КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592322 томов
Объем библиотеки - 898 Гб.
Всего авторов - 235693
Пользователей - 108240

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Энджел: Практическое введение в машинную графику (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Ай, мэ мато, мато, мато мэ,
Ай, мэ сарэндыр, ай матыдыр,
Ай, мэ сарэндыр, ромалэ, матыдыр,
Пиём бравинта сарэндыр бутыдыр!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Переяславцев: Негатор (Фэнтези: прочее)

Сперва читал нормально, но затем эти длинные рассуждение о том на чем спалился ГГ с каждым новым попутчиком загнали меня в тоску и я понял, что ничего интересного меня в продолжении не ждёт кроме кроме детективных рассуждений на пустом месте. Детективы не читаю. В большинстве они или очень примитивны, или не логичны вообще и высосаны авторам с потолка для неожиданность выводов в конце книги. У детективов нужно читать начало и конец,

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Левадский: Побратим (Альтернативная история)

нормальная книга, сюжет, правда, достаточно уже похожий на подобные, кто побратим, не понял. м.б. Автор продолжение пишет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Крайтон: Эволюция «Андромеды» (Научная Фантастика)

Почему-то всегда, когда пишут продолжение чего-то стоящего, получается "хотели как лучше, а получилось как всегда".

У Крайтона была почти не фантастика :), отлично написанная почти "производственная" литература.

Здесь — буйная фантазия с вырастающим почти мгновенно космическим лифтом до МКС, которую заносит аж на геосинхронную орбиту, со всеми роялями в кустах etc etc.

Не пошлó. После оригинала — не пошлó...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Awer89 про Штерн: Традиция семьи Арбель (Старинная литература)

Бред пооеый

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Шабловский: Никто кроме нас (Альтернативная история)

Что бы писать о ВОВ нужно хоть знать о чем писать! Песня "Землянка" была сочинена зимой при обороне Москвы. Никаких смертных жетонов на шее наших бойцов не было, только у немцев. Пограничник - сержант НКВД имеет звания на 2 звания выше армейских, то есть лейтенант. И уж точно руководство НКВД не позволило бы ими командовать военными. Оборона переправы - это вообще шедевр глупости. От куда возьмется ожидаемая колонна раненых, если немцы

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kiyanyn про Анин: Привратник (Попаданцы)

Рояль в кустах? Что вы... Симфонический оркестр в густом лесу совершенно невозможных ситуаций (даже разбирать не тянет все глупости), а в качестве партитуры следовало бы вручить учебник грамматики, чтобы автор знал, что существуют времена, падежи, роды... Запятые, наконец!

Стиль, диалоги и т.д. заслуживают отдельного "пфе". Ощущение, что писал какой-то не очень грамотный подросток, и очень спешил, чтоб "поскорее добраться до

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Ваятель [Пол Филиппо] (fb2) читать онлайн

- Ваятель (пер. Людмила Меркурьевна Щёкотова) 46 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Пол Ди Филиппо

Настройки текста:



Пол Ди Филиппо
Ваятель


Китс
[1] был не прав.

Красота не вечна. Одной красоты слишком мало. Все неизменное - сомнительно. Ибо что есть жизнь, как не тщета, суета и неизбежные перемены - то мгновенные, то прорастающие исподволь?

Манерность истинна. Истина манерна. Это все, что мы знаем, а большего и не надо знать. Общество мутирует каждый день, каждый час, и индивиду не остается ничего иного, как следовать за ним. Даже если этот путь никуда не ведет.

Мечтательницы прошлого века, тоскуя о жизни иной, меланхолически напевали: «…ах, подарите мне новое платье, новые волосы и лицо!..»

Новое лицо.

Но высшие жрецы трансформации, почитаемые за всемогущих арбитров и законодателей моды, на деле лишь самые бесправные из ее слуг, ибо утрачивают собственную сущность в сумбуре произвольных, ими же вызванных к жизни перемен.

Поверьте тому, кто знает это лучше многих.

Искренне Ваш - доктор Строуд.

Девушка на больничном ложе как две капли воды походила на взволнованную мадонну. Я не помнил, как ее зовут: в клинике Строуда пациенты сменяют друг друга так часто и в таком количестве, что поневоле перестаешь воспринимать их как индивидов. Старшая сестра Мэгги Крауновер четко и без лишних слов просветила меня перед дверью палаты.

- Здесь Хана Моррелл, доктор. Четырнадцать лет, техник Лонг-Айлендской станции холодного термояда, кредит на солидную сумму. Органические дефекты отсутствуют. Обычная перекомпоновка.

Отсутствие органических дефектов - не слишком адекватная характеристика красоты, от которой даже у меня чуть ли не захватило дух. В окружении мониторов девушка полусидела, облокотившись на подушки: светлые струящиеся волосы, овальное лицо с нежной кожей оттенка перламутра, изумительные серые глаза, классический нос с легкой горбинкой. Изгибу полных губ могли бы позавидовать лучшие модели Рубенса.

Она улыбнулась, и мой внутренний голос возопил: «О Господи! Какого дьявола! Ты что, всерьез намереваешься улучшить это лицо?!»

Я протянул руку, и ее тонкие пальцы крепко пожали мои.

- Здравствуйте, доктор Строуд.

- Доброе утро, мисс Моррелл. Вы желаете биоскульптуру лица, насколько я понял?

Я постарался скрыть свое неодобрение. В конце концов все, о чем стоит волноваться, так это сумма ее кредита.

Девушка нерешительно кивнула, по-видимому, лишь в моем присутствии окончательно осознав, что собирается сделать.

Я заговорил быстро и убедительно - следовало рассеять ее последние сомнения и подтолкнуть к решающему шагу. Согласие на операцию она уже подписала, и мне совсем не хотелось упускать из рук жирный гонорар за не слишком утомительную работу.

- Ну что ж! Пора взглянуть на ваше будущее лицо! Мэгги не мешкая включила голосистему: в воздухе,

прямо над кроватью, сформировалось объемное цветное изображение женской головки, слегка просвечивающее в потоке ярких солнечных лучей, заливающих роскошную одноместную палату.

Какое разочарование… И почему я, глупец, решил, что эта девушка не такая, как все? Виной тому, конечно, ее необычайная красота. Нет, ничуть не отличаясь от остальных, она покорялась мейнстриму моды так же беспомощно, как любитель серфинга волне цунами.

Смесь евразийских и полинезийских черт: бронзовая, с оливковым оттенком кожа, складки эпикантуса в углах глаз, небольшой нос, тонкие губы, сильный подбородок, иссиня-черные лоснящиеся волосы. Синтетический дизайн, выполненный компьютерной системой клиники согласно указаниям пациентки на базе хранящихся в банках памяти графических элементов. С тех пор как в прошлом году состоялась окончательная интеграция Гонконга с японо-гавайской сферой влияния, это - или почти идентичное - лицо выбрали более 60 процентов моих пациенток.

- Отлично! Оно прекрасно вам подойдет, - солгал я, с тяжелым сердцем созерцая природную красоту, которую уничтожу навеки. И двинулся к ней, вознамерившись побыстрее покончить с делом.

- Постойте! - нервно воскликнула она, прежде чем я успел опустить руки на ее лицо. - Пожалуйста, объясните мне, что вы будете делать.

На сей раз я почти разозлился.

- Надеюсь, вы не сочли за труд прочесть наши брошюры, мисс Моррелл? Там изложено абсолютно все, и очень подробно.

У нее задрожали губы, и я тут же остыл.

- Ну хорошо. Слегка освежить память не повредит. Я собираюсь заглянуть внутрь вашего организма и стимулировать некоторые его клетки таким образом, чтобы они на время вернулись в эмбриональное состояние.

„ По лицу девушки разлилось несказанное изумление. Я вздохнул.

- Мисс Моррелл, вы когда-нибудь задумывались, как сформировалось то лицо, которым вы владеете от природы?

Она отрицательно качнула головой.

- В период эмбриогенеза клетки дифференцируются и складываются в некие определенные структуры, которые зависят от распределения потоков получаемой эмбрионом энергии. Представьте горный поток: благодаря гравитации вода всегда течет вниз, но конкретная форма русла зависит от плотности почвы и горных пород, градуса наклона и так далее. Точно так же сам механизм эмбриогенеза идентичен для всех индивидуумов, но ваши уникальные гены наложили на процесс вашего развития конкретные временные и пространственные ограничения. И вот результат - совершенно уникальная морфология! Понятно?

- Кажется, да.

- Прекрасно. Теперь о том, что я буду делать. Я собираюсь, применяя технику Бэннекерова психокинеза, непосредственно воздействовать на некоторые клетки вашего организма с целью снова пробудить в них способность к развитию, которую вы как взрослый человек утратили. Воздействовав на определенные зоны и активировав нужные энзимы - трипсин и другие, я заменю ваши врожденные генетические ограничения на новые. То есть на те, что позволят переконструировать ваше лицо.

Девушка была вовсе не глупа. Выслушав довольно сложное объяснение с искренним интересом и пониманием, она, казалось, успокоилась, но спросила:

- Что случится с моим прежним лицом?

- Хороший вопрос, Хана! - похвалил я. - Видите ли, клетки эпидермиса человека постоянно слущивают-ся, но под кожей образуются новые, которые постепенно поднимаются на ее поверхность, чтобы восполнить естественную убыль. В норме на это уходит около месяца. Прежде была такая болезнь, псориаз, при котором клетки эпидермиса замещаются гораздо чаще, скажем, раз в неделю. Я как раз и собираюсь вызвать нечто похожее. Примерно неделю, пока растворяются старые черты лица и формируются новые, вы будете выглядеть просто ужасно. Процесс, конечно, малоприятный, но полностью контролируемый и безопасный. К тому же я буду проводить ежедневную корректировку. Это вполне можно делать амбулаторно, но никто не желает публично демонстрировать даже временное уродство.

«Ну а я не желаю терять кругленькую сумму, набегающую за аренду отдельной палаты и полное обслуживание пациента».

- А кости? Их тоже надо изменять?

Я бросил оценивающий взгляд на голограмму.

- В этом нет необходимости. Новое лицо прекрасно сочетается со структурой вашего черепа.

Розовые уста приоткрылись для очередного вопроса, но я уже был сыт по горло ее вялыми сомнениями.

- Мисс Моррелл! Или вы хотите другое лицо - и тогда мы приступаем к делу, или не хотите - и тогда вы покидаете клинику. «М-да, сегодня мои врачебные манеры оставляют желать лучшего…» Я восемь лет учился в Университете Джона Гопкинса и еще четыре года в самом Институте Бзннекера. Я открыл собственную клинику десять лет назад, и за это время провел столько операций биоскульптуры, что давно сбился со счета. Так начинаем? Меня ожидают другие пациенты.

Она покорно кивнула. Подчинив ее своей воле, я ощутил порочный трепет обладания полной властью над человеческим существом… и попытался его подавить. Впрочем, без особого успеха. Испытывая нечто вроде отвращения к себе, я возложил руки на ее обреченное лицо.

И нырнул в мир чужой плоти.

Не знаю, как передать ощущения экстрасенса при помощи слов, предназначенных только для выражения обычных пяти чувств. Я, во всяком случае, так и не выучился за все эти годы. Должно быть, это принципиально невозможно, умы и получше моего терпели фиаско. Ближе всего понятие синестезии - путаницы чувственного восприятия, когда свет выступает как звук, а звук как свет, и все же это лишь слабое подобие того, что происходит на самом деле.

Но кроме слов, иного способа нет.

Внешний мир внезапно исчез, и я ощутил освежающий, солнечный вкус здоровой юности Ханы. Я мог бы наслаждаться часами потоком этой жизненной силы, столь не похожей на жалкое достояние увечных, юродивых и умирающих, с которыми мне приходилось иметь дело в медицинской школе (того затхлого вкуса я выносить не мог и потому посвятил свой талант биоскульптуре). Одернув себя, я опустился ниже, окунувшись в суетливый клеточный автоматизм структур, которые мне предстояло изменить. Купаясь в голубом сиянии, сытенькие клетки довольно урчали, упрямо следуя собственному ограниченному порядку вещей. Я очертил конфигурации лицевых мускулов, вознесся на купол черепа, опустился к носовой впадине, обследовал обе глазные, побывал там и сям, ощупал челюсти, проверил прикус, коснулся лба, затылка и висков. И когда выучил все наизусть, приступил к изменениям.

