КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405004 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172270
Пользователей - 92030
Загрузка...

Впечатления

Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +6 ( 7 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Читал давно, в электронке, когда в бумаге еще не было. На тот момент эта серия была, кажется, трилогией. АИ не относится к моим любимым жанрам в фантастике - люблю твердую НФ, КФ и палеонтологическую фантастику (которую в связи с отсутствием такого жанра в стандарте запихивают в исторические приключения), но то как и что писал Конторович лично мне понравилось.
А насчет Звягинцева, то дальше первой книги Одиссея читать все менее и менее интересно. Хотя Звягинцев и родоначальник российской АИ.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
DXBCKT про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Давным давно хотел прочесть данную СИ «от корки до корки» в ее «бумажном варианте... Долго собирал «всю линейку», и собрав «ее большую часть» (за неимением одной) «плюнул» (на ее отсутсвие) и стал вычитывать «шо есть»)

Данная СИ (кто бы что не говорил) является «классикой жанра» и визитной карточкой автора. В ней помимо «мордобития, стрельбы и погонь», прорисована жизнь ГГ, который раз от раза выходит победителем не сколько в силу своей «суперкрутости или всезнайства» (хотя и это отчасти имеет место быть) — а в силу обдуманности (и мотивировки) тех или иных действий... Практически всегда «мы видим» лишь результат (глазами автора), по типу : «...и вот я прицелился, бах! И мессер горит...». Этот «результат» как правило наигран и просто смешон (в глазах мало-мальски разбирающихся «в вопросе»). Здесь же ГГ (словами автора) в первую очередь учит думать... и дает те или иные «варианты поведения» несвойственные другим «героическим персонажам» (собратьев по перу).

Еще один «плюс в копилку автора» — это тщательная прорисовка главных (и со)персонажей... Основными героями «первой трилогии» (что бы не говорили) будут являться (разумеется) «Дядя Саша» и «КотеНак»)) Остальные герои и «лица» дополняют «нарисованный мир» автора.

Так же что итересно — каждая книга это немного разный подход в «переброске ГГ» на фронта 2-МВ.

Конкретно в первой части нас ожидает «классическая заброска сознания» (по типу тов.Корчевского — и именно «а хрен его знает почему и как»). ГГ «мирно доживающий дни» на пенсии внезапно «очухивается» в теле зека «времен драматичного 41-го» года...

Далее читателя ждут: инфильтрация ГГ (в условиях неименуемого расстрела и внезапной попытки побега), работа «на самую прогрессивный срой» (на немцев «проще сказать), акты по вредительству «и подлянам в адрес 3-го рейха» и... игра спецслужб, всяческих «мероприятий (от противоборствующих сторон) и «бег на рывок» и «массовое истребление представителей арийской нации».

Конечно, кому-то и это все может показаться «довольно скучным и стандартным».. но на мой субъективный взгляд некотороые «принципиальные отличия» выделяют конкретно эту СИ от простого рядового боевичка в стиле «всех победЮ». Помимо «одного взгляда» (глазами супергероя) здесь представлена «реакция» служб (обоих сторон + службы «из будуСчего») на похождения главгероя — читать которую весьма интересно, ибо она (реакция) здесь выступает совсем не для «полновесности тома», а в качестве очередного обоснования (ответа или вопроса) очередной загадки данной СИ.

Именно в данной части раскрывается главный соперсонаж данной СИ тов.Марина Барсова (она же «котенок»). В других частях (первой трилогии) она будет появляться эпизодически комментируя то или иное событие (из жизни СИ). И … не знаю как ВАМ, но мне этот персонаж очень «напомнил» Вилору Сокольницкую (персонажа) из СИ Р.Злотникова «Элита элит»...

В общем «не знаю как ВЫ» — а я с удовольствием (наконец) прочел эту часть (на бумаге) примерно за день и... тут же «пошел за второй...»))

P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
argon про Гавряев: Контра (Научная Фантастика)

тн

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
загрузка...

Тайна кричащего будильника (fb2)

- Тайна кричащего будильника (пер. Татьяна Алексеевна Перцева) (а.с. Альфред Хичкок и Три сыщика-9) 835 Кб, 93с. (скачать fb2) - Роберт Артур

Настройки текста:



Роберт Артур Тайна кричащего будильника

Несколько слов от Гектора Себастьяна

Привет! Какое удовольствие — знать, что вы вместе со мной собираетесь стать свидетелями еще одного приключения потрясающей команды юных детективов, называющих себя Тремя Сыщиками. На этот раз необычные вопящие часы заводят их в паутину страшных улик, тайн и волнующих событий.

Вы, вероятно, уже встречались с Тремя Сыщиками и знаете, что их зовут Юпитер Джонс, Боб Эндрюс и Пит Креншоу, все живут в Роки-Бич, штат Калифорния, маленьком городке на тихоокеанском побережье недалеко от Голливуда. Все же, на случай если я ошибся и вы впервые знакомитесь с моими юными друзьями, позвольте рассказать, что они работают в штаб-квартире, спрятанной от посторонних глаз на Складе Подержанных Вещей, принадлежащем дяде и тете Юпитера, Титусу и Матильде Джонс. Мальчики время от времени помогают им на складе, когда не заняты очередным расследованием и желают заработать немного денег.

Вот вы и познакомились со всеми. А теперь начинаются тайны. Часы вот-вот начнут вопить!

Гектор Себастьян

1. Часы вопят

Часы вопили.

Это был вопль женщины, охваченной смертельным ужасом. Он начался тихим вскриком, потом, нарастая, становился громче и громче, выше и выше, все пронзительнее, пока у Юпитера наконец не заболели уши. По его спине прошел озноб. Он еще никогда в жизни не слышал столь устрашающего звука.

И все же он исходил от самого обычного старомодного электрического будильника. Юпитер просто включил этот будильник, чтобы посмотреть, работает ли он. И не успел опомниться, как часы начали вопить.

Юпитер схватился за штепсель и выдернул его из розетки. Вопли прекратились. Мальчик облегченно вздохнул. Часы, вопящие словно обезумевшая женщина, действовали ему на нервы.

Сзади послышался топот бегущих ног. Боб Эндрюс и Пит Креншоу, работавшие во дворе Склада Подержанных Вещей, запыхавшись, ворвались в комнату.

— Ой, что это? — спросил Боб.

— Ты ранен, Юп? — беспокойно глядя на друга, вторил Пит.

Юпитер покачал головой:

— Нет. Со мной все в порядке, просто сейчас вы услышите кое-что довольно необычное.

Он снова включил часы, и снова в воздухе раздался ужасающий вопль. Юп поспешно вытащил штепсель, и вопль немедленно стих.

— Ну и ну! — охнул Пит. — Часы, которые вопят, а он называет их ДОВОЛЬНО необычными!

— Интересно, что он скажет, если у них вырастут крылья и они улетят? — ухмыльнулся Боб. — Может, хоть тогда признает, что это КРАЙНЕ необычно. Что касается меня, то такой удивительной гатуки, как вопящие часы, ни разу не приходилось видеть.

Юпитер, не обращая внимания на их дружеское подтрунивание, поворачивал часы во вое стороны, изучая их.

— Вот оно что! — наконец удовлетворенно воскликнул он.

— Что именно? — осведомился Пит.

— Будильник заведен, — сообщил Юпитер. — Сейчас передвину рычажок и снова включу часы.

Он вновь вставил штепсель в розетку, и часы начали тихо тикать. Обычный мирный звук. Никаких воплей.

— Теперь посмотрим, что будет.

Юпитер вновь переключил рычажок, и немедленно раздался дикий вопль. Юпитер поспешно заглушил его.

— Ну что же, — объявил он, — мы разгадали первую часть тайны. Вместо того чтобы звонить, будильник вопит.

— Какая еще тайна? — нахмурился Пит. — Что там за первая часть?

— Юпитер хочет сказать, что в вопящих часах есть несомненно какая-то тайна, — пояснил Боб. — И он понял, почему они вопят.

— Не почему, — поправил Юпитер, — а когда. Часы вопят, когда заведен будильник. А вот ПОЧЕМУ? Эта тайна гораздо важнее. У меня такое чувство, что расследование будет весьма интересным.

— Что ты имеешь в виду, говоря о расследовании? — спросил Пит. — И как можно расследовать часы? Задавать им вопросы? Устроить допрос третьей степени?

— Часы, которые вопят, вместо того чтобы звонить, несомненно могут считаться таинственными, — Ответил Юпитер. — А девиз Трех Сыщиков…

— Мы расследуем все! — хором ответили Пит и Боб.

— Хорошо, — продолжал Пит, — значит, это тайна. Но мне по-прежнему интересно знать, как ты сможешь ее расследовать.

— Обнаружив, почему они сделаны подобным образом. Должны же быть причины этих воплей, — объяснил Юпитер. — Сейчас у нас все равно нет других дел, так что предлагаю немного попрактиковаться, расследуя тайну этих вопящих часов.

— О нет, — простонал Пит. — Должен же быть хоть какой-то предел!

Но Боб явно заинтересовался словами предводителя.

— С чего ты хочешь начать, Юпитер? — спросил он.

Юпитер потянулся к ящику с инструментами, стоявшему на верстаке. Мальчики находились в мастерской Юпитера, во дворе Склада Подержанных Вещей, принадлежащего тете и дяде Юпитера, Титусу и Матильде Джонс. Здесь, скрытые от любопытных глаз взрослых горами мусора, мальчики могли работать без помех.

По одну сторону от них находилось нагромождение всякой всячины: стальных балок, досок, ящиков, валялась старая горка с игровой площадки — все это было собрано и сложено сыщиками, чтобы спрятать маленький передвижной дом на колесах — трейлер, служивший им штаб-квартирой. Туда можно было попасть только через потайные лазы, слишком узкие для взрослых. Однако в этот момент не было необходимости пробираться туда.

Юпитер вынул отвертку и начал снимать заднюю стенку часов. Отвинтив несколько винтиков, он снял стенку, дал ей повиснуть на электрическом проводе, заглянул вовнутрь и воскликнул:

— Вот оно что!

И показал отверткой на очевидно добавленную позже деталь — диск, величиной примерно с серебряный доллар, но значительно толще.

— Насколько я понимаю, именно это и есть тот самый механизм, с помощью которого можно добиться такого вопля, — объявил он. — Кто-то, прекрасно разбирающийся в механизме, установил его вместо обыкновенного звонка будильника.

— Но зачем? — спросил Боб.

— Это тайна. И чтобы начать расследование, сначала нужно узнать, чья это работа.

— Не понимаю, как можно сделать это? — запротестовал Пит.

— Ты совсем не желаешь мыслить с точки зрения сыщика, — объяснил Юпитер. — Соберись и расскажи, с чего начнешь расследование.

— Ну… сначала, я думаю, стоило бы попытаться обнаружить, откуда взялись эти часы.

— Верно. И как же ты это сделаешь?

— Ну, часы попали на склад вместе с другими случайными вещами. Поэтому их, скорее всего, купил дядя Титус. Может, он помнит, где их взял.

— Мистер Джонс покупает ужасно много всего, — с сомнением покачал головой Боб. — И не всегда даже записывает, откуда что берет.

— Верно, — согласился Юпитер. — Но Пит прав. Первым делом необходимо спросить дядю Титуса. Он отдал их мне всего полчаса назад вместе с коробкой, полной всякого хлама. Ну а теперь посмотрим, что еще в этой коробке.

На верстаке стоял картонный ящик. Юпитер открыл его и вытащил чучело совы, почти лишившееся перьев. Под чучелом оказалась сильно облысевшая одежная щетка. Следом показались разбитая лампа на изогнутом штативе, ваза с трещиной, пара книжных закладок в виде лошадиных голов и несколько других безделушек, чаще всего разбитых и приблизительно одинаковой стоимости.

— По-моему, — изрек Юпитер, — кто-то собрал в доме весь мусор, сложил в коробку и выкинул, а какой-то мусорщик подобрал ее и продал коробку дяде Титусу. Дядя готов купить все что угодно, лишь бы цена была сходной. Он рассчитывает на то, что мы починим вещи, и тогда их можно будет снова продать.

— Я и доллара бы не дал за все вместе, — заметил Пит. — Кроме часов, конечно. По-моему, они совсем неплохие. Вот только ужасно вопят. Представляете, просыпаться под такой вой!

— Хм-м-м, — задумчиво протянул Юпитер. — Предположим, вы кого-то хотите сильно напугать. Довести чуть ли не до смерти. Для этого всего-навсего нужно подменить обычные часы этим будильником, и на следующее утро, когда раздастся этакий вопль, сердечный приступ обеспечен. Да, действительно превосходный и очень умный замысел убийства.

— Вот это да! — охнул Боб. — Думаешь, именно это и произошло?

— Не имею ни малейшего представления, — ответил Юпитер. — Просто одна из версий. Ну а теперь пойдем спросим дядю Титуса, откуда появились часы.

Он повел друзей из мастерской в маленький домик в передней части двора, служивший конторой Склада Подержанных Вещей. Ганс и Конрад, два крепких баварца, работавшие у Джонсов, деловито складывали еще годные стройматериалы в аккуратные горки. Титус Джонс, маленький человечек с огромными усами и ясными, блестящими глазами, осматривал подержанную мебель.

— Ну, мальчики, — объявил он, завидев друзей, — как только захотите немного подзаработать, вот здесь куча мебели, требующей ремонта и покраски.

— Ею мы займемся, — пообещал Юпитер. — Ну а сейчас нас интересуют эти часы. Они лежали в той коробке с хламом, которую ты отдал мне посмотреть. Можешь сказать, откуда появились часы?

— Хм-м-м, — задумчиво протянул Титус Джонс. — Взял у кого-то. Бесплатно. Тот парень, что продал мебель, отдал в придачу часы. Он сборщик мусора в Голливуде. Забирает все, что выбрасывают из дома люди, и продает то, что имеет какую-то цену. Знаете ли, множество народа легко расстаются с совсем еще хорошими подержанными вещами.

— А как его зовут, дядя Титус?

— Том. Вот фамилию никогда не слышал. Должен заехать сегодня утром с очередной партией. Тогда и спросите его.

В этот момент старый грузовичок-пикап свернул во двор, и из кабины выпрыгнул усатый мужчина в комбинезоне.

— Святой Михаил, да это он и есть! — объявил мистер Джонс. — Доброе утро, Том.

— Привет, Титус, — отозвался Том. — Вот, привез тебе еще немного мебели. Действительно неплохие вещи. Почти новые.

— Хочешь сказать, она недостаточно старая, чтобы стать античной, — хмыкнул Титус Джонс. — Даю десять долларов, не глядя.

— По рукам, — поспешно отозвался Том. — Хочешь, чтобы я все разгрузил здесь?

— Нет, за конторой. Но сначала Юпитер хочет спросить тебя кое о чем.

— Да ради Бога. Выкладывай, парень!

— Мы пытаемся найти владельца коробки с хламом, которую вы отдали дяде Титусу, — объяснил Юпитер. — В ней, между прочим, лежали и эти часы. Мы думали, может, вы вспомните.

— Часы? — хмыкнул Том. — Да я нахожу не меньше дюжины часов в неделю! И по большей части выбрасываю. Нет, мне не вспомнить.

— В коробке было еще и чучело совы, — вмешался Боб. — Может, его вы помните?

— Сова? Что-то знакомое. Да-да, нашел коробку с чучелом совы. Не часто такие встречаются. Именно эту коробку я нашел на задах дома… погодите минуту, сейчас припомню. Это было в…

Том покачал головой.

— Простите, мальчики, но это произошло две недели назад. С тех пор коробка стояла у меня в гараже. Просто на ум не приходит, где я разыскал ее.

2. Юпитер находит улику

— Да, на этот раз расследование закончилось, не начавшись, — заметил Пит. — И поскольку мы не знаем, откуда взялись часы, скорее всего, не можем… Что ты делаешь, Юп?

Они снова вернулись в мастерскую, и Юпитер сосредоточенно вертел в руках пустую картонную коробку, в которой лежали вопящие часы.

— Иногда на коробках пишут адрес, — пояснил он. — Адрес, по которому ее нужно доставить.

— По-моему, в таких привозят заказы от бакалейщика, — заметил Боб.

— Ты прав. Никакого адреса.

— Тогда, как я уже сказал, — продолжал Пит, — это то самое расследование… Чем это ты занимаешься, Боб?

Боб, нагнувшись, пытался поднять прямоугольный клочок бумаги, залетевший под печатный станок.

— Это выпало из коробки, — объяснил он Юпитеру. — На нем что-то написано.

— Возможно, просто счет бакалейщика, — заметил Пит, придвигаясь, однако, ближе к Бобу. На листочке было лишь несколько слов, написанных чернилами, и Юп прочитал их вслух:

«Дорогой Рекс!

Спроси Имоджин.

Спроси Джералда.

Спроси Марту.

Потом действуй! Результат поразит даже тебя!»

— Ну и ну! — воскликнул Боб. — И что это должно означать?

— Спроси Джералда, — простонал Пит. — Спроси Имоджин! Спроси Марту! Кто все эти люди, и что мы должны у них спросить? И зачем?

— Думаю, все это очередная часть тайны часов, — объявил Юпитер.

— Но почему? — удивился Боб. — Это просто клочок бумаги, лежавший в коробке. Откуда мы знаем, что он как-то был связан с часами?

— А вы рассмотрите его хорошенько. Он вырезан ножницами так, чтобы получился определенный размер: ширина приблизительно пять сантиметров и длина — десять. Ну а теперь поглядите на оборотную сторону. Что вы видите?

— Похоже на засохший клей, — сказал Боб.

— Совершенно верно. Эта записка была приклеена к чему-то. Ну а теперь взглянем на часы. В самом низу как раз есть место, достаточно большое для записки. Смотрите, листок идеально здесь помещается. Если провести по нижней стороне пальцем, чувствуется какая-то шероховатость. Скорее всего, это тоже высохший клей. Так что ответ очень прост. Этот листок бумаги когда-то приклеили к нижней части вопящих часов, и он отвалился, пока часы болтались в коробке.

— Но зачем приклеивать какую-то чушь к часам? — удивился Пит. — Какой в этом смысл?

— Тайна без загадки не была бы тайной, — объявил Юпитер.

— Вероятно, — согласился Пит. — Ну а теперь, когда все окончательно запуталось, мы оказались там, откуда начали. По-прежнему непонятно, кому принадлежали часы, и… Что ты делаешь, Юп?

— Соскребаю с часов засохший клей. Кажется, под ним что-то есть… гравировка, только буквы слишком мелкие и к тому же забиты клеем. Лучше пойти в трейлер и взять лупу.

Зайдя за печатный станок, он отодвинул металлическую решетку, которую, казалось, небрежно прислонили к стене, и открыл лаз в большую помятую трубу. Мальчики один за другим пробрались в трубу, длиной приблизительно десять метров, выложенную обрывками старых ковров и тряпками, чтобы не ободрать колени и локти. Это был Туннель Два. Он частично проходил под землей и привел их прямо под бывший домик на колесах, где у мальчиков была штаб-квартира.

Юпитер толкнул дверцу люка. Друзья поочередно взобрались в крохотную комнатку, в которой успели поставить письменный стол, маленький картотечный шкаф, пишущую машинку, магнитофон и телефон. Юп включил свет и, вынув из ящика увеличительное стекло, долго изучал низ будильника и только потом, кивнув, отдал его Питу.

Боб тоже внимательно рассмотрел надпись и увидел вырезанные на металле крохотные буковки — чье-то имя:

А. ФЕЛИКС

— Что это означает? — осведомился он.

— Подожди минутку, сейчас отвечу, — отозвался Юпитер. — Пит, передай мне телефонный справочник. Найди раздел с данными о предприятиях торговли и услуг.

Он взял справочник, раскрытый на нужном месте, начал перелистывать страницы и скоро торжествующе воскликнул:

— Вот оно! Смотрите!

Под рубрикой «Часовые мастерские» было напечатано короткое объявление:

«А. Феликс. — Часовщик. — Наша специальность — необычные часы!»

Ниже следовали голливудский адрес и номер телефона.

— Часовщики, — объяснил Юпитер, — часто гравируют кодовый номер на часах, которые ремонтируют. Это помогает определить, что с ними, если хозяин снова принесет их в починку. Иногда они даже гравируют свое имя на работе, которой больше всего гордятся. Думаю, именно он вставил в будильник этот диск, позволяющий издавать такие вопли. Это первый шаг в нашем расследовании.

А следующим будет вопрос к мистеру Феликсу, кто нанял его выполнить эту работу.

3. По следу

Мастерская А. Феликса оказалась узенькой лавчонкой на боковой улочке, отходящей от Голливуд-стрит, знаменитой главной улицы города.

— Можете остановиться здесь, Уортингтон, — сказал Юпитер водителю-англичанину, только сейчас привезшему их из Роки-Бич. Юпитер выиграл право пользоваться его услугами и великолепным старым «роллс-ройсом», победив в конкурсе, устроенном Агентством по Прокату Автомобилей. Однако срок, в течение которого он мог пользоваться машиной, недавно кончился, и теперь мальчики боялись, что не смогут продолжать работу сыщиков, поскольку вот-вот лишатся средства передвижения, без которого невозможно преодолевать огромные пространства Калифорнии. Но благодаря великодушию Огюста, мальчика, для которого они смогли разыскать и сохранить большое наследство, они снова могли пользоваться прекрасным автомобилем и услугами водителя.

— Хорошо, мистер Юпитер, — ответил величественный англичанин. Он припарковал машину, и мальчики вышли.

Все трое всмотрелись в пыльную витрину с выведенными на ней облупившейся золотой краской буквами:

А. ФЕЛИКС. ЧАСОВОЙ МАСТЕР

В витрине было полно часов — больших и маленьких, новых и старых, простых и изысканно украшенных цветами и птицами. Пока они пытались все разглядеть, дверца в высоких деревянных часах открылась, оттуда выступил игрушечный горнист, поднял горн и протрубил несколько раз, возвещая, который час.

— Неплохо, — заметил Пит. — Уж лучше горн, чем дикий вой.

— Пойдем посмотрим, сможет ли мистер Феликс что-нибудь рассказать нам, — решил Юпитер.

Войдя в лавку, мальчики поразились громкому жужжанию, словно миллион пчел поселился в маленьком помещении. Но тут же все стало понятно — это тикали десятки часов.

Маленький человечек в кожаном фартуке поспешил навстречу посетителям по проходу, заставленному часами. Под кустистыми белыми бровями сверкали черные глазки.

— Ищете какие-то особые часы? — весело осведомился мистер Феликс. — А может, просто хотите починить сломанные?

— Нет, сэр, — ответил Юпитер, — просто нужно спросить вот про этот будильник.

Он открыл молнию сумки и вынул вопящие часы. Мистер Феликс рассматривал их несколько минут.

— Довольно старый электрический будильник, — пожал он плечами, — совсем недорогой. Не думаю, что его стоит чинить.

— Он не нуждается в починке, сэр, — сообщил Юпитер. — Пожалуйста, если можно, включите его.

Коротышка пожал плечами и вставил штепсель в розетку.

— А теперь заведите будильник, сэр, — попросил Юпитер.

Мистер Феликс передвинул рычажок, и маленькая комнатка немедленно наполнилась ужасающими воплями. Мистер Феликс поспешно нажал на рычажок. Вой тут же стих. Мистер Феликс поднял часы и, рассмотрев заднюю крышку, улыбнулся.

— Теперь вспоминаю, — кивнул он. — Работа была довольно хитрой, хотя не сложнее других, которые мне пришлось выполнять в жизни.

— Так это вы вмонтировали туда этот диск, чтобы заставить часы вопить? — спросил Пит.

— Конечно. Хитрый механизм, верно? Но, боюсь, что не смогу сказать, для кого я это сделал, потому что не имею права выдавать имена клиентов.

— Совершенно верно, сэр, — согласился Юпитер. — Но видите ли, эти часы были выброшены на свалку. Возможно, по ошибке. Или случайно. Владелец, очевидно, заплатил вам много денег, чтобы вставить туда это устройство, и он вряд ли хотел лишиться часов. Мы хотели бы их вернуть.

— Понятно, — задумчиво кивнул мистер Феликс.

— Мы надеялись получить награду, — вставил

Боб.

— Ну что же, вполне естественно. Да, их, должно быть, выкинули по ошибке. Они превосходно работают. И судя по обстоятельствам, по-видимому, могу сказать вам все, что знаю. Имя клиента, для которого я делал часы, — Клок.

— Клок? — удивленно переспросили Боб и Пит.

— Он называл себя А. Клок. Конечно, я всегда считал, что это шутка, поскольку время от времени он приносит мне различные часы в починку.

— Непохоже на настоящее имя, — задумчиво протянул Юпитер. — Но если он дал вам свой адрес, это не имеет значения. Мы все равно могли бы отправиться туда.

К сожалению, у меня только номер телефона. Позвоните ему.

Мистер Феликс нырнул за прилавок и, вытащив большую книгу для записей, перевернул несколько страниц.

А. Клок. Номер телефона…

И он продиктовал цифры, которые Боб, ведущий записи и протоколы, переписал в записную книжку.

— Не можете сказать нам что-нибудь еще, сэр? — спросил Юпитер.

Мистер Феликс покачал головой:

— Это все. Вероятно, я уже и так открыл слишком много. Ну, а теперь прошу извинить, у меня много работы. Время — деньги, юные джентльмены, и его нужно использовать с толком. До свидания.

Он поспешил прочь. Юпитер важно распрямил плечи.

— Ну что же, кое-чего мы добились. Осталось только позвонить по этому номеру. Я видел на углу телефонную будку.

— Что ты собираешься сказать? — спросил Пит, когда Юпитер вошел в будку.

— Применю обычную стратегию, чтобы раздобыть адрес, — ответил тот.

Боб и Пит протиснулись за ним, чтобы лучше слышать беседу. Первый Сыщик опустил монетку и набрал номер. Ответил женский голос.

— Добрый день, — поздоровался Юпитер басом, подделываясь под взрослого. Он вообще обладал неплохими актерскими способностями, которые часто и с пользой пускал в ход. — Последнее время у нас много жалоб на перекрестные помехи.

— Перекрестные помехи? Не понимаю, — удивилась женщина.

— Мы получаем много жалоб из вашего района на то, что люди не могут дозвониться или попадают не туда, — пояснил Юпитер. — Не могли бы вы сказать мне адрес, по которому живете? Это поможет проверить телефонную сеть.

— Адрес? Франклин-стрит, 309. Но не понимаю, каким…

— Все, что она хотела сказать дальше, заглушил дикий вопль, низкий, но такой громкий и страшный, словно кричал насмерть перепуганный великан. Мальчики подпрыгнули бы от неожиданности, будь в телефонной будке хоть немного места.

И телефон мгновенно замолчал.

4. Вопящий «дедушка»

— Это, должно быть, в квартале отсюда. Уортинг-тон, — сказал Юпитер, — езжайте помедленнее, а мы будем искать нужный номер.

— Прекрасно, мастер Джонс, — согласился Уор-тингтон и неспешно поехал по Франклин-стрит. Улица находилась в более старой части города, когда-то считалась фешенебельным районом, и дома, выстроившиеся по обеим сторонам, были хотя и большими, но довольно запущенными.

— Вот он! — воскликнул Пит.

Уортингтон остановил машину у обочины. Мальчики вышли и направились по дорожке, рассматривая здание. Занавески были спущены, а дом казался заброшенным. К переднему крыльцу вели две ступеньки. Мальчики поднялись на крыльцо, и Юпитер нажал кнопку звонка. Им пришлось долго ждать, но наконец дверь открылась. На пороге стояла женщина, не очень старая, но выглядевшая ужасно усталой и несчастной.

— Простите, — сказал Юпитер, — можем мы поговорить с мистером Клоком?

— Клоком? — недоуменно переспросила женщина. — Но здесь такой не живет.

— Возможно, это не настоящее имя, — пояснил Юпитер. — Но он интересуется часами. И живет здесь. По крайней мере, жил.

— Часами? Вы, должно быть, говорите о мистере Хедли. Но мистер Хедли…

— Ничего им не говори, — раздался внезапно чей-то голос. Вперед выступил черноволосый парнишка лет семнадцати и угрюмо уставился на сыщиков. — И вообще не стоит с ними разговаривать, ма. Закрой дверь. Какое они имеют право являться сюда и лезть с расспросами?

— Но, Гарри, — упрекнула женщина, — это невежливо. Они кажутся вполне порядочными мальчиками и ищут мистера Хедли. По крайней мере, мне кажется, что именно его.

— Это мистер Хедли так вопил несколько минут назад? — неожиданно поинтересовался Юпитер.

Мальчик окинул его разъяренным взглядом:

— Вот именно! Это его предсмертный вопль! А теперь вам лучше убраться отсюда, потому что нам нужно похоронить мистера Хедли.

И он захлопнул дверь прямо перед носами Сыщиков.

— Только послушайте! — воскликнул Пит. — Они кого-то прикончили и теперь спешат похоронить!

— Может, вызвать полицию? — предложил Боб.

— Пока не стоит, — покачал головой Юпитер. — Нужны новые факты. Стоило бы попробовать пробраться в дом.

— Силой? — спросил Боб. — Взломать дверь?

— Конечно нет. Нужно добиться, чтобы эти люди нас впустили. Я вижу, Гарри смотрит на нас сквозь окошечко около двери. Придется позвонить еще раз.

Он с силой прижал кнопку. Дверь мгновенно распахнулась.

— Я сказал, убирайтесь, — прокричал Гарри. — Не желаем, чтобы кто-то нас беспокоил!

— Но мы не собираемся никого беспокоить, — поспешно заверил Юпитер. — Мы ведем расследование и просим вас помочь. Вот наша визитная карточка.

Он вытащил одну из имевшихся у мальчиков карточек. Гарри внимательно осмотрел картонный прямоугольник. Там было написано:

ТРИ СЫЩИКА

Расследуем любые дела

? ? ?

Первый Сыщик …….. Юпитер Джонс

Второй Сыщик …….. Питер Креншоу

Протоколы и исследования …… Боб Эндрюс

— Для чего, спрашивается, эти вопросительные знаки? — ощерился Гарри. — Может, они означают, что вы сами не знаете, что делаете?

— Они означают неразгаданные тайны, нерешенные загадки, всяческие головоломки, — пояснил Юпитер. — А это наш девиз: «Мы расследуем все». Вот сейчас мы пытаемся понять, в чем секрет очень странных часов. Посмотри, вот они.

Он вытащил часы и вручил Гарри. Любопытство заставило мальчика присмотреться поближе.

— Но что в них такого таинственного? — фыркнул наконец он.

— Мы покажем, если позволишь нам воспользоваться розеткой, — пообещал Юпитер, выступая вперед, словно в полной уверенности, что Гарри их впустит. Тот отступил, и мальчики вошли в темный узкий коридор, в конце которого виднелась лестница, ведущая на второй этаж. Напротив стояли большие, напольные громко тикавшие, так называемые «дедушкины» часы, рядом с которыми находился столик с телефоном.

Боб и Пит растерянно озирались, пытаясь разглядеть тело таинственного мистера Хедли, но ничего не увидели. Юпитер заметил на стене, около часов, электрическую розетку.

Я вставляю штепсель, — объявил он, — а теперь завожу будильник, и — слушай!

Часы вновь завопили. От жуткого воя, эхом отозвавшегося в темном коридоре, по спине Пита и Боба поползли мурашки.

Ну вот, — сказал Юпитер, отсоединив будильник. Как, по-твоему, неужели эти таинственные часы не стоят того, чтобы потрудиться над разгадкой их секрета?

— Вовсе нет! — грубо бросил Гарри. — Всякий может заставить часы вопить! Послушай-ка!

Он сунул руку за напольные часы, вытащил электрический шнур и вставил штепсель в розетку. Волосы мальчиков поднялись дыбом от ужасающих звуков: низкий мужской голос внезапно сорвался на душераздирающий вопль и стал медленно затихать, словно его владелец валился вниз с крутого обрыва.

«Дедушкины» часы тоже вопили! Именно эти крики они, должно быть, слышали по телефону!

Из задней комнаты почти выбежала женщина.

— Гарри, ради Господа Бога… — начала она, но при виде Трех Сыщиков осеклась: — О, да ты их впустил? О чем только ты думаешь, Гарри? И что им здесь нужно?

— Они принесли вопящие часы, — пояснил Гарри, вытаскивая штепсель из розетки. — Маленькие, никогда их раньше не видел, но, должно быть, тоже принадлежат мистеру Хедли.

Он взял часы со стола и вручил матери. Та покачала головой:

— Нет, в жизни их не видела. Уверен, что мистер Хедли их заказывал?

— Конечно, ма, — кивнул Гарри. — Кому еще понадобилось бы делать так, чтобы часы вопили?

— Наверное, ты прав. Но откуда эти мальчики взяли их?

— Еще не знаю.

Голос Гарри по-прежнему был сердитым, но теперь в нем звучали более дружелюбные нотки.

— Они что-то вроде сыщиков, и, поскольку принесли часы мистера Хедли, я подумал, что заодно и узнаю, что им нужно.

Он открыл дверь и жестом велел мальчикам войти. Они очутились в просторной, отделанной панелями библиотеке. На стенах висели картины в рамах, а на другом конце стол большое зеркало, отражавшее всю обстановку, из-за чего комната казалась еще больше. От пола до потолка шли полки, на которых стояли сотни книг.

Но главное, что заметили мальчики, — часы. Здесь их было не меньше дюжины — некоторые стояли на полу, как те, что в коридоре, остальные — на полках и столах. И все казались старыми и ценными. Очевидно, часы были электрическими, поскольку не тикали, — а тихо жужжали.

— Видите эти часы? — заявил Гарри. — Так вот, я вам кое-что скажу. Все они вопят.

5. Комната часов

Комната вопила.

Сначала раздался высокий пронзительный плач испуганного ребенка. Потом — громовые раскаты гневного голоса разъяренного мужчины, сменившиеся диким звериным воем раненой пантеры. И тут со всех сторон раздались визг, вопли, крики, вой, рев, мычание и звериный рык, сливаясь в ужасающие звуки, в жизни не слышанные раньше мальчиками. Они молча сидели на диване, прижавшись друг к другу, дрожа от ледяного озноба, и слушали.

Гарри сидел за столом, нажимая на переключатели и заставляя комнату вопить. Теперь Трем Сыщикам стало ясно, что все часы снабжены специальными устройствами, возможно такими же, как в их будильнике, а Гарри заставлял их вопить поодиночке и хором с легкостью человека, давно привыкшего к подобным вещам.

Он широко улыбался друзьям, наслаждаясь их изумлением, и наконец, выключив все часы, погрузил комнату в тишину.

— Бьюсь об заклад, вы раньше ничего подобного не слышали, — объявил он. — Надеюсь, теперь понимаете, почему ваши часы для меня ничего не значат. Я привык к воплям!

— Эта комната звуконепроницаемая? — поинтересовался Юпитер. — Если нет, тогда соседи наверняка уже успели вызвать полицию.

— Конечно звуконепроницаемая, — высокомерно бросил Гарри. — Это вопящая комната мистера Хедли. Он частенько сиживал здесь ночами и слушал, как вопят часы. И даже научил меня, как это делается, перед тем, как… ну, в общем, научил.

— С мистером Хедли что-то случилось? — спросил Юпитер.

— Нет, конечно нет! С чего бы?! — взвился Гарри.

— Ты начал говорить «перед тем, как»… и тут же осекся. Мне показалось, ты собирался рассказать, как с ним случилось что-то.

— Он просто уехал, вот и все! И в любом случае, тебе-то какое дело!

— Мы начали расследовать тайну вопящих часов, — пояснил Юпитер. — И теперь набрели на целый склад вопящих часов. Мне кажется, что мрак все сгущается и загадка становится все более запутанной. Кому понадобилось вставлять подобные устройства в часы, чтобы они орали словно раненые двери и люди? Просто бессмыслица какая-то.

— И не говори, — согласился Пит. — Он, наверное, тронулся! Никогда не слышал ничего подобного!

— У мистера Хедли было хобби такое, — защищаясь, пояснил Гарри. — Ведь в этом необязательно должен быть смысл. Он хотел иметь хобби, которого ни у кого больше нет, вот и собирал вопящие часы. А у вас какое хобби? — почти накинулся он на Юпитера.

— Разгадывать тайны. Вроде этой!

— Говорю же вам, никакой тайны здесь нет!

— Может, и нет, но что-то тебя все же тревожит. Ведешь себя так, словно ненавидишь всех на свете. Почему не рассказать нам все, как есть на самом деле? Может, мы и сумели бы помочь.

И чем вы могли бы помочь? — вскинулся Гарри. То есть, все ты врешь, ничего меня не беспокоит. Кроме, разве, вас! С чего это вы ко мне пристали, парни? И почему бы вам не убраться и не оставить меня в покое?

Подбежав к двери, Гарри распахнул ее:

— Выход здесь! И не вздумайте вернуться …ой! Он неожиданно снова осекся. Парадная дверь дома

открылась, и порог переступил мужчина, не слишком высокого роста, но настолько широкоплечий, что казался почти квадратным. Мельком взглянув на Гарри, он, свирепо хмурясь, уставился на мальчиков.

— Что это еще такое, Гарри? — рявкнул он. — Приводишь приятелей в дом, чтобы играть, шуметь, и действовать мне на нервы? Ты знаешь, мне необходим абсолютный покой.

— Мы не шумим, мистер Джитерс, — угрюмо пробормотал Гарри, — так или иначе, это звуконепроницаемая комната.

Огромный мужчина смерил Боба, Юна и Пита оценивающим взглядом, словно запоминая их лица.

— Придется мне потолковать с твоей матерью, — пообещал он, направляясь наверх.

— Что он имеет против твоих друзей, и почему тебе никого нельзя приводить? — недоуменно пожал плечами Боб.

— Ведь это же твой дом, не так ли?

— Нет, мистера Хедли, — покачал головой Гарри. — Ма здесь всего лишь экономка. Мы живем здесь с того дня, как уехал мистер Хедли, и сдали верхний этаж мистеру Джитерсу, потому что должны иметь деньги на содержание дома. Ну а теперь вам лучше уйти. И так уже натворили кучу бед!

— Ладно, — кивнул Юпитер. — Боб, Пит, пойдем! Спасибо за то, что показал нам другие вопящие часы, Гарри.

Он направился в прихожую, взял свои вопящие часы с телефонного столика, сунул в сумку на молнии, и все трое направились к тому месту, где Уортин-гтон припарковал машину.

— Что ж, пока мы не очень-то продвинулись в этом расследовании, — проворчал Пит, пока они садились в машину. — По-моему, любой человек имеет право собирать вопящие часы, если хочет. Вот и конец твоей тайне, Юпитер.

— По-видимому, — согласился Юпитер и попросил водителя: — Уортингтон, поскольку машина в нашем распоряжении на целый день, нельзя ли подвезти нас к дому мистера Себастьяна? Думаю, наши часы его заинтересуют.

— Конечно, мистер Юпитер, — согласился Уортингтон и завел мотор.

— Погодите минуту, Уортингтон, — внезапно попросил Боб.

По дорожке, ведущей от дома, мчался Гарри Смит. Пит опустил заднее окошко, и Гарри, тяжело дыша, сунул голову внутрь.

— Хорошо, что успел догнать вас, — пробормотал он. — Я все решил. Вы сыщики и, может, в самом деле сумеете помочь. Мой па попал в тюрьму за преступление, которого не совершал, и я хочу, чтобы вы помогли мне доказать, что он невиновен.

6. Тайна становится все запутаннее

— Садись в машину, Гарри, и расскажи обо всем подробно, — велел Юпитер. — Тогда мы поймем, сможем ли помочь тебе…

Гарри втиснулся на заднее сиденье. Его история не заняла много времени. Года три назад его семья переехала в дом мистера Хедли. За маленькую квартиру и небольшое жалованье мать Гарри выполняла обязанности домоправительницы у мистера Хедли, который не был женат. Отец Гарри был страховым агентом, который открыл собственное дело и начал зарабатывать неплохие деньги. Но полгода назад в доме богатого бизнесмена, недалеко отсюда, в Беверли Хиллз, случилось ограбление. Три очень дорогих современных полотна были вырезаны из рам вором, который либо сумел проникнуть в дом через маленькое окошечко, либо имел второй ключ от парадной двери.

Полиция узнала, что Ролф Смит, отец Гарри, приходил в дом, из которого украли картины, всего недели две назад и пытался продать владельцу сраховой полис. Конечно, он видел картины, но заявил, что ничего не понимает в искусстве и не знал, насколько они ценны.

Однако полицейские не поверили ему и обыскали жилище Смитов. R кухне, под линолеумом, они отыскали украденные картины. Отец Гарри был арестован, признан виновным и осужден на пять лет. Это произошло три месяца назад. Отец Гарри до самого конца так и не признался, утверждая, что не совершал кражи и не имеет ни малейшего понятия, откуда взялись эти картины. Однако присяжные посчитали его виновным.

— Но он не делал этого! — закончил Гарри. — Мой па не преступник. Будь все иначе, мама и я знали бы! Но полицейские считают, что именно он украл множество художественных ценностей за последние десять лет, и все потому, что, как страховой агент, часто по вечерам обходил дома, пытаясь продать людям полисы. Поэтому я и хочу нанять вас помочь мне. Конечно, много денег я дать не могу, потому что на моем счете только пятнадцать долларов, но они ваши, если сумеете сделать что-то для моего отца.

Юпитер часто заморгал, обдумывая предложение, Боб и Пит старались не выказать своих чувств. Оба считали, что полиция, прежде чем послать кого-то в тюрьму, должна быть твердо убеждена в его виновности.

— Случай очень сложный, Гарри, — наконец объявил Юпитер. — Видно по всему, работы здесь очень много!

— Будь это легко, я не нуждался бы в сыщиках! — вспыхнул Гарри. — В визитных карточках сказано, что вы сыщики! Ну, посмотрим, сумеете ли вы это доказать! Проведите расследование!

Юпитер ущипнул себя за нижнюю губу, что всегда приводило в действие его мыслительные способности.

— Пожалуй, над этим можно подумать, — согласился он. — Но если твой отец не крал картины, как они попали под линолеум на вашей кухне?

— Не знаю, — жалко пробормотал Гарри. — У мистера Хедли всегда было много посетителей, которые приходили и уходили, так что, может быть, один из них спрятал картины в нашей квартире. Или кто-то, желавший отомстить за что-то отцу, проник в дом ночью и спрятал картины так, чтобы их легко можно было найти.

Разве черный ход у вас не закрыт? — спросил Боб.

— Да, но это старый дом, и замки тоже старые. Их легко открыть. Мы никогда не задумывались над этим, потому что в нашей квартирке не было ничего ценного.

— Хм-м-м, — протянул Юпитер, продолжая теребить нижнюю губу. — Интересно, что картины сунули под линолеум на кухне — первое место, куда сунулся бы каждый, кто проник через черный ход. Легко было спрятать их именно там и удалиться без лишнего шума.

— Неплохая мысль, Юп, — объявил Пит. — Готов держать пари, именно так все и случилось.

— Что, если сам мистер Хедли украл их и спрятал на кухне? — вмешался Боб.

— Полиция его не заподозрила? — спросил Юпитер.

Гарри покачал головой:

— Мистер Хедли не сделал бы ничего подобного. Он нас любил. И кроме того, в ночь, когда украли картины, был дома.

— Да, в таком случае ты прав, — признал Юпитер. — Однако в любом случае чувствую, что здесь что-то не так.

— Что именно?

— Мы начинаем расследование тайны вопящих часов и узнаем, что когда-то они принадлежали человеку, у которого было странное хобби — вставлять в часы устройства, заставляющие их вопить. Кроме того, оказалось, что часы привели нас к новой загадке — кто-то украл ценные полотна и спрятал так, чтобы во всем обвинили отца Гарри и отправили в тюрьму на пять лет. Странно, как одна тайна иногда может привести к другой… разве что между ними есть какая-то связь.

— Но как такое может случиться? — спросил Пит.

— Не имею ни малейшего представления, — объявил Юпитер. — Однако, Гарри, я бы хотел узнать все что можно о мистере Хедли. Боб, записывай.

По правде говоря, Гарри и сам не слишком много знал. Мистер Хедли, толстенький жизнерадостный коротышка, по-видимому, имел много денег, и, насколько им стало известно, унаследовал их от кого-то несколько лет назад. Судя по часто навещавшим его приятелям, мистер Хедли когда-то был актером, потому что многие из них явно принадлежали к театральному миру. Однако он никогда не говорил о прошлом.

Мистер Хедли, выступая свидетелем, когда судили отца Гарри, заявил, что верит в невиновность мистера Смита, и, казалось, очень расстроился, когда вынесли приговор. Однако почти сразу же после того, как отец Гарри оказался в тюрьме, мистер Хедли объявил, что отправляется за границу поправить расстроенное здоровье и попросил миссис Смит позаботиться о доме.

Он уехал, взяв с собой два чемодана, и с тех пор никто ничего о нем не слышал. Несколько раз заходили его приятели, но постепенно все забыли дорогу в этот дом. Наконец деньги, оставленные мистером Хедли, кончились, и как раз в это время явился мистер Джитерс и попросил сдать ему верхний этаж. Миссис Смит согласилась. Новый жилец ясно дал понять, что желает полного покоя и тишины, и настоятельно требовал соблюдать его условия.

— Вот и все, — вздохнул Гарри. — Больше мне ничего не известно. Не очень-то много, полагаю, — мрачно заключил он. — Видно, вы не сможете помочь отцу. Да и никто не сможет. Извините за то, что вел себя так враждебно. Когда вы позвонили, я включил сразу половину часов, чтобы не дать матери говорить с вами. Думал, что это репортеры или что-то в этом роде. Просто… ну… на душе паршиво из-за всего этого.

— Понимаем, — кивнул Юпитер. — И подумаем над твоей проблемой. Дадим тебе знать, если что-нибудь сообразим.

Они попрощались с Гарри, и, когда тот вышел из машины, Уортингтон снова включил двигатель.

— Куда теперь, мистер Юпитер? — осведомился он. — Домой?

Юпитер, погруженный в глубокую задумчивость, покачал головой.

— Мы хотели отправиться к мистеру Себастьяну, — сказал он. — Если мистер Хедли был когда-то актером, может, мистер Себастьян слышал о нем — последнее время он пишет киносценарии. Отвезите нас к нему, Уортингтон.

— Прекрасно, сэр.

