КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614043 томов
Объем библиотеки - 949 Гб.
Всего авторов - 242653
Пользователей - 112718

Последние комментарии

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Итоги [Владимир Рыскулов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Владимир Рыскулов Итоги

1. СТИХИ ДЛЯ ДЕТЕЙ


Ёж



В нашем доме поселился ёж,


Он колючий, в руки не возьмёшь.


«Поиграй с ним!» — мама говорит,


На меня он сердится, фырчит,


Спрячется под шкафом глубоко


Иль свернется маленьким клубком,


И не хочется ему играть.


Но когда беру его в кровать,


Заберётся тихо на живот,


Острые колючки уберёт.


Я лежу, тихонечко дыша,


И стараюсь не будить ежа.




Опубликовано в журнале "Наш Филиппок" (Белгород, 2014, № 6)




Пушистик



Золотистый хомячок,


Неуклюжий толстячок.


Целый день он крепко спит,


А под вечер деловит:


Щёки зёрнами набьёт


Или что-нибудь грызёт.


Начинаю с ним играть,


Убегает под кровать.


В клетке дёргает замок


Непоседливый зверёк.


Он шумит, а я терплю:


Всё равно его люблю.




Опубликовано в журнале "Наш Филиппок" (Белгород, 2014, № 6)




Серый друг



Всем любителям домашних крыс посвящается



У меня есть серый друг,


Он вернее всех подруг:


Не обидит, не предаст,


Не укусит, хоть зубаст.


Глазки светятся умом,


Лижет тёплым языком


Мои руки, как щенок -


Мягкий шерстяной клубок.


Шепчет на ухо он мне,


Подбирается во сне


И ложится под бочок


Или влезет на плечо,


Чистит шкурку лапой он,


Всё обнюхает кругом,


Не отходит от меня.


Обожает вся семья


С ним общаться и играть.


Он ложится на кровать,


Хвостик вытянет тугой,


Изогнётся вдруг дугой,


Резво мчится взад-вперёд,


То садится, то встаёт.


Всегда весел, добр и мил


Наш домашний крысик Кир.




Тортилла



У меня есть черепашка,


Она любит кушать кашку,


Одуванчик, подорожник.


Во дворе нарвать мы можем


Кучу нужных нам растений


Без особых затруднений.


Ставлю ей творог и воду.


Невзирая на погоду,


Ищет место потеплее.


Так ей стали всех роднее


Батарея, трансформатор.


Хоть идти далековато,


Начинает путь свой дальний


Из просторной кухни в спальню.


Коготков топтанье слышу,


Словно дождь стучит по крыше.


Ходит резво и без страха


По квартире черепаха.




Алиса



На столе стоит корзинка,


А внутри морская свинка.


До чего она красива,


Только чуточку ленива.


Обожает спать и кушать,


Но побегать по подушкам


И похрюкивать при этом


Может, и зимой и летом.


Чистит шкурку задней лапой,


Дремлет тихо рядом с папой,


Дружит крепко с нашей крысой,


И зовут её Алисой.




Кеша и Стеша



Познакомьтесь! Это Кеша,


Попугайчик, что поменьше –


Его верная супруга.


Чистят пёрышки друг другу;


Кеша очень нежен с нею,


Чешет клювиком за шеей,


Не отходит от любимой,


И ещё он говорливый.


Щёлкну пальцами, и птица


На плечо ко мне садится,


Начинает разговоры,


Вдруг пикирует на штору


И по комнате летает.


Вот такие попугаи!


Скучаю



Гуляют по дорожке


Собаки, люди, кошки,


А я гляжу в окошко,


И скучно мне немножко.



Наш папа на заводе,


И мама на работе,


Мой братик в школу ходит,


А садик на ремонте.



Мы с бабушкой поели,


Игрушки надоели,


Смотрю в окно на ели


И детские качели.




Наступило лето



Солнце в небе светит молча,


Облаков пронзая толщу.


Птицы весело щебечут,


На душе мне стало легче:


Я сидел всё время дома


И читал Джером Джерома;


В поддавки играли с братом,


Но мне было скучновато.


На дворе сверкают лужи,


Зонтик больше мне не нужен:


Там уже собрались дети.


Как же я мечтал о лете!




Снег



Небо сыплет тонны снега;


Пробираясь сквозь сугробы,


Там, где летом впору бегать,


Проложили люди тропы.



На площадках детских пусто,


Запорошены ступени,


Фонари мерцают тускло,


И стоят дома, как тени.



