КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411958 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150642
Пользователей - 93882

Впечатления

Stribog73 про Нилин: Пандемия (Детективная фантастика)

2 Интересненько.
Авторский текст книги взят с авторской страницы на Самиздате.
Информация о том, что данный текст именно в редакции 2012 года указана самим автором.
Первоначальный вариант был опубликован автором на несколько лет раньше.
А ни как не 2013 году!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
martin-games про Брайдер: Цикл романов "Тропа и Тропа: Миры под лезвием секиры". Компиляция. Книги 1-9 (Боевая фантастика)

А на каком языке название книги на обложке? мЫры под лЕЗием секиры.....

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Koveshnikov про James: Dead With The Wind (Детективы)

...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Евгений777 про Минин: Нулёвка (Фэнтези)

Автор озабоченный?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Интересненько про Нилин: Пандемия (Детективная фантастика)

Книга написана в 2013 году

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Тайна лошади без головы (fb2)

- Тайна лошади без головы (а.с. Альфред Хичкок и Три сыщика-26) 409 Кб, 103с. (скачать fb2) - Уильям Арден

Настройки текста:



Уильям Арден ТАЙНА ЛОШАДИ БЕЗ ГОЛОВЫ

ССОРА

— Эй, Юп! С тобой хочет поговорить Диего Альварес, — крикнул Пит Креншоу, выходя из дверей школы. Занятия только что окончились, и его друзья Юпитер Джонс и Боб Андрюс уже ждали на улице.

— Не знал, что ты знаком с Альваресом, — удивился Боб.

— Ну, не так уж и близко. Просто мы оба члены калифорнийского Исторического общества. Но он всегда держится как-то в стороне. Не знаешь, Пит, чего ему надо?

— Не представляю. Он просил передать, что хочет встретиться с тобой после занятий у ворот стадиона, если, конечно, у тебя есть время. У меня такое впечатление, что ему это очень важно.

— Будем надеяться, ему нужны Три Сыщика, — вздохнул Юпитер.

Все трое — Юпитер, Пит и Боб — были членами сыскного бюро «Три Сыщика», и у них руки так и чесались провести какое-нибудь новенькое расследование. — Может, и так, но он сказал, что хочет видеть именно тебя, — пожал плечами Пит.

— Пошли-ка все вместе, — решил Юп.

Согласно кивнув, Пит и Боб присоединились к своему толстому другу. Они привыкли его слушаться. Как самый умный из Трех Сыщиков, Юп принимал решения единолично. Бывало, конечно, что. друзья возражали ему. Пит, высокий парень атлетического телосложения, терпеть не мог привычку Юпитера сломя голову лезть в самую гущу событий. Боб, спокойный и вдумчивый, восхищался сообразительностью Юпа, хотя иногда его раздражали слишком поспешные решения главного Сыщика.

Но оба отлично понимали, что с Юпитером не соскучишься. Он буквально носом чуял, где собака зарыта, и увлекал друзей в захватывающие приключения. Почти ничто и никогда не омрачало этой дружбы.

Троица свернула за угол школы и вышла на тихую улицу, по обе стороны обрамленную деревьями. Она упиралась в ворота школьного стадиона, где ребята занимались легкой атлетикой. Был четверг. Стоял солнечный ноябрьский день, но по улице уже гулял прохладный ветерок, заставлявший ребят в легких куртках слегка поеживаться.

— Не вижу Диего, — сказал Боб, когда они подошли к воротам.

— Зато глядите, кто тут! — простонал Пит. Прямо за воротами стоял небольшой открытый автофургон, какие называют фермерскими вагончиками. На переднем бампере сидел широкий, плотный мужчина в ковбойской шляпе, голубых джинсах и такой же куртке, а рядом с ним — худой, длинноносый верзила-подросток. На двери автофургона была элегантная золотая надпись:

«Ферма Норриса»

— Тощий Норрис! Что он здесь забыл?

Но прежде чем Боб успел договорить, длинноносый верзила, заметив их, не менее ехидно закричал:

— Смотрите, кто идет! Наш толстяк Шерлок Холмс и две его тупых ищейки!

Тощий — Скинни Норрис — был давнишним врагом Трех Сыщиков. Избалованный сынок преуспевающего бизнесмена, он вечно выпендривался и старался доказать, что он умнее Юпитера. Ничего у него, конечно, не получалось, но досаждал он нашим юным сыщикам изрядно. Он обладал одним преимуществом: был на несколько лет старше, уже получил права и водил свой собственный спортивный автомобиль. Ребята столь же завидовали ему в этом, сколь не выносили его бесцеремонности и хамства.

Юпитер не пропустил сказанного мимо ушей. Остановившись у входа на стадион, он нарочито вежливо спросил у Боба:

— Ты не слышал, кажется, кто-то что-то сказал?

— Да нет, вроде нет никого.

— А мне кажется, чем-то пованивает, — повел по воздуху носом Пит.

Ковбой засмеялся и посмотрел на Скинни. Тощий аж покраснел. Сжав кулаки, он было шагнул навстречу Сыщикам, готовый вступить в перепалку, но в этот момент кто-то сказал:

— Юпитер, извини, что я опоздал! Но я хочу тебя кое о чем попросить…

Голос принадлежал стройному парню, темноволосому и черноглазому. Он держался настолько прямо, что казался выше, чем был на самом деле. На нем были старые узкие джинсы, невысокие сапоги для верховой езды и белая рубашка, отстроченная цветной ниткой. Говорил он без акцента, но строке манеры выдавали его благородное испанское происхождение.

— Чем могу служить, Диего? — спросил Юпитер.

— Эй, толстый, а ты, оказывается, дружишь с потными спинами! Понятно… А почему бы тебе не помочь ему отправиться обратно в Мексику?

Диего Альварес резко повернулся в сторону Тощего. В один момент он оказался прямо перед ним — тот даже не закончил смеяться.

— Возьми свои слова обратно! Немедленно извинись! — угрожающе прикрикнул Диего. Он был на голову ниже Тощего, младше его и явно относился к другой весовой категории. Однако держался уверенно, с подлинно испанским достоинством.

— Пошел ты! — ответил Скинни. — Еще перед мексиканцем извиняться!

Не говоря ни слова, Диего влепил ему пощечину.

— Ах ты недомерок! — Скинни сильным ударом опрокинул Диего на землю. Тот мгновенно вскочил и полез в драку, но вновь был повержен простым ударом кулака. И еще, и еще раз… Скинни больше не ухмылялся. Он вытолкал Диего взашей за ворота и стал оглядываться по сторонам — не остановит ли кто, наконец, этот дурацкий неравный бой.

— Эй, кто-нибудь, подберите этого маленького негодяя!

Юпитер и Пит уже собрались было прекратить драку, да с бампера автофургона, посмеиваясь, соскочил ковбой.

— О'кей, Альварес, хватит. Иначе тебя поколотят, — предупредил он.

— Нет!!!

Это крикнул неизвестно откуда появившийся юноша, похожий на Диего как две капли воды, только постарше. Ростом он был повыше, но с той же статью, стройностью, с теми же темными глазами и волосами. На нем тоже были старые джинсы, ковбойские сапожки и черная, выцветшая, украшенная орнаментом рубашка, простроченная красными и желтыми нитками. На голове красовалось черное сомбреро, расшитое серебряными узорами. Глаза смотрели холодно и жестко.

— Всем стоять! — скомандовал он. — Они сами разберутся!

Пожав плечами, ковбой привалился к борту автофургона. Смущенные горячностью незнакомца, Сыщики продолжали молча наблюдать за происходящим.

Окинув их с ног до головы презрительным взглядом, Скинни повернулся к Диего.

— Ах так? Тогда получай! — закричал он, и в ту же секунду оба сцепились на крошечном пятачке между автофургоном и припаркованным рядом автомобилем.

Тощий сделал шаг назад, готовясь к решающему удару.

— Берегись! — одновременно завопили Пит и Боб.

Тощий, уставившись на Диего, не видел, что сзади приближался автомобиль. Взвизгнули тормоза. В этот момент Диего, словно вынырнув снизу, нанес Скинни сильнейший удар кулаком, постаравшись оттолкнуть его в сторону от приближающейся машины. Оба рухнули на землю в нескольких метрах от нее и лежали неподвижно. Все с ужасом бросились к ним.

Диего медленно поднялся. Он был невредим! Скинни тоже отделался легким ушибом — ведь ударом Диего его отбросило с дороги, из-под колес машины.

Ошалевшие от радости, что все обошлось, Пит и Боб дружески колотили Диего по спине.

Подбежал водитель машины.

— У тебя отличная реакция, парень! Ты не ушибся?

Убедившись, что и Тощий жив-здоров, хоть и продолжает лежать на мостовой, водитель быстренько уехал.

— Считай, тебе крупно повезло! — помогая Скинни встать, ухмыльнулся ковбой.

— Кажется, он меня спас, — промямлил Тощий.

— Вот именно! — воскликнул Пит. — Неплохо бы его поблагодарить!

— Спасибо, Альварес, — неохотно кивнул Скинни.

— И это все, что ты хочешь мне сказать? — удивился Диего.

— А что?

— Я еще не слышал твоих извинений, — ровным голосом сказал Диего.

Но Тощий смотрел на него молча.

— Возьми свои слова обратно! — снова потребовал Диего.

— Ну, если ты так уж хочешь… Хорошо, я беру свои слова обратно. Я…

— Хорошо, я доволен. — Диего повернулся и отошел в сторону.

— А вы… а вы… — закричал было Тощий, да и замолк, увидев сияющие улыбки Боба, Пита и Юпитера. Его худое лицо от злости покрылось красными пятнами. Ничего не оставалось делать, как поспешить к ковбою. — Коди, поехали отсюда!

Ковбой выразительно посмотрел на Диего и стоявшего рядом с ним парня.

— И надо же было вам так вляпаться… Коди и Тощий залезли в автофургон и быстро выехали за ворота.

ГОРДОСТЬ АЛЬВАРЕСОВ

Угрожающие слова Коди продолжали звучать в ушах, когда Три Сыщика прочли ужас в глазах Диего, смотревшего вслед автофургону.

— Моя глупая гордость когда-нибудь нас погубит!..

— Нет, Диего, — сказал незнакомец, — ты молодец. Для семьи Альваресов честь и гордость превыше всего.

Диего повернулся к Сыщикам.

— Знакомьтесь, мой брат Пико. Он глава нашей семьи. А это мои друзья: Юпитер Джонс, Пит Креншоу и Боб Андрюс.

С серьезным видом Пико Альварес раскланялся с мальчишками. Ему было не больше двадцати пяти, но даже в своих старых джинсах он выглядел как испанец из старой добропорядочной дворянской семьи.

— Сеньоры, вы оказали нам честь своим приходом.

— De nada, — церемонно поклонился Юпитер.

— Вы говорите по-испански? — удивился Пико.

— Читаю, но практически не говорю, — смутился Юпитер. — По крайней мере, не так, как вы по-английски.

— У вас нет нужды говорить на двух языках, — вежливо объяснил Пико. — Мы гордимся своим происхождением, потому не забываем испанский. Но одновременно мы еще и американцы, поэтому английский — тоже наш родной язык.

— Как вы думаете, Пико, почему Коди считает, что вы вляпались?

— Собака лает — ветер носит! — насмешливо ответил Пико.

— Не уверен, — тихо сказал Диего, — ведь мистер Норрис…

— Не лезь, Диего, это наши проблемы!

— Вы что-то не поделили с Тощим Норрисом?

— Все это не стоит выеденного яйца, — махнул рукой Пико.

— Я бы не сказал, что кража нашей фермы не стоит выеденного яйца, — возразил Диего.

— Вашей фермы?..

— Перестань, Диего. Кража — это слишком сильное слово…

— Лучше расскажите толком, в чем дело, — попросил Юпитер.

Пико немного подумал, а потом стал рассказывать:

— Несколько месяцев назад мистер Норрис приобрел ранчо рядом с нашим. Он собирался скупить близлежащие земли, чтобы слить их в одно поместье. Предлагал купить и наше ранчо. Но это наше единственное достояние, поэтому даже за очень хорошую цену мы отказались.. Норрис разозлился…

— Он был в ярости, как жеребец, на которого набросили веревку, — ухмыльнулся Диего.

— Дело в том, что на нашей земле оказалась старая плотина на реке Санта-Инез и небольшое водохранилище. А мистеру Норрису для большой фермы позарез нужна вода. Мы отказались продать землю — он увеличил сумму. Мы снова отказались. И вот тогда-то он стал доказывать, что наша купчая на эту исконно испанскую землю незаконна. Но наша земля — это наша земля.

— Он послал Коди к шерифу заявить, что наше ранчо представляет опасность для округи, так как у нас мало мужчин на случай пожара, — сердито добавил Диего.

— Кто такой Коди? — спросил Боб.

— Управляющий на ранчо Норриса. Сам Норрис — бизнесмен. Он и представления не имеет, как вести хозяйство.

— Надеюсь, шериф не поверил этим байкам? — спросил Пит. — Вас не трогают?

— Мы не очень-то богаты и сами себя содержим. А сейчас задолжали с уплатой налогов. Мистер Норрис прознал об этом и пытался уговорить местные власти лишить нас ранчо, чтобы потом прибрать его к рукам. Нам нужно скорее заплатить налоги, чтобы…

— Надо заложить ранчо и получить деньги в банке, — посоветовал Юпитер.

— Как это?

— Взять в банке заем под залог дома или земли, — объяснил Юпитер. — Но если вы не будете вовремя выплачивать банку проценты, ранчо уплывет.

— Ты хочешь сказать, что берешь заем для уплаты налогов, чтобы власти не отобрали у тебя ранчо, но ты должен вернуть заем, чтобы ранчо не отобрал банк. В общем, из огня да в полымя…

— Да нет же, налоги ты платишь сразу, а заем можешь возвращать частями. Заем, конечно, дороже из-за процентов, но зато ты выигрываешь время.

— Все бы хорошо, — с раздражением в голосе сказал Пик о, — да у американских мексиканцев больше земли, чем денег. А потому им не так уж легко получить заем в банках Калифорнии. Наш старый друг и добрый сосед Эмилиано Паз взял наше ранчо под залог, чтобы помочь нам выплатить налоги… Теперь мы не можем выплатить ему этот залог. И только ты. Юпитер, можешь нам помочь.

— Я?..

— Пока я жив, мы не продадим земли семьи Альваресов! — страстно произнес Пико. — Но у меня есть предложение. Столько поколений собирало мебель, картины, книги, старинные костюмы, инструменты. Больно расставаться со своей историей, но нам пора платить, и что-то придется продавать. Я слышал, что ваш дядя Титус покупает старину по вполне приемлемой цене.

— Покупает, и чем вещь старше, тем лучше! — подтвердил Пит.

— Думаю, кое-что дядюшке наверняка подойдет. Пошли! — сказал Юпитер.

Юпитер был сиротой и жил вместе с дядей Титусом и тетей Матильдой в маленьком городке Роки-Бич. Напротив их небольшого дома находился «Центр утильсырья Т. Джонса» — их семейное предприятие. Огромный двор со складами, где хра-

нились самые нужные и порой удивительные предметы, был широко известен по всему побережью южной Калифорнии. Тут можно было откопать не только обычные подержанные предметы быта — дешевую мебель, трубы, старые кухонные принадлежности, — но и многие сокровища, которыми и сам дядюшка весьма дорожил: деревянные резные панели, мраморные ванны, затейливые чугунные решетки.

Ежедневными текущими делами занималась тетя Матильда, в то время как дядя Титус пускался на поиски предметов, достойных продажи в его «Центре утильсырья». Он ездил по распродажам, гаражам и пожарным станциям, и не было для него большего удовольствия, чем найти какой-нибудь предмет старинного быта.

Как и предвидел Юп, дядюшка сразу ухватился за предложение Альвареса.

— Поехали немедля! — сверкнул он горящими от предвкушения новых находок глазами.

Через несколько минут небольшой грузовик от «Центра утильсырья» устремился на север, в сторону от Тихого океана, по направлению к холмам, у подножия которых лежало ранчо Альваресов. За рулем сидел Ганс, один из двух братьев-баварцев, помогавших дяде. Дядя Титус и Диего устроились в кабине рядом с ним, Юпитер, Пит, Боб и Пико — прямо в открытом кузове. День клонился к закату, но ноябрьское солнышко все-таки еще чуть-чуть грело их своими лучами. А над горами собирались темные тучи.

— Может, наконец пойдет дождь? — сказал Боб.

Засуха стояла с мая, и со дня на день ждали зимних дождей.

— Хорошо бы. Но это не первые облака за сезон, а толку… — вздохнул Пико. — Так нужен дождь! Счастье еще, что наше ранчо стоит на

берегу водохранилища, но его надо каждую весну наполнять водой. Сейчас уровень воды совсем упал.

Пико обвел взглядом местность: из иссохшей коричневой почвы тут и там торчали оливковые деревца с пыльной листвой.

— Когда-то вся эта земля принадлежала Альваресам — и вверх, и вниз по побережью, и выше, туда, к горам. Больше двадцати тысяч акров, — продолжал Пико.

— Кто же не слышал об асьенде Альваресов, мы даже в школе проходили, — кивнул Боб. — Эту землю даровал вам еще король Испании…

— Альваресы уже много веков живут в Новом Свете, — углубился в историю Пико. — Первый европеец, Хуан Кабрильо, который открыл Калифорнию в 1542 году, объявил ее собственностью Испании. Но Карлос Альварес прибыл в Америку задолго до этого! Он был простым солдатом армии конкистадоров Эрнана Кортеса, когда тот победил ацтеков ив 1521 году завоевал южную Мексику.

— Господа, и ведь это за сотню лет до того, как пилигримы высадились в Плимут-Роке! — воскликнул Пит.

— Так когда Альваресы оказались в Калифорнии? — спросил Юпитер.

— Испанцы начали заселять Калифорнию через двести лет после ее открытия Кабрильо. Она ведь довольно далеко от столицы Новой Испании Мехико, тем более что на пути к ней жили воинственные индейцы и вначале испанцы добирались до Калифорнии только морем.

— Если не ошибаюсь, они даже думали, что Калифорния — это остров, да? — уточнил Юпитер.

— Да, до тех пор, пока в 1769 году капитан Гаспар де Портола не повел свою экспедицию на север, до самого Сан-Диего. Наш предок, лейтенант Родриго Альварес, был в его отряде. Портола дошел до залива, который потом назвали Сан-Франциско, и, наконец, в 1770 году основал поселение в Монтерее. Идя дальше на север, наш предок Родриго вышел к земле, которая теперь называется Роки-Бич. Здесь он и решил поселиться. Попросил у губернатора Калифорнии землю и в 1784 году получил ее.

— А я думал, что землю ему даровал испанский король, — вмешался Пит.

— В каком-то смысле это верно, — ответил Пико. — Официально все земли Новой Испании принадлежали королю. Но губернаторы Калифорнии и Мексики могли выдавать бумаги на владение землей по собственному усмотрению. Родриго получил больше двух тысяч акров. У нас же осталась только сотня.

— А что случилось-с остальной землей?

— Случилось то, что в некотором смысле восторжествовала справедливость, — глядя на проносящиеся мимо угодья, продолжал Пико. — В конце концов испанцы отняли эту землю у индейцев. Но и у нас ее тоже отобрали. У Альваресов за эти столетия было много наследников, и каждый раз землю делили. Часть продали, часть отдали, часть хитростью украли враги, урезали власти. Ведь тогда казалось, что земли так много… Когда в 1848 году Калифорния вошла в состав Соединенных Штатов, начались споры с владельцами земли, многие потеряли ее из-за высоких налогов. Постепенно наше ранчо стало слишком мелким, чтобы приносить доход и даже окупать затраты… Но наша семья всегда гордилась своим происхождением. Меня даже назвали в честь последнего мексиканского губернатора Калифорнии Пио Пико. На нашей земле до сих пор стоит статуя великого Кортеса, а семья Альваресов не желает называться иначе как «ранчерос». Но если платить будет нечем — землю придется продать…

— И эту землю хочет заграбастать у вас мистер Норрис! — вскричал Пит.

— Он ее не получит, — твердо заявил Пико. — Эта земля уже истощилась, на ней не имеет смысла пасти коров, но мы завели маленькую овощную ферму, выращиваем авокадо, разводим лошадей. Мой отец и дядя частенько подрабатывали в городе, чтобы хоть как-то поддержать ранчо. Теперь, после их смерти, мы с Диего тоже пытаемся это сделать.

Шоссе, по которому ехала компания, запетляло среди холмов, углубляясь на север. На открытом широком плато оно плавно повернуло на запад. Вскоре Пико указал направо, куда вела неухоженная проселочная дорога:

— Вон там ранчо Норриса. Вдали виднелись фермерские постройки. Ребята прикинули, успели ли вернуться 'домой Коди и Скинни.

Они ехали дальше на запад, переехали каменный мост через пересохшее русло реки.

— Это река Санта-Инез, граница нашего ранчо, — объяснил Пико. — Если не пойдут дожди, воды в ней не будет. Наша плотина примерно в миле к северу отсюда, прямо за этими скалами.

Скалы начались сразу, как только они переехали речку, справа от дороги. Это была гряда невысоких, но крутых утесов, похожих на тянущиеся в небо пальцы.

Когда миновали последний, Пико показал на вершину: там возвышалась статуя мужчины на вздыбленном коне. На фоне светлого неба она казалась абсолютно черной. Одна рука у всадника была поднята, будто он приказывал невидимой армии следовать за ним.

— Завоеватель Кортес, — гордо сказал Пико. — Для семьи Альваресов это символ. Индейцы поставили эту статую двести лет назад.

За последней скалой земля постепенно выровнялась, дорога прошла по следующему мосту, переброшенному через глубокий овраг.

— Еще одна пересохшая речка? — спросил Пит.

— Хорошо бы… Нет, это обыкновенный каньон. Сюда, правда, стекаются потоки воды после дождей, но вода с гор его минует, она собирается в Санта-Инез.

Наконец грузовик свернул направо, на грунтовую дорогу, по обе стороны которой росли деревья авокадо. Еще один поворот направо — и машина остановилась у широкого пустого загона.

— Добро пожаловать в асьенду Альваресов!

Ребята вылезли из грузовика. Перед ними стояло невысокое длинное здание из необожженного кирпича. Стены его были отмыты добела, окна расположены низко, покатая черепичная крыша спускалась на одну сторону. Вдоль фасада шла веранда, кое-где поддерживаемая потемневшими дубовыми столбами. Слева была кирпичная конюшня. Перед ней — огороженный загон для скота.

Вокруг асьенды, конюшни и загона росли раскидистые дубы. Под хмурым ноябрьским небом все это выглядело довольно старым и обветшавшим.

Юпитер показал дяде на статую Кортеса.

— Она тоже продается? — быстро спросил дядя Титус у Пико.

— Конечно, нет. Но в нашем сарае куча других вещей.

Ганс поставил машину у конюшни, и вся компания отправилась в сарай. Внутри царил полумрак, тем не менее и дядя, и ребята просто застыли от изумления при виде лежащих тут сокровищ.

Пико снял сомбреро и повесил его на деревянный крючок, точно оно мешало ему в деталях рассказывать о каждом предмете.

Половину длинного здания занимали конюшни и сарай для сельскохозяйственного инвентаря. Другую половину составлял склад. От пола и до потолка здесь все было заставлено и завалено столами, стульями и креслами, сундуками, бюро, масляными лампами, инструментами, занавесями, кувшинами, мисками, кадками, а в углу даже стояла старинная двухколесная коляска. При виде всего этого богатства дядя Титус буквально лишился дара речи.

— Дело в том, что раньше у семьи Альваресов было много домов, а теперь осталась одна эта асьенда. Сюда-то все и свезли.

— Я сейчас же покупаю все! — воскликнул дядя Титус.

— Посмотрите! — закричал Боб. — Старинные доспехи! Шлем и панцирь!

— Мечи и седла с серебряной окантовкой! — добавил Пит.

И все бросились на поиски новых и новых сокровищ. Но только дядя Титус взялся разбирать груду приглянувшихся ему вещей, как на улице раздался чей-то крик, потом крики зазвучали уже в два голоса.

Дядюшка поднял голову. Все замерли и прислушались. Голоса быстро приближались:

— Пожар! Пожар!

Все в ужасе бросились к двери.

ПОЖАР

Выбежав из сарая, Сыщики почувствовали запах дыма. Двое мужчин во дворе кричали, размахивая руками:

Эй, Пико! Диего! Горит! За плотиной горит!

Пико побледнел. За плотиной в сумрачное небо поднимался столб дыма. Пожар начался в горах, давно не видевших дождя, — самый страшный пожар для южной Калифорнии, с ее кустарниками и низкорослыми деревьями.

— Вызывайте пожарных и лесную охрану! — кричал один из мужчин. — Доставайте лопаты и топоры!

— Седлайте лошадей!

— Возьмите наш грузовик! — предложил Юпитер.

— Скорее, лопаты и топоры в сарае! Пока Ганс заводил грузовик, все побежали в сарай. Потом Диего с дядей Титусом сели в кабину вместе с Гансом, остальные залезли в открытый кузов, и машина понеслась, подскакивая на камнях. Все держались за борта, чтобы не упасть. Пико представил двух незнакомцев, поднявших тревогу.

— Наши друзья Лео Герра и Порфирио Уэрта. Многие поколения их семей работали в асьенде Альваресов. Теперь у них есть собственные дома, и они работают в городе, но не отказываются помогать нам на ранчо.

Помощники были невысокими, темноволосыми крепышами. Они вежливо поклонились ребятам. Ганс в этот момент уже свернул в сторону гор. Лео и Порфирио с волнением смотрели вперед. Их обветренные, прокаленные солнцем лица были напряжены, руки нервно впились в борта кузова.

