КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615034 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243078
Пользователей - 112826

Впечатления

Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Сказ про то, как Василисушка за тридевять земель ходила, и что в тех краях нашла [Игорь Лосев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Игорь Лосев Сказ про то, как Василисушка за тридевять земель ходила, и что в тех краях нашла

“Едет как-то Иван Царевич в землю дальнюю. Глядь, а пообочь дороги плоский камень лежит. И сидит голой попой на том плоском камне сама Птица Сирин. Тут Иван Царевич и говорит: “Добра тебе, здоровья, встречная душа. Отчего же ты, Птица Сирин, сидишь голой попой на плоском камне, что пообочь дороги лежит?” А Птица Сирин ему и отвечает человеческим голосом: “И тебе добра, Иван, сын царев. Потому я тут, сама Птица Сирин, голой попой сижу на плоском камне, что пообочь дороги лежит, что желаю завести с тобой непринуждённую беседу”.

Анекдот фольклористов.


Сказка. Это слово ассоциируется у нас с чем-то добрым, пришедшим из детства. “Жить как в сказке” ‒ предел мечтаний многих людей. Вот только в самом деле очутиться в сказке мало кому пришлось бы по душе. И дело тут даже не в том, что приключения, которыми мы восхищались бы, случись они с выдуманным персонажем, при взгляде изнутри, в обычной жизни, оказываются чередой бед и несчастий.


Главная беда сказки в том, что логика происходящих в ней событий сродни сну. Доля попавшего в сказку человека ‒ постоянное недоумение. Только дурак, любимый персонаж народа — главного сказочника, — понимает, а вернее интуитивно чувствует, что и когда будет правильно. Увы, в нынешнем мире искусство быть дураком относится к числу постыдных.


***

‒ Так, почти закончили. Остался на повестке дня последний вопрос. Что там у нас с поставщиками из… Так, сейчас. ‒ Директор компании, вальяжно опершись о стол из цельного массива дерева, придал ускорение открытому на смартфоне документу, проматывая виртуальные листы. ‒ Город не указан. Кто так договора составляет!? В общем, поставщик из неизвестного города, который у нас под номерами три точка девять и три точка десять?

‒ Иван Никифорович, тут у нас, увы, временный простой. По вине контрагента. Вторую неделю на связь не выходит.

‒ Так пошлите туда кого-нибудь. Что мне вам всё объяснять? Вот я вижу, Василиса Владимировна все свои проекты на данный момент закрыла. Вы и съездите.

‒ М-м… Иван Никифорович, я ведь потому и закрыла все свои “висяки”, что я с понедельника в отпуске.

‒ Ну и отлично. Значит будет дополнительная мотивация не затягивать с решением вопроса. Всё, совещание закончено, все свободны. Машенька, займитесь билетами для Василисы Владимировны. На сегодня, на ближайшее время. В… Ну, где там это ваше три-девять, в общем.


***

Автобус, дребезжащий, словно склочный старик, поносящий всё на свете безостановочной бурчащей руганью, остановился у здания автовокзала. С казённым лязгом двери открылись и наружу выскочила молодая длинноволосая блондинка. Костюм бизнесвумен дополняла потрёпанная спортивная сумка, впопыхах одолженная у айтишников, и набитая первыми попавшимися под руку потенциально полезными в путешествии вещами.


Опершись о стену здания, гостья русской глубинки тяжело дышала. Запах бензина в салоне и два часа тряски по бездорожью привели чувства девушки в полнейший раздрай. Не добавляла позитивных эмоций и картина, представшая глазам эмиссара цивилизации. Серая хмарь неба низко накрывала заросшее непонятной травой поле. Грунтовая дорога, по которой доставивший девушку пазик, кашлянув на прощание сизым облаком выхлопных газов, отправился дальше по маршруту, делила поле на две неравные части. И посреди этого “нигде” стояло одинокое кирпичное здание, на фасаде которого ещё можно было различить следы от когда-то висевших тут букв “Автовокзал”.


Ни людей, ни указателей, ни иного намёка на то, в какую сторону двигаться вокруг не было. Впрочем, самое большое разочарование человека двадцать первого века было в окружающем воздухе. Вернее, разочарованием стало то, чего в воздухе не хватало. Достав телефон, Василиса Владимировна обнаружила, что прогресс в сфере мобильной связи, что шёл семимильными шагами по стране, просто переступил это место. Там, где должен был отражаться уровень сигнала, умная коробочка демонстрировала косой крестик.


Тяжело опустившись на мягкую спортивную сумку, девушка ещё раз осмотрелась по сторонам и спрятала лицо в ладони. Вскоре её плечи начали подёргиваться, а ещё через мгновение она запрокинула голову и завопила во всю силу своей натренированной уроками вокала диафрагмы.


‒ Ой, вы уже приехали. Извиненьица просим. Задержался слегонца. Давно сидите?



Василиса не сразу поняла, что в звуках окружающей природы возникла привычная уху упорядоченность. Обернувшись, она столкнулась взглядом с широким и улыбчивым лицом мужчины. Собеседник выглядывал из лишённого рамы окна. Вид его оставлял странное впечатление. На первый взгляд, обычный крестьянин среднеазиатского происхождения, одетый в старую, много раз чиненную рубаху и странную, нелепую шапочку. И всё-таки, чем-то он притягивал взгляд.


“Если вы всё время смотрите на понравившегося человека, значит ваш мозг думает, что упустил в его внешности какую-то деталь”, ‒ вспомнила Василиса цитату в одном из бесконечных пабликов по псевдопсихологии. Мысль о том, что она влюбилась с первого взгляда в низенького, плюгавого селянина оказалась последней каплей. Василиса захохотала. Новый собеседник присоединился почти тут же. Голос у него был сильный, хорошо поставленный. Словно он всю жизнь своим смехом наполнял закрома Родины.


‒ Вот как хорошо, что вы весёлая. Мы-то думали, к нам сухую кикимору из стольного града пришлют. А тут вы. Прям на душе легче стало.

‒ Вы кто? ‒ Отсмеявшись, несостоявшаяся кикимора попыталась вернуть предписанную деловой этикой строгую доброжелательность.

‒ О, и правда, я ж не представился. Тать Соловей Ордынович.

Новый знакомый ещё сильнее высунулся из окна и протянул раскрытую ладонь.

‒ Разбойник? ‒ рефлекторно перевела фамилию собеседника Василиса. И так же рефлекторно пожала протянутую руку. В пальцах у неё осталась маленькая круглая коробочка, какие порой продают на выставках-ярмарках народных ремёсел.

‒ Да ну почему разбойник? Нет, в том тысячелетии-то всякое было, конечно. Но тогда время такое было. Это вам. Соты пчелиные.

‒ Я не… Спасибо, я сыта.

‒ Так а их и не для еды.

‒ И зачем мне, по-вашему, могут понадобиться пчелиные соты?

‒ Ну мало ли. Никогда не знаешь, что и где пригодится. Да вы того, не сидите у стены-то. Почки ж застудите. Идёмте, вообще, карета, понимаш, подана.


Согнувшись как будто в земном поклоне, Тать под локоток помог девушке подняться, ловко подхватил сумку, на которой та сидела, и тут же скрылся внутри здания. Секунду постояв в растерянности, оценив заколоченную дверь, Василиса чуть неуклюже вскарабкалась на подоконник и слезла с другой стороны. Внутри здания автовокзала было совершенно пусто. Ни дверей, ни мебели не наблюдалось. Впрочем, не было и надписей на стенах, мусора и неприятных запахов, обычно присутствующих в таких местах.


Уловив движение и двинувшись следом, Василиса прошла здание насквозь. С другой стороны дверь была в исправном состоянии, и, судя по отсутствию скрипа, даже петли кто-то иногда смазывал. Выйдя под лучи вечернего солнца, девушка оказалась на бетонной плите, служившей остановкой. Почти такой же, как та, что была с другой стороны. Впрочем, нет, похоже в этой части за автовокзалом хоть как-то ухаживали. Вывеска была на месте, и, судя по чёткости, её порой обновляли. Дорога ‒ судя по всему невидимая с другой стороны здания из-за травы, ‒ хоть тоже была без покрытия, выглядела гораздо ровнее и без утопленной колеи. Даже сама трава, странное дело, с той стороны выглядевшая унылым серо-зелёным сорняком, здесь цвела золотистыми колосками.


Однако удивление девушки вызвали отнюдь не эти благостные превращения окружающей среды.

‒ Так вы не шутили насчёт кареты?

‒ Да понимаете, бензин-то, он всё только дорожает. А для лошадей топлива ‒ вон, целые поля.

‒ Да нет, кони-то ладно. Я про то, во что они запряжены.

‒ А, это? Ну, тут у нас когда-то, в девяностых ещё, кино снимали. Румыны какие-то, что ли. Ну а потом посчитали, что везти отседова весь свой реквизит дороже будет, чем новый потом купить. Так что да, поедете, как принцесса заморская.

‒ Подождите, а с чего вы вообще взяли, что меня надо встречать? В смысле, откуда вы узнали, что я приеду?

‒ Так письмо ж было.

‒ Е-мейл? С вами же связи не было больше недели. И вообще, у вас тут сеть не ловит.

‒ Так то тут.


***

Как и обещал Соловей Тать, поездка вышла почти королевская. То ли рессоры у бутафорской кареты оказались не в пример лучше, чем у настоящего автобуса, то ли дорога была менее разбита, но гостья из столицы с удовольствием любовалась открывавшимися вокруг пасторальными видами. Впрочем, было в этой поездке и неудобство. Козлы, на которых разместился провожатый, оказались надёжно отделены от пассажирского пространства. Так что с расспросами и выяснением нюансов дела пришлось ждать до конца путешествия.

‒ Вот тут, значит, вас разместим. Чуете дымок? Баньку уже протапливают.

‒ Так, стоп. Какое разместим? Какую баньку? Я сюда прибыла выяснить причину задержки исполнения контракта. У вас мило, конечно, но рассиживаться я тут не собираюсь.

‒ Так это… Причина-то… Ивана, мастера нашего, который и должен работу, это, производить… Котом его придавило. Вот, ждём, когда отпустит.


Повисла напряжённая пауза. Дипломированный специалист по конфликтным переговорам прикрыла глаза. Сделала глубокий вдох, выдох, после чего натянула самую вежливую улыбку, на которую была способна в сложившейся ситуации.

‒ Что? Я сломя голову летела сюда самолётом, а потом ещё четыре часа тряслась во всяком антиквариате, чтобы снять кота с вашего мастера?


Губы провожатого вытянулись в трубочку. Глаза его бегали. Рука стянула с макушки шапочку, и теперь он теребил её, держа перед собой.

‒ Ясно. Итак, Соловей Ордынович, везите меня к вашему мастеру Ивану.


***

И вот снова поездка. Теперь любоваться видами уже не хотелось. Руководитель проекта Василиса Владимировна прокручивала в голове возможные сценарии встречи с проблемным контрагентом. Потому метнувшуюся через дорогу серую тень она заметила в последний момент.

‒ Стой!!! ‒ Вопль сделал бы честь заводской сирене.


Но главное, что крик девушки возымел эффект. Возничий резко натянул поводья. Карета встала как вкопанная. Самозванная принцесса вместе с сумкой, так и не оставленной в месте заселения, полетела на пол. Снаружи мужчина ругался на зверя, чуть не попавшего под колёса экзотического транспортного средства.


В голову девушке пришла мысль, есть ли статистика того, сколько и кого гибнет, будучи задавленными каретой. Впрочем, настроение эти думы не улучшили. Наоборот, эмоциональный фон приближался к отметке штормового предупреждения.


Выглянув из окна, девушка увидела причину экстренной обстановки. Здоровенная серая и лохматая собака сидела в траве у обочины. Крупные жёлтые глаза внимательно смотрели прямо на Василису. Почему-то девушке почудилась во взгляде животного благодарность. Впрочем, она сразу выбросила это из головы.


***

‒ Вот. Говорил же, котом придавило.


Кот и правда присутствовал в помещении. На пристроенной вокруг настоящей русской печи скамеечке сидела огромная чёрная зверюга и с независимым видом вылизывала лапу. Никакого отношения к корню проблемы кот, очевидно, не имел.


За столом из неструганных досок находился средних лет и крепкого телосложения мужчина. Было похоже, что он вовсе не осознаёт происходящее вокруг. Расфокусированный взгляд витал где-то в нездешних пространствах, из приоткрытого рта стекала ниточка слюны. Тело словно свело судорогой, и потому он оставался в сидячем положении.

‒ Час от часу не легче. Надо звонить в скорую, пусть его прокапают.

‒ Да какая скорая? Что санитары сделают-то?

‒ Да, тоже правильно. У вас же тут деревня. Увезут его, и тогда вообще неясно, когда работа продолжится. Так. ‒ Прикрыв глаза, женщина, ответственная за исполнение поручения, критичного для крупного мультипотокового проекта, задумалась. Сильно отвлекали мысли о накрывшемся медном тазом отпуске. Теперь придётся остаться здесь и контролировать состояние слабовольного специалиста. ‒ Слушайте, есть у вас тут какие-то… Не знаю, знахари местные? Бабушки, которые вот таких вот отпаивают?

‒ Вот, это уже верный разговор. Есть, конечно. Баба Ягневишна. У неё ещё ученица была, да в город сбежала. С той поры и не видели мы её.

‒ Не удивительно. Так, поднимайте его. Повезём к этой вашей бабе.

‒ Да его-то зачем? Сами съездим. Всё, что надо, возьмёте и назад.

‒ Господи, ну почему так всё сложно? Словно в бюрократическом аду. Эту справку в то окно, но до того поставьте печать в другом конце города. Ладно, поехали.


***

‒ Выручать его, девочка, надо. И снадобьями тут не поможешь. Заплутал он в баюновых песнях. Надо речью да за руку выводить.


Несмотря на неприятную ситуацию, Василиса с интересом осматривала жилище местной целительницы. Висящие везде пучки сухих трав наполняли воздух каким-то совершенно особенным ароматом. Атмосфера навевала воспоминания о лете и детстве.

‒ Да я не умею так. Я ж вам не психотерапевт И тем более не нарколог. Да что там, сейчас ему никакие слова не помогут. Он же в прострации сидит, в стенку смотрит. ‒ Девушка сама не заметила, как у неё в руках оказалась поделка из дерева. Частые, длинные зубья соединялись общим навершием с вырезанной на нём картиной леса. Сейчас она, словно пытаясь добавить веса своим словам, жестикулировала этой вещицей.

‒ Что, понравился тебе мой гребень? Забирай его, у меня другие есть. А не слышит Ивашка тебя, потому что Баюн его в навь утянул. У предков-то наших как было? Явь, навь, кривь да правь тесно-тесно переплетались. В избе семья да род — явь явная. А за печкой уже домовой сидит. Навь выходит. Или вот, в поле люди работают, для житья зерно собирают. Как есть явь. А ночь сойдёт ‒ всё, навье царство на полях настало. Да ты пей, пей чаёк-то. Да пирогом закусывай. Вижу ж, с утра маковой росинки во рту у тебя не было.


Поначалу Василиса приняла угощение только из вежливости. Но вот уже перед ней третья порция и она всё не может остановиться. Впрочем, еда едой, а о деле она тоже не забывала.


‒ Вы не обижайтесь, но я вот сейчас вообще ничего не поняла, что вы сказали. Вернее, про фольклорные элементы всё ясно. Но что в связи с этим делать, я решительно не понимаю.

‒ Ох, дурёха. Всё бы тебе делать, всё бы тебе бежать. Ну, слушай, твоим языком объясню. Явь да навь, ну и остальные ‒ это способ восприятия мира. Настройка сознания, если хочешь. Пока ты с нашим Ваней в унисон не состроишься, не сможешь ему помочь.


Только сейчас Василиса заметила, что баба Ягневишна, судя по всему, перенесла инсульт. Половина её лица была словно неживая. Окостеневшая. Причём, судя по походке, инсульт был обширный и не прошёл полностью. Всё начинало становиться на свои места. Все вокруг просто не в своём уме.

‒ Знаете, я наверное, пойду.

‒ Иди, девочка. Правильно. Тебя уже твой провожатый заждался.


Василиса недоуменно перевела взгляд на скромно притулившегося в углу Соловья. Вдруг ей стало понятно, что было не так в его облике. При вполне человеческой верхней части лица, щёки мужчины, словно жили своей жизнью. Они будто бы, состояли из сплошных мускулов, постоянно то напрягавшихся, то опадавших. Из-за этого рот Татя напоминал пульсирующее брюшко какого-то насекомого. Добавляло жути и постоянное посвистывание, на которое до сих пор девушка не обращала внимания.


Василиса, стараясь не поворачиваться к этим двоим спиной, отступила к выходу. За тёплыми взглядами окружённых добрыми морщинками глаз ей уже чудилось звериное коварство. Так же спиной вперёд она вышла на улицу. В руку ей тут же ткнулся холодный мокрый нос. Вскрикнув, девушка резко обернулась. Прямо перед ней стоял огромный, в её собственный рост, Серый Волк с жёлтыми глазами.

‒ Ну что, садись, царевна. Мигом домчу.

‒ Ц-царевна?

‒ Ну да. Ты ж в царской карете ехала, когда я чуть под колёсами не сгинул. Спасла ты меня. А я себе тогда зарок дал, что службу сослужу. Садись.


Происходящее не вязалось ни с каким разумным объяснением. В голову пришла мысль, что сейчас бы следовало упасть в обморок. Но почему-то это не получалось. И Василиса сделала единственное, что по её мнению в этот момент соответствовало ситуации: села верхом на Серого Волка.


***

Из дома Ивана доносилась прекрасная мелодия. Василиса, словно заворожённая, пошла ко входу, желая лишь одного: оказаться рядом с источником дивных звуков. Вдруг удар в спину сбил её с ног.

‒ Ты что, царевна? Это ж Баюн кудесит. Не слушай ты его песен, а то как Иван днями-ночами сидеть будешь.


В мыслях наступило лёгкое просветление. Желание идти навстречу к певцу и правда словно бы не рождалось внутри головы девушки, а летало вокруг в воздухе. Сильно обхватив себя за плечи, чтобы ощущение впивающихся в кожу ногтей ослабило наваждение, девушка нащупала что-то в кармане. Круглая коробочка. Пчелиные соты. То что надо. Пожевав содержимое, пока воск не стал мягким, девушка вылепила пару затычек. Стоило ей залепить уши, самочувствие тут же улучшилось. Словно дикое атмосферное давление сменилось приятным бризом.


В избе везде был кот. Описать это нормальным языком не получалось, но он словно заполнял помещение, подминая всё пространство своей волей. И он урчал. Тот же гипнотический ритм теперь словно отзывался в костях девушки. С трудом протискиваясь, словно сквозь густой кисель, через пространство кота, Василиса добралась до Ивана. Здесь, в нави, он был в том же состоянии, что и раньше. Единственное отличие ‒ он перебирал руками, словно играл на гуслях. И урчание всеобъемлющего кота звучало в такт этим движениям.


Василиса вставила в уши незадачливому, попавшему в беду мужику вторую порцию импровизированных затычек. Не сразу, но постепенно во взгляде мастера проступила осмысленность. Недоумённо мужчина осмотрелся вокруг. Опустил руки. Спустя мгновение изменился и тембр кошачьего урчания. Теперь это был требовательный призыв продолжить ласку. Василиса схватила Ивана за руку и потащила к двери. На одеревеневших ногах тот следовал за спасительницей. Кот же пришёл в движение. Издав возмущённый вой, он словно бы навалился на беглецов, вжимая их в пол.


Яростное мяуканье самого пространства, желающего наказать непочтительных людей, становилось невыносимым. Звук распластал людей по полу. Василисе едва хватало сил делать вдохи. Вдруг в кошачий утробный вой вклинился новый звук ‒ сухой треск бьющейся терракоты. Давление тут же прекратилось. Мужские руки подняли девушку. Она успела только увидеть пятно сметаны, растекающееся между черепков разбитого глиняного горшка, и того самого здоровенного чёрного кота, которого она видела часом раньше, жадно лижущего угощение. Иван отшвырнул ухват, которым, видимо, и столкнул горшок, и двое людей выскочили из избушки.


Слова были не нужны. Держась за руки, они общались на уровне крошечных, едва заметных движений. Вот они уже верхом на Сером Волке. Из избушки раздался возмущённый рёв обманутого пушистого гедониста.


Лес вокруг сливался в две зелёные стены, но скорости Волка не хватало, чтобы уйти от погони. Должно быть вес взрослого мужчины, что сейчас, обхватив Василису за талию, плотно прижался к её спине, слишком замедлял хищного скакуна. Зеленоглазая тьма поглощала лес за их спинами.


В отчаянной попытке хоть немного облегчить свой вес девушка вышвырнула из карманов всё, что там нашла. Стоило гребню, подарку Бабы Яги, коснуться земли, как за спиной беглецов с глухим треском во мгновение ока проросли деревья, непроходимые заросли. Возмущённый кошачий крик всё дальше. Погоня отстала.


***

Дверь приоткрылась и кошачья морда просунулась в парную бани. Недовольно чихнув на пар, Баюн нашёл взглядом обнажённую девичью фигурку..

‒ Подглядывать пришёл, засранец сладкоголосый? Давай, не выпускай тепло. Или туда, или сюда.

‒ Да больно надо мне на тебя смотреть. Ни хвоста, ни шерсти. Ты давай выходи, молодая Яга. Там твоя эта коробочка петухом надрывается. Всё песни басурманские поёт. И пишет “Босс”.


Спустя несколько минут завёрнутая в простыню девушка сидела на завалинке у бани, по-птичьи подобрав ноги. Волк с Баюном, как всегда, лениво пререкались с не желавшим пускать постороннюю живность домовым. Яга пропадала в избятнике, следя, чтоб избушка новой ученицы росла, как полагается существу её фольклорного вида. Иван с Соловьём с самого утра убрели на соседние хутора. Нужно было всех оповестить о появлении новой Яги. Сказочному народу было что отпраздновать. Умиротворённо улыбнувшись, бывший проект-менеджер приняла вызов.

‒ Да, Иван Никифорович. Ну, вообще-то у меня ещё отпуск. Сбавьте тон. Нет, не шутка, я увольняюсь. Да, как раз на мой отпуск эти две недели отработки и приходятся. Да, это задание выполнено, можете не волноваться. Нет, не переманили меня конкуренты. Говорю же, нет. И повышение зарплаты не поможет. И соцпакет тоже. Чего не хватало? ‒ Девушка глубоко вдохнула, прикрыла глаза. И ответила, блаженно улыбаясь.

‒ Покоя. Но теперь у меня всё есть. Всего вам доброго. Не серчайте.