КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 453990 томов
Объем библиотеки - 649 Гб.
Всего авторов - 213149
Пользователей - 99929

Впечатления

DXBCKT про Санфиров: За наших воюют не только люди (Фэнтези: прочее)

Очередная «краткометражка» от автора порадует читателя очередной фентезийно-попаданческой историей, которая так же (как и прочие) будет начата, но не закончена...

Если серьезно не цепляться к сюжету, данное произведение читается вполне легко и сносно. Как и в других рассказах автора, здесь пойдет история «сплетения» нашей привычной реальности (на этот раз это время 2-й МВ) и некоего фентезийного мира (в котором все оказывается тоже не «комильфо»). Переходя от одной реальности к другой, автор показывает нам непростую жизнь ГГ, совершенно не озаботившись ответить на те или иные вопросы (например какова в итоге цель ГГ и его миссия в нашем мире)

В общем, ГГ сперва начинает удивлять всех своими подвигами на фронте, потом попадает «под карандаш», и... влипает в одно происшествие за другим, по пути «в застенки гэбни» (заинтересованной таким феноменом).
Данный подход мне очень напомнил Злотникова (с его «Элитой элит») и прочих «чудотворцев» из СИ «Блокада» (Венедиктова). Впрочем — если указанные СИ все же были довольно неплохо проработанны, то именно эта вещь (по своей сути) является лишь очередным наброском, без какой либо серьезной мотивировки и финала...

С одной стороны — увлекшись тем, что стал вычитывать все «незаконченные сетевые публикации» я (в итоге) неплохо отдохнул, с другой, чувствую что с данной тематикой «придется пока завязать» ибо процент субъективных претензий уже «заоблачно высок». Хотя... если рассматривать все это (чисто) как фантазию... то почему бы и нет)) Очень «в духе времени» и очень патриотично... только вот опять кажется что это «продукт для подрастающего поколения»))

Продолжение? Ну … может быть когда-то!))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Вторая жизнь (СИ) (Альтернативная история)

Очередная попытка автора как ни странно, удалась практически «на четыре с плюсом»... При всем обилии незаконченных произведений (из разряда «сетевая публикация»), данная вещь даже была издана (что само по себе, уже о чем-то говорит).

Сюжет данного романа очень прост и прозаичен: автор вместо того что бы «менять реальность», прогрессорствовать и совершать прочие (стандартные) «телодвижения», просто «проводит работу над ошибками»)) Ошибки же он «исправляет» преимущественно в своей личной судьбе, и вся книга (по сути) представляет сплошное описание «личностного роста» и прочих достижений «на ниве соц.труда». Плюс ко всему — несколько настораживает поименование ГГ своим собственным Ф.И.О, словно автор в третьем лице описывает самого себя в «перепрошитой версии 2.0».

В остальном же, никак нельзя сказать что данная книга не интересна... Да — «деяния попаданца» хоть и стандартны, но весьма изобретательны... По мимо них очень хорошо передана атмосфера жизни в провинции и дел творящихся «за подсобкой» социалистической витрины...

Если же мерить все происходящее мерками настоящего времени, то ГГ сразу можно охарактеризовать как весьма делового (не в уголовном смысле) и перспективного молодого человека, который «двигается в правильном направлении» и не тратит свою жизнь на «лирические сопли по поводу и без». Так же в числе «позитивных моментов», хочется отметить, что «тут» все же нет (того) всезнающего попаданца, которому лишь «достаточно шевелить левым мизинцем» (для того что бы «усе було»). Нет... в данном случае, герою «ништяки» не падают с небес, т.к он их «выгрызает сам». Так что хотя бы этим, он никак не похож на «среднестатистического иждивенца из будущего».

Кроме того, хочется отметить что (автору) гораздо лучше удаются именно мужские персонажи (в его произведениях). «Девчачьи» же (героини) у него в основном представлены в образе всяческих фентезийных персонажей (оборотни там или вампирши), обуянных склонностью не столько к магическим подвигам, сколько к подвигам в … иной плоскости)) Так что — мой субъективный вердикт: если хочется почитать что-то «более-менее проработанное», то это туда где ГГ «мужик»)) Если же хочется чего-то другого, милости просим «к дефчатам» и там... потом не плюйтесь господа, т.к здесь «жанр пойдет уже иной»)).

И да... самое занимательное: наткнувшись на одну неказистую «незавершенку» (и «вдоволь потоптавшись на ней» в комментах) я тем не менее (через определенное время) стал вычитывать все другие «нетленки» автора одну за другой)) Так что... несмотря на все субъективные претензии, это о чем-то да говорит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Фрай: Лабиринты Ехо. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Комментируемая часть-Дебют в Ехо

Давным давно, лет 10-15 назад я открыл для себя эту СИ и прям таки влюбился)) И в самом деле, где еще «стандартный неудачник» может обрести свое место в этой жизни? И плевать что для этого нужно сменить жилье, работу, город... и мир (под этим или другим солнцем). Зато ты обретешь именно все то, чего тебе в «прошлой жизни» так не доставало и все то, о чем ты даже не смел и мечтать))

Именно такой «радужный взгляд» (по прочтении каждой новой части) я имел тогда, и... хотел бы иметь и сейчас)). Самое забавное (при этом), что довольно таки долгое время я собирал недостающие части этой СИ и просто ставил их в ряд на полке)) Одно только эстетическое созерцание этих корешков, приносило мне чисто ностальгические настроения по (тому) времени...

В общем, как там ни было, но на «этих долгих» каникулах, я наконец решил освежить свои впечатления о данной СИ. И разумеется я несколько опасался, что (как это очень часто бывает) все то что ты «когда-то» считал «божьим откровением», «сегодня» может принести только недоумение... Недоумение от того, что как «это» вызывало когда-то подобные эмоции?

И само собой все эти «метания» понятны, ибо мы все растем и меняемся... но порой кое-что из «тех прежних вещей» не только не вызывает чувства отторжения, но и... сохраняет свой первоначальный вид (несмотря на все возможные и небезосновательные претензии))

К числу последних — разумеется я лично отношу данную СИ и эту (ее) часть соответственно. Ну а постольку здесь, содержимое представлено «отдельными рассказами», а не единым томом — то я постараюсь (по мере возможности) охарактеризовать все их «эпизоды» отдельно))

Итак в первой части (данной части) да простят меня за тавтологию, станет описание нового мира (его гос.устройства и прочих особенностей в предисловии) и... первый эпизод «хроники малого сыскного войска». И знаю, знаю... «по ходу пьесы» эта СИ обросла многими «предисториями» (рассказанными в т.ч и от прочих лиц), однако я сейчас имею ввиду именно СИ «Лабиринты Ехо» (а не полную его версию).

Итак — в первой части нам лишь даны некие «вводные» по миру и первая часть впечатлений «Сэра Макса». Все что происходит так или иначе повествует об «обретении им уверенности» в деле обретения себя и (попутно) в истреблении некой нечисти (меняющей свой разряд и категорию от рассказа к рассказу).

И все бы казалось вполне обыденно — ну «вот тебе» (подумаешь!!): очередной Гаррет (Глена Кука) «в отечественной прошивке»... ну что там еще? Магия, ордера и магистры? Новая работа, почет и «уважуха от местных», «респект и презент» от короля? Все довольно обыденно и привычно... за одним единственным исключением!!! То как автор «с полпинка» оживил данный мир и заставил «играть его такими незабываемыми красками» — навеки отделило его «от прочих творений» иных «создателей миров»))

Продолжение (как и раньше) просто вынуждает отложить все дела и...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Арх: Лучший фильм 1977 года (Альтернативная история)

Дальше третьей книги не продрался. Может кому больше повезёт.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Федотов: Пионер гипнотизёр спасает СССР (СИ) (Альтернативная история)

странная хрень

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovih1 про Линдсей: Цикл: " Декстер". Компиляция. Книги 1-8 (Маньяки)

спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
tel89243633353@gmail.com про Kaldabalog: Чародей | Cyber wizard (Киберпанк)

Владимир Фремо
Кропатель праздный и убогий!
К тебе, негожий друг пишу,
Когда под гнётом патологий
Ты тянешься к карандашу.
1:
Заклинания, направленные на меня самого действуют как раньше, но вот магия, направленная из моего тела вовне, просто рассеивается.
2:
Заколдованная заточка скорее аптечка, но для боя точно не годится. А вот кусок арматуры уже получше будет. Хотя, для начала я сделал себе пару колец из проволоки, чтобы зачаровать их на повышение силы.
3:
И вот, теперь я использовал похожее зачарование, чтобы частично вернуть себе руку.
Пошевелив механической конечностью, я только отметил, что она почти не ощущается.
4:
Я выковырял из них часть механики и внедрил несколько зачарований, соединив магическую конструкцию со своим потоком магии.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Остров Высокой Травы (Приключения безбашенных гномов) (fb2)

- Остров Высокой Травы (Приключения безбашенных гномов) 135 Кб, 40с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Борис Карлов

Настройки текста:



Карлов Борис Остров Высокой Травы (Приключения безбашенных гномов)

1

Однажды, ближе к концу лета, в Маковом городе произошло странное событие, показавшееся тогда, на первый взгляд, малозначительным. Гномиха по прозвищу Синюшка заблудилась в лесу и только поздней ночью, когда уже совсем стемнело, вышла на берег Мутной реки. Синюшка успокоилась и перестала трясти головой, потому что теперь знала дорогу: идти вдоль берега и никуда не сворачивать. Так она и сделала. Шла вперёд, спотыкаясь, на ощупь, вытянув вперёд руки, под пение ангелов и шёпот поднимающихся из болота мертвяков. А корзинку с мухоморами она давно рассыпала и потеряла.

Вдруг наверху что-то вспыхнуло, и всё вокруг осветилось. Синюшка упала на мокрый песок и прикрыла голову руками. Скосив глаза, она увидела, как огромный приплюснутый металлический предмет опустился неподалёку, ломая тростник и шипя огнём, словно тысяча газовых горелок.

На берег вышли три гнома, силуэты которых Синюшка могла различить в отблесках пламени. Гномы были высокие, в пластиковых касках и чёрных блестящих плащах, свободно свисающие до самой земли. Они прикурили и пустили косяк по кругу.

— Слишком далеко приняли на восток, — проговорил первый дребезжащим металлическим голосом. — Дальше ничего нет, надо лететь обратно, к башням. Что смотришь, давай паровоз вдую…

— Если вернёмся на остров с пустыми руками, будет порка, — сказал другой, вдохнув долгий «паровоз» и покачнувшись.

— Надо поймать для фюрера хотя бы одного гнома, — подтвердил третий.

Но тут уже Синюшка, не слушая ничего дальше и не помня себя, вскочила на ноги и припустила так, что только ветер свистел в ушах. Как она добежала до города и как перебудила весь дом, она не помнила.

