КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604638 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239638
Пользователей - 109538

Впечатления

iron_man888 про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Думал, очередная графомания, но это офигенно! Автор далеко пойдет. Любителям фэнтези с неоднозначными героями и крутыми сюжетными поворотами зайдет однозначно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Да, никто не сделал большего для развития украинского самосознания и воспитания ненависти ко всему российскому даже в самых пророссийских регионах Украины, как ВВП в феврале...

Именно он - по делам, а не по словам - лучший друг бандеровцев :(

P.S. А судя по реакции на комментарий — суммарный интеллект читателей одинаков, а количество их неуклонно растет :) Мыслят так, как приказано ящиком...

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 7 за, 3 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -8 ( 2 за, 10 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).

Невезучая [Бет Чиотта] (fb2) читать онлайн

- Невезучая (пер. И. А. Никитенко) (а.с. Невезучая -1) (и.с. City Style) 901 Кб, 263с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Бет Чиотта

Настройки текста:



Бет Чиотта Невезучая

Посвящается Хелен Розберг и Лесли Бербанк, двум удивительным личностям, которым удается видеть чудеса в скучной повседневности.

Глава 1

— Мы не можем принять вашу карточку.

— Простите? Как это? — Афия непонимающе глянула на продавца, тщетно притворяющегося истинным европейцем: черный костюм и очки в тонкой черной оправе. Всего минуту назад этот подлый тип сверкал белозубой улыбкой и был сама предупредительность!

— Миссис Сент-Джон, ваша карта заблокирована.

Афия услышала сдержанный смешок продавщицы, стоящей чуть позади псевдоевропейца. Она даже слегка покраснела, до того разозлилась! В эксклюзивных бутиках вроде «Бернарда», где она только что пыталась расплатиться картой, продавцы обычно вышколены и вежливы. А мерзкая девица с конским хвостом имела наглость посмеяться над ней!

И откуда взялось это противное, липкое чувство неуверенности?

— Должно быть, здесь какая-то ошибка.

Продавец поджал губы и едва не закатил глаза, всем видом показывая, как раздражает его подобная наивность.

— Может, у вас есть другая карта? — все-таки спросил он. — Давайте попробуем ее.

Бизнес-менеджер Афии Генри Глик как раз на прошлой неделе попросил ее положить все средства на один счет, что-бы избежать сложностей с налогами. Он уже несколько месяцев предлагал Афии какую-то выгодную сделку, в тонкостях которой она не могла разобраться, а потом вздохнул и просто предложил перевести деньги на одну карту. И именно она сейчас была заблокирована.

Правда, у Афии всегда оставался запасной выход — использовать «Америкэн экспресс». Карту, на которой лежало кое-что «на черный день». Неприкосновенный запас, трогать который она никогда не решалась.

Что ж, можно было считать, что тот самый «черный день» настал. Афия со вздохом открыла бумажник (от Гуччи), вытащила из потайного отделения платиновую карту и протянула ее продавцу. Тот привычным жестом пропустил ее через считывающий аппарат и поджал губы. Он как-то странно взглянул на Афию, и хотя девушка горделиво вздернула подбородок, в душу ей закрались гаденькие сомнения. Продавец приподнял одну бровь.

Желудок Афии неприятно сжался.

«Чего он так на меня уставился? Я не совершила ничего предосудительного!»

Забавно, как много раз в жизни Афии хотелось прокричать эти слова во весь голос. Но она привычно стиснула зубы и адресовала продавцу самую ослепительную из своих улыбок.

Тот достал из нагрудного кармана сотовый и набрал какой-то номер. Афия спокойно заправила выбившийся светлый локон за ушко, украшенное бриллиантовыми подвесками. Однако безмятежный вид давался ей все труднее.

«Я не совершила ничего предосудительного».

Косо взглянув на нее, продавец что-то невнятно пробормотал в трубку, затем кивнул, многозначительно добавил «угу» и нажал отбой. Затем он протянул Афии ее «Америкэн экспресс».

— Заблокирована.

К прилавку начали подтягиваться другие продавщицы «Бернарда» — подтянутые девицы средних лет, до такой степени похожие, словно пользовались услугами одного и того же пластического хирурга. Они тихо перешептывались и хмыкали.

Афия наклонилась через прилавок и ткнула пальцем в табличку на груди продавца.

— Дуглас, верно? Боюсь, у вас проблемы со считывающей машиной. На моих счетах полно денег.

— Наша машина в полном порядке, — холодно отрапортовал парень. — А вот состояние ваших счетов под большим вопросом. Впрочем, мы готовы принять от вас чек.

— Но у меня нет чековой книжки!

Мистер Глик настоял на том, чтобы следить за состоянием счетов Афии. Он же и расплачивался с кредиторами. Афия уже давно не держала в руках наличных и не проверяла банковских выписок.

— Попытайтесь еще раз, — пискнула она, заново протягивая продавцу «Визу» — кредитную карточку, выданную ей Гликом. Ей было все больше не по себе. Потрясающие босоножки от Шанель — с тонкими шпильками и ремешками, в элегантной фирменной коробке — были уже уложены в пакет и ждали, пока она расплатится. Они составляли идеальную пару к шелковому платью, которое Афия приобрела сегодня в «Саксе».

Две минуты спустя Дуглас, поджав губы, убрал с прилавка пакет с туфлями. Афия, задыхаясь от негодования и ужаса, пулей вылетела из «Бернарда». Фиаско, постигшее ее в магазине, вновь ввергло ее в пучину отчаяния и ненависти к жизни, из которых она с таким трудом вытаскивала себя последние месяцы. Афия пережила две пышные свадьбы и трое похорон за семь лет, а это дается нелегко. Пресса не оставляла ее ни на минуту, папарацци и светская тусовка трепали ее имя и валяли его в грязи. От этого каждая личная драма превращалась в какой-то дешевый фарс. Ее прозвали Черной Вдовой с легкой подачи какого-то паршивого журналистишки. Иногда Афия представляла себе сладкую картину, как она душит этого гада, а тот хрипит и просит пощады. Близкие и друзья знали, что оснований для подобного прозвища нет и обвинения беспочвенны, но от этого не становилось легче. Афия похоронила первого мужа, а затем внезапно — в результате нелепой случайности — потеряла и второго. Общество не верило в совпадения и несчастным вдовам, отхватившим немалое состояние.

Смирившись со своим положением, Афия решила лечить душу шопингом. Она отдавалась этому занятию с маниакальным упорством, и тоска понемногу отступала, хотя и не уходила насовсем.

Однако сколько бы она ни вложила в покупки, она не могла потратить на тряпки целое состояние! А тем более два состояния.

Афия почти вприпрыжку понеслась прочь от магазина. Слезы застилали глаза, и она едва не налетела на стремянку, расставленную на тротуаре какими-то рабочими. Отскочив в сторону, девушка попала каблуком в трещину на асфальте, нелепо взмахнула руками и едва не упала. Браслет, подаренный еще отцом, слетел с запястья и шлепнулся в метре от нее. Щедро рассыпая проклятия, Афия сделала попытку выдернуть каблук из расселины. Затем еще одну. На третий раз ей это удалось, но, получив неожиданную свободу, она растянулась на тротуаре лицом вниз.

И это на Пятой авеню!

Схватив браслет, Афия вскочила и, даже не отряхнувшись, бросилась к машине. Руди, шофер, уже спешил ей на выручку. Он подхватил Афию под локоть и усадил в лимузин.

— Что за невоспитанные животные! — бросил он остолбеневшим рабочим. — Хоть бы кто руку подал!

— Я в порядке, — пролепетала девушка, устраиваясь на кожаном сиденье.

— Но ты плачешь, — заметил Руди, заглядывая внутрь лимузина. — И у тебя поехали колготки.

Афия взглянула на щиколотку, по которой змейкой вилась стрелка.

— Проклятие! — воскликнула она и заревела уже в голос.

— Так и знал, что сегодня не стоило никуда ехать. Лучше бы я отвез тебя в Майами. Там по крайней мере тепло и солнечно. — Руди торопливо закрыл дверь и занял свое место за рулем. — Что случилось? Почему ты выбежала из «Бернарда» в таком состоянии? — Он завел мотор.

— Меня выставили.

— Что?

— Забудь. — Афия шмыгнула носом. — Просто отвези меня домой.

Она посмотрела на браслет, увешанный крохотными серебряными амулетами. Сейчас их было всего двенадцать, тринадцатый отсутствовал. Плохой знак. Пропавший амулет был сделан в форме крохотного кошелечка со значком доллара. По словам отца, он должен был приносить Афии деньги. Амулет либо отлетел при падении, либо она потеряла его в одном из бесчисленных магазинов, которые сегодня посетила.

Что-то подсказывало Афии, что возвращаться на улицу и шарить по асфальту в поисках пропажи бесполезно. Она заплакала еще горше. Подарок отца был его частицей, напоминанием об этом добром и благородном человеке. Заблокированная карта ничего не значила по сравнению с потерей амулета. И это точно, был дурной знак!

С ненавистью отпихнув в сторону пакеты с покупками, Афия принялась рыться в сумке в поисках платка и телефона.

Она набрала рабочий номер мистера Глика и принялась считать гудки.

— Ответь же, умоляю, ответь…

— Абонент, которому вы звоните, отключен. Попробуйте…

Афия нажала отбой и набрала номер сотового.

— Номер, по которому вы звоните, временно недоступен…

— Генри, да где же тебя носит! — Афия так стиснула крохотную трубку, словно это была тощая шея Генри Глика. Вздохнув, она обреченно уронила телефон на колени.

«Вычеркну, к черту, Генри Глика из списка приглашенных на Рождество!»

Теребя браслет, Афия глянула за окно. Из-за слез казалось, что дома Манхэттена размыты и облиты дождем. Небоскребы угрожающе торчали вверх, словно какие-то фантастические уродцы, и, казалось, злобно наклонились к лимузину и качают головами. Гудки автомобилей доносились в салон приглушенно, словно сквозь слой ваты. На душе у Афии было одиноко и паршиво. Она скучала по отцу и по мужьям, Рэнди и Фрэнку, трем мужчинам в ее жизни, которые всегда следовали намеченным курсом и никогда от него не отступали. Именно их уверенность в будущем и постоянная забота превратили Афию в зависимое существо. Хрупкий цветочек, нуждающийся в заботе и постоянной опеке. Но разве можно противиться своей натуре? Она могла бороться с собой, но это было ни к чему. Афию любили именно за мягкость и несамостоятельность. И теперь, когда узел затянулся, ей казалось, что она задыхается.

— Вот дубина! — выругался Руди в адрес какого-то зазевавшегося водителя.

Афия жалобно всхлипнула в шелковый платочек.

— Да не ты, милая, — виновато произнес Руди. — Это я тому таксисту, что уже второй раз нас подрезает. — Он глянул на Афию в зеркало и нахмурился. — Да что это с тобой?

Она высморкалась и встретила в зеркале его взгляд, полный беспокойства. Добрый, заботливый Руди! Ее лучший друг и защитник в эти дни. Ее единственная поддержка, благодаря которой она не расклеилась окончательно.

— Я… сама не знаю, что происходит.

— Послушай, милая, у каждой проблемы есть решение и есть причина. Расскажи мне все. Что бы ни происходило, мы сможем с этим справиться. — Он уверенно улыбнулся. — Ты же знаешь, что все наши беды происходят…

Он говорил это три последние недели. Афия знала, что Руди отыскал какой-то сайт психологической помощи и теперь сыпал цитатами, ожидая, что они подействуют на его подопечную успокаивающе. В большинстве случаев так и было, но сейчас Афии не помогали прописные истины. Чем больше Руди пытался поднять ей настроение, тем глубже она увязала в пучине отчаяния.

Для того чтобы человек поверил в свои силы, он должен к чему-то стремиться и чего-то желать. Даже хороший психолог не сумеет помочь пациенту, если тот не жаждет исцеления.

К сожалению, мать Афии всегда твердила, что столь изнеженное и жалкое существо, как ее дочь, должна всю жизнь оставаться в тени сильного мужчины, слушаться его и следовать его советам. Сама она жила в соответствии с этим постулатом и того же ждала от Афии.

Вздохнув, девушка набрала на сотовом номер своего крестного, единственного сильного мужчины, оставшегося в ее распоряжении.

Он ответил после третьего гудка.

— Алло?

— Хармон?

— Афия? Я играю в гольф. Как раз моя очередь бить. В чем дело?

— О Хармон! — Она жалобно всхлипнула в трубку. — Мои кредитные карты… они… они…

— Да что случилось?

— Все этот мистер Глик. Он… я не понимаю…

— Это я ничего не понимаю. Объясни толком, при чем тут Генри! Где ты находишься?

— На Манхэттене. О, Хармон, они так ужасно обошлись со мной!

— Кто «они»? И как обошлись? Афия, немедленно прекрати реветь и объясни, в чем дело!

— Эти босоножки были такими красивыми, понимаешь! Такими изящными, такими… а я не смогла их купить! — Снова продолжительное завывание. — Мою карту заблокировали!

Хармон застонал.

— Так, продолжайте игру без меня, — велел он кому-то, кого Афия не могла видеть. — Афия, дорогая, давай встретимся в гольф-клубе.

— А он далеко?

— Смотря где ты находишься.

— Я в лимузине.

Хармон вздохнул, поняв, очевидно, что ничего путного от крестницы не добьется.

— Руди с тобой? Она кивнула.

— Дорогая, почему-то мне кажется, что ты либо киваешь, либо качаешь головой. По телефону этого не видно.

— Руди за рулем, — всхлипнула Афия.

— Дай-ка мне его.

Она наклонилась вперед, протягивая телефон водителю, и снова трубно высморкалась в шелковый платочек.

— Слушаю, мистер Рис, — сказал Руди и тотчас резко вдавил тормоз в пол — впереди раскорячился какой-то автобус.

Афия брякнулась на пол на четвереньки.

— Да что же это!

Руди обеспокоился, не увидев ее в зеркале.

— Где ты? Не ушиблась?

Афия снова взобралась на сиденье и с грустью поглядела на свои колготы.

— Еще одна стрелка.

Руди вздохнул и переключился на движение.

— Она в порядке, просто свалилась на пол. На Манхэттене выдают права только кретинам, — отрапортовал он в трубку. — Афия, мистер Рис советует тебе пристегнуться.

Она вяло кивнула, не двигаясь с места и разглядывая колготы. Вид у них был впечатляющий. На колене появилась дыра размером с яблоко, вниз и вверх бежали полоски.

«В моей жизни все хорошее кончается слишком быстро. Прямо как эти колготки».

— Отвезти домой? — переспросил Руди. — Ага… через два-три часа. Я застрял в пробке… постараюсь, сэр.

Телефон вернулся к Афии.

— Хармон? — Она залезла на сиденье с ногами, сбросив надоевшие лодочки от Прады, которыми еще утром ужасно гордилась. Подол юбки пришлось задрать повыше, чтобы было удобнее. — Скажи мне что-нибудь хорошее… — Она послушала и помотала головой. — Да откуда мне знать? Что-нибудь, что меня успокоит. Скажи, что нет никакого повода для паники.

— В любом случае, детка, тебе не нужно волноваться, — мягко сказал Хармон. — Возвращайся домой, а я пока сделаю пару звонков. Руди заполнил холодильник в машине?

Афия распахнула дверцу, обитую кожей, и заглянула внутрь.

— Есть перье и шампанское, — доложила она.

— Советую тебе выпить и расслабиться. Плюнь на все и наслаждайся жизнью. — Неизвестно, когда рассосется пробка, так что отдохни, а я буду ждать тебя дома. Договорились?

— Ты предлагаешь мне напиться в два часа дня? Это не похоже на тебя. И после этого ты предлагаешь расслабиться и наслаждаться жизнью?

— Да, именно так я и сказал. — И в ухо Афии понеслись гудки.

Она аккуратно убрала в сумку телефон и платок, достала бутылку шампанского и протянула ее Руди. Через две минуты в ее руках был бокал искристого вина.

Оставалось выпить и забыться.

Собственно, в ближайшие три часа и двадцать минут — а именно столько заняла дорога до дома — Афия и напивалась. К моменту, когда лимузин оказался в южном Джерси, она уже не только не чувствовала никакого волнения, но и начисто забыла о рваных колготках, хотя собственная голая коленка постоянно маячила у нее перед глазами.

Лимузин плавно подкатил к летнему домику, оставшемуся Афии от второго мужа. Хотя Фрэнк умер год назад, Афия все никак не могла привыкнуть, что огромный трехэтажный особняк принадлежит ей одной. Ей до сих пор было некомфортно в его ультрамодном дизайне, и она старательно заполняла дом антикварной мебелью, которую так любила. Ей не нравились стеклянные столы с хромированными ножками и капсулоподобные диваны с оранжевой обивкой. Всему этому она предпочитала витрины и кресла девятнадцатого века, от которых веяло человеческим теплом.

Но дом по-прежнему казался ей опустевшим.

Как и она сама.

В окно лимузина Афия в очередной раз окинула особняк неприязненным взглядом, поражаясь его монументальности. У входа ее ждал Хармон.

Руди открыл дверь машины и помог Афии выбраться наружу. Она вцепилась в четыре фирменных пакета — сегодняшнюю добычу — и на нетвердых ногах направилась к крестному. Хармон был одет в рубашку-поло и кепку, но даже этот легкомысленный наряд не мог скрыть принадлежность Хармона к миру адвокатуры. Цепкий взгляд не смягчался, даже когда улыбался рот.

— Говори как есть. Я готова ко всему, — велела Афия, хотя внутренне сжалась.

Она всю дорогу готовилась к самому страшному, попивая шампанское и успокаивая саму себя. К концу пути ее мысленный диалог с самой собой напоминал диалог Далай Ламы и его верного ученика — до такой степени он был безмятежным.

«Всегда бывает что-то хуже, чем то, что со мной случилось».

Именно эту мантру Афия и повторяла.

— Да не молчи, Хармон! Я давно все поняла. Глик присвоил мои деньги? Сколько он взял?

Хармон мрачно привлек крестницу к себе и шепнул сумму на ухо.

Впору было присвистнуть, но Афия онемела от потрясения.

— Я разберусь с ним, дорогая, — решительно пообещал Хармон.

Афия выпустила из рук пакеты. Вся ее бравада, основанная на алкоголе, словно испарилась. Она закрыла лицо руками.

— Он оставил меня без гроша! — взвыла она, вцепившись себе в волосы.

— Это просто деньги, милая. И мы все исправим. Это лишь… временные трудности. Представляешь, какая судьба ждет Глика, если о твоем несчастье прослышит твоя мать? Пусть молится, чтобы я настиг его первым.

— Мать на Таити, у нее медовый месяц. Она позаботилась о том, чтобы ее не беспокоили. Отключила телефоны и никому не сообщила, куда именно отправляется.

Устав быть одинокой вдовой, Гизелла вышла замуж за Бартоломью Тейта, весьма властного барона, который не слишком благоволил к падчерице и оттого практически запретил жене с ней общаться. Интересно, знал ли об этом Хармон?

— Но ради такого важного дела можно ее побеспокоить. Думаю, не составит труда ее отыскать.

— Не уверена в этом. Боюсь, барон не придет в восторг, узнав, что мне нужна помощь, — уныло произнесла Афия.

— Ладно, тогда этот вариант отпадает. Значит, перебирайся ко мне и Вив, пока я буду заниматься расследованием.

— Спасибо, но не стоит.

Афия отвернулась и грустно побрела в сторону розария. Ей снова было одиноко и плохо. Она привыкла быть богатой. Она родилась богатой и выходила замуж за богатых мужчин.

«А теперь у меня нет ни цента! Я не смогу себе позволить ни расслабляющего массажа, ни дорогих покупок».

Но это была только вершина айсберга. О настоящей бедности Афия не имела и представления.

Хармон нагнал крестницу, когда она срезала себе букет роз.

— Не упрямься, Афия! Перебирайся к нам!

Она заколебалась. Хармон мог позаботиться о ней и ее проблемах. Как всегда, в ее жизни был человек, на которого можно свалить выполнение трудных задач, забиться в уголок и ждать, пока беда минует.

Но почему-то на Афию навалилась такая усталость, что захотелось сделать что-то, совершенно ей несвойственное. Она долгие годы бежала от проблем, но они преследовали ее, возвращались снова и снова, потому что она была не способна решить их сама, без посторонней помощи. Быть может, именно в этом и коренилась главная ее проблема.

— Спасибо, Хармон, но я отказываюсь. Мне… не хочется стеснять тебя и Вив.

— Глупости! Я же твой крестный!

— О ней могу заботиться я, — предложил Руди, появляясь рядом с ними.

— Перестаньте оба! Руди, ты же снимаешь квартиру на пару с приятелем. Я не могу вселиться на его место, потому что не смогу платить аренду — у меня не осталось денег. — Афия отбросила розы в сторону и потерла виски пальцами. — Что там с благотворительностью, Хармон? Он развел руками.

— Тебя интересует твоя благотворительная деятельность, когда ты сидишь на мели?

— Да, интересует!

— Сейчас ты способна тратить только собственное время, а не средства, — с досадой заметил Руди.

— Она уже его тратит — на споры с нами, — добавил Хармон.

Конечно, оба были правы. Она думала не о том, что было важнее всего. Но все-таки для Афии казалась невыносимой мысль, что ее благотворительная деятельность прекратится. Она привыкла не только сорить деньгами, но и делиться с теми, кто в них нуждался.

«Знать бы заранее, что я и сама стану одной из их числа!»

— А как я смогу оплатить те покупки, которые заказывала в кредит? Я же купила мебель, картины… одежду. — Последнее Афия произнесла почти со стыдом.

Руди пожал плечами:

— Найди работу. Хармон расхохотался:

— Ты сошел с ума!

Афия нахмурилась, растерянность уступала место возмущению. Или это шампанское играло в крови? Расправив плечи, она надменно (по крайней мере ей казалось, что надменно) скрестила руки на груди (со второй попытки) и обвела мужчин строгим (как ей опять-таки казалось) взглядом.

— А почему бы и нет? — Она хлопнула Руди по плечу, отчего тот опешил. — Отличная мысль! Я найду работу!

В ней определенно говорило шампанское! Хармон выпучил глаза.

— Да ты никогда в жизни не работала. Что ты умеешь?

Афия нахмурилась и принялась снова собирать букет из роз, придумывая ответ.

— Я очень способная, — сообщила она крестному спустя минуту. — У меня целая куча способностей! Давай войдем в дом и все вместе выясним, в чем они заключаются. Руди, тебя это тоже касается.

— Боюсь, процесс затянется, — хмыкнул адвокат, следуя за Афией к дому.

Руди по пути подхватил пакеты с покупками, вздохнул, но ничего не добавил. На высоких ступенях Хармон попытался взять Афию под локоть, но она вырвала руку, раздосадованная тем, что он в нее не верит. Что-то изменилось внутри ее по дороге домой. Всю жизнь ее холили и лелеяли, словно редкую орхидею, ею манипулировали и управляли. Она привыкла считать, что другие лучше ее разбираются в людях и в делах, а потому им нужно доверять важные решения. Афия верила в это до сегодняшнего дня. До того самого момента, когда человек, которому она доверяла (и которого ей присоветовала собственная мать), обокрал ее и оставил без цента.

«Я должна сама распоряжаться собственной жизнью, без чьей-либо помощи!»

— Я найду Генри Глика и покараю за его деяния! — с пафосом произнесла она, пытаясь набрать на дверной панели код. — Я верну свои деньги! И я сама разберусь со своими проблемами!

К сожалению, впечатление от ее напыщенной реплики было испорчено тем, что дверь, на которую она опиралась плечом, распахнулась как-то чересчур неожиданно. Афия ввалилась в дом, шмякнулась на пол и ушибла многострадальную коленку.

Ничуть не смущенная своим падением, она встала сначала на четвереньки, потом во весь рост, громко икнула и добавила:

— А завтра я найду себе работу!

Глава 2

— Джейк Лидс к Хармону Рису.

Одетая с иголочки секретарша просмотрела сначала список назначенных встреч, затем просканировала взглядом самого Джейка. Ее глаза добрых пять секунд шарили по костюму гостя, затем уже добрались до лица. Секретарша улыбнулась:

— Мистер Рис сейчас вас примет. Принести вам чего-нибудь? Чай, кофе?

Джейк послал ей многозначительный взгляд, означавший начало легкого флирта. «Кофе? Мне? Из рук такой красотки?!»

— Благодарю, мисс…

— Гивенс. Марла Гивенс.

— Мисс Гивенс.

— Просто Марла.

У нее был один из тех глубоких голосов, что заставляют мужчин оборачиваться даже на малопривлекательных особ. Правда, мисс Гивенс была одета довольно чопорно — словно библиотекарша, но это только подогревало интерес.

— Нет, Марла, не нужно, но спасибо за предложение. Джейк был слишком обеспокоен предстоящей встречей с адвокатом, чтобы продолжать игривый разговор. Поэтому он просто подмигнул секретарше и принялся с преувеличенным интересом изучать фотографии, украшавшие стену приемной. В любой другой момент он обязательно продолжил бы общение с интересной женщиной, обаял ее и пригласил на свидание. Тем более что у Марлы был тот узнаваемый взгляд, который достоверно говорит, что женщина свободна и находится в поиске мужчины. Несмотря даже на застегнутую на все пуговицы блузку и юбку ниже колен. Но сейчас Джейку было не до свободных секретарш.

Обычно он встречался и подписывал все договоры с Хармоном за ленчем или в баре, поскольку их отношения давно перестали быть чисто деловыми. Но Хармон вызвал Джейка в офис для приватного разговора, и это было подозрительным. Джейк всегда чувствовал назревающие проблемы.

Как вовремя!

— Мистер Рис приглашает вас в кабинет.

Джейк наградил Марлу одной из своих коронных улыбок и поспешил войти. На двери из красного дерева висела золотая табличка с именем Хармона. Войдя в кабинет, Джейк чуть поправил галстук и одернул пиджак. Галстуки он никогда не любил, особенно такие официальные, а пиджаки предпочитал разве что кожаные. Но сегодня оделся очень тщательно, ожидая неприятного разговора.

— Входи, входи, Джейк, — радушно произнес адвокат, вставая из-за стола и протягивая руку для пожатия.

— Здравствуй, Хармон.

Он уселся в кожаное кресло.

— Как Джони?

На мгновение Джейк напрягся, затем заставил себя расслабиться. Раньше Хармон никогда не интересовался его сестрой.

— Счастлива в браке и ждет ребенка. Уже седьмой месяц, — коротко бросил он.

— Как мило.

Хармон снова устроился за мощным старинным столом, где лежали только самые необходимые мелочи. Тонкий ноутбук. Телефон. Лампа. Записная книжка в замшевом переплете, ручка и блокнот, абсолютно чистый. Просто и без изысков. Очень в стиле Хармона.

— Когда мы общались последний раз, ты упоминал, что так и не нашел ей замену, — продолжил адвокат.

Все еще недоумевая, Джейк вытянул вперед ноги. Задумчиво оглядел их.

— Я нанимал уже четырех секретарш, но они оказались одна другой хуже. Начинаю подумывать, что Джони была единственной в своем роде.

Сестра была не только секретаршей, но и очень ответственным помощником. Можно сказать, Джони на время стала партнером Джейка в его детективном агентстве. Она работала три года и готова была продолжать работать до самых родов, но, к сожалению, врачи обнаружили угрозу выкидыша. Потому и уложили Джони в клинику на сохранение.

Меж тем Хармон наклонился вперед, опершись о стол. Лицо его посуровело.

Ага, начинается!

— Я могу присоветовать тебе секретаршу, — сказал адвокат. — Это Афия Сент-Джон.

— Твоя крестница? Хармон кивнул.

— Она подыскивает себе работу, и я хочу, чтобы ты ее нанял.

— Зачем ей работа? У нее денег куры не клюют. Благодаря папаше и двум мужьям, настоящему графу и президенту фармацевтической компании.

— Все изменилось. То, что я тебе сейчас скажу, должно остаться строго между нами. Я серьезно, Джейк. Не хочу, чтобы завтра все газеты пестрели заголовками на эту тему. Афию ограбил собственный управляющий.

— И сколько он стянул?

— Все до цента.

— Сколько же это получается?

— Целое состояние. Джейк присвистнул.

— И этот гад, конечно, уже покинул страну?

— Похоже на то.

— С копами связался?

— Нет.

Джейк подтянул ноги и, заинтригованный, уставился на адвоката.

— Итак, никаких копов, никакой прессы?

Хармон кивнул.

— Есть ниточки?

— Пара.

Джейк ждал деталей.

— Я беспокоюсь за свою девочку, — сказал Хармон и устало покачал головой. — Она не хочет брать у меня деньги, не разрешила связаться с ее матерью. Кредиторы уже роют землю, и потому бедняжка живет у друга.

Джейк стиснул пальцами подлокотники кресла. Он знал о кредиторах даже больше, чем хотелось.

— Афия желает сама разобраться со своей жизнью. Пытается быть независимой. Как не вовремя! Я очень переживаю за нее. Боюсь, она не в себе.

— Ты сделал этот вывод исходя из того, что она решила найти работу? Но ведь это вполне логичный выход, если человек остался на мели.

— У нее есть деньги, — упрямо сказал Хармон. — Просто они попали в чужие руки. А я намерен их вернуть. — Его тяжелый кулак опустился на столешницу, ручка с серебряным пером подпрыгнула.

Так вот в чем дело!

— Ты пригласил меня за этим? Ты хочешь, чтобы я занялся расследованием?

Хармон покачал лысеющей головой.

— Я уже нанял другого парня.

Джейк помрачнел, буравя адвоката взглядом.

— Я нанял Килмора.

Ну конечно! Лучший сыщик Филадельфии, Оскар Килмор! У Килмора было крупное агентство и большой штат людей. Осведомители по всей стране и прикормленные политики.


«Заноза в моей заднице!»

— Тогда зачем ты меня позвал?

— Я же объяснил. Мне нужно, чтобы ты взял Афию на работу. Тебе нужен помощник. А ей нужна… нет, ей хочется получить работу.

— И она попросила могущественного крестного ей подсобить? — раздраженно спросил Джейк.

— Если бы так! Как я тебе сказал раньше, она отказалась от моей помощи. Вообще! Она хочет сама найти работу. За три последние недели она сделала несколько попыток, но с каждого места увольнялась через несколько дней.

Джейк почувствовал растущую неприязнь к Афии Сент-Джон. Нестерпимо захотелось курить.

— И ты хочешь, чтобы я нанял столь придирчивую неумеху?

— Считай это личной услугой. Мне придется на несколько дней уехать по делам. Нужно, чтобы за Афией присматривали.

Не отрывая от адвоката недовольного взгляда, Джейк откинул голову на подголовник.

— Найди другого дурака! Уж лучше я сам буду мучиться с телефонами и бумагами.

— Я заплачу тебе.

Хм. Это что-то новенькое!

«Если Хармон готов выложить кругленькую сумму за то, чтобы его крестницу пристроили на работу, что ж тут плохого? Ведь мне в самом деле нужен помощник. Пусть даже непутевый. Если бы сестра не выскочила замуж за наемного музыканта, все могло сложиться по-другому».

Джейк некоторое время изучал носки своих ботинок, затем вздохнул и взглянул на Хармона:

— И как ты себе представляешь эту авантюру?

— Я буду сам платить ей зарплату, а также оплачу твои услуги по двойной таксе. Главное, чтобы Афия не узнала о нашем договоре.

Джейк ослабил галстук.

— Ни черта себе! Хармон пожал плечами:

— Малышка мне очень дорога. Мы с ее отцом были как братья. Я обещал заботиться о ней как о собственной дочери. И это моя вина, что Афию ограбили. Если бы я сам занялся ведением ее дел после смерти второго мужа, ничего подобного не произошло бы! Я знал, что мать посоветовала Афии нанять Генри Глика, а потому не стал проверять парня. Чертов ублюдок! — Хармон вздохнул. — Ладно, что сделано, того не воротишь. Я очень прошу тебя, возьми мою крестницу на работу. Позаботься о ней хотя бы до того дня, пока ее мать не вынырнет из медового месяца.

— Это сколько?

— Две недели. А Кил мор пусть пока роет землю и ищет…

— Ясно, — оборвал его Джейк.

Ему было неприятно слышать о Килморе. И он уже принял решение.

От такой суммы денег откажется разве что идиот. Тем более что медицинские счета Джони оплачивал не ее муж, безработный музыкант, а он, Джейк.

— Но учти, Хармон: я сыщик, а не нянька.

— Похоже, тебя бесит сама мысль, что тебя нанимают заботиться о глупой девчонке, — усмехнулся Хармон. — Но отнесись к этому серьезно. Я хочу, чтобы вдобавок ты ее и охранял.

— От кого?

— От нее самой. Она — это что-то вроде дамоклова меча.

— Дамоклова меча? В каком смысле? — В голове Джейка пронеслись заголовки статей, посвященных Афии. — Ага! Ведь в том сафари, во время которого погиб Сент-Джон, его сопровождала Афия!

— Ты тоже считаешь, что она специально приманила к отцу взбешенного носорога? — насмешливо поддел Хармон.


— А ее первый муж скончался от сердечного приступа. А как насчет второго? Какая с ним приключилась беда? Может, нет дыма без огня? — усмехнулся Джейк.

Хармон прищурился и усмехнулся:

— Ты веришь в подобную чушь? Информацию из газет почерпнул?

— Но ведь не случайно Афию называют Черной Вдовой. Не слишком ли много совпадений?

— Ее мужьям просто не повезло.

— Ей, видимо, тоже. Теперь она еще и без денег. Ее прямо-таки преследуют неприятности. Взять ее под опеку — все равно что приобрести несчастливый амулет.

— Я тебя удивлю, если скажу, что Афия родилась в пятницу, тринадцатого числа?

— Шутишь?

— Но ее вовсе не преследуют неприятности, это ты загнул. Меня еще Гизелла достала подобными предположениями.

— Ее мать? — спросил Джейк. Хармон кивнул. — Суеверная, видать, дамочка.

— Не просто суеверная. Она из тех, что в пятницу тринадцатого числа запираются в доме и беспрерывно молятся, ожидая кары небесной.

— Любопытно, удалось ли ей помолиться при родах? — задумчиво произнес Джейк.

— В любом случае Афия выросла с мыслью, что с ней должны постоянно происходить неприятности. Согласись, при таком настрое трудно быть счастливым. — Хармон сделал паузу и вперил неподвижный взгляд в Джейка. — Ну что, берешься?

Джейку снова захотелось курить.

— Почему ты выбрал меня?

— Тебе я доверяю.

— Ха! — хмыкнул Джейк, потому что это было откровенной нелепостью.

Адвокаты по своей натуре не могут никому доверять. Впрочем, заявление Хармона ему льстило.

— Если Афии действительно нужна защита, найми Колина Мерфи. Он специализируется на личной охране.

— Мне не нужен Мерфи. Мне нужен ты. — Хармон нетерпеливо встал и подошел к окну. — Ты что, сейчас занят? Ведешь какое-то дело?

— Нет…

— Тогда в чем дело?

Джейк при всем желании ответить отказом на нелепое предложение Хармона не мог найти подходящей отговорки. Он даже самому себе не сумел бы объяснить, что ему так претит в этом задании.

Поэтому он просто промолчал.

Хармон, приняв молчание за согласие, кивнул и вернулся на свое место.

— Афия ничего не должна знать о нашем соглашении, — предупредил он еще раз. — Если зайдет речь обо мне, притворяйся, что мы незнакомы.

— А как тогда она узнает о том, что мне требуется секретарша?

— Предоставь это мне. Ей подбросит мысль близкий друг. — Хармон открыл чековую книжку, выписал чек и протянул его детективу: — Это первоначальный гонорар.

Запихнув гордость подальше, Джейк взял чек и спрятал его во внутренний карман пиджака.

— Пусть придет ко мне в офис в понедельник. С утра, часов в десять, — коротко сказал он, проклиная себя за податливость.

Наверняка эта Афия Сент-Джон окажется совершенно непригодной для секретарской работы.

Глава 3

— Основы работы на компьютере знаете?

— Я — уверенный пользователь.

— Печатать умеете? Афия кивнула.

— Не очень быстро и не вслепую.

— Документооборот?

Девушка поерзала на стуле, смущенная сухим тоном работодателя.

— Думаю, я смогу разобраться на месте.

— Сможете отвечать на звонки?

— Конечно.

— А записывать сообщения?

— Да. — Она вздохнула. — Мистер Лидс…

— Зовите меня Джейк. — Мужчина открыл верхний ящик стола, задумчиво посмотрел в него и снова закрыл. — Кофе?

— Нет, спасибо, Джейк. Я уже выпила дневную норму, чтобы проснуться так рано, — простодушно пояснила девушка.

Его зеленые глаза смерили ее от макушки до едва прикрытых ног. Афия нервно выпрямилась и постаралась улыбнуться.

— Видите ли, — пустилась она в объяснения. — Чрезмерное потребление кофеина поднимает давление и усиливает сердцебиение.

Впрочем, ее сердце колотилось не только от трех чашек кофе. Ее нервировал сидящий напротив субъект. Обычно мужчины смотрели на Афию совсем другими глазами. Она была очень хорошенькой и очень-очень богатой — а этих качеств обычно хватало, чтобы мужчина тотчас увлекся Афией Сент-Джон. В нее влюблялись девяносто девять процентов мужчин.

Похоже, Джейк Лидс относился к оставшемуся меньшинству. В его взгляде не было не только обожания — в нем не было даже интереса. По его лицу можно было предположить, что он ужасно скучает и даже раздражен глупой беседой, которую сам же и затеял. Афия ломала голову над причиной его холодности. Она пришла ровно к десяти. Оделась очень тщательно — в розовую блузку от Прады и подходящую юбку-карандаш до колен. Этакий профессиональный и строгий наряд. Однако потенциальный работодатель смотрел на нее неприязненно, словно она допускала ошибку за ошибкой.

«Я не совершила ничего предосудительного!»

Возможно, он читал о ней в газетах. Афия была готова поспорить на свои элегантные очки от Гуччи, что он о ней слышал. Даже если мистер Лидс не просматривал бульварную прессу, он мог читать колонки новостей в более серьезных изданиях. Может, ему попадались объявления о ее бракосочетаниях или некрологи, посвященные ее супругам. Даже если детектив не увлекался светской хроникой, он мог видеть заметку в спортивном журнале, посвященную внезапной кончине Фрэнка прямо на поле для гольфа. Прошло много месяцев, а пресса продолжала мусолить эти истории, выжимая из них все новые идеи по поводу причастности Черной Вдовы кдвум смертям, а также смерти собственного отца на сафари.

Наверняка мистер Лидс недоумевает, с чего вдруг богатая светская особа решила искать работу.

Желудок Афии неприятно сжался.

«Мне очень-очень нужна работа!»

Получая даже небольшие деньги, она сможет нанять частного детектива и разыскать сбежавшего Генри Глика. А если ей посчастливится работать в детективном агентстве — кто знает, может, она сама сможет напасть на след обманщика.

Афия потеребила свой браслет. Руди предложил заказать новую подвеску, в точности повторяющую пропавшую. Возможно, тогда ее удача не будет такой капризной?

Она тотчас представила себя за конторкой, отвечающей на звонки и печатающей документы. Да, неплохо было бы получить элементарные понятия о частном сыске!

— Я имел в виду другое, — сказал Джейк.

— Что? — очнулась Афия.

— Я спрашивал, умеете ли вы готовить кофе? Ее щеки вспыхнули.

— Ой!

Ей показалось, что на губах детектива мелькнула усмешка? Или даже ухмылка? В любом случае это лучше ледяного равнодушного взгляда.

«Такое молодое, почти… юное лицо (в сравнении со строгими лицами двух моих покойных мужей) не должно казаться каменным! Это противоестественно».

— Я готовлю превосходный капуччино.

— А как насчет старого доброго кофе?

— Того, что делают с помощью фильтра?

— Да, в машинке. Обычный кофе, без изысков.

— Э… думаю, я справлюсь.

— Вот и отлично! Вы приняты.

— Что? — изумилась Афия.

Она обвела взглядом приемную, особенно тщательно изучив стол. Он был завален бумагами и папками, из которых торчали листы. Посредине высилось несколько телефонных справочников, атласов и дорожных карт. Счета были разбросаны всюду, приколоты к стенам и торчали из ящиков стеллажей.

Как детектив может существовать в таком хаосе?

Джейк достал с одной из настенных полок стопку папок и бросил на стол.

— Можете начать с этого. Нужно рассортировать дела по файлам в алфавитном порядке. По фамилиям клиентов. — На мгновение на лице детектива снова мелькнула непонятная усмешка. — Все ясно или нужно пояснить поподробнее?

— Я могу приступать сегодня? Прямо сейчас?

— А что, это невозможно?

— Что вы! — Афия прокашлялась. — Я хотела сказать, что готова приступить немедленно. — «Неужели я действительно получила работу? Уму непостижимо!» — Но мне… нужно несколько минут. Я забыла… э… — Она беспомощно ткнула пальцем в направлении двери. — Там… машина…

— Так вперед, а то работа ждет, — кивнул Джейк, похлопав ладонью по пыльным папкам. Одна из них поехала в сторону.

Афия бросилась поддержать бумаги и соприкоснулась пальцами с пальцами детектива. Столь невинное происшествие подействовало на нее совершенно необычным образом. Девушка отшатнулась назад, зацепилась за вытертый ковер каблуком и ненароком дернула папку на себя, отчего та раскрылась. Листы разлетелись по всей комнате.

Джейк выругался сквозь зубы и принялся собирать бумаги. Афия поморщилась от его грубых слов, изо всех сил убеждая себя, что заслужила определение «криворукая неумеха». Она всего две минуты назад получила должность и вот уже выставила себя в глупом свете. Своеобразный рекорд.

«С такими темпами детектив уволит меня раньше, чем закончится первый рабочий день!»

Нет! Такого не должно случиться!

Афия уже успела познакомиться с жесткими, равнодушными кредиторами и понимала, что это лишь вершина айсберга. Работа была нужна ей как воздух.

«Неужели я не справлюсь со столь простой задачей, как разбор бумаг и печать документов? Ведь это проще, чем бегать целый день с подносами и считать чаевые в какой-нибудь закусочной».

Джейк сидел на корточках, собирая листы и исподтишка разглядывая новую подчиненную.

«Совершенно точно — удача обходит ее стороной. Вот и дурацкий инциденте развалившейся папкой всего через минуту после назначения. Ох, и наплачусь я с этой Афией Сент-Джон!»

Стиснув зубы, Джейк уткнулся взглядом в пол. Афия сделала то же самое. Одновременно наклонившись, они столкнулись головами.

Джейк вскочил, выругавшись еще более витиевато, чем в первый раз.

— Прошу прощения, я случайно! — пискнула Афия. Джейк скривился при мысли, что она сейчас заплачет, —

а по ее несчастному лицу было ясно, что до слез недалеко.

Только бы она не заревела! Еще придется жалеть эту неумеху. Придется обнять ее, погладить по голове и шептать утешительные слова.

Работая детективом, Джейк научился контролировать свои эмоции и не хотел сейчас рисковать душевным спокойствием. Особенно учитывая тот факт, что Афия Сент-Джон оказалась так хороша собой. Все-таки в первую очередь Джейк был мужчиной, а его новая сотрудница — очень красивой женщиной.

Конечно, он знал, что она красива — видел фотографии в газетах, — но к столь сокрушающей женственности оказался не готов. Невысокая, с трогательно изящной фигуркой и оленьими глазами, которые словно просят защиты. Одета изысканно, со вкусом, светлые волосы аккуратно уложены, маникюр неброский, но дорогой.

— Я соберу бумаги, — виновато произнесла девушка. — Прошу прощения, что устроила беспорядок.

Она присела на колени и принялась ползать по ковру. Джейк беспомощно смотрел на круглую, обтянутую юбкой попку. Его руки сами собой захлопали по краю стола в поисках сигарет.

«Проклятие! У меня начинается самая настоящая эрекция!»

— Я передумал, — мрачно бросил он.

Афия подняла голову и посмотрела на него несчастными глазами. Этот образ совершенно не вязался с прозвищем Черная Вдова. Скорее уж брошенный щенок.

«Так, теперь я еще и начинаю чувствовать себя виноватым!»

— Вы… увольняете меня?

— Послушайте, мисс…

Афия вскочила, одернула юбку и послушно уставилась на Джейка. Он в очередной раз проклял Хармона и его глупую затею. Любой мужчина готов был бы дать голову на отсечение, лишь бы не обидеть столь трогательное создание.

Впрочем, двое из них — если не считать папашу — теперь гниют в могиле.

От этой мысли легче не стало.

Пожалуй, самое время указать мисс Сент-Джон на дверь и разорвать контракт с ее крестным.

Поскольку он молчал, Афия сообразила, что вот-вот лишится работы. Ее губы задрожали, и Джек приготовился к водопаду слез.

Однако она удивила его своим напором.

— Вы не можете меня уволить! — торопливо начала Афия. Она ткнула пальцем в сторону стола. — У вас ужасный беспорядок в делах. Я могла бы помочь!

Джейк мрачно хмыкнул и кивнул на рассыпанные документы.

— И это называется «помочь»?

— У меня… много талантов! Ваши клиенты влюбятся в меня, потому что я умею слушать и делать выводы. — Она обвела взглядом приемную. — И у меня врожденный вкус. Я… отличный декоратор. Можно украсить ваш кабинет и…

— Забудьте об этом! — Но…

— Никаких украшений.

В оленьих глазах мелькнула надежда.

— Хорошо. А как насчет первой части?

— Вы насчет общения с клиентами? Против этого я не возражаю. Пока, — добавил Джейк многозначительно.

Афия благодарно улыбнулась, и от этого Джейку снова стало не по себе — слишком открытой и доверчивой была ее улыбка.

Афия Сент-Джон была ходячим клише — красивая, избалованная, рожденная богатой и всю жизнь купавшаяся в роскоши. Откуда в ней эта доверчивость? Хуже всего было то, что Джейк не просто возжелал Афию в первый же миг их знакомства. Она тронула его сердце, а это настораживало побольше, чем банальная похоть.

— Значит, я не уволена?

— Речь не шла об увольнении. — Джейк вздохнул и начал снова собирать бумаги.

— Но я решила, что…

— Выделаете слишком поспешные выводы. Над этим стоит поработать. В детективном агентстве это качество не приветствуется. Я хотел сказать, что вам лучше поехать домой и переодеться, прежде чем приступать к обязанностям.

Джейк не смотрел на Афию, но почувствовал, что она напряглась при этих словах.

— Разве… — Ее голос прервался, но она взяла себя в руки. — Разве я плохо оделась?

Еще бы!

— Плохо. — Джейк поднял голову и окинул девушку оценивающим взглядом — от босоножек на шпильках и с кучей тоненьких ремешков до розовой блузки с жемчужными пуговками. Наряд был строгим, но безумно сексуальным. Конечно, он предпочитал девиц поплотнее, но привлекательность мисс Сент-Джон была безусловной.

— Плохо?

— Слишком броский наряд, — буркнул детектив. — В нашем деле это… не приветствуется, — снова повторился он. — Никаких ярких расцветок. Никаких коротких юбок. — Его указательный палец ткнул в направлении босоножек. — Никаких каблуков. Вы хотя бы раз бегали в туфлях на шпильках?

— А мне… предстоит бегать?

— Никогда не знаешь. И сделайте что-нибудь с прической. Афия бессознательно запустила руку в волосы, отчего по телу Джейка прошла волна вожделения.

— Что именно? Джейк пожал плечами. Лучше всего было бы их сбрить.

— Попробуйте собрать их в хвост.

— Еще указания будут? — послушно кивнула Афия.

— Никаких духов.

Легкий, чуть горьковатый запах пропитал всю приемную и, казалось, даже забрался Джейку под рубашку.

— Это все?

— Избавьтесь от лимузина.

Афия спустилась по узкой темной лестнице на улицу. Она была и обрадована, и озадачена. До этого дня никто и никогда не критиковал ее манеру одеваться. По словам матери выходило, что Афия с самого детства выбирала вещи со вкусом. Фрэнк и Рэнди были полностью с ней согласны. Более того, оба мужа, сходившие по ней с ума, буквально вознесли ее на пьедестал. Окружающие восхищались ее красотой и покладистостью, которая редко прилагается к привлекательной внешности.

В сущности, Афия была идеальной женой для богатого человека. Она умела слушать и принимала близко к сердцу чужие проблемы, она никогда не капризничала и не жаловалась, она украшала быт, и с ней приятно было появляться в свете. А особая трогательность, с которой она смотрела в глаза своим мужьям, вызывала лишь желание защищать и оберегать от потрясений.

Оба мужа настояли на том, чтобы Афия не работала, желая видеть ее цветущей и беззаботной. Они считали ее членство в благотворительном комитете достаточным занятием для скучающей обеспеченной замужней дамы. Оба никогда не ограничивали ее в расходах, позволяя тратить деньги направо и налево. Им нравилось, что им завидуют коллеги и друзья, что на Афию оборачиваются, что ею восхищаются. А еще больше им нравилось то, что жена, при всей своей юности, не кокетлива и не дает поводов для ревности.

Благодаря богемному образу жизни гардероб Афии состоял из сплошных блузок, шелковых костюмов, кашемира и платьев для коктейлей. В нем не было места для «рабочего» наряда.

Что же надеть? Джинсы, майку и кроссовки?

Афия закатила глаза, представив, как нелепо будет смотреться в подобной одежде.

А как насчет указания «избавиться от лимузина»?

«Откуда Джейк Лидс узнал, что я приехала на лимузине? Или он не отрываясь смотрел в окно в ожидании собеседования? Но, заметив лимузин, он должен был сделать вывод, что новая соискательница небедна. Тогда почему он дал мне работу? И почему не задал ни одного вопроса на спорную тему? К примеру, зачем мне вообще работа?»

Чем больше было загадок, тем больше девушка хмурилась.

Руди ждал на первом этаже. Завидев Афию, он закрыл книгу (скорее всего очередной психологический трактат), оправил строгий пиджак и ободряюще (на всякий случай) улыбнулся.

— Как все прошло?

— Меня взяли.

— Здорово!

— Но это довольно странно.

— Странно? Что значит «странно»?

Афия остановилась на последней ступеньке лестницы, чтобы быть чуть повыше, и заглянула Руди в глаза.

— У меня нет опыта.

Несмотря на то что еще недавно в приемной детектива она всячески расписывала свои таланты, Афия понимала, что являет собой далеко не самый ценный кадр. Конечно, она сама обучилась работе на компьютере, знала и умела найти подход к людям — этими знаниями наверняка владел каждый соискатель. Конечно, она умела пользоваться Интернетом, но ничего не смыслила в делопроизводстве и понятия не имела о том, как работает детективное агентство.

— Но ведь он все-таки тебя нанял, — веско сказал Руди.

— Ты же понимаешь, о чем я.

— Не совсем. Ты хотела получить работу, и ты ее получила. Тебя наняли, разве это так плохо, чтобы задаваться глупыми вопросами? Парень дал тебе работу, это здорово.

Афия сузила глаза.

— Почему-то мне кажется, что ты что-то знаешь.

— Ничего я не знаю, с чего ты взяла?!

— Но ты сказал «парень». Откуда ты знал, что это мужчина?

— Дорогая, ты же не станешь отрицать тот факт, что большинство работодателей в этом мире — мужчины.

— У меня такое ощущение, что он взял меня на работу… против своей воли, — задумчиво произнесла девушка. — Словно оказал услугу.

— Да что за ерунда лезет в эту маленькую головку?

— И ты точно не знаешь хозяина агентства? — настойчиво спросила Афия.

Руди замялся.

— Ладно, я кое-что знаю. Поспрашивал ребят из клуба, которые советовали это место. Они говорят, что дела у парня идут ни шатко ни валко.

— Я думала, ты перестал ходить по клубам, — укоризненно сказала Афия.

— Ну… меня пригласил друг.

— Что-то не припомню у тебя нового друга, — хмыкнула девушка.

— А какое у тебя будет расписание? — благоразумно перевел тему Руди. — Будни? С понедельника по пятницу? С девяти до пяти, как у всех работающих людей?

— Он не сказал.

— А зарплата какая? Бонусы предусмотрены?

— Об этом мы не говорили…

— Афия, дорогуша, «об этом» надо спрашивать в первую очередь.

— Я собиралась, но он… сбил меня с мысли.

— Сбил с мысли? Что это значит? Каким образом?

— Он… так странно вел себя. Думаю, я ему не понравилась. Руди забавно наморщил нос.

— Это чушь! Такого быть не может! А как именно он себя вел?

— Он постоянно хмурился. В течение всего собеседования, если это вообще было собеседованием.

— Да, парню повезло, что он тебя нашел! — засмеялся Руди. — Когда приступаешь к работе?

— Как только переоденусь.

— А что ему не понравилось в твоем наряде?

— Он велел одеться неприметно.

— Это во что?

Афия обвела жестом старое здание, его облупленные стены, которые не красили, наверное, с шестидесятых годов.

— Нужно соответствовать.

Руди обвел взглядом стену цвета переспелого гороха в проплешинах серой грунтовки и передернул плечами. Афия понимающе кивнула:

— Да, ужасно.

— А во что был одет наш детектив?

— Джинсы. Темно-синие и очень узкие. Бежевая майка без рукавов. Тоже узкая.

Руди хмыкнул.

— Миленько. А как насчет обуви?

— Рабочие туфли. Коричневые.

— О, как сексуально!

Афия закатила глаза, хотя ей в голову пришло то же самое.

Руди взял ее под локоть и повел к выходу. Навстречу им попались две молодые женщины с вытравленными добела волосами. На одной были короткие бриджи, не скрывавшие мощных икр, и бесформенная кофта. Вторая была одета в джинсы и топик, оголяющий живот. Первая жевала резинку, без перерыва выдувая пузыри и ухитряясь при этом болтать. Обе откровенно виляли бедрами и размахивали руками, оживленно обсуждая какого-то парня. Поравнявшись с Афией, женщины уставились на нее во все глаза. Вряд ли они узнали в ней знаменитую Черную Вдову, скорее их удивил ее элегантный наряд. Хотя виной такому пристальному вниманию мог стать и Руди, одетый словно агент ФБР.

Смутившись, Афия неловко кивнула проходящим и рванулась к двери.

— Ну и что? — спросил Руди уже у лимузина.

— О чем ты?

— Он симпатичный? Симпатичен ли детектив Лидс? Афия задумалась.

Привлекателен — безусловно, к тому же суровый взгляд выдает человека, не привыкшего уступать и подчиняться. Но он точно несимпатичен.

Афия равнодушно пожала плечами:

— Я не обратила внимания. Руди расхохотался.

— Значит, парень точно не голубой. И он точно молод.

— С чего такие выводы? Руди открыл дверь машины.

— Тебя привлекают мужчины постарше, вот откуда. И ты всегда обращаешь внимание на геев, так как умеешь находить с ними общий язык.

Афия открыла сумочку и вытащила пачку антибактериальных салфеток.

Нужно обязательно вытереть пыль в приемной и кабинете нового начальника.

— Какие глупости, Руди! Почему ты решил, что я интересуюсь мужчинами постарше?

— Но ведь оба твоих мужа годились тебе в отцы. Рэнди было сорок четыре, когда он сделал тебе предложение. А Фрэнку вообще все пятьдесят. Оба они были друзьями твоего отца, разве нет?

— Ты так о них говоришь, будто они были древними старцами, — укоризненно покачала головой девушка. — А они были мужчинами… в расцвете сил.

— Возможно, но не для юной девицы, которой исполнилось двадцать два и двадцать шесть к обеим свадьбам.

Афия тщательно вытерла руки и бросила смятую салфетку в бачок для мусора.

— Да какая разница-то?

Руди усадил ее в машину, обошел лимузин и устроился на своем месте.

— А ты подумай. — Он бросил на Афию взгляд в зеркало. — Когда в последний раз тебе приглянулся мужчина твоего возраста? Или старше тебя хотя бы лет на пять?

— Джефф Мортон.

— Но он гей.

— Мне нравится Рики Фримен.

— Тоже гей.

— Карлос…

— Ты издеваешься?

— И к чему ты ведешь? Руди завел мотор.

— Ты общаешься либо с теми, с кем у тебя заведомо не будет отношений — читай, с голубыми, — либо с мужчинами значительно старше себя.

Афии захотелось зажать уши руками. Слышать подобные откровения ей не хотелось.

— Ты снова начитался своих книжек по психологии?

— Детка, знаешь, в чем твоя проблема?

— Уверена, что ты меня сейчас просветишь.

— Ты боишься близких отношений.

— О, умоляю!

— Дай мне объяснить.

— Может, во время нашего следующего сеанса, доктор Гэллоу? Мне нужно быстрее переодеться и вернуться, пока Джейк не передумал.

По счастью, квартира Руди была всего в двух кварталах от детективного агентства. Однако предстояло еще найти нужные вещи среди склада коробок и сумок, на которых Афия теперь жила. Кредиторы дышали в затылок, отхватывая кусок за куском из ее имущества, благодаря проклятому Генри Глику. После того как налоговая служба конфисковала дом Фрэнка, бедняжке пришлось перебраться к собственному шоферу, отказавшись от предложения Хармона пожить в его доме. Конечно, Руди был геем, да к тому же обожал ночной образ жизни, однако с ним было проще найти общий язык, а в его крохотной квартирке — легче свыкнуться со своим новым положением. Роскошный дом Хармона каждым своим камнем напоминал бы о невосполнимой утрате. Афия же хотела научиться жить, не сожалея о прошлом.

— Опиши мне его.

— Ты опять о Джейке? — Афия пожала плечами. — Блондин, волосы короткие, с небольшими баками, очень резкий и раздражительный. Помнишь мое кольцо с изумрудом, которое пришлось отдать налоговой полиции?

— Смутно.

— Жаль. Короче, у этого парня такие же глаза, даже более глубокого цвета. Правда, неприветливые. На правой щеке шрам в форме полумесяца. Подбородок квадратный, полные губы…

Руди рассмеялся.

— Неужто и губы отметила?

Афия смутилась. Ей даже не приходило в голову, что она так внимательно разглядывает своего нового начальника.

— А рост? И какая у него фигура? Небось накачан и мускулист?

— Слушай, я все больше убеждаюсь в том, что ты его знаешь!

— Да перестань! — Руди кивнул куда-то в сторону. — Вон, слева. Блондин, короткая стрижка, квадратный подбородок.

Афия быстро глянула в окно. Джейк стоял возле подъезда, опершись спиной о стену. Как раз в этот момент он прикуривал сигарету.

Курение вредит здоровью, надо бы напомнить ему об этом!

Руки, подносящие к сигарете зажигалку, угрожающе бугрились мышцами, лицо было мрачным и решительным. При этом у Джейка Лидса была такая неприметная одежда, и даже поза, что случайный прохожий едва ли бы обернулся, чтобы рассмотреть его подробнее. Похоже, детектив в совершенстве овладел искусством быть незаметным.

Руди присвистнул.

Афия поджала губы.

— Уймись, дружище, я уже говорила, что он не по твоей части.

— А жаль, такой экземпляр!

Машина плавно прокатилась мимо Джейка и замерла на повороте. Афия откинулась на сиденье и мрачно покачала головой.

«Не гей и очень, очень сексуальный. Черт возьми!»

— Но этому парню точно нет сорока, дорогуша, — заметил Руди мстительно. — Так что он и не по твоей части.

Афия обернулась. В этот миг взгляд Джейка уперся прямо в нее. Он постучал пальцем по часам и одними губами произнес «один час».

«Что ж, значит, у меня в запасе час. Придется поторопиться, чтобы успеть превратиться в неприметную женщину из толпы».

Сердце Афии билось часто и неровно. Должно быть, виной тому было волнение по поводу новой работы.

Или усмешка Джейка Лидса, проводившая лимузин?

— Да, — подавленно сказала Афия. — Он определенно не по моей части.

Глава 4

— Раньше я никогда… не бывала в таких местах. Ожидая, когда клиентка придет в себя и успокоится, Джейк начал неторопливо перекладывать папки с бумагами с места на место.

— Итак, чем могу быть полезен, мисс Бранниган?

Эта стройная высокая женщина пришла без записи. Судя по нервным движениям ее рук и вытаращенным глазам, у нее что-то случилось.

Или она просто истеричка.

К сожалению, такие тоже заходят в детективные конторы.

К тому же дамочка непрерывно оглядывалась, словно ежесекундно ожидала увидеть за своим плечом неведомого преследователя. Впрочем, все могло оказаться довольно серьезно.

— Я подозреваю, что мой жених мне изменяет.

Анджела Бранниган была дорого и со вкусом одета, загорелые ноги оплетали ремешки босоножек до самых колен — весьма аппетитных, надо заметить. Клиентке было за тридцать, глаза цвета кофе с молоком, полные губы и золотистая кожа, ровные белые зубы. Видно было, что женщина привыкла за собой ухаживать. Она напомнила Джейку Ким Бессинджер в «Секретах Лос-Анджелеса». У нее было соблазнительное тело, состоящее из сексуальных изгибов, и Джейк недоумевал, какой идиот решил изменять столь красивой женщине.

— Надеюсь, что мои… выводы неверны, — сбивчиво продолжала клиентка. — То есть я буду счастлива, если мои страхи не оправдаются. Но если Энтони… — Она потеребила обручальное кольцо с огромным бриллиантом, говорившее без всяких слов, что жених Анджелы богат. — В общем, я должна знать правду, мистер Лидс. Я хочу знать, изменяет ли мне мой жених! Я должна узнать это до того, как надену белое платье. Я не хочу совершить ошибку.

Именно из опасения совершить ошибку Джейк до сих пор не был женат, хотя недавно ему исполнилось тридцать три. Он не был убежденным холостяком, но страх провала столь важной миссии, как брак, удерживал его от постоянных отношений. Еще в детстве он успел повидать, во что превращается дружная семья, когда двое делят имущество. Сколько грязи вылили друг на друга его родители! Более того, многие дела, за которые детектив брался, так или иначе выводили его на грязные интрижки и обман. Это сделало его довольно циничным в вопросах любви и совместной жизни.

— Я нашла чужую помаду. — Женщина ослабила ворот блузки, расстегнув пуговицу. — Это так… избито! И так унизительно! Конечно, жених дал мне вполне приемлемое объяснение и посмеялся над моими подозрениями, но… — Она умолкла.

— Вы подозреваете какую-то конкретную женщину?

— Нет, — хрипловато ответила мисс Бранниган. — Это может оказаться кто угодно. Сотрудница, продавщица из соседнего супермаркета, кто-то из теннисного клуба… даже портниха, что шьет для Энтони костюмы. Знаете, он нравится женщинам… — Женщина шмыгнула носом.

Любимчик женщин, понятно.

Джейк вытащил из ящика коробку с салфетками и протянул клиентке. По щеке мисс Бранниган покатилась слеза, и он вздохнул. Плачущие женщины и дети — его самая большая слабость, за которую Джейк себя ненавидел.

Итак, наклевывается дело. Как поступить?

Конечно, Хармон уже дал детективу задание и оплачивал его выполнение довольно щедро. С другой стороны, если за все время, пока Афия станет работать в приемной, он не возьмется ни за одно дело, это может ее насторожить. К тому же Джейк всем сердцем сочувствовал Анджеле Бранниган и не мог отослать ее ни с чем.

— Если ваш жених действительно вам изменяет, мы это выясним. Но, мисс Бранниган, на это потребуется время. Чтобы получить четкие доказательства вины или невиновности, нужны видеоматериалы и фотографии. Это около двух недель слежки.

Женщина деликатно высморкалась и кивнула.

— Мне нужны доказательства. И не важно, сколько потребуется времени. Я должна знать наверняка.

Она достала из сумки пудреницу и принялась исследовать свой макияж, который, несмотря на обилие слез, совершенно не смазался.

— Но даже две недели слежки обходятся в круглую сумму, — предупредил Джейк, скрестив на груди руки. — Обычная такса плюс затраты на съемку и аренду неприметной машины, или даже нескольких, чтобы не засветиться.

— Деньги меня совершенно не беспокоят.