Я покрыт крупою белой,


Ветер бьёт в лицо нещадно,


Но иду походкой смелой


Вдоль по улице Отрадной.




Ожидание весны



Весна побеждает зиму,


А день наступает на ночь,


Два месяца скоро минут,


И солнце вернёт свою мощь.



Термометра ртуть дрейфует


В районе комфортном нуля,


И снега уже не будет


В Москве до конца февраля.



Считаю я дни украдкой


И вижу зарянок во сне,


Сижу над школьной тетрадкой,


Мечтая о близкой весне.


2. СТИХИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ


Западный фронт, 1916



Ряды колючей проволоки,


Окопы в полный рост;


Убитых тащат волоком


На полевой погост.



Стократно перепахана


Снарядами земля,


Смешалась с трупным запахом


Душистость миндаля.



С пригорка бьют орудия


По линии бойцов –


Обычная прелюдия


К атаке храбрецов.



Свисток, штыков сверкание,


И новый батальон


Рывком в одно дыхание


Взбирается на склон.



Орудия заклёпаны


И сброшены в овраг,


Но силы их растрёпаны,


И напирает враг.



Отходят, пятясь, воины -


Бьёт «Виккерс» им вдогон –


Шеренгами нестройными


Подсчитывать урон.



Над ними кружат во́роны,


Выискивая дичь;


Разносят во все стороны


Победоносный клич.




Примечания.



Среди боевых отравляющих веществ, которые применялись в ходе Первой мировой войны, запах горького миндаля имеет хлорциан.



Тяжелый пулемет «Виккерс» — английский вариант пулемета «Максим». Принят на вооружение в 1912 г.





Опубликовано в поэтическом сборнике "Была война, которой мы не знали…" (М., 2014)


На пути к Цусиме



Идут по морю крейсера,


Блестят стальные леера,


Чернеют тени грозных дул,


И слышен двигателей гул.



Эскадра движется на юг


И завершает полукруг


Вдоль африканских берегов,


Минуя несколько портов,


На острове Мадагаскар.


Другие через Гибралтар,


Канал Суэцкий, Сомали


Туда же раньше всех пришли.



В конце пути Цусима ждёт,


Там, где погибнет русский флот.


И лишь спустя десятки лет


Получит микадо ответ.




Примечание. Кругом Африки должны были идти корабли, осадка которых не позволяла прохода Суэцким каналом.


Денису Давыдову



Он знает, пули огибают смелых


И доблесть служит им бронёй,


Поэтому в бою он скачет первым,


Ведя в атаку за собой.



Играет он со смертью в лотерею,


Поставив всё, что есть, на кон;


И мчится с ним на вражью батарею


Гусар летучих эскадрон.



Жизнь любит храбрых, презирая слабых;


У ней со смертью договор,


Чтобы отважные добились славы


Там, где трусливых ждёт позор.



Героев этих не переупрямить:


Неведомы им боль и страх;


Хранит их образы людская память


Среди богов, на небесах.


Наполеон на о-ве Св. Елены


Гордый изгнанник

Средь океана.

Здесь кончит странник,


Жертва тирана,

Бренный свой путь.

Узник Европы,

Требуют толпы

Мира, покоя,

А не героя.

Дай им вздохнуть!


В гуще сражений,

После оваций,

Воинский гений

Силами наций

Был побеждён.

Снятся Аресу

Заросли леса,

Чистое поле,

Мост у Арколе,

Свой батальон.


Лучшие годы

Отданы славе.

Гибли народы

В огненной лаве –

Всюду война.

Остров Елены,

Голые стены,

Грустный двор малый,

Только о скалы

Бьётся волна.


Примечания.


Находясь на о-ве Св. Елены, Наполеон Бонапарт, в нарушение данных инструкций, подвергался незаконным ограничениям свободы и преследованиям преданных ему людей и, возможно, был отравлен английским губернатором острова генералом Гудсоном Лоу.


Арес или Арей — в древнегреческой мифологии — бог войны.


Во время Итальянского похода Наполеон, которому тогда было 26 лет, со знаменем в руках возглавил атаку на Аркольский мост. Вокруг генерала во время штурма погибло около 10 человек, в том числе его адъютант Мюирон, закрывший Наполеона собой от пуль во время залпа австрийцев. Мост взять не удалось.


З. ЛЮБОВНАЯ И ПЕЙЗАЖНАЯ ЛИРИКА


Водопад


В лесу струится водопад,


Тускнеет дремлющий закат,


Царит повсюду тишина.


Какая чудная страна


Манит нас зеленью своей,


Сплетеньем сказочным ветвей,


Зеркальной гладью темных вод.


В них виден сонный небосвод


И отраженье женских рук.


Теченья слышен мерный звук,


Движенье легкое кустов,


Дрожанье слабое листов.



Осень


Снова бьёт дождём в окна осень,


Кружит ветром меж мокрых сосен,


Кроет листьями жёлтыми землю.


Крикам птиц улетающих внемлю,


Пробираясь по лужам к дому.


Долго пью чай горячий с ромом,


Среди лучиков слабого света


Вспоминаю дни ясные лета.


Светит во тьме огонек


Светит во тьме огонек,


Путь мой к тебе недалек.


Знаю, не ждешь ты меня.


Стынет под снегом земля,


Тропка подернута льдом,


С краю ютится твой дом.


В небе унылый закат,


Иней окутал твой сад


И расписал гребни крыш.


Что же ты, друг мой, молчишь,


Сидя весь день у окна?


В комнату смотрит луна,


Слышен вой ветра в трубе.


Завтра приду я к тебе,


Стихнет густая метель.


Скрипнет старинная дверь,


Холод проникнет в тепло:


Время любви истекло.


Лето без любви


Зима мгновенно превратилась в лето,


Не дав любви весеннего разбега.


Неистовое чувство без ответа


Сменил покой и сладостная нега.



Сижу на берегу пустынном моря


И слышу крики белокрылых чаек.


Ленивых волн им тихий шелест вторит


И скрип рыбацких лодок на причале.



Свет солнца нежно греет моё тело,


Ласкает ветер озорной ресницы.


Мне до любви нет никакого дела,


Она мне даже по ночам не снится.


Первая и последняя


Страницы первые любви


Я заполняю верною рукою,


Слова струятся тихою рекою


И растворяются вдали.



Как будто солнца свет средь туч


Идёт прямая линия из детства,


Когда веления ума и сердца


В один соединились луч.



Он освещает календарь,


Где память отмечает разным цветом


Моменты счастья, чувства без ответа


И дни, что вспоминать мне жаль.



Стирает время мой рассказ,


Былые огорчения, печали.


Как было всё запутанно вначале,


Как стало всё простым сейчас.


4. ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА


На рассвете


Опять безжалостная ночь


Затеяла со мной игру


И воскресила поутру


Всё, что гоню из мыслей прочь,


Но что душа моя хранит:


Воспоминаний хоровод,


Родных стремительный уход,


Осколки призрачных обид.



Под сенью сомкнутых ресниц


Смешались страны, времена,


Обрывки яви или сна,


Видения забытых лиц.


И череда прошедших лет


Сплелась в запутанный клубок:


Звук голосов, мельканье строк,


Цепь поражений и побед.



Будильника короткий звон


Порвал причудливую нить,


Чтобы меня соединить


Со светом, бьющим из окон.


В висках привычная мигрень;


Открыл глаза — проснулся мозг.


Из мира потаённых грёз


Шагнул с трудом я в новый день.


Мимо детства


Мир этот равнодушен и жесток:


Рожденью моему был лишь Всевышний рад,


И дали мне десятилетний срок


В казённом доме под названьем «интернат».



Глухой приют в урочище лосей


Был окружён тогда природной красотой;


Твердили мне про пушкинский лицей,


Чтобы не чувствовал себя я сиротой.



Две ночи дома, в общей спальне — пять;


Солдатским одеялом с головой укрыт,


Шкаф, тумбочка, железная кровать,


И в воздухе холодном тишина висит.



За осенью зима, потом весна;


Слились все эти годы в сумрачный один:


Отбой, подъём, уборка после сна -


Унылое однообразие картин.



Так детство незаметно я прожил


Среди таких, как я, ненужных никому,


В мышиной форме с пятнами чернил,


Без права покидать постылую тюрьму.



Приученный к тяжёлому труду,


Я терпеливо грыз пустых наук гранит,


Однако память, на мою беду,


Лишь муки холода и голода хранит.





Примечание. Наша школа-интернат (с французским уклоном) находилась на краю Лосиного острова в Москве.


Итоги



Вижу, словно во сне:


Под ветвями платана,


На укромной скамье


Ты сидишь у фонтана.



Здесь не слышно шагов,


Разговоров и смеха.


Нет детей, стариков


И любителей бега.



Не до чтенья тебе,


И не видишь дороги:


Благодарный судьбе,


Ты подводишь итоги.



Наступает твой срок -


Ясно ты понимаешь.


Не вникая в суть строк,


Книгу жизни листаешь.


Рисование по воде



Рисую кистью по воде,


Рисую, будто на листе.


Вот первый мой родимый дом


И крыша школы за углом,


Московский университет,


Красивый свадебный портрет


И фотографии детей;


Посёлок дачный средь полей,


Гора Касьюн в ночных огнях


И дочка с внучкой на руках.


Здесь замирает кисти ход:


Ещё не знаю, что нас ждёт –


Быть может, райские сады;


Спокойна гладь немой воды.




Примечание. На склоне горы Касьюн (Сирия), где когда-то Каин похоронил тело убитого им брата Авеля, расположена древнейшая в мире столица — город Дамаск.


В поисках чуда



Какая странная причуда


Искать рецепт большого чуда:


Оно сопровождает нас,


Любой неискушенный глаз


Легко найдёт его повсюду.


Жизнь на Земле — сплошное чудо;


Краса морей, величье гор,


Листвы причудливый узор.


Сиянье граней изумруда –


Ещё одно простое чудо;


Свет солнца и далёких звёзд


И прелесть молодых берёз.


Рожденье человека — чудо:


Он в мир приходит ниоткуда.


Природе-матери поклон,


Она наш высший эталон.


Привычка



Как же быстро мы все привыкаем


К процветанию и нищете,


И к тому, что родных мы теряем,


И к утраченной вдруг красоте.



Привыкаем к труду и безделью,


К будням мирным и вечной войне,


К мыслям, полным тоски, и веселью,


К пребыванию в чужой стране.



Не прожить нам без этой привычки,


Отражая удары судьбы,


Силы грозной, слепой и безличной.


Как бы справились с горестью мы?



Чередуя подъёмы с паденьем,


Как дорогу нам эту пройти,


Чтоб не рухнуть под грузом лишений


На извилистом нашем пути?



Видно, так установлено Богом,


Что для нас благоденствия нет,


И давая нам счастья немного,


Забирает вдвойне он в ответ.


Зимняя хандра


Мокрый снег мне упал на плечи,


Я кряхчу про себя, но стою.


Знаю я, что не станет легче


Мне удерживать ношу свою.



До земли наклонились ветки,


Безнадёжно согнулась спина.


Ствол прогнивший, а корень ветхий,


И уже не поможет весна.


Работа над ошибками



Нам кажется, многое можно исправить


И, сбившись с пути, возвратиться назад,


На новое дело все силы направить,


Коль старое встретило столько преград.



Расстаться с любимой и встретиться снова,


Поссориться с другом, сойтись с ним опять,


Обидев, прощенья просить мы готовы,


Солгав, быть правдивым всегда обещать.



Болезни кончаются выздоровленьем,


Наивность проходит с течением лет,


Становится меньше ошибочных мнений,


И больше претензий к себе у нас нет.



Тягаться со смертью лишь нам не под силу,


И выбор её нам понять не дано –


Хороший, плохой, молодой иль красивый –


Как будто бы всё наверху решено.


Обращение к смерти


Опять ты к нам пришла с косой


И косишь слепо, без разбора


Траву, покрытую росой,


Ковыль засохший у забора.



Ты заблудилась, прочь иди,


Ищи себе другое поле!


И если зла на нас, прости;


Довольно, нагулялась вволю.



Отстань от нас, дурная смерть!


За что нас выбрала мишенью?


Иль требует земная твердь


Людские жертвоприношенья?



Дай нам ещё чуть-чуть пожить,


Потом вернись, коль есть охота.


Пора, старуха, уходить:


Твоя закончена работа.




Примечание. Автор этого стихотворения в течение одного года потерял четырех родственников, в том числе совсем молодого.


Лето



Лето опять дождливое,


Солнце висит пугливое:


Явится ясным обликом,


Скроется вдруг за облаком.



Сад наш покрылся зеленью,


Тихо сажусь на землю я.


Надо собраться с мыслями,


Строки наполнить смыслами,


Время поймать бегущее,


Выявить вездесущее


Там, где для понимания


Нам не хватает знания.



Ветер играет ставнями,


Словно с друзьями давними.


Гром гремит за околицей,


Скоро вернусь я в горницу.


Чудо Георгия о змие


На старом фото видим мы


Парижский парк в конце зимы.