На берегу нашли круг примятого к земле тростника и выжженную дотла пятку. Эту пятку отдали Студенту, и тот изучил её состав под микроскопом. А изучив, долго думал и совещался со своими друзьями Взломщиком и Шестерёнкой. А потом они придумали нечто такое, что на ближайшее время совершенно преобразило жизнь Макового города.

* * *

Первые улёты в стратосферу и в космос показал, что не все гномы одинаково хорошо переносят радикальные виды стимуляторов. Некоторые так крепко забили себе в голову, что они были на Луне, что их после такого «путешествия» пришлось буквально заново ставить на ноги. Особенно мучительно приходил в себя Пухляк, который из жадности всегда перебирал, а потому вышел из комы позднее всех.

С утра до вечера он валялся на больничной кровати или проветривался в гамаке на свежем воздухе, постоянно жалуясь, что доктор Глюк его не лечит, а только заставляет читать непонятные мантры. Гномы со всего Макового города приходили к Пухляку слушать рассказы о том, как он был на Луне светящимся камнем, а потом превратился в гигантскую змею и проглотил Вселенную.

Такое затянувшееся недомогание Пухляка не нравилось доктору Глюку, и он однажды вызвал из Главной директории знаменитого профессора Чёртика-Горячкина. Тот осмотрел больного, расспросил о том о сём, пошептался с Глюком и уехал обратно.

Проснувшись на другой день, Пухляк почему-то не увидел на столе свой завтрак, состоявший обычно из четырёх квадратиков подсушенного мухомора и каши из белены. В удивлении он поднял голову и позвал няню, потом Глюка, но никто к нему не пришёл.

И тут вдруг няня, тихонько стоявшая за спинкой кровати, с размаху шарахнула его по голове чугунной сковородой.

— Вот тебе мухоморы… — успел он услышать.

Очнувшись, он решил, что, как бы там ни было, это не повод, чтобы бросать его здесь одного, а главное, отменять завтрак. Преодолевая слабость и головокружение, он встал, по стеночке выбрался из больницы и зигзагами двинулся прямо по середине улицы в сторону дома.

Когда он, мокрый и взъерошенный, появился на пороге, остальные уже заканчивали завтрак. У всех нашлось для товарища приветливое слово.

К Пухляку подошёл доктор Глюк и приставил к его груди специальную слушательную трубочку.

— Как себя чувствует больной? — поинтересовался он, наклонившись к трубочке. — Пульс и дыхание учащённые, но в пределах нормы. Я выписываю вас из больницы. С этого дня будете находиться под моим личным наблюдением.

Отдышавшись, Пухляк сел за стол и потянулся за мухоморами, которые нарочно поставили. Но тут доктор Глюк, подкравшись сзади, будто отбивая мяч ракеткой, ударил его чугунной сковородой по затылку. Пухляк тяжело завалился на бок, его подхватили, оттащили от стола и уложили спать.

А когда наступило время обедать, его ещё несколько раз треснули по голове сковородкой.

С этого дня дело пошло на поправку. Пухляк стал всё реже тянуться к мухоморам. «Лунная болезнь» стремительно отступала под натиском нового метода лечения доктора Глюка.

Как выяснилось позднее, приезжавший накануне профессор Чёртик-Горячкин сурово отчитал своего коллегу за попустительство. А больного обозвал дураком, занудой и пидарасом. И тогда Глюк незамедлительно принял на вооружение новую, уже известную нам методику лечения.

* * *

Однажды Студент показал своим друзьям карту, по которой выходило, что Мутная река впадает в огромный природный водоём — море или даже целый океан. Гномы из Макового города никогда не были на море, но знали, что оно очень большое и красивое. Что на море бывают бури и кораблекрушения, а также необитаемые острова с такими большими и сильнодействующими травами, что они одним дуновением ветрка сносят крыши с построек путешественников.

Особенно много про всё это читал Карлуша, когда ещё сам лечился от лунной болезни. Вместе с Чеком, которого Карлуша заразил своим увлечением, они мастерили парусные корабли и пускали их в пруд, а потом забрасывали камнями.

Узнав о том, что Мутная река впадает в море, Карлуша погрузился в глубокую депрессию и долго ни с кем не разговаривал. Потом они с Чеком шептались и выводили на бумаге какие-то чертежи. После этого они стали подолгу исчезать в прибрежных зарослях ниже по течению реки, подальше от пляжа. В это же время в доме, где жил Карлуша, и в доме, где жил Чек, начали таинственным образом исчезать сигареты, перегоревшие радиолампы, кружевные воротнички, рождественские открытки и косметика.

Однажды с Чеком разговорилась Училка и под большим секретом узнала, что приятели строят на берегу морское судно, на котором не сегодня завтра поплывут по морям в поисках высокой травы, которая на раз сносит крыши.

— Не говори глупостей, — сказала Училка. — Или ты уже забыл, как чуть не утонул Кошмарик?

Гном по имени Кошмарик залез однажды в выдолбленную сухую половинку тыквы и поплыл по реке. Его унесло вниз по течению, тыква перевернулась, и его отыскали только к вечеру, после дождя. Кошмарик всё это время звал на помощь, уцепившись за краешек нависшей над рекой радуги.

— Ты не думай, мы ведь не на тыкве поплывём… — сказал Чек.

— Всё равно не смейте! Если вы сегодня сами обо всём не расскажете, тогда я всем расскажу! — решительно заявила Училка.

И рассказала.

Студент был в ярости. Все думали, что он Карлушу порежет. Он орал так, что попрятался и притих притих весь город. Чеку тоже досталось.

Когда страсти улеглись, Студент собрал друзей и сказал:

— Ещё когда я первый раз изучил пятку под микроскопом, то сразу подумал о морской экспедиции за высокой травой. От одних только маков да мухоморов добра не жди. Я уже о колёсах, шариках и метадоне даже ничего не говорю. От травы кайф лёгкий, весёлый, невредный. Никакой химии. Кури сколько хочешь, одна только польза будет для организма.

Гномы одобрительно загудели.

— Когда эти два обсоса плот сколотили, я их порезать хотел, честное слово. У меня ведь тогда уже был готов план. В смысле, большого корабля, настоящего судна.

Гномы загудели громче.

— Если завтра начнём строить, через неделю поплывём за травой!

И, под оглушительные крики «ура!», Студент поднял над головой огромную модель косяка, похожую на обгоревший с одного конца рулон ватмана.

2

Вскоре на специально расчищенном участке берега Мутной реки начались работы. Именно на этом месте, в зарослях, Карлуша и Чек прятали свой плот. Теперь здесь, поднятая на опорах, красовалась удивительная конструкция из лёгкого металлического сплава. Обтекаемый корпус судна, приплюснутый сверху и снизу, будто бы сам просился в воду, навстречу солёным ветрам и бескрайним океанским просторам…

Учитывая эти замечательные качества судна, Студент предложил назвать его «Утюгом».

— Что, теперь выходит — одних прогоняем, а других пускаем?.. — ворчал слонявшийся без дела Карлуша. — Будто другого места не могли выбрать.

— Им просто завидно стало, — презрительно цедил сквозь зубы Чек. — Мы бы давно уже раньше их путешествовали.

— Путешествовали бы вы, — услышал их рассуждения Студент, — с рыбами по дну.

И все засмеялись. И смеялись долго, до самого вечера. А некоторых потом увозили на «скорой помощи».

Вскоре «Утюг» был на плаву, и Училка, ощущая себя лярвой и последней сукой, подошла к Студенту и спросила, нельзя ли всё-таки зачислить Карлушу и Чека в команду. Чтобы не скучно. Она так сказала, так посмотрела и так потрогала, что гном едва не растаял и не утёк под землю. И только вмиг возникший где положено стальной якорёк удержал его на поверхности.

Стоит ли говорить, что дело кончилось общим примирением и участие двух друзей в экспедиции стало решённым.

* * *

И вот однажды, промозглым дождливым утром, Маковый город приготовился провожать в плаванье отважных путешественников.

В этот день Карлуша проснулся раньше всех, сбегал за пивом, сел на крылечке, закурил и стал дожидаться, когда солнце покажется из-за верхушек деревьев. Но дождь лил и лил, а солнце не показывалось.

Тогда он зашёл в дом и через приоткрытую дверь увидел спящего на своей кровати Пухляка.

Пухляк был единственным из шестнадцати живущих в доме гномов, кто не записался в экспедицию. Ссылаясь на своё расшатанное здоровье, он принял решение остаться, чтобы каким-нибудь внезапным приступом не отравить отдых своим товарищам.

Допив пиво и придя к какому-то важному решению, Карлуша зашёл в комнату, где спал лёгкий на подъём Ловкач, и принялся его тихонько будить…

В назначенное время участники экспедиции собрались на палубе «Утюга». Студент сказал прощальную речь столпившимся на берегу провожающим:

— Прощайте, товарищи! Найдём чудо-траву, замастырим, упакуем, загрузим трюм, да и вернёмся обратно. Копите денежки и не травитеь каким-нибудь палёным говном раньше времени! Ждите и надейтесь!

Поднялся якорь, забурлил водомётный клапан, и через несколько минут судно скрылось за излучиной Мутной реки.

* * *

Так как Пухляка никто не разбудил, он продолжал безмятежно спать с приятным ощущением того, что ему не надо рано вставать и отправляться куда-то, снова подвергая себя опасностям и невзгодам.

Ему снилось, что гномы Макового города выбрали его главным дегустатором и в его обязанности теперь входит пробовать все завтраки, обеды и ужины, которые варятся на улице Бузотёров.

Вот он полулежит в удобном парусиновом кресле, и к нему выстроилась длинная очередь гномов с авоськами, мисками и котелками, над которыми витают соблазнительнейшие запахи.

Он без устали пробует супы, каши, пироги, кисели и компоты, с важностью отпуская замечания «сойдёт», «масла добавить», «в другой раз изюму не жалей»…

Гномы один за другим благодарят его и отходят.

Но вдруг появляется Карлуша и заявляет, что надо лететь на Марс и пробовать сухие колючки, которые употребляют в пищу местные жители.

Пухляк в испуге машет руками, но на него вдруг набрасываются, связывают верёвками и тащат в летающую тарелку.

Тарелка стартует, и появляются противные зелёные существа, которые начинают пихать ему в рот сухой репейник.

Пухляк силится разорвать верёвки и делает несколько судорожных движений, от чего тарелка теряет управление и начинает падать.

В это мгновение он закричал и проснулся.

Он лежал на полу, запутавшись в шерстяном одеяле, угол которого забился в рот и противно кололся.

Отплевавшись, Пухляк осмотрелся вокруг и ничего не понял. Он увидел тесное помещение с иллюминатором, привинченным к полу столиком и двумя откидными кроватями.