Дым становился все гуще и уже целиком закрывал облачное небо. Грузовик миновал большое поле, навстречу ему пронесся табун обезумевших лошадей. Ближе к горам дорога раздваивалась. Огонь был где-то справа от развилки. Баварец Ганс вел машину по ухабам, приближаясь к тому месту, откуда валил дым. Проехав высокую гряду холмов, грузовик добрался до сложенной из камней плотины, за которой лежало небольшое, похожее на средних размеров пруд, водохранилище у подножия невысоких гор. Когда машина обогнула плотину, стало видно вырывающееся из клубов дыма пламя.

— Остановитесь здесь! — закричал Пико из кузова.

Грузовик затормозил метрах в ста от огня, и все спрыгнули на землю.

— Растянись! Пусть между нами будет не меньше десяти метров! — приказал Пико. — Закрывайте пламя землей! Может быть, нам удастся оттеснить его. Скорее!

Огонь наступал широким полукругом. Это была странная, жуткая, постепенно приближающаяся черная линия, над которой, как скрытый мраком дьявол, поднимался огонь, уходивший вверх столбами непроглядного дыма.

Только что здесь шелестел кустарник, а в следующее мгновение уже лежали мерцающие угли.

— Слава Богу, хоть ветра нет! — кричал Пико. — Копайте быстрее, ребята!

Широкой цепочкой они выстроились на левом берегу перед медленно приближающимся к ним огнем, выкапывали молодые деревца, очищали землю от кустарника, рыли канаву, кидая землю в огонь.

— Смотрите-ка, кто пожаловал, — вдруг сказал Боб. — Это же Скинни с Коди!

К противоположному берегу подъехали два грузовика и автофургон Норриса. Из них высыпали люди во главе с управляющим Коди и Тощим Скинни. Разобрав топоры и лопаты, они тоже начали бороться с огнем. С ними прибыл и сам мистер Норрис, который, размахивая руками, громко давал ценные указания.

Почти не видя друг друга сквозь завесу дыма, обе группы боролись с огнем, как им показалось, много часов подряд. Но, судя по тому, что солнце все еще просвечивало иногда сквозь дым, Сыщики понимали, что прошло не более получаса, прежде чем приехали все пожарные команды округа.

Отряд лесной охраны был вооружен огнетушителями и бульдозерами. Подручные шерифа присоединились к группам Норриса и Альваресов. Приехали пожарные машины из всех департаментов Роки-Бич, и вскоре сильные струи воды ударили по приближающемуся огню. Гражданские грузовики подвозили все новых желающих принять участие в тушении пожара, автофургоны Норриса и фермерские грузовички приезжали и уезжали, подвозя помощь. Вертолеты и старые самолеты, оставшиеся еще со времен второй мировой войны, пролетали над горящим лесом, сбрасывая огромные канистры с водой и химическими составами для поглощения огня. Часть из них летала над горами, где полыхал пожар.

Через час все еще казалось, что, несмотря на все усилия, борьба безнадежна. Бойцам с огнем, задыхавшимся в густом дыму, то и дело приходилось отступать. Но безветрие и слаженные действия пожарных наконец стали давать результаты: огонь, кажется, остановился и стал отступать, все еще бушуя и заволакивая небо тяжелыми клубами дыма. Он был остановлен, но не побежден! И грузовики продолжали сновать туда-сюда между пожарищем и дорогой, привозя все новую подмогу.

— Продолжайте работать! — кричал начальник пожарных. — Огонь каждую секунду может разрастись с новой силой!

Уставший Юпитер выпрямился, чтобы вытереть стекавший по лицу пот. Внезапно что-то холодное скользнуло по щеке.

— Дождь! Пико! Дядюшка! Дождь пошел! — заорал он что было мочи.

Крупные капли дождя неторопливо падали на обгоревшую землю. Длинная шеренга борцов с огнем остановилась было, но тут же снова двинулась вперед. Вдруг разверзлись небесные хляби, и потоки воды хлынули на грязные, испачканные пеплом и сажей лица. Под радостные возгласы огонь зашипел и стал угасать. Гром гремел не переставая. Дым все еще курился по выжженным склонам, еще кое-где прорывались языки огня, но опасность уже миновала. Люди стали собираться домой. На месте остались только пожарные и работники лесной охраны.

Грязные, мокрые, уставшие Альваресы и их друзья собрались на слякотной дороге около плотины. Ганс еще не вернулся из последней поездки — он развозил добровольцев по домам. Ливень постепенно стал стихать, перейдя в моросящий, монотонный осенний дождичек.

— Пошли пешком, здесь недалеко, всего полтора километра. По крайней мере, согреемся, — предложил Пико.

Уставшие, мокрые, но довольные своей работой Сыщики зашагали по дороге вместе с остальными. Раскисшая от дождя узкая дорога была забита грузовиками и машинами добровольцев, тянувшимися обратно на юг. Пико повел гостей в обход.

— Я знаю более короткий и приятный путь к нашей асьенде, — объяснил он.

Вскоре они оказались на широкой, покрытой зеленым кустарником возвышенности у подножия высокой гряды. Незаметная тропа вела вниз, в русло высохшей реки, расположенное метров на десять ниже плотины.

Перед спуском все оглянулись назад. Под ними расстилалась полностью выгоревшая по обе стороны речки местность. Это было грустное зрелище.

— Сгоревшая земля не держит воду, — мрачно заметил Лео Герра. — Если и дальше будет идти дождь — жди наводнения.

Молча они спустились в русло и зашагали по уже размокшему дну речки. По берегу тянулась грязная, раскисшая дорога к ранчо Норриса. Она тоже была забита машинами. В кузове одной из них вместе с другими сидел Скинни, но и он слишком устал, чтобы сказать им в этот момент очередную гадость.

— Вон там земля Норриса? — спросил Боб. Пико утвердительно кивнул:

— Граница нашей земли — речка. Дальше она идет на северо-восток и поднимается в горы. Сама плотина и речка выше нее. считаются на нашей земле.

Высокая скалистая гряда справа стала постепенно снижаться, за ней скрылись уходящие на юг холмы.

Пико вывел компанию на невысокие, покрытые зеленой травой холмы. Вид невыжженной земли и густо покрывавшего ее можжевельника ласкал глаз. Дождь прекратился, но воздух пропах дымом. Солнце едва пробилось сквозь тучи. Пит шел быстро, за ним еле поспевал Юпитер. Они первыми поднялись на последнюю гряду холмов, опережая остальных метров на тридцать.

— Смотри, Юп! — закричал вдруг Пит, тыкая вверх пальцем.

Высоко над ними в легком дыму по воздуху плыл всадник на громадной черной лошади. В сумерках ребятам хорошо была видна вздыбленная лошадь, громадные копыта которой били по воздуху» а ее голова…

— У нее… у нее нет головы! — запинаясь, произнес Юп.

Действительно, всадник скакал на лошади без головы.

— Бежим! — закричал Пит.

ЛОШАДЬ БЕЗ ГОЛОВЫ

В дымном мареве им показалось, что лошадь скакнула по направлению к ним. От ужаса Юпитер и Пит пустились наутек. Им навстречу бежали Боб и Диего, за Бобом спешили дядюшка Титус, Пико, Лео Герра и Порфирио Уэрта.

— У нее нет головы! — кричал Пит. — Привидение! Бегите!

Боб остановился и уставился на всадника на черном коне.

— Юп, Пит, да это же… — начал он. Тут Диего громко рассмеялся.

— Это статуя Кортеса, ребята! Это от дыма кажется, что она двигается!

— Какой же это Кортес! У лошади Кортеса была голова! — не мог успокоиться Пит.

— Голова? Почему у лошади нет головы? Кто-то изуродовал нашу статую! Пико!

— Я вижу, — ответил подоспевший Пико. — Пошли поближе, посмотрим, что с ней случилось.

Они подобрались к стоящему на вершине памятнику. Корпус всадника и туловище лошади были сделаны из одного куска дерева, а ноги, руки, меч и седло вырезались отдельно и уже потом прикреплялись к туловищу. Лошадь была покрашена в черный цвет, попона покрыта желто-красным узором — национальными цветами Кастилии. Всадник тоже был черный, с желтой бородой и голубыми глазами, а его меч был украшен красной окантовкой. Все краски давно поблекли.

— Раньше статую регулярно подновляли, — объяснил Диего, — но в последнее время у нас нет возможности это делать. Боюсь, дерево уже стало гнить.

В траве они увидели оторванную голову лошади с открытой красной пастью. Пико показал на лежавший рядом металлический контейнер.

— С вертолета кинули, а он не раскрылся и угодил по статуе — голова и отвалилась!

Пит сел на корточки и стал осматривать голову. Вытянутый кусок дерева оканчивался шеей, линия разлома была ровной. Голова и шея внутри были полыми, будто резчик хотел уменьшить общий вес скульптуры. Из шеи что-то торчало. Пит вытащил сверток.

— Что это такое?! — воскликнул он.

— Сейчас разберемся, — подошел к нему Юп. В руках у Пита оказался длинный, узкий кожаный цилиндр с металлической окантовкой.

— Похоже на ножны от меча, — медленно произнес Юпитер. — Вы знаеТе, как носят меч? Как пистолет, сбоку…

— Уж больно ножны велики, — перебил его Боб. — Меч бы в них просто болтался.

— И крючков нет, чтобы крепить меч к поясу, — добавил Юп.

— Дайте-ка посмотреть, — сказал Пико, беря находку в руки. — Юпитер частично прав. Это не ножны, а специальный футляр. Он одевался поверх ножен, чтобы предохранять бесценный меч, когда его не употребляли в дело… Видите, какой старый футляр.

— Старый? — вдруг оживился Диего. — Может, от меча самого Кортеса? Пит, посмотри, нет ли там еще чего…

Но Питер уже осматривал и голову и шею, а потом и всю статую целиком.

— Ничего нет, а туловище и ноги сделаны из цельного куска дерева.

— Ты что, Диего, — сказал Пико, — меч Кортеса был утерян много десятилетий назад!

— Это был ценный меч? — спросил Пит.

— Считается, что да, но я иногда сомневаюсь в этом. Вполне возможно, что это был обычный меч, слава которого обросла легендами. Он хранился в нашей семье многие годы.

— А вдруг он действительно принадлежал самому Кортесу? — размечтался Боб.

— В семье была такая легенда. Наш предок, дон Карлос Альварес, прибывший в Новый Свет, однажды спас армию Кортеса от поражения. В благодарность Кортес наградил дона Карлоса мечом. Легенда гласит, что это был особый, церемониальный меч, который сам Кортес получил от короля Испании. У него был золотой эфес, и он весь был инкрустирован драгоценными камнями: и рукоятка, и ножны, и даже острие. Когда Родриго Альварес основал на этой земле поселение, он привез меч с собой.

— И куда же он девался?

— В 1846 году, когда началась война с Мексикой, янки пришли в Роки-Бич — тут-то он и исчез.

— Ты хочешь сказать, его украли американские солдаты?! — воскликнул Питер.

— Вполне возможно. Солдаты имеют привычку присваивать то, что плохо лежит. Официально командование армией заявило, что никогда не слышало о мече Кортеса; может, так оно и было. Мой прапрадедушка, дон Себастьян Альварес, был убит американским солдатом при попытке к бегству из-под ареста. Смертельно раненный, он упал в океан, и его так и не нашли. Начальник американского гарнизона в Роки-Бич считал, что меч утонул вместе с дедушкой. В любом случае меч исчез. Может, ничего в нем и не было особенного, так, обычный старый меч… — Значит, никто так наверняка и не знает, что случилось с мечом. Но кто-то же положил этот старинный футляр в голову статуи и…

— Пико, асьенда! — раздался полный ужаса крик Диего, стоявшего на вершине холма. Все бросились к нему. Асьенда пылала!

— Сарай занялся! — закричал дядя Титус.

— Бежим! — заорал Пико.

Все бросились вниз по склону, пронеслись по полю прямо к дому, ярко пылавшему на фоне темного неба. Дым смешался с последним дымком догоравшего лесного пожара. Во внутреннем дворе асьенды уже стояла пожарная машина. Уставшие пожарные пытались подойти поближе к горящему дому. Они тянули за собой шланг, из которого под напором била струя воды. Но к моменту, когда братья Альваресы добежали до загона, и крыша дома, и крыша сарая одновременно провалились, взметнув в воздух фонтаны искр. Остались лишь догорающие руины!

— Что делать, Альварес, это было безнадежно! Видимо, занесло искру от лесного пожара, — сказал начальник пожарных.

— Но ведь было полное безветрие!

— Ветра не было над землей, но выше воздух всегда в движении. От огня вверх поднимаются потоки горячего воздуха, а с ними — и горящие искры. Ток теплого воздуха переносит их на большие расстояния. Я не раз наблюдал подобное. Не так уж и много надо, чтобы вспыхнуло такое старое, сухое деревянное здание. А уж как только огонь подбирается к стропилам — тут его не потушит даже самый сильный дождь. Если бы мы обнаружили огонь раньше, то, возможно, спасли бы дом, но при таком густом дыме…

Шум рухнувших стен заглушил голос пожарного. Огонь тотчас погас, ибо ему уже ничего не осталось пожирать. Пико и Диего стояли в полном молчании. Сыщики и дядюшка Титус с ужасом взирали на происходящее, не в силах вымолвить ни слова.

— А старинные вещи в сарае? — внезапно осенило Пита.

Но и от сарая остались лишь догорающие руины. Две стены еще стояли, но внутри все выгорело. Все, что дядя Титус собирался купить у семьи Альваресов!

— Все погибло! И ничего не было застраховано! Теперь мы погибли, — пробормотал Пико.

— Мы построим новую асьенду! — попытался вселить в брата надежду Диего.

— Да, но как мы выплатим деньги по закладной? Как сохраним землю, чтобы построить новый дом?

— Дядюшка, мы ведь отобрали вещи для покупки, так что можно считать, они были нашими. Мне кажется, мы должны заплатить за них Альваресам, — предложил Юпитер.

Поколебавшись секунду, дядя Титус согласился:

— Думаю, ты прав, Юпитер, уговор дороже денег. Пико…

— Нет, друзья мои, — покачал головой Пико, — мы не можем принять столь щедрый подарок. Спасибо за вашу доброту, но у нас еще осталась наша честь и гордость! Нет, придется нам, видно, продать землю мистеру Норрису. Мы заплатим долги соседям, а потом найдем в городе квартиру и работу. А может, нам пора вернуться в Мексику…

— Но ведь вы американцы! Альваресы живут на этой земле испокон веков!

— Где бы еще найти деньги? — размышлял вслух Юпитер.

— Не вижу никакой возможности, Юпитер, — грустно ответил Пико.

— А я думаю, она все-таки есть, — ответил предводитель Сыщиков. — Вы можете у кого-нибудь пожить некоторое время?

— У нашего соседа, сеньора Паза.

— Я все думаю о мече Кортеса, — объяснил Юпитер. — Если он был украден во времена Мексиканской войны, он бы где-нибудь объявился за последние сто лет. Уверен, что укравший меч солдат тут же продал бы его за наличные. Но раз он нигде не всплыл, предполагаю, что он вообще не был украден. И, стало быть, просто спрятан, как и футляр, который мы нашли!

— Пико, клянусь, он прав! — воскликнул Диего.

— Вы просто сумасшедшие! — взорвался Пико. — Можно назвать сотни причин, по которым меч до сих пор не был найден! Он мог утонуть в океане вместе с доном Себастьяном, его могли случайно уничтожить, а может, тот солдат продал его кому-то и та семья хранит реликвию все эти долгие годы. Насколько я понимаю, он может оказаться даже в Китае. Да, мы нашли футляр, но это еще не значит, что он от меча Кортеса. Найти настоящий меч Кортеса — просто детская мечта, а спасти наше ранчо фантазиями невозможно…

— Может, ты и прав, но футляр попал в статую не случайно. Не забывай, что в городе были вражеские солдаты.

— У дона Себастьяна наверняка были веские причины спрятать бесценный меч. Вы обязательно должны начать поиски, а мы вам поможем. Пит, Боб и я имеем достаточный опыт в таких Делах.

— Пико, они же детективы, — сказал Диего. — Ребята, покажите ему.

Боб протянул Пико их визитную карточку, на которой было написано:

ТРИ СЫЩИКА

Мы расследуем любое дело

? ? ?

Первый Сыщик — ЮПИТЕР ДЖОНС

Второй Сыщик — ПИТЕР КРЕНШОУ

Секретарь и архивариус — БОБ АНДРЮС

Пико взглянул на карточку довольно скептически, и тогда Юпитер протянул ему бумагу, на которой было написано:

«Настоящим удостоверяется, что предъявитель сотрудничает с полицией Роки-Бич в качестве, Добровольного Юного Помощника. Полиция просит оказывать ему всяческое содействие в работе.

Самюэль Рейнольдс начальник полиции.

— Я понимаю, что вы детективы, но идея все равно глупая. Разве можно найти меч, потерянный больше ста лет назад?

— Пусть попробуют, Пико! — взмолился Диего.

— Хуже не будет, — добавил дядюшка Титус. Пико посмотрел на руины своей прекрасной старой асьенды и вздохнул:

— Ладно, пусть попробуют. Чем смогу, помогу, но, простите меня, я далеко не оптимист. Я даже не представляю, с чего начать…

— Мы что-нибудь придумаем, — ответил Юпитер.

Вскоре Ганс прикатил грузовик. Братья Альваресы вместе с Лео и Порфирио направились к своему соседу Эмилиано Пазу, а наши Сыщики поехали обратно в город. Питер теперь сидел в кузове.

— А действительно, Юп, с чего же мы начнем?

— Ну, ответ в твоих руках, — усмехнулся Юп. Пит крепко сжимал в руке старый футляр от меча.

— Не хотелось зря обнадеживать Альваресов, но кое-что я заметил. Тут на металлической окантовке нанесены мелкие значки. Надо позвонить мистеру Хичкоку, может, он направит нас к кому-нибудь, кто сможет их расшифровать. Есть одна идея, и если я окажусь прав, то скоро мы будем на пути к раскрытию тайны.

ПОИСКИ НАЧАЛИСЬ

— Фантастика! — воскликнул профессор Маркус Мориарти, сияя от радости. — Нет сомнений, молодой человек: значки говорят о том, что этот меч — дар короля Кастилии.

В пятницу днем Три Сыщика сидели в рабочем кабинете профессора Мориарти в Голливуде. С утра Юпитер позвонил Альфреду Хичкоку, и известный кинорежиссер порекомендовал ему своего друга Маркуса Мориарти, известнейшего специалиста по истории Испании и Мексики, проживающего в Лос-Анджелесе. Мистер Хичкок пообещал предварительно позвонить ему и договориться о встрече. Когда уроки кончились, ребята уговорили Ганса отвезти их в Голливуд.

— Футляр начала шестнадцатого века, нет сомнений, что он принадлежал королю Испании, — уверенно сказал профессор. — Где вы его откопали?

Юпитер рассказал ему о статуе Кортеса.

— Скажите, — спросил он профессора, — футляр действительно достаточно стар, чтобы можно было считать его принадлежностью меча Кортеса?

— Меча Кортеса? — поднял брови профессор Мориарти. — Да, пожалуй, это вещи одного периода. Впрочем, меч Кортеса был утерян в 1846 году доном Себастьяном Альваресом. Хотя… Только не говорите мне, что вы нашли этот меч!

— Нет, сэр, — сказал Боб.

— Пока нет, — уточнил Пит.

— Профессор, где можно точно узнать, что случилось с доном Себастьяном в 1846 году? Есть ли документы о других событиях того времени?

— Я полагаю, Историческое общество располагает всеми документами семьи Альваресов. Кроме того, конечно, документами американской армии времен войны с Мексикой. И, конечно, Историческое общество — именно то место, где хранятся все архивы местной истории с самых ранних лет завоевания этой территории.

Поблагодарив профессора, ребята собрались уходить.

— Кстати, — заметил профессор, — вы увидите, что 1846 год сам по себе очень интересен для изучения. Война с Мексикой была странным эпизодом в истории Калифорнии в частности и американской истории вообще.

— Почему?

— Правительство Соединенных Штатов объявило войну Мексике в 1846 году. Многие считали, что это была просто попытка захвата территорий, принадлежавших Мексике, включая Калифорнию. Многие жители Калифорнии, жившие под властью Мексики, были недовольны ее правителями. Это относилось не только к осевшим тут янки, но и к старым испанским семьям, владельцам больших ранчо. Когда в самом начале войны корабли Соединенных Штатов захватили основные порты в Калифорнии, они почти не встретили сопротивления. Вдоль побережья были установлены военные посты, многие из солдат были вольнонаемными из Американского экспедиционного корпуса Джона Фремона. Фремон в это время оказался в Калифорнии, и его люди стали вести себя словно захватчики еще до объявления войны. Как настоящие мародеры!

— Я помню, мы даже в школе проходили про Фремона, — сказал Боб.

— Как я уже говорил, в портах, куда прибывали войска оккупантов, все было спокойно. Конечно, не все владельцы крупных ранчо им радовались, но и организованного сопротивления не оказывали. Тут один из командиров, оставленный Фремоном за главного в Лос-Анджелесе, стал действовать по своему усмотрению — арестовывать владельцев ранчо, подвергать их пыткам и унижению. Народ восстал с оружием в руках. Предполагаю, что дон Себастьян Альварес и стал жертвой этих событий. Если бы он остался в живых, то, несомненно, оказался бы в гуще восставших. Кажется, сын дона Себастьяна сражался в рядах мексиканской армии против вторжения американских сил в Мехико. Как бы там ни было, военные действия в Калифорнии продолжались всего несколько месяцев. Вскоре она целиком была захвачена американцами, и в 1848 году мексиканцы уступили им свою территорию.

— Боже мой, — воскликнул Пит, — какое было потрясающее время! Подумать только, настоящая война в твоем собственном дворе!

— Может, война и кажется вам привлекательной, — бросил на него сердитый взгляд профессор, — но жить в это время было не так уж приятно. Благодарите Бога, что живете в мирные времена.

Питер смутился, и профессор чуть смягчил тон.

— Подозреваю, что вы, ребята, еще столкнетесь в своей жизни со многими захватывающими событиями. Если я вас правильно понял, у вас есть основания полагать, что меч все еще находится в Роки-Бич и вы можете его найти.

— Ну, это просто наше предположение, сэр, — ответил Юпитер.

— Понимаю, — кивнул профессор, но глаза у него загорелись. — Так как все эти годы меч найти не удавалось, естественно, я считал, что его существование — всего лишь легенда. Красивая сказка. Тем не менее мне будет весьма любопытно увидеть все, что вам удастся найти.

— Если что — сразу дадим вам знать, — пообещал Юпитер и, прощаясь, поблагодарил профессора Мориарти за консультацию.

Когда они вышли на улицу, лил дождь. Пришлось спрятаться под деревом, так как машина Ганса задержалась где-то по делам дяди Титуса. ;

— Профессор, кажется, заинтересовался нашими поисками, — сказал Пит. — Ну, конечно, кому такое не интересно!

— Но я думаю, что в дальнейшем надо поменьше болтать о том, что мы ищем меч Кортеса, — заметил Юпитер. — Иначе все сразу бросятся нам помогать… А то, что профессор идентифицировал футляр, — гарантия, что он все-таки от меча

Кортеса, и шансы найти его в Роки-Бич вполне реальны.

— Куда теперь? В Историческое общество? — спросил Боб.

— Придется, пожалуй, — ответил Юп.

— Что мы будем там искать? — поинтересовался Пит.

— Пока не знаю, но у меня есть предчувствие, что события 1846 года происходили совсем не так, как считается, — сказал Юп.

Дождь полил сильнее, но тут наконец приехал Ганс, и все трое устроились в кузове.

В Роки-Бич Ганс высадил Сыщиков около здания Исторического общества и снова укатил по делам дяди Титуса. Бегом, чтобы не очень промокнуть по дороге, Сыщики поспешили в здание.

В тихих комнатах не было никого, кроме библиотекаря. По стенам стояли стеллажи с книгами, шкафы с документами, на столах — дисплеи.

Библиотекарь знал Сыщиков и приветливо поднялся им навстречу.

— Что мои юные Шерлоки Холмсы расследуют на этот раз? — спросил он с улыбкой. — Кто-нибудь потерял любимую кошку или дело посерьезнее?

— Не менее серьезное, чем фигура самого Кор… — начал было Пит, но Юпитер так сильно наступил ему на ногу, что тот только охнул от боли.

— Извините, — невинно улыбаясь, вмешался Юп. — Никакого особого дела у нас нет. Мы только хотели помочь Бобу написать сочинение по истории семьи Альваресов.

— Пожалуйста, на семью Альваресов у нас заведена отдельная папка, — ответил библиотекарь.

— А может, у вас есть и документы американской армии, касающиеся дона Себастьяна Альвареса? — как бы между прочим спросил Юпитер.

Библиотекарь принес две папки из плотного картона, туго набитые бумагами. Ребята взирали на них с ужасом.

— Это армейские рапорты за 1846 год, — засмеялся библиотекарь. — В те дни любили писать подробные отчеты.

Ребята перетащили тяжеленные папки в спокойный уголок.

— Я буду искать документы, касающиеся семьи Альваресов, а вы просмотрите военные рапорты, — сказал Юпитер. — Они на английском.

Ребята стали тщательно рыться в документах, надеясь отыскать хоть какое-нибудь упоминание о доне Себастьяне Альваресе или о мече Кортеса. Библиотекарь, занятый сортировкой 'новой документации, ни во что не вмешивался. Никто не тревожил их в этой тихой, уставленной книгами комнате. Единственным звуком был тяжкий вздох Пита, кончившего читать очередную подборку документов.

— Через пару часов Сыщики закончили поиски и поделились друг с другом успехами. Пит и Боб нашли три копии документов армии Соединенных Штатов, относящихся к 1846 году; у Юпитера в руках было только одно пожелтевшее от времени письмо.

— Вот, глядите, — объявил Юп, — это письмо дона Себастьяна своему сыну. Это самое важное из всего, что я нашел. Дон Себастьян писал его под арестом в Роки-Бич. Его сын служил офицером мексиканской армии в Мехико.

— Что в письме?

— Написано на староиспанском языке, и мне его трудно перевести, — признался Юпитер. — Но общий смысл я понял. Дона Себастьяна арестовали американские солдаты, и его держат в доме на берегу океана. Здесь еще говорится о каких-то посетителях и о том, что дела все-таки не так уж плохи и что они с сыном обязательно увидятся после победы над врагом. Здесь есть намек на возможный побег, но я не уверен, что правильно понял написанное. На письме дата: 13 сентября 1846 года. Но о мече нет ни слова.

— Господи, Юп, еще бы, он же под арестом, — заметил Пит. — Может, он что-нибудь зашифровал?

— Вполне возможно. Надо попросить Пико перевести письмо дословно.

— Кажется, обойдемся, — сказал тут Боб, показывая найденные военные документы. — Вот письмо, которое армейское командование отправило сыну дона Себастьяна Хосе, когда он вернулся домой после войны. В нем говорится, что правительство Соединенных Штатов выражает ему соболезнование в связи с трагической гибелью дона Себастьяна во время его побега 15 сентября 1846 года. Дальше сказано, что у охраны не было выбора, так как дон Себастьян был вооружен и оказал сопротивление. Он был убит, и тело упало в океан. Сержант Джеймс Брюстер составил рапорт, факт гибели подтвердили капрал Уильям Макфи и рядовой Прайвет Крейн, охранявшие дона Себастьяна под арестом.

— Но об этом нам уже рассказывал Пико — воскликнул Пит.

— Послушай, это письмо подтверждает не все, что рассказывал Пико, — вдруг вспомнил Юпитер. — А как насчет…

— К письму приложен рапорт сержанта Брюстера, — хмуро добавил Боб. — Там те же факты, чтои в письме, но добавлен еще один: дон Себастьян был вооружен — мечом!

Пит и Юпитер смотрели на Боба широко открытыми глазами.

— Сержант полагает, что меч был передан дону Себастьяну кем-то из посетителей, — продолжал Боб, — поэтому я предполагаю, что меч погиб в океане вместе с доном Себастьяном.

— А что у тебя. Пит? — спросил Юпитер, глядя в окно на дождь.

— Я не нашел ничего особенного. Только рапорт от 23 сентября с описанием атаки мексиканцев на гарнизон Лос-Анджелеса, предпринятой утром того же дня… Еще там есть о солдатах, 16 сентября покинувших часть без разрешения. Их называют дезертирами. И ни слова о доне Себастьяне и его мече, а потому…

Юпитер выпрямился.

— Что это за солдаты? Питер зачитал:

— Сержант Брюстер, капрал Макфи и рядовой Прайвет…

— Крейн! — завопил Боб.

Из другого угла комнаты на них укоризненно посмотрел библиотекарь, но мальчикам было не до того: они были в восторге от собственных находок и открытий.

— Брюстер, Макфи и Крейн! — радостно, но чуть потише повторил Юп. — Числятся без вести пропавшими с 16 сентября 1846 года!

— Господи, да ведь это те самые, которые расстреляли дона Себастьяна!

— Или только заявили, что расстреляли, — уточнил Юпитер.

— Думаешь, они обманули начальство? — спросил Боб.

— Я считаю это очень странным совпадением:

люди, заявившие, что расстреляли дона Себастья на, на следующий же день исчезли и больше не вернулись, — пожал плечами Юпитер.

— Может, они и украли меч? — спросил Пит.

— Может быть. Но кто спрятал футляр в голову статуи и зачем? Очень, очень странно… Надо все-таки поговорить с Пико.

— Уже поздно, Юп. А я обещал вернуться домой к ужину, — сказал Пит.

— И я тоже, — присоединился к нему Боб.

— Ладно. Но первое, что я сделаю завтра с утра, — это поеду к Пико.

Они сняли копии со всех документов, поблагодарили библиотекаря за помощь и ушли. Дождь лил всю дорогу, до самого «Центра утильсырья», куда они вбежали вприпрыжку, вымокнув до нитки второй раз за день. Боб и Пит взяли велосипеды, оставленные утром во дворе.

У стены склада они увидели красную спортивную машину.

— Ну что, опять мокрые, как лягушки? — послышался из машины голос Скинни Норриса.

— Не твое дело, — отрезал Пит. Скинни покраснел.

— Я приехал предупредить, чтобы вы держались подальше от этих Альваресов, по-хорошему предупреждаю.

— Это что, угроза? — вскинул брови Юпитер.

— Не видать твоему папаше их ранчо! — рассердился Пит.

— Куда вам троим против него одного! — ухмыльнулся Скинни.

— Как только мы найдем… — начал было Пит, но Юпитер саданул его локтем в бок.

— Не волнуйся, что-нибудь придумаем, Скинни! — Ну, думайте быстрее, — рассмеялся Скинни. — Все равно ранчо будет наше уже на этой неделе. А Альваресов скоро ждут очень, очень больше неприятности. Так что подальше от них, подальше, и не суйте свои носы в дела моего отца!

Скинни дал такого газу, что колеса только! взвизгнули на повороте. Стоя под дождем, Сыщики расстроено смотрели ему вслед: уж очень нагло держал себя Скинни.

ПЛОХИЕ НОВОСТИ

В субботу утром Юпитер встал пораньше, хотя дождь лил с той же силой, что и накануне. Визит к Альваресу пришлось отложить. Пит и Боб сегодня оба помогали по дому, да и Юпитер совершил роковую ошибку, оставшись дома: тетя Матильда тут же воспользовалась этим обстоятельством, навалив на него кучу дел.

— Жалко, что идет дождь, а то бы я заставила тебя еще и полы помыть…

Поворчав про себя и дав себе слово никогда больше не оставаться дома в субботу, даже в том случае, если налетит цунами, Юпитер отправился сортировать лом в уголок двора под крышей. Однако после ленча, поглощенного в один присест он ловко ускользнул от тети в секретную штаб-квартиру Трех Сыщиков. Штаб-квартира была расположена в самом дальнем углу двора, заваленном старым металлическим хламом, в старом, слегка помятом автоприцепе, давно всеми забытом.

Вскоре в штаб-квартиру прибыли и Пит с Бобом. Трое Сыщиков сели на велосипеды и поехали под дождем по проселочной дороге. Юп захватил карту местности, чтобы не заблудиться. Миновав сгоревшую асьенду Альваресов, они подъехали ранчо Эмилиано Паза, засаженному деревьями авокадо.

Дом Пазов был старым, с вместительным амбаром и двумя небольшими коттеджами позади. Около одного из них под дождем колол дрова Диего.

— А Пико дома?

— Ага, — кивнул Диего. — Ну что, нашли? Пико только что развел в камине огонь. В маленьком коттедже было только две комнаты и крошечная кухня. Пико встал навстречу Сыщикам. Юпитер рассказал ему все, что они узнали от профессора Мориарти.

— Мы почти уверены, что это футляр от меча Кортеса!

— И дона Себастьяна не застрелили при попытке к бегству?

— Даже очень возможно, — подтвердил Боб. Юпитер показал братьям Альваресам копии письма армейского командования сыну дона Себастьяна Хосе, рапорта сержанта Брюстера о смерти дона Себастьяна и рапорта о дезертирстве Брюстера, Макфи и Крейна.

— Ну и что? — не очень понял Пико. — Что это меняет? Нам сказали, что дон Себастьян был убит — и у нас нет причин в этом сомневаться. Из рапорта сержанта Брюстера ясно, что дон Себастьян утонул вместе с мечом. Так и было сказано семье Альваресов.

— А вам не кажется подозрительным, что люди, сообщавшие о попытке к бегству и смерти вашего прапрадедушки, на следующий же день дезертировали? Если бы дезертировал только один человек, можно было бы считать это совпадением. Но ведь их было трое!

— Ну, значит, верна моя версия, — сказал Пико. — Меч не утонул. Эти трое украли его еще до того, как убили дона Себастьяна, затем послали рапорт, а потом дезертировали вместе с мечом.

— Вполне возможно, — согласился Юпитер. — Но вы забыли о футляре. Кто спрятал его в статую? Скорее всего, сам дон Себастьян, и по единственной причине: чтобы не достался американцам. Непонятно, почему он разделил меч в ножнах и футляр?

— Может, футляр спрятал тот, кто украл меч у дона Себастьяна? — предположил Пико.

— Все это очень странно, — пожал плечами Юп. — Зачем было передавать дону Себастьяну в тюрьму, практически в руки врагов, бесценный меч? Если ему нужно было оружие, удобнее был бы пистолет. К чему ему был меч, усыпанный драгоценными камнями?

— Кто знает, может, эти драгоценные камни — тоже всего лишь легенда, — пожал плечами Пико.

— А я думаю, вот как было дело, — начал Юпитер. — Американцы арестовали дона Себастьяна, чтобы завладеть мечом Кортеса… Да, Боб, я помню мнение профессора Мориарти, — прервал свою мысль Юп, видя, что Боб готов ему возразить. — Солдаты Фремона жаждали наживы и пытались подчинить себе местных правителей. Население Роки-Бич, вполне возможно слышало о легендарном мече дона Себастьяна. Теперь представьте, что он действительно спрятал меч в статую. Когда он бежал из-под стражи, Брюстер, Макфи и Крейн решили выследить его и присвоить себе меч. Пришлось придумать историю о расстреле и дезертировать. Они бросились искать сбежавшего дона Себастьяна и его меч. Дон Себастьян боялся, что меч они действительно найдут, а потому оставил футляр в статуе, чтобы сбить их с толку.

— Так что же, по-твоему, случилось с доном Себастьяном? — спросил Пико.

— Если честно, то не знаю, — неуверенно сказал Юпитер.

— Ты очень многого не знаешь, Юпитер, — покачал головой Пико, — и все, что ты заявляешь — это просто твоя буйная фантазия. Даже если ты прав и мой прапрадедушка действительно избежал смерти, то где же он спрятал меч и как его найти?

— А что вы скажете вот об этом? — Юпитер протянул Пико копию письма дона Себастьяна. — Вы можете это перевести? — Он кивнул Бобу. — Записывай, документ все-таки! Боб — наш секретарь и архивариус, — объяснил Пико Юпитер. — Питер ходит у нас в должности Второго Сыщика. А Первый Сыщик — это, как вы догадываетесь, я.

Пико углубился в письмо дона Себастьяна.

— Знаю я это письмо, — наконец сказал он. — Мой дед частенько его перечитывал, стараясь найти ключ к разгадке исчезновения меча, но это ему так и не удалось. — И Пико начал переводить:

«13 сентября 1846 года. Замок Кондора.

Мой дорогой Хосе, я надеюсь, у тебя все в порядке и ты честно выполняешь долг каждого настоящего мексиканца. Янки заняли наш несчастный город, и меня арестовали. Причины ареста мне не называют, но я и сам догадываюсь. Я пленник в доме Кабрилъо, что на берегу океана, ко мне никого не пускают и не позволяют мне ни с кем разговаривать. Других членов нашей семьи не тронули, и все, что нужно, в сохранности. Я верю, мы победим и скоро встретимся!»

Боб взглянул на свою запись в блокноте.

— Он пишет, что догадывается о причине ареста. Думаете, он имеет в виду, что американцы покушались на его меч?

— А что значит «все, что нужно, в сохранности»? — разгорячился Пит. — Может, он дает Хосе понять, что меч надежно спрятан?

— Дай-ка посмотреть твою запись, — попросил Боба Юп и взял в руки его записную книжку. — Вполне возможно, вы оба правы. Но в чем я теперь совершенно уверен — так это в том, что доклад Брюстера был дезинформацией!

— Откуда эта уверенность, Юп? — спросил Пико.

— Посмотрите, Брюстер пишет, что во время побега дон Себастьян был вооружен мечом, который тайно доставил ему кто-то из посетителей. Но к дону Себастьяну посетителей не пускали, а потому меча ему никто не приносил! Брюстер придумал это для достоверности истории расстрела и чтобы все поверили, что меч был утрачен. Я уверен: весь этот рапорт — сплошное вранье, прикрытие для Брюстера и его сообщников!

Пико перечитал письмо.

— Да, конечно, но все-таки…

Внезапно сквозь шум дождя они услышали звук падающих поленьев и гулкие шаги убегающего человека.

— Эй, ты! Стой! — кричал кто-то. Сыщики выскочили на улицу вместе с братьями Альваресами, но увидели уже только скачущую вдали лошадь. А во дворе стоял невысокого роста седой человек.

— Пико, кто-то подслушивал у твоего окна! — сообщил седой. — Я шел поговорить с тобой, да и увидел его! Он бросился бежать, налетел на поленницу, а за сараем его ждала лошадь…

— Не знаете, кто это был? — спросил Диего.

— Куда там, — покачал головой старик, — глаза-то уже не те, что раньше, Диего. Я даже не разглядел, мужчина это был или мальчик.

— Дон Эмилиано, да вы совсем промокли, — спохватился Пико и пригласил старика: — Пожалуйста, заходите к нам.

Он усадил гостя у горящего камина и представил ему Сыщиков. Эмилиано Паз в ответ только улыбнулся.

— Вы не заметили, сэр, как долго он торчал под окном? — спросил Юпитер.

— Нет, я увидел его, когда вышел из дому.

— Ну что, Первый Сыщик, кто бы это мог быть? Кому понадобилось подслушивать под окном?

— Не знаю, но предполагаю, что кого-то могли заинтересовать наши разговоры о мече Кортеса.

— Да, Юп, дела неважные, — вздохнул Питер.

— Уж наверное, мистер Норрис и вся его компания вовсе не желают, чтобы мы нашли такой ценный меч, — мрачно проговорил Юпитер. — Прошлой ночью Скинни тоже пытался выведать, чем мы собираемся заниматься.

— А мне кажется, вы все преувеличиваете, — заметил Пико. — Можно рассуждать и предполагать все, что угодно, но никто даже приблизительно не ответит, где может быть меч и существует ли он вообще.

— Я уверен, дон Себастьян отлично понимал, что эта троица охотится за его мечом, и надежно его спрятал, — настаивал Юпитер. — Наверняка он оставил сыну ключ к разгадке — если не в письме, то где-то еще. Но и в письме должна же быть какая-нибудь зацепка. Он был пленником, ему грозила опасность, и он понимал, что это его последний шанс сообщить Хосе, где хранится меч.

Теперь письмом занялись уже все вместе. Пико и Диего еще раз перечитали оригинал, Сыщики просмотрели сделанные Бобом записи.

— Нет, не вижу я тут никакого ключа! — воскликнул Пит.

А Пико только головой покачал:

— Это просто письмо, и все. Юпитер. Зацепиться не за что, ну разве что за фразу «все, что нужно, в сохранности».

— Юп, — сказал вдруг Боб, — а вот там, в верху страницы, написано: «Замок Кондора». Что бы это могло означать, не знаете, Пико?

— Не-е, — озадаченно протянул Пико. — Скорее всего, это просто название какого-то места. В те времена полагалось указывать, где писалось письмо: город, асьенду, дом.

— Но ведь дон Себастьян писал письмо из дома Кабрильо, — сказал Боб.

— А его родным домом была ваша асьенда, — добавил Юпитер. — Она всегда так называлась или раньше была Замком Кондора?

— Нет, ее всегда называли асьендой Альваресов.

— Тогда почему, почему же он написал вверху «Замок Кондора»? Может быть, это название какого-то особого места, о котором знал Хосе? — завелся Пит. — Вот он, ключ к тайне!

Юпитер вытащил карту округа. Все стали рассматривать ее, заглядывая через его плечо.

— Нет никакого Замка Кондора, — разочарованно вздохнул Юпитер.

— Погодите, это же современная карта!.. — У меня сохранилась старая, — вступил в разговор старик Эмилиано Паз.

Он отправился в свой дом и вскоре вернулся с пожелтевшей старинной картой, изданной в 1844 году. Надписи на ней были на испанском и английском языках. Пико и Юп изучили ее очень внимательно.

— Увы, — сказал Пико. — И здесь Замка Кондора нету.

— М-да… — согласился Юпитер.

— Глупостями вы занимаетесь, вот что я вам скажу! — Пико был сердит и расстроен. — Ваши фантазии не помогут спасти ранчо. Надо придумать что-то более реальное.

Эмилиано Паз сказал печально:

— Боюсь, я вас расстрою, Пико. Прошу прощения, но я пришел к вам с плохой новостью. Вы так давно не платили по закладной, а для меня это немалые деньги. Ведь мне надо вернуть мои собственные долги! Я одолжил вам все, что у меня было, но все ваше имущество сгорело, и вы не сможете мне вернуть долг. Мистер Норрис хочет выкупить у меня вашу закладную. Я пришел предупредить, что мне придется пойти на этот шаг.

— Так вот что имел в виду Скинни! — прошептал Пит.

— Чему быть, того не миновать, дон Эмилиано, — сказал Пико. — У вас на руках своя семья, разве я не понимаю…

— Простите меня. Надеюсь, вы окажете мне честь и останетесь тут?

— Конечно, дон Эмилиано, — ответил Пико. — Мы ведь друзья!

Старик попрощался и с низко опущенной головой пошел через весь двор, раскисший под дождем. Пико смотрел ему вслед, пока тот не скрылся, а потом вышел на улицу и стал колоть дрова.

— Ну, вот и все, — поникнув, сказал Диего.

— Нет, не все! — твердо возразил Юпитер. — Обещаю: мы найдем меч Кортеса!

— Мы найдем!.. — словно эхо, повторил Боб. А за ним и Пит:

— Клянусь, найдем! Господи, Юп, что же теперь делать?

— Завтра же начнем искать все старые карты, какие только есть, — уверенно заявил главный из Трех Сыщиков. — Мы докопаемся, что это за Замок Кондора! Мы разгадаем его секрет! Мы изучим все старинные карты, какие только найдем в Роки-Бич!

— Я тоже хочу помогать вам! — воскликнул Диего.

И четверо ребят улыбнулись друг другу.

СТАРАЯ КАРТА

С утра в воскресенье моросило. Одолжив велосипед и дождевик у Эмилиано Паза, Диего отправился в город. В двенадцать они с Юпитером встретились перед зданием Исторического общества.

— Боб уже сидит в библиотеке, — сообщил Юпитер, — а отец Пита достал нам пропуск в земельный отдел окружного управления, и мы просмотрим все старинные карты.

— Мы найдем Замок Кондора, я уверен! — воскликнул Диего, и они поспешили в библиотеку.

В залах за столами сидели посетители: читали, занимались. Уже знакомый ребятам библиотекарь был занят, но нашел минутку, чтобы проводить их в комнату, где хранились старинные карты, заметив при этом:

— Недавно приходил такой высокий, худой парнишка, он тоже интересовался семьей Альваресов и документами, с которых вы снимали копии. Но я, конечно, про вас ему ничего не сказал…

— Это был Скинни! — воскликнул Юпитер, оставшись наедине с Диего. — Им с Коди наши поиски просто покоя не дают.

— Они же знают, что вы раскрыли много тайн, нашли массу пропавших вещей. Видимо, боятся, что вы отыщете для нас меч.

— Конечно, отыщем. Только вот времени совсем в обрез, — вздохнул Юпитер.

Им предстояло просмотреть не меньше полусотни карт периода сороковых годов прошлого века. На картах помельче были земли всего округа, на картах более крупного масштаба — лишь окрестности Роки-Бич. Но ни на одной они не обнаружили Замка Кондора.

— А вот старая карта земли Альваресов, — сказал Юпитер.

— Ого, как много земли нам тогда принадлежало!

— И никакого тебе Замка Кондора!

— А ведь все эти карты составлены во времена дона Себастьяна…

— Так, — не хотел сдаваться Юпитер. — Давай-ка посмотрим еще все карты Роки-Бич, и старые, и новые!

Современных карт Роки-Бич было совсем немного, что уж говорить о старинных. Ни на одной из них Замок Кондора не значился. Диего и Юпитеру ничего не оставалось делать, как сдаться и вернуться в свою штаб-квартиру в «Центре утильсырья».

— Может, хоть Боб с Питом что-нибудь найдут, — с надеждой сказал Юпитер.

В штаб-квартиру он провел Диего через «центральный вход» — широкую трубу, лежавшую на дворе под грудами металлического хлама. Заканчивалась она люком в полу автоприцепа.

— Это у нас Туннель II, — объяснил Диего лидер Трех Сыщиков, когда они ползли по трубе. — Мы пользуемся им чаще всего. Есть и другие входы — на случай чрезвычайных обстоятельств.

— Вот это да! — воскликнул потрясенный Диего, когда они наконец вылезли в штаб-квартире.

В автоприцепе был стол с телефоном, пишущая машинка, магнитофон; здесь скопилось множество толстых папок, на шкафах стояли клетки для птиц, гипсовые статуэтки и еще масса всякой всячины, попавшей к Сыщикам во время их расследований.

— Потрясающе!

— Да, ничего мы тут устроились, — слегка важничая, сказал Юпитер. — Все притащили и собрали сами!

— Теперь я верю, что вы можете раскрыть любую тайну!

— Не всегда все так просто. Меч Кортеса — крепкий орешек.

— Может, Бобу и Питу повезет?

Диего и Юпитер с нетерпением ждали ребят. Диего расхаживал по секретной штаб-квартире, внимательно осматривая каждый предмет. Окна прицепа были засыпаны горой всякого хлама, поэтому, что происходило на улице, понять было трудно. Первый Сыщик сидел, глубоко задумавшись. Круглолицый Юпитер в этот момент больше всего напоминал мрачного Альфреда Хичкока, чей бюст возвышался позади на одном из шкафов.

Вдруг из люка показалась голова Боба.

— Хоть бы что-нибудь! — в отчаянии произнес секретарь и архивариус, падая в кресло рядом с Юпитером. — Я перелистал в библиотеке все книги по истории нашего округа!

Когда из люка наконец появился Пит, все молча уставились на него.

— Если и был какой-нибудь Замок Кондора, то знали о нем разве что дон Себастьян да Хосе, — развел он руками на вопросительные взгляды друзей.

— Итак, пока мы не сдвинулись с мертвой точки, — подвел итоги Боб.

Диего готов был расплакаться.

— Ребята, — стал просить он, — пожалуйста, не бросайте расследования! Мы…

— Тихо! — вдруг зашептал Пит. — Прислушайтесь!

Сначала никто ничего особенного не услышал, потом из внешнего мира донесся слабый скрежет металла. Звук повторился с другой стороны. Потом послышалось легкое постукивание.

— Тихо! — Юпитер приложил палец к губам. Снова раздался легкий скрежет, уже совсем в другом месте.

— Кто-то во дворе двигает металлолом. Причем наверняка зная, что мы здесь, — прошептал Боб.

— За вами кто-нибудь следил? — невозмутимо спросил Юпитер.

— За мной нет, — шепотом ответил Боб.

— А я не уверен. Так спешил, что не обратил внимания, — расстроился Пит.

— Всем оставаться на местах! — приказал Юп. Слабый скрежет и стуки продолжались еще несколько минут, потом наступила тишина.

— Боб, посмотри, что там происходит, — прошептал Юп.

Секретарь тихо подошел к прибору, который он называли «шпион». Прибор представлял собой самодельный перископ, выходивший на крышу автоприцепа в виде обыкновенной старой трубы, торчащей из груды металла. Боб прильнул к глазку.

— Уходит… Идет через двор… Это Коди, управляющий Норриса! Оглядывается… Выходит со двора. Все, ребята, ушел!

Боб оторвался от перископа.

— Наверно, выследил кого-то из нас, хотел пронюхать, чем мы тут занимаемся. Юп, может, это он подслушивал вчера под окном?

— Скорее всего, — ответил Юп задумчиво.

— Что-то уж больно Скинни и Коди интересуются, что мы предпримем дальше. Вот интересно, почему? Только потому, что Норрис хочет оттяпать ранчо у Альваресов?

— А вдруг им что-то известно о мече и они хотят найти его первыми?! — воскликнул Диего.

— Вполне вероятно, что ты прав, Диего.

— Они могут знать даже больше, чем мы, — сказал Пит.

Юпитер печально кивнул головой.

— Я был уверен, что на какой-нибудь старой карте мы найдем Замок Кондора!

— А может, надо было искать индейскую карту и старого индейца, который прочел бы ее? — пошутил Пит.

— Шутка, конечно, достойная Второго Сыщика, — рассердился Боб. — Только толку от нее…

— Молодец, Пит! Конечно, как это я раньше не догадался! — хлопнул себя по лбу Юпитер.

— Да я и правда пошутил, — смутился Пит.

— Старая индейская карта! — продолжал фантазировать Юп. — Глупо было бы, если бы дон Себастьян использовал название, которое любой мог найти на карте 1846 года. Он был уверен, что американцы прочтут его письмо, а потому наверняка использовал древнее название с такой старой и редкой карты, что даже в 1846 году только он и Хосе могли его прочесть. Мне и в голову не пришло попросить у библиотекаря индейские карты, ведь они слишком ценные, чтобы хранить их в общедоступном зале. Скорее в Историческое общество!

Ребята выбрались наружу через Туннель II и, осмотревшись, не следит ли кто за ними, побежали к велосипедам. Но когда они уже собирались укатить со двора, с другой стороны улицы раздался очень сердитый голос:

— Юпитер!

На пороге дома стояла разгневанная тетя Матильда.

— Ах ты бездельник! — кричала она. — Ты где был? Ты забыл, что сегодня день рождения твоего старого дядюшки Мэтью? Через пятнадцать минут выходим! Немедленно переодевайся! Ас друзьями в следующий раз догуляешь!

— Боже, — застонал Юпитер. — Я же совсем забыл! Дяде Мэтью стукнуло восемьдесят! А ехать — на другой конец Лос-Анджелеса! И не отвертишься — вся семья собирается… Придется вам обойтись без меня…

— Ю-пи-тер! — грозно повторила тетя Матильда.

Грустно помахав друзьям. Юпитер пересек улицу и направился домой.

— Что делать будем? — почесал за ухом Пит.

— Все равно едем в Историческое общество, — твердо ответил Боб, принимая руководство на себя.

Библиотекарь подтвердил, что в отделе редких рукописей действительно хранится одна из самых ранних карт, датированная 1790 годом. Но она такая ветхая, что ее редко выносят на свет.

— Умоляем, сэр, только взглянуть, — просил Боб.

Поколебавшись, библиотекарь кивнул головой, повел их куда-то по коридору и наконец открыл ключом дверь и зажег свет. Это была комната без окон, а температура и влажность поддерживались здесь на постоянном уровне. Все документы хранились под стеклянными колпаками или в стеклянных витринах. Сверившись с перечнем, библиотекарь отомкнул какой-то ящик и вытащил из него плоскую стеклянную коробочку, внутри которой лежала старая карта. Грубая желтая бумага была испещрена коричневыми линиями.

— Можете посмотреть, но только через стекло, — строго сказал библиотекарь.

Ребята склонились над картой окрестностей Роки-Бич.

— Смотрите! — возопил Диего. — Вот здесь по-испански написано: «Замок Кондора»!

— Нашли! — сиял Боб.

— И прямо на нашем ранчо, если только эта извилистая линия — речка Санта-Инез!

— Так чего же мы ждем? — торжественно вопросил Пит.

И, поблагодарив удивленного библиотекаря, они поспешили к своим велосипедам.

ЗАМОК КОНДОРА

Дождь почти прекратился, но темные облака все еще висели низко над горами, когда Двое Сыщиков и Диего по грязной дороге ехали на велосипедах к ранчо Альваресов. Они направлялись в сторону старой плотины, где еще недавно бушевал пожар. Там, где дорога поворачивала и шла вдоль каньона к гряде холмов, Диего остановился.

— Если я правильно прочел карту, то Замок Кондора — это скала в конце последней гряды, — сказал Диего. — Санта-Инез течет по ту сторону.

Спрятав велосипеды в зарослях кустарника, они пробрались сквозь него и стали спускаться в каньон. Плотина оставалась где-то слева. Высокая гряда вдалеке заканчивалась заметным скалистым пиком.

— Это он и есть! — уверенно сказал Диего. — Во всяком случае, так на карте.

По скользкому склону каньона ребята поднялись на другую его сторону.

— А как этот пик называют теперь? — спросил Пит.

— Да, по-моему, никак.

Высокий хребет делился на две неравные части: нижние две трети представляли собой пологие склоны, покрытые огромными валунами и густым кустарником, а выше были уже одни голые скалы.

С большим трудом, задыхаясь, ребята добрались до вершины скалы.

— Вот мы и в Замке Кондора! — с восторгом воскликнул Боб.

Как на ладони, простирались перед ними поля и леса, и лишь на севере вставали высокие горы, вершинами, казалось, достигая неба. Прямо внизу была плотина и река со следами вчерашнего пожара по обоим берегам.

— Вода в реке поднялась, — заметил Диего. — Если и дальше будет идти дождь, то она перехлестнет плотину и будет наводнение.

Боб указал на насыпь у основания гряды.

— Смотрите, только насыпь отделяет каньон от реки и плотины. Если бы не насыпь, была бы тут вторая река в каньоне.

Ребята осмотрелись и попытались сориентироваться. На западе было видно шоссе и подходивший к асьенде каньон. Прямо на юге лежали холмы, а за ними на горизонте угадывалась темная громада океана.

На востоке, по другую сторону высокой гряды, поворачивала на юго-восток Санта-Инез. Воды в ней действительно прибавилось. На другом ее берегу лежало ранчо Норриса, которое с юга на север разрезала исчезающая в горах дорога.

— Не понимаю, почему это место названо Замком Кондора? — сказал Пит. — Я не вижу здесь никаких кондоров!

— Ну и слава Богу, ведь кондоры — птицы хищные — Может, так назвали потому, что отсюда открывается вид с птичьего полета? — рассуждал Диего.

— Не уходите в сторону! Мы здесь для того, чтобы найти меч Кортеса! — напомнил Боб. — Где же его мог спрятать дон Себастьян?

— Надо искать впадину, дупло, расщелину, может быть, даже пещеру. За работу! — подгонял их Пит.

Они быстро облазили все вокруг и не нашли ни впадин, ни расщелин. Скала была гладкая, как мрамор. Они еще раз осмотрели и обшарили каждый дюйм — и не нашли ни трещинки.

— Нет, тут ничего не спрячешь! — сказал Пит. — Давайте спустимся ниже и обследуем склоны.

— О'кей, Пит, спускайся к реке, а мы с Диего начнем поиски со стороны ложбины, — кивнул Боб.

Пит обшарил все склоны, но не нашел ни одного укромного местечка, годного для тайника. А под ногами попадались только крупные камни. Устав, он обошел скалу и встретился с Диего и Бобом, которые тоже ничего не нашли.

— Послушайте, — сказал Диего, — а может, дон Себастьян закопал меч?

— Только этого нам не хватало, — буквально простонал Пит. — Тогда придется тут все перекапывать до скончания века!

— Не думаю, что дон Себастьян закопал его, — раздумчиво сказал Боб. — Если ему действительно удалось бежать, то времени у него было в обрез. Поставь себя на его место. Он знал, что ему грозит опасность и что он вряд ли когда вернется сюда за мечом; а Хосе если и вернется, то только через много лет. Он помнил, что по пятам за ним идут сержант Брюстер и его парни. Если закапывать меч — надо было отмечать это место каким-нибудья знаком для Хосе. Но по этому знаку меч тут же обнаружил бы Брюстер. Нет, я уверен, дон Себастьян не закапывал меч! Скорее всего, он спрятал его где-то недалеко от Замка Кондора, в месте, которое было известно Хосе и, возможно, обговорено. В доступном месте, которое можно было не обозначать.

— Но где же? — пытливо оглядывался по сторонам Пит.

— Теперь мы окончательно уверены, что меч не спрятан в расселинах скалы. Есть ли тут еще какое-нибудь возвышенное место, которое бросается в глаза? Место, где могли часто бывать вместе дон Себастьян и Хосе? Диего, где это могло быть?

— Может, плотина? Она в те времена уже была построена.

— Почему бы и нет! — воскликнул Боб. Вдоль подножия гряды Диего вывел их к левому краю плотины. С высоты почти тридцати футов в обмелевшую реку лился узкий поток чистой воды.

Ребята спрыгнули вниз, на дно реки, и сразу промочили ноги, по щиколотку увязнув в грязи. Они излазили всю плотину, осмотрели каждый камушек. Плотина была сложена из сотен тысяч небольших камней, подогнанных друг к другу и скрепленных раствором известняка. Между ними не было ни щелочки.

— Монолитна, как сталь, — констатировал Пит.

— Местные индейцы построили ее для семьи Альваресов двести лет назад, — сказал Диего.

— Добротно строили, ни трещинки, ни зазоринки, по крайней мере, здесь, у ее основания, — оценил Боб. — Можно было, конечно, спрятать меч и выше, но у дона Себастьяна не было лестницы. И все-таки надо посмотреть наверху!

Они вскарабкались по насыпи, увязая в размякшей от дождя земле, и пошли по верху плотины. Она достигала в ширину шести футов и была сложена из таких же, как и внизу, прекрасно пригнанных друг к другу камней, но здесь уже встречались и дыры, и расщелины. Правда, через полчаса ребята оставили свои усилия — все было безрезультатно!

— Если меч и спрятан где-то в плотине, то, чтобы найти его, придется разбирать ее по камешку! — расстроился Пит.

— Вы забыли, что у дона Себастьяна не было времени придумывать хитрый тайник, — напомнил Боб. — Надо искать что-то попроще. Я думаю, мы можем быть уверены, что меч он спрятал не здесь, а значит — мы попали в тупик. Придется начинать все сначала.

— Но с чего начинать, Боб, ведь мы просмотрели все армейские документы, а дон Себастьян написал всего одно письмо! — воскликнул Питер.

— Человек он был известный, и в округе у него наверняка водилось много друзей, — ответил Боб. — Может быть, кто-то помогал ему, может, кто-то видел его в этот день. Придется покопаться и поискать.

— Господи, но ведь это так давно было! — засомневался Диего.

— Да, но тогда жили без телефона и люди чаще писали друг другу письма и подробно рассказывали обо всех новостях и событиях своей жизни, — сказал Боб. — Кроме того, многие вели дневники и просто делали записи в тетрадях. Я уверен, в них что-то можно найти.

— Понятно, — вздохнул Пит. — Поехали обратно в Историческое общество. Черт побери, как же иногда надоедает работа детектива!

— Не волнуйся, Пит, документы будут, скорее всего, на испанском, так что тебе не придется их читать, — засмеялся Боб. — А вообще-то с таким же успехом мы можем подождать до завтра, а тогда уж и Юпитер подключится. Кстати, я еще не сделал уроки…

— А я про них вообще забыл! — громко застонал Пит.

Ребята поспешили было к оставленным велосипедам. Вдруг Пит остановился и пригляделся.

— Диего, на вашем ранчо есть черные собаки?

— Собаки? — удивился Диего, — Нет, я…

— Вон они, я их вижу! — в тревоге воскликнул Боб.

Неподалеку от фермы Альваресов нетерпеливо прогуливались под деревьями четыре огромных черных пса. Их красные пасти были оскалены, злобные глаза сверкали.

— Господи, страшные-то какие, — перепугался Боб.

И тут они услышали свист. Это был сигнал, по которому собаки, оскалив клыки рванулись в сторону плотины. Пена летела с их высунутых языков. Ребятам не оставалось ничего другого, как перебежать плотину и броситься к старым дубам, до которых было ярдов пятьдесят.

— Мы… мы не успеем! — задыхаясь, кричал Боб.

— Деревья слишком далеко! — просипел сзади Диего.

— Ребята, быстрее! — орал Пит.

— Пит, смотри, они уже плывут! — оглянувшись, завопил Диего.

Желая быстрее настичь жертву, черные псы не побежали через плотину, а кинулись прямо в маленькое водохранилище. Они были сильными пловцами и вскоре оказались на другом берегу, следуя по пятам ребят. Но те все же успели добежать до старого кряжистого дуба и взобраться на его раскидистые ветви. Они в ужасе притихли, глядя вниз на черных, злобных, отчаянно лаявших чудовищ.

Это была ловушка!

ШЕРИФ ИДЕТ НА АРЕСТ

Кто-то снова громко свистнул, собаки замолчали и улеглись под деревом.

— Смотрите, — сказал Боб, — вон Скинни и управляющий Коди.

Их тощий враг с ковбоем Коди мчались через плотину. Увидев ребят на дереве, Скинни довольно заулыбался. Подойдя к дереву, Коди свистнул собакам, и те послушно легли у его ног, напряженно подрагивая в предвкушении добычи. Маленькие глазки Коди радостно светились.

— Итак, вы незаконно вторглись на чужую территорию, это земля Норрисов! — заявил он.

— Вы отлично знаете, что нас загнали сюда ваши собаки! — воскликнул Диего.

— А что вы и ваши собаки делали на земле Альваресов? — возмутился Пит.

— У вас нет доказательств, ребятки! — засмеялся Коди.

— Все, что я вижу, — невинно скривился Скинни, — это трое нарушителей, сидящих на дереве, которое растет на земле моего отца. Мы уже жаловались шерифу, что у нас вечно проходной двор, а теперь и доказательства есть.

Из подъехавшей машины действительно вылез шериф и его заместитель, которые направились в сторону Коди и Скинни.

— Что здесь происходит? — грозно рявкнул шериф.

— Мы поймали Альвареса и его дружков, которые шляются без разрешения по нашей территории. Я же давно говорил вам, что братья Альваресы и их компания ведут себя так, как будто это их земля! Их лошади пасутся на нашем пастбище, портят нашу изгородь. Альваресы жгут костры в лесу, а вы ведь знаете, как это опасно!

— Эй, там, на дереве, слезайте! — скомандовал шериф. — А ты, Коди, попридержи своих собак!

Несмотря на злобный собачий лай, ребята слезли с дуба. Шериф внимательно посмотрел на сыщиков.

— Э-э, так ведь мы знакомы! Пит Креншоу и Боб Андрюс из команды Трех Сыщиков? Ну, судя по тому, что мне о вас рассказывал комиссар Рейнольдс, вы должны знать законы. Пребывание на чужой территории без разрешения является серьезным нарушением!

— Сэр, мы находились на земле Альваресов, — спокойно стал объяснять Боб, — но на нас спустили собак, пришлось бежать к ближайшему дереву.

— Скажет тоже! Вы что, не видите, что он врет? — вмешался Скинни.

— Сам ты врешь, Скинни Норрис! — возмутился Пит.

— Послушайте, если мы были на земле Норриса, когда за нами погнались собаки, то почему собаки такие мокрые? Дождя ведь, кажется, нет?

— Мокрые? — Шериф взглянул на собак.

— Да, — твердо повторил Боб. — И мокрые они потому, что переплывали водохранилище, а это водохранилище и часть реки выше плотины принадлежат Альваресам! Они гнались за нами!

— Кого вы слушаете? — закричал покрасневший Коди. — Собаки вымокли раньше…

— Черт возьми, я бы сказал, что мокрые собаки опровергают ваши обвинения, Коди! Я-то думал, у вас неопровержимые доказательства.

— Есть у меня такие доказательства. Пой демте, они у меня в машине. А машина стоит вон там, на дороге.

— Какие еще доказательства? — возмутился Боб, глядя на удаляющегося вместе с Коди шерифа.

— Много хочешь знать! — хмыкнул Скинни. Ребята и Скинни сердито переглядывались в ожидании шерифа. Минут через пятнадцать он вернулся с большим плоским бумажным пакетом в руках и мрачно кивнул Диего и Сыщикам:

— Ладно, можете идти. Не знаю пока, кто из вас прав, кто виноват, но Коди я предупредил, чтоб не выпускал собак со своей территории. И вас предупреждаю: на чужую территорию больше ни-ни!

Диего и Пит только открыли рот, чтобы возразить, но Боб опередил их:

— Естественно, сэр. — И тут же невинно спросил: — Сэр, а вы можете сказать нам, что у вас в пакете?

— А вот это уже вас не касается, Боб Андрюс! — резко отрезал шериф. — И вообще — убирайтесь отсюда!

Ребята, осторожно обойдя собак, с неохотой поплелись по направлению к плотине, а перейдя ее, поспешили за велосипедами. Когда они доехали до грунтовой дороги, бегущей по земле Альваресов к их сгоревшей асьенде, снова полил дождь.

Еще издали они завидели Пико. Он медленно обходил комнаты сгоревшего дома, будто искал, не уцелело ли что от огня, и был явно смущен их неожиданным появлением.

— Я ищу меч Кортеса, — признался Пико. — Мне пришло в голову, что, если бы дон Себастьян решил спрятать свой меч, скорее всего, он сделал бы это в своем доме. И теперь, когда дом сгорел, может, удастся его обнаружить, ведь металл не горит. Но, кажется, здесь его нет! Пико пнул ногой обгоревшую чурку.

— Зато мы нашли Замок Кондора! Нашли, Пико! — бросился к нему Диего.

И ребята быстренько рассказали, как извлекли на свет Божий старую карту, как искали меч на скале и на плотине. Темные глаза Пико блестели все азартнее, но быстро потухли, когда рассказчики признались, что поиски ни к чему не привели.

— Стоило тогда искать этот самый Замок Кондора! С чем пришли, с тем и ушли!

— Вы не правы, кое-что важное мы все-таки обнаружили, — настаивал Боб.

— То есть?

— Мы поняли, что дон Себастьян действительно хотел спрятать меч для своего сына Хосе. Замок Кондора отмечен только на самой старой карте и никак не был связан с местонахождением самого дона Себастьяна, поэтому-то он и поставил его название в начале письма как ключ к разгадке. Ключ должен был подсказать Хосе, где надо что-то искать, причем искать надо было только меч Кортеса!

— Возможно, — согласился Пико, — но вы все еще…

Не успел он закончить фразу, как к асьенде с шумом подкатили две машины. В одной сидел шериф, вторая была автофургон с ранчо Норриса. Из него выскочили Скинни и Коди.

— Вот они! — завопил Коди.

— Хватайте их! — вторил ему Скинни.

— Да погодите вы, я сам разберусь, — остановил их шериф, в руках которого был плоский бумажный пакет. Он медленно подошел к Пико.

— Пико, я хотел бы знать, где вы находились в тот день, когда в лесу был пожар?

— Где я был? На пожаре, а до этого в Роки-Бич, в школе у Диего.

— Это было около трех часов. А до этого — До этого я был на ранчо. А в чем дело, шериф?

— Мы установили причину пожара. Кто-то развел костер на ранчо Норриса. Задолго до трех часов. А в это время года костры строго запрещены. Ограда на ранчо Норриса была сломана, и…

— И мы видели следы копыт твоих лошадей! — нетерпеливо перебил его Коди.

— Ты пошел за лошадьми и развел костер! — выкрикнул Скинни.

— Если ограда сломана и лошади пасутся на чужой земле, я просто пойду и уведу их. Но ни я, ни мои друзья никакого костра не разводили, — спокойно ответил Пико.

Тогда шериф открыл бумажный пакет и достал из него черное сомбреро, украшенное серебряной лентой.

— Ты узнаешь его, Пико?

— Узнаю, это мое сомбреро. А я-то боялся, что оно сгорело в огне. Спасибо, что вы…

— Хочешь сказать, надеялся, что оно сгорит! — воскликнул Скинни.

— Я сказал то, что хотел, понятно? Глаза Пико сердито блеснули.

— Послушайте, Пико, — продолжал шериф, — когда вы потеряли сомбреро?

— Когда? Во время пожара. Я…

— Нет, на пожаре у вас на голове его не было, я точно помню, и несколько пожарных подтвердили.

— Тогда не знаю.

— Пико, сомбреро было найдено около костра, из-за которого начался пожар.

— Тогда почему оно не сгорело?

— Огонь полыхнул в другую сторону, а сомбреро осталось лежать на траве у погасшего костра. Наступила тишина.

— Я вынужден вас арестовать, Пико, — вздохнув, сказал шериф.

Диего было возмутился, но Пико жестом остановил его.

— Вы должны выполнять свои обязанности, шериф — гордо сказал он и направился к машине. — Расскажи обо всем дону Эмилиано! — крикнул он Диего на прощанье.

— Вам тоже придется поехать с нами, чтобы дать показания, — повернулся шериф к Скинни и Коди.

— Будьте уверены, мы их дадим! — кивнул Коди.

— С превеликим удовольствием! — поддакнул Скинни и засмеялся в лицо ребятам. Оба направились к своей машине.

Ошеломленные Сыщики и Диего молча смотрели вслед отъезжавшим машинам. В глазах Диего стояли слезы.

— Пико никак не мог быть виновником пожара!

— Конечно, нет, — успокоил его Боб. — Я уверен, что в этой истории что-то не так, но пока не знаю, что же именно. Я уже где-то видел это сомбреро, но вот где и когда? Господи, почему с нами нет Юпитера! Теперь, ребята, нам придется решать уже две задачи: мы должны найти меч Кортеса и освободить Пико!

НОВЫЕ ИДЕИ

Диего отправился к дону Эмилиано Пазу, а Пит и Боб поспешили обратно в Роки-Бич. До позднего вечера Сыщики пытались дозвониться до Юпитера, но там никто не отвечал. Как Юп и предполагал, именины дяди Мэтью затянулись до поздней ночи. Питу и Бобу ничего не оставалось, как лечь спать.

Когда на следующее утро Боб спустился вниз в столовую, отец протянул ему утреннюю газету.

— Смотри, здесь пишут, что ваш друг Пико Альварес вчера был арестован по обвинению в поджоге леса…

— Поджег не он, папа! Мы уверены, что шериф ошибается, что кто-то подставил Пико, и мы собираемся это доказать!

— Будем надеяться, вам это удастся, сынок, — сказал мистер Андрюс.

Быстро проглотив завтрак, Боб поспешил позвонить Юпитеру и рассказать об их вчерашних злоключениях. Узнав об аресте Пико, Юп вконец расстроился.

— Конечно, Пико не виноват, и тебе следовало бы знать почему, — выговорил он Бобу. — Ты что, ничего не помнишь? Мы же сами видели Пико в сомбреро!

— Ну извини, — ответил Боб. — Не у всех же фотографическая память, как у тебя! Так когда ты видел это сомбреро?

— Встретимся в школе — поговорим.

— Ладно.

Боб бросил трубку. У него, как и у Юпа, снова испортилось настроение.

В школе ни минуты свободной не выдалось перекинуться словечком. Но после уроков друзья наконец встретились, будто и не было неприятного телефонного разговора.

— Кто-нибудь видел сегодня Диего? — спросил Юп, когда они под дождем ехали к своему тайному убежищу в «Центр утильсырья».

— Я искал его, но так и не нашел. В школе его не было, — ответил Пит.

Диего действительно не пришел в школу. Весь день они с Эмилиано Пазом искали адвоката для Пико. Когда Юп, Пит и Боб приехали к своей штаб-квартире, Диего уже ждал их. Все четверо пролезли в заваленный автоприцеп и стали обсуждать, как помочь Пико.

— Мы не можем себе позволить нанять частного адвоката, но коллегия адвокатов обещала нам выделить общественного защитника. Они говорят, что дела у Пико неважнецкие.

— Диего, но мы же знаем, что он не виноват! — сердито сказал Боб.

— А как мы это докажем? — со слезами на глазах спросил Диего. — И как мы теперь спасем нашу землю? Пико в тюрьме и ничем не сможет помочь. Да и где взять деньги, чтобы его выпустили под залог?

— Как это? — спросил Пит.

— В суд можно внести залог, — объяснил Юпитер. — Это своего рода гарантия, что вы появитесь во время судебного разбирательства. И тогда во время расследования вам не нужно сидеть в тюрьме.

— Судья назначил сумму залога в пять тысяч долларов! — сказал Диего.

— Пять тысяч долларов! Да где ж взять такие деньги! — воскликнул Пит.

— Не обязательно вносить всю сумму сразу, — продолжил Юпитер. — Вначале можно заплатить десять процентов, а под остальную часть предложить дом, землю. Если вы не появляетесь в суде в назначенное время, то деньги или ваша собственность отходят суду. Если же вы являетесь, вам потом возвращают ваши деньги. Большинство людей обычно возвращаются вовремя, а то потом неприятностей не оберешься.

— Да, Пико бы вернулся, — кивнул Диего. — Он слишком гордый человек, чтобы сбежать. Но в любом случае суммы залога нам не собрать.

— А ранчо?

— Оно уже заложено дону Эмилиано. Мы сейчас пытаемся одолжить деньги у друзей, но пока мало что получается, и Пико придется посидеть в тюрьме. — Мне кажется, кто-то именно на это и рассчитывал, — потер лоб Юпитер. — Все это не случайно. Сомбреро каким-то образом было украдено и подкинуто к костру.

— Но как это доказать, Юпитер? — запричитал Диего.

— Мы даже не знаем, когда сам Пико в последний раз видел свое сомбреро, — добавил Боб.

— Зато мы знаем, что в прошлый вторник около трех часов Пико был в сомбреро. Это же было в день лесного пожара, вы что, не помните? Он был в сомбреро, когда мы познакомились с ним после школы!

— Конечно, конечно! — стукнул себя по лбу Боб.

— А это значит, что Пико не мог оставить сомбреро у костра! Уж до трех-то оно было на нем. А после трех мы все время были вместе, и пожар тушили вместе. Если шериф уверен, что на пожаре Пико был без сомбреро, значит, или он его потерял, или его украли в этот же день, где-то в промежутке между дракой со Скинни и нашим прибытием к месту пожара!

— Юп, а что, если он посеял сомбреро по дороге? Ведь он ехал в кузове, сомбреро могло просто сорвать ветром с головы и отнести в сторону костра… — медленно рассуждал Боб.

— Да нет, — вмешался Диего, — ветер не может сорвать сомбреро с головы: Пико всегда закреплял его кожаным ремешком под подбородком.

— Да и ветра в тот день никакого не было, — добавил Пит. — Помните, именно поэтому удалось быстро потушить пожар.

— В любом случае пожар начался еще до того, как мы приехали на ранчо. Сорвало с головы, не сорвало — не имеет особого значения. Это лишь означает, что сомбреро оказалось у костра уже после того, как начался пожар, — сказал Юпитер.

— Все бы хорошо, да только мы не можем этого доказать, — ужаснулся Боб. — Да, мы с вами знаем — в три часа сомбреро было на голове у Пико, но что наши голые слова против уверений Коди и Скинни!

— Ну, и наше слово, наверное, тоже чего-то да стоит, — сказал Юп. — Раз у нас нет веских доказательств, надо их найти! И точно установить, что произошло с сомбреро.

— Но как это сделать, Юп? — спросил Пит.

— Во-первых, поговорить с Пико. Может, он все-таки вспомнит, когда он был в нем в последний раз. Во-вторых, надо продолжить поиски меча Кортеса. Я уверен, Скинни и Коди уже пронюхали, что мы ищем его или нечто такое же ценное, что поможет Альваресам сохранить свою землю. И арест Пико — только очередная попытка остановить нас, — рассудил Юпитер.

— Значит, опять нужно идти в Историческое общество и искать все по дону Себастьяну, — заключил Боб.

— Боже, это же займет еще лет сто! — застонал Пит.

— Да, работа небыстрая, но и не такая уж скучная. Сосредоточиваемся только на двух датах. На 15 и 16 сентября 1846 года. Дон Себастьян бежал из тюрьмы 15 сентября, и никто никогда его больше не видел. На следующий день, 16 сентября, стало известно об исчезновении трех солдат. Их тоже никто никогда больше не видел.