Кажется, кто-то из писателей провозгласил, что нет и не может быть искусства без сопротивления материала. То, чем я занимаюсь, по всем существующим канонам является искусством, а материал, с которым я имею дело, вообще из самых неподатливых.

Пластичная масса, над которой я трудился, никак не желала отступать от строжайших инструкций поведения и упорно противилась вторжению. Мембраны грозно сыпали ослепительными искрами, псевдоподии разгневанного шума пытались грубо вытолкать меня из ее организма, но я продолжал натиск, зная, что победа, как всегда, останется за мной. Обозначив стратегически важные пункты, я приказал тканям расти здесь, рассасываться там; мобилизовал меланин и отправил его в поход на кожные покровы, стимулировал железы, вынудил к отступлению лимфоциты… Я сделал наконец все, что хотел - и вынырнул из-под ее кожи во внешний мир.

Солнечный свет резко ударил в глаза. Зажмурившись, я неуклюже отступил от кровати пациентки, и Мэгги пришлось поддержать меня.

- Ой! Что вы со мной сделали? - воскликнула Хана. - У меня под кожей просто мурашки бегают!

- Придется привыкать. Это только начало.

Я направился к выходу, но, чувствуя себя немного виноватым, задержался в дверях.

- Простите, мисс Моррелл, если я был несколько груб…

Девушка даже не услышала меня; прижав ладони к лицу, она пыталась на ощупь определить, что происходит с ее плотью.

* * *

В духоте переполненного шумного ресторана витали густые клубы дыма, спирально завиваясь к потолку. Почти все присутствующие беспрестанно курили, кто табак, кто калифорнийскую синсемилью. В обществе, где любой выпускник Института Бэннекера может излечить вас от рака легких за гонорар, превышающий годовой заработок обычного врача, курение превращается из дурной привычки в один из самых броских символов богатства и высокого общественного статуса.

А мы - Жанин и я - проводили сегодняшний вечер среди подлинных богачей. После утомительного дня в клинике я вдруг почувствовал, что заслужил абсолютно все, что могу себе позволить. То есть клуб «Radix Malum», гордо венчающий Гарлемский пилон: одна лишь панорама, что открывается из окон его ресторана, полностью оправдывает безбожно вздутые цены.

Жанин оживленно болтала, я слушал вполуха, неторопливо прихлебывая неприлично дорогой коктейль.

- …И могу поклясться, эти малыши с каждым днем становятся все умнее и умнее! Так что, скорее всего, возрастной ценз опять будет понижен. Причем очень скоро. Нет, ты можешь представить себе голосующих двенадцатилеток? Помню, когда мы были детьми, весь мир считал, что даже в пятнадцать слишком рано. Как ты думаешь, тут все дело в мнемотропи-нах? Знаешь ли, временами мне стоит огромного труда хотя бы на шаг опережать собственных учеников.

Я пробормотал несколько слов о реверсированной эволюции, возвращающей человеческому детенышу ту самостоятельность, которой большинство млекопитающих обладает с момента рождения. Честно говоря, меня занимал совсем другой вопрос: осмелюсь ли я сегодня ночью удовлетворить свое любопытство касательно Жанин?

Мы познакомились более года назад на вечеринке, устроенной одной из моих клиенток. Не успел я переступить порог, как был сражен. Волной ниспадающие на плечи тяжелые черные волосы, темные глаза, узкое лицо с высокими скулами и крупным носом, а все вместе - сияющая красота, безмерно превосходящая сумму своих составляющих. Ни разу в жизни я не видел таких густых и длинных ресниц.

«Какой гений сотворил это лицо? - сразу же подумал я. - Что за стиль? Он мне совершенно не знаком». И затем пробормотал вслух: «Ты! Циничный ублюдок! А вдруг она настоящая?»

Я напористо подошел к ней - без всякого стыда, со всей наглостью, какую мог позволить себе публично. И невзирая на вызывающую неотесанность и бестактность, я ей понравился. Мы стали любовниками в тот же вечер, упав поверх пальто, наваленных на обширном ложе хозяйской спальни на втором этаже. Я был настолько взволнован и потрясен, что мне и в голову не пришло нырнуть ей под кожу в поисках следов возможных изменений.

Потом я уклонялся от этого совершенно сознательно. Она была мне слишком дорога, и было бы настоящей пыткой узнать, что кто-то чужой манипулировал ее плотью. Но неведение становилось не менее мучительным. Я тряхнул головой и чуть ли не застонал.

- Что-то случилось? - тут же спросила Жанин.

- Нет, ничего. Просто задумался о безумном мире, в котором мы живем. Насколько все было проще лет, скажем, пятьдесят тому назад. Эффект Кирлиана, зачатки обратной биосвязи - вот и все. Никакого тебе чтения тела как книги, ни Боже упаси каких-то переделок…

Она накрыла узкой ладонью мою руку, вяло лежащую на скатерти из натурального льна.

- Раньше я никогда не слышала от тебя таких слов, Джек. Наверное, у тебя был ужасный день. Почему бы нам не поехать домой?

Идея показалось мне недурной, так что мы подозвали официанта (это был, конечно, не робот, а человек - за такие-то деньги), и тот снял с моей кредитки надлежащую сумму, не забыв, разумеется, о собственных чаевых.

На полпути к выходу чья-то вытянутая рука ухватилась за полу моего изысканного пиджака.

Обернувшись, я узрел холерическую физиономию цвета сырого мяса. Мужчина был пьян и пребывал в агрессивном расположении духа. Мне показалось, что я где-то его видел, но не мог припомнить, где.

- Лопни мои глаза, если это не светлейший доктор Строуд, знаменитый демигог и парагон! - провозгласил он заплетающимся языком. - Почему бы вам не пропустить с нами стаканчик-другой, любезный доктор? Просто чтобы доказать, что мы больше не в обиде друг на друга. Выпьем за то, что вы вышвырнули нас из своей вонючей клиники!

Быстро оглядев честную компанию собутыльников, я заметил тощего, в пух и прах разряженного субъекта - и сразу все вспомнил.

- Послушайте, я в принципе не занимаюсь лечением болезней. Тем более таких тяжелых, как иммуно-дефициты. Я ничего не могу сделать для вашего друга.

- Ты врешь, высокочтимый ублюдок! Можешь! Но не хочешь. К каждому честному сенсу приходит столько больных, что он не в силах их обслужить! А Митч живет на клонированных антителах с гарантией восемьдесят процентов! А ты со своими сверхталантами за бешеные деньги бабам кожу разминаешь?!

- Это называется биоскульптурой, - произнес я ровным голосом. - Я биоскульптор. Прошу запомнить.

Жанин изо всех сил тянула меня к выходу. Зал замолк; все лица повернулись в нашу сторону.

- А я говорю, ты грязный кожемяка! - выкрикнул краснолицый, начиная выбираться из-за стола.

Я остановил его, ухватив за плечо. Аура толстяка смердила страхом и дурной жизнью. Мне понадобилось всего полсекунды, чтобы спровоцировать жестокий приступ грудной жабы. Пусть теперь попробует доказать, что это моя работа. При его комплекции такие приступы самое обычное дело.

- Пойдем, - сказал я Жанин, которая глядела на меня, как на самого Сатану. Или, по крайней мере, на Фауста.

Этой ночью она не позволила мне прикоснуться к ее телу.

* * *

Я разглядывал кисти собственных рук с каким-то неестественным хладнокровием, зная, что вот-вот случится нечто ужасное. Я чувствовал странную дрожь и трепет моей плоти, но отчего-то никак не мог нырнуть себе под кожу, дабы выяснить, что происходит. И, подобно пациенту, вынужден был наблюдать за тайной своего тела со стороны.

Внезапно жуткая боль пронзила каждый мой палец. Тыльные стороны ладоней вспухли, почернели и полопались, как свиной окорок в перегретой духовке, открывая взору кровавое мясо с белыми участками костей. Кожа поползла лоскутами, повисая на запястьях подобно лепесткам гниющей орхидеи.

Задыхаясь, я пробудился в мокрых от пота простынях, с бешеным пульсом и в полном одиночестве. Жанин покинула меня. Восстановление гомеостаза потребовало непозволительно долгого времени, но я загнал-таки кровяное давление в сакраментальные ПО на 80. Потом я включил лампу, закурил и начал размышлять о том, что со мной происходит.

Когда я поступил в Институт Бэннекера, новичкам сразу же велели изучить - наряду с фундаментальными трудами вроде «Происхождения видов» - небольшое эссе «О бородавках», написанное в прошлом веке неким доктором Льюисом Томасом. Суть его в довольно остроумном рассуждении о том, что бородавки могут быть излечены посредством «определенного умственного процесса». На семинаре инструктор, процитировав эти слова, призвал нас обратить внимание на одно из авторских примечаний, которое все мы, как водится, пропустили: «Я с радостью вручу своему подсознанию честь проделать подобную работу, поскольку, будь я сам субъектом процесса, у меня бы ничего, конечно, не получилось.

В отличие от Томаса, - продолжил инструктор, - вы как специалисты сможете контролировать все функции своего организма, включая и те, что автономно управляются подсознанием. Более того, опираясь на собственный опыт, могу заверить, что искушение постоянной самокоррекции становится иногда почти непреодолимым. Вот мой единственный совет: не поддавайтесь ему! Правильно натренированное подсознание справится с задачами мониторинга и ремонта тела неизмеримо лучше, чем ваш •рациональный рассудок.

Все вы в обязательном порядке пройдете соответствующий тренинг, а закончив обучение, будете сохранять самые высокие показания физической и умственной формы практически всю жизнь. Собственно говоря, мы даже не можем указать верхней границы этого временного периода. Но лишь при условии, что вы не станете заниматься праздным самокопательством! Оно всегда приносит вред, а не пользу.

Итак, вот вам первый парадокс нашей профессии: обладая абсолютной властью над чужими телами, мы бессильны перед своим собственным! Самовмешательство оправданно лишь в случае возникновения деструктивной петли обратной связи, влекущей лавинообразное нарастание изменений в организме.

Надеюсь, вас приятно удивит один из эффектов тренинга подсознания: подавление ночных кошмаров…»

За последние десять лет мне не приснилось ни единого кошмара. Обычные сны - сколько угодно, ни один из них даже отдаленно не напоминал нынешнее кровавое видение.

Мне нельзя допускать ничего подобного. Ночной кошмар - верный знак того, что подсознание вступило в битву с самим собой (по крайней мере, это верно для людей моего типа), а также следствие сбоев функций моего тщательно выверенного гомеостаза.

Я снова лег и, проделав в уме не менее дюжины различных очищающих мозг упражнений, ухитрился наконец заснуть.

Больше мне ничего не снилось. Наутро я проснулся от боли в опухших кистях рук.

* * *

Я всегда гордился обстановкой своего кабинета в клинике. Стены, обшитые панелями из натурального дерева, увешаны дипломами, лицензиями и сертификатами Медицинской ассоциации, на полу пушистый ковер цвета бургундского вина; застекленная горка красного дерева у дальней стены выгодно демонстрирует коллекцию античных objets d'art. Неправильной формы кристалл на моем столе доставлен из русской колонии на Марсе; он обошелся мне в четыре носа и две подтяжки грудей. Композицию завершает великолепная голограмма внушающего уважение здания Института Бэннекера. Конечный эффект - общая атмосфера уверенного спокойствия и престижа, оказывающая весьма благоприятное воздействие на перспективных пациентов.

После ужасной ночи комната казалась мне безвкусной декорацией, вызывающей лишь одно, вполне определенное желание: немедленно покинуть ее. Увы, я не мог его осуществить, принимая во внимание мою практику, репутацию и вес в обществе…

К тому же беседа с сидящей напротив женщиной никак не способствовала бодрости духа.

Дама безумно меня раздражала.

Ее нельзя было назвать вздорной, кичливой или надменной; как раз с такими пациентками я сталкивался постоянно и наловчился срезать их одной-двумя репликами. Напротив, эта женщина демонстрировала ту степень болтливой доброжелательной тупости, которая кого угодно доведет до белого каления. Каждый мой вопрос, казалось, лишь сообщал дополнительную энергию бессмысленному потоку несвязных реплик относительно людей и событий, о которых я ровно ничего не знал и знать не хотел. Пытаясь выяснить, что она намеревается сделать со своим телом, я получал взамен хронику ее светской жизни за истекшие полгода.

При ее внешности подобная безмозглость казалась еще более удручающей…

Когда бы крылатой богине Победы удалось донести свое лицо нетронутым до наших дней, несомненно, они смотрелись бы друг в друга как в зеркало. Классический орлиный профиль на нежной лебединой шее, огромные глаза (пустые, как у кошки), очень коротко подстриженные платиновые волосы плотно облегают великолепный череп. Мех и шелка она носит с небрежностью королевы.

Странно, подумал я, но в мою жизнь вдруг начали врываться женщины. Сначала Жанин, потом та девочка, Хана, о которой я почему-то думаю все утро. И вот, пожалуйста, еще один персонаж… Эми Сан-жур - так она назвалась.

Мне всегда нравилось общаться с женщинами, я предпочитал их компанию мужской. Возможно, потому, что ими легче управлять? Но теперь (холодный отказ Жанин, Хана, постоянно занимающая мои мысли) роли, кажется, переменились.

- Мисс Санжур, - быстро проговорил я, когда она на миг замолкла, чтобы перевести дыхание. - Мне кажется, вы страдаете так называемой общей слабостью.

Насколько я понял, это и впрямь был лейтмотив ее бесконечного монолога.

- Что?.. Ах да, конечно! Какой вы чуткий, доктор Строуд. Да-да, это и есть моя проблема. У меня просто нет сил, чтобы справиться со всеми делами, которыми я вынуждена заниматься! Даже подумать страшно! Бесконечные приемы, свидания, путешествия, благотворительные мероприятия… Это так утомительно!

- Рекомендую недельный курс повышения общего тонуса, - авторитетно заявил я, прикидывая, сколько же удастся из нее вытянуть. - Я поработаю над вашими мышцами, возможно, следует повысить синтез АТФ… Скажем, с завтрашнего дня?

Она нахмурилась. На прозрачном лице было прямо-таки написано, что она лихорадочно листает в уме записную книжку. Наконец тонкая морщинка на ее лбу разгладилась.

- Ну разумеется, доктор, ведь здоровье превыше всего, не правда ли? Я просто обязана поставить себя на ноги!

- Вы абсолютно правы, - любезно заверил я, поднимаясь, чтобы проводить ее до двери. Моих ноздрей слегка коснулся изысканный запах дорогих духов. Какое все-таки печальное несоответствие тела и разума.

В дверях она остановилась и протянула руку. Мне не оставалось ничего иного, как пожать ее.

Со скоростью света мир вывернулся наизнанку и тут же возвратился в прежнее состояние. Вздрогнув, я очумело потряс головой.

- С вами все в порядке, доктор? - спросила она заботливым голосом профессиональной медсестры.

- О… пустяки. Просто не выспался. Все в полном порядке.

Она ослепительно улыбнулась.

- Поберегите себя, доктор. Завтра вы мне нужны свеженьким, как огурчик.

- Я постараюсь.

Она ушла. Перед тем как отправиться в палату Ханы Моррелл, я прогнал по телу тест срочной диагностики. Ничего особенного. Но воспоминание о ночном кошмаре, сигнализирующем о невыявлен-ном отклонении от нормы, по-прежнему угнетало меня.

Когда я вошел, Мэгги как раз закончила объяснять, как следует пользоваться опущенным к подушке терминалом. Хана, лицо которой…

Я видел это уж не помню сколько раз, однако происходящая за ночь трансформация всегда потрясает меня. От вчерашней прелести не осталось и следа. Распухшее лицо утратило форму, волосы выпадали клочьями, освобождая место для тех, что вырастут позднее.

- Как вы себя чувствуете, Хана?

- Хорошо. Немного странно, но хорошо.

- Значит, можно продолжать. Я вижу, мисс Кра-уновер показала, как работает наша система связи. С сегодняшнего дня вам придется выражать свои мысли и желания только этим способом. Я намерен парализовать ваши голосовые связки на весь оставшийся срок пребывания… чтобы избавить от искушения поболтать! Не следует перенапрягать формирующиеся лицевые мускулы. Что касается еды, то к источнику нектара и амброзии вас уже подключили.

Она засмеялась.

- Я готова.

- Что ж, тогда приступим.

Мои руки обхватили ее поруганную плоть.

Та сопротивлялась еще сильнее, чем вчера. Погружение было скорее грубым прорывом; турбулентные вихри изменяющихся структур подхватили меня и понесли. Пришлось применить всю мою мощь для элементарного считывания процесса, а мелкие, но необходимые коррекции оказались почти непосильным трудом. Скользкая гортань шипела и извивалась, как рассерженная змея. Наконец я пробкой вылетел из мрачно-алых, сочно хлюпающих потрохов.

Промямлив несколько слов о завтрашней встрече, я поспешил покинуть палату.

Когда Мэгги обеспокоенно спросила, все ли в порядке, я грубо посоветовал ей заняться своими делами и оставить в покое мои. Она была слишком хорошо вышколена, чтобы разрыдаться мне в лицо, но (как случайно выяснилось впоследствии), сделала это в укромном месте.

* * *

Обнаженная, Эми Санжур отличалась от богини Победы лишь в одном отношении: у нее не было крыльев.

Я был безмерно счастлив тем, что мне не придется уродовать это совершенное тело. Любуясь элегантными линиями ее плоти, пока она неторопливо облачалась в белые одежды клиники, я вновь подумал о странной традиции человечества: становясь все более могущественным, все меньше ценить дары природы. Едва успев научиться изменять тела, мы тут же стали считать продукт девятимесячной работы матки заведомо несовершенным. Казалось бы, все должно быть наоборот: затратив столь титанические усилия на довольно скромные достижения, человек тем более обязан восхищаться изумительной легкостью, с которой все это проделывает природа.

Увы. И кто я такой, чтобы изменить существующий порядок вещей?

- Я намеревался дополнительно предложить косметические процедуры для вашей кожи, - заметил я, когда она оделась и села на кровать. - Но вижу, что в этом нет ни малейшей необходимости, мисс Санжур.

- Зовите меня Эми, доктор. Разве не утомительно произносить «мисс Санжур» по сто раз на день целую неделю?

- Ну разумеется… Эми. Надеюсь, вы уже ознакомились с нашими достопримечательностями?

- О, ваш бассейн превосходен, а гимнастический зал выше всяких похвал. Я совершенно уверена, что за эту неделю получу все, что мне необходимо.

- Приятно слышать. Может быть, вы порекомендуете мою клинику вашим знакомым? Однако пора начинать.

Она опустилась на подушки, приняв дразняще целомудренную позу с плотно сжатыми коленями. Внутренне одернув себя, я осторожно положил руки на ее плечи: хоть малейший слушок об интрижке с пациенткой - и Комитет по этике незамедлительно обеспечит мне кучу неприятностей.

Прежде чем покинуть внешний мир, я слегка помедлил; я не забыл, что случилось со мной при первом физическом контакте с этой женщиной. Возможно, это всего лишь совпадение. А может быть, и нет.

Вот сейчас все и выяснится, подумал я, ныряя в нее как можно глубже.

И тут же вылетел назад.

- О-ох! Какой шарлатан сотворил эту мерзость?! - горестно возопил я.

- Мерзость? О чем вы говорите? - Она казалась искренне удивленной.

- Ваши мышцы! Они изливают целые потоки ядов усталости, как на финише марафонской дистанции. Теперь понятно, почему вам постоянно не хватает энергии.

- Да, я действительно посещала психокинетика какое-то время назад. Думаю, не стоит называть имен - друг семьи, и все такое. Мне не верится, что он мог…

- Однако это единственно возможное объяснение. Следовало бы немедленно аннулировать его лицензию…

Тут я вспомнил, что сотворил с сердцем мужчины из ресторана - и смолк. Но нет, это совсем другое, всего лишь несчастливое стечение обстоятельств! Я был пьян, меня спровоцировали…

- Но вы можете исправить положение, не выясняя, как это случилось, не так ли? Я больше не пойду к нему. Честное слово.

- Это противоречит медицинской этике… Но без вашего свидетельства я все равно ничего не могу сделать.

- Значит, все останется как есть. Начнем, доктор? Я снова погрузился в ее тайную суть, ощутив

резкую горечь тканей, обнимающих гордый костяк, и начал вносить необходимые изменения. Они были столь настоятельными, настолько не терпели отлагательства, что потребовалась сверхчеловеческая концентрация внимания, какой я не пользовался уже многие годы. Чувство времени мне полностью изменило.

Я все еще продолжал опасаться неожиданной слабости, поразившей меня при нашем первом контакте, однако ничего подобного не произошло. И тем не менее, работая с плотью и кровью Эми, я постоянно ощущал какое-то странное внутреннее беспокойство… Словно бы в то же самое время некий невидимый субъект усердно трудился надо мной.

- Ах, доктор, это было изумительно, - с блаженной улыбкой промолвила она.

* * *

Случалось ли кому-нибудь из вас хоть раз в жизни ощутить, как нечто ценное неотвратимо ускользает из ваших беспомощных рук? (Уходит любовь, уходит талант, а ты не знаешь почему, но только ты уже не тот, каким всегда хотел быть… и рад бы измениться - но как?)

Те, кому это знакомо, поймут, что происходило со мной во время пребывания в клинике Эми Санжур. Мозг мой более всего напоминал пыльную бутылку прокисшего вина, забытую в подвале, куда больше никто не придет. С рассеянным видом совершая ежедневный обход, я обращался с пациентами столь безразлично и небрежно, что до сих пор не понимаю, почему никто из них не возмутился и не покинул клинику с шумным скандалом.

Раз за разом я нырял в самого себя, с величайшей осторожностью пытаясь локализовать источник неприятностей. Расщепление подсознания? Но кошмары мне больше не снятся. Объективное физиологическое отклонение? Если и так, то настолько незначительное, что даже со всеми моими выдающимися талантами его невозможно нащупать… тончайший сдвиг фокусировки, которому и названия-то нет.

Я старался как мог, чтобы мои самоинспекции не мешали основной работе. С переменным успехом.

С Эми все было в полном порядке; тело ее быстро восстанавливало нормальные функции, нарушенные умышленным вторжением. Этой работой я гордился. Я заметил, что провожу с ней вдвое больше времени, чем с другими пациентами, и возлагаю на нее руки гораздо чаще, чем действительно необходимо. Я уверил себя, что мой интерес совершенно невинен и проистекает из удовольствия купаться в ее здоровой ауре. Она принадлежала к категории пациентов, охотно сотрудничающих с лечащим врачом; к тому же я более не испытывал никаких побочных эффектов, ныряя в ее блистательную вибрирующую плоть.

Другие пациенты продвигались не столь успешно. В том числе Хана. К счастью, это была единственная тотальная биоскульптура лица на этой неделе; сомневаюсь, чтобы в нынешнем моем состоянии я справился еще с одной. Моя работа с Ханой постепенно приняла весьма поверхностный характер (как там кожа, темнеет? Ну и ладно, не стану трогать мелано-циты. Узелок на верхней челюсти? Сковырнем и забудем). В минуты просветления я и сам дивился, почему отношусь к ней столь непрофессионально. Разве что подсознательно мщу за нелепое, тщеславное желание заменить природную красоту дорогостоящим продуктом рыночной моды? Однако раньше подобные случаи не вызывали у меня моральных осложнений, да и с какой стати - я сам один из столпов модного бизнеса.

Вскоре я нашел кардинальное решение проблемы, старательно избегая мыслей на данную тему. Действуя подобно неодушевленному, но талантливому зомби, я сводил мозоли, прочищал склеротические артерии и выжигал волосяные луковицы там, где они были неуместны.

Внешний мир, казалось, тоже присоединился к ужасному заговору против меня, постоянно напоминая, кем я стал и от чего отказался.

…Катастрофа на орбитальной фабрике, сотни пострадавших, включая штатного терапевта; требуются медики-добровольцы, связаться по номеру… Я не позвонил.

…При демонтаже древнего атомного реактора группа рабочих получила сверхдозу облучения; требуются многопрофильные сенсы для восстановления клеток спинного мозга, связаться… Я приглушил звук до начала очередной передачи.

Однажды утром я осознал, что сижу в кабинете, мечтая обладать талантом к трансформации неодушевленной материи. Интересно, что бы я тогда делал? Обращал свинец в золото? Сколотил бы состояние, управляя колесом рулетки? Все что угодно, все равно это будет честнее того, чем мне сейчас приходится заниматься.

Дверь распахнулась без стука, и влетела перепуганная Мэгги.

- Доктор, лучше бы вам пойти и посмотреть! Это мисс Моррелл. Ночью с ней что-то случилось!

Мы с Мэгги помчались сломя голову.

Еще в коридоре я услышал истерические рыдания Ханы. Зеркало у нее отобрали, и она дрожащими руками ощупывала руины своего бедного лица.

Вся моя работа пошла прахом. Вместо улыбающегося личика терракотовой статуэтки, которое вчера было практически готово, я увидел бугры и свисающие складки сморщенной кожи - словно какой-то недоумок шутки ради сунул на миг в огонь пластиковую куклу.

- О Господи, - пробормотал я. Мне стало дурно.

- Мониторинг показывает массивное возмущение лимфатической системы, доктор, - сообщила Мэгги. - Почти как при слоновой болезни.

Распухшими губами из колышущихся воланов и драпировок щек Хана отчаянно закричала:

- Доктор, сделайте хоть что-нибудь!

Но я не мог. Я не мог заставить себя прикоснуться к ее ужасающей плоти.

* * *

Наконец он убрал руки с моего лица.

- Да, кто-то изрядно наследил… Боюсь, доктор, вас истоптали вдоль и поперек, как главную аллею центрального парка.

Решившись обратиться за помощью к одному из моих коллег, я готов был буквально ко всему, но только не к этому. Неизвестный науке яд или вирус, новая форма умопомешательства и еще десятки причин вертелись у меня в голове - какие угодно, кроме истинной.

- Что, черт побери, вы имеете в виду? Он изучал меня с холодной симпатией.

- Только то, что сказал. Над вами потрудился один из нас. Вы, конечно, этого не поняли, поскольку он ухитрился сразу же поставить на ваши таланты не менее дюжины блоков. Так что самостоятельно вы не могли ни исправить положение, ни даже догадаться, что происходит. А он получил свободный доступ ко всем системам вашего организма и, будьте уверены, устроил в них полный кавардак. Очень элегантная работа… одна из лучших, которые я видел. Насколько я понял, его целью было не лишить вас мастерства, но извратить его и сбить с верного пути. И как это вы никого не прикончили? Можете считать, что вам крупно повезло.

Я не мог поверить свои ушам. Однако придется. Все сходится.

- Выходит, это я изуродовал девушку?

- Разумеется. Все, что вы с ней под конец творили, давало непредсказуемые результаты. По-другому и быть не могло, ведь желая почесать нос правой рукой, вы поднимали левую ногу… В общем, вы меня понимаете.

- Надеюсь, она успокоилась? Вы уже начали исправления?

- Конечно. Думаю, мне удалось уговорить ее помалкивать. Я пообещал, что вы вернете ей свой гонорар и компенсируете вынужденное непоявление на работе.

- Очень хорошо. А что со мной?

- Я восстановил все, что смог обнаружить. Теперь, когда блоки с вашего внутреннего восприятия сняты, вы и сами сможете подчистить остальное.

- Я у вас в долгу, - сказал я, поднимаясь, чтобы проводить его до двери.

- Просто найдите того, кто это сделал. Его следует остановить. Мы не можем терпеть преступника в нашей среде.

Найти-то я его найду, подумал я. Но вот найду ли ответ на вопрос: почему?..

* * *

Этой ночью, крепко прижимая к себе спящую Жанин, я пожелал обрести хоть какую-то определенность в своей жизни. Я вошел в нее и обследовал архивные записи ее клеток в поисках отпечатков искусственных манипуляций на уровне морфологии. Я не нашел ровным счетом ничего - ее тело было таким, каким его сотворила природа. Но легче мне не стало: у меня не было никакой уверенности, что мои таланты полностью восстановились. Да и в чем вообще я теперь мог быть уверен?!

Ночь была непроглядной и бесконечной, как пещерный лабиринт, а тело Жанин - холодным и неподатливым, словно его веками, капля за каплей, обволакивали слои минеральных солей.

В качестве официального терапевта Эми Санжур я имел право на ограниченный доступ к файлам ее досье. Я не мог, конечно, покопаться в ее финансовых делах или, скажем, выяснить, за кого она голосовала последние десять лет; однако ее биографические данные (как информация, потенциально полезная для диагностики и выбора методики лечения) были в полном моем распоряжении.

Я вызвал послужной список.

НАЕМНЫЙ ТРУД. ТЕКУЩИЙ ГОД: НЕ РАБОТАЕТ.

Это я и сам знал. Она рассчитывала, что мне не придет в голову копать дальше, а я, дурак, именно так и поступил.

Я пошел назад во времени. Вот оно!

ПСИХОКИНЕТИК. ОКОНЧИЛА ИНСТИТУТ БЭННЕКЕРА В 2045 ГОДУ. СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ: НЕЙРОПАТОЛОГИЯ. ОСТАВИЛА ПРАКТИКУ В 2051 ГОДУ ПО ПРИЧИНАМ ЛИЧНОГО ХАРАКТЕРА.

Ведьма.

Но почему?!

Я торопливо просмотрел все доступные мне файлы, отчаянно пытаясь отыскать хотя бы кончик ниточки, разматывающей грязный клубок. И я нашел. Увидев это, я сразу понял, ЧТО упорно билось о броню моего сознания, как мушка об экран монитора.

СЕСТРА: ЭЛИЗАБЕТ САНЖУР. РОДИЛАСЬ В 2029 ГОДУ, СКОНЧАЛАСЬ В 2053 ГОДУ. ПРИЧИНА СМЕРТИ: ВНУТРЕННЕЕ КРОВОТЕЧЕНИЕ. НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ ПРИ ЛЫЖНОМ СПУСКЕ В ГОРАХ.

Горы, сказал я себе. Ну конечно, горы! Я столько лет пытался похоронить это воспоминание навсегда, что почти преуспел в своем намерении…

В медицинской школе у меня не было никаких проблем. Мне нравилось учиться, у меня был острый и цепкий ум; химия, анатомия, физиология, хирургия и лабораторные исследования - я глотал это, как легкую закуску. Потом я прошел Бэннекеровы тесты (со средним твердым баллом 4,0) - и место в институте мне было обеспечено.

В первые месяцы студенческой жизни у меня все еще не было проблем. Помню, каждому из нас вручили по бактериальной культуре, квартирующей в чашке Петри: колониям микроорганизмов наши любительские психопробы не могли причинить особого вреда. Овладев таинством управления живыми тканями, равно как искусством контроля над собственным телом, я почувствовал себя самим Господом Богом.

Потом нам доверили осматривать больных. У меня буквально чесались руки показать, на что я способен.

Я и сам себе не могу объяснить, в чем причина того, что ауры тяжелобольных оказывают на меня столь гнетущее воздействие (чего-чего, но такого я совсем не ожидал). Знаю только, что, ныряя в плоть искалеченных, умирающих, туберкулезников, раковых и тому подобных больных, я полностью теряю самоконтроль и, позабыв обо всем, чему меня когда-либо учили, отчаянно барахтаясь, погружаюсь в трясину их боли, беспомощный, как обычный пациент.

Трясущийся, я выползал из их кровоточащего нутра с безумной тахикардией, едва-едва справившись с азами настоящей работы. Как я ни пытался скрыть свой постыдный порок, инструкторы, разумеется, быстро его обнаружили. Я прошел специальный курс лечения - оно не помогло. Я все-таки закончил иститут, ясно понимая, что могу заниматься только биоскульптурой.

Вот почему тогда, в Инсбруке, спускаясь к подошве горы по трассе повышенной сложности, я проскочил без остановки мимо этой красивой женщины. Она, наверное, довольно долго лежала здесь одна - у кряжистой сосны, в которую врезалась на полном ходу, в огромном, неправдоподобно ярком кровавом пятне на белом снегу; тоненькая струйка крови все еще текла из ее посиневших губ. Я продолжил спуск и, достигнув ближайшего горного приюта, уведомил штатного медика.

Когда врач и команда спасателей отыскали ее с вертолета, она была мертва.

Никто тогда не поинтересовался моей фамилией, и я был совершенно уверен, что никто не знает, кто я такой.

Оказывается, я ошибался.

Она спокойно лежала в постели. Увидев меня, она сразу же села и, ослепительно улыбнувшись, открыла рот, чтобы высказать очередную благоглупость, однако что-то в выражении моего лица подсказало ей, что игра окончена. Прекрасные черты, казалось, претерпели странную трансформацию, явив передо мной совсем другого человека - властного, жестокого и решительного.

- Ну как мы себя чувствуем, доктор Строуд? - с ядовитой усмешкой осведомилась она.

- Послушайте, Эми…

- Не смей пачкать мое имя, грязный убийца! - выплюнула она мне в лицо.

Это меня взорвало. Да что эта женщина знает обо мне и о моей жнзни?! Разве я выбирал? Мне что, нравится быть неполноценным? Ворвавшись в мирок спокойствия и красоты, где я много лет укрывался от внешнего мира, она лишь чудом не разрушила его… в угоду эгоистической мести за смерть, которую я был не в силах предотвратить!

Словно прочитав мои мысли, она взвизгнула:

- Ты даже не попытался, подонок! Ты проехал мимо!

Я потерял контроль над собой, и мои ладони обхватили ее горло. Но я не стал сжимать пальцы. Я нырнул в нее.

За неделю саботажа она прошлась по мне от головы до пят, но я, кто лечил ее столь бережно и любовно, я выучил эту великолепную плоть наизусть. Я вошел в нее легко и просто, как ступня в разношенный башмак, зная, что в то же самое время она, пылая жаждой убийства, ныряет в меня. Однако мои системы подсознательной защиты были полностью восстановлены, и я положился на них.

Что ж, теперь она узнает, каково на вкус ее собственное дерьмо.

…Я плыл по шумным артериям - вверх, вверх, целясь прямо в сердце, но она остановила меня в предсердии мощной завесой лимонно-желтого огня. Я метнулся к желчному пузырю, выдавил его жгучее содержимое в двенадцатиперстную кишку и, прежде чем она меня там обнаружила, пронесся по легким, грубо топча альвеолы. Здесь она чуть меня не накрыла, но я вывернулся и ускользнул. И устремился к мозгу - в надежде перегрузить ее синапсы, но увы! Пылающая синим огнем ненависти блокада была тут как тут. Пришлось, отступив, удовлетвориться основательным расшатыванием зубов. Удирая все дальше на юг, я исхитрился по пути устроить контрактуру плеча. Что она делала в это время со мной - знал только Бог!

Я не могу определить, как долго продолжалась эта битва. На каждый мой выпад следовал молниеносный ответ, каждый отвоеванный мною кровавый дюйм она мастерски отбирала назад. Я знал (но только потому, что все еще был жив), что мои собственные системы защиты держали удар не хуже.

Наконец по обоюдному молчаливому согласию, мы разъединились.

Я вернулся в организм, сотрясаемый болью. Комната поплыла перед глазами, когда я, выпустив из рук недвижное тело, неуклюже отступил от кровати. Конечности распухли от отеков, одно колено было наверняка сломано, но подсчитывать убытки я не стал; этим занялось подсознание, начав ставить антиболевые блоки.

Эми выглядела ничуть не лучше. Все лицо ее было в кровоподтеках от лопнувших капилляров, правая рука сломана в запястье, а я даже не помнил, чтобы атаковал этот сустав.

Мы подозрительно уставились друг на друга, постепенно осознавая всю глубину своего падения. Двое медиков, связанных сентиментальной клятвой о непричинении вреда, почти такой же древней, как сама цивилизация, пытаются убить друг друга! Наша ненависть друг к другу испарилась, хотя и не бесследно.

- Я мог бы устроить тебе огромную кучу неприятностей с властями, - сказал я наконец.

- Взаимно.

- Ну и к чему нас это приведет?

Она помолчала. Потом с завистью произнесла:

- Ты был великолепен.

- Взаимно.

- И что тебе дает эта работа? - спросила она, очертив здоровой рукой полукруг, долженствующий обозначать клинику.

Я пожал плечами.

- Хлеб с маслом.

Она кивнула и нахмурилась, что-то прикидывая и обдумывая. Я молчал, поскольку не знал, что сказать. Когда молчание стало почти невыносимым, она заговорила.

- Я никогда не прощу тебя, Строуд, и все же… -Да?

- Тебе, наверное, нужен помощник?

Перевела с английского Людмила ЩЕКОТОВА


[1] Китс Джон (1795 - 1821), английский поэт-романтик.


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
18.08.2008