Водитель-англичанин отвез их в дом мистера Себастьяна в горах Санта-Моника. Гектор Себастьян, бывший частный детектив, начал писать детективные романы, когда полученная рана не позволила ему вернуться к прежней работе. Вскоре он, однако, переключился на киносценарии и переехал в заброшенный ресторан около Малибу. Помимо этого мистер Себастьян стал наставником мальчиков и писал предисловия к отчетам о расследованных делах.

Несколько минут спустя друзья уже расселись вокруг стола писателя в его просторной гостиной.

— Ну, мальчики, — .начал мистер Себастьян, — что привело вас сюда? Новое дело?

— Совершенно верно, — кивнул Юпитер. — И хотя сейчас все кажется крайне запутанным, и я не уверен, чем все это кончится… Видите ли, мы начали расследовать вопящие часы, и…

— Вопящий Клок? — с удивлением перебил мистер Себастьян. — Но что с ним случилось? Я слышал о нем множество безумных историй.

7. Часы украдены

— С ним?! — удивленно воскликнул Юпитер. — Хотите сказать, что на свете действительно существует человек, прозванный «Вопящий Клок»?

— Это его псевдоним, — пояснил мистер Себастьян. — Настоящая легенда в мире кино. Его подлинное имя — Алберт Клок, а люди в шутку прозвали его Вопящий Клок. Видите ли, вопить — это его профессия.

Чем больше мистер Себастьян рассказывал им, тем , больше недоумевали мальчики.

— Вопить? — переспросил Юпитер. — Не уверен, будто понимаю, что это означает.

— Воплями он зарабатывал на жизнь, — улыбнулся мистер Себастьян. — Мне рассказывали, что на него был огромный спрос, когда на радио были популярны спектакли по детективным романам. Поверите, в одно время по радио передавали до тридцати пяти таких программ в неделю. Вы, парни, слишком молоды, чтобы помнить, но они были по-настоящему интересны. И в таких спектаклях жертвы часто кричали. Эти вопли подогревали интерес слушателей. Вы возможно, думаете, что любой актер способен закричать, если возникнет необходимость, и при этом правы. Но для по-настоящему профессиональных воплей режиссер нанимал специалиста. Кого-нибудь, в роде Алберта Клока. Думаю, он был лучшим крикуном во всем бизнесе.

Он обладал огромным талантом. Мог изобразить ребенка, вопли женщины, мужчины и даже различных зверей. И гордился, что может делать это лучше кого бы то ни было. Но конечно, радиоспектакли постепенно сошли на нет с появлением телевидения, так что профессия Клока стала никому не нужной. Я читал рассказ о нем в местной газете года два тому назад, но с тех пор ничего больше не слышал. А вы, кажется, пытаетесь узнать о нем побольше?

— Я сам не знал этого, но теперь, думаю, вы правы, — кивнул Юпитер. — Правда, мы начинали расследование с настоящих чаеов.

Он вынул будильник из сумки и протянул мистеру Себастьяну. Тот с интересом осмотрел их.

— Да, действительно, — сказал он. — Думаю, что именно Берт Клок велел вставить в них это устройство. В конце концов, кому это надо, кроме человека, прозвище которого «Вопящий Клок»? Видно, ему это нравилось.

Юпитер рассказал о комнате, полной вопящих часов, упомянул о мистере Хедли и аресте отца Гарри. Мистер Себастьян задумчиво покачал головой:

— Странно, Хедли действительно по описанию походит на Берта Клока. В газете помещены его фотографии, и он действительно коротышка, как и мистер Хедли. Кроме того, со времени выхода статьи он мог потолстеть. Да… и потом, в заметке говорилось, что он получил наследство. Повезло ему, потому что к этому времени на радио совсем не стало работы. Так чт» легко поверить, будто именно он велел вставить в часы устройства, способные воспроизводить все вопли, в которых Клок был таким специалистом. Это напоминало бы ему о прежнем занятии и развлекало бы приятелей. Но никак не пойму, почему он сменил имя.

— А он вообще-то интересовался искусством, мистер Себастьян? — спросил Боб.

— Насколько я знаю, нет. Хотя многие актеры — настоящие коллекционеры. Собственно говоря, здесь, в Голливуде, знаменитые актеры, продюсеры и режиссеры владеют удивительно большим количеством

ценных предметов искусства. Но никогда не слышал, чтобы и Берт Клок был коллекционером.

— Благодарю вас.

Юпитер встал, и остальные последовали его примеру.

— Вы рассказали нам много такого, над чем стоит задуматься. Мистер Клок, одновременно ставший мистером Хедли… довольно странно. И я еще не знаю, каким образом в общую картину вписывается арест отца Гарри. Если чего-то сумеем добиться, я дам вам знать.

Они распрощались, и Уортингтон отвез мальчиков в Роки-Бич, к Складу Подержанных Вещей Джонсов. Там друзья вышли и в глубокой задумчивости направились к высоким железным воротам, окружавшим склад и контору. Не успели они очутиться внутри, как из-за груды досок выступил мужчина.

— Эй, мальчишки! — окликнул он. — Вы помните меня, так ведь?

Это оказался мистер Джитерс, которого они видели всего час — полтора назад в доме Гарри Смита.

— У вас есть часы, — проворчал он. — В этой сумке. Они принадлежат мне.

Он неожиданно бросился на них и выхватил сумку из рук Юпитера.

— Так вот, — повторил он, — это мои часы. Теперь они у меня, а значит, любой закон признает, что именно я — их владелец.

— Вы не имеете права! — заорал Пит и клубком бросился на землю, пытаясь сбить с ног мистера Джитерса, Боб и Юпитер не могли оставить друга без помощи, и Юп схватил за руку мужчину, пока Боб пытался отнять у него сумку.

Мистер Джитерс, однако, оказался на удивление сильным. Он смахнул с себя Боба и Юпа, словно букашек, и, вцепившись в воротник рубашки Пита, отбросил мальчика в грязь.

Попробуй еще дотронуться до меня, и тебе не поздоровится.

В этот момент Ганс, один из работников мистера Джонса, здоровенный баварец, опустил огромную ручищу на плечо мистера Джитерса.

— Думаю, вам лучше отдать Юпу его сумку, мистер, — сказал он.

— Ах ты чертов болван! — прорычал мистер Джитерс, — отпусти меня!

Он размахнулся, целясь в челюсть Гансу, но тот смог увернуться. Во время драки Джитерс уронил сумку, Пит поспешно наклонился, подобрал ее и ретировался на безопасное расстояние, а противники, пыхтя и отдуваясь, пытались повалить друг друга.

Ганс вышел победителем. Вцепившись в Джитерса, парень поднял его высоко в воздухе словно напроказившего мальчишку.

— Что с ним сделать, Юп? — спокойно осведомился Ганс. — Подержать этого типа, пока ты вызовешь полицию?

— Пожалуй, не стоит, — отозвался Юп, лихорадочно соображая, что предпринять. Вряд ли полиция воспримет всерьез сообщение о попытке кражи ничего не стоящих часов, а если и воспримет, захочет оставить будильник у себя в качестве улики, — Юп теперь еще больше, чем раньше, хотел расследовать тайну, связанную с ним.

— Поставь мистера Джитерса на землю, и пусть убирается, — отозвался он. — Главное, мы вернули часы.

— Ладно, — нерешительно протянул Ганс и, разжав руки, позволил врагу свалиться мешком на землю.

Мистер Джитерс с трудом поднялся и стряхнул песок с одежды:

— Вы еще об этом пожалеете! Всю жизнь будете проклинать ту минуту, когда увидели часы!

И с этими словами устремился к выходу.

8. Кто такой Рекс?

— Начинаем совещание! — объявил Юпитер Джонс, постучав по письменному столу. Остальные трое мальчиков мгновенно стихли. Все четверо сидели в крошечном, скрытом от посторонних глаз трейлере, служившем штаб-квартирой. Только вчера они обнаружили в коробке вопящие часы, которые потом попытался похитить мистер Джитерс. С этой минуты дел у них было полно, и теперь все собрались, чтобы определить, удалось ли хоть немного продвинуться в расследовании.

Этим утром Юпитер позвонил и вызвал Гарри Смита. Он смог быстро добраться до Склада Подержанных Вещей, так как недавно получил права и ездил на старой машине отца.

— Боб, твой отчет — первый, — велел Юпитер. Боб оказался занят больше остальных, поскольку утром успел съездить в Лос-Анджелес с отцом, очеркистом известной лос-анджелесской газеты. Тот познакомил сына с заведующим архивом, или, как его называли на газетном жаргоне, «моргом». Здесь стояли сотни картотечных ящиков, содержащих вырезки всех статей, расставленные по темам и по именам героев.

Бобу было дано задание сначала разузнать все, что возможно, об отце Гарри, Ролфе Смите, и его судебном процессе, а потом об А. Клоке или мистере Хедли, а кроме того, о кражах произведений искусства.

Боб вооружился грудой заметок. Он получил досрочно много сведений, но постарался изложить их по-возможности более кратко. О суде над Ролфом Смитом было почти нечего сказать, кроме того, что они уже знали. Улики были косвенными, но достаточно вескими, чтобы убедить полицию в виновности мистера Смита. Они пытались заставить мистера Смита признать, что именно он был грабителем, совершавшим кражи произведений искусства в Голливуде и Лос-Анджелесе в течение последних десяти лет.

— Некоторые грабежи совершались, пока вы все еще жили в Сан-Франциско, верно, Гарри? — спросил Боб.

— Ну да. Мы переехали в Голливуд всего лет шесть назад, — ответил Гарри. — Поэтому па уж точно ни в чем не виноват. Он просто не мог быть замешан в первых грабежах.

— Если виновны одни и те же люди, тогда, конечно, не мог, — поправил Юпитер. — Расскажи о серии краж, связанных с произведениями искусства в этом городе, Боб.

Тот объяснил, что за последние десять лет произошло не менее двенадцати похищений ценных картин, приблизительно по одному в год. Как сказал мистер Себастьян, многие богатые киноактеры, режиссеры и продюсеры коллекционировали картины, причем некоторые полотна имели исключительную ценность. Естественно, их не охраняли так хорошо, как картины в музеях.Во всех случаях воры проникали через окна или подобрав ключи к дверям и потом бесследно исчезали.

— Полиция считала, что эти картины продавались богатым южноамериканским коллекционерам, которые держали их в личных коллекциях, скрывая от посторонних глаз, для собственного удовольствия, — продолжал Боб. — Ценные картины известны во всем мире, так что законным путем их нельзя продать. Только люди, знающие, что никогда никому не покажут их, могут покупать краденое.

— И ни одна картина так и не была возвращена? — спросил Юпитер.

— Ни одна. Кроме тех трех, найденных в доме Гарри, — ответил Боб и продолжал рассказывать о самом крупном похищении, совершенном два года назад. Тогда много известных холстов было временно отдано в художественную галерею на выставку. Но перед самым открытием воры взломали дверь и украли пять полотен общей стоимостью в полмиллиона долларов.

— Однако это еще не рекорд, — добавил Боб. — Совсем недавно кто-то выломал дверную панель в английском музее и похитил пять картин стоимостью от четырех до восьми миллионов долларов. Позже их разыскали, но рекорд остается непревзойденным.

— Вот это да! — воскликнул Пит. — Такие денежки за картины!

— Верно, — согласился Боб. — Так или иначе, множество очень дорогих предметов искусства было украдено в этом городе, причем так ловко, что полиция была совершенно сбита с толку. Очевидно, они уверены, что отец Гарри участвовал в большинстве краж, но не появись он в доме владельца картин за несколько дней до ограбления, чтобы продать страховой полис…

— Минутку! — гневно взорвался Гарри. — Я же сказал, что отец не делал этого! Если говорите это лишь потому, что отец продавал страховку и бывал во многих богатых домах…

— Полегче, Гарри, — спокойно вмешался Юпитер. — Мы не верим, что твой отец виноват. Вопрос о том, как картины вообще попали под линолеум, в вашу кухню. Это действительно тайна. Еще одна из многих. Первая — кто украл картины? Вторая — как они оказались там, где их нашли? Третья — почему мистер Хедли или мистер Клок, как его по-настоящему зовут, так внезапно отправляется в путешествие и исчезает? Четвертая — откуда появились часы и что все это означает?

Он коснулся часов, стоящих на письменном столе.

— Этот будильник, несомненно, скрывает какую-то загадку, — решил Юп. — Не зря мистер Джитерс так старался его заполучить. Чем-то они очень важны для него.

— Простите за то, что сказал мистеру Джитерсу о вас и часах, — извинился Гарри. — Но после вашего ухода он стал задавать вопросы о вас… и испугал мать. Поэтому я и объяснил, что вы пришли расспросить о случайно найденных вопящих часах мистера Хедли, и он сразу как с цепи сорвался. Выхватил у меня вашу карточку и вылетел из дома.

— К счастью, Ганс вовремя очутился рядом, чтобы помочь нам, — вмешался Юпитер. — Скажи, Гарри, не было ли чего подозрительного в поведении мистера Джитерса, пока он жил в вашем доме?

— Бродит по ночам по всем комнатам! — выпалил Гарри. — Врет, будто писатель, и поэтому не может спать. Однажды я слышал, как он выстукивал стены, будто что-то искал.

— Угу…

Юпитер задумчиво потянул за нижнюю губу.

— У меня идея, но могу и ошибаться. Давайте перейдем к делу. Не знаю, как мы сможем раскрыть эти грабежи, если полиция ничего не сумела сделать. Зато, скорее всего, способны разрешить загадку вопящих часов. Откуда они? Вот пока самое главное.

— Но что хорошего это может дать отцу? — взорвался Гарри. — Он в тюрьме, а вы здесь бегаете с какими-то старыми часами!

— Нужно же с чего-то начинать, — пояснил Юпитер. — Перед нами не одна тайна, и, думаю, часы каким-то образом являются связующим звеном между ними!

— Ну ладно, — проворчал Гарри. — Но как можно проследить путь часов, выброшенных в мусор?

— У нас есть записка, приклеенная к низу будильника, — пояснил Юпитер, и, открыв потайной ящик в столе, которым пользовался для хранения маленьких предметов, вынул клочок бумаги, найденный вместе с часами, и начал читать вслух:

«Дорогой Рекс!

Спроси Имоджин.

Спроси Джералда.

Спроси Марту.

Потом действуй! Результат поразит даже тебя».

— Я по-прежнему хочу знать, кто все эти люди! — заявил Пит. — Как мы можем разыскать их, о чем спросим, если найдем?

— Не спешите, — ответил Юпитер, — один шаг за другим, а там все станет ясным. По-видимому, записка адресована Рексу. Поэтому можно вывести заключение, что часы, к которым она была приклеена, были посланы Рексу. Давайте разыщем Рекса.

— Как говорит Пит, каким образом? — вставил Боб.

— Мы должны быть логичными, — начал Юпитер. — Рекс, скорее всего, друг мистера Клока или мистера Хедли, давайте для ясноети пменовать его мистером Клоком. Так или иначе, Рекс, видимо близкий знакомый, поскольку к нему обращаются по имени. Гарри, ты принес адресную книгу мистера Клока?

— Я не смог ее найти, — впервые проявил некоторую заинтересованность Гарри. — Но отыскал засунутый в ящик стола список людей, которым он обычно посылал рождественские поздравления.

Гарри вытащил сложенный листок бумаги. Юпитер развернул его.

— Прекрасно, — кивнул он. — Друзья мистера Клока должны быть в этом списке. Здесь около сотни имен и адресов, напечатанных на машинке. Сначала нужно обнаружить Рекса.

— Я вижу Имоджин, двух Джералдов и три Марты. Но никакого Рекса, — сказал Боб.

— Ты прав, ни одного Рекса, — подтвердил Юпитер.

— Минуту, минуту! — взорвался Боб. — Взгляните, вот один — Уолтер Кинг!

— И что же? — удивился Пит.

— Кинг по латыни «король», — пояснил Боб. — Это может быть прозвище мужчины с фамилией Кинг;

— А по мне, это звучит, скорее, как собачья кличка, — пробормотал Гарри. Но Юпитер уже записывал на карточке имя и адрес Уолтера Кинга.

— Превосходный дедуктивный вывод, Боб, — похвалил он. — Это. единственная зацепка, которая может привести нас к разгадке тайны, так что выбирать не приходится. Ну а теперь посмотрим, как можно отыскать Имоджин, Джералда и Марту. Вот, мисс Имоджин Тейлор, живущая в северной части Голливуда. Есть два Джералда, обитают недалеко от Пасадены, и три Марты, адреса которых рассеяны по всему городу. Нас четверо, так что предлагаю разбиться на две команды. В одной Боб и Гарри, поскольку у Гарри есть машина, а в другой — я и Пит, и нужно срочно позвонить мистеру Джилберту в Агентство по Прокату Автомобилей и попросить «роллс-ройс». Мы встретимся со всеми этими людьми, посмотрим, что сможем узнать, и соберемся здесь в конце дня. Боб, ты берешь на себя мистера Кинга и мисс Имоджин, раз уж они оба живут поблизости друг от друга, а Пит и я поедем к остальным.

— Но о чем их спрашивать? — оосведомился Боб.

— Узнай у мистера Кинга, не посылал ли ему мистер Клок часы, и, если да, заметил ли он приклеенную к ним записку, — объяснил Юпитер. — И почему он их выбросил. Тебе лучше захватить с собой будильник, чтобы показать мистеру Кингу на случай, если он забыл о посылке.

— Верно, — кивнул Боб. — А что сказать мисс Имоджин?

— Ну… можешь спросить, оставлял ли мистер Клок у нее какие-нибудь письма. Может, понадобится и ей показать часы, чтобы убедить, что эти письма предназначены тебе.

— Хорошо, но что, если часы будут нужны и тебе, чтобы предъявить Джералду и Марте?

— Я захвачу часы, как две капли воды похожие на оригинал, — пояснил Юпитер. — Скорее всего, нам придется лишь упомянуть о них, но не показывать. Однако у нас на складе полно старых часов, которые выглядят совсем как будильник мистера Клока. Ну, все понятно? Если вопросов нет, предлагаю начать. Боб и Гарри, вы можете ехать сейчас же. Питу и мне придется подождать Уортингтона.

— Погодите минуту! — неожиданно воскликнул Пит. — Юп, ты упустил из виду кое-что очень важное. Мы не можем начать прямо сейчас.

Юпитер удивленно взглянул.

— Почему нет? — пролепетал он.

— Потому что, — объявил Пит с совершенно серьезным лицом, — пора обедать.

9. Новая тайна

— По-моему, мы почти приехали, — сообщил Боб, разглядывая номера улиц, пока Гарри медленно вел старую машину отца по богатому району Северного Голливуда. — Да, вот и дом мистера Кинга.

Гарри остновил автомобиль, и мальчики вышли.

— Жить здесь стоит немалых денежек, — заметил Гарри, пока они шли к дому по извилистой, выложенной камнями дорожке.

Боб кивнул. Он нес сумку на молнии, в которой лежали вопящие часы. Интересно, смогут ли они обнаружить, действительно ли часы попали на склад из этого дома, в дверь которого он сейчас звонил.

Дверь распахнулась. На пороге стояла женщина, немолодая и явно чем-то расстроенная.

— Да? Что вам нужно? — спросила она. — Если собираете пожертвования в пользу бойскаутов, я уже сделала вклад.

— Нет, мэм, — вежливо ответил Боб. — Я хоте бы поговорить с мистером Кингом, если можно.

— Нет, нельзя. Он болен. И вот уже несколько I месяцев находится в больнице.

— Очень печально слышать это, — кивнул Боб, лихорадочно соображая, что делать. Если мистер Кинг в больнице, вряд ли он мог выбросить часы. Но Боб знал, что Юпитер бы наверняка не сдался, | не попытавшись сделать что-то, поэтому задал еще один вопрос:

— Прозвище мистера Кинга — Рекс, мэм? Женщина уставилась на мальчика. Боб был безупречно вежлив и выглядел достаточно прилично, иначе, похоже, она захлопнула бы дверь перед самым его носом.

— Да. Но зачем, спрашивается, вам это знать? Затеяли какую-то игру?

— О нет, никакой игры, — поспешно заверил Боб. — Мы расследуем тайну часов, миссис Кинг. Сейчас покажу.

Он вынул будильник из сумки и протянул женщине.

— Скажите, вы нигде не могли видеть их раньше? Губы миссис Кинг рассерженно поджались.

— Эти ужасные часы! — вскричала' она. — Попробуйте только послать подобную гадость моему мужу, да еще когда он так болен! Если бы он услышал этот ужасный вой, наверняка бы ему стало гораздо хуже! Какие отвратительные звуки!

Боб и Гарри быстро переглянулись. Так, значит, они все-таки попали, куда нужно!

— Значит, мистер Клок послал их мистеру Кингу? — настаивал Боб.

— Этот омерзительный тип, Берт Клок! — негодующе продолжала миссис Кинг. — Послать такую вещь ничего не подозревающему человеку! И все только потому, что они работали вместе много лет назад, когда муж писал сценарии детективных радиоспектаклей. А я-то спокойно включила их в сеть и завела будильник, а когда они издали этот душераздирающий вопль, едва не умерла от сердечного приступа! Я, конечно, сразу выбросила их в мусорный ящик и выставила на улицу, чтобы мусорщик подобрал. Где это, спрашивается, вы их добыли?

— Мусорщик продал их моему другу, — пояснил Боб. — А вы не заметили записки, приклеенной внизу?

— Записки? — нахмурилась женщина. — Не видела я никакой записки. Правда, я отделалась от этой пакости в тот же самый день. К ним было приложено короткое письмо от Берта Клока, но я его выбросила.

— Не могли бы вы вспомнить, что в нем было написано? — спросил Боб. — Это очень важно.

— Что написано? Да что-то насчет того, будто, если муж послушает будильник и как следует подумает, это, скорее всего, поможет вернуть ему утерянную удачу и принесет много денег. Всякая чушь. По-моему, со стороны Берта Клока просто неприлично сыграть подобную шутку с моим мужем, особенно когда он болен и не работает и так беспокоится об оплате счетов. Когда-то они были очень хорошими друзьями. Не знаю, почему Берту Клоку вздумалось пугать нас до полусмерти своими ужасными воплями.

Она замолчала и снова нахмурилась: — Да, но почему вам нужно все это знать? И почему вы интересуетесь этими часами?

— Пытаемся узнать о них все, что можно, — пояснил Боб. — Мистер Клок… ну, он исчез, и мы считаем, что часы могут стать уликой или чем-то в этом роде. Вы не заметили, откуда были посланы часы?

— Нет… но это странно. Берт Клок исчез? Интересно, почему бы… о, простите, звонит телефон. Я рассказала все, что знаю, мальчики. До свидания.

Дверь закрылась. Боб обернулся к Гарри:

— Видишь, как ведется расследование, Гарри? Мы уже довольно много узнали. Не понимаю, правда, что все это означает, но даже без Юпа могу сказать, что мистер Клок послал часы мистеру Кингу по какой-то веской причине. Только мистер Кинг ничего не получал. Он лежал в больнице, а жена выбросила часы. Может, мистер Кинг и знал, что все это означает, но его мы увидеть не сможем, значит, обо всем приходится догадываться самим.

— Черт! — пробормотал Гарри, захваченный атмосферой расследования. — Теперь давай попробуем разыскать мисс Имоджин Тейлор. Интересно, что она сможет нам сказать?

