КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 404679 томов
Объем библиотеки - 533 Гб.
Всего авторов - 172162
Пользователей - 91961
Загрузка...

Впечатления

Шляпсен про Ярцев: Хроники Каторги: Цой жив (СИ) (Героическая фантастика)

Согласен с оратором до меня, книга ахуенчик

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Шаргородский: Сборник «Видок» [4 книги] (Героическая фантастика)

мне понравилось

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

Единственная здравая идея: что влияние засрапопаданца может резко изменить саму обстановку, так что получает он то же 22 июня, только немцы теперь с куда более крутым оружием...

Впрочем, это, несомненно, компенсируется крутостью ГГ, который разве что Берию в угол не ставит, а Сталина за усы не дергает, так что он сам сможет справиться с немецкой армией врукопашую (с автоматом для такого героя было бы уже как-то неспортивно...)

Словом, если начинается, как чушь, то так же и закончится.

Нет, конечно, бывают и исключения, когда конец гораздо хуже начала...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Маришин: Звоночек 2[СИ, закончено] (Альтернативная история)

мне тоже понравилось. хотя много технических подробностей

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Панфилов: Ворон. Перерождение (Фэнтези)

После прочтения трилогии "Великая депрессия", которая мне понравилась, захотелось почитать еще что либо из произведений этого автора. Начал читать "Ворона", но недолго. Дочитав до описания операции по очистке Сербии, в ходе которой были убиты около пяти тысяч "американских элитных вояк"(с), бросил эту книжку. В родной стране говна много, автор его вскользь описывает, а вот поди ж ты! "Америкосы" ГГ дышать мешают! Особенно насмешила сноска, в которой пацаны-срочники всегда выигрывают у элитников американцев. Ну да, и пример взят энциклопедический - провал "Дельта Форс" в освобождении заложников. "Голливудская известность" Дельты, ерничает автор. А нашумевшая известность родного спецназа после Беслана, Норд-оста и т.п. его не колышит. В общем, мое мнение о книге - типичный "вяликоруский" шовинизм и ксенофобия. В топку!

Рейтинг: -1 ( 3 за, 4 против).
Шляпсен про Огнев: Шакал (СИ) (Боевая фантастика)

До вроде ничего так, но вот эти философские рассусоливания за жисть, ну и чё за финал, товарищ автор.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Вовк: Танкист (СИ) (Альтернативная история)

когда вторая книга будет? любопытные отступления у автора.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Каприз мечты (Обещанный рассвет) (fb2)

- Каприз мечты (Обещанный рассвет) (пер. Татьяна Алексеевна Перцева) (а.с. Женщины Запада-1) (и.с. Купидон-романс) 878 Кб, 261с. (скачать fb2) - Робин Ли Хэтчер

Настройки текста:



Робин Ли Хэтчер Каприз мечты (Обещанный рассвет)

ПРОЛОГ

Плантация «Туин Уиллоуз», штат Джорджия, март 1867 года.

– Пойдем, здесь ничего нам больше не принадлежит.

Такер Брениген заботливо взял мать за руку и вывел из дома на веранду.

Харлей Симмонс, сидевший в кресле, поднялся, снял шляпу, обнажив редеющие каштановые волосы, и небрежно поклонился:

– Добрый день, миссис Брениген.

– Мистер Симмонс.

Морин Брениген отошла от сына. Ее слова звучали с обманчивой вежливостью; только Такер мог расслышать нотки пренебрежения в этом негромком спокойном голосе:

– Надеюсь, вы все найдете в полном порядке.

– Меньшего я не ожидал, мэм.

– Осталось отдать это.

Она уронила ему в руку связку ключей.

Харлей кивнул удовлетворенно: лицо расплылось в широкой улыбке.

Морин повернулась спиной к новому хозяину прежде, чем тот успел сказать что-то еще. Ее зеленые глаза встретились с глазами сына, и тот заметил блеск не пролитых слез и дрожь подбородка, но знал, что мать никогда не позволит себе заплакать перед этим «грязным мародером».

Такер помог матери спуститься с крыльца и подвел ее к скромному кабриолету, где уже сидели его сестра и тетка.

– Будь я здесь главной, убила бы этого трусливого, жалкого…

– Шеннон!

Предостерегающий окрик Морин ясно дал понять, что она не потерпит никаких разговоров на эту тему.

Старшая из братьев и сестер Такера, двадцатилетняя Шеннон Брениген крепко обняла мать, поднялась в кабриолет и взяла в руки поводья.

– Все равно, убила бы, – мрачно проворчала она.

Такер протянул руку престарелой двоюродной бабушке.

– Вам лучше поскорее отправляться, тетя Юджиния, – сказал он. – Уже поздно.

Старая женщина взглянула на него слезящимися глазами.

– Ты не мог бы день-другой пожить у нас в Атланте, Такер?

– Вы же знаете, это невозможно.

– Шеннон должна была поехать с вами. Голос Юджинии дрожал.

Такер понимал, что имеет в виду тетка. Юджиния Годвин, слишком старая, чтобы выдержать утомительное путешествие на запад, оставалась в Атланте, месте, переставшем быть ее домом. Это был совершенно не тот юг, который она знала. Шеннон вызвалась остаться в Джорджии, чтобы ухаживать за теткой отца, и Юджиния чувствовала себя виноватой в том, что все еще цепляется за жизнь в восемьдесят семь лет.

– Мы любим вас, – мягко сказал Такер и поцеловал ее в морщинистую щеку.

Юджиния, кивнув, позволила усадить себя рядом с племянницей.

Такер наклонился к сестре.

– Шеннон, мы напишем, как только доберемся до Бойсе.

– Не беспокойся за меня, Так. Мы с тетей прекрасно проживем вместе.

Когда Такер поцеловал девушку, его синие глаза подозрительно повлажнели.

– Янки не победили Бренигенов, чтобы они ни говорили и как бы ни хвастались.

Такер отвернулся, прислушиваясь к скрипу колес, означавшему, что сестра и тетка наконец-то тронулись в путь.

Звук причинял почти физическую боль, ощутимо знаменуя медленный распад семьи, разрывы родственных связей.

Взгляд его упал на одинокого всадника, сидевшего на длинноногом гнедом мерине. Вот и еще один листок падает с могучего некогда дерева, и Такер не в силах ничего предпринять.

С тяжелым сердцем он подошел к брату. Красивое юное лицо Делвина исказила горькая усмешка. Такер остановился в нескольких футах от брата:

– Может, все-таки передумаешь?

– Нет. Остаюсь здесь. Не побегу, поджав хвост.

– Тебе только семнадцать, Делвин.

Все это Такер много раз повторял раньше, надеясь переубедить мальчика.

– Многие, ничуть не старше меня, сражались и умирали за Юг.

Такер почувствовал, что теряет терпение:

– И что принесло нам все это кровопролитие? Крах. Горечь. Бедность.

– И причина всему – янки.

– Нельзя во всем винить только их.

Такер отвечал, не прислушиваясь к тому, что говорит. В конце концов, это всего лишь слова. В глубине души он сознавал – слишком поздно. Слишком поздно для Делвина. Слишком поздно для отца. Слишком поздно для них всех.

Угольно-черные глаза Делвина бешено сверкнули.

– Когда мы снова увидимся, я передам тебе документы на право владения «Туин Уиллоуз».

Плечи Такера устало опустились, словно в нем не осталось больше сил бороться и возражать. Он страстно хотел, чтобы между ним и братом возродилась былая близость… Но слишком много лет прошло, слишком много битв пережито…

– Только не позволяй ненависти ослепить себя, Делвин. Бессмысленно биться головой о кирпичную стену; этим ты лишь ускоришь собственную гибель. И когда, наконец, увидишь, что не можешь выиграть, прошу, умоляю, забудь о гордости и приезжай к нам в Айдахо.

Такер, помолчав, оглянулся на мать и младших брата и сестру.

– Ты не попрощаешься с ними?

– Я уже сделал это. Нет смысла тянуть. Такер кивнул и быстро направился к экипажу.

– Мы никогда не вернемся? – со слезами в голосе спросила семилетняя Фиона.

Такер поцеловал спадавший на лоб темно-рыжий локон:

– У нас будет новый красивый дом на Западе, Фиона. Подумай только, сколько приключений нас ожидает! А как только устроимся, купим тебе пони и достанем котенка.

– Котенка? В самом деле, Так?

– Обещаю.

Так поднял девочку, устроил на кожаном сиденье и взглянул на девятилетнего брата Нила.

По контрасту с гневом Шеннон, горечью Делвина и слезами Фионы, лицо Нила выражало одно лишь возбуждение. Сверкая черными глазами, он спросил:

– Можно я сяду с Моузом? Хоть ненадолго? Он умоляюще смотрел то на мать, то на брата:

– Пожалуйста, Моуз не будет возражать. Правда, Моуз?

Кучер – уже не раб, он все-таки больше чем просто слуга, – покачал седеющей головой и улыбнулся:

– Он может ехать со мной до самого Нового Орлеана, пока не придет время расставаться.

– Ну что ж, тогда, полагаю, все в порядке, – улыбнулся Такер, взъерошив черные как смоль кудри мальчика. – Взбирайся на козлы.

Нил, тоже расплывшись в улыбке, вскарабкался на козлы, по-мальчишески равнодушный к драматизму момента. Такер от души пожалел, что не может так же легко относиться к происходящему, и, не в силах сдержаться, вновь повернулся к матери. Морин в последний раз посмотрела на здание из красного кирпича, бывшее домом для трех поколений Бренигенов. Такер проследил за взглядом матери.

– Мы действительно никогда больше не увидим «Туин Уиллоуз»[1], сынок? – тихо спросила она.

– Да, мама, никогда.

– Все равно название теперь не подходит, ведь ив больше нет. Помню ясно день, когда их срубили. Стояла ужасная жара. Ты сражался с генералом Ли в Виргинии, а отец и Грейди были в Атланте. Явились янки и взяли все, что не было прибито гвоздями к стенам и к полу, а остальное поломали и сожгли. И заодно они уничтожили ивы.

Руки Такера чуть крепче сжали хрупкие плечи матери. Он знал: настало время распроститься с горечью, как уже было сказано Делвину. Но иногда…

– Фаррел всегда говорил, что когда-нибудь мы посадим новые.

– Обязательно, – кивнула Морин, чувствуя, как судорожно сжимается горло. – Только не здесь.

Взгляд матери скользнул дальше, к тому месту, где находилось семейное кладбище.

– Война изменила твоего отца. Он был таким сильным, веселым и добрым… Я навсегда запомню Фаррела таким.

Она коснулась платочком носа:

– Твой отец… Грейди… Как больно оставлять их здесь. Ты так и не увидел, как вырос твой брат. Ты и Грейди…

Морин смолкла, глотая слезы.

– Я знаю, мама.

– Боже, я совсем как Фиона, – вздохнула мать, распрямив плечи. – Ничего, нам полезно пережить новые приключения. Знаешь, сынок, я никогда не была дальше Атланты. Пора взглянуть на новые места.

Пальцы Морин коснулись руки сына, и она прошептала:

– Ты сделал все, что мог, Такер. Твой отец всегда гордился тобой. Ты такой прекрасный сын!

Такер стиснул зубы. Он, конечно, сделал все, что мог, но этого оказалось недостаточно. Сумей он добиться большего, плантация, возможно, не перешла бы в руки хищника-янки, а семья не разлетелась бы, словно листья по ветру. Если бы он только смог сделать больше…

Но самобичевание ничего не изменит.

Такер молча взял мать под руку и усадил в экипаж.

– Готово, Моуз, можно ехать, – сказал он и уже хотел присоединиться к родным, но тут увидел ее. Чармиан Пинкхем, на маленькой гнедой кобыле, ожидала их в конце подъездной аллеи. Ее белокурые локоны были спрятаны под кокетливую желтую шляпку в тон платью, складки которого раскинулись по дамскому седлу и по бокам лошади, словно солнечные лучи. Такер не видел ее уже почти год, со дня свадьбы. Чармиан совсем не изменилась. Прекрасна, как всегда. Почему она явилась? Зачем посыпать солью старые раны?

– Подождите здесь, – велел он и не спеша зашагал по усаженной деревьями аллее.

– Я не могла позволить тебе уехать, не простившись, – тихо сказала Чармиан, когда Такер остановился рядом с лошадью.

– А я думал, мы уже давным-давно попрощались. На твоей свадьбе.

– О, Такер, почему тебе понадобилось так упрямиться?

Наклонившись вперед, она положила на его грудь затянутую в перчатку руку.

– Если бы ты только позволил папе…

– Ты знала, почему я не мог работать с твоим отцом.

– Но ведь не было никакой нужды терять «Туин Уиллоуз». Если бы ты согласился работать на папу в прошлом году, когда он предлагал, мы могли бы пожениться и теперь тебе бы не пришлось никуда уезжать. Мы были бы вместе, как и намеревались.

По мнению Такера, в Чармиан было все, что он желал в женщине. Когда ему было семнадцать, Чармиан впервые призналась, кокетливо похлопав ресницами, что чувствует себя совершенно беспомощной без него, и он решил жениться только на этой девушке.

Такер считал Чармиан прелестной и изысканной, воплощением истинной леди-южанки. Он любил ее. Но Чармиан лгала ему. Все в ней оказалось фальшивым.

– А Деннис знает, что ты здесь, Чармиан? Но Чармиан будто не слышала:

– Мы могли быть счастливы, Такер. Будь ты таким же сообразительным, как отец и Деннис, ты мог бы вернуться с войны еще богаче прежнего. Но ты и твоя гордость! Что хорошего она даст тебе? А куда ты едешь?

– В Айдахо, – сухо сообщил Такер.

– Ах, не все ли равно!

Всхлипнув, она прошептала, поднося к глазам белый платочек:

– Знаю только, что буду тосковать по тебе. Такер сам удивился, насколько равнодушным оставили его слезы Чармиан. Он ожидал снова почувствовать знакомую боль, причиненную обманом, снова ощутить, как разрывается сердце, но последняя энергия истощилась, куда-то пропала, и не осталось сил даже на гнев. Осталась лишь легкая горечь воспоминаний. И все.

– Вряд ли Деннису это понравится, – заметил он с еле заметным сарказмом.

Чармиан застыла, выпрямилась и отняла руки.

– По крайней мере, у Денниса достаточно мужества, чтобы остаться в Джорджии и безропотно вынести самое худшее.

– Не стоит оставаться в Джорджии, если для этого приходится сотрудничать с янки и мародерами и отнимать дома у моих друзей, уже и так потерявших все. Даже ради тебя, Чармиан.

Она с размаху ударила его хлыстом по лицу. Голубые глаза гневно блеснули.

– Ты глупец, Такер Брениген. Ни одна женщина не может полюбить глупца.

Повернув кобылу, она помчалась галопом прочь от «Туин Уиллоуз».

Такер молча смотрел ей вслед, осторожно касаясь кончиками пальцев саднившей щеки, и думал, что Чармиан, возможно, права. Вероятно, он и в самом деле не очень умен. Но, по крайней мере, ни одна женщина теперь не сможет сделать из него большего дурака, чем он есть.

Часть 1

Взбирались мы на горные вершины,

Иль по рекам пускались смело вброд, —

Всегда в трудах и вечно без забот.

И где б найти ночлег ни приходилось,

В пустыне ли на подвижном песке,

Во мгле ль пещер иль в темном уголке, —

Как сладко нам везде спалось и снилось!..

… С подложенным под голову седлом, —

Везде мы спим, бывало, крепким сном

И, встав чуть свет, опять уж в путь готовы,

Труд нипочем был нашему кружку.

Не зная нег, мы гнали прочь тоску.

Все молоды, отважны и здоровы.

Байрон «Осада Коринфа».

ГЛАВА 1

Индепенденс, Миссури, апрель 1867 года

Сидя на большой, серой в яблоках кобыле, Дэвид Фостер ждал, пока караван покинет Индепенденс.

Было уже двадцать девятое апреля, и, если все пойдет хорошо, к октябрю они доберутся до Портленда и Вилламетт Вэлли. После десяти таких путешествий вожатый каравана знал, что некоторые переселенцы не сумеют достичь места назначения и их похоронят где-то на обочине орегонского тракта. Фостер надеялся только, что на этот раз смертей будет мало.

Первый фургон, набитый припасами и вещами вожатого каравана, проехал мимо. На месте кучера сидел Куп, привычно правивший упряжкой мулов.

Фостер и его жена Эмили появились в Орегоне с намерением завести ферму и начать возделывать землю. Родители Купа умерли, не успев добраться до форта Лареми, и Эмили, по мягкости характера и доброте, приняла немого пятнадцатилетнего мальчика в дом и обращалась с ним как с родным. Куп помогал по дому и в поле, а после смерти Эмили остался с Дэвидом, следуя за хозяином повсюду, куда того заносили беспокойный характер и неутомимые ноги. Хотя Куп не мог говорить, его присутствие почему-то успокаивало и придавало бодрости, а кроме того, юноша оказался хорошим поваром, так что они не голодали.

Вторым следовал фургон Эдамсов. Его было легко отличить от остальных. Отовсюду торчали детские головки. Джейк и Дороти Эдамс были счастливыми родителями восьми дочерей, от пяти до шестнадцати лет. Джейк, спокойный мужчина огромного роста, казался полной противоположностью крикливой энергичной жене. Такой рассудительный человек не будет принимать поспешных решений.

В ряду других фургонов ехали Бейкеры, молодая пара, сами почти дети, с двумя малышами. Вскоре должен был родиться и третий. Даже отсюда Дэвид различал возбуждение, написанное на юных лицах. Люди, полные надежд и грез.

Дэвид кивнул им и улыбнулся, но как только фургон миновал его, улыбка исчезла. Он терпеть не мог, когда беременные женщины отправлялись в долгое путешествие, изматывающее даже сильных мужчин. Дэвид надеялся, что для Маршалла и Сьюзен Бейкер и их детей все окончится хорошо.

За Бейкерами следовали Бренигены. С самой первой встречи Дэвид воспылал к ним особой симпатией. Морин была, пожалуй, одной из самых красивых женщин, какую когда-либо ему приходилось видеть. Совсем не похожа на хрупкую, слабенькую Эмили. Морин Брениген, истинная леди, казалось, была сделана из стали. Ее внешность отличалась необычайной яркостью: медно-рыжие волосы обрамляли прелестное лицо с проницательными зелеными глазами.

Такер Брениген, высокий, красивый, кареглазый молодой человек, был по природе своей лидером. Дэвид заметил это почти мгновенно. Хотя ему было всего лет двадцать пять, люди обращались к Такеру за советом, может, потому, что он был адвокатом, но Дэвид считал, что дело не только в этом. Переселенцы чувствовали его острый ум, доброту и понимали, что он сочувствует их бедам. И хотя Такер все еще терзался тяжкими душевными ранами, Дэвид заметил, с какой неизменной справедливостью он относится к людям. Фостер полюбил молодого человека и надеялся, что они станут друзьями.

На дороге показался фургон Фалкерсонов. Ралф Фалкерсон, кузнец по профессии, направлялся в город Орегон с тремя взрослыми сыновьями, чтобы открыть там кузницы. Высокие, с мощными, как стволы деревьев, руками, Фалкерсоны, конечно, прекрасно вынесут тяготы путешествия, если, не дай бог, не погибнут от собственной стряпни. Дэвид как-то поужинал с ними, когда они только появились в Индепенденсе, и с тех пор твердо уверился, что в один прекрасный день Фалкерсоны умрут от острого отравления.

За ними ехали Джибсоны, потом Маккаллоу, и еще, и еще… Тридцать пять фургонов. Тридцать пять семей, и у каждой своя история. Тридцать пять причин, по которым эти люди покинули дом и рискнули попытать счастья, отправившись в неизвестность.

Глубоко вздохнув, Дэвид произнес быструю молитву, прося Господа дать им благополучно закончить путешествие. Потом поскакал к голове каравана.

– Позволь мне, Такер. Позволь! – Нил умоляюще протянул руки, и его черные глаза возбужденно блеснули.

– Ну… – нерешительно начал Такер.

– Я могу сделать это.

Такер сунул поводья в маленькие, нетерпеливые пальчики. Вряд ли это может повредить. Караван пробыл в пути не больше часа, и фургоны двигались очень медленно.

– Тебе придется показать и мне, как это делается, Такер, – вмешалась Морин, высунув голову из фургона. – Ты можешь понадобиться в другом месте во время путешествия.

– Но это занятие не для тебя, мама.

– Чепуха. Почему ты продолжаешь настаивать на том, что я – ни на что не способное, беспомощное создание?

– В жизни не думал ничего подобного, – улыбнулся Такер.

– Прекрасно.

Морин осторожно пробралась вперед и уселась на козлы:

– А теперь объясни мне и Нилу, что делать с таким количеством животных и упряжи.

Показывая брату и матери, как пропускать поводья между пальцев, Такер не мог не удивляться, как легко Морин приспособилась к новой трудной жизни; гораздо легче, чем можно было ожидать. Она, казалось, забыла, что выгнало их из дома, разбросало семью и погубило все, что было ей так дорого.

Нет, это несправедливо. Морин помнила все беды и потери, но принимала несчастья как волю Божью. Но Такер твердо знал – не Бог отнял у них отца, брата и дом, а промышленники из северных штатов, завидовавшие капиталам южных плантаторов, которые использовали рабский труд. Именно они и жадные политики, хотевшие набить карманы чужим золотом, принесли на их землю войну, и, когда все было кончено, послали своих стервятников пировать на трупах конфедератов.

Такер с ужасом наблюдал за приближением войны, но, хотя был слишком молод, понимал: остановить ее невозможно. Когда Джорджия решила отделиться от Соединенных Штатов, Такер остался на стороне южан, хотя понимал, как непрочна надежда на успех. Он был с генералом Ли в Виргинии, когда настал конец, и вернулся домой, надеясь, что худшее позади. Но многочисленные ловцы удачи, мародеры слетелись на юг, словно саранча, жаждущая докончить то, что начал шермановский марш уничтожения.

Такер не забыл ничего. И не позволит себе забыть. Он намеревался помнить это до конца жизни и сделать все, чтобы ужас, постигший их семью, никогда не повторился. Ни с ним, ни с теми, кого он любил, ни с его страной.

И единственный способ достичь этого – добиться власти. Такер надеялся, что сумеет сделать это на новых территориях в Айдахо. Его кузен, Киген Брениген, был послан в Айдахо Конфедерацией, чтобы попытаться привезти на юг золото, которым можно было бы заплатить за столь необходимые припасы и оружие. Раненный во время попытки напасть на караван с золотом, Киген был оставлен в Айдахо. К тому времени, как он поправился, война кончилась. Киген несколько раз писал Такеру о возможностях, которые могут представиться в столице. Если верить Кигену, когда-нибудь Айдахо станет штатом, таким же, как Орегон.

Такер совсем не был уверен в том, что это скоро произойдет, но мечта кузена о лучшем будущем в Айдахо стала его собственной. Он намеревался принять участие в создании этого нового штата, сделать так, чтобы в Айдахо появились законы, защищающие людей, – бедных фермеров, таких, как Джейк и Дороти Эдамс. И тех, кто, подобно Бренигенам, прожили на этой земле три поколения. Он был намерен также сделать все, чтобы жадные промышленники и алчные политики не получили возможности начать новую войну.

– Так!

Нежный голос матери отвлек Такера от тяжелых раздумий.

– Почему бы тебе не прокатить Фиону на Блу Бое? Нил достаточно силен, чтобы управлять фургоном.

Такер внимательно поглядел на младшего брата. Мальчик широко, радостно улыбался, едва не лопаясь от гордости. Оглянувшись на Морин, Такер заметил, что мать кивнула. Должно быть, она в самом деле права. Им всем, даже малышке Фионе, придется взять на себя какие-то обязанности в этом нелегком путешествии. И, пожалуй, лучше начинать прямо сейчас. Кроме того, мать не была так уж беспомощна в управлении упряжкой лошадей. В свое время она немало поездила по округе в красивом кабриолете с надежными рессорами. Правда, эта повозка была гораздо более неповоротливой и тяжелой, а четыре пары длинноухих мулов далеко не столь привлекательными, как чистокровные лошадки, которых всегда запрягали в экипажи Бренигенов.

– Поезжай, Такер, – повторила Морин. – И не торопись возвращаться.

Такер, не тратя лишних слов, спрыгнул на землю и подошел к фургону.

– Как насчет прогулки верхом? – окликнул он Фиону.

Маленькая рыжеголовая сестричка немедленно вскочила и бросилась в протянутые руки Такера. Тот поднял ее в седло вороного жеребца.

– Поедем поговорим с мистером Фостером, хорошо? – предложил Такер, устраиваясь за Фионой.


Такер лежал на земле, положив руки под голову, и смотрел на мерцающие звезды. Он понимал, что после тяжелого дня следует отдыхать, но сколько ни старался, заснуть не мог. Всего лишь один день – и он уже прекрасно представлял тяжелый, утомительный распорядок путешествия – подъем до рассвета, завтрак съеден и палатки свернуты еще до семи, иногда приходится по очереди гнать скот и табун лошадей и, наконец, помогать устанавливать фургоны в идеальный круг на ночь. Пока переселенцы были захвачены предотъездной суматохой и радовались, что караван наконец-то вышел в путь, Такер ощущал лишь тоску при мысли о монотонных унылых месяцах, ожидавших его впереди.

Но, по крайней мере, снаряжены они неплохо. Хотя Бренигены приехали в Индепенденс всего лишь с несколькими саквояжами, в которых, кроме одежды, были книги Такера по праву и юриспруденции, все-таки у них хватило денег на четыре пары крепких мулов, надежный фургон и достаточное количество провизии. Благодаря Харлену Симмонсу они не были обременены фамильными вещами, как некоторые семьи, но если верить Дэвиду Фостеру, большинство этих вещей, как крайне необходимых, так и совершенно бесполезных, будут безвозвратно утеряны еще до того, как их владельцы доберутся до Орегона. А кому лучше знать, как не Фостеру? Их вожатый каравана, широкоплечий мужчина с густой шапкой белых волос, в десятый раз совершал путешествие на Запад. Такеру он понравился с первой встречи. Фостер не тратил слов зря, но то, что он говорил, всегда имело глубокий смысл.

Его караван насчитывал сто двадцать девять человек, тридцать пять фургонов, везущих стариков и детей, фермеров, банкиров, образованных и неграмотных, людей из разных слоев общества, собравшихся, чтобы отправиться в неизведанный путь и начать новую жизнь.

И Такер неожиданно сообразил, что перестал делить людей на конфедератов и янки. Теперь они стали всего-навсего Эдамсами и Бейкерами, Маккаллоу и Фалкерсонами.

Удивленный этим открытием, Такер неожиданно испытал чувство облегчения. Он, конечно, не забудет, кто стал причиной войны, так обездолившей его и его семью, но как все-таки хорошо перестать винить людей просто потому, что они жили к северу или к югу от линии Мэзон – Диксон. Такер сумеет добиться большего, если в душе не останется ненависти, а ее место займут решимость и воля к победе.

Такер невольно улыбнулся. Еще неделю назад он не переставал гадать, что заставляет такое множество людей отправляться в долгое опасное путешествие на Запад.

Теперь, глядя на усыпанное звездами небо, он осознал, что за это время они успели стать маленькой общиной, соседями и друзьями. Тридцать пять фургонов, сто двадцать девять человек, городок на колесах и в седлах.

Возможно, дорога покажется не такой унылой и утомительной.

ДНЕВНИК МОРИН

3 мая


Завершен наш пятый день пути, но мне лишь в первый раз удалось выкроить время, чтобы сделать запись. Еще до начала путешествия миссис Эдамс показала, как упаковать провизию, чтобы она не портилась. Толстые ломти копченого окорока укладывались в бочонок с отрубями, а яйца – в кукурузную муку. Никто в Джорджии не поверил бы, что мы сбиваем масло. Коровье молоко, которое мы не допиваем, сливается в ведра, развешанные в фургоне. К концу дня оно от тряски превращается в масло. Сначала я не верила миссис Эдамс, что такое возможно, но это чистая правда!

Иногда, когда дети уже спят и в лагере все спокойно, я признаюсь себе, что страшусь будущего. Я ведь привыкла жить одним днем. Все здесь такое незнакомое, непривычное. Но я не могу поделиться своими страхами с Такером и детьми. Мы поддерживаем друг друга и черпаем мужество в этом единстве. Кроме Нила, конечно. Он совершенно ничего не боится. Его дед О’Тул был бы доволен своим тезкой.

Сегодня мне так не хватает родителей, благослови их Господь. Как бы я хотела положить голову на колени матери, чтобы она погладила меня, как в детстве, по волосам. Но это было так давно…

ГЛАВА 2

Такер первым заметил измученную лошадь, стоявшую в небольшой рощице, и повернул Блу Боя, намереваясь загнать отбившееся животное в табун.

– Бедняга выглядит так, словно не пройдет и двадцати миль, не говоря уже об Орегоне, – пробормотал Такер, подъезжая поближе к изможденной лошади. Блу Бой, пробираясь через густые кусты, внезапно остановился, насторожив уши и тревожно фыркая.

– Что с тобой, малыш?

И тут Такер увидел под деревом две фигурки, которые, обнявшись, прижались друг к другу, дрожа от холода; и лицо ребенка скрывала густая завеса волос девушки постарше.

Такер медленно спешился и подошел ближе. Девушка была прекрасна, хотя на кончике слегка вздернутого носа чернел грязный мазок. Он сразу же узнал незнакомку, которую впервые увидел около дверей лавки в Индепенденсе неделю назад. Тогда она держалась за руку угрюмого мужчины, решительно и быстро тащившего ее по тротуару. Проходя мимо Такера, она назвала мужчину мистером Джонсоном. Такер еще подумал тогда, что столь хорошеньким девушкам не к лицу выглядеть такими несчастными.

Он продолжал смотреть на нее, внезапно осознав, что незнакомка еще красивее, чем показалось сначала. Ее лицо было одним из тех, от которых невозможно отвести глаз: овальное, с высокими скулами, выгнутыми бровями, алебастровой кожей и нежно-розовыми губками сердечком. Волосы цвета темного меда, густые и вьющиеся, рассыпались по земле роскошным ковром. Только одно портило идеальную картину – лилово-желтый синяк, расплывшийся на левой щеке, потускневший, но достаточно хорошо заметный.

Уж не работа ли это мистера Джонсона? Такер вскипел от бешенства при одной этой мысли. Только услышав, как она резко втянула в себя воздух, Такер сообразил, что смотрит в широко раскрытые серые глаза оттенка крыльев голубки, темнее у внешнего края радужки и почти серебряные у самого зрачка.

Неожиданно вместо прекрасных глаз перед его носом появился длинный кинжал.

– Что вам нужно? – резко спросила она.

Что-то подсказало Такеру, что незнакомка не задумается пустить в ход оружие – слишком безошибочно читалось написанное на ее лице отчаяние. Такер поднял руки и отступил:

– Совершенно ничего, мисс. Увидел вашу лошадь и подумал, что она отбилась от табуна.

Плечи девушки едва заметно расслабились, но взгляд по-прежнему оставался подозрительным.

– Она просто отдыхает.

– Понятно. Могу я спросить, что вы делаете здесь совсем одни?

– Собираемся присоединиться к каравану.

– Собираетесь? – переспросил Такер, оглядываясь.

– Я и моя сестра.

– Вас только двое?

– Да, я и она.

Девушка поднялась, держа нож в правой руке и стиснув ладошку девочки в левой, бессознательно-вызывающим жестом подняв подбородок, почти подталкивая Такера к дальнейшим вопросам.

– Мы хотим поговорить с вожатым каравана. Такеру очень хотелось задать еще несколько вопросов, но он решил предоставить это Дэвиду.

– Приведите вашу лошадь, и я доставлю вас к нему.

Несколько минут девушка молча рассматривала Такера. Все в ней излучало явное недоверие. Наконец, словно подчиняясь неизбежному, она опустила руку, все еще сжимая нож, словно рукоятку меча, и кивнула Такеру.

– Рейчел, – велела она тихо, – собери наши вещи.

Пока младшая сестра поспешно закатывала жалкую утварь в одеяла, девушка оседлала старую кобылу. Когда все было готово, она подсадила Рейчел в седло и снова повернулась к Такеру.

– Можно ехать.

Что это на нее нашло? Она действительно угрожала ножом этому человеку. Неужели и вправду пустила бы его в ход? Еще минуту назад Мэгги была уверена в этом, но сейчас мужество, казалось, покинуло ее.

Внутренне сжавшись от страха, она нерешительно, то и дело поглядывая на Хакера, приблизилась к высокому мужчине с мускулистой грудью и широкими плечами. Правда, лицо его оказалось обветренным и морщинистым, волосы побелели, а светло-голубые глаза были довольно дружелюбными. Мэгги от души надеялась, что сердце мистера Фостера окажется таким же добрым.

– Дэвид, эта юная леди хочет поговорить с тобой, – объяснил ее спутник. – Мисс, это мистер Фостер, вожатый каравана.

Мэгги попыталась подавить страх и спокойно начала:

– Меня зовут Мэгги Харрис. Нам с сестрой необходимо добраться до Орегона, и мы бы хотели присоединиться к вашему каравану.

Дэвид задумчиво оглядел девушку и присмотрелся к Рейчел, по-прежнему сидевшей в седле.

– Где ваш фургон?

– У нас нет фургона, сэр.

– А родственники?

– Наши родители в Орегоне, – солгала Мэгги, не моргнув глазом.

Но взгляд вожатого оставался таким же пристальным.

– Мэгги… – дрожащим голоском прошептала Рейчел.

– Все в порядке, киска, – заверила ее сестра.

– Как же случилось, что вы пытаетесь добраться до них совсем одни?

– Наши родители отправились в Орегон два года назад. Они хотели сначала устроиться на новом месте, а потом прислать за нами. Мы должны были ехать с другой семьей, Смитами, но в последнюю минуту они передумали.

Мэгги сама не знала, откуда берет слова, даже не могла сказать, связно ли объясняется, она понимала только, что должна убедить вожатого взять их с собой в Орегон.

– Что еще нам было делать? Идти некуда, других родственников здесь нет, а наш дом в Пенсильвании продан.

– Подождите минутку.

Мэгги, с бешено колотящимся сердцем, повернулась к молодому человеку, нашедшему их сегодня утром. Сквозь аккуратно подстриженную бороду она успела разглядеть четкую линию челюсти и решительный рот. Глаза темно-шоколадного цвета наблюдали за ней с неприятной проницательностью.

– Кажется, на прошлой неделе я видел вас в городе около лавки. С каким-то человеком. Мистером Джонсоном, если не ошибаюсь.

Он видел ее с Сайрусом, мрачным ворчливым хозяином гостиницы, гордым обладателем носа картошкой, у которого вечно несло изо рта какой-то омерзительной вонью, и которого дядя выбрал ей в мужья.

Мэгги проглотила горькую слюну, вызванную одним лишь воспоминанием об этом человеке, и попыталась не показать своего отвращения.

После пяти лет попыток и стараний избежать постоянных издевательств и побоев со стороны Сета Харриса Мэгги приучилась думать и соображать так же быстро, как бегать. Поэтому она тут же ответила без видимого колебания, но с приличествующей случаю нерешительностью:

– Это, должно быть, друг нашего дяди. Дядя внезапно умер, пять дней назад. Кроме него и родителей, конечно, у нас нет ни одной родной души в мире. Дядя привез нас в Миссури, чтобы оставить у Смитов, но они передумали ехать в Орегон, и он пытался найти нам других спутников, но тут… скончался и оставил нас одних.

– Не похожи вы на девушку, у которой только что умер любимый дядя.

Пронизывающий взгляд молодого человека еще раз послужил предостережением и напомнил Мэгги об осторожности. Нужно хорошенько подумать, прежде чем говорить. И, возможно, правда сослужила бы ей лучшую службу, чем ложь.

Мэгги снова вызывающе подняла подбородок:

– Ошибаетесь, не очень-то мы любили друг друга. Но мы похоронили его, как полагается, на последние деньги.

Помедлив, Мэгги добавила для большего правдоподобия:

– Мистер Джонсон не собирался оставлять нас у себя. Пришлось уехать. Куда еще нам было деваться?

Дэвид Фостер громко откашлялся:

– Нам лучше собрать всех, Такер. Попроси людей прийти. Девушки, вы пойдете со мной.

Мэгги, обернувшись, потянулась к Рейчел и, осторожно сняв малышку с седла, закинула белокурые косички ей на плечи.

– Помни, Рейчел, – прошептала она, – наши родители живы. Они должны этому поверить, иначе не помогут нам. Понимаешь?

Рейчел кивнула.

– Хорошо.

Следуя за Дэвидом, Мэгги осторожно оглянулась. Мужчина, которого мистер Фостер назвал Такером, смотрел ей вслед. Девушка почувствовала себя так, словно он проник в ее мысли и понял, что она лжет. Мэгги быстро отвернулась.

Такер оперся о фургон, глядя поверх голов собравшихся. Мэгги Харрис стояла неподалеку от Дэвида: спина прямая, голова высоко поднята. Изящная, узкокостная, невысокая, она излучала силу, до сих пор не виденную им в женщинах, но это не могло скрыть ее красоты, которую не портило даже мешковатое выцветшее платье. Внимание Такера привлекли ее глаза. Хотя она просила помощи у незнакомых людей, в сиреневато-серых глубинах не было заметно мольбы. Он не сомневался, что девушка боится отказа, однако она ничем не показывала этого собравшейся толпе.

Когда Дэвид Фостер обратился к переселенцам, взгляд Такера упал на маленькую девочку. Ребенок побледнел от ужаса, но все-таки храбро пытался подражать сестре. Разница в возрасте была не меньше десяти – двенадцати лет, и по цвету волос и кожи сестры очень различались, но фамильное сходство оставалось неизменным. Рейчел, вполне вероятно, превзойдет красотой сестру.

Красивее Мэгги? Такер снова посмотрел в сторону девушки постарше. Нет, вряд ли кто-то может быть прелестнее Мэгги.

Что в ней так сильно привлекало его? Да, Мэгги красавица, но почти всю сознательную жизнь Такера окружали красивые женщины. Нет, дело не только в цвете глаз, мягкости губ или густоте волос. Причины гораздо глубже. Может быть, его привлекает мужество девушки? Невольное уважение в Такере вызвала стальная решимость, противоречащая здравому смыслу, твердившему, что нельзя пересечь страну в одиночку, имея в распоряжении лишь старую измученную клячу, нож и пару выношенных одеял, да еще и маленького ребенка на попечении. Такер не раз видел, как отступали сильные здоровые мужчины, причем при более легких обстоятельствах.

– Ну, друзья, мы должны решить, что делать. Мисс Харрис утверждает, что ее родители, несомненно, смогут оплатить проезд по прибытии каравана в Орегон, но до этого еще долго. Кто-то должен взять их на свое попечение. Каждый из вас знает, сколько припасов взял с собой и как далеко нам добираться. Если мы им откажем, придется послать кого-нибудь в Индепенденс проводить их. Это будет стоить нам одного-двух дней пути. Нельзя отправлять девушек одних. И знайте, девушкам некуда идти. Так что, подумайте хорошенько. Все зависит от вас.

Такер оглядел собравшихся. Многие женщины явно колебались, и, без сомнения, причиной такой нерешительности была яркая красота старшей сестры. Мэгги была слишком молода, возможно, не старше восемнадцати, и все-таки выглядела настоящей женщиной. Вряд ли многие жены готовы оказать ей сердечный прием, не говоря уже о матерях взрослых сыновей с горячей кровью. Кроме того, сомнительно, чтобы кто-то захотел кормить лишний рот, не говоря уже о двух.

И, по чести говоря, Такер не мог никого осуждать, поскольку сильно подозревал, что Мэгги вовсе не отличается покорностью и послушанием и вряд ли будет с радостью выполнять приказания. Лично ему не хотелось бы брать на себя ответственность за девушку, как бы ни восхищался он ее храбростью и красотой.

Взгляды его и Джейка Эдамса встретились поверх голов остальных.

– Что ты думаешь, Такер?

Все головы повернулись к нему. Но Такер вовсе не был уверен, что хочет помочь им принять решение. Ему почему-то было не по себе, словно молодой человек чувствовал, что эта минута повлияет на всю его жизнь.

Такер задумчиво покачал головой и выступил вперед.

– Что ж, как уже сказал Дэвид, кто-то должен приглядывать за ними, если позволим им остаться.

Он снова оглядел толпу.

– А им придется подчиняться правилам и выполнять свою долю обязанностей, как и остальным.

Подбородок Мэгги был по-прежнему упрямо поднят. Такер заметил, как крепко она сжимает пальчики Рейчел. Вызывающая. Решительная. Отчаянная.

– Не могу сказать также, что готов хладнокровно отвернуться от них, – продолжал Такер. – Но решать вам и только вам, и тем, кто согласится взять их в свой фургон.

Толпа сомкнулась за Такером, занявшим свое место рядом с фургоном. Люди тихо переговаривались. К Такеру подошла мать.

– Сын, что будет с девочками, – тихо спросила она, – если никто не захочет им помочь?

Нетрудно было представить, что может случиться с беспомощными одинокими бездомными сестрами.

Такер взглянул на мать, неожиданно сообразив, что та имеет в виду:

– Не собираешься же ты взять их к себе?

– У нас есть место и, кроме того, больше припасов, чем у остальных. Их только двое, и одна совсем маленькая.

Такер посмотрел на сестер, стоически выдерживающих взгляды незнакомых людей. Неужели у него мало своих бед? Нужно присматривать за собственной семьей, оставшейся без отца. Впереди многомесячный путь, и неведомо, какие трудности их ожидают. Наверняка найдется еще кто-то, кто вызовется помочь сестрам.

Но, глядя на Мэгги, Такер наконец сообразил, что светится в этих серых глазах. Такое выражение он видел сотни, а может, тысячи раз на лицах молодых солдат, идущих в безнадежный бой. Но они встречали смерть и ад мужественно, хотя смертельно боялись. Не вернись он домой, возможно, на месте этих девочек стояли бы Шеннон и Фиона, умоляя о помощи. Мать была права. В их фургоне больше места, чем в других, а еды хватит на всех. Он не мог отослать их, даже если бы хотел. Необходимо помочь Мэгги Харрис. Довольно проигранных сражений в его жизни. Такер кивнул:

– Хорошо, мама. Если ты согласна, мы им поможем.

ГЛАВА 3

Сердце Мэгги тревожно колотилось. В груди разгорался крохотный огонек надежды. Вожатый каравана закончил говорить, и стало ясно, что он не хочет отсылать их обратно. Но этот молодой человек, красивый, бородатый, с проницательными глазами, который видел ее в Индепенденсе и нашел сегодня утром… Он, кажется, не горит желанием взять их с собой. Почему он так настроен против нее? Знает, что Мэгги лжет? Неужели в самом деле прочел ее мысли? Именно это она чувствует, когда он смотрит на нее.

Он, вероятно, невзлюбил Мэгги, потому что та угрожала ему ножом. Как было глупо с ее стороны… Но она очень испугалась. Нужно было извиниться, а теперь слишком поздно.

Мэгги прислушивалась к негромким голосам людей, обсуждавших ее судьбу, ее и Рейчел. Теперь остается только ждать. В любой момент кто-нибудь может крикнуть:

– Отошлите их обратно!

И можно ли их осуждать за это? Почему, спрашивается, кто-то добровольно захочет помочь двум нищим девчонкам пересечь всю страну, даже если те пообещают заплатить в конце пути?

– Мэгги?

Она была благодарна Рейчел, что та окликнула ее, и, встав на колени перед сестрой, обняла худенькие плечи.

– Я голодна.

– Скоро раздобудем что-нибудь поесть, киска, – пообещала Мэгги, надеясь, что хоть это не окажется ложью.

– Мистер Фостер!

Женщина в черном платье и такой же шляпке выступила в центр круга.

– Мы можем взять Мэгги и ее сестру до самого Айдахо. А там, я уверена, легко договориться об их проезде до Орегона.

– Прекрасно. Счастлив слышать это, миссис Брениген. Надеюсь, остальные согласны?

Не услышав возражений, Дэвид взмахнул рукой:

– Ну что ж, мы и так достаточно времени потратили сегодня зря. Давайте отправляться в путь. Немало миль нужно пройти до заката.

Через минуту толпа рассеялась, оставив Мэгги и Рейчел наедине с их благодетельницей. Противоречивые эмоции раздирали сердце Мэгги. Доброта незнакомки тронула ее, но все же душу терзали подозрения – девушка не привыкла к такому благородному бескорыстию. Хотя Мэгги надеялась, что кто-нибудь поможет им, на самом деле не ожидала, что это произойдет, да еще так легко.

– Мэгги, Рейчел. Я Морин Брениген. Мэгги стиснула пальцы сестры и встала:

– Мы благодарны за вашу доброту, миссис Брениген, и сделаем все, чтобы отплатить вам.

– Об этом мы поговорим позже. Сейчас нужно спешить. Фургоны уже тронулись в путь, а я уверена, вы сегодня еще не ели. У нас как раз достаточно времени, чтобы перекусить и представить вас остальным членам семьи. Рейчел, у меня есть дочь, как раз твоих лет. Фиона будет очень рада путешествовать с подругой.

Рейчел невольно попятилась к сестре, почти исчезнув в складках ее юбки.

– Рейчел немного стесняется незнакомых людей, – пояснила Мэгги.

Это, конечно, было сильным преуменьшением: Рейчел до смерти боялась незнакомых людей. И как могло быть иначе? Она не знала почти ни единой души, кроме Мэгги, пока сестры не покинули Филадельфию, а последние несколько недель, несомненно, научили ее никому не доверять.

– Ничего страшного, – мягко улыбнулась Морин. – У нас много времени, чтобы стать друзьями.

Она повернулась и пошла к фургону.

Как давно, почти вечность, Мэгги не встречала доброты и участия…

Неожиданная влага заволокла глаза, но девушка поспешно проглотила слезы и направилась следом за Морин Брениген. Не стоит очень уж доверять столь неожиданному благородству и слишком симпатизировать этой женщине. Можно легко обмануться. Мэгги это точно знала. Разве дядя Сет не казался хорошим, добрым человеком, когда впервые пришел в их дом? Не уверял ли он всех соседей, что станет любить племянниц как родных дочерей?

– Мы хотим только сказать вам и мистеру Бренигену, что ни от кого не ожидаем милостыни, – угрюмо пробормотала Мэгги, – и будем выполнять свою долю обязанностей и платить за еду усердной работой.

– Мистера Бренигена не существует. Только я и трое детей. Мой муж умер в начале года.

Это известие разбередило еще не зажившую рану.

– Мне очень жаль. Я знаю, что такое потерять любимого человека.

Пристальный взгляд Морин невольно заставил Мэгги отвернуться. Она не хотела говорить этого – само вырвалось. Придется быть осторожной, иначе запутаешься в паутине собственной лжи. Лучше вообще держаться на расстоянии. Нельзя доверять никому, как бы ни были окружающие добры к ней. Печальный опыт научил этому Мэгги, и она никогда не забудет, что им пришлось пережить. Ни от кого ей ничего не нужно, в том числе и от миссис Брениген, кроме совместного путешествия в Орегон. Она попросила о помощи только потому, что одной туда никак не добраться.

Кроме того, Мэгги поклялась никогда больше ни от кого не зависеть. Как только они найдут Сэндерсонов и получат свое наследство, она не позволит никому взять над ней власть и управлять ее жизнью. Никогда.

А между тем Мэгги и Рейчел вручили оловянные тарелки с беконом и оладьями, и тут же Морин познакомила сестер с двумя ребятишками, Нилом и Фионой, а потом отослала малышей с поручениями.

– Мой старший сын, – пояснила она, – уехал с мужчинами на охоту. Ты познакомишься с ним за ужином.

Морин и Нил запрягли мулов, Фиона помогла Морин погрузить кухонную утварь и горшки, а потом Морин уселась на козлы с хлыстом в руке и вывела фургон на обычное место в караване, отправлявшемся в дорогу, в то время как солнце еще только всходило.

Морин пригласила Мэгги сесть рядом, но та отказалась. Слишком много времени, проведенного вместе, может привести к нежелательным вопросам.

Поэтому она предпочла ехать на старой лошади, несмотря на острую боль в спине после проведенного в седле предыдущего дня. Измученная Рейчел ехала с ней.

В полдень они остановились у быстрого ручья и отвязали мулов, чтобы те могли пощипать траву. К вечеру караван успел проехать двадцать миль.

Мэгги с изумлением наблюдала, как последний фургон точно замкнул круг, встав рядом с первым, когда на землю спустились сумерки. Как только они остановились, в лагере поднялась веселая суматоха: семьи поспешно раскладывали костры, чтобы поскорее приготовить ужин, раскинуть палатки и приготовиться к ночлегу.

Нил и Фиона охотно и с готовностью выполняли распоряжения матери. Мальчик даже распряг мулов и увел их пастись.

– Чем я могу помочь, миссис Брениген? – спросила Мэгги, чувствуя себя виноватой за собственную бесполезность.

– Пусть Нил позаботится о твоей лошади, а ты начинай готовить ужин.

Морин повернулась к дочери:

– Фиона, собери ветки и хворост для костра. И возьми с собой Рейчел.

Но Рейчел лишь испуганно затрясла головой и прижалась к колесу фургона. Сердце Мэгги сжалось. Сестра с каждым часом казалась все более напуганной. В чем-то Мэгги могла ее понять: хотя жизнь с Сетом Харрисом была не сладкой, но, по крайней мере, привычной. И теперь девочка внезапно очутилась среди незнакомых людей в незнакомом мире. Как сделать, чтобы сестра перестала бояться?

– Иди, Фиона, – нашла выход из положения Морин. – Думаю, Рейчел лучше остаться и помочь мне и Мэгги. Можешь почистить картофель, Рейчел?

Мэгги снова была тронута добротой и сочувствием Морин. Оставалось лишь надеяться, что когда-нибудь она сумеет отплатить этой женщине за все, что она делает для них.

ГЛАВА 4

Такер весь день провел на охоте, но вернулся в лагерь налегке – с седла свисал единственный тощий кролик. И при этом считалось, что ему еще повезло. Земля, по которой проходил караван, казалась морем зелени, которое пересекали многочисленные ручьи. Леса сменялись рощами. Но, как ни странно, в них почти не водилось дичи. Ни разу Такер не заметил оленьих следов, не слышалось даже нехитрой песенки куропаток, хотя весна была в самом разгаре. Зато здесь в изобилии водились змеи, лягушки и комары. Такер раздраженно хлопнул себя по шее, прикончив еще одно назойливое насекомое, и негромко выругался.

Остановив Блу Боя на гребне холма, он взглянул на лагерь. Костры весело пылали, сверкая в окружающей темноте желто-оранжевыми искрами. Кто-то играл на губной гармонике: печальная мелодия уносилась с дымом по широким просторам равнины.

Такеру невольно вспомнилась «Туин Уиллоуз». Иногда, когда на плантацию спускались сумерки, чернокожие пели песни, очень похожие на эту. Как хорошо было слушать их по вечерам! Они с отцом часто сиживали в гостиной. Фаррел курил трубку, а ветерок шевелил кружевные занавески на окне. Они говорили о плантации, о занятиях Такера и о том счастливом дне, когда отец и сын смогут вместе заниматься адвокатской практикой.

Иногда в такие вечера приезжала погостить Чармиан с семьей. Обычно молодым людям удавалось тайком скрыться в цветнике матери Такера, где они могли без помехи обсуждать планы на будущее, а иногда украдкой обменяться поцелуями в тени старого дерева. Но Такер оказался неподходящим женихом для Чармиан. Война и мародеры-янки доказали это. Любовь Чармиан оказалась ложью.

Такер покачал головой. У него нет времени бередить старые раны, упиваться горечью измены и даже вспоминать счастливые беззаботные дни. Он тогда был совсем мальчиком. Теперь он взрослый мужчина, которому нужно кормить семью.

Такер поднял зайца. Его не хватит даже на четверых. Но теперь их стало шестеро. Как он мог позволить матери уговорить его взять на себя такую обузу?

Твердо сказав себе, что припасов у них все-таки достаточно и, может быть, в других местах охота будет удачнее, Такер стал спускаться с холма, то и дело отвечая на приветствия мужчин, гнавших табун. Спешившись, он снял седло с Блу Боя, стреножил жеребца и пустил пастись, а сам поспешно направился к фургону, чувствуя, что очень проголодался.

Подойдя к «кораблю прерий», он от неожиданности остановился. Над небольшой жаровней наклонилась Мэгги. Слишком короткая юбка открывала изящные щиколотки и туфли, явно не подходящие для долгого и трудного путешествия. Вьющиеся волосы падали на лоб, закрывая лицо, но Такер не забыл, какой красавицей была Мэгги Харрис. Почему-то он постоянно вспоминал о ней весь день. Может, и не нашел дичи, потому что мысли постоянно были заняты чем-то другим?

Такер молча наблюдал, как она вынимает дымящийся пирог и кладет на переносной стол. До него донесся аппетитный запах. Яблочный пирог. Его любимый. Если у него осталось хотя бы немного здравого смысла, лучше сосредоточиться на еде, а не на девушке.

– Готов променять свою долю ужина на этот пирог, мисс Харрис.

Охнув от неожиданности, Мэгги круто повернулась, откинув голову, чтобы взглянуть на незваного гостя. Опять ОН!

– Простите, – сказал Такер, – я не хотел пугать вас.

– Я… я не испугалась, – пробормотала Мэгги, поспешно отступая, и пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Чего он хочет от нее?

– Вы просто застали меня врасплох, вот и все. Мужчина поднял жалкого кролика:

– Это лучшее, что я смог добыть.

– Спасибо, – поблагодарила Мэгги, нерешительно протягивая руку, чтобы взять добычу за длинные уши.

– Сейчас скажу миссис Брениген.

– Нет. Не стоит беспокоить мать. Я освежую его, и можем бросить мясо в жаркое.

– Ваша мать?

– Миссис Брениген, помните?

Выражение лица девушки подсказало Такеру, что она совершенно сбита с толку и говорить с ней о чем-либо – бесполезно. Ни слова не говоря, он уселся на деревянный ящик и вынул охотничий нож.

Почему из всех мужчин в мире, могущих быть сыновьями миссис Брениген, им оказался именно этот? С того момента, как он нашел ид в лесу, было очевидно, что мистер Брениген не желает оставлять в караване двух приблудных девчонок. Именно он вспомнил, что видел Мэгги с Сайрусом Джонсоном, на что она совершенно не рассчитывала. Именно он так колебался, когда остальные думали, стоит ли позволить Мэгги и Рейчел путешествовать вместе с ними.

Одного этого было вполне достаточно, чтобы Мэгги неловко чувствовала себя в его присутствии, но его взгляд… Словно этот человек видит ее насквозь и знает, что Мэгги лжет. Ее не особенно беспокоила необходимость обманывать и притворяться, главным было достичь цели и оказаться в караване, но он… что-то в его глазах и в жестком лице смущало Мэгги, словно само его присутствие требовало честности и откровенности. И вот теперь придется много недель путешествовать с ним в одном фургоне.

Кто-то тихо охнул, и Мэгги немедленно повернулась к фургону, где Рейчел чистила картофель. Лицо сестры было смертельно бледным, глаза широко раскрыты. Мэгги мгновенно поняла, в чем беда.

– Мистер Брениген… кролик… пожалуйста, не делайте этого, – тихо попросила она, подходя к Такеру.

Он сдвинул на затылок шляпу, открыв взлохмаченные темные волосы, и раздраженно заметил:

– Его несколько сложно есть неосвежеванным, не находите?

– Пожалуйста… моя сестра… пожалуйста. Повернувшись, он проследил за направлением взгляда Мэгги. Рейчел уронила нож в миску с водой и картофелем, а ее руки так сильно тряслись, что все платье стало мокрым.

– Когда-то у нее был ручной кролик, – шепотом объяснила Мэгги, – но потом он пропал… кто-то проговорился, что его съели за ужином.

Такер осторожно отложил кролика подальше, чтобы Рейчел его не видела, бросил рядом нож и направился к девочке, прислонившейся к стенке фургона.

– Меня зовут Такер. А тебя?

В голосе звучала нежность, до сих пор не слышанная Мэгги. Она заметила, как глядит сестра на высокого незнакомца, как она пытается преодолеть страх и застенчивость. Казалось, она в любой момент расплачется.

– Если бы я пытался угадать твое имя, наверняка бы предположил, что оно такое же красивое, как и ты.

Он повернул голову, не сводя глаз с девочки.

– Есть одно библейское имя, которое мне нравится больше других… Кажется… Да, Рейчел. Именно так оно звучит.

Такер улыбнулся.

– Думаю, тебя должны звать Рейчел. Недоверие и удивление озарили личико малышки.

– Откуда вы узнали?

– Говорил же, потому что ты такая красивая. Это была первая настоящая улыбка, которую подарила девочка незнакомому человеку. До сих пор только старшая сестра видела, как Рейчел улыбается, и Мэгги невольно шагнула к Такеру, желая разделить это мгновение счастья, но тут же одернула себя и, подняв тушку кролика, поспешно оттащила ее с глаз подальше.

К тому времени, как она вернулась, Такер Брениген уже чистил картофель и громко рассказывал историю о старой овчарке, которая была у него в детстве, а Рейчел завороженно слушала. Мэгги потихоньку уселась на ящик у самого костра, обняв колени руками и подоткнув под себя юбку. Несколько минут она слушала вместе с Рейчел, наслаждаясь тягучим южным выговором. Но вскоре она поняла, что больше ее интересует владелец этого мягкого голоса.

Возможно, впервые Мэгги обратила внимание на его внешность. Высокий, широкоплечий, с мускулистой грудью и бедрами, длинноногий. Коротко подстриженная борода была чуть темнее волос на голове. Мэгги встречала не так уж много бородатых мужчин, но почему-то этот ей нравился, может, потому, что борода не скрывала сильной челюсти и квадратного подбородка. Шоколадно-карие глаза такие темные, что почти не видно зрачков. Крохотные морщинки собирались у глаз, когда он улыбался, что делал часто во время разговора с Рейчел. Наблюдая за ним, Мэгги обнаружила, что тоже улыбается.

– Этот картофель для жаркого или только чтобы на него смотреть?

Мэгги испуганно обернулась на звук голоса Морин, краснея от стыда за собственное безделье – ей следует из кожи лезть, делать все, что можно, а не слушать детские сказки!

Такер отложил нож и, подняв кастрюлю, понес ее матери, весело улыбаясь.

– Лучше почищенного картофеля ты в жизни не видела! И все это наша с Рейчел работа!

Он поцеловал мать в щеку и торжественно, по одной, уронил картофелины в кипящий котелок.

– Вижу, что ты уже познакомилась с моим старшим сыном, – заметила Морин, складывая дрова на землю.

– Совершенно верно, – подтвердил Такер, прежде чем Мэгги успела ответить. Когда их глаза встретились, Такер широко улыбнулся и Мэгги почувствовала, как что-то странное происходит с ее сердцем. Да, путешествие с Такером Бренигеном окажется намного опаснее, чем она предполагала.

ДНЕВНИК МОРИН

4 мая


Прерия расстилается перед нами бесконечным океаном зелени. Деревья в цвету: красные гроздья кленовых семян и белые – индейских яблонь. Окружающая красота облегчает тяжелое путешествие.

Теперь с нами едут еще двое – Мэгги и ее младшая сестра Рейчел, которые собирались отправиться к родителям в Орегон, когда несчастье привело их к нам. Я рада, что мы смогли помочь девочкам.

Постоянно думаю о своих детях, оставшихся в Джорджии, и сердце мое разрывается. Найдется ли благородный и добрый человек, который тоже согласится помочь им в беде? Когда я снова увижу их? Долго ли продлится разлука с Шеннон, прежде чем она сможет приехать? Я стыжусь подобных мыслей, потому что приезд Шеннон означает кончину тети Юджинии. А мой Делвин? При расставании он был полон гнева и горечи… Делвин вырос, теперь ему почти столько же, сколько было Грейди, когда тот погиб, и все же Делвин еще совсем мальчик.

Милый Грейди. Никогда больше я не приду на его могилу.

Прошло только три года, но его образ расплывается перед глазами, и я вынуждена доставать фотографию и убеждаться, что я все еще помню его. Может, лучше, что он остался в Джорджии, за которую боролся и погиб.

Слезы капают на чернила, и страница вся в потеках. Больше сегодня писать я не в силах.

ГЛАВА 5

Проснувшись, Мэгги с удивлением поняла, что солнце поднялось уже довольно высоко, однако в лагере царило странное спокойствие. Хотя она находилась в караване всего один день, этого было достаточно, чтобы понять: происходит что-то странное. К этому времени они должны были уже проехать несколько миль. Неужели случилась беда?

Поспешно натянув на себя платье под одеялом, Мэгги выбралась из-под фургона, оставив мирно спавшую Рейчел.

Ленивые струйки дыма поднимались к небу. Чуть подальше две женщины о чем-то тихо переговаривались. Мэгги хотела подойти, спросить, что происходит, но передумала. Если все тихо и мирно, к чему привлекать излишнее внимание?

Девушка осторожно вышла из круга, образованного фургонами, и пересекла чистый звенящий ручеек, поскользнувшись на покрытых мхом камнях и промочив туфли. Оказавшись на другой стороне, она начала взбираться по крутому склону поросшего травой холма. Только добравшись до вершины, девушка повернулась и начала внимательно вглядываться в фургоны. Как их много, около сорока! Днем они вытянуты в длинную линию, вечером образуют круг. Позади щипал траву скот – лошади, коровы, быки и мулы. Несколько всадников сторожили животных, постоянно объезжая стадо.

Со своего наблюдательного пункта Мэгги заметила собравшихся людей и услышала сладостные звуки гимна. Так вот почему караван не тронулся с места! Сегодня воскресенье!

Девушка перевела глаза с молящихся на голубой купол небес. Над вершинами деревьев порхали птицы, весело щебеча и гоняясь друг за другом. И Мэгги неожиданно ощутила себя такой же свободной и веселой, как эти создания.

Свободна! Она свободна!

Пять долгих лет она боролась с грубостью и жестокостью дяди, пытаясь защитить Рейчел от него, но никогда по-настоящему не думала, что сумеет сбежать от Сета Харриса, и лишь создавала для сестры воображаемый сказочный мир и скрывалась в нем вместе с ней. Но теперь все кончено! Они едут в Орегон, туда, где дядя никогда не подумает их искать!

И Мэгги весело и беззаботно плюхнулась на землю, сняла туфли и чулки, зарывшись ступнями в прохладную траву. Она радостно рассмеялась. Когда она в последний раз делала нечто подобное? И была ли вообще молодой? Или всегда жила в филадельфийском особняке, скрываясь на верхнем этаже и проводя время в заботах о Рейчел, подальше от Сета Харриса?

Неожиданно по ноге Мэгги проползла змея, и она, едва не упав, с визгом вскочила и в страхе схватилась за горло.

– Ничего страшного. Это всего-навсего безвредная водяная змейка.

Сильные руки подхватили ее, но Мэгги рассерженно вырвалась и оказалась лицом к лицу с усмехающимся Такером.

– Их здесь много, – пояснил он, казалось, ужасно довольный столь обширными познаниями.

Мэгги нервно поглядела на землю.

– Не волнуйтесь, они совершенно безобидны. Такер сдвинул шляпу на затылок, внезапно став куда более серьезным, и спросил, показывая на фургоны:

– Впечатляющее зрелище, не так ли?

Мэгги молча кивнула, желая, чтобы Такер наконец ушел. Молчание становилось все более напряженным.

– Почему ваши родители решили уехать на Запад? Из-за войны?

Мэгги сложила руки на груди. Ей совсем не хотелось говорить о родителях.

– Да, – еле слышно сказала она, радуясь, что Такер сам подсказал достаточно убедительную причину.

Она боялась слишком пристрастных вопросов, поскольку не имела представления, как на них отвечать. Что, если он спросит о ее жизни в Пенсильвании? Хотя Филадельфия была ее родиной, Мэгги почти ничего не знала о ней. Она помнила лишь собственный дом да кабинет отца на фабрике, и еще ресторан, где он угощал ее мороженым в летние жаркие дни. Но что она могла рассказать Такеру? Что провела пять лет в большом кирпичном доме? Что не знала никого, кроме кухарки, а все другие слуги давно их покинули?

А что, если он задаст другие вопросы, на которые она не сможет ответить? Снова начнет лгать? Чем меньше сказано, тем лучше. Тем труднее будет поймать ее на лжи.

Мэгги снова повернулась к Такеру спиной, понимая, что не только его возможные вопросы тревожат ее. Прошлой ночью, наблюдая во время ужина за семьей Бренигенов, она ясно осознала, что так же, как и Рейчел, смертельно боится незнакомых людей, не знает, о чем с ними можно говорить, как отвечать на доброжелательные шутки, которыми обменивались Бренигены. Она не привыкла к открытым проявлениям симпатии, таким естественным для этих людей.

– Нам придется провести в пути еще много дней, – сообщил Такер, опять прерывая долгое молчание. – Только в августе доберемся до Айдахо, а в октябре – до Портленда.

– Так долго?

– Никто не позаботился подготовить вас к тому, что ждет впереди, не так ли?

Мэгги покачала головой. Октябрь. Она представления не имела, что пройдет столько времени. Но каким образом ее могли предупредить?

Даже сама Мэгги не знала заранее, что отправится в эту поездку, и, если бы не увидела лагерь в окрестностях Индепенденса, эта рискованная мысль даже бы ей в голову не пришла. А Мэгги была в таком отчаянии…

– Это не очень справедливо. Вы могли бы передумать и не поехать…

Мэгги заметила, что Такер не сводит с нее пристального взгляда, и повернулась к нему, возмущенная постоянной слежкой.

– Вы не хотели, чтобы мы остались, верно, мистер Брениген? Думали, что нас отправят назад?

– Это неправда. Я только…

– Почему вы позволили матери согласиться оставить нас?

Мэгги шагнула к Такеру, вызывающе подняв подбородок. Тот сурово нахмурился. Куда девалась недавняя веселая улыбка?

– Потому что вы были одиноки и нуждались в помощи, а мне показалось, ни один человек не захочет помочь вам. И вы могли быть, по крайней мере, хоть немного благодарны за то, что мы согласились вас принять. Неужели вы ни разу не подумали, что произошло бы с вами, если бы мы не решились помочь вам?

Мэгги хотелось крикнуть, что она не нуждается в его милосердии, но Такер был прав. Она понимала, какова была бы их участь, если бы не помощь миссис Брениген. К этому времени Мэгги стала бы женой старого Сайруса Джонсона, и тот бы поделил с дядей Сетом деньги, положенные отцом в банк для нее…

Такер прав. Она должна быть благодарна и была благодарна Морин. Несомненно, ни один человек, кроме нее, не подумал бы позаботиться о сестрах, даже с благословения мистера Фостера. Мэгги получила то, о чем просила. Так какое же право она имеет злиться на Такера? Мэгги молча отвернулась от него, глядя на мирный лагерь.

– Простите, мистер Брениген. Я не имела права говорить вам подобные вещи. Просто… просто я немного боюсь того, что нас ждет впереди.

После долгой паузы Такер кивнул.

– Можно понять. Пенсильвания так далеко от Орегона… – И, немного помолчав, добавил:

– И Джорджия тоже.

Расслышав тоскливые нотки в голосе Такера, Мэгги не смогла удержаться, чтобы не посмотреть на него. Ей неожиданно захотелось узнать больше об этом человеке.

– Почему вы отправляетесь на Запад, мистер Брениген?

Последовала еще одна напряженная пауза.

– Мой отец умер.

В темных глазах застыла боль, та самая боль, так хорошо знакомая Мэгги. Не размышляя, она подняла руку, осторожно коснулась его плеча и прошептала:

– Мне очень жаль.

Взгляд Такера заставил девушку почувствовать себя неловко, молодой человек каким-то образом почувствовал, что она в самом деле понимает глубину его потери, как это может понять лишь ребенок, потерявший родителей. Мэгги испугалась. Она не может позволить себе жалеть его. Не может позволить себе привязаться слишком сильно к кому-нибудь из членов этой семьи.

– Пойду узнаю, не нужно ли чего-нибудь Рейчел, – тихо сказала она и, схватив туфли с чулками, начала поспешно спускаться с холма.


Морин натянула платье и застегнула корсаж, прежде чем устроиться на камне и начать расчесывать влажные волосы. Как славно вымыться наконец с головы до ног, хотя бы и в неглубоком ручье с ледяной водой, а не в ванне, над которой клубится пар.

Расческа выскользнула из рук, и, прежде чем поднять ее, Морин взглянула на свои ладони. Мозоли и волдыри. Трудно вспомнить то время, когда руки были снежно-белыми и мягкими, как бархат. Давным-давно, когда Фаррел ухаживал за ней, он часто говорил, целуя эти бедные ладони, что они медово-сладкие на вкус.

«Не много осталось от той девушки, в которую влюбился Фаррел Брениген», – подумала она.

Ну что ж, нет смысла вздыхать о прошлом. Завтра она снова возьмет в руки поводья, сжимая зубы от боли в плечах, и поведет упряжку мулов следующие пятнадцать – двадцать миль, а мозоли на руках станут еще толще, и кожа постепенно потемнеет под жарким солнцем…

– Фаррел не узнал бы меня, – прошептала она.

Неожиданно из глаз брызнули слезы. Морин закрыла лицо руками и тихо зарыдала, оплакивая Фаррела, мужчину, которого любила двадцать пять лет, отца ее семерых детей, из которых один родился мертвым, а другого убили на войне. Ей было так одиноко без него. И терзали угрызения совести за гнев, который все еще был в душе. Да, она сердилась на него – за то, что оставил ее, разорвал ту особую нить, которая соединяла их все эти годы. Почему гордость значила для него больше, чем жена?

Морин решительно вытерла слезы и, подняв расческу, резкими рывками начала распутывать копну темно-рыжих волос, но думала она по-прежнему о Фарреле.

Слишком ясно, словно это было вчера, вспомнила она день, когда отец и сын вернулись с Севера, униженные и отчаявшиеся. Они испробовали все, но нигде не смогли получить денег за хлопок, так давно доставленный по назначению. И все же они отчаянно надеялись, что в книгах компании сохранятся записи о невыплаченном долге. Но кто захочет платить побежденным мятежникам?

За ужином Фаррел встал и объявил, что плантация потеряна навсегда. Пережив войну и смерть Грейди, семья Бренигенов после стольких голодных дней и ночей, полунищенского существования, попыток вновь вернуть «Туин Уиллоуз» прежний блеск поняла, что хищники-янки, налоговые инспекторы и мародеры вновь одержали победу.

Но Морин легче было простить врагов-янки, чем Фаррела, за то, что умер и оставил ее бороться и страдать в одиночестве.

Этот день… этот темный, темный день…

– Гм-м-м.

Морин испуганно обернулась.

– Извините, миссис Брениген.

– Мистер Фостер!

Морин невольно схватилась за верхнюю пуговицу корсажа. Она думала, что ушла далеко от остальных фургонов. Неужели он видел, как она купалась?

Вожатый каравана снова откашлялся:

– Не хотел тревожить вас. Просто проходил мимо, решил погулять, немного освежиться.

– Но вы не потревожили меня.

Морин поспешно свернула невысохшие волосы узлом на затылке и скрепила шпильками.

– Если не возражаете, я прогуляюсь с вами.

– Большая честь для меня.

Морин хотела подняться, но Дэвид протянул ей руку. Она смущенно схватилась за широкую ладонь и быстро вскочила.

Несколько минут прошли в молчании, прежде чем Дэвид заговорил:

– Вы не должны быть одна так далеко от лагеря, миссис Брениген. Никогда не знаешь, что или кто может оказаться в этой глуши.

– Боюсь, я не подумала об этом, – покраснев, призналась Морин. – Просто хотела искупаться.

Она с благодарностью заметила, что Дэвид не смотрит на нее. Ужасно, если кто-нибудь застанет ее без одежды. Ни один мужчина, кроме Фаррела, не видел ее обнаженной.

Только когда они приблизились к фургону Бренигенов, мистер Фостер вновь посмотрел на нее, дружелюбно, но довольно рассеянно.

– Помните, что я сказал. Лучше держаться поближе к лагерю.

– Конечно, мистер Фостер.

Вожатый кивнул и, повернувшись, удалился. Морин долго, в странном смятении, смотрела ему вслед.


Не так-то легко быть совсем одной в караване. Мэгги не могла уйти в другую комнату и закрыть за собой дверь. У нее не было выбора, и ей приходилось проводить дни и ночи в компании Бренигенов.

Ужин был закончен, посуда вымыта и уложена. На ясном небе сияла полная луна, и лукаво подмигивали звезды. Костер почти догорел, только красновато тлели угольки. Мэгги сидела на земле, прислонившись спиной к колесу фургона, наблюдая, как Морин молится с младшими детьми. Рейчел тоже не сводила глаз с Нила и Фионы, но лишь крепче прижималась к сестре.

Мэгги не знала, где сейчас Такер. Он присоединился к семье за ужином, но исчез, как только остальные встали из-за стола. Все это время он почти не смотрел на нее и ни разу не заговорил. Мэгги не понимала, почему это должно волновать ее, но все же ее это волновало. Разве она не хотела, чтобы ее оставили в покое и не задавали вопросы? Но все же девушка не могла не гадать, где он в этот момент находится.

– Ну хорошо, ложитесь спать, дети, – сказала Морин, поднимаясь с колен.

Мэгги чуть крепче обняла за плечи Рейчел.

– Ты тоже иди, котенок, – шепнула она, целуя теплую макушку.

– Рейчел, не хотела бы ты спать сегодня со мной в фургоне?

Подняв глаза, Мэгги увидела стоявшую перед ней Фиону. Зеленые глаза сверкали надеждой. Девочка доверчиво ждала ответа. Мэгги была уверена, что младшая сестра тут же откажется и со страхом прижмется к ней, но Рейчел вопросительно взглянула на нее.

– Можно, Мэгги? – тихо спросила она.

– Ну… я… – нерешительно начала Мэгги, почему-то удивленно ощущая, что ее предали. Рейчел всегда искала защиты у сестры. Еще вчера она была слишком напугана и смущена, когда ее попросили всего-навсего собирать хворост с Фионой. Теперь же просит разрешения провести вместе с ней ночь в фургоне. Но, если она набралась мужества подружиться с кем-то, не может же Мэгги ей отказать, хотя чувствует себя одинокой и брошенной.

– Конечно, можешь. Если миссис Брениген разрешит.

Морин, улыбаясь, подошла ближе:

– Рейчел не займет много места. Мы с радостью примем ее.

Прошло совсем немного времени, прежде чем детей благополучно уложили, и Морин тоже отправилась за ними. В лагере все стихло. Мэгги ничего не оставалось делать – она залезла под фургон и устроилась под одеялом.

Не успела она закрыть глаза, как перед фургоном появился Такер. Лица почти не было видно, но в лунном свете ясно вырисовывался его силуэт. Мэгги безошибочно узнала широкие плечи и уверенную походку. И почему-то поняла, что он смотрит в ее сторону тем же напряженно-внимательным взглядом шоколадно-карих глаз.

Снова у Мэгги странно и неприятно защемило внизу живота, но, упрямо перевернувшись на живот, она накрылась с головой одеялом.

Не один час миновал, прежде чем она заснула.

ГЛАВА 6

Дежурные по лагерю выстрелами приветствовали наступивший день, давая знать, что пора просыпаться. Было всего четыре утра.

Испуганная грохотом, Мэгги поспешно села, ударившись о днище фургона. Она открыла глаза и огляделась. Было по-прежнему темно, как в колодце; луна благополучно зашла за горизонт.

– Вставайте, девочки, – послышался голос Морин. – Давно пора. Фиона, скажи братьям, чтобы разожгли костер.

Ночь прошла, но Мэгги совсем не чувствовала себя отдохнувшей. Когда, наконец, удалось забыться, сон отнюдь не был мирным. Ее преследовали кошмары: дядя гнался за ней, а она пыталась спрятаться, боясь, что тот потащит ее обратно. Да к тому же Мэгги чудился Такер, постоянно, неотрывно следивший за ней.

Откинув со лба спутанные локоны, Мэгги глубоко вздохнула, натянула под одеялом платье и, не надев чулок, выбралась из-под фургона.

Костер еще только разгорался: слабые отсветы пламени падали на лицо Хакера, стоявшего на коленях и раздувавшего угли. Глаза его были сонными, взлохмаченные волосы падали на лоб, придавая удивительно мальчишеское выражение его лицу.

– Доброе утро, Мэгги, – приветствовал он, не глядя на девушку.

– Доброе утро, мистер Брениген.

Мэгги не была уверена, но ей казалось, что в уголках губ Такера играло некое подобие улыбки. Она все еще гадала, в чем причина такого веселья, когда из фургона вышла Морин.

– Доброе утро, Мэгги, – поздоровалась она и, не задерживаясь, подошла к костру и тронула сына за плечо:

– Я сама могу сделать это, Такер. Почему бы тебе и Мэгги не привести мулов, пока я приготовлю завтрак?

Такер кивнул и, поднявшись, поцеловал мать в щеку. Взгляд его упал на голые ступни Мэгги, высовывающиеся из-под юбки, и молодой человек поспешно поднял голову, так что их глаза встретились.

– Вам лучше надеть туфли.

Девушка не поняла, почему это замечание заставило ее вспыхнуть от смущения. Она ощущала себя совсем ребенком в его присутствии, а это было вовсе не то чувство, которое девушка хотела бы испытать в присутствии Такера Бренигена.

– В траве могут быть змеи, а я не хочу, чтобы вы завизжали и распугали скот.

Нет, он определенно шутит! Ведь он улыбается!

Но на смену смущению неожиданно пришло негодование. Он смеется над ней! Именно поэтому и ухмыляется все время!

– Не собираюсь я визжать, – отрезала она и, плюхнувшись на землю, начала надевать туфли.

Такер действительно не мог согнать с лица улыбку все время, пока пробирался к тому месту, где паслось стадо. Мэгги старалась не отставать от молодого человека. Иногда до него доносилось ее ворчание, и Такер понимал, что недовольство девушки направлено на него. Странно только, почему он получает такое удовольствие, дразня ее?

В Мэгги необычно сочетались ребенок и женщина. Такер ощущал в ней упорство и силу, однако было в девушке что-то трогательно хрупкое, волнующе уязвимое. Сначала Такер думал, что именно неоспоримая красота заставляет его постоянно думать о Мэгги, но теперь не был в этом так уж уверен. В Мэгги Харрис его привлекало что-то гораздо большее, чем просто внешность.

Она не привыкла обращаться с мулами, это было совершенно ясно. Девушка не имела понятия, как усмирить упрямых животных, пока их вели обратно к фургонам и начали по утреннему обычаю запрягать. Такеру пришлось несколько раз показывать Мэгги, что делать. Девушка не сдалась и не испугалась, только крепче сжимала губы и пыталась еще и еще раз, сосредоточенно сузив серые глаза.

– Никогда не помогали отцу запрягать мулов на ферме в Пенсильвании?

Мэгги посмотрела на него поверх спины мула, но тут же вновь опустила глаза на упряжь.

Такер вспомнил, как неумело была оседлана ее жалкая кляча, когда он нашел их у реки.

– Верхом тоже не часто катались, верно?

– Да, – коротко ответила девушка, по всей видимости не желая принимать участия в шутливой беседе.

«Что ты так упорно пытаешься скрыть, Мэгги Харрис?» – гадал Такер, наблюдая, как она неловко возится с кожаными ремнями, стараясь держаться подальше от мула, настороженно прижавшего уши.

Молодой человек попытался найти иной подход:

– Вижу, Рейчел и Фиона становятся друзьями. Мэгги проследила за направлением его взгляда.

Девочки тащили ведро воды из ручья. Вода плескалась через край, брызгая на юбки. Обе весело смеялись.

Такер присматривался к Мэгги, пытаясь определить, что она испытывает в этот момент. Нечто сладостно-горькое, как ни странно… Любовь к младшей сестре была очевидна, но все же в глазах стыло что-то душераздирающе печальное.

– У Рейчел никогда раньше не было подруги, – прошептала Мэгги скорее себе, чем ему.

Такер уже открыл рот, чтобы спросить что-то, но тут раздался громкий отчаянный вопль. Уронив упряжь, он ринулся к костру.

Морин сидела на земле, наклонив голову, прижимая к груди правую руку. Рядом валялись закопченный чайник и треножник. Трое ребятишек стояли поодаль, широко раскрыв встревоженные глаза.

– Мама! Что случилось? – воскликнул Такер, становясь на колени возле матери.

– Рука, – выдавила та сквозь стиснутые зубы. – Я ошпарила руку.

Такер осторожно взял мать за запястье, повернул к себе. По внутренней стороне руки от ладони до самого локтя тянулась багровая полоса.

– Это я виноват, Такер, – выступил вперед Нил. Подбородок мальчика дрожал, он едва сдерживал слезы.

– Мама подкладывала дрова в костер, а я подбежал, чтобы ей помочь, зацепил ногой треножник и…

Морин протянула левую руку, нежно коснулась рукава младшего сына:

– Это не твоя вина, Нил. Просто несчастный случай.

– Миссис Брениген, скорее суньте руку в ведро. Такер поднял глаза на Мэгги, стоявшую на коленях напротив него.

– Это облегчит боль, – продолжала девушка, осторожно опуская руку Морин в воду, только что принесенную девочками.

– Не вынимайте, пока жжение не прекратится. Мистер Брениген, у вас есть марля? Нужно забинтовать руку, чтобы воздух не проникал.

– Нил, принеси аптечку.

Младший брат немедленно помчался выполнять поручение, проталкиваясь сквозь толпу собравшихся переселенцев, поспешивших на крик Морин. К тому времени, как Нил вернулся с бинтами, появился Дэвид Фостер.

– Что здесь случилось?

– Ничего серьезного, мистер Фостер. Обожгла руку, но все будет хорошо, – ответила Морин, глядя на Дэвида полными боли зелеными глазами.

– Позвольте взглянуть.

Морин вынула руку из ведра, поморщившись, когда воздух коснулся покрасневшей распухшей кожи. Мэгги немедленно опустила руку Морин обратно в воду.

– Не так уж все плохо, – запротестовала Морин.

Дэвид властно оглядел собравшихся:

– Миссис Брениген скоро поправится. Вам лучше вернуться к фургонам. Скоро в путь.

Когда люди разошлись, он снова поглядел на Морин:

– Несколько дней будет сильно болеть, так что будьте поосторожнее, мэм, иначе рука может воспалиться.

– Постараюсь, мистер Фостер.

Вожатый каравана улыбнулся Морин и обратился к детям:

– Нил, продолжай запрягать мулов, Фиона и Рейчел, сверните палатку и положите в фургон, пока Такер и Мэгги перевязывают миссис Брениген.

Снова оглянувшись на Морин, он прикоснулся к полям шляпы и отошел.

– Я чувствую себя так глупо… Столько суеты… Морин попыталась во второй раз вынуть руку из ведра. Но Мэгги ничего не желала слушать.

– Не двигайтесь, пока я не скажу, что пора, миссис Брениген, иначе болеть будет ужасно.

Подняв глаза на Такера, она покачала головой:

– Миссис Брениген не сможет править упряжкой. Придется вам показать мне, как это делается.

Такер был почти так же удивлен, как Морин. Он знал, с какой опаской относится девушка к мулам, и, кроме того, она ни разу не правила упряжкой. Но, может, совсем не стоило удивляться? Он едва ли не с первой встречи разглядел в девушке мужество и решимость, но все же запротестовал:

– Я сам сяду на козлы, пока мама не поправится.

– Не можете же вы править целый день. Кроме того, кому-то нужно охотиться. Я слышала, мистер Фостер говорил, что пройдет больше двух недель, прежде чем мы доберемся до форта Керни и пополним запасы.

Девушка, конечно, была права. Такеру придется постоянно отлучаться. Он знал, что Нил охотно возьмет в руки поводья, но у мальчика попросту не хватит силы, случись неприятность или беда. Конечно, только Мэгги сможет заменить Такера, когда того не будет рядом.

Мэгги больше не смотрела на него. Все ее внимание было обращено на Морин.

– Давайте попробуем перевязать, миссис Брениген, – сказала она и, бережно вынув обожженную руку из воды, начала промокать сухой тряпочкой.

– Некоторые люди смазывают ожог маслом, но наша кухарка всегда говорила, что лучше этого не делать. Когда я помогала ей готовить ужин и обожгла руку, она обернула ее чистой марлей, и все очень быстро зажило.

Такер, почти не слушая Мэгги, внимательно смотрел, как та осторожно обматывает бинтом руку Морин, впервые заметив не только ужасный ожог, но и мозоли на узкой ладошке. Неожиданные угрызения совести терзали душу. Может, Делвин прав? Может, его вина в том, что мать вынуждена трудиться, как чернокожие, до упаду, и теперь ее ладони покрыты мозолями и волдырями?

Такер встал и вышел из круга фургонов. Сунув руки в карманы, он смотрел на бескрайние равнины, чувствуя себя почему-то более усталым и побежденным, чем после сражения при Аппоматтоксе. Кажется, вся жизнь прошла в бесплодных битвах. Куда он везет семью? На дикие неосвоенные территории Айдахо, и один лишь Господь знает, что ждет их впереди? Не лучше ли было остаться там, где все ожидавшие их опасности были известны заранее, где, по крайней мере, он был достаточно вооружен, чтобы бороться с врагом?

– Мистер Брениген!

Такер повернул голову на звук голоса Мэгги. Она стояла рядом, глядя на прерию с таким же выражением в серых глазах, как сам он несколькими минутами раньше.

– Ваша мать скоро поправится.

– Знаю.

Мэгги посмотрела на него. Какие огромные бездонные глаза!

– Когда миссис Брениген была так добра, что взяла нас к себе, я сказала ей, что мы не хотим благотворительности и станем работать, чтобы оправдать проезд. Я и сейчас повторяю это. Я буду править мулами. И я сильнее, чем выгляжу. Только покажите мне, что делать.

– Хорошо, мисс Харрис.

ГЛАВА 7

Мышцы плеч и шеи буквально вопили от боли, ладони рук горели, несмотря на одолженные у Такера перчатки. Все утро он просидел рядом с Мэгги на козлах, давая советы и наставления, поправляя, когда она делала ошибки. Но после дневного отдыха Такер оседлал вороного жеребца и поехал к голове каравана. Он так и не вернулся до сих пор.

Хотя Мэгги боялась править одна, все же почувствовала облегчение оттого, что его нет рядом. Присутствие молодого человека заставляло нервничать, выходить из себя. Но, по крайней мере, он не задавал опасных вопросов и не пытался завести ни к чему не обязывающий разговор, а когда все шло гладко, казался глубоко погруженным в невеселые мысли. Лицо его было хмурым и встревоженным.

– Но! Не спите, лодыри! – прикрикнула она на мулов, начавших подниматься на небольшой пригорок.

Девушка слегка наклонилась вбок, пытаясь разглядеть Такера, но, кроме женщин и детей, шагавших вдоль дороги, и мужчины с кнутом, погонявшего флегматичных быков в облаках пыли, никого не увидела. Где же Такер?

Мэгги выпрямилась, мысленно выругав себя: «Мэгги Харрис, немедленно прекрати это! У тебя и без того немало бед, без того, чтобы беспокоиться о Бренигенах »!

Но девушка не могла перестать думать об этой семье, не могла не гадать, что заставило их отправиться на Запад. Такер сказал, что его отец умер. Но, должно быть, дело не только в этом. Конечно, едва ли не полжизни Мэгги провела, не выходя из дома, больше похожего на тюрьму, но ни слепой, ни глупой не была. Бренигены явно люди не простого рода. Пусть одежда на них старая и заплатанная, но из хорошей ткани и безупречного покроя. Конь Такера был лучшим во всем караване, и даже Мэгги понимала, что седло на нем дорогое.

Вздохнув, девушка покрутила шеей, пытаясь хоть немного облегчить боль. Зачем лезть в чужую жизнь? Наверное, каждый имеет право на секреты. Лучше заниматься собственными делами и позволить Такеру беспокоиться о своих.


Такер молча ехал рядом с Дэвидом, думая о Мэгги, представляя прекрасное сосредоточенное лицо, когда она слушала его наставления. Девушка нервничала, но была полна решимости.

Как бы он хотел понять ее! Одно мгновение она пуглива, как новорожденный жеребенок, а следующее – упрямее любого мула. Одета она плохо и бедно, но в то же время упомянула, что у них была своя кухарка. Временами она казалась застенчивой и неуверенной в себе, словно редко бывала на людях, а иногда во взгляде светилась мудрость много повидавшей женщины, встретившей на своем пути немало бед и опасностей. Мэгги быстро сообразила, что делать, когда Морин обожгла руку, но часто держалась скованно в гостеприимном семейном кругу.

Мэгги была загадкой, и Такер слишком много времени тратил на то, чтобы ее разгадать. Он был рад отдать поводья девушке и ехать рядом с Дэвидом. Правда, если случится непредвиденное, вряд ли Мэгги справится с мулами, но Такеру необходимо было некоторое время побыть без нее – слишком часто он гадал, так же ли сладки на вкус губы Мэгги, как выглядят.

– Нам повезло с погодой.

– Что? – рассеянно переспросил Такер.

– Говорю, нам повезло с погодой. В этих местах весна может быть дождливой и реки выходят из берегов. Иногда застреваешь недели на две, прежде чем удается переправиться на другой берег, и все из-за дождей.

Такер взглянул на ясное голубое небо.

– Как только доберемся до Платта, будем молиться, чтобы сверху упало хоть несколько капель, – усмехнулся Дэвид. – Люди вечно чем-нибудь недовольны.

Такер согласно кивнул.

Воцарилась тишина, и через несколько минут его мысли вновь вернулись к Мэгги.


К вечеру девушка до того устала, что у нее даже не осталось сил поужинать. Как только лагерь был раскинут, она заползла под фургон и мгновенно уснула.

В следующие дни повторилось то же самое. Морин с детьми готовила и убирала. Мэгги и Такер следили за скотом, иногда с помощью Нила, иногда без. Днем Мэгги правила мулами, с каждым разом приобретая опыт в обращении с поводьями и кнутом. Такер не раз предлагал сменить ее, но девушка неизменно отказывалась. Наконец, он перестал просить.

Такер часто отправлялся на охоту и, кроме того, следил за стадом и возвращал отбившихся животных. Иногда помогал Дэвиду проверить лежавшую впереди дорогу. На разговоры с Мэгги почти не оставалось времени: наспех поздоровавшись, оба принимались за работу. Даже если они сидели рядом на козлах, Мэгги всегда была слишком усталой, чтобы вступать в беседу, и зачастую уже спала, когда Такер приходил к костру поужинать.


Мэгги проснулась еще до общего подъема, полежала немного, глядя в темноту, гадая, сможет ли вообще пошевелиться. Казалось, от усталости и грязи нет спасения. Как бы ей хотелось вымыться с ног до головы! Возможно, завтра, если повезет набрести на ручей, она сумеет улучить минуту. Завтра воскресенье, а поскольку Дэвид Фостер был богобоязненным человеком, то считал воскресенье днем отдыха. У Мэгги будет целый день, чтобы найти укромное местечко.

Девушка закрыла глаза и представила дымящуюся горячую воду в ванне, всю в пузырьках душистого мыла. Дядя Сет был слишком жаден, чтобы позволить им подобную роскошь, но Мэгги прекрасно помнила восхитительные запахи мыла и духов, украшавших туалетный столик матери.

Конечно, завтра не будет ничего подобного. Вода окажется ледяной, а мыло, которое удастся отыскать, будет гораздо грубее, чем – то, которым пользовалась мать. Но зато Мэгги наконец удастся стать чистой! И одежду она тоже постирает! Правда, девушка беспокоилась, сколько смогут выдержать ее поношенные платья. У нее их всего два. Хорошо бы сшить новое…

Мэгги представила голубой наряд со множеством оборок и нижних юбок, вроде такого, который носила мать, и вспомнила вечер последнего рождественского бала.

Как прекрасна была Элизабет Харрис, когда грациозно спускалась по ступенькам лестницы, чтобы взять мужа под руку. Мэгги думала тогда, что на свете никого нет прелестнее матери и красивее отца, Джереми Харриса.

Мысленно одернув себя, девушка выбралась из-под фургона. Ни к чему хорошему эти мысли не приведут. Элизабет и Джереми Харрис умерли и похоронены, и Мэгги никогда не носить элегантных платьев, никогда не выступать об руку с представительным мужчиной, таким, как ее отец. Все отнял дядя, и последние пять лет были лишь борьбой за существование. Главным было выжить.

Мэгги взглянула на небо, ожидая увидеть звезды, но оно затянуто облаками.

Может быть, все изменится, когда она найдет Маркуса Сэндерсона. Если Сет сказал правду, сестер ожидает богатство и счастливая жизнь. Но только если они отыщут Маркуса Сэндерсона. Без него… один Бог знает, что ожидает их в будущем.

Дождь начался в середине дня. Сначала просто моросило, прибивая дорожную пыль. Мэгги с наслаждением подставляла лицо холодным каплям, разбивавшимся о щеки. Когда пошел дождь, она, улыбнувшись, высунула язык, пытаясь поймать чистую влагу, подражая Фионе и Рейчел, усевшимся рядом на козлах.

Но вскоре разыгрался ветер, бросая на фургон ледяные струи. Вокруг мгновенно стемнело. Откуда-то появился Такер, крича, что караван останавливается на ночь и что Морин и Нилу лучше забраться в фургон. В другое время Мэгги обрадовалась бы тому, что утомительная езда на сегодня закончена, но она знала: сегодня долго не придется отдохнуть – идет гроза.

В эту ночь они не пустили мулов в стадо, наоборот, привязали их поближе к фургону. Мэгги и Такер промокли до костей к тому времени, когда смогли залезть и в без того переполненный фургон. Морин дала им одеяла, чтобы завернуться. Пришлось переждать, пока не уляжется буря.

Где-то вдали загрохотал гром, и Такер заметил, как изменилось лицо Мэгги. Он не сводил с нее глаз в полумраке. Вьющиеся каштановые волосы прилипли к голове, и глаза от этого казались еще больше. Такер бессознательно наслаждался видом прозрачных капель на высоких скулах и впервые заметил крошечные ямочки около уголков губ.

Рокочущие звуки были сначала едва слышны. Именно Мэгги первой заставила Такера услышать раскаты. Он увидел, как девушка плотнее завернулась в одеяло, и понял, что дрожит она не столько от холода, сколько от страха. Взгляд Мэгги был устремлен куда-то поверх закрытого парусиной фургона.

– Мэгги, – прошептал он, потянувшись к руке девушки.

Она подпрыгнула от неожиданности, глядя на него испуганными, широко раскрытыми от страха глазами, словно загнанная лань, ожидавшая нападения гончих. Такер сомневался, что она вообще видит его.

– Это всего-навсего гром.

Рейчел отодвинулась от Фионы и прижалась к сестре. Короткие ручонки обвили талию Мэгги. Но в голосе не было ничего детского:

– Она боится грозы, – объяснила девочка. – Наш дядя часто…

– Молчи, Рейчел, – приказала Мэгги, не сводя глаз с Такера. – Со мной все в порядке. Просто немного замерзла.

– Нужно немедленно переодеться, – твердо объявила Морин. – Девочки, помогите мне повесить одеяло. Мэгги и Такер смогут надеть сухую одежду, пока не успели простудиться до смерти. Нил, иди туда, к брату.

Гром перекатывался по равнине; раскаты звучали все ближе, орудийной канонадой. Лицо Мэгги побелело, губы плотно сжались. Пальцы вцепились в одеяло. Такер боялся, что она вот-вот потеряет сознание.

Но все обошлось.

Когда гроза стихла, девушка подвинулась вперед и начала судорожно натягивать сухое платье, чувствуя себя в безопасности за повешенным поперек фургона одеялом.

ДНЕВНИК МОРИН

11 мая


Я не смогла делать записи несколько дней, потому что обожгла руку и было слишком больно писать. Но ожог быстро заживает, и скоро я совсем поправлюсь.

Сегодня пришлось рано остановиться на ночь из-за грозы. Дождь шел сплошной темной стеной Дорога превращалась в грязь прямо под колесами фургона. Молнии раскалывали небо, и я никогда не видела ничего подобного. Яркие вспышки света делали деревья похожими на уродливые скелеты. Оглушительно грохотал гром. Казалось, что трясется земля. Когда все было кончено, холодный ветер пронесся по прерии, принося с собой восхитительные запахи дождя и зеленой травы.

И мы, и все веши промокли насквозь. Я так рада, что завтра воскресенье и можно отдохнуть.

ГЛАВА 8

День выдался ясным и свежим. Небо сияло голубизной, восходящее солнце несло свет и тепло. Пока большинство переселенцев, включая Бренигенов и Рейчел, собирались на воскресную службу, Мэгги сложила в мешок скудные принадлежности: кусок мыла, полотенце и одеяло, чтобы можно было сесть на траву, и направилась к ближайшему ручью.

Но Такер догнал девушку, прежде чем та смогла пройти пятьдесят ярдов.

– Куда это вы в такую рань?

Она даже не удивилась столь внезапному появлению, словно ожидала его.

– Туда, – показала она прямо вперед. – Именно туда.

Она улыбнулась, уже представляя долгое купание в прохладной воде, и, даже не остановившись, чтобы взглянуть на Такера, пояснила:

– К ручью.

– Не стоит оставлять лагерь, никому не сказав об этом, – покачал головой Такер, продолжая идти рядом.

– Почему я должна мешать их молитве? Это не так уж далеко. Кроме того, сегодня тепло и солнечно, и я намереваюсь кое-что постирать и вымыться. А для этого мне не нужна ничья помощь.

– Мэгги, – настойчиво продолжал Такер, сжав руку девушки, так что та была вынуждена остановиться. – Неужели вы ничего не успели усвоить в пути? Нельзя никуда уходить одной. Я слышал от матери, что ей пришлось выслушать от мистера Фостера немало упреков, когда она решилась на подобную проделку. В здешней глуши подстерегает немало опасностей.

Мэгги пришла в бешенство от столь высокомерного тона и, окинув Такера разъяренным взглядом, вырвала руку:

– А мне все равно, опасно это или нет! Я обещала себе купанье и намереваюсь сдержать слово!

– Тогда я иду с вами.

Кто он, безумец или просто глупец? Считает, что она позволит ему купаться вместе с ней?!

Такер перестал решительно хмуриться и уже веселее улыбнулся:

– Обещаю вести себя как джентльмен. Стащив с головы широкополую шляпу, Такер отвесил преувеличенно вежливый поклон:

– Вы будете в совершенном одиночестве. Я только собираюсь держаться поблизости и охранять вас.

Опять это странное покалывающее ощущение внизу живота! Сама мысль о том, что Такер будет так близко, пока она купается…

– Вы мне не нужны, – отрезала Мэгги.

– Нужен или нет, – снова нахмурился Такер, – я иду. Или вы остаетесь.

Мэгги отвернулась и продолжала идти, крикнув через плечо:

– Кто, по-вашему, вы такой, чтобы приказывать мне что делать и что нет?

Приподняв юбку, она зашагала чуть быстрее, накаляясь с каждым шагом все больше.

– Думаю, я должен потребовать безоговорочного подчинения, пока мы не доберемся до места, – объявил Такер.

Мэгги мгновенно замерла, но тут же, резко развернувшись, оказалась лицом к лицу с молодым человеком.

– Вы не мой хозяин, мистер Брениген. Я никому ничем не обязана, и никто не имеет права приказывать мне что делать и куда идти.

Такер стиснул зубы, карие глаза угрожающе сузились. Нетерпеливо похлопывая шляпой по ноге, он процедил:

– Мне жаль человека, который попытается стать вашим хозяином, Мэгги Харрис, но можете не беспокоиться, такая честь мне ни к чему. Но пока я отвечаю за ваше благополучие и безопасность, будете повиноваться мне, хотите этого или нет.

Что она наделала, доверившись незнакомым людям?! Ведь Мэгги поклялась ни от кого больше не зависеть, не позволять командовать собой с той самой минуты, как сбежит от Сета. И вот теперь она снова попала под власть очередного диктатора.

Девушка кипела от гнева, понимая по выражению глаз Такера, что на этот раз побеждена. У нее только два выхода – вернуться к фургонам и забыть о купании или подчиниться Такеру. Она едва не поддалась искушению выбрать первое, но мысль о прохладной воде была слишком заманчивой. Ради этого можно вытерпеть даже надоедливого и неотвязного мистера Бренигена.

– Хорошо, мистер Брениген, – согласилась она дрожащим от гнева голосом и направилась к скрытому за деревьями ручью. – Но если вы не будете вести себя, как подобает джентльмену, я перережу вам горло, едва уснете.

И Мэгги ничуть не усомнилась, что способна на это.

Такер не совсем понял, каким образом шутливая перепалка превратилась в ссору. Заметив идущую прочь от лагеря Мэгги, он решил просто прогуляться с девушкой, узнать ее получше. Она оказалась настоящим другом в беде и ни разу не пожаловалась на боль в покрытых волдырями ладонях и усталость, хотя каждый вечер буквально валилась с ног. Неужели посчитала, что он может пасть так низко, чтобы подглядывать за купающейся женщиной? Такер хотел лишь убедиться, что никто не нападет на нее.

Глядя в спину Мэгги, решительно шагавшей к вздувшемуся от вчерашнего дождя ручью, Такер неожиданно подумал, что такой способ не столь уж плох. Он живо представил волосы цвета темного меда, расстелившиеся по водной поверхности, белоснежные груди, едва прикрытые прозрачной толщей воды… Каково это – ощутить, как эти груди прижимаются к нему, а гладкая кожа касается…

Такер остановился, как вкопанный.

Боже милосердный! Возьми себя в руки, Брениген!

Нельзя позволить себе мечтать о Мэгги подобным образом. Она – леди, вероятно, не так изысканно воспитанная, как его сестра Шеннон, или мать, или даже Чармиан Пинкхем, но все-таки леди.

Он воображал, что влюблен в Чармиан, и никогда не позволял себе думать ни о ком другом. Вдали от дома Такер часто грезил о Чармиан, но всегда представлял ее задумчиво сидящей у камина или танцующей с ним вальс, или скачущей верхом через хлопковые поля «Туин Уиллоуз», но никогда в ванне.

Но Мэгги. Мэгги в ручье. Великолепная обнаженная Мэгги. Неукротимая и упрямая, своевольная Мэгги.

Такер снова призвал себя к порядку.

Черт возьми! Слишком долго у него не было женщины. Не хватало только впутаться в такие отношения с девушкой вроде Мэгги!

– Я подожду тут! – крикнул Такер.

Мэгги ничем не дала понять, что слышит его.

Такер сел на камень и вынул из кармана тонкую сигару. Когда к небу потянулся синий дымок, он снова глянул в направлении деревьев. Что за девчонка! Напугана и застенчива, одновременно – храбра и горда. Он никогда не был уверен, какую Мэгги увидит в следующую минуту. Она совсем не походила на знакомых Такеру дам. Но по какой-то непонятной причине ему хотелось узнать ее получше.


Развесив по кустам свежевыстиранную одежду, Мэгги нырнула в прохладную воду и, охнув, тут же всплыла на поверхность. Как ни холодна вода, ощущение чистоты и свежести не может ни с чем сравниться. Оно вытеснило даже гнев и мысли о Такере Бренигене.

Девушка, закрыв глаза, несколько секунд плыла по течению, а потом направилась к противоположному берегу и обратно. Сколько лет прошло с тех пор, как она плавала в последний раз?

Воспоминания о летних месяцах, проведенных с родителями у озера, вновь нахлынули на девушку. Они с отцом любили плавать и часто взбирались на отвесную скалу, а оттуда ныряли в холодную воду и плавали часами, гоняясь друг за другом, и возвращались на берег, чтобы полежать на солнце. Элизабет упрекала дочь за то, что та успевала загореть как негритянка, но никогда не портила настроения приказаниями немедленно идти под зонтик.

Мэгги улыбнулась, позволив себе забыться в счастливых воспоминаниях и тут же глубоко нырнула, словно желая их смыть.

Наконец она подплыла к берегу за мылом. Как радовалась Мэгги, узнав, что Морин захватила с собой несколько кусков мыла с запахом жасмина!

Намылив густые пряди, она, затаив дыхание, ушла с головой под воду, чтобы хорошенько промыть волосы. Прошло еще полчаса, прежде чем, поняв, что не может больше задерживаться, девушка неохотно пошла к берегу, осторожно переставляя ноги, чтобы не поскользнуться на камнях, и, завернувшись в полотенце, уселась и принялась старательно расчесывать спутанные волосы. Солнышко согревало замерзшее тело Мэгги.

Постепенно она замедлила движения и, рассеянно сжимая расческу, легла в густую траву, прислушиваясь к крикам птиц и шелесту листвы. Все вокруг дышало миром и покоем, и она не могла себя заставить думать о том, что ждет ее впереди, желая только наслаждаться лаской солнечных лучей и ощущением чистоты.

И неожиданно Мэгги вновь вспомнила о Такере, представила веселые искорки в темных глазах, услышала, как он со смехом обещает стать ее защитником… Она с самого начала понимала, что Такер слишком благороден, чтобы подглядывать за ней из-за кустов. Просто непонятно, что на нее нашло, как можно было обвинять Такера в подобных вещах… Если он заставил ее чувствовать…

– О-о-о-х!!

Мэгги внезапно опомнилась и, раздраженно бросив расческу на землю, вскочила. Она не желает думать о Такере! Каждый раз, когда это происходит, она расстраивается!

Девушка повернулась, чтобы проверить, высохла ли одежда, и громко вскрикнула.

Лицо индейца оставалось бесстрастным.

От ужасного вопля Такер похолодел. Он выхватил револьвер из кобуры и ринулся к ручью. Из-за деревьев выбежала Мэгги: разлетающееся полотенце обнажало длинные стройные ноги. Девушка мгновенно оказалась в его объятиях и, не в силах говорить связно, показала куда-то за его спину.

– Индейцы, – выдохнула она.

Из-за деревьев выехали трое на пестрых мустангах. Такер загородил собой девушку.

– Возвращайтесь в лагерь, – тихо приказал он. – Не бегите, но и не медлите. Найдите Фостера.

– Такер…

– Идите, Мэгги.

Такер не двигался с места, ожидая, когда индейцы приблизятся. Двое натянули поводья, третий подъехал к нему. Обветренное, морщинистое лицо; усталые черные глаза; седые, заплетенные в косу волосы… Неужели это один из безжалостных дикарей, о которых их предупреждали перед отъездом из Индепенденса?

Индеец поднял руку в знак мирных намерений:

– Моя пришел торговать.

Такер поспешно глянул в сторону остальных. Ничего угрожающего, даже ружей нет. Выглядят скорее голодными, чем воинственными. Он вложил револьвер в кобуру и уже хотел что-то спросить, когда сзади раздался стук копыт. Обернувшись, Такер увидел Дэвида и облегченно вздохнул. Дэвид и раньше имел дело с индейцами и наверняка сможет лучше договориться с ними.

Час спустя трое индейцев племени канза отъезжали от фургонов, увозя сахар, кофе и сушеное мясо, пообещав, что их племя не нападет на караван.

– Сомневаюсь, что они способны причинить кому-либо неприятности, – заметил Такер Дэвиду, глядя вслед индейцам. – Старые несчастные люди.

– Просто голодные. Правительство жестоко обошлось с ними. Но это не означает, что они потеряли желание бороться. По крайней мере, могли бы угнать коров или лошадей.

Дэвид задумчиво поскреб щетинистый подбородок.

– Пока ничего страшного не произошло, но, боюсь, все еще впереди. Инджуны, как я слышал, что-то затевают в западном Канзасе, а впереди еще территории, занятые сиу и чайеннами.

– Поверьте, я совсем не стремлюсь вступать в драку с индейцами.

– Как почти все, кто прошел войну.

Дэвид поглядел на Такера и отвернулся к фургонам:

– В каком ты был чине, Такер?

– Подполковник армии генерала Ли в Виргинии.

– Я был в армии на Потомаке. Сержант. Враг. Дэвид сражался на стороне врага. Дэвид был врагом. Возможно, они даже встречались на поле брани.

Такер почувствовал, как тугой неприятный ком осел в горле. Но Дэвид положил руку на плечо молодого человека:

– С меня довольно войны и ненависти. Именно поэтому я решил снова показывать людям дорогу на Запад. Может, оказавшись подальше от руин и пожарищ, мы сможем понять и простить.

Теперь рука протянулась для дружеского рукопожатия. Такер молча смотрел на загрубевшую ладонь. Ему и в голову не приходило, что вожатый каравана мог участвовать в Гражданской войне. Он думал, что Дэвид всегда жил на Западе и водил караваны все эти годы.

Такер любил Дэвида, считал своим другом. Должно ли иметь значение все, что было пять-шесть лет назад? Находил ли Такер облегчение в том, чтобы делить людей на янки и южан?

– Я могу простить солдат, – наконец выговорил он, крепко сжимая пальцы Фостера, – но никогда – ту грязную шваль, которая наводнила наши дома. И намереваюсь сделать все, чтобы у меня никогда не отобрали то, что по праву мне принадлежит.

– Вполне справедливо, – согласился Дэвид. – Вполне справедливо.

– Такер! – позвал подбежавший Нил. – Мама просит тебя спуститься к ручью и принести одежду Мэгги.

– Одежду…

Такер посмотрел в сторону фургона Бренигенов. Он совсем забыл о Мэгги во всей этой суматохе, но сейчас снова вспомнил, как она бежала к нему, как открывало узкое полотенце ее стройные ноги, как она лежала в его объятиях – голые плечи, едва прикрытые груди…

В тот момент он был слишком встревожен ее криком и мог думать только об опасности. Но теперь обнаружил, что на уме одна лишь Мэгги: как она выглядела, благоухала, прижималась к нему. Больше ничего.

Нет, теперь вспомнилось еще одно. Мэгги назвала его не мистером Бренигеном, а Такером, и даже произнесенное с ужасом его имя так прекрасно звучало в ее устах…

Такер неожиданно почувствовал прилив жгучего неудержимого желания.

– Передай матери, сейчас иду, – ответил он Нилу и поспешил к гостеприимному ручью. Купанье в ледяной воде – скорее всего, именно то, что сейчас нужно, правда, не ради чистоты. Черт бы ее побрал!


Мэгги сидела в фургоне, все еще завернувшись в одеяло. В жизни она не была так испугана, как в ту минуту, когда глядела в темные бесстрастные глаза. Однако сейчас она вспоминала не пережитый страх; не угроза со стороны индейцев заставляла девушку трепетать. Руки Такера, крепкие, надежные объятия, карие глаза, полные тревоги и беспокойства за нее… Как решительно он заслонил ее собой!

Мэгги наклонилась вперед, выглянула наружу, пытаясь угадать, как скоро Такер явится с ее одеждой. Она выстирала оба платья, решив, что они успеют высохнуть, когда придет время одеваться. Но ведь там остались не только платья…

Девушка покраснела при мысли о том, что Такер прикоснется к ее нижнему белью.

– Почему он не возвращается? – пробормотала она себе под нос. По крайней мере, она могла бы выбраться из душного фургона. Нельзя же разгуливать в одеяле! Неужели он не понимает, что она должна сидеть здесь, как в тюрьме, пока он не принесет одежду?

– Вы ждете это? – раздался голос из противоположного конца фургона.

Мэгги быстро повернулась и вцепилась в края одеяла, стянув его так, что все изгибы стройной фигуры были открыты жадному взору Такера.

– Вы сильно испугались. Видно, Дэвид был прав, когда говорил, что не стоит далеко отходить от лагеря.

– Они не хотели причинить мне зло, – заметила Мэгги, выхватывая у него вещи.

– Но вы этого не знали.

У Мэгги не было настроения выслушивать упреки и наставления Такера. Кроме того, ее раздражал настойчивый, пристальный взгляд. Или, наоборот, слишком нравился.

– Как видите, со мной ничего не случилось, и поэтому лучше об этом забыть. А теперь, если вы оставите меня одну, я смогу одеться…

Она замолчала, красноречиво оглядывая себя. Снова эта самоуверенная улыбка.

– Прошу прощения, мэм.

Занавеска опустилась, и Мэгги оказалась в полумраке.

«Не смей доверять ему, Мэгги Харрис, – громко прошептала она. – Что бы он ни делал. И никому на свете не доверяй. Не забывай этого».

Надев панталоны, она с силой затянула тесемку.

Позаботься лучше о себе и Рейчел, как намеревалась.

Мэгги зажмурилась, словно желая подчеркнуть свои слова, и повторила еще раз:

«Как всегда намеревалась».

ДНЕВНИК МОРИН

12 мая


Сегодня мы пережили ужасные минуты. Трое индейцев канза, как назвал их мистер Фостер, наткнулись на Мэгги, когда та купалась в ручье. Правда, они всего-навсего хотели менять товары на еду, но я все же невольно вспоминаю истории о кровожадных дикарях и об унижениях, которым они подвергают белых женщин. Эти индейцы оказались измученными стариками, но ведь где-то бродят воины помоложе, я знаю это. Наш караван выглядел ужасно большим, когда мы покинули Индепенденс, но мужчин у нас мало, и видно, как мы слабы. Я теперь не стану отходить далеко от лагеря.

Все это заставляет вновь думать о нападении янки на «Туин Уиллоуз» и вспоминать чувство беспомощного гнева при виде того, как уничтожаются вещи, не имеющие цены, но дорогие как воспоминания. Чувство, что эти люди могут сделать с тобой все, что угодно, и ты бессилен остановить их. Все это так живо представилось, когда я услышала испуганный крик Мэгги.

Эти дикие просторы кажутся враждебными, а у меня совсем не осталось друзей.

Сегодня мне не уснуть.

ГЛАВА 9

Сочная трава канзасских прерий стелилась под колесами фургонов зеленым морем. Полевые цветы кивали яркими головками, как разноцветные флажки, знаменующие красоту этой дикой местности. Весенняя погода была солнечной, и все вокруг выглядело мирным и веселым.

К концу третьей недели путешествия переселенцы стали более умело обращаться с мулами и скотом. Все постепенно привыкли к строгому распорядку и, хотя дни проходили в тяжелом труде, настроение было праздничным. После ужина у них еще оставались силы для песен и танцев.

Настала ночь. Майское небо было безоблачным, усеянным крошечными звездочками, в воздухе разливалось благоухание цветов. Слышались звуки скрипки, хохот, рукоплескания. Сидевшая за фургоном Мэгги вздохнула. Иногда ей хотелось присоединиться к остальным. Девушка чувствовала себя одинокой, однако упрямо держалась подальше от остальных переселенцев, постоянно напоминая себе, что не может никому доверять и должна позаботиться о себе и Рейчел, чтобы обеспечить их будущее.

Но эта решимость отнюдь не смягчила чувства заброшенности и обиды на предательство сестры. Застенчивая девчушка быстро подружилась с Фионой и каждую ночь спала вместе с ней в фургоне; и как ни хотелось Мэгги запретить ей это, она не могла заставить Рейчел лежать на твердой земле, когда у той была возможность делить постель с Фионой.

Но хуже, чем дружба с Фионой, была открытая привязанность Рейчел к Такеру, начавшаяся в ту ночь, когда он рассказал девочке историю о собаке, чтобы отвлечь ее внимание от мертвого кролика. С каждым днем Рейчел все больше осваивалась с Такером, пока, наконец, не забралась к нему на колени и не попросила рассказать еще что-нибудь о собаке.

Неужели Мэгги обречена на вечное одиночество?

– Почему бы вам не присоединиться к нам, Мэгги? Подходите!

Тихий голос Такера, неожиданно раздавшийся в ночи, словно в ответ на ее молчаливый вопрос, заставил Мэгги вздрогнуть. Повернув голову, она увидела, что Такер стоит, прислонившись к фургону, лицо в тени, и только силуэт смутно вырисовывается на фоне костра, да сигара тлеет в полумраке.

– Мне и так хорошо, – ответила она, и сама услышала, как фальшиво звучат ее слова.

Сигара упала на землю, и Такер, придавив окурок ногой, шагнул к девушке:

– Знаете, мы, Бренигены, не такие уж плохие люди, должен вам сказать.

– Знаю.

Мэгги снова взглянула на ночное небо. Такер подошел ближе.

– Ну же, не стоит скрываться ото всех. Вы можете даже завести новых друзей, если вы только захотите. Мама была бы рада вашему обществу.

И, немного помолчав, добавил:

– Я тоже. Пойдем со мной.

Мэгги покачала головой, желая лишь одного – чтобы он поскорее ушел, хотя понимала, что тогда ей станет совсем плохо. Сердце странно билось и сжималось, как никогда в жизни.

– Мэгги…

Девушка была в смятении и даже боялась взглянуть на Такера.

– Потанцуйте со мной, Мэгги Харрис.

Мэгги, словно защищаясь, обхватила себя руками, внезапно похолодев, задыхаясь от непонятного ужаса.

– Я… я не могу. Не умею. Никогда не училась. Такер, потянувшись, сжал ее ладонь, поднял на ноги.

– Это легко, – прошептал он ей на ухо. – Я покажу тебе.

Он был прав. Это оказалось легко. Такер чуть придерживал ее за талию, ведя уверенно и неспешно. Крохотная, покрытая мозолями ладошка, исчезла в его большой, еще более загрубевшей ладони. В голове раздавалось какое-то непонятное гудение. Она почти не слышала музыки.

Мэгги еще никогда не была в объятиях мужчины. Она остро ощущала его запах. Запах чистоты. Он тоже вымылся в ручье. Она могла точно определить это, потому что от него не пахло пылью и потом. Это был… был просто Такер.

Ноздри девушки слегка раздувались. Голова была странно легкой, и Мэгги не заметила, как Такер привлек ее чуть ближе к себе.

В детстве Мэгги часто украдкой выходила по вечерам из комнаты, привлеченная звуками оркестра, и, прижав лицо к перилам, сидела часами, наблюдая, как кружатся пары по бальной зале, зачарованная прекрасными женщинами в элегантных нарядах и сверкающих драгоценностях; женщинами, которым почтительно кланялись блестящие партнеры. Она часто гадала, каково это – оказаться на их месте.

Неужели те ослепительные женщины чувствовали то же, что она сейчас?

Сердце девушки билось все чаще, хотя танец был медленным и грациозным. Такер держал ее в своих объятиях, однако не настолько близко, чтобы это казалось неприличным. Или это не так?

Мэгги чувствовала тепло, исходившее от его тела, сознавала мощь и силу его груди, рук и даже бедер. Если она поднимет голову, борода коснется щеки. Даже сейчас его дыхание чуть шевелило ее волосы.

И его рука на спине… Казалось, между ними возникла некая внезапная близость, только потому, что эта большая ладонь вела ее, придерживала, кружила… Как хотелось Мэгги, чтобы он прижал ее к себе чуть сильнее!

И внезапно до нее словно впервые дошли эти возмутительные мысли. Что с ней творится?!

Такер мгновенно остановился, хотя музыка по-прежнему звучала. Мэгги недоумевающе подняла лицо, чтобы взглянуть на него, приоткрыла рот, желая что-то сказать, но его требовательные губы пресекли всякие попытки.

Волна жара охватила Мэгги, обжигающая, но медленная, ленивая, словно поток лавы, текущей по склону вулкана. Она не могла шевельнуться. Не могла думать. Только ощущала страсть его поцелуя. Только чувствовала, как его язык играет с ее губами. Она могла только чувствовать…

Такер, все еще держа ее голову в ладонях, слегка отстранился. Мэгги не двигалась и, казалось, забыла, как дышать.

Такер смотрел на нее, не в силах разглядеть лицо девушки в темноте, но точно зная, как она выглядит в этот момент. Как будто ее поцеловали впервые в жизни.

Почему он сделал это? Что в ней такого, что делает эту девушку такой желанной, столь незабываемой? Отнюдь не только ее красота. Мэгги окружал ореол невинности, словно она всю жизнь провела взаперти, вдали от окружающего мира.

Несмотря на ее силу, упрямство, решимость, Такер чувствовал, что частью Мэгги был страх. И хотел уничтожить этот страх, задушить, выдавить из нее, хотел вернуть ей чувство безопасности и спокойствия. Хотел…

Что он хотел от нее? Найти спасение от бушующего внутри огня? Нет, это несправедливо. Он не может использовать Мэгги так безжалостно. Но что он мог предложить этой девушке? Он уже обжегся один раз с Чармиан.

Кроме того, у семьи Бренигенов не было денег, а впереди ожидала неизвестная жизнь на неосвоенных территориях, трудности и опасности. К тому же у него на руках мать и брат с сестрой. Нет. Такеру нечего предложить Мэгги Харрис.

Уронив руки, он отодвинулся:

– Простите, Мэгги. Я не должен был этого делать.

И, повернувшись, шагнул в ночную тьму.

Казалось, прошла вечность, но Мэгги все еще не двигалась с места, снова и снова борясь с нахлынувшими незнакомыми ощущениями. И только спустя долгое время смысл его последних слов дошел до нее.

«Простите, Мэгги. Я не должен был этого делать».

Не должен был этого делать…

Не должен был этого делать…

Слезы жгли веки, катились по щекам, когда Мэгги, униженная и еще более одинокая, заползла под фургон и зарыдала.

ДНЕВНИК МОРИН

15 мая


Сейчас середина ночи, и я пишу при свете свечи. До меня доносится мычание скота, который гонят за караваном, тихое, в чем-то умиротворяющее, однако я снова не могу заснуть.

Мне снился Фаррел. Он был здесь, со мной, в этом дубовом фургоне с его простой парусиновой крышей. Он расспрашивал меня о нашем экипаже и специально подобранной паре гнедых жеребцов и удивлялся, почему их нет здесь. Я не знала, что ему ответить. Фаррел всегда так гордился конюшнями «Туин Уиллоуз», но совсем забыл, что все, не купленное конфедератами, было позже украдено обеими армиями.

И потом он сказал, что любит меня, всегда любил и попросил меня попрощаться с детьми, прежде чем повернулся и ушел в туман. Я окликнула его и попрощалась. Это было так странно и настолько реально. Но я почему-то не боялась. Только ощущала глубокое тоскливое желание увидеть все, что навеки потеряно для меня. «Туин Уиллоуз», куда я приехала юной и глупенькой новобрачной, где родились и выросли мои дети. Как мне бы хотелось сейчас посидеть в тени, вдохнуть запах цветущей магнолии и разливать чай, угощая миссис Рошар, миссис Хоув и тетю Юджинию. Фарфор моей мамы. Первая кукла Шеннон. Грейди.

ГЛАВА 10

Уже к концу дня караван подошел к Биг-Блу, притоку Канзас-Ривер. Такер сидел на вороном жеребце, ожидая, пока Дэвид осмотрит реку.

Он провел целый день рядом с Фостером только по одной причине – желая держаться подальше от Мэгги. Каждый раз, думая о ней, он вспоминал, какой восхитительной она была в его объятиях, когда они танцевали при лунном свете. Он почти ощущал аромат ее волос, вкус губ… «Брениген! «– предостерег он себя, стараясь выбросить из головы запретные мысли.

– … Должно быть, сумеем перейти ее вброд. Только сейчас Такер понял, что Дэвид обращается к нему.

– Что? – виновато переспросил он.

– Я сказал, похоже, мы сумеем перейти ее вброд.

Дэвид недоуменно поглядел на Такера, потом поднял глаза к небу:

– Пройдет еще час, прежде чем все фургоны доберутся сюда. Только тогда сможем начать переход.

– Но почему не заночевать на этом берегу? – удивился Такер, оглядывая расстилающийся перед ними зеленый оазис. – По-моему, неплохое место для отдыха. Мы раскидывали лагерь и в местах похуже.

– Ты прав, – усмехнулся Дэвид. – Это Элкоув-Спрингс. Погоди, пока не попробуешь воду. Наверняка в жизни лучше не пил.

Но тут вожатый перестал улыбаться.

– Но пока нам везло, а вот сегодня удача отвернулась. Скоро пойдет дождь, и лучше перебраться на другой берег, иначе надолго здесь застрянем.

Такер взглянул на небо. Бледно-голубое и не единого облачка на горизонте. Дождь?

Поняв, о чем Такер думает, Дэвид пояснил:

– У меня кости ломит, сынок, а это верный признак.

Такер кивнул, зная, что у Дэвида достаточно веские причины не задерживаться на этом берегу, иначе не гнал бы людей вперед. Наверняка не обойдется без протестов и недовольного ворчания, когда переселенцы узнают, что не смогут ночевать в этом идиллическом месте.


К тому времени, как фургон Бренигенов достиг берега Биг-Блу, в небе уже клубились черные тучи, готовые вот-вот брызнуть ливнем. Поднялся ветер, унося обрывки фраз; за непрерывным ревом почти не было слышно, как кричат мужчины на мулов и быков.

Привязав Блу Боя к фургону, Такер уселся на козлы рядом с Мэгги. Они не разговаривали. Он не обращался к ней весь день. Мэгги старалась не смотреть в сторону Такера, когда тот взял поводья у нее из рук и, быстро оглядев внутренность фургона, велел матери и ребятишкам:

– Держитесь крепче.

Мэгги судорожно вцепилась в край сиденья. Почему она так нервничает? Близость ли Такера виной всему или зловещие, нависшие над головой тучи? Успеют ли все перебраться через реку, прежде чем начнется дождь? Уже сейчас темно, почти как ночью. Смогут ли люди что-нибудь разглядеть?

Мэгги всмотрелась вдаль, пытаясь различить противоположный берег, сжимая пальцы сильнее, когда фургон подскакивал на выбоинах.

Нет, не Такер выводил ее из себя. И дело не только в расстроенных нервах. Мэгги боялась. Такер будил в ней множество неведомых ощущений, но страх не был одним из них. И причина тому не переправа через реку. Они пересекали реки и ручьи и раньше. Несколько раз Мэгги даже сама правила упряжкой. Сейчас же фургон угрожающе раскачивался из стороны в сторону, и девушку охватило ужасное чувство обреченности.

Но несчастье произошло не с фургоном Бренигенов. Мэгги услышала странный звук, словно дерево, в которое попала молния, раскололось с вершины до самых корней, и в этот же момент фургон Бейкеров медленно повалился набок.

Мэгги в страхе вцепилась в руку Такера.

– Такер! Дети!

Она успела разглядеть только две детских головы, которые показались на поверхности воды, но сильное течение тут же унесло их. Мать мальчиков успела схватиться за боковину фургона, отца нигде не было видно. Мэгги, не раздумывая, прыгнула в реку и поплыла за ними. Вздымаемые ветром волны сомкнулись вокруг нее, скрывая из виду малышей, тяжелые, намокшие юбки обвились вокруг ног; крепкие башмаки, подаренные Морин, угрожали утянуть девушку на дно. Она задыхалась и отплевывалась, пытаясь удержаться на воде.

Где они? И тут Мэгги неожиданно заметила, что впереди мелькнула светловолосая макушка, и поплыла в том направлении.

– Держись! – крикнула она, но за ревом ветра ее, конечно, не услышали.

Не успела она подплыть ближе, как очередная волна поглотила мальчика. Мэгги в панике нырнула, пытаясь поймать его. Нет! Нет!

Ее пальцы коснулись чего-то. Его рубашка. Воротник рубашки. Собрав быстро убывающие силы, она пыталась всплыть. Мальчик слабо отмахивался, не помня себя. Она едва не выпустила его и вновь погрузилась во мрак водной толщи. Вода еще раз вытолкнула их, и Мэгги неизвестно откуда нашла мужество помочь утопающему ребенку выбраться из реки. Она вытолкнула его на глинистый берег и свалилась рядом, жадно втягивая воздух в ноющие легкие и выкашливая воду, которой успела наглотаться. Наконец, немного опомнившись, Мэгги встала на четвереньки и подползла к малышу. Тот тоненько плакал от страха, но, по крайней мере, был жив.

– Мисс Харрис!

Голос был едва слышен за ревом ветра, но Мэгги узнала его.

– Сюда, мистер Фостер! Мы здесь! Большая лошадь вожатого каравана появилась из-за кустов. Дэвид спрыгнул на землю и подбежал к ним.

– Уилле! – воскликнул он, поднимая мальчика. Тот заревел в полную силу. Дэвид прижал его к широкой груди:

– Что с Тимми?

Мэгги тупо уставилась на него, не понимая.

– Где его брат? Мэгги покачала головой.

– Я потеряла его из виду.

Дэвид болезненно поморщился и долго молчал, прежде чем сказать:

– Пойдемте, я провожу вас к фургонам. И, подняв девушку, добавил:

– Вы совершили мужественный поступок, мисс Харрис.

Но Мэгги совсем не чувствовала себя храброй. Просто очень усталой.

Подхватив девушку под руку, Дэвид помог ей сесть в седло и передал Уиллса Бейкера. Четырехлетний малыш доверчиво прильнул к ней, и Мэгги постаралась не думать о Тимми Бейкере.


Такер потянулся, чтобы остановить Мэгги, но было слишком поздно. Течение унесло ее, и девушка так и не услышала его криков.

Мгновение спустя порыв ветра тряхнул фургон Бренигенов. Он пошатнулся, но устоял. С одного угла оторвалась парусина и громко хлопала. Позади плакали от страха Фиона и Рейчел. Такер оглянулся на Морин. Мать прижала девочек к себе и с ужасом смотрела на сына. Рядом стоял Нил, положив руку на плечо матери, пытаясь ободрить ее.

– Нил! Поправь парусину!

Подняв кнут, Такер стегнул мулов. Нужно вывести фургон из реки, убедиться, что семья вне опасности, прежде чем отправиться на поиски Мэгги.

Они сумели объехать фургон Бейкеров, у которого уже трудились мужчины, пытаясь поставить его на колеса. Такер увидел, как какой-то всадник выносит на берег миссис Бейкер. Но Мэгги не было видно.