— Никто из известных нам людей, — уточнил Боб, развалившись в кресле. — Но вернемся к мечу. Мы считали, что Замок Кондора — ключ к разгадке, где спрятан меч. А может, дон Себастьян указывал сыну адрес своего местонахождения?

— Нет, — покачал головой Юпитер, — тогда там стоял бы адрес дома Кабрильо или его собственной асьенды.

— Не обязательно, — возразил Боб. — Ребята, я однажды читал об одном человеке, который попал примерно в ту же переделку, что и дон Себастьян. Это был шотландец по имени Клани Макферсон. Когда в 1745 году англичане оккупировали Шотландию и победили шотландцев в битве при Куллодене, они постарались уничтожить или взять в плен всех правителей и полководцев. Большинству удалось покинуть страну и избегнуть смерти, но Клани, глава семьи Макферсонов, бежать отказался, хотя и знал, что англичане за ним охотятся.

— И что же он сделал? — спросил Диего.

— Он прожил одиннадцать лет в пещере, которая была на его собственных землях. Ему помогал весь семейный клан. Ему носили еду, питье и одежду, и англичане так никогда и не узнали, где он прячется, пока все в стране не переменилось. А потом он вышел на свободу!

— Ты хочешь сказать, что Замок Кондора — это только ключ к разгадке, где собирался прятаться дон Себастьян?

— Мне кажется, да, — кивнул Боб. — Помните, как Пико удивлялся, почему никто никогда больше не видел дона Себастьяна, если предположить, что его не убили? И куда вообще он мог бежать, если остался жив? Я думаю, он рассчитывал спрятаться на собственном ранчо около Замка Кондора!

— И его друзья носили бы ему пищу! — воскликнул Юпитер. — А знаешь, ты прав! Мне это в голову не приходило. Надо еще раз просмотреть старые дневники, документы и письма. Может, мы найдем в них упоминание о том, как кому-то помогали, тайно носили пищу, одежду. Определим период, который нас интересует: вторая половина сентября 1846 года.

— О, черт, — застонал Пит, — работы-то сколько! Только и мечтал!

— Важна любая мелочь, — подчеркнул Юп. — Но большая часть документов будет на испанском, поэтому просматривать их будем я и Диего.

— А мы с Питом?

— А вы отправитесь в тюрьму к Пико и заставите его вспомнить, что случилось с его сомбреро!

ВИЗИТ В ТЮРЬМУ

Тюрьма находилась на верхнем этаже полицейского управления Роки-Бич. Добраться туда можно было, пройдя по длинному коридору, а потом поднявшись на лифте на пятый этаж. Этот особый коридор был перегорожен металлической решеткой, перед которой за столом сидел полицейский. Пит и Боб умоляли его разрешить им свидание с Пико Альваресом.

— Прошу прощения, ребята, но часы посещения у нас после обеда, если вы, конечно, не его адвокаты! — улыбнулся полицейский.

— Ну хорошо, — сказал Боб, стараясь не терять достоинства. — Мы его адвокаты.

— Не совсем адвокаты, но что-то вроде, — уточнил Пит.

— Ладно, ребята, я человек занятой, не морочьте мне голову и…

— Сэр, мы частные детективы, — не дал договорить ему Боб. — Да, мы начинающие детективы, и нам надо поговорить с Пико о его деле. Это страшно важно. И мы…

— Хватит дурака мне тут валять! Вон оба! — рявкнул полицейский.

Тяжело вздохнув, Боб и Пит уже повернулись, чтобы уйти, но в этот момент позади них раздался голос:

— Вы бы хоть письмо за моей подписью показали! — Это вышел начальник полиции Роки-Бич Самюэль Рейнольдс. — Вы кого тут ищете? — спросил он и выслушал ответ с очень серьезным выражением лица. — Сержант, — обратился он к дежурному полицейскому, — думаю, мы можем слегка нарушить правила. Пико Альварес не такой уж страшный преступник, а детективы, ведущие расследование, действительно имеют право на встречу с клиентом.

— Простите, сэр, я не знал, что это ваши друзья.

— Не друзья, а просто добровольные помощники. Вы бы очень удивились, если бы узнали, сколько раз они нам помогли.

Улыбнувшись ребятам, комиссар Рейнольдс удалился.

Сержант нажал кнопку звонка, по ту сторону решетки вышел другой полицейский и изнутри отомкнул замок.

Пит и Боб немедля проскользнули в дверь и вздрогнули от лязга, с которым захлопнулась за ними решетка.

— Боже, какое счастье, что мы только посетители! — прошептал Пит.

Они прошли по коридору к лифту, поднялись на верхний этаж и вышли в другой, ярко освещенный коридор, разбитый на отсеки. У первой стойки слева у арестованных отбирали все личные вещи вплоть до содержимого карманов. У второй снимали отпечатки пальцев, у третьей — выдавали тюремную униформу, в которую они переодевались в маленькой комнатке в конце коридора. Напротив нее на двери была надпись: «Для свиданий». Дальше вдоль правой стены шли столы, за которыми сидели проводящие допрос арестованных полицейские.

— Эй, ребята, идите сюда, — позвали их с первого стола. — Вы Андрюс и Креншоу, частные детективы?

Проглотив вставший в горле от волнения комок, они кивнули. Офицер напечатал на специальной карточке их имена и адреса, а затем фамилию заключенного, которого они собирались посетить.

— Теперь встаньте к стене, — скомандовали им.

Пит и Боб послушно встали спиной к стене, и очередной офицер быстро и профессионально обыскал их, не обнаружив, естественно, ни оружия, ни каких-либо других опасных предметов, которые могли бы помочь заключенному совершить побег. Пит облегченно вздохнул, что при нем не оказалось его швейцарского армейского ножа, который он обычно носил с собой.

Потом их проводили в помещение для свиданий, предварительно открыв замок ключом. Перед ними открылась узкая, длинная комната с перегородкой, вдоль которой по одну и по другую сторону стояли табуретки. Перегородка достигала сидящим до подбородка, и было совершенно невозможно передать что-либо через этот барьер незаметно для дежурного полицейского. .

Боб и Пит сели рядом на табуретки. Вскоре железная дверь напротив открылась и охранник ввел в комнату Пико, которого усадили по другую сторону барьера.

— Спасибо, что пришли навестить, — спокойно сказал Пико, — но я ни в чем не нуждаюсь.

— Мы уверены, что костер развели не вы! — воскликнул Пит.

— Я тем более уверен, — улыбнулся Пико, — но, к сожалению, шериф другого мнения.

— Мы сможем доказать вашу невиновность, — сказал Боб.

— Доказать? Как вы, ребята, сможете это доказать?

— В три часа дня вы пришли к школе в сомбреро, — начал Боб. — Вы не могли оставить его у костра на ранчо Норриса до того, как мы все вместе побывали на асьенде. А к этому времени пожар уже начался, значит, поджог совершил кто-то другой!

— Так, так… То есть мое сомбреро оказалось на территории Норриса уже после того, как начался пожар. Отлично, ребята! Вы действительно прекрасные детективы. Да, конечно, мое сомбреро попало туда совершенно случайно. Или…

— Или кто-то специально подбросил его, — добавил Боб, — чтобы…

— …чтобы сфабриковать это ложное обвинение! — воскликнул Пико. — Но вы не сможете доказать, что я был в нем в Роки-Бич! Ваши слова — еще не доказательство.

— Конечно, — согласился Боб, — но главное, что мы знаем правду. Осталось выяснить, каким образом сомбреро оказалось у костра.

— А поэтому вы должны вспомнить, где вы его оставили. Мне кажется, на нашей свалке сомбреро было при вас. А когда мы ехали в кузове грузовика? — спросил Пит. .

— В кузове? Дайте подумать. Я еще рассказывал вам о нашей семье… Нет, не помню, было оно на мне или нет.

— Надо вспомнить обязательно! — в отчаянии воскликнул Пит.

— Думайте, думайте! — в один голос умоляли Пико Пит и Боб.

Но Пико только беспомощно смотрел на них.

* * *

Диего тяжко вздыхал, сидя за столом в библиотеке и просматривая микрофильмы старых газет. Сюда его послал Юпитер, когда выяснилось, что в Историческом обществе нет полного комплекта.

Диего уже изучил двухмесячную подшивку еженедельной газеты, выходившей в Роки-Бич в 1846 году, и теперь приступал к последней неделе октября. Пока ничего интересного не было. В газетах ни слова не писали о доне Себастьяне, если не считать небольшой заметки о его смерти. Она целиком основывалась на заявлении сержанта Брюстера и ничего нового не содержала.

Диего снова тяжело вздохнул и потянулся. В читальном зале было тихо, лишь с улицы доносился шум дождя. Диего взял одну книгу из стопки, лежавшей на столе. Это были мемуары и дневники местных жителей, датированные девятнадцатым веком.

Диего открыл ее — его интересовали события с середины сентября 1846 года.

Юпитер захлопнул пятый прочитанный за вечер дневник и прислушался к шуму дождя за окнами Исторического общества. Старые, написанные от руки записки одного из местных жителей испанского происхождения были очень занимательным чтением, но нельзя было забывать о главном: его интересовал только дон Себастьян. Однако даже описание горячих сентябрьских деньков 1846 года при всей его увлекательности не содержало ничего путного.

Шестой дневник Юпитер открыл почти без всякой надежды на успех. Правда, написан он был по-английски, а это было уже немного легче. Автором был лейтенант американской кавалерии из отряда Фремона, захватившего город.

Юпитер читал, читал — и минут через десять глаза его загорелись от возбуждения и весь он подался вперед. Он еще раз перечитал страничку дневника давно забытого лейтенанта, быстренько сделал копию и выбежал с ней прямо в дождь.

* * *

Пико покачал головой:

— Нет, ребята, не могу вспомнить.

— Хорошо, — спокойно произнес Боб, — давайте восстановим все с начала, шаг за шагом. Итак, вы пришли за Диего в школу в сомбреро. Юпитер это помнит точно, да и я тоже.

— Я уверен, что даже Скинни с Коди это помнят, но никогда не признаются, — добавил Пит.

— Пит совершенно уверен в том, что вы были в нем и на нашем дворе. В кузове грузовика вы рассказывали нам историю земли Альваресов. Я помню, как вы пальцем показывали нам всякие достопримечательности, мимо которых мы проезжали, значит, вы не держали его в руках. Помню, что в кузове было довольно холодно, а потому, скорее всего, вы оставались в сомбреро, — рассуждал Боб.

— Потом мы приехали на вашу асьенду, — продолжил Пит. — Мы все вылезли из грузовика, и стали рассказывать дядюшке Титусу о статуе Кортеса… А вот что было потом, Пико? Может, вы сняли сомбреро, когда вошли в дом?

— Потом я… Нет, я не входил в дом. Я… мы все… Подождите!.. Вспомнил!

— Ну? — воскликнул Пит.

— Говорите же, не тяните! — сгорал от нетерпения Боб.

— Помните, мы все пошли в сарай, чтобы посмотреть вещи, которые я собирался продать мистеру Джонсу. Там был полумрак, сомбреро еще больше заслоняло мне свет, и поэтому я снял его и… повесил на крючок на внутренней стороне двери! Ну да, конечно! Я повесил сомбреро именно в тот момент, когда Герра и Уэрта закричали:

«Пожар!» Я выбежал вместе с вами, а сомбреро так и осталось висеть на двери!

— Висеть на двери, а не валяться у костра на ранчо Норриса, — проворчал Боб.

— Значит, кто-то успел взять его из сарая прежде, чем он загорелся, и подбросить к костру, чтобы подозрение пало на Пико!

— Но доказательств все равно нет, — вяло произнес Пико.

— Может, удастся отыскать что-нибудь в сарае, если там не все сгорело. Поехали, Пит, посоветуемся с Юпитером.

Попрощавшись с Пико, которого охранник тут же увел обратно, ребята поспешили в Историческое общество, но Юпитера там не застали.

— И куда он подевался? — удивился Пит.

— Просто не знаю, — кусая губы, ответил Боб. — У нас осталось всего несколько часов, а потом стемнеет и бессмысленно будет ехать в сарай Альваресов.

— Тогда поехали! — решил Пит. — Может даже, Юпитер с Диего уже там.

Они сели на велосипеды и вскоре катили по дороге под проливным дождем.

НАХОДКА НА ПЕПЕЛИЩЕ

Дождь прекратился, когда Пит и Боб въехали во двор асьенды. Чернели руины сгоревшего дома, напоминая пейзаж после битвы. Кругом стояла тишина. Вдали на холме, на фоне хмурого неба, странным и грозным привидением возвышалась конная статуя.

Юпитера и Диего здесь не было.

— Может, подождать? — предложил Пит.

— Зачем, раз мы уже здесь. Давай поищем сами.

Пит с тоской оглядел обугленные стены и рухнувшие стропила сарая.

— Господи, что можно найти в этом месиве! Ладно, с чего начнем?

— Думаю, Юпитер бы ответил: «Начнем с самого начала». Обойди-ка сарай вокруг, может, кто-нибудь что-нибудь обронил, может, следы какие-нибудь остались.

Чуть ли не уткнувшись носом в землю, они стали осматривать каждый дюйм, медленно обходя сарай по периметру — один слева, другой справа. Непрекращавшиеся дожди превратили землю в настоящее болото, грязь облепила их ботинки тяжелыми комьями, и при каждом их шаге раздавались чавкающие звуки.

Встретились они у входа, вернее, у бывшего входа — у обгоревшей двери.

— Нет, я ничего не нашел. Грязь по колено, в такой что хочешь утонет, — заныл Пит.

— Не думаю, что здесь перед дождем были какие-нибудь следы. Сухая глина тут тверда, как скала. Давай зайдем, — предложил Боб.

Внутри картина была просто ужасной: сгоревшие стропила крыши, поломанная мебель, темные кучи сотен бывших предметов старины, которые Альваресы собирались продать дяде Титусу. Две внешние стены рухнули целиком, от двух других тоже мало что осталось. Окна зияли открытыми черными ранами. От пепелища, политого многодневным дождем, шел отвратительный запах. Практически нельзя было узнать ни одного предмета. Ребята стояли в растерянности.

— Разве тут можно хоть что-то найти? — простонал Пит. — Тем более мы сами не знаем, что ищем.

— Как это не знаем? Нам нужна хоть малейшая зацепка, чтобы определить, кто здесь был и взял сомбреро, — сказал Боб. — И ты прекрасно знаешь, что сказал бы сейчас Юп: «Мы поймем, когда увидим»!

— Давай начнем «от печки», — предложил Пит.

— С того места, где Пико оставил свое сомбреро. — Боб показал на проем двери: передняя стена уцелела и возвышалась над обломками. — Видишь, в ней еще торчит деревянный крюк, на который Пико его повесил.

— Вернее, остатки крюка, — пробормотал Пит, но послушно последовал за Бобом.

Пит и Боб начали тщательно исследовать землю около проема. Вся она была покрыта пеплом и обгоревшими обломками мебели и всяких предметов. Точно можно было определить лишь черепицу с крыши. Им попадались сотни закопченных осколков стекла и горелых щепок, но ничего такого, что заслуживало бы их внимания.

Устав, Пит уселся на полусгоревшую балку.

— Для того чтобы найти тут какую-нибудь улику, нужно, чтобы на этом предмете так и было написано: «Улика», — грустно пошутил он.

— Не меньше, — с неохотой признал Боб. — Здесь столько всего навалено…

— Кажется, там кто-то идет. — Пит насторожился, поднялся и направился к двери. — Наверное, Юп и Диего… — И тут же отпрыгнул от двери и перешел на пронзительный шепот: — Боб! Там трое каких-то типов! Они идут сюда!

Боб выглянул на улицу из-за завала обгоревших досок.

— Приближаются! Что-то не нравятся они мне! Давай-ка спрячемся…

Они перебежали к противоположной стене сарая: упав на рухнувшую крышу, она образовала что-то вроде тайника. Пит и Боб на коленях проползли в темный лаз, легли на землю и замерли. Они едва дышали, стараясь не производить даже малейшего шума.

Через несколько минут в сарай вошли трое мужчин. Оглядывая черные руины, они постояли у двери. Один из них был высокий, черноволосый, с пышными усами и, по крайней мере, трехдневной щетиной на тяжелом подбородке. Второй был маленький и щуплый человечек с крысиным лицом и злыми глазками. Третий — лысый толстяк с большим красным носом и выбитыми передними зубами.

Все трое были одеты по-ковбойски, точно только что слезли с седла: в старые джинсы, покрытые грязью ковбойские сапоги, поношенные рубашки. На головах красовались старые, в разводах от пота, шляпы. Казалось, их грубые руки и лица уже очень давно не знали воды.

Они мрачно осмотрели развалины.

— Ничего мы здесь не найдем, Кэп, — сказал Крысиная Мордочка. — Тут сам черт ногу сломит.

— Треснем, но найдем их! — рявкнул черноволосый усач.

— Вряд ли, Кэп, — тоненьким голоском подтвердил лысый, покачав большой круглой головой. — Вряд ли.

— Вот я вам покажу, ясно? Они должны быть где-то здесь!

— Хорошо, хорошо, Кэп, — закивал лысый и стал ногой расшвыривать головешки и сгоревшую рухлядь, с таким усердием уставившись в пол, что, казалось, уже только благодаря его старанию искомый предмет должен был вот-вот появиться.

Человечек с крысиной мордочкой ходил кругами вокруг пожарища, делая вид, что тоже ищет, однако было ясно, что особенно он не старается. Поэтому Кэп его тут же обругал:

— Пайк, черт тебя возьми! Ищи внимательно, ты же не ромашки собираешь!

Щуплый Пайк, подняв глаза на Кэпа, тут же наклонился ниже, изобразив старание. Теперь Кэп повернулся к толстяку.

— Послушай, Тулса, разбейте помещение на квадраты и каждый пусть ищет на своем участке!

Тулса немедленно опустился на четвереньки прямо в пепел и грязь и начал ползать, только что не задевая носом пол. Посмотрев на него с презрением, Пайк и Кэп повернулись каждый в свою сторону и продолжили поиски, расширив плацдарм вправо и влево от дверного проема.

— Кэп, вы уверены, что потеряли их именно здесь? — спросил Пайк.

— Уверен. Помнишь, как мы еще соединяли провода, чтобы завести мотор? Наверное, придется заказывать новые ключи…

Пришельцы дважды обыскали руины, причем один из них почти вплотную подошел к спрятавшимся Питу и Бобу, которые просто дышать перестали. Здоровяк Кэп стоял так близко, что ребята могли коснуться его сапог. Пит судорожно глотнул, молча указав пальцем на тонкий острый нож за голенищем сапога Кэпа.

— Ну, не знаю, — наконец произнес тщедушный Пайк. — Может, вы потеряли их раньше и совсем в другом месте.

— А как бы мы тогда приехали сюда, ты, дурак? — брезгливо бросил Кэп.

— Ладно, согласен, но, может, вы уронили их по дороге? — опять нарывался Пайк.

Он сел на балку, которая проходила прямо над головами Питера и Боба, вытащил свой острый нож, от одного вида которого просто мороз шел по коже, и стал строгать обгоревшее дерево.

— Ладно, — наконец согласился Кэп, — может вы и правы. Все равно без фонаря в этой темноте ни черта не найти. Пошли посмотрим в том месте, где мы ставили машину, а если и там не найдем, придется идти за фонарем.

Пайк вскочил с балки и поспешил из сарая вслед за приятелями. Пит и Боб пролежали еще несколько минут, боясь пошевелиться. Они слышали, как трое о чем-то громко спорили во дворе. Потом наступила тишина. Выбравшись из своего убежища, ребята выбежали в пустой двор. Боб повернулся к Питу:

— Послушай, я, конечно, не знаю, кто они такие, но мне кажется, это они были здесь в день пожара и определенно имеют отношение к сомбреро Пико. Скорее всего, они потеряли ключи от машины!

— Насчет ключей ты, наверное, прав… Может, они работают на Норриса?

— Видел, как они искали ключи? Значит, считают их опасной уликой! Давай поищем как следует!

— Слушай, ты, искатель, мы и так уже все перерыли. Они не нашли — и мы вряд ли найдем.

— Мы теперь по крайней мере знаем, что надо искать. Вон там в углу обгоревшие грабли, сейчас мы пустим их в дело…

Пит нашел в углу грабли с наполовину сгоревшей ручкой, но целой металлической частью, и начал разгребать пепел, угли, мусор. Каждый раз, когда грабли натыкались на что-то металлическое, они с Бобом внимательно обшаривали участок. Искать стало легче: засветило солнце, облака уплыли и небо очистилось.

— Пит! — вдруг заорал Боб, тыкая пальцем в сверкающую в солнечном луче точку.

Пит осторожно подтащил находку граблями, и оба, резко наклонившись, стукнулись над ней головами: каждому хотелось поднять ее первым!

— Гляди, два ключа на цепочке с серебряным долларом! — ошалел от счастья Боб.

— Давай посмотрим, нет ли на нем каких-нибудь инициалов?

— Вроде нет. Но это именно те ключи от машины, которые они искали!

— А может, они принадлежат Пико или кому-нибудь из его друзей?

— Эй, вы! — взвизгнул кто-то сзади. Ребята мгновенно повернулись: в дверях перед ними стоял толстяк Тулса и пристально их разглядывал. Ребят спасло только то, что тугодум сам не знал, что ему делать дальше.

— Бежим! — скомандовал Пит Бобу шепотом. Они бросились бежать через задний пролом сгоревшего сарая и вскоре уже были за мощными стволами росших во дворе дубов. Так, перебегая от ствола к стволу, они отдалились на столь солидное расстояние, что уже можно было обернуться назад и посмотреть, что творится на дворе асьенды.

— Эй, вы там!

Около сгоревшего дома стоял черноволосый Кэл и делал знак рукой, подзывая к себе ребят. Тут к нему подошел щуплый и, видимо, сообщил, что Тулса видел, как мальчишки что-то нашли в сарае. Пит и Боб в ужасе огляделись вокруг: путь к велосипедам был отрезан и спрятаться было негде.

— Быстрее к холмам! — прошипел Пит, и они изо всех сил припустили туда, где за каньоном высились далекие холмы, один из которых на фоне голубого неба венчала статуя всадника на безголовой лошади.

ОПАСНОСТЬ ПОДЖИДАЕТ НА РАНЧО

Выйдя из Исторического общества, Юпитер направился в библиотеку и столкнулся там с Диего. Стройный младший отпрыск семьи Альваресов был явно чем-то расстроен.

— Я просмотрел старые газеты, — сообщил он. — Там упоминается много перестрелок в районе каньона, но ничего полезного для нас.

— Не страшно, — нетерпеливо ответил Юпитер. — Зато я кое-что нашел. Пит и Боб, наверное, уже ушли от Пико и вернулись к нам в штаб-квартиру. Пошли!

Несмотря на опять начавшийся дождь, ребята погнали на велосипедах к «Центру утильсырья». Чтобы избежать неожиданной встречи с тетей Матильдой или дядей Титусом, которые тут же придумали бы для него срочное задание, Юпитер повел Диего через тайный ход. Они подъехали на велосипедах к забору в пятидесяти футах от угла. Забор свалки по всей длине был разрисован городскими художниками Роки-Бич, и Юп остановился перед сценой, изображающей пожар в Сан-Франциско в 1906 году. Рядом с красными сполохами пламени на картине была нарисована маленькая собачка.

— У этой собачки кличка Разбойник, — сообщил Юпитер, — а поэтому секретный вход называется «Разбойник красных ворот».

Вместо одного глаза у маленькой собачки торчал выпуклый сучок. Юпитер вынул сучок, сунул в отверстие палец и нажал на потайную защелку. Три доски раздвинулись, и они с Диего ступили на территорию склада. Спрятав велосипеды, ребята пробрались потайным проходом в горе металлических отходов и строительного мусора к какому-то листу фанеры, за которым оказалась штаб-квартира. Пита и Боба здесь не было.

— Наверно, они все еще у Пико, — сказал Юпитер. — Придется их подождать.

— Подождем, — согласился Диего. — Расскажи пока, что тебе удалось выяснить.

Юпитер вытащил листок бумаги, и его глаза загорелись.

— Один из лейтенантов Фремона вел дневник. Я нашел в нем запись от 15 сентября 1846 года:

«Мои чувства весьма противоречивы! Боюсь, напряжение, испытанное мною во время нашего наступления, не прошло мне даром. Сегодня я получил приказ обыскать асьенду дона Себастьяна Альвареса и найти спрятанную там контрабанду. В сумерках мне привиделось нечто, свидетельствующее о явном расстройстве моих умственных способностей. На гряде, холмов за рекой Санта-Инез я ясно увидел на скале самого дона Себастьяна верхом на коне, державшего в поднятой руке свой знаменитый меч! Прежде чем мне удалось перейти реку, наступила полная темнота, и, не желая подвергаться риску встречи с Альваресом, я вернулся в лагерь, где и узнал, что утром дон Себастьян Альварес был убит при попытке к бегству из-под ареста. Так что же я видел на холме неподалеку от асьенды дона Себастьяна? Призрак? Мираж? Может, я краем уха слышал о его смерти раньше и взыграла моя фантазия? Нет, я ни в чем не уверен!»

— Но дона Себастьяна вовсе не убили! — вскричал Диего. — И лейтенант действительно его видел, Юпитер! И меч в руке у него тоже был!

— Ну, видишь, — торжественно продолжил Юпитер. — Теперь мы точно знаем, что в ночь на 15 сентября дон Себастьян был жив и при нем был меч Кортеса! Нет, лейтенант был в своем уме. Как только вернутся Пит и Боб, я немедленно отправлюсь на то место!

Однако прошло еще полчаса, а Пита и Боба все не было. Диего забеспокоился:

— Наверное, что-то случилось с ними или с Пико!

— Никто от этого не гарантирован, — мрачно буркнул Юпитер. — Но скорее всего, они что-нибудь узнали от Пико и отправились на расследование.

— Но куда?

— Раз они должны были узнать у Пико, где он в последний раз видел свое сомбреро, я подозреваю, что они отправились на вашу асьенду. Поехали?

Юпитер и Диего тем же путем — через «Разбойника красных ворот» — вышли обратно, сели на велосипеды и что было духу помчались к сгоревшей асьенде. Дождь прекратился, небо становилось все светлее.

Уровень воды в реке Санта-Инез резко поднялся, и она грозила выйти из берегов. Ребята переехали каменный мост и покатили дальше по шоссе.

Проезжая мимо гряды холмов, они подняли головы к вершине, где стояла статуя Кортеса.

— Юпитер, смотри! Статуя! Она… она движется! — закричал Диего.

Они затормозили и уставились на статую.

— Движется не она, — сказал Юпитер, — движется что-то рядом с ней!

— Кто-то прячется за ней!

— Смотри, их двое! Они бегут вниз!

— Это Пит и Боб!

— Скорее!

Кинув велосипеды в придорожные кусты, они побежали навстречу друзьям. Пит и Боб, скользя по склону, падая и поднимаясь, приближались к дороге. Наконец все четверо сошлись в придорожном кювете.

— Юп, мы нашли улику, — тяжело дыша, сообщил Пит.

— Но нас застукали трое каких-то типов. — Боб тоже не мог отдышаться.

— Какие еще трое типов?

— Кто их знает… Они и сейчас гонятся за нами!

— Побежали! Спрячемся под мостом, — скомандовал Юпитер.

— Там они нас точно найдут, Юп! — возразил Боб.

— Здесь есть большая сточная труба! Она выходит в кювет и вся заросла травой и кустарником. Пошли скорее! — крикнул Диего.

Они бежали вдоль кювета, хлюпая грязью. Диего с трудом раздвигал густые колючие заросли, ища выход гигантской дренажной трубы, спускавшейся по склону холма. Наконец они нашли ее, залезли внутрь, преодолевая сильный поток дождевой воды, и как ни в чем не бывало прикрыли вход ветками кустарника. Оставалось только ждать, что они и делали, сбившись в тесную стайку.

— Так какую вы нашли улику? — зашептал Юпитер.

Пит и Боб поведали о найденных ключах от машины и о том, что с ними еще приключилось в сгоревшем сарае. В полумраке трубы Диего пытался рассмотреть ключи.

— Нет, ключи точно не наши, — уверенно сказал он.

— Эти трое мужиков вспоминали, как им пришлось заводить мотор, соединяя провода. Стало быть, они были в сарае еще до пожара, уверены, что потеряли ключи в сарае, и боятся, что улика будет обнаружена! — заключил Юпитер. — Это они украли сомбреро Пико и подбросили его к костру!

— Кто же они такие? — удивленно вопросил Пит хриплым голосом.

— Не знаю. Но они каким-то образом причастны к пожару и аресту Пико. Я даже… Тс-с!

Все мгновенно умолкли. Мимо них по дороге, топая, промчались три ковбоя.

— Нет, я никогда их раньше не видел! — прошептал Диего. — Если они работают у мистера Норриса, то, наверное, новенькие.

— Тогда какого черта им здесь надо? — удивился Пит.

— Именно это нам нужно узнать, — сказал Юпитер.

— Я знаю только одно: я не хочу, чтобы они вернулись! — взвыл Боб.

Они выждали, прислушиваясь. На дороге было тихо. Прошло еще минут пятнадцать, и Юпитер тяжело вздохнул:

— Кому-нибудь придется разведать, что там происходит.

— Я сбегаю, — вызвался Диего. — Они ищут Пита и Боба, меня не знают. А если что — я здесь живу недалеко, так что я вне подозрений.

Диего с присущим ему грациозным проворством выскользнул из убежища, выбрался на дорогу, повернул налево к мосту и исчез. Трое Сыщиков опять принялись ждать. Боб первым услышал шорох и хотел было последовать за Диего, но Пит остановил его:

— Подожди, может, это не он! Они снова прислушались. Кто-то подошел к трубе:

— Вылезайте, никого нет!

Это был Диего! Облегченно вздохнув. Сыщики по одному вылезли на дорогу. Диего повел их к реке Санта-Инез. Далеко впереди по шоссе удалялись три ковбоя, вскоре они свернули к ранчо Норриса.

— Один — ноль в нашу пользу, — подвел итоги Диего. — А мы теперь знаем, с чего начать расследование, да, Юпитер?

И Юпитер рассказал друзьям о дневнике лейтенанта и показал переписанную им страницу.

— Вот это да! — воскликнул Пит. — Значит, дон Себастьян действительно убежал! Да еще с мечом Кортеса!

— Конечно, так оно все и было, — ответил Юпитер, — но все-таки где искать меч?

— Но, Юпитер, он же пишет… — запротестовал было Диего.

— Он не мог видеть того, о чем пишет, — перебил его Юпитер. — А если и видел, то в другом месте. Посудите сами: он пишет, что выехал из асьенды, а это означает, что он был на нашем, западном берегу реки. Он смотрел на другой берег на восток, примерно с этого места. Он пишет, что видел гряду холмов, но по ту сторону реки. Но на том берегу, у Норриса, нет никаких холмов!

Действительно, равнина на другом берегу реки тянулась вплоть до ранчо Норриса.

— Он что-то спутал, — мрачно продолжил Юпитер. — Либо неверно определил свое местонахождение, либо ему изменила память, когда он писал дневник.

Ребята расстроенно переглянулись.

— Скорее всего, мы опять промахнулись, — закончил Юпитер.

Совершенно удрученные, они пошли за велосипедами, чтобы вернуться домой.

ВРЕМЕНИ У АЛЬВАРЕСОВ В ОБРЕЗ

Ночью снова полил дождь и лил не переставая весь следующий день. Сыщики не имели ни времени, ни возможности поговорить о мече Кортеса или о найденных ключах. После уроков их на целый день заняли всяким школьным общественно-полезным трудом.

— Ну никаких идей! — печально вздыхал Питер.

Диего навестил Пико в тюрьме, показал ему найденные ключи и описал внешность трех загадочных ковбоев. Пико подтвердил, что ключи чужие, а о ковбоях он не знал ничего. Предположил, правда, что Норрис мог нанять их, чтобы выжить Альваресов с их земли.

К вечеру Трое Сыщиков отправились сначала в библиотеку, а потом в Историческое общество — снова просматривать старые подшивки газет, рапорты, дневники и воспоминания.

Они еще раз перечитали ложный рапорт о смерти дона Себастьяна, подписанный сержантом Брю-стером, капралом Макфи и рядовым Крейном. Но, увы, не нашлось ни одной новой важной детали.

Дождь опять лил всю ночь и весь следующий день. В газетах появились предупреждения о воз-можном наводнении в округе.

После школы Юпитер поехал в Историческое общество, а Пит и Боб съездили по домашним делам и встретились в штаб-квартире. Скинув плащи, они сели возле электрического обогревателя, дожидаясь Диего и Юпитера.

— Как ты думаешь, Боб, мы когда-нибудь найдем этот меч?

— Не знаю, Пит. Честно говоря, я уже почти не верю. Ведь это все когда было! Сколько разных рапортов мы перерыли, и мексиканских, и американских, но разве разберешь, что там имеет отношение к дону Себастьяну!

Вдруг из люка в полу возник Диего. Вид у него был еще несчастнее, чем два дня назад.

— Что-нибудь случилось с Пико? — насторожился Боб.

— Еще какие-нибудь неприятности? — набросился на гостя Пит.

— Пико-то еще ладно, но у нашей семьи действительно очень большие неприятности, — ответил Диего.

С несчастным видом Диего стащил с себя промокшую насквозь куртку и сел сушиться рядом с ребятами. В отчаянии он покачал головой:

— Сеньор Паз продал наши залоговые бумаги на дом и землю мистеру Норрису!

— Не может быть! — воскликнул Пит.

— Но ведь он обещал вам тянуть до последнего, — возмутился Боб.

— Дон Эмилиано не виноват, — объяснил Диего. — Ему были нужны деньги, и он понимал, что, раз Пико в тюрьме, в ближайшее время деньги мы не вернем. И Пико тоже нужны деньги, чтобы внести залог за себя и заплатить адвокату. Поэтому он и разрешил дону Эмилиано продать бумаги.

— Кошмар, — медленно произнес Боб.

— Просто безнадега какая-то, — вздохнул Пит. — Мы никогда не найдем меч, если сейчас застопоримся, а времени совершенно нет. Как ты думаешь, сколько мы…

Внезапно они услышали шум, стук и скрежет со стороны туннеля, ведущего от «Разбойника красных ворот». И вскоре перед ними возник Юпитер. Он был совершенно вымокший и никак не мог отдышаться.

— За мной следил Скинни! — пыхтя, заявил главный Сыщик. — Но мне удалось обмануть его и незаметно проскочить в секретный вход «Разбойник красных ворот».

— Зачем он тебя выслеживал? — удивился Диего.

— По-твоему, я должен был его об этом спросить? — отрезал Юпитер. — Может, он просто хотел со мной поболтать, но, как видишь, я предпочел другую компанию! Слушайте, что я нашел…

Тут что-то тяжелое грохнуло по куче металлического мусора. Следующий удар раздался намного ближе, и сквозь шум дождя до них донесся голос Скинни:

— Я знаю, ты где-то здесь, толстяк Джонс! Все вы тут где-то притаились! И думаете, что вы самые умные!

Раздался новый удар. Скинни под проливным дождем на дворе «Центра утильсырья» швырял камни или что-то вроде этого в груды металла, зная, что Сыщики где-то рядом, вот только непонятно, где именно.

— Умные, да не очень, слышите? — надрывался под дождем Скинни. — Мы поймали вашего мексиканского дружка! В субботу хозяевами ранчо будем мы, слышите?

Ребята переглянулись, но только Юпитер выглядел донельзя удивленным — они еще не успели рассказать ему, что дон Эмилиано Паз продал закладную.

— В субботу закончится вся эта волынка! — продолжал орать Скинни. — И вы уже не сможете помочь своим потным спинам! Теперь ищите, что хотите! Ну что, выскочки, получили? — отвратительно засмеялся Скинни. — Спокойной ночи, приятных сновидений!

Некоторое время они еще слышали затихающий смех уходящего Скинни. А потом опять только дождь, стучащий по крыше.

— Черт бы побрал этого Скинни! — кипятился Юпитер. — Он готов врать что угодно, чтобы…

— Нет, Юпитер, — перебил его Диего, — на этот раз все так и есть. — И рассказал Первому Сыщику о том, что Эмилиано Паз продал их закладную Норрису — В субботу мы должны выплатить всю сумму. Дону Эмилиано мы платили по частям, а Норрису надо полностью, иначе он аннулирует закладную и заберет ранчо себе, — печально произнес Диего.

— Ай да мистер Норрис!.. — задумчиво произнес Юпитер.

— Юп!.. — взвился Боб.

— Неужели мы отступим?! — воскликнул Пит.

— Никто не вправе будет вас упрекнуть, — сказал Диего.

Глаза у Юпитера сердито блеснули.

— Я ничего такого не говорил! Напротив, думаю, теперь нас никто и ничто не остановит! Мы должны сделать все возможное, а времени совсем мало!

— Ни времени, ни улик! — жалобно поддакнул Пит.

— Это как сказать, — заявил Юпитер. — Несколько зацепок у нас есть, другое дело, что мы топчемся на месте, но вот только что я нашел одно доказательство…

С этими словами Юпитер решительно вынул из кармана какую-то бумагу.

— Прав был Боб, считая, что дон Себастьян собирался укрыться в горах и там же спрятать меч Кортеса. Так он и сделал!

Юпитер протянул документ Диего.

— Посмотри, он написан на испанском, и я не уверен, что понял все правильно. Переведи, пожалуйста!

Диего кивнул:

— Скорее всего, это страница из дневника. Датировано 15 сентября 1846 года:

«Этой ночью нашей маленькой группе защитников отечества сообщили, что орел нашел свое гнездо. Мы должны всячески позаботиться о благороднейшей птице. Хищники кругом и повсюду. Это будет непросто, но именно сейчас время решительно действовать!»

Диего обвел ребят взглядом.

— Думаете, под орлом они подразумевают дона Себастьяна? Тогда, значит, часть патриотов вырвалась на свободу и планировала помочь дону Себастьяну прятаться от врагов?

— Я в этом совершенно уверен, — сказал Юпитер. — Этот дневник принадлежит испанцу, майору местных войск, личному другу Альвареса. Из текста я понял, что кличку «Орел» дон Себастьян получил еще в молодости!

— Я не совсем понимаю, какая нам польза от этого текста, — заметил Боб, пытаясь разобрать испанские строчки. — Вполне возможно, что я действительно был прав и дон Себастьян скрывался так же, как Клани Макферсон, но здесь же не сказано, где именно. Ты прочел дневник майора дальше, Юп? Может быть, там дальше что-нибудь написано?

— Нет, это последняя страница, и тут дневник обрывается. Майор был убит через несколько недель в схватке с захватчиками. Полагаю, он был слишком занят для того, чтобы писать.

— Итак, если дон Себастьян действительно прятался в горах, то что же с ним было дальше? — вступил в разговор Пит. — А что, если его друзья помогли ему бежать из этих мест, он взял с собой меч и никогда больше сюда не возвращался?

— Он, конечно, мог поступить и так, — кивнул Юпитер. — Но мне почему-то кажется, что все было иначе. Если бы он бежал отсюда, то хоть в каком-нибудь дневнике было бы об этом упоминание. Скорее, с доном Себастьяном что-то случилось в горах, но что именно? Полагаю, что и тогда никто об этом так и не узнал. Вот в чем все дело.

— Если тогда никто не знал, то как узнаем мы? — спросил Пит.

— Мы знаем очень много: мы знаем, где он собирался спрятаться! — объяснил Юпитер. — Он отметил место своего пребывания в углу письма:

«Замок Кондора». Я совершенно уверен, что разгадка именно где-то там, около этой высокой скалы. Наверняка мы там что-нибудь проворонили, а потому завтра, сразу после школы, придется нам вернуться туда еще раз.

ТАЙНИК

Когда во вторник после уроков ребята вышли из школы, дождь почти кончился, и они легко и весело добрались др сгоревшей асьенды. Внимательно осмотрели все кругом — нет ли ковбоев.

Немощеная дорога после недельного дождя превратилась в болото, поэтому велосипеды пришлось оставить на асьенде, соорудив для них укрытие из обгоревших бревен. Боб притащил целый рюкзак с инструментами и фонарями, и они начали свой путь к плотине и высокой скале Замок-Кондора.

— Если опять пойдет дождь, я чувствую, обратно придется возвращаться вплавь, — пошутил Пит.

Чтобы не промочить ноги и не измазать одежду, они были вынуждены сойти с дороги и продираться дальше по камням сквозь кустарник.

Подойдя к каньону, они обнаружили, что в нем довольно много воды. Пришлось им обходить его, да еще перелезать через насыпь, отделявшую каньон от реки Санта-Инез.

Вода оголила корни растущего по краю каньона кустарника, и он будто повис в воздухе.

Ребята с большим трудом преодолели грязное месиво у подножия холмов. Но вот они уже начали свое восхождение и вскоре любовались совершенно фантастическим видом с вершины Замка Кондора. Отсюда было видно, как Санта-Инез, выйдя из берегов, широко разливалась по сгоревшим полям. Она перехлестывала через верх плотины, создавая удивительный водопад, а внизу превращалась в бурный поток, бежавший по скалистым отрогам холмов вниз, все дальше и дальше к океану.

Ребята так засмотрелись, что Юпитеру пришлось напомнить, зачем они сюда пришли.

— Давайте прикинем, где здесь можно было бы спрятаться, — сказал он, оглядываясь вокруг. — Где тут может быть место достаточно безопасное, но и более или менее удобное, чтобы в нем можно было довольно долго жить?

— Ну не на этой же скале, конечно, — ответил Пит. — В прошлый раз мы здесь облазили все кругом и не нашли даже небольшой щели.

— Диего, не знаешь, тут есть пещеры? — спросил Боб.

— Я не знаю ни одной, — ответил Диего. — Может быть, дальше, в горах?

— Нет, — решительно покачал головой Юпитер, — я уверен, что место, где он мог спрятаться, где-то здесь близко.

— А если где-нибудь внутри плотины? — предположил Пит.

— Не смешно, — пожурил его Боб.

— Может, есть какая-нибудь отдаленная впадина, над которой можно было натянуть тент или сделать настил над головой?

— Не думаю. Юпитер. Я облазил все эти холмы тысячи раз, — пожал плечами Диего.

— Скажи, у рабочих дона Себастьяна были бараки? — спросил Боб.

— Были, конечно, но все бараки давным-давно снесены.

— Послушай, Диего, а куда идет вон та боковая проселочная дорога? — не отставал от него Пит.

— Дальше в горы, потом поворачивает обратно к шоссе на земле сеньора Паза.

Тогда Пит указал пальцем в сторону дальнего края каньона.

— А это что за тропинка?

— Тропинка? — удивился Юпитер, высматривая хоть что-нибудь похожее.

— Да, вон там. Она отходит от проселочной дороги и идет вокруг холма.

Тут все они увидели узкую тропу, идущую через густой кустарник и исчезающую где-то среди низкорослых дубов на склонах холма.

— Хижина! — воскликнул Диего. — Как я мог забыть! Там есть старая берлога, в которой когда-то жили вакерос. Я уже очень давно там не был.

— А что, она существовала еще во времена дона Себастьяна? — спросил Юпитер.

— Ну конечно! По крайней мере, так рассказывал мне Пико. В старые времена здесь всегда ставили хижину из глины и необожжённого кирпича.

— Итак, почти никому не известная тропинка к ней могла просматриваться из Замка Кондора! — воскликнул Юпитер. — Вот это, может быть, и есть то самое место!

Скользя по пологому склону скалы, увязая временами в мягкой земле, они спускались вниз.

Юпитер в тревоге поглядывал на плотину.

— Надеюсь, что плотина устоит, — сказал он. Сыщик номер один был далеко не атлетического сложения и не умел плавать.

— До сих пор вроде выдерживала, хотя, конечно, она уже очень древняя, — сообщил Диего.

— Спасибо, ты меня очень порадовал, — пробормотал Пит.

Перейдя на другую сторону расплывшейся от дождя грязной дороги, ребята ступили на узкую тропинку, ведущую через дубовую рощицу и густые заросли кустарника. Ею редко пользовались, и она совсем заросла. Пересекая скалистый отрог, тропинка вела в узкий каньон между двумя высокими холмами. В каньоне было темно и мрачно.

— Вот она! — закричал Диего, показывая пальцем вниз.

Маленькая саманная хижина прилепилась к краю нависшей над ней массивной скалы, почти невидимая под раскинувшимися над ней кронами деревьев и разросшегося кустарника. Плоская крыша была покрыта тонкими заржавевшими листами железа. Стены были все в трещинах. Когда Диего попытался открыть дверь, она рухнула, подняв тучу пыли: скала служила естественным навесом, и земля вокруг хижины была совершенно сухая.

Внутри оказалась всего одна крошечная комнатенка с земляным полом. Металлическая крыша лежала прямо на бревнах. В хижине не было ни окон, ни электричества, ни водопровода, никакой мебели. Только ржавая старая плита, которая когда-то давно давала тепло.

— Ничего себе, хорошенькое местечко, где можно прятаться несколько лет! — сказал Пит. — Я бы тут и двух дней не прожил!

— Ты бы не так запел, если бы тебя всюду искали враги, а при тебе бы еще был бесценный меч? — заметил Юпитер. — Но я, конечно, с тобой согласен: обстановочка бедноватая.

— Уж слишком бедноватая, — согласился Боб. — Ни полок тебе, ни кладовок, ни одного укромного уголка, ни щелочки! Да здесь иголку не спрячешь!

Диего осмотрел голые стены и потолок.

— Боб прав. Ничего тут не спрячешь.

— А если в пол? — предположил Пит. — Дон Себастьян вполне мог спрятать меч в пол и оставить это место не отмеченным.

— Нет, — покачал головой Юпитер, — тогда свежая земля долго бросалась бы в глаза. Думаю, он не стал бы рисковать. Хотя…

Первый Сыщик стал внимательно рассматривать старую плиту, ножки которой стояли на большом плоском камне, а вытяжная труба выходила наружу через хлипкую крышу.

— Интересно, — задумчиво произнес Юпитер, — эту плиту можно сдвинуть?

— Давай попробуем, — предложил Пит. Высокий Второй Сыщик нажал на плиту. Она была очень тяжелая, но все-таки сдвинулась на сантиметр.

Вытяжная труба состояла из коротких секций.

— Сними трубу, — приказал Юпитер. Пит ковырнул трубу, и оказалось, что она совершенно проржавела.

— Ну, положим, в 1846 году она была новенькая, — сказал Юпитер. — Ломай ее, иначе не получится.

Вынув из рюкзака Боба инструменты. Пит с трудом отломал ржавую трубу над плитой. Затем все четверо, навалившись, столкнули плиту каменной подставки. Пит попытался сдвинуть сам камень, но он оказался слишком тяжелым?

— Не поддается, — пожаловался он.

— Давай-ка, Юпитер! — Диего указал на бревно, которое внизу немного отошло от стены.

Пока Юпитер помогал, Диего отдирал бревно от стены. Пит и Боб отодвинули плиту подальше! Пит сделал маленький подкоп под плоский камень ставил в дыру конец бревна, загнал его под камень, и все четверо навалились на противоположный конец бревна. Каменная платформа отошла от земли и сдвинулась. Под ней оказалась небольшая, но глубокая ямка, над которой сразу склонился Диего.

— Там что-то есть! — воскликнул он прежде, чем Боб успел включить фонарь.

Диего запустил руку так глубоко, как только мог, и вытащил обрывок обгоревшей веревки, кусок бумаги, потемневшей за столько лет в подземелье, и свернутый в рулон кусок мешковины, черный от времени.

Диего схватил бумагу.

— Тут что-то по-испански! Ребята! Это прокламация американской армии от 9 сентября 1846 года! Что-то о правилах поведения гражданского населения!

— А мешковина по размеру как раз подходит для меча, — сказал Юпитер и дрожащими руками стал ее разворачивать.

— Но тут ничего нет! — воскликнул Пит, когда надеяться было уже не на что.

— Диего, больше ничего не нашел? — спросил Юпитер.

Боб склонился над ямой с фонарем, пока Диего шарил по дну.

— Вроде ничего… Постойте! Нашел! Это… Это просто камень, черт возьми!

Диего разжал кулак, и все увидели на его ладони маленький пыльный осколок. Он потер его о свою рубашку — и камешек приобрел глубокий, сияющий зеленый цвет!

— Это… — начал Боб.

— Это — изумруд! — закричал Юпитер. — Здесь лежал меч Кортеса! А потом, когда дон Себастьян бежал от сержанта Брюстера, он перепрятал его. Может, потому что кто-то еще знал об этом тайнике или потому, что эта хижина — не самое безопасное место.

— Конечно, — сказал Боб. — Вот мы, например, обнаружили тайник очень быстро!

— В общем, опять нашли, да не то, — вздохнул Диего. — Зато теперь мы явно близки к разгадке. Теперь мы точно знаем, что дон Себастьян имел меч при себе, а вовсе не утонул вместе с мечом, как написал в своем рапорте Брюстер. Нет, меч был спрятан здесь до тех пор, пока дон Себастьян не вернулся за ним той ночью, а потом не перепрятал его в более надежное место! Он спрятал его и спрятался сам, и все это нужно было сделать очень быстро!

— Юп, — внезапно сказал Пит, — что это за шум?

Ребята прислушались. Над ними начался громкий, будто барабанный, стук.

— Дождь! — воскликнул Боб. — Он стучит по скале, которая нас прикрывает. Господи, это ж будет настоящий потоп!

— Нет, — ответил Пит, — я еще кое-что слышу… Юпитер недоуменно покачал головой. Боб пожал плечами, но Диего вдруг прошептал:

— Это голоса! Кто-то идет!

Они быстро выскользнули за дверь и спрятались в густых зарослях кустарника. Сквозь ветки они увидели внизу трех ковбоев, идущих по дну каньона. Обрывки фраз доносились сквозь звуки сильного дождя:

— …шли в эту сторону, Кэп… четверо…

— …следу… искать…

Ковбои прошли мимо невидимой для них хижины и исчезли за соседним холмом. Юпитер поднялся.

— Бежим обратно к Замку Кондора, пока они нас не обнаружили!

Но на этот раз Юпитер ошибся. Не успели ребята выйти из укрытия, как позади них раздался голос:

— Эй вы, четверо!

Ничто в мире не заставило бы их бежать быстрее, чем этот окрик.

ГРЯЗЬ ТАКАЯ СКОЛЬЗКАЯ

Ребята бросились назад по заросшей тропинке, выбежали на дорогу и остановились, задохнувшись от быстрого бега. Куда бежать дальше: налево или направо?

— Если мы побежим по этой дороге, они поймают нас до того, как мы доберемся до шоссе, — размышлял Пит.

— И на склоне горы нас сразу заметят! — продолжил Боб.

— И через плотину уже нельзя, — добавил Диего. — Там нас просто смоет!

Они замерли, растерявшись, под потоками непрекращающегося дождя.

Позади них уже был слышен звук ломающегося хвороста под ногами ковбоев. Они поносили всех подряд. Злобный голос Кэпа перекрывал общую ругань: он приказывал им пошевеливаться.

— Скорей! — опомнился Пит. — Попробуем пробраться к дороге!

— Нет! — дал отбой Юпитер. — Вниз, в каньон! К тому концу, что ближе к плотине! Они ведь уверены, что мы туда не сунемся!..

Не теряя больше времени, все четверо спустились в каньон. Держась более крутой стороны, они старались не соскользнуть в воду, которая все больше наполняла его. Склон был скользким, кустарник рос густо. Идти было невыносимо трудно, но они шаг за шагом упорно продвигались в сторону плотины.

Наверху, на дороге, хлюпали по грязи тяжелые ботинки. Ребятам казалось, что их сердца стучат слишком громко и этот стук сейчас услышат их преследователи. Прижавшись к крутому склону, они замерли, не произнося ни звука.

Прямо у них над головами звучали злобные голоса: — Куда, черт возьми, они подевались?!

— Маленькие скользкие вонючки!

— Ты думаешь, они действительно нашли ключи?

— Уверен! Помнишь, как они от нас убегали?

— Кэп, может, они побежали к плотине?

— Тулса, не старайся быть глупее, чем ты есть. Даже ребенку ясно, что сейчас плотину не перейти!

— По склонам тоже не видать, значит, пошли к шоссе!

Три ковбоя поспешили по направлению к асьенде и шоссе. Ребята под проливным дождем терпеливо ждали, когда же они наконец уйдут.

— Кажется, пронесло, — с облегчением сказал Боб.

— Нам тоже медлить нельзя. Да и долго тут не просидишь.

— Вот только куда идти-то? — почесал в затылке Пит. — К шоссе — там они, через плотину мы тоже не перейдем, а ведь рано или поздно они, сюда вернутся.

— Может, поближе к плотине мы найдем местечко, где можно было бы спрятаться, пока они не уйдут совсем, — сказал Юпитер. — Если не получится, перелезем через насыпь, она нас прикроет, и мы проберемся к дальнему краю гряды. А там спрячемся за Замком Кондора. Здесь, в овраге, небезопасно. Если они вернутся, найдут нас в два счета.

Стараясь маскироваться, чтобы их нельзя было увидеть сверху, четверо ребят продолжали медленно продвигаться вдоль каньона. Вот уже слышен шум воды, падающей с плотины по другую ее сторону. Насыпь отделяла каньон от реки.

— Ищите какую-нибудь нишу или выступ, за которым можно было бы спрятаться, — приказал Юпитер.

Они внимательно осмотрели склон оврага.

— Да нет, Юпитер, тут особо не спрячешься! — воскликнул Пит.

— Вон, на той стороне дороги есть скалы, неплохое прикрытие, — сказал Диего, высунув голову из каньона. — Ребята! — Он мгновенно прижался к земле. — Они на дороге! Они возвращаются!

Все четверо словно вросли в землю и продолжали переговариваться шепотом.

— Они нас видели? — спросил Боб.

— Не думаю, — ответил Диего.

— В каком месте дороги они находятся? — поинтересовался Юпитер.

— Может быть, они вернутся обратно к хижине? — с надеждой предположил Пит.

— Боюсь, они вернулись, чтобы прочесать район вокруг плотины, — сказал Юпитер. — В общем, завязли мы тут. Остается надеяться, что им не придет в голову заглянуть в каньон!

Ребята замерли. Сквозь шум водопада слышались приближающиеся чавкающие шаги. Стали различимы голоса:

— …если мы не найдем их у плотины, надо будет вернуться и прочесать все кусты в каньоне!

— О Господи! — прошептал Юп. — Нам надо немедленно убираться отсюда. Пусть пройдут мимо, и как только они свернут, вылезаем отсюда, перемахиваем через насыпь и спускаемся по ту сторону. А затем пробираемся к Замку Кондора!

— Но, Юп, — запротестовал Пит, — как только мы окажемся на вершине насыпи, они сразу нас заметят!

— Но мы же будем там всего несколько секунд. Если повезет и они не будут оглядываться назад, — пока они дойдут до плотины, мы будем уже по ту сторону скалистой гряды.

Пит с сомнением покачал головой, выслушав план Юпитера, но времени уже не оставалось.

Ковбои сравнялись с тем местом, где прятались ребята. Они все так же ругались между собой, а как только отошли подальше, Юпитер осторожно выглянул из оврага и крикнул:

— Пошли!

Ребята на четвереньках выползли из каньона, цепляясь за низкий кустарник, а то и выдирая его с корнем из мокрой, рыхлой земли. От ужаса им казалось, что весь мир смотрит на них. Вскоре смельчаки взобрались на земляную насыпь и перевалили на другую сторону, оказавшись на берегу полноводной речки.

— Ура! — воскликнул Пит.

— Теперь быстро к холмам! — приказал Юпитер. — Пригибайтесь как можно ниже!

Согнувшись вдвое, они, как крабы, побежали вдоль мягкой, скользкой насыпи. Юпитер и Боб дважды поскользнулись и упали, растянувшись в грязи, а Диего вообще чуть не скатился в реку. И только Питу удалось удержаться на ногах, а потому он вовсю помогал остальным.

Наконец мальчишки добрались до крутого скользкого склона высокой скалы. Они стали карабкаться к Замку Кондора, и из-под ног у них водопадом сыпались мелкие камешки.

Внезапно за их спиной раздались крики, которые не заглушил даже шум воды в реке:

— Кэп! Вон они!

— Вон, наверху!

— Точно, они! Ну, попались!

Застыв на скользком склоне, ребята оглянулись назад. Три ковбоя, потрясая кулаками, ринулись за добычей и вскоре уже были рядом с плотиной.

— Они нас видели! — запричитал Диего.

— Эх, не успели! — взвыл Пит.

А ковбои уже бежали от плотины по залитой водой низине прямо к гряде холмов.

— Что делать-то будем, Юп? — закричал Боб. — Сейчас они нас тут и прихлопнут!

— Я… я… — заикаясь, начал было Юпитер. Тут воздух наполнил странный ревущий звук, перекрывший шум дождя. Он шел со стороны плотины и приближался с каждой секундой. Ковбои на полпути от плотины до холмистой гряды тоже остановились и прислушались.

— Смотрите! — пронзительно закричал Пит. Над плотиной поднялась трехметровая стена воды. Она несла с собой камни, бревна и вырванные с корнем деревья. Тяжелая волна перевалила через плотину и рухнула в пенящуюся речку. Земля содрогнулась. Другой берег реки уже представлял собой сплошную жидкую грязь с плавающими в ней ветками.

— Ребята! Они не раздумали! — опомнился первым Диего.

Ковбои были уже на земляной насыпи, когда она вдруг раскололась надвое и стала расползаться: три ковбоя так и поехали в бурные воды реки!

Громко крича и ругаясь, они пытались зацепиться за что-нибудь или, по крайней мере, целенаправленно плыть, но бурлящая река была беспощадна.

— Они исчезли! — воскликнул Боб.

— Боюсь, ненадолго! — заявил Юпитер. — Они же выплывут на полпути к шоссе. Двигаемся дальше!

Они вновь начали восхождение к Замку Кондора. Теперь сверху лились грязные потоки воды, летели камни. Дождь не утихал, и вода увлекала за собой к подножию все новые обломки скал.

— Господи, грязь прет со всех сторон! — рассердился Пит, скользя по крутому склону.

Будучи отличным гимнастом. Второй Сыщик перепрыгнул через широкий ряд обнажившихся валунов. И тут остальные трое удивленно остановились: Пит исчез из виду, словно сквозь землю провалился!

ОРЛИНОЕ ГНЕЗДО

Пит пропал так внезапно, будто его поглотили сами горы!

— К-куда он еще подевался? — разволновался Диего.

— Ребята! Сюда, ко мне!

Это был Пит. Его приглушенный голос, казалось, шел откуда-то из недр горы.

— Где ты, Пит? — звал Диего.

— Здесь, внизу! Подойдите к большим валунам!

Они спрыгнули вниз и увидели за огромными валунами довольно узкую щель в склоне, совершенно не видную сверху. А раньше, как подтвердил Диего, ее тут и вообще никогда не было.

— Наверно, оползень ее обнажил! — предположил Боб.

Юпитер наклонился и прокричал в щель:

— Пит, помощь нужна или сам выберешься?

— А я и не собираюсь вылезать! — раздался глухой голос Второго Сыщика. — Здесь пещера, Юпитер! И много камней — можно заложить вход, и ковбои нас тут никогда не найдут. Спускайтесь сюда!

Трое ребят обменялись взглядами.

— Итак… — колебался Юпитер.

— Давайте скорее! — уговаривал их Пит. — Здесь сухо и полно места. Да и ковбои могут скоро вернуться.

Напоминание о преследователях вмиг развеяло последние сомнения Сыщиков.

Первым в щель спрыгнул Боб. За ним пытался последовать Юпитер: пыхтя и отдуваясь, он протискивал в узкий проход свое грузное тело.

— Я не пролезаю! — признался он, покраснев.

— Диего, подтолкни его, а мы попробуем втянуть, — предложил Боб.

Пит и Боб тянули Юпитера вниз за ноги, а Диего стал изо всех сил нажимать на его плечи. Шумно, как пробка из бутылки, Юпитер скользнул в пещеру. Ну, а стройному Диего попасть туда не составило никакого труда.

Боб уже зажег фонарь, и все осмотрелись.

— Пит! — позвал Боб.

— Второй Сыщик, где ты? — кричал Юпитер. Они в тревоге оглядели склоны, старательно прислушиваясь. И наконец услышали шорох, потом голос неизвестно откуда.

— Вот уж никак не подозревал, что здесь есть такая пещера, — удивился Диего. — А ведь я облазил тут все вдоль и поперек!

Фонарь освещал пещеру размером с небольшой гараж, с низким сводом, всю засыпанную камешками и осколками скалы. Несмотря на дождь, в ней было сухо. Очевидно, вход в нее раньше был замурован.

— Посвети, Архивариус! — попросил Юпитер. Маленькая пещера оказалась не больше пятнадцати футов в длину. Юпитер кивнул:

— Наверное, вход завалило во время землетрясения.

— Какая разница, главное, что оползень открыл его, но весь ужас в том, что ковбои могут обнаружить его не хуже нас! Давайте-ка его снова замаскируем! — нервничал Пит.

Все четверо стали таскать к выходу крупные камни и вскоре совсем перекрыли скудный полуденный свет. Довольные, они улыбались друг другу.

— Надо выждать пару часов, — решил Юпитер. — Может, к тому времени они перестанут нас искать и уберутся отсюда.

— Я все-таки никак не могу понять, кто они такие? — недоумевал Боб.

— Во всяком случае, они наверняка связаны с мистером Норрисом, — сказал Диего, — иначе с чего бы им красть сомбреро и подкидывать к костру, который они сами же и развели!

— Если это действительно они. Пока мы только знаем, что они искали ключи от машины. Никак вот не припомню что-то их машину… — задумался Юпитер.

— Но раз они так уж искали свои ключи, наверное, это какая-нибудь улика! — предположил Пит.

— Возможно, они… — начал Юпитер.

— Ю… Ю… Юп! — вдруг, заикаясь, воскликнул Боб. Он осветил фонарем участок скалы в дальнем углу пещеры. — Эта… эта… скала… У нее… у нее…

— Глаза! — судорожно глотнул Диего. — Глаза и зубы!

— Смотрите, череп! — простонал Пит. Юпитер вгляделся в груду каменных осколков в углу. Глаза у него загорелись, и он бросился к находке.

— Это действительно череп! Копайте вокруг!

— Посмотрите, сколько здесь костей! Наверное, беднягу засыпало тут во время землетрясения, — печально сказал Пит.

— Я нашел под камнем клочок одежды, — сообщил Боб.

— Пуговица! — воскликнул Диего. — Смотрите, металлическая пуговица с формы американского солдата!

— Нет, этого парня здесь не засыпало, — сделал вывод Юпитер. — Смотрите, у него в черепе отверстие от пули. Его убили!

Первый Сыщик взволнованно посмотрел на остальных.

— Я полагаю, что мы все-таки нашли «гнездо орла»! Именно здесь дон Себастьян собирался спрятать меч Кортеса! Эта пещера под Замком Кондора вполне укладывается в общую картину. И Хосе должен был о ней знать!

— Ты думаешь, это один из трех солдат, которые преследовали моего прапрадедушку? — спросил Диего.

— Думаю, что да, — ответил Юпитер. — И еще думаю, что в этой пещере мы найдем кое-какие вещественные доказательства.

— Вот эта куча камней довольно неплотная, — сказал Пит, пнув ее ногой. — Может, за ней что-то есть? Камни могли свалиться сверху во время землетрясения и разделить пещеру пополам!

Юпитер кивнул в знак согласия.

— Тогда давайте копать, — приказал теперь Пит.

Ребята сейчас же принялись за работу, отбрасывая в сторону катившиеся сверху камни. Работа продвигалась медленно. Чем больше они отбрасывали камней, тем больше катилось их сверху. Постепенно, дюйм за дюймом, гора стала таять.

Наконец сверху образовалась щель, к которой сразу приник Боб со своим фонарем.

Они отбросили еще сотню-другую камней и освободили узкий проход, в который с большим трудом первым протиснулся Боб, держа перед собой фонарь. Перед Бобом предстала пещера раза в три больше первой.

— Сюда, здесь огромная пещера! — закричал пробравшийся вслед за Бобом Диего.

Своды в большой пещере были вдвое выше и представляли собой один сплошной, гладко отполированный камень. Пол тоже был каменный.

— Скорее всего, мы сейчас находимся прямо под Замком Кондора, — догадался Боб.

— Идеальное место, чтобы прятаться от врагов! Вход снаружи можно забаррикадировать, а проход во вторую пещеру очень узок, — отметил Пит.

— Если есть кому приносить воду и пищу, то здесь можно жить в безопасности довольно долго, — предположил Диего.

— Если дон Себастьян добрался сюда незамеченным, то у него было время забаррикадировать вход. Но боюсь, что он не успел, — сказал Юпитер, указывая на левую сторону прохода.

Боб посветил, и все увидели второй скелет. Он лежал на спине, вокруг валялись металлические пуговицы от мундира, а рядом лежало старое ружье.

— Это второй солдат, — сказал Пит.

— А вон и третий! — воскликнул Юпитер.

Фонарь Боба высветил лежащий на середине пещеры третий скелет. Тут тоже словно кто-то рассыпал металлические пуговицы от истлевшего мундира, лохмотья кожаных сапог и пояса с пистолетной кобурой. В нескольких сантиметрах от правой руки скелета лежал мексиканский боевой револьвер.

— Вероятно, это сержант Брюстер, — предположил Юпитер. — Хороший пистолет и сапоги! — Он покачал головой. — Не приходится удивляться, что эти трое так и не вернулись в часть!

— Не так уж далеко они и дезертировали, — заметил Пит.

— Три жадины, падкие на легкую добычу, — добавил Боб.

— Послушайте, — спросил Диего, — а все-таки где же мой прапрадедушка?

Боб повел лучом фонаря по стенам и полу пещеры. С того места, где они находились, ничего нового не открылось.

— Эти трое были кем-то застрелены, — сказал Пит. — И если не доном Себастьяном, то кем же? Или дон Себастьян успел покинуть пещеру?

— Вполне вероятно, — задумчиво произнес Юпитер. — Но если это он застрелил этих троих, почему же он не закопал их и не остался сам в этом прекрасном укрытии?

— Значит, их застрелил не дон Себастьян, — сказал Пит. — Все-таки трое опытных, обученных солдат против одного пожилого человека… Может быть, здесь был кто-то еще и дон Себастьян не хотел…

— Нет, это был он, дон Себастьян! — воскликнул Боб. — Посмотрите туда, в дальний угол пещеры! Там, кажется, еще один коридор…

В углу ребята обнаружили не проход, а нишу глубиной метра в полтора, где спокойно умещался человек.

Здесь-то и лежал четвертый скелет, привалившись к куче камней. Полуистлевшие остатки одежды уже не напоминали военную форму. Около скелета нашли серебристую кончу с индейским рисунком. Рядом валялись два старых ржавых ружья. Диего наклонился и подобрал кончу.

— Местная работа, — оценил он. — Ну вот, теперь мы знаем, почему никто никогда больше не видел моего прапрадедушку. Он навсегда остался похороненным в пещере.

— Вот видите, с самого начала мы были на верном пути, — сказал Юпитер. — Дон Себастьян собирался прятаться именно здесь, поэтому-то и написал в углу своего письма сыну: «Замок Кондора». Это было указание, где его можно будет найти. Он убежал от Брюстера и его солдат, отыскал спрятанный меч и пришел сюда, в пещеру. Но солдаты выследили его и проникли в первую пещеру. У дона Себастьяна было то преимущество, что он мог спрятаться в нише и по одному убивать проникавших сюда через узкий проход солдат. Он убил всех троих, но и они успели его подстрелить. Потом произошло землетрясение, пещеру засыпало, и никто так и не узнал, куда подевались четверо пропавших.

— Но почему же друзья дона Себастьяна не пришли ему на помощь? Они же знали, что орел в гнезде? — возмутился Боб.

Юпитер пожал плечами.

— А вот это навек покрыто мраком неизвестности. Может, не знали точно, где он прячется, и ждали от него знака. А может, их опередило землетрясение. И потом, очень, очень скоро все его друзья были либо убиты, либо изгнаны… Когда Хосе вернулся домой после войны, не осталось уже никого, кто мог бы рассказать ему, что рапорт сержанта Брюстера о смерти дона Себастьяна — ложь. Вполне вероятно, что Хосе не поверил в гибель меча в волнах океана, но в таком случае ему оставалось думать только одно: что меч просто украли.

— Юп! — вскричал Пит. — Меч Кортеса! Он должен быть где-то рядом с доном Себастьяном!

Ребята быстро обыскали нишу и разочарованно переглянулись: нет, меча здесь не было и в помине…

СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ

— Может, дон Себастьян спрятал его где-нибудь здесь, в пещере? — с надеждой сказал Боб.

— На случай, если его схватят, — добавил Диего. — Он же знал, что солдаты идут за ним по пятам. Меч Кортеса не просто драгоценен, он всегда был символом семьи Альваресов, и дон Себастьян хотел передать его по наследству Хосе.

— Поищем еще раз! — распорядился Пит. Фонарик у ребят был только один, поэтому поиски продвигались очень медленно. И, кажется, были бесполезными. В этой на вид большой пещере не было местечка, чтобы спрятать даже булавку. Ребята обнаружили лишь еще одну пустую нишу и несколько углублений. В каменном полу не было ни трещинки, ни дырочки.

— Если вспомнить, что Брюстер и его солдаты шли за доном Себастьяном буквально по пятам до самой пещеры, не думаю, чтобы у него было время как следует спрятать меч, — размышлял вслух расстроенный Юпитер. — Нет, ребята, больше похоже на то, что у него вообще не было с собой меча.

— Но куда же он пропал? — задал риторический вопрос Пит. — Неужели все сначала?

— Только что мы выяснили, что все наши первоначальные догадки оправдались, а меч как сквозь землю провалился! — раздосадованно воскликнул Боб.

— Я… я был совершенно уверен, что мы близки к разгадке, — медленно оправдывался Юпитер. — Наверно, что-то упустили…

— Если дон Себастьян указал в письме к Хосе Замок Кондора, значит, он был уверен, что сын наведается сюда, правильно? — включился в разговор Диего.

— Да, и я предполагаю, он надеялся увидеться здесь с Хосе.

— Но дона Себастьяна убили. Теперь, скажем, так: если он не умер сразу, то, умирая, волновался, наверное, найдет ли Хосе меч без него. Поэтому…

— Поэтому он должен был оставить Хосе записку! — вскричал Юпитер. — Ну конечно! Он обязательно бы это сделал! Только скорее всего она истлела…

— Все зависит от того, на чем он писал и чем, — сказал Пит, — если вообще писал. Я пока ничего такого не заметил.

— Но мы же не искали записку, — напомнил Диего.

— На чем он мог ее написать? — задумался Боб, — Ведь у него не было ни бумаги, ни чернил, вы что, забыли, что он был в бегах?

— Он мог написать ее только кровью! — воскликнул Диего.

— Но на чем? — раздумывал Пит. — Если на рубашке, то послание наверняка не сохранилось.

— Может, на стенах? — предположил Боб, оглядываясь по сторонам.

— Смертельно раненный, умирающий? — рассуждал Юп. — Вряд ли он мог двигаться. Осмотрите стены в нише!

Опустившись на колени, ребята начали тщательно осматривать скалистые стены ниши. Казалось, скелет дона Себастьяна наблюдает за ними.

— Пока ничего не вижу, — пробормотал Пит, держась как можно дальше от скелета.

— Разве следы крови такие стойкие? — засомневался Боб.

— Честно говоря, не уверен, — признался Юпитер. — Наверное, нет.

— А это что такое?! — вдруг воскликнул Диего. Рядом со скелетом, за небольшим камнем, Диего подобрал какой-то предмет, не замеченный ими раньше. Он оказался небольшим, обросшим землей кувшином с отбитой горловиной.

— Там на дне что-то есть, — сказал Диего. — Что-то твердое.

Кувшин взял в руки Юпитер.

— Индейская керамика. А на дне — что-то вроде засохшей краски. Все по очереди заглянули в кувшин.

— Если дон Себастьян что-нибудь и писал этой краской, надпись давно покрыта пылью. Попробуем ее найти, — сказал Юпитер, вынимая из кармана носовой платок. — Только трите осторожно, чтобы не сковырнуть краску.

Они аккуратно протерли скалистые стены.

Первым обнаружил надпись Пит.

— Боб, посвети-ка фонариком! — попросил он. На стене рядом со скелетом были едва различимы четыре испанских слова, написанных черной краской. Диего громко перевел их:

— Пепел… Пыль… Дождь… Океан… Ребята уставились на загадочные слова, пытаясь хотя бы предположить, что же они могут означать.

— Последние два слова написаны почти рядом, — отметил Диего. — И причем нетвердой рукой.

— Может, меч спрятан в каком-то камине? — предположил Пит.

— Где-то недалеко от океана? — продолжил Боб.

— Но как с этим вяжется слово «дождь»? — задумался Диего.

— Тарабарщина какая-то, — рассердился Пит, — Полная бессмыслица.

— Это мой-то прапрадедушка написал полную бессмыслицу? — вспылил Диего.

— Перестань, — остановил его Юпитер. — Пепел, пыль, дождь, океан… — Он покачал головой. — Должен сказать, я тоже не вижу между ними никакой связи.

— Может, эти слова писал не дон Себастьян, а кто-нибудь до него? — вставил Боб.

— Не думаю, Архивариус. Дон Себастьян обязательно должен был оставить послание Хосе, да и написано оно прямо над ним. А после его смерти сюда тоже никто не забредал. Если бы пещеру обнаружили, нашли бы четыре трупа, заявили бы об этом в полицию, и тогда мы не нашли бы тут скелетов. Нет, я уверен, что эти слова писал сам дон Себастьян. Но…

— Вероятно, он был в бреду, — подсказал Боб. — Он был тяжело ранен, он умирал. Он вообще мог не понимать, что пишет.

— Тоже может быть, — согласился Юпитер. — Но я интуитивно ощущаю, что за этими словами что-то кроется. И дон Себастьян был уверен, что Хосе поймет их смысл. Пепел… Пыль… Дождь… Океан…

Казалось, слова эхом отразились от стен пещеры. Каждый мысленно произнес их про себя, как будто магическое повторение могло само по себе привести к разгадке. Погрузившись в мистическую атмосферу, они не сразу расслышали странный звук, идущий из первой пещеры.

— Юп, что это? — сказал вдруг Диего. — Стук какой-то! — Диего задрал голову к потолку.

— Это там, наверху, — успокоил его Боб. — Кто-то забрался на Замок Кондора.

— Не волнуйтесь, нас не найдут, мы же заложили вход в пещеру, — сказал Юпитер.

— Но мы оставили следы! — воскликнул Пит. — Глубокие следы в мягкой глине! Ковбои сразу поймут, что мы здесь спрятались! Они запросто скинут все камни и расчистят вход!

— Пошли! — скомандовал Юпитер. Все четверо пролезли обратно в маленькую пещеру и устроились в темноте у самой щели.

Вскоре до них донеслись голоса.

— Они спускаются, — в ужасе прошептал Пит. Голоса приблизились, и вскоре ребята различили звуки шагов.

— Прижмитесь к стене по обе стороны! — дал команду Юпитер. — Если они протолкнут камни внутрь и войдут, то, по крайней мере, не сразу нас заметят. И нам, может быть, удастся выскочить… Прямо над ними звенели по камням металлические подковки ковбойских каблуков. Голоса звучали уже почти у самого входа — противные, раздраженные.

— Не могу разобрать, о чем они говорят, — прошептал Боб.

— И я тоже, — шепотом ответил ему Пит. Сердитые голоса, казалось, были совсем рядом со входом, но в то же время звучали как за плотной дверью.

— Наверное, они таки увидели наши следы, — пролепетал Пит.

— Почему же они не пытаются войти? — удивился Диего.

Ребята затаились в темноте. Прошло уже четверть часа, но им казалось, что время остановилось.

Шаги начали удаляться, и голоса растаяли где-то совсем далеко. Ковбои уходили!

Ребята выждали еще несколько минут.

— Они не заметили вход! — подал голос ошеломленный Диего.

— Господи, они нас не нашли! — эхом отозвался Боб.

— Но они же шли по нашим следам вниз по склону! Как можно было не заметить этот вход, даже если снаружи уже темно? — недоумевал Пит.

А Юпитер подозрительно осматривал камни, прикрывавшие щель.

— Непонятно, почему так глухо звучали их голоса. Ничего нельзя было разобрать! Все молчали.

— Откинем-ка пару камней, — предложил Пит. Боб направил на вход луч света. Потом все четверо навалились на один камень, на второй, на третий… Но щель оказалась словно замурована — ни капли света, ни глотка свежего воздуха. Испугавшись, ребята стали быстро разбирать остальные камни, но все было напрасно: ни дуновения ветерка, ни брызг дождя внутрь не проникало.

— Где же выход? — закричал Диего. Пит ощупал расчищенную щель, послужившую им входом в пещеру.

— Скала! Здесь почему-то голая скала!

— Ты хочешь сказать, они нас завалили? — воскликнул Боб.

Пит повернулся к ребятам. Глаза его были расширены от ужаса.

— Они нас не заваливали. Это оползень! Огромный кусок скалы сместился сверху и плотно закрыл выход. Потому ковбои и не нашли его. А мы то еще удивлялись, что их было так плохо слышно! Что же нам теперь делать? Ведь мы тут в настоящей ловушке!

ЮПИТЕР ВИДИТ СВЕТ

— Ты уверен? — Юпитер старался не терять выдержки. — Может, это не очень большая скала и мы сможем ее сдвинуть?

Все четверо с большим трудом протиснулись к узкой щели. Пит сосчитал до трех — и все одновременно уперлись в гладкий камень.

— Уфф! — пыхтел Пит.

— Ай! — Ноги у Диего разъехались, и он упал.

Боб и Юпитер жали изо всех сил.

Но скала не сдвинулась ни на миллиметр.

— Зря стараемся. Первый. — Боб утер пот.

— С таким же успехом можно пытаться сдвинуть всю гряду, — добавил Пит.

Ребята в растерянности расселись на полу пещеры.

— Только без паники, — спокойно сказал Юпитер. — Даже если мы сейчас не выберемся отсюда, завтра утром нас начнут искать родители. Мы услышим голоса и откликнемся.

— Мои, скорее всего, уже объявили розыск, — вздохнул Боб.

— Вы хотите сказать, что мы можем проторчать тут всю ночь? — заныл Пит.

— А что ты предлагаешь? Здесь не так уж плохо. Сухо и есть чем дышать, — пытался подбодрить ребят Юпитер. — Кстати, когда мы сюда попали, я даже удивился, что тут вполне свежий воздух. Наверняка тут есть еще какой-нибудь выход наружу, и надо немедленно попробовать найти его!

— Согласен с Юпитером, — кивнул Диего, — надо больше двигаться, чтобы не замерзнуть.

Боб начал медленно водить лучом света по стенам, а Юп, Пит и Диего придирчиво осматривали каждую щербинку.

— Посмотрите-ка, стена слева от входа грязная и влажная. Хорошо бы тут и копнуть, — сказал Юпитер.

— Во-первых, мы без лопаты, — возразил Пит. — А во-вторых, ты что, не видишь вон там, на изгибе, какая она толстая!

— Тогда пошли обратно в большую пещеру, поищем выход там.

— Юп, ты что, не помнишь, да мы там уже все облазили! — запротестовал Боб,

— И все-таки поищем! И я хочу еще раз посмотреть на надпись!

Ребята вернулись в пещеру со скелетами. На них зловеще уставились зияющие глазницы черепов. Казалось, они насмехаются над смельчаками. И опять Боб светил фонарем, а остальные ощупывали и осматривали стены. Никакого выхода они, конечно, не нашли, но слабый поток воздуха откуда-то шел.

— Или будем ждать, когда придет помощь, или надо копать в маленькой пещере, — предложил Боб.

— Хрен редьки не слаще! — простонал Пит. — Ждать я не желаю, а копать сил нет!

— Если нам суждено проторчать тут всю ночь, предлагаю все-таки поломать головы над загадкой «Пепел-пыль-дождь-океан».

— Бред, — отрезал Пит.

— Может, несвязно, но не бред, — настаивал Юпитер. — Давайте еще раз пораскинем мозгами.

Сгрудившись в нише, они рассматривали испанские слова на стене.

— Да, Диего прав, слова написаны на разном расстоянии друг от друга. «Пепел» стоит отдельно, «пыль» тоже, а «дождь» и «океан» как будто бы ближе. Смотрите, кажется, между ними есть тире.

Итак, читаем: «Пепел. Пыль. Дождь — океан». Ну, что скажете?

— Да ничего, — вздохнул Пит.

— Дождь и океан — это вода, так? — начал Диего.

— Вроде бы, — кивнул Юпитер.

— Может быть, «дождь» и «океан» означают одно и то же? — предположил Боб. — Дождь образуется из испарений с поверхности океана. В небе они конденсируются и в виде осадков падают на землю, наполняя озера и реки.

— Так, — раздумывал Юпитер. — Дождь начинается от океана и им же заканчивается… Но какую параллель можно провести с пеплом и пылью?

— Пепел может осесть пылью, — сказал Диего.

— Но пыль никогда не превратится в пепел, — продолжил Пит.

— Подумайте еще, — медленно произнес Юпитер. — Должна же быть какая-то логическая связь.

Ведь не так просто написал он эти слова, надеясь, что их прочтет Хосе?

Но никому больше ничего не приходило в голову.

— Ну что, — вздохнул тогда Юпитер, — пошли копать в маленькую пещеру.

— Можно использовать для этого старые ружья, — предложил Пит.

Боб заглянул в свой мешок с инструментами.

— А больше и нечем копать, разве что моей отверткой…

Вернувшись в маленькую пещеру, они поковыряли размякшую землю слева от выхода. Она так и липла к рукам.

— Дождь лил всю неделю, — объяснил Пит, — вот она и намокла. Да-а… Нам тут копать и копать. Ну что ж, за работу!

Ребята стали ковырять землю старыми ружьями, отверткой, плоскими осколками. Сначала шла земля комковатая, постепенно становясь все более влажной. Они то и дело натыкались на большие камни и обломки скал, которые приходилось выкапывать и оттаскивать в сторону, надрываясь и обдирая руки.

В пещере было холодно, но они вспотели, а их лица и одежда покрылись грязью. Время шло, усталость и голод давали себя знать. Наконец силы их иссякли. Все четверо стали клевать носом, а проснулись лишь на рассвете. Вернее, только их часы подсказывали, что наступил рассвет. В пещере же по-прежнему была ночь. Батарейки в фонаре заметно садились. Ребята с новыми силами принялись за стену.

Было уже полвосьмого, когда Юпитер вдруг заорал:

— Я вижу свет!

Они заработали как сумасшедшие, расширяя маленькое отверстие, через которое брезжил свет. Оно становилось все шире, и когда выросло до размеров большой норы, один за другим они вылезли на воздух и, счастливые, встали под дождем, наконец-то дыша полной грудью!

— А это еще что за шум? — насторожился Пит.

Диего показал в сторону плотины.

— Снесло половину плотины!

— И размыло насыпь, — подхватил Боб.

— Глядите! — воскликнул Юпитер, указывая вниз.

Каньон, почти на милю не доходивший до асьенды Альваресов, превратился в бурный глубокий поток, который уже снес полплотины, смыл насыпь, отделявшую реку от каньона, и теперь устремился вниз, к океану, по двум руслам сразу.

— Господи, Диего, — воскликнул Боб, — и сейчас эта жуть несется мимо вашей асьенды!

Ошеломленный Юпитер вдруг вскричал:

— Ребята, вот и ответ!

МЕЧ КОРТЕСА

— Ответ на что? — спросили Пит и Боб одновременно.

Юпитер было начал объяснять, но тут же бросил, указывая в сторону горной гряды, вдоль которой шла главная дорога.

— Сюда идут! Не дай Бог, ковбои!.. Питер козырьком приставил ладонь ко лбу, чтобы было лучше видно: по тропинке, которая неделю назад после пожара привела ребят на асьенду, бежали четверо мужчин.

— Это мой отец и мистер Андрюс! — завопил Пит. — А с ними шериф и начальник полиции Рейнольдс!

Ребята бросились наискосок по склону им навстречу.

— Пит, — кричал мистер Креншоу, — ты жив-здоров?

— Как видишь, папа, — улыбнулся ему Пит. А мистер Андрюс так и кипел:

— Что вы тут делали всю ночь напролет?

— Папа, мы не виноваты! — оправдывался Боб. — Один оползень открыл вход в пещеру, а другой точно так же закрыл его, когда мы уже были внутри. Зато теперь мы выяснили, что случилось с доном Себастьяном и тремя американскими солдатами!

— Значит, решили еще одну старинную загадку, — улыбнулся начальник полиции Рейнольдс.

— Но родителей своих заставили поволноваться, всех на ноги подняли! — сердито добавил шериф. — Хорошо еще, Пико Альварес рассказал нам, что вы пытаетесь спасти ранчо. Мы проискали вас добрую половину ночи! А твой дядя, Юпитер Джонс, с двумя помощниками и мистер Норрис со своими людьми ищут вас по другую сторону реки. Рассказывайте скорее, как вы угодили в эту пещеру!

— Значит, так, — начал Пит. — Мы… Но тут вмешался Юпитер:

— Сэр, мы все объясним вам по пути к асьенде. Я не хочу, чтобы дядюшка зря волновался, ведь нас уже нашли! Вы можете передать ему по рации, чтобы он шел к сожженной асьенде?

— Сейчас передам. Но ты должен рассказать мне всю правду. Мне надоело ваше безрассудство! И я не потерплю таких выходок в моем округе!

Шериф по рации передал всем поисковым группам, чтобы они стянулись к сгоревшей асьенде.

Идя по тропинке, ребята подробно рассказали начальнику полиции и шерифу всю историю. И про поиски меча Кортеса, и про свои стычки с тремя ковбоями. Наконец они добрались до шоссе, перешли через мост и оказались на асьенде.

Здесь их уже ждали дядюшка Титус и Ганс с братом Конрадом. Позади, у автофургона, стояли мистер Норрис, Скинни, Коди и еще двое мужчин. В полицейской машине сидел заместитель шерифа. Дядя Титус поспешил навстречу Юпитеру.

— Ну, как ты? Все живы? Ничего не случилось?

— Все хорошо, дядя Титус…

Тут подошли Скинни, мистер Норрис и Коди.

— Какой же ты кретин! — усмехнулся Скинни.

— Прекрати! — оборвал его мистер Норрис. — Я так рад, ребята, что все обошлось!

— Но объясните нам, за что вас преследовали трое ковбоев? — спросил шериф.

— Они хотели доказать, что лесной пожар начался по вине Пико! — воскликнул Пит.

— Правильно, это Альварес начал пожар! Он слишком безответственный, чтобы быть хозяином фермы! — крикнул Коди.

— Был хозяин, да сплыл, — засмеялся Скинни.

— Я уже сказал тебе, заткнись! — прикрикнул на сына мистер Норрис. — И ты, Коди, знай меру! — Он посмотрел на Юпитера. — Джонс, у тебя есть доказательства, что пожар начался не по вине Пико Альвареса?

— Мистер Норрис, вы сами прекрасно это знаете. В тот день в три часа дня Пико еще был в своем сомбреро. Мы все собрались около школы. Так как пожар начался раньше трех часов, то Пико никак не мог потерять сомбреро у разведенного кем-то костра.

— Кстати, и Скинни, и мистер Коди тоже видели Пико в школе в сомбреро! — вмешался Боб.

— Что-то не припомню… — скривился Скинни.

— Не было на нем никакого сомбреро, — лениво добавил Коди.

— Было, сэр, — твердо сказал Юпитер. — Оно было у него на голове и тогда, когда он вернулся на асьенду. Он повесил его в сарае, да и забыл там, когда в лесу начался пожар. Мы все побежали гасить пожар, и тут явились эти трое и стащили сомбреро из сарая, чтобы выдать потом за улику против Пико.

— Ты это ничем не докажешь! — завопил Коди. — При чем здесь какие-то три ковбоя? И зачем им было подставлять Альвареса? Если вы вообще не придумали этих ковбоев…

Юпитер пропустил тираду Коди мимо ушей.

— Они подставили Пико, — продолжал он, — потому что они сами развели костер, хотя это запрещено в это время года. Поэтому я уверен, что пожар на асьенде — их рук дело.

— Как ты можешь это доказать? — спросил начальник полиции Рейнольдс.

— И где мы теперь найдем этих самых ковбоев? — добавил шериф.

— Думаю, вы без труда найдете их на ранчо мистера Норриса.

— Ты хочешь сказать, что я имею отношение ко всей этой истории? — возмутился Норрис.

— Нет, сэр, я так не думаю. Скорее всего, вы были не в курсе. Но на вашем ранчо и без вас начальников хватает. Скажем так, ковбои были не одни, когда явились в сарай Альваресов. Ведь так, Скинни?

— Это правда? — повернулся к сыну Норрис.

— Что ты слушаешь этого придурка! — завопил Скинни.

Юпитер вынул из кармана ключи от машины.

— Мы нашли эти ключи в сарае. Ковбои искали их там и именно потому погнались за нами, когда поняли, что ключи у нас. Они потеряли их, когда воровали сомбреро. И надо проверить, не подходят ли они к автофургону мистера Норриса!

— К моему фургону?..

— Я знаю, что говорю, сэр. Давайте проверим зажигание. Или пусть Скинни покажет нам свои ключи, и мы их сравним.

— Скинни? — Норрис выжидательно уставился на сына.

— Я… я… Отец, я отдал ключи Коди! Он пожаловался, что потерял свои во время пожара, но он не предупредил…

— Ах ты предатель! — взорвался Коди. — Да, я уронил их в сарае, когда приехал за сомбреро, но ты, Скинни, отлично это знал!

Управляющий Норриса оказался в центре всеобщего внимания.

— Ковбои — мои друзья, — продолжал Коди. — У них большие неприятности, и, поскольку когда-то они меня выручили, я не хотел оставаться в долгу. Я разрешил им нелегально пожить на территории нашего ранчо. Эти идиоты развели костер, хотя я их предупреждал, что это запрещено. Я понимал, что если мистер Норрис узнает правду, меня сразу уволят. Поэтому я и смотался на ферму Альваресов, схватил там в сарае сомбреро, и мы подбросили его к костру. Вот только проклятые ключи от машины я там, в сарае, посеял!

— Знали, что потеряли ключи в сарае, и не стали их искать? — мрачно вопросил шериф.

— Я очень спешил, чтобы успеть положить у костра сомбреро, — признавался Коди. — Я боялся, что меня кто-нибудь увидит и…

— Но сарай уже горел, клянусь, полыхал вовсю! — воскликнул Пит.

— Да, — жалобно ответил Коди. — Сарай горел, но это не я его поджег. Я не представлял, что все зайдет так далеко. Я только хотел скрыть следы Кэпа, Пайка и Тулсы. Но эти чертовы глупцы краем уха слышали, что мы рассчитываем получить ранчо Альваресов. Вот они и решили нам помочь. Мало того что развели этот дурацкий костер, так они еще и асьенду подожгли, и сарай! Но я узнал об этом слишком поздно, и плакали мои ключики!

— Зато вы знали, что мы хотим помочь Альваресам, и намеренно нам мешали! — рассердился Боб. — Вы и Скинни! Подслушивали, подсматривали, пытались нас запугать!

— Я просто выполнял свою работу! — оправдывался Коди.

— У вас больше нет работы, — отрезал Норрис. — Идите собирайте свои вещи. Вы уволены! А с тобой, молодой человек, будет отдельный разговор! — повернулся он к Скинни.

— Вещи вещами, — сказал шериф, — только пусть с ним поедет мой заместитель. Он арестован за ложное обвинение против Пико Альвареса и, возможно, за поджог.

Шериф и его заместитель сопроводили Коди к полицейской машине, а мистер Норрис приказал сыну сесть в автофургон, после чего повернулся к ребятам.

— Я действительно рассчитывал стать владельцем земли Альваресов, но никогда не стал бы действовать таким бесчестным путем. Приношу всем свои извинения.

Садясь в свою машину, начальник полиции Рейнольдс, улыбаясь, попрощался с ребятами:

— Молодцы, мальчики, спасли невинного человека! Мы немедленно выпустим Пико из тюрьмы. Вот это работа!

Двор асьенды опустел, и дядя Титус, взглянув на часы, приказал Гансу и Конраду пригнать машину из «Центра утильсырья».

— Пора поесть и помыться, — сказал он Сыщикам и Диего, — а там видно будет, способны ли вы еще идти сегодня в школу.

— Надо подождать минут пятнадцать, — остановил его Юпитер.

— Чего еще ждать, Юпитер? — удивился дядюшка.

— Может, объяснишь? — попросил Боб.

— Надо помешать Норрису завладеть фермой Альваресов, — сказал Юпитер. — И еще надо найти меч Кортеса!

— Так ты действительно разгадал загадку? — Диего затаил дыхание.

— Думаю, что да, — гордо заявил Юпитер. — Следуйте за мной.

С этими словами он направился к шоссе, позади него шли ребята и дядя Титус. Дождь уже прекратился, и утреннее солнце старалось пробиться сквозь облака. Юпитер остановился перед мостом через каньон — мертвое русло реки.

— Помните дневник американского лейтенанта? Он еще написал, что видел дона Себастьяна верхом на коне, с мечом в руке, на горе за рекой.

— Конечно, мы же еще тогда выяснили, что он что-то спутал. За рекой Санта-Инез нет никакой горы!

— Есть и была в 1846 году. Посмотрите! По ту сторону каньона, превратившегося из-за дождя в бурный поток, была ясно видна статуя на безголовом коне, стоящая на высоком холме.

— В те времена у реки Санта-Инез, вероятно, было два полноводных русла. Глядя на карты, определить это нельзя, потому что и каньон, и нынешняя река обозначены на них одинаково. Но в 1846 году, когда здесь был лейтенант, каньон еще был речкой. Потом какой-нибудь оползень с гор перекрыл это русло. Кстати, может быть, оползень был вызван тем же землетрясением, которое замуровало пещеру… Итак, один рукав реки превратился в каньон, и все уже давно забыли, что когда-то по нему текла река — вторая половина Санта-Инез.

— Значит, лейтенанту не привиделось! — воскликнул Боб. — И он таки видел дона Себастьяна на холме напротив Санта-Инез. И принял коня за настоящего — ведь он был приезжим и не знал, что статуя стояла здесь сто лет!

— Совершенно верно, Архивариус! Юпитер повел всех через мост, а затем вверх по склону холма. Пит внимательно смотрел на безголовую лошадь, ясно выделявшуюся на фоне чистого неба.

— Наверное, американский лейтенант видел живого дона Себастьяна именно в тот момент, когда тот прятал футляр от меча, — сказал он. — Как ты думаешь, Юп, что мы упустили, когда обследовали статую в первый раз? Вроде бы внимательно все осмотрели…

— «Пепел — пыль, дождь — океан», — монотонно повторил Первый Сыщик. — Да, это было последним посланием дона Себастьяна к сыну. Дождь образуется из океана и в конце круговорота снова возвращается в океан. А куда возвращается пепел? Куда возвращается пыль? Ну, вспомните, что калифорнийские испанцы тогда были очень религиозны. Они…

— Пепел к пеплу! — закричал Диего.

— И пыль к пыли! — продолжил Боб. — Это же слова из погребальной церковной службы! И означают они, что все возвращается на круги своя, к своим истокам!

— Правильно, — поддержал их Юпитер. — У тяжело раненного дона Себастьяна оставалось очень мало времени. Он написал ключ к разгадке, тайное слово, уверенный, что Хосе его сразу поймет. Он давал Хосе знать, что старался спасти меч от американских захватчиков. И эти четыре слова объясняли, что меч вернулся к началу своей истории — к Кортесу!

Достигнув вершины холма, ребята оглядели безголовую лошадь с гордо восседавшим на ней всадником.

— Ты хочешь сказать, что меч спрятан в самой статуе? — удивился дядюшка Титус. — Как и футляр?

— Вроде бы мы тут все обыскивали… — пожал плечами Диего.

— Ну не закопал же он его здесь! — буквально простонал Пит. — Я уже столько перекопал за эти дни, что мне на сто лет вперед хватит!

— Копать не придется, — успокоил его Юп. — Только вспомните, как мы с самого начала удивлялись: почему дон Себастьян спрятал меч отдельно от его кожаного футляра? Ведь футляр предохранял бесценный меч от порчи, но все-таки по какой-то причине он их разделил. Итак, теперь причина ясна!

— Ну же, Юп!

— Ну говори!

— Где меч, Юп?

— Помните кувшин с отбитым горлом с застывшей черной краской на дне? Дон Себастьян использовал эту краску не только для надписи на стене пещеры… Он вложил меч в руки его первоначальному хозяину!

С этими словами Юпитер потянул на себя деревянный меч, сжатый в руке всадника. Меч легко отделился от статуи и, упав, звякнул о камни. Он был сделан из металла! Юпитер достал из кармана складной нож и стал соскребать со старинных ножен густую черную краску. В лучах вышедшего из-за облаков солнца на серебре засверкали голубым, зеленым и белым огнем драгоценные камни.

— Вот он, меч Кортеса! — торжественно произнес Юпитер, протягивая солнцу долгожданную находку.

АЛЬФРЕД ХИЧКОК КОНСТАТИРУЕТ ТРИУМФАЛЬНУЮ ПОБЕДУ СПРАВЕДЛИВОСТИ

— Пепел к пеплу… Пыль к пыли… — бормотал себе под нос Альфред Хичкок. — Блестящая идея дона Себастьяна, мои юные друзья! И блестящее умение нашего Юпитера решать логические задачи!

Ребята сидели в уютном кабинете известного кинорежиссера. Они пришли рассказать ему о своем последнем расследовании и попросить его написать вступление к отчету, составленному Бобом.

Ребят сопровождал вооруженный охранник, так как они принесли с собой бесценный меч Кортеса. Он лежал на письменном столе великого режиссера, полностью очищенный от черной краски, и предлагал их восхищенным взорам удивительную искрящуюся игру золота, серебра и драгоценных камней.

Юпитер указал на крупный изумруд — тот самый, который ребята нашли в пещере. Теперь он благополучно красовался на своем законном месте в рукоятке меча.

— Поистине бесценная вещь! — почти мурлыкал мистер Хичкок, осторожно, точно немного завидуя, дотрагиваясь до находки.

— Итак, семья Альваресов спасена! Надеюсь, те, кто причинил вам столько неприятностей, получили по заслугам?

— Как я и предполагал, шериф быстро поймал трех ковбоев на ранчо Норриса, — рассказал Юпитер. — Коди укрывал их, потому что в штате Техас их разыскивали за вооруженное ограбление. Они признались в поджоге асьенды Альваресов, и с Коди это обвинение сняли.

— Неужели мошенник Коди освобожден?

— Нет, сэр! Ему предъявлены обвинения в пособничестве и сокрытии преступников, в клевете на Пико, да еще в том, что он натравил на нас своих собак.

— Я вижу, не слишком-то он дорожил своей работой у Норриса…

— Скинни удалось избежать наказания, — продолжил Пит, — ведь сам он ни в чем не уличен. Адвокаты его отца списали все на дурное влияние Коди, и Скинни выпустили на поруки условно, до первого нарушения. Мистер Норрис уже определил его в военное училище в другом штате.

— Боюсь, это, скорее дурное воспитание, — покачал головой режиссер. — Будем надеяться, что для него еще не все потеряно… Ну, а теперь расскажите, что было с мечом Кортеса после того, как вы его нашли.

— Увидев меч, мистер Норрис пожелал немедленно купить его, — усмехнулся Юпитер.

— Причем по дешевке. Бедный мистер Норрис никак не совладает с собственной жадностью! — добавил Боб.

— Местный банк предложил Пико и Диего кредит для выкупа закладной, так что меч в целости и сохранности, — закончил Юп.

— Боже, как великодушно со стороны банка! — иронично воскликнул мистер Хичкок. — Банкиры похожи на неуклюжих меценатов: дают деньги, когда они вам больше не нужны!

— В любом случае Пико и Диего только что решили продать меч правительству Мексики для Музея национальной истории, — сообщил Пит, — хотя им предложили не самую высокую цену. Но Пико сказал, что меч по праву принадлежит не только семье Альваресов, но и истории Мексики.

— Какое гордое, какое достойное решение! — воскликнул великий режиссер.

— Суммы, полученной за меч, достаточно, чтобы вернуть заем, построить новую асьенду и приобрести новый сельскохозяйственный инвентарь, — сказал Юпитер. — Да еще останется, чтобы купить ранчо мистера Норриса!

— Уж не хотите ли вы сказать, что грозный мистер Норрис расстался со своими планами стать крупным землевладельцем?

— Именно, сэр. Пико собирался подать на него в суд за ущерб, причиненный Коди, управляющим Норриса. Когда Норрис узнал об этом, он из кожи вон вылез, чтобы Альваресы сами купили его землю по самой что ни есть низкой цене — только бы не подавали в суд!

— Так что вполне возможно, что Пико и Диего восстановят свое ранчо в первозданном виде, присоединив земли, которые исконно принадлежали Альваресам, — добавил Боб.

Мистер Хичкок расхохотался.

— Потрясающе! Все изменилось в их пользу! Иногда мне кажется, что справедливость действительно есть на этом свете!

Поблагодарив его, ребята взяли меч и ушли в сопровождении охраны.

Мистер Хичкок продолжал сидеть в своем кресле с улыбкой на лице. Вот как счастливо разрешилась загадка безголовой лошади, и у великого режиссера не было сомнений, что справедливость, как всегда, восторжествует и в следующем расследовании Трех Сыщиков.


Оглавление

  • ССОРА
  • ГОРДОСТЬ АЛЬВАРЕСОВ
  • ПОЖАР
  • ЛОШАДЬ БЕЗ ГОЛОВЫ
  • ПОИСКИ НАЧАЛИСЬ
  • ПЛОХИЕ НОВОСТИ
  • СТАРАЯ КАРТА
  • ЗАМОК КОНДОРА
  • ШЕРИФ ИДЕТ НА АРЕСТ
  • НОВЫЕ ИДЕИ
  • ВИЗИТ В ТЮРЬМУ
  • НАХОДКА НА ПЕПЕЛИЩЕ
  • ОПАСНОСТЬ ПОДЖИДАЕТ НА РАНЧО
  • ВРЕМЕНИ У АЛЬВАРЕСОВ В ОБРЕЗ
  • ТАЙНИК
  • ГРЯЗЬ ТАКАЯ СКОЛЬЗКАЯ
  • ОРЛИНОЕ ГНЕЗДО
  • СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ
  • ЮПИТЕР ВИДИТ СВЕТ
  • МЕЧ КОРТЕСА
  • АЛЬФРЕД ХИЧКОК КОНСТАТИРУЕТ ТРИУМФАЛЬНУЮ ПОБЕДУ СПРАВЕДЛИВОСТИ