да что уж мелочиться, с крыши небоскреба на чувства и желания других. Он задавал Веронике вопросы, но слышал лишь самого себя.

И это неимоверно злило. Так, что из ушей разве что пар не шел. Именно в тот момент появилось дикое желание придушить его собственноручно, хотя Ника никогда не замечала за собой кровожадности. И это не есть хорошо. Ей сейчас совсем нельзя совершать опрометчивых поступков.

— Что значит, в большой игре? — спросила Эдика, стараясь отвлечься. Ну и выяснить вопрос, конечно же. — Намек на то, что действительно Рион замешан?

— Или очередной чокнутый, который считает себя властителем мира. Чрезмерно самонадеян.

— Есть повод. — за ним вон уже сколько лет гоняетесь и никак не поймаете, несмотря на редкие кадры и новейшее оборудование. Он действительно весьма хитер.

— Просто раньше у нас Искры не было. — хмыкнул Орлов, сгреб невесту в охапку и крепко обнял. Стоит сказать, что средство сработало. Вероника почувствовала, как начинает расслабляться и успокаиваться. — Как раз эта излишняя самоуверенность его и погубит. Одно ясно: смерти твоей он не желает.

— Считаешь, он правда не связан с сегодняшними событиями в Магоре? Веришь его словам?

— Нет, но он явно пытается тебя заполучить здоровой и исключительно живой, как минимум в качестве партнера, и втесаться в доверие.

— И он знает обо мне слишком много, даже телефон нашел.

— Ты теперь лицо публичное, это несложно. Но о том, что мы были у старейшин, он не в курсе, не донесли еще, раз бахвалится своими возможностями. Получается, не заметили. Это плюс. Продолжаем молчать, в том числе и о запрете на свадьбу. Пусть считает, что мы выход ищем, или дело планируем расследовать за несколько дней. А тем временем попытаемся разузнать как можно больше.

Глава 11. День рождения

Как ни странно, проснулась Вероника в отличном настроении, несмотря на все, даже не очень приятные, события последних дней. Кровь бурлила и требовала великих свершений, а юношеский оптимизм наполнял верой в счастливое будущее и, наконец-то, исполнение самых заветных желаний.

Все просто: наступил день магического совершеннолетия, которое, чисто теоретически и традиционно, должно открывать молодым магам центр силы, и как следствие — дверь во взрослую жизнь.

Да, эта дееспособность сильно разнилось с гражданской, но сделалось это не без причины. Дело в том, что очень-очень давно, еще на заре человечества, вернее, когда люди обрели магию, ее развитие в юных отпрысках отдавалось на откуп природе. Правда, в некоторых она бурлила, росла и, порой, неокрепшая и несозревшая вспыхивала словно солнечные протуберанцы, выбрасывая такое количество энергии, что готово было снести всё находившееся в ближайшем окружении.

Были и те, что, чрезмерно расходуя резерв, попросту выгорали, теряя любую исключительную способность. К самой силе тоже готовы были далеко не все дети, особенно с несозревшей психикой. Неожиданно свалившиеся на плечи возможности и вседозволенность кружили голову, побуждая часто к не совсем адекватным и, назовем их, некорректным действиям по отношению к ближним. А это ставило тайну магов под серьезную угрозу. Да и просто бывали случаи, когда магия оказывалась сильнее своего носителя, буквально подчиняя последнего, а не наоборот.

С подобными случаями, конечно же, справлялись опытные маги, но далеко не все юные представители оставались психически здоровыми. Тогда и пришло решение, во избежание нежелательных последствий, закрывать силу ребенку в год, когда магический центр сформировывался, и оставлять до двадцати лет. Тем временем две сущности, если их можно так называть таковыми, росли независимо друг от друга, крепли, развивались, и когда обе были готовы, вновь раскрывали ее.

Возраст тоже был выбран не сразу. Скорее, выявлен практическим путем, когда энергия созревает и успокаивается, а «новобранец» действительно способен подчинить ее, взять над ней верх, а не наоборот. Ну, и отдавать отчет своим действиям, конечно же.

Только после этого начиналось обучение. Мало того, ребенок даже не знал ничего о своем потенциале. Родители, согласно правилам, должны рассказать ему где-то за месяц до обозначенной даты и только после этого начинать подготовку к обряду.

Об этом Вероника и думала, нежась в уютной постели, совершенно не желая вставать. А ведь получается, преступнику необходимо, чтобы похищенные девушки знали о своих будущих способностях, поскольку «неосведомленных», даже соответствующего возраста, он не трогал. То есть, ему нужна их сила, но он не хочет заморачиваться с объяснениями и обучением. Ритуал. Он планирует какой-то ритуал. И почему она сразу об этом не подумала?

Надо бы срочно посоветоваться с Эдуардом. Ну да ладно, сегодня еще успеют, а сейчас лучше насладиться столь важным днем.

Хотя тут тоже несправедливость. Магию Нике открыли досрочно, обязанностей кучу сразу навешали, а вот доступ к правам не дали. Видите ли, правила говорят о конкретном дне рождения, а не дате проведения ритуала. Вот недочет, кстати. Подправить в будущем не мешало бы. Теперь, став совершеннолетней, имеет право даже на внесение предложений по поправкам в законы.

Да, еще один значительный момент: теперь она официально может сочетаться браком. Именно из-за этого непродуманного указа их с Эдиком и заставили ждать столько месяцев. Дело в том, что во время церемонии происходит переплетение магических сил молодоженов. По сути, они делятся каждый своей, а заодно и приобретают чуть более широкие возможности. Но у нее все не так, как у других. Будучи оба хранителями источников, им переплетение не светит. Нике, напротив, предстоит как раз предупредить это, разделить потоки до того, как их источники сольются и случится «большой взрыв».

Вздохнула, отбросила одеяло и встала. Быстро умылась, переоделась и спустилась вниз, где планировала найти родителей. Толкнула дверь в зал и ахнула…

Губы сами расплылись в улыбке, а сердце учащенно забилось. Комната преобразилась до неузнаваемости.

Теперь ее потолок устилали висевшие в воздухе белые и красные воздушные шарики. Их длинные перламутровые хвостики-ленточки, из-за влетевшего, словно ураган, нового гостя зашевелились, отражая падавшие из окна солнечные лучи и создавая эффект мерцания. Красиво, глаз не отвести. На стене красовалась надпись «С Днем Рождения», составленная из разноцветных букв, сдобренных магией, а на полу стояло несколько корзин, полных самых разнообразных цветов.

Удобно расположившийся в кресле Эдик тут же подскочил и протянул Нике еще один букет. При этом широко улыбнулся, отчего на щеках прорисовались любимые ямочки, а в глазах заплясали задорные огоньки. Значит, все ЭТО его рук дело. По телу разлилось ласковое тепло, будто медом обливая сердце.

А уж когда он нежно обнял невесту, ее душа совсем радостно затрепетала.

— С Днем рождения, моя маленькая. — прошептал он на ушко, пошевелив нежные волоски рядом.

Вероника почувствовала, как ее лицо заливается краской и скосила взгляд на сидящих на диване довольных родителей. Мама, наблюдая столь милую сцену, прятала счастливую улыбку на плече у отца. И никто из них не двигался, давая молодым возможность намиловаться, хотя одних не оставляли. Запрет старейшин: надолго нельзя, и предпочтительнее вне дома.

Эдуард прошелся пальцами по спине девушки и с явной неохотой отстранился. Вытащил из кармана плоскую коробочку квадратной формы, обшитую темно-синим бархатом, и уложил на раскрытую ладонь.

— Мой небольшой подарок. Чуть подредактированный ввиду последних событий.

Ника аккуратно приняла футляр, и пока Орлов с видом кота, объевшегося сметаны, наблюдал за подругой, нетерпеливо откинула крышку. Внутри на толстой, очень необычной и хитроумно плетенной цепочке из белого золота висел шикарный цветок, настоящее произведение ювелирного искусства. Его ажурные, будто сотканные из тонких таких же металлических нитей, лепестки в два ряда опоясывали большой камень насыщенного голубого цвета. Да он состояние на него потратил! И ведь такой цветок она уже видела. Нет, не так: это была точная копия фамильного кольца-защитника семьи Орловых. Того самого, что Эдик ей подарил четыре месяца назад. Только этот гораздо крупнее, с обрамляющими сердцевину мелкими розовыми камешками.

Символично. Первый цветок ей вручил перед первым походом в ночной клуб Орлова. Теперь и второй, и вечером их снова ждет этот же клуб, только для празднования ее магического совершеннолетия.

— Это сильный артефакт, сделанный специально для тебя. — пояснил Орлов, подхватывая цепочку и вынимая украшение. — Вместе с перстнем будут смотреться комплектом, идеально оттеняя цвет твоих глаз. Носи его всегда. Стоит только испугаться, как он определит изменение твоего состояния и вокруг самостоятельно сформирует защитный купол, предотвращающий, в том числе, физическое воздействие. Это даст время активировать кольцо и вызвать меня, ну или, например сбежать, или укрыться. Стопроцентного заряда хватит на щит минут на пятнадцать. Можешь запускать, как и выключать, вручную. Затем его необходимо будет зарядить. Поэтому, лучше совсем не снимай, чтобы процесс проходил сам собой и артефакт был всегда полон и на страже.

Встал за спиной у подруги. Убрал медную копну волос, перекинув ее на грудь, и обнажая шею. Не удержавшись, провел костяшками пальцев вдоль позвоночника. При этом заметил полчища пробежавших по плечам мурашек и довольно улыбнулся.

Повесил кулон Нике, застегнул замочек и еле касаясь скользнул губами по нежной коже. Вроде и легкое касание, а разлилось по венам огненной волной, заставляя сердце биться чаще. Ну и вот что он творит?

Девушка дернулась, чем вызвала тихий смешок Эда, и отшатнулась.

— Спасибо, он прекрасен. — чмокнула в щеку и смущенно потупилась. Совершенно не понимала, как вести себя при родителях, попросту стесняясь кинуться жениху на шею и зацеловать.

Кажется, они это поняли и подошли. Последовали поздравления, подарки, совместный завтрак и даже торт со свечами. Сопровождалось все хорошим настроением и спокойствием, которого катастрофически не хватало в последнее время. Побольше бы таких «домашних» посиделок.

После этого, когда молодые наконец-то остались в зале наедине, пусть и при открытых дверях, Вероника поделилась пришедшей ей утром идеей. По поводу ритуала с пропавшими девушками.

— Да, я тоже об этом подумал. — сообщил ей детектив, — Завтра суббота, пойдем в библиотеку, изучать летописи и искать возможные ответы. Я договорился с ее хранителем, он уделит нам время. Да и Августу не придется отчитываться. Вообще, чем меньше он знает, тем лучше. Артефактор ясно дал понять, что без проблем выйдет на него и информацию, а нам это абсолютно невыгодно. А пока отдыхай, набирайся сил, готовься. Сегодня будет прекрасный, но длинный день. В офис можешь не приходить. Скажу, что ты у старейшин, чтобы соблюсти бюрократические формальности.

И затем, предупредив, что заедет в восемь, подарил долгий чувственный поцелуй, нехотя отстранился и ушел.

Забывшись за занятиями и учебой, к празднику Вероника готовилась как сумасшедшая, чуть не снося все на своем пути. Летала по дому, будто маленькое торнадо, умиляя этим родителей. Очень хотелось, чтобы все было безупречно, при этом ничего не забыто.

И вот теперь она стояла у себя в комнате перед большим ростовым зеркалом, оценивая результат, который, стоит сказать, ей определенно нравился.

Выбрала она платье глубокого синего цвета, идеально подчеркивающее медный оттенок ее волос, сейчас спускавшихся пышными, аккуратно уложенными волнами по обнаженным плечам. Подарок Эдика пришелся как нельзя кстати, великолепно сочетаясь с образом, дополняя кольцо и кристальный глаз ее татуировки-дракона. Да, поисковый маячок, которым ее однажды «пометили» она все-же удалила, вернее заменила, полностью завязав новый на Орлова. Теперь, случись что, он ее всегда найдет. Если ее не упрячут в помещение, устланное ланитом, конечно. Ну или под плотный купол, хотя последний никто не в состоянии долго держать. Даже фасон подобрала такой, чтобы продемонстрировать изящно выполненный рисунок древнего ящера, красующегося на ключице, в который, кстати, были вшиты нити оберега.

Да, сколько на ней саамой разной защиты уже навешано, если подумать, а все мало. Каждый раз находится некто, кто пытается ее обойти.

Пробежалась пальчиками по подвеске, очерчивая сердцевину цветка. Провела ладошками по узкому лифу, расшитому серебряной нитью, расправила крупные складки на пышной шифоновой многослойной юбке, чуть закрывающей колени. Покрутилась вокруг своей оси в серебряных туфельках на высоком каблуке, тщательно вглядываясь в отражение, и удовлетворенно улыбнулась.

Как ни старалась, а мысли возвращались к жениху. Безумно хотелось, чтобы получившийся романтичный образ понравился именно ему.

Услышала хлопок закрывающейся входной двери и мужские голоса, подхватила сумочку и поспешила вниз. И да, она не ошиблась. Еще подходя к лестнице, увидела элегантно одетого Орлова. Как же ему шли строгий черный костюм и белая рубашка, идеально подчеркивая спортивную фигуру, а галстук-бабочка придавал образу даже некую аристократичность. Длинные волосы собраны в низкий хвост, открывая волевые черты лица. Хорош! Нике однозначно нравилось то, что она видела. Еще совсем немного и он будет только ее, уже даже официально.

Эдуард повернулся на звук, заприметив невесту, казалось, глаза даже вспыхнули, пропуская эмоции одну за другой, от восхищения до неприкрытого желания. Как же все-таки приятно нравиться любимому мужчине. Мысль ласковым теплом разлилась по телу, и подкрасила щеки.

Эд же, не отрываясь наблюдал за Вероникой, как та медленно спускалась по лестнице. При этом довольно и немного хищно улыбался. В какой-то момент даже показалось, будто еще немного, и он попросту закинет ее на плечо и утащит к себе в пещеру. Хихикнула нарисовавшимся в уме картинкам и подошла ближе к жениху.

Он тряхнул головой, словно пытался избавиться от навязчивой идеи, накинул на плечи Ники шаль, подставил локоть и повел за собой на выход.

Гостей в клубе набралось много. Среди приглашенных присутствовали не только родные и друзья, но также близкие знакомые и коллеги, с которыми Искра работала плотнее всего, правда, исключительно маги. Охрана при этом была такая, что могли позавидовать даже сами старейшины. И это, не говоря о множественных щитах и неимоверного количества распиханных по углам артефактах.

Играла приятная музыка, поздравления лились рекой, специально отведенный стол наполнялся подарками. Ото всюду слышался смех и виднелись улыбки.

Вероника веселилась, радовалась, да и просто наслаждалась вечером.

Два танца были, конечно же, отданы Эдику. Затем ее подхватил за талию и закружил Павел — двоюродный брат и по совместительству лучший друг Ники. Даже Глеб отметился. После этого девушка, решив передохнуть, прошла к барной стойке, чтобы выпить прохладительный напиток. И только и успела зажать губами трубочки, делая первый глоток, как услышала бархатный баритон возле самого уха.

— А я могу надеяться на танец с именинницей?

Не узнать голос было нельзя. И ведь даже не заметила, как подошел. От неожиданности вздрогнула и чуть не выронила стакан, да тот даже наклониться не успел, ловко пойманный магом, вернее его магией.

Вскинула голову, чтобы поблагодарить, а заодно пробежалась взглядом по мужчине. Как всегда, выглядел идеально. Одет с иголочки, начисто выбрит, обаятельная улыбка, а вот глаза…

Он пристально всматривался в лицо Вероники, будто пытаясь найти только ему известные тайны. Он буквально считывал эмоции и настроение и от этого ей было не по себе. Да еще этот его дар, которым он может выудить нужную ему информацию, что было совершенно нежелательно.

Сбежать бы, да будет слишком глупо выглядеть. К тому же, вечно бегать тоже не получится. Поставила стакан на столик и вложила пальчики в протянутую ей ладонь.

Мужчина вывел девушку на танцпол и, подчиняясь мелодичному напеву, привлек ее к себе за талию, прижав чуть сильнее, чем следовало бы, и повел в медленном танце.

Ника попыталась отстраниться, но куда-там. Сдвинуть такого бугая не так-то и просто.

— Мне кажется, или ты меня боишься? — прошептал Тони возле самого ушка.

И вот что отвечать? Правду — не желательно, врать — нельзя, коли он на раз определяет ложь, а дополнительный интерес к себе ей привлекать не хотелось.

— Никогда не любила быть в центре внимания, — и ведь не соврала, при этом умудрилась уйти от ответа. Даже сама порадовалась было собственной находчивости. Кто же знал, что мужчина окажется таким въедливым.

— Почему?

Ника удивленно вскинула голову, чтобы встретиться с ярко-синими глазами, в которых бушевала настоящая буря, природу которой Вероника не могла понять. И она никак не вязалась с милой улыбкой, выглядевшей сейчас неестественной. Даже застыла на пару секунд, пораженная увиденным, но быстро опомнилась и отвела взгляд.

— Возможно, это в характере. — Неопределенно пожала плечами. Вопрос, конечно, любопытный, но она сама не знала на него ответа, так что, не обманула.

— Значит, пора начать меняться, с твоими-то данными. Тебя просто невозможно не заметить. — при этом скользнул ладонью по спине.

Да что он делает? Пытается к ней свои чары применять? Мысль разозлила, окрашивая щеки. Хорошо, что в помещении темно, да еще и цветные огни непрерывно скользят по танцующим. Но, кажется, Антон умудрился это разглядеть, и вероятно, расценил иначе. По крайней мере, Ника так подумала, услышав, как он тихо хмыкнул.

— Тем более теперь, когда раскрылся твой дар. Кроме того, — продолжил он, вздохнув, — ты сегодня безжалостно прекрасна.

Вероника уперлась ладошками в твердую грудь и попыталась отстраниться. Да куда там. Его руки крепко держали ее тело, не позволяя двинуться. Уйти, не закатив скандала, невозможно. Последнего ей категорически не хотелось. Не в этот, столь важный день.

— Не бойся, не обижу. Никогда. — снова прошуршал над ухом.

Отлично, значит, пришло время откровенного разговора. Верно, лучше выяснить все, здесь и сейчас. Так сказать, расставить точки над «i» и закрыть навсегда эту тему. Нечего оттягивать.

— Зачем ты мне это говоришь?

— Не могу сделать комплимент красивой девушке?

— При этом, удерживая ее силой? — вновь подняла голову, смотря прямо в глаза мужчине. Сопротивляться или пытаться высвободиться престала. Почувствовала, как его захват тоже ослаб.

— Это всего лишь танец. Ни на что более не претендую.

— И чего же ты действительно хочешь? — Странный складывался у них разговор. Скорее бы закончилась музыка.

— Предпочитаешь правду? — и дождавшись ответного кивка, добавил. — Даже если она тебе не понравится?

— Всегда выбирала именно этот вариант.

— Тебя.

— Что? — брови Вероники резко подскочили вверх.

Она не ослышалась? Верно поняла? Да как он вообще посмел? Хотя, предупреждал же, что ответ ей не понравится, так что, претензии не предъявить. Вот же, продуманный тип. Создалось неприятное ощущение, будто он плетет вокруг нее паутину, стремясь поймать в свои сети. Только замысел пока непонятен.

Влепить бы пощечину, да вроде бы не за что. Ладно, не время. Для начала стоит выяснить цели, чтобы понять, чего от него ожидать.

— Ты просила правду, я ответил.

— И надеешься, что я сразу же упаду к твоим ногам?

— Нет.

— Я скоро выхожу замуж.

— Мне все равно. Разве я что-то предъявил? Всего лишь попросил один танец.

— Зачем?

— Это было выше моих сил. Не смог устоять перед соблазном дотронуться до тебя.

— Разве твои слова или приглашение не являются той самой претензией?

— Нет, не более, чем констатацией факта. Сама попросила правду. Ты не выходишь у меня из головы с того самого момента, когда налетела на меня, как ураган, не видя ничего вокруг из-за пролитых слез. Внутри что-то лопнуло и теперь непрерывно кровоточит.

— Я люблю другого. — внутренности Вероники заледенели. Ей определенно не нравилось, в какое русло зашел разговор, и если действительно правда то, что он говорит, не хотелось причинять боль.

— Знаю, но разве это мешает чувствовать? И да, я откровенно завидую Эдику.

— Ты же меня совершенно не знаешь!

— Знаю достаточно, чтобы впечатлиться. Кроме того, в этом деле время роли не играет. Вы с кузеном тому яркий пример. И да, я знаком с вашей историей.

— Я так и не пойму, зачем мне все это рассказываешь? Надеешься на что-то? Бес толку, не оставлю Эда. Или это какие-то пока непонятные мне игры?

— Думаешь, я не способен на чувства?

— Мы слишком мало знакомы, чтобы делать поспешные выводы.

— Лжёшь, ты уже составила мнение обо мне. Судя по всему, крайне негативное и далеко не верное. Я не такой плохой. Не бойся, не собираюсь тебя преследовать, докучать или отбивать, всего лишь признался в интересе. Но каково бы не было твое решение, поддержу. Клянусь, что не причиню тебе никакого вреда. Да и просто готов оказать любую помощь, если она понадобиться. Бескорыстно. Тебе. Только попроси.

Энтони сделал пас рукой, в воздухе быстро забегал красный огонек, записывая произнесенные слова. Ника обернулась на гостей и поняла, что никто на них не обращает внимание, и только потом рассмотрела причину. Маг накрыл их щитом. Это была его личная клятва только ей, и он не хотел, чтобы посторонние проведали об этом.

Огонек перестал бегать, сжался в яркую точку, затем плавно приземлился на раскрытую ладонь девушки и растворился под кожей. Клятва принята.

— Жаль, что считаешь меня врагом. Это не так, — музыка к тому времени закончилась, и мужчина отстранился. Взял в руку пальчики Вероники, поднеся их к губам и запечатлел легкий, почти невесомый поцелуй. — Еще раз, с днем рождения, искра. Будь счастлива.

Затем картинно поклонился, очаровательно при этом улыбнувшись, хотя в глазах так и продолжала бушевать буря. Нике даже показалось, будто в них сверкнули молнии. Развернулся и оставил девушку одну в растрепанных чувствах.

И ведь ничего страшного не сказал, не обидел, но на душе остался очень неприятный осадок, будто битого стекла в нее насыпали, и теперь они болезненно царапали внутренности. Но долго ей над этим думать не пришлось. Ее окликнул один из охранников, протягивая темно-синюю коробку, перевязанную голубым бантом.

— Вам просили передать. Лично.

Ника подцепила прикрепленный к крышке конвертик и вынула записку, пробегая по ней глазами.

Руки задрожали, а из груди вырвался нервный стон…

В ту же секунду рядом оказался Эдик. Вероника уже не следила за происходящим вокруг, лишь почувствовала, как глава канцелярии подхватил ее за талию и отвел подальше от толпы. Затем краем глаза видела, как отдавал какие-то распоряжения работникам. Коробку у нее из рук моментально забрали, даже не поняла кто, положили на пустой стол и стали изучать магией и артефактами.

— Кто именно принес? — Орлов уточнил у охранника.

— Так парнишка какой-то, курьер обычный, в униформе.

— Ясно, проверьте камеры наблюдения, мне нужна запись с ним.

Ника же все это время продолжала таращиться на записку, перечитывала ее вновь и вновь.

«С Днем рождения, моя прелесть.

Ты сегодня ослепительна, обворожительна, восхитительна, как никогда. Я пленён окончательно и бесповоротно. Я у твоих ног.

У меня для тебя подарок. Совершенно не мог проигнорировать столь знаменательное событие в твоей, а значит, и мой жизни. Береги его, хотя искренне надеюсь, что не понадобится.

П.с. Я даже постарался оформить коробочку в соответствии с твоим сегодняшним луком, возможно, оценишь. Конечно, мой бантик — это не новый артефакт Орлова, но тоже голубенький и вышел довольно неплохо. Почти похож на цветочек. Я старался.»

Рядом с Никой материализовался Тони, вырвал из рук листок, и быстро прочитал. Нахмурился, пробежал по ней взглядом, нахмурился еще сильнее. Приблизился к Эду, что-то шепнул на ухо. Тот кивнул, оставив кузена, а сам подошел к Веронике и обнял, крепко прижав к себе, запустив пальцы в волосы.

Именно этого девушке в то мгновение и хотелось. Не так: она нуждалась в сильном плече рядом, чтобы понимать, что она в безопасности. Есть кто-то, кто способен действительно о ней позаботиться.

— Не бойся, знаешь же, что ему невыгодно причинять тебе вред.

— Знаю, но он здесь, видит меня. Это кто-то из своих?

— Возможно. Тише, родная, — зашептал на ухо, — мои люди сейчас проверяют территорию, но делают это аккуратно, чтобы не создавать излишнюю панику. Не дергайся, его нельзя спугнуть. Просто помни: я не позволю ему к тебе приблизиться.

После этого он быстро поцеловал подругу в висок и повел к столу, где уже открывали злополучный подарок.

Внутри коробки обнаружился футляр, обшитый розовым бархатом. А вот он был, словно лентой, полностью обмотан фиалковой полосой магии. Защита. То есть, преступник позаботился о том, чтобы никто, кроме Вероники не смог открыть его. Умно. Стоит отметить, их неуловимый продавец весьма хитер и продуман. И, самое главное, просто так не делает ровным счетом ничего.

И упоминал он, кстати, о ее внешнем виде не просто так. Он именно хотел, чтобы она знала, что он рядом. Что наблюдает. Что может прийти и взят в любой момент. Ну ладно, со «взять» дело обстоит несколько сложнее, но вот рядом он может оказаться легко. Чтобы боялась… А вот последнему случиться она не позволит.

Вздохнула, решительно подцепила чехол и аккуратно размотала силовую защиту.

Подарок снова был вырван из рук. Эдик выставил щит, аккуратно нажал на кнопку, открывающую крышку, и…

Ничего не произошло. Абсолютно.

Несколько секунд никто не двигался, после чего, как по команде заглянули внутрь.

— Охо-хо! — воскликнул неожиданно, будто из-под земли взявшийся Глеб. Даже не заметила, как подошел!

Высокий парень с длинной копной рыжих волос, собранных на затылке в тугой хвост, довольно хмыкнул, а глаза радостно заблестели. Еще бы! Для артефактора, и на этот раз настоящего, гения своего дела, как однажды его представил Эдуард, любая подобная «игрушка» на вес золота. Не столько из-за материальной ценности, сколько научной.

— Подарочки, однако, тебе дарят, сестренка! Очень редкая и сложная штука, целое состояние стоит из-за сложности производства. Ох, если ты вдруг откажешься, хотя почему-то слабо в это верю, Эд не позволит, — ухмыльнулся вечно довольный парень. Нике часто казалось, что у него попросту не бывает плохого настроения. — я с удовольствием заберу его себе в лабораторию. Разберу на части и буду учиться создавать такие же.

Ника хорошо его знала. Когда-то, он здорово помог ей со следилкой, да и татуировку, которая на самом деле является оберегом, тоже он делал. И да, он, как и остальные, работал в Канцелярии, правда, в лаборатории. А еще, по совместительству был лучшим другом Орлова, и именно поэтому позволял себе столь неформальное общение с шефом.

Вновь перевела взгляд на коробку. На бархатной подушке красовались аккуратно уложенные две нити мелких камней. Цветов они были разных, но все темные, из-за чего, в целом, изделие смотрелось очень гармонично. Кое-где нити соединялись между собой более крупными кристаллами, формируя, в конечном итоге, браслет. Не сказать, чтобы красивый, скорее, стильный.

С одной стороны казалось, что украшение простое, но только на первый взгляд. Дело в том, что каждый, даже самый маленький кусочек не то, чтобы фонил, бурлил, сверкал и перемигивался готовой вырваться наружу магией.

— Ну, уж нет. — ответил Эдик, — пока не разберемся с последними странностями, его носить будет Ника. А ты потерпишь.

— Кто-нибудь мне объяснит, что это? — Вероники решила напомнить о себе. Слишком очевидно, что понимали всё и все, кроме нее.

— Очень-очень редкий артефакт. Я думал, что и специалистов больше не осталось, способных его сделать. — начал рассказывать Глеб, чуть не подпрыгивая от нетерпения поделиться своими эмоциями. Ученый чистой воды. — Я бы очень хотел научиться. Поверь, моментально бы разбогател. Проблема в том, что знающих уже нет в живых, а процесс не описали ни в одном трактате, держа в тайне. Очень сложный в производстве. И в свое-то время стоил дорого из-за работы, а сейчас, когда его секреты давно утрачены, даже боюсь представить, сколько твой поклонник за него отвалил и, прежде всего, где именно нашел. По сути, он определяет преимущественное большинство существующих в обеих реальностях ядов в организме хозяина, то есть того, на ком надет. При этом очищает, вылечивая от отравления. То есть будешь носить, и не придется их опасаться.

— Глеб, а можешь проверить его прямо сейчас на сигналки, следилки, ну и вообще, постороннюю ерунду. Не хочу, чтобы по ней тот вор нашел Веронику или влиял как-то.

— Хм, все свое ношу с собой, — парень белозубо оскалился и вынул из кармана нечто отдаленно напоминающее перочинный ножик, с разными выглядывающими из него сложенными финтифлюшками. — Я с превеликим удовольствием. Дай-ка мне на него глянуть…

Глава 12. Архивы

Итак, стоило подвести итог стоящих перед магами срочных задач. Прежде всего, следует заняться пропажей девушек, но данных о них не было совершенно никакой, как и новостей. О последнем можно сказать «слава богу». Работники Канцелярии пробежались по спискам тех, кого в ближайшее время ждет открытие силы и взяли их на контроль. А еще попросту уведомили семьи, посоветовав не оставлять будущих магичек одних. Неизвестно, это ли послужило причиной, или что-то другое, но новых исчезновений не было. Пока.

Но и пропавших требовалось вернуть. Поиск по знакомым, сим-картам, опросы коллег и одногруппников тоже ничего не дали. Прочесывать территорию бесполезно, потому как девушки жили в разных районах города, причем два из них даже в противоположных. Конечно, вблизи мест, где их последний раз видели, осмотр провели, в том числе подвалов, но понимали, что это бессмысленно. Скорее всего, их куда-то перевозили. А если учесть, что при этом использовалось заклинание, они сейчас далеко и наверняка вместе. Вопрос — где. В общем, какое-то тупиковое дело. Пока.

По поводу того, кто наслал Юоку, новых данных не появилось, хотя «Глаза Дракона» проверили территорию. Единственная зацепка — цвет магического ошейника. Но искать владельца — что нужную песчинку на морском пляже. Не проверять же поголовно всех подряд. Да и вероятнее всего, это простой продавец живности, который дал все необходимые клятвы о нераспространении сведений.

Про Лену временно совсем забыли. Вернее, она так и не объявилась, розыски продолжались, хотя в вялом режиме. И этим тоже следовало озадачиться как можно быстрее. Кто бы за ней не стоял, целью были именно они с Эдом. И после неудачной попытки, преступник обязательно проявится вновь, только не факт, что так же безуспешно или безопасно.

И всем этим расследованиям одновременно мешал некий «редиска», возомнивший о себе невесть что — продавец артефактов. Он явно поставил себе цель заполучить Веронику. Пока активно «ухаживает» и умасливает, наверняка надеется, что Искра самостоятельно пойдет работать к нему. Уж слишком сей индивид уверен в успехе, и, если этого не случится, (а этого точно не случится), он обязательно придет и возьмет силой. Как и чем будет выбивать из нее сотрудничество — неизвестно, но учитывая его доступ к самым редким артефактам, возможности однозначно велики, и проверять их нет никакого желания.