– Боже, спаси и сохрани ее! – молился Такер.

В ту же минуту, когда колеса фургона коснулись земли, Такер помчался по берегу, не обращая внимания на дождь, и облегченно вздохнул, увидев Мэгги и мальчика на огромном скакуне Дэвида.

Остановившись, Такер с чувством непонятной тоски уставился на девушку. Мокрые волосы прилипли к голове, разорванное платье было грязным и липло к телу, как вторая кожа.

Она выглядела как мокрая мышь.

Она выглядела ослепительно прекрасной.

Такер медленно подошел, взял мальчика из рук Мэгги и отдал Дэвиду, и только потом, обняв девушку за талию, снял с седла, почти не заметив, как отъехал Фостер, оставив их наедине.

– Это безумие, то, что ты сделала, – прошептал он, откидывая с ее лба прядь непокорных волос. Мэгги, не отвечая, смотрела на него широко раскрытыми серыми глазами.

– Никогда больше не делай таких глупостей. Его рука скользнула к затылку девушки. По ее лицу струилась дождевая вода. Такое бледное… кожа почти прозрачная.

– Ты поняла, Мэгги? – спросил он так тихо, что едва услышал себя.

Она продолжала смотреть на него этими глазищами, серыми озерами, в которых так легко можно утонуть.

– Мэгги…

– Я слышу тебя, Такер.

Боже, помоги ему. Он уже тонул в ее глазах.

Дождь струился по ее лбу, щекам, ресницам. Мэгги сморгнула прозрачные капли, страстно желая видеть Такера яснее, пытаясь понять быструю смену чувств и настроений на его лице. Все в ней ныло от желания вновь очутиться в его объятиях, ощутить его губы.

Что с ней происходит?

Мэгги вздрогнула, по телу поползли мурашки.

– Ты замерзла. Лучше поскорее вернуться к фургону.

– Не сейчас, – протестовало ее сердце.

– Пойдем.

Взяв девушку под руку, он повел ее вверх по берегу.

Это дождь или слезы слепят ее?

Мэгги, спотыкаясь, сделала несколько шагов и неожиданно оказалась в его объятиях. Такер подхватил девушку на руки и прижал к груди.

Она обняла его за шею, доверчиво положив голову ему на плечо и страстно желая, чтобы фургоны оказались далеко-далеко.

ГЛАВА 11

Когда они утром хоронили Маршалла Бейкера, дождь все еще шел. Несмотря на настойчивые поиски в нижнем течении реки, тело Тимми так и не нашли.

Сьюзен Бейкер, женщина, чуть постарше Мэгги, отвернулась от могилы, сжимая руку Уиллса. Лицо ее осунулось, под глазами темные круги. Неуклюже переваливаясь, она отошла: очевидно, до родов оставалось совсем немного. Около Мэгги она остановилась и прошептала:

– Я хочу поблагодарить вас за то, что спасли моего Уиллса.

Мэгги проглотила комок в горле, не в силах вымолвить ни слова.

– Он – все, что у меня теперь осталось. Он и… Рука Сьюзен легла на набухший живот.

– Пусть Господь благословит вас, – шепнула она и направилась к фургону.

Морин крепче сжала плечи Мэгги:

– Пора отправляться в путь.

– Но что с ней будет? – спросила Мэгги без всякого выражения.

– Продолжит путь с нами. Ее брат и родственники живут в Орегоне.

– Как же она сумеет обойтись без мужа? Нельзя править мулами и заботиться о новорожденном и Уиллсе.

– Соседи помогут. Ты же бросилась в воду, чтобы спасти Уиллса.

Мэгги от всей души хотела верить ей, верить, что люди помогут от доброты души, но она еще не видела, чтобы подобное случалось. Конечно, она нырнула за мальчиком, но только потому, что не имела времени подумать.

Какая выгода этим людям от того, что они помогут Сьюзен и Уиллсу добраться до Орегона? Мэгги обещала Бренигенам деньги, но у Сьюзен ничего не было, кроме фургона.

Морин снова дернула ее за рукав:

– Пойдем, дорогая, мистер Фостер уже подал знак трогаться.

Бросив последний взгляд на могилу, простой деревянный крест и охапку полевых цветов, рассыпанных по холмику, Мэгги повернулась и направилась к фургону Бренигенов. Так ер уже сидел на козлах.

– Я займусь мулами, – сказал он, увидев женщин. – Ты заслужила отдых. Ложись и спи. Мы, скорее всего, все равно далеко не уедем из-за дождя.

Мэгги кивнула и полезла в фургон.

«Я вправду ужасно устала, – подумала она, укладываясь поудобнее. – Может, и в самом деле засну».

Ночью Мэгги почти не сомкнула глаз. Подстилка совсем промокла, холодный ветер немилосердно пробирался под одеяло, но причина была не в этом и даже не в трагедии Бейкеров. Мысли о Такере, его нежные слова не давали покоя. Можно подумать, она не понимала, что, кроме беды, это ничего не может принести.

Мэгги закрыла глаза, натянула повыше влажное одеяло. Морин и Нил сидели впереди с Такером, а девочки жались в углу, и без того забитом тюками.

Вскоре фургоны начали вытягиваться в длинную линию, направившуюся на северо-запад, к границе штатов Небраска – Канзас. Мэгги пыталась убедить свое усталое тело, что тряска и толчки могут так же убаюкивать, как и качели, но ничего не помогало.

Три недели. Всего три недели она и Рейчел прожили среди этих людей. Три недели, а ее жизнь усложнилась еще больше. Мэгги оказалась настолько наивной, что считала, будто вполне достаточно присоединиться к каравану и направиться в Орегон: все равно что сесть в пассажирский поезд «Филадельфия – Нью-Йорк». Но хуже пыли и грязи, трудностей и опасностей было сознание, что они стали ей дороги. Морин и Фиона, Нил и Дэвид Фостер, Сьюзен Бейкер и… и Такер.

Слишком уж небезразличен ей Такер. Слишком.


Дождь не прекращался весь день и всю ночь. Утром, когда вода с небес обрушилась на промокшие фургоны с новой силой, Дэвид решил не трогаться в путь. Придется остаться на месте и ждать, когда погода улучшится.

Такер использовал неожиданный перерыв, чтобы поискать дичь. Надев дождевик и не обращая внимания на струи, лившиеся с полей шляпы, он объехал всю округу и, как оказалось, не зря. Ему повезло. Если как следует подготовить и сохранить добычу, семья Бренигенов сможет кормиться почти всю неделю. Кроме того, нужно отдать двух кроликов вдове Бейкер, но так, чтобы Рейчел не видела.

Такер широко улыбнулся. Малышка, несомненно, изменилась с того вечера, когда он впервые увидел ее. Тогда она пугалась собственной тени, не отходила от сестры, прячась в ее юбках, теперь же бегала по всему лагерю вместе с Фионой, смеясь и что-то крича. Девочки так подружились, словно выросли вместе. Кроме того, Такер почему-то был очень доволен, что малышка так привязалась к нему.

Хотел бы он, чтобы его чувства к Мэгги были так же просты.

Такер остановил Блу Боя, снял шляпу и, стряхнув воду, взглянул на прояснившееся небо. Потом пригладил волосы и задумчиво потеребил бороду.

Не было смысла отрицать: он хотел Мэгги. Не только ее тело, которое оставило бы неравнодушным любого мужчину с горячей кровью, но всю ее, сердце и душу, хотел узнать ее как самого себя, выяснить правду о ее детстве, о доме и семье, хотел заставить ее смеяться, хотел пить сладкий нектар с ее губ. Хотел лежать с ней в траве и наблюдать, как над головой плывут облака, и брать ее снова и снова. Господи, помоги ему, иногда он даже представлял Мэгги, держащей у груди ребенка. Его ребенка.

– Должно быть, я просто спятил, – пробормотал он, нахлобучив на лоб промокшую шляпу. Неужели у него и без этого мало бед и проблем? И что заставило его считать, что он вообще может любить ее? Он совсем не знал эту девушку. Такер почти всю жизнь был знаком с Чармиан, но та изменила ему. Правда, Мэгги так отличалась от Чармиан! В ней не было ничего искусственного, фальшивого. В этом Такер готов поклясться собственной жизнью. Он совершенно точно был уверен в том, что Мэгги сама не осознает, как прекрасна.

Такер тряхнул поводьями и прищелкнул языком:

– Поехали, старина.

Пора возвращаться в лагерь.


Мэгги сидела около фургона и штопала платье. Фиона и Рейчел замешивали тесто, причем ухитрялись высыпать на себя муки больше, чем попадало в огромную миску, и, слыша их веселый смех, Мэгги невольно подняла глаза. Сердце ее сжалось при виде сияющего лица сестры. Она никогда не видела Рейчел столь беззаботной и оживленной. Нужно бы радоваться таким переменам, и Мэгги была счастлива за сестру. Она жалела лишь себя. Чувствовала себя нелюбимой, никому не нужной. И это тоже было несправедливым. Рейчел любила ее.

Морин, отвернувшись от костра, строго сказала:

– Дети, вы никогда не испечете пирог, если не будете смотреть, что делаете.

– Да, мама, – послушно ответила Фиона, едва сдерживаясь, чтобы не хихикнуть.

Морин покачала головой, но, увидев выражение лица Мэгги, вытерла руки о передник и направилась к фургону:

– Наверное, не стоит их ругать. У бедняжек так мало развлечений, им все время приходится сидеть в этом душном фургоне.

Мэгги кивнула. Мать Такера уселась на скамью с девушкой, всматриваясь в лежавшую на коленях Мэгги ткань:

– Какое прекрасное рукоделие. Ты очень аккуратно шьешь. Это мама научила тебя?

– Мама?

Перед глазами Мэгги встал образ матери, прекрасной и жизнерадостной, легкокрылого мотылька.

– Нет, мама не умела шить. Меня научила няня.

– Твоя няня? Но я думала…

Поняв, что проговорилась, Мэгги, смутившись, быстро добавила:

– Это было давно. Слуг уволили, когда Рейчел была совсем маленькой.

– Война, – вздохнула Морин. – Она забрала наших слуг и дома.

Мэгги надеялась, что Морин Брениген подумает именно это. Она не собиралась признаваться, что когда-то Харрисы были богаты. Она так старалась вообще ничего не говорить о своей семье.

– «Туин Уиллоуз», так называлась наша плантация. Мы выращивали хлопок. Много хлопка. Фаррел, мой муж, был адвокатом, и притом хорошим. Порядочным, честным, благородным человеком. Такер так похож на него. Они намеревались вместе заняться практикой, когда настанет время.

– Такер хотел быть адвокатом? Морин с гордостью улыбнулась:

– Он уже адвокат, дорогая. И тоже очень хороший.

– Я не знала, – прошептала Мэгги, поняв, как мало ей известно о прошлом Такера и его семье. Она надеялась, что Морин продолжит рассказ, но в этот момент появился Уилле Бейкер. Бледное маленькое личико было повернуто к Мэгги. Ни слова не говоря, Уилле вскарабкался к ней на колени и прижался к ее груди. Она невольно обняла малыша, приглаживая его волосы, и ее взгляд встретился со взглядом Морин.

– Уилле, скажи-ка, – мягко спросила Мэгги, – где твоя мама?

Мальчик безмолвно, не шевелясь, показал пальцем на фургон Бейкеров.

– Мама будет беспокоиться, где ты. Не надо ее пугать. Давай-ка вернемся.

Мэгги уже хотела подняться, но Морин ее остановила:

– Подожди, Мэгги. Оставь Уиллса со мной. Девушка поколебалась, но тут же поняла:

– Оставайся с миссис Брениген, Уилле, а я скажу твоей маме, что ты у нас.

Она передала мальчика Морин и пошла к фургону. Изнутри доносился тихий плач: очевидно, Сьюзен старалась сдержаться и не хотела, чтобы ее слышали. Видимо, поэтому Мэгги показалось, что сердце ее сейчас разорвется от жалости.

– Миссис Бейкер…

Она отвернула занавеску, вглядываясь в пыльный полумрак.

– Сьюзен?

Послышалось негромкое всхлипывание.

– Что?

Не ожидая приглашения, Мэгги забралась в фургон.

Сьюзен лежала на постели, повернув голову ко входу.

– Сьюзен…

Мэгги встала на колени и коснулась плеча женщины.

– Уилле беспокоится о вас.

– Уилле?

Сьюзен попыталась сесть:

– Где он? Я думала, он здесь.

– Ничего страшного. С ним миссис Брениген. Сьюзен Бейкер удалось наконец выпрямиться и сесть поудобнее, опираясь спиной на толстый матрац.

– Я, кажется, не могу перестать плакать, – снова всхлипнула она.

– Вам не за что извиняться.

– У меня все время в ушах стоит этот ужасный треск, когда колесо отлетело и голова Маршалла ударилась о бок фургона, а малышей унесло.

Мэгги, глядя на свои руки, безмолвно кивнула.

– Я боюсь… смертельно боюсь… хотя знаю, что не должна так себя вести. Все были ужасно добры к нам, предлагали помощь, приносили еду. Но я не знаю, что с нами станется.

– Разве вы не собираетесь к своему брату в Орегон?

Сьюзен кивнула, прикладывая к распухшим глазам платочек.

– Джордж примет нас, но не очень-то будет рад.

– Уверена, что вы ошибаетесь.

Мэгги совсем не была в этом уверена, но что еще можно сказать в подобных обстоятельствах?

Молодая вдова долго глядела на нее, прежде чем спросить:

– Сколько вам лет, Мэгги?

– Скоро будет восемнадцать.

– В вашем возрасте я уже ждала Тимми. Осенью ему исполнилось бы три года.

Затуманенные глаза задумчиво смотрели вдаль.

– Маршалл и я поженились, когда мне было шестнадцать, а ему почти девятнадцать. И пяти лет не прошло, а кажется, все так давно было. Он сделал предложение и сказал, что я единственная на свете; и не успела я опомниться, как уже стояла перед священником. Маршалл был хорошим человеком, просто нам не повезло.

Слезы снова водопадом покатились по щекам.

– Не знаю, что теперь будет. Кто нам поможет, кто о нас позаботится?

Мэгги схватила Сьюзен за плечи, слегка тряхнула:

– Слушайте меня, Сьюзен Бейкер. Вы прекрасно справитесь. И сумеете позаботиться об Уиллсе и о малыше. Вы переживете тяжелые времена. Это, конечно, будет нелегко, но вы можете это сделать. Я знаю это, потому что сама была в таком же положении. Человек может добиться всего, чего захочет. И сделать все, что обязан.

Девушка присела на корточки.

– Но лежать в постели и плакать не годится. Ни к чему это не приведет. И ничему не поможет. А теперь вставайте, умойтесь и причешитесь, а потом сходите за маленьким Уиллсом. Знаю, вы тоскуете по мужу и Тимми, но ваш второй сын жив и нуждается в вас.

Сьюзен с удивлением уставилась на Мэгги и наконец кивнула.

– Вот так-то лучше. Приходите к нам. Поужинаем сегодня вместе. Уверена, миссис Брениген не станет возражать.


Сьюзен чувствовала себя неловко в присутствии таких женщин, как Морин Брениген. Морин была настоящей леди. Все, что она делала или говорила, как двигалась, любое легкое движение руки, поднятая бровь – говорило о высоком положении и благородном происхождении. Рядом с ней Сьюзен чувствовала себя невежественной и уродливой. Она не умела читать и писать, никогда не ходила в школу. Всю жизнь Сьюзен работала с матерью на ферме, а потом вела свое хозяйство. Маршалл – больше она ничего не хотела в жизни. Маршалл и малыши.

Она держала Уиллса на коленях, хотя места там оставалось совсем мало, и целовала белокурую головку, не сознавая, что снова плачет. Почувствовав, как шевелится малыш в животе, женщина положила туда руку, словно желая убедить себя, что ощущение было реальным.

Морин сидела рядом с чашкой кофе в руке, задумчиво глядя на огонь, словно не желая нарушать тишину.

– Ужин был очень вкусным, миссис Брениген, – сказала наконец Сьюзен, опустив голову, смущенная звуками собственного голоса, но не в состоянии больше выносить молчание.

– Спасибо, дорогая. Мы рады, что вы смогли присоединиться к нам.

Уилле ускользнул от матери и подбежал к Мэгги, снова занятой шитьем, молча отвел ее руки и вскарабкался на колени, положив голову на грудь девушки. Мэгги уронила платье и стиснула маленькое тельце, пораженная столь внезапным приливом чувств.

– Уилле, – начала Сьюзен.

Морин, наклонившись, взяла Сьюзен за руку:

– Не нужно ругать его. Пусть ищет утешения там, где может.

Но Сьюзен было невыносимо, что сын проявляет любовь к чужому человеку. Она была благодарна Мэгги за спасение ребенка. Не будь ее, Уилле погиб бы вместе с младшим братом. И все же Сьюзен чувствовала себя брошенной и одинокой без Уиллса.

Морин подвинула стул ближе и обняла Сьюзен за плечи:

– Прошлой зимой я потеряла мужа, а три года назад – сына, и всем нам пришлось искать утешения, где и как возможно. Нужно время, чтобы исцелиться, Сьюзен. Все проходит. И Уилле успокоится.

И неожиданно пропасть между ними уже не казалась столь непреодолимой. Морин тоже была вдовой с детьми. Как и Сьюзен. Каждая прекрасно понимала сердечную боль другой.

Сьюзен вытерла слезы, проглотив комок в горле.

– Вы очень добры, мадам, – прошептала она.

– Для этого существуют друзья, Сьюзен. Чтобы помогать в тяжелые времена.

У Сьюзен никогда не было раньше подруг. Теперь, кажется, она приобрела сразу двух – Морин и Мэгги.

ГЛАВА 12

Дэвид Фостер остановился у фургона, наблюдая идиллическую сцену. Вся семья Бренигенов собралась у костра вместе с сестрами Харрис, вдовой Бейкер и маленьким Уиллсом. Мэгги держала малыша на коленях, пока Рейчел и Фиона пытались заставить его улыбнуться. Нил помогал старшему брату чинить упряжь, а Морин и Сьюзен укладывали посуду.

Дэвид в который раз не смог не заметить, как красива и грациозна Морин Брениген. Она сама выглядела почти девушкой: трудно поверить, что у нее такой взрослый сын. Прошло много времени с тех пор, как Дэвид смотрел на женщину с мыслями о доме и семье. Больше двадцати лет… со дня смерти Эмили, погибшей при родах. До той минуты, как увидел Морин.

Настоящая леди. Всегда тихая и спокойная, сдержанная и полна достоинства. Ни слова жалобы, сожаления о потерянном доме и вещах, оставленных в Джорджии, ни слез и рыданий о погибших муже и сыне. Дочь, пожертвовавшая собой ради престарелой тетки. Сын, отказавшийся покинуть Джорджию, полный решимости не позволить войне кончиться, пока не выдержит еще один бой и не победит. И все же Морин не ныла и не жаловалась. Какая необычная женщина!

И Дэвид распознал в ней не только спокойную силу. Он понимал, как велико благородство ее души. Морин не задумываясь приняла двух обездоленных девочек, сестер Харрис, а сейчас помогала, чем могла, вдове Бейкер, хотя у самой на руках была целая семья.

Сняв потрепанную шляпу, Дэвид провел рукой по седым волосам, откидывая их со лба, и шагнул к костру.

– Добрый вечер, – поздоровался он.

– Добрый вечер, мистер Фостер, – дружески улыбнулась Морин.

– Слышал, Такер добыл сегодня вам прекрасного оленя.

– Да, и мы жарили мясо на ужин. Не хотите поесть? Я могла бы…

– Нет, спасибо, мэм. Я уже поужинал. Хотел только узнать, как чувствует себя миссис Бейкер.

– Мне гораздо лучше, благодарю вас, мистер Фостер, – ответила Сьюзен, пряча распухшее от слез лицо.

Такер, показав на табурет, пригласил:

– Садитесь, пожалуйста, Дэвид. Выпейте с нами кофе.

Морин уже сняла с огня кофейник. Дэвид устроился поудобнее. Когда она передала ему чашку, их пальцы соприкоснулись, и Дэвид с трудом подавил желание сжать ее руку и больше не выпускать.

– Сегодня я потолковал с одним из братьев Фалкерсонов, миссис Бейкер. Средним. Полом. Он сказал, что согласен править вашим фургоном до самого Орлеана. Его братья и отец сумеют управиться со своей упряжкой.

– Не знаю, смогу ли его отблагодарить, – тихо сказала Сьюзен, не вытирая блестевших на глазах слез.

– Вряд ли ему понадобится что-то, кроме обыкновенного «спасибо», миссис Бейкер.

Его Эмили была немногим старше этой девочки, когда умирала одна, в их хижине, в Орегоне, пока Дэвид валил лес. Их дочь, единственный ребенок, умерла вместе с матерью. Будь рядом люди, приди ей на помощь вовремя, может быть…

Дэвид постарался выбросить из головы тяжкие воспоминания. Опасности и трудности неотделимы от жизни в глуши. В каждом караване, который вел на запад Дэвид, происходили подобные трагедии. Иногда он сам удивлялся, почему не бросает это занятие. Его дом в Орегоне не принес счастья Дэвиду и стоил ему жены и ребенка. Однако было что-то в этой новой земле, дарившее надежду, притягивавшее Дэвида и заставлявшее возвращаться.

Фостер усилием воли заставил себя вернуться к настоящему, когда Мэгги поднялась, не выпуская из объятий спящего малыша.

– Пойду уложу его. Такер мгновенно вскочил.

– Я пойду с тобой. Давай его мне, – шепнул он, забирая мальчика у Мэгги.

Сьюзен пожелала всем спокойной ночи и пошла за молодыми людьми. Через несколько минут Нил забрался в палатку, а девчушки исчезли в глубине фургона.

Дэвид, нерешительно мявший шляпу в руках, наконец поднялся.

– Мне, наверное, пора проверить, все ли в порядке в лагере. Спасибо за кофе, миссис Брениген.

– Всегда рады видеть вас, мистер Фостер, – улыбнулась Морин.

Черт бы все побрал, он чувствует себя перед ней мальчишкой-школьником.

– Доброй ночи, мэм, – пожелал Дэвид перед тем, как уйти.


Мэгги могла бы позволить Такеру самому донести Уиллса до фургона. Чтобы уложить мальчика в постель, достаточно и одного человека. Кроме того, его мать была рядом. Однако девушка почему-то продолжала идти рядом с Такером, не оглядываясь на Сьюзен. Вскоре мать с ребенком были уже в фургоне, и занавеска за ними опустилась.

Такер медленно, неторопливо направился к фургону Бренигенов. Но сердце Мэгги отказывалось биться медленно и неторопливо: девушка чувствовала себя так, словно поднимается на высокий холм или бежит с кем-то наперегонки. Оставалось в ужасе гадать, слышит ли Такер, как ее сердце громко колотится в груди.

Пытаясь прервать неловкое молчание, девушка спросила:

– Завтра мы отправимся в путь?

– Завтра воскресенье, – пояснил Такер, не глядя на нее. – Думаю, мы останемся здесь и получше просушим все вещи.

– О, я и забыла. Конечно, – кивнула Мэгги. Они наконец добрались до фургона.

– Похоже, все отправились спать, – заметил Такер, оглядывая затихший лагерь.

– Да… уже поздно.

– Небо прояснилось. Сколько звезд!

– Как красиво, – вздохнула Мэгги, подняв глаза.

– Мэгги…

Он сжал ее руку, не давая уйти:

– Расскажи мне о себе. О своей семье.

Ее кожа горела под его пальцами, и щеки пылали.

– Моя семья? – хрипло выдавила она, с трудом выговаривая слова. – Мне почти нечего сказать.

– Неужели совсем нечего?

Если он когда-нибудь узнает… если поймет, что все это время она лгала… что с ними будет?

– Нет, – поспешно повторила Мэгги, – нечего. Кроме того, что я скучаю по родителям. Доброй ночи, Такер.

И поспешно нырнула в фургон, прежде чем он смог ее остановить. Такер вздохнул, и Мэгги напряженно прислушивалась к звукам шагов, пока они не затихли. Только тогда девушка натянула одеяло до подбородка, не переставая думать о том, как трусливо себя повела. Но что могла она рассказать о родителях и дяде без риска выдать себя? Что знала об окружающем мире? Воспоминания о счастье, о жизни, полной радости и смеха в окружении родных и друзей, остались в далеком прошлом. Слишком долго Мэгги жила пленницей в темном пустом доме и никого не видела, кроме Рейчел.

И все это сделал с ней Сет. Как она его ненавидела! Как ненавидела за то, что этот человек превратил в ад жизнь ни в чем не повинных племянниц! И все из-за алчности. Они могли бы стать одной семьей, если бы он только захотел быть добрым с ними.

Рассерженно дернув одеяло, Мэгги укрылась с головой и попыталась найти утешение во сне. Но вместо этого ее снова и снова терзали воспоминания…


Это было в начале весны, когда налетевший с севера ураган покрыл ледком улицы Филадельфии. Родители Мэгги возвращались домой с веселой вечеринки, и экипаж, заворачивая за угол, подпрыгнул и пошатнулся. Кучера сбросило с козел и кони понесли. Через несколько минут от экипажа остались одни щепки, а оба седока нашли мгновенную смерть. Мэгги было тогда всего двенадцать, и последующие кошмарные дни навеки останутся в ее памяти. Люди, приходившие в дом со словами утешения и со слезами на глазах, сочувствующие бедняжке Мэгги и малютке Рейчел, которым придется теперь расти без родителей. Слуги, бесшумно снующие по комнатам, говорящие приглушенными голосами. Черные гардины на окнах и траурный венок на двери…

А потом появился Сет Харрис. Сет, таинственный старший брат Джереми, тот самый, о котором Элизабет отказывалась говорить в присутствии дочери. Пройдет несколько лет, прежде чем повзрослевшая и поумневшая Мэгги сможет понять, что его весьма своевременный приезд не был совпадением, что Сет просто скрывался от военной службы в эти первые месяцы войны.

А еще позже она поняла, что от этого человека не стоит ждать ни любви, ни даже просто доброты.


Такер ощутил странную тишину – словно прерия смолкла и собирается с силами. Рядом с ним ворочался и что-то бормотал во сне Нил. Такер осторожно отбросил одеяла и выполз из палатки.

Небо вновь покрылось грозовыми облаками, но в воздухе не пахло дождем. Казалось, волоски на его руках встали дыбом. Такер энергично растер похолодевшую кожу и надел рубашку, прежде чем усесться на скамью и натянуть сапоги.

Скот беспокоился. Коровы встревоженно мычали, время от времени слышалось лошадиное ржание. Кто-то из дежуривших в эту ночь пел, пытаясь успокоить животных. Такер мельком подумал, не стоит ли пойти туда.

Первая вспышка молнии и раскат грома были так похожи на артиллерийскую канонаду, что Такер невольно потянулся к револьверу. Прошло всего мгновение, прежде чем небеса вновь расколол зловещий зигзаг. Земля под ногами дрогнула от оглушительного громового раската.

Такер повернулся, уже готовый бежать к напуганным животным, но замер, прислушиваясь к пронзительному воплю, донесшемуся из-под фургона Бренигенов. Сердце его едва не остановилось от ужаса.

– Мэгги! – окликнул он и, не дождавшись ответа, пополз под фургон.

Молния осветила Мэгги. Девушка свернулась в клубочек, прикрывая голову руками.

– Мэгги, Мэгги, все хорошо. Это только гром, – убеждал Такер, пытаясь отвести ее руки.

– Нет! – вскинулась девушка. – Нет!

Такер сжал ее пальцы, пытаясь привести в себя. Но Мэгги смотрела на него невидящими глазами, отчаянно пытаясь освободиться.

– Не закрывайте! Не закрывайте глаза! Пожалуйста, не надо! Пожалуйста!

Не зная, что еще делать, Такер сжал ее в объятиях и привлек к себе.

– Мэгги, это я, Такер. Все хорошо.

Огромная молния опять прорезала небо, и оглушительный треск вызвал новый вопль Мэгги. Но на этот раз она уткнулась ему в плечо, словно доверчиво ища безопасности и спасения.

Наверное, ему стоило бежать к остальным мужчинам, пытаться собрать разбегавшийся скот, но ничто на свете не могло оторвать Такера от этой девушки. Никогда он не видел такого страха, даже на лицах солдат, погибавших на поле сражения.

– Ш-ш-ш, Мэгги, не плачь, – повторял он. – Это всего-навсего гроза.

– Не позволяй ему запирать меня. Пожалуйста, не позволяй.

– Ни за что, милая.

Она вздрагивала в объятиях Такера, сжимаясь при каждом ударе. Такер гладил волосы девушки, шептал бессмысленные ласковые слова, зная, что она не услышит и не поймет, и сам не различал, что говорит.

Почти два часа бушевала гроза, и за все это время на землю не упало ни единой капли дождя. Только обезумевший ветер, ослепительные вспышки молний, оглушительный рев грома. Наконец небеса сжалились, тучи унеслись, и лишь издалека еще слышалось грозное ворчание.

Такер понимал, что Мэгги не спит, хотя она ни разу не пошевелилась, только дрожала при каждом громовом раскате.

– Мэгги, взгляни, солнце встает. Гроза прошла.

Но девушка, по-прежнему уткнувшись ему в грудь, упрямо качала головой.

– Поверь, солнце уже встало.

Нежно сжав ее щеки ладонями, Такер отстранился.

– Взгляни, Мэгги, какой великолепный восход!

И Такер ничуть не преувеличивал. Солнце показалось из-за горизонта, окрасив небо яркими желтыми, красными и оранжевыми полосами.

Мэгги, подняв голову, долго смотрела на небо. Потом медленно перевела взгляд на Такера, лежавшего рядом. В серых глазах не таился страх. Они были полны радостного изумления.

ГЛАВА 13

Мэгги не совсем понимала, что изменилось между ними, только чувствовала это сердцем. И неожиданно она перестала бояться, что привяжется к Такеру. И не беспокоилась о том, что может принести будущее. Девушка была готова поверить, что судьба окажется благосклонной к ней.

Ни Блу Бой, ни измученная кляча Мэгги не отошли от фургона, но большая часть стада разбежалась во всех направлениях во время грозы. Собираясь вместе с другими загонять отбившихся животных, Такер пригласил Мэгги поехать с ним, и та, не желая терять даже на несколько часов вновь обретенную радостную уверенность, которую дарило ей его присутствие, немедленно согласилась, хотя знала, как будет болеть потом спина и ныть ноги.

Но девушке было все равно. Главное, Такер хочет, чтобы она оставалась с ним.

Для Мэгги этот день был таким же прекрасным, как и рассвет. Небо расстилалось над ними ярко-голубым пологом. Полевые цветы блестели от росы и клонили головки под тяжестью прозрачных капель. Земля благоухала влажной травой.

Пока они обшаривали округу, Такер почти все время молчал. В долгих речах не было нужды, и Мэгги была рада просто ехать рядом и смотреть на четко очерченный профиль, не в силах не думать о том, как искрятся его глаза, когда Такер пытается сдержать смех, как медленно изгибаются губы, прежде чем он, наконец, улыбнется по-настоящему. Она все время помнила, как широки его плечи, как напрягаются мышцы, когда Такер поднимает что-нибудь тяжелое, как велики его руки и как могут быть нежны, когда их владелец желает этого. Она представляла его бородку, щекотавшую ее щеки, когда Такер целовал ее, и гадала, как он будет выглядеть без этой бороды. Таким же красивым, как она находит его сейчас? Или еще красивее? Будет ли его кожа так гладка, как губы?

Такер, неожиданно повернувшись, обнаружил, что она изучает его. Мэгги почувствовала, что краснеет, но Такер только многозначительно улыбнулся, словно разгадал ее мысли.

– Может, отдохнем? – спросил он. – Неплохо бы размять ноги.

Мэгги даже не была уверена, удержится ли она на ногах, но все-таки согласно кивнула. Такер спешился, подошел к ее лошади и помог Мэгги спуститься. Ноги девушки в самом деле дрожали, то ли из-за нескольких часов, проведенных в седле, то ли из-за тепла рук Такера, сжимавших талию.

Он не сразу отпустил Мэгги, задумчиво глядя на нее шоколадно-карими глазами, и девушка снова почувствовала этот удивительный, ужасно громкий стук сердца.

Может, именно так и бывает, когда влюбишься?

– Пойдем прогуляемся.

Такер взял Мэгги за руку и повел по густой высокой траве. Следом покорно брели лошади. Воздух был наполнен ароматом цветов и тем особым запахом свежести и чистоты, который бывает только после дождя. И Мэгги тоже ощущала себя чистой и обновленной.

– Почему ты так боишься грома? – спросил Такер, не глядя на девушку.

Слова не шли с языка. Мэгги не желала воскрешать тяжелые воспоминания, грустные, мысли, просто хотела радоваться жизни и быть с Такером. Зачем ему нужно обязательно копаться в ее прошлом?

Но вдруг она все-таки любит его? Не следует ли довериться Такеру, рассказать всю правду?

Доверие. Когда в последний раз она кому-то доверяла?

Такер остановился, снова взглянул на девушку:

– Расскажи, Мэгги.

При одной мысли о том, что придется снова вспоминать, на Мэгги накатывали волны ненависти.

Сет был с ними всего несколько дней. Потом ушел и вернулся в ужасном настроении. Мэгги была совсем еще ребенком. Одиноким, напуганным, тоскующим по родителям. Она нуждалась в утешении, по своей наивности собиралась искать его у дяди. Едва увидев девочку, Сет начал вопить на нее, называть воровкой и говорить гадости про отца. Когда однажды Мэгги начала плакать, Сет вцепился в воротник ее платья, швырнул племянницу в кладовую, повернул ключ и только смеялся, когда девочка молила выпустить ее. Потом разразилась гроза, сотрясая дом при каждом раскате грома. Сет находил странное, извращенное удовольствие в страхе и криках ребенка. И с тех пор, как только начиналась гроза, искал ее, чтобы снова запереть в кладовой.

Как Мэгги хотела бы рассказать обо всем Такеру честно и ничего не скрывая! Но не могла – слишком стыдилась, словно в жестокости и бессердечии дяди была ее вина. Нет, она не была готова рассказать Такеру о прошлом, пока еще нет.

– Мне нечего рассказывать. Кое-что случилось, когда я была совсем маленькой, и с тех пор, как услышу гром, ничего не могу с собой поделать.

Такер осторожно коснулся ее щеки:

– Ты умоляла не позволять ему запирать тебя. Кому? И куда тебя запирали?

– Пожалуйста, Такер, не спрашивай, – пробормотала Мэгги, пытаясь улыбнуться. – Давай поговорим о чем-нибудь другом.

– Хорошо. Но когда-нибудь тебе придется рассказать мне об этом. Ты ведь понимаешь?

И в его словах звучала надежда на будущее вдвоем.

Мэгги сознавала, что этого не может, не должно быть, но в горле пересохло, а ладони повлажнели. Язык не повиновался девушке, и она против воли кивнула.

Такер, не говоря ни слова, подвел ее к лошади и поднял в седло. Потом легко вспрыгнул на вороного жеребца и направил Блу Боя к каравану, гоня перед собой найденный скот.

Несмотря на явное нежелание Мэгги говорить о себе, на сердце Такера было легко. Как хорошо быть рядом с ней! И теперь, когда Такер перестал бороться со своими чувствами, он понимал, что готов влюбиться в Мэгги. Когда придет время, он попросит Мэгги выйти за него замуж. Они вместе построят дом в Бойсе. Она будет рядом, когда он начнет заниматься адвокатской практикой. Возможно, когда-нибудь Мэгги окажется женой губернатора территории или сенатора штата. Будущее, открывавшееся перед ними, было светлым и многообещающим.

Не успев спешиться, Такер заметил толпу, собравшуюся в центре круга, и спросил у Джейка Эдамса, что происходит.

– У нас гости, – ответил тот, глядя на Мэгги. – Говорит, что он ваш родственник, мисс Харрис.

Такер повернул голову, Мэгги побелела, как простыня.

– Где Рейчел? – прошептала она.

– С Дэвидом, – успокоил Джейк, кивнув в сторону собравшихся.

– Мэгги… – начал Такер, но девушка уже бежала прочь, проталкиваясь сквозь толпу зевак. Такер поспешил следом.

Он сразу же узнал незваного гостя. Ничто на свете не могло заставить его забыть этого человека. Сет Харрис.

Харрис злобно вцепился в съежившуюся Рейчел.

– Я научу вас…

Сет внезапно замолчал при виде ворвавшейся в центр круга Мэгги.

– Отпусти Рейчел, – велела девушка.

– Я приехал увезти вас обратно в Индепенденс и не потерплю никаких капризов.

– Мы не поедем.

Сет оттолкнул Рейчел, схватил Мэгги за руки, безжалостно впиваясь пальцами в кожу, и, прежде чем присутствующие успели опомниться, с силой ударил ее по лицу.

– Сделаешь, как я сказал, – процедил он, багровея от едва сдерживаемой ярости, и снова размахнулся, но в этот момент Такер прыгнул между ними, отклонив удар, предназначенный для Мэгги.

– Достаточно, Харрис, – предостерегающе бросил он.

Сет злобно оглядел непрошенного защитника:

– Ну…

И тут Такер понял, что Харрис узнал его.

– Значит, это опять ты, южанин. Думал, что вижу тебя в последний раз, когда выкидывал тебя и твоего жалкого старика из конторы.

– Отпусти Мэгги, – со зловещим спокойствием велел Такер, и Сет, хотя и с видимой неохотой, послушался. Мэгги, спотыкаясь, побрела к Рейчел и, встав на колени, обняла девочку. Прижавшись щеками друг к другу, они молча глядели на дядю.

– Я уже сказал этим людям и говорю тебе, южанин: это мои племянницы и они сбежали из дому.

Ощущая подступившую к горлу тошноту, Такер повернулся к Мэгги:

– Как зовут твоего отца?

Девушка, побледнев, смотрела на него широко раскрытыми испуганными глазами.

– Как зовут твоего отца? – повторил он.

– Джереми Харрис, – прошептала Мэгги.

– Джереми Харрис мертв! – воскликнул Сет. – Он и та ничтожная женщина, на которой братец женился. Вот уже больше пяти лет его отродье сидит на моей шее.

Такер, не обращая внимания на Сета, проскользнул мимо и остановился перед Мэгги:

– Я хочу поговорить с тобой.

Девушка встала, гордо подняв подбородок и смело встретив его взгляд.

– Я не пойду с ним, – упрямо выговорила она. Такер взял Мэгги за локоть и повел через толпу не останавливаясь, пока они не оказались за пределами круга:

– Ты лгала нам, Мэгги. Почему?

– Какая теперь разница? Ты все равно не хотел нас брать с собой. Оставил решать другим, стоит ли позволить нам продолжать путь. Не будь твоей мамы, нас отослали бы в Индепенденс.

Но Такер не собирался позволять девушке сменить тему.

– Почему ты лгала нам? – повторил он. Серые глаза вызывающе сверкнули.

– А ты позволил бы нам остаться, знай, что у нас в Индепенденсе родственники? Конечно нет! Я обманула вас, но только потому, что нам необходимо было добраться до Орегона.

– Зачем?

– Я думаю, дядя говорит неправду: мне кажется, что в Орегоне живет мой настоящий опекун. Отец не оставил бы нас своему брату.

Девушка невольно коснулась щеки, но не упомянула о пощечине.

– Отдал бы ты свою дочь… подобному человеку? И, едва слышно всхлипнув, продолжала:

– Отец любил нас. И ни за что не доверил бы Сету. Не желаю, чтобы Рейчел жила с ним, что бы ни пришлось мне делать ради этого.

– Но кто этот настоящий опекун?

– Поверенный. Его зовут Маркус Сэндерсон. Он составил завещание отца перед отъездом в Орегон.

Такер хотел верить девушке, но в сердце была непонятная горечь. Подумать только, из всех людей на земле ее дядей должен был оказаться именно этот…

И Мэгги лгала ему. Сказала неправду о дяде и своей семье. И, возможно, еще о чем-то. Он никак не мог ожидать, что Мэгги способна на подобное. Такер думал…

Зато он был прав насчет Сета. Грязное животное, жестокий зверь, он, очевидно, издевался над племянницами. Но что-то в этой истории не давало покоя Такеру. Почему Сет так старается вернуть девочек, если при этом заявляет, что они для него обуза?

– Оставайся здесь, – резко сказал он. – Я поговорю с твоим дядей.

Морин подошла к Дэвиду:

– Что вы намереваетесь делать, мистер Фостер? – шепотом спросила она, не сводя глаз с Сета. Незваный гость был высоким и выглядел так, словно в свое время отличался чрезвычайной силой, хотя сейчас сильно растолстел. По всему видно, он несколько дней не брился, а черные глаза остекленели, словно их владелец накануне выпил больше, чем следовало.

– Еще не решил, миссис Брениген. Что ни говори, а он их дядя. Даже Мэгги не отрицает этого.

– Но мы должны чем-то помочь несчастным! Нельзя же позволить ему забрать их!

Дэвид понимающе кивнул:

– Посмотрим, что скажет Такер. В конце концов, он адвокат. Если потребуется, мы созовем совет.

Словно услышав слова друга, Такер снова появился, остановившись за кругом переселенцев.

– Харрис, давайте поговорим.

Морин поймала знакомое выражение в глазах Такера. Много лет она наблюдала такое же у Фаррела. Стальная решимость защищать правосудие до конца. Страстное желание добиться истины. Но было, кроме этого, и еще что-то. Здесь затронуты личные чувства Такера. Она должна была предвидеть, что произойдет. Почему же не обратила внимания?

Сет что-то проворчал в знак согласия и, протиснувшись сквозь толпу людей, последовал за Такером в уединенный уголок лагеря.

– Не беспокойтесь, миссис Брениген, – шепнул Дэвид.

– Не думаю, что у Сета есть хоть один шанс устоять против Такера.

– Харрис, Мэгги утверждает, что отец назначил опекуном другого человека, мистера Сэндерсона.

Глаза толстяка, казалось, вот-вот выскочат из орбит.

– Это ложь! Ее отец был моим братом. И все оставил мне. И бизнес, и дочерей. Мой долг заботиться о них, пока не выйдут замуж.

– Мэгги говорит, что мистер Сэндерсон составил завещание отца и сможет все прояснить, когда сестры доберутся до Орегона.

– Девчонки принадлежат мне. Они мои, и я могу сделать с ними все, что пожелаю. У вас нет прав…

Мышцы на шее и на плечах Такера напряглись. Он едва сдерживал желание покончить с ненужными разговорами и повалить негодяя на землю.

– Думаю, будет достаточно легко доказать, что главное здесь – желание вашего брата. У вас есть с собой копия завещания?

– Считаете, я бегаю по прериям с завещанием в кармане?

Такер не смог сдержать усмешку:

– Нет. Конечно, нет. Тогда, думаю, придется подождать, пока мы не поговорим с мистером Сэндерсоном.

– Ты, проклятый мошенник! Пытаешься отыграться за хлопок! Украл моих племянниц и теперь хочешь шантажировать меня!

– Мне это и в голову не приходило, Харрис.

– Черта с два!

Сет шагнул вперед, оказавшись почти нос к носу с Такером. Тот ощутил запах виски.

– Попробуй-ка только перейти мне дорогу, и ты живо окажешься перед судом за похищение сразу двоих!

– Думаю, дело окажется весьма интересным, мистер Харрис, особенно для меня как для адвоката.

Сет поспешно отступил, сузив глаза:

– Так ты чертов адвокат, как и твой папаша?

– И смею думать, что очень хороший, – ледяным голосом процедил Такер. – Как, впрочем, и мой отец.

– Южанин…

Пальцы Сета сжали засунутый за ремень револьвер.

– На твоем месте я бы не делал этого, – остерег его Такер.

Взгляд Сета скользнул по собравшимся переселенцам, внимательно наблюдавшим за разговором, и он вновь обратился к Такеру:

– Хорош же, мистер Знаменитый Адвокат. И что же вы намереваетесь делать с моими племянницами?

– Мэгги и Рейчел поедут в караване под моей защитой до самого Орегона. Я позабочусь об их безопасности и благополучии.

– Это уж точно, – отрезал Сет. – И сколько же этого самого благополучия ты намерен подарить Мэгги? Или уже подарил?

Такер угрожающе шагнул вперед, страстно желая покончить с негодяем.

– На этот раз я забуду, что ты сказал, но не дай тебе Бог еще раз повторить это.

Сет, судорожно сглотнув, кивнул.

– Моя мать и я возьмем Мэгги и Рейчел с собой в Бойсе. Я попытаюсь разыскать мистера Сэндерсона и расспросить его обо всем. Если вы сказали правду, значит, получите законные основания забрать с собой племянниц. Если же нет, – сухо объявил Такер, – можете быть уверены, я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы получили по заслугам.

– Но что же мне прикажешь пока делать? – злорадно спросил Сет.

– Мне все равно, лишь бы тебя я в этом караване не видел.

– Значит, я должен встретиться с тобой в Айдахо?

– Если считаешь, что можешь забрать их с собой.

Сет стиснул зубы.

– Обязательно заберу, будь уверен, южанин. Он было отошел, но тут же обернулся:

– Желаю поговорить с Мэгги перед отъездом. Имею полное право.

ГЛАВА 14

Мэгги стояла, прислонившись к колесу фургона, и, услышав шаги, выпрямилась и обернулась. Сердце провалилось куда-то, внизу живота стыл комок страха. К ней направлялся дядя. Рядом шагал Такер. Девушка вглядывалась в его лицо, пытаясь понять, о чем шел разговор, но глаза Такера были бесстрастными.

Ну что же, если все зависит от него, так тому и быть. Не впервые ей выдерживать грубости и оскорбления. Они с сестрой сумели добраться так далеко, и, если переселенцы решат снова отдать их в лапы Сета Харриса, придется найти другой способ сбежать от него. Но Мэгги не собирается сопровождать дядю в Индепенденс. И не намеревается выходить замуж за Сайруса Джонсона и помогать Сету наложить лапы на деньги, оставленные отцом в доверительном фонде для нее. Мэгги была исполнена решимости сдержать слово, данное Такеру: она не позволит Рейчел и дальше жить в том ужасе, который бедняжка познала едва ли не с самого раннего детства. Мэгги станет лгать, обманывать и даже не задумается убить, но не допустит, чтобы Рейчел страдала.

Девушка гордо выпрямилась, откинула плечи и, подняв подбородок, холодными стальными глазами встретила взгляд Сета.

– Твой дядюшка все-таки решил оставить вас с нами, Мэгги, – сообщил Такер, когда мужчины остановились.

Слова молодого человека застали Мэгги врасплох, и она поняла, что, должно быть, выглядит совершенно потрясенной. Сет согласился уехать? Так легко? Мэгги не могла поверить этому. Она была уверена, что дядя пойдет на все, лишь бы вернуть их, и вдруг он почти мгновенно сдался. Почему? Что он замышляет?

– Перед тем, как покинуть нас, он хотел поговорить с тобой наедине. Я буду по другую сторону фургона.

– Я всегда подозревал, что от тебя ничего нельзя ждать, кроме неприятностей, Мэгги, но не мог подумать, что моя племянница – воровка. Украсть у собственного дяди! – начал Сет.

Она воровка? Да, Мэгги взяла несколько долларов из бумажника дяди, ровно столько, чтобы купить одеяла и немного еды, да еще жалкую старую клячу, и за это ее обвиняют едва ли не в грабеже!

Девушка смотрела на Сета, даже не пытаясь скрыть ненависти, которую испытывала к нему.

– Знаешь, каких трудов стоило мне отыскать тебя?

Понимая, что вполне владеет собой, Мэгги почувствовала странный прилив сил и не смогла сдержать легкой улыбки.

– По-видимому, этого оказалось недостаточно.

– У тебя острый язык, Мэгги Харрис, но на меня он не действует. Думаешь, что сможешь перехитрить старика дядю?

– Надеюсь, – решительно сказала Мэгги. – Мы остаемся. А ты уезжаешь и никогда не доберешься до денег, которые папа нам оставил. Мистер Сэндерсон об этом позаботится.

Мохнатые брови поползли вверх, как отвратительные черные гусеницы.

– Так, значит, тебе известно о фонде?

– Я знаю, что ты погубил «Харрис миллз», а потом пытался заполучить из банка деньги, но тебе не удалось. Именно поэтому притащил нас в Индепенденс, чтобы выдать меня замуж за мистера Джонсона и попытаться прибрать деньги к рукам таким способом. Мне, кроме того, ясно, что все эти годы ты лгал мне насчет завещания папы.

– Похоже, ты целых пять лет подслушивала у замочных скважин, так ведь? Ну так вот, не думай, что уж очень умна. Ты слышала далеко не все.

Сэндерсон не сможет помочь тебе, он умер, а фабрика на грани гибели, и все деньги из фонда растрачены. Братец-ублюдок разорил меня!

Мэгги хотелось ударить Сета, громко закричать, забиться в истерике. Она так долго жила в страхе перед ним, но теперь больше никогда не будет бояться.

– Отец не разорил тебя, ты сам во всем виноват.

– Что ты знаешь об этом? Не будь его, фабрику с самого начала оставили бы мне и я мог бы заработать целое состояние до войны.

– До войны папа был богат, – вызывающе бросила Мэгги. – Просто ты ничего не умеешь делать как следует.

Сет быстро шагнул к племяннице:

– Я сумею заставить тебя замолчать, девчонка, запомни это!

– Ну же, – подначивала Мэгги, подставив щеку. – Можешь ударить меня. Второй раз не удастся. Такер сумеет тебя остановить.

Сет в бессильной злобе сжимал и разжимал кулаки, но все-таки пришлось отодвинуться от девушки. И он, ехидно улыбнувшись, сказал:

– Нет, пожалуй, стоит подождать, Мэгги. Твой кривляка-адвокат Такер собрался везти тебя с собой в Айдахо. Как думаешь, зачем ему это понадобилось? Так я тебе объясню. Потому что он видеть меня не может. Потому что я не собирался лизать задницы изменникам-южанам, как твой папаша. Спроси Такера, если наберешься храбрости. Он хочет держать тебя здесь, чтобы насолить мне. Погоди, сама увидишь. Кроме того, он намеревается просить тебя стать его женой. Сегодня сказал мне. Думает, что сумеет наложить лапы на фабрику и посчитаться со мной. Я же говорил ему, что никакой пользы он от этого не получит.

– Это неправда. Такер не из таких.

– Думаешь нет? Считаешь, он чем-то отличается от меня? От большинства мужчин?

Ответом было молчание.

Сет, язвительно усмехнувшись, отвернулся.

– Когда-нибудь, я обязательно приеду в Бойсе, чтобы все увидеть своими глазами. Только слушайся его, Мэгги, и делай, как велено. Ни в чем не перечь. Именно такая жена ему требуется.

Мэгги долго смотрела ему вслед. Она не желала верить Сету. Пыталась не верить ему.

А вдруг дядя сказал правду? Что, если она всего лишь помогает Такеру свести счеты с Сетом? Она знала, что у того множество врагов. Был ли Такер одним из них? Но что хуже всего, теперь переселенцы знают о том, что она лгала насчет родителей в Орегоне и обещанной платы. Если Сет не обманул, если Сэндерсон мертв, значит, никаких денег нет.

И что тогда станется с ними?


Такер прислонился к дереву, закрыв глаза, словно не в силах вынести наплыва воспоминаний…

Он отправился с отцом в Филадельфию, потолковать с владельцем «Харрис миллз». Фаррел считал Джереми Харриса честным и порядочным человеком, пусть и янки.

– Мы продали ему хлопок в прошлом году, – повторял Фаррел. – Стоит напомнить, и он тут же заплатит деньги за доставленные кипы. Он не смог этого сделать из-за войны, но теперь…

Оказалось, что Джереми мертв, а в его конторе сидит теперь старший брат, Сет, заявивший, что у него полно своих проблем и ему некогда тревожиться о «вонючих предателях». Он даже назвал военной добычей полученный с «Туин Уиллоуз» хлопок.

– Но кипы стоили больше тысячи долларов, – запротестовал Фаррел, – мы же просим только триста.

Всего триста долларов, чтобы спасти «Туин Уиллоуз».

Но Сет, засмеявшись, приказал им убираться.

Несколько дней спустя после возвращения Фаррел Брениген, поцеловав жену, ушел в амбар и, перекинув через потолочную балку веревочную петлю, повесился. И виной всему был Сет Харрис. А Мэгги оказалась его племянницей.


Мэгги выждала, пока уедет дядя, и только потом решилась вернуться в лагерь. Люди уже разошлись по своим фургонам и занялись своими делами, оставив только Бренигенов, Дэвида Фостера и Рейчел ждать ее возвращения. Едва завидев сестру, Рейчел вырвалась от Морин и подбежала к Мэгги. Рейчел уже ничем не напоминала того испуганного, дрожащего ребенка, каким была всего полчаса назад. Девочка весело улыбалась.

– Разве не прекрасно, Мэгги? Он убрался! Такер его выгнал!

Выгнал? Или Сет просто уехал, чтобы дать Такеру возможность самому поиздеваться над ней?

Мэгги поглядела поверх макушки Рейчел и встретилась глазами с Хакером. Теплота и нежность, которые были между ними сегодня… все ушло. Они снова стали чужими, нет, хуже, чем чужими. Она только начала доверять ему, чувствовать, как с каждым днем этот человек становится ближе, и вот теперь все кончено. Сердце разрывалось от боли, а ведь Мэгги давным-давно привыкла не поддаваться чувствам.

– Да, – прошептала она, – великолепно.

– Нам больше никогда не придется с ним жить, правда?

– Правда, киска. Никогда.

И пусть небеса разверзнутся, если Мэгги когда-нибудь согласится жить вообще с каким-нибудь мужчиной.


Мучаясь от тяжелых мыслей, не замечая, что сигара жжет пальцы, Такер стоял подальше от круга света и наблюдал за Мэгги. Она ни с кем, кроме Рейчел, не сказала ни слова с тех пор, как уехал Сет. Даже когда Морин попыталась за ужином вовлечь девушку в разговор, та только кивала или качала головой.

Что беспокоило его больше? То, что она оказалась племянницей Сета, или то, что лгала им? Такер сам не мог понять. Правда была для него всем. Сама его жизнь основывалась на том, чтобы всегда и везде защищать истину и не позволять никому сказать неправду. Почему она просто не объяснила, что убежала от дяди?

«Потому, – нерешительно признал он, – что мы наверняка отослали бы девочек обратно в Индепенденс, как и думала Мэгги»

У Такера не было законных прав вмешиваться и требовать отчета у Харриса, если окажется, что Мэгги неправа и их опекун – вовсе не мистер Сэндерсон. В конце концов она сама признавалась, что лишь считает этого человека опекуном. Не ударь Сет Харрис Мэгги перед всеми…

Такер сжал зубы, вспомнив, как едва не задушил негодяя голыми руками.

Мэгги поднялась с табурета. Отблески пламени золотыми бликами плясали в волосах, образуя светящийся ореол вокруг грациозной фигурки.

«Где кроется правда, Мэгги? Что с тобой случилось? Почему ты так стремишься в Орегон? И так боишься грозы? И почему лгала мне? »

Он хотел задушить чувства, которые питал к ней, раздавить, как окурок сигары. Но не мог. Они по-прежнему были сильны и свежи. Такеру все так же хотелось защитить Мэгги, прижать к себе, опрокинуть на мягкую траву и любить, любить…

Больше всего на свете он хотел овладеть Мэгги. Хотел любить племянницу человека, который довел до самоубийства его отца. Сама мысль об этом была отвратительна, но никак не хотела исчезать.

Такер повернулся и вышел из круга фургонов, не в силах смотреть на девушку. Время поможет избавиться от непрошенных чувств, он был уверен в этом. Такер сам удивлялся, как легко смог забыть Чармиан. То же самое будет и с Мэгги.

Правда, Мэгги придется жить рядом с ним несколько месяцев и, может быть, больше, если он не сумеет отыскать Маркуса Сэндерсона. Как справиться со своим предательским сердцем, каждый раз грозившим выпрыгнуть из груди при виде девушки?

Мэгги, почти не сознавая, что делает, налила себе чашку крепкого кофе и уселась на табурет, пристально глядя на огонь и думая о прошлом.

Давным-давно, когда Мэгги было лет тринадцать, она, сидя на кухне, слушала предостережения кухарки, готовившей ужин для Сета:

– Мужчины – дьяволы. Мэгги, дорогая, никогда этого не забывай. Выходишь замуж, и они внезапно становятся твоими хозяевами.

– Мама была счастлива.

– Ну конечно, поскольку не очень-то много у нее было мозгов, чтобы понять, как обделила ее судьба. Твоей маме достаточно было иметь дом, слуг да модные наряды. Но, помяни мои слова, по-настоящему ей ничего не принадлежало.

Кухарка откинула с лица прядь седеющих каштановых волос и продолжала:

– Пока женщина не выйдет замуж, она принадлежит отцу, а после свадьбы и до самой смерти – мужу.

Мама не была счастлива?!

Мэгги с трудом верила этому. При мысли о матери она слышала смех и видела солнечные лучи и всегда думала, что, когда выйдет замуж, станет такой же, как мама.

– Помню день, когда отец привел Дэнни с пристани домой, – рассказывала кухарка. – О-о-о, как он был красив, да и язык хорошо подвешен, а улыбка могла бы растопить лед. Не успела я оглянуться, как па и Дэнни решили, что мы поженимся. И поскольку я вообразила, что влюблена в него, то и счастливее меня никого не было. Плохо же я знала, на что иду!

– А потом? – не удержалась Мэгги.

– Я стала его рабочей лошадкой. Ему было недостаточно, что я вела дом и хозяйство. Дэнни отсылал меня работать на других, чтобы без помехи пить да гулять. Я пыталась вернуться домой к папаше, но тот в два счета вышвырнул меня.

– Твой отец, должно быть, похож на дядю Сета.

Кухарка вздохнула.

– Все мужчины душой походят на твоего дядю, девочка. Все. Просто некоторые ухитряются это скрывать немного дольше.

– Но не папа.

Ее отец был самым добрым, самым любящим из людей и всегда приносил ей подарки.

– Значит, думаешь, твой отец был другим? – осведомилась кухарка, словно прочтя ее мысли. – Ну что ж, если это действительно так, почему же тебе приходится жить в этом доме, имея на это не больше прав, чем у меня? Разве он оставил этот дом тебе? Нет, он все отдал этому негодяю, своему брату. Точно так же дом моего отца перешел Дэнни, а не мне. И что же? Он его продал и прикарманил денежки, прежде чем отправиться в море.

– Но это ведь был твой дом.

– У замужней женщины нет ничего своего. С той минуты, как священник впервые назвал тебя «миссис», тебе уже ничего не принадлежит. Ни гроша, ни лоскутка.

Кухарка покачала головой.

– Лучше слушай меня, девочка.

– Но если ты любишь его, а он любит тебя… Кухарка резко рассмеялась.

– Любовь – это детские сказки для дураков. Никогда не доверяйся ни одному мужчине, Мэгги.

Эта назойливая фраза непрерывно вертелась в голове Мэгги, хотя мыслями она давно уже возвратилась к настоящему.

Мэгги снова и снова приказывала себе держаться подальше ото всех, когда оказалась в караване, но как-то само собой получилось, что семья Такера стала ей небезразлична.

Во всем виновата она сама. Возможно, Морин не хотела ей зла. Вероятно, она смогла бы стать подругой Сьюзен. Но Такер…

Нет, она не может доверять Такеру. Кухарка права. Он ничем не отличается от остальных мужчин. И причем здесь любовь?

Любовь это детские сказки для дураков.

ДНЕВНИК МОРИН

19 мая


На прошлой неделе произошла трагедия. Маршалл Бейкер и его маленький сын Тимми утонули в Биг-Блу-Ривер. Бедная миссис Бейкер ожидает третьего и должна растить оставшегося в живых сына.

Мы еще не оправились от потрясения, когда в лагере появился человек, назвавший себя дядей Мэгги и Рейчел. К нашему удивлению оказалось, что отец Мэгги – покойный Джереми Харрис, владелец фабрики «Харрис миллз» из Филадельфии. (Какие ужасные воспоминания навевает это название.) Такер не согласился отдать осиротевших девочек дяде, поистине отвратительному человеку, и разрешил им продолжать путь с нами.

Природа и люди объединились против нас, и мы либо выйдем из этой борьбы сильнее и лучше, чем раньше, либо ослабеем и погибнем Господи, дай нам мужество.

ГЛАВА 15

В последующие дни Мэгги делала все возможное, чтобы избежать встреч и разговоров с Такером, а он, казалось, был более чем рад этому: покидал лагерь перед рассветом и возвращался после того, как почти все обитатели лагеря уже спали. И хотя он позволял Мэгги оставаться в одиночестве, которого она, казалось, так желала, отсутствие Такера лишь ухудшало ее настроение, и девушка с каждым днем чувствовала себя все хуже.

Караван медленно продвигался вперед, оставляя позади бескрайние просторы канзасских прерий с деревьями, ручьями и красочными полевыми цветами. На заросших травой равнинах, расстилавшихся перед ними, не виднелось ни одного дерева, и земля казалась совсем чужой для переселенцев из лесистых восточных штатов.

Дэвид описал Платт-Ривер как грязную, мелкую и болотистую, но Мэгги даже не подозревала, насколько точны его слова. Шириной почти в две мили в том месте, где дорога подходила к реке, мутная илистая полоса, известная как река Платт, оказалась всего по колено глубиной. Люди рассказывали, что на дне реки встречаются водовороты с зыбучими песками, и течение в некоторых местах удивительно сильное. Узнав, что они не сразу начнут переходить реку, Мэгги с облегчением вздохнула. Это испытание она с удовольствием отложила бы.

Прошло всего немного больше месяца с отъезда из Индепенденса, а караван Фостера уже подходил к форту Керни, около южного берега реки. Форт состоял из двух угловых блокгаузов, порохового погреба, караульного и офицерских помещений, наблюдательной вышки и казарм. Кроме того, здесь находились почта с лавкой и несколько домов гражданских поселенцев. Крохотный оплот цивилизации привлекал фермеров и трапперов тем, что представлялся им чем-то вроде убежища для переселенцев, и неизвестное будущее казалось менее угрожающим. Они провели здесь два дня, пополняя запасы. Лошади были перекованы. Женщины лихорадочно стирали и пекли, а мужчины по вечерам устраивали попойки, не жалея денег на виски, щедро поставляемое приветливыми хозяевами лавки.


Это была их последняя ночь в форте Керни. Завтра они снова отправятся в путь, все глубже проникая в самое сердце незнакомой враждебной территории. Когда костры начали затухать, Морин отправилась к Сьюзен Бейкер, которая последнее время плохо себя чувствовала. Мэгги осталась укладывать детей.

Когда все затихло, Мэгги устроилась у огня и вытянула перед собой руки. Ладони настолько загрубели, что, садясь за шитье, она постоянно вытягивала из ткани крошечные ниточки. Но, по крайней мере, хоть волдырей стало меньше. Обожженная рука Морин зажила, и Морин предложила править мулами по очереди, но девушка отказалась. Хоть этим она сможет отплатить Морин за доброту.

Вздохнув, Мэгги налила себе кофе и, медленно прихлебывая, попыталась представить, сколько еще все это может продолжаться. Даже здесь, в форте Керни, она почти не видела Такера и сердилась на себя за то, что чувствует его отсутствие. Мужчина – любой мужчина – ничего не принесет ей, кроме бед. Зря она вообще начала доверять Такеру.

Однако сейчас девушка не могла отрицать, что тоскует по тому времени, когда сидела за ужином напротив него, а взгляд темных глаз провожал каждое ее движение… Как не хватает ей объятий этих сильных рук…

– Добрый вечер, Мэгги.

Девушка испуганно оглянулась и увидела Такера.

– Где мать? Уже спит?

– Нет…

Сердце лихорадочно забилось. Хоть бы он сел, чтобы не пришлось так высоко закидывать голову!

– Сьюзен неважно себя чувствует, и миссис Брениген решила посидеть с ней.

Сняв шляпу, Такер сел на табурет.

– Кофе еще остался?

Мэгги кивнула и налила ему кофе. Пальцы их на миг соприкоснулись. Словно удар молнии пронзил Мэгги, и ей страстно захотелось узнать, ощущает ли он то же самое. Но, тут же опомнившись, она отстранилась и стала искоса посматривать на пившего кофе Такера. Красноватые отблески умирающего пламени бросали странные тени на благородные очертания его лица.

На Такере была рубашка, которую так спешила дошить Морин. Он выглядел совсем другим, чем при первой встрече. Стройнее. Сильнее. И гораздо красивее, чем раньше.

Мэгги поспешно отвела глаза, злясь на себя и на свои неуместные мысли.

– Мэгги, нам надо поговорить.

Взгляды их встретились… Да-да, она хотела, но боялась этой минуты.

– Не уверен, что твой дядя объяснил, каковы наши намерения.

Их намерения. Она, конечно, права голоса не имеет. Мэгги изо всех сил старалась сдержаться.