Как выяснилось, мисс Тейлор сама не очень-то много знала. Она оказалась маленькой, похожей на птичку, женщиной, живущей в крохотном домике на Вудленд Хиллз, в нескольких милях от Северного Голливуда. Небольшой коттедж был почти скрыт кустами и банановыми деревьями, и мисс Тейлор со своими седыми волосами, щебечущим голоском и очками в золотой оправе выглядела так, словно вышла из волшебной сказки.

Она пригласила мальчиков в гостиную, настолько заваленную газетами, журналами и диванными подушками, что, похоже, хозяйка сама не смогла бы что-то разыскать, если бы понадобилось. Но, услышав вопрос Боба о мистере Клоке и записке, она подняла очки на лоб и начала рыться на письменном столе, не прекращая что-то непрерывно чирикать.

— Господи Боже мой! — вздохнула она. — Кто-то действительно пришел за письмом. Я думала, это просто шутка, один из розыгрышей Берта Клока. В этом ему на студии равных не было. Я имею в виду радиостудию. Тогда мы играли в радиоспектаклях, но после этого я потеряла его из вида. До тех пор, пока не пришло письмо с запиской в конверте. В письме было сказано отдать записку тому, кто придет за ней, особенно если при этом будут упомянуты часы. Да, но куда, спрашивается, я сунула очки? Ничего без них не вижу.

Боб подсказал мисс Тейлор, что очки у нее на лбу, и та быстро насадила их на нос. Ее рука скользнула в ворох бумаг и вытащила сложенный листок.

— Вот он! — воскликнула она. — Я так и знала, что он где-то здесь! Даже если это одна из шуток Берта, мы были хорошими друзьями, так что я ему помогу. Но вы, мальчики, конечно, слишком молоды, чтобы услышать Берта по радио.

— Да, мэм, — согласился Боб. — Мы никогда его не встречали, но расследуем его розыгрыш, или что бы там ни было, и пытаемся узнать, что все это означает. Огромное спасибо за записку.

— Не за что, дорогие, не за что. Да, совсем забыла, если увидите Берта, передавайте привет. О, как великолепно вопил этот человек! Люди специально оставались дома, только чтобы послушать его в спектакле «Вопль в полночь», и, знаете, это было восхитительно ужасающим! Такой страх нагоняло! Пьесу написал Рекс Кинг. Ему не было равных во всяких головоломках, тайнах и загадках. Ах да, вот еще что: не хотите ли чаю, мальчики? Нет? Ну что же, если вам нужно идти, я понимаю. Мальчики вечно спешат. Уж так они созданы.

Только оказавшись в машине, Боб и Гарри свободно вздохнули.

— Ну и ну! — ухмыльнулся Гарри. — Я уж думал, она никогда не остановится. Но так или иначе, записка у нас. Давай посмотрим, о чем в ней говорится.

Боб вынул конверт.

— Может, стоит подождать Юпа, — ответил он. — Но… не мешало бы узнать, что там.

Разорвав конверт, он, под пристальным взглядом Гарри, вытащил листок бумаги. Но тут же оба широко раскрыли недоумевающие глаза. В письме было всего несколько загадочных предложений:

«Здесь спокойно даже в ураган.

Всего несколько вежливых слов совета,

Старому английскому лучнику нравилось это.

Больше дождевой капли, меньше океана.

Мне двадцать шесть лет. А сколько тебе?

Оно сидит на полке, как перекормленный эльф».

Боб и Гарри обменялись печальными взглядами.

— Господи Иисусе! — простонал Гарри. — И что, спрашивается, это должно означать?

10. Умальчиков беда

В списке друзей мистера Клока, которым посылались рождественские открытки, числились три Марты, и все они жили в направлении Пасадены. Юпитеру и Питу пришлось посетить первых двух, прежде чем добраться до нужной — миссис Марты Харрис, пухлой вдовушки, бывшей когда-то теле — и радиоактрисой, но сейчас давно уже не работавшей.

У миссис Харрис было множество сиамских кошек, и, пока она говорила с мальчиками, животные бродили по комнате. Одна пара уселась на ручках ее кресла, и Марта во время разговора гладила их.

— О Боже, ну конечно, я знаю Берта Клока. Как странно, что вы пришли расспросить о нем! Нет, не странно, потому что я ожидала, что кто-нибудь придет, иначе он не послал бы мне письмо для передачи вам.

— Мистер Клок послал вам письмо, мэм? — переспросил Юпитер. — И когда это было?

— Постойте-ка… недели две назад. И предупредил: «Если кто-нибудь придет за конвертом, отдай вместе с моим благословением. Пусть хорошенько повеселится».

Она согнала кота с письменного стола и вручила Юпитеру конверт.

— Интересно, чем теперь занимается Берт Клок? — покачала она головой. — Последнее, что я слышала, — вроде бы он получил маленькое наследство и ушел на покой. Так или иначе, теперь, когда радио больше никто не слушает, на вопли спроса мало.

— Мы не очень-то много знаем о нем, — ответил Юпитер. — Он исчез несколько месяцев назад.

— Как таинственно! — воскликнула миссис Харрис. — Но ведь Берт Клок всегда был таким странным маленьким человечком. Знался с какими-то подозрительными типами — жокеями, игроками и подобными людишками.

— Большое спасибо за конверт, — поблагодарил Юпитер. — Пойдем, Пит, нам пора.

Они оставили миссис Харрис вместе с ее кошками и направились к машине, в которой их ждал Уортингтон.

— А теперь давай посмотрим записку, — нетерпеливо попросил Пит.

— Лучше сначала сесть в машину, — предложил: Юпитер. Они уселись на заднее сиденье, и Юпитер разорвал конверт. В нем лежал листок бумаги, похожий на тот, что отыскали Боб и Гарри, а письмо оказалось даже более странным, поскольку состояло из одних цифр. Там был целый столбец, начинавшийся так:

«3 — 27

4 — 36

5 — 19

48 — 12

7 — 11

15 — 9

101 — 2

5 — 16

45 — 37

98 — 98

20 — 135

84 — 9».

Ниже шло еще десять-пятнадцать строк, таких же таинственных и бессмысленных.

— Ну и ну! — воскликнул Пит. — Что, это означает?!

— Это, очевидно, нечто вроде шифра, — пояснил Юп. — Мы узнаем, что в записке, только когда разгадаем код. Подумаем над этим позже. — Юпитер сложил листок и сунул в карман. — А сейчас попытаемся разыскать Джералда. В списке их двое, и тот, что живет ближе, — Джералд Кремер. Заедем сначала к нему.

Он дал Уортингтону адрес, и они отправились в путь. Юп задумчиво крутил нижнюю губу, но упорно молчал, а Пит размышлял над тем, что если они чего-то и добились, то ему это не известно. Однако, может, из следующего письма они узнают больше.

Машина остановилась перед домом в довольно убогом районе. Мальчики вышли и зашагали по дорожке к парадной двери.

— Конечно, поскольку в списке два Джералда, — рассуждал Юпитер, пока они звонили, — шансов обнаружить нужного — пятьдесят на пятьдесят. Однако…

— Ну? Что вам нужно?

Вход загораживал маленький, ниже Юпитера, человечек, худой и кривоногий.

— Извините, — начал Юпитер, не обращая внимания на подозрительный взгляд хозяина, — насколько я понимаю, вы знали Берта Клока.

— Берта Клока? Кто это сказал? — почти завопил человечек. — Это ложь! В жизни не слышал ни о каком Берте Клоке. Ну а теперь убирайтесь!

— Минуту, Джералд, друг мой, — раздался спокойный вежливый голос, и позади коротышки появился высокий привлекательный мужчина с безупречной внешностью и блестящими черными волосами. Говорил он с испанским акцентом.

— Почему вы расспрашиваете о человеке по имени Берт Клок? — осведомился он у мальчиков. — Надеюсь, вы не детективы?

Незнакомец улыбнулся.

— Собственно говоря… — начал Пит, но тут же осекся, почувствовав, как Юпитер тихонько толкнул его в бок.

— Мы ищем записку, оставленную мистером Клоком у друзей, — пояснил тот высокому мужчине. — Он разослал несколько таких по всему городу. Одна из них должна храниться у приятеля по имени Джералд, и мы посчитали, что это должен быть Джералд Кремер, потому что его имя в списке тех, кого мистер Клок поздравлял с Рождеством.

— Очень интересно, — согласился мужчина. — Пожалуйста, заходите. Думаю, что смогу помочь вам. Мой друг действительно Джералд Кремер, и прошу извинить его за грубость. У него в жизни было немало несчастий.

Пит и Юп последовали за мужчинами в захламленную гостиную.

— Не знаю, в чем дело, Карлос, — проворчал коротышка, — только мне это не нравится.

— Пожалуйста, предоставь мне со всем разобраться, — резко сказал человек, которого звали Карлосом, и, обратившись к Юпитеру, пояснил: — Видите ли, мы волнуемся из-за исчезновения Берта Клока и странного письма, которое он прислал Джералду. G нетерпением ждем, когда вы все Проясните. Знаете, где он?

— Нет, сэр, — ответил Юпитер. — Нам поручено N всего-навсего разыскать письмо. Видите ли, сначала в наши руки попали интересные часы, посланные одному человеку мистером Клоком, потом…

— Часы? — перебил Карлос. — У вас они с собой?

Он пристально уставился на маленькую сумку на молнии в руке Юпитера. Мальчик вынул часы, точную копию вопящих, и протянул Карлосу:

— Это наши верительные грамоты, сэр. Высокий мужчина взял чаеы и пристально на них

уставился.

— Совершенно обычные с виду, — заметил он. — Ну а теперь насчет послания. О чем оно?

— Все не очень ясно. Там сказано, спросить Марту и Джералда. Но, о чем спросить, неизвестно. Мы нашли даму по имени Марта, получившую письмо от мистера Клока вместе с запечатанным конвертом, который она должна была отдать тому, кто попросит. А потом пришли сюда, поскольку следующим в рождественском списке стояло имя Джералда Кремера. У мистера Кремера есть записка для нас?

— Действительно, так оно и есть, — подтвердил Карлос. — Но эта записка немного отличается от "другой. Там сказано, что прежде, чем ее отдать, мы должны видеть письмо, адресованное Марте. Могу я его увидеть?

— Ну… нерешительно протянул Юпитер. Но Карлос уже протянул руку и мальчику ничего не оставалось делать, как вложить в нее взятый у Марты листок бумаги. Карлос внимательно рассмотрел его и разочарованно пожал плечами:

— Одни цифры! Кажется, это шифр, Что он может означать?

— Не знаю, — пожал плечами Юпитер. — Надеялся, что следующее послание что-то прояснит. Письмо, адресованное Джералду.

— Вероятно, — согласился Карлос. — Однако в этом случае, думаю, мне придется взять все в свои руки. Эти часы и письма все равно не предназначались вам. Так что отдайте все письма, которые успели получить, и я сам теперь этим займусь.

— У нас нет никаких писем, — ответил Юпитер, слегка бледнея, поскольку лицо Карлоса неожиданно стало по-настоящему угрожающим. — Пожалуйста, верните часы и записку. Это наши часы и наше расследование и…

— Держи их, Джерри! — рявкнул Карлос. — Нужно обыскать мальчишек и отобрать все записки, которые у них могут быть!

— Точно, малыш! — проворчал коротышка и обхватил неожиданно сильными мускулистыми руками Пита, удерживая его на месте.

В этот момент, за несколько десятков километров отсюда, Боб и Гарри тоже оказались в беде.

Выйдя из дома мисс Тейлор, Боб и Гарри отправились в Роки-Бич в машине Гарри. До Роки-Бич оставалось всего километра два, дорога вилась сквозь холмы, образовавшие горы Санта-Моника, и Боб неожиданно заметил преследующую их машину — темно-синюю, с белой крышей. Он заметил этот автомобиль еще раньше, когда они только свернули на пустынную дорогу. Теперь машина приближалась все быстрее и быстрее.

Гарри, — напряженно пробормотал Боб. — По-моему, за нами гонятся. Этот автомобиль, по-моему, пытается догнать нас.

— Ну это мы еще посмотрим!

Гарри нажал на акселератор, и старая машина рванулась вперед, обошла поворот и начала спуск с высокого холма.

Боб снова оглянулся. Синяя машина быстро сокращала расстояние и была уже в нескольких сотнях метров от них. Гарри прибавил скорость. Старый седан грозил вот-вот развалиться, но сине-белый автомобиль не отставал.

Гарри прошел опасный поворот так быстро, что машина едва не слетела с дороги и чуть не свалилась с обрыва. Лишь только когда мальчики вновь оказались в безопасности, Гарри повернул бледное лицо к Бобу.

— Я не настолько хороший водитель, чтобы ехать по этим холмам с большой скоростью, — сказал он. — Кто бы там ни был, он нас догонит.

— Еще немного, — с надеждой попросил Боб. — Как только мы доберемся до Роки-Бич, он побоится гнаться за нами.

— Попытаюсь, — согласился Гарри. — Буду держаться середины дороги, так он не сможет обойти нас.

Он упрямо продолжал ехать посреди дороги, но чужая машина приближалась все быстрее и едва не задела за задний бампер. Оглянувшись, Боб увидел фигуру водителя, скорчившегося за баранкой. Лицо казалось знакомым, однако Боб не мог определить, кто это.

Они с ревом мчались по пустынной дороге, с отчаянием ожидая, когда начнется спуск с холма к Роки-Бич. Но тут, чтобы не попасть в яму, Гарри пришлось немного взять вправо, машина немедленно оказалась рядом и начала теснить их к краю дороги.

— Я должен остановиться! — прокричал Гарри, — иначе мы упадем вниз!

Он нажал на тормоз. Машина замедлила ход, и преследователь тоже поехал медленнее. Боб всматривался в окошко, пытаясь узнать водителя надевшего темные очки. Нет, мальчик не мог сказать, кто это, хотя смутное чувство того, что он видел этого человека раньше, не отступало.

Гарри остановился. Синяя машина замерла рядом. Но тут же, к изумлению мальчиков, рванулась вперед и исчезла за поворотом.

— Ну, что скажешь? — потрясенно пробормотал Гарри. — Сначала он гонится за нами и вдруг улепетывает!

Секундой позже они поняли причину. Где-то вдали раздался рев сирены, сперва тихо, потом все громче и громче, и наконец рядом остановилась машина полиции Роки-Бич. Сирена смолкла, полицейский, мрачно хмурясь, вышел из машины и направился к ним.

— Немедленно покажите права! — рявкнул он Гарри. — Видел я на своем веку много неосторожных водителей, но никто не осмелился ездить с такой скоростью по холмам! Даже если права есть, считайте, что вас ждут крупные неприятности!

11. Другой Джералд

— Я его держу! — завопил коротышка по имени Джералд, что есть сил навалившись на Пита.

— Не выпускай! — приказал Карлос и, схватив со стола нож для резки бумаг, приставил острие к груди Юпитера:

— Ну, молодой человек, стойте смирно и отдайте мне все письма, которые успели собрать!

Юпитер не шевельнулся. Пит, не видя, что Карлос вооружен, не хотел сдаваться без борьбы. В школе он был одним из членов команды борцов и умел вырваться из любого захвата. Он с силой выбросил вперед руку и одновременно резко нагнулся.

Джералд перелетел через его голову и врезался в Карлоса, который, не ожидая столь неожиданного нападения, рухнул на пол, причем Джералд приземлился сверху.

— Давай поскорее отсюда, Второй! — закричал Юпитер. Карлос, явно оглушенный, все еще лежал, —держа в руке записку, полученную от миссис Харрис. Юпитер, дотянувшись до листочка, бумаги, вырвал его и помчался к двери. Он и Пит застряли в дверях, поскольку каждый пытался протиснуться первым, но все обошлось, и мальчики побежали по дорожке к машине.

— Часы! — завопил Пит. — Ты забыл часы!

— Да они все равно не настоящие — отозвался Юпитер, пока мальчики садились в «роллс-ройс». — Уортингтон, давайте-ка отсюда, да поскорее.

— Прекрасно, сэр, — отозвался водитель и рванул с места с такой скоростью, что мальчики свалились с сиденья. Через несколько мгновений, им удалось подняться и сесть.

Юпитер поднял вверх бумагу:

— Это очень важное сообщение от мистера Клока. Я вернул его и…

Он осекся. Оба взглянули на бумагу. Она была разорвана посередине. Юпитер отнял только половину. Вторая осталась в руке Карлоса.

— Ой! — охнул Пит. — Вот это хуже некуда! Мы потеряли половину письма!

— Может, следовало бы вернуться, — задумчиво протянул Юпитер.

— И снова сцепиться с этими парнями? — запротестовал Пит.

— Нет, — согласился Юпитер, немного поразмыслив. — Все равно Карлос уже успел спрятать вторую часть и будет все отрицать.

— Куда теперь, господа? — спросил Уортингтон, обернувшись. — Или желаете вернуться в штаб-квартиру?

— Нет, — покачал головой Юпитер. — Нам необходимо отыскать еще одно письмо. Мы явно попали не к тому Джералду. Попробуем отыскать Джералда Уотсона.

Он дал Уортингтону адрес, и мальчики поудобнее устроились на сиденье.

— Послушай, Первый, — сказал Пит, — мне кажется, что этот коротышка Кремер не получал никакого послания от мистера Клока. Слишком уж он и Карлос заинтересовались, как только узнали о письмах. Что ты думаешь об этом?

— Не уверен, — ответил Юпитер, — но по-моему, они знают о мистере Клоке что-то, неизвестное нам, и считают эти записки крайне важными. Нужно не-пременно обнаружить, почему именно. Может, сами записки помогут понять, когда мы их расшифруем.

— Когда мы их расшифруем! — горько рассмеял ся Пит. — К тому времени мы станем седыми стари ками с длинными белыми бородами! Кроме того, у нас лишь половина записки.

— Мне прекрасно это известно, — огрызнулся Юпитер, — но нунсно сделать все возможное. Уортинг тон, это тот самый адрес?

— Кажется, да, сэр, — ответил водитель-англича нин, останавливая машину. — Надеюсь, в этот раз вы не ожидаете никакой опасности?

— Вряд ли, — ответил Юпитер. — Если вы пая понадобитесь, я крикну. Пойдем, Второй!

Пит последовал за ним по тропинке в уютный домик в испанском стиле, окруженный садами. Пожилой человек, сажавший розы у крыльца, поднял голову.

— Мистер Джералд Уотсон? — спросил Юпитещ Мужчина кивнул.

— Это я, — сказал он, снимая садовые перчатки. — Что я могу сделать для вас? Вряд ли вам нужен моя автограф. — Мистер Уотсон хмыкнул: — Прошла много лет с тех, пор, как кому-то требовался мои автограф. Но тогда я играл главную роль — детек тива в «Вопле в полночь», и множество людей проста гонялось за мной. Правда, думаю, вы вряд ли слыша ли об этом, не так ли.

— Вы правы, сэр, — согласился Юпитер. — Гово рят, это была леденящая душу пьеса.

— Ничего более страшного в жизни не встрв чал, — кивнул Джералд Уотсон. — Она начиналась с ужасающего вопля, для которого был специальна приглашен Берт Клок, а потом развертывалось дейст вие, полное всевозможных тайн и загадок. Пьесу на писали Берт и Рекс Кинг. Кажется, Берт предложил сюжет, а Рекс развил его. Рекс всегда был непревзой денным мастером головоломок, шарад и так далее. Но конечно, все это старая история. Но зачем вы приеха ли, мальчики? Надеюсь, не для того, чтобы продать подписку на журналы?

— Нет, мы хотим получить письмо, посланное вам мистером Клоком. Он оставил записку, в которой просит забрать у вас письмо.

— Ах это! — просветлел мистер Уотсон. — Да, да, конечно! Свалилось как снег на голову, я-то не слыхал о Берте Клоке уже много лет, разве что получал от него рождественские открытки. Входите, входите, уверен, что смогу разыскать это письмо.

Он пригласил их в дом, в чистую, прибранную комнатку, основной особенностью которой были большой магнитофон и полка, заставленная коробками, полными катушек с пленкой. Выдвинув ящик стола, мистер Уотсон извлек распечатанный конверт:

— Вот оно. Я прочел его — любопытство взяло вверх, но не смог понять ни слова.

Юпитер и Пит принялись жадно изучать записку. Она гласила:

«Возьми одну лилию, убей моего друга Эли.

Безусловно, номер один.

Возьми метлу и прогони пчелу.

То, что ты делаешь с одеждой, почти.

Ни мать, ни сестра, ни брат, но, возможно, отец.

Гимны? Ветчина? Дома[1] Почти, но не совсем».

— Ну не восхитительно ли? — спросил мистер Уотсон после того, как мальчики прочитали записку. — Я пытался понять, что это означает, но так и не удалось. Во-первых, я не знаю ни одного друга Берта по имени Эли. Звучит так, словно он хочет прикончить этого Эли и положить лилию ему на грудь, верно? — Он хихикнул. — Берт велел отдать записку первому, кто попросит об этом, и я выполняю его волю, так что совесть моя чиста. Кстати, я не спросил, кто вы.

— Ах, простите, вот наша карточка, — извинился Юпитер, протягивая ему визитную карточку. Мистер Уотсон внимательно изучил ее и пожал мальчикам руки.

— Рад был познакомиться с вами. Если инте ресуетесь Бертом Клоком, возможно, хотели бы послушать некоторые радиоспектакли, которые мы делали вместе, те, что начинались его воплем. Лучше не бывает! Просто класс! Каждый раз он кричал по-разному. А сюжеты! Теперь для телеви дения таких не пишут! Во всех этих коробках пленки с записью радиоспектаклей, — тех, в которых Берт Клок вопит.

Юпитера и Пита так и подмывало согласиться. Они знали, что старые радиоспектакли были куда страшнее современных, телевизионных. Но временя почти не оставалось. Поэтому мальчики попрощались и пошли к машине, все еще несколько сбитые с толку очередным письмом. Юпитер попросил Уортингтона отвезти их назад, на Склад Подержанных Вещей и сказал Питу:

— Надеюсь, Боб и Гарри к нашему возвращению уже окажутся там. Если они получили записки, мы сложим их вместе и попытаемся разгадать.

Боба и Гарри, однако, в трейлере не оказалось. В этот момент они находились в полицейском участке Роки-Бич, в кабинете шефа Рейнолдса, куда их при вел мрачный полисмен.

— Шеф сказал, что знает вас, — объявил он по дороге Бобу. — Но не думаю, что вам это сойдет с рук. Вы, ребятишки, что вечно носитесь по до рогам, — настоящая угроза добропорядочным граж данам!

Шеф Рейнолдс, тяжеловесный мужчина, восседал за письменным столом, усыпанным бумагами, и, услышав стук двери, поднял брови.

— Ну и ну, Боб! — приветствовал он. — Сожалею, что вижу тебя здесь. То, что рассказывает офицер Зиберт, звучит крайне серьезно. Гонки за лидером по горам могли кончиться плохо не только для вас, но и для других людей!

— Простите, шеф, — ответил Боб, — но мы не устраивали никаких гонок. Нас преследовал другой автомобиль. Он как раз догнал нас, когда появился офицер Зиберт, и тот водитель тут же удрал.

— Так за вами гнались? — понимающе ухмыльнулся офицер. — Вы бы посмотрели, как они летели на поворотах, шеф! А потом мчались бок о бок по Маунтин Роуд! Появись на дороге кто-то еще, погибли бы все!

— Да, но с чего другой машине преследовать вас? — удивился шеф. — Всякому понятно, что у вас не может быть много денег.