Осложняется дело тем, что он обладает очень серьезными связями и огромными деньгами. Не зря говорят, «кто владеет информацией, владеет миром» *, а он ею определенно владел. Даже, о пропаже двушек пронюхал, мгновенно воспользовавшись сложной ситуацией, да еще и на старейшин Риона повлиял.

(*Цитата Натана Ротшильда — основателя английской ветви Ротшильдов. Он смог заработать на поражении Наполеона при Ватерлоо 40 миллионов фунтов стерлингов только благодаря тому, что получил информацию о ходе сражения раньше других и успешно провернул ряд манипуляций на бирже.)

При этом при всем, он, несомненно, считал себя гениальным, что, видимо, все же придется признать, ненаказуемым и всемогущим. И, если исходить из собранных о нем крупиц сведений, оное было не так далеко от действительности. То, что он грезил заиметь Нику в свои сотрудники, означало, что лично ему наплевать даже на риск нарушения энергетического баланса мира. Он не собирался ждать, когда Искра поможет разобраться с делом, и активно вставлял палки в колеса.

И на сегодняшний день даже сложно сказать, какая из перечисленных проблем опаснее.

Обо всем этом Вероника думала, сидя на заднем сиденье мотоцикла Эдика, обнимая крепкий мужской торс по дороге в городскую библиотеку. Именно туда направлялись детективы, в поисках ответов на множество вопросы.

Предыдущий день, кстати, закончился довольно спокойно. Охранники в клубе нашли спрятанную под одним из диванов обычную антенную видеокамеру. То есть не факт, что кто-то из приглашенных является кротом, хотя и эту идею отбрасывать не стоит. Сигнал у нее не очень сильный, так что наш гость, сам или кого подослал — неважно, вечером ошивался поблизости. И парой дней раньше даже внутри побывал. То есть он даже пронюхал о готовящемся празднике. Тайну, конечно, из этого события не делали, приглашения много кому разослали, но и в газете объявления не печатали.

Теперь у работников появилось много незапланированной работы — проверять видеозаписи за последние несколько дней. Парнишку же курьера уже нашли и даже пообщаться успели. Это оказался стандартный заказ, чей именно — неизвестно. Пока ищут того, кто сидел на их приемке. Хотя, Ника была готова поспорить, эти данные тоже ничего не дадут. Слишком артефактор продуманный для таких проколов.

Тем временем Астра, как Эд прозвал своего железного коня, сбросил скорость и свернул на парковку возле центральной библиотеки, отвлекая девушку от ее мыслей.

Устроилось сие учреждение в самом центре города на окраине большого, в это время года желтого парка. Вообще место было умиротворяющим: природа, книги, что еще нужно для отдыха душой? Нике нравилось приходить туда, но с некоторых пор она полюбила именно подземную тайную часть здания, проведя в ней, можно сказать, все лето, изучая открывшийся ей мир магии.

Молодые люди привычно зашли в центральную дверь, спустились по лестнице, прошли по коридору, после чего свернули за угол, где остановились у бюста одного из великих магов прошлого. Эдуард достал золотистую карточку и приложил к металлической пластине на постаменте. Тут же рядом на стене принялся бегать огонек, рисую самую обычную дверь.

Когда «художество» было закончено, Орлов попросту ухватился за ручку, дернул на себя и прошел в маленькое помещение с лифтами, спускавшимися в иную реальность. Нет, никаких порталов там не было, просто находилось главное хранилище книг, манускриптов и документов магического мира. Колодец из шести высоченных этажей, полностью заставленных стеллажами, встретил их тишиной и долгожданным спокойствием. Девушке казалось, что здесь даже запах другой. А на произведения искусства, которыми оформлено пространство, можно было смотреть бесконечно.

— Вот и вы, а я вас жду, — послышалось сбоку и перед парой предстал весьма импозантный мужчина в возрасте. Да, совсем не так Вероника представляла себе хранителя главного архива.

Очки, конечно, были, но никаких длинных седых волос или бороды. Все коротко и аккуратно пострижено, на голове модная прическа, сам одет в клетчатый костюм-тройку, вместо бесформенного балдахина, а в руках традиционный планшет.

— Пойдемте, — мужчина учтиво показал раскрытой ладонью дорогу, пока Вероника его разглядывала, и повел вглубь стеллажей. Открыл ключом дверь, впуская посетителей в комнату с еще одним лифтом. Почему он тайный и спрятан, стало ясно сразу же. На панели управления, помимо шести открытых для всех желающих уровней, имелись кнопки «-7», «-8» и «-9». Ника даже не подозревала об их существовании.

И эти три этажа оказались совершенно непохожи на остальные.

Разница сразу бросилась в глаза. Если «верхняя» часть была уютна, богато оформлена, изобиловала множеством декоративных элементов в виде скульптур, барельефов, кованых и резных орнаментов, то «нижняя» оказалась довольно-таки аскетичной. Ничего лишнего, никаких украшений, все четко и понятно. Светлое помещение с рядами высоких стеллажей, заставленных книгами, свитками, картами и чем-то еще. Также стояли кабинки для чтения, как и в публичной зоне, правда меньше, рассчитанные максимум на трех человек. Видимо, большими компаниями здесь никто не собирается.

На что сразу обратила внимание, так это то, что многие проходы закрывали словно переливающиеся плёнки, причем разных цветов, и магией. Наверняка уровни доступа к конфиденциальной информации. Во всяком случае, так решила Вероника, поставив себе галочку в голове, поинтересоваться.

Ярослав, как заблаговременно назвал его имя Орлов, зашел в одну из кабинок, приглашая детективов последовать за ним. Дождался, когда гости устроятся в удобнейших креслах и прокомментировал:

— Здесь нас никто не потревожит и не услышит.

Ну да, кабинки во всей библиотеке создавались звуконепроницаемыми. Делалось это для того, чтобы приходить учиться можно было целыми компаниями, спокойно читать, обсуждать, дискутировать, не опасаясь, что кому-то помешают.

— Так, что вас привело ко мне, да еще с таким необычным запросом? Мне нужно поподробнее знать проблему. Доступ к секретным документам просто так дать не могу.

— Мы ищем древние забытые или запрещённые заклинания по увеличению силы, ее раскрытию, возможно, передачи. Да, если честно, сами не знаем, чего именно. Вы наверняка слышали, что пропадают девушки накануне открытия магии. Найти не получается, и пока непонятно, что с ними пытаются сделать, для чего они нужны и сколько всего. Есть серьезное подозрение, что требуется их нераскрытая магия, а заодно осведомленность о своей второй натуре, чтобы личное время не тратить на обучение.

— Вы уверены, что это связано с силой? — мужчина задумался, устремив взгляд куда-то в глубину, мимо пары и почесал длинными пальцами свою коротко постриженную бородку.

— В любом случае, даже факт нераскрытия сразу стольких магичек в состоянии покачнуть равновесие. Рискуем потерять силу и новых магов. Потом, крадут только девушек, а парней не трогают. По крайней мере пока. И это уже напоминает необходимость в определенной направленности магии, ведь женская и мужская имеют различия. Подобные требования встречаются как раз в заклинаниях, сильных и могущественных. Как раз тех, что сейчас под запретом. Среди доступной информации ничего нет, я уже прошерстил списки. Даже близко не стоит. Но преступник как-то прознал. И это могут быть только секретные свитки.

Ника в тот момент даже рот открыла от неожиданности. Она попросту не знала таких фактов. Думала, что ей пришла в голову великая и гениальная идея, а оказалось, что Эдик ее уже обдумал, продумал, проработал, изучил и даже сведения попытался найти. С другой стороны, у него и опыта побольше… лет так на десять.

— Хм. Я понял. — прервал хранитель, постукивая пальцами по столешнице. — Значит так: подозрения не являются основанием для высшего доступа. Однако, немного вам помогу. Малый — дам, но только до низших запрещенных заклинаний. Если ничего не отыщите, вам придется ехать в Совет за решением. Без него в другие разделы допустить вас не имею права. Кстати, считайте, что раскрываю великую тайну, но у них тоже есть своя библиотека с возможностью посещения лишь у избранных. Что там, даже не представляю. Можете попробовать запросить, но не уверен, что все старейшины знакомы с тем, что хранится внутри.

— А если нам не нужен сам процесс, только способ и средства его проведения, ингредиенты? Важно понимать, чего стоит ждать, где искать, кого охранять.

— Боюсь, я не могу вырезать из рукописей эту часть, так что, уровень доступа изменить, увы, не в состоянии, извините. Надеюсь, на понимание.

— И на том спасибо, тогда начнем пока с малого.

— Сейчас я пришлю вам моего личного помощника. Здесь, как и наверху, вы заказываете документы и книги через планшет, вот только приносит их не магия, а специально обученный работник, имеющий доступ к соответствующему разделу. Иначе никак, защита не позволяет автоматизма.

Достал из кармана нечто, напоминающее брелок в форме ромба изумрудного цвета и нажал на сердцевину.

Довольно скоро к ним зашел своеобразный парнишка. Почему своеобразный? Даже сложно с ходу объяснить. Некий такой ботаник, или нерд, называйте, как удобнее, но чересчур рослый. Если судить по глазам, лет ему было двадцать пять или около того, но по поведению и экспрессии казалось значительно меньше. Высокий, жилистый, даже весьма симпатичный на лицо, но которого явно не заботила собственная внешность. Не слишком аккуратный. Пусть его темно-синяя клетчатая рубашка, надетая поверх черной футболки, и выглядела чистой, но выглажена была определенно давно… когда-то…еще до начала непрерывной недельной носки.

Чуть сутулый, даже слегка наклоненный вперед, будто фигура стала таковой из-за постоянного ношения тяжелых стопок литературы. Хотя, если так, вполне понятна сила, виднеющаяся на его выглядывающих из-под закатанных рукавов предплечьях.

Эдакий ученый до мозга костей. Хотя нет, просто, как выяснилось позже, помешанный на книгах и, по сути, живущий именно в их мире. Даже домой возвращался далеко не всегда, иногда предпочитая закончить вовремя разбор номенклатурных единиц или даже спать в местном кресле, только бы дочитать очередной фолиант или манускрипт. Так его охарактеризовал Ярослав.

Парень чуть ли не на скорости запрыгнул в кабинку, видимо, профессиональная деформация сказывалась. Поправил указательным пальцем на переносице очки с толстыми стеклами, провел пятерней по коротко остриженным светлым локонам, находящимся, … назовем… в художественном беспорядке. Только после этого вскинул голову, пробежал по присутствующим взглядом, зависнув на Веронике. При этом глаза его округлились, а рот открылся.

— Искра. У нас, — быстро захлопал ресницами, — до последнего не верил, что это возможно. И довольно расплылся в широкой улыбке.

— Это Андрей, — представил хранитель. — Он поможет вам разобраться. Трудится у меня уже много лет, знает здесь все, очень ответственный малый. Цены в нем нет. Обращайтесь по любому вопросу. — и уже потом к сотруднику, весьма строго, — А чего глаза красные? Опять всю ночь работал?

— Так вы же сами велели двенадцатый сектор разобрать. — при этом потупил взгляд.

— Я же имел в виду рабочее время, а не по ночам. — вздохнул Ярослав, потерев пальцами лоб, — Ну что мне с тобой делать? Все разложил? Хоть поспать успел?

— Разложил, немного поспал.

— Понятно, пару часов. Чтобы сегодня вечером тебя здесь не видел, иначе уволю. Эх, жениться тебе надо. Ночи в твоем возрасте следует не с книгами проводить. — хохотнул мужчина, а щеки парня при этом стали пунцовыми. Вот уж, бугай, а такой скромняга. Хотя не мудрено до сих пор в холостяках ходить, если все свое время на работу тратить, а не с девушками знакомиться.

— Ага, а потом, Ярослав Викторович, будете жаловаться, что меня на работе нет. — покосился на гостей и чуть слышно добавил, переминаясь с ноги на ногу. При этом еще сильнее залился краской. Покраснели даже кончики ушей. — Хотя, может, и женюсь скоро.

— О как! Значит, надумал! Отменные новости. Местные говорят, уже нахвастался, фотографию дамы сердца показывал. Слышал, красива.

— Очень даже, — Андрей очередной раз смутился, а Ника смотрела на эту парочку и не могла понять, почему руководитель, если знает о чрезмерной стеснительности своего личного помощника, ведет подобные разговоры при посторонних. Хотя тут же нашла ответ на свой вопрос. Здесь сформировался весьма дружный коллектив, даже чересчур. Она и раньше внимание обращала, там, наверху, как коллеги между собой общаются, выручают друг друга. Наверняка считают себе одной большой семьей. Вон даже начальник опекает подчиненного, будто сына или племянника. А так как гости у них бывают нечасто, не привыкли менять поведение.

— Покажешь? — весело спросил Ярослав, а глаза при этом сверкнули.

— А то! — малый, хотя лишь по поведению, но не по возрасту, чуть не подпрыгнул радостно. Даже грудь расправил от гордости, что коллеги так хорошо отзывались о его возлюбленной. Сунул руку в задний карман джинсов, а потом, будто вспомнил, — Ой, так я ж телефон в раздевалке в куртке оставил. В эту часть архива нельзя их проносить. Вы позже напомните, я и покажу.

— Договорились. Теперь о деле: пока оставляю тебя с нашими посетителями. Даю им допуск только до раздела низших запрещенных заклинаний, — включил лежащий на столе планшет, пролистал какие-то списки, поставил галочки, подтвердив разрешение отпечатком большого пальца. — Поиск стандартный через перечень, только уходить он будет не как наверху, на сервировочную, а сразу Андрею. Он найдет требующееся и вам принесет. А мне работать нужно, посему я вас покину.

Встал, попрощался коротким кивком сразу с обоими и ушел.

Парень же подошел ближе и затараторил.

— А можно мне ваш автограф, искра? Пожалуйста. — похлопал себя по карманам, выудив из накладного на рубашке маленькую фотографию Вероники, распечатанную на обычном листе для принтера. — Программисты сегодня вручили, чтобы я случаем такого важного посетителя не пропустил. Боятся, чтобы не начудил чего. Смартфоны сюда нельзя брать, потому на бумаге.

Побелевшие было щеки вновь раскраснелись и он, чуть подрагивающей рукой, протянул снимок, положив его на стол.

— Мы много времени проводим под землей, посетителей не бывает, мало кого видим. — начал было оправдываться, — А тут такая новость! Настоящее событие! Только и разговоры о Вас последнее время.

— Надеюсь, хорошие, — хмыкнула Ника.

— Ой, да что Вы, только хорошее. Приход Икры в наш мир — знак грядущей удачи, стабильности и процветания. — на Вас теперь чуть не молятся.

— Вот этого мне только не хватало. Прекращайте это дело. Я обычный маг, просто с редким Даром. — Вероника даже несколько шокировано посмотрела на их помощника. Стоит сказать, что подобное к ней отношение совершенно не понравилось. Чем больше люди от нее ожидают, тем выше ответственность и глубже разочарование. Она, насколько бы сильна ни была, никогда не сможет решить ВСЕХ проблем и не является ответом на все существующие вопросы. Вон даже случай столь важный не может помочь расследовать. Сама в тупике и не знает, как быть дальше. — Ладно, давай подпишу, но мне ручку надо.

— Ой, это я мигом, — и выбежал из кабинки.

— Не вздумай, — прошептал Эдик. — ни показывать свой почерк, ни брать в руки его ручку, чтобы не оставлять отпечатки. Сомневаюсь, что здешние работники соблюдают подобные меры безопасности. Сунул в карман, принес домой, похвастался перед соседом, тот еще с кем поделился, а потом предметы выкрали.

— И что же делать? Извини, не подумала. Как-то архив у меня не ассоциируется с опасностью.

Ответить Орлов не смог, так как вернулся Андрей, протягивая стандартную автоматическую шариковую ручку. Ника колебалась буквально секунду, а затем приняла ее, зажав между пальцами, не касаясь подушечками. А почему бы и нет, ведь вспомнила, как еще в школе один из одноклассников так держал, убеждая других ребят, что это гораздо удобнее. Подтянула листок бумаги и, стараясь писать буквы более круглыми и «печатными», вывела «Искра», нарисовав рядом очертания головы древнего ящера. Влила крупицу своей магии, заставляя животное подмигивать.

— Ооо! — радостно воскликнул парень, любуясь на результат, и снова заливаясь краской. — Спасибо огромное. Мне теперь обзавидуются все. Я его под подушку класть буду, уверен, он мне счастье принесет. — А потом глянув по сторонам, будто рядом с ними мог оказаться кто-то еще, шагнул ближе к столу, нагнулся, и шепотом заговорил.

— Вы пока ищите согласно разрешению. Если не найдете, скажете мне, что нужно, смогу вам дать посмотреть кое-что еще из межуровневого списка. Немного, но литература посерьезнее будет. Это не является нарушением и лично у меня доступ имеется. Только для Искры, потому как уверен, что не пришла бы к нам, не будь дело серьезным. Но, надеюсь, на конфиденциальность. Для остальных уровней придется все-же разрешение брать. — при этом снова скромно потупился, добавляя, — Большего я сделать не могу, как бы хорошо к вам не относился. Запреты придумали не просто так.

Дождался знака, что гости поняли, и ушел, оставляя детективов составлять списки требуемой литературы.

Глава 13. Доступ

Как только Андрей ушел, молодые детективы принялись изучать список доступной литературы, отмечая те документы, с которыми хотели бы ознакомиться.

Работу планировали так, чтобы успеть просмотреть запрашиваемое за день, ведь и так книги нельзя выносить из хранилища, о секретных рукописях вообще стоит молчать, а ночевать в библиотеке, несмотря на безумно удобные кресла, не хотелось.

Пока ожидали, Вероника вернулась к интересующему ее вопросу.

— То есть ты уверен, что вчера не был кто-то из своих?

— Я скептик и всегда сомневаюсь. — вздохнул Эдуард, — Тем более, учитывая профиль деятельности, могу ожидать чего угодно. Кроме того, сотрудники уже проверяют всех без исключения гостей на предмет посещения Риона в последние дни.

— Работников Канцелярии тоже?

— Само собой, но не думаю, что они в нашем случае задействованы. Все до единого давали клятвы.

— Все?

— Да, Кирилл недавно проверял, заставил обновить на случай, если у кого-то получилось их обойти.

— А сам он давал?

— Конечно.

— А кто его проверял?

— К чему ты ведешь?

— По-моему очевидно.

— Подозреваешь?

— Пока нет, просто интересуюсь. Об операции с составом были в курсе лишь несколько человек, включая его. О задержанной машине на ярмарке тоже он зашел сообщить, так, чтобы уж наверняка я туда поехала. Кроме того, именно он оказался рядом в сквере, когда некто пытался подключиться к нашему звуковому куполу. Согласись, что теперь еще и весьма удобное поручение по обновлению клятв, а его лично никто не проконтролировал.

— Я тебя услышал, — нахмурился Эдик, постукивая длинными пальцами по столешнице. — Надеюсь, ты ошибаешься. Начет клятв, у меня есть способ их проверить, специальный для этого артефакт в сейфе лежит. О нем никто не знает. Очень не хочется в Кире ошибиться, я слишком ему доверял, но коли пришли такие мысли, лучше перестраховаться.

— Да я и не говорю, что это он, — смутилась Верника, понимая, что, возможно, попросту наговаривает на совершенно неповинного человека. Да и сам мужчина ей нравился, было комфортно с ним работать и совсем не желала оказаться в этот раз правой. Но внутреннее чутье вместе с, пусть и небольшим, но все же опытом подсказывали, что слепо верить нельзя никому. Вон как Вите доверяла, а в результате… Да и на старейшину тогда никому и в голову не пришло подумать. Но, не пойманный — не вор. Прежде, чем обвинять, стоит проверить подозрения. — я сейчас просто нахожусь в стадии, когда подозреваю всех и вся. Лишь пытаюсь оценить, у кого больше возможностей было.

Продолжить разговор им не дал вновь появившийся библиотекарь с первой стопкой. Водрузил ее на стол, улыбнулся и, пообещав в скором времени принести еще и остальное, исчез.

Работа пошла. Страницы мелькали за страницами, буквы плясали, а строчки под вечер сливались из-за постоянного напряжения глаз, но изучить за один день следовало как можно больше. Пока, чем меньше людей знает об их поисках, тем лучше.

Просматривали все подряд древние обряды, стараясь понять, может ли быть применен в их ситуации каждый из них. Ведь даже не факт, что действительно требуется только женская магия. Мало ли, вдруг преступник так действует только для того, чтобы увести следствие в ложном направлении.

Попадалось много интересной информации, в которую хотелось бы углубиться, да и шанс второй вряд ли появится, но Вероника понимала, что сейчас не время и не место. Перед ними стояли более важные задачи, чем простое любопытство.

— Послушай, Андрей, — Орлов позвал парня, когда молодые люди уже на следующий день возвращали последнюю партию запрошенных источников, так ничего и не найдя. — ты говорил, что готов подбросить что-то из межуровневого списка. Это еще возможно?

— Само собой, — пробормотал помощник, — смотрю, вы по перечням и описаниям запрещенных заклятий бегаете, я правильно вас понял? Методы деактивации или предотвращения не интересуют?

— Да, запрещенные, устаревшие или совсем древние. А чтобы искать деактивацию, нужно для начала понять, чего именно.

— Нечто конкретное найти желаете? Есть какие-то рамки, чтобы ограничить запрос?

— Пока общую информацию, поэтому все подряд.

— Хорошо, я посмотрю, что смогу сделать, — и убежал, чтобы вернуться через полчаса, — Это все, что есть в доступе. Дальше вам придется брать разрешение у старейшин. Я не в силах его предоставить, как бы этого не хотел.

Положил на стол стопку из трех книг: огромную толстую в тяжелом кожаном переплете и с пожелтевшими листами, явно старинную; одну гораздо меньше и тоньше с нарисованными на обложке странными линиями и знаками, и еще одну — совсем тонкую, напоминающую, скорее, тетрадь или даже дневник без опознавательных надписей. Ее-то Ника и подхватила…

Читать книжицу оказалось слишком сложно. Мало того, что написана от руки человеком, который явно не сильно заботился об аккуратности и разборчивости, будто записки делались исключительно для самого себя, так еще и старым языком и специфическими магическими терминами, многие из которых уже давно не использовались. Усугублялось все это тем, что рукопись была очень-очень древней, с потемневшими со временем листами, местами чуть ни разваливающимися, с выгоревшими или стертыми буквами, но из-за этого еще более интересной.

Автор, имя которого не было указано ровным счетом нигде, подтверждая тем самым, что тетрадь составлялась для личного пользования, занимался исследованием заклятий. Он коротко описывал выводы, возможности, способы, направления, строил предположения. Никаких конкретных рецептов, ингредиентов, процесса, лишь признаки и характеристики, ну еще и отличительные черты.

Вероника жадно всматривалась в строчки, стараясь не пропустить ни одного слова, ни одной мысли, впитывала информацию, пытаясь запомнить на будущее. С ее работой, а она четко понимала, что именно Канцелярия станет постоянным местом обитания, это здорово может пригодиться.

— Э-э-эд, — почти прошептала она и подняла на коллегу глаза. — похоже, я кое-что нашла.

Мужчина оторвался от изучения самого большого талмуда и задрал одну бровь. Сомнение? Что-ж немудрено, учитывая два дня совершенно бесцельных поисков обоими, и еще до этого Эдиком самостоятельно.

— Вот, смотри. Здесь целая глава по перемещению энергии. Причем автор уверен, что заклятие можно «упрятать» в том числе в камения и артефакты, правда на «малый час», только чтобы донести до пункта назначения, и то, если двигаться очень быстро. Возможно, например, вливание энергии в руны для последующего ее высвобождения в виде потопов, бурь, огня и прочего. Эдакий силовой взрыв. Временное переливание всей имеющейся силы в те же камни, когда нельзя, чтобы ее наличие в теле кто-то обнаружил. Также он пишет о возможности лечения тяжких недугов через абсолютное восстановление плоти и органов, аж до воскрешения из мертвых. — при этих словах даже мурашки по спине пробежали. — Для этого нужна магия четырех чародеев, готовых освободить почти полный резерв. Еще есть энергия для полета в невидимом теле, которая была удобна для осмотра территории во время войн. Здесь требуются пять магов и потом восстанавливающие зелья для каждого, так как происходит слишком резкая и грубая ее передача. Вот описан один для подпитки волшебника в процессе осуществления им энергозатратных действий. В этом случае также необходимы пять чародеев.

Ника на несколько секунд замолчала, посмотрела на коллегу, удостоверившись что он ее слушает.

— А еще пишет, что есть способ передать «навсегда» силы конкретному магу и увеличить его резерва. При этом происходит деление магии владельцев и перевод части другому лицу. Важным условием является то, чтобы «доноры» еще ни с кем и ни при каких обстоятельствах не осуществляли слияние, раздел или переливание энергии. Для этого заклятия нужны минимум девять «отдающих». С меньшим оно попросту не активируется. Максимума нет: чем больше участников, тем сильнее становится новый маг. Практически, непобедимым воином. Причем это даже не сказывается на балансе земли. По сути, объем силы остается прежний, просто переходит от одного владельца к другому.

Постучала ноготками по дереву, обдумывая сказанное.

— Конечно, не факт, что это именно наш случай. Но согласись, вполне может им оказаться. Вот они девушки, не раскрывшие магию. Влить свою силу в кого-то не могли, ведь она закрыта. Правда, как мне кажется, тут возможен риск, ведь если она уже побывала с мужчиной, раздел произошел, пусть и без перекачивания. Последнее начнется в момент проведения ритуала открытия. Не проще было бы тогда рассчитывать на парней?

— Эхм… Не совсем, — хихикнул Эдуард, — часто у молодых людей данная фаза случается гораздо раньше. Так что, теория совершенно правдоподобная.

— Погоди, видимо, я упустила момент. Получается после каждого раза с новым человеком магия делится?

— Не совсем, только при самых ярких переживаниях. То есть в самый первый раз, и отдается совсем немного, скорее то, что выплескивается вместе с эмоциями, и потом при бракосочетании непосредственно во время обряда соединения. Но там деление взаимное, потому потеря не ощущается. Но нам это не грозит.

— Думаешь, это то, что мы ищем? Приблизительно нечто подобное мы и подозревали. Четыре будущие магички уже пропали, значит, требуются еще пятеро. Это если похищенные чисты. Теперь бы узнать сам процесс, чтобы представлять, что еще для этого нужно. Может найдем, кто ингредиенты скупает.

— Андрей, — поинтересовался Орлов, когда мы отдавали проштудированные книги. Пусть, больше ничего не нашли, но и полученная крупица информации была шагом вперед. — а чей это труд? Здесь нет автора.

— Сложно сказать. Считается, что Юлиана Железного, но никто не возьмется это утверждать. Он много времени посвятил изучению и составлению заклятий. Точных данных нет, лишь слухи и домыслы, что ему многого удалось достичь, потому в бою он был непобедим. Ни одно копье, ни стрела не могли пронзить его сердце, отсюда и прозвище.

— А можно поближе познакомиться с его исследованиями?

— Боюсь, — вздохнул парень, — вам следует получить разрешение старейшин. Его эксперименты уже не относятся к низшим заклинаниям, и находятся в другой секции.

— Ты хорошо знаешь имеющиеся здесь книги, сам читал?

— Читал много чего, — Андрей, то ли не понял подвоха, то ли попросту не задумывался о том, что у него спрашивали, некий яркий, до мозга костей любитель истории и научной литературы, — хотя и не то, что вас интересует. У меня тоже допуск ограниченный. Но рассказать, в любом случае, не могу. Я под клятвами, да и, наверно, так и должно быть. Правила придумываются не просто так. Уж вам ли, блюстителям закона, не знать.

— Может, посоветуешь, что именно запрашивать, куда допуск? — Эдик решил не продолжать тему.

— Высшие и средние запрещенные чары. Ведь не факт, что вам нужно заклятие, вдруг, в других видах ворожбы найдете. Но к ним не у всех старейшин доступ есть, так что, даже не представляю, удастся ли. Юлиан много чем интересовался и некоторые его работы оказались весьма опасными в неумелых или нечестных руках. Насколько я помню, они действительно сильные, и при правильном применении, рабочие.

— А почему мы не спросили о том заклятии, что нашли в парке, или не начали искать? — Вероника резко остановилась и повернулась к спутнику, когда молодые направлялись в сторону байка на стоянке.

— И о чем бы ты поинтересовалась? Что это за ворожба такая, которая пахнет стужей и то, только для Искры? А искать что? Заклинание, по которому предположительно девушки предположительно исчезают предположительно в парках? — и видя насупившуюся невесту, — притянул к себе, укутав в кокон своих рук. Уткнулся носом ей в макушку, вздохнул, и уже несколько спокойнее заговорил.

— Я тебя понимаю, мне тоже хочется как можно скорее расследовать случай, чтобы обезопасить тебя. Но именно в этих ситуациях следует быть предельно осторожными. Тем более, мы сами пока не осознаем, с чем имеем дело.

Утром следующего дня детективы уже вышагивали по коридорам здания Совета в Магоре. Цель была определена и ждать не было смысла. Пропустили их тоже без проблем.

— Что на этот раз произошло? — вздохнув, задал вопрос бордовый.

— Просим допуск к тайной литературе, в частности, высшим и средним воспрещенным чарам.

— О как! А с чего бы это мы должны его дать? Подобная информация не просто так стала секретной.

Что ж, в данном случае единственным правильным решением могло быть только раскрыть правду, то есть поделиться недавно выясненными фактами. Ведь Совет сам заинтересован в скорейшем положительном исходе дела.

— У нас серьезные основания полагать, что преступник выкрадывает девушек для того, чтобы они навсегда передали ему часть своей силы, увеличивая резерв последнего. Проверяя кое-какие книги из низшего доступа, мы наткнулись на вероятные заметки Юлиана Железного, в которых маг описывает, что подобное возможно. Для этого требуются девять человек, еще ни разу не разделившие ни с кем магию. Вот наши нераскрытые магички.

— Что именно вы хотите?

— Для начала проверить официальные записи этого человека, выяснить, правда ли то, что мы прочитали. Если да, то каковы составляющие части этого заклинания, чтобы понять, что искать дальше, и зацепки для его поимки. Если этого он все-же не писал, то неплохо было бы пройтись по остальным рукописям, чтобы выявить те, которые могли бы подходить под наш случай.

— А без этого никак нельзя обойтись? Пойти другим путем, например? — это уже был синий.

— Проблема в том, что нет абсолютно никаких зацепок, кроме тех, что девушки накануне открытия. Можно, конечно, продолжать ждать и дальше, когда пропадут следующие, чтобы найти другие схожие факты. Но лично меня подобная перспектива не впечатляет. Самого похитителя все равно не поймаем, а новых жертв не хочется. Кроме того, я поставил людей приглядывали за кандидатками. Родственников уведомили, просили одних дочерей нигде не оставлять. То есть, усложнили преступнику задачу, и пока он думает, как из этого выпутаться, у нас есть немного времени, чтобы отреагировать и хоть как-то продвинуться в расследовании.

— Мы не можем разрешить доступ…

— То есть бросаем дело на произвол судьбы и смиренно ждём, когда тот тип украдет еще и других магичек и осуществит свой злобный план? Надеюсь, вы понимаете, что мы рискуем получить мага с силой, коей земля еще видела.

Эдик стал распаляться, голос сделался громче, и в нем появились четкие металлические нотки. Злился. Хотя, кто его знал не так хорошо, как Ника, мог бы и не заметить, ведь ни один мускул на лице не дрогнул. Очередной раз удивилась и решила, что было бы здорово и ей научиться такому. В ее работе сей навык весьма удобен. Даже не так — необходим.

— И ладно бы, он был добропорядочным, — глава канцелярии, тем временем, продолжал кипятиться, — можно было бы направить его дар в созидательных целях. Так ведь он уже с самого начала показал, что не собирается соблюдать ни закон, ни сформировавшиеся традиции. Думаете, он остановится и не подумает присвоить источники силы? О каком балансе мы говорим? Да, я хочу поймать того человека как можно быстрее. А еще найти бедных девушек. Представляете, что они сейчас чувствуют? Не успели узнать о мире магии, как тут же попали в переделку. И рядом с ними нет близких и родных, никого, кто бы мог помочь справиться с шоком и всей новой внезапно свалившейся информацией.

— Я поясню проблему. — вздохнув, выступила розовая. Любопытно, что абсолютно никто даже не попытался остановить ее, будто все желали рассказать, но никто не решался. — В том хранилище находятся столь могущественные и опасные чары, что доступ ограничили буквально всем. Нам, в том числе. История знавала много случаев, когда посещавшие его, особенно длительный срок, сходили с ума и начинали приводить в жизнь описанные заклинания, нарушая не только баланс, но порой даже ход событий. Никто не знает, как тот или иной индивид отреагирует на подобную мощь, поэтому просто так допустить не можем. Даже многие из нас ни разу туда не спускались, и в хранилище десятилетиями не ступала нога человека. Хотя нет, убираются там регулярно, но сами труды под чарами, просто так не откроешь.

— С этого и стоило начинать. То есть, по факту, вы просто боитесь, что мы тоже сойдем с ума, знакомясь с огромным числом слишком могущественных заклинаний?

Судя по тому, как некоторые из старейшин передернули плечами ли бровями, ответ был очевиден.

— Что ж. Это проблема. — подтвердил Эд и потер ладонью подбородок, чуть покрывшийся короткой щетиной, помолчал и постучал пальцами по резному дереву подлокотника. Никто не спешил нарушать тишину.

— Допуск запрещен совсем, или есть ограничения по количеству книг на человека? — подала голос Вероника.

— Как такового количества нет. Пару книг можно и пролистать, — ответил бордовый, странно растягивая слова и всматриваясь в девушку невидящим взглядом, будто старательно что-то обдумывал.

— Ну, если вы готовы к коллаборации, — кажется, все прекрасно поняли идею, пришедшую в голову Искре, — обсудим дальнейшие шаги. Давайте мы с Никой ознакомимся только с трудами Юлиана Железного, так как подозрения ложатся в первую очередь именно на его работы, а потом, уже все вместе изучим списки остальной литературы, обозначая ту, которая нам может пригодиться и разделим между участниками, ограничивая, таким образом, контакт со столь опасными данными.

После долгих дискуссий и обсуждений, план действий был принят, пусть и с некоторыми поправками, и Ника с Эдиком вошли в «научную сокровищницу» Совета. И да, начать решили с библиотеки, хранившейся в самом здании, подразумевая, что самые серьезные документы находятся именно там.

Как и договаривались, при свидетелях оставили снаружи свои сотовые телефоны. Любые приспособления для фотографирования или переписывания информации были запрещены для проноса с собой. Нашли на соответствующих стеллажах интересующие рукописи, помигивающие магией — знак разрешения и допуска, устроились в стоявших возле окна креслах и принялись за изучение.

Время шло, страницы мелькали, как и строчки, но упоминания о том самом заклятии, которое так интересовало, не появлялось. Детективы уже даже стали сомневаться, что тот дневник был действительно Юлиана, когда в руках у Эдуарда оказалась новая книга.

Мужчина уже, можно сказать, привычно раскрыл ее, обнаружив нечто похожее на оглавление, вернее простой перечень, описанных в ней тем.

— «Заклинания по передачи силы», — прошептал он и ткнул пальцем в нужную строчку.

Орлов пролистнул сразу несколько страниц в поисках требующегося раздела, пропуская все остальные, однако, наткнулся на сюрприз. Последний попросту отсутствовал. И вовсе не потому, что автор передумал им заниматься. Дело в том, что на его месте виднелись лишь корешки грубо выдранных листов. Даже перепроверил по содержанию, дабы удостовериться в своих подозрениях. Исчезла именно интересующая их часть. И только она.

Еще бы узнать, когда это было сделано, и, прежде всего, кем.

Глава 14. Неожиданная встреча

Итак, следствие снова зашло в тупик. Хотя нет, не зашло, оно попросту оттуда не выходило. Появилась новая идея, возможная зацепка, да и та разбилась об острые края действительности, да еще и очередные вопросы добавила.

Книгу из хранилища тут же вынесли, хотя подобные действия строжайше возбраняются. Но улику стоило продемонстрировать совету и начать расследование о краже ценных, да еще и секретных, данных.

В библиотеке все книги зачарованы, их даже при большом желании нельзя спрятать где-нибудь за пазухой и незаметно вынести. Охранные системы моментально отзовутся. По сути, то же самое должно происходить и со страницами. Чары ставились особые, чтобы ни у кого даже помыслов не возникло совершить нечто подобное. Да и как сигнализация не отреагировала, когда листы вырывали? Эдик рассказал, что такое возможно с помощью специального скрывающего порошка, но на соседних листах его остатков не оказалось.

Помимо этого, интересовал вопрос, как преступник смог преодолеть чары и без получения доступа взять рукопись? Старейшина? Судя по автоматической регистрации, ни один из них туда давно не заходил. Или дело настолько давнее, что и сами списки уже обнулились.

Остается, либо взлом щитов допуска, либо кто-то из обслуживающего персонала. Но последним охранки все равно взламывать пришлось бы. Доступа-то к самим стеллажам нет. В общем, еще один замкнутый круг получился.

Но это не случай опускать руки. Идеальных преступлений не бывает, просто на некоторые приходится тратить больше времени. Поэтому рукопись передали на изучение в лабораторию. Тем временем, отданы распоряжения проверять всех входивших внутрь людей, в независимости от официальной причины.

— Может, ланитом прикрыли, да вынесли? — внесла предложение Ника, пытаясь придумать способы осуществления сего преступления.

— Это только если вырванные спрятать, но ведь сигналки даже сам процесс не засекли. — сразу же отмахнулся Орлов.

— Артефакт?

— Я о таких никогда не слышал. Может, конечно, они и существуют, но мне неизвестны. И если так, то стоят наверняка целое состояние, да еще и попробуй их найди, уверен, производитель не афишируется и рекламные плакаты по городу не расклеивает.

— Это если ты сам не торгуешь редкими артефактами… — Вероника даже сама испугалась пришедшей ей в голову идеи. Посмотрела на Эда, чтобы столкнуться с его цепким и в тот момент пугающим взглядом.

— Если не торгуешь… — повторил мужчина, смотря на подругу, но не видя ее, — А знаешь, очень многое бы сошлось. Вот тебе и осведомленность торговца о нашем деле, отправка к нам Августа. Да, он больше не может нами командовать, только спрашивать о результатах и ходе расследования, в сущности, ежедневный отчет. Ну и участвовать в осмотрах и допросах, если пожелает. Тут придется потерпеть, зато лезть куда не следует не будет, и вполне можем использовать его при необходимости. Это старейшины постарались. Посоветовались с юристами и какие-то зацепки в их договоре нашли. Так что, имей в виду и пользуйся. Отчитываться, куда уходим, кстати, тоже не нужно.

Эдик встал, походил из угла в угол, сцепив руки на груди и размышляя, после чего снова повернулся к невесте.

— Не факт, что это одно лицо. Слишком много задач и мало времени, разве что он настоящий гений. А вот то, что эти двое как минимум знакомы, вполне реально. Если не работают в плотной связке. Но не стоит делать поспешные выводы. Доказательств у нас пока нет.

Об этом Вероника и думала, уже позже, гуляя по торговому центру в поисках последних требующихся для свадьбы мелочей. Полностью погруженная в свои мысли о том, где и как брать нужные сведения, даже особо по сторонам не заглядывалась. Ян молча плелся следом. Наверняка он не был в восторге от похода по магазинам, но стойко молчал и делал вид, что все замечательно. И вот, проходя мимо кофейни, девушка вскинула голову и даже ахнула, чуть не выронив из рук пакеты…

Да, судьба порой весьма оригинальна. И ведь надо же было ей прийти именно сегодня, именно в этот торговый цент, именно на этот этаж, учитывая, что изначально не планировала, а потом еще и кофе приспичило выпить. Или это магия ее привела? Да, наверное, именно так. Иначе и быть не может.

В глубине, у самого окошка за столиком сидел никто иной, как Энтони. Как всегда элегантен, спокоен и уверен в себе. Удобно откинувшись на спинку кресла, он положил одну руку на столешницу, а его длинные пальцы игрались с ручкой кофейной чашки. Мужчина мило улыбался, сверкая странными огнями в глазах сидящей напротив него даме. Собеседница что-то живо рассказывала, активно жестикулируя. Периодически заправляла выбивавшуюся прядку себе за ухо, и при этом кокетливо улыбалась

И все бы ничего, да вот дамочкой оказалась никто иная, как пропавшая, и так давно всеми разыскиваемая Леночка.

В грудь будто кто-то кулаком ударил, выбивая воздух из легких и не позволяя полноценно вздохнуть. Значит, они знают друг друга? Причем не только в пределах агентства. Вон как мило сидят общаются.

Моментально вспомнился день их знакомства, когда Ника врезалась в него, убегая из кабинета главы Канцелярии. Оттуда, где ей предстала картина, так сильно ранившая. Ведь Тони появился в офисе четко в тот момент. Неужели, он стоит за той подставой?

Но зачем он хотел их поссорить, если даже еще не были знакомы? Простая зависть? Ведь Эдик рассказывал о некоем безмолвном соревновании между ними. Мало ли, кровь взыграла, узнав, что кузен смог заполучить себе не обычную девушку, а саму искру.

Или это очередное совпадение? В любом случае, пока не разобрались, обвинять не стоит, нужно тщательно выяснить все обстоятельства.

Сейчас же пришлось срочно решать, что делать.

Подозвала официантку и указав на парочку, пожаловалась, будто это ее жених, и попросила узнать, о чем они говорят. Особо играть не потребовалось. Вероятно, судя по бледному лицу Вероники, слегка подрагивающим рукам и срывающемуся голосу, работница поверила в рассказанную историю.

Ника вытащила из кошелька купюру и сунула девушке в карман, ожидая результат. Сама отошла, и набрала номер Эдуарда.

Официантка вернулась довольно скоро, сообщив, что пара разговаривает вроде о каких-то лекарственных каплях.

Выходит, догадка верна и это он. Ведь то, чем бывшая работница агентства опоила Эда, можно найти только в параллельной реальности, и за ней явно стоит кто-то из магов. Тот, кому сильно мешает союз Орлова и Ильиной. Но что они сделали Тони? Конечно, на дне рождения он недвусмысленно высказался о своем расположении к девушке, но ведь, по сути, ничего не требовал и не просил. Да и на момент той истории они еще не были знакомы, значит, дело совершенно не в этом.

Рот залила непонятная горечь. Пусть Вероника не испытывала особой симпатии к мужчине, но было очень неприятно так в нем ошибиться. А ведь они вместе выезжали на следственные действия, работали, даже танцевали на празднике по случаю ее магического совершеннолетия.

Вспомнила рассказ Эдика о том, как кузен помогал ему выжечь вилиолен в крови. Зачем же он это делал? Для отвода глаз, чтобы на него никто не подумал? Теория имеет место быть.

Ника по заданию жениха сфотографировала сладкую парочку и оставила Яна следить за входом и ждать шефа. Сама же заняла другой столик, спрятавшись за вазами с декоративными растениями, и внимательно наблюдала за происходящим. Вдруг Энтони резко обернулся, пробегая взглядом по залу, как раз в направлении ее укрытия. Неужели что-то почувствовал?

Не найдя никого, не заметив ничего подозрительного, он снова обратил свое внимание на заискивающе улыбающуюся ему спутницу. Вот и как верить ее чувствам после этого? То рассуждала о разбитом сердце, то сидит, и как ни в чем не бывало флиртует с другим.

Антон вновь обернулся, уже чуть тщательнее изучая место, где пряталась в тот момент «секретный агент». Ника даже отвернулась с перепугу. Еще не хватало, чтобы он ее обнаружил. Вспомнила о щите невидимости и, удостоверившись, что на нее никто не смотрит, накрылась им, возвращаясь к наблюдению.

Леночка же продолжала кокетничать с собеседником, тот мило улыбался, но глаза при этом оставались серьезными, цепкими, а в радужках периодически вспыхивали малиновые искры. Что бы это значило? Хотя, стоит сказать, на фоне насыщенно синего цвета, смотрелось красиво, даже завораживающе.

Скоро парочка встала, Энтони небрежно кинул на стол деньги, видимо, оплатив не только свой кофе, потому как Елена залилась краской и скромно потупила взгляд. Вот же ж, саму невинность из себя строит.

Мужчина, не позволяя развить тему, подцепил ее за талию и подтолкнул в сторону выхода. Поравнявшись с тайником Вероники, он снова просканировал пространство, и, ничего не найдя, нахмурился. Неважно, что именно он подумал, теперь оставалось только проследить за ними, надеясь, что не сядут в одну машину. Тогда придется проявляться. Вряд ли Эдик подоспеет, а с Леной необходимо поговорить во что бы то ни стало.

У выхода из здания Тони опять чуть подпихнул девушку, даже чуть раздраженно, несмотря на все ее явные попытки его задержать. Элегантно поклонился, обворожительно улыбнулся своей фирменной улыбкой и чуть коснулся губами ее пальчиков. Леночка зарделась еще сильнее, но это тоже не помогло. Маг резко развернулся и поспешно ретировался.

Ну да, он получил от нее все, что было нужно. Более претворяться не было смысла.

Лена еще несколько секунд не двигаясь смотрела вслед мужчине, потом вздохнула, опустила голову и повернулась, чтобы столкнуться с Яном. Неизвестно, узнала ли она его, хотя виделись лишь раз, и то мельком в тот самый день, то ли аура у бодигарда столь мощная, подавляющая, не почувствовать которую невозможно, и неважно маг или нет, но бывшая секретарша дернулась и кинулась в противоположном направлении. На этот раз налетела на Нику. Достаточно было секунды, чтобы девушка все поняла и рванула внутрь торгового центра, правда, застопорилась у вращающихся дверей из-за множества скопившихся посетителей.

Ян в секунду раскрутил силовое лассо, накинув на беглянку и плотно стянул его, препятствуя движению. Да, риск «проявиться» был велик, но еще больше — потерять ценного свидетеля, от показаний которого слишком многое зависело.

Лена, ничего не поняв, встала как вкопанная, продолжая дергаться, и на этот раз серьезно испугалась.

— Поговорим? — предложила Вероника, «освобождая» конкурентку, правда после того, как ее под белы рученьки отвели подальше от входа.

— О чем? — она вновь было попыталась дернуться, но глянув на решительно настроенного Яна поняла, что бес толку. Скрестила на груди руки и приготовилась защищаться.

— Успокойся, нам нужна не ты, а тот, кто тебе подсунул наркотик, которым ты опоила своего руководителя.

— Что? Какой наркотик? — глаза ее здорово округлились. Либо она замечательная актриса, либо ничего не поняла.

— Да, в той дряни, которую ты притащила в офис содержался запрещенный препарат. — Пусть Ника и осознавала, что безбожно врет, но другого варианта не было. Не рассказывать же ей о мире магии и другой реальности?

— Он сказал, что это абсолютно безопасно, просто легкое снотворное.

— Кто он? — рядом послышался леденящий душу и вызывающий мурашки по всему телу голос. Эдик был очень и очень зол. И Это заметила не только Вероника.

— Его там больше нет, и никто не видел. Представления не имею где его искать.

— Где там? Кого нет? Кто именно передал тебе субстанцию?

— А знаете, что? Если хотите, арестовывайте. Я отказываюсь отвечать без адвоката. У вас есть обвинение, повестка или что там еще? — гордо вздернула нос и, пробежав взглядом по всем троим, ехидно ухмыльнулась, — так и думала. Ну, вот когда будет, тогда и приходите.

Да, она слишком хорошо была знакома с работой агентства, чтобы так легко сдаться. И это очередной раз подтвердило правильность решения о принятии даже на должность секретаря только магов.

Девушка развернулась и попыталась пройти мимо Орлова, принципиально задев его плечом. При этом окрикнула курившего рядом охранника.

— Товарищ, помогите. Окружили меня, не знаю, чего хотят.

Моментально рядом собралась толпа из работников и зевак.

— Она моя бывшая сотрудница, должна осталась. — сквозь зубы произнес Эдуард.

— Вот и отправляй официальный запрос. А просто так задерживать не имеешь права, — прозвучал ответ.

Защитником оказался тот самый охранник. Проверил — не маг. К сожалению, в такой ситуации сделать совершенно ничего нельзя, чтобы не «раскрыться». Этот раунд стерва Лена выиграла. У них попросту не оставалось выбора, как позволить ей беспрепятственно уйти.

— За Никой присмотрю я, а ты проследи за секретаршей, — прошептал Эд на ухо Яну, — Я потом пришлю ребят сменить тебя. Хоть как, хоть под пологом невидимости, но выследи, где она прячется. — и уже потом, глядя на подругу, добавил, — а мы пока поедем пообщаться с кузеном.

Энтони привычно сидел в кабинете Эдика, правда в кресле посетителя, показывая тем самым, что он понимает свое место, и изучал папку с какими-то документами.

— Вот вы, — оторвался от бумаг, когда молодые зашли в помещение.

— О да, и нам надо поговорить. — процедил Орлов, закрывая дверь на ключ. Создавалось впечатление, будто он еле сдерживался, чтобы не сорваться. Уселся на свое место, предложив подруге устроиться рядом с Тони. — Хотелось бы узнать, что тебя связывает с моей бывшей секретаршей.

— Связывает? — искренне, по крайней мере так казалось, удивился тот. — Ровным счетом ничего. Но, кстати, как раз о ней я и собирался рассказать.

— Мы в курсе, что ты с ней встречался сегодня.

— А-а-а, — протянул тот, — то-то я чувствовал, что за мной наблюдают. Ну да ладно, главное, не вмешались в наше общение, и на том спасибо. Так вот, мне удалось ее найти и даже пообщаться.

— Говори, — по лицу Эда промелькнула сомнение, но желание узнать, что именно планирует поведать кузен, перевесило…

— Значит так, — Антон отложил ручку, откинулся на спинку кресла, и удостоверившись, что его внимательно слушают, начал рассказ. — однажды в метро к нашей Леночке подсел симпатичный молодой человек и попытался познакомиться. Представился Михаилом. Барышня, будучи безмерно, как на тот момент считала, влюбленной в своего шефа, отстранилась. Парень не настаивал, однако, разболтал. У пары нашлось много любопытных совместных интересов. Слово за слово, зашел разговор и о бывших. Тут новый знакомый, решил ей признаться, что даже предпринял отчаянную попытку удержать любимую, которая собиралась его оставить. Подсыпал ей в чай легкого снотворного, при котором человек засыпает, но не полностью, оставаясь, скорее, в полудреме. Дождался, когда домой придут ее родители, кстати, довольно консервативных взглядов, и устроил весьма недвусмысленную сцену. Результат — родня требует свадьбу, он — всеми руками за, вот только невеста сильно сопротивлялась и в конечном итоге-таки отказалась, хотя и категорически поссорилась с предками. Но и с парнем тоже, не в состоянии простить такую подставу.

По сути, он вложил в уши Елене замечательную мысль о недвусмысленной сцене и ее возможном влиянии на события. Родители, само собой, не явятся, зато пассия может и измену вряд ли простит. Полюбопытствовав, а не опасно ли это, любимого как-никак травить не хотелось, получила ответ, что парнишка отменно разбирается в лекарствах и дозах, так как сам фармацевт. Главное соблюдать пропорции. И оставил ей визиточку с адресом аптеки, где его можно найти, и телефоном, на всякий случай. Лена очередной раз поплакалась лучшей подруге, поделилась зарождающимся сомнением и родившейся идеей. Та, разумеется, поддержала начинание, и вместе они продумали тот самый план, о котором мы знаем.

Звонить не стала, по-прежнему сомневаясь, и загадала, что если застанет его на работе в смене, то купит то средство, если нет — то окончательно от него откажется. Как вы понимаете, нового знакомого она все же застала. Он был настолько любезен, что налил ей заветной жидкости в пустой флакончик без опознавательных знаков и даже не взял денег. То есть, «поделился по-дружески», как он это объяснил. Показал, как использовать, сколько капать, как быстро действует. На тот момент даже сомнений не возникло в неправильности происходящего, и вопросов, почему сей тип не спросил плату.

Твоя когда-то подчиненная уже после известных событий думала еще раз навестить друга, чтобы отдать капли, решив, что никогда больше в жизни не затеет ничего подобного, но о Михаиле и слыхом никто не слыхивал. Мало того, там даже не числится ни один представитель мужского пола. К слову, аптечный пункт здесь неподалеку, я туда уже наведался. Пообщался с одной из работниц, она подтвердила, что в тот день работала весь день и никаких молодых людей у них не было и в помине. Говорит правду. Елена даже пыталась позвонить по указанному номеру, но оный, возможно «более», не существует. Был ли он действующим с самого начала неизвестно, никто не проверял.

— Вот телефон, — Энтони выложил на стол листочек с написанными от руки цифрами, — его бы не мешало проверить. Вот адрес аптеки — сверху приземлился еще один кусок бумаги, — с датой и приблизительным временем посещения. И еще, вряд ли этот тип назвал свое истинное имя, кроме того, наложил морок. Лена так и не смогла описать его внешность кроме того, что он высокий и в очках, но под этот образ подходит четверть мужского населения. Даже не думаю, что очки настоящие. Не была уверена ни в цвете волос и глаз, ни в форме носа, ни в возрасте или наличии морщинок, не помнит никаких отличительных особенностей. НИ-ЧЕ-ГО! Она даже сама это заметила, когда хотела описать его в аптеке, но не смогла. Правда, списала на расстроенные чувства.

— И она вот так вот тебе все рассказала? — поинтересовался Орлов.

— Ну, не прямо так, пришлось дар свой применять, но сложностей, в принципе, не возникло.

— Как ты ее нашел?

— Так проще простого. Заявился к Светлане, поведал слезную историю, что мне дико нужна помощь ее подружки, дескать на работе с делами разобраться не могу, я на ее месте теперь работаю, только устроился. Обаял, заставил говорить, не без дара, конечно же, даже при мне позвонить. Договорились в встрече в людном месте.

— Зачем тебе это? — все еще продолжал сомневаться Эдик.

— Да сидеть скучно. Новых случаев нет, вы по своим делам мотаетесь, захотел себя чем-то занять. Тем, в чем реально могу помочь, пока вас нет. Ведь вы же давно ее искали, а тут я. — при этом широко и открыто улыбнулся.

Глава 15. Зацепки

В принципе, рассказ был логичным, на правду действительно похожим, органично вписывался в имеющуюся картину. Даже несмотря на то, что Вероника не могла полностью поверить мужчине, признала, что такие события вполне возможны.

В груди разрасталось подозрение в отношении именно этого человека, заметно усилившись в тот момент, когда она увидела его в компании Елены. И пусть он все объяснил, щемящее ощущение неестественности происходящего сохранялось. Слишком много было подозрительных совпадений.

Вероятно, получится что-то узнать, подтвердить или опровергнуть рассказ после разговора с бывшей секретаршей. Хотя, если они и впрямь в сговоре, возможно, заранее договорились о правдоподобной теории.

А вот Эдик, похоже, поверил кузену.

— Ты как? — Энтони наклонился к Нике, пытаясь заглянуть ей в глаза, и тем самым вывел из некоего транса. Вернее, мыслей, в которые она погрузилась.

— В порядке, — ответила, кинув взгляд на жениха, который ничего не заметил, увлеченный разговором по телефону, — почему спрашиваешь?

— Ты чересчур странная сегодня, задумчивая, будто перепуганная. Не переживай, обещаю, — он подцепил ее пальчики и крепко сжал в своей руке, поглаживая при этом тыльную сторону ладони большим пальцем, — что мы найдем того менталиста, который за этим стоит. Всех найдем, не только его. Никто тебе ничего не сделает. Мы с Эдом не позволим.

— Вы с Эдом? — Ника посмотрела на мужчину, задрав брови и пытаясь понять, что он имеет в виду. Да, защиту, это понятно. Но с какого момента они заодно?

— Да, мы оба слишком заинтересованы. — ответил он, будто читая ее мысли, — Хотя, думаю, вся Канцелярия разом за тебя встанет.

Спасибо, — прошептала Вероника, решив, что на данный момент так будет лучше. Не время выяснять отношения. Выдернула руку, пусть и не без усилий, на что Тони как-то странно хмыкнул и чуть вздернул уголок губ, продолжая буравить взглядом девушку. — Менталист? — вспомнила еще одно слово, резанувшее слух.

— Да, это самое простое объяснение произошедшего, — пояснил Орлов, вернув гаджет на стол рядом с собой. — только он обладает столь мощным даром внушения.

— Погоди, причем здесь внушение, в случае с аптекой?

— Как раз одно из немногих действенных обоснований случившегося. Только сильный маг способен воздействовать на работников да так, что они даже не помнят его присутствия. И не только это, ведь они приняли на своей территории совершенно незнакомого им человека.

— А не мог быть, например, артефакт?

— Мог, но у таких игрушек уровень другой. С ним можно помочь нужной идее прийти в голову Лене, сделать так, что она не подумает о неправильности бесплатной передачи подобного препарата. То есть легкие вещи. Морок — то вообще отдельная песня, для этого свои способы существуют, причем довольно доступные почти каждому. А вот работать на глубинных уровнях сознания могут немногие. Не удивлюсь, если он же и «надоумил» девушку скрыться потом. Но это хорошая новость.

— В чем же хорошая, если против нас играет столь могущественный тип?

— Тем, что таких немного. Это редкость. Так что, можно проверять списки. Начнем с местных, из города и окрестностей.

— А как он узнал, когда Елена придет к нему? Не думаю, что всю неделю в той аптеке сидел.

— О нет, этого он точно не делал. Но подозреваю, что попросту следил. Не случайно же к ней в метро подсел. Увидел, что она идет в нужном направлении и прибежал на место раньше. Как волк в красной шапочке. — М-да, сравнение так себе, зато доходчиво, — Может, еще и помогал кто.

В дверь постучали, и Орлов встал из-за стола, чтобы отпереть замок. Когда только закрыться успел? Распахнул дверь, впуская в кабинет Глеба в сопровождении Олега — дяди Вероники.

— Всем привет, — высокий рыжий парень пробежался глазами по присутствующим, указательным пальцем поправил очки на переносице и широко улыбнулся. — Все в сборе. Отлично. А у меня для вас новости…

Что ж, завладеть всеобщим вниманием у артефактора получилось. Он еще раз осмотрел помещение, прошел в центр и уселся за стол. Вынул из внутреннего кармана куртки коробочку и конверт, положив на них сверху свою ладонь.

— Я при всех могу говорить? — покосился на Эда и после удовлетворительного кивка и подтверждения, что участники под клятвами, начал.

— Значит так: браслет совершенно чист. Никаких заклятий, чар не обнаружено. Не навешано никаких маячков, подчиняющих или считывающих мысли кристаллов и чего бы то ни было еще. Только защитные артефакты. Пришлось позаниматься, пока все проверил. Но работка, я вам скажу, это нечто. Настолько необычные плетения. — парень из-за переполнявшего его восторга начал активно жестикулировать, причем так, что Веронике даже показалось, что он забыл изначальную цель приезда. — Вернее, все просто и элементарно, я бы даже сказал, гениально. Но, не зная системы, самостоятельно создать невозможно. Ника, пожалуйста, как отпадет необходимость, дай мне его на месячишко, я попробую подробнее изучить. Это настоящий шедевр артефакторики, научиться создавать нечто подобное — это как для астронома найти новую Землю в другой галактике.

— Так что там? — Орлов попытался вернуть парня на нужное направление.

— А? А-а-а, браслет, да. Можешь спокойно его носить. Кроме как защиты он ничего больше не делает. Мощной защиты, практически от всех известных в двух реальностях ядов. Кончено, не советую испытывать судьбу и специально проверять, например поездками в Африку и поисками мухи Цеце. Хотя не, от нее тоже спасет. Но в любом случае, браслет для наших широт, и я не представляю, сработают в каких-нибудь совсем отдаленных уголках земли. У меня нет абсолютно всех образцов ядов для проверки.

— Мы поняли. В Африку без прививки не пущу, — хохотнул Эдик, — Что там у тебя еще?

— О-о-о, нечто! Письмо, то самое. Вот с ним реально повозиться пришлось. И вылезло много любопытных данных. Вы же слышали о ягодах акиты? — при этом посмотрел на Веронику. Видимо, у него даже мыслей не было, что кто-то еще может не быть с ними знаком, ну или по крайней мере с информацией о них.

— Да, это те, которыми когда-то рабов опаивали, — пояснила девушка, намеренно не уточняя, что и она однажды подверглась их влиянию. — При их употреблении человеку кажется, что все, что сказанное опоившим — непреклонная правда, и он идет следом, считая, что это собственный выбор.

— Верно, — кивнул Глеб. — Итак, с этими ягодами, возможно, вы не в курсе, но очень долго работали. Многие. Пытались изучить, воссоздать, изменить структуру, уж слишком сложно их применение и эффект чересчур быстро выветривается. То есть следует применять постоянно, в определенных количествах, иначе толку мало. Так вот, это еще один шедевр, и на этот раз зельеварения. Чернила этого письма смешаны с уникальным зельем, базой которого является экстракт акиты. Причем, из нее взяли лишь нужную часть, смешав с разными видами усилителей, вплоть до того, чтобы изменить свойства. Если для акиты требуется слышать голос, то для этих чернил — читать. В данном случае внутрь его принимать нет необходимости, достаточно, концентрируясь в тот момент на надписи, вдыхать пары. Вдобавок, последние испаряются очень медленно, неся при этом в себе заряд крышесносной силы, влияющей на сознание. То есть, по сути, действие то же: человек втягивает носом частицы, и то, что он читает, концентрируя на этом свое внимание, кажется беспрекословной истиной. Этой заразы там много, хватит надолго и на весьма серьезное число чтецов, так что, письмо смотреть можно, а вот читать категорически не советую, чтобы тоже не попасться.

— А разве это возможно? — Антон, за которым Вероника пристально наблюдала, а именно, за его реакцией в поисках подтверждения или опровержения своих гипотез, искренне удивился. Хм, неужели здесь он ни при чем? Ну не может человек так хорошо играть, тем более, когда не догадывается, что его подозревают.

— Считалось, что нет. И здесь вылезает прелюбопытнейшая информация. Препарат есть, а вот патента на его изобретение нет. Не зарегистрирован ни в одной из стран. Не существует.

— То есть, его создали тайно. — Эдуард нахмурился.

— О да, и не только. Производство его в домашних условиях исключено. Для этого требуется лаборатория, и не простая, а оборудованная по последнему слову техники. Изготовление отдельных элементов настолько сложно, что необходимы специальные приборы и весьма дорогостоящие. Затем предъявляются строгие требования к выдержке, температуре, давлению, свету и многому другому. В общем, если совсем коротко, произведено оно было тайно в современной лаборатории, скорее всего частной, притом очень богатого человека. Хотите отыскать организатора — ищите ее.

— А не могли это втихаря сделать в уже существующих?

— Невозможно. Слишком трудо- и времязатратный процесс. А еще надо было исследования проводить, опыты, опять же, ставить. Будь это общественная официальная, подобные действия и работы попросту не остались бы незамеченными.

— Или, скажем, правительственная, того же Риона.

— Вот и говорю, — подтвердил Глеб, — ищите неофициальную лабораторию, способную предоставить необходимое оборудование, найдете и заказчика. И если не он сам писал это письмо, то точно знает, кому продавал чернила.

— Это что еще за собрание здесь? — дверь открылась и вошел Август, — вместо того, чтобы важными делами заниматься?

— У нас совещание, а вы по какому вопросу пожаловали? — поднял голову Эдик, осмотрев посетителя.

— А, ну совещание — другое дело, значит, я вовремя. — и шагнул внутрь. — А почему, кстати, меня не позвали?

— Простите, господин Август, но не люблю, когда меня прерывают. Я зайду к вам по окончании.

— О нет, я собираюсь присутствовать. Вы сами читали письмо.

— Да, конечно, и там ясно было указано, что вы можете привлекаться, участвовать и требовать отчетности лишь по делу об исчезновении девушек. К остальной работе Канцелярии отношения не имеете. Кажется, Вас даже приглашали Старейшины для разъяснений.

— То есть, хотите сказать, что занимаетесь другими делами вместо того, чем следовало бы? Я обязательно укажу это в отчете. — при этом хищно оскалился, что не сильно вязалось с его образом. Нет, что-то с этим типом не то. Не просто так он здесь. Нику, вообще, посетила мысль, что он пытается саботировать если не целиком деятельность организации, то отдельные направления. Отвлекает.

— Да, представляете, — совершенно спокойно, по крайней мере внешне так казалось, продолжал Орлов. Выдавали только жесткие властные нотки в голосе. При этом его аура будто бы даже начала разрастаться, нагреваться и ощущаться почти физически, давить, заставляя пригнуть голову и повиноваться ее хозяину. Надо же, он и так умеет? Август тоже это почувствовал, даже было дернулся, но не сдался, выстояв. Вымуштрован, значит, не впервые. — у Канцелярии, если вы до этого не знали, господин, много самых разных дел. И посвящать в них абы кого я не уполномочен и не собираюсь. Ряд информации является секретной. Или, возможно, Вы именно за ней сюда явились? Тогда, боюсь, придется Вас разочаровать. И да, настоятельно рекомендую включить это в отчет. А еще не забудьте указать, что подобным вмешательством препятствуете функционированию учреждения, пытаетесь устанавливать свои правила и условия, не имея малейшего представления о внутренней структуре, методиках и организации работы. Это, поверьте, заметно сразу по Вашему поведению и элементарным вопросам, ответы на которые знают мои сотрудники даже низшего звена. Заодно расскажите и то, что, требуя отложить абсолютно все дела в угоду единственного, не удосужившись узнать важность, сложность и необходимость таковых, ставите под удар безопасность подотчетной Магору территории. Вы готовы взять на себя лично ответственность за благополучие людей? Нет? Так я и предполагал. И если и впредь вы будете продолжать вести себя подобным образом, мне придется поднять вопрос о шпионаже и попытке подрыва деятельности изнутри. Как бы то ни было, но в этом случае до окончания разбирательств буду вынужден вас отстранить. Не думаю, что это положительно скажется на Вашей репутации.

— Угрожаете?

— Констатирую факты.

— Решили от меня избавиться?

— Я бы с удовольствием, да не могу, ведь на руках договор между нашими Советами.

— Вы же понимаете, что тогда пришлют другого?

— Надеюсь на это. Мне бы не помешал профессиональный и сведущий человек, способный действительно помочь, вместо того чтобы отвлекать других работников и постоянно что-то спрашивать. Но так как Вы пока остаетесь здесь, наше сотрудничество будет ограничено лишь отчетами и следственными действиями по делу о пропаже магичек. А сейчас, если у вас не экстренная проблема, я попрошу удалиться и оставить нас с коллегами продолжить беседу.

— Ты же понимаешь, что нарываешься? — заговорил Тони после нескольких секунд молчания, когда за непрошенным гостем закрылась дверь. Вернее, с грохотом захлопнулась. Август явно пытался совладать со своими чувствами и эмоциями, но, похоже, в самый последний момент они взяли верх. Совсем какого-то непрофессионала послали, если правда послали.

— Нет, вывожу на эмоции. — Спокойно ответил Эд. — Сделать он мне ничего не может, как и старейшины, потому как я возложенные обязанности выполняю. А он выходит за рамки своих полномочий, и знает это. Жду, что выдаст себя тем или иным образом.

— Послушай, а ты на прослушку кабинет проверял? — Глеб задал вопрос, о котором в тот момент подумали все.

— Да, правда, пару дней назад.

Моментально, словно по команде, присутствующие зашевелились и стали озираться. Олег вскочил и запер дверь. Заведующей лабораторией достал из кармана связку каких-то брелоков и камней, пробежался по ним пальцами, отсоединив нужный ему. Положил на одну ладонь, накрыв сверху другой и запуская в кристалл свою силу.

От артефакта во все стороны полился голубой свет, становясь с каждой секундой сильнее и насыщеннее, заполняя помещение. Поначалу Верника подумала, что видит это только она. А нет, он действительно испускал мягкие лучи.

— Откуда у тебя это? — Ахнул Орлов, — Не помню, чтобы покупали.

— Мой личный, но для хорошего дела ничего не жалко. — Подмигнул тот, расплывшись в хитрой улыбке, явно довольный произведенным эффектом. — Сейчас проверим.

— Что это? — тихо спросила Ника у Антона, находившегося к ней ближе остальных.

— Еще один гениальный артефакт, сложный, потому редкий и дорогой. Интересно, где откопал. Определяет все виды глаз и ушей, как магических, так и физических. — Прошептал мужчина, при этом наклонился близко к девичьему уху, щекоча волоски горячим дыханием. — На самом деле, абсолютно все объекты, излучающие волны. Сейчас сама увидишь. Я лишь пару раз такой наблюдал.

Ника хотела было отпрянуть, но решила, что так только привлечет к себе дополнительное внимание, которого не желала. Значит, нужно делать вид, что ничего не заметила. Подняла голову и столкнулась с напряженным взглядом дяди Олега. Он, хмурясь, осматривал парочку. Поняв, что его заметили, резко развернулся, продолжив наблюдение за кристаллом. Что бы это могло значить?

Решила последовать примеру. А посмотреть было на что. Голубоватый свет, будто туман, плавно заполнял собой каждый уголок кабинета, обволакивая находящиеся внутри предметы.

Вот, лежащий на столе смартфон Орлова начал поблескивать всеми цветами радуги, словно снежная гладь под ярким солнцем. Вынула и свой телефон, чтобы увидеть его точно такую-же реакцию. Еще один просвечивался через карман пиджака Олега. Стала осматриваться, обнаружив, как сияние окутало компьютер, а заодно и место, где спрятана та знаменитая видеокамера. Какое замечательное и полезное устройство, однако, этот кристалл.

Присутствующие поднялись и принялись изучать закутки. Открывали шкафы, выдвигали ящики, заглядывали в темные щели, пытаясь найти свечение.

— Ох ты ж! — Улыбнулся Энтони, вылезая из-под стола, за которым до этого сидел. Тут же все кинулись смотреть, что именно он нашел.

В дальнем уголке, виднелся очень слабый блеск, да такой, что сразу и не заметно. Запрятан отменно, неудивительно, что без сего «чуда артефакторики» он не был найден.

Мужчина принял протянутый ему коллегой бумажный платочек, оторвал им крошечный кристалл размером с пару спичечных головок и положил на столешницу. Поставил рядом с ним ладонь, от которой оторвался малиновый поток, обволакивая предмет. Послышался слабый хлопок и объект погас. Выключил.

Поиски возобновились, но успехом не увенчались. После чего команда дружно вернулась на свои места, чтобы обсудить произошедшее.

— Кто был в кабинете в последние дни? — не стал ждать Олег.

— Ника, но понимаем, что это не она, Женя секретарь, но он обычно за столом не сидел, Тони и Август.

— Надеюсь, на меня тоже не думаешь? — хмыкнул Энтони.

— Нет. Кстати, еще уборщица. Но она при мне убирается.

— Значит, Август. — заключит Глеб.

Антон в это время молча встал, вынул из шкафа бутылку с водой, одноразовые стаканчики, которые водрузил на стол. Сам налил два стакана и один из них, не спрашивая разрешения или желания, поставил перед Никой, за что был вознагражден хмурым взглядом ее дяди.

— Штука дорогая, уж очень маленькая. — продолжал артефактор, вернув к себе внимание, — Записывает звуки, потом каждые тот минут оправляет данные владельцу. Не думаю, что последний разговор ушел, но я все равно его заберу для изучения, — и сунул «ухо» материализовавшимся в руках пинцетом в такой же пакетик, который был благополучно спрятан в нагрудном кармане.

— А почему мы не можем его сразу допросить? — поинтересовалась Вероника.

— Ну да, так он тебе и расскажет, что это он.

— Тони отправим, с его даром. — на парня сразу обратились четыре пары глаз.

— Не выйдет. Я уже пытался его разговорить, он будто понял что-то и моментально поменял тему.

— Он неприкосновенен как официальный представитель чужой территории. У нас связаны руки.

— А если мы ему прослушку подсунем? — не унималась Искра.

— А в карманы ее ты совать будешь? Даже не думай, — рыкнул глава Канцелярии, как только подруга открыла рот для ответа, — Тем более, он все равно не дастся.

— Но почему бы не попробовать. Для дела же?

— Объект дорогой, — вмешался Глеб. — Готов поспорить, что у него и поисковики есть, типа моего. Так что, это бес толку. Кроме того, не нужно показывать, что мы его подозреваем.

— Кстати, так откуда у тебя такая игрушка? — Эдик не выдержал и решил, что его друг теперь просто так не увильнет от темы.

— М-м-м! — тот снова расплылся довольной улыбкой. — вчера доделал. Пока тестирую. И нет, даже не мечтай, не отдам. Части покупал самостоятельно, мастерил в свободное от работы время, так что он мой. Целиком и полностью. Но продемонстрирую, если понравится и вы выделите бюджет, могу организовать производство требуемого количества.

— Мы это еще обсудим. И еще, составь мне списки лабораторного оборудования, необходимого для изготовления чернил. А заодно и фабрик, которые его производят. Начнем изучать, кому продавалось.

Отвлек от разговора стук в дверь.

— Еще одно исчезновение, — прошептал бледный Кирилл, как только его впустили.

Глава 16. Беспробудный сон

Слова и приказы не требовались, коллеги мгновенно вскочили со своих мест, кинувшись наружу.

— Я поеду с вами, — непонятно откуда материализовался Август. Как только известно ему об этом стало? Хотя, возможно, элементарно услышал разговор. Он явно ухо в остро держит, чтобы информации как можно больше накопать. А затем обратился к Веронике, — А Вы, деточка, зачем нам? Вы же не оперативный работник.

— Как и вы. — не смогла удержаться от шпильки, — Но учусь им быть и проверяю территорию на наличие остаточной магии.

— То есть у меня есть шанс увидеть Искру в действии? Прекрасно, — и шагнул в сторону служебной машины.

— Вместе с Олегом, — кинул Эд, преграждая ему путь, и открыл заднюю дверь, пропуская невесту. — Там еще есть свободные места.

Нике даже показалось, что она услышала скрежет зубов. А ещё заметила, как дядя весело хмыкнул и отвернулся, дабы никто не увидел его реакцию.

— Рассказывай, — скомандовал Эдуард, как только участники распределились по транспортным средствам.

— Ольга Ливанова, исчезла совсем недавно, можно сказать, с пылу с жару. — принялся отчитываться Кирилл, — Есть вероятность, что следы еще не затерли. Сообщила ее старшая сестра в истерике. Все время были вместе, как мы и советовали. Шли через аллею вдвоем. Остановила пожилая женщина дорогу спросить. Екатерина отвернулась на пару секунд, чтобы ответить, как девушки и след простыл. Будучи в курсе проблемы, позвонила сразу нам по телефону, оставленному, когда семьи предупреждали.

— Что общего с другими пропавшими?

— Пока не в курсе, некогда было. Дал указания искать, а сам к вам, предупредить. Попробуем местность осмотреть. Теперь-то мы точно знаем, где именно она пропала. Есть надежда хоть что-то найти.

На месте, переминаясь с ноги на ногу, их ждала красивая девушка с длинными светлыми волосами. Вот весь эффект портили заплаканные огромные голубые глаза и щеки, покрытые красными пятнами. При этом она крупно дрожала, заламывая руки. Кажется, была близка к истерике и держалась буквально превозмогая себя, на чистом упрямстве.

При виде группы на лице проявилась радость, а из глаз с двойной силой хлынули соленые ручейки.

— Это я виновата. Ведь знала, что нельзя ни на мгновение оставлять. — всхлипывая, постоянно повторяла она. — Черт меня дернул отвернуться на эти две секунды.

— Не кори себя, это не твоя вина. Преступник, раз уж взялся за дело, обязательно бы нашел способ. Олег, отведи ее к машине, попробуй успокоить, а заодно и допросить. Ты умеешь, может что еще вспомнит.

Все верно, дядя тоже выбрал работу не просто так. Его способность заключалась в умении выуживать секреты и потаенные мысли. Вместе с этим и информацию помогает извлекать, которая человеку забытой или неважной кажется, то есть просто похороненную в глубинах сознания. Ника даже однажды на себе его силу испытала, весьма впечатлившись. Дар, хоть и немного пересекался с Энтони, но все же был иным. Им бы в паре работать, тогда у преступников просто шансов бы не было.

Да, в том состоянии, в котором находилась Екатерина, именно дядя должен с ней общаться. Вряд ли она может адекватно реагировать, по крайней мере, пока не успокоится.

— Кирилл, проверь, есть ли в этом районе видеокамеры. — продолжал командовать Орлов, — Тони и Август, попытайтесь опросить людей, может кто из живущих что-то видел, может рассказать. Мы с Никой изучим местность, вдруг какие магические следы еще сохранились.

— Предпочту остаться с Искрой, думаю с Тони Вы и сами можете отправиться. — заявил «шпион», нагленько так при этом усмехнувшись. — Заодно и посмотрю на ее силу в действии.

— Готовы взять ответственность за ее безопасность? — хмыкнул Эдик, сверкнув глазами, — Вы же в курсе, что на нее раньше, и вот снова осуществлялись покушения и попытки выкрасть. Вы готовы единолично ее защищать? Бороться с несколькими магами одновременно или живностью в виде Юоки или темных тварей? А вот мне приходилось. Представляете, что с вами сделает мир, узнай, что упустили ту, которую ждали несколько веков?

Мужчина недовольно поджал губы.

— Хорошо, я не боевой маг. Но, судя по рассказам, наша знаменитость и сама по себе весьма сильна.

— Я сильна видеть магию, — Ника не выдержала. Как же в тот момент ей хотелось залепить этому типу оплеуху или, еще лучше, разбить какую-нибудь вазу о голову, чтобы стереть с его лица эту ехидную улыбку. Ну, как минимум выплеснуть на него воды. Если с вазой на улице были проблемы, то воду она могла запросто организовать. Жаль, нельзя. С трудом подавила свой порыв и продолжила. — Уж если Вы, имея столь богатый опыт чародейства за плечами, не можете обеспечить мне безопасность, что можно говорить обо мне, только открывшей в себе магию. Я тоже не боевой маг и обучаюсь иным вещам, более полезным для Искры и ее предназначения. Кроме того, вы сами препятствуете моему дальнейшему образованию. Так что, простите, но свою жизнь я Вам доверить не могу.

— Ладно, — пыхтел Август, — Орлов останется с тобой. Но и я тоже, мне нужно, чтобы ты продемонстрировала свой дар. Я должен убедиться в том, что в тебе действительно Искра Дракона.

Приехали. Вот только этого не хватало.

Подобного ни в коем случае нельзя допускать. Ведь то, чем Ника планировала заняться, не следует показывать совершенно никому. Но и здесь за нее вступился Орлов.

— Господин Август, во-первых, Вероника уже продемонстрировала свои способности всем, кому полагается, причем неоднократно успешно подтвердив наличие именно этого дара. Думаю, Вам стоит больше доверять старейшинам. Во-вторых, сейчас и так слишком напряженная обстановка, чтобы заставлять ее устраивать подобные показы, ведь это очередной стресс. Мы же не хотим довести нашу искру до нервного срыва?

— Какая-то чересчур слабая у вас искра, должен сказать.

— Скажите спасибо, что хотя бы такая есть. Могло совсем не быть. Она и так достаточно помогает. Кроме того, у меня нет никаких распоряжений на сей счет, а значит, это лишь Ваше собственное любопытство, которое я не намерен удовлетворять, угрожая при этом нашему делу. И в данный момент мы теряем время и вероятные оставшиеся улики. Троим здесь делать нечего, Вы будете гораздо полезнее в поиске и опросе возможных свидетелей, ведь сами вызвались активно участвовать в следствии. Вот Ваш шанс.

— Забываетесь, Эдуард, — процедил сквозь зубы. — здесь я решаю, кто и что будет выполнять.

— Мне жаль разочаровывать, но главой Канцелярии являюсь я. Вы же здесь только для контроля за развитием событий одного конкретного дела. У меня распоряжение Совета, согласно которому могу вас привлекать к его расследованию. Или мне тоже следует подготовить отчет о том, что вы препятствуете делу? Все просто: налицо отказ от выполнения должностных обязанностей, препятствие следствию и попытка подрыва деятельности организации. Будем продолжать бодаться или все же начнем работать?

На скулах мужчины заходили желваки. Губы плотно сжались в одну прямую линию, а глаза сверкнули плохо скрываемой яростью. Нет, этот человек точно не от старейшин. Слишком уж подвержен эмоциям и с трудом их контролирует. Вон насколько Эдик выглядит спокойным, да и в словесных баталиях явно выигрывает. Кто же этот тип?

Август, хоть и нехотя, удалился вместе с Энтони, оставляя пару искать то самое место с ароматом стужи. Кузен, правда, улыбнулся, подмигнул сразу обоим и кинул: «я за ним присмотрю».

Что ж, времени терять никто не хотел, потому Вероника сразу отправилась в точку, которую указала Екатерина. Конечно, ее можно было уже несколько раз проверить, но она боялась собственной реакции и эмоций, чтобы не выдать себя. И теперь твердо шагнула в самый центр.

— Ох, — только и смогла произнести, шокированная нахлынувшими, словно цунами ощущениями. Кажется, решение «подождать» было верным.

— Что? — Спросил Эд, чуть нахмурившись и прищурившись. — У тебя глаза сейчас, как у совы. Расскажи, что чувствуешь?

— То же, что и раньше, но многократно сильнее. Даже затрудняюсь описать. Будто из теплой квартиры на крепкий мороз ступила. Я не только ощущаю его кожей, даже запах четче, свежий, приятный. Если бы не знала, решила, что у меня волосы на голове шевелятся, словно я нахожусь внутри зимней ветряной воронки. Чувствую мелкие колючие льдинки, царапающие щеки. Вон и волоски на руках дыбом встали. Но совершенно ничего не вижу.

Орлов отодвинул подругу и ступил в эпицентр, так ничего и не ощутив.

— Что и требовалось подтвердить. Хорошо, приступаем, — сказал он сам себе и вскинул руки, призывая силу и запуская дар. — О-о-о, отменно! Вижу следы, четкие. Еще не затертые. Вот девушка делает шаг и падает, словно подкошенная. Но до земли не долетела, ее поймал некто, судя по фигуре, мужчина. Подкинул на руки и отправился по дорожке прямо и не таясь.

Тут же плавно, продолжая удерживать активной поисковую магию, зашагал вслед удаляющемуся изображению. Скоро свернул на узкую тропинку, проложенную между цветочными клумбами, и вышел к проезжей части. Остановился у самой кромки, еще раз тщательно изучая пространство. Затем втянул в себя светло-рыжие потоки и повернулся к спутнице.

— Глеб еще не подъехал? — Ника отрицательно покачала головой. — Он должен был за ребятами в лабораторию заехать. Они как раз нужны. Человек донес похищенную сюда и уложил на заднее сиденье автомобиля. Он стоял вот тут. Смотри, пыль на обочине. Остались отпечатки протектора шин. Будем снимать.

Команда приехала быстро, отпечатки сняли, местность осмотрели, следы обуви тоже попытались найти, хотя здесь ждал провал. Тропинка хоть и земляная, но давно притоптанной оказалась, да так, что походила, скорее, на асфальт. О плитке, которой выложена сама аллея, вообще речи вести не было смысла.

С другой стороны, стоило радоваться пусть и маленькому, но достижению. Как-никак первая настоящая улика появилась. Теперь бы с ней грамотно поработать.

Но на этом плодотворный выезд не закончился. Пока остальные занимались осмотром, Борису удалось выудить у Екатерины подробное описание той старушки, что отвлекала ее во время похищения сестры. Вот и здесь специалисты пригодились, использовав весьма удобный аппарат, можно сказать, чудо магической техники. Дело в том, что он помогал не просто фотопортреты составлять, а полноценные изображения в полный рост, да еще и в 3D формате. Некое подобие голограммы.

Любопытно, что бабульку девушка помнила отменно. Получается, морок на нее не накладывался, а значит, существует призрачная надежда таковую отыскать. Вот тогда она не отвертится, несомненно, расскажет, кому именно и с какой целью помогала. По крайней мере, хотелось на это надеяться.

Проверили заодно и район, где похищенная сознание потеряла. Уж что-что, а набор для определения заклятий являлся обязательным инструментом в дорожной сумке экспертов.

— Ничего. — прокомментировал Глеб, возвращая прибор на место. — Что хоть найти-то пытались?

— Заклинание. — решил пояснить Эдик, пусть и утаивая некоторую информацию. — Второй случай, когда наблюдаю след падающей девушки. Ника не видит ничего. То есть магия использовалась не напрямую.

— Хм, может быть. Здесь все-таки кристаллы для установления самых распространенных вставлены. Никто никогда не собирался доказывать, что всех существующих. Просто непонятно, зачем так заморачиваться с заклятиями, если проще воспользоваться обычной магией. — Мужчина замолчал, почесал кончик носа, поморщил его, поправил очки, а затем сам же и пояснил ситуацию, чуть растягивая слова, будто пытался в это время сформулировать следующую мысль. — Если он будет применять собственную силу, Ника увидит следы. По цвету магии определит владельца. Даже если артефакты будет использовать, получится то же самое, ведь они энергией хозяина наполняются. Да и тех сразу несколько нужно, иначе будет плавное погружение в царство Морфея, а не мгновенная потеря сознания. То бишь, это чтобы от искры скрыться. И еще, наверняка преступник осведомлен о составе наших наборов и специально нашел одно из древних неиспользуемых заклятий. По сути, толку в нем мало, если для одного человека их создавать. Заморочек слишком много. Они для массового воздействия хороши. Потому о них и забыли. Вы вот что, в хранилище поищите античные, архаичные, в общем, старые. Я склонен думать, что падали они не в обморок. Он может плохо сказаться на здоровье, которое, судя по всему, похитителю очень важно, а именно засыпали. А что, удобно. Похищенная не возмущается и не кричит, с кулаками не накидывается, вопросами не заваливает, дорогу запомнить не стремится, а до самого конечного пункта мирно спит. А когда в себя приходит, понять не может, где находится. Да так, что и сбежать невозможно.

Скоро вернулись и Энтони с Августом, так никаких свидетелей и не найдя.

— Вон у того супермаркета, — подошел также Кирилл, довольно улыбаясь, — есть видеокамера, как раз часть аллеи захватывает. Других, к сожалению, нет.

Надежда яркой лампочкой зажглась в груди: на этот раз получилось и появилась возможность найти виновного.

Дружной толпой бросились в указанном направлении. И даже несмотря на то, что доступ к записям запрещен широким массам, Орлову удалось достучаться до охраны. Ну как достучаться, предоставить некоторые документы, удостоверяющие полномочия и посмотреть видеорегистрацию, без изъятия или копирования таковой. И это только благодаря тому, что сменщиком оказался один из магов. Неизвестно, вышло бы подобное, очутись там обычный человек. Хотя тоже что-нибудь придумали бы, просто, времени и сил потратили больше.

Вероника стояла с противоположной стороны монитора и единственное, что могла делать (ей-то доступа к видео никто не дал), — это наблюдать реакцию суженого, который с каждой секундой становился все мрачнее.

Под конец кивнул охраннику, поблагодарил за сотрудничество, пожал руку, предложил обращаться в случае необходимости и вышел, подхватив ладошку девушки.

Остальные члены команды, с большим нетерпением ждали результатов снаружи здания.

— Ничего, — наконец заговорил Эдик, нервно постукивая носком ботинка. — Преступник, прежде чем выбрать этот район, тщательно изучил данные. Машина остановилась как раз аккуратненько вне зоны контроля видеокамеры, будто специально место выбирали. Ее не видно. И не только. Сам мужчина находился под куполом невидимости. Да, я обнаружил отпечаток его ауры в пространстве, как он шел по тропинке никого и ничего не таясь, но лишь потому, что был невидим для мира. Запечатлен момент, когда Ольга падает, но, не долетая до земли попросту исчезает с записи. Неизвестный ее подхватил, забирая, видимо, под свой купол. Потому и сестра ничего не увидела, быстро развернувшись, даже несмотря на то, что похититель был в прямом смысле у нее под носом.

Очень неприятная неудача и поражение, которого, стоит сказать, ожидали. Но, с другой стороны, у Канцелярии уже появились улики, которые тоже следовало проработать.

Так, с самого утра следующего дня Эдуард заявился домой к Вероники, чтобы взять ее с собой в городскую библиотеку для поиска подходящего им заклятия. Верно, слишком большой объем информации, чтобы быстро справиться самостоятельно.

Но даже несмотря на подмогу, за целый день выяснить так ничего и не удалось. Чары, что могли бы подойти под нужный им случай, не попались. Очередное разочарование? Возможно, но у них в кармане по-прежнему оставался допуск к низшим запрещенным заклинаниям.

Андрей будто даже обрадовался приходу новых знакомых. Долго тряс руку Эду, осмелился поцеловать пальчики Ники, отвел посетителей в свободную кабинку и приготовился услужливо собирать требуемую литературу. Даже предложил услуги собственноручно подобрать ту, что может их заинтересовать, но Орлов отказался.

— Да, он, несомненно, в состоянии нас сориентировать, но посторонним лучше не знать подробностей, над чем сейчас работаем. — пояснил он свое решение, — Помним: не доверяем никому. Поэтому пока смотрим все подряд и делаем вид, что сами не знаем, что именно ищем.

— Он, мне кажется, слишком безопасным и рассеянным, чтобы нанести урон нашему делу, зато способен помочь сэкономить время. Не находишь? — попыталась отстоять свое мнение Ника.

— Нет. Именно его рассеянность может сыграть злую шутку и развязать язык. Это, во-первых. Во-вторых, даже не знаю, как объяснить, но он мне не нравится. Надеюсь, что ошибаюсь, но уж чрезмерно правильный тип. В любом случае меньше участников знают тайну, больше шансов сохранить ее. Кроме того, он может видеть ситуацию с одной стороны, и принесет книги только по той теме, мы же — с другой, упуская таким образом возможные важные зацепки. Поэтому будем тщательно изучать все без исключения.

Уже почти под конец второго дня, Эд неожиданно оторвался от чтива, чтобы произнести.

— Похоже, я что-то нашел.

— Что именно?

— Заклинание беспробудного сна.

— Чего?

— Ты слышишь плохо или попросту рассеянна? — прошипел на Нику жених. И вот обидеться бы, да мысли тут же скакнули на только что поступившую информацию.

— Слышу нормально, не пойму толком, что это.

— Судя по описанию как раз то, что мы наблюдали при похищении девушек и о чем толковал Глеб. Заклинание, при котором можно усыпить всех, причем на длительное время. Здесь за пример целый замок берется со всеми его обитателями. Жертва засыпает и пробудить можно, только совершив определенный обряд. Ну или по истечении установленного времени.

— Погоди, это как в спящей красавице, что ли? Она же там тоже, вроде как, на сто лет уснула вместе с подданными. Правда, их жизни читателей, как и авторов, несильно беспокоили, сосредоточившись лишь на принцессе.

— Похоже, — хмыкнул Орлов на сию тираду, — что история появилась не просто так. Думаю, не только она.

— Но в сказке было веретено, которым девушка укололась.

— Именно. Здесь тоже речь идет о крови жертвы. Но она необходима только чтобы усилить обряд. И еще здесь расчёты: на какую площадь подействует, на сколько людей, как долго. А на одного человека вообще немного надо, тем более на хрупкую девушку, даже кровь не требуется. Вот, смотри, — мужчина ткнул пальцем в интересующую строчку, — «Чем больше индивидуумов нужно уснуть заставить, тем сильнее отдача по округе пройдет. Чародеи ближние скорее вмешаться могут. Волнения силы невиданной после еще много дней длится будут. Посему надобно осуществлять в местах отдаленных, да безлюдных, чтобы дело насмарку не пошло».

— А что для этого требуется, рецепт есть?

— Да, несколько магических травок, все произрастают в другой реальности, кое-какие артефакты и усиливающие кристаллы. В принципе, ничего экстраординарного. Все вполне доступно в продаже. Подозреваю, собственно, поэтому его и запретили.

Мужчина на некоторое время замолчал, обдумывая только что сказанное, и, видимо, сопоставляя с уже имеющимися данными.

— М-да, — продолжил он, — прав Глеб, говоря, что мороки слишком много, если только одного человека усыпить надо. Но даже там колебания энергии остаются, правда, могут быть заметны только магам, да и то, лишь в момент воздействия. Кроме того, если последнего отвлечь, даже внимания не обратит.

— Значит, то самое?

— Судя по всему, да.

— А как мы узнаем, пахнет заклятие стужей или нет?

— Боюсь, существует только один метод проверки — «научного тыка». То есть пробовать и испытывать будем.

— На ком?

— Вот подопытного еще предстоит найти.

— Давай, на Августе испытаем?

Эдик, вместо ответа, зашелся громким хохотом.

— Было бы неплохо, но боюсь, если ежедневные отчеты не продолжат поступать, главы тревогу забьют, и Канцелярия окажется под завязку набита наблюдателями. А нам это невыгодно. Зато есть процедура, как потом уснувшего будить. Так что, вид объекта роли не играет.

Так как выносить с собой материалы строго-настрого запрещено, да и нежелательно придавать факт огласке, рецепты вынуждены были учить наизусть. И дело даже не в самих ингредиентах, а четких формулах. Вот последние пришлось зубрить с особой тщательностью, дабы не перестараться в будущем.

Что же из этого выйдет?

Глава 17. Порталы

В офис возвращались молча, тщательно, скрупулезно и многократно повторяя «рецепт» заклинания. Так, чтобы не забыть. Чтобы «выгравировать» его на подкорке и быть в состоянии воспроизвести в любое время дня и ночи. О записи на бумагу, да вообще никуда, даже речи не стояло, ведь в гражданском мире не должны появляться следы магического. Никто не имеет на это права, и работники Канцелярии, в том числе. Наоборот, они, как хранители Закона, должны неукоснительно последний соблюдать и показывать пример другим. И неважно, что большинство жителей даже не подозревает о существовании данной организации, важен сам факт.

Запоминали целиком процедуру, причем оба на случай, если кто-то что-то забудет, второй обязательно подскажет. Ошибаться нельзя, неизвестно что произойдет в случае замены одной из деталей.

Периодически руки сами взлетали, рисуя в воздухе отдельные руны и элементы, повторяя увиденные схемы. Пальцы прочерчивали линии заученных схем. Главное — не запускать в них силу.

— Слушай, — решила поднять интересующий ее вопрос Вероника, когда они оказались в кабинете, — а Энтони, в какую страну уехал? Ну, то есть, к какому городу старейшин теперь относится?

— Рион. — на нее устремился цепкий взгляд Орлова, — куда ты клонишь?

— Не знаю, просто мысли постоянно крутятся. Согласись, слишком много совпадений. Он вполне себе успешный бизнесмен, имеет определенный вес, возможно, даже у старейшин. Я застаю его с Еленой, и он рассказывает ее историю, а не она.

— Она подтвердила сказанное.

— Ты с ней встречался? — глаза Ники полезли на лоб, почему не сказал?

— Да, вчера вечером, не хотел, чтобы ты нервничала, сегодня заработался и из головы вылетело. Не бойся, я ездил к ней не один, а с Олегом. Мы договорились, что твой дядя с ней еще поработает, попытается выудить другие забытые детали. Может, помогут в поисках загадочного Михаила.

— Думаешь, не сбежит опять?

— На этот раз нет. Я обещался, что претензий к ней не имею, но если она поможет следствию, устрою на новую работу и дам хорошие рекомендации. Правда, провел разъяснительную беседу.

— Это после того, что она сделала?

— Все совершают ошибки, и многие заслуживают второй шанс. Посмотрим, заслужит ли она. Кроме того, ее показания для нас сейчас чрезвычайно важны.

— В любом случае мы не знаем, так ли все было. Это опять же Тони сказал, что она не врала, а вот, говорил ли он правду — вопрос. Дальше: в кабинете нашли подслушивающий кристалл. Причем в последнее время он один из очень немногих, кто сидел за тем столом.

— Он же сам его и нашел.

— Вдруг для отвода глаз? — попыталась отстоять свою точку зрения Ника. — Появился ровно в тот момент, когда я застала вас Леной. Когда некто пытался подключиться в сквере к нашему куполу, подошел именно он. Клятву верности Канцелярии давать отказался. Слишком много маленьких деталей, каждая из которых может быть простым совпадением, но когда их так много…

— Я понимаю тебя. Но не стоит обвинять человека без доказательств. Ты и обо мне недавно тоже очень плохо подумала, помнишь? Сама теперь в курсе, как дела обстоят на самом деле.

— Согласна. Я не обвиняю. Пока. Всего лишь хочу, чтобы ты помог к нему присмотреться.

— Послушай, я знаю его с самого детства. Антон, конечно, еще та задница, но плохим и злым никогда не был. Нож в спину не втыкал. Да и вся та сила и мощь ему не нужны. Он и так весьма известный маг из-за своей силы и дара. Но хорошо, я постараюсь его проверить. Просто пообещай, что ничего не будешь предпринимать в отношении его, предварительно со мной не посоветовавшись, и обвинять — не имея никаких доказательств.

— Обещаю.

— А чего кислые какие? — в кабинет к ним буквально влетел подозрительно веселый Тони.

— Произошло что-то необычное? Ты слишком доволен.

— Возможно.

— У меня новости. Вернее, информация. Хорошая или нет, решать вам… Хотя я склоняюсь к первому. Пока вы лазили по библиотекам, я отменно поработал. Значит, смотрите. Мы проверили списки магов, пересекающих порталы, причем все существующие и не только те, что в Магор ведут, но и в остальные восемь городов. Представляете объем работенки, но мы справились. Это видя, насколько тот чудик продуманный, вдруг из другой подконтрольной территории перешел, чтобы следы запутать. Так вот, искомые девушки там не появлялись ни пофамильно, ни по поискам через фото. К тем, что накануне открытия, всегда отдельное внимание. Работники сказали правду. И здесь у нас два варианта развития событий, с моей точки зрения, конечно же. Преступник оставил их в городе и нашей реальности и будет проводить ритуал прямо здесь. Но это слишком рискованно, потому как всплеск магии будет настолько сильным, что ударная волна заденет целиком город. Разрушений, конечно, не будет, но электроприборы может повыбивать, например, дождь вызвать, ветер, молнии и тому подобное. Не представляю, что именно, лишь подозреваю. Передача силы никогда незаметно не проходит, тем более такой. В общем, место его проведения будет видно невооруженным глазом, как концентрация всего этого безобразия. Почти как в американских фильмах, где тучи начинают закручиваться над небоскребом, а оттуда разряд неведомой мощи. — Произнося это, сделал огромные «перепуганные» глаза, устрашающе помахал в воздухе руками. Паяц. — Это я утрирую, конечно же, для понимания. Но каким бы самомнением тот тип ни обладал, вряд ли он будет так сильно подставляться. Гораздо удобнее это делать в параллельной реальности, в которой такого рода контроль отсутствует напрочь. Я еще не удивлюсь, если этот маг какой-нибудь участок вне города подыскал. Ну, не знаю, пещеру какую, заброшенное поселение, о котором давно забыли. То есть что-то далекое и неподконтрольное. Так и ритуал останется незамеченным.

— Но он же не проводил девушек через порталы, сам сказал. — нахмурилась Вероника.

Эдик при этом всматривался в кузена. Видимо, начал понимать, куда тот клонит. В голове гуляли множество мыслей, которые так до сих пор и не складывались в конкретные вопросы. И посему, предпочитал молчать и слушать. Напряжен, внимателен, брови сведены вместе и указательный палец правой руки, лежащей на столе, методично постукивал по поверхности.

— Вот тут и начинаем самое интересное. Повторюсь, это моя теория, но которая, опять же, с моей точки зрения, может нас привести в нужное место. Это ниточка, которую обязательно стоит потянуть, и я уже начал над ней работать. Эд, ты же помнишь мое увлечение в молодости?

— Кто же такое забудет? — весело хмыкнул Орлов, — Археология. Ты, кажется, не только наши, но и соседние дворы перекопал в поисках раковин, которые в той местности не могли существовать.

— Ну ты вспомнил, — хохотнул мужчина и в его синих радужках брызнули золотые искры. — То я совсем дитём был несмышленым. Да, мечтал стать археологом. — принялся объяснять он, глядя на Нику, будто для нее специально. Хотя вполне логично, Эдик-то и так это уже знает. — Правда, очень быстро понял, что много денег я на этом вряд ли заработаю, да и богатым и знаменитым не стану. Все великие находки уже давно раскопали. В общем, основную профессию я поменял, а вот хобби осталось. Я погрузился сначала в древнюю историю, особенно Египта, а когда мне открыли силу — уже дрогой реальности и традиции магов. Много и долго ночами пропадал в библиотеке, изучая доступные талмуды…

— Так, стоп, — в этот момент расхохотался Эдуард, — ты же, вроде как, у девушек пропадал.

— Это официальная теория, — улыбнулся в ответ, ничуточки не смутившись, — чтобы меня не считали занудой и ботаником, которому девушки неинтересны. Э нет, лучше наоборот. И судя по твоей реакции, понимаю, что не прогадал, и моя легенда сработала. Ладно, женский пол, конечно, тоже был, — кинул короткий взгляд на Веронику, — но далеко не в тех количествах, как принято думать.

— И что же тебя заставало признаться сейчас? — глава Канцелярии подозрительно прищурился.

— Теперь мне все равно, сия информация уже не испортит мою репутацию. Ладно, не о том речь. Так вот, я много занимался изучением и систематизацией знаний. В Рионе даже организовал исследовательский центр. — Ника встрепенулась. Ведь если он действительно это сделал, то точно хорошо знаком со старейшинами. Подобные действия незамеченными не остаются. Глянула на Эдика, чуть вздернув одну бровь, и заметила, что ее знак был принят. Тони на это не обратил внимания, увлеченный беседой с кузеном и своим рассказом. Он явно гордился таким достижением. — Они по нескольким направлениям работают. И пусть я сам лично в этом не участвую, зато в курсе всех открытий и находок. Так вот…

Сделал театральную паузу. Клоун. Пробежался по присутствующим взглядом, а затем, чуть вздернув уголки губ, явно довольный произведенным эффектом, продолжил.

— Думаю, вы помните, почему запретили несанкционированные порталы?

— Да, основная причина была во множественных неучтенных переходах, в том числе в параллельную реальность. «Путешественники» не отслеживались, перемещения не всегда были точными и откалиброванными, ведь для этого требуются опыт и много энергии. Зачастую магов «выбрасывало» далеко от города и с пустым резервом. Из-за этого они не могли противостоять нападению диких животных и магических существ, а охрана не успевала прийти на помощь, да порой элементарно не знала о необходимости. Кроме того, в такие «норы» частенько прошмыгивали обитатели той реальности, ставя под угрозу тайну ее существования. Последней каплей стало увеличившееся число преступников, которые попросту начали сбегать такими путями от правосудия, причем даже в пределах нашего мира. И чтобы прекратить все это безобразие, межконтинентальный съезд старейшин решили возвести стационарные пункты со строгим учетом переносов, закрыв во всех других местах тонкую грань между мирами. Тогда собрались самые сильные волшебники планеты и выплеснули в нее свою силу, создавая непроходимую стену, а заодно и «распылив» в обоих реальностях чары, мешающие формированию проходов. До сих пор это поддерживается, а старейшины ежегодная проводят процедуру восполнения потерянных чар. Теперь любые перемещения фиксируются и отслеживаются, как и находящиеся на территории городов маги.

— Погоди, получается, порталы вообще невозможно создать и перейти грань? — любознательно поинтересовалась Вероника.

— Конечно, возможно, но проблема в том, что для этого нужно очень много энергии. Даже для сильных чародеев подобное не пройдет бесследно. Кроме того, всплеск будет слишком заметен. У наших дежурных есть разрешение и кристаллы для разового переноса в случае необходимости. Их использование четко контролируется. То бишь, нарушитель будет отловлен еще в момент формирования коридора до того, как шагнет в темное марево.

— Что, даже переходы в пределах, скажем, одного населенного пункта? — не унималась Ника.

— Да, всплеск от него тоже будет, хотя и гораздо меньше. У порталов особенные колебания, которые с другими чарами спутать нельзя. — Доходчиво объяснил Орлов, а затем снова повернулся к Энтони,

— Так к чему ты ведешь?

— А веду я к иной информации, давно забытой, вернее, нарочно вычеркнутой. Так вот, ты все правильно рассказал, но изначально было построено куда больше станций, чем мы знаем сейчас. Подразумевалось, что кое-кому по роду службы, как, например, старейшинам, руководителям Канцелярий, главным лекарям, некоторым ученым порой надо оставаться неотслеживаемыми и иметь возможность быстрого и тайного перемещения. То есть были проходы, назовем их «для всех» и «для элиты».

— Этого нет в источниках. — возмутился Эдик.

— Есть, но необходимо знать, где искать. Но да, согласен, эту информацию найти непросто, ее старательно подтерли. Так вот, даже самым великим магам не чужды человеческие страсти, и такими путями тоже стали пользоваться, назовем «не по назначению», порой даже за деньги, часто очень большие, помогая скрываться нуждающимся в этом. Когда вскрылись несколько серьезных афер, от порталов второго вида тоже решили отказаться. Но здесь возникла другая проблема: просто так их уничтожить нельзя, ведь барьер теперь существует, как некий монолит. Вернее, можно, но для этого надо разрушить изначально выставленную защиту грани, чтобы создать новую, как и сами станции. Втихую этого провести было невозможно, так как нужна огромная сила, а значит, пришлось бы вновь собирать сильнейших магов Земли, и как следствие, рассказать о той «маленькой тайне», что заметно бы подкосила власть и целиком систему. Люди перестали бы доверять Советам. Посему, собравшись на очередной международный съезд, переходы решили попросту запечатать, а заодно и скрыть их физическими объектами, убрав всю документацию и стерев упоминания о них.

— Тогда как ты это откопал?

— Человек, будь он простым или магом, по природе своей ленив. Или небрежен. Совсем «ВСЮ» литературу пересмотреть и перечитать представлялось либо невозможным, либо чересчур трудозатратным. В Рионе в моем исследовательском центре есть отдел, который занимается как раз этим вопросом. Ну как отдел, двое ученых.

— Можешь предоставить сведения и доказательства?

— Теоретически да, но практически там слишком высокий и сложный уровень доступа. Тебе придется пройти далеко не один круг, чтобы увидеть письменное свидетельство только что сказанного мной. И простыми клятвами там не отделаешься, если есть желание терять драгоценное время. В принципе, можешь не верить, дело твое, но я все равно собираюсь потянуть ниточку этой идеи. Где они находятся в Рионе, я точно знаю, но мои люди не занимались поисками на подотчетных территориях других Советов. Подобная работа несколько осложняется уровнем допуска и международными договорами. Мы ищем пути, прогресс есть, но незначительный для обширной и открытой деятельности. Но пока я здесь, планирую плотно заняться этим вопросом. Я подозреваю, что нашему преступнику каким-то образом стало о них известно и он даже смог распечатать один из них. Готов поспорить, как минимум один находится в городе. Согласитесь, идеальный вариант для задуманного им…

— Договорились, занимайся. Но в будущем мне понадобятся доказательства, чтобы представить старейшинам.

— Постараюсь что-нибудь придумать. Так что у вас, что именно нашли?

— Древнее заклятие, которым предположительно усыпляли жертв.

— Что за заклятие?

— Беспробудного сна.

— Ох, как интересно! — воскликнул Энтони, а его брови резко взлетели. — Тот, которым спящую красавицу усыпили? Так, та вроде кололась чем-то.

— У-кололась. Веретеном. — напомнила Ника.

— Вот, точно. Но не слишком ли сложно, чтобы выкрасть всего одну девушку?

— С кровью — это чтобы на сто лет и целиком весь замок из строя вывести, вместе с жителями. Без нее — на несколько часов, максимум — суток можно, и только одного человека. Как раз то, что нужно. Есть подозрение, что специально прячется от Вероники, дабы по магии не нашла.

— Что ж, логично. — медленно, растягивая слова, произнес Тони, погружаясь в свои мысли. — И что теперь с ним делать хотите?

— Для начала проверить, правда ли, жертва так быстро засыпает. Я видел следы. Потом попробуем ингредиенты пробить, кто покупал. Правда, надо сначала жертву найти, готовую стать подопытным кроликом. Там, конечно, указан процесс пробуждения, но кто его знает, так ли все, как описано.

— Можете на мне испытать. — Антон расплылся в широкой улыбке, будто подобное действие было пределом его мечтаний. — Чего не сделаешь для хорошего дела.

— Что? Ты же понимаешь риски?

— Вполне. А научные опыты — это всегда интересно. Ладно, сам сказал, что без крови максимум на несколько суток выключусь. Хоть отосплюсь. Сплошные плюсы. А если что-то пойдет не так, все равно откачаешь, я тебя слишком хорошо знаю. Ради своих ты на все готов.

— Мне даже льстит такое мнение обо мне. — хмыкнул Орлов. — Вот так просто, никаких условий, запросов, претензий?

— Нет, зачем?

— Не знаю, мало ли. Хорошо, спасибо. Максим сейчас занимается поисками всего необходимого, прочесывает наши склады. Как только будем готовы, позовем.

— Ты ему веришь? — Вновь обратилась к жениху Ника, когда за кузеном закрылась дверь.

— Ну нам же действительно нужен доброволец. Только на практике мы, вернее ты, поймешь, то ли это заклинание, которое ищем, или другое. Нужно четко знать, правильный ли путь мы выбрали.

— Я не об этом, хотя и здесь не очень понимаю его мотивацию.

— Да что тут понимать, — хмыкнул мужчина, задрав один уголок губ, — перед тобой выпендривается.

Вероника уставилась на Эдика округлив глаза и почувствовала, как щеки залились краской.

— Или ты думаешь, что я не заметил, как он на тебя облизывается?

— Эд, я…

— Да вижу, что не даешь поводов и близко не подпускаешь, но и не можешь отрицать, что он тебе знаки внимания оказывает. Да, в открытую не лезет, не нарывается, потому и молчу. Но все вижу.

— Надеюсь, ты мне веришь.

— Тебе — сделал на этом слове ударение, — верю. И, если уж откровенно, впечатление, что твои подозрения на его счет базируются именно на сугубо личном отношении… Он тебя как-то обидел?

— Нет. Слава богу. Так может, не нравится мне именно из-за подозрений?

— Все возможно, но не был бы он с нами заодно, не рассказал бы сегодня о порталах.

— Или это чтобы в доверие втереться, или по ложному следу увести.

— Ну для втирания в доверие информация слишком своеобразная. Будь он преступником, ему было бы невыгодно раскрывать подобные тайны, гораздо удобнее самому воспользоваться. Насчет ложного следа, теоретически, возможно. Но здесь он тоже сам решил заняться этой ниточкой, а не на нас ее перекидывает.

— Оправдываешь?

— Все готово, все собрал, — дверь в кабинет резко открылась, прерывая важный разговор.

Глава 18. Похищение

Время поджимало, а потому «эксперимент» решили не откладывать. Похититель и так был на шаг впереди следователей, и дальнейшую фору давать ему никто не собирался.

В качестве места проведения проверки выбрали сад в особняке Орлова. А что, система защиты там отменная, забор высокий, купола, блокирующие магию, выставлены. Нет опасности, что соседи подсмотрят, а всплеск силы, если что-то пойдет не так, будет замечен или повредит ближайшие территории. В общем, идеальный вариант.

Да и чем меньше людей знает об их действиях, тем лучше. Больше надежд на то, что сам преступник, да и Август, каким-то образом с ним связанный, не проведают о его проведении. И в данной ситуации это им куда как на руку.

На полянке устроились вчетвером, разложив необходимые кристаллы и травы в обозначенном порядке. Некоторые из последних подожгли так, чтобы шел лишь дым. Только после этого Эдуард принялся прочерчивать в воздухе вызубренные линии. Медленно, аккуратно, боясь ошибиться и тщательно проверяя. Магию в них не вливал, а лишь помечал, зацикливая также на дополнительны предметы.

Участники стояли поодаль, внимательно наблюдая за происходящим. Вероника же, как и договаривались заранее, устроилась у Олова за спиной, безотрывно контролируя его действия. Не ошибется ли, вдруг забудет какой-то из пасов. Время шло, сложный рисунок выстраивался в требуемую картину, а Ника в очередной раз подумала, что похититель выбрал слишком мудреный путь для сокрытия следов. Ведь если это именно то, что они ищут, на установку требуется чрезмерно много времени. Помимо этого, не факт, что нужное лицо пройдет в обозначенном месте, ну и что в том месте пройдет именно нужное лицо, а не кто-то другой. То есть, непомерно много переменных и случайных данных.

Скоро работа была закончена. Эдик зациклил рисунок, осторожно влил в него свою силу. По вычерченным линиям пробежал светло-рыжий огонек, окрашивая схему. Последняя вспыхнула, засияла на несколько секунд разноцветными всплесками и пропала, будто и не было до этого ничего.

— И это все? — не удержалась от замечания.

— А чего ты ожидала? — поинтересовался Эд.

— Не знаю, наверное, чего-то более зрелищного. Все исчезло, ничего не вижу. А оно хотя бы сработало?

— Вот этого не представляю, должны спросить у Энтони. — и уже обратился к последнему, — готов?

— Всегда готов. Надеюсь, если не сможете разбудить, не оставите ночевать прямо здесь под открытым небом? — широко улыбнулся он, и отсалютовав присутствующим ладонью, шагнул в эпицентр.

Мгновение, и его глаза остекленели, веки опустились, а ноги подкосились. Антон, наверное, даже упал бы, не стой рядом наготове Максим.

— О, сработало! — радостно прокомментировал он и потащил мужчину на заранее приготовленный и поставленный поблизости шезлонг.

Дальше у Вероники оставалось лишь несколько секунд на проверку, чтобы остаться незамеченной. Ну, прямо агент 007. Даже ухмыльнулась этой мысли и вошла в центр схемы.

О да-а-а, они не прогадали. Это было именно искомое заклинание. Вновь почувствовала ледяной вихрь, окутывающий и пронизывающий до самых костей, несмотря на отменную погоду и теплую одежду. Он оплетал, забирался под куртку, влезал под кожу, пробираясь к самим внутренностям, вынуждая тело крупно дрожать. В нос ударил запах морозной свежести, или стужи, как они с Эдиком его прозвали.

Сомнений больше не было.

На всякий случай, дабы окончательно удостовериться, прошлись набором артефактов, не показавшим ровным счетом ничего.

— Я так понимаю, результат положительный, раз мы все еще здесь? — поинтересовался Антон, открывая глаза после пробуждения и пробегая внимательным цепким взглядом по присутствующим.

— Похоже на то, ухмыльнулся в ответ Орлов. Макс, список ингредиентов у тебя. Связывайтесь с продавцами, ищите покупателей. Но втихаря. А у нас с Никой назначена встреча.

Он подцепил невесту за талию и повел к воротам, у которых их ждала Астра. Путь, на этот раз, лежал в уже знакомую промзону, к Алексу…

На этот раз место не показалось таким незнакомым, да и выглядело несколько живее. Да, сумерки также неуклонно окутывали город, хотя последние лучи солнца все еще пробивалась из-за низких облаков. Они позолочивали крыши высотных домов, верхушки и без того пожелтевших деревьев, а заодно и отражались мягким, теплым светом в многочисленных окнах бесконечных зданий.

Рабочий день еще только близился к концу, потому безлюдным район не казался. Повсюду сновали работники, машины, со всех сторон лился разнообразный шум и местность представлялась куда более, чем живой.

Как и в прошлый раз оставили мотоцикл на ближайшей стоянке, а дальше отправились пешком. Эдик подхватил тонкую ладошку и потянул за собой по узкой улочке между высоких бетонных строений, чтобы привести в уже знакомый проулок.

— Не могли что-то другое выбрать? Почему опять здесь?

— Это идеальное место. Прослушать почти невозможно, нет выходящих сюда окон, прохожих мало. Так что, посторонних заметим сразу же, ну и меньше свидетелей нашей встречи.

От слабоосвещенной стены в нескольких метрах от детективов оторвалась тень и направилась в их сторону.

— Эд, — подошедший мужчина протянул руку.

— Алекс, — пожал в ответ.

— Искра, значит, — хмыкнул тот, повернувшись к Веронике. Лица не было видно под низким широким капюшоном, лишь подбородок с аккуратно подстриженной бородкой, но тем не менее было заметно, что мужчина улыбался — наше знакомство, тем более столь близкое, — честь для меня.

Даже голову чуть склонил. Надо же, какой воспитанный. Кивнула в ответ.

— Что вас привело ко мне на этот раз?

— Несколько вопросов. Слышал о торговце артефактов, знаешь, как на него выйти?

— Эх, ну и запросы. Захотел бы он на связь выйти, давно бы это сделал. Лично нигде не появляется. Почтовый ящик электронный, кажется, у него есть. Туда заявки люди скидывают, цену и сроки обговаривают. Местонахождение пробить не смогли, каждый раз из разных точек земли пишет. Может, и правда путешествует, за диковинками охотится. Хотя, вполне вероятно, попросту шифруется.

Потом подумал чуток, потер бородку, словно вспоминая что-то, и продолжил.

— Всегда предоплату берет. Если не получилось достать, деньги возвращает. Такое нечасто, но все же случалось, потому и доверие к нему высокое. Если нужно, адресок найду. Большего ни я, ни кто другой не знает. А те немногие, кому посчастливилось на него работать, наверняка под клятвами. Слишком уж он продуманный и осторожный.

— А по поводу пропажи магичек что говорят?

— Здесь все гораздо хуже и загадочнее, только на уровне слухов и догадок, никакой конкретики. Маг сильный, кто именно — неведомо. Шепчутся, что обряд передачи сил собирается проводить. Силу небывалую получить хочет. Якобы кто-то по бабушкиным рассказам определил. Так что, люди боятся. Неизвестно, что дальше будет, если появится столь могущественный чародей. Тем более, у многих дочери к возрасту открытия приближаются. Еще поговаривают, что под Магор девчат вывез. Честно скажу, большинство на Искру надеется, — кивнул при этом на Нику, — что она сейчас быстро найдет виновника и лавочку прикроет. Это очень для тебя плохо, девочка. Если не выйдет, врагом народа станешь, тебя возненавидят, вешая абсолютно все грехи. Мне жаль.

— Так может, есть согласные нам помочь? Нужна любая, даже самая незначительная информация, но проверенная, не слухи. Думаю, понимаешь, помощь следствию обязательно зачтется.

— Я тебя уважаю, Эд, но не буду подставляться и такое предлагать. Никто не подозревает, что мы знакомы.

— Хорошо, подумаем тогда, как объявление пустить, чтобы на тебя тень не легла. Еще один вопрос. Держи список, — протянул маленькую сложенную бумажку, — там редкие кристаллы и артефакты, но последнее время их очень часто использовали. Они не запрещенные, но их мало и открыто в магазинах не продаются. На черном рынке наверняка проще. Можешь узнать, кто именно их больше всего закупал?

— Сделаю что смогу, — Алекс сунул белый кусочек во внутренний карман. — Не обещаю, но постараюсь. Это из-за магичек?

— Да.

— Тогда даже оплаты не попрошу, и еще и своих подключу. После отсалютовал пальцами и растворился в сумерках. Интересно, как он это делает. Или его дар именно в этом?

Что ж, встреча ничего нового не принесла, к сожалению, хотя рассчитывали. Зато выяснили, что можно воспользоваться связями не совсем честных жителей планеты. Да, наверное, это неправильно, но готовы поспорить, у них и возможностей побольше будет. Кроме того, информация о тотальной слежке и охоте, даже своими, быстренько дойдет до преступника и есть надежда, что он с перепугу начнет совершать ошибки.

Орлов думал о том же самом, пока пара молча возвращалась на парковку.

— Стой, — вскрикнула Вероника, когда они уже собирались оседлать железного коня и указала на него пальцем. — Что это?

Возле самого мотора, буквально просунутой в щель между хромированных деталей мотоцикла, и из-за этого еле заметной, виднелась полоска, переливающаяся серебряным цветом.

Да и заметила ее наверняка только из-за того, что солнце уже село, укрывая землю темным покрывалом, а во мраке свечение видится гораздо ярче.

— Что именно?

— Вот, смотри, что-то магическое, — ткнула пальцем, но не дотрагиваясь.

Эдуард присел рядом, рассматривая неизвестный предмет, после чего грязно выругался, извинился за это и схватил телефон.

— Это я, — заговорил он в трубку, — давай сюда своих ребят. Похоже, у меня в мотоцикле взрывное устройство, но магическое. Пиши адрес…

— Как взрывное устройство? — прошептала, ощущая, как вдоль позвоночника проползает липкий страх, а руки начинают дрожать.

Эдик взглянул на нее, положил на шею ладонь, притянул к себе, крепко обняв, и зарылся носом в волосы.

— А теперь слушай меня внимательно. — зашептал он ей в ушко, мягко и успокаивающе поглаживая по спине, — Никуда не отходи и ничего самостоятельно не предпринимай. Убирать нас не планировали, иначе подсунули бы обычную, немагическую бомбу, и никто бы из нас не заметил. Вскрыли мою систему безопасности, значит не простой вор. Для этого нужны либо огромная сила и умения, ведь мне ее сильнейшие маги ставили, либо безумно дорогие артефакты. Судя по всему, предназначалась именно тебе. Знали, что заметишь, передашь. Это не попытка убийства, а знак, что преступник следит за нами и может вступить в игру в любой момент. Причем по его правилам. По крайней мере, он так думает. И еще, наверняка сейчас за нами наблюдают. Пытаюсь высмотреть, но не получается, слишком темно вокруг. Еще и мешаются редкие фонари, что парковку освещают. Видимо, на это расчет и был. Я скоро тебя отпущу. Сделай вид, что чрезмерно взволнована, потому движения резкие, попробуй осмотреться вокруг. Вдруг увидишь кого или чего. Дай мне знать.

Тело потряхивало крупной дрожью, но скатываться в истерику Ника не собиралась. Не сейчас, не время. Хотя уж если совсем честно, было очень страшно. Перед ней стояла конкретная задача, и возможно как раз она и помогала держаться. Шагнула назад, высвобождаясь из столь теплых и уютных объятий возлюбленного, обняла себя за плечи и принялась осматриваться одними глазами. Затем, стараясь делать как можно меньше телодвижений, плавно прокрутилась вокруг своей оси.

— Ничего, — ответила одними губами. Эд еле заметно кивнул и продолжил изучать окружающее пространство.

Довольно быстро прибыла и бригада, оцепила район и повесила несколько куполов: от прослушки, энергетических всплесков, сдерживающий магический взрыв, уж если такому доведется случиться, ну и заодно морок, чтобы не привлекать внимания местных жителей.

Приехал и Энтони. Как появилась первая возможность, подошел к стоявшей чуть в сторонке, чтобы не мешать, Веронике.

— Ты как? — спросил он.

— Интересуешься только мной?

— Обоими, но Эд и не в такие переделки попадал, он справляется. А вот ты к такому, готов поспорить, непривыкшая. Я о моральной стороне вопроса. Тем более вижу, что нервничаешь.

— Нормально. Жить буду. Испугалась сильно. — решила не скрывать и пожаловаться.

— Раз только испуг, хорошо. Если что нужно, зови не стесняясь. Ладно, пойду посмотрю, требуется ли моя помощь.

Вероника, оставшись одна, вновь повела плечами, ощущая обволакивающий холод. То ли, правда, морозно, то ли нервы. Поплотнее укуталась в куртку, застегнув молнию до самого носа, и отвернулась от мотоцикла, всматриваясь в сумрак опустившейся ночи. Именно в тот момент увидела летящее из темноты прямо в нее светло-зеленое облако…

Время будто замедлилось, сгустилось, растягиваясь, словно расплавленный сыр. Девушка четко видела тот самый энергетический сгусток, неуклонно приближающийся к ней, готовый в любой момент поразить. И кто знал, чем именно это грозило.

Мгновенно кулон на груди, тот, что Эдик подарил на день рождения, резко нагрелся и задрожал. Послышался легкий хлопок, и вокруг, переливаясь всеми цветами радуги, выставился купол, словно тонкая, прозрачная пленка.

Верно, артефакт реагирует на испуг и самостоятельно формирует защитный щит. Кто бы мог подумать, что однажды доведется увидеть его в действии. Очередной раз мысленно поблагодарила жениха за дальновидность.

Ника, четко разглядела, все так же, словно при замедленной съемке, как «облако» ударилось о видимую только ей стену. Обволокло поверхность еле заметным светло-зеленым туманом и растворилось в темноте. Тут же прилетел и второй, повторив судьбу предыдущего.

Обернулась к коллегам, чтобы окликнуть, предупредить, ведь зацепить может и их, но ее никто не услышал. Казалось, звук застрял в куполе, словно кукурузные хлопья в густом киселе.

Это еще что за ерунда? Стоп! Так вот что это было, те сгустки! Еще один слой, блокирующий звуки. И что делать?

— Думай, Вероника, думай! — прошептала себе под нос. Кричать бесполезно. Убрать щит? Но кто знает, что еще в нее полетит.

Призвала силу к кончикам пальцев, желая сформировать очередной купол, чтобы отключить впоследствии артефакт на кулоне. Ведь тогда исчезнет и тот, что противозвуковой, ведь верно? Должно быть так, по идее.

Раскрыла ладони, зацикливая энергию и отправляя магию вверх для формирования еще одного защитного слоя, но не успела, так как произошло совершенно неожиданное. Боковым зрением увидела, как в воздухе что-то блеснуло. Игла, молния, нож?

Новый хлопок, и выставленный вокруг девушки щит лопнул, словно обычный мыльный пузырь, оставляя ее абсолютно беззащитной. Закончить плетение для защиты попросту не было времени. Да, стоит отдать должное, преступник отменно подготовился. А еще, он определенно гораздо сильнее и опытнее ее.

В спину ударилось нечто странное. Можно было бы описать, как некую воздушную подушку. Нет, боли не причинил, но толчок был такой силы, что Ника не смогла устоять на ногах. Потеряла концентрацию, из-за чего начатое плетение моментально растаяло. Вскрикнула и почувствовала, как падает на…

… не землю, нет, к ней подъехало нечто, напоминающее огромный скейтборд, обитый чем-то мягким. Ну надо же, какой заботливый. Одно хорошо, физических увечий ей наносить никто не собирался. Лишь убедилась в том, что преступнику Вероника нужна целая и более чем здоровая. Вот этой информацией просто необходимо воспользоваться.

Тем не менее выставила вперед руки, исключительно на инстинктах, пытаясь смягчить падение, но в очередной раз потеряла равновесие, так как платформа резко пришла в движение.

Что? Элементарное похищение? То есть та бомба лишь отвлекающий маневр, чтобы остальные участники отвлеклись именно на нее. Пришедшая мысль мгновенно запустила в кровь адреналин, активируя мозг.

Задрала голову, рассмотрев светло-зеленые ручейки, тянущиеся к платформе. Конечно, ее передвигают магией. Так надежнее. Тут же призвала силу, формируя нечто, похожее на ледяное лезвие, и отрезала ленты, желая остановить движение.

Судорожно потянула вниз молнию куртки. Расстегивать мелкие пуговки блузки не было времени, потому просто с силой дернула за борта, разрывая ткань, чтобы добраться до спрятанного кулона. Он водружает щит гораздо быстрее. Так у нее будет несколько секунд на создание нового и, возможно, зов о помощи.

Но дотянуться не успела. Очередной сгусток, на этот раз с примесью странных белесых блесток, полетел прямо в нее, попадая точно в цель — ей в грудь.

Рука зависла, так и не нажав на заветную сердцевину. Перед глазами неожиданно потемнело, и она почувствовала, как снова заваливается на платформу.

Последнее, что Ника заметила, это метнувшуюся рядом тень и горячий воздух, почти обжигающий легкие, а затем окончательно провалилась в темноту…

Глава 19. Пробуждение

Пробуждение было странным и тяжелым. Будто пыталась выбраться из липкой толстой паутины, сковавшей конечности. В голове туман и никаких мыслей. Совершенно. Очень необычное ощущение, но объяснить, что с ним не так, Ника не могла. Опять же, потому что мысли попросту отсутствовали.

Пусть и с трудом, но подняла веки. Обнаружила, что находится в довольно просторной комнате, напоминающей больничную палату. Правда, какой-то странной. Да нет, все в ней было нормально, просто… как бы это лучше описать… слишком дорогой, что ли.

Помещение целиком выкрашено в светло-бежевый, почти белый цвет. У стены мягкая кровать, на которой девушка и лежала. Красивые тяжелые кремовые портьеры задернуты, да так, что не пропускали внутрь ни лучика света, и невозможно было определить время суток. Возле окна стояли два воздушных, в тон шторам, и определенно удобных кресла, столик между ними. Рядом с ложем — тумбочка с включенным на ней ночником, явно старинным, разливающимся по комнате приятным, теплым, не раздражающим глаз светом. Там же графин с водой, стакан и куча разных баночек и склянок.

Разум «любезно» принялся подкидывать воспоминания и последние увиденные картины. Шок, паника мгновенно овладели телом, мешая шевелиться и сковывая легкие, словно железным обручем. То есть у преступника все получилось, и она теперь у него? Что он будет с ней делать? Вон уже неизвестными средствами ее пичкает.

Подскочила, хватаясь за грудь, желая отдышаться. Вместо имевшейся до этого блузки обнаружила больничную рубашку. Пропал и кулон. Поднесла к глазам руки, увидев, что абсолютно все защитные артефакты разом исчезли. Нет-нет-нет, этого не может быть, этого не должно быть. Накрыла новая волна паники, и Вероника почувствовала, что задыхается.

Тут же в палату вбежали несколько человек, но она не могла рассмотреть их, не получилось сосредоточить взгляд. Лишь ощутила, как ее вернули в горизонтальное положение и быстрый укол в плечо. Кто-то что-то ей говорил, но мозг никак не складывал слова в четкие, имеющие смысл фразы. И это пугало еще больше, завлекая в замкнутый круг, словно в воронку.

Только через время услышала смутно знакомый голос. Он казался неким маяком, светлым лучиком, за который хотелось схватиться, словно за ниточку, на который стоило идти. Затем ее попросту обняли сильные руки, запустив ладонь в волосы, нежно их поглаживая. И тот же голос возле самого ушка зашептал.

— Все хорошо, маленькая моя, все в порядке, успокойся. Это свои. — понимание, кто именно находился рядом, обожгло, а тело стало расслабляться. Дыхание при этом замедлялось, а туман в мыслях рассеивался. Или это начало работать то, что ей ввели? Наверняка успокоительное.

Подняла голову и столкнулась взглядом с двумя карими омутами, в которых бушевала настоящая буря. Они беспокойно бегали по лицу Вероники, словно выискивали только им известные знаки. Между бровей залегла глубокая складка, которую так и хотелось расправить пальчиком. Поддалась порыву и протянула к ней руку.

Не вышло. Ладошка была мгновенно поймана и зажата сильными пальцами. Мужчина притянул ее к губам и поцеловал, опалив нежную кожу. А складка на переносице сама по себе начала разглаживаться.

— Пришла в себя. Наконец-то. Все хорошо, моя искорка, ты у своих. У тебя все получилось.

— Не все, — еле слышно прошептала она.

— Но многое. Даже основное. Ты умница, замечательно держалась и вовремя подала знак.

— Его взяли?

— К сожалению, нет. Он сбежал.

— У него светло-зеленая магия. Надеюсь, вспомню, когда увижу таблицы.

— Ш-ш-ш, — Эдик провел костяшками пальцев по щеке невесты, — все потом. Завтра поговорим, а пока спи.

И Вероника, будто по приказу, стала проваливаться в сон, но на этот раз безмятежный. Уже почти оказавшись в царство Морфея, словно сквозь вату, услышала разговор двух мужчин.

— Доктор, это нормально, что она так бурно отреагировала?

— Да, такое бывает. — послышался низкий, но мягкий, спокойный голос. Сразу видно, человек привык с пациентами разговаривать, — Ее тело проснулось чуть раньше, чем мозг. Такое случается при подобных атаках. Ничего страшного, не беспокойтесь, она совершенно здорова. У нее лишь легкий испуг. Выспится и может сразу возвращаться домой. Ей, в отличие от Антона повезло больше…


Проснувшись, обнаружила Эдика, мирно спящего в кресле в ее, как она теперь уже знала, больничной палате. Ну как мирно, наверняка ему, с его-то ростом, было не очень удобно. Он поставил одно сиденье напротив другого, устроив ноги во втором, даже разулся. Явно не хотел оставлять подругу надолго. Бедолага.

Сложив массивные руки на груди, уперевшись головой в бархатное крыло подголовника, он чуть завалился набок. Длинные волнистые волосы беспорядочно рассыпаны по плечам, напряженная складка между бровей. Безмятежным сон совсем не казался. Сердце Ники сжалось, даже сама толком не осознавала из-за чего, то ли жалости, то ли умиления. Представила себя на его месте, и поняла, что сама испереживалась бы.

Тихонько встала с койки, подцепила лежавшее на ней покрывало, и на цыпочках, стараясь не издавать ни звука, приблизилась с спящему мужчине. Очень не хотелось его будить, посему действовала с предельной осторожностью. Развернула покрывало, укрывая друга.

Реакция Орлова, правда, не заставила себя долго ждать и оказалась несколько неожиданной.

Скорее, реагируя на уровне сформированных за многие годы работы в Канцелярии рефлексов, Эд схватил девушку за запястье, с силой дернув на себя, при этом распахнул глаза и часто заморгал, еще сильнее нахмурившись, видимо, пытаясь проснуться и оценить обстановку.

Взгляд сфокусировался на невесте. По лицу прошла целая серия эмоций, от понимания, испуга, до радости. Подхватил Нику, крепко обнял и нервно выдохнул в макушку, прижимая ее голову к своей груди. Туда, где бешено колотилось сердце.

— Как же ты меня напугала. — прошептал он устало. Прозвучало немного двусмысленно. Сейчас или днем ранее? Хотя наверняка все же второе.

— Главное, что все хорошо закончилось. — ответила она, устроившись поудобнее у мужчины на коленях и уткнувшись носом в его шею.

Век бы так и сидела. В его объятиях было сладко и уютно, и совершенно нестрашно. Это единственное место, где Вероника ощущала себя абсолютно защищенной и… счастливой. Потом вспомнила вчерашний разговор.

— А что случилось с Энтони? — просунула ладошку за спину любимого, обнимая.

Эдуард вздохнул, помолчал, потеребил локоны невесты и только потом начал рассказ.

— Он раньше всех отреагировал, когда услышал крик. Ближе всех к тебе находился. Фактически закрыл от двух последующих ударов. Я бы не успел. Это было неопасно для жизни, но после второй дозы ты бы пролежала в больнице несколько дней. И заряд прилетел ему. А затем, видимо для верности, был отправлен еще один. Тони попытался отбиться, даже пару залпов в обратку отправил и заграждение из огня выставил, закрывая вас обоих, а заодно и сжигая все магические связи с той тележкой, на которой лежала ты. Прежде чем полностью отключиться. Но при этом получил и сильный энергетический удар. Его явно вырубить старались, чтобы не путался. Не успел увернуться, реакция к тому времени замедлилась. Все это действо длилось считаные секунды, пока не подоспели мы. Но тем не менее они были решающими. Потом пришлось бы попросту отбивать тебя, а не защищать, и неизвестно, видя уровень подготовки похитителя, получилось бы. Кузен так до сих пор и не очнулся. Никак не получается его в чувства привести. И как бы мне ни было горько и больно это признавать, но спас тебя он. Его участие оказалось решающим.

— Ты не мог этого предвидеть, преступник слишком продуман. Он осведомлен о свойствах твоего подарка и все рассчитал, послав в меня звукоизолирующие сгустки. Не будь на мне того артефакта, в них не было бы смысла.

Ладонь, поглаживающая волосы Вероники, резко замерла, а тело напряглось. Этого, похоже, он не знал.

— Расскажи все, что помнишь.

— Я пыталась позвать на помощь, но вы, естественно, меня не слышали. Это артефактор, не сомневаюсь. И еще… не уверена, но поведением уж очень напоминает того, кто выкрадывает магичек. Отвлекает сопровождающих и дальше действует.

Потом вдруг резко вырвалась из объятий, приняв вертикальное положение, и заглянула в карие глаза.

— Послушай… А уж не то ли это самое заклятие беспробудного сна?

— Но ведь его запустили по воздуху, как обычный энергетический заряд высокой концентрации.

— Верно, но помнишь, в той тетради Юлиана Железного было и описание, как заключать различные виды ворожбы в кристаллы. Долго они внутри не держатся, срок чересчур ограничен. Но зная процесс, преступник имел возможность это осуществить, пока ждал, когда приедет бригада обезвреживать бомбу. Кроме того, если именно он выкрал те листы с заклятием, мог заодно и материалы о порядке передачи силы артефактам.

— Стоит проверить уже испытанный способ пробуждения. И если сработает…

— Но ведь не факт, что это именно оно. Я же уже проснулась.

— Но ты и меньшую дозу получила. Все решили, что эта реакция на силовой удар. Такое часто случается. Антона же никак не могут привести в чувства, он будто в кому впал, а таких сильных последствий обычно не бывает. Кроме того, изученная нами схема создана не для пробуждения как такового, а для отмены беспробудного сна. Ошибиться невозможно.

— Значит, пробуем? Где мы, кстати? — поинтересовалась Ника.

— В Магоре. В клинике при канцелярии. Да, мы вас привезли именно сюда. Идеальное место, где не нужно прятаться и доктора действительно мастерски обращаются с боевыми травмами. Тони в соседней палате.

Орлов тут же поднес ко рту связной браслет, отдавая распоряжения служащим. Буквально через полчаса, несмотря на раннее время, все необходимое было доставлено.

В покои кузена не был допущен ни один посторонний. Даже врач остался снаружи. Правда, об истинной цели решили не уведомлять. Дескать, поговорить, поддержать, вдруг он слышит. Вряд ли в подобное поверили, но это неважно.

На что рассчитывали и надеялись следователи? Да они и сами толком не знали. Хотели убедиться. В чем? Да в любой из двух теорий, ну и попытаться помочь Антону, так и не пришедшему в сознание.

Ингредиенты были приготовлены, в воздухе запорхали пальцы, рисуя над мужчиной заученные схемы. Постепенно, дозированно вливая магию, антизаклятье было запущено.

Поначалу ничего не происходило. Скоро Тони нервно завозился в кровати, подергивая плечами и тяжело дыша. Ресницы задрожали, после чего он чуть приподнял веки, глубоко вздохнул, а из горла при этом вырвался хриплый стон. Одна рука легла на грудь, пытаясь содрать повязки.

— Доктор, — Эдик подскочил к двери и выкрикнул в коридор. — кажется, он пришел в сознание, но ему очень плохо.

Мгновенно палата наполнилась медработниками.

— Что вы сделали? — лечащий врач обратился к Эду. — Что с ним было?

— Понятия не имею, — ответил тот, — мы до него даже не дотронулись, не пойму, о чем Вы.

Двое мужчин в течение нескольких секунд молча буравили друг друга взглядами, словно вели немой разговор. После чего в глазах доктора проскользнуло понимание. Он хмыкнул, коротко кивнул, хлопнул по плечу Орлова и попросил оставить больного со специалистами, при этом перевел все свое внимание на подопечного.

Что же, больше детективам там нечего было делать.

— Ты же понимаешь, что это значит? — спросила девушка, усаживаясь в кресло в отведенной ей палате.

— Мы оба понимаем.

Ника даже не могла описать эмоции, которые ее переполняли в тот момент. Нет, не так: они накрыли лавиной, мешая дышать, и в то же время разгоняя кровь по венам, заставляя сердце биться чаще, а волоски на теле подниматься.

У них получилось.

Да, с одной стороны, следовало радоваться, что они столь неожиданно совершили такой огромный шаг, даже скорее прыжок в расследовании. С другой, пришло осознание, с кем именно они имеют дело. Если это на самом деле один человек, можно было только поразиться его гениальности. Он был повсюду, успевал везде, продумывал свои действия на десять шагов вперед, каждый раз ускользая.

Вот только не учел он одного: никому не известную способность Искры, часть ее дара. Того, что она сможет обнаружить заклинание. И теперь эти знания давали сыщикам много новых возможностей и информации. Сейчас они стояли на одной прямой с преступником, и стоило сделать широкий шаг, чтобы оказаться впереди.

Конечно, по-прежнему оставался вариант, что нарушителей двое, и они работают в связке. Но даже в этом случае, достаточно потянуть одного, как за ним попадется и второй.

Хотелось кричать, чтобы снять то напряжение, которое переполняло обоих, но этого нельзя было позволять. Следовало держаться. Ради дела, ради расследования, ради похищенных девушек. Никто не должен ничего подозревать.

Местный госпиталь пара оставила только после того, как убедилась, что Тони в порядке. В относительном, конечно же. Главное, он проснулся. Да, у него сильное повреждение груди и левого плеча энергетическим ударом и силовой ожог. Его даже пришлось напоить тем самым злополучным велиоленом, чтобы погрузить в магический сон, по крайней мере, теперь уже контролируемый. Кто бы мог подумать, что одному из них это средство однажды понадобится. И без него мужчина попросту бы не справился, слишком тяжелая рана, и очень болезненная.

Зато на этот раз все уже точно знали, что Антон жив, и обязательно в скором времени будет здоров. Врачи канцелярии и не с таким ранениями справлялись.

Как только коллеги пересекли портал, возвращаясь в нашу реальность, у Вероники завибрировал телефон. Привычно вынула его из сумки, разблокировав экран, и открыла пришедшее сообщение от неизвестного ей номера.

«Ты жива, моя прелесть? Я волновался…»

Выключила экран, глубоко вздохнула, нервно провела ладонью по лбу и посмотрела на Эдика в поисках помощи или совета. Но ему уже успели позвонить и загрузить делами, причем срочными и важными судя по тому, как мужчина метался из угла в угол и активно жестикулировал.

Смартфон, сжатый в пальцах, вновь пропиликал, оповещая о новом входящем сообщении.

А. «Вижу, что прочитала. Почему не отвечаешь?»

Ох, как бы дров не наломать. Неплохо бы посоветоваться, да момент не очень удачный.

В. «Не хочу. Я слишком на тебя зла после тех проблем, что ты доставил. И не только мне.»

А. «Проблемы доставил твой дружок. Если бы не вмешался, все бы закончилось хорошо. Сам виноват.»

В. «Хорошо для кого? Для одного тебя?»

А. «Для начала. Сейчас это важнее остального».

Что? Ника чуть воздухом не поперхнулась, поражаясь чрезмерной наглости собеседника. Но стоило отметить, он не юлил, не пытался понравиться, а говорил, что думает.

Сделала новый глубокий вдох, заставляя себя успокоиться. Кто знает, вдруг, что интересное тот тип обронит. Хотя маловероятно, он слишком продуманный. И еще, абсолютно уверен в своей правоте, вседозволенности и всемогуществе. Неплохо бы этим воспользоваться.

В. «Ты меня ударил энергетическим разрядом, вырубил! Как ты посмел?»

Тони решили не упоминать, пусть артефактор считает, что ее интересует только она сама. Толком не могла объяснить подобное решение. Просто чувствовала, что так будет правильнее. А с логикой разберется потом, когда появится время.

А. «Не кипятись зря, плохого я бы тебе никогда не сделал. Разряд был всего лишь сонным. Причем, совершенно не влияющим на здоровье. Если бы не пыталась отбиться, я бы тебя сразу разбудил.»

В. «То есть попросту выкрал? Силой, не спрашивая моего мнения. Серьезно?»

А. «Порой необходимо помогать леди принимать решения. Вы часто чересчур нерешительны. Возможно, понервничала бы поначалу, но потом обязательно успокоилась и признала действительность.»

В. «Что тебе от меня нужно?»

А. «Тебя, а я привык получать желаемое.»

В «В какой роли?»

А. «Желательно, во всех сразу. Но для начала в любой на твое усмотрение. Над остальными будем работать потом.»

В. «Даже так? То есть на иное обращение с девушками неспособен? Только силой брать. Или старый, лысый, кривой да столь страшный, что ни одна по своей воле не клюнет? Или, может, еще с чем трудности?»

Да, Ника явно нарывалась. Возможно, это было ошибкой, но она хотела воспользоваться редкой возможностью пообщаться с ним, попытаться вывести на эмоции, ну и выудить хотя бы что-нибудь.

Ответа долго не было. Периодически оппонент принимался писать, но потом останавливался и начинал заново. После продолжительной паузы появился довольно длинный текст.

А. «Отличная попытка, моя радость. Оценил. Даже почти попался. Кстати, если бы не сопротивлялась, мы могли еще вчера познакомиться. Сама бы убедилась, насколько неправа. В любом случае отвечу. В моей постели побывало очень много женщин. Абсолютно все, кого я желал. Исключительно по собственной воле и оставались весьма довольными. Можешь начинать радоваться, как тебе повезло. Но только тебе предлагаю сопровождать меня по жизни. Да, из нас получится удивительная и обворожительная пара. Прославимся на весь мир, поверь мне.»

М-да, отпадное предложение. Так и тянет аплодировать стоя.

В. «Мы можем встретиться вживую?»

А. «Конечно, когда тебе будет угодно.»

В. «И как мне тебя найти?»

А. «Топорная попытка. Я сам тебя найду. Просто в следующий раз не сопротивляйся своему счастью.»

А. «Я рад, что с тобой все в порядке и о тебе позаботились. До скорой встречи.»


— Значит, что мы имеем. — принялась перечислять Вероника после того, как продемонстрировала переписку Орлову. — Мнит себя безумно обворожительным, но это так себе особая примета. Не факт, что внешне хорош. Может, женщины и падали ему в ноги, но помним, что на незаконной торговле он прилично заработал, так что, привлекательной могла казаться именно эта характеристика. Дальше. Он упомянул, что я нужна живая и здоровая, на этот счет можно не опасаться. Подтвердил, что швырнул в меня сонным зарядом, а так как мы в курсе, что как раз такими усыплялись магички, он фактически признался в своей причастности к их пропаже. И еще, товарищ даже не заикнулся о нашей свадьбе. Значит, уверен, что она не состоится. Как считаешь, мы можем это как-то использовать?

Повернулась к жениху, чтобы получить ответ, но, видимо, зря. Он смотрел куда-то впереди себя. В глазах плясали даже не огненные искры, а целые сполохи, того и гляди, что-нибудь подпалит. Брови сведены, желваки ходят ходуном, а пальца сжаты в кулаки. Злился. Очень. Из последних сил сдерживал себя.

— Эй, успокойся. — подошла ближе и обвила ладошками сильный торс, устроившись у мужчины на груди, — он же сам явно провоцировал нас на эмоции. Не стоит поддаваться. Теперь мы точно знаем, что и он не в состоянии предусмотреть совершенно все. Обязательно его поймаем.

— Поймаем, — выдохнул Эдик в макушку девушки и крепко обнял, — и вот тогда ему несдобровать. Сделаю все, чтобы его упрятать за решетку и ославить даже в дальних землях.

— Я ведь теперь еще и цвет его магии увидела. Незамеченным мимо точно не пройдет…

Глава 20. Наконец-то

Это был безумно важный день. Да, именно тот, которого Вероника, да и не только, так долго и нетерпеливо ждала. День, когда она выйдет замуж.

Уровень стресса зашкаливал, а пальцы подрагивали несмотря на все принятые меры. Ох, как же ей хотелось, чтобы Эд оказался рядом. Обнял, поделился своим теплом, спокойствием, сказал несколько поддерживающих слов. Но нельзя. Даже сама от себя не ожидала столь эмоциональной реакции. Вероятно, сказывались все пережитые ими трудности, все то, что пришлось пройти, преодолеть, чтобы иметь возможность быть вместе. Быть счастливыми.

И сегодня все должно быть идеально.

Приготовления, начавшиеся с самого утра, затянули Нику с головой, не оставляя свободного времени. Приглашенные визажисты, парикмахеры, маникюрщицы, да и просто домашние, старательно отвлекали ее, но, стоит отметить, справлялись не очень хорошо. Но ведь всем невестам свойственно нервничать, верно?

Эх, вот не подумала спросить чаек тети Зины. Зря. Был бы как нельзя кстати.

Забавно, но Эдуард умудрился заранее сговориться с родителями Вероники и забрал у нее телефон. Вот хитрый проныра! Когда только успел? В общем, запретил его брать в руки, чтобы не отвлекаться. Ответить на все поздравления сможет уже после обряда, а по работе ее вообще не должны беспокоить. Для связи с Эдиком есть рабочий браслет, а остальные звонки родители сами вполне в состоянии отфильтровать.

На самом деле она понимала, почему ее жених поступил именно так. Он явно не хотел, чтобы артефактор, или ему подобные, попытался каким-либо образом с ней связаться. Не потому, что боялся, что он что-то подстроит, а вот настроение подпортить мог запросто.

О безопасности тоже побеспокоился. Такого количества охраны и только для нее одной, девушка еще никогда не видела. Что ж, тут даже вопросов не возникло. Сегодня день, когда помешать им может только конец света. Хотя, конечно же, все надеялись, что этого не произойдет и желающих напакостничать попросту не окажется.

Для местного отделения ЗАГСа даже наряжаться особо не стали. Стандартный строгий костюм на женихе, в котором последний выглядел, как Ника и отметила, просто шикарно. И на невесте простое длинное, без излишеств, платье. Ведь роспись, это так, лишь дань традиции, необходимая для гражданского мира, не имеющая серьезного значения в магическом. Поэтому и требования, как и ожидания, от нее минимальны.

Основное торжество планировалось в Магоре. Именно ритуал связывает души и судьбы избранников невидимой нитью, и переплетает их магии, а заодно и гарантирует сильное одаренное потомство.

— Ты очаровательна, — Эдик притянул ладошку избранницы и оставил на ней горячий поцелуй, довольно при этом улыбаясь и проявляя ямочки на щеках. И уже только от этого милого, ничего не значащего жеста в груди разлилось ласковое тепло, словно сладкой патокой, окутывая сердце и успокаивая. Он словно уверял, что все будет хорошо.

Гостей тоже был минимум: родители Ники, Карина — сестра Эда, Глеб. Последние двое выступали в качестве свидетелей. Еще присутствовал Ян, отвечающий за безопасность Искры, и его команда, на всякий случай. Он, кстати, в костюме и при галстуке выглядел просто потрясающе. Интересно, он женат? Есть возлюбленная? Ей даже стало стыдно, что за все время совместной работы она совершенно ничего о нем не узнала. Может, познакомить с кем-нибудь из подруг? Не пропадать же зря такому образцу мужественности?

Следовали стандартная процедура, клятвы, подписи. Молодые светились счастьем, предвкушая что-то большее, грандиозное. Ожидая то, что наконец-то смогут быть вместе, никому ничего не объясняя, без неимоверного количества ограничений, контролей, постоянного присутствия рядом посторонних людей и лимитов проведенного наедине времени.

И пусть штамп в паспорте значил немного, сердце все равно билось чаще, ведь первый шаг уже сделан.

Теперь им предстояло пройти испытание в виде обряда и бесчисленного числа гостей.

И вот, поправив несуществующие складки на платье, пошитом самой Маришей, отливающим при определенном освещении нежно-бирюзовым цветом, Вероника глубоко вздохнула, подцепила под локоть отца, и решительно шагнула в распахнутые в церемониальный зал Совета Магора двери …

В глаза ударил свет тысячи расставленных по стенам магических светильников, и девушка зажмурилась. Это хорошо, потому как наверняка занервничала бы. Кем бы она ни являлась, сколько бы интереса к ее персоне ни проявляли, слишком пристальное внимание ее раздражало, мешало и сковывало.

В зале же находилось так много народу, что даже яблоку негде упасть и все глаза были направлены именно на нее.

Бракосочетание являлось мероприятием открытым, на которое, согласно традициям, да и закону, могли прийти все желающие. И таких зевак, желающих поглазеть на свадьбу самой Искры, было немало.

Единственное, что смог сделать Эдик, не нарушая правил, это ограничить число присутствующих количеством сидячих мест. Безопасность Искры, как никак, не шутки. Хотя, там, где это было возможно, дополнительные скамьи пришлось выставить. Кроме того, на входе всех гостей тщательно проверяли на наличие «нестандартных» артефактов, внутри шныряли десятки охранников, а еще стояли глушилки на любое проявление магической силы. Исключение составлял купол над самим алтарем и его источником.

Ника сделала глубокий вдох, открыла глаза и шагнула на бордовую дорожку. Складки ее многослойной воздушной юбки пришли в движение, а мелкие камни, которыми было густо обшито платье, засверкали всеми оттенками бледно-бирюзового и бледно-голубого. Создавался потрясающий эффект, будто платье сделано из чистого хрусталя. А тяжелый шлейф, тщательно расправленный до этого и оттого почти не двигающийся, только добавлял сомнений.

Узкие лиф и длинные рукава, также обшитые кристаллами, надежно скрывали от посторонних глаз тело девушки, но оставляли при этом полуобнаженной спину, украшенную несколькими нитками цепочек с подвесками в виде тех же кристаллов, но гораздо крупнее.

По залу прошлась волна охов и шепотков. Что ж, теперь ясно стало всем, что имела в виду Мариша, когда говорила, что невеста будет «блистать». Хотя, стоит отметить, что вычурным наряд не казался, наоборот, представлял невесту, словно сотканной из воздуха и чистоты. Наверняка наряд еще и магией сдобрен, уж слишком необычный эффект получился.

Вероника быстро пробежалась по залу взглядом и выхватила один единственный образ, в котором нуждалась. На другой стороне дорожки стоял Эдик. Хорош так, что аж дух захватывало. Волосы аккуратно собраны в низкий хвост, который ему безумно шел. Светло-серый костюм идеально подчеркивал его спортивную фигуру. Но основное внимание привлекали галстук-бабочка и выглядывающий из-под пиджака жилет, которые были обшиты теми же камнями, что и платье Ники. Стало ясно, что имел в виду Орлов, когда говорил, что для него «немного перебор». Но, стоит отметить, вместе наряды брачующихся смотрелись даже очень гармонично.

Что ж, эпатажные одеяния от эпатажной дамы, как она и обещала, не позволят паре остаться незамеченными, а маги еще долго будут вспоминать, возможно и рассказывать детям, как они побывали на незабываемом бракосочетании незабываемых персон.

Эдуард, не отрываясь, и улыбаясь так, что проявились столь любимые Никой ямочки на щечках, смотрел на любимую. При этом его взгляд был таким, что девушке стало жарко, а дыхание участилось. Время остановилось, звуки перестали быть слышны, а образы смазались, оставляя четким один единственный. Больше не существовало гостей, переживаний, проблем, был только ОН и счастье, становящееся ближе с каждым сделанным шагом. Они заслужили его.

Эдик принял руку невесты и кивнул ее отцу. Поднес маленькую ладошку к губам, запечатлев на ней долгий поцелуй, не отрывая при этом взгляда от избранницы. А затем шагнул под купол, укрывающий алтарь, увлекая ее за собой.

Странное место, наполненное магией, да так, что даже волосы электризовались. Казалось, что энергия пронизывает тело насквозь, напитывая его, щекоча внутренности. Необычное ощущение.

Молодые поднялись на некое возвышение в форме круга, в центре которого находилось отверстие той же формы. Обычные маги могли разглядеть там лишь низкий, в полметра высотой, фонтан светло-голубого, почти белого цвета. Ника же увидела, как из него, устремляясь к вершине свода, поднимались нити самых разных оттенков. Одни прямые, правда, меняли направление, как только достигали потолка. После этого плавно опускались вдоль стенок, укрепляя их и сплетая новую, никому неизвестную сеть. Другие вырывались из общего пучка, закручиваясь, изворачиваясь, словно пытаясь сбежать, но потом были вынуждены возвращаться обратно. Зрелище завораживало, напоминая странный, дикий танец стихий.

Так значит, это и есть ритуальный источник силы. Неожиданно красивый, мощный.

В купол зашел жрец, поклонился обоим, не говоря ни слова, и принялся зачитывать стандартный текст о пользе брака, продолжении рода, любви, взаимопонимании и еще много чего. В общем, традиции такая. Делал он это громко, так, чтобы слышали все присутствующие, вникали и проникались.

Дальше шли привычный вопрос о свободе волеизъявления и громкие подтверждения брачующихся. И только после этого перешли к самой церемонии.

Жрец, как мысленно назвала его Вероника, сунул три пальца в мешочек, прикрепленный к ремню на поясе, вынул оттуда нечто неидентифицируемое, и бросил щепотку прямо в фонтан. Силовые линии пустились в пляс, выпрямляясь и закручиваясь в плотный жгут.

Вот, началось. Теперь перед девушкой стояла непростая задача — внимательно следить за происходящим и не пропустить момент, когда источник потянется к силовым центрам Ники и Эда, чтобы связать их воедино, как обычно и случается во время ритуала. А затем воспрепятствовать этому.

На самом деле, никто понятия не имел, как осуществляется процесс, и что нужно делать, все надеялись на дар Искры, как, в принципе, и она сама. А у нее аж ладошки потели от нервного напряжения. Сама толком не знала, что должно произойти и когда, но понимала, что второго шанса у нее уже не будет, и от нее зависит собственное счастье.

Купол тем временем замигал всеми цветами радуги, обозначая начало активной части ритуала. Для окружающих это и было самым зрелищным этапом. Никто не видел, что именно происходит там, внутри.

Жрец так и продолжал «посыпать» источник неизвестным средством, будто цветок поливал, ожидая, когда он расцветет. И результат не заставил себя долго ждать.

Жгут закрутился, сворачиваясь в плотный клубок, который попросту взлетел к самому потолку свода, а затем взорвался, плавно оседая «блестками» на находящихся внутри. Как же это было прекрасно! Жаль, что видела подобное представление лишь она одна.

Но не только. Энергия буквально пронзила тело, заставляя его дрожать от напряжения, судя по всему, подготавливая магию владельцев к слиянию.

Затем прямо из церемониального источника, будто щупальца огромного осьминога, к молодым потянулись ниточки, оплетая их, словно паук паутиной, и сплетая в единое целое.

Связь крепла и ощущалась почти физически. Вот она, оказывается, какая. Ведь говорят даже, что супруги, по крайней мере, в древние времена, по ней могли найти один другого даже на краю земли. Это, правда, от силы мага зависит, но все же.

А вот затем Вероника встрепенулась, почувствовав, как в груди нечто шевельнулось. Те самые нити, попросту «выдернули» наружу белую ленту из ее солнечного сплетения, и светло-рыжую — из Эдика и повели их навстречу друг другу.

Попыталась остановить движение, дергая за паутинки, но, кажется, они намертво приклеились к их магии, напрочь отказываясь слушаться, и продолжая сближаться.

Слияние. Этого еще только не хватало… Если оно произойдет, рухнет буквально все: жизнь, надежда, будущее. Его ни в коем случае нельзя допускать.

Дернула еще раз, потянула, но потоки так и продолжали свой путь друг к другу. Попыталась схватиться за ленточку собственной магии, но отвести ее так и не смогла, даже на миллиметр не сдвинула. Похоже, источник все-таки гораздо сильнее, чем предполагалось.

Паника овладела телом. В ушах застучал пульс, а на висках проступили мелкие капельки пота.

Вероника глубоко вздохнула, пытаясь замедлить разбежавшуюся в венах кровь. Сейчас не время для замешательств. Нужно срочно найти решение. Ведь столько раз проворачивала самые разные «фокусы». По сути, она единственная, кто может управлять потоками, вот и требуется их как-то подчинить. Наверняка дело гораздо проще, чем кажется. Как, впрочем, и всегда.

В голову пришла неожиданная идея. Ника даже сама толком не знала, сработает или нет, но других вариантов в любом случае не было, а счет стоял на секунды, даже мгновения.

Ведь вокруг них выстроено силовое поле, и девушка до этого отчетливо видела, как к нему взвивались паутинки источника, но не в силах преодолеть преграду, а возможно, попросту не желая пытаться, меняли направление.

Мысли с бешеной скоростью сменяли одна другую в поисках подходящего решения и отметая недейственные. Итак, магии жениха и невесты должны неким образом переплестись и смешаться. То есть, отдать часть своей и позволить чужой заполнить образовавшуюся у тебя энергетическую дыру.

Надо вернуть «ручейки» обратно в грудь. Да легко! Наверное…

Орлов все это время стоял, не двигаясь, и, казалось, даже не дышал, боясь спугнуть или тем или иным способом помешать процессу. При этом хмурился и, не сводя глаз, наблюдал за любимой. Сейчас результат зависел только от нее одной, и помочь глава Канцелярии, как бы сильно этого не хотел, попросту не мог.

Вероника быстро зашевелила пальцами, выстраивая барьер. Ее «ленточка», словно слепой котенок, ткнулась в преграду, отскочила, попыталась еще раз, но безрезультатно. После чего стала разворачиваться. Дальше было лишь дело техники подстраивать дорожки, подсказывая нужное направление. То же самое она провернула и с силой Эдика, возвращая магии обратно в собственные энергетические центры.

Даже если кто-то из гостей и заметил нечто странное, хотя за переливающимися стенками купола это было не так просто, точно ничего не понял. Пусть думают, что у Искры свои заморочки.

Но, судя по всему, источник подобный ход событий вполне удовлетворил, и он, отцепившись от потоков, втянул в себя нити. Ника пробежалась взглядом по окружающему пространству и облегченно выдохнула, заметив, что сами оплетавшие брачующихся сети никуда не исчезли.

Только после этого развернулась к жрецу, внимательно за ней наблюдавшему. Напряжен, сосредоточен. Вот разве что пот платком со лба не вытирал. Ну его тоже можно понять, ведь ответственность за столь сложный и рисковый ритуал лежала и на нем. Чуть видно кивнула, на что тот заметно расслабился, даже веки на несколько секунд прикрыл и шагнул к центру.

Вскинул руки ладонями вниз, с которых сорвался новый поток силы, направленный прямиком в фонтан. Тот засветился ярче, стал расти, достигая потолка, распадаясь и оседая на поверхностях множеством разноцветных искр, на этот раз видимых всем. Знак, что ритуал окончен. Любопытно, ведь наверняка сей фокус искусственно создан, так сказать, для зрелищности, чтобы свидетелям свадьбы тоже было на что посмотреть.

— Источник подтвердил ваше бракосочетание, — важно и громогласно объявил жрец, чтобы уж точно все осознали, если еще остался кто-то не догадавшийся. — Объявляю вас мужем и женой согласно законам и традициям магического мира.

От слов по телу разлилось приятное тепло, наконец-то расслабляя, хотя Нику все еще слегка потряхивало от пережитого напряжения. Неужели у них получилось? Даже самой не верилось.

— Теперь жених может поцеловать невесту. — продолжил служащий.

— Что это? — повернувшись, девушка потянулась к шее мужа, проводя по ней пальчиком и повторяя контуры слабо светящихся голубых линий. Последние, неравномерно переплетаясь, формировали странную сетку.

— У тебя такой же. Знак, что наши жизни связаны. Это силовые линии, пока еще напитанные энергией, символ того, что обряд бракосочетания завершен. Скоро они погаснут, и никто больше их не увидит. Но это потом, сейчас нужно совершить последний этап ритуала.

Эдик хитро улыбнулся, привлек теперь уже супругу за талию и нежно припал к ее губам. Наверное, для Вероники еще никогда поцелуй не был таким сладким. Напряжение в теле моментально прошло, дрожь прекратилась, а все страхи отодвинулись на задний план, оставляя лишь ласковое тепло, в котором хотелось купаться. Подалась навстречу, оплетая руками шею, притягивая мужчину ближе и погружаясь в чувственный водоворот.

Кто знает, чем бы дело закончилось, если бы не массовые аплодисменты и даже свист, отвлекшие пару. Первым прервался Эд. Нехотя отодвинулся, посмотрел на любимую помутневшим взглядом и улыбнулся.

— Ничего, у нас еще будет время. Совсем скоро. — шепнул он на ушко, чуть дотронувшись до него губами, чем вызвал целое полчище мурашек. Затем подцепил маленькую ладошку, переплетая пальцы, и вывел супругу из-под купола.

Тут же к молодоженам подлетели родители Вероники и тетя Эдуарда в сопровождении его сестры, с поздравлениями. Последовали поцелуи, объятия, даже слезы, которые женщины тайком вытирали.

Павел, не удержавшись, подхватил Нику за талию, приподнял над землей и закружил в воздухе.

— Поздравляю, сестренка. Вы заслужили. Счастья вам. А это моя Ирочка, — он указал на стоящую рядом и скромно мнущуюся миловидную девушку. Ее щеки сразу же залились румянцем, но она также принесла поздравления, и вцепившись в локоть молодого человека, удалилась за ним следом. Кажется, в семье еще кое-кто нашел свою половинку.

Не уклонился и Энтони. Обнял кузена, похлопав по спине, и поцеловал пальчики невесты. Чуть грустно улыбнулся и пожелал новобрачным много счастья.

Из желающих лично поздравить молодоженов со знаменательным событием уже выстроилась длинная очередь, а паре предстояла долгая процедура благодарностей. Если кто-то думает, что это легко, сильно заблуждается, ведь обделить никого нельзя. Да и жаждущих, помимо приглашенных, тоже было вдоволь. Хотя многие наверняка лишь собирались воспользоваться моментом и «засветиться» перед Искрой Дракона. А что еще можно подумать, если с большой частью присутствующих ни Вероника, ни Эдуард знакомы не были.

Подошла и Мариша, причем ногами, обутая в серебряные туфли на высоченной шпильке, хитро при этом улыбаясь. Как она это делает? Выглядела, стоит сказать, сногсшибательно. Наряжена в узкое платье в тон ее волосам, идеально подчеркивающее женственные изгибы. Можно было даже поспорить, что русалка в этот вечер без кавалера не останется.

— Я знала, что будете шикарны в моих нарядах. — прощебетала она, крепко обнимая обоих друзей, — Магор еще долго будет вспоминать вашу свадьбу.

Увидели и старейшин, одетых на этот раз в гражданское и разное, что смотрелось довольно… непривычно. Они тоже отметились с пожеланиями и наверняка гордились тем, что все прошло без сучка и без задоринки, и что такой уникальный кадр относится именно к Магору.

Были и дядя Олег, и Ольга, Глеб, работники канцелярии и Совета, да и просто незнакомые маги, желающие стать свидетелями столь знаменательного события. Усталость накапливалась, лица сливались в одно, а скулы сводило судорогой от постоянного напряжения.

Подошли даже хранитель городской библиотеки и Андрей, на этот раз одетый весьма аккуратно, почти празднично. Может когда хочет.

— Искренне за вас рад, желаю долгих лет жизни в любви и согласии. — выдал он заученную наизусть фразу.

Попытался подцепить руку Ники, даже наклонился для поцелуя, но был остановлен Яном.

— До Искры разрешено дотрагиваться малому кругу близких людей. — резко пояснил он.

— Простите, да, конечно, не подумал. Залепетал парень, покраснев и виновато покосился на Нику.

— Мне жаль, но сегодня установили много ограничений и для меня. — мило улыбнулась девушка. Андрей послал ответную улыбку, чуть кивнул и удалился.

— Это еще почему? — следующим в очереди стоял Август. А этот что тут делает? Вот кого точно не приглашали.

— В целях безопасности, — хмыкнул Эдик, — а вы собирались обниматься с моей женой?

— Больно надо, но считаю, что подобные рамки чрезмерны. Никому она не нужна, а вот отказывать желающим прикоснуться к Искре — непозволительное неуважение к жителям города.

— Боюсь, безопасность не ваш конек, господин Август. — оскалился Эд, — К тому же Искра не является источником целебной силы, чтобы до нее дотрагиваться, как и в ранг святых ее не возводили. Так что, вполне можно обойтись парой фраз и улыбками. Или Вас что-то еще не устраивает.

— Многое. Я еще разберусь, как вам удалось убедить старейшин сочетать вас браком раньше оговоренного срока. — пыхтел мужчина, — Это явное нарушение договора.

— Поверьте, мы первые ратуем за закон, порядок и соблюдение договоренностей. Сроки были соблюдены. Боюсь, в этом вопросе вам ничего не светит, и Вы слишком на многое претендуете. И вообще, господин Август, Вы подошли высказать свои претензии или поздравления?

Мужчина покраснел, но произнес дежурную фразу и быстро ретировался.

— Как тебе удается? — поинтересовалась Ника.

— Что именно?

— Оставаться таким спокойным при разговоре с ним.

— Мне просто все равно. По крайней мере, сегодня. Мое хорошее настроение сейчас будет сложно испортить, особенно тем, на чье мнение мне элементарно плевать. — И мужчина широко растянул губы в своей фирменной улыбке.

Дальше следовал банкет прямо в саду Совета, накрытом тепловым куполом. На этот раз уже в более узком кругу приглашенных, тщательно проверяемых на входе. Со всех сторон лились радостный смех, голоса, новые поздравления, а глаза молодоженов светились счастьем. Хотя, если совсем честно, оба только и ждали момента, когда можно будет наконец-то уединиться, чтобы наверстать все то время ограничений, что им пришлось находиться далеко друг от друга.

— Сбежим, пока никто на нас не смотрит? — предложил Эдуард под вечер, когда гости увлеченно наблюдали за устроенным в честь большого события фейерверком.

А посмотреть там было на что. Салют был не привычным нам, а скорее приправленным магией. В темнеющем небе вспыхивали разноцветные звезды, распускались диковинные цветы, появлялись невиданные звери, поражая гостей. Добавила зрелищности выпущенная на волю стайка флюоресцентных бабочек, тут же устремившихся ввысь сотней живых огоньков.

— Сбежим. — прошептала девушка, выпутываясь из уютных объятий, в которые была до этого заключена.

И пусть их побег не остался незамеченным, но никому даже и в голову не пришло воспрепятствовать. А молодых ждало уже давно готовое маленькое шале в живописнейшем уголке природы на берегу знаменитого озера…

Глава 21. Мини-отпуск

Это было их время. Наконец-то вдвоем, наконец-то наедине и никого рядом для контроля. Никаких ограничений. Полное законное право.

До шале добирались молча в колеснице, думая каждый о своем. На достаточно близком расстоянии, но так, чтобы лишний раз не попадаться на глаза, их сопровождала охрана. Все всё понимали и старались не мешать, четко контролируя при этом территорию, хотя их путь заранее был тщательно проработан и подготовлен.

Эдуард крепко придерживал жену одной рукой, прижимая к себе за талию. А ее сердечко так сильно билось, словно пыталось вырваться наружу. И отчего именно Ника даже самой себе не могла объяснить. Слишком много разных чувств было намешано: радость, облегчение, счастье и даже страх. Но, несмотря на это, душа купалась в ласковом тепле, наслаждаясь близостью любимого мужчины. Того, с кем абсолютно точно хотела провести всю жизнь.

Прибыв на место, Орлов поднял Веронику на руки и пронес через порог, как того требовали традиции. Пусть дом и не был их, как и не предполагался для постоянного проживания, но на первые дни новобрачные определенно планировали там обосноваться.

Поставил супругу на ноги и включил свет. Хотя нет, не верхний. По его команде зажглись множество небольших светильников, распределенных по разным углам комнаты. Они создавали потрясающе уютную атмосферу, отражаясь миллиардом искр в гранях развешенных вокруг кристаллов.

Вероника принялась осматриваться. Помещение было небольшим, но довольно удобным. Просторный зал, совмещенный с кухней, и с окнами во всю стену. Наверняка днем из них открывается великолепный вид, скрываемый сейчас темнотой ночи.

Мариша постаралась. Нет, в доме не было помпезных дорогих украшений или мебели. Все достаточно просто, при этом безумно мило и уютно, так, что хотелось остаться там навсегда. Кроме того, было все необходимое, а еще куча мелких вещиц для романтического уединения. Мягкие подушки, теплые пледы, вазы с живыми цветами, свечи чуть ли не на везде, где могли поместиться, а пол усыпан лепестками неизвестных цветов.

В камине уже горели поленья, даже непонятно, кто их зажег и следил, может быть, магия. Рядом расстелена шкура или ковер под нее, с длинным белым ворсом, явно мягким, так и приглашающим на нем посидеть, с раскиданными по нему подушками. И там же рядом установлен маленький столик, даже ниже обычного журнального, уже заполненного закусками, фруктами и напитками. Обстановка так и говорила: никаких кресел рядом, только на полу и желательно в обнимку.

Улыбнулась своим мыслям и сделала шаг в сторону огня, когда почувствовала, как на талии сомкнулись сильные пальцы.

— Ты же не думаешь, что я позволю тебе сбежать? — прошептал Эд в ушко, а сам прижал ее спиной к своей груди.

— Надеюсь на это, — хихикнула девушка, еще ближе к нему прижимаясь и откидывая голову мужчине на плечо.

— Мариша позаботилась о безопасности, а я еще добавил. Можем не волноваться. Нас никто не побеспокоит. Совсем. — и шеи коснулись горячие губы, вызывая целые полчища мурашек. — Голодна? Кажется, здесь есть все необходимое. — спросил Эдик, медленно проделывая дорожку из поцелуев.

— Очень. — ответила она, даже голоса своего не узнав. После этого развернулась в объятиях, ведь очень хотелось увидеть лицо любимого. Он же стоял, довольно улыбаясь, а в глазах полыхали такие огни, что тело Ники обдало жаром, разгоняя по венам кровь и концентрируясь где-то внизу живота.

Молчаливый диалог длился недолго. И уже даже сложно сказать, кто из них двинулся первым, чтобы слиться в сладком поцелуе, теряя голову и даже связь с реальностью. Они наслаждались друг другом, вкусом, запахом, полностью отдаваясь этому чувственному сумасшествию, больше не сдерживаясь, позволяя себе все, чего прежде были лишены.

По паркету заскакали бусины, вслед за ними отправились заколки, галстук и остальные, столь мешающие элементы одежды. Слишком сильно было желание, даже потребность ощутить тепло кожей без каких-либо препятствий.

Пальцы изучали изгибы, дыхание сливалось в одно, поцелуи становились настойчивее, унося за собой в вихрь наслаждений. Больше никаких запретов и ограничений.

В какой-то момент Эдуард подхватил Нику на руки и занес в спальню, опустил на огромную мягкую кровать, нависая сверху.

— Люблю тебя, — прошептал он, заглядывая в затуманенные глаза избранной, чтобы через мгновение сделать ее своей, теперь уже навсегда.

Позже, когда ныне супруги уставшие и разгоряченные, лежали обнимаясь и пытаясь восстановить дыхание, Эдик заговорил.

— Похоже, у нас получилось. Никаких экстренных ситуаций, взрывов, сигналок или паники не заметил. Источники не объединились.

— Нет, — хихикнула Ника, — я на наши силовые центры предварительно дополнительную защиту поставила.

— Что сделала? — мужчина откинул ее на спину и навис сверху. И пусть он выглядел серьезно, глаза веселились, а в них плескались рыжие огоньки.

— Ну ты же сам говорил, что потоки переплетаются только в первый раз, — не удержалась, пробежавшись пальчиками по гладковыбритой щеке, — когда эмоции самые сильные. Вот я и подумала установить дополнительные щиты, по типу тех, что во время церемонии ставила. Я просто, кажется, поняла, как это работает.

— Погоди, — на этот раз серьезными стал и взгляд Эда, — то есть, слияние еще возможно после их снятия?

— Нет, успокойся, — притянула мужа к себе за шею, напрашиваясь на новый поцелуй, — я их уже сняла и, как видишь, нас все еще никто не поставил на уши. Да и мы, думаю, почувствовали бы объединение.

— Ты потрясающая, — прошептал ей в губы, тут же их сминая и унося в новый чувственный водоворот.

Утром просыпаться совсем не хотелось. Под мягким, пушистым одеялом было тепло и уютно, а тело приятно побаливало, что даже шевелиться не было желания.

Вероника сладко потянулась и распахнула глаза, обнаружив, что находится в комнате совершенно одна. Однако определенно точно помнила, как засыпала в любимых объятиях. Вдруг стало холодно и одиноко. Хотя чего это она, никуда теперь Эд от нее не денется. Какие только глупые мысли в голову не полезут после всего того, что им пришлось пережить.

Откинула одеяло и подцепила мужскую рубашку, накинув ее на себя. О халатах не подумала, а одеваться в джинсы было лень, все равно собиралась сходить в душ. После этого поднялась и вышла из спальни в поисках пропавшего супруга.

Днем комната предстала в абсолютно ином виде. Просторная, светлая. Окна во всю стену запускали в дом лучи утреннего солнца, подсвечивая внутреннее убранство в теплые тона. А еще, как и предполагалось, из зала открывался захватывающий дух вид на озеро с кромкой леса на другом берегу, в это время года подкрашенной в желтые и красные цвета. Сама же вода, переполненная жизненной силой, поблескивала всеми цветами радуги. Красиво.

И не только это. Окна служили еще и дверями на небольшую, ничем не огороженную терраску, выстроенную прямо над водной гладью. На ней уже стояли два плетеных кресла, такой же столик, а еще и диван-качели. И все усыпано подушками и пушистыми пледами. Потрясающе продуманно и уютно.

Потянула за ручку, и дверь с тихим шуршанием отъехала, обдавая лицо прохладным осенним воздухом. Ника улыбнулась и ступила на деревянный настил, наслаждаясь пейзажем и свежестью.

Даже поймала себя на мысли, что не отказалась бы поселиться вот в таком домике у озера. Слишком хорошо и свободно там дышалось. Царило полное спокойствие и умиротворение, которого так не хватало в последнее время.

Почувствовала, как в душе разлилось приятное тепло.

Опустила взгляд и заметила невдалеке плавающего мужа. Так вот куда он запропастился. Видимо, не хотел будить. Мужчина тихо, почти не создавая шума и всплесков, плыл, мягко рассекая темную гладь. Его мышцы при этом перекатывались, так и привлекая к себе внимание, разгоняя по венам кровь и заставляя Веронику гореть. Так засмотрелась, что сама не поняла, когда он развернулся к ней лицом. Улыбнулся и стал медленно приближаться.

— Доброе утро, госпожа Орлова. — крикнул он, — Как спалось?

— Доброе утро, дражайший супруг, — ответила ему в тон, и потом, хихикнув, добавила. — замечательно, но мало.

Муж на это довольно ощерился. Тут по голым ногам пробежал холодный ветерок, и Ника поежилась.

— Спускайся ко мне, здесь вода теплая круглый год.

— Я помню, но не взяла с собой купальника. Как-то не подумала, если честно.

— Он тебе не нужен, — хохотнул Эдуард, — никому не нужен. Все, что я хотел, уже видел, — подплыл ближе и ухватил Веронику за лодыжку, обдав действительно теплыми каплями, и потянул на себя.

Нырнуть не решилась, лишь присела на край настила и опустила в воду ноги, с удовольствием подмечая, что ощущения и вправду приятные.

— Это отдаленное шале, построенное специально для уединения. Нас здесь никто не увидит, не бойся. — при этом подошел совсем близко, прошелся горячими ладонями по бедрам, и подхватив жену под попу, дернул к себе.

Ника взвизгнула, зажмурилась, вцепившись при этом руками в плечи мужчины, и обвила его талию ногами. Открыла глаза, чтобы возмутиться, может быть, даже стукнуть, но наткнулась на взгляд Орлова, полный нежности и обожания. Такой, что погасил сии намерения на корню.

— Как ты себя чувствуешь, — спросил он, заглядывая в лицо, пытаясь найти ответы на свои вопросы. Провел костяшками пальцев по щеке и откинул медные локоны за спину.

— Лучше, чем когда-либо, — прошептала она, обвивая шею ладошками и склоняясь в поисках поцелуя.

— Тебе идет моя рубашка, но это опасная затея одевать их. — хмыкнул муж.

— Почему?

— Хочется сорвать, — уже вовсю веселился Эдик, демонстрируя свои ямочки на щечках, которые ему безумно шли. — но сейчас не очень удачный для этого момент. — прошептал он и смял такие мягкие и податливые губы. И Вероника ответила, полностью растворяясь в чувствах и эмоциях. Как же это приятно купаться в любви, находиться рядом с самым дорогим человеком, ни в чем себя не ограничивая, без страха погружаясь в этот омут глубокого счастья.

Позже, когда они сидели в обнимку на качелях, укутавшись в теплый пушистый плед с бокалами глинтвейна в руках, наслаждаясь осенними видами, Ника не выдержала и завела разговор.

— Как думаешь, сколько времени нам дадут здесь спокойно находиться?

— Не знаю. Пока мы договорились со старейшинами на три дня. Правда, главным условием было, что при первом происшествии или необходимости, мы объявимся. В любом случае можем остаться здесь еще на некоторое время, возвращаясь каждый вечер после работы. А давай, снимем его на Новый год. Представляешь, как здесь будет красиво: берега, засыпанные снегом, а озеро не то, что не замерзшее, а еще и горячее, и пар постоянно над поверхностью.

— А еще елку поставим и лампочки развесим, много. — Верника подхватила идею, — да прямо вот здесь, над нами.

— Можно и лампочки. Думаю, будет красиво и уютно.

— Как считаешь, что предпримет артефактор? Ведь наверняка уже осведомлен и зол.

— Не представляю, — вздохнул маг, — но мы сделаем все, чтобы с тобой ничего не случилось.

— Мы?

— Да, ты знаешь, Тони особенно о твоей безопасности печется. И если бы я не видел, что он на тебя не претендует, забеспокоился бы. И еще, кажется, он очень сильно разозлился на твоего неудавшегося похитителя. Сам же тоже пострадал. Поклялся его из-под земли достать. Так что, думаю, твои сомнения и подозрения на его счет беспочвенны. Конечно, слепо верить тоже не стоит, но последнее время все говорит, что он не при чем, и активно нам помогает.

— Значит, придется искать нового подозреваемого, — хохотнула Ника.

При этом устроилась на широкой груди, наслаждаясь таким родным и ласковым теплом, окутывавшим ее. Надеясь на долгую счастливую жизнь вместе, до самой старости. Слишком по-детски и романтично? Возможно, но она ничего плохого в этом не находила. В любом случае, было здесь и сейчас, и девушка планировала выжать из него максимум. А еще, надеялась, что хотя бы эти три дня им позволят спокойно отдохнуть, что дело быстро расследуется, и у них с Эдиком будет настоящий полноценный отпуск, где-нибудь, как и он обещал, возле ласкового моря на белом песочке.

Как же она ошибалась! Все верно, «слишком хорошо» долго длиться не может. После него всегда что-то случается. Вероятно, для сохранения равновесия.

И уже следующим утром на браслет Орлова пришел срочный вызов…

Глава 22. Менталист

Как бы ни хотелось, а ехать пришлось. Да, уж слишком коротким оказался их с Эдом медовый месяц. Но как ни крути, они с самого начала знали о проблемах и осмысленно сделали этот шаг. Ничего, будет у них еще время, жизнь только началась.

Вероника нервно поглядывала на телефон, ожидая очередное сообщение артефактора. Ведь ОН не мог не узнать, что свадьба состоялась. Молчит — злится или гадость какую-то готовит? Хотя… он ее и так сделал. Девушка-то исчезла. Даже не удивилась бы, узнай, что этот тип специально все подстроил именно сегодня, чтобы отпуск ей сорвать. Вот и не писал, потому как занят был. Сами они больше не сомневались в том, что это один и тот же человек. В общем, не до Искры ему было.

Или она попросту себя накручивает, а тому и дела до нее нет? М-да, аутотренинг не удался. Слишком многое говорило об обратном.

С другой стороны, он ведь никогда открыто не запрещал ей замуж выходить и ни о чем подобном не упоминал. Да, попытался надавить через старейшин, да и намекал далеко не однозначно, но напрямую ничего не предлагал. Правда, обещал… но это несколько другое.

«Так, стоп» — мысленно остановила себя Вероника. Чересчур она много о нем думает. Это на страх похоже, что не есть хорошо. Совсем. Он здраво мыслить мешает. Лучше подумать о деле.

Итак, что у них имелось? Как уже говорилось — произошло очередное исчезновение и снова в парке. Преступник повторялся, но это и понятно, ведь подобные зеленые зоны — просто идеальный вариант. Прохожих меньше, чем на улицах, проезжих машин и подавно, да и заметив мнущегося на месте мужчину, никто не подумает ровным счетом ни о чем плохом. Мало ли, свидание у него. Девушку ждет… Ах да, видеокамер там нет. Видимо, не захотел заморачиваться с проверкой территории, находящейся под контролем.

— Рассказывай, — кинул Эд Кириллу, как только они сели в служебную машину, выйдя из портальной станции.

— Алла Кочеткова, студентка медфака, единственный ребенок в семье. Как и предыдущие, три недели до открытия.

— Почему одна, без сопровождения? Ведь предупреждали же.

— Одногруппница нам сообщила. Похищенная сбежала после первой пары, сказала на свидание. Кто такой и откуда никто не знает, Алла личной жизнью ни с кем не делилась. Единственное, ума у нее все же хватило, хотя не до конца, должен отметить, попросить подругу, если не вернётся через четверть часа, набрать ее, и если та не ответит, позвонить по номеру, который оставила.

— Зачем такие сложности? — удивилась Ника. То есть, она догадывалась? Но зачем тогда пошла? Ничего не понимаю.

— Спросим, когда найдем. Подозреваю, что свидание было как раз с нашим товарищем. Менталист, да с мороком кому угодно голову запудрить мог. И она вряд ли думала именно на него, но подстраховалась, вдруг что-то случится по пути. Надо вновь по родителям пройтись, поговорить еще и с самими будущими магичками, рассказать об этом случае. Чтобы поняли и прониклись. Кир, займись.

— Организуем. О, Тони уже на месте, вон машина его.

Припарковавшись, все трое направились в парк. Антона увидели сразу. Он топтался у выхода, поглядывая на часы.

— Вот и молодожены — расплылся в широкой улыбке. — Жаль вас отвлекать, надеюсь, не прервали в процессе, но таковым было желание, вернее приказ, старейшин.

Только тут Вероника заметила, как он прижимал к корпусу левую руку, чуть тянул плечо и периодически делал медленный, глубокий вдох, словно ему было тяжело дышать.

А ведь, верно. Он же на свадьбу практически прямиком из больницы приехал, а она… Полностью погруженная в свои мысли и эмоции, даже внимания не обратила, не спросила, не поблагодарила.

— Как ты? — решила исправить свою ошибку.

— Жить буду, рад, что ты в порядке. — губы Энтони при этом улыбались, а вот глаза оставались чересчур серьезными.

— Спасибо тебе. За помощь. За все. — подошла ближе, — Если бы не ты, даже боюсь представить, чем бы дело закончилось.

— Я же обещал, — наклонившись, прошептал он на ухо, видимо, имея в виду клятву, данную на ее день рождения. И явно не хотел, чтобы о ней узнали посторонние.

— За работу, — прервал их диалог Орлов. То ли не понравилось шушуканье, то ли… Да не было другого варианта. Неужто ревнует? Ника улыбнулась своим мыслям и вернулась к мужу, — Как всегда. Мы с Искрой идем исследовать территорию, Кирилл — проверь, есть ли камеры, что входы-выходы захватывают. Будем всех подряд проверять. Тони, ты свидетелей ищи. Конечно, если он действовал, как и прошлый раз, вряд ли что найдешь. Но остается вероятность, что на такой плохо контролируемой местности он попросту решил сэкономить силу и купол невидимости.

Конечно, искать в парке точное место исчезновения — как иглу в стоге снега. Но детективы лелеяли надежду, что времени прошло не так много и остатки заклинания еще не развеялись окончательно.

На самом деле нашли, пусть ощущения и не были такими же сильными, как и предыдущий раз, но это больше не имело значения. Главное они уже выяснили.

Дальше все шло по стандартному выработанному плану. Эдуард проверил отпечатки аур, также заметив падающую девушку и подхватившего ее мужчину. Прошелся по следам до места, где похититель поместил свою ношу в машину.

На этот раз следов шин не было, снимать нечего, как ни нашлось и не единой камеры, в поле зрения которой попадали бы входы в парк. Да, в принципе, и свидетелей тоже не оказалось.

Неприятно. Это стоило признать. Очень надеялись, что хотя бы одна новая, пусть и совсем маленькая зацепка, но появится. Так, ни с чем и вернулись в офис, засев в кабинете главы, обсуждая последние события и намечая дальнейший план действий, когда к ним влетел раскрасневшийся Максим.

— О, все в сборе! Отлично! Ну что, готовы к новостям?

— К хорошим всегда готовы. Что там у тебя?

— Как по мне, так отменные. — хохотнул вечно довольный Макс. При этом прошел в кабинет, сел на свободный стул и с грохотом кинул на стол увесистую папку, открывая ее очень медленным движением. Смотрелось весьма забавно, учитывая «медвежьи» габариты мужчины. — Нет, вы, конечно, не думайте, что я дело раскрыл, но считаю это серьезными подвижками. Мне кажется, таких скачков у нас еще не было.

— Ну, давай уже, ближе к делу, — попытался вернуть его к сути вопроса Эдик, — не томи.

— Значит так, мы проверили списки всех менталистов, зарегистрированных в Магоре, то есть на подотчетной ему территории. Из них выявили более сильных согласно результатам проверки уровня дара. Подобных, стоит сказать, оказалось не так уж и много. Отбросили далеко проживающих, но если вдруг материалы понадобятся, списки имеются. Итак, изучив округу и соседние города, так как похититель, вероятнее всего, проживает поблизости, мы нашли пятерых таких. У двух из них недвижимость в другой реальности, еще у двоих отдельные дома на окраине города уже в нашем мире, и у всех по квартире. В общем, неплохо некоторые живут. Адресов много, нужно решать, что именно будем искать, и начинать составлять план и работать. Объем слишком большой.

— Хорошо. Но если только это, то маловато для «серьезного прорыва», — вмешался Тони, очередной раз тяжело вздохнув. — Кстати, простите, пока вспомнил… — При этом достал из нагрудного кармана пиджака стеклянную пробирку с жидкостью ярко-синего цвета и вылил себе в рот, сильно поморщившись.

— Долго тебе эту гадость пить? — поинтересовался внимательно наблюдающий за ним Орлов.

— Еще пять дней. По крайней мере, так сказали. Потом попробуем без лекарств, только прямым магическим воздействием, и будет видно.

— Силовой центр в норме?

— Да, ему не досталось, скорее каналы повредились и ткани. С тканями было проще, их почти восстановили. Вот с каналами еще повозиться придется.

Что? У Вероники закружилась голова. Бедолага. Да, она помнила речь о магическом ожоге, но не представляла, что все настолько плохо. И это из-за нее…

— Не надумай себе чего лишнего, сестренка, ради благого дела не жалко, — кажется, Тони прочитал эти мысли у нее на лице. Осторожнее надо быть. И тут же, видимо, не желая продолжать разговор, повернулся к Максиму. — Так что там такого примечательного кроме неимоверного количества работы?

— А то, что мы успели собрать некоторые данные на всех подозреваемых. Давайте называть их именно так. И вот тут вылезло кое-что любопытное, особенно на одного — Михаила Гладкова. Он уже лет десять, как переехал в Рион. Вернее, на территорию ему подотчетную.

— Так какой толк от того, что он уехал? Значит, не может быть причастен.

— В том то и дело, что он лишь официально находится там. Соседи говорят, что вернулся, причем давно, а вот в Магоре так до сих пор и не отметился.

— Ну и что в этом такого? — не унимался Антон, — Я тоже приехал оттуда, но вернусь, поэтому оповещать Магор не намерен. Изначально только на свадьбу собирался, но теперь уже как дело закроем, так и уеду. Может, и у него нечто подобное.

— Может, только согласно счетам за коммунальные услуги, он здесь засел уже как несколько лет.

— За то, что он не уведомил Совет Старейшин о переезде, ему максимум штраф грозит, но никак не уголовка.

— Хех, — медведь расплылся в довольной улыбке. — А вот здесь самое интересное. Мы получили отчеты по результатам лабораторных анализов отпечатков шин. У нас есть перечень марок и серий автомобилей, на которых последние могли использоваться. И угадайте, где мы обнаружили одну из них? Та-дам! Как раз у нашего-ненашего.

В кабинете на пару минут повисла полная тишина. Присутствующие тщательно обдумывали полученную информацию.

— Так это еще ни о чем не говорит, а может оказаться лишь простым совпадением. — Орлов высказал вслух мысль, которая крутилась в головах у всех. — Но мы обязаны проверить эту теорию.

— И как мы это будем делать? — поинтересовалась Вероника, — толку оттого, что заявимся к нему домой «поговорить»? Если он и есть наш неуловимый преступник, то либо попросту сбежит, либо не откроет дверь и будет в своем праве. Насколько я понимаю, оснований для ареста или обыска у нас нет.

— Нет, но можем провести осмотр. — подхватил Антон, — не думаю, что Старейшины будут против, ведь это в их интересах.

— Боюсь, что в этой ситуации будут. Законных оснований действительно нет. Внешний осмотр нам не даст ровным счетом ничего. Только спугнем. Мы даже не знаем, что искать. Нам требуется доказательство его причастности, а оно может иметь самую разную форму. Для начала устроим слежку за домом и на всякий случай квартирой, ну и за хозяином, конечно же. Помимо этого, следует взять отпечаток протектора шин его машины и сравнить с имеющимся у нас. Вот если он совпадет, то да, можно смело идти за разрешением.

— Постойте, — не унималась Ника, — наш артефактор слишком умен и продуман. Готова поспорить, что на уровне паранойи. Создается впечатление, что он очень много думает о деталях. Не удивлюсь, если планировал операцию несколько лет. Еще сомневаюсь, что за покупками ездит на той же машине, на которой девушек похищает. Точно так же, не держит запрещенные товары дома и уж подавно, магичек.

— Ты абсолютно права. Вот слежка и поможет выяснить. Не переживай, наши ребята — профессионалы, невидимки, знают, как и что нужно делать. Кроме того, у нас преимущество, мы в курсе, что менталист, артефактор и похититель — одно лицо. Он же, в свою очередь, об этом не подозревает. Да, Олег сообщил, что нашел ту старушку, которая дорогу спрашивала. Женщина совершенно ничего не помнит. Это значит, что на нее было оказано воздействие, очередной раз подтверждая правильность наших выводов.

— Обратили внимание, кстати, что его зовут Михаилом? — Энтони вспомнил еще об одном совпадении, — Тот парень, что подсел к Елене в метро, тоже так представился.

— Не думаешь же ты, что он свое истинное назвал?

— А почему нет, если мороком укрылся? А кто-нибудь проверил тот номер телефона, что Леночка тогда оставила?

— Да, — вступил Кирилл, — номер существующий, но неактивный, оформлен на какое-то третье лицо. Был выключен как раз в тот день, когда произошла передача вилиолена. С тех пор не включался, счет не пополнялся, интернетом не пользовались, никому не звонили. Отследить контакты не представляется возможным. Вероятно, приобретен специально для того случая. Преступник перестраховался.

— Макс, на тебе организация слежки, Кир, копай все, что найдешь на этого Михаила, будем тщательно изучать. Тони, что у тебя с порталами? Подвижки есть?

— Информация закрытая, все не так просто. Конкретных данных нет, пока только направление.

— Отлично. Ускорь поиски, если это возможно.

— Сделаю что смогу.

И работа пошла, даже закипела. Неделю команда трудилась не покладая рук, часто задерживаясь вечерами, чтобы как можно быстрее проверить и изучить материалы. Никто ничего не говорил, но все прекрасно понимали, что чем раньше они соберут информацию и накопают необходимые сведения, тем скорее смогут осуществить проверку и, тем вероятнее, взять самого преступника. Если он таковым являлся. А действовать следовало крайне осторожно.

С семьями девушек накануне открытия вновь провели беседы, заодно проинформировали о последнем похищении, акцентируя внимание на важности соблюдения правил безопасности. Не игнорировать их, не вестись на выманивание. Возможно, именно поэтому новых исчезновений за это время не было.

Как ни странно, но и сам артефактор не объявлялся, что несколько озадачило Веронику. Слишком подозрительно он молчал. При этом в ее груди росло и разливалось непонятное беспокойство, словно предчувствие, объяснить суть которого она не могла. Оставалось надеяться только на одно, что ей не передалась от мамы еще и возможность предвидеть будущее.

Кто бы мог подумать, что уже следующий день все разъяснит…

Глава 23. Осмотр

Эти несколько дней команда Канцелярии работала не покладая рук. Результат, конечно, был, хотя и не совсем тот, который ожидали.

Итак, что удалось выяснить?

Квартира этого самого Михаила пустовала. За весь период наблюдения он там ни разу не появился. В загородный дом возвращался каждый вечер, но только переночевать. Все остальное время проводил в еще одном большом старинном особняке, снятом на имя его прабабки, которой и в живых уже давно нет. Как смог это сделать? Хороший вопрос, хотя вполне объяснимый с учетом его способностей.

Здесь, в принципе, просматривался подлог документов, но, с другой стороны, платил исправно уже несколько лет, ни на день не задерживая. Так что, для ареста причин маловато. Но настораживал уже сам факт, что он собирался скрыть подобную аренду. Занимался внутри чем-то противозаконным? Возможно.

Поселилась совсем маленькая надежда, что и пропавшие девушки там, но за эту неделю ни разу туда не доставляли продукты. А шесть человек нужно кормить, причем трижды в день.

Зарегистрированная на его имя машина так нигде и не обнаружилась. Так что, с отпечатками шин тоже облом. Ни в одном из гаражей найдена не была, брошенной на улице в том числе. Спрятал? Но зачем, если он не совершал ничего незаконного? Всю неделю передвигался либо на такси, либо общественном транспорте, причем часто пользовался мороком. Зачем? У следствия появлялось больше и больше вопросов.

Один раз посетил порталом Рион. Вернее, город на подотчетной ему территории, в который он в свое время переселился, но вернулся тем же вечером.

С прошлым нашего подозреваемого тоже какие-то странности, хотя и небольшие. И если брать по отдельности, ничего не значащие. Рано потерял родителей, и его воспитанием занялась бабка. окончил школу с отличием, затем юрфак с красным дипломом. Тут же, на следующий день после выпускного, даже не пытаясь найти работу по специальности, уехал, забрав с собой единственного родного человека. Зачем нужно было заканчивать университет, если не планировал оставаться — непонятно. Ведь любой диплом за границей еще подтверждать надо, а на юриста — так практически заново учиться.

Дальше о Михаиле ничего не известно, и информация теряется. До тех пор, пока он не возвращается. Никаких ссуд не брал, банковских счетов не имеет, как и долгов, в азартные игры не играл, в подозрительных компаниях не замечен, как и с представительницами прекрасного пола. «Чист, как агнец», как выразился Кирилл, описывая все, что нашел. Работы, кстати, у него официальной тоже нет. На что живет — неизвестно. Заработок из Риона? Неофициальная деятельность? Возможно. Но в любом случае ничто из перечисленного не является основанием для ареста или обыска.

Детективы долго общались со Старейшинами, стараясь понять, как с тем человеком быть, и выбрать четкую стратегию поведения. Понимали, что упускать нельзя, но и оснований нерушимых тоже не было. Хорошо тип подготовился. Хитер. Решили проверять, пусть и на свой страх и риск. Правда, официально был разрешен лишь осмотр без каких-либо иных действий, пока не найдут серьезные подтверждения причастности того мужчины.

И вот, команда стояла недалеко от ворот, последний раз контролируя, все ли помнят, что должны делать и как действовать…

Первые лучи солнца еще только появлялись над горизонтом, освещая кромку неба, а полумрак скрывал компанию от глаз ранних прохожих. Да, время выбрано не случайно: пока хозяин не появился дома.

План был таков: сначала быстрый осмотр территории, сада и затем самого здания изнутри, ничего не двигая и не изымая. Еще проверка на наличие ловушек, возможно, незаконных артефактов. Больше всего интересовало существование скрытых пространств и людей.

Нет, никто не верил, что так легко найдут пропавших девушек, но проверить стоило. Для успокоения совести. И это единственное, на что согласились старейшины.

— Над участком укрепленный защитный купол. — шокировано выдохнула Вероника, осматриваясь, когда группа подошла ближе. Она четко видела не только «мыльный пузырь», но и яркие силовые сполохи, периодически проявляющиеся то тут, то там на его поверхности. — Светло-зеленый. Это будет достаточным основанием для подробного изучения помещений и ордера на арест?

— Вполне. — коротко ответил Эдик, при этом выудил из кармана темно-бордовый кристалл и крепко сжал в пальцах. — с собой только один портал, больше не брал. Жаль, совет еще не работает, слишком рано. Но я не собираюсь упускать такой шанс. Ладно, план остается тот же. Изучаем объект, как и планировали, а потом ждем нашего арендатора и берем. Допросы, обыски и изъятия уже после получения официального разрешения старейшин. Если найдем еще хотя бы одну зацепку, будет проще. Тони, остаешься снаружи. На тебе страховка, контроль подхода к дому, ну и информирование обо всех непредвиденных обстоятельствах. Максу будет не до этого.

Дальше действовали по заранее отработанной схеме.

Ника отогнула защитный купол, всучила его, как уже однажды сделала, Максиму, укрытому к тому времени пылью невидимости. Чтобы прохожие чего не заподозрили. И вся компания по одному «просочилась» к калитке, но входить не торопилась.

Задействовали позаимствованный у Глеба артефакт обнаружения объектов, излучающих волны. Свечение, как и предполагали, показало наличие нескольких видеокамер, контролирующих двор. Это, кстати, тоже добавило вопросов и подозрений. Зачем они нужны, да еще и в таких количествах, если в доме нет ничего ценного или противозаконного?

— Вижу две спрятанные сигналки: вот здесь и здесь. — Вероника указала пальцем на щель у калитки.

Кирилл кивнул и стал «растягивать» замок, стараясь не зацепить их. Затем Илья замедлил время, вновь применили радужный порошок и группа, наконец-то, прошла на территорию.

Исследование двора и служебных построек ничего не дало. Всё, как и у всех, скрытых помещений тоже не обнаружили.

Затем следовал сам дом. Системы, блокирующие входную дверь, вскрыли достаточно быстро, и команда зашла внутрь, где их встретил темный и холодный холл. Также была лестница, ведущая на второй этаж и в подвал. Странно, но здесь не нашли ни сигналок, ни ловушек, ни видеокамер. Ничего!

Осторожно открыли первую дверь — кухня. Надо сказать, идеально чистая, хотя заметно, что жилая. Неужели сам убирает?

За следующей дверью оказался самый обычный зал с минимумом мебели, причем довольно современной. И везде идеальный порядок, такой, что даже пылинки не видно, хоть перчатками белыми проверяй.

Уже не на что ни надеясь, толкнули третью дверь, попав, судя по всему, в некое подобие кабинета. Ну или рабочей комнаты, а вот там… «Глаза Дракона» ожидали увидеть многое, но не это.

Вероника, наверное, даже «гнездо» хакера представляла себе иначе. Посреди комнаты стоял огромный письменный стол, стул геймера, несколько клавиатур и множество мониторов на столе, на соседней тумбочке, другие висели на стене. Понять, для чего их нужно так много, совершенно невозможно, так как в тот момент они все были выключены. И это, не говоря о том, что часть комнаты сама по себе походила на серверную.

«А юрист ли он, на самом деле?» — пришел резонный вопрос, и не только ей. Хотя стоит сказать, весьма удобное сочетание. Он прекрасно знает законы, а значит, и как их можно обойти, лавируя между неточностями и расплывчатыми определениями.

Хотя стало понятно, как он умудряется контролировать видеокамеры города. Возможно, даже собственноручно следит за ними всеми.

Вдруг Эдик резко дернулся, посмотрел на связной браслет и поднес его к уху.

— Объект вышел из дома и взял такси, — прокомментировал он, — у нас минут пятнадцать на то, чтобы закончить здесь и убраться.

И команда тут же засуетилась, изучая территорию.

На втором этаже обнаружили две спальни, ни одна из которых не была жилой. Хозяин явно предпочитал в качестве ночлега другое место. Зачем такие сложности — совершенно непонятно.

Ни на одном из этажей не нашли ни видеокамер, ни сигналок, ни ловушек. Даже странно. А арестовать человека лишь за большое количество техники нельзя. В конце концов, подобное не запрещено. К сожалению, у команды имелось только разрешение на осмотр, то есть проверить содержание компьютеров попросту невозможно. На данном этапе.

Оставался подвал. Лестница и коридор оказались абсолютно чистыми. Там же обнаружили пару небольших служебных помещений, одно из них служило самым обычным складом для разного хлама без единой капли волшебства, во второй же организован изумительный винный погреб, оборудованный, что называется, по последнему слову техники.

— Хм, хотел бы я знать, откуда у него столько денег на подобные экземпляры, — хмыкнул Орлов, исследуя этикетки запыленных бутылок, но не трогая их. — Вот эти, так вообще коллекционные, — он указал на одну из полок.

— Ну если это и есть наш артефактор, то нечего удивляться. — вздохнула Ника.

— Мы так и не нашли ни одного доказательства его причастности. И защитный щит тоже довольно хлипкое свидетельство. Тип способен запросто отмазаться, дескать, видишь только ты одна, могла ошибиться. Оттенки разные. Лаборатория же не брала на анализ остатки тех разрядов, которыми в тебя швырнули. Хитер, зараза.

— То есть, хочешь сказать, что все это зря?

— Надеюсь, что нет. Но мы все равно попробуем. Даже если и не сможем доказать его виновность, хотя бы напугаем, чтобы ошибаться начал.

— Мне он показался слишком продуманным, чтобы так легко контроль терять.

— Здесь потайное помещение, — из коридора послышался голос Ильи, и детективы поспешили к коллеге.

— Десять минут, — констатировал глава Канцелярии, — давайте скорее. Показывай.

— Вот, — и мужчина протянул визор, на экране которого просматривалась еще одна комната, но совершенно пустая. По крайней мере, так казалось. Никакой мебели, людей, да и вообще, чего бы то ни было. И при этом абсолютно глухая стена.

— Ника, сможешь открыть? — поинтересовался шеф.

— Давай, посмотрю. — девушка принялась изучать ничем не прикрытые кирпичики кладки.

— Солнце, можешь побыстрее? У нас нет времени.

— Сейчас. — Искра продолжала старательно всматриваться в пространство в поисках хотя бы какой-то зацепки.

— Не вижу ничего. — в итоге взмахнула руками и развернулась к шефу и тут в ее поле зрения попал странный знак, на противоположной стене коридора. Он слабо поблескивал тем же светло-зеленым цветом. — вот здесь руна. — Ника положила ладонь сверху. Ничего.

— Не работает. Возможно, завязано на его магию.

— Плохо. Возможности совершенно никакой нет? — поинтересовался шеф.

— Погоди. — Ника даже подскочила от пришедшей в голову идеи. Мне нужна маленькая частичка охранного полога. Если совсем немного взять, защита не среагирует.

Эдик, нахмурившись, несколько секунд сверлил ее взглядом, потом коротко кивнул.

— Но пойдем вместе. — Скорее приказал он, причем тоном, не терпящим возражения.

Уже через пару минут детективы вернулись, приложив «добычу» к найденному символу. Тот сверкнул, но моментально погас, так ничего не активировав.

— Если руна, то наверняка поставлена защита от случайного нажатия. В нее силу вливать надо. — подсказал Кирилл. — Раз мигнула, значит, приняла сигнал, теперь ждет магию, чтобы заработать.

Вероника подняла взгляд на мужа, дождавшись его утвердительного кивка, и сделала то, что посоветовал коллега.

Послышалось тихое шуршание, будто что-то лопалось, различить которое можно было только в полной тишине. По стене забегал яркий огонек, буквально стирая часть кирпичей, обнажая старинную деревянную дверь.

— Вот это да, — присвистнул Илья. — теперь меня никто не убедит, что там ничего нет.

Кирилл проверил замок, оказавшийся самым обычным, таким же старинным и абсолютно немагическим, и легко его открыл.

— Пять минут, — заключил Эдуард. Ника, посмотри, увидишь ли какие ловушки и бегом отсюда уходите.

— А ты? — голос девушки дрогнул.

— Я хочу осмотреть ее. Как только наш человечек приедет, арестуете. Чтобы там не оказалось, явно нечто незаконное. Я должен узнать, что именно.

— Я останусь с тобой. — Веронику начинало потряхивать. Ведь Эд попросту может не увидеть сигналки.

— Некогда пререкаться. Одному потом отсюда легче выбраться незамеченным. Если что, поможете вновь вскрыть защитный купол. Я свяжусь с вами, когда понадобится. Тем более, ты нужна будешь при задержании.

Дверь распахнули, и Искра зашла в совершенно темное помещение. Такое, что хоть глаз выколи. Редкие лучи, отбрасываемые карманными фонариками коллег, освещали лишь небольшой участок каменной плитки пола, но что находится внутри, рассмотреть было невозможно. Никакого магического свечения не наблюдалось.

— Все, уходите. Машина подъезжает к нашей улице.

— Нет. — возмутилась Ника. Странное чувство, вернее, предчувствие, которое преследовало ее последние дни, снова накрыло с головой.

— Это приказ. — жестко отчеканил Орлов. — ты единственная способен меня отсюда вытащить. Уведите ее.

Сердце Вероники замерло на пару секунд, чтобы потом забиться с увеличенной скоростью. Девушка начала понимать, что происходит. Даже попыталась остановить Эдика, либо увести с собой, но в результате добилась только того, что коллеги взяли ее под руки и вывели сначала в сад, а затем и на улицу по уже знакомому пути.

Стоит сказать, успели как раз вовремя, чтобы вернуть охранный щит на место и занять заранее обговоренные позиции, когда мимо них, не сбавляя скорость, проехало такси.

Дальше Илья сработал молниеносно, замедляя время и преграждая собой дорогу транспортному средству. Последовал визг тормозов и к оперативнику выбежал перепуганный водитель.

Команда дружно кинулась к автомобилю, да только пассажирское место пустовало.

— Так вышел в двух кварталах отсюда, — пояснил таксист.

И в этот момент произошло то, чего абсолютно никто не ожидал. Послышался хлопок, а затем громкий взрыв, разворачиваясь гигантским пламенным цветком прямо из дома. Он разрастался, пожирая все на своем пути, заполняя изнутри защитный купол, сдержавший собой еще и ударную волну.

Секунды, и он тоже не выдержал, лопнув, словно обычный мыльный пузырь, позволяя огню вырваться ввысь огромным золотым столбом, рассыпающимся по округе такими же искрами.

Поначалу Вероника попросту оцепенела, не дыша, наблюдая за тем, как магическое пламя, словно голодный хищник пожирает постройку, освещая улицу получше любых фонарей. Над горизонтом поднимался диск солнца, окрашивая кромку неба огненно-красным цветом, вторя огню и рисуя зловещие картинки.

В случившееся просто не верилось и не хотелось верить. Треск костра, крики людей, вой сирен, все слилось в единый странный звук. Даже не так, последний полностью пропал, будто некто выключим его легким нажатием на кнопку дистанционного управления. Ника даже сама не поняла как, но ноги понесли ее в сторону огня. Она не видела никого и ничего, кроме высоких желтых языков. Да и вообще, происходящее казалось каким-то жутким, нереальным сном, кошмаром, из которого совершенно не получалось вырваться: ни сбежать, ни проснуться.

Неожиданно почувствовала, как кто-то схватил ее со спины, прижав к себе, не давая двигаться дальше. Попыталась высвободиться, желая продолжить свой путь, но тиски рук сжались еще сильнее, не отпуская, не позволяя даже шелохнуться.

Возле самого уха услышала мужской голос, который что-то говорил, говорил, говорил, сливаясь в общую какофонию.

С трудом, не сразу, но смогла сконцентрироваться на произносимых словах.

— Не лезь туда, ты ему сейчас не поможешь. Там наши люди, маги, спасатели. Профессионалы. Если и смогут что-то сделать, то только они. Просто жди. И дыши. Слышишь? Пожалуйста, дыши.

Вероника словно очнулась от транса, делая глубокий вдох, и повернулась посмотреть, кто ее держал. Антон. Ну, конечно, кто еще мог быть? Он старался оставаться спокойным, собранным, но в глазах так и читалось сильное беспокойство. За кого именно — Нику или Эда — не понять, хотя, скорее всего, за обоих.

Повернула голову в сторону кострища, наблюдая, как пожарные заливают его необычной переливающейся жидкостью. Видимо, какой огонь, такие и средства. Рядом стояли спасатели, с пальцев которых лилась сила, но в тушении не участвовала. Их ручейки будто исследовали территорию, проникая внутрь, туда, куда человек пока не мог зайти. Кирилл и Максим левитировали кое-какие предметы, разбирая завалы и обрушения, где было возможно. И все это как при ускоренной съемке. Верно, Илья стоял поблизости, вскинув руки ладонями вверх, с которых лился голубоватый свет. Наверняка, чтобы замедление происходило постоянно, пока требуется, а не на определенный период, как он обычно делал. А ведь так подчистую резерв сжечь можно.

— У него в кармане был разовый портал. — прошептала непослушными губами.

— Вот видишь, значит, он успел уйти оттуда.

— Он жив. Я чувствую.

— Вот и замечательно, значит, найдем. — продолжал тараторить Тони, хотя сам слабо верил в эту теорию. Тихо сидел на скамейке рядом с родственницей, чуть приобнимая ее за плечи. И да, он не находился вместе с остальными у пожара. Толку от него было немного, учитывая не только больное плечо, но и еще не полностью восстановившиеся энергетические потоки, временно закрытые до окончательного излечения. В нем не имелось ни капли магии. Зато была возложена важная миссия: охранять искру, несмотря на то что территорию укрыли защитным пологом, а заодно и не оставлять ее ни на секунду. Все прекрасно понимали ее состояние и то, что сгоряча может натворить дел.

Странно, но слез у Ники не было, лишь необъятная пустота, сдавливающая грудь, лишающая воздуха. А еще она ждала, когда ее муж объявится рядом, улыбаясь, как умел только он, сверкая своими ямочками на щечках. Обнимет, прижмет к себе, прошепчет что-нибудь успокаивающее. Или просто позвонит по телефону, ну или хотя бы сообщение пришлет.

Время шло, а Эд так и не появлялся. Солнце поднималось выше, вокруг собирались зеваки, которым сказали о взрыве бытового газа, не посвящая, естественно, в подробности. Пламя гасло, завалы разбирались, маги работали, а Искра так и сидела, словно окаменевшая, не сводя взгляда с пепелища, будто от этого зависела ее жизнь.

Антон принес откуда-то воду, пытался ее разговорить, растормошить, но совершенно без толку. Внутри нее росло напряжение. Судя по всему, начинала осознавать, что все обстоит совсем не так, как хотелось или казалось изначально.

Сколько прошло времени, неизвестно, но день был в самом разгаре, когда к ней подошел Максим. Он впервые не улыбался, и это выглядело настолько необычным и странным, что в груди словно что-то оборвалось, предчувствуя беду.

Медведь помялся, кинул взгляд исподлобья на Энтони и вновь повернулся к коллеге. При этом протянул руку, раскрыв огромную ладонь, на которой лежал темно-бордовый кристалл портала. Целый и неиспользованный.

Сердце остановилось, а из легких будто воздух выбили, мешая дышать. В ушах зазвенело, вески заломили, а перед взором поплыло изображение. Она, наверное, упала бы, не поддержи ее Тони.

С трудом совладала с эмоциями, заставляя вновь посмотреть на Макса.

— Может, у него был еще один? — еле слышно прошептала. Горло обдало горечью, мешая говорить.

— Мы связались со складом. Он взял только один. Порталы подлежат очень тщательному учету.

— Но ведь тело не нашли, — залепетала Вероника, хватаясь за последнюю надежду, словно за соломинку, и ощущая, как глаза пощипывают подступающие слезы.

— Магический огонь не оставляет после себя ровно ничего живого и органического. Мне жаль…

И мир для Ники перевернулся, перестав существовать…

……

Дальше все слилось в некую странную мозаику или водоворот. Вероника видела мелькающих перед ней людей, слышала обрывки фраз, но не воспринимала их. Все это разом перестало иметь значение.

Костер постепенно уменьшался, маги продолжали суетиться, а сами события казались неким сном наяву. Вот только обстановка сильно мешала, даже душила сдавливая сердце и легкие. В какой-то момент Ника почувствовала жизненно важную необходимость в глотке свежего воздуха, и чем дальше от этого места, тем лучше.

Улучила момент, когда Антона окликнули, незаметно проскользнула под защитным щитом, не убирая его, и двинулась в направлении, неизвестном даже ей самой.

И нет, она не забыла о безопасности, Ника о ней попросту не думала. Да она вообще ни о чем не думала, двигаясь, куда глаза глядят, и наконец-то давая волю слезам, желая заглушить ту острую боль, что рвала душу.

Скоро поднялся ветер, заставляя плотнее запахнуть куртку. Густые тучи заволокли солнце, лишая ее остатков тепла, а в воздухе запахло сыростью. И почти сразу на землю обрушился сильный ливень.

Крупные частые капли падали на асфальт, растекаясь влажными бесформенными кляксами. Не успевая высохнуть, они собирались в мелкие лужицы, а затем и в быстрые журчащие ручейки. Последние пробегали вдоль бордюров и местами разливались почти полноводными реками, увлекая за собой успевшие опасть листья. Слишком сильный ливень и непривычный для начала октября. Можно сказать, летний.

По улицам носились редкие прохожие, не успевшие спрятаться от неожиданно нагрянувшей стихии, в поисках убежища. При этом пытались укрыться, стоит отметить, не очень успешно подручными предметами, к сожалению, неспособными защитить от хлыставшей, как из ведра воды, да еще и под наклоном. Хотя при таком прорыве не спас бы ни один зонт.

Но Вероника, в отличие от других, не спешила. Да она и не замечала потоки, насквозь промочившие одежду. Не ощущала холода, касавшегося ее кожи, и коварной ядовитой змеей пытавшегося пробраться к самому сердцу. Боль разрывала грудь, а душа кровоточила, не в силах справиться со столь глубокой раной.

Знала ли она куда идет? Вряд ли. Ей было все равно. Лишь бы двигаться, лишь бы не останавливаться, будто от этого зависела ее жизнь, утекающая тонкой струйкой, а может быть даже и мир.

Страшные картинки огромного пламени так и возникали перед глазами, застилая собой весь мир.

Небосвод прорезала яркая вспышка и тут же прогрохотало прямо над головой.

Будто само небо плакало вместе с ней, а молнии напоминали острые стрелы, пронизывающие нутро болью воспоминаний.

Или так и есть и это она спровоцировала ливень? Что ж, возможно, учитывая глубину эмоций, как-никак талантливый маг воды, да еще и хранительница источника, тонко чувствующего своего защитника и способного многократно усилить ее магию. Но вот прекратить этот потоп сейчас, Ника была не в состоянии.

Задрала голову, чтобы посмотреть на темно-серые, почти синие клубы низких тяжелых туч. Хотя какой смысл? Глаза не видели ничего вокруг себя, взор заволокла влажная пелена. И уже было сложно понять, собственные ли это слезы, или падающая с неба вода.

Волосы прилипли к лицу и по мокрым прядкам, словно малые дети с горок, скатывались крупные прозрачные шарики.

Силы, и теперь помимо моральных еще и физические, слишком быстро покидали девушку. Видимо, она оказалась права в причине происходящего, и ее резерв стремительно пустел. Проходя мимо скверика, заметила высокое дерево с раскидистой, до сих пор зеленой кроной и, влекомая непонятным ей чувством, направилась к нему. Прислонилась спиной к шершавому стволу и медленно сползла вниз, неспособная дольше стоять на ногах.

Нет, плакать больше не хотелось. Только уснуть, чтобы перестать чувствовать, возможно, даже навсегда. Глаза сами собой закрылись, и она соскользнула на мокрую траву.

Рядом послышались шаги, но сил поднять веки и посмотреть, что происходит, попросту не было.

Почувствовала, как ее подняли над землей сильные руки. Грудь прострелила радость, вернее, слабые отголоски надежды, что это был именно ОН.

Но нет, совершенно чужой запах и полное отсутствие тепла, окутывавшего каждый раз при касании, даже легком и мимолетном, ее любимого.

«Вот, кажется, и до меня все-таки добрались» была последняя мысль Ники, прежде чем ее увлекла в свое логово тяжелая, липкая, но в тот момент столь притягательная и спасительная тьма.



Оглавление

  • Аромат стужи
  •   Пролог
  •   Глава 1. Рабочие будни
  •   Глава 2. Состав
  •   Глава 3. Истинные друзья
  •   Глава 4. Вера или доверие?
  •   Глава 5. Новое дело
  •   Глава 6. Неправильный день
  •   Глава 7. Под контролем
  •   Глава 8. Кто же прав?
  •   Глава 9. Прогулка
  •   Глава 10. Сюрприз
  •   Глава 11. День рождения
  •   Глава 12. Архивы
  •   Глава 13. Доступ
  •   Глава 14. Неожиданная встреча
  •   Глава 15. Зацепки
  •   Глава 16. Беспробудный сон
  •   Глава 17. Порталы
  •   Глава 18. Похищение
  •   Глава 19. Пробуждение
  •   Глава 20. Наконец-то
  •   Глава 21. Мини-отпуск
  •   Глава 22. Менталист
  •   Глава 23. Осмотр