«Черт, почему эта мисс Бранниган не появилась в моем офисе пару дней назад? До встречи с Хармоном. Тогда мне не пришлось бы брать на работу неумелую девицу с большими запросами и сомнительными деловыми качествами. Которая вдобавок ездит на работу на лимузине!»

Кстати, Афия явно опаздывает.

Джейк взглянул на часы.

Так и есть, на сорок минут.

В этот момент дверь приемной хлопнула.

Мисс Бранниган что-то слабо пискнула и подпрыгнула на стуле. Пудреница выскочила у нее из рук, ударилась об угол стола и упала на пол. Зеркальце разбилось.

— Кто это? — истерично спросила она.

Афия ворвалась в офис, запыхавшаяся и хорошенькая до невозможности.

— Это моя помощница.

Он ошибался насчет хвоста. С забранными волосами Афия выглядела еще более привлекательной, а хвост только подчеркивал тонкие черты ее лица, изящный носик, высокие скулы и огромные глаза в обрамлении густых ресниц. Брови казались удивленно-приподнятыми и выразительными. Если бы Афия была повыше ростом, она вполне сошла бы за одну из удачливых моделей, едва сошедших с подиума и тотчас выскочивших замуж за миллионы. Даже ее новый наряд — черные узкие брюки, темно-бордовая спортивная кофточка и бордовые босоножки на низком каблучке — не уступал предыдущему. Элегантная до кончиков ногтей мисс Бранниган, в легком платье с цветочками, бледнела рядом с ней, словно была дурнушкой.

И тут до Джейка дошло. Привлекательность Афии не имела ничего общего с ее внешней красотой. Эта девушка просто излучала невинность и беззащитность, вызывая у мужчины сильнейшее желание броситься к ней на выручку и спасать до конца своих дней.

Джейк нахмурился.

Его клиентка была близка к панике.

— Но если о моем визите к вам узнает Энтони… это будет катастрофой!

— Он ничего не узнает. — Джейк взял стопку папок и направился к Афии. Его настойчивый взгляд буравил девушку, выставляя из офиса. — То, о чем говорится в этой конторе, никогда не становится достоянием общественности. Мы блюдем тайну исповеди более свято, чем иной священнослужитель.

Афия торопливо кивнула и беззвучно выскользнула из кабинета в приемную. За мгновение до этого она заметила валяющуюся на полу пудреницу с разбившимся зеркальцем.

— Дурная примета, — заметила девушка, выходя. Мисс Бранниган взвыла и залилась слезами. Джейк высунул голову за дверь.

— В алфавитном порядке, — бросил он, указав на папки. — Ты всегда приносишь неудачи?

Афия поникла.

«Я так старалась произвести хорошее впечатление!» Будучи у Руди, Афия перемерила кучу разных вещей, прежде чем остановила свой выбор на черных брючках и кофточке от Кельвина Кляйна. Ей так хотелось угодить неуступчивому детективу, что она даже не думала о том, хорошо ли сидит на ней наряд.

И все-таки она опоздала. Лимузин застрял в пробке, которая никак не хотела рассасываться. Афия ерзала на сиденье, гадая, не лучше ли будет пойти пешком, умоляла Руди высадить ее за два здания до конторы, чтобы не маячить перед окном детектива. Однако преданный друг настаивал на том, чтобы довезти ее до места, и Афия скрепя сердце согласилась.

Интересно, как часто здесь бывают пробки? Придется научиться их избегать.

Однако для начала стоило узнать о расписании.

Выскочив из лимузина, Афия помахала Руди рукой и припустилась к нужному зданию бегом. «Избавиться от лимузина» не получилось, потому что машина принадлежала Руди, а он настаивал на том, что будет сопровождать Афию всюду, куда бы она ни направилась. Больше того, он пожелал провожать ее до подъезда здания и встречать после работы. Район был далеко не фешенебельным, и Афия могла попасть в беду.

«Такое вполне может случиться, коль я так и притягиваю к себе неприятности».

Афия ворвалась в здание и понеслась по лестнице, прыгая через ступеньку. Она уже готовилась произнести слова извинения и налепила на лицо виноватую улыбку, но ее оправдания оказались никому не нужны.

Теперь она стояла посреди приемной с папками в руках. Джейк велел ей разобрать документы, пихнув всего три папки, тогда как остальные так и лежали на его столе.

«Он просто хотел побыстрее от меня избавиться!»

Девушка растерянно таращилась на дверь, которая закрылась буквально у нее перед носом.

До чего невоспитанный тип! Руди наверняка посоветовал бы поговорить с начальником и указать на его невежливость.

— Тебе не надоело угождать всем и каждому? — спросил он Афию на днях, когда она переживала по поводу того, как холодно ее приняли в родном благотворительном комитете, узнав о банкротстве. Хотя Хармон и сделал все возможное, чтобы новость не просочилась на страницы газет, он не мог заткнуть рты соседям и приятелям Афии. Едва новость о банкротстве достигла ушей вице-президента благотворительного фонда, она тотчас была вычеркнута из списка дорогих и желанных гостей клуба. Афия даже не знала, что шокировало Дору Симмонс и Френсис Бек больше: то, что у Афии Сент-Джон нет ни цента, или что она живет в квартире собственного водителя.

«Не надоело угождать всем и каждому? Правильно, Руди. Я превратилась в коврик для вытирания ног».

Это было справедливым замечанием. Только так мир воспринимал беспомощных женщин, привыкших, что за них решают другие.

Афия прижала к груди папки и села за стол. Ей вновь и вновь вспоминались подробности этого дня. Беседа с Джейком, его ледяной тон, рассыпавшиеся бумаги. То, как он раскритиковал ее прическу и одежду. Он постоянно смотрел на нее с неодобрением, а Афия, даже чувствуя его неправоту, не решалась возразить.

Девушка водрузила папки на обшарпанную конторку, покрытую царапинами, и вздохнула. Ей нужно было найти хоть какой-то повод для положительных эмоций.

Уж лучше быть ковриком для вытирания ног, чем бездушным сухарем!

Повторив эту мантру про себя трижды, Афия вяло улыбнулась.

«Джейк Лидс мог хотя бы представить меня своей клиентке, раз уж нам предстоит совместная работа. Я могла бы приготовить кофе или утешить несчастную блондинку, у которой явно случилось что-то похуже разбитого зеркала. Впрочем, зеркало лишь усугубляет ситуацию, суля семь лет несчастий и бед».

Хорошо хоть, что зеркальце разбил не Джейк!

Афия почти улыбнулась своей наивности. Если бы ее начальник узнал, что она печется о его судьбе, он бы поднял ее на смех.

«Я точно приношу окружающим несчастья».

Даже ее новый начальник отметил это. Что-то подсказывало Афии, что Джейк в курсе, кто она такая. Афия Сент-Джон-Харпер-Дэвис, богатая дама из Джерси, потерявшая сначала отца, а затем последовательно и двоих мужей. Черная Вдова.

«Но если Джейк Лидс взял меня на работу, это означает, что он не суеверен или делит надвое то, что пишут газетчики. Если бы он считал, что я сознательно „избавилась“ (так, что ли, говорят детективы?) от обоих мужей, он едва ли принял бы меня под свое крыло. А может, дело блондинки, сидящей в кабинете детектива, столь серьезно, что не терпит вмешательства посторонних? И я помешала серьезному разговору?»

Еще три недели назад она точно не вынесла бы подобного отношения, но сейчас все изменилось. Она, Афия Сент-Джон, изменилась в угоду обстоятельствам. Ей приходилось приспосабливаться.

Нужно вернуть деньги и свою жизнь обратно. И Джейк был необходим в этом деле как воздух. «Кто еще научит меня тонкостям расследования?»

— Что ж, — рассеянно произнесла Афия вслух, — ему нужна помощница, а мне нужен этот мужчина.

— Нам всем нужен хороший мужчина, не так ли?

Афия вздрогнула и уткнулась взглядом в беременную женщину. Вернее, сначала она уткнулась взглядом в ее живот, а затем уж в его обладательницу. Девушка даже не слышала, как вошла незнакомка. Кстати, тоже блондинка.

Похоже, в городе не осталось женщин с другим цветом волос.

— Прошел всего месяц, а я почти разучилась передвигаться, — пожаловалась гостья, улыбаясь Афии. На ее щеках образовались две очаровательные ямочки. — На дорогах ужасные пробки! Еле доехала. А где Джейк?

Афия с несвойственным ей любопытством разглядывала незнакомку. На ней были джинсы-капри с трикотажной вставкой для живота, светло-голубая блузка, две нижние пуговицы которой были расстегнуты, и темно-синие мокасины. Лицо девушки излучало свет, как бывает только у беременных, довольных своим состоянием. Волосы были собраны в небрежный хвост и прикрыты бейсболкой с логотипом команды «Янкиз». Девушке явно недоставало вкуса и изящества, но это с лихвой окупалось добродушием.

Судя по тому, как непринужденно гостья вошла в приемную и как открыто улыбалась, она была здесь нечужой.

Кем она приходится Джейку?

Афия заерзала на стуле, гадая, какие отношения связывают детектива и беременную незнакомку.

Уж не вторая ли это половина?

По какой-то непонятной причине это предположение обеспокоило девушку.

—Джейк… он… общается с клиентом, — пробормотала она.

Блондинка номер два кивнула на дверь кабинета.

— А кто клиент? Женщина или мужчина? Как фамилия? После того, что сказал детектив в своем офисе, Афия не решилась бы разглашать тайну. Оставалось надеяться, что после отказа сообщить, с кем разговаривает Джейк, незнакомка не начнет скандалить. Кто их знает, беременных!

— Прошу меня извинить, но я не могу вам сообщить таких деталей.

Впрочем, Афия все равно не знала фамилии клиентки. Вместо того чтобы разозлиться, незнакомка рассмеялась.

— О, у вас неплохие задатки. Возможно, вы продержитесь на этом месте дольше остальных. — Она протянула руку Афии. — Меня зовут Джони Макниколс.

Афии нестерпимо захотелось расспросить гостью о загадочных «остальных», что продержались мало, но она прикусила язык.

— Афия Сент-Джон, — кивнула она, пожимая руку девушки.

Та удивленно приподняла брови.

— Ах вот как… — Она оборвала себя, явно опасаясь быть невежливой. — Прошу меня извинить, я подумала, что вы новая помощница Джейка.

— Так и есть.

— Да? — Гостья задумчиво покачала головой. — Хм… Было ясно, что мисс Макниколс прекрасно осведомлена о том, кто такая Афия Сент-Джон. Девушка приготовилась к шквалу расспросов, но он так и не последовал.

— Не хотите ли присесть? — Афия указала на обшарпанный диванчик, явно нуждавшийся в перетяжке.

— Увы, мне пора бежать. — Джони Макниколс сложила ладони на животе. — Спешу на прием к гинекологу.

Афия почувствовала легкую зависть. Когда она спрашивала Рэнди насчет детей, тот только смеялся и неизменно отвечал:

— К чему такая спешка, дорогая? У нас полно времени. К сожалению, первый супруг оказался не прав. Фрэнк был настроен более благосклонно, но беременность все не наступала…

— Я просто заехала отдать эти купоны и список продуктов, — сказала беременная, выкладывая из маленького вязаного рюкзачка конверт. — Вы передадите их Джейку?

Кивнув, Афия попыталась представить себе Джейка, покупающего в супермаркете по списку баночки с детской едой и подгузники, но не смогла. Вместо этого он представился ей в спортзале, поднимающим штангу или тяжелые гантели. Разумеется, в такой момент все его тело должно быть покрыто потом и блестеть.

Вслед за этим Афии представилось, что она подходит сзади, обвивает сильные плечи своими хрупкими руками (особенно хрупкими на таком фоне), целует Джейка в спину и шею…

Что за чертовщина!

Афия охнула, застигнутая подобными мыслями врасплох. Как можно фантазировать о мужчине в присутствии его жены или хотя бы девушки! Да еще и ожидающей ребенка!

— И сообщите ему, что ужин будет в шесть тридцать. Пусть принесет мороженого.

Смутившись, Афия начала торопливо искать отрывной блокнот. Джони, поддерживая живот правой рукой, обогнула конторку и открыла верхний ящик.

— Здесь хранятся стикеры, блокноты, ручки, скрепки, степлер и прочая мелочевка. — Она указала на желтый отрывной блокнотик. — И еще одно: лучше печатайте все отчеты и записи на компьютере. Джейк с трудом разбирает чужой почерк и страшно злится, если ему это не удается. Не забывайте узнавать у клиентов как можно больше деталей.

— Так с каким вкусом? — тотчас деловито спросила Афия, имея в виду мороженое.

Джони рассмеялась:

— Молодец! — и направилась к двери.

— Постойте, — вскочила Афия. — Может, вам нужна помощь? Я могла бы… — Она с ужасом представила, что беременная может потерять равновесие на узкой темной лестнице.

— Может, я и «с брюшком», как выражается Джейк, но не так беспомощна, какой кажусь. Не волнуйтесь, Афия, я воспользуюсь лифтом. Счастливо оставаться!

Дверь закрылась.

Афия смотрела мисс Макниколс вслед, не веря собственным ушам. Неужели в этом ужасном здании есть лифт? И где же его прячут в таком случае? Надо бы спросить Джейка. И не только о лифте, но и о часах работы, а также о размере оклада. Неплохо бы было еще узнать, какие отношения связывают его с Джони Макниколс. Может, получив послание насчет ужина и купоны, детектив сам просветит Афию насчет своей личной жизни? Конечно, у беременной не было кольца, но в современном мире это совсем не показатель.

Увы, не показатель.

Афия поймала себя на том, что изо всех сил хочет, чтобы беременную блондинку и детектива не связывали никакие отношения.

«Да что это со мной?»

Даже если Джони Макниколс не жена и не девушка Джейка, это не значит, что Джейк не встречается с кем-то другим. Да и какая разница, одинок ли он?

«Он не по моей части. И он мой босс».

В довершение всех остальных неприятностей еще не хватало служебного романа!

Афия расправила плечи и принялась разбирать документы.

«Нужно будет проверить автоответчик, стереть ненужные файлы (спросив предварительно на этот счет начальника), прибраться в приемной. Придется купить кое-какие средства для борьбы с пылью и грязью. И освежитель, потому что в приемной слишком спертый воздух и нет окна. А когда уйдет клиентка, можно будет попасть в офис детектива и разобрать бумаги на его столе. Чем раньше я наведу здесь порядок, тем быстрее заслужу доверие начальника. И тем скорее он расскажет мне о тонкостях сыскного дела».

Скорее бы напасть на след Генри Глика!

Чуть прибравшись, Афия посмотрела на дверь кабинета и задумалась. Ей вспомнился совет Руди — аутотренинг может настроить на удачу.

Девушка закрыла глаза и стала подыскивать нужный лозунг.

«С этого дня мне будет везти — чем дальше, тем больше. Работа принесет удачу и радость. Я многому научусь, а Джейк доверит мне свои профессиональные секреты».

Афия приоткрыла один глаз и глянула на дверь.

Блондинка как можно скорее выйдет из кабинета и перестанет лить слезы.

Она чуть не вскрикнула, потому что в ту же секунду, словно по заказу, дверь распахнулась. Появился Джейк в сопровождении блондинки, которая уже не лила слезы, а держалась чопорно и уверенно.

Похоже, аутотренинг и нужная установка — действенное дело.

Афия едва не рассмеялась.

Джейк раздраженно глянул на девушку, словно обещая хорошую выволочку. Затем и он, и его клиентка вышли из конторы.

«Я не совершила ничего предосудительного!»

Затем Афия постаралась выкинуть эту уже ставшую привычной мысль из головы.

«Я не коврик для вытирания ног!»

Но сердце все равно сильно билось от волнения, поэтому она подхватила разобранные папки и кинулась в освободившийся офис. Нужно было работать быстро и с толком.

«Необходимо доказать этому сухарю, что Афия Сент-Джон вовсе не белоручка. Возможно, тогда детектив забудет о моем опоздании и не станет устраивать разнос».

В кабинете сильно пахло «Опиумом», духами блондинки. Афия скривилась. Что-то настораживало ее в клиентке Джейка, и она надеялась, что это не связано с ее привлекательностью. Наверняка блондинка умела сводить мужчин с ума.

Интересно, запал ли на нее Джейк?

Черт! Нужно сосредоточиться на работе!

Афия провела пальцем по пыльным корешкам папок, с неодобрением оглядела беспорядок, царящий на полках. Полки были во всю стену, и все равно на них не было свободного места. Краска на стенах была светлой, но холодной и какой-то скучной. Кабинету явно недоставало уюта и элегантности. Равно как и приемной. Ни одна деталь не давала представления о хозяине офиса, все было совершенно безликим и, как это ни странно, совсем не деловым. В бумагах не было порядка, и это не нравилось Афии.

Два пластиковых стула, старый стол, ноутбук, два телефона — внутренний и городской, какая-то совершенно неописуемая лампа с залапанным абажуром.

Здесь явно не хватает женской руки.

Никаких украшений, сказал Джейк.

Тяжко вздохнув, Афия взялась за труды. Она перебрала бумаги и поправила папки на полках, благодаря чему на них воцарилась хотя бы видимость порядка. Для начала и это было неплохо. Затем девушка принялась за стол, споро рассортировала чеки и счета, постепенно превращая гору бумаги в стопочку аккуратных конвертов.

— Что вы делаете?

Афия взвизгнула. С десяток счетов, которые она держала в руках, выпали и рассыпались. Только не это! Опять! Джейк выпятил подбородок, почесал затылок.

— Ладно, оставьте так, — бросил он, когда Афия села на корточки, чтобы поднять счета.

— Но…

— Нам пора уходить.

— Прямо сейчас?

— Да, прямо сейчас. — Джейк открыл стенной шкаф и снял с проволочной вешалки рубашку с коротким рукавом.

Ну конечно, у него проволочные вешалки. Как же иначе? Все в этой конторе сделано для того, чтобы человек чувствовал себя неуютно. И этот ужасный беспорядок! Впрочем, беспорядок — дело поправимое. Но проволочные вешалки! Ведь пластиковые стоят всего пару центов, а выглядят не в пример солиднее.

Афия представила, как выглядит нутро шкафа в квартире ее начальника, и вздохнула.

Джейк быстро переодел рубашку, глядя на девушку. Она вздрогнула и торопливо отвернулась.

— Что с вами?

— Ничего.

— Точно? Вы так… дернулись. И кажется, даже покраснели.

— Ничего подобного!

«Маленькая лгунья! Я же представляла себе Джейка в тренажерном зале. А теперь меня еще станет преследовать образ его шкафа с одеждой. Или — того хуже — ящика с нижним бельем. Интересно, как суровый детектив выглядит в трусах?»

— Любите доги?

— Что?

— Хот-доги, — повторил Джейк. — Сосиски в булках.

Афия неуверенно пожала плечами:

— Наверное.

— Вы что, никогда не ели хот-догов?

— Однажды ела. Много лет назад. Кажется, было вкусно.

— Ладно, вот и поглядим, не изменились ли ваши пристрастия. — Джейк порылся в нижнем ящике стола.

Афия с замиранием сердца уставилась на черный пистолет в его руках. Детектив неторопливо проверил обойму и спрятал оружие за пояс джинсов.

— У вас есть разрешение?

Джейк покачал головой:

— Все-то вас интересует.

Он выудил из ящика пачку сигарет и сунул в карман.

— Курение вредит здоровью.

Позабавленный, Джейк глянул на Афию, затем снял со шкафа бейсболку и натянул на голову.

— Вот и не курите, раз вам это не по нраву, — усмехнулся он. — И перестаньте совать нос в чужие дела. С чего вы вообще взяли, что сигареты вредны? Разве вы медик?

— Прочтите надпись на пачке.

Джейк снова криво усмехнулся, и у Афии перехватило дыхание.

«Интересно, какова будет моя реакция, если он улыбнется? Наверное, ноги подкосятся».

Мысль была такой ошеломляющей, что Афия стиснула зубы.

Глупо будет увлечься столь неподходящим мужчиной. К тому же со дня смерти второго мужа прошло меньше года. А Джейк Лидс наверняка женат, и у него скверный характер.

Кстати, о жене…

— Заезжала Джони.

— Как у нее дела?

Глаза Джейка стали такими обеспокоенными, что у Афии сжалось сердце. Женат он или нет, не важно. Главное, что Джони Макниколс точно ему небезразлична.

— Я бы сказала, что она была… бодрячком.

— Да, она такая.

И после этого Джейк все же улыбнулся. Это была такая мягкая, ленивая улыбка, что у Афии заныло в груди.

«Если бы он так улыбался при мысли обо мне… это было бы так славно. Зеленые глаза, полные нежности, спокойная улыбка…»

— Что ей было нужно? Афия мигнула и смутилась. — Э…

— Мы говорили о Джони, — вздохнув, напомнил детектив.

«Наверное, он думает, что я совсем тупая».

— Вы сказали, что она заезжала. Для чего?

— Она оставила купоны и список продуктов и просила передать, что ужин будет в половине седьмого. Еще она просила привезти мороженого.

— С каким вкусом?

— Я…э…

Черт!

— Ладно, проехали. — Джейк подтолкнул Афию в направлении приемной. — На ужин я все равно не успею. Дела ждут.

— Дела? В шесть тридцать?

— В нашей работе такое не редкость.

— В нашей? То есть я тоже буду работать допоздна? Впрочем, Афия была не против. Если начальник будет доверять ей, она быстрее научится детективному делу. Правда, днем Афия привыкла работать в больнице для бедных при детском центре: ухаживала за маленькими пациентами, у которых нет страховки.

— Все будет зависеть от обстоятельств. Мне может потребоваться помощник. Впрочем, обсудим это за ленчем.

— Ленчем?

— Мне нужно съездить в одно место. Думаю, будет безопаснее взять вас с собой. — Он покосился на рассыпанные счета.

Афия кивнула. Отказаться она бы не решилась. Наоборот, ей очень хотелось поучаствовать в детективном расследовании — ведь, судя по всему, речь шла именно о расследовании. Может, ей уже сегодня удастся узнать нечто новое.

— Одну минутку. — Она схватила со стола сумочку от Шанель и с готовностью посмотрела на детектива.

Он хмурился.

— Что-то не так?

— Нужно что-то сделать с вашими волосами. Афия понурилась.

Возможно, цена окажется слишком высока.

Глава 5

Держа руль «ягуара» одной рукой, Анджела Фальконе-Бранниган закинула в рот две таблетки от изжоги и прибавила газу, когда светофор загорелся желтым. Хотелось выпить, но она не рискнула бы заехать в ближайший бар, опасаясь столкнуться с кем-нибудь из друзей отца или приятелей Тони. Придется потерпеть до дома. Если поспешить, подумала Анджела раздраженно, она доберется к себе за час.

Она еще добавила газу.

Будь проклят Тони и его неосторожность! А ведь все так хорошо шло, они являли собой прекрасную пару, были так похожи! Им нравилась одна и та же музыка, они предпочитали одну марку вина. Оба любили отдыхать на Карибах и никогда не спорили по поводу отдыха. Господи, да они даже одевались в одежду одной и той же марки! А каким Тони был любовником! Все предыдущие пассии Анджелы и в подметки не годились ее жениху. В постели он был куда внимательнее бывшего мужа и гораздо выносливее всех тех, с кем она встречалась после того, как овдовела. Энтони Ривелли был воплощением всех ее мечтаний, более того, воплощением мечтаний ее отца. Богатый, властный, образованный и, похоже, искренне влюбленный. Мужчина, собственными усилиями добившийся высокой должности.

Итальянец, в конце концов.

Анджела не желала уступать Энтони другой женщине. Конечно, пойманный на горячем, он отрицал свою вину, дал вполне пристойное объяснение появлению губной помады, и Анджела приняла эту версию, хотя ни на йоту в нее не поверила. Не только не поверила, но и преисполнилась самыми черными подозрениями. С этого момента она стала искать подвох во всем, начиная с частых отлучек, задержек на работе и прочих странностей, которые до этого не вызывали любопытства. Почему Тони так много времени проводил в казино вместо того, чтобы нестись на свидание с любимой? Почему, став вице-президентом, он торчал на работе по семьдесят часов в неделю, а не возлагал свои обязанности на помощников?

Все, что до этого казалось Анджеле довольно невинным, теперь будило самые черные мысли.

Не выдержав напряжения, она решила нанять детектива. Но и здесь следовало соблюдать осторожность: отец мог пронюхать о ее действиях и усмотреть в них намек на недостойное поведение будущего зятя. Поэтому Анджела не стала светиться в детективных агентствах по соседству. Она открыла «Желтые страницы» и позвонила в Атлантик-Сити. В объявлении Джейка Лидса ни черта не говорилось о специализации и опыте детектива, так что пришлось тащиться в агентство лично. Всю дорогу она опасалась слежки и ей мерещились всякие ужасы. Мистер Лидс оказался именно таким человеком, какого она искала, — вежливый, интеллигентный и ненавязчивый. И похоже, парень неплохо разбирался в своем деле. Нет сомнений, если Энтони ходит на сторону, Лидс быстро его вычислит.

А что потом?

Вздохнув, Анджела тряхнула головой. О том, что будет дальше, думать не хотелось. Слишком пугающей была перспектива.

Перейдя с трассы на двухполосную дорогу, Анджела сбросила скорость. Во дворе дома она торопливо заглушила мотор и почти побежала к дому. Закрыв за собой дверь, она сразу же налила себе двойную порцию мартини и прошла в ванную, чтобы пустить воду. Хотелось смыть с себя гадкие впечатления от посещения пыльного офиса детектива Лидса и встречи с его юной смазливой помощницей. Рядом с ней Анджела почувствовала себя едва ли не старухой. Такие, как эта девица, подумала она, очень любят уводить чужих женихов.

Анджела содрогнулась.

Надо надеяться, Джейк Лидс будет работать тихо и быстро. Она желала положить конец интрижке Тони прежде, чем о ней узнает отец. Потому что это будет означать конец для самого Тони.

Конечно, использовать Афию как личного помощника — нелепая затея. И все-таки это было лучше, чем позволять ей шарить по офису и перекладывать документы и папки. Джейк привык к тому, как рассортированы его бумаги. Пусть у него и не было четкой системы, но он всегда мог найти то, что искал.

Вот именно, мог, подумал Джейк устало. До тех пор, пока половина нужных ему бумаг не разлетелась по полу по вине Афии Сент-Джон. Сначала файлы, потом счета…

Одно из двух: либо Афия в самом деле проклята, либо это он, Джейк, последний неудачник, раз его угораздило заполучить такую неловкую помощницу.

Джейк с неудовольствием вспомнил ту сцену, которую застал, проводив новую клиентку и вернувшись в офис. Он ожидал увидеть Афию с пилкой в руках, на худой конец читающей глупый женский журнал, но она занималась перетряхиванием его документов. Счетов, отчетов, файлов! К тому же рядом со столом приемной стояло пластиковое ведро с парой мочалок, плававших в воде, на краю висели резиновые перчатки. Вдоль стены выстроился ряд бутылочек с моющими средствами. Джейк попытался вообразить Афию, ползающую по офису на четвереньках, отскребающую пятна с пола и стен. Воображение легко справилось с первой частью, живописав Афию на корточках, а вот с частью, касающейся щеток и мочалок, вышел прокол. Мыльные пузыри все как один оказывались летающими над ванной, и пышная белая пена едва скрывала обнаженное тело девушки. Джейк совсем растерялся от таких мыслей.

В тот момент Джейк подумал, что ему пора сходить к психологу, дабы прочистить мозги…

— Нет, это не подойдет, — сказал он, придирчиво оглядев девушку.

— Но почему? Кажется, не так уж и плохо. Конечно, есть размер и поменьше, но в этом случае…

— Слишком узкая, — отрезал Джейк. — Берите на размер больше.

— Но я буду выглядеть бесформенно, — попыталась протестовать Афия.

— Тем лучше.

Джейк уже успел убедиться в том, что при своем изящном телосложении, Афия обладает вполне аппетитным задом и довольно соблазнительной грудью, и не хотел мучиться, взирая на ее очевидные достоинства. Если он заявится на дело со столь… приметной помощницей, на них станет оборачиваться каждый мужчина, что встретится им на пути. Не говоря уже об Энтони Ривелли.

— Берите на размер больше, — упрямо повторил Джейк.

Афия грустно вздохнула, но спорить не стала. Возможно, начальник прав, и главное — не привлекать к себе внимания. Если она решила учиться детективному делу, значит, стоит прислушиваться к его советам.

Или приказаниям?

Афия не привыкла быть незаметной. Где бы она ни появлялась, на нее всегда было обращено внимание — и мужчин, и женщин.

— Вы заботитесь о том, чтобы нас не заметили? — спросила она. — Хотите, чтобы мы слились с толпой?

— Вот именно.

— Что ж, все понятно.

— Рад слышать, — кивнул Джейк.

Он постарался не обращать внимания на грустную нотку в ее голосе, убеждая себя, что печаль Афии связана с недавними событиями в ее жизни. Еще бы, потерять целое состояние! Еще три недели назад бедняжка могла зайти в самый дорогой бутик и выкинуть несколько сотен долларов на безделушку, а теперь вынуждена примерять безразмерную футболку в ближайшем супермаркете.

Джейк злорадно усмехался по дороге до магазина, предвкушая возмущение Афии, когда он предложит ей переодеться в простую футболку. Ему очень хотелось, чтобы девушка продолжала вписываться в образ избалованной богатой стервы, но был озадачен. Афия безропотно согласилась сменить дизайнерские шмотки на ужасную тряпку с глупой надписью. Но даже в ней девушка смотрелась трогательно и безмерно притягательно. Как ни старался Джейк изуродовать ее, превратить в одну из смазливых куколок, каких полно на улицах Атлантик-Сити, ничего не выходило.

— Итак, на размер больше, — услышал он бормотание Афии, пока та рылась в куче пятидолларовых маек.

«Ну давай же, — мысленно подбадривал Джейк, — выбери самую уродливую».

— Кстати, я этого не делала, — неожиданно сказала девушка, обернувшись.

— Что?

— Я не убирала своих мужей. Вы ведь об этом думали? Поэтому вы глядели так неприязненно?

— Не убирала? — тупо переспросил Джейк. — В каком смысле?

— Ну, не убивала, — пояснила Афия, заливаясь краской. — Ведь вы, детективы, часто используете этот термин.

— Даже не знаю, о каких именно детективах вы говорите, — озадаченно сказал Джейк.

— Понимаете, я вовсе не Черная Вдова. — Афия беззащитно развела руками, словно заранее уверенная в том, что он ей не поверит.

— Вот и славно.

— То есть меня называют Черной Вдовой, — пустилась Афия в объяснения, — потому что оба моих мужа погибли и оставили мне уйму денег, но на самом деле я никакая не Черная Вдова.

— Угу, — кивнул Джейк, окончательно запутавшись и недоумевая, куда она ведет.

— В общем, я не так плоха, как обо мне думают.

Джейк молчал. За годы работы он убедился в том, что молчание — истинное золото. Бог знает, сколько полезной информации он собрал, просто храня молчание.

— Погодите, разве вам не интересно? — жалобно спросила Афия, на которую, похоже, молчание Джейка подействовало противоположным образом.

Детектив подумал о том, что на самом деле не прочь узнать кое-что о своей помощнице. Например, действительно ли муж Афии имел больное сердце, или она просто так потрясающе хороша в постели.

— Неинтересно? — переспросил он вслух. — О чем вы?

— Ну, о том, почему богатая дама вроде меня решила искать себе работу. Ведь вам же известно, кто я такая.

Джейка позабавило, что Афия понизила голос и перешла почти на шепот. Похоже, она привыкла к тому, что вокруг полно любопытных, желающих сунуть нос в ее личную жизнь.

— Да, мне известно, кто вы. И я слышал сплетни о вашей жизни. — Он помолчал. —• И что с того? Многие богатые люди работают.

— Да, но ведь не в детективном агентстве, на низших должностях. — Словно что-то вспомнив, Афия смущенно улыбнулась. — Кстати, можно вас спросить? Э… сколько я буду зарабатывать?

— Четыреста пятьдесят в неделю.

— Четыреста пятьдесят? — удивилась девушка и нахмурилась. — Не многовато ли за такую работу?

Теперь уже нахмурился Джейк. Мысленно он обругал Хармона, настоявшего на том, чтобы именно такую зарплату он платил его крестнице.

Не ответив на вопрос Афии, он задал свой:

— Какую майку выбираете?

Следовало поспешить с покупкой. Джейк собирался последить за Энтони Ривелли во время обеденного перерыва. Как и большинство работников казино, в солнечную погоду тот предпочитал обедать снаружи, где зачастую встречался с партнерами по бизнесу.

— Мне было скучно. — Голос Афии вывел Джейка из задумчивости.

— Что-что?

— Я сказала, мне было скучно, — повторила Афия. — Поэтому я и решила найти работу, — сказала она и принялась рыться в куче футболок. Щеки ее пылали.

Джейк решил, что она либо стесняется признаться в том, что ее обокрал собственный менеджер, либо слишком горда для этого. Но врала она не слишком умело. Румянец выдавал ее.

— Думаю, эта подойдет, — заявила Афия неожиданно громко и широко улыбнулась. — Огромная и синяя. Бесформенная и скучная. Кажется, то, что надо. — Она подняла находку и развернула ее перед Джейком. На футболке был нарисован кружок с глазами черного цвета. Рисунок почти терялся на темно-синем фоне.

— М-м, думаю, это отличный выбор, — одобрил Джейк.

— Тем более что синий мне не идет, — добавила Афия, приободрившись.

Джейк едва не возразил вслух. Ему начинало казаться, что красоту его помощницы не испортить никаким цветом. И никаким размером. Вообще ничем.

— Надеюсь, в меня не станут тыкать пальцем и смеяться. «Поглядите, как вырядилась эта девица», — писклявым голосом пропела Афия и рассмеялась, запрокинув голову.

Для Джейка эта пара секунд растянулась на целую вечность. Приоткрыв рот, он следил за тем, как двигаются ее губы, обнажая белые зубки.

У него взмокли ладони. Происходящее решительно не укладывалось ни в какие рамки. Наверное, у него что-то с головой.

Афия заметила, что он пялится на нее, ее смех оборвался. Должно быть она выглядит нелепо, хохочет, роется в куче тряпья, болтает о том, что не убивала своих мужей. Иначе с чего бы Джейку Лидсу так странно на нее смотреть?

— В общем, беру эту. Думаю, она подойдет, — коротко сказала Афия.

— Да уж, — невнятно пробормотал Джейк.

— Пойду померяю.

Она зашагала в сторону примерочной, светлый длинный хвост покачивался из стороны в сторону, касаясь аппетитного задика. Джейк сглотнул слюну.

— Кстати, ваши волосы… — начал он.

— Отрезать не стану, — заявила Афия, не оборачиваясь. Джейк усмехнулся. Он уже понял, что его новая помощница очень любит свои волосы, и вполне разделял ее чувства.

Интересно, чем она занималась, пока Генри Глик не исчез в неизвестном направлении со всеми ее деньгами? Что ее увлекало? Как она проводила свой досуг? Ему пришлось напомнить себе, что любопытство сгубило кошку. А если точнее двоих мужей Афии.

Засунув большие пальцы рук за пояс джинсов, он покачался на каблуках.

— Вообще-то я имел в виду головной убор, — громко сказал Джейк в направлении примерочной.

— Ах вот что! — Из-за пластиковой дверцы высунулась головка с белокурыми волосами. Хвостик был переброшен через плечо вперед. — Я любила покупать шляпы, когда… — Девушка осеклась и смущенно улыбнулась. — То есть у меня и сейчас полно шляпок. Разных форм и расцветок.

— Думаю, все они окажутся слишком броскими. — Джейк решил не обращать внимания на ее нечаянную оговорку.

— В таком случае можно купить что-нибудь невзрачное. Кажется, я видела стойку со шляпами у входа.

Джейк вздохнул.

— Афии, мы собираемся не на Дикий Запад. И не на ипподром.

— Можно подумать, что я говорила о ковбойской шляпе, — хмыкнула девушка. — Или о страусовых перьях, украшающих поля.

Джейк невольно засмеялся. Ему куда больше нравилось, когда Афия огрызалась, чем когда она смотрела на него несчастными глазами. К сожалению, несчастной она выглядела гораздо чаще, особенно когда молчала. Было ли это результатом недавних событий в ее жизни или частью натуры Афии? Если ее лицо кажется беззащитным и ранимым с юных лет, то можно понять, почему так много мужчин постарше стремились ее опекать.

Афия снова скрылась в примерочной, а Джейк задумался.

Утрата состояния, смерть второго мужа, всеобщее осуждение — этого было достаточно, чтобы выбить из колеи даже вполне уравновешенного человека, не то что хрупкую девушку. Конечно, Афия не голодала и у нее была крыша над головой, но ее положение нельзя было назвать завидным. Впрочем, напомнил себе Джейк, через две недели должна вернуться ее мать, а с ней и муж-миллионер. Да и Хармон не тратит времени попусту. Еще немного, и о бедняжке Афии позаботятся. Все вернется на круги своя.

Но все же малышка оказалась крепким орешком. Не подозревая о том, что колесики уже вертятся, она приняла решение бороться с обстоятельствами и не теряет оптимизма.

Джейк вздохнул. Афия по-прежнему оставалась для него загадкой.

Черт его побери, если он не разгадает ее по истечении двух недель!


— Что читаешь? Стивена Кинга?

— Гэвин. Трактат по поведенческой психологии. — Руди закрыл книгу, толщина которой в полтора раза превосходила самый толстенный роман Кинга. Он уставился на Хармона Риса, который как раз присаживался за его столик.

— Никогда не слышал об этом авторе, — признался адвокат. — И о чем он пишет?

— Она, — поправил Руди.

— Все равно не слышал.

Руди не был удивлен. В отличие от матери Афии, которая верила во все, существование чего признавалось спорным, Хармон был упертым материалистом. Он верил лишь в то, что можно было потрогать, понюхать или увидеть собственными глазами. Он верил в то, что было бесспорно доказуемо. Руди едва ли мог представить себе Хармона Риса медитирующим или истово молящимся Богу. Люди вроде него достигают небывалых высот благодаря вере в правоту выбранного курса, а столкнувшись с необъяснимым, предпочитают не слишком задумываться над его природой. Хармон Рис никогда не сомневался в том, что делал.

Руди почти завидовал ему.

Хармон жестом подозвал официантку и заказал виски со льдом. Затем кивнул на стакан тоника, стоявший перед Руди:

— Не хочешь ничего покрепче?

— Нет, я за рулем. Через час должен быть в аэропорту. Официантка принесла два меню в кожаных переплетах, порекомендовала пару блюд и неслышно удалилась. Хармон ослабил галстук и сделал глоток скотча.

— Но ведь ты успеешь вернуться за Афией вовремя? Мы договаривались, что ты будешь забирать ее с работы. — Он поморщился. — Ведь от офиса Джейка до твоей квартиры путь не самый близкий.

Руди подавил улыбку. Он знал: Хармону невыносима мысль о том, что Афия живет не в его доме, а с бывшим шофером. Не имея возможности взять ее под свое крылышко, адвокат надеялся, что Руди станет для него глазами и ушами.

— Я только заберу из аэропорта клиента и вернусь. Загвоздка в другом: твой детектив велел Афии «избавиться от лимузина».

Хармон приподнял брови, но ничего не сказал. Оба уставились в меню.

— Ты можешь заехать за ней на своей обычной машине, — предложил адвокат.

— У меня мотоцикл.

Хармон нахмурился, не отрывая глаз от меню.

— Я пришлю тебе машину из проката, какую-нибудь неброскую, но безопасную. — Он помолчал. — Пожалуй, Джейк прав, лимузин слишком бросается в глаза, а Афии необходимо на время затеряться. Джейк знает свое дело и сумеет позаботиться о моей малышке.

Руди мог возразить, что Афия не нуждается нив чьей опеке, но промолчал. Спорить с Хармоном было бессмысленно. Афия сама разберется в ситуации. Она сможет стать на ноги с чужой помощью или без нее. Руди видел, как великолепно она держится, как борется с обстоятельствами, и это внушало ему невольное уважение. Пытаться же переубедить Хармона — глупая затея.

Всю свою жизнь Афия мирилась с тем, что ею управляют. Мать внушала ей глупости насчет проклятия, отец и мужья держали в тепличных условиях и сдували пылинки, Хармон готов был взять на себя решение любой проблемы. Но за одиннадцать месяцев, минувших со смерти Фрэнка, Руди успел убедиться в том, что у девушки куда более сильный характер, чем считают окружающие. Он верил в то, что она справится. Конечно, думал Руди, Афия слишком податлива и мягкосердечна, она не сталкивалась с жестокостью и равнодушием. Но ведь на ошибках учатся. Какой бы беззащитной ни казалась кошка, всем известно, что у нее девять жизней. Остановив свой выбор на запеченном свином эскалопе, Руди закрыл увесистый томик меню и поскреб подбородок, заросший щетиной.

— Мистер Рис, а вы уверены в том, что вам удастся вернуть деньги крестницы?

— Я приложу все усилия.

Судя по тому, что Хармон достигал любой цели, к которой двигался, это могло означать скорее да, чем нет. Подошла официантка и приняла заказ.

— Афия знает, что у меня нет машины, — как бы между делом заметил Руди. — И она знает, что подобная покупка мне не по карману. Не держите ее за дуру, мистер Рис.

Хармон сделал большой глоток виски, разглядывая собеседника.

— Видишь ли, Руди, я вовсе не считаю Афию дурой. Но ведь ты согласишься с тем, что она… несколько наивна?

— Нет, не наивна, — покачал головой Руди. — Может, доверчива, но не наивна. В любом случае затея с машиной неудачна. И еще одно… — Он помолчал, подбирая слова. — Мистер Рис, мне не по душе, что я обязан докладывать вам о каждом шаге вашей крестницы. Она доверяет мне. С моей стороны и так некрасиво скрывать от нее правду.

— А мне и не нужны детали, — отмахнулся Хармон. — Все, что мне нужно, — это обеспечение безопасности Афии.

Руди смягчился.

— Я не дам Афию в обиду.

— Знаю. Джейк тоже присмотрит за ней. Я уезжаю из города на несколько дней и рад, что моя крестница в надежных руках. Ты будешь приглядывать за ней вечерами и по ночам, а Джейк — днем.

Руди прищурился. А что, если Джейк станет приглядывать за Афией и по ночам? Не стоило делиться подобными мыслями с Хармоном. Сам Руди был бы только рад, если бы Афия закрутила с новым начальником интрижку. До этого она никогда не позволяла себе столь вольного поведения, как свидание на одну ночь (или даже на несколько ночей), и новый опыт может оказаться приятным. Хотя Афия и не особо распространялась относительно секса с обоими мужьями, Руди подозревал, что дальше миссионерской позы дело никогда не заходило. Представить себе Фрэнка или Рэнди делающими «это» с Афией на кухонном столе было просто невозможно.

А вот с Джейком все могло бы получиться. Афии не повредит новый сексуальный опыт. Пусть даже связь окажется короткой.

Руди положил руку на книгу, которую принес с собой. В его жизни, наоборот, было слишком много ничего не значащих интрижек. Теперь он созрел для долгих серьезных отношений.

— Кстати, — услышал он голос Хармона. — Афия упоминала, что у тебя новый сосед. Кто он такой? Расскажешь?

Глава 6

«Он явно хочет меня убить! Закормить до смерти вредной, высококалорийной пищей».

Афия согласилась съесть один хот-дог, щедро политый острой ядовито-желтой горчицей, и пакетик картофеля-фри, но, как только она справилась со своей порцией, Джейк протянул ей еще и мороженое. Мягкое сливочное мороженое в хрустящем вафельном рожке!

Афия надвинула пониже новую бейсболку, поправила темные очки и покачала головой:

— Думаю, мороженое будет лишним. Джейк сунул рожок ей в руку.

— Ты из тех, что считают калории? — хмыкнул он, переходя на ты.

Афия не могла видеть его глаз, скрытых за огромными черными очками, которые могли сравниться размерами с очками профессионального авиатора.

— И что с того? Это же не у тебя задача оставаться в рамках третьего размера, — проворчала она, принимая правила игры.

— И это ты называешь задачей? Ужасная глупость.

Афия не стала спорить. Она не собиралась объяснять своих мотиваций по сохранению изящной фигуры посреди праздношатающейся толпы и работников казино, выбравшихся пообедать теплым деньком. Разумеется, она не всегда ела только полезную пищу, но, сколько себя помнила, считала калории. Ас шестнадцати лет она пользовалась весами, это давно вошло в привычку. Если она набирала пару килограммов, мать тотчас высказывалась на этот счет. «Я бы не хотела показаться чересчур навязчивой, — говорила она, презрительно поджав губы, — но хорошая жена всегда должна следить за своим внешним видом. Афия, неужели ты сама не понимаешь, в какую пропасть катишься? Дональд Трамп никогда не женился бы на толстухе вроде тебя».

Конечно, Афия не метила в жены Дональду Трампу, но замечания матери ее больно ранили. Она была увлечена Рэнди, а затем Фрэнком, но между ней и обоими ее мужьями никогда не проскальзывала искорка. А Афии хотелось большего. Гораздо большего. Она поклялась себе, что третий брак будет браком по любви.

«Мне нужна не искра. Мне нужен фейерверк страстей!» Джейк присел на скамейку и кивнул Афии, предлагая присоединиться. Она устроилась рядом, стараясь не думать о том, что при взгляде на детектива у нее слабеют колени.

Фейерверк страстей, надо ж было такое придумать!

Афия была готова высмеять себя за то, что у нее горят щеки. Она надеялась, что Джейк не замечает ее смущения. Или по крайней мере винит в ее ярком румянце солнце. Мороженое начинало подтаивать и, похоже, собиралось потечь по вафельному рожку вниз, прямо по пальцам. Можно было бросить его в ближайшую урну или начать облизывать, забыв о калориях.

Афия осторожно глянула на детектива — тот развалился рядом с таким видом, словно у него не было ни единой заботы в этом мире.

Ужасно привлекательный парень! Упрямый подбородок, четко очерченные губы и невероятный нос, перебитый, судя по всему, в двух местах…

Пользуясь тем, что очки скрывают ее взгляд, Афия пристально разглядывала Джейка.

«Интересно, что со мной станет, если этот сексуальный рот набросится на меня с поцелуями?»

Стараясь отвлечься от непристойных мыслей, Афия мысленно сосредоточилась на клиентке. Рядом с этой элегантной обольстительной особой она казалась себе тощей и непривлекательной девчонкой, страдающей анорексией. Возможно, набери Афия пару килограммов в нужных местах, она покажется новому начальнику более соблазнительной, чем сейчас…

То есть не только Джейку, но и всем остальным мужчинам.

Запихав подальше в подсознание образ матери, нахмурившей брови, девушка набросилась на мороженое. Никогда прежде запретный плод не был для нее так сладок!

Мимо прохаживались парочки, чуть поодаль вопили дети, барахтающиеся на пластиковой горке и под ней; офисные рабочие торопливо перекусывали или просто загорали, сидя на скамейках и запрокинув вверх лица. Теплый июньский ветерок доносил запахи выпечки и жареного картофеля, возвращая Афию в детство.

Она помнила, как отец тайком от матери брал ее в парк развлечений, где покупал уйму вредной и ужасно вкусной еды, воздушные шары и жвачку. Они катались на каруселях и американских горках, и Афия визжала от восторга, вцепившись в поручни кабинок. Потом они играли в дартс или стреляли в тире. Как-то раз даже выиграли огромного уродливого медведя с длинными, как у зайца, ушами. Никогда после Афия не чувствовала себя такой оживленной и счастливой.

Прознав о таких прогулках, мать очень долго отчитывала мужа и дочь, твердила о том, что однажды они станут жертвами какой-нибудь ужасной катастрофы по причине короткого замыкания. Но даже опасность погибнуть прямо на аттракционе не омрачала восторга Афии. Отец смирился с запретом посещать парки и в следующий раз взял дочь в кино. Так она узнала, что все те добропорядочные фильмы, которые ей советовала смотреть мать, не идут ни в какое сравнение с настоящими боевиками и фантастикой.

Афия вспоминала, как плакала на одном из сеансов, когда главный герой погиб, спасая человечество, и как долго представляла себя на месте его несчастной подруги.

Вздохнув, она захрустела вафельным рожком.

— А ты почему не взял себе десерт? — спросила она Джейка, заметив, что он по-прежнему молчит.

— Мой десерт лежит в кармане рубашки, но поскольку ветер дует в твою сторону, я не стану пока курить.

Подавив желание расспросить Джейка, какая радость от втягивания в легкие вонючего дыма, Афия благодарно улыбнулась.

— Это очень предусмотрительно с твоей стороны. Спасибо.

Джейк хмыкнул.

— Я вообще предусмотрительный парень.

Кажется, он снова шутил. Или пытался шутить. У Афии защемило сердце. Возможно, виной тому было ледяное — и очень сладкое! — мороженое. А может, близость Джейка. Раньше Афии не доводилось общаться с мужчинами, излучающими такую уверенность и… откровенную сексуальность. Руди назвал бы Джейка мужественным и грубым, но Афии казалось, что это не единственные черты ее начальника. Вспомнить, к примеру, как заботливо он расспрашивал о Джони. Или участливый взгляд, устремленный на недавнюю клиентку.

«И не потому ли Джейк дал мне работу, что заметил отчаяние в моих глазах? Может, мрачный детектив просто сочувствует дамочкам в стрессовой ситуации?

Неужели он просто пожалел меня? Только не это! Жалость — последнее чувство из всех, которые сейчас я хотела бы вызывать в окружающих».

Неожиданно Афии захотелось вернуться в офис.

Впрочем, стоило вспомнить о том, какие вопросы задавал ей детектив, принимая на работу, желание тотчас пропало. По сути, Джейк отнесся к ней с тем же пренебрежением, что и Хармон, когда узнал, что крестница хочет найти работу. Так, словно она набитая дура.

Наверное, то же самое подумал и менеджер из казино, которого приставили к Афии для обучения, когда она устраивалась на первое место. Поначалу тот очень удивился, узнав, что она не умеет обращаться с кассовым аппаратом. Когда же Афия стала задавать элементарные вопросы, он быстро затосковал и пожаловался главному, что новая девчонка ни черта не соображает. Еще пара оплошностей — и Афию с треском вышибли из казино.

Как, впрочем, и из рыбного ресторана, куда она пыталась наняться помощницей бармена. Менеджер был неприятно ошарашен, заметив, что Афия сначала отпускает напитки, а уж после берет с клиентов деньги. «Подобное простодушие недопустимо в ресторанном бизнесе», — презрительно заметил он на прощание.

«Неужели и эту работу мне суждено потерять? Это несправедливо и жестоко, ведь я старалась изо всех сил».

От подобных мыслей девушке стало не по себе. Желудок испуганно сжался и замер в таком неудобном положении. Возможно, виной всему было злоупотребление калорийной пищей, но Афия думала иначе.

— Было… очень любезно с твоей стороны угостить меня ленчем, — чопорно сказала она, — но… как ты говорил, у тебя есть дело, а я не хочу тебя от него отрывать.

Она достала из сумочки влажную салфетку, чтобы вытереть липкие руки. При этом она расправила плечи и поджала губы, стараясь выглядеть очень деловой.

— Мое дело находится здесь, — бросил Джейк, не удостоив Афию взглядом. — Веришь ты мне или нет, но в данный момент я работаю.

Вальяжная поза, вытянутые перед собой ноги, черные очки на носу — все это говорило совершенно об обратном.

— Что-то непохоже, что ты тяжко вкалываешь, — не удержалась Афия от колкого комментария.

Джейк и в самом деле был похож на одного из отдыхающих, греющихся на солнце. На его губах заиграла усмешка.

— Это потому, что я хорош в деле. Да уж небось!

Щеки Афии снова вспыхнули. Она принялась еще тщательнее тереть руки, словно это могло помочь избавиться от потока навязчивых непристойных мыслей.

«Что со мной происходит? Подобное поведение совершенно на меня не похоже. Это ж надо — увлечься парнем из среднего класса, да еще младше сорока лет! Желать его, сидя на скамейке в парке!»

Конечно, она дала себе слово, что в этот раз все будет по-другому: другой мужчина, другие отношения, — но ведь не с Джейком Лидсом! Не с боссом! Нес женатым (или почти женатым) мужчиной!

— И в чем состоит твоя работа? — как можно беззаботнее спросила Афия.

— Я слежу за Энтони Ривелли.

— И кто такой этот Энтони Ривелли?

— Тот, за кем я слежу. Отличный диалог!

— Я что, до такой степени похожа на круглую идиотку? Джейк выпятил подбородок, словно пытаясь не рассмеяться.

— Он прямо за твоим правым плечом, — негромко сказал он. — Стоит на террасе, облокотившись на перила. Рядом с ним пара коллег, все трое в данный момент курят.

Афия как раз собиралась обернуться, когда Джейк схватил ее пальцами за подбородок. Она охнула, когда он коснулся ее губ, и дернулась назад.

— Что ты делаешь?

— Я просто стер с твоих губ остатки мороженого. — Джейк чуть подался ей навстречу. — И сделал так, чтобы нас не спалили.

«Не спалили? Да я горю с головы до ног!» Прикосновение Джейка превратило все ее мысли в бессмысленную мешанину страха, желания и навязчивых эротических образов. Звучавшая из ближайшего кафе сальса только способствовала этому. Афии немедленно представилось, как они с Джейком танцуют ламбаду — в горизонтальном положении. Боже мой!

— Если бы ты обернулась, Ривелли мог бы тебя засечь. А мне это абсолютно ни к чему. Он не должен знать, что за ним следят.

Афия удивленно приоткрыла рот, но не произнесла ни звука.

— А так, — продолжал детектив, — он видит просто парочку влюбленных, отдыхающих в парке.

Сразу после этих слов Джейк наклонился к Афии и осторожно коснулся губами ее губ. Движение было столь быстрым и уверенным, что Афия и не подумала воспротивиться. Однако не успела она закрыть глаза, как Джейк отстранился, взял из ее рук испачканную салфетку и точным броском послал в ближайшую урну.

Афия ошарашенно замигала — спасибо очкам, Джейк не мог этого видеть — и прижала пальцы к пылающим губам. Кожу жгло так, словно поцелуй был совсем не таким невинным. Девушка не знала, как себя повести.

Засмеяться? Возмутиться? Или сделать вид, что не произошло ничего из ряда вон выходящего?

Сердце стучало часто-часто, руки и ноги стали ватными, в голове шумело.

«Опасайся своих желаний!» Так вот что это значит.

А она желала—да, страстно желала, — чтобы поцелуй Джейка длился дольше. Чтобы это было началом чего-то большего. Чтобы они с Джейком в самом деле могли наслаждаться друг другом, как влюбленная парочка.

Она знала, что Джейк просто играл выбранную роль. В его поцелуе не было ничего личного. Смутив и… да, возбудив ее до предела, он просто делал свою работу, думая прежде всего о подозреваемом. Ведь у него есть Джони, а значит, ему должно быть наплевать на новую помощницу.

«Нужно взять себя в руки! Подобная несдержанность может оказаться губительной. Я же хотела научиться детективному делу. Значит, пора приниматься за обучение. Или мне никогда не выйти на след Глика!»

— Значит, мы просто участвуем в спектакле? — как можно медленнее произнесла Афия, опасаясь, что голос дрогнет. — Ты поэтому так меня вырядил?

Джейк придвинулся поближе и по-хозяйски обнял девушку.

— Догадалась наконец.

— Одеваться неприметно, да?

— В точку.

Афия подавила волнение, когда он потеребил ее волосы, собранные в хвост, провел рукой по плечу.

«Он что, испытывает меня? Хочет выяснить, на сколько меня хватит? Убедившись в том, что я плохо справляюсь с обязанностями в офисе, решил проверить, способна ли я стать помощницей в деле? Ищет повод, чтобы меня уволить?

Я буду цепляться за эту работу, чего бы мне это ни стоило! Я докажу этому Джейку Лидсу, что частный сыск — это по моей части!»

Держась спиной к Энтони Ривелли, Афия подалась вперед, навстречу детективу, и поиграла с верхней пуговицей его рубашки. Может, она и не слишком хорошо справлялась с кассовым аппаратом, но в актерском деле ей не было равных. Афия посещала драматический кружок в старшей школе, где у нее неожиданно открылись новые таланты. К сожалению, до этого момента она никогда не пользовалась ими в повседневной жизни.

«Что ж, я сыграю влюбленную девчонку, если тебе этого хочется».

— Так мистер Ривелли связан с той блондинкой в шелковом белом платье?

— А ты уверена, что это был именно шелк?

Афия медленно кивнула, адресовав Джейку соблазнительную улыбку.

— Я отлично разбираюсь в тканях и фасонах одежды. На ней также были туфельки от Джимми Чу, а это означает, что твоя клиентка довольно обеспечена. Наверняка полжизни проводит в магазинах.

— Хм, что еще?

— У нее ненастоящая грудь.

— Протезы, что ли? — усмехнулся Джейк, отчего у Афии зачастило сердце.

— Силикон.

— Ах это! Я заметил.

— Неужели? — не поверила Афия.

Хирург так хорошо поработал над грудью блондинки, что мало кто догадался бы, что не природа наделила ее столь великолепным третьим номером.

— К тому же она слишком много загорает. Возможно, что в солярии, цвет загара слишком желтый, — продолжала девушка. — И ее лицо… здесь не обошлось без ботокса.

— Откуда ты знаешь?

Афия сдвинула очки на кончик носа и чуть-чуть прищурилась.

— Видишь эти морщинки? Если человек хмурится или улыбается, вокруг глаз сразу появляются морщинки, даже у совсем юных девочек. А у твоей клиентки не было ни одной.

— Что-то еще?

— Она не настоящая блондинка. Джейк засмеялся.

— Вы, женщины, постоянно обманываете мужчин. Может, и моя сестра вовсе не блондинка? Надо бы ее спросить.

— Твоя сестра? — переспросила Афия.

— Джони.

— Так Джони Макниколс твоя сестра?! — воскликнула она.

— Тсс… — Джейк прижал палец к губам. — А ты что думала?

— Я думала, она тебе жена. Или подруга.

Джейк снова засмеялся, и Афия внезапно увидела некоторое сходство с Джони.

— Надо рассказать о твоей догадке сестренке. Она повеселится от души.

— Так ты не женат? И подруги нет? — выпалила Афия, не успев вовремя прикусить язык.

«Господи, что за вопросы я задаю?! Я едва знакома с этим человеком, а уже лезу в его личную жизнь… но ведь он меня поцеловал… почти, так что я имею право знать!»

— У меня есть пара подруг, — хмыкнул Джейк. — Постоянной, правда, нет.

Значит, Джейк Лидс спал с разными женщинами. Ему повезло, что его нижнее белье не перетряхивают таблоиды!

— А к чему такие вопросы? — спросил детектив, наклоняя голову и глядя на Афию поверх очков. — Мы просто изображаем двух влюбленных, не более того.

— Разумеется, — кивнула Афия с улыбкой, хотя на душе стало горько.

Что ж, пусть наслаждается ролью!

Она положила свою горячую ладонь Джейку на грудь, провела немного вниз, чувствуя, как напряглись под рубашкой мускулы. Больше всего ей хотелось коснуться его голой кожи, но и без того прикосновение обжигало. Рука скользнула ниже, переместившись на бедро.

— А зачем нам нужен Ривелли? — спросила она низким, волнующим голосом.

Джейк на мгновение задержал на ней взгляд, затем потянулся к бумажному пакету, стоящему за ним на скамейке, и вытащил упаковку арахиса.

— Его невеста, Анджела Бранниган, подозревает его в неверности.

— О! — Афия задумалась, есть ли у подобных подозрений почва, или это просто болезненный вымысел ревнивой тигрицы с силиконовой грудью.

Она снова с болью вспомнила, как ее выперли из благотворительного комитета две наседки, заметившие пристальные взгляды, которые бросали на Афию их мужья. Конечно, поводом стало ее банкротство, но девушка знала, откуда ветер дует и за что ее так недолюбливают Дора и Френсис. После смерти второго мужа Афию стали подозревать в охоте на третьего, а оттого всячески избегали. И хотя поводы для разрыва отношений выбирались разные, истинная подоплека ей была прекрасно известна.

— А у нее есть доказательства?

— Ради них меня и наняли. — Джейк закинул в рот поджаристый орешек. — Я должен найти доказательства измены или верности.

Афия напомнила себе, что должна учиться собирать доказательства и вставать на след подозреваемого, а потому снова взялась за дело. Ее рука скользнула чуть выше по бедру Джейка, оказавшись в опасной близости от паха.

— Это сложная работа?

От неожиданности Джейк закашлялся. — Что?

Другой рукой Афия слегка постучала детективу по спине, затем ласково потеребила затылок.

— Это сложно — следить за подозреваемым? Вставать на след?

— Христа ради, зачем тебе это знать?

— Просто любопытно.

— Можешь так усиленно меня не оглаживать, — буркнул Джейк мрачно. — Ты… переигрываешь.

Афия могла поклясться, что это не так.

— С трудом верится.

Джейк раздраженно закинул упаковку с арахисом обратно в пакет.

— И кого же ты собралась выслеживать?

— Что? — опешила девушка. — Никого!

— Афия, оставь слежку профессионалам.

— Может, я тоже хочу стать профессионалом.

— У тебя к этому нет способностей. — Джейк бросил быстрый взгляд поверх очков за плечо девушки. — Черт, он идет сюда. Он может запомнить наши лица!

Афии вспомнились все те обидные слова, которые она слышала с того момента, как пыталась найти работу. «Ты никогда в жизни не работала». «Безмозглая дура!» А теперь еще и «нет способностей»…

Она ненавидела спорить и конфликтовать, да, по сути, и не умела этого делать. Но на этот раз ей хотелось закричать Джейку в ухо, что он не прав.

«Откуда он может знать, есть у меня способности или нет?»

Пожалуй, она и сама многого о себе не знала. Иначе откуда у нее взялась смелость быстро забраться к Джейку на колени, заслонив его собой от приближающегося Ривелли?

Непонятно, что было тому виной — зажигательная сальса, несущаяся из кафе, упоение собственной дерзостью или просто близость Джейка, но, вместо того чтобы просто обнять детектива или прижаться к нему, Афия впилась поцелуем в его губы. Она яростно набросилась на его рот, заставляя впустить свой язык и прижимая голову Джейка к своей. Однако он и не думал отстраняться. Издав непонятный звук — то ли полустон, то ли полурычание, — он овладел ее ртом, подчиняя себе.

Афия принялась тереться о него, как кошка, наслаждаясь вкусом его губ, утопая в нахлынувшем желании. Она застонала, когда ладони Джейка схватили ее за зад и придвинули ближе.

Какой она была наивной, когда думала, что Джейка совершенно к ней не тянет! Он желал ее не меньше, а может, и больше, чем другие мужчины, и это принесло неожиданное облегчение ее пострадавшему самоуважению.

— Могли бы снять комнату в отеле, — недовольно бросила какая-то женщина, проходя мимо них, и Афия отпрянула от Джейка.

«Бог мой! Я выставила себя на посмешище! Вместо того чтобы отвлечь от Джейка внимание, я привлекла внимание к нам обоим. Я совершенно утратила над собой контроль!»

Афия уперлась руками Джейку в грудь, тяжело дыша.

«Нужно успокоиться и сделать вид, что я просто играла роль».

— Ну что, Ривелли ушел?

Джейк глянул за ее плечо, но ответил не сразу. Голос у него был хриплым.

— Да.

«Я знаю, что он был захвачен желанием не меньше, чем я».

Афия осторожно приподняла вверх очки Джейка и взглянула ему в глаза.

Зрачки детектива были расширены, взгляд едва ли не обжигал. У Афии пересохло во рту. Между грудей поползла капля пота.

«Пожалуй, именно такие моменты называют точками принятия решения? У меня есть выбор: отстраниться и сделать вид, что я играла роль, или продолжить поцелуи, надеясь на ответ».

Понимая, что второй вариант еще больше все запутает, Афия осторожно слезла с Джейка (чувствуя упирающийся в себя… в общем, эту штуку) и изобразила на лице озорную усмешку.

