КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424199 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202068
Пользователей - 96190

Впечатления

Serg55 про Назимов: Маг-сыскарь. Призвание (Детективная фантастика)

содержание аннотации соответствует

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

автору респект за продолжение. но,как-то динамичность пропала изложения.ГГ больше по инерции действует

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Терников: Приключения бриллиантового менеджера (Альтернативная история)

Спасибо автору за информацию, почти 70% текста, на мой взгляд, можно было бы и в Википедии прочитать. До конца не прочёл, но осталось впечатление, если убрать нудные описания природы, географии, и исторического развития страны, то, думаю получится брошюрка страниц на тридцать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Михайловский: Война за проливы. Операция прикрытия (Альтернативная история)

Почитал аннотацию... Интересно, такое г... кто-то читает?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Олег про Рене: Арв-3 (ЛП) (Боевая фантастика)

Очередной роман для подростков типа голодных игр

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Гвор: Поражающий фактор. Те, кто выжил (Постапокалипсис)

Еще одна «знакомая» книга которую я когда-то читал и (естественно отчего-то) не откомментировал... (непорядок «Аднака»)) На этот раз (ради разнообразия) эту часть я читал «на бумаге» (откопав ее в очередной стопке на развале) и приобретя ее в очень (даже) приличном состоянии, после чего... она где-то полгода отлеживалась у меня на полке, «пока наконец и до нее дошли руки».

Вообще (до чтения) я думал что это «почти клон» Рыбакова («Ядерная ночь. Эвакуация», «Следопыты тьмы-1000 рентген в час») и ничего «нового» я здесь в принципе не увижу... Вначале: шок от того что «большие пушки все же загрохотали», потом анархия и новая гражданская, потом поход «за хабаром» и «все, все, все...».

С одной стороны — все так... В этой части описывается «очередной вариант» апокалипсиса «по русски» и «новый чудный мир» (наступивший после оного). Все так... но — небольшая поправка: да — все то же что и в книгах Рыбакова, однако гораздо «сильней и пронзительней», поскольку акцент сделан (не сколько) на послевоенной разрухе и мыслях «наладить технологическую цепочку» в (новом) каменном веке, а... на «прелестях гражданской войны», сменившей вспышки ядерного безумия...

Представьте себе — что все условности «старого мира» минуту назад были повергнуты в пыль... и теперь перед Вами встает множество (ранее) прозаичных (но очень животрепещущих) проблем вроде обеспечения «чистой едой и водой», безопасности (от заражения и других выживших) и просто отсутсвие целеполагания (извечные русские вопросы «шо делать и куды бечь»... И это очень легко сидеть на диване и думать «а что бы я сделал в первую очередь», а потом пойти попить кофейку... А в ситуации когда все рушится и нет «прежних» ориентиров можно вообразить «черти что»...

А теперь представьте в этой ситуации не только самого себя, а еще пару-тройку тысяч выживших... А ведь кто-то уже «догадался как решать эту проблему»... И пока Вы стоите и «тупите», в Ваш дом, уже кто-то врывается и... (варианты, варианты)

В общем — книга как раз об этом, хотя (справедливости ради) все же стоит сказать что постоянное «чередование мельком» главных действующих лиц (группами по местам «обитания ареала») несколько напрягает... Наверняка (субъективное мнение) эти периоды можно было сделать подлинее (что бы не вспоминать какой-там был аврал» на 5-й странице «до»))

А так (повторяюсь) — намного сильнее Рыбакова и (местами) весьма откровенно... Откровенно о том что надо делать — если действительно хочешь выжить, а не размышлять на тему «а тварь ли я дрожащая и имею ли я право?»

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Петровичева: Лига дождя (Фэнтези)

ещё даже не видя года "издания" уже можно всё понять. бизнесмену, пережившему буйные девяностые в 2020-м никак не может быть тридцать лет, значит - начало двухтысячных писево.
турьевск, воскресенск, волоколамск, суффикс "ск" - районный центр. когда я дошёл до "пед.института", уже не удивился. а что ещё в райцентре за вуз может быть?
такое нищебродное описание "торгового центра" из бывшего общежития только подчеркнуло, что - начало 2000-х, что райцентр. много кто сейчас "ТЦ" в помойках видел? серию магазинчиков в провинциальных подвалах - да, гордого "ТЦ" они не удостаиваются.
ну и вишенкой на торте стало: ггня-студентка "никогда не видела
сотовых телефонов". это - писево 90-х, даже никакого не 2005, как стоит у афторши.
чтиво вытащено даже и не из ящика стола, с запылённого 20 лет чердака. хорошо, что заблокировала, афтар.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Молодые волки (fb2)

- Молодые волки (а.с. Бригада-6) 304 Кб, 149с. (скачать fb2) - Александр Белов

Настройки текста:



Александр Белов
Молодые волки
(Бригада – 6)

Часть первая
КЕМ БЫТЬ?

С сочинением вышла полная лажа. Космос клялся и божился, что будут «Онегин» и Маяковский, а вместо этого на доске круглым и ровным почерком Варвары были выведены названия тем по пьесам Гоголя и – полный абзац – по Чернышевскому! Свободная тема и вовсе выглядела как-то по-детски – «Кем быть? Моя будущая профессия в произведениях советских писателей».

– Трепло! – не повернув головы, прошипел Пчела Космосу.

– А я тут причем? – сердито ответил тот. – Это Батон, гад, насвистел…

– Холмогоров! Не мешай своим товарищам! – цыкнула на него Варвара и, строго оглядывая класс, пророкотала голосом циркового гипнотизера: – Полная тишина в классе… Выбираем тему и начинаем работать…

Пчела пропихнул поглубже в рукав бесполезные шпоры по «Онегину» и поднял руку. В мужском туалете у него была припрятана пачка купленных накануне миниатюрных фотокопий сочинений. Гоголь, кажется, там был.

– Чего тебе, Пчелкин?

– Варвара Ильинична, разрешите выйти?

– Ну, вот! Я же предупреждала! – сдвинула брови учительница. – Что с тобой?

Пчела положил руку на живот и страдальчески сморщился:

– Нервы, наверное… Медвежья болезнь…

По классу прошелестели ехидные смешки.

– Тишина! – тут же раздраженно прикрикнула Варвара и направилась к Пчеле.

Возможно, она и разрешила бы ему выйти, но Пчела сам все испортил. Не сдержавшись, он расплылся б такой откровенно плутовской улыбочке, что учительница остановилась на полпути и сердито отрезала:

– Хватит паясничать, Пчелкин! Сядь и работай!

Пчела со вздохом опустился на стул и тоскливо посмотрел по сторонам. Справа, через проход, сидел Сашка Белов. Пчела кивнул ему – ты что, мол, выбрал? Тот молча показал ему три пальца: значит, третью, свободную. Пчела повернулся к соседу.

– Кос, а ты кем хочешь быть? – прошептал он.

– Космонавтом… – криво усмехнувшись, ответил друг.

«А может и вправду нафигачить про космос? – вдруг подумалось ему. – А что? Имечко у меня подходящее… С понтом, я с яслей мечтаю о звездах и все такое?»

Неуемная фантазия совершенно некстати тут же подбросила картинку: в огромной ракете перед стартом сидит он, Космос Юрьевич Холмогоров, в шлеме и скафандре и с важным видом несет какую-то лабуду про продувку и протяжку… Рядом с ним какой-нибудь полуживой от страха монгол или вьетнамец. А потом – старт, и совершенно счастливый папаша орет ему в микрофон: «Счастливого пути, Таймыры!»

Картинка была настолько забавной, что Космос невольно улыбнулся.

«Ну, уж хрен там! – подумал он, отгоняя неуместные мысли. – Вот только в космосе меня не хватало! Там и вакуум, и радиация, и еще черт знает что еще! Слетаешь разок, а потом стоять не будет… Лучше уж барменом пойти в «Интурист» – и работка непыльная, и выпивон халявский…»

Размышления Космоса оборвал неугомонный Пчела. Он придвинулся к другу и прошептал:

– Ты какую писать будешь?

– По Гоголю…

Космосу было проще – он «Ревизора» читал. Пчела – нет. Он вздохнул и задумчиво огляделся. Все его одноклассники вовсю трудились, склонившись над листами с синими школьными штампами. Время шло, пора было что-то решать. Или творчески передирать у Космоса или… И тут Пчелу осенило.

– Слышь, Кос, а кто «Семнадцать мгновений» сочинил? – еле слышно спросил он.

– Юлиан Семенов.

Пчела кивнул и записал для памяти фамилию автора на промокашке. Через минуту, внутренне усмехаясь, он

вывел первые предложения своего сочинения:

«Я хочу стать разведчиком. Таким, как герой бессмертного романа советского писателя Семенова «Семнадцать мгновений весны» штандартенфюрер СС Штирлиц.»

Оценка за сочинение Пчелу беспокоила мало. Что поставят – то и поставят, плевать! В институт поступать он все равно не собирался. Еще чего! Пять лет горбатиться, чтобы потом получать жалкие сто двадцать рублей! Ну, уж нет, такая маза не для него!

Он, Витя Пчелкин, хорошо знал цену копеечке, знал и кучу способов ее, копеечку, добыть. Еще с восьмого класса он начал подфарцовывать разной мелочевкой – от жвачки и сигарет до фирменных дисков и импортных шмоток.

Это дело уже сейчас приносило существенный доход, а в будущем, при серьезном подходе, сулило куда большие денежки, чем нищенская инженерная зарплата. Так что с будущим у Пчелы все более или менее было ясно. Правда, предстояло еще как-то умудриться откосить от армии, но оценка за сочинение, по любому, на эту проблему не влияла никак.

Рядом, сосредоточенно насупившись, писал свою экзаменационную работу Саша Белов. В отличие от друзей с выбором темы у него не возникло никаких затруднений. Саша мечтал стать геологом, а еще лучше – заниматься вулканами. Их таинственная и беспредельная мощь, красота огненных потоков лавы и гигантских многокилометровых столбов дыма давно уже не давали ему покоя. В августе предстояли экзамены в Горный институт, а пока надо было постараться не наделать в сочинении ошибок, чтобы не испортить и без того не самый высокий средний балл аттестата.

О своей будущей профессии Саша прочел немало, но в подавляющем большинстве это были книги не художественные, а научно-популярные. Для предложенной темы сочинения они явно не годились. Перебрав в памяти тс немногие произведения отечественных беллетристов, с которыми ему довелось познакомиться, Саша остановился на повести «Во глубине сибирских руд…», написанной автором с забавной фамилией Капошко.


Дело спорилось. Саша писал, что выбрать профессию геолога его заставила эта случайно прочитанная книга, что его поразили описанные в повести красоты сибирской тайги и суровая романтика нелегкого, но необходимого стране труда геологов. На самом деле все обстояло совсем не так.

Геологом был отец Саши. Николай Иванович утонул, будучи в геологоразведочной экспедиции в Тоболе, когда его единственному сыну не исполнилось и пяти лет. Дома от отца осталось немного. Старая обшарпанная гитара на стене, десяток мутноватых любительских фотографий, на которых неизменно улыбающийся отец был запечатлен среди друзей-геологов, да несколько писем, отправленных им Сашиной матери из далеких таежных городов и поселков.

Татьяна Николаевна по-настоящему любила мужа, поэтому и не сошлась больше ни с кем. Память о Белове-старшем хранилась в семье свято – мать ежегодно отмечала дни рождения мужа, пекла его любимые пирожки с морковкой и подолгу рассказывала сыну о его замечательном отце.

В этих рассказах Николай Иванович неизменно представал человеком сильным, добрым, с открытой и щедрой душой. С детства Саша мечтал быть, как папа, и потому с ответом на вопрос «кем быть?» он определился давно и бесповоротно. Единственное, чего он до сих пор не мог решить, – будет ли он в будущем искать, как отец, нефть и руды или все-таки займется исследованием вулканов.

Первым свой опус закончил Пчела. Коротко описав подвиги непотопляемого Штирлица, он посетовал на отсутствие на данный момент войны и, выразив полную готовность в случае чего отправиться в тыл любого агрессора, закруглился. Получилось чуть больше двух страничек. Маловато, конечно, но Пчела решил, что этого хватит, и первым из класса сдал работу.

Он вышел на школьное крыльцо и тут же попал в плотное кольцо изнывающих от жары и волнения за своих обожаемых чад женщин. Мать Аньки Никифоровой, соседка Пчелкиных, мертвой хваткой вцепилась в его рукав и, брызгая слюной, проорала прямо в ухо:

– Ну что там, Витя? Как? Какие темы? Как там Анечка?

Никак не ожидавший такого натиска Пчела отпрянул назад.

– Свободная – про выбор профессии, – растерянно ответил он, – а еще – Гоголь и Чернышевский…

Едва услыхав про Чернышевского, женщины дружно застонали. Кто-то схватился за голову, кто-то полез в сумочку за валидолом. Мамаша Аньки Никифоровой, обливаясь потом, пробормотала трясущимися губами:

– Как – Чернышевский? Почему? Ведь говорили же – «Онегин»!

Пчела осторожно высвободил локоть из ее мгновенно ослабевших рук и с важным видом пожал плечами:

– Да мало ли кто что говорил! Надо было не слухи собирать, а готовиться как следует!

– Да, верно, верно… – согласно закивали пристыженные женщины.

Пчела опустил руку в карман и нащупал там пачку «Пегаса». Курить хотелось неимоверно.

– Разрешите? – он пробрался сквозь строй озадаченных матерей и бабушек и направился к густым зарослям сирени справа от школы. Там, в самой их чаще, старшеклассниками была оборудована курилка.

– Молодой человек! – робко окликнула его благообразного вида старушка. – А вы-то сами какую тему писали?

– Я-то? – переспросил Пчела и улыбнулся устало и чуть снисходительно. – Ну, разумеется по Чернышевскому…

До его ушей донесся дружный завистливый вздох. Пчела гордо расправил плечи и с неторопливой важностью прошествовал за угол школы.

Он забрался в кусты и, удобно устроившись на пластиковом ящике из-под бутылок, жадно закурил. Даже здесь, в густой тени, было жарко. Аромат цветущей сирени был настолько силен, что, казалось, заглушал даже запах духовито-термоядерного «Пегаса». Пчела выпустил вверх тугую струю дыма и представил себе лицо Варвары, когда та будет проверять его сочинение. Он самодовольно усмехнулся. Да, старушка, наверное, надолго запомнит своего непутевого ученика Витю Пчелкина!


Впрочем, уже через минуту он и думать забыл об экзамене. Его мысли совершили стремительный скачок и круто свернули к теме, не дававшей ему покоя на протяжении вот уже трех, кажется, последних недель.

Этой темой была Юлька Золотарева из параллельного класса. Странные, невообразимые вещи творились в последнее время с этой самой Юлькой, а точнее сказать – с ее бюстом. Он вдруг стал стремительно увеличиваться, расти буквально как на дрожжах, принимая столь выдающиеся формы, что оставить этот факт без внимания Пчела был просто не в состоянии. Старые Юлькины блузочки едва не трещали на ее феноменальной груди, пуговицы на них держались из последних сил. Она стала главным предметом всеобщего мужского внимания. Пацаны на переменках кучковались вокруг Юльки, как коты возле крынки со сметаной, перси Золотаревой стали неизменным предметом разговоров в мужском туалете, и Пчела, разумеется, всегда принимал в них самое горячее участие.

Жгучее желание в деталях исследовать эту часть ее тела буквально сводило несчастного Пчелу с ума. Он предпринимал отчаянные попытки добиться расположения не слишком общительной, мрачноватой Юльки, но все его старания были напрасны. «Пока напрасны», – утешал себя Пчела. Ведь впереди был выпускной вечер, на котором Витя планировал провести решительное и победоносное наступление. И все предпосылки для полной и окончательной победы у него, как он считал, были…

– Эй, Пчела! – донесся от школы голос Космоса.

– Я тут! – откликнулся Витя. Кусты затрещали – это напролом

лез его друг.

– Дай сигаретку, – выдохнул он, с размаху плюхнувшись на соседний ящик.

Пчела не без сожаления оставил размышления о вожделенном Юлькином бюсте и полез за пачкой.

– Хрен, завернутый в газетку, заменяет сигаретку… – проворчал он.

– Хамишь, парниша! – нахмурился Кос.

– На! – сунул ему пачку Пчела. – Как там Белый?

– Пыхтит… – Космос чиркнул спичкой и хмыкнул: – Листов пять, наверное, уже накатал…

Саша вышел из школы минут через тридцать, одним из самых последних. Уставшие от ожидания друзья встретили его упреками.

– Ну, наконец-то! Сколько можно! Ты что, в натуре, Толстой что ли?

– Не-а, Чехов, – чуть смущенно усмехнулся Саша.

– И про кого же ты писал, Антоша? – съехидничал Пчела. – Кем быть-то хочется, доктором что ль?

– Геологом.

– Чего? – вытаращил на него глаза Космос. – Это что, – с кайлом по горам лазить?

– А что, прикольно! – прыснул Пчела. – Прикинь, надыбает Белый где-нибудь золотую жилу и нам по-тихому свистнет. А тут и мы с тобой, Кос, подвалим! С лопатами, а?

Пчела с Космосом беззаботно и радостно расхохотались.

– Хорош ржать, жеребцы, – оборвал их Саша. – Пошли. Там Фил, наверное, уже заждался.

Троица двинулась прочь, но у школьных ворот Пчела вдруг остановился, как вкопанный, и звонко шлепнул себя по лбу.

– Яп-понский городовой! – с досадой воскликнул он. – Забыл, блин!

– Чего?

– Шпоры в сортире забыл! Пацаны, я сейчас, мухой…

Он юлой развернулся назад, но его перехватил Космос.

– Да брось ты! На хрен они теперь сдались – сочинение-то уже сдали!

– Ну да! – возмущенно отпрянул Пчела, решительно вырвавшись из рук Космоса. – Я за них червонец отвалил, а ты говоришь… Да я их осенью любому десятикласснику за четвертной впарю!

Он махнул рукой и припустил обратно. Через пару минут, радостно помахивая пачкой фотошпаргалок, он выскочил из дверей, и друзья покинули, наконец, школьный двор.

II

Валера Филатов перебрался в Москву всего полтора года назад, и это событие самым решительным образом перевернуло его жизнь. До этого он жил в спортинтернате в Горьком, а еще раньше – в детдоме в небольшом райцентре на севере области.

В детдом он попал давно: отца у него не было отродясь, а мать-алкоголичку лишили родительских прав, когда Валерке не исполнилось и десяти лет. Жизнь в детдоме была непростой, и мальчик быстро уяснил, что защитить его здесь некому и полагаться отныне придется только лишь на себя и на свои кулаки.

Валерке повезло: на малолетнего драчуна обратил внимание физрук, он и привел его в секцию бокса. Тренироваться Валерке нравилось, он целыми днями пропадал в спортзале, и результаты не замедлили сказаться. Пришли победы – сперва на районных соревнованиях, а потом и на областных. После того как он выиграл поволжское первенство «Урожая», его перевели в областной спортинтернат.

К тому времени Валерка уже понял, что в люди его может вывести только бокс. С учебой у него не ладилось, каких-то других талантов не было и в помине, а вот в спорте он мог добиться многого. Характер у него был крепкий, мужской, и на тренировках он пахал, как одержимый. Победы на соревнованиях стали привычными, но до поры до времени ничего в его жизни не менялось. Странное дело – на Филатова всерьез обратили внимание не в результате его побед, а после… поражения.

Тот бой в финале юношеского первенства Союза он выигрывал по всем статьям. Соперник – долговязый и немного нескладный мальчишка-казах – был явно слабоват в тактике. Лез напролом не по делу, часто открывался, не успевал уходить, и за два с половиной раунда Валерка напихал ему по полной программе.

Оставалось только дождаться гонга и получить свое очередное «золото». Но предчувствие скорой победы и ощущение полного превосходства над соперником сыграло с Филатовым злую шутку. На какой-то миг он позволил себе расслабиться, выключиться из боя, и тут же поймал сильнейший прямой в голову.

Он оказался на полу, судья открыл счет. На счете «шесть» Валерка был уже на ногах, нокдаун ничего не менял – победа по-прежнему была у него в кармане. Валерка принял стойку, попрыгал, всем своим видом показывая рефери, что он в порядке и полностью готов продолжить бой. Но тут случилось непоправимое: судья, не обращая никакого внимания на все его «ужимки и прыжки», произнес своим ровным, немного гнусавым голосом: «семь… восемь… девять… аут!».

Валерке засчитали нокаут! Украли, можно сказать, чистую победу!

Опешивший от такой несправедливости, Филатов выплюнул капу судье под ноги и, вытаращив глаза, в голос заорал:

– Да ты что – обалдел?

Судья попятился, на ринг выскочил Валеркин тренер и успел перехватить готового кинуться на рефери ученика.

– Жулик! Морда! Гад! – орал взбешенный Филатов.

На помощь тренеру подоспели ребята из команды, общими усилиями Валерку удалось увести с ринга. Но этот инцидент не прошел бесследно. Дисциплинарная комиссия лишила дебошира серебряной медали и дисквалифицировала его на полгода «за неспортивное поведение».

В Горький Валерка вернулся в жутко подавленном состоянии. Из-за поражения и дисквалификации он пролетал мимо международного юношеского турнира в Польше, куда его, по слухам, должны были непременно взять.

Но оказалось – нет худа без добра. На юного скандалиста обратили внимание, и через неделю Валеру Филатова пригласили для тестирования в Москву, в спортинтернат ЦСКА. Это была победа, причем победа куда более значительная, чем очередная латунная медалька! Спортинтернат ЦСКА – это была фирма. Там работали самые первоклассные специалисты, а главное – оттуда была прямая дорога в сборную!!

Конечно, для того, чтобы попасть в интернат, предстояло еще пройти тесты, показать себя, что называется, во всей красе, но Валерка был на сто процентов уверен – его возьмут. Так, собственно, и получилось. Осенью восемьдесят четвертого Валера Филатов стал москвичом.

Поначалу в армейском интернате пришлось туго. Уровень требований здесь был несоизмеримо выше, нагрузки на тренировках давали предельные. Валерке было ни до чего, он жутко уставал и еле-еле доползал по вечерам до койки. Но вскоре он втянулся, адаптировался к новому для себя режиму и смог спокойно вздохнуть и оглядеться.

Где-то там, за стенами интерната, бурлила суетливая и яркая столичная жизнь, но самого Валерки она почти не касалась. Его жизнь в Москве по сравнению с Горьким изменилась мало – все те же нескончаемые тренировки, строгий режим и нечастые соревнования. К тому же интернат был чисто мужским, а между тем Валерка уже вступил в ту пору, когда пробудившийся интерес к противоположному полу зачастую затмевает все другие интересы.

Лишенные собственных барышень, интернатские восполняли этот дефицит регулярными визитами на дискотеки в окрестные школы. Местные пацаны спортсменов не слишком жаловали – тем более что их одноклассницы охотно дарили своим вниманием плечистых борцов и боксеров. Стычки с интернатскими случались регулярно, во время одной из них и произошло первое знакомство Саши, Космоса и Пчелы с Валеркой Филатовым. Особенно близким оно оказалось для Пчелы – роскошный фингал под глазом, которым наградил его боксер, напоминал о случившемся конфликте недели две.

Акцию возмездия друзья решили провести на ближайшей же дискотеке. Тот факт, что она проводилась не в их школе, а в соседской, их не остановил. Они заявились к соседям с твердым намерением поквитаться с обидчиком Пчелы.

Однако случилось неожиданное – хозяевам появление троицы чужаков понравилось еще меньше, чем традиционный визит спортсменов. Космоса, Пчелу и Сашу вывели на улицу. Намерения окруживших их плотным кольцом дюжины мрачного вида пацанов не вызывали сомнений – друзьям предстояла жестокая экзекуция. Они встали спина к спине и приготовились драться.

И тут с порога школы раздался чей-то насмешливый голос:

– Эй, ребята, не слишком ли вас много для троих?

Все обернулись – к ним неспешно приближался тот самый спортсмен, что навесил фонарь Пчеле.

– А твое какое дело, дефективный? – с наглой ухмылкой ответил один из местных, двинувшись ему навстречу. – Или тоже в пятак захотелось?

Спортсмен не стал встревать в словесную перепалку. Вместо ответа он резко, без замаха въехал наглецу в челюсть. Тот рухнул как подкошенный. И тут же, как по команде, вспыхнула общая драка.

Местные разделились – половина их ринулась на спортсмена, другие атаковали Сашу, Пчелу и Космоса. В яростной, суматошной схватке ребята едва ли следили друг за другом, но тем не менее, видимо – инстинктивно, старались держаться вместе. Более того, троица стремилась пробиться к спортсмену, а тот, интенсивно работая кулаками, прокладывал дорогу к ним. Воссоединившись, все четверо стали организованно отступать. Нападавшие, в полной мере оценившие спортивную форму Валерки, преследовать их не отважились, так что друзья покинули поле боя, не уронив своего достоинства.

Так Валерка Филатов познакомился с теми, кто на долгие годы стал для него самыми близкими людьми в чужой, равнодушной Москве. Все свое свободное время отныне он проводил с новыми друзьями, с каждым днем все сильнее прикипая к ним сердцем – так, как это частенько бывает с мальчишками, а уж тем более – с мальчишками, лишенными родительской ласки, заботы и любви.

Вот и сегодня, сдав сочинение, Валерка, не мешкая, отправился на их коронное место – беседку на окраине парка, рядом с домом Сашки Белова. Долго ждать ему не пришлось – спустя минут двадцать появились друзья.

– Теофило! Амиго! – дурачась, заорал еще издали Пчела. – А ты-то про что писал? Кем быть? Про своего тезку Стивенсона?

– Почему? – улыбаясь, пожал плечами Фил. – Я по Чернышевскому писал…

– Да ладно! – не поверил Космос. – Хорош заливать!

– Правда, – кивнул спортсмен. – Мне тренер шпору сунул…

Валеркин тренер, допущенный комиссией на экзамен, действительно передал своему подопечному и еще двоим его одноклассникам шпаргалки с готовыми сочинениями. Так уж было в интернате заведено – тем, кто учился особенно плохо, не стеснялись помогать самым примитивным способом. Об этой практике прекрасно знали все: и педагоги, и проверяющие – строгие с виду тетечки из РОНО. И все без исключения закрывали на эти вопиющие нарушения глаза. Спортсмены, мол, – ну что с них взять!

– Зашибись! – завистливо вздохнул Космос. – Вот везуха вам!

– А вы про что писали? – спросил Фил.

– Я про Штирлица, – охотно поделился Пчела, – а Белый вон – про геологов, понял, да?

– Сань, что – серьезно? – удивленно вскинул брови Фил.

– Ну! – хохотнул Космос. – Прикинь, Фил: Белый в ватнике и с кайлом! И с бородой, блин!

Но Валерка и не подумал разделить ехидного веселья Космоса. Вместо этого он с уважением взглянул на Сашу и пробормотал:

– Клево…

Саша недовольно поморщился – однообразные насмешки Пчелы и Космоса над темой его сочинения ему уже порядком поднадоели.

– Ну что – так и будем здесь торчать? – без улыбки спросил он. – На пруд же собирались, отметить…

Фил сразу, как по команде, поднялся. Он уже успел привыкнуть к тому, что последнее слово в их компании всегда принадлежало Саше. Баламут Космос мог придумать тысячу сумасбродных планов, Пчела тоже готов был ввязаться в любую авантюру (особенно – если она сулила барыш), но в итоге они всегда поступали так, как решал Белый. Вот и сейчас приятели, все еще посмеиваясь, послушно потянулись за Сашей.

По дороге заглянули в гастроном. Минуя толпу у винного отдела, они завернули за угол. Пчела по-хозяйски зашел через служебный ход, и не успели друзья выкурить по сигарете, как он вернулся в сопровождении своей знакомой – миловидной продавщицы Раечки. В руках у довольно улыбавшегося Пчелы была добыча: пара пузырей "Агдама" и на закуску колечко краковской колбасы (его любимая, хотя выбирать не приходилось), и четыре плавленых сырка «Волна».

К полудню жара стала еще сильнее, на вытоптанном пятачке у небольшого пруда на окраине парка было многолюдней, чем на сочинском пляже. Друзьям пришлось расположиться у самой кромки деревьев.

– Ну что, пацаны, за экзамен? – подпалив спичкой пластиковую пробку, Космос ловко сорвал ее с бутылки и плеснул портвейн в граненый стакан, стянутый из автомата с газировкой. – Давай, Фил…

– Не, парни, я – пас, – покачал головой Валерка. – У меня еще тренировка вечером. Если Петрович запах учует, может в Баку на Союз не взять…

– В какой Баку? – спросил Саша. – Ты же говорил – чемпионат в Киеве будет?

– Перенесли… – пожал плечами Фил. – Там какая-то авария под Киевом, на электростанции…

– А, да, я слышал… По телеку что-то такое говорили… – закивал Космос, передавая стакан Пчеле. – Что-то там грохнуло на Чернобыльской атомной, какой-то энергоблок что ли ихний…

– Ну, чтоб Варвару от моего сочинения кондратий не хватил! – усмехнулся Пчела и лихо опрокинул стакан с непроницаемо-багровым пойлом.

Космос снова наполнил стакан и протянул его Саше:

– Давай, Санек… Чтоб тебе свою золотую жилу найти!

Саша кивнул и поднес стакан ко рту – в нос шибанул отвратительный запах дешевого портвейна. Он поморщился, пить эту дрянь не хотелось совершенно.

– Что носом крутишь? – усмехнулся Пчела, закусывая плавленым сырком. – Пока что у тебя золотой жилы нет, Саня! Так что пей, что дают, и не выеживайся!

Возразить было нечего – золотой жилы у Саши действительно не было. Да что там жилы – даже лишнего двугривенного у него никогда не водилось.

Беловы жили на одну инженерскую зарплату матери, жили, можно сказать, бедно. Вот и сегодня на портвейн скинулись Космос с Пчелой. Первого карманными деньгами регулярно снабжал папаша-профессор, а второй зарабатывал сам – фарцовкой и прочей левой мелочевкой. Шумно выдохнув, Саша сделал глоток. Его передернуло от отвращения, он протянул недопитый стакан Космосу и, торопливо отломив кусок «Волны», сунул его в рот.

– Я сегодня там, где дают «Агдам»… – напевал себе под нос Космос, в третий раз наполняя стакан. – Ну, пацаны, за то, чтоб нам и математику так же лихо спихнуть!

III

– Саня, ну где ты ходишь? – едва услыхав звук открывающейся двери, Татьяна Николаевна выскочила из кухни в прихожую и с укором посмотрела на сына. – Как написал-то?

– Нормально вроде, – улыбнулся Саша, снимая туфли.

– Ну, молодец! – мама чмокнула его в щеку и вдруг лукаво подмигнула: – А я тебе что принесла… Сейчас!

Она торопливо вытерла мокрые руки о фартук и с загадочным видом скрылась в комнате. Оттуда донесся шорох разворачиваемой бумаги.

– Саня! – позвала Татьяна Николаевна. – Ну, иди же скорей!

Саша зашел в комнату и увидел, как сияющая мама держала в руках темно-синий, с благородным стальным отливом, пиджак. Рядом, на спинке стула, висели такого же цвета брюки.

– Ну, как? – спросила сияющая мама. – Здорово?

– Откуда это, ма? – опешил Саша.

– От верблюда! – засмеялась Татьяна Николаевна. – Ну что ты стоишь столбом? Давай, примерь!

Растерянный Саша протянул руку и коснулся мягкой, бархатистой ткани костюма.

– Чистая шерсть, – похвасталась мама. – Австрия, между прочим…

Да, костюм был просто замечательный. Саша торопливо стащил брюки, мигом надел обнову и выскочил в прихожую, к зеркалу. Следом за ним поспешила и мать. Костюм сидел как влитой, Саша выглядел в нем просто шикарно – ни дать ни взять выпускник какого-нибудь английского колледжа.

– Представляешь, Сань, полгорода обегала – ну, ничего приличного нет, – рассказывала мама, заботливо оглаживая и поправляя на сыне пиджак. – А сегодня вдруг подходит ко мне Люся Прокопцова из конструкторского. Ты, говорит, своему Сашке костюм на выпускной достала? Нет, говорю, Люсь, ничего не могу найти. И тут она дает мне пакет – на, говорит, посмотри, может понравится? Представляешь, Сань, какая удача?

Люся за этим костюмом в Пассаже четыре часа простояла, а мужу ее не подошло!

– А сколько он стоит, мам? – спросил Саша.

Вопрос был совсем не лишним. На экипировку Саши к школьному выпуску еще с осени было накоплено двести рублей. Восемьдесят уже были потрачены на сорочку и туфли. На костюм оставалось сто двадцать рублей, других денег у мамы – Саша это знал точно – не было.

Татьяна Николаевна не ответила, просто пропустила неприятный вопрос мимо ушей.

– Так сколько, мам? – повторил Саша, повернувшись к матери.

Он ждал, и Татьяне Николаевне пришлось отвечать.

– Двести, – как можно небрежнее произнесла она.

Саша присвистнул и озадаченно протянул:

– Н-да-а-а…

Он неторопливо снял костюм, аккуратно свернул его и положил на оберточную бумагу.

– Отнеси назад, – покачал головой он.

– Саня… – попыталась возразить Татьяна Николаевна.

– Нет, мам, – перебил ее, снова покачав головой, Саша. – Отнеси, нам это не по карману…

– Подожди, Сань, – нахмурилась мама. – Чего ты? Что мы – восемьдесят рублей не найдем? Займем у соседей, а может Люся подождет? А в июле у меня квартальная премия будет…

Саша задумался. Расставаться с новым костюмом ему тоже совсем не хотелось.

– А когда тебе надо ответить? – спросил он.

– Завтра Люси не будет, так что теперь только в понедельник… Время есть, может, еще что-нибудь придумаем, а, Сань?

Саша кивнул.

– Ладно. Может, и придумаем…

IV

Когда Космос вернулся с пруда, отца дома еще не было. Это было очень кстати – можно было хотя бы как следует вычистить зубы, чтобы избавиться от въедливого запаха «Агдама». Юрий Ростиславович отличался нравом крутым и вспыльчивым. И если б он вдруг учуял исходящие от сына миазмы дешевого портвейна, разговор наверняка мог бы быть весьма и весьма серьезным.

С отцом вообще все было непросто. История взаимоотношений отца с сыном не была гладкой, и на то были свои причины.

Мать Космоса познакомилась со своим будущим мужем на кафедре астрофизики. Она, студентка третьего курса, писала обычную курсовую по квазарам. Он, блестящий молодой ученый, надежда отечественной астрофизики, готовил к защите докторскую. Юрий Ростиславович был остроумен, необычайно широко эрудирован, кроме того, он был молод, хорош собой, и ему прочили блестящее будущее. Все это не осталось незамеченным – девушка скоропостижно влюбилась, и не прошло и года, как молодые сыграли свадьбу. К тому времени под сердцем невесты уже зрело зернышко новой жизни – будущий Космос Юрьевич Холмогоров.

А потом наступили будни. Очень скоро выяснилось, что научная деятельность мужа весьма и весьма далека от спокойной кабинетной работы. Юрий Ростиславович месяцами не вылезал из командировок. Длительные экспедиции на высокогорные обсерватории Кавказа, Памира и Тянь-Шаня, поездки по научным центрам, на Байконур, постоянные симпозиумы и конференции – все это заставляло молодую женщину чувствовать себя брошенной. В семье начались конфликты. При этом Юрий Ростиславович весьма болезненно воспринимал попытки жены ограничить его свободу. Наука была у него на первом месте – об этом он не раз заявлял открыто. А его жена никак не могла с этим смириться. Между супругами зрел разрыв.

Он состоялся, когда Космосу было шесть лет. Отец купил кооперативную квартиру на окраине Москвы, туда и переехала его бывшая жена с сыном. Там Космос пошел в школу, где и познакомился с Сашей Беловым и Витей Пчелкиным.

С тех пор отец с сыном стали видеться еще реже. Мать была убеждена, что Холмогоров исковеркал ее жизнь, частенько плакала, вспоминая сто отнюдь не добрыми словами. Короче, Космос рос в атмосфере стойкой нелюбви к отцу.

А потом, два года назад, у матери обнаружился рак легких. Операция не помогла, и через полгода ее не стало. Смерть матери Космос переживал очень тяжело и отца в их доме встретил не просто холодно, а даже и откровенно враждебно. Юрий Ростиславович, естественно, намеревался забрать сына к себе, но тот не захотел его даже выслушать. Отец, видя состояние Космоса, на время отступил и вернулся к этой теме после похорон. Но и тогда Космос наотрез отказался переезжать к отцу. Юрий Ростиславович вспылил, Космос тоже. Разговор на повышенных тонах ни к чему не привел – дело кончилось бурным скандалом и истерикой мальчика. И снова отцу пришлось отступить.

Наконец, с помощью друзей, соседей и учителей Космоса все-таки удалось уговорить на переезд. Единственное, с чем он так и не согласился, – это на перевод в другую школу. Ему предстояло каждый божий день таскаться чуть ли не через полгорода, но это, похоже, его нисколечко не волновало.

Жизнь с отцом в просторной профессорской квартире на Университете не складывалась. Оба Холмогоровы были своенравны, упрямы и. вспыльчивы. То и дело между ними случались стычки, зачастую кончавшиеся тем, что Космос хлопал дверью и уезжал в материнскую квартиру. Обычно он проводил там ночь, а на следующий день отец забирал его назад. В конце концов Юрию Ростиславовичу это надоело, и однажды он тайком врезал там новый замок.

После очередной ссоры Космос, как обычно, прикатил к дому матери. Обнаружив, что замок не открывается, он впал в ярость – молотил кулаками дверь, ругался, кричал, крыл отца последними словами. Встревоженные соседи пригрозили милицией, ему пришлось уйти. До полуночи он шлялся по улицам, не зная куда деваться. В итоге, продрогнув до костей, он пришел к Белову.

Татьяна Николаевна, едва услыхав, что Космос убежал из дома, ахнула и тут же напустилась на несчастного парня.

– Да как ты мог? Отец, наверное, там с ума сходит! Космос, да разве ж так делают?

Космос тяжело молчал, низко опустив голову и сосредоточенно жуя свои мясистые губы.

Саша внимательно взглянул на друга и мягко остановил мать.

– Мам, ты постели Космосу в моей комнате, ладно? – спокойно и рассудительно сказал он. – А мы пока на кухне чайку попьем…

Татьяна Николаевна взглянула на него с некоторой растерянностью. Впервые ее пятнадцатилетний сын говорил как взрослый мужчина – взвешенно и уверенно. Это было одновременно и удивительно и радостно.

Подумав, она кивнула и отправилась в детскую. Но прежде чем заняться постелью гостя Татьяна Николаевна позвонила Юрию Ростиславовичу и успокоила его относительно сына.

Впрочем, этот ее полуночный разговор с профессором оказался единственным – все остальные переговоры по возвращению блудного сына к отцу вел ее сын. За те пять дней, что Космос провел у Беловых, Саша не только вправил мозги своему другу, но и дважды встречался с Юрием Ростиславовичем и почти ежедневно общался с ним но телефону.

До этого случая Холмогоров-старший Сашу едва знал и никак не выделял среди прочих друзей-приятелей сына. После этого случая пятнадцатилетний Саша Белов стал для профессора астрофизики непререкаемым авторитетом. Причиной такой перемены стало то, что этот не по годам рассудительный подросток сумел не только примирить сына с отцом, но и сделал так, что их отношения медленно, но верно пошли на лад. Они оба стали значительно терпимее и мягче, и хотя конфликты между ними все еще случались, их накал и последствия уже не были столь болезненными для обоих.

Громко хлопнула входная дверь – вернулся отец. Космос схватил с полки первую попавшуюся книгу и завалился па диван.

– Сын, ты дома? – пророкотал из прихожей веселый голос Юрия Ростиславовича.

– Дома… – откликнулся Космос. По квартире прогремели быстрые

шаги, и в дверях детской возникло улыбающееся лицо отца.

– Ну, как написал? Что за темы были?

Едва выглянув из-за книжной обложки, Космос довольно равнодушно сообщил:

– Я по Гоголю писал, вроде нормально…

Юрий Ростиславович, не переставая улыбаться, кивнул, чуть помялся и, наконец, спросил:

– Космос, меня там внизу в машине один товарищ ждет, надо ехать… Ты как – не обидишься?

Этого «одного товарища» Космос знал – видел несколько раз дома и на улице с отцом. Им была молодая, только из Университета, смазливая аспиранточка, научным руководителем которой примерно полгода назад был назначен профессор Холмогоров.

С некоторых пор отец частенько стал задерживаться допоздна, пару раз и вовсе не ночевал дома, а нездоровый блеск в глазах и глуповатая, как сегодня, блуждающая улыбка однозначно свидетельствовали о том, что у Юрия Ростиславовича – нешуточный роман.

В принципе Космос был совсем не против такого поворота – ведь отцу было только сорок шесть лет. Настораживала только личность его избранницы и та расчетливая, хищная хватка, с которой она вцепилась в папашу.

В отличие от отца Космос сразу сумел угадать, что Надежду (так звали аспирантку) интересовал не столько сам Юрий Ростиславович, сколько его оклад, квартира и прочие материальные блага, полагавшиеся ему по рангу. Космос называл ее про себя Пиявой и по-настоящему опасался того, чтобы однажды эта мадам не заявилась в их дом на правах хозяйки – всерьез и надолго.

Отец, неловко переминаясь с ноги на ногу, ждал ответа.

– Ну, конечно, иди, – усмехнулся, наконец, Космос, добавив про себя: «И не забывай пользоваться презервативом, папа!»

Как только за отцом закрылась дверь, Космос вышел на балкон. Внизу, у белой отцовской «Волги», лениво прохаживалась Пиява в узких джинсах, соблазнительно обтягивающих ее стройную фигурку, но со скучным и даже вроде бы злым выражением лица. Но стоило Юрию Ростиславовичу выйти из подъезда, как она вспыхнула лучезарной улыбкой и кинулась ему навстречу.

«У, Пиява!» – подумал Космос и с досадой сплюнул вниз.

V

Дома Пчела застал только мать. Валентина Степановна занималась привычным делом – что-то вязала, быстро и ловко орудуя мелькавшими блестящими спицами. Пчела наклонился и чмокнул ее в щеку. Мать, конечно, учуяла запах портвейна, но ничего не сказала, только слегка поморщилась. Что ж теперь поделаешь – вырос их Витенька, вот уже и школу заканчивает…

– Привет, мам! – выпалил Пчела. – А батя где?

– В гараже, где ж ему еще быть… Да, Вить, – вспомнила она, – он просил, как появишься, к нему зайти. Помочь, что ли…

– Ладно, перекушу только чего-нибудь…

Мать тут же отложила вязанье и поднялась.

– Что значит «перекушу»? Пойдем-ка, я такой рассольник сварила!

Пчела быстро переоделся, а когда вошел в кухню, на столе его уже дожидалась тарелка дымящегося, аппетитного рассольника. Он с жадностью накинулся на еду, а мать, подперев кулачком подбородок, устроилась напротив. Она думала одну и ту же, уже ставшей привычной, беспокойную думу: о том, что осенью ее Витеньке идти в армию, и куда он попадет – неизвестно. А в Афганистане все та же бесконечная война, и по телевизору хмурый Ле-щинский все ведет свои тревожные репортажи о боевых действиях, и конца краю этому ужасу не видно.

Быстро расправившись с рассольником, Пчела выскочил из-за стола. Валентина Степановна взглянула на его протертые чуть ли не до дыр джинсы и сокрушенно вздохнула вслед:

– Сынок, штаны-то у тебя совсем хипповые стали…

У железных гаражей в углу двора Пчелу поджидал раздраженный отец.

– Витька, где тебя черти носят? – нахмурился он. – Я тебя второй час уже жду!

– Бать, да ты что? – опешил Пчела. – Я ж экзамен сегодня сдавал!

Отец как-то неопределенно хмыкнул, и по его мимолетному смущению Пчела догадался, что про экзамен сына тот забыл напрочь.

– А я тормозной цилиндр справа сзади поменял, а прокачать не с кем… – словно извиняясь, развел руками Павел Викторович. – И из соседей, как назло, никого…

– Ну, давай прокачаем, делов-то… Они зашли в гараж, где стоял предмет гордости Пчелкина-старшего – старый-престарый бордовый «Моск-вич-408». Павел Викторович купил его лет пять назад, абсолютно обездвиженный, за какую-то совершенно смешную сумму. За год этот полумертвый конь превратился в довольно резвую рабочую лошадку. Отец Пчелы работал механиком в автоколонне, технику знал от и до, а дефицитные запчасти потихонечку натаскал с работы. Машине он отдавал все свое свободное время, и в заботливых руках Павла Викторовича дряхлый «москвичонок», казалось, год от года становился все моложе и моложе.

Отец с сыном быстро прокачали тормоза, потом Пчела собрал колесо и снял машину с домкрата. Убрав инструменты, Пчелкины сели перекурить.

– Ну, ты надумал? – спросил отец.

Пчела, конечно, знал, о чем он. Павел Викторович очень хотел, чтобы сын до армии поработал вместе с ним, в его автоколонне. Он давно уже договорился об этом с тамошними кадровиками, Пчелкина-младшего уже ждали. Проблема была только в том, что на это трудоустройство до сих пор не было получено согласия самого Витьки. Отец видел, что сын совсем не горит желанием становиться профессиональным автомехаником (хотя и успел многому от него научиться), но надежд уломать-таки своего упрямого отпрыска он не оставлял.

– Бать, ты меня уже замахал, честное слово! – возмущенно встряхнул длинными волосами Пчела. – Ну, дай мне хоть экзамены спокойно сдать да выпускной отгулять! Никуда твоя работа не денется!

Отец примирительно кивнул, какое-то время они помолчали, думая каждый о своем. Потом снова заговорил Павел Викторович.

– В марте сорок пятого брали мы какой-то немецкий городишко. – принялся он негромко и задумчиво рассказывать.

– Наступаем по центральной улице, фашист огрызается, но не сильно. Вдруг один взрыв, второй! Глядим – из-за развалин церквушки ихней танк прямой наводкой бьет. Ну, остановились мы, залегли. На рожон тогда особо уже не лезли, связались с артиллеристами, передали про танк, ждем, когда его накроют. А к нам в роту только-только пополнение пришло – совсем зеленые мальчишки, года на два моложе меня. И вот один такой давай приставать ко всем: братцы, у кого, мол, граната противотанковая есть? Война, говорит, кончается, а у меня даже медальки завалящей нет. А за танк тогда, кажись, «Звездочку» давали. Н-да… Ну, дал ему кто-то гранату, он и уполз…

Павел Викторович замолчал, затянулся своей «Примой», выпустил струйку дыма и, прищурясь, принялся следить за тем, как она таяла в воздухе. Пчела не выдержал паузы, спросил:

– Ну а дальше-то что?

Отец пристально взглянул на него и словно нехотя ответил:

– А ничего. Больше этого героя никто не видел, ясно?

И снова повисла тягучая пауза. Пчеле стало как-то не по себе. Отец сидел, опустив голову, и вдруг заговорил глухим, словно чужим голосом:

– Если вдруг на войну попадешь, помни, Витька, – один ты у нас с матерью. Не будь дураком-то, не лезь, куда не надо! – он тяжело вздохнул и добавил уже не сыну, а, скорее, самому себе: – Дури в тебе много…

Пчела взглянул на отца с веселым недоумением. Тот ответил ему долгим взглядом – серьезным и строгим.

VI

После утренней тренировки Фил вышел из спортзала и сразу заметил топтавшегося у жилого корпуса Сашу.

– Здорово, – утирая полотенцем потное лицо, протянул ему руку Фил.

– Привет.

– Случилось что? – ребята в интернат приходили редко, поэтому внезапный Сашин визит Валерку насторожил.

– Да нет, – пожал плечами Белов и не без смущения спросил: – Слышь, Фил, ты подзаработать не хочешь?

– В смысле? – не понял тот. Саша коротко вздохнул и с отчетливой неохотой объяснил:

– Понимаешь, мать на работе достала мне на выпускной классный костюм. Но дорогой, собака! Восемьдесят рэ не хватает. Я ходил на мясокомбинат, узнавал: там по ночам грузчиков нанимают – рефрижераторы с мясом разгружать. Двести рублей вагон. Вот я и подумал – если нам с тобой упереться, можно, наверное, за ночь полвагона осилить, а?

Валерка крепко задумался. Что из себя представляет груженый вагон, он знал гораздо лучше своего друга.

– Пчела с Космосом тоже идут? – спросил он.

Саша, опять же неохотно, мотнул головой.

– Да на хрена им такие напряги? У них и так бабки не переводятся…

Фил промолчал. По его лицу было совершенно непонятно – нравится ему Сашино предложение или нет.

– Ну, так что? – нетерпеливо спросил Белов.

– Ладно, – кивнул наконец Фил. – Где и когда?

– Сегодня в десять вечера у проходной мясокомбината, знаешь? – с облегчением улыбнулся Саша, протягивая ему руку. – Только паспорт не забудь.

– Угу, до вечера, – ответил Фил. Белов развернулся и споро зашагал

к выходу. Валерка задумчиво смотрел ему вслед – в отличие от Саши он не сомневался, что вдвоем им полвагона не осилить ни за что.

К мясокомбинату Белов опоздал – виной тому было затянувшееся объяснение с матерью.

Саше пришлось потратить немало сил и времени, чтобы убедить Татьяну Николаевну в том, что ему вполне по силам заработать недостающую сумму самому.

Когда он, запыхавшись, прибежал к проходной, из кучки толкавшихся там людей донесся насмешливый голос Космоса:

– А вот и наш бригадир!

Саша ничего не понимал: к нему, улыбаясь, направлялись трое его друзей – Космос, Пчела и Фил.

– Ну, ты и жук! – смеясь, крутил головой Пчела. – Надыбал непыльную работенку, и ни полслова! Прикинь, Кос, если бы не Фил – пролетели бы мимо такой халявы!

Белов взглянул на Фила, тот только смущенно пожал плечами – так, мол, уж вышло…

Тут от проходной раздался зычный женский голос:

– Кто на ночную разгрузку – оформляться!

Оформление оказалось до смешного простым – дородная краснолицая тетка просто переписала на листок фамилии потенциальных грузчиков и объединила их фигурными скобками в группы по четыре-пять человек. На каждую такую группу приходилось по полвагона мороженого мяса, с которым предстояло разобраться до семи утра. Покончив с формальностями, добровольцев повели к цеху.

У разгрузочной платформы стояло три серебристых рефрижераторных вагона. От самой многочисленной группки грузчиков (они записались на целый вагон) отделился пронырливого вида мужичок и, приобняв учетчицу за необъятную талию, проворковал ей:

– Михайловна, прелесть моя, наш, как обычно, средний, ладушки?

Тетка, не без кокетства отпихнув его локтем, рассмеялась:

– Так уж и быть – как постоянным клиентам…

Когда все поднялись на платформу, оказалось, что средний вагон стоит прямо напротив входа в цех. Получалось, ветераны ночных разгрузочных работ сходу получили существенное преимущество – таскать мясо им было гораздо ближе, чем остальным.

Из цеха вышел строгого вида сухощавый дядечка, учетчица передала ему списки, он открыл вагоны и распределил между ними бригады. Дело оставалось за малым

– натянуть дурнопах-нущие, заскорузлые спецовки, такие же жуткие рукавицы, разобрать тележки для перевозки мяса и можно было начинать.

Мясо в вагонах оказалось не в тутах, а в прессованных брикетах – плоских цилиндрических «таблетках» килограммов в тридцать веса. Это было первой неожиданностью. Второй, куда более неприятной неожиданностью стало его количество. Огромный, как дом, рефрижератор был забит этими самыми «таблетками» до самого потолка. Мяса было так много, что в то, что за одну ночь всю эту гору можно перетаскать в цех, верилось с трудом.

Пчела, едва увидев сплошную стену мороженого мяса, быстро переглянулся с мгновенно помрачневшим Космосом и озадаченно присвистнул:

– Да-а-а… Веселенькая нам предстоит ночка!

Саша, насупясь, молчал. Вообще-то ни Пчелу, ни Космоса он сюда не приглашал, но инициатором всей этой авантюры был он, а значит именно ему и адресовался невысказанный упрек Пчелы.

За Белова ответил немногословный Фил.

– Да ладно вам! – добродушно улыбнулся он. – Глаза боятся, а руки делают! Разбиваемся на пары – я с Пчелой, Кос с Саней, – берем по тележке, и вперед!

Фила, как ни странно, охотно послушались все, и работа закипела. Ребята набивали «таблетками» тележку, катили ее по платформе, а потом и по длинному пологому пандусу в цех, перегружали мясо в огромные бадьи из нержавейки и снова торопились к вагону. Работали они весело, с азартом, и их половина вагона освобождалась от мяса заметно быстрей, чем у их соседей.

Спустя час Космос опустился прямо на асфальт платформы и бессильно выдохнул:

– Все, перекур…

Вслед за ним, доставая сигареты, присели Пчела и Белый. Фил сначала осмотрел хозяйским взглядом разгруженную часть вагона и только после этого присоединился к друзьям.

– Ну, как? – доставая трясущимися пальцами сигарету, спросил его Саша.

– Если такой темп удержим – часам к пяти закончим…

Никто не произнес ни слова, но всем четверым было ясно – работать с такой бешеной скоростью еще шесть часов невозможно. Космос растерянно посмотрел на друзей. В его взгляде отчетливо читался вопрос: может, пока не поздно, плюнуть на это дело? Но в ответ все помалкивали, опуская или отводя в сторону глаза. Признаваться в своей слабости не хотел никто. Молчание прервал Белов.

– Значит так, пацаны, – спокойно и рассудительно сказал он. – Во-первых, завязывайте бегать. Сил на это тратиться куча, а выигрыш ерундовый. Во-вторых, тележку надо таскать не парой, а один спереди, другой сзади – так легче будет. Верно, Фил?

– Ну да, – охотно согласился Валерка и добавил. – А вы заметили: там в цеху есть еще бункеры – слева, за какой-то хреновиной. Можно туда возить – ближе…

Они докурили и вновь принялись за работу. Теперь первый жеребячий восторг сменился расчетливым размеренным ритмом, позволявшим экономить и правильно распределять силы. В результате к следующему перекуру они уже не дышали как загнанные кони и не валились на асфальт один за другим.

Рефрижератор мало-помалу пустел – это было здорово. Но и силы ребят тоже постепенно таяли. И никто из друзей не знал, что закончится быстрее – осточертевшие мясные «таблетки» в их половине вагона или их далеко не беспредельные силы. Уже начало светать, а им еще оставалось примерно пятая часть от их половины вагона. Глаза ребят потухли, перекуры становились все чаще, а Пчелу с Космосом уже пошатывало от усталости.

– Пацаны, айда перекусим… – предложил Саша.

В цеху, на длинном металлическом столе, были разложены образцы едва ли не всей продукции мясокомбината – от сверхдефицитной буженины до обычной «докторской» по два двадцать. Есть ее можно было сколько влезет, не разрешалось только ничего уносить с собой. Рядом с яствами лежала разделочная доска и длинный, источенный до узости скальпеля, нож.

Фил отрезал ломоть буженины в палец толщиной и, откусив сразу половину, принялся с отстраненно-задум-чивым видом жевать мясо. Следующим ножик взял Саша.

Отрезал себе ветчины попостнее и протянул нож Космосу.

– На хер! – мрачно качнул головой тот. – Я эту гадость видеть не могу…

Белов протянул нож Пчеле. Тот, устроившись на корточках у ножки стола, только молча фыркнул.

Ветчина была свежей и очень вкусной, но, съев всего один ломтик, Саша понял, что больше ему не осилить. Не потому, что насытился – просто оказалось, что без хлеба мясо не лезло в глотку. Фил тоже ограничился одним куском. Потоптавшись еще пару минут у стола, друзья потянулись к выходу.

Первым шел Космос. Он шагнул с пандуса на платформу, повернул к вагону и вдруг, кинувшись вперед, яростно заорал:

– Ах ты, сука! Ты что ж, гад, делаешь?

За ним тут же бросились Фил с Сашей, они успели разглядеть причину негодования друга.

Бригада, занимавшаяся разгрузкой второй половины вагона, воспользовалась отлучкой соседей и в темпе перекатывала мясные «таблетки» со своей на их территорию!

Космос с ходу врезал первому попавшемуся под руку диверсанту. На него сзади сразу навалился другой, но подоспевшие Фил с Беловым отшвырнули хлипкого мужичонку, как щенка. Драка, не успев толком завязаться, угасла, зато ругань началась такая, что на шум сбежались почти все ночные грузчики. А чуть погодя из цеха пришел и сухопарый дядечка,

К его чести, он быстро разобрался в сути конфликта. Впрочем, сделать это было, видимо, нетрудно: с одной стороны были пылающие праведным гневом похожие на студентов молодые ребята, с другой – растерянные и слегка испуганные поднятым шумом одутловатые и небритые полубродяги, полуалкаши.

– Сколько они перекинули? – спросил сухопарый у Белова.

Саша повернулся к брикетам, пытаясь на глазок оценить масштаб диверсии, но его опередил Космос.

– «Таблеток» сорок, не меньше! – с возмущением выпалил он (на самом деле их вряд ли было больше десятка).

– Вернуть! – коротко приказал дядечка и веско добавил: – Иначе не заплачу ни копейки.

Проштрафившаяся бригада попыталась возразить, но слушать их уже было некому – покончив с конфликтом, сухопарый стремительно удалился к себе.

Эта эмоциональная встряска плюс нежданная «помощь» вероломных соседей словно придала друзьям второе дыхание. Работа снова, что называется, пошла, и к шести часам утра с разгрузкой было покончено. Последнюю тележку они откатили вчетвером и бесконечно усталые, но гордые своей победой поднялись в каморку сухопарого дядечки.

– Закончили? – равнодушным голосом осведомился тот. – Хорошо, давайте паспорта…

Саша протянул свой новенький паспорт. Остальные трое только загадочно переглянулись.

– А ваши? – поднял на ребят красноватые от недосыпа глаза дядечка.

– А у нас нет, не получили еще, – не моргнув глазом, соврал Космос.

Дядечка с откровенным сомнением взглянул на долговязого парня.

– Что, тебе еще нет шестнадцати?

– Не-а, – с виноватым видом развел руками тот и пояснил со вздохом: – Акселерация…

– Остальные тоже акселераты? – нахмурился дядечка.

Фил с Пчелой синхронно мотнули головами.

– Понятно… – сухопарый склонился к своим бумагам и процедил сквозь зубы: – Деньги оформлю на Белова, а там уж делите сами…

Он быстро заполнил какой-то бланк и пододвинул его Саше.

– Расписывайся. Вот здесь и здесь… Забрав бланк, дядечка отвернулся и с лязгом отворил дверцу несгораемого шкафа. Его сутулая спина заслоняла содержимое шкафа, но тихий шелест отсчитываемых бумажек друзья услышали совершенно отчетливо. Космос задорно подмигнул Белову, а Пчела с комичной алчностью энергично потер руки. Наконец, сухопарый повернулся и протянул Саше его паспорт с вложенной туда стопочкой красных десяток.

– Сто рублей, – буркнул он и, опустившись на стул, устало спросил: – Вопросы есть?

– Нет вопросов! Спасибо! До свидания! – разом загалдели ребята, отступая к двери.

На улице, за проходной, Саша ткнул Фила в бок.

– Я же предупреждал про паспорт, ты что?

Фил беззаботно усмехнулся:

– Забыл…

Саша отсчитал три десятки и протянул их Космосу:

– Держи, с тебя пятера.

– Мне не надо! – со смехом закрутил головой друг. – Ты что, Сань!? Я ж просто так, для расширения кругозора!

Ничего не понимающий Саша повернулся с деньгами к Пчеле.

– Не-е-е! – с дурашливым испугом замахал руками тот. – От них же мясом несет, как… А у меня на этот запах уже аллергия! Убери, спрячь их ради бога!

– Фил… – Саша, уже догадавшись обо всем, хмуро взглянул на Валерку.

– А я что? – пожал плечами тот. – Я тоже не за этим… Просто тренировка на силовую выносливость, мне, кстати, и тренер советовал…

– Да вы что все, охренели? – сердито рявкнул Белов.

Его гнев вызвал обратную реакцию – Космос, Пчела и Фил в голос расхохотались и, дабы не вводить своего друга в еще большее смущение, поспешили ретироваться.

– Будь здоров, бригадир! – хлопнул его по плечу Космос.

– Пока, Сань…

– Вечером у беседки, ладно? Через минуту троица скрылась за поворотом. На безлюдной в столь ранний час улице Саша остался один – с мятыми десятками в судорожно сжатой руке.

Космос вошел в квартиру и не успел снять кроссовки, как в прихожей появился мрачный, как туча, отец.

– Где это ты шлялся всю ночь? – едва сдерживая гнев, сурово спросил Юрий Ростиславович. – И что за гадостью от тебя разит?

Космос устал, как собака, натруженные руки и ноги ломило до боли, невыносимо хотелось спать, но он понимал, что отец имеет полное право и на эти вопросы, и на этот тон – вчера вечером, уходя из дома, он не сказал отцу ни слова о своих планах, боялся, что тот упрется и не отпустит.

– Я был на мясокомбинате, папа, разгружал вагон с мясом, – просто сказал он, стягивая с плеч куртку.

– Что? – вытаращил глаза Юрий Ростиславович. – Какой вагон? Зачем?

Космос обогнул застывшего в недоумении отца и, расстегивая на ходу рубашку и джинсы, отправился к себе в комнату.

– Понимаешь, Сашке Белову не хватало денег на костюм к выпускному, – тихим, усталым голосом объяснял он на ходу. – Вот мы и решили организовать что-то вроде субботника… На мясокомбинате за полвагона платят сто рублей. Одна ночь работы – и никаких проблем…

Космос не без труда стащил с себя рубашку, джинсы и совершенно без сил рухнул на диван.

– Господи, Космос, но зачем же такие сложности? – изумленно задрал брови отец. – Сказал бы мне, ну, неужели я бы не дал?

Космос едва заметно усмехнулся и, уже закрывая глаза, пробормотал:

– Ты что, пап? Да разве бы он взял?

Юрий Ростиславович на миг задумался, вспоминая Сашу. Да, пожалуй, сын был прав – такой бы не взял. Он нагнулся, поднимая с пола разбросанную одежду – от нее отвратительно

разило сырым мясом. Распрямившись, он повернулся к сыну и пожал плечами.

– Ну, все равно, можно было бы…

Вдруг Юрий Ростиславович осекся на полуслове – его Космос, уткнувшись носом в согнутую в локте руку, спал.

Неслышно ступая, отец вышел из комнаты и понес грязную одежду в ванную. На его губах играла полуулыбка – он был горд за сына.

VII

Оставался последний выпускной экзамен – история с обществоведением. Особых трудностей он не вызывал. Все, что требовалось от выпускников – это, вне зависимости от вопросов билета, половчее свернуть к перестройке и гласности, а там уже смело можно было нести все, что угодно! Главное – не отклоняться при этом от генерального курса Партии.

Накануне экзамена Саша вернулся с консультации и с порога услыхал чьи-то голоса. У них были гости!

Он разулся и прошел в большую комнату. На диване сидели совершенно незнакомые мужчина и женщина. Напротив них на шатком стульчике пристроилась мама. Головы гостей как по команде повернулись к Саше.

– Батюшки! Сашечка, как же ты вырос! – приторно-сладким голоском пропела женщина. – А на Колю-то нашего как стал похож! Скажи, Миш…

– Похож, похож… – пробасил, поднимаясь с дивана, мужчина. – Ну, здравствуй, Николаич…

Саша пожал протянутую ему руку – твердую и шершавую, словно выструганную из доски. Он уже догадался – гости, видимо, были какой-то родней отца. Его догадку подтвердила мама.

– Саня, дядя Миша – двоюродный брат твоего папы, а тетя Зоя – его жена. Они едут в отпуск, в Ялту, в Москве проездом… Вот, заглянули к нам… Ну что, перекусить с дороги? – это мама предложила уже гостям.

– Что ты, Танечка, что ты! – испуганно всплеснула руками тетя Зоя и защебетала озабоченной скороговоркой: – Столько дел, что ты! У нас же сегодня вечером поезд, некогда нам у тебя рассиживаться, что ты, милая! Значит так, Танюш: «Ядран», «Лейпциг» и «Ванда» – обязательно! Ну и еще куда – это уж как успеем, там видно будет! В ГУМ, может быть… Мишку брать не будем, от него толку никакого. Давай, Танюш, давай! Собирайся скоренько и поедем!

– Ну, может, хоть чаю попьете? – робко улыбнулась мама. – Как же так – с пустым желудком?

– Некогда, Танечка! – взмолилась тетя Зоя. – Говорю же – поезд вечером! Там где-нибудь перекусим…

– Ну, ладно, – пожала плечами мать и повернулась к сыну. – Саня, накорми, пожалуйста, дядю Мишу, ну и вообще – будь за хозяина…

Через пару минут женщины ушли, мужчины остались одни. Гость задал несколько обычных вопросов – об учебе, о планах на будущее. Саша ответил, но дядя Миша слушал его рассеянно, вполуха. Короче, разговор не клеился. От предложения пообедать гость тоже отказался и следом, слегка помявшись, сказал:

– Тебе, Саш, наверное, заниматься надо? Пойду-ка я, пожалуй, прогуляюсь… – и неожиданно добавил: – У вас гастроном далеко?

– Нет, на улицу выйдете и налево, – объяснил Саша. – А там – через три дома.

Дядя Миша деловито кивнул, накинул пиджак и ушел.

Вернулся он быстро – не прошло, наверное, и получаса – заметно повеселевшим и каким-то возбужденным.

Внутренний карман его пиджака заметно оттопыривался.

– Ну что, Сашок, вот теперь можно и за стол! – радостно провозгласил дядя Миша, извлекая из кармана бутылку коньяка.

От супа, впрочем, гость отказался, не прельстили его и домашние котлеты с макаронами. Он попросил нарезать колбаски, хлеба и лука – больше ему ничего не требовалось. Хрустальную рюмку, принесенную из серванта, он тоже проигнорировал. Пришлось Саше доставать из мойки обычный стакан.

– А себе? – спросил дядя Миша.

– Нет, что вы, я не буду, – помотал головой Саша. – У меня же экзамен завтра…

– Ну да, ну да, конечно… – легко согласился гость и плеснул себе сразу полстакана бурой жидкости.

– Ну, Сашок, за твои экзамены! – бодро провозгласил тост дядя Миша и, в мгновение ока опрокинув в себя стакан, аппетитно захрустел луковицей.

Через минуту-другую глаза его заблестели, он оживился еще больше, без труда нашлась и тема для разговора.

– Что тезка-то мой творит, а? Что со страной делает! Аж страшно становится… – с жаром начал гость.

– Вы это про перестройку? – не сразу понял Саша.

– Про какую на хрен перестройку! – отмахнулся мужчина. – Клал я на эту перестройку с прибором, ясно? Я про алкогольную кампанию! Ведь что творит – жить невозможно стало! У вас вот хоть коньяк купить можно, а у нас в Тюмени, веришь, – вообще шаром покати! Какую только дрянь мужики не пьют!

Тема бестолковой антиалкогольной кампании, проводимой новым молодым Генсеком, похоже, беспокоила дядю Мишу самым что ни на есть серьезным образом. Об этом он говорил долго и пылко, не забывая, впрочем, время от времени заглатывать очередную дозу коньяка.

Минут десять он посвятил недопустимым перегибам на местах, потом довольно подробно осветил исторический аспект проблемы, приводя в качестве иллюстраций основных тезисов многочисленные случаи из своей жизни и из жизни своих родных.

После этого дядя Миша настолько вошел в раж, что сразу перешел к личности Генерального секретаря и его ближних. Эпитеты, которыми гость из Тюмени расписал главного архитектора перестройки, его мать и его бабушку были и эмоционально ярки, и необычайно живописны.

Примечательным было то, что среди всего этого словесного фейерверка не было ни единого выражения из нормативной лексики. Саша, зачарованно слушавший пламенную речь своего родственника, не раз невольно вспоминал учительницу словесности Варвару Никитичну, не устававшую напоминать своим питомцам о бесконечном разнообразии «великого и могучего».

Наконец дядя Миша закончил, а точнее сказать – выдохся. Он даже изрядно покраснел и дышал тяжело, с присвистом, будто после тяжелой, изматывающей работы. Надо было срочно перекурить, и мужчины отправились на балкон. Там дядя Миша, словно подводя черту, рассказал несколько анекдотов в тему. От прежней его пылкости не осталось и следа, и потому анекдоты в его задумчиво-печальном изложении больше походили на исполненные философской глубины восточные притчи.

Покурив, они вернулись к коньяку – в бутылке еще оставалось примерно четверть. Дядя Миша плеснул себе в стакан и рассеянно поинтересовался:

– Так куда ты поступать-то собрался?

– В Горный, – ответил Саша.

– Это кем же ты станешь, когда выучишься? – спросил гость и выпил.

– Геологом, как отец…

Дядя Миша откусил от луковицы и поднял на Сашу блестящие от выступивших слез глаза:

– Чей?

– Что – чей? – не понял Саша.

– Ну, чей отец-то геолог? – повторил свой нелепый вопрос тюменский Родственник.

– Как – чей? Мой…

– Колька? – изумился дядя Миша. Они уставились друг на друга в полном недоумении, ничегошеньки не по-

нимая и втайне подозревая друг друга глупом розыгрыше. Первым пришел в себя Саша. Испытывая тягостное предчувствие, он медленно и внятно произнес:

– Мой отец, Николай Иванович Белов, был геологом. Он погиб в геологоразведочной экспедиции, утонул в Тоболе.

Гость криво улыбнулся и перевел взгляд с Сашиного лица на коньячную бутылку. Не поднимая глаз, он вылил остатки коньяка в стакан и выпил. Саша молчал, ожидая объяснений.

– Это тебе мать рассказала? – спросил дядя Миша, по-прежнему не поднимая глаз.

– Да.

Мужчина провел рукою по столу, сметая крошки, переставил пустую бутылку на подоконник. Он словно раздумывал над чем-то, колебался, не зная как ему поступить. Наконец, он поднял глаза.

– Придумала она все, Сашок, – тихо, но твердо сказал он. – Не был твой отец геологом. Ходил пару раз с геологами в поле – это да, было. Разнорабочим. Оборудование таскал, шурфы копал, то, се… А геологом он не был. И не в Тоболе он утонул, а в Туре. В Тюмени Тура течет, вот какое дело…

– Вы… Вы ничего не путаете? -растерянно пробормотал Саша.

– Да как же я могу путать, если я сам его, мертвого, из воды доставал? – невесело усмехнулся мужчина и снова смахнул со стола широкой ладонью несуществующие крошки. – Придумала твоя мать все… Да только зря она это! Тебе, считаю, стыдиться за отца нечего! – голос гостя окреп, он смотрел на Сашу прямо, даже с некоторым вызовом. – Отец твой, Сашка, настоящий мужик был, орел, можно сказать! В любой компании заводила, вожак, атаман! Что он скажет, то все и делают! Душа у него была широкая, ясно? Потому и мать твоя его полюбила. Да только скучно было Кольке в вашей Москве, вот он и рвался каждый сезон на волю. То с геологами уйдет, то на лесосплав, то на нефтедобычу… Он везде своим был! А что, работы Колька никогда не боялся, руки сами к делу тянулись, да и заработки опять же… Лихой он мужик был, ох лихой! Через лихость свою и смерть принял… – дядя Миша тяжело вздохнул и замолчал.

– А как он… погиб? – спросил Саша.

– Да как? Можно сказать – по глупости, а можно сказать – не свезло… – задумчиво ответил гость. – Дело-то как было? Вернулся он в сентябре из тайги, расчет получил, ну, как водится, погуляли маленько, обмыли это дело. Колька-то уже в Москву, к вам с матерью, собирался, уж и билет взял. А тут в ресторане на набережной схлестнулся он с одним командировочным из Свердловска. То, се… Колька завелся – он вообще заводной был! В общем, поспорили они, что Колька по перилам моста через Туру перейдет. На ящик «белой» поспорили. Я еще отговорить его пробовал, да куда там! Я ж говорю – заводной он был… Ну, вышли к мосту, Колька прыг на перила – и пошел! Я-то поначалу рядышком держался, думал – подхвачу, если что… А он идет себе, как по тротуару, только руки расставил вот так, да помахивает ими слегка. Полмоста прошагал – никаких проблем! Народ видит – Колькина берет. Стали над этим командировочным подшучивать, то, се… Я тоже за Колькой уже вполглаза слежу. А что? – проблем никаких, и идти ему всего-то метров двадцать оставалось… А Колька знай себе шагает… И тут… Уж не знаю – то ли ветер посильней дунул, то ли оскользнулся он… Охнул он вполголоса, я повернулся, а его уже нет! На мелководье он упал, головою вниз. В общем, шею сломал – мгновенная смерть! Вот так, Сашка-Саша остолбенело молчал. Все то, что поведал ему дядя Миша, было не просто неожиданно – рассказ гостя разом уничтожил устоявшийся и привычный образ отца, человека, на которого всю свою сознательную жизнь равнялся Саша. Поверить в услышанное было непросто, еще сложнее было со всем этим смириться. Саша пристально взглянул на помрачневшего, свесившего голову дядю Мишу. Нет, понял он, гость не врал. Все, что он рассказал – правда. От первого до последнего слова. Вдруг Саша ощутил острую, жгучую неприязнь к этому человеку. Зачем он появился в их доме, зачем походя, за бутылкой коньяка, разрушил все, что было ему так дорого, почти свято? Саша резко поднялся, сидеть за одним столом с этим человеком он больше не мог.

– Извините, мне нужно заниматься… – буркнул он и, резко развернувшись, вышел из кухни.