— Мы расследуем дело, — пояснил Боб. — Появились таинственные часы.

— Таинственные часы! — воскликнул офицер Зиберт. — Вы когда-нибудь слышали подобную чушь, шеф?

— Это правда, — упрямо настаивал Боб, — однажды мы расследовали тайну зеленого привидения, шеф. Вы, конечно, помните, в чем дело. И даже просили нас — Юпитера Джонса, Пита Креншоу и меня — помочь вам обнаружить, что это такое.

Он говорил о случае, в свое время совершенно сбившем шефа Рейнолдса с толку, в чем тот честно признавался. И теперь шеф кивнул:

— Верно. Но где эти часы, и что в них такого странного?

— У нас в машине. Если вы позволите их принести, мы вам покажем, в чем тут дело.

— Конечно! — воскликнул шеф. — Зиберт, принесите часы.

— Они в сумке на молнии, на переднем сиденье, — сообщил Боб офицеру.

— Знаете, мальчики, мне хотелось бы верить вам, — покачал головой шеф, — но за последнее время было столько случаев езды с недозволенной скоростью и гонок, которые чаще всего устраивают подростки, что мы решили навести порядок… а вот и офицер Зиберт! Вы нашли часы, офицер? Тот покачал головой.

— Ничего. На переднем сиденье ничего нет. Ни часов, ни сумки. Пусто.

Боб и Гарри уставились друг на друга.

— Не может быть! — воскликнул Боб, — Часы украли!

12. Вопросы, на которые нет ответов

— Хотел бы я знать, что так задерживает Боба и Гарри, — в который раз повторил Пит, пока Юпитер, разложив на письменном столе записку, посланную мистеру Уотсону, внимательно изучал ее, согнувшись в три погибели.

— Лучше я выгляну наружу и посмотрю, не идут ли они.

Он направился к углу, где с крыши свисал отрезок тонкой печной трубы, из которой Юпитер смастерил нечто вроде перископа, прозванного Всевидящим. Вокруг трейлера по самую крышу был навален мусор, скрывая его от внешнего мира, и без Всевидящего просто нельзя было обойтись.

Пит быстро поглядел в перископ и доложил, что машина Гарри только что въехала во двор. Через несколько мгновений раздался условный стук в крышку люка, ведущего в Туннель Два. Пит поднял крышку, и Боб и Гарри, уставшие и измученные, забрались в трейлер.

— Получили записку? — спросил Юпитер.

— Получить-то получили, — вздохнул Боб, — на понять ничего не можем.

— Давайте, я посмотрю. Кстати, часы у вас?

— Понимаешь… нет их у меня, — расстроенно пробормотал Боб.

Юпитер, вскинувшись, пристально посмотрел на друга:

— Ты потерял часы?

— Их украли? — выпалил Гарри. — Пока машина стояла в полицейском участке!

— Но что вы делали в полицейском участке? — поинтересовался Пит. — Попали в какую-то переделку, с которой сами не смогли справиться?

— Нас арестовали за превышение скорости, — объяснил Гарри. — Видите ли, когда мы спускались с холмов, кто-то погнался за нами…

Он и Боб, перебивая друг друга, рассказали о своих приключениях.

— Шеф Рейнолдс в конце концов нас отпустил, — добавил Боб. — Сказал, что не знает, в какую историю мы впутались, но если это было настолько важно, чтобы послать за нами погоню, то нам надо было обратиться в полицию и предоставить ей все уладить.

— Не думаю, чтобы полиция действительно заин-тересовалась тем, что нам удалось узнать, — покачал головой Юпитер. — И скорее всего, они посчитают это просто чьей-нибудь шуткой. Кстати, нам тоже не очень-то повезло.

И они рассказали о своей встрече с Карлосом и злобным коротышкой, похожим, по мнению Юпитера, на жокея или бывшего жокея.

— Поэтому, как видите, — закончил он, — кто-то интересуется часами и записками. Часы, возможно, украдены тем же человеком, который гнался за вами. Увидев, что офицер повез вас в участок, он поехал следом и украл часы из машины.

— Но кто мог знать о часах и записках? — спросил Боб. — Вот этого я никак не пойму.

— Ну, во-первых, мистер Джитерс, — пояснил Юпитер. — А он мог сказать еще кому-то. Кроме того, есть еще Карлос и Джералд Кремер. Мы как последние дураки рассказали им все, прежде чем поняли, что перед нами не тот Джералд. Так что, считайте, не так уж мало людей знают о наших делах.

— По-моему, даже слишком много, — проворчал Пит. — А что, записка, которую раздобыл Боб, такая же загадочная, как и те, что получили мы, Юп?

Юпитер протянул ему записку, привезенную Бобом.

— Во всяком случае, столь же невразумительная, — признался он.

— Почему бы просто не сказать, «настоящая бессмыслица»? — простонал Пит. — Вечно выражаешься, как ходячая энциклопедия.

— Хорошо, — слегка улыбнувшись, согласился Юпитер, — скажем, при виде этой записки мои мысли уносятся к дальним просторам нашей галактики. Так лучше?

— Ну вот, теперь ты заговорил на моем языке, — обрадовался Пит.

— Ну а теперь посмотрим, нельзя ли отыскать тут хоть какой-нибудь смысл, — продолжал Юпитер. — Сначала, Боб, дай мне полный отчет о встрече с мистером Кингом и мисс Имоджин Тейлор.

Боб немедленно выполнил приказ, а Юп внимательно слушал, делая мысленно заметки.

— Так мистер Кинг в больнице, — пробурчал он. — А мистер Клок послал ему часы, считая, что он их рассмотрит, получит все письма и решит загадки, но что потом? Вот в чем вопрос.

— В записке, приклеенной к часам, говорилось: «Потом действуй. Результат поразит даже тебя», —

напомнил Боб.

— Совершенно верно. Но почему он должен радоваться? — задумчиво протянул Юпитер. — Что произойдет? Мы должны все выяснить. Сначала разложим записки по порядку. Послание, полученное Бобом и Гарри от мисс Тейлор, очевидно, первое, так что начнем с него.

Он разгладил записку, и мальчики уставились на листок бумаги, где было написано:

«Здесь спокойно даже в ураган.

Всего несколько вежливых слов совета.

Старому английскому лучнику нравилось это.

Больше дождевой капли, меньше океана.

Мне двадцать шесть лет. А сколько тебе?

Оно сидит на полке, как перекормленный эльф».

Я по-прежнему ничего не понимаю. Наверное, это какой-то код, — покачал головой Гарри.

— Это предназначалось больному мистеру Кингу, — напомнил Юпитер. — Он прекрасно умел разгадывать шарады и головоломки и должен был хорошенько подумать над этим. Но если он мог открыть тайну, значит, сможем и мы.

— Говори за себя, — мрачно фыркнул Пит.

— На первый взгляд, — продолжал Юп, — эти странные предложения выглядят, как определения слов в кроссворде. Я считаю, что каждая строчка означает одно слово, и, когда мы расшифруем все, получим сообщение, состоящее из шести слов.

— Но каких? — допытывался Пит. — Где спокойно даже в ураган?

— Самое лучшее место во время урагана — под земное убежище, — пояснил Гарри.

— Или банковское хранилище, — добавил Боб.

— Не знаю, — покачал головой Юпитер, задумчи во дернув себя за нижнюю губу. — Может, банковской хранилище как раз подходит. Мы, вероятно', имеем дело с чем-то ценным.

— Но откуда ты это знаешь? — вскинулся Пит.

— К чему столько труда и стараний, если речь идет о каких-то пустяках? — спросил Юпитер. — Нет, речь идет о чем-то ценном, лежащем в банковском хранилище. Теперь переходим ко второй строчке, «всего несколько вежливых слов совета». Какие быва* ют синонимы слова «совет»?

Питер вручил ему словарь, взятый с книжной полки, и Юпитер наспех пролистал его.

— Ну вот. Совет — мнение или рекомендация, как поступить. Посмотрим, как все это сходится. Банковское хранилище… мнение… что-то тут не так.

— Уж это точно, — согласился Пит. — Если хотите выслушать мое предложение…

— Стой, Пит! — воскликнул Юпитер. Пит удивленно уставился на него:

— Но почему? Я как раз собирался рассказать о моем предложении…

— Вот именно. Предложении. «Предложение» может быть вежливым способом дать совет. Думаю, ты разгадал вторую строчку.

Пит удивленно моргнул.

— Тогда это, возможно, не так уж трудно, — покачал он головой. — Однако по-прежнему не вижу связи между «банковским хранилищем» и «предложением».

— Я тоже, — согласился Юпитер. — Но нам еще предстоит узнать остальные слова.

— Третья строка: «старому английскому лучнику нравилось это», — вмешался Боб. — Но что именно? Лучники были вооружены луком и стрелами, так что, может быть, любили стрелы?

— Стрелы — существительное не в единственном, а во множественном числе, — напомнил Юпитер. — Может, лучникам была по душе кровавая битва?

— Банковское хранилище — предложение — битва! — воскликнул Гарри. — Чем дальше, тем хуже.

— Согласен, — нахмурился Юпитер. — Но…

В этот момент послышался громовой голос тети Матильды:

— Юпитер! Пора ужинать! Мы закрываем контору!

— Сейчас иду, тетя Матильда! — сказал Юпитер в микрофон, подсоединенный к динамику в конторе тетки. Остальным он сказал: — Думаю, на сегодня Достаточно. Гарри, ты можешь приехать завтра?

— Вряд ли. Нужно помочь матери по дому. Кроме того, не вижу, чтобы мы здорово продвинулись.

— Ну что ж, придется держать с тобой связь, — отозвался Юпитер. — Ты должен не спускать глаз с мистера Джитерса. Не забывай, именно он пытался отобрать у нас часы. Может, это он гнался за вами и украл их из машины.

— Я послежу за ним, — согласился Гарри. — Не Доверяю этому типу. Он что-то задумал.

Ну а пока мы трое… — начал Юпитер, но на этот раз его перебил пронзительный звонок телефона. Мальчик взял трубку:

— Три Сыщика. Говорит Юпитер Джонс.

— Здравствуйте, — отозвался незнакомый голос. — Это Джералд Уотсон. Вы сегодня были в моем доме, приезжали за письмом от Берта Клока.

— Да, сэр? — отозвался Юпитер.

— Что ж… я все обдумал и считаю, что вы должны знать, что случилось после вашего ухода.

— И что же именно?

— За письмом приехал еще кое-кто. Высокий темно волосый южноамериканец, со своим приятелем-коротышкой. Сказали, что их послал Берт Клок.

— Но вы же не могли им ничего дать, — недоуменно пробормотал Юпитер. — Вы уже отдали его нам.

— Верно, — подтвердил мистер Уотсон. — Но они спросили, кому я отдал письмо, и пришлось показать вашу карточку. Они записали ваши имена и адрес. И тогда я задался вопросом, так ли уж правильно поступил. Не очень они мне понравились… слишком уж гладко говорил этот Карлос.

— Но теперь уже ничего не поделаешь, вздохнул Юпитер. — Спасибо, что дали мне знать, мистер Уотсон.

Повесив трубку, он обернулся к остальным:

— Теперь Карлос и Джералд Кремер знают наши имена. И несомненно захотят получить записки и часы. Мистеру Джитерсу тоже нужны часы. Может, кто-то третий, неизвестный, о котором мы ничего не знаем, похитил их. Да, ничего не поделаешь, загадочная и ужасно интересная история, и хотел бы я понять, во что мы вляпались.

13. Боб обнаруживает ключ к разгадке

На следующее утро Боб наспех глотал завтрак, чтобы поскорее бежать на Склад Подержанных Вещей, как вдруг зазвонил телефон. Это оказалась мисс Беннет, местная библиотекарша, которая спросила мальчика, не может ли он прийти хотя бы на полдня поработать в библиотеке. Боб устроился туда на неполный рабочий день, он помогал подклеивать книги, расставлять их на полках и выполнял различные поручения мисс Беннет.

Поэтому отказать мальчик не смог, хотя вовсе не обрадовался при мысли о том, что Юпитер и Пит смогут разгадать загадку шифра без него. И, пообещав мисс Беннет, что будет в библиотеке минут через двадцать, уселся на велосипед и отправился в путь.

Мисс Беннет с радостью встретила мальчика, поскольку ее помощница на сегодня отпросилась. Боб с головой ушел в работу и до самого обеда усердно трудился. Мисс Беннет попросила его остаться еще ненадолго, и Боб согласился. Быстро покончив с приготовленными матерью сэндвичами, он решил один заняться расследованием на свой страх и риск. По какому-то наитию он решил побольше узнать об ураганах, упомянутых в первой таинственной записке, и, прочтя длинную статью в энциклопедии, напал на сведения, заставившие его подпрыгнуть от восторга. Боб выписал нужные факты и тут же отыскал раздел о лучниках средневековой Англии. И снова обнаружил кое-что наполнившее его едва сдерживаемым волнением. Далее Боб перешел к океанам. Но тут ему не попалось ничего полезного, да и перерыв подходил к концу, поэтому Боб вернулся к работе, хотя ему не терпелось быстрее попасть на склад и рассказать Юпу и Питу о своих открытиях.

Однако он понадобился мисс Беннет на весь день, и только в пять часов вечера она поблагодарила мальчика и сказала, что он может идти. Боб вскочил на велосипед и быстро помчался к складу. Он нашел друзей во дворе. Те с угрюмым видом стаскивали в кучи подержанные вещи и аккуратно укладывали их позади строения, служившего конторой.

— Мы трудились весь день, — объяснил Юпитер, как только Боб слез с велосипеда. — Утром дядя Титус привез целый грузовик товара, а тетя Матильда заставила нас его сортировать. Ганс и Конрад сегодня взяли выходной. Так что мы совсем не продвинулись в нашем расследовании.

— От Гарри слышно что-нибудь? — спросил Боб.

— Он звонил. Мистер Джитерс припер его к стене1 и потребовал рассказать, что он делал с нами вчера. До смерти напугал Гарри. Тот сказал ему, что мы раздобыли какие-то сумасшедшие записки, которые ничего не значат. Он также признался, что кто-то украл вопящие часы. Мистер Джитерс, кажется, очень рассердился.

— Он. знает что-то неизвестное нам, — кивнул Боб. — Если мы когда-нибудь разгадаем смысл этих посланий, может, и обнаружим, что все это значит. Послушай, Юп, я узнал….

— Юпитер! — зазвенел голос миссис Джонс. — Ну-ка, шевелись живее! Вы еще не закончили! Боб Эндрюс! Я рада, что ты здесь. Можешь начать инвентаризацию товара, купленного Титусом! Только поаккуратнее. Я иду готовить ужин.

Подплыв ближе, она сунула в руки Боба большую инвентарную книгу, в которой перечислялись все случайные вещи, попавшие на склад.

— Будь повнимательнее, Боб, — предупредила она. — И я ожидаю, что все будет в полном порядке, мальчики, еще до конца дня. Я позову вас, когда стол будет накрыт.

С этими словами она ушла, а Боб начал работать. Пит и Юп укладывали вновь приобретенный товар и громко называли каждый предмет.

— Одно кресло-качалка! — сказал Пит.

— Одно кресло-качалка, — записал Боб.

— Один набор садовых инструментов, ржавый, — объявил Юп.

— Один набор садовых инструментов, ржавый, — записал Боб.

И так продолжалось почти час. Когда они наконец привели все в порядок, Пит и Юп в полном изнеможении бросились на землю. Боб тоже немного устал, но ему не терпелось узнать, помогут ли его открытия расшифровать записки.

— Послушайте, — начал он, — мы не собираемся сегодня работать над этими посланиями?

— Я слишком измучен, чтобы думать, — простонал Пит. — Даже пошевелиться не могу. Уходи и оставь нас в покое, Боб. Не желаю и думать ни о каких тайнах!

— Я тоже не в силах соображать , — признался Юп. — Лучше нам подождать до завтра, Боб.

— Но я нашел разгадку! Даже две. Думаю, они подойдут.

— Какие еще разгадки? — простонал Пит. — Даже слова такого не знаю!

— Но, по крайней мере, мы можем выслушать, что собирается сказать Боб, — вмешался Юпитер — Ну, Боб, что же ты разузнал?

— Так вот, — начал Боб, — пока я был в библиотеке, прочитал статью об ураганах. Есть одно спокойное место — самый центр урагана. Вне этого места ветер может дуть со скоростью сто пятьдесят километров в час, но в центре будет совершенное затишье и яркий солнечный свет.

— Продолжай, Боб, — кивнул Юпитер.

— Центр урагана называется глазом! — торжествующе сказал он. — Понятно? «Eye» — «глаз» произносится точно так же, как «I» — местоимение «я». Клянусь, это первое слово в записке.

— Единственное сообщение, которое я желаю слышать, — «ужин готов»! — проворчал Пит.

— Думаю, Боб на что-то напал, — объявил Юпитер, поднимаясь. — Ну а другая разгадка, Боб?

— Я также прочитал статью о лучниках средневековой Англии, — продолжал Боб. — Они делали луки в основном из тиса. Так что мы, кажется, разгадали еще одно слово: ведь «yew» — тис — произносится как «you» — «ты».

— Боб, думаю, ты прав, — решил Юпитер, немного поразмыслив. — Пока тетя Матильда не позвала нас к ужину, давайте отправимся в трейлер и еще раз попробуем расшифровать записку.

— Не может все это подождать до завтра? — осведомился Пит, но все же покорно встал и последовал за Бобом и Юпитером к Туннелю Два.

Пять минут спустя все собрались за столом, разложив на крышке таинственное послание.

— Первая строка записки гласит «Здесь спокойно даже в ураган», — прочитал Юпитер. — Если Боб прав, слово означает «глаз». Далее, вторая строка, «всего несколько вежливых слов совета», означает «предложение».

Он записал и это.

— Так что если третья строка, «старому английскому лучнику нравится это», означает «тис», то мы получили первые три слова. Подставляем созвучные им.

На листке появилась строчка: «Я, предложение, ты».

— Конечно, это выглядит немного смешно, но, пожалуй, стоит немного изменить третье слово и тогда мы получим: «Я предлагаю тебе»…

— Точно! — воскликнул Пит, забывая об усталости. — Кажется, все это имеет вполне определенный смысл. Ну а четвертое слово, Юпитер?

— «Больше дождевой капли, меньше океана» — продолжал Юпитер. — То есть, какой-то водный источник, меньше океана. Это может быть река, пруд, озеро или море.

— Море! Sea! — воскликнул Боб. — Произносится, как «see», «видеть»! Так оно и есть! Теперь переходим к пятой строке. «Мне двадцать шесть лет. А сколько тебе?» Это, пожалуй, самое сложное. Кому двадцать шесть лет?

— Намек насчет возраста специально сделан, чтобы ввести нас в заблуждение, — решил Юп. — Уверен, что 26 — просто порядковый номер чего-то. Наиболее простая вещь, которая приходит на ум, это…

— Дайте-ка я попытаюсь! — перебил Пит. — В алфавите двадцать шесть букв. И последняя, двадцать шестая — Z. Подходит?

— Да, если учесть, что «Z» звучит, как и the встречается в послании. Все сходится. Остается последняя загадка. «Оно сидит на полке, как перекормленный эльф». Есть у кого-нибудь идеи?

— Я поискал что-нибудь об эльфах в библиотеке, но ничего не нашел, — сознался Боб.

— Но что сидит на полке, словно эльф? — спросил Пит.

— Слово «эльф» — еще одна попытка сбить нас с толку, — объявил Юпитер. — Боб, ты провел целый День, глядя на полки. Неужели не понял, что может на них находиться?

Книги! — завопил Боб. — И в каждой пол-, но слов! Можно сказать, что они перекормлены словами!

— Ну вот мы и разгадали смысл записки, — сказал Юпитер. — Сейчас все выпишу по порядку. Вот Что получилось: «Я предлагаю тебе просмотреть книгу».

— Вот это да! — воскликнул Пит. — Но что все это означает? Какую книгу нужно найти и просмотреть? И даже если мы ее отыщем, что с ней делать?

— Нам остается разгадать ещё две записки, — на помнил Юпитер. — Когда мы…

Но тут снова раздался голос Матильды Джонс:

— Мальчики! Ужин! Идите к столу!

— Думаю, это означает, что нужно пока сделать перерыв, — неохотно пробормотал Юпитер, — попытаемся завтра, на свежую голову. Может быть, сумеем быстрее все решить.

Итак, оставив разгадку таинственных записок до следующего дня, голодные мальчишки помчались ужинать.

14. Призыв о помощи

За ужином приятели обсуждали смысл записки, которую только сейчас разгадали. Кто-то предлагал посмотреть книгу. Но какую? Они не имели ни малейшего представления.

— Может, это Библия? — предположил Пит. — Почти все люди называют ее «святой книгой».

— Не думаю, — покачал головой Юпитер, потянувшись за второй порцией десерта. — Хотя… кто знает? Может, следующая записка объяснит нам больше.

— Над каким проектом вы сейчас трудитесь, мальчики? — спросил Титус Джонс, сидевший во главе стола.

— Нам нужно расшифровать несколько таинственных записок, дядя Титус, — объяснил племянник, — но пока мы только начали.

— Ах, этот ваш клуб, мальчики! — воскликнула Матильда Джонс, отрезая Питу еще кусок пирога. — Хорошо еще, что я могу занять вас работой на свежем воздухе, а не то вы проводили бы все время, разгадывая головоломки.

Поскольку мальчики когда-то организовали клуб по разгадке шарад и ребусов, ставший позднее организацией Трех Сыщиков, миссис Джонс твердо считала, что их основная деятельность связана с решением задач, головоломок и кроссвордов.

— Ну уж нет, сегодня я ничего не собираюсь Разгадывать, — зевнув, объявил Юпитер. — Ты весь день держала нас на свежем воздухе, тетя Матильда, и я немедленно отправляюсь в постель.

— Да и я тоже, — согласился Пит, тоже зевая. — Ужин был потрясающий, миссис Джонс, но, прошу меня извинить, я, пожалуй, тоже поеду прямо домой и лягу спать. Пит и Боб попрощались и, проехав вместе пару кварталов, свернули каждый к своему дому. Никто не заметил маленького крытого грузовичка, который медленно полз за мальчиками, а когда они разделились, последовал за Бобом.

В это время Юпитер, непрестанно зевая, помогал тетке убирать со стола.

— Господи Боже! — воскликнула наконец миссис Джонс. — Да ты, должно быть, и вправду устал, Юпитер! Иди-ка спать! Беги, мальчик, беги!

Юпитер с радостью послушался и буквально свалился в постель. Но вместо того чтобы немедленно заснуть, продолжал мучиться разгадкой таинственных посланий.

«Я предлагаю тебе просмотреть книгу». Так говорится в первом письме. Но какую книгу? Поймут ли они это из второй записки? Он попытался припомнить ее содержание и чем сильнее старался воспроизвести его в памяти, тем быстрее исчезал сон. Спать уже совершенно не хотелось. Юпитер наконец; решил попробовать разгадать второе послание, прежде чем попытаться заснуть.

Мальчик оделся и спустился вниз. Тетя и дядя, смотревшие телевизор, удивленно взглянули на племянника.

— Боже ты мой, Юпитер! — воскликнула тет ка. — Я думала, ты спишь!

— Я задумался кое о чем, пояснил тот. — Что-то вроде… э-э-э… головоломки. Я оставил записку во дворе. Сейчас принесу и еще раз хорошенько просмотрю перед сном.