– Он вообще почти ничего мне не сказал. Почему бы тебе не сделать это вместо него?

– Я взял на себя ответственность за вас с Рейчел, пока мы не сможем найти Маркуса Сэндерсона и точно узнать содержание завещания твоего отца. Твой дядя согласился позволить вам жить с нами в Бойсе, пока не отыщется мистер Сэндерсон.

– Понимаю.

– Плохо, если найти его не удастся. К сожалению, тогда у нас не будет законных прав воспрепятствовать дяде забрать вас на Восток. Но я сделаю все возможное, чтобы этого не произошло.

– Как благородно с вашей стороны, мистер Брениген. Уверена, что так оно и будет.

Кровь кипела в жилах девушки. Ей страстно хотелось спросить Такера, почему бы просто не отослать их назад и не покончить с этим, и объяснить ему, что фабрики ничего не стоят и он не разбогатеет, даже если женится на ней. И Мэгги не терпелось заявить, что ни один мужчина не станет ее хозяином и не посмеет больше никогда запугивать и угнетать ее.

Но вместо этого Мэгги медленно поднялась и зашагала прочь, бросив через плечо:

– Спокойной ночи!

– Мэгги! Подожди!

Девушка оглянулась. Такер встал, и девушка остро ощутила его напряженный взгляд, хотя в темноте не было видно его глаз.

– Ты многого не рассказала мне. Может, я сумел бы лучше помочь, если бы больше знал о тебе. Почему ты не поговоришь со мной, не скажешь правду?

Терпение девушки наконец лопнуло.

– Правду! – прошипела она, резко повернувшись к Такеру. – Ты желаешь услышать правду!

Шагнув ближе, она наклонилась над огнем.

– Ну так вот тебе правда! Ни ты, ни кто другой не помешает мне добраться до Орегона. Вы с моим дядюшкой можете строить любые планы, заключать любые соглашения, но мы не собираемся жить в Айдахо ни при каких обстоятельствах. Я не нуждаюсь в твоей помощи. Если даже мистер Сэндерсон не сумеет ничем нам помочь и если я даже неправа по поводу завещания папы, даже если мистер Сэндерсон умер, ничто, слышишь, ничто, ни на небе, ни на земле, не заставит меня вернуть Рейчел Сету Харрису. Я скорее умру.

Серые глаза Мэгги сверкали бешенством, но в ярости она была еще красивее. В эту минуту Такер забыл о том, как лгала Мэгги, чтобы попасть в караван, и что она оказалась племянницей Сета Харриса. Он почти не слышал и с трудом понимал ее гневные речи.

Такер одним прыжком обогнул костер, схватил ее за руки, притягивая к себе, заглушая протесты жгучим и пламенным поцелуем, в котором не было ни капли нежности: рот хищно впивался в ее губы, пальцы правой руки запутались в волосах Мэгги, вынуждая ее откинуть голову, а левая рука еще сильнее прижала ее к мускулистой груди. Он ощущал неровный стук ее сердца под упругим холмиком.

Сначала Мэгги сопротивлялась, но внезапно затихла и замерла. И ответила на поцелуй, растаяв в его объятиях, обвив руками шею Такера. Огонь, пылавший в ее глазах, перекинулся на ее губы, грозя спалить сердце Такера, а раскаленная кровь бурлила в жилах. Оглушающее, неведанное никогда в жизни желание взорвалось в Такере.

Если он не остановится сейчас, значит, не остановится вообще.

Руки Такера легли на плечи девушки, и, тяжело вздохнув, он твердо отстранил ее. До него доносилось ее прерывистое дыхание, звучащее почти в такт его собственному. Ее глаза напоминали низко нависшие грозовые облака, темные, таинственные, угрожающие.

Его сбивали с толку многие вещи, когда речь шла о Мэгги, но единственное, что не смущало его – желание, которое она будила в нем. Он хотел ее больше, чем любую женщину на свете, и эта страсть усиливалась каждый раз, когда он видел ее. И то, что он потерял над собой контроль и поцеловал ее, еще ухудшало положение вещей.

Такер страстно желал, чтобы существовало какое-то простое объяснение его чувств к ней. Он поклялся, что ни одна женщина не сделает больше из него дурака. Но Мэгги! Он все время думал о ней, находясь наедине с собой. Она лгала ему, но даже это он был готов простить. Если бы Такер только смог уговорить Мэгги рассказать ему все…

Тишину ночи внезапно нарушила громкая пощечина. Ладонь Мэгги с треском опустилась на щеку Такера.

– Никогда больше, Такер Брениген, – прошептала она, – никогда больше не дотрагивайся до меня.

Он потянулся к ней, но было поздно. Мэгги повернулась и в вихре юбок исчезла в темноте.

В Такере взыграла ярость. Будь она проклята! При чем тут он? К чему злиться именно на него? Разве он не сделал все, чтобы помочь ей? Не дал убежище, еду и место в фургоне, чтобы добраться до Орегона? Не защитил от этого гнусного животного, дядюшки? А ведь мог попросту отказаться от нее и Рейчел. И это вся благодарность за заботу? За любовь?

А ведь он вправду любил ее. Слишком любил. Обыкновенный здравый смысл подсказывал ему оставить Мэгги в покое, позволить гневу выжечь все чувства к ней.

Но тут Такер вспомнил о том, как целовал ее всего несколько минут назад. Он понял – она испытывала то же, что и он. И в своей невинности хотела его так же сильно, как он желал ее. Только Такер знал, что одних поцелуев в темноте ему недостаточно.

– Каковы бы ни были твои секреты, – тихо сказал Такер, глядя на то место, где только что стояла Мэгги, – я собираюсь раскрыть их. До нашего расставания еще больше тысячи миль.

Повернувшись, он поднял чашку с кофе, сделал глоток и выплеснул оставшуюся жидкость в костер, подняв при этом сноп искр. Нет, для них обоих даже тысячи миль недостаточно.

ГЛАВА 16

Морин Брениген лежала в фургоне на жесткой постели, глядя на парусиновую крышу. Ночь была жаркой, и сон никак не приходил. Морин думала о «Туин Уиллоуз», Фарреле и Грейди, Шеннон и Делвине. Потом вспомнила о Дэвиде, и глаза ее неожиданно широко раскрылись, а рука потянулась к сердцу.

Да ведь Дэвид Фостер ухаживает за ней!

И следующая мысль оказалась столь же удивительной.

Морин это нравится!

Она часто размышляла над этим в последующие дни, шагая рядом с фургоном вдоль берега Платт-Ривер. Вдали, к северу и к югу от реки, к небу поднимались остроконечные утесы из песчаника. Деревья встречались только на речных песчаных островках. Земля казалась странной, неприветливой, и животные, которыми кишели прерии, тоже были необычными: антилопы, буйволы, койоты, черные медведи и неизменные луговые собачки.

По вечерам женщины, мужчины и дети собирали высохший буйволовый помет и копали ямы, чтобы разжечь костры, иначе сильный ветер мгновенно тушил огонь. Оказалось, что железные печки и жаровни здесь бесполезны. Попытки испечь хлеб требовали импровизации и таланта, и женщины в караване Фостера демонстрировали необыкновенное воображение и изобретательность.

Путешествие продолжалось, и мало что прерывало монотонность бесконечных дней. Однажды на горизонте показались индейцы, а два дня спустя несколько краснокожих подъехали, чтобы обменять буйволовое мясо на табак и одежду. Ось фургона семьи Маккаллоу сломалась, и пришлось остановиться, чтобы починить ее, а с фургона Эдамсов слетело колесо. Переселенцы выезжали на охоту, но на плоской равнине им трудно было скрыться, и охотников можно было видеть отовсюду. Мужчины привозили много дичи, а на долю женщин выпадало попытаться сделать мясо съедобным, что было почти невозможно, если речь шла, например, о луговых собачках.

И каждый раз при виде Дэвида Морин охватывало восхитительное чувство первооткрывателя, предвкушение необыкновенного сюрприза, чего-то необычного, что вот-вот произойдет на склоне жизни.

Она, кажется, влюбилась.


Морин выпрямилась, потянулась, чтобы расправить ноющие мышцы, вытерла пот со лба и поглядела на запад. Солнце все еще стояло над горизонтом, словно не желая уступать трон ночному светилу. Небо выцвело, став из лазурного бледно-пепельным, но жара по-прежнему держалась, поднимаясь от перегретой земли. Морин устала и задыхалась, но еще нужно было сделать немало, прежде чем можно было отправиться на покой. Запеченные куски мяса антилопы уже коптились над огнем, кукурузные лепешки жарились в смазанной жиром сковороде.

Немного передохнув, Морин начала месить тесто для пирога с сушеными яблоками. Мэгги и Нил кормили скот, а неразлучные Рейчел и Фиона вместе с другими детьми отправились поискать топлива для костра. Такер, если догадки Морин были правильными, маячит где-то поблизости, не спуская глаз с Мэгги.

Морин задумчиво покачала головой. Хотела бы она знать, что происходит между этими двумя. Когда они рядом, можно почти физически ощутить напряжение в воздухе, словно перед грозой. Чувства Такера к Мэгги вполне понятны – он попросту влюбился в девушку. Но Мэгги… что-то изменилось в ней с момента появления дяди. Если перед этим дверь слегка приоткрылась, позволяя людям узнать девушку поближе, то теперь снова захлопнулась. Мэгги держалась в стороне, почти не разговаривала, каждый день упрямо выполняя свои обязанности. Что-то не давало покоя девушке, доводило до отчаяния.

– Поздний ужин, миссис Брениген?

– Что?

Не совсем очнувшись от глубокой задумчивости, Морин обернулась и увидела Дэвида, только что появившегося в лагере.

– О, да, боюсь именно так, мистер Фостер, – пробормотала она, поспешно приглаживая растрепавшиеся волосы, не замечая, что пачкает лицо мукой.

Дэвид, сняв шляпу, вытер лоб большим платком.

– Пожалуй, слишком тепло для июня! Морин согласно кивнула.

– По крайней мере, хоть воды в реке поменьше. Скоро перейдем южное ответвление. Через три дня должны добраться до Эш-Холлоу.

– Эш-Холлоу? Это город?

– Вряд ли его можно так назвать, – усмехнулся Дэвид. – Но для разнообразия и это неплохо. Густые деревья и много свежей воды.

«Ванна», – первое, что пронеслось в мозгу Морин при упоминании о пресной воде.

Дэвид, наклонившись к огню, втянул ноздрями воздух:

– Очень уж вкусно пахнет.

– О чем я только думаю? – расстроилась Морин. – Надеюсь, вы поужинаете с нами, мистер Фостер? Вы еще не ели?

– По правде говоря, нет. Куп немного приболел, а из меня повар никудышный.

– Так вы присоединитесь к нам?

– Ну… я…

– Пожалуйста, мистер Фостер. Мы будем очень рады.

Улыбка Дэвида стала еще шире.

– С одним условием, мэм. Зовите меня Дэвидом. Думаю, мы достаточно долго пробыли вместе в пути, чтобы это выглядело вполне приличным.

– По-моему, вы совершенно правы. А меня зовут Морин, а не «мэм».

– Я знаю… Морин, – тихо ответил Дэвид и, словно ощутив неожиданный приступ смущения, накативший на Морин, сконфуженно откашлялся:

– Пойду, пожалуй, умоюсь.

И, надев шляпу, почтительно коснулся полей загрубевшей рукой:

– Я скоро вернусь.

Морин почти опьянела от счастья, словно семнадцатилетняя девчонка, и обессиленно прислонилась к фургону. Неужели это так плохо – вновь желать испытать эти чувства, ощутить, что время повернулось вспять и она вновь стала Морин Брайеной О’Тул с плантации «Шугар-Хилл», влюбившейся когда-то в Фаррела Бренигена, наследника «Туин Уиллоуз»?

Фаррел. Каким красивым он был, когда подъезжал к ее дому на белом жеребце. Молодой адвокат с видами на будущее. Их будущее.

Их мечты почти исполнились. Меньше чем через год после свадьбы на свет появился Такер, настолько похожий на отца, что Морин искренне считала его самым прекрасным младенцем на свете. Практика Фаррела увеличивалась так же быстро, как их семья. Он стал известным политиком и уважаемым человеком. Они были счастливы. Всегда счастливы.

Пока не пришла война. Война отняла у них гораздо больше, чем плантацию и сына, она лишила их той необыкновенной близости, которая соединяла их все эти годы, украла мужа у Морин и жену у Фаррела. Человек, которого знала Морин, с которым прожила много лет, был отнят у нее задолго до того, как Фаррел накинул себе на шею петлю, своими руками лишив себя жизни, обрекая душу на вечные муки.

Неужели так грешно вновь узнать счастье?

Запах подгорелой еды неожиданно отвлек Морин от смятенных мыслей.

– Боже милосердный, – пробормотала она, вытирая слезы, – у меня нет времени для таких глупостей.

И поспешила к сковороде, пытаясь спасти то, что осталось от лепешек. Однако в глубине души Морин надеялась, что успеет умыться и переодеться, прежде чем появится Дэвид.


С тех пор как умер отец, Такер видел мать только в черных и серых платьях, и даже до несчастья она предпочитала неяркие тона. Так много О’Тулов и Бренигенов погибло во время войны! Когда все было кончено, денег едва хватало на еду и об одежде нечего было и думать. Морин по-прежнему продолжала носить старые черные и серые платья, штопая и латая их.

Но в этот вечер Такер с изумлением увидел на матери зеленое платье цвета летней травы, чуть более светлого оттенка, чем ее глаза. Правда, материя выцвела, но на Морин наряд казался почти бальным.

Их взгляды встретились, и Такер, заметив легкую краску на щеках матери, посчитал лучше не заострять внимание на столь внезапных переменах, боясь, что та сгорит от смущения. Минуту спустя, когда у костра появился Дэвид Фостер в чистой сорочке и с прилизанными волосами, Такер неожиданно понял в чем дело.

Его мать и Дэвид Фостер?

– Пожалуйста, садитесь, Дэвид, – мягко пригласила Морин. – Такер только что пришел, и все хотят есть.

Она снова взглянула на сына:

– Такер, пожалуйста, садись поближе. Дети голодны, и уже почти стемнело.

На этот раз не Мэгги, а мать была объектом внимания Такера за ужином. Она выглядела молоденькой девушкой, а не сорокалетней женщиной, матерью шестерых детей. Морин то и дело улыбалась, когда Дэвид обращался к ней, и Такер слышал звонкий смех матери в этот вечер чаще, чем за последние несколько лет.

Его мать и Дэвид?

Но почему нет? Верно, Дэвид не католик, но богобоязненный человек. И хотя священники в Джорджии вряд ли согласились с либеральным образом мыслей Такера, он все же считал, что важнее разделить любовь, чем общую религию. Вряд ли мать вообще думала об этом. Может, она вообще не собирается выходить замуж и просто польщена вниманием Дэвида.

Но тут Такер решительно покачал головой. Морин Брениген отнюдь не была кокеткой. Она настоящая леди и всегда верна себе, как, впрочем, и другим. Нет, уж если мать влюбилась, значит, это союз сердец, вечный и нерушимый.

Он взглянул на Дэвида, сидевшего напротив. Огромный, мускулистый, настоящий медведь, полная противоположность отцу Такера. Фаррел был высоким и стройным красавцем с орлиным носом и скульптурным профилем, с волосами и глазами цвета темного шоколада. Он получил образование в Гарварде, вырос в довольстве и богатстве.

Дэвид Фостер всю жизнь провел в борьбе за существование и больше привык иметь дело с силами природы, чем с политическими дискуссиями и выступлениями в суде, а в жизни – руководствовался не книжными знаниями, а инстинктом и здравым смыслом.

Однако между ними было, возможно, больше сходства, чем сначала думал Такер, – оба обладали силой воли, благородством, чувством справедливости и могли быть нежными и мягкими с любимой женщиной.

Такер снова перевел взгляд на мать. Если Дэвид может заставить ее настолько помолодеть, смеяться так весело и будет добр и внимателен к ней, большего и пожелать нельзя. На долю Морин выпало достаточно испытаний. Она заслужила хоть немного счастья.

После ужина Мэгги извинилась и отправилась навестить Сьюзен Бейкер. Дети мыли посуду, а Морин наливала мужчинам кофе.

Успокоившись относительно будущего матери, Такер вновь вернулся мыслями к Мэгги. Что ему делать? Этот вопрос преследовал его днем и ночью.

Его гнев немного улегся. Мэгги же ничуть не успокоилась – это чувствовалось каждый раз, когда они оказывались вместе, что бывало нечасто, поскольку девушка явно избегала его. Всякий раз, когда их взгляды встречались, он замечал ярость в серых глазах, сухо поджатые губы, прямую, напряженную спину. И тогда его собственный гнев вспыхивал с новой силой, подогреваемый несправедливостью происходящего. Неблагодарная девчонка! Неужели не понимает, что он сделал ради нее? Неужели не соображает, что он хотел помочь ей? Из-за чего она разозлилась? Ну, поцеловал он ее, так разве это непростительное преступление? Считает себя единственной женщиной на земле, которую ему вздумалось поцеловать? Не так уж она желанна, Такер вообще почти забыл о поцелуях. И не он лгал ей, а она ему. Такер всегда был открыт и честен с Мэгги. Почему же…

– Послушай, Так.

Дэвид наклонился вперед, опершись локтями на колени и поднося к губам чашку с обжигающим кофе.

Такер поднял глаза, спрашивая себя, уж не заметил ли Дэвид внезапную вспышку гнева, промелькнувшую на его лице.

Будь проклята Мэгги! Опять она довела его!

Такер беспощадно выбросил из головы все мысли о девушке.

– Мы проехали достаточно много, но теперь дорога станет намного тяжелее. Следующие три дня это только цветочки, впереди ждут горы – Роки-Маунтинз, Блу-Маунтинз, Кесейд-Рейндж. Времени остается мало. Придется не отдыхать и по воскресеньям. После воскресной молитвы будем сразу отправляться в путь.

– Думаю, остальные поймут.

– Не сомневаюсь. Но без отдыха людям трудно, и настроение быстро портится. Наступает время летней жары, и она не спадет, пока мы не доберемся до Роки-Маунтинз. Но даже там будет еще достаточно тепло. Ты – парень спокойный и рассудительный, и я рассчитываю на твою помощь, когда понадобится. Люди тебя уважают.

Такер всматривался в нахмуренное обветренное лицо Дэвида, начиная понимать, о чем толкует вожатый каравана. Они прошли едва ли четверть пути до Орегона. То, что не удалось сделать времени и усталости, довершат погода и ссоры. Нужно поберечь людей.

– Я сделаю, что смогу, Дэвид.

– Я так и знал, – кивнул Фостер и поднялся, не сводя глаз с Морин. – Прекрасный ужин. Большое спасибо, Морин.

– Всегда рада видеть вас, Дэвид. Передайте Купу, что мы желаем ему выздороветь и надеемся, что в следующий раз он тоже придет.

Морин долго глядела вслед уходящему Дэвиду и наконец, мечтательно улыбнувшись, пожелала Такеру спокойной ночи.

Что ж, по крайней мере, он может черпать утешение в том, что мать счастлива. Это, возможно, единственная радость на много-много дней вперед.

ГЛАВА 17

Южное ответвление Платт-Ривер было шириной в милю в том месте, где Дэвид решил перебираться вброд. Им повезло, воды почти не было, но переправа все же не обещала быть легкой.

Фургоны подняли с помощью деревянных блоков, а припасы накрыли буйволиными шкурами, чтобы не промокли. Восемь пар быков или мулов требовалось, чтобы перетащить груженые повозки на другой берег. Снова и снова мужчины переправляли фургон за фургоном и вновь возвращались, чтобы припрячь мулов к очередному фургону.

Наступила очередь Бейкеров. Мэгги наблюдала, как Пол Фалкерсон повел упирающихся быков. Сьюзен скорчилась, крепко прижав к себе Уиллса. Страх молодой вдовы был понятен: Мэгги знала, что сейчас перед глазами Сьюзен вновь ожила кошмарная сцена той переправы, когда она потеряла мужа и сына.

– Уверена, что хочешь сама править? – в который раз спросила Морин девушку. – Такер велел позвать его…

– Уверена. Мистеру Фостеру Такер нужнее. Я вполне смогу справиться.

Но, несмотря на такие заверения, все внутри Мэгги сжалось от страха. Она уже не раз переправлялась через реки, но никогда – через такую широкую.

Джейк Эдамс отступил от упряжки.

– Все в порядке, мисс Харрис, – крикнул он. – Можете ехать!

Мэгги набрала в грудь побольше воздуха и, оглянувшись на детей, велела:

– Сядьте и держитесь хорошенько.

Потом уперлась ногами в доску и, собрав поводья, прикрикнула на мулов. Фургон медленно пополз к реке.

Они окунулись в воду, и Мэгги старалась направлять фургон не прямо, а по течению. Несмотря на деревянные блоки и стойки, влага сразу же проникла через днище, вымочив детей и вещи. Под колесами и копытами хлюпала грязь. По обеим сторонам фургона ехали всадники, понукая упирающихся животных, не давая им свернуть с курса.

Уже на полпути Мэгги почувствовала, как выворачиваются из суставов руки. Несколько раз мулы едва не вырвали поводья, мотая ее по козлам, словно тряпичную куклу. Мышцы шеи и спины горели.

Заметив Такера около головных мулов, Мэгги почувствовала мгновенное облегчение, зная, что он рядом и в любую минуту готов прийти на помощь, но тут же обо всем забыла, когда фургон попал на более глубокое место. Чувство безнадежности охватило девушку, такое же ледяное, как речная вода: в эту минуту она была уверена, что сейчас фургон унесет течением. Но тут так же внезапно колеса вновь покатились по мелководью.

Оглянувшись, Мэгги увидела, что лицо Морин такое же напряженное, как и ее собственное. Перекрикивая рокот речных волн, Мэгги спросила:

– Как там дети?

Быстро обернувшись, Морин заверила, что с малышами все в порядке. Промокли, но держатся. Мэгги, снова набрав в грудь побольше воздуха, щелкнула поводьями и хлестнула мулов. Безопасность и противоположный берег по-прежнему казались так далеки! И не отдохнуть, пока не доберешься до места.

Только через три четверти часа фургон Бренигенов достиг суши, и почти целый день ушел на переправу всего каравана. Если не считать нескольких ящиков, уплывших из фургона Фалкерсонов, все закончилось благополучно.

На ночь они остановились лагерем чуть подальше от берега.


Рожки полумесяца были обращены к усеянному звездами небу. Речная рябь отражала лунный свет, превращая мутную воду в сверкающую дорожку. Река выглядела такой спокойной, такой ласковой. А чего стоило пересечь ее! Сейчас в это трудно поверить.

Мэгги чувствовала себя очень одиноко. Все звуки лагеря затихли, и люди погрузились в усталый сон. Мэгги тоже была измучена, но спать сразу не легла.

Подтянув колени к подбородку, девушка обняла ноги и припала к ним головой. Каждый мускул ныл от невыносимого напряжения. Неужели впереди ждут еще худшие испытания? Если верить Дэвиду, вполне возможно.

Сколько миль отделяет ее от Филадельфии? Тысяча? Две? Кто бы мог подумать, что она очутится в этой неизведанной глуши? Конечно, уж не ее родители!

Печальная улыбка приподняла уголки рта Мэгги, глаза сами собой закрылись. Мать с отцом даже не узнали бы ее сейчас. Маленькая девочка с тугими завитками на голове, в платьице с оборками поверх пышных юбок, стала совершенно другим человеком. У той малышки на уме были только новые куклы, которые она хотела получить ко дню рождения, да стремление остаться в комнате, когда приедут гости, чтобы покрасоваться в изящном наряде.

Будь жива мать, она позаботилась бы, чтобы Мэгги закончила школу для молодых девиц, возможно, даже отправила бы дочь за границу после первого бала. Огец мрачным взглядом отпугивал бы каждого неподходящего обожателя, хотя Мэгги никогда не боялась его и не обращала внимания на хмурый вид, зная его доброту и нежное сердце. И когда, наконец, она влюбилась бы в того, единственного, – родители устроили бы пышную свадьбу и подарили бы роскошный дом… Жизнь Мэгги была бы спокойной и радостной, без тревог и нужды. Мать с отцом все сделали бы для этого.

А муж? Любил бы он ее тоже или женился бы по расчету? Трудно сказать. Наверное, она бы слепо доверяла ему, но был бы он достоин такого доверия? И какова была бы ее судьба, останься родители в живых?

Мэгги вздохнула и снова устремила взор к реке. Этим летом ей исполнится восемнадцать, но детство осталось позади давно, в ту ночь, когда погибли родители. И не стоит оглядываться, ничего хорошего из этого не выйдет. Еще труднее пытаться предугадать будущее. Все кругом чужое, незнакомое, неопределенное. Если она доберется до Орегона. Если сумеет найти Маркуса Сэндерсона… Если отец оставил ей деньги, если она сможет получить их… если…

Если… если… если…

Откинув со лба непокорные локоны, Мэгги глубоко вздохнула, словно признавая бесплодность горьких раздумий. Пытаться угадать, что произойдет в Орегоне так же бесполезно, как представлять, какой прекрасной была бы жизнь, не произойди трагедии с родителями. Лучше поскорее лечь спать и беспокоиться лишь о том, как пройдет завтрашний день.

Она нехотя оторвалась от обломка скалы и повернула к лагерю, смутно освещенному тонким полумесяцем. И увидела тлеющую сигару прежде, чем разглядела силуэт Такера. И почему-то не удивилась. Хотя за последнюю неделю они обменялись всего несколькими, довольно резкими словами, у нее часто возникало ощущение, что Такер где-то поблизости и не сводит с нее глаз.

Мэгги хотела молча пройти мимо, притвориться, что не видит Такера, но он не дал ей сделать этого.

– Ты так уверенно переправилась через реку сегодня. Молодец!

– Спасибо, – ответила девушка и, немного поколебавшись, пошла дальше.

– Трудно поверить, что еще месяц назад ты не знала, как держать поводья. Выглядела ты сегодня так, словно всю жизнь этим занималась.

Мэгги снова замедлила шаг, тихо усмехнувшись, словно вновь вернулась мыслями к раздумьям у реки:

– Уверена, что мои родители предпочли бы, чтобы люди думали обо мне иначе.

Подойдя ближе, Такер тихо спросил.

– Какой бы они хотели видеть тебя, Мэгги? Расскажи мне о них.

Как хорошо было бы открыть душу, поделиться воспоминаниями, бедами, радостями, разбитыми мечтами. Она так долго держала все в себе, и Такер казался настолько искренним…

– Нет, – резко сказала она. – Не хочу говорить о них.

В это мгновение в ней не осталось ни гнева, ни злости. Чувствуя себя странно уязвимой, она поспешила к фургону.


Такер смотрел вслед Мэгги. Докурив сигару, он еще долго стоял, глядя на реку. Ночь была жаркой и душной, и сорочка липла к потному телу.

Такер вспомнил другую душную ночь, когда он стоял у реки, гадая, что несет с собой следующий день.

Они разбили лагерь уже поздней ночью. Его люди слишком устали, чтобы разговаривать, и просто сидели, уставясь в огонь. Лица черны от пороха. Мундиры превратились в лохмотья и ничем не напоминали те, которые они впервые надели три года назад, вступая в войска Конфедерации. Подошвы сапог протерлись до дыр, по крайней мере у тех, кому повезло иметь сапоги.

Такер знал, что все кончено. Война выиграна северянами еще в битве под Геттисбергом. Просто южане отказывались признать это. Они будут продолжать сражаться, пока на Юге не останется ни одного боеспособного солдата, чему янки, по-видимому, будут только рады.

Такер повернулся и посмотрел на своих людей. Такие молодые. Совсем мальчики. Некоторые не старше Делвина, хотя, если спросить их о возрасте, обязательно солгут. И завтра он будет наблюдать, как большинство из них погибнет в неравной битве.

Он так устал от бесконечных боев, кровопролития и смертей.

Господи, как он устал!

Такер гадал, что сейчас происходит дома. Как живут родители, братья, сестры? Живы ли? Здоровы?

Как он мечтал о мире и покое…


Такер швырнул очередной окурок в реку. Странно, почему он именно сегодня вспомнил об этой ночи? Возможно, потому, что будущее казалось сейчас не более определенным, чем тогда.

ДНЕВНИК МОРИН

8 июня


Сегодня мы переправлялись через Платт-Ривер Мне говорили, что слово «Платт» означает «мелкая и плоская», и это совершенно верно характеризует и реку и землю, по которой она протекает. Вода в реке мутная и густая от ила, так что ее нельзя пить, слишком грязная, чтобы купаться, и рыбы в ней совсем нет. Говорят, что эта река шириной в милю и глубиной в дюйм. Осмелюсь сказать, когда мы переправлялись, река была глубже. Наши вещи опять промокли.

Мистер Фостер снова ужинал с нами. Он так заразительно смеется!

ГЛАВА 18

Из-под колес и копыт животных клубами поднималась пыль, толстым слоем оседая на все окружающее. Пыль была повсюду. Переселенцы ощущали ее вкус в еде, пили с водой и кофе, спали на пыли и дышали пылью.

Палило безжалостное солнце, провожая караван на запад, пока фургоны тащились то в гору, то под откос, поднимаясь из плоской прибрежной равнины на высокое плато. Полтора дня ушли на то, чтобы пересечь двадцать две безводных мили, и, достигнув конца плато, они обнаружили крутой опасный спуск в долину Норт-Платт.

Блу Бой лениво отгонял мух хвостом, пока его хозяин, нахмурясь, оглядывал откос, по которому сейчас придется сползать. Такер тихо выругался.

– Как нам удастся оказаться внизу? – спросил он Дэвида.

– Прикрутим цепями колеса к корпусам, обвяжем задки веревками и сползем потихоньку. Все спускаются пешком. Чтобы ни одного человека не осталось в фургонах.

Такер оглянулся на приближающийся караван: – Может, подождать до утра? Дэвид, сощурясь, поглядел на небо и, сняв шляпу, вытер пот рукавом:

– Нет. Вода кончается. Вряд ли мы сумеем здесь напоить скот. Придется делать это сейчас.

Такер понимал, что он прав. Бочонки с водой в фургоне Бренигенов были почти пусты, и с тех пор, как они отъехали от Платт-Ривер, скот почти ничего не пил.

– Пойду скажу семье, – пробормотал Такер и, повернув вороного жеребца, пустил его галопом.

Как он будет счастлив, когда этот день закончится. Он очень тревожился за мать и Мэгги, за детей. В глазах у них постоянно была усталость, даже утром, после сна, хотя до сих пор никто из них ни разу не пожаловался. Но они так нуждались в отдыхе, обещанном, когда караван достигнет Эш-Холлоу.

Морин наконец заставила Мэгги уступить ей поводья и приказала немного отдохнуть и размять ноги. Сестры медленно шли с другой стороны фургона, пока Фиона дремала в задке, а Нил управлял мулами под бдительным взглядом матери.

– У подножья холма нас ждут густые деревья и свежая вода, но добраться туда нелегко, – сказал Такер матери и заметил, как засияли ее глаза. Казалось, прошла вечность с тех пор, как они в последний раз пили холодную вкусную воду, без привкуса пыли и дорожной грязи, и пролетело еще больше времени с того момента, как они отдыхали в тени.

Такер почувствовал знакомый укол совести. Правильно ли он поступил, затеяв это путешествие на запад, подвергнув их тяжелым испытаниям и адским мукам, чтобы начать все сначала на дикой и неосвоенной земле? Может, он сумел бы добиться большего в Джорджии? Если бы только Такер согласился работать на отца Чармиан…

Но тут Такер решительно одернул себя. Он просто не смог бы сделать этого. Не смог бы пожимать руки хищникам-мародерам за все сокровища мира, и Морин тоже не захотела бы этого, даже если бы в Джорджии их ждала райская жизнь.

– Подъезжай ближе к откосу, – велел он матери. – Там поводья возьму я.

Мэгги стояла на вершине плато, глядя вниз с обрыва. Как же они смогут живыми и невредимыми добраться до подножья? Она слышала, как Дэвид Фостер выкрикивает приказы. Первый фургон начал медленный спуск: люди и животные, напрягаясь и натягивая веревки, старались удержать тяжелый груз от падения вниз, на самое дно.

Спуская пятый по счету фургон, люди с ужасом увидели, что может произойти, если веревки лопнут. Послышались предостерегающие крики, и огромный ящик покатился вниз, как детская игрушка, разбрызгивая щепки и обломки, оставляя позади драгоценный груз.

Мэгги услышала вопль миссис Джибсон и увидела, как остальные женщины столпились вокруг бедняжки, стараясь ее утешить.

«Должно быть, это ее фургон, – подумала Мэгги и, хотя почти не знала миссис Джибсон, ощутила, как сердце сжалось от жалости. – Что теперь будут делать Джибсоны? Что будет с их вещами? Неужели они забрались так далеко, чтобы теперь остаться ни с чем»?

– Что случилось? – спросила Морин, подбегая к Мэгги и оглядывая собравшуюся толпу. По-прежнему слышался чей-то плач.

Морин, повернувшись, присмотрелась к происходящему внизу.

– Святая Матерь Божья, – пробормотала она и, покачав головой, вновь обратилась к Мэгги:

– В довершение ко всему, у Сьюзен начались схватки. Она не сможет спуститься под откос и, конечно, ни за что не останется в фургоне.

– Что же ей делать?

В глазах Морин сверкнули веселые искорки.

– Рожать, – коротко объяснила она и тут же, вновь став серьезной, добавила:

– Я останусь с ней. Мужчинам завтра придется прийти за нами.

Положив руку на плечо Мэгги, она попросила:

– Может, поможешь мне? Боюсь, что не справлюсь одна. Конечно, я могла бы попросить кого-нибудь из женщин, но…

– Я останусь, миссис Брениген.

– Хорошо. А теперь, пойди объясни Дэвиду, что случилось. И Такеру тоже. Я вернусь к Сьюзен.


В фургоне было тесно и душно. Фонарь, висевший над головами, бросал неяркий свет на собравшихся. Морин, нагнувшись над молодой женщиной, положила ей на лоб мокрое полотенце и взяла за руку.

– Осталось совсем немного, Сьюзен, – ободряюще прошептала она, с нескрываемой тревогой глядя на Мэгги. Вот-вот наступит рассвет, а ребенок еще не родился. Морин помнила, что иногда ее собственные роды продолжались довольно долго. Но сейчас что-то явно было неладно. Сьюзен слабела все больше с каждой минутой. Воды отошли давно. Слишком давно. «Сухие» роды! Дела не очень-то хороши. И если ребенок не появится на свет как можно скорее, они могут потерять обоих. И Мэгги… Девушка перепугана едва ли не до смерти, хотя пытается не показать страха и быть такой же храброй, как и всегда, перед лицом любых бед. Но именно сейчас мужество, кажется, начинает изменять ей.

Морин вновь намочила полотенце и вытерла горячий лоб Сьюзен, молясь о том, чтобы поднялся хотя бы легкий ветерок и стало прохладнее.

Сьюзен, застонав, вцепилась в тряпичные вожжи, подвешенные Морин к потолку. Глаза ее были плотно зажмурены, губы сжаты, побагровевшее лицо покрыто крупными каплями пота. Очередная схватка продолжалась не меньше минуты: разбухшее тело силилось исторгнуть жизнь, которую вынашивало девять месяцев.

«Я сейчас потеряю сознание, – думала Мэгги, не сводя глаз с ужасного зрелища. – Сколько еще она может терпеть»?

Ей казалось, что прошла вечность с тех пор, как начались роды. Морин, словно прочитав ее мысли, шепнула:

– Почему бы тебе не выйти, подышать свежим воздухом? Я позову, если понадобишься.

Мэгги, кивнув, поспешно выбралась из фургона. Мокрое от пота платье липло к телу, воздуха не хватало. Как она хотела очутиться вместе с остальными у подножья холма, окунуться в прохладный ручей, быть где угодно, только не здесь, только не видеть, как страдает Сьюзен. Час за часом несчастная пыталась привести в этот мир дитя, извиваясь от боли, когда очередная судорога скручивала усталое тело. Если ребенок не родится в ближайшее время…

Мэгги поглядела в сторону откоса и почему-то не удивилась, заметив коня и всадника, залитых лунным светом, стоявших у самого гребня. Она знала, что Такер не оставит их здесь ночью одних.

Мэгги направилась к нему, инстинктивно надеясь на помощь и утешение.

– Еще нет? – спросил он, не дожидаясь, пока девушка подойдет ближе.

– Нет.

– Вам что-нибудь нужно?

– Только, чтобы малыш скорее родился. Такер спешился. Мэгги смотрела ему в лицо, страстно желая, чтобы мрак не был таким густым: тогда она могла бы видеть его, видеть ободряющий свет в глазах.

– Боюсь, она…

Мэгги поперхнулась словами, прежде чем они сорвались с языка. Руки Такера обняли ее, сильно, но нежно, и он прижал Мэгги к груди. Ощущая подбородком кудрявую макушку, Такер осторожно погладил непокорные завитки. Он ничего не сказал. В этом не было нужды.

Мэгги закрыла глаза и позволила себе хотя бы на секунду опереться на кого-то, дать выход напряжению и тревоге, которые уходили, оставляя ее слабой и обмякшей. У нее даже не было сил поднять руки к плечам Такера.

Медленно-медленно она начала сознавать, что ухо прижато к тому месту, где слышится быстрый, неровный стук сердца, что тепло этого большого тела жжет сквозь рубашку, и неожиданно ей ужасно захотелось почувствовать под ладонями упругость мышц и гладкость кожи. Но девушка замерла, словно заколдованная, не смея шевельнуться, чтобы не спугнуть хрупкого очарования.

Его губы легко коснулись волос Мэгги, посылая мурашки по спине. В висках тяжелыми толчками пульсировала кровь.

– Такер…

Но тишину расколол крик Морин:

– Мэгги, быстрее сюда!

Мэгги мгновенно вернулась к ужасной действительности. Отпрянув от Такера, она подобрала юбки, метнулась к фургону и вскарабкалась наверх под аккомпанемент стонов Сьюзен.

– Ребенок пошел, Мэгги. Дай мне чистые одеяла.

Морин кивком показала на стопку белья в углу:

– Хорошо, Сьюзен, дорогая. Теперь тужься сильнее. Кричи, если хочешь. Здесь тебя никто не услышит.

После этого все произошло очень быстро. Мэгги увидела черный хохолок, потом крошечную головку, под которую Морин быстро подставила ладонь. Сьюзен, пронзительно вскрикнув, нашла в себе силы натужиться еще один, последний раз, и младенец неожиданно оказался в руках Морин. Та, высоко подняв девочку, шлепнула ее по сморщенной попке. Раздался тонкий жалобный плач, показавшийся женщинам радостным смехом.

Мэгги, почти ничего не знавшая о тайнах зачатия и родов, была потрясена и очарована. У нее не было времени смущаться увиденным, наоборот, все происходящее казалось естественным, прекрасным, и ей выпало счастье быть частью этого чуда. Девушка встала на колени у изголовья Сьюзен:

– Это девочка.

Роженица, пытаясь приподняться с постели, слабо прошептала:

– С ней все в порядке?

– Она просто красавица, дорогая, – заверила Морин. – И здоровенькая. Поглядика.

Пуповина была перерезана и завязана. Морин отдала малышку Мэгги, велев обтереть и запеленать, пока она сама ухаживала за матерью: умыла Сьюзен, сменила белье и наложила мазь на разорванную плоть. Мэгги, даже занимаясь малышкой, все время посматривала на Морин, не переставая восхищаться нежной заботливостью женщины.

Наконец выкупанную девочку завернули в мягкое одеяло и положили на руки матери. Сьюзен с улыбкой коснулась щеки малышки.

Жизнь продолжалась.

Забыв об ожидавших впереди тяготах и трудностях пути, три женщины с умилением и радостью смотрели на новорожденную, чувствуя, как согреваются сердца и крепнет дух.

ДНЕВНИК МОРИН

11 июня


На рассвете Сьюзен Бейкер родила дочь. Роды были трудными, но все обошлось как нельзя лучше. Мать и ребенок чувствуют себя хорошо. Это событие вновь открыло двери в страну прекрасных воспоминаний. Я счастлива за Сьюзен и горюю о себе. Как печально знать, что мне никогда больше не держать в руках своего младенца. Наверное, грех так думать, ведь Господь благословил меня шестью чудесными детьми и трое сейчас со мной.

Хотела бы я знать, все ли хорошо у Шеннон и тети Юджинии. Атланта уже не тот город, каким был когда-то. А вдруг им грозит что-нибудь? Не лучше ли было взять их с собой, несмотря на слабое здоровье тети Юджинии?

И Делвин. Что с моим мальчиком?

Эш-Холлоу – прекрасный оазис в сердце выжженной земли. Я хотела бы остаться здесь не меньше чем на неделю, но время не ждет.

Не стоит жаловаться. Главное, все мы здоровы.

ГЛАВА 19

Прозрачные ручьи впадали в глубокий пруд в самом центре зеленеющего луга. Аромат диких роз наполнял лесистую лощину, называемую Эш-Холлоу. Исполинские деревья, устремившие к небу гордые кроны, приняли под густую тень измученных переселенцев. Дети бегали и скакали, словно лесные эльфы. Все, за исключением оставшихся без фургона Джибсонов, казались веселыми и счастливыми.

Забыв о необходимости казаться взрослой, Мэгги беззаботно резвилась с Рейчел и Фионой, плескаясь в ручьях, играя в салки на лугу и в прятки среди деревьев и фургонов.

После удачной охоты Такер вернулся довольно рано. Сегодня нужно еще смазать колеса и починить немного разорвавшуюся парусиновую обшивку их дома на колесах. Но сейчас ему хотелось лишь смотреть на игравшую Мэгги.

Она была такой красивой! Даже босоногая, с юбками, подоткнутыми выше, чем полагалось бы скромной молодой девушке, она выглядела самим совершенством. Щеки ее раскраснелись, в каштановых волосах светились золотистые прядки. Корсаж платья туго облегал упругую грудь и обтягивал тонкую талию.

Такер почувствовал знакомый прилив желания и, вынудив себя выбросить из головы эти мысли, широко улыбнулся при виде Мэгги, мчавшейся по лугу и пытавшейся убежать от целой толпы хохочущих мальчишек и девчонок. Как бы он хотел снять сапоги и присоединиться к ним! Господи, прошла целая вечность с тех пор, как он был таким молодым и беззаботным. Он почти завидовал ей.

Такер вспомнил, какой Мэгги была прошлой ночью в его объятиях – маленькой, беспомощной и несчастной. Тогда она нуждалась в нем. Жаль, что он не смог уговорить ее рассказать о родителях, о дяде и о том, что привело ее в Индепенденс и заставило последовать за караваном на несчастной кляче, гордо именовавшейся лошадью. Легко понять, почему Мэгги хотела сбежать от Сета Харриса, но ведь можно было обратиться к друзьям и родственникам в Филадельфии. Зачем понадобилось отправляться в Орегон? Несомненно, есть люди, к которым Мэгги могла бы пойти. Как много нужно узнать Такеру, чтобы попытаться помочь Мэгги, как только они доберутся до Айдахо! Там ей придется все рассказать, но Такер надеялся, что ему не понадобится ждать так долго.

Рука Морин легла на его плечо.

– Необыкновенная девушка, правда, Такер? Такер кивнул, не уверенный, что мать должна знать о его чувствах и мыслях.

– Мэгги пытается никого не подпустить близко, но душа у нее нежная, любящая и совершенно бескорыстная. Посмотри, что она сделала, чтобы помочь Сьюзен, как заботится об Уиллсе, готовит для них ужин. Не знаю, как бы я без нее обходилась! Отказывается отдать мне поводья, помогает с шитьем и готовкой и так добра с детьми!

– Тебя не беспокоит, что она оказалась племянницей Сета Харриса? Не будь его и «Харрис миллз», возможно…

– Никто из нас не может выбрать, в какой семье родиться, Такер. Можно лишь изменить себя.

Такер не смел оспаривать несомненную справедливость этих слов. Морин, продолжая наблюдать за детьми, добавила:

– Рейчел говорила, что не помнит родителей. Они умерли, когда она была совсем маленькая. Мэгги вырастила ее. Если бы не младшая сестра, Мэгги давным-давно сбежала бы от тирана. И если бы «Харрис миллз» процветал, думаешь, она одевалась бы в такие лохмотья? Почему она настолько неизбалованна и неиспорченна? Ты представляешь, через что ей пришлось пройти?

– Хотелось бы знать, – кивнул Такер, – но Мэгги не хочет говорить. Считает, что мне не должно быть дела до этого.

– По-моему, она просто боится привязаться к нам и полюбить. Будь терпелив, Такер. Если это предназначено судьбой, вы оба будете знать.

Такер, сухо улыбнувшись, взглянул на мать:

– Это так очевидно?

– Вспомни, сынок, ты очень похож на отца. Я всегда знала, что он чувствует.

Такер, безмолвно соглашаясь, хмыкнул и, поцеловав мать в лоб, направился к фургону. Нужно закончить работу к вечеру.


Подождав до темноты, Мэгги вернулась к пруду. Утром она вымылась, но твердо пообещала себе поплавать подольше, прежде чем караван оставит это идиллическое местечко.

Ночной воздух дышал теплом, резко контрастируя с ледяным холодом воды. Оставшись в сорочке и панталонах, Мэгги скользнула в пруд и проплыла немного под водой, пока хватило воздуха. Вынырнув, она тряхнула головой, наслаждаясь тяжестью мокрых волос. Наконец, намылив голову и тело, девушка смыла пену и, снова вернувшись на берег, уселась на большой, еще хранивший дневное тепло камень.

Ночь была неестественно тихой. Даже легкий ветерок не шевелил ветви высоких ясеней. Луна уже завершила путь, оставив на небе лишь множество бриллиантовых точек. Звезды просвечивали через густую листву, зеленым пологом нависшую над прудом.

Мэгги знала, что до подъема осталось совсем немного. Как жаль, что придется покидать Эш-Холлоу! Такого мира и покоя она давно не испытывала.

Мэгги услыхала детский плач и оглянулась на фургоны. Малышка Сьюзен казалась вечно голодной. Такой аппетит у столь крошечного создания! И имя у нее длинное – Аннабель Мэгги Морин Бейкер. Девочку назвали в честь матери Сьюзен и двух женщин, помогавших ей появиться на свет. Каждый раз, думая об этом, Мэгги испытывала ни с чем не сравнимую радость.

Крик неожиданно оборвался, но Мэгги поняла, что малышка уютно устроилась у теплой материнской груди. Девушка надеялась, что мир маленькой Анни будет всегда добрым и безопасным, но сознавала, что впереди много трудных миль тяжелой дороги, да и жизнь не всегда легка и приятна.

Тяжело вздохнув, Мэгги сняла с кустов одежду и направилась к фургону Бренигенов. Нужно поспать хоть часок, и, если сейчас лечь, она сумеет немного отдохнуть.

Она была уже почти у самого фургона, когда увидела Такера, выходившего из палатки. Мэгги остановилась, невольно затаив дыхание. Но Такер, не колеблясь, шагнул к фургону Бейкеров.

– Миссис Бейкер, – тихо позвал он. – Сьюзен! Только сейчас Мэгги услышала приглушенные рыдания.

– Сьюзен, с вами все в порядке? Плач стал чуть громче.

– Вы одеты? Я сейчас поднимусь.

Такер, опершись о заднюю доску, легко забросил в фургон сильное тело. Через минуту загорелся фонарь, отбрасывая тени Такера и Сьюзен на парусиновые стены. Мэгги, не сознавая, что делает, придвинулась ближе.

– Поглядите на них, – всхлипнула Сьюзен. – Мои малыши. Как я смогу добывать для них хлеб?

– Пока вы держались молодцом.

– О, Такер, вы не понимаете. Я не могу. Просто не могу.

Сьюзен заплакала еще громче. Мэгги увидела силуэт мужчины, притягивающий Сьюзен ближе, прижимающий ее голову к своей груди, пока женщина продолжала тихо всхлипывать.

Странно – злобное чувство загорелось в сердце Мэгги, ей захотелось ворваться в фургон и швырнуть Сьюзен на землю.

– Я все понимаю. И испытал когда-то все, что чувствуете сейчас вы, – едва слышным голосом ответил Такер. – Были времена, когда я твердо считал, что ни за что не смогу выполнить свой долг.

Сейчас все кажется в черном свете, Сьюзен, но потом станет легче.

Мэгги сделала еще шаг к фургону Бейкеров.

– Ночь – самое худшее время, – продолжал Такер. – Чувствуешь себя маленьким и беспомощным. Но всегда приходит утро, и каким-то образом удается жить дальше. Старайтесь идти шаг за шагом вперед и не оглядываться назад, иначе это может убить вас. Другого пути нет, Сьюзен.

Тоскливые нотки в голосе Такера больно отозвались в сердце Мэгги. Сьюзен шмыгнула носом:

– Спасибо, Такер. Вы были более чем добры ко мне. И ваша мать, и Мэгги. Помогали, словно родные. Больше чем родные.

– Мы рады, что смогли быть полезными. Ну, а теперь держи выше свой хорошенький подбородок. Все будет в порядке, вот увидишь.

Фургон скрипнул: Такер медленно встал и шагнул к задку, явно намереваясь спрыгнуть. Мэгги поспешно подняла одеяло и метнулась во тьму, боясь, что ее застанут за таким недостойным занятием, как подслушивание.

Она поскорее заползла под фургон, стараясь дышать ровнее, зная, что сегодня ей не уснуть. Перед глазами стояла Сьюзен в объятиях Такера.

Она была сердита на него. Она ощущала жалость к нему.

Ни то, ни другое чувство отнюдь не помогало заснуть.


Эта ночь словно судьбой была предназначена для бессонных размышлений, воспоминаний о прошлом, гаданий о будущем…

Перекатившись на спину, Дэвид уставился на звездное небо, думая о Джибсонах. Жалкие пожитки, которые удалось спасти после несчастного случая, сложили в другие фургоны. Переселенцы великодушно предложили Дугу и Роуз разделить с ними еду, обещая подвезти Роуз, когда та устанет. Как только они доберутся до форта Лареми, Дуг сможет купить новый фургон.

Но Дэвид сомневался, что жизнь молодой пары сложится счастливо. Роуз постоянно донимала Дуга жалобами и либо заявляла, что желает вернуться домой, либо оплакивала потерянные вещи.

Дэвид подумал о семье Конноли – двух фургонах, набитых людьми. В первом ехали Рекс Конноли, его жена и дочери, во втором – престарелые родители Рекса. Миссис Конноли была слишком слаба еще в начале путешествия, и Дэвид считал, что у нее почти нет шансов увидеть Орегон.

И наконец, как часто в эти дни он думал о Морин. Дэвид вновь покачал головой – он становится настоящим старым дураком. Что, черт возьми, он может предложить такой женщине, как Морин Брениген? Ей еще нужно поднять на ноги двоих ребятишек. Что заставляет его думать, будто он может стать кому-то отцом? Единственный, кого он вырастил, Куп был не намного младше самого Дэвида, лет на десять, не больше.

Но разве не великолепно было бы провести с ней остаток жизни. Держать в объятиях любимую женщину, засыпать и просыпаться с ней в одной постели, видеть ее прелестное лицо на подушке?

Боже милосердный, он так хотел, чтобы Морин стала его женой, хотел больше всего на свете! Наберись он храбрости, попросил бы провидение отдать ему Морин, но… вряд ли простой человек достоин такого прекрасного дара, как Морин Брениген.


Вот уже почти пять дней караван медленно продвигался по песчаным берегам Норт-Платт. Дорога постоянно шла в гору, хотя подъем был некрутой. Июньские ночи становились холоднее, по мере того как они поднимались все выше.

В отдалении виднелись Ларами-Маунтинз, вершины которых были покрыты снегом даже в летние месяцы. Все знали, что за этими горами лежат Роки-Маунтинз.

Шли дни. Мэгги не находила себе места. Слишком много времени оставалось у нее на размышления. Она постоянно думала о Такере. Он больше не избегал ее, как раньше, но и не уделял особого внимания. По правде говоря, почти все свободное время он проводил в фургоне молодой вдовы, стараясь выполнить каждое ее желание и просьбу.

Что у него на уме? Хочет жениться? Но у Сьюзен Бейкер совсем нет приданого. Пусть Такер побережется, иначе лишь зря потратит время, оставшееся до Орегона. Кстати, разве он не знает, что должен покорить Мэгги, прежде чем доберется до Айдахо? Да, по-видимому, Такер не создан для роли Дон-Жуана.

Мэгги даже не пыталась думать, насколько неразумны ее раздражение и злость на Такера.

Кроме того, она явно ошибалась относительно отсутствия внимания со стороны молодого человека. Мэгги поразилась бы, узнай, как часто Такер смотрит на нее, вернувшись с охоты, когда вся семья собирается у костра, как внимательно слушает, когда она рассказывает сказки детям.

Она в жизни не представила бы, сколько бессонных ночей провел Такер в палатке, надеясь, что Мэгги вздохнет или что-нибудь скажет во сне, и он почувствует себя ближе к ней.

Между Эш-Холлоу и Ларами-Маунтинз из земли поднимались странные образования из камней и песчаника, служившие для переселенцев своеобразными вехами. Много дней они видели поднимавшиеся к небу уродливые фигуры. Сначала встретился Корт-Хаус-Рок, похожий на многослойный торт из вулканического пепла и глины, возвышавшийся на четыреста футов. Несколько молодых людей пытались его измерить, царапая имена примерно на половине высоты боковой стенки.

Чимни-Рок, на сто футов выше, находился в четырнадцати милях к западу и был похож на церковный шпиль или громоотвод. Бесчисленное количество лет, а может, и веков, ветер и погода трудились над колонной из песчаника, изменяя ее очертания.

В двадцати милях от Чимни-Рок переселенцы увидели величественные башни и узкие глубокие ущелья, известные как Скоттс-блафф, и через два дня, 30 июня 1867 года, караван въехал в ворота форта Лареми.

ГЛАВА 20

Такер вошел в лавку при почтовой станции. Полки были уставлены мешками и коробками: мука, сахар, кофе, бобы, жир, соль. Остальное пространство загромождено бочонками, столами, инструментами и сельскохозяйственными орудиями. В самом конце, у стенки, стоял шкаф, полный бутылок с виски, и еще один, с ружьями и револьверами на продажу.

Владелец лавки приветствовал его широкой улыбкой. Бренигены, как большинство семей переселенцев, истощили запасы больше чем на треть. Придется пополнить их, прежде чем отправляться к Роки-Маунтинз.

– Добро пожаловать в форт Лареми. Чем могу помочь? – осведомился человек за прилавком.

– У меня список всего необходимого, – пояснил Такер, передавая листок бумаги, заполненный аккуратным почерком матери.

Мужчина мельком взглянул на список:

– Извольте подождать минуту, все будет сделано. Не хотите пока выпить?

– Слишком рано для меня, – покачал головой Такер.

– Меня зовут Берт. Насколько я понял, вы прибыли с караваном сегодня утром.

Не ожидая подтверждения, владелец лавки начал снимать с полки нужные товары.

– Откуда выехали?

– Из Джорджии.

– Ах, вот как? Джорджия? Сам я из Айовы, но мы с моей старушкой здесь уже больше шести лет.

Дверь лавки снова открылась. Такер оглянулся. Порог переступили несколько переселенцев, жадно оглядывая полки.

– Что ж, думаю, чем болтать, лучше поскорее собрать ваш заказ. Народу прибавляется. Вам повезло. Ваш караван один из первых в этом году. Есть из чего выбирать. Оглянитесь, посмотрите, может, вам еще что-нибудь понадобится.

Такер кивнул, поздоровавшись с Полом Фалкерсоном и его отцом. За ними стояла Луиза Эдамс, кокетливый веснушчатый тринадцатилетний чертенок. Такер улыбнулся ей, и девочка вспыхнула до ушей. Заметив выражение лица дочери, Дороти Эдамс громко рассмеялась, с истинно материнской мудростью понимая первое, еще полудетское увлечение дочери, и весело поздоровалась с Такером.

Молодой человек лениво прошелся мимо прилавков с выставленными образцами товаров. Вряд ли ему понадобится что-то сверх указанного списка. Морин составила достаточно подробный перечень припасов, в которых они нуждались больше всего, и, кроме того, у них не было денег на всякие пустяки. Нужно экономить каждый цент их жалких сбережений, пока Такер не откроет практику в Бойсе.

Но тут его взгляд упал на миленькое платье в серо-белую полоску. Серое, в цвет глаз Мэгги. Такер поднял его, держа перед собой.

Он никогда раньше не покупал женское платье, но, кажется, оно будет впору. И она будет выглядеть в нем такой хорошенькой! Или, вернее, оно будет выглядеть прелестно на Мэгги. И, по правде говоря, ему до смерти надоело видеть ее в выцветших, вытертых едва не до нитки, слишком тесных платьях.

Морин несколько раз предлагала Мэгги переделать одно из своих платьев, но та всегда отказывалась.

Черт с ними, с расходами! Он хотел видеть Мэгги в красивом наряде.

И Такер поскорее, чтобы не передумать, понес платье к прилавку.

– Я возьму и это, – сказал он владельцу. Берт кивнул:

– Да, сэр. Ваша жена счастливица. Превосходно будет сидеть на ней. Моя Айрис сама его сшила. Обшивает жен офицеров и любит, чтобы я вывешивал одно-два в лавке, на случай, если кому-то понадобится наряд. Правда, у меня есть и ткани, особенно если ваша супруга захочет сделать себе что-нибудь помоднее.

Такер не позаботился исправить ошибку Берта. Какой смысл? Так или иначе, тот не дал ему слова вставить.

– Нет, больше ничего не надо, спасибо.


1 июня 1867 года, понедельник. Форт Лареми

Мои дорогие тетя Юджиния и Шеннон! Мы благополучно прибыли в этот армейский гарнизон. Мистер Фостер, наш вожатый, был так добр, что показал мне карты из путеводителя, но я по-прежнему не совсем понимаю, на какой территории мы находимся. За последние годы в карту было внесено много изменений, несколько сбивающих меня с толку, но я знаю, что с каждым днем мы все ближе к Айдахо, нашему новому дому. Мы проходили по удивительным местам, где из земли вырастают странные образования, очертаниями похожие на церковные шпили, трубы, огромные дома. Здесь водятся также такие интересные животные, как антилопы, это что-то вроде маленьких оленей, и большие бизоны. Фиона и Нил волнуются при каждом новом открытии. Признаюсь, даже я испытываю постоянное чувство изумления и восхищения.

Прошлой ночью я слышала, как переселенцы говорили, будто на берегах Суитуотер-Ривер обнаружено золото, и, поскольку мы направляемся туда, не удивлюсь, если наш караван уменьшится на несколько фургонов. Мне жаль эти семьи. Уверена, им гораздо лучше было бы в Орегоне, где можно было бы построить новую жизнь. Благодарение небу, Такер разумный человек, и его не поразит болезнь, которую здесь называют золотой лихорадкой.

Мы взяли в фургон двух девочек – сирот. Шеннон, я думаю, тебе придется по душе Мэгги, и надеюсь, вы скоро познакомитесь. Она на год старше Делвина, а ее сестра Рейчел быстро подружилась с Фионой. Они останутся с нами в Бойсе, пока мы не найдем их опекуна. Не буду дальше рассказывать, подожду, пока вы не встретитесь.

Надеюсь, это письмо найдет вас в добром здравии, тетушка. Я рада, что вы решили остаться в Джорджии, хотя очень скучаю по вам. С нами путешествуют несколько престарелых людей, но боюсь, им слишком тяжело приходится в дороге. Меня утешает мысль, что вы в безопасности и покое, в своем доме и избавлены от трудностей ежедневного путешествия.

Дорогая Шеннон, надеюсь, ты написала нам на адрес кузена Кигена. Как мне хочется поскорее узнать новости о моих детях, которых я так долго не видела! Надеюсь, вы здоровы и счастливы. Слышала ли ты о Деление? Как он там?

Заканчиваю письмо молитвой о нашей скорой встрече.

Ваша племянница и мать Марин Брениген.


Нагруженный узлами, Такер вышел из лавки. Он привел с собой лошадь Мэгги в качестве вьючного животного. Кобыла стояла у коновязи, опустив голову и полузакрыв глаза. Такер подошел ближе и начал нагружать сумки и торбы.

– Так Брениген?

Так замер от неожиданности. Похоже на… Нет, не может быть.

Он медленно повернулся.

Гарри Джессап… Он был выше, чем помнил Такер, и выглядел старше. Но почему бы нет? Прошло шесть лет с тех пор, как они распростились.

– Клянусь Богом, это ты.

Гарри выпрямился, голубые глаза выжидающе смотрели на друга, преданного им когда-то.

– Много воды утекло, Гарри.

– Много, – хрипло повторил солдат.


В детстве мальчики дружили и обучались у одного наставника. Позже, в университете, они жили в одной комнате, вместе дразнили братьев и сестер и попадали в беду чаще, чем все отпрыски обоих семейств вместе взятые. И вот теперь ничего не осталось, кроме этих сладостно-горьких воспоминаний?

– Как мои родители? – осведомился у Такера Гарри.

Он и вправду повзрослел. Лицо загорело дочерна под безжалостным солнцем Запада, лоб бороздили глубокие морщины, в уголках губ пролегли резкие линии. От левого виска до самой челюсти лицо пересекал шрам.

Такер, прищурившись, поглядел на солнце и наконец ответил:

– Неплохо. Удалось сохранить плантацию. Во всяком случае, живут лучше многих.

– А Питер?

– Полон горечи. Да и чего еще ожидать от человека, у которого война отняла руку и жену?

– И брата, – добавил Гарри. – Когда я попытался увидеться с ним, Питер ответил, что я для него умер.

«Именно это чувство я испытывал к тебе, Гарри, когда узнал обо всем», – подумал Такер.

На самом деле он давно уже смирился и оставил позади злобу и разочарование; два месяца, проведенные в пути, избавили его от ярости и гнева, он поднялся выше раздоров, разделивших народ одной страны и приведших к братоубийственной войне. Но Гарри… Гарри в мундире янки… Может ли он простить Гарри?

Гарри Джессап спустился с крыльца:

– Что ты здесь делаешь, Так?

В животе Такера тугими кольцами свилась змея противоречивых эмоций.

– Мародеры украли у нас «Туин Уиллоуз». Везу семью в Айдахо. Киген живет там с шестьдесят четвертого и пишет, что у них еще много работы для начинающих адвокатов.

– Мне ужасно жаль, Такер. Но думаю, вместе с Фаррелом вы сможете открыть лучшую адвокатскую контору на Западе.

– Отец умер, – глухо, невыразительно пробормотал Такер.

Гарри с силой потер глаза, неумело пытаясь скрыть блеснувшую в них боль.

– Господи… Такер… Прости, я не знал. Никто не пишет…

И только сейчас Такер осознал, что перед ним – самый одинокий человек, которого он когда-либо встречал. Гарри верил в дело, за которое сражался, встал на сторону федеральных войск, чтобы сохранить Союз, но цена была слишком велика – он потерял все: родителей, брата, дом и друзей.

– Ну что ж, не буду больше тебя задерживать, – кивнул Гарри, снова поднимаясь на крыльцо. – Рад был повидаться, Так.

«И я тоже рад, Гарри, – пронеслось в голове у Такера. – Правда, рад. Хорошо, что тебе удалось выжить в этой войне. И не потерять глаз, руку или ногу. Я хотел бы… хотел… »

Такер повернулся к кляче и начал затягивать ремни.

– Так?

Он опять оглянулся.

– Я покончил с армией. Собирался отправиться на запад, в Орегон. Или в Калифорнию. И хотел присоединиться к этому каравану.

– Именно к этому?

– Если ты против, тогда подожду следующего. Такер с деланной небрежностью пожал плечами.

– Это свободная страна. Если Дэвид Фостер согласится, значит, сговоритесь.

– Спасибо, Так.

Мэгги качала на руках маленькую Анни, напевая колыбельную, пока Сьюзен перевязывала окровавленное колено Уиллса.

– Говорила же тебе, не смей играть с этими мальчишками, – упрекала она. – Они слишком взрослые для тебя и бегают быстро, к тому же забираются далеко. Сказано же, оставайся рядом, чтобы я могла тебя видеть Понятно?

– Да, мама.

– Ну вот, все в порядке. Играй здесь, в лагере. Слышишь?

Уилле послушно кивнул и тут же умчался.

Сьюзен, тяжело вздохнув, уселась и несколько мгновений смотрела вслед светловолосому сынишке. Наблюдая за ней, Мэгги заметила темные круги под глазами и осунувшееся лицо. Молодая женщина выглядела такой печальной и несчастной, словно нищенка, просящая подаяния на улице.

Была ли Сьюзен хорошенькой? По-видимому, да. Или, по крайней мере, считалась бы таковой, не будь она такой тощей и измученной. Может, эта неизбывная скорбь и привлекала Такера? Мэгги так хотелось бы узнать, почему Такер так внимателен к этой женщине. Сама девушка любила миссис Бейкер и обожала детишек. Почему бы и Такеру не помочь ей? Сьюзен нуждается в поддержке и доброте.

– Мистер Фостер говорит, что мы прошли только треть пути, – сообщила Мэгги, чтобы прервать неловкое молчание.

– Только треть, – устало пробормотала Сьюзен. – Такая тяжелая дорога, и всего треть.

– Ты когда-нибудь думала о том, чтобы повернуть назад?

Сьюзен покачала головой:

– Там меня ничего и никто не ждет. У нас с Маршаллом не было ни денег, ни земли, и он всегда уверял, что в Орегоне будет лучше.

– Ты…

Мэгги взглянула на спящую девочку:

– Ты собираешься когда-нибудь выйти замуж? Она быстро посмотрела на Сьюзен и тут же отвела глаза, боясь того, что может увидеть на лице вдовы.

Взгляд Сьюзен неожиданно стал отсутствующим.

– Я любила своего Маршалла больше, чем любая женщина может любить мужчину. Он был добр ко мне, а я не раз видела многих мужчин, плохо обращавшихся с женами. Наверное, когда-нибудь я возьму себе другого. Брат не захочет растить моих малышей. Но пройдет еще немало времени, прежде чем я соглашусь стать чьей-то женой. Очень немало.

Странно, как можно чувствовать одновременно печаль и огромную, головокружительную радость. Но именно это ощущала Мэгги. Она встала, отдала Анни матери и, усевшись рядом, обняла Сьюзен, молча сострадая молодой вдове, деля с ней скорбь и в то же время ощущая, как по телу разливается сладостное облегчение при мысли о том, что Сьюзен не намеревается сейчас выходить замуж.


Такер подъехал к фургону на Блу Бое, ведя за собой лошадь Мэгги, и, спешившись, закрутил поводья вокруг колеса.

– Ты смог все купить? – спросила Морин. Такер кивнул:

– В лавке много всего, полные полки. Хозяин сказал, что это первый караван за лето.

Он начал разгружать сумки.

– Пока тебя не было, приезжал Дэвид. Дуг Джибсон купил новый фургон.

– Я был почти уверен, что они повернут назад, – ответил Такер, продолжая разгружать вьюки. – Роуз Джибсон не переставала плакать с самого Эш-Холлоу. Все знают, как она относится к жизни в Орегоне. Сколько мужчина сможет выносить ее нытье?

– Весь фарфор ее матери побился, когда фургон рухнул вниз, – сочувственно вздохнула Морин.

Такер, повернувшись, положил руки на плечи матери:

– Ты потеряла гораздо больше, и взгляни на себя! Никогда не плачешь, не жалуешься, заботишься о всех нас, помогаешь Сьюзен и ее детям.

Глаза его были полны благодарности к этой замечательной женщине, матери и другу.

– Трудно поверить, что когда-то я была избалованной Морин О’Тул, ты это хочешь сказать?

Морин кокетливо улыбнулась, смягчая серьезность беседы, и, подражая ирландскому акценту отца, выговорила нарочито неразборчиво:

– Ну что ж, к этому времени ты должен был узнать, что для О’Тулов и Бренигенов преград не бывает.

Такер понял намек. Морин не хотела ни похвал, ни трогательных излияний. И за это он любил мать еще больше. Он сломался бы, как Дуг Джибсон, если бы Морин постоянно ныла и скорбела о потере семьи и «Туин Уиллоуз».

Такер вновь обернулся к вьючной лошади. Рука коснулась мягкого и легкого свертка. Платье Мэгги. Она так похожа на Морин. Цепляется за жизнь и стремится покорить судьбу. Беззащитная и уязвимая, однако стойкая и храбрая. Она будет стоять рядом с мужчиной, которого выберет, в беде и в радости и сражаться за него до последнего.

Такер взял сверток.

– Мама… Я увидел это и подумал, что Мэгги оно подойдет.

И, неловко пожав плечами, добавил:

– Отдай его сама, пусть наденет, хорошо? Морин окинула сына проницательным взглядом.

– Конечно, Такер.

Такер взялся за поводья и повел было лошадей прочь, но, остановившись, оглянулся:

– Я видел в форте Гарри Джессапа. Хочет присоединиться к каравану.

И прежде чем Морин успела ответить, отошел.

ГЛАВА 21

Мэгги спрыгнула с фургона Сьюзен и направилась к своему. Морин деловито раскладывала все, купленное сыном, и девушка поняла, что Такер вернулся из форта. Быстро оглядевшись, она увидела молодого человека. Он вел Блу Боя и ее клячу к табуну. Господи, что же с ней иногда творится при одном взгляде на него!

Не иногда. Всегда.

Ты просто безмозглая курица, Мэгги Харрис. Он лживый, подлый предатель и негодяй, и не мешало бы тебе помнить это.

И, выругав себя еще раз, Мэгги удовлетворенно кивнула и поспешила к Морин. Та подняла глаза:

– Ну как сегодня Сьюзен?

– Устала очень. Гораздо больше, чем желает признаться.

– Все женщины устают, когда на руках новорожденный. Но здесь, в пути… Не представляю, как она справляется без мужа. Я не вынесла бы, не будь рядом Такера.

Легкая улыбка осветила лицо женщины.

– Такер привез все, что я просила. И еще это. Он подумал, тебе понравится.

Мэгги молча, вопросительно смотрела на Морин.

– Не знаю, что здесь, дорогая. Разверни, и увидим.

Девушка присела на скамью, дрожащими пальцами разорвала тесемку, которой был перевязан пакет, и ахнула. В нем оказалось платье.

Она осторожно провела загрубелыми ладонями по блестящей поверхности ткани. В горле мгновенно пересохло.

– Почему он купил его для меня? – наконец прошептала Мэгги.

– Потому что хорошо относится к тебе и хочет, чтобы у тебя было что-нибудь красивое.

Мэгги подняла глаза, ничего не видя из-за слез, и тут же опустила голову, стараясь получше разглядеть платье. Как давно у нее не было ничего нового! С тех пор, как она подросла, приходилось переделывать материнскую одежду, но большая часть вещей осталась в Филадельфии. Кроме того, что на ней, и еще одного, такого же поношенного платьишка, у Мэгги ничего не было, и она не рассчитывала на новые наряды, пока не доберется до Орегона.

Почему он сделал это? Почему купил ей платье?

Потому что должен был. Не может же он продолжать игнорировать ее, если собирается жениться?

Но платье такое красивое, а у Такера и без того совсем мало денег.

«Он считает, что все вернет, когда я стану его женой», – подумала Мэгги.

Все же…

– Примерь его, Мэгги, – настаивала Морин.

Конечно, не следовало этого делать. Лучше отдать его Такеру и сказать, что ей ничего не нужно от него. Мэгги тяжело работает, чтобы оплатить дорогу в Орегон, правит фургоном и помогает Морин. Но за платье ей нечего отдать. Следовало бы…

– Забирайся в фургон и примерь его. Если переделывать ничего не нужно, можешь вечером надеть на танцы.

Может, и в самом деле ничего плохого в этом нет. Вот примерит и потом отнесет Такеру и скажет, чтобы вернул платье. Определенно даст понять, что не желает от него никаких подарков. Но как хочется надеть его, хоть на несколько минут. Такое красивое…

И, чтобы не передумать, Мэгги побыстрее влезла в фургон.


Дэвид помогал Полу Фалкерсону и его отцу Ралфу чинить ось, когда появился белокурый незнакомец.

– Простите, вы мистер Фостер?

Дэвид вытер замасленные руки тряпкой и поднял глаза на молодого человека.

– Я.

Тот дружелюбно протянул руку:

– Я Гарри Джессап и хотел бы присоединиться к вашему каравану.

Мужчины обменялись рукопожатием, и Гарри крепко стиснул большую ладонь Дэвида.

– Вы из этих мест? – осведомился тот.

– Назначен в форт почти два года назад. Но сейчас ушел в отставку и хочу добраться до Орегона.

– С семьей?

– Нет, только я и мой конь. Припасы у меня есть, только нужно место, чтобы их хранить. Готов делать все, что скажете, и помогать, чем могу. Кроме того, неплохо управляюсь с оружием. И не прошу платы, только позвольте мне ехать с вами.

Дэвид, прищурившись, разглядывал молодого человека. Лет двадцати пяти. Высокий, красивый, с пронизывающими голубыми глазами и прямым открытым взглядом. По всему видно, нелегко ему пришлось в жизни. В точеных чертах навеки запечатлелись тяжелые испытания и горечь. Дэвид не мог не заметить, что Гарри говорит с южным акцентом, хотя и не признался, откуда родом. Но, если интуиция не подводит, перед Дэвидом стоит честный и порядочный человек.

– Можете положить вещи в мой фургон, – решил он наконец. – Вон там.

– Спасибо. Вернусь через пару часов.

Дэвид кивнул и вновь принялся за упрямую ось.


– Мэгги, ну пожалуйста, поскорее, – умоляюще попросила Фиона, наблюдая, как та заплетает золотистые волосы Рейчел в длинные косы. – Музыка уже играет.

– Быстрее, Мэгги, – добавила сестра, нетерпеливо переминаясь и поворачивая голову, чтобы увидеть, что происходит.

Мэгги раздраженно кивнула:

– Ну вот, можешь бежать. Морин взяла свою шаль.

– Ты не идешь, Мэгги? – спросила она, сжимая ладошки девочек.

– Немного погодя. Хочу посидеть, немного отдохнуть.

Девочки потянули Морин прочь от костра, и та, смеясь, позволила себя увести.

Мэгги смотрела им вслед со слабой улыбкой в уголках рта. Рейчел, похоже, выросла дюйма на два с тех пор как они уехали из Индепенденса. Щеки порозовели, а глаза весело сверкают. Она смеялась и играла с другими детьми. Куда девались застенчивость и смущение, заставлявшие ее постоянно цепляться за юбку Мэгги? Только ради этого стоило отправиться на запад!

Мэгги поднялась с табурета и подошла к задку фургона, где висело новое платье. Она хотела попросить Такера вернуть его, но почти не видела молодого человека сегодня.

Как ему это удается? Всегда рядом, когда не нужен ей, и куда-то постоянно исчезает, если до зарезу необходим.

Девушка поднялась в фургон, осторожно протянув руку, коснулась платья. Даже в полутьме ткань, казалось, светилась. Покрой был совсем простым, корсаж ничем не украшен, вырез довольно большой и короткие пышные рукавчики. Мэгги видела мать в нарядах, стоивших отцу целое состояние, но почему-то, по какой-то непонятной причине это платье было самым красивым на свете.

Так ли это ужасно – примерить платье еще раз, последний?

Такер наблюдал, как Мэгги осторожно слезает с фургона, стараясь не запачкать новое платье, превосходно сидевшее на грациозной фигурке. Девушка прислонила к стене фургона маленькое зеркальце и причесалась, закрепив непокорные локоны гребенками. Потом, наклонившись поближе к зеркалу, коснулась кончиками пальцев щек и в отчаянии покачала головой.

– Вы прекрасно выглядите, мисс Харрис, – сказал Такер, выступая вперед.

Мэгги стремительно развернулась, оказавшись с ним лицом к лицу. В широко раскрытых глазах сверкнуло изумление.

– Я… я думала, ты на танцах.

– Ждал тебя.

У нее такое открытое лицо…

Такер в который раз спросил себя, как ей удавалось так долго лгать насчет родителей. Даже сейчас можно мгновенно распознать, как сконфужена Мэгги тем, что ее поймали за столь «недостойным» занятием, как по-настоящему смущена, услышав, что Такер дожидался именно ее.

Но скованность и застенчивость быстро сменились гневом и недоверием:

– Но это совершенно необязательно. Я сама могу найти дорогу.

– Но я хотел идти с тобой, – мягко, убедительно ответил он, придвигаясь ближе. Мэгги знакомым упрямым жестом подняла подбородок. Вот это истинная Мэгги Харрис!

Она повернула к нему голову, притворяясь, что возится с прической:

– А я еще не готова! Так что можешь отправляться один!

– Мэгги… – пытаясь найти нужные слова, бормотал Такер, – не думаешь, что стоит объявить перемирие? Не понимаю, чем я заслужил такую немилость, но готов принести извинения и помириться. Хочу, чтобы мы стали друзьями.

Он жаждал прижать ее к себе так крепко, чтобы она задохнулась, и, по правде говоря, мечтал, чтобы они стали гораздо большим, чем просто друзьями, но понимал, что сейчас не время и не место говорить об этом.

– Конечно, я разозлился, когда явился твой дядя и обнаружилось, что ты лгала мне. Но я уже объяснял, что ты права насчет мистера Сэндерсона.

Можно сделать все мыслимое и немыслимое, чтобы дядя не смог забрать с собой Рейчел и тебя. Я буду стараться изо всех сил, поверь мне. Обещаю.

Она снова взглянула на него. Подбородок все еще был высоко поднят.

– Почему ты купил мне это платье? «Потому что ничего не мог с собой поделать. Потому что знал: оно будет выглядеть великолепно на тебе, и так оно и оказалось. Потому что оно того же цвета, что и твои глаза. Потому… «– Он только подумал это, понимая, что не может объяснить истинных причин.

– Знал, что тебе нужно новое.

– Я заплачу тебе… как только смогу.

Так чертовски горда… Так полна решимости никому не доверять и ни от кого не зависеть. Так стремится все делать сама. Почему она так упорно стоит на своем? Платье – подарок. Неужели она не может просто принять его и поблагодарить?

– Не желаю, чтобы ты мне платила, – ответил он, стараясь не раздражаться.

– Мало ли чего ты не желаешь, но я все равно заплачу. Обязательно. Даю слово. Не желаю ничьей благотворительности.

Этот чертов подбородок поднялся еще чуть выше.

Такер не понимал, чего больше хочет, задать ей трепку или поцеловать. Знал только, что, если останется еще на мгновение, сделает либо то, либо другое. Может, все вместе.

– Можешь делать все, что вздумается, – процедил он и, повернувшись, направился к форту.


Мэгги дрожала как осиновый лист. В какое-то мгновение ей показалось, что Такер сейчас поцелует ее. И хуже всего, Мэгги поняла, что хочет, ждет этого поцелуя.

Что с ней? Пришлось напомнить себе несколько раз, как бесстыдно он лжет и стремится только использовать ее, чтобы по каким-то причинам свести счеты с дядей, и еще потому, что по каким-то причинам считает ее наследницей «Харрис миллз». Такой же алчный, как дядя Сет!

Так почему же она не питает к нему такой же ненависти, как к дяде? Почему стоит Такеру подойти ближе, как колени ее подгибаются и становится трудно дышать?

Мэгги, вздохнув, прислонилась к фургону и столкнула зеркальце, но, нагнувшись, чтобы поднять его, задумалась, глядя на свое отражение.

– Почему? – спросила она у девушки, которую увидела в зеркале. – Почему ты не можешь думать связно, когда он рядом?

Как она ненавидела это смятение чувств!

Все должно было быть так просто! Она присоединилась к этому каравану только с одной целью – добраться до Орегона. Мэгги обещала себе держаться в стороне и ни с кем не дружить. Но почему-то все пошло не так, как предполагалось. Она лечила руку Мррин, правила мулами, играла с детьми и помогала ребенку Сьюзен появиться на свет. Она наблюдала, как эти люди с трудом преодолевают тяжести пути по бесплодной, безводной земле, пересекают глубокие реки, потеют под безжалостным солнцем и дрожат под дождем. И она тоже шла вместе с ними, борясь, пересекая и скользя, дрожа и потея, стала частью их жизни. Но как она позволила этому случиться?

Мэгги поставила зеркальце на прежнее место, честно признавшись себе, что ее смущают не другие, а Такер. Только Такер. Мэгги имеет полное право злиться на него. Но ей приходится прилагать все силы, чтобы гнев не утих.

До Мэгги доносились смех, рукоплескания, шутки, заглушаемые веселой музыкой. Мэгги никогда раньше не танцевала, пока не оказалась в караване. Именно Такер впервые кружил ее под нежную мелодию. Именно Такер поцеловал ее впервые в жизни. Именно Такер…

Мэгги гордо выпрямилась и подняла подбородок. Конечно, она, может быть, неопытна, когда дело касается мужчин, но не настолько уж глупа! И довольно смышленая. Если смогла за такое короткое время научиться править упряжкой мулов, то уж сумеет понять, как справиться с Такером Бренигеном!

И, решительно кивнув, девушка направилась туда, где шло веселье.

ГЛАВА 22

Гарри Джессап стоял рядом с вожатым каравана, знакомившим его с переселенцами. По правую руку горел костер. Слева музыкант настраивал скрипку. По мере того как солнце опускалось все ниже за горизонт, все больше людей, желавших повеселиться и потанцевать, подходили к центру лагеря. Завтра снова в путь, снова тяжелая дорога под палящим солнцем.

– Пойдем, я кое с кем вас познакомлю, – сказал Дэвид, отводя Гарри от Джейка Эдамса и Ралфа Фалкерстона.

Гарри повернул голову как раз в тот момент, когда перед ними остановилась Морин.

– Гарри Джессап, это миссис Брениген. Морин. Гарри отправится с нами.

Гарри почувствовал, как внутри все сжалось, словно в ожидании удара.

– Здравствуйте, миссис Брениген.

– Гарри…

Такой знакомый, теплый голос… руки Морин поднялись к его плечам, пригибая Гарри так, чтобы она смогла поцеловать его в щеку:

– Как хорошо вновь увидеть тебя! Такер говорил, что вы встретились в форте.

Гарри едва расслышал удивленный вопрос Дэвида:

– Разве вы знакомы?

– Наши семьи дружили много лет, – ответила Морин, не отводя взгляда от Гарри. – Я люблю Гарри, как собственных детей.

Что-то в душе молодого человека оттаяло, и он благодарно улыбнулся Морин. Никогда Гарри не забудет чувства покоя и мира, охватившего его при взгляде на Морин, ощущения, так давно неведомого ему.

– Ну что ж, прекрасно! – воскликнул Дэвид. – Очень рад!

И после короткой паузы подхватил Морин, бросив через плечо:

– Кажется, это наш танец, миссис Брениген. Гарри смотрел вслед Морин, кружившейся под зажигательную мелодию. Жаль, что у него не хватило времени расспросить ее о Фарреле, о всей семье… Он огляделся в поисках знакомых лиц и, наконец, заметил мальчика с угольно-черными глазами, стоявшего у стола с пирожными, пирожками и сидром. Ошибиться было невозможно – фамильные черты Бренигенов не скроешь. Гарри подошел к мальчику:

– Делвин?

Тот взглянул на него и покачал головой:

– Я Нил Брениген. Вы знаете мою маму? Когда Гарри покинул Джорджию в шестьдесят первом, Делвину было почти столько же лет, сколько сейчас Нилу. Конечно, Делвин уже совсем мужчина. А Нил… он был трехлетним малышом, когда Гарри видел его в последний раз. Гарри кивнул:

– Я Гарри Джессап. Такер и я были друзьями в детстве… „Перед войной, – должен был добавить он. – Мы были друзьями, пока не началась война».

– Я видел твою маму, – сказал он вслух, – но где все остальные?

– Фиона вон там.

Нил показал на двух маленьких девочек, танцевавших чуть подальше от остальных.

– Только Такер куда-то пропал.

Гарри подождал, но, видя, что Нил не собирается продолжать, почему-то понял, что сейчас услышит нечто не совсем приятное.

– Где же остальные?

– Шеннон и Делвин? Их нет с нами. Шеннон осталась с тетей Юджинией в Атланте, но где Делвин, мы не знаем. Он отказался ехать.

Неужели это никогда не кончится? Неужели родные люди так и будут вынуждены разлучаться, и, быть может, навеки?

Знакомая волна отчаяния и беспомощности захлестнула Гарри.

– А Грейди? – тихо спросил он, почему-то уже зная ответ.

– Грейди погиб. Убит при осаде Атланты, – деловито сообщил мальчик, и Гарри понял, что Нил лишь смутно помнил брата, который в столь юные годы пошел на смерть ради дела Конфедерации.

Осада Атланты. Гарри тоже был там. Только в числе осаждавших, вместе с федеральными войсками бомбил и осыпал артиллерийскими снарядами город, который знал и любил с детства. Что, если именно от его пули погиб Грейди Брениген.

Нил показал на шрам Гарри.

– Вы получили это на войне?

– Да, – коснувшись щеки, коротко ответил Гарри. Он провел в госпитале несколько недель после той битвы, не из-за удара саблей, который, придись он на дюйм повыше, стоил бы ему глаз, а из-за пулевой раны в боку. Гарри повезло. Он не раз наблюдал, как товарищи погибали мучительной смертью от подобных ран.

– Ой! Взгляните на Мэгги! – воскликнул Нил. Гарри проследил за направлением взгляда Нила.

По другую сторону стола стояла девушка, хрупкое создание, с самой узенькой талией, которую когда-либо видел Гарри. Густые кудрявые волосы отсвечивали золотом в свете костра и спадали непокорной копной едва ли не до пояса. Личико было хорошеньким, с тонкими чертами, огромные, широко раскрытые круглые глаза делали ее настоящей красавицей. В явно новом полосатом платье, она выглядела скорее готовой к пикнику в парке, заросшем высокими деревьями, по аллеям которого разъезжают блестящие черные экипажи, чем к танцам среди густой травы, кустарника и фургонов, покрытых парусиной.

– Кто это? – прошептал Гарри.

– Мэгги. Она путешествует с нами.

Гарри попытался вспомнить ребенка, который мог стать такой очаровательной женщиной, но не смог.

– Она ваша родственница?

– Мэгги? Нет. Она здесь с сестрой.

Нил пристально взглянул на Гарри и презрительно покачал головой:

– Пойдемте, я вас познакомлю. Расскажете о том, как получили шрам, в другой раз.


Мэгги нервно пригладила юбку, оглядывая собравшихся в поисках Такера, хотя повторяла себе, что делает это лишь для того, чтобы постараться избегать его.

– Мэгги…

Девушка обернулась и увидела Нила с каким-то высоким светловолосым незнакомцем.

– Это Гарри. Он хотел познакомиться с тобой.

И, выполнив свой долг, мальчик вернулся к столу, схватил два куска пирога и помчался к остальным детям.

Мэгги продолжала рассматривать Гарри. Лицо рассечено ужасным шрамом, и все же он, без сомнения, красив. Светлые волосы в беспорядке падали на воротничок красной рубашки. Пронзительные голубые глаза – странно тревожащий цвет, особенно когда Гарри стоит так близко к ней.

Он галантно поклонился.

– Гарри Джессап. Рад познакомиться, мисс… Брови вопросительно поднялись.

– Харрис, – докончила она.

– Рад познакомиться, мисс Харрис.

Он не улыбался и не отводил взгляда. У нового знакомого был вид изголодавшегося человека. Мэгги подумала, что в ком-то другом это ее испугало бы, но почему-то сейчас она не боялась. Что-то в этом человеке тронуло ее. Он выглядел… одиноким. А Мэгги знала, каково это – быть одиноким. Кроме того, Гарри почему-то казался знакомым. Возможно, дело было в голосе, – у Мэгги было такое чувство, что она уже где-то слышала этот голос.

– Вы из форта, мистер Джессап? – спросила Мэгги, чтобы нарушить тишину.

– Да. Но сегодня я присоединился к каравану.

– Ваша семья с вами?

Гарри устремил взгляд на танцующих:

– У меня больше нет семьи.

Значит, она была права насчет него. Гарри одинок.

– Мне очень жаль, – тихо сказала Мэгги. – Я знаю, что это такое.

После этого они надолго замолчали.

Гарри вновь оглядел переселенцев. Многие из них были семейными людьми с детьми, но попадались и молодые люди, лет девятнадцати – двадцати. Его удивило, что ни один не пригласил Мэгги на танец. Возможно, потому, что он стоял рядом. Гарри снова взглянул на девушку.

– Не хотите потанцевать, мисс Харрис?

– Я не танцую, – покачала головой Мэгги.

– Буду счастлив…

– Нет, спасибо, мистер Джессап, – твердо отказалась она. – Я в самом деле не люблю танцевать.

Голос звучал так, словно девушка сердится.

– Тогда, может быть, немного сидра? Мэгги, обернувшись, взглянула на него. Упрямо сжатые губы чуть растянулись в улыбке.

– Простите. Я не хотела вас обидеть. Я выпила бы немного сидра, спасибо.

Гарри направился к другому концу стола и, взяв две чашки с сидром, снова вернулся к Мэгги. Но она уже была не одна: Морин и Дэвид, закончив танец, стояли перед ней. Гарри только сейчас вспомнил, что девушка путешествовала вместе с Бренигенами.

– Гарри, – сказала Морин, – вижу, ты познакомился с нашей Мэгги.

– Нил нас представил друг другу.

– Они с сестрой едут с нами в Бойсе.

– Рейчел и я направляемся в Орегон, – резко поправила девушка.

Гарри заметил встревоженное выражение в глазах Морин и удивился, видя, что Дэвид ободряюще поддерживает ее за талию. Минуту спустя Морин и Дэвид вновь присоединились к танцующим.

– Мы направляемся в Орегон, – повторила Мэгги, – и никто нас не остановит.

Но Гарри почти не слышал ее. Закрыв глаза, он с силой потер усталый лоб. Как хорошо, что здесь оказались Бренигены и что, наконец, он будет видеть родные знакомые лица. Однако ничего уже не будет по-прежнему. Фаррел и Грейди Бренигены мертвы. Шеннон и Делвин остались в Джорджии, семья разлучена, Нил и Фиона больше не дети. Морин Брениген кружится в объятиях человека, не являющегося ее мужем, и, кажется, наслаждается этим – смеется и веселится, а глаза сверкают необыкновенным блеском, отличающим влюбленную женщину.

Гарри вновь открыл глаза, смиренно принимая случившееся. Как можно было ожидать, что война их не коснется? Конечно, их жизнь изменилась. И, как истинные Бренигены, они ринулись вперед, принимая все, уготованное судьбой, и стараясь выжить.

Неожиданно Гарри осознал, что Мэгги что-то говорит.

– Простите, мисс Харрис. Что вы сказали насчет Орегона?

Мэгги подняла усталые глаза:

– Ничего, мистер Джессап.


Такер оставался в тени, на некотором расстоянии от пылающего костра. Мало того, что приходится пост9янно бороться с упрямством и противоречивыми настроениями Мэгги, теперь появился еще и Гарри Джессап! И они к тому же стоят бок о бок, что еще больше затрудняет положение Такера. Гарри успел снять синий мундир и теперь почти не отличался от других переселенцев. На нем были красная рубашка и брюки из грубой ткани. Голова непокрыта. Даже на таком расстоянии шрам был ясно виден.

С того момента, как пришлось покинуть «Туин Уиллоуз», Такер медленно смирялся с мыслью о том, что прошлого не вернуть, что война – неизбежное зло, от которого не уйти, и что не стоит делить людей на южан и северян. Войну развязали политики и людская алчность, но драться приходилось простым американцам, выбиравшим, на чьей стороне сражаться, только сообразно месту рождения и воспитанию.

Но Гарри! Не имело значения, что его дом, семья и друзья были в Джорджии и, следовательно, принадлежали к Конфедерации. Он постоянно спорил о праве штата выйти из Союза и, когда пришла война, с болью в душе отправился на север, порвав со всеми, кого любил, во имя принципов.

Если что и преследовало Такера все эти годы, так это память о Гарри и их прощальной ссоре. Они были ближе, чем братья, и теперь, встретив его, видя в его глазах боль и горечь, Такер не мог не спрашивать себя, исчезнет ли когда-нибудь пропасть между ними.

Мысли и взгляд молодого человека обратились к Мэгги. И вновь, как прежде, он был поражен красотой девушки. Не выводи она так его из себя…

«Но, может, это даже к лучшему», – подумал он, оглядывая собравшихся Несколько молодых людей смотрели на нее с очевидным восхищением, но ни один не пригласил танцевать. Почти с первого пребывания в караване Мэгги дала понять: она желает, чтобы ее оставили в покое, и сама разговаривала лишь со Сьюзен Бейкер, Бренигенами и Дэвидом Фостером. Большинство переселенцев не подозревали, какое у нее нежное сердце. Верно, она могла быть жесткой и решительной, упрямой и раздраженной, но одновременно застенчивой и испуганной, неуверенной в себе и любящей, самоотверженной. Остальных она держала на почтительном расстоянии, да и им дела не было до осиротевшей девочки. Но Такера волновало в ней все. Он помнил, как держал ее в объятиях, чувствуя, как колотится ее сердце, целовал эти губы, пил их сладость. Он стремился пробиться сквозь броню гордости и увидеть настоящую Мэгги Харрис.

Быстрыми решительными шагами Такер пересек разделявшее их расстояние и, мельком взглянув на Гарри, взял Мэгги за руку.

– Наш танец, Мэгги.

Испуганные глаза смотрели на него, но, когда Такер притянул ее к себе, девушка не протестовала. Под звуки нежного вальса молодые люди унеслись прочь, скользя по огромному танцевальному залу, где полом была трава прерий, потолком – усеянное звездами небо, а люстрой – круглолицая луна.


Значит, вот оно что, Такер и Мэгги.

Гарри, конечно, хотел бы знать, что случилось с Чармиан, но почему-то не жалел, что Такер не женился на ней. Он никогда не считал, что эта женщина – подходящая пара для лучшего друга. Чармиан всегда интересовалась только собой.

Гарри наблюдал за танцующей парой. Серые глаза Мэгги устремлены на Такера. Такер смотрит на Мэгги с мрачноватой напряженностью.

«Мэгги – именно она необходима Такеру», – подумал Гарри, улыбаясь. Мэгги понравилась ему с первого взгляда. Он сразу почувствовал в ней родственную душу, хотя еще не успел разобраться почему. Но Гарри понял, что лучшего друга ему не найти, и если бы не Такер, ему, возможно, захотелось бы от Мэгги большего, чем просто дружба.

Мэгги и Такер.

Гарри снова расплылся в улыбке. Сегодня он не так остро ощущает одиночество.

Музыка резко оборвалась. Пока они танцевали, Мэгги не обращала внимания на окружающих. Даже сейчас ей казалось, что они одни в мире.

– Ты можешь верить мне, Мэгги, – прошептал Такер, едва прикасаясь губами к ее уху. – Я твой друг. Помни это.

И, немного помолчав, позволив этим словам дойти до сознания девушки, повернулся и отошел, снова оставив ее в смятении, не знающей, что думать и как поступить.

ДНЕВНИК МОРИН

1 июля


Господь видит все и жалеет нас.

Сегодня один из тех, кого я любила, вернулся. Гарри Джессап с плантации «Гроув», служивший в форте Лареми, теперь решил отправиться на Запад с нашим караваном. И не только одна я радуюсь его возвращению, хотя вижу его печаль, разделяю боль. Старые глаза на таком молодом лице. Слишком многое пришлось ему пережить. Я потеряла мужа и сына. В его семье все живы, но он потерял семью. Может, я смогу заполнить хотя бы малую часть этой пустоты.

И для Такера лучше, что Гарри с нами. Они столько лет были неразлучны! Только войне удалось разрушить их дружбу. Может, мы вновь обретем покой и забудем былые обиды.

ГЛАВА 23

Мэгги беспокойно ворочалась под фургоном. Каждый раз, закрывая глаза, она видела Такера, кружившего ее в вальсе под звездами, ощущала его руку на талии, вспоминала, как ее маленькая ладошка исчезает в его большой и широкой, снова слышала шепот: «Ты можешь верить мне, Мэгги»…

– Будь ты проклят, Такер Брениген, – тихо пробормотала девушка, откидывая одеяла. Так ей никогда не уснуть!

Она выползла из-под фургона и взглянула на небо. Луна завершила путь, и на востоке звезды уже начали бледнеть. Скоро часовые начнут всех будить.

Вздрагивая от утренней прохлады, Мэгги, завернувшись в одеяло, зашагала к реке. Подойдя к фургону Джибсонов, она услышала сдержанные голоса: по-видимому, муж и жена боялись разбудить соседей, но в пылу ссоры забыли об осторожности.

– Не поеду! Мне все равно, купил ты фургон или нет! Ни шагу дальше не сделаю!

– Роуз, пойми, дома нас никто не ждет. Ни денег, ни работы. В Орегоне мы сможем завести свою ферму. Я мечтал об этом. Подумай хоть немного, будь рассудительной.

– Рассудительной! – пронзительно засмеялась Роуз. – Погляди лучше на себя! Потащил меня в эту забытую Богом страну! Я могла погибнуть, если бы случайно осталась в фургоне!

– Но ты там не была! Всем велели выйти! В голосе Дуга звучала безнадежность.

– Мы прошли уже полпути.

– Ты отвезешь меня назад, слышишь? Завтра же!

Плач возобновился с новой силой.

Мэгги покачала головой. Бедный Дуг!

Она поспешила бесшумно отойти и остановилась, глядя на очертания форта. Он не был окружен частоколом, как большинство гарнизонных постов. Здания – офицерские квартиры, казармы, пекарня, почта с лавкой, караульное помещение, госпиталь – располагались прямоугольником вокруг большой площади для парадов, и теперь их легко было разглядеть в сером свете утра.

– Ни шагу дальше, – раздался чей-то голос. Мэгги замерла, услышав шаги.

– Повернитесь, как можно медленнее.

Мэгги поплотнее завернулась в одеяло и сделала как было приказано.

Человек сунул револьвер в кобуру:

– Мисс Харрис? Что вы здесь делаете одна? Узнав стоявшего перед ней мужчину, Мэгги облегченно вздохнула:

– Мистер Джессап, вы меня до смерти перепугали!

– Прекрасно. Может, хоть это научит вас не бродить в темноте. Неужели у вас нет ни капли здравого смысла?

– Не вы один так считаете, – пробормотала она, думая, что он говорит совсем как Такер.

Гарри рассмеялся:

– Пойдемте, я провожу вас.

Мэгги хотела возразить, но передумала. Как ни грустно признать, Гарри прав. Дэвид установил строгие правила и ясно дал понять, что женщины не должны ходить одни после наступления ночи. В прериях опасность исходила от индейцев, ближе к форту – от солдат, месяцами не видевших женщин.

Гарри решительно повел ее к лагерю. Он старался шагать так же медленно, как девушка.

– Что заставило вас отправиться в Орегон, мисс Харрис? – поинтересовался он.

– Мой отец, – ответила Мэгги коротко, надеясь избежать дальнейших расспросов.

– Ваш отец? Но я думал, вы путешествуете с Бренигенами.

Мэгги наконец поняла, почему голос Гарри показался ей таким знакомым: дело в его южном выговоре. Совсем как у Такера. Голос джентльмена-южанина. Не столь низкий, как у Такера, однако того же тембра.

– Боюсь, я чего-то недопонимаю, мисс Харрис.

– Мой отец умер, мистер Джессап, и я еду в Орегон, чтобы уладить дела с наследством. Там живет его поверенный.

– Но неужели нельзя было все решить на месте?

– Нет.

– Где ваш дом, мисс Харрис?

Ей следовало доверять собственной интуиции и не распускать язык. Он задает слишком много вопросов, вызывает к жизни слишком много неприятных воспоминаний.

– Был в Филадельфии, но теперь там ничего не осталось. Рейчел и я решили остаться в Портленде, пока все не выясним.

– Вы давно знаете Бренигенов?

«Достаточно давно, чтобы Такер уверился, будто может управлять моей жизнью», – тут же подумала она и проговорила:

– Нет, познакомились в Индепенденсе. Мы с сестрой путешествовали одни, но денег на фургон не было. Как только доберемся до Орегона, я намереваюсь отплатить им за доброту.

– Сомневаюсь, что Такер возьмет деньги.

– Не нуждаюсь в благотворительности мистера Бренигена. Он возьмет деньги, хочет того или нет.

Как раз в ту минуту, когда они добрались до фургона Бренигенов, раздался выстрел, возвещающий о начале дня.

Мэгги уже открыла рот, чтобы поблагодарить Гарри, как вдруг из палатки появился Такер и уставился на парочку. Мэгги понимала, как это должно выглядеть со стороны, она взлохмаченная, придерживает на груди одеяло, а рядом стоит Гарри.

Воздух, казалось, потрескивал от напряжения.

– Постарайтесь отныне не уходить так далеко, – выговорил наконец Джессап и отошел.

Мэгги почти не слышала звуков просыпающегося лагеря: мешала ударившая в голову горячая кровь. Щеки ее пылали от стыда. Такер продолжал молча смотреть на нее, пока девушка не скрылась в фургоне.

Справившись со всеми утренними обязанностями, Такер незамедлительно направился к фургону Дэвида, пытаясь сдерживать ярость, вспоминая, что он испытал, когда увидел Гарри, стоявшего рядом с Мэгги. Какое ему дело до всего этого? В конце концов, у него нет прав на девушку.

Такер снова и снова повторял себе, что в его жизни нет для нее места и у него достаточно своих бед, не стоит обременять себя чужими.

Но все было напрасно. Слишком поздно. Он любил Мэгги. И не представлял себе будущего без нее.

Дэвид о чем-то увлеченно беседовал с незнакомым мужчиной, но, завидев Такера, махнул рукой, прося подойти:

– Это Уолт Уизерспун, Так. Он хочет присоединиться к нам.

Такер оглядел Уолта. Приземистый, жилистый, лет сорока, с черными усиками и в очках в проволочной оправе.

– Мистеру Уизерспуну пришлось остаться в форте прошлым летом, когда его отец заболел. Когда он умер, было слишком поздно искать другой караван, так что пришлось зимовать здесь.

– Моя миссис и я ждали каравана в Орегон и отправились бы сами, весной, да только я слышал, инджуны начали беспокоиться, и подумал, что лучше путешествовать в компании.

Почему-то Уолт Уизерспун избегал взгляда Такера, и, может, поэтому Такер сразу почувствовал неприязнь к нему. Но это, конечно, не причина, чтобы отказывать человеку в защите.

Глядя на Дэвида, Такер едва заметно пожал плечами и кивнул. Дэвид, откашлявшись, решил:

– Можете присоединиться к нам, мистер Уизерспун. Но придется по очереди ухаживать за скотом, охранять стадо и помогать попавшим в беду. Ваша жена должна будет править, когда вы на охоте или заняты чем-нибудь. Сможет она делать это?

– Она сделает все, что я прикажу ей, – сухо заверил Уолт.

– Прекрасно. Можете занять место в хвосте каравана. Через полчаса выезжаем.

Уолт натянул шляпу на редеющие черные волосы:

– Я буду готов.

Дэвид и Такер стояли молча, глядя вслед коротышке.

– Не очень-то мне по душе этот мистер Уизерспун, – тихо заметил Дэвид. – Хотя не могу понять почему.

Такер молча согласился, но вспомнил, что пришел по другому делу.

– Джессап тут? – спросил он.

– Нет, уже уехал. Я послал его проверить колодцы. Отсюда и до Суитуотер-Ривер полно плохой воды. Во многих ручьях она горькая, в некоторых даже ядовитая. Я должен знать, где нам останавливаться на ночлег, иначе лишимся всего скота.

И, окинув Такера проницательным взглядом, добавил:

– У тебя к нему что-то важное?

– Нет, ничего особенного.

– Твоя мать сказала, что вы старые друзья. Должно быть, удивительно встретиться вот так, в этой глуши.

– Удивительно, – повторил Такер, глядя на запад.

За конем Гарри стелился хвост пыли, и всадника почти не было видно. Значит, разговор откладывается. Но они определенно должны поговорить.

Как только караван тронулся в путь, Дуг Джибсон отъехал в сторону и молча смотрел, как мимо проходят один за другим остальные фургоны. Для него мечта о будущем в Орегоне умерла. Только Мэгги помахала рукой на прощание, и хотя никогда не разговаривала с Дугом, сейчас почему-то слезы подступили к глазам.

Морин, сидевшая рядом на козлах, печально покачала головой:

– Роуз делает ошибку. Отбирая у человека мечту, убиваешь какую-то часть его души.

Мэгги, немного подумав, согласно кивнула.

Караван шел наверх к Роки-Маунтинз. Земля была сухой, почти без растительности, бесплодной и голой с редкими островками полыни и чертополоха. Впереди, на горизонте, возвышались величественные вершины, склоны которых покрывала зеленая трава. Они казались обманчиво-близкими, но добраться туда было нелегко. Дорога постепенно поднималась в гору, испытывая терпение людей, изматывая животных. Постоянно раздавались крики, щелканье кнутов, и вещи, казавшиеся такими необходимыми в Индепенденсе, становились с каждой милей все менее ценными. Вскоре обочина была усеяна предметами обихода и мебелью. Первой туда полетела наковальня Фалкерсонов, за ней последовали пианино Маккаллоу и железная плита с противнями, предмет гордости Дороти Эдамс.

Сердце Мэгги сжималось от горечи, и к тому времени, как они разбили лагерь, настроение у нее было хуже некуда.


Такер отыскал Гарри почти рядом с кругом, образованным фургонами. Тот растирал усталую лошадь. Такер видел, что бывший друг чувствует его присутствие, но ничем этого не показывает, и поэтому, вынув сигару, закурил, поставив ногу на подножку ближайшего фургона.

Гарри выпрямился, шлепнул по крупу гнедую кобылу и повернулся к Такеру. Тот молча протянул сигару. Гарри, ни слова не говоря, взял ее и зажег спичку. Оба спокойно курили. Первым заговорил Гарри.

– Пришел предупредить, чтобы я держался подальше от Мэгги?

– Что-то в этом роде.

– А как насчет Чармиан?

– Вышла за кузена, Денниса Пинкхема. Гарри задумчиво кивнул, не сводя глаз с безоблачного неба.

– Пинкхемы всегда верили в браки между родственниками.

– Тут ты прав.

– Чармиан все равно тебе не подходила. Такер не ответил, хотя неожиданно сообразил, что Гарри, вероятно, не так уж далек от истины.

– Ничего не знаю насчет Мэгги Харрис, но она будет тебе хорошей женой. Что-то в ней такое… возможно, глаза. Или это ее упрямство…

Такер удивленно уставился на Гарри. Он ожидал возражений, споров, только не подобных заявлений. Кроме того, он был немного уязвлен тем, что Гарри успел распознать упрямство и решительность Мэгги.

Гарри повернулся к нему. Глаза мужчин встретились.

– Я намереваюсь стать ее другом, – твердо заявил он, не спрашивая разрешения, просто констатируя факт. – И твоим тоже, если позволишь.

Такер почувствовал, как в душе что-то встрепенулось.

– Никто из нас не виновен в том, что сражался за свои идеалы. Так. Вина ляжет на нас, если позволим войне продолжаться после сдачи генерала Ли.

Гарри протянул руку, и Такер, впервые почувствовав, что не все потеряно на этой войне, пожал жесткую ладонь.

ДНЕВНИК МОРИН

2 июля


Этим утром мы покинули форт Лареми. У меня ужасное предчувствие, что это последний оплот цивилизации и я проведу остаток жизни, сидя в тесном фургоне, покрытая пылью и истекая потом под палящим солнцем. Вперед, вперед и вперед.

А до конца пути еще так далеко…

ГЛАВА 24

Уолт Уизерспун с гневным видом встал перед Дэвидом:

– Не может же моя семья вечно ехать в самом хвосте! Дети уже задыхаются от пыли и вот-вот заболеют!

– Мистер Уизерспун, когда придет ваша очередь, передвинетесь в голову. Вы с нами всего один день. А сейчас в путь. Вы нас задерживаете.

– Вижу, людям в этом караване и слова сказать нельзя, – проворчал Уолт и отвернулся.

Дэвид почувствовал нарастающее раздражение. Уизерспун не знает, как ему повезло, что он не вышвырнул его из каравана на этом же месте и немедленно. Пытается указывать Дэвиду что делать! Вряд ли их отношения станут от этого лучше!

Дэвид вскочил в седло и повернул коня на запад. То и дело касаясь полей шляпы в знак приветствия, он медленно проезжал по краю лагеря и, наконец, по обыкновению, остановился около фургона Бренигенов.

– Доброе утро, Морин.

Ее ослепительная улыбка, словно восходящее солнце, осветила все вокруг.

– Доброе утро, Дэвид.

– Даст Бог, будут и другие, не только это.

– Надеюсь, вы правы.

Черт побери, он бы все на свете отдал за то, чтобы спрыгнуть на землю и поцеловать ее. Ни одной женщине не следует выглядеть такой красавицей, если при этом нет мужчины, который мог бы поцеловать ее, чтобы день начался как надо.

– Ну что ж, пожалуй, пойду присмотрю, чтобы все шло как следует.

Морин снова улыбнулась, и Дэвид отъехал, чувствуя себя так, словно только сейчас получил от нее драгоценный подарок.


Мэгги отошла от фургона на несколько шагов. Сегодня Такер настоял на том, что будет править сам, поскольку Мэгги давно нуждалась в отдыхе… если только можно было назвать прогулку в пятнадцать миль отдыхом.

Она снова провела бессонную ночь, беспокойно ворочаясь в постели, не переставая думать о Такере и вспоминая его слова: «Ты можешь верить мне»!

Остановившись на пригорке, Мэгги взглянула вниз, на цепочку фургонов. Она старалась припомнить каждый момент, начиная с того дня, когда встретила Такера. Причинил ли ей Такер когда-нибудь зло или обидел чем-нибудь?

Мэгги вспомнила ужас той ночи, когда разразилась гроза, и он так нежно обнимал и утешал ее, вспомнила поцелуи и танцы под звездами…

Но вспомнила и то, как высокомерно он объявил, что она не смеет купаться в ручье, если его не будет поблизости. А она ведь не выносит, когда ей приказывают. Но в тот раз он был прав. Не будь его поблизости, кто знает, что пришло бы в голову этим дикарям?

Мэгги вздрогнула при одной этой мысли и, повернувшись, снова зашагала вперед.

Если быть справедливой, нужно признать, что именно Такер защитил ее и Рейчел и выгнал Сета, когда тот пришел за ними. Но почему он сделал это? Только для того, чтобы свести счеты с Сетом, как сказал дядя? С каждым днем она все меньше верила словам Сета, возможно потому, что слушала рассказы Морин о детстве Такера и его стремлении защищать закон и справедливость. А может, потому, что Мэгги знала, как упорно боролся Такер, чтобы сохранить дом и семью. И когда все было потеряно, лишь его несгибаемая воля и решимость помогли им начать жизнь заново.

И Мэгги снова остановилась и снова взглянула на фургон. Знакомая серая шляпа низко надвинута на лоб, так что лица Такера почти не видно. Темная сорочка мокра от пота. На брюках густой слой пыли. Руки потемнели от загара. Большие, сильные руки, умело ведущие упряжку мулов…

Гарри Джессап, проехав вдоль цепочки, остановил гнедую у фургона Бренигенов и обменялся с Такером несколькими словами. Мэгги увидела, как Гарри улыбнулся и, коснувшись полей шляпы, отъехал в конец каравана.

Гарри – хороший человек. Обращается с ней уважительно и как с равной. Почему же она не думает о его улыбке, о том, как он ходит, сидит на лошади, о губах, которые могут когда-то прижаться к ее губам…

Ты просто с ума сходишь, Мэгги Харрис!

Она поддала ногой камешек и поморщилась, ощутив, как большой палец пронзила боль.

Когда-то она думала, что влюбилась в Такера, но, конечно, сумела с тех пор убедить себя, что это не так. Она не любит его! И никогда не собирается влюбляться ни в одного мужчину! Особенно, если это означает, что он станет ее хозяином!

«Все это волшебные сказки для дураков», – напомнила она себе.

Но что, если никаких денег не осталось? Может, жизнь с Такером…

Нет, она предпочтет скорее быть бедной и несчастной. И вообще, Мэгги прекрасно умеет шить. Даже Морин сказала, что ничего лучшего не видела. Если придется, Мэгги откроет в Портленде модную лавку и будет содержать себя и Рейчел.

Но, может быть, Сет лгал о том, что Хакеру нужна лишь фабрика? И насчет денег тоже врал. А что, если деньги из фонда не истрачены?

Ну, конечно, все это ложь. Сет в жизни не сказал ни слова правды. Отец наверняка подумал о том, как обеспечить дочерей, и, по правде говоря, сделал это так хорошо, что Сет до сих пор не сумел украсть деньги. Именно поэтому и бросился догонять сестер.

Не будь только она так молода, когда умерли родители… И сообрази повидаться с банкиром много лет назад… Если бы хоть кто-то вздумал оспорить права Сета… И Маркус Сэндерсон остался бы в Орегоне… Если бы только у нее хватило ума найти поверенного… Если бы…

Но ведь Такер адвокат. Он может быть ее поверенным.

Мэгги повернула голову, чтобы снова взглянуть на Такера, и опять на память пришли его слова:

«Ты можешь верить мне, Мэгги».

Может ли она доверять ему?

Господи, помоги ей. Она так одинока и совсем сбита с толку.


Такер вернулся к фургону, накормив и напоив мулов, Блу Боя и лошадь Мэгги. Женщины готовили ужин. Платье Мэгги, мокрое от пота, липло к спине, обрисовывая изгибы фигуры, высокие округлые груди и тоненькую талию. Она собрала непокорные пряди в пучок и сколола узлом на затылке.

Длинные влажные локоны курчавились на шее, и Такер ощутил непреодолимое желание приподнять и поцеловать нежную ямочку.

– Хорошие новости! – громко объявил он, появляясь в круге и вынуждая себя думать о другом. – Гарри говорит, что около реки есть горячие источники. Прекрасное место для купания, если леди захотят, конечно.

Морин и Мэгги поглядели на него, будто Такер только сейчас предложил им манну небесную. Но прежде чем они успели сказать хоть слово, он поднял руки:

– После ужина. Я сам отведу вас туда и встану на страже, чтобы никто не побеспокоил.

Такеру показалось, что на этот раз ужин был приготовлен и съеден в рекордное время. Еще до того, как спустились сумерки, он и Гарри уже показывали дорогу к горячим источникам.

Такер прислонился к речному валуну, а Гарри уселся на пень. Некоторое время оба молчали, прислушиваясь к приглушенным звукам женских и детских i олосов.

Гарри что-то лениво рисовал в пыли веточкой и, не поднимая глаз, сказал:

– Нил рассказал о Грейди. Должно быть, твоей матери трудно пришлось.

– Очень.

Такер представил младшего брата… Морин сказала, что Грейди стал совсем мужчиной, но он помнил только пятнадцатилетнего мальчика, которого оставил дома.

– Помнишь, как мы застали его и Кэрол Энн? Они целовались за летним домиком в «Гроув». Он так и не простил нас за то, что мы высмеяли его перед друзьями.

Такер грустно улыбнулся.

– Кэрол Энн отюдь не была наивным ангелом, да и красавицей ее не назовешь.

– Нет, но она уж точно может научить парнишку некоторым житейским мудростям.

– Гарри! Неужели и тебя тоже? Гарри, рассмеявшись, пожал плечами.

Такер несколько мгновений смотрел на него и наконец сказал:

– Много у нас было хорошего в прошлом, правда?

– Да, Так. Точно.

Снова воцарилось молчание, на этот раз дружеское, ничем не омраченное.

– Почему ты не остался в Джорджии? – мягко спросил Гарри. – Атланта вновь строится. Для таких людей, как ты, наверняка будет много работы.

– Мы бы остались, если бы не отец…

Такер судорожно вздохнул, не уверенный даже в том, что произнес эти слова вслух.

– Отец покончил с собой, Гарри. Он делал все, чтобы достать деньги на уплату налогов, но, когда ничего не вышло, повесился.

Гарри с болью смотрел на друга.

– После этого мне показалось, что нет причин оставаться и нужно ехать. Киген прислал письмо, в котором пишет, что Айдахо для нас – идеальное место, и я подумал, что он прав. Поэтому мы решили сыграть ва-банк и отправиться в Орегон.

– Мне очень жаль, Так, правда жаль. Он… Он был мне как второй отец.

Такер кивнул и решил поскорее сменить тему:

– Надеюсь только, что Киген получил письмо о нашем приезде. Он живет в шахтерском городке Айдахо-Сити. Я просил его попытаться найти для нас жилье, где мы могли бы остановиться, пока я не начну практиковать в Бойсе. Что-нибудь подешевле. На отель или меблированные комнаты денег вряд ли хватит.

– Ты все равно будешь задыхаться в городе, – сказал Гарри. – Тебе нужно побольше места, простор, сад и огород, где можно было бы покопаться вволю. Ты плантатор, Так. Это у тебя в крови.

– Не думаю, чтобы в Айдахо выращивали хлопок, – сухо усмехнулся Такер.

– Нет, зато выращивают много чего другого. Ты должен хорошенько подумать насчет приобретения усадьбы и покупки земли.

– А ты, Гарри? Что собираешься делать?

– Еще не решил. Но если Кигену так нравится в Айдахо, может, и для меня там найдется место.

Гарри поднялся с пенька и, потянувшись, объявил:

– Ладно, пойду-ка лучше спрошу у Дэвида, что нужно сделать завтра. Пока, Так.

– Доброй ночи, Гарри.

Еще долго после ухода друга Такер вспоминал прошлое и то счастливое время, когда у мальчишек не было ни бед, ни забот. Но смех и плеск воды вернули его в настоящее.

Смех Мэгги – вот что привлекло внимание молодого человека, он напоминал крохотные серебряные колокольчики, звенящие на ветру.

Как получилось, что она стала для него самым главным человеком? Мэгги как будто сопротивлялась этому, постоянно ссорясь с ним, и все же, думая о новой жизни в Бойсе, Такер неизменно представлял, как каждый вечер возвращается домой к Мэгги.

Она так непохожа ни на одну из тех женщин и девушек, которых он знал – ни капли кокетства, желания понравиться, слишком невинна и наивна. Просто Мэгги. Всего лишь Мэгги.

– Такер?

Он слышал, как она подошла. Мэгги переоделась в чистое платье и держала узел с выстиранными вещами. Мокрые волосы липли к спине, оставляя на блузке влажные пятна. Теперь они выглядели темно-каштановыми, а не как обычно, золотисто-медовыми.

Девушка подошла ближе и неожиданно коснулась его руки. Серые глаза глядели с непонятным выражением.

– Спасибо за то, что привел нас сюда, – тихо сказала она.

– Очень рад.

В этот момент появились Фиона и Рейчел в сопровождении Морин. Мэгги отвернулась от него и поспешила к фургону.

В последующие дни встречи их были редки, а попытки завести беседу – осторожными, словно оба боялись нарушить хрупкое перемирие, установившееся между ними. Дни тянулись бесконечно, и каждая миля в гору давалась все труднее. Караван приближался к Роки-Маунтинз.

Такер все больше времени проводил по вечерам у семейного костра, а вскоре и Гарри присоединился к Бренигенам. Женщины обычно были заняты шитьем или готовкой, мужчины использовали короткие часы привала, чтобы смазать колеса, починить упряжь и парусину. Отдыхать было некогда.

Мэгги поразилась, поняв в один прекрасный день, что знает по имени каждого переселенца. Никто не расспрашивал ее о прошлом. Если она открыто и дружелюбно относилась к людям, ей платили тем же. Приятно ей было почувствовать, что Рейчел по-прежнему с ней. Ведь Мэгги так переживала, что особая связь между ней и сестрой утеряна, что Рейчел покинула ее ради Такера и Фионы. Теперь же, при виде Такера и Рейчел, вместо горечи и ревности она чувствовала тепло и нежность, словно счастье становилось реальной возможностью, а не просто пустыми мечтами.

ДНЕВНИК МОРИН

4 июля


Какой счастливый день! Как пышно отпраздновали мы ЧЕТВЕРТОЕ ИЮЛЯ! И хотя некоторым по-прежнему нелегко участвовать в торжествах в честь рождения Союза, все согласились, что лучше уйти вперед, чем оглядываться назад.

Женщины приготовили настоящий банкет из имевшихся припасов и той дичи, которую принесли охотники. Из топчанов сделали длинные столы, мистер Фостер произнес прекрасную речь, а мистер Эдамс прочитал Декларацию Независимости. Потом все собрались за столами, украшенными полевыми цветами и бессмертниками.

Дамы постарались показать кулинарное искусство: жареные кролики, жаркое из куропатки, пироги из мяса антилопы. Были еще вареный ирландский картофель из Иллинойса и восхитительные пикули миссис Эдамс. А Фалкерсоны приготовили лучшие печеные бобы, которые я когда-либо пробовала. Мэгги испекла два пирога с сушеными яблоками; женщины принесли фруктовые пироги с желе, два персиковых и крем, сбитый старой миссис Конноли. И все это мы запивали чаем, кофе, шоколадом и холодной водой с гор. Никто в этот день не остался голодным! А под конец все трижды прокричали ура в честь дам, приготовивших ужин. Я никогда не забуду это Четвертое июля!

ГЛАВА 25

Караван достиг Индепенденс-Рок – скалы Независимости – 8 июля, и переселенцы раскинули лагерь у берегов Суитуотер-Ривер. Пока Такер, Нил и девочки карабкались наверх, чтобы выцарапать имена Бренигенов и Харрисов, Морин сделала на ужин фрикасе из куропатки и кролика с густым острым соусом. Мэгги, истратив несколько драгоценных яиц, купленнных в форте Лареми, испекла кекс. Прибытие к Индепенденс-Рок нужно было отпраздновать.

Дэвид появился в лагере еще до того, как вернулись Такер и дети. Морин сразу же заметила, как печальны его глаза.

– Что стряслось, Дэвид? Что произошло?

– Старая миссис Конноли. Вряд ли дотянет до утра.

Тяжело вздохнув, Дэвид сел у костра.

– Поверьте, когда ведешь людей в Орегон, знаешь, что многие не увидят конца пути, но от этого легче не становится. До сих пор нам везло, потеряли только Маршалла Бейкера и его сынишку.

Он растерянно провел рукой по взлохмаченным седеющим волосам:

– Старые и молодые. И это хуже всего.

Морин отложила большую ложку, которой помешивала соус, и села рядом, положив ладонь на огромную руку.

– Миссис Конноли с самого начала была нездорова.

– Знаю. И предупреждал ее мужа, что она может не вынести путешествия. Он сам не очень-то силен, но оба твердо решили последовать за детьми и внуками.

– Пойду спрошу, не нужно ли чем помочь, – покачала головой Морин и уже хотела подняться, но Дэвид потянул ее обратно.

– У них и без того народу хватает. Не возражаете, если мы немного посидим вместе?

Морин покачала головой и, улыбнувшись, дотянулась свободной рукой до его лица, откинула со лба непослушные пряди. Дэвид выглядел таким усталым! Он работал больше остальных и отвечал за всех обитателей каравана. Их беды становились его бедами.

– Вы и Куп поужинаете с нами, хорошо? – мягко попросила она. – Мэгги испекла кекс.

Дэвид втянул ноздрями воздух и улыбнулся:

– Я был бы последним дураком, если бы не принял приглашение.

– Вот и хорошо.

И не успел Дэвид встать, она поцеловала его в щеку, удивив этим неожиданным поступком себя не меньше, чем Фостера. Чувствуя, как кровь прилила к щекам, Морин повернулась и поспешила к костру.

– Мы вернемся к ужину, Морин, – услышала она слова Дэвида и кивнула, не в силах заставить себя взглянуть ему в глаза.

Как она могла вести себя подобным образом! За все это время Дэвид ни разу не попытался поцеловать ее, хотя множество раз Морин была уверена, что он вот-вот сделает это. И она сама не понимала, как все вышло. Случилось, вот и все.

Морин прислушалась и оглянулась. Громко насвистывая, Дэвид удалялся, и в его походке было что-то новое, энергичное; это была походка молодого человека.


На полпути к подножью скалы Фиона неожиданно уселась:

– Такер, я устала.

– Ну же, малышка, спускаться легче, чем ползти наверх.

– Не могу, – покачала головой девочка. Нил, успевший уйти вперед, остановился и обернулся:

– Не будь такой нюней, Фиона.

– Прекрати, – предостерег брата Такер и взял Фиону за руку:

– Давай помогу.

Девочка подняла на него помутневшие глаза. Ладошка оказалась горячей. Такер, нахмурившись, положил другую руку на лоб сестры. Кожу обожгло сухим жаром.

– Нил, беги вперед. Скажи маме, что Фиона заболела, пусть приготовит постель. Скорее.

– Она поправится? – встревоженно спросила Рейчел, нахмурив милое личико.

– Конечно, – постарался заверить Такер, невольно ускоряя шаг.

Морин была очень обеспокоена и кинулась к ним навстречу.

– Что случилось, Такер? – охнула она, протягивая руки, чтобы взять Фиону.

– У нее жар. Возможно, ничего страшного. Слишком много впечатлений или перегрелась на солнце, когда мы взбирались наверх.

Морин забралась в фургон и приложила руку ко лбу дочери:

– Как ты, милая?

– Устала, – пробормотала девочка. – И глаза болят.

– Такер, попроси Мэгги принести воды и тряпку.

Он кивнул и снова посмотрел на сестру, казавшуюся такой маленькой и беспомощной. Сердце Такера сжалось от страха.

Оказалось, что Мэгги уже набрала холодной воды из реки. Глаза их встретились. Мэгги тревожно кусала губы.

– Она поправится, – снова сказал Такер, не понимая, кого убеждает, ее или себя.

Мэгги нежно улыбнулась:

– Конечно, поправится.

И, подхватив ведро, исчезла в фургоне.

Печальная новость быстро разнеслась по лагерю. Миссис Конноли. И теперь Фиона Брениген. Люди собирались кучками, перешептываясь между собой. А что, если это заразная болезнь? И следующими окажутся их дети или родственники? И, может, даже они сами?

– Что у нее? – сварливо осведомился Уолт.

Уизерспун, приближаясь к фургону Бренигенов в сопровождении нескольких переселенцев.

– Еще не знаем, – ответил Дэвид, – но пока нет причин волноваться. Вероятнее всего, у девочки обычная простуда.

Уолт поспешно оглянулся на собравшихся:

– Ну, а нам желательно не рисковать. Послышались одобрительные реплики.

– Мы считаем, что с больной они должны покинуть караван.

– Минуту, как это…

– Уж я-то вижу, как обстоит дело между вами и вдовой, – перебил Уолт, явно входя в роль. – Но это еще не причина подвергать нас всех опасности. У многих здесь малыши, и, прежде всего стоит побеспокоиться о них. Думаете, я позволю, чтобы они перезаразились и умерли, только потому, что вдова Брениген строит вам глазки?

Лицо Дэвида потемнело, однако голос оставался спокойным и тихим:

– Не таким, как вы, указывать мне, что правильно и что неправильно. И что лучше для людей в этом караване. Я обязался благополучно доставить их в Орегон, всех до одного. Не только тех, кто ноет и жалуется, вроде вас, Уизерспун. Если посчитаю нужным оставить Бренигенов, так и сделаю.

– Но что, если это холера? – спросил кто-то.

Такер снова почувствовал, как все у него внутри сжимается от страха.

– Я видел больных холерой, – уже громче, так, чтобы слышал весь лагерь, ответил Дэвид. – И у девочки ее нет. А теперь возвращайтесь в фургоны и ужинайте. Если что-то случится, мы дадим вам знать.

Ропот немного усилился, но люди все же разошлись.

– Мне это не нравится, – заметил Дэвид, поворачиваясь к Такеру. – Вдруг они начнут ссориться, тогда нам туго придется. Если к утру Фионе не станет лучше, придется попросить тебя переместиться в хвост каравана.

– Лучше бы сделать это сейчас, Дэвид. Мужчины повернулись на голос Морин. Она стояла у фургона, судорожно вцепившись в парусину. Лицо побледнело и осунулось.

– Это не простуда, вряд ли… думаю, корь или скарлатина.

К утру свалилась Рейчел. На следующий день Эдамсы уступили свое место в цепочке и присоединились к Бренигенам.

Бет Энн, самая младшая из детей Дороти и Джейка, начала первая жаловаться на боль в горле и жар. Следующей больной оказалась Луиза, потом слегла сама Дороти.

Такер правил мулами, пока Морин и Мэгги ухаживали за девочками. Когда заболела Дороти, Морин перешла в фургон Эдамсов.

Мэгги откинула со лба влажные волосы. Сегодня в фургоне особенно душно! Хорошо бы завернуть края парусины, но свет слишком ярок для ослабленных глаз больных.

Девушка потянулась, пытаясь избавиться от постоянной ноющей боли в спине. Платье, мокрое от пота, натирало под мышками. Скорее бы наступил вечер и подул прохладный ветерок! Правда, он принесет ночной холод…

Она внимательно посмотрела на девочек. И Фиона, и Рейчел кашляли сегодня утром, и жар все еще держался. Маленькие личики покрыты фиолетово-красной сыпью.

Перед этим она обтерла их водой, попыталась уговорить выпить немного бульона, но у них не было аппетита. Зато теперь они заснули.

Занавеска откинулась, и из-за нее показалась голова Такера.

– Почему бы тебе не посидеть со мной, Мэгги? – прошептал он.

Девушка внимательно присмотрелась к Фионе и Рейчел и кивнула. Ноги отказывались держать ее, но Мэгги все-таки умудрилась добраться до передка фургона, и Такер помог ей сесть на козлы. Девушка не могла сдержать глубокого вздоха.