Над его кроватью в детской висела фотография отца. Саша встал напротив, внимательно вглядываясь в открытое, улыбающееся лицо на фото. Он словно заново знакомился с ним, напряженно пытаясь понять – что же это был за человек, и может ли он, Саша, гордиться им по-прежнему?

В коридоре послышались шаги – дядя Миша приближался к детской. Саша юркнул за стол, открыл первую попавшуюся книжку и, обхватив руками голову, склонился над ней. Гость сунулся было к нему в комнату, но увидев, что Саша действительно занимается, не решился ничего сказать и тут же исчез.

Впрочем, оттого что тюменский родственник находится не в его комнате, а за стеной, легче было не намного. Его близость раздражала, мешала сосредоточиться, выводила из себя. Наконец, Саша не выдержал. Он прихватил учебник и вышел в коридор.

– Мне идти надо, – хмуро сообщил он дяде Мише. – Консультация перед экзаменом. Вы уж тут сами…

Не дожидаясь ответа гостя, он быстро натянул ботинки и выскочил за дверь.

Саша гулял до самого вечера и все это время думал об отце. В итоге этих бесконечных раздумий вызрело и окрепло твердое, как гранит, убеждение: кем бы ни был его отец и каким бы он ни был – он, Саша, все равно станет самым что ни на есть настоящим геологом!

Когда он, приняв это решение и успокоившись, вернулся домой, родственников из Тюмени там уже не было. Не было и мамы – она, видимо, уехала с гостями на вокзал. Саша наскоро перекусил, забрался в постель и уснул.

VIII

Наступил день выпускного бала. Костюм, сорочка, туфли, даже галстук – все было новенькое, с иголочки. Саша бросил последний взгляд в зеркало и не удержался от мимолетной довольной улыбки. Выглядел он совершенно непривычно, но, что уж тут скрывать, эффектно. «Как денди лондонский…» – неожиданно всплыла в памяти строчка из «Онегина».

– Ну, все, мам, я пошел, – повернулся он к матери.

Татьяна Николаевна тихо млела, не сводя восхищенных глаз с красавца-сына. Она рассеянно провела рукой по его плечу, стряхивая невидимые пылинки, и молча кивнула…

У дверей школы толпились нарядные выпускники. Многие курили, уже не таясь и немного этой открытостью бравируя. Теперь было можно – школа позади.

Войдя в школьный двор, Саша замешкался. Непривычный, праздничный вид выпускников сбивал с толку, он никак не мог найти в пестрой толпе своих друзей.

– Саня! – вдруг услыхал он.

К нему подлетел радостный, возбужденный Пчела. Витьку тоже было не узнать – его вечно растрепанные вихры были чем-то смазаны и аккуратно зачесаны назад. На нем был стильный светло-серый костюм и переливающийся всеми цветами радуги необычайно яркий галстук.

– Здорово, – чуть смущаясь своей растерянности, Саша пожал ему руку. – А где Кос?

– Да хрен его знает! Придет… – Пчела пожал плечами и мельком огляделся – нет, их друга во дворе не было. Тогда, похлопав по карманам пиджака, Пчела жестом фокусника выудил оттуда пачку «Мальборо» и протянул ее Саше. – Прошу, сэр…

– Кишиневские? – спросил Белов, доставая сигарету.

– Обижаете, сэр, – вздернул бровями Пчела. – Польские…

Они закурили, как и многие другие, совершенно открыто, и это тоже было непривычно.

– Что с выпивоном? – спросил Саша.

– Все нормально, – кивнул Пчела. – Пацаны уже принесли и спрятали. Половину – в сортире на втором этаже, половину – под лестницей у спортзала… Слышь, Сань, ты Золотареву не видел?

Саша усмехнулся:

– Вроде нет… Да их сегодня разве узнаешь?

Пчела, внимательно вглядываясь в пестрые девичьи стайки, согласился:

– Это точно, примарафетились все – не узнать…

Одноклассниц и вправду узнать было непросто. Привычные косички и хвосты сменили высокие замысловатые прически, а однообразные синие форменные костюмчики – ультрамодные вечерние платья. Плюс высоченные шпильки, плюс безудержно-яркий макияж…

– Хау ду ю ду, сеньоры! – прогремело вдруг сзади.

Друзья обернулись: к ним, широко раскинув руки, шагал Космос. На нем был, – подумать только, – кожаный пиджак, вместо галстука болталась пара узких кожаных же шнурочков… А на ногах – громко цокавшие, невообразимо-остроносые, окованные спереди и

сзади блестящей медью ботинки! Видок, словом, был просто наикрутейший!

– Какие люди! – ахнул Пчела. – Гляньте-ка на него! Ну, вылитый Неуловимый Джо, только кольта не хватает! Ты где шляешься, бледнолицый брат мой? Сейчас уже торжественное собрание начнется!

– Спокуха, други мои! – расплылся в улыбке Космос, загадочно похлопывая себя по кожаному боку. – Дядя Кос вам кое-что притаранил в клювике! Следуйте за мной!

Он решительно направился в сторону зарослей сирени. Саша и Пчела, переглянувшись, потянулись за ним.

Забравшись в укромное местечко, Космос извлек из внутреннего кармана своего шикарного пиджака плоскую бутылочку с яркой глянцевой наклейкой.

– Взбодримся? – подмигнул он друзьям, отворачивая крышку.

– Это что еще за пойло? – скривил губы Пчела.

– Скотч!

– Что-о-о?

– Виски шотландское, село! – усмехнулся Космос и пояснил: – У папаши из бара свистнул. Сорок пять оборотов, между прочим…

Шумно выдохнув, он первым приложился к бутылке. Судорожно дернулся кадык, и тут же лицо его перекосилось. Космос смешно зашлепал губами, хватая воздух, на глазах выступили слезы.

– Ох и крепка же ты, советская власть… – натужно просипел он.

– Ну-ка…

Саша взял стеклянную фляжку из рук почти парализованного друга. Ему было ужасно любопытно, что это за штука – виски. Он осторожно понюхал – в нос шибануло густым алкогольным духом, перемешанным с сивушной вонью самой обычной самогонки. Он сделал небольшой глоток – напиток и вправду оказался необычайно крепким, Сашу, как он ни старался удержаться, тоже передернуло:

– Бр-р-р-р… Ну и пойло – первак перваком…

– Эх вы, ковбои! – хихикнул Пчела, забирая у него бутылку. – Секите, как это делается!

Он запрокинул голову и сделал огромный глоток. Но с ним вышла та же история, только еще хуже – Пчела поперхнулся, закашлялся.

По его пунцовому лицу покатились крупные блестящие слезы. Саша с Космосом принялись дружно лупить его по спине, а Пчела только таращил выпученные глаза и беспомощно ловил ртом воздух.

Когда он, наконец, откашлялся, и друзья выбрались из сирени, оказалось, что на пятачке у школы уже никого нет.

– Торжественное началось, айда скорей!

Слегка пришибленного, все еще красного, как рак, Пчелу подхватили под руки, и друзья припустили в актовый зал…

Приветственные речи директора и завуча школы они прослушали. Было не до того: троица увлеченно обсуждала невероятную крепость продукции британских виноделов. При этом мнения разделились: Космос выражал полное и категорическое восхищение качеством напитка, Белов же, наоборот, считал такую крепость излишней, да и сивушный привкус пришелся ему не по нутру. Пчела, все еще не пришедший толком в себя, в дискуссии участия не принимал. Он был тих и задумчив и словно прислушивался к процессам внутри своего организма, толчком для которых послужил коварный «скотч»…

Тем временем дежурные речи закончились, настала пора для самого главного – вручения аттестатов. Сперва «вне очереди» отоварили медалистов – двух затюканного вида блеклых девиц и двух очкастых мальчиков-ботаников. Им аплодировали – дружно, но не без некоторой снисходительности и даже иронии. Потом дошел черед и до простых смертных, и первым из них…

– Десятый «А»! – торжественно пророкотала Варвара, их классная. – Белов Александр!

Саша вскочил и, перебравшись через развалившегося в кресле Пчелу, рванул по проходу к сцене. Ему, как самому первому, хлопали особенно усердно. От этого было слегка неловко – скрывая эту неловкость, Саша смущенно озирался по сторонам и улыбался.

– Йо-хо-у-у! – вдруг раздался сзади разудалый крик: это был, конечно, Космос.

– Поздравляю, Саша! – Варвара энергично тряхнула ему руку и протянула аттестат. – Желаю тебе непременно добиться своего – ты выбрал себе замечательную профессию!

– Спасибо, Варвара Никитична, – сдержанно кивнул Саша. – Я постараюсь…

– Поздравляю… – помогавшая Варваре историчка вручила ему выпускной альбомчик – коричневые корочки с вклеенными туда фотографиями выпускников и учителей.

– Волчкова Елена! – выкрикнула классная следующую фамилию.

Саша подошел к краю сцены и увидел в зале маму. Она сидела, напряженно вытянувшись, трогательно сложив у груди ладони, и неотрывно смотрела на него. В ее глазах крохотной искоркой сверкнула слезинка, и Саша вдруг с обжигающей ясностью понял: все, детство закончилось. Он спустился вниз и пошел по проходу к Космосу и Пчеле – растерянный и немного грустный от своего внезапного открытия.

– Ну-ка… – Космос выхватил из рук Белова альбом и, ткнув пальцем в свое радостно улыбающееся фотоизображение, радостно заржал: – Ну и рожа!

IX

После торжественного выпускники разбрелись кто куда – до начала вечера оставалось еще три часа. Пока родители накрывали столы в школьной столовой, их повзрослевшие детки занимались последними приготовлениями к празднику – пацаны о чем-то спешно договаривались, шныряли по школе с подозрительно позвякивающими сумками, а девчонки что-то срочно подправляли в своих нарядах.

Белов, Пчела и Космос ушли в свою беседку, там к ним присоединился Фил. За неторопливой беседой, большую часть которой составили школьные воспоминания, друзья попивали виски. Фила звали с собой, но у того были свои планы на вечер. Для выпускников спортинтернатов городские власти организовали специальный бал, и Валерка возлагал на это мероприятие большие надежды.

– Прикиньте, пацаны, какой цветник, – хвастался он, – гимнастки, фигуристки, пловчихи!

– Да брось ты, Фил, – уговаривал его Пчела. – Какой там на хрен цветник – все страшные, небось, как лошади! Айда лучше с нами, а телку мы тебе найдем!

– Нет, поеду, – поднялся Фил.

– Ну, смотри…

Прощаясь, Саша задержал его руку.

– Слышь, Фил, будет скучно – приходи ночью на смотровую, мы, наверное, где-нибудь там будем.

– Лады.

Фил ушел, а чуть погодя, допив-таки виски, беседку покинули и остальные.

В зале школьной столовой было накрыто четыре длинных стола – для каждого из выпускных классов. Напротив них со своей аппаратурой расположились «дискачи». Взмыленные родители завершали последние приготовления – развешивали какие-то шутливые плакаты и листы ватмана с фотолетописью выпускников.

Столпившихся у входа в столовую виновников торжества сдерживала Варвара. Истомленные ожиданием, многие уже изрядно «подогретые», они толкались, дурачились, бузили, подкалывали друг дружку. Учительница, с усталой улыбкой наблюдавшая за этой возней, с укоризной покачала головой:

– Вот с виду – солидные молодые люди, а ведете себя как… как щенки несмышленые!

– Мы не щенки! – с обидой выкрикнул Космос, лихо запрыгнув на спину Белову. – Мы молодые волки!

Пчела с ехидцей улыбнулся:

– А вы, Варвара Никитична, наша Акела…

Учительница так и не успела понять: был ли это комплимент или совсем наоборот. В этот момент из столовой грянула бравурная музыка, Варвара отступила в сторону, и шумная ватага выпускников ринулась в столовую. Минута – и все места за столами были заняты. Самые нетерпеливые потянулись к бутылкам с шампанским. Разноголосый гомон перекрыли несколько выстрелов пробок, сопровождаемых радостным девичьим визгом.

Но и здесь не обошлось без речей. Сперва опять говорил директор – его тост за светлое будущее выпускников весьма напоминал выступление на совещании в РОНО (к счастью, недолгое).

Потом слово взяла какая-то тетка из родительского комитета – с благодарностью замечательным учителям. Их почти не слушали, но пили охотно, до дна.

Шампанское, смешавшись с еще не усвоенным толком виски, ударило в голову. Саша впал в какое-то радостное, блаженное оцепенение. С тихой улыбкой он смотрел на знакомые и в то же время какие-то совершенно новые лица одноклассников и одноклассниц и думал о… Да ни о чем он не думал – просто ему было хорошо.

После родительницы к микрофонам с бокалами в руках вышли Валька Сорокин из «Б» и какая-то смутно знакомая девчонка в голубом платье. Немного стесняясь, они по очереди начали читать стихи. Их смысл до Саши не доходил, но он неотрывно следил за девушкой, слушал музыку ее голоса и мучительно пытался ее вспомнить, узнать… Отчего-то это стало очень важным – пожалуй, важнее всего остального.

Покончив со стихами, чтецы чокнулись и дружно выпили свое шампанское.

Зазвучал какой-то старинный вальс, они поставили бокалы и решительно направились к учителям. Валька боднул лбом воздух возле завучихи, а девушка пригласила директора. Все зааплодировали, две пары закружились в танце.

У Сорокина с завучем получалось не очень, зато от второй пары невозможно было оторвать глаз. Их строгий, чопорный директор, к изумлению большинства, оказался прекрасным танцором. Но еще лучше была девушка – стройная, как тростинка, в легком, струящемся платье небесно-голубого цвета, с ореолом пышных золотистых волос вокруг головы. Она танцевала легко и невесомо, казалось, что она летит и касается своими босоножками пола только потому, что вместе с нею не может взлететь ее партнер.

Следя за нею, Саша оцепенел, замер, забыл дышать…

– Во дает, старый хрыч! – ткнул его локтем в бок Космос.

– Что? – не понял Белов.

– Я говорю – директор-то, а? – рявкнул ему в самое ухо друг.

Саша рассеянно кивнул и спросил: – А кто это с ним?

– «Гэшка», – пояснил Космос. – Елисеева. Ленка, что ли…

Класс «Г» в их школе собрали всего год назад – частью из своих, не самых сильных, учеников, частью из сокращенного девятого класса соседней школы. «Гэшки» в школе считались как бы вторым сортом и вниманием их особо не жаловали – вот почему Саша никак не мог вспомнить прекрасную танцовщицу.

Музыка смолкла, танец закончился. Саша проводил взглядом девушку до ее места за столом, где разместились «гэшки», да так и остался – спиной к своему столу. Ему что-то сказал Космос – он не расслышал или не захотел услышать…

– Да ты что, уснул? – хлопнул его по плечу друг.

– А?

– Хрен на! – раздраженно буркнул Космос. – Шампусику, говорю, передай!

Вальс, оказалось, был не просто отдельным номером, он открыл танцы. Сразу после него, без дополнительных объявлений, «дискачи» врубили Аль Бано и Ромину Пауэр. В просторном

зале столовой на полную мощь загремела «Феличита». Едва услыхав первые такты песни, засидевшиеся выпускники дружно повскакивали со своих мест и кинулись танцевать.

Выскочил из-за стола и Саша. Космос что-то бросил ему вдогонку, но тот не прореагировал – он самым решительным образом двигался прямиком к Лене Елисеевой. Космос повернулся к Пчеле, но и его за столом уже не было – он вовсю отплясывал с пышногрудой Юлькой Золотаревой. Космос вздохнул и отправился курить.

Саша успел вовремя – Лену Елисееву, похоже, только-только успел пригласить какой-то дохлый очкарик из «гэшек», но такая мелочь Белова остановить уже не могла. Не взглянув на соперника, он без раздумий оттер его плечом и взял девушку за руку.

– Можно?

Быстро стрельнув глазами в сторону одноклассника, Лена кивнула:

– Пожалуйста…

Саша вывел девушку в центр зала и обнял за талию. Но стоило его рукам коснуться ее тела, как его воинственный запал необъяснимым образом тут же куда-то исчез. Он растерялся и принялся мучительно искать подходящую тему для разговора. В голову как назло ничего не лезло. Молчание становилось гнетущим, Саша чувствовал себя законченным идиотом. В конце концов, не найдя ничего лучшего, он решил просто представиться.

– Александр… – не без труда выговорил он. – Меня зовут Александр…

– Да ты что, Саш? – засмеялась Лена. – Я же у тебя осенью реферат по химии брала списывать, ты что – забыл?

И только тогда Белов наконец-то ее вспомнил!

Но, черт возьми, как же мало было общего между той блеклой, с коротким хвостиком, тихоней-скромницей и пышноволосой красавицей, с полыхающими потаенным огнем немножко шалыми глазами, которую он сейчас держал в объятьях!

– Нет, не забыл, конечно, – неожиданно легко соврал Саша и находчиво объяснил: – Просто рефераты по химии, уроки и переменки – все это уже в прошлом, понимаешь? Школа позади, и мы теперь другие… Поэтому… – он коротко кивнул и с улыбкой повторил: – Александр.

– Елена, – охотно включилась в игру девушка.

– Скажите, Лена, – можно мне вас так называть? – а что вы делаете сегодня вечером? – продолжал дурачиться Саша.

– Знаете, Саша, – можно мне вас так называть? – у меня сегодня очень важное мероприятие, – комично спародировала его интонации девушка. – Боюсь вас огорчить, но я буду занята, скорее всего, до самого утра…

– До утра? – притворно ужаснулся Саша. – Что же это за мероприятие такое?

– Секрет! – с лукавой улыбкой ответила Лена.

– Ну, скажите хотя бы, где я смогу вас увидеть? – страдальчески закатив глаза, взмолился Белов.

– Ну, до полуночи – здесь, в этом зале, а потом…

– А потом вы исчезнете, как Золушка? – с трудом сдерживая подступающий смех, спросил Саша.

– Нет, я отправлюсь на прогулку…- с важным видом начала Лена и вдруг не сдержалась и прыснула.

Тут же засмеялся и Саша. И в это мгновение закончилась песня. В наступившей тишине отчетливо и неожиданно громко прозвучал их смех. Впрочем, они, похоже, этого не заметили. Саша и Лена стояли, обнявшись, и. запрокинув головы, от души, в голос хохотали.

Время летело, танец сменялся танцем, но Саша с Леной уже не расставались. Иногда Космосу удавалось вытащить Белова перекурить или ос-тограмиться, иногда Лена исчезала куда-то с подружками, но, возвратившись в столовую, первым делом и тот и другой искали взглядом друг друга.

Если девушку успевал кто-нибудь пригласить (чаще других – все тот же дохлый очкарик), Белов тут же без колебаний разбивал пару. Вид при этом он имел самый решительный, поэтому кавалеры Лены уступали свою партнершу без особых возражений.

Космосу вся эта история совершенно не нравилась. Он чувствовал себя брошенным – тем более, что и Пчела

тоже всецело был занят своей дамой сердца – Юлькой Золотаревой. Только в отличие от экспромта Белова, он претворял в жизнь тщательно продуманный и довольно коварный план. Суть его сводилась к тому, что вялую, холодную и замкнутую Юльку следовало разогреть и расшевелить посредством алкоголя. Короче – подпоить. Тогда, полагал Пчела, каменное сердце девушки оттает, и ему будет проще добраться до главного предмета его вожделения – роскошного, во всех смыслах выдающегося Юлькиного бюста.

Судя по всему, планы Пчелы пока осуществлялись. Парочка танцевала мало – в основном они потягивали шампанское за столом или прогуливались по коридорам школы, то и дело сворачивая в укромные уголки, где предусмотрительные выпускники прятали спиртное.

Плутовская физиономия Пчелы приняла нежно-розовый оттенок, а от природы румяное Юлькино лицо стало почти пунцовым. Они уже, слегка пошатываясь, ходили в обнимку и то и дело довольно двусмысленно хихикали. По всему было видно – желанная цель близка.

Но тут случилось непоправимое. После очередного вояжа под лестницу возле спортзала кумач Юлькиных щек вдруг сменился мертвенной бледностью, взгляд ее затуманился, реакция на внешние раздражители в виде Пчелы почти полностью исчезла. Парень струхнул, и позвал Юлькиных подруг-одноклассниц. Те ее куда-то быстренько увели, а вскоре они вернулись – уже без Золотаревой,

– Э, девчонки, а где Юлька-то? – встретил их недоуменным вопросом Пчела.

– Юле стало плохо, и ее мама забрала домой, – исподлобья взглянув на коварного растлителя, неохотно объяснили девушки.

– Как? – вытаращился Пчела. – Как домой?

– А вот так! – гневно сверкнула черными глазками маленькая Надька Ланге. – Пить надо меньше!

– Твою мать! – Пчела с размаху хлопнул себя по коленке. – Перестарался, блин гор-р-р-релый! Переборщил, ч-ч-черт!

Разочарование его было столь велико, что он немедленно отправился обратно под лестницу – заливать горечь неудачи…

А тем временем как-то незаметно подобралась полночь. Директор взял микрофон и объявил, что вечер закончен. Тут же началась невообразимая суматоха – выпускники забегали, засуетились. Одни что-то быстро собирали со столов, другие, похватав сумки и пакеты, разбежались по коридорам, третьи о чем-то договаривались, спорили и ругались.

Сашу и Лену растащили в разные стороны их одноклассники. В этом, в общем-то, не было ничего угрожающего, ведь генеральный маршрут ночных гуляний у всех выпускников был один – к Ленинским горам. Белову всучили пакет и отправили забрать остатки спиртного из-под лестницы возле спортзала. Он бросился выполнять поручение, но в их тайнике Сашу ожидал сюрприз – среди в большинстве своем пустых бутылок прямо на полу сидел, свесив голову, Пчела. Увидев Белова, он разразился длинной, но невнятной тирадой, из которой Саша смог разобрать всего три слова. Одно из них было «Юлька», два других – непечатных.

Быстро собрав скудные остатки их запасов в пакет, Саша подхватил друга подмышки и поволок к выходу. На школьном крыльце толпились выпускники. Белов порыскал глазами – Лены среди них не было. Не увидел он и ее одноклассников.

– Кос, а где «гэшки»? – спросил он друга.

– Да хрен их знает, – буркнул тот, подхватывая Пчелу с другой стороны, – на улице, наверное, а может и ушли уже…

– Держи Пчелу, – скомандовал Белов и выскочил на улицу.

Он покрутил головой по сторонам – «гэшек» нигде не было. Саша вернулся во двор и, скрывая нетерпение, крикнул:

– Ну что, братцы, пошли?

Одноклассники потянулись к выходу. Саша двинулся было впереди них, но его окликнул Космос. С безжизненно висевшим у него на плече Пчелой он приблизился к другу.

– На-ка вот… – сердито буркнул он и с мрачной решимостью свалил свою ношу на руки Белову.

– Кос, ты что? Мне ж Ленку найти надо! – опешил Саша.

– А мне тоже без телки скучно! – с обидой воскликнул тот. – Вы, блин, весь вечер оба кадрились, теперь моя очередь! Анька!

Не дожидаясь ответа, Космос рванул вслед за ушедшими вперед одноклассницами. Через минуту оттуда раздался взрыв девичьего смеха, и тут же Анька Никифорова звонким голосом затянула переделанную из «Земли в иллюминаторе» песню-дразнилку: «И снится мне не Космос Холмогоров…»

Белов с тоской огляделся – он был совсем один. Ему ничего не оставалось как, поудобнее перехватив Пчелу, со всей возможной резвостью устремиться вдогонку за своей компанией.

Но, как ни старался Саша, он все равно безнадежно отставал. Когда он дотащился до проспекта Вернадского, его одноклассники уже маячили далеко впереди. И тут ему повезло: к остановке, где он остановился передохнуть, подрулил какой-то случайно припоздавший, совершенно пустой троллейбус. Саша мигом впихнул Пчелу в открывшуюся переднюю дверь и впрыгнул следом.

– С выпускного, что ль? – с добродушной улыбкой спросил пожилой водитель.

– Ага… – мотнул головой Саша, едва переводя дыхание. – Вот… друг перебрал…

– Бывает, – легко согласился шофер. – Куда тебе?

– До Университета…

Водитель гнал без остановок, и уже через пять минут радостный Саша выволок Пчелу из троллейбуса возле здания цирка. До подхода своих у него было еще примерно полчаса. Можно было попытаться привести Пчелу в чувство.

Возложив бесчувственное тело друга на скамейку, Саша придал ему сидячее положение и приступил к реанимационным мероприятиям. Он тер несчастному Пчеле уши, тормошил его, хлестал по щекам, но тот только невнятно бурчал и вяло отмахивался, не открывая при этом глаз. Поняв всю тщетность своих усилий, Саша отступился, сел рядом с другом и закурил. Время еще было, и он намеревался повторить попытку после перекура.

Белов откинулся на спинку и прикрыл глаза. На его лице блуждала рассеянная, радостная улыбка – он думал о Лене. Сигарета догорела до фильтра и обожгла пальцы. Очнувшись от своих романтических дум, Саша отбросил окурок и с новыми силами принялся за Пчелу.

Начал он, как и в прошлый раз, с ушей. Голова Пчелы беспомощно болталась меж его снующих туда-сюда ладоней. По-прежнему не открывая глаз, друг тихо и жалобно мычал. Не успел Саша покончить с этой процедурой, как сзади раздался насмешливый, комично окающий голос:

– Мужичок, пошто это ты Пчелку мучаешь, а?

Саша мгновенно обернулся – за его спиной, скрестив руки на груди и склонив голову набок, стоял Фил! Это было спасение!

– Фил, дружище! Как ты вовремя! – Саша едва удержался, чтобы не кинуться ему на шею.

– Что, проблемы? – беззаботно улыбнулся тот.

– Да вот, видишь, Пчела никакой, а мне надо… – Саша замялся. – Короче, там девчонка одна, Ленка… И вот…

Несмотря на путаность объяснений, Фил все понял. Он сел рядом с Пчелой, положил на его поникшие плечи свою могучую руку и великодушно кивнул Белову:

– Ладно, не пыжься, я все понял. Лети, Ромео!

Саша с облегчением рассмеялся и, хлопнув Фила по плечу, бросился вниз по проспекту.

Навстречу ему небольшими компаниями и целыми толпами шли нарядные, возбужденные выпускники. Кое-где звенели гитары, слышались песни и смех. Саша метался от группы к группе, лихорадочно выискивая среди них Лену. Изредка встречные вполне беззлобно над ним подшучивали:

– Что, парень, от своих отбился? Айда с нами – не обидим!

Он не отвечал, сломя голову мчался дальше – все быстрее и быстрее. И кто знает, может быть в этой безрассудной спешке он и проскочил бы мимо той, которую искал, но Лена сама издали заметила его и что было сил крикнула:

– Са-ша-а-а!

Белов замер, как вкопанный, закрутил по сторонам головой и увидел, как от одной из групп далеко впереди отделилась тонкая девичья фигурка и бросилась ему навстречу.

Кровь ударила ему в голову. Не разбирая дороги, Саша со всех ног рванулся к Лене.

Они встретились на перекрестке и кинулись друг к другу с такой страстью, с таким искренним, неподдельным пылом первой любви, что наблюдавшая за этой встречей небольшая группа выпускников одобрительно зааплодировала.

– Теперь держи ее крепче, приятель, а то опять упорхнет! – крикнул ему кто-то из них.

Они не слышали всего этого. Тесно прижавшись разгоряченными телами, они замерли, окаменели. Бешеный стук загнанных сердец заглушал все остальные звуки, а размеренные желтые вспышки светофора то и дело выхватывали из темноты их совершенно счастливые лица.

Они, наверное, стояли бы так долго, но белый «Жигуль», выруливший из переулка, ждать был не намерен. Нетерпеливый гудок клаксона вернул их к действительности. Они будто очнулись, отпрянули в сторону и увидели, наконец, незнакомые смеющиеся лица сверстников, услышали их ироничные аплодисменты. Лена смущенно опустила глаза, а Саша, сжав ее руку, шепнул:

– Бежим!

И под хохот свидетелей этой сценки они кинулись через проспект на другую, абсолютно безлюдную его сторону. Только там Саша с Леной смогли отдышаться и прийти в себя.

Немного погодя они, не спеша, двинулись к Ленинским горам, чтобы там, в виду всей столицы, вместе встретить рассвет.

Часть вторая

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

На пляже у пруда яблоку негде было упасть. Июльское солнце палило так, что казалось – мозги вот-вот закипят. Саша перевернулся на спину и накрыл учебником математики лицо.

– Ну и жарища… – простонал он. – Ничего в голову не лезет…

Лена не ответила. Саша скосил на нее глаза – она лежала в той же самой позе, что и час назад. Уткнувшись носом в расстеленное махровое полотенце и распластавшись на нем, как цыпленок табака. Рядом на траве валялись ее учебники – как и вчера, она к ним опять так и не прикоснулась.

– Лен, ты живая? – спросил Белов.

– Угу… – слегка пошевелившись, томно ответила она.

– Ты бы хоть перевернулась, – улыбнулся Саша, – а то скоро дымиться начнешь.

Девушка приоткрыла глаза – в них сверкнули лукавые искорки.

– А ты на что? Потушишь…

Но предупреждению Саши она все-таки вняла – повернулась на бок и, подперев голову рукой, не без доли ехидства спросила:

– Ну и как успехи, геолог?

Саша тоже повернулся на бок – они оказались лицом к лицу.

– Да какие там успехи! Еле-еле пару параграфов одолел… Жара… А ты-то что не занимаешься? Как экзамены сдавать будешь, текстильщица?

Лена подала документы в текстильный институт, на художника-модельера. До начала вступительных экзаменов оставалась всего неделя, но его подружка не выказывала ни беспокойства, ни рвения. Не поймешь – то ли была уверена в своих силах, то ли наоборот – не питала никаких надежд.

– А! – легко отмахнулась Лена и опрокинулась на спину. – Ну и не поступлю – не велика беда! Подумаешь… Я ж тебе говорила, у нас на художника-модельера конкурс – пять человек на место! Пять! А у меня в аттестате – половина троек…

– Так зачем же тогда ты документы туда подавала? – непостижимая женская логика для Саши пока еще оставалась загадкой. – Если, говоришь, шансов нет?

Девушка лениво засмеялась:

– Ну, почему нет? Шансы, Сашенька, всегда есть, мало ли что… – внезапно она резко повернулась к нему и сделала страшные глаза: – А вдруг эпидемия какая-нибудь? Или землетрясение! Представляешь, все испугаются, разбегутся кто куда… И тут я – одна-одинешенька! И никакого конкурса… – Лена снова упала на спину и, прикрыв глаза, с плутовской усмешечкой добавила: – А может я какому-нибудь профессору из приемной комиссии понравлюсь?

Она просто поддразнивала его – Саша это видел совершенно отчетливо. На самом деле Лена была не из таких. Они были вместе уже почти месяц, практически каждый день, но никаких вольностей она ему не позволяла. И это Саше парадоксальным образом нравилось!

Он скосил глаза на ее стройные ноги, на плоский живот, на упругую грудь под тонкой тканью купальника…

Саша осторожно протянул руку и положил ладонь на ее такой соблазнительный мягкий и бархатистый животик.

И в ту же секунду Лена дернулась, взвилась и, отбросив его руку, испуганно завертела головой по сторонам.

– Ты что – с ума сошел? – сердито прошипела она.

Саша откинулся на спину и счастливо засмеялся – нет, его Ленка не из таких!

– Дурак! – выразительно повертев пальцем у виска, Лена отвернулась и снова уткнулась носом в полотенце.

Саша встал и широко потянулся.

– Пойдем окунемся, а, Лен? – как ни в чем не бывало предложил он.

Девушка молчала. Саша беспечно усмехнулся: он точно знал, что через каких-нибудь пять минут от ее обиды не останется и следа. И эта черта в характере Лены ему тоже очень нравилась.

– Не хочешь? А я окунусь! – он повернулся и, аккуратно обходя распластавшиеся на траве тела, направился к воде.

В пруду было такое же столпотворение, как и на берегу. Пробравшись сквозь толпу барахтающихся у берега,

Саша отплыл на середину пруда и лег на спину. Над ним гигантской перевернутой чашей висело безоблачное небо невероятной, сказочной голубизны.

От этой картины, от обволакивающей ласки теплой, как парное молоко, воды, от сознания того, что на берегу его ждет любимая девушка, Сашина душа до краев наполнилась радостным покоем и безмятежностью. В ней просто не осталось места проблемам, сомнениям и тревогам. И предстоящие экзамены в институт уже не казались серьезным испытанием, в одночасье превратившись в пустую формальность. Ни о чем плохом не думалось. Раскинув руки, он беззаботно и бездумно парил – как одинокая чайка в ясном летнем небе над ним.

Лишь спустя несколько минут в его охваченном дремотной негой сознании возникла первая мысль. И эта мысль была: «Как там Ленка?»

Саша повернулся к берегу и вгляделся в пляжную толпу: «Вон кусты боярышника, а где-то левее и ниже должна быть моя Ленка».

Вытянув шею, он обшаривал взглядом берег и, наконец, увидел ее. Лена сидела на полотенце спиной к берегу, а перед ней стоял какой-то волосатый парень в потрепанных джинсах и черной футболке. Скрестив на груди руки, он что-то говорил – как показалось Саше, довольно агрессивно.

«А это что еще за прыщ?» – раздражаясь, подумал Белов. Этого парня он не знал, но отчего-то ему стало тревожно.

И тут Саша вспомнил, как на следующий день после выпускного всезнающий Пчела просвещал его насчет Лены.

– Зря ты, Сань, с Елисеевой связался, – неспешно потягивая пивко, качал тогда головой Пчела. – Когда она еще в той, старой школе училась, у нее один ухажер был, из пэтэушников. Во-лосан такой нечесаный, Бакеном кличут… Так вот этот Бакен – дебил полный, все время с пером ходит и везде приключения на свою сраку ищет… Узнает про тебя и Елисееву – вдруг разобраться захочет? Тебе это нужно?

«Это Бакен!» – догадался Саша.

Он торопливо поплыл к берегу, не спуская глаз с Лены и парня в черном. Вдруг парень схватил Лену за руку и рывком поднял ее на ноги. Она вскочила, выдернула руку и что-то ему разгневанно выкрикнула. Бакен злобно ощерился, шагнув вперед, он резко схватил девушку за волосы и пригнул ее голову к земле!

– Сволочь! – бешено завопил Белов, что было сил загребая руками воду.

Захлебываясь яростью и водой, он на полных парах мчался к берегу и не видел, как к распоясавшемуся хулигану кинулись двое мужчин и как опрометью бросился прочь Бакен. Когда Саша выскочил из воды, мерзавца уже и след простыл. Лена стояла, держась за голову, и кусала губы от обиды и боли.

– Гад какой… подлец… ублюдок… – шептала она, изо всех сил стараясь не расплакаться.

– Где он? – подлетел к ней дрожащий от ярости Белов. – Куда смылся? Куда?

Лена взглянула в его искаженное ненавистью лицо, в безумные глаза, на трясущиеся, словно в ознобе, губы. Ей стало страшно…

– Ты что? – она испуганно схватила его за руку. – Да что с тобой, Саша?

– Где он? – задыхаясь, снова прорычал Белов. – Где?

Лена видела – он не в себе, он словно обезумел. И тогда она на глазах у всех обняла его, прижалась к его холодной и мокрой коже своим горячим телом и, склонив его голову к своему плечу, быстро зашептала:

– Ну, успокойся, миленький, ну что ты? Да разве так можно, Сашенька? Подумаешь, дурак какой-то, а ты уже… Ну, все, все, успокойся… Слышишь?

Дрожь в Сашином теле унялась, постепенно приходя в себя, он тяжко, порывисто вздохнул. Лена чуть отстранилась и заглянула ему в глаза.

– Ну что, успокоился? Саша молча кивнул.

– Вот и умница… – Лена отпустила его и, состроив забавную рожицу, провела рукой по своей растрепанной макушке. – Вот гад, больно-то как!

– Это Бакен? – мрачно спросил Белов.

Лена недоуменно вскинула было на него глаза, но по насупленному Сашиному виду тут же поняла – отпираться бесполезно, он все знает.

– Бакен, чтоб ему… – кивнула она и после крохотной паузы как-то не очень уверенно попросила: – Саш, ну, пожалуйста, не связывайся ты с ним! Он же идиот безмозглый, шпана, пьянь! Его даже из ПТУ выгнали! И брат старший у него сидит… Ну его к черту, ладно?

– Ладно, посмотрим… – неопределенно буркнул Белов, ничком заваливаясь на полотенце.

XI

Лена все-таки еще плохо знала Сашу. Вообще-то драться он не любил, но обид своих никогда и никому не прощал. Потому, наверное, и обижали его крайне редко. То, что Бакен сделал с Леной на глазах у Белова, без всяких сомнений было обидой, и обидой жестокой. Простить такое Саша не мог. В тот же день, вечером, он отправился на поиски Бакена.