— Надеюсь, ты не окончательно истощишь мозги своими ребусами, — вздохнула миссис Джонс.

Юпитер быстро добрался до входа во двор склада, и, хотя ворота были закрыты, у него на этот случаи всегда имелся собственный лаз, который он при необходимости использовал. Мальчик пошел вдоль ярко раскрашенного забора, пока не набрел на две зеленые доски. Юпитер нажал на нужное место, и доски тихо отъехали в сторону, открыв узкий вход, называемый Грин Гейт Уан. Зеленые Ворота номер один, первый из нескольких потайных ходов, известных только Трем Сыщикам. Юпитер протиснулся внутрь и очутился в мастерской. Подойдя к печатному станку, он отыскал кусок железной сетки и отодвинул его, открыв вход в Туннель Два. Пробравшись через него, Юпитер откинул крышку люка и оказался в штаб-квартире Сыщиков.

Он оставил записки в ящике письменного стола. Отложив в сторону первую, он расправил вторую, полученную от Джералда Уотсона. Она показалась ему совершенно загадочной. Шесть строк записки гласили:

«Возьми одну лилию, убей моего друга Эли.

Безусловно, номер один.

Возьми метлу и прогони пчелу.

То, что ты делаешь с одеждой, почти.

Ни мать, ни сестра, ни брат, но, возможно, отец.

Гимны? Ветчина? Дома.? Почти, но ее совсем».

Однако, прочитав ее пару раз, Юпитер понял, что у него появились идеи. Решение шифра первой записки показало, что он на правильном пути. Каждая строка означала слово, как в кроссворде.

В первой говорилось о том, что нужно взять одну лилию. Он выписал эти слова на листке бумаги: one lily — одна лилия, и долго смотрел на них. При чем тут Эли? И тут Юпитер понял: средине буквы составляли имя Эли — Eli!

Мальчик с торжеством стер их, «убив» таким образом Эли. Осталось лишь слово only — только. Во второй строке говорилось «безусловно, номер один». Если вспомнить про букву Z, то, может быть, номер первый принадлежит букве «а»?

Прекрасно! Значит, записка начинается со слова «только».

Даже не задумываясь, Юпитер выписал слово «broom» — метла из третьего предложения и стер букву «b», с которой начиналось слово «bee» — «пчела». Осталось слово «room» — комната.

Теперь Юпитер работал со все большей энергией, разговаривая сам с собой, что делал всегда, когда оставался один.

— «То, что ты делаешь с одеждой, почти». Да, но что делают с одеждой? Естественно, носят. Какое слово звучит почти как «wear» — «носить»? Как насчет «where» — «где»? Кажется, так. Значит, мы получили вот что: «Только комната, где…» Пока все сходится.

Он написал все, что получилось, и принялся атаковать пятую строку. Над ней пришлось потрудиться. Он пытался подставить уменьшительные и ласкательные обозначения слова «отец», такие, как «папочка», и «па», и даже «отец семейства». Но ни одно не имело никакого смысла.

Юпитер остановился и потянул за нижнюю губу. А что, если слово «отец» означает что-то в переносном смысле? Дед Мороз? Нет, не похоже. Отец Время? Да, это уже ближе, ведь речь идет о часах! ОТЕЦ ВРЕМЯ!

Оставалось последнее слово. Что звучит, как hymns, hams, homes? «Hems — подолы» не подходит. А вот «hums» — жужжит, пожалуй, да!

Ошалев от собственной удачи, Юпитер выписал разгадки:

«Только комната, где жужжит время».

Но время не жужжит, оно течет медленно. Правда, если иметь в виду часы, они тикают, разве что…

— Вот оно! — воскликнул Юпитер себе под нос. — Все эти часы в кабинете мистера Клока — электрические, и все жужжат. Вот комната, где время вправду жужжит!

Теперь у него было две разгаданные записки:

«Я предлагаю тебе просмотреть книгу».

«Только комната, где жужжит Отец Время».

Должно быть, эта комната, где находятся вопящие часы мистера Клока! Правда, по-прежнему непонятно, какую книгу он имел в виду. Однако над этим можно подумать и позже. Теперь Юпитер вынул разорванный листок бумаги, содержавший первую часть письма, полученного миссис Мартой Харрис.

Юпитер внимательно всмотрелся в первую строчку цифр:

«3 — 27

4 — 36

5 — 19

48 — 12

7 — 11

15 — 9»

При обычных обстоятельствах они ничего бы не значили. Но поскольку в уже разгаданных записках упоминалась книга, Юпитеру показалось, что он понимает. Очень популярный способ шифровки не обходится без книги — ключа к шифру. Шифровальщик выбирает слова, составляющие послание, записывает лишь номер слова и страницы и отправляет получателю. У того должен быть экземпляр этой книги, и, выписав из нее слова, он без труда разгадывает смысл. Эти цифры, наверняка, имеют отношение к книге, о которой шла речь в записках.

Только у Юпа не было никакой книги и, кроме того, осталась лишь половина цифр!

Но на сегодня он достаточно сделал!

Юпитер спрятал записки в ящик и уже встал, чтобы спуститься в Туннель Два, как зазвонил телефон. Мальчик, удивившись, поднял трубку:

— Три Сыщика. Говорит Юпитер Джонс.

— Юп! — раздался испуганный голос Боба. — Юп, я попал в переделку! Срочно нужна помощь!

15. Боб попадает в переделку

Оставшись один, Боб не заметил, что его преследует маленький грузовичок. Но когДа он добрался до квартала, где не было домов, грузовик набрал скорость и обогнал его. Машина остановилась, и на землю спрыгнул мальчик.

— Боб! — окликнул он.

Боб, открыв от изумления рот, нажал на тормоз. Это оказался Гарри, выглядевший очень расстроенным. Боб слез с велосипеда и направился к Гарри.

— Что случилось, Гарри? Неприятности?

Задняя дверь грузовичка открылась, и оттуда появился маленький жилистый человечек.

— Смотри, худо придется, если не выполнишь приказа! — проворчал он. — И не пытайся ускользнуть!

— Прости, Боб! — с несчастным, искаженным от стыда и страха лицом сказал Гарри. — Они заставили меня остановить тебя! Заперли маму в доме! —

— Чего тут объясняться! — рявкнул мужчина. — Давай-ка свой велосипед и лезь в грузовик, да побыстрее! Шевелись!

Боб быстро огляделся. На улице ни души, и звать на помощь бесполезно. И беги-не беги — все равно догонят.

Незнакомец схватился за велосипед и нетерпеливо подтолкнул Боба.

— Лезь в грузовик! — повторил он. — А ты, Гарри, садись с ним!

Боб молча повиновался, а Гарри последовал за ним. Мужчина забросил в кузов велосипед. Заднюю дверь захлопнули и заперли. Мальчики превратились в узников.

— Они поклялись, что не причинят нам зла, Боб, — тихо объяснил Гарри. — Все, что им нужно, — информация. Насчет записок и часов. Я почти ничего не знал, так что они отправились за тобой. Следили за складом, чтобы улучить момент и схватить одного из вас.

— Но кто они? — спросил Боб, пока грузовик мчался вперед, в неизвестность.

— Один из них — мистер Джитерс, остальные двое — высокий Карлос и коротышка Джерри, бывший жокей, которого ты видел.

— Карлос и Джералд! — воскликнул Боб. — Это те, у кого вчера днем были Пит и Юп и у кого осталась половина записки.

— Это их и подтолкнуло похитить тебя. Они желают знать, что все это означает, — расстроенно пробормотал Гарри. — Ищут что-то ценное и твердо намерены это найти. Думают, мы отыскали ключ к спрятанным сокровищам.

— Если это и так, мы ничего об этом не знали, — отозвался Боб. — Юп, однако, сказал, будто он уверен, что это что-то ценное.

— Сегодня Карлос и Джерри пришли к мистеру Джитерсу и о чем-то долго разговаривали. Потом схватили меня и велели рассказать все, что знаю. Господи, мне очень жаль, Боб, но ничего не оставалось делать, как сдаться. С такими, как они, не шутят. Угрожали, что матери будет плохо, если я буду молчать.

— Конечно, я понимаю, — вздохнул Боб. — И не надо себя винить. Говоришь, они заперли твою маму?

— Да, в дальней комнате дома мистера Хедли… то есть мистера Клока. Теперь они называют его мистером Клоком. Я подслушал их разговор и понял, что все это время, пока мистер Джитерс жил в доме, он разыскивал тайник или что-то в этом роде. Пожалуйста, Боб, пообещай им все рассказать, тогда они отпустят нас и маму.

— Беда в том, — вздохнул Боб, — что я ничего не знаю. То есть, мы разгадали одну записку, там сказано, чтобы мы просмотрели какую-то книгу, а какую, понятия не имеем. Ну а большего добиться не удалось.

— Они ужасно разозлятся, — заверил Гарри, — они были совершенно уверены, что вы решили все загадки. Вся эта компания узнала о вас, что] могла, и считает, что вы страшно умные и сообразительные.

— Это Юп умнее всех, — покачал головой Боб. — Может быть, удастся их убедить, чтобы они нас отпустили. В конце концов, что толку удерживать нас, если мы ничего не знаем, верно ведь?

На этой обнадеживающей ноте оба замолчали. Грузовик катился все дальше, а мальчики не имели ни малейшего представления, куда их везут. Наконец, после того как прошло довольно много времени, мотор затих. Они услышали, как поднимается вверх тяжелая дверь, возможно гаража. Грузовик проехал еще" немного и снова остановился. Дверь опустилась. Затем задний борт откинули, и раздался голос коротышки Джерри.

— Ну, выходите! — велел он. — И ведите себя прилично, если не хотите неприятностей.

Сначала выпрыгнул Боб, за ним последовал Гар-ри. Боб ступил на бетонный пол и огляделся. Они оказались внутри большого гаража. Двери были плотно закрыты, жалюзи на окнах спущены. С потолка свисала единственная лампочка без абажура. Кроме грузовика, в гараже не было других машин, вторая половина была оборудована под мастерскую, с верстаком, паяльной лампой и множеством разбросанных вокруг инструментов. Около верстака стояло несколько стульев, и Джерри показал на них.

— Садитесь! — злобно ухмыляясь, прошипел он. — Будьте как дома.

Мальчики послушались. Мистер Джитерс вышел из кабины грузовика в сопровождении подвижного, энергичного, улыбающегося Карлоса.

— Свяжи их, чтобы не вздумали дергаться, — приказал Джитерс Джерри. — Потом поговорим.

Джерри ловко обмотал мальчиков веревкой, привязав их к стульям. Мистер Джитерс подвинул к себе третий стул, зажег толстую сигару и выпустил дым им в лицо.

— Насколько я понял, Гарри уже успел тебе рассказать, что нам нужно? — спросил он Боба.

— Он сказал, что вы хотите узнать смысл записок, — слегка дрожащим голосом пролепетал Боб.

— Вот именно. Эти загадки — ключ к тайнику, где лежит нечто весьма ценное, — проворчал мистер Джитерс. — Мы знаем, как вы их раздобыли, как проследили путь вопящих часов до дома Берта Клока, а потом узнали, где отыскать Рекса Кинга и тех, кому Берт посылал записки. А теперь мы желаем знать, что в них говорится.

— Лично я, — вставил Карлос, — не прочь бы понять смысл этого вздора — почему часы были отосланы Рексу Кингу, а письма — остальным. Что задумал Берт?

— Это известно лишь ему, — вмешался Джерри. — Поверьте, хитрее Берта во всем свете не сыщешь. Ему всегда не было равных в составлении планов. А потом он предоставлял другим людям выполнять их и брать на себя весь риск. Мы так и не узнаем, что Берт замышлял, пока не отыщем его, а он, кажется, исчез без следа.

— Джерри прав, — пробурчал мистер Джитерс. — Нет смысла допытываться о намерениях Берта. Да-вайте-ка лучше приложим все усилия, чтобы разыскать добычу. Ну, парни, хватит дурака валять! Говорите, что там, в этих записках?

Боб с трудом сглотнул:

— Ну… в первой сказано: «Я предлагаю тебе просмотреть книгу». Только одна строчка.

— «Я предлагаю тебе просмотреть книгу», — медленно повторил мистер Джитерс, прикусив нижнюю губу. — Ладно, какую же книгу он имел в виду?

— Не знаю. В письме об этом не сказано.

— Возможно, об этом говорится во втором письме, — с очевидным нетерпением вмешался мистер Джитерс. — Что там?

— Не знаю, — тихо произнес Боб. — Мы еще не работали над ней. Все ужасно устали и решили подождать до завтра.

— Осторожнее, мальчишки! — предупредил Джитерс угрожающим голосом. — Не смейте мне лгать! Немедленно говорите, что во втором письме!

— Говорю же, понятия не имею, — отозвался Боб. — Мы еще не успели поработать над ним. Собирались заняться с утра пораньше.

— Может быть, он говорит правду, — предположил Карлос.

— Может быть, — мрачно согласился мистер Джитерс. — Все возможно. Хорошо, парень, давай перейдем к третьей записке. Той, где одни цифры. Вторая половина у нас — Карлос успел вырвать ее у твоего толстого дружка.

Он вынул из кармана разорванный клочок бумаги и помахал перед лицом Боба:

— Что означают эти цифры?

— Не знаю, — снова был вынужден повторить Боб. — Юпитер тоже ничего не успел сообразить.

Мистер Джитерс хищно ощерился. Он понял, как, впрочем, и все остальные, что Боб не лжет.

— Следовало бы подождать, — признался Карлос. — А что, если эти мальчишки, вечно сующие нос не в свое дело, приведут полицию к тайнику с со-кроЕищами? Мы ничего не сможем сделать! Вопрос в том, что нам теперь предпринять? .

— Очевидно, — пробурчал мистер Джитерс, — нам необходимы остальные записки. Если эти парни смогли догадаться, что в них, значит, и нам это по плечу. Стоит лишь добраться до записок, и все будет в порядке. У кого они, мальчики?

— Юпитер Джонс их спрятал, — признался Боб. — А он сейчас уже наверняка в постели.

— Значит, придется ему встать с этой самой постели, — мрачно объявил мистер Джитерс. — У меня идея. Нужно всего лишь заставить твоего жирного приятеля принести их сюда, и мы разгадаем письма с ним вместе.

— Но каким образом ты предлагаешь это сделать? — осведомился Карлос, задумчиво хмурясь.

— Он ведь дорожит своими друзьями, не так ли? — спросил мистер Джитерс, показывая на Боба. — И не захочет, чтобы с ними что-нибудь случилось. Уверен, он будет рад принести нам записки. А ты так не считаешь, парень?

— Не знаю, — с жалким видом пробормотал Боб. Он надеялся, что, когда мистер Джитерс и остальные поймут, что ему ничего не известно, их освободят. Но вместо этого они намереваются захватить и Юпитера!

— Думаю, что он на все пойдет, — кивнул мистер Джитерс. — Получим тот же самый результат, только времени это займет немного больше. Сначала нужно убедиться, что твои родители не беспокоятся о тебе. Позвони им и объясни, что проведешь ночь в доме своего друга Юпитера. Потом позвонишь своему толстому компаньону и скажешь, что, если он хочет еще раз увидеть тебя, придется' выполнять приказы не раздумывая. Джерри, подай ему телефон.

Маленький человечек поднял аппарат с верстака и сунул Бобу:

— Возьми, малыш!

— Ни за что, — упрямо отказался Боб, — никому я не стану звонить! Я рассказал все, что знал, и… и… — Он судорожно сглотнул: — И на этом конец!

— Джерри, — велел мистер Джитерс, глянув в сторону верстака, — я вижу вон там паяльнувд лампу. Включи ее и принеси мне.

Коротышка беспрекословно выполнил приказ. Через мгновение мистер Джитерс сжимал в руке паяльную лампу, из которой с шипением вырывалось жел тое пламя. Он поднес ее к лицу Боба так близко, что тот почувствовал опаляющий жар и был вынуждеи закрыть глаза от нестерпимо яркого света.

— Ну, а теперь, мой мальчик, — очень мягко сказал мистер Джитерс, — выбирай, что предпочита ешь — позвонить или чтобы тебя подстригли этой паяльной лампой? Даю тебе пять секунд на размыщление.

16. Неомсиданная встреча

— Юп, я в ужасной беде, — раздался из трубки напряженный голос Боба. — Мне срочно нужна помощь.

— Что случилось, Боб? — сдержанно осведомился Юпитер.

— Карлос, Джерри и мистер Джитерс похитили меня и Гарри, — пояснил Боб и, в подробностях рассказав, что произошло, закончил рассказ невеселыми новостями: — Они заставили меня позвонить маме и отцу и сказать, что сегодня я ночую у тебя. Мистер Джитерс сказал, что ты можешь спросить у дяди и тети разрешения навестить меня и уйти из дома, не возбудив ни у кого подозрений. И еще передал, что, если не принесешь ему записки, мы… словом, мы за это заплатим. Но клянется при этом, что отпустит всех, как только они получат, что хотят. Юп, что ты об этом думаешь? Считаешь, что нужно сделать все, как они просят? Может, следует вызвать полицию и…

Раздался звук пощечины. Юпитер услышал, как охнул Боб. Но тут же в трубке раздался голос мистера Джитерса.

— Слыхал своего дружка? — спросил он. — Если желаешь увидеть его снова, целого и невредимого… скажем, со всеми пальцами и углами, делай, как велено. Забирай записки и жди перед воротами склада через полчаса. И чтобы никому ни слова, понял? Только тогда все будет в порядке.

— Хорошо, мистер Джитерс, — согласился Юпитер. — Я все точно выполню. И буду ждать грузовик через полчаса.

— Ват так-то лучше, — пробурчал Джитерс. Юпитер повесил трубку и задумчиво покачал головой. Его так и подмывало позвонить Питу, но не было смысла и его впутывать в эту передрягу. Кроме того, Юпитер решил, что мистер Джитерс вполне способен выполнить не только свои угрозы, но и обещания. Если он получит записки и отыщет тот таинственный клад, на который рассчитывает, не будет причин держать их.

Юпитер положил записки — две, которые успел расшифровать, и третью, порванную, состоящую из цифр, в карман рубашки и перед тем, как направиться к лазу в Туннель Два, нацарапал на листочке бумаги; «Ищите нас в комнате часов» — и положил записку на стол. На всякий… да-да, на всякий случай. Юпитер был твердо уверен, что в этой комнате следует искать разгадку тайны.

Выполнив задуманное, он пробрался через Туннель Два и направился к Грин Гейт Уан. Мальчик был почти у цели, когда от кучи утиля отделилась темная тень и шагнула к нему. Юпитер, обладающий моментальной реакцией, метнулся к зеленым доскам, пытаясь протиснуться в лаз и удрать. Но было поздно — сильная рука обвилась вокруг его груди. Широкая ладонь зажала его рот, лишив воздуха. Чей-то голос издевательски прошептал на ухо:

— Итак, мы снова встретились? И на этот раз, думаю, все преимущества у меня.

Неизвестный говорил с легким французским акцентом. Юпитер сразу же узнал его. Это был Юджине, известный во всем мире вор, специалист по краже произведений искусства. Три Сыщика встречались с Юджине и раньше, жизнерадостным, любезным и умным европейцем, когда работали над расследованием очередного дела, и Юпитер знал, что никогда не сможет забыть его. У мальчика мороз пробегал по коже при воспоминании о старом, окутанном туманом кладбище, где Юджине держал его и Пита заложниками.

— Насколько я понял, — прошептал ему на ухо Юджине, — ты узнал меня. И, надеюсь, сообразил, что я не из тех, с кем можно шутить. Если я отпущу тебя, обещаешь не поднимать тревогу? Не люблю угрожать, но, если попытаешься крикнуть, буду вынужден… заставить тебя замолчать.

Юпитеру кое-как удалось кивнуть. Юджине, удовлетворенный этим, отнял руку от рта Юпитера. При слабом свете мальчик едва различал лицо врага. Юджине слегка улыбался.

— Ты, кажется, удивлен, что снова видишь меня, — тихо сказал он. — Следовало бы понять, что, когда на карту ставится такое сокровище, как, украденные полотна на полмиллиона, Юджине будет поблизости.

— Украденные картины? — воскликнул Юпитер. — Разве их мы разыскиваем?

— А ты не знал?

Теперь настала очередь Юджине удивляться.

— Пять великолерных полотен, общей стоимостью полмиллиона долларов, украденные более двух лет назад и с тех пор исчезнувшие бесследно, — вот за чем я охочусь. Да ты, конечно, и сам все должен был знать, иначе к чему все эти усилия?

— Мы пытались решить загадку вопящих часов, — пояснил Юпитер. — И в результате обнаружили улики, позволяющие предположить, что где-то спрятано нечто ценное, только я не знал, что именно.

— О да, эти часы, — кивнул Юджине. — Я сам пытался понять в чем дело и даже полностью их Разобрал…

— Так это вы их украли? — сообразил Юпитер. — И гнались за Бобом и Гарри вчера?

— Совершенно верно. Я также пустил людей по вашему следу, но эти дураки потеряли вас. Удалось заполучить часы, когда офицер так любезно повел твоих друзей в полицейский участок и они оставили часы в машине. Я их разобрал по винтику в поисках какого-нибудь скрытого ключа или указаний, но ничего не обнаружил. Теперь мне необходимо узнать что было в тех посланиях, которые удалось заполучить вашей изобретательной организации.

— Но почему я все должен вам выкладывать? — удивился Юп, к которому явно вернулась былая дерзость. — Стоит мне закричать, и Ганс с Конрадом появятся здесь через минуту и разорвут вас на части.

— Мне нравится храбрость в мальчишках, — хмыкнул Юджине, — однако слишком поспешные действия к добру не приводят, Я не один, и… кстати, к чему эти угрозы? У меня есть что предложить в обмен на сотрудничество. Помоги мне, и я помогу тебе.

— Но каким образом?

— Отец Гарри, мальчика, которого вы встретили в доме, в тюрьме. Я смогу представить доказательства его невиновности. Заберу картины, а ты спасешь от тюрьмы честного человека. Неужели способен отказаться от такого?

Юпитер лихорадочно соображал, что делать. Наконец он кивнул:

— Ладно, я помогу, если вы сдержите слово. Но я потребую от вас еще одной вещи.

— Чего именно, мой толстый, но умный друг? Юпитер рассказал грабителю обо всем, что случи-

лось с Бобом, и о том, что он должен дожидаться грузовика, который отвезет его в то место, где мистер Джитерс и остальные держат Боба и Гарри.

Юджине пробормотал несколько крайне выразительных слов на французском.

— Ох уж эти идиоты! — покачал он головой. — Не думал, что они осмелятся действовать так быстро. Я намеревался забрать картины и смыться прежде, чем они что-то предпримут.

— Так вы знали о них? — недоумевающе осведомился Юпитер.

— Еще бы! Мне вообще известно гораздо больше, чем ты думаешь. Я в городе уже две недели, ищу следы и пытаюсь разгадать, где тайник. У меня… скажем, свои методы. Если хочешь знать, я подключился к телефонам указанных личностей и подслушивал все их разговоры… однако подожду пока соглашаться или отказываться. Скорее всего, в их планах произошли изменения, и мы должны разрушить эти планы.

Ну хорошо, парень, помогу тебе спасти приятелей, а потом мы отыщем картины, и завтра утром я буду в десяти тысячах километров отсюда. Ты же следуй полученным инструкциям и отправляйся к воротам ждать грузовик. Садись в него, а мы с друзьями незаметно проследим, куда вы поедете. Предоставь остальное мне. Чем меньше будешь знать, тем лучше.

Поняв, что так или иначе придется довериться Юджине, Юпитер протиснулся сквозь лаз и вернулся к домику. Он уже начал немного жалеть о том, что вообще взялся за разгадку тайны вопящих часов, но было уже слишком поздно что-либо менять. Во всяком случае, Юджине был достаточно умен и предусмотрителен и наверняка сумеет перехитрить мистера Джитерса, Джерри и Карлоса.

Юпитер вошел в дом, где тетя и дядя по-прежнему смотрели телевизор, объяснил им, что звонил Боб и хочет его видеть. Они с готовностью дали ему разрешение переночевать у приятеля, и Юп, поднявшись к себе, надел теплую куртку и сунул записки во внутренний карман.

Снова спустившись, он пожелал дяде и тете спокойной ночи, вышел и встал у ворот склада подержанных вещей.

Юджине уже поджидал мальчика. Подойдя, он положил руку на плечо Юпитера и серьезно сказал:

— Не забудь, что теперь мы работаем вместе. Сначала нужно освободить Боба и Гарри. Когда придет грузовик, влезай в кабину и не подавай виду, что я за в ами слежу. Если они что-то заподозрят, надеюсь на твою сообразительность. Придумай, чем их успокоить. Ну а теперь я тебя покидаю.

Он растаял во тьме. Если у Юджине был автомобиль, Юп все равно не мог этого видеть. Возможно, машина спрятана на другом конце двора. Здесь, на окраине города, было очень темно и тихо. Мальчика била дрожь…

Внезапно мрак прорезали огни фар. Маленький закрытый грузовик медленно полз по улице. На секунду свет выхватил силуэт одинокого мальчика, и грузовик тут же остановился. Дверь открылась, и из кабины выглянул коротышка Джерри.

— Прекрасно, парень, прыгай! — проскрежетал он. — И ради себя и приятелей подумай, прежде чем выкинуть какой-нибудь фокус!

17. В руках врага

Грузовик не спеша двигался в направлении Голливуда, Карлос сидел за рулем, а Юпитера втиснули между ним и Джерри.

— Записки с тобой, мальчик? — резко спросил Карлос.

— Да, сэр, у меня, — ответил Юпитер на редкость покорно.

— Прекрасно, — пробормотал Джерри. — Потому что если… что там, Карлос?

Карлос пристально глядел в зеркальце заднего вида.

— По-моему, нас преследуют. Вот уже несколько километров за нами едет машина!

— Преследуют! — воскликнул Джерри и безжалостно вцепился в Юпитера. — Парень, если ты звонил в полицию…

— Нет, сэр, конечно нет, — испуганно бормотал Юпитер и даже не очень притворялся при этом. Они заметили машину Юджине, и теперь им грозила не-удача.

— Но если это не полиция, тогда кто? — рявкнул Карлос. — Отвечай, да побыстрее! И не мямли, или я сразу пойму, что ты лжешь!

— Если нас преследуют, — поспешно объяснил Юпитер, — значит, за записками охотится кто-то еще. Видимо, этот неизвестный украл вчера вопящие часы. Если это сделали не вы, значит, тут замешан кто-то третий, наблюдавший за домом и видевший, как вы подъехали. Естественно, он хочет знать, куда мы едем.

— Точно! — воскликнул Джерри. — Часы… Гарри рассказывал об этом Джитерсу! Клянусь, парниш ка прав! Кто-то еще старается раздобыть сокровища! Карлос, ты должен уйти от них!

— Предоставь это мне, — мрачно пообещал Кар. лос. — В двух километрах отсюда начинается шоссе, и я сверну на него. Тогда пусть попробуют догнать!

Минуты две он ехал с той же скоростью но, оказавшись на шоссе, нажал на газ и минуту спустя затерялся в потоке машин, несущихся к Голливуду.

Шоссе Лос-Анджелеса и Голливуда представляют собой гигантскую паутину бетонных дорог, соединяющих город Лос-Анджелес и окружающие районы. Огромное количество машин непрерывным потоком мчится по ним целыми днями и даже по ночам. Теперь они оказались на шестирядном шоссе, и все шесть рядов были заняты грузовиками и легковыми автомобилями, несущимися с большой скоростью.

Карлос начал ловко пробираться сквозь длинные ряды машин, и вскоре, казалось, преследователи безнадежно затерялись среди трейлеров, фургонов и легковых автомобилей. Однако Карлос не удовлетворился этим и продолжал еще минут десять лавировать в уличном потоке. Потом, оказавшись в крайнем ряду, резко свернул к пологому выезду.

Только оказавшись на городской улице, он замедлил ход и внимательно посмотрел в зеркало заднего вида. По-видимому удовлетворившись, он наконец позволил себе расслабиться.

— Нет, они нас потеряли, — объявил он. — Так что можно спокойно ехать.

Карлос поехал дальше, настроение Юпитера окончательно испортилось. Он так рассчитывал на Юджине! Теперь же тот потерял их и не сможет ничем помочь!

Грузовик свернул на дорожку между двумя старыми зданиями. В конце стоял старый гараж на две машины. Карлос нажал на клаксон, и одна из дверей поднялась. Грузовик въехал внутрь, и дверь снова опустилась.

Карлос и Джерри вышли, толкая Юпитера вперед. Юпитер увидел мистера Джитерса, явно ожидавшего их, а позади него привязанных к стульям Боба и Гарри.

— Какие-нибудь неприятности? — спросил мистер Джитерс. — Вы немного опоздали.

— Кто-то преследовал нас, — пояснил Карлос. — Пришлось потратить время, чтобы сбить их со следа. Парень клянется, что это не полиция. Может, те, кто стащил вчера вопящие часы. Но кто бы это ни был, мы от них отделались.

— Прекрасно.

Мистер Джитерс устремил жесткий взгляд на Юпитера:

— Уверен, что наш юный друг слишком умен, чтобы пытаться провести нас. Ну ладно, мальчик, как насчет записок? Они с тобой?

Юпитер порылся в кармане и вынул листок бумаги:

— Вот первая записка, мистер Джитерс. Джитерс внимательно прочитал записку:

— «Я предлагаю вам просмотреть книгу». Да, твой дружок уже рассказал нам об этом. Но о какой книге идет речь?

— Не знаю.

— Так, а о чем говорится во второй записке?

— Вот, сэр, судите сами.

— Хм-м-м. «Только комната, где жужжит Отец Время». И что же это означает?

— Мне кажется, имеется в виду библиотека мистера Клока, где жужжат все эти электрические часы.

— Да-да, конечно, так оно, видимо, и есть. Но я обыскал всю комнату, пытаясь обнаружить скользящие панели, тайники, и ничего не нашел. А третья записка? У меня уже есть половина ее.

И Джитерс предъявил рваный клочок бумаги.

Юпитер рылся в кармане, когда случилось неожиданное. Стекла в окнах с треском разлетелись, жалюзи взвились вверх. Несколько секунд спустя через пустые рамы ворвались люди в синих мундирах, с большими револьверами, направленными на мистера Джитерса, Карлоса и Гарри.

— Руки вверх! — скомандовал первый полисмен. — Быстро! Не шевелиться!

— Копы! — воскликнул Джерри. Карлос пробормотал на испанском несколько слов, значения которых мальчики не поняли, но догадаться было не-слежно.

— Стоять! Руки вверх! — повторил второй полисмен. — Вы под прицелом со всех сторон!

Джерри и Карлос медленно подняли руки. Мистер Джитерс пятился назад, пока не уперся спиной в верстак, и на мгновение показалось, что он пытается нащупать оружие, но полисмен прицелился в него.

— И ты тоже! — рявкнул он. — Ты! Что ты там делаешь? Почему пахнет паленым?!

— Он сжег записки! — воскликнул Юпитер. Лампа, лежавшая на верстаке, все еще потихоньку горела, и мистер Джитерс сунул клочки бумаги прямо в пламя. Прямо на их глазах они обращались в пепел.

— Посмотрим, как вы теперь что-то разгадаете! — прошипел он.

— Я могу вспомнить первые две записки, — сказал Юпитер. — Но ту, на которой одни цифры, восстановить нельзя, и просто не понимаю, как мы узнаем, что пытался сообщить мистер Клок.

— Поломайте-ка голову над этой задачкой, — рассмеялся мистер Джитерс и повернулся к Джерри и Карлосу. — Вы, идиоты, — прошипел он. — Говорили, что обрубили хвост! Этот толстый парень вызвал полицию, а вы позволили им проследить, куда направляетесь… — Но я никуда не звонил! — выпалил Юпитер, потрясенный не меньше остальных таким развитием событий.

— Держи их под прицелом, Джо! — скомандовал полисмен.

Устремившись к выходу, он нажал кнопку. Дверь взвилась вверх, и на пороге появился изящный, хорошо одетый мужчина. Гаражная дверь опустилась. Неизвестный приветливо улыбнулся собравшимся:

— Ну-ну! Превосходно проделано, парни. Кажется, ситуация под контролем.

Глаза Юпитера едва не вылезли из орбит.

— Мистер Юджине! — охнул он.

18. Снова в комнате часов

— Да, мальчик мой, — кивнул Юджине. — Это я, несравненный Юджине, одурачивший полицию обоих континентов. Неужели ты думал, что я позволю этим тупицам обставить меня?

Мистер Джитерс и его сообщники, казалось, узнали имя, поскольку выглядели мрачными и явно нервничали. Они молчали, ожидая дальнейшего развития событий.

— Но… но… — пробормотал Юпитер, — они по теряли вас в потоке машин. Вы просто не могли успеть за нами!

— Я принял меры предосторожности, — весело заверил Юджине и, подойдя к Юпитеру, сунул руку в боковой карман его куртки. На свет появился небольшой плоский предмет. — Это, — объяснил Юджине, — электронное сигнальное устройство. Я положил его тебе в карман при последнем разговоре. В моем автомобиле есть приемник, настроенный на этот прибор, и я просто следовал за звуками, которые он издавал. Даже при таком плотном движении вас нельзя было потерять. Ушло несколько минут, чтобы определить, из какого гаража доносятся сигналы, и как только я определил вас, то тут же послал помощников разобраться.

— Мистер Юджине! — вмешался Боб. Все еще привязанный к стулу, он не сводил глаз со знаменитого грабителя с той минуты, как тот появился. — Это ведь вы гнались за нами вчера и украли часы, верно?

Мистер Юджине слегка поклонился:

— Признаюсь, виноват. Я не хотел причинить вам никакого зла, только старался… скажем, помочь вам в ваших поисках. Но на разговоры нет времени, хотя очень приятно возобновить старое знакомство. Парни, надо приковать этих троих наручниками к столбу.

В центре гаража возвышалась стальная колонна, служившая опорой для крыши. Дрожа от страха под дулами револьверов, Джитерс, Джерри и Карлос прижались спинами к столбу, пока один из мужчин в синем мундире надевал на них наручники. Правая рука каждого мужчины была прикована к левой руке стоявшего рядом сообщника. Так что, когда полисмены отступили, все трое, как оказалось, окружили столб, не в силах ни отойти, ни пошевелиться.

— Прекрасно, — кивнул Юджине, — ну а теперь пора приступить к делу.

— Минуту, Юджине, — вмешался Джитерс, стараясь говорить как можно вежливее. — Почему бы нам не объединиться? Возможно, вместе мы сумеем найти эти штуки гораздо быстрее.

— Я знаю все, что вам известно, — небрежно бросил Юджине. — Вы пытались обхитрить меня, и теперь вам не поздоровится. В любом случае, как видите, теперь я работаю с полицией. Ладно, парни, отвяжите мальчиков, нам нужно поскорее попасть в библиотеку Берта Клока.

Минуту спустя все шестеро уже сидели в большом черном седане и не спеша пробирались по голливудским улицам.

Юджине неожиданно громко хмыкнул.

— Мальчик мой, — обратился он к Юпитеру, устроившемуся рядом, — без сомнения, ты уже потерял всякую надежду увидеть меня снова.

— Верно, — признался Юпитер, — особенно после того, как полиция ворвалась через окна. В жизни не Думал, что вы будете с ней сотрудничать.

Юджине снова хмыкнул:

— Полиция? Да я просто взял напрокат два полицейских мундира в магазине, торгующем маскарадными костюмами и раз, два — получил двух полицейских в помощники. Никогда не позволяй внешности обмануть себя!

Юпитер судорожно сглотнул. Да, его действительно одурачили, как Карлоса и остальных. Невольное восхищение Юджине все росло.

— Гарри, — обратился он к мальчику, сидевшему рядом, — мы сотрудничаем с мистером Юджине. Я согласился на это в обмен на его помощь в освобождении тебя и Боба. Он сдержал слово. И пообещал еще одно — доказать невиновность твоего отца.

— Правда?! — воскликнул Гарри. — Эй, вот это здорово!

— Все очень просто, мой мальчик, — объяснил Юджине, — я расскажу тебе об обстоятельствах ареста. Мистер Берт Клок, бывший актер, если ты еще не догадался, был мозговым центром шайки грабителей, занимающихся кражами предметов искусства и много лет действующей в этом округе. Они похищали ценные картины у богатых людей из мира кино, не заботившихся о хорошей охране.

— Ну конечно! — воскликнул Боб. — Поэтому мистер Клок изменил имя несколько лет назад и вел себя так таинственно. Он вор. Клянусь, именно он стащил картины, спрятанные под линолеумом в кухне Гарри.

— Возможно, он не сам их стащил, — заметил Юджине. — У него для этого было много помощников. Один из них — Джерри, бывший жокей. Клок вообще старался использовать жокеев, поскольку все они маленького роста и могут легко пролезть в любые окна. Клок продавал картины богатым американским коллекционерам, которые их надежно прятали. Карлос поддерживал контакты с южноамериканцами.

Года два назад было украдено несколько картин, от которых мистер Клок не сумел избавиться. Двое его лучших южноамериканских клиентов только что попали в тюрьму после провала заговора с целью свержения правительства. Поэтому мистер Клок спрятал полотна и сказал своим людям, что продаст их позже, когда настанет время.

Однако он долго ничего не предпринимал, и Джерри и Карлос решили действовать на свой страх и риск. Они похитили три картины и принесли на продажу мистеру Клоку, заодно требуя, чтобы он отделался и от пяти спрятанных картин. Но тут вмешалась судьба, и по одному из несчастных совпадений, которыми так полна жизнь, полиция, рас следующая последнее ограбление, обратила внимание на человека, живущего в доме мистера Клока, твоего отца, Гарри. Напуганный тем, что полиция идет по пятам, мистер Клок спрятал три новые картины в месте, где полиция их легко нашла и обвинила твоего отца.

— Клок подставил его! — с горечью бросил Гарри. — Мама и я еще считали Клока таким приличным парнем!

— Совершенно верно, он подставил твоего отца. И вскоре после этого исчез. Вероятно, Карлос и Джерри и, возможно, Джитерс, слишком сильно давили на него. Клок не осмеливался вынуть из тайника картины, поэтому отправился в Южную Америку и спрятался там. От всех, кроме меня. У меня связи во всему миру, если позволите немного похвастаться.

Я связался с Клоком и предложил помочь распродать картины. Видите ли, я посчитал своим долгом знать о всех делах Клока, но тот отказался. Он был сильно болен, по правде говоря, умирал и терзался угрызениями совести из-за твоего отца, Гарри. Поэтому и послал перед смертью странные вопящие часы и несколько записок старым друзьям и скончался.

— Но ПОЧЕМУ он послал эти записки и часы, мистер Юджине? удивился Боб. — Не проще ли было написать письмо в полицию и во всем признаться?

— Берт Клок никогда не был простым человеком, — пояснил Юджине. — И ничего не делал без причины. Возможно, мы узнаем, в чем дело, когда расшифруем записки.

— Но мистер Джитерс их сжег, — напомнил Юпитер. — Две первые и половину третьей.

— Ты, конечно, успел их запомнить? — с беспокойством осведомился Юджине.

— По крайней мере, первые две, — признался Юпитер. — Но третья состояла из цифр. Я их не успел запомнить, поскольку видел лишь однажды, а потом Карлосу удалось заполучить вторую половину. В первой записке говорится: «Я предлагаю тебе просмотреть книгу», а во второй — «Только комната, где жужжит Отец Время».

— Книга? — нахмурился Юджине. — Интересно, какая? Конечно, та комната, где жужжит время, это достаточно просто — библиотека, в которой много часов. Я предполагал, что придется начать оттуда. Ну вот, мы и приехали. Оказавшись в доме, мы сможем по-настоящему поразмыслить над запиской.

Машина остановилась у обочины. Все вышли и направились по тропинке к дому Берта Клока. Гарри впустил их и пошел на поиски матери.

Мальчик громко окликнул ее, и они услышали стук, доносившийся снизу. Гарри быстро отпер дверь подвала, откуда показалась миссис Смит.

— Слава Богу, ты пришел, Гарри, — охнула она, — этот ужасный мистер Джитерс и его дружки! Они заперли меня в подвале и сказали, что придется оставаться там, пока они не вернутся. Вижу, вы привели с собой полисменов. Ну что же, я требую, чтобы этих людей немедленно арестовали.

— О них позаботились, мадам, — заверил мистер Юджине, почтительно кланяясь. — Собственно говоря, мы здесь по делу, жизненно важному для вас.

— Это мистер Юджине! — взволнованно сообщил Гарри. — Он говорит, будто сможет доказать, что отец невиновен!

— В самом деле? Как чудесно! — воскликнула мать.

— Чтобы сделать это, — пояснил мистер Юджине, — нам нужно оказаться в библиотеке мистера Клока или мистера Хедли, если предпочитаете это имя. Возможно, придется повредить пол или стены. Заверяю, это необходимо, чтобы доказать невиновность вашего мужа. Надеюсь, вы дадите разрешение?

— Да, конечно. Все, что угодно! — с радостью согласилась миссис Смит. — Хоть весь дом взорвите, если это поможет Ролфу освободиться!

— Спасибо. Ну а теперь попрошу вас, Гарри и Боба держаться подальше от библиотеки, пока я и мои люди будут работать. Пожалуйста, все это время ни с кем не общайтесь. Если зазвонит телефон, не берите трубку. Хорошо?

— Да, как скажете. Мальчики и я посидим в кухне и что-нибудь съедим, я ужасно голодна, во рту с самого утра крошки не было. А вы, мистер Юджине, делайте, как считаете нужным.

— Спасибо, — кивнул Юджине и повернулся к Юпитеру: — Веди нас в библиотеку, мальчик мой.

А Пит тем временем, не подозревая о волнениях и испытаниях, выпавших на долю Боба и Юпитера, сидел дома и вместе с отцом смотрел телевизор. Мистер Креншоу был техническим экспертом в кино и часто путешествовал по всему свету, когда съемки требовали его присутствия.

Но Питу лишь с большим трудом удавалось сосредоточиться на детективном телефильме. Он по-прежнему думал о тайне мистера Клока и его странных часах. И когда программа кончилась, мальчик задал отцу вопрос.

— Знал ли я Берта Клока? — ответил отец. — Ну еще бы! Не слишком близко, конечно, но встречались на съемках двух-трех фильмов! Ну и талант был у этого парня! От его воплей кровь стыла в жилах. Где-то лет двадцать назад, в одной картине, он выкинул страшно интересный трюк!

— Трюк?

Пит лениво взял из миски на столе картофельную соломку и принялся жевать. Он очень любил картофельную соломку.

— Что за трюк, па?

— Ты о чем? — спросил отец, уже поглощенный следующей передачей.

Пит повторил вопрос. Отец, увлеченный захватывающим вестерном, рассеянно объяснил сыну, в чем дело. Пит удивленно моргнул. Этого Юпитер явно не мог знать. Пит, правда, не понял, какое отношение может иметь рассказ отца ко всей истории, но Юпитер всегда стремился получить как можно больше сведений, когда расследовал очередное дело. Может, стоит позвонить Юпу и все рассказать? Даже если Первый уже спит, он наверняка захочет знать все.

— Уже поздно, — резко заметил мистер Крен-шоу. — Тебе пора в постель, мальчик. Давай-ка наверх!

— Хорошо, па, — согласился Пит и, так и не позвонив, начал подниматься по лестнице. В конце концов, можно обо всем рассказать Юпитеру при завтрашней встрече.

19. Бесплодные поиски

Войдя в комнату часов, мистер Юджине мгновенно преобразился, став крайне деловитым. Он велел своим людям плотно прикрыть занавеси на окнах, включил свет и осмотрел библиотеку.

— Сотни книг, — пробормотал он. — Три картины, вероятно, совершенно ничего не стоящие. Большое зеркало. Много часов. Стены, обшитые панелями, где могут находиться тайники. В первой записке говорится, что нужно просмотреть книгу. Вторая — указывает на комнату, где жужжит время. Третья… кстати, парень, дай-ка мне взглянуть на третью записку.

Юпитер вручил ему оторванную верхнюю часть послания. Юджине взглянул на цифры и нахмурился.

— Речь идет, видимо, о словах на определенных страницах книги, — сказал он. — Но все это не имеет смысла, пока не поймем, о какой именно книге идет речь. Что ты думаешь по этому поводу, мальчик мой?

— Понятия не имею, сэр, — ответил Юпитер. — Хотя, вероятнее всего, она находится где-то здесь, в комнате.

— Да, я тоже так считаю. Давай, просмотрим несколько.

Юджине подошел к ближайшей полке, вытащил три-четыре книги и, пролистав их, сунул обратно.

— Ну нет! Ничего они не означают! И потом, тут слишком много книг, их просто невозможно просмотреть. Однако нужно любой ценой расшифровать записку. Думай, мальчик, думай. Все говорят, что в этом тебе нет равных.

Юпитер с силой потянул за нижнюю губу, чтобы мысли быстрее ворочались в голове.

— Мистер Юджине, — начал он наконец.

— Да, мальчик?

— Эти послания были предназначены для Рекса Кинга. Он, видимо, вполне мог их расшифровать. Следовательно, логично будет предположить, что он знал, какую книгу имел в виду мистер Клок.

— Ну конечно! Остается только позвонить и спросить его.

— Но он в больнице.

— Это плохо.

Лицо Юджине омрачилось.

— Попытайся выдать другую идею.

— Мы могли бы спросить его жену. Она, возможно, знает. — Лучше я поручу это Бобу, — сказал Юпитер, — это он с ней говорил.

Юпитер направился на кухню, где Боб, миссис Смит и Гарри пили какао.

— Нашел что-нибудь, Первый? — спросил Боб при виде Юпитера.

— Пока нет. Нам нужна твоя помощь.

Юп объяснил Бобу, что делать. Боб прошел в холл, нашел в телефонной книжке номер Кинга и снял трубку. Он сразу же узнал голос миссис Кинг и рассказал о таинственной книге, на которую ссылался Берт Клок в своем письме. Возможно, ее муж знал, о чем идет речь. Не может ли она вспомнить, какую книгу имел в виду Берт Клок?

— Думаю, что могу, — ответила миссис Кинг. — Много лет назад Берт написал книгу воспоминаний о своей работе на радио. Муж помогал ему в работе над книгой. Она называлась «Часы вопят в полночь». Вероятно, это и есть та самая.