– Тебе неплохо бы отдохнуть. Почему бы нам не остановиться, тогда ты могла бы немного прилечь и поспать.

– Мы и так отстали от каравана, – покачала головой Мэгги. – Дотерплю до вечера.

Она оглянулась, и Джейк помахал ей рукой, давая знать, что все в порядке. Мэгги выпрямилась:

– Больше всего я беспокоюсь за твою маму.

– Это не первый случай кори в нашем семействе. Нас ведь у нее шестеро.

– Да, но тогда у* нее были слуги. Не следовало мне отпускать ее к Эдамсам. Она должна быть с Фионой. Завтра сама пойду к ним.

– Ну а пока перестань тревожиться. Сейчас увидишь, что я придумал.

Он обнял девушку за плечи и нежно притянул к себе:

– Закрой глаза и попытайся заснуть. Я буду прислушиваться, чтобы не пропустить, если девочки о чем-то попросят.

Мэгги уставилась на него. Выражение темных глаз заставило ее сердце встрепенуться. Странное, но приятное чувство. Он такой спокойный и сильный. Надежный. И почему-то хотелось сделать так, как он велит.

Мэгги улыбнулась, закрыла глаза и уснула.

ДНЕВНИК МОРИН

11 июля


Фиона и Рейчел заболели корью. Мы путешествуем в хвосте каравана в надежде предотвратить эпидемию. Эта болезнь меня не пугала бы, поскольку приходилось выхаживать старших детей, но трудности пути усугубляют положение. Я молюсь за скорейшее выздоровление не только девочек, но и Эдамсов, которые тоже больны.

Мы стоим лагерем в долине Суитуотер-Маунтинз. Трава здесь густая и зеленая, животным раздолье. Вода сладкая и холодная, и мы можем пить вволю. Покинув форт Лареми, мы встречали множество источников с горькой водой. Иногда мы даже давали мулам кофе, если они отказывались пить. Вкус кофе заглушает горечь… иногда.

ГЛАВА 26

Пройдя еще семьдесят семь миль, переселенцы достигли места, называемого Саут-Пасс, расположенного на высоте семи тысяч футов над уровнем моря. Именно здесь они отыскали глыбы льда, занесенные мусором, и откалывали огромные куски, набивая ими фляги для воды.

Лед был особенно необходим для метавшихся в жару больных. Фионе и Рейчел стало легче, и Луизе Эдамс тоже. Но несчастье все же произошло: Бет Энн умерла. Дороти Эдамс была настолько потрясена, что Морин боялась за ее рассудок. Зато старая миссис Конноли, удивляя всех, продолжала цепляться за жизнь. Никто из других семей не заболел, и взрослые облегченно вздыхали при мысли о том, что эпидемия миновала.

На такой высоте ночи были холодны, как суровой зимой. Мэгги потуже завернулась в одеяло и помешала варево в горшке. Последние ночи ее часто знобило, да так сильно, что зубы стучали. Дым костра казался сегодня особенно едким. Глаза все время слезились. И еще она устала. Ужасно устала. Если бы хоть одну ночь спокойного сна!

– Добрый вечер, Мэгги.

Девушка обернулась и увидела Гарри Джессапа.

– Здравствуйте, Гарри.

– Так здесь?

– По-моему, да: распрягает мулов вместе с мистером Эдамсом.

– А как девочки? – осведомился Гарри.

– Сегодня гораздо лучше. Гарри сделал шаг вперед:

– Вы выглядите усталой, Мэгги. Почему бы вам не посидеть спокойно и не позволить мне позаботиться об ужине?

– Да нет, спасибо, все в порядке, – покачала головой Мэгги.

Гарри взял ее за руку и, отобрав ложку, подтолкнул Мэгги к табуретке.

– Делайте, как я сказал. – И, посмотрев в сторону фургона Эдамсов, добавил:

– Как там миссис Брениген?

– Просто поражает меня, – призналась Мэгги. – Целыми днями ухаживает за миссис Эдамс, а ночью сидит с девочками.

Она на несколько секунд закрыла глаза, прислонилась к стенке фургона.

– Вам не следует здесь находиться, Гарри, это опасно.

– Я болел корью в детстве. Мы с Такером подхватили ее от Грейди и Шеннон. Корью можно заболеть всего однажды, Мэгги, вы ведь знаете.

– Нет, понятия не имею. Я вообще не разбираюсь в болезнях, это Морин все знает.

Гарри резко вскинул голову и, прищурившись, уставился на Мэгги:

– Так вы не болели корью?

Девушка покачала головой и вновь опустила ресницы.

– Нет. Мы с Рейчел почти не болели. Она заставила себя взглянуть на Гарри.

– Вам что-нибудь нужно? Надеюсь, ничего не случилось?

– Нет, – поспешно заверил он. – Просто хотел повидать Такера. Кстати, мы узнали, откуда заразилась Фиона. Младшая дочь Уизерспуна заболела корью еще в форте и не успела поправиться, когда он присоединился к каравану. Уолт скрыл это от нас.

– Мистер Уизерспун? Но…

– Да-да, именно тот, который хотел, чтобы вы переместились в хвост каравана. Мне кажется, Дэвид был готов убить его, когда все обнаружилось, и теперь велел ему убираться. Тот отправился в одиночку в форт Бриджер. И еще хорошо, что успел улизнуть, прежде чем узнал Такер. Скатертью дорожка!

– Вряд ли теперь имеет значение, каким образом заразились дети, – вздохнула Мэгги. – Главное, чтобы все поправились.

Гарри хотел было запротестовать, но лишь пожал плечами:

– Наверное, вы правы. Кстати, я кое-что принес для всех вас.

Мэгги вопросительно подняла брови.

– Подстрелил сегодня антилопу. Мэгги измученно улыбнулась:

– Свежее мясо. Может, у девочек появится хоть какой-то аппетит. Мы…

Озноб схватил ее с новой силой, вынудив остановиться на полуслове.

– Мэгги!

Гарри в мгновение ока очутился рядом и опустился на одно колено. Встревоженные голубые глаза уставились в широко раскрытые серые.

– Что с вами?

– Просто замерзла. Днем ужасно жарко, а по ночам холодно, как зимой.

– Возьмите.

Гарри сбросил куртку.

– Накиньте на плечи.

– Одеяла вполне достаточно, – возразила Мэгги. – Вам куртка самому нужна.

Девушка снова вздрогнула.

Гарри нерешительно коснулся ее лба:

– Господи, Мэгги! Вы вся горите!

Услышав шаги, оба обернулись. У костра появился Такер и посмотрел сначала на друга, потом на девушку. Гарри быстро вскочил:

– Так, Мэгги больна.

Такер двумя прыжками подскочил к Мэгги, положил на лоб прохладную руку.

– Немного простудилась, – слабым голосом возразила Мэгги.

Она не должна болеть. Слишком много людей зависят от нее. Нужно готовить ужин, не только для себя, но и для Эдамсов. У Морин и без того много дел, а мужчины целыми днями не выпускают поводьев из рук. Нет, болеть – просто преступление.

– Говорю же, со мной все в порядке.

Но Такер, казалось, не слышал. Он молча подхватил ее на руки, совсем как неделю назад Фиону, и понес к фургону.


Такер положил мокрую тряпку на лоб Мэгги, как раз в тот момент, когда фургон снова тряхнуло на очередной колдобине. Мэгги, не открывая глаз, застонала.

– Осторожно, Гарри, – ворчливо окликнул он, хорошо понимая, что тот ничего не может поделать с камнями и выбоинами, устилавшими дорогу.

Маленькая ручка потянула его за рукав. Такер оглянулся на Рейчел. Встревоженные голубые глаза девочки казались слишком большими на исхудавшем личике, но зловещая сыпь поблекла, и ребенок выглядел почти здоровым. Через день другой, возможно, никто не поверит, что она тяжело болела.

Такер осторожно коснулся щеки Рейчел.

– Она обязательно поправится, – заверил он. Обязательно поправится.

Как он хотел, чтобы мать оказалась рядом… но она по-прежнему не могла оставить Эдамсов. Хотя Луиза быстро поправлялась, заболело еще трое детей, а здоровье Дороти с каждым днем ухудшалось. И вовсе не корь убивала ее. Морин сказала сыну, что скорбь по погибшему ребенку, воспоминания об оставленной на обочине маленькой могилке лишают Дороти желания бороться за жизнь. Морин пыталась объяснить, что остальные семь дочерей нуждаются в матери, но Дороти, казалось, ничего не слышала и не хотела понимать.

Мэгги мучительно закашлялась, перевернулась на бок, пытаясь отдышаться, и вновь повернулась на спину. Корь затронула легкие, так сказала Морин, добавив, что это – самая опасная форма болезни. И теперь каждый раз, когда Мэгги кашляла, Такер все больше тревожился. Под глазами девушки темнели круги. Лилово-красная сыпь, появившаяся два дня назад, сначала залила лицо, потом распространилась на руки и ноги. Ее то бросало в жар, то знобило. Такер накрыл ее всеми имевшимися в фургоне одеялами, но она то и дело сбрасывала их. И все время бормотала что-то в бреду.

– Можно нам немного посидеть рядом с мистером Джессапом? – спросила Фиона.

Такер кивнул, не сводя глаз с Мэгги:

– Только не слишком утомляйтесь.

– Не станем.

Такер поднял одеяло, натянул на плечи Мэгги и позволил себе погладить ее по щеке.

– Поправляйся, Мэгги, – шепнул он. – Поправляйся, пожалуйста.

Каким чертовски беспомощным ощущал он себя! И как ненавидел это чувство! Даже в детстве он обычно не любил никому уступать первенство, поскольку с рождения был природным лидером. Остальные мальчики часто спрашивали у него совета и готовы были идти за ним в огонь и воду, соглашаясь на любые проделки, не боясь самого тяжелого наказания. Такер был младше большинства одноклассников, но учеба давалась ему легко, и даже в университете к его мнению прислушивались.

Когда началась война, его почти сразу произвели в офицеры, и Такер командовал людьми, иногда годившимися ему в отцы.

Он вел их в бой, видел, как они погибают; был рядом с мужчинами и женщинами, ставшими его друзьями, и наблюдал, как их жизни уносятся с потоками крови, ненавидя себя за то, что не в силах остановить эти багровые реки.

Беспомощность. Как он ее ненавидел!

Такер намочил тряпку в миске с водой, снова приложил к горевшему лбу Мэгги и, печально улыбнувшись, взглянул на нее. Он всегда будет беспомощен во всем, что касается Мэгги, это ясно. Как он не мог понять этого раньше. Но это не имеет значения. Он все равно ее любит. Да, любит. Нет смысла бороться с этим.

Он пытался сказать себе, что сумеет так же легко забыть ее, как забыл Чармиан, но чувства, которые он питал к Мэгги, оказались гораздо глубже, чем все испытанное им ранее. Борьба с этими чувствами не имела смысла.

Мэгги не была светской, элегантной, хорошо воспитанной девушкой, у нее не было модных платьев, она не сооружала часами прическу. Зато она никогда не жаловалась на трудности дороги, часами правила мулами, шила, готовила или помогала матери. Она зачастую бывала застенчивой или упрямой, как те самые мулы, которых подгоняла день за днем. Такер сомневался, что Мэгги умеет играть на пианино или на арфе, и уж, конечно, она в жизни не сидела в дамском седле.

Нет, Мэгги совсем не была похожа на девушек, с которыми Такер привык флиртовать на балах и вечеринках. Она была совсем не такая, какой он раньше представлял будущую жену, а упорная, мужественная и настойчивая. И он любил ее.

Мэгги внезапно подняла ресницы, но Такер сомневался, что она видит его. Прекрасные серые глаза были мутными и воспаленными.

– Почему у тебя борода? – хрипло пробормотала она.

– Что?

Вопрос был настолько неожиданным, что Такер невольно рассмеялся.

– Трудно ответить. Не знаю, Мэгги, почему ты спрашиваешь?

– Просто интересно, как ты выглядишь без нее. Веки девушки снова опустились.

– Думаю, мне понравилось бы твое лицо. Готова поклясться, подбородок у тебя квадратный.

Она снова зашлась в кашле, на этот раз перевернувшись на бок, и долго так лежала. Такер поправил сброшенное одеяло и положил руку на плечо девушки.

Она не поверит, даже если он скажет, что любит ее. Мэгги ему не доверяет. Он даже сомневался, что она верит Морин, несмотря на то, что они очень сблизились за последние несколько месяцев. Нет, нужно подождать. Нужно дать ей время привыкнуть к нему. Но одно Такер знал наверняка. Она не поедет в Орегон. Останется в Бойсе… Как его невеста.

Такер поднял руку и, вновь улыбнувшись, задумчиво потер подбородок. Как он будет выглядеть без бороды? Что за странный вопрос?

– Поправляйся, Мэгги, – прошептал он, наклонившись к девушке, – и ты увидишь, как я выгляжу без бороды. И если захочешь, я никогда больше не буду ее отпускать.

Он коснулся губами ее виска:

– Я люблю тебя, Мэгги.

ДНЕВНИК МОРИН

16 июля


Бет Энн Эдамс умерла. Миссис Эдамс теряет последние силы. Теперь заболела Мэгги. Когда все это кончится?

ГЛАВА 27

– Она не может ехать дальше, – вздохнул Такер, глядя на мать и Дэвида, сидевших напротив. – Мэгги нуждается в покое и отдыхе. Она переносит болезнь гораздо тяжелее, чем остальные.

Дэвид покачал головой:

– Я не могу остановить караван, Так.

– Знаю. Поэтому и собираюсь остаться здесь с ней. Когда Мэгги почувствует себя лучше, мы вас догоним.

– Такер! – воскликнула Морин. Он поднял руку:

– Ничего не хочу слушать, мама. Я все решил. Гарри поможет тебе править фургоном, а Нил трудится, как настоящий мужчина. Фиона и Рейчел почти здоровы, а Эдамсы скоро смогут присоединиться к каравану. По крайней мере, старшие дети достаточно оправились, чтобы помочь младшим, да и Дороти сможет о них позаботиться.

– Но это не совсем прилично, сынок… ты и Мэгги одни, в этой глуши…

Зеленые глаза с сомнением смотрели на Такера. Он вполне понимал мать, но сейчас ничто не имело значения, кроме безопасности Мэгги. Пусть люди говорят, что вздумается; сплетни волновали Такера меньше всего. Он не желает ни на один день оставлять ее в тряском фургоне.

– Другого выхода нет, – произнес он вслух. – Детям необходима ты. Кроме того, мы не можем дальше плестись с такой скоростью, иначе никогда не догоним караван. Как только Мэгги станет лучше, лошади смогут покрыть это же расстояние в два-три раза быстрее.

Морин, смирившись, кивнула.

– Ну что ж, если так надо…

– Все будет хорошо, мама. Обещаю. Морин невесело улыбнулась.

– Знаю, сынок, – прошептала она, и Такер встретился с ее взглядом, полным материнской любви.

Дэвид задумчиво вздохнул:

– Завтра мы доберемся до Саблетт-Катофф. По пути к форту Бриджер воды больше и дорога лучше. Много корма для животных. Но так мы потеряем лишнюю неделю. Первые пятьдесят миль этой обходной тропы дадутся нелегко. Ни воды, ни травы, ни деревца. Придется напрячь все силы, чтобы добраться до Грин-Ривер и напоить скотину. Если ничего не случится, через два дня будем там. Следы хорошо видны. Ты нас не потеряешь.

Такер кивнул, прекрасно понимая, что теперь только от него зависит, сумеют ли они благополучно догнать караван.

– Еще через несколько дней обходная тропа соединяется с основной дорогой в форт Бриджер, – донеслись до Такера слова Дэвида. – Примерно неделя уйдет на то, чтобы добраться до Сода-Спрингз. К тому времени ты должен успеть догнать нас.

– Не волнуйтесь, – твердо пообещал Такер. – Мы там будем.

Мэгги открыла глаза. Прошло несколько мгновений, прежде чем она поняла, что лежит на земле под открытым небом. Было утро, она чувствовала это по запаху травы. Порыв теплого ветерка швырнул ей в лицо горсть пыли. Отвернувшись, она закашлялась и села.

И тут же почувствовала, как кровь отливает с лица. Фургонов не было! Люди ушли и бросили ее здесь!

Паника охватила ее, прежде чем верх взял здравый смысл. Не может быть, чтобы она осталась совсем одна. Кто-то сделал постель из сухой травы и накрыл Мэгги одеялами. Неподалеку догорает костер, рядом с которым стоят кофейник и жаровня. В тени низкорослой сосны лежат два седла.

Мэгги потерла лоб кончиками пальцев, пытаясь понять, что происходит. Кажется, она была больна. Жар и озноб. Корь. Как у девочек и детей Эдамсов. Ее положили на постель в фургоне. А потом…

Девушка покачала головой. После этого все расплывалось в тумане.

Нет, не все. Здесь был Такер. Мэгги вспомнила, как он наклонялся над ней, поил водой, клал на лоб мокрую тряпку. Такер. Всегда Такер.

Девушка подняла руку, коснулась густой спутанной копны волос на затылке. Несколько часов уйдет на то, чтобы все это расчесать! Кстати, где ее расческа?

Но в этот момент послышались шаги. Такер выглядел усталым и измученным. И почему-то еще более красивым, чем обычно.

– Мэгги.

Он произнес ее имя мягко, тихо, но звуки его голоса растеклись по сердцу теплым медом. Нежная улыбка Такера прогнала тревогу. Кровь сильнее застучала в висках Мэгги.

– Такер… – хриплым прерывистым голосом пробормотала Мэгги.

Такер снова улыбнулся, и только теперь Мэгги поняла, почему он выглядит как-то по-другому.

– Ты сбрил бороду!

Такер уселся рядом с ней, совсем по-мальчишески ухмыляясь.

– У меня было довольно много свободного времени, пока ты спала. Кроме того, жара страшная, так что можно вполне без нее обойтись.

Подбородок оказался квадратным, как и думала Мэгги, а у левого уголка рта пряталась ямочка. Даже сейчас нижняя половина лица была темной от пробивавшейся щетины. Мэгги вспомнила, как удивилась тогда, поняв, что он не оцарапал ее бородой, когда целовал. А сейчас? Что будет, если Такер поцелует ее сейчас?

Глаза девушки широко открылись, и она поспешно отвернулась, боясь, что Такер прочтет ее мысли.

– Где остальные? – спросила она хриплым шепотом.

– Караван ушел два дня назад. Мы догоним их, как только ты сможешь держаться в седле.

– Мы здесь одни?

Мэгги неожиданно сообразила, что одета слишком легко: в одну сорочку и панталоны. И, конечно, Такер накрыл ее тонким одеялом!

Она снова подняла голову:

– И все это время ты ухаживал за мной? Такер кивнул, и что-то в выражении его глаз подсказало девушке, что он видел ее в наряде куда более скромном.

– Я была очень плоха?

– Раза два я даже боялся, что потеряю тебя. Но продолжал твердить себе, что все будет хорошо. Вот ты и поправилась.

– Хорошо? Откуда такая уверенность?

Но сердце вело себя очень странно, и дыхание почему-то все время прерывалось.

– Сейчас приготовлю тебе поесть. Жар спал вчера, и с тех пор ты спала как убитая.

Такер поднялся и направился к костру:

– Как насчет бекона с жареным картофелем? Мать оставила нам все, что могла. Хлеб тоже есть.

Бекон, картофель и хлеб. У Мэгги сразу потекли слюнки. Да, есть ужасно хочется, она просто умирает с голоду!

– Тебе помочь?

– Нет, сиди и отдыхай. Я неплохо готовлю. Он начал ворошить угли. Мэгги снова коснулась спутанных волос и поняла, что ей небезразлично, как она выглядит. Девушка не знала, сколько пролежала в бреду, но, должно быть, прошло немало времени, и нельзя, чтобы Такер и дальше видел ее такой.

– Где здесь можно умыться? – с надеждой спросила она, совершенно позабыв о голоде.

– В лощине протекает ручей.

Мэгги попыталась было подняться, но тут же беспомощно присела – ноги отказывались ее держать. Она попыталась снова, и результат был тот же. На глаза навернулись слезы.

Такер повернулся, и по выражению его глаз Мэгги поняла, что, сумей она даже подняться, колени все равно бы подкосились под его взглядом. Никогда еще на нее не смотрели с такой пристальной настойчивостью, почти пугающей… Однако Такер был совсем не рассержен, скорее… скорее…

– Сейчас…

– Я отнесу тебя к ручью. Только обещай крикнуть, когда захочешь вернуться. Не пытайся ходить сама. Обещаешь?

Мэгги кивнула. В горле стоял комок, мешавший говорить.

Такер собрал кое-какие вещи – мыло, одеяло и сумку Мэгги, потом без малейшего усилия подхватил девушку на руки.

Прозрачный горный ручей весело звенел и переливался по гладким камешкам. Трава под соснами и осинами, росшими вперемешку с кустарником, была зеленой и сочной, в отличие от той, высохшей под палящим солнцем, которая устилала обочину дороги. Кое-где в траве даже выглядывали пурпурные головки дерзких полевых цветов.

Такер осторожно опустил девушку на бережок у самой воды.

– Не забудь позвать, когда будешь готова, – напомнил он, вручая ей сумку.

– Обязательно, – ответила она, не глядя на него.

Только когда Такер снова исчез за гребнем, она развязала тесемку. Внутри оказались оба старых платья, смена белья и пара чулок. На самом дне Мэгги отыскала расческу и пару лент.

Мэгги снова поглядела в сторону лагеря, словно желая убедиться, что Такера нигде поблизости нет.

Вода была ледяной, несмотря на то, что даже утром было нечем дышать. Очень трудно оказалось умыться, поскольку ноги по-прежнему отказывались слушаться, но в конце концов Мэгги сообразила, что делать. Намылив одну ногу, она смыла пену и проделала ту же процедуру со второй.

Потом таким же образом она медленно вымыла все тело. Наконец Мэгги легла на одеяло головой к воде. От холода перехватило дыхание, но она была полна решимости хорошенько промыть голову перед тем, как начать расчесывать волосы.

Встав на колени, она вытерлась насухо маленьким полотенцем Такера, с трудом натянула чистое белье и платье, и из последних сил подняла расческу.

– Мэгги! Мне можно подойти?

– Да, – пробормотала она невнятно.

В мгновение ока Такер очутился у ручья:

– Тебе получше?

– Нет.

Такер опустился на колени перед девушкой:

– Что случилось?

– Как же я смогу ехать? У меня не хватает сил даже причесаться.

Слезы вновь покатились по щекам, и Мэгги громко шмыгнула носом.

Такер тихо рассмеялся, и в награду получил взгляд, немедленно заставивший его замолчать.

– Прости, – извинился он. – Но еще слишком рано беспокоиться. У нас достаточно времени, чтобы ты могла восстановить силы, прежде чем ехать дальше. Что же касается волос…

Он взял у нее расческу.

– Я сам займусь этим.

Такер встал за ее спиной, и Мэгги, откинув голову, закрыла глаза. Неожиданно в памяти возникла картина из прошлого: няня причесывает ее на ночь, перед тем как придут родители пожелать доброго сна. От Элизабет всегда пахло сиренью, от Джереми – табаком. Ей уже давно не расчесывали волосы, и ощущение было таким великолепным! Восхитительным!

Ей было так спокойно, и она чувствовала себя в полной безопасности. Но постепенно движения Такера стали почти ласкающими: расческа медленно проходила сквозь длинные пряди. Она представила себе, что Такер так же нежно ласкает и гладит ее грудь, спину, живот… Она почувствовала близость его тела.

Журчание воды и шелест листьев растворились в бешеном стуке ее сердца.

Что это с ней творится?!

Мэгги повернула голову так, что смогла наконец взглянуть в карие глаза Такера. Его рука замерла в воздухе.

– Такер…

Взгляды их встретились, и он наклонился ближе. Все окружающее приобрело, казалось, особенно резкие очертания.

– Пожалуй, мне лучше отнести тебя к костру, – хрипло прошептал он. – Ты уже и так слишком много сделала для первого дня.

Мэгги, сама не зная почему, почувствовала разочарование и, окончательно обессилев, позволила себе обмякнуть в его руках, пока Такер нес ее назад. Оказавшись в постели, она немедленно погрузилась в беспокойный, полный кошмаров сон.

ДНЕВНИК МОРИН

25 июля


Прошла почти неделя с тех пор, как мы оставили Такера и Мэгги. Я постоянно думаю о них. Поправилась ли Мэгги? И отправились ли они в путь? А вдруг на них напали индейцы или дикие звери? Такер так долго был моей надеждой и опорой, хотя, возможно, и не подозревал об этом. Что я буду делать без него?

Сегодня мы пересекли Беар-Ривер-Маунтинз. Густые облака пыли, наши неизменные спутники, окружали нас, когда мы спускались в долину, так что почти ничего не было видно. Зато, кажется, мы наконец на территории Айдахо. Правда, мужчины тайком смотрят, так ли это. Похоже, границы несколько раз менялись. Раньше эта земля была частью территории Вашингтона, потом Орегона.

Но как бы там ни было, мы почти добрались до места. Я денно и нощно молюсь о благополучном конце путешествия.

ГЛАВА 28

Такер наполнил фляги из ручья. Еще один день отдыха для Мэгги, и они смогут тронуться в путь. Девушка поправлялась быстро, особенно если учесть, что еще совсем недавно она металась в бреду и была при смерти.

Такер почти жалел, что приходится покидать это место. Здесь водилась дичь и было много свежей воды. Погода была теплой. Последние несколько дней к Мэгги стали возвращаться силы, появился румянец на щеках. Такер чувствовал, что любит ее все сильнее.

Но нужно уезжать, чтобы догнать караван. И, потом, он хочет дать Мэгги время влюбиться в него. Такер пока совсем не уверен в ее чувствах. Восемь недель они провели вместе, но по глазам Мэгги он видел, что она все еще сомневается в своих чувствах к нему.

Сам Такер твердо знал, что любит Мэгги и хочет ее.

Пальцы Такера сжали горлышко фляги. Господи, как он хотел ее!

Иногда Такер сознавал, что не может держать себя в руках. Как в те первые минуты, когда у Мэгги спал жар и они сидели у ручья, тогда она только повернулась к нему и прошептала его имя, и Такера тут же охватило непреодолимое желание. Ему хотелось положить ее на одеяло и любить, любить до потери рассудка, хотя Мэгги была еще слишком слаба. Это желание по-прежнему горело в груди.

Такер выпрямился и взглянул на склон холма. Оттуда доносился восхитительный запах жарившейся оленины – Мэгги готовила обед. Такер пытался не позволить ей возиться у костра, но она решительно настояла на своем.

Такер улыбнулся. Да, Мэгги явно выздоравливает. Во всяком случае, упрямство вернулось к ней.

Такер поднялся повыше, ища глазами Мэгги. Девушка нагнулась над костром. Волосы цвета гречишного меда, как всегда густые и непокорные, перевязанные на затылке лентой, спадали на плечи вьющейся волной. Выцветшее коричневое платье льнуло к высокой груди, облегало изящные формы.

Когда Такер ухаживал за ней, он совсем не думал о совершенстве ее тела. Но теперь все было по-другому. Теперь он едва ли мог думать о чем-то еще.

Мэгги повернулась, словно почувствовав его взгляд, и нерешительно улыбнулась.

– Ты голоден? Бифштексы почти готовы.

Он действительно невероятно проголодался, но тосковал не по еде. И поэтому, кивнув, направился к Мэгги. Она положила бифштекс на оловянную тарелку и протянула Такеру.

– Завтра утром отправляемся в путь, – сказал он, присаживаясь на упавшее дерево. – Ты, я думаю, вполне здорова. Попытаемся сделать двадцать миль, если, конечно, ты будешь в состоянии. Если будет все в порядке, мы догоним караван меньше чем за неделю.

– Я сделаю все, что необходимо. И справлюсь.

– Верю.

Глаза их встретились. Такер подумал, что Мэгги действительно способна достичь любой цели, если, конечно, решит добиться своего.


Мэгги лежала на постели, притворяясь, что спит, и поглядывала на Такера сквозь опущенные ресницы. Отсветы огня играли на его лице, придавая ему одновременно привлекательный и зловещий вид. Мэгги почувствовала, как низ живота у нее заныл.

Ей тоже не хотелось уезжать завтра. Что-то произошло в эти дни. Она почему-то сознавала, что они покидают это место, не сделав чего-то очень важного, и понимала, что все впереди.

Мэгги закрыла глаза. Не то чтобы они много говорили или делились друг с другом своими мыслями. Как бы Мэгги хотела задать ему вопросы, волновавшие ее. Кто же Такер на самом деле? Почему он остался в глуши, чтобы ухаживать за ней так преданно? Или, может быть, он негодяй, готовый на все, чтобы завладеть ее наследством?

И снова перед глазами всплывали сцены: Такер с Рейчел и Фионой, Такер и Морин, Такер и Гарри, Такер возвращается с охоты с добычей. Такер растирает скребницей Блу Боя, Такер с бородой и чисто выбритый. Такер, наблюдавший за ней, совсем как сейчас.

Мэгги с испугом поняла, что открыла глаза и что Такер, заметив это, уставился на нее. Во рту мгновенно пересохло. Сердце беспорядочно забилось в груди.

– Я думал, ты спишь, – обронил он. Мэгги села, не сводя с него глаз.

– Нет, – ответила она. И хотя ночной холод уже проникал сквозь одеяло, Мэгги чувствовала, что вся горит.

– А нужно бы отдохнуть. Завтра тяжелый день.

– Что-то не спится. Может, лучше прогуляться к ручью?

Такер взглянул в потемневшее небо. Только тонкий полумесяц лил мягкий свет над землей.

– Я пойду с тобой.

– Не стоит, – поспешно ответила Мэгги. – Мне… мне нужно побыть одной.

И почувствовала, что покраснела. Она солгала, но не хотела, чтобы Такер понял это. Хотя ей, действительно, нужно побыть немного времени вдали от него, чтобы взять себя в руки.

– Хорошо, – согласился Такер. – Только поосторожнее, когда будешь спускаться с холма.

Мэгги поднялась и, опустив голову, прошла мимо Такера.

Она медленно спустилась в лощину, поскальзываясь и каждую минуту боясь упасть. Мэгги опустилась на колени на берегу ручья и, окунув пальцы в холодную воду, брызнула на горячие щеки. Неужели она снова заболевает?

Мэгги не могла избавиться от странного чувства. Холодно и жарко одновременно. Голова почти кружится, но не совсем, сердце сильно бьется.

Мэгги снова ополоснула лицо водой и уселась на корточки, глядя в темноту.

Такер ждал, казалось, целую вечность. Огонь почти догорел. Луна плыла по безоблачному небу… Наконец не выдержав, он встал и отправился за Мэгги. Та склонилась над ручьем.

– Мэгги, что случилось?

Девушка грациозно поднялась. Глаза сверкали в лунном свете. Она была невероятно, необыкновенно прекрасна и не нуждалась ни в драгоценностях, ни в модных нарядах. Само совершенство!

Такер не смог сдержаться. Его непреодолимо тянуло к ней, словно ребенка к конфете. Он привлек Мэгги к себе, и та, подняв лицо, безропотно приняла поцелуй.

Вся нежность, вся тревога, пережитая им за эти десять дней, вылилась в этот страстный поцелуй. Он хотел заботиться о ней, лелеять, любить всю оставшуюся жизнь.

Мэгги. Его Мэгги.

Ее рука прокралась ему за спину, пальцы запутались в густых волосах. Другая рука нерешительно поднялась, кончики пальцев погладили щеку.

Нежное прикосновение зажгло огонь в крови.


Темная щетина царапалась сильнее, чем борода. Именно это подумала Мэгги, когда он прижал ее к груди. Но губы его становились все более требовательными, и вскоре всякие сознательные мысли улетучились.

Такер, осторожно сжав ее лицо, прикусил нижнюю губу и осыпал жадными поцелуями шею и плечи, прежде чем снова завладеть ее ртом. Мэгги гортанно застонала, не в силах справиться с буйной волной эмоций, прокатившихся по телу. Колени дрожали, ноги подгибались. Кожа горела, словно обожженная.

– Мэгги, взгляни на меня.

Открыть глаза оказалось почти невозможным, она больше не владела собственным телом. Оно напрягалось, стремясь достичь чего-то непонятного и волнующего.

– Взгляни на меня.

Мэгги буквально заставила себя поднять отяжелевшие от страсти веки.

Такер, сжав ее руки, чуть отстранил девушку от себя:

– Мэгги?

Он, казалось, о чем-то спрашивал, и Мэгги, словно отвечая, приблизилась к молодому человеку. Она хотела быть совсем близко. Должна быть совсем близко.

– Мэгги, – выдохнул Такер, будто это слово было насильно вырвано из его груди; нагнувшись, подхватил ее на руки и молча, быстро понес прочь от ручья к костру, от которого остались лишь тлеющие угольки, излучавшие жар, подобный тому, что пылал в самом потаенном местечке Мэгги. Когда Такер поставил ее на землю, Мэгги задрожала от предчувствия и ожидания. Она подняла голову и встретилась с ним взглядом. Карие глаза сверкали огнем страсти, сжигая ее душу. Руки медленно и нежно гладили и ласкали плечи девушки; потом пальцы сомкнулись, Такер поднес ее ладони к губам и поцеловал сначала одну, потом другую руку. И когда он отпустил ее, самым естественным для Мэгги было обнять его, хотя бы для того, чтобы сохранить равновесие. Напрасная надежда! Ее мир бешено раскачивался, кружился, падал в ужасающем, опьяняющем, завораживающем вихре ощущений.

Пальцы Такера легли на крохотные пуговички на корсаже, высвобождая каждую из петельки. Он раздвинул ткань, и руки коснулись груди под полотняной сорочкой. Мэгги втянула в себя воздух и напряженно вздрогнула. Такер спустил платье с плеч девушки. Оно скользнуло по разгоряченной коже и упало темным кругом вокруг ног.

Мэгги закрыла глаза, чувствуя себя деревом, раскачивающимся под напором ветра. Она знала, что должна покориться его воле, иначе сломается, если попытается противиться, и лишь смутно сознавала, что Такер поднимает ее руки, чтобы снять сорочку. Холодный воздух коснулся разгоряченного тела, а теплые пальцы Такера, скользнув по плечам, сжали упругие груди.

Никогда! Никогда она не испытывала ничего подобного! Откуда-то из глубины поднималась боль, восхитительная сладостная боль, и Мэгги, не владея собой, то просила его остановиться, то умоляла продолжать.

И он услышал ее.

Язык дотронулся до ее сосков, и мучительный стон вырвался из груди Мэгги… Ее руки застыли на его плечах, голова откинулась назад, волосы скользнули по обнаженной спине. Мужской властный рот завладел ее губами, посылая крохотные молнии по телу и по поверхности кожи.

– Такер… – прошептала она.

Он начал целовать ее шею, вновь вернулся к губам, открывшимся под натиском его языка, и Мэгги упивалась вкусом его рта. А его руки… руки скользили по ее телу, наслаждаясь все новыми, неоткрытыми ранее восхитительными источниками блаженства. Голова Мэгги кружилась. Колени ослабли…

И неожиданно они оказались обнаженными под звездами и серебряной луной. Только природа была свидетельницей взрыва желания, нежных рук, страстных объятий. Только ночь знала о радости давать и брать, дарить и получать. Только лесная глушь слышала крики экстаза.

И лишь один Такер видел свет любви на ее лице. Обнявшись, они погрузились в блаженный сон.

ГЛАВА 29

– Мэгги.

Услышав свое имя, произнесенное шепотом, Мэгги пошевелилась и, протестующе пробормотав что-то невнятное, тут же попыталась подвинуться ближе к Такеру.

– Проснись, милая.

Девушка неохотно открыла глаза. Это не сон. Она лежит обнаженная в объятиях Такера. Все произошло на самом деле!

– Нам нужно поговорить. – Такер прикоснулся губами к ее виску нежным долгим поцелуем.

Говорить? Нет, она хотела только чувствовать. Мэгги подняла руки и погладила волосы на груди Такера. Ее ступня скользнула по его ноге, от щиколотки до колена, сначала вверх, потом вниз. Она прижалась к нему, поцеловала в шею чуть повыше ключицы. Острый солоноватый вкус мужского пота Мэгги ощутила, как напряглись мускулы Такера, и впервые осознала, какой властью обладает она над этим человеком.

– Мэгги!

Голос Такера звучал непривычно резко, хрипловато: слишком велики были напряжение и необходимость сдерживаться.

– Послушай меня. Мы должны все выяснить. Мэгги, покорно вздохнув, кивнула и, откинувшись на одеяло, вновь закрыла глаза:

– Хорошо.

– Я не… не хотел, чтобы все так вышло, Мэгги. Думал, что мы сможем подождать.

Веки девушки медленно поднялись:

– Подождать?

Но зачем, к чему, по какой причине они должны стремиться отдалить блаженство, которое разделили прошлой ночью?

– Пока не сумеем найти священника или проповедника.

– Священника?

Девушка вряд ли понимала, что повторяет за Такером слова, как попугай, целиком поглощенная радостью глядеть на возлюбленного и сознавать, что он рядом.

– По правде говоря, – прошептал он, – я не жалею, что так вышло. Теперь нам нет причин откладывать свадьбу. Ты не сможешь мне отказать.

Такер нежно улыбнулся и привлек к себе Мэгги.

– Поженимся, как только доберемся до Айдахо. Ну, а позже… знаю, моя семья была бы рада, если бы ты получила наставления от церкви, но, если не захочешь, я не стану настаивать.

Мэгги почти не слушала, что говорит Такер, захваченная безумными, буйными, страстными чувствами, возникавшими при одном его прикосновении. Он снова будет любить ее. А потом, она надеялась, еще и еще…

– Тебе не придется беспокоиться о мистере Сэндерсоне. Не стоит ни встречаться, ни говорить с ним. Я обо всем позабочусь. И тебе не нужно видеться с дядей и волноваться насчет завещаний и опекунов. Я все сделаю для тебя и Рейчел. Обещаю, ты ни в чем не будешь нуждаться. Построю дом, и у тебя будет все, что захочешь.

Смысл слов Такера наконец-то дошел до Мэгги, и к ней вернулась ясность ума. Он говорит о свадьбе, большом доме и нарядных платьях. Обещает, что позаботится о ней. Но как собирается платить за всю эту роскошь? Из доходов от «Харрис миллз», вероятно?

Мэгги откинула голову и пристально посмотрела на Такера. Нет, дядя Сет, должно быть, лжет, она не желает верить ему!

Но это не самое худшее, Такер говорит так уверенно, словно у самой Мэгги нет иного выбора. Пытается решить за нее, как жить, указывать, что она должна делать и чего не должна. Как это он сказал? «Ты не сможешь мне отказать… »

– Но я должна ехать в Орегон, – твердо заявила Мэгги.

– Чепуха, – непререкаемо бросил Такер, словно говорил с Рейчел. – Ты станешь моей женой. У тебя нет причин жить в Орегоне.

– Я так хочу.

– Зачем? Только чтобы увидеть человека, который предположительно может быть вашим опекуном? Когда мы поженимся, тебе не понадобится опекун. Ты станешь моей женой.

– Кто сказал, что я буду твоей женой? Оттолкнув Такера, Мэгги резко села и подтянула одеяло к подбородку.

– Конечно, ты будешь моей женой?! – вспылил Такер, не желая уступать.

– Я не готова стать ни твоей женой, ни женой никого другого, Такер Брениген.

– Но прошлой ночью…

Мэгги вскочила и начала натягивать одежду, пытаясь скрыть наготу.

– Прошлая ночь была ошибкой, ты верно сказал. Все это не должно было случиться. Ты, действительно, считаешь, что, если стал моим первым мужчиной, значит, получил право управлять мной и моей жизнью? Я не рабыня, мистер Брениген. Вы не купили меня, как своих чернокожих.

Она нервно застегивала пуговицы на корсаже.

– Прошлая ночь действительно была ошибкой, но это не значит, что я собираюсь сделать еще одну, выйдя за тебя замуж! И не смей приказывать мне, как себя вести! Я поеду в Орегон, где намереваюсь отыскать мистера Сэндерсона, и никому, в том числе и тебе, меня не остановить.

Такер стоял перед ней в одних брюках.

– Я сказал твоему дяде, что вы будете жить с нами в Бойсе, пока все не уладится…

«Никогда не доверяй ни одному мужчине», – вспомнила Мэгги предостережения кухарки. Кухарка была права.

– Мне все равно, что бы ты ни наговорил дяде. Я сделаю так, как считаю нужным!

Швырнув ему одеяло, Мэгги отвернулась и подняла с земли седло и упряжь.

– Кажется, пора отправляться в дорогу. Мэгги, гордо выпрямившись, поскакала вперед, не глядя по сторонам и не оборачиваясь.

Невыносимая женщина! Он не мог вспомнить, когда еще был так взбешен. Обвинить его в попытке сделать из нее рабыню! За кого она его принимает? Оскорбление терзало душу. Да, у них были рабы, но Такер не мог сказать, что очень этим гордился. Фаррел освободил многих негров и старался, как мог, изменить положение вещей. Такер обязательно последовал бы его примеру, если бы судьба не рассудила иначе.

Взгляните на эту рабыню!

Но дело было не только в этом. Почему она так набросилась на него? Ведь он всего-навсего предложил ей стать его женой, попытался сделать из нее честную женщину. Господи Боже, неужели это такое преступление? Что, если в ней уже зародилась новая жизнь? Неужели в этой голове нет ни капли здравого смысла?

Ни минуты спокойствия! Он не знал ни минуты спокойствия с тех пор, как встретил это проклятое создание! Почему бы просто не позволить ей отправиться к дьяволу, если она так этого ждет? Почему не перестать думать о ней? Потому что он любит ее. Ад и проклятие!

Он думал, что больше никогда не позволит женщине сделать из себя дурака. Ну что ж, она и не пыталась сотворить ничего подобного, все это дело его рук. Он вполне доказал, что не нуждается ни в чьей помощи.

Такер натянул поводья Блу Боя, резко остановив коня, поглядел вслед Мэгги и почувствовал, как гнев куда-то испарился. По какой-то странной причине Такер обнаружил, что улыбается.

Так, значит, она считает, что не нуждается в нем? Уверена, что может просто исчезнуть из его жизни, как только они доберутся до Бойсе? Ну что ж, плутовку ждет сюрприз. Он отыскал ее, полюбил и не собирается терять… Она пока еще не подозревает об этом, но скоро поймет.

«Мэгги Харрис, наконец-то ты встретила достойного противника», – подумал он.

Мэгги устала. Каждая косточка невыносимо ныла, но ничто не могло заставить ее признаться в этом Такеру. Она отказывалась говорить с ним весь день, сухо кивая, когда была вынуждена подтвердить, что слышала его слова.

И она была измучена не только физически. На сердце у нее было тяжело. Нет. Скорее девушка чувствовала себя так, словно сердце вырвали из груди и небрежно швырнули на землю.

Гнев давно улетучился. Она была вынуждена притворяться, что сердится, когда Такер обращался к ней, и испытывала лишь горькое ощущение потери.

Воспоминания прошлой ночи изводили ее. Каждый раз, когда Мэгги думала об этом, соски под тонкой сорочкой твердели, словно камешки.

– Здесь мы разобьем лагерь, – сообщил поравнявшийся с ней Такер.

Мэгги снова кивнула и, остановив гнедую кобылу, оглянулась. Равнина, которую они пересекали, была совсем голой – ни деревьев, ни кустов, хотя повсюду пестрели солончаки. Жаркое июльское солнце весь день немилосердно жгло, и только часа два назад они наткнулись на вздутый труп коровы, очевидно, из стада, принадлежавшего каравану Фостера.

– Расстели одеяла и ложись. Я позабочусь о лошадях и приготовлю ужин.

Мэгги снова разозлилась, слыша столь повелительный тон, и хотя много часов мечтала лишь об отдыхе, все же не собиралась выполнять его приказы и противилась им, даже когда Такер говорил вполне разумные вещи. Но когда она соскользнула с седла, ноги буквально подкосились. У нее не осталось сил даже стоять, не говоря уже о том, чтобы спорить.

Такер мгновенно оказался рядом:

– Мэгги, как ты…

– Со мной все в порядке, – сухо отрезала она, отнимая руки, и вынудила себя выпрямиться:

– Просто споткнулась.

Такер отступил, подняв руки. Мэгги отчетливо ощущала, что он подсмеивается над ней. Может, она в самом деле слишком устала, чтобы сердиться?

Девушка отвернулась от Такера и, оттащив постельную скатку чуть подальше, быстро расстелила ее и почти свалилась.

Такер снял с седла флягу и принес Мэгги:

– Вот, напейся. И как следует. Завтра утром мы должны добраться до реки, о которой упоминал Дэвид.

На этот раз он не стал дожидаться, пока она выполнит его наставления, и, повернувшись, начал расседлывать коней.

Вода была теплой, но, по крайней мере, Мэгги с наслаждением ощущала, как струйка бежит по пересохшему горлу. Все еще держа флягу обеими руками, Мэгги наблюдала, как Такер растирает кобылу Гарри и поит ее из собственной шляпы.

Нужно немного отдохнуть, а потом она поднимется и пойдет готовить ужин. Не стоит быть слишком обязанной Такеру Бренигену.

Несколько минут спустя Мэгги крепко спала.


На следующее утро они наткнулись на могилу Дороти Эдамс. Имя ее было нацарапано на обломке камня, придавившего утоптанную землю. По могиле проехали фургоны, чтобы ни койоты, ни волки не смогли добраться до тела, и от этого место последнего успокоения Дороти выглядело еще более одиноким и убогим – как страшно быть похороненной в этой пустыне, в могиле, по которой прошлись копыта мулов и быков и колеса неповоротливых фургонов.

– Семь дочерей без матери, – вздохнула Мэгги, печально качая головой. – Какая несправедливость!

– Жизнь редко бывает справедливой.

Мэгги взглянула на бронзовое от загара лицо Такера, в глазах которого была видна скорбь.

– Джейку очень плохо придется без нее, – пробормотал Такер, надевая шляпу. Мэгги молча склонила голову.

Дальше, у Грин-Ривер, их ожидала другая могила, с именем миссис Конноли. Но, по крайней мере, эта смерть не была неожиданной, хотя печаль Мэгги от этого не уменьшилась. Сколько еще могил останутся на пути, прежде чем путешествие закончится?

ГЛАВА 30

Морин вышла за круг, образованный фургонами. Она смотрела на уходящую вдаль дорогу. Кроваво-красный свет восходящего солнца заливал вершины осин и сосен, придавая окружающему пейзажу потусторонний вид.

– Они скоро догонят нас, – заверил подошедший Дэвид, инстинктивно угадав, о чем она думает.

– Прошло уже десять дней с тех пор, как мы покинули их. Как, по-вашему, Мэгги…

Она не могла заставить себя произнести эти слова вслух.

– О нет, она выживет, эта девочка отличается стойкостью и упрямством. Готов поспорить на последний доллар, что она жива и здорова.

– Если она погибнет, это убьет Такера, – вздохнула Морин. – Он ведь любит ее.

– Знаю.

Рука Дэвида обвила плечи Морин, и она склонила голову ему на грудь.

– Так же, как я люблю вас.

Она, конечно, все знала, но Дэвид никогда не говорил этих слов вслух, и Морин думала, что уже никогда не дождется признания… и спрашивала себя, уж не придется ли ей удовлетвориться тем, что она чувствует его любовь сердцем. Но сейчас волна счастья охватила женщину. Дэвид принадлежит ей!

– Морин, я уже немолод и не так много могу вам предложить. Я человек необразованный, и не имею понятия о жизни, которую вы вели раньше, знаю только, что встретил леди. Настоящую леди. Старый бродяга вроде меня… Конечно, я не могу сравниться с джентльменом вроде Бренигена. И, наверное, не имею права говорить вам подобные вещи.

Он откашлялся и смущенно замолчал.

Морин подняла голову и отодвинулась от Дэвида, чтобы суметь разглядеть его лицо. Действительно, настоящий гигант. Глубокие морщины – свидетельство тяжелой жизни – перерезают лоб и щеки. Но в изгибе губ, в искрящихся голубых глазах кроется доброта. Морин мягко улыбнулась, стараясь успокоить его сомнения.

– Дэвид Фостер, вы хотите сказать, что предлагаете мне руку и сердце? – спросила она.

Он действительно покраснел, или это восходящее солнце бросает розоватые отблески?

– У меня нет дома с тех пор, как умерла Эмили. Я всегда в пути. Не сидится на одном месте. Понимаете?

Морин понимала больше, чем подозревал Дэвид.

– Да, – просто ответила она.

– Не уверен, что смогу вести нормальную жизнь. Для такой женщины, как вы, это, должно быть, ужасно неловко. Не умею говорить правильно, да и манеры как у медведя.

– Дэвид…

– И я даже не знаю пока, чем смогу зарабатывать на жизнь, если уйду на покой. Всегда собирался стать фермером в Орегоне, да так и не смог… после того, как умерли Эмили и ребенок. Впрочем, не знаю, если я стану фермером, удастся ли мне сводить концы с концами. Кроме того, не очень-то это завидная доля – быть женой фермера.

Морин положила руку на его плечо:

– Дэвид, взгляните на меня. Он поднял глаза.

– Вы умный, добрый, заботливый человек. И сможете добиться всего, чего захотите. Если решитесь, будете прекрасным фермером. Я знаю. Сама была женой плантатора.

Голос Морин смягчился:

– А плантатор, это всего лишь фермер, только земли у него больше.

– Не обязательно возиться с фермой, я полагаю, – с надеждой в голосе пробормотал Дэвид. – Вроде бы мне пришелся по душе Бойсе, когда был там в последний раз. Куча возможностей для человека вроде меня.

И, выдавив что-то вроде улыбки, добавил:

– Подходящее место, чтобы растить детишек.

– Мистер Фостер, – улыбнулась Морин, – так вы все-таки делаете мне предложение, я правильно поняла?

– Черт побери, конечно. Он покраснел.

– Простите, Морин, не хотел ныть. И не в моих это привычках, но…

Морин поднялась на цыпочки и закрыла ему рот поцелуем.

– Вы слишком много говорите, мистер Фостер, – прошептала она, отстраняясь. – И кроме того, я согласна.

И она снова поцеловала его.


Ураганный ветер гнал грозовые облака, окутавшие небо черным саваном. Блу Бой нервничал и вскидывался. Кобыла в страхе закатывала глаза.

– Нам лучше поискать укрытие! – прокричал Такер, перекрывая свист ветра. – Вон в том овраге!

Мэгги, кивнув, повернула упирающуюся лошадь в направлении, указанном Такером. Молодой человек последовал за ней.

Холмы, поднимавшиеся по обе стороны оврага, действительно отсекали порывы ветра, и путники, спешившись, повели коней по сужавшемуся проходу и остановились лишь в рощице трепещущих осин. Почти немедленно небо осветилось мертвенно-белой вспышкой, и раздался оглушительный треск. Мэгги сдавленно вскрикнула и прижалась к дереву. Кобыла отпрянула, вырвав у нее поводья. Такер, метнувшись вперед, успел поймать перепуганное животное, прежде чем оно умчалось.

Надежно привязав коней, Такер подошел к Мэгги, все еще стоявшей на том месте, где он ее оставил. Она прижала руки к ушам, изо всех сил зажмурившись, но когда Такер попытался обнять девушку, оттолкнула его.

– Оставь меня в покое! – истерически вскрикнула она.

– Я только хочу помочь.

– Не желаю твоей помощи и не нуждаюсь в ней!

Очередной раскат грома заставил Мэгги замолчать, и даже в полумраке Такер заметил, как она побледнела. Ей действительно необходима помощь, но девушка скорее умрет, чем даст ему знать об этом. Ничего не поделаешь, придется отступить.

Такер отошел на несколько шагов, не сводя глаз с Мэгги. Было тяжело видеть, как она страдает. Он переживал и тогда, в первый раз, в Канзасе во время грозы, но теперь Такеру было еще тяжелее, потому что он любил Мэгги. Во всем виноват Сет Харрис. Такер успел узнать это от Рейчел, прежде чем Мэгги велела сестре замолчать, но он так и не смог заставить девушку рассказать все.

Мэгги не любила откровенничать о детских годах, никогда не говорила о прошлом и призналась, что родители умерли, только когда обстоятельства вынудили ее к этому. Что с ней произошло? Что сделал Сет?

Такер был уверен, что сможет завоевать любовь и доверие Мэгги, только узнав о ее прошлом, только разрушив преграду отчуждения и одиночества, которую она так долго создавала вокруг себя.

Ураган ревел и бушевал, грозя повалить деревья и вздымая облака пыли и грязи. Такер закрыл лицо шляпой. Ничего не оставалось делать, кроме как выжидать.

Вскоре с неба обрушились потоки дождя, едва не утопившие путников. Мэгги все еще не могла успокоиться после грозы, хотя дождь был ненамного приятнее.

Такер послушался ее и не пытался прижать Мэгги к себе или заговорить. Но эта его покорность не радовала девушку. Честно говоря, она хотела, чтобы он обнял ее. Она снова и снова вспоминала ночь любви под звездами.

Мэгги стиснула зубы и натянула одеяло на голову. Что толку думать о том, чему не бывать? Все кончено и забыто. Она не желает его любви. И никогда не покорится.

Когда Такер держал ее в объятиях, целовал и ласкал, Мэгги всем сердцем верила, что он любит ее. Но его целью было лишь заманить ее в ловушку брака. Он сам заявил, что теперь она не сможет отказать!

Такер Брениген хотел командовать ею, он высокомерен и слишком властен. Настоящее чудовище! Пытается указывать ей что делать! Хватит с нее этого вздора!

Больше Мэгги никому не намерена подчиняться! Но дядя Сет и раньше лгал. Он мог обмануть и насчет Такера.

Откуда взялась эта предательская мысль? На этот раз Сет, видимо, сказал правду.

Мэгги подняла одеяло и украдкой взглянула на Такера. Неужели так ужасно позволить себе влюбиться в него?

Совершенно бессмысленный вопрос, ведь она и так любит его. И это ужаснее всего. Кухарка снова оказалась права.

Мэгги вновь спряталась под одеяло.

ДНЕВНИК МОРИН

30 июля


Пришлось остановиться на ночлег раньше из-за проливного дождя. Все промокло. Простая парусина, пропитанная льняным маслом, не может выдержать подобного натиска. Бедные бессловесные мулы стоят, повернувшись спинами к ветру, низко наклонив головы. Они так верно служили нам последние несколько месяцев.

Такера и Мэгги по-прежнему нет. Что с ними?

Дэвид Фостер сделал мне предложение, и я согласилась.

ГЛАВА 31

Гарри взял у Дэвида одну из его лошадей и отправился на поиски Такера и Мэгги. Когда он отыскал их, одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что случилось между ними. Влюблены и ненавидят друг друга за это.

– Вы выглядите как мокрая мышь, – сообщил Гарри девушке, широко улыбаясь.

– Благодарю, – сухо ответила та. – Мне как раз недоставало комплиментов.

– Давно не имел дела с леди, – пожал плечами Гарри, – но тем не менее рад вас видеть. Миссис Брениген с ума сходит от беспокойства.

– Мы бы догнали вас скорее, не застань нас в дороге ураган, – пояснил Такер, подъезжая ближе.

– Караван совсем недалеко, и к тому же вижу, вы хорошо заботились о Бей Леди.

– Бей Леди…

Мэгги потрепала лошадь по шее:

– Я все гадала, как ее зовут. Спасибо за то, что оставили ее мне. Моя лошадь никогда не догнала бы караван.

– Хорошая кобылка. Не раз спасала мне жизнь, – признался Гарри.

Взгляды мужчин встретились, и каждый вспомнил тот весенний день в Джорджии, на плантации «Туин Уиллоуз», когда любимая кобыла Фаррела принесла красивого вороного жеребенка, получившего кличку Блу Бой за синеватый оттенок шкуры. А в «Гроув» Гарри назвал только что появившуюся на свет кобылку Бей Леди. Отец у жеребят был один. Малышей подарили Такеру и Гарри, которые тренировали их вместе и лишь позже разъехались в разные стороны, чтобы бороться друг против друга в кровавой братоубийственной войне.

Но сейчас вспоминалась только светлая радость. Как гордились мальчики жеребятами, как радовались, что жеребец и кобылка родились в один день! Гарри был уверен тогда, что он и Такер будут неразлучны до самой смерти.

– Мы видели могилы по дороге, – сказал Такер. – Кто-нибудь еще заболел?

– Нет. Фургоны Эдамсов и ваш теперь едут с караваном. Фиона и Рейчел здоровы и веселы, но Джейк тяжело переживает смерть жены. Твоя мать делает все возможное, чтобы смягчить удар, помогает с готовкой и тому подобное.

Гарри загадочно улыбнулся:

– Настоящая леди твоя мать.

Гарри не терпелось рассказать Такеру о Морин и Дэвиде, но он все же умудрился промолчать. Пусть он стал почти членом семьи Бренигенов, не он должен объявить новость о помолвке. Кроме того, он обнаружил правду случайно.

Такер вновь надвинул шляпу на лоб и поглядел на затянутое облаками небо:

– По крайней мере, мы смогли избежать эпидемии. Могло быть гораздо хуже.

Гарри в этот момент думал о своем. Только через несколько мгновений он понял, о чем говорит Такер, и согласно кивнул:

– Наверное, нам повезло. Правда, Эдамсам от этого не легче.

Оба замолчали и пришпорили коней: нужно приехать в лагерь до ночи, до следующей грозы.


Мэгги стремилась поскорее догнать караван, чтобы легче было избегать Такера, но, когда вдали показались фургоны, поняла, что хотела бы побыть с ним наедине еще немного. Даже когда они не разговаривали или ссорились, он принадлежал ей, ей одной.

Не успев въехать в круг, они увидели, что окружены людьми. Морин крепко обняла сначала Такера, потом Мэгги.

– Мы так беспокоились, – шепнула она. – Как ты, дорогая?

– Хорошо. Просто немного устала.

Рейчел тоже прижалась к сестре, прерывая дальнейший разговор. Фиона громко радовалась. Девочки выложили все новости.

Сьюзен с детьми тоже были здесь. Молодая вдова и Уилле осыпали поцелуями Мэгги, а малышка громко гулила.

Дэвид сжал огромной лапищей ладонь Мэгги и подмигнул девушке:

– Рад видеть тебя в добром здравии, Мэгги.

– Спасибо, мистер Фостер.

Почему она внезапно смутилась? Ведь ее окружают добрые, любящие, заботливые люди! Сердце Мэгги переполнилось.

Она повернулась и посмотрела в глаза Такеру. Он тоже, казалось, смотрел на нее с любовью и нежностью. Она уже просто не смогла вынести всего этого.

– Думаю, мне лучше прилечь, – шепнула она Морин, и та немедленно повела ее в фургон, где вынула из сундука чистую белую ночную сорочку.

– Ну вот. Надевай скорее и в постель.

– Но я не могу носить ваши вещи, миссис Брениген.

– Чепуха. Я хочу, чтобы ты переоделась. Не спорь и надевай.

Мэгги не смогла сдержаться, и у нее брызнули слезы.

– Вы всегда были так добры ко мне. Не знаю почему.

– Но, Мэгги, дорогая, – удивилась Морин, привлекая к себе девушку. – Неужели не видишь, что мы все тебя полюбили?

Мэгги покачала головой, не в силах говорить.

– Конечно, полюбили.

Мать Такера откинула волосы с лица Мэгги и поцеловала девушку в лоб:

– Ну а теперь поскорее раздевайся и ложись. Перед сном я принесу тебе ужин.

– Спасибо, – выдавила Мэгги.

И не успела Морин спуститься на землю, Мэгги уселась на край топчана и расплакалась по-настоящему.


Морин глядела на сына поверх пламени костра, гадая, что заставило его сбрить бороду. Может быть, Мэгги? Морин, как и Гарри, поняла, что произошло между Такером и Мэгги. Долгие годы строгого воспитания и предрассудки подсказывала, что она должна возмущаться сыном, воспользовавшимся беспомощностью и одиночеством такой девушки, как Мэгги. К тому же настоящая леди никогда не позволила бы соблазнить себя.

Но сердце подсказывало, что молодые люди предназначены друг для друга. Ясно, что Такер безумно влюблен. Однако в чувствах Мэгги Морин не была уверена. Будут ли они счастливы?

У костра появился Дэвид.

– Добрый вечер, – поприветствовал он всех, широко улыбаясь Морин. И она, на мгновение забыв о проблемах сына, почувствовала, как сильно бьется сердце.

Пора было объявить Такеру и младшим детям о своих свадебных планах.

Поднявшись с табурета, она позвала:

– Фиона! Нил! Подойдите на минуту. Ты тоже, Рейчел, если хочешь.

Такер перевел взгляд с матери на Дэвида, и Морин показалось, что сын уже догадался о новости.

Дэвид выступил вперед и спокойно обнял Морин за плечи.

– Дети…

– Позволь мне, – перебил Дэвид. – Есть только один способ объяснить все прямо и просто. Я просил вашу мать стать моей женой, и она, к моей радости, согласилась. Мы надеемся, вы тоже порадуетесь за нас. Знаю, что не смогу занять место вашего отца, но смею думать, что вы позволите мне стать вашим другом.

Морин, затаив дыхание, ждала ответа детей. Но Нил и Фиона вопросительно смотрели на Такера.

Такер встал, положив правую руку на плечо Нила, а левую – на плечо Фионы, и, едва заметно улыбаясь, сказал:

– Не могу назвать другого человека, которого был бы так рад видеть членом нашей семьи. Я знаю, ты будешь хорошим мужем маме, а о большем и мечтать нельзя. – И не успел он замолчать, как ребятишки ринулись в объятия Дэвида.

Морин смотрела на них с горьким и радостным чувством одновременно. Дети еще маленькие, через несколько лет они окончательно забудут Фаррела, их отцом станет Дэвид. Но она любила Дэвида всем сердцем и знала, что он сделает ее счастливой.


Мэгги проснулась оттого, что фургон очередной раз тряхнуло. Она не могла поверить, что даже шум просыпающегося лагеря не разбудил ее. Быстро одевшись, хотя в тесном, заставленном вещами фургоне это было нелегко, девушка откинула переднюю занавеску и увидела сидевшую на козлах Морин.

– Доброе утро, Мэгги.

Девушка пробормотала что-то в знак приветствия и огляделась. По обе стороны дороги поднимались горы. Небо было затянуто облаками. После вчерашнего ливня фургоны с трудом пробирались по грязи.

– Я оставила тебе завтрак. Тарелка под табуретом, – сказала Морин.

– Я не голодна.

– Но все равно должна есть. Ты очень похудела за это время, дорогая.

Не желая обижать Морин, Мэгги повиновалась, стараясь поскорее покончить с завтраком и присоединиться к Морин. Та стегнула мулов и громко прикрикнула на упрямых животных.

– Подумать только, – пожаловалась она, – уже два фургона успели с утра застрять. Такер и Гарри пытаются помочь вытащить их.

Мэгги склонилась в сторону и оглянулась. Фургоны растянулись длинной цепочкой по подножью холма. Правда, увидеть мужчин ей так и не удалось. Она спросила, где Рейчел.

– Девочки едут впереди с Купом, – пояснила Морин. – Нил взял твою лошадь и отправился на разведку с Дэвидом. Он говорит, что до Бойсе осталось не больше месяца пути. Подумай только, Мэгги, мы почти на месте.

– Вы, но не я. До Орегона еще далеко.

– Мэгги…

Девушка судорожно сжала лежавшие на коленях руки.

– Такер говорил, что ты твердо решила добраться до Орегона. Но мы хотим, чтобы ты осталась с нами.

– Не могу. Я должна найти мистера Сэндерсона. Это очень важно для меня.

– Но ведь можно послать ему письмо. Такер – адвокат – и обо всем позаботится как надо.

– Миссис Брениген…

– Мы тебя любим, Мэгги, и будем рады, если ты и Рейчел останетесь жить с нами; Дэвид и я решили пожениться, – улыбнулась Морин. – И хотели бы, чтобы ты была на нашей свадьбе моей подружкой в церкви. Пожалуйста.

И, погладив кулачок, Морин сказала:

– Если ты решишь, что не желаешь оставаться в Бойсе, и мистер Сэндерсон отыщется, мы поможем тебе перебраться в Орегон. Пожалуйста, скажи, что останешься.

Мэгги не знала, как противиться столь настойчивым мольбам и нежному голосу. Потребуй этого Такер, она, не задумываясь, отказала бы. Но как огорчить добрую и любящую Морин?

И только тут до девушки неожиданно дошел смысл ее слов.

– Пожениться? – переспросила она, глядя на женщину. Лицо Морин светилось счастьем. Мэгги поняла, что не видела никого прелестнее Морин Брениген.

– Да, вчера он сделал мне предложение. Мы собираемся обвенчаться через две недели после приезда. Дэвид решил поселиться в Бойсе, чтобы не разлучаться с семьей, хотя я отправилась бы с ним в Орегон, если бы он этого захотел.