— Мы ведь просто изображаем двух влюбленных, не более того!

На щеке Джейка дернулся мускул, и она тотчас пожалела о своих словах.

«Нашла с кем тягаться! Да он сожрет меня, даже не разжевывая. Вот и еще один великолепный повод для увольнения! Несоблюдение субординации — чем не причина».

Стиснув зубы, Джейк поднялся, одернул майку и сделал шаг в сторону, словно Афия была тикающей бомбой. Больше того, он вытер ладони о брючины, словно испачкался. Подхватив пакеты с вещами, он мрачно скомандовал:

— Возвращаемся в офис. Нужно обсудить твои обязанности, чтобы ты не брала на себя лишнего. Похоже, ты не так проста, Афия, какой пытаешься себя изобразить.

Не оборачиваясь, Джейк направился к стоянке.

Глава 7

То, что Джейку удалось предварительно накопать по поводу Энтони Ривелли, выглядело как идеальное досье. Тридцатисемилетний холостяк с добропорядочным поведением и прекрасным послужным списком. Жених клиентки не оказался на поверку ни сексуальным маньяком, ни отцом внебрачных детей. Никаких арестов, никаких нарушений, если не считать пары штрафов за парковку в запрещенных местах. Даже странно, учитывая, что парень водил спортивную «БМВ».

У Ривелли был кондоминиум в Вентноре, городке возле Атлантик-Сити, на морском побережье, а также дом в Черри-Хилл, богатом районе между Атлантик-Сити и Филадельфией. Он окончил колледж и за пятнадцать лет работы в казино проделал путь от отдела игровых автоматов до вице-президента. Энтони Ривелли был богат, успешен и абсолютно чист перед законом.

Но это только на поверхности.

Джейк выключил компьютер и задумался над тем, что узнает о клиенте, если копнет поглубже. В основном он находил только грязь. По сути, люди всегда его разочаровывали. Шесть лет работы в полиции Атлантик-Сити научили его ничего не принимать на веру. Самым распространенным мужским пороком были даже не измены, а грубость и насилие (как психологическое, так и физическое) над близкими — женщинами и детьми. Большинство мужчин плодило детей, которые шли по скользкой дорожке, но совершенно не считали себя виноватыми в их грехах. Джейка всегда поражало в мужчинах такое равнодушие к собственным отпрыскам, а также нежелание брать на себя ответственность.

Впрочем, эти прегрешения были лишь верхушкой айсберга. У каждого добропорядочного гражданина оказывался приличный скелет в шкафу.

К примеру, у Афии Сент-Джон их было даже три. Правда, не в шкафу, а в шести футах под землей. Связываться с ней было не просто неблагоразумно — это было опасно, а он по-прежнему грезил о том, чтобы завалить ее при первой удачной возможности.

Как ей удалось так легко обвести его вокруг пальца, так быстро и успешно соблазнить на эти жаркие поцелуи посреди парка?

Словно какая-то магия, честное слово!

«Мне следует держать с ней ухо востро! Я пообещал приглядывать за Афией две недели, я дал слово. И вот прошел всего один день, а я уже поставил под удар все дело».

Если бы Хармон узнал о том, что сегодня произошло, он был бы неприятно удивлен, и это мягко сказано.

«И о чем я только думал, когда целовал ее? Целовал ее мягкие губы, касался ее бархатного языка…»

Черт!

Джейк мог думать только о том, что еще умела делать Афия Сент-Джон этим бархатным язычком, и это сводило его с ума. В голове один за другим мелькали сценарии, один другого непристойнее. Образ Афии, в дешевой бейсболке и черных очках, облизывающей тающее мороженое, не оставлял его в покое.

«Что я за идиот! Я пытался навязать ей игру, в которой она меня переиграла! Она так испуганно глядела на меня, смущенная коротким невинным прикосновением губ, а всего минуту спустя уже села мне на колени, ерзала на мне, обтиралась всем телом и так жадно целовала…»

Джейк еще раз поблагодарил провидение, подкинувшее ему дело Ривелли. Это позволяло отвлечься от назойливых мыслей об Афии.

Раздался звонок, и Джейк сорвал с телефона трубку.

Как, впрочем, и Афия.

— Детективное агентство Джейка Лидса, — сказали они одновременно.

— Какая прелесть! — умилилась Джони.

— Прошу прощения, — пролепетала Афия.

— Не нужно извиняться, ты просто делала свою работу, — засмеялась Джони. — Она неплохо справляется, Джейк, я права?

— Ты просто заноза в моей заднице, — мрачно проворчал Джейк.

— Разве так разговаривают с любимой сестрой? — укорила его Джони.

— Ты позвонила по делу или чтобы позубоскалить?

— Я вешаю трубку, — тихо пробормотала Афия.

— Пока, — откликнулась Джони. Раздался щелчок. — Ну, братец, выкладывай.

— Это ты выкладывай. — Джейк откинулся в кресле и помассировал пальцами стучащие виски. — Что сказал врач?

— То же, что и в прошлый раз. Велел беречься и следить за собой. Матка слегка в тонусе, так что приходится делать уколы, но ничего страшного. А теперь о тебе. Ты что, из ума выжил?

— Насколько я знаю, пока нет, — усмехнулся Джейк, возблагодарив Бога за то, что с сестрой все в порядке.

— Ты знаешь, что мужчины, увлеченные Афией Сент-Джон, долго не живут?

— Я ей не увлечен.

— Пока.

— И не буду. — Джейк решил, что не стоит расстраивать беременную сестру известием о том, как они с Афией целовались в парке. Он открыл верхний ящик стола и пошарил в нем ладонью в поисках аспирина. — Она… не в моем вкусе.

Джони фыркнула в трубку.

—  — Она очень женственна и хороша собой. И у нее явные неприятности. Как раз твой тип.

— С чего ты взяла, что у нее неприятности?

— Интуиция.

Оба помолчали. Джейк знал, что внутренний голос никогда не обманывает сестру, так что спорить не было смысла.

— Что ты там ищешь?

— Аспирин.

— Правый нижний ящик, рядом с банкой поливитаминов, которые ты никогда не пьешь.

— Я принимаю витамины в натуральном виде. В виде еды. — Джейк некстати вспомнил сегодняшний ленч и свое навязчивое желание завалить Афию прямо на скамейке. Вместо ленча и витаминов. — Кстати, о еде. Я не смогу прийти на ужин.

— Намечено жаркое свидание?

Джейк усмехнулся над подозрительным тоном сестры. Рука нащупала банку аспирина, и он удовлетворенно хмыкнул.

— Нет, просто новый заказ.

— Таинственная клиентка, что приходила утром?

— Она подозревает, что ей изменяет жених.

— А ты что думаешь?

— Я думаю, что ты соскучилась по работе. — Джейк вытряхнул на ладонь три таблетки, закинул их в рот и запил глотком холодного кофе.

Джони вздохнула.

— А я думаю, что меня заменили обнищавшей богачкой.

— Обнищавшей? — напрягся Джейк. По просьбе Хармона он никому не говорил о финансовом крахе Афии.

— Она из богатеньких, Джейк. А зачем богатой девице работать в детективном агентстве? Значит, она банкрот, — задумчиво сказала Джони. — Есть и другой вариант: Афия Сент-Джон устроилась в сыскное агентство, чтобы получить порцию острых ощущений.

— Я обдумаю оба варианта. Но ты же знаешь, что наша работа рутинна. Какие тут острые ощущения?

— Это известно тебе и мне. Но не Афии Сент-Джон. Ты поступил неразумно взяв ее на работу, даже если она очень старательна.

— Позволь мне самому решать.

— Ты упрямый осел!

— У тебя что, очередной гормональный всплеск? — поддел Джейк.

— Подлый гад! Он рассмеялся.

— Думаю, тебе стоит пересмотреть свой лексикон, сестренка. Ведь скоро появится маленький.

— Это самое мягкое выражение из всех, что пришли мне в голову, когда ты решил, что умнее меня. — Джон и тоже рассмеялась. — Ладно, жду на ужин завтра. Договорились?

— Конечно. И кстати, сестричка… — Что?

— Никто не может заменить мне тебя.

— Я тоже тебя люблю, Джейк. — Она чмокнула трубку и отключилась.

Детектив положил трубку и задумался о скорых родах сестры, о лавине счетов, которую придется оплатить. Он уже предвидел рецепты педиатров, услуги сиделок, гору подгузников и слюнявчиков, которые неумолимо надвигались на него. А потом будут садик и школа, спортивные секции, курсы юных скаутов и летние лагеря, учебная форма и ворох разных одежек на все случаи жизни.

Джони и Карсон оплачивали только съемную квартиру, где жили. Оставалось надеяться, что музыкальные изыски Карсона все-таки принесут в .недалеком будущем прибыль, или этот великовозрастный оболтус возьмется за ум и найдет себе стоящую работу, за которую платят деньги. Сестра отказывалась торопить мужа и даже не пыталась намекать ему о предстоящих расходах. Она верила в то, что Карсона ждет успех и однажды его песни поднимутся на вершину музыкального Олимпа.

Джейк неоднократно поднимал вопрос о работе в разговоре с Джони, но это было все равно что разговаривать с кирпичной стеной. Если бы он хотя бы заикнулся о том, что ее муж недостаточно талантлив, она ни за что бы его не простила. Поэтому детектив принял соломоново решение: дать Карсону год для раскрутки, а если ничего не выгорит, поговорить с ним по-мужски. В конечном итоге парень всегда может подрабатывать в каком-нибудь ресторане, играя для клиентов и получая неплохие чаевые.

В своих размышлениях Джейк как раз добрался до оплаты будущего колледжа, когда дверь тихо отворилась и появилась Афия.

— Я прибралась в приемной, — сказала она тихо.

Джейк поднял голову и с неудовольствием отметил, что его новая подчиненная распустила волосы. Широченная футболка, которую он ей выдал из своих запасов, была засыпана крупинками чистящего средства, изящные руки скрывались под желтыми резиновыми перчатками. Афия выглядела трогательной и еще более сексуальной, чем утром.

«Я крепко вляпался».

Он сам позволил ей вычистить приемную — лишь бы не видеть ее рядом с собой как можно дольше, но не предполагал, что она справится с работой так скоро. С момента возвращения в офис Афия и Джейк не обменялись ни словом. Детектив понимал, что пора бы показать помощнице файловую систему компьютера и пояснить, как работать с папками, но не мог собраться с силами. Мысль о том, что придется сидеть рядом, соприкасаться локтями, обмениваться взглядами и вдыхать тонкий аромат духов Афии, была слишком мучительной. Джейк не мог припомнить ни единого случая в своей жизни, когда бы он так сильно завелся от одного поцелуя.

«Мы просто изображаем двух влюбленных»! Каково?!

Теперь Джейк точно знал, что Афии весьма способна. Помимо наблюдательности, она еще и обладала незаурядными актерскими способностями. Оба этих таланта можно было бы с успехом применять в детективном деле, но у него не было ни малейшего желания этого делать. Вместо этого он решил давать Афии как можно больше поручений, не связанных с частным сыском, и таким образом держать ее на расстоянии.

«Это будут самые длинные две недели в моей жизни».

Заметив, что Афия глядит в пол, Джейк потерянно оглядел свой кабинет. Для женщины, которая всего лишь изображала безумную страсть в парке, Афия выглядела чересчур смущенной и молчаливой. Она избегла встречаться с ним взглядом и не рвалась обсуждать подробности произошедшего.

«Хоть за это спасибо! Мне необходимо разобраться в том, что я чувствую».

Столь неконтролируемое сексуальное желание было для Джейка в новинку и слегка пугало.

Афия слегка покашляла и, когда Джейк мрачно глянул на нее, ткнула пальцем в направлении комка мусора, забившегося в угол у стеллажа с бумагами.

— Ты уверен, что здесь не нужно убираться?

«Ага, а мне следить за тем, как ты елозишь по полу на коленях, вращая круглым задом в самой соблазнительной из поз?»

— Это подождет.

— Кажется, это и так ждет слишком давно. — Афия снова указала на мусор.

Да уж, помещение смотрелось весьма грязным и захламленным, Джейк и сам это знал. Если бы он удостоил вниманием жалюзи, то заметил бы слой пыли на деревянных пластинах и подоконнике окна. Но Джейк не собирался разглядывать жалюзи, полки и ковер, иначе пришлось бы вызывать службу по уборке помещений, платить им кучу денег, которых и без того едва хватало. В последний раз в офисе прибиралась Джони, а с тех пор прошло больше двух месяцев. К тому же его сестренка опасалась мыть окна, потому что мешал растущий живот.

Куда проще было не обращать на грязь внимания. Это Джейку давалось весьма легко. Теперь бы научить этому искусству и Афию — тогда она не стала бы рваться в его кабинет в резиновых перчатках. И со шваброй. У Джейка появилось стойкое чувство, что в доме его помощницы можно есть прямо на полу, до такой степени там чисто.

Стоп! Хармон сказал, что у Афии больше нет дома. Она живет в квартире друга.

Афия задумчиво покусывала губу, изучая залежи пыли в углах. Джеку немедленно захотелось вскочить с места, заключить ее в объятия и начать целовать в эту порозовевшую губку.

«Немедленно возьми себя в руки и прекрати думать о подобных вещах!»

Сообразив, что молчит слишком долго, Джейк многозначительно взглянул на часы и произнес:

— Кстати, рабочий день все равно окончен. Ты можешь быть свободна.

Афия рискнула поднять на Джейка глаза:

— Уже? Разве у меня такой короткий рабочий день?

— Моя… наша контора работает по ненормированному расписанию. На сегодня все. — Он встал, убрал в стол оружие и взял термос. — Мне нужно возвращаться в парк у казино «Карневале». Ривелли сказал своей невесте, что уйдет с работы с пяти до шести.

— Будешь следить за ним?

— Таков план. — Джейк пересек кабинет, стараясь не замечать любопытства в глазах Афии.

— А помощь тебе не потребуется?

— Нет. —Джейк мягко вытолкнул девушку за дверь, вдохнув свежий запах лимона и отбеливателя, исходивший от ее перчаток и футболки.

Оглядев приемную, Джейк не удержался от одобрительного кивка. В Афии открывались все новые таланты. Всего за три часа она так вычистила помещение, что все почти сверкало — и мебель, и полы, и плинтусы. Даже потрепанный диван казался новее, словно был начищен специальным средством по уходу за кожей. Полы слабо пахли деревом, ни соринки не затесалось между широких паркетин.

Что? Паркет?

— А где же ковер?

Афия жалостно всхлипнула и указала на открытую дверь, ведущую в холл.

— Это вышло случайно.

Ничего не говоря, Джейк вышел за дверь. Больше всего, как ни странно, его мучил вопрос не о том, какая участь постигла его ковер, а то, как столь хрупкой женщине удалось скатать и вынести такую тяжелую вещь в холл.

Ковер не был скатан. Он валялся бесформенным кулем, на темно-синем ворсе виднелись странные белые пятна непонятной формы.

— Как это произошло?

— Я чистила сантехнику и пол в туалете, — жалобно пискнула Афия. — Средство содержит хлор. Я все вымыла, но забыла протереть подошвы обуви. Сначала ничего не происходило, а потом ковер начал белеть. Прежде чем я сообразила, откуда взялись пятна… в общем, я надеялась их оттереть и в панике опрокинула бутыль со средством на ковер…

— Короче, он обесцветился, я правильно понял?

— Я… возмещу ущерб. Я куплю новый ковер!

«Что за чушь! Уж лучше я выставлю счет Хармону. Это его вина, что мне приходится иметь дело со столь неуклюжей девчонкой».

Посмотрев на Афию через плечо, Джейк заметил, что она нервно теребит серебряный браслетик. Похоже, этот жест давно вошел у нее в привычку, потому что он не первый раз ловил ее на этом движении.

Наверняка считает, что безделушка приносит удачу, дуреха.

Джейка так и подмывало сказать Афии, что пора заменить этот дорогой бесполезный предмет какой-нибудь дешевой кроличьей лапкой, купленной на ближайшей распродаже. Может, удача сочтет это хорошим капиталовложением. Однако он промолчал, справедливо полагая, что подобная реплика обидит девушку.

— Ладно, забудь об этом. — Джейк протянул Афии ключи и принялся сворачивать испорченный ковер. Возможно, даже к лучшему, что это старье приказало долго жить. Джони давно умоляла сменить дурацкий ковер на что-нибудь посолиднее. — Я оттащу ковер к грузовому лифту, а ты пока вымой руки и закрой двери. Я сейчас вернусь, жди меня у двери. Я подброшу тебя до дома.

— Но…

— Не забудь проверить все замки, — еще раз сказал Джейк и поволок ковер к лифту.

К тому моменту как Джейк вернулся к офису, Афия уже успела переодеться. Она снова натянула свою дорогую бордовую кофточку, игриво повязала на шею платочек, а волосы скрутила в элегантный пучок. Теперь от нее пахло дорогими духами, в руках была крохотная сумочка из лаковой кожи. Изящные бордовые босоножки органично дополняли ансамбль.

Если Джейку и требовался предлог, чтобы невзлюбить Афию сильнее, ее наряда, стоящего столько же, сколько вся его квартира, было вполне достаточно. Малышке Джони приходилось сохранять каждый купон на скидку, придирчиво проглядывать каждый чек, покупать еду и одежду в крупных супермаркетах, чтобы сэкономить. Джейку с трудом удавалось оплачивать ее медицинские счета, тогда как одна пара обуви Афии стоила дороже, чем страховка на целый год.

Джейк почувствовал волну неприязни. Его и порадовала такая перемена, и раздосадовала собственная озлобленность. Он понимал, что Афия не виновата в том, что родилась и выросла среди богатства. Она не была избалованной или глупой, а потому ничем не заслужила подобных эмоций.

Джейк мрачно вздохнул. Ему хотелось как можно скорее отвезти Афию на квартиру к ее другу (судя по всему, богатому типу, раз он предоставил подруге лимузин с водителем, похожим на здоровенного телохранителя), остаться наедине с собой и расслабиться. Ему требовалась передышка. Время, чтобы прийти в себя и собраться с мыслями.

— Мне очень жаль, что так вышло с ковром, — пролепетала Афия, протягивая Джейку ключи и глядя на него снизу вверх, словно побитый пес.

— Я сказал, забудь об этом, — бросил Джейк, подавив желание похлопать ее по плечу. Прикосновения не сулили ничего хорошего. Сначала прикосновения, потом поглаживания, потом поцелуи и… — Без ковра в приемной уютнее. Так что спасибо.

Она улыбнулась:

— Вот уж не за что.

«Не смотри на ее рот! Что хочешь делай, только не следи за движением ее губ! Неужели я безвольный дурак?» Джейк направился к лестнице.

— Куда тебя отвезти?

— Спасибо за предложение, но не нужно, — сказала девушка, едва поспевая за детективом. — Я позвонила другу, и он сейчас приедет. Я подожду его у подъезда.

— Я подожду с тобой.

Оставлять Афию одну было опасно. Здание находилось в дешевом районе города, а девушка наивна и доверчива. Легкая мишень, одним словом. При ее-то удачливости любой негодяй тотчас наткнется на нее, и может произойти беда.

Джейк убеждал себя, что забота об Афии связана только с данным Хармону обещанием приглядывать за девушкой, но это было не единственной причиной. Хотелось не только защищать ее, но и отвезти к себе домой (где значительно безопаснее), накормить плотным ужином (не сидеть же голодными), а затем увлечь в постель (на это Джейк не придумал ни одной отговорки).

Нет-нет! Афии есть куда пойти. Возможно, ее великодушный друг, приютивший несчастную под своей крышей, может предоставить ей нечто получше дешевого ужина и помятой постели. К примеру, дорогие коктейли по сотне долларов каждый, блестящий лимузин, личного стилиста и массажистку.

«Мне пора прекращать думать о ней. Забыть об Афии Сент-Джон по крайней мере до утра. Я высплюсь и составлю план действий. Придумаю, чем занять эту активную девицу, чтобы она не путалась под ногами и не соблазняла своим невинным видом.

Спасать эту заблудшую овечку не мое дело. Пусть этим занимается Хармон, ее богатый и влиятельный крестный. Пусть нанимает Оскара Килмора, пусть охотится на негодяя, обокравшего его крестницу, — меня все это не касается. Как только Афия получит свои деньги обратно, она вернется в мир роскоши и неги, где привыкла пребывать, и будет заниматься всем тем, чем обычно занимаются богатые вдовушки. А я смогу вернуться к своей обычной жизни и стану спасать тех, кто действительно нуждается в помощи.

Да, скорее бы Килмор вышел на след мошенника! С его, черт возьми, возможностями это не должно занять много времени».

Пока Джейк успокаивал себя таким образом, они вышли из здания. Он быстро отволок ковер к контейнеру для мусора, а когда вернулся, Афия рылась в сумочке. Она вынула зеркальце и коротко в него глянула.

— Послушай, тебе совсем не обязательно ждать… — начала она.

— Нет, обязательно.

— Но ты можешь упустить Ривелли!

— Этого не случится.

Джейк оперся о кирпичную стену и прикурил сигарету, надеясь, что пара затяжек его успокоит. Афия открыла было рот, чтобы что-то сказать, но передумала.

«Умница. Сообразила, что меня не переспорить».

Джейк смачно затянулся. Похоже, недолго ему осталось наслаждаться вкусом сигарет. Он заключил договор с сестрой: едва малыш появится на свет, она перестает употреблять нецензурную лексику, а он бросает курить. С этого дня Джейк решил выкуривать не больше пяти сигарет в день — так будет проще расстаться с дурной привычкой.

Вслед за Джейком Афия прислонилась спиной к стене, копируя его позу. Он невольно поморщился: она встала слишком близко от него, почти касаясь рукой.

— Я хотела кое-что прояснить, — сказала Афия нарочито беззаботным тоном. — Это насчет нашего поцелуя. Мы не обсуждали то, что произош…

— Хороший поцелуй. Ты неплохая актриса. Уверен, Ривелли ничего не заподозрил. Великолепная маскировка. — Джейк выдул тонкую струйку дыма и коротко взглянул на девушку.

Афия хмурилась.

«Интересно, отчего? Ей не понравилась моя характеристика? Не понравилось, что она всего лишь неплохая актриса? Не сообщать же ей, что тот поцелуй чуть не свел меня в могилу!»

— Спасибо, — коротко кивнула Афия. — Должна признать, что у тебя тоже отличные задатки. Ведь это ты вдохновил меня на столь рискованный поступок.

— Правда?

«Только не говори, что ты мной увлеклась. Слова такой актрисы могут прозвучать слишком убедительно, и я попадусь на крючок».

— Ты задел меня.

— Когда это?

«Боже, теперь я еще ее и задел!»

— Ты сказал, что у меня нет способностей к частному сыску. — Афия расправила плечи, но, хотя она так и не взглянула Джейку в глаза, он понял, что она расстроена. — Сначала я не хотела тебе говорить об этом. — Судя по голосу, она нервничала. — Я весь день думала о твоих словах. Ты ведь совсем меня не знаешь. Ты не можешь знать, есть у меня способности или их нет. Я хочу научиться азам частного сыска и буду признательна, если ты посодействуешь.

Отчего-то у Джейка защемило сердце. Ему показалось, что Афия впервые в жизни решилась высказать свои потаенные желания вслух, решилась переспорить постороннего человека. Откуда у богатой красивой женщины может взяться такая неуверенность?

Отбросив сигарету, Джейк повернулся к Афии и приподнял ее голову за подбородок.

— Ну-ка, теперь посмотри мне в глаза и повтори то, что ты только что сказала.

Афия не решилась отвести взгляд. В ее зрачках мелькнул страх, но она твердо произнесла:

— Я хочу выучиться твоему делу. — Осмелев, она схватила Джейка за руку. — Я хочу, чтобы ты воспринимал меня всерьез.

— Что ж, справедливо, — признал Джейк, чуть заметно улыбаясь.

На самом деле его охватило нечто сродни ужасу: Джони была права — Афия Сент-Джон как раз в его вкусе. Красивая до безумия и очень, очень испуганная. Девушка, попавшая в беду. Жертва заниженной самооценки.

Еще мгновение — и Джейк, не сумев совладать с собой, поцеловал бы Афию, но на его удачу из-за угла выехал здоровенный «харлей» и затормозил рядом с ними.

Афия шарахнулась от Джейка, а он сам застыл словно изваяние.

Огромный мужик, похожий на гору мышц, в черных джинсах и черной майке, приглушил мотор мотоцикла. Волосы у него тоже были черными, густая щетина была тщательно подстрижена в виде бородки и довершала образ парня с обложки. Ласково улыбнувшись Афии, он кивнул Джейку и протянул огромную ладонь, похожую на лопату:

— Руди Гэллоу.

— Джейк Лидс.

Это был тот самый мужчина, которого он по ошибке принял за водителя лимузина. Парень, которого Афия называла другом.

Руди смерил Джейка взглядом, словно решая, стоит ли иметь с ним дело, затем повернулся к девушке. Джейк внимательно оглядел парня и пришел к выводу, что он не тот, за кого себя выдает.

Афия быстро уселась позади Руди, и это позволяло сделать еще один вывод: она и раньше ездила на «харлее» в качестве пассажирки.

— Во сколько я должна приехать завтра? — спросила девушка торопливо. Казалось, ей не терпится побыстрее уехать, словно она тоже чувствовала чудовищное беспокойство в присутствии Руди Гэллоу.

Детектив представил, как эта парочка мчится по шоссе, приезжает в роскошный дом, где с трудом успевает добраться до постели, чтобы заняться жадным и (да-да!) необузданным сексом. Сами собой в голову полезли детали: шелковое постельное белье, тонкая кружевная сорочка, сброшенные бордовые босоножки, сбивчивое дыхание…

У Джейка даже глаз задергался от негодования.

«С чего это я так распалился? Мы знакомы с Афией всего шесть часов, и, похоже, у нее есть парень».

— Приезжай к девяти. Она улыбнулась:

— Жду с нетерпением.

Джейк снова взглянул на красавца за рулем «харлея». Мощная спина, крепкая шея, смуглая кожа, прищуренные глаза, изучающие Джейка. Может, здоровяк и не видел в детективе соперника, но его раздражало присутствие Джейка рядом с Афией, это было очевидно.

Махнув на прощание рукой, Руди завел мотоцикл и медленно поехал в сторону шоссе. Джейк уселся в свой старый «мустанг» и несколько минут не двигался, бездумно глядя в окно.

Афия была права: он совершенно ее не знал. Едва ему начинало казаться, что он раскусил девушку, как она преподносила ему очередной сюрприз. Она легко перевоплощалась из элегантной штучки в уборщицу, секретаршу и даже подружку байкера.

Не раздумывая ни секунды, Джейк вытащил из кармана мобильный и набрал номер сестры.

— Джони, это я. Включи-ка свой ноутбук.

Сама о том не подозревая, Афия бросила ему вызов.

Глава 8

— Что будешь на завтрак? Овсянку или фруктовый салат?

— А ты мог бы приготовить омлет с ветчиной и сыром?

Руди обеспокоенно взглянул на подругу, сидевшую по-турецки на диване. На ней были мягкая фланелевая кофта леопардовой расцветки и черные махровые штанишки, светлые волосы рассыпались по плечам — невероятно уютный вид.

Руди был знаком с Афией уже пять лет, и она всегда завтракала овсянкой или фруктовым салатом, иногда позволяя себе ржаной хлебец со свежевыжатым апельсиновым соком. Вчера же она попросила Жан-Пьера купить пиццу с двойным сыром по дороге из видеопроката. А во время просмотра «Касабланки» поинтересовалась, нельзя ли приготовить поп-корн в микроволновке.

Поп-корн! Калорийный, впитавший в себя немалое количество сливочного масла!

А теперь еще этот омлет с ветчиной и сыром. С Афией творилось что-то не то.

Натянув футболку с надписью «АББА», Руди босиком прошлепал к холодильнику, подтягивая на ходу трикотажные шорты.

— Сейчас поглядим. — Он распахнул дверцу и уставился внутрь. — Можно сделать омлет со шпинатом и соевым молоком.

— Ну-у… — разочарованно протянула девушка. — Тогда уж лучше оладьи с кленовым сиропом. И пару ломтиков бекона.

— Хм…

Руди засыпал в кофемолку порцию свежих зерен и почесал пальцами одной ноги под коленкой второй.

— Так, признавайся, — велел он Афии, — что с тобой происходит?

— О чем ты?

— Что творилось вчера в вашей конторе?

— Кроме того, что я полдня драила полы и стены и залила отбеливателем ковер?

— Да, помимо этого.

— Ничего особенного.

— Но ты явно сама не своя, — завопил Руди, стараясь перекричать работающую кофемолку.

— Я очень даже моя, — удивилась Афия.

— Нет, у тебя точно стресс.

— Нет у меня никакого стресса!

— Ты подавлена.

— Вовсе нет!

Нахмурившись, Руди принялся пересыпать перемолотый кофе в кофеварку.

— Тебе одиноко? — решил он зайти с другой стороны.

— С чего бы это? — Афия забавно наморщила носик. — Я живу в уютной квартире вместе с двумя милыми и приятными мужчинами.

Руди недоуменно оглядел несобранный диван (Афия отказалась поменяться с ним местами и ютилась в тесноте), крохотную кухоньку с небольшим обеденным столом, зал, заваленный коробками и сумками Афии и Жан-Пьера, похожий на поле битвы.

Что она называет уютной квартирой? Этот бедлам?

Отношения Афии и Руди с годами переросли из простого договора о найме в крепкую дружбу. Когда-то девушка подарила ему лимузин, а недавно даже помогла своему бывшему шоферу найти новую работу по частному извозу. Теперь Руди мог сам выбирать себе график и выполнять разовые заказы. Он считал Афию доброй, великодушной и умной девушкой и очень ценил их дружбу. То, что она жила в его квартире, ничуть не смущало его.

Его сосед Жан-Пьер был куда менее удобным сожителем. Мало того, что он привык придумывать всем знакомым дурацкие клички, он еще и обожал классические танцы, а потому постоянно смотрел по телевизору канал классической музыки или спорт. Более того — Жан-Пьер шил одежду на заказ. Отрезы ткани, нитки и выкройки постепенно расползлись по квартире Руди, словно жили собственной жизнью. Руди пообещал приятелю, что отвесит ему затрещину, если снова наступит босой ногой на булавку.

— Значит, тебе просто не хватает секса, — сказал Руди, высунув голову из-за дверцы холодильника.

Афия охнула, и он удовлетворенно улыбнулся, поняв, что попал в точку. Несмотря на то что его подруга была довольно раскрепощенной особой, шокировать ее было весьма просто.

— С чего это ты решил?

— Ты поглощаешь вредную пищу. И в больших количествах. Судя по всему, ты пытаешься таким нехитрым способом решить какую-то внутреннюю проблему. К примеру, ты привыкла ходить по магазинам, чтобы разрядиться и порадовать себя. А сейчас у тебя нет такой возможности, то есть этот вариант терапии отпал. Значит, тебе нужно найти другой способ расслабляться. Секс отлично подошел бы. — Руди ухмыльнулся. — Ты не подумай, что я тебя осуждаю. Ешь на здоровье. Мне всегда казалось, что ты слишком тощая.

— Правда?

— Чистейшая. — Руди выудил из холодильника упаковку яиц, пакетик со свежим шпинатом и широкий ломоть пшеничного хлеба.

— А почему же ты никогда мне об этом не говорил? — тихо спросила Афия.

Руди заметил, как вытянулось лицо подруги, и покачал головой.

— Именно поэтому, милая. Видела бы ты сейчас себя в зеркале! Мне не хотелось расстраивать тебя, только и всего.

«Я молчал также потому, что ты была слишком богатой, чтобы я мог указывать тебе, что делать, а чего не делать».

Афия, слегка хмурясь, потеребила свой браслет, затем выпрямила плечи.

— Я не так уж и ранима, как тебе кажется.

— А вот и нет, малышка, ты очень ранима! — воскликнул Жан-Пьер, сосед и заноза в заднице Руди, появляясь в гостиной.

На нем были пижамные штаны с Розовой Пантерой на обеих ягодицах, на губах сияла игривая улыбка. Он расцеловал Афию в обе щеки и всплеснул руками:

— Ах, мне бы твой цвет лица, дорогая! Шу а-ля крем! —Доброе утро, Жан-Пьер, — хихикнула девушка, краснея. Руди недовольно скривился.

Чего она хихикает, если ее назвали пирожным с кремом? Кажется, малышка неплохо знает французский, неужели ей нравится подобное прозвище?

Впрочем, Руди вынужден был признать, что даже подобные нелепые эпитеты из уст Жан-Пьера звучали очень сексуально.

Словно прочитав его мысли, француз обернулся к Руди и адресовал ему улыбку в тысячу ватт.

— Доброе утро, мой дорогой крольчонок!

— Жан-Пьер! — неодобрительно воскликнул Руди, делая строгий вид. На самом деле он боролся с желанием обнять приятеля за мускулистые плечи и смачно расцеловать.

Руди всегда встречался только с худосочными парнями, тогда как Жан-Пьер оказался первым мужчиной, похожим на самого Руди.

Мог бы хотя бы рубашку накинуть, раз здесь Афия!

Однако девушку, похоже, ничуть не беспокоил голый торс портняжки, и лишь Руди изводился по поводу загорелых плеч и груди Жан-Пьера.

«Кажется, я созрел для долгих постоянных отношений. Однако получилось бы построить подобные отношения с Жан-Пьером? С этим ветреным французом!»

— Будешь омлет?

— Мерси, крольчонок.

Руди испытал сильнейшее желание запустить сырым яйцом в самодовольное лицо соседа. А потом расцеловать и аккуратно обтереть салфеткой.

Руди чуть не рассмеялся. Жан-Пьер, кажется, снова прочел его мысли, потому что наградил его долгим задумчивым взглядом.

— Чем занимаешься? — с сильным акцентом спросил он у Афии.

Она встряхнула волосами и вздохнула:

— Выбираю, что надеть.

Француз оглядел кучу сумок и вешалки с одеждой, сваленные на диване.

— Похоже, выбор будет нелегким.

— Нужно найти что-то скромное, — пояснила Афия. — И не слишком обтягивающее.

— Короче, нечто отвратительное до предела, — подвел итог Жан-Пьер.

— Вот-вот.

— Тогда попробуй вон ту бирюзовую блузку и желтый шелковый костюм. Ужасное сочетание получится.

— Боюсь, так и придется поступить. Буду как бесформенный лимон.

— Вот жалость-то!

Жан-Пьер откинул каштановые волосы с чисто выбритого лица и завязал их в элегантный хвостик. Мышцы ходуном заходили под кожей.

Руди едва не подавился слюной. Он мрачно разбил шесть яиц в керамическую чашку и принялся их злобно сбивать.

— Налей себе кофе, шу а-ля крем, — предложил Жан-Пьер Афии. — Оставь подбор одежды профессионалу.

Две секунды спустя девушка уже вытаскивала из шкафчика фарфоровую чашечку.

— Мне нравится твой сосед, — шепотом сказала она Руди.

— Еще бы, — отозвался ее друг. — Ведь он освободил для тебя шкаф, чтобы ты могла разложить свою бесконечную косметику. К тому же он хорош собой, он француз и гей. Чего еще желать?

—А, так ты заметил, что он француз и гей? — поддела Афия. Руди покачал головой и достал еще две чашки для кофе.

— Так что там с Джейком? — спросил он как бы невзначай. — Вчера вечером вы так мило беседовали, когда я подкатил на «харлее». Или вы не только беседовали?

— Ради Бога, перестань. Между нами ничего нет и быть не может.

Жан-Пьер принялся напевать заглавную тему из «Касабланки»:

— «Поцелуй всегда поцелуй, как его ни назови…» Щеки Афии вспыхнули алым.

— А, так Джейк тебя целовал?! — воскликнул Руди. Девушка сделала вид, что целиком поглощена разливанием горячего напитка по чашкам.

— Это было… связано с делом.

— «…я помню твое жаркое дыхание…» — продолжал напевать Жан-Пьер.

— Ты не мог бы заткнуться? — бросил Руди через плечо.

— Я? — удивился тот и принялся просто насвистывать мелодию.

Руди закатил глаза и повернулся к Афии:

— Как я понял, ты рассказала обо всем Жан-Пьеру? Почему не мне? Ты знакома с ним всего три недели!

— Ничего я ему не рассказывала, — буркнула Афия, насыпая себе в кофе сразу четыре ложки сахара.

— Тогда откуда он…

— Не знаю.

— Ты разговариваешь во сне, дорогая! — провозгласил француз, подходя ближе. — Наверное, во всем виновата сангрия. Я как раз шел в ванную, когда ты начала бормотать что-то вроде «сексуальный рот» и «нежный язык», так, кажется. — Ухмыльнувшись, он протянул Афии узкие брючки-капри и зеленую блузку с коротким рукавом, отороченную коричневой лентой.

— Непритязательно, конечно, — сказал он, заметив, как Афия вздохнула, — но не так скучно, как тот желтый костюм.

Руди принял из его рук чашку с дымящимся кофе и постарался отогнать непристойные мысли, роем возникшие в голове, когда его пальцы соприкоснулись с пальцами Жан-Пьера.

— Так ты расскажешь, о каком таком сексуальном рте ты говорила во сне? — спросил он Афию.

Она упрямо помотала головой:

— Не могу.

— Не можешь?

— Это относится к новому расследованию, которое ведет Джейк, а его частное бюро славится тем, что умеет хранить секреты.

Руди задумчиво потеребил свою бородку.

— Хм. — Он многозначительно посмотрел на приятеля, приподняв брови. — Как тебе кофе, Афия?

— Очень горячий. Жан-Пьер подмигнул Руди.

— Горячий, ха! Именно так она отзывалась о поцелуе начальника.

Афия ворвалась в благотворительный центр миссис Келли, ослепительно улыбаясь. Руди дал ей всего пять минут, чтобы согласовать график дежурств — в противном случае она могла опоздать на работу.

Уже много месяцев Афия помогала миссис Келли ухаживать за детьми из бедных семей, но последние недели никак не могла уделять любимому занятию должного времени. Теперь же, получив новую должность, Афия ожидала, что у нее появится возможность выкраивать до работы хотя бы час или два в день, чтобы проводить их в приюте. Старшая воспитательница предложила ей делать уборку в столовой после ужина и печь по вечерам печенье для детей к завтраку. В клинике работали всего три женщины, и любая помощь для них была кстати. После уборки Афия могла проводить время с детьми, читая им сказки или помогая рисовать.

Ей всегда нравилось возиться с малышней. Дети были для Афии источником радости и удивления, с ними она расслаблялась и забывала о своих проблемах.

О пропавших деньгах, к примеру. О поцелуях Джейка Лидса.

Афия вздохнула. Ей стоило невероятного труда не сознаться Руди и его соседу в том, она сама набросилась на нового босса с поцелуями. Руди был бы немало удивлен ее безрассудством. Но Афия опасалась сболтнуть также лишнее о деле Ривелли и хранить тайну считала делом чести. Ей хотелось, чтобы Джейк воспринимал ее всерьез, а значит, она должна держать язык за зубами.

Накануне она всячески избегала разговоров о своей работе, предложив взять в прокате фильм и дополнить его сочной итальянской пиццей. Втроем с Руди и Жан-Пьером они просидели у телевизора до двух ночи, попивая сангрию, поедая пиццу и обсуждая поступки героев «Касабланки». Лишь лежа в постели перед сном, Афия поняла, что невероятно счастлива. До подлого поступка Генри Глика она и представления не имела о том, что у жизни так много разных интересных сторон. В компании двух приятелей было уютно и весело, и вечер, проведенный с ними, стал одним из лучших в ее жизни.

«Новый день должен быть ничуть не хуже вчерашнего, потому что Джейк начнет обучать меня детективному делу! А это положит начало поискам Глика и последующему возвращению денег».

Оглядевшись, Афия вздохнула. Стены приюта были выкрашены в тусклый серый цвет, лысый ковер вызывал уныние — детский центр явно нуждался в щедрых пожертвованиях. К сожалению, пока Афия ничем не могла помочь несчастным ребятишкам, кроме уборки кухни и ароматного печенья.

«Я должна вернуть свои деньги!»

— Это вы та женщина, которая купила нам шапки? — спросила крохотная девчушка с рыжей шевелюрой. Малютке было от силы четыре года. — Миссис Келли сказала, что женщина, передавшая нам вещи, очень красива. А вы очень красивая.

— О, спасибо, — улыбнулась Афия, присев рядом с девочкой. — Действительно, это я принесла шапочки и шарфы. Как тебя зовут?

— Майя.

Афия потрепала малышку по волосам.

— Тебе понравились шапочки?

— Очень. — Майя нахмурилась, уголки ее губ опустились вниз. — Только Билли захапал мою шапочку!

— Ты хотела сказать, отнял? Девочка кивнула:

— Да. Он плохой.

— Может, его просто нужно попросить вернуть твою шапочку, и он ее отдаст?

Как раз в этот момент в комнату ворвался маленький мальчик. Он что-то восторженно кричал, а на голове у него была желтая шапочка с красным цветком. Как ни странно, мальчишке ужасно шел этот наряд.

Майя насупилась.

— Билли, ты подлый, подлый, подлый гад! — закричала она, топая ногами.

Афия ахнула:

— Детка, это дурное слово.

— А мой папа говорит, что Билли подлый гад, — упрямо сказала Майя, указав на мужчину, который вел неспешную беседу с миссис Келли. — Билли — гад, Билли — гад!! — Девочка схватила пластмассовый кубик и швырнула его в мальчишку.

Покраснев от возмущения, Билли поднял кубик и бросил его обратно, засветив Афии прямо в глаз.

Девушка пискнула от боли и неловко повалилась на пол.

Миссис Келли наконец обратила на нее внимание.

«Я не стану орать на нее. Не буду читать нотаций. Я просто буду стоять и молчать, ожидая объяснений сегодняшнему опозданию».

Афия опаздывала уже на двадцать минут. Теперь Джейк понял, почему ее вышибли с нескольких предыдущих мест. Эта расфуфыренная красотка привыкла, что мир вращается вокруг нее. Она была не способна приходить вовремя, выглядеть незаметно и не вызывать раздражения. Впрочем, в последнем был виноват сам Джейк. То, как легко Афия перевоплощалась из уютного маленького котенка в сексуальную кошечку, бесило его и сбивало с толку.

Афия в резиновых перчатках и безразмерной футболке. Афия на шпильках верхом на здоровенном мотоцикле. Неудивительно, что ее первый муж скончался от сердечного приступа! И вроде не где-нибудь, а в супружеской постели.

Вчерашний звонок сестре позволил кое-что узнать об Афии и ее окружении. Если бы не необходимость следить за Ривелли (который вышел из казино и направился прямиком к себе домой), Джейк заставил бы Джони вытащить на свет божий побольше информации.

Конечно, детектив понимал, что его сестричка может откопать сведения о банкротстве Афии Сент-Джон. Но, зная, что она не из болтливых, предпочел рискнуть и перезвонил ей после того, как довел Ривелли до дома. Возможно, уже к этому утру у него было бы полное досье на Руди Гэллоу и Афию Сент-Джон, если бы не Карсон, который рано вернулся домой с цветами и едой из китайского ресторана. Джони быстро распрощалась, пообещав, что перезвонит позже, когда свяжется с некоторыми друзьями из полицейского управления.

Так Джейк узнал, что Руди Гэллоу, несмотря на внушительные габариты и мрачный взгляд, никогда не имел проблем с законом. Более того, он не был миллионером с роскошным домом и яхтой, а работал шофером лимузина, на котором и подвозил Афию. У Руди оказался счет в банке, сравнимый размерами со счетом самого Джейка, а его квартира находилась в рабочем районе города и была достаточно маленькой.

Возможно, Руди Гэллоу был не просто другом, но и любовником Афии, но если это не волновало Хармона, это также не должно было волновать и Джейка.

Информация оказалась скудноватой и неинтересной. Детектив мучился любопытством относительно истинной подоплеки дружбы шофера и его бывшей хозяйки, но прояснить ничего не мог. Не спрашивать же у Хармона?

Было бы глупо задавать адвокату такие вопросы просто на основании того, что Джейка влечет к его крестнице.

Конечно, она нуждается в помощи, но что, если это всего лишь маска? Если это только притворство? Афия уже доказала, что умеет вживаться в любую роль. Что, если ее широко распахнутые, наивные глаза и внешность пугливой лани — просто ширма, за которой скрывается расчетливая стерва? Может, эта дамочка точно таким же образом соблазнила двух богатых старых мужчин, последовательно вышла за каждого замуж, а затем свела в могилу? Два странных несчастных случая, якобы пропавшие деньги и молодой, красивый любовник без гроша за душой?

Черная Вдова, хм.

Джейк устало закатил глаза и второй раз за два дня потянулся за аспирином.

Пора что-то предпринять, чтобы остановить это безумие.

Дверь распахнулась, и в приемную ворвалась Афия. На ней был чудный летний костюмчик, глаза скрывали огромные черные очки, на лице была паника. Волосы, сколотые в хвост, растрепались, несколько прядей вывалилось и в беспорядке болталось вдоль щек. А щеки пылали.

Либо она бежала кросс, либо едва успела выскочить из постели всего десять минут назад.

У Джейка даже глаз дернулся от этой мысли.

Афия остановилась у входа, схватилась рукой за грудь, пытаясь унять дыхание.

— Я… прошу прощения… за опоздание, — задыхаясь, пробормотала она. — У меня… была причина…

Джейк насмешливо приподнял одну бровь, ожидая объяснений.

— Ну, так что? — нарочито бодро спросила Афия. — С чего начнем? Что мне делать?

Детектив отправил в рот сразу три таблетки аспирина и запил глотком остывшего, подернувшегося пленкой кофе. Звякнув чашкой о поднос, он мрачно посмотрел на девушку.

Афия уселась на диван и принялась теребить свой браслет.

— Может, сделать еще кофе? Или рассортировать бумаги? Джейк скрестил руки на груди и недовольно посмотрел на нее:

— Ты будешь сидеть в очках весь день? Афия нервно поправила очки.

— Здесь… слишком ярко.

— У тебя был тяжкий вечер?

— Скорее утро, — уклончиво ответила Афия.

Джейк почти услышал стоящее за этим ответом слово «секс», и ему это не понравилось. Он встал и одернул старую майку, в которой обычно играл в боулинг.

— Ладно, пошли, — бросил он, стараясь не думать о том, как Афии удается выглядеть столь сексуально, когда у нее растрепанные волосы.

— А куда мы идем? — спросила девушка, тоже вставая.

— Начнем обучение.

Афия издала торжествующий смешок. Джейк криво ухмыльнулся.

«Посмотрим, как ты будешь смеяться, когда узнаешь, что я для тебя приготовил».

Джейк прошествовал к двери. Афия заспешила за ним и, когда он резко остановился, не успела притормозить и врезалась ему в спину. Джейк едва успел подхватить ее за плечи. На него пахнуло корицей. Рот совершенно не вовремя наполнился слюной, пульс зачастил.

— Афия, — укоризненно сказал он.

Девушка виновато взглянула на него и быстро облизнула губы. Джейк порадовался тому, что у нее на носу черные очки, скрывающие проклятый наивный взгляд.

— Да? — прошептала Афия.

— Убери волосы в хвост.

Глава 9

— Ты шутишь?

— Я говорю совершенно серьезно.

Афия сквозь черные очки с ужасом смотрела туда, куда показывал Джейк — на кучу гниющих овощей.

— Какая гадость! Это очень… грязный способ…

— Это старый и проверенный метод сбора нужной информации о клиенте. — Джейк равнодушно пожал плечами и поправил бейсболку. — У нас есть час до приезда мусорщиков. Так что пошевеливайся, малышка.

Афия закрутила волосы в пучок, проклиная себя за то, что не купила себе кроссовки. Черные лодочки были простыми и очень удобными в носке, но совершенно не подходили для того, чтобы рыться в помойке.

Что ж, в следующий раз нужно быть более предусмотрительной.

Если только можно предусмотреть копание в отбросах.

— Но рыться в чужом мусоре — это серьезное нарушение частной жизни, ты же знаешь, — жалобно сказала девушка.

— Это весьма распространенный способ добычи информации. Ты же хочешь стать сыщиком, Афия, — усмехнулся Джейк, вытаскивая из кармана пару тонких резиновых перчаток. — Или я был прав и у тебя не хватит духу изучать сыскное дело?

Афия решительно уставилась на помойку.

Что такого в том, чтобы порыться в чужом мусоре? Ведь вчера кто-то перебирал его руками, прежде чем выбросить в ящик, не так ли?

Задвинув подальше свои принципы, Афия натянула перчатки, не замечая, что Джейк хищно ухмыляется. Она вообще старалась избегать смотреть на него. Когда утром он удержал ее от падения, у нее все замерло внутри в надежде, что ее вот-вот поцелуют. Вместо этого она услышала очередную раздраженную ремарку о своих волосах.

Оба покойных мужа Афии (да и все окружающие тоже) были в восторге от ее длинных прямых волос, которые сияли, словно старинное золото. Первый муж звал ее Златовлаской и Золушкой, а второй сравнивал с куколкой Барби.

Джейк Лидс, похоже, предпочитал девушек с короткой стрижкой.

Или лысых.

Но даже возможность понравиться ему с каре или ежиком не заставила бы Афию подстричься.

Джейку Лидсу придется смириться.

Приблизившись к необъятному контейнеру с отбросами, Афия нерешительно обернулась на детектива, который стоял в отдалении, скрестив руки на груди.

— А чем будешь заниматься ты, пока я буду нарушать закон?

— Я буду стоять на шухере. Если кто-нибудь появится в конце аллеи, я отвлеку его. — Он выдал белозубую улыбку. — Кстати, ты вовсе не нарушаешь закон.

— Тогда зачем ты стоишь на своем дурацком шухере?

— Потому что мне не хочется объяснять посторонним зевакам, почему мы копаемся в помойке.

— Не ты, а я.

С тяжким вздохом Афия оглядела мусорный контейнер. Джейк всю дорогу зудел о трудностях детективного дела, предупреждал о том, что многое ей может не понравиться, но она и предположить не могла, что начнет обучение он со столь грязного дела. В прямом смысле этого слова.

Однако она не хотела давать детективу повод усомниться в ее способностях, поэтому ухватилась руками за край контейнера. Джейк подхватил ее за зад, подсаживая выше. В это мгновение Афия позабыла обо всем, и его решительные прикосновения оказались наградой за будущее потрошение помойки.

— Ничего личного, — строго сказал детектив. Ну вот, испортил впечатление!

— Раз, два, три, прыжок, — скомандовал он, забрасывая ее в контейнер прежде, чем Афия успела настроиться.

Она приземлилась на зыбкую поверхность, состоящую из тюков и пакетов с мусором. Как романтично!

— Ты в порядке? — спросил Джейк, чуть подтягиваясь и заглядывая внутрь контейнера.

— Насколько это вообще возможно в помойке, — сквозь зубы пробурчала Афия.

Запах был отвратительным — несло какой-то кислятиной, которая забивалась в нос, словно была вполне осязаема. Сморщившись, девушка принялась развязывать ближайший пакет. Ей еще повезло, что утро выдалось прохладным — под лучами палящего солнца вонь была бы еще нестерпимее.

— Что именно мы ищем?

— Все, что связано с Ривелли. Счета, журналы, конверты из-под корреспонденции. Что-то, что поможет составить более полный портрет подозреваемого. Если найдешь улику, бросай весь пакет мне. Возьмем находку в офис и разберемся с ней в более подходящих условиях.

— А как мы это сделаем? Что нам даст, к примеру, счет из магазина? — давясь от вони, спросила Афия.

— Выписка со счета подскажет, куда Ривелли тратит деньги. Если у него есть подружка, он наверняка покупает ей подарки, как всякий мужчина с деньгами. — Раздался щелчок зажигалки: Джейк прикуривал сигарету. — Телефонный счет содержит все номера, на которые звонил абонент. Если на какой-то номер звонят регулярно и это не связано с работой, это может оказаться телефон любовницы. А если нам повезет, мы можем обнаружить любовные записки. Эпистолярный жанр до сих пор популярен.

— Но все это только в том случае, если Ривелли действительно изменяет своей невесте, — назидательно произнесла Афия, разглядывая последний номер «Дома и сада». На первой странице красовался потрясающий дом с оранжереей и апельсиновым садом, уютный до неприличия.

В таком доме здорово жить с мужем и кучей детишек в атмосфере любви и доверия. Афия вздохнула.

— Нашла хоть что-то?

Девушка отбросила иллюстрированное издание прочь, на кучу пакетов, и поскользнулась. Одна из туфелек слетела с ноги и исчезла между тюками. Афия принялась разыскивать пропажу, влезла рукой в неплотно прикрытый пакет с пищевыми отходами, и измазала локоть в каком-то отвратительном красноватом месиве. Судя по запаху, это было томатное пюре. К пятну немедленно пристал вялый лист салата, выглядевший так, словно его кто-то основательно прожевал.

— Кто-то идет, — шепотом сказал Джейк. — Я прослежу за тем, чтобы тебя не беспокоили. Не высовывайся.

Афия поняла, что сейчас не время оттирать пятна, которые множились на ее одежде, и присела на корточки. При этом она, не переставая, шарила руками по пакетам.

К тому моменту, когда вернулся детектив, девушка уже успела разыскать два пакета с мусором Ривелли. Вывалив пластиковые мешки из контейнера, Афия принялась торопливо вылезать вслед за ними.

«Еще минута в этом аду, и меня вывернет наизнанку. А что, если тут есть крысы?»

Задергавшись, Афия по пояс ушла в бак, с трудом выбралась из кучи тюков, и обнаружила, что снова потеряла туфлю. Она буквально вывалилась из бака, и Джейк едва успел ее поймать. Он был позабавлен тем, что на Афии всего одна туфля.

— Надеюсь, ты не станешь просить меня лезть в контейнер и искать пропажу?

Афия с тоской взглянула на оставшуюся туфлю. Когда она неловко спрыгивала, каблук едва не оторвался и теперь сильно отставал назад. Штанины оказались заляпаны разными пятнами.

— Не стану, — вздохнула Афия. Черт, это были отличные туфли.

Она брезгливо сдернула с рук резиновые перчатки, сняла оставшуюся туфлю и забросила ее в контейнер. Поправив очки от Гуччи — единственную фирменную вещь, оставшуюся на ней, — девушка зашагала к машине босиком.

Джейк нагнал ее и схватил за руку.

— Ты с ума сошла! С твоей удачливостью ты запросто наступишь на осколок стекла!

Он подхватил ее на руки, донес до машины и усадил внутрь. Затем он вернулся за пакетами Ривелли и запихнул их в багажник.

Что значит «с твоей удачливостью»?

Так обычно говорила ее мать, сомневаясь в способности дочери делать правильный выбор и будучи уверенной в том, что Афия притягивает к себе неприятности.

Девушка насупилась. Вряд ли она призналась бы Джейку, что потрошить мусор и опасаться случайных прохожих оказалось довольно интересным занятием. Не самым гигиеничным, конечно, но зато любопытным. И вот только что, когда Афия уже ощущала себя настоящим детективом, напарник вернул ее к реальности напоминанием о ее неудачливости.

Теперь она чувствовала себя жалкой, грязной бродяжкой, ощущала тяжелый запах отбросов, повисший в салоне машины, и была раздавлена этим.

«Вот бы удивились Рэнди или Фрэнк, встретив меня в таком виде!»

Афия шмыгнула носом. В голове забрезжила догадка, что Джейк нарочно дал ей это задание, чтобы немного проучить. Насупившись, она посмотрела на детектива, усаживавшегося в машину.

— Ну, ты простил меня за опоздание? — мрачно спросила она его.

Джейк обвел взглядом ее босые ноги, грязные штаны, слипшиеся волосы (утопая в мусоре, Афия залезла головой в дынные корки) и неожиданно наклонился и прижался губами к ее губам.

Это было словно яркая вспышка. Афия сдалась тотчас, не раздумывая. Она приоткрыла рот, впуская язык Джейка, и закрыла глаза. Его руки чуть поглаживали ее шею и затылок, словно детектив позабыл о том, где всего пару минут назад лазила Афия. Девушка чувствовала, как жар соприкасавшихся губ охватывает все тело, заставляя таять. Она испытала желание немедленно отдаться Джейку прямо здесь, в машине, возле мусорных баков, наплевав на здравый смысл и неизбежные последствия подобного безрассудства.

Джейк привлек ее к себе, на свое сиденье, сажая к себе на колени. Афия сдернула с его головы бейсболку и запустила пальцы в волосы, торопливо расстегнула две пуговки майки и просунула руку за ворот, касаясь горячей кожи.

Джейк на мгновение оторвался от губ Афии, чтобы снять с нее черные очки, и застыл от неожиданности.

— Господи, что у тебя с глазом?

— А?

Рука Афии застыла на обнаженной груди Джейка. Она почувствовала, как напряглись мускулы, заметила, насколько мрачным стало его лицо.

Он злится. Почему?

Все еще не придя в себя после поцелуев, Афия продолжала гадать, что случилось.

Джейк осторожно коснулся пальцем ее нижнего века.

— Ай! — пискнула Афия.

— Ты что-то говорила о тяжелом утре. — Джейк осторожно усадил девушку обратно на пассажирское сиденье. — Вот ублюдок! — Он завел машину и дал задний ход.

— Ты все неправильно понял.

— Даже не смей больше общаться с ним. С ним? С кем это?

— Боже, ты что, решил, что это сделал Руди? Ты подумал, что он мог…

— А разве не он?

— Нет, конечно! — воскликнула Афия. Джейк упрямо вел машину, не глядя на нее. — Это сделал Билли.

— Билли? Какой, к черту, Билли? — Машина неслась к Атлантик-Сити.

— Он не нарочно. Все вышло совершенно случайно.

Скулы Джейка дернулись, когда он решительно стиснул зубы.

— Я сотни раз слышал подобные оправдания, Афия.

У Афии появилось странное чувство, что открытие так поразило Джейка по какой-то особенной, не понятной ей причине. Словно оно задело какие-то потаенные струнки, скрытые от посторонних глаз. Конечно, Джейк решил, что на Афию напал мужчина, и беспокоился за нее.

Она пожалела, что сразу не объяснила детективу причину своего опоздания.

Дотронувшись до его руки, лежащей на переключателе скоростей, она заговорила мягким, убедительным голосом:

— Послушай, Джейк. Это действительно глупая случайность, я не преувеличиваю. Билли — всего лишь маленький мальчик. Утром я заезжала в медицинский центр…

— Куда?

— Благотворительный центр для детей, «Си серпент». Я иногда работаю там в качестве волонтера. Но хозяйка была очень занята, и мне пришлось довольно долго ждать, пока она освободится. В общем, одна девочка, Майя, ссорилась с мальчиком, Билли… не скажу, что в чем-то виню малыша, скорее это отец Майи заслуживает хорошего выговора. Короче, Билли метил в девочку, а попал в меня.

Джейк недоверчиво взглянул на Афию и сбросил скорость.

— Ты это серьезно?

— Серьезнее некуда. — Она снова коснулась руки Джейка и заметила, что его кисть расслабилась. — Мне приятно, что ты обеспокоился за меня, но ведь не станешь же ты наказывать четырехлетнего малыша?

Джейк облегченно рассмеялся и потер скулы, словно их свело от нервного сжимания челюстей.

— Куда мы едем? — спросила Афия.

Джейк настойчиво взглянул на нее, и Афию обдало жаром.

— Ко мне.

«Неужели он хочет затащить меня к себе, завалить на постель и продолжить то, что мы делали пару минут назад?» У Афии пресеклось дыхание.

— Но зачем?

— Нам нужно поговорить.

Анджела хотела мартини, однако ограничилась содовой. Отец никогда не одобрял распитие спиртного до вечера. Да простит ее Господь за то, что она давно перестала уважать этого человека, хотя внешне ничем этого не выдавала.

Глава семьи Фальконе, Винсент Фальконе, или Винни, был сухопарым седовласым мужчиной, которому недавно стукнуло шестьдесят девять. Правда, это не мешало ему флиртовать и крутить романы с двадцатилетними девицами.

К столику подошла юная официантка. Отец Анджелы лучезарно улыбнулся ей, оценив крепкий зад и длинные ножки.

— Принеси-ка мне ледяного чаю, — велел он, шлепнув официантку по попе.

Девчонка хихикнула.

— Ваш отец такой душка, — сказала она Анджеле, удаляясь.

Анджела предпочла бы, чтобы вертихвостка подвернула ногу на своих высоких шпильках, но, увы, этого не произошло.

— Могу поклясться, официантки в этом ресторане день ото дня моложе. На следующей неделе нас будет обслуживать шестнадцатилетняя соплячка, — неприязненно процедила она сквозь зубы.

Винни отщипнул кусочек итальянской плетенки.

— Я был бы не против, чтобы меня обслужила шестнадцатилетняя, — ответил он и гулко расхохотался собственной остроте. Окунув хлеб в бальзамический уксус, а затем в чесночное масло, он отправил его в рот.

Анджела нахмурилась, понимая, что отец не совсем шутит. Чем старше он становился, тем моложе были его любовницы. Она находила это мерзким. Ее родитель ничем не отличался от мужчин, которые бросали своих жен и верных спутниц жизни ради смазливых юных нимфеток. Этот образ был навязан Голливудом, и отец был из тех, кто слепо верит, что молодые любовницы делают моложе тех, кто их содержит.

Мысли Анджелы скакнули к Энтони. Ему было всего тридцать семь. Ей же вот-вот должно было исполниться сорок. И было совершенно не важно, каких диет она придерживалась, как много времени проводила в тренажерном зале, сколько операций делала, — ей было не сравниться с юными девицами, которые постоянно осаждали ее жениха. Разумеется, она выигрывала в том плане, что ее отец был владельцем сети игорных домов, в том числе владел «Карневале». Это делало ее лакомым куском для брака, но никак не уравнивало с малолетними красотками. Анджела так и представляла, что Энтони увлечен одной из танцовщиц кабаре, которые махали юбками и ногами в «Карневале». Всем им, разумеется, не было и двадцати пяти. Уж если ее старик ухлестывал за молодыми и мог рассчитывать на взаимность (благодаря положению и деньгам), то Энтони Ривелли сам Бог велел пользоваться успехом, поскольку ее жених был красив и ухожен.

Представив, как Энтони таращится на мелькающие ноги и полуголые груди танцовщиц, Анджела прикрыла глаза и сжала в кулаки руки, лежащие на коленях. Подошедшая официантка так развязно крутила задом, расставляя закуски, что она едва не дала ей пинка. Конечно, девчонка была ни в чем не виновата — разве что в том, что у нее не было ни единой морщинки на лице. Но одного этого было достаточно, чтобы вызвать жгучую ненависть Анджелы.

— В пятницу вечером я устраиваю небольшую вечеринку, — сообщил Винни, не открывая глаз от точеных ножек обслуги. — Мне бы хотелось, чтобы пришли и вы с Энтони.

Анджела улыбнулась и кивнула, прекрасно понимая, что это не столько просьба, сколько приказ.

— Тони обещал, что в ближайшие дни будет возвращаться не позже семи. — Подлец стал действовать осторожнее после случая с помадой, хотя Анджела была совсем не так наивна, как он думал. — Не возражаешь, если мы немного опоздаем?

— Главное, чтобы вы пришли. Я хочу представить своего будущего зятя паре близких друзей и коллег. — Отец всосал устрицу, бросил пустую раковину на блюдо и вытер руки.

— Мы придем.

Анджела поддела вилкой ломтик огурца, стараясь не думать о жареной картошке, пасте со сливочным соусом и жирном бургере. Она питалась, как птичка. Ее диета длилась уже три года, и Анджела постоянно голодала. Однако мучения того стоили. Именно упругое тренированное тело помогло ей заарканить Энтони Ривелли.

— У вас все нормально с твоим женихом?

Анджела еле удержалась, чтобы не вздрогнуть. Она знала этот «заботливый» тон отца. Последний мужчина, разбивший ее сердце, окончил свои дни на дне реки Делавер.

— Да, все просто великолепно.

«Так и будет, если детектив не откопает улик, доказывающих, что жених мне изменяет».

