КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406432 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147286
Пользователей - 92528
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Тайна говорящего черепа (fb2)

- Тайна говорящего черепа (а.с. Альфред Хичкок и Три сыщика-11) 847 Кб, 100с. (скачать fb2) - Роберт Артур

Настройки текста:



Роберт Артур Тайна говорящего черепа

АЛЬФРЕД ХИЧКОК ПРЕДСТАВЛЯЕТ

Добро пожаловать, любители тайн и приключений! Мы снова с Тремя Сыщиками, которые верны своему девизу: «Мы расследуем любое дело» — ив очередной раз будут заниматься потрясающим делом. Если бы они знали, куда заведет их эта история с говорящим черепом, то, быть может, и поменяли бы девиз.

А попали они в мешанину тайн и опасностей, где загадки сыпались одна за другой. Ничего больше я сейчас не скажу. Я же обещал не говорить слишком много. И слово свое держу.

Я только хочу добавить, что Три Сыщика — это Юпитер Джонс, Пит Креншоу и Боб Андрюс. Все они живут в Роки-Бич, а это небольшой прибрежный городок в Калифорнии, в нескольких милях от Голливуда. Свою штаб-квартиру они устроили в автоприцепе, спрятанном на «Складе утильсырья Т. Джонса». А это замечательная свалка (чего там только нет!), и принадлежит она тете и дяде Юпитера: Матильде и Титусу Джонсам.

Эти мальчишки — команда высочайшего класса. Юпитер молниеносно соображает и блестящий логик. Пит не настолько сообразителен, но зато превосходный спортсмен. А Боб усерден и въедлив, так что из него уже получился отличный исследователь. Вместе они раскрыли несколько весьма запутанных дел.

Ну, пока все. Я же знаю, что всем вам не терпится поскорее разделаться с этим предисловием и добраться до сути.

Альфред Хичкок

ЮПИТЕР ПОКУПАЕТ СУНДУК

Все началось с того, что Юпитер Джонс читал газету. Три Сыщика — Юпитер, Пит Креншоу и Боб Андрюс — бездельничали на задворках «Склада утильсырья Т. Джонса», где у Юпитера была своя мастерская. Боб, правда, писал какие-то заметки по поводу их последнего дела. Пит просто нежился под утренним солнцем. Ну а Юпитер — тот читал газету.

Вдруг он поднял голову и спросил:

— Слушайте, кто из вас был когда-нибудь на аукционе?

— Я — нет, — сказал Боб.

Пит ничего не ответил, только мотнул головой.

— Я тоже не был, — продолжал Юпитер. — В газете написано, что аукционная компания «Дэвис» проводит в Голливуде аукцион нынче утром. Там будут продавать невостребованный багаж: вещи, забытые в разных гостиницах. Кто больше заплатит, тому и достанется. В газете говорится, там сундуки и чемоданы, а что внутри — никто не знает. Это оставили постояльцы. Кто-то в спешке уезжал, кто-то не смог по счету заплатить… А вещи забытые остались. Мне кажется, было б интересно туда смотаться.

— С какой стати? — удивился Пит. — Пошли лучше купаться.

— Зря вы так, ребята, — возразил Юпитер. — Нам надо расширять кругозор. Любой жизненный опыт может пригодиться, ведь мы же сыщики!.. Я пойду спрошу. Быть может, дядя Титус позволит Гансу подкинуть нас в Голливуд на грузовике.

Ганс — один из двух братьев-баварцев, работавших на складе, — оказался свободен. Так что уже через час наши друзья стояли в большом, запруженном толпой зале и смотрели, как приземистый, пухлый аукционист распродает с помоста чемоданы и сундуки. Видно было, что он хочет разделаться с этим поскорее; но как раз в тот момент перед ним стоял совсем новый с виду чемодан, и он пытался получить за него побольше.

— Двенадцать долларов — раз!.. — кричал он. — Двенадцать долларов — два!.. Двенадцать долларов — три! Продано!.. Продано за двенадцать долларов джентльмену в красном галстуке!

Аукционист громыхнул молотком в знак того, что сделка закончена, и повернулся посмотреть, что идет дальше.

— Переходим к номеру 98! — проревел он. — Чрезвычайно интересная вещь, леди и джентльмены, интересная и необычная!.. Поднимите повыше, ребята, чтобы всем было видно.

Двое его помощников — сильные парни — поставили на помост небольшой старомодный сундук. Пит нетерпеливо переступил с ноги на ногу. День был жаркий, и духота в зале ужасная. Быть может, кое-кого из присутствующих здесь и занимала возможность приобрести неизвестное содержимое всех этих брошенных чемоданов, но Питу было совершенно неинтересно.

— Слушай, Юп, пошли отсюда, а? — шепнул он своему коренастому другу.

— Еще немного побудем, — ответил тот, тоже шепотом. — Это очень интересный сундучок. Я попробую его купить.

— Вот этот интересный? — Пит еще раз глянул на сундук. — Да ты рехнулся!

— Ну и пусть. Я все равно попробую его приобрести. Если там будет что-нибудь стоящее — на всех поделим.

— Что-нибудь стоящее? Да он, наверно, набит тряпьем, которое еще в прошлом веке из моды вышло.

И на самом деле, с виду сундук был очень старый. Деревянный, с кожаными ремнями и застежками, с закругленной горбатой крышкой. Похоже было, что он крепко заперт.

— Леди и джентльмены! — кричал аукционист. — Обратите внимание на этот замечательный сундук! Можете мне поверить — таких сундуков нынче никто не делает!..

По толпе пробежал тихий сдержанный смех. И так всем было ясно, что таких сундуков никто давно уже не делает. Сундуку было лет пятьдесят, если не больше.

— Наверно, это сундук какого-нибудь старого актера, — шепнул Юпитер своим товарищам. — В таких бродячие актеры возили когда-то свои костюмы для сцены.

— А для чего нам нужна куча старых театральных костюмов? — прошептал в ответ Пит. — Послушай, Юп…

Но Юпитер слушал аукциониста, продолжавшего свою речь.

— Вы только посмотрите, леди и джентльмены, только посмотрите!.. Не новый, немодный — чего нет, того нет, — но вы подумайте об антикварной ценности этой вещи! Подумайте, какой это трогательный сувенир, доставшийся нам от дедушек и бабушек!.. А что внутри?.. — Он постучал костяшками пальцев по крышке, звук получился приглушенный. — Кто знает, что там внутри? Там может быть все, что угодно! Послушайте, ведь в этом сундуке могут оказаться фамильные драгоценности русских царей! Я этого не гарантирую, но исключить такую возможность нельзя!.. Ну, так какую же цену мне за него назначить? Помогите мне кто-нибудь! Ваши предложения?.. Давайте же!

Толпа молчала. Ясно было, что сундук этот никого не прельщает. Аукционист выглядел разочарованным.

— Ну так что же? — Голос у него стал почти жалобным. — Давайте! Назначайте первую цену, надо же с чего-то начать!.. Великолепный, старый, антикварный сундук! Драгоценный реликт минувших времен!..

Он собирался сказать еще что-то — наверное, что-нибудь еще более заманчивое, — но тут Юпитер Джонс шагнул вперед и перебил:

— Один доллар!

Голос у Юпитера слегка сорвался от волнения.

— Один доллар! — Аукционист прервал свою страстную речь. — Вот этот сообразительный молодой человек из первого ряда предлагает мне один доллар. И знаете что я сейчас сделаю? Я награжу его за сообразительность — продам ему этот сундук за один доллар! Продано!

Он снова громыхнул молотком. В толпе засмеялись. Все понимали, что никому больше этот сундук не нужен и аукционист просто не хочет зря тратить время в бесплодных попытках поднять цену. А Юпитер Джонс, почти неожиданно для себя, стал обладателем крепко запертого антикварного сундука с неизвестным содержимым.

Однако в этот момент в задних рядах возникло какое-то движение. Оказалось, что вперед пытается протиснуться какая-то пожилая дама, седая, в старомодной шляпке и в очках с тонкой золотой оправой.

— Подождите, подождите минутку!.. — кричала она. — Я предлагаю десять долларов! Десять долларов за этот сундук!

Люди стали оглядываться на нее, удивляясь, что кто-то предлагает десять долларов за такое старье.

— Двадцать долларов! — продолжала дама, размахивая руками. — Двадцать!

— Простите, мадам, — ответил аукционист, — этот предмет уже продан. Продан окончательно и бесповоротно. — И повернулся к своим рабочим: — Заберите его отсюда, ребята. Нам надо продолжать.

Рабочие сняли сундук с помоста и толкнули по полу к Трем Сыщикам.

— Получайте, — сказал один. Пит с Юпитером подошли.

— Ну, похоже, что у нас теперь есть старый сундук, — проворчал Пит, берясь за кожаную ручку с одного конца. — И что мы с ним будем делать?

— Заберем на склад и откроем, — ответил Юпитер, взявшись за другую ручку.

— Подождите-ка, мальчики, — вмешался второй рабочий. — Для начала неплохо бы заплатить за него. Это, конечно, деталь, но достаточно важная, не стоит о ней забывать.

— О, конечно! Извините, пожалуйста.

Юпитер поставил на пол свой конец сундука, извлек из кармана кожаный бумажник и отдал рабочему долларовую банкноту. Тот что-то чиркнул на небольшом листке и протянул его Юпитеру.

— Возьми квитанцию. Теперь сундук ваш. Если в нем будут царские драгоценности — они тоже ваши… Ха-ха-ха!..

Мальчишки взяли сундук и пошли, а тот еще смеялся им вслед. Боб шел впереди, расталкивая людей, а Пит с Юпитером тащили свою ношу следом за ним. Но едва они выбрались из толпы в заднюю часть зала, как к ним бросилась опоздавшая пожилая дама.

— Мальчики, — сказала она. — Я куплю у вас этот сундук за двадцать пять долларов. Я собираю старые сундуки, и этот мне нужен для коллекции, понимаете?

— Черт возьми, двадцать пять долларов! — воскликнул Пит.

— Соглашайся, Юп, — посоветовал Боб.

— Это очень выгодная сделка. Ни один коллекционер, даже самый заядлый, не даст вам ни цента больше, — уговаривала дама. — Вот вам двадцать пять долларов, берите!

Она достала деньги из большой записной книжки и сунула их Юпитеру. К величайшему изумлению Пита и Боба, Юпитер покачал головой:

— Простите, мэм. Мы не хотим его продавать. Мы хотим посмотреть, что там внутри.

— Да не может там быть ничего стоящего! — рассердилась дама. — Смотри, я тебе тридцать даю!

— Нет, спасибо, — Юпитер снова покачал головой. — Я на самом деле не хочу его продавать.

Дама вздохнула. Она собиралась сказать что-то еще, но вдруг словно испугалась чего-то, засуетилась, отвернулась и бросилась прочь, затерявшись в толпе. Вероятно, на нее так подействовало приближение молодого человека с фотоаппаратом в руках.

— Привет, ребята! — сказал тот. — Я Фред Браун, репортер из «Голливудских новостей», и мне нужен материал, который может заинтересовать читателей. Давайте я вас сфотографирую с вашим сундуком. На этой распродаже ничего необычного не было, кроме вас. Вы его поднимите повыше, чтобы в кадр попал. Ага, вот так. А ты, — обратился он к Бобу, — встань с той стороны, тогда тоже на картинке получишься.

Боб с Питом засомневались, но Юпитер быстро выстроил их, как хотелось репортеру. Стоя за сундуком, Боб заметил, что на крышке сделана надпись по трафарету: «Большой Гулливер». Белая краска почти стерлась, но прочесть можно было. Репортер навел на мальчишек свой фотоаппарат, сверкнула вспышка — снимок был готов.

— Спасибо, — поблагодарил Фред Браун. — А теперь могу я узнать ваши имена? И почему вы отказались от тридцати долларов, не скажете? По-моему, это была бы очень выгодная сделка.

— Просто мы любознательны, — ответил Юпитер. — Я думаю, это старый театральный сундук, и нам хочется посмотреть, что в нем. Мы его купили ради интереса, не ради выгоды.

— Значит, вы не верите, что в нем спрятаны фамильные драгоценности русских царей? — улыбнулся репортер.

— Это же болтовня, — сказал Пит. — Но старые сценические костюмы там могут быть…

— Вполне, — согласился Фред Браун. — Это название «Большой Гулливер» звучит очень театрально. Кстати, об именах. Как вас зовут, вы сказали?

— Мы еще ничего не сказали, — ответил Юпитер — — Но вот наша карточка.

Он протянул репортеру визитную карточку Трех Сыщиков; эти карточки ребята постоянно носили с собой. Выглядела она так:

ТРИ СЫЩИКА

Мы расследуем любое дело

Первый Сыщик — ЮПИТЕР ДЖОНС

Второй Сыщик — ПИТ КРЕНШОУ

Секретарь и архивариус — БОБ АНДРЮС

— Вот оно что! — Фред Браун удивленно поднял брови. — Так вы сыщики? А что означают эти вопросительные знаки?

— Это наша эмблема, — объяснил Юпитер. — Три вопросительных знака — это запутанные головоломки, загадки и нераскрытые тайны. А мы их разгадываем, так что эти знаки — как бы наша торговая марка.

— Значит, теперь вы будете разгадывать тайну старого театрального сундука? Понятно! — Репортер снова улыбнулся, пряча карточку в карман. — Спасибо большое. Быть может, вы увидите себя в газете сегодня вечером. Конечно, если мой репортаж понравится редактору.

Он поднял обе руки в прощальном жесте, повернулся и пошел. Юпитер снова взялся за свою ручку на сундуке.

— Давай, Пит, потащили. Ганс и так нас заждался.

Боб снова пошел впереди, а они потащили сундук за ним следом к наружному выходу. Пит был по-прежнему недоволен.

— Зачем ты сказал этому парню, как нас зовут?

— Известность — штука полезная, — объяснил Юпитер. — Надо, чтобы люди о нас знали. Это в любом деле так, недаром вокруг столько рекламы. Если про тебя не знают, то никто к тебе и не придет. А в последнее время хорошие тайны попадаются так редко, что мы вовсе ржавчиной покроемся от безделья, если не подбросят что-нибудь интересное.

Через большую парадную дверь они вышли на тротуар и протащили свою ношу несколько метров к тому месту, где был припаркован их грузовичок. Закинув сундук в кузов, мальчишки забрались в кабину к Гансу.

— Поехали домой, — сказал Юпитер. — Мы там купили кое-что, надо обследовать наше приобретение.

— Конечно, — согласился Ганс, трогаясь с места. — Так что вы там купили, а?

— Старый сундук, — сердито ответил Пит. — Слышишь, Первый? Как мы его открывать-то будем?

— Да у нас на складе полно старых ключей. Должен же какой-нибудь подойти, хоть один.

— А может, и взламывать придется, — предположил Боб.

— Нет. — Юпитер покачал головой. — Так мы его повредим. Обязательно надо открыть замок, придумаем что-нибудь.

Остаток пути они проехали в молчании. Когда Добрались до «Склада утильсырья», ребята залезли в кузов и подали сундук Гансу. Тот поставил его На землю. Из небольшого помещения, служившего конторой склада, вышла миссис Джонс.

— Боже милостивый, что это вы притащили! — воскликнула она. — Похоже, что этот сундук прибыл в Америку еще на борту «Мэйфлауэра» [1]

Ну, уж не настолько он древний, тетя Матильда, — возразил Юпитер. — Хотя, конечно, ста-рый, это верно. Но мы его всего за доллар купили.

— Ну ладно, — сказала тетя. — Хорошо, хоть не слишком много денег выкинули за такое добро. Но как вы его открывать собираетесь? Возьмите-ка связку старых ключей, она висит на гвозде над столом.

Боб забежал в контору и вынес ключи. Юпитер стал пробовать все, более или менее подходящие по размеру, но, провозившись примерно полчаса, сдался. Ни один ключ так и не подошел.

— Что теперь делать будем? — поинтересовался Пит.

— Попробуй ломиком поддеть крышку, — предложил Боб.

— Пода не надо, — не согласился Юпитер. — Я надеюсь, у дяди Титуса, кроме этой связки, есть еще какие-нибудь ключи. Надо подождать, пока он вернется. Придет — спросим.

Из конторы снова появилась тетя Матильда.

— Вот что, мальчики. Пора браться за дело, а то весь день без толку пройдет. Сначала обедать — потом за работу. А сундук ваш подождет, никуда не денется.

Мальчишки неохотно поплелись обедать. Симпатичный двухэтажный домик, в котором жил Юпитер с тетей Матильдой и дядей Титусом, был расположен недалеко от склада. После обеда они принялись за починку всякого старья. На складе хранилось много разных сломанных вещей, которые можно было привести в порядок. Потом Титус Джонс эти вещи продавал, а часть выручки отдавал ребятам на карманные расходы. В этот день они проработали до самого вечера, когда вернулись дядя Титус с Конрадом, вторым его помощником. Они въехали во двор склада на большом грузовике, слегка осевшем под грузом утиля, купленного мистером Джонсом.

Титус Джонс был невысоким, но внешность имел примечательную: громадный нос и густые черные усы. Он легко, как мальчишка, выскочил из кабины, быстро обнял жену и замахал газетой, подзывая наших друзей.

— Сюда, ребята! Вы в газету попали!..

Мальчишки, обуреваемые любопытством, подошли, Титус Джонс развернул свежий номер «Голливудских новостей». И правда, на первой полосе второго листа была их фотография: Юпитер с Питом держат старый сундук, а Боб стоит за ними. Фотография вышла отличная, даже буквы на сундуке получились отчетливо: «Большой Гулливер». А заголовок гласил: «Юных детективов заинтересовал таинственный сундук». В заметке под этим заголовком с юмором рассказывалось, как Юпитер купил сундук за доллар и отказался продать за тридцать (намекалось, что мальчишки рассчитывают найти в этом сундуке что-нибудь очень ценное или очень интересное). Все эти намеки были, разумеется, плодами репортерской фантазии; он специально их подсунул в свой материал, чтобы читалось интереснее. А ребята ни малейшего понятия не имели, что может оказаться в сундуке.

А еще в репортаже сообщалось, как их всех зовут, и было сказано, что их штаб-квартира находится на «Складе утильсырья Т. Джонса» в Роки-Бич.

— Ну вот тебе и известность, да еще какая! — сказал Пит. — Жаль только, что все нас за придурков каких-то принимать будут, раз мы надеемся найти в сундуке что-нибудь хорошее.

— Это потому, что аукционист говорил о сокровищах российской короны, — напомнил Юпитер. — Надо эту статью вырезать и приложить к нашему архиву.

— Потом, — твердо заявила миссис Джонс. — А сейчас время ужинать. Убирайте свой сундук и идите мыть руки. Боб, Пит, вы ужинаете с нами?

Боб и Пит обедали и ужинали у Юпитера очень часто; пожалуй, не реже, чем у себя дома. Но на этот раз оба решили поехать по домам, сели на велосипеды и укатили. А Юпитер затолкал сундук за угол конторы и пошел ужинать. Титус Джонс вышел со склада следом за ним и запер большие чугунные ворота фигурного литья, купленные в одном имении после пожара.

Остаток вечера прошел неинтересно, без всяких событий, но как раз когда Юпитер уже поднимался к себе в спальню, в дверь тихо постучали. Это были Ганс и Конрад, которые жили в маленьком домике рядом со складом.

— Мы хотели вам сказать, мистер Джонс, — прошептал Ганс, — что увидели свет во дворе. Мы заглянули через забор, а там кто-то прячется. Быть может, нам пойти посмотреть?

— Боже милостивый! — охнула Матильда Джонс. — Воры!..

— Матильда, голубушка, не волнуйся, — ответил мистер Джонс. — Сейчас мы с Гансом и Конрадом любого вора скрутим. Подкрадемся и захватим врасплох.

Титус Джонс и оба его могучих помощника осторожно двинулись к главным воротам склада. Юпитер увязался следом. Его, правда, никто не звал, но — с другой стороны — никто и не сказал, что нельзя.

Сквозь щели в дощатом заборе, окружавшем территорию склада, время от времени были видны вспышки карманного фонарика. Они шли чуть ли не на цыпочках, бесшумно… И вдруг — катастрофа!

Ганс за что-то зацепился, тяжело рухнул на землю, не удержался и вскрикнул.

Те, кто были внутри, его услышали. Тотчас же раздался топот бегущих ног. Две темные фигуры выскочили на улицу через ворота, прыгнули в машину, стоявшую по ту сторону улицы, и с ревом унеслись прочь.

Титус Джонс, Конрад и Юпитер бегом бросились к воротам. Ворота были раскрыты настежь, замок взломан. Юпитер, охваченный внезапным подозрением, кинулся к тому месту, где оставил свой сундук, купленный сегодня утром. Старый сундук исчез.

СТРАННЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ

Ярким солнечным утром Боб Андрюс зарулил на велосипеде в главные ворота «Склада утильсырья Т. Джонса». День обещал быть жарким, хотя лето уже шло к концу. Пит и Юпитер работали во дворе: Пит разбирал какую-то ржавую косилку, а Юпитер красил белой эмалью железные садовые стулья. Ржавчину со стульев уже счистили.

Теперь они оторвались от работы и с унылыми физиономиями смотрели на Боба, который поставил велосипед и подошел к ним.

— Привет, Боб, — сказал Юпитер. — Бери кисточку и присоединяйся. Видишь сколько этих стульев?!

— Ты сундук открыл? — выпалил Боб. — Что в Нем было?

— Какой еще сундук? — деланно засмеялся Пит. — Ты о чем говоришь, Боб?

— Как это о чем?! — удивился Боб. — Конечно, в том сундуке, что Юпитер вчера купил на аукционе. Маме моей очень понравилась наша фотография в газете. И ей тоже интересно, что лежит в сундуке.

— Похоже, всем интересно, что лежит в сундуке, — сказал Юпитер, снова принимаясь за работу. — Очень интересно. Даже слишком. Надо было нам продать его, пока была такая возможность. По крайней мере хоть денег заработали бы.

— О чем ты говоришь? — спросил Боб.

— О том, что никакого сундука больше нет, — ответил Пит. — Его вчера вечером украли.

— Украли? — Боб недоверчиво уставился на Пита. — Кто же его украл?

— Этого мы не знаем… — Юпитер рассказал о вчерашнем происшествии и закончил так: — Ну и вот. Двое выбежали и уехали. А сундук исчез. Ясно, что они его украли.

— Ну и ну! — воскликнул Боб. — Интересно, зачем он им понадобился!.. Как ты думаешь, что там было?

— А может, они тоже любознательные, — предположил Пит. — Прочитали в газете и пришли поинтересоваться.

— Вряд ли, — покачал головой Юпитер. — Никто не стал бы ради простого любопытства красть сундук, купленный за доллар. Слишком это неоправданный риск. Они наверняка знали, что в сундуке должно быть что-то ценное. Я начинаю думать, что этот сундук заслуживал самого пристального исследования. Жаль, что у нас его больше нет.

Беседа мальчиков была прервана появлением роскошного голубого лимузина. Из него вышел высокий худой человек со странными, причудливо изогнутыми бровями и направился к ним.

— Доброе утро! — Он посмотрел на Юпитера. — Юпитер Джонс, если не ошибаюсь?

— Да, сэр, — ответил Юпитер. — Чем могу вам помочь? Тетя и дядя на некоторое время отлучились, но, если на нашем складе есть что-либо такое, что вас заинтересует, я могу продать и без них.

— Меня интересует только одна вещь. Судя по информации в местной прессе, ты вчера купил на аукционе старый сундук. За грандиозную сумму в один доллар. Я правильно излагаю факты?

— Да, сэр, все верно.

Юпитер с удивлением рассматривал высокого худого джентльмена. В самом деле, его облик и манера говорить были не совсем обычны.

— Замечательно, — обрадовался тот. — Не будем зря тратить время. Я хочу купить у вас этот сундук. Я надеюсь — очень надеюсь, — вы его еще не продали?

— Нет, сэр, — начал Юпитер, — мы его не продали, но…

— Значит, все замечательно!.. — Незнакомец взмахнул рукой, и у него меж пальцев появилось несколько зеленых банкнот, развернутых веером. — Смотрите. Вот сто долларов. Десять десятидолларовых бумажек. Я предлагаю их вам в обмен на сундук. — Заметив озадаченный взгляд Юпитера, он продолжил: — Ведь этого достаточно, не так ли? Вы, надеюсь, не рассчитываете, что я заплачу больше за старый сундук, в котором нет ничего, кроме старого барахла, не так ли?

— Конечно, нет, сэр, — снова начал Юпитер. — Но…

— Что ты все время «но» да «но»! — резко перебил его незнакомец. — Я предлагаю вам хорошую, честную цену. Сундук мне нужен из сентиментальных побуждений. В газете утверждается, что он когда-то принадлежал Большому Гулливеру. Это верно?