В первое мгновение он вообразил, что на самом деле находится в космической ракете. Ощутив, однако, легкое покачивание, он поднялся и выглянул в иллюминатор. Мимо проплывали незнакомые берега, а за бортом плескалась вода. Пухляк бессильно опустился на койку.

— Неужели опять… — пробормотал он, ощупывая затылок. — Надо контролировать всё, всё, что движется сзади…

3

Вечером, когда солнце скрылось за деревьями, Студент объявил высадку для ночной стоянки. «Утюг» наехал плоским дном на песчаный берег, и Шестерёнка зацепил якорь за торчащий из земли корень дуба. Взломщик спустил трап, и нагруженные снаряжением гномы ступили на незнакомый берег.

То там, то здесь высились огромные камни, а могучие дубы, казалось, достают кронами до раскрашенных закатом редких перистых облаков.

Студент выбрал поблизости ровную поляну и велел всем собраться. Обязанности распределились следующим образом.

Взломщик и Шестерёнка устанавливают четыре шестиместные палатки; Ловкач, Вихор и Хитрюга разжигают костёр; девчонки собирают и укладывают в палатках сухие листья для мягкого ночлега, а все остальные идут за дровами. Дежурными по кухне были назначены Глюк и Водяной. Сам Студент отправился пилить на дрова замеченную им неподалёку подпору высоковольтной линии, которую он сослепу принял за ствол высохшего дерева.

На «Утюге» остался только один Пухляк. Он сослался на плохое самочувствие и отсутствие одежды. Действительно, из постели он попал на судно абсолютно голый, так и разгуливал, заставляя взвизгивать и разбегаться девчонок. Когда Водяной любезно предложил ему примерить что-нибудь из своего гардероба, оказалось, что вся одежда необъятного толстяка Водяного, за исключением шапочки с козырьком и сандалий, Пухляку мала. Так его сплющило за время болезни.

В поисках подходящих дров для костра, гномы разбрелись по лесу. Сухие сучки и ветки постепенно образовали на поляне большую кучу, которой должно было хватить до утра. И костёр, по мере того, как сгущались сумерки, светил всё ярче, разгораясь, потрескивая и пуская в небо искры.

Вскоре со стороны лагеря потянуло кашей и ароматом веселящего макового отвара; у гномов потекли слюнки.

Карлуша и Чек, подобрав для видимости несколько сухих веточек, тоже было двинулись в сторону лагеря, но тут их внимание привлёк Фантом — чёрный дог величиной с лошадь, принадлежавший Стрелку. Он откуда-то спешил, держа в зубах ушанку с порванными завязками.

— Фантом, ко мне! — скомандовал Карлуша, взял шапку и повертел её в руках. — Похоже, это шапка Дауна, он вечно всё теряет. Может заблудился? А ну, дьявол, ищи!..

Фантом с леденящим душу рычанием побежал в лес. Карлуша и Чек, спотыкаясь и налетая на деревья, — за ним. В считанные минуты они оказались так далеко, что за деревьями не стало видно костра.

— Погоди, погоди, — сказал Чек. — Этак мы и сами заблудимся. Фантомчик, ты где?

Фантом дыхнул пламенем. Он забрался в дупло дуба и теперь, опершись передними лапами о край, звал за собой внутрь.

— Вот тебе раз, — пробормотал Карлуша. — Неужели Даун в дупло залез? Где мы его только не находили…

— Подумаешь, дупло, — недовольно сказал Чек, которому совсем не хотелось лезть в темноту. — Ну, посидит там немного, пока не надоест, а потом сам вылезет. Пойдём лучше к нашим.

— Сам не вылезет. Он даже не вперёд и назад не различает.

Покричали в дупло, но ответа не последовало.

— Слушай, — сказал Чек, — а почему ты решил, что это шапка Дауна? У Дауна шапка старая, измятая. А эта новая, только похожа.

Было уже совсем темно. Карлуша повертел шапку в руках и был вынужден согласиться, что в первый раз хорошенько её не рассмотрел.

— Видать, мы дурака сваляли, — согласился он с Чеком. — Пошли обратно, а то уже совсем ничего не видно.

И тут Карлуше на мгновение показалось, что из дупла доносятся странные приглушённые звуки, похожие на музыку.

— Погоди-ка, — сказал он, понизив голос. — А ну, послушай.

Друзья перегнулись через край дупла и стали слушать. Откуда-то из глубины доносились едва различимые звуки весёленького марша.

— Что же это… — пробормотал Чек, позабыв о своем правиле ничему не удивляться. — Разве так бывает?.. Дерево…

— Ещё не то бывает… Давай только заглянем…

— Лезь первый!

Карлуша осторожно перешагнул через край дупла и ступил на мягкие сухие листья.

— Ничего, — сказал он Чеку, — можешь.

4

Карлуша и Чек залезли в дупло и стали таращить глаза в темноту. Через минуту-другую неподалёку стал различим слабый свет. Крепко держась за руки, гномы начали осторожно продвигаться в его сторону. Сделав несколько шагов, они увидели затянутую паутиной приоткрытую деревянную дверцу и вырубленные в корневище дуба ступеньки. Сжав руки ещё крепче, друзья начали спускаться.

По мере их продвижения становилось светлее, а музыка доносилась всё более отчетливо. Терпкий запах свежей сырой земли, дерева и сухих листьев остался позади; снизу отчётливо пахнуло красивой жизнью — сигарами, духами и шампанским.

Миновав ещё десяток ступеней, путешественники вышли на дощатую террасу с перилами, и их глазам открылось удивительное зрелище.

Карлуша и Чек стояли на опоясывающей городок узкой террасе под самым светящимся потолком. Городок имел овальную, похожую на стадион, форму, а планировка его напоминала срез луковицы; то есть линии домов и улиц насаждений расходились кольцами от центра до окраин. Повсюду были видны жители, которые как будто не ходили, а скользили. Всё светилось, мигало и перекатывалось неоновой рекламой, из колонок разносилась джазовая музыка.

Не успели друзья обменяться впечатлениями, как рядом послышался голос незаметно подошедшего к ним гнома.

— Приветствую уважаемых гостей Лас-Вегаса! — радостно сказал незнакомец.

На нём был подбитый мехом комбинезон с выведенной крупными печатными буквами непонятной надписью: ПОЛИЦЕЙСКИЙ СНАЙПЕР ЮГО-ВОСТОЧНОГО СЕКТОРА. Гном был небольшого роста, плотненький, с круглым улыбающимся лицом. В руках он держал винтовку с оптическим прицелом.

«Так вот оно что! — переглянулись, сверкнув глазами, Карлуша и Чек. Значит, это и есть знаменитый Лас-Вегас!..»

— Вот видите, как всё удачно сложилось, — говорил улыбающийся гном, — я забыл шапку, вернулся и — какой сюрприз — вижу вас, выходящих из вентиляционной шахты.

Сказав «позвольте», он взял из рук оторопевшего Карлуши шапку, на которой оказалась звёздно-полосатая нашивка, и нацепил себе на голову.

— Разрешите представиться: Сэм, обходчик погранично-наблюдательной линии. Моё дежурство как раз закончилось, и я уже собирался уходить, но тут заметил, что шапку-то я забыл у четыреста двадцать третьего… Иду обратно и — какой приятный сюрприз!.. Стало быть, кража, порча, незаконное проникновение… На месте вас шлёпнуть или пусть сначала подопрашивают?.. полицейский передёрнул затвор и прицелился.

Карлуша и Чек медленно переглянулись.

— Пээ-пусть, — прошептал Чек, заикаясь. — Н-не надо на месте. Мы случайно, мимо пээ-проплывали.

— Куда это вы проплывали?

— В экспедицию, — сказал Карлуша. — За высокой травой.

— А что за трава?

— Хорошая. Кайф лёгкий, никакой химии.

— За травой, говорите…

Сэм опустил винтовку.

— Вообще-то через шахты у нас давно уже никто не лазает. Даже удивительно, что вы воспользовались таким оригинальным способом. Вы у нас впервые?..

Карлуша протянул ему коробку с растёртыми курительными грибами. Сэм в одно мгновение скрутил цигарку, глубоко затянулся и, улыбнувшись ещё шире, продолжил:

— Да, да, конечно, я вижу, что вы у нас впервые. И я тем более счастлив, что имею возможность незамедлительно вам всё показать.

Тем временем на террасе появился ещё один гном в форме и с винтовкой.

— Мой сменщик, — пояснил Сэм. — Привет, Муха! Туристы, мимо проплывали. Отправились в экспедицию за высокой травой. Той самой…

Приветливо улыбаясь, Муха пожал руки путешественникам, но Сэм его сразу оттеснил.

— Пройдёмте, пройдёмте сюда, здесь лучше видно…

— А это… з-зачем? — Чек опасливо кивнул на винтовку.

— Так ведь… нарушают. Особенно которые без регистрации. Газоны топчут… Окурки бросают… — объяснил Сэм между глубокими затяжками.

— И часто вы их?..

— Нет! Зачем уж так-то… часто. Моих три-четыре тушки за смену вывозят. А вот если взять весь периметр, да за сутки…

— Коллега, — перебил его Муха, — но ведь возможно, что наши гости устали. Возможно, они хотят просто отдохнуть или перекусить. А вы их, можно сказать, с порога грузите какими-то цифрами.

— Хорошо, хорошо, — согласился Сэм. — Сейчас я мигом сбегаю домой, переоденусь и вернусь.

— А я пока расскажу гостям историю нашего города, — сказал Муха.

Он уселся на табуретку, любовно погладил затвор и стал с улыбкой неторопливо водить оптическим прицелом по местности.

Карлуша и Чек облокотились о перила террасы и, глядя на раскинувшийся перед ними городок, приготовились слушать.

5

— Давным-давно, — начал свой рассказ Муха, — наш город был таким же, как все другие: он находился на поверхности и никакого кайфа. Но вот однажды в городе объявилась девчонка по имени Огонёк. Вернее, по-настоящему звали её Клюква, а Огонёк — это прозвище. Она много курила и её, особенно в тёмное время легко можно было разыскать по огоньку от сигареты. Кто она такая и откуда пришла, никто так и не узнал.

Так вот эта девчонка, появившись в городе, тут же стала изобретать всякие новшества: самодвижущиеся тротуары, которые жители почему-то обходили стороной; гусеничный велосипед, который трудно было сдвинуть с места; электронную скороварку, совмещённую с пылесосом; следящие за движением зрачка самоперелистывающиеся книги; универсальный карманный складной прибор, включавший в себя зубную щетку, вилку, ложку и расческу; самораскрывающийся от попадания воды зонт; безалкогольное пиво, невидимые чернила и массу других, абсолютно не пользовавшихся спросом вещей.

Конечно, она придумала также много нужного и полезного. К примеру, большое, вертящееся от речного потока колесо, которое давало городу электричество. Ещё трамвай и спиртовой завод, работавшую на сырье, получаемом из коры дуба.

И всё было бы по-прежнему, если бы Клюква не загорелась однажды идеей полёта в космическое пространство. Тогда гномы ещё не летали в космос по-настоящему, и ей приходилось начинать с самых, как говорится, азов.

Она стала изучать атмосферу Земли, для чего запустила в небо особый воздушный шар — зонд, начинённый разными приборами. Она выяснила, что Землю окружают стрекозы, птицы и ангелы, а также, на манер мыльного пузыря, тонкий полиэтиленовый мешок, который защищает нас от разной инопланетной нечисти.

Однажды Огонёк в панике прибежала из своей лаборатории и объявила, что скоро наступит конец света, так как, по её последним исследованиям, мешок прорвался и исчезает буквально на глазах. Она велела, чтобы каждый залез у себя дома в погреб и не вылезал до тех пор, пока она что-нибудь не придумает.

И вот все сидят в погребах, дрожат от холода, а она думает.

День думает, другой… Тут её кто-то надоумил, что за городом вверх по реке есть заброшенная шахта, из которой раньше добывали железную руду. Руду давно выбрали, а под землёй осталась огромная пещера — такая большая, что ни стен, ни потолка не видно. Пещера очень надёжная, потому что крепко оплетена со всех сторон корнями.

А корни пустили опоры высоковольтной линии. То есть, произошла какая-то аномалия. И слава о ней пещере ходила какая-то нехорошая: будто бы в этой пещере ни с чего кайф ловишь. Просто так, без водки, без травы, без ширева. А как это — совсем без всего? Нехорошо это как-то, подозрительно…

Теперь Огонёк много времени проводила в шахте, занимаясь планировкой будущего города, и носила туда с собой обеды и завтраки. Однажды она обратила внимание на то, что остатки продуктов на столе от времени нисколько не портятся. (Как многие другие поглощённые наукой гномы, Огонёк была довольно неряшлива.) Пролежавшие целую неделю на столе огрызки и обрезки продуктов оставались абсолютно свежими, а недопитое молоко никогда не прокисало.

Один раз, находясь в тяжёлой депрессии, она перерезала себе вены. Но кровь сама по себе быстро остановилась, и Огонёк пошла в пещеру, наскоро перемотав руку носовым платком. Когда же вечером, вернувшись, она размотала повязку, оказалось, что рана полностью зажила, и только небольшой розовый шрам на коже напоминал о случившемся.

Работая теперь в пещере почти безвылазно, Огонёк научилась вживлять в корни специальные электроды и получать посредством опор энергию, и у будущего города открылись неограниченные источники электричества.

Со временем своды пещеры опутали светящейся «паутиной», и после того, как там стало светло как днём, на всей территории развернулось строительство подземного города.

Работа кипела днем и ночью, всем было удивительно и радостно оттого, что на их глазах и при их участии возникает невиданный, волшебный городок-праздник…

А когда строительство было закончено, Клюква-Огонёк как-то незаметно исчезла. И никто не знает, где она теперь и что ещё изобретает.

Так печально закончил свой рассказ Муха.

— А что же теперь с этим… мешком вокруг Земли? — поинтересовался Карлуша.

— Чёрт его знает. По правде говоря, всем уже давно это по барабану. Тёмные силы, светлые силы… Всё равно отбою нет от желающих поселиться у нас. Нам даже приходится некоторых отстреливать, так как для всех желающих просто не хватает места! Пробыв здесь всего несколько часов, вы сами почувствуете необычайный прилив бодрости. Свет, музыка, игра и торговля спиртным у нас, как видите, и днём и ночью.

Тут внизу, под террасой, появился Сэм и начал отчаянно жестикулировать, приглашая Карлушу и Чека спуститься.

— О, мне пора! — заторопился Муха, передёргивая затвор. — Совсем распоясались те двое на качелях… Будьте осторожны на простреливаемых участках!

Приятели спустились по вертикальной металлической лестнице и тут же попали в объятия разговорчивого Сэма.

— Ну вот и славно! — говорил тот, поддерживая на нижних ступеньках Карлушу, а затем и Чека. — Теперь, самое главное, держитесь рядом со мной и не потеряйтесь. Сейчас тут о вас только и говорят! Я вам всё сам покажу и расскажу!

Сэм был одет в красивый клетчатый костюм, белую рубашку и бабочку. Его круглое лицо светилось удовольствием от предвкушения приятной прогулки. Почему-то он стоял на роликовых коньках, пристёгнутых специальными креплениями к выходным лаковым туфлям. Как само собой разумеющееся, он протянул Карлуше и Чеку по паре роликовых коньков. Крепко ухватившись за него с двух сторон, путешественники направились в город. То есть, заехали под ближайшую арку в сплошной стене двухэтажных построек, разрисованных из баллончиков неприличными словами и рисунками.

6

Едва путешественники очутились на жилой стороне, их взорам открылись симпатичные фасады с резными ставенками и крылечками, заросшие паутиной дворики и спортивные площадки, сухие бассейны для купания. Некоторые гномы выпивали и закусывали, расстелив газетку на земле, другие лежали с пеной у рта, некоторые просто сидели на траве и смеялись.

Сэм без устали комментировал:

— Как видите, жители нашего города предпочитают лёгкие стимуляторы, поскольку сама его тонизирующая сила делает их, что называется, сногсшибательными. Здесь, на окраине, на это смотрят сквозь пальцы. Но если вы начнёте, к примеру, блевать в фонтан на Центральной площади…

В этот момент Сэм подумал, что его рассуждения гостям могут показаться обидными, и он осторожно поинтересовался:

— Скажите, а у вас в Маковом городе есть фонтан?

Карлуша глупо засмеялся. Он уже начинал ощущать на себе «тонизирующую силу».

Сэм кивнул и продолжал:

— Сейчас мы минуем эти дворы и… — путешественники нырнули под арку следующего ряда домов, — …и окажемся на проспекте.

Яркий свет ударил в глаза Карлуше и Чеку. Этот проспект был, конечно, не такой большой, как в настоящих городах, но здесь было так светло, шумно и весело, что хватило бы на несколько проспектов больших, привычных для гномов городов. Пластиковое покрытие мостовой было фиолетовым, и Сэм сказал, что проспект называется Фиолетовый. По обе его стороны красовались витрины магазинов, рестораны, казино, клубы и кегельбаны. Игровых автоматов было бесчисленное множество, они заполняли все промежутки между витринами.

Пройдя насквозь с десяток таких колец, уменьшающихся по мере приближения к центру, экскурсанты в конце концов выкатились на Центральную площадь.

Здесь было особенно светло и шумно. Посередине бил огромный, подсвеченный разноцветными прожекторами фонтан. Круговая панорама фасадов домов была особенно нарядной, а мостовая, выложенная полупрозрачной матовой плиткой, светилась изнутри разбегающимися от середины радужными волнами.

Друзья сели на парапет фонтана и закурили. Вскоре они обратили внимание на то, что катающиеся на роликах местные гномы с любопытством на них поглядывают. Сэм объяснил это тем, что весь город знает о путешествии за высокой травой, а Карлушу и Чека уже несколько раз показали по телевидению. Услышав это, Карлуша невольно приосанился и покосился на приятеля, который, как всегда, успел перепачкать физиономию.

— Слушай, ты бы умылся в фонтане, — шепнул ему Карлуша. — А то ещё подумают, что морские путешественники все такие чумазые.

— Ничего, — проворчал Чек, — зато ты у нас красивый.

Рядом остановились две девчонки. Они были бледные, одутловатые, с чёрными кругами вокруг мутных глаз. Пошатываясь и держась друг за дружку, спросили вразнобой:

— Вы посланники того, кто сеет лепестки роз, а пожинает пыльцу с крыльев мёртвых валькирий?.. (Одна сказала «пыльцу», а другая «перхоть».)

Карлуша и Чек не разобрали ни одного слова, но кивнули.

Получив утвердительный ответ, девчонки заплакали и заковыляли прочь.

После этого Чек, ни слова не говоря, перегнулся через парапет и брезгливо поплескал водой на лицо. Рядом просвистела и булькнула в воде пуля.

Сэм привёл друзей на крышу одного из примыкающих к площади казино, где прямо на свежем воздухе были расставлены столы и стулья. Все трое расселись за столиком у самого края, откуда открывалась яркая панорама Центральной площади с огромным разноцветным фонтаном и разбегающимися во все стороны по мостовой электрическими кругами.

Не успели они закончить ужин, как на крыше появились телевизионщики. К столику подбежала корреспондентка:

— Кроха, программа новостей Четвёртого канала.

Позади встал гном в фирменной шапочке, державший на плече направленную на путешественников телекамеру. Другой гном держал над головой слепящий прожектор.

— Несколько вопросов для программы вечерних новостей, — бойко проговорила Кроха. — Цель вашего путешествия на «Утюге»?

И она тут же сунула микрофон под нос Чеку. Тот испуганно отшатнулся и посмотрел на Карлушу. Кроха тут же сунула микрофон под нос Карлуше.

— Мы это… Ну… — Карлуша изобразил что-то такое руками. — И всё остальное… В таком роде.

— Как это романтично, — мгновенно реагировала Кроха. — Понравился вам наш город? Как долго вы у нас пробудете?

— Это да… да… Но не долго.

— А что вам больше всего понравилось в Лас-Вегасе? — настаивала корреспондентка.

— Ну это… вообще…

— В вас стреляли?

Карлуша испуганно помотал головой, Чек кивнул.

— Скажите, а почему вы и ваши товарищи не воспользовались организованной автобусной экскурсией?

— Через это… дупло…

Тут Сэм взял из рук Карлуши микрофон и пояснил ситуацию:

— Дело в том, что наши гости проникли в Лас-Вегас через старую вентиляционную шахту. Это произошло как раз во время моего дежурства. Меня зовут Сэм, я снайпер юго-восточного сектора.

Корреспондентка Кроха повернулась к камере и сказала:

— Итак, дорогие телезрители, вы видели первый репортаж о визите в наш город путешественников за высокой травой. Им очень понравилось наше гостеприимство. Мы не теряем их из виду и оставляем под опекой господина Сэма, снайпера юго-восточного сектора.

— Есть! — сказал оператор, и вся телесъёмочная компания, скрутив провода, исчезла.

Чек наклонился к Карлуше и прошептал ему на ухо:

— Слушай, не пора ли нам сматываться отсюда? Много внимания…

Карлуша уже и сам чувствовал себя не в своей тарелке. Он подумал, что было бы хорошо вернуться сейчас в лагерь и незаметно, пока все спят, занять свои места в палатках.