– Но что будет с караваном?

– Дэвид найдет себе замену, а если не сумеет, доставит людей в Орегон и вернется, как только сможет. Мы не хотели бы откладывать свадьбу, но… впрочем, я уверена, что он кого-нибудь отыщет. Я твердо решила стать миссис Дэвид Фостер в сентябре.

Мэгги покачала головой. Она рассчитывала уговорить Дэвида взять ее и Рейчел в Орегон. В конце концов, она могла спать и под его фургоном, помогать Купу готовить и править мулами, делать все, что прикажут, чтобы оплатить дорогу. Но теперь Дэвид останется в Бойсе и женится… Все так внезапно изменилось!

– Пожалуйста, не уезжай, Мэгги, – снова попросила Морин.

Девушка взглянула в изумрудно-зеленые глаза и поняла, что Морин говорит искренне. Она любит Мэгги и Рейчел, хочет, чтобы они стали частью ее семьи.

Она подумала о Такере. Вспомнила о жадных губах, поцелуях, руках, ласкавших ее тело, его… Как она сможет жить так близко от него? Невозможно. Мэгги влюблена в Такера, и если он захочет, снова овладеет ее податливым телом. И оба прекрасно это понимают. Он сумеет запутать ее, заманить в ловушку, пока Мэгги не перестанет соображать, что делает. И тогда она потеряет с таким трудом завоеванную свободу.

– Я останусь, – тихо сказала она, – но только до свадьбы. Потом я должна ехать в Орегон.

– Хорошо. Но я надеюсь, что ты передумаешь, – вздохнула Морин.

Мэгги покачала головой, все еще думая о Такере. Она не осмелится передумать. Даже две недели – достаточно опасный срок.

ГЛАВА 32

Дорога оказалась настолько трудной, что переселенцы решили остановиться на ночь пораньше. Мэгги хотелось побыть в одиночестве. Она предупредила Морин, что пойдет выкупаться и вымыть голову. Мэгги взяла с собой серое с белым платье, подаренное Хакером, хотя и не признавалась себе, что хочет выглядеть красивой только для него.

Мэгги выкупалась в прохладной воде и быстро оделась. Сев на принесенное одеяло, она расчесала волосы, размышляя о невероятных переменах в своей жизни. Всего три месяца назад Мэгги ни за что не поверила бы, что подобное может случиться. Ей предложили то, что она хотела больше всего и уже отчаялась получить. Любящую семью. Если бы только чувства к Такеру не усложняли все…

Словно подслушав ее мысли, рядом появился Такер:

– Мэгги, нам нужно поговорить.

Те же самые слова он произнес наутро, после той ночи, когда они стали любовниками. Чувствуя, как пробегает по спине озноб, Мэгги поспешно вскочила. Такер прислонился к валуну и вынул тонкую сигару:

– Мама сказала, что убедила тебя остаться в Бойсе хотя бы до тех пор, пока они с Дэвидом не поженятся.

– Да.

– А как насчет нас, Мэгги?

– Насчет нас? Но мы ничего не значим друг для друга.

– Если бы ты только захотела, мы могли быть вместе. Я предложил тебе дом и замужество. Чего еще ты желаешь от меня?

– Тебе не понять, Такер.

«Я и сама не понимаю», – думала Мэгги, глядя на него.

Такер шагнул к ней:

– Помоги мне понять.

Мэгги отпрянула. Если он коснется ее, она пропала.

Выражение покорного смирения омрачило его красивое лицо. Такер снова прислонился к скале.

Как признаться, что, хотя она любит его, этого все же недостаточно? Как объяснить, насколько важно быть хозяйкой своей жизни? Никогда не подчиняться ничьим приказам, самой выбирать дорогу, собственную судьбу. Пусть даже совершать при этом ошибки.

Она взглянула на Такера, и неожиданно все сомнения куда-то исчезли. Теперь Мэгги ясно понимала, что он и не думал мстить Сету и не собирался прибрать к рукам «Харрис миллз», даже если фабрика когда-нибудь снова перейдет к ней.

– Когда мои родители умерли, – начала она, почему-то почувствовав потребность выговориться, – все изменилось.

– Как это произошло, Мэгги?

– Экипаж перевернулся. Мне было двенадцать, а Рейчел лежала в колыбели. Все считали, что у нас не осталось родственников, пока не появился дядя Сет. Я думала, он приехал, чтобы позаботиться о нас.

В голосе девушки зазвучали горькие нотки.

– Но ему нужны были только деньги, а их дядя не умел ни хранить, ни зарабатывать. Прошло совсем немного времени, и мы были почти разорены.

Мэгги подняла одеяло и начала складывать его, продолжая рассказ.

– Дядя Сет не позволял нам ни с кем видеться. Помню, он всегда хотел, чтобы друзья родителей принимали его, но никто из них его не приглашал. Мама всегда звала его «пропащей душой». По-моему, он вечно скитался, пытаясь разбогатеть, но это ему не удавалось. Дядя Сет ненавидел всех и вся, но больше всего злился, что не он, а папа унаследовал фабрику. Поэтому он так плохо относился к нам.

– Но неужели никто не пытался узнать о вас все это время? – недоверчиво осведомился Такер. – Твой отец был известным промышленником во всех южных штатах. И никому не было дела до детей Джереми? Он должен был оставить огромное состояние.

– Скорее всего, меня просто не интересовали подобные вещи. Я никогда не задумывалась о богатстве или бедности. Для меня фабрика была всего-навсего местом, где работал отец, и ничем больше. Иногда он брал меня с собой в контору, покупал мороженое… Скорее всего, дети не задумываются о вещах, которые принимают как должное.

Выражение глаз Такера говорило о том, что он прекрасно понимает Мэгги. Он, возможно, точно так же относился к роскоши, пока война не лишила Бренигенов дома и плантации.

– Дядя Сет заявил, что отец не оставил ни гроша и что мы для него – тяжкое бремя. За пять лет он ни разу не позволил нам выйти из дома. Уволил всех слуг, кроме кухарки. Я присматривала за Рейчел и, как могла, вела дом.

– Но ты сама была ребенком! – мягко напомнил Такер.

– Если приходится туго, быстро взрослеешь. Мэгги замолчала, боясь, что сейчас расплачется, но Такер не требовал, чтобы она продолжала, и девушка постепенно взяла себя в руки и глубоко вздохнула.

– Как-то я подслушала разговор дяди с одним из служащих фабрики, который пришел в дом. После его ухода дядя ужасно разозлился. Думаю, он понял, что может потерять не только фабрику, но и дом. Вскоре после этого он увез нас в Индепенденс. Только оказавшись там, я узнала, почему он это сделал.

– Почему, Мэгги? Ты никогда не рассказывала об этом.

– Он собирался выдать меня замуж за старого приятеля. Оказалось, отец оставил деньги в доверительном фонде, который дядя не смог заполучить. Насколько я предполагаю, деньги должны перейти ко мне после замужества, и он хотел разделить их с мистером Джонсоном. Дядя собирался продать меня мистеру Джонсону и поделить с ним деньги, по праву принадлежавшие мне.

Встретившись взглядом с Такером, девушка добавила:

– Он всегда твердил, что отец не настолько любил меня, чтобы обеспечить после смерти.

Такер уронил сигару и вдавил окурок в мягкую влажную землю.

– Сайрус Джонсон? Тот, с кем я тебя видел в Индепенденсе? Но он…

Мэгги представила своего «нареченного». Тучный мужчина лет сорока, с седеющими бакенбардами и красным носом картошкой. Из угла рта вечно свисает окурок толстой сигары, а блеск маленьких глазок, плотоядно глядевших на нее, заставлял Мэгги дрожать от омерзения.

Даже сейчас при одном воспоминании обо всем этом девушка передернулась.

– Поэтому мы убежали, – прошептала Мэгги. – Я видела за городом фургоны и была уверена, что дядя Сет не подумает искать нас именно там. Должно быть, я проговорилась, когда покупала лошадь.

Мэгги собрала вещи и выпрямилась.

– А Маркус Сэндерсон? Что общего у него со всем этим? – осторожно спросил Такер.

Его глаза были темно-карие… Как лучший шоколад, как конфеты, которые когда-то приносила мать. Мэгги чувствовала, что эти глаза глядят в самую душу, словно желая выведать ее тайны, уничтожить боль и одиночество.

Мэгги повернулась спиной к Такеру и, глядя на поросший лесом склон холма, вздохнула:

– Я не солгала, Такер. Просто слышала, как дядя говорил мистеру Джонсону о завещании и о фонде. Я помню мистера Сэндерсона еще с детства. Он и его семья были нашими друзьями. Мы с его дочерью часто играли вместе. Они уехали в Орегон, поскольку считали, что война вот-вот начнется. Позже папа сказал, что Сэндерсон был пацифистом и не желал воевать, поэтому они и отправились на Запад. Дядя Сет уверял, что денег в фонде не осталось и фабрика обанкротилась. Может, это и так, но я не верю. Сет старается любым способом добраться до денег. Мне нужно найти мистера Сэндерсона.

– Мэгги…

Девушка нерешительно повернулась.

– Позволь помочь тебе. Я адвокат. И смогу сделать все, чтобы дядя больше никогда не посмел обидеть тебя. Оставайся с нами в Бойсе.

– Мне нужно найти мистера Сэндерсона, – повторила Мэгги.

– Но почему бы не дать мне несколько недель, чтобы попытаться разыскать его? Мы можем послать письмо почтовым дилижансом, нанять кого-то и попросить поехать в Орегон. Позволь мне сделать все, что смогу. Всего несколько недель.

«Почему бы не согласиться выйти за него замуж? Что она стремится доказать? Ведь ясно, что Такер любит ее. Почему ей этого недостаточно? «– подумала Мэгги.

Но замужество – такой решительный шаг. Она потеряет власть над своей жизнью. Будет снова принадлежать кому-то.

– Пообещай, что не станешь удерживать меня, если я решу уехать?

– Обещаю.

Такер пошел было прочь, но неожиданно остановился:

– Ты такая красивая сегодня, Мэгги. Я люблю тебя.

«Знаю, Такер. Я тоже люблю тебя», – хотелось сказать Мэгги.

Хотя Такер и обещал помочь Мэгги, но еще сам не представлял, каким образом. Он знал, что Мэгги многое еще скрывает от него, видел боль на лице девушки. Что сделал с ней Сет за все те годы, что держал ее взаперти? Лучше ему не показываться Такеру на глаза. Он испытывал горячее желание задушить его собственными руками.

Такер направился к фургонам по узкой тропе, чувствуя, как гнев сменяется печалью. Он признался Мэгги в любви, а ведь было время, когда Такер клялся, что никогда больше не скажет о любви ни одной женщине. Но с Мэгги… с Мэгги стоило рискнуть. Тем более что теперь чувство к Чармиан казалось ему жалкой пародией на любовь.

Такер надеялся, что на свое признание в любви услышит ответное признание Мэгги. Но она промолчала. Испугалась. Он прочел это в ее глазах.

Гнев снова вернулся, на этот раз с удвоенной силой. Пальцы сами собой сжались в кулаки. Будь здесь Сет Харрис…

Такер внезапно замер. Сет сказал, что явится в Айдахо за племянницами. Возможно, он уже поджидает их в Бойсе. Одинокий всадник или пассажир дилижанса может добраться до Айдахо гораздо скорее переселенцев с их неповоротливыми фургонами. Если Такер хочет помочь Мэгги, нужно прежде всего знать точное содержание завещания ее отца. И правду о фонде. Необходимо отыскать Маркуса Сэндерсона. Дядя Мэгги – человек отчаявшийся и может пойти на все, даже на убийство, не говоря о подделке документов. Придется быть поосторожнее и не спускать глаз с Мэгги и Рейчел. Нельзя рисковать их безопасностью!

Скот мирно пасся в долине между горами. В лагере кто-то играл на гитаре, тихо напевая. Ветерок доносил нежную музыку, тот самый вечерний ветерок, который прогнал тучи с неба, оставив лишь миллионы мерцающих звезд и полумесяц освещать землю.

Пока они объезжали стадо, Гарри, нахмурясь, выслушал просьбу Такера:

– Тут не знаешь, с чего начать, Так.

– Понимаю, но кто, кроме тебя, сделает это?

– Всего-навсего имя. И мы даже не знаем, живет ли Сэндерсон в Портленде. Многое может случиться за шесть-семь лет. А вдруг он умер? Или вернулся на Восток после войны?

– Знаю. Но времени у меня нет и сведений тоже. Я бы сам поехал, но…

– Хорошо, Так, – кивнул Гарри, дотронувшись до руки друга. – Я понимаю. И рад сделать это для тебя. Завтра на рассвете отправлюсь в путь.

– Пошли Кигену письмо в Айдахо-Сити, если сможешь. Напиши, что мы почти добрались.

– Обязательно.

– И, Гарри… Гарри поднял глаза.

– Спасибо.

Гарри пожал плечами и улыбнулся:

– Не стоит. Лучше пригласи на свадьбу. Твою и Мэгги.

ДНЕВНИК МОРИН

31 июля


Странно, как безошибочно любовь находит мужчину и женщину, где бы они ни были. Мы страдали от пыли, дождей, затхлой воды и недостатка пищи. Подошвы туфель износились, а лица и руки черны, как у индейцев. Кажется, сердечные дела должны мало беспокоить нас, но это не так.

Не только я нашла человека, которому могу доверить жизнь, но и Такер встретил свою любовь. Нелегко матери видеть, как первенец уходит к другой женщине. Но Мэгги будет ему хорошей женой. Возможно, если бы не война, Такер нашел бы счастье с Чармиан. Однако признаюсь, что отдаю его Мэгги с чистым сердцем и без горечи. Она принесет ему радость, как только поймет, что тоже любит.

ГЛАВА 33

Караван Фостера отдохнул день около форта Холла и продолжал путь вдоль извилистой Снейк-Ривер. Медленно, неделя за неделей они пересекали покрытую низкорослым кустарником землю под палящим августовским солнцем. Всякая надежда на дождь рассеялась с последним ливнем перед спуском с Беар-Маунтинз. Казалось, небо наказывает переселенцев за их жалобы на грязь и холод.

К северу и югу возвышались вершины Пёпл-Маунтинз, и усталые люди невольно представляли холодные горные озера и тенистые деревья. Но здесь, на равнине, насколько хватало глаз, пестрели кусты, кишевшие змеями и тушканчиками. Даже принести воду для питья и готовки оказалось весьма сложным делом, поскольку означало спуск по почти отвесным берегам, за которыми следовал еще более опасный подъем. Большая дичь почти не встречалась, и охотники часами объезжали пустыню, чтобы прокормить себя и семьи.

Мэгги настояла на том, чтобы вновь взять в руки поводья. Она просто не могла позволить Морин править мулами, потому что была моложе и сильнее. Кроме того, безделье давало слишком много времени для ненужных раздумий о вещах, которые она была не в силах изменить.

Но, по крайней мере, она могла оставаться в одиночестве. Такер, ставший главным помощником Дэвида, все чаще отлучался и, когда не помогал вожатому, обычно охотился, чтобы принести добычу Бренигенам и маленькому семейству Сьюзен Бейкер.

Мэгги остро чувствовала отсутствие Гарри и была очень разочарована, когда тот не попрощался. Хотя она знала его совсем недолго, все же считала своим другом, и казалось странным, что он уехал так внезапно, не сказав ни слова никому, кроме Такера.

Караван прошел в этот день больше двадцати миль и остановился на ночлег, когда солнце только начало спускаться за линию горизонта. Пустыня была залита розовым светом, придававшим унылому пейзажу почти веселый вид.

Когда Мэгги возвращалась к фургону, после того как распрягла и напоила мулов, Сьюзен остановила ее.

– Мэгги, не можешь посидеть с Анни несколько минут, – попросила она. – Малышка спит в фургоне, и я не хочу оставлять ее одну. Последние дни она что-то капризничает, и я беспокоюсь за нее. Пожалуйста, побудь с ней, а я должна поговорить с мистером Фостером.

И, не дожидаясь ответа, поблагодарила Мэгги и поспешила прочь, таща за собой маленького Уиллса.

– Конечно, посижу, – сказала Мэгги уже в пустоту, подняв брови, но тут же улыбнулась, чувствуя, что усталость проходит. Она всегда радовалась возможности повидаться с маленькой Анни.

Девочка мирно спала. Занавески прикрывали вход в фургон, и теплый ветерок без помех хозяйничал там. Мэгги встала на колени и прислонилась к маленькой деревянной колыбельке.

Трудно поверить, что Анни уже почти два месяца. Какая хорошенькая! Легкий светлый пушок покрывал идеально круглую головку, а таких ярко-голубых – глазок она никогда не видела. Рейчел в детстве была немного похожа на Анни – такая же светленькая и голубоглазая.

Мэгги вырастила сестру, но каково было бы иметь своего ребенка? Малыша, которого можно любить, и кормить грудью, и нянчить…

Она закрыла глаза, пораженная картиной, возникшей в мозгу. Мэгги даже твердо знала, что назовет сына Кэвином… На ум уже готова была прийти фамилия малыша.

Анни пошевелилась, и у Мэгги появился предлог взять девочку на руки. Малышка оказалась такой теплой и мягкой! Крошечный ротик попытался найти грудь Мэгги.

– Сожалею, ангел, но твоей мамочки сейчас нет.

Словно поняв, Анни успокоилась и снова заснула. Мэгги сама чуть не задремала, но тут появилась Рейчел.

– Привет, Мэгги. Сьюзен у нас. Миссис Брениген снова пригласила ее к ужину. Она просила принести Анни. Пойдем.

Рейчел немного раскраснелась, глаза сияли каким-то странным светом. Мэгги испугалась, что сестра снова заболела, и уже хотела пощупать ей лоб. Девочка так весело пританцовывала вокруг, никак не желая стоять на месте, что Мэгги уже хотела велеть сестре успокоиться, но раздавшиеся громкие вопли заставили ее замереть.

– Сюрприз!

– С днем рождения, Мэгги!

У костра собрались все – Бренигены, Бейкеры, Эдамсы, мистер Фостер и Куп… А на столе стоял огромный торт.

Рейчел почти истерически захихикала:

– Это я им сказала! Миссис Брениген спросила, знаю ли я, когда у тебя день рождения, а я вспомнила, и она решила устроить праздник! Куп помог нам испечь торт в фургоне мистера Фостера, чтобы ты не догадалась.

Все еще не выпуская Анни, Мэгги встала на колени около взволнованной младшей сестры.

– Я и забыла. Спасибо, что вспомнила, киска. Рейчел звонко чмокнула Мэгги:

– Пойдем, посмотришь, что мы еще приготовили для тебя.

Сьюзен, выступив вперед, взяла Анни, заодно обняв девушку. В ее глазах стояли слезы. Мэгги почему-то тоже захотелось заплакать. У нее столько лет не было настоящего дня рождения!

Оказалось, что были еще и подарки: носовые платки с вышитыми инициалами Мэгги, вязаный шарф, передничек и даже атласные туфельки серебристо-серого цвета, от Морин.

– Я думаю, они подойдут к платью, которое купил Такер. Прости, они не новые, но лучше тех, что сейчас на тебе.

Мэгги посмотрела на свои ноги. Когда ее туфли, и без того поношенные, окончательно развалились, Морин дала ей крепкие ботинки, без которых ей пришлось бы туго. Но эти серебряные туфельки…

– Они прекрасны, – только и смогла выдавить девушка.

– Я надевала их на свой первый бал. И с тех пор хранила.

– О, я не могу…

– Конечно, можешь, дорогая. Они предназначались для кого-нибудь молодого и прелестного, вроде тебя, – заключила Морин, целуя Мэгги в щеку.

И неожиданно ее маленькая ладонь очутилась в большой и мозолистой, и Такер потянул ее прочь из круга. Она, не сопротивляясь, последовала за ним в ночной мрак.

Наконец Такер остановился и, повернувшись к Мэгги, положил ей руки на плечи.

– Прости, что не приготовил тебе подарка, Мэгги.

– Это не имеет значения. Праздник…

– Я знаю, что бы хотел подарить тебе, и, когда доберемся до Бойсе, обязательно это найду. Ну, а пока придется довольствоваться хотя бы…

Он медленно притянул ее к себе, руки соскользнули с плеч и погладили ее спину. Мэгги уже не могла, да и не хотела спорить с ним, и его губы завладели ее ртом. Он поцеловал ее со страстной нежностью, возбуждая голод и жажду в душе девушки.

Мэгги отшатнулась и снова прижалась к нему, обвив руками шею, запутавшись пальцами в шелковистых волосах на затылке. Она ощущала нараставшее в Такере желание и знала, что ее собственное – такое же жгучее и сильное.

Если бы только…

Мэгги нерешительно опустила руки и оттолкнула Такера.

– Я не могу, – пробормотала она внезапно охрипшим от волнения голосом. – Потому что не собираюсь оставаться с тобой.

Но тут она снова оказалась в его объятиях так быстро, что не успела запротестовать. Он продолжал целовать ее, нежно, страстно, пламенно, сладостно, и, наконец отстранив, прошептал:

– Я могу подождать. И не намерен сдаваться. И, взяв ее за руку, повел обратно.


Такер стоял в стороне, слушая и наблюдая. У Мэгги снова был тот беззаботный веселый вид, как тогда, в Эш-Холлоу. Она всегда была красавицей, но сегодня выглядела особенно ослепительно, улыбающаяся, веселая…

Он наслаждался ее смехом. И цель в жизни у него была одна – слышать этот смех как можно чаще.

Теперь Такер стремился поскорее добраться до Бойсе, начать адвокатскую практику, суметь содержать семью, жену и детей.

При этой мысли Такер улыбнулся.

– Чему ты так радуешься? – осведомилась подошедшая Морин.

– Ничему особенному. Просто думаю, как хорошо, что решил везти вас в Айдахо.

Обняв мать за плечи, он притянул ее к себе.

– М-м-м, удивительно, как любовь заставляет смотреть по-другому на все, что мы оставили в прошлом.

Сын осторожно сжал ее руки:

– Мы, Бренигены, везучее племя, не так ли?

– Совершенно верно.


Мэгги лежала под фургоном, сложив рядом именинные подарки. Даже в темноте приятно чувствовать рядом знаки любви и заботы посторонних людей, неожиданно ставших родными, знать, что эти люди настолько хорошо относятся к ней, что не задумались потратить так много драгоценных часов на вязание и вышивание или, как Морин, расстаться с чем-то очень дорогим для себя.

Но ничто не казалось ей таким дорогим, как поцелуй Такера. Даже сейчас она ощущала его на своих губах.

Мэгги поднесла пальцы ко рту, уверенная, что припухлость и жар по-прежнему остались, хотя прошло уже несколько часов.

Когда же она перестанет постоянно думать о Такере? Когда настанет такой момент, что Такер не будет преследовать ее день и ночь, ночь и день? Или ей всю жизнь умирать от желания, тосковать по нему?

Мэгги перекатилась на бок и свернулась калачиком.

«Я могу подождать, – вспомнила она его слова, – и не намереваюсь сдаваться».

– О, Такер, – прошептала Мэгги, – пожалуйста, оставь меня. И не надо ждать. Я не могу быть тем, кем ты хочешь меня видеть. И не могу делать то, чего ты желаешь от меня. Не могу позволить мужчине отобрать все, что у меня есть, чем владею. Даже если этот мужчина – ты. Просто не могу.

Мэгги закрыла глаза, зажмурила веки. Спать. Нужно хоть немного поспать.

Но вместо этого она снова увидела себя в объятиях Такера, почти физически ощутила нежную улыбку прекрасных шоколадно-карих глаз. А между ними, прижатый к ее груди, спал ребенок с такими же карими глазами.

И тут Мэгги заплакала. Она плакала по тому, что имела когда-то и потеряла навсегда. И плакала о том, чему никогда не сбыться.

Еще долго во мраке ночи слышались тихие рыдания.

ДНЕВНИК МОРИН

8 августа


Дэвид рассказал, что для тех, кто не хочет пересекать Снейк-Ривер, существует обходной маршрут в триста миль, ведущий в Бойсе-Сити. Три сотни миль подъемов и спусков по отвесным стенам в каньоны, чтобы добыть воды! Местами крутизна просто ужасающая, и я не представляю, кто осмелится выбрать такой путь! Но, возможно, я просто не подозреваю, что ждет нас, когда мы переправимся через реку. Не исключено, что все гораздо хуже, чем я ожидаю.

Дэвид говорит также, что через три недели мы доберемся до Бойсе. Три недели. Господь даст, там нас ожидает письмо от Шеннон. Скорее бы!

ГЛАВА 34

Пыль, поднимаемая колесами и копытами, висела в воздухе плотным облаком. Переселенцы кашляли и щурили глаза, пытаясь хоть что-то рассмотреть. Особенно плохо приходилось ехавшим в самом хвосте.

Мэгги, сидевшая на козлах, посмотрела по сторонам. Фиона и Рейчел шагали рядом с фургоном, держа за руки Уиллса Бейкера, и, весело смеясь, дразнили малыша.

Даже проведя более трех месяцев в пути, дети по-прежнему считали путешествие увлекательным приключением, а не тяжелым изнурительным испытанием, где на каждом шагу подстерегали опасности и неприятности. Мэгги даже позавидовала ребятишкам – хорошо бы забыть обо всем.

Она, стегнув мулов, прикрикнула на ленивых животных больше по привычке, чем по необходимости.

До Бойсе меньше двух недель. Именно это сообщил Дэвид вчера вечером. Почти невозможно поверить, что они так близки к цели.

Нет. Не они. Через несколько недель они с Рейчел продолжат путь, но пока смогут насладиться отдыхом. Кроме того, они, скорее всего, смогут путешествовать дилижансом, а не глотать пыль в неповоротливом и неуклюжем фургоне каравана переселенцев.

Мэгги увидела, что к фургону галопом скачет Такер. Придержав коня, он весело улыбнулся Мэгги и тут же исчез. Девушке показалось, что он умчался куда-то, но в этот момент послышался глухой стук, и фургон покачнулся. Оглянувшись, она увидела, что Такер привязывает Блу Боя к задку.

– Решил, что неплохо бы тебе отдохнуть немного, – объявил он, забравшись в фургон, и, проворно скользнув на козлы, взял поводья из рук Мэгги.

– Но мы скоро остановимся на обед, и я вполне могла бы подождать.

– Прекрасно. Тогда мы можем просто приятно провести время вдвоем.

Такер улыбнулся, но Мэгги прочла в его глазах все то же: «Я не собираюсь сдаваться».

И Такер был верен клятве. Все последние дни он не давал Мэгги ни минуты покоя – всегда оказывался рядом, нежно улыбался, стараясь незаметно коснуться руки, целовал, когда они оказывались наедине. Он не пытался овладеть ею, однако за внешней холодностью чувствовалось жаркое пламя, и оба понимали это.

– Может, мне лучше пройтись, – тихо сказала Мэгги, приподнимаясь.

– Мать едет с Купом. Можешь взять Блу Боя, чтобы не глотать пыль.

– Нет, спасибо.

Конечно, ей пришлось все эти дни ехать верхом, чтобы догнать караван, но другого выбора не было. Больше Мэгги не намеревалась испытывать судьбу. Такой конь, как Блу Бой, ей явно не по силам.

Придержав юбки, Мэгги спрыгнула вниз и, пропустив фургон, побрела через душистую полынь, жадно вдыхая чистый воздух и оглядывая лежавшую впереди голую равнину бассейна Снейк-Ривер. К северу вздымались вершины гор, рассекавшие безбрежное голубое небо. Хотя Мэгги мечтала о прохладной воде и тени деревьев, она все же была рада, что их путь не пролегал через эти горы, выглядевшие неприступными.

Неожиданно детский крик, рассеяв грезы, вонзился в сердце острым осколком. Мэгги, не раздумывая, помчалась к холмам, окаймлявшим речное ущелье.

– Мэгги! Мэгги!

Навстречу, спотыкаясь на камнях и размахивая руками, бежала Рейчел.

– Что? Что случилось? – вскрикнула девушка, хватая сестру за плечи.

– Уилле! Это Уилле! Он упал с обрыва! Мэгги не стала дожидаться объяснений.

– Зови Такера!

Задыхаясь, чувствуя, как бешено колотится сердце, она ринулась к краю каньона, где растерянно стояла Фиона, глядя вниз.

– Назад, Фиона! – крикнула Мэгги. Девочка повернулась. Маленькое, белое как простыня личико было залито слезами.

– Мы играли в салочки, а он побежал и свалился в овраг!

Мэгги ободряюще обняла девочку:

– Все в порядке. Ты не виновата. Беги за помощью, Фиона. Скорее. Скорее!

Мэгги легла на живот, подползла к краю обрыва и поглядела вниз. Голова тут же закружилась, а пальцы вцепились в глину. Далеко внизу река медленно прокладывала извилистый путь через глубокий и узкий каньон. Мэгги затошнило. Даже солнце не проникало в ущелье! Никто не сможет выдержать такого падения! И если Уиллсу удалось миновать зазубренные острые обломки камней, он просто утонет, прежде чем можно будет добраться вниз и спасти его.

И тут она услышала тихие скулящие звуки.

– Уилле?

Мэгги высунулась чуть дальше, вне себя от страха.

Мальчик упал на небольшой выступ, футах в двадцати ниже берега. На лбу и руках запеклась кровь.

– Держись, Уилле. Не двигайся. Ты меня слышишь?

– Мама… Хочу к маме…

– Она сейчас придет, милый. Только лежи смирно и не шевелись. Мы тебя достанем.

Сзади послышались крики и топот. Хоть бы это оказался Такер!

Такер подполз к Мэгги.

– Господи милостивый, – прошептал он. – Если Уилле шевельнется…

Девушка судорожно сглотнула.

– Поговори с ним, Мэгги. Успокой. Сможешь?

– Постараюсь.

Он сжал ее руку и отстранился.

– Нил, приведи Блу Боя. И веревку принеси. Подлиннее и покрепче.

Мэгги, не обращая ни на кого внимания, вновь повернулась к обрыву. Мальчик по-прежнему лежал на выступе, но в любую минуту…

– Уилле, твоя мама уже идет. Но ты должен обещать, что будешь лежать смирно и дожидаться нас.

– У… меня… рука болит…

– Знаю. Но потерпи, мы ее в два счета вылечим. Уилле, жалобно шмыгнув носом, поднял голову, и водопад мелких камешков с шумом обрушился в каньон. Уилле испуганно прижался к отвесной стене.

Мэгги затаила дыхание, но, стараясь говорить как можно спокойнее, объявила:

– Миссис Бренинген пообещала испечь на твой день рождения такой же большой торт, если послушаешь меня и не двинешься с места. Помнишь, какой он был вкусный?

– Угу…

– Мое дитя! – истерически закричала подбежавшая Сьюзен. – Где мое дитя?

Мэгги повернула голову.

– Сьюзен, – тихо, но твердо сказала она, вынуждая себя оставаться спокойной, – ты не должна показывать Уиллсу, что боишься.

Мэгги была уверена, что Сьюзен не слышит и не понимает ее, однако та каким-то образом умудрилась сообразить, что от нее зависит спасение сына. Кивнув, Сьюзен неверной походкой прошла несколько шагов, отделявших ее от обрыва и легла на живот рядом с Мэгги.

Скорее, Такер. Пожалуйста, скорее.

Такер, вцепившись в веревку, начал медленно сползать вниз, стараясь не удариться о камни. Наверху мужчины, напрягая мускулы, медленно спускали его все ниже.

– Держись, Уилле, – окликнул Такер малыша. – Я почти добрался до тебя.

– Мама… – пролепетал мальчик.

– Сейчас увидишь маму.

Такер поравнялся с выступом и осторожно сделал первый шаг. Камень оказался таким узким, что на нем едва умещались ноги. Облокотившись на стену каньона, Такер наклонился над малышом и, осмотрев его лоб и руки, с облегчением убедился, что раны оказались обыкновенными царапинами.

– Ты можешь встать? Уилле покачал головой.

– Нужно, чтобы ты сел мне на плечи и держался, когда нас будут поднимать, сынок.

– Не могу. Я боюсь, и рука болит. Он снова заплакал:

– Не могу.

– Конечно, можешь, малыш.

– Нет!

Уилле отпрянул, едва не перевалившись за край выступа.

Такер понял, что мальчик говорит правду. Он слишком устал и – напуган, так что, если начать настаивать, Уилле может погибнуть. Придется сделать по-другому.

– Хорошо, я обвяжу тебя веревкой, и поднимешься первым. Тебе ничего не придется делать. А пока лежи спокойно.

Такер, нервно закусив губу, начал развязывать узлы. Ему показалось, что выступ качается и, если он посмотрит в сторону, обязательно свалится в бездну.

Приказав себе успокоиться, он обвязал Уиллса веревкой под мышками и помог встать.

– Ну а теперь, Уилле, ты должен помочь им поднять тебя. Ты меня слышишь?

Мальчик кивнул, глядя на Такера огромными испуганными глазами.

– Когда начнут тянуть, иди по стене как по ровной земле, иначе будешь весь в ссадинах. Понятно?

Уилле, всхлипнув, кивнул.

– Вот и хорошо.

Такер осторожно встал, по-прежнему прижимаясь к стене.

– Он готов, Дэвид! Давай, Уилле. Мама ждет тебя наверху. Все будет хорошо.

Веревка натянулась, и Такер помог малышу сделать первые шаги, наблюдая как тот шагает по откосу. Пот струился со лба Такера, жег глаза, но он не пытался вытереть соленые капли. Черт возьми, как он ненавидел высоту! Но ему и в голову не пришло попросить кого-нибудь другого спуститься за Уиллсом.

Выступ, казалось, с каждой минутой уменьшался. Скорее бы они спустили веревку!

Смертельный ужас охватил Мэгги, когда она поняла, что произошло. Такер остался внизу, пока Уиллса поднимали наверх! Выступ слишком узкий для такого большого человека!

– Держись, Такер, – шептала она. – Держись. В груди росло странное ощущение. Ей казалось, что она стоит рядом с ним, на этом же выступе, слышит рев реки и видит, как раскачивается перед глазами стена каньона.

– Не смотри вниз, – тихо попросила она. Уилле перевалился через край, и Сьюзен тут же подхватила его. Мэгги хотелось кричать, требовать, чтобы они поскорее отвязали веревку. Нервы вот-вот не выдержат. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем мужчины выполнили ее молчаливую просьбу.

– Держи веревку, Так! – прокричал Дэвид, швыряя толстый шнур вниз.

Веревка зацепилась за камень, и Дэвиду пришлось долго дергать ее, чтобы освободить и сделать вторую попытку.

Каждое движение болью отзывалось в груди Мэгги. Она видела, как веревка качнулась к Такеру, как он попытался ее схватить, как выступ обрушился и обломки камней с шумом и треском рухнули вниз, как Такер пошатнулся, пытаясь найти опору, и заскользил в пропасть, беспомощно цепляясь за скалистую стену.

К счастью, тридцатью футами ниже оказался еще один выступ, немного пошире. Сердце Мэгги замерло. Она была уверена, что истерически вскрикнула, но вокруг стояла мертвая тишина.

– Такер! – окликнул Дэвид.

– Все в порядке, – отозвался тот.

Но Мэгги знала, что это неправда, слышала по голосу. Он ранен. И ранен тяжело.

ГЛАВА 35

Правую щиколотку пронизывала жгучая боль, словно в ней медленно поворачивали раскаленные иголки. Такер пытался приподняться на локтях, проверить, что случилось, но рука не слушалась. Рукав был порван, и кровь хлестала фонтаном из раны. Голова гудела от боли.

– Я спускаюсь, – крикнул Дэвид.

– Не надо! Здесь нет места, – запротестовал Такер.

«Кроме того, веревка может не выдержать двоих, – подумал он. – К чему ненужные жертвы? А если внизу больше не окажется выступов? Тогда они оба рухнут на дно реки».

– Спускайте веревку! – прокричал он.

Шнур медленно зазмеился вниз. Хоть бы длина оказалась достаточной! Минуты тянулись бесконечно. Все же Такеру удалось поднять правую руку и поймать конец веревки. Он так и не понял, как ухитрился обвязаться ею.

Левая рука почти не действовала. Вряд ли это перелом, скорее всего просто сильное растяжение; и кроме того, кожа сорвана и рана довольно глубока. Хуже всего, что он потерял много крови. Силы его таяли.

Подняв голову, Такер успел увидеть голубое небо, встревоженные лица. Волна дурноты ударила в голову. „Держись, – приказал он себе. – Нельзя терять сознание, пока не окажешься наверху».

– Дэвид! Вам придется меня тащить. Я ничем не могу помочь.

– Попытаемся быть поосторожнее. Готов?

– Готов.

Первый рывок вызвал новый приступ боли. Такер пытался растянуть веревку, чтобы ослабить давление, но ничего не получилось. Последние силы уходили.

Словно тряпичная кукла, он начал опасное скольжение вверх.

Мэгги затаила дыхание: она была не в состоянии отодвинуться и отвести глаза. Такер не шевелится. Может, потерял сознание? И жив ли он? Почему они не торопятся? Почему не вытащат его оттуда? А если веревка оборвется или развяжется…

– Мэгги, отодвинься, – строго приказала Морин, дернув девушку за рукав.

– Он ранен.

– Знаю, но это не значит, что ты тоже должна свалиться в пропасть.

Мэгги позволила оттянуть себя от опасного края, но лишь на несколько дюймов. Она должна видеть Такера! Должна быть рядом в ту секунду, когда он окажется наверху. Девушка смутно понимала, что Морин волнуется не меньше ее, но не находила силы утешать или ободрять кого бы то ни было. Кроме Такера, она ни о ком не могла думать.

– Господи милосердный, пусть он будет жив! Не дай ему умереть! Я сделаю все, только не отнимай его у меня! – молилась она.

Казалось, прошла вечность, прежде чем на поверхности показалась темная голова, и Мэгги пережила еще несколько ужасных мгновений до того момента, когда Такера положили на землю. Она мгновенно оказалась рядом.

– Такер, – пробормотала Мэгги, откидывая с его лба волосы.

Такер приоткрыл глаза:

– Уилле?

– В фургоне, с матерью. Жив и здоров.

– Хорошо.

Он застонал и снова закрыл глаза.

– Что у тебя болит, сынок, – спросил Дэвид, наклоняясь над Такером.

– По-моему, сломана щиколотка, – процедил Такер сквозь стиснутые зубы. – И рука разодрана.

Дэвид оттянул висевший лохмотьями рукав Такера. Тот со свистом выдохнул и еще сильнее зажмурился. Дэвид взглянул на Мэгги и, покачав головой, снял свою сорочку и перевязал руку повыше открытой раны. Потом осторожно ощупал щиколотку. Такер громко застонал:

– Вот здесь.

– И вправду сломана. Дэвид поднялся:

– Несите его в фургон.

Как только раненого положили на топчан, он сжал руку Мэгги и не выпускал, пока мужчины несли его к лагерю. Наконец его опустили на землю рядом с фургоном Бренигенов.

– Куп, принеси бутылку моего лучшего, – велел Дэвид другу.

Немой поспешно бросился к головному фургону.

– Будет больно, Так, – предупредил Дэвид и обернулся к Морин:

– Мне понадобятся ножницы, бинты и какие-нибудь доски на шину для сломанной ноги. И еще иголку с нитками.

Мэгги, почти не слушая, пристально смотрела на Такера. Лицо под бронзовым загаром было смертельно бледным. Время от времени он морщился при новом приступе боли.

– Ты меня слышишь, Такер? – спросил Дэвид, наклонившись пониже.

– Слышу.

– Ты потерял много крови. Мне удалось ее остановить, но нужно еще зашить рану. Из меня швея плохая, но я сделаю все, что смогу.

Такер открыл глаза:

– У Мэгги лучше получится.

– У меня?! Но я… не могу… не…

– Я доверяю тебе, Мэгги, – прошептал он. Куп вернулся с бутылкой виски и вручил вожатому.

– Выпей несколько глотков, – приказал Дэвид, приподнимая Такера и поднося бутылку к его губам. – Тебе необходимо это сделать.

Такер повиновался и, вздохнув, снова откинулся назад и лег.

– Держись, – предупредил Дэвид, встретившись глазами с Мэгги и, наклонив бутылку, обильно полил рану виски. Такер стиснул пальцы Мэгги с такой силой, что ей показалось, будто они вот-вот сломаются. Он смертельно побледнел, но не издал ни звука.

– Выпей еще, – посоветовал Дэвид. Мэгги подсунула свободную руку под шею Такера.

– Я помогу ему, – тихо пообещала она. – Вот, Такер, пей. Мистер Фостер говорит, это облегчит боль.

Затуманенные страданием глаза приоткрылись.

– Ты – это все, что мне необходимо, чтобы облегчить боль, – прошептал он, вымученно улыбаясь.

– Пожалуйста, выпей.

Мэгги старалась говорить твердо, но голос срывался.

– Волнуешься за меня? – выдавил Такер, снова поморщившись. В каждой черточке лица и в глазах стыла мука.

– Ты сам знаешь. Ну, а теперь молчи и пей. Он сделал глоток, потом другой, не сводя с Мэгги глаз, и, когда он заговорил, голос звучал еще более хрипло.

– Волнуешься так, что даже можешь решиться сказать, что любишь меня? – спросил он так тихо, что могла слышать только Мэгги.

Как он мог шутить в такую минуту, израненный и измученный? Он мог бы погибнуть в этом ущелье. Или навсегда остаться калекой. А вместо того чтобы подумать о себе, задает ей дурацкие вопросы. Не будь Мэгги так напугана и встревожена, хорошенько врезала бы ему, хотя подобное поведение не пристало дамам.

– Так как же, Мэгги?

Она не смогла противиться этим молящим глазам. Такер хочет услышать слова любви, нуждается в этих словах. Неужели просит слишком многого?

Девушка нагнулась и, почти припав губами к его уху, шепнула:

– Да, Такер, я люблю тебя.

И, выпрямившись, уже громче добавила:

– Ну а теперь выпей это, прежде чем я ударю тебя бутылкой по голове.

Дэвид постарался заглушить смешок:

– Лучше делай как велено, мальчик.

Но Такер не смеялся. Он и Мэгги по-прежнему не сводили друг с друга глаз. Он притянул девушку к себе и еле слышно спросил:

– Любишь достаточно, чтобы выйти за меня?

– Я тебя люблю. Пей скорее.

Было ясно, что у него не осталось сил на споры. Такер сделал большой глоток и снова рухнул на землю. Веки его опустились, неглубокое прерывистое дыхание замедлилось.

– Нужно спешить, – сказал Дэвид Мэгги. – Я позабочусь о его ноге, а вы с Морин зашьете рану. Когда Так придет в себя, нелегко ему будет.


Оказалось, Дэвид недооценил тяжести положения. Такер не желал возвращаться к реальности. Боль разрывала тело. Голова кружилась, к горлу подкатывала тошнота. Такер стонал, ища убежища в черной дыре, из которой только что поднялся.

– Такер…

Нежный голос звал его, казалось, эхом отдаваясь в конце длинного коридора, зовя его, требуя откликнуться, и зов этот был настолько непреодолимым, что, невзирая на боль, Такер поспешил навстречу.

– Такер…

Он открыл глаза. Волосы Мэгги падали на плечи знакомой непокорной волной, именно так, как больше всего нравилось Такеру. Эти буйные пряди всегда выбивались из-под любых лент и, даже заплетенные в косу, быстро вырывались на свободу. Он любил легкие завитки на висках, густые локоны на плечах… Сегодня ее глаза казались темнее обычного, хотя, возможно, просто в фургоне царил полумрак. Серые, широко раскрытые, мудрые и полные любви. Пухлые губы – восхитительно розовые! Если их поцеловать, во рту останется вкус клубники со сливками.

Мэгги, хмурясь, глядела на него.

– Такер, ты меня слышишь?

– Ты ангел с небес? – слабым голосом спросил он ее.

Тень сомнения омрачила милые черты, словно Мэгги испугалась за его рассудок, но девушка тут же улыбнулась.

– Вряд ли, – сухо ответила она.

Такер нашел в себе достаточно сил, чтобы усмехнуться.

– Вряд ли, – повторил он про себя.

– Как ты сегодня?

– Так, словно кто-то долго колотил меня о скалу.

– Именно это они и делали, когда тащили тебя.

Мэгги улыбнулась, и словно лучик солнечного света проник в полумрак, осветив все вокруг.

Наконец Такер отвел глаза от Мэгги и, откинув голову, огляделся:

– Почему мы не движемся?

– Дэвид решил дать тебе отдохнуть, и остальные охотно согласились, после того, что ты сделал для Уиллса.

Мэгги поднялась.

– Пойду скажу твоей маме, что ты пришел в себя. И Фиона хочет тебя видеть. Она и Рейчел считают, что во всем виноваты.

– Подожди.

Такер пытался дотянуться до ее руки, но левую руку пронзила острая боль.

Мэгги легко дотронулась до его лба:

– Такер! Что с тобой?!

– Ничего, – выдавил он сквозь стиснутые зубы. – Просто хотел побыть немного с тобой.

Мэгги немного успокоилась. Такер молча глядел на нее. Как она прекрасна! Настоящий ангел!

«Нет, – подумал он, – ангелы не могут быть такими упрямыми».

Но, может, она и была настоящим ангелом, в котором оставалось что-то от дьяволенка. Восхитительное смешение плутовки и волшебницы, ребенка и женщины, застенчивости и соблазна. Тысяча разных характеров, слившихся в один. Он любил ее.

– Ты должен был позволить мне сказать Морин, что пришел в себя.

Такер, испугавшись, что она может ускользнуть, спросил:

– Я действительно слышал, как ты сказала, что любишь меня?

Серые глаза мгновенно стали серебристыми и очень мягкими.

– И ты выйдешь за меня, Мэгги?

Девушка, еле заметно покачав головой, поднялась:

– Пойду позову Морин. У тебя, кажется, бред.


Она никогда не должна была признаваться, что любит его. В последующие дни Такер постоянно говорил о женитьбе, и Мэгги все труднее становилось отказывать ему. Никакие доводы больше не убеждали Такера.

Наконец Мэгги гневно отрезала, что, если он не перестанет говорить на эту тему, она передумает и не останется в Бойсе даже на свадьбу Морин, а вместо этого отправится в Орегон со Сьюзен и ее детьми. Эта угроза возымела действие, Такер замолчал и больше не заговаривал о женитьбе.

А Мэгги, как ни удивительно, стало недоставать настойчивых просьб, не хватать бесконечных упоминаний о «нас», «наших планах», «нашем доме», совместном счастливом будущем…

Каравану Фостера недолго оставалось быть вместе. 28 августа 1867 года он спустился с холмов, выходивших на Бойсе-Ривер, и подошел к столице новой развивающейся территории.

Бренигены нашли свой дом.

Часть 2

Дом там, где ты.

Эмили Дикенсон

ГЛАВА 36

29 августа 1867 года, четверг, Бойсе-Сити, территория Айдахо

Мои дорогие тетя Юджиния и Шеннон!

Вчера мы прибыли в Бойсе. Несмотря на всю мою любовь к родной Джорджии, думаю, здесь мне понравится. После многодневного путешествия по бескрайней пустыне так прекрасно увидеть маленький город, спрятанный в долине, через которую протекает река. Оазис зелени радует глаз.

В последнюю ночь караван раскинул лагерь у Бойсе-Ривер. Завтра остальные продолжат путь в Орегон. Как трудно расставаться с друзьями!

От Кигена еще ничего не слышно. Такер послал письмо почтовым дилижансом в Айдахо-Сити, находящийся к северу от Бойсе, чтобы сообщить о нашем прибытии. Он уже нашел два участка земли, где мы решили построить дом. Когда фургоны уйдут, мы направимся вниз по реке и начнем новую жизнь фермеров.

Признаюсь, что не могу дождаться дня, когда проснусь в настоящей постели и смогу приготовить завтрак на плите, а не на костре. (Как была бы удивлена бабушка О’Тул, услышав это.) Однако строительство может затянуться. Несколько недель назад с Такером произошел несчастный случай, но все обошлось. Доктор говорит, что у него в щиколотке трещина, но нога быстро заживает, и хромота должна пройти. Я знаю, что ему не терпится начать практику в Бойсе и видеть семью устроенной.

Хочу сообщить приятную новость. Жаль, что вас не было с нами, когда Дэвид Фостер, наш вожатый каравана, предложил мне стать его женой, и я с радостью согласилась. Мы собираемся очень скоро пожениться. Надеюсь, вы сможете познакомиться с ним в самое ближайшее время. Дети привязались к мистеру Фостеру, и он тоже полюбил их.

Я скучаю по вам и надеюсь, что Киген привезет долгожданное письмо. Слышали ли вы о Делвине? Пожалуйста, напишите, если еще не успели. Мы посылаем свою любовь.

Ваша племянница и мать, Марин Брениген.


– Я никогда не забуду, что ты сделала для меня, Мэгги. Каждый раз, глядя на малышей, я буду благодарить Бога за тебя.

Сьюзен со слезами на глазах крепко обняла Мэгги.

– Я буду так скучать по ним… и по тебе, – шепотом призналась Мэгги. – Когда доберусь до Орегона, дам тебе знать. И обязательно отыщу вас.

Сьюзен вытерла слезы и постаралась улыбнуться:

– Если не хочешь наделать глупостей, оставайся в Бойсе. Здесь все, что тебе необходимо.

Мэгги не могла ответить, даже если и хотела бы – мешал комок в горле. Глаза горели от непролитых слез, но девушка по-прежнему не сводила глаз со Сьюзен, трогательно обнимавшей Морин, Такера и детей. Она не представляла, как трудно будет расставаться со всеми, и не думала, что многим из тех, с кем она прошла этот трудный путь, будет так же тяжело прощаться с ней. Объятия, произнесенные шепотом добрые слова, пожелания счастья…

Так много… Так много друзей, о которых она и не подозревала. Так много друзей, которые должны ее покинуть. Сьюзен, Уилле и крошка Анни, Джейк Эдамс и его семь дочерей, Ралф Фалкерсон с великанами-сыновьями, Маккаллоу. Старый мистер Конноли. И Куп.

После стольких лет жизни вместе с Дэвидом, Куп отправлялся в Орегон, чтобы хозяйничать на их общей ферме. Мэгги знала, как нелегко далось это решение обоим мужчинам, хотя каждый понимал необходимость выбора другого.

Мэгги поспешно отвернулась от людей, столпившихся вокруг Бренигенов, и увидела Дэвида, о чем-то толковавшего с новым вожатым Стеном Перкинсом. Она слыхала, как Дэвид говорил Такеру прошлой ночью, что Стен – опытный проводник и старый друг. На него можно положиться, и караван благополучно доберется до Орегона.

Девушка снова подумала о том, как странно знать, что она остается, а многие отправляются дальше. И тут ее взгляд остановился на Такере. Опершись на палку, он, улыбаясь, говорил с Полом Фалкерсоном и Сьюзен, и Мэгги снова не могла не удивиться, какой он красивый. В этот момент он поднял голову. Их глаза встретились, и девушка поняла: в том, что караван уходит без нее, нет ничего странного. Она остается с Такером.

Фургон Бренигенов одиноко стоял в покинутом лагере. Морин сжала руку Дэвида, глядя вслед отъезжающим.

– Ты жалеешь, что не отправился с ними? – спросила она.

– Нет. Перкинс справится не хуже меня. Мне повезло, что он оказался под рукой. Я просто не мог вынести мысли о том, что придется разлучиться с тобой хотя бы на несколько недель.

– Я думала, многие останутся в Бойсе…

Морин была бы не прочь видеть вокруг знакомые лица и желала бы, чтобы друзья построили рядом дома и начали, как и она, новую жизнь в Бойсе.

– Но они с самого начала собирались в Орегон, Морин.

– Знаю, но все же…

Дэвид обнял ее за плечи и, прижав к себе, усмехнулся:

– У тебя не будет времени скучать по ним, особенно когда начнем строить дом и амбары с загонами; да и дети будут требовать внимания. Не говоря уже о других важных вещах. Как, например, превращение в миссис Фостер.

– Ты прав. Именно об этом стоит беспокоиться, мистер Фосгер. И это для меня самое главное, – улыбнулась Морин.

Дэвид крепко поцеловал ее под аккомпанемент ребячьих смешков и, отпустив Морин, прикрикнул на детей:

– Я больше не допущу такого, Фиона. И Рейчел пора бы поумнеть. Мужчина имеет право поцеловать невесту.

Девочки мгновенно притихли, удивленные строгим тоном Дэвида.

– И если не будете вести себя прилично, – он подхватил под мышки сразу обеих, – дождетесь, что я сделаю то же самое, когда ваши молодые люди придут к вам на свидание.

И под взрывы смеха потащил Фиону и Рейчел к фургону.

Такер направился к матери, ведя Блу Боя под уздцы и улыбаясь вслед веселой троице.

– Дэвид, кажется, в хорошем настроении, – заметил он. – И ты тоже, мама. Счастлива?

И хотя это был не вопрос, а скорее утверждение, Морин кивнула:

– Да. Очень.

– Ну что ж, нам, пожалуй, тоже пора. Пока еще доберемся до…

– До нашего дома… – тихо отозвалась Морин. – Как это великолепно звучит!

– Еще не дом, но скоро будет.

Мэгги ехала рядом с Такером на своей жалкой кляче – на той самой, которая, по уверениям Такера, никогда не смогла бы добраться до Бойсе. Дэвид правил фургоном. Около него устроилась Морин. Дети притихли за их спинами.

Они медленно ехали вдоль реки, наслаждаясь прохладным ветерком, шевелившим ветви ив и осокорей, росших по зеленеющим берегам. Откуда-то доносилась песня малиновки, эхом отдающаяся с противоположного берега. Мэгги глубоко вздохнула. Какой чистый и свежий воздух! По голубому небу плывут пушистые облачка. Справа поднимаются холмы, а немного дальше – величественные горные вершины, поросшие соснами. Все казалось таким мирным, словно сама природа приветствовала их.

Но все же как странно ехать в одиночестве, а не среди других фургонов, странно не задыхаться от пыли, не протирать поминутно глаза. Мэгги чувствовала себя потерянной, заблудившейся и немного испуганной. Она так привыкла к кочевой жизни. Что они станут делать теперь?

Девушка взглянула на Такера. Опять нога разболелась, это видно по его лицу. Он впервые сел в седло после несчастного случая, и щиколотка, должно быть, ноет невыносимо. Она уже хотела предложить остановиться и передохнуть, когда услышала чей-то крик, сначала слабый, потом довольно громкий:

– Подождите! Бренигены! Подождите!

Такер натянул поводья и огляделся. Мэгги последовала его примеру. К ним мчался всадник, поднимая облака пыли и размахивая шляпой. Крикнув еще раз, чтобы они остановились, он неожиданно издал ужасающий вопль.

Такер перестал хмуриться и, пришпорив Блу Боя, помчался обратно. Мэгги увидела, как мужчины встретились, остановили коней, и незнакомец, спрыгнув на землю, поспешил к Такеру, продолжавшему оставаться в седле. Они обменялись рукопожатием, весело расхохотались, и незнакомец, снова вскочив на коня, поехал рядом с Такером.

Это, должно быть, Киген! Мэгги направила лошадь к фургону, но остановилась немного поодаль. Морин поспешно поднялась и, спустившись вниз, поджидала мужчин.

– Тетя Морин!

Киген снова соскользнул с коня, подхватил Морин на руки и закружил:

– Вы просто бальзам для усталых глаз, дорогая!

– Немедленно поставь меня, Киген, – потребовала она, смеясь, так что строгие слова вряд ли возымели какое-то действие.

Киген Брениген, мужчина лет тридцати, такой же темноволосый и черноглазый, как Нил, был не так красив, как Такер, но Мэгги подумала, что никогда не видела улыбки обаятельнее. Когда уголки рта приподнимались, лицо светилось, а в глазах плясали веселые искорки.

– Я вчера получил ваше письмо и тут же примчался.

Голос тоже странно привлекательный: у него был мягкий ирландский акцент, смешанный с южным выговором и чуть гнусавыми нотками, присущими жителям западных штатов.

– Вы застали меня врасплох. Я ждал вас не раньше следующей недели.

И, обернувшись к Такеру, добавил:

– Я говорил о тебе с Томом Райли, и он готов взять тебя в свою фирму, Так. Думаю, ты будешь весьма доволен. И я сообщил всем друзьям о твоем приезде.

Но тут Киген заметил забинтованную ногу кузена и нахмурился:

– Похоже, пройдет еще немало времени, прежде чем ты сможешь начать работать.

– Вряд ли. Нам многое нужно успеть закончить до зимы, а для этого нужны деньги.

– Что ж, я рад это слышать. Через две недели надеюсь видеть вас на вечеринке. Очень важное событие, если хочешь, конечно, познакомиться с нужными людьми. Но об этом потом. Лучше скажи, кто еще приехал с вами.

Кигена представили Дэвиду и детям. Потом, словно почувствовав, что еще кто-то наблюдает за происходящим, Киген повернулся и направился к Мэгги.

– Неужели это Шеннон? – спросил он, критически оглядывая девушку. – Совсем не похожа на Бренигенов.

– Она не Брениген, – пояснил Такер, подъезжая. – Пока.

Темные брови вопросительно поднялись:

– Ах, вот как, значит, обстоят дела!

– Мэгги, это мой кузен, Киген Брениген. Берегись его. В его натуре больше всего ирландского, и он настоящий дьявол по части лжи, обмана и всяких проделок. Киген, познакомься с Мэгги Харрис.

– Тебе лучше жениться побыстрее, кузен. Как только мужчины этого прекрасного города заметят ее, ты пропал. Женщины здесь и так большая редкость, но подобная красавица…

Киген тихо присвистнул.

– Начнется настоящая охота за добычей!

– И ты – один из этих охотников, – рассмеялся Такер.

– Что-то в этом роде уже пришло мне в голову.

Мэгги чувствовала, что краснеет. Она понимала, что нужно прямо и без обиняков объяснить Кигену, как обстоят дела между ней и Такером, но, казалось, лучше пока оставить все как есть.

Заметив выражение усталости в глазах Такера, она тихо сказала:

– Может, лучше отдохнуть немного, прежде чем пускаться снова в путь?

– Нет, мы почти на месте. Садись на коня, Киген. Скоро я покажу семье нашу новую землю.

ГЛАВА 37

Взяв Мэгги за руку, Такер отвел ее от остальных:

– Пойдем, сейчас увидишь кое-что.

– Может, тебе лучше посидеть и отдохнуть немного? – предложила она.

Весь последний час мужчины обходили участок у реки, размечая, где должен стоять дом, где амбар и конюшня и какую землю оставить под вспашку; обсуждали, как скоро можно будет возвести постройки и где купить скот по разумной цене. Мэгги, Морин и дети разгружали фургон, надеясь, что делают это в последний раз. Мэгги разозлило, что мужчины игнорируют их. Можно подумать, их планы настолько важны и грандиозны, что больше ничего на свете не существует.

Но, заметив измученные глаза Такера, девушка встревожилась. Он совсем не щадит себя!

– Беспокоишься обо мне? – спросил он, поддразнивая.

– Нет! – отрезала Мэгги, снова почувствовав знакомое раздражение.

– Это так мило, когда твоя девушка тревожится за тебя! – продолжал он, словно не слыша. Усталость куда-то улетучилась.

– Я не твоя девушка.

– Моя, и прекрасно знаешь это. Еще с тех пор, как…

– Не смей! – резко оборвала Мэгги, безуспешно пытаясь вырвать у него руку. – Этого никогда не было.

Такер остановился и, притянув ее к себе, шепнул на ухо:

– Ты же знаешь, что было, Мэгги. И не можешь ничего изменить.

– Хочу и могу.

– Хорошо!

Такер громко засмеялся:

– Сдаюсь. И больше не скажу ни слова о любви и о свадьбе; и даже о том, сколько детей у нас будет…

Мэгги широко распахнутыми глазами уставилась на Такера. Опять внизу живота возникло это невыносимое покалывающее щекотное чувство, от которого тепло разлилось по всему телу!

И тут Такер снова прошептал, нежно глядя на Мэгги:

– Матери и Дэвиду следовало бы иметь собственный дом. Они – новобрачные и нуждаются в уединении. Дети еще куда ни шло, но мы – взрослые и будем мешать, поскольку прекрасно понимаем, что они чувствуют.

Его голос становился тихим и мягким… Такер снова пошел вперед, медленно, но решительно.

– Но ты не желаешь обо всем этом слышать, не так ли? Не хочешь, чтобы я рассказывал, каким бы хотел видеть наш дом, твой и мой, и Рейчел, на том берегу реки. Вон там.

Мы можем жить рядом, но отдельно. Взгляни-ка! Много высоких деревьев, чтобы укрыть дом от солнечных лучей. И у нас будет столько комнат, сколько захотим. Можно потом пристроить еще несколько и не бояться тесноты, даже когда город начнет разрастаться. Я хочу разводить скот, но мы будем сажать и кукурузу, а может быть, и пшеницу, особенно поначалу.

Это было безумием, но Мэгги захотелось разделить его мечты. Она представила высокие стебли кукурузы, поля пшеницы и мирно пасущихся коров. Она, городская девушка, только в книгах читала о подобных вещах. Нет, это чистое безумие!

– Мы выстроим двухэтажный дом со множеством спален и детской, выходящей на реку. И с большой просторной комнатой для нас. И выкрасим его в серый цвет, чтобы он был совсем как твои глаза, Мэгги.

На какое-то мгновение Мэгги показалось, что она видит прекрасный дом и их двоих, сидящих на веранде под легким ветерком, доносящимся с реки.

Его рука легла на плечи Мэгги:

– И все это может быть нашим. Реальность вновь вторглась в грезы, и Мэгги вздохнула. Ей было грустно. Ужасно грустно.

– Нет. Это твоя мечта, Такер. Не моя. Я еду в Орегон. Разыщу мистера Сэндерсона и узнаю о завещании отца. А потом, может быть, вернусь на родину, в Филадельфию. Еще не знаю, что буду делать. Но хочу решать свою судьбу сама и не позволю, чтобы это делал за меня кто-то другой.

– Почему ты такая упрямая? – взорвался Такер.

– А почему ты вечно хочешь командовать?

– Господи, какая невыносимая женщина, – шепнул Такер, целуя ее.

Если бы Мэгги была способна соображать, она немедленно отстранилась бы, но времени подумать не осталось – поцелуи Такера всегда действовали на нее подобным образом. В это мгновение было трудно вспомнить, почему она не позволяла себе любить его, почему не могла выйти за него замуж и жить в сером двухэтажном доме у реки. Она вспомнит позже. Много позже.


– Ну что ж, мне, пожалуй, пора. Киген поднялся с табурета.

– Остановлюсь по пути у лесопилки и закажу доски. Завтра все объяснишь им подробнее, когда поедешь в город. Встретимся в конторе Райли в два часа.

Такер пошел проводить кузена.

– Киген, насчет леса… Возможно, я не сразу сумею…

– И слышать ничего не желаю, кузен. Не могу позволить собственным родственникам жить под открытым небом. Заплатишь, как только появятся клиенты.

Гордость Такера не позволяла брать в долг, но гордость – неподходящий материал для строительства, а зима не за горами. Он знал это так же хорошо, как и Киген.

Кузен похлопал его по плечу:

– Угол Шестой и Мэйн-стрит. В два часа. Райли не терпится познакомиться с тобой. В этих местах он уважаемый и известный адвокат и говорит, что молодой способный помощник ему не помешает. Меня не удивит, если в один прекрасный день вы станете полноправными партнерами.

Он сунул ногу в стремя и, легко вскочив в седло, погнал было коня, но, внезапно остановившись, прошептал:

– Святая Мария и Иосиф, совсем забыл. У меня письмо из Джорджии! Твоя мать заживо сдерет с меня шкуру!

И, сунув руку в седельную сумку, вытащил потрепанный конверт.

– Отдай ей и попроси прощения, Так. У меня не хватит храбрости.

Такер, усмехнувшись, взял письмо:

– До завтра, Киген. И спасибо.

Морин прижала к груди драгоценную весточку и, хотя понимала, что должна бы прочитать ее вслух, настолько истосковалась по дочери, что хотела немного насладиться письмом в одиночестве. При виде почерка Шеннон, сердце забилось сильнее. Морин, дрожа, сломала печать и развернула листок. Даты не было.


Дорогая мама!

Я на пути в Айдахо! С грустью сообщаю, что тетя Юджиния мирно скончалась во сне, вскоре после того как вы уехали из Атланты. Завтра я покидаю Индепенденс в надежде догнать вас, но если мне это не удастся, письмо будет ждать в Бойсе.

Делвин приехал на похороны, и я пыталась убедить его ехать со мной, но он как всегда заупрямился. Янки превратили Атланту в настоящий ад, и я рада поскорее выбраться отсюда. Не могу понять, почему Дев так упорствует. Надеюсь, он появится, когда мы меньше всего будем ожидать этого. Вскоре увидимся, мама. Передай Таку и малышам мою любовь.

Твоя преданная дочь Шеннон.


– Хорошие новости? Морин повернулась к Дэвиду.

– И да, и нет.

Она снова взглянула на коротенькое письмецо. Дэвид обнял ее за плечи.

– Что она пишет?

– Тетя Юджиния умерла вскоре после нашего отъезда. Не знаю точно когда. На письме нет даты. Шеннон пыталась догнать нас еще до того, как мы покинули Индепенденс, – Морин перешла на шепот. – Но это ей не удалось, и теперь я не знаю, где она. Денег у нее не так много. Мы собирались послать за Шеннон, когда Такер вновь встанет на ноги. А до этого она должна была оставаться в Атланте. По крайней мере, там у нее был дом. Где же…

– Если Шеннон хоть сколько-нибудь похожа на остальных Бренигенов, значит, у нее есть голова на плечах. Она найдет способ добраться сюда. Должно быть, сейчас девочка в неделе пути от нас, может, немного больше.

– Если бы у нее только хватило денег на дилижанс! Дэвид, а вдруг она…

– Не нужно заранее звать беду, Морин, – перебил он, целуя ее в щеку.

Морин вздохнула, признавая правоту Дэвида.

– Что еще она пишет?

– Делвин приезжал на похороны. Шеннон снова пыталась уговорить его уехать с ней, но он не согласился. Что с ним будет? Он молод и полон ненависти.

– В Библии сказано: «Наставляйте детей на путь истинный, и, когда они станут взрослыми, да не сойдут с него». Поверь, Морин, мальчик найдет свою дорогу в жизни, я чувствую это. У него хорошая мать и достойная семья.

Морин на мгновение прислонилась головой к его плечу:

– Спасибо, Дэвид. Обещаю больше не волноваться. По крайней мере, попытаюсь.

Несколько минут оба молчали, пока Морин снова не заговорила:

– Киген сказал, что дилижанс из Сан-Франциско добирается до Бойсе всего за пять дней. У нас на этот же путь ушел целый месяц.

– Не важно, сколько времени это заняло. Больше никаких путешествий. Мы дома, Морин. У себя дома.

ДНЕВНИК МОРИН

30 августа


Сегодня мы раскинули лагерь на своей земле. Скоро у нас будет дом, жилище без колес. Мне это кажется раем.

Первое, что сделал Такер – посадил иву, выкопанную у реки, и назвал землю «Грин Уиллоуз». Я плакала. Когда мы покидали «Тут Уиллоуз», он обещал, что снова посадит ивы, и сдержал слово.

Такер и Дэвид долго беседовали, решая, каким будет наш дом и каким – его. Надеюсь, его и Мэгги. Но это займет много времени, гораздо больше, чем я себе представляю.

Завтра мы едем в город пополнить запасы. До весны ничего уже не успеть посадить. Можно только надеяться, что погода не подведет нас.

ГЛАВА 38

Отцы города тщательно планировали будущий Бойсе-Сити – прямые улицы, квадратные кварталы домов, уютно расположенные между окаймленной деревьями рекой и суровыми холмами. К северу, среди могучих гор лежал Айдахо-Сити, столица золотых рудников; к югу, отделенный обширной пустыней, находился Силвер-Сити, с его многочисленными серебряными разработками.

Сидя рядом с Мэгги на козлах, Такер думал, что по сравнению с Ричмондом, или Атлантой, или Чарлстоном, этот город скорее напоминает поселок. Грязные, замусоренные улицы, разношерстные дома и почти никаких тротуаров. Но когда-нибудь грандиозные планы осуществятся, и здесь вырастут величественные здания, раскинутся широкие улицы и бульвары. Почему-то Такер был уверен в этом.

Он медленно ехал по улицам, стараясь побыстрее познакомить себя и других с этим новым городом, столицей огромной неосвоенной территории, которой в один прекрасный день предстояло стать цветущим центром нового штата. Редакция газеты «Айдахо стейтсмен» находилась на Мэйн-стрит, около Шестой авеню. На углу Мэйн-стрит и Восьмой авеню располагался величественный отель «Оверленд», а недалеко – «Айдахо-Хотел». Компании дилижансов «Хилл бичиз рейлроуд стейдж лайн», «Бен холлидей оверленд мейл» и «Экспресс компани» соединяли Бойсе с городами северных, южных и западных штатов. «Пайониер Хейер дрессинг» и «Бейзинг сэлун» предлагали теплые и холодные ванны для леди и джентльменов. И, конечно, в городе существовало множество традиционных салонов, предлагавших не ванны, а спиртное. Повсюду продавались мясо и овощи, модные товары, открывались фабрики и заводы, школы и церкви, строились роскошные дома для наиболее известных граждан города. Бойсе процветал.

Фургон Бренигенов остановился на западном конце города, и пассажиры дружно посыпались на землю. Морин немедленно взяла Дэвида под руку и велела детям идти с ними.

– Мэгги, – добавила она, – почему бы тебе не отправиться с Такером? Он так медленно передвигается со своей палкой, а у меня ужасно длинный список вещей, которые нужно успеть купить.

И они быстро удалились, сопровождаемые щебечущими детьми. Такер увидел, как Мэгги раскрыла рот, явно готовясь запротестовать, но тут же молча закрыла, когда их взгляды встретились. Она, конечно, догадывалась, что подтолкнуло Морин на такую проделку. Такер радовался, что Мэгги не отказалась.

– Давай немного оглядимся, хорошо? – спросил он, предлагая ей руку.

Мэгги мгновение поколебалась, но все же положила пальцы на его рукав. Как жалел Такер, что нога не позволяет ему передвигаться быстрее, проклятая палка так стесняет его! Он хотел обнять Мэгги за плечи, привлечь к себе, хотел, чтобы весь Бойсе… весь мир знал, что она принадлежит ему.

Конечно, дать знать всему миру и помочь Мэгги понять – вещи совершенно разные. Он не мог взять в толк, почему Мэгги так упорно сопротивляется. Она ведь любит его, и все-таки не в состоянии полностью доверять ему. Как разрушить стену, которую она возвела вокруг своего сердца?

Повсюду на улицах шло оживленное строительство, слышался стук молотков и визг пил, росли дома. Молодые люди медленно шли по грязным улицам. У некоторых домов на Мэйн-стрит были крылечки, некоторые стояли вровень с тротуаром. Перед остальными успели настелить дощатые мостки.

Такер и Мэгги шли, заглядывая в витрины магазинов, вдыхая запахи и вбирая зрелища процветающего города, наслаждаясь суетой и звуками цивилизации.

– Подожди, – неожиданно сказал Такер, останавливаясь перед одним из магазинов. – Давай зайдем.

Это оказалась маленькая лавчонка, где продавались платья и шляпки. Как только зазвенел колокольчик над входом, из задней комнаты появилась владелица – тяжеловесная приземистая женщина с седеющими волосами, напоминавшими воронье гнездо. На приплюснутом носу криво сидели очки. В одной руке она держала иглу, на большом пальце другой был надет наперсток.

– Здравствуйте, здравствуйте, – прочирикала она. – Добро пожаловать к миссис Мур. Это я. Входите, пожалуйста.

– Как поживаете, миссис Мур? – очень вежливо осведомился Такер. – Я мистер Брениген, а это мисс Харрис. Мы только что прибыли в город. Проходили мимо и не могли не заметить вашу прелестную маленькую лавочку.

– О, я так рада!

Женщина с любопытством оглядела Мэгги.

– Ну и ну! Да это само совершенство!

– Именно потому мы пришли. Недавно был день рождения мисс Харрис, и я не сумел найти для нее подходящий подарок. Как полагаете, не может ли быть у вас чего-нибудь для меня?

– Чего-нибудь особенного? Платья для торжественных случаев?

Блеснув глазами, женщина медленно обошла вокруг Мэгги:

– Какая кожа. Господи! Конечно, мисс слишком много времени провела на солнце, но все-таки… какая кожа! А волосы! Великолепные! О да, у меня есть одна ткань. Самый бледный оттенок голубого, с серебряным отливом. Да-да, с серебряным. Именно такой цвет она должна носить.

– И шляпу в тон? – спросил Такер.

– Конечно. Конечно.

Широко раскрытые серые глаза уставились на него.

– Такер, не могу же я…

– Тебе нужно надеть что-нибудь нарядное на свадьбу матери, – пояснил он, зная, что этот довод заглушит все протесты, и снова взглянул на миссис Мур:

– Когда вы сможете начать?

– О, прямо сейчас, прямо сейчас.

– Мне нужно все самое лучшее, вы понимаете.

– Естественно. Естественно.

Такер широко улыбнулся. Интересно, эта женщина всегда повторяет слова как попугай?

– Тогда, дамы, я оставлю вас вдвоем. Когда мне вернуться за мисс Харрис?

– Дайте мне час. О, да. Не меньше часа. Нужно снять мерку и…

Голос портнихи постепенно затихал, пока она медленно исчезала в глубине лавки.

– Такер, в самом деле… – попыталась остановить его Мэгги.

Такер пожал плечами и, нагнувшись, поцеловал кончик вздернутого носа.

– Я ничего не смог с собой поделать. Неужели ты откажешь мне в таком ничтожном удовольствии?

– У тебя нет денег на такую чепуху! И мое серое платье почти новое!

– Но я хочу сделать это, Мэгги. Неужели не можешь доставить мне эту маленькую радость?

– Пойдемте, мисс Харрис, – пропела женщина, – пойдемте. Пора.

Такер коснулся полей шляпы:

– Вернусь через час. Желаю хорошо провести время.

Выражение лица девушки было таким забавно-растерянным, что Такер невольно рассмеялся. Ясно, что час, проведенный наедине с чирикающей миссис Мур, вряд ли покажется приятным.

Не успела закрыться дверь, как Такер весело засвистел. Теперь можно поискать контору Райли. До двух часов остается не так уж много времени.

Опираясь на палку, он, хромая, направился по Мэйн-стрит.

Да, ему наверняка здесь придется по душе!


Мэгги понравилось проводить время в компании миссис Мур. Ее энтузиазм был заразительным.

Портниха буквально бурлила и кипела энергией, порхала по тесному пространству за лавочкой, непрерывно весело болтая. И отрез ткани, вытащенный неизвестно откуда, был действительно великолепен. Мэгги никогда не видела ничего подобного. Атлас цвета бледно-голубого льда, прошитый серебряной нитью.

– Дорогая, у вас идеальные плечи. Говорили вам, что у вас идеальные плечи? Ну так вот, это правда. Чистая правда. Мы просто обязаны показать их во всем блеске. Я слышала, мистер Брениген сказал, что предстоит свадьба?

И, похлопав Мэгги по щеке, добавила:

– Ваша свадьба, дорогая? Такой красивый жених. О да. Такой красивый.

– Нет, – сухо ответила Мэгги. – Это его мать выходит замуж.

Почему все принимают как должное, что она и Такер должны пожениться? Вовсе нет. Не важно, сколько людей спрашивают ее, не важно, что сам Такер говорит или делает, она не собирается стать его женой.

Не собирается.

Действительно, не собирается.

ДНЕВНИК МОРИН

18 сентября


Мужчины поднимаются до рассвета и строят дом до тех пор, пока не приходит время умыться и отправляться в город, на работу. Такер едет в адвокатскую контору, а Дэвид – на лесопилку мистера Роби. Вернувшись, они наспех съедают ужин, приготовленный мной и Мэгги, и снова берутся за топоры и пилы.

Но дело идет. Дом почти готов. Это, конечно, далеко не то, что наш дом из красного кирпича в «Тут Уиллоуз» или белый особняк с колоннами в Шугар-Хиллз, но, думаю, он покажется замком тем, кто в нем будет жить.

Каждый день они переправляются через реку, на участок Такера, рубить деревья для хижины, которую тот намеревается построить. Сначала в ней будет только одна комната, но зато можно будет подать заявку на землю.

Мэгги и дети тоже трудятся не покладая рук. Мэгги раскроила парусиновую покрышку с фургона и сшила пальтишки для детей, пустив на подкладку вещи, из которых они выросли. Нил ловит рыбу на ужин. Фиона и Рейчел, по-прежнему неразлучные подруги, собирают хворост для костра и уже натаскали гладких речных камней для очага.

Все мы в добром здравии.

ГЛАВА 39

Такер откинулся в кресле, глядя в потолок. Он понимал, что должен уделить больше внимания бумагам, устилавшим письменный стол. В конце концов – это его первое дело в конторе Тома Райли. Он должен выиграть его или распроститься с Райли и с этим городом. Но он не мог перестать думать о Мэгги.

Времени оставалось все меньше. Каждый день она работала наравне с другими, так, словно строился ее дом, на ее земле, совсем как о том мечтал Такер. Иногда ему казалось, что ее решимость ослабевает, но потом подбородок вновь упрямо поднимался, и она начинала говорить о поездке в Орегон.

Такер, вздохнув, встал, и, подойдя к окну, выглянул на шумную улицу. Откуда-то доносились стук молотков и жужжание пил. Тоже строится новый дом.

Почему нет вестей от Гарри? Если они не смогут найти Сэндерсона, как Такер сумеет доказать, что у Сета нет никаких прав ни на племянниц, ни на наследство? Конечно, Мэгги уже не ребенок, и, если согласится стать его женой, Такер сделает все, чтобы защитить ее от дяди. Они и Рейчел стали бы дружной семьей.

Такера почти не волновали претензии Сета. Будь у того хоть какие-нибудь легальные права, он, не задумываясь, пустил бы их в ход много лет назад. Он, вероятнее всего, вообще не осмелится показаться в Бойсе. Вернется в Филадельфию спасать то, что еще можно спасти. Гораздо больше Такера тревожило недоверие Мэгги. Время от времени она забывалась и позволяла себе проявить любовь, пылавшую в ее сердце, но дверь тут же наглухо захлопывалась, и стена становилась еще выше.

Такер нервно провел рукой по волосам и вернулся к письменному столу. Нельзя сказать, что он не понимал желания Мэгги добиться правды. Он сам отдал бы все, лишь бы понять, что заставило отца лишить себя жизни. Конечно, были чисто внешние причины, но никогда не сможешь постичь столь полный крах человека, которого так любил и уважал.

Цель поисков Мэгги была совсем иной. Он может помочь ей выяснить содержание завещания и со временем даже добиться выплаты денег из фонда, если таковой действительно существовал. Но даже не это было ее истинным стремлением.

«Она ищет место, где можно было бы скрыться, где никто не причинит ей боли и не обидит», – подумал Такер, садясь в кресло.

Вот оно! Мэгги уверена, что, если она не будет никого любить, не откроет никому сердце, не будет доверять ни одному человеку, никто не ранит ее. Но это не жизнь. Это медленное умирание.

Только как доказать это за то короткое время, что ему еще осталось?

Внезапно дверь его кабинета с шумом распахнулась и на пороге появился кузен.

– Пора заканчивать, Так. У тебя только осталось время умыться и переодеться. Нам еще нужно заехать за дамами.

– Заехать за…

– Только не говори, что забыл о самом важном событии на всей территории, – громко рассмеялся Киген. – Что ж, тебе повезло. Зато я все помню.

– Вечеринка на ранчо Хорейса Клайва. Уже сегодня?

– Надеюсь, мои приятели Чак и Пег Джонсы позволят Мэгги и Морин переодеться у них в доме. Пег собирается присмотреть за детьми.

Такер открыл рот, желая что-то сказать.

– Не волнуйся, – перебил Киген. – Морин посылает тебе чистый костюм. Пойдем, меня самого ждет на вечеринке молодая хорошенькая девушка, и мне не терпится встретиться с ней.


Мэгги повернулась перед зеркалом, недоверчиво глядя на собственное отражение. Неужели эта незнакомая девушка действительно Мэгги Харрис?!

– Ты такая красавица, – прошептала Рейчел, почти благоговейно.

Слезы навернулись на глаза. Слова сестры вызвали в памяти голос из прошлого. Ее голос.

– Ты такая красавица, мама.

Элизабет отвернулась от зеркала; широкий кринолин под переливающейся атласной тканью мягко раскачивался.

– Спасибо, дорогая, – шепнула она, целуя Мэгги в лоб.

– Неужели я когда-нибудь стану такой же хорошенькой, как ты?

– О, дорогая, гораздо красивее. Взгляни. Мать подвела малышку к зеркалу.

– Посмотри, какие у тебя прекрасные волосы. И глаза, – Мэгги! Молодые люди когда-нибудь будут слагать стихи о твоих глазах. Ты же знаешь, что отец не может тебе ни в чем отказать.

Мэгги не верила ни единому слову. Ей вечно приходилось бороться с непослушными локонами уныло-коричневого оттенка, а глаза у нее – самые обычные, скучные, серые. Не то что у матери – цвета летнего неба. Маленькая Рейчел будет похожа на мать.

Мэгги неожиданно ощутила прилив ревности.

– Ты мне не веришь, Мэгги? – спросила Элизабет, грациозно опускаясь на колени перед дочерью в волне шелковых юбок. – Я говорю правду, дорогая. Когда-нибудь ты вот так же встанешь перед зеркалом в великолепном платье, серебристом, под цвет глаз, и обнаружишь, что стала ослепительной красавицей.

Но Мэгги по-прежнему недоверчиво качала головой.

Элизабет мечтательно вздохнула:

– Именно в такую ночь, как эта, я влюбилась в вашего отца.

– Неужели я когда-нибудь стану такой же хорошенькой, как ты, Мэгги?

Вопрос Рейчел внезапно вернул Мэгги к действительности. Знакомые слова звучали сладостной горечью.

– Гораздо красивее, Рейчел. Гораздо красивее. И как ее мать много лет назад, подвела сестру к зеркалу:

– Ты будешь королевой любого бала, потому что очень похожа на нашу маму. Ужасно похожа.

Рейчел быстро повернулась и крепко обняла Мэгги.

– Я так рада, что мы приехали сюда. Я люблю тебя, Мэгги.

– И я тебя тоже.


– Сегодня, – решил Такер. Именно сегодня вечером он сделает все, чтобы убедить Мэгги выйти за него замуж. Правда, неясно, как ему это удастся, но иного выхода нет.

Он еще раз поглядел на себя в зеркало, потер гладковыбритый подбородок. Куда девался бородатый мужчина, столько лет смотревший на него из серебристого стекла? Он отпустил бороду в семнадцать лет и все еще не мог поверить, что так быстро и легко избавился от нее! Стоило Мэгги поинтересоваться, как он будет выглядеть без бороды, и Такер тут же взял в руки бритву. И все потому, что Мэгги так больше нравилось, хотя она так и не призналась в этом.

Такер схватил шляпу со стула и вышел. Киген уже поджидал его в черном экипаже.

– Ты почти не пользуешься палкой, – заметил он, видя, как легко Такер поднимается на подножку.

– Еще неделя-другая, если верить доктору, и я могу ее выбросить. Но все равно это слишком долгий срок для меня.

– Судя по тому, что я видел в последний раз, хромота не помешала тебе почти достроить дом.

– Основная тяжесть легла на плечи Дэвида, – пожал плечами Такер. – Через несколько дней мы можем вселяться. Ничего особенного, всего несколько комнат и голые полы, зато женщины будут счастливы снова оказаться под крышей.

Киген остановил лошадей перед деревянным каркасным домиком на Маркет-стрит, двухэтажным, с широким парадным крыльцом. Двор был обсажен молодыми тополями.

– Подожди здесь… – велел Киген, отдавая Такеру поводья. – Я схожу за Дэвидом и дамами.

Он поспешил по тропинке, ведущей к крыльцу, и, открыв дверь, исчез. Такер смотрел на дом, думая, как было бы прекрасно построить такой же для Мэгги. Но тут на пороге появилась Морин в атласном платье точно такого же красновато-коричневого оттенка, как ее волосы, забранные вверх в элегантную прическу. Простая атласная лента с приколотой в центре брошью обвивала ее шею.

Такер вспомнил, что много лет назад видел ее в этом платье, так давно, что, казалось, это был сон. Он был еще школьником и как-то, спустившись вниз, заметил стоявшую у окна мать, ожидавшую возвращения Фаррела с плантации. Ему показалось, что вот-вот должен появиться отец, и все станет по-прежнему.

Но на крыльцо вышел Дэвид Фостер и, остановившись рядом с Морин, поздоровался. Такер ответил, стараясь скрыть улыбку. Этот огромный человек явно крайне неловко чувствовал себя в костюме и цилиндре.

Дэвид взял невесту за руку и, подведя к экипажу, помог сесть позади Такера и устроился сам.

– Не пойму, что задерживает Мэгги, – пробормотала Морин, не сводя глаз с двери. И тут, словно по волшебству, на крыльцо ступила Мэгги. Остановившись на верхней ступеньке, она нерешительно посмотрела в сторону экипажа. Она выглядела такой ослепительно красивой, что у Такера перехватило дыхание. Творение миссис Мур открывало не только длинную шею и скульптурные плечи, но и затененную ложбинку между грудями. Короткие рукавчики фонариком обнажали изящные руки. Юбка, поверх накрахмаленных нижних юбок, раздувалась колоколом. Копна золотисто-каштановых волос, поднятая вверх так, что локоны обрамляли лицо, была скрыта кокетливой шляпкой в стиле Марии Стюарт, украшенной бледно-голубым пером в крохотной искусственной птичкой. Серые глаза, сегодня ставшие почти серебряными, неуверенно глядели на Такера, словно она боялась не понравиться ему.

Такер не заметил, когда рядом с Мэгги оказался Киген и взял девушку под руку.

– Ваша карета ждет, – объявил он достаточно громко, чтобы слышали остальные.

– Только такая карета вряд ли подходит для принцессы, – шепнул Такер, пока Мэгги усаживалась рядом.

Слова Такера, новое платье, модный черный экипаж…

«Совсем как в волшебной сказке», – подумала Мэгги.

Может, сегодняшняя ночь предназначена для волшебных сказок и глупцов. Может, это ее ночь.

Мэгги остро чувствовала присутствие Такера. Он выглядел невероятно красивым в своем темном костюме, стройным, но мускулистым. На лице, с квадратным подбородком и проницательными темными глазами, отражались такая сила характера, ум и доброта! Сегодня все женщины на вечеринке будут завидовать Мэгги Харрис!

Подобранные по масти пегие лошадки с белыми гривами бодро трусили по сельской дороге, оставив Бойсе позади. Киген весело болтал, ухитрившись втянуть Морин и Дэвида в разговор. Но Мэгги и Такер по-прежнему молчали. Да и обратись бы кто к ней, Мэгги вряд ли услышала бы. Мыслями она унеслась далеко-далеко. Сначала девушка вспомнила ночь, когда Такер пригласил ее танцевать, первый поцелуй… и второй танец, и просьбу доверять ему, и ночь, когда они любили друг друга под звездным небом.

Почувствовав, как щекам стало горячо, она чуть отвернулась, радуясь, что никто на нее не смотрит. Что только у нее в голове! Какой кошмар, ведь рядом сидит мать Такера! Что она подумала бы о Мэгги, если бы знала! К счастью, еще немного, и Мэгги уедет навсегда. Вряд ли она сможет устоять против умоляющего взгляда Такера и признаний в любви! Но свадьба Морин и Дэвида через два дня. Мэгги намеревалась покинуть Бойсе сразу же, следующим же дилижансом.

Но почему?

Сердце Мэгги на мгновение замерло. Глупый вопрос!

Почему ты уезжаешь? Потому что должна. Потому что не могу выйти за него замуж.

Но почему нет? Кухарка ошибалась насчет твоего отца. Он любил тебя. Почему она не может ошибаться насчет Такера? Он тоже тебя любит.

Но ведь любовь бывает только в дурацких волшебных сказках! Будь глупой, Мэгги. Другого шанса тебе может больше не представиться.

ГЛАВА 40

Дом хозяина ранчо, Хорейса Клайва, оказался огромной постройкой из стекла и камня. Лестница с первого этажа вела на второй, целиком занятый бальной залой. Была еще одна лестница, на балкон, где тихо играл оркестр. Встроенные скамьи, заваленные бархатными подушками, позволяли гостям сидеть в маленьких альковах. Окна были широко раскрыты, чтобы прохладный осенний ветерок обвевал разгоряченные лица.

Мэгги в суматохе почти не запомнила имен людей, которым ее представили. Голова девушки кружилась. Хорошо еще, что можно опереться на руку Такера! Она чувствовала себя ужасно неуверенной и смущенной среди стольких незнакомцев. Все элегантно одеты, на многих женщинах сверкают бриллианты. Мэгги никогда не ожидала встретить такое богатство в столь отдаленном от цивилизации месте. Очевидно, Дикий Запад не настолько дик, как она предполагала когда-то.

Киген ухитрился первым пригласить ее танцевать. Он шутил, шепотом пересказывал скандальные сплетни насчет гостей, заставляя Мэгги невольно улыбаться, и, когда музыка смолкла, все страхи были забыты. Следующей настала очередь Дэвида. Рядом с ним Мэгги казалась себе хрупкой и маленькой, и тут же вспомнила, как испугалась, увидев его впервые. Никогда она не подумала бы, что этот великан наделен таким добрым сердцем! Девушка была рада за Дэвида и Морин, рада, что они нашли друг друга. Они наверняка будут счастливы!

Недостатка в кавалерах не было, и Мэгги удивлялась, что так свободно танцует, не спотыкаясь и не путая фигуры, словно все вечера проводила на балах.


– Прелестная молодая женщина ваша мисс Харрис.

Такер оторвал взгляд от Мэгги:

– Вы правы.

Хорейс Клайв дружелюбно улыбнулся:

– В этих местах незамужних женщин почти нет. На вашем месте я поостерегся бы.

– Постараюсь принять ваш совет, – суховато согласился Такер.

– Не обижайтесь, мистер Брениген, – тихо засмеялся хозяин, – я просто хотел сделать комплимент.

Такер немного расслабился. Он понимал, что явно ревнует, и только потому, что должен стоять у стены, в то время как каждый мужчина в зале стремится пригласить Мэгги танцевать.

Хорейс Клайв, высокий, тощий как палка, лет пятидесяти пяти, с лысой головой, отражавшей пламя свечей, снова улыбнулся.

– Киген сказал, что вы заняли участок к западу от города.

– Да. Мы с Дэвидом Фостером подали заявку на сто шестьдесят акров. Дом Дэвида почти готов.

– Помню, как все здесь было, когда я приехал. Благодарение Богу, семья оставалась дома. Мне и так достаточно тяжело пришлось. Я восхищаюсь вашей матерью и мисс Харрис, их мужеством и стойкостью. Превосходные, достойные уважения примеры для всего прекрасного пола.

Такер снова взглянул на танцующих:

– Совершенно верно. Хорейс уселся рядом:

– Кроме того, я слышал, вы адвокат? Служите у Тома Райли? Хороший человек.

Сделав глоток пунша, он поморщился:

– Ужасная дрянь, но миссис Клайв не позволяет приносить в дом крепкие напитки.

И, поставив чашку на пол, он обернулся к Такеру:

– Киген рассказал, что вы собираетесь разводить скот. Многие считают это верным путем к богатству. Говядина. Проще разводить скот в Айдахо, здесь его можно продать по хорошей цене. Шахтерам надо что-то есть, и им не будет смысла везти мясо с Востока. Но все это скоро кончится. Дальновидный человек должен найти другие способы получать деньги.

Такер кивал, вставляя соответствующие реплики, но не сводил глаз с темноволосого мужчины, державшего Мэгги за талию. Не слишком ли он прижимает ее к себе?

– Ваш кузен успел предупредить насчет неприятностей и беспорядков на западной дороге? Конокрады и бандиты. По нашему мнению, они скрываются в холмах к северу и западу от вашей фермы. Будьте начеку. В прошлом году здесь повесили шерифа за то, что якшался с убийцами и конокрадами. Может, когда мы наконец выберем мэра, дела пойдут лучше.

«Черт побери, этот парень, кажется, нюхает волосы Мэгги и явно наслаждается запахом ее духов! »

– Ну что ж, вижу, миссис Клайв хочет, чтобы я поговорил и с другими гостями. Рад был познакомиться, мистер Брениген. Надеюсь, вы скоро сможете танцевать. Приезжайте в гости в любое время. С удовольствием покажу вам своего нового быка. Может, захотите, чтобы он покрыл ваших коров.

– Спасибо, обязательно, – рассеянно пробормотал Такер, не понимая, что говорит: партнер Мэгги что-то шептал ей на ухо. И она смеялась!!


Все еще не в силах отдышаться, Мэгги плюхнулась на подушку рядом с Такером.

– Ужасно жарко, – с трудом выговорила она, обмахиваясь веером.

– С меня довольно!

Такер схватил ее за руку и стащил со скамейки. Он двигался удивительно быстро, несмотря на хромоту, и уже через несколько секунд они очутились на крыльце. Но Такер, не останавливаясь, уводил ее прочь от дома, во мрак ночи. Из окон доносилась едва слышная музыка, словно серенада для влюбленных.

– Что случилось? – задыхаясь, спросила Мэгги.

– Слишком много мужчин держали тебя в своих объятиях, – процедил Такер и, прижав ее к себе, начал медленно покачиваться в такт музыке.

– Я не могу танцевать, так что придется довольствоваться этим, – прошептал он.

– М-м-м… мне это нравится больше.

Они долго молчали. Мэгги закрыла глаза, позволив себе раствориться в сладостном мгновении.

– Что ты хочешь, Мэгги? – прошептал он. Девушка отстранилась и удивленно взглянула на него, не зная, что ответить:

– Хочу?

– Разбогатеть? Быть свободной? Счастливой?

– Не зна…

– Зато знаю я. Хочу тебя. Хочу любить и защищать, заслужить твое доверие и принести тебе счастье. Не желаю быть твоим хозяином, Мэгги, только мужем.

– Но я не могу выйти за тебя замуж, Такер. Глаза девушки наполнились слезами. Почему он ей не верит? И почему она больше не может верить в любовь и счастье?

Такер еще ближе привлек ее к себе, прижав упрямую головку к своей груди. Мэгги услышала, как бьется его сердце: «Тук-тук. Тук-тук».

Странное чувство захлестнуло девушку.

«Тук-тук… Тук-тук… »

Словно она защищена, завернута в теплый кокон.

«Тук-тук… »

– Мэгги…

Она повернула к нему лицо, встретилась взглядом со знакомыми темными глазами.

– Самая великая свобода в том, чтобы любить друг друга без помех, – шепнул он. – Позволь себе любить меня.

– Я люблю тебя, – прерывисто выдохнула девушка, словно против воли.

– Любовь – это не просто слова, Мэгги. Если ты наглухо закрываешь сердце, не отдавая его никому, это не любовь.

Кровь ударила в голову, когда Мэгги поднялась на цыпочки, навстречу его ожидающим губам. Ее руки скользнули по его плечам и волосам, губы приблизились к его губам. Она напрягала тело, стараясь выпить одним глотком нектар страсти, молчаливо проклиная ярды и ярды атласа, разделявшие их, умирая от желания стать с Такером единым целым, частью его самого, лежать с ним под открытым небом, отдаться до конца, без упреков и сожалений.

Его пальцы легко скользили по упругой груди, и со стоном восторга и желания Мэгги откинула голову, закрыла глаза, опьяненная безумными ощущениями, пожиравшими ее, словно пламя лесного пожара.

Но Такер неожиданно так резко отстранился, что Мэгги упала бы, не поймай он ее снова. Почти грубо стиснув девушку, он опять оттянул ее голову, вынуждая смотреть на себя.

– Больше не желаю слышать «нет»! – тихо, но отчетливо проговорил он. – Я уже сказал, что не собираюсь становиться твоим хозяином и не буду указывать тебе что делать. Клянусь Богом. Ты получишь столько свободы, сколько захочешь. Но это совсем другое дело. Ты выйдешь за меня.

– Да, Такер.

– Мы можем пожениться послезавтра, в один день с матерью и Дэвидом.

– Да, Такер.

– И никаких споров. Понят… Подожди. Что ты сказала?

Мэгги улыбнулась, нежно, мечтательно:

– Я сказала: «Да, Такер».

И когда он вновь сжал ее в объятиях, подумала, как счастлива поверить в сказку.

ГЛАВА 41

Леса, купленного на лесопилке Роби, хватило на небольшой трехкомнатный домик для Дэвида и Морин, с просторной мансардой, где будут спать дети. Самая большая комната, где почти все пространство занимали стол и скамейки, будет служить гостиной и столовой, в крохотной кухоньке едва хватало места для деревянного прилавка и огромного каменного очага, в боковую стену которого была встроена духовка. Третья комната была спальней молодоженов.

На другом берегу реки мужчины с помощью Кигена воздвигли первый дом Мэгги и Такера, однокомнатную деревянную хижину.

Этим утром Такер поднялся раньше, запряг Блу Боя, переправился через реку и долго сидел в седле, глядя на грубое строение, куда вечером приведет новобрачную. Он был так взволнован, когда Мэгги согласилась стать его женой, но теперь…

Как он смеет привести ее в такое место? Одна комната. Простой тиковый матрас на полу. Что он может предложить ей? Изнурительный труд с утра до вечера? Много лет может уйти на то, чтобы построить дом, который он обещал ей. О, Такер знает, что Мэгги вынесет все, видел, как мужественно она держалась во время путешествия на запад, но справедливо ли требовать от нее такой жертвы? Особенно, когда в Орегоне ее может ждать лучшая судьба?

Неожиданно дверь хижины отворилась, и на пороге появилась Мэгги. Медово-каштановые волосы в очаровательном беспорядке рассыпались по плечам. Сегодня на ней было одно из старых платьев Морин, которое, к тому же, она не нашла времени переделать. Оно висело на хрупкой фигурке как мешок, но все же Мэгги выглядела в нем невероятно очаровательной.

Откинув голову, девушка повернула лицо навстречу восходящему солнцу.

– Доброе утро, солнышко! – прокричала она, подняла юбку, открыв изящные голые ступни и тонкие щиколотки, и помчалась к реке.

Ошеломленный, Такер дождался, пока она исчезнет, и только потом подъехал к хижине. Спешившись, он медленно направился к двери, немного поколебался, не решаясь войти, и наконец повернул ручку и словно очутился на лугу. По всей комнате были расставлены ведра и кувшины с огромными букетами полевых цветов самых невероятных оттенков. На стене над постелью висело лоскутное покрывало, и еще одно, такое же, лежало на матраце. Такер сразу же понял, что это работа Мэгги, хотя не знал, откуда она нашла время. Он даже узнал большинство лоскутков. Некоторые от платьев, из которых выросла Фиона. Рубашка, которую он разорвал, когда падал в каньон Снейк-Ривер. Один из его поношенных костюмов. И обрезки голубого атласа от платья, сшитого миссис Мур.

«Милая миссис Мур, – подумал Такер, гладя покрывало загрубевшей ладонью. – Должно быть, это она отдала Мэгги кусочки ткани, хотя он все еще не заплатил деньги за сшитое платье и шляпку. Следовало бы помнить, что такие расходы ему не по карману. И все же добрая женщина была так великодушна»!

Бедность, вот что он предлагает Мэгги. Эта жестокая мысль заставила плечи поникнуть, но он снова оглядел комнату. Мэгги украсила ее к брачной ночи. Она знала, каким убогим будет ее дом, и все же могла чувствовать себя счастливой.

– Помоги мне Господь, – поклялся он, – но тебе не придется долго жить здесь. Я построю дом со спальнями, детскими и верандой. Обещаю тебе, Мэгги.


Мэгги сидела в мансарде на лестнице, свесив ноги с края, а за спиной девочки добродушно препирались, кому спать у маленького окошка.

Мэгги была рада, что Рейчел захотела остаться с Морин и Дэвидом, пока Такер не сможет пристроить спальню или две к хижине, хотя чувствовала себя немного виноватой из-за этого. Но она не могла представить, что сестра будет спать в той же комнате, где она и Такер…

Щеки ее снова загорелись. Сегодня. Сегодня он будет любить ее снова.

– Посмотрите! – воскликнула Фиона, прижавшись носом к стеклу. – Кто-то едет.

– Это мистер Джессап, – узнала Рейчел. – Мэгги, это мистер Джессап.

Мэгги отодвинулась от края и, вскочив, поспешила к окну. Вглядевшись поверх голов девочек, она действительно заметила Гарри. Он уже спешился и шел к дому, сопровождаемый незнакомцем в черном костюме и шляпе.

Гарри не мог выбрать лучшего времени, чтобы приехать! Как раз к свадьбе! Мэгги думала, что она уже никогда не увидит его! Гарри с детства был лучшим другом Такера, и за то недолгое время, что они провели вместе, Мэгги показалось, что он и ей стал настоящим другом. Она твердо намеревалась как следует отчитать его за столь внезапное исчезновение без единого слова, и именно тогда, когда она хотела попросить его остаться в Айдахо.

Девушка вихрем отскочила от окошка и слетела по лестнице вниз, но, взглянув на висящее мешком платье и босые ноги, покачала головой. Возможно, нужно бы улучить минуту и переодеться. В конце концов, она не знала, кого привел с собой Гарри. Она не хотела конфузить ни родных, ни знакомых.

Дверь открылась, и на пороге появился Дэвид.

– Мэгги…

– Знаю, – перебила она взволнованно. – Гарри здесь. Я видела его из окна. Хотела только надеть туфли и причесаться.

Дэвид отодвинулся, пропуская мужчину в черном костюме.

– Здравствуй, Мэгги, – нерешительно улыбаясь, сказал он. – Я бы узнал тебя повсюду. Ты так похожа на мать!

В черных волосах прибавилось седины. Синева глаз выцвела, и сам он, казалось, стал ниже ростом.

– Мистер Сэндерсон? – прошептала она. Мужчина кивнул.

Мэгги, почувствовав, как закружилась голова, почти рухнула на скамью у стола. Маркус Сэндерсон бросился к ней как раз в тот момент, когда в дом вошли Гарри, Морин и Дэвид. Потрясенный взгляд Мэгги, обойдя всех, остановился наконец на Гарри:

– Именно поэтому вы уехали? Отыскать мистера Сэндерсона?

– Так попросил.

– Он ничего мне не сказал, – покачала головой девушка.

– Не хотел, чтобы вы зря надеялись. Мэгги снова обратилась к старому другу отца:

– Пожалуйста, садитесь, мистер Сэндерсон. Маркус уселся в качалку.

– Можно… Могу ли я принести вам что-нибудь? По-моему, кофе еще остался.

– Был бы вам крайне признателен.

Морин знаком велела Мэгги оставаться на месте.

– Я сама принесу.

По пути в крохотную кухоньку она взглянула на девочек, наблюдавших эту сцену сверху:

– Спускайтесь, дети. Мне нужна ваша помощь. Мэгги по-прежнему не сводила глаз с мистера Сэндерсона. Ее не покидало странное ощущение, что время повернулось вспять и что в любой момент появится отец и пригласит друга остаться к ужину. А может быть, поехать охотиться на уток или отдохнуть вместе с его семьей у озера неделю-другую.

Она, как сквозь сон, наблюдала за Морин, поставившей перед гостем чашку с кофе. Потом Морин выпроводила всех из дома и закрыла за собой дверь.

– Теперь, когда я присмотрелся, вы больше похожи на Джереми, – сказал наконец Сэндерсон. – Хотя гораздо красивее его.

Девушка смущенно пригладила разметавшиеся волосы.

– Я не знал об их смерти, Мэгги, иначе написал бы и обязательно приехал посмотреть, как вы живете.

Мэгги покачала головой, не в силах вымолвить слова.

– Мистер Джессап немного рассказал о том, что случилось. Вы были правы, когда пытались найти меня. Ваш отец гроша бы не оставил брату, не говоря уже о том, что никогда бы не доверил ему своих драгоценных дочерей. Он знал, каким мотом и пьяницей всегда был Сет. Ваш дядя, должно быть, каким-то образом подделал завещание, иначе ему никогда бы не удалось прибрать к рукам фабрику и дом.

Слезы затуманили глаза Мэгги.

– Я так и знала, была уверена.

– А я прекрасно помню Сета. Трус и негодяй, храбрится только перед теми, кто не может защитить себя, а сам готов бежать, как заяц, при первых же признаках беды. Никогда не был ни на что способен, и, за что бы ни взялся, все терпело крах. Мистер Джессап сказал, что он довел фабрику до разорения, но я с трудом в это верю.

– Это, должно быть, правда, – отозвалась Мэгги, вытирая глаза платком, протянутым Сэндерсоном. – Он уволил всех слуг, избавился от всех лошадей, кроме двух, одной для своей одноколки и второй, верховой. Однажды я слышала, как он кричал на служащего.

Девушка упрямо подняла подбородок.

– Дядя во всем винил нас, потому что отец оставил деньги, до которых он не мог добраться.

Сэндерсон едва заметно улыбнулся и поднес чашку ко рту. Отпив немного, он наклонился вперед, пристально глядя на девушку.

– Это не просто какие-то деньги, а огромное состояние. И все это отец положил в доверительный фонд для вас.

Мэгги недоверчиво охнула.

– Это правда, Мэгги. Не удивительно, что Сет обозлился, когда не смог украсть деньги, и винил вас за собственную неудачу. Даже ему не удалось бы промотать такую громадную сумму.

– Дядя Сет говорил, что деньги фонда тоже истрачены.

Маркус Сэндерсон нахмурился:

– Весьма вероятно, поскольку никто не следил за вашими интересами со времени смерти родителей. Мне придется хорошенько расследовать дело. Я еду в Филадельфию, чтобы заняться вашим наследством.

Это звучало настолько нелепо, что Мэгги не могла не улыбнуться. Но Сэндерсон, поднявшись с кресла, продолжал:

– Я хочу, чтобы вы вернулись в Филадельфию сегодняшним дилижансом. Вместе с сестрой. Вполне возможно, мы еще сумеем спасти «Харрис миллз» и распутать множество неприятностей, посетить суд и адвокатов. И, конечно, нужно узнать, как обстоят дела с фондом.

– Я не могу ехать, мистер Сэндерсон. Сегодня у меня свадьба.

– Вы можете отложить венчание. Возможно, понадобится ваше присутствие, чтобы прояснить ситуацию. Неизвестно, на что может пойти ваш дядя.


Такер встал и сунул руки в карманы:

– Мы отложим свадьбу. Ты ведь скоро вернешься, – сказал он, невольно повторяя слова мистера Сэндерсона.

Такер не мог смотреть на нее, когда произносил это, и поэтому глядел на другой берег реки, на их дом.

Конечно, ей придется отправиться с Сэндерсоном. Мэгги – наследница. Что он может предложить ей, чем удержать? По правде говоря, что может вообще заставить ее снова приехать в Бойсе? Как только Мэгги уедет, очутится в сверкающем мире богатства, светского общества…

– Я никуда не поеду с ним, Такер, и мы не будем откладывать свадьбу.

Он обернулся.

Снова упрямо поднятый подбородок и вызывающий блеск в глазах…

– Я остаюсь.

– Будь же разумной, Мэгги. Может пройти немало времени, прежде чем я построю приличный дом и смогу купить тебе нарядные платья. Может быть, нам придется голодать. Именно этого ты хочешь для себя? И для Рейчел? Без тебя Сэндерсон, возможно, не сумеет получить деньги.

– Мне все равно. Я никуда не еду.

– Как же ты чертовски упряма.

– Я тебя люблю.

– Но не слушаешь разумных доводов.

– Я люблю тебя. Такер шагнул к Мэгги.

– Ты, возможно, пожалеешь об этом. Его руки обвились вокруг ее талии.

– Я люблю тебя.

– Сдаюсь, – прошептал он, зарывшись лицом в ее волосы.

– Я так и знала.

ГЛАВА 42

И снова Пег и Чак Джонсы предоставили свой дом семье Бренигенов, на этот раз для двойной свадьбы. В верхней спальне, где они переодевались два дня назад, Мэгги вручила Морин букет роз.

– Ты очень красива, – сказала она, смаргивая внезапные слезы. – И надеюсь, что будешь счастлива.

Платье Морин, выцветшее и перелицованное, все-таки оставалось прекрасным – цвета темной лесной зелени. Скромный вырез, длинные рукава. Рыжевато-каштановые волосы просто уложены и украшены только двумя гребнями, усаженными жемчугом. Но глаза сияли ярче всех драгоценностей.

– Я тоже надеюсь, – отозвалась Морин, снова глядя в свое отражение в зеркале. В голосе не было «ни тени сомнения. – Когда ты делишь судьбу с человеком, которого любишь, становишься богаче духовно. Но ты уже и сама поняла это, Мэгги, правда?

Мэгги кивнула, ощущая, как счастье заливает ее ослепительной волной. Да, она, конечно, знала, о чем говорит Морин.

В комнату заглянула Фиона:

– Мама…

Морин, шурша нижними юбками, обернулась:

– Входи, Фиона.

На девочке было точно такое же платье, как на матери, красивые рыжеватые волосы собраны локонами на затылке. Подбежав к матери, Фиона обняла ее за талию.

– Ты такая хорошенькая…

Морин опустилась на колени перед дочерью.

– И ты тоже.

– Такер велел тебе передать, что судья Гриффин уже здесь.

В глазах, так похожих на материнские, загорелись лукавые искорки:

– Мистер Фостер слишком нервничает, чтобы сидеть спокойно. Такер говорит, что он протрет дыру в ковре, если вы немедленно не придете.

Мать, рассмеявшись, грациозно поднялась:

– Тогда лучше не заставлять их ждать. И, взглянув на Мэгги, спросила:

– Ты готова, дорогая?

– Готова.

Мэгги взяла свой букет из полевых цветов, таких же голубых, как ее подвенечное платье, и пошла впереди Морин.

Женихи уже ожидали в гостиной перед камином. Но Мэгги почти не обратила внимания на Дэвида. Ее, словно магнитом, притягивал взгляд Такера, сияющий любовью.

Его пальцы коснулись локтя невесты, и они вместе встали перед судьей Гриффином.

– Горячо любимые…

Да, она любима, Мэгги знала это, была безоглядно, твердо уверена.

– … обещаю любить и почитать…

Странно, почему эти слова так пугали ее раньше… Но когда человек становится тебе дороже всего на свете, не стоит бояться почитать его… или даже повиноваться. Мэгги никогда еще не чувствовала себя более свободной, чем в эту минуту.

– … объявляю вас мужем и женой.

Всего несколько слов связали на всю жизнь мужчину и женщину.

– Можете поцеловать невесту.

Темные глаза Такера пристально и напряженно смотрели на нее. Мэгги задрожала в объятиях жениха, когда он медленно привлек ее к себе.

Комната взорвалась радостными приветственными криками, и новобрачных мгновенно окружили друзья. Рейчел обняла и поцеловала Мэгги. И тут перед сестрами появился Гарри.

– Я мечтал об этом с того дня, как мы встретились, но не осмеливался из-за Така.

Он крепко поцеловал ее в губы и подмигнул Такеру.

– Это единственный, который тебе удастся получить, – шутливо пригрозил Такер.

Мэгги и Морин тоже обнялись, а потом Мэгги и Дэвид, Нил и Киген…

Мэгги охнула, почувствовав, как от лица отливает кровь. В комнате стало тихо. Рейчел снова оказалась рядом, прижимаясь к сестре.

– Не так-то легко было отыскать тебя, – проворчал Сет.

Такер выступил вперед:

– Это частный дом, Харрис.

– Я пришел за своими племянницами.

– Моя жена никуда с вами не пойдет. Лицо Сета потемнело.

– Значит, я был прав. Тебе нужны ее деньги. Такер сжал кулаки, но Мэгги схватила его за руку, не давая говорить.

– Уходи, – тихо велела она дяде. – И побыстрее. У тебя нет никаких прав на нас.

– Вот тут ты ошибаешься, Мэгги.

Сет протянул листок бумаги, исписанный черными чернилами:

– Здесь сказано, что у меня есть кое-какие права. Ты могла выйти замуж за этого мятежника, но это маленькое отродье поедет со мной, как ей и полагается.

У Мэгги внезапно перехватило дыхание.

– Я бы хотел взглянуть на это, Харрис, – сказал Такер и, освободившись от пальцев Мэгги, сделал шаг вперед.

Мэгги вынудила себя втянуть в легкие немного воздуха. Не позволяй Рейчел видеть, что боишься!

Такер взял документ из протянутой руки Сета. Мэгги даже на противоположном конце комнаты почувствовала, как напрягся муж. Когда Такер повернулся, она поняла, что это не дурной сон. Все происходит на самом деле.

Она, должно быть, выглядела так, будто вот-вот потеряет сознание. Киген тут же оказался рядом и подхватил ее под руку.

– Кто этот человек? – спросил он.

– Мой дядя, – выдохнула Мэгги.

– Мэгги! – заплакала сестра, – я не хочу идти с ним.

Девушка опустилась на колени перед Рейчел:

– Ты никуда не пойдешь, киска. Не позволю ему увести тебя.

И тут страх, словно по волшебству, исчез. Не важно, о чем говорится в этой бумаге. Сет никогда больше не посмеет обидеть ни ее, ни Рейчел.

Мэгги выпрямилась, подошла к дяде и Такеру и холодно, спокойно, ничем не выдавая бушующего в душе урагана, объявила:

– Мы все знаем, что эта бумажонка ничего не стоит, дядя Сет. Сколько вы заплатили тому, кто ее написал? По-моему, вы зря пошли на такие расходы.

– Она настоящая! – взвился Сет. – Можешь спросить своего выскочку-адвоката!

– Знаешь, кто приехал в Бойсе, дядя Сет? Маркус Сэндерсон.

– Сэндерсон!

– Значит, все-таки помнишь. Поверенный отца. Ты еще утверждал, что он умер. Оказалось, это ложь. И сейчас он уже на пути в Филадельфию. Собирается выяснить, что ты успел натворить после смерти папы.

Она постепенно приходила в себя, голос становился сильнее, увереннее, в нем прорывались нотки гнева.

– Так что же ты наделал, дядя Сет? Надеюсь, достаточно, чтобы упрятать тебя в тюрьму, не так ли?

Мэгги протянула руку и выхватила листок из пальцев Такера.

– Больше ты не посмеешь издеваться над нами и пальцем не коснешься Рейчел.

С этими словами она разорвала бумагу на мелкие кусочки.

Сет угрожающе надвинулся на нее, но холодный голос Такера остановил его:

– Предлагаю вам убираться подобру-поздорову, Харрис. Как только правда выплывет наружу, возможно, власти объявят ваш розыск.

На лбу Сета вздулись вены.

– Деньги из фонда растрачены. Он женился на тебе, как оказалось, впустую. Сэндерсон обнаружит это.

Он повернулся к Такеру:

– Я еще отомщу Бренигенам за то, что лезут в мои дела. Может, не здесь и не сейчас, но Бренигены за все заплатят. Помните это. Когда-нибудь.

Такер, сжав челюсти, качнулся вперед:

– Вон!

Харрис почти бегом направился к тому месту, где оставил коня.

В гостиной долго царило тяжелое молчание.

Мэгги чувствовала, как ее охватывают какие-то странные ощущения. Она столько лет боялась дяди, и все же тот оказался трусом, как и предсказывал Сэндерсон. Стоило восстать против Сета, он тут же позорно сбежал. Мужество помогло ей навсегда освободиться от дяди.

Наконец она повернулась к Такеру:

– Он ушел.

И поняла, что черная туча навсегда покинула ее.

Одинокая восковая свеча мигала в дальнем углу. Опьяняющий аромат полевых цветов в ведрах и кувшинах окутывал, обволакивал их.

Такер приподнялся на локте. Мэгги, все еще в ночной сорочке, лежала рядом. Сам он еще не успел снять брюки и рубашку. Мэгги, прижавшись к мужу, положила руки ему на грудь, наслаждаясь ощущением упругих мышц под пальцами. Казалось, она целую вечность ждала этого мгновения.

Его поцелуй зажег огонь в крови, быстро распространившийся по всему телу. Губы Мэгги раскрылись, позволяя настойчивому языку проникнуть внутрь, из горла вырвался тихий стон.

Когда Такер отстранился, Мэгги открыла глаза, стараясь разглядеть его в колеблющемся пламени свечи.

Такер понимающе улыбнулся и, нагнувшись над ней, прижался ртом к впадинке между ключицами.

– Знаешь, когда я начал влюбляться в тебя? – спросил он, почти не отнимая губ.

– Нет.

– Когда ты едва не набросилась на меня с ножом. И наверняка пустила бы его в ход, если бы появилась необходимость.

Мэгги тихо рассмеялась, но и не подумала ничего отрицать.

– А я влюбилась, когда по моей ноге проползла змея, а ты посмеялся надо мной.

Снова приподнявшись на локте, Такер взглянул на жену:

– Я не ожидал, что это со мной случится, Мэгги.

Его пальцы начали расстегивать крохотные пуговки сорочки. Мэгги прекрасно поняла, что имеет в виду муж.

– А я собиралась всю жизнь прожить одна. Когда он вот так прикасался к ней, становилось трудно дышать.

– Только я и Рейчел.

Слегка поднявшись, она позволила снять с себя сорочку. Губы Такера скользили по тем местечкам, где секунду назад были его пальцы. Мэгги полузакрыла глаза, извиваясь от наслаждения, когда он поцеловал сначала одну грудь, потом другую. Тело наливалось сладостной болью ожидания, но торопиться не было нужды. Впереди целая ночь. Ночь любви. И целая жизнь.

И Мэгги намеревалась упиваться каждым мгновением, в точности как наслаждалась сейчас его телом, его прикосновениями, его ласками.

Руки Такера творили волшебство, посылая волны желания, пронизывающие тело Мэгги. И она щедро возвращала ласки, раздевая мужа, позволяя глазам жадно впитывать великолепное зрелище обнаженной плоти. Наконец, когда муки стали невыносимыми, они прижались друг к другу. Его тело было восхитительно теплым, сильным и мужским.

– Я люблю тебя, Мэгги. – Да…

Скорее мольба, чем ответ…

Он навис над ней, она поднялась навстречу, и они вместе ринулись в бушующее море страсти.

ДНЕВНИК МОРИН

15 ноября


Впервые за много недель я взяла в руки перо, чтобы запечатлеть на бумаге свои мысли.

Вчера разыгралась первая метель. Земля побелела на много миль вокруг, и горы стоят, словно обледенелые стражи, величественные и сильные. Киген сказал, что в долине Бойсе снег редко лежит всю зиму. Но мой маленький дом настолько уютен, что я не возражаю против того, чтобы он подольше не таял. Дети радуются новому развлечению. Это так не похоже на Джорджию.

Я, кажется, прошла больше, чем две тысячи миль, и превратилась из изнеженной Марин О’Тул с плантации Шугар-Хилл, самой трудной проблемой которой было решить, какое платье надеть сегодня, в Марин Фостер с фермы «Грин Уиллоуз», которая моет, чистит и шьет с рассвета до заката. Иногда я тоскую по беззаботной жизни в Джорджии, но это бывает так редко! Я нужна и любима здесь, и моя жизнь полна. Полнее, чем мечтала когда-то. Кроме того, я поняла: дом это то, что носишь в своем сердце, а не просто место, где живешь.

ЭПИЛОГ

Август 1869 года

Мэгги проснулась перед рассветом. Спальня была окутана таинственными тенями и погружена в полумрак. По мерному дыханию лежавшего рядом Такера она поняла, что тот еще спит. На мгновение Мэгги захотелось прижаться к мужу – она никогда не уставала от его тела и всегда хотела его. Но тут же передумала. Не стоит будить Такера. Скоро начинается важный судебный процесс. Письменный стол в его кабинете был завален бумагами. По мере того как его адвокатская практика процветала, а правительство территории все чаще обращалось за советом и помощью, работы становилось больше, и Такер постоянно засиживался заполночь, особенно в последнее время. Кроме того, вчера они допоздна занимались любовью и потом еще долго разговаривали.

Мэгги улыбнулась. Такер определенно нуждается в отдыхе, особенно после прошлой ночи.

Осторожно выскользнув из-под одеяла, Мэгги натянула лежавший на стуле халат и, туго подпоясавшись, на цыпочках вышла из комнаты. Оказавшись в коридоре, она остановилась у двери второй спальни, но там тоже было тихо. Теплое чувство покоя и удовлетворенности наполнило ее, гармонируя с утренней тишиной.

Спустившись вниз, она открыла переднюю дверь, вышла на широкую веранду, окружавшую дом с трех сторон. Утренний воздух был прохладным и свежим, как всегда после дождя. Мэгги глубоко вздохнула, невольно улыбаясь.

Вчера разразилась ужасная гроза. Несколько часов небо раскалывали вспышки молний, земля тряслась от грома. Но Мэгги больше не боялась, и кошмары ее не преследовали. Буря, казалось, была лишь аккомпанементом к взрыву безумной страсти, которую по-прежнему испытывали они оба.

Мэгги оперлась на перила крыльца, позволяя себе унестись мыслями в прошлое. Казалось немыслимым, что прошло два года с тех пор, как они впервые увидели эту землю. Тяжелые годы. Даже тяжелее, чем то путешествие, которое свело ее и Такера. Они трудились вместе, сажая кукурузу и пшеницу, а Такер, кроме того, проводил долгие часы в конторе Райли, создавая себе репутацию блестящего молодого адвоката, справедливого к людям, независимо от толщины их кошельков. Именно его страсть к справедливости и любовь к правосудию принесли заслуженный успех. И хотя Такер еще не был богат, все же сумел построить дом, который когда-то обещал Мэгги в тот августовский день, два года назад.

Мэгги провела пальцами по перилам, задумчиво улыбаясь. Всего две недели, как они переехали в этот серый двухэтажный дом, и она горячо полюбила его, но в сердце навсегда останется нежность к той скромной хижине…

Посмотрев в сторону противоположного берега, Мэгги представила веселую суматоху в доме Фостеров. Морин и Дэвид – прекрасный пример того, что любовь существует не только для молодых. Для полного счастья Морин недоставало только двух старших детей. По крайней мере, они знали о судьбе Шеннон. Но Делвин, казалось, исчез бесследно. Мэгги надеялась, что свекровь когда-нибудь узнает, где он.

«Два года, – подумала она снова. – Как же мгновенно пролетело время! »

В начале недели она получила письмо от Пола Фалкерсона, который вместе с отцом открыл кузнечную мастерскую в Орегоне, как и намеревался. Но он писал письмо от имени своей невесты, Сьюзен Бейкер. Два года ушло у молодого человека на то, чтобы убедить вдову принять его предложение, но каждое слово письма дышало счастьем. Мэгги вспомнила, как Сьюзен советовала ей ни за что не покидать Айдахо. Теперь она была рада, что послушалась подругу.

Усевшись на верхнюю ступеньку крыльца, Мэгги откинула длинные кудрявые волосы со лба и повернула голову к горам на востоке. Бессознательно затаив дыхание, женщина ждала.

Небо начинало светлеть. Легкие облачка, плывущие над горными вершинами, заиграли яркими красками, от белого, сменившегося темно-золотистым, до почти кроваво-красного и, наконец, нежнейшего розового.

Мэгги любила рассветы. Особенно после грозы. Они неизменно напоминали, что того, кто пережил ночь, впереди ждет что-то необыкновенное.

– Ты сегодня рано.

Мэгги обернулась, и дыхание перехватило при виде мужа. Как всегда.

Такер, явно еще не проснувшийся, с взъерошенными волосами и заспанными глазами, прижимал к груди крошечного сына.

– Кевин пошел в тебя. Считает, что самое лучшее подниматься на рассвете.

– Он прав. Терпеть не могу пропускать восход солнца.

Муж, понимающе улыбаясь, уселся рядом на ступеньку крыльца. Мэгги долго смотрела на небо, прежде чем объявить:

– Думаю, пора готовить тебе завтрак. Тебе уже пора собираться в контору.

– Никуда я сегодня не поеду. Возьму выходной и проведу его с женой. Гарри сможет сам поговорить со всеми клиентами, которые придут сегодня. В конце концов, какой смысл иметь партнера, который не может время от времени заменить тебя?

– А твой важный процесс?

– Что может быть важнее моей жены? Я желаю провести с ней день, значит, так тому и быть.

– По какому это случаю, мистер Брениген?

– Думаешь, мне обязательно нужен случай?

– Совершенно верно.

Мэгги знала, как серьезно Такер относится к работе. На него это было непохоже.

– Знаешь, я проснулся сегодня и понял, что прошло два года с того дня, как ты впервые сказала, что любишь меня.

– Ты потерял тогда так много крови, – прошептала Мэгги. – Я боялась, что ты умрешь.

– И только по этой причине призналась?

– В тот день, возможно, – кивнула она, – но, наверное, думала, что когда-нибудь повторю это. Кажется, я всегда знала, что мое место – рядом с тобой.

Кевин захныкал, и Мэгги протянула к нему руки. Под нежным взглядом Такера мать расстегнула халат и приложила младенца к груди.

– Мне никогда не надоедает видеть вас вот так, вдвоем, – почти благоговейно прошептал он. – Даже когда день был тяжелым, стоит взглянуть на тебя и Кевина, и тут же становится легче.

– Знаю, – улыбнулась Мэгги.

Такер оперся о перила, слегка повернувшись, чтобы получше разглядеть мать и ребенка, и скрестил руки на груди, удовлетворенно улыбаясь. Долгое время единственным звуком, нарушавшим тишину, было лишь жадное хлюпанье младенческого ротика.

– Как великодушно со стороны мистера Сэндерсона и его жены прислать подарок Кевину, – заметил наконец Такер.

– Угу, – согласилась Мэгги, глядя на черный пушок, покрывавший головку Кевина.

– Он пишет, что приедет вместе с женой в следующем месяце и обязательно навестит нас. Думаю, нужно пригласить их погостить. Места достаточно, и если вспомнить, сколько он потрудился, улаживая дела и исправляя все, что натворил твой дядюшка… Мэгги нахмурилась. Она терпеть не могла никакого упоминания о Сете.

Действительно, Сэндерсон по прибытии в Филадельфию нашел дела в полнейшем беспорядке. Фабрику пришлось закрыть, дом продать за неуплату налогов. Сет в тот раз не солгал. Деньги, положенные Джереми в доверительный фонд на имя дочерей, были украдены банкиром-растратчиком, тем самым, который посоветовал Сету выдать Мэгги замуж, чтобы получить ее состояние.

Но для Мэгги это не имело значения, ни тогда, ни теперь. Жизнь с дядей казалась ей сейчас скорее кошмаром, чем реальностью. Все кончено, осталось позади. Теперь у нее есть Такер, Рейчел и Кевин, и будущее сулит гораздо больше радостей, чем она могла представить в самых смелых мечтах. Такер придвинулся ближе, обнял ее за плечи.

– Гарри поговаривает о постройке своего дома, ниже по реке. Не думал, что он когда-нибудь захочет покинуть город. По-моему, ему там так нравилось.

– Неудивительно. Гарри так похож на тебя. Любит землю, и, кроме того, ему понадобится много места для будущей семьи.

– Будущей се… Но он даже не женат!

– Скоро женится, – тихо рассмеялась Мэгги. – Гарри влюблен в новую учительницу. Неужели не замечал, как часто он говорит о мисс Скотт?

Руки Такера сжались чуть крепче.

– Нет, но, если это правда, очень рад! Как бы мне хотелось видеть его счастливым! Я хотел бы, чтобы все были счастливы, как я!

Мэгги вновь подняла глаза к утреннему солнцу, золотистому и теплому. Птицы пели в ветвях деревьев. В воде резвились рыбки. Пчела жужжала над розой в саду. В загоне стояли лошади, на полях зрел прекрасный урожай, в комнате Рейчел спал забавный щенок, а спальни наверху только и ждали, чтобы их наполнили веселые детские голоса.

Взгляд Мэгги скользнул по спящему у груди малышу и вернулся к мужу.

– Это я счастливая, Такер Брениген, – сказала она, веря в это всей душой.

Для счастливых рассвет никогда не кончается.

Примечания

1

Twin willows – две ивы (англ.) Примеч. перев.

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • Часть 1
  •   ГЛАВА 1
  •   ГЛАВА 2
  •   ГЛАВА 3
  •   ГЛАВА 4
  •   ГЛАВА 5
  •   ГЛАВА 6
  •   ГЛАВА 7
  •   ГЛАВА 8
  •   ГЛАВА 9
  •   ГЛАВА 10
  •   ГЛАВА 11
  •   ГЛАВА 12
  •   ГЛАВА 13
  •   ГЛАВА 14
  •   ГЛАВА 15
  •   ГЛАВА 16
  •   ГЛАВА 17
  •   ГЛАВА 18
  •   ГЛАВА 19
  •   ГЛАВА 20
  •   ГЛАВА 21
  •   ГЛАВА 22
  •   ГЛАВА 23
  •   ГЛАВА 24
  •   ГЛАВА 25
  •   ГЛАВА 26
  •   ГЛАВА 27
  •   ГЛАВА 28
  •   ГЛАВА 29
  •   ГЛАВА 30
  •   ГЛАВА 31
  •   ГЛАВА 32
  •   ГЛАВА 33
  •   ГЛАВА 34
  •   ГЛАВА 35
  • Часть 2
  •   ГЛАВА 36
  •   ГЛАВА 37
  •   ГЛАВА 38
  •   ГЛАВА 39
  •   ГЛАВА 40
  •   ГЛАВА 41
  •   ГЛАВА 42
  • ЭПИЛОГ