Джейк помог Афии выбраться из машины и подтолкнул в направлении дома. С минуты на минуту мог начаться дождь. Небо набухло, воздух похолодел.

Афия недоверчиво взглянула на старое здание в викторианском стиле. Обшарпанные стены и оббитые перила наводили на унылые мысли, Джейк угрюмо насупился.

«Посмотрим, что ты скажешь, когда войдешь внутрь. Снаружи тебе сразу покажется уютнее».

— Ты тут живешь? — шепотом спросила девушка.

— Как ни странно. — Джейк подумал о вытертых обоях и комьях шерсти, валявшихся повсюду в его квартире. — У тебя нет аллергии на кошек?

— А у тебя их много? — засмеялась Афия, поднимаясь по сбитым ступеням.

— Несколько, — уклончиво ответил Джейк, отпирая входную дверь.

Ему чертовски хотелось выпить. Может, глоток виски помог бы снять напряжение и позабыть о страстном поцелуе в машине?

Оглянувшись на спутницу и еще раз заметив синяк под глазом, Джейк выругался про себя. Вместо того чтобы держаться от Афии подальше, он постоянно ловил себя на желании защищать ее от неприятностей и… зажимать во всех углах.

Она выглядела очень уверенно, словно недавнее совместное эротическое переживание ничуть ее не задело.

Эта женщина полна сюрпризов.

Распахнув дверь, Джейк нащупал пальцами выключатель и зажег в коридоре свет. На пороге стоял упитанный пушистый кот с игрушечной мышкой в зубах.

— Это Маузер, — сообщил детектив Афии. — Знакомьтесь.

Девушка присела на корточки и погладила кота по голове, словно собаку. Очевидно, ей не часто приходилось иметь дело с кошками.

— Он добродушный, — на всякий случай уточнил Джейк. Афия кивнула.

— Несмотря на грозное имя, он совсем не похож на киллера.

— Да, это всего лишь толстый ленивый котяра. Детектив почесал любимчика за ухом. Маузер положил мышку к его ногам. Это было его традиционным приветствием хозяина. Сделав пару кругов у ног Джейка и потеревшись о них широкой головой и спиной, кот устроился на мягком старом коврике у двери.

Джейк прошел в квартиру и положил ключи на старый столик в стиле королевы Анны, зажег винтажный светильник на стене и указал Афии на дверь гостиной. На пороге сидели два кота, похожих, словно сиамские близнецы. У обоих был отсутствующий вид — обманчивое впечатление, учитывая их боевой нрав.

— Это Роско и Барни, — сказал Джейк. — Роско — тот, у которого порвано ухо.

Афия захихикала.

Детектив оставил пакеты с мусором возле вешалки и прошел в гостиную.

— А там Скэмп — он черный — и Вилма… — Он огляделся. — То есть они где-то поблизости.

— У тебя пять кошек?

— Так вышло. Это просто подкидыши. — Джейк тихонько щелкнул Барни по носу и получил мягкой лапой по ладони. — Я хочу пристроить их, но пока не получается.

— И давно они здесь живут?

— По-разному. От года до четырех.

Глаза Афии весело блеснули, но она промолчала. Джейк прошел к окну и отдернул пыльные занавески, чтобы впустить в гостиную свет. Небо приобрело пурпурный оттенок, листва на деревьях жалобно трепетала.

Он прошел на кухню и с тоской окинул взглядом гору грязной посуды, дернул за лоскут обоев, свешивающийся со стены, и обернулся к гостье.

— Я собираюсь сделать ремонт, — как-то виновато сказал он, словно пытаясь оправдать беспорядок.

К сожалению, у Джейка вечно не хватало времени и денег.

— Здесь очень уютно, — призналась Афия. Она провела рукой по пыльному старинному камину, оценивающе оглядела кресло с клетчатым пледом, кофейный столик красного дерева. — Мебель подобрана со вкусом. Здесь совсем не так, как у тебя в конторе.

— Правильно, ведь я не живу в конторе.

— Я и не представляла, что ты любишь антиквариат. Где ты покупал эти вещи?

— В разных местах. На ярмарках в маленьких городках, на распродажах и рынках. На самом деле здесь не только антикварная мебель. По большей части это подделки, стилизованные под старину. Найти хорошо сохранившуюся мебель у частных торговцев непросто. И стоит денег.

Джейк указал на круглый диван, задрапированный мягким ворсистым пледом.

— Присаживайся. Афия заколебалась.

— Ах да, — усмехнулся Джейк, — здесь же полно шерсти. Погоди, я принесу щетку.

«Наверняка моя квартира кажется Афии убогой в сравнении с теми шикарными особняками, где она привыкла бывать».

— Дело не в шерсти, а во мне. — Девушка ткнула пальцем в свои испачканные бриджи. — Боюсь дотрагиваться до твоего пледа. Я ужасно выгляжу.

На взгляд Джейка, она выглядела великолепно. Однако он смолчал. Он привез Афию к себе домой для серьезного разговора и не собирался его откладывать. Слишком многое озадачивало его в ней. К примеру, Джейк ожидал отказа, когда предложил девушке покопаться в мусорном баке, но так и не дождался. Чем чаще она действовала вопреки тому, что он о ней думал, тем больше она ему нравилась. Что, собственно, и привело к очередным поцелуям в машине. До сих пор Джейк не понимал, почему так легко поддался соблазну. А потом этот синяк под глазом! Бешенство, охватившее Джейка при мысли, что какой-то негодяй (предположительно Руди Гэллоу) посмел поднять на Афию руку, было неописуемым.

«Черт, до чего же хочется выпить!»

— Наверху есть ванная, — сказал он ровно. — Вторая дверь справа. Можешь умыться и почистить одежду. А я пока найду тебе что-нибудь из одежды.

«А потом мы поговорим. Точно поговорим». Афия закусила губу, словно ее что-то смущало.

— В чем дело?

— Сколько у нас времени?

— Достаточно. Еще предстоит разобраться с мусором Ривелли. А что?

Афия убрала с лица слипшиеся пряди.

— Честно говоря, я бы вымылась целиком. От меня ужасно воняет.

«Дальше некуда! Я пытаюсь немного остыть, а она собирается раздеваться! Да я не смогу потом мыться в собственной ванной, чтобы не представлять, как она в ней стояла!»

Джейк отогнал мучительный образ стекающих по гладкой коже капель воды.

— Э… дело в том, что в ванной… — замялся Джейк, а затем обреченно кивнул: — Хорошо. Еще есть душевая, примыкающая к моей спальне. Правда, там довольно тесно. Пользуйся чем хочешь.

«Я всю ночь не смогу уснуть, представляя, как мы обнимаемся в тесноте душевой прямо под струями воды! Проклятие!» Афия придирчиво оглядела Джейка.

— Ты тоже испачкался. Можешь помыться сразу после меня.

«Может, мне лучше сразу застрелиться?»

— Афия…

Она сделала шажок к нему и доверчиво заглянула в глаза. Губы ее сами собой приоткрылись.

— Я хотел сказать, что в машине…

— Я понимаю. Это из-за меня ты испачкался.

— Я говорю не об этом. — Где-то в отдалении послышались раскаты грома. Маузер с мяуканьем шарахнулся под шкаф.

— Твой кот боится грозы, — шепнула Афия, облизнув губы. Зрачки ее глаз расширились. — И я тоже.

— Не может быть.

— Может. И у меня есть нехорошее предчувствие, что ты вот-вот скажешь что-то неприятное и разрушишь все то, что между нами было. — Она помолчала. — Мне понравилось то, что мы делали.

У Джейка перехватило дыхание.

— Довольно неосмотрительно смешивать личную жизнь и работу.

Она криво усмехнулась.

—  — А я вообще не склонна поступать осмотрительно.

— Мне не нравится быть на вторых ролях. Афия побледнела.

— О чем ты?

Джейк и сам не знал, что именно имел в виду. Он и раньше спал с женщинами, у которых были приятели. Обычный, ничего не значащий секс, ни к чему не обязывающие встречи. Раньше Джейку было плевать, какие именно роли он играет. Почему-то теперь ему была неприятна роль третьего. Особенно если речь шла об Афии и ее смазливом байкере.

К тому же в истории был замешан Хармон. Соблазнив его крестницу, Джейк собственноручно откручивал себе яйца.

— Я ничего не понимаю, Джейк. Я не нравлюсь тебе? Дело в волосах?

— Что?

— Ты бы предпочел, чтобы я была коротко острижена?

— Может, тебе еще и побриться наголо? — изумился Джейк столь странному повороту.

— Так я тебе нравлюсь или нет?

Джейк заметил смущение во взгляде Афии. Он бы очень хотел побороть безумное желание, но не смог.

Торопливо притянув к себе Афию, он вцепился пальцами ей в волосы и принялся неистово целовать ее лицо. Затем руки сами собой оказались на ее крепких ягодицах. Вместо того чтобы оттолкнуть Джейка, Афия застонала и начала по-кошачьи тереться о его пах, вызывая мучительные спазмы между ног. Грянул оглушительный, трескучий гром, и Джейку показалось, будто прямо в него ударила молния. Он словно вспыхнул огнем и уже не мог контролировать свое тело.

Еще один раскат за окном, кошачий вой — и поцелуй прервался. Джейк и Афия стояли напротив друг друга, тяжело дыша.

— Мы не станем это обсуждать, — медленно произнес Джейк и направился к лестнице. — Между нами ничего не произойдет.

Афия растерянно мигнула и потрогала пальцами припухшие губы.

— Ты куда?

— Мне необходим ледяной душ, — бросил Джейк. — Можешь пока принять ванну.

Глава 10

— Руд и, я хочу секса.

— Это довольно затруднительно, дорогая, учитывая, что меня привлекает другой пол.

— Да не с тобой, глупый. — Афия погрузилась в воду и повыше подняла сотовый, чтобы не замочить. — Я хочу секса с Джейком. Хочу переспать со своим боссом.

Прошло уже пять минут с момента поцелуя, но тело Афии все еще ныло. Если она так заводилась с одного прикосновения губ, то кончила бы раньше, чем Джейк снял бы с нее бриджи. Прежде у Афии никогда не было множественных оргазмов, а теперь она едва держала себя в руках. Пульс никак не желал замедляться, а при мысли о том, что Джейк сейчас стоит обнаженный под душем, у Афии тряслись поджилки.

— Ничего личного, понимаешь? — пояснила она в трубку. — Просто секс. Секс ради секса. Я говорю ужасные вещи, да?

— Ты всего лишь женщина из плоти и крови, — усмехнулся Руди. — Не забывай, я видел твоего босса и успел оценить его привлекательность. Меня скорее удивил тот факт, что ты не раздвинула для него ноги раньше.

«Интересно, что бы сказал Руди, если бы узнал, как близка я была к тому, чтобы раздвинуть ноги прямо в машине детектива? Я ведь расстегнула его майку, гладила его кожу и позволяла трогать меня везде, где ему захочется. До чего я порочна!»

Афия беззвучно рассмеялась. Итак, полчаса назад она едва не отдалась Джейку на водительском сиденье, а пять минут назад жаждала того, чтобы он завалил ее на диван.

— Так что скажешь? Ты меня не осуждаешь?

— Ты взрослая женщина, Афия. Тебе вовсе не требуется мое одобрение. Да и чье бы то ни было тоже.

«Руди говорит о моей матери, о ком же еще!»

— Ты о матери? — уточнила девушка недовольно.

— Ты же не станешь отрицать, что она влияет на твои поступки? Только после ее одобрения ты начинаешь строить какие-либо отношения.

— Но мне не нужны отношения с Джейком. Просто секс. Дикий, необузданный, всепоглощающий. Мне сложно представить длительную связь с Джейком. Кроме того, матери все равно рядом нет, ты же знаешь, что она на Таити. К тому моменту как она вернется, все будет кончено.

— Ты не из тех, кто спит с мужчинами и тотчас о них забывает.

Возможно, Руди хотел сделать ей комплимент, но Афии стало грустно. Ее друг, увы, был прав.

— Ты говоришь о той Афии, которой я была раньше, — упрямо сказала девушка. — Я изменилась так же неузнаваемо, как и вся моя жизнь. Мне хочется получить незабываемый секс хоть раз в жизни, чтобы было о чем вспомнить в старости.

За окном сверкнула молния, на мгновение осветив полутемную ванную и отразившись от амулетов на серебряном браслете. Руди утверждал, что это украшение вовсе не приносило своей владелице счастья, а, наоборот, притягивало неудачи. Но Афия упрямо считала, что потерявшийся амулетик и пропажа денег в один день отнюдь не были совпадением.

Раздался удар грома.

— С моей удачей мне едва ли удастся дважды в жизни получить многократный оргазм, — пожаловалась Афия. — Так пусть хотя бы раз…

— Ради Бога, дорогая, твоими устами сейчас говорит твоя мать! Жаль, меня нет рядом, я бы хорошенько встряхнул тебя, чтобы поставить мозги на место.

Афия усмехнулась.

— А что, твои мужья ни на что в постели не годились? — вдруг спросил Руди.

Афия легко представила, как гнусно он ухмыляется.

— Не совсем так. — Она помолчала, раздумывая. Прежде ей не приходилось так откровенно разговаривать со старым другом, и она решала, как много ему можно доверить. Афия не умела выкладывать всю подноготную. — Мои мужья были очень… внимательными любовниками.

— Короче говоря, скучными в постели.

— Я сказала, внимательными.

— Я и говорю: скучными.

Где-то в отдалении, за одной из стен, раздался звук включаемого душа. Афия тотчас представила Джейка — абсолютно голого и влажного. Бесстыдная вода касается его тела везде, где заблагорассудится, и он позволяет ей это, как не позволил Афии.

Вот он запрокинул голову, мускулы мягко двигаются под кожей, когда он поднимает или опускает душ. Боже мой!

Оставалось разве что выскочить из ванны, ворваться в душевую и прижаться обнаженным телом к Джейку. Наверняка он не стал бы сопротивляться в столь интимной обстановке.

Так просто и так невыполнимо. Но Афия не смогла бы перешагнуть невидимую границу между простым желанием и бесстыдством.

— Руди, дай мне совет. Как соблазнить мужчину, который не желает быть соблазненным?

— Откуда ты знаешь, что он не желает? А как же поцелуй, о котором ты болтала ночью?

Афия заметила на краю ванны пару бутылочек с гелями для тела и кирпичик ароматного мыла и улыбнулась. Ей было трудно представить сурового детектива в парфюмерном магазине.

— Пфф, поцелуй! Он не имеет сравнения со всем тем, что между нами происходило сегодня.

— Господи, если я узнаю, что ты рассказала обо всем Жан-Пьеру раньше, чем мне…

— Сегодня мы… обжимались прямо в машине, — понизив голос, призналась девушка. — Джейк перетащил меня на водительское сиденье и трогал меня… во всяких местах. К сожалению, дальше этого он не зашел.

— А как он целуется? С языком?

— Погоди. — Афия отложила телефон и на мгновение погрузилась в воду с головой, чтобы намочить волосы. Вынырнув, она обтерла руку полотенцем и вновь взяла трубку. — В общем, да. — Она покраснела, радуясь, что Руди ее не видит. — А когда чуть позже я спросила, нравлюсь ли ему, он снова принялся меня целовать. Руди, это такое странное ощущение: все тело словно тает.

— О, я завидую. — Ее собеседник помолчал, словно представляя себя на месте Афии. — Погоди, так почему ты говоришь, что Джейка сложно соблазнить? Он же так и льнет к тебе.

— Льнул. А потом сказал, что не хочет смешивать бизнес и личную жизнь. Что-то вроде «этого не произойдет». А еще признался, будто не любит быть на вторых ролях. Не понимаю, о чем он.

— Может, его смущает твоя податливость? — предположил Руди. — Властные мужчины предпочитают сами добиваться цели, а ты кажешься ему слишком легкой добычей.

— Думаешь, такое возможно?

— А почему ты так тихо говоришь, дорогая? Я едва тебя слышу. Где ты находишься?

Афия услышала, как Джейк прошел по коридору мимо двери в ванную, и вовсе перешла на шепот.

— Я в ванне Джейка. А ты?

— В аэропорту Атлантик-Сити. Какой-то парень прилетел из Флориды, а я должен доставить его, куда потребуется. Кажется, в… погоди, ты сказала, что ты в ванне Джейка?

— Только не проси объяснений. Это относится к расследованию, а значит, я должна держать язык за зубами. Скажем так, в интересах дела мне пришлось сильно извозиться.

— Фу, как гадко!

— Я тоже, так думаю. — Афия встала и потянулась за полотенцем, не выпуская из рук телефона. — Так как мне поступить?

— Хорошенько помыться и вытереться. Надеюсь, у Джейка найдется дезодорант с запахом унисекс? В крайнем случае подойдет и тальк.

Афия закатила глаза, быстро промокая тело полотенцем.: Она потянулась за футболкой и бесформенными трикотажными брюками, которые ей выдал Джейк прежде, чем она заперлась в ванной.

— Погоди-ка. — Девушка отложила трубку и быстро оделась. Одежда была свежевыстиранной и до сих пор пахла кондиционером для белья. Было что-то интимное в том, чтобы надевать большие вещи Джейка. Она снова приложила трубку к уху. — Руди, у тебя есть ровно минута, чтобы дать мне совет. Как соблазнить неприступного детектива?

Приятель вздохнул.

— Ты точно уверена, что дело только в сексе? Может, здесь нечто большее?

— Мы знакомы с ним всего два дня.

— Сильные чувства могут вспыхнуть очень быстро, буквально с первой минуты. Купидон не зевает, милая.

Афия задумалась. Ей все больше нравился Джейк: он умел быть благородным, любил животных и обставлял дом антиквариатом. Затем она вспомнила о невероятной сексуальности, которая исходила от ее босса. Встряхивая волосами и промокая их полотенцем, Афия вспоминала сильные руки, настойчивые губы и… напрягшийся член, о который она терлась. Тело откликнулось немедленно.

— Думаю, все же речь идет о сексе, — сказала девушка в трубку. — Но у тебя больше опыта в этом деле. В сексе то есть.

— Неужели?

Тон Руди стал ледяным.

— Я имела в виду, что ты…

— Не склонен к постоянству? Часто меняю партнеров?

— Прости, Руди, я не хотела тебя задеть.

Она вспомнила, что только этим утром ее приятель получил по почте очередные три книги по психологии. Наверняка он взял их в аэропорт и изучал в ожидании клиента. Быть может, Руди хотел изменить что-то в своей жизни, если постоянно анализировал свои поступки.

Афия села на крышку унитаза, расчесывая волосы, которые быстро просыхали.

— Я знаю, что ты склонен к анализу, Руди. Ты не слишком доволен собой и своим образом жизни. Это похвально, и я хотела…

— Афия!

— Что?

— Чего ты мнешься? Говори то, что думаешь, и делай что хочешь. Те, для кого ты важна, поймут тебя, а те, кто не поймет… и черт с ними.

Афия рассмеялась:

— Опять цитируешь известных психологов? Шакти Гэвин?

— Нет, доктор Сеус.

— Я люблю тебя, Руди.

— И я тебя люблю, милая. А теперь послушай моего совета…

Помывшись и одевшись в выцветшую голубую майку и черные шорты, Джейк уселся за стол. Ему предстояло разобраться в мусоре Ривелли. Он отобрал несколько чеков, обрывки каких-то бумажек и теперь внимательно их разглядывал.

Гроза утихла, превратившись в унылый дождь. Огромные капли бились о стекла и стучали по стальному подоконнику. Роско и Барни укрылись в прачечной, Маузер забрался под диван, ожидая в любой момент нового удара грома. Выбор Скэмп пал на кровать, но совсем по другой причине: горделивое животное не выносило женщин. Наверняка Скэмп не покажет носа до тех пор, пока Афия не покинет квартиру.

«Я бы с удовольствием последовал его примеру».

Потянувшись всем телом, Джейк попробовал расслабиться, но не смог. Присутствие Афии отвлекало и нервировало. Эта женщина словно связала его по рукам и ногам. Планировавшийся Джейком серьезный разговор потек по сомнительному руслу и закончился очередными объятиями, а потому детектив ругал себя на чем свет стоит.

Ему потребовался десятиминутный холодный душ, чтобы унять возбуждение и не вломиться в ванную комнату, где находилась Афия.

Джейк не мог вспомнить, когда в последний раз так сильно вожделел женщину. Возможно, потому, что прежде с ним такого просто не случалось.

Он услышал осторожные шаги за спиной и обернулся. Афия выглядела довольно забавно в его одежде.

Словно мешок с картошкой.

Футболка доставала до колен, широкие брюки были подвернуты до середины икры и напоминали два бесформенных раструба. Ткань сборилась и морщилась в самых неожиданных местах, совершенно скрывая аппетитные изгибы женского тела.

Детективу это было только на руку. Без следов косметики на лице, с подбитым глазом и мокрыми волосами, девушка казалась не старше семнадцати.

«Вот и славно. Меня никогда не влекло к малолеткам».

Джейк мрачно кивнул Афии.

Если не поднимать тему взаимного влечения, можно просто позабыть о недавнем инциденте. Да, просто позабыть.

Джейк снова углубился в изучение мусора, не забывая поглаживать Вилму, развалившуюся прямо на столе. Когда-то Джейк положил немало сил на то, чтобы отучить кошку лазить по столу и документам, но не преуспел и бросил бесполезное занятие.

— Тебе лучше? — ровным тоном осведомился он у Афии.

— Значительно, спасибо, — тихо ответила она.

— В гостиной есть телевизор, можешь включить. Мы останемся здесь на какое-то время. На улице льет как из ведра.

— Я и сама вижу.

Он ожидал, что Афия покинет комнату, но она подошла к нему сзади и заглянула в кучу бумажек.

— Нашел что-нибудь интересное?

— Пока нет.

— Жаль.

Афия присела на соседний стул, немедленно начав раздражать Джейка своим присутствием и внимательным взглядом. А также тем, что покусывала нижнюю губу.

Ладно, пусть сидит. Было бы гораздо хуже, если бы она на полную громкость включила какой-нибудь бразильский сериал.

— Хочешь сказать, в пакетах не оказалось ничего ценного? — спросила девушка растроенно.

— К сожалению, пока не удалось найти ничего ценного. Но это только первый пакет. Есть и второй. — Джейк вздохнул, потому что его взгляд привлек синяк под глазом Афии. — Как глаз? Не сильно болит?

— Надеюсь, ты не собираешься вновь переполняться праведным гневом?

— Ты уверена, что Билли всего четыре? — недоверчиво спросил детектив.

— Малыш просто защищался от нападок девчонки. Она обзывала его плохими словами.

— Да, это отличный повод подбить кому-нибудь глаз, — с усмешкой согласился Джейк. Он с трудом подавил желание дотронуться до Афии. Вернее, облапать ее всю, словно малолетний подросток свою первую подружку. — Может, принести льда? — Это был только предлог оказаться подальше от девушки.

Джейк прошел на кухню и открыл холодильник.

— Мне нравится, как ты обставил кухню.

— По-деревенски, тебе не кажется? Довольно грубо и простовато.

— Нет, тут уютно.

Джейк с сомнением оглядел комнату. Трудно было поверить, что гостья говорит всерьез: грубо сколоченный стол из неполированного ореха, разноликие стулья. Стены украшали несколько старинных предметов — древний чугунный утюг, потемневшая витая решетка от ножной швейной машинки, ряд древних оловянных поварешек…

До чего эта Афия странная!

Джейк вывалил лед из лотка прямо на блюдце и подал девушке.

— Держи. Вот полотенце, можно обернуть кубики и приложить к синяку.

— Спасибо, хотя мне кажется, что уже поздновато.

Все же Афия последовала совету Джейка, а тот вернулся к столу и снова углубился в изучение бумажек. Девушка присела на соседний стул. Детектив отчетливо ощущал аромат мыла, исходящий от ее кожи.

«Черт, если бы Джони не считала чепуху вроде мыла и цветных свечек отличным подарком к любому празднику, я бы сейчас не принюхивался так напряженно, а занимался делом!»

Сестра считала подобные презенты весьма полезными.

— Что, если к тебе придет женщина? — спрашивала она. Джейк только пожимал плечами. — Ладно, допустим, приду я и мне потребуется вымыться. Неужели ты думаешь, что я стану пользоваться твоими нехитрыми приспособлениями для гигиены? Да моя нежная кожа этого не перенесет!

Можно подумать, сестра жила в другом городе и часто приезжала его навестить!

— Значит, мусор не принес пока никаких открытий? — разочарованно протянула Афия.

— Никаких пустых бутылок из-под спиртного, никаких блистеров от таблеток. Можно с уверенностью сказать, что Ривелли не запойный алкоголик и не страдает хроническими недугами.

— И если к нему приходила любовница, он не угощал ее вином, — продолжила Афия. — Как насчет записок и писем?

— Я ничего не нашел. Нет использованных презервативов или пакетиков из-под спермицидов, а значит, за последние пару дней у Ривелли не было секса. По крайней мере дома. Или он не предохранялся.

— Может, любовница принимает противозачаточные? Если любовница вообще существует. Ты не интересовался у своей клиентки, как они с женихом предохраняются?

— Нет, не спрашивал. Отличный ход мыслей, Афия, — хмыкнул Джейк, заметив, что щеки девушки слегка порозовели, и задавшись вопросом, с чего бы это.

«Для женщины, пережившей двух мужей, она слишком застенчива. А если предположить, что она еще и спит (а может, спала, даже будучи замужем) со своим шофером, то смущение Афии вызывает только недоумение.

Насчет противозачаточных все ясно. Ведь у нее нет детей, а значит, она могла и сама использовать таблетки. А может, все-таки презерватив? Или вагинальное кольцо? Чем, интересно, Афия пользуется сейчас, после смерти второго мужа?

Я не должен думать об этом! Меня совершенно не касается, как предохраняется Афия, потому что мне не предстоит с ней спать.

А если бы и предстояло, я все равно надел бы резинку — даже если она пьет таблетки, — потому что не мог бы ей доверять. Кто знает, что за парень ее шофер! С таким-то смазливым лицом!»

Джейк снова задумался над тем, что за человек Руди Гэллоу. Судя по тому, что узнала Джони, Афия купила шоферу лимузин. Какой мужчина примет от женщины такой подарок? Жиголо? Охотник за богатым приданым? Ленивый тупица? И не изменились ли теперь отношения Руди и Афии, после того как девушка потеряла все свои деньги? Джейк всего раз видел шофера, но его чутье подсказывало, что Руди вовсе не испытывает к Афии безумной страсти.

Джейк мрачно нахмурился, не в силах разгадать загадку.

«Да зачем я забиваю себе мозги? Какая разница, на чем держится связь этих двоих, если сам я не предполагаю спать с новой подчиненной?»

Тем более что уже двое мужчин погибли, увлекшись Афией Сент-Джон.

Девчонка точно приносит неудачу. Себе и окружающим.

— Жаль, в мусоре нет телефонного счета, — вслух сказал Джейк, почесывая теплое пузо кошки, чтобы успокоиться. — Ничего подозрительного, а жаль.

Вилма, басисто урча, потянулась вверх лапами и едва не задела выпущенными когтями подбородок любопытной Афии. Усмехнувшись, девушка принялась чесать пальцем шею Вилмы.

— Может, наш подозреваемый чист? — спросила она и осеклась, случайно соприкоснувшись рукой с пальцами детектива. — Э… может, у мисс Бранниган просто разыгралось воображение?

— Все возможно, — ответил Джейк, ловя себя на том, что не отрываясь следит за движением пальцев девушки.

— Возможно, но маловероятно, ты хочешь добавить? — уточнила Афия, убирая руки от кошки, чтобы избежать случайных прикосновений.

— Не забывай, мы привезли два мешка мусора. Давай покопаемся во втором. Может, там мы и найдем нужные доказательства. — Джейк встал и направился в коридор.

Афия торопливо последовала за ним. Джейк хмыкнул. Словно хвостик.

— Я понимаю, что работа сделала тебя циничным, — убежденно говорила девушка. — Но иногда люди лучше, чем ты о них думаешь.

— Обычно люди просто не такие, какими кажутся, — хмыкнул Джейк.

— Мы говорим о разных вещах. К примеру, у человека могут быть секреты от посторонних, но они не обязательно постыдные или аморальные, понимаешь?

В этот момент дом сотряс страшный раскат грома.

Джейк остановился на пороге. Судя по всему, Афия говорила уже не о Ривелли и его грешках. Такое ощущение, словно она говорила о себе, и это его заинтриговало. Детектив оперся плечом о дверной косяк и сложил на груди руки, ожидая продолжения.

Но Афия, похоже, смутилась. Она потеребила в руках полотенце с подтаявшими кубиками льда и направилась в кухню, чтобы бросить их в раковину. Джейк последовал за ней.

— Мы все еще говорим о Ривелли? — спросил он, желая подтолкнуть Афию к признанию, которое она хотела сделать.

Кусочки льда с мелодичным стуком упали в раковину из нержавейки. Девушка обернулась к детективу. Ее пальцы сами собой нашли серебряный браслет. Джейк уже знал, что она, когда нервничала, бессознательно касалась украшения с талисманами.

— Ты решил, будто я устроилась на работу от скуки? — вымолвила она, глядя в пол.

— Так и есть?

— Это не так, я вовсе не изнывающая от безделья богачка. — Афия шмыгнула носом и снова затеребила браслет. Если бы она дергала за амулеты сильнее, то непременно оторвала бы их. — Мой бизнес-менеджер обобрал меня. Я… осталась без цента. Мне требовалась работа, чтобы оплачивать счета.

Джейк молчал.

— Я устроилась в твою контору, потому что…

— Да?

— Я хотела научиться азам твоего дела…

— Ради чего?

— Чтобы найти негодяя, присвоившего мои деньги. — Афия подняла взгляд. — Ты не кажешься удивленным.

— Потому что я не удивлен, — сказал Джейк.

На самом деле он был сбит с толку. Он ждал признания в связи с шофером (именно поэтому, как ему казалось, Афия и заговорила о секретах), но получил совсем другое. По правде сказать, Джейк предпочел бы, чтобы девушка объяснила ему, что происходит между ней и Гэллоу, а она поведала ему о том, что он и без того знал. Теперь у него было два выхода: сделать вид, что банкротство Афии для него сюрприз, или выдать Хармона.

Однако Хармон был работодателем Джейка, а значит, имел право оставаться инкогнито.

— Жизнь без денег оказалась невыносимой? — с пониманием спросил детектив.

— Совсем нет! Невыносимо то, что я была такой глупой и позволила Генри Глику распоряжаться моей жизнью! — Афия снова дернула браслет.

Джейк заметил, что соски девушки напряглись под футболкой — похоже, в этом был виноват адреналин, блуждавший в ее крови. Детектив нервно сглотнул слюну.

— Даже умные люди попадают в переделки, — сказал он. — Это не означает, что ты доверчивая дурочка, — добавил Джейк, чтобы утешить Афию.

Она горестно покачала головой, перебирая пальцами крошечные амулеты, как вдруг случилось нечто совершенно неожиданное.

— О… о Боже… — бледнея, пролепетала девушка, поднеся руку с браслетом к глазам. — Только не это!! Опять потерялся…

Джейк подскочил к Афии, которая вытаращила глаза и судорожно глотала воздух. Лицо ее стало почти серым, губы слились с кожей.

Джейк схватил со стола бумажный пакет и протянул Афии.

— Дыши! — велел он, приставляя его ко рту девушки. У нее явно случилась гипервентиляция легких — следствие сильного потрясения, но Джейк не понимал, что было тому причиной. — Дыши медленно и поверхностно.

Афия отпихнула его руку и медленно осела на пол.

— Амулет… пропал еще один амулет…

— Я найду его, — пообещал детектив, усаживая девушку на стул и снова подавая пакет. — А ты дыши.

«Удача снова отвернулась от меня. Сначала я потеряла амулет, заговоренный на богатство, и меня ограбил Генри Глик, а теперь пропал и второй амулет».

Афия слабо поморгала, пытаясь прийти в себя. Бумажный пакет лежал на коленях, руки не слушались. Она и сама не ожидала от себя столь сильной реакции. Даже когда Рэнди скончался от сердечного приступа во время секса, Афия не чувствовала себя столь потрясенной. Признаться, все, что она тогда испытывала, — это растерянность и жалость к себе. Газеты писали, что Рэнди умер за завтраком — властный Хармон сумел устроить все как надо, — но друзья и соседи знали, как обстояло дело в действительности. Афия страдала от косых подозрительных взглядов, переживала из-за потери близкого человека, но даже тогда не испытывала теперешнего отчаяния.

Постепенно красные круги перед глазами пошли на убыль, и девушка задышала свободнее. Джейк перерывал квартиру в поисках пропавшего украшения, и Афия всей душой желала ему удачи. Но в сердце она знала, что амулет потерян навсегда. Амулет в виде крохотной руки с глазом на ладони. Талисман, защищавший от дурного глаза. Его утрата казалась Афии мрачным и страшным знамением.

— Я ничего не нашел, — сказал Джейк, возвращаясь в кухню. Он обеспокоенно посмотрел на все еще бледную девушку. — Может, он потерялся в ванной? Ты не могла его смыть вместе с водой?

— Я всегда снимаю браслет, когда моюсь, — слабым голосом пискнула Афия.

Неожиданно ее осенило. Догадка была такой ужасной, что по щекам покатились слезы.

— Мусорный бак! Я рылась в помойке и потеряла амулет в контейнере. Боже, теперь его не вернуть, мусор уже увезли!

Джейк мысленно вздохнул с облегчением. Он боялся, что придется возвращаться и перерывать весь контейнер, лишь бы успокоить плачущую Афию.

— Но как ты не заметила пропажу раньше?

— Мои мысли были заняты другим, — призналась Афия. Она целый час строила планы по соблазнению Джейка и не касалась браслета. — Наверное, я напугала тебя, когда случился приступ, — виновато сказала она. — Прости, со мной раньше такого не было. Известие слишком потрясло меня.

— А что, этот амулет так много значит?

Возле ног Афии возникла Вилма и потерлась о ее коленки головой. Умиленная этим проявлением сочувствия, Афия погладила кошку, неожиданно успокаиваясь.

— Этот амулет защищает от дурного глаза.

Джейк пристально взглянул на нее, вышел в гостиную и вернулся с легким плетеным креслом, которое поставил напротив Афии. Усевшись, он провел руками по волосам.

— Значит, теперь ты беззащитна перед… э-ммм… дурным глазом? — спросил он. — Это так плохо?

Вилма направилась в коридор, оставив Афию наедине с недоверчивым детективом.

— Ты не веришь во все это, — вздохнула девушка.

— Может, и не верю, но хочу разобраться. Несмотря на сочувствие и внимание в глазах Джейка, Афия знала, что он реалист, а потому не верит в порчу и приметы, считая амулеты и заговоры пищей для суеверного ума. Сама Афия изучала курс по языческой культуре в университете и знала, что многое, чего не принимает здравый смысл, вполне имеет право на существование.

— Амулет от дурного глаза защищает от проклятий, недугов и злых пожеланий, которые может наслать злой человек. Сглаз проявляется по-разному, но всегда несет негативные последствия.

Джейк прищурился.

— Какие именно?

— Если объектом было имущество, оно начинает портиться и приносить неудачи, если человек — случается разное. Кормящие женщины лишаются молока, беременные не вынашивают детей, малыши болеют, а мужчины могут стать импотентами. Есть множество и других вариантов.

Джейк недоверчиво усмехнулся:

— Импотентами? Какой кошмар!

— Я ничего не придумываю! — воскликнула Афия. — Это старинная магия.

— Скорее глупые суеверия.

— Есть такая наука — религиоведение. На Сицилии и в Северной Италии считали, что людей, обладающих дурным глазом, можно узнать по характерной внешности, а другие культуры говорят, что сглазить можно ненамеренно, но не менее сильно.

Джейк приподнял бровь.

— Мне бы не хотелось тебя обижать, но… неужели ты действительно веришь, что из-за утраты куска металла ты можешь скончаться в страшных муках?

Афия закусила губу.

Не обязательно скончаться. Перспектива никогда не иметь детей тоже ужасает.

— Я и сама не знаю, Джейк. — Она вздохнула и с тоской взглянула на свой многострадальный браслет. — Отец подарил мне эти амулеты, когда мне исполнилось тринадцать. Амулетов тоже было тринадцать, от разных бед или символизирующих что-то хорошее, а тринадцатый должен был приносить мне удачу, совпадая с моим днем рождения. Правда, до сих пор мне не слишком везло, но, похоже, такова моя карма.

— Все потому, что ты родилась в пятницу тринадцатого?

— Потому что я — дочь Гизеллы Сент-Джон, женщины, верующей в колдовство и заговоры. Кому-то это покажется смешным, но для девочки, выросшей в подобной атмосфере, все слишком серьезно. — Афия грустно улыбнулась. — Мой тринадцатый амулет не слишком помогал мне, последние три года выдались вообще ужасными. — Девушка со стыдом вспомнила, что ее единственным спасением эти три года был неуемный шопинг и общение с Руди. — Три недели назад я потеряла амулет, приносящий деньги, и в тот же день оказалось, что я на мели.

— Это просто совпадение, одно из тех, которые порождают суеверие. — Джейк бережно взял бледную руку Афии и погладил тонкие пальцы.

Пульс девушки участился.

«Если бы он привлек меня к себе и обнял! Это именно то, чего мне не хватает сейчас, чтобы почувствовать себя защищенной».

— Ты говоришь точно так же, как Руди, — усмехнулась Афия, отгоняя непрошеные мысли. — Он не устает напоминать мне, что я совершенно не умею распоряжаться своей жизнью и постоянно завишу от других людей. В частности, он говорил это про Глика.

Рука Джейка замерла. Он прищурил глаза, глядя на Афию в упор.

— Как ты можешь… общаться с таким, как он?

— Нас познакомила моя мать и…

— Я не о Генри Глике. Я говорю о Гэллоу, — почти выплюнул Джейк, хотя и не собирался говорить так резко.

У Афии пересохло во рту.

— Тебе не нравится Руди?

— Нет.

У Афии защемило сердце. Она жалобно взглянула на Джейка.

— Но ты совсем его не знаешь!

— Я знаю таких, как он, и этого достаточно. Достаточно? Джейку Лидсу хватило одного взгляда, чтобы заклеймить человека?

Афия отдернула руку. То, что детектив умел сочувствовать и любил животных, не извиняло его гомофобии.

«Знаю таких, как он», — сказал Джейк. Он осуждает образ жизни Руди, совершенно не представляя, что это за человек.

— Что ж, — холодно сказала Афия, — можешь думать, что хочешь, но я совершенно не разделяю твою точку зрения. Ты просто… Ты — узколобый глупец.

— Эй, поосторожнее с выражениями, — бросил Джейк, вставая и нависая над Афией, словно гора.

— Я не могу больше работать с тобой.

— Что? Постой, я просто хотел дать тебе совет и предостеречь…

— Обижая Руди? Оскорбляя самого близкого мне человека? Я ухожу.

При этих словах у Джейка сжалось сердце. Он торопливо схватил Афию за руки.

— Пусти! — взвизгнула она, пытаясь вырваться. Но детектив привлек ее к себе.

— Если я тебя отпущу, ты упадешь. Куда ты собралась в таком состоянии? Тебя же ноги не слушаются. — Теперь рот Джейка двигался буквально в одном дюйме от губ Афии. — Прости меня. Я погорячился. Твои отношения с тем парнем совершенно меня не касаются.

Афия едва не теряла сознания от его близости, но заставляла себя сопротивляться. Ей не хотелось, чтобы ее влекло к подобному человеку. К гомофобу!

— Ты не знаешь, какой он. Он чудесный, добрый человек. Джейк заметил, как раздуваются ее ноздри.

— Я рискну поверитm тебе на слово, Афия. — Джейк попытался усадить девушку обратно на стул. — Давай просто забудем о том, что я сказал. Обещай, что не бросишь работу.

Афия упрямо покачала головой, буравя взглядом пол.

— Я не смогу теперь на тебя работать.

— Но ты же не бросишь меня одного без помощницы, — растерянно произнес Джейк, понимая, что вот-вот завалит все дело. Затем он присел на корточки рядом с Афией. — Останься хотя бы на пару недель, пока мы не разберемся с Ривелли, — вкрадчиво начал он.

— Нет.

— А я помогу тебе разыскать Глика.

Афия быстро подняла глаза. В этот момент сверкнула молния, осветив всю кухню. Джейку показалось, что молния ударила прямо в него, в наказание за вранье.

Девушка медленно кивнула, соглашаясь.

«Господи, я только что заключила соглашение с упрямым узколобым детективом!»

Оглушительно грянул гром.

Глава 11

— Ты ничего не забыл?

Джейк протянул сестре огромный бумажный пакет, где были аккуратно упакованы несколько двойных чизбургеров, мороженое, картошка и коктейль.

— Как ты и заказывала. Бургеры с сыром и беконом, порция жареного лука, напиток и мороженое.

Джони плотоядно облизнулась.

— Надеюсь, мороженое самое жирное? Если ты опять приволок этот дурацкий заледеневший йогурт, я выставлю тебя за дверь.

— Упаси Боже. Жирнее не бывает.

Джони распахнула дверь шире, впуская брата и забирая у него белый пакет. Джейк прошел в уютную гостиную и устроился за столом. Для, человека, который только вчера познакомился с Джони, сквернословящей на каждом шагу и не слишком тревожащейся о мнении посторонних, ее квартира могла бы стать откровением. Обои в цветочек, кружевные занавески и розовое покрывало на диване говорили, что хозяйка — трогательная застенчивая особа с ранимым сердцем. Джейк обвел взглядом гостиную и усмехнулся. Уж его-то обдурить не удастся — он знал сестру как свои пять пальцев.

— Ты чего так долго? — недовольно спросила Джони, опускаясь в розовое кресло и открывая пакет со снедью. — Я сидела здесь и умирала от голода.

— Учитывая, что мне пришлось тащиться с Черри-Хилл, я управился довольно быстро. Тем более что по дороге не было ни одного ресторана быстрого обслуживания. Я сделал крюк, чтобы угодить тебе, сестричка. — Джейк закинул ноги на стол, зная, что сестра не станет возражать. — А почему ты не послала за бургерами Карсона?

— Я собиралась, но ему позвонили из «Карневале» и срочно вызвали подменить одного из музыкантов. Парень сломал запястье, так что это временная работа. Надеюсь, Карсон потрясет гостей казино своими талантами и работа станет постоянной. Вернее, я в этом уверена. — Джони хихикнула и радостно откусила сразу половину чизбургера. — После шоу должно быть прослушивание, так что раньше трех ночи я его не жду, — провозгласила она с набитым ртом.

Джейк нахмурился.

— А что, если тебе потребуется помощь? — Конечно, он был рад тому, что Карсон получит работу, но беспокойство за сестру, которая скоро должна была родить ребенка, оказалось сильнее.

— Но у него же есть мобильный, — возразила Джони, запихивая в рот луковое колечко. — Перестань вести себя словно наседка.

С того самого момента, как их мать скончалась от рака — это случилось шесть лет назад, — Джейк взял на себя роль наседки. Он опекал сестру и постоянно за нее беспокоился.

Даже когда она вышла замуж за Карсона, ничего не изменилось. Родители ее мужа жили в Огайо и не могли помогать молодой семье, поэтому Джейк взвалил на себя эту нелегкую ношу.

И вот теперь появился новый повод для беспокойства. Если Карсон будет так поздно возвращаться с новой работы, он может не успеть отвезти Джони в больницу, когда начнутся схватки.

Джейк мрачно глядел, как сестра уминает остаток чизбургера, заедая его картошкой и луковыми кольцами.

— Ты так ешь, словно голодала с самого утра. Джони облизала пальцы.

— Я же беременна. Мне постоянно хочется что-то жевать. — Она развернула еще один чузбургер и откусила огромный кусок. Кусочки салата полетели на стол.

— Ты не ужинала? Джони ухмыльнулась.

— Ужинала, — ответила она с набитым ртом. — Мы ели спагетти с тефтелями. Это было около пяти, как и договаривались, так что я успела проголодаться.

— Прости, что не смог приехать к пяти, мне очень жаль. Новое дело отнимает кучу времени, а отдачи пока никакой.

На этот раз Джейк довел Ривелли до дома Анджелы Бранниган в Черри-Хилл. Он был уже готов снять наблюдение, ожидая, что подозреваемый проведет ночь со своей невестой, но в районе десяти Ривелли вышел из дома Анджелы, сел в свой «БМВ» и уехал. Разве могла развалюха детектива тягаться со спортивной машиной! Только через час Джейк сумел добраться до дома Ривелли, но все окна оказались темными. Оставалось предположить, что подозреваемый либо спит, либо по непонятной причине вернулся в офис. Мог быть и любой другой вариант.

— Расскажи, что тебе удалось узнать, — велела Джони. — Может, я могу помочь.

Пытаясь отвлечь ее от этой мысли, Джейк указал на подтаявшее мороженое в пластиковой вазочке.

— Убрать в холодильник?

— Не нужно, я собираюсь его съесть. Джейка аж передернуло.

— Всю вазочку? После трех бургеров, картошки и коктейля?

— Перестань считать калории, — хмыкнула Джони. — С меня довольно ворчания Карсона. — Она отправила в рот пригоршню оставшегося лука и тщательно вытерла руки салфеткой. — Врач утверждает, что я почти не набрала лишнего веса, так что еда идет впрок. Давай рассказывай про своего Ривелли. Не делай неприступного лица, все равно я тебя сломаю. Не забывай, мы работаем в команде. Я не собираюсь совсем бросать работу.

Джейк тяжко вздохнул.

— Думаю, тебе все же придется бросить.

Когда появится малыш, Джони забудет о детективных штучках, расследованиях, сборе информации. У нее начнутся другие заботы: кашка по утрам, прогулки на свежем воздухе, подгузники, колики, зубки, вечерние купания… А когда ребенок подрастет, придет время его воспитывать и обучать, что отнимает уйму времени…

— Ты слышала о детском центре «Си серпент»?

— Забавно, что ты спросил. Я наткнулась на упоминание о нем, когда искала информацию по Афии Сент-Джон. Знаешь, насчет этой девчонки столько разных сведений, что трудно отделить правду от вымысла газетчиков. — Сунув в рот огромную ложку мороженого, Джони встала. — Погоди, я принесу распечатку.

Пока ее не было, Джейк снова принялся думать об Афии.

Да уж, эта юная леди полна сюрпризов. Разобраться в ее биографии будет не так легко, как кажется на первый взгляд.

Детектив помассировал затылок. Всякий раз, когда он думал о новой помощнице, у него начинала ныть голова, а уж после сегодняшних событий болела почти постоянно. Пообещав Афии найти Генри Глика, Джейк словно подвел черту под всем тем, что было между ним и Афией прежде. Они больше не обсуждали взаимное влечение, сосредоточившись каждый на своем. Девушка отправилась в гостиную смотреть телевизор и общаться с котами (преимущественно с Вилмой), а Джейк вернулся к перетряхиванию мусора. Второй мешок Ривелли оказался более богат на находки, так что день нельзя было назвать неудачным. Джейк обнаружил три использованных накладных ногтя, что предполагало несколько вариантов: либо типсы принадлежали Анджеле Бранниган, либо в гостях у Ривелли побывала посторонняя женщина. К сожалению, просто позвонить Анджеле и узнать, не ей ли принадлежат типсы, Джейк не мог. По взаимной договоренности, связь была односторонней, словно клиентка чего-то опасалась. Возможно, решил детектив, у нее просто паранойя. Ведь речь шла о возможной измене, а не о мошенничестве или убийстве.

Джейк снова вернулся мыслями к Афии. С ней постоянно возникали проблемы. То она едва не лишилась чувств, потеряв дурацкий талисман, то оскорбилась, защищая Гэллоу от нападок Джейка, и даже собралась бросить работу.

Можно себе представить, как взбесился бы Хармон!

Конечно, тот факт, что Афия защищала своего любовника, был понятен и даже делал честь ее верности, однако Джейк поражался ее недальновидности, неспособности разглядеть в красавчике охотника за легкой наживой.

Ему пришлось заключить с девушкой соглашение, что они вместе станут искать ее пропавшие деньги. На самом деле в намерения Джейка не входило выслеживание Генри Глика — этим занимались Хармон и Килмор, которым не стоило наступать на пятки.

Интересно, продвинулась ли эта ищейка в своем расследовании?

Джейк снова с неприязнью вспомнил о Гэллоу, Что, если здоровяк как-то причастен к пропаже денег? И не порвал с Афией, чтобы не возбуждать подозрений? Откуда в Афии эта привычка связываться с ненадежными людьми? Судя по всему, бедняжка привыкла считать себя неудачницей. По словам Хармона, в этом была вина ее матери, Гизеллы, которая с самого детства внушала Афии эту мысль. Чего она добивалась? Ревновала к Афии своего мужа, судью Сент-Джона, который обожал единственную дочь? Джейку случалось встречать таких женщин. Но что двигало Гизеллой после смерти мужа? Опасение, что ее новый избранник увлечется юной падчерицей больше, чем ею? Именно она внушила дочери, что той не везет в жизни, и посоветовала в качестве поверенного ненадежного человека, Генри Глика. Или мать девушки в самом деле немного не в себе?

— Ты чего ерзаешь на месте? — спросила Джони, появляясь в гостиной с распечаткой и бутылкой пива в руках. — У тебя такой вид, будто тебе очень хочется набить кому-то морду.

Это точно. Придется выпить не меньше трех бутылок пива, чтобы уснуть без задних ног.

Джейк принял из рук сестры бутылку и сделал большой глоток.

— Что ты откопала? — спросил он, не ответив на ее вопрос.

— Тут очень много. Что конкретно тебя интересует? И откуда такое любопытство?

— Афия — моя помощница. Я должен знать о ней все.

Джони фыркнула.

— Тебе не кажется, что этим следовало озаботиться прежде, чем брать ее на работу?

Джейк снова отпил из бутылки, мрачно глядя на сестру.

— Если будешь подначивать, отниму мороженое, — пообещал он.

— Ха, только попробуй! Вдвоем с малышом мы мигом тебя одолеем. Ты еще не знаешь, на что способна беременная женщина, защищающая свою пищу.

— Ладно, начни с детского центра. Что это за учреждение?

— «Си серпент» — это вроде больницы для бедных, которая существует на частные пожертвования. Ее основал судья Сент-Джон двадцать лет назад. Вместе с ним в организации центра участвовало еще несколько весьма влиятельных господ Атлантик-Сити. Пожертвования идут через благотворительный комитет, в котором до недавнего времени состояла твоя новая помощница.

— До недавнего времени?

— Она больше не является его членом. — Джони пожала плечами. — Уже несколько недель.

Как раз столько, сколько находится на мели.

— А почему?

— Какой ты любопытный.

Что ж, по крайней мере с детским центром все ясно. Возможно маленький четырехлетний Билли существует на самом деле.

— Выкладывай, что еще нашла. — Джейк глянул на часы. — И покороче, уже час ночи. Тебе и ребенку надо спать.

— Да, разумеется, — усмехнулась Джони. Она снова уткнулась в записи, не забывая черпать из вазочки мороженое. — Итак, покороче. Афия Сент-Джон родилась двадцать семь лет назад в семье Брэдли и Гизеллы Сент-Джон. Заметь, — Джони воздела палец вверх, — в пятницу тринадцатого. Вот так незадача!

Джейк закатил глаза.

— Только не надо приплетать к сухой статистике глупые приметы.

Джони хмыкнула.

— Ладно, идем дальше. Окончила школу с отличием. Однажды отправилась с отцом в Африку, на сафари, где на судью неожиданно напал взбешенный носорог. Несчастный случай номер один. Можешь себе представить, какой ужасной была его смерть?

Джейк вспомнил, с какой нежностью Афия отзывалась об отце.

— Но ведь это не она взбесила носорога, так? Джони покачала головой:

— Нет, это едва ли вероятно. Но случай все равно трагический. Смерть родного человека ужасна.

— Согласен.

Джейк никогда не был близок с отцом, полицейским, который отдавал работе всего себя, забывая о жене и детях. Сержант Ричард Лидс был застрелен грабителями, пытавшимися скрыться от преследования. Джейк тяжело переживал его смерть, хотя не так уж много времени проводил с отцом, пока тот был жив.

Вероятно, для Афии смерть отца стала тяжким ударом.

Джони заложила непослушные пряди за уши и продолжила:

— А ты знал, что оба мужа были старше Афии примерно на двадцать лет? Они были друзьями ее отца, представляешь? Тебе это не кажется странным? Может, она пыталась таким образом заменить себе погибшего отца?

Она искала того, кто сможет защитить ее от полоумной матери.

Джейк кивком головы велел сестре продолжать.

— Никакого колледжа, никакой карьеры, — сказала Джони, глядя в записи. — Конечно, быть женой богатого человека с широкими связями тоже работа. Наверняка Афия занималась организацией приемов, ужинов с партнерами и тому подобной тягомотиной. Брр, как скучно! Первый раз она вышла замуж в двадцать два года за известного адвоката, причем весьма скоропалительно. Рэнди Харпер был очень богат. Два года брака, никаких детей, а затем… еще один несчастный случай. Харпер умер в постели с Афией. Вообрази только!

Джейку совсем не хотелось ничего воображать на эту тему, поэтому он пожал плечами.

— Продолжай.

— Сейчас. — Джони сунула в рот ложку с мороженым. — Итак, спустя два года Афия выходит замуж за главу фармацевтической компании, баснословно богатого Фрэнка Дэвиса. Они прожили год, никаких детей, и тут… еще один несчастный случай! Дэвису угодил в висок мячик для гольфа, прямо на поле для игры. Кстати, Афия была в тот день с ним и даже сама записала мужа на соревнование.

— А есть что-то, чего я не знаю? — Джейк читал обо всем этом и раньше, в газетах. — Ведь должно быть что-то, что не просочилось в прессу?

— Ты о несчастных случаях? — хмыкнула Джони.

— А ты не считаешь эти смерти случайными?

— Так ведь их три! Недаром Афию Сент-Джон зовут Черной Вдовой.

Джейк скривился. Он не любил слишком простых выводов. К тому же тема трех несчастных случаев уже набила ему оскомину: он всячески обдумывал ее целых два дня.

Афия не способна обидеть и муху. Но что, если ее невинный вид обманчив?

Джейк предпочел бы получить побольше информации о Гэллоу. Его беспокоил этот парень.

— Ладненько, — хихикнула Джони. — А теперь приготовься к самой неожиданной новости. Газеты об этом не писали, но я кое-что разнюхала. В общем, Афия действительно на мели. — Джони вытаращила глаза, ожидая, очевидно, что Джейк плюхнется в обморок. — Нет, ты представляешь? У нее нет больше ни цента. Оба дома конфискованы, остальное забрали кредиторы. Неудивительно, что девчонке нужна работа. — Она ухмыльнулась. — Я говорила тебе, братец, что у твоей новой помощницы проблемы. Девушка в беде, твой тип, помнишь? Это ж надо! Ни цента! Она что, спустила все в казино?

— Ее ограбил бизнес-менеджер, — медленно сказал Джейк, понимая, что скрывать правду бессмысленно. Афия сама призналась в своем банкротстве, так что можно было спокойно посветить в это Джони.

К тому же Джейку не понравилось, что сестра заподозрила Афию в склонности к азартным играм.

— Ограбил? Украл все деньги? — Джони даже забыла про мороженое.

— Как ты и заметила, все до последнего цента.

— Вот гад!

— Угу.

Джони торопливо доела мороженое и уставилась на брата.

— Нужно его найти! Ну надо же, ограбить вдову! Засранец!

— Ты никого искать не станешь! — настойчиво сказал Джейк. — И вообще успокойся.

Джони насупилась. Щеки ее пылали.

— Сколько повторять тебе и Карсону — со мной все в порядке. С меня не нужно сдувать пыль. Если не верите мне, то поверьте моему врачу! Неужели ты думаешь, что я всеми способами пытаюсь навредить своему малышу?

— Разумеется, нет. Но рисковать не стоит. Мне не следовало впутывать тебя в это дело, так что тут моя вина.

— Поверь мне, Джейк, лучше заниматься делом, чем лежать на диване и таращиться в телевизор. Не пытайся выключить меня из своей жизни, я серьезно. Я уже достаточно наотдыхалась. Мне не по душе торчать дома и ковырять пальцем в носу.

— Кто ж виноват, что ты не нашла более достойного занятия для своего пальца?

Джони швырнула в брата скомканную салфетку.

— Это не смешно!

— Наоборот, это очень смешно, — возразил Джейк с улыбкой и прикончил свое пиво. — А что касается поисков вора, можешь не беспокоиться, колесики уже завертелись. — Он не собирался посвящать сестру в то, что расследованием занят совсем другой человек. Это потребовало бы дальнейших объяснений, а Джейк обещал держать язык за зубами.

— Вот как! — Румянец Джони вернулся к нормальному розовому цвету. — Это хорошо. — Она аккуратно сложила распечатки в стопочку и, наклонив голову, уставилась на Джейка в ожидании нового поручения. — Тогда скажи, чем я могу быть полезна.

— Конечно, детка. Ты очень облегчишь мне жизнь, если немедленно отправишься спать.

— Другими словами, ты не нуждаешься в моих услугах? Вот паршивец!

— Сегодня ты щедра на комплименты, — заметил Джейк. Он не собирался искать Генри Глика. Хватало того, что расследованием заняты другие люди. Нечестный на руку менеджер мог быть теперь на другом конце света, с новыми документами на руках. Возможно, поиски вообще не увенчаются успехом.

«Сначала я дал обещание Афии. Теперь еще и Джони думает, что я встану на след Глика! Я загнал себя в тупик и не могу найти выход. Можно продолжать обманывать всех и вся. Или в самом деле попробовать распутать этот клубок».

Джейк потер подбородок, мучимый мыслью, что жизнь к нему несправедлива.

«Кого я пытаюсь обмануть? С того момента как Афия Сент-Джон пересекла порог моего офиса, я пропал. Утонул в ее испуганных наивных глазах и совершаю ошибку за ошибкой. Не удивлюсь, если через несколько дней действительно буду занят розыском Генри Глика».

— Ладно, сдаюсь, — печально сказала Джони, так и не дождавшись инструкций. Она зевнула. — Когда ты в настроении всех поучать, с тобой невозможно иметь дело. — Она встала, выбросила вазочку из-под мороженого в пакет с мусором и направилась в спальню. — Я ложусь.

— Вот и отлично.

— А что ты будешь делать? Джейк ласково улыбнулся сестре.

— Возьму себе еще пару бутылочек и буду в одиночестве коротать ночь, дожидаясь твоего супруга. Придется сидеть здесь и ковырять пальцем в носу, пока не вернется Карсон.

Глава 12

— Может, она доверится тебе?

Жан-Пьер бросил в кофе подсластителя, помешал напиток ложечкой и поднял глаза на Руди.

— С чего бы ей мне доверяться? Ведь это ты ее лучший друг. Если она решит облегчить душу, то заговорит с тобой, а не со мной.

— Надеюсь, так и будет.

Руди нахмурился, размышляя над возможностью такого варианта. В последние дни Афия вела себя очень тихо. На вопрос, как продвигается дело с соблазнением начальника, она ответила, что ее это больше не интересует. Девушка охотно говорила о предстоящих поисках Глика, но умолкала, едва только речь заходила о Джейке Лидсе. Кажется, детектив обучал девушку азам работы сыщика, но даже это не радовало Афию.

Руди изводился от беспокойства. Ему не нравилось, что Афия скрытничает и втайне грустит, но не мог разгадать причину такого поведения.

В последние дни Афия сама добиралась до работы и детского центра, отказавшись от помощи друга. Руди волновался за ее безопасность и уже несколько раз хватался за трубку, чтобы известить Хармона о поведении его падчерицы, но так и не набирал номер.

Руди понимал, что Афия пытается быть самостоятельной. Разумеется, это был прогресс, но печаль, с недавнего момента нет-нет да проскальзывавшая в ее глазах, тревожила близкого друга.

Почему она так задумчива?

Вздохнув, Руди сделал глоток кофе и, нахмурившись, посмотрел на Жан-Пьера, который появился из душа свежий и благоухающий духами от Кельвина Кляйна.

— Это ты добавил в кофейник корицы? Я же не люблю специи, ты знаешь.

— Знаю, — кивнул француз с мальчишеской улыбкой на губах. Глаза так и сверкали от смеха. — Я пытаюсь добавить чуток специй в твою пресную жизнь, кроличек. — Он собрал мокрые волосы с лица и пальцами зачесал их назад. — Ты возражаешь?

Руди выругался про себя. Жан-Пьер все настойчивее вторгался в его личную жизнь, и это не могло не беспокоить. Только смешинки, искрившиеся в удивительных глазах француза, не давали Руди сорваться и выставить его вон. Прежний Руди давно потерял бы интерес к юному красавчику и без сожалений расстался с ним, но теперь все было по-другому. Руди желал чего-то большего, чем просто секс. Он был готов к серьезным отношениям, вечерним разговорам, Рождеству в Вермонте и совместному быту.

Но только не с насмешливым парнем младше его на семь лет, который постепенно превращал его жизнь в бардак.

— Да, я возражаю, — мрачно кивнул Руди. — Мне не нравится, когда меня называют кроликом.

Жан-Пьер легко рассмеялся, запрокинув голову. Вокруг глаз появились крохотные веселые морщинки, открылась крепкая шея. Руди злобно глядел, как с волос француза капает вода, стекая по голым плечам, и думал, что никогда прежде не любовался смеющимся мужчиной с таким восторгом и такой ненавистью.

Стиснув зубы, Руди уставился в тарелку, куда перекладывал поджаристые тосты, вспоминая вчерашний вечер. Жан-Пьеру пришлось снова взять работу на дом. Срочно требовалось скроить и сшить костюмы для танцоров казино «Карневале». Вице-президент обожал, когда в его заведении все блестело и сверкало, поэтому Жан-Пьеру дали задание расшить костюмы блестками, стразами и кусочками праздничной мишуры, словно надвигался Новый год или шоу трансвеститов.

Понимая, что Жан-Пьеру ни за что не закончить костюмы за сутки, Афия и Руди помогали, насколько могли. Девушка никогда не держала в руках иголку с ниткой, но быстро приспособилась, и уже через пару часов они втроем почти закончили работу. Афия постоянно расспрашивала француза о казино, о танцорах и новых линиях одежды, смеялась и восторгалась рассказами Жан-Пьера. Но только до тех пор, пока Руди не упомянул о Джейке. С этого момента она погрузилась в молчание и в таком настроении ушла спать.

— Я вижу только одно объяснение происходящему, — сказал Руди, пытаясь увести разговор в более безопасное русло. — Джейк отказал Афии, и она так смущена, что не может поделиться новостью с нами.

— Или, — подхватил Жан-Пьер, очень соблазнительно облизнув губы, — малышка заполучила своего босса, но так смущена, что опять-таки не может поделиться с нами новостью.

— Если бы у них все сладилось, Афия не была бы так подавлена, — заметил Руди. —Ты же тоже заметил, что она чем-то расстроена?

Жан-Пьер задумался.

— Пожалуй… да, она подавлена. — Он отхлебнул кофе и снова облизнул губы. — Может, она просто устала? Не забывай, последние два дня она почти не спала. К шести тридцати—в детский центр, через два часа — в офис, где торчишь до вечера. А еще эти костюмы, с которыми мы столько провозились!

— Нет, дело не в том! — нетерпеливо воскликнул Руди, которого не оставляло ощущение, что беспокойство Афии связано с детективом. — Ты бы слышал, как она щебетала по телефону тогда, из ванны Джейка! Она была в восторге от своей идеи. Я никогда раньше не слышал, чтобы малышка так откровенно говорила о мужчине. Она хотела переспать с Джейком во что бы то ни стало. И вдруг такая перемена. Но ведь не мог же он ей отказать? Она хороша собой и вообще чудесная.

— Может, ему хотелось чего-то большего, чем просто секс? Что скажешь, Руди?

Звук собственного имени так удивил Руди, что он поднял наконец глаза и посмотрел на друга. Тот больше не улыбался, став серьезным, как никогда. У Руди появилось ощущение, что Жан-Пьер говорит вовсе не о Джейке, а о нем самом, и от этого сердце тревожно забилось.

— Может, он чувствует, что Афия особенная? — продолжал Жан-Пьер. — Что, если он готов отказаться от легких, ни к чему не обязывающих отношений, потому что хотел бы получить больше?

Руди слушал затаив дыхание. Он был настолько потрясен серьезным тоном друга, что не мог найти слов для ответа.

Француз обогнул кухонную стойку, чтобы налить себе еще кофе, и оказался рядом с Руди, плечом к плечу.

— Думаю, что единственный выход в данном случае — расслабиться и принимать все как есть. Не нужно торопить время, Руди, все сложится помимо нашего на то желания или нежелания.

Рука Жан-Пьера легла Руди на плечо. Тот вздрогнул, словно пальцы друга могли его обжечь.

— Мы все еще говорим об Афии и Джейке? — спросил он нервно.

Жан-Пьер только усмехнулся.

Она снова опаздывала.

Опять!

Афия стояла возле подъезда в замешательстве, не зная, как будет оправдываться. За пять дней работы она ни разу не пришла на работу вовремя! Конечно, Джейк не станет спрашивать о причинах опоздания — он никогда не задавал ей вопросов. Он просто смотрел на нее своими непостижимыми зелеными глазами в ожидании объяснений, и Афия готова была провалиться сквозь землю.

Вчера она просто извинилась, не найдя, что сказать. Она вовремя вышла из детского центра, но, к сожалению, в спешке села не на тот маршрут, и, прежде чем она сообразила, автобус увез ее к окраинам. Опасаясь снова сесть не на тот автобус и оказаться неизвестно где, Афия взяла такси, но все равно опоздала почти на полчаса. Если бы взгляд мог испепелять, Джейк превратил бы ее в кучку праха.

Сегодня она опоздала на пятнадцать минут и уже представляла себе мрачное лицо Джейка, когда он встретит ее в приемной. Детективу хватит одного взгляда на ее пакеты, чтобы сделать ужасный вывод: Афия провела время в магазине, делая покупки.

«Наверняка он решит, что я совсем безголовая и безответственная!»

Конечно, она могла бы пуститься в объяснения, ведь ее поход в магазин истолковывался необходимостью срочно купить себе одежду. Можно было рассказать, что виной тому был очередной малыш из центра, но тогда Джейк решил бы, что она вообще не умеет обращаться с детьми.

В самом деле, в первый день она ушла из центра с подбитым глазом, на другой день маленькая Саша отдавила Афии ногу деревянной лошадью-качалкой, и девушка хромала до вечера. Сегодня Дэвид изрисовал ей джинсы черным маркером, пока она читала ребятам сказки. А затем Майя, это наивное исчадие ада, вылила целую кружку вишневого сока на белую блузку Афии.

Поход в магазин стал неизбежным. До дома Руди было слишком далеко, и девушка забежала по пути в супермаркет, где приобрела простые черные брюки и майку с Микки-Маусом на груди. Заодно она решила прихватить белые кроссовки, которые очень пригодились бы ей пару дней назад, когда она рылась в помойке.

Сложив испачканные вещи (Господи, это же «Шанель»!), Афия понеслась в офис. Она потратила меньше двадцатки на новую одежду и теперь была очень довольна собой. Оказалось, что одеться можно буквально за какую-то мелочь!

Теперь Афия стояла у подъезда и решалась. Мимо нее прошло немало людей, но ни один не обратил на нее ни малейшего внимания. Она была одета так неброско, что стала совершенно незаметной, как и хотел Джейк. Это было по-своему приятно, потому что Афию тяготило постоянное внимание посторонних людей. Она пыталась привыкнуть к нему долгие годы, но все равно не сумела.

Девушка снова вспомнила о потраченной двадцатке. Столь крохотная сумма явилась для нее откровением. Ей вовсе не требовалось огромное состояние, чтобы одеться и прокормиться в большом городе.

Руди говорил, что с помощью шопинга Афия решала личные проблемы, но она никогда не воспринимала его слова всерьез. Однако за последние месяцы она потратила много тысяч на мелочи, в которых совершенно не нуждалась. Ее гардероб пополнился десятками шляпок, сотнями пар туфель, сумочек и ремешков, которые она не успевала износить. Не говоря уже о покупке антикварной мебели, с помощью которой она надеялась украсить холодный, какой-то неживой дом Фрэнка.

«Руди был прав: я была одинока даже замужем».

Афия нахмурилась. Ей не хотелось признавать это, но она была несчастна. Она сходилась с мужчинами, которые были богаты, хороши собой и влиятельны, но при этом никогда не чувствовала себя с ними уютно. С ними было комфортно и безопасно, оба мужа лелеяли ее, как драгоценность, но никогда не смотрели на нее с нежностью или вожделением.

За последние три дня Афия на многое начала смотреть иначе. Те ласки, которые она разделила с Джейком, открыли ей глаза на то, как пуста и скучна была ее жизнь до банкротства. Работать под одной крышей с самым желанным мужчиной в мире оказалось мучением. В детском центре Афия по-настоящему расслаблялась, черпая силы для предстоящего рабочего дня.

Ее удивило, что Джейк всерьез занялся ее обучением сыскному делу. Уже два дня он объяснял ей принципы сбора улик, рассказывал о языке тела, который куда больше мог сказать о подозреваемом, чем его слова. Афия узнала, как легко сесть человеку на хвост, не будучи замеченным, и как просто «сбросить хвост», если знаешь, что тебя «ведут». Теперь Джейк посвящал свою помощницу во все подробности расследования по делу Ривелли, которое, к великому сожалению обоих, зашло в тупик. Джейк оказался отличным учителем, и хотя порой Афия начинала плавать в терминах и не могла сообразить, о чем идет речь, оставался терпелив и умел доходчиво объяснять трудные моменты.

Афия так и не решила, как относиться к вторжению в личную жизнь людей (вроде копания в их мусоре и подслушивания), но сочла, что в интересах дела все же можно прибегнуть к крайним мерам. Ей все больше нравилось работать на Джейка, тогда как сам Джейк все больше озадачивал ее. Как-то, прибираясь в его кабинете, она обнаружила несколько папок с делами, связанными с семейным насилием и жестоким обращением с детьми. Стало ясно, почему так взбесился Джейк, обнаружив синяк под темными очками помощницы. Порой Афия задавалась вопросом, как может Джейк Лидс вести спокойную жизнь горожанина, если успел повидать в своей жизни столько человеческой грязи. Должно быть, именно работа помогала ему об этой грязи забыть или по крайней мере немного помочь страждущим и облегчить им жизнь.

Но главное, для Афии по-прежнему оставалось загадкой, за что такой человек, как Джейк, невзлюбил гомосексуалистов. Была ли тому какая-то объективная причина, к примеру, очередное дело, выставившее сексуальное меньшинство в неприглядном свете, или Джейк был не тем, кем казался?

Ужаснее всего было смотреть вечерами в глаза Руди. Он ждал объяснений, тревожился насчет ее отношений с Джейком, даже не подозревая, какого низкого мнения о нем босс Афии. Девушка не могла признаться другу, что мужчина, которого она так сильно хочет, на самом деле гомофоб, а потому отводила глаза, лепетала какую-то ерунду в ответ на расспросы или отмалчивалась.

«Я не совершила ничего предосудительного!»

Словно очнувшись, Афия взглянула на часы.

«Я могу себя поздравить, теперь мое опоздание увеличилось еще на пять минут».

Афия со вздохом взялась за ручку двери подъезда, но она распахнулась, толкая девушку назад.

Джейк, выходивший наружу, едва успел подхватить Афию под мышки и покачал головой.

— Мне казалось, что сотовый телефон человеку нужен для того, чтобы предупреждать начальство об опоздании, — проворчал он вместо приветствия. — Почему ты заставляешь меня беспокоиться?

Афия смущенно поникла головой.

— Прошу прощения. Но ведь у тебя есть мой номер. Если ты волновался, мог бы позвонить сам.

«Неужели он действительно беспокоился за меня?»

— Афия, я пытался звонить, но у тебя выключен аппарат. — Джейк вложил ей в ладонь ключ от конторы и направился к машине. — Я скоро вернусь.

Афия торопливо засеменила вслед за боссом.

— А куда ты едешь? В чем дело? Что случилось? — Тут она вспомнила о Джони. — Ты к сестре? Она в порядке?

— Помолчи хоть немного, — поморщился Джейк, отпирая машину. — Джони прекрасно себя чувствует. Отправляйся в офис и ищи информацию по каждой из танцовщиц казино. — Он уселся за руль и захлопнул дверь.

Значит, спешка как-то связана с Ривелли? Накануне в офис заезжала Анджела. Джейк показал ей найденные накладные ногти, и она, побледнев, сообщила, что никогда не носила типсов. Судя по яркой, праздничной раскраске ногтей и многочисленным стразам на кончиках, типсы могли принадлежать кому-то из танцовщиц казино, главной целью которых было эпатировать публику и блистать. Афия расспросила Жан-Пьера насчет танцовщиц, и он признал, что многие девушки из подтанцовки используют типсы.

Девушка торопливо обежала машину и шлепнулась на пассажирское сиденье рядом с Джейком.

— Я уже собрала достаточно информации из собственных источников, — зачастила она. — Я знаю имена и возраст всех танцовщиц, а также стаж их работы и внешние данные. Вчера вечером…

— Убирайся из моей машины, Афия, — мрачно сказал Джейк.

— Нет.

Похоже, дело было связано вовсе не с Ривелли. В противном случае Джейк выслушал бы сведения Афии и взял ее с собой.

Она закинула пакет с испорченными вещами на заднее сиденье, пристегнула ремень безопасности и устроилась по удобнее, всем видом показывая, что намерена ехать с Джейком.

— Афии, давай обсудим все, когда я вернусь, — попросил Джейк устало.

— Хорошо. — Она заперла изнутри дверь. — А куда мы сейчас?

Ноздри Джейка угрожающе раздулись.

— Нет никаких «мы»! Еду только я. Клиенту нужна помощь. Так что вылезай из машины, и побыстрее. У меня совсем нет времени на глупости.

— Если у тебя нет времени, то дави на газ. — И Афия сложила на груди руки.

Джейк застонал.

— Да чего ты ко мне прилипла, колючка!

Афия улыбнулась, понимая, что победила.

— А кто клиент?

— Миссис Нэнси Эш. — Джейк круто развернул машину, отчего Афия едва не стукнулась головой о боковое стекло, и рванул с места, направляясь на юг.

— А кто эта Нэнси Эш? Только не надо ходить по кругу, отвечая, что Эш — твоя клиентка. Я тебя придушу, — пообещала Афия. Джейк мрачно хмыкнул. — А что ты хмыкаешь? У тебя заняты руки, так что я вполне смогу исполнить угрозу.

Джейк не только не улыбнулся, но даже не ухмыльнулся. Раз он так серьезен, дело дрянь.

— Что случилось с миссис Эш? — попробовала Афия зайти с другого конца. — Она в беде?

— Пока нет.

Афию такой ответ еще больше обеспокоил. Когда же Джейк бессознательно коснулся пистолета под рубахой, беспокойство перешло все границы.

— Может, позвонить в полицию? — робко спросила она.

— Клиентка не желает привлекать полицию. Именно затем она мне и позвонила. Ей не нужна огласка.

Джейк притормозил на красный, быстро оглядел перекресток и рванул вперед раньше, чем переключился светофор. Афия вжалась в сиденье.

— На Марти висит условный срок, — объяснил Джейк. — Если полиция поймает его на горячем, то быстро упечет его в тюрьму. Миссис Эш этого не хочет.

— Но если на этом Марти висит условный срок, если он действительно опасен для миссис Эш, может, тюрьма — это наилучший выход?

— Может, и так. — Шины жалобно взвизгнули, когда Джейк швырнул машину в узкий поворот, почти не сбрасывая скорость. — Когда Марти Эш набирается под завязку, то превращается в редкого ублюдка, поэтому жена недавно выгнала его из дому. Однако ей все еще жалко супруга и оттого она не хочет привлекать полицию. К тому же Марти может оказаться весьма мстительным парнем. Что, если, выйдя из тюрьмы, он решит поквитаться с бывшей женой, бросившей его за решетку? Большинство бывших уголовников винит в своих бедах семью.

Афия покусала губу.

— Значит, Марти — это муж Нэнси Эш?

— К сожалению.

Афия вспомнила одно из дел, в которые залезла, прибираясь в кабинете. Насилие в семье. Разбитая губа, сломанная рука, многочисленные шрамы.

— Значит, сейчас Марти пытается напасть на жену?

— Да, молотится в заднюю дверь. Угрожает расправой, если жена не позволит ему вернуться. К счастью, дверь крепкая, но миссис Эш ужасно боится пьяного супруга. Что, если он вспомнит об окнах?

Афия содрогнулась.

— А чего она хочет от тебя?

Джейк вдавил педаль газа в пол и усмехнулся:

— Чтобы я напугал его до полусмерти.

Афия кивнула, не представляя, что это значит. По телу ползли мурашки. Кто знает, на что способен пьяный дебошир и как он воспримет появление Джейка?

— Если тебе придется стрелять в него, — испуганно сказала она, — стреляй не раздумывая. Я знаю хорошего адвоката.

Тут Джейк наконец рассмеялся. Афия тотчас расслабилась. Смех Джейка означал, что все будет в порядке и он сумеет справиться с пьяным Марти Эшем.

Но кто знает, что может произойти?

Повинуясь какому-то шестому чувству, Афия торопливо сняла с руки браслет с амулетами и сунула его в карман рубахи Джейка.

— На удачу, — пояснила она.

Девушка ожидала, что он закатит глаза и велит забрать безделушку. Однако Джейк ничего подобного не сделал. Вместо этого он взял ее руку и поцеловал ладонь.

— Спасибо, детка.

Глава 13

Джейк обогнул дом как раз в тот момент, когда задняя дверь все же не выдержала. Он слышал, как с треском вылетел замок, как вскрикнула женщина и взревел от бешенства ее пьяный супруг. Не раздумывая, Джейк бросился на здоровяка и сшиб с ног. Они скатились с крыльца во двор, и детектив пребольно ударился головой о ступеньку.

Марти пришел в себя первым. Он вскочил, неожиданно выхватил из кармана небольшой пистолет и наставил его на лежащего Джейка.

Что случилось позже? Как это объяснить? Случайность или чудо?

Большой черный кот свалился с яблони прямо на плечи Марти, впившись в руку когтями. Пьяный взревел и нажал на курок. Пуля, предназначавшаяся Джейку, ушла в сторону.

Детективу хватило этой временной передышки, чтобы повалить Марти и обезвредить на глазах бледной Нэнси Эш, выглядывавшей из-за двери. Губа у нее была рассечена.

И когда ублюдок успел?

Черный кот исчез самым таинственным образом, причем, как выяснилось, он не принадлежал ни одному из соседей.

Так случайность или чудо?

Джейк побарабанил пальцами по столу, разглядывая браслет Афии. Больше всего его интересовал крохотный талисман в виде кошки, покрытой черным лаком.

Вздохнув, Джейк набрал в поисковике «приметы и верования» и нажал «ввод». От сегодняшнего происшествия нельзя было просто отмахнуться.

Марти Эш, пьяный придурок, получил по заслугам. Джейк сосчитал все зубы в его рту, прежде чем приехала полиция. Теперь парню светит долгий срок за незаконное хранение оружия, нападение на жену, нарушение распоряжения суда и попытку убийства частного детектива Лидса. Судя по всему, Марти выйдет еще очень не скоро, так что Нэнси могла быть спокойна.

Поисковая система выдала множество документов, в том числе предложения различных аферистов, гадалок и экстрасенсов, которым Джейк никогда не верил. Он немного сузил границы поиска, допечатав к ключевым словам еще и сочетание «черный кот».

Оказалось, что в различных культурах люди по-разному относились к черным кошкам. На Востоке черный кот символизировал болезни и бедность, тогда как шотландцы чтили это животное и считали, что его появление на пороге дома приносит удачу и семейный уют. В Европе и Северной Америке черный кот считался недобрым знаком, зато афроамериканцы поклонялись ему как приносящему спокойствие, равновесие и возвращавшему утраченную любовь и деньги.

Однако чаще всего черный кот упоминался в связи с неудачей или удачей, словно существовали добрый и злой черные коты.

«Если черный кот перешел тебе дорогу, жди беды».

«Если черный кот направляется к тебе, повезет».

Черт-те что!

Впрочем, этот дуализм сработал и в случае Джейка. Марти Эшу он принес беду, тогда как самому детективу и его клиентке очень повезло.

Джейк разглядывал браслет, пытаясь отделить правду от вымысла. Сидящий в нем реалист пытался осмеять глупые поверья, но у Джейка был слишком сильный аргумент против подобной узколобости. Сегодняшний черный кот.

Магический браслет, подарок отца. Отца, сказавшего, что Афии потребуется вся удача мира — вовсе не потому, что он верил в пятницу тринадцатое и прочую чепуху. Похоже, судья имел в виду, что Афии придется долго и упорно сражаться с авторитетной и немного безумной матерью.

Интересно, что нашел умный, благородный мужчина вроде судьи Брэдли Сент-Джона в истеричной женщине, каковой является Гизелла?

Джейк набрал в поисковике «пятница тринадцатое фобия» и был удивлен, узнав, что миллионы людей по всему миру боятся этой таинственной даты, предпочитая в день «икс» отсидеться дома. Значит, у Гизеллы полно единомышленников. Впрочем, а что можно сказать о судье Брэдли, суровом реалисте, который неожиданно дарит дочери совершенно иррациональный подарок?

Поскольку Джейк придерживался мнения, что дети — продукт родительского воспитания, он понимал, откуда в Афии эта вера в сверхъестественное.

«Если бы я сам рос в подобной семье, каким бы я стал? Быть может, прямо сейчас в моем кармане лежал бы не пистолет, а счастливый четвертак. Какая разница, во что именно человек верит: в кроличью лапку, которую надо носить при себе, в Бога или в силы природы? Кто я такой, чтобы осуждать Афию Сент-Джон?»

Когда девушка сунула ему в карман свой браслет, Джейк почувствовал признательность за заботу и был немало позабавлен — не более того. Он был уверен, что лучшей защитой против пьяного придурка являются его пистолет и навыки борьбы, полученные еще в полицейской академии. Но когда на Марти свалился черный кот, избавивший Джейка от пули, он приготовился несколько расширить круг своих верований.

— Я поговорила с Нэнси.

Джейк оторвал взгляд от монитора и увидел, что самая желанная женщина на свете стоит в дверях его офиса. Вид у нее все еще был взволнованный, глаза смотрели на Джейка с восторгом, словно пару часов назад он не просто счастливо избежал пули, а вернулся невредимым из царства Аида.

— Она поразмыслила и решила последовать моему совету. На следующей неделе миссис Эш едет в Центр защиты женщин Атлантик-Сити. Это такое облегчение для меня.

— Признаться, для меня тоже, — удивленно сказал Джейк, не понимая, как Афии удалось убедить Нэнси обратиться за помощью к профессионалам. Пока он вместе с приехавшими полицейскими заполнял необходимые документы, она успела поговорить с хозяйкой дома и, похоже, немало преуспела. — Я уже полгода твержу Нэнси, что ей необходимо обратиться в психологический центр, но она меня не слушала. — Джейк подался в кресле вперед. — А откуда тебе известно о подобных заведениях, Афия?

У Джейка появилось подозрение, что его помощница обращалась в центр за помощью. К примеру, после избиения.

Вдруг и вовсе не существует никакого мальчика Билли и глаз Афии подбил…

— Я много лет состояла в благотворительном фонде, который занимается помощью различным клиникам реабилитации, исследовательским центрам, больницам и центрам помощи разным социальным группам, — краснея, призналась Афия. — Поэтому я знакома с принципом действия большинства из них. Мне… стыдно признаться, но сама я никогда не была ни в одном из этих центров, кроме «Си серпент». Я обещала Нэнси, что поеду с ней для поддержки. Может, в этом случае она отнесется к делу всерьез. — Девушка глянула на Джейка из-под ресниц. — Я предпочитаю помогать людям, а не стоять в сторонке. Хотя до недавнего времени я думала только о себе.

— Ты состояла в благотворительном фонде, ты делала пожертвования, занималась с детьми — и это ты называешь «думать только о себе»? — удивился Джейк.

— Состоять в фонде — не то же самое, что помогать людям лично.

Джейк в очередной раз окинул взглядом ее футболку с Микки-Маусом, на которой было написано «Спаситель дня», и покачал головой.

Этим утром, едва услышав выстрел, Афия примчалась на помощь. К тому моменту кот уже убежал, а Джейку удалось обезоружить Марти. Сначала он хотел накричать на девушку за то, что она не осталась в машине и подвергла себя опасности, но передумал и просто велел вызвать копов. Но все могло обернуться не так удачно. Если бы Марти взял над ним верх, если бы он вошел в раж, ему бы ничего не стоило пустить пулю в незнакомую девушку, вторгшуюся на его территорию.

— Помогать людям не всегда приятно. И зачастую у этого занятия нет отдачи. Порой, помогая посторонним, растрачиваешь часть себя, разочаровываешься в людях. А иногда это бывает просто опасно.

— Но ведь тебя это не останавливает, — хмыкнула Афия, уперев руки в бока. — Ведь не упади на Марти кот, ты бы уже был мертв или смертельно ранен… — Ее голос прервался, и она опустила глаза, разглядывая свои кроссовки.

— Ничего бы со мной не случилось, — заявил Джейк с уверенностью, которой не чувствовал.

«Скорее всего пьянчуга пристрелил бы меня на месте».

Джейк мысленно выругался, надеясь, что у Марти не только горят уши, но и приключилась ужасающая изжога.

Афия подняла глаза и теперь смотрела на Джейка, не в силах отвести глаз. Мысль о том, что он мог сегодня погибнуть, но остался жив благодаря ее браслету, наполняла ее безудержной радостью, в то время как коленки до сих пор тряслись от ужаса. Джейк стал очень дорог ей, особенно когда удалось заглянуть в его душу. Пускай за годы работы детективом он нарастил крепкий панцирь, сердце его тянулось к тем, кто нуждался в защите.

Джейк тоже никак не мог отвести от Афии взгляда. Он думал, какая она трогательная и доверчивая, какое благородство живет в ней наряду со страхом потерять поддержку и одобрение посторонних людей. Она совершенно не умела сражаться с превратностями жестокого мира, от которого ее защищали только деньги и сильные покровители.

Что, если деньги Афии так и не найдутся? Если Генри Глик исчез навеки? Сколько времени она протянет, пока чужая жестокость и холодность не сломают ее?

Неприятности ходили за Афией по пятам, словно преданный пес. Конечно, можно считать все беды, что приключались с ней год за годом, просто чередой случайностей. И объяснять неудачливость недостатком веры в себя, а не следствием проклятия, но это не меняло картины. Если Афия будет по-прежнему считать себя неудачницей, фортуна будет раз за разом подкидывать ей новые проблемы.

Когда-то Джони сказала брату, что ему не удастся спасти весь мир. Возможно, весь мир спасать и ни к чему? Достаточно протянуть руку тем, кто рядом?

«У меня есть еще одна неделя. Одна неделя, чтобы заставить Афию поверить в себя. Если она научится доверять своим инстинктам, она сможет изменить свою жизнь».

Нужно освободить ее от власти авторитарной мамаши. Как только эта женщина вернется с Таити, она примется давить на знакомые кнопки, убивая в Афии проклюнувшуюся веру в себя. Все вернется на круги своя, и девушка станет еще более зависимой и несчастной.

Возможно, судья Сент-Джон был не так уж далек от истины. Возможно, Афии действительно требуется вся удача мира.

Джейк взял со стола браслет и встал.

— Ты отлично держалась сегодня, — заметил он, понимая, что каждая подобная фраза вселяет в Афию веру в себя. Он потому и начал обучать девушку новой науке, что это могло сослужить ей позднее неплохую службу. — Я был удивлен твоему спокойствию.

Афия протянула руку за браслетом.

— Держалась я, может, и неплохо, но спокойствия не было и в помине. Хотя я и стараюсь держать эмоции в узде. Обычно, — добавила она тише.

— Забавно, — сказал Джейк, застегивая крошечную серебряную застежку. — Я тоже стараюсь держать эмоции в узде. — Прикосновение к тонкому запястью было подобно взрыву бомбы. — Обычно, — хрипло добавил Джейк.

Конечно, он совершил ошибку, когда привлек Афию к себе. Не стоило открывать ей объятия и вплетать пальцы в волосы, но тело не слушалось доводов разума. Девушка трогательно прижалась щекой к его плечу, нежность и страсть скрутились в голове Джейка в один клубок, ослепляя и лишая воли.

Афия поднялась на цыпочки, заглядывая Джейку в глаза. Ее губы приоткрылись, ожидая, требуя ласк, зрачки расширились. Позабыв о своих благих намерениях, Джейк с низким стоном схватил ее лицо руками и принялся целовать. Он уже чувствовал, что желание вот-вот захватит его целиком, но волна безумия опала, оставляя только нежность и желание защищать. Поцелуй стал осторожным, ласкающим.

Ощущение было ново и неожиданно испугало Джейка. В голове его взвыла сирена.

«Осторожно, я должен немедленно остановиться!»

Он разжал пальцы (о, как это было мучительно!) и отступил на шаг, не отрывая взгляда от лица Афии. В ее глазах стояли слезы, а лицо… Джейк мог поклясться, что видит перед собой лицо влюбленной женщины.

На мгновение лицо Афии исказилось мукой, а затем стало непроницаемым. Она насмешливо улыбнулась и произнесла то, от чего у Джейка защемило сердце:

— Ты прав. Между нами ничего не будет.

Розы. Две дюжины желтых роз на длинных ножках, предусмотрительно вставленных в голубую вазу из тонкого стекла. Анджела дала доставщику на чай, закрыла дверь, пробежала глазами карточку и изо всех сил запустила вазу в стену. Стекло жалобно звякнуло, ломаясь на сотни кусочков. Розы рассыпались по полу.

Он же обещал!

Тони клялся, что придет вовремя, чтобы попасть на вечеринку к будущему тестю. Он сказал, что найдет окно в своем плотном расписании. Он знал, как важно показаться на вечеринке!

Или не знал?

Может, ей стоило не просто намекать, а сказать прямым текстом? Нельзя испытывать терпение столь властного и опасного человека, как Винсент Фальконе!

«Разве Тони не понимает, что творит? Как он мог поставить под вопрос наше общее будущее, отказываясь прийти на вечеринку к моего отцу?»

Энтони Ривелли — умный, сообразительный мужчина. Он читает газеты и потому всегда в курсе происходящего в городе. Неужели он не понимает, что нельзя отказывать боссу мафии? Или он думает, что в газетах пишут про какого-то другого Винни Фальконе?

Анджела упала на диван и уставилась на розы, усыпанные стеклом. Неужели ее хрупкая личная жизнь расколется точно так же, как эта голубая ваза?

Она сложила трясущиеся руки на коленях, пытаясь понять причину поступка жениха.

Может, он просто глуп? Глуп, чтобы сложить два и два, или глуп, чтобы по-настоящему бояться Винсента Фальконе?

Не может быть, чтобы Энтони был настолько наивен. Он много работал и многого в жизни добился. Его нельзя было обвинить в глупости, нет!

Анджела обняла себя за плечи, стараясь унять дрожь. Ее жених был нежным любовником и заботливым человеком. Он обращался с ней как с драгоценностью и был первым мужчиной, который начал встречаться с Анджелой не затем, чтобы сблизиться с ее всемогущим отцом. Она была даже готова терпеть его измены, изнывать и мучиться, лишь бы об этом не узнал Винни Фальконе.

Смахнув слезы, Анджела снова взглянула на карточку.

«Прости, милая. Данкирк сегодня оставляет меня в казино за главного, так как сам должен отлучиться по делу. Передай мои извинения отцу. Позже позвоню. Люблю тебя. Твой Тони».

Так по-деловому, словно речь шла о рядовой отлучке, а не о поступке, который поставит их отношения под удар.

Неужели Энтони так слеп, что предпочитает слушаться начальника, а не Винсента Фальконе?

А что, если Тони остается в казино совсем подругой причине?

Эта пронзительная мысль заставила сердце Анджелы сжаться от ревности и недоверия. Из глаз потекли злые беспомощные слезы. Как она сможет поехать на прием, общаться с гостями и улыбаться, думая о том, что жених проводит время с любовницей? Конечно, ради Тони она готова была врать отцу, но мысль о том, что ее предал любимый человек, была невыносима.

Анджела встала с дивана. Ноги тряслись. Пройдя к бару, она налила себе двойной мартини и залпом осушила бокал. Взяв в руки сотовый, она набрала ставший знакомым номер. Существовал единственный способ узнать, чем будет заниматься Тони в казино.

— С чего ты взяла, что между нами ничего не будет?

Афия отшатнулась от Джейка, но он крепко держал ее за плечи. Возможно, если бы не это, у нее подогнулись бы колени. Она стала ругать себя. Надо же, поддалась минутной слабости.

«Между нами ничего не будет?» А могло ли что-то быть? И что именно? Роман? Бурный секс? Долгие разговоры о погоде, предстоящем ремонте и совместных детях?

Дети от Джейка…

Мысль эта змеей вползла Афии в сердце и теперь грызла, что было сил. Это была настоящая пытка. Афия всегда хотела детей и не раз пыталась убедить своих мужей сделать попытку, но никогда прежде мысль о детях не казалась ей такой сладкой.

Дети от Джейка.

— Ты сам сказал это несколько дней назад. Я просто повторила твои слова. — Афия быстро стерла случайную слезу и мрачно посмотрела на Джейка. — Я очень хорошо помню, какой убедительный у тебя был тон.

Джейку нравилось, как движутся ее губы, когда она говорит. Он медленно улыбнулся.

— Должен признать, я далеко не всегда и не во всем прав. Не стоит все принимать на веру, Афия.

Затем совершенно нелогично Джейк отпустил ее плечи и направился к двери. Афия облегченно вздохнула, но радоваться было рано.

Джейк просто запер дверь и теперь направлялся к ней. Девушка сделала шаг назад, затем другой. Сердце гулко забилось, словно хотело сломать клетку из ребер. Афии показалось, что весь мир наполнился тяжелым, частым стуком. Этот стук заглушил все прочие звуки.

Джейк подступал до тех пор, пока Афия не уперлась задом в стол.

— Может, не нужно бороться с этим чувством? Стоит попробовать, как далеко нас заведет наш роман?

— Роман? Тебе нужен роман? — хрипло спросила девушка.

До этого момента она не думала о романе. Она хотела соблазнить Джейка. Раз или два. Но роман? Она не была готова к чему-то большему. К тому, что требовало эмоциональной привязанности. Все мужчины, с которыми она была близка и которые были ей дороги, погибли. Исключение — Руди…

Афия впервые задумалась о том, мудро ли поступила, переехав в квартиру друга. Не подставила ли она тем самым его под удар?

«А сегодняшнее происшествие? Если бы я не догадалась отдать Джейку браслет, он мог погибнуть. Нет, определенно я приношу мужчинам неудачу».

— Чего ты боишься? — вкрадчиво спросил Джейк.

— Что? — Афия почувствовала, как его руки скользнули ей за спину. Через мгновение она уже сидела на столе, а Джейк прижимался к ней, раздвинув ее ноги.

— Может, тебя смущает разница в нашем социальном положении? — Руки залезли под маечку и нащупали застежку бюстгальтера.

Афия задышала чаще, с трудом понимая, о чем он говорит. Неужели он собирается сделать это прямо здесь, на столе?

— Ты… забыл, — прошептала она невнятно. — У меня больше нет ни цента.

— Но у тебя богатые друзья, — возразил Джейк, придвигаясь еще ближе.

— Вовсе нет.

«Мои настоящие друзья не богаче тебя, Джейк… О Боже, он расстегнул мне лифчик!»

Девушка ахнула и попыталась отклониться назад, однако Джейк ей этого не позволил. Краем глаза она заметила, что его рука скидывает со стола на пол бумаги.

Зачем он это делает?

В ответ на этот вопрос в голове возникло сразу несколько непристойных образов.

— Твоя мать богата.

— Да, безумно богата. Благодаря мужу, не более того, — откликнулась Афия, часто дыша.

— А-а… благодаря мужу! — сказал Джейк ей на ухо. От его горячего дыхания по шее прошла волна мурашек. — Вот видишь, он сказочно богат в отличие от меня. Рядом с ним я посредственность.

— Да. — Афия закрыла глаза, когда его зубы ласково прикусили мочку ее уха. Ощущение было волшебным. — Обычный детектив, средний класс… — Афия совершенно не думала о Джейке так, но противиться этой игре было выше ее сил.

— Твоя мать сразу возненавидела бы меня, — шепнул Джейк, опуская Афию ниже, пока ее спина не коснулась столешницы.

Она кивнула и застонала, когда Джейк приподнял ее маечку и начал осторожно целовать голый живот.

— Моя мать выставила бы тебя вон и запретила мне с тобой видеться.

— А ты что, всегда следуешь совету матери? — спросил Джейк, поднимая майку выше.

Всегда.

— Как правило. Ах! — Она выгнулась, когда пальцы Джейка приподняли лифчик и коснулись обнаженной груди. Соски напряглись в ответ, дыхание стало совсем сбивчивым.

Афия чувствовала член Джейка, прижавшийся между ее ног. Она обвила его бедра ногами, желая ускорить развязку.

«Сделай же это!»

Ее начало трясти от возбуждения.

«Сделай это! Сними с меня брюки и трусики, можешь разорвать их, чтобы не тратить напрасно времени. Сделай это! Еще немного, и я забьюсь в конвульсиях от нереализованного желания».

Никогда прежде ей не случалось заниматься сексом на столе. Только в постели.

— И это так консервативно… — Афия не заметила, что говорит вслух.

— О чем ты? Консервативно прислушиваться к советам матери?

Девушка прикусила язык. Не время для личных признаний.

— В общем, да. Но мама всегда дает толковые советы. — Она застонала, когда ладонь Джейка сжала ее левую грудь. — Она беспокоится обо мне и находит верное решение для моих проблем.

Джейк усмехнулся. Сейчас ему было плевать на то, как часто Афия прислушивалась к советам матери. Он видел, что она готова переступить все запреты, хотя и не торопил ее.

Улыбнувшись, Джейк приподнял ягодицы девушки, теснее прижавшись к ней.

— Ты готова нарушить один из запретов?

«Нарушить один из запретов? Да я готова нарушить сразу десяток, когда ты смотришь на меня так настойчиво, проклятый искуситель!»

Афия только застонала, подумав о том, как часто в последнее время поступала вразрез всем своим убеждениям.

— Да, Джейк…

Резкий, пронзительный звук вырвал ее из объятий желания.

Звонок телефона. Аппарат надрывался прямо возле ее головы, вгрызаясь в уши отвратительным звуком.

Как не вовремя!

— Автоответчик включен, — усмехнулся Джейк.

— А если это Нэнси? — забеспокоилась Афия. — Она была так расстроена. Вдруг ей нужна моя поддержка?

Она сорвала трубку прежде, чем Джейк успел поймать ее руку.

— Детективное агентство Джейка Лидса, — каким-то скрипучим голосом произнесла девушка. — Я вас слушаю… кто? — В трубке раздался голос Анджелы, и Афия закатила глаза. Ей определенно не нравилась клиентка босса. — Одну минуту, я сейчас вас соединю.

Она взглянула на Джейка, который успел убрать руку с ее груди и выглядел раздосадованным. Он явно был не рад помехе, но дело, продвигавшееся так медленно, нуждалось в новых фактах.

Детектив взял протянутую трубку и нахмурился. Афия виновато улыбнулась, осторожно выбралась из-под его мощного тела и одновременно слезла со стола.

— Добрый день, Анджела, — хрипло сказал Джейк. Было заметно, что в этот момент он не выносит звонившую женщину даже больше, чем Афия. — Да-да, я пытаюсь сузить круг подозреваемых… речь о тех самых танцовщицах из казино… пока ничего… угу… хм-м…

Джейк выпрямился и взъерошил волосы рукой. Афия одернула майку, недоумевая, откуда взялось в ней недавнее безрассудство. Если бы не неожиданный звонок клиентки, должно быть, она сейчас кричала бы от наслаждения, наплевав на голос разума.

Девушка быстро застегнула лифчик и попыталась отойти от стола, но Джейк поймал ее за руку и притянул к себе. Его ладонь снова забралась под майку Афии, словно Джейк хотел показать, что между ними еще не все сказано.

— Я понял, ежегодное шоу… — Детектив включил громкую связь, чтобы Афия могла слышать диалог. — И что вы предлагаете?

— В этом году летний гала-концерт спонсируется казино «Карневале» и потому будет проходить в одном из его залов. Тони только что сообщил мне, что его назначили ответственным за это событие и что он задержится допоздна.

Джейк прижал Афию к себе еще крепче. Она стиснула зубы, чтобы не охнуть. Анджела могла услышать все, что происходит в офисе.

— В общем, — продолжала клиентка взволнованным голосом, — я хочу, чтобы вы отправились в казино и поглядели, с кем будет общаться мой жених. А если его не окажется на самом концерте, найдите его и…

— Сделать фотографии объекта, — закончил Джейк.

— Правда, я не знаю, как вам удастся попасть на концерт. Я пыталась купить вам билет, но они давно распроданы. Не могу же я просить Тони включить вас в список приглашенных гостей…

Афия беззвучно усмехнулась и показала Джейку большой палец.

Он удивленно поднял брови, но кивнул.

— Я смогу пройти в казино, не беспокойтесь, — сказал он Анджеле.

— Отлично. — В голосе женщины звучало облегчение. — Завтра я вам позвоню. — Офис наполнился короткими гудками.

— Если бы мы не обнаружили в мусоре накладных ногтей, я был бы уверен, что Ривелли чист, — задумчиво сказал Джейк, кладя трубку на рычаг. — Не могу понять, что дает этой женщине уверенность, будто жених ей изменяет. Либо он отлично скрывает правду, либо я плохой детектив.

— Либо он ей верен, — вставила Афия, убирая с талии руку Джейка и делая шагкдвери. — Правда, мой друг уверял меня, будто Ривелли был замечен во флирте.

— Ах да, ты же говорила, что у тебя есть новая информация! Выкладывай.

— Не волнуйся, я не сообщила другу причин своих расспросов. Он не знает, с чего я заинтересовалась Ривелли. — Афия гордо улыбнулась. — Я выспрашивала как бы невзначай, исподволь, как ты меня и учил. Похоже, это удалось.

— Не сомневаюсь. — Джейк ухмыльнулся и смерил Афию взглядом, под которым она затрепетала. — Может, подойдешь поближе и расскажешь мне о своей находке?

Афия покачала головой.

— В этом случае, детектив, мы с вами никогда не перейдем к разговору. Взгляните на свои брюки.

Джейк хмыкнул. Между ног до сих пор выпирал бугорок.

— Ты права. Ладно, рассказывай от двери.

— Информации немного, но иногда важны даже крупицы, как ты меня и учил. Ривелли следит за работой всех отделений казино — за рестораном, баром, игровыми столами, но его главный интерес лежит в другой сфере. Он занимается развлечением гостей. В «Карневале» одно из самых ярких ночных шоу штата. Там выступает группа танцовщиц, те самые «Венецианские девочки», о которых мы слышали от Анджелы. Мой друг говорил, что это очень яркое и красивое шоу.

Джейк прищурился и наклонил голову.

— А у твоего друга есть имя?

Афия не хотела втягивать Жан — Пьера. А если Ривелли попадется и узнает, кто именно его закладывал? Француз может потерять работу и репутацию.

— Ты же не думаешь, что я стану открывать тебе свои источники?

— Как пожелаешь. — Джейк насмешливо фыркнул. — Ты слишком много смотришь телевизор, девочка. Ладно, что дальше? Ривелли организовал супершоу. Это не значит, что он спит с девочками из подтанцовки. Если, конечно, твой друг, который, похоже, работает в казино, не видел чего-то собственными глазами.

— Увы, не видел. Говорят, что Ривелли поддерживает хорошие отношения со всем персоналом, что не делает его виновным. Так вот, вроде бы девочки часто болтают с ним и даже садятся на колени, но это пока ничего не значит.

—Да уж, — осклабился Джейк. — Кто откажется потискать юную барышню? — Афия зарделась румянцем. — Что еще?

Девушка старалась не обращать внимания на то, что под раздевающим взглядом Джейка у нее свербит между ног.

— Именно Ривелли занимался организацией сегодняшнего шоу. И одним из номеров будет выступление танцовщиц казино, «Венецианских девочек».

— Значит, все главные подозреваемые будут в сборе? Девять красоток и Ривелли в одном зале? Хм… — Джейк одобрительно кивнул Афии. — Значит, у нас появился шанс продвинуться в нашем скучном деле. А как мы проберемся в казино? Твой друг поможет?

— Честно говоря, у меня есть два пригласительных билета. Я бываю на гала-концерте каждый год, и меня всегда включают в список почетных гостей. Так что проблем не будет, нужно только заскочить домой, чтобы взять билеты.

Афии был необходим глоток свежего воздуха, чтобы наконец позабыть о том, что она позволяла с собой делать на столе Джейка.

— Хорошо. И не забудь одеться соответствующе, — усмехнулся Джейк, который и сам был не прочь сделать передышку и побыть в одиночестве.

— Я с тобой не пойду, — решительно сказала Афия. Не имея на счете ни цента, она не хотела светиться в толпе тех, кто когда-то был с ней знаком.

— Я не собираюсь крутиться среди разодетых богачей один, — так же решительно сказал Джейк. — Мне там вообще не место, и это сразу будет бросаться в глаза. Мне нужна спутница.

— Так найди себе спутницу! — резко ответила Афия. — Пригласи какую-нибудь знакомую.

— Именно это я и собираюсь сделать. Во сколько за тобой заехать?

Афия испуганно заморгала. Она не знала, что страшнее — встретиться лицом к лицу с бывшими знакомыми или отправиться на свидание с Джейком.

Меж тем Джейк подошел поближе и осторожно поправил ей волосы.

— Давай же, детка, соглашайся. Мне не обойтись без твоей помощи. Ты знакома с этим кругом, знаешь, что нужно делать, чтобы не выглядеть глупо. Я смогу подстроиться под тебя и смешаться с толпой. В нашем деле это необходимо.

Афия неуверенно посмотрела на Джейка. У него был такой серьезный взгляд, суровый подбородок и большой сексуальный рот, что она прикрыла глаза.

Ну почему он не оказался лысым, с маленькими глазками и кривыми зубами? Противостоять ему было бы гораздо проще…

Но Афия знала, что обманывает себя. Привлекательность Джейка не имела ничего общего с внешностью. А его потребность защищать слабых и невиновных делала его просто неотразимым.

— Мы ведь поедем в казино лишь ради дела? — спросила Афия на всякий случай.

Джейк ухмыльнулся:

— По большей части.

Афия вздохнула. Она просто не могла устоять перед сокрушительным обаянием босса — кроме того, он был прав. Она знала людей, посещающих подобные мероприятия, знала, как нужно себя вести. И чего лучше не делать, чтобы не привлечь к себе лишнее внимание.

— Тогда встретимся у казино.

— Нет, я заеду за тобой.

Афия покусала губу. Конечно, Джейк знал, где она живет, потому что отвозил ее домой после той ужасной грозы. Но ей не хотелось, чтобы он заходил в квартиру. Встреча Джейка и Руди была бы совершенно лишней.

«Или я не права? Возможно, если бы Джейк получше узнал Руди, он понял бы, как абсурдна его фобия? Ведь он сам признал, что порой ошибается в суждениях».

— Хорошо, я согласна. Можешь заехать за мной. — Чтобы не передумать, Афия сразу направилась к двери, но на пороге обернулась. — Кстати, на шоу нужно приходить в галстуке. Дресс-код, сам понимаешь. Отличная, кстати, маскировка. Все будут одеты примерно одинаково.

— Афия. — Да?

— Если желаешь продолжить то, что между нами происходило на этом столе, — он подмигнул, — оденься так, чтобы сразить меня наповал.

Глава 14

— Что скажешь?

Руди отложил в сторону книгу и отставил бокал с пивом. Окинув Афию оценивающим взглядом, он одобрительно кивнул. Ему понравилось, как она уложила волосы — в стиле Одри Хэпберн в «Завтраке у Тиффани». Макияж был неброским, н о очень свежим, он делал лицо сияющим, привлекая внимание к глазам.

Но главная проблема, как и говорил Руди раньше, состояла в выборе платья. Афия в очередной раз покрутилась, чтобы ее друг мог составить полное впечатление. Светло-бежевая ткань облегала тело, подчеркивая талию и грудь. Лямочек не было вообще, но от этого платье не делало Афию соблазнительной — скорее элегантной. Прямая длинная юбка достигала щиколоток.

— Очень красиво, милая. Классическое платье для приемов, — сказал Руди.

Афия сникла.

— Одним словом, снова скучное. Руди потер нос, не зная, что добавить.

Где же носит Жан-Пьера, когда так необходима его помощь? Потребовалось бы не более пяти минут, чтобы он подобрал для Афии великолепный наряд, сочетая какие-нибудь совершенно невообразимые вместе вещи (вроде горжетки или тонкого шелкового шарфа с органзой), и платье сразу бы заиграло.

— Дорогая, ты перемерила уже четыре наряда и в каждом выглядела замечательно.

— Классические платья для приемов, — вздохнула Афия. — Все не то! Да ты и сам ни разу не сказал, что я выгляжу потрясающе. Красиво, мило, неплохо — вот твои слова.

На сей раз Руди почесал бровь.

— Я чего-то не понимаю? Что именно ты хочешь услышать?

— Мне нужно выглядеть на все сто…

— Что это значит?

— Ну… сексуально. Неужели трудно было сразу понять?

— Погоди! — озадаченно воскликнул Руди. — Значит, ты наряжаешься так тщательно вовсе не для того, чтобы утереть нос своим знакомым? Ты хочешь впечатлить Джейка?

Афия виновато кивнула.

— Но ты же сказала, что это чисто деловое свидание.

— Ну, по большому счету так оно и есть.

— Ага! — Теперь Руди потер подбородок уже более оживленно. — Так ты все же решилась завести с ним интрижку?

— Э… да. Я подумала, что поторопилась дать задний ход. Оказалось, что противостоять его обаянию не так просто. Он… классный. — Девушка отвела взгляд. — В основном.

— В основном?

Афия повернулась спиной и принялась развешивать на плечики три платья, которые мерила раньше.

— У каждого свои недостатки, — буркнула она.

— Разумеется, дорогая. — Руди внимательно смотрел на Афию. Судя по всему, ее босс обладал каким-то особым недостатком, и по этой причине она передумала с ним спать.

Руди вспомнил тот день, когда заехал за подругой на мотоцикле. Тогда его позабавил мрачный вид Джейка. Детектива явно интересовало, кто он такой, но было ли это просто данью любопытству? Или то была ревность?

— Я ему не нравлюсь? — спросил Руди осторожно. Девушка вздохнула, но ответила не сразу.

— Он совсем тебя не знает! — выпалила она. — Если бы вы познакомились поближе, Джейк понял бы, что ошибается.

Так вот в чем дело! Вот почему Афия была так молчалива и уходила от разговоров, едва речь заходила о Джейке.

По большому счету Руди было плевать на то, что думает о нем детектив, но мнение Афии много для него значило. Он сделал глоток пива, буравя спину девушки взглядом.

— Он ревнует?

— Что?

— Его тянет к тебе, а ты живешь с двумя мужчинами.

— Он не знает о Жан-Пьере.

— А он знает, что я гей?

Афия кивнула.


Кое-что проясняется.

— Это ты ему рассказала?

— Нет. Он и сам хорошо разбирается в людях. Афия обернулась. На лице Руди читалось сомнение.

— Ты считаешь, что ему хватило двух минут, чтобы понять, что я голубой? Не забывай, что большинство твоих знакомых даже не подозревают об этом, хотя мы часто пересекаемся. Я не ношу розовых носочков и не всхлипываю, когда кто-то целуется в парке.

Афия задумалась. Руди действительно совершенно не походил на гея, какими их представляли сторонние наблюдатели.

— Но Джейк очень проницательный…

Теперь в ее голосе явственно звучало сомнение. Ей было невыносимо думать, что Джейк гомофоб, и потому хотелось верить в то, что произошло недоразумение.

— Он что, напрямик сказал, что не выносит гомосексуалистов?

— Ну, не напрямик…

— Значит, ты могла ошибиться.

— Боюсь, это маловероятно.

Руди подошел поближе и похлопал Афию по плечу.

— Но возможно, правда?

Афия подняла на него глаза, полные надежды.

— Мои сомнения истолковывались не только этим, Руди. Вдруг мы с Джейком увлечемся друг другом и начнем всерьез встречаться? Ты же знаешь, что я приношу мужчинам беды. Мне страшно подумать, что с ним случится очередной… несчастный случай. Я могу навлечь на его голову неприятности… — Афия вздрогнула. — Сегодня его едва не застрелили! А что, если вечером ему на голову упадет стотонная люстра казино «Карневале»? С моей удачей…

— Афия, — мягко оборвал ее Руди, — когда приходит черная полоса, лучше быть оптимистом, чем пессимистом. В первом случае ты можешь обмануть судьбу, а во втором притянешь на себя еще большие неприятности.

— Что, очередной совет из книги по психологии?

— Нет, лично от меня. — Руди обвел взглядом комнату. — Послушай, а где то золотистое платье, которое ты так ни разу и не надела, потому что перед каким-то выходом залила вермутом? Его почистили?

Афия ахнула.

— Точно!

— Если хочешь выглядеть сексуально, надень его.

Они принялись перекладывать с места на место вешалки. Наконец Афия радостно взвизгнула.

— Вот же оно! — Она бросилась в ванную, чтобы переодеться.

Руди вздохнул с облегчением. Разговор с Афией его изрядно вымотал. Он не привык тянуть правду клещами, но на этот раз без этого не обошлось.

Он подумал о Жан-Пьере.

У бедняги трудная работа. Каждый день общаться с истеричными дивами казино, успокаивать, убеждать, выполнять капризы…

Именно сегодня француз должен был помогать танцовщицам из труппы «Венецианские девочки». Он рассказывал, что порой творческие люди невыносимы. Они скулят и ноют, постоянно чем-то недовольны и дают совершенно невыносимые указания.

«А я не могу справиться с одной Афией! Растяпа! Необходимо поднять ей настроение, чего бы это ни стоило. Даже если платье будет сидеть на ней не лучшим образом, придется восхищенно закатить глаза, а еще лучше — рухнуть в обморок от избытка чувств».

Руди усмехнулся.

— Руди!

— Что еще? — Он прошлепал босиком к ванной и прижал ухо к двери. — Ты что-то забыла?

— Мне придется немного изменить макияж. Как бы не опоздать! Вдруг Джейк приедет за мной, а я все еще подкрашиваюсь?

— Не волнуйся, дорогая. — Руди улыбнулся, подумав, что этот вариант будет ему на руку. — Если твой друг появится раньше времени, я займу его разговором. Он будет в восторге.

«Я приложу для этого все усилия».

Джейк рассеянно взглянул на усыпанное звездами небо и затянулся сигаретой. Ему был необходим глоток спокойствия, и он искал его в никотине.

Джейк постучал в дверь, стиснув зубы.

«Кажется, Афия была не против, чтобы я забрал ее из дома ее любовника?»

Конечно, Джейк не был уверен на сто процентов, что Афия спит с красавцем Гэллоу, но вариант был очень возможен. Девушка была не против заняться сексом с Джейком, но это не означало того, что она не спит и со своим шофером.

«Неужели она хочет крутить роман с обоими? Это как-то не вяжется с ее обликом… Но как я могу быть уверен в обратном?»

У Джейка заныло между ног: он вспомнил, как Афия обвила его бедра ногами, лежа на письменном столе. Она стонала, когда он касался ее кожи, кусала губы и ждала продолжения. Единственное, что пугало Джейка, — это взгляд Афии. Она смотрела, словно была в него влюблена — или вот-вот готова влюбиться.

«Что делать, если страстный секс повлечет за собой более серьезные отношения? Разве у нас с Афией есть будущее? Если она получит обратно потерянное состояние, то деньги разделят нас, словно каменная стена. А если Афия узнает, кто нанял меня в качестве личной няньки, она ни за что не простит мне подобный обман».

Джейк снова затянулся, пытаясь избавиться от липкого чувства вины. Если бы у него хватило силы воли, чтобы противостоять влечению, он никогда не пошел бы на риск. А он? Прямо предложил Афии завести роман. И хотя девушка поначалу сомневалась, ее глаза давно выдали правду.

Джейк изводился сомнениями. Он не мог думать о будущем, о предстоящих родах и материнстве сестры, о делах и финансах. Все его мысли крутились только вокруг Афии. Он жил сегодняшним днем, не в силах разорвать порочный круг.

Дверь распахнулась. Появился Руди Гэллоу.

Джейк мысленно подобрался.

— Привет. — Парень кивнул на сигарету Джейка. — Есть лишняя? Я не курю много лет, но на этот раз пара затяжек не повредит.

Джейк молча вытянул из внутреннего кармана смокинга пачку «Уинстона» и дал одну сигарету Руди. Тот прикурил, затянулся и небрежно подтянул спортивные штаны. Мускулы заходили ходуном.

Черт, как же он накачан! Даже когда тянулся за сигаретой, все так и забугрилось!

Джейк мрачно смотрел на Гэллоу.

«Если он вышел, чтобы разобраться по-мужски, я вполне могу схлопотать по роже».

Меж тем Гэллоу придирчиво окинул его взглядом.

— Отличный смокинг, — сказал он, выдув струйку дыма. Джейк кивнул, понимая, что ответный комплимент едва ли требуется.

Не говорить же Гэллоу, что у него отличные домашние портки?

— Ладно, перейдем к делу. Давай покончим с этим, прежде чем Афия заметит мое отсутствие.

Джейк щелчком пальцев отшвырнул окурок. То же самое сделал и Гэллоу.

— Я глянул в окно и заметил тебя у подъезда. Ты давно топчешься?

— Пару минут.

— Волнуешься насчет предстоящего свидания?

Джейк прищурился.

— А ты?

Гэллоу взглянул на Джейка в упор, словно что-то прикидывая. Чем больше мрачнел Джейк, тем больше светлело лицо Руди.

— Кажется, Афия ошиблась. Думаю, ты не знаешь.

Джейк озадаченно ждал продолжения.

— Я гей.

С тем же успехом он мог бы сказать: «Я — очередная реинкарнация Элвиса». Джейк закашлялся. Гэллоу сложил руки на груди и хмыкнул.

— Тебя это беспокоит?

— Нет.

«Беспокоит? Да я счастлив, как ребенок!»

Здоровяк поиграл мускулами и дружелюбно улыбнулся.

— Вот и хорошо. Афия решила, что ты гомофоб.

Джейк удивленно уставился на Гэллоу, затем задумался.

— Тебе не нравится Руди?

— Нет.

— Но ты совсем его не знаешь!

— Я знаю таких, как он, и этого достаточно».

— Вот черт! — выругался Джейк, когда мозаика в голове сложилась в целую картину.

— И кажется, ты знаешь, почему она так решила, — заметил Руди. — Можешь не каяться. Я рад, что Афия ошиблась. Она очень ценит своих друзей, а у нее их так немного. По сути, остались только мы с Жан-Пьером. — Он помолчал, пощипывая щетину. — Да, Жан-Пьер — мой приятель. И он живет здесь. Он гей.

— Зачем ты мне это рассказываешь?

«И почему у такой милой девушки, как Афия, всего двое друзей?»

— Потому что ты ей нравишься, а она никогда не сможет чувствовать себя рядом с тобой спокойно, если будет думать, что ты засранец. Но ты не такой?

— Смотря что ты имеешь в виду, — усмехнулся Джейк. Гэллоу расхохотался.

Джейк покачал головой.

«Да, он действительно не тот, за кого себя выдает. Моя интуиция не обманула меня, но я неверно истолковал ее подсказки. Похоже, Руди очень беспокоится за Афию».

Джейк представил себе, как отреагировал Гэллоу на подарок Афии — лимузин. Возможно, парня смутил столь щедрый подарок и он даже пытался отказаться.

Джейк посмотрел на прикрытую дверь. Руди поселил Афию в своей квартире, узнав, что она осталась без средств к существованию. Что, как не это, характеризует его как верного друга?

— Ты волнуешься за нее, да? — спросил он у Гэллоу.

— Это так. — Руди снова поиграл мускулами. — А ты?

— Она мне небезразлична, — ответил Джейк, ни секунды не сомневаясь.

Руди толкнул дверь и заглянул в квартиру.

— Ладно, нам пора внутрь. Афия еще не вышла, но скоро будет готова. Она не из тех, кто часами простаивает у зеркала. Позволь дать тебе совет. Возможно, тебе не слишком понравится ее платье, но на твоем месте я бы выразил восторг и округлил глаза. Ей хочется сразить тебя наповал.

Джейк усмехнулся.

Он окинул взглядом квартиру. Разномастная, пестрая мебель, яркие пятна картин, цветные, обрамленные в рамы постеры на стенах, огромный музыкальный центр и коллекция CD-дисков. Нежные персиковые обои, простая, но уютная кухня контрастировали с бардаком в гостиной. Коробки с вещами, вешалки, пакеты громоздились в самых неожиданных местах. Джейк впервые подумал о том, как тяжело, наверное, лишиться любимого дома и жить на чемоданах. Афия никогда не жаловалась ему, он ни разу не видел, чтобы на ее лице отразилась тоска по ушедшим временам. Если бы сам Джейк остался без квартиры, без уютной мебели, которую коллекционировал годами, утрата была бы невосполнимой.

Как Афии удается держаться столь спокойно? Или в ее прошлой жизни не было ничего, о чем стоило жалеть?

Каково это — жить в чужой квартире, с двумя единственными близкими людьми, которые никогда не относились к твоему социальному кругу?

Неожиданно Джейку захотелось как можно больше узнать об Афии, расспросить ее о прошлом, узнать, чем она любит заниматься, что ее радует, а что заставляет грустить.

Он кивнул на кипу пестрых тканей, которыми был завален крохотный диван:

— Афия шьет одежду?

Руди покачал головой:

— Это не она. Ткани принадлежат Жан-Пьеру. Он работает дизайнером одежды и шьет наряды для участников шоу из «Карневале».

Ах да! Таинственный источник сведений. Джейк улыбнулся.

— Будешь пиво? — спросил Руди.

— Не откажусь. — Джейк снял смокинг и повесил на спинку стула.

Руди откупорил бутылку.

— Стакан нужен?

— Нет. Так вы с Жан-Пьером пара?

— Нет. — Руди сделал глоток пива и нахмурился. — С чего ты это взял?

Джейк пожал плечайи.

— Вы же живете в одной квартире. Здесь всего две спальни. В одной спит Афия, в другой вы.

— Мы с Жан-Пьером не спим. Нам просто выгодно вместе снимать квартиру, так дешевле, — мрачно сказал Руди. — Кстати, Афия отказалась занять одну из спален. Я ужасно беспокоюсь за ее спину, потому что она уже несколько недель спит на том жестком диване. Ты же знаешь, какая она упрямая. Мы с Жан-Пьером пытались ее переубедить и отдать одну из наших спален, но она не соглашается. — Руди поднял бутылку. — Твое здоровье.

— И твое. — Джейк приложился к пиву.

В этот момент появилась Афия, и он едва не подавился.

— Ух ты! — только и вымолвил он.

Руди поиграл бровями, подсказывая, что реакция должна быть более бурной. Сам он подошел к Афии и оглядел ее спереди и сзади.

— Я ожидал, что оно будет смотреться совсем иначе, милая. — Он растерянно пожал плечами. — Даже не знаю…

— Потрясающе, — с чувством произнес Джейк, почти залпом приканчивая пиво. От потрясения у него пересохло в горле.

Золотая ткань тускло отливала, обрисовывая каждый изгиб тела Афии, и подчеркивало смуглый оттенок шелковистой кожи. Платье струилось, текло и волновалось при каждом движении. Невероятно глубокий вырез на груди. Волосы девушки были забраны точно так же, как у Одри Хэпберн, и Джейк одобрительно кивнул. Ему всегда нравилась Одри.

Афия переводила взгляд с одного мужчины на другого, очевидно, опасаясь, что между ними успел случиться неприятный разговор.

— Все в порядке, милая, — сказал Руди. — Мы выпили пива и отлично поболтали. Мы так уставились на тебя не потому, что ты прервала наш ожесточенный спор, как ты, должно быть, подумала. Все дело в платье. Оно такое…

— Откровенное, — закончил Джейк.

Афия озабоченно вглядывалась в его лицо, переминаясь на высоких шпильках.

— Вы точно не ссорились? Все в порядке? Джейк взял со стула смокинг и накинул на плечи.

— Все в порядке. Лучше и быть не могло.

Наконец девушка улыбнулась.

— Тебе идет смокинг.

— А тебе — твое платье.

«Господи, помоги! Как я смогу вести вежливые беседы и танцевать в рамках приличия, если на ней такое платье? Смогу ли удержаться от жадного поцелуя прямо на глазах у посторонних людей?»

— Тебе точно нравится? — уточнила Афия, закусив губу. Джейк видел, как позади нее Руди закатил глаза. Он уже приготовился выдать несколько дежурных комплиментов, как буквально был сбит с ног новостью — у платья не было спины. Афия покружилась, и Джейк увидел, что сзади вырез доходил до самых ягодиц!

Он едва не задохнулся от желания. Между ног тотчас запульсировало и заныло.

— Я потрясен, — признался Джейк. Девушка рассмеялась.

— Сейчас найду вечернюю сумочку, и можно выходить. — Она направилась в глубь гостиной и принялась рыться в одной из коробок.

— Не верю, что сам посоветовал надеть это платье, — простонал Руди, приближаясь к Джейку.

— Спасибо, — с чувством ответил тот. Руди хмыкнул.

— Не спускай с нее глаз.

— Не беспокойся.

— Я не о том. — Руди ткнул Джейка локтем в бок. — Перестань хоть на секунду думать о своем члене! Послушай, что я скажу.

Джейк насторожился.

— А в чем дело?

— Афия очень ранима. На гала-концерте сегодня будут ее старые знакомые. Некоторые женщины терпеть не могут Афию и не упустят случая вдоволь насладиться ее падением.

Теперь, оставшись без денег, она очень уязвима. Очень прошу, не позволяй никому ее обидеть.

— Нашла, — раздался голос Афии. Она вошла в кухню, тряхнув крохотной сумочкой из коричневой лаковой кожи на золотой цепи.

— Я все понял, — кивнул Джейк Руди, пока она укладывала в сумку билеты и косметику.

Афия направилась к двери.

— Не знаю, в котором часу мы вернемся, — сообщила она Руди.

Тот вышел проводить и чмокнул Афию в щеку.

— Повеселитесь на славу.

Джейк пожал Гэллоу руку и чуть подтолкнул Афию к двери. Ему очень хотелось обнять ее, просунуть руку под платье и погладить нежную кожу, но приходилось держать себя в руках. При мысли о том, что придется мучиться весь вечер, у него начало стучать в висках. Снова вернулся образ Афии, лежащей на письменном столе, — лицо доверчивое, чуть искаженное желанием, губа закушена…

Джейк вздохнул.

«Мне предстоит нелегкий вечер».

— Счастливо, — крикнул Руди, закрывая дверь.

— Кстати! — Джейк вернулся к нему и сказал, понизив голос: — Можешь не беспокоиться из-за позвоночника Афии. Сегодня она не будет спать на твоем жестком диване.

Глава 15

Дорога до казино заняла не более пяти минут. За это время Джейк и Афия не обменялись ни словом. Девушка не знала, о чем беседовали Руди и ее босс, но, похоже, мужчинам удалось найти общий язык, и у нее отлегло от сердца.

Зато теперь она постоянно думала о сексе. Им был пронизан весь салон машины, и Афия ловила себя на том, что украдкой разглядывает Джейка.

Как сладко было ощущать его ладони на своей груди! Если бы сейчас ему пришло в голову сделать то же самое, он не встретил бы преграды в виде лифчика — достаточно скользнуть пальцами под тонкую ткань платья.

Афия поерзала на сиденье, соски напряглись, а между ног стало жарко. В этот момент Джейк коротко взглянул на нее и улыбнулся.

«Неужели он понял, что со мной творится?»

Машина въехала на парковку возле казино. Джейк заглушил мотор, обошел машину и открыл дверь со стороны пассажирского сиденья. Афия пригнулась, оперлась на протянутую руку и оказалась на тротуаре, залитом светом прожекторов. На нее тотчас обрушились звуки улицы и голоса гостей, прибывающих на торжество. Она вздрогнула и нервно улыбнулась.

Джейк отдал ключи подоспевшему парню в форме, чтобы он отогнал машину. Афия поправила тонкую лямочку платья. Всего минуту назад она чувствовала себя красивой и сексуальной, а теперь ею овладела неуверенность. Придется столкнуться со множеством знакомых, тех, кто считался ее друзьями или в таковые набивался.

«Должно быть, кумушки из благотворительного комитета жаждут перемыть мне кости».

На талию легла рука Джейка. Похоже, он чувствовал ее замешательство, потому что негромко шепнул на ухо:

— Ты потрясающе выглядишь. Смелее!

Он увлек ее к роскошной вращающейся двери из дымчатого стекла, и они оказались в фойе казино.

Афия благодарно кивнула Джейку. Звук ее каблуков, звонко стучавших по итальянскому мрамору, казалось, был эхом взволнованного сердца. Вокруг было полно народу. В этот пятничный вечер, похоже, здесь собрались все сливки общества. Ежегодное шоу всегда пользовалось успехом, а в этот раз оно проходило в самом новом и претенциозном казино города. Ни один уважающий себя богач ни за что не пропустил бы такое событие.

Афия старалась отвлечься от мыслей о предстоящей встрече с бывшими знакомыми и коллегами по комитету «Сисайд», разглядывала венецианский дизайн зала, но все равно волновалась все сильнее. Возможно, гости и хозяева казино обсуждали предстоящее шоу, свои капиталовложения и биржевые сводки — подобные темы были самым распространенным вариантом светских бесед, но Афии казалось, что все глаза устремлены на нее.

Они с Джейком поднялись по широкой закругленной лестнице с отполированными перилами на второй этаж — к игровым и развлекательным залам. Если бы не присутствие Джейка, его объятие, придававшее сил, девушка давно бы с позором бежала. Теперь ей стало ясно, что, вместо того чтобы слиться с толпой, она лишь привлечет к их паре излишнее внимание, чем серьезно затруднит расследование.

Господи, о чем будут судачить эти кумушки! «Гляньте, Черная Вдова с новой жертвой. Как думаете, долго ли протянет этот бедняга? Небось у парня полно денег, если она на него клюнула. Да он давно покойник, хотя и не подозревает об этом. Ему повезет, если он умрет так же, как первый муж Афии Сент-Джон, — в постели!»

Паника рвалась наружу, и девушке приходилось прилагать усилия, чтобы вяло улыбаться. Яркие люстры, неоновые вывески дерзко заливали залы светом, а ей казалось, что они освещают только ее, дабы каждый мог подробно разглядеть, с кем пришла Черная Вдова.

Афия выскользнула из объятий Джейка, который вел ее к лифтам, и направилась в комнату отдыха, оформленную в стиле фрагмента одного из каналов Венеции. Стены были умело расписаны окошками и балкончиками, под стеклянным полом журчала вода, у дальнего конца помещения был выложен каменный мост в виде изогнутой арки. На мостике стояли музыканты, наигрывая что-то ненавязчивое. Расслышать музыку можно было только у самого моста — настолько громок был гул голосов. Людей сновало так много, что в толпе легко было заблудиться.

Джейк нагнал Афию и удивленно посмотрел на нее.

— Что ты делаешь?

Девушка достала из сумочки один билет и протянула детективу.

— Поднимайся наверх, в главный зал. Можешь перекусить и оглядеться. Может, тебе повезет встретить Ривелли. Я буду ждать тебя здесь.

Джейк недовольно окинул взглядом преимущественно мужскую толпу, собравшуюся в гостевой.

— Ты ведь шутишь?

— Из-за меня мы рискуем все испортить.

— Почему?

— Вместо того чтобы помочь тебе слиться с толпой, я привлекаю ненужное внимание, — объяснила Афия. — Я же Черная Вдова, не забыл?

На лице Джейка промелькнуло раздражение.

— Забудь об этом, Афия. Здесь слишком много людей, чтобы все смотрели только на тебя. Пошли наверх. Уверен, что в высшем свете каждый день кто-то разоряется или вылезает наверх по чужим головам. О тебе давным-давно забыли! Такова человеческая природа — люди любят только свежие сплетни. Что касается внимания, ты неизбежно привлечешь его, потому что выглядишь лучше любой женщины на этом вечере.

Афия неуверенно улыбнулась. За свою жизнь она слышала немало комплиментов от мужчин, но ни один не звучал так искренне. Возможно, дело было в том, что Джейк находил ее привлекательной даже в заляпанной отбросами одежде и бейсболке за два доллара. За последнюю неделю она прибавила около полутора килограммов, а он все так же желал раздеть ее и восхищался ею.

Афия почувствовала, как защемило сердце. Джейк осторожно взял ее руку и поцеловал в ладонь.

— Можешь сидеть здесь, спрятав голову в песок, словно страус, — усмехнулся он. — А можешь поучаствовать в настоящем расследовании.

Афия признала, что он прав.

«Разумеется, всегда найдется подлый человек, который порадуется ее падению и отпустит злую реплику ей вслед, но ведь и я умею держаться с достоинством, несмотря на шпильки судьбы».

Нужно сосредоточиться наделе и наплевать на этих пустоголовых людей, которым нечем заняться. Нечем заняться! Они суют нос в чужую жизнь только потому, что их собственная слишком пресна!

— Ты меня убедил, — кивнула Афия, вытаскивая второй билет, который Джейк сразу убрал во внутренний карман смокинга вместе с первым. — Но мне все равно не по себе.

— В чем причина? — Джейк почесал переносицу, явно озадаченный.

Афия огляделась и зашептала чуть слышно:

— Есть причина… — Она снова огляделась. — На мне нет нижнего белья.

— Совсем никакого? — изумился Джейк.

— Ну, пара тонких ниточек, все равно что никакого. Любые трусики или лифчик испортили бы линию платья.

Джейк потер виски, словно у него внезапно приключился приступ головной боли.

— Детка, почему ты говоришь мне об этом именно сейчас? «„Детка“. Я с ума схожу, когда он так меня называет!»

— Прости, если смутила, — шепнула Афия виновато. — Просто… я хотела тебя потрясти и думала только об этом. И лишь здесь поняла, что меня ужасно смущает моя смелость. Мне кажется, все знают, что я практически голая.

— Но ведь на самом деле никто не видит, что на тебе нет белья. Они могут только предполагать, а это меняет дело. И ты очень сексуально выглядишь. — Джейк усмехнулся. — На самом деле о том, что на тебе нет белья, знаем только ты и я. — Теперь он вздохнул. — О горе мне, что ты со мной делаешь! Мне необходимо срочно выпить.

— Думаю, мне тоже не помешает.

Джейк схватил спутницу за руку и почти потащил к бару.

— Что ты предпочитаешь?

— А что будешь пить ты?

— Виски безо льда, — сказал Джейк бармену. Тот кивнул.

— Сделайте две порции, — попросила Афия. Джейк хмыкнул.

— Рисково живешь. Ты уверена?

— Я не меньше тебя нуждаюсь в глотке крепкого алкоголя.

— Что ж, слово дамы — закон. — Джейк протянул бармену двадцатку и взял свой стакан.

Афия поднесла свой стакан к носу и понюхала. Запах алкоголя был так силен, что она невольно поморщилась.

— Может, все-таки бокал вина? — засмеялся Джейк.

— Нет-нет, — торопливо пробормотала девушка. — Я не такая неженка, какой кажусь.

«По крайней мере я на это надеюсь».

— Как скажешь. — Джейк поднял стакан. — Наше здоровье. Чтобы не передумать, Афия опрокинула виски в рот и содрогнулась всем телом.

«Господи, словно глотнула водки, разбавленной крепким мужским потом. Гадость какая!»

— Афия, ты разве не знаешь, что виски нужно потягивать, а не заглатывать всю порцию?

Девушка изобразила на лице жалкую улыбку. Ей так обожгло горло, что не удалось бы выдавить из себя и слова.

— Что ж, значит, не будем здесь задерживаться. — Джейк тоже прикончил свой напиток в один глоток. — Пошли наверх.

— Может, еще по одной? — взмолилась Афия, с ужасом понимая, что виски не помогло справиться с неуверенностью.

— Не стоит.

Они направились к лифтам. Оркестр наигрывал им вслед какой-то заезженный хит семидесятых годов, то ли «Мы одна семья», то ли «Вини во всем буги». Поскольку это была просто мелодия в обработке, угадать было сложно.

Пока они поднимались в лифте на самый верхний этаж, Афия чувствовала, как виски постепенно делает свое дело. Тело немного отмякло, движения стали более плавными и неторопливыми.

Главное, побыстрее пробраться через толпу и занять места за дальним столиком. В этом случае можно будет избежать чрезмерного внимания. Лишь бы не столкнуться с Дорой и Френсис — законченными стервами из благотворительного комитета.

Афия знала, что по случаю ежегодного гала-концерта руководство «Сисайд» всегда устраивает торги, средства от которых поступают в различные организации. Дора и Фрэнсис наверняка окажутся за центральным столом, как представители головного офиса фонда.

К сожалению, обойти их стол оказалось невозможным. Обе женщины встречали гостей и обменивались дежурными фразами.

Что ж, лучше сразу разобраться с ними, чем оставлять неприятный момент на потом.

Афия глубоко вдохнула и собралась с силами в надежде, что сумеет отразить атаку.

«Я прощаю этим жестоким женщинам их резкость и злобу. Они жалки и убоги, потому что привыкли копаться в чужом белье. Я заключаю себя в непроницаемый пузырь, который даст мне защиту и поддержку…»

Девушка пыталась держаться непринужденно, и это ей почти удавалось. Первой ее заметила Дора. Она всегда начинала жалить жертву первой и всегда оставляла за собой последнее едкое слово. Порой Афии казалось, что Дора просто обожает звук своего голоса. А порой ей было жаль эту глупую ворону.

— Какой сюрприз, — сладко пропела Дора, вставая из-за стола и улыбаясь, словно голодная акула.

— Добрый вечер, Дора, — с улыбкой откликнулась Афия. — Френсис, рада тебя видеть.

— Мы не ожидали, что ты придешь, — многозначительно приподняв брови, сказала Френсис, также вставая из-за стола, на котором лежали бумаги и таблички для торгов. Подруга Доры тоже любила говорить колкости. — Не смущайся, дорогая, тебе совсем не обязательно тратить деньги на благотворительность. Не чувствуй себя обязанной. Тебе ведь нужно экономить каждый доллар.

— Экономия лишней не бывает, — вступил Джейк с обезоруживающей улыбкой. Он выглядел самоуверенно и невероятно привлекательно. — Однако на благотворительность никогда не стоит жалеть денег. — Он подмигнул Афии. — Разумеется, мы будем участвовать в торгах.

Лицо Френсис стало малиновым, хотя голос остался спокойным.

— Кажется, мы незнакомы?

— Я — спутник Афии. И ее парень. — Джейк протянул руку для пожатия, не переставая лучезарно скалиться. — Джейк Блейн, приятно познакомиться.

Афия осторожно выдохнула. То, что две акулы отвлеклись на ее спутника, давало ей необходимую передышку.

«Джейк представился моим парнем. Конечно, это только легенда для прикрытия, но слово мне нравится. Тем более что оно сразу превращает меня из несчастной одиночки в женщину с личной жизнью. Обновленную Афию Сент-Джон».

— Вы так любезны, мистер Блейн, — усмехнулась Френсис и метнула в Афию злобный взгляд. — Афия, дорогуша, представь же нас своему… другу.

— О, прошу прощения. — Девушка прижала руку к сердцу. — Джейк, это Дора Симмонс, глава благотворительного комитета, а это Френсис Бек, вице-президент комитета.

— Давно ли вы вместе? — хищно спросила Дора, едва с формальностями было покончено.

— Не слишком, — ответил Джейк. Френсис гадко усмехнулась.

— Афия, я рада, что ты нашла в себе силы порвать со своим шофером, этим узколобым нищим кретином.

Возможно, виной тому было виски или Афии просто надоело быть девочкой для битья, но ответила она довольно холодно и с ледяной улыбкой:

— По правде говоря, я все еще живу с Руди. Френсис недоуменно мигнула и взглянула на Джейка в ожидании разъяснений. Тот кивнул:

— Да, Руди отличный парень. Мужик что надо! Афия едва не хихикнула.

Дора сложила руки на плоской груди, обтянутой черным шелковым корсетом. Строгое платье сидело ужасно.

— А чем вы занимаетесь, мистер Блейн?

— Мой бизнес связан со сбором секретной информации, — понизив голос, сказал Джейк.

— Даже так? А какой именно?

— Если я поделюсь этой информацией с вами, она перестанет быть секретной, — усмехнулся Джейк.

— Как любопытно. Должно быть, дело приносит немалую прибыль? Информация — сильнейшее оружие в наши дни.

— Насчет оружия вы правы. А что касается денег — их никогда не бывает достаточно. Думаю, вам, дамы, известно, как приятно их тратить.

Френсис непроизвольно пощупала дорогое колье, украшавшее ее шею.

— Вы так молоды, — сказала она почти с неодобрением. — Совершенно нетипичный выбор для нашей Афии. Вы об этом знаете, мистер Блейн?

Афия почувствовала, как ядовитая стрела пробила воздушный пузырь, в который она себя заключила. Гадкие стервы готовы были на все, чтобы вывести ее из равновесия.

Улыбка Джейка ничуть не померкла, став еще шире. Только Афия могла заметить, как потемнели его глаза.

— Но ведь все новое гораздо интереснее, не так ли, дамы? — Он наклонился к кумушкам и понизил голос: — Вот что я вам скажу. Так, на заметку. Щедр не тот, кто сорит лишними деньгами. Истинная щедрость рождается в сердце, а не в кошельке. Однако похвально, что вы занимаетесь благотворительностью. И вдвойне похвально, что вы занимаетесь этим, имея столь черствое, жалкое сердце.

— Что? — Дора начала хватать ртом воздух. — Да что вы себе…

— Пойдем, дорогая. — Джейк галантно подал Афии руку. — Пора веселиться и тратить деньги.

Афия едва не хохотала. Впервые на ее памяти кто-то заткнул саму Дору Симмонс. Возможно, это мог сделать только Джейк — чужак в обществе чопорных, скованных светскими приличиями людей.

— Боюсь, ты произвел на них не самое хорошее впечатление, — хихикнула она, пробираясь между людей.

— Мне плевать, что думают эти высохшие мумии. Советую и тебе поменьше придавать значение мнению тех, кто не является твоим другом.

— Я и пытаюсь. Просто я привыкла считаться с Дорой и Френсис — при всей своей черствости они занимаются добрым делом. Жаль, что они так меня невзлюбили.

— А за что, если не секрет?

— Они всегда боялись, что я положу глаз на их богатых мужей.

— А ты была на это способна? Афия вспыхнула и остановилась.

— Как ты мог такое подумать! — Но тут она заметила, что Джейк просто над ней подтрунивает, и улыбнулась. — Извини.

Джейк осторожно коснулся пальцами ее спины. Кожу словно обожгло.

— Пошли они к черту!

—Да, пошли они к черту, — отозвалась Афия, глядя Джейку в глаза.

До чего же у него сексуальный рот! Невозможно спокойно смотреть! Так и думаешь о поцелуях.

Афия облизнула губу, надеясь, что у Джейка возникнет ответное желание.

Его ноздри на секунду раздулись, и он отвел глаза.

— На что будем ставить? — спросил он деловито. Афия ощутила волну разочарования. Конечно, Джейк вел себя правильно. Одно неосторожное прикосновение — и вечер окончится где-нибудь в темной подсобке или даже в туалете — где угодно, лишь бы можно было заняться сексом. Но они приехали в казино совсем с другими целями.

— По правде говоря, Дора и Френсис были правы. Я не могу участвовать в торгах без денег.

— Вот уж глупости! Сегодня пятница, конец рабочей недели. День зарплаты. — Джейк подмигнул девушке. — Ведь эти деньги пойдут на благое дело?

— Верно. — Энтузиазм снова вернулся. — Средства будут направлены в несколько разных организаций. В фонд борьбы со СПИДом, на борьбу с безработицей и так далее. Детский центр тоже получит толику.

— Значит, задело. Здесь делают ставки анонимно? Девушка кивнула.

— Представляют лоты, ты пишешь сумму на листе и запечатываешь в конверт. Впоследствии лот достается тому, кто предложил большую сумму.

— Тогда приступим. Малыши достойны щедрых пожертвований.

Афия была признательна Джейку за то, что он разделял е желание помочь детям. Щеки вспыхнули румянцем. Возможно, виновато было и виски.

— Что ж, мистер Блейн, ваша взяла. — Афия уселась на вое место. — А откуда эта фамилия?

— Неужели не помнишь?

— Увы. Дай мне подсказку. — Девушка взяла из вазы шоколадную конфетку и сунула ее в рот.

— «Касабланка».

— Точно! — Она хлопнула Джейка по плечу. — Я смотрела фильм совсем недавно. Хэмфри Богарт в роли Рика Блейна. Отличное кино!

— Да, неплохое, — с улыбкой согласился Джейк. — А как тебе «Завтраку Тиффани»? Сегодня ты похожа на Одри Хэпберн.

Афия смущенно потупила глаза. Ей понравился комплимент Джейка.

— Да брось! Вовсе я на нее не похожа. Ты просто хотел мне польстить.

— Ты такая забавная, когда выпьешь. — Джейк покачал головой. — И так чудесно краснеешь.

— Дело не только в виски, — призналась Афия. — Дело… в тебе. С тобой я чувствую себя… живой, настоящей. — Она не стала произносить эти слова вслух. — Ты прав, дело в виски. В следующий раз я буду пить его глоточками.

Спустя пятнадцать минут они сделали ставку на картину с очаровательным сельским пейзажем. В простой раме художник изобразил смешного барашка в какой-то умилительной детской манере. Барашек жевал траву и таращил круглые глаза прямо на них, поэтому Афия и Джейк не устояли. Девушка сказала, что картина будет неплохо смотреться в приемной, и, к ее удивлению, Джейк полностью с ней согласился.

Конечно, поставили они немного. В другой жизни, будучи богатой светской дамой, Афия предложила бы гораздо большую сумму, даже не задумываясь о расходах, но и сегодняшние торги ее воодушевили.

«Если нам с Джейком повезет, мы не только поможем детям, но и станем владельцами чудесной вещицы».

В соседнем зале заиграл струнный оркестр, что означало скорое окончание аукциона и подачу салата. Прежде Афия часто бывала на подобных мероприятиях и потому уже знала, когда наступает момент для ужина.

— Думаю, пора пробираться в соседний зал, если мы хотим найти места у сцены.

— Нам нужно оказаться как можно ближе к Ривелли, — напомнил Джейк.

Афия потеребила браслет.

— Наверняка он будет сидеть прямо у сцены вместе с главными менеджерами казино.

— Мы сможем сесть рядом?

Афия заметила, что на нее во все глаза таращится Дора.

— Думаю, сегодня наш день. У нас все получится. Главное — поспешить.

В тот момент, когда они проходили мимо Доры и Френсис, Афия намеренно едва не коснулась их плечом и вильнула задом. Ее голая спина потрясла обеих женщин. Девушка услышала сдавленное аханье и невероятно развеселилась.

До чего же, оказывается, приятно поступать так, как хочешь!

Пока они с Джейком искали себе места поближе к сцене, Афия несколько раз замечала колкие взгляды и слышала перешептывания, но они тонули в общем гаме. К тому же на Джейка смотрели чаще, чем на нее, и в большинстве своем это были завистливые женские взгляды.

Джейк потрясающе красив! И он так легко вписался в высшее общество. Словно хамелеон! Уверенный, раскованный, Джейк словно каждую неделю бывает на подобных приемах…

Какой же у него сексуальный рот!

Афия едва не хихикнула и прикрыла рот ладонью.

—Думаю, тебе совершенно не нужна была спутница, Джейк. Ты прекрасно освоился и без меня. Но я рада, что ты позвал меня с собой.

Джейк одобрительно кивнул:

— Я тоже этому рад. — Он указал на два свободных места слева от танцпола: — Взгляни, совсем рядом со столиком Ривелли.

— А где он?

— Тот высокий темноволосый мужчина, что сидит между рыжеволосой женщиной и парнем в серебристом пиджаке. Видишь?

— Да. Отличные места, пошли. Слава Богу, за тем столом нет ни одного моего знакомого.

Теперь Джейку стало понятно, почему пригласительный на шоу стоил двести долларов. Поданный ужин был выше всяких похвал. По словам Афии, его готовили лучшие повара города. Вино подавали в тонких высоких бокалах, и, судя по всему, это был качественный итальянский напиток. Зал был украшен живыми цветами, не слишком пышно и с большим вкусом. Музыканты играли ненавязчивые мелодии, перемежая джаз танцевальными композициями. Иногда к Афии подходили мужчины, чтобы пригласить ее на танец — среди них были даже мужья двух гадюк с аукциона, — но девушка неизменно отвечала отказом.

— Спасибо, но я танцую только со своим спутником, — с улыбкой говорила она.

Джейк тоже вежливо улыбался, хотя самых привлекательных из подходивших мужчин был готов отгонять пинками.

Он был тронут и польщен отказами спутницы, хотя еще ни разу не пригласил Афию на танец. Он боялся, что слишком тесно прижмется к ней, положит руку на обнаженную спину — и пропадет.

Честно говоря, ужин стал для него настоящей пыткой. Афия словно назло часто тянулась за салфетками, наклоняясь над столом, и ее грудь едва не вываливалась из декольте. У Джейка всякий раз замирало сердце, а между ног начинало со страшной силой ныть. Когда подали основное блюдо, Афия едва не свела его с ума новой выдумкой: едва он отрезал кусочек телятины, как ее босая ступня скользнула вдоль его ноги к паху. Джейк чуть не подавился от неожиданности и, смутившись, взглянул на пожилого мужчину, сидевшего рядом, словно именно тот мог приставать к нему с заигрываниями.

Афия выпила всего один бокал, но Джейк полагал, что ей уже хватит. Возможно, его спутница не привыкла смешивать напитки, а потому так плохо себя контролировала. Как бы то ни было, он отобрал у нее второй бокал.

Зато Ривелли вел себя безупречно. Их подозреваемый выпил по меньшей мере шесть бокалов вина, но по-прежнему был подчеркнуто-вежлив со своими соседями по столу, много степенно говорил и шутил. Время от времени Ривелли вставал, чтобы пройтись вдоль столов и сказать пару ничего не значащих фраз сидевшим за ними гостям, затем вновь возвращался на свое место. Галантный и ненавязчивый, он ни разу не подмигнул ни одной женщине, не коснулся ни чьего плеча или руки, не шепнул никому на ухо таинственных слов. Он был радушным хозяином и талантливым организатором — не более того.

Дважды Ривелли покидал зал, и тогда Джейк осторожно сопровождал его, оставаясь незамеченным. Первый раз подозреваемый вышел, чтобы сделать деловой звонок, во второй преследование привело Джейка в мужской туалет, что было как нельзя кстати.

Когда оба вернулись на свои места, как раз подали десерт и кофе, а после объявили о выступлении «Венецианских девочек».

— Вот оно! — прошептала Афия, глядя на музыкантов, которые сменили прежних. Они были одеты в костюмы гондольеров — рубашки в черную и белую полоску с красными шарфиками. Все пятеро принялись проверять инструменты.

Джейк тотчас узнал в одном из музыкантов мужа Джони. Сестра еще утром обрадовала его новостью, что Карсону предложили постоянную работу в казино, назначив приличный оклад. Эта новость позволила детективу вздохнуть свободнее, потому что снимала с него часть финансовых затрат на содержание сестры. Он пообещал себе, что постарается переговорить с Карсоном после выступления и поздравить с удачным началом карьеры.

Если Ривелли не будет доставлять хлопот, разумеется.

Заиграла музыка — смесь техно — и классических танцевальных мотивов. Из дверей, расположенных со всех сторон зала, выскочили девять девушек в ярких костюмах. Наряды переливались блестками и были весьма оригинальными — нечто среднее между костюмами эпохи Ренессанса и современным нарядом. У всех девушек были одинаковые парики и головные уборы, в руках были венецианские маски, которыми они прикрывали лица. Это делало их настолько неотличимыми друг от друга, что у Джейка зарябило в глазах. Он отметил яркие накладные ногти танцовщиц, их подтянутые спортивные фигурки и длинные ножки.

Джейк украдкой взглянул на Ривелли. Тот сидел с расслабленной улыбкой и наслаждался шоу. Было непохоже, чтобы он уделял внимание какой-то конкретной девушке, но, поскольку они были похожи как близнецы, это ничего не значило.

Короткий первый танец окончился, и гости разразились бурными овациями. Музыканты бесследно исчезли прежде, чем замолкли аплодисменты. Вернулся прежний оркестр и грянул бравурную песню «Человек дождя». Девушки в масках выскочили на танцпол, предлагая гостям присоединиться. Первым встал Энтони Ривелли, подавая пример остальным. Он взял за руку одну из танцовщиц и направился в самый центр площадки.

Почти половина гостей последовала за ним, так что на танцполе почти не осталось свободного места. Джейк тщетно пытался углядеть Ривелли за спинами людей, но народу было слишком много. Он встал и подал Афии руку.

— Кажется, ты оставила для меня танец.

— И не один, — сказала девушка с озорной улыбкой. — Жаль только, что ты всего лишь ищешь повод оказаться поближе к подозреваемому.

Джейк потянул ее в толпу.

— Не только. Кроме этого, мне хочется оказаться поближе к тебе. — Он провел рукой по обнаженной спине Афии.

— Как тебе костюмы танцовщиц? — спросила девушка, начиная двигаться в такт заводной музыке.

— Я под впечатлением. Афия улыбнулась:

— Их шил мой друг.

Они оказались почти под боком Ривелли. Он лучезарно улыбался, хотя казался более занятым сложными па, чем своей партнершей.

— А как тебе ребята из группы, которая играла до этого? — спросил Джейк.

— Неплохо играют, — одобрительно кивнула Афия, поворачиваясь к Джейку обнаженной спиной, и принялась соблазнительно извиваться.

У Джейка немедленно пересохло во рту. Глядя на движения девушки, он даже на какое-то время позабыл о Ривелли.

— Э… там играл муж Джони. Он клавишник.

— Симпатичный парень.

— Ты здорово двигаешься. Где ты научилась так танцевать? — Джейк притянул к себе девушку за плечи, заставив прижаться спиной к своей груди.

— Ты ведешь себя непристойно, — с довольной улыбкой сказала она.

— Это точно, — подтвердил Джейк, чувствуя, что заводится.

Афия глянула на Ривелли:

— А вот наш подозреваемый, напротив, весьма скромен в движениях.

— Я бы сказал, слишком скромен. Он даже сменил партнершу, а энтузиазма не добавилось.

— Да, и еще одна деталь…

— Какая?

Афия пожала плечами:

— Даже не знаю, как объяснить… он двигается… как-то знакомо. Уверена, что никогда не встречала его прежде, но что-то узнаваемое проскальзывает. — Она покачала головой. — Мне могло показаться.

— А если нет? Последи за ним повнимательней, вдруг тебя осенит. Иногда интуиция — отличный помощник в расследовании. А Ривелли до сих пор не дал нам ни шанса. — Джейк положил руки на бедра Афии, еще плотнее прижимаясь к ее ягодицам пахом.

— Ты заводишь меня, Джейк. Он напряженно засмеялся.

— Ты заводишь меня куда больше, детка.

Афия исхитрилась повернуться к нему лицом и запустила руки в его густую шевелюру.

— Правда? Господь всемогущий!

— О да. Ты весь вечер дразнишь меня, бессовестная девчонка.

— Я стараюсь изо всех сил.

— Ты за это заплатишь.

— Очень на это надеюсь. — Она расхохоталась, запрокинув голову.

Джейку захотелось покрыть ее шею поцелуями.

— Ой, Ривелли уходит, — испуганно сказала Афия. — Что же делать?

Джейк взял ее за талию и принялся выбираться из толпы.

— Значит, нам тоже пора.

Глава 16

«Что за пытка! Жестокая и несправедливая! Какой обидный поворот событий, честное слово! Почему я думала, что после вечеринки мы сразу поедем к Джейку? В своем возбужденном состоянии я совсем позабыла, что нужно следить за Ривелли. А если он отправится к любовнице и проведет у нее всю ночь? Неужели нам придется торчать в машине до утра? А если он посетит сразу двух любовниц? Одновременно? Групповой секс, любовь втроем…»

Афия облизнула губы при мысли о столь непристойном времяпрепровождении. Перед ее внутренним взором предстал вовсе не Ривелли с двумя красотками из труппы, а она, Джейк… и снова Джейк.

Возможно, не стоило мешать виски и вино?

Однако она совсем не чувствовала себя пьяной — разве что возбужденной сверх меры и очень смелой. Воображение неслось дальше, рисуя двух Джейков, чьи руки одновременно гладили ее грудь и трогали ее внизу, прямо между…

Афия покосилась на настоящего Джейка, сосредоточенно крутившего руль. Они мчались по шоссе на солидном расстоянии от машины Ривелли. Дорога была почти пуста, так что преследовать подозреваемого было несложно.

— Уверен, что он поедет к себе или к дому Анджелы, — пробормотал Джейк, ослабляя бабочку.

Это было такое типично мужское движение, что Афию обдало жаром. Она принялась торопливо крутить ручку стеклоподъемника, впуская в салон свежий ветерок.

— Но ведь он может свернуть на другую дорогу. Здесь есть пара ответвлений, — предположила она.

— Ставлю пятерку, что он этого не сделает. Ривелли очень осторожен и пока не допустил ни одного промаха. Весь вечер он играл роль радушного хозяина. Уверен, что он вышел на танцпол только для того, чтобы увлечь за собой гостей. А как только стало ясно, что гости занялись танцами, он тотчас ретировался. Думаю, наш подозреваемый поедет к Анджеле, чтобы теперь играть роль верного жениха.

— Значит, ты считаешь, что никакой любовницы нет? — Афия сбросила с ног туфли и покрутила ступнями.

— Я этого не говорил. Ведь была же помада и накладные ногти. К тому же он так улыбался, глядя на танцовщиц. Словно они принадлежали лично ему, все вместе. И Жан-Пьер говорил, что он заигрывает с девушками.

Афия настороженно глянула на Джейка. В темноте салона черты его лица были почти неразличимы.

— Откуда ты знаешь о Жан-Пьере?

— Ты же мне сама о нем говорила.

— Я не называла имени.

— Какая разница? Мне сказал Руди.

Ответ прозвучал так деловито, словно речь шла вовсе не о том человеке, из-за которого Джейк еще недавно так бесился.

— Значит, тебя не пугает то, что я живу с двумя мужчинами?

— Не пугает. Хотя, признаться, мне не нравится то, что тебе приходится жить с ними. Если бы Глик не украл твои деньги, ты бы не осталась без крова. — Джейк почесал затылок. — То, что твои друзья — гомосексуалисты, совершенно меняет дело.

Проезжавшая навстречу машина ослепила их огнями, и на мгновение четко обрисовался силуэт Джейка — мужественный красивый профиль.

— Значит, тебя бы куда больше беспокоило это соседство, если бы они были обычной ориентации? Ты бы возражал?

Джейк коротко глянул на Афию, его глаза блеснули.

— Вернемся к Ривелли. Афия довольно улыбнулась.

«Значит, он бы возражал. Он ревнует меня. Это так… возбуждает! Неужели придется провести в машине всю ночь? Неужели Джейк даже меня не коснется?»

Афия еще немного опустила стекло.

— В машине работает кондиционер, — заметил Джейк.

— Знаю. Но мне так жарко!

— Странно. Афия нахмурилась.

— Мне нужно проветриться.

Джейк коротко хохотнул:

— Что, «вини во всем виски»?

— Ну да, — неуверенно ответила девушка. — Конечно. Во всем виновато виски! — сказала она уже громче, не желая, чтобы Джейк догадался о том, отчего ее на самом деле бросает в жар. — Итак, вернемся к Ривелли. Значит, ты думаешь, что у него есть — или была — другая женщина, но после случая с помадой он стал аккуратнее?

—Да, он затаился. Действует очень осторожно. Задери юбку. Афия уставилась на Джейка, полагая, что ослышалась.

— Ты же сказала, что тебе жарко, — пояснил он. — Может, мы проторчим в машине несколько часов, так что устраивайся поудобнее. К примеру, можешь распустить волосы.

Совет Джейка куда больше походил на приказ, таким командным голосом он был отдан. Афия ощутила новую волну возбуждения. Дрожащими руками она принялась вытаскивать из волос заколки, распуская элегантную прическу.

— Давай сыграем в одну игру, — предложил Джейк. — Это поможет скоротать время.

— А как же Ривелли?

— Я слежу за ним, не волнуйся. Девяносто девять процентов из ста, что он едет домой. — Он смотрел, как Афия трясет перекинутыми вперед волосами. — Это очень красиво!

Последнюю фразу он произнес так хрипло, что Афия задышала чаще. Она откинула волосы назад и прочесала их пальцами.

— Мне казалось, что ты не в восторге от моих волос. Постоянно просишь их убрать.

Джейк улыбнулся:

— Потому что они ужасно меня отвлекают.

— Хм… — Афия улыбнулась в ответ.

Ночь оказалась очень теплой. Посередине неба, усыпанного звездами, торчала выпуклая луна, похожая на яичный желток. Афия была немного пьяной, невероятно возбужденной и словно чего-то ждала. Поскольку Джейк не предпринимал никаких шагов, она медленно потянула золотую ткань выше, оголяя сначала колени, а затем и половину бедра.

— Так что за игра?

— Вроде интервью. — Джейк деловито потянул ткань еще выше, почти до самых трусиков, которых, по словам Афии, практически не существовало. — Я задаю вопросы, а ты отвечаешь. Просто, не так ли?

Афия охнула, когда его рука настойчиво развела ее ноги в стороны.

— Ая могу задавать вопросы? — Собственный голос показался ей грубым и сиплым.

— Позже.

— Ладно, я согласна, — кивнула она, потому что в этот момент была готова согласиться со всем, что он скажет.

Ладонь погладила нежную кожу бедра и чуть-чуть сжала. Затем Джейк приподнял левую ногу Афии и положил ступню себе на колени, нежно массируя одной рукой. Подол платья свисал между ее ног, едва прикрывая трусики. Возбужденная сверх меры, Афия чувствовала себя восхитительно бесстыдно.

— Твой любимый цвет? — спросил Джейк.

— Что?

— Твой любимый цвет.

— Розовый.

Отвечать было сложно, мысли путались.

— Любимый музыкальный стиль?

— Смесь ритмического блюза и латинского стиля.

— Назови три любимых фильма.

— Это уже потруднее. — Афия почти минуту молчала, прикрыв веки и наслаждаясь массажем. — «Волшебник из страны Оз». Любой фильм про Джеймса Бонда. — Она улыбнулась. — И «Касабланка».

— Какое разнообразие! — Джейк поразмыслил и задал следующий вопрос: — Назови пятерых своих лучших друзей.

— Руди, Жан-Пьер… может, еще и ты.

— Итого трое. Я вообще под сомнением. А я просил назвать пятерых.

Афия с трудом разлепила веки и глянула в окно на проносящиеся мимо темные силуэты деревьев. «Такие редкие и одинокие. Почти как я».

— Пусть всего трое, — упрямо сказала она, не глядя на Джейка. — Зато мои друзья принимают меня такой, какая я есть. Настоящему другу плевать, богата ты или бедна, живешь ли через дверь или в соседнем городе, удачлива ли или тебя постоянно преследуют неприятности. — Афия умолкла, не зная, что тут можно добавить. Прежде она общалась с теми, кого считала своими друзьями, но все они тотчас отвернулись от нее, едва она обнищала.

Еще Афия могла сказать, что большинство ее друзей были гораздо старше ее самой, потому что в основном были друзьями отца. Ей вспомнились похороны папы, а затем и двух мужей. С их уходом у нее почти не осталось близких людей. Она ценила настоящую дружбу и считала ее величайшим из сокровищ.

Джейк тоже некоторое время молчал, понимая, что коснулся очень личной темы.

— Тогда другой вопрос, — легким тоном сказал он. — Почему ты каждый день опаздываешь?

Для Афии этот вопрос оказался не менее трудным, чем предыдущий. Игра постепенно переставала ей нравиться.

— В первый день я ездила в детский центр, согласовывала график дежурств. Если помнишь, мне подбили глаз. А затем катастрофы следовали одна за другой. Признаться, я не слишком хорошо лажу с детьми, и это меня удручает.

— Удручает? Почему?

— Я бы хотела завести собственных. — Афия бездумно положила руку на живот, мысленно представляя себя на месте Джони. — А ты?

Джейк кивнул.

— Двоих. Если повезет, то и троих. — Он нежно погладил пальцами голую ступню девушки. — Я думаю, ты просто ведешь себя слишком мягко.

— В каком смысле?

— Иногда с детьми нужно быть построже. Попробуй, и они сразу признают в тебе лидера.

— Ты уверен? — Афия недоверчиво покачала головой. — Я попытаюсь, конечно, но результат предсказать невозможно.

— А почему ты вышла за Рэнди?

Девушка вздрогнула и нахмурилась. Она попыталась отдернуть ногу, но Джейк не отпускал, продолжая разминать пальчики.

— Меня смущают твои вопросы. Джейк молчал.

— Ты слышишь? Я не могу на них отвечать!

Мягкий массаж продолжался. Оба молчали, и Афия постепенно расслабилась.

«В конечном итоге что я теряю, если признаюсь? Так ли велики мои тайны, чтобы держать их при себе?»

— Я вышла за Рэнди, потому что мне посоветовала мать. — Она ждала насмешки, но Джейк молчал. — Я знаю, это звучит нелепо, как будто у меня нет собственного мнения, но я была молода, давно знала Рэнди. С ним мне было удобно и спокойно, поэтому я приняла его предложение. Он был такой непробиваемый, этакий неторопливый джентльмен средних лет. Рэнди относился ко мне словно к королеве. Для девочки, выросшей с убеждением, что всякий день может стать для нее последним, это было удивительное чувство — чувство уверенности в будущем.

Джейк кивнул.

— А Фрэнк?

— Почему я за него вышла? Примерно по той же причине. После смерти Рэнди я как-то потерялась, чувствовала себя одинокой и никому не нужной. Еще я испытывала острое чувство вины… да целую гамму разных эмоций. Я словно рассыпалась на кусочки, а Фрэнк собрал меня обратно, слепил воедино. Мать была очень довольна, считая, что Фрэнк станет для меня хорошей партией. Разумеется, ее куда больше беспокоила финансовая сторона брака. Когда второй муж погиб, после его похорон я словно немножко сошла с ума. Меня обсуждали на каждом углу, смотрели неодобрительно вслед, прекращали общение… короче, я стала шопоголиком. Целых одиннадцать месяцев я опустошала полки магазинов, надеясь заполнить покупками пустоту внутри себя. Я тратила деньги, забыв обо всем. Признаться, они могли пойти на благие цели, но я почти забыла о благотворительности, пытаясь исцелиться от одиночества. Руди говорит, что я вела себя как одержимая. — Афия вздохнула. — Не знаю. Я почти себя не помню.

— Сейчас ты поступила бы иначе? — сочувственно спросил Джейк.

— Думаю, куда полезнее был бы визит к психологу. Я бы сэкономила уйму денег и быстрее оправилась от удара.

Джейк потеребил крохотные пальчики ее ноги.

— Но сейчас тебе явно лучше. И ты стараешься найти себя, я же вижу. Взять, к примеру, детский центр.

Афия фыркнула.

— Да дети меня ненавидят!

Джейк засмеялся и погладил коленку Афии.

— Уверен, это не так. Разве тебя можно ненавидеть? Афия была тронута.

— Но ведь Дора и Френсис ненавидят. Джейк насмешливо взглянул на нее. Афия улыбнулась.

— Да-да, я помню, мы решили на них чихать.

— Умница.

Машина Ривелли свернула на семьдесят третье шоссе. Джейк последовал за ним, нырнул под мост и прибавил скорость.

— Последний вопрос.

— Я жду.

Джейк коротко взглянул на нее, словно смущаясь того, что собирался спросить.

— Ты их любила?

— Рэнди и Фрэнка? Он кивнул.

Афия задумалась, нахмурив лоб.

— Они были мне очень дороги. И заботились обо мне.

— Я спросил о любви.

Афия открыла рот, затем снова открыла, так и не произнеся ни звука.

«Любила ли я своих мужей? Ведь я никогда не говорила им трех заветных слов. Конечно, я автоматически добавляла „люблю“ в конце телефонного разговора и провожая их на работу или в клуб… но я никогда не говорила „я люблю тебя“, чувствуя стеснение в груди».

Афия медленно покачала головой.

«Не может быть, чтобы я их не любила! Если между нами не было любви, почему это совершенно меня не тревожило?»

— Они были мне очень дороги, — снова сказала Афия. Джейк повернул к ней голову, брови сведены на переносице.

— Дороги?

— Да, с ними было… удобно.

— Удобно?

— Послушай, хватит за мной повторять! — Афия вырвала ступню из ладони Джейка. — Кажется, пришла моя очередь спрашивать.

Джейк поцокал языком, глядя на дорогу.

— Хорошо, задавай свои вопросы, детка.

У Афии было столько вопросов, что она не знала, с какого начать.

«Откуда у тебя этот шрам на щеке? Почему ты оставил службу в полиции? Были ли у тебя серьезные отношения с женщиной?»

Она открыла рот, чтобы задать хотя бы один из этих вопросов, но не успела ничего произнести. Зазвонил сотовый Джейка.

— Черт! — Он виновато взглянул на нее. — Прости, но это может быть Джони. — Он вынул телефон из кармана и приложил к уху. — Да? Это я… понятно… да-да…

Афия от нечего делать поправила ремень безопасности, повозилась на сиденье и вздохнула.

— Да, был… работал… нет, ничего подозрительного не случилось, — говорил Джейк. Афии стало понятно, что звонит Анджела. — Как вы сказали? Завтра и в воскресенье? Хорошо, я все понял…

Отключив мобильный, Джейк сбросил скорость, быстро развернулся и поехал обратно. Афия обернулась, чтобы увидеть, как в последний раз мелькнули в заднем окне красные огоньки машины Ривелли.

— В чем дело?

— Звонила Анджела. Ривелли позвонил ей из машины. Сказал, что через полчаса будет у нее. Собственно, отсюда в самом деле полчаса езды. Он сказал, что чувствует себя виноватым в опоздании и собирается долго заглаживать вину. Они проведут вместе два дня, поэтому в выходные мы свободны. Ривелли взял два отгула.

— Значит, необходимость ехать за ним отпала?

— Угу.

— И у нас два свободных дня?

— Угу. Можно покопаться в Интернете насчет прошлого Ривелли, но не более того. Анджела не хочет, чтобы я болтался поблизости эти два дня.

Афия усмехнулась.

— Кажется, это насчет ее прошлого стоит покопаться. Уж больно она подозрительна.

— Занятная мысль. Ладно, у меня созрел к тебе еще один вопрос.

— Но ведь сейчас моя очередь спрашивать! — возмутилась Афия.

— Я придумал игру, я и правила устанавливаю, — заявил Джейк, довольно улыбаясь. Он прибавил скорость. — Скажи, о чем ты чаще всего фантазируешь? Я имею в виду секс.

Джейк с волнением ждал, пока Афия решится ответить, но ее слова стали для него неожиданностью. И это при том, что шокировать его было непросто.

— Ночь безумного, умопомрачительного секса, не похожего ни на что? — переспросил он недоуменно. — Как это понимать?

— А что здесь непонятного?

Джейк озадаченно посмотрел на спутницу.

— Поясни, что значит «не похожий ни на что».

— Что-то необычное. Не такое, к чему привыкли обыватели.

Джейк удивленно поднял брови.

Необычное? Это как? Секс с двумя мужчинами? Секс в общественном месте? Игра в изнасилование?

— Тогда поясни, к чему, по твоему мнению, привыкли обыватели.

— Целоваться только в губы и заниматься сексом в наскучившей постели. Ах да, и еще: всего один раз за ночь!

Джейк с трудом сдержал вздох облегчения. Все-таки Афия оказалась до предела наивной и неиспорченной.

— Да уж, такой секс едва ли назовешь безумным и умопомрачительным. Ты привыкла именно к такому?

Афия уставилась за окно.

— Я бы предпочла это не обсуждать.

— Как скажешь.

Джейк еще прибавил скорость, превышая допустимые нормы. Он знал, что Афия была замужем за взрослыми, консервативными мужчинами, а теперь еще и убедился в том, что они были скучны в постели. Она могла сколько угодно убеждать его в том, что дорожила обоими, но о любви здесь речи не шло.

«Мне все больше нравится этот вечер».

— Так ты можешь… воплотить в жизнь мою фантазию? Все больше и больше…

— Ты хочешь, чтобы я занимался с тобой сексом в разных необычных местах и довел до оргазма не меньше двух раз? Думаю, это мне по силам, — рассмеялся Джейк.

Девушка облизнула губы, глядя на него.

— Надеюсь, ты себя не переоцениваешь. У тебя такой уверенный вид.

«А у тебя — соблазнительный. Кроме того, по тебе сразу ясно, что ты возбуждена».

Джейк почувствовал гордость оттого, что вызывает в Афии столь сильные эмоции. Красивая, нежная и доверчивая девушка была готова пуститься во все тяжкие — и все это только ради него, Джейка.

Ему захотелось бросить руль и навалиться на нее с поцелуями, однако он лишь благодарно улыбнулся Афии. Странная непривычная нежность, поселившаяся в нем, совсем не отпугивала, а лишь удивляла.

«Кажется, я влюблен… и что с того?»

Можно было отрицать очевидное, клясться себе, что дело в вожделении и желании опекать беззащитную девушку, но Джейк привык быть честным с собой. Он был влюблен и совершенно не мучился этим. Сложно было сказать, когда именно это произошло. Джейк не верил в любовь с первого взгляда, но встреча с Афией заставила его пересмотреть многие свои убеждения. Возможно, стрела пухленького амура поразила его не в первую встречу, но, безусловно, все к тому шло, и остановить процесс было невозможно.

«Что, если именно такую женщину я ждал всю жизнь? Ранимую, но сильную, наивную, но не глупую, красивую и беззащитную…»

— Я возжелал тебя с момента первой нашей встречи, Афия. Я представлял, как было бы чудесно прикасаться к тебе, заниматься с тобой любовью, зарываться лицом в твои волосы. Я мучился столько дней, что было бы глупо сомневаться: я сделаю так, чтобы наша ночь запомнилась тебе как самая яркая в твоей жизни. Поверь, это будет для меня честью.

Афия судорожно вздохнула и сложила на коленях дрожащие руки.

— Тебя беспокоит моя настойчивость? — спросил Джейк. Она покачала головой:

— Нет. Я пыталась придумать, где мы можем… осуществить… наш план.

— Где? Здесь, на природе, у меня в квартире. Где угодно.

— Здесь? Прямо в машине?

Джейк стянул тонкую лямку с плеча Афии. Ткань скользнула по руке, обнажая грудь.

— Весь вечер представлял, что делаю это, — усмехнулся он. Его ладонь накрыла округлую грудь, нежную, словно кожа ребенка, пальцы чуть сжали сосок, заставив его затвердеть. Афия чуть слышно застонала, выгибаясь вперед.

— Это… небезопасно, — прошептала она. — Ты ведешь машину и… — Ее голова откинулась на подголовник, веки прикрылись. Она отвечала тихими стонами на каждое прикосновение Джейка, губа была закушена.

Сам Джейк с трудом заставлял себя следить за дорогой. Ему так нравилось открытое лицо Афии, что хотелось смотреть не отрываясь. К сожалению, ему приходилось довольствоваться стонами, которыми сопровождались его ласки.

— Сними трусики.

Афия ахнула.

— Я хочу, чтобы под этим платьем ничего не было.

— Ты собираешься всю дорогу дразнить меня? До самого дома?

Джейк приподнял одну бровь.

— Поверь мне, я буду мучиться не меньше тебя.

Девушка наклонилась и осторожно вытянула из-под платья крохотные трусики — треугольный клочок ткани с силиконовыми веревочками. Она бросила их Джейку на колени. Он коротко взглянул на клочок шелковой ткани, его ноздри раздулись.

Джейк с трудом удержался от того, чтобы не вдавить педаль газа в пол. Ему хотелось поскорее очутиться в собственной квартире. Пришлось напомнить себе, что впереди вся ночь.

Ночь безумного, умопомрачительного секса. Волшебного секса с любимой, желанной женщиной. Что может возбуждать сильнее этого?

Следующие пятнадцать минут Джейк провел словно в аду. Что-то вроде секса по телефону, только когда партнер находится рядом и до него можно дотянуться и ласкать, где вздумается. К сожалению, в отличие от телефонного секса Джейку приходилось сдерживать себя, тогда как его тело ныло и стонало, жаждая прикосновений.

Джейк вслух говорил Афии о том, что собирается сделать с ней, когда они окажутся в его квартире. Он так отчетливо представлял себе, что произойдет, словно у него наступило раздвоение личности. Афия стонала все громче, умоляя остановить машину и взять ее прямо здесь, на почти пустой дороге, наплевав на доводы разума.

«Господи, смилуйся надо мной!»

Не выдержав мучений, Джейк резко затормозил, и машину бросило в сторону, на обочину. Прежде чем Афия успела задать хоть один вопрос, он отщелкнул ремень безопасности и обрушился на девушку, тиская в объятиях и жадно целуя в губы. Рука сама собой (Джейк мог поклясться, что совершенно не собирался этого делать!) проникла под платье Афии и прижалась к влажным, горячим лепесткам ее плоти.

Афия стонала и извивалась под ним, тиская за плечи и цепляясь за волосы. Ее сумасшедшее поведение так завело Джейка, что, когда Афия достигла разрядки, он едва не кончил вместе с ней, даже не расстегивая молнии брюк.

Как только спазмы перестали сотрясать тело девушки, Джейк молча вернулся на свое место, завел мотор и сорвал машину с места, стараясь скорее добраться до дома.

«Я должен держать себя в руках. Наш первый секс не должен видеть никто, потому что он принадлежит только нам с Афией. Не хватало еще, чтобы нами заинтересовалась дорожная полиция!»

Прошло еще десять бесконечных минут, и «мустанг» подкатил к темному дому Джейка. Детектив едва не сорвал с петель дверь машины. Афия выскочила еще раньше и торопливо зашагала к дому, не оборачиваясь. Джейк нагнал ее, схватил в охапку и, взвалив на плечо, потащил к двери.

— Пещерный человек, — хихикнула девушка и получила ощутимый шлепок по попе. — Ай! — Она снова хихикнула.

Джейк вломился в дом, едва не споткнувшись о Маузера, прилежно сидевшего на пороге с игрушечной мышкой в зубах. Выругавшись, он поставил Афию и торопливо потеребил кота за холку. Затем он захлопнул дверь, в темноте зацепился за ручку, выругался и включил лампу. Когда он обернулся, Маузера уже и след простыл, а Афия стояла совершенно обнаженная. Платье валялось у ее ног, словно золотые опавшие листья у ствола тонкой березы. Застонав, Джейк снова выругался (кажется, это начинало входить в привычку), не в силах сдержать эмоций.

— Ты еще красивее, чем я себе представлял.

— Можешь заняться разглядыванием позже, — хрипло сказала Афия. — Кажется, сейчас у нас есть более важное занятие.

Она быстро шагнула к нему и принялась стягивать с него смокинг. Едва плотная ткань с шорохом упала на пол, ее пальцы принялись торопливо расстегивать пуговицы рубашки. Они были такими крохотными и непослушными в дрожащих пальцах, что пришлось дернуть рубашку изо всех сил. Послышался хруст рвущейся материи.

— Прости, — сказала Афия, совершенно не чувствуя себя виноватой. Ладони принялись гладить крепкую мужскую грудь, скользнули на живот. — Брюки… — шепнула она невнятно. — Снимай… быстро…

Оглушенный стуком крови в ушах, Джейк быстро сбросил рубашку и расстегнул брюки. Однако не успела Афия коснуться его освобожденного члена, как он прижал ее к стене и чуть приподнял за ягодицы. Поцелуи его напоминали жадные покусывания. Афия дотянулась пальцами до его возбужденного члена и охнула:

— Вот это… орудие!

— Рад, что ты одобряешь, — хрипло рассмеялся Джейк, понимая, что еще пара прикосновений, и он уже не сможет оттянуть разрядку. — Погоди!

Джейк чуть опустил Афию, поймал ее руки и прижал к стене над ее головой. Второй рукой он принялся снова ласкать ее между ног.

— Что ты делаешь?

— То, чего тебе так давно не хватало.

Он прижался к ее губам своими, продолжая гладить и надавливать между ее ног пальцами, пока Афия громко не застонала. Перед самым оргазмом он толчком ввел палец ей во влагалище, тем самым усилив невероятные ощущения. Девушка содрогнулась всем телом и вскрикнула.

Когда затихли спазмы, она открыла глаза и виновато взглянула на Джейка.

— Извини. — У нее прерывалось дыхание.

Он улыбнулся своей невозможной улыбкой и осторожно коснулся ее припухших губ пальцами.

— За что?

— Я… так быстро… сам понимаешь…

В ней все еще говорило смущение, и Джейк поклялся, что к концу этой ночи Афия забудет, что это такое.

— Разве плохо, что ты так быстро кончаешь?

Она смущенно опустила глаза.

— И это второй раз за вечер.

— Что ж, кажется, Бог любит троицу. — С этими словами Джейк подхватил ее на руки, посадив себе на талию, и направился к лестнице на второй этаж.

Девушка обвила ногами его поясницу и принялась целовать в шею.

— Куда мы идем? В гостиную? В кухню? Может, в ванную?

— Нет. В спальню.

Афия удивленно взглянула на Джейка.

— Но ведь…

— Я же обещал, что эта ночь будет необычной. Поверь, кровать совсем не так скучна, какой иногда кажется.

Он собирался заниматься с ней любовью везде, в каждой комнате, стоя, сидя, лежа — насколько хватит сил. Но первый раз это должно было случиться в постели.

Афия не стала спорить. Вместо этого она снова начала целовать его в шею, едва касаться языком уха, перебирать волосы, отчего Джейк едва соображал, куда идет.

— Скорее, Джейк. Мне не терпится, — простонала Афия. Он плечом толкнул дверь спальни, прошел к кровати и уложил девушку на простыни.

— Слушаю и повинуюсь.

Глава 17

«Как я могла думать, что секс на кровати — это скучно? Просто я никогда не оказывалась в постели с Джейком».

Как легко, как приятно было извиваться на простынях под ласками Джейка! Он делал такие невыносимые, удивительные вещи, что Афия совершенно забыла, где находится. Все ее тело превратилось в миллион пульсирующих эрогенных зон, и достаточно было прикоснуться к любой из них, чтобы почти достичь разрядки. Однако Джейк не собирался останавливаться и на этом. Он довел Афию до безумия сначала руками, а затем губами и языком. Новый оргазм был также не похож на предыдущие, как первый — в машине — на ночи, проведенные в постели с мужьями.

Не успел отзвучать последний аккорд, как Джейк навалился на Афию сверху всем телом, подгребая под себя, целуя в шею и покусывая мочку уха. Афия ощутила новый прилив возбуждения, хотя, казалось, в теле не осталось никаких сил.

«До чего же я ненасытна, оказывается!»

Джейк осторожно вошел в ее узкое, припухшее от возбуждения лоно, и Афия почти сразу содрогнулась в новом оргазме: странном, похожем на конвульсии и маленькую, безумно-сладкую смерть. На какое-то короткое — и в то же время бесконечно долгое — время девушку оглушили собственные ощущения. Они накатывались, чтобы снова отхлынуть, но не исчезали до конца, покачивая ее на волнах. Джейк хрипло застонал, сжимая ее плечи, его бедра дернулись.

— Господи! — простонала Афия, чувствуя, как впиваются ее ногти в спину Джейка.

— Не совсем так, милая, — шепнул он ей на ухо сиплым голосом. — Это всего лишь я.

Девушка приоткрыла глаза и с трудом сфокусировала взгляд. Лицо Джейка было странным, и Афии показалось, что наравне с удовлетворением, на нем застыло и что-то еще… Нежность? Благодарность? Любовь?

«Неужели он влюблен в меня? Смею ли надеяться на взаимность?»

На секунду Афия испугалась.

«Нет, нет, нет! Мы не должны любить друг друга. Двое мужчин, которые заботились обо мне, для которых я что-то значила, погибли! Я не должна думать о любви. Это всего лишь секс, просто секс!»

— Я едва не задохнулась от ощущений, — вслух произнесла девушка.

Джейк расслабленно улыбнулся и потерся щекой о ее щеку.

— Хочешь еще?

Несмотря на игривый тон, лицо его было серьезно, и Афия поняла, что им никуда не деться от растущего чувства. Что-то изменилось за эти дни. Может, она сама стала другой, начала делать маленькие приятные глупости и идти на поводу своих эмоций. Готова ли она сражаться за свою любовь?

«Я не могу! Я не позволю себе безрассудно погубить любимого человека!»

— Ты хмуришься, — заметил Джейк озабоченно. — Ты слишком много размышляешь о происходящем, вместо того чтобы расслабиться.

— Расслабиться, — эхом откликнулась Афия и неожиданно испугалась. — Мы забыли о предохранении! Ты не надел презерватив!

— Я не забыл. Ты была так занята своими ощущениями, что просто этого не заметила. Ты была немного не в себе.

— Не в себе. — Афия хихикнула. Интересно, как это выглядело со стороны?

— Какое место выберем для следующего раза? — шепнул Джейк ей на ухо, вызвав волну мурашек на шее.

Афия смутилась. Хотя она сама просила устроить ей ночь потрясающего секса, она надеялась, что за нее будет выбирать Джейк.

— Может, на кухонном столе? — предложил Джейк. — Или на диване в гостиной? Может, на полу в коридоре? Выбирай скорей, потому что я уже не в силах терпеть.

Джейк и сам был изумлен тому, как мало времени ему потребовалось, чтобы снова прийти в форму.

Неожиданно Афия поняла, что место не имеет никакого значения, когда рядом с ней такой мужчина, как Джейк. Он мог делать это где угодно, и у него всегда выходило хорошо.

— Давай прямо здесь, — прошептала она, сталкивая Джейка с себя и садясь сверху. — Прямо здесь.

Собрать разлетающиеся мысли было непросто, а Афии хотелось взять под контроль хоть что-то, соответствуя своему новому «я». Она чуть приподнялась и осторожно опустилась на возбужденный член Джейка, а затем принялась слегка покачиваться вверх-вниз. Он застонал, сжал ее бедра, чуть направляя ее неумелые движения. Афия откинула голову назад и закрыла глаза, повинуясь его рукам и собственным ощущениям. Оргазм накатился, словно цунами, и она закричала почти одновременно с Джейком, а затем упала ему на грудь.

Едва придя в себя, девушка с удивлением отметила, что в голове пусто, словно на заброшенном чердаке. Никаких мыслей, никаких сомнений, только спокойное чувство удовлетворения и уверенность в том, что все будет хорошо. Джейк осторожно перевернулся на бок и обнял ее сзади. Лежать в его объятиях было уютно и спокойно.

— Как хорошо, — пробормотала Афия. — Джейк?

— Что, детка?

Признательность затопила все ее существо, и захотелось высказать свою безмерную благодарность.

— Спасибо тебе за то, что ты для меня открыл.

Джейк с бесконечной нежностью погладил ее волосы.

— Эта ночь еще не закончилась. А впереди еще два выходных.

«Выходные? Разве речь шла не об одной ночи? Надо спросить Джейка, что он имел в виду? Неужели для него это не просто секс на одну ночь?»

Вместо этого Афия по-кошачьи мурлыкнула, потершись затылком о нос Джейка.

— Я люблю тебя, — призналась она, совершенно не пугаясь собственной смелости.

Звонок сотового вырвал Джейка из объятий благословенного сна и эротических видений. Он лениво открыл один глаз и посмотрел на красные цифры будильника.

Пять утра. Несусветная рань.

«Кто может звонить в такое время? Точно не Гэллоу, ведь накануне я сказал ему, что Афия будет со мной всю ночь. Может, Джони или Карсон?»


Телефон продолжал пиликать, и Джейк обернулся к Афии, героине своих эротических снов. Она свернулась клубочком на постели, обернувшись простыней, и чему-то улыбалась во сне. Джейк нежно поцеловал ее лоб и потянулся за мобильным.

— Да?

— Прости, что разбудил так рано. Я только что вернулся в город и…

Хармон!

Джейк быстро поднялся с постели, обернув бедра второй простыней.

Афия тихо застонала во сне, затем открыла глаза и взглянула на Джейка.

— Джейк?

— Я тебе скоро перезвоню, — быстро сказал он в трубку и нажал отбой. — Спи, детка, еще рано, — обратился он к девушке.

— А сколько времени?

У нее были заспанные глаза, волосы разметались по подушке. Очень уютный вид. Джейку немедленно захотелось отбросить трубку и вернуться в постель.

«Не хватало еще, чтобы Афия поняла, с кем я говорил! Как справедливо заметил Руди, иногда стоит думать не только о своем члене».

Афия села в постели, накинув на плечи простыню. Одна грудь виднелась из-под края ткани, словно специально для того, чтобы внести разлад в мысли Джейка.

— Мне нужно в детский центр, — пробормотала Афия, встряхнув волосами. — Где остановка автобуса?

Джейк, не выдержав, рассмеялся. Он присел на край постели и шутливо толкнул Афию на подушки. От нее пахло корицей и сексом, убийственное сочетание. Она так естественно смотрелась в его кровати, словно каждое утро просыпалась рядом с ним.

Джейк с трудом отвел глаза от второй оголившейся груди.

— Сегодня суббота, милая. Центр закрыт, так же как и наш офис. Можешь спокойно спать дальше.

Афия расслабленно улыбнулась.

— Да, точно! Я так измучена, что день недели вылетел из головы.

— Это неудивительно, — согласился Джейк, нежно сжав ее пальцы.

Вчерашний день выдался для бедняжки нелегким, а уж ночка была и того утомительнее. Джейк вспомнил, как Афия раз за разом достигала оргазма, и это наполнило его гордостью и желанием. Но больше всего сердце тронули ее последние слова, прежде чем она заснула.

«Я люблю тебя».

Было ли это правдой, или Афия не соображала, что говорит?

Джейк всем сердцем хотел, чтобы его любовь оказалась взаимной, но не смел надеяться.

— Я сейчас вернусь. Хочу попить воды и покормить животных. — Он встал и направился к двери. — Хочешь пить?

— Хочу, — откликнулась девушка, утыкаясь лицом в подушку. — Чистый виски, пожалуйста. — Судя по ее голосу, она уже засыпала.

Джейк на секунду вернулся, чтобы накрыть Афию. Она что-то сонно пробормотала и удовлетворенно вздохнула.

«Уснула. Слава Богу! Как бы я объяснялся, если бы она услышала мой диалог с Хармоном?»

Джейк торопливо натянул чистые боксеры и вышел из комнаты, тихо притворив за собой дверь.

«Что я скажу крестному Афии?»

«Ты просил приглядывать за крестницей. Я справился с заданием. Следил за ней и днем и ночью. Она как раз спит в моей постели…»

«Я не оправдал твоего доверия, Хармон. Я соблазнил твою крестницу… а потом еще и еще раз…»

«Хармон, мне плевать, что ты об этом подумаешь, но я влюблен в Афию и собираюсь на ней жениться…»

Последний вариант понравился Джейку больше всего, но предсказать реакцию Хармона он не мог.