Десятки маленьких детей


Пришли сюда без матерей


На театр кукол посмотреть.


Георгию готовит смерть


Змей страшный. Но, к земле копьём


Прижатый, боевым конём


Потоптан будет наш дракон


И пленным в город приведён.



В глазах детей восторг и страх,


Улыбка стынет на губах.


Кричит мальчишка громко «Бей!»,


Он видит, что повержен змей


И дочь царя Георгий спас,


Но почему иконостас


Его включает в ряд святых?


Зачем тревожить молодых:


Пускай останется он жив,


Пускай запомнят только миф.




Примечание. Согласно житию, Святой Георгий был одним из военачальников римского императора Диоклетиана (III век). Когда начались гонения на христиан, Георгий раздал имущество бедным и перед императором объявил себя христианином. Его арестовали и пытали в течение семи дней, но каждый раз он представал перед своими мучителями невредимым. Георгий не отрекся от Христа и на восьмой день мужественно принял смерть от меча (был обезглавлен). Позднее возник миф о змии.


Иронические стихи про знаки гороскопа



Овен весь во власти чувств.


В мир науки и искусств


Вносит блеск своих идей.


За собой ведет людей,


Полководец и герой,


Первым ринется он в бой.


Щедро всех он наградит,


Офицеров напоит.


А когда придет восход,


В новый двинется поход.




Как нежен и чувствителен Телец,


Гармонии и вкуса образец!


Консервативен, терпелив, неглуп,


Не любит споров, ссор; то щедр, то скуп.


Талантливый банкир и финансист,


Расчетливый политик и юрист.


Ведя огонь упорно в одну цель,


Сметает он любую цитадель.




Непостоянны очень Близнецы -


Веселые, живые сорванцы.


Желая заниматься сотней дел,


Не чувствуют, что силам есть предел.


Общительность их просто без границ:


Для них мелькание имен и лиц -


Привычная, знакомая среда,


В которой им живется без труда.




Мечтателен, задумчив Рак,


Он любит тень и полумрак,


Где, как паук, плетет он сеть,


Своим врагам готовя смерть.


Шлифует память, интеллект,


Упорно ищет он объект


Для подражанья и любви.


Ранимость у него в крови,


Во всем он ищет новизну


И чувств слепую кривизну.


Он внешне ласков, скромен, тих


И обожает всех родных.




Великодушны и сердечны Львы,


Упрямы, даже если не правы.


Влекут их почитание и власть,


Питают к творчеству большую страсть,


Активны и душою молоды.


Порой они тщеславны и горды,


Их может соблазнить чужая лесть,


А непризнание толкнуть на месть.


Но если нет на их пути помех,


Их ждет ошеломляющий успех.




Внимательны, усердны Девы,


Напрасно треплют себе нервы.


Бывают холодны, корыстны,


И грязь чистюлям ненавистна.


Для них любовь и секс — наука,


Как математика — вот скука!




Нежные Весы — красивый знак.


Ценят постоянство, крепкий брак.


Ладят с множеством они людей,


Любят дом уютный и детей.


Лучшие помощницы супруга


В качестве любовницы и друга.




Очень скрытен, сексуален Скорпион:


Тайно правит им крылатый Купидон.


Агрессивен и всегда готов к борьбе,


Смело мчится он наперекор судьбе.


Домовит, непревзойденный кулинар,


К воспитанию детей имеет дар.


Полон скрытых и неведомых страстей,


Ясновидец и искусный чародей.




Стрелец — веселый балагур,


Прям, откровенен чересчур.


Миссионер, авантюрист,


Игрок азартный, оптимист.


Он ищет славы и наград,


То реформист, то ретроград.


Способен всех очаровать,


Звезду любимой обещать.


Весьма хороший педагог,


Духовный гуру и пророк.




Сдержан и корректен Козерог,


К детям, подчиненным очень строг.


Скромен, терпелив, умерен он,


Справедлив и свято чтит закон.


Он не любит резких перемен -


Умный, хладнокровный бизнесмен.




Очень необычен Водолей:


Нет его вольнее и смелей.


Анархист, большой оригинал,


Часто хвалит то, что раньше клял.


Полон новых мыслей и идей,


Любит своих близких и друзей,


Верит в мистику и власть небес


И в закономерность всех чудес.




Бывают Рыбы непрактичны,


Пассивны и косноязычны,


Мечтательны, легко ранимы,


Зависимы, руководимы,


Щедры, хорошие друзья.


В потемках ищут свое "я",


Но понимают всех вокруг.


Во власти нереальных мук


Живут в мистическом бреду


То ли в раю, то ли в аду.


О смерти шутя



Преподаватели наук


Толкуют о законах вслух,


Но о случайностях молчат.


Иное факты говорят:


Попал отец мой под трамвай,


Соседа придавил сарай;


Разбился шурин в «Жигулях»,


А друг погиб в чужих краях;


Племянник утонул в реке,


Свояк скончался в кабаке;


Хватил вдруг деда паралич,


Свалился роковой кирпич


На ногу маме, и со сна


Мой дядя выпал из окна.


И ряд других знакомых лиц


Заполнил список Радуниц.


Организатор похорон –


Несчастный случай иль закон?


Диалектическую связь


Их установим, не боясь


Быть обвиненными во лжи,


Чтобы еще раз обнажить


Закономерность бытия,


Случайность нашего житья.




Примечания.



Восемь из девяти перечисленных несчастных случаев (кроме соседа, которого придавил сарай) носят автобиографический характер.



'Радо'ница, Радуница — у восточных славян поминальный день, приходящийся на вторник Фоминой недели (Википедия).


Семь цветов недели


Я думаю, каждый день недели


Имеет свой собственный цвет.


И словно в наборе акварели,


Особых оттенков в нем нет.



Уныло тянется понедельник,


Господствует черный в нем тон.


И честный труженик, и бездельник


Работой большой удручен.



Невзрачен и скучен желтый вторник,


Струится свет сквозь шторы ткань,


Стучит у подъезда сонный дворник,


Гудит мотор в такую рань.



Встречаем вдвоем синюю среду,


Висит над землей ее тень.


Ведем не о чем нашу беседу


И ждем, когда кончится день.



Четверг приходит, под звуки песен,


Оранжевой вязью лесной.


И старый дуб, свои ветви свесив,


Шуршит золотою листвой.



У пятницы цвет особый — белый.


Прекрасен коней лихой бег,


Возница у нас такой умелый,


Не страшен глубокий нам снег.



Волнует красная всех суббота,


Везде оживленье и шум,


Остались радостные нам заботы,


И нет больше тягостных дум.



Кипит зеленое воскресенье,


Шевелит почек дружный рой,


У всех весеннее настроенье -


Теперь отдохнем мы с тобой.



Я думаю, каждый день недели


Имеет свой собственный цвет.


И словно в наборе акварели,


Особых оттенков в нем нет.


Непослушные рифмы


Да здравствует рифма глагольная!

Ей славится Русь хлебосольная,

Где каждый, кто может глаголы спрягать,

Способен поэму в сто вёрст написать.


Люблю, как жену, рифмы слабые,

Стихи получаются славные,

Но строчки их как-то угрюмо глядят

И за руки взяться никак не хотят.


Толпятся вокруг строки разные,

Выходят стихи безобразные.

Зачем эти слоги все время считать?

Мешают они нам стихи сочинять.


Вам ухо свербит ритм нарушенный.

Зачем напрягаться, ведь лучший я?

Не стану я вам ударенья менять:

Читатель поэта обязан понять.


Мужскими я рифмами, женскими

Пресыщен, как играми детскими;

На ямбы с хореями мне наплевать:

Верлибром теперь буду вирши слагать!


«Летучий голландец»


Мы живём неизвестно зачем


Под влияньем иллюзий прекрасных,


Изнывая от сложных проблем,


Изнуряя себя понапрасну.



Мы томимся под гнетом страстей,


Повторяя пустые попытки


Отказаться от глупых идей,


Совершая всё те же ошибки.



И несётся по бурным волнам


Наш фрегат, как «Летучий голландец»,


Угрожая другим кораблям,


Продолжая неистовый танец.



Не научит нас жизнь ничему


И не выручит мудрость старенья:


Подчиняемся мы не уму,


А стихийным души проявленьям.


Как рождаются стихи


Вдруг возникает первая строка,


За нею появляется другая,


Затем приходит мысль издалека


И их между собой соединяет.



Как ручейки сливаются в поток,


Сплетаются разрозненные строчки.


И наполняют смыслами листок


Нестройные словесные цепочки.



По ним проходит жёсткий гребешок,


Вычёсывая лишнее из текста,


Чтобы нашёл в нём каждый волосок


Ему предуготовленное место.



И вот наносится последний штрих


На это плод труда и вдохновенья,


И предстает пред взором новый стих


В ряду других моих стихотворений.