— Вы знаете, на сундуке это имя написано, но…

— Опять «но»! — Незнакомец угрожающе нахмурился. — Вы мне не нокайте! Так сказал Шекспир, и я говорю вам то же самое. Большой Гулливер был моим другом. Я его несколько лет не видел — и теперь боюсь, что уже не увижу. Его нет больше. Исчез. Ушел. А если говорить прямо — умер. Я хотел бы иметь этот сундук в память о нем и о славных прежних днях. Вот моя карточка.

Он щелкнул пальцами. Деньги у него в руке исчезли, превратившись в небольшую белую карточку. Он протянул ее Юпитеру, Юпитер взял. На карточке было странное имя — «Маг Максимилиан» — и не менее странный адрес: «Клуб Чародеев», а дальше какая-то улица в Голливуде.

— Так вы фокусник! — догадался Юпитер. Маг Максимилиан слегка поклонился.

— В свое время весьма известный. Выступал перед всеми коронованными особами Европы. А сейчас в отставке. Живу в уединении и посвятил себя труду об истории колдовства. Точнее — истории фокуса в цирке. Пишу об искусстве иллюзионистов. Иногда и свое искусство демонстрирую, но только изредка, для друзей. Однако вернемся к делу.

Он снова щелкнул пальцами, и в руках у него опять появились деньги.

— Давайте закончим нашу сделку. У меня есть деньги. Мне нужен сундук. Здесь отношения купли-продажи, ничего больше. Вы продаете, я покупаю… Все просто, не так ли? Что вас смущает, молодой человек? Откуда эти сомнения?

— Но я не могу продать вам этот сундук! — договорил наконец Юпитер. — Как раз это я вам все время пытаюсь сказать!

— Не можешь? — Изогнутые брови фокусника сошлись над переносицей. Вид у него стал зловещим. — Конечно же, можешь! Ты меня не серди, малыш. Я стар, но магических сил еще не утратил. Представь себе… — Он нагнул голову к Юпитеру, в темных глазах появился угрожающий блеск. — Представь себе, что я сейчас щелкну пальцами и ты исчезнешь. Ф-фу! — и нет тебя… Просто в воздухе растворишься… И назад уже никогда не вернешься. Тогда придется тебе пожалеть, что рассердил меня.

Мистер Максимилиан выглядел так страшно, что Пит и Боб задрожали. Даже Юпитер оробел, но дара речи не потерял.

— Я не могу продать вам сундук, — сказал он, — потому что у меня его нет. Его вчера вечером украли.

— Украли! Это правда, малыш?

— Да, сэр… — И Юпитер снова, уже в третий раз за это утро, рассказал о событиях вчерашнего вечера. Максимилиан напряженно слушал. Потом вздохнул.

— Увы! Надо было приехать сразу же, как только прочитал о вас в газете. У вас есть хоть какое-то представление о ворах?

— Нет, сэр. Мы их видели только издали. Да н темно было.

— Скверно. Совсем скверно, — пробормотал фокусник. — Подумать только!.. Сундук Большого Гулливера появился лишь затем, чтобы исчезнуть снова… Интересно, зачем он им понадобился?

— А может быть, в нем все-таки есть что-нибудь ценное? — предположил Боб.

— Чепуха! — возразил Максимилиан. — У бедняги Гулливера ничего хорошего никогда не бывало. Кроме его фокусов. В сундуке могли храниться какие-нибудь старые аксессуары, из тех что он использовал в работе. Но они могли бы представлять ценность лишь для фокусника-профессионала. Я говорил вам, что Большой Гулливер был фокусником? Но вы, разумеется, и сами догадались. На самом-то деле он был совсем не большой, хоть и назвался так. Невысокий был, пухленький, этакий колобок… Лицо круглое, брюнет… Он иногда наряжался в восточное платье, чтобы походить на восточного чародея. У него был один очень интересный номер, и я надеялся, что, может быть… Впрочем, это неважно. Сундук пропал.

Он замолчал и задумался. Потом пожал плечами — деньги из рук исчезли. Он снова заговорил:

— Поездка моя оказалась безрезультатной. Однако не исключено, что сундук может к вам вернуться. Если это произойдет — помните: он нужен магу Максимилиану! — Он пронзительно посмотрел в глаза Юпитеру. — Вы меня поняли, молодой человек? Мне этот сундук нужен. И если он появится — я хорошо за него заплачу. Вы найдете меня в «Клубе Чародеев». Договорились?

— Трудно представить, что сундук может к нам вернуться, — заметил Пит.

— И тем не менее это не исключено, — настойчиво повторил Максимилиан. — Если он найдется, то я первый в числе претендентов. Это ты мне можешь пообещать, малыш?

— Могу, — согласился Юпитер. — Если он снова у нас появится, мы не станем его никому продавать, не поговорив сначала с вами, мистер Максимилиан. Но ничего больше я вам не обещаю. Как сказал Пит, я не представляю, каким образом сундук мог бы вернуться к нам. Те воры, наверно, уже далеко.

— Скорее всего, — грустно подтвердил фокусник. — Ну ладно. Поживем — увидим. Только карточку мою не теряйте.

Он сунул руку в карман и — с величайшим удивлением на лице — вытащил оттуда яйцо.

— Господи, как же оно туда попало? Яйцо в кармане мне совершенно ни к чему… Ну-ка, малыш, лови!..

Он кинул яйцо Питу. Пит быстро поднял руки, готовясь поймать, но яйцо на лету исчезло, словно растворилось.

— Хм-м-м… — пробормотал фокусник, — Это, наверно, было дронтовое яйцо. Они, знаете ли, вымерли… Дронты вымерли. Ну, ладно. Мне надо идти. Не забудьте позвать меня, если что.

Он зашагал к своей машине. Три Сыщика невольно ждали, что сейчас произойдет еще какое-нибудь чудо, но он просто вырулил из ворот и уехал.

— Ух ты!.. — сказал Пит. — Ну и клиент!

— Ему и впрямь позарез нужен этот сундук, — вслух подумал Юпитер. — Интересно, на самом ли деле только потому, что они с Гулливером оба бывшие фокусники. Быть может, в этом сундуке есть еще что-нибудь, о чем он не стал говорить?

Они еще размышляли об этом, когда во двор въехала очередная машина. Сначала они решили было, что возвращается мистер Максимилиан. Потом увидели, что эта машина поменьше: небольшой заграничный седан. Машина остановилась, и из нее вышел молодой человек, которого они узнали сразу: тот самый репортер, что вчера фотографировал их на аукционе.

— Привет! — сказал он. — Вы меня узнаете? Фред Браун.

— Да, сэр, — ответил Юпитер. — Чем можем быть полезны?

— Я приехал посмотреть, что у вас в сундуке. Вы его уже открыли? Мне кажется, из вашего сундука может получиться еще один материал на первую полосу. В нем должна быть очень интересная вещь. Говорящий череп.

ЧЕМ ДАЛЬШЕ, ТЕМ ТАИНСТВЕННЕЙ

— Говорящий череп?

Мальчишки так дружно удивились, что вопрос этот прозвучал в унисон, как у хорошего хора. Фред Браун кивнул.

— Именно так. Настоящий череп, да еще и говорящий. Вы его нашли?

Юпитеру пришлось сознаться, что они вообще ничего не нашли, потому что сундук украден. И снова он рассказал все с самого начала. Репортер помрачнел.

— Черт побери! Пропал мой материал!.. Интересно, кто его стащил? Наверное, в моем репортаже прочитали об этом сундуке.

— Похоже, что так, мистер Браун, — согласился Юпитер. — Быть может, кто-нибудь еще знал про этот говорящий череп и захотел его заполучить. А череп действительно разговаривает?

— Зовите меня Фредом, — сказал репортер. — Разговаривает он или нет, этого я вам сказать не могу. Я только знаю, что ходили такие слухи. Понимаете, я начал размышлять об этом имени на крышке. Большой Гулливер — это показалось как-то знакомо. Я был уверен, что слышал когда-то это имя. И вот решил посмотреть в морге… Вы знаете, что называют моргом у нас в газете?

Все дружно кивнули. Отец Боба был газетчиком, и Сыщики прекрасно знали, что такое газетный «морг». Это помещение, в котором хранятся старые газетные материалы — вырезки, фотографии, — и не просто так хранятся, а подшиты по темам и разложены по алфавиту, чтобы можно было найти нужную информацию. Это, по сути дела, библиотека фактов о разных людях и событиях.

— Ну так вот, — продолжал Фред Браун. — Я решил поискать Большого Гулливера. Ну и, конечно же, нашел несколько статей и заметок о нем. Похоже, фокусник он был средний, но один номер у него прославился. Он работал с говорящим черепом.

Год назад Большой Гулливер исчез. Просто исчез, и все, как в воздухе растворился. У него и фокус такой был, с исчезновением, но это так, просто к слову пришлось. И никто ничего про него не знает. Умер он, или еще что с ним приключилось… Известно только, что в гостинице после него остался сундук, и этот сундук попал на вчерашний аукцион, и вы его купили. Я надеялся, что он, быть может, держал в сундуке весь свой реквизит для фокусов, а среди прочего и этот череп. Хороший материал мог бы получиться.

— Вы сказали, он исчез? — переспросил Боб.

— Вся эта история становится очень таинственной. — Юпитер слегка нахмурился. — Фокусник исчез, сундук исчез, да еще и череп разговаривает… На самом деле, очень таинственно.

— Постой-ка, постой! — перебил его Пит. — Мне не нравится твое выражение лица, Юп. Сразу видно, что ты собираешься начать расследование, а мне вовсе не хочется заниматься говорящими черепами. По-моему, таких вещей в природе не существует. И никто меня не переубедит.

— Вряд ли мы теперь сможем расследовать что-нибудь, раз сундук исчез, — успокоил его Юпитер. — Но мне хотелось бы побольше узнать о Гулливере, Фред.

— Естественно, — сказал репортер, садясь на один из некрашеных железных стульев. — Я расскажу все, что знаю. Ну так вот, Гулливер был фокусником. Большой программы у него не было, только короткие выходы, но самым знаменитым оказался номер с черепом, который вроде бы разговаривал. Его ставили на стеклянный стол, чтобы было видно, что около черепа ничего нет… Но череп отвечал на вопросы публики.

— Чревовещание? — спросил Юпитер. — На самом деле отвечал сам Гулливер, только говорил, не шевеля губами. Верно?

— Ну, может быть. Но череп говорил и тогда, когда Гулливер сидел на другом конце зала и даже когда его вообще в зале не было. Настоящие фокусники-профессионалы не могли понять, как это делается. Но в конце концов это его довело до конфликта с полицией.

— А что случилось? — спросил Боб.

— Ну, в качестве фокусника Гулливер зарабатывал не слишком много и взялся предсказывать судьбу, а это противозаконно. Сам он называл это иначе: говорил, что ничего не предсказывает, а только дает советы. Но наряжался при этом в восточное платье и сидел в специально обставленной комнатушке, увешанной мистическими символами. Люди суеверные могли приходить и задавать вопросы черепу, за деньги разумеется. А он даже назвал свой череп Сократом в честь древнегреческого мудреца.

— И череп отвечал на вопросы? — переспросил Боб.

— Во всяком случае, так считалось. Говорят, он давал неплохие советы тем, у кого были проблемы… Но Гулливер слишком далеко зашел. Его Сократ начал давать советы по поводу фондового рынка и всякого такого. Несколько человек разорились, послушавшись этих советов, — и пожаловались в полицию. Гулливера обвинили в противозаконном предсказательстве и упекли в тюрьму. 3 тюрьме он провел около года. Когда вышел, забросил свои фокусы и предсказания, стал клерком в какой-то конторе. Но в один прекрасный день — ф-фу!.. И исчез. Ходили слухи, что им интересовались несколько темных личностей, но никто не знает, почему. Быть может, у них был какой-то план, какой-то криминальный замысел, и они хотели его использовать вместе с Сократом. И Гулливер исчез, чтобы от них избавиться?..

— Но сундука своего он с собой не взял, — заметил Юпитер. Он покусывал нижнюю губу, что всегда стимулировало его умственную деятельность. — А из этого следует, что либо с ним что-то случилось, либо он бежал без оглядки, не тратя времени на сборы.

— Правильно мыслишь, — одобрил Фред. — Быть может, он просто погиб в какой-нибудь аварии, и его потом не смогли опознать.

— Могу спорить, Максимилиану потому и нужен был этот сундук, — вмешался Пит. — Он хотел добраться до черепа, чтобы узнать его секрет и пользоваться им во время своих собственных выступлений. Может, он и на самом деле дружил с Гулливером. Но теперь, когда Гулливер исчез, он решил использовать его трюки.

— Что за Максимилиан? — спросил Фред Браун.

Юпитер рассказал о высоком худом фокуснике.

— Раз он хотел купить сундук, то с ворами никак не связан, — сказал Фред. — Интересно, неужели эти воры думают, что могут как-то использовать Сократа для своих целей? Ну ладно, теперь это вряд ли имеет значение. Я надеялся сделать хороший репортаж, сфотографировать всех вас вместе с черепом, — а потом и Юпитера снял бы, в костюме Гулливера… Но раз уж из этого ничего не вышло — пожалуй, мне пора. Рад был снова вас повидать. Всего хорошего.

Фред Браун уехал.

— А правда, интересно было бы разобраться с этой тайной, — уныло сказал Юпитер. Вид у него был несчастный. — Жалко, что сундук исчез.

— А мне совсем не жалко, — возразил Пит. — По мне, так чем дальше все сундуки с говорящими черепами, тем лучше. Не надо мне ни сундуков этих, ни черепов. И вообще, что это за чушь? Как может череп разговаривать?

— В том-то и дело, что эта тайна, — ответил Юпитер. — Но теперь уж нет смысла об этом ДУ» мать, раз… О! Дядя Титус вернулся!

Во двор въезжал большой грузовик, нагруженный очередной партией рухляди. Дядя Юпитера выскочил из кабины и направился к ребятам.

— Вы, я смотрю, трудитесь не покладая рук! — Он весело подмигнул. — Хорошо, что Матильда не видит, а то бы она вам тут же дело нашла… Но что-то вид у вас уж очень задумчивый. О чем таком важном размышляете?

— По правде сказать, об исчезнувшем сундуке, — признался Юпитер. — Кто его вчера утащил? Мы только что узнали о нем много интересного.

— А-а, этот сундук!.. — Дядя Титус рассмеялся. — Значит, он так и не появился?

— Конечно, нет, — вздохнул Юпитер. — Вряд ли мы когда-нибудь его увидим.

— Ну, я бы этого не сказал, — возразил дядя. — Ведь это волшебный сундук, чародейский, не так ли? Что, если попробовать вернуть его с помощью волшебства?

Друзья воззрились на него с изумлением.

— Что ты имеешь в виду, дядя Титус? — спросил Юпитер. — Каким волшебством можно его вернуть?

— Быть может, вот таким…

Титус Джонс выглядел очень таинственно. Он трижды щелкнул пальцами, закрыл глаза, завертелся на месте и запел:

— Абракадабра!.. Пусть пропавший сундук сейчас вернется на место!..

Вот вам и магическое заклинание, — добавил он, остановившись и открыв глаза. — А если но не сработает, то быть может мы вернем сундук с помощью элементарной логики.

— Логики?..

Юпитер был озадачен. Изумлен. Потрясен. Его Дядя любил повеселиться и часто затевал всевозможные шутки и розыгрыши. Похоже было, что и теперь он их как-то разыгрывает, но Юпитер боялся в это поверить.

— Ты любишь загадки и тайны, Юпитер, сказал Титус Джонс. — Любишь разгадывать их с помощью логики. Давай-ка вспомни события вчерашнего вечера и опиши их во всех подробностях.

— Ну… — начал Юпитер, все еще пытаясь понять, к чему его дядя завел этот разговор. — Мы пошли к складу… Двое выбежали из ворот, вскочили в машину и уехали… А сундук исчез.

— Так, значит, они его украли, да?

— Ну, наверно… Замок на воротах они открыли… Подожди-ка! — вдруг крикнул Юпитер. Лицо его покраснело от возбуждения и огорчения. — Когда мы подошли, они еще были на складе, очевидно, искали сундук. Затем они кинулись к машине и уехали. Но когда выбегали — сундука у них не было. Так как же они могли его украсть? Если бы он уже был у них в машине, они не стали бы тут шарить. А раз они сундук не выносили, то, значит, и не украли ничего. Остается только один вывод. Сундук был украден еще до того, как те двое сюда забрались!

Дядя Титус снова рассмеялся.

— Юпитер, ты очень умен. Но иногда человеку бывает полезно узнать, что он все-таки не так умен, как ему кажется. Есть еще один вариант, который ты упустил. Может быть, сундук не украли. Может быть, те двое просто не смогли его найти.

— Но я же оставил его возле конторы, — возразил Юпитер. — Прямо на самом виду. Может, надо было его в конторе запереть, но я не думал, что такое добро стоит прятать.

— А потом ты пошел в дом умываться, а мы с Гансом запирали склад. И я подумал: «Волшебный сундук принадлежал фокуснику, — вот будет сюрприз для Юпитера, если он волшебным образом исчезнет! Юпитеру будет очень полезно поупражняться в дедукции. Пусть поохотится!» Так что я разыграл тебя, Юпитер. Я спрятал сундук. А когда нагрянули те удачливые воры — я подумал, что лучше так его и оставить до утра, на случай если они еще раз попытаются к нам залезть. Собирался было рассказать тебе. А потом решил посмотреть, сумеешь ли ты разобраться сам. Для стимуляции твоего мыслительного аппарата.

— Вы его спрятали? — выпалил Боб. — Где, мистер Джонс?

— Где? — эхом отозвался Пит.

— А где подходящее место для сундука, чтобы его не было видно? — в свою очередь спросил мистер Джонс.

Но Юпитер уже озирался вокруг, разглядывая штабеля досок и бревен, груды старого железа и всего прочего, чем была завалена территория склада. Сундук мог быть спрятан где угодно. Но взгляд Юпитера остановился у забора, где был установлен небольшой навес, футов шесть ширины; и под этой крышей хранились такие вещи, которым могли повредить дожди, хотя они не так уж часто бывают в Южной Калифорнии. Среди прочего под навесом было выстроено в ряд несколько сундуков. Все крепкие, хорошо отремонтированные. И все большие.

— Самое лучшее место для маленького сундука — большой сундук! — выпалил Юпитер. — Так ты и сделал, дядя Титус?

— Пойди посмотри, — предложил мистер Джонс.

Юпитер направился к навесу, но Пит его обогнал. Он распахнул первый сундук — пусто. Юпитер открыл второй — тоже пусто. То же самое с третьим, с четвертым…

К тому времени как они добрались до пятого сундука, к ним присоединился Боб. И когда поднялась крышка, ребята замерли.

В большом сундуке — как будто это место было предназначено специально для него — стоял таинственный сундук Большого Гулливера.

ЗНАКОМСТВО С СОКРАТОМ

— Ну, давайте попробуем, — сказал Юпитер. — Надеюсь, какой-нибудь из ключей с большой связки подойдет к этому замку.

Трое друзей снова были в своей штаб-квартире, скрытой за грудами разного хлама. Они поспешили перетащить свой сундук в укромное место, где могли спокойно изучить его содержимое.

По территории склада бродили несколько клиентов, присматривая что-нибудь, что могло бы им пригодиться. Народу было совсем немного — тетя Матильда прекрасно справлялась и без помощников, — так что дядя Титус позволил Юпитеру отлучиться до своего возвращения с новой партией товара.

Юпитер, ковыряясь с замком, ругал себя, ему было трудно примириться с тем, что он не догадался сам. Ведь сундук все время был здесь!.. Да, хорошо подшутил над ним дядя Титус. Нечего было вчера вечером хвататься за первое попавшееся объяснение. Или уж хотя бы к утру надо было сообразить… А он позволил поверхностным признакам увести себя от очевидных фактов.

— Я вчера вечером допустил ошибку, — сказал он друзьям. — Надо было повнимательнее проанализировать все факты. Вообще-то на ошибках учатся. Так что отрицательный результат иногда оказывается более плодотворным. Дядя Титус преподал мне хороший урок.

Пит с Бобом улыбались.

— А как насчет мистера Максимилиана? — спросил Боб. — Мы обещали, что дадим ему знать, если сундук найдется.

— Мы обещали, что дадим ему знать, если соберемся продавать сундук, — поправил его Юпитер. — А продавать мы не собираемся. По крайней мере, пока.

— А я за то, чтобы его продать, — возразил Пит. — Ведь Максимилиан предложил отличную сделку.

Но Юпитера увлекла идея стать обладателем говорящего черепа.

— О продаже мы после подумаем, — сказал он. — А сначала я хочу узнать, разговаривает ли этот Сократ на самом деле.

— Как раз этого я и боялся, — вздохнул Пит.

А Юпитер пробовал все ключи, один за другим. В конце концов нашелся такой, который повернулся в замке, старый замок щелкнул. Юпитер расстегнул два длинных кожаных ремня, прижимавших крышку, и открыл сундук.

Ребята с любопытством заглянули внутрь. Содержимое сундука было укрыто куском красного шелка. Под этой тканью оказался большой поднос, на котором лежали разные мелкие вещи, частью завернутые в пестрые шелковые лоскуты. Там была разборная птичья клетка, небольшой хрустальный шар на подставке, множество красных шариков, несколько карточных колод и металлических чашек, плотно входивших одна в другую. Однако ни черепа, ни похожего по размерам свертка тут не было.

— Какие-то фокусы Гулливера, — констатировал Юпитер. — Если здесь есть что-нибудь важное — оно должно быть внизу.

Они с Питом вытащили поднос и отставили в сторонку. Ниже лежала в основном одежда необычного вида. Мальчишки вынимали все вещи по очереди и разглядывали. Там был длинный золотой халат, несколько кафтанов, тюрбан и еще разные мелочи в восточном стиле.

— Вон он! Вон там, в углу! Под той малиновой тряпкой что-то круглое. Готов спорить, это череп! — вскрикнул Боб.

— Наверно, ты прав, Секретарь, — согласился Юпитер, вытаскивая это «что-то круглое».

Боб размотал пурпурную ткань, и в руках у Юпитера оказался блестящий белый череп. Его пустые глазницы словно заглядывали в лицо Юпитеру. Череп был совсем не страшный, даже как-то забавно выглядел. Трем Сыщикам он напомнил скелет в школьном биологическом кабинете. Этого скелета тоже никто не боялся, ребята назвали его мистер Костине. Мальчишки настолько привыкли к мистеру Костинсу, что череп не вызвал у них никаких эмоций, кроме любопытства.

— Наверно, это и есть тот самый Сократ, — сказал Боб.

— Там под ним еще что-то лежит, — заметил Юпитер.

Он отдал Сократа Бобу, нырнул в сундук и извлек оттуда диск, по-видимому, сделанный из слоновой кости. Диск был толщиной около двух дюймов и дюймов шесть в диаметре. По его краю вырезаны были какие-то непонятные символы.

— Похоже, что это подставка под Сократа, — предположил Юпитер. — Смотрите, здесь выемки, как раз чтобы его установить.

Он поставил диск на верстак, Боб установил череп на место. Все трое рассматривали его, а он как будто слегка улыбался в ответ.

— У него в самом деле такой вид, что вот-вот может заговорить, — заметил Пит. — Но если он и правда заговорит, то я пойду поищу себе что-нибудь попроще.

— Быть может, он разговаривал только у Гулливера, — предположил Юпитер. — Моя гипотеза — в нем спрятано какое-нибудь устройство.

Он поднял Сократа с подставки и внимательно осмотрел.

— Ну надо же! Ни малейшего следа. Если бы что-нибудь было спрятано внутри — я бы это обязательно заметил. А тут ничего. Очень странно.

Он поставил Сократа обратно на подставку из слоновой кости и приказал:

— Сократ! Если ты на самом деле умеешь разговаривать — скажи что-нибудь! В ответ — молчание.

— Ну что ж. Похоже, у него сейчас нет настроения беседовать, — сказал, наконец, Юпитер. — Давайте посмотрим, что там еще в сундуке.

Все трое снова стали извлекать наружу восточные наряды. Потом нашли волшебную палочку и несколько коротких кривых сабель. Пока Сыщики разглядывали эти сабли, стоя спиной к Сократу, вдруг сзади них кто-то приглушенно чихнул.

Они разом оглянулись. Кроме них, тут никого не было. То есть никого, кроме черепа.

Чихнуть мог только Сократ.

ЗАГАДОЧНЫЙ ГОЛОС ВО ТЬМЕ

Мальчишки смотрели друг на друга, вытаращив глаза.

— Чихает! — воскликнул Пит. — Это почти то же самое, что разговаривать! Если череп может чихать, то он, наверно, и Геттисбергское Обращение сумеет наизусть прочитать!..

Юпитер нахмурился.

— Боб, а ты уверен, что это не ты чихнул?

— Я уверен, что никто из нас не чихал. Звук был сзади, это точно.

— Странно, — пробормотал Юпитер. — Если бы Большой Гулливер заставил череп чихать или издавать какие-то звуки — тут я понял бы. Но ведь Гулливера здесь нет. Может, он и вовсе мертв. Убейте — не понимаю, как череп может чихать сам по себе. Давайте еще разок его проверим.

Он снова взял череп с подставки и начал крутить в руках, внимательно рассматривая со всех сторон. Даже вынес его из тени под солнечные лучи, чтобы лучше было видно. Но не нашел абсолютно никаких следов, позволявших предположить, что в него что-нибудь встроено.

— Никаких проводочков, ничего, — заключил Юпитер свой осмотр. — В самом деле, очень таинственно.

— Еще бы не таинственно! — воскликнул Пит.

— Но с какой стати черепу чихать? — возмутился Боб. — Он что, простудился, что ли?

— Не знаю, с какой стати. И как он чихает — тоже не знаю, — сказал Юпитер. — Но это замечательная тайна, надо нам с ней разобраться. Держу пари, это такая тайна, что даже Альфреду Хичкоку понравилась бы.

Он говорил о знаменитом кинорежиссере, который прославился своими фильмами ужасов. Альфред Хичкок живо интересовался их работой.

— Постой-постой! — крикнул Пит. — Вчера вечером какие-то двое пытались украсть этот сундук. Сегодня мы его открываем — а там череп, и этот череп чихает. А дальше?.. Знаешь что будет?..

Его перебил мощный голос Матильды Джонс:

— Юпитер!.. Мальчики!.. Я знаю, что вы там. Давайте-ка вылезайте, тут для вас работа появилась!

— О-ой! — простонал Боб. — Мы понадобились твоей тетушке.

— И опять она этим своим тоном приказывает: «Не-заставляйте-меня-ждать», — добавил Пит, когда Матильда снова позвала Юпитера. — Надо идти, ничего не поделаешь.

— Да, конечно, — согласился Юпитер.

Он уложил Сократа обратно в сундук, запер замок, и мальчишки рысью двинулись ко входу на складской двор. Миссис Джонс ждала, уперевшись Руками в бока.

— А-а, появились! — сказала она. — Ну, почти вовремя. Дядя Титус с Гансом и Конрадом уже все разгрузили. Надо, чтобы вы, ребята, это рассортировали и раскидали по местам.

Наши друзья с тоской посмотрели на гору хлама, сваленного возле конторы. Убрать все и разложить аккуратно — это отнимет много времени. Но аккуратность была главнейшим требованием тетушки Матильды. «Склад утильсырья Т. Джонса» — это, конечно, склад разного барахла, но среди подобных заведений он был образцовым, так что миссис Джонс излишней неопрятности не терпела.

Мальчишки взялись за работу и прервали ее только на время обеда. Еду миссис Джонс вынесла им прямо во двор. А когда уже казалось, что скоро они все доделают, снова подъехал грузовик, забитый мебелью и всякой всячиной, которую дядюшка Титус приобрел в недавно закрывшейся гостинице.

Таким образом, им пришлось работать до самого вечера. И как ни рвался Юпитер вернуться к своему сундуку, такой возможности ему не представилось. В конце концов Боб и Пит засобирались домой. Пит пообещал, что приедет к Юпитеру на склад с самого утра. Боб должен был подъехать попозже, как только закончит работу в местной библиотеке, где он подрабатывал во время каникул.

Юпитер так плотно поужинал, что ему уже трудно было размышлять о сундуке, пропавшем фокуснике и говорящем черепе — мозги не работали. Однако он сообразил, что если воры уже пытались украсть сундук, но могут попытаться еще раз.

Он залез в автоприцеп и достал из сундука Сократа и подставку из слоновой кости, а все остальное покидал обратно. Потом запер сундук и спрятал его под печатным станком. Станок был накрыт старым брезентом, свисавшим до самой земли; и Юпитер почти не сомневался, что сундук здесь никто не найдет. Но на всякий случай решил не рисковать и забрал Сократа с собой в дом.

Когда он вошел в гостиную с Сократом в руках, тетя Матильда подняла глаза и слегка вскрикнула от испуга.

— Боже милостивый! Юпитер, что это за ужас такой?!

— Это просто Сократ, — ответил Юпитер. — Про него ходят слухи, что он умеет разговаривать.

— Умеет разговаривать? — Дядя Титус поднял глаза от газеты и рассмеялся. — И что же он говорит, сынок? Вид у него вполне интеллигентный…

— Пока он еще ничего не сказал, — признался Юпитер. — Я, конечно, хотел бы, чтобы он сказал что-нибудь, но не очень на это рассчитываю.

— Нет уж! Со мной он пусть лучше не разговаривает! А не то я ему выскажу все, что думаю, — сердито заговорила Матильда Джонс. — Это ж надо дойти до такого!.. Забери этот череп, Юпитер, чтобы я его не видела больше. Мне вовсе не хочется на него смотреть.

Юпитер отнес Сократа к себе в спальню и поставил на стол на той самой подставке из слоновой кости. А сам вернулся в гостиную посмотреть телевизор.

Перед тем как лечь спать, он уже успел решить, что вряд ли Сократ разговаривал сам. Разгадка, скорее всего, в том, что Большой Гулливер, его хозяин, был очень талантливым чревовещателем.

Юпитер уже почти заснул, когда его разбудил негромкий свист. Звук этот повторился; и Юпитер мог бы поклясться, что свист раздается где-то совсем рядом, прямо в его комнате.

Сон как рукой сняло. Юпитер сел.

— Кто это? Дядя Титус, это ты? В первый момент он подумал, что его дядя снова решил подшутить.

— Это я. — Тихий, тонкий голос шел с той стороны, где стоял его стол. — Это я… Сократ. У Юпитера дыхание перехватило.

— Пришло время… заговорить. Ты не включай… свет. Просто слушай… и не бойся. Ты меня… понимаешь?

Слова выходили как будто с трудом. Юпитер во все глаза смотрел в темноту, но увидеть ничего не мог.

— Понимаю, конечно, — ответил он тоже с трудом.

— Хорошо, — сказал голос. — Ты должен завтра… пойти… на Кинг-стрит… дом триста одиннадцать. Пароль… Сократ. Ты… понял?

— Да. — На этот раз Юпитер ответил уже смелее. — Но что все это значит? Кто со мной говорит?

— Я… Сократ. Тихий голос перешел в шепот и замер, исчез.

Юпитер потянулся и включил лампу возле кровати. И тотчас посмотрел на Сократа. Казалось, череп улыбается в ответ; но теперь он молчал.

Не мог же Сократ говорить с ним! Но ведь голос звучал в комнате. Он же слышался не из окна…

Подумав об этом, Юпитер подошел к окну и выглянул наружу. Весь двор просматривался как на ладони, но там не было ни единой души.

Так ничего и не поняв, совершенно обескураженный, Юпитер забрался обратно в постель.

Итак, ему надо завтра пойти на Кинг-стрит, 311. Быть может, не стоит?.. Но он уже знал, что пойдет; эта тайна затягивала его все сильнее и сильнее.

А если и было вообще что-нибудь такое, чему Юпитер не мог противиться, — это хорошая тайна.

ТАИНСТВЕННОЕ ПРЕДСКАЗАНИЕ

— Ты точно не хочешь, чтобы я пошел с тобой, Юп? — спросил Пит.

Сидя в кабине грузовичка, на котором Ганс привез их в Лос-Анджелес, они разглядывали грязноватый дом, стоявший на Кинг-стрит под номером 311. Поблекшая вывеска над входом гласила: «Комнаты». Пониже была другая, меньшего размера: «Свободных нет».

Этот район знавал когда-то лучшие времена. Вокруг были еще дома-гостиницы и несколько магазинов; но все они давным-давно не ремонтировались и даже не красились. Улица была почти безлюдной, если не считать нескольких стариков. Похоже, что жили здесь только бедные и пожилые.

— Я пойду туда один, — ответил Юпитер. — А вы с Гансом подождите меня в машине. Не думаю, чтобы мне что-нибудь грозило.

Пит с трудом глотнул.

— Ты говорил, что тебя просил прийти сюда череп? Как это? Стоял у тебя на столе и говорил с тобой?

— Да, так оно и было, или я видел очень странный сон. Но я не спал, так что вряд ли мне могло что-нибудь присниться. Сейчас зайду и посмотрю, что там такое, в этом доме. Если через Двадцать минут не выйду — бегите с Гансом мне на выручку.

— Ну как хочешь… — мрачно сказал Пит. — .. Но это дело мне совсем не нравится.

— Если там что-то опасное — я заору изо всех сил, — пообещал Юпитер.

— Будь осторожен, Юп, — сказал Ганс. Большое круглое лицо его выражало озабоченность. — И если тебе понадобится помощь, мы сразу придем!

Он согнул руку и напряг бицепс, показывая, что в случае нужды снесет любую дверь. Первый Сыщик кивнул.

— Конечно. Я в вас не сомневаюсь.

Он выбрался из кабины, прошел по дорожке к небольшому крыльцу, поднялся на несколько ступенек и позвонил в дверь. Ожидание показалось очень долгим, но наконец внутри послышались шаги.

Дверь открылась. На пороге стоял грузный, смуглолицый мужчина с усами.

— Ну? — спросил он. — Чего тебе нужно, парень? У нас номеров нет. Все занято.

Говорил этот усатый с каким-то странным, едва заметным акцентом. Юпитер изобразил полное простодушие — он часто так поступал, когда хотел произвести на взрослых впечатление наивного мальчика, — и произнес:

— Знаете, я ищу мистера Сократа.

— Ах, вон оно что! — Услышав пароль, усатый пристально посмотрел на Юпитера. Потом шагнул назад и освободил дорогу. — Ну, заходи. Может быть, он здесь, а может, и нету. Все зависит… Ладно, Лонцо сейчас узнает.

Юпитер шагнул внутрь. И заморгал, стараясь поскорее привыкнуть к слабому освещению. Холл оказался совсем маленьким и очень неопрятным, пыль здесь не вытирали давным-давно. За холлом видна была еще одна комната, большая. В ней сидело несколько человек; кто-то читал газеты, двое играли в шашки. Все они были смуглые, черноволосые и мускулистые. И все как один оторвались от своих занятий, бесстрастно разглядывая его.

Юпитер остановился, ожидая, что будет дальше. Наконец, усатый вышел из двери в дальнем углу холла.

— Пойдем, — сказал он. — Зельда тебя примет.

Он проводил Юпитера в комнату, из которой только что вышел, и закрыл за ним дверь. Юпитер заморгал снова. Здесь было так солнечно и ярко, что он не сразу заметил старуху, сидящую в кресле-качалке с вязанием в руках. Она внимательно разглядывала его через старомодные очки.

Одета она была в яркое желтое платье с красными разводами, в ушах висели большие золотые серьги в форме, колец. Присмотревшись к ней, Юпитер решил, что это цыганка. И самые первые ее слова тут же подтвердили его догадку.

— Меня зовут Зельда, я гадалка, — сказала она негромким, хрипловатым голосом. — Чего желает молодой человек? Хочет узнать свою судьбу?

— Нет, мэм, — вежливо ответил Юпитер. — Это мистер Сократ велел мне сюда прийти.

— А-а, мистер Сократ?.. — переспросила старая Цыганка. — Но ведь мистер Сократ умер.

Если иметь в виду череп, то приходилось признать, что мистер Сократ на самом деле умер.

— И все-таки он разговаривал с тобой, — пробормотала Зельда. — Странно, очень странно. Присядь-ка, молодой человек. Вот сюда, за этот стол. Я загляну в свой кристалл.

Юпитер сел к маленькому круглому столику из красного дерева, на котором слоновой костью были инкрустированы какие-то странные знаки. Зельда поднялась со своего кресла и села напротив. Потом достала из-под столика небольшую шкатулку, вынула из нее хрустальный шар и положила его в центре стола.

— Тихо! — прошептала она. — Ничего не говори. Не мешай кристаллу.

Юпитер кивнул. Старая цыганка положила руки на стол, наклонилась вперед, всматриваясь в блестящий хрустальный шар, и замерла в неподвижности, затаив дыхание. Это длилось всего несколько секунд, но Юпитеру казалось, что время тянется ужасно медленно. Наконец она заговорила:

— Я вижу сундук… Вижу людей, очень много людей, которые хотят его взять… Вижу еще одного… Он чего-то боится. Имя его начинается на Б… Нет, наверно, на Г. Он очень напуган, ему нужна помощь. Он просит тебя, чтобы ты ему помог… Кристалл светлеет! Я вижу деньги… очень много денег. И к ним стремится множество людей. Но они спрятаны. Они за облаком, исчезают, и никто не знает, куда они делись… Кристалл туманится. Человек, чье имя начинается на Б или Г, — этот человек исчез. Исчез из видимого мира. Но он жив… Больше я ничего не вижу.

Старая цыганка отвела взгляд от хрустального шара, выпрямилась и вздохнула.

— Читать по кристаллу — это нелегкое дело. Сегодня я уже ничего больше не смогу, — сказала она. — Мои видения тебе говорят что-нибудь, молодой человек?

Юпитер озадаченно нахмурился.

— Отчасти. Сундук у меня в самом деле есть. И похоже, что многие хотят им завладеть. А «Б» или «Г» — это может быть Большой Гулливер. Сундук принадлежал ему. Он был фокусником.

— А-а, Большой Гулливер, — пробормотала цыганка. — Конечно. Он дружил с цыганами. Но он исчез.

— Вы сказали, что он исчез из видимого мира, но жив, — напомнил ей Юпитер. — Тут я вообще ничего не понимаю. Что это значит?

— Этого я сказать не могу. — Цыганка покачала головой. — Но кристалл не обманывает. Мы, цыгане, хотели бы найти Большого Гулливера. Ведь он был нашим другом. Быть может, ты сумеешь нам помочь? Ведь ты умница. И хотя ты еще совсем юный — глаз у тебя острый… Ты видишь такое, чего иной раз и взрослые не заметят.

— Понятия не имею, как я мог бы помочь вам, — возразил Юпитер. — Я почти ничего не знаю о Гулливере. А о деньгах вообще ничего не слышал. Единственное, что меня связывает с Гулливером, — это его сундук, который я купил на аукционе. А в сундуке был этот Сократ, говорящий череп. Сократ сказал, чтобы я пошел сюда к вам. Вот и все, что я знаю.

— Даже самый длинный путь начинается с первого шага, — сказала цыганка. — Быть может, узнаешь еще что-нибудь. Подождем. Сундук этот береги. Если Сократ снова заговорит — слушай его внимательно. А теперь иди. Всего хорошего.

Юпитер поднялся и вышел, озадаченный еще больше. Лонцо, усатый цыган, проводил его до Дверей.

Пит и Ганс ждали в машине, Пит беспрерывно смотрел на часы.

— Черт возьми, Юп, мы уже собирались идти за тобой, — сказал он, когда Юпитер залез к ним в кабину. — Слава Богу, все обошлось, ты в порядке. Но что там было?

Ганс завел мотор, и они двинулись в обратный путь.

— А я и сам не знаю, что там было, — ответил Юпитер. — То есть что было — конечно, знаю. Но ничего не могу понять.

Он подробно рассказал обо всем происшедшем за эти несколько минут. Пит присвистнул.

— Ну и компот! Чего тут только нет: и сундук, и деньги какие-то спрятанные, и Гулливер мертвый, но живой… Ничего не понимаю.

— Я тоже, — повторил Юпитер. — Очень все это запутано.

— Послушай! — воскликнул Пит. — А ты не думаешь, что деньги могут быть спрятаны в сундуке? Ведь после того как мы нашли Сократа, мы в этот сундук и не заглядывали. А если в нем спрятаны какие-то деньги, то понятно, почему он им всем так понадобился.

— Я сейчас как раз об этом и думаю, — признался Юпитер. — Быть может, эти люди охотятся вовсе не за Сократом. Как только вернемся, обследуем сундук… Ганс, что случилось? Куда ты так разогнался?

— Там кто-то к нам прицепился. — Ганс прибавил газу. Грузовичок дребезжал и, казалось, готов был взлететь. — Какая-то черная машина уже несколько кварталов висит у нас на хвосте. В ней сидят двое мужчин.

Пит с Юпитером оглянулись. В заднее окно было видно, что за ними неслась черная машина, которая теперь пыталась их обогнать. Однако Ганс старался держать грузовик на самой середине дороги, так что места для обгона не оставалось.

Таким образом они пронеслись с полмили, пока не увидели впереди магистраль. В Лос-Анджелесе много магистральных автострад — шириной от четырех до восьми полос, — на которых нет ни перекрестков, ни светофоров. Некоторые расположены выше обычных улиц; и как раз к такой приближались сейчас наши друзья.

— Я сверну на магистраль! — крикнул Ганс. — — Там они не смогут нас остановить: слишком большое движение.

На въездной поворот, ведущий к автостраде, Ганс залетел, почти не снижая скорости. Грузовичок страшно накренился, но зато уже через пару секунд они выскочили на широкую магистраль, по которой мчалось в обе стороны великое множество машин.

Преследователи даже не пытались гнаться за ними. Черная машина проскочила под автострадой и исчезла.

— Здорово мы от них отделались, — сказал Ганс. — Так и хотелось схватить их и отколотить как следует. Куда теперь, Юп?

— Домой, Ганс. Что с тобой, Пит? Почему ты такой мрачный?

— Не нравится мне все это, — угрюмо ответил Пит. — Череп по ночам разговаривает… Люди какие-то… То сундук украсть пытаются, то гоняются за нами… Это мне на нервы действует. Слушай, давай избавимся от этого проклятого сундука и забудем о нем.

— Сомневаюсь, что у нас это получится, — задумчиво сказал Юпитер. — Похоже, эта тайна Уже прочно связана с нами. И придется нам ее Разгадать, хотим мы того или нет.

ПРОЩАНИЕ С СОКРАТОМ

Когда они вернулись на склад, Матильда Джонс уже приготовила Юпитеру кой-какую работку. Пит взялся помогать, и они вместе провозились до самого обеда. К этому времени появился Боб, закончив свою работу в библиотеке. Все трое отправились к себе в мастерскую, где сундук так и стоял накрытый брезентом, свисавшим с печатного пресса, где его спрятал Юпитер.

Рассказав Бобу о событиях минувшего утра, Юпитер подвел итоги:

— Значит, если поверить цыганке Зельде, то были похищены какие-то деньги и это как-то связано с исчезновением Большого Гулливера.

— А может, он сам забрал эти деньги и смотался с ними в Европу или еще куда-нибудь, — предположил Боб.

— Нет. — Юпитер покачал головой. — Зельда говорила, что ему нужна помощь, он исчез из видимого мира, но жив… А она и другие цыгане хотят помочь ему вернуться. Все это очень загадочно. Но по-моему, это значит, что Гулливер исчез не вместе с деньгами, а из-за денег.

— Может быть, деньги были спрятаны у него в сундуке и какие-нибудь темные личности стали за ним охотиться? — высказал догадку Пит. — Помните? Фред Браун говорил, что какие-то подозрительные люди им интересовались, как раз перед тем как он исчез. Видимо, он от них спрятался.

— Но с какой стати он стал бы держать деньги в сундуке? — не поверил Юпитер. — Хотя чего на свете не бывает… Давайте-ка первым делом внимательно осмотрим сундук.

За полчаса они полностью исследовали все содержимое сундука самым тщательным образом, но не нашли ни денег, ни вообще чего-то ценного.

— Вот так номер! — сказал Пит. — Ничего!

— Деньги в крупных купюрах могли быть спрятаны под обивкой, — возразил Юпитер. — Там их не было бы видно. Гляньте-ка, в нижнем углу ткань вроде разрезана.

— Ты думаешь, они могут быть спрятаны там? — спросил Боб. — Вряд ли. Ведь никакой выпуклости не видно. — Он нагнулся, сунул палец под обивку через разрез и вдруг взволнованно крикнул: — Есть! Там что-то есть!.. Бумага какая-то, а может, и деньги!

Он осторожно вытащил бумагу, которую только что нащупал.

— Денег нет. Просто какое-то письмо.

— Дай-ка посмотреть… — пробормотал Юпитер. — Адресовано Гулливеру в гостиницу, судя по штемпелю, примерно год назад… Значит, Гулливер его получил как раз тогда, когда исчез. Где-то очень близко. Он получил это письмо, надрезал обивку в сундуке и письмо это спрятал. Значит, там было что-то важное.

— А может, это и есть ключ к деньгам, о которых говорила Зельда? — предположил Боб. — Может, там карта какая или еще что-нибудь?

Юпитер вытащил из конверта небольшой листок. Пит и Боб подошли вплотную и стали смотреть через его плечо. На листке оказалось короткое послание:

Тюремная больница

17 июля


Дорогой Гулливер!

Пишет тебе твой старый приятель и сосед по камере Спайк Нили. Я в больнице и, похоже, долго не протяну.

Быть может, проживу еще дней пять, или три недели, или даже два месяца. Доктора не уверены. Но так или иначе, а все равно пора прощаться.

Если когда-нибудь окажешься в Чикаго, то загляни к моему приятелю Дэнни Стриту, передай привет от меня. Хотелось бы много чего сказать тебе, но это все, на что я способен.

Всего хорошего!

Твой друг — Спайк.

— Это простое письмо, — сказал Пит. — Наверно, от человека, с которым Гулливер познакомился в тюрьме, когда сидел за свое предсказательство. В нем ничего нет.

— Может быть, нет, а может, и есть, — не согласился Юпитер.

— Если в нем ничего нет, так зачем Гулливер его прятал? — спросил Боб.

— В том-то и дело, — поддержал Юпитер. — Зачем Гулливер его прятал? Похоже, что он считал письмо важным.

Пит почесал голову.

— Ну ладно. Но о деньгах-то тут ничего нет!

— Этот Спайк Нили писал письмо, лежа в тюремной больнице, — напомнил Боб. — Я думаю, все письма арестантов тюремная администрация читает, прежде чем сдавать на почту. Значит, Спайк не мог ничего написать о деньгах, иначе бы он все свои тайны выложил полиции прямо на стол.

— Верно, — согласился Юпитер. — Если только в письме нет какого-нибудь секрета.

— Ты думаешь, невидимые чернила или что-нибудь в этом роде?

— Может быть и такое. По-моему, нам надо взять письмо в штаб и хорошенько его проверить.

Юпитер подошел к решетке, стоявшей за печатным прессом, который они починили не так давно. Пит с Бобом последовали за ним. Когда они отодвинули решетку в сторону, под ней открылся вход в Туннель II — главный вход в их штаб-квартиру. Туннель II представлял собой длинную стальную трубу диаметром около двух футов. Из таких труб монтируют магистральные газопроводы-Эта труба лежала на самой земле, и сверху была завалена горами никому не нужного хлама. А другой конец трубы выходил прямо к жилому автоприцепу, в котором находилась их штаб-квартира, укрытая от посторонних взоров все теми же грудами никому не нужного барахла.

Юпитер полез первым, за ним Боб, потом Пит. Туннель II был устлан тряпками, чтобы ржавчина не пачкала коленки, когда ползешь на четвереньках. Выбравшись из трубы, ребята подняли люк в полу вагончика и поднялись к себе в штаб-квартиру.

В этом вагончике мальчишки оборудовали маленькую лабораторию, в которой был микроскоп и много других полезных вещей. Лаборатория была такая крошечная, что в ней помещался только кто-то один. Поэтому Бобу с Питом пришлось остаться в дверях и наблюдать за действиями Юпитера. Прежде всего он положил письмо под микроскоп и внимательно осмотрел его, дюйм за дюймом.

— Ничего не видно, — подвел он итог своему исследованию. — Теперь попробуем проверить на самые распространенные невидимые чернила.

Юпитер потянулся за бутылью с кислотой и налил немножко в стеклянную колбу. Потом закрыл колбу письмом, чтобы оно пропиталось кислотными парами. Ничего не получилось.

— Так я и думал, — сказал он. — Логика подсказывает, что в тюремной больнице вряд ли можно получить доступ к невидимым чернилам. А вот лимон у него мог быть. Лимонный сок — самые простые невидимые чернила. Когда пишешь, ничего не видно, а если бумагу нагреть, то буквы проявляются. Давайте попробуем.

Он зажег небольшую газовую горелку, взял письмо за уголки и стал нагревать, осторожно Двигая над огнем.

— Опять никаких результатов. Подождите, Дайте-ка я конверт проверю.

Однако и эксперименты с конвертом тоже ничего не дали. Юпитер был явно разочарован.

— Похоже все-таки, что это простое письмо, — задумчиво сказал он. — Но Гулливер почему-то его спрятал. Почему?

— А что, если он думал, что в письме есть ключ, но не смог его отыскать? — заговорил Боб. — . Послушайте. Представьте себе, что, когда он был в тюрьме, этот Спайк Нили рассказал ему о деньгах, но не сказал, где они спрятаны. Такое вполне может быть, верно? Ведь они были друзьями. И они могли договориться, что, если с этим Спайком что-нибудь случится, вот тогда он откроет Гулливеру остаток своей тайны.

— И вот Гулливер получает письмо из тюремной больницы. Спайк умирает. Гулливер думает, что Спайк прислал ему ключ к спрятанным деньгам, но найти этого ключа не может. Поэтому он прячет письмо, рассчитывая, что еще займется им и попробует разобраться.

— А тем временем некие темные личности, знавшие Спайка, каким-то образом узнают, что он написал Гулливеру. Они подозревают, что он открыл Гулливеру свой секрет. И вот они заходят к нему в гости. Гулливер напуган. В полицию он не может пойти, потому что ему просто нечего им сказать. Он ничего не знает. Но эти мерзавцы думают, что он знает, где спрятаны деньги. Это же страшное дело! Они же его и пытать начнут, чтобы заговорил! А ему сказать нечего… И тогда он — ф-фу! — исчезает. Ну как? Звучит?

— Очень логично звучит, — одобрил Юпитер, — Знаешь, Боб, может, все именно так и было.

— Однако мы исследовали это письмо и не смогли найти никаких следов тайного послания. Отсюда я делаю вывод, что никакого тайного послания вообще не было. Спайк и не пытался. Он прекрасно знал, что письмо его будет исследовать полиция. Он просто попрощался с Гулливером, В0т и все.

— Все равно кто-то думает, что в нашем сундуке ключ к каким-то деньгам, — заявил Пит. — Дом сундук нужен для того, чтобы найти этот ключ. Так что, если мы не хотим связываться с какими-нибудь темными личностями, которые обязательно будут добираться до сундука, — нам лучше всего от него избавиться. И поскорее.

— А ведь Пит прав, — поддержал его Боб. — разгадать тайну мы не можем, у нас нет никакой зацепки. Чтобы не влипнуть в какие-нибудь неприятности, лучше нам избавиться от сундука. Ведь нам-то он совершенно не нужен, если разобраться.

— Маг Максимилиан хочет, чтобы мы продали ему сундук, — вставил Пит. — Я за то, чтобы уложить Сократа обратно в сундук — и пусть мистер Максимилиан забирает его вместе со всем остальным. Надо сбыть его с рук. Слишком опасно держать его у себя. Как ты насчет этого, Юп?

— М-м-м-м… — Юпитер прикусил губу. — Зельда вроде бы думала, что мы как-то сможем помочь, но на это совсем не похоже. Никакой зацепки мы не нашли, как ты сказал. А сегодня утром, когда мы ехали от Зельды, за нами увязались какие-то двое, и мне это тоже не слишком нравится…

Ну ладно, — продолжал он. — Сейчас позвоним мистеру Максимилиану, раз ему этот сундук так нужен. Соберем в сундук все, что в нем было, положим Сократа… Только надо будет его предупредить, что за сундуком охотятся. И я не стану брать с него сто долларов. За доллар купил, за Доллар и отдам.

— До чего ж было бы здорово заиметь сто долларов, — мечтательно протянул Пит.

— Так нечестно, — возразил Юпитер. — Ведь сундук опасен. Сейчас позвоню ему. Только сначала хочу сфотографировать этот конверт. На случай, если вдруг появятся какие-нибудь идеи.

Юпитер сделал по нескольку снимков письма и конверта, а потом позвонил магу Максимилиану. Тот сказал, что сразу же приедет. Ребята выбрались из штаб-квартиры, засунули письмо обратно под обивку сундука, и аккуратно уложили в сундук все, что там было прежде. Оставалось взять Сократа из комнаты, и Юпитер пошел за ним.

В своей комнате он наткнулся на тетю Матильду, которая с ужасом смотрела на череп, стоящий на столе.

— Юпитер Джонс! — сказала она дрожащим голосом. — Это… Это чудовище…

Слов у нее не хватало. Она только показывала пальцем.

— Что случилось, тетя Матильда?

— Какой ужас!.. — Тетушку прорвало. — Ты знаешь, что оно сейчас сделало?.. Оно сказало мне «Бу-у-у!»…

— Сократ сказал «бу-у-у»? — переспросил Юпитер.

— Еще как сказал!.. Я только что зашла к тебе комнату прибрать. Увидела его и говорю: «Ну ты, уродина! Не знаю, откуда Юпитер тебя притащил, но в моем доме ты стоять не будешь. Не надо мне такого, вот и все!» И тут… — Голос тети Матильды снова задрожал. — И тут он вдруг как скажет!.. «Бу-у-у!» — говорит… Вот так!.. Я его слышала, как тебя слышу… «Бу-у-у!»

— Но я же вас предупреждал, что это говорящий череп, — сказал Юпитер, подавляя улыбку. —

Ведь он принадлежал чародею. Это он, наверно, пошутил с тобой, тетя Матильда.

— — Пошутил?! Это, по-твоему, шутка? Так это у тебя называется? Чтобы мерзкий старый череп ухмылялся мне тут да еще и «бу-у-у» говорил?.. Говорящий череп или говорящая лошадь — мне все равно. Я хочу, чтобы ты немедленно забрал отсюда эту гадость, вот и все!

— Хорошо, тетя Матильда, — согласился Юпитер. — Сейчас заберу. Я как раз за этим и пришел.

— Да уж, пожалуйста! И сразу, немедленно!

Юпитер забрал череп и подставку и пошел обратно, на территорию склада. Вид у него был очень задумчивый. Друзья спросили, в чем дело, и он рассказал им о происшествии с тетушкой.

— Очень это странно, — закончил он. — Должен признаться, что ничего не понимаю. С какой стати он заговорил с тетей Матильдой? И почему «бу-у, у»?

— Наверно, у него юмор такой, — сказал Пит. — Клади-ка его в сундук.

— А может, нам все-таки не отдавать его? — — предложил Юпитер. — Давайте подержим его у себя еще немного. Может, он нам еще что-нибудь скажет.

— Ну уж нет! — Пит выхватил у него Сократа, завернул и уложил в сундук. — Тетя твоя говорит, что не хочет его видеть, и мы уже решили, что надо от него избавиться… И уже мистеру Максимилиану пообещали, что отдадим Сократа… Нельзя же от своего слова отказываться! И у меня нет ни малейшей охоты слушать, как череп разговаривает. Бывают такие тайны, которые я разгадывать не хочу.

Он захлопнул крышку и запер замок. Юпитер еще пытался придумать какие-нибудь доводы, но в этот момент раздался голос Ганса:

— Юп! Эй, Юп! Тут кто-то тебя ищет!

— Наверняка это мистер Максимилиан, — сказал Боб.

Друзья пошли к воротам. И на самом деле, там их ждал высокий худой фокусник. Он стоял, не обращая внимания ни на других клиентов, бродивших по складу, ни на груды всяких интересных вещей.

— Ну, молодой человек! — воскликнул он, глядя на Юпитера. — Так, значит, сундук Гулливера появился?

— Да, сэр, — ответил Юпитер. — И вы его можете забрать, если в самом деле хотите.

— Разумеется, хочу! Разве я не сказал вам? Вот деньги, сто долларов, как договорились.

— Я не собираюсь брать с вас сто долларов, — сказал Юпитер. — Я за него всего доллар заплатил й вам отдаю за доллар.

Фокусник хмыкнул.

— А почему это вы столь щедры, могу я узнать? Вы взяли из него что-нибудь ценное?

— Нет, сэр. Все, что в нем было, так в нем и лежит. Но с ним связана какая-то тайна, и он, по-видимому, кому-то очень нужен. Думаю, что .иметь этот сундук опасно. Лучше бы мы отвезли его в полицию.

— Ну что за ерунда, мальчики! Никакие опасности мне не страшны, я сумею о себе позаботиться. Я был первым, кто пришел к вам за этим сундуком, и уж раз вы его продаете — он мой. Вот ваш доллар.

Он вытянул длинную руку, щелкнул пальцами — и вытащил серебряный доллар из уха у Юпитера. Во всяком случае, так это выглядело.

— Итак, сундук мой! Не будете ли вы так любезны его принести?

— Боб, Пит, вы притащите? — спросил Юпитер.

— Еще как притащим! — обрадовался Пит.

Не прошло и минуты, как Боб с Питом принесли сундук. Фокусник попросил, чтобы его положили на заднее сиденье синей машины, стоявшей возле ворот. И все они так были заняты, что никто не заметил, как два подозрительных типа исподтишка наблюдают за ними. Максимилиан сел в машину и включил зажигание.

— Когда буду выступать в следующий раз, — пообещал он, — я вам пришлю билеты. Ну, а пока — всего наилучшего

Машина выехала из ворот. Пит облегченно вздохнул.

— Ну, уехал Сократ, — сказал он. — Спорить могу, мистер Максимилиан надеется узнать, как он разговаривает, и хочет использовать этот трюк для своих собственных выступлений. Удачц ему. А мы ни черепа, ни сундука больше не увидим, и я очень этому рад, честно говоря.

Он бы так не радовался, если бы знал, насколько ошибается.

«УДРАЛИ!»

Остаток дня прошел без каких-либо заметных происшествий. Боб уехал домой раньше обычного, чтобы повидаться с отцом. Мистер Андрюс, известный журналист одной из крупных лос-анджелесских газет, не так уж часто бывал дома по вечерам, но сегодня никуда не собирался.

— Знаешь, Боб, — сказал он сыну за ужином, — я видел вашу фотографию в голливудской газете, с рассказом о том, как твой друг Юпитер купил на аукционе старый сундук. Нашли в нем что-нибудь интересное?

— Нашли череп, — ответил Боб. — Не простой череп, говорящий. У него даже имя есть, Сократ.

— Говорящий череп по имени Сократ! — воскликнула мама. — Господи прости, что за идея! Я надеюсь, он с тобой не разговаривал?

— Нет, мам. Со мной не разговаривал.

Боб хотел было рассказать, что череп разговаривал с Юпитером, но решил воздержаться. Тем более, что его отец тут же заметил с улыбкой:

— Это, конечно же, какой-нибудь трюк того фокусника, которому принадлежал когда-то сундук. Как его звали? Александр?

— Гулливер, — поправил Боб. — Большой Гулливер.

— Надо думать, он был хорошим чревовещателем, — сказал мистер Андрюс. — И что Юпитер делает с этим черепом? Надеюсь, у себя не держит?

— Нет, он его продал другому фокуснику. Тот сказал, что дружил с Гулливером. Он себя называет очень забавно: маг Максимилиан.

— Маг Максимилиан? — Мистер Андрюс нахмурился. — Мы в газете получили сообщение, перед самым моим уходом. Он сегодня пострадал в автомобильной аварии.

Максимилиан пострадал в аварии? Боб подумал: уж не говорящий ли череп навлек на него эту беду? Но отец прервал его мысли:

— Слушай, как ты относишься к парусной прогулке в ближайшее воскресенье? Один мой друг приглашает всех нас к себе на яхту. На целый день, вокруг острова Каталина.

— Вот здорово! — с восторгом воскликнул Боб.

На радостях он тут же забыл о происшествии с Максимилианом. И не вспомнил даже на следующее утро, когда присоединился к Питу и Юпитеру на «Складе утильсырья Т. Джонса».

Они все вместе принялись разбирать старую стиральную машину. Титус Джонс приобрел ее на запчасти. Еще одну такую же он купил раньше: а из двух старых можно было собрать вполне пригодную машину, не хуже новой. Этим они и занялись. И уже заканчивали ремонт, когда во двор въехал полицейский лимузин. Мальчишки с удивлением смотрели, как коренастый начальник полиции Рейнольде вылез из машины и зашагал к ним.

— Привет, ребята! — Вид у него был очень серьезный. — У меня несколько вопросов к вам.

— Вопросов, сэр? — переспросил Юпитер, захлопав глазами.

— Да. По поводу сундука, который вы вчера продали человеку, именующему себя маг Максимилиан. Он попал в аварию, когда ехал от вас домой. Машина разбита вдребезги, а сам он в тяжелом состоянии. В больнице лежит. Сначала мы думали, что это обычное дорожно-транспортное происшествие. Он был без сознания и ничего не мог сказать. Но нынче утром он пришел в себя и рассказал, что автомобиль, в котором сидели два человека, столкнул его с дороги. И про сундук тоже рассказал. Очевидно, те двое сундук украли, потому что в разбитой машине его не оказалось. Мы ее оттащили в гараж, в ней никакого сундука не было.

— Значит, те двое специально столкнули машину мистера Максимилиана, чтобы добраться до сундука! — воскликнул Юпитер.

— Именно так мы и решили, — согласился мистер Рейнольде. — Максимилиан много говорить не мог — ему доктор не разрешает… Сказал только, что купил сундук у тебя, Юпитер. А доктор тут же заявил, что ему нельзя больше напрягаться. Вот я и приехал узнать, что в этом сундуке было такого ценного, чтобы побудить кого-то на грабеж.

— Ну, там в основном была одежда… — начал рассказывать Юпитер, а Пит с Бобом напряженно слушали. — Еще было несколько приспособлений для фокусов. А самое главное — старый череп, который якобы может разговаривать.

— Это череп разговаривать может?! — взорвался мистер Рейнольде, — Что за бред! Черепа не разговаривают!

— Конечно, сэр, — согласился Юпитер. — Но этот когда-то принадлежал другому фокуснику, по имени Большой Гулливер… — И он рассказал мистеру Рейнольдсу всю историю о том, как они купили на аукционе этот сундук; о том, что узнали о Гулливере, как тот сидел в тюрьме, а потом исчез, вскоре после освобождения.

Шеф полиции слушал, хмурился и кусал губу.

— Слишком тут много всего намешано, — заметил он, когда Юпитер закончил свой рассказ. — Но тебе, видимо, померещилось прошлой ночью, что этот череп с тобой разговаривает. А может, приснилось?

— Я и сам об этом думал, сэр. Но когда — я пошел по тому адресу, что он мне назвал, я встретил там цыганку Зельду, а она вроде бы знала Гулливера. Она сказала, что в видимом мире его больше нет.

Мистер Рейнольде вздохнул и потер себе лоб.

— И она же выдала эту историю о спрятанных деньгах, которые якобы увидела в кристалле, да? Да, на самом деле странно… Теперь об этом письме, что вы нашли в сундуке и положили обратно. Ты говорил, что сфотографировал его. Я хотел бы иметь эти снимки.

— Конечно, сэр. Сейчас принесу, я мигом.

Юпитер побежал к своей мастерской, скользнул в Туннель II и быстро прополз в штаб-квартиру. Он еще утром успел проявить пленку и даже напечатать фотографии, по одной с каждого кадра. Теперь они уже высохли, и их вполне можно было отдать. Если вдруг понадобится — он себе еще напечатает.

Он сложил фотографии в конверт и через минуту уже вручал их мистеру Рейнольдсу. Шеф полиции глянул на снимки и покачал головой.

— Вряд ли я здесь что-нибудь увижу, — проворчал он. — Но надо попробовать. Однако прежде всего мне хочется поговорить с этой цыганкой Зельдой. Давай-ка, Юпитер, проедем со мной. У меня такое чувство, что она знает больше, чем говорит. Послушаем, что она мне скажет.

Боб и Питер надеялись, что их тоже позовут, но мистер Рейнольде ничего не сказал. Юпитер велел им продолжать работу, пока его не будет, а сам уселся в служебную машину рядом с шефом полиции, и шофер взял курс на Лос-Анджелес.

— Это будет неофициальный визит, — объяснил Юпитеру мистер Рейнольде. — Скорее всего, она замкнется и вообще разговаривать не станет. Цыгане — народ не болтливый. Но мы постараемся ее разговорить. Я мог бы попросить содействия у лос-анджелесской полиции, но пока мне нечего им сказать. Зельда тебе судьбу не предсказывала, так что не нарушила никакого закона и обвинить ее мне не в чем.

Но первое, что я сделаю, как только вернусь к себе в контору, — продолжал он, — запрошу сведения об этом Спайке Нили, который написал письмо Гулливеру. Посмотрим, быть может, удастся понять, что за всем этим кроется. Конечно, если два головореза столкнули с дороги машину ради какого-то сундука — значит, у них должна быть серьезная причина. Они наверняка следили за вашим складом, увидели, как вы грузите сундук в машину к Максимилиану, и поехали следом.

Юпитер слушал молча. В данный момент у него не было никаких новых идей; он вынужден был признаться себе, что вся эта история поставила его в тупик.

Ехали они очень быстро и вскоре оказались перед обшарпанным домом, в котором Юпитер встречался с Зельдой. Мистер Рейнольде первым быстро прошел по дорожке к небольшому крыльцу и настойчиво позвонил в дверь.

Никакого ответа не последовало. Чем дольше они стояли и ждали, тем мрачнее становился шеф полиции. И тут их окликнула старушка, подметавшая лестницу соседнего дома.

— Если вы тех цыган ищете, так они уехали.

— Уехали! — воскликнул мистер Рейнольде. — Куда уехали?

— Да кто же знает, куда цыгане уезжают! — рассмеялась старушка. — Сегодня утром уехали, со всем своим скарбом. Погрузились в несколько старых машин и укатили. Никому и слова не сказали.

— Плохо дело! — мрачно произнес мистер Рейнольде. — Это была единственная наша ниточка… Удрали!

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ШЕФА ПОЛИЦИИ

— Позвольте считать собрание открытым, — провозгласил Юпитер.

Собрание это происходило в крошечной комнатушке их штаб-квартиры. Боб и Пит устроились поудобнее на стульях. Юпитер постучал карандашом по деревянной крышке стола.

— Трем Сыщикам предстоит обсудить планы на будущее. Прошу всех присутствующих вносить свои предложения.

Боб и Пит молчали, поэтому он добавил:

— Сегодня у нас выходной. Что будем делать?

С тех пор как к ним приезжал шеф полиции, минуло два дня. Эти дни прошли спокойно, и ребята много времени провели на складе, ремонтируя и приводя в порядок подержанные вещи. Никто не предлагал им заняться расследованием каких-нибудь тайн, и Боб с Питом были чрезвычайно этому рады. Приятно для разнообразия пожить спокойно. А больше всего их радовало, что им удалось отделаться от этой истории с сундуком и говорящим черепом.

— Я предлагаю пойти понырять с аквалангом, — сказал Пит. — Погода замечательная, а мы давно уже не ныряли, так и разучиться можно.

— Я присоединяюсь к этому предложению, — поддержал его Боб. — В такую жару лучше всего плескаться в море.

В этот момент раздался звонок.

Они все слегка вздрогнули и разом повернулись к телефону. Телефон, за который они платили из своих заработков на складе, был записан на имя Юпитера. Мало кто знал, что аппарат стоит в штаб-квартире и что номер его — это как бы служебный номер Трех Сыщиков. Звонили им сюда редко, но уж если звонок раздавался — это почти всегда было что-нибудь важное.

Телефон зазвонил снова, Юпитер поднял трубку.

— Алло! «Три Сыщика», Юпитер Джонс слушает.

— Привет, Юпитер! — Голос начальника полиции звучал не только в трубке. Юпитер подсоединил к аппарату громкоговоритель на стене, так что слышно было всем. — Я звонил тебе домой, и твоя тетушка подсказала мне твой секретный номер.

— Да, сэр? — взволнованно ответил Юпитер.

— Я говорил тебе, что собираюсь заняться этим Спайком Нили. Помнишь? Так вот, кое-какая информация у меня уже есть. Это связано и со Спайком, и с Большим Гулливером, и с тем письмом, что ты сфотографировал. Я еще не уверен в выводах, но хотел бы с тобой побеседовать. Ты можешь приехать ко мне в контору?

— Да, сэр! — В голосе Юпитера слышно было волнение. — Прямо сейчас, мистер Рейнольде?

— Можно и сейчас. У меня пока никаких дел не намечается.

— Через двадцать минут будем, — пообещал Юпитер. — Ну, — сказал он, кладя трубку, — можно считать, что наши планы на утро уже решены. у шефа Рейнольдса есть какие-то новые сведения.

— Ох, не надо! — застонал Пит. — Мы же сказали ему все, что знали. По крайней мере, ты сказал. Что касается меня — все это дело с сундуком и черепом уже закрыто. Закончено! Не хочу я больше о нем слышать!

— Ну и пожалуйста! Если не хочешь ехать со мной, то я постараюсь обойтись и без тебя, — согласился Юпитер.

Боб молча ухмылялся. Физиономия у Пита отражала самые противоречивые эмоции. Как бы Пит ни протестовал, а оказаться в стороне ему совсем не хотелось.

— Да конечно же мы с тобой поедем! — сказал он наконец. — Три Сыщика всегда вместе. Может, это займет не так уж много времени, еще успеем сходить понырять.

— В таком случае собрание закрывается, — объявил Юпитер. — Поехали.

Предупредив дядюшку Титуса о своем отъезде, друзья сели на велосипеды и помчались по шоссе. «Склад утильсырья Т. Джонса» расположен на окраине городка; но до центра, где находится полицейский участок, они доехали очень быстро. Ребята поставили велосипеды на улице и вошли в участок. Дежурный, сидевший за большим столом, встретил их широкой улыбкой:

— Заходите к шефу, он ждет вас.

Друзья прошли через холл к двери с табличкой «Начальник полиции», постучались и вошли в кабинет. Сам Рейнольде сидел за столом, задумчиво Попыхивая сигарой.

— Усаживайтесь, ребята, — пригласил он, махнув рукой в сторону кресел.

Мальчишки сели, с нетерпением ожидая, что будет дальше. Шеф еще раз пыхнул сигарой и начал:

— Ну, так вот, ребята. Я навел справки о Спайке Нили и узнал много интересного. Вы уже знаете, что он сидел в одной камере с Гулливером. А вам известно, что он банк ограбил?

— Банк ограбил?! — переспросил Юпитер.

— Вот именно, — кивнул мистер Рейнольде. — Его посадили за ограбление банка в Сан-Франциско, шесть лет назад. Он тогда похитил пятьдесят тысяч долларов в крупных купюрах. А попался совершенно случайно, в Чикаго, месяц спустя. Не повезло ему — кассир в банке оказался наблюдательным. Когда Спайк потребовал деньги, этот заметил у него небольшой речевой дефект: «л» не выговаривает. Это его и выдало, когда полицейский в Чикаго с ним заговорил. Однако — и тут начинается самое главное — этих денег так и не нашли. Он их спрятал, и хорошо спрятал. А в ограблении так и не сознался. Ясно, что он рассчитывал взять эти деньги, когда выйдет на свободу. Теперь давайте проследим все это дело шаг за шагом. Шесть лет назад Спайка арестовали в Чикаго, примерно через месяц после ограбления. Скорее всего, он деньги спрятал в Чикаго, но мог спрятать и где-то здесь, в районе Лос-Анджелеса. Полиция установила, что прежде чем ехать в Чикаго, Спайк провел неделю у своей сестры в Лос-Анджелесе. Ее зовут миссис Миллер, миссис Мэри Миллер. Ее тогда допрашивали, но ничего интересного она сказать не смогла. Это весьма почтенная женщина. Пока полиция к ней не пришла, она и понятия не имела, что ее брат — грабитель. Полиция думала, что он мог спрятать деньги у нее в доме перед отъездом в Чикаго. Весь дом перерыли, но ничего не нашли. У нее он появился в этот самый день, когда ограбили банк, так что деньги должен был иметь при себе. Но раз уж здесь ничего не нашли, официальная версия состоит в том, что он их спрятал в Чикаго.

— А в письме, которое он писал Гулливеру год назад, идет речь о каком-то приятеле, — перебил Юпитер. — Дэнни Стрит как раз в Чикаго. Не мог он оставить деньги у этого Дэнни Стрита?

— Тюремная администрация тоже так думала, Юпитер. Как вы правильно догадались, они очень внимательно прочитали это письмо, прежде чем отсылать его Гулливеру. И связались с чикагской полицией, чтобы навести справки о Дэнни Стрите. Но в Чикаго не нашлось ни одного человека по фамилии Стрит, хоть как-то связанного со Спай-ком Нили. В конце концов они решили, что это вполне безобидное, простое письмо. Проверили в лаборатории всеми способами, какие есть, ничего не нашли — и отослали.

— Я тоже ничего не нашел, — сознался Юпитер. Он пожевал нижнюю губу, чтобы его мыслительный аппарат заработал на максимальных оборотах. — Но все равно. По-моему, какие-то другие преступники, узнав об этом письме, решили, что в нем сказано, где спрятаны деньги. Поэтому и стали преследовать Гулливера. Тут он испугался — и спрятался.

— Хорошо, если спрятался, а не убит, — очень серьезно сказал шеф полиции. — Я уверен, что Гулливер денег не нашел. Но может быть, кто-то Пытался заставить его сказать, где они. Он не говорил, просто потому что не мог сказать — ведь он этого не знал, — но этот «кто-то» ему не верил. Ясно, что ничего хорошего тут ждать не приходится. С другой стороны, Гулливер мог вовремя заметить опасность и скрыться. А сундук свой попросту бросил.

— Он, разумеется, догадался, что Спайк Нили хочет ему что-то сказать. — Юпитер напряженно размышлял. — Иначе с какой стати он стал бы прятать письмо? Давайте предположим, что он просто исчез. Тогда эти преступные личности — они и сейчас где-то рядом — прочитали в газете, что я купил его сундук. А они полагают, что в сундуке может быть ключ к деньгам.

В первый же вечер они пытаются украсть сундук, но из этого ничего не выходит, потому что дядя Титус спрятал его. Тогда они начинают следить за мной. Наблюдают за складом и соображают, как бы им добраться до сундука. И тут мы продаем его магу Максимилиану прямо у них на глазах. Они едут за мистером Максимилианом, сталкивают его машину с дороги и забирают сундук.

— Точно! Им этот сундук позарез был нужен! — выпалил Пит. — Хорошо, что мы вовремя от него избавились!

— Вам надо было принести его мне, — заметил шеф.

— Мы так и сказали мистеру Максимилиану, — ответил Юпитер. — Но он и слушать не стал, он хотел завладеть сундуком. А мы, конечно, не знали, что ради этого сундука кто-то готов его покалечить. Ну и, кроме того, мы же не нашли там никакого ключа.

— Ладно. Дело сделано, и уже ничего не изменишь, — сказал мистер Рейнольде. — Но из этого разговора можно сделать очень серьезные выводы

Мы ведь уже поняли, что преступники думают, будто в сундуке есть какой-то ключ к пропавшим деньгам. Верно?

Друзья все разом кивнули.

— Хорошо, — продолжал шеф. — Теперь сундук у этих мерзавцев. Они его уже обследовали. И никакого ключа не нашли. Так что они думают теперь, как вы считаете?

Юпитер понял раньше всех. Понял т — и побледнел. Видя, что до Пита никак не доходит смысл последних слов Сэма Рейнольдса, Боб взорвался:

— Они думают, что этот ключ нашли мы! Нашли и забрали, прежде чем продавать сундук мистеру Максимилиану! Они думают, что мы… что ключ к этим деньгам теперь у нас!

— Вот еще! — возразил Пит. — Нет у нас никакого ключа! Мы же ничего не знаем!

— Но эти парни уверены, что ключ у вас. И может случиться, что они еще придут к вам — и постараются отобрать у вас этот ключ, — сказал шеф полиции.

Ребята задумались. Эта мысль была очень неприятной.

— Вы полагаете, нам и теперь что-то грозит, сэр? — уточнил наконец Юпитер.

— Боюсь, что так. Поэтому прошу вас быть начеку. Если заметите, что около вашего склада болтается кто-нибудь подозрительный — немедленно звоните мне. Если кто-нибудь заговорит с вами о сундуке — тотчас же дайте мне знать. Договорились?

— Конечно, сэр! — пообещал Боб.

— Тут есть одна сложность, — нахмурился Юпитер. — Ведь на складе целыми днями полно народу, покупатели приходят. Трудно сказать, кто из них подозрительный, а кто нет. Но если мы заметим кого-нибудь, кто в самом деле покажется подозрительным, мы вас тотчас же известим.

— Обязательно! — сказал мистер Рейнольде.

Три Сыщика вышли из здания полиции и поехали на «Склад утильсырья Т. Джонса». Всех троих одолевали очень невеселые, даже мрачные мысли.

ЮПИТЕР СТРОИТ ВЕРСИИ

— Чем дальше — тем меньше мне нравится вся эта история! — взорвался Пит. — Не хочу я, чтобы какие-то типы думали, будто у нас есть какой-то ключ, когда мы вообще ничего не знаем. Неизвестно, что они могут затеять. И ведь это такой народ, что объяснить им ничего нельзя.

— А мы-то думали, что избавились от всех неприятностей, раз отделались от сундука, — добавил Боб. — У тебя есть хоть какие-то идеи, Юп?

Три Сыщика сидели в своей мастерской на задворках склада. Вид у них был невеселый, даже круглая физиономия Юпитера помрачнела от тяжких размышлений.

— Боюсь, — сказал он, — что эти люди, кто бы они ни были, не отвяжутся, пока деньги не найдутся. Так что наилучшее решение всех наших проблем — найти эти деньги и отдать в полицию. И чтобы в газетах об этом было побольше шума. Тогда они отстанут.

— Замечательно! Просто замечательно! — саркастическим тоном воскликнул Пит. — Значит, все, что нам осталось, — это всего-навсего найти деньги, спрятанные давным-давно, которых ни полиция, ни агенты министерства финансов отыскать не смогли. И делать нечего! Раз плюнуть! Давайте управимся с этим к обеду, чтоб еще было время сходить искупаться.

— Пит прав, — согласился Боб. — Какие у нас шансы найти эти деньги, если ни малейшей зацепки нет?

— Конечно, будет не легко… — протянул Юпитер. — Но я думаю, попробовать надо. Ведь все равно нас в покое не оставят, пока деньги не найдутся. Да и самим покоя не будет. — Мы же как-никак Сыщики, а это — прямой вызов нам!..

Пит застонал.

— С чего же начинать-то, Юп? — спросил Боб.

— Прежде всего, — медленно произнес Юпитер, — давайте предположим, что деньги спрятаны здесь. Где-то в районе Лос-Анджелеса. Ясно, что если они в Чикаго, то шансов у нас никаких.

У Пита на лице было написано, что он вообще ни в какие шансы не верит.

— Затем, — продолжал Юпитер, — надо узнать все, что только возможно об этом Спайке Нили. Обо всем, что он делал, пока скрывался в доме у сестры. А это значит, надо разыскать его сестру, миссис Миллер, и попросить, чтобы она рассказала все, что знает.

— Но мистер Рейнольде говорил, что полиция ее тогда допрашивала, — запротестовал Боб. — Им она ничего не сказала, а нам скажет, что ли?

— Не знаю. Но все равно, надо попытаться. Это единственная наша ниточка. Я понимаю, что надежды почти никакой, но раз ничего другого не остается — надо хвататься за соломинку… Вдруг мы выясним что-нибудь такое, чего не удалось полиции?

— Как было бы здорово, если б ты тогда не прочел в газете про этот проклятый аукцион! — сокрушенно заметил Пит. — Ну да ладно. Так с чего начнем?

— Прежде всего… — начал Юпитер.

Но тут его перебил мощный голос тетушки:

— Мальчики-и!.. Обеда-ать!.. Давайте быстро, пока все горячее! Пит вскочил.

— Первые приятные слова, которые я слышу сегодня! Пошли поедим. А после обсудим все твои идеи, Юп.

Уже через пару минут друзья сидели за столом на кухне тетушки Матильды. Миссис Джонс хлопотала, раздавая им щедрые порции сосисок с фасолью. В этот момент вошел Титус Джонс.

— Юпитер, сынок, что ты на этот раз затеял? С цыганами дружбу завел, что ли?

— Какие еще цыгане?

Юпитер с удивлением поднял глаза на дядю. Боб и Пит замерли с вилками в руках.

— Нынче утром пара цыган заходили к нам на склад, пока вы были в городе, — объяснил Титус Джонс. — Они, конечно, не называли себя цыганами и одеты были обычно, но у меня глаз наметанный. Я, когда в цирке работал, много их повидал.

В молодости мистер Джонс какое-то время путешествовал с небольшим бродячим цирком. Проверял входные билеты и играл на духовой фисгармонии, которые в те времена были во всех таких цирках вместо нынешних синтезаторов.

— Они что, меня искали? — спросил Юпитер.

— Наверно, тебя… — Дядя усмехнулся. — Они сказали, что принесли привет от друга здешнему толстому пареньку. Не обижайся, Юпитер. Я-то знаю, что ты не толстый, а просто плотный и мускулистый. Но что же делать, если некоторые почему-то тебя толстым называют?.. Так вот, принесли привет и устное послание.

— И что за послание? — спросил Юпитер, не обращая внимания на ехидные реплики дяди.

— Послание странное. Похоже на загадку, ребус какой-то. Я его записал… подожди, сейчас посмотрю. Ага… Они сказали вот что: «Лягушка в озере с голодной щукой должна скорее выскочить оттуда». Это тебе что-нибудь говорит?

Юпитер чуть не подавился своей фасолью. Пит и Боб перестали жевать.

— Не знаю, — ответил Юпитер, стараясь не выдать себя. — Быть может, какая-нибудь старая цыганская поговорка. А ты уверен, что это были цыгане?

— Абсолютно уверен. Я достаточно на них насмотрелся, меня не обманешь. И кроме того, когда уходили, то говорили между собой на романо. Это древний цыганский язык. Я, конечно, не все понял, но слышал что-то похожее на «опасно» и «смотреть в оба». Ты ни в какую опасную историю не влез, надеюсь?

— Цыгане!.. — фыркнула миссис Джонс, усаживаясь за стол. — Юпитер, от этого мерзкого старого черепа ты избавился, слава Богу. Так неужели ты мне теперь скажешь, что связался с цыганами?

— Нет, тетя Матильда, — ответил Юпитер. — По крайней мере, сам я никого из них не знаю.

— А мне они показались очень славными парнями, — заявил Титус Джонс, подкладывая себе еще сосисок. Мальчишки молча доели и вернулись к себе.

— Цыганское послание, — глухо сказал Пит. — «Лягушка в озере с голодной щукой должна скорее выскочить оттуда». Я правильно понял, что это Должно означать?

Юпитер кивнул.

— Боюсь, что да. Нас предупреждают, что надо поторопиться с разгадкой этой тайны. Хотел бы я знать, каким образом здесь цыгане завязаны. Сначала я разговаривал с Зельдой. Потом Зельда исчезла, вместе со всей своей компанией. Теперь два цыгана появляются с посланием от друга. Надо полагать, этот друг — та самая Зельда… Но лучше бы она изъяснялась попроще, без таинственности этой.

— Да уж, конечно, — вздохнул Пит.

— Ну ладно. Что сейчас-то делать будем? — спросил Боб.

— Поговорим с сестрой Спайка Нили. Мы знаем, что она живет в Лос-Анджелесе. Может, ее номер найдется в телефонной книге…

Пит подал ему телефонный справочник, и Юпитер нашел страницу с фамилией Миллер. Их там было несколько — он стал звонить всем подряд. Густым голосом, звучавшим совсем по-взрослому, спрашивал, нельзя ли попросить к телефону мистера Спайка Нили. Первые три женщины ответили, что такого не знают. Зато четвертая сказала, что Спайка Нили попросить никак нельзя, потому что он умер. Юпитер поблагодарил, извинился за беспокойство и положил трубку.

— Ну, нашу миссис Миллер мы нашли. А вот и адрес ее, это в Голливуде, в одном из старых районов. Я предлагаю сразу же поехать к ней и поговорить. Может быть, все-таки узнаем что-нибудь.

— Мне кажется, шансов у нас никаких, — сказал Пит. — Что она может сказать такого, чего не говорила полиции?

— Не знаю. Но лягушка в озере с голодной щукой…

— Наверно, ты прав, — перебил Юпитера Боб. — Только как нам туда добраться? На велосипедах это слишком далеко.

— А мы позвоним в автопрокат и попросим, чтобы прислали Уортингтона с «роллс-ройсом»-

Незадолго до того Юпитер участвовал в одном из телеконкурсов и выиграл приз: право бесплатно покататься в роскошном старом «роллс-ройсе». д. потом у них появилась возможность иногда пользоваться этой же машиной, благодаря щедрости одного мальчишки, которому они помогли. Однако теперь, позвонив туда, Юпитер узнал, что и машина и шофер Уортингтон в отъезде с очередным клиентом.

— Ну что ж, — сказал он. — Раз нету «роллс-ройса» — попросим дядю Титуса, чтобы он дал нам Конрада с грузовиком. Дел сегодня не много, так что он возражать не станет.

Но и здесь ничего не вышло. Оказалось, что мистер Джонс уже отослал Конрада с каким-то поручением и тот вернется нескоро, через несколько часов. Ребята решили не тратить времени зря, а кое-что покрасить. Они устроились на таком месте, откуда могли видеть всех входящих на территорию склада, и внимательно приглядывались к каждому, на случай если кто-нибудь покажется подозрительным. Но похоже было, что на них никто и внимания не обращает.

Наконец Конрад приехал и разгрузил грузовик. Все трое втиснулись к нему в кабину — Бобу пришлось сидеть на коленях у Пита — и поехали в Голливуд.

Оказалось, что миссис Миллер живет в симпатичном бунгало, с пальмой и двумя банановыми Деревьями возле входа. Юпитер позвонил. Из двери вышла миловидная женщина средних лет.

— Что вам, ребята? Если вы насчет подписки, то извините — у меня уже достаточно разных журналов.

— Мы совсем по другому делу, мэм, — сказал Юпитер. — Позвольте вручить вам нашу карточку.

И протянул ей официальную визитную карточку Трех Сыщиков.

Миссис Миллер посмотрела на нее и удивилась:

— Вы сыщики? Это просто невероятно, в это трудно поверить.

— Можете называть нас «юные сыщики», — не стал спорить Юпитер. — Вот еще одна карточка, из полиции.

Он показал миссис Миллер карточку, которую шеф полиции Рейнольде выдал ему во время работы над одним из их прежних дел. В этой карточке было следующее:

Настоящим удостоверяю, что предъявитель сего является добровольным юным помощником, сотрудничающим с полицейскими силами Роки-Бич. Прошу оказывать ему всяческое содействие.

Самюэль Рейнольде, начальник полиции

— Это действительно впечатляет, — улыбнулась миссис Миллер. — Но зачем вы пришли ко мне?

— Мы надеемся, вы сможете нам помочь, — откровенно признался Юпитер. — Мы попали в неприятную историю, и нам нужна кое-какая информация. Это касается вашего брата, Спайка Нили. История довольно длинная, но если вы позволите нам войти — я вам все объясню.

Миссис Миллер поколебалась, но потом распахнула дверь.

— Хорошо. Мне кажется, вы вполне приличные ребята. Я надеялась, что не придется больше разговаривать о Спайке, но вам постараюсь помочь.

Чуть погодя они сидели на диване у нее в гостиной, и Юпитер объяснил ей, как мог, странную цепь событий, начавшихся с покупки старого сундука. Он рассказал все, с самого начала. Только о Сократе рассказывать не стал, потому что говорящий череп — это трудная тема и кто в это поверит, если сам не видел и не слышал?

— Теперь вы понимаете? — закончил он. — Очевидно, кто-то думает, что в сундуке Гулливера был ключ к спрятанным деньгам. Указано место, где они спрятаны. А раз сундук был какое-то время у нас — теперь они могут думать, что мы нашли этот ключ и знаем, где деньги. Они могут… ну, могут попытаться заставить нас сказать им. А мы-то не знаем!.. Представляете себе, в каком мы положении оказались?

— Господи, конечно! Но я не вижу, чем могла бы вам помочь. Я ничего не знала об этих деньгах. Я и полиции сказала то же самое, еще тогда. Мне и в самом страшном сне не приснилось бы, что брат мой преступник, пока полиция не пришла его искать.

— Повторите, пожалуйста, все, что рассказали тогда полиции, — попросил Юпитер. — Быть может, мы найдем какую-нибудь зацепку.

— Хорошо, постараюсь. Знаете, это было шесть лет назад, но я очень хорошо все помню. Фрэнк — это его настоящее имя, — Фрэнк и я… мы с ним редко виделись. Он ушел из дому, когда ему было восемнадцать. Время от времени он заезжал в гости к нам с мужем, оставался по нескольку дней, но о своих делах никогда не рассказывал.

Теперь-то я понимаю, что он, скорей всего, прятался у нас после ограбления какого-нибудь. А в то время думала, что ему просто на месте не сидится, вот он и ездит. Я как-то спросила, кем он работает. Он ответил: торговым агентом. Но когда он у нас бывал, всегда помогал моему мужу. А муж был специалистом по ремонту. Квартиры, дома — все делал. Работал самостоятельно, но Умел все, замечательный был мастер. Надо вам дом покрасить — покрасит, обои наклеить — наклеит… Новый пол настелить, ванну установить, электропроводку поменять — что угодно. Все мог сделать по дому и зарабатывал очень хорошо.

Ну, так вот. Когда Спайк у нас гостил, он всегда мужу помогал, в любой работе. Но в тот, последний раз ему, видно, не хотелось из дому выходить. И какой-то нервозный был… И косноязычие его заметнее было… Вы знаете, как он попался?.. Ну да, «л» плохо выговаривал. Например, вместо «лошади» «ошадь» получалась.

Теперь-то я знаю, что он отсиживался после того дела с банком в Сан-Франциско. А тогда все никак понять не могла, чего это он дома сидит. Я-то на работу ездила, а он целую неделю один сидел.

Но он тогда успел сделать много полезного, очень нам помог. Весь первый этаж перекрасил и обои переклеил. А то вы же знаете — сапожник без сапог, — так и у моего. До собственного дома все руки не доходили.

Но тут муж мой заболел. Он тогда в одном ресторане интерьером занимался, большая была работа. И так ему стало худо, что он не смог закончить эту работу. Он попросил Спайка все там доделать, и брат не мог ему отказать. Но я хорошо помню, что каждый раз, выходя из дому, он надевал какое-то старье и темные очки.

С той работой Спайк управился за несколько дней. А мужу становилось все хуже и хуже. Мы уже собрались в больницу его отвозить, а он вдруг взял да и умер…

Миссис Миллер слегка шмыгнула носом и промокнула платочком глаза.

— Я конечно думала… уверена была, что Спайк останется, поможет мне как-то… Но он не захотел. Даже похорон не дождался. Сказал, что ему надо торопиться, — и уехал. Я очень удивилась тогда. Потом, конечно, поняла.

— Поняли? — спросил Юпитер. — Что именно?

— Объявление в газете было. О смерти мужа. Вы же знаете, в таких объявлениях называют ближайших родственников покойного. Так что в этом объявлении было сказано, что после него осталась вдова — я то есть — и шурин, Фрэнк Нили, живущий по тому же адресу. Я думаю, Фрэнк испугался, что кто-нибудь увидит это объявление и будет знать, где он. Вот он и заторопился.

Больше я его и не видела. В следующий раз услыхала о нем, когда ко мне полиция пришла с расспросами. Он уже сидел в Чикаго. Но я ничего не могла им сказать. Я же и понятия не имела, что Фрэнк грабил банки.

— Когда ваш брат уезжал… он не говорил чего-нибудь о том, что вернется еще, что в гости приедет? — спросил Юпитер.

— Не помню… Ой нет, помню! Только что вспомнилось, когда ты об этом заговорил. Он тогда спросил: «Сестренка, ты не собираешься этот дом продавать? Ты никуда отсюда не уедешь? Чтобы я всегда знал, где тебя искать». Так он сказал.

— И что вы ему ответили, миссис Миллер?

— Я сказала, что дом продавать не собираюсь. И буду на этом самом месте в любой момент, когда бы он ни приехал.

— Тогда я, наверно, знаю, где он спрятал деньги! — с торжеством провозгласил Юпитер. — Вы сказали, что он очень много времени провел здесь один, пока вы с мужем были на работе. Единственное место, где он мог спрятать деньги, — прямо здесь, в вашем доме!

НЕПРИЯТНЫЙ СЮРПРИЗ

Боб и Пит удивились.

— Но мистер Рейнольде сказал, что полиция обыскала дом и ничего не нашла, — напомнил Боб.

— Значит, Спайк Нили сумел их обмануть, — возразил Юпитер. — Он эти деньги так здорово запрятал, что при обычном обыске их не могли найти. Пятьдесят тысяч в крупных купюрах много места не занимают. Их можно было на чердаке куда-нибудь засунуть, под стреху затолкать, и много куда еще. Он собирался вернуться к вам, миссис Миллер, когда все успокоится. Вернуться — и забрать свой клад. Только не получилось. Попал в тюрьму, да там и умер.

— Он спрашивал миссис Миллер, не собирается ли она уезжать, — возбужденно заговорил Боб. — Значит, он точно собирался вернуться.

— И у него было несколько дней, чтобы придумать такое место, которое никто никогда не найдет. — Пит тоже был несколько взволнован. — Чтобы одурачить полицию, место должно быть хитрое, но я готов спорить, Юп, что ты его найдешь!

— Вы нам не позволите осмотреть ваш дом, миссис Миллер? — с надеждой спросил Юпитер. — Мы только чуть глянем.

Миссис Миллер покачала головой.

— Это очень похоже на правду, что ты сказал. Но в этом доме вы точно ничего не найдете. — Она снова покачала головой. — Понимаете, в то время я жила не здесь, в другом доме. Я переехала четыре года назад. Не собиралась, но один человек предложил мне за тот дом так много, что я просто не смогла отказаться. Так что продала — и перебралась вот сюда.

— Но, может быть, деньги так и лежат в том

доме, — предположил Юпитер, оправившись от первого разочарования.

— Да, конечно, — согласилась миссис Миллер. — Ведь Фрэнк был умный парень. Хоть полиция очень старалась, а найти ничего не смогла. Я жила на Дэнвилл-стрит в доме 532. Там вам и надо смотреть.

— Спасибо. — Юпитер встал с кресла. — Вы нам очень помогли, миссис Миллер. Мы должны срочно мчаться туда.

Ребята попрощались и заторопились наружу. И уже через пару секунд влезали в машину, где их ждал Конрад.

— Нам надо на Дэнвилл-стрит, 532, Конрад, — сказал Юпитер. — Ты знаешь, где это?

Рослый баварец извлек карту Лос-Анджелеса с окрестностями. На этой карте они нашли Дэнвилл-стрит. Сама улица была не слишком длинная, но довольно далеко от того места, где они находились сейчас. Конрад заколебался.

— Я думаю, нам лучше ехать домой, Юп. Мистер Титус просил, чтобы я очень долго не задерживался.

— Давай проедем туда и посмотрим, где это, — предложил Юпитер. — Мы же все равно не можем так просто вваливаться к кому-то в дом и учинять там обыск. Надо будет рассказать шефу полиции о наших выводах, а дальше его дело.

Пит и Боб прекрасно знали, что Юпитеру очень хотелось бы найти деньги самому, а потом с триумфом передать их властям; но все они понимали, что это невозможно. Конрад согласился по дороге в Роки-Бич сделать крюк и проехать через Дэнвилл-стрит. Так они и сделали.

Настроение у мальчишек стало значительно лучше. Только у Пита еще оставались сомнения.

— Все равно, Юп, — сказал он. — Мы не можем быть уверены, что Спайк Нили спрятал деньги в доме у сестры.

Юпитер мотнул головой.

— Это единственное реальное место, Пит. Если бы я был Спайком Нили, я спрятал бы только там.

Через несколько поворотов они оказались на Дэнвилл-стрит.

— В этом квартале номера домов начинаются с девятки, — заметил Юпитер. — Сверни налево, Конрад, квартал на пятерку должен быть в ту сторону.

Конрад повернул, и мальчишки внимательнейшим образом рассматривали номера на домах.

— Вот восьмые пошли, — сказал Боб. — Еще три квартала, и будут пятые.

Они ехали мимо множества небольших, аккуратных домиков, окруженных ухоженными участками. Теперь все, как один, наклонились вперед к ветровому стеклу и вытянули шеи.

— Уже в следующем квартале должно быть, — нетерпеливо сказал Боб. — Наверно, где-то посередине. Справа, конечно. Ведь все четные там.

— В середине следующего квартала остановись, Конрад, — распорядился Юпитер.

— О'кей, Юп.

Конрад проехал еще минуту и остановился.

— Здесь, Юп?

Юпитер не ответил. Сидел с изумленным видом и смотрел на огромный многоквартирный дом, стоявший по правую сторону улицы, занимая почти весь квартал. Ни одного маленького частного домика на этой стороне вообще не было.

— Пятьсот тридцать второго вообще нет! — растерянно сказал Боб. — Только вот этот большущий, а у него номер 510!

— Это же надо! Дом потерялся… — попытался пошутить Пит.

— Давай в следующий квартал, Конрад, — сказал Юпитер. — Может, 532 там?

Но в следующем квартале все номера домов начинались с четверки. Дома с номером 532 на Дэнвилл-стрит не было. Конрад остановил машину и вопросительно посмотрел на ребят.

— А вы не думаете, что миссис Миллер нас обманула? — спросил Боб. — Что она вообще никогда не жила на Дэнвилл-стрит, 532? Может, она там сейчас весь свой дом переворачивает в поисках этих пятидесяти тысяч. Может, она просто хотела от нас избавиться.

— Нет, — возразил Юпитер. — Я уверен, что миссис Миллер сказала правду. Что-то случилось с этим номером 532. Вы подождите здесь, а я пойду посмотрю. Может, удастся узнать, куда он делся.

Юпитер выскользнул из кабины и исчез. Через несколько минут он вернулся, слегка запыхавшись.

— Ну, кое-что я узнал. Говорил с управляющим этого дома, он тут был с самого начала строительства. Оказывается, дом построен четыре года назад или около того. А чтобы под него место освободить, отсюда шесть домов перенесли.

— Как это — перенесли?! — крикнул Пит. — Куда?

— На Марпл-стрит. Это через три квартала отсюда, параллельная улица. Дома были хорошие, так что ломать их не стали. Перетащили на Марпл-стрит и поставили на новые фундаменты. Так что дом миссис Миллер жив и здоров, только на новом месте стоит.

— Ну и дела! — воскликнул Боб. — Дома с места на место бегают! Как же мы теперь его найдем? Ведь он больше не пятьсот тридцать второй, у него теперь другой номер по Марпл-стрит.

— Ничего страшного, — успокоил его Юпитер. — Мы можем позвонить миссис Миллер и попросить, чтобы она рассказала, как выглядел ее дом. А потом поедем на Марпл-стрит и найдем его там.

— Сегодня мы не успеем, — возразил Боб. — Уже поздно.

— Да, Юп, пора нам домой, — вставил Конрад. — И так мы уже слишком задержались.

— Ну ладно, отложим на завтра, — согласился Юпитер. — Давай, Конрад, поехали домой.

Конрад завел мотор и тронулся с места. В тот же момент тронулась с места еще одна машина, стоявшая за несколько домов от них, большая черная легковушка, в которой сидели трое с очень неприятными физиономиями, и поехала следом за грузовиком. Наши друзья ее не заметили — и, быть может, так было лучше для их спокойствия.

Вернулись они почти к самому закрытию склада. Титус Джонс слегка пожурил их всех за столь долгое отсутствие, а потом повернулся к Юпитеру.

— Слушай, сынок. Пока тебя не было, тут тебе посылка пришла. Ты ждал чего-нибудь?

— Посылка? — Вид у Юпитера был очень удивленный. — Нет, дядя Титус, ничего я не ждал… А что за посылка?

— Не знаю, сынок. Какая-то большущая коробка, обернута, адресована тебе… Естественно, без тебя я распаковывать не стал. Вон она, возле двери в контору.

Все трое кинулись к посылке. Это была громадная картонная коробка, надежно обклеенная коричневыми полосами толстой бумажной липучки. Судя по наклейке, посылку доставили из Лос-Анджелеса экспресс-почтой, но отправитель указан не был.

— Черт возьми, что же это такое, как по-вашему? — спросил Пит.

— Пока не распакуем, не узнаем. — Юпитер тоже ничего не понимал. — Давайте оттащим ее в мастерскую, там разберемся.

Они с Питом не без труда подняли посылку и понесли ее, обходя груды хлама, в свое излюбленное уединенное место. Юпитер достал свой призовой швейцарский ножик, с целой кучей разных лезвий, быстро вспорол ленты клейкой бумаги и раскрыл картонную коробку. И все трое мрачно уставились на чудо, ждавшее их внутри.

— Ой, только не это!.. — простонал Пит. Даже к Юпитеру дар речи вернулся не сразу.

— Кто-то возвращает нам сундук Гулливера, — сказал он наконец.

Да, в большой картонной коробке был тот самый сундук, от которого — как им казалось — они избавились навсегда. Мальчишки, не веря глазам своим, смотрели на него — ив этот момент очень тихий, приглушенный голос произнес:

— Ищите… ключ! Скорее!..

Сократ! Это он говорил с ними из сундука!

ПЕРВАЯ НАХОДКА

— Ну, что теперь? — угрюмо спросил Пит.

Дело было после обеда на следующий день, в субботу. Три Сыщика собрались на задворках «Склада утильсырья Т. Джонса», чтобы обсудить возникшую ситуацию. Накануне вечером у них не было ни малейшего желания разбираться с загадкой возвращения Гулливерова сундука. По правде сказать, это таинственное возвращение сильно выбило их из колеи. Они спрятали коробку под печатным прессом и решили отложить все на завтра.

Боб только что приехал с работы, Пит был на складе с самого утра. Юпитер должен был заниматься с клиентами, поскольку его тетя и дядя уехали на день в Лос-Анджелес. Но теперь, воспользовавшись затишьем, он присоединился к своим товарищам.

Все трое мрачно смотрели на этот проклятый сундук и гадали, что с ним делать.

— А я знаю, — сказал Боб. — Давайте, оттащим сундук шефу Рейнольдсу, сразу же. И расскажем ему все, что успели узнать. А дальше он пусть сам разбирается.

— Хорошая идея! — поддержал его Пит. — Ну, Юп, что скажешь?

— Да, идея неплохая, — медленно начал Юпитер. — Только, к сожалению, узнать мы почти ничего не успели. Мы только предполагаем, что Спайк Нили спрятал украденные деньги в доме у сестры. Но утверждать не можем. Это всего-навсего красивое умозаключение.

— Меня оно вполне устраивает, — возразил Боб. — Спайк появился у сестры в тот самый день, как совершил ограбление в Сан-Франциско. Значит, деньги должны были быть у него. Он боялся, что его поймают. Значит, скорее всего, спрятал их еще перед отъездом. Он думал, что она в том доме будет жить всегда. Значит, когда-нибудь, когда все уляжется, он сможет вернуться и деньги забрать…

— А кроме того, — вмешался Пит, — если он их спрятал где-нибудь в другом месте, то мы вообще не знаем где и все равно никогда ничего не найдем. Нам не на что больше рассчитывать.

— Вчера Сократ с нами заговорил, — напомнил Юпитер.

— Еще как заговорил! — Пит содрогнулся. — Можешь мне поверить, я от этого не в восторге!

— Да, мне тоже на нервы подействовало, — признался Боб.

— Но он заговорил, вот что главное, — сказал Юпитер. — Я сейчас даже не пытаюсь понять, как это было. Главное — он нам сказал, чтобы мы поторопились найти ключ. Значит, в сундуке должен быть какой-то ключ, хоть мы о нем и представления не имеем.

— Если там есть этот ключ, то шеф Рейнольде может отдать сундук в лабораторию, и его там тщательно проверят, — сказал Пит. — А может, ему и не придется этого делать. Если он найдет дом миссис Миллер на Марпл-стрит и получит ордер на обыск, то он так или иначе деньги найдет, никуда они не денутся.

— Верно, — согласился Юпитер. — Ладно, так и сделаем. Только сначала надо бы позвонить миссис Миллер и узнать, как выглядел ее дом. По крайней мере хоть это сможем рассказать шефу Рейнольдсу.

— Так давайте сразу и позвоним! — предложил Пит. — Пошли в штаб!

— Один момент, — попросил Юпитер.

Он подошел к конторе склада, увидел, что Ганс и Конрад вполне управляются с немногочисленными посетителями, вернулся и последовал за Питом и Бобом в Туннель II.

Через минуту они были у себя в штаб-квартире. Юпитер нашел в телефонной книге номер миссис Миллер и сразу же позвонил ей.

— Как выглядел мой дом? — удивленно переспросила миссис Миллер. — Боже ты мой! Все что вам надо — это просто поехать на Дэнвилл-стрит и найти номер 532.

Услышав, что ее дом перевезли, а на этом месте стоит теперь большой многоквартирный, она тихонько охнула.

— Многоквартирный!.. Тогда понятно, что тот человек так старался купить мой домик. Если б я знала, в чем дело, то, наверно, побольше запросила… Ну, ладно. А дом мой — симпатичное такое бунгало, коричневой дощечкой обшито… Один этаж… Только небольшая мансарда, с круглым окошком по фасаду. Ничего такого особенного я про него сказать не могу. Это было просто маленькое, хорошо построенное, симпатичное бунгало.

— Спасибо. Я уверен, что теперь полиция сможет его найти.

Юпитер положил трубку и повернулся к друзьям.

— Чем больше я об этом думаю, тем больше уверен, что деньги спрятаны в доме миссис Миллер. В бывшем, конечно. Но спрятаны как-то очень хитро. И еще я уверен, что в этом сундуке есть

ключ к тайнику.

— Если он и есть — все равно, не хочу я возиться с этим сундуком! — твердо заявил Пит. — Смотрите, что случилось с мистером Максимилианом! А теперь сундук снова у нас. Не хочу. С ним дело иметь опасно. Пусть шеф Рейнольде сам этот ключ ищет.

— Но мы ведь уже договорились, что пойдем в полицию. Конечно, лучше всего оттащить сундук шефу. Только надо позвонить, чтобы он знал и ждал нас.

Юпитер снова взялся за телефон и связался с полицейским участком.

— Отделение полиции, лейтенант Картер на проводе, — четко ответил незнакомый голос.

— Это Юпитер Джонс. Могу я поговорить с шефом?

— Шеф Рейнольде будет завтра, — коротко ответил лейтенант Картер. — Позвони завтра.

— Но понимаете, это может быть очень важно… — начал Юпитер. — Мне кажется, мы нашли ключ…

— Разговор окончен! — нетерпеливо оборвал его лейтенант Картер. — Я занят, мне вовсе не нужно чтобы ребятня меня от дел отвлекала. Может, шеф и позволяет вам влезать в наши дела, но я лично полагаю, что за вами приглядывать надо, а не слушать вас.

— Но шеф просил меня… — снова начал Юпитер.

— Вот и поговоришь с ним завтра, раз он просил! А мне пора идти. Некогда с тобой болтать.

Трубку на том конце бросили.

Юпитер тоже положил трубку и озадаченно посмотрел на друзей.

— У меня такое чувство, что этот лейтенант Картер нас не любит почему-то, — сказал Пит.

— Похоже, он вообще никого не любит, — ответил Боб. — Особенно ребят.

— У взрослых такое отношение часто встречается, — вздохнул Юпитер. — Они думают, раз мы еще молоды, так у нас ни одной хорошей мысли быть не может. На самом-то деле наоборот: у нас очень часто бывает свежий взгляд на любую проблему… Но сдается мне, что до завтра мы сундук шефу Рейнольдсу отдать не сможем. Да и завтра вряд ли, потому что воскресенье. А раз уж все равно придется ждать до понедельника, то я предлагаю еще раз посмотреть сундук. Давайте попробуем найти этот ключ, о котором говорил Сократ.

— Не надо мне этого сундука, — вновь повторил Пит. — И Сократа этого не надо. Не хочу я, чтобы он со мной разговаривал!

— А я не думаю, что он снова с нами заговорит, — утешил его Юпитер. — Мне почему-то кажется, что он не любит говорить лицом к лицу. Ко мне он обращался в темноте, к нам всем — из сундука… А чтобы так прямо — ни разу.

— Он сказал «бу» твоей тете, — напомнил Боб.

— Верно, это как-то непонятно, — признал Юпитер. — Но давайте откроем сундук и заглянем. Быть может, из него что-нибудь вынули, прежде чем отдавать?

Они выбрались по Туннелю II обратно в мастерскую и открыли сундук. Внутри все выглядело точь-в-точь как и раньше. Сократ, аккуратно завернутый в бархат, лежал в своем углу, на прежнем месте. И письмо было на месте, за тем самым разрезом на обивке.

Юпитер достал Сократа, развернул и установил на подставке на печатный пресс. Потом вытащил письмо.

— Давайте еще раз его посмотрим. Друзья снова начали читать письмо. Оно выглядело так же невинно, как и в прошлый раз.

Тюремная больница

17 июля


Дорогой Гулливер!

Пишет тебе твой старый приятель и сосед по камере Спайк Нили. Я в больнице и, похоже, долго не протяну.

Быть может, проживу еще дней пять, или три недели, или даже два месяца. Доктора не уверены. Но так или иначе, а все равно пора прощаться.

Если когда-нибудь окажешься в Чикаго, то загляни к моему приятелю Дэнни Стриту, передай привет от меня. Хотелось бы много чего сказать тебе, но это все, на что я способен.

Всего хорошего!

Твой друг Спайк.

— Если здесь и есть какой-то ключ, я его не вижу, — задумчиво сказал Юпитер. — Интересно… Погоди-ка! Я кое-что нашел. Смотри! — Он протянул Бобу письмо и конверт. — Видишь, что мы упустили?

— Что мы упустили? — удивился Боб. — Нет, Юп. Не вижу ничего такого.

— Марки на конверте! Мы под марками не посмотрели!

Боб посмотрел на марки. Две штуки, « одна с птичкой, другая с каким-то портретом. Потом взял конверт, провел по маркам пальцами — и изменился в лице.

— Юп, ты был прав! — воскликнул он. — Под одной из этих марок что-то есть. Вот эта, с портретом, кажется чуть-чуть толще другой.

Пит тоже провел пальцами по маркам и кивнул головой. Марка с портретом была чуточку толще. На глаз это было совершенно незаметно; если специально не присматриваться.

— Пошли в штаб! — воскликнул Боб. — Отпарим эти марки и посмотрим, что под ними.

Они снова проползли по Туннелю II, и через три минуты в лаборатории уже кипел маленький чайник. Юпитер держал письмо — точнее, угол конверта — в струе пара, пока марки не начали отставать.

— Смотрите! — возбужденно крикнул он. — Под портретом еще одна марка. Зеленая, одноцентовая.

— Странно, — нахмурился Боб. — Что бы это значило, Юп?

— Что это значит, могу объяснить я, — заявил Пит. — Ничего таинственного тут нет. Вы не помните, что, когда отсылалось это письмо, почтовый тариф повысили на один цент? Наверно, Спайк Нили наклеил одноцентовую марку, потом сообразил, что этого мало, и приклеил рядом еще одну, двухцентовую. А потом на первую наклеил еще и эту, с портретом. Кто это там, кстати? Ага, писатель Эдгар По.

— Слушай, может, так оно и было, — сказал Боб. — По-моему, Пит правильно угадал.

— Я в этом не уверен. — Юпитер, хмурясь, глядел на зеленую марку. Потом начал аккуратно снимать ее с конверта. — Быть может, под ней что-нибудь написано?

— Нет, — констатировал Боб, когда марка отошла. — Ничего не написано. И на марках с обратной стороны тоже ничего. Что теперь скажешь, Юп?

— Слишком это странно, чтобы быть совпадением, — ответил Юпитер, все еще хмурясь. — Это должно что-нибудь означать.

— Что же? — поинтересовался Пит.

— Я вот что думаю. Спайк знал, что его письмо пойдет через цензуру. Из этого может следовать, что для передачи своего сообщения он использовал марки. Одну марку под другую он подложил так аккуратно, что заметить ее невозможно. Он ожидал, что Гулливер изучит его письмо во всех подробностях и эту марку найдет. Очевидно, что одноцентовая марка, зеленая, обозначает бумажные доллары. Они тоже зеленые. Эта марка — те самые пятьдесят тысяч долларов, которые никто не смог найти. Что Спайк имел в виду?..

Юпитер умолк, погрузившись в размышления. Тишину нарушил возглас Боба.

— Знаю! — завопил он. — Марка — кусок бумаги, понимаете? Деньги — тоже бумага. Спайк спрятал бумагу под бумагой. Он хотел сказать Гулливеру, что деньги спрятаны где-то под бумагой!.. Миссис Миллер нам сказала, что, когда Спайк прятался в ее старом доме, он обклеил обоями весь первый этаж! Вот тогда он и спрятал эти пятьдесят тысяч. Он просто наклеил банкноты на стенку — и закатал сверху новыми обоями!

— Ух, ты! — восхитился Пит. — Боб, ты это здорово просек! Вот и вся разгадка. Верно, Юп? Юпитер кивнул.

— Да, блестящее рассуждение, Боб. Я только что вспомнил одну книгу. Детективная повесть одного человека по имени Роберт Бар. Там у него есть один персонаж, лорд Чизельриг, — он так массу золота спрятал: расплющил в тонкий лист и заклеил на стену, как обои. Принцип тот же самый. Только Спайку Нили не с золотом, а с бумажными деньгами пришлось дело иметь, а это гораздо проще…

— Подожди-ка! — перебил его Боб. — Миссис Миллер говорила, Спайк Нили заканчивал какую-то работу за ее мужа. Может, он там деньги спрятал?

— Вряд ли, — покачал головой Юпитер. — Я думаю, наилучшим местом был… Ой-ей-ей!..

— Что «ой-ей-ей»? — удивился Пит. — Чего это ты заойкал?

— Так он же нам все сказал!.. То есть он, конечно, Гулливеру сказал, а не нам. Прямо в письме, вы только посмотрите! — Юпитер протянул письмо Бобу и Питу. — Вы посмотрите, что он пишет. «Быть может, проживу еще дней пять, или три недели, или даже два месяца». Возьмите эти цифры и поставьте рядом — что получится? Это вам ничего не напоминает?

— Это же номер дома миссис Миллер! — закричал Боб. — Пятьсот тридцать два, на Дэнвилл-стрит!

— Именно, — подтвердил Юпитер. — А теперь гляньте сюда. Он пишет Гулливеру: «Если когда-нибудь окажешься в Чикаго, то загляни к моему приятелю Дэнни Стриту…»

— Дэнни — это же уменьшительное от Дэнвилл! — догадался Пит.

— Именно! — обрадовался Юпитер. — А все про приятеля, про Чикаго — это просто чтобы внимание отвлечь. Отвлечь от слов Дэнни Стрит. Спайк Нили говорил Гулливеру ясно, как только мог, что деньги спрятаны на Дэнвилл-стрит, 532…

— Под обоями! — вмешался Боб. — Слишком много он написать не решался, но марку под марку подложить — это он здорово придумал.

— Разгадали мы все-таки эту загадку! — ликовал Пит. Потом задумался: — Но как же нам найти эти деньги?

— Если они у кого-то под обоями, не можем же мы просто так ввалиться к ним и сказать: «Извините, нам надо содрать ваши обои», — заметил Боб.

— Конечно, — согласился Юпитер. — Это дело полиции. Придется все доложить шефу Рейнольдсу. С лейтенантом Картером говорить бесполезно, он очень ясно сказал, что не хочет иметь с нами никаких дел. Однако завтра или в понедельник, когда шеф вернется…

Его прервал телефонный звонок. Вздрогнув, Юпитер поднял трубку.

— «Три Сыщика», у телефона Юпитер Джонс.

— Прекрасно! — ответил уверенный мужской голос. — Говорит Джордж Грант.

— Джордж Грант? — Юпитер нахмурился. Имя было незнакомо.

— Совершенно верно, шеф Рейнольде говорил вам, что я с вами свяжусь, не так ли?

— Вы знаете, нет, — удивленно сказал Юпитер. — Он о вас ничего не говорил, мистер Грант.

— Забыл, наверно. Это он дал мне ваш телефон. Я специальный агент Межбанковской страховой ассоциации. Приглядываю за вами с тех самых пор, как прочитал в газете, что вы купили сундук Большого Гулливера. И…

— Да? — спросил слегка обеспокоенный Юпитер, когда его собеседник вдруг замолчал.

— Вы знаете, мальчики, что три самых отпетых негодяя во всей Калифорнии день. и ночь напролет следят за вами?

ПОТРЯСАЮЩАЯ НОВОСТЬ

— С-следят за нами?

Голос у Юпитера слегка задрожал. Боб и Пит побледнели.

— Совершенно определенно. Следуют за вами повсюду и глаз не спускают. У них очень славные имена: Трехпалый Громила, Малыш Бенсон и Лео Ножичек. Они сидели в тюрьме вместе со Спайком Нили и теперь надеются, что вы их выведете на те деньги, которые он успел спрятать перед арестом.

— Мы… мы не замечали, чтобы кто-нибудь за нами следил, мистер Грант.

— Конечно, не замечали. Эти люди — профессионалы, они сняли дом неподалеку от вашего склада и наблюдают за вами в бинокль. А если вы куда-нибудь едете — они едут следом.

— Надо нам заявить в полицию, — встревоженно сказал Юпитер.

Боб и Пит, слышавшие весь разговор через динамик на стене, усиленно закивали.

— Я уже сказал мистеру Рейнольдсу, — успокоил их мистер Грант. — Он говорит, что надо их отогнать, но арестовать их он не может. Ну смотрят они на вас — ну и что? В этом ничего противозаконного нет, каждый имеет право смотреть на кого хочет. Они ничего плохого не сделали. Пока не сделали.

— Шеф Рейнольде предполагал, что какие-то преступники будут думать, что мы знаем, где спрятаны деньги, — сказал Юпитер без особой радости в голосе. — Наверно, потому они за нами и следят. Хотят увидеть, как мы пойдем за этими деньгами.

— Надеюсь, вы и пытаться не станете, — забеспокоился мистер Грант. — От Трехпалого с его компанией можно ждать чего угодно. Если у вас на самом деле есть какой-то ключ — послушайте моего совета, сообщите полиции.

— Но нет у нас никакого ключа, — сказал Юпитер. — То есть до сих пор не было.

— А теперь есть?

— Ну, похоже на то, — признался Юпитер. — Мы только что нашли очень правдоподобный вариант.

— Молодцы, рад за вас! — сердечно поздравил мистер Грант. — Давайте сразу к шефу Рейнольдсу. Я тоже к нему подъеду, там встретимся и все вместе погово… Ой, нет! Не получится. Я же забыл, что Рейнольдса нет сегодня в городе.

— Именно так, — подтвердил Юпитер. — Мы пытались с ним связаться. Но его замещает лейтенант Картер, а тот даже слушать нас не хотел.

— А если вы придете к нему сейчас, то он, скорее всего, присвоит себе все ваши заслуги и вознаграждение тоже за вас получит, — задумчиво произнес мистер Грант.

— Вознаграждение? — переспросил Юпитер-Боб с Питом переглянулись в волнении. — Какое

вознаграждение?

— Тому, кто обнаружит спрятанные деньги, Межбанковская страховая ассоциация пообещала премию. Десять процентов от найденной суммы. Так что вам причитается пять тысяч долларов, если, конечно, вам удастся найти те пятьдесят.

— Пять тысяч! — прошептал Пит на ухо Юпитеру. — Вот это мне нравится! Ты спроси, как мы сможем их получить.

— У меня есть идея, — продолжал мистер Грант. — Если вы передадите ваши сведения непосредственно Межбанковской ассоциации, то тем самым заявляете свои права на премию. С полицией мы сами свяжемся. А что ключ предоставили вы — это будет зарегистрировано в специальном протоколе. Я мог бы подъехать к вам и… Нет, плохая идея. Если эти типы меня увидят, то могут узнать в лицо и постараются нам помешать. Лучше, чтобы вы сами ко мне подъехали, незаметно. Я сейчас в городе.

— Я не могу пока уехать со склада, — нахмурился Юпитер. — Я тут за все отвечаю. А тетя с дядей вернутся часа через два, не раньше.

— Гм-м-м, понятно… — Мистер Грант задумался. — А вы не сможете выбраться ко мне попозже? Вечером, когда закроете склад? Вы втроем и я — мы могли бы встретиться где-нибудь. Только уходить надо так, чтобы Трехпалый и остальные этого не заметили.

— Я бы, наверно, смог, сэр, — ответил Юпитер. — Но вот Питу и Бобу скоро надо ехать по домам ужинать. Вы думаете, за ними тоже пойдут следом?

— Едва ли. Этих бандитов прежде всего интересуешь ты. Уверен, что сумеешь выбраться незаметно?

— Да, сэр, уверен. — Юпитер подумал о Красных воротах, о тайном выходе через задний забор склада, о котором знали только они. — Но я буду поздно. Сегодня суббота и склад работает до семи.

— Превосходно. Восемь часов устраивает?

— Да, мистер Грант. Вполне.

— Тогда я предлагаю встретиться в прибрежном парке. Я буду сидеть на скамье у восточного входа и читать газету. Коричневая спортивная куртка и фетровая шляпа, тоже коричневая. Вы все подходите по одному и смотрите, чтобы никто у вас на хвосте не висел. Все понятно?

— Да, сэр, — ответил Юпитер.

— И никому ни слова. Важно, чтобы не было никакой утечки информации, пока мы не встретились и пока у меня нет вашего заявления. А ключи ваши приносите с собой. Договорились?

— Все ясно, мистер Грант.

— Так, значит, встречаемся в восемь. Пока.

Юпитер положил трубку, и Пит, наконец, смог выплеснуть эмоции, которые давно уже рвались наружу:

— Ух ты!.. Пять тысяч премии!.. Что с тобой, Юп? Ты что не радуешься?

— Мы же еще ничего не нашли.

— Так найдем! Обязательно найдем!.. Или уж, во всяком случае, полиция найдет, когда мистер Грант передаст им нашу информацию. Может, даже и нас с собой возьмут, когда пойдут искать.

— Если лейтенант Картер будет принимать хоть какое-нибудь участие — точно не возьмут, — сказал Боб.

— Жалко, что мистера Рейнольдса нет сегодня, — заметил Юпитер. — Было бы гораздо лучше, если бы он сразу подключился. Но если он знает мистера Гранта…

Его перебил громкий голос:

— Юп! Тут покупателям сдача нужна!

— Это Конрад, — сказал Юпитер. — Надо возвращаться к работе, ведь склад на меня оставили. Боб, Пит, вы не можете перепаковать сундук и вытащить Сократа?

— Ух ты!.. — Боб посмотрел на часы. — Мне же надо в библиотеку успеть, пока не закрыли. Я там куртку оставил. А оттуда лучше бы сразу домой.

— Все нормально, я и сам управлюсь, — успокоил его Пит. — А потом я тоже домой, — ладно? Встречаемся в парке в восемь. Идет?

— Идет, — ответил Юпитер.

Они выбрались из штаба и разошлись. К сундуку с Сократом Пит подходил без особого энтузиазма.

— Ну? — спросил он у черепа. — Что ты теперь скажешь, когда мы нашли этот ключ? Сократ улыбался, но хранил молчание.

НАДО УСПЕТЬ

Боб изо всех сил крутил педали по окраинным улочкам Роки-Бич, торопясь в объезд к месту встречи в прибрежном парке. Он только что такое узнал!.. Теперь он слегка запаздывал. После ужина пришлось потратить много времени, чтобы перерыть в гараже целую гору старых газет. Но зато он нашел что искал и теперь старался наверстать потраченное время. Но, подъехав к восточному входу, увидел, что Юпитер и Пит его опередили. Они сидели на скамье и разговаривали с молодым, хорошо одетым человеком. Вид у них был очень серьезный. Боб резко, со скрежетом затормозил, и все трое повернулись в его сторону.

— Простите, что опоздал, — сказал Боб, отдуваясь. — Мне надо было кое-что уточнить.

— Ты, видимо, Боб Андрюс, верно? — Молодой человек улыбнулся. — А я Джордж Грант. — Он протянул Бобу руку и показал бумажник с пластиковой карточкой. — Вот мое удостоверение, Боб. Просто для порядка.

Карточка удостоверяла, что Джордж Грант — уполномоченный представитель Межбанковской страховой ассоциации. Боб кивнул, и мистер Грант убрал документ.

— Юп… — начал Боб. Но Юпитер его перебил:

— Мы сейчас рассказываем мистеру Гранту, что узнали из письма. Про деньги, которые спрятаны под обоями в старом доме миссис Миллер.

— Вы, ребята, отлично сработали, — сказал мистер Грант. — Межбанковская страховая ассоциация будет рада возможности выплатить вам премию. Если деньги заклеены под обоями, ничего удивительного, что полиция их не нашла, когда обыскивала дом.

— Однако с этим у нас проблема. В доме наверняка кто-то живет. Чтобы войти туда и снять обои, необходимо участие полиции. Я не уверен…

Боб, переполненный своей новостью, долго старался их не перебивать, но теперь не выдержал и выпалил:

— В том-то и дело, мистер Грант, что в этом доме никто не живет, если его еще не снесли! Но простоит он очень недолго!..

Все изумились. Боб торопливо начал объяснять:

— Понимаете, когда я вернулся в библиотеку за курткой, то услыхал, как одна женщина жаловалась библиотекарше, что ей пришлось бросить дом на Марпл-стрит, а новое место не так легко найти. И вот она приехала сюда, в Роки-Бич. Я спросил у библиотекарши, о чем у них шла речь, и она мне сказала, что на прошлой неделе в газете была об этом статья. Я эту статью обнаружил в подшивке, а после нашел этот номер газеты дома и вырезал. Вот она!

Он сунул сложенный кусок газеты в руку Юпитеру. Юпитер развернул, и они вместе с Питом и мистером Грантом быстро прочитали следующее:

НАЧИНАЕТСЯ РАСЧИСТКА ПОД НОВУЮ АВТОСТРАДУ

Более трехсот домов — многие из них совсем новые, в отличном состоянии — сегодня пусты и безмолвны. Стоят в ожидании бульдозеров. Скоро они останутся только в воспоминаниях людей, которые жили здесь, а теперь вынуждены оставить свои очаги, чтобы освободить место для новой автострады.

Участок Марпл-стрит длиной в пятнадцать кварталов исчезнет. Здесь пройдет шестиполосная магистраль, которая должна помочь управиться с постоянно возрастающим потоком транспорта в Лос-Анджелесе. Строительство затронет не только Марпл-стрит, под снос идут и соседние дома на поперечных улицах.

Легко себе представить чувства людей, вынужденных отрываться от своих родных очагов, но они не первые. Уже тысячи семей испытали то же самое, с тех пор как в нашем городе начала осуществляться программа строительства скоростных магистральных дорог. Настоятельная необходимость решения транспортных проблем приводит к разрушению многих тысяч жилых домов.

Статья была длинная, но мистер Грант дальше читать не стал. Тихонько присвистнул и сказал:

— Марпл-стрит! Это туда, говоришь, перенесли четыре года назад дом миссис Миллер?

— Так мне сказал управляющий большого Дома, — ответил Юпитер.

— А теперь почти вся Марпл-стрит идет под снос. Это меняет дело. Это значит, что дом стоит пустой. И что у нас нет времени. Откладывать нельзя, надо действовать быстро. Ведь Трехпалый и его ребята уже могут быть там. Или уже успели побывать и забрать деньги!

— Как же это могло случиться, мистер Грант? — спросил Пит.

— Вчера они следили за вами, — объяснил мистер Грант. — По всей вероятности, они проехали вслед за вами к миссис Миллер и поняли, что вам удалось что-то узнать у нее. Потом поехали за вами к тому большому дому, это вне всякого сомнения. Они легко могли увидеть, как Юпитер заходил к управляющему и беседовал с ним. И тот же управляющий мог рассказать им, что спрашивал у него Юпитер и что он Юпитеру ответил. Тут уж совсем нетрудно догадаться, что вы собираетесь искать деньги в том самом доме. И сейчас они, может быть, уже обыскивают его!

— Черт побери! Неужели мы опоздали? — воскликнул Боб.

— В других обстоятельствах я обратился бы в полицию, — сказал мистер Грант, — но времени в обрез. Я думаю, самое лучшее, что сейчас можно сделать, — мчаться на Марпл-стрит, найти тот дом и попробовать спасти спрятанные деньги. Немедленно! Нам просто некогда связываться с полицией. Вы, ребята, можете поехать со мной. Даже нужно, чтобы поехали. Ведь вы знаете хотя бы, как выглядит прежний дом миссис Миллер, а я даже этого не знаю.

— Это все прекрасно, мистер Грант, — сказал Юпитер. — Но как мы туда попадем?

— У меня машина за углом, места всем хватит. Велосипеды свои оставляйте здесь, мы их после подхватим, на обратном пути. О'кей?

Не тратя времени, Пит и Боб пристегнули велосипеды к забору. А Юпитер пришел пешком, поскольку выбирался со склада через Красные ворота. Мистер Грант подвел их к черному микроавтобусу, и через секунду они уже двигались в сторону Голливуда по объездной дороге через холмы.

— Ты уверен, что деньги спрятаны под обоями? — спросил мистер Грант, глядя на дорогу.

— Почти уверен, — ответил Юпитер. — Миссис Миллер сказала, что, когда Спайк Нили был у них, он малярничал и обои клеил. Он мог наклеить банкноты на стенку, а потом закрыть обоями. А потом, уже лежа в больнице, адрес дома он зашифровал в этом письме. Но объяснить, где спрятаны деньги, он смог только так: наклеил одну марку под другую.

— Бумага под бумагой, — кивнул мистер Грант. — Да, звучит убедительно. Если найдем деньги, нам понадобится какое-то снаряжение, чтобы отклеить их от обоев. Удачно, что сегодня суббота и есть магазины, открытые допоздна. Но прежде всего надо эти деньги найти — и найти их первыми!

Пока они не въехали в застроенный район, мистер Грант гнал свой фургончик на бешеной скорости. Здесь он поехал потише, а потом и вовсе остановился.

— Давай-ка глянем на карту. Посмотри в бардачке, там у меня лежит план города.

Юпитер нашел карту и подал мистеру Гранту. Тот сориентировался моментально.

— Отлично. Можем гнать прямо вперед до Хьюстон-авеню, а потом по ней до самой Марпл-стрит. Ты говоришь, это пятисотый квартал?

— Управляющий называл то ли пятисотый, то ли шестисотый.

— Найдем, — решительно сказал мистер Грант. — По счастью, немного времени до темноты у нас еще осталось.

Однако, когда они добрались до Хьюстон-авеню, уже начинало смеркаться. Мистер Грант свернул налево. За этим поворотом до Марпл-стрит было совсем недалеко, судя по карте, но им пришлось проехать еще кварталов тридцать, если не все сорок.

Хотя уличных указателей здесь уже не осталось, все равно ясно было, что это та самая улица. Даже дорога оказалась настолько завалена обломками, что места для проезда почти не оставалось. На углу справа все строения уже лежали в руинах в ожидании вывоза. Слева, вдоль по улице, вообще не осталось ни одного дома. Там на громадном пустыре стояли несколько бульдозеров и два самоходных крана с грейферными захватами. Челюсти таких грейферов, приводимые в движение мощными дизелями, способны разгрызть любой дом, как спичечный коробок. Мистер Грант остановил машину, чтобы осмотреться, и друзья очутились возле здания на углу, которое совсем недавно было рестораном. Теперь этот ресторан казался не только одиноким и заброшенным: грейферы уже успели пару раз укусить его за фасад, и выглядел он так, словно попал под бомбежку.

— Ну и дела!.. — протянул Пит, выразив их общую мысль. — Действительно, полная разруха! Вы думаете, мы успели, мистер Грант?

— Только-только, — мрачно сказал агент. — Если я правильно понял, кварталы на «пять» и «шесть» должны быть справа от нас, через пару перекрестков. Давайте посмотрим.

Он осторожно объехал груду обломков и свернул вправо. Теперь они двигались вдоль домов, которые не были еще разрушены, но стояли безмолвные, темные, без признаков жизни.

Всего в нескольких сотнях футов отсюда шумел и сиял ярким светом оживленный город, но здесь, на Марпл-стрит, царило мрачное безмолвие пустыни. Люди отсюда ушли. Через несколько месяцев здесь проляжет бетонная магистраль, по ней помчатся тысячи машин, но сейчас на этой улице не было никого. Если не считать тощего кота, перебежавшего дорогу перед ними.

— Ага, здесь номера начинаются на девятку, — удовлетворенно сказал мистер Грант. — До шестерки совсем близко, так что глядите внимательно, где этот ваш дом.

Они медленно ехали мимо опустевших домов. То тут, то там двери были распахнуты, словно говоря, что теперь уже безразлично, закрыты они или нет.

— Шестисотые пошли, — напряженно объявил мистер Грант. — Видите что-нибудь?

— Вон он! — почти крикнул Пит, показывая на изящное бунгало в середине квартала.

— А вон еще один, почти такой же, — показал Юпитер на другую сторону улицы. — У обоих круглые окна на чердаках.

— Так, значит, два? — Мистер Грант нахмурился. — И вы не знаете, какой из них нам нужен?

— Миссис Миллер сказала только, что это было одноэтажное бунгало, обшитое коричневой доской и с круглым окном в мансарде.

— Это же обычная архитектура в здешних местах, — проворчал мистер Грант. — Поехали дальше, посмотрим следующий квартал.

В следующем квартале они обнаружили еще одно бунгало, обшитое коричневым тесом, между двумя оштукатуренными. И у этого тоже было круглое окно наверху. Мистер Грант остановил машину.

— Значит, получается три. Это посложнее. Но, похоже, мы все-таки первые здесь. На этой улице ни одной машины; и не заметно, чтобы Трехпалый с друзьями нас опередили. Припаркуемся в сторонке, чтобы глаза никому не мозолить. Вон там, на боковой улочке. А потом придется проверить все три дома, пока не найдем тот, что нужен.

НАЧАЛО ПОИСКОВ

Когда они подошли к первому из домиков, обшитых коричневыми досками, уже почти стемнело. Мистер Грант быстро оглянулся в обе стороны вдоль квартала. На пустынной и безмолвной Марпл-стрит никого не было.

Он толкнул дверь. Она оказалась запертой.

— Дом закрыт, — сказал он. — Но раз уж его все равно разломают — какая разница, как мы войдем!

Он вернулся к машине, принес монтировку и затолкал ее тонкий конец в щель между дверью и косяком. Надавил, дерево треснуло, дверь распахнулась.

Он вошел в дом, Три Сыщика за ним следом. Внутри было совсем темно. Мистер Грант включил фонарик, осветив стену напротив. В пустой комнате лежал слой пыли, на полу были разбросаны какие-то бумажные листы. Очевидно, когда-то здесь была гостиная.

— Можно начать хоть и отсюда, — сказал мистер Грант. — Хотя мне кажется более вероятным, что тайник в одной из задних комнат, а может, и в коридоре. Ножа нет, Юпитер?

Юпитер достал свой швейцарский нож, раскрыл большое лезвие и резанул по обоям с цветочным узором на ближайшей стене. Мистер Грант подсунул в прорезь шпаклевочную лопатку и отодрал большую полосу. Под обоями ничего не было, кроме штукатурки.

— Здесь нет. Надо будет обойти всю эту стену, а потом и все остальные. Если ничего не найдем — пойдем в другие комнаты.

Они с Юпитером повторили ту же процедуру в нескольких футах от первого надреза. И опять под бумагой ничего не оказалось. Так обошли все четыре стены, проверяя каждую в нескольких местах. Результат везде был один и тот же.

— Ну ладно, пошли в столовую, — сказал мистер Грант.

Прошли в столовую, освещая себе путь лучом фонарика. Юпитер сделал надрез, мистер Грант отвернул край бумаги, как вдруг Пит вскрикнул:

— Ой, смотрите, там что-то зеленое!

— Юпитер, посвети-ка поближе, — распорядился мистер Грант. — Быть может, нашли?

Юпитер поднес фонарик почти к самой стене. Там была какая-то зелень в клеточку.

— Еще один слой обоев, — разглядел мистер Грант. — Давай заглянем под него.

Но там снова оказалась штукатурка.

Закончив со столовой, перешли в ближайшую спальню. Там тоже ничего не нашли. И во второй спальне то же самое. В ванной комнате и на кухне обоев не было вообще, стены крашеные. Юпитер поднялся по узкой лестнице в небольшую мансарду. Там тоже обоев не было.

— Ну что ж, в этом доме мы клада не нашли… — Мистер Грант слегка вспотел, и голос у него был напряженный. — Пошли в следующий.

Снаружи стало уже совсем темно. Только фонари по углам кварталов освещали улицу, но едва-едва, так как находились довольно далеко. А в домах вокруг не было видно ни единого огонька, так что выглядели они очень мрачно, даже как-то призрачно. Мистер Грант повел ребят в соседний квартал, к ближайшему бунгало, обшитому коричневой доской. На этот раз входная дверь оказалась открытой.

Планировка здесь была почти такая же, как и в первом доме. Зато обои выглядели поновее.

— Может, здесь оно и есть, — с надеждой в голосе предположил мистер Грант. — Режь, Юпитер.

Юпитер снова вспорол обои, мистер Грант снова их отодрал — и опять под ними ничего не оказалось.

Волнуясь с каждым разом все сильнее, они все резали и резали, все рвали и рвали обои по всему дому, быстро проверяя все стены в разных местах. Нигде ничего.

— Ну, остался только один… — Теперь голос мистера Гранта звучал хрипло. — Только один, последний. Там оно должно быть!

Они пошли через улицу к третьему бунгало, выглядевшему так, как описывала миссис Миллер. Мистер Грант собрался взломать запертую дверь, и Юпитер посветил ему фонариком. В луче засияли металлические цифры уличного номера, привинченные к белому дверному косяку.

— Не надо, Юпитер! — резко скомандовал мистер Грант. — Нам ни к чему привлекать внимание!

— Но мне кажется, я кое-что заметил, — сказал Юпитер. — По-моему, это и есть бывший дом миссис Миллер.

— С чего ты взял, Юп? — спросил Боб, почти шепотом.

В пустынной темноте заброшенной улицы шепот казался вполне уместным.

— Да, Юпитер, с чего ты взял? — повторил мистер Грант.

— Это номер 671, — объяснил Юпитер. — Но когда его перевозили, номер, естественно, должны были поменять. Мне кажется, я видел следы других цифр, которые были раньше.

— Да? Тогда давай-ка глянем еще раз. Только постарайся побыстрее.

Юпитер нажал кнопку фонарика и тотчас отпустил. Маленький кружок света попал точно на цифры. И все они увидели прямо над новым номером на краске следы старых цифр. Следы эти были слабые, но вполне отчетливые.

— 532! — воскликнул Пит. — Нашли!

— Отличная работа, Юпитер, — похвалил мистер Грант. — Ну что ж, осталось войти и отыскать эти деньги.

Он навалился плечом — дверь треснула и открылась. Все они рванули в гостиную. Боб заметил, что от волнения дыхание у него участилось. Уж теперь-то наверняка дом тот самый! И где-то здесь под обоями наклеены пятьдесят тысяч долларов!..

— Посвети-ка, Юпитер, — попросил мистер Грант.

Юпитер осветил все стены по очереди. Оказалось, что комната оклеена толстыми обоями с грубым тисненым рисунком.

— Очень похоже, что это здесь, — сказал мистер Грант. — Чем толще обои, тем легче под ними спрятать деньги. Ну, за дело.

Юпитер быстро сделал надрез, мистер Грант завернул обои — под ними и здесь оказалась оштукатуренная стена.

— Давай начнем с угла и обойдем всю комнату сплошь, — предложил мистер Грант. — Пятьдесят тысяч в крупных купюрах всю стену занять не могут. Давай по-быстрому.

Они с Юпитером закончили первую стену и принялись за вторую. Боб и Пит держались рядом, глядя на то, что у них получается. И тут вдруг снаружи раздался шум, заставивший их замереть.

— Что там… — начал мистер Грант.

Свою фразу он так и не закончил. Наружная дверь с грохотом отворилась, совсем рядом послышались чьи-то шаги — и в тот же момент их осветил луч мощного фонаря. Не только осветил, но и ослепил. Они лишь услышали мерзкий голос:

— А-а, вот вы где, голубчики! Ну-ка, руки вверх!

ГДЕ ЖЕ ДЕНЬГИ?

Они повернулись к говорившему и подняли руки. Яркий луч света не позволял никого увидеть.

— Если вы из полиции, — начал мистер Грант, — я Джордж Грант, особый следователь по… Его перебил резкий смех.

— Джордж Грант? Во дает!.. Это так ты мальчишкам представился, что ли?

Юпитер нахмурился. Внезапно подступившая догадка была настолько тошнотворной, что верить не хотелось.

— Разве это не мистер Грант из Межбанковской страховой ассоциации? — спросил он.

— Это он-то? — Снова раздался тот же басовитый, скрипучий смех. — Да это же Ловкач Симпсон, самый ушлый мошенник, какого я знаю!

— Но у него же карточка… — запротестовал Пит.

— Конечно, карточка! Как же без карточки-то?.. Он ее специально сделал, на заказ, у него этих карточек мильон. Но вы не расстраивайтесь, что он вас надул. Он даже полицейских надувал тыщу раз. Ты, Ловкач, думал у нас из-под самого носу баксы увести, да? Но этот толстый парень зашел на свою мусорную свалку, а после оттуда не выходил. И когда склад закрылся, мы сразу смекнули, что дело нечисто, что-то он затевает. А что дом где-то здесь — это мы тоже знали. Спросили у того самого управляющего в многоквартирном доме, когда зашли к нему после толстого. Так что мы сразу сюда — а тут вы как раз фонариком посветили, перед тем как в этот дом заходить. Вот мы и здесь. Так что расслабьтесь, ребята, — деньги наши.

— Так ты Трехпалый? — спросил мистер Грант, или Ловкач Симпсон. — Послушай, Трехпалый, а почему бы нам не объединиться? Мы пока еще денег не нашли, я могу помочь…

— Заткнись! — проворчал человек с фонарем. — Мы и сами найдем, а тебя фараонам оставим. Это тебя научит, чтоб не совался куда не надо. А то ишь какой — меня хотел наколоть!.. Давайте-ка вы все, дружно, кругом! Морды к стенке. Вот так. Ручки за спину. И не дергайтесь, а не то пожалеть придется!.. Лео и ты, Малыш, давайте веревки. Замотайте-ка их хорошенько.

С упавшим сердцем Три Сыщика подчинились. Теперь было яснее ясного, что преступник по кличке Ловкач обвел их вокруг пальца как слепых котят. Его ссылки на шефа Рейнольдса усыпили их бдительность. Конечно же, он узнал, что шефа Рейнольдса нет в городе, и воспользовался этим: позвонил как бы от его имени и хитро выведал у них все, что они знали. И нет ничего удивительного, что он все время находил отговорки, почему не надо обращаться в полицию!

Юпитер готов был головой об стенку биться. Конечно, Ловкач умница, не зря у него прозвище такое. Но он-то!.. Как мог он, Юпитер, не заподозрить неладное? Ну да, все было так правдоподобно… Да, Ловкач, он и есть ловкач. Конечно же, он прочитал про сундук в газете. А про деньги, исчезнувшие после ограбления банка, знал и раньше; и про письмо Спайка Нили тоже знал, из слухов в преступном мире… Так что стал наводить справки о Трех Сыщиках и запросто нашел номер Юпитера в телефонном справочнике.

Пока Трехпалый со своими напарниками следили за Тремя Сыщиками, Ловкач Симпсон следил за всеми!

Но теперь уж поздно было жалеть. Друзья покорно держали руки за спиной, и эти руки им ловко связывали.

Еще через минуту им приказали сесть на пол и связали ноги. Они стали и вовсе беспомощны.

— Ну вот, теперь вы в порядке, — язвительно рассмеялся Трехпалый. — Кляпы в рот мы вам пихать не станем, все равно никто не услышит, если вопить начнете… Но если кто дрыгнется — сразу по башке получит, так что сидите смирно. Вы не расстраивайтесь. В понедельник, как работу начнут, вас тут найдет кто-нибудь. То бишь я надеюсь, что найдут, пока бульдозеры дом не завалят.

Он рассмеялся снова. Теперь Юпитер и его друзья увидели, что Трехпалый Громила очень крупный мужчина; оба его подручных были ростом поменьше. Однако лиц всех троих разглядеть не удавалось, слишком яркий свет бил в глаза.

— Ну, давайте посмотрим, что дальше делать, — сказал Трехпалый. Он осветил фонарем стены и увидел содранные обои, где Юпитер с Ловкачом начали свои поиски. — А-а! Так вы под обоями искали, да? Отличное место, ни одна тварь не догадается. Слышь, Ловкач? Это тебе пацан подсказал?

— Он, — признался Симпсон. — Ключ был в том письме, что Спайк Гулливеру написал. А письмо все время в сундуке лежало.

— Я так и думал, потому и хотел до того сундука добраться. Мои ребята и взяли сундук у того долговязого, но кто-то их пас, как видно. Навалились на них и увели сундучок, мы его и открыть не успели. Это не ты постарался, Ловкач?

— Не я. Я и не знал даже.

— Странно, — удивился Трехпалый. — Интересно, кто бы это мог быть? Уж во всяком случае не эти сопляки.

— Там их было человек пять, у всех морды платками замотаны, — впервые подал голос один из его подручных. — Резкие ребята, сильные. Схватили нас так — мы и заметить не успели, откуда они свалились.

— Интересно, кто это, — повторил Трехпалый. — Может, еще одна команда за этими деньгами рыщет? Ладно. Все равно сундучок ничего им не дал, а то бы они тут первыми появились. Ну вот что, хватит болтать. Лео и ты, Малыш, давайте-ка. Все обои долой, по всей комнате.

Четверо пленников, лежа на полу, молча смотрели, как те двое быстро сдирают оставшиеся обои. Но Юпитер размышлял о только что услышанной истории. Валяться связанным на полу — положение не самое приятное; но все равно в голове крутились мысли не об этом, а о тех, кто зачем-то отобрал сундук у этих типов и прислал обратно ему, Юпитеру. Ответа на загадку не находилось. А тем временем напарники Трехпалого ободрали всю гостиную, но ничего не нашли.

— Значит, в другой комнате, — констатировал Трехпалый. — Слышь, Ловкач? Ты если знаешь в какой — так лучше сразу скажи. Если скажешь, мы, может, и развяжем тебя, когда закончим».

— Если б я знал, я бы сразу оттуда и начал, — ответил Симпсон. — Но ты меня все-таки развяжи, я помогу искать.

— Еще чего! Ты хотел нашу добычу перехватить — теперь давай плати за это. Ты гораздо лучше выглядишь, когда у тебя руки-ноги связаны. Давайте, ребята, пошли по спальням.

Они ушли в первую спальню, оставив своих пленников в темноте. Слышно было, как они обдирают обои и ругаются, ничего не находя.

— Мне очень жаль, что так вышло, ребята, — потихоньку сказал Ловкач Симпсон. — Признаюсь, обманул я вас, но применять силу у меня и в мыслях не было. Я работаю головой, а не мускулами.

— Это я виноват, — несчастным голосом ответил Юпитер. — Как это я ничего не заподозрил?

— Ты не отчаивайся, — утешил его Симпсон. — Я и не таких могу провести.

Они замолчали. Стало тихо, если не считать звуков из задней части дома, где Трехпалый с товарищами продолжали свои поиски. И в этой тишине раздался новый звук, заставивший четырех пленников оцепенеть.

Тихо-тихо, с едва заметным скрипом, открылась наружная дверь.

Они напряженно прислушивались — и тут заметили смутный контур невысокого человека, проскользнувшего в комнату.

— Кто там? — шепотом спросил Симпсон.

— Тихо! — ответил незнакомец, тоже шепотом. — Мы пришли вас выручать. Надо, чтобы те ничего не заподозрили.

Через дверь проскользнул еще один человек, потом третий, потом еще и еще. Сколько их всего, в темноте разобрать было трудно. Но все они знали свое дело и двигались почти бесшумно.

— Ребята! — шепотом распорядился первый. — Давайте к стене, возле самой двери. Как только войдут — мешки им на головы и связать. Ножей не надо! Постарайтесь их не калечить, если получится.

В ответ послышалось тихое бормотанье: мол, все явно.

Юпитер, Пит и Боб ждали, что будет дальше. Ждали с надеждой и тревогой. Что это за люди? Откуда они взялись? Это не полиция, точно. Полиция ворвалась бы с фонарями и с оружием на изготовку. Это в самом деле друзья или еще одна банда в погоне за спрятанными деньгами?

Вскоре по сердитым голосам Трехпалого и его команды стало ясно, что и в задней части дома они ничего не нашли. По коридору загрохотали шаги, и в темной гостиной появился Трехпалый, который шел впереди. Он осветил своим фонарем ребят, лежавших на полу, и рявкнул:

— Ну вот что, толстый, хватит тебе нас дурачить! Ты нам сейчас скажешь, где деньги лежат, а иначе!..

СХВАТКА В ТЕМНОТЕ

В этот момент на Трехпалого навалилось несколько темных фигур. Другие схватили шедшего следом и затащили его в комнату. Третий пытался бежать, но вслед ему затопали еще чьи-то шаги, и почти тотчас сдавленный крик дал понять, что поймали и его тоже.

А тем временем в гостиной началась яростная борьба. Трехпалый уронил фонарь на пол; фонарь покатился и запрыгал под ногами, выхватывая из темноты отдельные моменты схватки.

Три Сыщика увидели, что на голове у Трехпалого мешок. Ничего не видя, но сражаясь изо всех сил, Трехпалый ухитрился сбросить двух-трех нападавших, но на него прыгнули еще двое. Он с грохотом рухнул на пол, приятель его повалился сверху, и оба они стали бешено брыкаться и размахивать кулаками.

— Быстро! Вяжите им руки-ноги! И кляпы в глотку каждому!.. — скомандовал чей-то голос.

Борьба продолжалась совсем недолго. Вскоре Трехпалого и обоих его приятелей прижали к полу и связали. Трехпалый начал было выкрикивать разные страшные угрозы, но почти тотчас замолк: рот ему просто-напросто заткнули. Чуть погодя все трое лежали, распростершись на полу, совершенно беспомощные. В комнате было слышно только тяжелое дыхание самих бандитов и тех людей, которые их обезвредили.

— Вот и отлично, — произнес дружелюбный голос. — Подождите снаружи. Я мальчишек развяжу.

Все выскользнули наружу так же бесшумно, как входили. В комнате остался только один человек. Он включил свой фонарик, осветил ребят и произнес:

— Ну, слава Богу, никто на вас не упал! А то бы раздавили в лепешку. Давайте, мальчики, я вас освобожу.

Он поставил фонарик на пол, в сторонку, так что луч освещал мальчишек, но не слепил. А потом подошел к ним с длинным ножом в руке. Пит и Боб увидели смуглого усатого мужчину, совершенно им незнакомого. Зато Юпитер узнал его сразу.

— Лонцо! Цыган от Зельды! Лонцо, разрезая веревки у них на руках и ногах, рассмеялся.

— Да, брат. Вот мы и снова встретились.

— Но… но как вы здесь оказались? — изумленно спросил Юпитер, поднимаясь на ноги и растирая себе онемевшие кисти.

— Погоди, сейчас некогда рассказывать. Где еще один?

Он взял фонарь и посветил на то место, где только что лежал Ловкач Симпсон. Ловкач исчез. На полу валялись две веревки.

— Удрал! — воскликнул Боб. — Он, наверно, все это время потихоньку вылезал из веревок, руки себе освобождал. А началась драка — улизнул в суматохе.

— Теперь он уже далеко, — подвел итог Лонцо. — Неважно. Этих троих мы взяли, будет чем полицию порадовать. А вы давайте на улицу, ребята. С вами хочет поговорить Зельда.

Зельда! Цыганка-предсказательница!

Следом за Лонцо Юпитер вышел наружу, Боб и Пит держались чуть позади. Возле тротуара стояли три старые машины. В двух задних было полно людей — цыгане! — а в первой их ждала женщина.

Это была Зельда. Только теперь не в цыганском платье; наверно, чтобы не привлекать внимания.

— Они в порядке, Зельда, — доложил Лонцо. — Троих мы внутри связали, а четвертый сбежал.

— Это неважно, — спокойно ответила Зельда. — Залезайте в машину, милые, нам надо поговорить.

Друзья полезли в машину, Лонцо остался на страже.

— Наши дорожки опять пересеклись, Юпитер Джонс, — сказала Зельда. — Так говорили звезды, и я увидела это в кристалле. Я очень рада, что мы успели вовремя.

— Вы следили за нами? — спросил Юпитер. В.мыслях у него начало проясняться.

— Да, конечно, — подтвердила Зельда. — Лонцо и еще несколько человек. С того самого дня, когда ты ко мне приходил. Кристалл сказал, что ты в опасности, а мы не хотели допустить, чтобы с тобой стряслась какая-нибудь беда. Лонцо следил за теми, кто следил за вами. И когда они приехали сюда — он позвал на помощь всех остальных, чтобы вас выручить. Но давайте к делу. Вы деньги нашли?

— Нет, — вздохнул Юпитер. — Наверно, они не здесь. Я совершенно уверен был, что деньги спрятаны в доме миссис Миллер. И в письме практически сказано то же самое. Если рассуждать логически — так другого места просто и быть не может.

— Гулливер был уверен, что в письме Спайка был ключ к тайнику. Но найти этот ключ не сумел, — сказала Зельда.

— Так вы знали Гулливера? — спросил Юпитер.

— Мы с ним очень связаны. Связаны несколько необычным образом, надо сказать. Я старалась восстановить его доброе имя. И надеялась, ]что ты сможешь разгадать этот секрет, ведь ты умница, Юпитер. Где вы искали?

— Под обоями. Это такое место, о котором никто бы не подумал. Но там их не оказалось.

— А почему ты решил, что деньги должны быть под обоями?

— Ну, Спайк… он же знал, что сказать в своем письме может очень немного, — объяснил Юпитер. — Он знал, что письмо пойдет через цензуру. Поэтому он придумал очень хитрую вещь. Очень хитрую. Ничего другого он просто не мог.

— Рассказывай, милый, рассказывай. Что это за хитрость была? — нетерпеливо спросила Зельда. — Давай, говори.

За Юпитера ответил Боб:

— Он с марками на конверте проделал очень интересную вещь. Наклеил две марки. Одну с птичкой, а другую с портретом Эдгара По. А зеленую, одноцентовую — такого же цвета, как деньги, — подложил под этого По. Мы были уверены, это значит…

— Постой, Боб! — крикнул Юпитер. Боб запнулся.

— В чем дело, Первый?

— Повтори. Повтори свои последние слова.

— А что такого? Я только сказал, что он зеленую марку подклеил под По, и…

— Вот оно! — воскликнул Юпитер. — Вот он, ключ!

— Что за ключ? — смешался Пит.

И он, и Боб, и Зельда — все с недоумением смотрели на Юпитера, а у того лицо порозовело от волнения.

— Мисс Зельда, — Юпитер повернулся к цыганке. — Ведь Спайк Нили был немного косноязычен, правда? Нам шеф полиции рассказывал. Он в некоторых словах «л» не выговаривал, правда?

— Да, милый, так оно и было. Но при чем тут?..

— И сестра его говорила, что у него вместо «лошади» получалась «ошадь». Как бы он произнес слово «пол»?

— Он бы сказал… «по», — чуть подумав, ответила Зельда. — Так ты хочешь сказать?..

— Он спрятал деньги под пол! — завопил Боб. — Он был уверен, что Гулливер вспомнит этот речевой дефект и все поймет! А даже если бы и не вспомнил — все равно «По» и «пол» достаточно похожи, чтобы навести на мысль, если ты что-нибудь сложное пытаешься разгадать!

— Только нас отвлекло предположение, что он имел в виду бумагу под бумагой. Это потому, что миссис Миллер нам говорила об обоях, которые он переклеивал внизу, когда у них прятался, — взволнованно добавил Юпитер. — На самом-то деле я должен был догадаться, что клеить бумажные деньги под бумагу — это ж никудышная идея. Ведь обойный клей не отпаришь, пришлось бы деньги отдирать, а при этом испортишь обязательно. А где-нибудь под полом они хоть сто лет пролежат в целости и сохранности.

— Лонцо! — распорядилась Зельда. — Бери инструмент из второй машины и пошли в дом. И ребята вместе с нами.

Через пару секунд они уже входили в дом, не обращая внимания на трех связанных пленников, валявшихся на полу в гостиной. Быстро посовещавшись, решили, что этот пол — в гостиной — вряд ли стоит вскрывать. Юпитер предположил, что гораздо вероятнее найти клад под полом комнаты для гостей, где жил тогда Спайк Нили, либо наверху, в кладовке. мансарде, скорее всего, в чердачной

Оттуда и начали. Через несколько минут Лонцо поднял монтировкой доску в полу кладовки — и Пит издал торжествующий вопль.

Там луч фонарика высветил между балками на потолке первого этажа аккуратно лежащие плотные зеленые пачки.

— Спрятаны под по… — сказал Пит, все еще с трудом веря своим глазам. — Спрятаны под По! Ай да Спайк! Ну молодец!.. Ведь он знал, что на его письмо целая куча народу налетит, как коршуны. И все-таки придумал, как сказать. Ну, умница!.. Но ты, Юп, — ты еще умнее!

— Мне давно надо было додуматься, — возразил Юпитер. — Даже если бы я ничего не знал об этом косноязычии — все равно должен был сообразить, что «По» и «пол» звучат похоже. А если еще учесть, что под обоями деньги пропали бы…

— Не расстраивайся, милок, — перебила его Зельда. — Ты поработал на славу. Самому Гулливеру даже и в голову не пришло… А теперь деньги нашлись, бандиты попались… И та лягушка выскочила, голодная щука ей больше не страшна.

Зельда снова тихонько рассмеялась. А по лицу Юпитера видно было, что он начинает понимать большую часть прежних таинственных происшествий.

— Так это вы нам предупреждение послали, мисс Зельда? — спросил он. Старая цыганка кивнула.

— Конечно, я, кто же еще. Мои цыгане за вами приглядывали, милок, но мне хотелось, чтобы ты эти деньги поскорее нашел. Что ты и сделал. Ну ладно, нам пора ехать. Мы сейчас, по дороге, позвоним в полицию — и дело закончено. Вы здесь их дождитесь. Полиция приедет, заберет деньги и тех бандитов, что внизу лежат. Конечно, нас тоже допросить захотели бы, — только нас не найдут, не смогут. Во всяком случае, не найдут, пока сами не захотим.

Старая цыганка и Лонцо повернулись к лестнице.

— Подождите, мисс Зельда! — окликнул ее Юпитер. — Пока вы не ушли, я хочу у вас спросить кое-что. Про сундук. Как он попал обратно к нам? И про Сократа, про череп говорящий. Он на самом деле разговаривал или?..

— Это потом, потом, — ответила цыганка. — Через две недели заходи ко мне в гости, по старому адресу. Мы к тому времени вернемся. И я тебе на все-все вопросы отвечу, какие захочешь.

— Но скажите хотя бы про Гулливера! — настойчиво попросил Юпитер. — Где он?

— Я думал, он умер… — вставил Пит.

— Этого я не говорила, — возразила Зельда. — Я сказала только, что он исчез из видимого мира. А теперь, быть может, и вернется оттуда, где он сейчас… Через две недели, милые мои. Пока!

С этими словами она заторопилась вниз по лестнице. Лонцо за ней. Три Сыщика услышали, как взревели моторы и цыгане укатили куда-то в ночь. Мальчишки переглянулись. Боб с облегчением вздохнул.

— Ну и ну! — сказал он. — Но мы же с этим управились, Юп! Нашли эти проклятые деньги!

— Зельда помогла, — возразил Юпитер. — Знаете, мне на самом деле ужасно хочется увидеть ее еще раз. У меня такое предчувствие, что она нам очень много интересного расскажет!

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ АЛЬФРЕДА ХИЧКОКА

Альфред Хичкок, знаменитый кинорежиссер, ставший другом и наставником Трех Сыщиков, сидел у себя в гостиной, перелистывая толстую тетрадь. Заметки в этой тетради, составленные Бобом Андрюсом, описывали всю историю с говорящим черепом. Закончив, Хичкок поднял глаза на ребят, сидевших в ожидании, когда он заговорит, напротив него, по другую сторону стола.

— Отменная работа, — сказал Альфред Хичкок. — Надо отдать тебе должное, Юпитер. Найти пропавшие деньги, после того как полиция столько лет ничего придумать не могла!..

Юпитера эта похвала не порадовала*. Его круглая физиономия оставалась все такой же хмурой.

— Нет, — вздохнул он. — Я должен был раньше во всем разобраться. Я с самого начала подумал, будто марка под маркой обозначает, что деньги спрятаны под обоями. Надо было догадаться, что может быть еще какой-то смысл, другой. Надо было этот другой смысл обнаружить. А потом, если бы не повезло…

— Везет только тем, кто смотрит в оба, — возразил Альфред Хичкок. — Впрочем, это я вам уже говорил. Нельзя же от себя требовать, чтобы всегда с первого раза находился правильный ответ. Так не бывает ни у кого. На мой взгляд, вы просто блестяще сработали.

— Спасибо! — Юпитер повеселел. — Ну, так или иначе, а деньги мы в конце концов нашли,

— И ведь как раз вовремя, — заметил режиссер. — Еще два дня — и все!.. Бульдозер бы этот дом снес, и деньги пропали бы навсегда… Кстати, вы свою премию получили?

Юпитер вздохнул. И Боб вздохнул. И Пит тоже.

— Ничего мы не получили, — сказал Боб. — Никаких премий на самом деле не бывает. Этот Ловкач Симпсон нам наврал, вместе со всем остальным. Правда, мы получили письмо от президента того банка. Очень хорошее письмо. А шеф Рейнольде сказал, что ждет, когда мы станем взрослыми, чтобы он мог нас взять к себе на службу, следователями.

— Ну, хоть с премией вас и обманули, зато вы получили вполне заслуженное признание. Но у меня к вам несколько вопросов возникло, ребята. У вас описано, как Спайк Нили спрятал деньги и как он ухитрился послать из тюремной больницы тайное сообщение своему другу Гулливеру. Настолько тайное, что никто не мог его понять, пока вы этого не сделали. Но меня вот что интересует: куда подевался Гулливер?

Мальчишки заулыбались. Они ждали, что мистер Хичкок задаст этот вопрос, и Юпитер уже приготовил ответ на него.

— Когда Гулливер получил это письмо от Спайка Нили, он заподозрил, что Спайк написал неспроста. В тюрьме Спайк пообещал Гулливеру, что, если вдруг что-то случится, он расскажет свой секрет. Но Гулливер не сумел расшифровать письмо. Поэтому и спрятал у себя в сун-Дуке.

А однажды, когда он вернулся к себе в гостиницу, дежурный сказал ему, что его спрашивали. Заходило несколько человек. Он по описанию узнал Трехпалого — и ужасно перепугался. Он знал, что Трехпалому ничего не стоит его похитить и даже пытать, чтобы он сказал, где деньги спрятаны. А он-то не знал!.. Если бы знал — он бы отдал эти деньги властям. В полицию пойти? Он думал, что ему не поверят…

Так что он просто исчез. Даже в номер к себе заходить не стал. Повернулся — и вон оттуда. И все так и бросил. А раз он не вернулся в гостиницу — его сундук отдали в камеру хранения, а потом на аукцион.

— Значит, Гулливер не умер? — спросил мистер Хичкок. — Но ведь цыганка Зельда сказала тебе, что он исчез из видимого мира.

— Так он и сделал. — Юпитер снова улыбнулся. — Он хотел быть уверен, что Трехпалый со своей бандой его не найдет. Переоделся в женское платье, надел парик — и пожалуйста!.. Исчез из видимого мира. Смотришь на него в упор — и не видишь!

— Конечно! — воскликнул мистер Хичкок. — Уж тут-то я и сам должен был догадаться. В таком случае… Слушай, у меня только что возникла дикая мысль. Эта цыганка Зельда — случайно не Большой Гулливер, а? Не может быть, что он все это время играл роль цыганки?

Пит рассмеялся. Боб тоже. Юпитер кивнул головой.

— Ваши рассуждения абсолютно правильны. Гулливер издавна дружил с цыганами. Даже больше того, он и сам наполовину цыган, мать его была цыганкой. Так что они его приняли, и этот год он прожил с ними. А своего цыгане никогда не выдадут, так что тайну его они сохранили.

Теперь рассмеялся и Альфред Хичкок.

— Ну ладно, одна тайна раскрылась. Очевидно, Гулливер, который раньше был толстяком, сел на диету, довел себя до худобы — и уже не сомневался, что никому и в голову не придет заподозрить, что пропавший толстый фокусник превратился в тощую старую цыганку. А что он сейчас собирается делать?

— Он скоро снова станет самим собой, — сказал Юпитер. — Как только Трехпалый с друзьями окажутся надолго в тюрьме, Зельда исчезнет и появится Гулливер. Но он больше не хочет быть фокусником. Он взялся вести все дела у цыган и так преуспел, что им теперь без него будет трудно. Так что он останется с ними.

— Еще одно, — сказал мистер Хичкок, заглянув в записи Боба. — Когда вы покупали этот сундук, в зал ворвалась маленькая старушка, очень взволнованная, хотела его купить, но было уже поздно. Это случайно не…

— Да, — подтвердил Юпитер. — Это тоже был Гулливер, только в другом парике и по-другому одетый. Он все время следил за такими распродажами и сумел вовремя узнать, что его сундук пойдет на аукцион. Но ему неправильно назвали время начала работы аукциона, вот он и опоздал.

— Он бы еще постарался купить сундук у меня, но тут появился репортер с фотоаппаратом, а Гулливер не хотел привлекать к себе внимание. Боялся. А кто мы такие и как нас найти, он узнал из репортажа в газете.

— Трехпалый со своими мерзавцами тоже узнал, — мрачно добавит Пит.

— Да, — согласился Юпитер. — Сначала люди Трехпалого попытались украсть сундук. Потом они погнались за мистером Максимилианом, столкнули его машину с дороги и украли сундук. Но он у них был очень недолго.

Понимаете, мистер Хичкок, как сказала Зельда, цыгане все время за нами присматривали. Когда она… То есть, конечно, когда Гулливер узнал, что мы на самом деле сыщики и уже расследовали несколько сложных и таинственных дел, — ему пришло в голову, что, может быть, и с этой тайной справимся. Найдем спрятанные деньги. Мы бы вывели на них полицию, а тогда он смог бы объявиться снова.

Как раз поэтому он и зазвал меня к себе… Ну, как будто к Зельде. И говорил тогда так таинственно, чтобы меня заинтересовать. А потом цыгане засекли Трехпалого с приятелями. Когда те украли сундук у Максимилиана, цыгане ехали за ними следом, проводили до их убежища, а там набросились на них и забрали сундук. Те и охнуть не успели; даже не видели, кто их бьет.

Потом Зельда… То есть Гулливер, конечно, послал сундук мне. Он все надеялся, что я сумею разгадать тайну. Даже больше. Он знал, что мне придется ее разгадать — я вынужден был это сделать, — чтобы избавиться от Трехпалого. Но цыганам своим он поручил, чтобы они глаз с нас не спускали и все время держались поблизости, на случай если придется нас выручать.

— В тот вечер, в субботу, когда Ловкач Симпсон нас обманул и заставил искать пропавший дом миссис Миллер, — цыгане следили за Трехпалым. Про Симпсона они вообще ничего не знали. Когда Трехпалый со своей бандой выехал — они двинулись следом. Когда Трехпалый нас связал — они послали за подмогой и как раз вовремя успели. И нас спасли, и банду Трехпалого захватили. Ну а потом — потом мы нашли те деньги, это вы уже знаете.

Мистер Хичкок кивнул. И несколько секунд смотрел в окно, потирая лоб. Потом сказал:

— Теперь еще одно, последнее, что меня интересует. Неужели этот Сократ, говорящий череп, на самом деле разговаривал? А если разговаривал — как? Что за секрет там был? Ведь ничего сверхъестественного не было, верно?

— Конечно, не было. Все манипуляции фокусников — это всегда какой-то трюк, и то же самое с Сократом. Гулливер очень хороший чревовещатель. Сначала его Сократ так и разговаривал, когда он стоял рядом. Но потом публика стала подозревать, в чем тут дело, и Гулливер придумал, как научить Сократа разговаривать на большом расстоянии от него. Он просто купил маленькое радио, приемник-передатчик… Вы же знаете, сейчас их делают совсем крошечными.

— И вмонтировал в череп? Но, Юпитер, я не могу поверить, что ты проверял его и ничего не заметил.

— В том-то и дело, — объяснил Юпитер. — Я-то проверял Сократа, очень внимательно проверял. А передатчик был в подставке. Это Гулливер здорово придумал. Слоновая кость, тяжелая, толстая… Там его легко было упрятать.

— И никакого мошенничества! — рассмеялся режиссер. — Но продолжай, пожалуйста.

— Передатчик внутри подставки включался от голоса. Это значит, что, как только мы вытащили Сократа из сундука и усадили на подставку, все, что мы говорили, пошло «в эфир», так сказать. А радиус действия около пятисот футов.

Гулливер, когда узнал, где его сундук, стал прогуливаться вокруг склада, переодетый женщиной, не цыганкой, а в обычном костюме. В ухе у него был маленький динамик, под париком совсем незаметный, а микрофон в брошке на платье. Все, что мы говорили, он слышал. Сам он в тот раз разговаривать с нами не собирался, но нечаянно чихнул. Тут мы и услышали, что Сократ чихает,

В ту ночь, когда я Сократа к себе в комнату забрал, Гулливер прятался поблизости. Увидел, что у меня свет погас, — и воспользовался случаем заговорить со мной от имени Сократа. Это тогда он мне дал таинственное поручение поехать в город к Зельде.

А на следующий день, когда тетя Матильда пошла прибирать мою комнату и стала рассказывать Сократу, что она про него думает, — Гулливер слушал-слушал и не удержался. Вот и напугал ее своим «бу-у»!

— Значит, и эта тайна раскрыта, — подытожил мистер Хичкок. — На самом-то деле, все время разговаривал Гулливер, а не Сократ. Ничего сверхъестественного, а просто чудеса техники.

— Да, конечно, — кивнул Юпитер. — А раз мы почти все время держали Сократа возле себя, то Гулливер слышал все наши разговоры об этом деле и знал обо всех наших планах. Почти все знал: и что мы делаем, и что собираемся предпринять дальше. Так что ему было совсем не трудно держать нас под присмотром, а в конце концов и на помощь примчаться.

— Ну что ж, это был интереснейший случай, — сказал знаменитый режиссер. — Я буду рад представить вас читателям. Не намекнете ли, чем займетесь в следующий раз?

— Пока нет, — ответил Юпитер. Друзья поднялись из-за стола. — Но мы глядим в оба, все время начеку… И если что — сразу свяжемся с вами.

Три Сыщика попрощались и вышли из гостиной. Альфред Хичкок улыбнулся про себя и подумал: «Ну и ну! Говорящий череп!.. С чем они придут в следующий раз?»

Примечания

1

Корабль, на котором в 1620 году прибыли первые колонисты из Англии. (Примеч. пер.)

(обратно)

Оглавление

  • АЛЬФРЕД ХИЧКОК ПРЕДСТАВЛЯЕТ
  • ЮПИТЕР ПОКУПАЕТ СУНДУК
  • СТРАННЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ
  • ЧЕМ ДАЛЬШЕ, ТЕМ ТАИНСТВЕННЕЙ
  • ЗНАКОМСТВО С СОКРАТОМ
  • ЗАГАДОЧНЫЙ ГОЛОС ВО ТЬМЕ
  • ТАИНСТВЕННОЕ ПРЕДСКАЗАНИЕ
  • ПРОЩАНИЕ С СОКРАТОМ
  • «УДРАЛИ!»
  • ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ШЕФА ПОЛИЦИИ
  • ЮПИТЕР СТРОИТ ВЕРСИИ
  • НЕПРИЯТНЫЙ СЮРПРИЗ
  • ПЕРВАЯ НАХОДКА
  • ПОТРЯСАЮЩАЯ НОВОСТЬ
  • НАДО УСПЕТЬ
  • НАЧАЛО ПОИСКОВ
  • ГДЕ ЖЕ ДЕНЬГИ?
  • СХВАТКА В ТЕМНОТЕ
  • НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ АЛЬФРЕДА ХИЧКОКА