— Почти наверняка! — воскликнул Боб. — Большое вам спасибо!

Повесив трубку, он сообщил новость Юпитеру и мистеру Юджине. Те помчались в библиотеку и захлопнули за собой дверь. Боб вернулся на кухню, приготовившись ждать и гадая, что может открыть новое обстоятельство.

Юджине минуты две внимательно осматривал полки и наконец выхватил книгу:

— Вот она! «Часы вопят в полночь», сочинение Алберта Клока. Ну вот, хоть какой-то прогресс. Где эта записка? Дай посмотреть… страница три, слово двадцать седьмое. Сейчас посмотрю. А ты, парень, выписывай слова по порядку.

Он нашел третью страницу.

— Слово «встань». Ну а теперь остальные. Юджине работал быстро. Юпитер старательно выписывал каждое слово.

Наконец Юджине дошел до последней цифры разорванной записки.

— Это все, — сказал он. — Остальное у Карлоса. Прочти, что у нас получилось.

Юпитер прочел записку вслух:

«Встань в середине комнаты, ровно без одной минуты полночь. Необходимо, чтобы с тобой были два детектива и два репортера. Образуйте круг, держась за руки, и сохраняйте полную тишину в течение одной минуты. Ровно в полночь…»

Юпитер остановился.

— На этом записка кончается, мистер Юджине.

— Гром и молния! Как раз на самом важном месте! Ровно в полночь — ЧТО? Что должно произойти? Все потеряно! Этот Берт Клок действительно умен! Трудно понять, о чем он на самом деле думал.

Юджине тяжело вздохнул:

— Ничего не поделаешь. Придется разнести всю комнату. Либо картины спрятаны здесь, либо мы сумеем найти ключ к тайнику, где они лежат. Конечно, хорошо, если бы мы точно знали, что ищем, но придется довольствоваться тем, что есть.

— Погодите, мистер Юджине! — воскликнул Юпитер. — А что, если это картины, висящие на стене? Я имею в виду, может быть, поверх старых картин попросту нарисованы новые?

— Нет, нет, уверен, что это не так, но на всякий случай посмотрю.

Юджине снял первую попавшуюся картину, внимательно изучил ее и даже поскреб в углу перочинным ножом.

— Нет, всего-навсего дешевая мазня, — объявил он. — Придется пролистать все книги, чтобы посмотреть не в них ли спрятан ключ. Потом осмотрим стены и книжные шкафы, может обнаружим тайники или скользящие панели.

— Постойте! — снова вскрикнул Юпитер. — У меня идея, сэр!

— Еще одна? Да твой ум работает, как машина! — покачал головой Юджине. — Что на этот раз?

— Думаю, я понял, как можно расшифровать вторую часть записки, сэр.

— Ну что же, давай попробуем!

— Когда люди выбирают слова в книге, чтобы составить записку, они часто отмечают их карандашом, боясь не сбиться. Если те слова, которые мы обнаружили, тоже отмечены, можно пролистать всю книгу и найти остальные.

— Просто великолепное наблюдение! — признался Юджине. — Давай попробуем.

Они быстро просмотрели книгу мистера Клока.

— Ты прав, мальчик. Под каждым словом из записки стоит крохотная точка. Вот, возьми и попробуй отыскать остальные.

Юпитер взял книгу и стал переворачивать страницу за страницей, отыскивая только карандашные точки. Наконец, наткнувшись на очередное слово, он назвал его вслух, а Юджине записал. Потребовалось немало времени, чтобы просмотреть каждую страницу, но Юпитер так увлекся, что забыл об усталости и ни разу не остановился. Наконец он не смог больше отыскать ни одной метки.

— Прекрасно, кивнул Юджине. — Читаю записку:

«Встань в середине комнаты, ровно без одной минуты полночь. Необходимо, чтобы с тобой были два детектива и два репортера. Образуйте круг, держась за руки, и сохраняйте полную тишину в течение одной минуты. Ровно в полночь будильник тех часов, что я послал тебе, придет в действие, и часы начнут вопить. Пусть вопль продолжается, пока мой тайник не будет обнаружен».

Мистер Юджине взглянул на Юпитера:

— Что, по-твоему, это означает?

Юпитер нахмурился. Подобные странные послания встречались ему в жизни крайне редко.

— Похоже, что эти вопящие часы заставляют работать устройство, открывающее скрытую панель или что-то в этом роде. Можно сделать такие замки, которые отворяются только особыми звуками. Некоторые реагируют только на голос владельца. Думаю, это тот случай, когда ключом служит вопль мистера Клока.

— Совершенно верно, — согласился Юджине, — я точно так же считаю. Хитрый замок, открывающийся только на определенный звук.

— Ну а теперь, — решил Юпитер, — если у вас есть часы, можно попробовать. Не думаю, что эти указания насчет того, чтобы держаться за руки или ждать до полуночи могут чему-то помочь. Это все для того, чтобы создать атмосферу.

— Тут, к несчастью, у нас начинаются затруднения, — медленно произнес Юджине. — Часов больше нет. Я разобрал их в поисках скрытого сообщения, выгравированного внутри. Они больше не будут вопить. Он вздохнул: — Такого я не предполагал. Это один из тех немногих случаев, когда я собственными руками совершил непоправимую ошибку. Но помочь уже нельзя. Часы не существуют.

— Тогда, — покачал головой Юпитер, — не знаю, что теперь делать.

— Есть выход, — объявил Юджине. — Конечно, это грубо, и я ненавижу грубость, но на этот раз без нее не обойтись. Мои люди взломают все панели включая те, что скрыты книжными шкафами. Если где-то есть тайник, мы его найдем. Фред! — позвал он одного из «полисменов». — Спустись к машине и принеси инструменты. Нам предстоит нелегкий труд.

20. Поразительные события

В библиотеке мистера Клока царил невыразимый хаос. Комната выглядела так, словно в ней взорвалась бомба или бригада демонтажников явилась, чтобы разрушить дом до основания. Последнее было почти верно. Люди Юджине действительно разрушили комнату, атакуя стены долотами, стамесками, сверлами, топорами и ломами.

Вначале они свалили на пол все книги с полок, сняли картины и зеркало, а сейчас методически взламывали стены в поисках скрытых под панелями тайников. Они даже сорвали несколько полок, пытаясь обнаружить потайную дверь или скрытый шкафчик, и попробовали отбить штукатурку от потолка, но обнаружили, что под ней находится лишь тяжелая плита.

Но все усилия оказались напрасными. Они не отыскали ничего, даже близко напоминающего тайник.

Юджине выглядел одновременно рассерженным и разочарованным.

— Ну что же, — наконец сказал он, — мы потерпели неудачу. Берт Клок спрятал свои сокровища так хорошо, что я не смог их найти. Просто невероятно!

— Это означает, что вы не сможете доказать невиновность отца Гарри? — с тревогой спросил Юпитер.

— Нет, пока не обнаружу украденные картины. А мы пока, как видишь, ничего не смогли отыскать. Правда, может быть у тебя появились новые идеи?

Юпитер в который раз потянул себя за нижнюю губу. И действительно, идея не замедлила себя ждать.

— Мистер Юджине! Часы, возможно, и уничтожены, но вопль, скорее всего, остался.

— Что ты имеешь в виду?

— Есть такой человек, Джералд Уотсон, у которого сохранилась коллекция всех записей радиоспектаклей с участием мистера Клока. В сериале «Вопль в полночь» каждая глава начинается с вопля. Может, именно этот вопль сохранился на ленте. Если это так и мы сумеем взять на время пленку и магнитофон у мистера Уотсона, возможно, часы нам и не понадобятся.

— Немедленно звони ему! Время не ждет! Юпитер вышел и набрал номер мистера Уотсона.

Тот вначале никак не мог понять, в чем дело, но быстро пришел в себя и даже узнал описанный Юпитером вопль.

— О да, молодой человек, конечно! Господи, да именно этот вопль принес Берту славу. Это очень старый спектакль, записанный двадцать лет назад. Действительно, у меня есть эта запись. Я немедленно ее отыщу! Буду рад одолжить вам магнитофон и пленки, но настаиваю, чтобы вы обязательно рассказали мне, в чем тут тайна.

Юпитер пообещал и сказал, что за пленкой сейчас приедут, и повесил трубку. Боб, Гарри и миссис Смит вышли из кухни и пораженно уставились на невероятный беспорядок в библиотеке.

— Господи, Юп, во что вы превратили комнату! — охнул Боб. — Нашли что-нибудь?

— Пока нет, — сознался Юпитер.

— Да, похоже, вы в самом деле решили снести весь дом! — воскликнула миссис Смит. — Никогда бы не дала разрешения, знай я, что вы такое натворите!

— Мы ищем доказательства невиновности вашего

мужа, — сообщил мистер Юджине. — Хотите, чтобы мы остановились, не обнаружив их?

— Нет, нет, конечно нет, — расстроилась миссис Смит. — Если вы действительно сможете его освободить, это стоит любого разгрома.

— Попытаемся больше ничего не сломать, — слегка поклонился мистер Юджине, и женщина, казалось, вполне этим удовлетворилась.

Они уже проверили все стены, и ничего не оставалось делать, кроме как ждать. Мужчина по имени Джо уехал в машине за магнитофоном и пленкой и через час уже вернулся, с трудом таща тяжелый аппарат.

— Ну вот, — вздохнул он. — Старик уже поставил катушку, так что осталось лишь включить.

— Прекрасно! — воскликнул Юджине и повернулся к Юпитеру. — Ты знаешь, как работает магнитофон? — осведомился он.

— Да, сэр.

Юпитер открыл футляр магнитофона, вытащил шпур и вставил вилку в розетку.

— Давайте приведем комнату в порядок, — предложил он. — Конечно, полностью это сделать невозможно, но хотя бы повесим полки, картины и зеркало и расставим книги.

Юджине хотел было возразить, но передумал.

— Давайте, — кивнул он своим людям, и те немедленно подчинились. Они повесили полки и зеркало, расставили часть книг и отступили, выжидая.

— Ну же, делай что-нибудь! — нетерпеливо велел Юджине. — По-моему, мы зря тратим время. Но нужно хотя бы попытаться!

— Да, сэр.

Юпитер убавил звук, прослушивая пленку, пока мужчины работали, и наконец отыскал место, где начинался вопль, и прокрутил пленку обратно.

— Я готов, — объявил он. — Пожалуйста, не разговаривайте. Полная тишина!

Он нажал на кнопку и прибавил звук. Послышались тихие голоса — мужчина и женщина о чем-то беседовали. Потом откуда-то возник вопль — пронзительный, отчаянный, нечеловеческий. Он зазвенел в комнате и наконец с последним душераздирающим криком смолк. Воцарилась тишина.

Все думали, что сейчас откроется потайная дверь или от стены отскочит панель.

Но ничего не произошло.

— Так и знал! — воскликнул Юджине. — Говорю же, в этой комнате просто нет места, где можно было скрыть пять дорогих картин! Нет места!

— А я думаю, что есть, сэр, — возразил Юпитер с неожиданным волнением. Он успел увидеть кое-что незамеченное другими и теперь считал, что знает, где спрятаны картины. Оставалось только проверить его предположение.

— Давайте попробуем снова, — предложил он. — Возможно, звук был недостаточно громким.

Он повернул ручку громкости на полную мощность, перемотал ленту, и снова раздался вопль. На этот раз он взорвался в комнате таким визгом ужаса, что все зажали уши. Вопль становился все пронзительнее, выше, выше, выше, пока не превратился в нечто совершенно непереносимое.

Тут-то все и случилось.

Стекло большого зеркала, висевшего на стене, разлетелось на тысячи осколков, брызнувших на пол. Через мгновение от зеркала не осталось ничего, кроме рамы и нескольких застрявших в ней кусков стекла. На его месте оказалась ярко раскрашенная картина. Перед изумленными глазами собравшихся полотно свернулось и упало на пол. За ним последовали еще четыре картины, аккуратно вставленные между стеклом и рамой.

Наконец-то стало понятным назначение вопящих часов. Не обращая внимания на острые осколки, Юджине ринулся вперед, чтобы схватить первую картину — абстрактное полотно, на черном фоне которого были разбросаны яркие вихри.

— Картины! — торжествующе воскликнул он. — Стоят полмиллиона долларов, и я наконец их заполучил.

В эту минуту дверь библиотеки распахнулась, и с порога раздалась резкая команда:

— Руки вверх! Вы арестованы! Присутствующие, потрясенные увиденным, молча

обернулись и уставились на стоявших у порога мужчин. Двое полисменов целились в них из револьверов. Позади маячили мистер Рейнолдс, шеф полиции Ро-ки-Бич, и мистер Креншоу, отец Пита. Сам Пит протиснулся сквозь толпу и оказался в комнате.

— Юп! — с беспокойством воскликнул он. — С тобой все в порядке? Ой, как же мы тревожились за тебя! Я не смог заснуть — хотел рассказать кое-что и позвонил тебе домой. Твой дядя сказал, что ты ночуешь у Боба, а мать Боба думала, что вы оба остались у тебя. Я позвонил в штаб-квартиру, но вас и там не оказалось. Тогда я поехал на склад и пробрался в трейлер, чтобы посмотреть, оставил ли ты какую-нибудь записку. Прочел насчет комнаты с часами и позвонил сюда, но никто не ответил.

Тут я встревожился по-настоящему. Сказал отцу, что ты и Боб пропали, а уж он позвонил шефу Рейнолдсу. Мы все приехали сюда, чтобы понять в чем дело, и, похоже, появились как раз вовремя.

Шеф Рейнолдс выступил вперед и, взяв из рук Юджине картину, осторожно положил ее на стол.

— Это было украдено из галереи года два назад, — объявил он. — Я помню, что фотографии картины были разосланы по всем полицейским участкам. — И, повернувшись к Юпитеру, добавил: — У меня было предчувствие, что все это очень серьезно. Вспомнил, как вчера за Бобом гнались и украли что-то из его машины, и понял, что вы впутались в весьма неприятное дело. Кажется, мы как раз успели поймать воров с крадеными ценностями.

Юпитер повернулся и взглянул на мистера Юджине. Учитывая, что знаменитый грабитель после того, как дурачил полицию столько лет, только сейчас был пойман с поличным, он выглядел крайне спокойным. Собственно говоря, он даже улыбался. Опустив руки, Юджине вынул из кармана сигару и зажег ее.

— Скажите, пожалуйста, в каком преступлении меня обвиняют? — осведомился он.

— Хранение краденого. Этого для начала вполне хватит, — рявкнул шеф Рейнолдс. — Ну плюс еще похищение, ущерб, причиненный дому, так что претензий будет предъявлено немало.

— Неужели?

Юджине затянулся сигарой и выпустил столб дыма.

— Не стоит бросаться необоснованными обвинениями, дорогой друг. Я приехал сюда, движимый похвальными намерениями вернуть обществу украденные предметы искусства, спрятанные здесь Албертом Клоком. Этот мальчик… — Он кивнул на Юпитера. — …скажет вам, что он и его друзья добровольно помогали мне в поисках. А ущерб был нанесен комнате с разрешения здешней домоправительницы. Нам было необходимо обнаружить похищенные картины, и мы их нашли, а теперь отдаем вам, джентльмены, и на этом разрешите откланяться.

— Но погодите… — начал шеф Рейнолдс.

— Объясни джентльменам, что я говорю чистую правду, — потребовал Юджине, обращаясь к Юпитеру.

Юн моргнул. Юджине действительно сказал чистую правду.

— Да, шеф Рейнолдс, — нерешительно пробормотал он. — Мы здесь по доброй воле, а мистер Юджине, действительно искал спрятанные картины. Это совершенно верно.

— Но мы все знаем о нем. Он грабитель и собирался оставить их себе! — воскликнул шеф.

— Это вопрос мнений, — возразил Юджине. — Вы ничего не сможете доказать. Поэтому прошу извинить, но мне пора. Вы не посмеете арестовать меня, иначе

я немедленно подам в суд за незаконный арест, потребую в возмещение ущерба миллион долларов и выиграю иск.

Он махнул рукой своим людям, все еще стоявшим с поднятыми руками.

— Но погодите! — воскликнул один из полицейских. — Нельзя же, чтобы ему все сошло с рук и на этот раз! Можно задержать этих людей за то, что незаконно разыгрывали роль полицейских!

— В самом деле? — слегка зевнул мистер Юджине. — Фред, пожалуйста, подойди. Ну а теперь посмотрите на нашивки, которые носит Фред.

«Н. Й. Д. П.», — недоуменно протянул шеф.

— Совершенно верно, нью-йоркский департамент полиции. Эти мужчины — актеры, которых я нанял, чтобы помочь в поисках картин. Они носят мундиры нью-йоркского департамента полиции, находящегося почти в шести тысячах километров отсюда. Это просто невинная шутка с моей стороны. Нельзя сказать, что они выдают себя за лос-анджелесских полицейских, поскольку эти двое одеты в мундиры нью-йоркской полиции.

Юпитер судорожно сглотнул. Теперь, приглядевшись поближе, он понял, что это правда. Вместе с остальными он принимал как должное то, что люди Юджине одеты в мундиры лос-анджелесских полицейских.

— Пойдемте, джентльмены, — позвал Юджине и спокойно шагнул к двери. Шеф Рейнолдс почесал в затылке.

— Будь я проклят, если знаю, за что их арестовать! — раздраженно бросил он. — По-видимому, придется их отпустить.

Юпитер восхищенно покачал головой. Юджине не получил картин, за которыми охотился, но снова смог ускользнуть и оказаться на свободе.

У самой двери Юджине остановился и оглянулся на Юпитера.

— Поверь, мальчик мой, работать с тобой — истинное удовольствие, — сказал он. — Жаль, что мы не сможем сотрудничать вместе. Перед тобой открылось бы блестящее будущее, пройди ты мою школу. Однако уверен, что мы когда-нибудь еще встретимся.

Через мгновение входная дверь открылась и снова захлопнулась, и Юджине со своими людьми исчез. Шеф Рейнолдс по-прежнему чесал в затылке.

— Ну что ж, — выговорил он наконец, — думаю, Юпитер, пора тебе кое-что объяснить. Скажи-ка, пожалуйста, что тут на самом деле случилось?

Юпитер глубоко вздохнул:

— Видите ли, шеф Рейнолдс, все началось с вопящих часов. Дело было так…

Рассказ его занял довольно много времени.

ГЕКТОР СЕБАСТЬЯН ОБЪЯСНЯЕТ:

Вы уже знаете, что рассказал Юпитер шефу Рейнолдсу. Но, может быть, захотите услышать еще о нескольких деталях, возникших прежде, чем дело было официально закрыто.

Украденные картины, из-за которых арестовали отца Гарри, были спрятаны под линолеумом самим мистером Клоком, боявшимся, что полиция заподозрит его, если он не сможет взвалить на кого-то собственное преступление. Как только Клок смог благополучно выбраться из страны, он бежал и укрылся в Южной Америке, потому что хотел убраться подальше и от полиции, и от Карлоса, Джерри и мистера Джитерса. Последние состояли в шайке, занимавшейся кражей произведений искусства, и настаивали, чтобы мистер Клок вновь присоединился к ним.

Клок, кдк сказал Юджине, действительно умер от болезни в Южной Америке, так что оказалось невозможным привлечь его к ответственности. Карлос, Джерри и мистер Джитерс были арестованы в гараже, из которого так и не сумели выбраться. Они сознались в своем участии в ограблениях и полностью оправдали отца Гарри. Тот был освобожден из тюрьмы и вернулся домой.

Фокус, который проделывал Берт Клок в старом фильме, так запомнившийся отцу Пита и мистеру Уотсону, заключался в том, что он становился перед зеркалом и разбивал стекло пронзительным воплем. Звуковые волны определенной частоты вызывали колебания, способные разрушить тонкое стекло, и эта сцена была самой эффектной.

Мистер Клок купил подобное зеркало и повесил его в библиотеке. Он использовал его как тайник для украденных картин, которые еще не успел продать. Последние пять полотен так и остались в зеркале — более безопасного места Клок просто не смог найти. Мы так и не узнали, почему он предпочитал именно зеркало — вероятно, наслаждался сознанием того, что в любую минуту сможет разбить его или хотел когда-нибудь удивить приятелей необычным трюком.

Именно о нем рассказал сыну мистер Креншоу, а Пит хотел, чтобы Юпитер обо всем узнал. Пит даже не смог из-за этого уснуть и попытался позвонить другу. Обнаружив, что и Юп и Боб куда-то исчезли, он попросил отца позвонить в полицию.

Сначала Юпитер злился на себя за то, что не смог догадаться, где скрыты несколько небольших картин, но Боб и Пит уверили друга, что, если он так блестяще разрешил все загадки, не имеет значения, что неудача постигла его на самом последнем этапе.

По правде говоря, когда Юп впервые включил запись вопля, он заметил, как большое зеркало слегка покачнулось, и догадался, что должно случиться. Включив магнитофон на полную громкость, он полностью уничтожил зеркало, настолько основательно, что даже сам был удовлетворен.

И еще одно. Почему мистер Клок послал друзьям странные записки, а Рексу Кингу — часы, вместо того чтобы сразу написать обо всем в полицию? Этому нашел объяснение мистер Кинг:

— Берт знал, что последнее время меня преследуют неудачи и я не могу найти работу. Здесь, в Голливуде, реклама очень важна. Мне было необходимо, чтобы мое имя попало в газеты, где теле — и кинопродюсеры увидят его и вспомнят меня.

Берт придумал план, по которому я должен был отыскать пропавшие картины, так чтобы об этом узнала вся Америка и газеты расписали мой подвиг. Не попади я в больницу в то время, когда пришла посылка, смог бы легко связаться с остальными, разгадать смысл записок и взять с собой репортеров и детективов, которые смогли бы стать свидетелями находки. Тогда обо мне говорили бы в каждом доме. Какая прекрасная реклама!

Берт был хорошим другом, хотя и оказался грабителем, и даже перед смертью хотел сделать мне услугу, так что я не могу думать о нем плохо. Жаль только, что не все получилось, как мы рассчитывали, реклама мне не помешала бы.

Вы будете счастливы узнать, что в газетах было напечатано о мистере Кинге и в результате ему предложили несколько ролей.

Что касается Трех Сыщиков, они положили отчет об этом расследовании в раздел картотеки, где лежали закрытые дела, и теперь с нетерпением ожидали, когда можно будет приняться за новое. Что бы им ни подвернулось, уверен, что это будет леденящая душу история.

Примечания

1

Эти слова в английском языке начинаются с одной буквы и пишутся почти одинаково.

(обратно)

Оглавление

  • Несколько слов от Гектора Себастьяна
  • 1. Часы вопят
  • 2. Юпитер находит улику
  • 3. По следу
  • 4. Вопящий «дедушка»
  • 5. Комната часов
  • 6. Тайна становится все запутаннее
  • 7. Часы украдены
  • 8. Кто такой Рекс?
  • 9. Новая тайна
  • 10. Умальчиков беда
  • 11. Другой Джералд
  • 12. Вопросы, на которые нет ответов
  • 13. Боб обнаруживает ключ к разгадке
  • 14. Призыв о помощи
  • 15. Боб попадает в переделку
  • 16. Неомсиданная встреча
  • 17. В руках врага
  • 18. Снова в комнате часов
  • 19. Бесплодные поиски
  • 20. Поразительные события
  • ГЕКТОР СЕБАСТЬЯН ОБЪЯСНЯЕТ: