КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 366857 томов
Объем библиотеки - 438 Гб.
Всего авторов - 154881
Пользователей - 81946

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Ли В.Б. про Скворцов: Что нам Содружество (Космическая фантастика)

Язык рассказа превосходный - читал с большим удовольствием. С содержанием немного сложнее - вначале вполне уместное и правдоподобное, а после "Остапа понесло". Но все равно, спасибо автору за хорошую работу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Koveshnikov про Lowe: The Queen Оf Miami (Современные любовные романы)

https://translate.googleusercontent.com/translate_c?depth=1&hl=ru&ie=UTF8&nv=1&prev=_t&rurl=translate.google.ru&sl=en&sp=nmt4&tl=ru&u=https://googleweblight.com/%3Flite_url%3Dhttps://coollib.net/b/411889/readp%26lc%3Dru-RU%26s%3D1%26f%3D1%26m%3D539%26q%3D%25D0%25BA%25D1%2583%25D0%25BB%25D0%25BB%25D0%25B8%25D0%25B1%2B%25D0%25B1%25D0%25BB%25D0%25BE%25D0%25B3%25D0%25B8%26gl%3Dru%26host%3Dwww.google.ru%26ts%3D1524587312%26sig%3DAPs-2Gyg2KAh2hokg1N_JD94iugO_T8FYg&xid=17259,1500004,15700023,15700124,15700149,15700168,15700173,15700186,15700195,15700201&usg=ALkJrhiO2BaBpeFaQpSmYFDLcj5gCYUP_w

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
NadinkO про Боталова: Рожденная светом (СИ) (Любовная фантастика)

Прочитала на одном дыхании !!!!! Вроде и про попаданку и академию. Но не однотипное

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Синтезов: Первые Шаги (СИ) (Боевая фантастика)

фанфик на Чижовского,как по мне достаточно неплохой,если любите почитывать эву.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Олди: Крепость души моей (Социальная фантастика)

Каждый оценивает текст по мере своей. Этот мне не понравился по многим причинам.
1. Текст состоит из трех частей, слабо связанных между собой сквозными персонажами, а каждая часть пытается показать читателю отдельную философскую концепцию. В результате появляется довольно странная смесь противостояния богу, вмешательства высших сил в обычную жизнь и поведение разных людей перед лицом неизбежной гибели. Также общей чертой всех сюжетных линий является явный кретинизм исходных условий. Дорогой друг! Ну какое тебе дело до тараканов в соседнем доме? А почему ты думаешь, что какой-то высшей силе есть дело до тебя и твоих дел? Не слишком ли это самонадеянно?
2. Один товарищ с гор, в меру подлый, коварный, из хорошей горской семьи обиделся на божество и решил возродить древнего бога. Да и флаг ему в руки, может даже по примеру многих сам попробовать стать богом. Для этого надо принести кровавую жертву. Очевидно. Да даже чтобы стать простым губернатором некоторые взрывают дом правительства с конкурентами и ничего… Но тут простой старенький учитель говорит, что это нехорошо. Согласен – это не просто нехорошо, это тупость несусветная, горцам глубоко безразлично что говорят бараны на пастбищах. Но авторы уверяют, что так бывает и учитель становится частицей бога…. Ну-ну.
3. Вторая часть настолько примитивна, что не стоит разбора. Представитель нашего времени переносится в эпоху гражданской войны в поисках вечной любви. Ангелы ему в помощь…
4. В последней части два ангела выкатывают городу стандартный ультиматум – или с города 10 праведников или геенна огненная. И все чего-то обеспокоились. Авторы! Идите на хрен! Да у нас в любой момент может начаться геенна, хоть личная, хоть общественная, и без всякого предупреждения. Никто и внимания не обратит на каких-то клоунов.
5. После того, как огонь поглотил город, выяснилось, что жители не пострадали и все это было понарошку. Нет, ребята, умерла так умерла, фарш обратно не провернешь…
6. Короче, очень поганенький фанфик по «Ангелам и демонам» Дэна Брауна.
7. Никогда не считал Олди приличными писателями, но за Валентинова, автора одной из неплохих книжек о гражданской войне «Полуостров», слегка обидно. Выбрать такую убогую опору на классику, как религиозные тексты – это надо исхитриться…

Так что не печальтесь, народ сайта, что это хня заблокирована...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Ковальчук: Мир Валькирий. Война (СИ) (Боевая фантастика)

где-то на уровне первой книги,правда мне попался огрызок.платить за это деньги я бы не стал,так на разок прочесть и удалить.третью книгу даже искать не буду,устал я как-то от этих безупречных во всех отношениях валькирий и их лубочных империй.
чтун,надеюсь я опять назвал кошку кошкой? ;-)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Слесаренко: Спасатель с Земли (Альтернативная история)

один большой рояль,вобравший в себя все штампы из миров содружества.но тем не менее - мысли автор излагает связно,пишет занимательно,читается легко.как развлекательное чтиво для любителей жанра вполне пригодно.вот только политику я бы выбросил,не понимаю зачем она в сказочке.правда прочел я пока половину и очень надеюсь,что это не будет очередной "император всея голактико".
РS нет,таки не удержался автор,со второй половины книги поперла гигантомания и глава клана всех землян.жаль.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Золотоискатель (fb2)

- Золотоискатель (пер. Н. К. Белякова) (а.с. Химмерландские истории) 87K, 14с. (скачать fb2) - Йоханнес Вильгельм Йенсен


Страница:

Йоханнес Йенсен Золотоискатель

В доме у Андерса Эриксена, деревенского столяра, много лет подряд висела пара удивительных сапог. Не сбитые деревянными гвоздями или сшитые, а отлитые целиком из резины, они были до того длинные, что доходили до самых бедер. Это были сапоги Золотоискателя.

Столяр Андерс их не носил, иной раз его ребятишки надевали их, чтобы побродить по пруду, но и те могли выдержать в них лишь несколько минут. Деревенский лекарь говорил, что ноги в таких сапогах не могут дышать. К тому же сапоги отдавали не то каким-то ядом, не то лекарством, а когда вода прижимала мягкие голенища к ногам, человек начинал отчетливо чувствовать, что ноги у него немеют. Люди относились к этим сапогам весьма почтительно. Заходя в мастерскую столяра Андерса, человек глядел на висевшие на стене сапоги, и в голове у него возникала смутная мысль о далеких неведомых землях, где роют золото, о диких краях, от которых порядочные люди держатся подальше. А иной движимый ниспосланным нам богом любопытством нет-нет да и спросит про Лауста Эриксена, отца столяра Андерса, мол, куда он подевался, есть ли у Андерса вести от него, скоро ли сын получит от отца наследство...

Андерс в ответ каждый раз отрицательно мотал головой. Так Лауст Эриксен был предан забвению. Позабыли и про сапоги, они висели себе под потолком, покореженные, опутанные паутиной.

Столяр Андерс познакомился со своим отцом, «получил» его, как говорили шутники, на двадцать девятом году. До той поры он отца никогда не видел. Мать умерла, когда Андерс был еще мальчонкой, а отец к тому времени уже был в бегах. Когда Андерс ходил в школу, зловредные ребятишки с радостью дразнили его, повторяя, мол, был у тебя отец по имени Лауст, да только он удрал прочь со всех ног, бросив жену, дом и все, что было в доме. Когда же Андерс подрос и с помощью добрых людей обучился ремеслу, у него из благодарности вошло в привычку покорно слушать, как люди из сочувствия к нему поносят его скверного отца, сбежавшего в Америку.

Андерс был парень тихий, беззлобный, из тех, что мухи не обидят – сама благодарность, долговязый и тощий, будто вытянутый в длину, бледный и узкогрудый. В солдаты его не взяли. И теперь он мастерил гробы, словно мстил за себя тайком. Андерс был плодовит, каждый год его женщина, до которой никто другой и дотронуться не хотел, рожала ему по ребенку.

Лауст Эриксен был, можно сказать, типичное дитя своего времени. Сначала был в подмастерьях, потом вступил в долю с хозяином, наконец сам стал хозяином; дела у него шли хорошо, и он почувствовал в себе силу. Но вот в лихой час он соблазнил работницу и привязался к ней. Несчастье никогда не приходит одно. Лауст, можно сказать, полюбил девушку, вернее, принял это развлечение всерьез и решил взять на себя последствие греха, что чванливые люди с достатком ему не простили, ведь им хотелось, чтобы все были такие же грязные, как они. Лауст предпочел чувство, и они просто вышвырнули его из своего круга.

Пришлось ему начинать все сначала; по тем временам для него нашлось место лишь в вересковой пустоши. За сотню сбереженных риксдалеров Лауст купил клочок пустоши, и вот однажды воскресным днем люди увидели, как он с брюхатой невестой прохаживался по своему «имению», будто господин на прогулке. Они выбирали место для дома. К большой досаде обитателей Гробёлле, они выбрали место на пригорке, поросшем вереском, с красивым видом на окрестность, вместо того чтобы спрятаться в какой-нибудь сырой низине, где бедняки, не потерявшие чувства приличия, предпочитают сколачивать свои деревянные лачуги. Всю зиму Лауст собирал камни, бревна из старых срубов и складывал их на пригорке, а весной начал строить. Он вкопал дом в землю, потом сложил из валунов стены и покрыл крышу вереском, получилось что-то вроде землянки. И до чего же плохой у него был вкус – возле своего дворца он вздумал водрузить флагшток! Он купил его на аукционе и раскрасил белыми и красными спиралями; в тот день, когда молодые поселились в новом доме, на верхушке флагштока посреди пустоши развевался маленький флажок – этого им соседи никогда не могли простить.

Теперь Лаусту и Метте-Кристине предстояло двадцать-тридцать лет обрабатывать надел верескового поля своими руками. Все, на что они могли рассчитывать, – это пара коров да два десятка овец на скотном дворе. Но этого им нужно было дожидаться чуть ли не всю жизнь. А покуда у них в лачуге не было даже кота. Лауст ходил на поденщину в Гробёлле, зарабатывая на хлеб. А в свободное время занимался геркулесовым трудом – вскапывал пустошь лопатой; проку от этого было мало. То, что он не сдавался, раздражало людей, веди он себя иначе, они были бы не прочь одолжить ему при случае плуг или пару быков. Лауст был упрям, а упрямство не подмога нищему парню. Зажиточные крестьяне терпеть его не могли, а бедняки ненавидели за то, что он чурается их. Однажды в новогоднюю ночь они сговорились как бы в виде шутки стащить веревками крышу с лачуги новоселов. Лауст вышел из дома и отлупил нескольких шутников. После этого Метте-Кристину прогнали со дворов, куда она ходила за молоком. Но самое худое, что Лаусту мало-помалу в каждом дворе дали понять, что обойдутся без его помощи, коли он такой гордый. Дескать, не умолять же его, чтоб он пришел к ним заработать себе на пропитание. Последним, у кого Лауст мог получить работу, был Томас из Спанггора, да и с тем он однажды поспорил и вовсе лишился заработка. Теперь он остался один, свободный, не зная, какую работу дать своим огромным ручищам.

Тем не менее Лауст, ко всеобщему


Страница: