КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614039 томов
Объем библиотеки - 949 Гб.
Всего авторов - 242651
Пользователей - 112714

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Пограничник [Олег Валентинович Ковальчук] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Пограничник

Глава 1. Пляж

Меня зовут Сергей, я капитан пограничных войск. Правда сейчас я далеко от своей части — лежу на песчаном пляже под отвесным обрывом, а мои ноги омывает ласковая морская вода.

Всё бы ничего, но соль разъедает раны покрывшие мои ноги, доставляя массу неприятных ощущений. Мне бы отползти от воды, но я и пошевелиться не могу. В груди что-то булькает, а простреленное плечо ноет так, что хочется выть от боли. Ног почти не чувствую, а кожа горит, будто меня погладили утюгом. Остаётся только смотреть в ночное небо, да наблюдать за огромными звёздами и луной, которая уставилась на меня подобно огромному кошачьему глазу.

Наверное думаете, что я сейчас подохну? — Не дождётесь, сдаваться я не собираюсь. Побегаю ещё.

Попытался приподняться и едва не отключился от прострелившей грудь боли. Ещё чуть-чуть отдохну, но недолго. Не время сейчас прохлаждаться. От погони я оторвался, но это ничего не значит. Бородачи, которые преследовали меня, кричали что знают где я живу, и если не сдамся, наведаются к моей жене и дочери…

У меня от злости аж скулы свело.

Стиснув зубы и наплевав на боль я смог немного приподняться.

Где-то сбоку от меня раздался негромкий стон бородатого здоровяка. Доползти бы до того молодчика да добить его…

Мы вместе с ним свалились с обрыва и прокатились кубарем по камням. Я слышал, что он несколько раз врезался башкой во что-то твёрдое, и поделом ему… Правда и мне неплохо досталось. Одно не пойму: успел ли он в меня выстрелить, и если да, то сколько раз? Мне ведь домой ещё нужно добраться, да Женьку с дочкой увезти.

Загребая руками как морская черепаха, я пополз к тому месту где стонал оглушённый бородач. Надо забрать его пистолет.

Пока полз, размышлял о том как дошёл до такой жизни.

Я ведь одиннадцать лет отдал службе в погранвойсках, до капитана дослужился, и вот так попасть. И ведь действовал по уставу, да и правда на моей стороне, а меня начальство продало за деньги. За это больше всего обидно.


Каша заварилась неделю назад.

Я в составе разведывательно-поисковой группы, патрулировал приграничную зону, и остановил чёрный LandCruiser. Стёкла затонированные, за рулём бородач в солнечных очках, да и рядом похожий мужик. Они мне сходу стали кричать, что мол, моё начальство в курсе, мне больше всех надо что ли. Даже звонить стали кому-то, по их заверениям, чуть ли не президенту, но я раньше не раз таких на место ставил. Твёрдо стоял на своём. Требовал выйти из машины и приготовиться к досмотру.

Со мной ещё трое ребят срочников было, те напряглись, но судя по их видам, готовы были сами убежать куда подальше, хоть и были при оружии.

В общем бородачи поняли, что на переговоры я идти не намерен, поэтому пассажир, откинув полу куртки, потащил из кобуры пистолет. Бессмертным, наверное, себя возомнил, ну или просто нервы сдали.

Я сразу на два шага отступил, вскинул АК74 свой, затвор передёрнул и ору им: А ну выйти из машины, живо!

Видимо слишком громко крикнул, потому что и у водителя тоже нервы сдали. Он просто газ в пол вдавил и поехал.

На этот счёт предписания простые и я открыл огонь.

Магазин весь я не расстреливал, мне ведь машину просто остановить требовалось, но по итогу два трупа…

Я даже в отделение вернуться не успел, как меня сразу в управу потащили. Я тогда ещё неладное заподозрил, когда генерал первым делом спросил, почему именно я начальником РПГ был, а не Кравцов, но потом рукой махнул. Мол, действовал я по уставу, преступление предотвратил, но сейчас меня срочно увозить нужно, чтобы каратели местной мафии за мной не пришли. Мол, награду я свою получу, главное чтобы не посмертно, рапорт молодняк за меня напишет, а мне в срочном порядке домой, собирать семью, и отправляться в Крым, — как оказалось начальник уже успел созвониться. Должности под меня пока не нашлось, но в рамках недели обещали всё организовать.

Мне и так стрессов хватало на почве того, что я двоих людей на ноль помножил, так предстояло ещё и с женой объясняться, почему ей нужно срочно собирать вещи, и тащиться куда-то с семилетней дочерью. Свою жену, Женьку, я очень люблю, но характер у неё огнеопасный. Хорошо ещё, что она правильно всё поняла и не понеслась ругаться с генералом. Она это может…

Но да ладно, это дело уже прошлое. Сейчас, как я понял, меня нашли родственники тех ребят. И я даже не уверен из-за чего они так расстроились, из-за гибели своих или из-за потери контрафактных товаров на пару миллионов долларов. Я не сразу понял, чем у них багажник был забит, оказалось что видеокартами для майнинга. Мне пояснил один из продвинутых рядовых.


А вот сегодня, я пошёл вечером в магазин.

Докопались до меня двое на улице, попытались к джипу подтянуть, ага, так я им и дался. Одному под дых дал, второго через бедро бросил, занятия по рукопашке не прошли даром. Правда когда понял что их там ещё четверо, решил ретироваться от греха подальше.

Полчаса по городу от них пытался скрыться. Всё стало ясно когда они мне сдаться кричали. Тогда и сказали что начальники продали меня с поторохами. и шансов у меня нет. Один из них даже в плечо мне прострелил, а в итоге, когда мне показалось что я оторвался от преследователей, кривые улочки вывели меня к обрыву и к ещё одному бородачу. Он меня сразу узнал, что-то про месть за брата говорил, а я ждать не стал: врезался в него и с ног сшиб, да только не рассчитал, что край обрыва так близко…

Я как раз подполз к бородачу и принялся его ощупывать, как сверху, с обрыва, посыпался песок.

Меня осветил луч фонарика.

— Русский! Шакал! Ты что с Кареном сделал? — послышалось сверху.

— Кранты вашему Карену, — просипел я, нащупав наконец пистолет.

— Сдавайся, — предложил кто-то из преследователей.

— Русские не сдаются, — буркнул я и перекатившись на спину стал стрелять ориентируясь на голос…

Глава 2. 4истилище 70.77

Очнулся я рывком. Видимо сознание потерял. Глаза от чего-то не спешил открывать.

Готовясь к боли сделал глубокий вдох.

Всё, хватит валяться! Как бы плохо не было, нужно двигаться дальше. Шума погони нет, но это ещё ничего не означает.

Мысленно приготовившись к ярким ощущениям я рывком попытался подняться и… С удивлением обнаружил, что ничего не болит. Ни простреленное плечо, ни нога. Да и всё тело, с которого, до этого, по ощущениям, слезла вся кожа, тоже вполне нормально себя чувствовало.

Как заново родился. Ну или помер.

Я усмехнулся своим мыслям, но сейчас не до шуток…

Только сейчас понял, что сквозь веки, которые я так и не решился открыть, пробивается свет. Это сколько же я провалялся? День уже что ли?

Я раскрыл глаза и быстро окинул окружающее пространство. Вверху ярко-голубое небо, всё вокруг залито слепящим белым светом, вокруг бело-жёлтые стены… Так, что-то не сходится.

В темноте, когда я летел с обрыва, рассмотреть что-то в было невозможно… Но я ведь у моря лежал, а там обрыв, берег... Ни о каких стенах и речи не было. Я это точно помню. Теперь же я находился в небольшом дворике три на три метра. Можно было решить, что это какая-то камера, или колодец, да только на одной из стен был вполне обычный проход. Я ещё раз, внимательно огляделся. Дворик образовался, судя по всему, вследствие того что несколько невысоких каменных домов построили вплотную друг к другу. Причём строили их в шахматном порядке. Домики напоминали мультяшные постройки из Диснеевского мультика про Аладина, хоть подо мной и лежала желтоватая, вытоптанная трава, а не песок.

В углу дворика прямо на земле, скрестив ноги по турецки, сидел какой-то дед в тюбетейке. Я лишь скользнул по нему взглядом, опасности явно не представляет и ладно, а то что пялится, ну пускай смотрит, мне это не мешает.

На стене дома, прямо напротив меня, висела сверкающая золотом и вычурно украшенная табличка, или вывеска на которой было что-то написано. Сделана она была бестолково, потому что, чтобы разобрать написанное на ней, нужно было подойти вплотную и погрузиться в длинный текст. Да и место, мягко говоря, непроходное. О чём это я вообще?

Я вскочил на ноги и рванулся в сторону выхода из дворика. Всё хорошо, конечно, но в любой момент бородачи могут нагрянуть. Нужно понять где я очутился, добраться до дома, вооружиться, и схватив в охапку Женьку с Машкой, искать безопасное место.

Миновав проход я оказался на неширокой улочке и почти тут же столкнулся с прохожим. Я хотел было извиниться, но увидев с кем именно столкнулся, не смог сдержать вскрика и вжался в стену спиной.

— Ты чего парень? В порядке? — спросил меня крепкий мужик с красной кожей на лице и двумя массивными чёрными рогами вьющимися из лба.

И тут что-то начало сходиться. Ну не бывает так, чтобы после такого падения и пулевого ранения люди вдруг чувствовали себя как огурчики. И тот здоровяк похоже всё же выстрелил… Ну а полёт кубарем по камням тоже здоровье не укрепляет.

Я никогда не был религиозным, и судя по всему зря…

Сердце гулко застучало, а кровь прилила к голове. Так… Кровь, сердце, это вроде атрибуты живых.

Я сделал глубокий вдох и стараясь выдержать ровный тон спросил:

— Ты… Ты демон? — мысленно тут же себя обругал за неуверенные нотки в голосе, да и вопрос слишком уж тупой.

— Чего?.. — не понял демон, но потом тут же нашёлся: — А, новенький что ли?

— Новенький? — спросил я сражаясь с паникой и пытаясь вникнуть в слова рогатого. — Я умер? Я в аду?

— Сам, разберёшься, — махнул рукой демон, кстати вполне обычной человеческой рукой, и побрёл дальше по своим делам.

Я попятился и снова оказался в том самом дворике, тупо пялясь на проход который миновал пару секунд назад.

Пару глубоких вдохов, чтобы хоть как то успокоить мысли да и сердцебиение унять.

Может, галлюцинации? Всё же не раз головой вчера стукнулся. Сделав осторожный шаг вперёд, я снова выглянул в проход… Но нет, рогатая голова удаляющегося демона маячила в конце улицы.

Я снова отступил в глубь дворика и тягостно вздохнул.

— А Женька как же?.. — пробормотал я.

На меня с новой силой начала накатывать паника и жажда суетливых и бессмысленных действий.

Так, долой панику. Необходимо успокоиться, собрать мысли воедино и попытаться оценить обстановку трезво.

— Торопыга какой, — услышал я из глубины дворика.

Я скосил взгляд на деда в тюбетейке, который продолжал с интересом наблюдать за мной, и вдруг понял, что дед-то тоже необычный оказался, а я сразу и не заметил. Повернувшись к старику я принялся осматривать его, как и он меня всё это время.

Из его высокого лба торчал один закрученный рог, который выглядел настолько залихватски, что скорее напоминал непослушный чуб и от того не бросался в глаза. И это несмотря на то, что дед был почти лысый. Кожа у старика была даже слишком белой, и на первый взгляд могло показаться, что он светится. Глаза настолько голубые и ясные, что я с трудом оторвал от них взгляд.

Если не брать в расчёт рог, вроде обычный дед…

Тут я обратил внимание на его ноги. Можно было решить, что он зачем-то нацепил на себя меховые штаны в такую-то жару, но возникал иной вопрос, для чего тогда ему понадобились шорты поверх штанов. Однако наиболее поразительный эффект вызывали раздвоенные копыта, на том месте, где должны были располагаться пальцы его босых ступней.

Оторвав взгляд от копыт, я вернулся к ясным глазам деда.

— И что это вы так на меня уставились, юноша? — спросил старик, почесав куцую бородёнку.

— Где я? — вместо ответа произнёс я.

— Совсем у молодёжи воспитание отбило. — покачал головой дед, иронинчно при этом хмыкнув. — Ни поздороваться, ни представиться, зато сразу что-то требуют.

Мне хотелось наорать на старикашку, но если отбросить эмоции, он всё же прав. Я сам не привечаю паникёров, а тут расклеился. Эти мысли помогли взять себя в руки и я решительно шагнул к старику. И плевать что он выглядит как сатир из древнегреческих мифов.

— Здравствуйте, меня Сергей зовут, — представился я, протянув деду руку. В ответ тот оглядел протянутую ладонь со всех сторон и так и не пожав её, непонимающе уставился на меня.

— А ты чего пустую руку тянешь? В ней же нет ничего. — хитро прищурившись произнёс дед. — Да и мне тебе дать нечего.

Мной снова завладело желание обругать старикашку.

— Ладно, не кипятись, — по козлиному захихикал дед. — Меня все дядька Алим звали, вот и ты так зови. — произнёс он, хоть руку так и не пожал.

— Так где я, дядька Алим? — удерживая злость в узде спросил я.

— Это ты сам разбирайся, — ехидно улыбаясь ответил дед. — Неужто читать не умеешь? Или, хочешь сказать, тебе знамения не было?

— Какое к чертям знамение?.. — взорвался было я, но тут мой взгляд упал на золотую вывеску. Я вдруг понял, что она не прикреплена к стене, а висит прямо в воздухе.

Не обращая больше внимания на иронично качающего головой Алима, я двинулся к табличке.

Передо мной висел золотой свиток, с одной стороны украшенный лавровой ветвью, а с другой стороны овитый колючим растением, напоминающим плющ. Сверху свиток держали два… карлика с крылышками. По крайней мере на каноничных младенцев они не походили. Один был пареньком, с золотистыми кучеряшками, очень надменным взглядом и такими же как у деда копытцами на ногах. Второй, вернее вторая, девчушка, которая очень хитро глядела на меня, обладала когтистыми лапами вместо рук. Крылья паренька были пернатые как у голубя, в то время как у девочки, крылышки были кожистые, как у летучей мыши. Я вдруг понял, что крылья у обоих слегка покачиваются в такт свитку, а глаза внимательно наблюдают за мной.

Сглотнув тяжёлый ком, я вчитался в текст.


Добро пожаловать в проект 4истилище 70.77!

Поздравляем! При прошлой жизни ты смог обратить на себя внимание Мира. Теперь тебе дарован шанс на деле доказать, что ты достоин большего.


Стараясь игнорировать участившееся сердцебиение после того как прочитал: “Ты прожил интересную жизнь”, я стиснул зубы, и сделал глубокий вдох.

Всё же это конец. На смену вспышке злости, пришла какая-то пустота и усталость.

Ну всё так всё. Девчёнок жалко, как они без меня будут?..

Отчего-то захотелось треснуть кулаком по свитку, а ещё лучше одному из коротышек, которые не вызывали никакого благоговения.

В который раз за последние минуты я взял себя в руки и ещё раз перечитал первые строчки, стараясь игнорировать мысли о том что я “Прожил”.

Я даже нашёл в себе силы усмехнуться. Вроде вот помер, а всё равно должен кому-то что-то доказывать.


Добро пожаловать в проект 4истилище 70.77, испытуемый!

Поздравляем! В прошлой жизни ты смог обратить на себя внимание Мира.

Но это ещё не конец.

Теперь тебе дарован шанс на деле доказать, что ты достоин большего.

Сейчас ты находишься на территории №1: “Вечное лето v.3” в городе №5 “Агроба v3.5”. Тебе нужно преодолеть пограничные врата всех семи территорий и тогда у тебя появится возможность самостоятельно определить свою судьбу.

(Подсказка: Если пожелаешь, то сможешь вернуться домой, к семье.)

На пути тебя будут подстерегать опасности, подготовься к ним.

В качестве стартовой помощи тебе предоставлены вспомогательные бонусы, которых так не хватало в Прошлой Жизни:

Технология “Чистый взгляд”, чтобы видеть суть вещей и не пропустить нечто важное.

Модуль “Избежание гибели” 3 шт. чтобы избежать ошибок прошлого.

Личный тотем, чтобы не оставаться в одиночестве и всегда иметь помощника.

Не теряй времени, территория №2 уже ждёт тебя. Удачи!

Кстати, закостенелых правил больше нет, как и ответственности за их нарушение. Развлекайся!


После того как я прочитал о том, что смогу попасть домой, всё остальное тут же размылось. Я смогу попасть домой, к семье. Более того, домой мне очень нужно. Как там Женька без меня справляться-то будет? У неё и так забот полон рот, а если меня рядом нет, кто ей поможет-то? Я молчу о том, если бородачи к ним полезут?..

Опомнился я на выходе из дворика, когда меня окликнул дед:

— Ты куда помчался опять, Сергей? — позвал он.

— К границе, — махнул я рукой куда-то в сторону, — мне к семье надо.

Глава 3. Команда мечты

Расспрашивать хитрого деда мне абсолютно не хотелось. Уверен, что он начал бы ходить вокруг да около, а у меня нет на это времени. Мне нужна конкретная информация, как пройти к той границе. Не знаю где именно я оказался и почему, это сейчас не так важно. Главное, что я могу попасть домой и есть конкретная задача которую нужно для этого выполнить.

Осталось найти кого-то более адекватного и способного отвечать на вопросы, узнать куда идти и, собственно, отправляться в дорогу. Тот красномордый рогач показался мне более понятным, да я его неправильно воспринял. Может он и не демон никакой. Ну и немудрено. Любой бы на моём месте растерялся.

Я как раз бежал в том направлении где скрылся мой недавний собеседник, высматривая его рогатую фигуру по сторонам. Надеялся догнать и позадавать вопросы. Главное не забывать, что внешность это не главное.

Справа и слева мелькали невысокие разномастные дома из белого и жёлтого камня, между которыми то и дело встречались небольшие дворики. Растительности было мало, от чего мне показалось что я в каком-то древнем городе, посреди пустыни, или в степи.

Миновав несколько кривых улочек, к слову абсолютно пустынных. Где-то впереди я услышал нарастающий гул характерный для скоплений людей и прибавил шаг. В следующий момент, я вдруг вышел на просторную площадь, которая была буквально забита разномастными фигурами. Я даже застыл от неожиданности. Я был готов к краснокожему рогатому мужику, но увиденное шокировало меня ещё больше.

Площадь заполняла настолько разномастная толпа, что у меня глаза разбегались.

Мимо прошагала двухметровая, абсолютно голая, ярко-рыжая женщина, и всё бы ничего, но у неё вместо кожи был металл, будто она живая статуя. Вместо глаз у неё сверкали здоровенные красные рубины.

Недалеко от женщины, переминался на задних лапах здоровенный бурый медведь с ветвистыми оленьими рогами. Он рассматривал что-то из ассортимента торговой лавки, а в лавке торговал чёрный демон, чья кожа была иссечена горящими красным трещинами.

У соседней палатки стоял кто-то каменный, состоящий из разноцветных булыжников. Можно было бы решить что это груда камней, но она шевелилась, и говорила.

Рядом стоял настоящий… ангел, в броне, с белыми волосами и с небольшими крыльями. Он повернулся ко мне и я с ужасом увидел на месте его глаз две чёрные дыры с горящими углями в глубине. Если кратко, вокруг было полно жутковатых персонажей… Хотя, этот ангел почему-то пугал больше всех.

Уже через секунду я понял, что на самом деле ярких персонажей не так много, просто они выделялись из массы. Вокруг блуждали и обычные люди… Вернее, более похожие на обычных. А так, почти все были рогатые, чешуйчатые, шипастые, пернатые, каменные, железные, деревянные… ух. Вроде всех перечислил.

Ну что стоять глазеть, дело надо делать.

Я осторожно шагнул на площадь, которая по сути была рынком, стараясь держаться подальше от ангела с дырами вместо глаз.

Ожидал ли я, что кто-то пристанет ко мне с требованием отдать свою душу? — Я просто об этом не думал. Не до того мне сейчас.

Более того. На меня никто даже внимания не обратил, но и не мудрено, я ведь обычный человек…

Меня вдруг поразила пугающая мысль. А я выгляжу по-прежнему, или тоже похож на чудовище?.. Даже сделал очередной глубокий вдох, стараясь выкинуть глупые мысли из головы. Руки и ноги человеческие, а там, наверное, и всё остальное как у людей. Эта тема сейчас точно не приоритетна. Нужно просто найти кого-то, кто ответит на мои вопросы.

Я хотел было подойти к ближайшему демону, они почему-то теперь казались менее пугающими, как вдруг услышал громкий голос:

— Собираем группу к воротам на вторую территорию! Собираем группу!

Я ушам не поверил.

Оглядевшись, я тут же увидел зазывалу — кучерявого сатира с мохнатыми ногами, который привлекал народ залихватски пританцовывая. Выглядел он как самый настоящий мошенник, из тех что в девяностые зарабатывали на игре в напёрстки.

Я бы не подошёл, слишком уж похоже на развод, но вопрос-то для меня важный. Постою пока рядом, уши погрею, а там видно будет. Думаю, не один я такой, кто обнаружил себя не пойми где, в окружении сборища любителей костюмированных вечеринок.

Второе, что я увидел пробившись сквозь толпу, был здоровенный лев с развевающейся золотистой гривой, который выглядел как героический персонаж из мультфильма. Рядом со львом, стоял светловолосый парень в сияющей на солнце кольчуге. Он напоминал средневекового рыцаря, как их представляют в Голливуде. Он положил одну ладонь на меч, а вторую на холку льву и с достоинством глядел по сторонам, будто промоутер впаривающий соевый сыр посреди магазина. Я присмотрелся внимательнее, и вдруг увидел что его ладони чёрные, будто он в грязи копался.

— Команда отважных идёт на прорыв! Никого не ждём, но поможем каждому желающему. Не упусти свой шанс, — тем временем, продолжал надрываться сатир. А я наконец смог продраться сквозь толпу и встав неподалёку, принялся оглядывать компанию.

Недалеко от лап горделиво изогнувшего голову льва, сидел мужичок с красным носом. У него были маленькие чёрные рога и когтистыми лапы вместо ступней. Красноносый, несмотря на атрибутику, больше всего напоминал обычного деревенского алкоголика. Он то и дело почёсывался, и с флегматичным видом разглядывал что-то у себя в руках.

— Команда мечты, — хмыкнул я себе под нос наблюдая за троицей. Но всё же что-то не сходилось. Должен быть в их группе кто-то обладающий мозгами, а то так недолго подумать, что эти типчики абсолютно честно вышли на путь помощи ближним и совершенно ничего не замышляют.

За горделиво стоящим львом переминались с ноги на ногу пятеро вполне обычных, человеческих ребят, от которых прямо-таки сквозило неуверенностью. Среди них была довольно симпатичная девушка с чёрными волосами и глубокими чёрными глазами. Она зябко обхватила себя руками, оглядываясь по сторонам.

Рядом с девушкой стоял невысокий бородатый здоровяк. Я сначала напрягся, но у этого бородача было совсем простецкое лицо и незамысловатый взгляд не вызывающий ничего кроме желания дружески хлопнуть его по плечу. Ну, если бы мы с ним пили пиво в каком-нибудь баре.

Позади здоровяка, о чём-то беседовали двое: Совсем молодой, тощий парень, от силы лет восемнадцати и низенький лысеющий мужичок. Оба опасливо стреляли взглядами по сторонам. В стороне от четвёрки стоял ещё один парень, лицо которого выдавало в нём восточные корни. Он с пренебрежением поглядывал на четвёрку, будто показывая, что не имеет к ним отношения, однако и удаляться не спешил. Все пятеро были обычными людьми, без каких либо намёков на рога или что-то в этом роде.

Кстати одеты они были похоже. В штаны свободного кроя и кофты с капюшонами. Пошив у всех отличался, да и ткани вроде разные, но в целом однотипно. Я скосил взгляд на себя. А на мне тоже не шорты. Штаны, да кофта с длинным рукавом. Ощупывать себя на предмет капюшона не стал, чтобы не привлекать лишнее внимание, да и не важно это сейчас.

Судя по обрывкам разговоров, пятеро ребят только сегодня очнулись в этом месте и совершенно не представляли, что вообще происходит, однако очень надеялись на помощь удачно подвернувшихся доброхотов.

В общем-то понятно. На это у меня точно нет времени.

Понаблюдав ещё немного за разношёрстной компанией и не услышав ничего полезного для себя, я решил пообщаться хоть с кем-то из местных и порасспрашивать о подробностях. При этом подходить к ребятам из этой подозрительной компании, которые удивительно охотно консультировали всех желающих, я не собирался.

Однако удача от меня снова отвернулась.

Я предпринял ровно десять попыток наладить контакт с местными, но каждый раз результат был максимально сомнительный. Один полудемон-полу… рыба наверное, потому что чешуйчатый весь был и с жабрами, меня вовсе не заметил, будто глухой был, хотя я видел как он общался с другими местными.

Три раза меня обругали до крайности грубыми словами.

Один раз, здоровяк больше всего похожий на буйвола, просто оттолкнул меня, из-за чего я покатился кубарем по земле. Я хотел было наподдать ему, но оценив габариты быка, просто махнул рукой. Мне не до выяснения отношений сейчас.

Четыре раза мне предложили отвалить, заняться своими делами и не отвлекать людей, хотя на людей “занятые” ребята вообще не походили, один страшнее другого.

Остановиться с расспросами прохожих я решил после того, как жутко выглядящий жирдяй, сочащийся чем-то зелёным и дурнопахнущим, плотоядно глядя на меня облизнул пальцы. Назвав меня сладеньким гладкокожим персиком, тот предложил переместиться в менее шумное место, где он ответит на все вопросы. После этого я минут пять пытался успокоиться, чтобы не попытаться кого-нибудь придушить. Не хватало ещё новых проблем нажить.

Остальные ребята, в основном выглядели потерянными. Были даже такие, кто сидел на земле обхватив себя за колени и раскачивался из стороны в сторону. К таким я решил даже не подходить.

Похоже другого выхода нет, придётся идти на поклон к тем не внушающим доверия парням. Даже не смотря на дурное предчувствие, возвращаться к однорогому старикашке абсолютно не хотелось.

— Ну и счастливчик же ты, — благодушно кивнул мне светловолосый мужик, поглаживая льва. — Можно сказать, в последний вагон уходящего поезда успел.

Вблизи он выглядел совсем иначе, чем издалека. Его кожа была покрыта сетью мелких, но очень фактурных морщин, от чего казалось, что он усыпан какими-то ворсинками, на манер старого заношенного свитера. Глаза у него были бесцветные и водянистые, а зрачки совсем маленькие, от чего его взгляд казался буравящим. Ладони у него и правда оказались чёрными, будто грязными, хотя это, похоже, были особенности пигментации его кожи. А так, выглядело будто он в навозе полдня копался. Но несмотря даже на это, внутри возникало желание подружиться с этим парнем во, что бы то ни стало… Я даже головой помотал. Наверное всё дело в его животине. Вот лев и правда выглядел впечатляюще, очень красивое и внушающее уважение животное. И как он смог его приручить?

— Так вы расскажете, где ворота через границу и, что это за место? — спросил я, старательно изображая простака. — И почему здесь все такие... — я обвёл руками рыночную площадь. — Не похожие на людей.

— Да, дружище! Вот сейчас выйдем из города, наш старшой всё и покажет и расскажет, — дружелюбно уверял меня блондин. — Меня кстати Рич зовут, — протянул он мне свою руку.

Пожимать мне её очень не хотелось, слишком уж подозрительно выглядели его пятна на ладонях. Не хватало ещё заразу какую подцепить. Но я, стиснув зубы, всё же сжал его кисть, поставив в памяти зарубку, что необходимо при случае тщательно вымыть руки.

— Серёга, — представился я.

— Да, я и так вижу, — усмехнулся Рич.

— Как это видишь? — не понял я оглядев свою одежду. Может на мне где-то написано.

— Так чистым взглядом на тебя посмотрел и увидел, — усмехнулся он и тут же добавил. — Но подумай над прозвищем, а то слышал я здесь попадаются умельцы, которые могут проклятие на настоящее имя повесить, или ещё какую-то гадость.

— Да я не суеверный, — ответил я, раздумывая над его ответом. Что-то про этот взгляд было написано на золотом свитке. — А что за взгляд такой?

— Всё потом, — прервал он меня жестом руки. — Иди пока знакомься с товарищами,— кивнул он мне и указал на ребят за спиной, к которым уже присоединился ещё один нескладный парнишка, лет двадцати пяти, с ярко рыжими волосами.

Я нахмурился и отступил. Начал даже подумывать о том, чтобы плюнуть на всё и вернуться к хитрому старику во дворике, но тут вперёд вышел ещё один мужик выглядящий уж очень внушительно. По крайней мере, бледное пятно его лица, на котором зияли две чёрные дыры глаз, так и притягивали к себе взгляд. Он казался довольно крепким, хоть и шагал скособочено, при этом тяжело дышал, будто тащил на себе нечто тяжёлое и при этом невидимое. Затянут он был в чёрную кожаную одежду, скроенную настолько бестолково, что казалось он перепутал куртку и штаны местами. Из-за одежды было сложно понять, но он мне показался жилистым и очень сильным физически.

— Вот и Грон пришёл, старшой наш, — взглянул на нас ворсистый хозяин льва.

Новоприбывший окинул собравшихся тяжёлым взглядом, а затем глубокомысленно изрёк:

— Ну что, смертнички, полетаем?

Глава 4. Щедрость

Мне сложно объяснить, почему я не развернулся и не ушёл к старику. Наверное, мне стало интересно что будет дальше. Сомнений, в том что я при любых обстоятельствах останусь при своём, не было. В любой момент смогу уйти, если мне что-то не понравится. Однако во мне укрепилась уверенность в том, что я таки смогу узнать здесь нечто новое и полезное.

В составе группы из одиннадцати участников — семерых новичков и четверых “опытных” бойцов — мы выдвинулись прочь от рыночной площади. Казалось вне рынка жизни нет, потому что кроме нас, на улицах разве что ветер гулял.

Блондин со львом, вышагивал важно как какой-то король. Сатир-зазывала беспорядочно носился из стороны в сторону и по-козлиному посмеивался. Он раз пять обежал нашу группу по кругу, так и мельтешил с разных сторон. Алкаш, чей красный нос при ближайшем рассмотрении оказался чуть ли не хоботом, брёл шатающейся походкой, то и дело отставая. Он раз за разом пинал какую-то курицу, мешавшуюся ему под ногами, которая после каждого пинка, всё время снова подбегала к нему… Чтобы в очередной раз с кудахтаньем отлететь в сторону. При этом красноносый каждый раз плевался и ворчал в след удаляющейся птице что-то вроде: “Петушара драный!”

Во главе процессии, прихрамывая на правую ногу тяжело шагал Грон. Кособокий лидер отряда. Он шумно дышал, будто тащил на себе мешок с мукой, и через каждые четыре шага оборачивался, окидывая прищуренным взглядом следующих за ним новичков. Когда его взгляд замирал на мне, становилось немного не по себе, но я каждый раз смотрел в упор и глаз не отводил. Не хватало ещё перед такими неуверенность показывать.

Одна мысль мне не давала покоя: не трачу ли я время впустую? Впрочем, я хотя бы действую и двигаюсь вперёд, в сторону пресловутой границы. Ладно. посмотрим как пойдёт. В любом случае, ещё побегаем.

Наконец мы приблизились к высокой каменной стене и, прошагав вдоль неё сотню метров, оказались у высоких арочных ворот, которые стали раскрываться при нашем приближении.

У меня даже проскользнула мысль: не те ли это ворота, о которых шла речь. Но сам не верил, что всё может быть так просто.

Город, в котором я появился, был обнесён высокой каменной стеной и стоял на возвышении. Стоило мне пройти сквозь ворота, и я, вместе с остальными ребятами, застыл едва не раскрыв рот.

Мир вокруг представлял собой огромное лоскутное одеяло, сшитое из пёстрых кусков, будто бы вырванных из разных пейзажей и соединённых в случайном порядке.

Словно вырезанный тупым ножом кусок небольшой деревеньки с рядами стогов сена, граничил с обширным полем, за которым тут же начиналась многокилометровая лента тропического берега с белым песком. На него мерно накатывала бирюзовая вода, наполняя бассейн огороженный скалами, лесом и полуразрушенной улочкой какого-то курортного города. Обширный еловый лес соседствовал с пальмами, перевитыми лианами, с одной его стороны, а с другой, лишайной проплешиной виднелась каменистая равнина.

Клочки выдранных территорий отличались по размеру и яркости цветов, отчего в глазах рябило.

Я попытался трезво посмотреть на удивительную картину, чтобы привести мысли в порядок и разумно оценить ситуацию.

Очевидно одно, я точно не дома, последние сомнения можно отбросить. Стоит порадоваться, что везде лето и тепло. Всё же холод я не очень люблю. А то, что пейзаж такой странный… Так и место в целом необычное. Это я ещё помалкиваю про местных жителей, и то каким образом я здесь очутился.

А солнце и правда припекало и слепило глаза, хотя температура оставалась более чем комфортной. Я даже поймал себя на мысли, что неплохо было бы дойти до деревеньки в паре километров отсюда, пройтись по широкому полю с ярко-зелёным разнотравьем и искупаться в пенящейся воде, но тут же отбросил эту мысль. Делом надо заниматься. Вот домой вернусь, а там и покупаюсь, и позагораю, и отдохну вдоволь.

Прищурившись я приставил ладонь ко лбу на манер козырька и принялся осматривать открывшийся пейзаж. Пытался выискать хоть что-то, напоминающее ворота или приграничные заставы, но успеха так и не добился. Однако меня поджидало новое открытие.

Я вдруг заметил яркий блик в небе, километрах в десяти от того места, где находился. Присмотревшись, я увидел сотни мельтешащих крылатых фигур, выписывающих невероятные виражи. Уже через секунду я понял, что это скорее всего не птицы, и что они, похоже, не просто так носятся по небу.

Там разворачивалось полномасштабное сражение между… Между крылатыми людьми, летучими мышами, истребителями, космическими кораблями, летающими деревьями… Мне было плохо видно, но фантазия дорисовывала всякое. Причём постоянные вспышки свидетельствовали о том, что они там не только врукопашную дерутся.

— Ну всё, будет вам глазеть, — услышал я скрипучий голос Грона. — Давайте-ка, у того булыжника соберёмся, — черноглазый махнул рукой на здоровенный валун, лежащий у подножия холма в трёхстах метрах от ворот города.

Ну да, сейчас не время глазеть по сторонам, лучше уж под ноги поглядывать, хотя взгляд всё равно возвращался к -воздушному бою.

Я уверенно последовал в указанную сторону вслед за лидером отряда, в то время как остальные ребята, так и не смогли оторваться от разглядывания необычного пейзажа.

— Надеюсь, все присутствующие понимают, что вы теперь трупы? — без вступлений начал — Грон после того, как мы обратили на него внимание. — Остались ли ещё те кто считает, что сладенько спит и видит добрый сон?

Он окинул взглядом ещё сильнее съёжившихся ребят.

— Хорошо, — хрипло продолжил Грон, принимая молчание за ответ. — Между собой успели познакомиться? Нет? И правильно, мертвякам друзья без надобности. Вам в принципе сейчас ничего не нужно, только идти и постараться сохранить свои тушки. — он скрипуче рассмеялся. — О том, чтобы выжить, упоминать не буду, вы ведь и так уже подохли.

— А можно спросить? — поднял руку лысеющий мужичок, я услышал, как один из ребят называл его Юрием.

— Потом вопросы задавать будете, — рявкнул кособокий. — Сейчас нужно запомнить одно: меня нужно слушаться беспрекословно, как родную матушку. Если меня нет рядом, слушайтесь моего заместителя, — он указал на гиперактивного сатира, приплясывавшего на месте возле валуна , у которого мы собрались. — Мы его называем Озёл. Только не называйте его козлом, а то он обижается. — Грон заржал. — Раньше мы звали его Сортиром, но этот парень слишком обидчивый.

Заместитель тут же злобно зашипел, но Грон так на него зыркнул, что сатир тут же сник.

— В отсутствие Озла, главным будет Алкаша, — Грон указал на красноносого, который в очередной раз запнул куда-то кудахчущую курицу. Услышав свое прозвище тот нахмурился, но с достоинством поклонился нам.

— Обращайтесь, господа и баршни, — объявил Алкаша таким голосом, будто и правда был пьян.

— А этот ворсистый — наш стажёр, — Грон указал на покрасневшего блондина со львом, снова рассмеявшись. — Зовут его Хрендинант, или просто Хрен. Как вы заметили, в прозвищах я не силён.

Вмиг посерьёзнев, он снова смерил нас тяжёлым взглядом:

— Наша задача, дойти до ворот на вторую территорию вместе с уцелевшими. Чтобы вас всех не сожрали, по пути мы будем учиться и развиваться, убивая местных тварей, — Грон задумчиво причмокнул губами. — В общем, вроде ничего не забыл. Если вас что-то ещё беспокоит, спрашивайте, но знайте: я не люблю тупых вопросов. Ну и времени не так много. Лясы точить здесь не собираюсь.

Я ждал, что тот мужичок задаст свой вопрос, но он не решился.

— Неужто нам наконец повезло и вопросов не будет? — осклабившись хохотнул Грон.

— Как далеко до ворот? — спросил я, поняв, что никто из новичков не спешит проявлять инициативу.

— Я откуда знаю, — недовольно закатив глаза, ответил Грон. — Если бы там побывал, с вами бы здесь уж точно не оказался. Собирал бы команду в третью локацию.

Ну да, и не поспоришь. В принципе логично.

— Что за чистый взгляд? — задал я следующий вопрос, вспомнив, о чём говорил Хрендинант.

— Способность стартовая, — недовольно ответил Грон. — Посмотри куда-нибудь внимательно, сфокусируйся, ну или натужься, получишь информацию об объекте.

Я тут же решил последовать совету Кособокого и сфокусировался на нём. Реакции я не ожидал, однако она последовала, хоть и странная. Грон принялся темнеть и выцветать, окончательно превращаясь в чёрное пятно. Жуть какая.

Сквозь дымную пелену проступили неясные буквы.


Испытуемый Грон.


— Скажите, пожалуйста, а что значит тотем? — неуверенным голосом спросил таки лысеющий мужичок. Надо же, решился.

— Ваше ручное животное, — ответил Грон, скорчив еще более недовольное лицо. — У Хрендинанта, вон, лев, а у Алкаши — курица. По поводу Озла не уверен, но у него, похоже, блохи.

Решив не сдаваться на ниве экспериментов, я сосредоточил взгляд на льве.

В следующую секунду мне показалось, что хищник стал немного светиться, вернее его грива. Мне показалось, что от неё веет каким-то теплом и надёжностью, а в следующий миг, надо львом стало прорисовываться нечто напоминающее свиток, на котором появились буквы:


Красивый Лев.

Тотем испытуемого Хрендинат.

Грива внушает уважение.


Вроде не поспоришь, но в то же время, понятнее происходящее не стало.

— А где наши тотемы? — спросила вдруг девушка. Голос её дрожал, как собственно и плечи, которые она обхватила тонкими руками.

— Мне почем знать?, У местной администрации спросите, — буркнул Грон, однако его глаза, скользнули по фигуре девушки слишком уж подозрительно.

— У администрации? — тут же спросил я, отвлёкшись от рассматривания следующего объекта.

— Юмор у меня такой, — ожёг меня взглядом Грон. — Не у кого спрашивать.

— А уважаемые… коллеги, где свои тотемы взяли? — снова встрепенулся лысеющий Юрий.

— Сами где-то отыскались, — буркнул кособокий, всем видом давая понять, что он здесь не ответы раздавать пришёл.

— Вы сказали что мы каких-то тварей будем убивать, — уточнил молчавший до этого парень восточной внешности. — А как мы их убивать будем? Голыми руками?

— Я в прошлой-то жизни не знал, что будет после смерти, — заговорил вдруг ещё один из новичков, простоватый бородач. — А теперь и подавно запутался, даже предположить не могу. Не хотелось бы рисковать впустую.

Он сложил крепкие руки на груди и в упор уставился на Грона.

— Дадим вам оружие, — сделавшись ещё мрачнее ответил кособокий. — Что касаемо рисков, вы три раза можете подохнуть и очнётесь там же, где проснулись сегодня.

Последняя новость вызвала заметное оживление.

— Всё, довольно расспросов. В процессе сами всё поймёте. — снова завладел вниманием Грон. — Озёл, раздай-ка нашим новичкам оружие.

Козлоногий сатир тут же подпрыгнул на месте и побежал куда-то за валун. Через пару секунд он вернулся, держа в руках глубокую плетёную корзину.

Озёл перевернул корзину вверх дном и вытряхнул из неё разномастное холодное оружие: два кривых ножа со следами ржавчины, увесистую дубину, три погнутых зазубренных меча, ветку, видимо случайно попавшую в разряд оружия, камень и массивная берцовая кость неизвестного животного.

— Разбирайте, — тут же скомандовал Грон. — Берегите оружие ещё больше, чем меня — свою мамку. Стоит оно дорого, а достать его почти невозможно. И, конечно, не забывайте о нашей щедрости.

Я стоял дальше всех от кучи хлама, однако быстро сориентировался и, тут же подскочив к одному из мечей, проворно выхватил его из-под носа тощего паренька. Тот, наверное, посмотрел на меня недовольно, но плевать я хотел на это. Мне нужнее.

Оценив корявую железяку в своих руках, я даже не стал смотреть на неё оценивающим взглядом. И так ясно, что мусор, годящийся, разве что, на замену кочерге. Вместо этого я уставился на Грона, ожидая дальнейших указаний. Мне хотелось действовать, тем более что в голове стала появляться хоть какая-то ясность.

Краем глаза я заметил, что азиат из всего возможного оружия почему-то выбрал кость. Похоже, психопат какой-то.

— В качестве тренировки… — начал было Грон, но его перебил внезапный визг девушки.

— Змея! — закричала она.

Глава 5. Приманка ​

— Змея! — ещё раз закричала девушка, а потом вдруг от чего-то осеклась. — Ой, а какая красивая.

Я обернулся, чтобы внимательнее рассмотреть происходящее. Если честно, змей я не люблю. При чём на инстинктивном уровне. Я могу смотреть на них по телевизору, или в аквариуме, но стоит в живой природе встретить ужика, как у меня начинают подкашиваться колени. Я не люблю чувствовать себя слабым.

Однако змея которая осторожно крутя головой по сторонам подползлала к девушке, выглядела очень необычно. Она была белая, а её кожа так искрилась на солнце, что складывалось впечатление, будто её чешуйки хрустальные. Сама рептилия была не большая, от силы сантиметров шестьдесят. Из её головы, с затылочной стороны, торчали два длинных белых шипа, окрашенных в красный цвет на концах. И правда, удивительно красивая гадина.

— Вот и твой тотем тебя нашёл, — с достоинством поведя рукой произнёс Хрендинант.

Девушка покосилась на ворсистого, а затем осторожно протянула змее руку. Ума не приложу, о чём она в этот момент думала, незнакомой рептилии руку тянуть. Однако змейка робко ткнулась в подставленную девушкой ладонь, а затем аккуратно заползла той на руку.

Все окружающие с удивлением наблюдали за красивой гадиной и за девушкой, которая начала сиять от радости, будто и не тряслась минуту назад от страха.

— Ну всё, хватит тут балаган устраивать, — снова вмешался недовольно скрививший губы Грон. — Выдвигаться пора, а то до вечера так проторчим без толку. — У всех присутствующих тут же сместился фокус внимания на скособоченного, и внимание это было не доброе, однако никто не решился что-то возразить. — Оружие разобрали? — так давайте шевелиться. Нам ещё до пещеры идти.

— До какой это пещеры, уважаемый? — спросил тут же лысоватый Юрий.

— Увидите, — хмыкнул Грон, а затем резко развернулся на пятках и зашагал в ту сторону, где виднелись деревенские домики. Остальные члены его группы, тоже молча последовали вслед за предводителем, оставив за спиной нерешительно мнущихся новичков.

— Ну что ребята, похоже идти надо, — хмуро произнёс в бороду здоровяк. — Кстати, мы и правда не успели познакомиться, меня Миша зовут, — сказав это, он кивнул товарищам по несчастью и махнул рукой, а затем закинул на плечо дубину и шагнул вслед за Гроном.

Ну да, здравая мысль. Я тоже пошёл следом, стартовав одновременно с азиатом-психопатом, а за нами уже и остальные последовали.

— Здравствуйте, уважаемый. Меня зовут Юрий, — тут же догнал меня лысеющий мужичок, протянув ладонь.

— Я Сергей, — ответил я, пожав руку в ответ.

— Вы выглядите довольно уверенным в себе человеком, — начал он, вы наверное тоже здесь давно? — он кивнул в спину Алкаше, который шагал последним из четвёрки бывалых.

— Пару часов, — честно ответил я.

— Но я ведь не про это место, я в целом про этот мир, — пояснил Юрий.

— Так и я про мир. Пару часов назад и очнулся, — повторил я.

— Ясно, — нахмурился Юрий. но потом спросил: — И что вы думаете об этом всём?

— Эти ребята подставщики, — прямо сказал я, кивнув в спину кособоко шагающему Грону. — Но с ними проще будет разобраться. Главное глядеть в оба и не позволять ни во что себя втянуть.

— Да я про это чистилище… Но вы правы, — кивнул Юрий. — Лёшка вот в серьёз считает, что мы в какой-то игре, или в волшебном мире, — он кивнул через плечо на парнишку с которым до этого общался в городе. — Звучит глупо, но я уже опробовал чистый взгляд, да и змея Марии заставляет о много задуматься.

В ответ я не определённо пожал плечами. Не то чтобы я не люблю думать, напротив, подумать здесь нужно много о чём, просто слишком мало водных для каких-либо выводов, а сидеть и ждать пока придёт озарение — не мой метод. Я больше поддерживаю разведку боем.

— А у вас уже появился… Тотем? — продолжал тем временем расспросы Юрий.

— Нет, — качнул я головой. — Думаю, лучший способ узнать больше информации. порасспрашивать старожилов, — я кивнул на Алкашу, который, в который раз, отправил кудахчущую курицу в полёт. — Грон не особо разговорчивый, зато его напарники вполне могут что-то объяснить.

— Да, я, по правде, тоже так думаю, — кивнул Юрий. — Просто решил сначала с вами поговорить.

Он еще раз приветливо мне кивнул, а затем ускорив шаг направился к Алкаше, минуя бородатого Мишу.

Немного подумав, я тоже прибавил шаг. Сам я с расспросами к этим ребятам не спешил идти, а погреть уши мне никто не мешает.

— Ал… Алкадий, — позвал Юрий пошатывающегося Алкашу.

— А? — ошалело оглянулся тот.

Я как раз подобрался к ним поближе, выдерживая достаточную дистанцию, чтобы не отсвечивать, но при этом услышать о чём будет идти разговор.

— Мне не даёт покоя один вопрос, а что это за птица, которую вы всё время пытаетесь прогнать?

— Тотем мой, — недовольно поморщившись ответил красноносый. — У всех звери как звери, а мне какая-то редкая курица досталась. Фуникс.

— Фуникс? — переспросил Юрий, пристально взглянув на вновь приближающуюся птицу. — А может Феникс?

— Может и феникс, — ответил Алкаша, уже примериваясь для нового пинка. — Толку от неё мало, ещё и позорная животина. Так хоть летает неплохо, — с этими словами он силой пнул своего питомца в сторону. Мне аж жалко стало несчастную птицу.

— О фениксах, знаете ли, ходит много легенд. Ну, в нашем мире, — заметил Юрий, — это может быть очень полезное животное. Кстати, а как вы его получили?

— Да, когда меня первый раз… — Алкаша осёкся. Я сначала не понял что произошло, прямо перед ними, будто из воздуха появился Грон.

— Я ведь сказал не болтать, — рыкнул кособокий, заставив бедного Алкашу, закрыть рот с громким стуком.

Юрий тоже умолк и отступил на шаг.

— Мы почти на месте, — объявил Грон. — Сейчас охотиться будем.

Я обнаружил, что деревня и правда рядом, метров тридцать до неё осталось. Слишком сфокусировался на слухе, от того и по сторонам не глядел.

Остальные ребята тоже подтянулись, а услышав об охоте все навострили уши.

— Сейчас идём тихо, прислушиваемся и ловим каждое моё слово, — объявил Грон. — Вот за тем домом, — он указал на небольшую постройку метрах в сорока, — нас возможно ждёт враг, и лучше, чтобы мы обнаружили его первыми. — С каждым словом, он всё сильнее понижал тон, от чего все, будто загипнотизированные, потянулись к нему, чтобы лучше слышать его. — Я смотрю все вооружились?

— Да, — кивнул Юрий, продемонстрировав нож.

Остальные тоже закивали головами.

— Вот и хорошо, будет кому прикрыть спину, — с явно фальшивым одобрением кивнул Грон. — А теперь вперёд, за мной. Держитесь вместе, чтобы в случае опасности ощетинится… — он окинул взглядами наше вооружение, затем завершил мысль: — в общем, ощетиниться.

Спустя пару минут, мы обогнули двухэтажный коттедж и вдруг оказались перед самой настоящей скальной пещерой, не известно откуда взявшейся в таком месте. Выглядело это как завал из камней, в центре которого зиял тёмный провал, омрачающий солнечную идиллию, царящую вокруг.

Я вдруг понял, что вокруг стоит тишина гробовая, ни единого звука. Я не имею в виду мычание коровы, даже мухи не жужжат… Хотя нет, вроде я слышу курицу… А ясно. Питомец Алкаши снова отправился в путь, но на этот раз недалеко, чтобы издавать поменьше шума.

Откуда-то из-за камней появился Озёл, с очередной корзиной зажатой в руках и бодро перебирая копытами, он подбежал к нам. Окинув нас взглядом и обернувшись на Грона, он высыпал содержимое корзины на землю.

Из корзины выпала дюжина факелов.

— Разбирайте, — буркнул Грон, — в темноте видно плохо.

Каждый из присутствующих послушно взял по факелу, а следом, Алкаша подошёл к каждому и каким-то образом начал поджигать факел за факелом. Я в очереди был последним, поэтому с нетерпением ждал когда очередь дойдёт до меня, чтобы получше рассмотреть что он делает. Потому что зажигалки, или спичек я у него не увидел, лишь заметил как он обхватывает ладонью навершие каждого факела, после чего тот вспыхивал.

Наконец очередь дошла до меня и я увидел, как красноносый вызвал огонь прямо из ладони. Вот сейчас я удивился.

Я до этого как рассуждал, — погулять с этими ребятками, узнать побольше информации, а потом двинуть обратно в город. Грон уважение внушал, но у меня не было сомнений в том, что при необходимости я смогу отбиться от четверых доброхотов. Смущал конечно дрессированный лев, но и здесь у меня почему-то опасений много не было, выглядел зверь красиво, но как-то бестолково. Да и серьёзного оружия я у них не заметил.

Сейчас же я начал понимать, что не совсем верно расценил расклад сил. Похоже у этих ребят есть и более серьёзные аргументы на случай ссоры.

Я даже оглянулся на других новичков. На них я изначально не рассчитывал как на помощников, разве что на бородатого здоровяка, однако, похоже придётся пересмотреть свои взгляды.

— Так, ты, — Гронд указал пальцем на Юрия.

— Д-да? — неуверенно ответил мужчина.

— Нам предстоит непростой путь, — вдруг сменил тон кособокий, — и надо бы запасы пополнить. Будь добр, уважаемый, посмотри, там в пещере должен быть колодец. Если найдешь — скажи, тогда воды сможем набрать.

— Т-там? — Юрий повернулся к пещере.

— Ну да, это перевалочная база, мы порой здесь останавливаемся, — пояснил Грон.

— Порой? — сглотнув, уточнил Юрий.

— Да, да, порой, — ответил начавший терять терпение Грон. — Иди уже, посмотри воду. Давай! Давай! Не стой! Не тяни время.

Подгоняемый командами Юрий, неуверенно двинулся в сторону пещеры, в то время как все остальные неотрывно следили за ним. Вот похоже и начинаются подставы.

Я хотел было остановить мужичка, пора заканчивать этот балаган и брать инициативу в свои руки, но именно в этот момент, Юрий решительно прибавил шаг и направился в темноту.

— Вроде нашёл, — послышался голос из пещеры, а в следующий миг, оттуда же раздался короткий рык, а затем и сдавленный вскрик Юрия.

Гронд сосредоточено глянул на сатира, а тот тут же зачастил:

— Волк, не крупный, вроде один.

— Какая неудача, — воскликнул вдруг Грон, в следующий миг и сам запрыгнул в провал пещеры, каким-то неимоверно длинным и стремительным прыжком.

В следующий миг, из пещеры послышалось утробное рычание, а следом высокий взвизг, тихое поскуливание и тишина.

— Нашему товарищу срочно нужна помощь, — послышалось из пещеры. — Все сюда!

Да уж, как-то слишком уж хитро у них тут всё закручено.

Глава 6. Подмога

Моё любопытство до добра меня не доведёт.

По-хорошему, пора бы отсюда сваливать и подальше, но мне блин интересно, что эти ребята задумали. Да и если бегать от всего, так и не разберусь ни с чем. Задавать вопросы местным я уже пробовал, хватило впечатлений. Пока это кажется более безопасным, хоть и сомнительным.

В пещеру я вошёл одним из последних, поэтому пещера была хорошо освещена.

На полу, в луже крови, лежали двое: Юрий, хватающий воздух губами и закрывающий руками горло и здоровенный волк со сквозной дырой в груди. Мохнатый признаков жизни не подавал.

— У кого-то из вас есть способности к исцелению? — состроив траурную гримасу спросил Грон.

Не дождавшись ответа, он повернулся к Юрию.

— Ты не зря погиб мой друг, ты спас товарищей, хоть и ценой своей жизни.

— Может рану лучше осмотреть… — начал было я, но тут Грон, воткнул в грудь Юрию, сверкнувший в свете факелов, нож.

Вот здесь я охренел. Уж лучше пойду попристаю к местным. Пускай уж лучше обругают, или ещё чего…

Тем временем Грон взял что-то с тела Юрия и выпрямился, по-хозяйски оглядывая нас.

— Двоих себе забрал, — услышал я чьё-то ворчание сбоку. Скосил глаза и увидел Озла. — Ни с кем не поделился, а я вошку отправлял…

— Так, не время расслабляться, — объявил тем временем Грон. — Скоро Юрий вновь очнется в городе и наверное снова присоединится к нам. Тем временем мы не будем терять времени. Будем готовиться, воду набирать, а ты… — он оглядел новичков и его взгляд остановился на мне. — сходи вон в тот коридор и проверь, нет ли там чего ценного. Волки часто что-то прячут в коридорах.

Я так удивился от его наивной простоты, что не сразу нашёл, что ему ответить. В то, что Юрий с разорванным горлом и пронзённый насквозь чудесным образом оживёт, тоже не верилось.

— Тебе надо, ты и проверяй, — буркнул я, скрестив руки на груди.

Грон посмотрел на меня с лёгкой улыбкой, будто всё было именно так как он и планировал.

— Сколько грубости и чёрной неблагодарности. Сразу видно незрелого грубияна. — театральным тоном объявил Грон. — Тебе ведь и оружие дали, — кособокий сузил глаза, — Юрий своей жизнью пожертвовал обезопасив нас, а ты простой задачи выполнить не можешь.

— Кому-нибудь другому это рассказывай, — хмыкнул я. — Я сваливаю отсюда.

— Алкаша, разберись с буйным клиентом, — махнув рукой, произнёс Грон.

— А чего я-то? — тут же возмутился красноносый. — У меня жизнь последняя, чего рисковать-то?

— А остальные все при деле, один ты только факелы и разжигаешь. Давай! — сказав это, Грон махнул рукой, показав, что обсуждать тут больше нечего и разговор окончен. Он повернулся к козлоногому сатиру, который уже приплясывал перед предводителем с новой корзиной. — Раздай новичкам фляги, чтобы воду набрали.

Тем временем Алкаша повернулся ко мне, и лицо его, на этот раз, приобрело совсем недобрый оскал. Рядом с ним ощетинилась перьями курица и громко заклекотала.

Я внутренне приготовился и быстро огляделся по сторонам.

Козлоногий Озёл криво ухмыляясь с интересом косил на меня глаз. Хрендинант отвернул лицо и с безразличием смотрел в сторону поглаживая по холке блистающего льва, всем видом показывая, что происходящее не его дело.

Новички меня расстроили ещё больше.

Девушка со змеёй отошла куда-то за спины товарищей по несчастью, но с ней-то понятно. Молодой паренёк, которого ныне покойный Юрий называл Лёшей, смотрел широко раскрытыми глазами на труп товарища. Рыжий паренёк, присоединившийся к группе последним, стоял глядя перед собой и часто дышал, видимо панику словил.

Азиат, сжимая в руке кость, пятился к стене, стараясь держать всех в поле зрения. Зато бородач Миша решил вмешаться.

— Мужики, да вы чего? Тут вон Юрий погиб, да и место такое, здесь всем дружно держаться нужно, а не отношения выяснять, — тон здоровяка выражал дружелюбие, однако дубину он перехватил покрепче.

— А ты не лезь, — повернулся к нему Грон, — иначе следом пойдёшь. Алкаша, прекращай глаза пучить и за дело давай.

Эх, жалко я дубину не взял. Очень бы не хотелось зарубить кого-то. У меня до сих пор те бородачи из головы не идут. Но самооборона есть самооборона.

— Подойдёшь, и я тебе башку к чертям отхреначу, — оскалив зубы медленно процедил я, направив кончик меча в сторону Алкаши. И чего я до их пор здесь делаю?.. — Рябята, — обратился я к другим новичками, не сводя глаз с Алкаши и компании, — со мной идёте, или здесь в качестве мяса остаётесь?..

Договорить мне не дали. В следующий же миг, Алкаша сорвался с места с крайне кровожадной ухмылкой на лице и горящим ненавистью взглядом, что совершенно не вязался с его болтающимся красным носом. Походя, он пнул свою курицу прямо в меня. Птица тут же вспыхнула пламенем, и вытянув вперёд клюв, понеслась вперёд как сгорающий в атмосфере метеорит.

Жуть конечно. Будь я зелёным новобранцем, гарантированно бы в штаны наделал, но на службе я и не такого насмотрелся.

Курица летела совсем не так стремительно как сокол, поэтому я просто чуть сместил корпус в сторону. Подскочив на встречу Алкаше, я сделал обманый выпад, просто выбросив левую руку вверх, (уж не знаю почему, но всегда срабатывает), и двинул рукоятью меча тому в скулу.

Да уж, боец из него никакой. Он тут же вскинул руки, пытаясь защитить лицо, ну а я, левым боковым ударом саданул ему в печень. Что-то мне подсказывало, это его уязвимое место, прямо как пята у Ахилеса.

Алкаша крякнул и пошатнулся, однако когда он отнял руки от лица, глаза его по-прежнему горели ненавистью. Более того, в глазах и правда плясали огоньки, будто его зрачки это миниатюрные прозрачные дверцы печки буржуйки.

Хватая ртом воздух и пересилив боль, а я видел как непросто ему это даётся, он вдруг неуклюже кинулся на меня. Его руки полыхнули как два факела, и выглядело это устрашающе, вот только Алкаша был слишком неуклюжим для меня. Жена когда-то подтрунивала, зачем я рукопашкой столько лет занимался, а вот зачем, чтобы смочь при случае от бородатых боевиков сбежать, и вот таким спиртовым боксёрам под удар не попадаться.

От двух размашистых ударов я легко увернулся, даже поразмышлял на тему каким образом отсюда сваливать. Это сейчас на меня только красноносый налетел, но стоит его вырубить, как остальные товарищи, которые сейчас заняты своими делами, поспешат на подмогу, а вот они внушали мне больше опасений.

Меч я не спешил пускать в ход. Ещё кровь на руках мне не нужна. Опять же, это будет вполне веский повод прирезать меня в отместку за товарища, и большинство адекватных ребят даже спорить с этим не будут. Как я понял, местным суды и следственные мероприятия абсолютно без надобности, если уж такие ребята в открытую набирают молодняк на убой. Почти уверен, они не первый раз проворачивают нечто подобное.

Я хотел было двинуть красноносому в солнечное сплетение, но третий удар Алкаши, пришёлся таки в цель, попав мне повыше уха. Я бы увернулся, но меня отвлекла его курица, вцепившаяся в ногу. Удар у красноносого оказался на удивление мощный. У меня аж в глазах потемнело, плюс волосы затрещали от жара. Кроме всего прочего, штанина в которую впилась птица, тоже начала тлеть и дымить.

Решив не терять больше времени, я саданул Алкаше в пах коленом, а потом, опустив меч клинком вниз, врезал рукоятью в верх живота бывшему алкоголику, заставив того сложиться пополам.

Отскочив назад я хотел было заняться курицей, но когда отпрыгивал, слишком резко отвёл руку с мечом, и случайно проткнул птицу, насадив на клинок. Жалко, конечно, но нечего было на меня нападать. К тому же Алкаша всё время жаловался на питомца, вот и избавил его от поводов для расстройства.

Однако курица и не думала умирать, или отпускать мою штанину поэтому решив не тратить на неё времени и доделать дело до конца, уже прицельно ударил её мечом и отсёк птице голову.

Я ещё на пару шагов отскочил назад, быстро огляджевшись по сторонам и стараясь не подпускать больше никого со спины, однако товарищам Алкаши, похоже не было до меня никакого интереса, так и продолжали заниматься своими делами. Хрендинант старательно смотрел в сторону, Грон, оперевшись о каменную стену флегматично наблюдал за мной, а Озёл, высыпал перед раскрывшими рты новичками фляги из корзины. Только азиат, по крабьи, полушажочками пятился к выходу, да бородатый здоровяк, судя по хмурому выражению лица, тоже решил дать бой.

Бородатый Миша, решив не ждать пока за ним тоже кого-то отправят, замахнулся дубиной и хотел отоварить по голове сатира, занятого освобождением корзины, но копытного оказалось не так просто застать врасплох. В лицо здоровяка сначала врезался жилистый кулак, а затем, Озёл, будто танцор брейкданса, вдруг упал на землю и приземлившись на собственную руку, выбросил в сторону челюсти Михаила одно копыто. От жёсткого удара, звук которого я буду помнить ещё очень долго, Михаил отлетел назад, кувыркнулся через голову и затих. Надеюсь жив остался. Вот и приехали. С этим горным козлом я точно так легко не справлюсь. К тому же, ни от кого кроме бородача ждать подмоги не стоило. Похоже, остался я с подонками один на один.

— Так я и думал, что от Алкаши толку никакого, — хмыкнул Грон глядя на курицу. которая вдруг полыхнула и начала распадаться пеплом. В первые такое вижу. Следом, Грон посмотрел на меня: — Боевой ты парень, могли бы сработаться, но дисциплина есть дисциплина.

Кособокий вдруг смазался в воздухе. Раздался какой-то хлопок, и он вдруг материализовался прямо передо мной. Грон с такой силой врезал мне кулаком в грудь, что меня отбросило в сторону, также как до этого Михаила, и согнуло пополам от боли.

— Видите ли ребята, — медленно шагая ко мне произнёс Грон. — Это в прошлой жизни, вы могли жить абы как. Требовать дотаций от правительства, ждать чуда, не отвечать за свои слова и поступки… Здесь так не пройдёт. — он подошёл ко мне и мощным пинком ноги отправил в другой угол пещеры. — Здесь вам никто ничем не обязан, и просто так ничего здесь не дадут, — продолжил он, и снова не спеша направился ко мне. Дыхание от удара перехватило, но сквозь выступившие слёзы, я видел приближающуюся тень. Мне даже показалось, что его пальцы удлинились и из них показались когти. — А если вдруг кто-то соизволил вам оказать услугу, — продолжил тем временем Грон нависнув надо мной и занеся руку. — Будьте добры заплатить.

Кранты мне похоже…

Он резко выбросил вперёд раскрытую ладонь, а в следующий миг, его пальцы сомкнулись на моей шее, передавив горло.

В глазах потемнело. Шею дёрнуло. Сам не пойму почему позвоночник не сломался от рывка, ведь моё тело, будто семидесяти килограммовая пушинка, оторвалось от земли и повисло в воздухе.

Да сколько же силы у этого Грона, он ведь одной рукой меня поднял.

Кособокий что-то вещал, а я слышал только нарастающий в ушах шум и гулкий бой ударов сердца.

Я почти потерял сознание, поэтому пропустил момент когда снова куда-то полетел. Ощутил лишь жесткое приземление на твёрдый нервный пол, после чего кубарем прокатился по камням.

От острой боли, в голове стало проясняться. Горло саднило так, что меня едва не стошнило.

Что-то я определённо делаю не так. Сначала меня подстрелили одни мордовороты. Не успел очнуться в мире ином, как меня снова кто-то пытается убить. Может стоит быть скромнее и покладистее?.. Ну уж нет, хрена лысого. Если не сдох, значит ещё побегаю. Силы не хватит, так упорством задолбаю.

Я встряхнул головой, пытаясь прийти в себя. Вокруг что-то происходило, но пока не понял, что именно.

Набравшись сил и воли, я отжался от земли и принялся оценивать обстановку.

Первым делом я увидел как козлоногий Озёл, проявляя чудеса акробатики и лучших техник школы Джеки Чана и других летающих китайцев, сражался с каким-то новым страхолюдом, затянутым в чёрную одежду. У нового персонажа почему-то была лисья маска на лице… Ну или вместо лица. От парочки доносились громкие выкрики из серии “Йя!”, “Кийя!” и “Ха!”. Ну точно, сразу видно мастеров единоборств. Причём козлоногий явно проигрывал, по крайней мере, ударов он получал куда больше, чем наносил.

Вперёд выступил Хрендинант с сияющим мечом наперевес.

— Сейчас мой грозный лев покажет вам… — провозгласил ворсистый рыцарь.

Лев, и правда, степенно выступил вперёд и гордо изогнув шею издал громкий рык, от которого вдруг потеплело на душе, впрочем на этом всё и завершилось. Какой-то нескладный здоровяк с каменным лицом, который, к слову, возвышался над валяющимся навзничь Гроном, лишь повёл рукой и из-за его спины выпрыгнула здоровенная крыса. Когда я говорю здоровенная, это значит, что она была крупнее терьера. Хотя не понятно что она могла противопоставить гордому царю зверей…

Омерзительная тварь, с гадким розовым хвостом, в два прыжка преодолела пространство разделяющее её с прекрасным обладателем золотой гривы и бесхитростно вцепилась зубами тому в шею. Наглая крыса начала буквально рвать на части некогда красивого и выглядящего грозно зверя. Казалось, эта картина перечеркивала всё прекрасное, что ещё способно было сохраниться в душах присутствующих. Все просто застыли раскрыв рты, хотя зрелище было, мягко говоря не для слабонервных. Грызун драл свою жертву когтями, вырывал куски из ошалевшего от ужаса хищника, который лишь жалобно мявкал, пытаясь слабо сопротивляться. На каком-то моменте крыса оторвала здоровенный кусок шкуры из шеи льва, а затем залезла прямо в образовавшуюся дыру.

— Всё, с меня хватит, — простонал я отворачиваясь в сторону. — Что же за кощунство-то такое? Такой зверь… — я едва сдержался чтобы меня не стошнило.

Где-то на заднем фоне, я услышал плаксивые причитания Хрендинанта:

— Что же это, лёва, котёночек мой.

Сначала мне стало его жалко, но потом перед глазами вдруг встала картина, как он отвернул морду, когда Алкаше приказали меня наказать. Короче, пошёл он в жопу со своим кошаком. Заслужил.

Пошатываясь, я на четвереньках пополз куда-то в сторону, хоть и совершенно не понимал куда бреду. Единственная мысль которая меня заботила, как я умудрился не потерять меч. Хотя он сейчас больше вредил, чем помогал, потому что я опирался на камни сжимавшим рукоять кулаком и это было больно.

— Грон, ты ведь вроде не выглядишь тупым, — услышал я гулкий бас. — Мне плевать чем ты занимаешься с желторотами, хоть и не одобряю, но это твоё дело. Однако все знают, что эта пещера наша. Твари местные — принадлежат нам, и убивать их будем мы, даже если ты приверженец ГринПиса. Я не люблю повторять дважды, поэтому все кто здесь есть, новички, соплячки, старички, запомните и зарубите на носу, если сунетесь на наши территории, вас будет ждать то же самое, что и этого долбоящера.

Чувствовал я себя дерьмово, но в сторону голоса повернулся. Интересно ведь, кто из них долбоящер, и как именно он ответит за всё…

Ох, лучше бы я этого не делал. В лучших традициях фильмов про чужих, прямо из груди льва, вырвалась башка крысы, вызвав новую волну воплей Хрендинанта. Да твою-то мать! Мне-то за что такое зрелище?

От пытающейся выбраться из льва крысы, меня отвлёк Грон. Тот, похоже, всё это время не собирался сдаваться, и чего-то выжидал. Над его плечом вдруг открылся какой-то чёрный провал, и оттуда вылетела зеленоватая струя, прямо в лицо коренастому здоровяку, стоявшему над кособоким.

Здоровяк явно растерялся, а Грон размазаввшись в воздухе, спустя секунду появивился за спиной камнелицего, и принялся вонзать в него клинки кинжалов. До этого, Грон не издавал ни звука, что откровенно пугало. Зато теперь он громко шипел, раз за разом погружая клинки в тело противника.

— Мы ведь просто воды набрать хотели. Воды просто!.. — приговаривал грон перфорируя владельца крысы, которая к слову продолжала дожирать льва.

Да они здесь все психопаты.

Была ещё одна странность. Картинка в голове сложилась и я вдруг понял, что Грон вроде бы лежал на земле, но при этом парил над ней. По крайней мере, спиной с каменным полом он не соприкасался. Всё больше и больше вопросов. Я уж молчу, почему курица загорелась и превратилась в пепел?..

А. Плевать мне на всё это. Сейчас важно одно, отсюда нужно валить и побыстрее. Не знаю кто победит, Грон или тот здоровяк, но сидеть и ждать итогов их сражения, это самая глупая затея которую можно вообразить. Да и не факт, что команда номер два окажется более порядочной.

Я поискал глазами выход и встретился глазами с той девушкой, которая недавно нашла змею. Она махнула мне рукой, мол, давай за мной.

Девушка и правда стояла недалеко от выхода в пещеру. Кроме того, два молодых паренька, рыжий и Лёша, недолгий друг погибшего Юрия, под руки оттаскивали бородатого Михаила из пещеры. Не всё потеряно у нового поколения, хоть это радует.

Только азиата-психопата я так и не увидел. Ну и чёрт с ним, главное чтобы не лез ко мне… Хотя для этого, лучше держать его в поле зрения, мало ли что у него на уме.

Так же на четвереньках я двинулся было в сторону выхода, но за ногу мне кто-то уцепился.

Я обернулся и увидел красноносого Алкашу.

— Ты мне ещё за моего петушару ответишь, сопляк,— прошипел он. — Только я его пинать могу.

Глава 7. Первая помощь

Недолго думая, я завалился спиной на каменный пол, выбрасывая вперёд руку с зажатым в ней мечом. Удар, мягко говоря, вышел так себе. Попал я плашмя, прямо Алкаше по лбу, от чего и так кривой меч попросту обломился посередине.

Да что же за дела такие, эту железку китайцы что ли делали? Даже в здесь всё через одно место.

Алкаша от удара смутился, однако не перестал яростно на меня ползти. В полный рост он не вставал, видимо боялся попасть под раздачу от членов команды номер два. По крайней мере, после того зрелища, что вычудила та крыса, я бы тоже забился куда поглубже и вообще не высовывался бы. Не хочется чтобы хвостатая тварь и из меня так же бы вылезла. Бр-р.

Руки красноносого полыхнули огнём, а из ноздрей повалил дым.

— Ща я тебя жарить начну, — пообещал Алкаша.

— В жопу иди, — буркнул я и отмахнулся обломком меча. Он и так тупой был, а теперь ещё и обломанный, никакое оружие… Однако острый конец, образовавшийся на месте слома, как-то уж слишком удачно вошёл Алкаше под подбородок.

Меня обрызгало плотной струёй крови, а красноносый схватился за свою шею, прямо горящей ладонью, придурок… Хотя кровь тут же остановилась.

Ему бы отстать от меня, но в Алкашу похоже демон вселился. Огонь в его расширившихся глазах полыхнул с новой силой, и он вдруг снова бросился на меня.

Не знаю, что было у него в башке, но я тоже не добрый самаритянин. Выбросив руку с мечом вперёд, я попытался вонзить обломанный клинок тому под ключицу, но видимо попал во что-то твёрдое и меч снова обломался, на этот раз у самой рукояти.

— Да чтоб тебя… — недолго думая я силой врезал рукоятью прямо в лоб Алкаше. На этот раз, удар вышел на славу, от чего красноносый стал заваливаться на бок.

— Я же жить только начал, — услышал я вдруг сип Алкаши. — А оно вон как вышло, — его глаза скосились на меня. — Ты всё равно сдохнешь, и не раз… — его рука вдруг потянулась ко мне.

— Да отстань ты! — рыкнул я и ещё пару раз обрушил рукоять на голову красноносого.

Рука тут же опала, а огонь в его глазах погас.

Да что же за жесть то такая…

Одно хорошо, взбодрился я на неделю вперёд. Сразу и силы появились и воля к жизни. Вскочив на ноги, я в полусогнутом положении побежал в сторону выхода не глядя по сторонам, хватило на сегодня впечатлений.

Пока бежал, увидел несущуюся мне на перерез тень. Подумал что это та самая крыса и внутри всё тут же упало. Кранты мне походу…

Издав громкое кудахтанье, на меня неслась курица Алкаши. Чёрт, я же убил её, разводит он их что ли?

Недолго думая пнул в сторону тут же полыхнувшую птицу и помчался дальше, не глядя где она приземлится.

Подобно снаряду, я вылетел из пещеры и понёсся куда глаза глядят. Добежал до края деревни и запрыгнув за угол самого дальнего дома, тут же выглянул проверить нет ли за мной хвоста.

Хвоста не было, но меня вдруг кто-то потрогал за спину.

— А, вашу мать! Всех положу! — взревел я отскакивая в сторону и махая перед собой рукоятью меча с двух сантиметровым обломком клинка, который так и не выбросил.

К своему удивлению я увидел ту самую девушку со змеёй. За её спиной, двое парней пытались привести в чувства бородатого Михаила.

— Спокойно, спокойно, — забормотала девушка, выставив ладони вперёд. — Мы свои, свои.

Я выдохнул. Наверное хорошо что меч обломал, а то мог бы и поранить её.

— Ты чего подкрадываешься? — буркнул я, — Хоть бы голос подала. — Сделав пару вдохов и выдохов, успокаиваясь, я кивнул на Михаила: — Как он? Жить будет?

— Дышит, — ответил рыжий паренёк, искоса взглянув на меня.

Я присмотрелся к Михаилу. Из-за бороды было плохо видно, но его губы стали похожи на здоровенные вареники. Хорошо копытом прилетело. Его бы водой окатить, но поблизости водоёмов нет, помню, что за полем был участок с бурлящей голубой водой, но он не близко.

Решив помочь с процессом приведения в чувства Михаила, я подошёл к здоровяку, оттеснив ребят в сторону, и начал растирать ему уши.

— Загляните в дом, — бросил я ребятам, — может, там вода есть. — Рыжий паренёк понятливо кивнул и бросился ко входной двери дома.

Не переставая растирать уши бородачу, я пристально посмотрел на девушку.


Испытуемый Мария.

Грациозность. Танцующая со смертью.

Питомец: Шипастая мамба.


Да, полезный навык этот прозрачный взгляд.

— Мария, — позвал я девушку, — поглядывай из-за угла, чтобы за нами погоня не увязалась.

Девушка кивнула, а затем пристроилась перед тем же углом, из-за которого, пару минут назад, выглядывал я.

Алексей, тот самый знакомец покойного Юрия, попереминался с ноги на ногу, пока я и его не послал нести дозор, с другой стороны от дома.

Вскоре в дверях появился рыжий. Я присмотрелся и к нему.


Испытуемый Паша.


И всё, больше данных не было. Ну хоть имя узнал. Интересно, так мало данных потому что он ещё не успел найти свой тотем, или из-за того, что я о нём ничего не знаю. Когда я на Грона смотрел, то тоже только имя и увидел.

Тем временем, рыжий Паша показал зажатый в руках кувшин и поспешил ко мне.

— Ты хоть проверил что там? — спросил я у подошедшего парня, похлопывая Михаила по щекам. — А то бензином его обольёшь.

— Не думаю, что бензин, — нахмурившись ответил рыжий. — По крайней мере не пахнет.

— Ну тогда лей, — скомандовал я.

Паша опрокинул кувшин над головой бородатого, и тому на голову полилось прокисшее молоко, причём достигшее такой консистенции, что на одну треть жижа состояла из сыворотки, а на другую из творожистой массы.

— Неловко вышло, — охнул Паша.

Однако средство подействовало. Михаил вдруг распахнул глаза и принялся ошалело оглядываться.

— Что, меня того? — прошепелявил он сквозь распухшие губы и принялся ощупывать лицо.

— Чего того? — спросил я, тут же принявшись оглядываться по сторонам, дислокацию лучше бы поменять, слишком мы близко от пещеры.

— Ну, убили меня? — спросил он, а затем раздвинул пальцами губы. Без помощи это видимо не получалось сделать. Здоровяк ощупал голые дёсны, оставшиеся вместо трёх передних зубов. Да уж, знатно ему прилетело.

— Был бы мёртв, не говорил бы с нами, — отрезал я. — Давай, приходи в себя, уходить отсюда нужно.

— Зубов нет, — будто не слыша меня прошепелявил здоровяк. — И в чём это я? — как раз в этот момент, один из белых комков, скатившись с макушки, повис у Михаила на носу.

Павел покраснев опустил взгляд, а я поспешил успокоить здоровяка:

— Не мозги, не переживай. Это средство первой помощи при оглушении. Как видишь, работает исправно. А теперь поднимайся, не хватало ещё Грону с его шайкой снова попасться.

Михаил хохотнул — хороший признак. Хоть это и не просто ему далось, мужик тут же попытался подняться на ноги. Я люблю таких ребят, что не жалеют себя попусту и действуют когда это необходимо.

Пошатнувшись бородач ощупал себя, и убедившись что всё на месте расстроенно протянул:

— А дубину-то я свою посеял.

— Раз посеял, значит новая вырастет, — успокоил я его.

— О, а там инструменты есть, — нашёлся вдруг рыжеволосый Паша, указывая в сторону входной двери. — Я вот себе отвёртку взял, — с этим словами он и правда вытянул из-за спины отвёртку с длиннющим стержнем сантиметров под тридцать.

Михаил, почти тут же сориентировавшись, зашагал в указанном направлении.

Я хотел было его остановить, но поглядел на обломок меча в руке, больше походивший сейчас на роль кастета и вздохнул. Убедившись на всякий случай, что Мария и Алёша наблюдают за периметром, решил тоже туда заглянуть.

Если кратко, Михаилу повезло, он почти тут же вытащил из завала металлолома кувалдочку и радостно улыбнулся.

— Это куда лучше дубины, — хмыкнул он, а затем посмотрел на меня. — Тебя ведь Серёга зовут? — спросил он и дождавшись кивка продолжил. — А далеко мы от той пещеры? Мне бы должок тому козлу вернуть, подстрахуешь? Ты вроде толковый мужик.

— Не, — качнув головой, расстроил я его, — тебя ведь сразу вырубили. Там потом такое представление началось… в общем, нечего там делать. Нужно ребят вооружить, а потом решать, куда дальше двигать.

Отвечая Михаилу, я при этом осматривал помещение, судя по всему служившее до этого сараем, но вот ничего подходящего на роль оружия так и не смог найти.

На полу валялся топор без топорища. В углу был свален какой-то хлам, где я смог различить пилу. На небольшой столешнице, расположились аж три пары ножниц по металлу и банка гвоздей… А остальное не годилось. Даже ведро на роль шлема не подходило. Швабры и той не было. Уверен, кто-то до нас здесь всё подчистил. Можно конечно что-то смастерить, но времени и так много потеряли.

Я даже посмотрел на головку топора, но в этот миг с улицы раздался тревожный голос Марии:

— Мальчики! Скорее!

Мы не сговариваясь тут же бросились из сарая. Рукоять меча я так и не выпустил из рук.

Глава 8. Дальше то, что делать?

Выскочив наружу, я осторожно подошёл к Марии.

— Что там, — негромко поинтересовался я.

Девушка вздрогнула, но и только, обошлось без визгов.

— Вышли из пещеры, — бросив на меня взгляд, произнесла она.

— Кто вышел? — терпеливо уточнил я. — Грон, или другая команда.

— Ой! — вместо ответа дрожащим голосом выдохнула девушка, — меня кажется увидели.

— Ну что там? — раздался за моей спиной голос Михаила.

Вместо ответа, я оттащил за руку девушку от края дома и выглянул сам.

Я увидел, как из пещеры пулей выскочил сатир и побежал в противоположную от нас сторону. Ну хоть это радует.

— Мария, а кто именно тебя заметил? — полушёпотом спросил я.

— Тот черноглазый, с ящерицей на плечах — Грон, — дрожащим голосом ответила она. — Он выпрыгнул из пещеры, а потом посмотрел прямо на меня.

Меня заинтересовала ремарка по поводу ящерицы, но сейчас это было не первостепенно.

— А дальше что было? — спросил я, продолжая наблюдать за пещерой.

— Дальше я испугалась, — пролепетал девушка.

— В разведку с тобой не пойду, — буркнул я.

Спустя секунду, я увидел как из пещеры вылетел Алкаша. Причём вылетел он буквально, жёстко приземлившись на землю вверх ногами. Ему вдогонку вылетела туша льва.

Видимо команда №2 таки победила и теперь наводит порядок в своём подземелье.

— А что за ящерица? — спросил Михаил тот вопрос который я решил опустить.

— Так на плечах у него. Думаю он из-за этого так ходит. она ведь здоровенная, — начала объяснять Мария. — Она видимо прозрачная, но если присматриваься, то можно увидеть очертания.

Хм, если это правда, то понятно что там за чёрное пятно появилось, когда над Гроном стоял тот здоровяк. Видимо эта ящерица плюётся каким-нибудь ядом или кислотой.

Да уж, этот Грон полон сюрпризов, и с ним лучше больше не встречаться. Я повёл плечами поморщившись от боли. До этого на адреналине не обращал внимание на боль в теле. Всё же тот кособокий меня серьёзно попинал. Другие персонажи из команды Грона тоже непростые. Думаю, если бы у Алкаши было побольше мозгов, он тоже был бы опасным противником. Плюс его курица. Если это и правда феникс, то она, получается, практически бессмертна. Если конечно я правильно помню мифологию. Хотя, в моей голове феникс всегда рисовался как опасная хищная птица, а не то кудахчущее убожество.

Появилась у меня и еще одна мысль. Как я понял, все кого я видел, когда-то попали в это… пространство, и выглядели как обычные люди. Но это место что-то сделало с людьми превратив их в довольно опасных монстров. Змея, которую нашла Мария, да и тот свиток, указывает на то, что скоро у каждого из нас появится свой тотем, а там и какие-то сверхспособности. Например, что означают приписки “Грациозность”, или “Танующая со смертью”, — которые появляются если пристально посмотреть на девушку. Может, Грон со своей командой скоро покажется нам слабаком.

Отсюда рождаются новые мысли. До этого, я думал пробовать продолжить свою разведку боем, и действовать в одиночку. По крайней мере думал что так будет проще. Сейчас же понимаю, что стоит наверное воспользоваться подарком судьбы, вернее Грона, и попробовать сколотить из ребят хоть какое-то подобие отряда. Учитывая, что вокруг поля и сплошные открытые пространства, стоит вспомнить мудрость предков и признать, что один в поле не воин.

Я оглянулся и ещё раз осмотрел ребят.

Ну или попробовать ещё поискать в городе бойцов. Вдруг удастся найти какого-нибудь десантника… Но и ребят бросать не дело, чувствую, если их оставить, сами они либо прибьются к кому-то вроде Грона, или будут сидеть на рыночной площади обхватив голову руками и раскачиваясь.

Но остаётся и другой вопрос на повестке дня. Идти-то куда? Хотя бы в какую сторону?

— Ну что ребята, что делать то дальше будем? — будто в продолжение моих мыслей спросил Михаил. — Я думаю, что разделяться нам точно не стоит. По одному нас этот гонд… кхм, Грон легко найдёт и закончим как Юрий. А если вместе соберёмся, может и дадим отпор.

Рыжий Паша и Лёша, который абсолютно провалил задачу по наблюдению своего сектора и глядел на нас, переглянулись. Мария согласно закивала.

— Вместе держаться нужно, согласен, — хмуро ответил я. Никаких предложений я пока решил не вносить. Лучше дать возможность проявить инициативу потенциальным партнёрам, да посмотреть кто из них что скажет.

С одной стороны, логичнее всего было бы не оставаться на месте и сначала поискать иное укромное место и не ждать когда на нас наткнётся Грон. Ведь не ясно куда он двинулся и чем на самом деле закончилась драка. Может, он сейчас обыскивает территорию в поисках нас… С другой стороны, я не вижу поблизости ещё лучших временных укрытий, чем этот дом, где можно было бы обсудить дальнейшие планы.

Можно подумать что я слишком беспечен, особенно если учесть, что только из-за удачного стечения обстоятельств спасся от Грона. С другой стороны, бежать сейчас в поле, демаскируя себя, это ещё более нежизнеспособная идея. Я помню как быстро перемещался Грон по пещере. Что-то мне подсказывает, у меня не будет шансов от него убежать. Здесь же, несмотря на то, что Мария сказала будто её увидели, у нас хотя бы прикрыта спина, да у Михаила и Паши появилось хоть что-то напоминающее оружие.

— Нужно в город вернуться, — подал голос Лёша. Он таки исправился и пару раз заглянул за угол оценив обстановку, из чего я сделал вывод что на горизонте пока что всё спокойно. — Нужно лучше во всём разобраться. Вы вот вроде хорошие. Думаю в городе найдутся и другие хорошие… люди. Не то что этот Грон.

Мария и Миша синхронно качнули головами.

— Пытался я пообщаться с местными, — буркнул бородач, — Я с этим Гроном пошёл потому, что он выглядел более адекватным чем другие местные.

Мария снова кивнула отчего-то опустив глаза.

Паша никак себя не проявил, зато Мария вдруг подала голос:

— Может, здесь останемся? — предложила девушка. — Здесь вот домик, в нём наверное есть жилые комнаты. Если я правильно поняла, Грона отсюда прогнали, значит он не будет всё здесь обыскивать и здесь можно будет спрятаться. Я вам готовить буду. Всё лучше, чем в каменном городе среди тех монстров.

— А еду где достанем? — спросил Михаил. — Да и с чего ты взяла что в этих домах никто не живёт?

— Еду, здесь ведь лес рядом, может там животные водятся. У меня отец охотиться любит… — она вдруг погрустнела. — Любил.

— В домах не живёт никто, ничьи они, — произнёс вдруг Паша и нахмурился. — Откуда-то знаю это. — Я снова посмотрел на него сосредоточившись, но всплывшие буквы снова показали только имя. — Оставаться жить здесь наверное не лучшая идея, — продолжил он, — там в городе и без Грона хватало плохих… людей. Думаю вне города они тоже могут напасть… Откуда-то знаю это. — парень задумался, но потом снова продолжил. — Но можно осмотреть эти дома, вдруг удастся найти что-то полезное. Безоружными оставаться нельзя. Отвёртки точно будет недостаточно, даже если в город вернуться.

Вот этот парень здраво мыслит. По крайней мере голова на плечах есть.

— Да, вооружиться нужно, — согласно кивнул Миша. — Не знаю теперь, во что и верить, — он глянул куда-то вверх, — но всегда думал: везёт тем, кто сам везёт. — Сказав это здоровяк помолчал, а потом взглянул на меня: — Серёг, а ты что думаешь?

Оторвавшись от созерцания входа в пещеру, я обернулся и увидел, что все взгляды скрестились на мне.

А что я собственно думаю?

— Вооружиться, хорошая идея, — наконец произнёс я. — Неплохо бы разузнать что это за место и что здесь творится. Думаю, у всех были неудачные попытки разговорить кого-то. Учитывая сложившуюся ситуацию, я думаю будет уместно поймать кого-то вроде Алкаши, или Хрендинанта и подробно расспросить обо всём что он знает. Даже если он не захочет отвечать, — я специально при этом старался с каждым встретиться взглядом. Один только Михаил не отвёл глаза.

— Ну а потом? — спросил Бородач.

— Так, к воротам идти, мне домой нужно побыстрее, — удивился я вопросу Миши.

— Домой? — округлившимися глазами посмотрела на меня Мария. — Как это домой?

— Когда я появился, рядом свиток висел, — пояснил я. — Там было сказано, что если пройти все врата, то смогу попасть домой.

— А у меня другое было, — тут же ответила Мария.

— И у меня… — кивнул Лёша.

Судя по реакции остальных ребят, и в их посланиях про возвращение тоже ничего не было сказано. Очень интересно…

В этот момент, я на всякий случай выглянул из-за угла и увидел, как Алкаша поднялся на ноги и побрёл куда-то в сторону. Не знаю куда направился Грон, но Озёл бежал ровно в противоположном направлении.

Лицо у красноносого было грустным, мне даже показалось, что он плачет. Следом из пещеры вылетела курица и помчалась напрямик к хозяину, который заприметив её приготовился, и когда та приблизилась, хорошенько с оттягом запнул её подальше.

А вот это уже неплохо, похоже появилась жертва для допроса с пристрастием. Оружие, к сожалению, не всем нашли, но думаю мы впятером и так с Алкашей справимся. Затея конечно рисковая, но у меня нет времени выжидать другого удобного случая.

— Пашка, — позвал я рыжего, — там в сарае вроде простыня висела, — припомнил я.

— Да, — ответил парень заглянув в дверь.

— Принеси-ка её, — попросил я. — И верёвку тоже сними.

— У тебя какая-то идея появилась? — спросил Михаил.

— Языка будем брать, — коротко ответил я.


ЗЫ

Всем привет! Спасибо, что преодолели восемь глав! Буду очень благодарен вам если оставите комментарий с вашим мнением о книге. За лайки отдельное спасибо!

Глава 9. Язык ​

Добровольцами вызвались Миша и Паша. Когда я обрисовал суть затеи, Мария тут же побледнела и вжалась в стену, а Лёша вроде бы тоже кивнул, зато задрожал крупной дрожью. Да уж, этот пока не боец.

— Мария, Лёша, на вас наша безопасность, — намечал я роли, бескомпромиссно определив себя на роль лидера. Ожидал, что Миша начнёт конкурировать, но нет. Внимательно слушает и кивает. Я тем временем продолжал: — Так, если он не изменит направление, — кивнул в сторону Алкаши, — то пройдёт между теми домами, — я указал на два небольших одноэтажных дома. — Хорошо бы напасть на него одновременно с двух сторон, так будет проще его дезориентировать, но место там поршивое, может заметить засаду. Поэтому действуем так…

Я уже в третий раз подробно пересказывал план, попутно обдумывая что может пойти не так и наблюдая за реакцией ребят. Вроде всё учёл и роли расставил верно.

Михаил помогает крутить Алкашу, Паша страхует. Лёша и Мария глядят по сторонам и в случае чего тут же сигнализируют. Паша кричит, как чайка, а Мария издаёт свист как канарейка. Звучит бредово, но лучше, чем ничего. Благо ещё, что Красноносый еле плёлся.

Учитывая, что мы не один раз обсудили порядок действий, мы еще пару минут ждали когда Алкаша дойдёт до точки с которой мы решили его перехватить. Я вовсе не кровожадный и даже не мстительный, но руки у меня чесались как следует наподдать хотя бы ему.

Стоило Алкаше появиться в нужном месте, как я подскочил к нему со спины и сбил с ног на землю Михаил тут же повалился на него сверху, придавив своим весом.

Пока Красноносый стонал и пытался понять в чём дело, я быстро обвязал верёвкой его запястья и вытянул вверх. Я не забыл что он умеет пускать огонь из ладоней, поэтому постарался лишить его возможности пережечь верёвки или навредить Михаилу.

— У меня готово, — скомандовал я.

Михаил тут же начал заталкивать кляп скрученный из постельного белья в рот красноносого, затем быстро обмотал вокруг его головы небольшой отрезок верёвки, фиксируя тряпку.

Бородач сполз с поверженного Алкаши, и я тут же потянул его под укрытие стены дома, чтобы нас точно никто не смог увидеть. Михаил подскочил следом и скрученным из пододеяльника жгутом принялся обматывать красноносому ноги.

Алкаша тем временем ошалело вращал глазами совершенно не представляя, что с ним происходит, почему он связан по рукам и ногам и каким извращенцам приглянулся.

Убедившись, что красноносый обездвижен и лишён возможности позвать на помощь, мы с Мишей потащили его в примеченный ранее амбар с земляным полом. Специально выбирал такой, чтобы пленник пожар там не устроил.

— Сделано, — услышал я откуда-то сбоку голос Паши. Он как раз подкараулил курицу и пригвоздив её к земле своей отвёрткой, срезал той голову ножницами по металлу.

— Паша, покарауль её, — кивнул я на птицу, которая уже начала распадаться пеплом, — Как я понял она сейчас снова появится. Не хватало чтобы она раскудахталась на всю округу.

Рыжий кивнул и сосредоточено уставился на тёмное пятно на земле. Высмотрев Марию с Лёшей и убедившись, что всё под контролем, мы скрылись со своей поклажей в амбаре и плотно закрыли за собой дверь.

В помещении было довольно темно и прохладно, но больше всего радовало обилие инструментов. Они правда тоже не подходили в качестве оружия, всё же косой или граблями не помахаешь, однако этого должно хватить для того, чтобы заставить наложить в штаны одного бомжеватого засранца, который сейчас протяжно мычал, дополняя сельский антураж.

В центре Амбара находились два столба, между которыми я решил растянуть нашего пленника. у одной из стен, располагалось около десятка горшков из которых тянулись толстые листы растения, кажется, зовущееся тёщиным языком.

— Ну что, Алкаша, теперь тебе не помогут твои дружки, — сказал я самым зловещим тоном на который только был способен. При этом мы вместе с Михаилом налегли на свои концы верёвок, заставив бедного Алкашу повиснуть над землёй. — Ну что ты мычишь? Зазываешь местного быка, чтобы он тебя оприходовал? Ну а что, завёл себе петуха в качестве тотема, а сам значит решил петухом не становиться. — Что-то мне подсказывало, что жаргонный язык с подобными оборотами вполне подходил для нынешней ситуации и был понятен красноносому. По крайней мере глаза его завращались в орбитах ещё сильнее, а сам Алкаша стал таким бледным, что даже его нос поблек.

Закончив с привязыванием верёвки к столбу, я подошёл к Алкаше вплотную и опустившись к самому его лицу, прошипел:

— Сейчас я вытащу кляп, Алкаша, вздумаешь орать, я вставлю его обратно, а потом отрежу тебе палец. После чего я повторю то что ты не понял с первого раза. Ясно?

Красноносый так интенсивно закивал головой, что чуть не стукнулся затылком о землю.

— Отлично,— ровным голосом ответил я.

Не спеша я развязал верёвку и вытащил из его рта моток ткани.

Красноносый тут же закашлялся и принялся отплёвываться.

— Не Алкаша я, а Аркаша. Аркадий Петрович, — наконец затараторил он. — Я химик между прочим. Всё этот Грон с его унизительными прозвищами, сплюнул он. — Я из-за него два раза подох. А мне больше нельзя, слышите. Если умру, всё конец. Смерть. И чёрт знает что после неё будет. Ребят, не убивайте а. Это ведь они всё.

Устав слушать поток сознания от бывшего химика, чьё проспиртованное лицо вполне подтверждало его слова, я размахнулся и отвесил ему оплеуху.

Красноносый тут же заткнулся.

— Вот сейчас, ты мне расскажешь всё что знаешь, про этот мир, про способности, где врата, зачем мы на самом деле понадобились вам. Понял? — Алкаша снова часто закивал, а я повторил первый вопрос: — Рассказывай всё что знаешь про мир.

— Так я это, сам почти ничего не знаю. И Грон толком ничего не знает. Он всего здесь три месяца. А я только месяц. Только курицу нашёл, да научился огонь из рук пускать. Ходим по округе разыскиваем безопасные места. Про ворота никто не говорит, или не в курсе, или из вредности молчат. Грон говорит был рядом с границей, но его на атомы распылило, поэтому он и убивает мостров, чтобы сильнее стать. Я только своего старика смог разговорить после второй смерти. Он говорит, что в какую сторону не пойди, всё равно к воротам однажды выйдешь, главное не останавливаться.

Из Алкаши лилось нескончаемым потоком. Можно было бы направить его уточняющими вопросами, но учитывая тот факт, что мне даже оттолкнуться то было не от чего, пускай болтает. Может, выболтает то о чём я даже не догадываюсь.

— И что, нормальных людей вообще нет? — спросил Миша.

— Да где ж нормальным взяться, всем о себе нужно думать, развиваться и способности развивать. — продолжал тем временем красноносый. — А, вы же ничего не понимаете… Каждое ваше действие, каждое, откладывает на вас отпечаток. Ясно? Вон у Хрендинанта видели, руки чёрные? Так он сначала с одним новичком сдружился с таким же как вы, а потом, когда Грон его подставил, так он принялся его карманы обшаривать. Видимо разгневал он кого-то там, в администрации, — с этими словами Алкаша глянул куда-то в потолок, — вот и пометили его.

— Какая администрация, где её найти? — тут же вмешался Миша.

— А я откуда знаю. Кто-то ведь следит за этим всем. Раздаёт всем по заслугам.

— Так, а ты и правда уже умирал? — сменил тему я.

— Да, умирал, два раза, — закивал Алкаша.

— И как это было? — спросил Михаил хмуро.

— Сначала на меня медведь напал. Грон говорил, что случайно, но я то знаю, он меня как приманку использовал. Эта тварь мне всё брюхо когтями порвала. Никогда этого не забуду. Я ору, а медведь меня жрёт. Прямо живьём, — Алкаша всхлипнул. — Я на помощь зову, а Грон только руками развёл и убежал.

Михаил тяжело вздохнул. Я и сам впечатлился, но выражение на лице сохранял прежним. Слабину показывать нельзя.

— Потом боль ушла, я заснул будто, и тут же проснулся. На том же самом месте, а на меня этот козёл драный смотрит и лыбится. Как я на него… А второй раз, мы с группой Гарика столкнулись, так его жук мне голову пробил. Я до сих пор помню треск как череп лопается.

— Жук? — переспросил я.

— Да жук, как у Сортира, вернее у Озла мошка глазастая, только жук. Только он стальной и летает как пуля.

— А что у Озла за мошка? — снова переспросил я.

— Маленькая, — снова зачастил Алкаша, — летает везде, не видно её. Зато она всё видит. А Озёл тоже может видеть то же что и она. Так и следит за всеми.

Я поёжился и огляделся. Вдруг померещилось, будто где-то в углу тонко зажужжал какой-то комарик.

— Это у него способность такая? — уточнил я.

— Да, — закивал Алкаша, — Озёл разведчик. У всех навыки с тотемами связаны. Я вот огнём умею управлять, как и моя курица. Но она не просто курица, а фоникс.

— Феникс, — поправил я.

— Ну да, и я так говорю.

— А что по поводу того, как развивать способности? — задал вопрос Миша. — И где их брать вообще.

— Каждому своё отмерено, так мне козлодед сказал, — ответил Алкаша. — Как ведёшь себя, так и воздаётся по заслугам. Кому-то нож точёный а кому-то… как Озлу вон, муха дерьмоед.

— Или курица, — хмыкнул я.

— Ну, или так, — заискивающе закивал красноносый. — Но это на старте, а дальше как себя показывать будешь, так и развитие пойдёт. Если людей губить, то будешь как Грон, чёрный весь и страшный, и способности у тебя страшные будут.

— Кстати, у Грона что за тотем? — спросил вдруг я, вспомнив слова Марии. Если придётся ещё встретиться с этим отморозком, нужно знать к чему готовиться.

Алкаша вдруг побледнел и умолк.

— Грон сказал, убьёт любого кто разболтает, — сглотнул он.

— Ну а так, я тебя убью и прямо сейчас, — из-за пояса я достал рукоять меча с обломком клинка, так чтобы красноносому видно не было, и приставил острие к горлу, на котором явственно виднелся ожёг и небольшая рана. Видимо напоминание после нашей с ним драки.

Часто задышав, Алкаша попытался скосить глаза на оружие в моих руках, но у него ничего не получилось.

— Я скажу! Скажу, — запричитал тут же он. — Ящерица у него большая, килограммов под сто весом. Хумелеоном называется. Только она прозрачная и Грон её на Горбу таскает, от того и кривой весь. Чтоб у него геморрой вылез.

— И что он может? — спросил я.

— Может тоже прозрачным становиться, но не надолго. — у меня аж новый приступ паранойи начался. Вдруг Грон где-то за моей спиной прячется. Алкаша тем временем продолжил. — А ещё перемещается быстро. Как точно не знаю, но каждый раз я хлопок слышал. А ещё сегодня Пырик, ну тот с крысой, орал что Грон его кислотой облил. Видимо новое что-то получил.

— Получил что-то новое, как это? — спросил я.

— Ну, если тварь убить, или игрока опытного, нужно его чистым взглядом обыскать. Иногда попадаются полезные вещички или усиления. Главное понять как их применять и как активировать, а там само пойдёт, как с огнём. — с этими словами его руки загорелись.

— А ну руки потушил, — рыкнул я и пламя тут же погасло.

— А у Хрендинанта что? — задал вопрос Миша. И правильно задал, я об этом не подумал. О врагах всю информацию лучше знать.

— Да голову он всем дурит, вместе с кошаком своим. Пока его не встретили, нас даже не слушал никто. Зато теперь молодняк типа вас сам идёт за нами, и даже вопросом не задаются зачем им это. А Грону того и надо.

— И что надо Грону от таких как мы? — спросил я.

— Да, приманки вы, тварей выманивать. Если тварь опасная, все драпают. Если не слишком страшная Грон её убивает. Развивается так.

— А тебе то зачем с ними было связываться. Ты вроде не изменился особо, значит, по твоей логике, плохого не успел натворить, — заметил я.

Алкаша поёжился и осторожно взглянул на меня, будто говоря: Плохо ты меня знаешь и это к лучшему.

— Так и нам порой что-то перепадало. Способности разные, — наконец ответил он.

— Ясно, — хмыкнул я, переглянувшись с Мишей. Подумать было о чём.

Ничего в голову больше не лезло, и так от полученной информации в башке всё кипело.

Я устало сел на землю и прислонился к стене. Локтем задел стоящие в углу сельские инструменты, и тут мне в руки упал небольшой кол, с заострённого конца обмотанный толстой проволокой. Я даже ойкнул от неожиданности. Вот и оружие хоть какое-то нашлось.

Я даже кучу внимательнее осмотрел, вдруг там еще что-то полезное найдётся. Нет, больше ничего.

Снова взглянул на кол, и тут моё внимание привлекло что-то чёрное на среднем пальце. Я присмотрелся и вдруг понял что ноготь на нём почернел.

Странно, вроде не бился ни обо что. Я поднёс руку к лицу и до меня дошло, что теперь это уместнее называть когтем. Я попробовал на прочность, — таким рану неплохую можно оставить, не хуже, чем обрубком моего меча.

Вот и карма в действии.

— Ребята, может отпустите меня, а? — услышал я вдруг Алкашу. — Я ведь рассказал всё. Хотите, я с вами пойду. вдруг еще что-то вспомню, и расскажу сразу. Вы только не убивайте, а.

— Никто тебя убивать не собирается, — буркнул я, покосившись на свой коготь. Маникюр как у рок-звезды. Зато если кому средний палец показать, особенно эффектно выйдет.

Оперевшись на новообретённый кол, я поднялся на ноги.

— Слушай меня, Аркадий Петрович, мы тебя сейчас освободим и оставим здесь. Побудешь здесь часок, потом иди куда хочешь. Но если я вдруг обернусь и увижу твою рожу, я тебя убью, — понял меня?

— Да, да, конечно! — суетливо закивал Алкаша.

— Хорошо, — тоже кивнул я, — так тому и быть.

Я подошёл к столбу, и двух сантиметровым обломком меча срезал верёвку, от чего Алкаша рухнул на земляной пол.

Приземлившись, Алкаша вдруг начал кричать.

— Чего вопишь? — буркнул я, — не так и больно…

Тут я увидел, что его стали оплетать какие-то чёрные ленты.

Это ещё что?

Я с удивлением обнаружил, что весь пол под Алкашей устлан какими-то чёрными лентами, или бинтами.

— Чёрт! Миша, помоги! — рявкнул я, снова схватив верёвку и оттаскивая красноносого подальше от этих жгутов, которые стали захлёстывать тело бедняги, оплетая его с ног до головы и похоже не спешили отдавать его.

Краем глаза я увидел что такие же бинты потянулись и к моим ногам.

Миша хотел подбежать ко мне, но споткнулся и тоже рухнул на пол.

— Это тёщин язык, — завопил он и я вдруг понял, что жгуты тянутся от горшков выставленных у дальней стены.

Глава 10. Неожиданности


Я испугался, что и Мишу сейчас начнёт оплетать, однако он смог выдрать ногу из хватки хищных стеблей и подняться.

— Это что за хрень такая? — округлив глаза спросил здоровяк, пытаясь перекричать завывания красноносого. Подскочив ко мне, он стал помогать оттащить Алкашу.

— Понятия не имею! Аркаша, начинай огнём их жечь! — С этими словами я грубо резанул верёвки на запястьях красноносого обломком меча, который достал из-за пояса отпустив верёвку. Действовал я не аккуратно и сильно распорол кожу на его предплечье, но сейчас не до осторожности.

Почувствовав свободу Алкаша тут же затих. Я даже испугался, что он таки погиб, или потерял сознание, однако он вдруг начал извиваться, цепляясь руками за бинты, от чего те отдёргивались от него, будто от огня… А, ну да.

— Уходить нужно, — крикнул Миша.

Я кивнул, но вот даже Алкашу не готов был оставлять на растерзание неожиданно хищному растению.

— Мужики не бросайте, — завопил вдруг красноносый, видимо услышав Михаила.

— Не бросим, — рыкнул я и прыгну к второму столбу, к которому были привязаны ноги Алкаши.

Я старался не наступить на извивающиеся длинные листья, однако несколько из них, будто щупальца, тут же потянулись ко мне. Я отмахнулся от них колом, одновременно с этим, примеряясь обломком меча к верёвкам.

Наверное, мне везёт, потому что я смог первым же ударом разрезать путы.

— В горшки бейте, там туша её! Бейте! — вдруг закричал Алкаша, которого потащило куда-то в сторону.

— Эх, Жалко Молот, — рыкнул Миша, однако тут же швырнул его в скопление горшков с хищной рассадой.

Глина разлетелась на черепки и я вдруг понял, что это никакие не горшки. Какая-то тварь, просто построила себе гнездо из строительного мусора, придав ему вид рассады и притворившись растением.

Белёсое пульсирующее тело начало скукоживаться, стоило молоту Михаила разбить его защиту. Не знаю, что это было, но походило существо на здоровенного дождевого червя. Причудой эволюции наделённого ещё и щупальцами.

Я даже в ступор впал от неожиданности и нахлынувшего на меня омерзения. Однако, в следующий миг, на теле твари открылась большущая дыра, в которой показались острые зубы.

Действуя по наитию, я запустил свой кол будто копьё прямо в открывшуюся дыру, лишь потом поняв, что скорее всего больше не увижу новообретённое оружие. Всё-таки хорошо, что я так и не выбросил обломок меча. Однако обороняться я больше не мог. С двухсантиметровым клинком не посражаешься.

Стиснув зубы я отскочил назад от взметнувшихся щупалец. Похоже придётся оставить Алкашу.

Однако красноносый вдруг вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону. Видимо. когда тварь начала хаотично шевелить своими щупальцами, она отпустила и Алкашу.

Тварь издала зловещий свистящий звук, будто сдувающийся шарик и моё импровизированное копьё принялось дёргаться. Тварь обхватила его своими щупальцами, но видимо я хорошо метнул кол и умудрился пригвоздить тварь к земле.

Я хотел было скомандовать отход, но существо вдруг затихло.

В сарае повисла гробовая тишина, и никто из нас не решался даже двинуться чтобы ненароком не нарушить тишину. Думаю мы все боялись одного — что тварь сейчас снова активизируется и начнёт нападать.

Спустя минуту я выдохнул.

— Это… — Алкаша икнул, — Грон от таких два раза сбегал. — наконец нашёлся он. — А оказалась хлипкая тварюшка.

Я шагнул вперёд, намереваясь выдернуть копьё. Одновременно с этим, я активировал истинный взгляд.

По мере моего приближения, надписи над тварью стали проявляться быстрее.


Существо: Тёщины щупальца

Хищное растение

Больше не представляет опасности.


Статус обнадёживал, а название едва не заставило меня рассмеяться. Хотя это, наверное, нервное. Я подошёл ближе к твари и обхватив кол двумя руками, резко выдернул его. И правда глубоко засел, очень уж мне подфартило.

На конце кола. На проволоке трепетало что-то красное, напоминающее кусок говяжьей печени. Я хотел было счистить, но что-то меня остановило и я присмотрелся к комку чистым взглядом.


Сердце существа Тёщины Щупальца.

Ценности для вас не представляет.


Да уж, я похоже и правда счастливчик. Прямо в сердце попал. Не мудрено что тварь сразу подохла. Я хотел было счистить с кола останки твари, но тут меня заинтересовало ещё кое-что.

Я вспомнил как Алкаша говорил. Что нужно внимательно осматривать убитых тварей, мол на них должны попадаться какие-то предметы. На теле существа, среди комьев земли и осколков бывшей маскировки и правда светился зелёным какой-то предмет.

Я хотел было наклониться, но тут услышал оклик Миши:

— Серёга, осторожно!

Следом я услышал чей-то рык со спины.

Я резко развернул корпус, одновременно с этим выбрасывая копьё на встречу метнувшейся ко мне тени, которую разглядел краем глаза.

Спустя секунду, я застыл пытаясь сообразить, что сейчас произошло. Передо мной стоял Алкаша схватившись за древко моего импровизированного копья и хватал ртом воздух. Я опустил глаза и увидел что кол торчит у него в груди, причём слева, там где должно располагаться сердце.

— Всё… Вот и всё. — просипел красноносый. — А я просто награду хотел.

Сказать что я удивлён или ошарашен. Значит ничего не сказать. Я просто охренел сейчас. И что это за жутковатая удача, уже второго прямо в сердце поразил.

— Сейчас, сейчас — прошептал я, совершенно не представляя что имею в виду. Я ведь Алкашу минуту назад от смерти спасал, и вот сам же его убил. — Твою мать! — рявкнул я. — Миша, я убил его, похоже. — глубоко дыша произнёс я. Голос мой звучал ровно, но я едва сдерживал зарождающуюся где-то внутри панику.

Алкаша медленно оседал. Его глаза начали стекленеть. А руки сползли с копья.

— Сейчас, — снова пробормотал я. А затем… чёрт, да что со мной происходит?! Я просто выдернул копьё из раны красноносого, заставив того завалиться на землю кулём.

В момент когда кол вышел из раны, на меня брызнуло кровью. Часть попала на руку, а одна маленькая, но подлая капелька, попала мне прямо в правый глаз заставив сначала зажмуриться. Глаз начало жечь и я принялся тереть его рукой.

Да что происходит вообще?!

В дверь амбара что-то тяжело врезалось.

Кое как проморгавшись, я поглядел на Мишу, который так и стоял глядя то на меня, то на труп монстра за моей спиной, то на Алкашу.

— Что застыл? Молот свой хватай! — рыкнул я, беря кол на изготовку. — Кто там? — Рявкнул я, уже обращаясь к тому кто стоял за дверью.

Ответа не последовало. Зато сбоку от двери, небольшое окно лопнуло брызнув веером осколков, а в амбар влетела курица Алкаши. Перья птицы встопорщились, воздух вокруг неё струился от жара, то и дело вспыхивая искрами. Налившиеся пламенем глаза феникса смотрели на меня с ненавистью.

Существо издало громкий клёкот, а в следующий миг понеслось на меня.

Твою мать, птица похоже отомстить решила. Я снова взял кол на изготовку, но в этот миг её снёс молот Миши. Здоровяк послушавшись моего приказа подобрал своё оружие, а когда феникс рванул ко мне, он попросту швырнул кувалдочку на встречу курице.

Инструмент задел лишь крыло тотема, но птице хватило, и она отлетела в сторону. Однако уже в следующий миг снова встрепенулось, и рассержено двинулась в сторону погибшего хозяина, не сводя при этом с меня глаз.

Я так и держал кол наизготовку, в любой момент готовый встретить нападение.

Однако атаки не последовало. Птица, неуклюже вышагивая боком, добралась до Алкаши а затем забралась тому на грудь, усевшись аккурат на место смертельной раны. Птица потыкала клювом красноносого. Я вдруг увидел, как из глаза феникса появилась огромная огненная слеза. Она скатилась вниз и упала на грудь Алкаши.

Я застыл в ступоре, не решаясь и шелохнуться.

Из второго глаза птицы, на грудь Алкаши упала еще одна слеза, а в следующий миг птица закричала, заставив меня вздрогнуть. Плач феникса терзал душу. Мне стало очень не по себе. Я вдруг почувствовал всю боль этой птицы, что лишилась, пускай плохого, но хозяина.

— Твою мать, — протянул Миша, который, как и я стоял в ступоре.

А в следующий миг, птица вспыхнула, будто облитая бензином. Вместе с ней загорелся и Миша.

Я как-то был в коммандировке, в горячей точке. Пробыл совсем немного, но впечатлений успел набраться. Видел как один боец, не успев выбраться из машины начал гореть заживо. Мы пытались ему помочь, но пламя занялось так сильно, что несмотря на то, что мы отступили, трое из нас получили серьёзные ожоги.

Боец страшно кричал. Но хуже всего был запах… Никогда больше не хочу его чувствовать. А когда я увидел вспыхнувшего Алкашу… В общем, я запаниковал и бросился мимо горящего тела, прямо к воротам амбара.

Я врезался в дверь плечом, снеся её с петель и выпрыгнул на улицу, не способный думать больше не о чём. Глаза сильно слезились. Правда я не понял от чего, от дыма, от яркого света, или из-за встречного потока воздуха.

Пробежав метров десять, я упал в пожухшую траву и так и остался лежать. Подниматься мне не хотелось. Хватит с меня на сегодня впечатлений. Пожалуй до вечера здесь и останусь.

Глава 11. Награды

— Сергей, — услышал я голос Паши. Позвал он меня шёпотом, но я всё равно вздрогнул от неожиданности.


— Чего тебе? — спросил я.


— Курица сбежала, — тихо ответил он.


— Серьёзно? Да, быть такого не может, — оскалился я. Особых поводов злиться на парня нет, но и в любезность я играть не собираюсь. — Мы там чуть заживо не сгорели, — рыкнул я.


Однако Паша моему удивлению лишь качнул головой, не отводя взгляда.


— Не мог я его остановить, — твёрдо произнёс парень. — Я побежал к вам на помощь, просто не успел.


— В следующий раз предупреждай хотя бы, — буркнул я, поднимаясь на ноги.


— А что с тобой? — спросил вдруг рыжий, внимательно поглядев на меня.


— Чего? — спросил я рассеянно, пытаясь понять, где Миша и какие действия дальше предпринимать.


— Ты выглядишь странно, — ответил парень.


Я хотел было отмахнутся, но тут обратил внимание на своё правое предплечье.


На тех местах, куда попала кровь Алкаши, кожа потемнела и покрылась чешуйками. В некоторых местах появились красные бугорки с чёрными навершиями, больше всего похожие на шипы. Я даже потрогал один из них пальцем, — твёрдый. И острый.


Вторая рука оказалась практически чистой. Были только потёки грязи, видимо испачкал когда в траву завалился.


— Сергей? — снова позвал Паша.


— А? — рассеянно отозвался я.


— Ты в порядке?


— Да, — кивнул я, — а что ты говоришь странно в моей внешности?


— Да лицо у тебя изменилось кажется, — неуверенно сказал парень.


Я тут же принялся ощупывать себя.


— А что не так? — спросил я.


— Сложно сказать. Волосы стали светлые и длиннее. Я точно помню что ты брюнет.


Тут же стал ощупывать волосы, убедившись что парень не обманывает.


— И один глаз у тебя красный теперь… — добавил Паша.


Похоже, всё что говорил Алкаша подтверждается. И что теперь? Буду постепенно превращаться в урода, типа Грона? Или покроюсь бородавками как Хрендинант?


Ладно. Надо бы с мыслями собраться. Потом полюбуюсь на то, как меня изуродовали местные правила.


— Миша где? — спросил я, с трудом оторвав взгляд от шипов на предплечье.


— Я не знаю, — ответил рыжий.


— Он из амбара выходил? — задал новый вопрос я, на что парень лишь пожал плечами.


Собравшись с духом, я направился к чёрному дверному проёму, из которого начал чадить дым.


— Миша, — негромко позвал я, приготовившись вони, которую совершенно чувствовать не хотел. Однако кроме яркого запаха серы, мой нос больше ничего и не уловил.


— Да, — раздалось из глубины.


Ты живой там? — спросил я.


— Живой, заходи, — крикнул Михаил.


Стиснув зубы, я шагнул в полумрак постройки.


Тела Алкаши и его питомца уже не было. На их месте лежали кучи пепла, очерчивая контуры тела красноносого.


— Серёга, я знаю что это всё звучит кощунственно, — начал Михаил, — да и я мародёрство не одобряю… — Я прищурился, давая глазам привыкнуть к темноте. — Михаил сидел в позе лотоса в углу амбара.


— Ты что там делаешь? — спросил я.


— Да, я похоже тотем себе нашёл, — ответил бородач и протянул мне раскрытую ладонь.


Глаза ещё не привыкли к полумраку, но я смог рассмотреть нечто серое явно живое.


— Что там у тебя? — спросил я не спеша подходить. Хотя существо на ладони здоровяка само определило себя звонко чирикнув.


— Птичка, — ответил Михаил и по его голосу было ясно что он улыбается. — Вернее. громоптичка. В первый раз такое название слышу. Наверное, она будет очень громкая, когда вырастет.


— Классно, — ответил я, искренне порадовавшись за здоровяка. Даже интересно стало, какой тотем достанется мне.


— Да, я вспомнил что нужно смотреть чистым взглядом на всех убитых… Монстров. — принялся оправдываться Михаил. — Ну а когда Алкаша вспыхнул, я сначала убежать за тобой следом захотел, а потом смотрю, он погас почти сразу. Ну и заглянул туда, а там яичко небольшое. Думаю, что это там такое лежит взял в руки, а оно возьми, да вылупись, — он вдруг смутился и отвёл глаза. — Я ведь понимаю что Алкашу ты убил и не должен был брать, себе что-то. Я ведь хотел тебе отдать…


— Да брось ты, — махнул рукой я. — Раз яйцо, появилось, наверное это от феникса тебе досталось, а его ты подбил.


— Так я только в крыло попал, — хмыкнул Миша.


— Ты так напугал птицу, что она решила самоубиться, — ответил я.


Я сначала не решался смотреть на останки Алкаши, но после слов Миши сосредоточился на куче пепла. Хотя что там может быть? Миша ведь обследовал…


Я вдруг увидел ярко очерченный треугольник в одной из кучек. Даже не треугольник, а ромб, у которого срезали один из уголков.


— Там ещё что-то есть, — произнёс я, кивнув на кучу.


— Странно, — удивился Миша, — я не нашёл там больше ничего.


— Ну, значит яйцо и правда твоё, — произнёс я и подошёл поближе к ромбу.


Копаться в останках Алкаши не хотелось, но дело превыше всего. Я наклонился и, протянув руку, поднял металлический предмет с острыми гранями.


Истинный взгляд выдал следующее:




Улучшенный наконечник для копья




А вот это уже кое-что интересное. У меня ведь… А где мой кол? Наверное, оставил его в траве. В общем, тут логика ясна. Если к черенку приделать наконечник, то у меня появится полноценное копьё. Никогда раньше не воспринимал это оружие всерьёз, как например, меч, или АК74. Оружие которым можно только колоть, пусть и на длинную дистанцию, кажется мне слишком узким и неудобным. И это даже несмотря на то, что я умудрился убить колом двоих, за неполные десять минут.


Ладно, за потенциальным копьём потом вернусь. Помнится на том хищном растении, тоже было что-то светящееся.


— Что там у тебя? — спросил Миша.


— Не поверишь, наконечник для копья, — хмыкнул я.


— Знак свыше, — вполне серьёзно прокомментировал здоровяк. — У тебя хорошо с копьём получается управляться.


Хм-м, да уж, заставляет задуматься. Похоже не зря на меня этот кол свалился.


— Миша, сворачиваться нужно. Там ведь Мария с Лёшей до сих пор караулят. Наверное, уже все ногти себе изгрызли, — произнёс я направившись к трупу монстра.


— Ага, — произнёс здоровяк, поднимаясь на ноги.


В этот момент, я увидел яркую вспышку, а затем довольно громкий хлопок.


— Это ещё что? — спросил я подпрыгнув на месте.


— Да это… — Миша смущённо поглядел на меня. — Я на свою кувалдочку чистым взглядом посмотрел, а у неё оказывается название есть. Грозовой молот. Правда написано, что он ещё только зародыш.


— Ага, а бахнуло-то что?


— Да птичка с молотом соединилась, они заискрили, а потом бахнуло, — смущённо ответил бородач.


— Тебя током не шибануло? — хохотнул я.


— Нет, но было круто! — восторженно заявил Миша.


У здоровяка был настолько восторженный вид, что я едва не рассмеялся от его энтузиазма.


Я как раз подошёл к монстру и принялся смотреть на него чистым взглядом.


На прежнем месте лежал небольшой каплевидный предмет, который не определялся чистым взглядом до тех пор, пока я не взял его в руку.




Семя дерева мира.


Необходимо посадить в почву и полить.




Фигня какая-то. Но, если посмотреть с другой стороны, в прошлой жизни я дерево не посадил, так хоть здесь посажу… Так. Отставить! Я даже головой помотал. Я вернусь домой во что бы то ни стало. Жена родит мне ещё и сына, я построю дом и посажу дохрена деревьев. Целый лес высажу. Отстреляюсь ещё по полной. А начну с этого грёбаного дерева мира.


В дверях стоял рыжий и смотрел на нас. Видимо указаний ждал. Михаил, глядя на птичку, чирикающую на ладони, шагал к двери и едва не налетел на парня.


— Паша, сбегай за Марией и Лёшей. Если обстановка нормальная, собираемся за этим амбаром, — парень, кивнув, тут же скрылся, а я обратился к здоровяку. — Миша… — Бородач меня явно не слышал. Всё его внимание было поглощено обретённым тотемом. — Миша!


— А? Что? — опомнился здоровяк.


— Миша, ты ведь слышал то что Алкаша говорил? — на всякий случай уточнил я.


— Ну, да, — кивнул здоровяк.


— Я ребятам суть перескажу, ты сможешь покараулить на всякий случай?


— Смогу, — ответил здоровяк.


— Только не теряй бдительности, — покосился я на птичку.


— А, это да. Я ответственный, просто не ожидал, что такое чудо найду, — хмыкнул он сквозь бороду. Бородач широко улыбнулся и я даже в сумраке разглядел его беззубую улыбку.


Выглядел он очень комично. Здоровенный детина с перекачанными руками, съёжился, поднеся ладони к самому лицу и внимательно глядит на птичку, при этом глупо улыбаясь.


Выйдя из амбара, я довольно быстро нашёл свой кол. Усевшись у стены постройки, я воспользовался глиняным черепком, оставшимся от тёщиного языка и принялся выкапывать ямку, одновременно с этим пристально посмотрев на своё копьё. Уже через пару секунд, я с удивлением застыл, читая проявившиеся строки.


Копьё судьбы.


Назначение: Вершит судьбу.


Уровень развития: Зачаточное состояние.


Таланты не определены.


Сродство в процессе.




Вот это да! Я если честно подумывал о том, чтобы поискать другой черенок для наконечника копья, этот кол был слишком неровным. Кто бы мог подумать, что эта грубо отёсанная деревяшка, может вершить судьбу.


— Значит ты судьбу вершило, — пробормотал я, подумав о двух пронзённых сердцах.


Я продолжил копать ямку и получив достаточно глубокую лунку. опустил туда семечко дерева мира. Не знаю насколько здесь удачное место, но и искать нечто более лучшее я не намерен. Можно было бы лес рассмотреть, но я пока не уверен, что туда отправлюсь. Так что придётся здесь расти и крепнуть новому ростку.


— Что делаешь? — услышал я на удивление спокойный голос Марии. Она как раз вышла из-за угла амбара.


— Дерево сажаю, — хмыкнул я. — Кстати, кто-нибудь из вас воды набрал?


— У Лёши фляга есть, — ответила девушка, обернувшись. Из-за её спины появилась любопытная мордочка змейки, сначала поглядела на меня, а потом повернулась в ту же сторону, что и Мария. — Кстати, у Лёши тотем появился.


— Круто, — поднял я большой палец, не отвлекаясь от своего занятия. — Полезный питомец?


Девушка от чего-то засмущалась, и снова обернулась на парня, который как раз вышел следом.


— Лучше он сам расскажет, — ответила Мария.


Я бросил взгляд на парня и увидел как из его ладоней свешивается нечто длинное и склизкое. Это еще что?..


— Здоровенный червяк, — обречённо ответил парень. — Похож на дождевого, но написано, что скальный.


Я приложил много усилий, чтобы не выдать ту реакцию, которая зародилась во мне первой.


— Ну… Уверен это очень полезный тотем. Как я понял, здесь ничего не бывает зря. Нужно только понять в чём суть тотема, — произнёс я, положив семечко в ямку и начав обратно укладывать землю. — Кстати, у тебя вода с собой есть?


— Есть, — севшим голосом ответил парень и достал из-за пояса флягу.


В этот момент его тотем поднял… один из концов. и я с удивлением обнаружил два выпученных чёрных глаза уставившихся на меня.


Чёрт. Червь с глазами. Да это же как… Чёрт, фантазия отключайся! В моей голове пронеслось как минимум десять различных образов на что похоже это существо. Может он твёрдым может становится… Как палку можно будет использовать.


Лёша прервал бурление моего воображения, протянув мне воду.


Мне очень хочется тоже получить своего тотема, но если честно начинаю побаиваться иронии местных высших сил, или что там влияет на выбор питомца.


— Новости не самые радужные, — произнёс я приняв флягу и заметив краем глаза подоспевшего рыжего Пашу.


— Что, мы все умерли? — хмыкнул рыжий.


— С этим не поспоришь, — кивнул я раскрутив горлышко у фляги и поливая рыхлую землю. — Но всё хуже. Все кто нам говорил, что мы на том свете отдохнём — наглые лжецы.


В этот момент, участок политой земли вдруг подёрнулся дымкой, будто его накрыли небольшим куполом и напустили внутрь дыма. Я замер наблюдая как из земли поднялся дымный шар, диаметром сантиметров тридцать. Причём снизу шар был наполнен чёрной землёй.


Я бросил взгляд на ребят, но вдруг понял что они ничего не заметили. Причём я откуда-то знал это наверняка. Это похоже моя личная галлюцинация.


В следующий миг, я увидел как над шаром стали проявляться буквы:




Росток дерева мира.


Тотем Испытуемого Сергей.


Создаёт собственное пространство с подходящей средой.


Особенность: Растёт.


Это что, шутка?!


Я даже с досадой и долей зависти посмотрел на лупающего чёрными глазками червя Лёши. Тот больше не казался мне издевательством судьбы.


Росток...


У меня в голове до этого мелькала мысль, что образ тотема как-то связан с владельцем, но теперь… Это что, я дерево что ли? Или друид-садовод? Что за подстава-то?

Глава 12. Белый кролик ​ ​ ​

Я ожидал чего угодно, но не дерева.


Даже порадовался, что никто кроме меня не видит купол и не может узнать, что за тотем достался мне. Я бы не стал терпеть шуток про бревно или нечто подобное. Точно вспылил бы.


Пока я пересказывал суть диалога с покойным Алкашей, змейка Марии и червяк Лёши, то и дело любопытно поглядывали на меня, явно дразнясь. Что-то мне подсказывает, что эти ползучие фиговины, прекрасно видят дымный шар и знают что за тотем я получил. Слишком уж ехидными мне показались их взгляды.


Ладно не важно что мне досталось. Главное, что я при любых обстоятельствах собираюсь идти вперёд, и не отступлю. И неважно, что в качестве тотема у меня дерево, или кто пойдет следом за мной. Главное чтобы дорога под ногами не заканчивалась, а ворота не искались слишком долго.


Пока я рассказывал, ребята то и дело косились на мою руку и лицо. Видимо тоже подметили изменения, но спросить что-то не решались. Тему куда делся Алкаша тоже не затрагивали. Паша наверное уже всё рассказал и наверное это к лучшему. Не хочется мне сейчас никому объяснять почему на моих руках ещё один труп.


Когда я закончил повествование, ребята надолго задумались. Торопить их не собирался, но и ждать я тоже не хотел. Поэтому, тактично выдержав пару минут начал обрисовывать своё видение. К тому моменту и Миша присоединился к нам, сообщив что с противоположного угла амбара открывается вполне нормальный обзор на пещеру и ближайшие территории.


— То что мне было нужно я узнал. Толкаться в городе в надежде, что узнаю больше чем Алкаша за месяц пребывания здесь, я тоже не собираюсь. Я пойду вперёд и буду идти пока не найду ворота. Параллельно буду… Как это Алкаша назвал, — развиваться. Набираться сил. Для этого, как я уже говорил, нужно охотиться на местных существ. Заниматься разбоем или убийством других людей, я не собираюсь.


— Но почему нельзя остаться в городе, — возмутился Лёша. Он явно был не меньше моего расстроен своим тотемом, и не скрывал своего раздражения. Червяк же, переводил глуповатый взгляд то на меня, то на хозяина. — Можно ведь группу получше найти. Да и Алкаша этот, совершенно не внушает доверия. Я бы ему тоже ничего не рассказал. — продолжал возмущаться Лёша.

— У меня нет времени ждать, — спокойно ответил я. — Меня дома ждут. Никого из вас не призываю идти со мной, а просто объявляю о своих планах. Я отдаю себе отчёт в том, что будет непросто и не пускаю вам пыль в глаза. Уверен, что в команде будет проще. Но и если никто из вас не пойдёт со мной, мои планы останутся прежними.


— Я с тобой, — тут же заявила Мария, но отчего-то осеклась и слегка покраснела. Её змейка всё это время глядела на меня не отводя глазок, будто гипнотизировала.


— Ты толковый мужик, — откликнулся Миша. — Я готов тебе компанию составить. Всяко лучше, чем те маргиналы, — здоровяк махнул рукой в сторону города. Птичка, которая перебралась на его плечо чирикнула, будто подтверждая слова хозяина.


— Я обратно не тороплюсь, — хмуро произнёс Паша глядя перед собой. — Но и обещали мне другое. Сам я, наверное, нескоро до седьмых ворот дойду. И команду другую искать не хочется. — он вдруг взглянул на меня. — Я тебе готов довериться. — Взгляд парня был твёрд, но вот постановка его фразы смущала. Зачем мне чьё-то доверие?..


— Я конечно же с вами пойду, — сутулившись произнёс Лёша. — Но я по-прежнему считаю, что нужно лучше подготовиться.


— Лёша, в этом мире чуть другие правила, — произнёс вдруг Паша. — Тебе всё придёт если будешь шевелиться. Питомец, способности, оружие. А будешь ждать, ничего не произойдёт. Либо получишь хлам типа того, что выдавал нам Грон.


Не знаю откуда он это взял, но если поразмыслить критически, суть в его словах была. Мы с Мишей были наиболее активными, и моё копьё, плюс молот здоровяка, говорили лучше всего. С другой стороны, Марии раньше всех достался тотем. Хотя, возможно ей немного легче исходя из полового признака. Однако, я ведь не знаю, что она успела натворить до того как я с ней познакомился. Да и меня одарили не змеёй.


— Кстати, — подала вдруг голос Мария, скользнув взглядом по Мише, что гладил по головке расчирикавшуюся на его плече громоптичку. — А у вас появились тотемы?


Девушка с интересом взглянула на меня, а потом на Пашу.


Я в ответ уклончиво качнул головой, а Паша посмурнел и кивнул.


— Ещё в пещере. — ответил он, заставив удивиться даже меня.


— Ой как интересно, — протянула девушка, уставившись на рыжего в упор. — И кто же тебе достался?

— Умная улитка, — хмуро ответил парень.

В этот момент в воздухе, прямо перед ним, проявилась скользкая округлая субстанция размерами с шарик для пинг-понга. Если бы не блестящая поверхность, я решил бы, что это грецкий орех. Из комка слизи, вдруг показалась небольшая голова с рожками, и принялась разглядывать уставившихся на неё людей.

Уже закалённый собственным горьким опытом, я поспешил успокоить парня:

— Думаю внешний вид тотема ни о чём не говорит. — произнёс я, в первую очередь, стараясь, успокоить себя. — У Хрендинанта был внушительный, но совершенно бестолковый лев, которого порвала на лоскуты крыса.

— Я не переживаю из-за этого, — ответил Паша. — Мне кажется здесь многое перевёрнуто с ног на голову.

— Прелесть какая, — вдруг выдохнула молчавшая до этого Мария, глядя на сморщенного слизня.

Да уж. Женщин не поймёшь.

Пока беседовали, я думал о том, как нацепить ромбовидный наконечник на кол. В итоге решил воспользоваться оставшимся отрезком верёвки, которым мы связывали Алкашу, и просто примотать железку к черенку.

Достав из кармана ромб, я хотел померить, как крепить модификацию, но стоило мне приложить наконечник к древку, как они просто срослись сами собой.

Я секунд десять соображал, что произошло, глупо глядя на преобразившийся кол, который теперь выглядел как полноценное копьё без преувеличений.

— Ты как это сделал? — услышал я голос Лёши. Оказывается, всё это время, ребята наблюдали за мной.

— Да само как-то получилось. — ответил я.

Поднявшись на ноги я выпрямился опираясь на оружие в руках. Мне показалось что копьё судьбы вибрирует в моих руках.

— Слушай, я стараюсь не обращать внимание на шипы и твой красный глаз, — произнесла Мария, — но ты определённо очень изменился за последние пару часов.




* * *



Мы уже десять минут шагали по широкому лугу в направлении леса. Именно в ту сторону, где пару часов назад в небе кипел бой крылатых созданий.

Лёша всё же смог предложить дельную мысль. Нам предстоял долгий и тернистый путь, и к нему следовало бы получше подготовиться. Как минимум запастись водой и едой. Да, никто из нас пока что не испытывал голода или жажды, но это не означает, что так будет бесконечно. Для того чтобы закупиться припасами и снаряжением, нам нужно было поискать что-то на обмен. Вот мы и решили оглядеть близлежащую территорию, чтобы найти что-то подходящее для торговли, а чуть позже, не зависимо от результата, вернуться в деревню и хорошенько обыскать близлежащие дома. Почему не сейчас? Те ребята, что потрепали группу Грона, так и не выбрались из пещеры. Не хотелось бы попасть на них во время обыска. Ну, а бесконечно ждать тоже не вариант.

В общем выбрали устраивающее всех решение. Хотя я схитрил и выбрал то направление, где до этого вдалеке видел воздушную баталию, которую, кроме меня, похоже, никто и не видел. Расчёт простой: Где есть сражение, есть и трофеи. Если повезёт, можно найти что-нибудь путное. Главное под раздачу не попасть, но об этом я думал в последнюю очередь. Я не питал иллюзий о том, что для возврата домой нужно совершить небольшую лёгкую прогулку. Если признаться честно, то направление, где виднелось море, мне нравилось больше чем гуща леса, но у нас ведь цель трофеев насобирать, а не искупаться.

Ну и моим условием было обязательное исследование любых пещер попавшихся нам по пути. Как бы мне не хотелось рваться вперёд на поиски ворот, я ни на секунду не забывал о необходимости развиваться убивая монстров. Алкаша лишь вскользь упомянул о том, что Грона убили при приближении к воротам, поэтому нужно готовить себя к самым худшим раскладам.

Перед тем как выдвинуться, провели ревизию тотемов, способностей и оружия, которыми удалось обзавестись. Оказалось, что Лёша получил способность как-то взаимодействовать с камнями и почвой. Он пока не понял как именно, но это напрямую было связано с его тотемом.

Паша признался, что стал знать больше. Парень не стал умнее, или сообразительнее, как он выразился, это больше всего походило на ясновидение. Его отвёртка тоже оказалась не так проста и оказалась ментальным жезлом. Он это выяснил после нашего с Мишей рассказа о том, как мы проверили чистым взглядом молот и кол.

С Мишей всё было и так понятно. Он как-то генерировал грозу или молнии, со своей птичкой на пару.

Мария призналась, что после того, как её нашла змея, она стала гораздо спокойнее и гибче что ли. Ну это с её слов, я ничего подобного не заметил. К тому же, как оказалось, ей повезло с тем оружием, которое ей выдали Грон и команда. Девушке тогда достался кинжал со странным названием «Пьющий жизнь». Ну и кроме всего прочего, стоило признать что девушка была очень красивой. Почему-то сейчас это стало более очевидно.

Тем временем, мы продолжали шагать по полю глазея по сторонам. То и дело откуда-то доносилось стрекотание кузнечиков, жужжание мух или пение птиц, но при этом почему-то никого из перечисленных мы не заметили и от этого становилось жутковато. Наверное поэтому мы двигались плотной группой. Даже почти не переговаривались, хотя впечатлений было много и выговориться хотелось каждому. Напряжение исходящее от ребят чувствовалось явственно, их тотемы тоже попрятались. Птичка Миши заползла здоровяку под кофту, улитка Паши, которая плюс ко всему оказалась летающей, могла становиться невидимой. Змейка Марии и так всё время находилась у девушки под одеждой. Со слов Марии, так обвилась вокруг её талии как пояс. Один лишь червяк Лёши с глуповатым видом глазел по сторонам, моргая чёрными глазками.

Даже не смотря на питомцев, ситуация нагнеталась с каждой секундой, хоть для этого и не было предпосылок. Я отчего-то в любое мгновение ждал нападения, и судя по сосредоточенным лицам ребят, они испытывали то же самое.

— Ребята, может ну его, — не выдержав, подал наконец голос Лёша, — может пойдём обыщем те постройки да в город вернёмся?

— И что, на полпути поворачивать? — сделав глубокий вдох спросил я. — Дела до конца нужно доводить.

— Да жутко здесь как-то. — поёжилась Мария. — Вроде приятное место, но как-то не по себе. И ни одного живого существа. Не нормально это.

— Ничего, глаза боятся, ноги шагают, — ответил я, стараясь сделать голос как можно бодрее.

— Кролик! — вдруг произнёс Миша. — Смотрите!

Я взглянул в указанном направлении, где и правда сидел белый кролик, и внимательно наблюдал за нами.

— Ой какой миленький, — тут же отреагировала Мария.

Паша тут же изменил направление и пошёл к животному.

— Ты куда? — обеспокоенно окликнула его Мария.

— За белым кроликом, — ответил парень не оборачиваясь. — Это ведь как в сказке про Алису: Видишь белого кролика иди за ним.

— Что-то не припомню я такого правила, — проворчал я, однако зверёк похоже и правда был не простой. Он помахал нам лапкой и убедившись, что его заметили и идут в его сторону, развернулся и поскакал куда-то. Через пару метров кролик обернулся, будто спрашивая: “Ну вы идёте?”

— Похоже он и правда хочет чтобы мы за ним пошли, — произнёс Миша глядя в след рыжему.

— Да, идёмте! — тут же поддержала идею Мария.

У меня в голове вдруг всплыли слова Алкаши, что мол идти можно в любом направлении, главное не останавливаться и ворота обязательно появятся.

Я посмотрел в сторону леса, который по ощущениям даже не приблизился. Может нам и не нужно туда.

— Смотрите, там холм, — услышал я голос Паши.

Я посмотрел в ту сторону куда он шагал, но ничего не увидел, однако решил сменить направление и зашагал вслед за парнем.

Стоило сделать несколько шагов в ином направлении и в десяти метрах действительно появился холм. Не знаю что это за миражи, но до этого не было даже намёков на какой-то рельеф местности. Чистое ровное поле, а тут перед самым носом вдруг вырос холм.

Ускорив шаг я поравнялся с Пашей, который тут же застыл на месте.

— Что случилось? — спросил я, но сразу умолк.

В холме с оборотной стороны открылся чёрный провал входа. Кролик остановился было перед пещерой, видимо, в очередной раз убедиться, что мы направились за ним, но в этот момент на зверька набросился не понятно откуда взявшийся удав и в один миг обвил тело пушистого.

— Он же сожрёт сейчас кролика, — произнёс Миша, остановившись рядом, громптичка откуда-то из-под его одежды тут же чирикнула. — Как мы теперь дальше-то пойдём? — видимо бородач ещё не заметил провал в холме, однако его слова подействовали на меня отрезвляюще.

— Ой, — произнесла Мария, которая тоже замерла, увидев неприятную картину, — он же…

Удав от чего-то не торопился, медленно обвивая трясущееся тельце зверька и не спешил его глотать. Голова рептилии застыла перед мордочкой кролика, будто у них состоялся весьма напряжённый диалог, ну или удав глумился над своей жертвой.

Я же, после замечания Миши о том, что мы лишимся проводника, перехватил удобнее своё копьё и метнул его в нависшую над зверьком голову удава. Не скажу, что я самый меткий метатель копий, более того, я копьё впервые в жизни сегодня в руки взял. Однако у меня почему-то не было сомнений в том, что я попаду.

Острый наконечник вонзился в голову рептилии пригвоздив змею к земле. Длинное тело удава принялось извиваться в агонии. Кролик вполне по-человечески облегчённо вздохнул и, помогая себе лапами, выбрался из ослабевшей хватки змеи, с отвращением оттолкнув от себя извивающееся тело. Он огладил встопорщившуюся шерсть лапками и выжидательно уставился на меня.

Я вдруг увидел, что над входом в пещеру появилась знакомая табличка, с ангелочком и чертёнком с двух сторон.

— Вы это видите? — спросил я у ребят, указывая на вывеску.

В ту сторону смотрел только Паша. Миша глядел на удава, а Лёша и Мария на чудом спасшегося кролика.

— Думаю, это послание для тебя, — произнёс рыжий.

Пожав плечами я направился ко входу в пещеру. Я всё равно туда собирался, моё копьё торчало из головы змеи, его ведь забрать нужно, ну и заглянуть в провал хотелось.

Я встал перед широким входом в пещеру и уставился на зеленоватую каменную глыбу, высеченную в форме свитка. С двух сторон его украшали змеиные тела, и рассыпанные бисером кролики. Над свитком висели двое: Крылатый мальчик с пушистыми ногами и длинными заячьими ушами с одной стороны, а с другой, кожистыми крылышками махала клыкастая девочка, вместо ног у которой вился длинный змеиный хвост.


Затянувшаяся война между кроликами и удавами давно ждёт героев, способных её завершить.

Примечание:

Поздравляем, вы выбрали свою сторону.


Это ещё что? Сюр какой-то.

Я вдруг заметил, что продолжавший наблюдать за мной кролик, слегка поклонился, а из глубины пещеры раздалось злобное шипение.

— Н-надеюсь ты не собираешься туда? — спросил из-за моей спины Лёша.

Кролик, видимо, услышав его слова с грустью поглядел на меня.

— Ещё как собираюсь, — ухмыльнулся я.


Объявление от системы. На связи автор.

Давайте сыграем с вами в одну игру.

Ваша прода по прежнему у меня. Хотите её получить? — тогда читайте внимательно. Сейчас на книге 220 лайков. Если до 18:00 20 ноября я увижу там цифру 330, я пришлю вам ещё один сладккий кусочек... Уххахаха

Глава 13. По ту сторону ​

Вы почти справились, поэтому вот вам почти глава... Уххаха


Я задумчиво почесал лоб и повернулся к ребятам.

— В общем, как и говорил Алкаша: если идти то обязательно куда-нибудь придёшь. Тут все занимаются охотой и собственным развитием, похоже и нам подфартило.

— Мы ведь хотели разведку провести, — предпринял Лёша новую попытку увести меня от идеи идти в пещеру.

— Как по мне, что лезть в пещеру, что идти обратно в город — одинаковые траты времени и не приблизят нас к воротам, — заметил я. — Однако, необходимость развивать себя никуда не ушла.

— Я слышал как напарники Грона жаловались, что он почти не даёт им трофеи с тварей, — заметил Паша. — Думаю нам стоит туда пойти.

Ага, а ещё они использовали новичков как наживку, что бы понять что за тварь их ждёт. Я смолчал, но переглянулся с Мишей. Он, похоже, тоже об этом вспомнил.

— Лёша, Мария, здесь останетесь, или с нами? — спросил я поглядев на ребят.

Девушка огляделась по сторонам и поёжилась, затем взглянула на удава.

— С вами в любом случае будет безопаснее, я пойду, — наконец ответила она.

Лёше идея явно не нравилась, но он, сжав губы и недовольно нахмурившись, согласно кивнул.

— Вот и хорошо, — я посмотрел пристальным взглядом на удава. — Ребята, я отдаю себе отчёт в том, что там может быть опасно и кто-то из нас может погибнуть. Если это случится и мы правда сможем воскреснуть, предлагаю постараться не теряться и встретиться у того самого амбара, — я кивнул в сторону деревни. Мы ушли от неё довольно далеко, но она по-прежнему была хорошо различима. — Если выберемся отсюда в неполном составе, вернёмся за погибшими. Но если никого не встретим, ждать тоже не будем.

Ребята синхронно кивнули.

Вот и хорошо.

В этот момент сработал истинный взгляд:


Существо: Удав.

Хищник в естественной среде обитания.

Не представляет опасности.


В пасти змеи, синим цветом засветился какой-то треугольник. Стоило вынуть копьё, как пасть разинулась и я увидел змеиный зуб.


Зуб удава.

Повышает выносливость при использовании.


Я наклонился и достал из пасти змеи зуб, который на удивление легко отсоединился.

— Ну что, вперёд, — произнёс я, задумчиво поглядев на зуб зажатый в пальцах.

Будто дожидаясь моих слов, белый кролик заметно приободрился, а его ушки встали торчком. В следующий миг, из пещеры вынырнули три стремительные серые тени. Я было напрягся, но существа, оказавшиеся довольно крупными кролями, не обратив на меня никакого внимания, подскочили к туше удава и ловко подхватив его, деловито потащили в пещеру. Я даже опомниться не успел, так быстро это произошло.

Белый кролик вдруг тоже оживился и призывно помахав лапкой, тоже юркнул в провал пещеры.

Забавно. Не долго думая, я шагнул в темноту.

Обычно, когда погружаешься в такие пещеры, темнеет постепенно, но сейчас свет пропал тут же, будто за моей спиной был не солнечный день, а глубокая ночь. К тому же в пещере было зябко, а воздух пах сыростью.

Я обернулся и увидел ту же поляну, но будто сквозь затемнённое стекло. Захотелось тут же вернуться и покинуть пещеру, но я справился со своей минутной слабостью и решительно сделал ещё один шаг вперёд.

Пространство вокруг стало немного светлее. Я сначала не понял что именно является источником света, но потом разглядел фосфоресцирующие грибочки, что усыпали каменный пол, стены и потолок. Причём те грибочки, что были ближе ко мне светились гораздо ярче, чем остальные.

Я сделал еще несколько шагов и вокруг стало вполне светло. В следующий миг я разглядел в темноте два светящихся красным светом глаза и тут же напрягся. Я взял копьё на изготовку, но тут же понял, что это тот самый белый кролик…

Глаза уже достаточно привыкли и я смог разглядеть зверька получше. Он сильно изменился. Горящие красным глаза сверлили меня пристальным взглядом, что подходил скорее хищнику. Мордочка уже не казалась милой, это была морда убийцы, лишь общими чертами напоминающая кролика. Между зубами был промежуток, который делал их похожими на клыки. Мускулистые лапы, совсем по-человечески были сложены на раскачанной груди, а крепкие ноги твёрдо упирались в землю. Он что, успел дозу анаболиков сожрать?

Мы так и стояли с кролём глядя друг на друга, пока за моей спиной не раздалось пыхтение Миши.

— Жуть какая-то, — бормотал бородач, — как в канализационный колодец повалился. Серёга, ты здесь?

— Здесь, — отозвался я, не сводя глаз с кролика.

— Ух тыж ё… — удивлённо произнёс Миша, тоже увидев перекачанного пушистика. — Это что за… — птичка на этот раз смолчала, не спеша комментировать слова хозяина.

— Судя по всему, наш кролик — негромко сказал я.

Пушистый здоровяк утвердительно качнул головой, не переставая сверлить меня оценивающим взглядом.

— Паша, ты хоть что-нибудь видишь? — услышал я голос Марии за спиной.

— Нет, но думаю, что лучше не останавливаться, — сосредоточенно ответил девушке рыжий.

— Идите на голос, — позвал я. — Дальше будет светлее.

Кролик вдруг кивнул и, развернувшись, в два прыжка углубился в тоннель метров на пять, затем снова обернулся и призывно поманив лапой, опять уставился на меня.

Я осторожно обернулся и убедился что вся команда в сборе. Лёша, Паша и Мария вошли одновременно и сейчас глазели по сторонам.

— Ого, Серёж, к тебе грибы тянутся, — вдруг произнесла девушка. — Может у тебя способность открылась?

Я не сразу понял что девушка имеет в виду, но потом заметил, что грибы ярко светятся только вокруг меня. Более того, они и правда начали вытягиваться, будто хотели коснуться моих ног. Причём, уже в пяти метрах от меня, свечение было едва различимым. Это ещё что за новости? У меня что, способность повелитель грибов, или ещё что-то более бесполезное. Наверное, я теперь старичок боровичок как в детской сказке. После того как в качестве тотема мне достался росток дерева, я уже ничему не удивляюсь. Даже не смотря на жутковатую ситуацию, я захотелось посмотреть чистым взглядом на себя, хоть и не знал возможно ли это… Но долго размышлять мне не дали.

Из глубины тоннеля раздался гулкий рык, заставивший всех повернуться в сторону звука. Я не сразу понял, что рычит наш пушистый провожатый. Сразу после этого, раздался неприятный скрежет, будто кто-то царапал каменную стену арматурой. Это перекачанный кролик, провёл по стене лапой, на которой блеснули длинные когти.

— Чёрт, если кролик так преобразился, то как будут выглядеть удавы? — пробормотал Миша.

Видимо, при упоминании пушистого, все стали разыскивать безобидного кролика, и судя по удивлённым вздохам, смогли его разглядеть.

— Ребят, я не хочу повторяться, но может вернёмся? — едва слышно пробормотал Лёша.

Вместо ответа, я тяжело вздохнул и перехватив поудобнее копьё, двинулся вслед за кроликом.

— Ты меня понимаешь? — спросил я, обращаясь к зверю. Я хотел добавить что-то вроде “Пушистик”, но ещё раз оценив жилистые лапы и неожиданно острые когти. решил воздержаться.

В ответ последовал лаконичный кивок.

— А говорить можешь? — задал я очередной вопрос, неспешно приближаясь к красноглазому.

Кролик поднял лапу и повертел ей перед собой. Я не понял, что означает этот жест, но вроде коммуникация начала налаживаться.

— Вам нужна помощь в войне с удавами? — решил я продолжить общение.

Кроль кивнул, а затем указал куда-то наверх.

Я проследил за его лапой и обнаружил, что потолок испещрён грубо исполненными рисунками, что едва виднелись в тусклом свечении грибов.

Я стал изучать рисунки, то и дело поглядывая на пушистого.

Над моей головой, если я правильно понял, было выцарапано изображение того самого холма, в котором огромная змея прогрызала тоннель. Красной краской, прямо поверх высеченных линий, вокруг змеи были изображены кролики с зажатыми в лапах палками.

Я сделал пару шагов и увидел следующий рисунок. Он показывал змею, что пожирала кроликов, но разобрать это было сложно, потому что рисунок был перечёркнут крест на крест той же красной краской.

Дальше я различил толстую змею, внутри которой можно было увидеть не менее десятка кроликов. Видимо, по задумке планировалось изобразить перевариваемых удавом животных, однако рисунок был снова исправлен красной краской. Все кролики внутри змеи были обведены и не казались теперь мёртвыми. При этом в их лапах были зажаты палки, а головы были повёрнуты так, что могло показаться, будто это кролики едят удава изнутри, а не наоборот. Вокруг змеи тоже были дорисованы вооружённые ушастые, которые судя по всему, чинили расправу над змеёй снаружи.

Дальше, высеченный на камне рисунок был не различим, зато поверх него, были обильно намалёваны перекаченные ушастые мутанты с дубинами в лапах. В центре был изображён особенно крупный кролик, с кровожадным оскалом и когтистыми лапами.

Да уж, вот тебе и пушистики.

Пока я разглядывал жутковатые картины развития отношений между двумя народцами, белый кроль не сводил с меня красных глаз.

Дальше картины приобрели ещё более жутковатый характер. Кролики, во главе с жутким пушистым монстром, в разных вариациях истребляли и жрали удавов. На одном из изображений, кролики, среди многочисленных тел мёртвых гадов, уносили куда-то крупные яйца, судя по всему змеиные. Только теперь во главе рисунка находился здоровенный пушистый кроль, подозрительно похожий на пасхального зайца, каким его изображают в зарубежных мультиках.

Так мы прошли примерно двести метров, на протяжение которых, картины становились всё более жуткими.

То и дело, за спиной тяжело вздыхал Лёша. Иногда охала Мария. Я нарочно не оборачивался. Мне самом было не по себе, не хватало ещё и на их кислые мины смотреть. К тому же не хотелось поворачиваться спиной к белому кролю. Казалось он только и ждёт момента, чтобы наброситься. Кроме прочего появился ещё один неприятный фактор. Если до этого тоннель тянулся прямо как струна, то теперь он начал петлять. Плюс на пути то и дело стали появляться ответвления. Я не параноик, но каждый такой поворот обходил прижавшись к противоположной стене и выставив копьё вперёд, и плевать что наш пушистый провожатый при этом смотрел на меня как на трусливое ничтожество.

Сколько я не осторожничал, всё же пропустил тот момент, когда оказался в окружении пушистых монстров, вооружённых дубинами и десятисантиметровыми когтями. Я будто миновал какую-то тёмную пелену, такую же как при входе в пещеру. Просто завернул за угол, и меня захлестнуло волной серых и коричневых ушастых. Самое жуткое, что они не издавали звуков, до меня доносилось лишь сопение розовых носов, зато хватало многообещающих взглядов, горящих красным светом глаз.

Повисла немая сцена, нарушаемая лишь гулким стуком моего заходящегося сердца. Чёрт, не знаю что на уме у этих ушастых, но если они на меня сейчас набросятся, это будет очень жуткая смерть.

В просторном помещении, где я оказался, собралось не менее сотни пушистых, которые, не скрывая насмешливых взглядов, презрительно разглядывали меня. В отличии от коридоров, этот зал был хорошо освещён, позволяя рассмотреть в подробностях жуть окружившую меня. Но сейчас не до страха, он ушёл куда-то на задний план, а я перехватил копьё, в любой момент готовясь дать отпор если они решат напасть.

Однако кроли меня удивили. На их лицах вдруг появились издевательские усмешки, а в следующий миг они стали расступаться, при этом кланяясь. В чём тут подвох я не понял, но передо мной стал раскрываться широкий проход. Я бросил взгляд назад и увидел ребят, которых уже обступили ушастые, и вид у моих спутников был, мягко говоря, потерянный. При этом, кроли сгрудились у выхода отсекая путь назад. Миша пытался храбриться, да и Паша сохранял спокойствие, но их реальные мысли слишком хорошо читались на лицах.

Я заметил, что склонившие головы кроли ехидно поглядывают на меня и на ошалелых ребят за моей спиной.

Ну что же, раз назад хода нет, нужно просто не останавливаться.

— Ребята, давайте не отставайте, — позвал я нарочито бодрым тоном. Показывать неуверенность или собственные опасения сейчас точно не стоит.

Убедившись, что меня услышали и правильно поняли, я неспешно двинулся по коридору образованному пушистыми. Стараясь выглядеть непринуждённо я огляделся по сторонам… Картина, что я разглядел позади склонившихся зверей, едва не повергла меня в ступор.

Везде, где хватало глаз, копошились лежащие кроли, которые активно занимались размножением. Делали они это в таких позах, что я не уверен, не обскакали ли они Камасутру в изощрённости. Причём тела крольчих выглядели вполне человеческими и крайне сексапильными. Густая мягкая шёрстка, что покрывала тела ушастых девушек могла бы подействовать отталкивающе, но нет, это почему-то вызывало обратный эффект.

Я поспешил отвернуться от греха подальше и обернулся на своих. Лёша с Пашей округлившимися глазами наблюдали за разворачивающейся оргией. Разве что рты не пораскрывали, да слюну не пустили. Причём мне показалось, что из-за плеча Лёши торчат любопытные глаза червя. Миша нервно хохотнул, но глазеть не стал. Мария же явно смутилась, но то и дело поглядывала в сторону очередной кроличьей парочки. И куда только делся страх от того, что нас окружает толпа жутких кролей.

Я немного прибавил шаг. Спустя метров двадцать, коридор, образованный кроликами, свернул и мне отрылся иной вид. Стоило мне повернуть, как я увидел широкий стол заваленный едой. За столом, на троне с высокой спинкой восседал здоровенный тёмно-серый кроль, которого впору было бы сравнить с медведем. На его груди, у самой шеи, была повязана нелепая белая салфеточка, а в громадных лапищах были зажаты вилка и половник. Кроль внимательно смотрел на меня, причём складывалось такое впечатление, что он уже давно так сидит и чего-то ждёт. Признаюсь, от его взгляда, моя спина покрылась частоколом мурашек. Чуть поодаль, за спиной пушистого гиганта, стоял тот самый белый кролик, что до этого провожал нас.

В следующий миг, два крепких кролика подошли к столу мегакроля, держа в лапах тушу того самого удава, которого я до этого пронзил копьём. Они заскочили прямо на стол, расшвыряв в стороны еду и бросили удава перед гигантом. Всё это время, медвекроль не сводил с меня красных глаз.

Стоило двоим пушистым спрыгнуть со стола и смешаться с толпой, как гигант критически осмотрел принесённого ему удава. Морда его скривилась, но в следующий миг он потыкал тело половником. Подёргав носом из стороны в сторону, он попробовал поковырять голову удава вилкой.

Гигант бросил на меня косой взгляд, затем снова уставился на мёртвого гада. Он будто лопатой попытался подцепить длинное тело половником. Затем плашмя прижал вилку к голове змеи и принялся тереть её круглой стороной половника, вместо которого, судя по всему, должен был быть столовый нож.

В следующую секунду, вилка не выдержала давления и обломилась. Кроль глухо зарычал и силой рубанул поварёшкой по мёртвому удаву, но не удержал прибор и тот улетел куда-то в сторону.

Очередной рык, заставил меня вздрогнуть, а окружающих кролей затрястись от страха. Гигант занёс лапу, на которой сверкнули острые когти и вонзил её в голову змее. В стороны брызнула кровь. Помогая себе второй лапой, он выдрал кусок сырого мяса и принялся жрать глядя на меня своими красными глазами. Вся его морда была измазана кровью, а салфетка съехала на бок.

— Похоже мы оказались не по ту сторону баррикад, — пробормотал я под нос.

Глава 14. Задача

Я так и стоял борясь со ступором, наблюдая за тем как чудовищная тварь, на голове которой как насмешка торчали заячьи ушки, рвала на части тушу змея. Мои руки так сильно стиснули копьё, что аж суставы заболели. Плюс, что-то острое больно впилось в ладонь.

— Вот это тварина… Ты хоть представляешь кто это может быть? — услышал я натужный шёпот Миши.

— Кролик, кажется, — ответил я, боясь отвести глаза от пушистого хищника.

Будто услышав наш диалог, кроль вытер вымазанные кровью лапы о пушистые бока и поднялся со своего трона, при этом его морда перекосилась от злости.

Продолжая смотреть мне в глаза, мегакроль вонзил острые когти в то, что осталось от тела удава, и поднял на вытянутой лапе. Когтем второй лапы он постучал по раскуроченной голове змеи. А затем провёл этим когтём себе по шее, сделав общеизвестный жест и вопросительно кивнул.

Повисла пауза. Я совершенно не представлял, что от меня требуется.

Кроль подождал чего-то, не сводя с меня красных глаз. На этот раз он указал когтем на меня, затем снова постучал по голове змеи, и опять провёл по шее. Дальше последовал ещё один вопросительный кивок.

— Похоже, он хочет, чтобы мы принесли ему ещё удавов, — услышал я свистящий шёпот Паши.

После его слов мегакроль оживился и закивал башкой. Затем он отшвырнул задней лапой свой трон и похлопал в ладоши. Кролики вокруг тут же засуетились. Около двух десятков пушистых обступили нас плотным кольцом. Я не сразу понял зачем они это сделали, но в следующий миг нас стали оттеснять куда-то в сторону, к одному из темнеющих тоннелей.

Мы как по команде сгруппировались, встав спина к спине. Нагло скалящиеся кроли, просто наступали, вынуждая нас двигаться в нужном им направлении.

Я сосредоточенно смотрел перед собой выставив копьё остриём вперёд, готовый в любой момент контратаковать. Я не паникёр, но происходящее не позволяло расслабиться. Только картина мира начала как-то устаканиваться. Я уже сжился с той мыслью, что умер и попал в мир иной, спокойно отношусь к тому, что люди вокруг выглядят жутковато, да и сам я начал изменяться. Но вот к такому я готов не был. Какие кролики? Какие удавы? Я шагнул в подземелье ожидая встретить какого-нибудь жуткого монстра, убить его или сбежать, ну или на крайний случай подохнуть… Здесь же творилось нечто, к чему я совершенно не готовился. Причём я до сих пор плохо понимаю, свидетелем чего именно стал.

Я сам не заметил как мы оказались у одного из краёв зала. Краем глаза я иногда замечал, как с нашего пути, то и дело отшвыривали, занимающихся сексом кроликов. В какой-то момент, кольцо окруживших нас кролей разорвалось, и я увидел тёмный вход в тоннель. Я тут же развернул корпус таким образом. Чтобы контролировать всю группу, включая и своих ребят.

Один из кролей, грубо рыкнув, кивнул в сторону тоннеля, видимо, намекая, что нам туда. Видя, что мы мешкаем, он со звонким шлепком опустил массивную дубину, что сжимал в лапе, на ладонь другой лапы.

— Ребята, отступаем в тоннель, — спокойным тоном произнёс я, продолжая отслеживать действия каждого из кроликов.

Да уж… Попутно оценил состояние ребят. Выглядели они не важно. Если Миша держался молодцом, держа перед собой молот, по которому то и дело пробегали электрические разряды, то Паша был бледным как мел. Глаза парня при этом смотрели остро, но это не отменяло того факта что он был напуган… Ладно, это хорошие новости. Лёшу била крупная дрожь, он хватал воздух ртом и казалось сейчас расплачется. Мария пребывала в таком шоке, что, похоже, вообще не соображала что происходит. Она вцепилась в руку Паши и глядела округлившимися глазами в пол, при этом часто дыша.

Ладно, я и сам сейчас едва сдерживаю панику. Никогда не думал, что кролики могут быть настолько жуткими. Лучше бы это волки были, или медведи.

Не став долго разбираться. Я схватил Марию под локоть и потянул за собой. Это оказалось не лучшей идеей, потому что девушка от неожиданности вскрикнула, однако она с такой силой вцепилась в Пашу, что разделить их теперь было непросто. В принципе это было мне на руку и я потянул за собой обоих.

— Миша, хватай Лёху и сваливаем в тоннель, — рявкнул я, делая шаг на встречу темноте. Благо, бородач сохранял рассудок и сразу понял меня.

На этот раз, меня было сложно удивить тьмой. Я уже был готов к тому, что картина снова изменится, поэтому не удивился когда обнаружил, что вокруг только чернота. К тому же я чувствовал тёплую руку Марии и слышал её частое дыхание.

Уже спустя секунду, вокруг стало чуточку светлее. Вокруг меня начали светиться грибки, освещая стены пол и потолок неширокого тоннеля. Здесь были только мы пятеро и никаких кролей. Ребята тут же сместились к одной из стен тоннеля, с опаской поглядывая то на проход из которого только что вышли, то вглубь тоннеля.

Мария издала судорожный вздох.

— Белый кролик, мать его, — хватая ртом воздух произнёс Михаил, похоже до этого здоровяк находился в ещё большем напряжении чем я, и его только сейчас немного отпустило.

— Все в порядке? — спросил я, стараясь выдержать ровный тон. — Мария, Лёха, как вы?

— Что это было? — дрожащим голосом, то и дело заикаясь, спросил Лёша. — Что это за твари? — выглядел он откровенно жалко. Ситуацию спас его тотем. Червяк по обыкновению вынул голову из-за ворота его кофты, и принялся лупать глазками по сторонам.

— Кролики. Судя по всему, наши союзники в войне с удавами, — на удивление ровным голосом произнёс Паша.

— К-какие союзники? В какой войне? — жалобным тоном спросила Мария. — Что им от нас нужно?

Слова Паши заставили задуматься, но я решил перенять инициативу, в попытке сохранить дисциплину в отряде.

— Так, я думаю, что оставаться на месте плохая идея. Я предлагаю прогуляться вниз по тоннелю и поискать выход. Не уютно мне по соседствую с ними, — я кивнул в сторону черного провала за спинами ребят. — Если у кого-то есть предложения, рекомендую высказать их сейчас.

— Лучшее предложение не соваться сюда? — пробормотал Миша. Заметив что на него все смотрят, здоровяк продолжил: — Мы уже здесь, Серёга дело говорит. Мне что-то подсказывает, если здесь останемся, подохнем с гарантией, а так хоть шанс будет выход найти.

— Побегаем ещё, — хмыкнув, кивнул я.

— Не, ну ты видел? — хмыкнул вдруг Миша. — Белым зайчишкой прикидывался, а на деле та ещё зверюга. Думал, после Грона меня так просто не проведёшь, а тут на тебе.

Лёша переводил взгляд с меня на Мишу, продолжая трястись крупной дрожью. Мария так и держала Пашу за руку, возможно это и придавало ему силы сохранять хладнокровие.

— Тебе есть что добавить? — спросил я у рыжего. Он ведь говорил, что предвидеть может что-то.

Паша осторожно взглянул на меня, затем оглядел других ребят. Мне показалось, что он опасается говорить то, что знает.

— Говори как есть, — подбодрил я его.

— Мне что-то подсказывает, — он сглотнул, — мы не сможем выйти отсюда, пока не выполним задачу. Ну, пока война кроликов и удавов не завершится.

После его слов повисла тягучая тишина.

— Если те твари справится со змеями не смогли, то мы-то что сделать сможем? — передёрнул плечами Лёша. — А если удавы тоже мутанты?

Меня заботил другой вопрос. Мне нужно домой вернуться. У меня нет времени на чьи бы то ни было войны. Я не знаю что меня ждёт дома, думаю там тоже предстоит серьёзная заварушка. Но это если я в ближайшее время вернусь. А если возвращение затянется на год?..

Я ещё раз оглядел ребят. На плече Миши важно сидела громоптичка, которая решила вылезти из-за пазухи хозяина. Кстати, а как отреагировали кроли на змею Марии?.. Однако осмотрев девушку внимательно, признаков ползучего тотема не обнаружил. Ну это наверное и к лучшему. Не известно как отреагировали бы пушистые на рептилию.

Я искоса глянул на полупрозрачный шар, что висел в воздухе сбоку от меня. Дерево блин. Да уж, повезло мне конечно… Но хотя и плюсы есть, вон, грибы светиться заставляю. Так по темноте бы шатались.

— Ладно, как выйдет, так выйдет, идём, — произнёс я и пошёл вперёд по тоннелю. Я откровенно хитрил, ведь грибы только рядом со мной светились. Думаю, как бы ребята не перепугались, в темноте они точно оставаться не захотят.

Как я и предполагал, группа поспешно двинулась в след за мной.

Я вдруг понял, что до сих пор излишне сильно сжимаю древко копья. В правую ладонь по-прежнему впивалось что-то острое и раскрыв ладонь, я увидел зуб удава.

И что мне с ним делать? На шею повесить? В карман положить?

У меня зачесалось правое предплечье, там где до этого выросли шипы. А что, форма у зуба удобная. Я поскрёб острым концом покрасневшую кожу, а в следующий миг почувствовал, что зуб исчез. Причём я уверен, что он не выпадал. Я провёл ладонью по предплечью и понял что, один из шипов стал длиннее и твёрже. Это он, что, в меня впитался?

Пока я изучал свою руку, меня догнал Паша. Он обернулся, будто хотел убедиться что нас никто не слышит и негромко сказал:

— У тебя очень хорошая способность, — наклонившись ко мне произнёс он.

— Что? Какая? — не понял я сначала, а потом вдруг вспомнил, что так и не смог посмотреть на себя истинным взглядом.

— Говорящий с природой, — пояснил Паша. — Тебе очень повезло. Гораздо больше чем всем нам.

Я недоверчиво посмотрел на него.

— Слушай, а ты не знаешь, как свои способности узнать? — спросил я.

— Это легко, — ответил рыжий, — просто закрой глаза и примени истинный взгляд.

Блин, и как я сам раньше не догадался?

— Спасибо. — кивнул я парню и, убедившись, что впереди ровная дорога, на ходу закрыл глаза и сосредоточил взгляд на пустоте.

Я сам не заметил как начал растворяться, превращаясь в невесомую пыль.

Вокруг сияли светящиеся точки. Я будто был песчинкой и висел посреди бескрайнего космоса. Но я был не один в пустоте. Рядом со мной висело небольшое семечко. Оно треснуло и из трещинки, к окружающим нас звёздам потянулся тоненький зелёный побег.

На этот раз никакого текста не было, но я точно знал, что это побег дерева мира — мой тотем. Сейчас он совсем маленький, но когда вырастет, станет большим деревом.

Я обернулся и почувствовал себя.

Я испытуемый, правда информация о том, кто именно меня испытывает и для чего, будто нарочно скрыта. Во мне есть сила, связь со всем, что растёт из земли, правда, с ростком дерева мира связь гораздо сильнее. Он терпеливо ждёт когда я обращу на него своё внимание и помогу проклюнуться сквозь почву. Рядом со мной, копьё судьбы, оно как столп света бьющий куда-то вверх…

— … Серёг, очнись, Серёг, — меня кто-то шлёпает по лицу.

— А? Что происходит? — встрепенулся я. Я почему-то лежал на каменном полу, а Миша тряс меня, склонившись к самому лицу.

— Да ты устал похоже, — хмуро ответил здоровяк, — прилечь, наверное, решил. — при этом он обернулся за спину, где виднелись обеспокоенные лица ребят.

— Да, нормально всё, способность свою изучал, — бодрым тоном произнёс я, рывком становясь на ноги. Стоило мне занять вертикальное положение, как голова закружилась и я едва не потерял равновесие. Что-то изменилось во мне. Я… Я чувствовал грибы растущие вокруг. В них была какая-то сила, такая же была и во мне. Я знаю что могу с ней взаимодействовать, нужно только понять как.

Я сосредоточился на энергии внутри себя и вдруг понял, что грибы вокруг меня стали светить ярче…

Обалдеть!

Я сконцентрировался на связи с грибами ещё сильнее и пещера вдруг осветилась так ярко, будто её заставили прожекторами, а в следующий миг всё погасло, погрузив нас во тьму. Связь оборвалась.

— Эй, а что со светом? — услышал я обеспокоенный голос Лёши.

— Грибы перегорели, — на автомате ответил я, пытаясь понять причину.

Похоже я выжег все растения в радиусе пяти метров. Видимо не стоит вливать в них слишком много… Чего? Энергии? Силы фотосинтеза? Ума не приложу что это такое во мне открылось.Чуть дальше я ощущал другие грибы с которыми можно наладить связь. При чём там были и другие виды, не только светящиеся. Эх, уделить бы больше внимания этому, но не здесь и не сейчас.

— Нужно чуть дальше пройти, — произнёс я, — сейчас свет снова появится.

Выражаюсь как заправский электрик. Даже усмехнулся от этой мысли.

Ориентируясь на ощущения, я направился в ту сторону, где ощущал наибольшее скопление. Я сделал всего пару шагов и, по мере моего приближения к грибнице, мягкий свет начал постепенно заполнять тоннель.

Миг и вокруг снова светло и комфортно, я обернулся и в этот миг откуда-то с потолка, прямо передо мной, свалилась здоровенная змея.

Глава 15. Переговоры

Змея, медленно расплетая кольца, поднимала голову всё выше. Блестящая узорчатая шкура, переливалась и гипнотизировала. По моим прикидкам, в длину удав был метра четыре, а тело его было шириной с ногу взрослого человека.

Существо появилось так внезапно, что мои товарищи, похоже, впали в ступор. Я и сам, если честно впечатлился.

Змей не шипел и, несмотря на пугающий вид, нападать не спешил. Его голова зависла на уровне моих глаз. Что-то мне это напоминало. Там, у входа в пещеру, когда прошлый удав поймал кролика, происходило нечто подобное. Может, он просто пытается поговорить?

— Ты понимаешь меня? — сглотнув тяжёлый ком спросил я, совершенно не понимая на что надеюсь. У кролика хотя бы лапы были, и они могли жестикулировать.

Удав плавно покивал головой.

— А говорить можешь? — не веря своей удаче спросил я. Почему удаче? — если бы эта тварь на меня напала, я бы уже был наполовину проглочен, а ребята даже и не поняли бы, что произошло, пока змея не пришла бы за ними.

Удав начал медленно раскрывать пасть.

Я ожидал что он сейчас зашипит, или, если совсем повезёт, скажет что-то, но в этот момент, из-за спин ребят, белой пушистой молнией, выскочил белый кролик и бросился удаву на спину. От мощного удара когтистой лапой по голове удав пошатнулся, но кролик не собирался на этом останавливаться. Обхватив левой лапой удава за шею, правой кроль начал молотить его по башке, то и дело вонзая когти в плоть. Задними лапами он драл шкуру змею, будто заигравшийся кот, вот только выглядел кролик при этом совсем не забавно. Его глаза остекленели, а на морде застыла маска убийцы. Мне приходилось встречать такие лица у вояк прошедших не одну горячую точку.

Если из-за появления удава я мягко говоря удивился, то теперь я совсем растерялся.

— Эй, он же поговорить хотел, — попытался окликнуть я ушастого, но он вообще стал будто не живой. Казалось, единственной целью его существования было полное уничтожение удава, во что бы то ни стало.

О том, чтобы вмешаться я даже не помышлял. Во-первых, на этот раз роли жертвы и убийцы поменялись и не ясно кого бить. Во-вторых, я вообще не понимал каким образом возможно разнять этих существ. Можно было врезать кролю по голове, чтобы тот отключился, но я не уверен, что удав после этого не набросится на меня, или не попытается сожрать оглушённого кроля. А если ничего из этого не случится, оставался вопрос, не станет ли кролик, после этого, воспринимать меня как врага. Удав меня безусловно пугает, как минимум потому что это гигантская змея, но даже он пасует перед жутким взглядом красных глаз кролика.

— Серёг, может вмешаемся? — окликнул меня Миша негромко. Между нами сражались животные, но я всё равно отчётливо слышал его. Просто потому, что кролик с удавом сражались совершенно беззвучно. Лишь звук планомерно вонзающихся в змеиную плоть когтей нарушал тишину.

Будто услышав Мишу, кролик вонзил когти змее под челюсть, а затем выдрал большой кусок плоти. Удав тут же задёргался, а кроль, оттолкнув удавью голову от себя, отскочил в сторону и оскалился, глядя на бьющееся в конвульсиях змеиное тело.

— Ты зачем его убил? — спросил я взглянув на кроля. — Он ведь поговорить хотел.

Убедившись, что удав умирает, пушистый выпрямился и посмотрел мне в глаза. Сначала он ткнул измазанной в крови когтистой лапой себе в грудь, затем указал на удава, после чего провёл когтем себе по горлу.

— Я понял, что ты его убил, но зачем? Он ведь даже не сопротивлялся.

— Просто, потому что кролики кровожадные твари, — раздалось за моей спиной.

Я резко обернулся. В темноте стоял человек. Грибы по-прежнему светились только вокруг меня и разглядеть новое действующее лицо было проблематично.

Кроль за моей спиной угрожающе зашипел.

— Ты кто? — спросил я.

— Мы герои другой команды, — произнёс мой собеседник насмешливо. От чего-то его голос показался мне знакомым.

— Ты понимаешь, что здесь происходит? — спросил я, делая шаг вперёд в направлении тёмной фигуры.

— Война, — ответил мужчина, зачем-то отступая в сторону.

Внутри поднялась неясная тревога. В следующий миг, я почувствовал встречный поток воздуха и тоже отскочил к стене. Мимо пронеслась неясная тень. Я вжался спиной в стену, пытаясь оценить обстановку.

На белого кролика напала другая змея, она была поменьше, но уже не пыталась налаживать контакт.

Гибкое тело обвило пушистого, а мощная челюсть впилась в грудь кроля. Ушастый тоже сдаваться не спешил, и принялся остервенело драть шкуру змеи задними лапами.

Война так война.

Я бросился на помощь пушистому, стараясь не поворачиваться спиной к той части тоннеля, где находился мужчина заговоривший со мной. Меня опередил Миша, он видимо тоже разобрался с приоритетами. Здоровяк подскочил к дерущимся животным и силой опустил свой молот на голову удава. Особого эффекта это не возымело, но и Миша не спешил останавливаться, раз за разом опуская тяжёлый инструмент на голову рептилии, стараясь при этом не покалечить кроля.

Я тоже на месте не стоял, и попытался вонзить наконечник копья в голову рептилии, навалившись на древко всем телом.

Змея принялась дёргаться, ослабив хватку на теле кроля. Пушистый, натужно сопя, отодрал от своей груди змеиную голову и подволакивая лапу, стал отступать к стене.

Мелькнула еще одна тень, которая на этот раз метила в меня. Проявляя чудеса ловкости и реакции, я принял рептилию на копьё, и не позволяя ей обвиться вокруг древка и рук. тут же отбросил её в сторону. Я хотел было броситься следом, чтобы проткнуть её копьём, но к моему удивлению, рядом с рептилией оказалась Мария. Ловко извернувшись, девушка вонзила в голову змеи свой кинжал. А дальше подоспел Миша с Пашей на пару и змее пришлось совсем тяжело.

Сейчас было не время удивляться. Я снова повернулся в сторону тоннеля, ожидая нового нападения. Спустя пару минут, убедившись, что новых нападений не предвидится, я решил предпринять попытку переговоров.

— Слушай, мужик, давай поговорим. Думаю для тебя куда важнее добраться до ворот. Для меня это тоже важно. Я предпочитаю быстро решить здесь все дела и продолжить путь.

Краем глаза я заметил, что кролик злобно посмотрел на меня.

— Ну, подходи, давай пообщаемся, только пускай твоя пушистая тварь на месте сидит, — раздался из темноты насмешливый голос.

— Змеи будут нападать? — напрямик спросил я.

— Они не особо воинственные, — ответил голос.

Я обернулся за спину и оглядел три подрагивающих тела. Две напавшие змеи были гораздо мельче того удава, что пытался со мной поговорить, однако всё равно выглядели угрожающе. Хотя стоит признать, я ожидал от них большего. Я смотрел в детстве фильмы о дикой природе, змеи опасные хищники и в гораздо меньших размерах, а эти рептилии, казались слишком медленными и… слабыми что ли.

— Ребята, — негромко позвал я, — я на переговоры, будьте пока тут. Если что — прикрывайте.

Я повернулся в сторону тоннеля. Демонстративно пожав плечами и опираясь на копьё как на посох, я зашагал вперёд.

Если я правильно ориентировался, мой собеседник находился метрах в пятнадцати от меня. Преодолев половину пути, я встал на месте и выжидательно посмотрел в темноту. Идти дальше я не намеревался. Я смелый, но не псих.

Видимо мой собеседник всё понял правильно, и мне на встречу двинулась человеческая тень.

Оперируя внутренней энергией, я чуть подпитал грибы вокруг, подгадав таким образом, чтобы осветить собеседника, когда он достаточно приблизится.

Вперёд выступил крепкий мужик с бородой и топором в руках. А главное… Я знал его. Этого урода, я никогда не забуду. Вместе с ним мы летели с обрыва на пляж. Моё сердце застучало в груди, а глаза расширились от вмиг нахлынувшей ярости.

Бородач меня тоже узнал, и мы не сговариваясь бросились друг на друга.


зы

15-ая глава уже) Собсно вопрос, как вам книга-то? Нормалёк?

Глава 16. Соглашение

Несмотря на бурлящий в крови адреналин, я старался действовать технично. Увернувшись от летящего в голову топора я поднырнул здоровяку под руку и попытался ткнуть его копьём в живот. Бородач слега повернул корпус, и мой удар прошёл мимо, однако я был к этому готов. Резко повернув копьё остриём вниз, я противоположным концом древка попал противнику прямо в челюсть. Удар вышел не сильный, но я попал.

Следом врезался ему в грудь плечом и поставил подсечку, заставив повалиться на землю, вот только отскочить не успел. Здоровяк обхватил меня поперёк корпуса и потянул за собой. Мы, как и в прошлый раз, покатились с ним кубарем по неровной земле. Своё копьё я выронил, а вот насчёт топора здоровяка был не уверен. Не хотелось бы получить по черепу.

Почему-то только сейчас до меня дошло что копьё это оружие для борьбы на дистанции. Я ведь мог держать его на большом расстоянии, постоянно атакуя и не давая приблизиться…

А, чего уже переживать?

Подгадав момент, я оседлал противника и слегка приподнявшись, тут же снова упал на него, выставив локоть вперёд. Удар пришёлся по челюсти. Мой противник меня тоже молотил по корпусу, но от чего-то я почти не чувствовал его ударов. В прошлое наше столкновение, меня сначала по городу погоняли его дружки, плюс у меня было пулевое ранение в плече и нога распорота. Сейчас я совсем в другой форме. И пускай я по комплекции не такой крупный, зато всё моё и переполнено яростью.

Я вдруг почувствовал как мне в спину кто-то врезался. Видимо здоровяку подмога пришла. Плохо это, да и я эту простейшую возможность не учёл. Совсем мысли при его виде отшибло. Одно хорошо, в меня врезалась точно не змея. Там было что-то твёрдое и небольшое.

Решив рискнуть, я снова откинулся, но здоровяк на этот раз тоже не сплоховал. Стоило мне отдалиться, как мне в подбородок прилетел мощной удар. Перед глазами поплыло, но я смог удержать концентрацию и провести еще одну мощную атаку локтем. В голове шумело, но у меня был чёткий план действий. Наверное, только это и помогло. Я чуть сменил положение и перекатился на спину. Здоровяк подумал что я хочу скрыться, и повалился на меня сверху, но мне того и надо было. Я тут же обхватил его за шею и прижал к себе. Таким образом я и его зафиксировал, и в спину пока что никто бить не будет. Одно меня удивляло, мой противник был гораздо тяжелее и больше. Да и крепче, но я держался на уровне. Не скажу что побеждал, но и позиции не сдавал. Неужели это так на меня подействовал зуб удава, который добавляет выносливости?

Когда я понадеялся, что в меня больше не прилетят никакие удары извне, я ошибся. Спустя секунду после того как я оказался снизу, пытаясь смягчить удары противника по корпусу, мне в бок врезалось что-то тяжёлое и стремительное. Дыхание тут же перехватило, а глаза наполнились слезами.

Я так и не понял что в меня прилетело, видел что-то быстрое и стремительное, и при этом небольшое. Существо пушечным ядром вмялось в меня, а потом снова откатилось.

Но несмотря ни на что, сдаваться я не собирался. Да, дыхание ещё от ударов бородача перехватило, пропущенный удар в челюсть тоже даром не прошёл, плюс острые камни в спину впились, но хрен я сдамся. Рукам это не мешает. Я так сильно стиснул шею бородача, что мне стало казаться будто она громко трещит. Прямо музыка помогающая и дальше терпеть боль.

Я вдруг почувствовал как что-то холодное и острое коснулось моей переносицы.

— Отпусти его, — произнёс спокойный мужской голос.

Одновременно с этим, то самое существо, которое уже бомбардировало мои бока, снова врезалось мне под рёбра. На этот раз я смог краем глаза уловить что-то. Существо больше всего было похоже на носорога, только карликового, размерами от силы с кошку.

— Отпусти, — повторил голос, — вы ведь поговорить хотели.

— Вот сейчас шею ему сломаю, а там и отпущу, — просипел я, — а там и переговоры устроим.

— Нос, ты в порядке? — спросил мужчина тем же спокойным тоном.

— Не очень, — откликнулся мой противник тяжело сопя, — не часто с мужиками обнимаюсь.

Я провокацию проигнорировал и лишь усилил хватку, от чего бородач принялся хрипеть. Удары по бокам больше не прилетали, но он упёрся руками в землю и попытался приподняться.

— А ну отойди, — услышал я рык Миши. — Вы так переговоры ведёте?

Мужчина со спокойным голосом усмехнулся. Слёзы и так застилали мне глаза мешая обзору, но этот мужик почему-то даже в свете грибов оставался тёмным пятном.

— Как я вижу, вы тоже здесь недавно, — чуть громче произнёс мужчина, видимо чтобы и Миша его услышал. — Я успел немного разобраться в местных правилах и вижу, что вы ещё не оскотинились. Не знаю, что вы не поделили с Носом, но уверен, что изначально плана напасть на нашего… коллегу не было. Поэтому, я предлагаю вернуться к изначальному предложению и поговорить. Но для этого, нужно отпустить Носа. — мужчина сделал паузу, которая нарушалась лишь нашим пыхтением — бороться мы не перестали. — Я думаю, что смог зарекомендовать себя перед вами рассудительным человеком, иначе в вашей группе уже было бы на одного хорошего парня меньше. А теперь давай отпускай. А ты Нос, прекрати сопротивляться.

Мужчина вдруг убрал от моего лица острый предмет и скользнул в сторону. Я увидел, как он резко извернулся и наклонившись подхватил что-то с земли. Когда он выпрямился, я на фоне его тёмной фигуры отчётливо увидел очертания карликового носорога, который тут же принялся смешно перебирать лапками.

— Мужик… Серёга, — натужно просипел бородач. — Мы же сдохли уже, чего нам делить? У меня задание было, наказать тебя. За дело. Я своё дело сделал. А ты и меня умудрился с собой прихватить. У меня нет к тебе претензий, мужик. Друзьями мы не станем, но и мочить друг друга снова смысла больше нет.

Я даже не приблизился к тому, чтобы, хотя бы начать думать о временном перемирии, но тут вмешалась третья сторона.

На тёмную фигуру с носорогом в руках накинулся белый кролик. Неожиданностью это было для всех, даже для меня. Я таки ослабил хватку, чем бородач не преминул воспользоваться. Он тут же высвободился от моего захвата и откатился от меня подальше.

Я тоже попытался вскочить на ноги, но переоценил свои силы, всё же я сильно спину ушиб. Но сдаваться я не был готов. Чтобы там ни говорил этот Нос, что за идиотское имя, я хоть и умер, но я офицер. Я выполнял свою задачу, и делал это хорошо. Согласно законам. А что он, что его товарищи — преступники, и действовали они аморально. Даже наша с ним смерть этого не изменит. Как он был подонком, так и останется.

Я перекатился на живот и едва не охнув от боли встал сначала на четвереньки, а затем и полностью смог выпрямиться, судорожно ища глазами своё копьё.

Тем временем кролик времени зря не терял. Он несколько раз вонзил когти в мужика с носорогом в руках, пока тот не перехватил животину за рог и не начал отмахиваться малышом от пушистого агрессора.

Кроль отскочил, уворачиваясь от контратаки. Следом, мужик с носорогом взмахнул рукой, а в голову пушистого что-то с чавканьем врезалось. Меня обрызгало чем-то тёплым и липким, после чего зверь упал на спину взмахнув лапами.

— Ну что, ребята переговоры? — тяжело спросил мужик, перехватив носорожика поперёк туловища под подмышкой.

— Переговоры, — кивнул я, не сводя глаз с бородатого Носа. Копьё я уже не искал, да и бессмысленно это в такой темноте и при подобной ситуации.

Мужчина кособоко отступил к тяжело дышащему бородачу, видимо кроль хорошо его задел, затем вручил Носу носорожика и повернувшись ко мне, сел прямо на землю.

— Так, начинай, с чем пришёл?

Я как раз разглядел среди грибов своё копьё. Оно лежало примерно на полпути между мной и оппонентами.

— Присоединишься? — спросил я у Миши, а затем прошагал к тому месту где лежало моё оружие и уселся перед ним.

Я решил дождаться когда здоровяк сядет рядом, а пока изучал сидящих напротив мужиков.

Учитывая тот факт, что в последний раз я видел Носа тоже ночью, сложно было понять успел ли он как-то измениться. Смущали только шипы торчащие из его левого плеча, да неестественно выступающие надбровные дуги. Он сидел хмуро глядя на меня и поглаживал единорожика. Второго рассмотреть так и не получилось, он будто поглощал свет

— Почему тебя не видно? Здесь ведь светло, — спросил я первым делом.

— Способность такая, — невозмутимо ответил тот. — А грибы, полагаю, это твоя работа.

Я кивнул.

— Что делать будем? Я был у кроликов, они настоящие головорезы, — я бросил взгляд на труп белого кроля. — Он в одного троих удавов положил и тебя подранил. А ваши змеи себя не лучшими бойцами показали. Может, сдадитесь?

Мужчина рассмеялся. Тьма вокруг него рассеялась, явив закованного в чешуйчатую броню рыцаря. Его лицо с острыми чертами, будто было высечено из камня. Этот мужик новичком явно не был.

— Я могу положить всю вашу команду за пару минут и даже не вспотею, — спокойно, констатируя факт, произнёс он. — Я по твоим глазам вижу, что мне это даже доказывать не нужно. Ты и сам всё понимаешь. — он немного помолчал. — Но и в твоих словах есть правда. Кроли те ещё твари, а удавы почему-то безобидны. — Он снова помолчал. — Не знаю как вы, но я впервые в подобном подземелье. Поясню для новичков, обычно вся охота заключается в убийстве местных зверей и монстров. Просто пришёл и убил. Здесь же с самого начала была какая-то подстава. Я раньше и не слышал ни о каких войнах между тварями. Учитывая где мы с вами оказались и другие правила этого места, я думаю, здесь есть какой-то подвох. Вы ведь уже поняли как нас меняют наши поступки и деяния?

— Заметили, — кивнул Миша.

— Я просто предлагаю вам, сходить в гости к удавам, — предложил камнелицый, — я гарантирую вашу безопасность и лично провожу вас на это самое место.

— С чего мы должны тебе верить? — спросил я, покосившись на Носа.

— Я не хочу становиться гниющим демоном, — спокойно ответил он. — Я слежу за репутацией. Она здесь буквально на лице написана у каждого.

— И для чего мне туда идти? — спросил я.

— Думаю, ты сам всё увидишь и примешь верное решение, — ответил мой собеседник.

Я скосил глаза на Мишу. Он, будто почувствовав, тоже покосился на меня и едва заметно, отрицательно покачал головой.

Видимо, заметив наши переглядывания, оппонент поспешил добавить:

— Меня здесь называют Теневик. По понятным причинам, своё настоящее имя я вам не раскрою. Но своим приобретённым именем клянусь, что пока мы будем на территории удавов, ни я, ни мои люди и их тотемы, ни удавы на вас не нападут. Естественно при условии, что вы не нападёте первыми.

Я снова переглянулся с Мишей.

— По каким таким причинам, ты не раскроешь своё настоящее имя? — спросил я прищурившись.

— Вы похоже совсем новички, — заключил он. — Ну наука значит будет. Когда первый раз умираешь, дед хранитель говорит что нужно принять себе второе имя. Суть в том, что ближе ко вторым воротам, водятся твари посерьёзнее. Если они имя настоящее услышат, могут душу забрать. Почему так происходит даже думать не хочу, но думаю тут и так понятно. Места здесь такие.

Я немного подумал и решился. От чего-то этот мужик внушал доверие, даже не смотря на скепсис Миши.

— Меня… Пограничник зови, — долго я не думал, а это само собой на язык скользнуло.

— Пограничник, — хмыкнул Теневик. — Образно. Старожилы считают, что мы здесь все пограничники. У себя там зависли на границе, между жизнью и смертью, — он мотнул головой куда-то назад, — а здесь боремся, выкарабкаемся или нет.

— А это… Гром — я кивнул в сторону Миши. Надеюсь он не будет против такого прозвища.

— Вот и хорошо, — кивнул Теневик, — значит мы договорились?

Я отрицательно покачал головой.

— Ты вроде бы нормальный мужик, даже готов тебе поверить, но вот этот… — я кивнул на Носа, — Я из-за него здесь. Он меня вместе с дружками убить хотел. А ещё… — Я вдруг вспомнил про то. что они обещали наведаться к моей жене… Я едва сдержался чтобы снова не наброситься на него. — Что с моей семьёй?!

Видимо я на миг потерял контроль над собой, потому что от моего голоса даже Миша вздрогнул, а его птичка испуганно чирикнула.

Теневик в упор посмотрел на Носа.

— Я и не отрицал, — спокойно ответил бородач, — Я при жизни всякое творил, здесь одумался, — он повернулся ко мне. — А семью мы твою не трогали, нам тебя нужно было достать. Слушай, да не прожигай ты меня взглядом. Я ещё раз говорю, я к тебе в друзья не напрашиваюсь, нам бы отсюда выбраться, а там разойдёмся каждый своей дорогой.

Я немного помолчал собираясь с мыслями. Сделал несколько глубоких вдохов, успокаивая сердцебиение.

— Никуда мы не разойдёмся, — отрубил я. — С подземельем решим, а как выберемся, мы с тобой наедине поговорим, — выдержав паузу, я посмотрел на Теневика, — и никто из ваших вмешиваться не будет. Пообещай.

Нос театрально закатил глаза, а Теневик пожал плечами.

— Так-то справедливо. Ты согласен, Нос?

Бородач взглянул на товарища, а потом кивнул.

— Так, мы договорились? — спросил Теневик.

— Договорились, — хмуро ответил я.

Камнелицый кивнул, и я вдруг услышал за своей спиной чьё-то фырканье.

Я обернулся и лицом к лицу… вернее лицом к морде столкнулся со здоровенной кошкой, что в упор уставилась на меня жёлтыми глазами. Кошак был здоровенный, не такой, как тигр, раза в два поменьше, но от этого спокойнее не становилось.

Миша тоже застыл на месте, взяв на изготовку молот, хотя было ясно, что он ему вряд ли поможет.

Стараясь не делать резких движений, я потянулся к копью…

Кот вдруг зевнул, широко раскрыв пасть и демонстрируя здоровенные клыки, а затем лениво прошёл мимо меня и Миши, пройдя аккурат между нами и будто специально задев меня хвостом.

— Это, кстати, мой тотем, — с усмешкой произнёс Теневик. — Мой теневой барсик.

Вот чёрт. Этот кошак мог в любой момент на нас со спины напасть. Челюсть у него такая, что голова поместится. Да уж, мы ему и правда не соперники. Особенно если учесть, что у нас из тотемов только у Марии да у Миши что-то нормальное. Я даже боюсь думать о том то сможет противопоставить такому коту червяк Лёши, или улитка Паши. Про своё бревно я вообще молчу.

— Скажите своими ребятам, что всё в порядке, — добавил камнелицый, — а то они от волнения себе сейчас все ногти сгрызут. Мы вас здесь подождём.

Последовав совету, я в месте с Мишей, на негнущихся от пережитого ногах, направились в обратную сторону. Краем глаза я заметил, что Теневик подошёл к трупу белого кроля и что-то взял с его тела. Ну да, он ведь так и остаётся монстром.

Меня вдруг посетила мысль, что Лёша всё это время был не так уж и не прав. Это нам с Гроном не повезло, а Теневик вроде нормальный. Нос ведь тоже недавно здесь должен был появиться, вот его и взяли новичком в отряд. И вроде под танки даже не бросают. Хорошо бы найти кого-то поадекватнее из местных, всё же информации катастрофически не хватает. Ладно, пока работаем с тем что есть. Надо попробовать любителя кошачьих разговорить.

Стоило свету грибов осветить троицу наших, как на меня бросилась чья-то фигура.

— Я так волновалась, — услышал я голос Марии, а в следующий миг, девушка повисла у меня на шее, обдав запахом травы и цветов.

Глава 17. Испуг

Девчонка, видимо, совсем перенервничала. Она спрятала лицо у меня в груди, а её спина подрагивала. Надеюсь она не плачет.

— Ну всё, всё, не переживай, — пробормотал я погладив её по волосам. Чувствовал я себя неловко. Тут и так сплошные стрессы, да ещё и красивая девчонка прижимается. Контроль бы не потерять. Видел я ребят, что влюблялись в молодых девушек, а потом жён с детьми бросали. Я в такие игры стараюсь не играть. Я не для того женился. Я, может, и умер, но соглашаться с этим не спешу. А если… вернее, когда я вернусь, не хочу иметь поводов прятать от жены глаза.

Похлопав Марию по спине и убедившись, что она немного успокоилась, я мягко отставил девушку в сторону, взяв её за плечи. С удивлением обнаружил, что на её левой руке надето нечто напоминающее доспех. Присмотревшись понял, что это нечто вроде позвоночника рыбы, с тонкими косточками.

— Я змею убила, — поймав мой взгляд пояснила Мария, от чего-то смутившись. — Вот, в качестве награды досталось.

— Поздравляю, — кивнул ей я, а затем перевёл взгляд на Пашу с Лёхой.

Рыжий был по обыкновению спокоен. Он посмотрел на меня, ожидая указаний. А вот Лёша похоже совсем расклеился. Он обнял себя руками, его трясло будто при лихорадке. Ну, его я точно успокаивать, как Марию не собираюсь.

— Всё в порядке, мы пока в безопасности. Воевать ни с кем не придётся, по крайней мере сейчас, — ребята заметно оживились, а я продолжил. — Нам нужно сходить на территорию удавов, не знаю насколько это безопасно, поэтому предлагаю два варианта: Либо идём мы с Мишей…

— С Громом, — перебил меня здоровяк, — меня теперь Гром называйте. — при этом он так зарделся, что я едва не рассмеялся. Осмелевшая громоптичка выпрыгнула из под его одежды на плечо, и громко чирикнув произвела яркую электрическую вспышку, едва не опалив бороду здоровяку.

— В общем, либо идём с Громом, либо все вместе, но на этом варианте я не настаиваю, — сказав это, я покосился на Лёшу.

— Нет, мы идём с тобой, даже если опасно будет, — тут же заявила Мария. Из-за её плеча появилась голова змейки, которая недоумённо уставилась на хозяйку, мол: ты это сейчас серьёзно? — Ребята… Лёша, здесь гораздо опаснее чем рядом с Серёжей.

Лёша часто закивал изображая согласие, хотя по нему было видно, что он вообще ни с чем не согласен. Более того, рад бы оказаться где-нибудь подальше отсюда.

— Да, тут поступила информация, нужно себе прозвища придумать и по имени друг друга не называть, — я кратко пересказал суть разговора с Теневиком, добавив, что нечто подобное упоминал Хрендинант.

— Я подумаю, — ответил Паша, — попробую что-нибудь придумать.

Мария промолчала, зато Лёша себя проявил.

— Да, червяк я, жалкий и склизкий, так меня теперь зовите, — истерично воскликнул он жалобно всхлипнув. — Мне страшно! Я всего боюсь… Вы все вперёд идёте и идёте, будто сдохнуть не боитесь, а я боюсь, ясно?! — парня было жалко, хоть я и не до конца его понимал. Чего паниковать то, мы и так уже умерли. Всю драматичность момента испортил его тотем вылезший из-за ворота кофты. Он сначала недоумённо взглянул на своего хозяина, а затем повернулся ко мне, при этом глаза червя смотрели в разные стороны.

— Лёша, — вкрадчивым голосом обратился к нему Миша, но парень только огрызнулся.

— Что Лёша? Ну что Лёша? Я не хочу здесь быть, идти сюда не хотел, да и домой мне не за чем возвращаться. Я за вами то пошёл, потому что на миг подумал, что стал кому-то полезным, а сейчас только ною, да стою столбом когда помощь нужна.

Можно было бы его сейчас прервать, Миша вон порывался, но я придержал, пускай уж лучше выговорится.

— Я даже подох по-идиотски… Даже не по-идиотски, подло я сдох. — он стиснул зубы и тихонько взвыл. — И поделом мне.

Мария направилась к парню, её я не останавливал. Женщины всю жизнь свои истерики в узде держат, здесь у неё, думаю, больше экспертности. Она приобняла парня, а тот уткнулся ей в плечо и беззвучно заплакал.

— Я испугался, просто испугался…

Спустя пару минут парень успокоился. Мы сидели кругом прямо на земле. Да нас там ждут люди, но думаю от десяти минут ничего критичного не случится.

— Рассказывай уж, чего ты там испугался, — подбодрил Лёшу Михаил. — Легче точно станет. Прошлого уже не воротишь, мы все тут умерли, а так хоть груз на душе таскать перестанешь.

Спустя ещё пару минут, Лёша заговорил:

— Я студентом был… Ну пока… — он бросил взгляд на Мишу, а тот подбадривающе кивнул. — Я на геолога учился, на втором курсе. Меня и моего друга, Вовку… В общем уроды с соседнего факультета к нам привязались. Меня особо не трогали, это Володька им всё отпор пытался дать… — Лёша поёжился, а сидящий рядом Паша похлопал его по плечу. — Нас после пар, эти… В общем, на стройку повели они нас. Володька уверенный в себе всегда был, хоть и худой очень, а их пятеро. Говорили, мол, поговорить хотят, какие-то вопросы порешать. Мне это сразу не понравилось, но Володька пошёл с ними. А я решил его не оставлять одного… Сначала.

Лёша умолк, но потом снова заговорил.

— Его почти сразу бить стали, стоило подальше отойти. Впятером, повалили на землю и стали пинать. Меня тоже хотели, но я побежал. Ни о чём больше думать не мог, так страшно мне стало. А потом оступился, и полетел в какую-то яму. Помню только, что там арматура отовсюду торчала. А потом здесь очнулся, — он вдруг посмотрел на меня, а потом на Мишу. — Думаете я сам себе не противен? Я ведь хочу измениться. Я ведь иду за вами… Да отговариваю вас всё время, да и сейчас я пожалел о том, что согласился идти, но я… просто боюсь и не понимаю почему не боитесь вы…

Парень съёжился, обняв колени. Он больше не плакал, но выглядел совсем потерянным. Пауза явно затянулась, да и дела надо делать…

— Думаешь я не боюсь? — спросил я нарочито спокойным тоном. — Мне очень страшно. Я так же как и ты не понимаю, что происходит, да и с радостью в том городе бы остался. Как минимум, чтобы передохнуть от того что происходило. Но нельзя мне. Меня дома ждут. У меня там жена и дочь. Поддамся страху, и они там одни, без меня останутся, а это гораздо хуже. Продолжать идти и не позволять страху себя сковывать, это трудно. Но бросать своих ещё труднее. Последствия будут страшнее. Ты вот сбежал, друга бросил, и что, лучше тебе стало? А, может, через время ты и друга своего здесь встретишь, вдруг его тогда на стройке на смерть забили, — Лёша от моих слов ещё сильнее съёжился, а Миша и Мария недоумённо уставились на меня. Вроде парня упокоить надо… Но я с этим не согласен. Не мои методы. Игнорируя взгляды, я продолжил: — Ты подумай, как потом в глаза бы ему смотрел. Да и не смотрел бы. Не было бы у тебя больше друга. По крайней мере, я бы тебя больше видеть не захотел. Ты бы лучше за него вступился. Помог бы отбиться. Ты на себя посмотри, сколько в тебе роста, метр восемьдесят? Да и кулаки у тебя здоровенные. Может стоило перешагнуть через свой страх? Может вы вдвоём бы тем придуркам наваляли, а? Не думал об этом. Да вас бы побили, тебе было бы больно, но зато дерьма бы на душе не было. А оно гораздо больше боли приносит, так ведь?

В пещере повисла тишина, нарушаемая нашим дыханием.

— Мне кстати и сейчас страшно, страшно кролей, и удавов, но ещё больше мне страшно за вас. Вы уже мне не чужие. И если я не буду бороться со своим страхом перед тварями и прекращу действовать, то могу потерять кого-то из вас, а для меня это куда страшнее, понял?

Лёша вздрогнув поднял на меня глаза, а потом вдруг кивнул.

— Идти вперёд, в темноту, очень страшно, — хмыкнул я, — но ещё страшнее не вернуться домой, или пустить, например, вперёд тебя, зная наверняка, что при любой опасности ты умрёшь.

Нижняя губа у Лёши затряслась и он снова всхлипнул. Паша положил руку ему на спину, а червяк, похлопав глазками, обвил шею парня на манер шарфа. Выглядело это не очень приятно, но Лёша в ответ погладил свой тотем. К моему удивлению, с плеча Миши неуклюже вспорхнула птичка и направилась к парню. Я сначала подумал что она тоже решила его утешить, но она уселась на червя и пару раз клюнула того. Видимо решив, что добыча пока не по размеру, птичка вернулась обратно.

Сидевшая с другого бока Мария, подсела к парню ближе, прижавшись телом к его боку. Приятная она всё же девушка... Так, о чём это я? Пора заканчивать посиделки.

— До этого, ты вёл себя как подросток, как мальчик, — продолжал я забивать гвозди в его рефлексию. — Твои детские поступки и решения, привели тебя в чистилище. А могли не привести, если бы вёл себя как мужчина. Если бы брал на себя ответственность за своих. За своего друга, например. Подумай об этом, Лёша. Мы в непростом месте, и такие ситуации как с твоим Володькой, будут ещё не раз здесь происходить. Подумай как поступишь в следующий раз, когда, например кто-то на Марию нападёт. Или на Пашу. Побежишь ты, или попробуешь вмешаться, и хоть как-то попытаться изменить исход?

Лёша неуверенно посмотрел на меня, и едва заметно кивнул.

— Ладно, надо двигать, — поднялся я на ноги. — Нас там ждут, — я мотнул головой в сторону тоннеля. — Решайтесь, останетесь здесь, или с нами?

— С вами, — вытерев лицо произнёс Лёша. — Я понял. Я постараюсь не бояться.

— Ничего ты не понял, — усмехнулся я. — Боятся свойственно всем, важно что ты при этом делаешь.

— В общем, будешь ты не Червяком, а Геологом, — вдруг пробасил Миша. — У тебя, как я помню, и способность подходящая. Ну или Гео, если тебе так лучше будет. Вот нападёт на тебя какая-то тварь, а ты ей враз объяснишь за геологию, ну или за геополитику…


* * *

Перед уходом, я на всякий случай оглядел троих убитых удавов и в одном из них, в том что помельче, обнаружил ещё один зуб. На этот раз, увеличивающий скорость. Не долго думая, я снова почесал найденным зубом предплечье, и он, как и в прошлый раз, тут же исчез.

Скорость. Интересно, я теперь быстрее стану бегать? Или думать буду активнее. А влияет ли как-то место размещения? Может руками стану активнее вращать. А что, полезно, когда, например, посуду моешь...

Пока шагали, на всякий случай рассказал ребятам о двух зубах, что нашёл в змеях, чтобы проверяли каждого монстра. Помня опыт с Алкашей, что-то полезное может попасться любому. Даже если не ты монстра убивал. Миша от досады поморщился. После того как яйцо с громоптичкой с Алкаши взял, он не решился подходить к тёщиным щупальцам.

Шагали мы довольно долго. И после моего рассказа о трофеях все приумолкли. Ну это понятно, после нашего разговора с Лёхой, думаю у всех появилась поводы для размышлений.

Если признаться, я не просто так это всё рассказал. Лет десять назад, у меня у самого был подобный разговор, вот только на месте Лёши был я. Я не был настолько безнадёжен, наоборот, излишне горячим был, но вопрос ответственности на меня тогда сильно повлиял. Тогда из-за меня товарищ по службе едва не погиб, потому что я тогда сначала в драку лез, а потом уже думал. Там правда без жертв обошлось, но последовавший урок я надолго запомнил…

— А вы не торопились, — произнёс Теневик, когда мы приблизились к тому месту где до этого вели переговоры. — Ну что, готовы?

— Готовы, — ответил я, покосившись на бородатого Носа. — Ведите.

Похоже здесь всем по одному принципу прозвища подбирают. У моего неприятеля, нос и правда был выдающийся, плюс питомец носорог. Ну да, лучше не придумаешь. С Теневиком тоже всё ясно.

Как оказалось Теневика с Носом за спиной тоже был напарник, вернее напарница. Совсем молодая девушка, которую нам представили как Пушку. Следов изменений на её теле я не заметил, видимо, тоже недавно здесь. Вокруг девушки с дикой скоростью скакал зверёк с белой шерстью и вытянутым телом. Это, наверное, был мангуст или ласка, но уточнять я не стал.

Шли мы в тишине. Всё же ощущалось напряжение между ребятами. Спокойно себя вели, похоже, только я да Теневик.

Улучив момент, я решил время зря не тратить.

На ходу заглядывать в себя истинным взглядом я не решился, но у меня были и другие не менее интересные дела.

Меня интересовали растущие в подземелье растения. Кроме светящихся грибов я ощущал ещё три вида. Одним из них, судя по всему, был мох, который просто тут и там покрывал землю. Я пытался его изучить или наладить с ним связь, как с грибами, и у меня даже получилось, вот только я не понял какого эффекта добился. Со светящимися грибами понятно, а мох похоже просто начал активнее расти.

В редко встречающихся лужах, я почувствовал какие-то водоросли, попадались они всего два раза.

Кстати, в светящихся грибах я заметил иные процессы. Можно предположить что это и была функция свечения. В мхе, я ничего подобного не обнаружил, зато водоросли выделяли что-то, однако при соприкосновении с воздухом, и водоросли и их выделения умирали. Я это почувствовал когда Паша наступил в лужу.

Третьим растением, был ещё один вид грибов, который рос в основном в каких-то закутках. Видимо эти грибы не очень хорошо ладили со светящимися. По идее, расти они должны были нормально, я это чувствовал, но на открытых пространствах они почему-то не попадались.

У этих грибов тоже были какие-то особенности. Они, как и водоросли, что-то выделяли, судя по всему, споры, которые висели в паре сантиметрах над грибами в виде небольших облачков.

Я попробовал взаимодействовать и с ними. Понял, что могу влиять и на их рост и на более интенсивное распыление спор.

Интересно.

Я наладил связь и со светящимися грибами. Если правильно взаимодействовать с ними, я смогу ускорять их рост, — они буквально на глазах впитывали влагу и увеличивались в размерах. Плюс к этому, у меня получилось сделать так, что грибы стали светить чуть активнее, при этом без вреда их структуре. Я пока не во всём разобрался, но ботаника мне понравилась. Глядишь, и прозвище другое возьму. А что, Ботаник неплохо звучит…

— Там за поворотом будет опасная зона, — отвлёк меня от раздумий Теневик. — Там узкий переход, с двух сторон от которого провалы. Смотрите под ноги, и не вздумайте туда свалиться. Мы там одного из наших потеряли. Свалился и с концами. Всем ясно?

Послышался неровный хор положительных ответов.

— Сразу за переходом, начнутся земли удавов, — продолжил камнелицый. — если панику разводить не будете, они на вас даже внимание обращать не станут. Шагайте спокойно, смотрите под ноги, держитесь нас и всё будет в порядке. Ну и без глупостей, ага?

За поворотом и правда открылась самая настоящая пропасть, через которую был перекинут импровизированный мост, представляющий собой вытянутый кусок скалы. Жуть какая! Там стоять-то не комфортно, я уж молчу о необходимости на другую сторону переправляться.

Мостик в длину составил метров пять, чуть длиннее самого провала, от чего становилось ещё неуютнее.

— А вы друга своего спасти не пытались? — спросил я, заглядывая за край.

— Смысла не было, — ответил Теневик, — он летел слишком долго. Да и хруст был до крайности неприятный.

— Ясно, — пробормотал я, а у меня за спиной кто-то очень громко сглотнул. — Ну идём.

Мы стали вереницей перебираться на ту сторону, и при приближении к противоположному краю я почувствовал неладное.

— Теневик, а что за завалы впереди? — спросил я, и правда почувствовав целые кучи тех самых грибов, которые распространяли споры и росли лишь в укромных местах.

— Какие-то местные ядовитые грибы, — пояснил камнелицый, — их кролики не любят. Если бы удавы не догадались обложиться ими, то давно бы уже были истреблены.

— И насколько они ядовиты? — уточнил я.

— Кожу сильно раздражают, — пояснил он, — ну и лучше их не нюхать… — он хотел еще что-то добавить, но промолчал.

Стоило нам перебраться на другую сторону, как у меня случилось дежавю. С потолка посыпались здоровенные змеи, штук десять, не меньше. Они принялись лениво подниматься и разевать пасти, видимо пообщаться хотели. Во-первых я уже в прошлый раз видел такое, и больше не боялся. Во-вторых, удавы почему-то и правда перестали внушать опасение. По крайней мере, угроза от них не исходила…

Однако, я видимо недооценил своих сопартийцев.

Позади я услышал чей-то судорожный вдох.

Я обернулся как раз в тот момент, когда хватающий ртом воздух Лёша попятился, а в следующий миг он начал заваливаться назад, как раз спиной в пропасть…

Да твою же…

— Лёха! — Миша сориентировался быстрее меня и уже прыгнул парню на помощь, но было поздно.

До нас донёсся протяжный крик, а через секунд пять, неприятный шлепок.

Глава 18. Передышка

— Лёша! Лёша! — звала Мария.

— Тихо вы, — шикнул Теневик. — Ему уже точно не поможешь, а привлечь ненужное внимание сможете. Если кроли придут, всем мало не покажется. Тогда не до демонстраций будет.

Я стоял у края пропасти и смотрел вниз. Рядом стоял Миша. Разглядеть что-то было не возможно, но и уходить пока не хотелось. Жалко парня. Ему просто не везло по жизни, вот и сейчас не повезло в очередной раз. Будем надеяться, что он не потеряется и найдёт нас. Думать о том, что парень решит осесть и не лезть никуда, я был тоже не согласен.

Мария подошла ко мне и прижалась боком. Ей наверное поддержка нужна, но приобнять её сейчас будет ошибкой.

— Ладно, идём, — хмуро сказал я. — Парню уже не поможешь, нужно о себе позаботиться.

За нашими спинами стоял Паша и с задумчивым видом глядел перед собой. Наверное, опять что-то этакое узнал при помощи своей способности, но я решил его ни о чём не спрашивать. По крайней мере не при посторонних.

Я поймал на себе взгляд Носа. Тот старался не показывать чувств, но я и так видел, что он злорадствует. Дерьма кусок.

Однако бородач оказался тупее чем я ожидал:

— Знаете, у нас говорят, что стадо движется со скоростью самого медленного барана. Кто знает, может вы теперь…

— Пасть закрой, — рыкнул я. — У нас есть договорённость, но и провокации я сносить не стану. — я перевёл взгляд на Теневика. Мужчина кивнул и зыркнул на Носа.

— Следи за языком. Я ведь слово дал, — произнёс камнелицый ровным тоном. — Не заставляй меня терять репутацию.

Не до конца понял, что имел в виду Теневик, но Нос вдруг сгорбился и опустил глаза.

— Показывайте, что хотели показать, — произнёс я, игнорируя застывших тут и там удавов. Путного змеи так ничего и не сказали, но дело своё сделали… Парня жалко всё же.

Мы прошли ещё метров пятьдесят, после чего приблизились к, до боли знакомому, проходу. Когда я миновал такой в прошлый раз, оказался в скоплении жутковатых кролей-мутантов.

Девушка с именем Пушка, миновала проход первой, за ней Нос.

— Не отставайте, — произнёс Теневик и тоже скрылся в проходе.

Ладно, не отступать же теперь.

Я шагнул вперёд и застыл в недоумении. Так растерялся, что мне в спину врезался шагающий следом Миша, едва не повалив меня на мягкую траву… Да-да, на траву.

Мы оказались на круглой поляне окружённой отвесными скальными стенами. Не знаю как называется такое явление. Мы всё так же были в пещере, только у неё не было потолка. Наверное, если бы Лёха с нами был, сказал бы как это называется.

Судя по цвету неба, начало вечереть, но солнце всё ещё согревало поляну, на которой грелись удавы. То ли у меня с восприятием что-то не так, или на поляне что-то галлюциногенное цветёт, но нежащиеся змеи, показались мне… Милыми, что ли?

Я увидел, как две небольшие змейки, откусывают куски от лежащей рядом большой моркови и медленно её пережёвывают. Чуть поодаль, ещё две змеи, с благостными мордами, тёрлись друг о друга носами. Змеиная идиллия прямо.

— Они что, травоядные? — услышал я недоумённый голос Марии.

— Ага, — удручённо кивнул Теневик. — До крайности безобидные и медлительные. У вас наверное в голове пока не укладывается, но вы погуляйте здесь, посмотрите на них. Там вон, — он указал на раскидистое дерево в дальнем конце поляны, — детский сад их. Посмотрите на змеят.

Дерево оказалось яблоней, правда яблок на нём росло едва ли с десяток. Под деревом и на ветках тут и там лежали небольшие змейки с огромными глазами, будто это не рептилии, а мультяшные персонажи.

Одна из змеек, подползла ко мне, а в её рту было зажато яблоко. Она медленно поднялась на уровень моего пояса и пошатываясь протянула мне плод.

Где-то я такое уже видел… Вот только не помню где.

Пока мы бродили по поляне, небо стало тёмно-синим а солнце скрылось.

— Ну что, как тебе противник в войне? — спросил меня Теневик. — Готов воевать?

Да уж…

— А что ты предлагаешь? — спросил я напрямик. — Условия известны, — войну надо закончить, иначе не выберемся. Мир вряд ли возможен. Кроли явно вошли во вкус. Ты ещё их главного не видел. Видимо это такой личный ад для удавов. Суждено им быть съеденными кроликами.

Теневик тяжело вздохнул.

— Может есть возможность как-то к кролям подобраться? Поджечь их там… — попытался забросить удочку камнелицый, но я качнул головой.

— А мне это зачем? Мы противники в этой… войне.

— В истреблении, ты хотел сказать, — хмыкнул Теневик.

— Может и так, — пожал я плечами и взглянул на Марию, которая играла с двумя маленькими удавами и со своей змейкой. Они как котята гонялись за смотанным из травы бантиком.

— Ты подумай, здесь же ничего просто так не бывает, — произнёс Теневик. — Здесь явно подвох какой-то. Мне-то по барабану, я похоже верную сторону выбрал, хоть и слабую. Но зато карму себе не попорчу. Кролики явно заслуживают того, чтобы подохнуть… А удавы вон, пускай живут.

— А кто ты такой, чтобы решать кому жить, а кому умереть? — хмыкнул я. Слова Теневика заставили меня задуматься, но здравый смысл никто не отменял.

— Я никто, но неужто ты сам не видишь? Уверен, когда ты приведёшь сюда кролей и они сожрут всех змей, а потом глядя на своё отражение, ты сильно удивишься, потому что будешь выглядеть как дьявол, попомни мои слова… Наверное, уже насмотрелся всяких гнойных уродов?

Я сделал глубокий вдох. Теневик явно манипулировал. Всё же на мне лежит ответственность за ребят. Последствия моих неверных решений лягут и на них. Хотя и с ними это обсудить бы не мешало. Миша и Паша лежали сейчас под яблоней, и кажется дремали. Я их понимаю, день сегодня был не из простых.

— И как ты видишь нашу помощь? — спросил я.

— Пока не думал, но если ты дашь больше информации… О количестве кроликов. Может о каких-то местах где они небольшими группами ходят. У Пушки способность интересная, думаю, если их не так много, то дня за три получится их истребить…

— Круто ты придумал, — хмыкнул я. — Может лучше удавов перережем?

Теневик в упор посмотрел на меня.

— Ну вперёд, режь, — произнёс он осипшим голосом. — Я уже три дня здесь ношусь. Мне эти подземелья, вот здесь… — прочертил пальцем по шее. — Я сам хочу всё закончить. Хотелось бы по-людски всё сделать, но раз по другому нельзя, иди. Я мешать не буду. Ну, что ты на меня так смотришь?

— Как это три дня? — спросил я. — А этот, Нос ваш… Он не мог здесь три дня назад появится.

— А, этот, он сегодня присоединился. Прямо на поляну свалился. В горы зачем-то полез. Не бросать же его.

— Сомнительно это всё, — спустя несколько минут размышлений произнёс я. — С одной стороны, хочется в твои слова поверить, с другой, слишком у тебя складно всё выходит… — я вдруг подумал, что это вполне может быть какой-то иллюзией. Мало ли какие способности существуют. — Кстати, а как ты сюда попал? Ну, в это подземелье, — спросил я.

Теневик искоса взглянул на меня, но ответил:

— Мы втроём шли к воротам, я, Пушка и Магнит, — это он в пропасть свалился. Крутой мужик. Со мной он месяц возился, помогал развиться. Пушка к нам неделю назад только присоединилась… О чём это я. Он увидел, как монстр пытается девушку убить и вступился. В итоге оказалось, что монстр был кроликом, а девушка — змеёй. Он когда ушастого завалил, появилось уведомление, что змеям необходим защитник, а потом проход в пещеру открылся. Так и оказались здесь.

— Что-то не сходится, — нахмурился я. — По твоим словам, Магнит ваш крутым бойцом был. Я пока плохо представляю, что именно это может значить, но мне не верится, что он так просто свалился в пропасть.

— Не просто, — качнул головой Теневик, глядя мне в глаза. — он кролей сдерживал. Дал возможность нам с Пушкой уйти.

Я сделал глубокий вдох.

— В любом случае, я не могу решение за ребят принимать, — хмуро произнёс я. — Нужно с ними всё обсудить. Ничего тебе обещать не буду, но даже если ты прав, я не готов что-то решать, хорошенько всё не взвесив, — я посмотрел на небо. — К тому же ночь скоро, отдохнуть бы.

Теневик усмехнулся.

— Сон это хорошо, — произнёс он. — Правда нам он не так важен теперь. Восстановиться помогает, но не обязателен. Как и еда, например. Те кто в городе решили остаться, могут вообще не спать и не есть по несколько дней.

Я недоверчиво поглядел на него. Усталость за день накопилось, и я чувствовал как на меня накатывает сонливость. Может, выдумывает? С толку сбить пытается?.. Или я слишком подозрителен.

— Оставайтесь здесь, — предложил он вдруг. — Здесь точно безопасно, это я гарантирую. А хотел бы убить вас, давно бы это сделал. — добавил он взглянув на меня. — Вот в пещерах вполне можете пострадать.

Я кивнул, а потом произнёс:

— В общем, дай мне время. Нужно со своими всё обсудить.


* * *

Я пересказал ребятам суть беседы с Теневиком, поделившись и своими сомнениями.

Жарких споров не было, все пребывали в ступоре, и я их понимал. Тут с самими собой бы разобраться. Вникать в распри каких-то животных, учитывая масштаб личных проблем, звучит как несмешная шутка.

Да и расслабились ребята на этой поляне. Слишком уж здесь обстановка была умиротворённая. Успели позабыть какого ужаса натерпелись в логове кролей. Да и до этого день не простой был.

Зато все с живым интересом восприняли предложение переночевать среди удавов. Очень уж уютной казалась эта поляна по сравнению с перспективой ночевать в сырых тоннелях. Особенно активно настаивала Мария. Мол, утро вечера мудренее, а там и решим как поступить.

Для ночлега, я присмотрел себе место за небольшим булыжником, подальше от лишних глаз. Мне нужно было о многом подумать, — и не хотелось, чтобы кто-то отвлекал. Стоило привалиться к валуну и я понял, что спать мне не так уж и хочется. Похоже прав был Теневик.

Я достал из кармана яблоко, то самое что вручила мне змейка и откусил кусок. Плод оказался настолько сладким и сочным, что я не заметил как съел его, а в руке остался огрызок. Я даже приподнялся и поглядел на яблоню, — может ещё за одним сходить… Но тут меня посетила другая мысль.

Я скосил глаза на туманный шар с семенем дерева мира зависший сбоку.

Во-первых, если я смог повлиять на рост грибов и водорослей, значит я могу и дерево своё растить таким образом. Я пока не вижу очевидных бонусов от такого тотема, но кто знает, что получится в итоге. Думаю, хищный кот Теневика, тоже когда-то был слепым котёнком. А ещё…

Я взглянул на огрызок в своей руке. Можно ведь попробовать и яблоню вырастить. Не знаю сколько пробуду в чистилище, надеюсь недолго, но лучше готовиться к худшим вариантам. Подумать только, собственная яблоня которая летает всё время за тобой!

Расковыряв огрызок, я высыпал четыре коричневых семечка себе на ладонь. Попробовал прощупать их своей способностью, и почувствовал слабый отклик. Семена жаждали попасть в почву и начать расти. Они хотели жить и дарить жизнь. Почему бы и нет?

Я протянул руку к шару, и он будто раскрылся навстречу моей руке, обнажив ровную почву, заросшую мелкой травкой. Мне показалось, что на одной из травинок я разглядел крохотного сверчка. Обалдеть, да там целая экосистема похоже зарождается.

Сделав пальцем небольшое углубление в почве, я высыпал туда семечки. Их, наверное, полить нужно, а вот воды нет. Завтра из лужи в пещере наберу. Думаю, до того времени семена не испортятся, а пока…

Я сосредоточился на своём тотеме и на энергии, что тонким ручейком текла где-то во мне. Попробую ускорить рост деревца. Главное, только не перестараться и не спалить его…

— Не спишь? — услышал я негромкий голос Марии рядом.

Девушка сидела в метре от меня, поджав под себя ноги. Я так увлёкся, что не услышал как она подошла.

— Нет, — качнул я головой, — думаю о всяком.

— Я тоже думала, — грустно улыбнувшись произнесла она. — Спасибо тебе, Серёж. Без тебя мы бы пропали, наверное.

— Я ничего такого не сделал, — хмыкнул я. — Думаю, любой бы на моём месте…

Девушка вдруг проворно приблизилась ко мне. Она положила руку мне на грудь, а затем, поцеловала в губы.

Я настолько растерялся, что не сразу отпрянул от неё… Зато девушка похоже была настроена серьёзно. Я опомниться не успел, как её рука скользнула вниз по моему животу и…

— Стой, — судорожно вдохнув поймал я её запястье. — Ты что делаешь?

— Целую тебя, — смутилась она, — а на что это похоже?

— Слушай, я просто вам помогаю. Я буду и дальше вас оберегать. И ничего за это не потребую. Это не нужно, понимаешь?

Мария грустно хмыкнула.

— При чём тут твоя помощь? — спросила она. — Может, ты мне понравился. — она опустила взгляд и тяжело вздохнула. — Ты очень нравишься мне, Серёж. — девушка подняла глаза и посмотрела мне в упор. — Просто я не подумала, что могу не нравится тебе.

Этого мне ещё не хватало.

— Послушай, не принимай на свой счёт. Ты красивая девушка. И ты мне не не нравишься…

— Тогда в чём дело? — спросила она.

— Женат я, и жену свою предать не могу. Понимаешь?

Плечи девушки опустились.

— До гроба любить её обещал? — спросила она.

— Ага, до гроба, — хмыкнул я. Я только сейчас понял что всё еще сжимаю запястье Марии и отпустил её ладонь.

— Так всё, до гроба уже случилось, — на её губах появилась грустная улыбка.

— Но я то ещё соображаю. — улыбнулся я. Да, ситуация неловкая, но я совру если буду говорить что мне неприятно внимание красивой девушки. Просто не нужно затягивать. — На хладный труп я не похож. Мыслю, действую и вполне способен вернуться домой. Поэтому намерен сохранять верность.

— Я понимаю, — улыбнулась девушка, — извини, не хотела… подрывать… ну ты понял.

— Всё хорошо, — спокойно ответил я, сдерживая улыбку. — Иди передохни. Завтра будет трудный день. Я почему-то в этом уверен.

— Хорошо, — ответила девушка, — Спасибо. — произнесла она, а затем снова подалась ко мне и поцеловала в щёку. — Нам повезло, что ты с нами.

Она легко поднялась на ноги, и бросив на меня взгляд скрылась из виду.

Я только сейчас понял, как сильно у меня колотится сердце. Я лишь усилием воли сдержал себя в руках, чтобы не обернуться ей в след. Всё же она очень красивая.

Так, собраться с мыслями, чем я там занимался?

Я мысленно сфокусировался на туманном шаре и попытался нащупать семена… Я их больше не чувствовал, только себя своего тотема. Может сквозь почву не удаётся наладить связь? Я обратно раскопал ямку, но семян в ней больше не было. Да что же это?.. Похоже придётся всё же идти за новым яблоком. Но попозже, есть и другие дела.

Я потянулся к ростку дерева мира. Хотел попробовать влить в него энергию чтобы хоть чуть прорастить его. Однако когда связался с ним, оказалось что он уже изменился. Вокруг него расположились четыре небольшие искорки, плотно связавшись тонкими нитками корней с моим тотемом.

Это ещё что?

Я попытался сфокусироваться только на семенах, но они больше не откликались отдельно, а были частью будущего дерева мира. Очень интересно.

В общем, идти за новыми яблоками смысла нет. Скорее всего, новые семена присоединятся к предыдущим. Видимо мой тотем не терпит конкуренции. Ну ладно, буду только его значит развивать.

Сфокусировавшись на своей внутренней энергии, я направил её поток прямо в тотем.

Окружающий мир перестал для меня существовать, было только стремительно растущее дерево мира. Тоненькие побеги прорывались сквозь почву, крепчая и вытягиваясь.

Сердце стало биться чаще и громче. Настолько громко, что стук напоминал мощный бит из огромной музыкальной колонки на концерте.

Один из стеблей вытянулся на тридцать сантиметров, покрывшись небольшими наростами. В двух местах стали проклёвываться веточки.

Сердце стало биться так сильно, что меня стало подкидывать… Дышать стало тяжело, будто на грудь мне кто-то наступил, не давя вдохнуть.

На стебле и веточках стали появляться небольшие зелёные листочки.

Чёрт, да этот куст меня сейчас досуха высосет. Я попытался разорвать связь, но поток энергии, изливаемый из меня, только усилился.

— Стой… — просипел я, пытаясь вдохнуть. — Остановись.

Листочки стали наполняться жизнью, а на одной из веточек проклюнулся маленький бутончик.

Усилием воли я смог раскрыть глаза. Сквозь пелену я увидел, что моя рука до сих пор находится в куполе, при чём тот значительно увеличился в размерах.

Напрягая последние силы, я вытянул руку из купола и тут же почувствовал облегчение. Поток энергии начал мельчать, а потом и вовсе иссяк, оставив мне лишь жалкие крохи.

Я скорее почувствовал, чем увидел, как от только что выросшего кустика в мою сторону потянулся энергетический хоботок. Видимо тотему не понравилось, что я перестал его подпитывать, и решил взять дело в свои руки, забрав оставшиеся крохи.

Я попытался отползти в сторону, но лишь завалился на бок, а хоботок впился мне в ногу.

Я вдруг почувствовал, как моё тело снова стала наполнять сила. Меня будто накачали хорошим кофе… внутривенно. Одновременно с этим, я ощутил нечто тёплое. Это что, меня дерево благодарит что ли?

Несмотря на прилив энергии, я стал чувствовать как меня клонит в сон. Я решил не сопротивляться этому и просто расслабился.

Кажется, мне что-то снилось, но что конкретно не вспомню. Только обрывки какие-то: Здоровенная змея, грузовик наполненный яблоками, огромная труба стреляющая солнечными лучами и очень много мёртвых людей устилающих землю. Над всем этим возвышалось огромное, раскидистое дерево.

Проснулся я от того, что солнце светило мне в глаза, а ещё… что-то мягкое и приятно пахнущее щекотало мне нос.

Я приоткрыл глаза и увидел, что лежу всё там же, вот только… Я сжимал в объятиях девушку, прижавшуюся ко мне спиной. Судя по цвету волос, это была Мария. А ещё, моя ладонь сжимала её грудь.

Глава 19. Тяжёлый разговор

Я тут же отдёрнул руку и попытался отодвинуться от девушки. Не тут-то было, она лежала на второй руке.

Как это вообще произошло?.. И что вообще было?

Я оглядел себя и Марию. Вроде мы оба одетые. Похлопал себя по ноге — штаны тоже на месте.

Я предпринял новую попытку вытащить руку. Отдавленная конечность онемела и я её уже почти не чувствовал.

Как только я наполовину вытащил предплечье из-под девушки, Мария тут же зашевелилась издав томный вздох.

Да Она издевается! Да я женат, но этот факт не отключает репродуктивную функцию организма. Особенно когда красивая девушка лежит так близко и прижимается всем телом... Я-то твёрд в своих намерениях, а вот моё тело явно менее принципиально.

И ведь пришла же… И что я с ней вожусь я резким движением выдернул из-под неё ладонь и сел оперевшись спиной о камень.

Я вдруг поймал на себе взгляд Михаила. Бородач беззубо улыбнулся и одобрительно показал мне большой палец.

Нет так дело не пойдёт…

Я начал трясти девушку за плечо.

Мария подскочила и сонным взглядом начала оглядываться по сторонам.

— Ты как здесь оказалась? — напустив в строгости в голос спросил я.

— Что? — непонимающе спросила она.

— Я спрашиваю ты как здесь оказалась? — цедя каждое слово снова повторил я вопрос.

Девушка от чего-то погрустнела и опустила глаза.

— Отец пришёл с друзьями с работы домой… Пьяный…На меня напали четверо пока я спала. Они сначала изнасиловали меня. Зажимали рот чтобы я не кричала. Потом, когда они закончили, я попыталась выбраться, но они начали бить меня. Один из них Достал нож, — на глазах девушки появились слёзы.

— Да… Ты… — у меня было твёрдое намерение отчитать её. Я ведь вчера ей всё объяснил, чего она ко мне полезла, ещё и к спящему? Но после её признания я будто язык проглотил.

— Я помню как нож сначала вонзился сюда, — она указала на поясницу. — Было очень больно. Я даже кричать не могла больше, потому что дыхание перехватило. Потом сюда, — она ткнула пальцем себе в пах. — Дальше я плохо помню… Было много ударов… Сюда, — она указала на шею, — а потом сюда, — она ткнула себе в точку под левой грудью. — Потом я наконец потеряла сознание и очнулась уже в этом мире. Я понимаю, что умерла и если честно, здесь мне нравится куда больше чем там где жила до этого.

— Всё прекрати, — оборвал я Марию, не в силах больше слушать её рассказ.

— Ты же сам попросил, — обиделась девушка.

— Я не о том просил, — злясь на себя, на неё и на ситуацию буркнул я.

Я сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями. Девушку жалко, да и сейчас, всё, наверное, встало на свои места, но нужно расставить точки над и. Иначе, чувствую, Мария не остановится и будет только настойчивее. И плевать если меня станут обвинять в занудстве.

Девушка уже сидела напротив меня, подобрав под себя ноги.

— Зачем ты пришла ночью? — спросил я, прочистив горло. Голос совсем сел.

Она удивлённо посмотрела мне в глаза.

— Мне холодно стало, а будить я не хотела, — снова опустив глаза сказала она.

— Ладно, допустим, но почему ты пришла ко мне? — спросил я, продолжая сохранять спокойствие, хоть это и давалось с трудом.

— Так, ты ведь сказал что женат, — удивлённо ответила она. — Вот я и решила, что с тобой будет безопаснее всего.

Вот сейчас сдержать себя стало очень сложно. Мне кажется я даже покраснел… Но не орать же на неё. Вот не интересно, она хитрит или и правда настолько наивная? Нет по-любому манипулирует. Вон как испытующе смотрит на меня.

— Так… — начал было я, но меня прервал тревожный крик Носа.

— Кролики! Готовимся!

Я даже в ступор впал. А что нам-то делать? Наблюдать? Встать на сторону защитников? Или наоборот, начать вести диверсионную деятельность в тылу противника. Если отбросить мораль и включить рационализм, с Теневиком я если и смогу справиться, то только подлостью, но я к такому не готов. Даже несмотря на ситуацию, мы с ним не враги. Напротив, я хотел бы с ним подружиться. Да уж, вопрос.

Стоит ли говорить, что Мария тут же отошла на задний план. Я даже не взглянул на неё и несмотря на то, что девушка сидела в паре метров от меня, не знал какое у неё сейчас выражение лица. Я сейчас занимался более важным делом, а именно, анализировал обстановку вокруг.

Первым делом посмотрел в ту сторону, откуда мы вошли в долину, но там было спокойно.

Что-то происходило с противоположной стороны, недалеко от того места, где росла яблоня с детёнышами.

Я разглядел группу из пяти кролей, что двигались плотным клином. В их лапах были заострённые палки, на двух из которых уже извивались агонизирующие удавы.

Да… и двигались кроли аккурат к детскому саду…

— Серёжа, — встрепенулась Мария. — Они же деток сейчас…

Девушка вскочила на ноги и понеслась в сторону яблони.

Вот же… Я вскочил на ноги и понёсся следом за девушкой.

— Стой! — крикнул я, — Мария, остановись!

Краем глаза я заметил, что Миша тоже несётся к дереву с искрящим молотом наперевес.

— Стойте! Не вмешиваться! — орал я во всю мощь лёгких.

Один из кролей, видимо услышав мой голос, повернулся в мою сторону и, видимо узнав, отсалютовал мне заострённой палкой. В этот момент, его снёс с ног появившийся прямо и воздуха кот Теневика. Животное вцепилась в шею кролю и принялось драть его когтями.

Один из ушастых бросился товарищу на помощь, в то время как остальная троица, ускорилась в направлении яблони.

От одной мысли о том что кровожадные кроли могут устроить с обитателями детского сада, у меня обрывалось сердце, но в то же время я понимал что вмешиваться нельзя. Я наверное именно поэтому и бежал сейчас, чтобы не бездействовать. Мария стала побочным поводом. И я совершенно не уверен, что буду делать когда добегу.

Перед троицей, прямо из воздуха соткался Теневик, вместе с той девушкой — Пушкой. В руках у камнелицего блеснуло два ножа, а в руках у девушки был её зверёк, который кричал раскрыв пасть и демонстрировал зубки.

Теневик бросился на того Кроля который бежал впереди, видимо надеясь отвлечь на себя всю троицу, связав их боем. Не удалось. Лидер кролей рыкнул что-то оставшейся паре, и вступил в бой с камнелицым. И я даже не знаю кто из них меня удивил больше, оба бойца стоили друг-друга. Они так быстро принялись обмениваться ударами, что я на секунду прилип к ним взглядом.

Тем временем, девушка тоже отличилась. Её зверёк перестал вопить, а его пасть осветилась яркой вспышкой. Мощный луч навылет пронзил грудь одного из оставшихся кролей, зато второй сориентировался мгновенно. Он рывком бросился вперёд и снёс девушку с ног. Та покатилась кубарем, выронив питомца, а затем врезалась головой в небольшой камень. Удар был сильный, и очень надеюсь что не фатальный.

Последний кроль, убедившись что ему больше ничего не грозит, бросился к яблоне… Я с замиранием сердца увидел как он схватил сначала оного детёныша, и на ходу откусив тому голову, схватил следующего…

Да к чёрту!

Я размахнулся и метнул копьё. Я практически не целился, но точно знал куда оно попадёт. Прямо в сердце кролю. Судьба у ушастого такая.

Всё же копьё непрактичное оружие. Метнул я его и теперь с голыми руками. На поясе до сих пор была прицеплена рукоять меча с двухсантиметровым обломком. Ну ничего — на безрыбье и рак осетрина.

Перемазанный кровью кроль, с торчащим из груди копьём, стал заваливаться на спину.

План я видел следующий. Нужно добежать до яблони, по пути охладив пыл Марии, возможно даже затрещиной, а после этого решать, что делать, оборонять яблоню, или помогать остальным ребятам.

Пашу я так и не увидел, как и Носа, чей голос слышал перед началом атаки. Миша со своим молотом подбежал к сражающимся кроликам и коту, почему-то он решил вмешаться именно там. Мария же, оказавшись рядом с Теневиком, вдруг бросилась к дерущимся, распластавшись в воздухе. Кинжал, который она до этого сжимала в руке, сорвался в полёт, на встречу с затылком кроля. Меня очень удивило, что вслед кинжалу, с её руки соскользнул змеиный позвоночник, который она получила еще в тоннелях.

Кролик, будто почувствовав летящую в него смерть и увернулся, но кинжал девушки всё же вонзился ему в плечо. Мария мягко приземлилась на траву. Кувыркнувшись, она дёрнула руку на себя, вырвав кинжал, который, оказывается, был прикреплен к змеящемуся позвоночнику.

Кроль взревел, зажав лапой, брызнувшую кровью рану, и отпрыгнул в сторону, чтобы держать в поле зрения обоих противников, но тут уже Теневик не подвёл. Воспользовавшись заминкой кроля, он поднырнул тому под локоть, слишком уж ловко оказавшись у пушистого за спиной, а затем, вонзил оба кинжала в шею противника, по самые рукояти.

Если я правильно оценил обстановку, целыми остались лишь двое кролей, которые сражались с теневым барсом и Мишей. Я бросил взгляд в их сторону. Миша как раз размахнулся молотом, а в следующий миг, громоптичка, которая до этого сидела на плече здоровяка, вдруг подлетела и превратившись в электрический росчерк, ударила прямо в молот здоровяка. Орудие Миши стало искрить, а затем, как-то уж очень стремительно встретилось с мордой одного из кролей. Раздался громкий хлопок, а затем, кролик с дымящейся мордой, всплеснув лапами, отлетел на добрых четыре метра.

Последний кроль, изрядно подранный теневым барсом, обнаружив себя в меньшинстве, развернулся и что-то гортанно рыча бросился в ту сторону откуда появилась их группа.

Уйти ему не дали, на его пути появилось около десятка удавов. Двигались они всё так же неспешно, будто сомнамбулы, однако один из змеев смог зацепить кроля за лапу, в то время как остальные принялись оплетать ушастого с ног до головы.

На краю поляны, раздался ещё один рык. А вот это уже не хорошо. Похоже, что их было не пятеро.

Новой атаки не последовало. Кроль, которого, судя по всему, оставили снаружи для подстраховки, просто сбежал. И это не очень хорошие новости. Стоит рассчитывать на худший вариант, и кролик, скорее всего, доложит своему медвекролю что мы их предали. Ума не приложу что за этим последует, но теперь нужно крепко подумать, прежде чем возвращаться в логово ушастых.

Тем временем, я добрался до своего копья, засевшего в груди кролика. Рядом с ним лежало метровое тело удава без головы. В лапе пушистого берсерка была зажата головка совсем маленькой змейки, чьё тело подрагивало.

Выдрав наконечник из ушастого я наклонился проверить, жива ли змейка в его лапе. Стоило убрать конечность кроля, как на меня взглянули огромные испуганные глазки, с голубыми радужками.

— Ты в порядке, — зачем-то спросил я у змеи. Однако та поняла меня и кивнула, а затем сместила взгляд на обезглавленное тело рядом с собой, и её глаза наполнились слезами.

Да уж, удавья трагедия. Я сам не пойму почему мне так жалко змею. Просто раньше не видел, чтобы эти пресмыкающиеся плакали, или транслировали другие подобные эмоции.

Я взглянул туда, где в скоплении змеиных тел до сих пор копошился обездвиженный кроль. Я как раз увидел тот момент, когда к куче-мале подошёл Теневик. Он примерился и метнул кинжал, попав кролю прямо в глаз. Удавы похоже и не думали убивать ушастого, а только держали его.

Я посмотрел на убитого мной кролика чистым взглядом.

На задней лапе кроля светилась какая-то лента, а в животе красным обозначился бесформенный предмет. Я присмотрелся сначала к ленте:


Эластичные связки.

Усиление для ног.

Увеличение выносливости.


Ого, что-то новенькое. Я поднял ленту. И правда как кусок мяса. И как это использовать?..

Вспомнив про зубы удавов, да и про то как наконечник встал сам собой на копьё, я попросту приложил ленту к ноге и она, подтвердив предположения, тут же исчезла.

Интересно… Я, кстати, так и не понял как на меня повлияли зубы удавов. А сухожилия кроликов…

Я попереминался с ноги на ногу, вроде никаких изменений. Подпрыгнул. Ого. а вроде я раньше не так высоко скакал. Приземлился на траву, сгруппировался, а потом изо всех сил оттолкнулся от земли…

Вот это да! Метра на два получилось подскочить. Может, здесь гравитация иная? Надо будет Мишу или Пашу заставить попрыгать.

Так, что там еще у кроля в пузе было?

Я сфокусировался на массе:


Питательное удобрение.

Положительно влияет на плодовитость растений.


О брезгливости я не думал. По идее свежевыдранные из кролика сухожилия должны быть не очень-то приятными. Можно кконечно поразмышлять что за состав у этих удобрений, но я решил не усложнять. Пожав плечами, взял бурый комок в руку и поискал свой шар…

Ого! А он и правда подрос. Если до этого купол был от силы тридцать сантиметров в диаметре, то сейчас целых пятьдесят, не меньше.

Дымчатая поверхность послушно расступилась перед моей ладонью, открыв… Вполне себе стебель, с двумя веточками и листочками. Даже бутон был. А я подумал что мне это всё привиделось вчера.

Так и что с удобрением делать? В почву закопать? Или по примеру других улучшений просто приложить.

Я положил комок прямо у тоненького ствола, и он почти сразу исчез. А что, удобно. Земледелец из меня, если честно, такой себе. Да и даже лопатки завалящей у меня нет, — вчера пальцами ковырял землю для яблочных семечек.

Дерево откликнулось слабым импульсом благодарности. Похоже оно еще и соображает что-то. Ну, разумное дерево — это уже не просто бревно. Может я рано расстраивался.

Тем временем, на поле недавнего боя уже кипела работа. Часть мёртвых кролей уже осмотрели на предмет каких-либо усилений и волокли тело куда-то в сторону.

Я еще раз окинул взглядом того кролика, которого убил собственноручно. Выглядел он так себе, кроме раны в груди, он был мягко говоря, облезлым. Шерсть торчала клоками, глаза были красные. На лапах и теле кровоточащие язвы. Может, он болеет чем-то?

Я направился к тому кролю, которого смогла ранить Мария. Мне было интересно осмотреть его. Те ушастые, которых я видел до этого, вроде выглядели вполне нормально.

Я оглядел и этого кроля, он тоже будто побывал в чане с кислотой. При чём он был побит ещё сильнее, чем тот которого убил я.

Я вдруг понял, что шерсть облазит с него прямо сейчас, будто его стрижёт кто-то невидимый. Причём из рук вон плохо, потому что на коже то и дело появляются сочащиеся жёлтым, воспалённые раны.

— Теневик, — позвал я.

Он был неподалёку, приводил в чувства Пушку. Девушка уже пришла в себя и потирая лоб сидела оперевшись о тот самый камень в который до этого врезалась. Камнелицый успел убедиться, что девушка в порядке, поэтому почти сразу подошёл ко мне.

— Чего тебе? — устало спросил он.

— А что с этими кролями? Чего они разваливаются на глазах? — спросил я.

— Да, они ведь через залежи ядовитых грибов прорывались, -устало пояснил мужчина. — Это споры на них так действуют. Мы проверяли уже на одном пленном кроле. Стоит спорам попасть на шерсть, как они начинают облезать будто клёны по осени. Потом кожа волдырями покрывается. Правда кроли после этого быстро в норму приходят, если конечно их не накормить этими грибами, ну или если не надышатся спорами.

— Ясно, — ответил я, тут же замерев.

Мимо нас, к дереву, проследовала процессия удавов. Они двигались к яблоне, таща на себе, будто на плоту, тела погибших товарищей.

Удавы не издавали ни звука, но их пасти были горестно раскрыты, от чего казалось что они плачут. Не пойму своих чувств, но сердце у меня защемило.

Спустя пару минут, вокруг яблони лежали свёрнутые кольцами мёртвые тела. Маленькие змейки, оползли всю поляну, собирая цветы, после чего украсили каждое тело, буквально засыпав бутонами и лепестками.

Вокруг повисла тягостная тишина. Я услышал как поодаль всхлипнула Мария. Я обернулся. Рядом с девушкой стоял Михаил с серьёзным видом, на его лице вздулись желваки.

— Ну что, не передумал? — горько усмехнувшись спросил меня Теневик. — За три дня, это уже седьмые похороны.

Глава 20. Достойные решения

Я сжал зубы. Ситуация безусловно грустная, но я был бы идиотом, если бы ради зверей с грустными глазами, подвёл бы своих ребят…

— Серёг, мочить кролей надо, — подошёл ко мне Миша. — Эти твари всех змеек изведут.

Я покосился на здоровяка, а потом перевёл взгляд на ухмыльнувшегося Теневика.

— Отойдём? — предложил я бородачу.

Тут к нам подоспела Мария.

— Серёжа, они деток убили, — всхлипывая произнесла она.

— Я видел, — буркнул я. К этой мадам у меня отдельный разговор. Слишком уж ловко она пытается меня разжалобить. — Кто-нибудь Пашу видел?

— Я здесь, — раздался голос парня у меня за спиной.

Рыжий сидел в пяти метрах от меня в позе лотоса. В руках он держал свою отвёртку, на конце которой расположилась улитка и шевелила рожками.

— Ты где был всё это время? — хмуро спросил я.

— За вами присматривал, — невозмутимо ответил он, — вредил кроликам.

— Ого, как это? — спросила Мария.

— Я пока сам до конца не понимаю. Чувствую когда кому-то опасность грозит и могу помочь увернуться или подсказать. Я только Пушке помочь не смог, она сильно испугалась и застыла как вкопанная. Я не смог её сдвинуть. А ещё, когда Мария метнула в кроля нож, он хотел тут же напасть на неё, но я отговорил.

Я со скепсисом посмотрел на него, на что парень, с прежним спокойствием ответил:

— Знаю о чём ты сейчас подумал, и мне по барабану, — произнёс он глядя мне в глаза.

Я аж опешил. Что значит по барабану ему?

— Да, грубовато вышло, — нахмурился Паша. — я пока вообще не понимаю как работает моя способность. Действую по наитию. Знаю лишь, что если буду активно бегать по полю с отвёрткой, толку от меня будет гораздо меньше.

— Ладно, — хмыкнул я, — перед нами тут непростой выбор стоит, — начал я.

— Никакого выбора я не вижу, — сложила руки на груди Мария. — Удавов нужно защитить. Понимаю, что это даже звучит странно, но такое уж у этих зверьков название.

— Согласен с Марией, — хмуро вставил Миша, а его птичка торжественно чирикнула, заняв место на плече здоровяка.

Хм. Мне эта ситуация по-прежнему кажется неправильной. Мы ведь выступили на стороне кролей. Да, они выглядят жутковато. Да и удавов жалко. Но мы плохо разобрались в ситуации. Не хотелось бы становиться перебежчиками, поддавшись эмоциям. Всё же кролики типа свои.

— Паша, а ты что думаешь? — посмотрел я на рыжего.

— Мне сложно о чём-то судить, — потерев виски произнёс парень. — Я точно знаю, что если вмешаюсь всё будет гораздо хуже.

— Гораздо хуже, чем что? спросил я.

— Я не знаю, — я только сейчас понял насколько бледным и уставшим выглядит рыжий. Он ещё не успел измениться, по крайней мере, лицо его оставалось прежним, разве, что кожа посерела, да тёмно-синие мешки под глазами проявились. — Мне приходит что-то, даже не образы, а ощущения… Я только потом понимаю что это означает, когда уже всё произошло.

— И что за… ощущения у тебя сейчас? — спросил я.

— Их много, — ответил Паша. — Но знаю, что если опишу их тебе, дальше всё будет гораздо хуже, чем если промолчу. Поэтому я сделаю так как решит большинство. — Почему-то он сделал упор на слове “большинство”. — Одно скажу, здесь ничего не бывает просто так, и каждый получает то что должен получить. В том числе и по заслугам. В общем, мы не зря оказались здесь.

Очень интересно.

— Короче, мужики… и леди конечно же, — сложил руки на груди Миша. — Я хочу помочь Теневику. Надо защитить удавов.

— Вы ведь понимаете, что это может затянуться, — привёл я последний аргумент. — Нам бы быстрее пройти все ворота, а мы уже второй день здесь.

— Мне домой не особо хочется, — хмуро произнесла Мария, — но даже если бы я и рвалась вернуться, думаю лучше поступить по совести, чем потом корить себя за подлость.

Да уж, её можно понять. Хотя Паша вроде тоже говорил, что ему домой не надо. Неприятно будет, если окажется, что я встал во главе совершенно незамотивированной команды. Надо бы ещё у Миши спросить, хочет ли он домой, но теперь что-то боязно.

— И что вы предлагаете? — спросил я. — Воевать с кролями? Я не уверен, что мы сможем пережить бой с ними. Чудес не бывает. Опять же, вспомните их главного, — я намеренно выдержал паузу, чтобы дать образу всплыть в памяти. — Вы уверены, что хотите бороться с тем медведем?

Если честно я лукавил. Я и сам уже принял решение, хоть и был твёрдо уверен, что оно неверное. К тому же и план у меня в голове уже созрел. Но я почему-то не мог даже для самого себя найти аргументы, способные заставить думать в ином направлении.

— Я готов, — хмуро ответил Михаил. — Совру если скажу, что мне не страшно. Но ты ведь сам Лёше говорил, что страх нужно запихнуть куда поглубже, когда знаешь во имя чего его нужно перебарывать.

— Я уже умирала, знаю каково это, — кивнула Мария. — Но почему-то сейчас не боюсь.

Да уж. И ни у кого из нашей команды даже капли здравого смысла не проскользнуло. Видимо это означает, что решение верное. Как там в большинстве героических книг говорят? — Слушай сердце?

А что сердце? — оно стучит и исправно работает, разнося адреналин по крови, будоража мозг, убирая трезвость из мыслей и требуя отомстить пушистым тварям.

— Я уже сказал: поддержу команду и сделаю всё что от меня зависит, — произнёс Паша таким голосом, будто думал сейчас о чём-то совсем другом.

Я вдруг увидел, как Теневик тащит что-то от того края поляны, через который напали кроли. Судя по всему, ему помогали несколько удавов. Еще одного ушастого они что ли тащат.

Я присмотрелся и увидел что за ними следом, бежит попискивающий носорожек.

Они как раз повернули в направление яблони, и я понял что они тащат Носа. У бородача был разорван бок. Ещё он прижимал руки к шее, и сквозь его пальцы сочилась кровь.

Кролики засранцы, продолжают работать против меня. Это я его должен был завалить. Опередили меня…

— В общем так, как победить кроликов я, похоже, уже знаю, — начал я. — Но мне кажется, что всё не так просто как предполагает Теневик. Я боюсь, что предательство своей стороны просто так для нас не пройдёт. — Я окинул ребят взглядом, но похоже, что слова Марии о неверных, но достойных решениях укрепило в нас решимость. — Поэтому я всё сделаю сам, — продолжил я. — А если наказание и последует, то под ударом буду только я.

— Так не пойдёт, — мотнул головой Миша. — Мы команда, значит и делить всё будем поровну.

— Мы пойдём с тобой, — упрямо взглянула на меня Мария.

— Я пойду с вами, — с прежней флегматичностью в голосе произнёс Паша.

— Жалко Лёхи с нами сейчас нет, — вдруг усмехнулся бородач. — Ему пошло бы на пользу наше единство. Он славный парень, просто в себя не верит.

Паша кивнул, а Мария немного погрустнела. Из-за её ворота появилась рогатая голова змейки, которая ткнулась хозяйке в шею, будто успокаивая её.

Я вдруг увидел, что улитка, которая так и сидела на шлице отвёртки, посмотрела на рыжего и её рожки несколько раз стукнули друг о друга. Похоже, что тотемы и правда обладают вполне человеческим разумом. И поддерживают хозяев и врагов атакуют и прикрыть могут.

Я кивнул ребятам и, развернувшись, направился к Теневику.

— Будьте здесь пока, — бросил я через плечо.

— Куда ты? — спросила Мария обеспокоенно.

— Атаку планировать, — ответил я.


* * *

План был прост и очевиден. Кролям не нравятся ядовитые грибы. При чём, если верить Теневику, стоит ушастым надышаться ядовитыми спорами или нажраться ими и всё, кранты им. Тут собственно и думать не о чем. Нужно завалить логово пушистиков этими грибами. Можно ещё было бы нафаршировать грибами тело мёртового удава, но я отбросил эту идею.

Были два недочёта. Первый: Если я правильно понял случайную оговорку Теневика, грибы ядовиты не только для кролей. Второй недочёт: Споры поднимались едва ли на десять сантиметров от источника.

В общем, если верить пространным рассуждениям Паши, мы… Да что уж мелочиться. Я не зря здесь оказался. Моя способность ключ ко всему. Теневик хороший боец. Пушка, вон, стрелять умеет. Но им нечего противопоставить кролям. Зато есть вполне очевидная уязвимость у пушистых, которая всё время до этого позволяла их сдерживать. У них явно аллергия на эти грибы. Тут появляюсь я. Если разберусь со своей способностью, элемент сдерживания превратится в химическое оружие массового поражения и ушастикам придёт конец. Осталось понять как это использовать и насколько эффективна здесь будет моя способность.

— Как вы притащили столько грибов к проходам? Я ведь правильно понимаю, что они ядовиты для всех? — спросил я подойдя к Теневику.

Тот, нахмурившись, посмотрел на меня, но всё же ответил:

— Удавы к ним не чувствительны. Они не самые сообразительные, но до этого сами дошли.

— Ясно, — задумчиво протянул я. — А ты знаешь места где они всё еще растут?

— Так перед входами и растут, — ответил Теневик, — Они там уже прижились, и разрослись колониями. Удавы время от времени притаскивают новые, но это уже без надобности. Попробуешь их убрать, скорее всего подохнешь и крайне неприятно.

Я только сейчас понял, что всё это время он сверлил меня взглядом.

— Этим заниматься точно не буду, — качнул я головой. — Да и мы уже решили, что будем делать. Нужно скорее заканчивать с этим испытанием. Кролей можно убить так же легко, как и удавов.

Теневик заметно расслабился, хоть и не перестал внимательно изучать моё лицо. Не расслабляется, не верит, но это правильно. Я бы тоже не верил.

— И что ты придумал? — спросил меня камнелицый. — Если думаешь грибы использовать, это дохлый номер. Скорее сам потравишься, чем ушастым навредишь. Удавы их тоже не потащат да и я им рисковать не позволю.

— У меня способность с растениями связана, — перебил я Теневика. — Мне бы попрактиковаться, а там может чего и выйдет. В общем, попроси удавов мне грибов принести, ну или отвести меня на одну из грибниц.

— Так, и я тебя отвести могу, — задумчиво произнёс Теневик.

— Слушай, такой ещё вопрос, — я обернулся на ребят, которые живо что-то обсуждали.

— Я не хочу своих под удар подставлять, есть вариант их как-нибудь изолировать? — спросил я.

— Есть ямы для содержания пленных кролей, — осторожно предложил Теневик.

Я сначала подумал согласиться… Но потом фантазия начала рисовать картины, как к ребятам, запертым и беспомощным, радостно хохоча над моей наивностью, наведается Нос. Или Пушка со своим зверьком. Расстреляет ребят и они даже противопоставить ничего не смогут. Так-то я за ними понаблюдал, Мария и Миша не такие уж и безобидные как могло бы показаться, но не взаперти. Всё же я не хотел бы, чтобы они шли за мной. Теневика с его командой подставлять это одно дело, а ребята, как я понимаю, ещё не успели отойти от того, что недавно умерли. К тому же я после глупой смерти Лёши никак не отойду.

— В общем, давай договариваться. Если моя задумка удастся, мои не должны об этом узнать. Уйдём так, чтобы они ничего не поняли. Я решу проблему с войной, а ты и твои ребята, — я бросил взгляд на Носа, — будете меня прикрывать. Уговор?

— Ладно, — хмуро кивнул Теневик, — я очень надеюсь, что это не хитроумный план и твои ребятки не перережут остатки удавов, пока ты будешь перед нами комедию ломать.

— Даю тебе слово, — пожал я плечами. — Нарушу его, и превращусь в булькающую гноем жижу. Здесь ведь так всё обстоит?

— Уговор, — Теневик протянул мне ладонь. Я пожал его руку, окончательно отрезав себе путь к отступлению и поиску нового плана.

Глава 21. Грибы и яблоки

Я сидел в метре от скопления грибов, над которыми висело плотное облако ядовитых спор. Казалось, грибы дышат, вместо углекислого газа выдыхая яд.

Что я могу с ними сделать?

Так, могу слегка ускорить их рост. Можно и не слегка, но грибы будут болезненные и быстро умрут, я уже научился это чувствовать.

Всё же споры были не особенностью этих грибов, а результатом их жизнедеятельности.

Я изучил каждый грибочек, естественно, я пытался их прощупать своей новой способностью. Приближаться к ним я не спешил. Так… Тонкая ножка, шляпка со споровыми сумками, которые то и дело выстреливали спорами вверх…

Интересно… отверстия этих сумок направлены в разные стороны, а что если…

Взаимодействуя с несколькими грибами, я сделал так, чтобы все его сумки стали направлены в одну сторону. При следующем выдохе, облако получилось меньше, но более плотное и концентрированное. Что мне это дало? Да чёрт его знает.

Спустя ещё полчаса мучений, я смог научить грибы делать более глубокие вдохи. Ну, набирать больше воздуха в споровые сумки. Как это выглядело, даже не спрашивайте, я сам толком не понял, но реакция последовала интересная…

Ещё спустя двадцать минут, я научил грибочки слегка задерживать извержение спор.

В итоге меня едва не накрыло облаком яда, взмывшим на полметра.

Считаю это очень крутым результатом часовой работы.

Грибы могут выпускать споры раз три секунды, так чтобы получалось далеко и плотно. Вопрос: как их теперь направить в нужную сторону и поднять облако повыше? Ну и самому при этом не отравиться.

Можно сделать что-то вроде ствола или трубы. Получится этакое газовое ружьё. В принципе идея интересная, вот только где я трубу найду. Разве что удава какого-нибудь грибами нафаршировать, но он, скорее всего, сопротивляться будет.

Так, что бы еще попробовать?..

Появилась совсем уж безумная идея, и я мысленно потянулся к спорам зависшим в воздухе.

Маленькие частицы витали над скоплением грибов, будто танцуя. Они плавно опускались и снова взмывали поднимаемые новым “выдохом”. Я их чувствовал, хоть и слабо. Нужно чуть лучше сосредоточиться, постараться наладить связь с ними, может я смогу управлять ими.

Сначала я пытался почувствовать отдельные частички, но они всё время будто ускользали от меня. Спустя ещё десять минут, я понял что нужно охватить всё облако, будто оно единое целое.

У меня получилось расширить скопление спор, сделав его менее плотным. Было это не просто, но чем больше я практиковался, тем легче мне было взаимодействовать с частицами.

Затем я попробовал сжать облако, но видимо перестарался. Мне удалось спровоцировать выброс мощной струи спор, на этот раз из облака. Причём результат получился даже очень интересный. Споры выстрелили метра на два, однако уже через пару секунд они стали умирать. Причину я не понял, но факт учёл. В принципе, выстрелить в морду какому-нибудь кролю можно, но не факт, что ему это навредит.

Как же решить эту задачку?

Труба, для направленного выстрела… Ещё бы сами грибы покрупнее вырастить.

Я покосился на туманный купол, в котором обитал мой тотем.

Уже полчаса катаю в голове мысли о том, чтобы начать выращивать грибочки внутри своего купола… Но не убью ли я своё дерево? Опять же, на веточках появились еще два бутона, а первый расцвёл белым цветочком. Я всерьёз рассчитываю на урожай. Не хотелось бы на выходе получить яблочки, способные извести армию Белоснежек.

— Ну что, есть какие-то новости? — услышал я за спиной голос Теневика.

— Промежуточные результаты есть, но пока без прорывных решений, — вздохнул я.

— Там твои ребята беспокоятся, тебя потеряли, — сказал Камнелицый. — Они уже второй час окопы роют. Занять их делом идея отличная, но они уже явно недовольны.

— Придумай что-нибудь, — раздражённо отмахнулся я. — Пускай частокол соорудят.

— Мы планировали, что к этому времени, уже сможем выдвинуться, — нахмурился Теневик. — Боюсь твой план не удался.

— Значит ночью пойдём, главное чтобы ребята уснули, — пожал я плечами, пытаясь подвинуть облако спор в сторону. — А чтобы не волновались, расскажи чем я здесь занимаюсь. Думаю это их успокоит, а сейчас, не отвлекай меня.

Я и правда начал раздражаться. У меня давно затекла спина и ноги. Я явно делал успехи, но очень уж непросто они мне давались. Я бы сказал, с большим трудом.

Пока общался с Теневиком, научился перемещать облако из стороны в сторону, но обнаружил, что споры, которые оказывались далеко от скоплений грибочков, через несколько секунд умирали. Однако если удавалось тут же вернуть их к грибам, то они снова продолжали свой танец. Собственно, вот и раскрылась причина, почему споры которые выстрелили при сжатии облака погибли…

Но, вот ещё один вопрос. Как я понял, споры продолжали воздействовать на кролей больше чем три секунды. Шерсть то с них продолжала слазить, даже после того как пушистые подохли. Может для того чтобы споры жили, нужны не одни только грибы?

Что если им для жизни нужны, например, волосы. Вроде логично, удавы лысые, кроли пушистые. Камнелицый говорил, что для людей споры тоже опасны, может у него ноги волосатые?

— Теневик, ты здесь ещё? — позвал я.

— Ага, — ответил тот. Он, оказывается, сидел в стороне и наблюдал за мной и облаками спор.

— Поможешь мне с одним экспериментом? — спросил я. — Скажу сразу, скорее всего будет больно.

— Смотря что ты собираешься делать, — хмуро ответил Теневик.

— Напустить на тебя облако спор, — невозмутимо ответил я.

— Обезумел что ли? — спросил он отпрянув.

— Нет, не обезумел. Хочу понять почему споры тут же дохнут без грибов, но кролей разъедали долго.

— Да яд они распыляют, или кислоту… Чёрт знает, что они там распыляют, но я один раз наступил в скопление. Впечатлений хватило.

— И как долго жгло? — с любопытством юного натуралиста спросил я.

— Третий день жжёт, не переставая. Я яблочным пюре обмазался, как удавы подсказали. Стало легче, но не намного.

— Слушай, там ваш Нос ранен ведь. Всё равно от него толку немного, может на нём поэкспериментируем? — кровожадно улыбнувшись предложил я идею.

Теневик смерил меня тяжёлым взглядом. Он стоял за моей спиной и видеть я ничего не мог, однако почувствовал.

— После того как выполнишь свою часть обещания, я оставлю вас наедине, как и обещал, — хмуро ответил камнелицый.

— Так я же не собираюсь мстить ему, — хмыкнул я, — так, гипотезу проверить. Хочу понять почему споры подыхают.

— И чем тебе в этом поможет Нос, или я?

— Настроение поднять, — я потянулся.

Я уже проверил на себе действие грибного яда, поместив две споры на ладонь. Одна оставила неприятный ожёг, а вот вторую я попытался заблокировать. Вернее, договориться с ней. И у меня получилось. Вторая спора меня не обожгла, а яд от первой перестал разъедать мою кожу. Но здесь не понятно, это я как-то повлиял, или яд нейтрализовался из-за того, что у меня ладони не волосатые. Думаю, Хрендинанту здесь не сладко бы пришлось.

Взвесив за и против, я решил рискнуть таки и перенести несколько грибов в свой купол. Работы предстояло ещё много, и она, вполне возможно, будет не очень приятной.

Я подсадил к своему деревцу два споровика, как про себя их окрестил и поднялся на ноги. Наверное, лучше вернуться на поляну. Помня как закончились вчерашние эксперименты с тотемом, не хотелось бы отключиться прямо здесь. К том же не уверен, будут ли споры по-прежнему для меня безобидны, если потеряю сознание.

Я ещё раз потянулся, хрустнув позвонками, и тут мой взгляд упал на лужу с водорослями…

А в прошлый раз, когда я с ними взаимодействовал, они ведь очень обильно споры испускали. Чёрт! Да это же… Да я, похоже, не ботаник, я селекционер! И я ведь откуда-то точно знаю что вспыхнувшая в голове идея вполне жизнеспособна!

По пути на поляну, мой взгляд упал на светящийся грибок и на мох. Не знаю зачем, но их я тоже захватил и подселил к своему тотему. Уж не знаю почему, но мой росточек соседству явно обрадовался. Я ещё не приступил к экспериментам, но мне уже заранее не по себе от того, что может получится. В общем, кролям я не завидую.


* * *
Настроение у меня было отличное!

Я то и дело ловил себя на том, что напеваю под нос что-то из серии:

Тот ботаник был из тех, что любит кроликов валить…

Или например:

…Грибник сидел напротив,

Болтал о том о сем,

Что нет среди растений

У мужика врагов,

Что нравится ему

Подкармливать ГРИБОВ…


Идея заняться селекцией, оказалась отличной… Да, что я мелочусь, это было просто гениально, как я раньше до этого не додумался?

Одно обидно, слишком мало времени. Для того чтобы вырастить много грибов, нужно было очень много энергии… И это несмотря на то, что мой тотем подсказал мне решение, в корне меняющее весь подход. Моё неокрепшее деревце, как и в прошлый раз присосалось ко мне энергетическим хоботком, тут же возвращая всю ту энергию, что я вкладывал. Вот только поток всё равно был слабоват. Если бы не наш круговорот, меня бы быстро высосало, при этом с минимальной пользой. Зато сейчас, всё мои задумки, вернее выведенные только что мутанты, росли прямо на глазах, миллиметр за миллиметром.

В общем рассказываю:

Сначала я попытался соединить водоросли и споровики. Результат превзошёл все ожидания. Грибочки получились мелкие и невзрачные, я даже расстроился сначала, но потом наладил с получившимся монстро-грибочком связь.

Внутри он оказался полым. Вернее, эта полость, была огромной споровой сумкой, и споры в ней были, самые что ни на есть, ядовитые! Пробуя прежние приёмы с “глубоким вдохом” и “задержкой дыхания”, я смог развеять споры на полтора метра. Но это фигня… Чуть подрастив грибок, и заставив его “задержать дыхание” надолго, я аккуратно сорвал его и швырнул в камень…

В общем, я и правда Селекционер! Селекционер-Грибник!

Я сделал натуральную биологическую гранату с зоной поражения в радиусе двух метров! И всё экологически чисто! Хоть я и далёк от заветов Грин Писа. С каждой минутой, которую я тратил на скрещивание растений, судьба кролей виделась мне всё тягостнее и суровее. И это я только начал.

Из мха, я вырастил ствол, укрепив его армированием из тонких веточек. Думаю это был бонус от яблони, вряд ли это от дерева мира. Ствол получился не шибко длинным, но крепким, а главное, он продолжал расти. Значит и убойная сила моего орудия, тоже будет расти. Я подумал сначала вырастить несколько стволов, но отбросил эту идею, слишком уж много времени у меня ушло на ствол в тридцать сантиметров длиной и диаметром в пять сантиметров. Часа четыре, не меньше.

Уже начало темнеть, когда я смог создать светоядовитую гранату. Я просто скрестил получившие ядовитые споры со светящимися грибами, поковырявшись с их структурой. Швырнув новый образец, я едва не ослеп.

Я заранее предупредил ребят, чтобы не подходили ко мне, объяснив, что ковыряюсь с ядовитыми грибами, но после этого вокруг меня собрались все. Мария Миша и Паша смотрели на меня восторженно, а вот Теневик выглядел всё более хмурым. Ему похоже не нравилось то что он видел. И пускай я вырастил лишь четыре ядовитые гранаты и две светоядовитые, это уже делало меня слишком опасным противником, грозой любых отрядов, хоть я и чувствовал себя еле живым после всех экспериментов.

Главное, я наконец понял насколько крутой тотем мне достался!

Была и плохая новость, на ходу выращивать биологическое оружие не выйдет. Это требовало максимальной сосредоточенности. А ещё, я уже давно пребывал в затяжном военном столкновении со сном. В глаза будто соли насыпали, но я не сдавался. Адреналин будоражил мозг, заставляя сердце биться активнее, а реальная возможность поскорее разделаться с кролями и продолжить путь, заставляла выжимать из себя остатки сил.

Я пытался скрестить споровик с яблоком, чтобы получить более удобную форму гранаты, но из этого ничего не вышло. Однако, смог поделить споровики на два вида. Одноразовые гранаты и растущая колония из пяти грибов, которые находились внутри ствола и при необходимости могли выстрелить мощной струёй ядовитых спор на три метра. И так по выстрелу один раз в две-три секунды. Хоть мне и показалось, что у мохового ствола, после подселения ядовитых соседей, началась серьёзная борьба за выживание. Надёжность орудия ещё следовало проверить, но я пока не думал об этом. Главное хорошо подготовиться к атаке.

Небо уже было тёмно-синим, когда я, едва держа глаза открытыми, оценивал плоды своих трудов:

В моём арсенале появилось: пять ядовитых гранат, три светоядовитые, тридцатисантиметровое орудие, стреляющее ядовитой струёй и три яблока.

Яблоки почему-то порадовали больше всего, хотя вместе с тем и вызывали опасение. Я столько внимание уделил ядам, что совершенно не был уверен, в питательности и полезности спелых и ароматных фруктов.

Деревце тоже заметно подросло, как и купол. На тонком стебле добавилось веточек и листочков. Плюс появились новые бутоны и цветки. Купол, размерами приближался к метру в диаметре.

Собрав силы в кулак, я поднялся и шатающейся походкой поплёлся к ребятам, опираясь на своё копьё. Миша, Паша и Мария, последние полдня потратили чёрт знает на что. То есть они конечно делами каким-то занимались, но я настолько устал и был так доволен собой, что вполне имел право так рассуждать.

Мария и Паша, похоже сдружились с Пушкой. Девушка оказалась общительной и дружелюбной. А Миша, что-то обсуждал с Теневиком, который сидел рядом с Носом. Носатого бородача, поглаживающего маленького носорожика, мои ребята игнорировали, но это потому что знали моё отношение к нему.

Я вспомнил кое-что: когда работал, ко мне подходили Миша и Мария, хвастались что них тотемы стали сильнее. Тогда не придал этому значения, а сейчас вот вспомнил. Надо будет обсудить с ними их новости.

Пока ковылял, заглянул ещё раз в свой купол и изучил яблоки. Одно красное, даже на вид выглядит умопомрачительно. Два других поменьше, ещё не успели созреть. Я сорвал красное и с трудом засунул его в карман кофты, слишком уж оно большое, думаю на полкило потянет. Очень хотелось его попробовать, но я ведь не дурак так рисковать.

— Выглядишь паршиво, дружище, — окликнул меня Миша, заметив мою фигуру.

— Ага, — вяло ответил я, усаживаясь поближе к Теневику и Носу.

— Как твои эксперименты? — спросил Теневик.

— Я похоже и правда Ботаник, а не Пограничник, — усмехнулся я, — ну или Грибник.

— И что, ты кроликов своими фейерверками развлечь решил? — спросил насмешливым тоном Нос. Вид у него был гораздо хуже, чем у меня. Теневик ему ничего, о наших затеях не рассказывал. Это было одним из моих требований. Не хватало ещё, врагу свои секреты раскрывать.

— Там немного в другой эффект, — посмотрел я на бородача, сделав сочувственное выражение лица. — Серьёзно тебе досталось?

— Злорадствуешь? — хмыкнул он. — Неужто сам не видишь?

Я прекрасно всё видел. Уж не знаю как он выжил после того как ему шею порвали, но рана там была жутковатая. Ещё и живот воспалился. Ну ничего, как по мне, он заслуживает куда большего.

— Да, я всерьёз интересуюсь. Нам скоро с кролями предстоит биться. У нас каждая пара рук на счету.

— Чем ты мне поможешь? — буркнул парень. — Удавы меня перетёртыми яблоками с морковью натирают, будто маринуют. Тупые животные…

— Может, ещё яблочко? — я с ловкостью заправского фокусника, вынул из кармана ароматный плод и протянул бородачу. — Они вроде помогают быстрее встать на ноги.

Я сейчас прилагал колоссальные усилия, чтобы удержаться от мефистофелевской улыбки, а ещё… Протягивая яблоко я краем глаза увидел, как ногти на моём мизинце и безымянном пальце стали чернеть и удлиняться, а кожа на тыльной стороне ладони начала покрываться красными пятнышками.

Глава 22. Отчаянные планы

Яблоко было сочным и соблазнительным. Если бы не знал в каких условиях оно росло, сам бы не задумываясь впился бы в него зубами. Ну и коньки наверное тут же двинул бы.

Нос удивлённо смотрел на меня… Даже не так, в его удивлении читалась явная наивность. Он правда поверил, что я думаю о его здоровье и хочу помочь. Без всяких сомнений и задних мыслей.

Стало ли мне от этого неловко? Да, ничуть. Любая хитрая тварь, перед смертью жалобно скулит. Пожалеешь, она оклемается и вернётся за тобой. Я наслушался и навидался разных историй.

Теневик попытался что-то сказать, но не успел. Видимо яблоко, и правда, получилось на славу. Нос выхватил плод из моих ладоней и тут же впился в него зубами. Белый пузырящийся сок брызнул и потёк по его лицу.

Я наблюдал за Носом ухмыляясь и ожидая реакции, однако бородач продолжал жрать, и не спешил задыхаться или мучиться.

Я сам не заметил, как от яблока остался огрызок, а Нос осипшим голосом спросил:

— Слушай, а ещё есть? — с надеждой посмотрел он на меня.

Может у этих яблок появился наркотический эффект?

Я оглядел яблоню, под которой он расположился:

— Вроде ещё растут, — пожал я плечами и указал на пару плодов.

— Эти не такие, — уставился на меня Нос жадными глазами. — У тебя другое.

— Нет больше яблок, — отрезал я. От меня даже сонливость отступила. Я то, исключительно в глубине души, надеялся, что Нос сейчас кони двинет. А он похоже наоборот, только оживился.

Не скажу что я разозлился, но и приятного мало…

— Спасибо, тебе, это… — бормотал Нос, пытаясь дотянуться до моей ладони, чтобы пожать её. — Я думал до утра не дотяну, а сейчас, меня будто в санаторий отправили.

— Не за что, — процедил я сквозь зубы, отсаживаясь подальше.

Но хорошее в этом тоже есть, выяснил, что от яблок есть явная польза… Хотя понаблюдать за Носом тоже не помешает. Вдруг он сейчас радостный, а потом раз и взорвётся облаком спор. Ну или сам грибами покроется. Превратится в сухопутного брандера.

Решив не продолжать больше беседу с подранком, я уселся поближе к своим.

— Ну что, — вполголоса произнёс я, — какие у вас там новшества?

Я опёрся спиной о лежащее рядом бревно. Мои глаза закрылись сами собой. Однако я смог побороть себя и не уснуть.

Первой похвасталась Мария. Она рассказала, что её змея выросла и у неё окрепли рожки. Я попробовал вспомнить, змейка у Марии и правда рогатая. А ещё, как оказалось, Мария может как-то связываться со своим тотемом, и даже что-то видеть её глазами. Вернее, змейка смогла передать какие-то неясные образы хозяйке, но у Марии было столько восторгов, будто она заполучила дрона.

Вообще, надо бы её одёрнуть, чтобы не болтала о своих способностях всем подряд, но мне даже языком было лень шевелить. К тому же, следом инициативу перенял захлёбывающийся от восторга Миша.

Счастью здоровяка, не было предела:

— Да я не просто Гром! Я бог грома! — хвастался Миша. — Я теперь как Тор! Ну тот что молнии в засранцев всяких швыряет! Я такое могу!..

— Что ты там можешь? — пробормотал я, сам удивившись тому, как устало звучит мой голос.

— Моя крошка, — это он, судя по всему, о своей громоптичке, — она прям в молот проникает, и я тогда скалы крушить могу. Я кроля лишь слегка стукнул, так у него чуть голову не оторвало… а ещё! Я молот пускаю, а он как бумеранг мне прямо в руку возвращается! Это плоховато работает, правда, я два раза только пробовал.... И меня чуть не пришибло… Два раза… Но я научусь. А ещё, я тут подумал, Гром как-то не звучит. Вы меня Громов называйте. Так вообще круто! Домой вернусь, в паспорте фамилию сменю!

Миша продолжал ещё долго. Проваливаясь в сон, я отметил, что Паша всё время сдержано молчал, хоть мне и казалось, — ему тоже есть чем поделиться. Ну и я не собирался никому ничего рассказывать. Ребята, наверное, думают, что у меня до сих пор тотема нет. Меня это вполне устраивает.

Первый раз я проснулся, когда раздался жуткий грохот, — это Миша устроил обвал демонстрируя свои навыки метания молота. Второй раз, когда меня растолкал Теневик и предложил переместиться на то место, где я ночевал в прошлый раз. Мы так заранее договаривались, чтобы была возможность незаметно уйти. Я, оказывается, в прошлый раз выбрал даже слишком удачное место, скрытое от лишних глаз.

Пошатываясь я дополз до своего камня, и снова провалился в темноту, без всякого намёка на сновидения.

В третий раз, я проснулся от долгого поцелуя…

Я дома. Женька часто меня так будила. Порой и посреди ночи… И какой бы я сонный или усталый не был, у меня даже мысли о том, чтобы злиться на неё не было.

Я обхватил её за шею и прижал к себе.

— Как же мне тебя не хватало… — прошептал я, но тут сон начал отступать, а ко мне стала возвращаться способность соображать.

Я ведь не дома…

— Мне тоже, — услышал я щекочущий шёпот Марии у самого уха. — Девушка зарылась в мои волосы пальцами, и снова впилась в меня губами.

Оторвать её от себя оказалось непростой задачей… По многим причинам. Но я уже взял себя в руки и был настроен решительно.

— Мария, прекрати, — рыкнул я, пытаясь отстраниться от девушки.

— Что прекратить? — спросила она. Я вдруг обнаружил, что её рука проникла в мои штаны.

— Я не хочу. — твёрдо произнёс я, перехватывая её запястье и вытягивая ладонь из своих штанов.

— А по нему не скажешь, — прошептала она, положив вторую руку мне на промежность.

Я сделал глубокий вдох, успокаиваясь, одновременно с этим перехватив и второе запястье девушки.

— Это всё из-за твоей жены? — спросила она с истеричными нотками в голосе. — Ты теперь вечно решил себя беречь? — на этот раз прорезались издевательские нотки.

— Я ведь уже сказал, я не хочу, — повторил я.

— Кого ты обманываешь? — она немного отстранилась и мы встретились с ней взглядами. — Я знаю как я выгляжу, и я знаю, что надо всем мужикам. Если тебя гложет мораль или заповеди, то их отменили, ты ведь видел ту табличку. Мы можем делать, что захотим… И я хочу тебя…

От её шёпота и её запаха у меня порой ёкало сердце, но о том, чтобы сдаваться я и не подумал.

— А мне не нужно следовать заповедям, чтобы поступать правильно. Я без законов и норм морали понимаю, что изменять жене нельзя. Не потому что это плохо, а потому что я не хочу. Ясно?

Говорил я негромко, но жёстко.

На глазах Марии проступили слёзы. До этого она не расстраивалась. Видимо, в прошлый раз я был недостаточно убедителен.

— Но почему? — всхлипнула она. — Я не так хороша что ли? — она попыталась вырвать руки из моих ладоней, но я не отпустил.

Я сделал очередной глубокий вдох.

— Мария, ты очень хороша, — писхотерапии мне тут ещё не хватало, но учитывая все известные мне факты, лучше потерпеть. — Просто у меня уже есть жена. Я занят, понимаешь? Есть ведь Паша, он молодой и симпатичный парень. Миша видный мужик…

— Но мне нравишься ты, — она снова попыталась меня поцеловать.

— Мария, нет.

Мы полминуты смотрели с ней друг другу в глаза. Всё это время, по её лицу текли слёзы. При этом её лицо больше не кривилось и она не шмыгала. Просто плакала и смотрела.

Я ослабил хватку и она осторожно подвинула руки к себе.

— Прости. Я не хотела тебя понимать, — прошептала она дрожащим голосом.

— А сейчас поняла? — спросил я.

Девушка кивнула.

— Можно я здесь останусь? — спросила она.

— Лучше не стоит, — качнул я головой.

— Я больше не буду, — произнесла она опустив глаза. — Ну, больше не буду лезть.

— Не сегодня, — твёрдо ответил я.

Вообще неплохо бы с ней пообщаться. Видимо, то как она сюда попала, серьёзно навредило её психике. Но в любой момент мог появиться Теневик.

— В другой раз? — спросила она.

— В другой, — ответил я не сводя с неё глаз. — Сейчас тебе лучше уйти.

— Девушка ещё несколько секунд глядела в ответ, а потом вдруг порывисто поднялась и ушла прочь.

Мне бы поспать ещё, но сердце колотилось как бешеное. Женщины…

Можно было бы позаниматься огородничеством, но я после этого становлюсь совсем обессиленным. Сейчас лучше не рисковать.

Я закрыл глаза и попытался пристально посмотреть в себя.

Я снова оказался в пространстве среди звёзд.

Росток, почему-то по-прежнему был совсем небольшой. Едва ли сантиметров пятнадцать, хоть стебель и был довольно толстым. В реальности-то деревце выглядит куда внушительнее.

У него появились новые особенности… но сейчас моё внимание переключилось на столп света сбоку. На копьё судьбы.

Если до этого оно выглядело как световое пятно, то теперь оно состояло из тонких переплетений… Не пойми чего. Прутиков каких-то. Один только наконечник отливал синим.

Я даже открыл глаза и посмотрел на копьё, что всё это время лежало рядом со мной.


Копьё судьбы.


Предназначение: Вершит судьбу.


Уровень развития: Стадия формирования.


Таланты не определены.


Сродство в процессе.



Я вдруг заметил, что наконечник и правда отливает синим, а рельеф древка стал похож на плетёную верёвку. Раньше я ничего подобного не замечал.

— Ну что, ты готов выдвигаться? — раздалось над моей головой.

Мне тут же захотелось сладко зевнуть и я потянулся, хрустнув позвоночником.

— Да, вполне, — кивнул я. — Вы сами готовы? Пушка не испугалась?

— Более того, Нос пришёл в себя и рвётся в бой. Раны у него по-прежнему нехорошие, но он хочет идти с нами. Да и чувствует он себя, по его словам, даже слишком бодро. Наркотик какой-то вспомнил… Слушай, так что ты ему дал?

— Яблоко, — пожал я плечами заняв наконец горизонтальное положение.

— Непростое это яблоко было, — бросил на меня подозрительный взгляд Теневик.

— Слушай, я ведь к тебе с расспросами не лезу, — парировал я. — Как ты там исчезаешь, и какие особенности у твоей кошки.

— Справедливо, но ты воздержись в будущем, от подарков членам моей команды, — с нотками жести в голосе произнёс Теневик.

— Хорошо, если в следующий раз кто из твоих будет подыхать, пройду мимо. — буркнул я. — Ты готов выдвигаться?

Теневик тут же осёкся.

— Да, я не то имел в виду… В общем, да. Пушка и Нос нас уже в тоннелях ждут.

— Тогда идём.

У арки перехода, нас ждал сюрприз. Сидя в позе лотоса, нас встретил Паша.

— Я с вами пойду, — спокойным тоном произнёс он, глядя на меня. Видя моё выражение лица, он тут же добавил: — Даже если прикажешь остаться, я всё равно последую за вами, но ты не будешь этого знать. Поверь, Пограничник, мне лучше с вами пойти. Обещаю, что не подставлюсь, но пользу принесу.

Хм, а меня ведь впервые кто-то из своих назвал по прозвищу. Очень непривычно прозвучало.

— Отказа ты не примешь? — спросил я с усмешкой.

Рыжий твёрдо посмотрев на меня в упор покачал головой.

— Не приму. Прекрасно понимаю, почему ты нас хотел оставить, и от части поддерживаю, но мне лучше с вами.

— Ну, тогда идём… — пожал я плечами.


* * *

На меня дохнуло привычным запахом сырости, а вокруг стали проявляться светящиеся грибочки.

Я покосился на свой купол. Я надеялся что без моего участия ещё хоть что-то вырастет. Но количество боеприпасов оставалось на прежнем уровне.

Мы стояли впятером. Я, Пушка, поглаживающая своего пушистого зверька, Теневик, Нос, под ногами которого вертелся носорожек и Паша.

Меня смутило то, что у ребят Теневика за спинами болтались мотки тряпок, на манер рюкзаков, но виду я не подал.

Теневик пересказывал ребятам, накануне разработанный совместно со мной план, и я едва сдерживался чтобы не вмешаться. То что задумывалось как пробная вылазка, прямо на глазах превращалось в дерзкое нападение с покушением.

Я молчал лишь только потому что Паша успел шепнуть мне пару убедительных доводов…

Изначально всё задумывалось как разведка боем. Нам предстояло проникнуть в кроличью нору.

Раннее, по словам Теневика, стоило кому-то из их команды приблизиться к переходу в логово кролей, как на них тут же нападали ушастые. Будто чувствовали. Поэтому, первым пунктом плана значилось проверить, будет ли переполох, если сначала к переходу приблизимся мы с Пашей.

Дальше, Теневику зачем-то было нужно попасть внутрь логова противника. Хоть на одну минуту. Сколько я не пытался вывести его на разговор и понять в чём такая необходимость, он только отмалчивался.

Параллельно с этим, я планировал испытать свои новообретённые орудия. Я конечно не надеялся на то, что смогу истребить всех кроликов, но шкуру им попортить точно сумею.

Напоследок, перед спешным отступлением, в качестве выполнения плана максимум, значилось устранение главаря кролей. Теневика он почему-то интересовал больше всего. Тот обмолвился о желании, во что бы то ни стало, убить зверя собственноручно, но тут же поправился, пояснив что здравый смысл никто не отменял, и кроля нужно просто убить.

На мой взгляд, дерьмовый какой-то план, но медлить и долго готовиться мне хотелось ещё меньше. Желание поскорее оказаться дома жгло меня изнутри, особенно после визита Марии…

К тому же был ещё один фактор. Паша что-то знал. Пока мы шагали до места сбора, он подошёл ко мне и пока никто не слышал, пояснил свои мотивы: Рыжий неспроста решил отправиться с нами. Он откуда-то наперёд знал и о нашем плане, и о том что Теневик несколько расширит изначальные цели вылазки. Однако Паша уверил меня в том, что нужно соглашаться со всем. Если бы нам грозила смертельная опасность, он бы не только не сунулся в эту авантюру, он бы и меня отговорил.

До тёмного провала перехода, мы добрались даже слишком быстро.

Мы затаились в тридцати метрах, после чего Теневик отправил свою кошку разведать обстановку. Уже через несколько секунд он принялся забористо ругаться.

— Там у входа два кроля сторожат, — пояснил камнелицый. — Бесшумно убрать их не получится, переполох поднимется, — Теневик был явно очень расстроен. — Они ведть никогда ночью не стояли, мать их.

— Кролики уже спят, — произнёс вдруг Паша флегматичным тоном. В его руках была зажата отвёртка. — Времени у вас немного, поэтому не копайтесь. Оставлять кролей живыми не рекомендую. Они обязательно в спину ударят.

Я на всякий случай проверил запас гранат и слепленное из мха и палок орудие. Вроде всё в полной боевой готовности

— И правда спят, — спустя секунду подтвердил Теневик. — Пограничник, выступай, — махнул он мне рукой. Ранее, посовещавшись, мы решили, что Паша останется здесь и прикроет наше отступление. Вернее, рыжий очень настойчиво нас в этом убедил.

Я осторожно двинулся вперёд. Паша сказал, что несмотря на то, что рядом его не будет, он всё равно меня прикроет. Его таинственность изрядно раздражала, как и хитрожопость. Прикроет он меня, ага, отвёрткой, с тридцати метров. Великолепное прикрытие.

Однако, пока мы шли, Паша поведал мне его виденье плана, и как на самом деле нужно действовать. Выглядело всё до крайности безумно, но он свято верил в свою способность, что давала ему уверенность в хорошем исходе.

По мере приближения к тёмному провалу, моё сердце колотилось всё сильнее. Особенно раздражали светящиеся грибы, которые напрочь демаскировали меня. А я ведь по привычке крался стараясь не шуметь и казаться незаметным…

В любой момент ждал обещанного Теневиком переполоха, но его так и не последовало.

Я поравнялся с двумя посапывающими кролями и замедлился. Ну что, пути назад нет. Недолго думая, я вонзил копьё сначала в висок одному зверю и, не теряя времени, вынув наконечник, тут же прикончил и второго.

Я вдруг услышал какой-то звон, будто где-то зазвенел колокол. Не знаю почему, но этот звук мне очень не понравился. Откуда-то пришло понимание: Терять время больше нельзя.

Я выдернул копьё из головы второго кроля, а затем, резко сорвался с места и побежал навстречу темнеющему переходу в логово кроликов.

— Серёга, вперёд! Не жди Теневика, — услышал я голос Паши над самым ухом, — не медли, второго шанса не будет.

Глава 23. Реализовавшиеся цели

Я не знаю чем ещё, обычно, занимаются кролики в свободное время, но с моего последнего посещения кажется ничего не изменилось.

Всё пространство вокруг было усеяно извивающимися телами кролей и крольчих. Причём на этот раз, кроликов находившихся в вертикальном положении было куда меньше. Блин они все просто спаривались… Будто других дел на свете нет.

Я стал осторожно пробираться вглубь помещения, виляя между извивающимися телами. Сфера с деревом жизни, внутри которой находился мой скудный боезапас, плыла рядом. Ствол орудия выращенного из мха, я держал направленным перед собой, готовый в любой момент распылить ядовитые споры на пушистых.

Вдоль стен, там где потемнее я всё же разглядел кроликов не предающихся разврату. Некоторые из них даже узнали меня. Кто-то мне приветственно кивнул, кто-то указывал на меня лапой. Агрессии с их стороны вроде не было, но я не расслаблялся.

Решение, разработанное совместно с Пашей, пульсировало голове навязчивой идеей и призывало действовать.

Пока меня не трогают, зайду поглубже. Попробую найти мега кроля. Потом приложу все усилия для того чтобы его завалить, а дальше постараюсь уйти живым, используя весь свой накопленный арсенал. И ведь понимал что это полное безумие, но присутствовала какая-то уверенность, что всё пройдёт как по маслу. Это всё Паша, ума не приложу, как ему удалось меня убедить.

— Не бойся, не останавливайся. Всё идёт по плану, — слышал я сосредоточенный голос Паши над ухом. — Назад не оглядывайся, в камень превратишься.

— Какой, нахрен, камень? — пробормотал я.

— Это из сказки, не обращай внимания. Сейчас в зал войдёт Теневик, на него внимания не обращай. Он может попытаться тебя убить…

— Это ещё что за новости? — не понял я, огибая настоящую кучу малу, в которой не менее дюжины кролей переплелись и извивались как змеи в гадюшнике.

— Чувствую… — задумчиво ответил рыжий. — Мне сложно его анализировать, думаю у него больше запасных планов чем он озвучивал. К тому же он не настолько хладнокровен, как тебе казалось. Он может запаниковать.

За моей спиной и правда начался переполох. Кроли заволновались. Многие из тех пушистых, что жались к стенам, уставились недобрыми взгляды мне за спину.

Миг, и волна пушистых сорвалась с мест, огибая меня.

— Пограничник! Отходим! Пограничник! — услышал я крик за спиной.

Дальше раздался взрыв и почти сразу повеяло палёной шерстью.

— Бросайте грибы в них! — надрывался Теневик. — Погранец! Куда ты?.

— Не реагируй, если переживаешь за меня, то я вне опасности, — спокойным гипнотическим тоном, бормотал в ухе Паша. — Не оборачивайся, просто иди вперёд. Твоя задача, дойти до главного кроля и убить его, спорами не получится, но твоё копьё вполне подойдёт.

— Это ещё, что за новости? — хмыкнул я. — Это Теневик-то планы на ходу меняет?

— Я сказал об этом в самый нужный момент. Назад у тебя пути нет, и до трона кроля достаточно далеко, чтобы ты всё осознал и продумал план действий.

— Какой к чертям план действий? — пробормотал я продираясь вперёд, сквозь кролей, которые подобно бурному потоку, неслись к отряду Теневика. Ума не приложу как они там до сих пор сопротивляются, но мне если честно было всё равно.

— Предатель! — раздалось сзади. — Ты завёл нас в ловушку! — орал Теневик.

Интересно, кому он это? Вряд ли мне, он ведь сам в логово к кролям рвался.

Позади раздался ещё один взрыв, гораздо мощнее предыдущего.

Я всё же бросил взгляд назад.

Камнелицый, Нос и Пушка, находились под полупрозрачным куполом, который был плотно облеплен кролями.

Нос стоял выставив руки в разные стороны, будто атлант держащий на плечах небосвод. Он скалил зубы. Из его ран на животе и шее сочилась кровь. Очевидно, купол, это способность Носа. Очень неплохая, к слову, способность для командной работы.

Теневик крутился волчком, то и дело вспарывая кинжалами брюшины кролям, или вонзая их в другие уязвимые места. Его клинки легко проходили сквозь прозрачный щит, позволяя ему безнаказанно наносить огромный ущерб противнику.

Но больше всего урона кролям наносила Пушка. Её зверёк, с громким хлопком выпускал мощные световые лучи, которые за один выстрел, разрывали на части по несколько кролей за раз. Хотя если так посмотреть, на счету Теневика было больше убийств, но у Пушки они выглядели намного эффектнее и кровавее, в лучших традициях Трантино и Родригеза.

Я поймал на себе взгляд Теневика. Похоже, он очень на меня зол. И с чего бы это?

Всё это время я не останавливался, и уже преодолел больше половины подземного зала пушистых.

Ещё метров пятьдесят и я окажусь на достаточной дистанции, чтобы метнуть копьё в главного кроля.

Я обогнул особенно крупную группу спаривающихся кролей, которых, похоже, вообще не интересовал всеобщий переполох.

— Пограничник! — снова взревел где-то позади Теневик.

— Продолжай идти, — монотонно твердил Паша.

Я преодолел ещё десять метров, шаг за шагом приближаясь к цели и старался не смотреть по сторонам.

Мимо меня пролетел здоровенный кроль с дубиной, слегка задев плечом. Я едва удержался на ногах.

По мере приближения к трону, плотность пушистых тел вокруг становилась всё больше.

Я как раз дошёл до поворота, за которым должен был открыться трон главного кроля.

В этот момент, я почуял неладное.

— Серёг, осторожно… — раздался обеспокоенный голос Паши.

Я дёрнулся в сторону, но явно опоздал. Кто-то с рычанием прыгнул мне на спину сбив с ног.

Я хотел было перекувыркнуться, но тяжёлая туша навалившись сверху, прижала меня к полу. Мне вдохнуть-то было тяжело, не то что шевелиться. К тому же мне в спину вонзилось что-то острое…

Однако уже в следующее мгновение, давление со спины пропало, вместе с куском кожи со спины… Зато рычание стало громче. Плюс добавились звуки драки.

Я таки перекатился на спину и смог подняться на ноги.

Почти сразу я увидел теневого барса, которого облепили кроли выкручивая коту лапы. Барс, яростно рыча, пытался бить навалившихся кролей когтями или кусал, до кого мог дотянуться.

Я хотел было помочь, но тут же одёрнул себя поймав злобный взгляд барса. Он то и дело поглядывал на меня налитыми кровью глазами. Похоже Теневик его за мной прислал…

Ушастые, тем временем, тоже не зевали. Уже через секунду на кота посыпались частые удары дубин и когтистых лап.

Я отвернулся от неприятной картины и выпрямился. В этот момент, мой взгляд натолкнулся на красные глаза медведеподобного кроля. Он оскалился, демонстрируя пасть, совершенно нетипичную для травоядного.

Раздался рык, после чего гигант указал на меня. Все кроли, которые не были заняты избиением кота, как по команде уставились на меня, а было их не меньше сотни.

Монструозный кроль снова что-то прорычал и все ушастые, что находились рядом, тут же бросились на меня.

— Всё под контролем, — продолжал говорить мне в ухо Паша. — Делай то что задумал.

Интересно, он вообще видит что у меня здесь происходит? Хотя, стоит отдать рыжему должное, его голос действовал на меня успокаивающе.

Я тоже бросился вперёд, навстречу пушистой волне. Сунув руку в зависший рядом купол, я сорвал три споровика, заставив их перед этим набрать полные споровые сумки воздуха. Сразу после этого, я выставил перед собой купол, в котором притаился ствол, в любой момент готовый выстрелить ядовитыми частичками.

Я забросил две гранаты в подступающую толпу, а следом выпустил плотную струю спор. Третью гранату, я швырнул прямо себе под ноги, усиленно борясь с мыслью, что это очень тупая идея.

Эффект превзошёл все мои ожидания. Не было взрывов или спецэффектов. Кроли, которые только что бежали на меня плотной толпой, стоило им оказаться в плотном облаке, вдруг принялись валиться на пол. Они тряслись, задыхались и хрипели. Бегущие следом кроли спотыкались об упавших, вследствие чего образовалась свалка.

Оседающие споры, стоны и облезающая клоками кроличья шерсть делали окружающую картину особенно жуткой. Отравленные кроли пытались отползти подальше, но им мешали их же соплеменники.

Какая-то часть ушастых, сориентировавшись, застыла на границе ядовитого облака. Я кое-как увернулся от летящей прямо в мой лоб дубины. Следом за первой полетели и другие орудия.

Всё это время я на месте не стоял. Закинул ещё одну споровую гранату себе за спину, туда где образовалась целая куча из ушастых. Каждый из них пытался оторвать свой кусочек теневого барса, и… кажется, сожрать. Этот вывод я сделал из того, что у копошащихся в куче кроликов, лапы и морды были измазаны кровью. Кошка уже умолкла, поэтому я не переживал по поводу того, что ей тоже достанется от грибного яда.

Вокруг меня образовалась зона наполненная едким маревом, в котором извивались и хрипели кроли, пытаясь отползти подальше. Наверное, картина выглядела жутко со стороны, но мне было некогда об этом думать. Да и обзор был так себе. Я на подсознательном уровне понимал, что в воздухе вокруг меня витает мучительная смерть. Да, для меня споры были безопасны, но я инстинктивно щурился и старался вдыхать меньше воздуха.

Я шаг за шагом продвигался вперёд. То и дело прерывал чью-то агонию, вонзая копьё в очередного кроля. Иногда уворачивался от предметов летящих в меня. За моей спиной уже растеклась обширная лужа крови. Впереди, неистовствовал громадный кроль. Он указывал на меня лапой, не переставая ревел и потрясал жуткими когтями.

А мне бы ещё метров на пять ближе подойти. А там судьба… Вернее её копьё решит, жить кролю или нет.

Шаг. Перебить острой гранью шею очередному ушастому. Увернуться от летящей в меня дубины. Раньше я так точно не умел, это наверное мои бонусы работают. По другому объяснить не могу… Тут же чувствую как в бедро врезалось что-то тяжёлое и твёрдое. Стискиваю зубы от боли, но не останавливаюсь. Вижу как ко мне тянется облезлая когтистая лапа. Бью по ней копьём, затем нахожу злые глаза кроля, что решил меня зацепить и добиваю его точным ударом. Снова шаг. Уворот. Выпускаю очередную струю яда навстречу толпе кроликов.

Это похоже на неспешный танец. Всё вокруг будто в замедленном воспроизведении, а я неутомимо продвигаюсь и продвигаюсь вперёд… На грани возможностей человеческого тела. Завышенная выносливость здесь явно на моей стороне, как и реакция. Мне пока везёт. Точно не знаю сколько раз меня смогли достать, но главное, что на ногах держусь.

Кое-как ухожу от отчаянной атаки здоровенного кроля. Тот прыгнул прямо в ядовитое облако, надеясь подмять меня под себя. Тут же отмахиваюсь, полоснув остриём наконечника по спине ушастого, с которого почти сразу начала слезать шерсть.

— Сейчас, — услышал я голос Паши.

Время вдруг застыло, превратившись в тягучий кисель. Я ме-едленно-медленно повернулся в сторону гигантского кролика. Тот замер с раскрытой пастью, из которой, брызгами вылетала тягучая слюна.

— Я дальше не смогу тебя ускорять, мне что-то мешает. — продолжил рыжий. — Я сейчас отдаю тебе все силы, ты уж не подведи, Пограничник.

Я ничего не ответил. Да и не до болтовни сейчас…

Я плавно отвёл руку, с зажатым в ней копьём, за спину. Будто со стороны видел, как изогнулось моё тело и как напряглись мышцы. И как… Я увидел, что кожа нам моём лице и груди покрылась тёмно-красными чешуйками. Копна светлых волос частично осыпалась, обнажая голую красноватую кожу головы. Скулы с правой стороны заострились, и из них стали проявляться шипы… И это что, я? Я теперь так выгляжу?

Я резко выпрямился, выбрасывая вперёд руку, подобно сжатой пружине. Наконечник копья, со свистом разрезал плотный воздух. Мне даже показалось, что острие раскалилось на конце, хотя к чему бы это? Древко с шелестом покинуло мою ладонь и отправилось в полёт.

Я чувствовал, что метнул своё орудие с силой, значительно превышающей мои реальные возможности, но вот не задача: Копьё с каждым мгновением замедлялось застывая в воздухе, будто в янтаре. Не перестарался ли там Паша со своими усилениями. Я ведь сам замер и едва могу шевелиться. Разве что мысли в голове продолжают носиться с прежней скоростью. Не в пример окружающему миру.

Я не знаю что там делает рыжий, но мне это уже не нравится. Меня будто обездвижили, замотав в смирительную рубашку. Ну или закатав в бетон, слишком уж поза неподходящая.

Я вдруг увидел, как передо мной стала проявляться табличка со знамением. Она была красного цвета, хотя в остальном выглядела в точности как та, что появилась перед входом в это подземелье.

Мальчик с заячьими ушами и змеедевочка, на этот раз, грозно хмурились.


Твоя команда поддалась искушению ложных истин.

Вы предали свою сторону.

Вы выступили против вольных тотемов, доверивших вам свою судьбу.

Вы вкусили запретные плоды змеиного дерева.

За своё деяние, вы будете изгнаны. Кролики больше не желают вашей помощи и будут ждать других защитников, а удавы и их герои, будут ждать новых врагов...


Пространство вокруг стало выцветать, но тут я услышал голос Паши в ушах:

— Серёга, нужно дожать. Если у тебя есть способности позволяющие управлять твоим копьём, самое время их использовать. Кроль должен погибнуть. Мы должны его убить.

Действуя по наитию, я прикрыл веки и посмотрел внутрь себя истинным взглядом.

Я вновь видел росток дерева, которое за последнее, непродолжительное, время резко выросло и окрепло… Но меня интересовало не оно. Чуть поодаль, световым росчерком зависло моё копьё. Оно ревело пытаясь преодолеть зависшую преграду. Орудие, будто живое, ярилось от того, что ему мешают вершить судьбу…

Копьё полыхало от переполнявшей его энергии и мне даже на миг показалось, что вот-вот и оно вспыхнет огнём.

Я мысленно потянулся к своему орудию, борясь с нестерпимым жаром, что охватило его.

Я хотел толкнуть его, помочь пробить брешь в зависшей преграде, но лишь усилил жар исходящий от копья. Дальше всё произошло само собой. Мощь бурлящая в копье достигла пиковой точки, а в следующий миг, с его острия выстрелил пламенный луч. Зависшая преграда не смогла остановить выпущенную из копья ярость и я почти физически ощутил, как удар достиг цели, разрывая грудину кроля и пробивая её насквозь.

Последнее, что я увидел, на табличке появилось новое сообщение:

Вы погубили предводителя кроликов, но учитывая вопиющую подлость удавов, война не будет завершена.


* * *

— Серёга! Серёга… То есть. Пограничник, ты как? Ты в порядке?.. — по голосу похоже на Мишу. Он-то что тут делает? — Твою-то мать? Что с тобой? Тебя кислотой что ли облили? Ребята, гляньте, он как двуликий из Бетмена!

Я будто был отделён от тела и лишь разумом осознал, что меня трясут, пытаясь привести в чувства.

— А где мы вообще? — услышал я голос Марии? — Только что ведь ночь была? Почему снова день? И где удавы?.. И яблоня… Паша, ты что молчишь?

Глаза мне открывать не хотелось. Сложно объяснить, что я сейчас чувствую, но кажется я готов умереть. Я просто не чувствовал своё тело. Думаю, его вполне можно сложить сейчас в коробочку, и увезти на свалку, — оно больше никому не пригодится. Я уверен в этом.

— А это кто, Лёша, это ты? — вдруг спросила Мария испуганно. — Мальчики!..

Лёша? Он же вроде…

— Вот видите, парни, — донёсся до меня другой, не менее знакомый голос, принадлежащий Грону. — Меня слушать надо. У меня опыта больше. Я ведь говорил, что активным новичкам везёт? Говорил. Значит я забираю себе две трети бонусов.

Глава 24. Теплая встреча

— Ну что, ребятки, будем действовать по старой схеме, — продолжил Грон, издевательским тоном. — Вы подземелье нашли, вы его и будете исследовать, а мы пойдём за вами…

— Слышь, Грон, это похоже не наши ребятки, — услышал я голос Озла, — вернее там не все наши.

— Я согласен, — добавил не менее узнаваемый баритон Хрендинанта, — что это за каменный монстр, а там, демон какой-то…

— Наши они, — хмыкнул Грон. — Они ведь Алкашу насмерть замучили, вот и разукрасило их. Не боитесь, бойцы. Сейчас мы наведём здесь порядок.

Глаза открыть так и не удалось, но я почти физически ощутил тяжёлую поступь Грона.

— Смотрите, тот что в отключке, с обожжённым таблом, наш любитель задавать тупые вопросы. Который ещё не слушался и с Алкашей подрался. — продолжал вещать Грон. — А вот тот, который как камень, наверное нытик, тот что сопли на кулак мотал.

— Грон, мы ведь за ними шли всё это время, они секунду назад по другому выглядели… — возразил Озёл.

Слушая перебранку троицы краем уха, я пытался взять себя в руки и хотя бы разлепить глаза. Что же за грёбанная подлость-то? Я даже пошевелиться не могу.

Я закрыл глаза и попытался посмотреть в себя чистым взглядом. Может это как-то поможет? Рядом висел довольно крепкий росток, высотой в две ладони. Вокруг него вились какие-то огоньки, но на этом всё. Где-то неподалёку отсвечивало копьё. Оно больше не горело — лишь слегка светилось.

Я снова вернул внимание к ростку.

Ну же! Ты ведь присасывался ко мне своим хоботком. Я помню. Мне тогда тоже было дерьмово, а ты меня на ноги поставил. Сейчас мне тоже помощь нужна. Давай, помогай!

Деревце, будто услышав меня, встрепенулось, встряхнув листочками, а огоньки вокруг него завертелись с удвоенной скоростью. Сначала от него отделился один огонёк, зелёного цвета, но полетав надо мной, вернулся обратно. Затем ещё один, жёлтый.

Третий огонёк, красноватый, завис надо мной надолго, а затем вдруг врезался мне в грудь…

Я будто инъекцию адреналина получил. Сердце заколотилось. Конечности чуть в обратную сторону не вывернулись от прилива энергии.

Я раскрыл глаза и увидел, что туманный шар навис надо мной, а из него торчат целых два энергетических хобота, которые впились в мои ноги.

— Смотри-ка, как краснорожего корёжит, — услышал я рядом весёлый голос Грона. — Этот красавчик теперь вместо Алкаши будет, у того тоже шнобель красный был. А этот…

— Вы откуда вылезли, обмороки разукрашенные? — услышал я глухой бас, в котором лишь чудом распознал голос Лёши… Да, да! Того самого Лёши, что просил называть его червяком, а потом свалился в ущелье.

Я повернул голову и увидел…

В десятке метров от меня стоял настоящий каменный гигант… Вернее, это был Лёша внутри каменного Гиганта… Или в каменных доспехах. Он выглядел как огромная глыба с колоннами ног, и здоровенными гранитными кулачищами, каждый размером с двухпудовую гирю. Из-за спины парня, то и дело выглядывал червяк, который, как ни странно, тоже выглядел возмужавшим. Разве что, по-прежнему глядел в разные стороны одновременно.

— Мальчишка возомнил о себе, чёрт знает что, — хмыкнул Грон. — Ну-ка, Хрендинант, растолкуй ему, ху из ху. Давай-давай, чего ты на меня уставился?

Я повернул голову, ориентируясь на голоса.

Надо же, и правда не галлюцинации. Недалеко от меня кособоко стоял Грон, а рядом с ним Озёл и ворсистый обладатель прекрасного льва. Правда последний был без своего тотема. Видимо большой кот не пережил схватки с той крысой.

Сейчас Хрендинант съёжился под взглядом Грона и переводил взгляд то на предводителя, то на возвышающегося скалой Лёшу.

Терпение закончилось у последнего.

— А ну сюда идите, неандертальцы, — парень неспешно, но неотвратимо двинулся прямо на троицу.

Я огляделся ища остальных своих товарищей.

Миша, как бы невзначай, обходил Грона с командой по кругу, слишком уж подозрительно поглаживая свой молот. Громоптичка на его плече, беспокойно переминалась с ноги на ногу.

Нашёл я и Марию. Она сидела рядом с Пашей, пытаясь привести того в чувства, и поглядывала то на разворачивающуюся сцену, то на меня. Встретившись со мной взглядами, девушка облегчённо вздохнула, поняв что я в порядке, но затем снова принялась трясти за плечо Пашу.

Ну да, женщин хрен поймёшь, пару часов назад мне в чувствах объяснялась, а в экстренной ситуации, бросилась рыжего в чувства приводить…

Кстати, а что с Пашей-то?

Выглядел он и правда дерьмово. Сам весь серый, будто его краской облили. Сидит в позе лотоса и не шевелится. Даже не дышит, похоже. А на голове… Голова у Паши будто опухла и стала напоминать гриб. Надеюсь это не из-за моих спор…

На макушке рыжего сидела улитка, которая, на мой взгляд, значительно укрупнилась с последнего раза. Пашин тотем обеспокоенно глядел по сторонам, то и дело постукивая рожками друг о друга.

Лёша вдруг ускорился, заставив Грона и его команду попятиться.

— Ты чего ерепенишься, парень? — рыкнул кособокий. — Ты смотри, а то шутки кончатся…

В этот момент, в затылок Озла, с громким хлопком и разрядом молнии, прилетел молот Миши. Здоровяк явно перестарался… Видимо до сих пор держал обиду на сатира за выбитые передние зубы. В стороны брызнули осколки черепа и всего того, что обычно находится в голове.

Я перевёл взгляд на Мишу, тот стоял разинув рот. Он видимо совершенно не ожидал такого исхода. Хотя на что он надеялся швыряя кому-то в голову молот? Что Озёл имеет такой же крепкий затылок, как и баран?

Тем временем, молот, после столкновения, взмыл в небо и описав дугу, направился прямиком в хозяина.

Грон, вместе с Хрендинатом, встали столбами и наблюдали за тем как их товарищ, наклонив голову, заваливается вперёд рогами.

Одновременно с этим, рванул в атаку Лёша.

Землю сотрясла тяжёлая поступь каменного гиганта. Хрендинант с кособоким, перевели глаза с воткнувшегося в землю рогами сатира, на надвигающуюся каменную глыбу.

— Твою мать… — только и услышал я, после чего в то место, где стояла парочка, опустился гигантский кулак.

В стороны брызнули красные ошмётки.

На результаты Лёшиной атаки было страшно даже смотреть… Я и не стал, просто отвернулся. Да что же это у меня за команда такая, кровожадная? Нормальные ребята ведь были.

А вот отвернулся я очень удачно.

Я повернулся в нужную сторону и увидел, что Кособокий направляется в сторону Паши и…

Раздался негромкий щелчок, и Грон оказался перед Марией. Он рывком взвалил не успевшую и вскрикнуть девушку на плечо, а затем, с очередным щелчком переместился метров на пятнадцать в сторону от нас.

Да что же это?..

Я попытался подняться. Ноги всё ещё плохо меня слушались, но мне удалось выпрямиться и я поковылял следом за перемещающимся рывками Гроном.

Спустя три прыжка, он отдалился уже метров на сто пятьдесят. Я увидел как кособокий подхватил отчаянно сопротивляющуюся Марию одной рукой, сняв её с плеча, а кулак второй руки опустил ей на голову.

Девушка тут же обмякла, а Грон, сделав очередной рывок, скрылся за холмом.

Я тут же потерял равновесие и завалился лицом вперёд. Кое-как успел подставить руки, но всё равно больно ушиб подбородок о землю.

— Вот так я расправляюсь с врагами, убиваю их ногами, — услышал я голос Лёши.

— Там Мария! — простонал я перевалившись на спину. — Грон Марию забрал.

Я снова поднялся. Меня явно никто не услышал. Миша ходил кругами вокруг дыры в земле, то и дело наклоняясь и засовывая в неё руку.

Лёша, как раз очистил свой кулак о траву и повернулся к нам:

— Ребята! Как же я рад вас видеть!

* * *

За Марией мы отправились нескоро. Сначала я безуспешно пытался донести до ребят, что Грон утащил девушку.

Миша ходил вокруг дыры в земле, и пытался что-то оттуда достать. Он видимо даже не заметил, что произошло с Марией. Слишком быстро всё произошло.

Лёша же был очень рад тому, что наконец встретил нас. Оказалось, что каменные доспехи принадлежали не совсем ему, а его червяку. Однако без доспехов парень выглядел примерно так же, только размером поменьше. Всё его тело выглядело так, будто было высечено из камня, причём очень фигово. Тут и там из Лёши торчали острые камни и шипы.

Стоило мне занять вертикальное положение, как парень подскочил ко мне и тут же по-дружески обнял. При этом несколько каменных шипов, тут же врезались мне в грудь, живот и в спину — видимо из предплечья тоже что-то торчало.

Я пытался что-то сказать, но Лёша будто и не слышал.

— Как я рад, что нашёл вас! — тряся мою руку приговаривал Лёша. — Столько времени прошло. Я не мог спать нормально, всё думал как вы там без меня справляетесь. Я до сих пор, слово в слово помню, что ты мне сказал тогда в пещере. Много думал, и понял, что теперь должен оберегать вас. Это мой долг.

Я слушал Лёшу, пытался вставить хоть слово, и обалдевал от того что он несёт…

Рядом стоял его тотем. Да, да, я не оговорился, его червь стоял, находясь внутри каменного доспеха и лупал косыми глазами по сторонам. Я от чего-то вспомнил старую видеоигру на приставку, — Червяк Джим кажется. Правда сейчас каменная фигура была гораздо меньше, чем когда внутри находился Лёша

Я, кажется, понял как прийти в тонус. Рядом висел купол со вполне оформившимся деревом жизни, на котором висело два спелых яблока.

Чего там Нос так с ума сходил?

Пошатываясь, я сорвал один из красных плодов, и под непрекращающуюся болтовню Лёши, принялся вгрызаться в мякоть…

Чёрт! Да я в жизни ничего вкуснее не ел! Я сам не заметил как стал тянуться за вторым яблоком. Одно меня останавливало. Осталось последнее яблоко и не уверен, что смогу вырастить в ближайшее время ещё. А я ведь правда стал чувствовать себя отлично. Даже слишком. Лучше приберечь такое эффективное средство на всякий случай.

Тело наполнилось энергией, и набрав полную грудь воздуха, я предпринял новую попытку прервать словесный поток парня:

— Лёша, подожди! — рявкнул я.

— Что? — осёкся парень. — Я просто так много хотел…

Я вытер губы от яблочного сока.

— Грон похитил Марию, — пояснил я.

— Что? — Лёша недоумённо посмотрел в ту сторону, где до этого находилась девушка.

Однако, меня снова перелили:

— Лёшка! Вернее, Геолог! Мы так за тебя переживали! Ты как нас нашёл? И выглядишь, просто отпад! — Миша наконец достал молот из ямы и спешил к нам.

Лёша переключил фокус внимания, и похоже напрочь забыл о том, что я ему только что сказал.

— Гром! Дружище! — Лёша бросился навстречу бородатому здоровяку. — А меня теперь Червь зови! — он произнёс это, максимально растягивая букву “Е”. — Мой мелкий, — он махнул головой в сторону червяка, — это просто бомба. Мы таких дел наворотить успели! В общем, к чёрту геологов, зови меня только Че-е-ервь!

— Я теперь не Гром! — взахлёб рассказывал парню Миша, гордо выпятив грудь. — Я Громов. Круто звучит?

Как дети…

— Что-то ты не сильно изменился за месяц-то, — облапив здоровяка и оценив того взглядом произнёс Лёша.

— Так! Внимание! — рявкнул я, набрав полную грудь воздуха. — Грон унёс Марию!

— А, да… — снова посмотрел на меня Лёша.

Миша обеспокоенно взглянул на Пашу.

— Ты уверен? — спросил здоровяк.

— Да, чёрт побери! Я сам это видел, — уже ревел я. Силы потоком разливались по телу, давая ресурсы и для злости и для предстоящей погони.

— А что же ты раньше молчал? — засуетился здоровяк.

— Да вашу ж…

Глава 25. Детали

Как я уже говорил, за Марией мы отправились далеко не сразу.

Когда я наконец докричался до Миши и Лёши, обнаружилась другая проблема. Паша с тех пор даже не пошевелился. Единственным движением, что исходило от него, было постукивание рожек улитки, которая в упор смотрела на нас.

— Оставлять его мы не будем, — твёрдо сказал я, когда Миша предложил срочно отправиться выручать подругу, мол что случится с рыжим. — Разделяться мы тоже не будем.

— Я могу на руках его понести, — предложил Лёша. Не дожидаясь ответа, он расставил руки в разные стороны, а его тотем, подойдя к парню сзади, вдруг начал поглощать его и расти в размерах.

Стоило Лёше приподнять Пашу, как тот выскользнул из рук гиганта и подобно мраморной статуе, воткнулся коленом в землю.

Лёша тут же испуганно округлил глаза и хотел снова подхватить товарища, но я его остановил.

Я подошёл ближе и потрогал рыжего за щёку. Вроде тёплая на ощупь… Но твёрдая, будто и правда каменная. Улитка, переползя на лоб рыжего, как и прежде уставилась на меня.

— Твой хозяин жив? — спросил я её.

Улитка тут же стукнула рожками друг о друга два раза.

Так, похоже, общаться пытается.

— Небо голубое? — спросил я у улитки и она тут же снова стукнула рожками два раза. — Грон хороший человек? — в ответ один стук.

Ага, понятно.

— Ты с кем разговариваешь? — спросил Лёша.

— С улиткой, — задумчиво ответил я, а потом снова обратился к тотему рыжего: — Твой хозяин скоро в себя придёт?

В ответ, три стука рожками. Я сначала удивился, а потом дошло.

— Не знаешь? — уточнил я.

В ответ два стука.

— Ему грозит опасность.

Улитка немного помешкала, но потом оглядела нас и стукнула рожками один раз.

Ясно.

— Нет Лёха, нести его не вариант, — задумчиво произнёс я. — Так ты точно его добьёшь.

У меня уже появилась идея, но прежде чем проверить её жизнеспособность, сначала нужно было подготовиться.

Я то и дело поглядывал в ту сторону где скрылся Грон, борясь с желанием просто броситься следом. Всё же бежать очертя голову не знамо куда, это плохая идея. Бросить товарища ещё хуже. А толком не подготовиться… в общем. Я отбросил излишние эмоции и спешно принимал важные решения.

Первым делом я раскрыл свой купол и принялся искать место рядом с деревом, не засеянное споровиками. Краем глаза отметил, что от мохового ствола остался лишь армирующий каркас из веток, и тот изъеденный спорами. Хорошо что заметил это. Иначе, так понадеялся бы на своё главное орудие, а оказалось бы что нечем удивить врагов.

Рядом с деревом и правда обнаружилось место, куда можно было усадить Пашу. Вопрос лишь в том, получиться ли поместить туда рыжего, или он попросту пройдёт насквозь.

Жадно скользнув взглядом по последнему яблоку, взял себя в руки и подозвал Лёшу.

— Так, подними-ка ещё раз Пашку, — попросил я.

Лёша послушался, на этот раз держа товарища крепче.

— Так, подержи, повыше… — командовал я, подводя под рыжего купол. — А теперь опускай, только аккуратно.

Паша, подобно памятнику встал рядом с деревцем. Вот и отлично.

К моему удивлению, улитка сидящая на лбу рыжего дотянулась до висящей ветки, и переползла на моё деревце.

Я с ужасом увидел, что направляется она прямиком к моему яблоку.

— Вздумаешь сожрать, я здесь всё спорами заполоню, — пригрозил я.

Улитка тут же обернулась и стукнула рожками два раза.

— Так-то лучше. Смотри мне, — погрозил я пальцем.

Оставалось ещё кое-что. Где, блин, моё копьё?

— Лёша, Миша, проверьте Хрендинанта и Озла на предмет трофеев, — подсказал я.

— Так я уже, — усмехнулся тут же Лёша, снова покинув свой гранитный экзоскелет. — Проверить трофеи самое святое дело.

Миша только кивнул и поплёлся осматривать тело сатира. Здоровяк виду не подавал, но ему явно было не по себе от того, что он только что кого-то отправил… в общем убил. Кстати он тоже успел немного измениться. По крайней мере мне так кажется. Вокруг его глаз и на щеках проявились тёмные изломанные полосы в форме молний.

Я закрыл глаза и заглянул в себя пристальным взглядом. Я ведь уже видел где-то своё орудие…

Копьё лежало в пяти метров от того места, где я валялся пару минут назад, когда очнулся.

Нашёл я своё орудие у входа в пещеру. Того самого куда мы на свою голову вошли за белым кроликом… Только теперь вход был перекрыт большой каменной плитой.

На плите значился тот же самый текст, что всплыл перед моей отключкой:


Твоя команда поддалась искушению ложных истин.

Вы предали свою сторону.

Вы выступили против вольных тотемов, доверивших вам свою судьбу.

Вы вкусили запретные плоды змеиного дерева.

Вы погубили предводителя кроликов, но учитывая вопиющую подлость удавов, война не будет завершена.

За своё деяние, вы будете изгнаны. Кролики больше не желают вашей помощи и будут ждать других защитников, а удавы и их герои, будут ждать новых врагов...


Судя по удивлённому возгласу, Миша, и правда, сумел найти что-то полезное. Но сейчас не до этого, Марию надо выручать.

Ноги меня слушались всё ещё плохо, но сдаваться я был не намерен. Своих я бросать не собираюсь. Поэтому я просто пошагал неверной походкой в ту сторону где скрылся Грон, опираясь на своё копьё будто на посох.

— Эй, Серёга… То есть, Пограничник, подожди! — крикнул мне в след Миша, но я даже не обернулся. Идти надо. Сначала Машу спасти, а потом ворота искать.

Стоило мне сделать пару шагов, как я услышал угрожающее шипение.

Я тут же замедлился, и взяв своё орудие наизготовку, принялся озираться по сторонам, в поисках источника звука.

Угроза обнаружилась почти сразу. Вздыбив перья на загривке, на меня наступала курица. Та самая, что была тотемом Алкаши.

Это что ещё за новости? Он же вроде с концами помер.

Курица ощерила клюв, и издав пронзительный клёкот, ринулась на меня. Из под её хвоста протянулся шлейф из пламени и дыма. Кстати, на мой взгляд, птица здорово подросла с последней нашей встречи. Но она всё равно оставалась лишь крицей.

Подгадав момент, я размахнулся и изо всех сил пнул феникса, отправив того в полёт.

Я, конечно, понимал что этого будет недостаточно, но всё же наивно надеялся, что животина отстанет. Немного устал от крови после бойни с кроликами. Да и Сатир с Хрендинантом погано умерли.

Курица приземлилась и кувырком прокатилась пару метров по траве.

Я увидел, как Миша метнул в птицу свой молот, но промазал.

Поднявшись на ноги, феникс снова издал яростный клёкот и ринулся в атаку. При этом он так ярко вспыхнул, что я всерьёз испугался того, что безумный петух и меня подпалит.

Снова подгадав момент, я выбросил вперёд копьё и насадил птицу на острие наконечника. Феникс зашипел раскрыв клюв, и уставился на меня красными от ненависти глазами. После этого он загорелся и я даже испугался, что он мне копьё сожжёт. Черенок-то деревянный.

Я хотел было снять птицу с копья, но жар исходящий от неё был так силён, что мне оставалось лишь просто стоять и смотреть на то, как курица самозажаривается.

Спустя пару секунд, феникс опал на землю пеплом, а я принялся оглядываться, ожидая нападения Алкаши, но красноносого нигде не было. Чертовщина какая-то. Я и так в загробном мире, так и здесь происходит всякая мистика.

— Это что, птица Алкаши? — подоспел ко мне Миша, который уже успел сбегать за своим молотом.

— Похоже, что да, — ответил я, не переставая контролировать окрестности.

— Так, он же того… — здоровяк помахал рукой в воздухе, изображая одному ему понятный жест.

— Ага, — кивнул я. — Слушай, а ты помнишь что-нибудь о фениксах? Они вроде из пепла восстают, но как от них избавляться не слышал. Может его на перекрёстке закопать нужно, или солью посыпать?

— Кто их знает, — пожал плечами Миша, — и чего он к тебе привязался?

— Может, за хозяина мстит? — предположил я, задумчиво поглядев на подоспевшего к нам Лёшу: — Слушай, а твой червяк умеет ямы копать?

В общем, устроили мы фениксу достойные похороны.

Я помнил, что у червяка способность связанная с землёй или камнями, и не прогадал. Меньше чем за минуту, тотем Лёши вырыл метровую яму, куда я и счистил пепел. Ещё быстрее прошёл процесс закапывания.

Я устало потянулся и не оглядываясь двинулся в прежнем направлении.

— Небо потемнело, — с нами поравнялся Лёша. Шагал он бодро, а следом топал его тотем закованный в камень.

Я поднял глаза к небу и увидел, что на небо правда набежали облака. Причём они то и дело меняли цвет от белого до совсем тёмного и обратно. То и дело мелькали сполохи электрических разрядов.

— Надеюсь дождя не будет, — поёжился Миша, и погладил чирикнувшую на плече громоптичку, которая тоже успела заметно подрасти. Молот в его руке стал искрить активнее.

Я лишь пожал плечами. Укрыться всё равно негде, куда ни глянь одна трава. Хотя резкая смена погоды напрягала. Только что ведь было ясно и солнечно.

— Как считаешь, зачем Грону вообще Мария понадобилась? — спросил Миша хмуро.

— Может, решил, что она среди нас самая слабая и беззащитная, — ответил я, игнорируя самый очевидный ответ лезущий в голову. Учитывая историю, которую она рассказала о своей смерти…

— Думаешь, у нас остались шансы догнать их? — снова спросил Миша, глядя вдаль и ёжась от неожиданно налетевшего ветра.

— Не знаю, — пожал я плечами и вспомнил как кособокий скакал на несколько десятков метров. — Грон слишком уж резво передвигается, но способности у всех ограничены. Не думаю, что он смог далеко уйти. К тому же без способностей, он сам не очень быстро ходит. Плюс дополнительный груз в виде Марии. Сдаваться точно не стоит.

Миша кивнул и снова поглядел на небо.

Лёша хлопнул меня по плечу.

— Круто выглядишь, кстати, — заметил он. — Я бы даже сказал жутко.

Я лишь пожал плечами.

— Ты тоже изменился, возмужал, — усмехнулся я.

— Это да, силы прибавилось, — парень затараторил, выпятив грудь вперёд. — У меня правда оружие не как у вас. У меня каменные перчатки, — он продемонстрировал здоровенные кулаки, что напоминали скорее боксёрские перчатки. — Хотя выглядят как две глыбы. Но если кому-то двинуть в череп, он челюстей не соберёт, я как-то раз…

— Всё, всё, не части, — остановил я парня. — Ты лучше расскажи когда успел так… Прокачаться. Я краем уха слышал, ты что-то про месяц говорил, — я искоса поглядел на него.

— Ну да, если честно, я удивлён, что вы… Ну, так мало изменились. Ты конечно круто выглядишь, прям, хищно… Но Миша каким был, таким и остался. Я точно помню. И Паша. И Маша…

— А у нас и не месяц прошёл, — ответил я. — Тебя два дня не было, — отметив удивлённо взметнувшиеся брови парня, я вкратце рассказал ему о событиях последних дней.

Парень слушал не перебивая. Взгляд у него был при этом, будто у бывалого вояки. Тот факт, что у нас прошло куда меньше времени, его удивил лишь сначала, но он даже уточнять ничего не стал.

— Магнит говорил о таком, — кивнул Лёша. — В некоторых подземельях время идёт по другому. Из них возвращаешься, а здесь, — он окинул рукой пространство вокруг, — не прошло и секунды. Магнит предположил, что мы с ним попали в подземелье внутри подземелья.

— Магнит? — переспросил я, хотя уже догадывался о ком он. Теневик, кажется, тоже это имя упоминал.

— Да. Я когда свалился, думал всё, конец мне. Почувствовал удар, а потом в воде оказался. Думал утону, плавать-то я не умел. Меня Магнит вытянул. Он, кстати, такой же, как и я, только из металла, — Лёша махнул головой на своего червя, что топал вслед за нами. — Он меня всему и научил. Долго не верил, что такое совпадение получилось.

— И чем ты месяц занимался там? — спросил я, вздрогнув от раската грома.

— Так мы тварей рубили, — взглянув на небо ответил парень. — Там такие монстры, кролики нервно курят морковку в сторонке, — хмыкнул Лёша.

— Страшнее даже чем король кроликов? — спросил я.

— Не все конечно, но были и пострашнее. Там и кроты были, и ящерицы и змеи… Но мы с Магнитом на Гидру охотились. У меня табличка появилась, такая же, как и с кроликами. Мол, пока друзья воюют на войне, свергни королеву подземелий и приведи подкрепление своей команде. Магнит понимал что мы даже вдвоём ту тварь не одолеем, поэтому не стал конкурировать, а наоборот начал учить меня всякому. Охотиться там, себя усиливать. У него даже идея появилась в подземельях. Думал, если его тотем примет форму истребителя, сможет ли он полететь? Но сначала выбраться хотел. в тоннелях не полетаешь.

Меня это заставило задуматься. У меня ведь тоже, тотем непонятный, просто клочок земли с посаженным на нём деревом. Но я умудрился колонию грибов у себя разместить... А если удастся какие-нибудь лианы найти, или заросли борщевика… Перспективы огромные. Если я кролям такое устроил с одним только видом грибов… У меня дальше фантазия даже сбоит. Можно выращивать осколочные шишки. Репейник направленного взрыва. Пушки стреляющие разрывными кокосами…

Я даже головой помотал, отгоняя образы навеянные разбушевавшейся фантазией. Что уж тут удивляться истребителю.

— Вообще, неудачно, конечно, получилось, — продолжал тем временем Лёша. Миша шагал рядом и поглаживая птичку, молча слушал историю Лёхи. — Мы с Магнитом решили сегодня гнездо гадюк зачистить. Сорвались планы. Обидно.

— Не сходится что-то, — нахмурившись произнёс я. — Если время течёт там по другому, то почему команда Теневика тоже не появилась вместе с нами?

— Так они появятся тогда, когда вошли, — усмехнулся Лёша. — Если они вчера в подземелье вошли, то и появятся вчера. Они уже давно вышли, просто тогда, когда мы были с ними, они еще об этом не знали.

Этой информацией Лёша окончательно сломал мне мозги и я решил не продолжать тему.

В этот момент, в облаках появился просвет и мы трое застыли на месте. Прямо над нашими головами, разворачивалась битва. Совсем как та, что я видел выйдя из города.

В следующий миг, с неба на землю полетело что-то горящее и врезалось в траву метрах в пятидесяти от нас.

— Думаю нам лучше ускориться, — бросил я ребятам и побежал.

Глава 26. Ирония судьбы

Начался настоящий огненный град. С неба сыпались горящие предметы и врезались в землю, разбрызгивая комья почвы.

Я увидел как в небольшом холмике, открылся чёрный провал, из которого выглянула рогатая голова. В следующий миг, аккурат в эту дыру, рухнула каменная глыба. Взметнулись искры, будто полено бросили в костёр.

Я особо наверх не смотрел, боялся споткнуться, но в поле зрения и так многое попало. Крылатые фигуры поливали друг друга огнём, метали молнии, запускали что-то похожее на ракеты, лупили друг друга мечами… Один рогатый молодчик, врезался в землю, оставив после себя глубокую воронку, а затем взмахнул крыльями и снова рванул в небо. Рогатый прихватил с собой огромную каменную глыбу, которую он тут же в кого-то метнул.

— Только что ведь небо чистое было, — задыхаясь прокричал Миша. — Это что за бури такие?

— Магнит рассказывал о таком! — проорал Лёша, — он говорил одного его товарища так зашибло.

Отлично блин.

— Бежим вперёд! — проревел я. — Не останавливаемся!

Я вдруг увидел, как на одну из крылатых фигур накинулся противник с изумрудно-зелёной кожей, переливающейся на солнце. Я толком не успел ничего разглядеть. У напавшего вместо ног были когтистые лапы, которыми он вцепился в плечи жертвы, а в руках он сжимал огненный меч. Миг, и пламенный клинок снёс голову крылатого, которая камнем полетела вниз.

Обезглавленная фигура, раскинув в стороны руки и крылья, полетела спиной на землю.

— Твою мать! Впервые в жизни такое вижу! — орал Миша. — Вернее, впервые после того как подох. Марвел такого не снимает…

Я не слушал. Бежал и наблюдал краем глаза за падением обезглавленной фигуры.

Зеленокожему явно показалось мало. Он догнал труп своей жертвы и начал рубить его прямо в полёте. В следующий миг, их настигло нечто стремительное и очень длинное, похожее на змея или карикатурного китайского дракона. У Зеленокожего, судя по всему, прибавилось проблем: Дракон смог выбить огненный меч короткой лапой, а затем уцепился зубами за когтистую ногу и принялся обвивать изумрудную фигурку на манер удава и царапать жертву когтями.

Я вдруг понял, что у зелёного крыльев не было. Как он в воздухе то держался?

Спустя секунду дракон принялся биться в судорогах. Я не понял почему так произошло, до этого он явно доминировал.

Я увидел, что над переплетённой парочкой, кружит нечто треугольное. Космический корабль что ли? Но потом до меня дошло что это морской скат, по какой-то причине летающей по небу. До этого я его не замечал, потому что у ската был живот белый, он просто сливался с облаками.

Летающая рыба в бой не вступала, — лишь кружила над двумя существами, камнем летящими вниз. Я только сейчас понял, что почти не различаю звуков, а ещё, эта сладкая парочка летела прямо на нас. И ведь не поймёшь куда двигаться?.. Или лучше на месте стоять, — летели они то и дело меняя траекторию.

— Ты это видел? Видел? — вопил откуда-то сбоку Лёша. Я не отвечал. Даже неинтересно было, чему именно он там удивляется.

Первой упала отрубленная голова недавнего крылана. На расстоянии сложно было оценить размеры, зато когда она рухнула, стало понятно, что величиной она с бочку, в которых обычно хранят топливо.

Да что же это там за монстры такие. Дальше рухнули остальные части, которые откромсал от крылатого тела зеленокожий, пока его не отвлёк дракон. Это был настоящий град из мяса, крови и покорёженных доспехов. В десяти метрах сбоку, в землю с рёвом вонзился огромный пылающий меч.

— Чёрт! Чёрт! Чёрт! — вопил Миша.

Лёша кричал и вовсе что-то невразумительное.

Тем временем, зеленокожий что-то сделал с драконом, от чего тот совсем отключился, однако падать они не перестали и спустя секунду землю сотряс мощный удар. Я думал о том, что неплохо бы проверить все эти останки на предмет трофеев, изначально ведь, перед самым походом, покидая город думал о таком варианте. Вот только сейчас что-то перехотелось.

Змеящееся тело дракона, будто резиновый шланг валилось на землю, вспарывая почву своей тяжестью. Зеленокожий попытался сгруппироваться и это почти вышло, но сила тяжести есть сила тяжести. Приземление вышло очень уж жёстким, от чего огромная изумрудная фигура распласталась на земле, сливаясь с травой.

Я вдруг обнаружил, что это оказалась женщина, даже девушка, только огромная и зелёная. Мне очень захотелось остановиться и разглядеть её получше, но здравый смысл не позволил мне такую вольность.

В этот момент произошло то, чего я подспудно ожидал в любой момент, и очень наделся, что минует. С той стороны, куда я не смотрел, в точку прямо перед нами спикировал огромный краснокожий мужик, оставив после себя глубокую воронку. Я уже видел его, это он до этого зашвырнул в небо камень. Кроме всего прочего, он поднял такую волну, что меня Мишу и Лёху просто сбило с ног. Дальше я мало что смог различить, потому что летел куда-то кубарем, сшибая всё, что попадалось на пути.

Когда я наконец смог остановиться, то едва смог встать на ноги, борясь с жутким головокружением. Наверное, головой стукнулся обо что-то.

Как ни странно, копьё я умудрился не потерять.

Опираясь на своё орудие, я занял вертикальное положение, изрядно пошатываясь, и застыл наблюдая за удивительной картиной.

Краснокожий, уверенной поступью победителя, от которой тряслась земля под ногами, шагал к поверженной девушке. Я видел его со спины, но от чего-то был уверен, что гигант сейчас самодовольно улыбается.

В следующий миг, девушка, которая до этого казалась бессознательной, выбросила раскрытую ладонь вперёд. Гигант заревел так, что я потерял равновесие от неожиданности и завалился на задницу.

Когда снова взглянул в ту сторону, увидел как у краснокожего буквально отвалилась левая рука вместе с плечом и куском рёбер. Не знаю что там произошло, но сквозь него будто диск от циркулярной пилы пролетел, такой ровный был срез.

— Ты думала меня так просто убить? — от громогласного рёва у меня задрожали перепонки. — У меня два сердца, дура.

Девушка явно была в отчаянии. Похоже у неё не осталось козырей в рукаве. Она попыталась отползти от покалеченного гиганта, в правой руке которого появилась здоровенная булава.

— Сейчас я стану делать тебе больно, а ты будь подружкой, спой мне как ты умеешь…

Я наблюдал за этой картиной и не знал что предпринимать. Я сейчас как муравей наблюдающий за дракой двух людей алкоголиков. Мало того, что они гиганты, так я даже не понимаю, что они не поделили и кто из них не прав. С одной стороны, если бы я конечно мог, следовало бы заступиться за девушку, но она ведь сама до этого покромсала какого-то крылатого бедолагу. Вон его башка валяется и дымит.

Я лишь случайно увидел, как треугольное тело ската, начало пикировать вниз. Я это заметил только потому, что ранее уже смог разглядеть его. В десяти метрах от краснокожего, скат изогнулся и выставил вперёд острый хвост, используя его на манер жала.

Гигант, по-прежнему хохоча, резко извернулся, и встретил летящего на него ската ударом своей булавы.

Несчастное животное, с громким взвизгом, брызнув синей кровью, отлетело в сторону. Скат полетел кубарем по траве, а затем распластался на земле и затих.

В общем, похоже я для себя определился кто здесь жертва, и кто злодей…

Гигант повернул корпус вслед поверженному существу, повернувшись при этом ко мне изувеченной стороной. В переплетении мышц, костей и внутренних органов, я не без отвращения увидел бьющееся сердце.

Я едва не рассмеялся. Я ведь сейчас опираюсь на копьё судьбы. А всё происходящее сейчас, видимо, ни что иное, как ирония судьбы. А та зелёная, наверное племянница судьбы?..

Я будто наяву услышал Пашу:

— В этом мире ничего не происходит зря. Каждый получает то, что заслужил.

А я со своим колом, видимо, исполняю роль раздающего.

Сам не знаю как я так изловчился. Практически не меняя положения тела, я изогнулся и метнул своё орудие вперёд. И я точно знал куда оно попадёт.

Я будто физически ощущал мощь бурлящую внутри своего копья. Совсем как тогда, в подземелье кролей. Оно клокотало от ярости и желания исполнить то для чего предназначено — поставить точку в очередной судьбе…

Копьё вспыхнуло прямо в полёте. Огромная голова, с изумлённым выражением, повернулась ко мне. Копьё, как и в прошлый раз стало замедляться, одновременно с этим полыхая всё яростнее и жарче.

В следующий миг копьё вспыхнуло, а тело гиганта пронзил яркий луч.

Краснокожий покосился, с прежним изумлением глядя на меня. Я заметил зелёный росчерк, а следом, ему на спину вспрыгнула изумрудная девушка, вцепивших в плечи когтями. В её руках, каким-то чудом снова оказался пламенный меч, который вонзился в затылок краснокожему. Резкий поворот, и голова отделилась от тела. Уверен, у этого клинка название типа: “Отсекатель голов”, или “Отвал башки”. Так и вижу её с этим мечом: “Вася! Тут такое! Тебе сейчас голову снесёт!”

Отчего-то сил вообще не осталось. Я упал на колени и едва удержался чтобы не завалиться на спину.

Девушка тем временем, двумя размашистыми ударами перерубила туловище краснокожего на несколько частей. Откуда же у неё столько кровожадности?.. Блин! Да хватит уже. Она вонзила огненный меч рядом с собой, а затем уселась на обезображенное тело верхом и принялась копошиться в его внутренностях.

Достав что-то из краснокожего, она приложила это к своей груди.

Силы окончательно меня покинули и я плюхнулся на задницу. Не упал лишь потому что вовремя подставил руку.

Изумрудная искоса взглянула на меня.

Продолжая наблюдать за мной, она протянула руку и вынула меч из земли. На том месте, где торчал клинок, осталась чёрная проплешина.

Девушка взмахнула мечом, а затем опустила его на отрубленную голову, оставив в воздухе огненный росчерк. Она отсекла один из рогов вместе с куском черепа.

Изумрудная выпрямилась, подняла отрубленный рог, а затем двинулась ко мне. Её меч при этом исчез сам собой. На половине пути она наклонилась и подняла что-то с земли. С замершим сердцем я увидел, что в её руке зажато моё копьё, которое выглядело как зубочистка.

Я не знаю что у неё в башке. Не знаю почему она так на меня смотрит и зачем идёт ко мне. В пору бы испугаться, но мне от чего-то всё равно. Я просто завалился на спину и уставился в небо, которое уже успело снова стать чистым.

Глава 27. Поцелуй судьбы

Небо над моей головой закрыло огромное зелёное лицо. Стоит сказать, очень красивое, девичье лицо.

Изумрудная застыла, а следом, передо мной появилось еще одно лицо. То же самое, но более подходящего размера. И нормального цвета. Девушка была и правда очень красива.

— Спасибо, малыш, — она сидела на мне верхом, уперев ладони в мои руки. Не знаю в чём дело, но пошевелиться я не мог. Только глаза и двигались. Девушка наклонилась к самому моему лицу, и я почувствовал её дыхание на своей коже. — Судьба, значит? — усмехнулась она. — Ты смог оказаться в нужное время в нужном месте.

Девушка поцеловала меня в щёку, коснувшись самого уголка моего рта и я почувствовал что во мне что-то изменилось.

— Поцелуй судьбы редкий дар, — хмыкнула она. — Надеюсь мы с тобой ещё увидимся. Не разочаруй меня.

Девушка поднялась, но я почувствовал, что на моей груди по-прежнему лежит что-то твёрдое и тяжёлое.

Я скосил глаза вниз, но лишь для того, чтобы увидеть, как на моей груди растворяется огромный рог с куском черепа.

Я почти физически ощутил как из моей головы, там где осыпались волосы, растёт нечто массивное.

Девушка успела исчезнуть, зато её огромная изумрудная копия поднялась, и больше не глядя в мою сторону направилась туда, где приземлился израненный скат.

Я по-прежнему не мог шевелиться, и очень жаль. Мне хотелось корчиться. Моё тело будто изнутри выворачивало наизнанку. Это было не больно, просто до жути неприятно, до зубовного скрежета.

Когда я пришёл в себя и смог наконец двигаться, девушки больше не было. Только проплешины да обрубки гигантских тел свидетельствовали о том, что здесь недавно разворачивалась жестокая битва титанов.

— Пограничник, ты как? — услышал я сбоку шёпот Миши. — Пипец у тебя рог вырос! Ты как теперь ходит-то будешь? Он же за ветки цепляться станет. Ты… — Я сместил глаза в сторону голоса здоровяка. — А та девка, я думал она тебя жрать станет. Хотел отвлечь её, но это… Ноги подвели, не смог быстро среагировать.

— Серёга, а ты трофеи смотреть пойдёшь? — раздался с другой стороны голос Лёхи. — Ты такого страхолюда завалил… Вот это рог у тебя! Это же рычаг какой-то. Гром, глянь. Он же теперь консервные банки без ножа открывать сможет.

— Заткнитесь, — произнёс я, потянувшись рукой к левой стороне своей головы… Твою же!.. Вот это рог…

Я перекатился на живот и, кряхтя, поднялся на ноги.

— Ты кажется здоровее стал, — отметил Лёха. — Хотя, наверное, это рог тебе объёма придаёт. Дополнительные габариты.

Я только отмахнулся.

— А куда девушка делась? — спросил я. — Ну, которая зелёная вся была.

— Так, улетела, ты ведь всё это время на неё пялился, — ответил Миша, — Реанимировала свою летающую тарелку и упорхнула. Чёрт. Я редко задумывался о загробной жизни, но такое… Я уже даже вокабулярий фильтровать перестал. Чертей то и дело поминаю, хотя бабушка за это по губам лупила. — здоровяк поёжился. — Надеюсь не встречу её здесь, лютая тётка была.

Я направился к обезображенному телу краснокожего. Да, у нас погоня совсем не по плану идёт, но у меня аж ладони чешутся от того, какие трофеи там могут найтись.

Однако уже на половине пути я понял, что ничего там больше не будет. Та девушка принесла всё что мне причиталось. Не знаю откуда мне пришло это осознание, но оно было так же ясно, как то куда идти за Марией. А ещё, я уже заранее знал что мы не успели. Всё самое худшее уже случилось.

Я развернулся на пятках и пошагал к том месту, к которому меня тянуло будто магнитом.

— Эй, Пограничник, ты куда? — позвал Лёха, но я лишь махнул рукой, мол, давайте за мной.

Идти пришлось не так много.

И пяти минут не прошло, как я увидел бредущую с потерянными глазами Марию.

Она с ног до головы была залита кровью. Кофта была разорвана спереди и из-за этого была видна её залитая кровью грудь. Ни о какой эротичности тут и слова не шло. Это выглядело жутко.

Лицо девушки было иссечено вертикальными полосами, пересекающими кровавые разводы. Она, видимо, плакала до этого. Сейчас вот не плачет.

В руках она сжимала свой кинжал.

В траве, следом за ней, извивалась рогатая змея, которая… Голова змейки была задрана вверх, а в зубах она сжимала отрубленную руку с белой кожей.

Я снова взглянул на Марию, и увидел что под красными пятнами, её лицо покрылось чёрными пятнами. Они будто чёрными кляксами Роршаха испачкали её лицо. Под глазами и вокруг губ, и будто струями стекли вниз. Правая рука тоже потемнела до локтя.

Я бросился девушке на встречу.

— Мария! Мария! — позвал её я.

Девушка услышала меня и будто очнулась ото сна. На её лице расцвела жуткая улыбка, которая выглядела пугающе из-за красно-чёрных пятен.

Мы приблизились друг к другу и она бросилась мне на шею, зарывшись окровавленным лицом мне в грудь.

Мария плакала навзрыд, а я так и стоял столбом. Лишь слегка приобнял и гладил по волосам.

— Ну всё, уже всё, — приговаривал я, сам не зная что имею в виду.

Рядом стояли Миша с Лёшой, которые тоже не знали что предпринять.

Спустя ещё пару минут, Лёша отправился за холм, ориентируясь по кровавым следам, оставленным девушкой.

Вернулся он минут через пять. Очень бледный и задумчивый. При этом, он встал чуть поодаль, и старательно избегал смотреть на девушку.

— Чего там? — полушёпотом спросил Миша.

— Там это… В общем… Грон всё, но это… Короче, лучше сам сходи и посмотри, — махнул рукой в сторону холма, и осторожно покосился на Марию.

Миша тоже сходил. и тоже встал от нас подальше. А я всё продолжал обнимать и гладить плачущую девушку. Её змея устроилась недалеко от нас, свернувшись кольцом вокруг отрубленной руки.

— Вечер скоро, — негромко произнёс Миша, — давайте ночлег обустроим что ли. — Он переглянулся с Лёшей, а потом покосился на нас. — Пошли дров соберём.

— Дров? — переспросил парень, оглядев обширное поле без единого кустика.

— Ага, — буркнул Миша и потянул парня за руку. — Идём.

Мария больше не плакала, но её по-прежнему сотрясала нервная дрожь.

Стоило ребятам удалиться, она издала глубокий вдох. Она немного отстранилась, а затем приподнялась на цыпочки и поцеловала меня в щёку. В то же место, куда и изумрудная.

— Спасибо, — прошептала она.

— Было бы за что, — смущённо ответил я. — Ты сама неплохо справилась.

— Я боялась, что вы вообще за мной не придёте, — произнесла она и снова всхлипнула. — Ты как принц из сказки. Только вот для другой принцессы.

— Ты будешь яблочко? — спросил я.

— Буду, — удивлённо ответила она. — Ты сохранил с яблони удавов?

— Лучше, — усмехнулся я. Я отступил на шаг и сунув руку в сферу своего тотема, сорвал плод.

Я протянул девушке яблоко, постаравшись встать так, чтобы ей не было видно мою обезображенную половину лица.

Девушка взяла фрукт из моей руки и откусила.

Дальше был тот же самый эффект, что и со всеми остальными. Яблоко буквально растаяло.

— Больше не осталось? — спросила девушка, взглянув на меня из-под ресниц.

— Последнее, — помотал я головой. — Но я потом ещё выращу. У меня способность такая.

— Хорошо, — кивнула она.

Несмотря на съеденное ранее яблоко и бодрящий поцелуй изумрудной девушки, я очень сильно устал. Тело было полно энергии, а вот в голове мысли шевелиться отказывались. Очень уж я умаялся за последнее время.

Да уж, врали все кто говорил что на том свете получится отдохнуть.

Ребята вернулись не скоро, но дрова и правда раздобыли. Неужто до леса смогли дойти. Но я откинул эти мысли. Они сами рассказали что нашли ту самую пещеру куда угодил метеорит. Там и нашли какие-то гнилушки.

Очень скоро в сложенном наскоро костерке затрещал огонь.

— Знаете, я вдруг понял кое-что, — произнёс Миша. — Это место, вообще не похоже на то, что нам рассказывали с детства. Даже света в конце тоннеля с белыми столбами не было. И перед глазами ничего не проносилось. Глупость такая. Я, наверное, знаю ради чего стоит дойти до этих грёбанных седьмых ворот.

— И ради чего? — флегматично спросил Лёша.

— Да ради того, чтобы рассказать всем, что здесь на самом деле творится, — объявил Миша.

— Тебя в психушку закроют, — спокойно констатируя факт покачал головой я. — Опять же, у каждого свой путь. У вас всё могло быть совсем иначе, если бы вы за мной не пошли.

— Всё было бы хуже, — кивнула Мария.

— От чего же?.. — спросил было я, но осёкся. Я совсем забыл что наш путь начался раньше, когда мы встретили Грона, а не когда решили идти исследовать Территорию.

Я заглянул под купол, на своё деревце и сидящего там в позе лотоса Пашу. Понять бы ещё, что с ним произошло.

— В общем, пускай уж лучше думают о свете в конце тоннеля, — многозначительно произнёс Лёша.

— Главное чтобы свет не оказался огнемётом, или поездом, — хмыкнул Громов. — Ну или высоковольтным разрядом, как у меня. В общем, я думаю мы во что бы то ни стало дойдём до конца и покажем всем.

— Хорошо бы, — кивнул я подумав о Гроне и той изумрудной девушке.

Я уверен, что она такая же, как и мы, просто давно здесь. Боюсь и представить, через что придётся пройти, чтобы стать таким же как она. и с какими ещё врагами предстоит сразиться.

Моя щека, та которой сегодня досталось много поцелуев, вдруг вспыхнула и стала нервно дёргаться. Пришлось даже ладонь приложить чтобы унять судороги… и тут мой взгляд зацепился за светлое пятно неподалёку.

Я повернул голову и увидел висящую в воздухе… Это была не табличка. В воздухе зависли белые колонны, между которыми раскрывался проход.

Пространство между колоннами было затянуто дымкой, но я отчётливо видел что там совсем другой пейзаж.

Перед воротами стояла крупная фигура, с горящими красными глазами. Размерами существо было раза в два больше чем медведеподобный кролик. Почему я вспомнил именно о нём? Да потому что из головы фигуры торчали два кроличьих уха.

— Вы это видите? — ошалело спросил я.

В этот момент, гигант поманил меня лапой.

Эпилог. Право выбора

— Серёга, ты куда? Пограничник, остановись! — кричали вслед ребята.

— За мной! Давайте! Там ворота! Прав был Алкаша.

— Там ничего нет, — услышал я голос Лёши.

— Тебе кажется, — крикнула вслед Мария.

Вот же чёрт. Похоже они только для меня открылись. Видимо я выполнил какой-то там план по жестоким убийствам, и мне позволили пройти на следующий уровень, а ребята ещё недостаточно отличились. Ну не бросать же их здесь. Чёрт! Ждать их тоже не вариант. Всё же семья для меня куда важнее.

Однако на месте я застыл. До ворот оставалось ещё метров пятьдесят. Надеюсь они не исчезнут, пока я тут решение принимаю.

Стоило остановиться, как я услышал гулкий голос, который, казалось, был повсюду и в то же время нигде.

— Поцелуй судьбы это очень ценный подарок, — вещал незнакомец — Его не дарят всякому. Дар, который позволяет однажды сделать самостоятельный выбор, поистине бесценен.

— Кто здесь? — спросил я озираясь.

— Это куда ценнее чем удача, — продолжал неизвестный. — И это не жульничество. У тебя просто есть право, один раз решить, какой стороной упадёт монетка, подброшенная не тобой. Тальбита, та изумрудная девушка, как ты её назвал, даже и не догадывалась, что смогла подарить тебе.

— Что происходит? — спросил я в пустоту. — Мужик, хватит в прятки играть, выходи и нормально поговорим.

Я вдруг увидел, что земля передо мной стала проседать и обваливаться, обнажая черноту под собой.

Я попятился, а в следующий миг понял, что опоры под ногами больше нет и я просто лечу в пропасть.

Вокруг одна лишь чернота. Только что была зелёная поляна, освещённая садящимся солнцем, а теперь кромешная тьма.

— А ты оказался на удивление живучим, — голос пронизывал всё вокруг отдаваясь эхом в голове. Правда теперь он показался мне немного насмешливым. — Сильна в тебе воля к Жизни, Пограничник. Да, у вас весь род такой. И все с копьями.

Я услышал какое-то мерное пиканье. А ещё… Рядом кто-то дышал. И этот кто-то, кажется, плакал.

Я принялся озираться, но кроме ощущения бесконечного падения, так ничего и не различил. Вот странность, я вроде падаю, а сопротивления воздуха не чувствую. Чертовщина какая-то.

— Тебя почти с того света вернули… Почти, — усмехнулся голос. — Такое обычно называют чудом, а мы недоработкой.

Я наконец справился со страхом и смог унять сердцебиение.

— Что здесь происходит? Мужик, может, объяснишь, что от меня нужно? — спросил я, удивившись тому как глухо звучит мой голос.

— Я пришёл по зову Тальбиты. Я должен дать тебе выбор, — ответил голос. — Хочешь домой?

У меня аж дыхание перехватило.

— Ты серьёзно? Это не шутка? — я ушам своим не верил. Одно дело встать перед переходом на следующий уровень, с перспективой остаться без команды, и другое дело сразу домой.

— Я отпущу тебя. Стоит только решиться. — продолжил голос. — Ты очнёшься прямо сейчас… Вот твоя жена обрадуется. Шутка ли, муж вернулся к жизни!.. Правда, парализованный, без ноги. Двух слов связать не сможет. Буквально обуза. Не способный даже поесть самостоятельно, не говорю уж о том, чтобы в туалет сходить. В душе ты будешь прежним, с сильным характером и крепкой волей, вот только проявиться будет не просто. — голос явно насмехался. — Нам не положено, но открою тебе секрет: Проживёшь ты долго. — в воздухе зависла пауза, а мне больше не захотелось задавать вопросов. Слишком уж мне не нравятся ответы которые я получаю.

Я увидел своё обезображенное тело. Одна из пуль видимо попала в голову, раздробив скулу и челюсть. Ноги тоже не было, как меня и предупреждал голос. Я весь был в бинтах, сквозь которые, тут и там, просочились кровавые потёки.

Рядом с постелью сидела Женька. Она положила голову мне на колено и плакала.

— Очнись, пожалуйста, очнись. Ты ведь сильный, ты и не такое преодолевал. Очнись. Ты ведь всё можешь. Очнись, не оставляй меня… — её голос давно охрип. Похоже она уже давно шептала одно и то же как заведённое.

— Многие из таких как ты удивляются, почему в Чистилище разгуливают и праведники и откровенные негодяи, слабаки и силачи. Никак не поймут критериев, по которым отбирают тех, кому суждено пройти их главную проверку. В Чистилище есть место всякому, которого хоть кто-то любил. Ошибиться в душе легко, а любовь слепа. Кому как не слепцу решать судьбы смертных. Как тебе такая ирония пограничник.

Я хотел бы не слышать того, что говорил голос. Я смотрел на Женю и не мог наглядеться. Как же я её всё же люблю. И мне даже слова этого голоса были не нужны, чтобы понять что я тоже был любим. Моя Женька…

— Готов ты свою любимую подвергнуть такому испытанию? Обречь на годы выживания, в попытке прокормить мужа калеку, да дочь? — голос откровенно издевался. — А может, хочешь иного?..

Я увидел стоящих вокруг моего тела ребят. Они что-то говорили, но мне не было слышно. Мария плакала глядя на меня, размазывая слёзы и засохшую кровь.

Теперь голос изменился. Он будто кирпичные блоки впечатывал слова, заставляя всё моё естество трепетать перед величием судьбы.

— Вспомни как ты убегал от бандитов, будто кролик от удавов. Зато погляди на себя сейчас. Ты сам стал настоящим хищником. То ли ещё будет. Судьба щедра к тем, кто не боится брать её подарки. Ты можешь дерзнуть и попытаться дойти до седьмых ворот, Пограничник. Если только пожелаешь, после этого ты тоже сможешь вернуться домой, к семье, но уже на своих условиях. Ты сможешь стать кем угодно, хоть королём, а твоя жена будет королевой. Стоит только пожелать. Так что же ты выберешь, Пограничник?

Голос умолк. Тишину нарушало лишь мерное пиканье аппарата жизнеобеспечения и шёпот Жени.

— Я жду ответ…


Конец


Спасибо всем кто принимал участие в создании романа, в особенности, Анастасии Кулаковой, с её до крайности трезвыми идеями и песенками, моему дяде Вениамину Михайловичу, за строгую оценку и моей жене Оле, что помогла написать книгу оочень быстро.


Оглавление

  • Глава 1. Пляж
  • Глава 2. 4истилище 70.77
  • Глава 3. Команда мечты
  • Глава 4. Щедрость
  • Глава 5. Приманка ​
  • Глава 6. Подмога
  • Глава 7. Первая помощь
  • Глава 8. Дальше то, что делать?
  • Глава 9. Язык ​
  • Глава 10. Неожиданности
  • Глава 11. Награды
  • Глава 12. Белый кролик ​ ​ ​
  • Глава 13. По ту сторону ​
  • Глава 14. Задача
  • Глава 15. Переговоры
  • Глава 16. Соглашение
  • Глава 17. Испуг
  • Глава 18. Передышка
  • Глава 19. Тяжёлый разговор
  • Глава 20. Достойные решения
  • Глава 21. Грибы и яблоки
  • Глава 22. Отчаянные планы
  • Глава 23. Реализовавшиеся цели
  • Глава 24. Теплая встреча
  • Глава 25. Детали
  • Глава 26. Ирония судьбы
  • Глава 27. Поцелуй судьбы
  • Эпилог. Право выбора