— Послушайте, — обратился он к Сэму. — Сейчас нам лучше, наверное, вернуться в лагерь. Если заметят, что нас нет, начнётся переполох.

Возразить было нечего, и все трое покатились на роликах обратно к юго-восточному сектору. Вскоре они миновали последний запущенный дворик и выкатилась на Дальнее кольцевое шоссе со сплошной, разукрашенной неприличными граффити стенкой.

Сверху послышался собачий лай. Карлуша и Чек подняли головы… и оцепенели. На террасе стояли, выстроившись в рядок и облокотившись о перила, пассажиры «Утюга». Над их головами пускал из ноздрей дым и искры верный Фантом.

7

А дело было так. После ужина, когда путешественники начали укладываться по своим местам в палатках, отсутствие Карлуши и Чека немедленно обнаружилось. Все опять собрались у догорающего костра и начали выяснять, кто и когда видел этих двух приятелей в последний раз. Кто-то вспомнил, что оба маячили в лесу во время сбора хвороста для костра. Однако с тех пор их больше никто не видел.

Студент обозвал Карлушу и Чека мудаками и сказал, что из-за таких идиотов можно обосрать и испоганить любое мероприятие. Но другие сказали, что необходимо без промедления отправиться на поиски, потому что если в лесу водятся мухоморы, то их друзья, может быть, сейчас находятся на краю гибели, в то время как они о чем-то ещё рассуждают…

Конечно, Студент всё это понимал и ворчал только для порядка. Он велел Стрелку зарядить ружьё обрезками гвоздей и головками от спичек, собрал самых ответственных и дисциплинированных гномов.

— Фантом, ищи, след!..

И чёрное отродье ударило лапой по земле так, что с дубов загремели жёлуди.

С этого момента поиски выглядели следующим образом: впереди всех, исторгая из пасти пламя, мчался Фантом; за ним, ухватившись за громыхающую цепь, ехал на животе Стрелок; следом за ними, растянувшись на приличное расстояние, светя фонарями и спотыкаясь, бежали все остальные.

Эта гонка, как можно догадаться, закончилась у того самого дупла. Посветив фонарями, преследователи увидели в глубине дверцу и… Дальше вся компания оказалась на террасе юго-восточного сектора.

Поражённые внезапно открывшейся перед их глазами картиной, путешественники выстроились вдоль перил. В этот самый момент внизу, плавно скользя, подъехали держащиеся под руки Карлуша, Сэм и Чек. Студенту показалось, что уже всё плывёт у него перед глазами, и он бы упал на террасу, если бы его не поддержали…

* * *

Открыв глаза, Студент увидел незнакомый высокий потолок и озабоченное лицо склонившегося над ним доктора Глюка. Без очков окружающее всё ещё слегка расплывалось.

— Где я? — растерянно пробормотал Студент, но тут же быстро и решительно поднялся.

Глюк взял его за плечи и усадил на кровать.

— Ничего, ничего, голубчик, — привычно успокаивал он пациента, заглядывая ему в зрачки, — всё будет хорошо…

Студент нетерпеливо завертелся по сторонам. Он увидел просторную, богато убранную комнату с зеркалами, картинами, лепниной и даже каким-то подобием колонн. Ещё немного придя в себя, он всё вспомнил, и ему стало стыдно.

— Слушай, Глюк, — сказал он. — Что это со мной было? Я ведь никогда раньше в обморок не падал… В космос улетал…

— Покажите язык, больной, — потребовал Глюк.

Студент машинально высунул язык.

— Хорошо…

— Это, наверное, я здесь под землёй испытал перепад давления, а? Как ты думаешь, Глюк?..

— Помолчите, больной, я вас слушаю.

Тем временем Студент окончательно вернулся к действительности и крикнул:

— Какой я тебе больной! Тоже мне, реаниматор нашёлся. А я ещё сам дышу, между прочим! Давай сюда очки и одежду, а не то я из тебя самого больного сделаю! — Студент выхватил из волос и зажал между средним и указательным пальцами бритву. Махнул крест-накрест перед лицом Глюка.

Тот испуганно отшатнулся:

— Ладно, ладно, не кипятись! Я уже вижу, что ты здоровый. Здесь, говорят, какое-то место особенное, само всем крышу сносит…

Глюк вернул Студенту, который сидел в одних трусиках, его вещи.

— Ну, рассказывай быстрее, — приказал Студент, одеваясь, — куда это мы попали.

— Мы в гостинице «Золотая фишка». Здесь у них почти все номера такие красивые. Хочешь, телевизор включу? В новостях только о нас и говорят.

Глюк включил телевизор, и Студент услышал голос диктора:

— …номерах гостиницы «Золотая фишка». Доктор Глюк объяснил нашему корреспонденту причину лёгкого недомогания капитана его усталостью вследствие напряжённой подготовки к морскому походу… Извините…

Диктор прижал пальцами спрятанный в ухе суфлёр, и объявил:

— Итак, дорогие друзья, только что мы получили сообщение о том, что капитан пришёл в себя и скоро даст пресс-конференцию. Ждите нашего следующего репортажа!

Студент так и подскочил:

— Что он говорит? Какую ещё пресс-конференцию! Они у меня даже не спрашивали! И откуда они вообще знают, что я «благополучно пришёл в себя»?!

За дверью послышались приглушённые звуки. Студент в два прыжка оказался у дверей и распахнул их настежь.

В лицо ему ударил яркий свет, девчонка заговорила в микрофон:

— Внимание, прямое включение! Итак, мы снова в гостинице «Золотая фишка», и с вами снова я, Кроха, корреспондент новостей Четвёртого канала. Сейчас прямо перед нами капитан «Утюга». Как видите, он в прекрасной форме и готов…

Студент захлопнул двери перед самым её носом, прислонился спиной и замер, испуганно глядя на доктора.

«…После непродолжительного отдыха капитан вновь…» — тарахтела теперь с экрана телевизора неугомонная корреспондентка.

Доктор Глюк выключил телевизор и попросил всех удалиться из коридора.

— Ты понимаешь, — сказал он Студенту, — тут у них действительно какой-то бесконечный расколбас. Никто не спит, не ширяется, а все гудят, как у дьявола на именинах.

Студент молча слушал доктора Глюка. Он так и не успел оклематься, голова была словно набита ватой.

В дверь постучали, и девчонка в кружевном передничке вкатила в номер сервировочный столик на колёсах. Столик был заставлен разными напитками и закусками. Посередине, на блюдечке, лежало зеркальце с несколькими дорожками снежно-белого порошка. Сейчас это было именно то, что нужно.

8

В то время как в гостинице «Золотая фишка» происходили описанные выше события, в студию беспрерывно звонили телезрители и спрашивали, когда наконец начнётся объявленная пресс-конференция. Директор новостного канала Спрутик врал, что ровно через минуту. Оттого, что он на нервной почве всё время сосал амфитамины, конечности у него внезапно и непроизвольно дёргались, а лицо ходило ходуном.

Телевидение Лас-Вегаса имело всего восемь каналов. На первом постоянно крутили художественные кинофильмы, на втором — музыку, на третьем спортивные передачи, на четвёртом — новости, на пятом — игровые передачи и викторины. Ещё три канала шли через спутник из Главной директории.

Каждый из пяти местных телеканалов старался привлечь к себе внимание как можно большего числа зрителей.

Легче всего было удерживать зрителей Первому каналу, который беспрерывно крутил художественные фильмы. Гномы очень любили кино, особенно комедии с участием знаменитого артиста Невезучкина. Этот Невезучкин вечно попадал в какие-нибудь смешные ситуации — или выпивал стакан уксусной эссенции вместо водки, или прогонял воздух по венам, воспользовавшись по ошибке пустым шприцем… Однако следует заметить, что в реальной жизни Невезучкин был благополучным и состоятельным гномом. Он питал слабость к девчонкам, и у его подъезда всегда толпились поклонницы. Иногда он приглашал к себе домой одну или двух сразу, и рассказам и хохоту потом не было конца.

Исполнитель эстрадных песен Фантик был настоящей звездой Второго телевизионного канала, на котором постоянно передавали музыку. Поклонниц у него было не меньше, а может быть, даже и больше, чем у Невезучкина. Но Фантик был к ним равнодушен. В этом смысле у него были особенные, совершенно противоположные интересы. У Фантика была красивая волнистая шевелюра и приятный бархатный голос. Он всегда носил тёмные солнцезащитные очки, хотя солнца здесь, конечно, быть не могло. Песни для Фантика писали композитор Скерцино и поэт Складушкин-Ладушкин. Ещё с ним работал целый оркестр с техниками и осветителями, вокальная и балетная группы. Да и пели за него другие. Он только и делал, что сверкал глазами и мычал под фанеру.

Другие телекомпании также имели своих народных любимцев, звезд и звёздочек — репортёров, артистов, ведущих и затейников.

Путешественники с «Утюга» тем временем, услышав из телевизионных новостей, что Студент уже чувствует себя хорошо, начали стекаться в его «представительский» номер. Вынюхав две дорожки чистейшего, белого как снег порошка, Студент снова обрел уверенность в себе. Он даже стал бодр и весел. Помимо этого порошка, на него, по всей видимости, начинал действовать натуральный кайф Лас-Вегаса. Поэтому, когда корреспондентка Кроха появилась снова, осторожно постучав в дверь и заглянув в щёлочку, Студент принял её доброжелательно и даже принёс извинения за недавнюю грубость.

Все эти любезности пошли в прямой эфир, и Спрутик был вне себя от радости. Счётчик рейтинга показывал, что все включённые телевизоры были настроены на Четвёртый канал. И это несмотря на то, что Первый в отчаянии крутил популярный фильм с участием артиста Невезучкина. «Фильм ещё покажут, — говорили друг другу гномы, — а путешественники уедут, только их и видели…»

Вскоре Кроха объявила, что Студент и его друзья готовы отвечать на вопросы.

9

В конференц-зале, за длинным столом, собрались корреспонденты из двух местных газет, двух радиостанций и пяти каналов местного телевидения.

Первым задал вопрос Сольфеджино из музыкального телеканала. Он был одет во фрак и держал на коленях футляр с фисгармонией.

— Скажите, господа, — обратился он ко всем сразу, — у вас в Маковом городе есть камерная или симфоническая музыка?

Студент удивился. Он приготовился отвечать на вопросы, как-нибудь относящиеся к экспедиции.

— Да… конечно, — сказал он немного растерянно. — У нас есть ночная кислотная дискотека. Кроме того, в составе экспедиции есть музыкант по прозвищу Лохматый Чёрт. Когда он начинает репетировать со своей группой, все пассажиры моментально выпрыгивают за борт, и потом их приходится вытаскивать обратно при помощи багра.

— Я спрашиваю, — мягко настаивал Сольфеджино, — любят ли ваши гномы настоящую музыку? Умеет ли, например, ваш Лохматый Чёрт играть на фортепьяно?

— На фортепьяно?.. Нет… кажется, фортепьяно у него нет. Но зато он прекрасно играет на гитаре и барабанах.

— Благодарю вас…

Для того чтобы несколько загладить бестолковое выступление коллеги, слово взял корреспондент Пёрышкин из газеты «Иерихонская труба»:

— Господин Студент, расскажите, пожалуйста, о цели вашей экспедиции.

Это был вопрос по существу. Студент увлечённо заговорил о преимуществах лёгких природных стимуляторов, о том, что путешественники намерены выйти по реке в открытое море, а затем, проверив на открытой волне ходовые качества «Утюга», совершить многодневное плаванье под парусом вдоль побережья — в научных и познавательных целях.

Следующим руку поднял Ёршик, известный своими язвительными вопросами корреспондент радиостанции «Скрипы».

— Это правда, — поинтересовался он с ехидной улыбочкой, — что вы собираетесь искать на необитаемых островах веселящее дерево, на котором растут готовые косяки?

— Полагаю, — ответил Студент, — что такие деревья существуют только в больном воображении некоторых обдолбанных недоумков.

При этом все посмотрели на Карлушу и Чека.

Слово взяла Кроха:

— Вопрос к госпоже Училке. Скажите, пожалуйста, не чувствуете ли вы себя в чём-то ущемлёнными в компании гномов?

Училка заверила присутствующих, что девчонки чувствуют себя прекрасно в любой компании, но кое-кому из гномов следовало бы иногда попридержать свои грабли, пока им не вмазали ногой по шарам и не расцарапали всю морду в кровь.

Кроха одиноко засмеялась и захлопала в ладоши.

— А есть ли на вашем судне стрелялки и хотя бы один приличный компьютер? — поинтересовался корреспондент Джойстик.

— Да, несомненно, — заверил его Студент. — В кают-компании есть игровой уголок для командных мочилок, а каждая каюта укомплектована небольшим лептопом. Некоторые буквально сутками просиживают перед экраном и наотрез отказываются от любых других стимуляторов.

Корреспондент Бобрик со спортивного канала поинтересовался, какими видами спорта увлекаются гномы в Маковом городе, а Бантик с игрового Пятого спросил, умеют ли путешественники играть в преферанс. Гномы подтвердили, что играть в преферанс они играют, но от спорта далеки.

Тем временем настырный корреспондент Ёршик ещё раз взял слово. На этот раз он поинтересовался, не связано ли недомогание руководителя экспедиции со слишком скудным запасом стимуляторов на корабле и не следует ли им пополнить свои запасы в Лас-Вегасе.

Студент успокоил присутствующих, сказав, что торговля на «Утюге» организована наилучшим образом, так как у гномов Макового города есть опыт галлюциногенных путешествий не только по земле, но и даже улётов в космос.

— Кстати, — сказал Студент, — у нас в Космическом городке есть запас семян лунных растений. По своим карликовым размерам они очень хорошо подошли бы вашему городу.

Эта брошенная вскользь фраза произвела неожиданный эффект. Следует заметить, что местные гномы очень огорчались из-за того, что не могут по-настоящему озеленить свои дворы. Большой, с телеграфный столб, стебель мака или куст табака могли в считанные дни разрушить их постройки.

Известие о существовании семян карликовых растений взволновало и телезрителей. Главный инженер Лас-Вегаса Лысый Факер так и подскочил на своём диване. Наскоро одевшись и нацепив ролики, он помчался в гостиницу, чтобы узнать, нельзя ли немедленно послать в Космический городок вездеход за семенами.

А тем временем корреспонденты, начисто забыв о морской экспедиции, задавали вопросы только о карликовых растениях: какой величины карликовый мак или кока; сколько земли понадобится для выращивания одного цветка, куста и тому подобное.

Разумеется, никаких лунных семян никогда не существовало. Просто Студента переклинило от хорошего кокаина в сочетании с воздействием местной электромагнитной аномалии.

Когда прибежал Лысый Факер, Студент написал ему записку, с которой тот без промедления отправился в Космический городок. Студент также попросил его заглянуть на стоянку «Утюга» и сообщить оставшимся в лагере путешественникам, что всё будет в порядке. Факер пообещал заехать, отметив, что это будет ему как раз по пути.

* * *

Получив некую странную записку, инженер отправился в расположенный у Северных ворот технопарк. Там он взял новенький трёхместный вездеход, представлявший собой гусеничный мотоцикл с гранатомётом поплавками, загрузил багажник провизией и через большой наклонный тоннель, называвшийся Северными воротами, выехал на поверхность.

Уже светало, было четыре часа утра. Лысый Факер завёл мотор и рванул с места, сразу развив бешеную скорость. Мягкий, покрытый листьями лесной грунт был для гусеничного вездехода идеальной трассой. Гонщик летел под сенью гигантских, уходящих в небо дубов, легко перескакивая через канавы и с боем пробиваясь через болота с живыми мертвяками. Мертвяки от взрывов разлетались на части словно студень.

Вскоре между деревьями блеснула расцвеченная оранжевым восходом поверхность реки. Лысый Факер вырулил на песчаный берег, увидел «Утюг» и повернул вездеход к видневшимся неподалёку палаткам. В последний момент ему показалось, что за одним из иллюминаторов мелькнуло лицо…

Угольки костра ещё дымились, но во всех четырёх палатках было пусто. Некоторые постели были примяты, но поблизости не было видно ни одного гнома.

Лысый Факер испугался, что покрошил всех по ошибке из гранатомёта. Может, это были не мертвяки, а пассажиры, и они просто собирали на болоте клюкву и бруснику.

Он сложил ладони рупором и покричал в сторону леса. Кто-то наверняка должен был уцелеть, хотя бы раненый…

Ответа не последовало.

Тогда он подумал, что, может быть, всё не так плохо и путешественники ушли спать в каюты. Он подошёл к носовой части судна и постучал гаечным ключом по металлической обшивке.

Никакого ответа.

Лысый Факер запрыгнул на свой гусеничный вездеход и помчался через лес назад в Лас-Вегас.

10

Пухляк, единственный не пожелавший сойти на берег пассажир, остался на «Утюге» в полном одиночестве. Расположившись в кают-компании, он посмотрел на большом экране четыре часа жёсткого порно, после чего, совершенно обессиленный, доплёлся до своей каюты и лёг спать.

Посреди ночи Пухляк проснулся от неясной тревоги. Он выглянул в иллюминатор и остолбенел. На фоне пламени костра четыре тёмные фигуры приближались к судну. В их очертаниях было что-то зловещее, однако разглядеть их было пока ещё трудно.

Пухляк прильнул к стеклу и затрясся от страха.

Незнакомцы подошли к судну вплотную, и при свете дежурных огней стало видно, что это высокие гномы, одетые в пластиковые фашистские каски и блестящие, свободно свисающие до земли чёрные плащи без поясов. Глаза у гномов были скрыты за тёмными очками.

Один из них что-то сказал другим и указал рукой на Пухляка. Затем поднял булыжник и запустил им в иллюминатор. Камень глухо ударился о толстое космическое стекло и разлетелся на куски. Тогда гном выпростал из-под плаща автомат и дал очередь. Пули отлетели от стекла и обшивки, рикошетом зазвенев по прибрежным камням.

Пухляк отпрянул от стекла и почувствовал, что волосы у него стоят дыбом. Потом послышался стук и скрежет со стороны входного люка. Вытянувшись в струнку, Пухляк сидел на краю кровати и трясся как осиновый лист.

Так он просидел, не смея пошевелиться, до самого утра, пока за окном не начало светать. Собравшись с духом, он придвинулся к иллюминатору и выглянул наружу. Стоянка была пуста, на месте костра дымились угольки.

Обессиленный, он лёг на свою койку и завернулся с головой в одеяло. Постепенно он начал погружаться в тяжёлый, похожий на обморок сон… Но в эту минуту тишину внезапно прорезал громкий металлический стук по обшивке корабля.

Пухляк вскочил и увидел внизу какого-то гнома с гаечным ключом. На берегу неподалёку стоял гусеничный мотоцикл с гранатомётом.

Пухляк пригнул голову и затаился.

Не достучавшись, гном сел на свой мотоцикл и укатил восвояси.

Пухляк лег на кровать и уставился в потолок. В голове у него почему-то крутились только две более или менее внятные мысли: что во всем виноват Карлуша и что в Маковом городе у него в тумбочке остался пакетик порошка мухоморов, который спиздят. С этим он и заснул.

Однако утренний сон не принёс ему ни покоя, ни облегчения.

Сначала он увидел, как его, застёгнутого в спальном мешке, Карлуша тащит волоком к костру и затаскивает прямо в пекло. Угли прогорают, и он с хрустом и фейерверком искр проваливается в какую-то дыру. Он скользит вниз по трубе и попадает в бассейн, полный змей. Змеи плавают в воде и ползают по кафельным стенам. Водяной поток затягивает упакованного в спальный мешок Пухляка ещё в одну трубу и выносит на освещённый солнцем песчаный берег моря. Волоча за собой длинный хвост, к нему по песку подползает чудовище с зубастой крокодильей пастью. Чудовище хватает Пухляка за щёки, трясёт его и рычит: «Просыпайся, просыпайся!» Присмотревшись внимательно, Пухляк вдруг видит, что зубастая крокодилья пасть принадлежит на самом деле Карлуше, который и есть чудовище…

Пухляк открыл глаза, увидел склонившегося над ним Карлушу и закричал.

— Тише ты, идиот несчастный, — сказал Карлуша. — Скоро от грибов совсем одуреешь. Ты ночью ничего не видел?

Увидев Глюка, Студента и всех остальных, Пухляк окончательно проснулся, успокоился и попросил выпить. Но добиться от него чего-нибудь вразумительного ещё долго не представлялось возможным.

А события развивались таким образом.

Инженер Лысый Факер примчался обратно в Лас-Вегас и всех переполошил. Пресс-конференцию прервали и собрались в телестудии. Видеозапись камеры наружного наблюдения показала следующее.

Сначала оставшиеся в лагере путешественники выпивали и горланили песни у костра, но вскоре начали клевать носом и постепенно разбрелись по своим палаткам. Поддерживать огонь остались Немой и Зануда. Потом они добавили красненького, подрались, переблевались и тоже заснули. Костёр начал угасать.

В это время другая камера выхватила в небе светящийся объект и началось необъяснимое.

Из леса вышли восемь здоровенных гномов в касках и длинных плащах. Они связали руки и заткнули рты Немому и Зануде, а затем проделали то же самое со спящими в палатках. Пленников выстроили друг за другом в цепочку, связали одной верёвкой и увели в темноту леса. Затем четверо из восьми незнакомцев вернулись и сделали попытку открыть входной люк «Утюга». Но, не добившись успеха, ушли следом за остальными.

Через несколько минут вращающаяся камера снова выхватила в темноте светящийся объект над рекой, стремительно улетавший вниз по течению. Увеличенные кадры позволили рассмотреть размытые оптикой очертания сферического в верхней части и плоского снизу летательного аппарата. Из расположенных в днище отверстий выбивался огонь реактивного двигателя.

Далее на видеозаписи следовало появление в лагере Лысого Факера на гусеничном мотоцикле.

Первым движением Студента было смыться куда-нибудь. Вторым — объявить сигнал тревоги. Чтобы на поиски пропавших вылетела ракета, оснащённая прибором невесомости. Однако, хорошенько поразмыслив, он пришёл к выводу, что никакой ракеты, скорее всего, не существует. А поскольку отвечать за всё случившееся придётся ему, самым разумным будет отправиться на поиски вниз по реке, не привлекая к себе излишнего внимания. Может потом в Маковом городе никто и не вспомнит, сколько было на борту «Утюга» гномов. Если же трюм на обратном пути будет загружен высокой травой, подобный вопрос даже ему самому не придёт в голову.

Когда судно было готово к отплытию, на берегу показался инженер Лысый Факер на своем вездеходе. Он был не один: на заднем сиденье болталась корреспондентка Кроха.

— Стойте, стойте! — кричала она, размахивая руками и рискуя вывалиться. Уже с утра они были заметно датые.

Студент спрыгнул на берег, а Лысый Факер слез с вездехода и подбежал.

— Подождите, — проговорил он, порывисто дыша портвейном. — Подождите, мы с вами.

— Дело в том, — залепетала Кроха, что какая-то сволочь подпилила опору высоковольтной линии, и полчаса назад всё рухнуло. Провода оборвались, в город престало поступать электричество… Короче, нет больше нашего Лас-Вегаса. Просто вонючая сырая берлога. Совершенно непонятно, куда теперь деваться. Так вы нас возьмёте? Там ещё целая толпа прёт своим ходом через болото…

— Ладно, ладно, полезайте, — сказал Студент, тревожно поглядывая в сторону леса, откуда доносился многоголосый вой и плач. — Быстрее, уже очаливаем.

11

Из-за сильной качки завтрак раздали сухим пайком. Ели кое-как, без аппетита. Что касается Пухляка, то он не ел вообще. Он лежал в своей каюте и надрывно стонал, призывая Глюка. Его укачало.

От нечего делать Карлуша принялся слняться по «Утюгу» и приставать ко всем с вопросами.

У дежурившего в капитанской рубке Взломщика он спросил, что будет, если наверху отвалится кусок скалы и обрушится на палубу.

— Ну вот взял ни с того ни сего и отвалился, — отвечал Взломщик. Тысячу лет стоял, а как только ты подумал, он сразу и упал…

— Так всегда и бывает.

«Утюг» сделала крутой хитроумный манёвр между тремя торчащими из воды камнями, и Карлуша с Взломщиком едва удержались на ногах, ухватившись за укреплённые по всему кораблю поручни.

— Слушай, Взломщик, а представь, что ты умер и стал вампиром. От дневного света ломает…

— Я?!

— Ну, к примеру. Или ты выпил палёной водки — и с копыт. А тебя приняли за мёртвого и похоронили заживо, а ты с бодуна и просыпаешься один, в гробу…

Но Взломщик не дал Карлуше договорить. Он схватил непрошеного гостя за шиворот, вытолкал из капитанской рубки и заперся изнутри. Карлуша поколотил в дверь руками, постучал ногами, плюнул и отошёл.

— Ладно, ладно, — пригрозил он из-за двери, — я тебе это ещё припомню!

Потом он забрёл в машинное отделение, где Шестерёнка следил за исправностью водомётных двигателей, и там повторилась приблизительно такая же история, с той разницей, что Шестерёнке от этих разговоров сделалось плохо и он потерял сознание.

Тогда Карлуша отправился в кают-компанию.

— Что это у тебя на лбу? — увидев его, спросила Училка. Антиникотиновый пластырь?

Не вдаваясь в подробности, Карлуша махнул рукой и тоже уселся в кресло.

— Я однажды был в Таллинне, — рассказывал Лысый Факер. — Там все какие-то тормознутые. Торгуют ликёром в фирменных бутылках. Носят на головах длинные остроконечные колпаки, а на ногах — туфли с загнутыми кверху носами. Любят всякие металлические пряжки и пуговицы.

— А город у них красивый? — спросила Училка. — Он на самом деле весь каменный?

— Да, город красивый и очень древний. Только какой-то ненастоящий, будто кино про Штирлица.

— Нам обязательно нужно побывать в Таллинне и расспросить местных гномов, не знают ли они что-нибудь об участи наших товарищей, — сказал Студент.

— Насколько я помню, река там довольно спокойная, — заметил Лысый Факер. — Через город проходит канал; если нам удастся войти в него, то мы вместе со «Утюгом» окажемся в самом центре. Смотрите, мы уже рядом.

12

После обеда «Утюг» приблизился к Таллинну. На смену поросшему деревьями и кустами дикому берегу по правому борту внезапно выросла крепостная стена. Судно сделало поворот и вошло в узкий, вымощенный позеленевшими от времени камнями, канал, прошло мерцающий бликами гулкий тоннель под крепостью и через несколько минут оказалась в самом центре.

За гранитной набережной возвышались диковинные строения с остроконечными башнями и массивными колокольнями. Вода в канале была прозрачная, дно здесь было выложено квадратными плитами из белого мрамора, между которыми пробивались к поверхности гирлянды зелёных водорослей.

Причалив к ближайшему спуску, путешественники высадились на мраморную площадку и поднялись вверх по белым, истертым временем ступеням. Мостовая за высоким парапетом тоже была каменная: она была выложена тщательно обтёсанным булыжником.

Величественные, но безжизненные фасады с колоннами и загадочными барельефами в виде грифонов, пауков или оскалившихся драконьих пастей тянулись вдоль всей изогнутой дугой набережной. Из «Макдональдса» с засохшими надкусанными гамбургерами на столах доносились величественные звуки органа. Закольцованную запись некому и незачем было выключить.

— А где же население? — поинтересовался Студент у Лысого Факера.

— Их тут самих немного, а приезжих не любят. Чтобы здесь поселиться, надо сдать экзамен на знание их языка, пройти на руках по перилам крепостной стены и отсосать у губернатора. Что нереально.

— Нереально что именно?

— Выучить язык. Сегодня они будто бы говорят по-якутски, завтра на суахили, а послезавтра вообще задом-наперёд.

Город был совершенно пуст. Только в одном доме, в одном окне, горел тусклый свет. Студент, Кроха и Лысый Факер поднялись на второй этаж по широкой парадной лестнице, устланой обветшавшим ковром. Вправо и влево тянулась тёмная галерея с распахнутыми дверьми. Путешественники остановились в нерешительности.

13

— Енмок илширп ыв? — раздался вдруг тоненький старческий голос.

Из темноты галереи на освещённый участок вышел, опираясь на высокий посох, тот самый бородатый незнакомец в колпаке. Он был одет в узкую чёрную курточку с манжетами-колокольчиками, фиолетовые трико и туфли, украшенные помпонами. Пуговицы и вычурная пряжка ремня тускло поблёскивали серебром. Лицо у него было распухшее, а глаза узенькие, как щёлочки.

Кроха вынула из-за пояса огромный серебристый магнум и, тяжело вскинув его, передёрнула затвор.

— Я уже старая гнома, но видеть и слышать хорошо, — пропищал незнакомец. — Ходите за мной.

Все вошли в просторную комнату с тлеющим камином и разбросанными костями и пустыми бутылками ликёра «Старый Таллинн». Плотные шторы на окнах были задёрнуты.

— Почему вы прячетесь? — спросил Студент. — Где все остальные жители города? Знаете ли вы что-нибудь о наших пропавших товарищах?

— Много хотела знать, однако, — гном уселся на смердящую оленью шкуру.

— Без акцента, — приказала Кроха и без долгих разговоров бабахнула из пистолета.

Пуля отстрелила кусочек уха аборигена. Тот быстро подобрал его и съел.

— Болею за Тайсона, — с улыбкой подмигнул он гостям.

Путешественники расселись на собачьих шкурах и приготовились слушать.

— Меня зовут Урмас, — начал свой рассказ бородатый гном. — Недавно в городе ещё было несколько сотен жителей. Наш народ очень древний, мы знаем его историю по путеводителям. За городской стеной мы пасли оленей, собиралипустые бутылки и мухоморы. Среди нас были искусные ювелиры, сапожники, портные, стеклодувы, чеканщики, массажисты, паталогоанатомы, таксидермисты, уроды, палачи и трансвеститы. Нам всего хватало, и никто не мешал нам жить так, как мы привыкли.

А сегодня ночью в городе приземлилась летающая тарелка. Из него вылезли гномы, одетые в эсэсовскую форму. Мы хотели сотрудничать, но они будто ничего не слышали. Они забрали десятерых наших и улетели в сторону моря. И тогда все разбежались.

— Это карты, — Урмас развернул пергаментный свиток. — Их нарисовал знаменитый мореплаватель капитан Кукс. Вот остров. На нём Кукс видел НЛО и гномов в эсэсовской форме. Тут написано, что он называется… остров Высокой травы.

Услышав это, путешественники переглянулись и хлопнули друг друга в ладоши. За ночь, ведомый лучом-навигатором, корабль должен был выйти к морю, а затем устремиться к острову.

14

Рано утром «Утюг» вышел к устью Мутной реки. Берега раздались далеко вширь, кое-где торчали небольшие, вытянувшиеся вдоль течения островки. А впереди, до самого горизонта, была одна вода.

Судно сделало правый поворот и на малом ходу въехал носом на пустынный песчаный берег. Студент объявил высадку.

Около огромной сточной трубы, валялась выброшенная прибоем дохлая рыба, пластиковые бутылки, окурки, презервативы. Подальше от воды из песка росла редкая трава и кустарники. Ещё дальше возвышался небольшой песчаный обрывчик, за которым виднелись только небо и слепящее солнце. Легкий ветерок с моря щекотал носы характерным мазутным запахом.

Путешественники не замечали, что сверху, из-за кромки протянувшегося вдоль берега обрывчика, за ними наблюдает множество недобрых глаз…

— Ты посмотри какие понты, Пузырь, — сказал долговязый гном с серьгой в ухе, обращаясь к другому, толстому. — Какие фу-ты ну-ты паиньки, сами идут к нам в лапы. Ещё не известно, чего хорошего поживиться у них в багаже и в карманах.

— Бочонок пустой тебе в глотку, Нос, — отвечал Пузырь. На голове у него была натянута пёстрая косынка. — Разве ты не видишь, что это дурацкие бездельники. Ничего у них нет в карманах, кроме мусора.

— Сдадим как есть, с мусором или без мусора, — подал голос третий, с чёрной повязкой вместо глаза.

— Дай-ка мне их сосчитать, Циклоп… — сказал Пузырь. — …Одиннадцать, двенадцать гномов. Полная дюжина. Фюрер отвалит не меньше десяти золотых.

— Пожалуй, не меньше, — согласился Нос. — Вызывай «Медузу», Ушан.

Лопоухий гном, которого звали Ушан, стал бубнить в рацию: «„Медуза“, „Медуза“, я команда…», пока в рации не послышался хрипловатый голос:

— Я «Медуза». Ну, чего тебе надо, Ушан?

— Рад вас слышать, капитан, зиг хайль. У нас на борту будут гости, если вы не против.

— Сколько?

— Двенадцать гномов, если вы не против.

— Ладно, годится. Всплыву через десять минут. Начинайте, конец связи.

Залёгшие в рядок гномы были одеты в истлевшую фашистскую форму, словно снятую с полежавших в земле покойников. У кого-то не хватало сапогов, у кого-то ремня, фуражки, даже штанов или кителя… Оружие, видать, давно пришло в негодность, поэтому вооружены они были короткими увесистыми дубинками. Все они ждали сигнала к нападению.

— Далеко разбрелись, — сказал Пузырь. — Пускай соберутся возле своей галоши.

— Эй, Профессор, загаси костёр, — приказал Нос гному в мутных треснувших очках, со старой пробитой каской на голове, — эти дурни могут заметить дым.

— А, брось, — сказал ему Пузырь, послюнявил и поднял кверху указательный палец. — Ветер с моря. К тому же они сюда и не смотрят, с нашей стороны их слепит солнце.

Пассажиры «Утюга» и на самом деле никого не замечали. Студент и Лысый Факер о чем-то совещались, остальные разбрелись по берегу. Потом Студент крикнул, чтобы все собрались на палубе.

Поднимаясь по трапу, Карлуша вскользь оглянулся и… застыл на месте. Он увидел, как с обрывистой прибрежной кромки по песку скатываются какие-то незнакомые гномы. Они набросились на ничего не подозревавших путешественников и принялись ловко вязать их верёвками. Тех, кто пытался сопротивляться, лупили дубинками. А Фантом, который мог бы их всех порвать в минуту, как назло, убежал чёрт знает куда по следу суки.

Студент в момент нападения находился недалеко от трапа. Он был сбит с ног сразу тремя нападавшими и тут же крепко связан по рукам и ногам.

— Поднимай трап! Задраивай люк! — кричал он, трепыхаясь и извиваясь, как пойманная рыба.

В отверстии люка появился Взломщик. Он находился в полнейшей растерянности, не понимая, что ему делать: бежать на помощь или слушаться.

— Уходите в море! — продолжал кричать Студент, срывая голос. Взломщик! Это фашисты! Уходите в море, иначе всем, всем кранты!..

Взломщик наконец принял решение и втянул легкую дюралевую лестницу внутрь судна.

— Держитесь, товарищи! Мы вас выручим!

— Уходи в море! — кричал Студент. — Вызывай ракету!

Наконец Взломщик захлопнул люк, врубил задний ход, обдав своих и чужих на берегу мощной струёй водомётных двигателей, сделал крутой вираж и на предельной скорости ушёл в море.

Взломщик успел заметить то, что хорошо видел с берега Студент: на поверхность воды всплыла подводная лодка, и на её флагштоке взвилось кроваво-красное полотнище с чёрной свастикой.

15

Со времени отплытия «Утюга» жизнь в Маковом городе протекала тихо и спокойно. Меньше драк и скандалов стало на ночной дискотеке. В расположенном неподалёку Космическом городке вел свои наблюдения за небом астроном Звездонутый. С тех пор как там был построен большой электронный телескоп, Звездонутый редко бывал дома, просиживая ночи напролёт за составлением Большого атласа звёздного неба. Ракета, построенная из бочки, кровельной жести и фанеры, возвышалась на грубо сколоченной зимней горке. Внутри кто-то уже успел наложить кучу, и там постоянно гудели жирные блестящие мухи.

Звездонутый был так поглощён своей работой, что даже не ходил домой обедать и ночевать. А когда ему хотелось горячего, он ставил на электрическую плитку чайник и заваривал себе в жестяной кружке пачку чая. Он пил, голова его прояснялась, и он набрасывался на работу с удвоенной энергией.

В Космический городок по ночам приходили девушки с дискотеки — под тем предлогом, чтобы Звездонутый показал им через телескоп звёздное небо. Но, вместо того, чтобы смотреть в телескоп, они сразу лезли несчастному гному в штаны. А ведь ему так хотелось хоть изредка перемолвиться с кем-нибудь словечком…

Переболев несколько раз чесоткой и триппером, Звездонутый решил купить себе нормальную резиновую женщину и девок больше не пускать. Он уже придумал для неё имя — Фантазия. Он мечтал, как они будут вместе жить и как он будет ей рассказывать о своих научных проблемах, а она скромно и покорно будет его слушать…

Утром четвёртого дня после отбытия экспедиции Звездонутый сел в автомобиль и помчался в Главную директорию. Там он рассчитывал купить Фантазию, а к вечеру вернуться обратно и продолжить работу.

По приезду уставший и проголодавшийся в дороге Звездонутый остановился в гостинице. Через ресторанный лифт он заказал себе обед. Плотно подзакусив, он прилёг на кровать, с тем чтобы собраться с мыслями и немедленно отправиться в специализированный магазин. Однако собраться с мыслями ему не удалось, так как, положив голову на подушку, он тут же заснул.

Это можно понять — ведь Звездонутый давно уже вёл ночной образ жизни. Подобно какому-нибудь лесному филину, он привык днем спать, а ночью бодрствовать.

Проснувшись вечером, когда уже стемнело, Звездонутый в отчаянии оттого, что потерял так много времени, помчался в секс-шоп. Однако магазин уже закрылся; хозяин и продавец в едином лице, которого звали Выниманский-Брызгалов, ушёл домой. Узнав его адрес, Звездонутый помчался на машине к нему домой.

Однако по указанному адресу на звонок никто не выходил. Соседи сообщили, что хозяин собирался в особый закрытый клуб и вернётся домой только утром.

Выспавшийся за день Звездонутый поехал в здешнюю обсерваторию, где за бутылочкой и анекдотами провел ночь в компании коллег-астрономов.

Утром, когда все стали разъезжаться по домам, Звездонутый тоже заехал к себе в гостиницу, чтобы умыться и позавтракать, а к девяти часам поехать в агазин и получить наконец свою резиновую женщину по имени Фантазия.

Умывшись и позавтракав, Звездонутый прилёг на кровать и снова заснул до вечера.

Проснувшись, он подскочил как ошпаренный и, ругая себя ослом и бестолочью, поехал прямо домой к Выниманскому.

Однако соседи ему сообщили, что тот опять ушёл в клуб.

Узнав адрес клуба, Звездонутый поехал туда и попытался войти под видом новичка. «Садо или мазо?» — поинтересовались вышибалы. Звездонутый таких слов не знал и ответил наугад.

Его пустили в клуб, а что было потом, он плохо помнил.

Ранним утром, еле живой, он добрался до магазина и сел на порог возле запертой двери. В положенное время явился хозяин и рассыпался в извинениях. За пять минут он обслужил клиента, впарив ему заодно гору ненужных насадок, колечек, прищепок, шаров, имитаторов, хохмочек и сувениров.

После этого обрадованный Звездонутый смог наконец поехать к себе в Космический городок. Резиновая женщина по имени Фантазия, сдутая и упакованная, лежала на сидении рядом, и он её любовно поглаживал ладошкой.

Но был уже день, и его так клонило ко сну, что он, потеряв управление, заехал в канаву. Вытащить оттуда машину без посторонней помощи не представлялось возможным. Отчаянно зевая и пританцовывая для бодрости прямо на середине дороги, Звездонутый стал дожидаться какого-нибудь попутного транспортного средства.

Только уже ближе к вечеру на дороге появилась прыгающая, плавающая и летающая машина Чокнутого Изобретателя, который направлялся в Маковый город, чтобы принять участие в морской экспедиции, о которой узнал из газет.

Услышав от Звездонутого, что «Утюг» отплыл уже почти неделю назад, Чокнутый страшно расстроился. Но, чтобы зря не терять времени, он выразил желание побывать в Космическом городке, курнуть мухоморов и посмотреть на звёздное небо через телескоп.

На подъезде к городу Звездонутый обнаружил, что забыл Фантазию в своём автомобиле.

Пока ездили обратно, совсем стемнело, и приятели въехали в Маковый город глубокой ночью. Тут уже и сам Чокнутый отказался рулить, и дело кончилось тем, что, отложив поездку в Космический городок до утра, они ширнулись и пошли на дискотеку, где прыгали до рассвета как индейцы.

Проспав до полудня, Звездонутый и Чокнутый пообедали в столовой на улице Бузотёров и поехали забирать оставшийся на дороге, полуразобранный к тому времени автомобиль.

Поздним вечером они всё-таки добрались до Космического городка. Звездонутый вбежал в лабораторию, и сразу принялся надувать Фантазию, с которой ему не терпелось поделиться своими научными открытиями и проблемами. Поглощённый своим делом, он поначалу не обратил внимания на писк рации: три длинных, три коротких, три длинных. Три длинных, три коротких, три длинных. Вот уже четвёртый день со «Утюга» тщетно неслись в эфир сигналы бедствия.

……………………………………………………………..

……………………………………………………………..

……………………………………………………………..

……………………………………………………………..

К сожалению, мы не можем дать читателю полную информацию о последующих приключениях гномов, поскольку автор и участник событий, укрывшийся за псевдонимом Борис Карлов, более не в состоянии не только дописывать роман, но и вообще адекватно воспринимать действительность. Он не узнаёт в лицо даже меня, своего верного друга и редактора. Признаюсь: я не сумел склонить его к плодотворному литературному труду. Едва я подносил к его рукам перо и бумагу, он сразу начинал мычать и плеваться. А после того как он, обмакнув-таки перо в чернила, и на миг притворившись, что собирается писать, внезапным выпадом лишил меня левого глаза, я больше не приближаюсь к его кровати.

Достоверно известно лишь только то, что гномы перебили на острове всех пиратов, роботов, дикарей, фашистов, террористов, человекообразных обезьян и гуманоидов, нагрузили трюмы травой и благополучно отчалили. В ту же минуту остров запылал вулканическим огнём и с оглушительным шипением исчез под воду.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15