Дело осложнялось двумя обстоятельствами. Во-первых, разбираясь с Бакеном, Саша мог рассчитывать только на себя. Фил укатил на очередные соревнования, Космоса отец запер на даче и самолично натаскивал в Универ, а Пчела уехал с матерью в деревню куда-то в Калужскую область. А во-вторых, он почти ничего не знал об этом проклятом Бакене. Ни имени, ни фамилии, ни адреса – ничего.

Проще всего было, конечно, дождаться друзей. Пчела наверняка выдал бы всю необходимую информацию, а присутствие Фила гарантировало бы от любых неожиданностей при встрече с обидчиком. Но Саша ждать не стал – слишком горяча была его обида и слишком сильна была жажда мести.

Весь вечер он ходил по дворам вокруг старой Лениной школы. Выискивал своих сверстников и приставал к ним с одним и тем же вопросом – не знают ли они Бакена и где его можно найти. К его немалому удивлению, никто из парней, к которым он обращался, ничего о Бакене не слышали.

Удача улыбнулась ему лишь в шестом по счету дворе, да и то только тогда, когда со своим дежурным вопросом он обратился к компании мальчишек года на три младше себя.

– Кто ж Бакена не знает! – важно хмыкнул один из них, небрежно сплюнув сквозь зубы.

– И где его найти? – спросил Саша, стараясь не обращать внимания на вызывающий тон подростка.

– Там, за гаражами… – паренек мотнул головой куда-то направо. – А зачем он тебе?

– Старшим, мальчик, надо говорить «вы», – назидательно сказал Белов и, не оглядываясь, зашагал в указанном направлении.

За гаражами, на бетонных блоках, расположилась теплая компания – человек пять. Перед ними стояла батарея разномастных бутылок, по большей части пустых. Саше хватило одного взгляда, чтобы понять: все пацаны были в изрядном подпитии. «Ну, слава богу, – отлегло у него от сердца, – с такими-то как-нибудь справлюсь!»

– Чего тебе, мужик? – равнодушно спросил его один из алкашей.

Белов даже не взглянул в его сторону. Он шагнул к длинноволосому, в черной футболке парню и ледяным тоном отчеканил:

– Бакен, разговор есть. Отойдем?

– Что за дела? – вяло возмутилась компания. – Ты кто такой, вообще?

– Ша, пацаны! – прикрикнул Бакен и с комичной важностью пьяного кивнул Саше: – Говори…

– Я – Белов. Александр Белов, – Саша говорил это Бакену и только ему, не сводя с него презрительно прищуренных глаз. – Сегодня днем ты обидел мою девушку – Лену Елисееву. Я хочу поговорить с тобой один на один, как мужчина с мужчиной. Или тебе слабо?

Собутыльники снова зашумели, и опять Бакен остановил их все тем же:

– Ша, пацаны!

Он поднялся и не спеша, вразвалочку, приблизился к Белову.

– Так вот, значит, кто теперь Ленку тискает! – нагло усмехнулся он, обнажив гнилые зубы. – Ну, пойдем, козел, побазарим…

«Шваль!» – сдерживая ярость, подумал Саша.

Бакен сделал несколько шагов в сторону и вдруг резко развернулся навстречу Саше. В его выставленной вперед руке блеснуло лезвие ножа.

– А ну, козел, давай-ка позырим, какого цвета у тебя кровушка! – грозно прохрипел он в хмельном кураже.

Белов пристально взглянул на врага. Бакена слегка пошатывало, а нож в его руке и вовсе ходил ходуном. Саша поднял руки, словно сдаваясь, и сделал осторожный шаг навстречу противнику. Бакен самодовольно ухмылялся, он чувствовал полное свое превосходство.

В следующее мгновение Саша левой рукой резко отбросил в сторону выставленный кулак с ножом, а правой, всем корпусом подавшись вперед, в точности, как учил Фил, со всей мощи въехал кулаком в ненавистную рожу Бакена! Тот хрюкнул и, раскинув руки, плашмя рухнул на спину. С ним все было ясно: Бакен спекся.

Мгновенно поняв это, Белов юлой развернулся к остолбеневшим собутыльникам и грозно взревел:

– А ну, кому тут еще?

Двое, начавшие было приподниматься, тут же опустились на блоки. Стало тихо-тихо…

Белов поднял оброненный Бакеном нож, вставил лезвие в щель меж бетонных гаражных плит и всем телом навалился на рукоятку.

– Дзынь! – с мелодичным звоном сломалась каленая сталь.

От лезвия остался куцый, не больше сантиметра длиной, кусок. Сломанный нож Саша бросил на живот неподвижного Бакена и повернулся к притихшим алкашам.

– Когда прочухается, передайте: в следующий раз убью! Запомнили? – внушительно произнес он и, не дожидаясь ответа, быстро зашагал прочь.

XII

Сразу после выпускного Космос угодил под домашний арест. Отец пожертвовал своим летним отпуском, чтобы самолично подготовить разгильдяя-сына к поступлению в Университет. Времени на раскачку не было – вступительные экзамены на физфак начинались уже в июле, поэтому они поселились на даче у какого-то приятеля отца и с головой окунулись в работу.

Вообще-то Юрий Ростиславович никогда не занимался репетиторством и поначалу ему было нелегко. Он ждал немедленных результатов, а их, конечно же, не было. Тогда профессор впал в панику. Ему стало казаться, что его сын непроходимо туп, что он не в состоянии понять даже самых элементарных вещей. Юрий Ростиславович нервничал, горячился, и это, разумеется, только мешало делу.

Профессору понадобилось несколько дней чтобы наконец понять, что вчерашний школьник – это не коллеги по кафедре, что разговаривать с сыном нужно на понятном ему, Космосу, языке, и что его академические экскурсы, скажем, в квантовую теорию поля ничего, кроме вреда, не приносят. Усвоив это, Юрий Ростиславович наскоро ознакомился с содержанием школьных учебников физики и математики, и дело пошло.

Оказалось, что математику в рамках школьной программы Космос знает вполне сносно, зато с физикой ситуация была заметно хуже. Ей-то и посвятили большую часть времени Холмогоровы.

Юрий Ростиславович быстро вошел во вкус репетиторства. Он втолковывал сыну законы физики с такой увлеченностью и энтузиазмом, что частенько заставлял Космоса задумываться – кому из них эти занятия нужнее. Глядя в горящие азартом глаза отца и старательно изображая заинтересованность на лице, Космос рассеянно думал:

«Черт возьми, ну зачем ему нужно все это? Что это – слепая вера в то, что интересней физики ничего нет и быть не может? Или просто отцовское честолюбие: во что бы то ни стало направить отпрыска по своему пути? Ну, почему, почему он вбил себе в голову,

что этот долбанный физфак – это именно то, что мне надо? Даже жалко его – отпуск на меня угробил. Пиява его в Ялте жирует – на его, кстати, денежки, – а он тут со мной парится… И ничего, главное, не объяснить – упертый, как танк! Или все-таки рискнуть и попробовать?»

Тем временем начались экзамены. Письменную математику Космос сдал на пять и поверг тем самым отца в бурный до неприличия восторг. Профессор скакал по даче козлом, вопил какие-то древние песни и даже предложил на радостях распить бутылку шампанского. Космосу, правда, достался всего один фужер, остальное выпил совершенно счастливый отец абитуриента.

Два следующих экзамена Космос сдал на четверки. Перед последним – устной физикой – расклад был такой: пятерка гарантировала поступление, с четверкой набирался полупроходной балл, что тоже, учитывая фамилию Холмогоров, можно было считать поступлением. Впрочем, Космосу было ясно – любой из преподов с кафедры физики, принимающих экзамены, влепит ему пятерку не задумываясь, просто из уважения к папаше.

Шансы угодить в студенты физфака стали угрожающе реальны, и накануне экзамена Космос, наконец, решился на серьезный разговор с отцом.

– Пап, ты можешь объяснить мне одну вещь? – спросил он, усаживаясь в кресло напротив отца.

– Разумеется, – улыбнулся тот, с готовностью откладывая в сторону газету. – Опять что-нибудь из термодинамики?

– Нет. Скажи, почему ты так хочешь загнать меня на физфак? Зачем тебе это нужно?

Улыбка сползла с лица Юрия Ростиславовича.

– Затем, что это нужно тебе, – серьезно и веско ответил он.

Космос покачал головой:

– Нет, папа. Ты прекрасно знаешь, что это не так, я терпеть не могу физики.

– Это только пока. Поверь, сын, потом ты скажешь мне спасибо! Работа ученого очень интересна! И, кроме того, – это престиж, хорошая зарплата… Здесь я смогу тебе помогать, да у тебя и самого все получится! Ты же мой сын – гены, знаешь ли… – отец замялся, его

аргументы, похоже, иссякли. – А армия? – вдруг вспомнил он. – Ты ведь не хочешь загреметь в Афганистан?

– Хорошо, – серьезно кивнул Космос. – Давай разбираться по порядку. Работа ученого интересна? Безусловно. Но только тому, кому она по душе! Мне лично – нисколечко! Престиж, зарплата? Не смеши меня, папа! Тебе ли не знать, что меньше мэнээсов сейчас получают только уборщицы! Поверь, даже твоя профессорская зарплата не дотягивает до доходов хорошего портного или автомеханика! Что там дальше? А, гены! Так вот – природа на детях отдыхает, и мы с тобой – лучшая иллюстрация для этой истины. Из меня не получится путного физика, папа! Не получится, даже если ты будешь всю жизнь тащить меня за уши, как этот месяц! И последнее – армия. Да, я не хочу загреметь в Афган, но мы с тобой взрослые люди и оба прекрасно понимаем: для того, чтоб откосить от армии, совсем не обязательно поступать в МГУ! – Космос сделал паузу и вновь повторил свой вопрос: – Так зачем же мне поступать на физфак, папа?

Юрий Ростиславович молчал, опустив глаза. Он не мог не признать того, что доводы сына казались куда весомей его аргументов. Наконец он поднял голову и мрачно спросил:

– У тебя есть конкретные планы относительно своего будущего?

«Сказать?» – мелькнуло в голове у Космоса. Секунды раздумья хватило, чтобы понять: если сейчас заявить, что физфаку МГУ он предпочитает курсы барменов – отец будет в шоке! И что за этим последует – одному богу известно…

– Нет. Пока нет, – подчеркнул он. Отец с видимым облегчением

вздохнул.

– Тогда, Космос, давай с тобой решим так: завтра ты отправишься на последний экзамен, а я даю тебе слово, что не буду возражать, если, выбрав себе достойную профессию, ты решишь уйти с физфака. Такой вариант тебя устроит?

И снова секунда раздумья, и, наконец, короткий ответ: -Да.

На следующий день Холмогоровы на «Волге» Юрия Ростиславовича подкатили к университетской высотке.

– Ну, абитуриент, ни пуха… – улыбнулся отец.

– К черту!

Сын хлопнул дверью и быстро зашагал по широкой лестнице к входу в здание. Оставшийся в машине отец нервно закурил.

В вестибюле Космос остановился, как витязь на распутье. На экзамен – прямо и наверх, в приемную комиссию – по коридору направо. Он вдруг отчетливо понял: принимать решение надо здесь и сейчас. Потом, когда он станет студентом физфака, сделать это будет куда тяжелей. Жизнь его изменится, побежит по чужой колее, и выбраться из нее с каждым днем будет все сложней и сложней. Да и отца было жалко – нет, уж лучше сразу!

Еще пару минут он собирался с силами – стоял, опустив голову и сосредоточенно покусывая пухлую нижнюю губу. А потом повернулся направо и решительно зашагал по коридору.

Увидев спускающегося по ступенькам сына, Юрий Ростиславович сразу понял – дело швах!

– А почему так быстро? – нахмурился он.

– Я забрал документы, папа, – Космос ответил отцу таким же хмурым, упрямым взглядом.

– Позволь, а как же наша договоренность? Или…

– Она осталась в силе, – перебил отца Космос. – Просто я уже выбрал себе профессию.

– Вот как? – вздернул брови Юрий Ростиславович. – И кем же ты намерен стать?

– Барменом, – отчеканил Космос и. резко развернувшись на каблуках, быстро зашагал прочь – уличный скандал с отцом никак не входил в его планы.

До позднего вечера он болтался по улицам, не решаясь прийти домой, а когда наконец вернулся, квартира оказалась пустой.

На тумбочке в прихожей лежала мятая сторублевка и коротенькое послание от отца, написанное стремительным, нервным почерком:

«Уехал в Ялту, вернусь через неделю. Очень надеюсь, что через год ты поумнеешь. А пока – успехов в учебе!

P.S. Это тебе на чай, гарсон…»

XIII

Лена срезалась на первом же вступительном экзамене. Саша – на втором.

Первый – нелюбимую математику – ему удалось спихнуть на четверку. Следующей была химия. Этот предмет Саша, наоборот, любил. Писал по нему рефераты, даже участвовал в районных олимпиадах. Если за какой-то экзамен он и был спокоен, то именно за химию. Поэтому Саша решил устроить себе передышку – три дня он лоботрясничал, ездил за город на пикник с Леной и Космосом, ходил с ними по киношкам и дискотекам, валялся на пляже. Лишь в последний перед экзаменом день он взялся за учебники. Но учеба никак не шла – то ли сказывалась трехдневная расслабуха, то ли отвлекали постоянные мысли о Ленке, то ли мешал простой, как дважды два, расклад: уж если заумную математику он смог сдать на четыре, то уж химию-то…

Саше пришлось горько пожалеть о потерянном времени – стоило ему только взять экзаменационный билет. Надо же такому случиться – из трех его пунктов не вызывала затруднений только задача, а оба теоретических вопроса моментально поставили Сашу в тупик. За время, отведенное на подготовку ответа, кое-что удалось вспомнить, впрочем, Саша вполне отдавал себе отчет, что в сложившихся обстоятельствах вряд ли ему светит что-нибудь выше тройки.

Но действительность оказалась еще трагичней. Оказалось, что он умудрился сделать детскую ошибку даже в задаче! Эта новость расстроила его настолько, что, впав в какой-то тягостный ступор, он не смог ответить ни на один дополнительный вопрос!

– Приходите, молодой человек, на следующий год… – вздохнула пожилая женщина-экзаменатор, заполняя ведомость.

Когда-то Саша расспрашивал Фила, что испытывает боксер в состоянии «грогги». Тогда немногословный Фил толком не смог объяснить это. Зато сейчас, покидая стены Горного института,

Белов ощутил все «прелести» этого состояния на своей шкуре. Его сковало бессильное оцепенение, в голове не было ни единой мысли – один лишь тоскливый, заунывный звон, он почти ничего не видел и не слышал – словно разом отказали все его органы чувств.

Часа два он бездумно бродил по городу, прежде чем сумел свыкнуться с новой печальной реальностью – ему не быть студентом-геологом. Во всяком случае, пока. Все его планы полетели к черту! Теперь надо было перекраивать их заново: что-то решать с работой и ждать призыва в армию. С мечтой о студенческом билете Белову предстояло расстаться – подумать только! – на целых три года!

К своему подъезду Саша подошел с тяжелым сердцем. Он-то уже успел переварить свой провал, а вот мама… Татьяна Николаевна верила в успех сына, пожалуй, даже больше, чем он сам. Как теперь сообщить ей о случившемся – Саша просто не представлял.

Но ломать голову ему не пришлось. Едва взглянув на сына, Татьяна Николаевна ахнула:

– Завалил?

Саша молча кивнул, снял туфли и направился в свою комнату. Сейчас ему меньше всего хотелось выслушивать утешения или упреки. Но тут из кухни вышла тетя Катя – младшая мамина сестра.

– Привет, племянничек! Как успехи? – расплылась она в улыбке, словно по его лицу не было видно – как!

– Никак, – угрюмо буркнул Саша. – По химии – пара… Все, теть Кать, не получилось из меня студента!

Мать и тетка смотрели на него с совершенно одинаковым выражением лица – смеси удивления, жалости и испуга. Хорошо хоть молчали.

Саша прошел в свою комнату и плотно закрыл за собою дверь – хватит, все разговоры потом! Скинув пиджак, он завалился на диван и невидящим взглядом уставился в потолок. Через минуту за стеной послышались негромкие голоса женщин.

– Как же так, Тань? По химии? – недоуменно спрашивала тетка. – Уж по химии-то у него всегда пятерка

была!

– Ох, Кать, сама ничего не пойму… – жалобно вздохнула мать. – Из-за девушки, наверное…

– Какой такой девушки? – оживилась тетка.

– Ну, как? Девушка у него появилась – Лена… Сама понимаешь – какая уж тут учеба…

Слушать это было невыносимо. Причем здесь Ленка? Саша схватил подушку и закрыл ею голову – так, чтоб из кухни до него не доносилось ни звука. Какое-то время он лежал неподвижно, ничего не видя и ничего не слыша. Дышать было почти нечем, Саша покрылся испариной, но терпел сколько мог. Когда он, наконец, снял подушку, речь за стенкой шла уже совершенно о другом.

– Господи, Таня, о чем ты говоришь? – возмущалась тетка. – Тебе надо думать, как сына от армии спасать, а ты!

– Спасать?

– Да, Танечка, спасать! А ты как думала? А если Санька в Афганистан попадет? Ты что, сестренка?

– Кать, я как-то не думала… – беспомощно лепетала мама. – Я же не знала… Студентов ведь не берут, вот я и не думала…

– А надо было думать! Надо! Ты – мать! Ты должна была все предусмотреть! – сердито поучала ее сестра. – Короче, я так понимаю, что лапы в военкомате у тебя нет?

– Да ты что, Кать, какая лапа? Откуда?

– Тогда вот что, дам я тебе один телефончик, позвонишь по нему… Или нет, ты только все испортишь, я лучше сама позвоню…

Кипучий, деятельный характер тетки Саша знал хорошо. Катя обладала прямо-таки носорожьей целеустремленностью и если уж ставила себе какую-то серьезную задачу, то добивалась ее достижения в одиннадцати случаях из десяти. К тому же его бездетная тетка любила единственного племянника как сына – горячо и слепо. В принципе теперь для того, чтобы избежать службы, Саше достаточно было просто остаться лежать на диване. Его законное место в рядах славных Вооруженных Сил со стопроцентной гарантией занял бы кто-то другой – какой-нибудь бедолага, у которого не оказалось такой хваткой, оборотистой, целеустремленной тетки…

Саша вошел в кухню, когда азартно раскрасневшаяся Катя уже накручивала телефонный диск.

Он опустил ладонь на рычажки аппарата и сел на табуретку напротив нее.

– Не надо никому звонить, теть Кать… – хмуро попросил он. – Не надо…

– То есть как это «не надо»? – тотчас же вспыхнула тетка. – Нет уж, Саня, позволь нам самим решать – что надо, а чего не надо! Ты у нас с Таней один, и мы не намерены…

– Уймись, теть Кать, слышишь? – улыбнулся Саша, взяв тетку за

руку

– Санечка, это ведь не шутки… – взмолилась Катя. – Вон что в Афганистане творится… А если, не приведи господь…

– Не приведет, не бойся! – не переставая улыбаться, перебил ее Саша. – Все будет путем! – и он беззаботно промурлыкал: «Отслужу, как надо, и вернусь!»

Сестры переглянулись. Взгляд мамы был совершенно растерян, а в глазах тетки все еще горела неуемная жажда деятельности. Саша заметил это, его улыбка тут же исчезла, и он – уже абсолютно серьезно – повторил, вставая: – Короче, завязывайте с этими пустыми хлопотами! И имейте в виду: если что – уйду в армию сам. Добровольцем, ясно?

XIV

На следующий день друзья собрались в своей беседке – впервые после выпускного в полном составе.

– Зашибись! Вот уж клево, так клево! – радость Космоса по поводу провала Белова была искренней и до неприличия бурной. – Ну ее в пень, эту твою географию! Пойдем на бармен-ские курсы вместе! Прикинь, Сань, – бабочка, белая рубашка, стоишь себе за стойкой и этой хреновиной трясешь! Устроимся с тобой в «Интурист» или «Метрополь», будем на пару иностранок клеить! Лафа!

Космос тут же напустил на себя важный вид и наглядно изобразил, как он будет трясти «этой хреновиной». Фил усмехнулся, Пчела саркастически фыркнул:

– Клоун…

– Что б ты понимал, слесарь! – презрительно скривил губы Космос.

– Нет, Кос, – покачал головой Саша. – Бармен – это не по мне… Слышь, Пчел, ты бы поговорил с отцом – может и меня к нему в автоколонну возьмут?

– Ты серьезно? – изумился Пчела. Он совершенно искренне полагал,

что навязанный ему батей вариант трудоустройства – самый никудышный из всех возможных. И то, что его незавидную судьбу намерен разделить Белов, стало для него настоящим открытием.

– А что? – пожал плечами Саша. – Автомеханик – отличная профессия…

– Ага! – заржал Космос. – Руки в масле, жопа в мыле – мы работаем на ЗИЛе! Ой, не могу – пролетарии, блин!

– Закрой хлебало, халдей! – тут же ощерился Пчела.

– Чего? – набычился Космос. Скучавший на лавочке Фил мгновенно вскочил и встал между ними:

– Брэк, пацаны, брэк…

Пчела разом остыл и смущенно хлопнул Космоса по плечу:

– Извини, Косматый, ничего не попишешь: классовая ненависть…

– Ладно тебе… – улыбнулся тот. – В СССР любой труд в почете…

Пчела повернулся к Белову.

– Хорошо, Сань, я с батей поговорю, – кивнул он. – А сейчас куда – на пруд?

– Айда лучше по пиву! – предложил Космос.

Саша сделал шаг назад и виновато развел руками:

– Пацаны, я – пас! Меня Ленка будет ждать…

– Да брось ты, Сань! – махнул рукой Фил. – Столько не виделись…

– Да ладно, Теофило, пусть идет! – Пчела положил Филу руку на плечо и потащил к выходу из беседки. На пороге он обернулся и с плутовской улыбочкой подмигнул Белову: – Ты давай там, это… Как говорил Ги де Мопассан – ближе к телу, понял?

– Доброй охоты, мой Белый брат! – крикнул Саше Космос, подхватывая расстроенного Фила с другого бока.

Через минуту они, перешучиваясь и похохатывая, скрылись за деревьями. Саша взглянул на часы – до встречи с Леной оставалось двадцать минут.

XV

Наступила осень – и друзей разметало кого куда, как разносит в разные стороны стылый осенний ветер пожелтевшие листья с одной ветки. У всех появились дела – у каждого свои, – и встречаться они стали заметно реже.

В сентябре Космос поступил на трехмесячные курсы подготовки барменов – как он уверял, самые крутые в Москве. К учебе, на удивление всех, он относился вполне ответственно – занятий не пропускал, не лоботрясничал и, вообще, был на своих курсах на самом отличном счету.

Фила в октябре забрали в армию – в спортроту Московского военного округа. Это событие прошло, по сути, незамеченным, поскольку на жизнь Фила почти не повлияло. Он по-прежнему тренировался у тех же тренеров в школе ЦСКА и так же ездил по соревнованиям. Правда, ночевал он теперь не в интернате, а в казарме. Свободы стало поменьше, но с увольнительными, по его словам, особых проблем не

было. В солдатской форме друзья его не видели ни разу, и чисто внешне новый армейский статус Фила выражался только в короткой, бобриком, стрижке.

Даже с Пчелой, работавшим с ним на одном предприятии, Саша стал видеться реже. Его друг, в отличие от него самого, пришел в автоколонну фактически сложившимся мастером. Благодаря своему бате он знал и умел многое, и это не осталось незамеченным. Уже через пару недель из гаража грузового автотранспорта, куда они пришли вместе с Беловым, Витьку перевели к легковушкам – в новый, просторный и чистый гараж. Вот почему, работая в разных концах огромной территории, они виделись далеко не каждый день.

Зато с Леной Саша продолжал встречаться почти ежедневно. Она устроилась приемщицей в прачечную недалеко от дома. Саша работал до пяти, а Лена – до шести. Он заходил к ней после работы, и они отправлялись гулять.

Со второй своей получки (с первой не получилось) он купил ей тоненькое золотое колечко с крохотным алым камушком-глазком. Ленка была в невообразимом восторге от подарка! Наивная девчоночья радость и искренняя благодарность переполняли ее до краев. Никогда прежде ее поцелуи не были столь откровенны и горячи, никогда прежде так тесно не прижималась она к Саше всем своим телом, никогда прежде не позволялось его рукам так многое!

Тот безумный вечер, проведенный в ее подъезде между вторым и третьим этажом, натолкнул Белова на мысль: настало время переходить к самым решительным действиям! Но для этого, как воздух, нужна была свободная хата, и Саша обратился за помощью к Космосу. Дело было в том, что Юрий Ростиславович довольно часто уезжал в командировки, и тогда его сын оставался за полноправного хозяина профессорской квартиры.

Сашина- просьба была встречена с абсолютным пониманием.

– О чем речь, Санек! – расплылся Космос в плутоватой улыбке. – Как говорится, со всем нашим почтением! Между нами, девочками – давно пора!

– Ты вот что, – нахмурился Саша, – не трепись об этом, понял?

– Обижаешь! – встряхнул головою друг. – Могила! Значит так, как только что-нибудь узнаю, – позвоню. Что-то, кажись, он говорил насчет какого-то там симпозиума…

Долгожданный звонок раздался уже через три дня.

– Саня, готовься… – заговорщицким голосом прошипел Кос. – Он улетает днем в воскресенье. На четыре дня. На какой день назначим операцию?

Белову не терпелось – гормоны бурлили в его молодом организме подобно огненной лаве в жерле вулкана. Он кивнул и ответил охрипшим от волнения голосом:

– А чего тянуть? В воскресенье – так в воскресенье!

В воскресенье, едва за отцом закрылась дверь, Космос развернул бурную деятельность.

Первым делом он схватил телефон и позвонил в аэропорт – справиться, летная ли стоит погода. Внезапное возвращение отца сегодня грозило обернуться катастрофой, и предусмотрительный сын решил подстраховаться. В аэропорту ответили, что все рейсы уходят без задержки – строго по расписанию. Только после этого Космос позвонил Белову.

Саша со своей пассией должен был появиться менее чем через час, и Космос, не мешкая, занялся приготовлениями. Сперва он постелил в своей комнате свежее белье. Все должно быть по высшему классу – лучший друг, как никак! Покончив с этим довольно интимным занятием, он занялся столом.

Накрыть он решил маленький чайный столик в гостиной – для двоих в самый раз. Из отцовского бара были решительно извлечены все самые редкие и красивые бутылки. Последствий такого самоуправства Космос не боялся – много они все равно не выпьют, им будет явно не до этого! Аккуратно, как учили на курсах, разложил салфетки, расставил рюмки и бокалы. С закуской дело обстояло несколько хуже, в холодильнике удалось обнаружить только сыр и полукопченую колбасу. Подумав, Космос добавил к ним банку греческих маслин, которую отец приберег ко дню своего рожденья. Закуски были нарезаны, разложены по тарелкам и расставлены между бутылок.

Там же не без труда нашла свое место коробка конфет. Оценив стол, Космос добавил последний штрих – массивный бронзовый подсвечник на три свечи. Вот теперь все было готово.

Едва Космос успел переодеться, в прихожей раздался звонок. Он открыл дверь – на пороге с букетом гладиолусов стояла торжественно улыбающаяся Лена! За ее спиной маячил озадаченный Белов, вовсю «семафоривший» глазами другу.

– Поздравляю, Космос, – перешагнув порог, Лена протянула опешившему хозяину букет и звонко чмокнула его в щеку.

– Спасибо… – промямлил ничего не понимающий Космос и уставился на Белова вопросительным взглядом. Вечер начинался с сюрприза!

– С днем рожденья тебя, Косматый! – внушительно произнес Саша и энергично встряхнул его вялую, недоуменную ладонь.

– А-а-а-а… – с облегчением протянул хозяин. Ситуация несколько прояснилась, он оживился и, взволнованно прижав букет к груди, сделал широкий приглашающий жест. – Добро пожаловать, гости дорогие!

Лена, с любопытством оглядывая непривычно просторную квартиру, двинулась вперед. Космос схватил Сашу за руку и прошипел:

– Какой день рожденья, ты что?

– Экспромт, – быстро прошептал тот в ответ. – Иначе идти не хотела…

Они прошли в гостиную и сели за столик. И тут повисла томительная, неловкая пауза. У всех троих была своя причина для молчания. Космос лихорадочно пытался понять, как ему себя вести в новой роли – виновника торжества. Лена была убеждена, что виной замешательства Космоса стало ее, Лены, незваное появление. А Белову казалось, что сложившаяся ситуация меньше всего похожа на день рождения – ни нормального стола, ни гостей, ни подарков…

– Ты извини, Кос, мы без подарка… – нашелся наконец Саша. – Его Пчела с Филом принесут… Потом…

– Космос, а почему только три прибора? – удивилась Лена – такой маленький столик и ей показался странным. – Ты что, больше никого не

ждешь?

– Нет! – решительно мотнул головой «именинник».

Саша тут же сделал ему «страшные» глаза, и Кос моментально поправился:

– То есть да, конечно! Но не сейчас, потом… Да, еще Фил с Пчелой придут. С подарком.

Кое-как отбрехавшись, он снова напряженно замолчал. Скрывая закипающее раздражение, Саша поднял свой пустой бокал:

– Ну что, именинник, так и будем сидеть – на сухую?

Космос будто очнулся. Он выскочил из кресла, засуетился, схватил бутылку, тут же поставил ее на место и принялся зажигать свечи… Потом наполнил бокалы: сначала даме – красным вином, потом Саше и себе – коньяком.

– За мое здоровье! – выпалил он и, наскоро чокнувшись с гостями, жадно опрокинул рюмку.

Не успели Лена с Сашей поставить свои бокалы на стол, как Космос с размаху хлопнул себя пятерней по лбу.

– Вот голова садовая! – весело вскричал он, снова вскакивая со своего места. – Сигарет-то я и не купил! Вы сидите – пейте, закусывайте, а я мигом слетаю, пока гастроном не закрыли…

Саша понял – Космос сваливает. «Как? Уже?» – с невесть откуда нахлынувшим страхом подумал он.

– Подожди! – схватил он друга за рукав. – У меня есть, вот… – он вытащил из кармана мятую пачку «Опала».

Космос шарахнулся в сторону, едва не свалив при этом Сашу со стула.

– Нет! – испуганно вскрикнул он, отцепляя пальцы Белова от рукава. – Пчела болгарские не курит – ты же знаешь!

– Пчела со своими придет… Он… он всегда со своими… ходит…- пыхтел Саша, изо всех сил стараясь удержать «именинника».

Лена с неподдельным изумлением следила за чрезвычайно странной борьбой друзей. «Это шутки у них такие, что ли?» – растерянно думала она.

Наконец Космосу удалось вырваться, он шустро отскочил к дверям и, расплывшись в радостной улыбке обретшего долгожданную свободу человека, сделал своим гостям ручкой:

– Всем привет! Не скучайте тут!

Оставив в прихожей связку ключей – так, на всякий пожарный, – он пулей вылетел из дома и захлопнул за собою дверь.

Он болтался в центре почти до полуночи – сходил в «Зарядье» на какую-то слезливую мелодраму, посидел в «Космосе» («одноименном кафе», как называл его Пчела) на улице Горького, прогулялся по бульвару. Время тащилось еле-еле, он устал, замерз, но мужественно продолжал отсчитывать шаги по полупустым московским улицам.

Домой Космос вернулся в первом часу ночи. Он вышел из лифта и в растерянности остановился у своей двери. Ключей у него не было. Что делать? Позвонить? А вдруг у них там все в самом разгаре? Космос приблизился вплотную к порогу и приложил ухо к двери. Неожиданно дверь отворилась.

Космос, стараясь ступать как можно тише, прокрался в свою квартиру. Там было тихо. «Смотались? – подумал он. – А почему же тогда дверь не заперли?»

Дверь в его комнату была открыта, причем постель имела совершенно нетронутый, можно сказать – девственный вид. Космос сделал еще несколько осторожных шагов и заглянул в гостиную. И озадаченно присвистнул.

На маленьком диванчике, свернувшись в клубок, безмятежно спал Белов. Могучий алкогольный дух, исходивший от него, и несколько пустых бутылок под столиком однозначно свидетельствовали – его друг напился. Космос склонился к спящему и схватил его за грудки. После энергичной встряски Саша разлепил глаза и кое-как, еле ворочая языком, рассказал другу о том, что здесь произошло. Из его невнятных и путаных объяснений Космосу не без труда удалось уяснить следующее.

После его ухода Саша пропустил еще пару рюмок для храбрости и перешел к решительным действиям. Судя по всему – даже слишком решительным. Лена, и до этого подозревавшая в странном дне рождения что-то неладное, мгновенно раскусила иезуитский план Белова. Низость и коварство его замысла поразили ее до глубины души. Между ними вспыхнула короткая, но бурная ссора, закончившаяся звонкой оплеухой, которой Лена наградила грязного интригана. После этого девушка в слезах покинула профессорскую квартиру. Оставшийся в одиночестве незадачливый соблазнитель не придумал ничего лучшего, чем залить горечь неудачи лошадиной дозой спиртного.

Вот теперь все было более или менее ясно. Космос отпустил Белова – тот сразу же завалился обратно на диван, – и снял телефонную трубку.

– Тетя Тань, здрасьте, это Космос… – он старательно заплетал язык, уподобляясь пьяному. – Вы уж извините, мы тут с Сашкой перебрали маленько, он у меня переночует, хорошо? Что? На работу? Конечно, разбужу, о чем разговор? Вот прямо сейчас будильник заведу… Нет, тетя Тань, все нормально, просто вышло вот так… Угу… Спокойной ночи, тетя Тань…

Положив трубку, Космос взвалил бесчувственное тело друга на спину и отволок его в свою комнату. Кое-как раздев его, он уложил Сашу на свежие простыни, предназначавшиеся, кстати сказать, не ему одному…

Когда Космос нагнулся, чтобы собрать разбросанную одежду Белова, то обнаружил на ковре выпавшее, видимо, из Сашиного кармана тоненькое золотое колечко с крохотным алым камушком-глазком. Он поднял его, сочувственно вздохнул и, задумчиво повертев кольцо в руках, нацепил его на мизинец спящего друга.

XV

Ссору с Леной Белов переживал мучительно. Его подавленное состояние было столь явным, что его без труда заметили и Пчела, и Фил. Сам Белов ничего не объяснял, отмалчивался – удрученный и угрюмый. Космос, верный слову хранить в тайне Сашин облом, в ответ на недоуменные расспросы друзей ограничился минимумом информации:

– Что тут неясного – с Ленкой своей поссорился…

На Сашу было больно смотреть, и друзья – каждый по-своему – старались ему помочь. Пчела приводил в беседку смазливых девчушек-хохотушек – продавщиц из универсама. Девушки, видимо предварительно проинструктированные Пчелой, оказывали хмурому Саше самые недвусмысленные знаки внимания – без толку. Белов никак не реагировал на их заигрывания, а когда девушки становились чересчур навязчивыми, просто вставал и уходил.

Тогда Фил предложил свой рецепт. Однажды он принес в беседку билеты на футбол.

– Пацаны, суперматч! Кубок Кубков! «Спартак» – «Эйндховен»! Айда, а? – выкрикивал он голосом ярмарочного зазывалы.

Футболом, кроме Фила, в компании особо не увлекался никто, но тут Пчела с Космосом проявили вдруг небывалый интерес.

– Зашибись! Ништяк! – едва не прыгал от восторга Кос. – На Федю Черенкова посмотрим! Он, говорят, такое вытворяет!

– А голландцы! – вторил ему Пчела. – Это же вообще улет! Ты как, Сань?

– Пойдем, сходим… – равнодушно пожал плечами Белов.

В Лужниках, несмотря на собачий холод, был аншлаг. Стадион ревел, стонал, выл. Захваченные всеобщим безумием, к тому же еще и подогретые пронесенной в рукаве Космоса поллитровкой, друзья так же, как и весь стадион, ревели, стонали и выли. «Спартак» выигрывал 2:1, голландцы наседали, игра становилась нервной. Атмосфера на трибунах тоже накалилась до предела.

Минут за десять до конца матча какой-то долговязый голландец, картинно всплеснув руками, завалился в паре метров от линии штрафной. Английский судья, естественно, свистнул. Стадион взорвался праведным гневом, на поле кое-где полетели бутылки, стаканы, какой-то хлам… Шумная компания пацанов лет четырнадцати несколькими рядами ниже тоже начала что-то швырять на поле.

И в ту же минуту курсанты школы милиции, стоявшие цепочкой в проходе, ринулись на чересчур раздухарившихся пацанов. В воздухе замелькали резиновые дубинки. Пацаны, прикрывая головы и яростно матерясь, беспомощно отступали, но менты, казалось, только входили во вкус своей усмирительной операции.

Особенно старался один светловолосый курсант. В пылу боя он успел потерять фуражку, но холодный ноябрьский ветер не мог остудить его непокрытую голову. Он вклинился в толпу болельщиков глубже всех и с искаженным от бешенства лицом исступленно лупил своею палкой направо и налево, не разбирая кто прав, кто виноват.

Было очень похоже, что он просто потерял над собою контроль, почти обезумел. Это заметили и его товарищи-курсанты. Один схватил его за рукав шинели, другой навалился сзади, третий, сграбастав коллегу за грудки, орал в его побелевшее лицо;

– Вовка! Каверин! Ты что, охренел? Да что с тобой, Вовка?

Двое курсантов подхватили блондинистого мента под локотки и быстро-быстро утащили куда-то под трибуну. В это время остальные курсанты отлавливали окровавленных пацанов и тоже куда-то уводили.

Пока длился этот инцидент, матч закончился. «Спартак» выстоял – на табло значились все те же 2: 1. Друзья покидали стадион, бурно обсуждая не столько перипетии игры, сколько карательную операцию ментов. Причем Белов принимал в этом самое активное участие.

Фил, Космос и Пчела незаметно переглядывались – похоже, футбол встряхнул-таки их захандрившего друга.

XVI

Поход на стадион и в самом деле встряхнул Белова. Уже на следующий день он сразу после работы отправился в прачечную, к Лене. Намерения его были просты, как две копейки – поговорить, объясниться, а если, паче чаяния, возникнет такая необходимость – то и повиниться.

Саша очень спешил и потому едва не сшиб с ног топтавшегося на углу возле прачечной молодого человека.

– Извините… – машинально буркнул он и в ту же секунду узнал этого парня. Это был тот самый дохлый очкарик, одноклассник Лены, который имел наглость танцевать с ней на выпускном!

Саша сдвинул брови и тоном, не предвещавшим очкарику ничего хорошего, хмуро поинтересовался:

– Та-а-ак… А ты что здесь делаешь?

– Лену жду, – просто ответил тот.

– Понятно… – процедил Белов.

Ему действительно все стало понятно: он, значит, мучается, страдает, а Ленка, выходит, и думать о нем забыла! Разыскала своего прежнего ухажера и крутит с ним на всю катушку! Взгляд Белова стал еще более мрачным. Он коснулся рукава очкарика и кивнул куда-то в сторону:

– Пойдем, поговорим… Парень невесело усмехнулся:

– Бить будешь?

Саша на секунду задумался и честно признался: -Да.

– А смысл? – снова усмехнулся очкарик.

– Не понял… – Белов и впрямь не понял – какой ему, к черту, смысл? Он покрепче ухватился за рукав дохляка и решительно потащил его за угол.

И тут сзади раздался пронзительный голос:

– Стойте! Куда? Сережа!

Белов резко обернулся – к ним на всех парах летела перепуганная Лена. Она подскочила к очкарику и, вцепившись в другой его рукав, выдернула парня из мгновенно ослабевших Сашиных рук. На Белова она едва взглянула, но в этом коротком взгляде было столько неприкрытой, обжигающей, бурлящей ненависти, что Саша оторопел.

А Лена подхватила своего шибздика под руку и, гордо вскинув голову, неспешно удалилась прочь. Лишь когда парочка скрылась за поворотом, Сашина оторопь прошла. На смену ей пришла злость, досада и жгучая, затмевающая разум, ревность.

Не отдавая себе отчета, зачем он это делает, Белов поспешил за ними. Он быстро их догнал и, прячась за спинами прохожих, проследил за Леной и ее новым кавалером до самого ее дома. К его удивлению, всю дорогу они шли отдельно, каждый сам по себе, причем очкарик не предпринимал никаких попыток сблизиться с девушкой. А Лена все это время, не переставая ни на минуту, что-то очень эмоционально и, как показалось Саше, сердито ему рассказывала.

«Кроет, наверное, меня и в хвост и в гриву…» – был стопроцентно уверен

Белов.

У Лениного подъезда они расстались – тоже без малейших намеков на какие-то особые отношения. Лена скрылась в подъезде, шибздик тут же

отправился восвояси. Все. Между ними ничего – то есть абсолютно ничего! – не произошло.

На следующий день Саша пришел к прачечной пораньше и снова встретил там очкарика: На сей раз Белов вполне дружелюбно протянул ему руку и представился:

– Саша.

– Сергей, – ответил тот неожиданно крепким рукопожатием.

– Ждешь? – после неловкой паузы спросил Белов, кивнув на дверь прачечной.

– Жду, – также не без некоторого смущения ответил парень.

Белов достал сигарету и закурил. Выпустив вверх тугую струю табачного дыма, он не слишком уверенно предложил:

– Отойдем, разговор есть… Сергей внимательно взглянул на

Сашу и кивнул:

– Ну что ж, давай поговорим. Они зашли во двор и, смахнув со

спинки скамейки первый снег, сели. Белов молчал – он никак не мог ре-шить, как подобраться к интересующей его теме. Тогда Сергей, быстро взглянув на часы, взял инициативу в

свои руки.

– Я так понимаю, что ты хотел поговорить о Лене? – спросил он.

– Да, – кивнул Белов, постаравшись принять безучастный вид. – Просто интересно, что у вас с ней?

– Ничего… – пожал плечами Сергей.

– Ничего? И ты ее не… – Саша замялся.

– Нет. То есть когда-то, еще в девятом классе, я был в нее немножко влюблен, но это – давно забытая история, – очкарик едва заметно усмехнулся. – Просто мы очень давно дружим, с первого класса. Когда у Ленки возникают какие-нибудь проблемы, она любит поплакаться мне в жилетку, потому что знает – я не из болтливых.

– И о чем, интересно, она плачется

тебе сейчас? Не скажешь?

Сергей снова пристально взглянул

на Сашу.

– Почему же? Тебе – скажу… – вздохнул он. – О тебе. Позавчера, например, она рассказывала о том, какой ты замечательный и необыкновенный, а вчера – какой ты негодяй и подлец…

Белов опустил голову.

– Мы поссорились… – глухо сказал он. – Знаешь, из-за чего?

– В общих чертах.

– Ну вот, и теперь… Черт! – ударил кулаком по коленке Белов. – Я просто ума не приложу, как теперь помириться…

– Ничего, – кивнул Сергей, – помиритесь… Знаешь, я думаю, она любит тебя. По-настоящему, понимаешь? Ты только не торопись, дай ей время остыть… Она сама простит тебя – и очень скоро. А ты потерпи еще немного, хорошо?

Саша кивнул и опять замолчал. Очкарик посмотрел на часы и встал.

– Ладно, Саш, мне пора – Ленка, наверное, уже ждет. Пока…

– Пока, – Белов пожал протянутую руку и негромко добавил: – Спасибо тебе, Серег…

Сергей торопился к своей подружке. Он был абсолютно уверен, что Саша воспользуется его весьма разумным советом и сделает необходимую паузу, а потому и не подумал оглянуться.

У дверей прачечной, спиной к нему, уже стояла Лена. Она всматривалась в ту сторону, откуда должен был появиться ее бывший одноклассник. Сергей прибавил шагу, но в последний момент его вдруг настиг невесть откуда взявшийся Белов!

– Извини, Серег! – он, в точности как на выпускном вечере, бесцеремонно оттер очкарика в сторону и обратился к опешившей Лене.

– Выслушай меня, Лен, – начал он глухим, чуть подрагивающим от волнения голосом. – Я перед тобой виноват, ты меня прости. Прости прямо сейчас, слышишь? Вот… – он достал из кармана то самое колечко с красным камушком-глазком и протянул его девушке. – Или возьми его обратно, и мы забудем все плохое, или… или я сейчас выкину его к чертовой матери, и тогда – все! Понимаешь – все! Решай!

Испуг на лице Лены сменился растерянностью, а та, в свою очередь, уступила место тихой, загадочной улыбке. Девушка оторвала взгляд от колечка и посмотрела на замершего в ожидании Сашу. Не говоря ни слова, она стянула с руки пеструю варежку и медленно, отчасти даже торжественно, поднесла пальцы к кольцу.

Саша мгновенно понял все. Так же медленно и так же торжественно он надел кольцо на безымянный палец Лены. Все это так напоминало нечто, что девушка смутилась и, опустив голову, доверчиво и трогательно уткнулась носом в Сашино плечо. Он растерянно повернулся к Сергею, но того уже и след простыл. Тогда Саша шумно, с облегчением вздохнул и осторожно обнял Лену, широко и радостно улыбаясь.

XVII

Новый год всей компанией встречали у Космоса. Его отец устроил себе зимние каникулы и укатил со своей Пиявой на две недели в Приэль-брусье.

Все четверо пришли с девушками, накрыли шикарный стол, врубили музыку… Но веселье почему-то не шло. У всех были свои проблемы, не оставлявшие их даже за праздничным столом.

У Космоса после курсов возникли проблемы с трудоустройством. Речь уже давно не шла ни о «Метрополе», ни о «Интуристе», дело обстояло куда как хуже – не было никаких вариантов вообще! Больше месяца Кос болтался без дела, с каждым днем мрачнея все больше и больше.

У Фила была серьезная травма. На последних соревнованиях он умудрился прозевать мощнейший встречный удар соперника. Дело кончилось плохо – помимо нокаута и сломанного носа Фил, падая, получил еще и сложный, со смещением, двойной перелом руки!

Теперь о тренировках можно бы-ло забыть по крайней мере на полгода, а сколько еще времени уйдет на восстановление формы – об этом Фил старался не думать…

А у Пчелы с Беловым была одна общая проблема – неумолимо приближающийся призыв. Пчела уже давно начал искать ходы-выходы, чтобы откосить от «почетной обязанности», но пока у него ровным счетом ничего не получалось.

Саша же терзался сомнениями. Ему настолько хорошо с Леной, что все чаще и чаще он задумывался – а не совершил ли он несусветную глупость, отказавшись от помощи тетки. Ситуацию, наверное, еще вполне можно было исправить, но Саша никак не мог определиться – что ему делать в сло-жившейся ситуации.

Словом, несмотря на елку в огнях, шампанское и прочие непременные атрибуты праздника, у большинства из собравшихся за столом праздничного настроения не было и в помине. Очень скоро выяснилось, что восполняться этот пробел будет, очевидно, самым традиционным способом – обилием выпитого. Космос, Пчела и Фил налегали на водку, от них не отставали и две хохотушки из универсама, приглашенные Пчелой для себя и Космоса.

Эрзац-веселье быстро набирало обороты. И вот уже Кос, напялив банный халат отца и нацепив вместо бороды мочалку, изображал Деда Мороза. С пьяным занудством он пытался заставить гостей водить хоровод – его, разумеется, никто не слушал. Фил, подперев загипсованной рукой голову, уныло мычал любимую «Лучинушку», а Пчела, облапив непрерывно хохочущую продавщицу, засыпал ее похабными анекдотами.

Саша понимал – праздник катится куда-то не туда, дальше могло быть только хуже. Он переглянулся с Леной, и они незаметно один за другим улизнули в прихожую. Заговорщицки перешептываясь, они быстро оделись и выскользнули из профессорской квартиры.

Полночи они гуляли по морозной ночной Москве, болтали, смеялись и целовались, ничуть не жалея ни об оставленном праздничном столе, ни о теплой, просторной квартире.

И о призыве той новогодней ночью Саша больше не вспоминал, ведь весна, казалось, наступит еще так нескоро…

XVIII

И все же она пришла – бурная, бесшабашная, последняя весна вольной жизни. Саша давно уже поставил крест на своих сомнениях относительно армии, он решил – пусть будет, как у всех! Он пойдет, как все, служить, а Лена, как все, останется ждать его возвращения. Подумаешь – всего-то два года! Ничего, если любит – дождется!

Его уверенность в том, что он поступает так, как надо, была настолько сильна, что, отправляясь на медкомиссию, Саша поймал себя на парадоксальной мысли: если его сейчас вдруг забракуют, то он, пожалуй, даже расстроится!

Медкомиссия, впрочем, прошла без сучка, без задоринки. Белова признали годным и определили служить в погранвойска. До отправки оставалось еще без малого две недели, надо было только каждые три-четыре дня отмечаться в военкомате. Получив на руки необходимые документы, Саша отправился домой.

– Ну как, Сань? – встретила его вопросом мама. В ее глазах еще теплилась надежда – а вдруг не взяли?

– Все нормально – годен! – гордо ответил Саша. – Восемнадцатого, в девять ноль-ноль к военкомату с вещами.

– Господи! – ахнула Татьяна Николаевна, опускаясь на табурет. – И куда тебя?

– В погранвойска!

– На границу? – испуганно прошептала мать побелевшими губами.

Саша присел перед нею на корточки и взял ее руки в свои.

– Ну, ты чего, мам? Это же не Аф-ган! А на границе сейчас везде тихо… Ну, ты чего, а?

Татьяна Николаевна, быстро смахнув выкатившуюся слезинку, через силу улыбнулась:

– Ничего, Сань… Просто… Как я без тебя – ведь два года…

– Да ладно тебе, – Саша тоже улыбнулся. – Я тебе письма писать бу-

ду а ты будешь их читать. Вот и не заметишь, как время полетит… Мне никто не звонил?

– Космос, – мать поднялась и направилась в кухню, досказывая на ходу. – Сказал – они тебя в беседке будут ждать, какое-то у них там дело срочное…

– Да? Тогда я побежал!

– Саня, стой! – Татьяна Николаевна снова выскочила в прихожую. – А поесть?

– Да я сытый, мам! – Саша схватил куртку и выскочил из квартиры.

Вся компания была в сборе – слегка поддатый Пчела, озабоченный Космос и мрачный, как туча, Фил. Рядом с Пчелой стоял стакан и початая бутылка портвейна, на коленях он держал толстенный том какой-то книги. Увидев Белова, Космос вскочил и ткнул Фила в бок:

– Ну вот, тебе и Белый то же самое скажет! Скажи, Сань?

– А в чем проблемы? – улыбнулся Белов, здороваясь с друзьями.

– Да вот, – кивнул Пчела на Фила, – пацифист, блин, не может другу помочь…

– А если поподробней? – Саша совершенно ничего не понимал.

Прояснить ситуацию взялся Космос.

– Короче так. Пчелке завтра на медкомиссию, а ему позарез нужна отсрочка – на месяц примерно, так, Пчел?

– Ну да! – подхватил тот. – Меня обещали свести с одним капитаном из военкомата – ему движок на «копейке» перебрать надо. Он меня отмажет – это сто пудов! Но сейчас он в отпуске, ясно? Приедет только через три недели, а медкомиссия-то – завтра!

– Так, и что дальше?

– А дальше все просто, – развел руками Кос. – С сотрясением мозга дают отсрочку, мне Батон говорил. По теории Пчелу мы уже подковали

– он кивнул на книгу, оказавшуюся при ближайшем рассмотрении медицинским справочником. – Что говорить, на что жаловаться – он знает. Осталось только обеспечить материальное подтверждение факта сотрясения, понимэ? Хороший фонарь под глазом – и всех делов-то! Фил уперся, как этот… и ни в какую!

– Погоди, так вы хотите, чтобы Фил? – Саша с веселым изумлением обвел глазами друзей.

– Ну, ясен пень! – решительно кивнул Кос. – Не под машину же ему бросаться!

Белов не выдержал и расхохотался. Космос и Пчела обиженно переглянулись.

– Хорош ржать! – сердито оборвал Сашу Пчела. – Может, что дельное посоветуешь?

Оборвав смех, Белов задумался: а ведь верно, предложенный Космосом вариант был самым простым и правдоподобным. Драка во дворе, капитальный фингал – и вот вам, пожалуйста, сотрясение!

– Ну что? – нетерпеливо спросил Пчела.

Саша, пряча улыбку, кивнул:

– Да, пожалуй, фонарь – это выход…

– Ну, ты слышал? – снова ткнул Фила в бок Космос.

– Вот сам и бей, – буркнул Фил. – Почему я-то?

– Я ж тебе уже говорил, – покачал головой Космос. – У меня удар не поставлен. Ну что я ему навешу? Банальный бланш? А нужна фирменная гематома, желательно – с отеком!

– У меня, между прочим, травма… – упрямо бубнил Фил.

– Так с левой! – взвился со своего места потерявший терпение Пчела. – Японский городовой! Сто раз же уже сказано – с левой!

Фил поднял совершенно растерянный взгляд на Белова. Саша вздохнул и хлопнул друга по плечу:

– Ничего не попишешь, Фил… Надо!

Фил обреченно кивнул и опустил голову. Взгляд Саши наткнулся на бутылку, он взял ее и протянул Филу:

– На вот, прими для храбрости… Но портвейн тут же перехватил Космос:

– Ты что! – вытаращил он глаза. – Это же анестезия для Пчелы! Ну все, братцы, хорош базарить, давайте начнем…

Фил и Пчела поднялись со скамеек.

– Вить, может, не стоит? – взмолился Фил.

– Я прошу тебя, Валер! – тихо ответил тот.

– Минутку! – встрял между ними Космос со стаканом и бутылкой. – А анестезия? Стакан – до, стакан – после!

Пока Пчела принимал «лекарство», Белов инструктировал Фила.

– Смотри, Теофило, бей без дураков! Схалтуришь – придется повторять, ясно? Помнишь, как Папанов в «Брильянтовой руке»? «Бить буду аккуратно, но сильно!» – вот и ты так же!

– Ладно, – с отрешенностью смертника кивнул Фил. – Сделаю.

«Секунданты» разошлись. Фил стал готовиться к удару.

– Так, Пчел… Голову левее и пониже, еще немного… Ага… – с угрюмой деловитостью распоряжался он. – Теперь колени чуть подогни… Так… Кос, встань за ним – подхватишь, чтоб не упал, понял?

– Ладно, Фил, не тяни… – нервно усмехнулся Пчела.

– Готов? – спросил Фил.

– Готов.

Бум-м-м!!! От могучего удара Фила Пчела отлетел на руки Космосу, и они оба рухнули на дощатый пол беседки! Белов с Филом бросились к ним. Правый глаз несчастного Пчелы почти мгновенно заплыл – осталась только узенькая, как у монгола, щелочка.

– О-о-о… Ну, у тебя и кувалда, Фил… – жалобно простонал он.

– Анестезию, быстро! – скомандовал из-под него Космос.

В мгновение ока Пчелу поставили на ноги и сунули ему в руку стакан.

– Ну, чтоб не зря… – выдохнул он и выпил.

На следующий день в военкомат с Пчелой пошли все – было ужасно интересно, чем закончится история с мнимой сотрясухой. Помимо друзей, Пчелу сопровождали три беспрерывно хныкавшие продавщицы из универсама.

– Витенька, больно? Витенька, как ты? – то и дело спрашивали они, с участливым любопытством рассматривая его выдающийся фингал.

Посмотреть и вправду было на что! За ночь фонарь, казалось, увеличился еще больше, да к тому же еще и расцвел всеми цветами радуги. Доминировали, конечно, черный и темно-синий, но помимо них в творении Фила присутствовали и голубой, и зеленый, и желтый тона. Картинка, что и говорить, была еще та!

Феноменальный синяк волшебным образом изменил и самого Пчелу. Он приобрел настолько шпанистый, беспредельно-отвязный вид, что Космос, внимательно его рассмотрев, удовлетворенно хмыкнул:

– Н-да, Пчел, будь я военкомом – ни за что не доверил бы защиту Отечества такому раздолбаю!

– И почему ты не военком, Косматый? – с тоской в голосе спросил Пчела.

По дороге Космос еще раз проэкзаменовал потенциального новобранца на знание основных симптомов сотрясения мозга. Пчела отвечал уверенно и точно. На пороге военкомата ему пожелали ни пуха ни пера и, усевшись на лавочку, принялись ждать.

Через час с небольшим он вышел – с непокрытой головой, в расстегнутой куртке. На его асимметричной физиономии роились, сталкиваясь и, как в калейдоскопе, непрерывно сменяя друг друга, совершенно несовместимые эмоции – радость и разочарование, облегчение и досада, растерянность и гордость.

– Ну? – вскочили с мест друзья.

Пчела обвел их единственным своим глазом, в котором в эту секунду застыло недоумение.

– Не годен… – едва вымолвил он.

– Иес! – восторженно рявкнул Космос. – Сотрясуха?

Лицо Пчелы исказила гримаса боли, отчаянья и обиды. Он вцепился себе в волосы и простонал:

– Какая, на хрен, сотрясуха? Пацаны, у меня, оказывается, плоскостопие!

XIX

Оставшиеся до призыва дни таяли, как сосулька на солнце. Днем Саша – из автоколонны он уже уволился- валялся на диване, читал, бесцельно болтался по улицам, но в шесть вечера он, как штык, встречал Лену у дверей ее прачечной. Они дорожили буквально каждым часом, проведенным вместе, ведь времени до рокового дня оставалось так мало…

О предстоящем расставании они почти не говорили, но, прощаясь за полночь у Лениного подъезда, каждый с горестью отмечал про себя – еще одним днем у них стало меньше. Словно у обоих в голове непрерывно тикал невидимый хронометр, отсчитывающий часы и минуты, остающиеся им до неизбежной разлуки.

За день до. проводов, в десять утра, в квартире Беловых раздался телефонный звонок. Звонила Лена.

– Саш, ты можешь прямо сейчас за мной зайти? – сходу выпалила она. Голос ее звучал странно – так, словно она бежала и запыхалась.

– Конечно! – обрадовался Белов. – А в чем дело?

– Я… я отпросилась на сегодня…

– Ну? Здорово! – завопил Саша. – Все, Лен, лечу!

Через каких-нибудь четверть часа он открыл дверь прачечной. Лена, уже одетая, ждала его у окошка приемной. Она тут же подхватила Сашу под руку и шагнула к двери.

– Счастливо, Леночка! – пропела ей вслед слащавым голоском пухлая, ярко накрашенная женщина, высунувшаяся из окошка.

– До свидания! – хором ответили Лена с Сашей и выскочили на улицу.

– Ну, куда пойдем? – спросил Белов, оглядываясь по сторонам.

Честно говоря, бесконечные прогулки ему уже порядком поднадоели, Саша хотел пригласить Лену к себе, но, памятуя о ссоре у Космоса, как-то не решался. Как на это посмотрит Ленка – еще неизвестно, а портить последние дни размолвкой ему не хотелось совершенно.

Лена теснее прижалась к его руке и, опустив голову, негромко сказала:

– Пойдем ко мне, Саш…

Это было так неожиданно, что растерявшийся Белов не придумал ничего лучшего, как задать абсолютно нелепый вопрос:

– А твои родители? Они в курсе? Девушка улыбнулась и, не поднимая глаз, покачала головой:

– Их нет дома. Мама до шести на работе, а отец… Отца тоже нет…

Саша и вовсе оторопел. Подумать только – то, что не решался предложить ей он, Лена предложила ему сама! Он посмотрел на нее – она шла, не поднимая головы, и, похоже, напряженно о чем-то думала. До самого ее подъезда они не проронили ни слова. Обычный их треп стал вдруг казаться неуместным, легкомысленным и глупым, а говорить о том, чем они будут заниматься у Лены, не решался ни тот, ни другой.. Лена открыла дверь, шагнула за порог и, улыбнувшись, повернулась к Саше:

– Проходи, раздевайся… Я сейчас чай поставлю…

Пока она хлопотала на кухне, Саша прошелся по комнатам. Обычная «двушка», точно такая же, как у них с мамой. Только, пожалуй, еще скромнее, но зато очень чистая и ухоженная.

– Саш! – позвала Лена.

Он зашел на кухню – там на столе уже стояли чашки, вазочка с печеньем и конфетами и… бутылка вина.

– Вот это фокус! – Саша с усмешкой кивнул на бутылку. – А это с чего вдруг? Что, есть повод?

– Есть, Саша, есть… – без тени улыбки ответила Лена. – Садись, открывай…

Открыв бутылку, Саша разлил вино по бокалам. Подняв свой, он со смущенной улыбкой взглянул на девушку.

– За что пьем?

– Давай, Саш, без тоста… – Лена тоже явно смущалась. – Или нет! Давай за нас!

– За нас!

Стекло тихонько дзынькнуло. Лена едва пригубила вино и тут же поставила свой бокал.

– Ты пей, я сейчас… – улыбнулась на Саше, вставая. – Я быстро…

Она ушла в свою комнату. Саша услышал, как за стеной хлопнула дверца шкафа. «Переодевается…», – решил он. Допив свой бокал до дна, он снова наполнил его вином и выпил все залпом.

Все было так странно… Саша чувствовал, что что-то должно произойти, он, пожалуй, даже догадывался – что именно, но боялся поверить своим догадкам. Вдруг он представил себе, как сейчас, в эту самую минуту, в трех шагах от него раздевается Ленка, и у него перехватило дыхание. Ужасно захотелось курить, он даже достал сигареты, встал, отошел к окошку, но закурить не решился.

Через минуту в кухню вернулась Лена. Она действительно переоделась – теперь на ней было простенькое домашнее платье. Она шагнула к Саше и взяла его за руку.

– Пойдем, – тихо, почти шепотом сказала она.

Кровь ударила Саше в голову. Он шел за Леной, не чувствуя под собою ног. Она привела его в свою комнату и первое, что бросилось ему в глаза, был разложенный и застеленный диван.

– Вот… – прошептала Лена. – Я решила…

Вдруг голос ее дрогнул и оборвался. Она стояла перед ним ни жива ни мертва, низко опустив голову и не смея поднять на него глаза. Саша обнял ее за плечи и прижал к себе.

– Ленка… – дрожащим голосом пробормотал он. – Ты же будешь потом жалеть, Ленка…

– Нет, никогда! – она вскинула голову и сверкнула блестящими от проступивших слез глазами. – Никогда, потому что… Знаешь, Саш, два года – большой срок. Мы будем очень далеко друг от друга и… Нам останутся только письма и воспоминания. Только письма и воспоминания… – повторила она, горестно и как-то по-бабьи покачав головой. – Так вот, я хочу, чтоб этих воспоминаний и у тебя, и у меня осталось больше, понимаешь? Чтобы они крепче связывали нас. Чтобы нам легче было дождаться друг друга, вынести все, дотерпеть… Ну, скажи – ты понимаешь меня?

«Да, да, да…» – оглушительным набатом громыхало в висках у Саши.

– Да… – едва вымолвили его непослушные губы.

Лена выскользнула из его объятий и отступила на шаг – к дивану. Медленным, как будто ленивым движением она подняла руку и стащила с волос резинку, стягивающую их в хвостик. Густые волосы рассыпались по плечам и почти закрыли ее опущенное лицо. А руки поднялись к груди и принялись одну за другой расстегивать пуговицы платья.

Он видел, как трепетали ее кисти и, будто загипнотизированный, не мог оторвать глаз от ее тонких, мелко подрагивающих пальцев. И вся она, такая любимая и желанная, дрожала, замирая от робости и стыда. Он не видел этой дрожи, но чувствовал ее всем своим естеством – так, словно он по-прежнему держал ее в своих объятиях.

Последняя пуговица расстегнулась, полы платья разошлись, и Саша увидел между ними совершенно обнаженное тело девушки. Вид этой полоски неприкрытой плоти вывел его из прострации, он будто разом очнулся, его окатило нестерпимым жаром желания, и Саша решительно шагнул вперед – навстречу новым, неизведанным наслаждениям…

XX

Странное это было торжество – проводы в армию. У мамы и Лены глаза были на мокром месте, Катя тоже едва сдерживалась. Невеселы были и пришедшие Космос с Филом. На общем довольно-таки мрачном фоне выделялись лишь Пчела, все еще переживавший бурную радость по поводу своего так кстати обнаруженного плоскостопия и, как ни странно, сам провожаемый – Белов.

Помогая матери накрыть стол, Саша находился в каком-то приподнятом возбуждении, шутил, постоянно пикировался с Пчелой, смеялся. Все собравшиеся поглядывали на него с недоумением, гадая о причинах этого не очень понятного веселья.

«Это он, чтоб мы не грустили…» – думала мама.

«Бодрится, форс держит…» – считала Катя.

«Поддал, наверное, уже…» – подозревал Космос.

Но истинной причиной такого его состояния была, конечно же, Лена и то, что произошло между ними накануне. После вчерашнего эта девушка для Саши была уже не просто любимой – она стала невероятно родной и близкой, почти как мама. Он то и дело украдкой поглядывал на Лену, тоже хлопотавшую у стола, – просто не мог удержаться – и едва ли не каждый раз у него возникала одна и та же мысль.

«Вернусь из армии – женюсь! А что? Такая классная девчонка! И красивая, и меня любит, и вообще… Нет, правда, чего мне еще надо? И думать нечего – женюсь! Главное – чтобы дождалась, чтобы все по-честному…»

Потом, наконец, уселись за стол. Настроение компании начало подниматься только после первых трех рюмок, зазвучали шутки, смех. Космос плеснул себе в фужер водки и вскочил со своего места.

– Граждане, дайте слово немому! – выпалил он. – Виновника, так сказать, торжества я знаю с первого класса, и никогда мы не разлучались с ним больше чем на пару месяцев. Теперь он уедет на целых два года, и это, товарищи, грустно… Но давайте не будем о грустном! – Космос сделал короткую паузу и пожевал губы. – А если без

смеха, то я хочу сказать вот что… У Пчелы нашли плоскостопие, меня отмазал папаша, у Фила служба так, понарошку… Наверное, и Саня мог попробовать отмазаться. Но он этого не сделал. Потому что он – мужик. И раз уж вышло так, что за всех за нас отдуваться будет Саня, то… Короче, он нам как брат и… Служи, короче, Саня, спокойно и ни о чем не думай – и тете Тане поможем, и за Ленкой присмотрим, а к твоему дембелю подыщем тебе тепленькое местечко, чтоб не мыкался! За тебя, брат!

– За тебя, брат! – встал Пчела.

– За тебя, брат! – присоединился к ним и Фил.

– Спасибо, братья! – Саша тоже поднялся, бокалы встретились над серединой стола и со звоном столкнулись.

Через пару часов веселье захватило всех. Катя с Филом уже пели «На границе тучи ходят хмуро…», Космос с Пчелой изображали пантомиму «Пограничник Белов со своей собакой в дозоре», а Саша хохотал над всем этим как сумасшедший.

Потом в четырех стенах стало тесно, да к тому же и выпивка подошла к концу. Космос предложил прогуляться, и эта идея была одобрена почти единогласно. Татьяна Николаевна, понятно, возражала, но все, что ей удалось – это оставить дома захмелевшую Катю, которая тоже порывалась пойти с молодежью.

Они высыпали во двор и направились к своей беседке. Пчела сразу взял быка за рога:

– Братья, гоните бабульки – я за бухалом сгоняю!

С легкой руки Космоса они весь вечер называли друг друга братьями, и, похоже, им это ужасно нравилось.

– Держи, брат…

– На вот еще…

Набрав целую пригоршню мятых рублей, трешек и пятерок, Пчела убежал. Вернулся он быстро, и не один. Узнав об отвальной Белова, за ним увязались знакомые пацаны – Батон, Рыжий, Сява и другие дворовые приятели.

И снова звякали стаканы, лился рекой портвейн, не умолкал хохот, бренчала чья-то гитара и гремела нещадно перевираемая на все лады многострадальная «Не плачь, девчонка»…

Саша «поплыл». Он сидел, обняв одной рукой Лену, а другой – Космоса, пил стакан за стаканом и тупо горланил песни вместе со всеми. Лена время от времени пыталась его урезонить:

– Саш, не пей, ну, хватит уже… Саш, ну, я прошу тебя – не надо…

– Да все нормально, Лен! – таращил на нее уже мутные, покрасневшие глаза Белов и снова тянулся за стаканом.

Стало темнеть, и кто-то предложил прогуляться на смотровую. Компания поднялась и, продолжая горланить, двинулась на Ленинские горы. По дороге взяли еще выпивки, и когда добрались до места, все были уже, что называется, узюзюканы в дым. Там, на смотровой, Белов вдруг обнаружил, что с ними нет Лены.

– Где Ленка? – принялся орать он. – Братья, где моя Ленка?

Никто не мог ответить ему ничего вразумительного. Космос облапил его и захрипел прямо в ухо:

– Да на кой она тебе сдалась, брат? Что мы тебе – телку не найдем?

– Ты что, блин, охренел? – едва стоящий на ногах Саша отпихнул друга и, грозно набычившись, повторил: – Где Ленка, Косматый?

– А я откуда знаю? Я что – пасти ее нанимался? – вспылил тот.

– Здра-а-асьте! – криво ухмыльнулся Белов, двинувшись на него. – А кто обещал за ней… ик! присматривать, а-а-а?

Космос озадаченно взглянул на Сашу, потом, покачиваясь, опустил голову, пожевал губами… Вдруг он расплылся в хмельной плутоватой улыбке и, помахивая пальцем перед Сашиным носом, протянул:

– Э-э-э, не лепи мне горбатого, брат! Я тебе что обещал? Я тебе обещал за ней присматривать, когда ты служить будешь! А пока ты тут – сам за ней и следи!

Саша, беспомощно хлопая глазами, оглядел друзей и что было мочи, с надрывом, со слезой в голосе, проревел в небеса:

– Ле-е-енка-а-а!

К нему тут же сунулся Пчела со стаканом:

– Брось, Санек! На-ка вот лучше…

Белов залпом осушил стакан и уставился мутным взглядом на трамплин.

– Я щас с трамплина… ик! Лыжи дайте!

Фил, самый, пожалуй, трезвый из всех, перехватил уже полезшего через парапет Сашу.

– На лыжах, брат, любой дурак прыгнет! – подмигнул он ему. – А слабо – на коньках?

Идея Фила привела компанию в восторг.

– На коньках! – ревели пацаны. – Белый, давай на коньках! Слабо?

– На коньках! – орал вместе со всеми Саша. – Коньки давай!

– Рыжий, дуй за коньками! – приказал Космос конопатому пэтэушнику из Сашиного двора.

Пока ждали Рыжего, выпили еще… Что было дальше, Саша уже не помнил – все утонуло в мутном, хмельном угаре…

Утром его разбудила мама. Голова трещала от похмелья, вчерашнее вспоминалось с трудом, обрывками, и было ужасно совестно – перед мамой, перед Леной, да и вообще…

– Вставай, гуляка, – с горечью сказала Татьяна Николаевна, – тебе через час – в армию…

Он нехотя встал и прошел в ванную. В зеркале отражалась отвратительная, всклокоченная и одутловатая физиономия. «Дурак, – подумал Саша. – И чего нализался, как этот… Дурак…»

На кухне его ждал завтрак, но на еду Белов не мог даже смотреть. Он вяло поковырялся в тарелке и положил вилку.

– Не могу, мам, – признался он. – Не лезет…

– Ох, горе ты мое… – порывисто вздохнула мама.

Она с болью посмотрела на повесившего голову сына, еще раз вздохнула и открыла холодильник. Через минуту перед Сашей появилась запотевшая стопка с водкой.

– Ты что, мам? – поднял он удивленные глаза. – Я не буду! С меня и вчерашнего…

– Пей! – сердито перебила его мать. – Тебе поесть надо – когда вас теперь накормят? Пей, говорю!

Саша с отвращением заглотнул водку, и уже через пару минут и

впрямь у него возникло какое-то подобие аппетита. Обильно потея, он съел почти все, что приготовила мама. Стало заметно легче. Допивая крепчайший чай, Саша снова вспомнил о Лене.

– Мам, а Лена вчера не заходила? – спросил он.

– Нет, – откликнулась Татьяна Николаевна, собирая его вещи в рюкзак.

– И не звонила?

– Нет, а что случилось?

– Да мы… – Саша замялся. – Пони-ешь, она подевалась вчера куда-то…

– И правильно сделала! Пьяницы – они никому не нужны! – мама заглянула на кухню и скомандовала: – Ну, все,

и, подъем. Опаздываем уже…

Еще оставалась надежда, что Лена будет ждать его во дворе, но у подъезда еe не было. Саша внимательно посмотрел по сторонам. Нет, никого – ни Ленки, ни ребят… Он закинул за спину рюкзачок, мама подхватила его под ру-ку, и они торопливо – время, действительно, поджимало – зашагали к военкомату.

А там уже стоял под парами автобус, призывники были построены в шеренгу, и строгого вида капитан проводил перекличку.

– Ну вот, опоздали! – ахнула мама и, обхватив сына за шею, принялась его торопливо целовать. – Санечка, сынок, ты уж береги себя, слышишь? Мало ли что… Аккуратней там, смотри… С оружием и вообще… – приговаривала она.

– Ладно, мам, ну, все, все… – Саша еле вырвался из ее рук и со всех ног бросился к шеренге.

– Товарищ капитан, разрешите…

– Фамилия? – нахмурился офицер.

– Белов.

Капитан сделал пометку в списке и хмуро кивнул:

– В строй.

Саша встал в шеренгу, продолжая косить глазом на провожающих: а вдруг здесь где-нибудь Ленка? Но и здесь ее не было видно… Вскоре с перекличкой было покончено, и капитан, убрав списки, скомандовал:

– Напра-во! Справа по одному, в автобус – шагом марш!

И сразу толпа провожающих пришла в движение, все начали махать руми, что-то выкрикивать, кто-то заплакал… И в этом шуме вдруг прозвенел знакомый до дрожи голос:

– Са-ша!