«Черт, я в полном дерьме!»

Спящая красавица лежала в его постели, и ему не хотелось будить ее. Никогда. Лишь бы Афия не опомнилась и не ускользнула от него, из его жизни.

До этого момента Джейку не приходилось думать о том, с кем он проведет остаток жизни. При мысли, что какая-то женщина будет хозяйничать в его доме, мучить его котов и доставать своими капризами, его едва не выворачивало наизнанку. Теперь будущее представлялось совсем в ином свете.

Джейк имел перед глазами неудачный пример супружеской жизни — брак собственных родителей. Справедливый, добросердечный и отзывчивый отец так и не научился делить себя между домом и работой. Он привык выкладываться в полиции на всю катушку, а его близким оставалась лишь бледная тень мужа и отца. Впоследствии собственные детективные расследования не оставили камня на камне от убеждения, что счастливый брак возможен. Но появление Афии затронуло в душе Джейка какие-то новые струнки, нашептывая, что в его жизни все может сложиться иначе.

Ему хотелось быть с Афией.

В болезни и здравии, в богатстве и бедности, всегда…

Джейк усмехнулся своим мыслям, входя в кухню. Роско и Барни он нашел прямо за дверью, Вилма соскочила с полки и мягко приземлилась прямо ему под ноги, начав тереться головой. Маузер, очевидно, спал у входной двери, Скэмп где-то пряталась, ожидая, пока Афия покинет дом.

— Проголодались, паршивцы? — спросил Джейк ласково.

Коты отозвались низким мяуканьем. Он открыл один из кухонных ящиков и выудил две банки с кошачьим кормом. Подобная еда влетала в копеечку, и если бы Джони не привозила Джейку обратно все купоны и не использовала каждую скидку, он запросто мог бы пойти по ветру с такими прожорливыми компаньонами.

Накормив армаду котов, Джейк вымыл руки, осушил огромный стакан воды и только после этого набрал номер Хармона.

— Прости, что бросил трубку, — сказал он.

— Я не знал, что ты не один, — раздалось на том конце. — Это я должен извиняться. Прости, что оторвал.

— Оторвал?

— Я слышал женский голос. У Джейка екнуло сердце.

— Ах ты об этом!

— Забудь, дружище! Я не лезу в твою личную жизнь. Мне плевать, что ты делаешь по ночам. Главное, чтобы днем ты следил за моей крестницей. Как дела у Афии?

— Отлично. — Джейк поскреб пальцами небритый подбородок, отгоняя видения прошедшей ночи. — У твоей крестницы оказалось… немало талантов. В смысле детективных.

— Неужели? Вот это сюрприз. Может, однажды они ей пригодятся, кто знает…

Насмешливый тон адвоката вызвал у Джейка неожиданное раздражение.

— Я серьезно, Хармон. Она великолепно разобралась в предмете. И очень мне помогает.

— Что ж, я рад, Джейк. По крайней мере я больше не испытываю вины за то, что навязал тебе свою крестницу.

Джейк хмыкнул и сел в кресло.

— Ты мне ее не навязывал. Мы заключили сделку, и ты заплатил мне денег. Так вот, Хармон, сделка расторгнута.

— Что?!

— Афии совсем не нужна нянька, зато мне нужна помощница. Я бы все равно стал платить ей, как платил раньше сестре и как стал бы платить любой хорошей помощнице. —

Джейк знал, что оклад Афии, выплачиваемый из собственного кармана, сильно усложнит ему жизнь, но дело того стоило. «Хармон весьма умен, он быстро поймет, что платить его крестнице для меня накладно. К черту, я справлюсь!»

— Но ведь мы договаривались с тобой о другом, Джейк.

— Договор расторгнут.

«Придется найти иной способ прокормить сестру и ораву котов. Даже если ремонт в моей квартире никогда не будет окончен, это не имеет значения. Жить в отремонтированной квартире без Афии будет куда большей потерей».

Хорошо, что Карсон нашел постоянную работу!

Хармон долго молчал. Джейк ждал вердикта. Он понимал: адвокат быстро поймет, что к чему, и был готов к этому.

— Так это был голос Афии? — спросил Хармон наконец.

— Да.

— Черт, Джейк, я ведь доверял тебе!!

— Ты по-прежнему можешь мне доверять. — Джейк скосил глаза на дверь, опасаясь, что Афия проснется и в поисках его решит пройти на кухню. — Она стала мне очень дорога. Я буду защищать ее от кредиторов, я стану оберегать ее от прессы. Я сделаю так, чтобы с ней все было в порядке. Ты ведь этого хотел, разве нет?

—Да в чем вообще дело? — раздраженно спросил Хармон.

— Все очень просто. — Джейк прошел к холодильнику. — Но мы должны поговорить о более важных вещах. Как продвигается расследование Килмора? Есть прогресс?

— Он роет землю…

Джейк вытащил упаковку ледяного апельсинового сока и открыл пакет.

— Килмор роет землю уже три недели, а результатов нет. Если в ближайшие дни он не откопает чего-то серьезного, в дело вступаю я. — Джейк налил себе полный стакан и сделал огромный глоток.

Хармон выругался.

— Ты влюбился, что ли? Дурак! Ты такой же, как Фрэнк и Рэнди!

Сок показался Джейку нестерпимо горьким. С трудом проглотив его, он прошипел в трубку:

— Не смей меня с ними сравнивать! Здесь совсем другой случай.

— Нет, не другой. Все дело в мягком характере Афии. Она так беззащитна, что вызывает желание помочь и защитить. Каждый мужчина на ее пути хотел подставить ей свое сильное плечо. Даже я ношусь с ее проблемами, потому что чувствую это.

Джейк покачал головой.

— Афия может и сама управлять своей жизнью, Хармон. Адвокат насмешливо фыркнул.

— Ты просто плохо ее знаешь, — настойчиво продолжал Джейк.

— Уверен, что знаю ее лучше, чем ты. Джейк допил сок и отставил стакан в сторону.

— Я скажу иначе, — процедил он. — Ты не знаешь, на что она способна.

— Неужели? — зло рассмеялся Хармон. — Я прекрасно знаю, на что она способна. Она способна пережить двоих мужей и в одночасье лишиться целого состояния.

Джейк поблагодарил Бога, что они говорят по телефону. Если бы Хармон позволил себе подобное высказывание в личной беседе, получил бы по физиономии.

— Это низко, Хармон.

— Но ведь это факты. Такова жизнь Афии — нелепая череда бед и несчастий. Ты хотя бы представляешь себе, во что ввязался?

Джейк представлял себе только одно — счастливую семейную жизнь с любимой женщиной. Остальное его не заботило.

— Ты не больше моего веришь в то, что на Афии лежит проклятие, — сказал он.

Хармон вздохнул.

— Послушай, Джейк. Я люблю свою крестницу всем сердцем. Конечно, я не думаю, что на ней лежит проклятие, нет! Но она таинственным образом притягивает к себе неприятности. Ты готов к этому?

— Уверен, что справлюсь.

— Господи, Джейк, да ты всерьез на нее запал! — Хармон немного помолчал. — Ладно, пусть будет так. Что будешь делать?

— Для начала я хотел бы обсудить это с Афией.

— Тогда еще одно, Джейк. Ты мне нравишься, и я всерьез считаю тебя хорошим парнем. Но если ты обидишь мою девочку, если ты разобьешь ей сердце…

— Ты наймешь Мерфи, чтобы он переломал мне ноги? — усмехнулся Джейк. — Я не обижу ее, Хармон. Просто дай нам время.

— Хорошо. Договорились. По крайней мере я знаю теперь, что Афия в надежных руках. — Неожиданно Хармон расхохотался. — Кстати, Джейк, через несколько недель у тебя появится еще одна крупная проблема. Возможно, самая крупная за последнее время. Скоро вернется Гизелла, и ты должен быть к этому готов. Смею заверить, ты не тот зять, о котором мечтает эта сумасшедшая акула. Ты даже близко не стоишь.

Одно упоминание об этой женщине вызвало в Джейке приступ злости.

«Я должен защитить Афию от влияния ее безумной мамаши!»

— С Гизеллой я справлюсь.

— Уверен? — Хармон невесело усмехнулся. — Тогда ты будешь первым.

Кто-то смотрел на нее. Смотрел настойчиво и прямо в лицо. Афия с трудом подняла тяжелые веки и встретилась взглядом с парой желтых глаз. Несмотря на то что глаза эти ее напугали, она не вскрикнула и даже не шелохнулась. В светлых глазах с узкими черными щелочками зрачков было что-то гипнотизирующее, черная треугольная морда, покрытая шерстью, была совершенно неподвижной.

Кот. Черный кот.

Он сидел примерно в полуметре от Афии и сверлил ее взглядом. Девушка проглотила неожиданный комок в горле, но не смела даже моргнуть. Если черный кот спрыгнет с кровати от ее неловкого движения, неудачи утроятся. Если же кот подойдет ближе, это будет хорошим знаком.

— Ты кто? — тихо спросила Афия. — Посланник высших сил? Добрый или злой?

Она осторожно коснулась пальцами защитного браслета. Все одиннадцать амулетов, включая черного кота, были на месте.

Может, это тот же таинственный кот, что помог Джейку справиться с пьяным дебоширом?

Впрочем, Афия немедленно оборвала себя. Она становилась чересчур суеверной и начинала искать таинственное в повседневном. Скорее всего появление черного кота на постели Джейка имело вполне логичное объяснение.

— Уж не Скэмп ли ты?

Услышав это имя, кот даже не шевельнулся. Никакого приветственного мяуканья или подергивания кончика хвоста. Кот продолжал таращить желтые глазищи на девушку.

Если перед ней сидел Скэмп, то он должен быть самым тощим из любимцев Джейка. Детектив вскользь упоминал об этом в первый визит Афии. Однако к столь изящному и грациозному животному едва ли подходил эпитет «тощий». Его гладкая шерсть отливала едва ли не синим, а сам кот в своей странной неподвижности напомнил Афии египетскую эбонитовую статуэтку, стоявшую на камине в доме матери.

— Ты знаешь, что в Египте почитали черных котов?

«Только не убегай, только не спрыгивай с постели!» Афия так боялась, что после чудесной ночи с Джейком реальность повернет к ней свое неприглядное лицо! Она последовала совету Руди и совершила то, что подсказывало ей сердце, наплевала на все запреты и моральные устои, которыми ее с детства пичкала мать. Она ни о чем не жалела, но боялась, что расплата за своенравие будет жестокой.

Афия чувствовала себя обновленной. Ей совсем не было стыдно за свою доступность. Она ждала, что наутро ее будут терзать угрызения совести и уверенность в своей порочности, но вместо этого она испытывала лишь безмерное счастье, какого не испытывала за всю жизнь. Ей хотелось продлить это ощущение. Хотя бы на день или два. Ее так измучила жизнь в страхе перед лицом расплаты!

— Ты напоминаешь мне одну египетскую богиню, — сказала девушка коту. — У нее были голова кошки и тело человека. Богиня восходящего солнца, луны и, кто знает, чего еще. — Афия позволила себе улыбку. — Кажется, она заведовала сексуальностью, плодовитостью и материнством…

Будто понимая, о чем она говорит, черный кот едва заметно наклонил голову, а затем снова выпрямился. Словно кивнул.

— Она защищала детей и их матерей, помогала тем, кто отчаялся завести ребенка. Несчастные обращались к богине с молитвами. — Афия медленно облизнула губу. В животе словно что-то сжалось и осторожно расправилось. — Это я пробудила тебя?

Последнюю фразу девушка шепнула еле слышно, но кот понял вопрос. Он сделал крохотный шажок вперед, затем другой… вот он вскочил на живот Афии и чуть потоптался мягкими круглыми лапами. Девушка замерла, опасаясь даже вдохнуть воздух. Черный кот на секунду зажмурился, словно чему-то радуясь, а затем издал самое невозможное мурчание из всех существующих.

— Будь я проклят!

Афия испуганно глянула в сторону. На пороге спальни стоял Джейк с двумя стаканами в руке. Лицо его было растерянным. Он был выбрит и свеж, бедра скрывала белая простыня. Он был ужасно похож на накачанного тренера фитнес-клуба, готового показать, на что способно его сильное тело.

Покраснев, Афия снова взглянула на кота.

— Только не спугни, — попросила она тихо.

— Милая, Скэмп совершенно меня не боится. Это весьма нахальная кошка.

— Кошка? Я думала, это мужское имя.

— То, что Скэмп — кошка, выяснилось слишком поздно, чтобы менять прозвище. — Джейк поставил стаканы на тумбочку. — Как я уже сказал, это очень нахальная особа. Правда, она не выносит женщин. — Джейк удивленно приподнял брови. — Не понимаю, что происходит. Может, она чувствует то же, что и я?

— И что же это? — осторожно спросила Афия, заметив, что Скэмп продолжает топтаться по ее животу.

Джейк подошел к кровати и почесал кошку за ухом.

— То, что ты особенная.

— Как меня только не называли, — улыбнулась Афия. — А вот особенной — ни разу.

Потоптавшись, кошка прогулялась по груди девушки и устроилась рядом с ее головой на подушке.

Словно богиня сексуального наслаждения и материнства.

Афия вспомнила, как Джейк отзывался о детях. Кажется, он сказал, что не против двоих ребятишек.

У нее запершило в горле, перед глазами на минуту все задрожало, словно она была близка к слезам.

— Я хочу пить. Подашь мне стакан? — спросила она Джейка, надеясь, что он не заметил странного выражения ее лица.

— Воды или апельсинового сока? — Все же он что-то заметил, потому что настойчиво разглядывал Афию.

— Лучше воды. Он протянул ей огромный стакан, и девушка осушила его до дна.

— Спасибо.

Джейк присел на кровать и взял ее руку. Некоторое время он разглядывал ее пальцы и ладонь, а затем спросил напрямик:

— Раскаиваешься?

По его взгляду Афия прочла, что он надеется на отрицательный ответ. Она приподнялась и села.

— Ничуть. Ни на грамм! — «Я получила благословение египетской богини, но разве объяснишь это Джейку? Я счастлива до безумия!» — А ты? Не жалеешь?

Джейк погладил открывшуюся грудь Афии.

— Жалею, и еще как! — игриво сказал он. — Прошлая ночь была настоящей пыткой. Я измучен.

Афия засмеялась. Джейк осторожно пососал ее мизинчик, толкнул девушку обратно на подушку и наклонился над ней. Она затрепетала, ожидая продолжения.

«Куда нас все это приведет? Что происходит между мной и Джейком? Страстные выходные? Короткий яркий роман? Или это уже начало отношений? Интересно, при чем здесь материнство?»

Засмеявшись своим мыслям, Афия притянула Джейка к себе и зашептала ему на ухо:

— Кстати, о пытках. — Она на секунду взглянула ему в глаза и загадочно усмехнулась. — Кажется, я задолжала тебе… пару оргазмов.

Он прищурился, глаза весело блеснули.

— Ты уверена? Что ж, решать тебе…

— О чем думаешь, зайчик?

Руди торопливо натянул на себя простыню и повернул голову.

«Теперь я стал зайчиком!»

Жан-Пьер лежал на боку, ладонью подпирая голову, и улыбался. Он выглядел возмутительно свежим после каких-то двух часов сна.

— Ни о чем я не думаю, — огрызнулся Руди. Накануне он последовал собственному совету, который дал Афии: верить зову сердца и все такое.

И вот к чему это привело!

Жан-Пьер пришел во втором часу ночи, злой и раздраженный. Он пожаловался, что одна из танцовщиц беременна, а это сулит в будущем проблемы.

Руди обещал себе, что просто посочувствует другу, когда достал из шкафа бутылку вина. Но то, что началось как невинная пирушка, закончилось бурным, сумасшедшим сексом. Когда же француз заснул, Руди почувствовал себя очень несчастным и счастливым одновременно.

— Да брось! — Жан-Пьер усмехнулся и приподнял красивую темную бровь. —Ты о чем-то напряженно думал. Иначе чего ради двадцать минут пялиться в потолок?

Руди смущенно хмыкнул. Он уже чувствовал небывалое возбуждение, и это здорово мешало.

— Ты что, наблюдал за мной двадцать минут?

— За тобой приятно наблюдать, mon amour. — Жан-Пьер выдал одну из своих сексуальных улыбок, отчего Руди еще сильнее натянул простыню на свои чресла.

— Я бы попросил тебя не использовать это слово.

— Какое именно?

Руди вздохнул, повернулся к французу и тоже оперся на локоть.

— Любовь. Для меня это слишком серьезное слово.

— Для меня тоже.

— Тогда прекрати его употреблять без дела. Жан-Пьер удивленно почесал подбородок.

— Без дела?

— Ночью я пропустил его мимо ушей, потому что ты был пьян.

— Пьян? Я?

— Да, ты выпил почти всю бутылку. Жан-Пьер рассмеялся и легко коснулся щеки Руди.

— Милый, ведь я родился во Франции. В моих венах течет вино. Я вовсе не был пьян, разве что от твоих объятий. Когда я сказал «любовь моя», я говорил всерьез.

Сердце Руди забилось медленно и очень тяжело. Ему стало страшно. Что, если тот человек, прожить с которым он хотел бы целую жизнь, сейчас лежал рядом, в его постели, и смотрел на него этим насмешливым, все понимающим взглядом?

«Могу ли я верить его словам? Осмелюсь ли открыться? Или спрячусь вновь в свою раковину, словно улитка? Может, тот, кто никогда не рискует, в конечном счете рискует сильнее прочих?»

— Так о чем ты думал, глядя в потолок?

— О Вермонте, — признался Руди и почувствовал небывалое облегчение. — Я хотел бы поехать туда на Рождество. С тобой.

Жан-Пьер кивнул.

— А весной я покажу тебе Париж, — сказал он таким тоном, словно это само собой разумелось.

Руди рассмеялся. На душе у него стало светло и беззаботно. Беспокоила только одна мысль, но она почти не касалась Жан-Пьера. Он снова лег на спину и заложил руки за голову, уставившись в потолок.

— Черт, — негромко сказал он.

— Теперь ты беспокоишься за Афию, — понимающе сказал француз. — Боишься признаться ей в том, что между нами все серьезно? Разумеется, она поспешит собрать вещички, чтобы не мешать нашим отношениям.

— Когда это ты научился читать мои мысли?

Жан-Пьер наклонился на Руди, губы его изогнулись в хитрой улыбке.

— Не волнуйся, зайчик. Прошлой ночью я видел в казино Афию и Джейка. Они танцевали. Думаю, наша девочка сама будет рада поскорее переехать.

Глава 18

— Мне нравится твоя кровать, — сказала Афия. — Очень нравится.

Джейк ухмыльнулся, наблюдая затем, как, потягиваясь, девушка по-кошачьи изогнулась. Простыни были смяты, подушки сброшены на пол.

— Я рад, — откликнулся он, застегивая молнию джинсов. Интересно, что ей нравится больше: матрац королевских размеров или то, что мы на нем только что вытворяли?

Джейк задумчиво посмотрел на девушку. Афия сидела на кровати, завернувшись в огромное банное полотенце цвета бургундского, и встряхивала мокрыми после душа волосами, чтобы они быстрее просохли. Она наполнила его дом светом и радостью, какой-то детской непосредственностью и желанием познавать новое.

Только что между ними случился великолепный секс, при воспоминании о котором у Джека начинали ныть мышцы. Афия буквально изводила его почти целый час, целуя там и тут, гладя, покусывая и сжимая. Она терзала его, казалось, бесконечно, затем забралась сверху и приступила к делу. Джейк мог поклясться, что она настоящая ведьма — до такой степени был околдован.

Затем Афия пробралась к нему в душ, намылила и помогла вымыться. Разумеется, столь неосторожный поступок кончился тем, что они снова занялись любовью.

И вот теперь Афия вновь бросала на него многозначительные взгляды.

Ненасытная женщина…

— Я пойду приготовлю завтрак, — сказал Джейк сурово. — А ты пока оденься!

Афия упрямо улеглась на постель и размотала полотенце. Она перевернулась на живот и укрыла спину, оставив на обозрение Джейку аппетитный зад. Оглянувшись через плечо, Афия заманчиво улыбнулась.

Вилма и Скэмп развалились в ее ногах, вид у них был осоловевший. Джейк гадал, почему его кошки так быстро приняли Афию. Впрочем, он и сам влюбился меньше чем за неделю.

— Мне придется одолжить одежду у тебя, — капризно сказала Афия, заметив, что Джейк старается игнорировать ее заигрывания. — Мое вечернее платье едва ли подходит для завтрака на кухне, а остальные вещи находятся в квартире Руди.

— Это ненадолго, — пробормотал Джейк, натягивая через голову майку.

— Что ты сказал?

— Ничего. Поговорим за завтраком. Ты любишь вафли? Афия нахмурилась, словно всерьез размышляла над вопросом.

— Хм… С клубникой?

— Клубники нет. Могу предложить вафли с бананом. Афия хихикнула и задвигала бровями.

— Только ничего не говори! Я говорю о другом банане. — Он засмеялся. — Потерпи немного. Хотя бы пару часов.

Афия спрыгнула с постели и медленно направилась к Джейку, почти прилично качая бедрами. Джейк закатил глаза, чувствуя, как в штанах настойчиво шевельнулось.

— Руки прочь, женщина! — воскликнул он, с хохотом отпрыгивая назад.

Афия хихикнула.

— Боже, что случилось с моим супергероем?

— Ему нужно набраться сил перед следующим рывком. Раздался звонок мобильного.

— Меня спасли высшие силы, — сообщил Джейк, беря с тумбочки телефон.

— Да?

Афия вздохнула и принялась рыться в ящиках.

— Это и есть Джейк Блейн, — сказал детектив в трубку, услышав незнакомый женский голос. Он следил затем, как Афия нахмурилась, обнаружив беспорядок в его ящиках, и принялась создавать из вещей аккуратные стопочки. — Неужели? Отличная новость! Где и когда?

Он подошел к Афии со спины, открыл средний ящик, откуда достал шорты и футболку. Не отрываясь от телефона, он погрозил девушке.

— Прекрати рыться в моих шмотках, — прошипел он Афии на ухо.

— Но ведь…

— Да, спасибо. — Джейк нажал отбой. — Я сказал, прекрати. У меня новость: мы выиграли торги на картину. Она наша.

— Правда? — Лицо девушки озарилось, словно она только что узнала, что Санта-Клаус все же существует.

Джейку захотелось обнять ее, но он поборол порыв, зная, что это чревато.

— Звонила женщина, которая ответственна за выдачу…

— Салли Кларксон, — вставила Афия, натягивая линялую голубую футболку.

— Да, именно она. Так вот, мы можем забрать картину в любой момент в течение недели.

Афия влезла в огромные шорты и затянула веревочный пояс.

— Неужели мы выиграли? — с волнением заговорила она. — Просто не верится. Как получилось, что наша ставка превысила все, что за нее предлагали? У нас было мало денег, а на приеме собралось столько людей. Неужели картина никому не понравилась?

— Думаю, нам просто повезло, — Предположил Джейк. Они обменялись взглядами.

— С тех пор как я тебя встретила, мне стало чаще везти, — призналась Афия, прищурив глаза. — Это так здорово. Я очень тебе признательна.

Джейк поцокал языком. Ему не хотелось становиться очередным талисманом удачи. Ему требовалась ответная любовь, а не признательность.

— Знаешь, что я думаю? — Он настойчиво смотрел на Афию, надеясь, что она примет его точку зрения. — Если мы будем вместе, нам будет везти с каждым днем все чаще. Мы сами творцы своей удачи, разве нет? Все дело во внутренних установках. Позитивных мыслей должно быть больше, чем негативных.

Афия взлохматила влажные волосы пальцами и потрясла головой.

— Ты говоришь сейчас, как Руди. Джейк усмехнулся.

— Значит, ты дорога нам обоим. Верно? Настоящий друг не станет врать.

Афия наклонила голову.

— А ты мне друг? Тебе правда не все равно, что со мной будет?

Джейк усадил Афию на постель и присел рядом.

— Мне все равно, богата ты или бедна, живешь ли по соседству или в другом городе, весело тебе или грустно, — я готов поддерживать тебя всегда. Так, кажется? — Он лукаво усмехнулся. — Мне плевать, что ты родилась в пятницу тринадцатого. Меня не волнует подобная мелочь.

Афия смотрела на него во все глаза, затем судорожно вздохнула.

— Мне никогда не говорили таких хороших слов.

Джейк привлек девушку к себе и обнял. Он знал, что она заслуживала гораздо большего, чем просто слова. И сам он хотел быть не просто другом, а любимым, единственным и желанным. Он хотел жениться и завести детей, обставить квартиру и возвращаться по вечерам в уютный дом к жене.

«Я знаю, что ты влюблена, Афия, но ты молчишь об этом, а значит, у тебя есть причина скрывать свои чувства. Вчера ты не сдержалась и призналась мне в любви, а сегодня избегаешь этой темы. Я постараюсь не спугнуть тебя и сделаю так, чтобы ты сама открыла мне свое сердце».

— Кстати, что касается той части, где «живешь ли ты по соседству или в другом городе», — сказал Джейк вслух. — Если честно, я бы предпочел, чтобы ты перебралась ко мне.

Афия чуть отстранилась и принялась задумчиво перебирать свои волосы. Смотреть на Джейка она избегала.

— Я думал об этом все утро, — настойчиво продолжал тот. — У Гэллоу слишком маленькая квартира. А я владею почти целым домом. Ты спишь на диване, ютишься в тесноте, твои вещи загромождают Руди комнату…

— Это он тебе пожаловался? — обеспокоенно спросила Афия.

— Нет. Просто я достаточно наблюдателен. Там тесно для троих, ты же сама понимаешь. А здесь целых три спальни и куча свободного места. Можешь выбрать себе комнату или спать в моей, если пожелаешь. Конечно, мне бы хотелось, чтобы мы занимали одну постель, но я не хочу на тебя давить.

Афия закинула ногу на ногу и принялась ею покачивать. Она по-прежнему избегала смотреть на Джейка.

— У тебя отличный вкус. Мы вместе могли бы декорировать эту квартиру. К тому же, — веско добавил он, — вдвоем ездить на работу удобней.

— Я соглашусь только в том случае, если буду платить аренду, — вымолвила девушка. — Это будет честно.

Джейку было плевать на ее деньги, но спорить он не стал, чтобы не задеть гордость Афии.

— Я мог бы вычитать аренду из твоей зарплаты. К примеру, по сотне в неделю, за жилье и частный извоз, коль скоро я буду возить тебя до конторы, — улыбнулся он.

Такой вариант подошел бы и ему, решая сразу две проблемы: гордость Афии не будет ущемлена, а Джейку будет проще найти деньги на оплату ее работы.

Девушка пожала плечами:

— Тогда ладно.

— Ладно? Ты согласна? Она нервно усмехнулась.

— Ладно, я подумаю.

— Хорошо.

Что ж, пусть думает. По крайней мере она не сказала «нет». Это обнадеживает.

— Ты все еще хочешь вафель? — сменил тему Джейк.

— Угу.

— Слава Богу, потому что я умираю от голода.

Он встал, потянул Афию за руку и даже слегка шлепнул ее по заду, чтобы немного поторопить.

«Если мы еще чуток задержимся в спальне, я снова завалю ее на постель, чтобы…»

— Я так рада, что мы выиграли эту картину! — защебетала Афия, врываясь в его мысли. — Она отлично впишется в интерьер офиса. Это оживит приемную, как считаешь? Кстати, ты не помнишь фамилию художника? Какой-то Ноа… не помню. Надо бы послать ему открытку с благодарностью.

— Я тоже запамятовал. Думаю, в программке все было написано. Взгляни сама, кажется, она осталась на столе. — Они вошли в кухню. — Ага, вот она, держи. — Джейк протянул ей сложенный буклет, чмокнул в щеку и направился к двери. — Пойду пороюсь в шкафу. Кажется, Джони оставляла какие-то вещи. Думаю, они могут тебе подойти. Прежде чем у нее вырос живот, она была крохотной.

Джейк хотел ненадолго оставить Афию одну, чтобы дать ей возможность поразмышлять на тему переезда. Конечно, он не собирался давить на девушку, но состояние неизвестности ему не нравилось. Он предпочел бы получить ответ как можно быстрее.

Когда Джейк вышел, Афия уселась в кресло и принялась листать программку. Мысли ее были далеки от счастливого приобретения картины и фамилии неизвестного художника.

«Он предложил мне переехать к нему!»

Ее сердце кричало от радости, тогда как разум вопил о надвигающейся опасности. Или то был не разум, а голос ее матери? Как бы ни глупы были предубеждения Гизеллы, Афия много лет прислушивалась к ее советам, а потому теперь ей было трудно их переступить. Привычки умирают тяжело и долго. Мать годами вещала о том, что ее дочь проклята и несет беды тем, кто ее любит.

Что, если она права?

Афия не была уверена в том, что Джейк ее любит, но забота и нежность в его глазах говорили громче всех слов: она ему небезразлична. Он оказался настоящим защитником и страстным любовником, он сумел разглядеть в Афии то, чего не видел никто другой (разве что Руди), — способность самостоятельно принимать решения.

Она понимала, что влюбилась. Влюбилась впервые в жизни, до одури, до сумасшествия! Амур пронзил ее тысячей безжалостных стрел, и она была благодарна ему за такой подарок. Афии хотелось переехать к Джейку, жить с ним в его старой квартире, завтракать с ним вместе, вместе отправляться на работу, а вечерами вместе ложиться в постель, которая сулила сотни наслаждений.

Засыпая накануне, она призналась Джейку в любви. Она уснула сразу после этого, но помнила о том, как пробормотала «я тебя люблю». Джейк не ответил, но сжал ее в объятиях, словно отвечая взаимностью.

«А что, если я подвергаю любимого человека опасности? Если беда уже рядом и ждет случая нанести страшный удар?»

В голове пронеслась вереница жутких сценариев, один другого кошмарнее.

«С моей-то удачей…

Джейк сказал, что мы сами творцы своей удачи. И что все дело в позитивных установках…

Но моя мать твердила мне, что я приношу близким неудачи…

Руди советовал мне прислушиваться к голосу сердца, а сердце твердит, что я поступаю правильно».

Афия судорожно вздохнула. Отчего-то на душе был мир и покой, словно она нашла свою землю обетованную, над которой не властны древние проклятия.

— Я должна мыслить позитивно, — сказала девушка вслух. — Так вот, с моей удачей я выйду замуж, рожу двух или трех хорошеньких малышей и буду счастлива всю оставшуюся жизнь. — Она помолчала и добавила: — И жизнь эта будет долгой и безмятежной.

Вот так! Долгой и безмятежной!

Она еще трижды повторила только что придуманную мантру и улыбнулась. Ей стало любопытно, как отнесется мать к переменам в ее жизни и, что главное, в характере.

Наверное, она будет в ужасе.

Стараясь отвлечься от этой мысли, Афия покрутила в руках цветной буклет. Название одной из благотворительных организаций в нем отсутствовало. Девушка охнула и еще раз прочитала список тех, кому комитет собирался отчислять вырученные от торгов деньги.

Ошибки быть не могло. Афии стало дурно.

Проклятые стервы!

Смяв буклет в крохотный комочек, она вскочила и направилась в спальню. У нее пылали щеки и уши, кулаки были сжаты.

— Это для меня? — деловито спросила она, указав пальцем в голубые спортивные тапочки на шнурках, стоявшие у кровати.

Джейк, перебиравший вещи, разложенные по полкам, обернулся и кивнул:

— Ага. Шестой с половиной.

Афия носила шестой, но разница была невелика. Она быстро обулась в тапочки и завязала шнурки.

— Что с тобой? — удивился Джейк, заметив в ее лице перемену.

Афия подняла глаза. Она не знала, как сказать о своем открытии Джейку. Ей хотелось самой разобраться в ситуации. Если бы Джейк принялся ее опекать, как это делали другие, или счел проблему пустяковой, она бы тотчас разразилась слезами.

— Где ближайшая остановка? — спросила девушка, подтягивая повыше мужские шорты. — Здесь есть маршрутные такси? — В ее голосе слышалась мрачная решимость.

Джейк прекратил рыться в вещах, взял с тумбы пачку сока и отпил прямо из нее.

— В чем дело, ты мне скажешь? Афия отмахнулась.

— У меня появилось дело. Я должна сделать его немедленно, прямо сейчас.

— Я подброшу тебя, куда надо.

— Это личное.

— Тогда возьми мою машину. Афия покачала головой.

— Я не вожу машину. То есть у меня есть права и я училась водить, но у меня плох[5получалось. Я из тех водителей, что при малейшей же опасности сворачивают в кювет. Именно поэтому Рэнди нанял Руди. Мой дорогой друг был моим шофером, так мы и познакомились. — Афия принялась нетерпеливо притопывать ногой. У нее колотилось сердце, кровь бурлила, требуя немедленного решения возникшей проблемы. В кулаке до сих пор был зажат бумажный комок, в который превратился проклятый буклет. — Просто покажи мне, где остановка. Прошу тебя, Джейк.

— Я отвезу, — нахмурившись, сказал он. Судя по тону, его решение не обсуждалось. — Пошли, раз это срочно.

Афия нагнала его в коридоре и схватила за рукав футболки. Джейк едва не выронил ключи от «мустанга».

— Хорошо, можешь меня отвезти, но тебе придется остаться в машине. — Ей не хотелось, чтобы Джейк вступал в дебаты с ее заклятым врагом даже в попытке ее защитить. — Договорились?

Джейк ничего не ответил. Он быстро запер входную дверь и направился к стоянке.

— Куда едем?

Афия сказала адрес, развернула мятую программку и с ненавистью уставилась на имена организаторов.

— Как она могла поступить так подло? — Девушка едва не шмыгнула носом, но взяла себя в руки.

Джейк уже завел мотор, и «мустанг», тяжело переваливаясь, выкатился на дорогу.

— Ты не скажешь, о ком речь? — спросил Джейк, вливаясь в ленивое субботнее движение. — Я должен гадать?

— Я не хочу даже обсуждать это, — пробурчала Афия. В ее голове теснились такие нецензурные слова, что озвучивать их было стыдно. — Вот стерва! — не сдержалась она.

Джейк хмыкнул, не отрывая глаз от дороги.

— Понимаешь, она это сделала нарочно, чтобы задеть меня. Ей плевать, что она лишает денег несчастных детей!

— Кто? Дора? Френсис? Полагаю, мы говорим об этих особах?

— Да, Дора, — вздохнула девушка. Это имя вызвало у нее приступ изжоги. — Именно она решает, кто войдет в список организаций, нуждающихся в помощи комитета, а кто нет. Она просто выкинула детский фонд из списков!

Ей так и виделось, как Дора поджимает губы и произносит: «Мы слишком много лет валандались с этими отбросами. Они вполне могут существовать на дотации государства и частные пожертвования. Давайте сосредоточимся на тех, кому действительно нужна наша помощь».

— Стерва! — снова произнесла Афия с чувством.

— Значит, детский центр ничего не получит?

— Да ты что, совсем меня не слушал?! — воскликнула Афия возмущенно. Машина как раз сворачивала на нужную улицу. Девушка потрясла мятой программкой. — Их нет в списке! Здесь десяток организаций, включая фонд борьбы с теми, кто не сдает в переработку мусор, а о детях просто забыли. — Она мрачно уставилась в проспект. — То есть о них не забыли. Их вычеркнули намеренно, чтобы унизить меня. И почему? Просто из-за того, что Дора Симмонс — ревнивая, злобная стерва. Это так несправедливо!

— Какая гадость, — признал Джейк. В отличие от Афии его голос звучал спокойно. — И что ты собираешься сделать?

Афия сжала кулаки.

— Я не знаю. К сожалению, наши деньги уже перевели на другие счета. Конечно, многие из благотворительных организаций заслуживают пожертвований, но ведь не фонд борьбы с теми, кто не сдает мусор в переработку! И я не могу ничего изменить.

— Я думал, что детский центр — одна из основных подшефных организаций.

— Так и было, пока был жив мой отец. Собственно, это он и создал детский центр.

— Он был великодушным человеком, — признал Джейк.

— Да уж, был.

Афия потрясла головой. В ней смешались обида, злость, досада и еще целая палитра эмоций, каждая из которых была направлена на Дору Симмонс.

Впереди возник огромный дом, окруженный забором. Он высился над прилежащими домами, словно напоминание о том, что в нем живут те, кто считает себя особенным, достойным лучшего.

— Это здесь. — Афия с ненавистью ткнула рукой в направлении дома. Она распахнула дверь, не дожидаясь, пока Джейк припаркуется. Поднявшись по широким каменным ступенькам, она обернулась и заметила, что Джейк идет за ней. — Ты обещал, что будешь ждать в машине.

— Я ничего подобного не обещал, — упрямо сказал тот. У Афии не было желания спорить еще и с ним.

— Ладно, пошли, только не встревай в разговор.

— Договорились.

Афия кивнула, подняла тяжелый металлический молоточек и изо всех сил принялась стучать им по двери. Грохот получился оглушительный.

Когда дверь распахнулась, на пороге возник худощавый плешивый мужчина в белых шортах и голубой рубашке-поло.

— Афия? — спросил он. В его тоне смешались радость и удивление. Еще бы, предмет его вожделения выглядел не лучшим образом.

Афия уперла руки в бока.

— Да, Бернард, именно так я выгляжу по утрам. Или ты думал, я всю жизнь хорошенькая?

Джейк мог поспорить, что она дивно выглядит и в его растянутой линялой футболке и безразмерных шортах, но промолчал.

— Но ты так странно одета… — пробормотал мужчина озадаченно.

— Я натянула то, что было, — отмахнулась Афия. — Сегодня тебе очень повезло, Бернард. Ты впервые видишь настоящую меня. Ну как, в тебе все еще тлеет вожделение? Ты хотел бы каждое утро просыпаться рядом с такой, как я?

Бернард испуганно захлопал глазами и вытер о шорты вспотевшие руки. Джейк закатил глаза.

— Дора! — крикнула Афия и потеснила Бернарда плечом.

Она и раньше бывала в этом доме — главным образом на приемах и вечеринках, — а потому знала, куда идти.

Она нашла Дору в гостиной. Та сидела на белоснежной софе, поджав ноги. В руках у нее была изящная чашечка с утренним чаем, волосы были тщательно уложены, макияж превосходен.

— Афия? — удивилась женщина, отставляя чашку на подлокотник. — Что ты тут делаешь?

Афия швырнула смятую программку на стеклянный столик.

— «Си серпент» не было в списке организаций для внесения пожертвований.

— Ах да! — Дора довольно улыбнулась и откинулась на велюровую спинку софы. — Действительно не было.

Афия двинулась вперед и села на край журнального столика, неподвижно уставившись на Дору.

— Что ж, скажу как есть.

— Да уж, будь любезна, у меня куча дел.

— Ты просто дешевка. Делаешь вид, что тебе небезразлична судьба нуждающихся, а на самом деле тебе плевать. Единственное, к чему ты неравнодушна, — это к собственному успеху в обществе. Именно поэтому ты занялась благотворительностью. Ты просто сноб, жалкий и неуверенный в себе. Ты самоутверждаешься за счет других, а на самом деле тебя не за что любить и уважать. Самое забавное, Дора, что ты сама об этом знаешь. — Афия горько усмехнулась. — В этом году я сделаю все возможное, чтобы тебя больше не избирали на должность главы фонда.

Дора вальяжно махнула рукой, хотя ее левый глаз раздраженно дернулся.

— Думаешь, кто-то станет прислушиваться к Черной Вдове? Бабе, которой всегда не везет? К той, что носит на руке дурацкие амулетики? — Дора метнула ненавидящий взгляд на запястье девушки, но не обнаружила браслета на привычном месте.

Тогда Дора перевела взгляд на Бернарда, ища у него поддержки. Тот стоял на пороге гостиной рядом с Джейком. Контраст был впечатляющим. Жалкий, забитый неудачник рядом с красивым, молодым жеребцом, подумалось Доре, и она скривилась. Афия заметила перемену в ее лице и обернулась.

Девушка усмехнулась, сообразив, о чем думает Дора.

— Знаешь, дорогуша, — презрительно бросила она бывшей знакомой, — я бы не захотела поменяться с тобой жизнью.

— Ты и не можешь себе позволить жить, как я, — фыркнула Дора.

Афия поднялась и направилась к Джейку. На пороге гостиной она остановилась и обернулась.

— Кто сеет ветер, тот пожнет бурю, — сказала она бледной женщине, изо всех сил пытавшейся сохранить самообладание. Затем взяла Джейка под руку. — Прости, что тебе пришлось присутствовать при столь неприятной сцене.

— Отчего же, — усмехнулся ее спутник. — Я получил истинное удовольствие.

Они вышли на улицу.

— Раньше я никогда не устраивала подобных разборок, — призналась Афия, довольная собой.

— Дора Симмонс это заслужила. — Джейк подмигнул девушке. — Бьюсь об заклад, тебе понравилось.

Афия расхохоталась.

— В самом деле, это было здорово! — Они сели в машину. — К сожалению, детскому центру скандалом не помочь. — Афия вздохнула. — Если бы я не была такой доверчивой и сама управляла своими финансами, все сложилось бы иначе! Если бы я не таскалась по магазинам, скупая все, на что упал взгляд, а занималась делом, Глик не украл бы моих денег. Черт, да я могла бы купить весь фонд с потрохами, а детскому центру подарить новое здание и бог знает сколько всего еще!

Джейк нахмурился.

— Ты слишком строга к себе. На ошибках учатся. Перестань копаться в прошлом и займись строительством будущего. Это гораздо перспективнее.

— Отличный совет.

«Но что я могу сделать? В каком направлении стоит двигаться?»

Джейк коснулся губами озабоченной морщинки между ее бровей и завел мотор. Когда машина выехала на бульвар, Афия уже знала, что будет делать.

— Я много лет работала в фонде, — медленно произнесла она после долгого молчания. — Я могу создать собственный фонд, у меня остались связи, найти спонсоров никогда не было проблемой. Я организую благотворительный вечер, средства от которого целиком пойдут в детский фонд. У меня есть в этом опыт. Я знаю, что и как нужно делать, чтобы раскрутить эту идею.

Джейк одобрительно улыбнулся:

— Вот и славно. А теперь мы можем поехать ко мне и сделать вафли? — В его тоне звучала надежда.

— Конечно, — кивнула девушка. — Только сначала мы заедем к Руди.

Они сидели за столом и завтракали. Из колонок негромко звучал голос их любимого певца. Жан-Пьер прижимался коленом к колену Руди и рассказывал о вчерашнем выступлении танцовщиц в казино.

Они совершенно не слышали чужих шагов, и, когда дверь неожиданно распахнулась, Руди едва не подскочил на месте. Смех застрял в горле, чашка резко стукнулась о поверхность стола, расплескав кофе.

Жан-Пьер успокоительно погладил его по ноге, призывая не нервничать.

— Расслабься, Руди. Чего ты так дергаешься?

Афия вошла в гостиную в сопровождении Джейка. Она бегло взглянула на двоих мужчин и замерла на месте. Вместо того чтобы, по обыкновению, занять противоположные стороны стола, они сидели рядом, плечом к плечу, глаза Руди метались, пытаясь спрятаться от вопросительного взгляда девушки. Конечно, она не видела руки Жан-Пьера на колене Руди, но все было понятно без слов. У обоих мужчин были влажные после душа волосы, в комнате играла ненавязчивая, но очень романтичная музыка.

Джейк смущенно кашлянул. Словно очнувшись, Жан-Пьер вскочил из-за стола и бросился к Афии, чтобы расцеловать ее в щеки.

— Доброе утро, пирожок, — пропел он с сильным акцентом. Оглядев странный наряд девушки, он засмеялся. — Ты выглядишь премило. Словно маленькая девочка в папиной футболке.

Руди мысленно не согласился. Афия вовсе не казалась маленькой девочкой. Наоборот, сегодня она впервые выглядела на свои годы. Дело было вовсе не в одежде Джейка, просто у нее горели щеки и сверкали глаза. Она излучала уверенность и сексуальность.

— Должно быть, ты Жан-Пьер? — спросил Джейк, протягивая руку.

— Oui. — Француз ответил на рукопожатие и сделал приглашающий жест в сторону стола. — Может, чашечку кофе, Джейк?

— Да, с удовольствием. — Взгляд Джейка тотчас переместился на выпечку в плетеной корзинке, миновав смущенного Руди. — Что это? Не круассаны, случайно?

Жан-Пьер мелодично рассмеялся:

— Вижу, ты голоден. Пойдем на кухню, я положу тебе яичницы с беконом и налью кофе. А потом попробуешь выпечку.

Джейк кивнул и последовал за французом. Как только они вышли, Афия бросилась к Руди и уселась ему на колени.

— Ты влюблен, дружище! — шепнула она ему на ухо. — Я знала, что тебе нравится Жан-Пьер. Я так и знала, что ты не устоишь!

Руди закатил глаза и обнял девушку. — Все-то ты знаешь! Но как ты могла догадываться? Между нами ничего не было до вчерашней ночи.

Афия хмыкнула и загадочно посмотрела на Руди.

— Думаешь, так сложно догадаться, когда двое неравнодушны друг к другу? Да по всей квартире летали флюиды влюбленности! Я же видела, что твой сосед обожает тебя. Он слушал тебя с открытым ртом, смеялся даже самым глупым шуткам и постоянно тебя цитировал. А еще я видела, что порой ты следишь за ним, когда он не замечает. У тебя был такой взгляд! Только слепой не догадался бы, что происходит. И у вас еще все впереди.

Руди улыбнулся. Конечно, он надеялся, что их отношения с Жан-Пьером имеют будущее, но слышать подтверждение этому было приятно.

— Он… очень сексуальный, правда? — смущенно спросил Руди.

Афия погрозила ему пальцем.

— Не пытайся убедить меня, что все дело только в постели. Тебе нравится не только внешность твоего друга, но и его внутренние качества. Ты все время восхищался его талантом, прислушивался к его советам. Ты же сам говорил мне, что Жан-Пьер не по годам мудр. Перестань противиться своим чувствам. Чем больше вы будете узнавать друг друга, тем лучше вам будет.

Руди прищурился.

— У вас с Джейком происходит то же самое? Вы стараетесь получше друг друга узнать?

Краска залила щеки девушки.

— Все не совсем так, как ты думаешь… то есть все так, но… иначе. В общем, между нами нечто большее, чем просто интрижка, понимаешь? — Афия понизила голос. — Джейк предложил мне переехать к нему.

Руди похлопал ее по коленке, подбирая нужные слова. Ему не хотелось встревать между Афией и Джеком, но нельзя было и не предупредить ее.

— Вы знакомы всего неделю. Афия пожала плечами:

— Ты и сам говорил, что стрелы Амура не думают о часах.

Руди находился в затруднительном положении: он и радовался за подругу, и беспокоился за нее, балансируя на грани паники и эйфории.

— Хочешь сказать, что ты влюблена?

Афия так улыбнулась, что сверкнули все тридцать два зуба.

— Это совершенно новое чувство. Раньше я никогда не испытывала ничего подобного! Словно меня снова и снова бьет током, заставляя кровь бежать по венам. Я вся наэлектризована, и в то же время, я ощущаю удивительное спокойствие и довольство. — Девушка закатила глаза. — Кажется, я говорю банальности.

Руди покачал головой.

— Очень знакомые ощущения.

— Значит, ты поймешь меня, если я решу переехать?

— Разумеется, пойму.

Руди мучительно размышлял о том, что ждет его подругу в будущем.

Как она отреагирует, когда узнает о том, что Хармон подсунул ей Джейка и работу, занимаясь поисками ее денег? Какими глазами она посмотрит на любимого, узнав, что он не был с ней честен до конца? Афия так старается быть независимой, а выяснится, что ее все равно незримо опекали и принимали за нее решения.

У Руди неприятно защемило в желудке.

— Просто знай, что моя дверь всегда открыта для тебя, — выдавил он. — На всякий случай имей это в виду.

— Ты слишком заботишься обо мне, — засмеялась Афия, и Руди едва не скривился от ненависти к себе. — Мы с Джейком поженимся, заведем кучу детишек и будем жить счастливо до конца наших дней. — Она забавно подвигала бровями. — Это моя новая установка.

Руди ожидал, что после этих слов Афия потеребит свой магический браслет, но она этого не сделала. Более того, на ее запястье вообще не было никакого браслета! Он уже собрался спросить, что заставило девушку снять амулеты, когда появились Джейк и Жан-Пьер с тарелками в руках. Они над чем-то задорно смеялись.

— Кстати, — торопливо шепнула Афия Руди на ухо. — Я пока не говорила Джейку, что люблю его. В общем, не проболтайся. Не хочется его спугнуть.

— Он не выглядит трусишкой, — усмехнулся Руди, украдкой взглянув на детектива. Он ожидал, что Джейку не понравится поведение Афии — ведь она сидела на коленях другого мужчины, — однако Джейк просто кивнул девушке, продолжая беседовать с французом. Видимо, тот факт, что друг Афии — гей, решал все.

Джейк поставил тарелки на стол и многозначительно глянул на Руди, словно предлагая выйти и поговорить. Руди осторожно кивнул. Им действительно нужно было обсудить сложившееся положение.

— Мы с твоим спутником приготовили тебе омлет, дорогая, — пропел Жан-Пьер.

Меж тем Руди подмигнул Джейку, давая понять, что он обо всем договорился с Афией. Детектив облегченно вздохнул.

— Спасибо, Жан-Пьер, это очень трогательно, — сказала Афия. — Но мы не сможем остаться на завтрак.

Джейк, занесший вилку над омлетом, с ужасом взглянул на нее.

— Не сможем?

Афия соскочила с коленей Руди и наклонилась к уху Джейка, чтобы шепнуть пару слов. Руди видел, как смягчилось лицо детектива, а на губах заиграла улыбка.

— Прошу нас извинить, друзья, — произнес он, почти без сожалений откладывая в сторону вилку, — но мы вынуждены заняться более важным делом. Поможете нам собрать вещи?

Глава 19

Закрыв входную дверь, Джейк озадаченно взглянул на вереницу коробок, сумок и пакетов, выстроившуюся в его коридоре. Ему повезло, что Руди предложил перевезти вещи Афии в лимузине. В «мустанг» не вошло бы и трети. Всю дорогу Жан-Пьер, Руди и Афия весело смеялись и болтали, тогда как он хранил молчание.

Он с сомнением смотрел в будущее.

До этого момента он никогда не сталкивался с женщинами, у которых было бы так много одежды. Афия вполне могла целый год, ни разу не повторившись, одеваться в разные наряды.

«Я преувеличиваю, но факт остается фактом».

Джейк поморщился, испытав внезапный приступ головной боли. Он понимал, что все эти пальто, накидки, юбки, костюмы и платья куда больше подходили для прежней жизни Афии, нежели теперешней. А теперь они лежали в коридоре, словно немой укор, напоминая Джейку обо всем том, чего он не сможет дать любимой женщине.

Как долго она будет довольствоваться малым? Когда поймет, что ей не хватает новых тряпок и новинок косметики? Вряд ли Афия вечно сможет довольствоваться домашним поп-корном и фильмами, взятыми в прокате, вместо того чтобы ходить в оперу и есть тарталетки с черной икрой.

Джейк обреченно вздохнул. Был и другой, не менее ужасный вариант развития событий. Килмор мог найти мошенника и вернуть Афии ее состояние.

«Сможет ли Афия жить в моей старой квартире, зная, что у нее на счете миллионы? Что, если она захочет вернуться к прежней жизни? И найдется ли там место для меня? А если и найдется, смогу ли я смириться с тем, что жена гораздо богаче меня?»

Джейк устало потер пальцами виски.

— В чем дело?

Джейк вздрогнул и обернулся. Он и не заметил, как сзади подошла Афия.

— Просто задумался, — коротко ответил он, не желая объяснять причин своего замешательства.

Афия неуверенно взглянула на него и сложила на груди руки, словно защищаясь. На запястье по-прежнему не было браслета.

Насколько сознательным был выбор, когда она сняла его?

— Ты жалеешь, что предложил мне переехать? — робко спросила девушка.

— Совсем нет, — ответил Джейк и неожиданно понял, что сказал чистую правду.

«Я готов рискнуть. К черту сомнения! У нас все сложится».

— Ты уверен? У тебя… несчастный вид. Словно ты в полной растерянности.

Джейк ласково улыбнулся Афии. Лично ему было плевать, во что одета любимая женщина: в дизайнерские наряды или дешевку с ближайшей распродажи. Ему было все равно, сколько у нее денег и как она решит ими распорядиться, если получит украденное обратно. Главным был ее сознательный выбор остаться с ним, с Джеком Лидсом, владельцем крохотного детективного агентства и кучи кошек, шляющихся по огромной старой квартире.

«Если мне удастся завоевать ее сердце, ничто не сможет нам помешать».

Джейк насмешливо кивнул на коробки.

— Я просто раздумывал, не стоит ли мне выделить для твоих вещей отдельную комнату. Боюсь, они не поместятся в твоей спальне.

— А разве мы будем спать в разных спальнях? — хитро спросила Афия. Ее плечи расслабились, и она опустила руки.

— Хм…

— Я бы предпочла спать в твоей постели.

— Мне нравится такой вариант. — Джейк поманил девушку к себе, и Афия тотчас прильнула к его груди.

В этот миг сомнения окончательно покинули Джейка.

— А ты когда-нибудь жил с женщиной? — спросила Афия с любопытством.

— Нет.

— Нервничаешь?

— Самую малость. А ты?

— Ужасно волнуюсь. Но это даже здорово.

Джейк усмехнулся и осторожно сжал лицо девушки в ладонях, приник к ее губам. Она ответила сначала робко, а потом осмелела. Он прижал ее к стене, целуя в голову.

«Я женюсь на ней! А потом у нас будет ребенок, и не один. Я даже не знал, что хочу от жизни именно этого».

Джейк чуть отстранился и заглянул любимой в глаза. Горло сжалось от нежности.

— Афия, я…

Видимо, она все поняла, потому что тотчас накрыла его рот ладонью.

— Не говори этого! — В ее карих глазах мелькнула паника. — Прошу тебя, замолчи!

Нахмурившись, Джейк поцеловал ее ладонь и выпустил девушку из объятий.

— Руди и Жан-Пьер на кухне?

— Да. — Афия виновато пожала плечами. — Они сказали, что обязаны накормить тебя, раз ты не смог позавтракать омлетом и круассанами, и сейчас что-то готовят вместе.

— Я ужасно голоден, — пробормотал Джейк, окинув девушку плотоядным взглядом.

— Джейк! Мы же не одни. Давай отложим эти игры до того момента, когда Руди и Жан-Пьер уедут.

— Я могу попросить их уйти прямо сейчас.

— Что ты! Это будет невежливо. Джейк вздохнул:

— Значит, придется проглотить завтрак как можно быстрее. Афия засмеялась:

— Перестань, они сразу поймут, что мы жаждем от них избавиться. Это все равно что сразу выставить гостей вон.

— Черт! — Джейк нетерпеливо схватил Афию за руку и потащил за собой на кухню.

Он собирался признаться ей в любви и надеялся услышать ответное признание. Мысль о том, что придется еще два часа вести светскую беседу, ужасно злила. Джейк не понимал, почему двое влюбленных геев засели на его кухне, словно им самим было нечего обсудить между собой. Накануне Гэллоу уверял его, что не спит с соседом, но сегодня явно все изменилось. А значит, самое время заниматься друг другом, а не лезть в чужую личную жизнь.

Можно подумать, что у геев все иначе! Шли бы домой и занимались… тем, чем занимаются двое влюбленных!

Афия вскрикнула от неожиданности, когда ей под ноги бросился Роско. Джейк едва успел поймать ее. В тот же самый момент зазвонил мобильный.

— Что же это такое? Настоящий сумасшедший дом! — Джейк выхватил телефон из кармана. На дисплее высветилось имя сестры. Он подтолкнул Афию в сторону кухни. — Иди развлеки их, а я присоединюсь чуть позже. Начинай завтрак без меня.

Афии кивнула и танцующей походкой удалилась. Ей хотелось напевать от счастья.

«Джейк любит меня! Я прочла это в его глазах. Он едва не признался мне в любви!»

У нее кружилась голова, и хотелось прыгать на одной ножке. Так стремительно все менялось в ее жизни. Размеренное спокойствие, в котором она пребывала до этого, будучи замужем за Рэнди или Фрэнком, сменилось сумасшедшей эйфорией, взрывом эмоций, целым фонтаном чувств, прорвавшихся наружу с появлением Джейка.

Она не позволила ему произнести заветные слова, потому что хотела сказать их первой. Потому что собиралась произнести «я люблю тебя» впервые за всю свою жизнь.

Нужно сделать так, чтобы гости ушли.

Афия решительно вошла в кухню, собираясь вежливо, но твердо выпроводить друзей.

— Ты чего так долго? — спросил Руди, разливавший кофе по четырем чашкам.

— И где Джейк? — поддержал его Жан-Пьер, выкладывая из вафельницы на тарелку очередную вафлю. — Я хотел узнать у него, где он приобрел такие чудесные соусницы и пиалы. Они явно старинные, очень красивые.

Афия нахмурилась, не зная, как покультурнее выпроводить гостей.

«Жаль, что во мне порой не просыпается хамка!»

Не успела она произнести ни слова, как появился Джейк.

— Мне нужно уехать, — бросил он. — У Джони неприятности, а Карсона нет дома.

У Афии забилось сердце.

— Ребенок?

— Нет. Она сказала, что к ней в дом пролез кто-то ужасный. — Джейк сунул за ремень джинсов пистолет, пряча его под рубахой. — У нее был испуганный голос, и она быстро отключилась. Мне нужно ехать.

Руди встал с кресла.

— Я поеду с тобой.

— Спасибо, но я справлюсь и один. Если бы дело было серьезным, Джони вызвала бы копов. — Джейк торопливо поцеловал Афию в щеку и заспешил к двери.

— Позвони, как уладишь дело! — прокричала Афия ему вслед. После этого она рухнула в кресло, которое совсем недавно занимал Руди.

— Что это было, пушка? — хитро спросил Жан-Пьер и наморщил нос. — Очень сексуальная штука.

— И очень опасная, — мрачно добавила Афия. — И что сексуального в пистолете?

— Если его носит такой красавчик, как Джейк, это сексуально, — усмехнулся Руди. — У него такой мужественный вид.

Афия закатила глаза.

— Все вы, мужчины, одинаковы. Думаете только о сексе!

— Жуй свои вафли, пока они не остыли, пирожок, — посоветовал француз.

— Я не голодна. — Господи, а что, если незваный гость Джони — здоровяк вроде Марти Эша? Вдруг он нападет на Джейка? — И как вы можете оставаться такими спокойными?

Жан-Пьер пожал плечами:

— Джейк не выглядел сильно взволнованным. Скорее он был озабочен.

— И он сказал, что справится в одиночку. — Руди неторопливо отпил кофе.

— Ах, крепкие мускулы и большая пушка, чего еще желать? — мечтательно сказал Жан-Пьер. — Еще бы пару наручников, и образ завершен. — Он хитро взглянул на Руди и подмигнул. — Как считаете, наш герой застрелит негодяя или просто сломает ему ноги?

Афия застонала.

— Кстати, дорогая! — Руди неожиданно хлопнул себя по лбу. — У нас появилась одна чудесная идея. Ты должна участвовать в нашем проекте.

Афия недоверчиво взглянула на приятеля:

— Ты просто пытаешься меня отвлечь от мыслей об опасности, которая угрожает Джейку и Джони.

— А кто такая Джони? — поинтересовался Жан-Пьер, насыпая сахар в свой кофе.

— Сестра Джейка. Она беременна. Француз неприязненно скривился.

— Ты не любишь детей? — расстроилась девушка.

— Он любит, — вступился Руди, погладив руку друга. — Просто вчера он узнал, что одна из танцовщиц казино беременна. Это сулит приличные проблемы всей группе. Вице-президент попросил продюсера шоу не увольнять девчонку, и Жан-Пьеру придется перешивать для нее костюмы.

— Вице-президент просил? — вскинулась Афия. —А кто именно из девушек? И кто отец? — Может ли это быть любовница Ривелли? Ведь именно вчера он отказался поехать к Анджеле. Вдруг перед шоу он разговаривал с любовницей?

— Ее зовут Селена, — вздохнул Жан-Пьер. — Ее парень живет в Нью-Йорке. Я никогда не встречал его, но заранее ненавижу.

— Хватит об этом! — оборвал его Руди. — Афия, мы говорили о нашем новом проекте, в котором отвели для тебя важную роль.

В кухню вошла Вилма. Она походя потерлась о ноги Руди и глянула на Афию, дернув хвостом. Девушка почувствовала, как отступает волнение. Ей и прежде приходилось слышать о том, то кошки — великие целители, но сейчас она впервые почувствовала силу кошачьего присутствия на себе.

— Ладно. Рассказывайте, — велела девушка, придвигая к себе тарелку с вафлями и бутылочку с кленовым сиропом. «Если Джейк не позвонит через полчаса, я вызову полицию!» — Что там с вашим проектом?

— Шоу трансвеститов.

— Прости, что?

— Общество геев и лесбиянок решило организовать что-то вроде благотворительного бала. Ты же знаешь, что поддерживать геев считается очень модным, так что ожидается небывалый интерес к предстоящему шоу. Доход от бала пойдет на нужды благотворительных организаций, а это как раз по твоей части. Главным номером должно стать выступление трансвеститов.

Афия слушала, восхищенно округлив глаза, не замечая, как хрустит уже четвертой вафлей. Она трижды бывала на шоу трансвеститов, все они пользовались большим успехом и собирали огромные деньги. Организаторам даже не приходилось прилагать усилий к поиску спонсоров — те сами предлагали свои услуги, желая засветиться в столь ярком представлении.

— Карл обещал предоставить свой клуб в качестве места проведения мероприятия, — продолжал Руди. — Я уже обзвонил нескольких известных трансвеститов и заручился их поддержкой. Насколько я знаю, будут Сунна Дива, мисс Труди, Кармен Хамелеон и Софонда Менн.

— Только подумай, сколько известных имен! — подхватил Жан-Пьер. — Мне предложили разработать костюмы для кабаре.

— Мы рекомендовали тебя как талантливого организатора приемов. Я звонил ребятам из гей-движения, и они пришли в восторг от твоей кандидатуры. Конечно, на их реакцию сильно повлияла твоя репутация Черной Вдовы. — Руди смущенно пожал плечами. — Но ты же понимаешь, что для подобных мероприятий нужно как можно больше скандальных имен.

Афия совершенно не обиделась. Ее переполнял восторг. Только сегодня утром она обещала Доре, что не оставит ее подлость без ответа, и вот решение пришло само.

— Ты помнишь Еву Дрим? — спросил Руди. — Она несколько лет вела шоу трансвеститов. Помнишь, как она танцевала пародию на «Флэшдэнс»?

Девушка улыбнулась:

—Да-да, я помню. Господи, неужели прошло уже пять лет?

Жан-Пьер отбросил ладонью непослушные волосы.

— Значит, ты не против работать на шоу? — Он обрадовался, когда Афия кивнула. — Вот бы сейчас найти Еву Дрим! Жаль, что последние годы она не появляется на тусовках. Народ был бы рад ее снова увидеть.

Афия уже думала о другом. Она прикидывала, как и что можно организовать, воображение рисовало разные варианты, голова бурлила от идей.

«Я сделаю так, чтобы предстоящее мероприятие было успешным. Будет пресса, тысячи гостей! Детский фонд получит кучу денег».

— Что ж, — сказала она вслух, — тогда перейдем к обсуждению деталей.

— И это твой страшный интервент? — с усмешкой спросил Джейк.

— Избавься от него, умоляю! Кажется, у меня приступ удушья! — взвизгнула Джони. — Убери это ужасное существо из моего дома!

— Но это всего лишь паук.

— Ага! Тарантул! — Бледная и испуганная, Джони жалась в угол, глядя на крупного паука, сидевшего на стене. — Он ходил по моему ковру! Мне пришлось следить за ним, чтобы знать, где он находится.

