КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614369 томов
Объем библиотеки - 951 Гб.
Всего авторов - 242848
Пользователей - 112738

Последние комментарии

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Сказ про то, как Василисушка за тридевять земель ходила, и что в тех краях нашла [Игорь Лосев] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Игорь Лосев Сказ про то, как Василисушка за тридевять земель ходила, и что в тех краях нашла

“Едет как-то Иван Царевич в землю дальнюю. Глядь, а пообочь дороги плоский камень лежит. И сидит голой попой на том плоском камне сама Птица Сирин. Тут Иван Царевич и говорит: “Добра тебе, здоровья, встречная душа. Отчего же ты, Птица Сирин, сидишь голой попой на плоском камне, что пообочь дороги лежит?” А Птица Сирин ему и отвечает человеческим голосом: “И тебе добра, Иван, сын царев. Потому я тут, сама Птица Сирин, голой попой сижу на плоском камне, что пообочь дороги лежит, что желаю завести с тобой непринуждённую беседу”.

Анекдот фольклористов.


Сказка. Это слово ассоциируется у нас с чем-то добрым, пришедшим из детства. “Жить как в сказке” ‒ предел мечтаний многих людей. Вот только в самом деле очутиться в сказке мало кому пришлось бы по душе. И дело тут даже не в том, что приключения, которыми мы восхищались бы, случись они с выдуманным персонажем, при взгляде изнутри, в обычной жизни, оказываются чередой бед и несчастий.


Главная беда сказки в том, что логика происходящих в ней событий сродни сну. Доля попавшего в сказку человека ‒ постоянное недоумение. Только дурак, любимый персонаж народа — главного сказочника, — понимает, а вернее интуитивно чувствует, что и когда будет правильно. Увы, в нынешнем мире искусство быть дураком относится к числу постыдных.


***

‒ Так, почти закончили. Остался на повестке дня последний вопрос. Что там у нас с поставщиками из… Так, сейчас. ‒ Директор компании, вальяжно опершись о стол из цельного массива дерева, придал ускорение открытому на смартфоне документу, проматывая виртуальные листы. ‒ Город не указан. Кто так договора составляет!? В общем, поставщик из неизвестного города, который у нас под номерами три точка девять и три точка десять?

‒ Иван Никифорович, тут у нас, увы, временный простой. По вине контрагента. Вторую неделю на связь не выходит.

‒ Так пошлите туда кого-нибудь. Что мне вам всё объяснять? Вот я вижу, Василиса Владимировна все свои проекты на данный момент закрыла. Вы и съездите.

‒ М-м… Иван Никифорович, я ведь потому и закрыла все свои “висяки”, что я с понедельника в отпуске.

‒ Ну и отлично. Значит будет дополнительная мотивация не затягивать с решением вопроса. Всё, совещание закончено, все свободны. Машенька, займитесь билетами для Василисы Владимировны. На сегодня, на ближайшее время. В… Ну, где там это ваше три-девять, в общем.


***

Автобус, дребезжащий, словно склочный старик, поносящий всё на свете безостановочной бурчащей руганью, остановился у здания автовокзала. С казённым лязгом двери открылись и наружу выскочила молодая длинноволосая блондинка. Костюм бизнесвумен дополняла потрёпанная спортивная сумка, впопыхах одолженная у айтишников, и набитая первыми попавшимися под руку потенциально полезными в путешествии вещами.


Опершись о стену здания, гостья русской глубинки тяжело дышала. Запах бензина в салоне и два часа тряски по бездорожью привели чувства девушки в полнейший раздрай. Не добавляла позитивных эмоций и картина, представшая глазам эмиссара цивилизации. Серая хмарь неба низко накрывала заросшее непонятной травой поле. Грунтовая дорога, по которой доставивший девушку пазик, кашлянув на прощание сизым облаком выхлопных газов, отправился дальше по маршруту, делила поле на две неравные части. И посреди этого “нигде” стояло одинокое кирпичное здание, на фасаде которого ещё можно было различить следы от когда-то висевших тут букв “Автовокзал”.


Ни людей, ни указателей, ни иного намёка на то, в какую сторону двигаться вокруг не было. Впрочем, самое большое разочарование человека двадцать первого века было в окружающем воздухе. Вернее, разочарованием стало то, чего в воздухе не хватало. Достав телефон, Василиса Владимировна обнаружила, что прогресс в сфере мобильной связи, что шёл семимильными шагами по стране, просто переступил это место. Там, где должен был отражаться уровень сигнала, умная коробочка демонстрировала косой крестик.


Тяжело опустившись на мягкую спортивную сумку, девушка ещё раз осмотрелась по сторонам и спрятала лицо в ладони. Вскоре её плечи начали подёргиваться, а ещё через мгновение она запрокинула голову и завопила во всю силу своей натренированной уроками вокала диафрагмы.


‒ Ой, вы уже приехали. Извиненьица просим. Задержался слегонца. Давно сидите?



Василиса не сразу поняла, что в звуках окружающей природы возникла привычная уху упорядоченность. Обернувшись, она столкнулась взглядом с широким и улыбчивым лицом мужчины. Собеседник выглядывал из лишённого рамы окна. Вид его оставлял странное впечатление. На первый взгляд, обычный крестьянин среднеазиатского происхождения, одетый в старую, много раз чиненную рубаху и странную, нелепую шапочку. И всё-таки, чем-то он притягивал взгляд.


“Если вы всё время смотрите на понравившегося