Белов оглянулся – к нему, расталкивая людей, летела Лена! Она бросилась ему на шею, и не успевший толком обрадоваться Саша почувствовал на своих губах ее губы – мягкие, горячие и чуть солоноватые.

– Белов, в автобус! – рявкнул капитан.

Саша попятился к машине, а Лена, вцепившись ему в рукав, семенила рядом и безумной, горячечной скороговоркой повторяла ему одно и то же:

– Ты не думай, я дождусь тебя, Саша, обязательно дождусь! Я же люблю

тебя! Слышишь, я тебя люблю!

Часть третья

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ

XXI

Никогда еще Саша не уезжал так далеко от дома. Средняя Азия, Памир, маленький таджикский городок Хорог, пятьсот верст до Душанбе, а до Москвы – вообще как до Луны. Все здесь было чужим и непривычным – и горы, и нестерпимая жара, и пыль, и, разумеется, армейские порядки.

Но Саша быстро сумел понять основное. Армия существовала по своим правилам – поначалу, конечно, необычным, но тем не менее не лишенных логики, а главное – простым и ясным, как дважды два. И чтобы служба не превратилась в ад, надо было как можно скорее принять эти правила и забыть о том, к чему ты привык на гражданке. А для этого нужно было многое. Научиться подчиняться и требовать подчинения от других, не раздумывать над приказаниями, не препираться, да мало ли чему еще!

Тем, кто не понимал этого, в Хорогской учебке, куда попал Белов, приходилось туго. Погранвойска – не стройбат, на границе должен быть порядок, и эту нехитрую истину вчерашним школьникам вдалбливали с армейской основательностью.

Тяжело было не только в моральном плане, но и в физическом. Атлетическая подготовка будущих сержантов была в школе чуть ли не главным предметом. Занятия по рукопашному бою, изнурительные силовые упражнения и бесконечные кроссы, которые доставали Сашу больше всего. Иногда (особенно в первое время) ему казалось, что еще десяток-другой метров – и он рухнет замертво! Но рядом, шаг в шаг, бежал замкомвзвода старший сержант Пушилин и совершенно ровным голосом – так, словно ни жары, ни пыли, ни усталости для него не существовало, – бубнил:

– Дышим, ребятки, дышим… Терпим, ребятки, терпим…

Дедовщины в школе, можно сказать, не было. В первый месяц группа ребят с Орловщины попыталась было завести в казарме свои порядки, но получила дружный отпор, одним из инициаторов которого, кстати, стал Саша.

Письма из Москвы приходили почти ежедневно, и чаще всего – от Лены. Она писала очень подробно, рассказывала о том, как прошел день, кого видела из школьных знакомых, о чем говорили, кто как устроился. И, конечно, в каждом письме – о том, как она его любит и как ждет…

Мама очень переживала, поэтому вопросительных знаков в ее письмах было, пожалуй, больше, чем любых других знаков препинания. Татьяну Николаевну интересовало буквально все: чем их кормят, как часто бывает баня, смена белья, хорошие ли у него командиры, как Саша переносит среднеазиатскую жару, не преют ли в сапогах ноги и т.д. и т.п…

Пацаны писали редко – примерно раз в месяц. За всех отдувался Космос: письма писал в основном он. Иногда по паре строк дописывали Пчела с Филом. Их послания неизменно начинались ставшим традиционным «Здорово, брат!» и содержали более или менее полный отчет об их делах за истекший месяц. Судя по этим письмам, жизнь

друзей почти не изменилась – Пчела работал в автоколонне, Фил тренировался, а Космос бездельничал, время от времени пытаясь устроиться по специальности. Долгое время ему не везло, но в начале лета Космосу удалось, наконец, найти работу.

XXII

О том, что в «стекляшке» на Коштоянца, которая раньше была заурядной пивнухой, вскоре заработает кооперативное кафе, Космосу сообщил всезнающий Пчела. До открытия заведения было еще довольно далеко, пока там велись только отделочные работы, но Космос все-таки решил сходить туда на разведку и поговорить с хозяином будущего кафе.

Им оказался лысый толстячок лет сорока пяти по имени Леонид Борисович и с говорящей фамилией Коврига. В кафе был полный разгром, стоял жуткий шум от работающих дрелей и перфораторов, и толстяк пригласил Космоса в крошечную, но зато абсолютно целую подсобку, служившую, видимо, хозяину временным кабинетом.

– Мне нужна работа бармена, я закончил специальные курсы и… Короче, вот, – Космос протянул мужчине свое удостоверение.

Леонид Борисович с любопытством открыл книжицу, потом внимательно взглянул на рослого, представительного парня.

– Мне очень жаль, молодой человек, но бара у нас не будет, по крайней мере – пока… – Коврига покачал головой и вернул Космосу его бар-менские корочки.

– Жаль… – вздохнул тот, убирая документ в карман. – Ну что ж, до свидания…

Космос повернулся к выходу, но у дверей его настиг оклик толстяка:

– Минуточку, молодой человек! Леонид Борисович подошел к Космосу вплотную и взял его за локоть.

– Скажите, а как у вас обстоят дела с математикой?

Космос усмехнулся:

– Год назад на вступительных в Университет я получил пятерку…

– Да? – задрал брови Коврига. – Похвально… Тогда как вы отнесетесь к тому, что я предложу вам место официанта? Конечно, это немного не то, но… Двести рублей, плюс чаевые… Подумайте!

«А что? На безрыбье и рак – рыба… – прикинул Космос. – Сколько, вообще, можно без дела болтаться? Поработаю, а там видно будет…»

– А со временем откроем бар, и вы тогда, обещаю, переберетесь за стойку… – добавил толстяк.

Этот аргумент оказался решающим. Космос кивнул:

– Хорошо, я согласен. Когда мне выходить?

– А завтра и выходите! – улыбнулся Коврига.

– Как? – опешил Космос. – Ведь у вас ремонт… Что мне тут делать-то завтра?

– Ничего, молодой человек! – хозяин похлопал нового работника по плечу и улыбнулся еще шире. – Пока поможете рабочим, заодно и приглядимся друг к другу…

Целый месяц Космос таскал носилки с мусором, махал кисточкой и стучал молотком. Поначалу пришлось тяжко, но со временем он втянулся. Кафе преображалось прямо на глазах, безобразные руины, как в сказке, превращались в весьма стильное заведение, и Космосу было приятно думать, что и он приложил к этому руку.

В конце июля кафе «Коврига», – так окрестил свое заведение хозяин, – открылось. В нем было два зала. Большой – для обычных посетителей, и маленький, который удалось скроить из бывшего кабинета заведующего и бухгалтерии. Этот зальчик предназначался для особых случаев и для особых гостей. Туда Леонид Борисович и определил Космоса. Когда этот зальчик или, как его называли в кафе, «кабинет» пустовал, Космос работал в большом зале, но как только появлялись «его» клиенты, он тут же переключался на них.

А большинство из клиентов Космоса, надо сказать, были весьма специфичны. В основном это были первые советские легальные предприниматели – такие же, как и Коврига, кооператоры. Обслуживая их, Космос, естественно, прислушивался к застольным разговорам и не переставал удивляться услышанному.

На чем только люди не зарабатывали! От пирожков из кошатины до сборки «фирменных» компьютеров, от матрешек и хохломы до подпольных абортов, от «левых» тряпок из Польши до видеокассет с порнухой…

Кооператоры, как правило, гуляли с купеческим размахом, с песнями, плясками, с битьем посуды, а нередко – и с мордобоем. От них оставались головная боль, разоренные, как после Мамая, столы и зачастую очень неплохие чаевые.

Таких было больше всего. Но были среди посетителей кабинета и люди другого сорта. Они приходили раз в неделю – тихо, через служебный вход, – два-три серьезных дядечки в сопровождении здоровенных бугаев мрачного вида. Их всегда обслуживал сам хозяин, Космосу доверялось только притащить в кабинет заказ. От них не было шума и никогда не перепадало чаевых, но именно эти клиенты вызывали особо жгучее любопытство Космоса. Он видел, как стелился перед ними Коврига, как старался угодить, как лично бегал за самой лучшей выпивкой и закуской для этих странных гостей. Впрочем, называть их гостями было, видимо, неправильно. Держались они, во всяком случае, как самые настоящие хозяева.

А вскоре Космосу подвернулся случай подтвердить свои догадки.

Во время очередного визита таинственных клиентов суетливый Коврига неплотно затворил дверь кабинета, и в оставленную щелку Космос увидел, как Леонид Борисович передавал одному из серьезных дядечек деньги. Много денег – толстенную пачку, завернутую в газету. Дядечка мельком взглянул на кучу купюр и неодобрительно покачал головой:

– Плохо, Леня… Боюсь, что такими темпами тебе никогда не рассчитаться…

– Валентин Сергеевич… – Коврига прижал свои пухлые ручки к груди и принялся испуганно оправдываться: – Валентин Сергеевич, помилуйте, так ведь не сезон еще, народец пока в отпусках… И потом, я ведь говорил: чтобы раскрутиться как следует, нужно время…

– Да-да, – кивнул мужчина, – я помню… Но и ты помни, Леня: сроку тебе – до Нового года. Не рассчитаешься – будем решать…

Тот, кого Коврига называл Валентином Сергеевичем, поднялся, и Космос тут же проворно прошмыгнул в общий зал. Через пару минут донельзя озабоченный Леонид Борисович вызвал его к себе и велел убраться в кабинете.

После этого случая стало совершенно ясно, что Коврига – фигура подставная, и хозяином заведения он не является ни в малейшей степени. Вероятней всего, рассудил Космос, Леонид Борисович взял деньги на обустройство кафе у Валентина Сергеевича, и, похоже, расплатиться за эту ссуду ему будет весьма и весьма непросто.

До поры до времени о своем открытии Космос предпочитал не думать. В «Ковриге» его все устраивало, и по большому счету ему было наплевать – кто был истинным хозяином кафе. Но ближе к зиме ситуация начала меняться. В маленьких глазках Леонида Борисовича поселилось стойкое, непреходящее отчаянье, он стал рассеян, и все чаще от него в самый разгар рабочего дня разило водкой. Космос понял: дело пахнет керосином и скоро, возможно, Ковриги в «Ковриге» не будет.

«Да оно и хрен бы с ним, с этим Ковригой! – размышлял Космос. – Только вот что с кафе будет? И куда

нас всех денут? Уволят? И что тогда – опять без дела шляться?»

Шляться без дела не хотелось. И вовсе не потому, что Космосу так уж нравилась его работа. Просто он уже привык к тому, что зарабатывает сам, причем зарабатывает очень неплохо, и перспектива вновь сесть на шею папаши его совершенно не грела. Тогда он начал думать, как бы ему разузнать о будущем кафе у его настоящих хозяев.

Для начала он стал стараться почаще попадаться им на глаза. Примерно зная обычное время их визитов, встречал их у служебного входа, вежливо здоровался, отирался у дверей кабинета и неизменно, вместе с Ковригой, провожал до выхода. Впрочем, эти его уловки никаких видимых результатов не давали – хозяева его словно не замечали и на приветствия никак не реагировали.

Но Космос не отчаивался, и однажды ему повезло. В очередной раз приехал Валентин Сергеевич в сопровождении своей обычной свиты. Космос проводил их в кабинет и сунулся к Ковриге – сообщить о приезде гостей. Тот сидел за столом в своей каморке, а точнее сказать – лежал, уронив голову на скрещенные руки.

– Леонид Борисыч, там эти приехали! – громким шепотом сообщил Космос.

Коврига дернулся, вскочил со стула, тут его вдруг бросило в сторону, и он со всего маха приложился виском о стенку. Космос увидел, что толстяк в дребадан пьян. Из разбитой брови Ковриги потекла кровь, он охнул, плюхнулся обратно на стул и простонал:

– Нет, не могу…

Леонид Борисович обхватил руками голову и нащупал кровь. Ему и вовсе стало нехорошо.

– Космос, дорогой, выручай! – он поднял на официанта мутные, полные отчаянья глаза. – Обслужи их и… – Коврига сунул руку в стол и достал газетный сверток, – и отдай им это… Пожалуйста…

Что было в свертке – Космос знал наверняка, но взял его с таким равнодушным видом, будто там – вобла. Он кивнул и вышел из комнатушки.

У входа в кабинет он глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду, и решительно открыл дверь.

– Добрый вечер! – Космос улыбнулся и, шагнув к Валентину Сергеевичу, положил перед ним сверток: – Это вам… Что прикажете подать?

– Где Леня? – нахмурился мужчина, накрыв рукою пакет. – Это что за новости?

– Леонид Борисович здесь, но он нездоров, – ровным голосом ответил Космос. – Он поручил обслужить вас мне.

– Посмотри… – кивнул одному из своих амбалов Валентин Сергеевич.

Тот вышел. За ту пару минут, что его не было, никто в кабинете не проронил и слова. Молчал и Космос. Вскоре амбал вернулся.

– Все верно, – пробасил он, – Леня здесь, но… – парень выразительно щелкнул себя по кадыку.

Валентин Сергеевич покачал головой и нахмурился еще больше. После паузы он поднял глаза на официанта и спросил:

– Тебя как звать?

– Космос.

– Это что, погоняло? – хмыкнул мужчина.

– Нет, имя, – невозмутимо отве-тил Кос. – Космос Юрьевич Холмо-горов.

Валентин Сергеевич усмехнулся:

– Давай, Космос Юрьевич, как обычно. Разберешься?

– Разберусь, – кивнул тот, – не в первый раз…

Космос влетел на кухню и рявкнул повару:

– Эти пришли, ну… в кабинет! Давай как обычно и быстро!

В общем, клиентов Космос обслужил проворно, аккуратно и умело. И, разумеется, ему хватило ума не подавать им счета. Валентин Сергеевич казался вполне довольным, он даже пожал на прощанье смышленому официанту руку:

– Будь здоров, Космос Юрьевич. Наверное, еще увидимся…

Через неделю, когда в кафе вновь пришли эти постоянные клиенты, их встретил, как обычно, Коврига. Валентин Сергеевич принял от него сверток с деньгами и, даже не взглянув на виновато улыбавшегося толстяка, приказал:

– Ступай, Леня, к себе. Пусть нас Космос угостит…

Покончив с трапезой, компания встала из-за стола и потянулась к выходу. Валентин Сергеевич, как и в прошлый раз, протянул Космосу руку:

– Спасибо, Космос, и до встречи.

Важный гость улыбался, он казался совершенно довольным, и тогда Космос набрался смелости и спросил:

– Валентин Сергеевич, разрешите вопрос?

– Валяй… – снисходительно кивнул мужчина.

– Скажите, что будет с кафе после Нового года? Понимаете, у нас ходят слухи, что его могут закрыть… И что тогда будет с персоналом? Нас уволят?

Валентин Сергеевич внимательно, с подозрительным прищуром, посмотрел на вытянувшегося в струнку официанта.

– А с чего это ты вдруг решил, что эти вопросы решаю я? – холодно спросил он.

– Так… – замялся Космос. – Догадался…

– Смотри-ка какой догадливый! – Валентин Сергеевич, усмехнувшись, опустил глаза и покачал головой. С одобрением или с осуждением – Космос не разобрал. После томительной паузы, показавшейся парню вечной, мужчина строго взглянул на него и сказал: – Кафе не закроют. Сюда придет новый директор, а уж как он поступит с персоналом – это его проблемы. Но тебя, Космос, никто не тронет – обещаю. Нам такие догадливые нужны… – и Валентин Сергеевич ободрительно похлопал официанта по плечу.

XXIII

Полгода в Хорогской учебке пролетели как один день. Осенью Саша получил две своих законных лычки на погоны и отправился на заставу, где ему предстояло служить до самого дембеля.

– Та-а-ак, значит, младший сержант Белов Александр Николаевич… – молодой, худощавый капитан в камуфляже отложил в сторону его документы и с любопытством посмотрел на замершего по стойке смирно Белова. – Что ж, давай знакомиться, сержант. Начальник заставы капитан Лощинин Сергей Сергеевич, – офицер встал из-за стола и энергично пожал Саше руку. – Ну, пойдем, Белов. Я тебе наше хозяйство покажу, а ты мне о себе расскажешь…

Через час Саша уже знал, где что на заставе, знал, что участок у них неспокойный, что он примет под команду первое отделение и что в наследство от готовящегося к демобилизации ефрейтора Скребнева ему достанется черная немецкая овчарка Дик, если, конечно, сам Дик пожелает его, Белова, признать.

А капитан Лощинин, в свою очередь, узнал, что вновь прибывший младший сержант родом из Москвы, что прошлым летом поступал в Горный институт, но срезался на химии, и что о собаке Саша мечтал с детства, но, увы, мама была категорически против.

Закончилась экскурсия тем, что нового сержанта отвели в казарму и представили личному составу заставы.

Началась служба, и поначалу складывалась она совсем не так, как хотелось бы Саше.

Отделение он принял все у того же ефрейтора Ивана Скребнева. Тот, казалось, был только рад этому обстоятельству, но очень скоро между бывшим и новым начальниками отделения вспыхнул конфликт. Причиной тому послужило, как позже понял и признал сам Белов, его в корне неправильное поведение. Его ошибка заключалась в том, что к «дедушке» Скребневу, без пяти минут дембелю, он относился точно так же, как и к любому другому своему подчиненному – гонял на зарядках, придирался к

внешнему виду, к заправке койки и как-то раз даже приказал ее перестелить!

Этот вопиющий случай стал последней каплей, переполнившей чашу терпения ефрейтора. Он решил проучить зарвавшегося сержанта. Сделать это ему было нетрудно – Белов был новеньким, без году неделю, а Скреб-нев был на заставе в авторитете, к тому же совсем недавно сам командовал этим отделением.

И вот однажды утром Белов обнаружил, что его подчиненные все как один перестали выполнять его команды. Более того, сержанта вовсе перестали замечать!

– Отделение, выходи строиться! – скомандовал он, но никто даже и не думал пошевелиться.

А через минуту прозвучала команда Скребнева:

– Выходи строиться! – и солдаты тут же посрывались с места и, выбежав из казармы, замерли в четком строю.

– Равняйсь! – скомандовал Белов – никакой реакции.

– Равняйсь! Смирно! – скомандовал стоявший напротив шеренги Скребнев – и отделение мгновенно выполнило приказ.

– Это что за дела? – гневно рявкнул сержант.

– Напра-во! Бегом марш! – приказал ефрейтор, и отделение убежало на зарядку, оставив своего командира – одного – в полном недоумении.

Что было делать Белову? Обратиться за помощью к офицерам? Но это означало – расписаться в собственной слабости. Ждать, когда все само встанет на свои места? Но тогда можно забыть о своем командирском авторитете… Пораскинув мозгами, Саша понял: выход один – надо немедленно разобраться с ефрейтором.

Сразу после завтрака – в столовую отделение водил тоже Скребнев – Белов подошел к нему и мрачно предложил:

– Пойдем в «ленинку», разговор есть…

Иван был выше Саши почти на голову. С высоты своего роста он смерил его насмешливым взглядом и кивнул:

– Ну, пойдем, поговорим…

Они прошли в Ленинскую комнату и плотно прикрыли за собой дверь. Дневальный, стоящий неподалеку, подозрительно покосился им вслед.

Минуту-другую в «ленинке» было тихо, потом раздался шум спора и следом – грохот опрокидываемой мебели, удары и крики. Как назло в этот момент в казарму зашел замполит, старлей Воронцов. Услышав его голос, дневальный метнулся к «ленинке», дернул дверь – заперто. Он бухнул кулаком по двери и прошипел в замочную скважину:

– Мужики, атас, замполит!

Того времени, что Воронцов шел по коридору, хватило только на то, чтоб отпереть дверь и кое-как привести себя в порядок. Когда замполит подошел к Ленинской комнате, Скребнев и Белов расставляли опрокинутые стулья.

– В чем дело, Белов? – строго спросил он.

– К уборке готовимся, товарищ старший лейтенант! – не моргнув глазом, бодро отрапортовал тот.

Замполит с подозрением посмотрел на солдат. Под глазом у Белова синел довольно заметный фингал, щеку Скребнева украшала свежая ссадина, и вид у обоих был взъерошенный и смущенный.

– А это что, Скребнев? – офицер кивнул на его щеку.

– А это полка опять упала, товарищ старший лейтенант. С Лениным… – ефрейтор показал на лежавшую на полу груду книг – полное собрание сочинений вождя мирового пролетариата.

– Белов? – замполит вопросительно взглянул на Сашу.

– Так точно, товарищ старший лейтенант, полка упала! – тут же подтвердил он.

Воронцов недоверчиво покачал головой. Здесь явно было что-то не так, но докапываться до истины ему не хотелось совершенно. Он еще раз строго зыркнул на солдат и пробурчал:

– Смотрите у меня! Чтоб через пять минут полный порядок был, ясно?

– Так точно, товарищ старший лейтенант! – хором откликнулись Белов и Скребнев.

До конца дня в казарме было, можно сказать, безвластие – после драки в «ленинке» и сержант Белов, и ефрей-

тор Скребнев попритихли и в командиры не лезли.

А после отбоя Саша неслышно подошел к койке Ивана. Он тронул ефрейтора за плечо и, приложив палец к губам, кивнул в сторону дверей – пойдем, мол, выйдем.

Скребнев, казалось, и не спал: тут же кивнул молча и, лениво почесывая широкую волосатую грудь, вышел за Сашей в коридор.

– Хрен ли надо? – зевнув, спросил он. – Или мало показалось?

Саша кивнул на дверь каптерки:,

– Зайдем…

В каптерке Белов достал бутылку водки, привезенную тайком из Хорога, поставил ее на стол и, как ни в чем не бывало, предложил:

– Поговорим?

Они проболтали полночи и легли спать вполне довольные друг другом вообще и состоявшимся разговором в частности.

Утром, когда Саша приказал построиться, бойцы растерянно замерли, в недоуменном ожидании поглядывая на Скребнева. Тот двинулся к выходу из казармы и, обернувшись у порога, раздраженно рявкнул:

– Ну и хрен ли вы стоите, олухи? Не слышали, что сержант приказал?

Порядок в отделении был восстановлен.

XXIV

После драки в «ленинке» и ночной беседы у Белова с Ваней Скребневым установились нормальные, если не сказать – дружеские, отношения. Ефрейтор взял опеку над молодым сержантом – облазил с ним весь участок границы, за который отвечала застава, показал все самые опасные места, лучшие точки для секретов и вообще – рассказал практически все, что знал сам.

– Тут в чем хитрость, Санек? Там, за речкой, – Иван махнул рукой в сторону Пянджа, – тоже вроде бы наши, верно? Так что каких-то серьезных диверсий ждать нечего, духам и у себя дома работы хватает. Никаких шпионов, как в кино, здесь тоже быть не может. У нас другие нарушители – торговцы наркотой. Понимаешь, в Афгане полно конопли и мака, из них гонят всякую дурь и тащат ее к нам, через кордон. Знаешь, какие бабки они на этом делают? Жуть! Мы, конечно, многих берем, но, в основном, так – мелочевку, тех,

кто прет без подготовки, наудачу… А серьезные ребята ходят через речку хитро, по-умному…

– Это как?

– А вот, например, как. Сидит наш боец-погранец в секрете, видит – с того берега лодочка резиновая отчалила или просто камера от ЗИЛка, а в ней какой-нибудь дух немытый с мешком дури. Ну, наш доблестный боец, естественно, сообщает на заставу: там-то, мол, замечен нарушитель, его сносит течением туда-то… Тревожная группа, понятно, мчится галопом к тому месту, где этот дух должен причалить. И наш доблестный боец тоже топает вслед за лодкой вниз по течению, ему же тоже хочется нарушителя взять и отпуск получить. А дух в лодчонке гребет себе не спеша, его сносит все дальше и дальше… Бывает, что такой селезень подсадной и рискнет пристать к нашему берегу, а бывает – поплавает и повернет назад. Вот… А в это время… Что?

– А в это время серьезные ребята по-быстрому переправляются на оставленном участке, так? – догадался Саша.

– Соображаешь, Санек! – одобрительно усмехнулся ефрейтор. – Толь-

ко плывут они уже не с мешком маковой соломки, а с солидным грузом героина, который не одну тысячу стоит, ясно? А границу перешли – и все, поминай как звали, здесь эти ребята уже как у себя дома! У них тут свои людишки, свои маршруты транспортировки… Так что если мы этих хмырей болотных здесь не прищучим – кабздец, поедет афганская дурь гулять по просторам нашей необъятной родины…

– Вань, так если все это известно, почему не сделать засаду и не взять их на этом месте?

– Ишь ты умный какой! – засмеялся Скребнев. – Да только на том берегу тоже не дураки! Они тоже за нами следят, переговоры наши слушают, и оптика у них – будь здоров! Так что если наш боец-погранец в секрете останется, эти ребята через речку не сунутся. А бывает, что и еще одного селезня запустят '- чтобы проход себе расчистить…

– Да, интересно… – задумчиво согласился Белов. – Как игра в кошки-мышки…

– А ты думал? – хмыкнул Иван. – Это, брат, граница. Тут соображать надо… Вот, к примеру, есть такой человек

на том берегу – Хромой Сабир. Самый ушлый из всех торговцев. Мы про него уже столько знаем, что книжку можно написать! И селезней его подсадных раз десять брали, и какие только засады на него не устраивали – а самого взять не можем! А он, гад, в прошлом году Толика Варганова подстрелил, еле спасли парня! И ведь, наглец, ходит через кордон как к себе домой, я сам его хромые следы на берегу видел! Вот бы кого взять!

– Я возьму, – вполголоса, но твердо сказал Белов.

– Ну-ну… – покосившись на приятеля, пробормотал Скребнев.

На границе было очень интересно, но куда интереснее Саше было у собачьих вольеров. Он должен был принять у Ивана собаку – немецкую овчарку Дика, и для того, чтобы пес быстрее признал нового хозяина, Скребнев часто брал с собой Белова.

Они вместе кормили Дика, занимались с ним на полосе препятствий, просто сидели втроем где-нибудь в теньке. Пес, поначалу ни в какую не желавший подпускать к себе незна-

комца, постепенно привыкал к своему будущему хозяину. Сперва с откровенной неохотой, словно через силу, а потом все уверенней и четче он начал выполнять Сашины команды. Впрочем, как только Белов прекращал занятия с собакой, Дик тут же направлялся к Ивану, жался к его ногам, ласкался, будто извиняясь перед настоящим хозяином, что позволил себе послушаться кого-то другого.

Вообще, псом Дик был уникальным. Мало того, что на его счету было полтора десятка нарушителей, он еще и обладал совершенно исключительным даром – Дик умел… говорить!

Без малого два года назад зеленый салажонок Ваня Скребнев случайно увидел по телеку коротенький сюжетец откуда-то из Америки об удивительной собаке. Лохматая дворняжка издавала невнятные звуки, отдаленно напоминавшие человеческую речь. При этом автор репортажа утверждал, что этот занюханный американский Бобик знает несколько слов и довольно четко их произносит. Ваня тогда только что получил Дика и во всеуслышанье заявил – его пес тоже будет говорить! Скребнева подняли на смех, но

он уперся и поспорил, что через полгода Дик скажет как минимум три слова.

Уже через неделю на заставе об этом споре забыли все, но только не сам Ваня. Он целыми днями пропадал у вольеров, часто, забрав днем Дика, уходил с ним куда-то в горы и возвращался только к вечеру. А через полгода Скребнев продемонстрировал сослуживцам чудеса дрессировки.

Повинуясь командам хозяина, Дик произнес три обещанных слова: «мама», «Ваня» и «атас»! Причем если «мама» звучало абсолютно четко, то «Ваня» больше походило на «Аня», а «атас» и вовсе не было похоже ни на что, но зато произносилось Диком с такой уморительной гримасой, что восхитило пограничников больше двух других.

Дик и Скребнев мгновенно стали знамениты, их даже однажды возили в отряд – на показательные выступления перед маловерами из штаба. А злые языки утверждали, что ефрейторскую лычку Скребнев получил именно за это свое неординарное достижение.

Вот какая особенная собака досталась Саше!

Белов привязался к Дику всей душой. Как когда-то Ваня, иногда он брал пса из вольера и уходил с ним в горы. Развалившись в тени какого-нибудь кустарника, он доставал письма – от Лены, от мамы, от друзей – и читал их лежащему рядом псу.

И Дик, казалось, понимал все, что говорил ему хозяин. Во всяком случае, взгляд у него был абсолютно осмысленным, почти человеческим. Случалось даже, что Саша, увлекшись такой «беседой», автоматически задавал собаке вопрос и ждал ответа.

– Пчела ушел, наконец, из своей автоколонны и устроился к какому-то хачику в кооперативный автосервис… – читал он письмо Космоса. – Дик, а что такое «кооперативный автосервис», а? И почему «хачик» – с маленькой буквы?

Дик, положив лобастую голову на могучие лапы, молчал. Ему, как и Саше, было трудно разобраться в переменах, происходивших в далекой, стремительно перестраивающейся столице.

XXV

До поры до времени дела у Пчелы шли ни шатко ни валко. Зарплата в автоколонне была так себе. Иногда, правда, случались выгодные хал-турки – по распоряжению завгара в гараж загонялась чья-нибудь разбитая лайба, и два-три слесаря в свои законные выходные доводили ее до ума. В этих субботниках Пчела участвовал охотно – завгар рассчитывался за такую работу сразу и, как правило, довольно щедро.

С фарцовкой же получалось все хуже и хуже. Новые возможности, предоставленные перестройкой, породили губительное для этого бизнеса товарное изобилие и, как следствие, массу конкурентов. То, что еще год-два назад невозможно было достать ни за какие деньги, теперь в открытую предлагалось чуть ли не на каждом рынке. К тому же для серьезных занятий фарцой у Пчелы катастрофически не хватало времени. Осенью ему стало ясно – надо выбирать что-то одно. Либо уйти из

автоколонны и основательно заняться практически легализованной частной торговлей, либо плюнуть на осточертевшую мелкую фарцовку – хлопотную, бестолковую и почти не приносящую дохода.

Размышляя над этой альтернативой, Пчела все больше склонялся к первому варианту. Наверное, в конце концов он бы и подался в торговцы, если бы не один случай.

В гараж для ремонта приволокли очередную тачку – дряхлую, полуживую белую «Вольво» лет двадцати от роду. За два выходных Пчеле и его отцу предстояло вдохнуть в этого пенсионера новую жизнь. Хозяин авто – представительный седовласый армянин, назвавшийся «просто Суре-ном», – сказал, что эта «Вольво» дорога ему как память и посулил за ее реанимацию хорошие деньги.

Бегло осмотрев машину, Павел Викторович с сомнением покачал головой:

– Не знаю, не знаю… Здесь изношено все, а запчасти где брать?

– Э, старик, зачем сомневаешься? Чем смогу – помогу! – беззаботно

улыбнулся, сверкнув золотыми зубами, Сурен.

– Все равно… – снова покачал головой Павел Викторович. – Тут, по хорошему, половину менять надо! Не знаю…

Армянин нахмурился. Пчела понял – выгодная халтура может сорваться. Он шагнул вперед и уверенно кивнул:

– Ладно, сделаем! Давай все, что там у тебя есть для нее, и завтра вечером приходи.

– Вот это разговор! – снова расплылся в златозубой улыбке Сурен. – Молодец! Запчасти в багажнике, держи! – он сунул в руку Пчеле ключи от машины и тут же ушел.

Два дня Пчела с отцом провели в гараже, ковыряясь в старой «Вольво». Какие-то запчасти заменили из запасов клиента, что-то подошло от отечественной «Волги», кое-что отремонтировали сами, остальное просто подмазали, подкрутили и отрегулировали. Так или иначе, но в результате усилий обоих Пчелкиных полуживая машина ожила.

Павел Викторович, впрочем, все равно остался недоволен. Он считал этот ремонт халтурой и уверял сына, что че-

рез полгода-год «Вольво» снова посыплется. Пчела не спорил, но попросил отца оставить свои сомнения при себе и при клиенте помалкивать.

В воскресенье вечером в гараж явился Сурен. Он сунул ключ в замок зажигания, повернул и сразу же расцвел радостной улыбкой – движок «Вольво» работал как часики! Хозяин выехал из гаража, сделал пару кругов по двору и вылез из машины совершенно счастливым. Ходовая больше не гремела, подлатанный глушитель не рычал, мотор не чихал, и вообще – его старый автомобиль вел себя так, словно его возраст исчислялся не годами, а месяцами!

– Аи, спасибо! Аи, молодец! – Сурен аккуратно приобнял чумазого Пчелу, при этом даже не взглянув в сторону его отца. – Настоящий мастер, слушай! Волшебник, честное слово! Как звать тебя, дорогой?

– Витя… – Пчела даже смутился от столь бурного проявления восторга.

– Молодец, Витя! Держи, Витя! – клиент раскрыл бумажник и достал оттуда пятидесятирублевку. – С началь-

ником твоим я рассчитался, как договорились, а это – премия тебе, Витя! Будь здоров, дорогой!

Не переставая сверкать золотом зубов, Сурен сел в свою «Вольво» и укатил.

– Ну вот, бать, а ты боялся! – Пчела помахал отцу купюрой и сунул ее себе в карман. – Он же «чайник», этот Сурен! Все тип-топ, батя, полный абге-махт!

– Не знаю… – проворчал Павел Викторович, – может, еще икнется нам эта халтура!

Не прошло и двух недель, как однажды в конце дня Пчелу окликнул один из слесарей:

– Витек, там тебя на проходной какой-то грузин спрашивает!

Заинтригованный Пчела тут же отправился к воротам базы и увидел там… «Вольво» Сурена.

«Японский городовой! – в смятении подумал он. – Неужели тачка уже посыпалась?»

Пчела медленно попятился назад, но в этот момент его заметил Сурен.

– Витя, дорогой, здравствуй! – во весь голос крикнул он, вылезая из машины.

Бежать было поздно, Пчела нахмурился и двинулся к «Вольво».

– Что-нибудь с тачкой? – спросил он вместо приветствия.

– Почему – с тачкой? Тачка – как новая! – хохотнул Сурен и конфиденциально понизил голос. – Разговор к тебе имею, Витя. Серьезный разговор! Ты когда заканчиваешь?

– Через полчаса.

– Тогда иди – умывайся, одевайся, я тебя здесь ждать буду! Поговорим, да?

Разговор состоялся в шашлычной на Миклухо-Маклая. К несказанному удивлению Пчелы армянин оказался вовсе не бестолковым «чайником», а хозяином кооперативного… автосервиса! И этот самый Сурен предложил ему работу на своем предприятии! Причем зарплата, которую он посулил своему будущему работнику, казалась просто невероятной – восемьсот рублей!

Наверное, прежде чем соглашаться, Пчеле следовало бы поинтересоваться – что это за автосервис такой, где находится, на чем специализиру-

ется и, наконец, за какую конкретно работу ему обещаны такие деньги! Но круглая цифра – восемьсот рублей – вскружила ему голову похлеще армянского коньяка, который они пили, да и Сурен нажимал, требовал немедленного ответа.

– Ну, хорошо, – согласился Пчела. – Уговорил, давай попробуем!

– Молодец! – радостно воскликнул Сурен. – Завтра же увольняйся, дорогой! Ты мне вот так нужен! – он, оскалившись, энергично провел ребром ладони по горлу, при этом вид у армянина стал до смешного зверским.

Пчела, заметив это, фыркнул, а Сурен, озабоченно взглянув на часы, быстро записал на обрывке салфетки номер телефона.

– На, Витя! Как уволишься – звони. А сейчас извини, дорогой, спешу очень!

Рассчитавшись за стол, Сурен исчез, а Пчела остался один – допивать коньяк и доедать шашлык.

Неделя с хвостиком ушла на то, чтобы уволиться из автоколонны. Покончив со всеми формальностями, Пчела

позвонил Сурену, и в тот же день хозяин отвез нового автомеханика к месту его будущей работы.

Автосервис Сурена оказался большим старым сараем на дне поросшего ивняком оврага, застроенного разномастными частными гаражами. Внутри сарая стояли два полусгнивших, раскуроченных «жигуленка», валялись груды ржавого железа, грязной ветоши и прочего хлама. Кроме Пчелы, на этом «предприятии» было всего два работника – двадцатилетний племянник хозяина Эдик и дядя Вася – задрипанного вида мужичок неопределенного возраста.

«Твою мать! Куда я попал?» – ужаснулся про себя Пчела.

Сурен, естественно, заметил его вытянувшееся лицо.

– Что, Витя, не нравится? – усмехнулся он. – Думаешь – обманул тебя Сурен, да?

Пчела не ответил – только сердито зыркнул исподлобья. Армянин, запрокинув голову, расхохотался. А отсмеявшись, он приобнял огорченного и растерянного парня.

В руке Пчелы оказались деньги. Он взглянул на них, там было двести рублей – его месячная зарплата в автоколонне! Сурен безмятежно улыбался, всем своим видом демонстрируя непоколебимую уверенность в успешности своего предприятия.

«А, хрен с ним! – подумал Пчела. – Поработаю пока, а там видно будет… На крайняк, в торговлю подамся».

XXVI

Елку достать, конечно, не удалось. Вместо нее на заставе срубили кривоватую сосенку, деревце установили в «ленинке» и по всем правилам нарядили. Там же накрыли столы. Ничего особенного: фрукты, конфеты, лимонад и одна-единственная бутылка шампанского на всех – все, что офици-льно разрешил капитан Лощинин.

Впрочем, бойцы заблаговременно запаслись кое-чем еще. Об этом знали, наверное, все, но офицеры великодушно делали вид, что им ничего не известно – черт с ним, раз в году можно, все-таки праздник есть праздник! Впрочем, этот либерализм никоим образом не распространялся на наряд и тревожную группу – по этому поводу с теми, кому «повезло» нести службу в новогоднюю ночь, была проведена отдельная и весьма серьезная беседа.

А еще к праздничному столу ожидался шашлык из свежей баранины. Вчера старшина заставы прапорщик Ковальчук посылал гонцов к дяде

Рахмону – чабану, пасшему колхозных овечек в окрестностях заставы. У пограничников со стариком-таджиком давным-давно наладились прочные и взаимовыгодные отношения. Время от времени к чабану отправлялся посыльный от Ковальчука с кое-каким барахлишком – кирзовыми сапогами, поношенным бушлатом, парой белья… Взамен старик давал пограничникам молодого барашка, и тогда на заставе устраивали пир. Подобный обмен был произведен и накануне праздника.

В новогоднюю ночь Саша с Диком попали в тревожную группу, а это означало, что если на границе будет тихо, то можно будет встретить праздник по-человечески. Шампанского им, понятно, все равно не досталось бы, но и без этого было бы неплохо посидеть за столом с ребятами, посмотреть по телеку «Огонек» и полакомиться сочным шашлычком.

В ожидании застолья бойцы из тревожной группы сидели около казармы, неспешно покуривая и вспоминая, как встречали этот праздник дома. Рядом с Беловым сидел Фархад Джура-ев. После того как Ваня Скребнев

дождался-таки своего дембеля и укатил к себе в Рязань, Саша сблизился с Фархадом.

Вообще-то он был немного странным, этот Фархад – Фара, как называл его Саша. Он совершенно не походил на других ребят-таджиков, служивших на заставе. Те, как правило, не без труда изъяснялись на русском, всегда держались особняком и немного дичились остальных. Фара же свободно говорил не только по-русски и по-таджикски, но и по-узбекски и – что было удивительнее всего – по-английски! Он был отлично образован, постоянно сыпал восточными мудростями, называл себя ассирийцем, знал всех своих предков чуть ли не до двадцатого колена и жутко этим гордился.

Впрочем, широкая эрудиция и знание четырех языков не спасло рядового Джураева от армии. После окончания английской спецшколы Фара поступил в Ташкентский университет, но не проучился в нем и года – выгнали. За что – он не говорил, но, судя по тому, что Фара в открытую покуривал травку, причина отчисления, вероятно, была как-то связана с этим его пристрастием.

Белов тоже не одобрял это занятие, но и с нравоучениями к приятелю не лез – знал, что здесь, в Таджикистане, травкой балуются едва ли не все поголовно. Зато во всех прочих отношениях Фара был пацаном классным, правильным, с ним было интересно и весело.

«А здорово было бы познакомить Фару с Космосом, с Пчелой…» – вдруг подумалось Белову.

Мысль показалась ему забавной, Саша покосился на попыхивающего косячком приятеля, улыбнулся и, откинувшись на спинку скамейки, задрал голову. Над заставой бескрайним пологом раскинулось высокое, угольно-черное южное небо с россыпью бессчетных, нереально-ярких, немного напоминающих праздничную иллюминацию, звезд. Было очень тихо и как-то необычайно покойно и безмятежно.

Но ровно в половину одиннадцатого эту тишину взорвал голос выскочившего из штаба дежурного:

– На третьем участке – нарушитель! Тревожная группа, на выезд!

И сразу же загрохотали по камням сапоги – пограничники со всех ног ки-

нулись к машине. Минута – и тревожная группа уже была в кузове. ГАЗ-66 нетерпеливо взревел мотором и, подпрыгивая на неровностях горной дороги, рванул к границе.

Машина остановилась на обрывистом берегу реки. Пограничники, как горох, посыпались из кузова. Растянувшись цепью, они бросились вниз по осыпающемуся склону – туда, где скрытый густыми зарослями камыша неумолчно шумел Пяндж.

Белов держал Дика на коротком поводке, а тот неистово рвался вперед, все сильнее и сильнее забирая вправо. У Саши мелькнула догадка: «Неужели почуял?» Ни секунды не колеблясь, он доверился псу, и тоже стал забирать правее. На мгновение ему показалось, что впереди в камышах что-то темнеет. «Может, лодка?» – подумал Белов.

Дик, без всякого сомнения, стремился именно к этому месту. Когда до кромки зарослей осталось метров двадцать, Саша опустился на колено и отцепил поводок от ошейника.

– Фас! – шепотом скомандовал он.

Пес молнией метнулся к камышам, а Белов резко передернул затвор и взял автомат на изготовку. Рядом лязгнул еще один затвор – это подоспел Фархад.

А Дик уже ворвался в заросли. Еще секунда – и оттуда послышался звук борьбы, яростное рычание пса и чей-то короткий полукрик-полустон… И вдруг – собачий взвизг! Резкий, пронзительный, отчаянный – такой, что, услышав его, Саша моментально похолодел.

– Выходи, стрелять буду! – крикнул он срывающимся голосом и вскинул автомат.

Тишина. Белов стиснул зубы и дал по зарослям короткую злую очередь. Он целился повыше, – так, чтобы ненароком не задеть Дика.

– Шурави! – раздался из камышей испуганный вопль. – Не стрыли, шурави!

Заросли зашуршали, заколыхались, и на прибрежную гальку тяжело вышел невысокий бородатый мужчина в драном халате. Руки его были подняты вверх, в левой блеснул большой окровавленный нож.

– Оружие на землю! – рявкнул Саша. – Фара!

Фархад его понял, он тут же повторил приказ по-таджикски. Нарушитель отбросил нож и распахнул полы халата, показывая – больше у него ничего нет. К нему подскочили двое бойцов, духа в мгновение ока скрутили в бараний рог. А Саша, закинув автомат за спину, кинулся в камыши.

Дик лежал на боку и, далеко вывалив язык, тяжело, прерывисто дышал.

– Дик… – не веря своим глазам, ошеломленно прошептал Саша. – Что с тобой, Дикушка?

Саша попробовал поднять собаку, подсунул под нее руки и наткнулся на глубокую, горячую рану в боку. Из нее хлестало кровью так, что сразу стало ясно – это конец. Глотая слезы, Саша протянул ладонь к морде пса. Дик открыл глаза и, из последних сил приподняв голову, лизнул его пальцы.

Через минуту он умер.

Дика похоронили недалеко за казармой, среди диких вишен и урюков. Все сделал сам Белов – и сколотил из досок и фанеры некое подобие гроба, и вырыл могилу, и закопал ее. Отложив лопату, он опустился на траву под де-

ревом и неторопливо закурил. В его глазах блестели слезы.

Рядом присел Фархад. Какое-то время они молчали, потом Фара положил руку на плечо друга и негромко сказал:

– Аллах посылает нам испытания, чтобы укрепить наш дух. Надо быть сильным, о мужественное сердце разбиваются все невзгоды. Знаешь, один мудрец сказал: перенеси с достоинством то, что не можешь изменить…

Белов промолчал, только кивнул и еще ниже опустил голову.

Когда они возвращались в казарму, им встретился возвращавшийся из штаба командир второго отделения сержант Суров. Взглянув на повесившего голову Белова, он остановился и взял его за локоть.

– Ну, чего ты так убиваешься, Сань? В конце концов, это же всего лишь собака!

Белов зыркнул на него исподлобья.

– Да, всего лишь собака, – мрачно согласился он. – А я – всего лишь человек. И ты тоже – всего лишь человек, да?

Суров смешался, опустил глаза.

– Ладно, чего там… – вздохнул Саша. – Серег, а что со вчерашним духом? Допросили?

– Угу, – кивнул сержант. – Человек Хромого Сабира, шел с грузом маковой соломки, два мешка… Скорее всего, прощупывает нас Сабир, к чему-то серьезному готовится…

Лицо Белова застыло. Глаза превратились в узкие щелочки, на скулах заиграли желваки.

– Опять Хромой Сабир… – с ненавистью пробормотал он. – Хрен с ним, пусть готовится, а уж мы постараемся встретить… За нами не заржавеет!

XXVII

После новогодних праздников Коврига исчез. Вместо него кафе «Коврига» возглавил новый директор – молодой и энергичный мужчина, сразу взявшийся наводить свои порядки. В кафе появились новые повара, бухгалтер, штат официантов был не только заменен на три четверти, но и сокращен.

Космоса, впрочем, эти изменения никак не затронули. Он, как и обещал Валентин Сергеевич, в кафе остался и, более того, – по-прежнему обслуживал кабинет.

А вот сам Валентин Сергеевич со своей свитой куда-то запропал. После ухода Ковриги он перестал показываться в кафе. Нельзя сказать, что Космос скучал по загадочным хозяевам заведения, но личность Валентина Сергеевича была ему крайне любопытна.

Этого человека, считал Космос, можно было без натяжки назвать хозяином жизни – он явно был богат, ему

беспрекословно подчинялись другие, в его власти было решать чужие судьбы, карать и миловать. Словом, в глазах молодого официанта Валентин Сергеевич был крутым – по-настоящему крутым, почти как дон Карлеоне из знаменитого «Крестного отца». Космос тоже мечтал стать крутым, как дон Карлеоне, вот почему он с нетерпением ждал, когда Валентин Сергеевич снова придет в кафе «Коврига».

Валентин Сергеевич появился только в феврале – загорелый и веселый. Никаких свертков с деньгами в этот раз не было. Новый директор, по всей видимости, был для гостей своим человеком – он без приглашения уселся с ними за стол и запросто болтал со всеми.

Приняв заказ, Космос позволил себе осторожно заметить:

– Что-то вас давно не было видно, Валентин Сергеевич…

– А ты что, соскучился? – засмеялся мужчина. – А, Космос?

Тот пожал плечами:

– Просто я успел к вам привыкнуть…

– Ну-ну, – кивнул Валентин Сергеевич и вдруг задержал на официанте

задумчивый взгляд. – Послушай, Космос, ты же молодой парень, неужели тебе так нравится таскать поднос с грязной посудой?

Космос выразительно покосился на директора кафе и замялся:

– Да как вам сказать…

– Понятно, – понимающе улыбнулся Валентин Сергеевич и кивнул: – Ладно, подумаем… А пока иди, Космос, работай.

В тот день к этому разговору больше не возвращались, но в следующий свой приезд Валентин Сергеевич сразу предложил Космосу поговорить.

Беседа проходила один на один и носила довольно странный характер. Отчасти она напоминала разговор двух разведчиков в тылу врага – и тот и другой, отлично понимая о чем идет речь, предпочитали не называть вещи своими именами. У Космоса, разумеется, была масса вопросов к Валентину Сергеевичу, но большую часть из них он так и не решился задать, а на те немногие, что все-таки прозвучали, «дон Карлеоне» отвечал уклончиво, в том смысле, что «сам потом увидишь».

Итог беседы был именно таким, какого и ждал Кос – Валентин Сергее-

вич предложил ему поработать на него. Нельзя сказать, что Космос не отдавал себе отчет, что он связывается с криминалом, наоборот – его тянуло туда, как магнитом. Это была другая, полная событий, приключений и опасностей жизнь, и ему ужасно хотелось попробовать ее на зуб. Только попробовать – уговаривал он себя. О том, что в таких случаях вход – рубль, а выход – десять, он предпочитал не задумываться. Короче говоря, Космос на предложение Валентина Сергеевича согласился.

И началась новая жизнь. Космоса прикрепили к одной из бригад – вместе с «коллегами» он объезжал подконтрольные точки, собирая дань за крышевание. Перепуганные ларечники, как правило, безропотно отстегивали им кругленькие суммы. Попадались, правда, и упрямцы, ни в какую не желавшие расставаться со своими кровными. Тогда проводились акции устрашения – непокорных били, иногда громили их лавчонки, отбирали товар. Но подобные инциденты случались нечасто, подавляющее большинство доморощенных коммерсантов

предпочитали смиренно платить за свое относительное спокойствие и безопасность.

Доходы Космоса заметно возросли, впрочем, для него это было не главное. Было еще нечто, гораздо более волнующее и радостное, чем набитый деньгами карман. Это – ощущение безраздельной власти над всеми этими перепуганными, покорными торгашами, пьянящее чувство абсолютного превосходства, своего невероятного могущества, силы и крутизны. И когда перед ним, вчерашним школьником, лебезил какой-нибудь потный от страха лысый дядька, когда он униженно улыбался и заглядывал ему в глаза, Космос был просто счастлив, как бывает счастлив только человек, поймавший за хвост свою птицу удачи.

И, конечно, Космос не мог не поделиться своей радостью с друзьями. Как только Юрий Ростиславович уехал в очередную командировку, Космос тут же позвал к себе Пчелу и Фила – но одних, без девчонок. На этом импровизированном мальчишнике он под большим секретом рассказал о том, какой крутой поворот случился в его жизни и кем он теперь стал.

На эту новость друзья отреагировали по-разному. Пчела был потрясен. Он долго не мог поверить в то, что раз-долбая Космоса, профессорского сынка, приняли в такую солидную, крутую организацию, а когда поверил, в полной мере разделил его бурный восторг:

– Вот это круто, Кос! Ништяк, полный отпад, вообще! Это ж сколько ты теперь загребать будешь? Блин, я тоже хочу!

На Фила же это известие произвело совсем другое впечатление. Он помрачнел, смотрел на друга с тревогой и даже, неодобрительно покачав головой, вполголоса предостерег:

– А может зря ты это, Косматый… Смотри, это все добром не кончится…

Впрочем, пребывающий в эйфории да к тому же еще и изрядно поддатый Космос, казалось, слов Фила не расслышал. В тот день ничто на свете не могло омрачить его щенячью, по-детски необузданную радость.

XXVIII

В начале апреля Сашу вызвал к себе старшина заставы прапорщик Коваль-чук.

– Что-то, Белов, мы давненько шашлычком не баловались, а? – хитровато подмигнул ему прапорщик.

Саша мгновенно догадался, к чему клонит Ковальчук, и расплылся в улыбке:

– Так точно, товарищ прапорщик, давненько!

– Вот и мне так кажется, – кивнул тот. – Да и дядю Рахмона пора проведать – как он там, не хворает ли часом? В общем, Белов, собрал я ему небольшую посылочку, – прапорщик показал на тюк с каким-то тряпьем, – надо бы доставить. Ты вот что, Белов, возьми с собой кого-нибудь из таджиков и навести старика. А заодно уж и прихвати у него… ну, ты сам знаешь что…

– Я Джураева с собой возьму, можно?

– Можно, Белов, можно… Где старика искать, знаешь?

– Так точно! Когда прикажете ти?

– А прямо сейчас и ступайте, глядишь – к ужину и вернетесь. А и опоздаете – не велика беда. Я скажу Феде, он вас накормит.

Белов подхватил тюк и бодро выпалил:

– Разрешите идти?

– Ступай, Саня, – кивнул прапорщик и, нахмурясь, погрозил ему пальцем. – И смотри там… без баловства!

– Есть!

Отару дяди Рахмона Саша с Фарой нашли быстро, часа через два после ухода с заставы. Овцы широко разбрелись по пологому альпийскому склону, а сам пастух сидел в сторонке на черной кошме, расстеленной в тени одинокого старого карагача. Завидев пограничников, он поднялся и неторопливо поковылял им навстречу.

– Здравствуй, дядя Рахмон! – Саша с удовольствием пожал сухую и твердую руку старика.

– Изыдрасту, изыдрасту, – широко улыбаясь, кивал пастух.

Он приглашающим жестом указал на свою кошму и что-то сказал по-таджикски.

– Приглашает посидеть, чаю попить… – перевел Фархад.

Под деревом дымился небольшой костерок, над которым висел небольшой, прокопченный до угольной черноты чайник. Пограничники расселись на кошме, а старик занялся чаем. При этом он нет-нет, да поглядывал на принесенный Беловым тюк – видно, заедало любопытство.

Наконец, чай был готов, пастух разлил его в две пиалы – гостям, а себе – в мятую алюминиевую крышку от термоса. Сделав пару глотков, старик не выдержал и, кивнув в сторону тюка, спросил:

– Алеша мине дал?

Белов сообразил, что Алеша – это прапорщик Ковальчук. Он взял посылку и передал его пастуху.

– Да, дядя Рахмон, это тебе.

Старик неторопливо, с достоинством развязал веревку, стягивающую тюк, и развернул его. Внутри оказалась пара ношеных кирзовых сапог, старая

плащ-палатка, два вафельных полотенца и шерстяное солдатское одеяло.

Пастух расплылся в улыбке – он явно был доволен.

Саша взглянул на часы. Для того чтобы успеть к ужину, надо было поторапливаться. Он уже хотел спросить старика о барашке, но тут увидел собаку дяди Рахмона и тотчас позабыл обо всем.

Такого пса ему еще не доводилось видеть! Лохматый, огромный, чуть ли не с теленка ростом, он буквально поразил Белова своей дикой красотой и мощью. Пес улегся неподалеку, а Саша ткнул локтем Фархада:

– Глянь, Фара! Ну и зверюга! Это что ж за порода?

Фархад пожал плечами и, недолго думая, спросил о чем-то пастуха. Тот улыбнулся, кивнул и заговорил по-таджикски. Фара с ходу принялся переводить:

– Эта история началась давно, лет десять назад. Я тогда был помоложе, горячий… Как-то на переходе в горах начался сильный дождь, и у меня потерялось несколько овец. Я отправился их искать к перевалу. И вдруг на узкой тропе навстречу мне выскочил волк.

Я выстрелил быстрей, чем успел подумать. Это была волчица, я перешагнул через нее, а вскоре наткнулся на ее логово. В нем было три волчонка, они были совсем крошечные – дней пять от роду, не больше… – старый пастух говорил ровным, немного монотонным голосом, глядя куда-то вдаль. Так же ровно и монотонно переводил его слова и Фархад. – Мне стало их жалко, и я взял их с собой. Я выкармливал их овечьим молоком и кашицей из хлеба. Я старался, но к тому времени, когда я пригнал стадо в колхоз, выжил только один волчонок. Наверное, он очень хотел жить. Я назвал его Джура… Ну, в общем, это «друг» по-таджикски, – пояснил от себя Фара. – Через год Джура вырос, я стал брать его с собой в горы. Пастухом он был плохим, на овец почти не обращал внимания, но зато не отходил от меня ни на шаг. Он был хорошим другом… – дядя Рахмон замолчал, следом замолчал и Фара.

– А что с ним стало? – нетерпеливо спросил Белов.

Пастух, выслушав перевод вопроса, продолжил:

– Когда ему было четыре года, случилась беда. На отару напали волки – четыре или пять, не помню. Ружье с собой тогда я уже не брал. Волки резали овец, я кричал: «Джура, взять, взять!», но он не двигался с места, равнодушно наблюдая, как пируют его братья по крови. Я не стерпел и кинулся на волков с ножом и посохом. Волки кинулись на меня. И вот тогда Джура словно проснулся. Он принял бой – один против четверых – и победил. Двоих волков он загрыз насмерть, остальные, раненные, убежали. Как только волки отступили, Джура упал. На нем не было живого места, и вскоре он умер.

– Этот пес – его сын? – догадался Саша.

Не дожидаясь перевода, дядя Рахмон кивнул и отвернулся, всматриваясь сквозь прищуренные веки на пасущихся овец.

– Как же так? – не мог поверить услышанному Белов. – Волк – и против своих?

Фархад перевел. Старый пастух взглянул на Сашу – глаза его слезились, по всей видимости, от клонящегося к закату солнца, – и что-то неторопливо и внушительно произнес. Фархад тут же перевел его слова:

– Рахмонаке говорит: у справных хозяев и волк станет настоящим другом, а у плохих – даже из домашнего щенка вырастет дикий зверь…

Обратной дорогой Саша с Фархадом большей частью молчали. Лишь однажды Белов спросил:

– Фара, так твоя фамилия, оказывается, означает «друг»?

– А ты сомневался? – хмыкнув, ответил тот.

К ужину они опоздали, но голодными их, конечно, не оставили. Повар Федя Колобаев обрадовался принесенному барашку, как родному, – шутил, смеялся и, поглядывая на несчастное животное, вслух прикидывал завтрашнее меню.

Саша его веселья не разделял, он вообще был тих и неразговорчив. Причиной его раздумий была история, рассказанная дядей Рахмоном. Дело в том, что после гибели Дика Белов решил больше собаку не брать – слишком болезненна была недавняя потеря друга, да и какая другая собака могла сравниться с Диком! Все это он, как мог, объяснил капитану Лощинину, когда тот предложил ему взять другого пса. Начальник заставы настаивать не стал, предложив вернуться к этому вопросу позже.

И вот сегодня, после разговора со старым чабаном, Саша вдруг почувствовал, как ему не хватает собаки! Единственное, что его останавливало – это необъяснимое чувство вины перед Диком. Словно взяв другого пса, он предавал старого…

Вечером он долго не мог заснуть, ворочался, думал, а утром отправился к Лощинину и попросил дать ему нового пса.

XXIX

Очень скоро Пчела понял, на чем делал деньги Сурен. Примерно раз в неделю (когда реже, когда чаще), приходя утром в сарай, Пчела обнаруживал там новую тачку. Эти машины были в отличном состоянии, на ходу, и никакого ремонта не требовали. Впрочем, никто и не заикался о ремонте. Обязанности Пчелы и дяди Васи чаще всего заключались в том, чтобы разобрать эти тачки по винтику на запчасти. Иногда, когда в сарае оказывалась иномарка, приходилось заниматься более тонкой работой – перебивать номера на двигателе и кузове, а то и перекрашивать весь автомобиль.

Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять – Сурен работает с крадеными машинами. Вероятно, предположил Пчела, угонами занимался его племянник Эдик, сам же хозяин автосервиса отвечал за сбыт «продукции» – дефицитных запчастей и «перелицованных» иномарок.

Нельзя сказать, что, догадавшись обо всем этом, Пчела испытал шок. Ему, если честно, было абсолютно по барабану, откуда и каким образом в сарае оказывались все эти тачки – лишь бы хозяин вовремя отстегивал полагающиеся ему денежки. Сурен платил исправно, иногда даже приплачивал сверх договора за срочность, поэтому о своих догадках Пчела предпочитал помалкивать. О том, что он разбирает краденые машины, не знали ни мать с отцом, ни Космос с Филом. И уж конечно, Пчеле и в голову не приходило задавать какие-либо вопросы Сурену.

В общем, в старом сарае на дне поросшего ивняком оврага была тишь да гладь – «предприятие» работало, как часы, и все были друг другом довольны. Но в один апрельский день эта идиллия рухнула, как карточный домик.

Пчела уже собирался уходить домой, когда в сарай влетел разъяренный хозяин.

– Чтоб твою маму черти взяли, Витя! – вытаращив глаза и брызгая слюной, орал он. – Чтоб у тебя руки отсохли, халтурщик! Чтоб тебе…

– В чем дело, Сурен? – опешил Пчела.

– Посмотрите на него! Он еще спрашивает – в чем дело! – армянин всплеснул руками и схватил ничего не понимающего Пчелу за грудки. – Ты что наделал, а? Я что, тебе мало платил? Я тебя обманывал? Ты зачем мою машину загубил, а?

– Как загубил?

– Так загубил! Насмерть загубил! Иди – полюбуйся! – Сурен толкнул Пчелу к выходу.

На площадке перед сараем стоял какой-то уазик, а за ним виднелась хозяйская «Вольво». Эдик, глухо ругаясь по-армянски, отвязывал от машины оранжевый буксировочный трос.

– Что с машиной? – спросил Пчела.

– Он еще спрашивает – что с машиной! – снова возопил Сурен, в отчаянье хватаясь за голову. – Убита машина, ясно тебе? Насмерть убита! Скажи, Эдик!

Племянник зло сверкнул черными, как уголь, глазами в сторону Пчелы:

– Халтурщик ты, Витя! Тебе не машины – утюги ремонтировать. Накрылся движок, понятно тебе? Клина поймали…

Пчела выругался сквозь зубы, вот теперь ему все стало ясно. Отец оказался прав – их ремонта хватило только на полгода. Последствия давней халтуры икнулись в самый неподходящий момент, да еще как громко икнулись! Если Эдик ничего не напутал и двигатель «Вольво» действительно переклинило, то дело швах!

Пчела мысленно прикинул: головка блока цилиндров, клапана, поршневая, распредвал, да мало ли что там еще! Да, Сурен влетел капитально! Пожалуй, ему дешевле будет купить новый движок, чем вернуть к жизни этот…

– Сурен, а при чем здесь я-то? – Пчела старательно изобразил изумление. – Ты же помнишь – запчастей у тебя не хватало, я сделал что мог…

– Вот что ты мог! – хозяин в гневе ткнул пальцем в неподвижную «Вольво». – Убить мою машину ты мог! Если сделать не мог, зачем брался? Твой отец – честный человек, он не хотел, а ты… Ты жадный, Витя! Ты думал: «Обману Сурена, он все равно ничего не понимает!», да? Но теперь, Витя, ты мне за все заплатишь, понял?

– То есть?

– Отремонтируешь двигатель за свой счет или купишь новый, – жестко отрубил Сурен. – И пока не сделаешь машину, платить тебе я не буду!

Возражения Пчелы хозяин слушать не стал и сам больше не произнес ни слова. Мертвую «Вольво» закатили в сарай, и Сурен с Эдиком тут же уехали.

«Ни хрена себе заявочки – купить новый движок для «Вольвешника»! Да на какие шиши? И потом – с какой это стати?» – кипел от возмущения Пчела, возвращаясь домой.

Больше всего на свете ему хотелось послать Сурена куда подальше и никогда больше не появляться в его сарае. Но где еще ему будут платить восемьсот рэ в месяц?

Немного поостыв, Пчела подумал, что торопиться не стоит, тем более что в конце недели у них должна была быть получка. Он решил дождаться этого дня и посмотреть, как поведет себя Сурен. У Пчелы были все основания надеяться, что хозяин предпочтет забыть о своих угрозах. Во-первых, армянин был вспыльчив, как истинный кавказец, но отходил легко и быстро. А во-вторых… Во-вторых, Сурен был не дурак, он не мог не понимать, что его работник отлично знает, какими делишками занимается его босс, а значит ссориться с Витей хозяину было совсем не с руки. Словом, Пчела надеялся, что конфликт потухнет сам собой.

Но в пятницу вечером Сурен рассчитался только с дядей Васей. В ответ на немой вопрос Пчелы он холодно процедил:

– А тебе, Витя, я уже все сказал. Заплачу, когда движок отремонтируешь.

– С-с-сука… – прошипел сквозь зубы Пчела в спину хозяина.

Ему пришлось приложить немало стараний, чтобы сдержать клокочущий в груди гнев и не наскандалить. Скандал Пчеле был ни к чему – у него уже был план мести облапошившему его армянину.

Тем же вечером он позвонил Космосу и договорился с ним попить в субботу пивка.

Тот пришел в беседку в новой кожаной куртке-«косухе», на безымянном пальце у него появился массивный золотой перстень, и вообще – Космос был весь, что называется, «на понтах». Он с презрительной усмешкой взглянул на «Жигулевское», которым успел затариться Пчела, и принялся доставать из своей объемистой сумки жестяные банки с «Хайнекеном» и пакетики с фисташками.

– Как жизнь, брат? – небрежно спросил он.

– Так себе… А ты, смотрю, весь в шоколаде? – криво ухмыльнулся Пчела.

– Не жалуюсь… Слышал анекдот? Сидят пацаны в кабаке, ну, бухают, хавают… Один уже готов – мордой в салате. Его кореш толкает: «Как жизнь, Вован?» А этот еле-еле рожу из салата вытащил, промычал: «Удалась!», и обратно – бац в салат!

Пчела коротко хохотнул и открыл бутылку «Жигулевского», Космос, лениво посмеиваясь, протянул другу банку пива:

– Да брось ты это пойло! На, держи!

Они открыли пиво, сделали несколько глотков, помолчали. Потом Космос спросил:

– А Фил где? Что-то он давно не появлялся, ты его не звал?

– Нет, – ответил Пчела. Он еще раз приложился к банке и пояснил: – Кос, я с тобой об одном дельце потолковать хотел…

– Ну, валяй, излагай… – кивнул тот.

Пчела изложил. Космос не перебивал, слушал внимательно, время от времени покусывая нижнюю губу. Когда друг закончил, он, наморщив лоб, спросил:

– Короче, ты хочешь, чтобы мы на твоего ару наехали?

– Да, – прямо ответил Пчела. – Оборзел он вконец, наказать бы надо…

– А крыша? Крыша у него есть?

– То есть?

– Ну, кто-нибудь из крутых его прикрывает? – пояснил Космос. -

Типа защиты там… Он кому-нибудь за это платит?

Пчела задумался.

– Вряд ли… – покачал он головой. – Я там полгода пахал и никого из чужих не видел. Приезжали как-то с Эдиком два пацана, но на крутых не похожи…

– Это хорошо, – кивнул Космос. – Понимаешь, Пчел, я в этом деле человек новый, мой номер пока шестнадцатый и… Но если твой Су-рен ни под кем не ходит, все, конечно, гораздо проще… Короче, пока решим так – я все сперва разузнаю, а там уж как фишка ляжет!

XXX

Через три дня томившемуся в ожидании Пчеле позвонил радостный Космос.

– Брат, все пучком! Крыши у твоего хачика, похоже, нет, так что завтра в двенадцать будь у «Юго-Западной», поедем к нему на разборку!

Возглавлял наезд бригадир Космоса – огромный, ростом под два метра, амбал по кличке Сохатый. В овраг отправились на двух машинах, но не потому что ждали серьезного отпора, а скорее – для пущего устрашения. Им повезло – на месте оказался и сам Су-рен, и даже его племянник Эдик. При виде незваных гостей хозяин сразу почуял неладное.

– В чем дело, ребята? – Сурен, стараясь не выказывать своего беспокойства, шагнул навстречу вылезшим из первой машины Сохатому, Космосу и еще двоим накачанным пацанам. – Что-нибудь с тачкой?

Сохатый, не взглянув в его сторону, прошел к дверям в сарай. Внутри ко-

вырялся замызганный мужичок и какой-то парень. Кроме них там стояли две машины – почти новый красный «Гольф» и старый, в пятнах ржавчины огромный белый «Линкольн» с дипломатическими номерами. Неторопливо осмотревшись в гараже, Сохатый вышел к хозяину.

– Так в чем дело, а? – Сурен нахмурился и повысил голос. – В чем дело, я спрашиваю?

– Усохни, черножопый! – Сохатый шагнул к нему и, походя, как-то лениво, тыльной стороной ладони ударил Сурена по лицу.

Удар совсем не казался сильным, но крепкий с виду армянин едва устоял на ногах, из его разбитого носа тут же потекла кровь. На помощь дяде бросился Эдик, но его остановил мощный хук одного из качков Сохатого – парень рухнул как подкошенный. Бригадир подал знак второй машине, оттуда вылез Пчела.

– Здравствуй, Сурен, – ледяным голосом произнес он.

– Здравствуй, Витя, – мелко закивал тот, утирая с подбородка кровь, – здравствуй, дорогой! Здравствуй…

– Ты зачем, сучара, парнишку обидел? – Сохатый упер в хлюпающего носом Сурена равнодушно-тяжелый взгляд. – Ты что, падла, себе позволяешь?

– Но он мне… – хозяин начал было объясняться, но сразу же оборвал себя, поняв: бесполезно. – Прости, Витя, я был неправ! – Сурен дрожащими, перепачканными кровью руками достал бумажник и вынул оттуда деньги. – Вот, возьми, дорогой! Все возьми, все! И будем с тобой в расчете, да?

Но протянутые деньги взял не Пчела, а Сохатый. Он, не считая, сунул их в карман и схватил Сурена за воротник куртки.

– А теперь, гнида, о деле потолкуем! – глухо, с угрозой произнес он. – Тебе кто разрешил на нашей поляне своими делишками заниматься? Кто разрешил, я спрашиваю? – Сохатый чувствительно встряхнул армянина и вытащил из кармана пистолет.

– Никто… – прошелестел еле живой от страха Сурен. – Я не знал… Я думал, что…

– Ах, ты думал? – задрал брови Сохатый. – Хреново ты думал, жопа!

А теперь вот я должен думать – что с тобой делать. То ли подвесить за яйца в этом вот твоем сарае, то ли рискнуть и дать возможность исправиться, а?

– Исправиться, дорогой… – прохрипел Сурен, прижав руки к груди. – Мамой прошу – дай исправиться… Я все понял, я…

Сохатый вздохнул.

– Твое счастье, баклан, что душа у меня добрая, отходчивая. И доверчив я как этот… Но учти: раз обманешь – больше толковать с тобой не буду, враз голову отверну! – амбал отпустил ворот Сурена и спрятал пистолет.

Хозяин автосервиса опустил голову и всхлипнул.

– Значит так… – Сохатый ткнул твердым, как кусок арматуры, пальцем в грудь армянина. – Работай как работал и больше никого не бойся. Ты теперь наш, и в обиду мы тебя не дадим. Ну а навар – по-братски: половину тебе, половину нам. А чтоб тебе полегче было, на первых порах приглядит за тобой наш человек…

Сохатый повернулся к своим и поманил Космоса.

– Вот этот пацан, зовут его Космосом… Расскажешь ему все, кому товар сдаешь, почем… Ну, в общем, все дела…

Космос оторопел. То, что его ставят смотрящим над бывшим хозяином Пчелы, стало для него полнейшей неожиданностью. Не знал он, понятно, и того, что идея такого назначения принадлежала Валентину Сергеевичу.

Сохатый снова ткнул пальцем в грудь повесившего голову Сурена.

– Эй, ты что, уснул?

– А? – встрепенулся он. – Нет, я все понял. Это Космос, он будет со мной работать, я все понял…

– Ну вот и молодец, – усмехнулся Сохатый. – Вот с завтрашнего дня и начнете, а сейчас, извини, – дела!

Он двинулся к машинам, за ним потянулась вся бригада.

В машине Сохатый повернулся к Пчеле:

– Да, чуть не забыл – твои бабки… Держи.

В руках у Сохатого были деньги Сурена. «Не меньше штуки», – мгновенно прикинул Пчела. Он уже потянулся к деньгам, но вдруг остановился и покачал головой:

– Не нужно. Лучше… – он замялся. -Что?

– Лучше возьмите меня к себе, – замирая от собственной наглости, выдохнул Пчела.

Сохатый с интересом взглянул на парня. В его глазах мелькнуло сомнение – мелковат пацан, щуплый какой-то… Но он подумал немного, хмыкнул и, пряча деньги, пробурчал:.- Ладно, посмотрим…

XXXI

Саша с Фарой сидели в секрете. Для деятельной натуры Белова этот вид службы был самым тяжелым. Сидишь, как пенек, – ни тебе пошевелиться лишний раз, ни покурить, ни поболтать. То ли дело в дозоре! Поль, новая собака Белова, тоже изнывал от скуки – лежал, положив голову на скрещенные лапы, и смотрел тусклым, неподвижным взглядом прямо перед собой.

Сидеть им было еще долго – до рассвета, часа полтора. Саша зевнул, поднес к глазам бинокль ночного видения и в который раз обшарил глазами камыши на сопредельном берегу. Все было спокойно. Впрочем…

Белов заметил в зарослях какое-то движение – то ли ветер дунул посильнее, то ли кто-то очень осторожно пробирался через камыши. Не отрываясь от бинокля, он приподнял ладонь, дав сигнал сидевшему в двух шагах от его Фархаду, – внимание! Через минуту движение камышей повторилось куда явственнее и отчетливей, Саша понял – на том берегу кто-то подкрадывается к воде. Вскоре его догадка подтвердилась – из зарослей показался человек с мешком за плечами, в руке он держал накачанный автомобильный баллон. Он нацепил баллон на себя и, оттолкнувшись ногами, поплыл.

Белов взглянул на Фархада, тот кивнул – вижу, мол. По инструкции они должны были сейчас передать на заставу об увиденном и вызвать тревожную группу к месту предполагаемого выхода нарушителя на берег. Покидать секрет и двигаться вслед за пловцом запрещалось – такое решение было принято Лощининым после нескольких удавшихся маневров Хромого Сабира с «подсадными селезнями».

Но Саша давно уже замыслил другой маневр. Чтобы выманить хитроумного наркоторговца на наш берег, он придумал вот что. В секрете надо сидеть вдвоем. А когда через речку сунется «селезень», одному надо в открытую отправляться за ним – так, как поступали многие бойцы до того, как Лощинин запретил покидать секреты. Тогда у второго появляется шанс взять Сабира, если, конечно, тот поверит в маневр с оставлением поста и сунется через кордон. Этим своим планом он поделился с Фарой, и тот его полностью одобрил. Оставалось только, как говорится, претворить его в жизнь. До сих пор Белову не предоставлялось случая это сделать, но сегодня все складывалось крайне удачно.

Нарушителя сносило течением, настало время действовать. Саша просемафорил Фархаду – действуем по плану. Тот коротко кивнул, привстал на колено, тем самым обнаружив себя, и снял с пояса радиостанцию Р-126.

– Первый, я – восьмой, – негромко произнес он в трубку. – Наблюдаю нарушителя, предполагаемое место выхода на берег – четвертый участок…

Пока он докладывал, Саша, стараясь не делать резких движений, отцепил от своего ремня карабин собачьего поводка.

– Поль, пойдешь с Фарой… – шепнул он в ухо насторожившемуся псу и осторожно подбросил карабин к ногам Фархада.

Тот закончил доклад, убрал рацию и, как ни в чем ни бывало, потянул к

себе собачий поводок. Поль, увидев, что его забирает не Саша, заупрямился и недоуменно повернулся к хозяину.

– Поль, иди с Фарой! – внятно и раздельно повторил Белов и сердито прошипел для верности: – А ну пошел, кому сказал!

Пес, наконец, понял, что от него требовалось. Саше даже показалось, что он раскусил весь смысл затеянной хозяином игры. Во всяком случае, он послушно замер у ноги Фархада, ни разу не взглянув в Сашину сторону, а когда Фара скомандовал «Вперед!», мгновенно рванул вслед нарушителю.

Несколько секунд – и их торопливые шаги по осыпающимся камням стихли. Белов остался один. Ему оставалось только ждать. Если его расчет окажется верным, то вскоре с того берега отчалит еще одна лодка.

Саша напряженно всматривался в сопредельный берег – там было абсолютно тихо.

«А если я ошибся? – думал он. – Если больше никого не будет? Мне-то что, а вот Фаре, за то что оставил пост и учапал за духом, вставят по полной программе. Нарушение приказа начальника заставы, да еще в наряде – это не шутка…»

Минуты бежали одна за другой, а в камышах напротив было по-прежнему тихо. Белов представил, какой разнос устроит им с Фарой Лощинин, и ему стало тоскливо.

«Ну, иди же! – мысленно молил он неведомого нарушителя. – Не дрейфь, иди! Здесь нет никого!»

И тут, словно вняв его заклинаниям, камыши на том берегу раздвинулись, и Саша увидел, как двое мужчин, почти не таясь, выволокли к воде лодку. По сравнению с плавсредством «селезня» это было целое судно – широкая, просторная, с высокими надувными бортами. Следом за ними показался и третий – налегке. Все трое забрались в лодку, самый здоровый сел на весла, и резиновая посудина резво поплыла через Пяндж, круто забирая против сильного течения.

Белов замер, он боялся даже дышать, чтобы не спугнуть нарушителей. В том, что один из этих трех – Хромой Сабир, он почти не сомневался.

Лодка с отчетливым шуршанием вклинилась в камыши на этом берегу.

Саша ждал. Через минуту он увидел, как лодка с одним гребцом отплыла обратно, а спустя еще мгновение из зарослей, осторожно оглядываясь по сторонам, вышли двое других. За плечами у них Белов разглядел увесистые мешки. Не мешкая, нарушители стали карабкаться вверх по склону – практически прямо на Сашу.

Белов, до боли сжав зубы, чтобы унять нервную дрожь, ждал, когда нарушители подойдут поближе, а лодка с гребцом отплывет подальше. Этот третий был явно лишним, и если он успеет вернуться до того, как Саша скрутит этих двоих, дело может принять совсем не желательный поворот…

Лодка достигла уже середины реки, а до нарушителей оставалось шагов десять – не больше. И тогда Саша вскочил в полный рост и, наставив автомат на духов, рявкнул:

– Стоять! Руки вверх!!

Нарушители замерли. Один медленно стал поднимать руки, а второй дернулся к поясу и выхватил пистолет. Белов, не раздумывая, выстрелил ему по ногам. Дух завыл в голос и покатился по камням вниз. И в тот же миг со стороны реки ударила длинная редь.

То, что у гребца оказался автомат, для Белова стало полной неожиданностью. Он упал на колено и дал по лодке короткую очередь. Краем глаза он увидел, что нарушитель рядом с ним упал на камни и закрыл голову руками. Из лодки ответили еще одной длинной очередью. Пули, высекая искры, ударили в валун в трех шагах от Саши. Он метнулся в сторону и, прицелившись, ответил. Лодку стремительно сносило течением все дальше и дальше, через мгновение она скрылась за излучиной реки. То ли Саша попал, то ли гребец счел за лучшее убраться – так или иначе, но теперь Белов мог заняться нарушителями.

Один из них ничком лежал рядом, вой другого доносился откуда-то снизу, от кромки камыша. Тот, второй, был вооружен, но, судя по его жалким стенаниям, ему сейчас было явно не до стрельбы.

Белов подскочил к лежащему духу. Уперев ствол «калаша» ему в спину, Саша быстро охлопал его по бокам. Под курткой, за поясом брюк, оказался «макар». Белов сунул его себе в карман, защелкнул на руках нарушителя наручники и рывком перевернул его на спину.

– По-русски понимаешь? – выдохнул он в перекошенное от страха лицо духа.

– Понимай… – кивнул тот.

– Лежи тихо, не шевелись! – прошептал Саша. – Двинешься – пристрелю!

– Карашо… – так же тихо прошептал мужчина.

Осторожно ступая, Белов начал спускаться. Второго нарушителя он не видел – тот, видимо, успел уползти в камыши, – но его стоны он слышал отчетливо. Не доходя метров двадцати, до зарослей, Саша присел за валун и крикнул:

– Эй, в камышах, выходи сам, а то стрелять буду!

Стоны прекратились, наступила полная тишина, и в этой тишине внезапно и резко хлопнул пистолетный выстрел. Пуля с визгом ударила в камень, за которым прятался Белов.

«Что делать? – замер он в растерянности. – Лезть в камыши? А если на пулю нарвусь? Это я его не вижу, а он-то, гад, видит меня как на ладошке…»

Наверное, Саша все-таки рискнул бы, но в этот момент он услышал торопливые шаги по камням и сдавленный окрик Фары:

– Белый! Ты живой?

– Живой! – радостно отозвался Белов и, высунувшись на миг из-за своего укрытия, махнул другу рукой. – Стой, Фара! Здесь, подо мной, в камышах дух с пистолетом. Я его подстрелил немного, но…

– Понял! Я тогда Поля спускаю?

Саша сразу вспомнил – где-то совсем недалеко от этого места погиб Дик. А теперь что? Еще и Поль?

– Белый! Что молчишь? Спускать? – снова выкрикнул Фара.

Саша не отвечал, он никак не мог решиться.

– Эй, шурави! – вдруг раздался из камышей жалобный, дрожащий голосок. – Не надо собака! Сдаюс! Слишишь, я сдаюс! Вот, биры!

Из зарослей вылетел какой-то предмет и с глухим стуком упал на камни. Саша пригляделся – это был пистолет.

К удивлению Белова, Хромым Са-биром оказался не тот нарушитель, который отстреливался из камышей, а первый, безвольно и покорно позволивший себя упаковать.

Весть о том, что Белов взял Хромого Сабира, разнеслась в мгновение ока, и, когда наряд с нарушителями прибыл на заставу, их встречал практически весь личный состав. Каждый считал своим долгом пожать ему руку и что было сил приложиться по плечу. Сашу, наверное, затискали бы до полусмерти, но капитан Лощинин вызволил его из тесного кольца восторженных сослуживцев.

– Молодец, Белов! – сказал он Саше, заведя его в свой кабинет. – Ей богу, молодец! Этот Сабир давно уже всему отряду был как чирий на заднице! В общем, заявляю тебе официально: я тебя, Саня, к «Боевым заслугам» представлю! А пока… – капитан встал по стойке смирно. – Благодарю за службу, товарищ младший сержант!

Саша тоже вытянулся и четко ответил:

– Служу Советскому Союзу!

– Ну вот… А сейчас приведи себя в порядок, повезем с тобой нарушителей в отряд. Я понимаю, Сань, ты устал, но… Надо показать начальству героя, понял? Надо, Саня, надо…

Когда их уазик прибыл в отряд, было уже утро. Мимо них протопали на завтрак погранцы, и Саша вдруг понял, что проголодался, как зверь. Они быстро сдали нарушителей – одного в «обезьянник», другого в медсанчасть, и Лощинин отвел Сашу в сторонку.

– Так Белов, я – к полковнику, – сказал он, – а ты пока…

– Товарищ капитан, разрешите в столовку, – взмолился Саша. – Есть хочу – умираю, честное слово!

– Добро! – подумав, кивнул капитан. – Но долго не ходи – туда и обратно.

– Есть!

Начальник заставы отправился в штаб отряда, а Белов – в солдатскую столовую. Он взял ложку, поднос и пристроился в хвост очереди.

Вдруг – хлоп! – кто-то сзади от души приложился по его плечу. Саша обернулся: перед ним в не первой свежести белой поварской куртке стоял Леха Балюк, его приятель по Хорогской учебке.

– Какие люди и без охраны! – расплылся в улыбке Леха. – Саня, какими судьбами?

– Леха, здорово! – обрадовался Белов. – Вот, нарушителей привез…

– А здесь-то что забыл? – сослуживец кивнул на очередь.

– Жрать хочу, Лех, – признался Саша. – Я ж только из наряда, прикинь…

– Понятно, сержант Белов. А ну-ка, следуй за мной! – подмигнул приятель.

Леха, дежуривший по столовой, отвел Сашу в какую-то подсобку, через минуту на столе появилась сковорода жареной картошки, банка тушенки, огурцы, помидоры… Белов с жадностью набросился на еду, а Балюк, глядя на него, с сочувствием покачал головой:

– Что ж тебя прямо из наряда в отряд-то погнали, а?

– Нарушителя взял… – пробормотал Саша с набитым ртом.

– Ну и хрен ли? Что за надобность самому-то везти? – не понимал приятель.

Саша хитро улыбнулся и не без гордости произнес:

– Я, Леха, Хромого Сабира взял.

– Иди ты! – ахнул Балюк. – Врешь!

– Пойди у Лощинина спроси, он сейчас у полковника, докладывает… – усмехнулся Белов.

– Ну, Саня… – Леха аж задохнулся от удивления и восторга. – Ну, ты даешь! А ну, погоди-ка…

Он вскочил с места, сунулся куда-то за шкаф и вылез оттуда с початой бу-тылкой водки.

– Это дело надо отметить!

Саша, увидев бутылку, замялся. С одной стороны, его могли вызвать к полковнику, а с другой… После безумного напряжения минувшей ночи выпить хотелось просто неимоверно…

– А если меня к командиру вызовут? – с сомнением спросил он.

– Саня, так по граммулечке же! – задрал брови Леха, доставая стаканы и разливая водку. – Закусишь сейчас – никто ничего не учует!

– Ну, ладно, по граммульке – давай! – решился Белов.

Приятели чокнулись и выпили. Но не успели они поставить стаканы на стол, как дверь распахнулась, и на пороге возник командир погранотряда полковник Панин. За его спиной стоял улыбающийся Лощинин.

– Ну, где тут герой? – радостно пророкотал полковник и тут же осекся.

Да, картинка была еще та – два бойца со стаканами в руках и бутылка водки на столе. Улыбка вмиг слетела с лица Панина. Он нахмурился, засопел и побагровел. Секунду-другую полковник сдерживался, а потом взбешенно рявкнул:

– Раз-дол-баи! – он развернулся на каблуках и, чуть не сбив с ног Лощи-нина, вышел.

Капитан покачал головой и с грустью сказал:

– Дурак ты, Белов. Медаль просрал…

История эта, впрочем, закончилась еще хуже. Саша не получил не только обещанной медали, приказом командира погранотряда его лишили даже полагающегося в таких случаях отпуска. Такого долгожданного, такого нужного и такого важного. А это означало, что теперь, видимо, до самого дембеля Саше не увидеть мамы, Лены и друзей.

А увидеть их всех хотелось невероятно но. Мама очень волновалась и скучала – это было заметно по ее письмам, которые становились все длинней и подробней. А вот письма Лены, наоборот, стали заметно короче, да и приходили теперь куда как реже. Саша думал – Лена просто устала ждать, и старался как-то ободрить ее. Он писал ей длинно и подробно, часто мечтая на бумаге об их будущем.

И только в письмах друзей ничего не менялось. По-прежнему раз в месяц он получал довольно подробный отчет, в котором, впрочем, тоже не все было понятно. Космос писал о какой-то бригаде, в которой трудятся они с Пчелой, но чем конкретно они занимаются – было не ясно. Осенью демобилизовался Фил, его куда-то оформили на работу, но это, кажется, была фикция, он снова тренировался в своем спортин-тернате и, в целом, все у него было по-старому.

XXXII

За месяц до дембеля Филу предложили написать рапорт на сверхсрочку. Смысл этого предложения был прост: парень остается служить и продолжает тренироваться при Центральном совете, у лучших тренеров и специалистов. Фила такой расклад более чем устраивал, он написал что требовалось и явился со всеми необходимыми бумагами к армейскому чиновнику, курировавшему в Центральном совете бокс.

Дверь в кабинет полковника была чуть приоткрыта, оттуда слышался телефонный разговор. Фил решил подождать и присел на стул рядом с кабинетом.

– А что Филатов? – вдруг услышал он из-за двери. – Ну да, и техника есть, и удар, но… Поверь моему опыту, Алексеич, ни Конакбаевым, ни Лемешевым ему не стать! Как почему? Ты его в деле видел? Он же начинает

драться всерьез только после того, как нахватает оплеух! И потом, он же до сих пор камээс, и его, похоже, это вполне устраивает! Когда он расти-то будет? А? Нет, я его решил все-таки оставить, но это так, Алексеич… Как говорится, на всякий пожарный, да и Аркатов за него просил, жалко ему парня… Что? Ах, Хоменко… Ну, Хо-менко – совсем другое дело! Техники почти никакой, зато какой напор, какая воля к победе! А технику мы ему поставим…

Разговор в кабинете давно закончился, а Фил все сидел, не зная как ему теперь поступить. Его, оказывается, оставляли здесь из жалости, никто в него тут всерьез не верил… И что ему было делать? Остаться и доказать, что он еще чего-то стоит? Или плюнуть и уйти? Фил думал, но решение не приходило.

Минут через пять дверь распахнулась, и на пороге появился хозяин кабинета.

– О, Филатов! – слегка удивившись, радушно улыбнулся он. – А ты что здесь сидишь, как бедный родст-

венник? Я его жду, а он… Документы принес?

Фил вскочил и спрятал тонкую папочку с бумагами за спину.

– Товарищ полковник, я… – он смутился, опустил голову. Смотреть в лживые глаза чиновника ему совсем не хотелось, да и не знал он, что ему говорить.

– Ну что?

– Я передумал, товарищ полковник, – решился, наконец, Фил. – Я ухожу…

Он развернулся и быстро зашагал по коридору. До дембеля оставалось всего ничего, надо было как-то определяться в жизни, и Фил обратился к своему тренеру в спортинтернате. Тот обещал помочь и, действительно, быстро все устроил. Фила оформили инструктором по спорту в какой-то почтовый ящик, там же предоставили комнату в малосемейке, а тренироваться он продолжил в родном спортинтернате.

Пчела с Космосом узнали об этих переменах в жизни друга уже после его демобилизации.

– А как же ЦСКА? Ты же в сверхсрочники собирался? – удивился Пчела.

– Передумал, – беспечно улыбнулся Фил. – Надоели эти армейские порядки…

– Ну и правильно, Теофило! – обрадовался Космос. – Бросай ты вообще свой бокс на хрен! Давай к нам с Пчелой! Ты же видишь, как мы поднялись…

Фил промолчал. Друзья и вправду были в полном порядке: деньги у обоих не переводились, на шеях и пальцах засверкало золото, а Космос к тому же заимел еще и автомобиль – огромный старый «Линкольн» коричневого цвета, разрисованный по бокам яркими языками пламени.

– Ну? – обнял его Кос. – А весной и Белый к нам подтянется – такие дела закрутим, что ты!

– Вот Саня подтянется, тогда уж и я за ним, – засмеялся Фил. – А пока потренируюсь еще, надо хоть мастера получить, в самом деле.

К этому разговору они возвращались еще не раз, практически при каждой встрече, но Фил был непоколебим. Ни в каких делах Пчелы и Космоса он участвовать категорически не желал -

по крайней мере до возвращения Белова из армии.

А в марте Космосу пришло странное письмо от Саши. Вначале он, как обычно, писал о службе, о том, что получил недавно третью лычку, что в связи с выводом войск из Афгана забот прибавилось и что из-за этого дембель, скорее всего, на месяц-другой задержат. Потом шли приветы Филу и Пчеле, и в самом конце – приписанная явно второпях, другой ручкой, строчка: «Кос, что там с Ленкой? Она уже месяц не пишет! Разберись, елки зеленые, в чем там дело?»

В этих словах Космос прочел скрытый упрек – мол, обещал проследить, а сам… Упрек, что и говорить, был справедлив. Если Сашиной матери Космос хоть и редко, но звонил, то о Лене Елисеевой он вообще ничего не знал.

Тем же вечером он отправился к девушке домой, но там его ожидал сюрприз – в квартире Елисеевых жили чужие люди. Они сказали, что прежние

хозяева переехали куда-то в Люберцы, точного адреса они не знали.

На следующий день Космос показал письмо Белова Пчеле.

– Ну что скажешь? – спросил он, когда тот закончил чтение.

Пчела пожал плечами:

– Что-то я, вроде, слышал про нее… – задумчиво пробормотал он. – Погоди… В манекенщицы она, что ли, подалась и, кажись, того… по рукам пошла…

– Так что ж ты молчал, дятел? – вспыхнул Космос.

– Кос, да мало ли что болтают… – поморщился Пчела. – Или ты хочешь про эти слухи отписать Белому?

– Ты что, окосел? – вскинулся Космос и задумчиво добавил: – Да, надо сперва все точно узнать, а уж потом решим…

А вскоре им представился случай увидеть, кем стала Лена Елисеева, своими глазами.

Между группировкой Валентина Сергеевича и стремительно набиравшими силу «люберецкими» возник спор из-за одного дискоклуба в центре Москвы. Старшие забили стрелку с конкурентами непосредственно в спорной точке. Для прикрытия переговорщиков на разборку выехала бригада Сохатого в полном составе, в том числе, конечно, и Космос с Пчелой. Старшаки, скромно устроившись за столиком в углу, деловито и сосредоточенно обсуждали свои проблемы, а многочисленные бойцы прикрытия с обеих сторон оккупировали почти половину зала. Разговор шел совершенно мирно, пацаны скучали, и Космос от нечего делать принялся глазеть по сторонам.

За столиком у входа в зал он заметил размалеванную девицу, смутно показавшуюся ему знакомой. Она сидела в компании четырех мужчин, двое из которых годились ей в отцы. Космос присмотрелся и с изумлением узнал в этой крашеной мочалке… Лену Елисееву! Он ткнул в бок Пчелу:

– Глянь на телку у двери, – прошептал он. – Узнаешь?

Пчела неторопливо повернулся к выходу, вгляделся…

– Точно, она, – вполголоса подтвердил он.

– Побазарить бы с ней надо… – голосом, не предвещавшим ничего хорошего, пробурчал Кос.

– Сейчас? Ты с дуба рухнул? – сердито прошипел Пчела. – Вот уходить будем, тогда…

Космос, подумав, кивнул.

Через каких-нибудь полчаса переговоры были закончены, старшаки двинулись к выходу, а за ними потянулись и все остальные. Космос чуть отстал, свернув к столику, за которым сидела Лена. Он остановился напротив девушки и с ледяным прищуром спросил:

– Так вот кем ты стала, кошка драная? Санька там с ума сходит, а ты, тварь, с папиками ханку жрешь? Сколько они тебе платят, кошелка?

Лена, увидев Космоса, оторопела. А через секунду ее бросило в краску, она опустила голову и, сжавшись, замерла. Зато ее спутники, наоборот, повскакивали с мест, зашумели. Один из них схватил Космоса за грудки, к нему тут же подскочил Пчела и несколько пацанов из люберецких. Назревала крупная буча.

– Что за дела? – раздался сзади бас Сохатого. – Космос, что шумишь? Тебе что, эта телка нужна?

– Мне? – презрительно скривил губы Космос. – Мне эта лярва даром не нужна. Она кореша моего кинула, тварь! На этих вот козлов лысых променяла! Кореш в армии парится, а она…

– Слыхали, пацаны? – повернулся Сохатый к люберецким и к мужикам за столиком. – Никому ваша телка не нужна, так что – нема базара, лады?

– Погоди, а как же мы? – не унимался один из спутников Лены, солидного вида мужчина. – Он нас козлами назвал!

– Ну все, хорош уже! – резко осадил его и бригадир люберецких. Похоже, и для него тоже этот конфликт был совсем не желателен.

– Все, братва, замяли! Нема базара! – Сохатый сгреб Пчелу, Космоса и поволок их к выходу.

Получив на улице пистон от Сохатого, друзья отправились домой. Остаток дня они провели в своей беседке, решая за пивом нелегкую альтернати-

ву – писать или не писать Белову об их встрече с Леной. С одной стороны, им хотелось быть честными перед другом, а с другой стороны… С другой стороны, было много чего. Так много, что в конце концов Пчела с Космосом решили – пусть Саня их простит, но пока они ничего писать ему не будут.

XXXIII

Встреча с Космосом была как пощечина, как оплеуха, как удар под дых. Он давно уже ушел, а Лена все не могла прийти в себя. Щеки пылали, мысли в голове путались, было нестерпимо стыдно и больно. О настроении и говорить нечего – оно было испорчено напрочь.

– Ленок, ты что голову повесила? – утешали девушку ее спутники. – Из-за этого придурка? Брось, нашла из-за чего переживать! Вот увидишь, мы этого козла еще встретим и таких ему отвесим, мало не покажется! – после ухода братвы они расхрабрились, расправили плечи, и все как один выглядели героями.

Лена покорно кивала, что-то отвечала, улыбалась через силу, даже выпила по требованию мужчин один за другим три фужера шампанского. Не помогло и это. Ее ужасное, подавленное состояние не проходило. Вечер, увы, безнадежно испорчен. В конце концов это дошло и до ее спутников, один из них

вспомнил о каком-то срочном деле, а вслед за ним, сославшись на головную боль, отправилась домой и сама Лена. Дома, не вдаваясь в разговоры с мамой, она умылась и сразу забралась в постель. Лена лежала, уткнувшись невидящим взглядом в стенку, и вспоминала все события последнего года.

Ну что за жизнь была у нее в прачечной? За копеечную зарплату она целыми днями таскала туда-сюда чужое грязное белье. Отец беспробудно пил, мама болела, денег не хватало даже на то, чтобы сносно питаться! А ведь ей было только восемнадцать, и вокруг было столько соблазнов!

Через год после Сашиного ухода в армию умер отец, и они с мамой сменяли квартиру, переехав из престижного Юго-Запада в богом забытые Люберцы. Это была ее, Ленкина, идея – на доплату от обмена можно было и приодеться, и какое-то время просто нормально пожить, не считая каждую копейку.

С работой на новом месте оказалось труднее. Помыкавшись по разным местам, Лена, наконец, устроилась гладильщицей в кооперативное ателье. Там-то на нее и положил глаз

хозяин. Не проходило дня, чтобы этот похотливый толстяк не оказал ей какого-нибудь – весьма двусмысленного – знака внимания. То щипал за щеку, то похлопывал пониже спины, а то и прижимал к стенке в укромном уголке. Лена все это терпела.

Но потом, посчитав, видимо, что «этап ухаживаний» закончен, хозяин пригласил ее в кабинет и открытым текстом предложил:

– Хочешь, переведу тебя на прием заказов? Чистая работа и зарплата вдвое больше, а? Но, милая моя, тогда уж и ты будь добра… – и он, сально улыбаясь, кивнул на кожаный диван.

Да, можно было, конечно, гордо развернуться и уйти – назад, к раскаленным утюгам и клубам пара, но… Лена, опустив голову, попросила время на раздумье.

– Думай, лапочка! Думай хоть… до конца дня! – великодушно разрешил босс. – Только знай: глупой и упрямой работнице я не доверю даже утюга!

Все оставшиеся три часа Лена барахталась в трясине обывательской мудрости. «Жизнь только одна», «так и сдохну в нищете», «молодость прохо-

дит», «все равно никто ничего не узнает», «да что от меня – убудет?» – эти и подобные им мысли оказались сильнее и стыда, и чести, и верности слову. Вечером Лена уехала из ателье вместе с хозяином на его машине, а наутро уже сидела на приеме заказов.

А вскоре миловидную приемщицу заметил приятель босса – художник-модельер из Москвы. В отличие от своего друга, он был хорош собой, элегантен и обходителен. К тому же предложил Лене заняться модельным бизнесом и пообещал ей на этом поприще свою всемерную помощь! Она обрадовалась, ухватилась за него, как утопающий хватается за соломинку. Да и как ей было не радоваться – ведь это был реальный шанс круто изменить свою жизнь, вырваться из опостылевшей нищеты и серости. Маме и немногочисленным подружкам Лена сообщила, что уходит из ателье, и похвасталась, что скоро станет манекенщицей. Галантный кавалер, конечно, ее обманул. Он и не думал заниматься модельной карьерой девушки, она ему нужна была совсем для других целей…

Впрочем, это уже было не так важно – денег, что давал ей модельер, не избалованной достатком Лене вполне хватало.

Потом был какой-то торгаш, за ним – валютный спекулянт, хозяин чебуречной… Лена в полной мере поняла истинность пословицы «коготок увяз – всей птичке пропасть».

Именно поэтому она и перестала писать Саше. Просто стало ясно – то, что с ней произошло, уже невозможно ни утаить, ни простить! Да и не нуждалась она ни в чьем прощении: в конце концов, она сама выбрала себе такую жизнь! И эта жизнь, старательно утешала себя Лена, была куда интереснее, ярче и веселей, чем нищенское прозябание в прачечной! Да, все это так, и все же, все же…

Лена еще долго не могла уснуть – думала, вспоминала и то и дело тихонько, чтобы не разбудить маму, плакала…

XXXIV

Последние полгода службы стали для Белова самыми тяжелыми. Вывод советских войск из Афганистана стал для пограничников настоящей головной болью. На заставах поубавилось народу – бойцов перебрасывали за реку, прикрывать отход армии. Саша остался на месте, но забот заметно прибавилось – службу приходилось нести чаще, поскольку людей хронически не хватало.

Начальство в связи с этим нервничало, на заставы зачастили проверяющие. И без того задерганным пограничникам мотали нервы бесконечные комиссии. Лощинин осунулся, почернел – каждая такая проверка считала своим долгом что-нибудь накопать и как следует вздрючить замотанного капитана.

Еще одной проблемой для Лощинина неожиданно стали телевизионщики. Чем ближе был день вывода последних наших частей, тем большую активность проявляли люди с камера-

ми и микрофонами. Трижды корреспонденты наведывались и на заставу Лощинина. С ними приходилось нянчиться, как с малыми детьми, бросать все дела и повсюду их сопровождать.

В первый приезд телевизионщиков Белов был в дозоре и их не застал, во второй повторилась та же история, зато в третий раз его взяли в оборот по полной программе. Лощинин, смертельно уставший от визитеров всех мастей, велел разбудить отдыхавшего после наряда Сашу, представил его лучшим сержантом и поручил сопровождать съемочную группу. Три часа Белов вместе с молоденьким лейтенантом из отряда водил команду тележурналистов по заставе и ее ближайшим окрестностям. Кончилась экскурсия тем, что его с автоматом в руках и с верным Полем у ног сняли на фоне Пянджа и красно-зеленого пограничного столба. После этого вполне довольные телевизионщики укатили, а умотавшийся Белов отправился досыпать.

Наконец вывод войск был завершен. Настал долгожданный день,

когда генерал Громов торжественно прошел по мосту через Пяндж, поставив тем самым точку в бесславной десятилетней авантюре советского руководства.

На заставах, впрочем, после этого спокойней не стало. С афганской стороны ожидали всяческих провокаций, и, надо сказать, оснований для такого, беспокойства было предостаточно.

По этой причине дембель задерживался – об этом было объявлено официально. Это само по себе нерадостное обстоятельство усугублялось тем, что никто не мог сказать – на какой срок эта задержка. Полная неопределенность такого ожидания нервировала всех дембелей, и Белова, разумеется, тоже. Он ходил мрачный и злой, время от времени срываясь на своих подчиненных.

Незадолго до майских праздников Сашу вызвал к себе начальник заставы.

– Садись, Белов, – кивнул он на

стул.

Саша сел, с надеждой всматриваясь в хмурое лицо капитана – вдруг тот что-нибудь скажет про дембель?

– Ты чем на гражданке заняться думаешь? – спросил Лощинин.

– В институт поступать буду… – слегка растерянно ответил Белов. – А зачем вам?

Лощинин поднял на него усталые глаза:

– Институт, говоришь? Это хорошо… – задумчиво сказал он. – А я, Сань, тебе вот что предложить хочу… Хороший ты мужик, Белов, надежный. На тебя всегда положиться можно. Такие на границе во как нужны! Короче, подумай, Сань, может, останешься на сверхсрочную, а? А там, глядишь, и в школу прапорщиков можно? Ты как на это смотришь?

Белов опешил – такого поворота он никак не ожидал. Лощинин расценил его заминку, как сомнение, и продолжил гнуть свое:

– А можно и в погранучилище, Сань! Я сам тебе рекомендацию напишу, хочешь?

Саша покачал головой. Так покачал, что капитану сразу стало ясно – никакие уговоры тут не помогут. А Белов решительно встал и сказал, как отрезал:

– Я, товарищ капитан, домой хочу. Очень хочу.

Начальник заставы помолчал и нехотя кивнул:

– Хорошо, Белов, свободен.

Больше к этой теме они не возвращались.

А время шло, дни сменяли один другой, как черные бусинки на четках Фархада, заполненные службой, текущими заботами, какими-то необязательными разговорами, перекурами, столовой, казармой, мелкими неурядицами и – над всем этим – огромным, как небо, ожиданием.

И не проходило, казалось, ни единого часа, чтобы в голове Саши хотя бы раз не прозвучал, как навязчивый рефрен, один и тот же, – самый главный – вопрос: «Ну, когда же наконец дембель? Когда же, черт побери? Когда?»

ЭПИЛОГ

Дембель неизбежен, как мировая революция.

А еще дембель – это праздник. Настоящий, как Новый год. Вот ждешь его, ждешь, маешься, считаешь денечки, и кажется уже, что вся радость твоя ушла в это самое ожиданье, как вода в песок. Но стоит только пробить заветному часу – и хлоп! – как шампанское из теплой бутылки вырвется разом все, что копилось в душе долгих два года. И нет на всей земле человека счастливей тебя. Потому что – воля, потому что – все впереди, потому что – домой!

Запыхавшийся салабон цвел, как майская роза.

– Товарищ сержант, – приложив руку к выцветшей панаме, по всей форме докладывал он, – только что сообщили из отряда: пришел приказ…

– Что? – нетерпеливо перебил его

Белов.

– Дембель, товарищ сержант… – расплылся в улыбке паренек.

– Зема… – Белов положил руку на пыльный зеленый погон бойца и пробормотал, еле сдерживая клокочущую в груди радость. – Спасибо, зема, спасибо… На вот, возьми, – он вытащил из кармана едва початую пачку «Родопи» и протянул солдатику.

«Все, елки зеленые! Баста! Дембель!» – ликовал про себя Белов, шагая к казарме. Он старался не мчать, не торопиться – все-таки не пацан, не салажонок стриженый. Как-никак – солидный человек, сержант! Можно сказать – опора армейского порядка и дисциплины…

Перешагнув порог казармы, Саша все же не стерпел и что было мочи рванул по коридору. Возле дневального притормозил и весело гаркнул:

– Кому служишь, салабон?

– Служу Советскому Союзу! – козырнув, с готовностью отрапортовал боец.

– Ты служишь дембелю, салага! – беззлобно хохотнул Белов и рванул дверь Ленинской комнаты.

В пустом помещении был только один человек. Спиной ко входу сидел Фара. Он сосредоточенно набивал травкой выпотрошенную «беломорину».

– Белов, ну что ты орешь? Как конь! – не повернув головы, недовольно процедил Фархад. – Не видишь – человек делом занят! – он криво усмехнулся, выстукивая косячок о ноготь.

Саша плюхнулся на стул рядом с другом и, улыбаясь в тридцать два зуба, восторженно выдохнул:

– Дембель, рядовой Джураев!

Тот вытаращил глаза и, раздавив в судорожно сжатом кулаке приготовленный косяк, истошно заорал:

– А-а-а-а-а-а!!!

– А-а-а-а-а-а!!! – тут же подхватил этот дикий вопль Белов.

Они голосили так безудержно-радостно, так неистово, так самозабвенно, что в казарме зазвенели стекла.

Дневальный покосился в сторону распахнутой настежь двери в «ленинку» и не удержался от завистливого вздоха. Уж он-то прекрасно знал, какой это праздник – дембель.

На следующий день они прощались. Проводили наряд, отправлявшийся на границу, и отправились бродить по заставе.

– Что-то мне, Фара… На душе скребет как-то… – пожаловался Саша. – Прощаемся вроде бы…

– Да брось ты, Сань, – обнял его друг. – Знаешь, один мудрец когда-то сказал: если души не умирают, значит прощаться – отрицать разлуку!

– Ну, началось… – усмехнулся Белов.

Фара захватил из казармы старенький ФЭД, и друзья отправились в питомник, к собакам.

Поль безошибочно почувствовал предстоящую разлуку: он жался к ноге и тихо, по-щенячьи подскуливал. Позируя для снимка, Саша присел к овчарке и положил руку ей на загривок. Пес тут же повернулся и поднял на своего хозяина больные от тоски глаза. От этого взгляда сержанту стало не по себе.

«Обязательно заведу дома собаку» – смятенно подумал Саша. Непонятная хандра стала еще сильнее. Его армейская жизнь подошла к концу, казалось бы – радуйся, чудак! Но сегодня дембелю Белову было отчего-то невесело. Да, в этой жизни хватало и трудностей, и тупой армейской дури, в ней было много однообразной рутины и совсем немного радостей. Но зато в ней все было предельно ясно и просто – служба, казарма, наряды, караулы… А что его ждало на гражданке? Писем от Ленки не было уже почти полгода. Ленка, Леночка, Ленок, неужто забыла солдата, неужто закрутила с кем? «Что там с Елисеевой?» – спрашивал в каждом своем письме в Москву Саша, но о Ленке ни слова не писала ни мать, ни ребята. Ребята… Ехидный хитрован Пчела – не по годам деловой и практичный, он всегда был в курсе всех слухов и знал, казалось, все и про всех. Баламут, понтярщик и приколист Космос – неугомонный затейник, выдумщик и большой охотник до всего нового. Невозмутимый молчун Фил, недавно получивший мастера спорта по боксу, – всегда готовый прийти на помощь, надежный и крепкий, как скала…

Они вместе уже сто лет – с первого класса – и, конечно, ждут не дождутся Сашиного возвращения. Вот только… Мать как-то в письме упомянула, что его друзья связались с какой-то шпаной, да и сам Космос в своих посланиях прозрачно намекал на какие-то левые делишки…

В Москве предстояло все выяснить – и насчет Ленки, и насчет пацанов. А ведь еще надо было найти работу, подготовиться в институт и постараться поступить хотя бы на вечерний… Словом, хлопот – выше крыши!

– Эй, Белов, ты чего? – наводя на Сашу с Полем фотоаппарат, окликнул его Фархад. – А ну-ка, сделай «смайл»!

– Что-то все равно тоскливо, – смущенно признался Саша и вздрогнул – это Поль, вывернувшись из-под руки, лизнул его в щеку.

– Поль, дружище… – потрепал пса по загривку Белов и широко улыбнулся.

Щелк! – сработал затвор фотоаппарата, и довольный Фара крикнул:

– Есть, снято!

«Ладно, приеду – разберусь! И с Ленкой, и с пацанами, и со всем остальным!» – подумал Саша. Он встал и, отбросив свои невеселые мысли, решительно сказал:

– Все, Фара, пошли собираться! Пора домой двигать, в Москву!



Оглавление

  • Часть первая КЕМ БЫТЬ?
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • Часть вторая
  • XI
  • XII
  • XIII
  • была!
  • XIV
  • XV
  • XV
  • XVI
  • XVII
  • XVIII
  • XIX
  • XX
  • Часть третья
  • XXI
  • XXII
  • XXIII
  • XXIV
  • XXV
  • XXVI
  • XXVII
  • XXVIII
  • XXIX
  • XXX
  • XXXI
  • XXXII
  • XXXIII
  • XXXIV
  • ЭПИЛОГ