— В Джерси нет тарантулов, сестричка. — Джейк упер руки в бока, разглядывая насекомое. — Конечно, это довольно крупный паук, и очень волосатый, но это точно не тарантул.

— Джейк!

Истеричный крик сестры вызвал сочувствие.

— Успокойся, малышка, я сейчас его уберу.

Спустя полминуты Джейк выпустил паука из тряпицы в траву соседнего газона. Тот немедленно припустил наутек, забавно прыгая по травинкам.

Джейк вернулся в дом и присел рядом с сестрой.

— Не знал, что у тебя арахнофобия.

— Я тоже не знала. Правда, я не встречала до сих пор таких огромных чудовищ! Знаешь, чего я больше всего боялась? Что напугаю его своим криком, он спрячется где-нибудь за шкафом, а ночью упадет мне прямо на лицо. Клянусь, от страха я бы немедленно разродилась! — Джони вздохнула и погладила живот. — Может, во всем виноваты гормоны. Прости, что я оторвала тебя отдел своей глупой истерикой.

Джейк улыбнулся и погладил сестру по плечу.

— Ничего страшного. Бывают фобии и похуже. — Он подумал о психованной Гизелле, которая боялась пятницы тринадцатого, а затем об Афии. Он уже успел позвонить ей, когда отпустил паука, и объяснил, что за «страшный враг» напугал его сестрицу. — Ну как, ты пришла в себя?

— Да, мне лучше. — Джони встряхнула головой. — Теперь я чувствую себя очень глупой. Еще раз извини.

— Прекрати! Я рад, что не было пробок. Тебе нельзя волноваться, поэтому хорошо, что ты была один на один со своим страхом так недолго. — Джейк вздохнул. — Конечно, было бы удобней, если бы паука выносил Карсон. Жаль, что его нет, я бы поздравил его с новой работой.

— Он обещал быть через час. Я отправила его за покупками для ребенка. Откуда мне было знать, что сразу после его ухода ко мне заявится этот монстр?

— Поехал за покупками для малыша? — Джейк был растроган. — Твой муж — заботливый мужчина.

— Да.

— Рад, что вы любите друг друга. Так важно иметь близкого человека…

Улыбка Джони померкла.

— Что с тобой творится?

Джейк запустил пальцы в волосы и отвел взгляд. Он не знал, как лучше рассказать сестре о своем романе. Изучив досье на Афию, она преисполнилась всяческих подозрений и теперь может начать осуждать брата за неосторожность. Конечно, Джейк вовсе не нуждался в чьем-либо одобрении, но все же поддержка сестры пришлась бы кстати.

— Э… ты уверена, что тебе лучше? — напряженно спросил Джейк. — Мне бы не хотелось расстраивать тебя, и если ты все еще нервничаешь…

Джони с подозрением уставилась на брата.

— Выкладывай.

— В общем, зная твое предвзятое мнение об Афии… Джони закатила глаза.

— Я так и знала! Ты с ней спишь!

— Даже больше того. Я предложил ей переехать ко мне.

— Да ты сошел с ума! — Джони прищурилась, вглядываясь в лицо брата. — Черт, все гораздо хуже, чем я подумала! Ты влюбился! — Она застонала. — Джейк, ради Бога, из всех женщин ты выбрал именно ее, почему? Если даже забыть о всяких слухах и проклятиях, ты подумал о том, что вы просто не пара? Она привыкла к деньгам, и очень скоро ей станет их не хватать. Или ты собираешься разгадать эту загадку, найти вора и вернуть украденное? Но что ты будешь делать, когда Афия получит свои деньги? Играть на вторых ролях? А ты подумал о том, что девушке с миллионами ты станешь просто не нужен?

Именно эти вопросы и мучили Джейка час назад. Он вздохнул:

— Не знаю, Джони, не знаю. Единственное, в чем я уверен, так это в том, что нашел вторую половинку. А как долго мы будем вместе, покажет время.

— Половинку? — Джони тоже вздохнула и уставилась в пол. — Что ж, это меняет дело.

У Афии горели щеки и уши, пока она излагала свои идеи Руди и Жан-Пьеру. Целый час они обсуждали детали, а задумки Афии все не иссякали.

Проводив друзей до двери, Афия вернулась на кухню, чтобы вымыть посуду и прибраться. Ей хотелось, чтобы Джейк оценил ее аккуратность. После этого она распаковала пару сумок, выбрала элегантный наряд — бледно-розовую кашемировую водолазку и сливовую юбку от Прады, и торопливо переоделась, желая встретить Джейка при параде. При этом она постоянно напевала и пританцовывала. Поскольку Джейк задерживался, она прошла в ванную, где красиво уложила волосы и слегка подкрасилась.

Обнаружив небольшой радиоприемник в углу ванной, Афия нашла станцию, крутившую диско, и принялась петь еще громче. В голове возникали все новые и новые идеи для предстоящего мероприятия. Словно по заказу по радио заиграла «Флэшдэнс».

Вот это совпадение!

Афия вспомнила потрясающую пародию на «Флэшдэнс», которую исполнила когда-то Ева Дрим.

Как она двигалась! Настоящая женщина, леди, а не мужик в женской одежде! Шелковое алое платье, унизанные кольцами тонкие пальцы двигаются в такт музыке, длинные ногти, выкрашенные блестящим черным лаком со стразами, так и притягивают к себе внимание…

Афия медленно отложила в сторону блеск для губ и уставилась в зеркало.

Не может быть! Накладные ногти черного цвета! И эти знакомые движения! Как я сразу не догадалась?

Она торопливо выскочила из ванной и бросилась вниз по лестнице. Наткнувшись на Джейка, она охнула от неожиданности.

— Эй! — удивленно воскликнул он. — Куда ты?

— Это касается Ривелли.

— Да что случилось?

— Доказательства, которые ты искал, должны быть у него в доме. Кажется, я знаю, что это. Мы можем проникнуть к нему домой?

Джейк медленно снял темные очки и посмотрел на Афию.

— Хочешь забраться в чужой дом?

— Так это возможно?

Джейк усмехнулся, словно говоря: «А то как же».

— Объясни только, что такое тебе открылось, что ты так неслась по лестнице.

— Кажется, я догадалась, о какой другой женщине идет речь.

— И кто она?

— Ева Дрим.

Джейк велел Афии переодеться. Проникать в чужой дом нужно в неприметной одежде, а ее элегантный наряд мог привлечь внимание.

В черных джинсах, черных бейсболках и зеленых майках с надписью «Служба уборки помещений Дейзи», они вышли из лифта, в котором поднялись в фойе с подземной парковки. Джейк уже не раз пользовался этим удобным маскарадом, и он ни разу его не подводил. В самом деле, консьерж, читавший газету, лишь мельком взглянул на двух людей в форме уборщиков и с ведрами в руках.

У Афии безумно стучало сердце, но до самой квартиры Ривелли они добрались без проблем. Здесь ее ждал еще больший сюрприз: Джейк вытащил из кармана ключ и запросто открыл замок. Он подтолкнул девушку внутрь, набрал код, отключавший сигнализацию, и аккуратно запер дверь изнутри.

Афия потребовала объяснений.

— Где ты взял ключ? — спросила она удивленно. — И откуда знал код?

— Анджела этим утром, когда ты спала, прислала курьера с посылкой. Я не успел сказать тебе, потому что утро вышло богатым на приключения.

Афия поставила ведерко на ковер.

— Но ты мог сказать мне по дороге сюда.

— Мне не удавалось вставить ни слова, — улыбнулся Джейк. Всю дорогу Афия объясняла ему разницу между геями, транссексуалами и трансвеститами, а также различия между трансвеститами и просто артистическими натурами, переодевавшимися на сцене в одежду противоположного пола. И хотя Джейк в принципе и без объяснений Афии все это знал, он предпочел молчать, а затем и увлекся рассказом спутницы.

— Ты разочарована? — спросил он. — Надеялась, что я буду ломать замок фомкой или воспользуюсь отмычкой?

Афия стянула бейсболку и виновато улыбнулась.

— В кино это так увлекательно, — призналась она.

— Открыть незнакомый замок, не повредив его, куда сложнее, чем показывают киношники.

— Но ты бы сумел это сделать?

— Конечно. У Ривелли стандартный замок, ничего особенного. Правда, с сигнализацией могли возникнуть проблемы.

Афия усмехнулась:

— Уверена, ты бы справился.

— Кто знает? Зачем ненужный риск? — Джейк прищурился. — Тебя заводит опасность?

Афия покраснела.

— Думаю, это во мне от отца. Он обожал опасные ситуации.

Джейк покачал головой.

«Да, и это не довело твоего отца до добра. Его жизнь окончилась весьма нелепо. Что ж, если мы без проблем найдем нужные улики и уйдем незамеченными, Афия перестанет верить в то, что проклята. До сих пор она думала, что ей не везет в любых начинаниях».

Джейк вытащил пару перчаток и протянул девушке:

— Надень. Ни к чему рисковать. Если что-то трогаешь, ставь на место, понятно?

Она кивнула.

— А зачем Анджела послала тебе ключ? Она хотела, чтобы ты обыскал дом?

— Она велела искать записные книжки, записки, фотографии — все, что может помочь в расследовании. Поскольку Ривелли собрался провести у нее все выходные, он вряд ли вернется раньше понедельника, так что время выбрано удачно. Наша клиентка очень хочет найти доказательства измены.

Афия натянула резиновые перчатки.

— А Ривелли очень хочет их скрыть. Знаешь, теперь, когда мы здесь, я чувствую себя неловко.

— Поздно сожалеть. Раскаиваться будешь потом. — Джейк заглянул в ближайшую комнату. — Так, я осматриваю спальню, ты пока берешь на себя ванную. Постарайся поменьше шуметь, чтобы не привлечь внимание соседей.

Афия насмешливо отсалютовала и на цыпочках направилась в ванную. Джейк поначалу лишь бегло оглядел спальню Ривелли, а затем принялся за более тщательные поиски. Все в комнате было на своих местах, порядок казался почти нереальным. Складывалось ощущение, что Ривелли пунктуален и аккуратен не только в работе, но и в личной жизни.

Обнаружил улики Джейк в библиотеке. Один из книжных шкафов показался ему слишком неглубоким по сравнению с остальными. Ощупав его со всех сторон, он открыл секретный механизм и позвал Афию.

Их глазам предстали пестрые блестящие наряды: роскошные платья, корсеты, боди, белье и чулки, а также огромная полка с косметикой, среди которой нашлись и накладные ногти. Черных с блестками было меньше всего, создавалось впечатление, что их использовали гораздо чаще других.

Афия с восхищением дотронулась до прекрасного платья из алого шелка и вздохнула.

— Взгляни, чего здесь только нет, — сказала она. — И это не просто косметика — это театральный грим. К примеру, таким густым и плотным тональным средством можно запросто замазать синеву от щетины.

— Вот это каблуки! Неужели на таких возможно ходить? — изумился Джейк, тыча пальцем в туфли на высоченной платформе.

— И не только ходить, но и танцевать. Помнишь, как лихо Ривелли отплясывал на приеме? Мне тогда показалось, что он несколько сдержанно движется. Думаю, он подавлял желание начать вилять бедрами, как его партнерша. Мне еще показались знакомыми его движения, словно я раньше видела его в танце. — Афия закрыла шкаф. — Я была права. Ривелли и есть та самая женщина.

Глава 20

— Не рассказывай об этом Анджеле. Джейк покачал головой, глядя на дорогу, и упрямо выпятил подбородок.

— Ты уже третий раз просишь меня об этом. Афия, Анджела Бранниган — моя клиентка. Она наняла меня, чтобы я занимался расследованием. Я должен доложить ей о нашей находке.

Несмотря на слова, голос Джейка не был уверенным, и Афия отчетливо слышала виноватые нотки. Радость оттого, что дело закрыто, была недолгой. Теперь девушке было не по себе от предстоящего отчета Джейка.

— Ей нельзя ничего рассказывать. Ведь ее жених ей не изменяет, правда? Так что мы не соврем, если скроем правду.

— Она в это не поверит. Анджела вцепилась в это расследование, словно голодная собака в обглоданную кость. Если мы скажем, что ничего не нашли, она просто наймет другого детектива, вот и все.

Афия со вздохом стянула бейсболку.

— А обязательно показывать ей фотографии? Неужели ей доставит удовольствие смотреть на все эти баночки с кремами, подвязки и накладные груди?

Именно в тот момент, когда Джейк достал фотоаппарат и принялся делать снимки, Афию и покинуло восхитительное чувство победы.

— Она просила достать доказательства. Конечно, это не совсем то, чего она ждала, но по крайней мере она успокоится. Ведь Анджела обручена с этим парнем. Ты полагаешь, у нее нет права знать, что он за человек?

— Но это очень личное, Джейк. — Афия осознала, что ее руки умоляюще сложены на груди, и опустила их на колени. — Признание должно исходить от самого Ривелли, а не от посторонних людей. Ведь он не преступник, не злодей. Он даже не гей, что могло бы помешать им пожениться. Эти двое могут пожениться, завести детей и прекрасно жить, если Анджела ничего не узнает. Ривелли — заботливый мужчина и прилежный работник. Чего ей еще желать?

— Да, но ведь он любит одеваться в женские тряпки. Афия взглянула на Джейка, но он не ответил на ее взгляд.

Она не смогла понять, осуждает ли Джейк Ривелли или просто констатирует факт.

— Просто он очень талантливый, артистичный человек. Он артист в душе, Джейк. Вспомни актеров времен Шекспира. Они переодевались в женскую одежду, играли женские роли порой даже лучше, чем это могли сделать женщины, и никто их не осуждал. Уверена, единственная причина того, что Ривелли скрытен, — это страх перед общественным осуждением. Думаешь, он добился бы должности вице-президента казино, если бы все знали, что он носит корсеты?

Джейк потер подбородок, затем затылок, словно не зная, что ответить.

— Афия, я вовсе не осуждаю Ривелли.

— Но ведь ты собираешься разрушить его жизнь!

— Христа ради…

— Давай дадим ему шанс самому признаться невесте в своей страсти к переодеванию. Может, поговорим сначала с ним? Поставим его перед фактом, что Анджела должна знать правду. Пусть узнает ее от него.

— Не забывай: клиентка сказала, что жених не должен знать о слежке. Мы подставим ее. А если пойдем к Ривелли, мы скомпрометируем нашу контору. Представь, Ривелли узнает, что Анджела передала нам ключ от его дома и позволила шарить в его вещах! — Джейк криво усмехнулся. — Уверен, это не пойдет на пользу их отношениям, которые ты так пытаешься сохранить.

Афия почувствовала себя глупо. Она откинулась на сиденье и задумалась.

— Подумай об этом с другой стороны, — сказал Джейк. — Анджела ужасно боится, что жених ей неверен. Возможно, любое другое объяснение помады и накладных ногтей покажется ей куда лучше, чем наличие соперницы. Может, ее не смутит страсть Ривелли к женской одежде. Может, она сама заведет разговор об этом, предложит ему открыть свое сердце, и Ривелли с облегчением выложит ей правду. Конечно, все может сложиться иначе, но чем черт не шутит?

— Да, для Ривелли возможность сознаться будет большим облегчением, — согласилась Афия. — Но мне очень неловко, что мы влезем в чужую жизнь на таком… личном уровне.

Джейк потрепал ее по коленке, не отрывая глаз от дороги.

— Послушай, пока об этом можно не думать. Анджела сама выйдет на связь, а это скорее всего будет не раньше понедельника. Мы успеем принять верное решение. Слава Богу, дело закрыто, так что можно уже никуда не спешить.

— Понятно, — кивнула Афия вяло. Скользкое, неприятное чувство надвигающейся беды не отпускало ее. — Я очень устала. А ты?

— Я безумно хочу есть. Давай поедем домой, я что-нибудь быстро приготовлю, мы развалимся на диване и посмотрим какой-нибудь старый фильм.

Афия согласилась, что это будет прекрасным окончанием субботнего дня.

— Может, сначала примем ванну вдвоем? Напустим пены и будем плескаться? — предложила она.

Джейк улыбнулся:

— Разве я рассказывал тебе о своей главной сексуальной фантазии?

Джейк откинул голову на край ванны и принялся неспешно намыливать Афии волосы. Она сидела перед ним в кольце его ног и делала пальцем дырочки в густой белой пене.

— Мне нравится, как пахнет твой шампунь, — сказал Джейк.

— А мне нравится вкус твоего шампанского, — со смехом откликнулась девушка, коснувшись стоящего на краю ванны хрустального бокала.

Они не стали зажигать верхний свет, воспользовавшись парой дюжин ароматических свечей из арсенала Джони. Из приемника звучала сальса, ступня Джейка покачивалась в такт музыке. Он начал лить воду из ковшика Афии на голову, массируя кожу пальцами.

— Думаю, это была и моя любимая фантазия, — прошептала девушка.

Джейк притянул Афию к себе, уложил ее голову себе на грудь и осторожно куснул мочку уха. Мягкая губка прогулялась по плечам и ключицам девушки, спустилась на полную грудь. Джейк представлял, что будет делать с любимой женщиной потом, на кровати. На душе у него царил полный покой.

Джейк до сих пор удивлялся, как Афии удалось разгадать загадку Ривелли. У нее явно обнаружился талант сыщика, она легко сопоставляла факты, отыскивая в совершенно бессвязных событиях рациональное зерно. Похоже, главное, чего не хватало Афии в ее прошлой жизни, — это то, чтобы в нее верили. Потребовалось немного такта и внимания, чтобы ее способности раскрылись и заиграли.

Джейк ожидал, что от его ленивых движений Афия впадет в дрему, тогда как он все больше возбуждался, касаясь ее мокрого, гладкого тела. Но она удивила его тем, что вдруг села и повернулась к нему вполоборота.

«Неплохо, так я могу видеть ее обнаженную грудь».

Джейк поиграл бровями.

— Чего ты хочешь?

— Помнишь ту игру, в которой ты задавал мне вопросы?

— Конечно.

— А ведь я так и не задала тебе ни одного.

Джейк нахмурился. Он не мог предугадать, какие именно вопросы заинтересуют Афию.

— Да не бойся, я не стану тебя донимать, — улыбнулась девушка. — Вопросов всего два. По крайней мере пока.

Джейк взял с тумбочки свой бокал и сделал глоток шампанского.

— Задавай.

Афия коснулась указательным пальцем тонкого шрама на лице Джейка.

— Откуда он?

Джейк лениво закрыл глаза.

— Это не слишком благородная история. Я подрался в баре с одним парнем. Я был молод, пьян и…

— Влюблен, да? — Глаза Афии расширились от восторга. — Ты защищал свою девушку от хулиганов?

Джейк засмеялся:

— Я не был влюблен. Я хотел сказать, что был слишком вспыльчив. Честно говоря, я никогда не был влюблен.

Уголки губ Афии грустно опустились. Черт!

— Я имел в виду, что не был влюблен до этого момен…

— Ничего не говори! — Афия закрыла ему рот ладонью. «Почему она продолжает затыкать меня, если речь идет о любви?»

Джейк вопросительно смотрел на девушку.

— Вопрос номер два, — провозгласила Афия как ни в чем не бывало. Она отпила шампанского. — Почему ты ушел из полиции?

Джейк не хотел вдаваться в детали. Ему было лень объяснять Афии, что полицейские слишком ограничены буквой закона, что огромное количество негодяев находится на свободе только потому, что полиция не может дотащить их до суда. Адвокаты, продажные судьи, недостаточность улик, бюрократия…

— Скажем так, мне не слишком нравилось играть по правилам.

Афия подтянула к груди ноги и обняла себя за колени.

— Хочешь сказать, что ты часто не мог наказать преступника из-за несправедливости нашей судебной системы?

Умница.

— Что-то вроде того. — Джейк заметил, что Афия замерзла, и сделал воду погорячее.

Афия кивнула:

— Понятно. Я слышала такие ужасные истории о нашем правосудии! У меня полно знакомых адвокатов и судей. Даже мой крестный — адвокат.

Проклятие!

Джейк обреченно вздохнул.

— Хармон Рис.

Глаза Афии округлились.

— Ты его знаешь? — Она схватила бокал и сделала глоток. — Но откуда?

— Он нанимал меня пару раз. — Только бы она не спросила о том, для каких заданий! Только не сегодня! Не в этой романтичной обстановке! Или это и есть самый удачный момент? Джейк почти решился признаться в том, что Хармон нанял его приглядывать за крестницей. — Знаешь, милая, я должен тебе кое-что сказать.

— Нет! Сначала я! Я хочу сказать это первой. Я ни разу в жизни не говорила этих слов и хочу сделать это раньше тебя. — Афия подалась вперед и обхватила ладонями лицо Джейка, настойчиво глядя ему в глаза. — Я люблю тебя.

Слава Иисусу!

Джейк тотчас позабыл о Хармоне. Афия неожиданно рассмеялась, словно почувствовала гигантское облегчение.

— Ты должен знать, что это мое первое признание в любви. То есть я говорила «люблю» своим мужьям, но это не было признанием. По сути, это была неправда. Просто я не знала, что это за чувство. Я люблю тебя, Джейк, так сильно, что до боли сжимается сердце. — Она принялась покрывать его лицо поцелуями. — Я ведь не напугала тебя своими словами?

— Ты сделала меня самым счастливым человеком на земле, детка. — Джейк поднялся, взял махровое полотенце и завернул в него вставшую Афию. — И никакие трудности на свете этого не изменят.

С этими словами он подхватил девушку на руки и направился в спальню.

Глава 21

Воскресенье прошло словно в сладком сне. Сладком, романтичном, волшебном сне.

Афия проснулась от нежных прикосновений Джейка, и они сразу же занялись любовью. Они ласкали друг друга несколько часов, и, когда все закончилось, девушка с трудом могла двигаться. Джейк назвал ее ненасытной. А она, смеясь и пританцовывая, пошла на кухню готовить для него завтрак — как была голая.

Правда, позавтракали они не скоро, потому что Джейк не смог долго следить за ее манипуляциями и завалил ее на стол, сообщив, что не может удержаться.

Афии было хорошо почти до слез. И совершенно ни капельки не стыдно. Она была влюблена, и ей хотелось порхать по квартире, словно бабочка.

Она сознавала, что скоро все может очень круто перемениться. Ее мать, Гизелла Сент-Джон, возвращалась после медового месяца. Гизелла являла собой средоточие власти, денег и тщеславия. Афия знала, что мать возненавидит Джейка заочно, когда выяснит, что он молод и беден.

Девушка никогда не понимала, что движет ее матерью. Гизелла была уверена, что ее дочь, родившаяся в пятницу тринадцатого, несет на себе отпечаток некоего проклятия. Более того, она сумела убедить в этом Афию. Именно она настояла на двух браках дочери с богатыми мужчинами, полагая, что это заставит судьбу смягчиться и не наказывать несчастную. Гизелла считала, что деньги и власть — два самых сильных амулета от сглаза. Она была уверена, что обеспеченность и счастье — слова-синонимы.

Пока Афия помогала Джейку искать на интернет-аукционах старинную мебель, она продолжала размышлять о Гизелле Сент-Джон. Даже мысленно она называла ее по имени, впервые в жизни не желая признавать жесткую, властную женщину своей матерью.

Афия думала о том, что гадкий поступок Генри Глика оказал ей услугу. Украв ее состояние, он подарил ей взамен возможность пожить настоящей жизнью. Никогда до этого она не чувствовала себя такой свободной и независимой.

Оглядываясь назад, Афия не могла поверить, что именно она долгие годы жила за чьей-то спиной и не могла принять даже самое простое решение.

«Вся моя прошлая жизнь — странный, глупый и бессмысленный сон. Какая разница, в какой день я родилась? Разве судьба так слепа и неразумна, что выбирает жертву только по дню рождения?»

Афия снова вспомнила вечное неодобрение на лице матери и скривилась, почувствовав отвращение. Ей не хотелось иметь ничего общего с человеком, который сознательно отравлял ей существование, пытаясь залечить тем самым какие-то свои неизвестные раны. Гизелла превратила дочь в марионетку, дергая за ниточки и наслаждаясь своей властью.

Афии хотелось навсегда забыть о матери. Стереть все связанные с ней воспоминания из памяти и оставить только хорошие, добрые моменты новой жизни.

«Я больше не проклята. И я не Черная Вдова. Все это было не со мной. Я просто Афия, которая только сейчас учится жить».

Несколько дней назад, сопротивляясь судьбе, девушка сняла с руки браслет с амулетами и засунула подальше, чтобы больше никогда его не видеть. Она не смогла выкинуть безделушку (да, именно так она теперь называла браслет, без которого раньше не могла обходиться!), потому что он напоминал об отце. Но и носить его больше не собиралась.

Афия с сожалением наблюдала, как проходит воскресенье, и ей было жаль всего того, что уходило вместе с ним: неистовых ласк Джейка, объятий на диване, самодельного попкорна.

Наступил понедельник.

Как всякое начало Недели, этот день принес свежие проблемы. Нэнси Эш не явилась в центр поддержки.

— Не могу поверить, что она отказалась. — Афия расстроенно повесила трубку телефона в холле центра.

Джейк поднял темные очки на лоб и покачал головой.

— А как она объяснила отказ?

— Просто сказала, что передумала. Говорит, что для нее подобный поступок будет слишком трудным. Она не хочет раскрываться перед незнакомыми людьми, считая, что справится сама. — Афия потопталась на месте. — Как ты думаешь, Марти не мог ее отговорить?

Джейк погладил девушку по голове, желая утешить.

— Думаю, она просто не смогла себя пересилить. Иногда трудно прощаться с прошлым.

Афия поймала себя на том, что бессознательно вцепилась пальцами в голое запястье в поисках браслета.

«Почему вернулся этот жест? Думала ли я о Нэнси или перенесла слова Джейка на себя и свою ситуацию? Старые привычки долго не сдаются, не желая отходить в прошлое. Бедная Нэнси, в ее возрасте трудно разорвать привычный круг».

— Я не брошу ее, — твердо сказала Афия.

— Рад слышать. — Джейк притянул девушку к себе. — И перестань так мрачно хмуриться. Не все так плохо. Вспомни, как ловко ты сегодня управлялась с малышами из детского центра.

Афия рассеянно улыбнулась.

— Да. По крайней мере сегодня меня никто не укусил и не обрызгал из водяного пистолета.

Более того, две девочки из группы даже бросились обнимать Афию, когда она пришла на дежурство. Миссис Келли пришла в восторг, когда Афия поделилась с ней задумкой насчет благотворительного шоу. Как выяснилось, она лояльно относилась к гомосексуалистам, а «Птичья клетка» даже был ее любимым фильмом. Женщина спросила, не сможет ли кто-нибудь исполнить песню «Мы одна семья», звучавшую в картине, и Афия с грустью подумала о Еве Дрим.

Джейк и Афия вышли из здания и направились к «мустангу».

— В котором часу Анджела обещала приехать в офис? — спросила девушка, усаживаясь на пассажирское сиденье.

— В три. — Джейк вырулил на Атлантик-авеню и остановился на светофоре. — Переживаешь?

— Очень. Но никакого другого решения я не нашла. Пришло время открыть секрет Ривелли его невесте, но Афии по-прежнему было трудно с этим смириться. Ей не хотелось ломать жизнь незнакомому человеку.

— Детка, все в жизни происходит не случайно. Иногда приходится действовать не самыми красивыми методами, чтобы достичь какого-то результата, — грустно произнес Джейк.

Афии показалось, что он говорит совсем не о Ривелли, но отмахнулась от нелепого предположения.

— Я высажу тебя возле офиса, — сказал Джейк уже деловито. — У меня назначена встреча. Думаю, что вернусь через час, так что ты даже не успеешь соскучиться. — Он на секунду сжал ее руку, словно пытаясь получить поддержку.

— Я скучаю, даже если не вижу тебя минуту, — грустно откликнулась Афия, глядя на Джейка.

«Мне не нравится его тон. Что-то происходит. Если бы не проклятые черные очки, я бы поняла по глазам, права я или нет».

Девушка протянула руку и осторожно сняла с Джейка очки. Тот коротко взглянул на нее и улыбнулся. Взгляд был теплым и не вызвал у Афии подозрений.

— Я люблю тебя, милый, — с тяжелым сердцем сказала она.

— Я тоже люблю тебя, детка. — Он подмигнул. — Постарайся не разбирать мой стол, иначе я ничего не смогу найти.

Джейк научил Афию разыскивать сведения на подозреваемых. Интернет содержал огромное количество информации, достаточно было знать, где именно и что искать. Если во всемирной сети и были какие-то сведения на Анджелу Бранниган, девушка могла их обнаружить.

Дрожащими пальцами Афия застучала по клавиатуре. Уже через пять минут она узнала, что Бранниган — фамилия клиентки по мужу, а в девичестве она была Фальконе. Всякий, кто хоть иногда заглядывал в газеты, знал, кто такой Винсент Фальконе. Итак, отцом клиентки был знаменитый мафиози с мрачной автобиографией. Роясь в архивах, Афия выяснила, что первый муж Анджелы скончался при невыясненных обстоятельствах, но газетчики судачили, будто несчастный напропалую изменял жене, за что и поплатился. Доказательств вины Анджелы и ее отца не нашли, поэтому дело было закрыто.

С бешено бьющимся сердцем Афия принялась листать телефонную книгу в поисках номера казино «Карневале». Она должна была предупредить Ривелли о грозящей ему опасности. Неизвестно, знал ли он, членом какой семьи была его невеста, и отдавал ли себе отчет, что ему что-то угрожает.

Как поведет себя Анджела, когда узнает о тайной жизни Ривелли? Мужчина, с которым она прожила несколько лет, таинственным образом скончался.

Афия поежилась. Ей казалось, что она столкнулась со своим альтер эго. Ее мужья тоже погибали, и газетчики часто давали волю воображению, обвиняя в их смерти Черную Вдову.

Пальцы торопливо набрали цифры. Афия постаралась успокоиться, опасаясь, что голос будет дрожать.

— Мистера Ривелли, пожалуйста… да, я подожду. «Джейк поймет мои мотивы. Он не осудит меня. Может, стоит позвонить ему и предупредить? Но он на деловой встрече».

Афия решила, что не будет отвлекать Джейка.

— Офис Энтони Ривелли. Говорит секретарь. Могу я узнать, кто вы?

— Это Афия Сент-Джон. — «Слава Богу, что у меня такое известное имя!» — Я представляю благотворительный комитет, который собирал средства во время пятничного шоу. Это срочно.

— Одну минуту, пожалуйста.

Как отнесется Анджела к фотографиям Джейка? Вдруг она взбесится? Эта особа явно нервная. Что, если она вытащит пистолет и застрелит Джейка — лишь бы грязный секрет ее жениха был похоронен вместе с детективом?

Афия закрыла глаза.

«Джейк прав, я слишком часто смотрю детективы».

— Энтони Ривелли слушает. Доброе утро, мисс Сент-Джон. Чем я могу быть вам полезен?

У Ривелли оказался такой приятный, мягкий голос, что она решила ничего от него не утаивать.

— Я солгала, — выпалила она. — Я звоню вам вовсе не по поручению комитета. Честно говоря, не так давно я была исключена из совета директоров.

— Я не совсем понимаю…

— Мне нужно встретиться с вами лично. Это вопрос жизни и смерти.

— Миссис Сент-Джон, — терпеливо начал Ривелли, — должно быть…

— Речь идет о Еве Дрим. Пауза.

— И о вашей невесте.

— Хорошо, вы меня убедили. Моя квартира находится в Вентноре. Я дам вам адрес.

— Я уже его знаю. Буду через двадцать минут. — Афия бросила трубку и бросилась к двери.

Только бы не перепутать автобусы!

Джейк вышел из кабинета Хармона с тяжелым сердцем.

Килмор обнаружил Глика. Похоже, удастся вернуть половину денег Афии. Это тоже весьма крупная сумма.

Она получит обратно свои деньги и свое положение в обществе. Будет ли она счастлива такому повороту событий?

Джейк уже понял, как сильно Афия ненавидела свою прошлую жизнь, поэтому решил ничего не опасаться. Он верил в любовь Афии и знал, что она примет верное решение.

Куда больше его беспокоило то, что их отношения строились на лжи. Хотя Хармон говорил, что Афия ни в коем случае не узнает об их с Джеком сотрудничестве, и вполне можно было рассчитывать на молчание Гэллоу, такой вариант был Джейку не по душе. Хармон заверял его, что все обойдется, и маленькая ложь не повредит большой любви, но Джейк собирался все рассказать любимой. И о том, как был нанят в качестве няньки, и о том, что Руди вовсе не случайно узнал, что неизвестному детективному агентству требуется секретарша и помощница.

Он не хотел начинать жизнь с Афией с вранья.

Сегодня же возвращалась и Гизелла Сент-Джон. Она позвонила Хармону два дня назад и узнала, что происходит. Это не заставило ее поменять билет и примчаться на помощь дочери. Однако она была в гневе, когда поняла, что ее дочь вынуждена работать в захолустной детективной конторе.

— Не волнуйся, дружище, — ободряюще сказал Хармон на прощание. — Гизеллу я беру на себя.

Джейк понял, что это была серьезная уступка со стороны адвоката, который не выносил мать своей крестницы. Также он знал, что ему все равно рано или поздно придется столкнуться с будущей «тещей», но это беспокоило его меньше всего.

Джейк надел черные очки и спустился к парковке.

«Почему я не признался во всем вчера, в ванной? Почему мучился, не зная, как облечь правду в слова? Я только усложнил все дело, а теперь не знаю, что делать».

Зазвонил телефон. Джейк выругался и прижал к уху трубку.

— Анджела? Добрый день. Я как раз еду…

— Я решила, что не хочу видеть фотографии, — сказала женщина каким-то надтреснутым голосом. — Мне плевать, что вы там нашли в его квартире! Я хочу убедиться собственными глазами! Я… я…

Джейк явственно слышал, как заплетается ее язык. Неужели пьяна? И этот шум дороги… она за рулем? Проклятие!

— Анджела, как вы себя чувствуете?

— Мне паршиво! — истерично взвизгнула женщина. — Мужчина, которого я люблю, трахает другую бабу!

Джейк вцепился пальцами в руль. Пришло время для признаний.

— Все не совсем так, Анджела. Я не говорил, что ваш жених…

— Вы же сказали, что нашли доказательства!

Она кричала так страшно, что Джейк неожиданно испугался.

На что способна пьяная взбешенная женщина, которая думает, что ее обманули и предали?

— Я не говорил, что это доказательства измены. Здесь совсем другое.

— Заткнитесь! Я уже на месте!

— Вы поехали к Ривелли? Вот черт!

— Да! Он как раз на работе, так что я могу сама осмотреть квартиру. Если вы поспешите, можете ко мне присоединиться! Посмеемся вместе! — Она повесила трубку.

Джейк прибавил газу, одновременно набирая номер Анджелы, но, похоже, она отключила мобильный.

Афия вошла в лифт одновременно с Ривелли.

— Мистер Ривелли?

— А вы, полагаю, мисс Сент-Джон? — Мужчина осторожно пожал ей руку. Двери лифта плавно закрылись, кабина поехала вверх. Ривелли облокотился о стену и сунул руки в карманы. — Откуда вы знаете Еву Дрим?

Афия улыбнулась. Ривелли оказался не просто привлекательным мужчиной, но еще и очень воспитанным. К тому же он отлично держался.

— Честно говоря, я восхищена ее талантом. Несколько лет назад я видела выступление Евы Дрим в кабаре. — Афия смущенно кашлянула и сказала шепотом: — Вы были великолепны.

Ривелли тоже покашлял и потер бровь.

— Все это… довольно неожиданно, мисс Сент-Джон.

— Можете звать меня Афия.

Ривелли тяжело вздохнул, словно принимая нелегкое решение.

— Афия, несколько лет назад я обещал себе забыть о Еве Дрим. Я собирался делать карьеру в казино и знал, что ради этого придется покончить с переодеваниями. Ева Дрим теперь всего лишь скелет в моем шкафу.

Афия опустила глаза. Она знала, что Ева Дрим не исчезла из жизни Ривелли навеки. Она действительно жила в шкафу, но продолжала управлять своим хозяином. Ривелли перевоплощался в Еву Дрим — возможно, по ночам, когда его никто не видел. Судя по всему, макияжем пользовались и обновляли по мере необходимости, а все костюмы пропахли сладкими духами, которые давно бы выветрились, если бы одежду не носили.

Афии стало неловко говорить об этом Ривелли. Он мог начать отрицать, а ей не хотелось вытягивать из постороннего человека все подробности его личной жизни. Она даже огляделась, чтобы убедиться, что в лифте нет камер слежения. Ей было бы неприятно, если бы кто-то узнал о секрете приятного во всех отношениях мужчины, который стоял напротив, смущенно потирая подбородок.

Но что она знала о нем? Она убеждала Джейка, что Ривелли не гей и не бисексуал, но не могла быть уверена на сто процентов в своей правоте. Мягкие движения, вкрадчивый голос — быть может, Ривелли жил двойной жизнь и на самом деле обманывал невесту?

— Зная, какой высокий пост вы занимаете, я понимаю, что вы приняли верное решение. Но я пришла не за этим. — Она замялась. — Думаю, вам стоит поговорить с невестой и все ей объяснить. Это будет честно, разве нет? Пусть лучше узнает правду от вас, а не от посторонних людей.

Ривелли нахмурился.

— К чему вы ведете? И откуда вы знаете Анджелу?

Афия не сочла нужным отвечать на этот вопрос.

— Вы знаете, кто ее отец?

— Конечно. Я пытаюсь сохранять между нами дистанцию, но порой это непросто. Я люблю Анджелу, а она дорожит отношениями с отцом.

Двери лифта открылись, и они оба умолкли. Коридор был пуст, но разговор могли услышать соседи.

Афия огляделась и направилась к нужной двери. Внезапно она поскользнулась на мягком ковре, и тотчас лодыжку пронзила острая боль.

— Ай! — Она упала на пол, обхватив руками ногу. Ривелли бросился на помощь и поднял девушку.

— Что с вами?

Афия попыталась наступить на больную ногу и едва снова не упала — такой сильной была боль.

— Кажется, я вывихнула лодыжку. Черт! — Такое случилось с ней впервые, хотя Афия с пятнадцати лет носила высокие каблуки. — Мне очень неловко.

— Не извиняйтесь. — Ривелли подставил девушке плечо. — Обопритесь на меня. Мы пройдем ко мне, и я принесу льда. Думаю, у меня найдется какая-нибудь противовоспалительная мазь.

Афия чувствовала себя очень глупо.

Прийти к подозреваемому ради объяснения и вывихнуть ногу! Нелепость какая-то!

Каждый шаг давался с трудом, Афия даже слегка постанывала. Все шло из рук вон плохо.

Ривелли отпер дверь, быстро набрал код и, подхватив девушку на руки, отнес ее на диван. Самое удивительное, что Афия не ощутила ничего, кроме признательности, и была уверена, что действия мужчины были основаны только на внутренней воспитанности и беспокойстве за гостью.

Интересно, не так ли ведет себя Ривелли со своей невестой? Предупредительный и галантный, он может быть совершенно не склонен к пылкости и страсти. Возможно, он действительно (в целом) равнодушен к женщинам? Возможно, именно поэтому Анджела решила, что у него есть другая?

Ривелли присел рядом с диваном на колени, снял с Афии туфлю и принялся осторожно ощупывать щиколотку.

— Поговорим о моей невесте, — сказал он тихо.

Афия кивнула, закусив губу от боли. В какой-то момент ей почудился запах женских духов. «Опиум»! Она принюхалась, но мимолетный аромат исчез. От Ривелли пахло типичным мужским парфюмом.

— Я бы не хотел, чтобы Анджела об этом узнала, — вздохнул мужчина.

— Прости, дорогой, но тебе не удастся сохранить свой грязный секрет!

Афия охнула, увидев на пороге Анджелу Бранниган. В одной руке у нее был бокал с виски — огромная порция, в другой сумочка. Она с грохотом поставила напиток на комод и с ненавистью уставилась на Афию.

— Я так и думала, что твоя любовница моложе меня!

У Афии пресеклось дыхание. От ужаса сердце задергалось в груди.

Ривелли встал и протянул к невесте руки:

— Дорогая, это не то, что ты подумала.

— Не смей называть меня «дорогая»! — взвизгнула женщина. Глаза ее наполнились слезами. — Как ты мог поступить так неразумно, Тони? Ты хотя бы представляешь, что с тобой сделает мой папа, когда узнает, что ты мне изменяешь?!

— Я никогда тебе не изменял, — взволнованно сказал Ривелли. У него дергались губы. — Я говорил это раньше и говорю сейчас. Я не… — Он беспомощно обернулся на Афию. — Мы не… она просто подвернула ногу!

— О да, конечно! Это такое же нелепое объяснение, как и то, что ты придумал про помаду! — Анджела сделала шаг назад и встряхнула головой. Всклокоченные, слипшиеся волосы упали на лоб. Она ткнула пальцем в направлении Афии. — А тебя я знаю! Это из-за тебя, сучка, я разбила зеркальце! Ты украла моего мужчину, ты меня уничтожила! — Она откинула голову назад, как бы глядя сверху вниз на стоящих перед ней людей. Глаза были безумно вытаращены, ноздри раздувались от бешенства. — Но это ерунда по сравнению с тем, что я сделаю с тобой!

Взгляд Анджелы стал совершенно безумным. Злость и ненависть клокотали в нем, и Афия замерла, словно парализованная.

Дурной глаз!

У нее пересохло во рту. Она силилась что-то сказать, но из горла не вышло ни звука. Перед глазами заплясали цветные мушки. Ей казалось, что сумасшедший взгляд Анджелы высасывает из нее жизнь, забирая все то хорошее, что в ней было.

Дурной глаз!

Пытаясь не верить в приметы и проклятия, Афия не могла избавиться от ощущения, что именно сейчас, в этот момент, ее по-настоящему проклинают. Ее мечты о счастье, о семейной жизни и детишках сами собой таяли, а вместо них в сознание змеей вползала черная, липкая пустота.

Анджела отступила еще на шаг, странно дернула шеей и вытащила из сумочки револьвер, наставив его на девушку.

Ривелли двинулся к невесте.

— Отдай мне пистолет, дорогая…

Краем глаза Афия заметила движение в коридоре. Это Джейк осторожным, крадущимся шагом заходил за спину обезумевшей Анджеле. Та словно почувствовала чужое присутствие и резко повернулась к нему. Афия вздрогнула, очнувшись.

«Джейк в опасности! Сумасшедшая стерва прокляла меня, и расплата близка. Все мои мужчины обречены!»

Взвизгнув, Афия бросилась вперед, позабыв обо всем. Она хотела отвлечь Анджелу, как-то предотвратить неизбежное. Вывихнутая нога подвернулась, и она с размаху упала на светло-бежевый ковер. В тот же момент Джейк и Ривелли бросились на Анджелу.

Грохнул выстрел.

Джейк устало слушал возмущенные крики Джони. У него складывалось ощущение, что сестра приехала в больницу не столько для того, чтобы его поддержать, сколько затем, чтобы вдоволь поорать. Она обвиняла его в неосторожности и глупости, не раз помянув Афию, с которой он связался «на свою беду». Руди и Жан-Пьер жадно слушали ее излияния, явно получая удовольствие от публичной сцены.

Где же Афия?

Джейк видел, как медсестра увела девушку в соседнюю палату, чтобы врач мог осмотреть ее ногу. Должно быть, диагноз уже поставлен, и Джейку не терпелось увидеть Афию. Ему хотелось прижать ее к себе, спросить, как она себя чувствует, не слишком ли перепугалась. Конечно, он так и не понял, что делала девушка в квартире Ривелли, но знал, что этому найдется разумное объяснение.

Когда Джейк проник в злосчастную квартиру, удивляясь тому, что дверь не заперта, то был удивлен, застав в гостиной сразу троих. Ему пришлось действовать быстро, не раздумывая, сосредоточить все свое внимание на психованной Анджеле с револьвером в руках. Если бы он принялся раздумывать, какую роль в происходящем играет Афия, он мог не успеть остановить ревнивицу.

— И еще одно, — вернул его к реальности голос Джони. Джейк закатил глаза и воздел руки к потолку. Раненое плечо отдалось болью. Ему повезло, что пуля прошла навылет, не задев артерию.

— Карсон, увези ее отсюда! — взмолился Джейк, глядя на зятя. — Она меня добьет своими упреками.

Карсон криво улыбнулся, обнял жену за плечи и увлек ее к двери.

— Идем, милая. Ты же слышала, что говорил доктор. Джейку нужен покой. Если бы пуля прошла на дюйм ниже, твой брат был бы мертв. Давай не дергай его, пусть отдохнет…

— Вот именно, еще дюйм — и пуля попала бы прямо в сердце! — воскликнула Джони.

Карсон покачал головой.

— Чувствую, ты будешь твердить это, пока у меня не начнется головная боль.

— Я позвоню вам завтра, — вяло крикнул вдогонку Джейк. Он понимал, что сестра права. Ему просто повезло, что сейчас он лежит на казенной койке и может браниться с Джони. Ему повезло, что он приехал вовремя и пуля не угодила в Афию.

Джейк с содроганием вспомнил, как Афия бросилась на Анджелу, словно пытаясь остановить пулю, которая могла его убить. Можно считать и ее подвернутую ногу удачей — бог знает что произошло бы, сумей девушка напасть на Анджелу.

Джейк хмуро взглянул на Руди и Жан-Пьера, участливо смотревших на него.

— Вам двоим что, некуда пойти? Вы торчите здесь уже полтора часа!

— Э… мы могли бы пойти в клуб, — замявшись, сказал француз и неуверенно взглянул на Руди.

— Да, выпить было бы неплохо, — согласился тот, обняв партнера за плечо. — Но я хочу проследить за тем, чтобы Джейк и Афия… поговорили. — Он настойчиво глянул на Жан-Пьера. — Ты иди, а я присоединюсь позже.

Едва француз вышел, Джейк дал волю эмоциям:

— Да где же, черт побери, Афия? Ты сказал, что у нее всего лишь подвернута нога. Не могут же ей оказывать помощь полтора часа!

Руди смущенно почесал щеку.

— Тут есть одна проблема…

Джейк почувствовал, что в районе раны в плечо впилась острая игла.

— В чем дело?

— Вернулась Гизелла. Она в больнице.

— Какого черта… — начал Джейк.

— Она связалась с Афией по телефону и тотчас примчалась к ней. Боюсь, это не к добру.

Джейк попытался подняться, зашарив рукой по постели. Руди бросился на помощь, помог ему сесть и подложил под спину подушку.

— Где Хармон? — хрипло спросил Джек, борясь с неожиданно накатившей дурнотой. Врачи говорили, что он потерял много крови.

— Он в полицейском участке, заполняет заявление и пытается отделаться от газетчиков. Анджелу Бранниган обвиняют в попытке убийства с отягчающими обстоятельствами. Дамочка была пьяна. Правда, поговаривают, что она отделается условным сроком — ведь ты знаешь, кто ее папаша…

— Что ж, все будет зависеть от обвинителя. — Джейк мрачно усмехнулся. Он был знаком с судебной системой, а потому был уверен, что Анджеле удастся выйти сухой из воды. — Скорее всего защита будет строиться на временном помешательстве на фоне стресса. И алкоголь в данном случае только сыграет им на руку. Наверняка Фальконе уже подпряг дюжину лучших адвокатов штата для защиты дочери.

— А Хармон пытается сделать так, чтобы имя Афии как можно меньше употребляли в связи с этим делом. — Руди вздохнул. — Но что-то все равно выплывет, это точно.

— Как пить дать, — кивнул Джейк.

Участие в столь громком деле скрыть будет непросто. Столько известных имен — дочь главаря преступного мира, известный работник казино, Черная Вдова — они создавали друг другу рекламу, так что папарацци все равно откопают истину. Джейк понимал, что Афия скорее признается, что Анджела Бранниган стреляла в нее из ревности, чем выдаст секрет Ривелли. Похоже, что она приехала к подозреваемому, чтобы предупредить его и уберечь от опасности.

Джейк с трудом поднялся с постели, опершись на руку Руди.

— Доктор велел тебе оставаться в постели, — осуждающе сказал тот.

— Неужели? — Джейк скривился. — В какой палате находится Афия? — Он направился к двери, распахнул ее и выглянул в коридор.

— Третья дверь от окна, видишь? — Руди указал пальцем. Джейк с трудом преодолел коридор и вошел в палату, ожидая встретиться лицом к лицу с Гизеллой, но застал только Афию. На ней было нежно-розовое платьице без рукавов, щиколотка была перемотана эластичным бинтом. Девушка казалась беззащитной и очень маленькой, она сидела на постели, поджав ноги и глядя в окно. Казалось, она ушла в себя, словно улитка в раковину.

Услышав звук отворившейся двери, Афия обернулась и встретилась с Джейком взглядом. В палате повисла тишина.

Джейк потоптался на месте, не зная, как себя вести. Он был уверен, что мать уже успела обработать девушку, и, возможно, теперь все зависело от его первых слов. Ему хотелось заключить любимую в объятия, но настороженный взгляд ее глаз подсказал ему, что сейчас не время.

— Где Гизелла? — спросил Джейк.

— Она внизу, подписывает бумаги на выписку. Джейк едва не заскрипел зубами.

— Зачем? Она что, забирает тебя домой?

Афия не ответила, продолжая неотрывно смотреть на него.

— Как твоя лодыжка?

— Небольшой вывих. — Она отбросила волосы с бледного лица и кивнула на его руку. — Тебе повезло меньше. Ведь ты мог погибнуть.

— Ерунда, кость не задета, пуля прошла через мягкие ткани.

От спокойного, отстраненного тона Афии Джейку все больше становилось не по себе. Он буквально физически чувствовал, как она отдаляется от него, словно воздвигая невидимую стену.

Неужели Гизелла уже успела снова навешать дочери на уши лапшу про проклятия и прочую чушь?

— Надеюсь, ты понимаешь, что не виновата в том, что случилось? — осторожно спросил Джейк.

— Я стараюсь верить в то, что это не так. — Афия закусила губу. — Хотя получается с трудом.

— Но ты ведь не знала, что я приеду к Ривелли. Черт, да я и сам никуда не собирался! Все произошедшее — всего лишь нелепое стечение обстоятельств.

Она кивнула.

Джейк в отчаянии дернул себя за волосы.

— Можно я сяду рядом с тобой?

— Буду признательна, если ты этого не сделаешь. Вот дьявол!

Годы общения с клиентками — дамочками на грани истерики, измученными, уставшими женщинами не подготовили Джейка к переживанию личной драмы. Он всегда сочувствовал несчастным, но предпочитал быть сторонним наблюдателем, а не утешителем. И теперь он бился о стеклянную стену, не в силах разбить ее.

— Мне следовало послушать тебя и прощупать Анджелу Бранниган, — тихо сказал Джейк, стараясь смягчить девушку.

Он допустил серьезную ошибку, не выяснив, что его клиентка — дочь знаменитого Фальконе. Он принял на веру ее версию о распутном женихе, не удосужившись рассмотреть ситуацию под другим углом.

— Я должен был узнать всю ее подноготную, — тупо сказал Джейк, заметив, как Афия бессознательно трет запястье в поисках браслета. У него сжалось сердце от жалости, но девушка заметила его взгляд и отдернула руку. — Если бы я доверился твоей интуиции, то иначе повел бы дело.

— Моей интуиции? Но я сама не сразу подумала о том, что Анджела что-то скрывает. — Афия помолчала, глядя в пол, потом снова взглянула на Джейка: — Помнишь, ты говорил, что Хармон поручал тебе кое-какую работу? — Ее взгляд был холодным, отстраненным. — Это я была твоим заданием?

По спине Джейка прошла ледяная волна. «Почему я не сказал ей раньше? Какого удобного случая я ждал? Я должен сказать ей правду».

— Я хотел рассказать тебе, но не смог.

— Ты обманул меня.

— Афия…

— Я думала, что ты веришь в меня, что ты нанял меня потому, будто разглядел во мне то, чего не видели остальные. — Ее голос сорвался, у Джейка екнуло сердце. — Я верю в тебя.

— Ты называл себя моим другом.

— Но я и есть твой друг! И всегда им буду, что бы ни случилось.

Афия медленно покачала головой, на лице застыла решимость.

— Ты сказал, что друзья никогда не врут друг другу, а ты мне лгал. Хармон платил тебе за то, чтобы ты за мной приглядывал. Ты две недели обманывал меня.

— Я вернул твоему крестному деньги. — Джейк сделал шаг вперед. — Ты давно перестала быть для меня просто заданием.

— Заданием? — с горькой иронией переспросила девушка. — А если бы между нами ничего не произошло? Ты бы продолжал приглядывать за мной в течение двух недель, а затем уволил? Отослал домой к мамочке? И почему ты не рассказал мне правду, если дорожил мной? Кто я для тебя? Игрушка? Милая дурочка?

У Джейка дернулся кадык.

— Как ты можешь говорить такое, Афия?

— А почему нет? — Она торопливо утерла набежавшие слезы, размазав тушь. — Как я теперь могу верить, что между нами было что-то настоящее, если мой замок оказался выстроенным на лжи?

— Поверь мне, милая! — Джейк сделал еще несколько шагов, оказавшись возле Афии, но не решаясь к ней прикоснуться. Ему хотелось покрыть ее лицо поцелуями, но ледяной взгляд останавливал, лишая надежды. — Все, что между нами было, было искренним.

Афия оттолкнула протянутую руку.

— Не жди, что сегодня я вернусь в твой дом. И прошу прощения за то, что вообще пересекла его порог. Это было крайне неосмотрительно с моей стороны.

Джейк отшатнулся, словно ему дали пощечину.

— Афия… — Он на секунду прикрыл глаза и вздохнул. — Есть ли шанс, что ты когда-нибудь вернешься? Я буду ждать тебя, сколько потребуется.

— Не знаю, — ответила девушка, отворачиваясь к окну. В груди Джейка словно что-то с хрустом разорвалось на части. Ему показалось, что это его сердце.

Глава 22

Афия пыталась сделать то, чего до сих пор никогда не делала. Она решила обрести контроль над собственной жизнью. Это означало отказ от посторонней помощи, даже если она была искренней. Она пыталась встать на ноги сама, своими собственными силами. Никаких талисманов, никаких доброжелателей. Только собственные убеждения и вера в себя.

Сердце подсказывало Афии, что Джейк искренне любит ее. Он показал себя заботливым, честным мужчиной. Он попал в ловушку, согласившись сотрудничать с Хармоном, а позже не знал, как выпутаться из сложившейся ситуации. Афия понимала, что, бросая Джейка, ранит его, но ее поддерживала надежда, что рано или поздно, когда она научится самостоятельности, придет время и для любви.

Трое людей, которые окружали ее — Руди, Хармон и Джейк, — заключили между собой договор оберегать ее от опасности, но просчитались. Они не понимали, что главным подарком, который можно было сделать Афии, была свобода выбора. Она с юных лет училась бороться с трудностями, но чужое участие мешало ей закалиться в борьбе.

Теперь она хотела научиться жить сама и лишь потом собиралась открыть свое сердце для любви. Афия оттолкнула Джейка с нелегким сердцем, но знала, что однажды вернется.

Куда легче оказалось расстаться с матерью и ее неустанной опекой. Когда Гизелла ворвалась в больницу, у Афии ненадолго возникло чувство, что мать прервала медовый месяц, терзаемая волнением за дочь и ее дальнейшую судьбу. Она была готова простить ей все в обмен на обещание не вмешиваться в ее жизнь. Однако выяснилось, что Гизелла приехала совсем с другими намерениями. Общение с Афией она начала с упреков и напоминаний о проклятии, а потом сообщила, что подыскивает ей нового богатого супруга.

Афии показалось, что она говорит с расчетливым сутенером, и ей стало противно. Она потребовала, чтобы Гизелла покинула палату, не объясняя причин своего поведения.

Позже она попросила мать и отчима перевезти ее в ближайший отель, не пожелав оставаться под их крышей.

— Мы сами кузнецы своего счастья, и только вера в себя помогает притягивать удачу, — просто сказала Афия, выходя из машины и забирая пакет с вещами. — Наша удачливость и наши несчастья — всего лишь продукт нашего сознания, мама. С этого момента я собираюсь вычеркнуть из своей жизни все, что мешает мне быть самой собой. Ты тоже в этом списке. — И, не обернувшись, она зашагала прочь.

В последующие дни Афия занималась самоанализом. Она углубилась в чтение психологических книг, которые ей с радостью предоставил Руди. Неделю спустя девушка записалась в школу вождения, подобрала на улице маленького тощего котенка и стала больше времени проводить в детском центре. Ночами она грезила о Джейке и радовалась, что однажды они будут вместе.

Она росла над собой. Она словно выздоравливала после затяжной болезни длиной более двадцати лет.

Каждый час тянулся словно целый день. Дни казались бесконечными, словно недели или месяцы. Джейк и не представлял, что жить без любимой женщины окажется так непросто.

Самым ужасным открытием, которое он сделал, было то, что Афия способна жить без него. Она вовсе не была неудачливой наивной дурехой. Она была взрослой, сильной и умной женщиной, которая способна сама принимать зрелые решения.

С того разговора в палате они общались всего раз, по телефону. Афия позвонила и сообщила, что решила уйти из детективного агентства.

— Ты был прав, — просто сказала она. — У меня нет нужных способностей.

Джейк готов был спорить, хотя и понял, что Афия имеет в виду не острый ум и наблюдательность. Для того чтобы быть сыщиком, ей недоставало главного качества — умения абстрагироваться от чужой проблемы, смотреть на дело со стороны, не вовлекая в него свое сердце. Афия не могла оставаться отстраненной, как Джейк, да и не хотела этого. Ей не нравилась мысль однажды проснуться законченным циником в хрупком женском теле.

За это Джейк еще сильнее уважал Афию.

Состоявшийся разговор словно высыпал очередную порцию соли на незажившую рану. Он старался говорить непринужденно, чтобы не спугнуть девушку, тогда как сердце щемило от одного звука ее голоса.

С того самого дня он ждал, что она позвонит снова или пересечет порог его дома, чтобы остаться в нем навсегда. Дни шли, превращаясь в недели, но ничего не менялось.

От Гэллоу Джейк узнал, что Афия перевела почти половину найденных денег на счет благотворительного детского центра, где по-прежнему дежурила каждый день. Она купила маленькую машину, которую научилась водить и на которой теперь ездила до центра. Руди доложил, что шоу трансвеститов под руководством Афии имело огромный успех и доход был распределен между различными детскими организациями штата. Джейк не нашел в себе сил приехать на праздничный банкет, отделавшись поздравительной открыткой.

Следующие три недели он ничего не слышал об Афии. Он продолжал заниматься работой — после выстрела Анджелы, ставшего своеобразной рекламой, в его контору стали обращаться значительно чаще. Но, сидя в приемной, он ловил себя на том, что пялится на удивительную картину, купленную на аукционе, и представляет себе смеющееся лицо Афии. Сразу за этим он ощущал такое одиночество, что хотелось выть и бросаться на стены.

Джейк знал, что Афия простила Хармона и Руди, и эта несправедливость мучила его сильнее давно зажившей раны. Порой ему начинало казаться, что весь мир счастлив, и только он постепенно загибается от неразделенной любви. Руди и Жан-Пьер жили вместе и были весьма довольны своим союзом; Гизелла явно вздохнула с облегчением, «сняв с себя заботу» в виде дочери; Афия была счастлива в своей независимости; и даже Энтони Ривелли довольно быстро справился с потрясением и с удвоенной силой окунулся в работу. Он даже позвонил Джейку, чтобы поблагодарить за проделанную работу. Анджела ожидала суда под домашним арестом, а он избежал страшной ошибки.

Похоже, все были довольны тем, как изменилась их жизнь. Все, кроме Джейка.

Телефон в офисе зазвонил так неожиданно, что он дернулся в кресле, едва не расплескав кофе, который держал в руках. Поставив чашку прямо на стопку отчетов, Джейк включил громкую связь.

— Детективное агентство Джейка Лидса.

— Тащи свою задницу в родильное отделение, братец! Кажется, меня вот-вот разорвут на клочки. Ай-ай-ай!


Звонок Джони застал Афию врасплох. Ей казалось, что сестра Джейка винит ее во всех бедах, свалившихся на брата, а потому не желает видеть их вместе. Зная, что беременность часто делает женщин невыносимыми, Афия не спорила с Джони, предпочитая благоразумно отмалчиваться.

То, что Джони пригласила ее в больницу, было неожиданным.

Афия знала, что Джейк тоже приедет поддержать сестру. Она не видела любимого мужчину несколько недель — бесконечных, мучительных и в то же время прекрасных своей новизной. Джейк принял ее отказ болезненно, но постепенно вернулся в привычное русло, погрузившись в работу. Афия знала от Руди, что Джейк получает много заказов и, возможно, всячески пытается ее забыть.

«Не слишком ли долго я ждала? Что, если я уже опоздала на свой поезд?»

Она опасалась, что не сдержится в родильном отделении, устроит сцену, пытаясь понять, почему любимый мужчина так легко сдался и отказался от борьбы.

Афия знала, что пришло время принять решение. Она была готова к худшему — к тому, что Джейк забыл ее и выбросил из головы даже воспоминания о ней. Но сдаваться просто так не было в привычках новой Афии Сент-Джон.

Когда она приехала в больницу, ей сообщили, что роды миссис Макниколс прошли благополучно, а потому Джони перевезли в послеродовое отделение.

Джейк стоял у стеклянной стены, прижимаясь к ней лбом и носом, он смотрел на одну из пластиковых люлек с новорожденными.

Афия беззвучно приблизилась, не решаясь даже поздороваться. Ладони мгновенно стали мокрыми.

«Ну же! Я должна заговорить первой. Только бы не зареветь, Господи, только бы не зареветь!»

— Мои поздравления новоиспеченному дядюшке, — сказала она, подходя сбоку и ослепительно улыбаясь Джейку. — Племянник или племянница? — У нее едва не подгибались ноги.

— Племянница. Да поможет мне Бог! — Джейк тотчас потянул ее за руку, прижал к стеклу грудью и прислонился сзади. — Вон та люлька, вторая слева. Кайли Макниколс, представляешь? Хорошенькая, правда?

— Очень, — кивнула Афия. Сердце сжалось почти до боли. Малышка оказалась крохотной и розовенькой, с огромными глазами. Она забавно хмурилась, глядя в потолок, и это делало ее ужасно похожей на Джони.

Афия осторожно оторвалась от стекла и повернулась к Джейку:

— Надеюсь, ты не против, что я приехала? Джони пригласила меня.

Джейк слабо улыбнулся.

— Я рад, что ты здесь. Думаю, сестренка позвонила, потому что устала слушать мои стенания.

Афия судорожно вздохнула.

— Стенания?

— Она знает, как мне тебя не хватает. Ей невыносимо видеть, как я мучаюсь. Последние недели я словно горел в аду.

Афия с облегчением закрыла глаза, из-под ресниц рвались наружу невыплаканные слезы.

«Как я могла в нем сомневаться? Мы созданы друг для друга, теперь я это знаю».

— Я скучала по тебе, Джейк. Он неуверенно улыбнулся.

— Это правда?

— Истинная. Джейк?

Он осторожно коснулся ее волос.

— Что, детка?

— Помнишь, что мы говорили тогда о дружбе?

Джейк кивнул.

— Не важно, бедна ты или богата, живешь ли по соседству или в другом городе…

— Так вот, я бы хотела жить не по соседству, а с тобой. Я мечтаю, чтобы наши жизни слились в одну, понимаешь?

Он прижался к ее лбу своим, вздохнул с облегчением.

— Я собираюсь жениться на тебе, Афия. Тебе в любом случае придется жить со мной.

— Я согласна, Джейк, хотя ты и не спрашивал моего мнения. — Она рассмеялась. — У нас будет трое детей. Надеюсь, это не слишком много? Мне кажется, я научилась с ними общаться.

— Трое — в самый раз, — уверенно сказал Джейк. — Ты сделала меня самым счастливым мужчиной на планете, детка.

— А я — самая счастливая женщина, — откликнулась Афия, нежно целуя Джейка в губы.

Теперь она знала, что ей не нужен браслет с амулетами. Джейк оказался лучшим из ее талисманов.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22