КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604802 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239647
Пользователей - 109556

Впечатления

Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Для струнно-щипковых инструментов)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
iron_man888 про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Думал, очередная графомания, но это офигенно! Автор далеко пойдет. Любителям фэнтези с неоднозначными героями и крутыми сюжетными поворотами зайдет однозначно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Я, мой бывший и... [Сюзанна Карр] (fb2) читать онлайн

- Я, мой бывший и... (пер. И. А. Никитенко) (и.с. City Style) 821 Кб, 238с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сюзанна Карр

Настройки текста:



Сюзанна Карр Я, мой бывший и…

Пролог

С тиарой на голове, как и подобает финалистке конкурса, довольно трудно танцевать и веселиться весь вечер, но Мишель Нельсон с задачей справилась. Правда, это потребовало от нее титанических усилий.

Она рассчитывала, что корона останется у нее на голове и в тот самый момент, к которому она так давно готовилась. Все произойдет прямо тут, в боулинг-клубе «Пинз энд пинте» – единственном развлекательном заведении городка, – прямо за дорожками.

В столь поздний час клуб был закрыт, кегли замерли в лапках пинцетов, не касаясь дорожек, механизмы умолкли. Пол под голыми коленками Мишель казался ледяным. Не самое удачное место для первого раза, но она не желала больше ждать.

– Может, пойдем ко мне? – пробубнил Райан Слейтер, который, видимо, тоже был не в восторге от холодного пола, на котором лежал.

Мишель, сидевшая сверху, наклонилась чуть ниже, пытаясь разглядеть черты его лица в кромешной темноте. Девушка была возбуждена оттого, что так ловко завалила Райана на пол и оседлала – собственная смелость пугала и восхищала. Розовый полиэстр платья назойливо щекотал ноги.

– Ну, уж нет, – жарко зашептала Мишель. Она слышала стук собственного сердца. Вцепившись пальцами в футболку Райана, она нахально повозила бедрами по его возбужденному члену. Это должно было завести Райана не на шутку. – Я не могу ждать так долго. Все произойдет здесь и сейчас.

Здесь и сейчас, и никак иначе. Утром Мишель уезжала в Европу, дома ждали упакованные чемоданы. Она успела попрощаться с друзьями и родней, закончила все дела, кроме этого – последнего, единственного. Но и с ним предстояло разобраться в ближайшие минуты.

На то, чтобы заарканить Райана Слейтера, Мишель потратила целое лето. Подцепить любого другого парня из местных она могла бы за пару дней, но ей нужен был только Райан. Она сохла по нему, сколько себя помнила. К сожалению, нравился он не ей одной. За Райаном бегали все красотки городка, ему было из кого выбирать.

Все, что предпринимала Мишель за эти годы, не приносило плодов. Она постоянно приходила к финишу последней. Райан словно и не подозревал о ее существовании. И лишь после того как Мишель выиграла титул и корону «мисс Редьки» – ежегодный конкурс красоты местного разлива, – Райан удостоил ее своим вниманием. Ну, тут бы только слепой и ленивый ее не заметил!

Как Райан смотрел на нее из толпы, когда ей пристраивали на голову сверкающую тиару – ужасно неудобную, но почетную конструкцию из металла и блестящих стразов! Как смотрел!

Корона победительницы сделала свое дело, и поэтому девушка не снимала ее весь вечер. Теперь корона так и норовила свалиться с ее головы и пропасть во тьме.

Вынув из крохотной сумочки презерватив, Мишель торопливо распечатала его и принялась натягивать на Райана. Она надеялась, что он не почувствует, как дрожат ее руки. Раскрутить проклятую резинку оказалось задачей не из легких вопреки уверениям подружки Ванессы.

Итак, член Райана уже упирался Мишель между ног.

– Я буду осторожным, – сказал Райан, тиская бедра Мишель. Голос его звучал глухо, словно он говорил сквозь сжатые зубы.

Сердце девушки заколотилось, словно у загнанного зайца. Руки Райана приподняли ее бедра, пристроили ровнее. Его член ткнулся куда-то, скользнул внутрь, наполнил Мишель собой…

Она закрыла глаза, прикусив губу. Ощущения были новыми, но отнюдь не пугающими. Она ожидала боли, о которой говорят все, кому не лень, хоть та же Ванесса. Но боли не было. Было лишь приятное чувство заполненности и легкое напряжение мышц живота.

Эти ощущения придали Мишель уверенности. Она принялась раскачиваться и прыгать на Райане, все быстрее и быстрее, словно участвовала в скачках. Происходящее было довольно приятным и… забавным.

– Помедленнее, Мишель, – сдавленно прохрипел Райан, напрягаясь всем телом и тиская кожу ее бедер.

Она не слушала, наращивая темп. Ей хотелось, чтобы руки Райана были повсюду, ласкали ее бедра, грудь, крутили соски. Да-да, она жаждала прикосновений, горячих, жадных. Ей хотелось свести своего первого любовника с ума.

Мишель нравилось ощущение собственной власти. Она управляла ситуацией, она делала то, что хотела. Она знала, что сексуальна.

Девушка продолжала скакать на парне, компенсируя недостаток опыта энтузиазмом, но движения ее были слишком беспорядочными, и постепенно она заметила, что Райан уже не дышит так тяжело, как раньше, не сжимает ее кожу пальцами, не приподнимает бедра навстречу.

Опасаясь, как бы Райан совсем не утратил интереса к сексу, Мишель решила увеличить амплитуду, приподняла зад выше, и в этот момент член парня выскользнул и больше не вошел в нее при приземлении.

– Ты все делаешь не так, – устало прошептал Райан. Его тело казалось вялым. – Черт!

Его ладони больше не касались Мишель, член свернулся набок, уменьшившись в размерах так, что презерватив почти соскользнул.

Разве такое возможно? Мишель пришла в ужас. Она тронула член Райана пальцем, но он даже не шелохнулся в ответ.

Какой кошмар! Она все испортила!

Глава 1

Пять лет спустя

– Планы несколько… поменялись.

Мишель застыла, прижав трубку к уху. Мышцы руки, в которой она держала телефон, ломило от усталости. Девушка прижала трубку к уху плечом и потрясла кистями. Она вышла через заднюю дверь ресторана на пустынную улочку. После горячего, влажного пара, витавшего на кухне, октябрьский воздух приятно холодил разгоряченное лицо.

– Мне уже не нужно нестись домой сломя голову? – уточнила Мишель.

Вот будет здорово, думала она, если ее не станут уламывать приехать в отчий дом ради сомнительного мероприятия. Наконец-то она выспится как следует и разберет груды хлама, которыми завалена ее съемная квартирка. Может, даже сходит в налоговую, подаст декларацию о доходах.

Что угодно, только не очередной конкурс на звание «мисс Редька»!

И все-таки Мишель испытала странное разочарование при мысли, что не придется ехать домой. Разочарование настолько мощное, что уголки губ поехали вниз.

– Ты по-прежнему нужна нам, сестренка, – ответил Дэнни. – Даже больше, чем раньше.

Мишель нахмурилась, от заявления брата пахло проблемами.

– Да в чем дело-то? Фестиваль состоится?

– И фестиваль, и поиски клада. На это мероприятие возлагают большие надежды.

Да уж! Мишель так закатила глаза, что сумела разглядеть собственные нахмуренные брови. Она бы ни за что не согласилась участвовать в конкурсе, но отвертеться от настойчивой Ванессы не смогла. В Карбон-Хилле намечались выборы, и лучшая подруга Мишель была их ярой активисткой. Она считала, что необходимо расшевелить жителей городка. А когда Ванесса бралась за какое-то дело, она была способна свернуть горы. Мишель и сама не заметила, как дала согласие на участие в конкурсе, но жалеть о данном обещании было поздно.

– Тогда что за изменения в планах?

– Участвуют только парочки.

Мишель хмыкнула, разглядывая потускневшее граффити на стене перед собой.

– Что-то я не поняла! Кажется, и раньше от каждой команды было два представителя. В чем проблема?

– Сейчас поясню. – Дэнни ненадолго умолк. Мишель живо представила, как он почесывает лоб. Брат всегда почесывал лоб, если предстояло трудное дело. – Ты в курсе, что редька – афродизиак? Редьку считают… сексуальной.

– Ты не шутишь?

Не могло столь уродливое, да еще и с горчинкой растение быть афродизиаком. Что в нем сексуального?

Мишель никогда не ела редьку, избегая ее даже в салатах. Может, поэтому в ее жизни так мало секса?

– Я совершенно серьезен. Ванесса перерыла кучу литературы, и обнаружила многочисленные упоминания об этом. Не сомневайся, редька – афродизиак.

Итак, Ванесса, совсем недавно начавшая встречаться с Дэнни, уже выясняет, какие растения повышают сексуальную потенцию. Отлично!

– Ладно, допустим. Как это связано со мной и с чертовыми соревнованиями?

– Ты же знаешь, что последние несколько лет фестиваль уже не столь популярен, как раньше… В общем, нужно как-то… реанимировать интерес к нему, понимаешь?

– Угу. – Мишель перехватила трубку и приложила к другому уху. – Но я все еще не поняла, какая связь…

– Всем известно, что секс – отличный бренд, вместе с которым можно продать все, что угодно. Ванесса сложила два и два…

– И получила… секс и редьку, так, что ли? Фу!

– Теперь секс – заглавная тема всего конкурса, включая поиски клада, – пискнул Дэнни смущенно.

Мишель замерла, ожидая продолжения.

– Короче, новое веяние… – проблеял брат. – Участники должны будут искать клад… какие-то вещи, связанные с Хоумером и Идой Уэрт.

Мишель недоверчиво хмыкнула.

– Ты о тех фермерах, что много лет выращивали редьку на корм скоту, а потом стали грабить поезда?

– То, что грабителями были именно они, так и не доказали, – поправил Дэнни. – До суда ведь дело не дошло.

Мишель нетерпеливо помотала головой.

– Да помню я эту легенду. Спасаясь от погони, они прыгнули с моста в реку и не сумели выбраться из ледяной воды.

– Это, кстати, тоже не факт. Мишель уперла свободную руку в бок.

– Интересно, и как это событие столетней давности связано с фестивалем редьки? Или в нашем городке находят смерть в ледяной воде сексуальной?

– Дело не в том, как умерли Хоумер и Ида, – беспомощно бормотал Дэнни. – Просто они… погибли вместе, влюбленная парочка. Этакая современная романтика… – Голос Дэнни окончательно увял.

Мишель решила, что не станет вываливать на ни в чем не повинного брата свое мнение насчет подобной затеи. Все услышанное казалось нелепостью, но было вполне в духе провинциального Карбон-Хилла.

– Участники конкурса должны будут пройти по следам Хоумера и Иды, найти клад и вернуться на главную площадь.

– Предварительно поплескавшись в ледяной воде, – добавила, усмехнувшись, Мишель. – Ладно, я все поняла. Это единственное изменение в планах? В таком случае нет проблем.

– Нет, есть еще одна деталь, – продолжал Дэнни подозрительно веселым тоном. – Как я уже сказал, участвуют парочки. Победителей объявят самой сексуальной парой Карбон-Хилла.

Мишель даже закашлялась от неожиданности.

– О чем это ты?

– Мы родственники и не сможем участвовать вместе! – торопливо выпалил Дэнни.

Самая сексуальная пара – это же надо! Мишель изумленно хлопала глазами, не зная, как реагировать.

– Самая сексуальная пара? – переспросила она задумчиво.

– Да, увы. В конкурсе могут участвовать лишь те, кто не связан родственными и брачными узами. По этой причине большая часть конкурсантов уже выбыла.

– Ну-ну… и что?

– Когда стало ясно, что свободных совершеннолетних парней и девушек в городке не слишком много – ты же знаешь, как рано у нас вступают в брак, – Ванесса решила дать задний ход. Однако местная пресса так вцепилась в идею с сексуальной подоплекой, что отменить ничего уже нельзя.

– Еще бы! – буркнула Мишель. – Ведь пресса в таком деле, как будущие выборы, очень важна. – Она вздохнула и раздраженно поддела мыском туфли пустую консервную банку, выпавшую из помойного бака.

– Ты, как всегда, быстро схватываешь суть. Нам требуется как минимум три пары. Так что придется искать тебе партнера.

– Мне? – Мишель снова пнула банку. Она не понимала настойчивости брата. – А почему бы не поискать партнершу для тебя?

– Но ведь не я в прошлом носил почетный титул «мисс Редька»!

Дэнни сказал это так задиристо, что Мишель испытала желание его придушить. Братец уже пять лет дразнил сестру Редькой и на этот раз не упустил случая подначить ее. Можно было отомстить ему, отказавшись участвовать в фестивале, но Мишель не сделала этого. Ведь ее просила о помощи лучшая подруга. Как можно отказать Ванессе?

Нахалка Ванесса! Побоялась позвонить сама, чтобы сообщить об изменениях в программе праздника. Она всегда была осторожной, хотя на этот раз перестаралась. Мишель все равно пошла бы ей навстречу, потому что в сходных обстоятельствах Ванесса непременно оказала бы ей услугу.

– Ладно, – буркнула Мишель мрачно, хлопнув себя ладонью по бедру. Белое облачко муки спорхнуло с фартука. – Я в деле. Но где мне найти партнера для конкурсов?

– Я постараюсь уговорить кого-нибудь. Старший братец станет искать ей парня? Брр! Жуткая мысль.

– Может, Бретт Шу согласится? – предложила Мишель. Упомянутый Бретт обладал атлетической фигурой и красивой каштановой челкой, по крайней мере пять лет назад.

– Он женился на одной из сестер Уисс, поэтому отпадает. Все женатики не в счет.

Это сильно сужало круг возможных претендентов на титул «мистер Самая Сексуальная Редька» (ничего более нелепого Мишель не могла себе представить). В Карбон-Хилле рано женились и обзаводились потомством, этакая ничем не объяснимая городская традиция. Наверное, чтобы сподручнее было редьку выращивать, усмехнулась про себя Мишель.

– Что скажешь по поводу Ванса?

– Тот, что жил по соседству? – изумился Дэнни. – Так он в тюрьме.

Мишель охнула.

– Даты что?! – Впрочем, новость не слишком ее удивила, так как от молодого человека вроде Ванса ничего иного ждать не приходилось.

– Эй, ты что, совсем маминых писем не читаешь?

– Читаю, – пискнула Мишель.

Отчеты мамы о новостях из мира Карбон-Хилла были настолько же подробными, насколько и скучными, поскольку большую часть упоминаемых мамой людей Мишель не помнила.

– Да, круг подозреваемых сильно сузился, – заметила девушка. – Значит, нужен парень без жены и подружки, не отбывающий срок в местах не столь отдаленных… Может, Клейтон? – Конечно, Клейтон был столь же сексуален и хорош собой, как редька, но всегда казался Мишель сообразительным и добродушным. Возможно, с ним есть шанс быстро найти клад.

– Он уже состоит в команде противника, – просветил сестру Дэнни.

Мишель застонала. Даже таких, как Клейтон, уже разобрали!

– Хорошо, говори, кто остается.

– Пока не знаю, но я что-нибудь придумаю, – пообещал брат.

Мишель дошла до откатившейся в сторону консервной банки и снова злобно поддела ее ногой.

– Интересно знать, где ты найдешь свободного парня, который не окажется моим родственником? Разве что какого-нибудь недоросля…

– Участвуют только совершеннолетние.

– Вот-вот, и я об этом. Где добыть свободного парня до сорока пяти?

– Верхней возрастной планки нет.

– Старик мне без надобности. Как, по-твоему, я буду искать клад, если понадобится делать партнеру прямой массаж сердца?

– Согласен, про возраст я все понял. Еще какие-нибудь пожелания будут?

Память тотчас выбрала самый желанный мужской образ, выискала на каких-то задворках и подсунула в качестве кандидата. Райан Слейтер представился в малейших деталях. Средней длины волнистые волосы цвета пшеницы, выгоревшие на кончиках до светло-песочного оттенка. У Райана был характерный жест: он пальцами отбрасывал волосы назад, небрежно и очень сексуально. У него вечно была такая прическа, словно он только что вылез из постели. От глаз Райана разбегались лучиками веселые морщинки, которые совершенно не портили загорелое лицо. Казалось, его глаза всегда смеются, даже когда губы плотно сжаты. Впрочем, и рот был улыбчивым, чуть насмешливым, постоянно готовым иронично изогнуться.

Но больше всего поражали Мишель в Райане глаза. Они были такого пронзительно-голубого цвета, словно поймали в себя осколок неба на излете лета. У Райана Слейтера была привычка смотреть собеседнику прямо в глаза, словно не замечая, насколько смущает подобный взгляд. Когда Райану случалось пройти мимо Мишель и коротко глянуть ей в лицо, у девушки замирало сердце, а желудок сжимался до дурноты. Это не значило, что Райан ее замечает. Так он смотрел на всех…

Хорошо, что она не видела его глаз в тот момент, когда пять лет назад так глупо все испортила!

Мишель судорожно вздохнула и затолкала образ Райана подальше в глубины памяти. В горле пересохло, жгучий стыд наполнял все тело и жег глаза. До сих пор воспоминания о собственном провале доставляли Мишель ужасные мучения, хоть и прошло несколько лет. Только не Райан Слейтер! Пусть ее партнером в конкурсах будет кто угодно, но не он!

Конечно, в трубку Мишель этого не сказала. Не хватало еще настойчивых расспросов Дэнни. Она набрала в легкие побольше воздуха, пропитанного ароматами с кухни, и медленно выдохнула.

– Мишель?

Шанс, что красавчик Райан согласится стать ее партнером в конкурсах, был слишком ничтожным, чтобы думать о нем.

– Короче, найди мне кого-нибудь, лишь бы не пенсионного возраста, – распорядилась Мишель.

– Мне… понадобится время, – признался Дэнни. – Слушай, может, привезешь какого-нибудь парня из Чикаго?

Да, разумеется! Только этого не хватало! Какой идиот пожертвует свой отпуск на то, чтобы стать «мистером Редькой» в паршивом городишке Карбон-Хилл? Дураков нет, даже среди работников ресторана.

– Ничего не выйдет, братец. Я и так иду на жертвы ради тебя и Ванессы, так что выполни свою часть уговора. Найди мне партнера. Если понадобится, умоляй на коленях, но добейся своего, понял?

Боулинг-клуб «Пинз энд пинте» был, как водится, забит под завязку, но Райан не обращал на гудящий вокруг улей никакого внимания. У него был перерыв, и он желал насладиться им сполна. Сосредоточившись, он сделал бросок, и шар покатился по дорожке к стенке из кеглей.

Райан улыбнулся уже тогда, когда шар лишь соскользнул с пальцев, потому что знал: бросок удался. Удар – и кегли, все до одной, разлетелись в стороны. Райан довольно хмыкнул и повернулся к своему противнику. У Ларри было кислое лицо.

– Чего такой недовольный? – поддел он приятеля. – Удар не понравился?

Ларри грохнул бутылкой о стол и рухнул в пластиковое кресло.

– С тобой невозможно играть, – пожаловался он. Нахмурившись, Ларри сделал глоток пива. – Нет, на конкурс я точно не пойду! Вот, хоть убей, но «мистер Редька» – это не по мне!

Райан сочувственно кивнул.

– Что, Келли жаждет получит титул? Тащит тебя с собой? А что такого? Станете Самой Сексуальной Парочкой года, разве плохо? – Он взял новый шар и стал готовиться ко второму броску.

– Если бы Келли… – Ларри в отчаянии покачал головой. – Нет, приятель. Меня зовет Дэнни.

– Кто? – Райан едва не выронил тяжелый шар.

– Дэнни Нельсон. – Ларри ненадолго умолк и вдруг расхохотался, очевидно, осознав, как нелепо это звучит. – Ты не понял! Дэнни подыскивает партнера для своей сестрицы.

Райан вновь едва не выронил шар.

– Для Мишель?

– Ага. – Ларри хлебнул пивка. – Небось, никто ее не приглашает, вот братец за нее и впрягся.

Райан знал, что Ларри ошибается. Мишель давно уехала из города, а значит, не имела возможности найти себе партнера сама.

– Да ведь фестиваль открывается уже завтра!

– И что с того?

Райан задумчиво оглядел бурлящий зал. Братца Мишель среди игроков не было.

– Она не сможет найти партнера за сутки.

– Дэнни сказал, сестра согласна на любого парня до сорока пяти. Совсем, видать, плоха.

Райан поморщился. Итак, Мишель согласна на любого партнера, кроме него. Если бы его кандидатура рассматривалась, Дэнни давно бы его позвал.

То, что Мишель заранее его отвергла, казалось не лишенным оснований, но все-таки задевало.

– Кстати! – Ларри хитро сверкнул глазами. – Чего это Дэнни тебя не позвал?

«Какой сообразительный», – раздраженно подумал Райан.

– Если ты подашь ему эту идею, я засуну этот шар тебе в глотку, – беззлобно бросил он и покрутил шар у Ларри перед носом.

Итак, Мишель не желает иметь с ним ничего общего. Что ж, ее можно понять. Похоже, малышке невыносима даже мысль о том, чтобы пересечься со своим незадачливым любовником, и она дала брату строгие указания на сей счет.

Райан не винил Мишель. Он все еще частенько вспоминал ее вечерами, прежде чем забраться в постель. Перед глазами появлялись восхитительные округлости грудей под розовой тканью праздничного платья.

Он мрачно следил, как в конце дорожки появляется очередная стенка из кеглей. Конечно, и до Карбон-Хилла добрался прогресс, древние пинцеты сменились более современными механизмами, да и вообще боулинг пришлось обновить. Но, проверяя, как работают узлы, Райан частенько вспоминал тот вечер, когда они с Мишель украдкой занимались любовью за дорожками. Занимались любовью? Н-да. Если это можно так назвать…

Райану всегда нравилась Мишель. Его влекло к ней задолго до того, как она примерила корону «мисс Редьки» и обратила на него внимание. В летящем розовом платье, на непривычно высоких каблуках, с элегантной прической она была дивно хороша. На нее оборачивались и делали комплименты.

Странно, что Мишель выбрала именно его. Могла ведь заполучить любого, а выбрала его. Она подошла и прямо сказала о своих намерениях, и подобная откровенность лишила Райана разума. Достаточно было мысли о том, что девушка вроде Мишель может его хотеть. Конечно, Мишель не была самой популярной девушкой городка, она скорее относилась к категории «хороших девочек», этакая правильная малышка с чувством собственного достоинства. Однако в ней было что-то, заставлявшее сердце Райана биться чаще. Старшее поколение про таких, как Мишель, говорило: далеко пойдет.

Про самого Райана никогда не говорили ничего подобного. На него никто не возлагал особых надежд, считая твердым середнячком. А разве возможно, чтобы середнячок подцепил «хорошую девочку», которая «далеко пойдет»?

Райан помнил, как Мишель вручали корону победительницы. Ее осветили прожектором, смущенную, довольную, с зардевшимися щеками, и публика захлопала в ладоши, одобряя выбор судей. С тиарой на голове Мишель выглядела истинной королевой.

И она обратила внимание на Райана…

Как он мог все так испортить! Первой защитной реакцией была злость на Мишель, движения которой были слишком быстрыми и беспорядочными. Но ведь нельзя винить во всем неопытную девушку. Это он, Райан, оказался жалким неудачником, упустившим синюю птицу.

Райан поморщился, словно от головной боли. Ему все еще было горько вспоминать момент своего провала. Он не сумел впечатлить девушку, о которой грезил несколько лет.

– Ты уснул, что ли, Слейтер?

– А? – Райан обернулся. Ларри кивнул на дорожку.

– Бросать будешь? Или передашь ход мне?

Райан сделал несколько стремительных шагов к дорожке, замахнулся и пустил шар. Черный снаряд покатился неровно, съехал в сторону и не задел ни одной кегли.

– Что это с тобой? – изумился Ларри, глядя на нетронутый ряд кеглей.

– Ничего. – Райан приземлился на пластиковый стул и вытянул ноги.

– Допустим. А ждал-то ты чего? – не унимался его партнер. – Медитировал, что ли?

– Вроде того.

– Вдохновение так и не снизошло, как я погляжу. Ларри поднялся и направился к дорожке.

– Эй, Райан. – Дэнни хлопнул приятеля по плечу. – Не найдется минутки?

Ларри обернулся, так и не бросив шар. Он многозначительно вздернул бровь.

– Э… да, – кивнул Райан, поднимаясь со стула.

Ларри покачал головой, недоумевая, почему партнер не избавился от просителя под каким-нибудь достойным предлогом. Райан и сам был озадачен своей покладистостью. Ясное дело, с Мишель Нельсон он никуда не пойдет. Ни за какие блага мира! Черт, а ведь он решил, что Мишель сама его избегает…

– В чем дело? – спросил он, отходя вместе с Дэнни в сторонку.

У Дэнни были такие же темные волосы, как у сестры, хотя во всем остальном они были совершенно не похожи. Впрочем, как раз последнее Райана устраивало: он слишком часто пересекался с братом Мишель, и ему не требовалось излишнее напоминание о давней ошибке.

Дэнни помялся, затем посмотрел Райану в глаза.

– Мне нужна услуга. Причем большая.

Райан нахмурился.

– Что за услуга? – Он все еще надеялся, что речь пойдет о чем-то другом, но только не о фестивале редьки.

– Ванесса очень хочет, чтобы Мишель участвовала в соревнованиях. И теперь моей сестре требуется напарник. Ты согласишься?

– Я?

– Да, ты.

Райан подвигал подбородком, почесал затылок, потер нос.

– Я? – снова повторил он, желая оттянуть неизбежное.

Дэнни смотрел виновато.

– Да, ты.

– Но почему именно я? Дэн вздохнул.

– Ладно, давай начистоту – больше звать некого. Даже Эндрюс сказал, что ему религия не позволяет.

Райан коротко глянул в сторону Ларри. Тот сделал вид, что ничего не заметил.

«Что за дурацкая отговорка? – подумал Райан раздраженно. – Религия не позволяет, глупость какая!»

– А Брайант сказал, что хочет снова сойтись со своей бывшей. Ты же знаешь, какая она у него ревнивая. Ни за что не примет обратно, если он станет партнером Мишель!

Неужели Дэнни пытался уговорить даже Брайанта? Похоже, бедняга в отчаянии. Теперь Райану было ясно, почему брат Мишель все же обратился к нему.

– Значит ли это, что я – твоя последняя надежда?

– Нет-нет! Вовсе нет! – Дэнни душераздирающе вздохнул. – О'кей, ты – моя последняя надежда. И ты последний, к кому я обратился, потому что ты совершенно неуловим.

– Я был немного занят. – Райан кивнул на дорожки с кеглями.

Боулинг-клуб принадлежал его семье с давних времен. Здание построили еще лет сто пятьдесят назад, и потому его частенько приходилось обновлять. От первоначальной постройки почти ничего не осталось, хотя Слейтерам удалось сохранить атмосферу местечка. «Пинз энд пинте» по-прежнему были самым популярным заведением города, но рядом постоянно открывались какие-то бары и клубы, и Райану приходилось бороться с конкурентами. Месяц назад он закончил перекрывать крышу, а всю последнюю неделю менял узлы механизмов.

– Косметический ремонт, да? – понимающе закивал Дэнни. – В общем, все заняты.

Райан понял, что пора и ему придумать себе пару дел, тем более что они у него действительно были, дабы не попасться к Дэнни на крючок. Он не желал участвовать ни в каких глупых соревнованиях, не желал искать клад и разгадывать шарады совместно с Мишель Нельсон.

Но не упускает ли он прекрасный шанс объясниться с бывшей, вернее, почти несостоявшейся любовницей? Может, они поговорят, и упадет с сердца этот тяжелый камень, который давит на него уже пять лет? Можно будет все забыть и двигаться дальше, не оглядываясь на давнюю неудачу.

С другой стороны, прими Райан предложение Дэнни, ввяжись в сомнительную затею с соревнованиями, и кто знает, куда это приведет. Вдруг объяснение с Мишель выйдет путаным, жалким? Он лишь сильнее опозорится перед ней и, вместо того чтобы вздохнуть с облегчением, запишет на свой счет еще одно штрафное очко.

Остаться в очередной раз в дураках Райану не хотелось.

– Я понимаю, что прошу об огромном одолжении. – В голосе Дэнни появились умоляющие нотки. – Но это очень важно для Ванессы. И для Мишель тоже. Ты их очень обяжешь, если согласишься.

Обязать Мишель… заманчиво. Подобный оборот Райану понравился. Значит ли это, что Мишель будет настолько признательна, что подарит ему прощение? И забудет нелепое прошлое?

Господи, о чем он вообще думает! Почему вновь и вновь возвращается к инциденту пятилетней давности? Казалось, тот позор канул в Лету, поблек под натиском настоящего. Или нет? Возможно, для Мишель та возня за дорожками для боулинга позабыта, стерта из памяти. Так зачем ворошить прошлое, копаться в нем, просить прощения? Не лучше ли предать его забвению?

Райан мрачно вздохнул. Если бы дело касалось любой другой девушки, он поступил бы так, как сейчас нашептывал здравый смысл. Но речь шла о Мишель Нельсон. О той, которая до сих пор снилась ему ночами и являлась днем в смелых фантазиях. Дело было не просто в совести, требовавшей очищения, а в сильнейшем влечении.

– Значит, партнер по состязаниям, да? – Райан хмыкнул. – Пара конкурсов – и дело в шляпе, так? – Ему вдруг показалось, что весь зал притих, прислушиваясь к его словам. Поежившись, он украдкой огляделся. Гости боулинг-клуба продолжали заниматься своими делами, никому не было до него никакого дела.

– Боюсь, все не так просто. Участники должны преодолеть несколько испытаний, подстраховывать друг друга… в общем, на протяжении всех состязаний трудиться в паре.

«Кошмар какой-то», – тоскливо подумал Райан. Ему хотелось бежать, использовав первый же подвернувшийся под руку предлог, но вместо того, чтобы ретироваться, он произнес:

– Даже не знаю, ведь мне придется взять выходной. – В последние годы родителям становилось все сложнее управляться с клубом, поэтому почти все обязанности легли на плечи Райана. А дел в боулинге всегда было немало.

Дэнни хищно прищурился.

– Так ты согласен? – По его оживившемуся лицу стало ясно, сколь мало надежд он возлагал на Райана. Теперь Дэнни весь подобрался, готовый цепко схватить собеседника за рукав.

Райан медленно кивнул.

– Можешь на меня рассчитывать.

Они скрепили договор рукопожатием, причем Дэнни не сразу выпустил ладонь Райана.

– Мишель обрадуется.

Почему-то у Райана ёкнуло сердце. Обрадуется? Или придет в ужас?

– Хочешь, я позвоню и скажу ей, что согласен? – При мысли о звонке Мишель у него перехватило дыхание. – Она в городе?

Дэнни посмотрел на часы.

– Еще не прилетела. Я сам скажу ей завтра, договорились? Ты, главное, не передумай. Сообщу сестре о твоем согласии прямо перед началом состязаний.

Райан подумал, что дорого бы дал за возможность присутствовать при этом историческом моменте.

Утро пятницы выдалось довольно хмурым. Мишель спустилась в крохотную, но уютную кухоньку родного дома. У нее ломило спину и ноги, словно спала она на груде булыжников. Следовало выпить кофе, чтобы развеять туман, царивший в голове. Мишель твердила про себя, что отпуск, проведенный дома, окажет на нее исцеляющее воздействие. Однако первая ночевка принесла лишь еще большую усталость. Это временно, обещала себе Мишель.

Мать, сидевшая за столом, молча кивнула и промокнула салфеткой губы.

– Надеюсь, ты не в этом выйдешь в город, Мишель?

– И тебе доброе утро, мама, – ответила девушка, с трудом сдерживая раздражение.

Встретили ее не слишком радушно. Конечно, ее обняли и помогли затащить наверх вещи, но теперь, после длительного отсутствия, Мишель как никогда остро ощутила чопорность атмосферы, царившей в отчем доме.

Детская комната ей больше не принадлежала. Теперь здесь возвышались здоровенные колонки и стереосистема, на стене висел гигантский телевизор, давняя мечта отца. Конечно, Мишель не имела ничего против чисто мужского увлечения техникой, но ведь в доме были и другие комнаты. Зачем нужно было снимать со стен ее фотографии и плакаты, заменять их полками с дисками? Складывалось ощущение, что о ней, единственной дочери, пытались поскорее забыть.

Что, разумеется, было неправдой. Просто за пять лет жизнь меняется даже в стоячей воде провинциальных городков вроде Карбон-Хилла. Отец имел право устроить из ее детской хоть бильярдную, ведь Мишель не часто гостила у родителей.

И все-таки есть вещи, которые никогда не меняются. Первый поезд по-прежнему с глухим свистком проносился в 7.05, разрывая в клочья остатки сна. С самого детства Мишель гадала, как мирятся с этим грохотом и свистом те, кто живет возле путей, а не в двух кварталах, как она. Но даже в ее комнате в 7.05 начинали дрожать стекла, будто под домом шел поезд метро.

Всякий раз после того, как лязг состава замирал вдали, Мишель пыталась уснуть, но по тротуару уже ехал на велосипеде почтальон, терзающий звонок и вопящий:

– Свежая почта! Свежая почта!

Так было и на этот раз, поэтому с мечтами о полноценном сне пришлось распроститься. Да, дом, милый дом…

– Мишель, тебе нужно переодеться. А теперь еще и это!

Она осмотрела свой наряд – джинсовку, футболку и линялые джинсы, изрядно поношенные кроссовки.

– Чем тебя не устраивает моя одежда?

Впрочем, ответ матери ей был известен заранее. Зря она спросила. Скорее всего, мать уже готовилась разориться на получасовую лекцию по этикету.

Итак, она чопорно отпила глоточек чая, бессознательно прикрывая большим пальцем щербинку на чашечке. Затем она демонстративно вздохнула и подняла глаза к потолку, словно спрашивая у небес: «За что мне эти мучения?»

– Одежда не соответствует твоему статусу. Мишель удивилась:

– А у меня какой-то особенный статус?

– Ты же бывшая «мисс Редька», самая достойная девушка городка. Про ту девицу, что получила титул в прошлом году, говорить не буду, она не слишком хороша собой.

– А, ну да! Прости, мама, я не подумала. – Мишель скривилась. – Сейчас поднимусь к себе и поищу кружевные перчатки. – Можно было еще добавить про тиару и ленту финалистки, но она сдержалась. Слишком о многом напоминали эти предметы.

Миссис Нельсон коснулась рукой горла, словно поправляя невидимую нитку жемчуга.

– Мне непонятно твое упрямство, дорогая. Ведь ты – лицо конкурса, тебя знают и помнят. «Мисс Редька» – это звучит гордо.

Мишель содрогнулась. Ничего более нелепого она не слышала уже очень давно.

– И дело не только в одежде, дорогая! Ты смотрелась в зеркало? Тебе нужна приличная укладка, а не это воронье гнездо на голове.

И правда, есть вещи, которые никогда не меняются. Завтракать Мишель расхотелось. Так и не присев за стол напротив матери, она вздохнула и произнесла упрямо:

– Мама, у меня нет времени на марафет. Мне нужно быть на площади к десяти.

Мать уставилась в свою чашку и поджала губы, выражая этим крайнюю степень неодобрения.

– Хотя бы переобуйся.

– Я привезла только сменную пару кед.

Мишель оглядела свои растоптанные кроссовки для бега. Конечно, они давно потеряли былую привлекательность, но по удобству давали сто очков вперед любым туфлям.

– Но эти такие… потертые. – Ее мать почти выплюнула последнее слово, будто оно было ругательным. – Давай я дам тебе свои туфли.

Мишель чуть не застонала. Неужели ей придется надеть скучные туфли на плоской подошве вроде тех, какие обожает ее мать?

– Я уверена, что и остальные участники обуются, руководствуясь соображениями удобства, – попробовала сопротивляться она.

– Мне плевать на других! – отрезала мать. – У тебя особый статус. Когда ты придешь в туфлях, каждая участница пожалеет, что не поступила так же. На тебя должны равняться!

Мишель стиснула зубы. Ей хотелось завопить изо всей мочи. Первый день дома, а мать уже изводит ее нравоучениями. Во всех ее суждениях о дочери главным лейтмотивом всегда звучало одно: мы возлагаем на тебя большие надежды, дочь, и ждем, что ты их оправдаешь.

Мишель жалела, что приехала домой. Неужели всего пару дней назад ее мучила ностальгия?

– Папа? Твое мнение? – Мишель с надеждой посмотрела на отца, сидевшего на высоком табурете и смотревшего телевизор.

– Мама права, надень туфли, – бросил он, не отрывая взгляда от экрана.

Мишель мысленно досчитала до десяти. Продолжать борьбу было бессмысленно. В другой раз, пообещала она себе, сниму комнату в отеле, даже если мать будет биться по этому поводу в истерике. Да, этакий простенький номерок в отеле «Марк Твен» на окраине, где никто не будет приставать к ней со своими глупостями.

Затренькал мобильный.

– Это мой, – буркнула Мишель, скрываясь в прихожей, где пару минут назад оставила сумку.

– Я пока найду тебе туфли, – сказала мать вслед.

Мишель выхватила телефон из сумки, словно от него зависела вся ее жизнь. Звонок давал возможность прекратить нудный разговор.

Но и тут ее не ждало ничего хорошего.

– Алло? Это Мишель Нельсон? Я не ошиблась номером? – воодушевленно пропел в ухо женский голос.

– Э… да, это я, – не слишком уверенно откликнулась девушка.

– О, у тебя такой взрослый голос! – восхитился неизвестный абонемент…

Мишель лишь хмыкнула. В двадцать пять лет голосу пора бы сформироваться, не так ли?

– Это миссис Уайт из «Уайт моторе»! Твоя мать дала мне этот номер.

– Неужели? – Мишель посмотрела на мать, которая вытаскивала из коробки скучнейшие синие туфли-лодочки на крохотном каблучке. Теперь девушка не ждала от звонка ничего хорошего.

– Я звоню, чтобы попросить тебя об услуге, душечка. Как ты знаешь, в конце соревнований пройдет конкурс на лучшее блюдо с редькой. Это венец всего фестиваля.

Мишель впервые слышала о конкурсе на лучшее блюдо, но предпочла промолчать.

– Мы решили, что будет здорово, если жюри возглавит бывшая «мисс Редька», которая к тому же работает в сфере кулинарных услуг.

– Ну, наверное, – пробурчала девушка, прыгая на одной ноге и стягивая свободной рукой кроссовку.

– Так ты согласна, душечка?

– Кто, я? Так вы обо мне говорили? – Мишель отпихнула локтем руки матери, порхавшие теперь над ее волосами и пытавшиеся воткнуть какие-то старомодные заколки.

– Разумеется, душечка! Ты будешь судить финалистов, это так здорово!

– Поймите, миссис Уайт, это невозможно, – пробормотала Мишель, в то время как мамины пальцы с длинными ногтями кружили вокруг ее головы, словно птицы в фильме Хичкока. – Конечно, мне льстит ваше предложение, но ведь… я и сама участвую в конкурсах! – нашлась Мишель. – Так что ничего не выйдет.

Ее мать охнула, пальцы перестали дергать девушку за волосы. Мишель отскочила в сторону как раз в тот момент, когда мать попыталась вырвать у нее из рук трубку.

– Вот, значит, как? – От голоса миссис Уайт повеяло арктическим холодом. – Понятно.

– Поймите, это невозможно чисто физически, – принялась объяснять Мишель, испытывая смутное чувство вины за то, что в очередной раз не оправдала чьих-то надежд. – Как я могу сидеть в жюри, если буду участвовать в соревнованиях за титул Самая Сексуальная Пара?

– Так ты об этом! – Собеседница вновь оживилась, ее тон стал дружелюбнее. – Никаких сложностей с этим не возникнет, душечка. Кулинарный поединок состоится после основных состязаний. Ванесса сказала, что ты не откажешься.

Мишель представила, как дает Ванессе хорошего тычка под ребра.

– В таком случае я согласна, – обреченно произнесла она.

Миссис Уайт пискнула от радости.

– О, прекрасно! Пойду расскажу остальным. До встречи, душечка.

– Когда ты начала отказываться, я ушам своим не поверила, – оскорбленно заявила мать.

– Что?

– Ты едва не отказала миссис Уайт! Да ты хотя бы представляешь, сколько спонсорских денег вложил их автосалон в фестиваль редьки?

Мишель покачала головой:

– Не знаю и знать не хочу.

– Это не просто рекламный ход со стороны миссис Уайт. Ею движет искреннее желание поддержать наш городок и привнести новые краски в старинную традицию. Как ты могла быть такой бездушной!

«Ну, еще бы!» – тоскливо подумала Мишель. Ткнуть в какое-нибудь больное место, вроде обостренной совести, было любимым занятием ее матери.

– Ладно, мне пора. Всем пока. Пап, пока!

– Удачи! – пожелал отец, даже не сподобившись выйти из кухни, потому что для этого требовалось оторваться от футбольного обозрения.

Удача сегодня требовалась Мишель больше всего. Она торопливо шагала вдоль улицы, направляясь к главной площади. Миновав один квартал, девушка вынула из кармана телефон, нашла нужный номер и нажала кнопку вызова, привычным жестом откинув назад непослушные волосы.

– Алло? – выдохнула в трубку Ванесса.

– Эй, как ты могла…

– Мишель! – торопливо перебила подруга. – Я сейчас не могу говорить. Подходи скорее, жду! – Запищали гудки.

Мишель раздраженно пихнула телефон в карман джинсовки. Что ж, придется высказать Ванессе претензии при личной встрече. Сама напросилась! Это же надо, судить конкурс рецептов из редьки! Да кто вообще, что-либо готовит из редьки?

Впрочем, если придется сидеть в жюри и жевать редьку, это означает только одно – ей не придется ничего готовить.

Данное обстоятельство заставило Мишель иначе взглянуть на кулинарный поединок. Она зашагала быстрее и даже приветливо улыбнулась двум старушкам, шедшим навстречу.

Пожалуй, мать не напрасно взывала к ее чувству долга. Если бы не треклятый титул «мисс Редьки», едва ли Мишель смогла бы найти себе работу, связанную с кулинарией. Для Карбон-Хилла каждая новая «мисс Редька» символизировала новые надежды. Спонсоры оплачивали финалистке учебу, давая путевку в будущее, и надеясь, что тем самым растят великого человека, чье имя впоследствии прославит провинциальный городок. Мишель отучилась на кулинарных курсах, которые никак не смогла бы себе позволить, если б не спонсорские деньги. Шесть лет назад ее отец потерял работу, и о колледже речи не шло.

Закончив обучение, Мишель нашла себе неплохую работу, но прославить Карбон-Хилл так и не сумела. Что ж, оставалось вернуть городу долг самым замысловатым способом – выиграв соревнования во второй раз.

Мишель так задумалась, что едва не ринулась наперерез школьному оркестру, маршировавшему по улице. Пришлось остановиться на тротуаре. Ожидая, пока пройдет процессия, она огляделась. Дома казались ниже и производили куда менее солидное впечатление, чем годы назад.

Пропустив оркестр, Мишель снова двинулась вперед. Выйдя на центральную улицу, она отметила, что здесь довольно людно. Повсюду сновали дети, чьи родители сидели на скамеечках вдоль аллеи, прогуливались парочки. Фестиваль редьки всегда привлекал толпы народу, поскольку жители Карбон-Хилла не были избалованы светскими мероприятиями.

Мишель пробиралась вглубь площади между зевак, стоявших кучками. На здании правления развевался флаг. Взяв курс на трепещущее полотно, Мишель продолжала двигаться, озираясь по сторонам. В какой-то момент ее глазам открылся украшенный цветами деревянный помост, на котором стояла «мисс Редька», выбранная в прошлом году. Юная девушка, которой едва исполнилось двадцать, махала толпе изящной рукой в кружевной перчатке. На ней было белое платье с рукавом-фонариком и ажурной юбкой. Щеки пылали ярким румянцем. Что ни говори, а быть «мисс Редькой» – очень почетно.

Мишель на минуту застыла на месте, разглядывая юную девушку на сцене. У той были длинные светлые волосы, завитые в крупные кольца, алый от помады рот, ямочки на щеках. Девушка была не столько красивой, сколько миловидной, и отсутствие ярких запоминающихся черт компенсировалось блеском юных глаз. Почему-то на фоне прошлогодней финалистки Мишель показалась сама себе старой и побитой жизнью, как кроссовки, оставленные дома.

Кстати, мамины лодочки оказались не слишком удобными. Вздохнув, Мишель принялась вновь пробираться сквозь толпу. Брат и подруга обещали ждать ее у восточной окраины площади. Девушка напряженно вглядывалась в лица встречных людей, не в силах выкинуть из головы мысли о собственной дряхлости и полном отсутствии конкурентоспособности.

– Дэнни! – крикнула она, заметив, наконец, брата.

Тот бросился к ней и тепло обнял за плечи.

– Привет, сестренка! Я уж начал бояться, что ты не придешь.

– Мать вцепилась в меня мертвой хваткой. Мало того, что заставила надеть туфли, так еще и за волосы драла, – пожаловалась Мишель с улыбкой. – Хорошо, что я сбежала прежде, чем она достала свою косметичку. Порция несвежих румян мне была бы обеспечена. – Мишель прищурилась на брата. – Ты нашел мне партнера?

– Да. Где же он? – Дэнни глянул куда-то Мишель за спину. – А! Вон он, общается с Ванессой.

Мишель медленно обернулась, молясь, чтобы подобранный братом партнер оказался моложе сорока пяти лет.

– Слейтер! Мишель уже пришла…

Слейтер? Мурашки стадом пронеслись по спине и плечам, дыхание перехватило.

Дэнни совершил невозможное – отыскал парня моложе сорока пяти…

Глава 2

Имя, слетевшее с губ брата, подняло в памяти волну воспоминаний, ноги словно приклеились к брусчатке, отказываясь двигаться. Мишель замерла на месте и беспомощно смотрела на приближавшегося Слейтера.

Коллаж из разноцветных картинок заполнил мозг, и на каждой был Слейтер, чуть более юный, но такой же невероятно красивый. Неторопливая, с ленцой, походка Райана не обманула Мишель. В каждом движении этого мужчины ощущался вызов, сквозила некая хищная грация, вызывавшая смутное чувство тревоги.

«Ну что я за идиотка, – подумала девушка с досадой. – Пять лет ничему меня не научили!»

Эта мысль придала ей сил и немного успокоила нервы. Что ж, по крайней мере внешне она казалась невозмутимой. И все же взгляд так и тянулся, так и обнимал крепкую фигуру Слейтера, которая за последние пять лет стала еще представительнее. Потертые, как и у самой Мишель, джинсы, светлая рубашка, кисти загорелых рук…

Мишель приказала себе смотреть Райану Слейтеру в глаза, а не шарить взглядом по его торсу. Она не собиралась повторять свою ошибку. Каким бы привлекательным и сексуальным ни выглядел ее… да, партнер по соревнованиям, она знала, что это ложное впечатление. На самом деле Райан ничем не отличается от других парней. Он даже не способен превратить первый сексуальный опыт в незабываемое впечатление!

Хотя насчет незабываемого впечатления Мишель слукавила. Секс с Райаном запомнился ей надолго. Какой позор! Как он мог!

Давняя обида придала Мишель уверенности. Она холодно взглянула на Райана, приподняв одну бровь. Это стоило ей невероятного труда, потому что вблизи глаза Слейтера были еще ярче, а небрежный разворот плеч манил, предлагая прижаться, обвить руками шею…

Мишель было страшно сделать лишнее движение. Она словно обратилась в ледяную статую. Ей казалось, что Райан смотрит насмешливо, дразня, будто нарочно напоминая о давнем провале.

Она не могла позволить Слейтеру начать разговор первым, выбрать тему, задать нужный ему тон. Она должна была его опередить, расставить акценты, чтобы не слишком… да, не слишком задавался!

Какие малиновые должны быть у нее щеки! Мишель чувствовала жар, кипящий под кожей лица, знала, что покрывается предательским румянцем, и страдала от этого. Оставалось делать вид, что алые пятна проступили от возмущения.

Мишель, прищурившись, сделала шаг вперед.

– Райан, здравствуй. – Голос звучал глухо, почти холодно, и Мишель поздравила себя с крохотной победой.

– Здравствуй, Мишель. – Слейтер одарил ее такой улыбкой, что захотелось разреветься. Озорная ямочка мелькнула в уголке рта, подтверждая, что улыбка искренняя.

У него был бархатистый тембр голоса, словно расплавленный шоколад, стекающий из сосуда в причудливые формочки. Понятное дело, шоколадные конфеты должны застыть, прежде чем можно будет насладиться их чудесным вкусом, но нетерпение выплескивается через край, заставляя погружать палец в горячий шоколад и слизывать лакомство…

Мишель содрогнулась, прогоняя из головы опасный образ. Голос Райана… расплавленный шоколад… Девушка осознала, что таращится на Слейтера, закусив нижнюю губу. Она уже успела позабыть, как зачаровывает женский пол голос Райана. Да еще в сочетании с этими сияющими глазами!

Мишель отвела взгляд и поискала другой объект для разглядывания, опасаясь себя выдать. Но даже если бы она совсем закрыла глаза, ее могла выдать напряженная поза.

– Как твои дела? Мы ведь давно не виделись. – Эту ничего не значащую вежливую фразу девушка произнесла так напряженно, словно признавалась исповеднику в смертном грехе. Она искоса взглянула на Слейтера и опустила глаза на его видавшие виды кроссовки.

– У меня все хорошо. А у тебя как?

– Не жалуюсь. – Мишель чувствовала, что на шее дергается венка, пульсирует с такой силой, словно в кожу был зашит провод под напряжением. – Знаешь…

Девушка сжала кулаки в карманах джинсовки, впившись ногтями себе в ладони. Начало фразы вылетело само по себе, а она даже не знала, о чем собирается говорить. Господи! Она совершенно себя не контролирует! Слава Богу, Мишель успела прикусить язык. А Райан Слейтер терпеливо ждал, пока она закончит фразу.

Как часто она представляла этот разговор, воображала свою моральную победу, одерживала верх над мужчиной, который давно стал ее наваждением. Она кидала ему в лицо обвинения, утверждала, что многому научилась у других, более опытных мужчин, сочувствовала проклятому Слейтеру в том, что он никогда не узнает, что именно она теперь умеет…

Разрази ее гром, если в эту минуту, стоя посреди толпы напротив Райана Слейтера, она могла вспомнить лица тех, других мужчин. Но Мишель хотела, чтобы вожделенный красавчик знал: не одна она виновна в том давнем провале. Ответственность лежала на обоих.

Мишель снова впилась ногтями себе в ладони. О чем она думает? Не собирается же она высказать все это Слейтеру в лицо прямо здесь, на площади!

Меж тем Райан продолжал вглядываться в ее лицо.

«Господи, – спохватилась Мишель, – он все еще ждет окончания моей реплики!»

– Знаешь… э… сегодня будет напряженный денек. – Какая-то чушь! Ладно, все лучше, чем молчать. – Так ты будешь моим напарником на соревнованиях?

Вдруг Мишель посетила робкая надежда, что она напутала, неверно поняла брата, и что Райан Слейтер просто пришел на площадь приятно провести вечер. Однако ее чаяниям не суждено было сбыться.

– Угу. – Губ Райана снова коснулась улыбка, мелькнула озорная ямочка.

Мишель стало дурно. Что заставило Слейтера согласиться? Какие цели он преследовал?

Какой же он все-таки высокий! Даже выше, чем ей запомнилось. Кажется, раньше он не нависал на ней вот так, словно башня, заставляя чувствовать себя маленькой и хрупкой.

Мишель мысленно надавала себе пощечин.

– Э… зачем ты впутался в эту сомнительную авантюру?

Слейтер чуть нахмурился, горизонтальные бороздки на лбу стали глубже.

– О чем ты?

– Тебя шантажировали? Взяли на слабо? Предложили взятку? – Мишель даже взмолилась про себя, чтобы это была взятка. Тогда можно было бы просто отпустить Райана на все четыре стороны и найти какого-нибудь… безопасного пятидесятилетнего старика.

– Ничего подобного. – Слейтер сложил руки на груди. – Я записался добровольцем.

Мишель недоверчиво прищурилась.

– Неужели? – Она покачала головой. – Значит, ты сдался по собственной воле? Но почему?

– Мишель! Вот ты где!

Лучшая подруга выскочила откуда-то сбоку и бросилась девушке на шею с торжествующим визгом. В какое-то мгновение Мишель решила, что ее удушат либо руками, либо напихав в нос и рот ароматных светлых волос. Ванесса всегда бурно проявляла эмоции.

Наконец Мишель выпустили и чувствительно ткнули под ребра.

– Глазам не верю, ты так расцвела! Как же я по тебе скучала! – воскликнула Ванесса.

Мишель одновременно хотелось затискать подругу в объятиях и свернуть ей шею за то, что она втянула ее в столь сомнительное предприятие.

– Я тоже рада тебя видеть. Не может быть, чтобы я расцвела за последние два месяца. – Они с Ванессой виделись в Чикаго.

– Ну и что, за два месяца многое может случиться, – загадочно сказала Ванесса и подмигнула Мишель. Та в ответ нахмурилась. Поведение подруги казалось подозрительным. – Отойдем в сторонку. Я должна тебе кое-что сказать. Простите, парни, мы на минутку. Никуда не уходите!

– Не уйдем, – заверил Дэнни. Райан только кивнул.

Ванесса потянула Мишель за руку. Только оказавшись вне поля зрения Слейтера, Мишель поняла, как напряжено было все ее тело.

– Мне очень-очень неловко, подружка, – заныла Ванесса, найдя малолюдное местечко в дальнем уголке площади, под аркой.

– Что бы ты ни сделала, я давно тебя простила, – благодушно ответила Мишель. Как раз в этот момент толпа чуть рассеялась, и она ненадолго увидела силуэт Райана Слейтера. Сердце предательски дрогнуло.

– Я понимаю, что доставляю тебе кучу неприятностей, но лучшей кандидатуры было не найти. Прости, пожалуйста. – Ванесса смущенно улыбалась. – Насчет Слейтера я и сама узнала лишь пять минут назад, когда проглядывала списки участников. Честное слово, это работа Дэнни!

– Я и не думала на тебя. Ты бы не сделала мне такой пакости.

– А теперь к делу. – Ванесса заговорила шепотом, словно опасаясь таинственных недоброжелателей. – Я в курсе, что вы со Слейтером тогда… провели вечер вместе и что для тебя это был просто подходящий партнер для… того самого. Ты искала парня, который лишит тебя девственности, и Райан подошел на эту роль.

Мишель передернуло. На самом деле короткий роман со Слейтером не ограничивался просто сексом, по крайней мере, с ее стороны.

– А ты догадлива, – буркнула Мишель. – Только все не совсем так…

– Детали не важны. Важно другое: сей факт сильно осложняет вам взаимное сотрудничество на сегодняшних соревнованиях. Я прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь.

– Со мной все в порядке, – соврала Мишель.

– Да брось! Я знаю это каменное лицо. Ты становишься такой лишь в те моменты, когда внутри тебя идет нешуточная борьба. Дай Бог, чтобы Слейтер не догадался, что означает этот надменный взгляд.

Сердце Мишель болезненно сжалось. Неужели она нечаянно выдала свои чувства в разговоре с Райаном? Как она сможет быть напарницей человека, рядом с которым становится сама не своя? О каких соревнованиях может идти речь?

– Выбор у тебя небольшой, – строго, но не без сочувствия сказала Ванесса. – Либо в ближайшие пять минут найди себе нового напарника, либо смирись с кандидатурой Слейтера. Есть и еще один вариант – просто откажись от участия в конкурсе. Я как-нибудь переживу твой отказ.

Мишель растерянно уставилась на подругу:

– Но как же тогда…

– Не волнуйся за меня. И на мамино мнение плюй. Разве не ты хозяйка своей жизни?

Как четко Ванесса расставила приоритеты! Предложила убраться в Чикаго, поджав хвост, наплевав на дружбу, на чувства матери, на то, что, с точки зрения жителей Карбон-Хилла, подобное бегство будет выглядеть недостойно. Конечно, никто не будет держать на нее зла, особенно сама Ванесса, но как гадко будет после вспоминать о собственной трусости!

Мишель сразу поняла, что не последует совету подруги. Разве можно подчинять свое настоящее какому-то жалкому казусу, имевшему место в прошлом? Она не сбежит, не спрячется в спасительную раковину, а встретит трудности с открытым забралом. Ни один парень, даже если он так хорош собой, как Райан Слейтер, не достоин того, чтобы ради него менять свои планы.

– Нет, я буду участвовать, – твердо сказала Мишель, испытывая законную гордость по поводу собственной решительности. – И с Райаном Слейтером я как-нибудь справлюсь.

Ванесса недоверчиво наклонила голову, изучая лицо подруги.

– Ты уверена? Подумай хорошенько.

– Да уверена я, уверена! – Мишель даже сумела улыбнуться. – К тому же борьба за титул Самой Сексуальной Пары города не предусматривает сексуальных связей, правда? – Неожиданно ей стало жутко. – Или предусматривает?

– Ха! Ха-ха-ха! – Ванесса смеялась, запрокинув голову. – Вот и видно, что ты совершенно не в себе. Разумеется, никакого секса.

– Точно?

– Точно. Это же Карбон-Хилл, провинциальный город, забыла?

Мишель облегченно кивнула и обняла подругу за плечи.

– Тогда пошли.

– Пошли. – На лице Ванессы отразилось не меньшее облегчение. Было видно, что она рада согласию Мишель. – Я еще что-то хотела тебе сообщить, но все вылетело из головы, – сказала она озабоченно. – Что-то вроде важное…

Подруги пробирались сквозь толпу к покинутым мужчинам.

– Ты просто закрутилась. – Мишель покачала головой. – Столько забот, и все на хрупких женских плечах. Ладно, расскажешь, когда вспомнишь.

– Да уж, подготовка этого фестиваля буквально выкачала из меня все силы, – признала Ванесса. – Скорей бы он закончился.

Мишель подумала про себя, что тоже с нетерпением ждет окончания фестиваля.

Райан не мог отвести от Мишель взгляда. Он и раньше считал ее привлекательной девушкой, а уж в тот вечер, когда она получила корону, в ней поселилась некая уверенность в собственных силах и очаровании, благодаря которой изящный мотылек превратился в роскошную бабочку.

Теперь же с Райаном творилось нечто невообразимое. Его тянуло совершить что-то необыкновенное – упасть к ее ногам, вымаливая прощение. Райан мысленно обозвал себя придурком.

Он с усилием оторвал взгляд от стоявшей поодаль девушки и попытался объяснить свое состояние временным помутнением рассудка. Ну, в самом деле, что такого в этой Мишель? Смазливая мордашка? Мало ли в мире девиц с хорошенькими личиками? Или ее волосы? Райан даже не был уверен, что ему нравятся короткие стрижки. Когда-то Мишель была обладательницей роскошных черных волос, шелковым покрывалом укутывавших плечи. Что от них осталось? Разве в короткую стрижку можно с наслаждением запустить пальцы? Райан сильно в этом сомневался.

Впрочем, следовало отдать Мишель должное. Точеная фигурка была по-прежнему при ней, черты лица в рамке коротких прядей казались еще изящнее, благороднее. Брови больше не терялись под длинной челкой, и это оживило мимику, добавило некоторую кокетливость, граничившую с надменностью, если одна бровь вздергивалась вверх.

А может, раздумывал Райан, перебирать пальцами короткие пряди тоже приятно?

Мишель повзрослела, этого нельзя было не заметить. Ее черты не стали более суровыми, как это частенько бывало у провинциальных девушек, осознавших, что большие города отнюдь не ждут их с распростертыми объятиями. Лицо Мишель по-прежнему было приветливым, хотя глаза смотрели более настороженно. Райану пришло в голову, что последние годы Мишель пришлось изрядно повоевать с трудностями, хотя и не без маленьких побед.

Даже небрежная одежда Мишель была по-своему стильной. Этакая девушка в стиле «Космо», подумал Райан с усмешкой. Простая белая майка с мультяшным принтом вписывалась в модные каноны и отлично обрисовывала грудь, джинсовая курточка сидела на фигуре как влитая. Неброско и со вкусом. Даже простота наряда не могла скрыть истину – перед вами девушка из большого города.

В этом-то и состояла главная проблема Райана. Он и раньше чувствовал себя рядом с Мишель неотесанным увальнем, деревенским простаком с такими же деревенскими запросами, а теперь и вовсе не знал, как к ней подступиться. Они с Мишель были настолько разными, что, скорее всего, даже общались на разных языках. Нужны ли «девушке из большого города» неловкие извинения провинциального парня, который, разумеется, занесен в разряд «давнее прошлое»? Мишель, понятное дело, и думать забыла о неловком инциденте, имевшем место пять лет назад.

Райан смущенно помялся на месте и вновь бросил на Мишель косой взгляд. Что за чертовщина? Откуда в нем эта неуверенность? Ведь у него было много подружек, причем иные из них были красотками и умницами. Никогда прежде Райан не испытывал подобной робости, как теперь. Кто дал в руки Мишель эту власть над ним? Неужели он сам?

Райан мрачно насупился и обвел недовольным взглядом толпу вокруг. Неужели он действительно собирался превратить себя в посмешище? Собирался просить прощения за то, в чем была лишь половина его вины? Неужели он хотел завоевать доверие Мишель Нельсон, вызвавшись быть ее партнером в соревнованиях? Ничего нелепее и придумать нельзя!

В эту минуту бедняге ничего не хотелось так сильно, как сбежать под защиту родного боулинг-клуба, чтобы сесть за самый дальний столик с пинтой пива и какой-нибудь знакомой девицей посимпатичнее… и позабыть о Мишель Нельсон.

Именно этот момент и выбрала Мишель, чтобы снова появиться рядом с ним.

– Прошу прощения за задержку, – сказала она небрежно, избегая смотреть на Райана. Руки Мишель спрятала в карманы и сжала в кулаки – для уверенности.

– Удачи вам обоим, – пожелал Дэнни, обнимая Ванессу за талию. – И, Мишель, дорогуша, не забудь, что теперь ты передо мной в долгу. – Он кивнул на Райана.

– О да, в неоплатном, – хмыкнула Мишель, даже не взглянув на своего партнера. – Спасибо, Дэнни, век не забуду.

«А она не слишком рада тому, как все повернулось», – с досадой подумал Райан. Он не винил Мишель, лишь ругал себя на все корки.

Девушка уехала из города на следующее утро после их дурацкого свидания, не дав Райану все исправить. Похоже, и в этот раз у него ничего не получится.

Или получится? Но что именно? Поговорить начистоту? Попросить прощения? Когда Дэнни предложил ему стать партнером Мишель, Райан подумал, что ему выпал второй шанс. Теперь собственный оптимизм выглядел наивным.

У него не было никакого плана, никакой стратегии поведения. Ничего.

Почему он вообще вообразил, что ему по силам исправить прошлое? Откуда взялась эта самонадеянность? Ушедший поезд никогда не нагнать и не заставить вернуться. В ушедший поезд не сесть, потому что для этого следовало заранее купить билет…

Райан был скорее оптимистом и в большинстве случаев предпочитал верить в лучшее, однако он не был наивным. Для каждого конкретного дела есть срок давности. Их с Мишель срок давно вышел. Возможно, ему даже удастся вымолить у нее прощение… но смогут ли они забыть о той проклятой взаимной неудаче? Не проще ли было забиться в уголок и подождать еще лет пять-шесть? Возможно, к тридцати воспоминания о возне в боулинге почти стерлись бы из ее памяти.

Теперь же стоило задуматься над последствиями своих поспешных действий. Как он сможет составить спортивную пару с женщиной, которая не желает даже удостоить его внимательным взглядом?

Набравшись смелости, Райан решительно тронул Мишель за рукав.

– Послушай, Мишель, может, это не самая лучшая затея…

Она резко вздернула подбородок, хмуро глянула Райану в лицо, отчего у того дернулся кадык. Девушка смотрела так, словно он в очередной раз хочет подвести и предать ее – но отступать было поздно. Если Мишель не желает видеть в нем своего партнера, он должен знать правду.

– Я могу сам пообщаться с организаторами. Скажу, что мы передумали. Я могу найти благовидный предлог. Тебе подберут кого-нибудь еще. Что скажешь?

У Мишель странно изогнулся уголок рта.

– Собрался меня кинуть?

Райан не сразу понял, о чем она говорит, так изумило его это движение губ. Словно… Мишель была расстроена его намерением устраниться от участия в конкурсе.

– Нет, и не думал!

Мишель махнула рукой на трибуну.

– Состязания вот-вот начнутся, а ты пытаешься свалить?

– Да нет же! Я просто даю тебе ша…

– Как это по-мужски! – Мишель возмущенно взмахнула руками.

Райан озадаченно покачал головой. Он всего лишь пытался оказать Мишель услугу, избавить от своего присутствия.

– Эй, ты меня не…

– Мне следовало этого ожидать! – Девушка запустила пальцы в волосы и изрядно их взъерошила. – Мужчины всегда сначала замутят воду, а потом прыгают в кусты, оставив тебя в дурацком положении.

Райан удивленно распахнул рот. Обвинение, да и сам тон Мишель прозвучали так, словно она говорила о той ночи в боулинге.

Нет, должно быть, ему показалось. С чего ей вспоминать события пятилетней давности сейчас?

– Значит, – продолжала девушка разгоряченно, – ты готов сбежать и бросить меня одну? Парочки на стартеру меня нет партнера! Ты опять решил выставить меня идиоткой?

Нет, она определенно апеллировала к той ночи в боулинге. Иначе, зачем употреблять слово «опять»?

Мишель подбоченилась и раздраженно смотрела на Райана.

– Давай беги, чего еще от тебя ждать!

Он хотел напомнить Мишель, что это она сбежала пять лет назад, но прикусил язык. Не время и не место для выяснения отношений. Однако теперь обвинения Мишель начали его раздражать. Она накинулась на него, как коршун, не удосужившись выслушать до конца.

– Помолчи хоть немного, – попытался урезонить ее Райан.

– Мужики вообще ни на что не способны! – объявила Мишель в сердцах – в ней бурлила давняя обида.

– Что?! – Райан затравленно оглянулся, но последнего обвинения Мишель вроде бы никто не слышал.

– Забудь. – Девушка устало махнула рукой. – Если организаторы позволят, буду участвовать одна, без партнера.

– Мишель, – попытался обратить внимание девушки на себя Райан.

– Зачем вообще нужны мужчины? Женщины вполне способны без них обойтись, разве нет? – раздраженно продолжала Мишель, не слушая его.

Райан тотчас представил себе Мишель одну в постели, обнаженную, разгоряченную, рука скользит между ног…

– Я остаюсь, – мрачно процедил он сквозь сжатые зубы.

– Нет, зачем же? – Мишель махнула рукой. – Я и без тебя прекрасно справлюсь. Не надо делать мне одолжений.

– Я и не делаю… – Райан схватил девушку за запястье, очевидно, сообразив, что иначе поток ее красноречия не остановить. Ее кожа под подушечками пальцев обжигала. – Я не делаю никаких одолжений! Я сам вызвался быть твоим партнером, потому что хотел тебе доказать обратное…

– Доказать обратное? Что именно? – пролепетала Мишель, таращась на пальцы Райана на своем запястье. Под ними отчаянно бился пульс.

– Я хотел доказать, что мужчины на многое способны. Понятно? Мы способны начать дело и довести его до конца и не всегда прыгаем в кусты, как ты выразилась.

Теперь и Мишель открылась вся двусмысленность их диалога. Она растерянно посмотрела Райану в лицо, чувствуя, как начинают гореть щеки.

– Р-райан, – заикаясь, промямлила она, – я не обвиняла тебя в том…

– Конечно, нет. – Он усмехнулся. – Конечно, нет.

– Я говорила о соревнованиях, только и всего, – продолжала оправдываться Мишель.

– Да-да, разумеется. – Подушечки пальцев Райана скользили по ее запястью туда-сюда. От этой дразнящей ласки в голове у девушки все перемешалось.

Она резко выдернула руку.

– Прекрати издеваться. Мало ли что было в прошлом…

Райан посерьезнел.

– Мишель, когда закончатся соревнования, мы оба позабудем о том, что было между нами той ночью.

Девушка скрестила на груди руки и прищурилась.

– О чем ты?

Уголок его рта насмешливо дрогнул.

– Ты знаешь, о чем я. Мишель вздернула подбородок.

– В данный момент меня беспокоят лишь предстоящие соревнования. Если нам удастся завоевать титул…

– …Самой Сексуальной Пары, – весело вставил Райан. На щеке мелькнула озорная ямочка. – Самой-пре-самой сексуальной, Мишель…

– Райан! – возмутилась девушка. – Ты вообще способен быть серьезным…

Ее недовольную речь оборвал голос, полившийся из динамиков.

– Леди и джентльмены! – вещала Ванесса в микрофон. – Добро пожаловать на главное событие года! Зажигаем Карбон-Хилл!

Ответом стали аплодисменты. Однако, как заметила Мишель, хлопали не все. Некоторые люди пришли на площадь только из любопытства, не уверенные, что состязания достойны их внимания. Сейчас они лениво переговаривались со знакомыми, некоторые разговаривали по телефону и в целом не выглядели заинтересованными. Карбон-Хилл редко принимал новшества с распростертыми объятиями.

– Прежде чем представить вам наших участников, – продолжала со сцены Ванесса, – позвольте объяснить правила соревнований. В каждой команде два человека, все они родились в нашем славном городке. В большинстве своем это влюбленные, готовые состязаться за титул самой сексуальной пары Карбон-Хилла.

– Влюбленные? – Мишель закатила глаза. – Позор мне!

– Да брось, Мишель. – Райан опустил ладонь ей на плечо. – Какая разница, как это называть? Какими бы ни были соревнования, в них надо выигрывать. Признайся, ты ведь не прочь получить новый титул, а? Уверен, лавров «мисс Редьки» тебе уже недостаточно.

Мишель захотелось ущипнуть этого самоуверенного типа за какое-нибудь место… почувствительнее, но она побоялась, что он примет это за заигрывание. И не хватало еще вывести из строя собственного партнера в такой ответственный момент.

– В основу программ конкурсов легла легенда о Хоумере и Иде Уэрт, – продолжала Ванесса. – Эта семейная пара, как вы знаете, примечательна тем, что днем работала на ферме, выращивая редьку, а по ночам грабила поезда. Отличная была пара, не так ли?

Раздались аплодисменты, такие жидкие, что Мишель прониклась к подруге сочувствием. Не так-то просто завести толпу, состоящую из косных провинциальных жителей.

– Как вы знаете, – теперь Ванесса читала с карточки, торопясь закончить свою речь, – Хоумер и Ида были самыми известными грабителями поездов времен Великой депрессии. До сих пор никому доподлинно не известно, сколько денег им удалось украсть и где хранилось награбленное. Уэртов разыскивали власти всего штата, но, и найдя, не смогли упрятать за решетку. Влюбленные супруги безвременно погибли в тысяча девятьсот тридцать втором году…

В последней фразе было столько пафоса, что Мишель против воли улыбнулась. Ей на мгновение стало любопытно, где может быть спрятано золото Уэртов (настоящее, а не конкурсное), но потом она решила, что супруги могли попросту спустить награбленное.

– Мы воссоздали для наших участников некоторые события из жизни знаменитых грабителей. Пусть пройдут путем Уэртов! – воскликнула Ванесса.

– Нам что, придется грабить поезда? – вполголоса спросил Райан.

– Ага, и безвременно погибнуть. Кажется, в ледяной воде, – шепнула Мишель.

Они дружно рассмеялись, а затем умолкли, напряженно глядя друг на друга. Мишель напомнила себе, что собиралась общаться с Райаном со всей возможной холодностью. Поджав губы, она торопливо отвернулась к сцене.

– Выигрывает та пара, которой удастся добыть вот это! – Ванесса жестом фокусника сдернула покрывало с какого-то крупного предмета, и глазам публики предстал сундук, стилизованный под старину.

Появление «сокровищ Уэртов» прошло на ура. Публика оживилась и захлопала в ладоши куда бодрее, нежели раньше. Толпа колыхнулась к сцене, желая поближе разглядеть сундук. Мишель привстала на цыпочки. Ванесса как раз открывала сундук, наполненный, должно быть, бутафорскими сокровищами.

Однако приз оказался вовсе не пластиковыми монетами, покрытыми золотой краской. Это были золотые украшения и пачки мелких купюр. В целом «сокровища» вполне тянули на настоящий клад.

– Наши спонсоры, коими являются местные бизнесмены – о них я расскажу отдельно, – предоставили данный приз, чья ценность равняется десяти тысячам долларов.

Толпа заволновалась. Раздались восторженные и завистливые возгласы. Какая-то молодая женщина, стоявшая в трех шагах от Мишель и Райана, распекала своего мужа за то, что он отказался от участия в соревнованиях.

Мишель удивленно покачала головой – Ванесса ничего не рассказывала о призе.

– Кстати, это не вся награда, которую получат наши победители. Те из вас, кому посчастливилось занять место у витрины ювелирного магазина «Бриллианты Дагуэя», могут лицезреть сквозь стекло еще один, дополнительный приз для наших конкурсантов. Это кольцо с бриллиантом, цена которого равняется пяти тысячам долларов!

Толпа взревела от восторга. Мишель тоже захлопала в ладоши. Ее подруга умудрилась собрать пятнадцать тысяч спонсорских денег. Что ж, пробивная сила Ванессы внушала восхищение.

И тут же веселье Мишель поблекло при мысли о том, какие надежды возлагает на нее собственная мать. Заполучив когда-то дурацкий титул «мисс Редька», девушка дала матери надежду на дальнейшие великие свершения, которых не последовало. Мишель не стала знаменитой или богатой, до сих пор не вышла замуж и не нарожала детей – чем не повод для расстройства? Теперь же миссис Нельсон точно потирала руки, предвкушая, как ее дочь выиграет очередной конкурс Карбон-Хилла – хоть в чем-то дуреха должна преуспеть.

От расстройства у Мишель даже зубы заныли. Она не собиралась лезть из кожи вон, чтобы заполучить деньги и кольцо. То есть десять тысяч ей, конечно, пригодятся. Да и против бриллиантов она не возражала…

Что ж, теперь понятно, почему так волновалась Ванесса. Пятнадцать тысяч спонсорских долларов нужно было отбить. Фестиваль редьки, частично преобразованный в конкурс на звание Самой Сексуальной Пары города, просто обязан был иметь успех! Выборы мэра на носу, Ванесса это знала, поэтому привлекла к событию внимание прессы.

Желание подруги стать мэром родного болота Мишель не понимала, но в целом приветствовала, причем была почти уверена в успехе компании. Ванесса обладала пробивным характером, и еще со школы Мишель верила, что подруга в отличие от нее самой далеко пойдет. Учитывая, как быстро сумела Ванесса реанимировать фестиваль редьки и как много собрала для этого денег, прогнозы Мишель подтверждались.

Самой же Мишель оставалось лишь немного помочь лучшей подруге – принять участие в соревнованиях.

– Есть несколько основополагающих правил. – Ванесса вынула из кармана очередную карточку. – Если кто-либо из присутствующих зрителей заметит нарушение, он может сообщить о нем в наш комитет, и проштрафившаяся команда будет дисквалифицирована.

– Это грозит подтасовкой, – недовольно хмыкнул Райан.

– Пары-участники должны все время быть вместе. Раздельное выполнение заданий грозит удалением.

Все время быть вместе? Мишель стало душно, и ей пришлось сделать несколько глубоких вдохов. Ей показалось, что мощная фигура Райана как-то чересчур угрожающе нависает над ней. Сердце тревожно забилось где-то в районе горла.

– Еще одно правило, – продолжала Ванесса, ничего не ведая о мучениях подруги. – Пара имеет право получать информацию из любого источника, в том числе от сторонних наблюдателей. Но только информацию! Любая другая помощь в выполнении заданий запрещена!

Мишель стиснула зубы. Ей все меньше и меньше нравилась затея, в которую она ввязалась.

– И последнее! Участники не имеют права использовать автомобили и другой транспорт для передвижения из одной точки на карте соревнований в другую. В случае крайней необходимости транспорт будет предоставляться нашими организаторами.

Иными словами, подумала Мишель, предстоит многокилометровая прогулка пешком. Она тоскливо посмотрела на свои туфли-лодочки, вместо которых могла явиться на площадь в кроссовках. Спасибо, мама!

– А теперь пришла пора представить наших конкурсантов! Первая пара – Деннис и Маргарет Ашенбреннер! Прошу участников подняться на сцену.

Когда пара появилась возле Ванессы, Мишель захлопала в ладоши вместе с остальной толпой. Мистер и миссис Ашенбреннер оказались невысокими и коренастыми людьми лет под шестьдесят. Кажется, именно в их жилище любили стучаться ребятишки на Хэллоуин. И вовсе не потому, что дом был похож на пристанище привидений и прочей нечисти. Просто именно супруги Ашенбреннер щедро делились с ряжеными детьми сластями.

– Наша вторая пара – Райан Слейтер и Мишель Нельсон!

О Боже! Уже? Мишель судорожно сглотнула. Между тем Райан взял ее за руку и потянул к сцене. Казалось, ладонь Мишель ухватили настоящие тиски. Может, Райан опасался, что она снова сбежит?

У самой сцены он освободил ее кисть и чуть подтолкнул к лестнице, положив ладонь ей на талию. Мишель дернулась, едва не споткнулась на высоких ступенях, одарила своего партнера недовольным взглядом и забралась на сцену. Она натянула на лицо лучезарную улыбку, которой сияла со сцены пять лет назад, принимая корону победительницы. Пусть теперь у Мишель тряслись все поджилки, внешне это было совершенно незаметно. Они с Райаном поприветствовали Ашенбреннеров.

– И наша последняя пара, – провозгласила Ванесса, – Клейтон Байере и Брэнди Расмуссен.

Проклятие! Мишель мысленно застонала, сканируя взглядом толпу внизу. Неужели Ванесса все забыла? Как она могла не предупредить?

Среди голов Мишель разглядела одну, двигавшуюся к сцене. Эти яркие рыжие волосы невозможно было не заметить. Брэнди шла к лестнице, не отрывая взгляда от Мишель, и ее зеленые глаза метали молнии. Клейтон послушно плелся сзади, цепляясь тощими плечами за каждого, кто попадался ему на пути.

Поднявшись на сцену, Брэнди послала в толпу три воздушных поцелуя. Она держалась с достоинством, словно наследная принцесса, тогда как ее партнер казался жалким слугой при своей госпоже. Он даже стоял чуть позади Брэнди, словно опасался быть опаленным ее славой. Брэнди улыбалась всем и каждому, за исключением Мишель.

Как в старые добрые времена, тоскливо подумала Мишель. Она почувствовала дыхание Райана на своей шее, когда он наклонился к ее уху.

– Почему она ведет себя так, будто тебя здесь нет? – От этого теплого дыхания у девушки встали на шее дыбом волоски.

Честно говоря, она не знала, как лучше ответить на вопрос Райана. Брэнди всегда относилась к ней с затаенной неприязнью, которая постепенно переросла в настоящую ненависть. Мишель уже не помнила, с чего началась их война, но первая стычка имела место еще в детском саду.

– У нас… сложные отношения, – уклончиво ответила девушка. – Брэнди тоже хотела стать «мисс Редькой» в том году, когда я выиграла титул. Она была очень недовольна результатом.

– Женщины, – хмыкнул Райан и выпрямился.

На самом деле Брэнди была не просто недовольна. Она была в бешенстве. Ей достался титул «вице-мисс Редька», и фраза «занять место «мисс Редьки», если по какой-то причине та не сможет исполнять свои обязанности…» стала для нее путеводной звездой.

И вот теперь они с Брэнди сражаются за очередной титул. Наверняка Брэнди готова рискнуть всем, лишь бы выиграть состязания. А Мишель… Мишель была готова отдать титул Самой Сексуальной Пары Брэнди и Клейтону без боя. Он был попросту ей не нужен.

Впрочем, получить приз такой ценой Брэнди точно не пожелает. Мишель расстроенно подумала, что давняя соперница сделает все, чтобы на этот раз ткнуть ее лицом в грязь. Как долго, должно быть, Брэнди ждала часа расплаты!

Вся эта затея с соревнованиями казалась Мишель все ужаснее. Мало того что ее партнером оказался Райан, бывший любовник, воспоминаний о единственной ночи с которым она до сих пор стыдилась. Теперь еще ее соперницей стала Брэнди, давно искавшая повода унизить Мишель и поплясать на ее косточках.

Мишель всерьез задумалась над тем, как бы поскорее нарушить правила и быть счастливо дисквалифицированной.

Глава 3

– Итак, дорогие участники, – радостно воскликнула Ванесса, поворачиваясь к трем парам на сцене, – начнем с общей фотографии, которая войдет в архивы нашего города!

Невесть откуда выскочивший фотограф замахал руками, призывая участников встать кучнее. Брэнди нахально вылезла на первый план, позабыв о своем партнере. При этом она нарочно пихнула Мишель бедром, отчего та едва не упала. Райан с готовностью поддержал ее под локоть и привлек к себе. Мишель тяжело наступила ему на ногу.

– Прости, – пробормотала она.

– Ничего. – Райан прищурился. – И что, между вами всегда так? – Он кивнул на склабящуюся в объектив Брэнди.

– Это еще цветочки, – вздохнула Мишель и тоже озарила фотографа улыбкой.

Райан никогда не понимал, почему женское соперничество проявляется в таких неизящных формах. Впрочем, тычок Брэнди привел к тому, что Мишель оказалась в его объятиях – и это совершенно устроило Райана.

– А теперь пусть каждая пара поцелуется! – неожиданно предложил фотограф.

Вот это было уже слишком. Райан нахмурился, наблюдая за тем, как толпа, воодушевленная свежей идеей, скандирует: «Поцелуй, поцелуй!»

Лично он не собирался идти у публики на поводу. Что за чушь, в самом деле! То есть Райан не возражал против поцелуя Мишель… даже больше того, всякий раз, бросив взгляд на ее рот, он думал, что не прочь коснуться его своими губами. Он еще помнил, какими сладкими были их с Мишель поцелуи пятилетней давности. Возможно, с годами малышка научилась целоваться еще лучше. Райан готов был на это поставить.

Но перед кричащей толпой, перед бесстрастным объективом он не собирался выяснять, насколько повысился уровень ее мастерства. Вот если бы они были вдвоем, в каком-нибудь чудесном местечке… тогда для поцелуев было бы самое время.

Райан просто поближе притянул к себе Мишель и встал так, чтобы их головы соприкасались. Фотография и без того должна была получиться интимной.

После нескольких вспышек камеры Ванесса подошла к участникам.

– Редакция «Карбон-Хилл геральд» хотела бы сделать снимки каждой пары в отдельности.

– Тоже с поцелуями? – весело поинтересовалась Маргарет.

Ванесса виновато посмотрела на подругу.

– Если не возражаете, конечно.

Райан не видел лица Мишель, но от него не ускользнул взгляд Ванессы. Почему она так смущенно прикусила губу? Неужели ей известно о той ночи в боулинге? И если известно, то насколько детально?

По спине пробежал неприятный холодок. Похоже, Ванесса в курсе всех подробностей. Иначе и быть не может! Женщины просто не способны держать язык за зубами, тотчас бегут делиться новостями с подружками!

Та нелепая ночь, о которой Райан так часто вспоминал с досадой, вовсе не была ошибкой. Он ни разу не пожалел о том, что Мишель позвала его с собой и что он с готовностью откликнулся на ее зов. Пусть даже все закончилось не самым удачным образом, давняя подростковая возня за дорожками для боулинга связала Райана и Мишель невидимыми узами, разделив жизнь на «до» и «после». Они словно хранили некий секрет, пусть даже не самый красивый и благородный, и секрет этот тоненькой ниточкой тянулся от одного к другому все долгие пять лет.

И вот теперь выясняется, что в тайну посвящены отнюдь не двое…

Боковым зрением Райан заметил, как Брэнди что-то шепчет на ухо Клейтону. Уши у парня немедленно стали малиновыми. Удивительная реакция для того, кто носит портки, подумал Райан с усмешкой. Неожиданно для всех очкарик Клейтон подхватил Брэнди на руки и смачно чмокнул. Правда, от напряжения его губы ткнулись девушке куда-то в район уха, да и лицо было чересчур напряженным, но толпа все равно взорвалась восторженными аплодисментами.

Райан улыбнулся. Картинный жест, очевидно, придуманный самой Брэнди, имел успех. Неплохо придумано, неплохо.

И вдруг Ашенбреннеры – кто бы мог ожидать такого от шестидесятилетних женатиков! – тоже привлекли к себе внимание картинным поцелуем. Деннис Ашенбреннер притянул к себе жену, чуть склонился над ней, заставив откинуть голову назад, и смачно чмокнул в губы. Оба расхохотались. Фотограф торопливо щелкал камерой.

Райан задумался. В подобных обстоятельствах ему не хотелось ударить в грязь лицом. Судя по всему, Мишель никуда не деться от поцелуя.

Он повернулся к девушке. Она выглядела немного растерянной.

– Мы не обязаны целоваться, – тихо сказал Райан. Меньше всего ему хотелось, чтобы Мишель отпихнула его в самый неподходящий момент. Было бы неплохо, если бы она проявила хоть толику энтузиазма.

– Справимся как-нибудь, – хмыкнула девушка. – Подумаешь!

Подумаешь? Это вот так она относилась к поцелую с ним? Ответ задел Райана за живое.

Зная, что взгляды зрителей устремлены только на них, Райан сделал шаг вперед и осторожно коснулся лица Мишель ладонями. Его пальцы казались темными на ее белой коже. Ресницы девушки дрогнули, и она торопливо опустила глаза, опасаясь смотреть на Райана.

Его палец с трепетом коснулся уголка ее рта. Ласка была вознаграждена приоткрывшимися губами. Райан подавил желание немедленно впиться в губы девушки поцелуем, хотя кровь быстрее побежала по венам, призывая к действию. Он не желал ломиться в закрытые ворота. Крепость должна была сдаться без боя.

И лишь несколько мгновений спустя Мишель неосознанно всем телом качнулась навстречу, словно повинуясь порыву ветра. С величайшим трудом Райан не схватил ее в охапку и не принялся мять, как дикий пещерный человек. Вместо этого он бережно прильнул губами к ее рту, чуть тронул, отстранился и снова вернулся, видя, как тянется навстречу лицо Мишель.

Она ответила на поцелуй. Очень робко, но ответила, отчего Райан едва не потерял голову. Но он не желал спугнуть девушку, поэтому после короткой ласки отстранился.

Он видел, как Мишель торопливо облизнула губы. Язык мелькнул на мгновение и исчез за рядом белых зубов. Райану стало трудно дышать. Видит Бог, он желал бы коснуться ее языка своим, вторгнуться в рот Мишель, но был вынужден ограничиться короткой скромной лаской.

Чуть в стороне щелкала камера, публика восторженно гудела.

– Как считаешь, мы справились? – немного насмешливо спросил Райан, склонившись к уху Мишель. – Снимки будут великолепными.

Девушка растерянно глянула в толпу и буквально отшатнулась от своего партнера. Испугавшись, что она попросту сбежит, Райан поймал ее за руку и притянул к себе, обняв за талию.

– А теперь, – сказала в микрофон Ванесса, – соревнования можно считать открытыми! Сейчас пары получат первое задание и первую подсказку.

Помощница Ванессы, высокая худощавая женщина, протянула каждой участнице по конверту.

– Все готовы? – спросила Ванесса.

Шесть голосов нестройным хором ответили «да», причем громче всех крикнула Мишель. Райан догадался, что она пытается поскорее забыть о поцелуе на камеру, поэтому и изображает крайнюю заинтересованность. Брэнди тоже выглядела нервозной. Ее пальцы незаметно ковыряли заклеенный конверт с подсказкой, видимо, чтобы потом было проще его открыть и немедленно, то есть раньше других, приступить к выполнению задания. Райан ухмыльнулся. Некоторые участники явно принимали соревнования слишком близко к сердцу.

– А что скажут наши зрители? – выкрикнула Ванесса, подходя к краю сцены. – Вы готовы? – Она направила микрофон в толпу. – Не слышу! Вы готовы?

Зрители взревели «да». Судя по всему, приз в пятнадцать тысяч долларов вызвал сильный ажиотаж.

– Итак, три… два… поехали!

Маргарет и Брэнди принялись рвать конверты. Как ни странно, Мишель справилась с заданием раньше них, хотя и не прилагала к этому особых усилий. Она вытащила плотную карточку, и Райан прочел из-за ее плеча: «Опыт достается дорогой ценой, но дураков ничто иное не научит».

Мишель обернулась к нему, глаза смотрели тревожно.

– Я… не понимаю, к чему нам это.

– Я тоже. – Райан глянул на две другие пары. – Сколько ты готова поставить на то, что остальные тоже растеряны?

Мишель еще раз перечитала подсказку и нахмурилась.

– Кажется, это цитата.

– Что там у вас? – заволновались зрители. – Нам-то прочтите!

Ванесса забрала карточку из рук Мишель и объявила в микрофон:

– Сейчас я зачитаю загадку, но призываю вас не выкрикивать отгадок, потому что в этом случае задание будет изменено. Вы же не хотите, чтобы игроки слишком легко получили приз? – хитро подмигнула она публике.

Многие засмеялись. Ванесса прочла цитату с карточки. Судя по тому, как недоуменно переглядывались зрители, Райан рассудил, что отгадка никому не известна. Похоже, организаторы позаботились о том, чтобы награда досталась конкурсантам дорогой ценой.

Конечно, Райан ввязался в эту затею не ради денег, однако от выигрыша отказываться не собирался. Наверняка кое-кто из зрителей уже жалел, что не подал заявку на участие.

– Пара, которая справится с заданием раньше других, сразу же получит следующую часть головоломки. Пожелаем нашим участникам удачи! – воскликнула Ванесса, пристроила микрофон на стойку и стала спускаться со сцены.

– Лучше некуда! – Мишель мрачно хмыкнула и сунула карточку с заданием в карман джинсовки. – Как считаешь, может, сдаться прямо сейчас?

– Что-то ты быстро раскисла. – Райан рассмеялся. Он подал девушке руку и направился к лестнице, когда путь преградила еще одна участница – Брэнди.

– Не знала, что ты в городе, – надменно пропела она, яростно глядя на Мишель.

Райан пристально следил за ее лицом, пытаясь понять, каким поступком можно довести человека до столь откровенной ненависти.

– Я приехала только ради фестиваля, – холодно откликнулась Мишель, и повернулась к партнеру Брэнди. – Клейтон! Сто лет тебя не видела!

Она тепло обняла парня, и Райан почувствовал неожиданный укол ревности. Что связывает этих двоих? И почему Мишель не обняла при встрече самого Райана? И не улыбнулась так радостно?

Очевидно, Клейтон заметил настороженный взгляд Райана, и у него хватило мозгов чуть попятиться от давней знакомой. Он сделал в сторону ревнивого соперника извиняющийся жест.

– Мы с Мишель когда-то тесно общались, – объяснил он.

Райан почувствовал, что на этот раз ревность прямо-таки хлестнула его наотмашь. Что значит тесно общались?

Клейтон, похоже, сообразил, что лишь подлил масла в огонь, и сильно побледнел.

– Я помогал Мишель в школе, когда у нее не ладилось с историей.

– Да брось! – рассмеялась девушка, стоявшая к Райану спиной и не видевшая его лица. – Ты был для меня не просто очередным ботаником в очках! Я всегда выделяла тебя среди одноклассников. Помнишь, как-то раз…

Договорить ей не удалось, так как Клейтон почти отпрыгнул в сторону и забормотал:

– Нам, наверное, пора…

– Это точно! – влезла Брэнди, хватая напарника под локоть и таща за собой. – Желаю удачи, голубки! Она вам пригодится!

– Не хочется это признавать, но Брэнди права, – со вздохом произнесла Мишель, спускаясь со сцены. – Нам с тобой требуется удача. А лучше – хороший талисман.

– И не только нам, – поправил Райан. – Всем участникам. Но ведь никто и не обещал, что конкурсы будут простыми.

– Это верно. – Мишель села на нижнюю ступеньку лестницы и задумалась.

– Ты чего расселась? – спросил Райан, однако устроился рядом на корточках. – Клад сам не отыщется.

– Угу. – Мишель вытащила из кармана мобильный. – А то Уэрты были такими идиотами!

– Не понимаю, о чем ты.

– Брось, неужели ты тоже веришь, что наши мятежные фермеры спрятали клад в какой-нибудь пещере у реки? – Девушка рассмеялась. – Веришь, что в Карбон-Хилле есть шанс отыскать клад?

– А почему нет? Пусть не тот, что принадлежал Уэртам, но сундук, предоставленный спонсорами, можно заполучить. Давай хорошенько пошевелим мозгами, – добавил Райан недовольным тоном.

Лично ему с детства нравилась мысль о том, что где-то в тайнике хранятся несметные сокровища Уэртов. В этом было что-то удивительное, будящее жажду приключений, столь свойственную бесшабашным мальчишкам. В том, что Мишель совершенно не верила в городскую легенду, было что-то… да, оскорбительное!

Райан уже собирался сказать об этом Мишель, когда она пробурчала что-то неразборчивое.

– Что ты сказала?

– Ничего важного.

Она нажимала на кнопки телефона и напряженно вглядывалась в цветной экран.

– Повторяю, никто не обещал, что конкурсы будут легкими, – раздраженно заметил Райан, – но нельзя же так быстро сдаваться. Сидишь здесь, набираешь свои дурацкие эсэмэски, вместо того чтобы разгадывать ребус. – Он вздохнул. – Признаться, сам я совершенно не понимаю, как его решить.

– Теперь нас двое, тех, кто не понимает, – заметила Мишель, не отрывая взгляда от экрана телефона.

– Но мы справимся. Как говорится, истина где-то рядом.

– Справимся? – Девушка бросила взгляд на своего партнера и усмехнулась. – Главное, успеть раньше других.

– Думаешь, нам дали сильных соперников? – прищурился Райан с кривоватой ухмылкой. – Они не выглядели чрезмерно эрудированными.

– Ты что, не слышал, что я говорила? – изумилась Мишель. – Клейтон подтягивал меня по истории. И он, и Ашенбреннеры состоят в Историческом обществе. Кстати, там обожают проводить разные забавные игры с шарадами, ребусами и загадками.

Райан вылупил глаза.

– В Карбон-Хилле есть Историческое общество?

– О, ты даже об этом не знал! Это обнадеживает. – Мишель вздохнула и снова принялась терзать кнопки на мобильнике. – В конце мероприятия нас измажут в дегте и вываляют в перьях, чтобы другим идиотам с куриными мозгами было неповадно лезть на сцену.

– Ты видишь все в черном свете, – заявил Райан и вытянул шею, пытаясь понять, что строчит в телефоне Мишель. – Да оторвись ты от своего мобильного! Давай наведаемся в Историческое общество и спросим…

– Бенджамина Франклина.

Райан нахмурился. Похоже, напряжение не лучшим образом сказалось на сообразительности Мишель.

– И что же мы у него спросим? – осторожно поинтересовался он.

– Ничего, просто ребус связан с ним. Цитата принадлежит Франклину.

– Откуда ты знаешь?

– Из Сети. – Мишель помахала у Райана перед носом своим мобильным.

Он с подозрением уставился на экранчик.

– Что, вот так просто?

– А почему это должно быть сложно? Современная связь позволяет быстро выйти в Интернет и найти нужные сведения. Без мобильного я как без рук, – призналась девушка. – Но на этот раз моя зависимость принесла отличные плоды.

– А твой телефон может пояснить, как Франклин связан с Хоумером и Идой?

– Технологии не настолько шагнули вперед. Ладно, давай размышлять. – Мишель уставилась на Райана, словно разгадка была написана у него на носу. – Бенджамин Франклин, Хоумер и Ида.

Райан тоже попытался шевелить мозгами, однако под настойчивым взглядом девушки результат равнялся нулю. Какая может быть связь между одним из лидеров американской борьбы за независимость и фермерами, растившими редьку и промышлявшими грабежами? Никакой!

– Ничего не идет на ум.

– И мне. – Мишель оглядела площадь, публика на которой изрядно поредела. Зеваки расходились по домам и барам.

– Бенджамин Франклин и редька, – пробурчал Райан.

Мишель окинула его странным взглядом.

Он пожал плечами:

– А что еще? Франклин и поезда? Франклин и железная дорога? Франклин и воришки?

Взгляд Мишель зажегся, и Райан понадеялся, что она ухватилась все же не за ту идею, которая связана с редькой. Самому Райану она казалась абсурдной.

– Бенджамин Франклин изображен на стодолларовой купюре! – воскликнула Мишель. – Воришки Уэрты, деньги, клад, стодолларовые купюры…

– Хм, в этом есть смысл, – оценил Райан. – Но это никак не указывает нам путь.

– Может, в банк? Например, ближайшее к железной дороге отделение? – Мишель вскочила и отряхнула джинсы. – Пошли скорее!

– Нет, что-то тут не так. – Райан тоже встал. – Дайка еще раз глянуть на задание. Ведь организаторы могли взять любую цитату, связанную с деньгами. Франклин много говорил об экономике, а здесь совсем другое.

Мишель достала из кармана карточку и протянула напарнику.

– Погоди-ка… – Райан прочел цитату, наморщил лоб и обвел взглядом площадь. – Кажется, тот переулок ведет к школе имени Бенджамина Франклина? Если мне не изменяет память, это начальная школа.

– Честно говоря, я ходила в школу Александра Гамильтона, а про другие школы ничего не знаю.

Райан постучал карточкой по подбородку.

– Как думаешь, начальная школа имени Бенджамина Франклина может быть связана с Хоумером и Идой? Ведь цитата говорит о школе. Могли наши фермеры в нее ходить?

Мишель задумалась.

– Не может быть, чтобы эта школа была такой старой.

– А если может? Как узнать?

Мишель снова вынула из кармана телефон и нажала пару кнопок. Прижав аппарат к уху, она затопала ногой от нетерпения.

– Алло, папа? – выпалила она в трубку. – Быстро ответь мне на вопрос. Как давно была построена начальная школа имени Бенджамина Франклина? Угу… угу… вот как? – Ее лицо прояснилось. – Спасибо, папа, я еще позвоню.

Глядя ей в лицо, Райан чувствовал какое-то ни с чем не сравнимое возбуждение. Постепенно он все больше хотел выиграть, стать победителем соревнований и бросить приз к ногам Мишель. Ему нравилось, когда улыбка касалась ее губ, когда начинали блестеть глаза. Ради этого волшебства Райан был готов обежать полгорода в поисках подсказок.

– Он говорит, школу построили еще в начале девятнадцатого века! – торжествующе воскликнула Мишель, нажав отбой.

Райан улыбнулся. Он был доволен тем, что его посетила верная догадка. Первый шаг к победе сделан.

Возможно, подумалось ему, добиться победы в соревнованиях окажется не так уж и сложно.

Мишель никак не предполагала, что конкурс окажется таким трудным! К тому же мамины туфли уже успели натереть ей пальцы, а впереди еще долгий путь.

И все же главной трудностью была вовсе не необходимость решать ребусы или таскаться по всему городу в тесной обуви, нет! Самым большим испытанием было партнерство с Райаном.

Они как раз шагали к переулку, в котором пряталась школа имени Франклина. Оба молчали, и Мишель чувствовала себя неуютно. Она бросала на спутника осторожные взгляды из-под ресниц, но он выглядел совершенно расслабленным и довольным жизнью. Это сводило ее с ума! Хотелось выкинуть какой-нибудь фортель, чтобы поменяться с нахалом ролями. Пусть нервничает вместо нее!

Вот только на ум не шло ни единого спасительного решения. Своих соперников они с Райаном уже обсудили, задание вроде бы обговорили. Не о погоде же судачить? С кем-то другим можно было бы посплетничать о друзьях-знакомых, но у них с Райаном всегда были разные круги общения.

Мишель решила завести ни к чему не обязывающую беседу.

– Чем занимался все это время? – спросила она как бы между прочим. – Мы сто лет не виделись. – Хотелось добавить, что с последней встречи Райан запомнился ей полуголым, лежащим на полу в боулинг-клубе.

– Чем занимался? – переспросил он рассеянно. – Да так, всем понемногу. – Почему-то Райан больше не выглядел самодовольным. – Ничем особенным. По-прежнему приглядываю за работой боулинга.

– А…

Ну вот, снова проклятый боулинг! Уж это злосчастное заведение Мишель точно не желала обсуждать.

– Значит, – нашла она новую тему, – тебе пришлось взять выходной, когда Дэнни позвал тебя участвовать в соревнованиях? – Ей все еще было любопытно узнать, какой компромат имел на Райана Дэнни, если так легко уговорил его на сомнительную авантюру.

Словно прочитав ее мысли, Райан усмехнулся:

– Я согласился вовсе не потому, что твой брат был чрезмерно настойчив.

Мишель нахмурилась и даже споткнулась. Проклятые туфли!

– Значит…

– Мы на месте! – объявил Райан, сворачивая за угол и указывая на старое кирпичное здание. – Начальная школа имени Бенджамина Франклина. Что дальше?

Мишель окинула постройку внимательным взглядом. Теперь она припомнила, что бывала здесь в детстве, во время каникул, носясь с подружками по городу. Здание было совершенно не выдающимся ни в плане архитектуры, ни в плане внешней отделки. Обычный кирпичный куб с квадратиками окошек.

Райан тоже разглядывал строение.

– Ты уверена, что эту школу построили так давно? Конечно, она выглядит старой, но все же не настолько старой, как…

– Папа сказал, что в Карбон-Хилле в преддверии каждых выборов начинают частичную реконструкцию различных зданий. Наверняка и до этой школы в какой-то момент дошли руки, хотя она и спрятана во дворах. Здесь же учили детей, должна была соблюдаться техника безопасности.

Райан недоверчиво прищурился.

– Как скажешь. Хотя по мне легче снести двухсотлетнее здание, если оно не представляет исторической ценности, а затем отстроить новое. – Он зашагал к двери школы и потянул ручку вниз. Дверь подалась внутрь – добрый знак. – Зайдем?

– Видимо, придется. Только что дальше? – В пустом холле на ее голос откликнулось эхо. Внутренняя отделка куда больше напоминала о прошлом, нежели наружные кирпичные стены. Высокие потолки, деревянные балки – Мишель словно перенеслась назад во времени. – Нам что, каждый кабинет обыскивать?

– Если потом окажется, что мы двигались в неверном направлении, то будет упущено немало времени.

Неожиданно одна из дверей в конце коридора распахнулась.

– Кто тут?

Мишель подпрыгнула на месте от неожиданности, попятилась и уперлась спиной в грудь Райана.

Из-за двери выглянула худощавая пожилая дама с седыми, тщательно забранными наверх волосами.

– О, я вас напугала! – воскликнула она смущенно. – Простите, я не ждала участников так скоро. – Она близоруко прищурилась. – Ведь вы участники соревнований?

– Да, – ответила Мишель, торопливо отступая от Райана. Ей было не по себе, что у него такая твердая…такая надежная и крепкая грудь. – Мы добрались первыми?

– Видимо, да. А теперь поторопитесь! Идемте со мной. Вы же не хотите, чтобы вас нагнали соперники? – Женщина поманила их рукой к себе. – Меня зовут Дорис Филдинг, я заведую этой школой, – представилась она.

– Я Мишель, а это Райан.

– Как связана ваша школа с Хоумером и Идой? – поинтересовался Райан, спускаясь по лестнице вслед за миссис Филдинг.

– Именно здесь они и познакомились. Хоумер состоял в фермерской коммуне, а отец Иды работал на железнодорожной станции. Ида и Хоумер окончили восемь классов, но не удивляйтесь скудости их образования. Для тех дней и восьми классов хватало за глаза.

Мишель заметила, что у подножия лестницы стоят еще две пожилые женщины. Рядом с ними располагался деревянный столик, уставленный фотографиями, пластиковыми подносами и чем-то похожим на детские игрушки.

– А теперь слушайте очень внимательно, – сказала миссис Филдинг. – Второе задание требует навыков конструирования.

Конструирования? Мишель растерянно оглядела предметы на столе, и ее охватила паника. Она не обладала нужными навыками, это точно. Ей никогда не удавалось испечь многослойный торт (коржи сползали друг с друга и пачкали все вокруг кремом) или сшить юбку (швы выходили кривыми, и детали не состыковывались). Она даже комнатные растения не пересаживала, потому что все выходило кособоко. Возможно, ей просто не хватало терпения и усидчивости.

– Этот снимок, – заведующая показала на блеклую черно-белую фотографию школы, – наглядно демонстрирует, как выглядела школа имени Бенджамина Франклина в те дни, когда ее посещали Хоумер и Ида.

– Мне это уже не нравится, – буркнула Мишель.

– Потише, дорогая, – строго сказала директриса, – вы прослушаете задание. А на этом рисунке показано, что именно вы должны построить. Вам придется создать из имеющихся здесь деталей конструктора новый корпус для нашей школы. В соответствии с проектом, разумеется.

На одном из подносов лежала горка пластмассовых деталей наподобие тех, из каких делают постройки малыши, только очень мелких и разнотипных. Мишель в ужасе уставилась на них. Она понятия не имела, как их следует скреплять друг с другом.

– Внимательно изучите рисунок, через три минуты я его спрячу. Вы должны будете строить по памяти. Все ясно?

Мишель автоматически кивнула. Она уже знала, что никогда не справится с заданием.

– Итак, – женщина не отрывала взгляда от хронометра, – у вас три минуты, чтобы запомнить схему здания.

Мишель схватила картинку и принялась разглядывать ее так жадно, словно от этого зависела ее жизнь. Затем она перевела взгляд на груду деталей и закусила губу. Все они были такими крохотными, разной формы. С какой начать? Разве из таких угловатых частей можно построить, к примеру, гладкую стенку?

Она чувствовала, что все бесполезно. Она провалила в своей жизни немало дел и вот теперь собиралась провалить еще одно. Проигрыш был неизбежен.

– Мы пропали.

– Тихо! – шикнул Райан. – Если Дорис тебя услышит, то поставит в угол. А мне придется составить тебе компанию, потому что мы одна команда.

– Я серьезно, – прошептала Мишель. – Гляжу на детали и чувствую себя слабоумной.

– Хорошо, что у тебя есть я.

– Ты думаешь, что справишься? – с надеждой спросила девушка.

– Скажу больше: я уверен. Я справлюсь, даже если мне завяжут глаза и наденут наручники.

Мишель закатила глаза. Бахвальство в подобной ситуации она находила излишним.

– Надеюсь, ты не переоцениваешь себя.

Как раз в этот момент на лестнице раздались шаги. Мишель обернулась на звук и увидела Клейтона с Брэнди. Ей с трудом удалось скрыть разочарование.

– Как они так быстро разгадали ребус? – шепнула она Райану на ухо.

Он пожал плечами.

– Ты сама говорила, что Клейтон – гений.

– Хм… – Мишель сомневалась в том, что у напарника Брэнди было время блеснуть интеллектом. – Лично я думаю, что они просто следили за нами. Это похоже на Брэнди.

– Значит, она тоже – гений.

Возникшая перед ними миссис Филдинг выхватила рисунок у Мишель из рук.

– Время вышло. Следуйте за мной. – Она подхватила со стола поднос и зашагала к двери ближайшего кабинета. – Держите ваши детали. Садитесь за парту и приступайте к выполнению задания.

Миссис Филдинг распахнула дверь и подтолкнула к ней обоих участников. Очевидно, это была каморка сторожа или что-то в этом роде. Помещение было сырым и не имело окон. У стены стояла парта со стулом.

– Как только закончите, постучите в дверь, и мы заберем вашу работу на проверку, – проинструктировала директриса. – Если мы выявим хоть какое-то несоответствие, вам вернут работу и заставят переделать. Вы выйдете из этого помещения лишь тогда, когда правильно построите здание.

Мишель обрадовалась, что Райан вызвался выполнить задание. Сама она была готова довольствоваться ролью попроще – подавать нужные детали, например. Уж это ей не по силам.

– Забыла задать вам вопрос, – неожиданно добавила миссис Филдинг. – Темноты не боитесь?

По спине Мишель пробежали тревожные мурашки.

– Нет. – Она глянула на Райана, тот покачал головой. – Не боимся. А что?

– По правилам второго конкурса вы должны построить здание в полной темноте. Как видите, мы выкрутили лампочку на случай, если вы решите включить свет. – Миссис Филдинг подергала туда-сюда рычажок, но лампа не загорелась.

Мишель недоверчиво уставилась на женщину.

– Вы не шутите?

– Нет, я никогда не шучу. Для этого у меня слишком солидная должность. – Завуч взялась за дверную ручку. – Желаю удачи!

Дверь с щелчком захлопнулась, и каморка погрузилась в темноту. Мишель ощутила слабость в ногах. Ни единого лучика света не пробивалось из-под двери.

Итак, она ухитрилась оказаться запертой в темной комнате наедине с Райаном. Поразительная удача!

Глава 4

Райан слепо помигал глазами, перед которыми плыли зеленые круги. Давненько он не бывал в столь полной темноте. Он попытался вспомнить, на каком расстоянии от него расположен стол – выходило, что достаточно протянуть руку. Кажется, рядом должен быть и стул, хотя этой детали Райан точно не запомнил.

– Просто не верится! – сварливо воскликнула Мишель. Стены крохотного полупустого кабинета отозвались коротким эхом.

– Почему от нас требуют выполнения задания в темноте? – подхватил Райан. – Кому нужна эта чушь? Лично я не вижу никакого смысла в подобном усложнении.

– Это же так сексуально, – саркастически ответила Мишель. – Чего и добивались организаторы.

Руки Райана дрогнули, и мелкие детали едва не посыпались с подноса на пол. Найти их в полной темноте было бы невозможно.

– Чего-чего? – произнес он хрипло.

– Я сказала, что темнота – это сексуаль… – Девушка осеклась.

Райан представил, как она недовольно поджала губы, словно поражаясь его тупости. Но он все равно не понимал, как связаны соревнования и секс.

Повисло напряженное молчание. Даже воздух, казалось, странным образом завибрировал, волнами порхая от Райана к Мишель и обратно.

Райан чувствовал себя полным идиотом. В темноте, с подносом в руках, да еще и в непосредственной близости от девушки, которую всего полчаса назад он целовал на площади. По его телу пробежали мурашки. Еще не хватало! Теперь недавний поцелуй заполнял все мысли, мешая сосредоточиться и вспомнить, куда именно надо шагать, чтобы водрузить поднос на стол.

У него проблемы, и проблемы немаленькие!

– Полагаю, организаторы желали усложнить конкурс, – глухо сказала Мишель.

– Им это удалось. – Райан вспомнил, как хвалился, что способен собрать конструктор с закрытыми глазами. Кажется, ему придется ответить за свои слова. А ведь он просто преувеличивал! Нет, он откровенно врал, рисовался перед Мишель!

Но зачем он это делал? Вероятно, ради того, чтобы набить себе цену, подумал Райан, мысленно вздохнув. С последней встречи с Мишель он не слишком многого добился в жизни и теперь желал доказать, что у него все же имеются некоторые таланты. Ему хотелось стать для Мишель незаменимым на этих соревнованиях. Пусть у малышки появится повод его благодарить!

И что делать теперь?

– Дело не только в желании усложнить конкурс, – медленно, словно с трудом подбирая слова, продолжала Мишель. Ее голос звучал чуть ближе, и Райан замер, гадая, не сделала ли девушка шаг ему навстречу.

– Небось, решили поставить на нас эксперимент, – мрачно пошутил он. – Узнать, каковы пределы человеческих возможностей.

Теперь он ощущал запах Мишель – легкий, еле уловимый. Возможно, это были даже не духи, а какой-то лосьон для тела или шампунь. Аромат обволакивал, заставлял интенсивнее втягивать воздух, ловить зыбкие оттенки. Кажется, в составе присутствовала корица, но он мог ошибаться.

– Не совсем так. Поговаривали, что Уэрты выходили на охоту и грабили поезда в темноте, когда все сельскохозяйственные работы были окончены. А мы вроде следуем их путем.

Райан едва понимал, что говорит Мишель. Тонкий аромат корицы кружил голову, заставлял жадно двигать ноздрями, словно Райан был диким животным, идущим на запах. Он понял, что пора делать ноги. Бежать, прежде чем его покинут остатки силы воли, прежде чем он швырнет на пол поднос и схватит девушку в охапку…

– Они дали нам невыполнимое задание! Этот стон отчаяния отрезвил Райана.

– Нет ничего невыполнимого…

– Но это невозможно! – Мишель возмущенно взмахнула руками и кончиками пальцев коснулась щеки Райана. – О, прости! – Она попыталась коснуться его плеча. – Не оцарапала?

– Вроде нет. – Пальцы Мишель прошлись по его шее.

– Но ты со мной согласен? Согласен, что ребята перестарались с заданием? Оно невыполнимо!

– Да, согласен. Давай выбираться отсюда.

– Что? – не поняла Мишель.

– Ты же сама пришла к выводу, что задание невыполнимо. – Райан осторожно ощупывал ногой пол, продвигаясь к двери. Свободной рукой он водил в темноте, надеясь коснуться крашеной стены или дерева, однако помещение словно увеличилось втрое. Рука хватала пустоту. – Чего ради торчать здесь, если мы все равно провалим конкурс?

– Мы не можем так просто сдаться! – В голосе девушки отчетливо слышалось отчаяние.

– Можем. Слушай, ты не проголодалась? На площади есть хороший ресто…

– Хоть я вообще не завтракала, но мы никуда не пойдем, – с нажимом произнесла Мишель.

Райан забыл о попытках добраться до двери и повернулся на голос.

– Почему?

Мишель поколебалась.

– Ну, причин несколько… не стану вдаваться в подробности. Просто давай начнем строить.

Райан недовольно покачал головой, забыв, что Мишель не видит его жеста.

– У нас ничего не получится без света.

– Ну… не так уж здесь и темно, – неуверенно пробормотала девушка. – Мы уже немного освоились.

– Неужто? Вот скажи, сколько пальцев я показываю?

– Один, причем средний.

– Очень смешно, – буркнул Райан и вновь повернулся к двери.

Не успел он сделать и шагу, как Мишель вцепилась в его локоть.

– Хотя бы попытаемся!

Райан обреченно вздохнул. Разумеется, он хотел поговорить с Мишель, чтобы извиниться. Для разговора идеально подходили уютный бар, пара пинт пива и смачный поцелуй в итоге. Но объясняться во мраке, складывая пластиковые детальки?!

– Райан, прошу тебя…

К черту! Придется расстараться. Разве можно игнорировать настойчивые женские мольбы?

– Ладно, ладно, – согласился он. – Я пытаюсь вернуться к столу. Смотри, чтобы я на тебя не наткнул… о, черт!

Случилось самое страшное: он не только наткнулся на Мишель, но еще и выронил поднос с деталями!

Мишель не произнесла ни слова. Тишина, последовавшая за падением подноса, казалась оглушающей. Райан превратился в статую. Мишель лихорадочно пыталась придумать, как поступить. Шагать нельзя – есть риск раздавить хрупкие частицы конструктора.

– Куда они разлетелись? – почему-то шепотом спросила она.

– Полагаю, по всему помещению.

– Ценная информация, – буркнула девушка. – Лучше напряги мозги и придумай, как будем собирать их. Нашел время для сарказма! Это ведь не я уронила поднос.

– Тогда вставай на четвереньки.

Мишель обомлела. Кровь пронеслась по венам раскаленной волной, колени задрожали.

– Что?

– Вставай на четвереньки, только очень осторожно. Я тоже встану. Будем шарить вслепую, пока не соберем все детали.

Мишель с энтузиазмом закивала, словно Райан мог ее видеть. Произнести что-либо вслух она не решилась, поэтому молча опустилась на колени, и принялась водить ладонями по полу. Если бы только Райан знал, какие мысли закружились в ее голове!

Под ладонью оказалась одна деталь, разумеется, с достаточно острыми краями, чтобы больно впиться в кожу.

– Одну нашла.

– Хорошо. – Голос Райана звучал глуховато, но близко, очень близко.

Мишель осторожно покрутила головой, пытаясь сообразить, где находится голова Райана. Девушка в агонии шарила пальцами по полу. Она ожидала, что их с Райаном руки могут в любой момент соприкоснуться, и это станет для нее настоящим крахом. Она точно себя выдаст! Даже в полной темноте выдаст! Именно поэтому Мишель старалась двигаться в противоположном от Райана направлении – по крайней мере, ей так казалось.

Почему-то ей стал безбожно натирать лифчик, словно грудь набухла вдвое и не умещалась в тесных чашечках. Хорошо еще, что пол был ледяным, это немного охлаждало пылающее тело. Ледяной пол… в памяти немедленно всплыла сцена в боулинге. Тогда тоже был ледяной пол. И темнота.

Мишель едва не застонала и изо всех сил стиснула зубы. Она чувствовала себя беззащитной. Определенно ей требовалась хорошая встряска, чтобы прийти в себя.

Видимо, Бог услышал ее молитвы, но истолковал их по-своему. Двинувшись вперед, Мишель изо всех сил врезалась головой в какой-то острый угол.

– Ай! – Она схватилась руками за макушку.

– Что случилось? Ты ударилась?

– О, у меня даже звездочки перед глазами затанцевали, да так ярко! – простонала Мишель. – Пожалуй, темнота все же предпочтительнее. Обо что это я так?

– Полагаю, об стол. Стул бы от такого удара точно упал.

На бедро Мишель опустилась мужская рука. Она так сильно дернулась от неожиданности, что едва не пробила стол головой.

– Это мой зад, – буркнула она.

– Черт, я был уверен, что ты где-то правее, – удивился Райан. Рука на пару мгновений переместилась на ягодицу Мишель, затем испарилась. – Я пытался нащупать стол.

– Неужели у меня зад такой же жесткий, как ножка стола? – Под возмущением девушка пыталась скрыть волнение, охватившее ее в тот момент, когда рука Райана коснулась ее тела.

Неожиданно ее снова схватили, уже в другом месте.

– На сей раз ты нашел мою талию. – Теперь тон у Мишель был угрожающий.

Она опасалась, что если следующей станет ее грудь, то Райан сразу поймет, как сильно она возбуждена. Соски так и ныли от напряжения.

Вместо того чтобы убрать руку, Райан попросту повел ею вверх. Его нахальству не было предела! Мишель перехватила мужские пальцы, впившись в них ногтями.

– Какого черта ты меня щупаешь? – возмутилась она.

– Меня осенило. Я ищу твой мобильный. От изумления Мишель выпустила его руку.

– Решил кому-то позвонить? А своего телефона что, нет?

– Оставил дома. Просто включи аппарат, – велел Райан. Судя по голосу, он улыбался. – Его подсветки хватит для поисков.

Поначалу Мишель обрадовалась, затем испугалась.

– Нам нельзя этого делать!

– Почему это?

Почему? Мишель вздохнула. Мальчишки вечно нарушают правила! И им плевать на то, что это может повлечь за собой наказание.

– Потому что нам объяснили правила конкурса. Никакого света! Нас точно поймают на обмане!

– Речь шла о верхнем свете. О подсветке с мобильного ничего сказано не было.

– Все равно это нечестно, – упрямо стояла на своем Мишель.

– Да ничего подобного!

– Нечестно! – сквозь зубы прошипела девушка. – Нечестно.

Судя по звуку, Райан тяжко вздохнул. Видимо, он начинал терять терпение.

– Тебе что, нравится сидеть в этой бетонной коробке, в кромешной темноте? Может, останешься здесь жить?

Спорить дальше было глупо. Мишель мысленно обругала Райана ужасными словами и зашарила по карманам джинсовки в поисках телефона.

– На, держи! – Она протянула трубку в темноту.

– Сама держи.

Ну, разумеется, она еще и доказательства нарушения должна держать в руках!

– Нас застукают и точно дисквалифицируют, – зловещим тоном предсказала она.

– Если мы не будем хитрить, то не справимся с конкурсом и проиграем в любом случае. И потом, разве для тебя важна победа, а не участие?

Крыть было нечем.

Мишель нажала первую попавшуюся клавишу аппарата. Свет от маленького экрана был слабым, поэтому приходилось водить телефоном у самого пола, чтобы что-то разглядеть.

– Я нашла поднос.

Райан одобрительно хмыкнул.

– Теперь бы еще заполнить его деталями.

– А сколько их было?

– Понятия не имею, но желательно отыскать все до единой. Слава Богу, помещение крохотное.

На сбор деталей ушла, казалось, целая вечность. У Мишель ныли колени, а между пальцами набились целые комки пыли. Кажется, пол здесь не мыли с момента постройки школы.

– А теперь свети на поднос, а я буду собирать здание, – велел Райан. – Надеюсь, это не займет много времени. Интересно, две другие пары уже закончили задания номер пять и шесть?

– Твой оптимизм заразителен, – недовольно хмыкнула Мишель.

– Я шучу. На самом деле у нас такие же шансы, как и у остальных. – Райан торопливо складывал детали вместе.

– Хотелось бы верить, что это так.

– Свети ровнее!

– Что? А, ну, да… – Мишель отвлекали пальцы Райана, такие ловкие, торопливые, уверенные. И ладони. Они были большими, мужественными.

– Ты как-то рассеянна.

– Что? Разве?

На мгновение пальцы Райана прекратили двигаться, затем снова принялись колдовать над конструктором.

– Не важно…

– Почему не важно? – Мишель совершенно потеряла нить разговора. Ее поражало, как на глазах из груды бесполезных деталей вырастает здание, с дверями и окнами.

– Я сказал, что ты кажешься рассеянной. А это на тебя не похоже.

– Правда? – удивилась Мишель. – Ты так хорошо меня знаешь?

– При чем тут я?

– Ты сказал, что быть рассеянной не в моем стиле.

– Ты всегда была оптимисткой и очень настойчивой девушкой.

– Настойчивой? – Мишель прищурилась. Она надеялась, что Райан говорит не о том вечере, когда она настойчиво стремилась забраться на него сверху.

– Да. Любимица Карбон-Хилла, у которой все получается. Ты всегда добивалась того, к чему стремилась.

Мишель чуть не выронила мобильный.

– Это я-то любимица Карбон-Хилла? – Значит, со стороны кажется, будто ей все дается легко? – Ты сам не знаешь, какую глупость сказал! Все, чего я добилась, досталось мне ценой великих усилий, а не само упало к ногам. – Она замолчала, решив, что это неудачная тема для разговора. – Ты уверен, что правильно строишь?

Райан пониже наклонился к постройке, его лицо показалось в бледном свете мобильного.

– Ну, по крайней мере, мы близки к оригиналу, – констатировал он.

– Близки к оригиналу? И это все? – ужаснулась Мишель. – А если окажется, что ты все построил неверно?

– Если я и ошибся, то ненамного. В крайнем случае, нас снова отправят в эту каморку, и я внесу в постройку коррективы. Не волнуйся, я справлюсь.

Мишель покачала головой.

– Ты ужасно самоуверенный тип.

Райан пропустил этот комментарий мимо ушей.

– Так, а теперь проводи меня до двери. Только смотри не подставь подножку! – Он ухватил поднос двумя руками. – Прежде чем постучать в дверь, отключи и спрячь телефон.

– Чего ради я должна его прятать, если ты утверждаешь, будто телефоном можно пользоваться? – поинтересовалась Мишель, осторожно двигаясь к двери перед Райаном. Однако перед выходом она убрала трубку в карман.

Щелкнул замок, и в помещение ворвался яркий свет, заставивший Мишель и Райана на секунду зажмуриться. В дверях стояла миссис Филдинг.

– Итак, вы закончили, – вынесла вердикт женщина, оглядев поднос. – Осталось лишь проверить, правильно ли выполнено задание. А мы уже начали о вас беспокоиться.

Райан одарил женщину улыбкой.

– Отлично, поставьте ваш поднос рядом с остальными на стол, – велела она.

– С остальными? – одновременно воскликнули Ми-ель и Райан.

И действительно, на столе уже стояли два макета школы имени Бенджамина Франклина.

– Две другие команды перешли к следующему заданию, – пояснила миссис Филдинг.

Райан мрачно водрузил поднос на стол и неодобрительно уставился на чужие произведения. Мишель закусила губу.

– Не может быть! – в отчаянии прошептала она.

– Увы, моя дорогая. – Миссис Филдинг нацепила на нос очки, которые до этого болтались у нее на шее, и принялась изучать макет.

– А на сколько нас опередили? – Мишель и сама не знала, хочет ли слышать ответ, опасаясь, что конкуренты получили слишком большое преимущество.

Миссис Филдинг посмотрела на девушку, приподняв пальцами очки.

– Боюсь, я не вправе разглашать подобную информацию, – сказала она, многозначительно поведя бровями.

Судя по всему, отставание было чудовищным. Мишель постаралась не выказать разочарования.

Женщина вернулась к макету, Райан сверлил взглядом ее затылок, словно надеялся как-то этим подогнать. Мишель переминалась с ноги на ногу, готовая в любой момент сорваться с места и броситься за соперниками. Казалось, миссис Филдинг изучала постройку чрезмерно долго.

А если макет окажется неточным? Мишель ужаснулась, об этом даже думать не хотелось. Ведь в этом случае следовало возвращаться в темную пыльную каморку и шарить по подносу трясущимися руками. А сколько времени уйдет на это! А уж убедить Райана Слейтера в очередной раз заняться строительством будет еще труднее, чем выполнить задание без ошибок.

Миссис Филдинг выпрямилась, сняла очки и пристально взглянула на конкурсантов.

– Вы успешно справились с заданием. Теперь идите на игровую площадку, там вас введут в курс дела.

Мишель даже не успела с облегчением вздохнуть, потому что Райан ухватил ее за руку и потащил за собой. Она не сопротивлялась, потому что, несмотря на жесткую хватку, пальцы Райана не причиняли боли. Скорее наоборот: его прикосновение было приятным, внушающим доверие.

– Скорее же! – процедил Райан, прыгая через ступеньку.

Мишель едва за ним поспевала, постукивая по каменному полу каблуками. Ноги весьма ощутимо ныли.

– Ты понимаешь, что остальные команды тоже мухлевали? – спросила она на бегу.

– Ты не можешь знать наверняка.

– Чем пользовались Ашенбреннеры, не знаю, но Клейтон наверняка светил часами. Видел, какой у него хроноскоп? Там чего только нет! Наверняка даже встроенный фонарь.

– И что с того? Мы ведь тоже мухлевали, – веско заметил Райан. – Не забывай об этом. Так что у всех были равные условия.

Мишель скисла.

– Но тогда… наверное… они раньше додумались использовать источник света.

– Значит, они сообразительнее, чем мы.

– Слушай, куда ты так несешься? – возмутилась наконец девушка, едва не подвернув ногу. – Не похоже, что у нас остались шансы на победу.

– Ты утомила меня своим нытьем. – Райан оглянулся через плечо. – Или тебе известно что-то, чего не знаю я?

Мишель резко остановилась и выдернула руку.

– Ты поставил себе цель выиграть клад? – осенило ее.

– Просто я не люблю проигрывать, – поправил Райан. – Не хочется, чтобы потом надо мной хихикали. Уступить старику и ботанику! Ха! Впрочем, от клада я бы тоже не отказался. – Он наклонился к Мишель. – В общем, я по-прежнему надеюсь выиграть.

Почему-то, глядя Райану в лицо, Мишель думала совсем о другом. Она думала о том, что в ее жизни было слишком много свиданий на одну ночь с того злополучного «первого раза» в боулинге. Казалось, она давно забыла о Слейтере, выкинула его из головы, потеряла воспоминания о нем среди других, более интересных. А оказывается, никуда он не делся из ее жизни. Она все так же хотела с ним объясниться, все так же стыдилась давней промашки, все так же мечтала заслужить его внимание, как женщина…

Но почему? Только потому, что проявила себя в свой первый раз не слишком умелой? Ну и что с того? Не пора ли выбросить из памяти дурное? Немало женщин не любят вспоминать свой первый раз с мужчиной, но это не значит, что давняя ошибка довлеет над их жизнями!

И все же Мишель не могла, как ни старалась, отключить свою память. Ну почему, почему Райан не сделал в тот раз ничего, что помогло бы сгладить неприятный момент? Почему по дороге домой не завел легкую беседу, почему шел и молчал многозначительно, словно обвиняя, словно ненавидя ее за обоюдную неудачу?

Конечно, тогда Райан был моложе и просто не мог обсуждать столь нескромную тему, как первый секс.

Но теперь? Почему теперь он ведет себя так, будто между ними ничего и не было? Даже подтрунивает, словно у него есть на это право!

Неожиданно для себя самой Мишель разозлилась. Уж у нее-то было полное право злиться на Райана Слейтера! А раздражение гораздо удобнее, чем тайное вожделение, не так ли?

Во дворе школы их встретил пожилой мужчина, одетый в изрядно поношенный спортивный костюм и бейсболку. У него был весьма неформальный вид, поэтому Мишель и Райан не сразу поняли, что именно к нему им и надлежит подойти.

– Вы из последней команды? – поинтересовался мужчина.

– Кажется, да, – вздохнула Мишель. Она до сих пор страдала оттого, что их пара потеряла лидерство. Оставалось надеяться, что очередной конкурс дастся им легче.

– Хорошо. Вот новое задание. – Старик протянул девушке конверт.

Райан смотрел выжидающе. Собравшись с духом, Мишель открыла его и достала карточку.

– Только не говори, что это еще один ребус, – взмолился Райан.

– «У Хоумера и Иды были друзья в Карбон-Хилле. И хотя не было доказано, что они состояли в банде Уэртов, молва прозвала этих людей Мясником, Пекарем и Свечных Дел Мастером, или Свечником». – Мишель нахмурилась и еще раз прочла прозвища про себя. – Как оригинально! – фыркнула она. – И что нам надлежит делать? Старик в бейсболке заулыбался.

– Для начала вы должны выяснить, кто скрывался под этими прозвищами. Затем вы нанесете визиты в те дома, где они проживали, и получите кусочки карты.

Мишель закатила глаза. Она и не предполагала, что ей придется весь день носиться по городу из конца в конец, повинуясь воле организаторов.

– А что потом? – полюбопытствовал Райан.

– Хороший вопрос, – усмехнулся старик. – Вы сложите из кусков карту и узнаете, в чем состоит главное задание.

– Спасибо, – мрачно буркнула Мишель.

– Радуйся, ведь это не очередной ребус, – произнес Райан. – Мы справимся!

Мишель посмотрела на него. Ей не нравилось, что он пытается ее приободрить. И как раз после того, как она решила держаться с ним официально! Улыбка Райана вызывала трепет наравне с неприязнью.

– Чего зубы скалишь? – невежливо спросила девушка. – Нам придется тащиться через весь город пешком! Мы и до завтра не закончим с этим конкурсом!

– О, на этот счет не волнуйтесь, – вмешался старик. – Организаторы предоставляют транспорт специально для этого задания.

– Слава Богу! – с облегчением воскликнула Мишель. – Уф-ф!

– Позвольте вам представить… Люцифер! – Старик показал куда-то в сторону.

Повернувшись за его рукой, Мишель увидела огромную черную фыркающую лошадь. Она побледнела.

Райан заметил перемены в ее лице.

– Что с тобой? – озабоченно спросил он шепотом. Девушка попятилась.

– Я не поеду верхом на этой штуке. Ты только посмотри, как у этого… Демона Ада ноздри раздуваются. – Мишель не сомневалась, что конь сбросит ее, едва она попытается на него забраться. То, что животное нетерпеливо переминалось с ноги на ногу, она тоже приняла за проявление неуживчивого нрава.

Райан осторожно обнял Мишель за плечи, наклонился к самому уху и тихо шепнул:

– Не волнуйся, мы с ним поладим. Она упрямо помотала головой:

– Даже не думай об этом! Я лучше сожру три ведра редьки, чем влезу на него. Я боюсь лошадей…

– Мишель!

– Нет, нет и нет! – Девушка уперла руки в бока. – Я и на шаг не подойду к этому монстру, и тебе меня не заставить. И знаешь что? Я выхожу из игры!

Глава 5

– Выходишь из игры? Из-за несчастной лошади?

В голосе Райана отчетливо слышалось недоверие. Он не знал, что Мишель страдает иппофобией. Она всегда опасалась лошадей и благоразумно к ним не приближалась. Особенно к таким огромным, черным, с выпученными глазами и по кличке Люцифер!

– Я не могу, и все!

Райан ласково погладил ее плечи пальцами.

– Можешь, точно можешь… Мишель снова мотнула головой:

– Нет, тебе не понять.

– Мы справимся, вот увидишь… – У него был мягкий, воркующий голос, словно у доброго отца, баюкавшего дочку.

Мишель сочла подобную тактику подозрительной. Чего доброго, усыпит ее бдительность, а потом – р-раз! – и закинет на норовистую лошадь!

– Ты раньше никогда не ездила верхом? – спросил Райан мягко.

– В детстве, – буркнула Мишель. – И однажды лошадь меня скинула. Было страшно и очень больно.

Пальцы Райана снова гладили ее плечи, иногда касаясь шеи.

– Тебе придется попробовать еще разок. Таковы правила конкурса.

– Ну, нет! Мой печальный опыт подсказывает мне, что проще отказаться от конкурса, чем рисковать своей шеей. Я поклялась не приближаться к лошадям!

– Знаешь что? – Райан чуть заметно подтолкнул ее в спину в направлении Люцифера. – Сегодня тебе придется изменить своему слову.

– Я никогда не нарушаю своих клятв. – Мишель уперлась ногами, каблуки завязли в жирной земле. Тогда Райан чуть приподнял ее и снова подтолкнул вперед. Медленно, но верно они приближались к лошади.

Девушка наступила каблуком Райану на ногу, словно предупреждая.

– Мишель, – с упреком произнес он, – это просто нелепо!

– Тебе легко говорить, у тебя же нет фобии. – Девушка обернулась к старику. Похоже, он искренне забавлялся, наблюдая за происходящим. – Я что, обязана ездить по городу верхом? У меня есть выбор?

– Боюсь, что нет, юная леди, – хмыкнул старик. – В вашем случае обязательно должна присутствовать лошадь.

– Вот спасибо, – пробормотала Мишель. – А если я просто пойду рядом с этим Сатаной?

– Люцифером, – поправил старик.

– А в чем разница? – Прогулка с ведомой под уздцы огромной лошадью казалась ей чуть более безопасной, чем поездка верхом.

– Поверить не могу, – сказал Райан. – Ты будешь таскаться по городу пешком, тогда как рядом с тобой находится прекрасное животное для верховой езды?

– Это ужасное животное. – Мишель снова обернулась к старику. – Без обид, я говорю не о статях этого… Люцифера.

Тот продолжал улыбаться.

– Ты придумываешь несуществующие ужасы. Неужели ты думаешь, что организаторы выделили бы для конкурсантов слишком норовистых лошадей?

– Лошади наверняка чувствуют, когда их боятся, – веско сказала Мишель. – Люцифер, небось, уже заранее меня невзлюбил. – Она резко вывернулась из тисков мужских рук и уставилась на Райана. – Я на нем не поеду – и точка!

– Туфли не жмут? – заботливо поинтересовался ее спутник. – К вечеру, небось, сотрешь пальцы до костей. Я же вижу, что ты прихрамываешь.

Мишель раздраженно фыркнула.

– Я готова к боли, лишь бы не ехать на этом звере! Райан перестал улыбаться.

– Хватит пустых споров, мы теряем время. Залезай на лошадь, я подсажу.

Девушка застонала, прикрыв глаза. Если бы не желание победить в соревнованиях, она бы давно сдалась.

– Время идет, Мишель.

– Я знаю! Интересно, как управляются с лошадьми остальные участники? Например, Ашенбреннеры? Ведь они уже в летах.

– У них нет лошади, – внезапно вмешался старик в бейсболке.

Мишель и Райан резко повернулись к нему.

– Что? – в один голос воскликнули они.

– Командам давался выбор. Первая пара получала самое большое преимущество. Я думал, вам об этом сообщили.

Мишель прикрыла глаза и слегка потерла переносицу, опасаясь, что возникшая головная боль усилится.

– И какие средства передвижения выбрали другие конкурсанты? – спросила она неестественно спокойно.

Старик почесал подбородок, заросший седой щетиной.

– Ну, первыми были Ашенбреннеры. Они предпочли велосипеды.

– Им достались велосипеды? – Возмущению Мишель не было предела. Она обернулась к Райану: – Я умею ездить на велосипеде! Велосипед – это тебе не лошадь по кличке Дьявол!

– Люцифер! – снова поправил пожилой мужчина.

– Хочешь сказать, что с велосипеда ты ни разу не падала? – Райан нагло ухмыльнулся. Похоже, он считал, что падение с лошади можно приравнять к падению с велосипеда.

– После Ашенбреннеров появилась мисс Расмуссен со своим партнером, – сказал старик. – Они взяли машину.

– Машину?! – взвизгнула Мишель. – Простите, вы сказали машину, или мне послышалось?

– Я так и сказал, юная леди. Машину. Этакую старую ржавую развалюху, что дышит на ладан уже много лет.

– Постойте, – нахмурившись вмешался Райан. – Я что-то не совсем понимаю. Если Ашенбреннеры появились первыми, почему они не взяли машину?

Старик хитро усмехнулся.

– А вы бы предпочли велосипеду машину, построенную в начале двадцатого века?

– Нет.

– Я так и думал. Еще вопросы будут? Мишель и Райан обменялись взглядами.

– Ну же, детка, не будем больше терять время. Залезай на лошадь, и поехали.

Мишель покачала головой:

– Я пойду пешком. – Она развернулась и зашагала по газону к калитке. Ноги уже молили об отдыхе, но она стиснула зубы.

Райан оседлал лошадь и подъехал к Мишель. Поравнявшись с девушкой, Люцифер фыркнул обеими ноздрями. Он явно издевался.

– Что ж, если тебе не жаль собственных ног, – сказал откуда-то сверху напарник Мишель, – то и я их жалеть не буду. Вижу, ты уже решила, куда именно идти?

– Нет, – ответила Мишель, выходя за калитку и чуть замедляя шаг. – А ты?

– Пекарь, Мясник и Свечник, правильно?

– Трое мошенников, не считая самих Уэртов. Итого пятеро.

– И что это нам дает? Мишель пожала плечами:

– Ничего. – Она глянула наверх и заметила, в какой расслабленной позе сидит на спине Люцифера Райан. Видимо, ему было абсолютно комфортно на страшном чудовище. Самой же Мишель было не по себе даже шагать рядом, так и казалось, что Люцифер ее лягнет или укусит.

– Итак, – продолжал рассуждать Райан, – мы должны выяснить, кто стоит за этими кличками. Полагаю, должно с большой долей вероятности предположить, что у помощника Уэртов работали пекарем, мясником и тим… как его?

– Свечных дел мастером. А сейчас есть такая профессия? У нас в Карбон-Хилле есть свечник?

– Возле церкви свечная лавка.

– Хм… – Мишель поразмыслила и покачала головой. – Слишком просто.

– Да, слишком просто, – согласился Райан. – Тогда пойдем другим путем. Надо рыться в литературе, старых подшивках.

– Я позвоню в библиотеку, – кивнула Мишель, доставая мобильный. – Может, там есть какая-то информация.

Она рылась в справочнике телефона, стараясь не замечать, как влажно дышит ей на ухо черный Люцифер.

– Городская библиотека, – отозвался в трубке мелодичный женский голос. – Элизабет Финч слушает.

– Привет, Элизабет, это Мишель Нельсон…

– Ого! – взвизгнула библиотекарь. – Мишель Нельсон, вот так сюрприз! Я слышала, что ты устроилась работать пресс-секретарем какой-то знаменитости!

Мишель округлила глаза.

– Что? Вовсе нет! Я работаю поваром в итальянском ресторане в Чикаго. – Пресс-секретарь и повар, ничего более непохожего даже в голову не могло прийти. – Слушай, я участвую в соревнованиях…

– И будешь судить рецепты с редькой, я знаю. Все с нетерпением ждут кулинарного поединка. Я буду участвовать!

«Быстро разносятся новости», – подумала Мишель.

– Я тоже с нетерпением жду кулинарного поединка, – солгала она. – Наверняка ты приготовишь нечто умопомрачительное. Я звоню затем, чтобы…

– Да?

– Мне нужна информация о помощниках Уэртов. О неких людях, которые носили прозвища Пекарь, Свечник и Мясник. Где можно о них узнать?

– Я пороюсь в справочнике и перезвоню, – предложила Элизабет.

– Отлично. – Мишель продиктовала свой номер, радуясь удаче.

– Кстати, – добавила библиотекарь, – как относишься к желе?

Мишель плотнее прижала трубку к уху.

– Прости, не расслышала.

– Любишь желе и пудинги?

Мишель нахмурилась, пытаясь понять, о чем идет речь.

– Ну, я… в общем… ничего не имею против желе и пудингов.

– Я нашла семейный рецепт! – воскликнула Элизабет. – Что-то вроде желе с пюре редьки. Довольно неожиданно, правда?

– Э… – Мишель почувствовала, как неприязненно сжался желудок. – И что там за состав?

– Очень необычный. Желе из лаймового сока, кусочки ананаса, пюре редьки и мягкий творог, – гордо заявила Элизабет.

Мишель чуть не закашлялась.

– Вкусно, должно быть… – Она помолчала, не совсем уверенная в том, чего именно ждет от нее давняя знакомая. – Я… постараюсь уделить твоему блюду… особое внимание.

– Здорово! Ладно, сейчас перезвоню.

В трубке раздались гудки. Мишель медленно сунула телефон в карман.

– Что-то не так?

Мишель растерянно подняла голову, но увидела лишь черную морду Люцифера, жующего поводья.

– Кажется, меня только что пытались подкупить. Райан где-то наверху поцокал языком.

– И ты согласилась?

Мишель схватилась за голову. Можно ли было истолковать ее реплику как согласие?

– Я не уверена, – сказала она наконец.

Райан слез с лошади и похлопал животное по крупу. Над головой тихо задребезжал уличный фонарь. Похоже, включали вечернее освещение. День заканчивался, а они с Мишель все еще мучились с заданием.

На каком этапе были другие команды, оставалось только догадываться. Ашенбреннеров он вообще не видел, а ведь они получили велосипеды уже два часа назад. Не так давно, правда, Мишель и Райан приметили в одном переулке Брэнди и Клейтона, которые страшно ругались и махали руками друг на друга. Машина (и впрямь ужасная старая рухлядь!) дымилась за заднем фоне. Парочка была так увлечена выяснением отношений, что не заметила соперников.

– Ура! Ура!

Райан изумленно обернулся к Мишель. Всего пять минут назад она едва ковыляла рядом, подволакивая натертые ноги, хотя упрямо отказывалась залезть на лошадь, а теперь прыгала на месте и гикала от радости. Она указывала на белый флажок, развевавшийся над крышей маленького кирпичного домика.

– Мы добрались до цели! – Девушка заторопилась вперед. – Мы нашли последний кусок карты!

Райан засмеялся, глядя на нее. Именно такой она всегда и была, эта Мишель Нельсон. Порывистой, щедрой на эмоции, открытой.

– Так, иди сюда, – велела девушка, срывая с дверной ручки белый конверт и торопливо надрывая его. – Давай сюда остальные куски.

Райан протянул ей фрагменты карты. Оба присели на корточки и принялись раскладывать кусочки прямо на крыльце. Мишель то так, то эдак пыталась сложить целую картинку, но ничего путного не выходило.

– Вот же черт! – раздраженно воскликнула она. – В чем же дело? Почему карта не складывается?

– Потому что это не квадратная карта, а ты хочешь сложить квадрат. – Райан взял один из фрагментов и задумчиво покрутил перед глазами.

Мишель нахмурилась, ожидая от него вразумительного ответа. Когда спустя несколько секунд Райана не озарило, она оглянулась назад, на заросший кустами проулок.

– А где Чертяка? – спросил она.

– Если ты про лошадь, – рассеянно сказал Райан, – то Люцифер привязан у изгороди.

– Ты говоришь о том ржавом заборе? Ужас до чего много в Карбон-Хилле старых зданий и развалин…

– Это же исторический район, – с укором ответил Райан не отрывая взгляда от фрагмента карты. – Просто у городской управы не хватает средств, чтобы отреставрировать все сразу. – От него не ускользнуло, с каким неодобрением отзывается Мишель о родном городе.

Конечно, Карбон-Хилл был не слишком благоустроенным местечком. Здесь все еще можно было свернуть не туда и оказаться черт-те где. Развалин в окрестностях хватало, равно как и пустых магазинов с пыльными витринами. Но жители гордились городом, имевшим древнюю историю. Пренебрежительные слова Мишель задели Райана. Он даже хотел сделать девушке выговор и обвинить в отсутствии патриотизма, но ограничился неодобрительным хмыканьем. Время для споров было неподходящее.

– Мы находимся здесь, взгляни. – Он ткнул пальцем в последний фрагмент карты, затем заскользил коротким ногтем вниз, вдоль извилистой линии. – А вот по этой дороге нам предстоит двигаться.

– И как долго нам по ней двигаться? – хмуро поинтересовалась девушка, сообразив, что кривой линии на карте соответствует бугристая проселочная дорожка – новое испытание для ее ног. – Я не вижу конечной точки маршрута.

– Судя по всему, предстоит миновать кладбище, – рассуждал Райан, не прислушиваясь к ворчанию Мишель. – Не помнишь, кладбище далеко отсюда? Масштаб-то не указан.

– А после кладбища куда? – замогильным голосом спросила девушка.

– Это похоже на ферму, – сказал Райан, вглядываясь в другой фрагмент карты. До него донесся аромат духов Мишель, и он нахмурился. – Наверное, это бывшая ферма Уэртов. Держу пари, что я прав! – Он даже махнул рукой, пытаясь отогнать запах корицы.

– Я и спорить с тобой не буду. – Мишель встала с корточек, Райан тоже поднялся. Девушка едва доставала ему до подбородка. Как она могла забыть, что он такой высокий?

Не сговариваясь, они зашагали к калитке. Свернув за угол, Райан похлопал Люцифера, меланхолично жующего листву с куста, по холке.

– Итак, едем в гости к Уэртам, – объявил Райан.

– Думаешь, нас ждут? – засмеялась Мишель.

– Конечно. Ты разве не знала, что Уэрты – единственные фермеры, чьи наследники забросили сельское хозяйство, наплевали на редьку и превратили свой дом в постоялый двор?

– Серьезно? И что, у них были жильцы? Ведь Карбон-Хилл всегда находился на отшибе, вдалеке от основных дорог.

Райан пожал плечами, взбираясь на лошадь.

– Слушай, нам предстоит долгий и трудный путь. Ферма расположена за городом. Короче… залезай на Люцифера.

Мишель стиснула зубы и упрямо выпятила челюсть. Судя по всему, приготовилась стереть ноги в кровь, лишь бы не взбираться на спину лошади.

– Послушай, Люцифер оказался вполне мирным животным. К тому же я буду тебя держать, если ты так боишься упасть, – уговаривал Райан.

Мишель изумленно воззрилась на него.

– Ты что, будешь сидеть рядом?

Райан прищурился. Тот факт, что Мишель интересовалась деталями, уже был хорошим знаком. Он задался целью ее уговорить.

– Люцифер выдержит нас двоих.

– Но…

– Послушай, может, тебе и нравится хромать, а лично я предпочитаю ехать верхом, если имеется крепкая лошадь. Пешком я не пойду. И ты тоже, если не хочешь рухнуть где-нибудь посреди дороги.

Мишель недоверчиво оглядела коня. По ее испуганному взгляду Райан понял, что она прикидывает, насколько страшно будет сидеть на его спине. Это разглядывание и оценивание могло продолжаться еще довольно долго, а времени было в обрез. Райан решил поторопить девушку. Он соскочил с седла.

– Не бойся, – сказал он как можно мягче. Его руки осторожно легли Мишель на талию. К его удивлению, она чуть подалась назад, навстречу объятию, словно стремилась обрести защиту. Это было так… трогательно. – Ничего страшного не произойдет, я тебе обещаю.

Мишель, стоявшая к нему спиной, оглянулась через плечо, а затем снова затравленно посмотрела на Люцифера. Но, в то мгновение, когда их с Райаном взгляды скрестились, он увидел в глазах девушки доверие. Это было так странно: она доверилась быстро, безоговорочно… почему? Или никто до него еще не обещал ей защиты?

Легким движением Райан приподнял Мишель за талию. Она перенесла одну ногу через круп лошади, схватилась за крепкую шею… посадка вышла не слишком грациозной, но основная цель была достигнута.

Лошадь принялась часто переступать ногами и пятиться. Райан видел, как с лица Мишель словно по волшебству пропал румянец. Она стала бледнее мела.

– Не бойся, выпрямись и возьми поводья, – сказал Райан мягко, поглаживая лошадь по шее.

Девушка дрожащими руками взяла кожаные ремешки и испуганно глянула сверху вниз. Одним движением Райан взлетел позади нее на спину Люцифера и забрал у Мишель поводья. Она вздохнула с облегчением и чуть откинулась назад. Райан осторожно обнял девушку одной рукой, позволяя устроиться удобнее. Он боялся, что она оттолкнет его руку, даже затаил дыхание, но Мишель лишь снова вздохнула и завозилась, устраиваясь поудобнее.

Райан поздно сообразил, что эта поездка добром для него не кончится.

Мишель сидела ни жива ни мертва от напряжения. Она думала, что страх постепенно испарится, но не тут-то было! Сердце стучало так, что даже в ушах отдавалось. Во рту пересохло, желудок так сильно сжимался, что девушку подташнивало.

Она очень-очень хотела слезть с лошади. Конечно, продолжать путь пешком было глупо, потому, что она стерла себе пальцы, казалось, до костей в проклятых синих лодочках. Однако Мишель предпочла бы снова оказаться на твердой земле, а не сидеть на мускулистом животном, которое часто оступалось на каменистой дороге, заставляя седоков напрягать пресс. Девушка была готова отказаться от всяких попыток победить в соревнованиях. В конечном итоге у нее уже была одна награда от родного города – диадема «мисс Редьки».

Меж тем дорога вильнула в сторону и вывела путешественников на вершину холма, под которым простиралась зеленая долина. У Мишель перехватило дыхание. Даже Люцифер остановился в нерешительности, поэтому можно было насладиться видом.

За городом дышалось легче, свободнее, и Мишель полной грудью втянула воздух.

– Сто лет не была в предместьях Карбон-Хилла, – поделилась она.

– Ты и в самом Карбон-Хилле давненько не появлялась, – проворчал Райан. Он прищелкнул языком, и Люцифер неторопливо двинулся вниз по пологому склону.

Мишель снова стало жутко. Она закрыла глаза, прижавшись спиной к груди Райана.

– Почему ты так долго не приезжала? – спросил он.

– Что? – Девушка нахмурилась. Можно подумать, в Карбон-Хилле ее ждали с распростертыми объятиями. Она и не собиралась возвращаться в родной город. – После обучения во Франции у меня была практика, стажировка… в общем, не вырвешься.

– И где ты стажировалась?

Названия городов и известных ресторанов вихрем пронеслись в голове Мишель.

– Везде понемногу. – Это в самом деле было так. Мишель быстро уставала от однообразия и искала другое место работы. Повара постоянно менялись, заслуженных шефов сменяли дерзкие новички со свежими идеями. Мишель знала, что талант и имя не всегда спасают от будущего забвения.

– Ты как-то невесело отвечаешь. Тебе не нравится твоя работа?

– Почему? Нравится, – возразила Мишель, но тут же сама усомнилась в своих словах. Ее работа была интересной, но все-таки чрезвычайно нервной и изматывающей. Мишель каждый день проверяла себя на прочность, выясняла, как много сможет на себя взять, и всякий раз уставала все сильнее.

И все же, она гордилась собой. Место повара было ее самым большим достижением в жизни. Она добилась его сама, собственными силами, без связей и протекции. Она планировала добиться большего, стать шеф-поваром, заработать себе имя, но понимала, что имя в ресторанном бизнесе так просто не дается.

– Полагаю, ты решила сделать перерыв, немного перевести дух, да? – продолжал расспросы Райан. – Ты поэтому вернулась?

Мишель недоумевала: с чего он взял, что ее приезд вообще связан с ее работой?

– Я здесь по просьбе Ванессы.

– Ну, да! – Похоже, Райан не слишком ей поверил. – А раньше она тебя не зазывала в гости?

– Дело не в гостях! Ей требовалась моя помощь. – Мишель удивлялась тому, что оправдывается. Словно ее приезд объяснялся какой-то другой, постыдной причиной.

– Короче, Ванесса позвала, и ты тотчас же примчалась? Вот так сразу?

Мишель вспомнила, с каким трудом ей удалось выбить себе короткий отпуск.

– К чему ты клонишь?

– Полагаю, дело не только в твоей подруге, – подвел итог Райан. – Конечно, желание помочь Ванессе похвально, но ты приехала не только ради нее.

– О чем ты? Думаешь, меня ностальгия замучила? Ха! Как бы не так, Райан! У меня иммунитет к подобной чуши.

– Нет, не ностальгия. Что-то другое… – Теперь его голос звучал задумчиво. – Вот бы выяснить, что именно.

– Ну, вперед! Как выяснишь, сообщи мне! – Мишель поджала губы. Ей не нравилось, что Райан копается в ее жизни. – Ой, это не ферма там, вдалеке?

– Вижу, ты полна энтузиазма. Признайся, ты жаждешь выиграть приз! Не стесняйся меня, скажи правду!

Мишель засмеялась и втянула носом вкусный октябрьский воздух.

– Конечно, хочу! Так и представляю, как меня награждают на сцене и вручают приз! Обожаю призы! Жаль, у меня нет первого приза кружка вязания.

– Я так и знал, что ты тщеславна.

– А ты?

– Я не умею вязать.

– Почему ты согласился на участие в соревнованиях?

– Ответ прост. Я узнал, что тебе требуется напарник.

– И вызвался добровольно? – Мишель недоверчиво качала головой. С чего бы Райан стал оказывать ей услугу? Уж она-то полагала, что он будет держаться от нее подальше.

– Ну… – Райан помолчал, словно прикидывая, с какой стороны зайти. – В общем, у меня был тайный мотив.

Мишель напряглась всем телом.

– Понятно. И ты сообщаешь мне о тайных мотивах только теперь, когда я сижу на проклятой лошади посреди какой-то Богом забытой долины?

– Да, это называется стратегией. – Рука Райана аккуратно погладила живот Мишель. – Перестань напрягаться всем телом, ты нервируешь Люцифера.

Если бы она могла расслабиться! А еще лучше – сбежать.

– И чего же ты добивался?

– Сначала я собирался попросить прощения.

– За что?

Райан поколебался.

– За ту ночь.

Мишель зажмурилась от страха. Ее спутник выбрал удачное время для извинений!

– Я не желаю это обсуждать. – Она сидела прямо, словно проглотила жердь. Ладони повлажнели, и Мишель не знала, что с этим делать.

– Я сказал, что хотел извиниться… сначала, – с легким нажимом продолжал Райан, словно и не слышал возражений. Затем он чуть понизил голос и наклонился к самому уху спутницы. – Но затем – после нашего поцелуя – я подумал…

– Подумал? Это дурной знак, – попыталась пошутить Мишель. Ей отчаянно хотелось, чтобы Райан, наконец, заткнулся. Уж слишком уязвимым было ее положение – впритирку к его груди, на лошади, да еще и лица собеседника не видно.

– То притяжение, которое возникло между нами пять лет назад, никуда не делось. Пожалуй, – мурлыкал Райан, – оно даже усилилось. – Его пальцы осторожно потянули вверх нижний краешек майки Мишель, коснулись голой кожи. – Поэтому я решил не ограничиваться извинениями.

– Да? – Мишель с трудом удавалось дышать ровно. – На самом деле…

– На самом деле я прошу дать мне еще один шанс.

В голове Мишель пронеслась вереница образов, каждый из которых включал в себя два обнаженных тела – мужское и женское.

Краска бросилась ей в лицо, и она впервые порадовалась, что сидит к Райану спиной.

– О чем… о чем ты говоришь? Какой еще шанс? – пролепетала она.

– Повторить то, что было.

– Ты полный псих! – Голос Мишель зазвенел на высокой ноте. Люцифер неприязненно прянул ушами.

– Вовсе нет. – Теплое дыхание Райана щекотало мочку уха. На секунду Мишель возжелала, чтобы он прекратил строить предположения, а просто принялся целовать ее в шею, но тотчас велела себе успокоиться.

– Нет, ты точно псих. Иначе с чего бы стал делать нелепые предложения?

– Самое нелепое то, что мы согласились участвовать в этих состязаниях на выносливость, но и здесь есть свои плюсы: мы снова встретились спустя пять лет. Ты обещала Ванессе поучаствовать в этой затее, и сдержала свое слово. А сейчас мы плетемся в хвосте, и лично я не вижу смысла продолжать борьбу. Предлагаю сдаться и заняться чем-нибудь поинтереснее.

В его словах был здравый смысл. Только лучше бы уж он сделал свое предложение до того, как заставил ее залезть на лошадь!

Райан по-прежнему чуть поглаживал пальцами открытый участок ее живота.

Мишель молчала.

– Ну же, решайся, – подбадривал этот демон-искуситель. – Давай поедем ко мне и начнем с того места, на котором тогда остановились.

Мишель округлила глаза, не веря своим ушам. Начать с того места, где они остановились? С того ужасного провала? С того позора?

С другой стороны, на этот раз все могло сложиться иначе, заговорила вторая, более рисковая сторона ее натуры. Никаких бессмысленных подскоков в позе наездницы, никакого ледяного пола под коленками… и жаркие поцелуи Райана по всему телу! Взять и просто стереть воспоминания о той проклятой ночи, заменив их новыми, куда более волнующими и прекрасными… Что, если это возможно?

А если и на этот раз все закончится кошмаром? Оправдан ли подобный риск?

Однако, Райан прав: взаимное притяжение никуда не делось, не растаяло за пять лет разлуки. Оно лишь усилилось, мучая как жажда.

– Итак, что скажешь? – шепнул Райан ей на ухо.

Глава 6

Мишель чуть наклонилась вперед, ускользая от жарких губ Райана.

– Вели лошади остановиться!

– Хм… и это все? Таково твое решение?

– Немедленно! Или я… или я… – Девушка задохнулась от возмущения и от горячих ощущений, которые дарили мужские пальцы, нахально ласкавшие ее кожу.

Мишель показалось, что на лбу выступил ледяной пот. Она едва не согласилась на самую нелепую авантюру в своей жизни! Причем… э… уже во второй раз!

Ну, нет! Она не повторит своей ошибки!

А ведь Райану Слейтеру почти удалось добиться ее согласия! Как нелепо! Как неосмотрительно с ее стороны! Почему она потеряла бдительность? Потому лишь, что он лапал ее своими нахальными ручищами? Потому что хорошо целовался? Да будь он хоть трижды самым сексуальным мужчиной в ее жизни, она-то знала, что в деле он отнюдь не бог и царь!

– Итак, ты хочешь слезть? – принялся подтрунивать Райан. – Даже угрожаешь? Чем же?

Мишель никак не могла придумать, чем бы ей подкрепить свою угрозу.

– Останови лошадь, или я… я спрыгну! Райан фыркнул от смеха.

– Ну да, конечно!

– Я серьезно, – процедила Мишель и хлопнула ладонью по своему бедру, пытаясь придать своим словам ее. Люцифер тревожно дернулся.

– Верю, только едва ли это возможно. Для прыжка тебе придется перенести ногу через круп лошади, но позади сижу я, а впереди маячит голова Люцифера, – терпеливо пояснил Райан. – Ты же не хочешь его напугать и заставить пуститься в галоп?

Мишель нервно сглотнула. Она знала, что ее хитрый спутник прав.

– Разумеется, – продолжал Райан, – ты можешь попытаться съехать вбок, но есть риск, что ты свалишься прямо под копыта. А раз ты так жаждешь убраться от меня подальше, я расцениваю это как отказ от моего предложения.

– У нас с тобой больше никогда – никогда, слышишь! – не будет секса. – Мишель гордилась своей категоричностью. Если бы она сидела к Райану лицом, то ни слова бы из себя не выдавила. – Тебе любопытно, почему я так уверена?

– Ну, кое-что могу придумать, – сухо ответил он.

– Потому что в тот злополучный раз ты свалил всю вину и ответственность на меня! Ты сказал, что я все испортила! – Мишель почти кричала, уже не обращая внимания на волнение коня. Давняя обида, загнанная в темный уголок подсознания, просыпалась, расправляя плечи. – И знаешь, что самое ужасное? Что я тогда тебе поверила! Я думала, ты знал, что говоришь! А почему нет? Ведь за тобой увивались все девчонки! – Но, я…

– И лишь спустя пару лет я поняла, что моей вины в том кошмаре не было. И хорошо, что я это поняла, потому, что это хотя бы частично избавило меня от комплекса, который рос словно на дрожжах! И все равно два года – слишком большой срок. Я жила во Франции, но боялась подпускать к себе мужчин! Во Франции, слышишь?! Где все просто дышит сексом!

– Подумаешь, скопище разврата… – буркнул Райан.

– Да молодежь всего мира едет во Францию в поисках острых ощущений. Американки ведут себя как дети, попавшие в кондитерскую лавку. А я чувствовала себя ребенком с сильнейшей аллергией на сладкое! И все потому, что считала себя неумехой!

– Ладно, ладно, я понял…

– Ничего ты не понял! – Разве он мог понять? – С тобой у меня все было впервые! Ты хотя бы это понял?

Райан помолчал.

– Догадался, хотя и не сразу. Когда я сообразил, в чем дело, ты уже сбежала из города.

Мишель хмыкнула. Ей не хотелось знать в подробностях, что именно удержало Райана от извинений. Не хватало еще, чтобы он принялся обвинять ее в том, что она не предупредила его о своей девственности!

– Но для меня это тоже был первый раз, – неожиданно сказал он. – Ну… не в том смысле, что самый первый раз – просто тогда я впервые облажался. Мне было так неловко, что я просто не нашел слов для оправданий…

Мишель закатила глаза. Ох уж эти мужчины! Они так страдают, бедняжки, когда их сексуальная мощь ставится под сомнение. Впервые облажался! Может, еще и пожалеть несчастного? Ха!

А ведь в ту ночь, провожая ее домой, Райан вел себя так отстраненно, словно обвинял ее одну. В нем не было подавленности, он не поглядывал на нее украдкой, подыскивая слова. Он жаждал поскорее сбежать, разделаться с неприятной обязанностью! Это было так не похоже на его обычное поведение, из-за которого у него была куча поклонниц. Всегда предупредительный, веселый, с ней он напоминал мрачную черную тучу перед грозой.

– Если ты думаешь, что и в этот раз ничего не получится, я сумею тебя разубедить, – продолжал Райан веселее. – С тех пор я больше ни разу не имел промахов в постели.

«О, как это по-мужски», – подумала Мишель с иронией. Интересно, случись Райану вновь столкнуться с неудачей, он бы снова замкнулся в себе? Как бы он воспринял тот дурацкий секс с ней, случись он сейчас, пять лет спустя? Хотелось бы верить, что ему хватит благородства и такта обратить все в шутку и сгладить неприятный момент.

– Вот ты все ругаешь меня, – сказал Райан задумчиво. – А тебе не приходило в голову, что мне тоже пришлось несладко? Я сильно сдрейфил, когда ничего не получилось.

– Неужто? – усмехнулась Мишель. Еще бы, мужики всегда трясутся за свою эрекцию.

– Знаешь, я даже остаток вечера помню смутно, – признался Райан. – Кажется, я сболтнул тебе что-то неприятное?

– Что-то неприятное? Мягко сказано! Да еще молчал всю дорогу до дома, опасался на меня взглянуть, словно я была… прокаженной!

Правильно она поступила тогда, спешно покинув город уже на следующее утро. Ей не пришлось сталкиваться с Райаном и его приятелями в переулках, сгорать от стыда, мучиться комплексами на глазах у тех, кто мог быть в курсе. Честно говоря, Мишель надеялась, что больше никогда не увидится с красавчиком Слейтером, и эта надежда проливалась бальзамом на ее измученное сердце.

Два долгих года Мишель носила в себе ощущение собственного несовершенства, пока, наконец, ее не осенило, что полагаться на мнение одного-единственного мужчины просто глупо.

Во второй раз ей повезло больше. Жан-Альберт оказался настойчивым и терпеливым любовником. Они не были влюблены, но он занял местечко в ее сердце, открыв ей замечательную правду: она хороша в постели.

– Прекрасно, – сказал Райан, врываясь в ее воспоминания. – Я был подлым гадом, задницей и бесчувственным идиотом.

– Так-то лучше. Особенно мне понравилось последнее.

– Как бы то ни было, я неоднократно возвращался мыслями к той ночи. Мне, что называется, нечем гордиться. Только я был виноват в произошедшем, но мне было удобнее переложить вину на тебя. Я знаю, это признак незрелости, но ведь мы были совсем юными. Я обидел тебя, но хотел извиниться. Просто ты лишила меня такой возможности, ускользнув в неизвестном направлении. Прости меня…

Мишель очень хотелось принять это извинение, перевернуть страницу, стереть воспоминание, словно пыль с подоконника, но какая-то часть ее упрямо твердила «слишком поздно» и «слишком мало».

Разве услышанные слова отменяли два года мучений и комплексов? Она боялась и избегала секса бесконечно долго для пылкого возраста, в котором тогда пребывала.

– Ведь только ради твоего прощения я вызвался участвовать в соревнованиях.

– О, спасибо! – Мишель криво улыбнулась. – Но если ты думаешь, что имидж доброго самаритянина поможет тебе затащить меня в постель, придумай что-нибудь еще.

Райан досадливо вздохнул.

– Я же сказал, что вызвался помогать не ради постели, а ради прощения. Про постель меня осенило уже позже. Или ты меня не слушала?

«К сожалению, слушала», – подумала Мишель.

– Ты действительно считаешь, что раз уж мы находимся здесь вдвоем и ты извинился, то можно поцеловаться и заняться сексом? По-твоему, одно логично истекает из другого?

– Разумеется.

– Ха! Ну и ну! У мужчин мозг устроен так своеобразно, – пробормотала Мишель. – Напридумывал себе невесть что… Райан, даже не пытайся ко мне подкатить! У нас ничего не получится.

– Ты основываешься на предыдущем опыте. Но на этот раз может и получиться. – Он заговорщицки подмигнул.

– Это вряд ли. Мне хватило и одного раза. То есть… не пойми меня превратно… – Мишель покусала губу. – Я не утверждаю, что ты плох в постели. Просто мы, скорее всего, друг другу попросту не подходим.

– Ты думаешь? Что за ерунда! – Райан хмыкнул. – Пять лет назад ты из кожи вон лезла, чтобы затащить меня в постель, а теперь артачишься, словно упрямый осел.

– Никуда я тебя не тащила! – Господи, неужели ее одержимость им в то время была так очевидна для окружающих?

Конечно, Мишель, задавшаяся целью заняться сексом в первый раз именно с Райаном, была наслышана о его… скажем так, высоком рейтинге, но это не было единственной причиной, по которой она выбрала именно его. Райан нравился ей очень давно, еще с тех самых пор, когда был угловатым подростком. Мишель делала все возможное, чтобы он ее заметил, но все ее усилия были тщетны: возле Райана Слейтера постоянно крутились какие-то девицы. Отчаявшись, девушка решилась взять дело в свои руки, поэтому-то и была так настойчива там, в боулинг-клубе.

– Ты именно тащила меня в постель! Вспомни! Я не преувеличиваю. Тебе отчаянно хотелось меня трахнуть.

– Идиот! При чем тут секс? Я много лет была влюблена в тебя, а ты не обращал на меня внимания… – Мишель осеклась, но было уже поздно.

– Влюблена? Ты?

Мишель молчала. Неужели Райан даже не замечал, какими влюбленными, щенячьими глазами она смотрела на него при встрече? Ей-то казалось, что любой прохожий может мгновенно прочесть все ее чувства. Что все обо всем знают и шепчутся в уголках, косясь ей вслед.

– Ладно, моя влюбленность давно канула в Лету, – буркнула девушка, желая поскорее сменить тему. – И обсуждать нечего. Возможно, ты действительно неплох в постели. Я готова принять это к сведению, если ты так настаиваешь. Но это ничего не меняет.

– Откуда в тебе столько упрямства?

– Оттуда, что прошло пять лет. Я повзрослела и поумнела. И ты преподал мне отличный урок. И знаешь, что еще?

– Что же?

– Я слишком хороша для тебя. Ты попросту меня не достоин!

Сказав это, Мишель едва не зажмурилась. Она поверить не могла, что произнесла вслух подобную дерзость. Возможно, этой фразой она даже оскорбила Райана. Впрочем, о чем жалеть? Нахальство поможет быстрее спалить все мосты, оставшиеся между ними.

Райану Слейтеру была не слишком по душе затея с соревнованиями, в которых он принимал участие, однако кое за что он был организаторам благодарен. А именно за возможность побывать в чудесном домике Уэртов, с легкой руки их наследников превратившемся в постоялый двор. Деревянная постройка недавно была отремонтирована, и сейчас вовсю сверкала на солнце свежими красками и чистыми стеклами. Вокруг раскинулась лужайка пронзительно-зеленого цвета, где-то позади прятался за оградой старый сад.

Райану и раньше приходилось слышать о некой Анни Лэнг, владелице пансиона, приходившейся, если слухи правдивы, праправнучкой Иде Уэрт. Хозяйка оказалась весьма приятной особой, в руках которой семейный бизнес уже много лет приносил стабильный доход. Она встречала каждого гостя на пороге и тотчас с улыбкой провожала в небольшой зал, служивший столовой. Перед гостем незамедлительно появлялись горшочки со снедью и закуски на блюдах, а также кружка холодного кваса.

Райан настолько оголодал, что у него от одного запаха тушеного мяса скрутило живот. Он тщетно старался не заглатывать пищу огромными кусками, чтобы не походить на нищего, попавшего на благотворительный обед. Склонившись над керамическим горшочком, Райан поглядывал по сторонам. На стенах висели старые фотографии в рамках. Хоумер и Ида, запечатленные на них, выглядели совсем не такими, какими он их себе представлял. Они казались совершенно… обычными, что ли…

На одном из выцветших снимков Уэрты как раз собирались куда-то уезжать. Оба стояли возле машины, у ног сидел крепкий лохматый пес. Возможно, парочка как раз собиралась на очередное дело, но лица их были совершенно спокойны, тела расслаблены. Они, пожалуй, выглядели безмятежными.

Райан даже слегка позавидовал уравновешенности Уэртов. Лично он был напряжен до предела. И ладно, если бы его волновал приз, ожидающий финалистов! Так нет, речь шла о женщине, которая отказывалась иметь с ним дело!

Он осторожно покосился на Мишель и поймал ее взгляд. Кусок мяса застрял у него в горле. Ну вот, стоило только на нее посмотреть!

Пока Райан боролся с приступом кашля, Мишель повернулась к Клейтону, сидевшему возле нее, и заговорила о какой-то ерунде вроде лужаек, окружавших пансион.

Райан мрачно воззрился на Клейтона. Острое жало ревности кольнуло его под ребра, разлилось горечью на языке. Клейтон, подтягивавший Мишель по истории… чему еще он пытался ее обучить?

Насупившись, Райан уткнулся взглядом в еду. Его раздражала дружелюбность, с которой Мишель болтала с Клейтоном. Почему с ним, с Райаном, она не вела себя так же ласково? Ведь, в конце концов, он был ее первым мужчиной!

Если бы только он знал в тот вечер, что его соблазняет девственница! Быть может, он бы не повел себя так эгоистично? А в свете того, что для Мишель это был первый опыт, его отстраненность выглядела еще оскорбительнее.

Пожалуй, девчонка права. Она слишком хороша для нeгo. Слишком красива, слишком открыта, слишком сексуальна…

– А ты, Райан? – Деннис Ашенбреннер, сидевший во главе стола, покрутил в руке стакан. Свечи бросали блики на его гладкую лысину. – В каких еще конкурсах ты раньше участвовал?

– Ни в каких, – коротко ответил Райан и сделал глоток воды. Ему не хотелось поддерживать вежливый разговор, но выбора не было.

– Не может быть! А в школе? Спортивное ориентирование? Эстафеты? – В голосе Денниса слышалось удивление. Очки поползли вниз по носу и замерли на кончике.

– Это единственные соревнования, в которых я когда-либо участвовал. Самые первые.

Деннис потыкал вилкой в тарелку, подцепил кусочек картофеля, отправил его в рот и коротко глянул на жену. Она едва заметно пожала плечами. Затем оба задумчиво уставились на Райана.

– Не может быть! – подхватила Брэнди. – Даже в спортивных соревнованиях не участвовал?

– Нет. Я не посещал никаких кружков, потому что сразу после школы отправлялся в боулинг-клуб помогать родителям. – Впрочем, Райан никогда не испытывал особого интереса к спорту. Возможно, это было связано с тем, что родители готовили из него своего преемника. Им были нужны лишние руки, а не спортивные награды.

– А лотерейные билеты покупал? – продолжала расспросы Брэнди.

– Э… – Райан не увидел связи, но предпочел не комментировать. – Нет, увы. – Он всем телом подался назад на стуле, поскольку нога Брэнди в очередной раз коснулась его колена. Судя по всему, это было не случайное прикосновение.

– А школьные олимпиады? Состязания по орфографии? – подхватил Клейтон.

Происходящее все больше походило на допрос.

– Нет и еще раз нет. А в чем дело? – Райан прищурился и обвел всех пытливым взглядом. – Вас что-то не устраивает? Полагаете, выигрывают лишь те, у кого есть опыт?

– В общем, нет. – Деннис поправил очки. – Просто мы с Маргарет – настоящие фанаты.

– Фанаты чего?

– Любых соревнований, конкурсов, олимпиад… Если предоставляется шанс поучаствовать, мы участвуем. Если по радио разыгрывают приз, мы принимаемся за дозвон, если требуется собрать купоны, собираем и отправляем по указанному адресу, если надо создать рекламный коллаж ради возможного приза – создаем.

– У нас полно призов, – заметила Маргарет, похрустывая ломтиком моркови.

– И все это ради… чего? Ради веселья? Ради славы? – У Райана в голове не укладывалось, что кто-то может всерьез заниматься подобной чепухой. В большинстве случаев приз не стоит потраченных на него усилий. А ведь его еще надо выиграть!

Впрочем, Ашенбреннеры тоже могли счесть занятие всей его жизни – боулинг – пустой тратой времени. Если бы им, конечно, не пообещали за игру приз.

– Ради славы? Да, пожалуй, – кивнул Деннис. – А еще бывают денежные призы, и это приятная прибавка к пенсии. Но что касается веселья… ты считаешь сегодняшние конкурсы забавными?

– Иногда мне было весело, – признался Райан. Он сразу же вспомнил о поцелуе с Мишель. – А иногда и вовсе здорово. – Он посмотрел на девушку, и та тотчас покраснела, словно прочла его мысли. – Но по большей части все эти конкурсы ужасно меня напрягают.

– Без обид, если тебя напрягают конкурсы, чего ради ты ввязался в соревнования? – озадаченно спросил Ашенбреннер.

– Ради Мишель, – ответил Райан.

Все немедленно перевели взгляды на девушку, и ее румянец стал пунцовым, порадовав своей интенсивностью Райана. Мишель вяло ковыряла вилкой в керамическом горшочке, опасаясь поднять глаза.

– А я обожаю участвовать в конкурсах красоты! – неожиданно воскликнула Брэнди. – Мне пришлось многому научиться, чтобы проходить отборочные комиссии. Вы бы видели мой номер с обручем! Я отточила каждое движение!

– Я помню ваше выступление, – вмешалась Анни Лэнг, появляясь возле стола с очередным подносом. На нем выстроились чашечки с запеченными яблоками. Воздух наполнился ароматом ванили и корицы. – Вы еще участвовали в конкурсе на звание «мисс Редька» несколько лет назад.

– Да-а… – холодно протянула Брэнди, хищно глянув в сторону Мишель. – Тот конкурс был самым крохотным и наименее важным из всех, в которых я принимала участие. Так, проба пера. – Она небрежно махнула рукой. – Своеобразный разогрев перед настоящим конкурсом красоты. Вот в этом году я выиграла настоящий конкурс, получила корону «мисс Буйвол».

Мишель чуть не поперхнулась водой и торопливо отставила стакан в сторону.

– «Мисс Буйвол»? – переспросил Райан ошарашено. – Титул назван в честь животного?

– Буйвол – прекрасное копытное, не просто какой-нибудь бык или як, – деловито просветил его Клейтон. – Конкурс организовывал Клуб защитников живой природы. Так что это очень благородный титул.

Райан поморщился. Всезнайка Клейтон уже всерьез его раздражал.

– Поправь, если я ошибаюсь, – обратился он к Брэнди, светившейся от гордости, – вероятно, титул «мисс Буйвол» стоит на целую ступень выше титула «мисс Редька»? – Он едва сдерживал смех.

– Да! – с вызовом ответила Брэнди. Она мотнула головой, откидывая назад гущу рыжих волос, и призывно улыбнулась. – Ведь дикое животное куда солиднее, нежели дурацкий овощ.

– Они оба являются звеньями пищевой цепи, – хмыкнул Райан.

– Не в том дело. Просто «мисс Буйвол» получает корону большего размера, – пояснила Брэнди, даже не заподозрив издевки.

Мишель сделала вид, что промокает губы салфеткой, а на самом деле едва сдерживала хохот, рвущийся наружу. От натуги у нее стало малиновое лицо, что Брэнди истолковала как признак зависти. Она самодовольно улыбнулась, чуть наклонилась к Райану и сказала проникновенно, положив руку ему на запястье:

– Их корона – дешевка по сравнению с той, которую я получила за титул «мисс Свинина»…

Мишель пискнула от смеха и громко закашлялась, пытаясь это скрыть. У нее даже глаза заблестели от слез.

– Каждая претендентка на корону должна была проехаться сотню ярдов верхом на здоровенном борове, которого потом закололи по случаю празднества, – продолжала хвастаться Брэнди.

Райан не осмеливался посмотреть на Мишель, но, кажется, та беззвучно тряслась от хохота.

– Неужели? – скрипучим голосом спросил он у Брэнди.

– Да. Я выиграла и этот конкурс!

– Не сомневаюсь в этом. – В противном случае Брэнди не стала бы рассказывать о своей поездке верхом на свинье.

Меж тем рыжеволосая фурия придвинулась еще ближе, выставив Райану на обозрение глубокое декольте, ритмично поднимавшееся и опускавшееся от частого дыхания.

– Ты даже не представляешь, как трудно объездить здоровенного борова, – жарко зашептала Брэнди.

– Да уж, – полузадушено буркнул Райан, не смея отодвинуться. – Не представляю. На борова небось и седло-то не пристроишь…

– Прошу прощения, – раздался голос Мишель. Райан перевел на нее глаза и увидел, что она встает. Она больше не смеялась, и это его удивило. – Что-то я сегодня устала. – Девушка сделала вид, что подавляет зевок. – Многовато беготни для одного дня. Пойду спать.

– Организаторы соревнований позаботились об участниках, – сказала Анни. – Родственники каждого участника собрали личные вещи и передали мне. Ваши, мисс Нельсон, я отнесла в первую комнату справа по коридору.

– Спасибо. Всем доброй ночи.

– Райан, – продолжала Анни, – ваши вещи ждут вас во втором номере справа. В этом доме все спальни раздельные.

Райан покосился на Мишель, и та усмехнулась. Раздельные спальни, как мило. Неужели Ида и Хоумер спали в раздельных спальнях. Тогда почему все борются за титул Самой Сексуальной Пары города?

Мишель вышла из столовой. Нога Брэнди немедленно принялась тереться о ногу Райана. Тот вздохнул. Авансы Брэнди, увы, не вызывали никакого ответного интереса.

Мишель напряженно ждала стука в дверь. Тихого, но уверенного. Она лежала в постели, тщетно пытаясь заснуть, но сон все не шел. И все потому, что она была уверена: Райан нанесет ей визит.

Поворочавшись немного, девушка вылезла из-под одеяла, на цыпочках подошла к двери и прислушалась. Натертые ноги ужасно гудели, но ходить босиком было приятно. Чтобы она еще раз послушалась совета матери!

Именно в этот момент в дверь постучали.

Мишель в панике отпрянула назад.

– К-кто т-там?

– Райан, конечно, – ответили из-за двери. – А ты кого ждала? – Подозрение, прозвучавшее в его голосе, немного успокоило девушку.

– Я уже легла спать. – Мишель тихо отступала к постели. Зачем она вообще вскочила? И почему сердце так часто бьется в груди? Не услышит ли этот стук Райан?

– Ну же, открывай.

Дверная ручка подвигалась вниз-вверх. Мишель, словно завороженная, следила за ней.

– Уходи, ты попусту теряешь время.

– Мишель.

– Я не собираюсь открывать дверь номера, когда в нее среди ночи стучит мужчина.

– Я уже говорил тебе, что могу в два счета вскрыть этот хлипкий замок?

Мишель немедленно ему поверила и ужаснулась. Она бросилась к двери, намереваясь… что бы она ни собиралась сделать, вместо этого она распахнула дверь настежь.

– Не смей мне угрожать!

– Я еще даже не начал.

Мишель замерла, глядя на Райана, как кролик на удава. Он успел принять душ, и теперь его влажные волосы казались темными и были зачесаны назад. Вид у него был такой… постельный.

Больше того, на нем не было футболки. Кожа была влажной, словно Райан позабыл о такой простой штуке, как полотенце. Мишель молча пялилась на него, вбирая взглядом, а он лишь насмешливо позволял себя разглядывать.

Вот крепкий загорелый пресс, вот дорожка светлых волос, ведущая прямо… О Боже! Мишель судорожно сглотнула. На Райане были спортивные брюки, завязанные на бедрах, выставлявшие напоказ край боксеров. Бесстыдное, восхитительное зрелище!

Мишель на секунду прикрыла глаза и велела себе собраться с силами. Она напомнила себе, что, несмотря на свой сексуальный вид, Райан далеко не столь хорош в деле. Иными словами, не все то золото…

– Зачем ты пришел? – строго спросила она. Улыбка Райана превратилась в кривую усмешку.

Словно он читал у нее в голове, знал о ее чувствах, о ее сомнениях и желаниях.

– Хотел взглянуть на твои ноги.

– Что? – Мишель чуть отступила назад, неожиданно почувствовав себя не просто босой, но раздетой. – Зачем?

Неожиданно Райан протянул ей крохотную аптечку в чехле.

– Я попросил у Анни найти бактерицидные пластыри. Ты ведь натерла пальцы.

Мишель сделала еще один шажок назад. Подобной хитрости она не ожидала. Разве можно прогнать человека, который пришел предложить помощь? Продуманный ход. Нахальство, замаскированное под трогательную заботу. Она чувствовала ловушку.

– Спасибо. – При этом Мишель не протянула руки за аптечкой, словно та могла коварно превратиться в наручники.

– Помочь тебе? – В синих глазах Райана заплясали чертики.

– Справлюсь сама.

Его левая бровь приподнялась.

– Но ведь в четыре руки удобнее. Есть же… труднодоступные места.

Мишель покраснела. Лично у нее в одном таком месте все так и саднило от желания.

– Справлюсь, – упрямо повторила она. – Спасибо.

Она сделала быстрый выпад, намереваясь выхватить аптечку и сразу захлопнуть дверь, но Райан оказался проворнее. Его пальцы поймали ее запястье прежде, чем дверь закрылась.

Хватка была крепкой, но не причиняла боли. Мишель и Райан замерли на пороге, глядя друг другу в глаза. На лице Райана показались ямочки, и колени девушки внезапно ослабели. Всего один поцелуй, промелькнуло у нее в голове. Один поцелуй, и все…

– Сладких снов, детка, – шепнул Райан и выпустил ее руку. Усмехнувшись, он сам прикрыл дверь.

Рот Мишель изумленно приоткрылся? Что за дурацкие шутки? Кому и что именно этот нахал пытался доказать? Ведь он мог получить поцелуй без особых усилий, без сопротивления с ее стороны, мог привлечь ее к себе, прижать, начать тискать, и она бы не стала сопротивляться… Как все это понимать?

Мишель захотелось изо всех сил швырнуть аптечку в дверь, но она сдержалась. Именно этого Райан и добивался. Он хотел пробудить не просто интерес и желание, он хотел, чтобы она бросилась на него сама, как пять лет назад. Не бывать этому! Она никогда – ни-ког-да! – больше не займется с ним сексом!

Подлец! Негодяй! Животное!

«Что ж, хотя бы пластырей принес, и на том спасибо», – хмуро подумала Мишель. Она прошлепала к кровати, устроилась в гнезде из подушки и одеяла и принялась лепить на измученные ноги пластыри. Как раз когда с этим занятием было покончено, девушка услышала в коридоре тихие шаги.

Мишель на цыпочках подошла к наружной двери и приложила к ней ухо. Кто-то приглушенно постучал в соседнюю дверь.

– Райан, ты не спишь? – послышался тихий шепот.

Брэнди? Мишель обомлела. Что нужно этой фурии от Райана Слейтера?

Впрочем, как раз на этот вопрос ответить было несложно. Мишель видела, какими авансами одаривала Брэнди Райана в столовой. Послышался голос Райана – приглушенный, мурлыкающий. Слов было не разобрать, хотя Мишель очень старалась. Она ненавидела себя за любопытство, за желание осторожно приоткрыть дверь, дабы услышать, что отвечает ее напарник назойливой поклоннице.

«Это меня не касается», – строго сказала себе Мишель. Ведь она не собиралась нырять к Райану в постель сама. Пусть хоть кто-то порадуется!

Мишель слышала, как открылась соседняя дверь, голоса стали еще тише, сойдя на шепот.

Мишель недоумевала. Почему они не входят в комнату? Собираются болтать всю ночь? Давно бы занялись делом! Почему-то Мишель испытывала такое раздражение, что хотелось стукнуть по двери кулаком и заорать: «Тише там!» – хотя шепот был еле слышным. Или в ней говорило… что? Чувство собственности? Ревность?

Нет, должно быть, дело просто в неприязни к Брэнди, решила Мишель. Она осторожно прошла к кровати, легла и выключила ночник. Взбив подушку, девушка тоскливо вздохнула и посмотрела на часы.

Плевать на Райана и Брэнди. Плевать… плевать… не вылезать же в коридор с претензиями, честное слово! Не растаскивать же их в разные стороны! А хотелось… так хотелось вцепиться Брэнди в рыжие патлы, и начать таскать из стороны в сторону, выдирая клоки…

Господи, о чем только она думает!

Дверь комнаты Райана негромко хлопнула, раздались тихие удаляющиеся шаги. Мишель даже зажмурилась от внезапно навалившегося на нее облегчения. Райан не впустил Брэнди к себе.

Плевать, плевать, плевать! Она больше не хочет Райана Слейтера, поэтому какая ей разница.

Кого она пытается обмануть? Райана? Себя? Она хочет, хочет этого нахального, самоуверенного эгоиста, и не только хочет… самое страшное, что она все еще влюблена в него!

Стоит ли сопротивляться влечению, если самое страшное уже позади? Она осознала, что влюблена и что это чувство само не пройдет. Так какой смысл отказываться от секса с Райаном? Почему не получить хотя бы толику его любви, пусть только физической? Вдруг он прав, и второй раз окажется удачнее предыдущего?

Мишель отказывала Райану потому, что он сильно обидел ее, уязвил гордость, лишил уверенности в себе. Стоит ли снова наступать на те же грабли?

И все же, если на этот раз все пройдет нормально, дурные воспоминания потеряют над ней свою власть. Может, мужчина, по вине которого Мишель столько лет варилась в котле собственных комплексов, способен подарить ей и окончательное от них исцеление?

Да и потом, подумала Мишель, глядя в темный потолок, ведь вина за неудачу лежала не только на Райане, но и на ней самой. Не имея никакого опыта, она слишком много о себе вообразила, не решилась попросить помощи у партнера.

На ошибках учатся, не так ли? И первый опыт часто бывает далеко не лучшим. Как жаль, что такой большой процент девушек не может похвастаться удачным первым сексом!

Однако не все они погружаются в пучину комплексов, напомнила себе Мишель. В неудаче с Райаном была виновата и она сама. Ведь Райан предлагал пойти куда-то еще, ему был не по душе темный зал боулинг-клуба. Они могли сделать это в постели, в нормальной, миссионерской позиции, на заднем сиденье машины, наконец. Пусть это избитый вариант, пошловатое клише, но все это проверенные способы, которые редко дают осечку.

Зря она тогда выбрала позу наездницы, да еще на ледяном полу! Впрочем, могла выбрать место и позу еще хуже. Например, забраться в крохотную ванну или в колючие кусты шиповника…

Мишель сонно улыбнулась ходу своих мыслей. Да уж, ветки шиповника продрали бы ее шикарное платье и исцарапали кожу им обоим. А в ванне без должной подготовки вполне можно свернуть себе шею.

Мишель едва не расхохоталась. Что ж, ее опыт не так уж и плох, если взглянуть с этой точки зрения.

Итак, неудобная ванна, колючий куст… что еще? Некоторые пытаются сделать это стоя, у стены или у двери, например. Мишель живо представился Райан, придавивший ее всем телом к двери гостиничного номера, поднявший ей одну ногу и пытающийся засунуть свой… Боже! Картинка вышла еще та! Дикая, необузданная…

Мишель зажала между ног одеяло, пытаясь унять возбуждение. Неуемное воображение уже рисовало следующую картину: она и Райан на полу, тела обнажены, кожа горячая, почти обжигающая… или в туалете, прямо на унитазе… нет, на комоде, или в траве под окном, и она мечется под ним, словно безумная…

Девушка в отчаянии сбросила с себя одеяло. Ее тело превратилось в один сплошной натянутый нерв, с нетерпением ожидающий разрядки. А если бы Райан все-таки ворвался к ней в комнату сегодня? Если бы, невзирая на протесты, повалил ее на постель, стянул пижаму, разорвал бы трусики и запустил пальцы ей между ног, прямо туда, где все изнывает от желания… Он делал бы с ней все, что пожелает, при этом смотрел бы ей в лицо, и на губах его играла бы знаменитая нахальная усмешка…

Или секс в самолете, прямо в кабинке туалета? Ей пришлось бы вести себя смирно, чтобы пассажиры не вызвали стюардессу. А разве можно быть тихой, когда тебя ласкает такой мужчина, как Райан Слейтер?

А общественная прачечная? М-м-м… Секс, сидя на вибрирующей стиральной машине в ранние часы, когда еще никого нет рядом… страх, что тебя застукают, влажный воздух, одежда липнущая к разгоряченным телам…

Мишель закусила подушку зубами, едва не плача от острого возбуждения. Она хотела бы попробовать секс с Райаном в каждом из этих мест. С ним и ни с кем другим. А потом они лежали бы (сидели, стояли), переплетясь руками и ногами, и никого не было бы в мире, кроме них…

Мишель резко села в постели.

Что это было? Сон? Неужели все эти безумства ей приснились? И почему тело кажется влажным, горячим, а между ног все так сладко ноет? Неужели у нее был ночной оргазм?

Мишель обвела взглядом комнату. Сквозь шторы пробивался бледный свет. Пансион Уэртов, вспомнила она. Соревнования и конкурсы. Райан Слейтер…

Грянул звонок сотового. Мишель подскочила в постели, едва не свернув шею. Аппарат, лежавший на тумбочке, полз, вибрируя, к краю. Девушка приложила трубку к уху.

– Алло? – сипло буркнула она, сообразила, что приложила телефон не той стороной, и перевернула его.

– Твое фото на первой странице «Карбон-Хилл геральд», дорогуша! Но это фото не из тех, что вырезают и вкладывают на память в семейный альбом. Ты не слишком на нем удалась, у тебя двойной подбородок. Но главный недостаток снимка состоит в том…

– Мама? – вяло отозвалась Мишель.

– …В том, что на нем ты целуешься с Райаном Слейтером!

– Боже, – простонала девушка, заваливаясь на спину.

– И все это в цвете!

– Мам, это часть шоу, постановка для соревнования. – Пусть это было не совсем правдой, матери не следовало знать подробности.

– Но вы целуетесь с языком! Отвратительно!

Мишель округлила глаза. Не слишком комфортно было обсуждать подобные детали с собственной матерью.

– А что вообще ты делаешь рядом с этим парнем, Слейтером?

– Спроси у Дэнни. Это он мне его нарыл. – Хвала небесам, хотя бы часть вины можно свалить на брата. Обычно эта тактика приносила свои плоды: все шишки доставались Дэну.

– Послушай-ка, что я тебе скажу, Мишель Луиза Нельсон, – строго произнес голос матери в трубке. – Ты должна получить самые важные дивиденды с этих соревнований.

– Урвать приз? Найти сокровища? – заинтересовалась Мишель. Неужели ее мать жаждет получить клад?

– Нет! – Ее мама понизила голос. – Думай о своей карьере, о жизненных целях и ценностях, дорогуша.

– Ах, это… – разочарованно протянула Мишель.

О чем бы ни велась речь, ее мать всегда умело выводила беседу к жизненным ценностям и карьере. Ей не давал покоя страх, что дочь может «не выбиться в люди».

– Я понимаю, что этот мальчик… как там его… Слейтер – он душка. Но ты не должна забивать им себе голову. Слейтер не должен отвлекать тебя от самого главного. Тебе не нужен парень, который будет тянуть тебя вниз.

Мишель покивала, хотя собеседница и не могла ее видеть.

– Хорошо, мама.

– Я знаю, что говорю, дорогуша. Именно в такую ловушку попала в свое время я сама. Я собиралась в кругосветное путешествие, хотела повидать мир, но…

– Но потом ты встретила папу на первом же перекрестке, и на этом путешествие закончилось, – подхватила Мишель. – Я помню. – Эту историю она слышала миллион раз, но до сих пор не понимала, как именно отец разрушил великолепные планы матери. – Ладно, мне пора бежать.

– Ты хотя бы слышала, о чем я говорила?

Слышала, слышала… из года в год, раз за разом Мишель слышала одни и те же слова, набившие оскомину. Порой ей казалось, что мать зудела у нее над ухом одно и то же даже тогда, когда еще прикладывала к груди.

– Да, да… я все поняла, мамуль. Пока! – Мишель быстро нажала отбой и помассировала пальцами виски. Разговор с матерью утомил ее.

Впрочем, в одном мать была совершенно права: Райан Слейтер ей не пара, совсем не пара. Может, пора прислушаться к советам дорогой родительницы?

Мишель принялась с тоской разглядывать пальцы ног, заклеенные пластырями. За ночь они сильно распухли и теперь едва ли уместятся в туфлях.

Стоит ли принимать на веру советы женщины, заставившей ее надеть проклятые лодочки?

Глава 7

Мишель спустилась в столовую, когда все остальные уже завтракали. Она намеренно задержалась, поскольку не желала поддерживать вежливую беседу с Брэнди.

Брэнди… Мишель мысленно скривилась, вспомнив о рыжеволосой фурии.

Спускаясь по лестничному пролету, она заметила, что на улице весело поблескивает солнце. Погода явно была жарче, чем накануне, и девушка сочла это добрым знаком. Сразу после завтрака Мишель принялась слоняться по дому. Ей хотелось проникнуться атмосферой, в которой когда-то жили Уэрты.

Она вышла через задний ход наружу и обнаружила, что сад за домом огромен. При всей своей кажущейся запущенности он был все же ухожен, хотя это и не сразу бросалось в глаза. Никто не скашивал бурьян, не подрезал кусты, не подвязывал ветви вишни, но поддеревьями не было сухих сучьев и прошлогодних листьев, а значит, их когда-то любовно убрали и сожгли. За садом открывался вид на бесконечные зеленые луга.

Мишель побродила в теньке, вдыхая запахи просыпавшейся земли. Сад казался ей воплощением двойной жизни Уэртов. Заброшенный и ухоженный одновременно он словно намекал, что Хоумер и Ида были не такими простыми, какими казались обывателям.

Пройдя под развесистой ивой, Мишель оказалась у небольшой поилки для птиц на мраморном постаменте, края которой были выложены стеклянной мозаикой. Рядом валялась разбитая греческая урна, кое-где трава проросла сквозь нее, стояли четыре разномастные статуи, местами оббитые. Чуть дальше радовала глаз небольшая грядка с зеленью, с которой, очевидно, брали травы для кухни.

Вместо изгороди Уэрты предпочли очертить границы сада невысокими яблонями и кустами смородины, чьи листья теперь издавали терпкий уютный запах. Яблони были странно изогнуты, их крючковатые ветви торчали в разные стороны и запускали лапы в смородиновые заросли.

Мишель показалось, что сад Хоумера и Иды словно соткан из противоречий, как, должно быть, и вся жизнь его хозяев.

Пробравшись вдоль кустов крыжовника к ближайшей яблоне, Мишель подпрыгнула, пытаясь сорвать с ветки крепкое яблоко. При этом она случайно на что-то наступила, покачнулась и едва не упала, удержав рвавшееся с языка сочное ругательство. Пошарив ногой в траве, она нащупала нечто твердое, наклонилась и с трудом подняла табличку, сделанную из куска мрамора. На табличке значилось непонятное «Золот», части слова не хватало.

– Странно, – пробормотала девушка, предположив, что на табличке указан сорт яблонь, а именно «золотой налив».

В траве валялось несколько яблок. Подняв одно, Мишель впилась в него зубами. На вкус яблоко совершенно не напоминало указанный сорт.

– Эти деревья в плохом состоянии, – раздался за спиной девушки голос Райана. – Удивительно, как они все еще плодоносят.

– Я кое-что нашла. Видишь, табличку? – Мишель поддела носком ноги мраморный указатель.

– И что в ней особенного?

– Сначала я решила, что эти яблони относятся к сорту «золотой налив».

Райан пожал плечами:

– И что с того?

– Не знаю, но ни одна из ближайших яблонь не относится к этому сорту.

– Может, раньше здесь были и другие яблони, просто засохли от старости, и от них избавились? – предположил Райан.

– Дерево спилили, а табличка все еще валяется?

– Допустим, для Уэртов яблоня – как, ты говоришь, она называлась? Да, сорт «золотой налив»! Так вот, эта яблоня очень им нравилась, и они решили оставить табличку на месте, чтобы потом посадить такую же. – Райан хитро прищурился. – А под нее закопать золото. – Он многозначительно подвигал бровями. – Ты к этому ведешь? Это просто табличка возле дерева, и ничего больше!

Мишель недовольно поджала губы.

– Да? По-твоему, это разумно? Ставить табличку – причем из мрамора, с гравировкой – возле дерева, будь оно даже трижды любимым? Ты написал свое имя на каждой кегле в своем клубе?

– Если бы написал, кто бы меня осудил? Каждый имеет право на свои странности, – хмыкнул Райан. – Могу даже твое имя написать, если хочешь.

– Нет, спасибо, обойдусь. – Мишель помолчала. – Но ты же понял мою мысль? Ставить мраморную табличку для яблони в столь неухоженном саду нелепо. А вот в качестве указателя на хранилище она вполне подходит.

Райан задумчиво разглядывал почву под ногами.

– А не слишком ли это очевидно?

– А может, им нравилась игра слов. «Золотой налив», золотой запас… Уэрты бросили обществу вызов, почему бы не сделать это еще раз, оставив столь очевидную подсказку?

– Стоп! – Райан поднял руки ладонями к Мишель – Ты бы стала хранить награбленное в собственном саду? Это же опасно, особенно если нагрянет с обыском полиция.

– Все гораздо проще, – сказала Анни, появляясь из-за кустов. – Эта табличка указывает на могилу.

– Ужас! – Мишель отпрыгнула назад. – Неужели я топталась по чьим-то костям.

– Они, кажется, чуть в стороне. И принадлежат собаке.

– Собаке? – повторила Мишель недоверчиво – Показывать мраморную табличку могилы животного?

– У тебя никогда не было домашнего питомца, так? – спросила Анни. – Иначе бы ты знала, как тяжело переживают хозяева смерть своих любимцев. Хоумер и Ида жали своего пса. Не знаю, какой он был породы, на фотографиях он весьма лохматый. Думаю, какая-то помесь.

– Я видел один снимок с их псом в столовой, – сказал Райан. – Дворняга, как мне показалось.

– Это и есть Золотце Уэртов. – Заметив изумленный взгляд Мишель, Анни пояснила: – Хоумер и Ида называли пса Золотцем, у него даже кличка была соответствующая – Голди.[1]

– Эх, а такая была шикарная версия про сокровища, – вздохнул Райан, глянув на Мишель.

– Да, что-то я размечталась, – кивнула девушка с улыбкой.

– Идемте, – позвала Анни. – Все участники собираются в моем микроавтобусе. Там вам дадут новое задание.

– Погоди, мне нужно захватить сотовый. – Мишель припустила к дому.

– Если и существует забытый клад, то он точно не в этом саду и не в этом доме, – задумчиво сказала Анни Райану. – Я сделала в доме капитальный ремонт, даже фундамент перебирала, поэтому точно знаю, что в стенах не было тайников. Да и сад когда-то перекопали охотники за сокровищами. Клад не достался никому.

– На самом деле Мишель вообще не верит, что клад существовал. Она утверждает, что Уэрты все спустили на ветер. Тут я с ней не согласен. Думаю, клад все еще ждет своего часа.

– Что ж, в этом я тебя поддерживаю, Райан. Может, действительно в одной из пещер у реки спрятано сокровище.

– Так ты тоже так думаешь?

– После смерти Хоумера и Иды остался банковский счет, но там были жалкие крохи. При жизни они не сорили деньгами, жили довольно скромно. Значит, награбленное попросту спрятано. Не могло же оно пропасть бесследно, правда?

– Если только полиция не ошиблась, и Уэрты не были на самом деле обычными фермерами, – хмыкнул Райан.

– Полиция не ошиблась. Ида намекала на грабежи поездов своей сестре, моей бабке. Кстати, именно бабуля навела на Уэртов власти, такая история.

Райан засмеялся.

– Должно быть, завидовала.

– Может, и так. Бог ей судья! Насколько я знаю, Ида гордилась тем, что ведет двойную жизнь. И знаешь, эта история достаточно романтична, чтобы по-прежнему привлекать сюда постояльцев.

– Люди любопытны.

– Если бы не интерес к Уэртам, здесь не было бы наплыва посетителей – домик-то находится на отшибе. Хорошо, что власти задумали устроить соревнования. Это подогревает интерес к Хоумеру и Иде.

Райан и Анни входили в дом, когда по лестнице сбежала Мишель. Лицо ее казалось обеспокоенным, в руке была трубка стационарного телефона.

– Вы не слышали, мой мобильный не звонил? – спросила она.

– Нет, – покачала головой Анни. – Что случилось?

Мишель быстро набрала на трубке номер, но не стала прикладывать ее к уху, а стояла посреди столовой и озиралась.

– Я пытаюсь на него прозвониться, потому что он пропал. Но гудок не проходит. Он лежал на тумбочке возле кровати, а теперь его нет.

– Пойду спрошу у остальных. – Анни вышла через парадный вход на крыльцо. – Кстати, – она сунула голову внутрь, – через пять минут вам всем пора. С телефоном или без, придется отправляться в путь.

– Я помогу с поисками. – Райан вбежал по ступеням наверх и двинулся по коридору, внимательно прислушиваясь. – Ты все еще дозваниваешься? – Сотовый Мишель был им нужен. Благодаря ему они справились с двумя заданиями. – Когда в последний раз ты им пользовалась?

– Утром. Мне звонила мама. – Мишель ворвалась в свою спальню и принялась перерывать постель.

– Под подушкой посмотри. Ты не брала его на улицу?

– Не-а…

– В джинсовке смотрела?

Мишель похлопала по карманам пиджака.

– Нету. Давай проверим в других комнатах. И начнем со спальни Брэнди. – Она бросилась к двери.

Райан поймал ее за локоть.

– Ты думаешь, это сделала Брэнди? Но чего ради? Мишель с сочувствием посмотрела на него.

– До чего же мужчины порой наивны! Это даже трогательно.

– Но ты практически назвала Брэнди воровкой.

– Практически, ты верно заметил.

– На каком основании? У тебя нет доказательств. Мишель возвела глаза к потолку, словно выпрашивала у Господа терпения.

– Мне не нужны доказательства, – ответила она твердо. – Я и так знаю, что без Брэнди здесь не обошлось.

– Райан? Мишель? – позвал из коридора голос Анни, а затем и она сама возникла на пороге. – Телефона никто не видел. Мне очень жаль, но время поджимает, пора выходить.

Мишель вздохнула, Райан, утешая, мягко похлопал ее по спине. Ему и самому было не по душе остаться без телефона. Эта полезная вещица могла снова пригодиться.

– Ладно, ничего не поделаешь. Пойдем, – сказал он. – Справимся и без мобильного.

– Справимся? Ты сам-то в это веришь? – криво усмехнулась Мишель. – Да мы уже едва не провалили одно задание, и только благодаря моему телефону его выполнили. – Она прищурилась. – И почему ты не взял свой мобильный?

Райан с сожалением покачал головой. Мобильный у него был, но валялся где-то дома, давно разряженный. Все свободное время Райан проводил в боулинге, где был стационарный телефон, которым можно было пользоваться без ограничения. Сотовый попросту ему не требовался.

Раньше не требовался.

– Мне следовало быть внимательней, – посетовала Мишель негромко. – Надо было следить за своими вещами. Зная Брэнди, следовало предположить, что она решится на очередную гадость.

Они с Райаном спустились вниз. Анни, ожидавшая их в столовой, сказала:

– Если я найду телефон, то немедленно передам тебе.

– Да, спасибо, – кивнула Мишель с натянутой улыбкой. – Вот номер сотового. Я пыталась на него прозвониться, но ничего не вышло. Сначала просто шли длинные гудки, а затем аппарат отключился. Может, села батарея… или кто-то отключил телефон, – тихо закончила девушка, покосившись на Райана.

– Мы не можем с уверенностью утверждать, что его украли. И тем более, что это сделала Брэнди. Ты много пользовалась телефоном вчера. Могла действительно сесть батарея.

– Лично я буду теперь следить за Брэнди в оба, – мрачно пообещала Мишель, выходя из дома.

– Да на здоровье! – хохотнул Райан.

– Пусть даже не приближается ко мне!

– Пусть. Я бы не отказался, чтобы и меня она оставила в покое.

– Куда мы направляемся? – заинтересовалась Маргарет, когда пансион Уэртов скрылся из виду и вокруг снова замелькали городские постройки.

– Мы возвращаемся на главную площадь, – просветила ее Анни, притормаживая на пустом перекрестке, когда загорелся красный свет.

Тормоза микроавтобуса жалобно пискнули, пассажиров бросило вперед по ходу движения. Райан почти с тоской вспомнил о Люцифере, не в пример более комфортном средстве передвижения.

– На главную площадь? – переспросил Клейтон, судорожно вцепляясь пальцами в подлокотник, когда Анни резко бросила микроавтобус вперед. – Но какой в этом смысл?

Анни посмотрела на него в зеркало заднего вида.

– Думаю, скоро все прояснится. Я высажу вас в указанном месте и дам новую подсказку.

Машина подкатила к сцене, на которой все начиналось. Анни нажала на кнопку аварийной сигнализации и повернулась к пассажирам:

– Так, все выходят.

Райан, сидевший ближе всех к двери, выбрался наружу и помог женщинам спуститься. Мишель показалась ему слишком молчаливой и подавленной: должно быть, все еще переживала утрату мобильного. Она даже никак не прокомментировала ужасную манеру вождения Анни, хотя каждый высказался на эту тему. Взгляд у Мишель стал рассеянный, словно конкурсы и игры внезапно ей наскучили.

– Итак, внимание! Вот новая подсказка. – Анни протянула три конверта мужчинам-участникам. – Не открывайте их до тех пор, пока я не дам команду. Приготовились… один, два, три!

Райан рванул конверт и торопливо достал карточку: «Следуй за указаниями Рыцарей на Кладбище».

Он хмуро сверлил надпись взглядом. Ни малейшего проблеска. Никакого озарения. Ничего!

– Что за ерунда! – взвизгнул Клейтон истерично. – Глупость какая-то! Скажите хотя бы – это прямое указание или ребус?

Райан тихо вздохнул от облегчения. Хорошо, что он снова оказался не единственным, кого задание поставило в тупик.

Анни положила руку на грудь.

– Я не обязана давать разъяснения. Быть может, я бы и хотела, но знаю не больше вашего. Желаю всем удачи! – Она вскочила в микроавтобус, весело посигналила и рванула прочь.

– Указания рыцарей на кладбище… есть идеи? – обратился Райан к Мишель, протягивая карточку.

Она даже не взглянула на задание.

– Нет, ничего похожего.

Подобное отсутствие интереса еще сильнее обеспокоило ее спутника.

– Ты ведь тоже напряженно шевелишь мозгами? – на всякий случай уточнил он. – Ведь все шевелят.

Мишель пожала плечами и поковыряла мыском теннисной туфли (к счастью, мать передала с вещами и обувь поудобнее) брусчатку.

– Вот и пусть шевелят, у меня никаких догадок.

– Послушай, – сказал Райан настойчиво, складывая руки на груди, – мы можем решить этот ребус и без помощи современных технологий.

– Правда? Что-то я не заметила, чтобы тебя осенила идея. Или ты недостаточно усердно… как там… шевелишь мозгами?

Все же одна идея Райана посетила, и он тотчас поделился ею с Мишель.

– Мы просто проследим за нашими соперниками, – шепнул он ей на ухо.

Девушка с сомнением посмотрела на две другие пары, стоявшие поодаль.

– Не похоже, чтобы они продвинулись в решении этой задачи. Не получится ли так, что слепец пойдет за слепцом? И за кем именно мы будем следить?

Райан хмыкнул и достал из заднего кармана джинсов монету.

– Орел – за Ашенбреннерами, решка – за Брэнди и Клейтоном.

Он потряс монету в кулаке и приготовился подбросить, когда заметил, что Мишель вообще не следит за его манипуляциями.

– Следим за Брэнди, – сказал он, чтобы проверить реакцию.

Мишель словно не слышала.

– Эй, в чем дело? Неужели только в телефоне?

– Чего пристал? Я в порядке, – буркнула девушка, направилась к ближайшей скамье и села, вытянув перед собой ноги. – На этот раз тебе решать, куда идти.

– Правда? Можно? Ты разрешаешь? – издевательски пропел Райан, подходя и устраиваясь рядом. – А до этого нас вела только ты?

Мишель посмотрела на него. В глазах не было ни смущения, ни, напротив, вызова. Взгляд был откровенно скучающим.

– Вспомни, – вздохнул Райан, – вчера ты тащила нас в банк вместо школы. И конструктор собирал я, а не ты.

– К чему ты клонишь? – устало спросила Мишель. – Хочешь забрать себе все лавры? Пожалуйста, мне не жалко.

– Я не о том. Просто хотел тебе напомнить, что мы команда, что мы должны действовать сообща. Только в споре рождается истина, ведь так? – Райан видел, что Мишель собирается выйти из игры.

И почему-то он ужасно не хотел, чтобы Мишель сдавалась. Не хотел, и все тут!

– Послушай, мы должны двигаться вперед, – продолжал убеждать он. – Вдвоем мы справимся с любым заданием, надо только хорошенько поразмыслить. Мы сможем победить.

Мишель вздохнула и откинула голову назад, закрыв глаза, словно собиралась позагорать.

– Райан, к чему все это? Практика показала, что наши конкуренты сообразительней и лучше знают историю города. Мы не сможем победить, и тебе это известно.

– Раз наши соперники лучше соображают, просто пойдем за ними. Чем не решение задачи? Предлагаю следить за Ашенбреннерами. Они кажутся опытнее.

– Мы просто теряем время. Пора выходить из игры.

Некоторое время Райан молчал, разглядывая запрокинутое лицо Мишель. Он тщетно гадал, что вызвало эту странную апатию. Неужели его непристойное поведение накануне? Вряд ли. В этом случае Мишель замкнулась бы еще вчера. Должна быть какая-то серьезная причина.

Внезапно Райану показалось, что он догадался. Мишель Нельсон не привыкла проигрывать. Все и всегда происходило так, как того желала она. И теперь Мишель пришлось столкнуться с той стороной жизни, в которой она далеко не самая лучшая, не самая удачливая. Райан даже усмехнулся этой мысли. Он считал, что полностью прав, и почему-то подобное положение вещей ему понравилось. Любому человеку, рассудил он, полезно порой оказаться по другую сторону баррикад.

– Я догадался, – заявил он.

– Догадался? Ты нашел ответ на ребус? – изумилась Мишель.

– Нет, я догадался, что с тобой происходит. Полагаю, эти соревнования оказались не такими, какими ты их себе представляла. Слишком трудно, да?

– Что? – Мишель выпрямилась. Райан обвел рукой площадь.

– Ты рассчитывала появиться как королева, быстренько победить, получить заслуженную награду и уйти, не прощаясь. Это ведь в твоем стиле, дорогуша.

– Что? – У Мишель глаза полезли на лоб. – Ты что, принимаешь наркотики? Откуда этот бред?

– Эти соревнования требуют максимальной концентрации ума и воли. Предполагается, что нужно хорошенько потрудиться, чтобы выиграть. А ты не была готова к труду.

Мишель ткнула пальцем Райану в грудь.

– Неужели ты думаешь, что все, чего я добилась в этой жизни, досталось мне без малейших усилий? Я вкалывала как проклятая, к твоему сведению! Скажу больше, победа, доставшаяся ценой усилий, особенно приятна сердцу.

Райан отпихнул ее указующий перст.

– Так начинай прилагать усилия, дорогуша! И заслужишь свою победу. Наслаждайся трудом, именно за этим мы и собрались.

– Все это просто слова, – отмахнулась девушка. – Я больше не желаю принимать участия в этом безумии, – раздраженно сказала она.

Теперь ее щеки пылали, глаза метали молнии, ноздри раздувались.

– Эк тебя пробрало! – хохотнул Райан. – Именно этого я и добивался. Встряхнулась наконец?

Мишель изумленно уставилась на него, затем потер лицо ладонями.

– Кажется, да… черт, я действительно расклеилась. – Она решительно поднялась со скамейки. – Ладно, давай работать, раз в этом смысл соревнований. Кстати, я поддерживаю твою идею: следить надо за Ашенбреннерами, они старше и опытней. К тому же я не желаю находиться поблизости от Брэнди.

– Итак, решение принято единогласно. Главное, чтобы наши поводыри ничего не заподозрили… – Райан тоже встал и растерянно огляделся. – Так, нам нужен новый план.

– Почему? Что не так со старым?

– А то, что Деннис и Маргарет уже ушли, равно как и Клейтон с Брэнди.

Мишель застонала, но быстро встряхнулась.

– Дай сюда карточку. – Она выхватила белый квадратик и начала пристально вглядываться в печатные буквы. – Итак, «следуй за указаниями Рыцарей на Кладбище».

– Кладбищ в округе немного, – заметил Райан. – Правда, они так далеко друг от друга разбросаны…

– Слово «Кладбище» написано с большой буквы. Полагаю, это означает, что его не надо понимать буквально.

– Великолепно! – с издевкой сказал Райан. – Значит все еще сложнее. Глянь, «Рыцари» тоже с заглавной. Что за рыцари? В округе ничего подобного не существует.

– Значит, это не совсем рыцари. Или какие-то определенные рыцари. Рыцари, рыцари… – Мишель задумчиво смотрела вверх, на плывущие белые облака. – Рыцарь на белом коне? Рыцари Круглого стола? Рыцари Колумба?

Райан замер, глядя девушке в рот. В мозгу мелькнула яркая картинка. Рыцари Круглого стола… это вызывало определенные ассоциации. Круглый стол… Нет, решил он, не может быть. Точно не может!

– Кажется, ты что-то надумал? – заметила Мишель, наблюдавшая за его лицом. – Поделись.

Райан покачал головой:

– Нет, ерунда какая-то в голову пришла. – Но картинка навязчиво плавала перед мысленным взором.

Мишель пристально посмотрела на него.

– Откуда ты знаешь, что это ерунда?

– Знаю, и все. – Райан принялся шагать из стороны в сторону, силясь придумать что-то более дельное.

– Поделись. Вдруг меня озарит?

– Не думаю. Забудь.

– Ну-ка не юли! Выкладывай, а там поглядим.

– Мне пришло в голову одно место…

– Так веди, а потом разберемся.

Мишель в замешательстве смотрела на большую вывеску. Она нахмурилась, подбоченилась и перевела взгляд на Райана. Ей показалось, что он издевается.

– «Пинз энд пинте»? – угрожающе спросила она. Райан почесал затылок, и пожал плечами, словно извиняясь.

– Ну да.

Мишель снова уставилась на вывеску, венчавшую вход в столетнее здание клуба. Ей очень, очень не хотелось заходить туда, где началась вся эта проклятая эпопея с Райаном Слейтером. Она напомнила себе, что эпопея давно в прошлом, поэтому пугаться здания боулинга по меньшей мере глупо.

И все-таки было немного странно увидеть злополучный клуб спустя пять лет. Обычное кирпичное здание, каких полно в Карбон-Хилле.

Девушка всячески избегала визитов в родной город и, даже приезжая навестить родителей на пару дней, старалась держаться подальше от проклятого боулинг-клуба. А он оказался ничуть… не страшным.

Она покашляла.

– И что, в «Пинз энд пинте» водятся рыцари?

– Смотри на задание шире. Ты узко мыслишь. Они направились к входу в клуб.

– Ничего себе! – возмутилась Мишель. – Я весьма… открыта всему новому.

– Да-да, наверняка, – покивал Райан, чтобы не затягивать спор.

Он толкнул высокую деревянную дверь и пропустил девушку внутрь.

– Ого! – только и смогла произнести та.

Проход к основному залу больше не был скучного серого цвета, призванного замаскировать пыль и грязь. Теперь стены сверкали яркими разводами оранжевого и бежевого цветов, спрятанными под стеклами фотографиями игроков и галогенками. Вдоль стен были расставлены кадки с цветами.

– Что случилось с прежним клубом? – спросила Мишель, крутя головой по сторонам.

– Канул в Лету, – ответил Райан, сплетая руки на груди и прислоняясь к двери.

– Я смотрю, здесь все изменилось. А где теперь дверь в игровой зал?

Райан указал туда, где коридор делал поворот. Мишель двинулась вдоль стен, разглядывая фотографии. Ее удивил живой выбор красок и освещения, сделавший коридор как будто шире и выше. Светлая палитра изрядно подняла ей настроение, а за поворотом ждал сюрприз: на одной из стен была масляными штрихами изображена картина – золотое поле колосьев и разбросанные кое-где кусты зелени. И хотя Мишель не узнала место, она была уверена, что на стене нарисовано одно из полей Карбон-Хилла.

– А где же Рыцари, о которых шла речь? – спросила Мишель. Ее голос звучал сухо, она пыталась скрыть тот факт, что неизвестный художник заставил ее расчувствоваться. Художник или талантливый маляр? – Они что, погребены в одной из стен?

– Пойдем со мной.

Райан толкнул дверь и поднялся по крутой лестнице на второй этаж, туда, где располагался игровой зал с дорожками. Когда Мишель нагнала его, он показал рукой на настенную фреску – круглый стол, за которым сидели какие-то джентльмены.

– Эти ребята когда-то владели собственной сетью пивных, но во времена «сухого закона» были вынуждены продать свой бизнес за бесценок.

Мишель непонимающе смотрела в направлении фрески.

– И что, это делает их рыцарями?

– Кем угодно, но только не рыцарями. Хозяева пивнушек были связаны с криминалом.

Мишель вытаращила на Райана глаза.

– Хочешь сказать, что в Карбон-Хилле были эти… как их… гангстеры?

Райан засмеялся, морщинки возле глаз стали глубже.

– Ну, это ты переборщила! Гангстеры, скажешь тоже! Так, мелкий воровской сброд. – И он снова засмеялся.

У Мишель тоскливо сжалось сердце. У нее появилось дурное предчувствие, что этот легкий, заводной смех будет преследовать ее одинокими ночами еще как минимум пять лет.

– «Геральд» частенько писала об их делишках, но никогда не называла имен, опасаясь преследования и давления. Короче, местные репортеры называли их рыцарями за привычку собираться в одной из своих пивных за большим круглым столом. Кстати, этот стол всегда был зарезервирован для них.

Мишель даже не сознавала, что неотрывно таращится на Райана, пока он сам не посмотрел на нее. В его синих глазах отражалось торжество, и у девушки снова сдавило грудь.

– Свечник, Мясник, Пекарь, а теперь еще и рыцари. А в нашем городе жили люди с воображением, – заметила она, опуская взгляд. – Кто еще был? Три поросенка? Семеро козлят?

Райан ничего не ответил, внимательно вглядываясь в изображение на фреске. Мишель ничего не оставалось, как присоединиться к нему. Однако мозаика плыла перед глазами, все больше становясь похожей на размытое пятно.

– Ладно, я поняла, что ты докопался до сути – нашел Рыцарей. Допустим, ты прав. Но мы должны следовать их указаниям, а я пока не вижу табличек с надписями или чего-то в этом роде. – Наконец Мишель удалось сфокусировать взгляд на одном из «Рыцарей». – А что у них в руках? Это не «Карбон-Хилл геральд»?

– Райан? Это ты? – раздался откуда-то из глубины помещения женский голос.

Улыбка, блуждавшая на губах Райана, испарилась, лицо стало озабоченным.

– Черт… – пробурчал он, поворачиваясь к стойке, из-за которой к нему спешила пожилая женщина.

Мишель тотчас узнала мать Райана и искренне улыбнулась. Ей всегда нравилась миссис Слейтер.

– Райан, дорогой, разве соревнования уже кончились? Впрочем, это к лучшему, потому что…

– Мам, – прервал ее сын, – гонка за призом в самом разгаре.

– Да? – Миссис Слейтер смотрела недоверчиво. – Неужели тебя просто выгнали? Ты не справился с каким-то конкурсом? Впрочем, чему удивляться? Я с самого начала была уверена в твоем провале.

– Ты все неверно истолковала, мам. – На лице Райана было написано недовольство. – Я все еще участвую. Кстати, это моя напарница. Помнишь Мишель Нельсон?

– О, Мишель, приветик! – Улыбка миссис Слейтер была искренней и дружелюбной. – Чем занималась после Карбон-Хилла?

– Я повар в итальянском ресторане в Чикаго. – Мишель подошла к стойке и протянула матери Райана руку для пожатия. – А как вы поживали все это время?

– Повар, в самом деле? – Глаза женщины зажглись неподдельным интересом. – А ресторан чей, твой?

У Мишель упало сердце. Никогда, никогда ей не заработать такую прорву денег, чтобы открыть свой собственный ресторан.

– Нет… нет пока…

– Значит, ты прославилась как-то иначе! – с уверенностью воскликнула миссис Слейтер. – Ведешь кулинарное шоу на местном ТВ?

– Э… нет, – смущенно ответила Мишель.

– Выпустила книгу рецептов?

Мишель покачала головой. Был ли смысл объяснять, что в Чикаго полным-полно поваров, желающих засветиться на телевидении или выпустить сборник рецептов в каком-нибудь издательстве? Ей, Мишель, пришлось бы отстоять очередь длиною в жизнь…

– Нет… увы, нет.

– Действительно? – Миссис Слейтер казалась ничуть не обескураженной. – Ничего, детка, ты еще станешь знаменитостью. Будешь вести собственные кулинарные курсы, откроешь поварскую школу и выпустишь уйму методичек. Только погоди немножко!

Женщина похлопала Мишель рукой по ладони, лежавшей на стойке.

– Мама, не стал бы тебя прерывать, но у меня важный вопрос. Организаторы соревнований не заходили к нам в последний месяц? Никто не разглядывал фреску с круглым столом?

– Что-то не припомню. – Миссис Слейтер нахмурилась. – Организацией конкурсов занимались в основном женщины, а к нам приходят все больше мужчины ты же знаешь… а что?

– Ничего. – Райан отступил от фрески и тоже подошел к стойке. На его лице было написано жестокое разочарование. – Просто мы пытались разгадать ребус, и метод дедукции привел меня сюда.

– Надеюсь, к вечеру ты освободишься? Кляйны сняли VIP-зал, собираются праздновать юбилей. – Женщина указала на двойные двери неподалеку от стойки.

– Боюсь, что соревнования к вечеру не закончатся. Видимо, у организаторов весьма богатая фантазия, – с досадой произнес Райан. – Хорошо, если завтра наши мучения прекратятся.

Мишель почувствовала, что Райан говорит с сожалением, словно уже не рад, что вообще ввязался в эту затею. Судя по всему, неудача с фреской лишила его уверенности в себе.

Однако миссис Слейтер, похоже, иначе истолковала тон Райана. Она хитрым взглядом обвела сына и его спутницу, прищурилась, словно что-то для себя взвешивая, а затем кивнула с улыбкой.

– Кажется, я понимаю, почему вам приходится несладко, дорогие мои. Ну, ничего, как-нибудь разберетесь со своими недомолвками.

– О чем ты, ма?

– Я хотела сказать, с ребусами. В общем, справлюсь без тебя.

Райан подозрительно смотрел на мать.

– Ты уверена? Что-то в твоем голосе столько радости, будто ты сама жаждешь сплавить меня подальше.

– Ха-ха, дурачок! Ладно, идите, решайте свой ребус.

– Если это вообще возможно, – пробурчал Райан и повернулся к Мишель. – Ну, какие еще будут варианты?

– Даже не знаю. – Ей решительно ничего не шло на ум. – А где находится Историческое общество?

– В Карбон-Хилле есть Историческое общество? – изумилась мать Райана.

– Нам так сказали, – ответил ей сын.

– Давайте я поищу адрес. – Миссис Слейтер торопливо достала из-под прилавка толстый телефонный справочник и принялась листать страницы.

Мишель вернулась к фреске, которую все же решила напоследок изучить получше.

– Нравится? – спросила миссис Слейтер, не отрываясь от справочника.

– Мама, – предупредил Райан, – не приставай к Мишель.

– Очень нравится, – ответила девушка с усмешкой. – Правда, я плохо разбираюсь в искусстве, но стиль этой фрески такой… европейский, что ли? Если бы у меня был ресторан, я была бы рада украсить его такой же.

Миссис Слейтер оторвалась от справочника и поглядела на сына с укоризной.

– Слышал, дорогой? Мишель разбирается во фресках. И ей нравится.

– Угу. – Райан направился к лестнице. – Ладно, нам пора.

Мишель подошла к стойке, чтобы проститься с его матерью.

– Я же говорила Райану, что у него отлично получилось. – И миссис Слейтер заговорщицки подмигнула.

– Как-как? – Мишель замерла на месте. – Так эту фреску… сделал Райан?

– Да, – с гордостью ответила женщина. – Он и коридор раскрашивал. Правда, у меня талантливый сын?

Глава 8

Мишель подумала, что самым мудрым решением будет просто молчать. Именно это она и делала на протяжении последних двадцати минут. Она молча шла рядом с Райаном к офису Исторического общества, молчала, пока ее спутник что-то узнавал у сухощавого работника клуба, молча слушала, как тот вещает о прошлом Карбон-Хилла.

У мужчины была весьма экстравагантная прическа: он явно старался скрыть обширную лысину, зачесав длинную жиденькую прядь волос от одного уха к другому. Прибавьте к этому еще и клетчатый пиджак с заплатами на локтях, и вы сразу поймете, с каким франтом им пришлось иметь дело.

Разглядывая этого чудаковатого человека, Мишель почти не слышала, о чем он говорит. Ей хотелось прервать его радостным тоном, возвестив что-то вроде:

– Вы знаете, что в Карбон-Хилле есть весьма талантливый художник?

Как бы то ни было, Мишель продолжала молчать. Она знала: стоит ей произнести нечто в этом роде, и Райан придушит ее своими могучими ручищами.

И правильно сделает! Как получилось, что она, Мишель Нельсон, уроженка Карбон-Хилла, много лет хранившая в сердце… да, влюбленность в Райана Слейтера, ничего не знала о его художественном даре? Они посещали одну школу, она провожала его взглядом, вздыхала по нему втайне, но даже не подозревала о его таланте…

Мишель и теперь тихонько вздохнула. Перед глазами стояла фреска с круглым столом и «рыцарями»…

– То есть, – уточнил Райан, – бродяг называли рыцарями? Вы ничего не путаете? Это точная информация?

Мишель очнулась и стала прислушиваться к разговору.

– Да, – монотонным голосом, словно на лекции, бубнил мужчина. – Бродяги, или, как тогда говорили, скитальцы, назывались Рыцарями Дорог. Романтика времени, если хотите.

Райан повернулся к Мишель.

– Ни за что бы не подумал! – озадаченно произнес он.

– Значит, нас уже двое. Я тоже не знала, – улыбнувшись, заметила она.

– О, Рыцари Дорог имели собственную систему ценностей, – воодушевился рассказчик, сообразив, что его лекция вызвала довольно живой отклик. – У них была коммуникационная система. Для своих последователей бродяги оставляли метки и предупреждения, например о том, где дают бесплатные обеды, или о наличии во дворе злой собаки.

– «Следуй за указаниями Рыцарей», – процитировала Мишель. Она достала из кармана карточку, внимательно посмотрела на нее и добавила: – «На кладбище».

– Что ж, похоже на верный след, – кивнул Райан. – Скажите, – обратился он к мужчине, – а где можно найти расшифровки символов, использовавшихся Рыцарями Дорог?

– В Интернете, но я сделаю для вас копию методички. – С этими словами мужчина направился к двери. – Подождите пару минут.

– Итак, мы нашли Рыцарей, – сказала Мишель. – А где будем искать указания? На каком из кладбищ?

– Не забывай, это не просто Рыцари. Значит, Кладбище – не просто кладбище. Рыцари Дорог… может, это связь с железной дорогой, на которой орудовали Уэрты?

Мишель поразмыслила и кивнула.

– В этом есть смысл. Кстати, Уэрты могли пользоваться той же символикой для связи со своими сообщниками.

– И все же что это за Кладбище?

– А вот и я! – возвестил лысый мужчина, появляясь из-за двери с распечаткой.

– Как быстро, – порадовалась Мишель, принимая листы, сворачивая и убирая их в карман.

– Просто файл уже выведен на печать. Я сделал это сразу после первого запроса, – пояснил мужчина.

Мишель застыла и беспомощно глянула на Райана. Его лицо омрачилось.

– Первого запроса? – переспросил он.

– Кто приходил до нас? – подхватила Мишель.

– Клейтон. Он один из самых активных наших членов. – Мужчина снова вернулся к своему обыденному состоянию, голос его вгонял в дремоту. – С ним была рыжеволосая красотка. Я ее раньше здесь не видел.

– Еще один вопрос, – сказал Райан, направившийся было к двери. – Как могут быть связаны Рыцари Дорог и Кладбище? Это один из символов? Место встречи?

Мужчина задумчиво нахмурил лоб и почесал голову, сбив жидкие прядки в кучу.

– Даже не знаю, чем вам помочь.

– Ладно, спасибо и на этом, – поблагодарила Мишель.

Они с Райаном вышли на улицу. По брусчатке шуршали колесами машины.

– Знаешь что? – сказала Мишель, сунув руки в карманы и покачиваясь на пятках. – Мне бы хотелось хоть раз разгадать загадку раньше остальных.

– Один раз мы это уже делали, – заметил Райан. – С первым ребусом, про Франклина.

Мишель сморщила носик.

– Это не считается, потому что нас обогнали еще до того, как мы закончили собирать конструктор. К тому же это было вчера. А я бы хотела победить и сегодня.

– День еще не кончился.

– Ха! Тогда пора двигать. Куда направляемся?

– К железной дороге. Полагаю, ближайшее полотно вон там. – Райан махнул рукой налево.

– Что ж, раз других вариантов пока нет, идем. – Мишель решительно зашагала в указанном направлении, через дорогу, не обращая внимания на машины.

Райан схватил ее за руку, опасаясь, что на нее наедут, и этот заботливый жест показался девушке очень трогательным. Сердце тотчас запрыгало в груди, даже глаза увлажнились, и Мишель резко отвернулась, чтобы себя не выдать.

Они пересекли проезжую часть и двинулись вдоль улицы. Яркий блеск в одной из витрин заставил Мишель остановиться.

– Погоди минуту, – попросила она.

– Мишель, – укоризненно произнес Райан, – мы и без того потеряли уйму времени. Не самый подходящий момент для шопинга.

– Знаю, знаю. – Мишель уже прижалась носом к стеклу. – Просто хотелось полюбоваться на кольцо, которое является частью приза. Интересно, стоит ли оно борьбы?

Только теперь Райан сообразил, что они стоят у витрины ювелирного магазина «Бриллианты Дагуэя». На мягкой подушечке в самом центре стойки красовалось платиновое кольцо с тремя бриллиантами. Кольцо казалось достаточно массивным и тяжелым и ослепительно отражало солнце, заглядывавшее сквозь стекло.

Мишель пристально изучала кольцо. Вправленное в подушечку из черного бархата, оно было великолепным. Ни одна женщина не отказалась бы носить на пальце такое необыкновенное украшение.

Райан тоже наклонился к стеклу, почти прижавшись к спине девушки. Коричный запах ее духов, соблазнительный и волнующий, снова стал испытанием для его носа. Он видел, как дыхание Мишель оставляет на стекле круглые туманные облачка, которые тотчас тают.

– Какое… солидное, – заметил Райан.

– О да! – Мишель потерла рукавом стекло, пытаясь скрыть смущение, вызванное близостью его тела.

– Тебе нравится? – Мишель расслышала в вопросе Райана нотки неуверенности, как если бы он сомневался, что подобное украшение ей подойдет.

– Неплохое, – хрипловато ответила она. – Не совсем в моем вкусе, правда. – Она кривила душой, но не могла отвести взгляд от сверкающих бриллиантов. – Мне больше по душе цепочка с подвеской из рубинов, что лежит правее.

Райан перегнулся через ее голову, и девушка ощутила, как напряжено его тело, да и ее собственное тоже. Ей было мало подобной близости. Хотелось, чтобы Райан обнял ее, придавил к витрине своим весом, позволил тереться о себя…

– А как тебе то кольцо с треугольным камнем? – спросил Райан шепотом прямо на ухо.

– Великолепное, – отозвалась Мишель таким же шепотом.

– Мне тоже так кажется, но оно не такое роскошное и дорогое, как кольцо с бриллиантами.

– Да, зато сделано с большим вкусом. – Мишель вздохнула и сделала шажок в сторону, отходя от витрины и от Райана. – Ничего, однажды… – Она смущенно умолкла.

– Однажды… что? – переспросил Райан, не дождавшись продолжения.

– Однажды у меня будут деньги на такое кольцо или на такую цепочку.

– А разве повара мало зарабатывают? – спросил Райан с хитрой усмешкой. – Ты же работаешь в Чикаго, в известном ресторане!

– Да что с вами со всеми? – возмутилась Мишель. – Подумаешь, Чикаго! Я работаю в маленьком заведении, которое приносит владельцам стабильный, но небольшой доход. И зарплата у меня не бог весть… Почему все мои знакомые считают, что это так просто – попасть на телевидение, выпустить книгу и прославиться? От меня ждут, что я стану новой Джулией Чайлд!

– Джулия Чайлд прославилась, хотя тоже родилась в провинции, – заметил Райан. – Люди мыслят стереотипами.

Он взял Мишель за руку и потянул за собой.

– Джулия – исключение, которое подтверждает правило, – вздохнула девушка. – Везет единицам. И только единицы остаются в истории. Как Хоумер и Ида.

– Что-то не вижу связи, – признался Райан, продолжая пробираться сквозь толпу спешащих людей. Он свернул на углу Мейнстрит и Восьмой.

– Попробую объяснить. В истории ведь были случаи, когда простые люди находили клады? – Мишель осторожно вытянула ладонь из хватки Райана, поскольку ее смущало его прикосновение. – И если есть легенда о спрятанном сокровище, люди начинают бесноваться и метаться в его поисках. Они думают так – раз кому-то повезло, мне тоже может повезти.

– Но ты так не считаешь? – Райан бросил на Мишель короткий взгляд. – Ты слишком занята тем, что объясняешь всем и каждому, будто сокровищ не существует.

– Я никогда этого не утверждала! – Мишель растерянно покачала головой. – Сокровища… существуют.

Райан остановился как вкопанный и сплел на груди руки. То, что он мешает прохожим, его не беспокоило.

– Значит, сокровища существуют? Даже в Карбон-Хилле?

Мишель по инерции тоже остановилась, в замешательстве разглядывая его.

– Ну… это… вероятно.

– Ого-го! Вот это прорыв! – Райан воздел ладони к небу. – Мы перескочили от «невозможно» к «вероятно». Гигантский, уму не постижимый шаг. В следующий раз ты ответишь «точно существует»?

– Ну, уж это вряд ли! – заявила Мишель и ринулась вперед. – Я не столь наивна.

– О, опять цинизм, – хмыкнул Райан, с трудом нагоняя ее. Они уже оказались в старом районе. – Мне кажется…

– Рельсы! – взвизгнула Мишель как-то чересчур воодушевленно. Ей явно не терпелось закончить разговор.

Дорогу действительно пересекали рельсы, по сторонам огороженные шлагбаумами. Мишель покрутила головой.

– И в какую сторону пойдем?

– Хм… – Райан пригладил волосы ладонями. – Ты выбирай!

Мишель укоризненно покачала головой. Понятное дело, ее спутник решил снять с себя ответственность на случай, если выбранное направление заведет их в тупик.

– А если я выберу неверно? Райан сверкнул улыбкой.

– С тебя и спрос будет. – Заметив обиду во взгляде девушки, он хохотнул. – Шучу, шучу! Каждый имеет право на ошибку. Обещаю не сваливать вину на тебя.

– Уж сделай милость. – Мишель снова покрутила головой и кивнула направо. – Идем туда.

Они зашагали вдоль рельсов.

– Как я уже говорил, ты очень цинична, – продолжил рассуждать Райан. – Даже если бы Ида восстала из мертвых и лично нанесла тебе визит, чтобы поделиться местоположением тайника, ты бы ей не поверила.

– Меня больше всего озадачил бы сам визит. С чего-бы это Иде приходить и делиться сокровенным именно со мной? Не ловушка ли это? А еще я бы засомневалась в том, что это настоящий призрак.

– Однако самое смешное не это…

– А что же?

– Из желания докопаться до сути вещей ты даже последовала бы указаниям призрака Иды, нашла тайное место и принялась бы копать. Но ты до последнего бы не верила, что отроешь клад.

Мишель помолчала, размышляя над этим заявлением.

– Пожалуй, ты прав, – вынуждена была согласиться она. – Помнится, я стояла на сцене, ожидая вердикта жюри по поводу того, кому вручить титул «мисс Редьки». Я не верила в свою победу, хотя сильно обошла других девушек по очкам. Даже когда назвали мое имя, я решила, что ослышалась. За титул давали приличный денежный приз, и мама заставила меня участвовать. Она надеялась, что я выиграю и смогу оплатить себе обучение.

– Вот видишь, – назидательно сказал Райан.

Внезапно он остановился, повернулся и зашагал назад. Добравшись до железнодорожного знака, он принялся внимательнейшим образом его изучать.

– Полагаю, мы на верном пути, – заявил он уверенно.

– С чего ты взял? – Мишель подошла к нему.

– На знаке нацарапан символ. Достань распечатку. Так… все верно. Символ означает «Следуй этим путем».

Мишель с сомнением разглядывала нацарапанные на знаке крест и два зигзага.

– Ну… раз ты так считаешь. По мне, так это просто царапины, оставленные временем.

Они возобновили путь. Мишель шла, глядя себе под ноги.

– Кстати, Райан, – внезапно заговорила она. – Если я циник, который все подвергает сомнению и не уверен в собственной победе, то ты – полная моя противоположность.

– Как это?

– Ты ведь веришь в то, что где-то в окрестностях Карбон-Хилла спрятаны несметные сокровища? Тебе даже признания призраков были не нужны, чтобы принять эту мысль на веру. Правильно я говорю?

– Да. И что дальше? – Райан слушал вполуха, озабоченный поисками нового символа Рыцарей Дорог.

– Ты не собирался искать клад. Даже если бы тебе дали карту с описанием маршрута и места, ты бы не взял лопату и фонарь и не отправился бы на раскопки, правда? Ты ждал бы момента, когда клад сам свалится тебе в руки.

– Это совсем не так.

– Но ты веришь, что Хоумер и Ида спрятали награбленное в окрестностях нашего городка?

– Ага. А почему бы и нет?

Мишель попыталась идти по рельсине, балансируя руками.

– И что ж ты даже не пытаешься найти клад, который только этого и ждет? Ты считаешь, что он сам тебя найдет, если такова твоя судьба. Я права?

– Ладно, ладно. – Райан махнул рукой, отказываясь спорить. – Ты права – я не прав. Довольна?

– Кстати, в случае со мной ты выбрал тот же путь.

– Я снова не понимаю, о чем ты.

– Ты выказал интерес ко мне. Ты хотел добиться моего расположения, но не слишком старался, чтобы добыча кинулась охотнику в руки. – Мишель продолжала идти по рельсу, балансируя, как акробатка. – Ведь это я потащила тебя в постель.

– А если меня устраивает подобный вариант? – медленно произнес Райан, устремляя в лицо Мишель пронзительный взгляд. – Что ты на это скажешь?

– Но ведь это касается не только… влечения, – торопливо выпалила Мишель, краснея. – То же самое я могла бы сказать о твоем таланте. – Она спрыгнула с рельса.

Райан остановился. Его взгляд внезапно стал совершенно непроницаемым, подбородок угрюмо выдвинулся вперед. Он злился на себя за то, что сразу не оборвал опасный диалог. Ему следовало сообразить, куда клонит собеседница.

– Не бесись. Ты действительно талантлив, но почему-то старательно скрываешь свой талант. – Мишель очень осторожно коснулась пальцев его руки. – Что ты намерен делать?

– Я собираюсь прекратить этот разговор. – Райан отвернулся и снова зашагал вперед.

– Угу, – пробурчала девушка себе под нос. – Почему-то я так и думала.

Теперь Райан несся рысцой, и Мишель едва за ним поспевала. Должно быть, подумала девушка, он решил из мести загнать ее до смерти. Хотя, на ее взгляд, не из-за чего было так переживать.

Райана душила бессильная ярость. Конечно, он был уверен, что вопрос с пейзажем и панно на стене всплывут, но не ожидал, что это будет сделано так расчетливо. Мишель обвинила его в неспособности доводить дело до конца. Зря, зря он потащил ее в боулинг-клуб. Он надеялся, что вопрос об авторстве вообще не встанет, но на беду в клубе оказалась его мать, которая любила похвастаться талантом сына.

Проклятые рыцари и проклятый Круглый стол! Мало того, что догадка оказалась неверной, а путь – ложным, так еще и поставил себя в нелепое положение!

Нет, он кривил душой. На самом деле Райан искал повод привести Мишель в клуб, показать, что ему удалось создать собственными руками, увидеть блеск в ее глазах, когда она оценит творение… однако вместо того, чтобы признаться в авторстве, он струсил. Пока Мишель разглядывала фреску, он делал вид, что тоже внимательно изучает ее, хотя знал каждый кусочек панно наизусть. Он надеялся, что Мишель задаст вопрос сама, а он скромно ответит, словно речь идет о пустяках.

Идиот, вот идиот! Надо было заранее взвесить все «за» и «против», прежде чем тащить Мишель в боулинг. А ведь он знал, чем кончится дело! Райан мог заранее предсказать ее реакцию. Он был уверен, что именно так она и поступит: будет давить, ковыряться в причинах, жать в больное место. Что за дурацкий характер у этой настырной девицы! Райан не выносил, когда на него давили! Не выносил, и все тут!

Он заметил под ногами очередной символ в виде причудливого зигзага и торопливо достал из кармана распечатку, которую забрал у Мишель. На сей раз знак был вырезан чем-то острым (может, перочинным ножом) на деревянной шпале, и для большей приметности покрыт красной краской.

– Что он означает? – спросила Мишель, останавливаясь рядом. На этот раз она не стала размышлять над тем, рукотворное ли происхождение имеет знак.

Она дышала неровно, даже схватилась за грудь, и Райану стало стыдно.

– Этот символ обещает пищу. – Его желудок издал отчетливое ворчание. – Надеюсь, организаторы не планировали посмеяться над нами? Ясно же, что мы голодны как волки.

– Может, нас и правда покормят? – с надеждой спросила Мишель. – Ведь Анни нас кормила, да и комнаты у нее отличные. Надо сказать, что постоялый двор Уэртов, если его можно так назвать в наше время, – одна из лучших находок Карбон-Хилла. Я даже не знала, что тут есть подобные места.

– Кстати, Анни надеется, что после соревнований народная молва станет для ее заведения отличной рекламой, – поделился Райан. – Этакий маркетинговый ход. Уверен, уловка сработает.

– Она чем-то напоминает Ванессу, – с придыханием пробормотала Мишель. Она все еще хватала воздух ртом. – Большие планы, крохотные вложения, а впоследствии – отличная отдача. Думаю, в рекламе или политике в большом городе Анни могла бы сделать карьеру.

– Да? – Райан внезапно посмотрел на нее с осуждением. – Вовсе не обязательно подаваться в большой город, чтобы осуществить свои мечты.

– Ты прав, однако в большом городе и возможностей больше.

– Если тебе не по душе провинция, это не означает, что и остальные в ней задыхаются.

Мишель отступила назад и подняла руки, словно сдаваясь.

– Ладно, как скажешь, не надо меня осуждать.

– А может, и тебе не стоит осуждать мое нежелание подаваться в художники и устраивать выставки? Может, мне достаточно славы доморощенного маляра, – веско сказал Райан и снова пошел вперед.

Он слышал, что Мишель что-то бормочет себе под нос, и какое-то время пытался игнорировать этот фон, но он становился все громче. Райан легко мог представить, как Мишель размахивает руками, словно ведет дискуссию.

– Что еще? – не выдержал он и обернулся. Мишель тотчас умолкла.

– Ничего, – ответила она, горделиво вздергивая голову.

Однако Райан знал, что так легко он от нее не отделается. Если Мишель Нельсон что-то вбила себе в голову, то так просто не отступится. Поэтому Райан шагал в ожидании очередной бури каверзных вопросов.

– А какой вид искусства тебе нравится больше всего? – спросила наконец Мишель.

«Начинается, – подумал Райан. – Даже до десяти досчитать не успел». Подобная настойчивость граничила, на его взгляд, с нахальством.

– Никакой, – мрачно буркнул он.

Столь краткий ответ мог отбить желание задавать дальнейшие вопросы у кого угодно, но только не у Мишель.

– Любишь рисовать маслом?

Райан промолчал. Он решил сменить тактику и выбрал полное игнорирование. Ему очень, очень хотелось, чтобы его спутница прекратила назойливые расспросы.

– Или предпочитаешь акварель? А может, лепку?

– Мишель, прекрати потрошить меня, – не выдержал Райан. – Я не художник.

– Значит, мозаика на стене и тот пейзаж в коридоре – твои первые творения? Не похоже! Сразу чувствуется, что рисовали уверенно.

Райан подумал о подвале в доме родителей, забитом набросками и полотнами. Некоторые из них он не показывал никому, и его вполне устраивала подобная безвестность его произведений.

– Я не желаю продолжать этот разговор.

– А я бы хотела взглянуть на твои работы.

– Нет, не хотела бы… – Райан схватился за голову, сообразив, что совершил ошибку. Следовало соврать, что никаких работ нет! А теперь эта нахалка душу из него вынет.

– Вот что я думаю, – заявила Мишель, словно только ее мнения все и ждали. – Тебе надо пообщаться с владельцами галерей в Чикаго и походить по музеям.

– Не имею ни малейшего желания, – соврал Райан.

Он очень бы хотел оказаться в Чикаго вместе с Мишель. Они ходили бы по картинным галереям и музеям, рассматривали шедевры и чувствовали себя абсолютно счастливыми.

– Это помогло бы тебе раскрыть свой потенциал, – продолжала рассуждать Мишель.

– Еще бы! Я бы стал еще талантливее, прославился и заработал кучу денег, да? – процедил он раздраженно.

– Не обязательно. Раскрыть потенциал – значит взглянуть в лицо своим страхам, преодолеть их, раскрепоститься.

– О чем ты говоришь? – Райан замедлил шаг, чтобы Мишель поравнялась с ним, и уставился на нее недовольным взглядом. – Нет у меня никаких страхов!

– Есть. Точно есть! – Мишель закивала. – Ты боишься, что тебя не оценят.

– Погоди минутку. – Райан пожалел, что снова позволил втянуть себя в диалог. – Значит, если человек не пытается превратить хобби в дело всей жизни, он просто боится? Так, что ли?

– Бинго! – Мишель захлопала в ладоши, вызвав у Райана этим еще более сильное раздражение. – У нас есть победитель!

– Но я не хочу делать карьеру в искусстве. Меня устраивает та жизнь, которой я живу, неужели не понятно? Тебе не приходило в голову, что пытаться навязывать другим свой образ мыслей – пустое и не очень красивое занятие? Пусть рисование будет моим хобби, я не собираюсь соваться с ним в мир искусства, понятно? – Черт, он только что признал наличие у него хобби!

– Я принимаю твою точку зрения, – миролюбиво сказала Мишель. – Но в данном случае речь идет вовсе не о хобби.

Прекрасно зная, что не стоит хватать наживку, Райан все равно попался на крючок:

– А о чем же?

– Если рисование – просто хобби, человек не вкладывает в него всю душу. А в твоих произведениях чувствуется пылкость, страсть, настоящий огонь.

У Райана застучало в висках. Мишель слишком близко подобралась к его тайнам. Он не был готов к таким откровенным разговорам.

– А ты? – Он криво усмехнулся. – Ты вкладываешь страсть и пылкость в свою работу?

– Разумеется, – кивнула Мишель. – Иногда это единственное, что помогает мне держаться на плаву. Моя работа не слишком хорошо оплачивается, поэтому я хватаюсь за нее лишь из любви к кулинарии.

– А ты… – Райан поколебался, но все же спросил: – А ты заглядывала в лицо собственным страхам?

– Я делаю это с завидной регулярностью. Обычные вопросы, которые мучают каждого. Такой ли уж я талантливый повар? Могу ли я готовить лучше? Смогу ли я пробиться наверх, выдержать жесткую конкуренцию? Есть ли будущее у кулинара вроде меня? Оценят ли посетители мой новый рецепт? И так каждый день.

– Звучит ужасно.

И очень похоже. Похоже на его страхи. У Райана был и свой собственный фантом. Он боялся чистого холста. Белый холст без единого мазка всегда издевался над ним, дразнил, убеждал, что нет смысла даже пытаться. И всякий раз Райан переступал через себя снова и снова. И никогда никому не рассказывал о своих страхах, ни единой живой душе.

– Да не так уж и ужасно, – задумчиво продолжала Мишель. – Это всего лишь часть рабочего процесса. Хотя… – Ее голос оборвался, и Райан внимательно взглянул ей в лицо. – Хочешь, открою секрет? – спросила девушка шепотом.

Райан остановился и наклонился ближе. Он чувствовал гордость оттого, что Мишель готова доверить ему тайну, и ему здорово не нравилось это чувство.

– Ты был прав насчет меня. – Девушка прикусила губу. – Я вернулась в Карбон-Хилл не только по просьбе подруги.

– Я в шоке.

– Прекрати! – Мишель пихнула его в плечо. – Просто я не находила себе места. Знаешь, я поняла, что давно бегу по кругу. Из меня словно выпустили весь воздух, как из воздушного шарика. Я решила, что выдохлась.

– Выдохлась?

– Ну… – Мишель пыталась подобрать нужное слово. – Словно у меня пропал запал.

– Угу… – Райан нахмурился. Неужели, думал он, все люди с воображением обязаны выражаться так витиевато?

Тогда он самый простой ремесленник, а не человек искусства, каким его настойчиво пыталась представить Мишель.

– В общем, я подумала, что самые сильные чувства в жизни я испытывала здесь, в Карбон-Хилле. Так что решение ненадолго приехать пришло само, без помощи Ванессы. Соревнования стали лишь удобным предлогом. Я надеялась набраться сил в родном городе.

– Думаешь, тут что-то особенное в воду добавляют?

– Я серьезно! Пока я жила здесь, мной владели кураж и ощущение, что мир может оказаться у моих ног, понимаешь?

– Я бы назвал это наивностью. Или, помягче, юношеским пылом.

– Не думаю. Я ведь и сейчас ощущаю нечто похожее. Не такие сильные эмоции, как раньше, но ощущаю. Словно тлевшая во мне искра вот-вот вспыхнет.

– Если хочешь знать мое мнение, дело не в родном городе, который якобы помогает тебе восстанавливать силы. То, что ты сейчас испытываешь – эти сильные эмоции, общую приподнятость настроения, – объясняется очень легко. Тебе давно требовался отпуск, и теперь, когда ты сменила обстановку, окружающее воспринимается острее и ярче.

– Да, романтик из тебя никудышный… А мне все равно кажется, что Карбон-Хилл обладает какой-то особой властью над своими жителями. Он помогает им прийти в себя после долгого пути. Мишель внезапно остановилась и указала рукой на деревянный забор, подходивший почти вплотную к железной дороге.

– Эй, погляди, еще один знак!

Райан подошел к частоколу, на котором значился символ, и заглянул в щель. За изгородью когда-то находился трамвайный парк, но теперь он был заброшен и целиком заставлен старыми ржавыми вагонами.

– Полагаю, это и есть Кладбище, – решил Райан, отодвигая в сторону одну из досок забора, висевшую на одном гвозде.

– Очень на то похоже, – кивнула Мишель, и полезла в открывшуюся дыру.

Не успела девушка оказаться за изгородью, как Райан услышал ее полузадушенный вскрик.

– Что? – Он торопливо пролез в дыру. – Что такое? Зацепилась за гвоздь?

– Там… – Мишель боязливо указала пальцем вглубь парка. – Видишь, на том оранжевом вагоне? Это что, кровь?

Райан посмотрел в нужном направлении. На боковине вагона, как раз на высоте его плеч, расплывалось огромное красное пятно, весьма походившее на настоящую кровь.

– Не думаю, что это кровь, – уверенно сказал Райан, направляясь к оранжевому вагону и принимаясь придирчиво оглядывать пятно. – Это краска.

– Ты уверен?

– Ты же сама обзывала меня художником, – криво усмехнулся он. – Плох тот художник, который не сможет отличить краску от крови.

Райан решительно направился вглубь трамвайного парка; Мишель старалась не отставать от него. Красные пятна были повсюду, они были разбросаны по растрескавшемуся асфальту, по остовам трамваев. Зрелище было пугающим и в целом напоминало декорации к какому-нибудь фантастическому фильму.

– Это что, новый вид граффити? – спросила Мишель. – Не слишком красиво, хотя, надо признать, впечатляет.

– Думаю, люди играли здесь в пейнтбол. Я слышал, что поблизости есть какое-то место вроде свалки, куда ездят играть. Только не знал, что это здесь.

– Пейнтбол?

– Ну да! Две команды охотятся друг на друга с ружьями, заряженными краской двух цветов…

– Знаю, знаю. Я тоже слышала об этом раньше. Просто не предполагала, что… поле битвы выглядит так ужасно. – Мишель огляделась. – Не знала, что в Карбон-Хилле популярны какие-либо увеселения, кроме боулинга в «Пинз энд пинте». Думала, что именно туда идут, если хотят немного… развлечься.

Райан даже не пытался скрыть нахальную ухмылку.

– Да уж, – подхватил он, – некоторые предпочитают развлекаться в «Пинз энд пинте», хотя существуют местечки поудобнее.

– Эй, кто здесь? – раздался голос Анни, частично скрытой за ржавым погрузчиком. Она выглянула и поманила Райана и Мишель к себе.

Оказалось, что перед Анни стоит стол, буквально ломящийся от еды. Вокруг него были расставлены стулья, причем два из них были уже заняты.

– Я вижу Брэнди с Клейтоном, но Ашенбреннеров нигде нет, – сказал Райан, в то время как его желудок буквально совершил восторженное сальто.

– Хорошо, что мы не пошли за ними, – подхватила Мишель.

Райан приветственно помахал рукой Анни, которая указала на свободные стулья за столом. Пока все ели, Анни то и дело поглядывала на Мишель и выглядела немного смущенной. Приблизительно такой же вид у нее был и накануне вечером, когда она потчевала гостей ужином.

Внезапно Райана осенило: все блюда, которыми был уставлен стол, были домашними, а значит, готовила их опять-таки Анни. Присутствие за столом шеф-повара, то есть Мишель, заставляло бедняжку робеть и смущаться в ожидании суровой оценки. Похоже, Мишель истолковала поведение Анни точно так же, потому что изобразила на лице восторг и подняла большой палец вверх. Лицо Анни озарила улыбка, и она вздохнула с облегчением.

– Кстати, дорогая, я обыскала весь дом, но так и не нашла твоего телефона, – вспомнила она.

– Спасибо за заботу, – кивнула Мишель, стараясь не смотреть на Брэнди. – Уверена, что он найдется.

Райан успел заметить короткую злую усмешку, промелькнувшую на губах Брэнди. Пожалуй, решил он, Мишель была права в своей догадке: рыжеволосая фурия точно знала, где искать пропавший мобильник.

Кстати, Брэнди и Клейтон не слишком обрадовались их появлению, но как раз этого Райан ожидал. Между собой соперники общались тоже довольно холодно, видимо, не слишком были довольны партнерством.

Впрочем, нет. Клейтон всячески пытался угодить своей напарнице, тогда как Брэнди лишь изредка удостаивала его репликой или взглядом. Видимо, бедняга был по уши влюблен, а предмет его страсти не отвечал взаимностью. Очевидно, Клейтон сильно рассчитывал принести Брэнди долгожданную победу в соревнованиях и тем самым заработать признание.

– Каким будет следующий конкурс? – спросила у Анни Мишель, передавая Райану стакан с ледяной водой. От подобной заботы у него потеплело на сердце, ведь, мучаясь жаждой, он даже не успел попросить пить.

– Мы должны дождаться Денниса и Маргарет, – предупредила Анни, но затем хитро улыбнулась. – Впрочем, если я раскрою вам секрет, большого вреда не будет. Вы, ребята, будете играть в пейнтбол.

– Так и думала, – сказала Мишель и покачала головой.

– Вам придется воссоздать схватку между Уэртами и представителями полиции.

Пластиковая вилка Райана замерла над куском припущенной телятины.

– Воссоздать что?

– Вы должны будете прорваться из одного конца трамвайного парка в другой. – Анни указала сначала туда, откуда пришли Мишель с Райаном, а затем в противоположную сторону. – Вас не должны подстрелить и пометить краской.

– А кто будет изображать наших соперников? – с сомнением спросил Клейтон.

– Местная команда по пейнтболу. Они вызвались участвовать добровольно и скоро будут здесь.

Клейтон схватился за голову руками и с брезгливостью посмотрел на ближайшее пятно краски. Видимо, ему очень не нравилась перспектива запачкать свою аккуратную одежду.

– Если проберетесь в конец парка и при этом вас не подстрелят, получите новое задание.

– А если кого-то из нас все же… подстрелят? – спросила Брэнди.

Анни поморщилась.

– Ну… в этом случае вы все же останетесь в игре, но…

– Но?.. – поторопила ее Брэнди.

– Поверьте, дорогие мои, вам не захочется, чтобы вас подстрелили.

Глава 9

Мишель вскрикнула и нырнула вниз, прижавшись всем телом к асфальту. Алая струя краски пролетела над ней. Вдохнув пыльный воздух, девушка закашлялась и крепче сжала в руке пистолет с краской.

– Живыми нам не выбраться, – с досадой пробормотала она.

– Да, парни стреляют метко, – согласился Райан, подбирая лист металла, местами проржавевшего, но еще способного послужить щитом. Сам Райан уже порядком вспотел, и на левом виске поблескивала крохотная капля пота.

Мишель с сомнением разглядывала щит Райана, размеры которого были слишком малы, чтобы прикрыть от выстрелов краски. Похоже, их шансы стремились к нулю. Стоило выглянуть из укрытия, как алые плевки начинали нестись буквально отовсюду.

Девушка сняла темные очки и стерла с них рукавом пыль. Это были огромные, просто гигантские очки из тех, что не идут никому, но которые все равно покупают в угоду моде. Почему-то именно их организаторы раздали участникам для защиты от случайного попадания краски в глаза. Сама Мишель в этих очках здорово смахивала на амфибию, зато солнце совершенно не слепило глаза. Если бы мать могла увидеть дочь в этот момент – пыльную и в здоровенных очках родом из семидесятых, она бы точно упала в обморок.

Анни так и не открыла секрет, что за наказание ждет проигравших. Возможно, оно окажется не слишком суровым, но рисковать никто не желал. Однако попытки добраться до конца парка успехом до сих пор не увенчались, и Мишель в очередной раз задалась вопросом, как будет наказана проигравшая команда.

Совершенно неожиданно для нее Райан вскочил на ноги и прошипел:

– Бежим отсюда!

Мишель тоже вскочила, но замешкалась. Стоило ли покидать безопасное место?

– Куда бежим-то?

– За мной!

Мишель понеслась вслед за своим напарником, пластиковое оружие шлепало по бедру. Райан оказался отличным бегуном – догнать его Мишель было не под силу. У нее почему-то уже через три секунды закололо под ребрами – видимо, неловко вскочила. Она не могла поверить, что кому-то может нравиться подобная игра.

Они бежали через открытое пространство. Райан впереди, Мишель – чуть сзади. Узкая боксерская майка плотно облегала мужскую спину, и Мишель не могла оторвать от нее взгляд. Его лопатки работали вовсю, мышцы бугрились под трикотажной тканью. Ягодицы, обтянутые вытертыми джинсами, выглядели крайне аппетитно.

Поняв, что Мишель отстает, Райан притормозил, позволяя себя нагнать. Он успел бегло оглядеться по сторонам, опасаясь, что их «подстрелят». Должно быть, подумала девушка, задыхаясь, мальчишки так хорошо бегают, потому, что с раннего детства много играют в «войнушку». Для Райана все происходящее было увлекательной игрой. Как бы он повел себя, если бы со всех сторон летели не брызги краски, а настоящие пули?

Откуда-то сбоку выскочил парень в комбинезоне защитного цвета. Райан ловко пустил в него алую струю, буквально окатив краской.

– Да! В яблочко! – рявкнул он, вскидывая в воздух сжатый кулак.

– Ерунда! С трех шагов любой бы попал, – хмыкнула Мишель, ныряя за ржавый трактор с распахнутой дверцей. – О, у нас компания, – сообщила она, выглядывая из-за здоровенного колеса. – Прячься скорей!

Райан нырнул за трактор, схватил девушку за руку и прыжками понесся к товарному вагону, заваленному на бок. По пути он обернулся и выпустил стремительную очередь куда-то назад. Судя по досадливому проклятию, струя краски угодила в цель.

– Запрыгивай, – велел Райан, когда они оказались возле опрокинутого вагона.

Споткнувшись о какой-то рычаг, Мишель упала на одно колено, но тотчас вскочила и забралась в темное нутро вагона. Такими темпами к концу игры на ее теле не останется ни одного живого места! Сорвав с носа очки (хотя это и было против правил безопасности), Мишель снова протерла их рукавом. Для темных стекол внутри вагона было чересчур сумрачно.

Секунд через пять следом в вагон вскочил и Райан. Разумеется, он видел рычаг и в отличие от напарницы не споткнулся.

– Мы сами себя загнали в ловушку, – с отчаянием сказала девушка, оглядевшись.

– Только если нас обнаружат. – Райан задрал очки на макушку, и устало вздохнул. Его грудь часто вздымалась, дыхание было тяжелым и торопливым, по шее текли струйки пота.

– Зато, если нас найдут, то мы пропали. Это вроде рыбалки, которую устроили в аквариуме с голодной рыбой. – Мишель осторожно выглянула наружу, но обзор был не слишком широким.

– А ты говори потише, – посоветовал Райан.

Мишель закрыла рот и кивнула. Некоторое время оба вслушивались в звуки, идущие снаружи, но было не похоже, что их укрытие обнаружено.

– И сколько мы, по твоим подсчетам, сможем продержаться? – шепотом спросила девушка.

– Достаточно.

Мишель тотчас захотелось спросить, что, по понятиям Райана, означает слово «достаточно», но она предпочла задать другой, не менее важный вопрос:

– Надеюсь, у других дела не лучше. Как считаешь, наши соперники далеко прорвались?

– Даже предположить боюсь. – Райан пожал плечами и проверил заряды в своем пистолете. – Я их не видел. И это кажется мне странным.

Должно быть, с тоской решила Мишель, их враги нашли обходной путь и давно наслаждались заслуженной передышкой между конкурсами.

– Почему так выходит, что мы всякий раз заканчиваем последними? – с досадой спросила она довольно громко и зажала рот ладонью.

– Как оказалось, в большинстве конкурсов не обязательно быть первым. Главное – справиться с заданием. В данном случае важно, чтобы нас не подстрелили.

– И какова наша стратегия? Райан снова пожал плечами.

– Следи за мной, а я буду следить за тобой. Наша стратегия – взаимовыручка.

– И все? – Такими темпами можно добираться до конца парка целый день. – А никак нельзя ускорить наше продвижение?

– У меня идей нет, а у тебя?

– Нет, но должны быть. Давай разберемся с тактикой. Защита или нападение?

– Я выбираю защиту. Для нападения нас слишком мало.

Мишель хмыкнула.

– Черт, я бы предпочла нападение. – Она криво усмехнулась. – Шутка.

– Мишель, я бы и сам предпочел нападение, но противников шестеро. Нам не справиться.

– Всего шестеро, – подчеркнула девушка. – И прорываются тоже шестеро. Двоих врагов ты уже подстрелил.

– Одного. Второго лишь задело, он имеет право продолжать.

– И все же осталось пятеро. Может, попробуем придумать какую-нибудь хитрость?

– Ты предлагаешь вывести из строя всех пятерых? Ты в своем уме? – Райан покачал головой. – Парням достаточно подстрелить хотя бы одного из нас, и конкурс провален.

– Как скажешь. – Мишель привалилась к стене, которая раньше была потолком вагона. – Значит, наше дело – труба. Остается торчать здесь и ждать, пока кто-нибудь не проявит смекалку и не заглянет внутрь. Вагонов тут полно, можем продержаться до вечера.

– Не обязательно.

Мишель закатила глаза. Этому Райану лишь бы поспорить!

– Жаль, у меня нет мобильного, – посетовала она.

– И как бы он нам помог?

– А он бы и не помог. – Мишель села на пол, охнула, вытащила из-под зада кусок арматуры. – Но я бы смогла набрать номер Ванессы и объявить, что вычеркиваю ее из списка гостей на Рождество. Это ведь она меня втравила в эту историю.

– Эй, не раскисай, – посоветовал Райан. – Может, мы найдем способ прорваться, когда немного отдохнем.

Мишель повернула голову в сторону выхода.

– Ты слышал? – прошептала она очень тихо. Райан помолчал некоторое время, затем качнул головой:

– Нет. А что было?

– В том-то и дело, что ничего. – Девушка осторожно подняла свой пистолет с пола. – Тишина оглушительная. Раньше так не было.

Теперь и Райан смотрел в направлении входа.

– Это не к добру.

– Здорово! Теперь и ты превращаешься в пессимиста. Конец всему!

Райан кивнул на вход.

– Ползи туда. Выглянешь наружу и скажешь, есть ли там кто-нибудь.

– Я? – изумилась Мишель. – Почему не ты? Должно быть, Райану надоело ее опекать.

– Это же у тебя в Карбон-Хилле проснулось второе дыхание. Или как там это называется? – Райан насмешливо насупил брови.

Мишель ткнула в него пальцем.

– Так, не смей никогда смеяться над моими убеждениями! – раздраженно прошептала она. – Это правило номер один. А правило номер два: никогда не нарушай правило номер один.

– Ты их только что придумала? – оценил Райан.

– Не имеет значения. С этого момента они начинают действовать. И сам выглядывай наружу!

– Похоже, конфликтная ситуация. – Райан нахмурился. – Высовываться надо целиком, потому что обзор маловат. Если высунешься ты, я буду прикрывать.

Мишель с сомнением прикидывала свои шансы. Ей не хотелось быть обстрелянной в ту же секунду, как ее голова высунется из вагона.

– А может, сделаем наоборот? – предложила она, на всякий случай надевая очки. – Ты высовываешься, я прикрываю.

Райан вздохнул с такой тоской, словно говорил с неразумным младенцем. Он-то знал, что стреляет лучше.

– Хорошо, остается один вариант…

– Камень, ножницы, бумага?

Он усмехнулся, глаза весело блеснули.

– Не совсем. Выглянем одновременно.

– Хм, опасная затея. Но я согласна!

Сердце Мишель билось как бешеное, когда она осторожно подобралась к выходу. Ей никогда не нравились игры на опережение, потому что она ни разу в них не выигрывала.

– На счет три, – шепнул Райан, надвигая на глаза очки.

– Так не пойдет, – покачала головой девушка. – Тебе не удастся меня провести.

– Что? О чем ты?

– Не делай такое невинное лицо, – хмыкнула она. – Ты досчитаешь до трех, а я, как дура, высуну башку, словно китайский болванчик. Ты же останешься внутри.

Райан хитро улыбнулся.

– Я знала, что не ошиблась на твой счет! – Мишель ткнула его пальцем в грудь. – Я поймала тебя! Ты думал, что перед тобой наивная девчонка, но забыл, что у меня есть старший брат. Так что большинство мужских уловок я знаю.

– Хорошо, хорошо. Я выгляну на улицу.

– Договорились, – удовлетворенно кивнула девушка.

– Ты говорила что-то насчет стратегии. Не появилось свежих идей? Сейчас самое время…

– Единственное, что приходит мне в голову, – быстрая тачка, на которой можно доехать до конца парка.

– Удачи в поисках!

Райан резко высунулся наружу. Поскольку его тело не покрыли алые брызги краски, Мишель облегченно вздохнула.

– Слушай, мне понравилась твоя находка со щитом, – сказала она, – только он был слишком маленьким. Может, найдем побольше?

– Большой лист металла много весит. С ним тяжело двигаться.

– А мы найдем тонкий. Может, даже пластиковый. Например, кусок обивки вагона?

– Нам будет трудно двигаться. И потом, краска, попавшая в щит, потечет вниз и может попасть на обувь, – пояснил Райан. – Не забывай: если мы попадаем соперникам в руки-ноги, они продолжают игру. А к нам требования выше. Нас вообще не должны задеть.

– Н-да, мне больше нравятся твои оптимистические взгляды.

– Ясно. Ну что, больше свежих идей нет? Мишель сладко улыбнулась:

– Давай ты будешь шагать впереди, а я за тобой. Твоя спина – отличное укрытие. Если что, буду высовываться и стрелять.

– Хорошо, пошли. – Райан поднял повыше пистолет. Они выбрались из вагона как могли тихо.

– Что, вот так просто пойдем к выходу? – изумилась Мишель. – Да нас подстрелят на ближайшем повороте. Кстати, а где вообще выход?

– Нам туда. – Райан указал пистолетом. – Держись чуть сзади.

Они стали крохотными шажками двигаться в сторону какого-то строения с выбитыми стеклами. Мишель старалась не отставать и в результате постоянно наступала Райану на пятки.

– Никого не видишь? – спросил тот с бесконечным терпением.

– Нет. Хотя… – Мишель с силой надавила ему на плечо. Оба сели на корточки. – Я видела Брэнди.

– Где?

Брэнди как раз мелькнула вдали, за одним из вагонов. Она заметила парочку и окинула их неприязненным взглядом. Мишель коротко кивнула сопернице. Проклятая Брэнди даже в огромных очках выглядела сногсшибательно.

– Видишь тормозной вагончик? – шепнула Мишель Райану. – Она скрылась за ним. Странно только, что Клейтона нигде не видно.

Райан покрутил головой.

– Какой именно вагон? Черт, да где она? Дай направление по часам.

– Это еще как?

Он устало почесал затылок.

– Представь, что я смотрю на двенадцать часов. Возьми меня за точку отсчета, – терпеливо пояснил он. – Так, где Брэнди?

Мишель вздохнула. В двадцать пять лет она играла в «войнушку» с группой парней-переростков.

– Она сейчас на двух, нет, трех часах. Короче, тринадцать минут. – Кажется, Райан ее понял, потому что кивнул, пристально осматривая вагоны.

– Копов с твоей стороны не видать? Мишель еще раз огляделась.

– Не-а… – Вдруг она заметила Брэнди, высунувшуюся из-за другого вагона и поднявшую пистолет. Дуло было направлено на Мишель. – Вот стерва! Райан, ложись. – Она дернула напарника вниз.

– В чем дело? – спросил Райан, распластываясь на асфальте. – Кто стрелял? – Он откатился вбок.

– Брэнди. Стреляла она. – Девушка вскочила на ноги и подняла свой пистолет. – Спряталась, нахалка!

Райан сел.

– Не трать краску.

– Почему? Ей можно, а мне нет? – Мишель, прищурившись, вглядывалась вдаль. – Черт, сбежала! Надо было стрелять в нее сразу, прямо промеж глаз, – с досадой пробормотала она.

– Думаю, у тебя еще будет шанс, – подбодрил ее Райан, вставая и оглядываясь по сторонам. Им повезло, что на звук выстрела не выскочили противники.

– Эй, кажется, тот поезд стоит на рельсах, – вдруг сказала Мишель.

– Да. И что с того? Должны же были эти вагоны как-то попасть в парк.

– Глянь, между рельсами отличное углубление, почти окоп, – возбужденно прошептала Мишель. – Давай заберемся под поезд, он даст нам прикрытие.

– Хм… – На лице Райана отразилось сомнение. – Вагоны довольно низкие, нам придется ползти на брюхе.

– Ну и что? Будем ползти по-пластунски, – добавила Мишель с насмешкой. – Как солдаты в войну, правда, прикольно?

Райан шутку не оценил. Он разглядывал состав.

– Оттуда мы не сможем видеть соперников. Только их ноги.

– Они тоже нас вряд ли заметят. Разве что на стыках вагонов. Да и для выстрелов придется подлезать под поезд, а это утрата преимущества.

Райан по-прежнему не считал идею удачной, но при отсутствии других вариантов согласился:

– Ладно, давай рискнем.

Сначала Мишель, а затем и Райан забрались под ближайший вагон. Удивительно, но с их позиции оказался великолепный обзор, правда, только с одной стороны поезда. Мишель уже принялась работать локтями, продвигаясь вперед.

– Это труднее, чем кажется, – пожаловалась она.

– А ты думай о чем-нибудь приятном, – посоветовал Райан, зорко поглядывая вбок.

– О чем? Ничего хорошего в голову не идет. Продолжаю задаваться вопросом, ради чего я это делаю. Трачу чудесный осенний денек, ползая на брюхе под поездом и ожидая, когда мне в лицо залепят краской. – Мишель на минуту замерла, чтобы отдохнуть, и снова поползла вперед. – Знаешь, подобные занятия не дают мне нужной доли адреналина.

– Тогда давай просто поговорим, – предложил Райан. – Расскажи, за что Брэнди так тебя ненавидит. Кажется, ей невыносим один твой вид.

– Честно говоря, причина мне неизвестна, – прошептала Мишель, двигаясь вперед. – Так было всегда, но после моей победы в конкурсе стало еще хуже.

– Видимо, Брэнди очень желала получить титул «мисс Редьки».

– Да уж! И она считает, что я его не заслужила, – сказала Мишель с неожиданной горечью.

– Какая разница, что она считает? – удивился Райан. – Ты победила, значит, заслуживала победы.

– Мне кажется, это не так, – вздохнула Мишель, снова ненадолго останавливаясь, чтобы передохнуть. – Я не заслуживала титула, но многие люди… в общем, слишком вежливы, чтобы обманывать чужие ожидания. Я была не лучшей в конкурсах, и это объективная оценка. Просто Брэнди ухитрилась не поладить с жюри конкурса, слишком заносчиво себя вела, и в результате ее просто засудили. Никто не ждал, что я смогу победить. Я тоже не ждала, мне нужны были деньги на учебу, а их давали за пять призовых мест. На одно из пяти мест шансы у меня были, – усмехнулась Мишель. – В общем, я выиграла вопреки всем предсказаниям, даже моим собственным.

– В этот раз ты тоже уверена в проигрыше. А вдруг ты снова ошибаешься?

Разговор о Брэнди настолько отвлек Мишель от физического дискомфорта, что они с Райаном сумели сильно продвинуться вперед.

– Ошибаюсь? Не думаю.

– Ты же сама говорила о моральном возрождении.

– Я начинаю жалеть, что рассказала тебе об этом. – Мишель прекратила двигаться и обернулась, прищурившись.

– Но ведь ты ради этого вернулась в Карбон-Хилл.

– Ради чего? – Мишель снова поползла вперед.

– Ради тлеющей в тебе искры, как я понял. Ты вернулась в надежде возродиться здесь, где тебе в последний раз было комфортно.

– Тише! – Мишель замерла и подняла вверх ладонь.

Оба затихли. Как раз в этом месте возле вагона валялись какие-то коробки и ящики, затруднявшие обзор, к тому же слышались чьи-то шаги. Мишель и Райан вцепились в рукоятки пистолетов, но шаги постепенно отдалились и стихли.

– И вовсе не здесь мне было комфортно в последний раз! – вернулась к разговору Мишель, принимаясь снова ползти на животе. – Комфортно мне бывало и в других местах. Но вкус к жизни я утратила сразу, как только уехала из Карбон-Хилла.

– Попробую объяснить этот феномен. Пока ты жила в родном городе, тебе все давалось легко, у тебя все получалось. Помогали родные стены.

– Судишь по своему опыту? – спросила Мишель с усмешкой, хотя и не обернулась.

– Интересно, что именно придает тебе в Карбон-Хилле сил? – Какая-то мысль мелькнула на задворках его сознания, но инстинкт самосохранения быстро ее отогнал. Не стоило им обсуждать столь щекотливую тему.

Что, если Мишель потеряла уверенность в себя немного раньше, прежде чем покинула город? Скажем, за день, даже за полдня до этого? Ведь она сама признала, что в Карбон-Хилле ей все давалось легко и без усилий. И лишь в одном предприятии Мишель потерпела крах. В ту ночь, когда так неумело распорядилась своей девственностью. Неужели именно он, Райан, повинен в том, что произошло с Мишель? И есть ли возможность вернуть ей утраченное?

Мишель снова остановилась передохнуть, и Райан ткнулся ей в пятки лбом.

– Я нравилась себе такой, какой была здесь, – сказала она. Райан промолчал, но мысленно добавил, что ему по душе и новая версия Мишель. – Мне казалось, что все получается легко, без усилий. Иногда я начинала думать, что мне по плечу любое дело.

– Только полному идиоту не хочется быть всемогущим, – пробормотал Райан.

– Спасибо за поддержку, – буркнула девушка. – Что-то мне стало совсем грустно.

– Да в чем дело-то? Я думал, тебе нравится добиваться цели ценой усилий, а не просто щелкнув пальцами!

Мишель попыталась повернуться к нему, но стукнулась макушкой о какую-то железяку.

– Ты, как никто, умеешь поднять настроение, Райан.

– А что ты хотела услышать? Раньше ты добивалась всего потому, что верила в успех и прилагала максимум усилий. А теперь ты сдаешься раньше, чем ввяжешься в борьбу. И ты еще планируешь что-то изменить в своей жизни?

– То есть ты утверждаешь, что я сама виновата в своих неудачах? – спросила Мишель.

– Возможно. И потом, здесь, в Карбон-Хилле, ты ставила перед собой легковыполнимые задачи. А в большом городе планка повысилась, – раздраженно сказал Райан. Он много лет ставил перед собой лишь самые простые и легкие цели, хотя в душе мечтал о большем, гораздо большем.

– Ты говоришь об этом так, словно стремиться к труднодоступным вершинам зазорно. Так ведь большинство людей и не стремится. Мой отец давно потерял работу, но даже не пытается наверстать упущенное. Он сидит в кресле и мечтает о том, что дочь удовлетворит его амбиции, что дочь достигнет того, что ему не по плечу.

– Наверное, я не так выразился. Нет ничего зазорного в том, чтобы делать карьеру. Просто это нелегко, а потому нельзя раскисать от неудач. Надо верить в себя.

– Мне, похоже, действительно требовалась передышка…

– Перестань оправдываться. Отдохнешь и рванешь наверх. – Райан внимательно оглядел окрестности. – Кстати, выход вон там.

Мишель посмотрела налево и покачала головой.

– И как мы туда прорвемся? Поблизости совсем нет укрытий.

– Помчимся со всех ног. Мишель снова обернулась.

– Просто побежим? По открытой площадке?

– Здорово придумано, да? Ну же, скажи «отличный план»! – Райан задвигал бровями, ухмыляясь.

Девушка фыркнула.

– Да уж, лучше не придумать.

Оба подобрались к перемычке между вагонами, откуда было удобнее взять старт, сели на корточки, пригнув головы, упершись руками в землю. Мишель чуть впереди, Райан за ее спиной.

– Стрелять на бегу я не умею, – довела девушка до сведения напарника. – Так что прикрывай меня.

Она пробормотала еще что-то, в равной степени похожее на короткую молитву и на витиеватое проклятие одновременно, и быстро выбралась из-под вагона. Райан последовал за ней, выпрямился и был немало удивлен, когда в него не полетели со всех сторон плевки краски.

– Рванули! – шепотом скомандовал он. Однако Мишель не сдвинулась с места.

– Я боюсь. Видишь ящики у входа? Там нас точно расстреляют!

– А ты попробуй уворачиваться, – посоветовал Райан. – Других подсказок не будет, беги…

– Стой! – Мишель схватила его за руку. – Тебе не кажется странным, что вход никто не защищает?

– Кажется, – согласился он. За грудой коробок не угадывалось никакого движения, площадка словно вымерла. – Ладно, вот другой план. Двигаемся вдоль стены, прикрывая друг друга, стараемся не шуметь.

– Это мне больше по душе. – Мишель торопливо перебежала к выщербленной стенке и прижалась к ней спиной. При этом ногой она задела какую-то консервную банку, и та издала оглушительный звук. – Ой, прости…

– Если кто-то появится, я отвлекаю его на себя. – Райан двигался по середине площадки пружинящей походкой и непрестанно оглядывался по сторонам. – я отвлеку, а ты подстрелишь.

– Я? – Мишель едва не выронила пистолет. – Я не умею стрелять.

Райан бросил на нее неодобрительный взгляд.

– Ты же была готова расстрелять Брэнди.

– Это другое. – В тот момент она была в бешенстве и могла попасть совершенно случайно, если бы соперница не скрылась.

– Тогда возьми на вооружение то, что чувствовала в тот момент.

– Слушай, я действительно не умею стрелять. Давай жертвой буду я, а ты выстрелишь в случае опасности, – взмолилась девушка.

– Мишель, с твоего места плохой обзор, – устало пояснил Райан. – Я уверен, что у тебя все получится. Я бы не стал…

– Райан! – взвизгнула девушка. – Там! На… на… одиннадцать часов!

Он даже не стал оборачиваться, просто упал на землю и откатился в сторону. На том месте, где он только что стоял, расплылось алое пятно. Однако враг оказался настойчивым, и выстрелы следовали один за другим.

– Осторожнее! – кричала Мишель, подпрыгивая на месте.

Райан выронил пистолет и оказался у самой стены. Теперь он был безоружен и в крайне уязвимом положении, но соперник почему-то не стрелял. Райан приподнялся на локтях, чтобы выяснить, в чем дело. Парень в защитном комбинезоне мрачно разглядывал зеленое пятно на бедре.

– Это я! – торжествующе воскликнула Мишель. – В яблочко! Я его подстрелила! Ура, ура! – Она сделала замысловатое па, которое окончательно лишило Райана дара речи. – Ты видел? Ты видел, как я его сделала?

– Да тебе просто повезло, – раздраженно откликнулся подстреленный враг.

– Так утверждают все неудачники! – крикнула Мишель. – Вали отсюда, ты труп!

Она принялась исполнять нечто вроде чечетки. Райан даже не успел ее предупредить. Раздался щелчок, и по локтю Мишель начало расплываться красное пятно.

Ее рот изумленно приоткрылся. Она даже не повернулась к стрелявшему. Было уже совершенно не важно, откуда он появился и как сумел остаться незамеченным.

– Кажется, меня подстрелили, – в отчаянии пробормотала девушка.

– Ты разбираешься в футболе? – спросил Райан, когда их проводили к выходу.

– В принципе нет, – буркнула Мишель, глядя прямо перед собой. Лицо у нее было несчастное.

– Но ты ведь, наверное, слышала о штрафах за снятые футболки? Игрок забивает гол и срывает с себя майку. Слышала?

Мишель стиснула зубы.

– Игрок забивает гол, но, снимая майку, рискует получить карточку и даже быть удаленным с поля, – продолжал Райан. – И тем самым он может подвести всю команду. Мораль такова: не фига танцевать, если враги не дремлют!

Мишель с горечью посмотрела на него:

– Ты закончил?

– Нет, я только разогреваюсь. Мишель подбоченилась.

– Кажется, я спасла тебя, подстрелив врага. А чем занимался ты? Ты ведь должен был меня прикрывать!

– Если ты не заметила, в тот момент я лежал на спине, а мой пистолет валялся метрах в пяти от меня.

– Оправдания, оправдания…

– Это факты, а не оправдания. Ты сама все видела. И видела, как я потерял оружие.

Но Мишель его не слушала.

– Да еще это пятно на любимой джинсовке, – с досадой произнесла она, разглядывая свой локоть. – Наверняка его не выведет ни один растворитель. – Она сорвала куртку, чтобы проверить, не промокла ли блузка.

– Мишель, Райан? Вас что, подстрелили? – В голосе Анни слышалось искреннее сочувствие. – А ведь вы почти добрались до финиша!

– Не начинай, – простонала Мишель. Блузка была чистой, поэтому она снова надела джинсовку и закатала на ней рукава. – И что за наказание нас ждет?

– Ну, по легенде, полицейские преследовали Хоумера и Иду до самой реки, до обрыва.

– До обрыва? – Тон Райана был напряженным. Он предчувствовал впереди новые неприятности.

– Да, до обрыва, – подтвердила Анни. – Отсюда далеко до реки, но Уэрты бежали всю дорогу, спасаясь от преследователей.

– Почему они не угнали машину? – простонала Мишель. Пальцы ног, все еще замотанные пластырями, жалобно запульсировали.

– Не знаю, может, не имели такой возможности. А вот полицейские гнали их кто пешком, кто на машинах.

– То есть, – уточнила Мишель, – мы должны бежать до речного обрыва? И нас не должны поймать преследователи на машинах?

– Все верно. У реки установлена финишная метка, возле которой мы будем вас ждать. – Анни протянула Мишель и Райану карту. – Думаю, вы пожелаете начать сразу, чтобы закончить задание до темноты.

– Вот весело, – мрачно буркнула Мишель, глядя на Райана, который казался очень усталым и недовольным.

– По крайней мере, теперь на тебе теннисные туфли. – Он попытался улыбнуться. – И то дело.

Неожиданно для себя Мишель улыбнулась в ответ. Райан во всем искал положительные стороны.

– А когда нас поймают? – спросила девушка у Анни.

– Ты хотела сказать «если», – поправил Райан.

Ну вот, снова эта надежда на лучшее! Порой Мишель начинало казаться, что ее партнеру по команде впрыснули безразмерную дозу оптимизма.

– Тогда вас вернут на старт, и вам придется бежать снова, – с сочувствием сообщила Анни.

У Мишель застучало в висках, и она потерла их грязными пальцами. Она очень, очень жалела, что позволила втянуть себя в подобную авантюру. Это же издевательство над человеческой натурой! Ванесса здорово ей задолжала за то, что бросила на съедение волкам.

– Еще условия будут? – устало спросила Мишель.

– Да. – Анни смущенно потупила глаза. – Для тех, кого подстрелили, конкурс усложняется. Мы вынуждены использовать еще один… атрибут легенды.

Мишель прикрыла глаза.

– Только не говори, что по следу пустят собак! Анни нервно хихикнула.

– Никаких собак, обещаю. – Она коснулась правой руки Мишель чем-то холодным. Раздался металлический щелчок.

Распахнув глаза, девушка недоверчиво уставилась на свое запястье. В этот момент Анни сковала теми же наручниками и левую руку Райана. Цепь казалась толстой и очень, очень крепкой. Возможно, это были настоящие полицейские наручники.

Райан и Мишель оказались прикованными друг к другу.

– О нет! – Девушка отказывалась верить в происходящее.

Ее приковали к Райану Слейтеру! Как раз перед тем, как по их следу пустят охотников!

– Ты шутишь! Скажи, что это дурная шутка, – потребовала Мишель.

Анни по-прежнему смотрела на нее с сочувствием.

Глава 10

– Все, стоп! – выдохнула Мишель, валившаяся с ног.

Последние минут десять они с Райаном буквально продирались сквозь лес, шурша опавшими листьями. Где-то в отдалении шумела вода, скрытая растительностью. Судя по всему, до реки недалеко. Мишель не чуяла под собой ног, оставалось только радоваться, что на ней не туфли-лодочки.

Девушка упала на колени, дернув Райана за руку, к которой была пристегнута наручниками.

– Вижу, ты совсем обессилела, – с пониманием констатировал Райан. – Как ты?

– Спасибо, что спросил, – буркнула Мишель не слишком любезным тоном и свободной рукой откинула со лба волосы. – Я великолепно себя чувствую! Лучше и быть не может! Нет, в самом деле, это же чудесно – продираться сквозь кусты на пару с мужиком, к которому прикована наручниками. – Она потрясла начинающим опухать запястьем.

Райан опустился рядом на корточки.

– Ладно, давай отдохнем пару минут.

– Пару минут? – Мишель привалилась спиной к толстому стволу дерева. Кора была шишковатой и довольно твердой, но сидеть все равно было лучше, чем нестись во весь опор. – Как насчет получаса?

– Нас могут обнаружить.

Как будто она сама этого не знает!

– Но мы же находимся в стороне от дороги, – продолжала упорствовать Мишель. – Что я говорю? Здесь нет никакой дороги. Тут и с тропинками-то дело обстоит неважно. – Она потерла запястье.

– И все равно не стоит долго оставаться на одном месте. Ясное дело, что к обрыву можно добраться только через этот лес, так что найти нас легче легкого.

– Не видишь поблизости какого-нибудь камня потяжелее? – Мишель принялась озираться.

– Если ты решила убить меня, хочу предупредить: тебе придется тащить за собой мое бездыханное тело.

– Не угадал, но ход твоих мыслей мне нравится, – мрачно сказала Мишель. – Ищи камень. Я хочу попробовать разбить эту чертову цепь.

Райан покачал головой:

– Ничего не получится. Нужен инструмент посерьезнее, вроде больших кусачек. Камень не поможет.

Мишель протяжно застонала и вытянула перед собой ноги. Наручники здорово мешали им всю дорогу. Они цеплялись руками за ветки, дергали друг друга. Под конец Райан попросту тащил Мишель за собой, как измученного заключенного на каторге.

– Хватит рассиживаться. – Он поднялся, и Мишель тоже пришлось встать.

Они продолжили забег.

– Это несправедливо, – пожаловалась девушка, хватая ртом воздух. – Ты совершил ошибку в последнем задании, а наказали нас обоих…

Райан хмуро оглянулся на нее и чуть замедлил бег.

– Не понял.

При этом он махнул рукой, и Мишель дернуло вперед.

– Эй, прекрати! – Она поскользнулась на влажной земле и едва не упала.

– Ты валишь всю вину на меня, – процедил Райан, останавливаясь. – Ты действительно считаешь, что тебя подстрелили из-за меня?

– Ты же должен был прикрывать меня, так же как я прикрывала тебя! – Мишель казалось, что она разговаривает с упрямым подростком.

– Я и прикрывал, пока у меня было оружие. Ты видела, что я потерял пистолет, однако это не удержало тебя от дурацких прыжков в опасном месте.

Мишель метнула на него раздраженный взгляд, но Райан словно этого не заметил.

– Дурацких прыжков? Это был танец победы, невежа! Это первое. И второе: если ты прикрываешь человека, то ты должен делать это с полной ответственностью. Не надо искать оправданий! Каким надо быть неумехой, чтобы потерять пистолет, свою единственную надежду на спасение?!

Мишель пошла вперед, и Райану пришлось двинуться за ней. Девушку поддерживала только одна мысль – чем быстрее они доберутся до обрыва, тем раньше с них снимут проклятые наручники. Она шагала, совершенно не думая о Райане, а когда легко перескочила через пенек, ее партнер споткнулся, разразился проклятием и со всех сил дернул Мишель к себе. Она едва не опрокинулась на спину и врезалась в него.

– Прекратишь ты когда-нибудь надо мной издеваться? – возмутилась она, отпихивая Райана и стараясь не замечать, что быть прижатой к его груди приятно и уютно.

– Я всего лишь поддерживаю твой боевой дух, – с довольной ухмылкой заявил тот. – Что в этом дурного?

– Садист проклятый, – процедила Мишель сквозь зубы. Она попыталась продолжить движение, но очередной рывок снова отбросил ее на грудь Райану.

– В этой игре веду я, – сообщил он. – И я выбираю дорогу. Если будешь выпендриваться, пострадает твое запястье.

Глаза Мишель превратились в две злые щелки, и Райан подавил смех, рвавшийся на свободу.

– Вот как? Что ж, если тебе доставляет удовольствие причинять мне боль, можешь продолжать, – заявила она.

– Бедняжка.

– Ты пользуешься ситуацией. Если бы не наручники, я бы…

– Что?

– Я… – Мишель стиснула зубы. От наручников все равно было никуда не деться.

– И потом, чем тебе мешают наручники? Можешь сделать из меня котлету свободной рукой, – веселился Райан.

– Левая у меня слабовата, – мрачно ответила Мишель. – А жаль, честное слово. Без наручников, со свободной правой рукой я бы… я бы тебя завалила!

– Пра-а-авда? – протянул Райан с нахальной усмешкой. – Прям завалила бы? А все отказывалась да отказывалась.

– Как освобожусь, выбью тебе пару зубов, – пообещала Мишель.

– Ничего не выйдет. Я сильнее, выше и больше тебя. – Райан расставил ноги шире и сложил руки на груди, отчего правая рука Мишель дернулась вверх.

Девушка посмотрела в его самоуверенное лицо, и ее озарила идея.

– Ты кое о чем забыл, – пропела она ласково. Райан приподнял одну бровь.

– О чем же?

Мишель быстро упала на землю и проползла между расставленных мужских ног. Прежде чем Райан успел разгадать ее план, она изо всех сил дернула скованное запястье на себя, схватившись за цепь свободной рукой. Охнув, Райан обрушился на землю лицом вперед. Мишель чувствовала такое торжество, что даже не жалела о новых ссадинах на запястье. Пока ее поверженный противник пытался подняться, страшно ругаясь, она смеялась.

– Ты забыл очень важную деталь. Чем выше и больше мужчина, тем больнее ему падать. Понравилось?

Оба вскочили на ноги, и Райан рванулся к Мишель.

– Не смей! – взвизгнула она, бросаясь наутек. Она пыталась увернуться от ручищ Райана, но наручники страшно мешали.

– Мишель, тебе все равно не сбежать, – сказал Райан, напиравший на нее словно танк.

Мишель побежала вокруг него по часовой стрелке. Видимо, она выглядела довольно забавно, потому что Райан вдруг прекратил попытки ее изловить и засмеялся.

– Как собачонка на привязи, – заявил он.

– Ну ладно, давай оставим попытки друг друга убить и начнем себя вести по-взрослому, – предложила девушка.

Райан недовольно качнул головой.

– И ты предлагаешь это после того, как свалила меня на землю? Я еще не отомстил!

Мишель горделиво ухмыльнулась. Она и сама не ожидала, что ее маневр приведет к столь умопомрачительному результату.

– Ты расскажешь об этом ребятам из боулинга? На лице Райана отразился неподдельный ужас.

– Да ты что!

– А можно я расскажу? – хитро прищурилась Мишель, на всякий случай отступая назад. – Ладно, шучу, шучу! – Она мечтательно завела глаза вверх. – Эх, вот бы повеселились твои друзья…

Райан сделал шаг к ней и недвусмысленно поднял руку, намекая, что вот-вот дернет девушку на себя.

– Мишель… – прошипел он угрожающе. Она отпрыгнула, едва не оторвав себе запястье.

– Прекрати скакать!

– Не надо мне угрожать…

– Ты отходишь и тем самым заставляешь меня двигаться за тобой.

– Это все потому… ай-ай! – Пятясь, Мишель внезапно почувствовала, что не может нащупать ногой землю. Она в ужасе выкрутила голову назад и успела заметить, как ее спине навстречу мчатся зеленые заросли.

Райан попытался поймать Мишель, но не успел. Сильный рывок сбил его с ног, и он покатился вслед за девушкой под откос.

К счастью, это был всего лишь неглубокий овраг, так что падение было недолгим. Райан оказался под Мишель, причем его кисть в падении едва не отделилась от остальной руки. То же самое можно было сказать и о Мишель.

– Боже, – простонала девушка. – Как больно!

– Да, не слишком приятно, – согласился Райан, пытаясь угадать, не сломал ли он пару ребер о камень, на который упал спиной. Он таращился в небо и тяжело дышал.

– Ты как? – спросила Мишель, торопливо слезая со своего товарища по несчастью. – Не ранен?

– Пострадала только моя гордость.

– А что-нибудь более жизненно необходимое? – продолжала девушка расспросы, свободной рукой изучая собственные кости. – Ноги? Руки? Голова?

Райан приподнялся на локтях.

– Кажется, все в порядке. А ты как? После такого падения… ого!

– Что? – нервно спросила девушка, поскольку взгляд мужчины был прикован к ее виску. – На мне что-то есть?

– Поверни голову, – попросил Райан, опускаясь перед ней на колени. Глаза его продолжали внимательно изучать голову Мишель.

– Боже, да что там? Какое-то насекомое? На мне кто-то сидит? Только не паук! – взвизгнула она. – Сними его! Сними!

– Не шевелись.

Мишель почувствовала осторожное прикосновение пальцев к виску возле линии волос.

– Сидит на волосах? – истерично продолжала Мишель, содрогаясь. Она с детства боялась пауков и гусениц. – Или это гусеница? – На нее накатила новая волна ужаса.

– Это не насекомое. У тебя на голове кровь. Мишель увидела красное пятно на пальцах Райана.

– Кровь? Ты уверен? – Она не чувствовала боли.

– Уверен, уверен. – Райан заставил ее наклонить голову. – Небольшой порез чуть выше уха.

Мишель удивилась. Она совершенно не заметила, чтобы в падении успела к чему-то приложиться головой.

– Ой, наверное, это от наручников. Когда падение прекратилось, они были прижаты ко лбу и виску.

Райан поднялся и помог девушке встать.

– Давай найдем воду и промоем порез.

– Водой из реки? – Мишель с насмешкой посмотрела на новоявленного эскулапа. – Нет уж, обойдусь без подобной помощи.

– Да брось, Мишель, пойдем. – Райан потянул ее за собой.

Она смотрела на него с крайним неодобрением. Неужели этот парень ничего не слышал о кишечных палочках и прочих бактериях, обитающих в пресных водоемах?

– Перестань наконец волочь меня за собой. – Мишель уперлась ногами в землю. – Перестань… или вновь окажешься на земле!

Райан обернулся и прищурился. От выражения его лица у Мишель часто забилось сердце.

– Только попробуй, и я перекину тебя через коленку и хорошенько…

Девушка охнула, кровь запульсировала у нее в голове и где-то между ног.

– Даже не думай об этом, ты…

Она не договорила, так как выражение лица Райана внезапно изменилось. Он смотрел куда-то через ее плечо, вверх по склону.

– Проклятие, нас выследили! Бежим! И они что было сил рванули к противоположному концу оврага.

Райан не мог поверить, что их все-таки не поймали. Может, он увидел вовсе не одного из преследователей, а, скажем, местного рыбака? Или даже грибника?

Ведь парочку, скованную наручниками, догнать проще простого. Значит, он все-таки ошибся и над оврагом бродил кто-то посторонний.

И все же следовало двигаться побыстрее. Райан очень хотел покончить с заданием до темноты. Во-первых, во мраке труднее двигаться, легче заблудиться или обо что-то споткнуться. Во-вторых (и это его беспокоило гораздо сильнее), быть прикованным к желанной женщине нелегко в принципе, а темнота лишь усугубит желание.

Едва стемнеет, как он потащит Мишель под ближайший куст погуще и займется с ней восхитительным сексом.

Райан с тоской следил за солнцем, что мелькало среди зелени. Светило было готово зайти за горизонт, а шума реки теперь почему-то не было слышно.

Они плелись рядом, одновременно раздвигая ветви кустов и перешагивая через бревна. В джинсах Райана царило тяжелое напряжение. Он хотел Мишель сильнее, чем еще час назад, и желание усиливалось с каждым пройденным шагом. Наверное, прежде ему вообще не приходилось бороться с таким требовательным и мощным влечением. Оно не походило на обычную тяжесть между ног, а резало, словно нож.

– В одном можно быть уверенным, – заявил Райан, пытаясь отвлечься. – Хоумер и Ида не прятали здесь награбленного.

– Правда? – Мишель покрутила головой, пытаясь понять, что именно навело Райана на подобную мысль. – С чего ты взял?

– Потому что тут сам черт ногу сломит. Мишель устало вздохнула.

– Аминь.

– Но дело не только в том, что тут пересеченная местность. Просто тащить сюда награбленное с поезда далековато. Да и вообще фермеры в этом районе могли вызвать подозрение. Кто-нибудь мог проследить за их частыми передвижениями. Что скажешь?

– Я согласна, – кивнула Мишель. Райан остановился.

– Знаешь, у тебя сейчас был такой вдумчивый вид, словно ты все же веришь в существование клада.

Девушка тоже остановилась.

– Я верю в то, что клад был, но считаю, что теперь его нет.

– Это тоже своеобразный прогресс, – усмехнулся Райан. – Раньше ты была иного мнения. Почему ты передумала?

– Потому что, по сути, тот факт, что Хоумер с Идой бежали от полиции, говорит в пользу наличия клада. – Девушка помолчала, подбирая слова, чтобы объяснить точнее. – Словно они всерьез рассчитывали выкрутиться, потом сбежать и начать тратить накопленные денежки.

– Может быть, может быть, – пробормотал Райан, с тяжелым чувством наблюдая, как солнце окончательно пропадает за горизонтом. Возбуждение уже зашкаливало за все возможные нормы. – Вот-вот стемнеет.

– Значит, надо двигаться быстрее.

– В темноте это будет особенно легко, – поддел Райан. – Нам нужен источник света.

– Давай поторапливаться, пока можно идти, – взмолилась девушка, дотронувшись до руки Райана.

Он вздохнул. Местность взбиралась вверх, словно они лезли на высокую кручу. Возможно, через некоторое время они могли оказаться на вершине нужного обрыва… но если нет?

– По моим расчетам, мы давно должны были выйти к нужной точке, – признался Райан.

– Может, мы сбились с пути?

Ему не хотелось даже рассматривать подобный вариант.

– Я очень надеюсь, что нет.

– Он надеется, вы только посмотрите на этого…

– Мишель, – устало сказал Райан, – если хочешь, чтобы я шел быстрее, перестань ко мне цепляться. Попробуй подбадривать или как-нибудь обнадеживать.

Она только хмыкнула, ничего не ответив.

– Как я понял, подбадривать меня ты не готова, – мрачно подвел итог Райан.

– Я лучше помолчу.

– Это действительно лучше, – буркнул Райан.

Секунд десять они шли молча, затем Мишель снова открыла рот.

– Прости, что из-за меня ты оказался в этой передряге.

– Твоей вины нет. Я вызвался добровольно.

Райан до сих пор удивлялся тому, что так легко принял предложение Дэнни. Конечно, тяга к Мишель Нельсон всегда была его слабым местом, но броситься в петлю с такой готовностью?

Возможно ли, что он все еще влюблен в нее? Конечно, не той подростковой любовью, что заставляла его робеть в ее присутствии пять лет назад… влюблен по-новому. Все эти годы Мишель была его музой, хотя и не знала, что Райан водрузил ее на пьедестал.

Сейчас она была обычная земная женщина, растрепанная и раздраженная, такой далекой от образа прекрасной нимфы, и все равно Райана тянуло к ней со страшной силой. Резкая, саркастичная, постоянно всем недовольная муза… «Почему нет?» – устало подумал Райан.

– Ты вызвался из-за меня, – уточнила девушка. – Я перед тобой в долгу.

– Ты ничего мне не должна. – Райан не хотел, чтобы Мишель чувствовала себя обязанной. Ему были бы больше по душе ее признательность, желание быть рядом… Бог знает, что еще!

– Нет-нет, не спорь. Я тебе очень благодарна. Сначала по моей вине ты вляпался в эту историю, а потом еще и наручники заполучил, когда я не справилась с заданием. – Она потрясла рукой, металл звякнул.

– Мне нравится, что мы скованы, – тихо пробормотал Райан.

Мишель его не слушала.

– Я не должна была ничего выпытывать у тебя о живописи, тем более читать нравоучения. Это было очень некрасиво с моей стороны.

Этот полный раскаяния тон показался Райану подозрительным.

– А что с моей живописью? – спросил он, прищуривая глаза.

– Вот видишь! Я только заговорила об этом, а ты уже напрягся.

Райан заставил себя расслабиться.

– Я только сейчас поняла, что сильно давила на тебя, когда мы обсуждали твои произведения. – Мишель говорила медленно, подбирая слова. – Мне казалось, что я только поддерживаю тебя, но мои комментарии были излишними. Прости, пожалуйста. Я больше не буду совать нос не в свое дело.

Райану понравилось то, что она сказала. Значит, Мишель пытается поддержать его? Это приятно.

– Ничего страшного, я не в обиде.

– Ты слишком великодушен, – продолжала девушка. – Я – человек резкий, раздражительный, хотя не всегда сознаю это. Кто-то должен ставить меня на место. Например, самой-то мне не нравится, когда люди начинают лезть с советами относительно моей карьеры. А сама поступаю точно так же.

– То-то у тебя было такое лицо, когда моя мать расспрашивала тебя об успехах в большом городе. – Райан понимающе кивнул.

– Наши ожидания часто завышены, но мы осознаем это лишь тогда, когда они не оправдываются. И в такие моменты, стоя на распутье, мы не знаем, в какую сторону кидаться.

– Ты справишься, – уверенно сказал Райан.

– Откуда такая уверенность? – очень тихо спросила Мишель.

– Потому что я следил за тобой много лет. Я понял, что ты на многое способна. – Раньше Райану казалось, что Мишель побеждает играючи, и только сейчас он осознал, что за успехами стоит тяжелый, напряженный труд. – И дело не в удаче, дело в тебе самой.

Мишель промолчала, и Райан решил, что она ему не верит.

– Да, ожидания не всегда оправдываются. Но куда хуже вообще ни к чему не стремиться, – сказал он задумчиво. На небе начинали загораться звезды. – Ты никогда не была способна просто сидеть на месте и ждать от жизни подарков. А вот я частенько именно этим и занимался. Я мог добиться большего, если бы прилагал усилия.

– Откуда это неверие в себя? Ты поэтому не пытался выставлять свои картины? – Мишель охнула и зажала рот ладонью. – Прости, опять я об этом! Но разве есть что-то, в чем ты не преуспел? Ты управляешь клубом, рисуешь…

– Все дело в тебе. – Райан остановился и повернулся лицом к девушке. – Я не преуспел тогда, с тобой.

Мишель, озираясь, попятилась.

– Не желаю это обсуждать.

Райан шагнул к ней.

– Знаешь что? Мы все равно это обсудим.

– Ничего подобного! – Она заткнула уши пальцами. – Ла-ла-ла-ла… ничего не слышу!

– Во всем виноват я один, – признал Райан. Мишель резко выдернула пальцы из ушей.

– Что-что?

– Избирательный слух, – похвалил он улыбаясь. – Но ты права, ты оказалась слишком хороша для меня.

– Ой! – пискнула девушка. – Так и знала, что ты будешь меня дразнить за эту фразу. Забудь, что я так говорила, прошу!

– Забыть? Ну, уж нет! Ты бы себя видела в ту ночь! – Райану было все труднее сдерживаться, дыхание стало прерывистым. – Ты была такой сексуальной, такой желанной.

Мишель недоверчиво наклонила голову в сторону.

– Прекрати издеваться.

– Я и не думал. В ту ночь на меня клюнула самая удивительная девушка Карбон-Хилла. Я не смел и надеяться на то, что ты меня заметишь.

– Не смел надеяться? – изумилась Мишель, хватаясь за голову. – Мы словно говорим на разных языках. Или о разных людях. Ведь это я безуспешно пыталась завладеть твоим вниманием!

На мгновение на лице Райана отразилось удивление, затем на губах мелькнула дьявольская усмешка.

– Значит, ты не слишком старалась.

– А ты вообще не старался.

– Просто я считал, что у меня нет шансов. Мишель покачала головой:

– Нелепость какая-то… отныне всегда делай то, что хочешь, а не терзайся сомнениями. А то будешь еще пять лет жалеть о собственной нерешительности…

Словно приняв это за сигнал, Райан шагнул к Мишель. Он прижал ее к стволу дерева и втиснул свою ногу между ее ног.

– Да ты… – охнула девушка.

– Ты это имела в виду?

– Конечно, бывают моменты, – пролепетала она, облизнув губы, – когда лучше попросить. Должны быть согласны обе стороны.

– Я хочу тебя поцеловать. – Райан чуть наклонил голову.

Мишель инстинктивно забилась, как мотылек в паутине, но ощутила под лопатками сучковатую кору дерева и замерла.

– Попроси, – выдохнула она, стараясь выглядеть спокойной. Пусть Райан думает, что у нее все под контролем, что поджилки не трясутся, как у напуганного зайца, что сердце толчками не гонит кровь все быстрее и быстрее. – Сначала попроси.

– Я хочу поцеловать тебя. – Губы его приблизились, замерли совсем рядом с ее ртом.

Он так и не попросил, отметила про себя Мишель. Видимо, Райан не из тех мужчин, которым требуется дозволение. Но ей хотелось, чертовски хотелось, чтобы он попросил… нет, чтобы почти умолял о поцелуе. Она желала видеть настоящую животную страсть в этих хитрых, все понимающих глазах. Но и выказывать слишком откровенное желание, видимо, было не в привычках Райана Слейтера.

– Попроси, – упрямо повторила девушка, чуть отворачивая голову. – Меня устроит даже банальное «пожалуйста».

Пальцы Райана сжались на ее предплечьях.

– Пожалуйста, – процедил он одним уголком рта, прищурив глаза. Похоже, ему было не по душе подобное требование.

– Я согласна… – Мишель закрыла глаза.

Она не ждала, что поцелуй окажется таким горячим и настойчивым. Райану не пришлось умолять Мишель о поцелуе, чтобы ей открылась вся глубина пропасти, в которую он падал. Пропасти дикой, необузданной страсти, настоящего животного вожделения.

Жесткая щетина царапала подбородок Мишель, зубы покусывали губы, и казалось, им стоило невероятных усилий, чтобы не искусать нежную плоть в кровь.

Это было совсем не похоже на те поцелуи, которыми они обменивались пять лет назад!

Ноги Мишель оказались раздвинутыми, Райан прижался к ней бедрами, его член тыкался ей в низ живота. А руки его уже торопливо, но уверенно снимали с нее джинсовку. Вслед за этим пальцы забрались под блузку, дотронулись до горячей кожи. Мишель даже удивилась, почему от прикосновения прохладных мужских ладоней к раскаленной коже не раздается шипение.

Одна рука Райана переместилась вперед и скользнула к груди, которую накрыла, чуть приподняв лифчик. Соски девушки напряглись и стали почти болезненными, грудь показалась невероятно тяжелой и очень-очень большой. Сдвинув наверх застегнутую рубашку и мешающие чашечки обеими руками, Райан сжал чувствительные соски, заставив Мишель содрогнуться всем телом. Каждое прикосновение к груди отдавалось у нее между ног, словно молот бил по наковальне.

Низко наклонившись, Райан осторожно захватил один сосок губами, пососал, и Мишель выгнулась навстречу, застонав. Словно в ответ на ее стон легкий ветер зашелестел в траве и осыпал Мишель и Райана сухими дубовыми листьями.

Одной рукой Райан погладил живот девушки, и ее сердце болезненно сжалось, когда его пальцы игриво забрались под кромку джинсов. Горячее, безжалостное пламя пылало у девушки между ног, рискуя превратиться в настоящий пожар. Мишель знала, к чему идет дело, но не останавливала Райана. Она и слова не могла вымолить, а лишь наслаждалась каждым оттенком собственных эмоций.

Мужские руки расстегнули пуговку на джинсах, потянули вниз язычок молнии. Пальцы скользнули вниз, од грубую ткань, накрыли самое жаркое место сквозь трусики, тогда как рот вновь приник к губам Мишель, на застонала, выгибаясь навстречу животом и бедрами, принимаясь тереться о его руку.

– Райан… – с закрытыми глазами шепнула девушка, посасывая его губы.

– Да, детка. – Его пальцы скользили вверх-вниз по влажной ткани трусиков. Мишель дышала все чаще.

Райан знал, что нужно делать. Указательным и средним пальцами он забрался ей в трусики и принялся гладить им нежную плоть по кругу, скользя во влаге по припухшему бугорку. Одновременно он слегка прикусывал соски Мишель, то один, то другой, или посасывал их.

Она не могла больше сдерживаться. Казалось, та рациональная и чуть насмешливая Мишель, которая иронизировала над собственными слабостями, покорно уступила место другой Мишель – страстной, готовой на необдуманные поступки. Девушке хотелось, чтобы Райан оказался внутри ее, там, где собралась и пульсировала, наверное, вся кровь организма. Она перехватила руку Райана и с силой погрузила его пальцы в себя.

И охнула, когда Райан отстранился. Он быстро перехватил ее руки и прижал к коре дерева над ее головой.

– Мишель, – укоризненно сказал он, наваливаясь на девушку всем весом.

– Да…

– Бывают моменты, когда лучше попросить, – поддел он ее.

– Это ты должен был попросить о таком, – хрипло прошептала Мишель.

Райан насмешливо поцокал языком, показывая, что будет стоять на своем.

– Попроси, – приказал он.

Мишель смогла на секунду сфокусировать на нем затуманенный взгляд.

– Я… – Она умолкла.

– Попроси хорошенько. – Свободная рука Райана вновь забиралась ей в трусики, но пальцы кружили вокруг, не дотрагиваясь до тех мест, что жаждали прикосновений.

– Я не могу просить… об этом, – смущенно прошептала девушка.

– Просто скажи «пожалуйста», – продолжал подтрунивать Райан.

Мишель застонала и потерлась о выпуклость между его ног, но он был безжалостен. Пальцы потанцевали где-то в районе лобка, погладили там и тут, но не спустились ниже. Мишель чуть не заплакала от досады.

– Умоляю, – простонала она. – Пожалуйста…

Райан послушался. Ладонь целиком забралась под трусики, пальцы раздвинули влажные лепестки, принялись двигаться вниз-вверх, затем вонзились вглубь, нажимая на чувствительные точки. Мышцы влагалища сократились, обхватывая вторгшиеся пальцы, как перчатка. Те продолжали скользить туда-обратно, и тело Мишель изгибалось в причудливом танце. Она была уже на грани, готовая переступить черту неизбежного.

Все произошло очень быстро. Ощущения оказались сладкими почти до боли, волна оргазма накрыла девушку с головой и отхлынула, оставив опустошение. И все же где-то в глубине тела все еще продолжали стучать, постепенно стихая, крохотные молоточки пульса. Обмякшая, ослабевшая, Мишель навалилась на Райана.

– Мишель… – Он выпустил ее запястья, и они рухнули вниз, цепь наручников больно задела девушке ухо, но та даже не охнула.

Мишель медленно открыла глаза.

– Дай мне пять минут, чтобы отдышаться, – сиплым голосом сказала она.

Райан осторожно коснулся губами ее щеки.

– Все равно слишком темно, чтобы двигаться. – Он наклонился, подбирая упавшую джинсовку Мишель. – Нам надо найти укрытие. Место для ночевки.

Место для ночевки? Внезапно до Мишель дошел истинный смысл его затеи. Место для ночевки и для того, чтобы без помех заняться… о Боже!

Она находилась в темном лесу наедине с самым сексуальным парнем в своей жизни, прикованная к нему наручниками и все еще безумно возбужденная. Что ж, она напрасно обвиняла Ванессу во всех грехах. Пожалуй, стоило позже сказать подруге спасибо.

Глава 11

Мишель растерянно смотрела на темный провал, который подобрал для ночевки Райан. На ее лице даже в полумраке явственно читалось сомнение.

– Я туда не полезу!

– Да брось! Что здесь страшного?

– Ха! – Девушка ткнула пальцем в пещеру, чей зев напоминал вход в преисподнюю. – Это огромная страшная пещера.

– Мишель, все равно идти дальше бессмысленно. Еще минут пятнадцать, и можно будет двигаться на ощупь. Пещера – наш единственный шанс. Полезли, не бойся!

Конечно, все, что говорил Райан, было верным и справедливым, но отчего-то сам вид черного провала не внушал Мишель доверия.

– Может, переночуем под открытым небом? – предложила она с надеждой. – Неужели обязательно туда лезть?

– На самом деле это не пещера, – пояснил Райан, похлопав ладонью по каменному выступу горы. – Это просто небольшая ниша в породе.

– Мне все равно, пещера это или ниша, – буркнула Мишель упрямо. – А если кто-то уже выбрал ее своим жилищем? Медведь, например? Или волк?

Она не была уверена, что в окрестностях Карбон-Хилла вообще есть крупные дикие животные, но пещера все равно казалась ей пристанищем зла. По правде говоря, ее ноги даже пританцовывали на месте, давая понять, что готовы в любой момент сорваться с места и сбежать.

– Нет там никаких животных, – пообещал Райан, чье терпение постепенно истощалось. – Точно тебе говорю!

– А летучие мыши? – Мишель содрогнулась. Она уже жалела, что мысль о летучих мышах вообще посетила ее голову. От этого навязчивого кошмара ей теперь точно не избавиться!

– Да перестань, Мишель. – Райан сделал шаг к темному провалу и потянул девушку за наручник. – Если преследователи будут искать нас и ночью – например, с фонарями, – в пещере нас попросту не заметят. А на земле, спящих, найдут легко.

– Мы можем спать по очереди, – предложила Ми-ель торопливо. – Если хочешь, дежурить буду я одна, а ты спи!

– В пещере можно укрыться от ветра и дождя, – продолжал уговаривать Райан. – Видишь, сколько в нее нанесло опавших листьев? – Он поддел ногой кучу листвы у входа. – Значит, нам будет сухо и тепло.

Мишель до хруста стиснула зубы. Не так она представляла себе ночь восхитительного секса с Райаном Слейтером. Она думала, что на уме у него лишь одно, а его больше беспокоило местечко потеплее!

– Люди не привыкли ночевать в пещерах, – снова принялась возражать девушка. – Ну, если, конечно, они не… пещерные люди. – Она бросила тревожный взгляд на Райана, весьма напоминавшего в этот момент вышеупомянутых особей.

– Я слышал, что во времена Великой депрессии люди, лишенные крова, частенько жили в палатках вот в таких лесах, кормились охотой, рыбалкой и разбивали огороды. Иногда они обустраивались в таких пещерах и жили в них месяцами и даже годами. – Райан спустился на землю, и Мишель торопливо наклонилась вслед за ним, чтобы ей не оторвало кисть. – И никто не называл их пещерными людьми. Просто несчастным не повезло в жизни.

Мишель содрогнулась от ужаса. Не хотела бы она испытать подобные передряги на собственной шкуре.

– Я же предлагаю провести здесь всего одну ночь, – продолжал Райан. – Нет, даже не так! Всего несколько часов до восхода.

– Ладно, – буркнула девушка, напряженным взглядом осматривая темный провал пещеры. – Но если я увижу хоть одну летучую мышь, мы тотчас уберемся отсюда!

– Договорились. Идем. – Райан потянул ее к себе, и Мишель опять прижалась спиной к нему. Это дарило ощущение безопасности и уюта.

– Жаль, нет телефона, – с досадой произнесла девушка. – Мы могли бы позвонить Анни и спросить точную дорогу. Могли бы, черт возьми, заказать пиццу или хотя бы сыграть в «косынку». А так…

– Боюсь, в такую даль пиццу не доставляют.

– Брэнди дорого заплатит за свои фокусы, – пообещала Мишель. – Она слишком далеко зашла на этот раз.

– Да забудь ты о ней. Только себя мучаешь.

Мишель усмехнулась. Она тоже слышала, что отрицательные эмоции, равно как и бесплодные мечты, лишь отнимают энергию. Но ведь она не просто мысленно разрывала Брэнди на кусочки, она собиралась сделать ответную гадость рыжей фурии, как только выпадет подходящий шанс.

– Нет, забывать я о ней не собираюсь, – заявила Мишель твердо. – Я еще и план мести разработаю.

Они забрались в пещеру и сели на мягкую кучу листьев у самого входа. Им была видна половина небосвода, испещренная звездами.

– Я голоден, – неожиданно сказал Райан. – А ты?

– Не очень. – Мишель порылась в кармане джинсовки и достала конфетку. – На, держи!

– Мятный леденец?

– Все, что нашлось. Могу дать карточку с первым заданием, если ты предпочитаешь жевать бумагу.

– Но ведь ты же повар, – обиженно заявил Райан, разворачивая конфету. – Ты должна уметь готовить потрясающие блюда из самых обыкновенных продуктов.

– Сначала дай мне самые обыкновенные продукты, – проворчала Мишель. – Если ты имеешь в виду щи из лебеды, то извини. Я – повар, а не шеф бойскаутов.

– Это точно. – Райан захрустел леденцом. – А жаль, что ты не шеф бойскаутов.

Мишель улыбнулась, и поплотнее прижалась к нему спиной. Ей требовалось тепло, а еще больше – мужская защита. Рядом с настоящим мужчиной даже в пещере уютно и безопасно.

Она нахмурилась. Неужели она чувствует себя уютно и безопасно рядом с Райаном Слейтером? Человеком, который так ее обидел пять лет назад? Воистину невозможное возможно.

Теперь, сидя в темноте, Мишель могла разглядеть большую часть пещеры. У нее был низкий свод и поросшие мягким мхом стены, в воздухе витал запах сухих листьев и теплой земли.

Девушка опиралась спиной о грудь Райана и оттого чувствовала каждый его вдох, каждое движение могучей грудной клетки. С ним было хорошо и в то же время немного боязно, словно рядом с гибким сильным хищником из рода кошачьих. Никогда не знаешь, когда зашипит и выпустит когти.

Мишель потерла свободной рукой саднящее запястье. Кожа была оцарапана по окружности и припухла. Втянув носом воздух, девушка ощутила слабый аромат мяты. Мятный леденец, сообразила она.

Поначалу ей было легко сидеть рядом, почти в обнимку с Райаном, но постепенно эта легкость сменилась беспокойством. Оно росло тем сильнее, чем больше проходило времени, и наконец Мишель сообразила, отчего чувствует такой дискомфорт. Приходилось ли вам когда-нибудь просто сидеть рядом с самым сексуально привлекательным мужчиной на свете и при этом находиться в полной гармонии с собой?

Мишель поерзала на месте и слегка отстранилась от Райана, однако дискомфорт все возрастал. Мишель задумалась, что удерживает ее спутника от попытки тотчас же, немедленно овладеть ею. Прямо на сухих листьях, в темной пещере… На сотни метров вокруг ни единой живой души, никто не появится и не помешает в самый неподходящий момент, ведь так? Чего же Райан медлит?

Он сидел, глядя куда-то вверх, на звезды, и молчал. При этом его пальцы перебирали волосы девушки, и от этого по спине у нее бегали мурашки.

То есть сначала мурашек не было и в помине, но теперь, когда сама поза стала казаться нарочитой, неловкой, а щеки горели лихорадочным румянцем, мурашки понеслись по спине сплошным потоком.

Мишель терялась в догадках. Почему Райан не предпринимает никаких шагов? Ведь она знала, что неудовлетворенный мужчина не может просто так взять и позабыть о сексе. Значит, Райан должен желать продолжения! Отчего же он сидит словно истукан и таращится на дурацкие звезды?

Внезапно девушку осенило. Может, это такая игра? Райан прекрасно знает, что она чувствует, и сам еле сдерживается, чтобы не наброситься на нее, однако дает ей право сделать первый шаг? Ведь он неоднократно предлагал заняться сексом, а теперь вдруг словно потерял к нему интерес.

А что, если…

Нет, нет, не может быть! Мишель задвинула опасную мысль на дальние задворки сознания. И все же… шанс был. Что, если Райан говорил всерьез? «Я понял, ты действительно слишком хороша для меня». Может, он решил отступить? Может, она его пугает? Нет, отпугивает?

Мишель тихонько вздохнула. А может, вдруг испугалась она, Райана насторожила ее доступность? То, как легко она сдалась после собственного отказа? Когда-то она буквально вынудила Райана заняться сексом и в этот раз тоже не проявила вершин благоразумия, раздвинув ноги прямо в лесу.

Девушка на секунду закрыла глаза. Должно быть, именно в этом и была причина отстраненности Райана. Такова история ее жизни: когда речь заходила о сексе, Мишель никогда не умела вовремя остановиться. Стоило кому-то из парней, с которыми едва зарождался роман, поцеловать ее, как она была готова на большее.

Определенно она относилась к тем женщинам, которых мужчинам понять довольно трудно. Закрытая и сдержанная поначалу, она открывалась целиком, была готова в постели на все, совершенно не думала о морали, и оттого парни недоумевали. Должно быть, они не знали, с кем столкнулись: с ненасытной распутницей или зажатой скромницей, внутри которой пылает пожар страсти.

Как правило, ребята, с которыми Мишель оказывались в постели, сначала приходили в восторг от ее раскованности, но быстро терялись, не зная, чего от нее ждать, и попросту исчезали из ее жизни. А она ждала большего. Увы, гораздо большего.

Мишель и сейчас вела себя также… позволила многое и ждала еще большего. Неужели Райан почувствовал в ней эту слабину и теперь не знал, стоит ли связываться?

Подобные мысли отнюдь не расхолодили девушку, а, казалось, только подогрели желание. Возможно, решила она, Райану и достаточно просто перебирать ее волосы, но ей нужно нечто иное. Она уже была готова повернуться к нему лицом и потянуть на себя без всяких прочих намеков, но ее остановило возможное сопротивление партнера.

Одно было ясно – первый шаг Райан делать не намерен. Девушка прикрыла глаза и вдохнула прохладный воздух. Затем она теснее прижалась спиной к груди Райана и обняла саму себя скованной рукой. Короткая цепь вынудила Райана сделать то же самое. Неудобная конструкция в данном случае играла Мишель на руку.

Впрочем, впоследствии наручники могли стать серьезной преградой, стесняя движения и не позволяя полноценно использовать ладони и пальцы.

«Что же, – решила девушка, – с этим мы справимся». Оставалось придумать, как именно начать приставать к Райану Слейтеру.

Флирт? Осторожные, будто случайные прикосновения?

Нет, все не то!

Она должна прямо обозначить свои намерения, не оставив Райану выбора.

Мишель встала на колени и приподнялась, собираясь обернуться, но потолок пещеры оказался слишком низким для подобных маневров, и она ударилась многострадальной макушкой.

– Уй-я! – Она схватилась за голову.

Райан принялся изучать ее макушку пальцами, но выбрал не ту руку, и металлическая цепь наручников больно прищемила Мишель волосы.

– Ай-ай-ай! – взвизгнула девушка.

– Прости, – виновато шепнул Райан. Он осторожно выпутывал прядь из звеньев цепи. – А куда ты так резко вскочила?

– Я хотела повернуться к тебе. – Голова Мишель была наклонена, поэтому она не видела лица Райана, но почувствовала, что он улыбается, по его тону, когда он задал следующий вопрос:

– Обязательно для этого прыгать, как кузнечик?

– Если бы на небе была луна, я бы разглядела потолок, – пожаловалась Мишель.

– Сильно болит? – Райан осторожно пощупал шишку.

– Не очень. Только в первый момент искры из глаз посыпались.

Решив, что уже достаточно пожаловалась, девушка перешла к активным действиям – положила ладони Райану на плечи и потянулась к его лицу губами. Однако найти его рот в темноте оказалось задачей не из легких. Губы девушки ткнулись сначала в нос, затем в колючий подбородок и только потом нашли губы Райана.

Он сжал ее в объятиях, едва не задушив, но Мишель с радостью приветствовала столь жаркий отзыв на ее поцелуй. Девушка закрыла глаза, наслаждаясь тем, как мужской рот отвечает на ласку, перехватывает инициативу. Ладонь Райана легла ей на затылок, поддерживая голову. Пульс девушки участился, заметался в висках, затем где-то между ключицами, пробежал электрической волной по всему телу, опускаясь ниже, туда, где уже бился недавно так сладко и незабываемо. И хотя поцелуи Райана были совсем иными, чем пять лет назад, они были узнаваемыми на вкус, волнующими, дерзкими.

Мишель скользнула языком за зубы Райана, подразнила его язык, торопливо коснулась острых клыков. Он поймал ее язычок, осторожно пососал и выпустил на волю, словно напоминая, что инициатива должна исходить от партнерши.

Девушка прижалась всем телом, погладила широкие мощные плечи пальцами, запоминая каждый изгиб мускулов. Она призывала себя не торопиться, но настойчивое желание гнало вперед, не давая оценить ситуацию.

Потянув наверх футболку Райана, Мишель чуть усмехнулась, когда ее партнер слегка дернулся от ледяного прикосновения стали. Наручники звякнули. Девушка погладила грудь Райана, покрытую густыми волосками, и даже засмеялась от удовольствия.

Руки Мишель ощущали, какое сильное и подтянутое у Райана тело. Как бы ей хотелось увидеть его при свете дня, чтобы сполна насладиться этим великолепным зрелищем! Еще она желала обследовать каждый дюйм этого прекрасного тела пальцами и губами, попробовать на вкус кожу, но не решалась, сгорая от смущения.

Мишель пробежалась пальчиками по животу Райана, нащупала ремень джинсов, попробовала расстегнуть пряжку.

В тот же момент Райан немного отстранился.

– Мишель, – простонал он.

– Да? – Девушка по-прежнему пыталась расстегнуть ремень. Обычно она справлялась с этим быстрее, но на этот раз у нее тряслись руки.

– Мы не можем, Мишель…

Мысленно обругав непослушный ремень, девушка обхватила возбужденный член Рассела прямо через джинсы. Выпуклость оказалась достаточно внушительной.

– А я думаю, можем…

Райан чуть приподнял скованную руку, заставив одно и запястий девушки отодвинуться от его паха. Она непонимающе посмотрела на него, но смогла разглядеть в темноте лишь лихорадочный блеск глаз.

– Ты не дослушала. У меня нет презерватива.

Мишель словно окатили ледяной водой. Жар между ног сменился ноющей болью.

Нет презерватива… нет чертова презерватива! Как Райан мог возбуждать ее, целовать и щупать везде, где желал, как мог говорить, что хочет ее, если у него не было дурацкого презерватива?!

Словно прочитав мысли Мишель, Райан пояснил досадливо:

– То есть у меня есть презервативы, но они остались в пансионе Уэртов.

Мишель стояла, боясь шелохнуться. Желание, до этого момента тлевшее в ней, от обреченности постепенно превращалось в яд, отравляющий все тело. Она не могла двигаться, потому что боялась закричать от отчаяния.

Так нечестно! Неужели ей так и не суждено испытать, каково это заниматься с Райаном сексом тогда, когда этого хочется? Почему всякий раз у них не выходит ничего путного?

– Какой ужас… – прошептала девушка.

– Ты даже не представляешь, как плохо мне, – низким, сиплым голосом сказал Райан. – Ничего на свете я не хотел так сильно, как заняться сейчас с тобой сексом! М-м-м… я повалил бы тебя на землю, навалился сверху…

Мишель закрыла глаза и стиснула зубы.

– …я бы сорвал с тебя эти чертовы джинсы…

Девушка, словно защищаясь, вцепилась пальцами в кромку своих джинсов.

– …и вошел бы в тебя яростно и глубоко.

Она торопливо скрестила ноги, словно на ее честь уже покушались.

– Но, увы, – продолжал Райан, – у меня нет такой возможности. – Он заскрежетал зубами. – И как бы настойчиво ты меня ни соблазняла, я не сдамся.

Мишель облизнула губы. После всего вышесказанного ей невероятно хотелось испытать крепость Райана и проверить, сколько он способен выдержать. Было бы интересно опробовать на нем свою власть, постараться подчинить, свести с ума и забыть о доводах рассудка.

Но она знала, что не станет этого делать. Ведь Райан заботился о ней, хотя мог в самом деле повалить ее на землю, пристроиться между ног и…

«Ох! Когда преследуют подобные фантазии, пережить ночь будет очень тяжело», – подумала Мишель.

Она должна перестать думать о сексе! Райан повел себя благородно и ответственно, а она являет собой пример психологической незрелости.

Чувство признательности затопило все ее существо, и нервная дрожь, блуждавшая в теле, немного ослабла, а вместе с ней ослабела и пульсирующая боль между ног. И все же у Мишель было чувство, словно кто-то украл у нее сладкую плитку шоколада, дико вкусную, долгожданную, приберегаемую напоследок. И чувство это было мучительным.

Но ей ли жаловаться? В отличие от нее Райан вообще не получил никакой разрядки! Он заставил ее кончить, лаская руками, и даже не попросил ничего взамен.

Пожалуй, эту ошибку она могла исправить.

Мишель торопливо расстегнула ремень его джинсов (на сей раз пряжка сдалась быстро) и потянула вниз язычок молнии. Райан резко дернул наручники вверх, в этом рывке чувствовалось раздражение. Скованная рука Мишель зависла в воздухе.

– Я серьезно, Мишель!

– Мне об этом известно. – Мишель забралась свободной рукой ему в джинсы.

Райан перехватил ее запястье.

Мишель вздохнула. Не объяснять же мужчине на словах то, что она собиралась для него сделать? Ей хотелось доставить ему удовольствие, хотя бы дать разрядку, как он ей раньше. Ну, разве что она собиралась его немного помучить, как он мучил ее там, у дерева. Подразнить… подержать в напряжении. Ведь это вина Райана, что у них нет презервативов! Пусть расплачивается за свою недальновидность.

Выдернув запястье из хватки Райана, и получив тем самым небольшую свободу, Мишель решила действовать иначе. Она опустилась на колени и наклонила голову. Поймав зубами кромку джинсовой ткани, она потянула ее вниз. Ее движения были неловкими, зубы клацнули о металлическую пуговицу, и девушка порадовалась, что темнота почти скрывает ее от Райана. По крайней мере, он не мог видеть лихорадочного румянца, вызванного смущением.

– Мишель! – Его бедра подались вперед, видимо, инстинктивно, поскольку тон был по-прежнему изумленным.

Она усмехнулась и потянула в сторону и вниз другой уголок джинсов. Ее нос ткнулся в теплую выпуклость, внезапно обретшую свободу. Райан был возбужден, и между губами девушки и его членом не оказалось больше ни единой преграды, такой, как хотя бы нижнее белье. И в этом Райан оказался… распущенным нахалом, решила Мишель с удовольствием. Оставалось только взять его в рот.

– Что ты делаешь? – озадаченно спросил Райан.

– Ты доставил мне удовольствие. Теперь моя очередь, – бесхитростно объяснила Мишель и потерлась о шелковистую выпуклость щекой.

Райан поднял ее голову за подбородок. Его глаза блеснули в темноте.

– Отчего-то я тебе не верю, – проворчал он. – Думается, ты собираешься поиздеваться надо мной.

– Проверим, кто прав? – Мишель снова опустила голову, коснулась языком головки члена, который подпрыгнул от нежданной ласки.

Из груди Райана вырвалось низкое ворчание, словно девушка собиралась доставить удовольствие не мужчине, а медведю гризли. Его член увеличился в размерах, пугая своей величиной.

Мишель не знала, какие именно ласки предпочитает Райан, но ей самой хотелось ласкать его всеми возможными способами: губами, языком, тереть его о свое лицо и нёбо, чуть сжимать его яички пальцами и втягивать их в рот…

Она осторожно сжала его рукой и взяла крепкую мужскую плоть в рот, поласкала языком и выпустила, затем начала ритмично насаживаться на нее ртом, представляя, что на самом деле он входит в ее истосковавшееся влагалище. Бедра Райана приподнимались ей навстречу, его пальцы вплелись Мишель в волосы, принялись чуть надавливать на затылок, задавая ритм.

Девушка обхватила член обеими руками, помогая приблизить разрядку, отчего Райан хрипло застонал. Мишель дорого дала бы, чтобы видеть удовольствие на его лице. Ну, ничего, решила она. В другой раз…

Когда дыхание Райана участилось, Мишель расслабила мышцы горла и вобрала его так глубоко, как могла. Она продолжала двигаться, теперь быстрее, чем раньше, зная, что развязка приближается. Мужское тело мощно содрогнулось, и стон Райана отразился от каменных стен.

Чуть позже Мишель стала выбирать себе местечко для ночлега. Спать в обнимку с Райаном она не желала – слишком мучительные мысли посещали ее, если их кожа соприкасалась. Ночь выдалась удивительно теплой для осени, поэтому дополнительное тепло девушке почти не требовался.

Она выбрала кучку листьев у дальней стены, но Райан, который не собирался лежать всю ночь с вытянутой вбок рукой, поскольку цепь наручников была короткой, перебрался к ней и крепко обнял.

– Кто-то категорически отказывался заниматься со мной сексом, – сонно прошептал он ей на ухо.

– Возможно, – согласилась девушка, удивляясь тому, до чего удобно устраивается голова на мужском предплечье. – А почему ты спрашиваешь?

– По-моему, ты даже говорила, что я больше не кажусь тебе привлекательным, – продолжал поддразнивать Райан.

– Прекрати! – Мишель пихнула его локтем в ребра. – Ты уже знаешь, что это был блеф.

– Блеф? А как обстоят дела на самом деле?

– Ты мне даже нравишься. Доволен? А теперь давай спать.

Нравится ли ей Райан?.. Мишель мысленно усмехнулась. Увы, все не так просто. Она и сама точно не знала, как относится к лежащему рядом мужчине. Пожалуй, она находилась в одном шаге от любви…

Да нет же, кого она хочет обдурить? Она давно влюблена в Райана Слейтера. Она никогда не переставала его любить. Похоже, он был ее единственной любовью. Когда-то она сходила по нему с ума, сохла, вожделела. А сейчас снова проходила те же круги ада.

Увы, даже пяти лет не хватило, чтобы выкинуть его из сердца! А ведь порой казалось, что Райан забыт, отправлен в корзину, стерт, как ненужный документ, из памяти.

Наверное, это вполне закономерно, а она продолжала трепыхаться, словно бабочка, угодившая в паутину. Она влюблена, а значит, ей чертовски повезло, что предмет ее вожделения вызвался стать ее партнером в соревнованиях. Судя по его желанию извиниться и по настойчивым попыткам затащить ее в постель, Райан тоже к ней неравнодушен. Но насколько? Есть ли у них общее будущее?

А может, она просто растрогалась, лежа в объятиях мужчины, недавно доставившего ей удовольствие? Может, и нет никакой любви, а есть лишь взаимное сексуальное притяжение? Выходило, что она пять лет воображала, будто ее чувство к Райану – пустая прихоть, а на деле оказалась слабой и безвольной, неспособной забыть то, что когда-то не принесло удовлетворения. Что-что, а наивной Мишель себя не считала.

– В чем дело? – спросил Райан, почувствовав, как отстранилась девушка.

– Ничего, – спокойно ответила Мишель, хотя на душе у нее было горько.

Следовало подвести скорбные итоги. Она была влюблена в школе и не переставала любить последние пять лет. При этом она и сама не верила, что у их связи с Райаном есть будущее. Не верила раньше и не верит сейчас. Она словно заранее ставила на себе клеймо обреченной на безответную любовь, и это было гадко вдвойне.

Мишель нахмурилась.

Она всегда ввязывается куда-нибудь, заранее предполагая, что ее ждет крах. Может, в этом причина ее неудач? Как добиться успеха, если не веришь в победу? Как жить с любимым мужчиной, если не веришь, что счастье с ним возможно? Собственный скепсис сыграл с ней дурную шутку.

Но почему она думала, что дальше секса у них с Райаном не пойдет? И только ли с Райаном она следовала этой схеме? Быть может, именно поэтому у нее не сложились отношения ни с одним из ее партнеров. Она не видела будущего с ними, не представляла совместной жизни после бурного секса, не мечтала о настоящем романе. И ее мужчины уходили озадаченные не ее податливостью, а тем, что совершенно не понимали, чего от них добиваются.

Боже, Боже!

Мишель хотелось вскочить и выбежать в ночь. Она неслась бы, не разбирая дороги, пока не упала бы где-нибудь, рыдая, поддеревом. Только опасение выколоть себе в темноте глаз какой-нибудь веткой удерживало ее от нелепого поступка. Ах да, и еще наручники!

Отчего она в жизни шла таким странным путем? Боялась провала? Мишель повернулась к Райану и уткнулась лицом ему в грудь. Тяжелое биение его сердца немного успокаивало и примиряло с собой.

Она всю жизнь мечтала стать шеф-поваром и получила нужную работу. Но чтобы сделать себе имя, одной должности в ресторане мало. Для дальнейших успехов требовалось четко знать, к чему и каким путем движешься, а также много вкалывать. И она замялась, отступила, испугалась. Понеслась, словно напуганная курица, под крышу родительского дома. Глупая трусиха!

Теории хороши лишь в юности, когда даже крошечные результаты кажутся огромными достижениями. Вот почему ей все удавалось в родном городе. Когда свежесть впечатлений сменилась рутиной – пропали силы и желание двигаться дальше.

Райан был о ней слишком высокого мнения. Он считал, что она многого добилась, работая над собой. Это было иллюзией несведущего человека. Ничего особенного она не добилась. И не добьется, если не сосредоточится на достижении цели.

То же и в отношениях с мужчинами. Вот только что делать в одном-единственном конкретном случае, с конкретным мужчиной? Мишель повозилась, устраиваясь поуютнее. Заслуживали ли они оба настоящего романа, или полноценный секс станет достойной развязкой?

Мишель почувствовала, как тяжелы ее веки.

Утро вечера мудренее, решила Мишель, проваливаясь в сон.

Глава 12

Когда они, наконец, поднялись на вершину скалы, сияло ослепительное солнечное утро. Увидев, что члены остальных двух команд уже стоят у обрыва, Райан разочарованно вздохнул. Разумеется, он радовался окончанию проклятой гонки по пересеченной местности, однако предпочел бы, чтобы их с Мишель команда пришла к финишу первой.

– Райан! Мишель! – Маргарет принялась махать руками. Ее лицо выражало искреннее беспокойство. – Мы волновались за вас! Как вы? Где вы были так долго?

Райан не знал, как следует ответить на этот вопрос. Провели вместе ночь в уютной пещерке? Эти слова могут быть неверно истолкованы… то есть очень даже верно истолкованы.

– Когда стемнело, мы все еще не добрались до вершины, – пояснила Мишель. – В общем, переночевали в пещере. Там оказалось сухо и уютно.

Райану захотелось наступить ей на ногу, чтобы прекратить поток откровений. Мишель, пять лет жившая в больших городах, отвыкла от того, что в Карбон-Хилле любое слетевшее с губ откровение легко становится достоянием общественности, да еще и додуманное в нужных и ненужных местах.

На лице Маргарет отразился ужас. Она обвела пытливым взглядом одежду парочки, заляпанную грязью.

– Ночевать в пещере? Кошмар! – вынесла она вердикт.

– Да уж, – покивала Мишель. – Это и был кошмар.

– Действительно? – не удержался от вопроса Райан и пристально посмотрел на девушку.

– Да, действительно, – настойчиво повторила Мишель, поджав губы. Похоже, она сообразила, что о них скоро пойдут слухи.

Райан больше ничего не сказал. Ему хватило красноречивого румянца, залившего щеки Мишель. Любопытно, всегда ли она краснеет, если смущается? В таком случае он будет заниматься с ней сексом только при свете!

И будет говорить при этом непристойности, чтобы вызвать у малышки румянец.

– А вы где ночевали? – спросила у Маргарет Мишель.

– О, нам повезло добраться до финиша до темноты. Я и Деннис были так измучены, что даже отказались от ужина, сразу пошли спать.

– Значит, вы были здесь еще вчера? – изумилась Мишель. – Но как вам это удалось? Неужели вам было комфортно скрываться от погони в наручниках?

– Наручники? Какие наручники? – Только тут Маргарет обратила внимание на скованные запястья парочки. – О, теперь ясно…

Да уж, подумал Райан, теперь судачить будут не только заядлые болтуны. Конечно, для Мишель это было не столь важно – она-то давно переехала из Карбон-Хилла. Она уедет, но сплетники останутся, и за девушку будет краснеть ее мать.

– Так вас не сковали? – недоверчиво уточнила Мишель.

– Нет. – Маргарет покачала головой. Она не могла оторвать взгляда он опухшего запястья девушки. – Чем вы заслужили такую кару?

– Нас подстрелили в пейнтболе. А вас, судя по всему, нет.

– Нет, хотя пару раз мы были близки к провалу. – Женщина кивнула в сторону стола для пикника. – Брэнди и Клейтона тоже не сковывали.

Мишель посмотрела на Райана.

– Значит, мучились мы одни. Наручники были только на нас!

– Думаю, мы особенные, – усмехнулся он, не понимая, чем она недовольна. Им пришлось пережить одну из самых ярких и запоминающихся ночей в жизни, и во многом благодаря наручникам.

Конечно, веско добавил внутренний голос Райана, ночевка в пещере не слишком удобная штука, особенно когда нет спального мешка, однако то, что произошло между ними…

– А где Анни? – вежливо улыбаясь, спросила Мишель. – У нее должен быть ключ от наручников.

– Посмотрите у микроавтобуса, она где-то там, – посоветовала Маргарет.

– Спасибо. – Мишель кивнула Райану. – Пошли, чего стоишь? Наконец снимем эти проклятые железяки!

– А я не спешу, – заявил тот, двигаясь нарочито медленно. – Я к ним привык.

– Да идем же быстрее! – взмолилась Мишель и дернула за цепь. – Может, Анни уже готовит тебе свежий кофе с булочкой. Неужели не голоден?

Это сработало.

– Так бы и сказала – идем есть. А то «наручники» да «железяки»… – хмыкнул Райан, припускаясь галопом.

– Привет, ребята! – обрадовалась Анни, которая как раз вылезала из микроавтобуса, пригибая голову. – Рада, что вы справились.

– Надеюсь, теперь нас освободят? – с мольбой спросила Мишель, потрясая железной цепью.

– Разумеется. – Анни вынула из кармана маленький ключик. – Ой, что с твоим запястьем? Оно так распухло!

Райан тоже склонился над рукой Мишель. Вокруг запястья, кроме припухлости, красовался синеватый ободок. Видимо, синяк появился после падения со склона оврага. Но красноватая опухоль? Неужели это он виновен в страданиях Мишель? Ведь он дергал за цепь! Но почему она даже не пожаловалась? Не позволила гордость?

Однако вместе с чувством вины Райаном овладело удовлетворение. Словно он поставил свою отметину на теле Мишель, особое клеймо, означавшее, что она принадлежит только ему.

– Ерунда! – отмахнулась девушка. – Просто мы один раз свалились в овраг. Да еще на бегу трудно держать руки вместе, если под ноги попадаются коряги.

– Какой ужас, – искренне посочувствовала Анни, вкладывая ключ в протянутую ладонь Райана. – Мне так жаль, честное слово! Организаторы что-то перемудрили.

Райан торопливо отомкнул два замочка.

– Ты свободна, – скованно сказал он Мишель, отдавая наручники Анни.

Собственные руки показались обоим слишком легкими, почти невесомыми.

– Да, Мишель, пока я не забыла. – Анни заглянула в кабину, порылась в бардачке и достала телефон. – Вот твой сотовый.

– Ура! – Девушка выхватила трубку из ее рук и прижала к груди. – Спасибо огромное! Где он был?

Анни покусала губу, словно заранее извиняясь за свой ответ.

– На тумбочке возле твоей кровати.

– Неужели? – Мишель обменялась с Райаном понимающими взглядами. – Как интересно!

– Кстати, тебе каждые пятнадцать минут названивает мать.

Мишель вздохнула.

– Этого следовало ожидать. Ты не отвечала? Не сказала, где я нахожусь?

– Я сообщила ей, что вы с Райаном выполняете сложное задание, поэтому тебе не до звонков. – Лицо Анни сильно побледнело. Видимо, ей устроили допрос с пристрастием. – Я не хотела ее волновать, поэтому особенно не распространялась.

– Что ж, спасибо, – поблагодарила Мишель. – Я ее сейчас успокою.

Она отошла в сторонку, и Райан внезапно почувствовал себя покинутым. Ночью они были близки, но сумеет ли он сохранить эту близость? И как надолго сможет удержать Мишель рядом? Не кончится ли их краткая связь одновременно с окончанием соревнований?

Ему следовало разработать план завоевания.

– Кстати, Анни, а где именно организаторы одолжили наручники?

Мишель нашла тихое местечко подальше от остальных участников и группы мужчин, которые что-то споро строили. Она выбрала из списка мамин номер и приготовилась к самой нравоучительной лекции из всех, что ей доводилось слышать.

– Мишель Луиза Нельсон, – строго сказала мама вместо приветствия. – Где ты была?

Стоило Мишель оказаться в родных пенатах, как для мамы переставал иметь значение тот факт, что ее дочери уже двадцать пять и что она целых пять лет живет совершенно самостоятельно.

– Я выполняла задание организаторов.

– Среди ночи? Вместе с Райаном Слейтером, я полагаю? Парнем, с которым ни одна благоразумная мать свою дочь не отпустит даже днем в парк погулять? Тебя видели?

– Нет. – Мишель решила ничего не отрицать. Это было проще, чем вступать в нудную дискуссию. – И прежде чем ты спросишь… сегодня последний день. Думаю, этой ночью я буду свободна.

Мать ахнула.

– Очень на это надеюсь, Мишель Луиза Нельсон, – чопорно проговорила она. – Ведь тебе еще судить кулинарный конкурс.

Мишель мигнула от неожиданности. Она совершенно забыла о дурацком кулинарном конкурсе. Поедать блюда с редькой на глазах любопытствующей публики – это похоже на издевательство! Уж лучше вернуться в пещеру!

– Мишель, – подозрительно спросила мать, – надеюсь, ты не забыла о том, что будешь сидеть в жюри?

– Нет, разумеется.

Но мать ей явно не поверила.

– Хорошо, что я позвонила и напомнила тебе об этом. Уж лучше тебе быть в жюри, когда все начнется! И не вздумай опаздывать. Все ясно?

– Яснее не бывает, – устало пробормотала Мишель. – Я буду в жюри, как и обещала.

Она совершенно не представляла, каким будет следующий конкурс и сколько на него потребуется душевных и физических сил. Для ее матери это не имело ни малейшего значения.

– Вот и хорошо. – Мать издала протяжный вздох. – А теперь, дорогая, расскажи, что на тебе будет надето.

Мишель отняла трубку от уха и в изумлении уставилась на нее.

– Понятия не имею! – не выдержала она. – На мне вся та же одежда, что и вчера! И она очень грязная!

– Боже, надеюсь, тебя никто не видел? – испугалась мать.

Терпение Мишель лопнуло. Продлевать мучения она не собиралась.

– Ой, у меня садится батарея! – пискнула она в трубку. – Забыла зарядить.

– Мишель! – истерично выкрикнула мать. – Надеюсь, рядом с тобой нет газетчиков из «Геральд»? Они не фотографируют тебя в грязной одежде?

Мишель представила, какая истерика приключилась бы с матерью, если бы на первой полосе газеты появилось ее, Мишель, фото, в заляпанных землей джинсах и с вороньим гнездом на голове.

– Все, пока, – торопливо бросила она в трубку, приготовившись нажать отбой.

– Помни о своем высоком статусе! – взвизгнула мать.

– И я тебя люблю. Целую. – Мишель выключила мобильный и зашагала к столу с едой, за которым уже сидел Райан. – Как считаешь, на кого я похожа в этой одежде, – пытливо спросила она своего напарника. – На бывшую «мисс Редьку» или на чучело огородное?

Взгляд Райана попутешествовал по ее телу, на губах заиграла хитрая усмешка. При этом грудь Мишель налилась и потяжелела.

– Ты прекрасно выглядишь даже в грязной одежде, – заявил Райан уверенно. – Какая разница, «мисс Редька» ты или «мисс Свинина»?

Ответ этот Мишель понравился. Она села за стол и поставила на него локти.

– Представляешь, я забыла о кулинарном поединке, – тихо шепнула она партнеру на ухо. – К сведению, я с детства ненавижу редьку. Лютой ненавистью.

– Ни за что бы не подумал, «мисс Редька»!

– Мне придется пробовать все блюда! – Мишель прикрыла глаза ладонью. – Надеюсь, меня не стошнит.

– Ты же ехала верхом на лошади. И играла в пейнтбол. Спала в пещере. Ты уже совершила кучу поступков, на которые считала себя неспособной, – веско заметил Райан. – Подумаешь, редька! Ерунда на постном масле!

– Ну, если посмотреть с этой точки зрения… – Девушка задумалась. – Может, пойдешь в жюри вместо меня? – развеселилась она. – Небось, тебе понравятся желатиновые пудинги с редькой, творога и прочими радостями желудка.

– Желатиновые пудинги с редькой? Звучит заманчиво. – Райан сделал вид, что задумался. – Пудинг с редькой, ух ты! Это так в стиле нашего городка! Правда, в жюри меня не пустят, но я могу просто составить тебе компанию.

Мишель в изумлении уставилась на него.

– Что, действительно? Но зачем? Ведь соревнования к этому времени окончатся.

– Ну и что? Может, мне понравится?

Мишель уставилась в тарелку с овощным салатом и нахмурилась. Момент истины? Начало отношений, к которым она не готова? Вернее, которых боится больше… пудингов с редькой. Она не была уверена, что ей нравится такое быстрое развитие событий.

И потом, верно ли она истолковала намек? Быть может, Райан хочет развеяться и приятно провести время на кулинарном поединке после тягот соревнований?

Глупость какая! Кто, находясь в здравом уме, может получать удовольствие от присутствия на кулинарном поединке? Значит, Райан вызывался только из-за нее.

– Уверена, тебе не понравится. Будет скучно.

Мишель мысленно вздохнула. В том-то и дело. Райану все быстро наскучит. В том числе и она. Райан откроет для себя, какая Мишель на самом деле обычная женщина, и потеряет к ней интерес. Простая обывательница с минимумом достоинств.

– И все равно я пойду, – упрямо настаивал Райан.

– Пойдешь куда? – спросила Брэнди, присаживаясь рядом с ним.

Мишель всячески старалась скрыть свое раздражение. Нервы и так были на грани, а нахальное поведение Брэнди могло подтолкнуть шаткое равновесие в сторону открытого конфликта.

– Мишель будет в жюри кулинарного конкурса, где участники представят блюда с редькой, – пояснил Райан довольно приветливо и сделал глоток кофе.

– Правда? – Брэнди смотрела на Мишель, сощурив глаза. – Тебя пригласили потому, что ты повар? Или потому, что ты бывшая «мисс Редька»?

– Думаю, по обеим причинам, – ответил за Мишель Райан.

Той очень захотелось пнуть его под столом ногой. Неужели он не замечал, как из ушей Брэнди пошел пар? И что она позеленела от зависти? Говорить при рыжей фурии о достижениях Мишель было сродни размахиванию красной тряпкой перед быком.

– Жительницы Карбон-Хилла оказали Мишель большую честь, – воодушевленно продолжал Райан. – Ведь это так почетно – судить конкурс!

– Думаю, да, – в замешательстве кивнула Мишель, недоумевая, почему Райан несет такую ахинею. – Правда, я не уверена, что они сделали правильный выбор…

– И я не уверена, – процедила Брэнди, изучая свой безупречный маникюр. – Женщины Карбон-Хилла с большим трепетом относятся к кулинарному конкурсу. Для них важно, чтобы победил достойный кандидат. Так что Мишель должна выбирать с умом.

У Мишель застучало в висках. Отлично! Выходит, она ввязалась в аферу, которая ей не по плечу. Как она сможет выбрать достойнейшего, если терпеть не может редьку? Или выбирать на самом деле нужно не блюдо, а человека? По политическим соображениям, к примеру.

– Скажу больше… – Брэнди наклонилась вперед, к Мишель, и сладко зашептала: – Для нашего города очень важно, чтобы и судья была самой достойной женщиной. Вот будет для всех разочарование, если станет известно, что ты провела ночь в пещере, прикованная наручниками к мужчине, с которым не связана узами брака! Ах, какой будет скандал!

Мишель подперла голову кулаками и, не отрываясь, смотрела на Брэнди. Она знала, что рыжая кукла сделает все, лишь бы опорочить ее честь. И пусть для самой Мишель эта честь была не слишком ценным трофеем, ее мать бы точно подрезала Брэнди язык. Эта мысль была приятна.

– И еще, – добавила Брэнди мечтательно, – даже среди женатых пар Карбон-Хилла наручники считаются извращением. Представляешь, какой будет скандал, когда всплывут подробности вашей с Райаном ночевки?

Мишель скупо улыбнулась.

– И кто же просветит общественность? Брэнди в ответ сверкнула улыбкой в тысячу ватт.

– Земля слухами полнится, сама знаешь.

Мишель спокойно смотрела Брэнди в глаза. Она старалась выглядеть безмятежной, словно вопрос с репутацией в Карбон-Хилле совершенно ее не волновал. Зато мысленно она придумывала самый зверский способ расправы с нахалкой Брэнди. Схватить бы ее за рыжие патлы да головой об…

Она прикрыла глаза, считая до трех. Мать ни за что не простит ее, если подробности последнего конкурса выплывут наружу. Она наверняка начнет носить широкий шарф и очки, когда будет выходить из дома, и до конца жизни будет попрекать в этом дочь.

– Ты абсолютно права, Брэнди, – неожиданно вступил Райан и с удовольствием хлебнул кофе. – Слухи – штука неуправляемая. И откуда только берутся? Даже про самых безупречных ходят сплетни. Как про тебя, например.

Брэнди покосилась на него.

– Да, обо мне говорят не очень хорошо. Но я даже знаю, кто именно говорит! – заявила она и с ненавистью глянула на Мишель. – Одна стервозная особа, которую мы все неплохо знаем. Так бывает всякий раз, когда я участвую в конкурсах. Стоит победить хоть в одном, проигравшие принимаются сплетничать. Вот какую цену я плачу за успех!

Мишель стало противно. Она торопливо сунула в рот несколько ломтиков жареной картошки, чтобы скрыть отвращение, появившееся на лице.

Райан же просто наклонился к уху Брэнди и что-то зашептал. Мишель изумилась, что глаза рыжей нахалки способны становиться такими круглыми. Брэнди принялась хватать ртом воздух, ее лицо стало малиновым.

– Это не… это не… неправда!

– Я тоже так сказал, когда услышал, – с удовольствием заулыбался Райан и снова хлебнул кофе. – Я заявил, что Брэнди никогда не пошла бы на такое! Но выяснилось, что у кого-то есть фотографии с той вечеринки.

– Это подделка! Умелая подделка! Я всем твержу, что это подделка! – Брэнди вскочила. – Я была такой юной и впечатлительной, когда… я…

– Ты не обязана оправдываться, дорогая, – добродушно заметил Райан. – Ведь это лишь грязные слухи, не более. Главное, чтобы об этом не узнали достойные люди Карбон-Хилла.

Брэнди взвизгнула и унеслась прочь.

– Она никому ничего не расскажет, – уверенно сказал Райан.

Мишель мучило любопытство.

– А что за слух?

– Э-э, нет. Не скажу!

– Значит, слух действительно шикарный. – Мишель наклонилась вперед, приготовившись слушать. – Ну же, рассказывай, не томи! Что натворила эта стерва?

Райан тоже подался вперед.

– Знаешь, Мишель, я склонен считать, что сплетничают больше женщины, а не мужчины. Пожалуй, я оставлю этот рассказ при себе. В этой истории замешана не только Брэнди, но и еще… пара человек, а мне не хотелось бы стать разносчиком слухов.

– Пара человек? Так она делала это с двумя одновременно? – оживленно зашептала Мишель. – Вот это да!

– Я ничего тебе не говорил.

– Но дальше меня эта сплетня не пойдет, – пообещала Мишель и сделала умоляющее лицо. – Расскажи, прошу тебя. Клянусь, я буду нема как могила!

– Что-то верится с трудом! Ты же женщина.

– Но ведь о нас с тобой я никому не рассказывала, – сообщила Мишель обиженно.

Райан смотрел недоверчиво.

– Никому? Даже Ванессе?

– Даже ей.

– Хм.

Мишель не знала, что означает это «хм», но надеялась, что Райан оценил силу ее духа.

– Ну же, что натворила Брэнди? И с кем? И где?

– Я ничего тебе не скажу.

Мишель сощурила глаза.

– Я все равно узнаю. Даже если мне понадобится тебя пытать.

– Прими к сведению – я не мазохист.

– Мишель! – К столу приблизился Клейтон. – Что с Брэнди, ты не в курсе?

– Если бы я только знала, – с искренним сожалением ответила девушка.

– Хм. – Клейтон посмотрел в ту сторону, куда умчалась разъяренная Брэнди. – Обычно она такая милая и приветливая, а в течение всех соревнований ведет себя так… грубо.

– Полагаю, это стресс, – тоном знатока заявила Мишель. Открывать Клейтону глаза на истинную сущность Брэнди было бессмысленно. Он все равно не нашел бы в ней изъяна.

– Наверное, ты права. Мы все очень напряжены. Три дня конкурсов, высокие требования… – Клейтон вздохнул. – Лично я на следующей неделе беру сразу три отгула, чтобы прийти в себя.

Мишель покивала. Она тоже устала, но лишь физически, и это не переставало ее удивлять. Складывалось ощущение, будто внутри ее бушует море энергии, которое не исчерпать никакими безумными конкурсами. Мишель казалось, что она способна завоевать весь мир, если срочно потребуется это сделать. Ощущение собственного могущества было головокружительным.

– Долго мы будем торчать у реки? – спросил Райан Клейтона.

– Они все еще что-то строят, – сообщил тот, кивая на бригаду крепких мужиков, водружавших на открытой площадке нечто, не поддающееся описанию. – Какой-то лабиринт с препятствиями, если не ошибаюсь.

– И что за препятствия? Ты видел? – уточнила Мишель.

– Насколько я понял, это испытание на выносливость.

– А разве до этого у нас была сиеста? – возмутилась девушка. – Сколько можно нас пытать?

– Полагаю, до тех пор, пока кто-то не закричит «сдаюсь», – горько пошутил Клейтон.

Мишель с Райаном переглянулись.

– Готов? – спросила она.

– На все сто, – усмехнулся он.

Глава 13

– Мы финишировали первыми! – завизжала Мишель, прыгая на Райана с разбега и принимаясь душить его в объятиях. Она много лет так не радовалась. – Ты в это веришь?

– Нет.

– Та десяти футовая стенка с переброшенной веревкой едва меня не заколола, – призналась Мишель. – Кто придумал эти испытания? Армейская полоса препятствий какая-то!

– Ну и что? Главное, мы победили! – Руки Райана обвились вокруг Мишель, крепко сжали, приподнимая в воздух.

– Поздравляю, – с искренней улыбкой сказала Анни, приближаясь к ним. – Раз вы пришли к финишу первыми, сможете раньше других взяться за последнее задание.

– Ты слышал? – обрадовалась Мишель. – Осталось последнее задание. Последнее!

– Мы почти справились. – У Райана была усталая, но удовлетворенная улыбка.

– Может быть, даже приз получим, – восторженно продолжала Мишель.

Глаза Райана хитро блеснули.

– Я думал, тебя не интересует приз.

– Не интересовал. Я уже говорила, что ввязалась в эту затею лишь ради подруги. Но после тяжких испытаний, в которых мы побывали, я бы не прочь разжиться призом.

– Тогда давай разузнаем у Анни, что за задание нас ждет.

Райан обнял Мишель одной рукой за плечи и привлек к себе, и девушка с готовностью прильнула, даже не сомневаясь, правильно ли поступает. Пожалуй, ей нравилась возникшая между ними близость.

– Хочу сказать, что все вы молодцы, – сказала Анни, когда с площадки подошли усталые члены других команд. – Я даже не ожидала от вас подобной выносливости. Организаторы предполагали, что кто-то обязательно выйдет из игры на ранних этапах, но этого не произошло. Знаете, – она подмигнула Райану и Мишель, – я бы точно не справилась. Итак, все вы здесь и готовы к последнему уровню нашей головоломки.

«Последний уровень», – произнесла про себя Мишель, смакуя. После победы в предыдущем испытании она чувствовала себя полной сил.

Анни указала на деревянную башню с винтовой лестницей, обвивающей ее серпантином. На вершине башни торчало некое сооружение, от которого в сторону реки тянулся толстый металлический трос.

– По легенде, – сообщила Анни, – Хоумер и Ида Уэрты прыгнули в реку и утонули. Не волнуйтесь, от вас подобного самопожертвования никто не требует.

– Приятно слышать, – измученным голосом сказал Клейтон.

– Но вы должны совершить нечто весьма пугающее. – Анни смущенно улыбнулась. – Я бы на это не решилась, честное слово! Так вот, вам нужно будет забраться на башню и спуститься по канатной дороге на противоположную сторону реки.

– По канатной дороге? – переспросила Маргарет испуганно. Река, лежавшая между двумя обрывами, была бурной и порожистой, а скалы, обрамлявшие ее, – совершенно отвесными и невероятно высокими.

– Это не совсем дорога, – попыталась объяснить Анни. – Как видите, дальняя скала ниже нашей, так что вам придется просто съехать по канату, держась за специальное устройство руками.

Повисло мрачное молчание.

– Разумеется, на вас будут страховочные тросы и шлемы, – добавила Анни.

Мишель с ужасом посмотрела на Райана. Она не верила собственным ушам. Все предыдущие затеи организаторов, вместе взятые, не шли ни в какое сравнение с последним заданием. Перенестись через бурную реку, держась руками за два поручня? Промчаться по канату над бездной? Это же истинное безумие!

– Пойдемте со мной. – Анни поманила участников за собой. – Все не так страшно, как кажется. Вроде бы, – добавила она неуверенно.

Все подошли к краю обрыва. На противоположном берегу, если можно так назвать крутой обрыв, группа людей, завидев их, замахала руками. Райан чуть отодвинул Мишель плечом от края скалы.

– Как видите, на той стороне вас ждут люди. Они поймают вас и проследят, чтобы вы не ударились и не повредили себе ноги. Так что можете не опасаться, что на том берегу обдерете колени.

– Как предусмотрительно, – издевательски процедил Деннис.

– Это еще не все. Видите, на той стороне, уже над землей, возле каната висят три кольца? – Все как по команде приложили ладони ко лбу, вглядываясь вдаль. – На этих кольцах нанизаны ключи. Прежде чем вас подхватят, вам придется схватить кольцо с ключом. Если вы протянете руку слишком поздно, ключа вам не видать. Они висят высоко над землей, в прыжке не достать.

– И что это за ключи? – спросила Брэнди. – Они так необходимы? Можно их не брать?

– Каждый из трех ключей открывает один из трех сундуков. Вон они, стоят в стороне. – Вдали действительно поблескивали три обитых алюминием ящика. – В одном из сундуков и хранится сокровище.

– Когда я ставила подпись на медицинском полисе, думала, что это перестраховка, – шепнула Мишель Райану. – Разве я могла предположить, что мне придется переправляться через бурную реку таким варварским способом?

– Но ведь… – Брэнди потопталась на месте, глядя на противоположный берег, а затем обернулась к Анни. – Ведь не оба члена команды должны пересекать реку? Ключей-то всего три.

– Неверно. Спускаться обязаны оба, иначе команда автоматически выбывает, – объяснила Анни и хлопнула в ладоши. – О'кей, начинаем. Мишель, Райан, вы спускаетесь первыми.

– Но это нечестно! – взвизгнула Брэнди. – Мы так часто побеждали, а их команда лишь в конце вырвалась вперед!

– Можете предъявить претензию организаторам, – ответила Анни, не глядя на нее. – А теперь слушайте. Только один член команды спускается за один раз. Так что выбирайте того, кто пойдет первым. Это должен быть человек, у которого больше шансов на поимку кольца с ключом. Если этот человек не сможет сорвать ключ, возможность его достать появляется у второго члена команды.

– А если промахнутся оба? – спросил Деннис.

– Значит, шанс на получение главного приза для команды будет равным нулю, – устало сказала Анни. – Понимаю, после тех испытаний, которые вы прошли, подобное условие кажется слишком жестким, даже несправедливым, но, увы, правила придуманы не мной.

Все как по команде повернулись лицом к обрыву и тоскливо посмотрели на блестящие кольца с ключами. Мишель чувствовала, как внутри ее нарастает напряжение. Победа или провал зависели только от нее, а судьба приза решалась в ближайшие минуты.

– Вопросы есть? – спросила Анни.

Ответом ей было дружное молчание. Никто не произнес ни слова.

– Ладно, Райан, Мишель… ваша очередь. Решайте, кто идет первым. – Анни махнула рукой на деревянную башню. – Залезаете наверх, вам помогают с экипировкой, хватаетесь за поручни и по очереди спускаетесь.

Мишель бросилась к башне, нервы были напряжены до предела. Райан бежал рядом, лицо его было каменным, без единого оттенка эмоций. Мишель подумала, что ей следует взять у партнера пару уроков самообладания.

– Здорово, что у нас есть фора, – задыхаясь, выпалила Мишель. – Значит, у нас больше шансов на победу, чем у остальных. Поймать один из трех ключей проще, чем, к примеру, поймать последний оставшийся.

– Мишель…

– На самом деле, у нас гораздо больше шансов, чем у других, – продолжала тараторить девушка. – Неудивительно, что Брэнди вся желчью изошла, ха-ха!

– Мишель…

Она уже была у башни, поставила ногу на первую ступень.

– Что?

Райан смотрел мрачно, его плечи поникли.

– Боюсь, я не справлюсь. Мишель нахмурилась.

– Что?

– Я не смогу спуститься по канатной дороге, – сквозь стиснутые зубы прошипел он. – Не смогу, и все тут!

– Да брось, конечно, сможешь. – Спуск, разумеется, предстоит страшный, но им обещана страховка. Кто откажется от такого потрясающего шанса пощекотать нервы? – Ты сможешь. Я спущусь первой и схвачу ключ. Райан упрямо тряс головой.

– Может, хочешь спускаться раньше меня? – предложила девушка, недоумевая, что с ним происходит. Конечно, она желала сама спуститься по канату первой, первой испытать волнующие ощущения, а заодно и первой поймать ключ, но ради успеха дела была согласна уступить Райану эту почетную миссию.

– Нет, Мишель. – У него было такое непреклонное лицо, что Мишель вдруг испугалась. – Мы откажемся от участия.

– Нет, только не это! – Глаза Мишель округлились от ужаса. – Нет, Райан, мы не откажемся. Чего ради? Мы справимся!

– Я не могу, – упрямо повторил он. Несмотря на каменное выражение лица, в душе Райан был готов на все, лишь бы не расстраивать воодушевленную Мишель. На все, но только не на опасную переправу через бурную реку.

– Почему ты не сказал, что боишься высоты? – прошептала девушка в отчаянии.

– Я и не боялся. – Райан насупился. – По крайней мере, я так думал. Но стоило мне взглянуть на тот берег, на реку внизу, как все изменилось.

– Ноги стали ватными? – уточнила Мишель, начиная подниматься по ступеням вверх, потому что Анни что-то уже кричала издалека, поторапливая.

– Вроде того, – признал Райан, неохотно следуя за ней. Ему было не по душе рассказывать о собственных страхах. В глазах Мишель он был готов видеть все, что угодно, но только не жалость. И почему она постоянно становилась свидетелем его слабостей?

Мишель поднималась по винтовой лестнице, ставя ноги очень близко к корпусу деревянной башни, так как перила лестницы казались довольно хлипкими. Оказавшись наверху, она повернулась к напарнику лицом.

– Ты справишься, обещаю, – раздельно и очень уверенно сказала она ему. – И дельце-то пустяковое. Просто закрой глаза, иногда это помогает.

– Ничего не выйдет. – Даже сейчас ноги почти не слушались Райана, а по мышцам разлилась такая слабость, будто ему сделали укол успокоительного. Взглянув в сторону обрыва, он покрылся холодным потом.

– Ключ сорву я, об этом не волнуйся. Тебе останется только спуститься. – Мишель надела шлем и повернулась спиной к помощнику, чтобы тот пристегнул страховку. – Поверь, у нас есть все шансы на победу. Давай же, не дрейфь!

Райан продолжал мотать головой, словно упрямый осел. Мишель не понимала, что значит страх высоты.

– Я-просто-не-могу!

Ноздри Мишель раздулись. От недовольства? От нежелания проиграть на последнем этапе? В любом случае Райан сожалел, что причиной является именно он.

– Мне не хотелось напоминать, но ради тебя я села на лошадь, – строго произнесла девушка. – Это с моей-то фобией! – Она сунула ему в руки шлем.

– Знаю, – вялым голосом откликнулся Райан, тупо глядя на блестящий пластик. – Мне жаль, что я тебя заставил…

– Ага, теперь тебе жаль! Как вовремя! – Мишель выхватила шлем из его рук и нахлобучила ему на голову. – Брось, Райан, вся наша жизнь – преодоление собственных страхов. Я рада, что ты вынудил меня сесть на лошадь. То же самое будет и с тобой, когда ты приземлишься на том берегу.

– Это разные вещи.

Мишель поджала губы.

– Ничего подобного! Райан зло прищурился.

– Ничего подобного? Страх упасть с лошади и страх упасть со скалы в бурную реку и разбиться о каменные пороги – одно и то же?

– Райан, посмотри на меня. – Мишель взяла его лицо в свои ладони. – Забудь о соревновании и призах. Представь, что от этого спуска зависит вся твоя дальнейшая жизнь.

Райан отвел ее ладони в стороны.

– Тебе не удастся меня убедить. – Он принял решение и не собирался его менять.

– Ты же сам будешь впоследствии презирать себя за трусость. Подумай об этом! – взмолилась Мишель. – Ты будешь ругать себя за то, что упустил прекрасный шанс…

– Не буду, – уверенно сказал Райан. Ему не хотелось вступать в бессмысленные пререкания.

– Но ты позволяешь своим страхам взять верх!

– Как-нибудь переживу это.

– Действительно? – Мишель сделала шажок назад. – А чему я удивляюсь? Ведь именно по такой схеме ты и живешь! Точно так же ты упускаешь все шансы в своей жизни. Ты прячешь голову в песок, пятишься, словно рак…

– Ушам своим не верю, – сварливо прервал Райан. – Я стою на краю обрыва, обливаюсь потом, а она ударяется в философские нравоучения! Браво, какой удачный момент!

– Я не просто философствую. Я говорю о страхах, которые тормозят нас на жизненном пути. – Голос Мишель срывался. – Нам комфортно там, где не страшно. И знаешь что? Мне надоел такой комфорт! Лично я устала постоянно бояться.

– И что ты докажешь, спрыгнув со скалы? – усмехнулся Райан. – Что ты изменишь?

– Если я одолею этот спуск, значит, одолею все, что угодно. Я решила так с самого начала. Думаешь, мне по душе висеть над пропастью? Считаешь меня любительницей острых ощущений? А я не оставила себе шанса передумать. Поверь мне, у меня много страхов. Это не только лошади и летучие мыши. Я жить-то боюсь, Райан!

Он недоверчиво смотрел на нее. По его мнению, Мишель Нельсон никогда не страшилась трудностей.

– Ты это говоришь, чтобы отвлечь меня. Мы оба знаем, что это неправда, Мишель. Ты далеко не трусиха…

– Нет? – Она хохотнула. – Я боюсь, что не оправдаю надежды матери и ее знакомых и не стану суперповаром, известным на всю страну…

Райан потер виски.

– Этот страх несколько отличается от того, что происходит здесь и сейчас, – возразил он.

– Неужели? Страх есть страх. – Мишель ткнула пальцем ему в грудь. – Тело и разум реагируют на разные страхи одинаково, только с неодинаковой интенсивностью.

– Неправда.

– Ладно, хочешь еще одно откровение? Я боюсь того, что у нас ничего не выйдет, что мы разойдемся в разные стороны, как только закончатся соревнования. При мысли о нашем совместном будущем у меня сводит желудок и трясутся колени. И кстати, если подумать об этом внезапно, то я еще и потом обливаться начинаю. – Мишель криво усмехнулась. – Ну, похоже это на твое состояние? Райан прикрыл глаза.

– Мишель…

– А вот еще один страх! Если мы станем встречаться, ты быстро поймешь, что я – обычная женщина с кучей недостатков, и потеряешь ко мне интерес. Когда я об этом думаю, у меня перехватывает горло…

– Но ведь это не смертельно.

– А еще мне больно дышать и сильно сжимается сердце, когда я хочу сказать, что все еще люблю тебя…

Райану словно сильно стукнули молотком по макушке. Он вытаращился на Мишель, округлив глаза.

– И не говори, что все эти физиологические явления, – невозмутимо продолжала она, – не являются признаками страха.

– Вы в порядке? – завопила издалека Анни. Мишель перегнулась через хлипкие перильца.

– В полном, обсуждаем стратегию. – Она уверенно улыбнулась соперникам, хотя в душе у нее царило смятение.

Она сболтнула о том, что лучше было держать при себе. Но сказанное слово не вернуть обратно, поэтому девушка решила вести себя как ни в чем не бывало.

– Почему ты им не сообщила, что мы выбываем из игры? – холодно осведомился Райан. – Уговаривать меня нет смысла. Ты просто теряешь время.

– А мне кажется, что нет ничего невозможного, – заявила Мишель. – Думаю, ты сможешь перебороть свой страх.

– Прекрати на меня давить. – Он бросил на нее возмущенный взгляд.

– Почему это? Иногда очень полезно, чтобы кто-то надавил посильнее. – Мишель вздохнула. – Послушай, тебя, конечно, никто не будет заставлять спускаться. Ты сделаешь это сам, по собственной воле, с улыбкой на лице.

Райан смотрел озадаченно.

– Любопытно, а что ты станешь думать, когда спустишься сама, обернешься, а меня здесь не будет? Мы останемся на разных берегах реки?

– Ты все верно понял.

Райан нахмурился. Он ожидал иного. Например, уверений, что для Мишель не имеет значения его маленькая слабость, что она ценит его таким, какой он есть…

– Значит, вот так? Пан или пропал? Не слишком же сильна связующая нас нить, если ее так легко оборвать, – прищурился Райан. – Струсил – разлюбила?

– Ты делаешь далеко идущие выводы. – Мишель покачала головой. – Я не занимаюсь эмоциональным шантажом. Моя любовь останется прежней, так что можешь не сочинять насчет связующей нити. Однако если ты не спустишься, то навсегда утратишь способность побеждать и переступать через свои страхи ради дела. Только и всего. Если я обернусь, но не увижу тебя на этой башне готовящимся к спуску, я пойму, что ты предпочел остаться со своими страхами.

Райан молча смотрел на нее. Он чувствовал, что за ее словами стоит истина, но ему не хотелось – чертовски не хотелось! – чтобы Мишель была права.

– Думаешь, мне хочется спускаться? – Мишель указала на противоположный берег с крутым обрывом. – Но я хочу закончить эту гонку за призом. Никогда себя не прощу, если я выйду из игры на последнем этапе.

– Где было твое рвение, когда ты увидела Люцифера? – хмыкнул Райан.

– Тогда все было иначе. Но даже тогда, откажись я сесть на лошадь, впоследствии я бы пожалела об этом. Хорошо, что ты был рядом. Только тебе было под силу меня переубедить.

Помощник в последний раз проверил страховку.

– Вы готовы? – спросил он смущенно. Мишель прищурилась и коротко кивнула.

– Готова. – Она мягко улыбнулась Райану. – Просто помни – я буду ждать тебя на том берегу, что бы ты ни решил.

Это было именно то, что Райан мечтал услышать, хотя до сих пор не был уверен, что это не западня. Ему, как мужчине, казалось, что трусливый мужчина – не лучший спутник для прекрасной дамы. Но что, в конце концов, он знал о Мишель? Возможно, для нее действительно подобные мелочи не имели значения.

Девушка сделала глубокий вдох и взялась за поручни.

– Тебе придется подтолкнуть меня.

Она визжала все время, пока стремительно спускалась вниз. Мишель даже не успела выдохнуть весь воздух из легких, когда приблизилась к противоположному берегу.

Кстати, реку она так и не видела, потому, что следила за блестящими кольцами на том берегу. Она должна была добыть ключ любой ценой!

Кольца оказались рядом слишком быстро. Солнце светило прямо в глаза, и девушке пришлось сощуриться, чтобы что-то разглядеть. Ужасно испугавшись, что ослепление помешает ей схватить ключ, Мишель почти наудачу выбросила одну руку в сторону, едва не сорвавшись, и по ладони хлопнуло металлическое кольцо. Пальцы сжались автоматически.

И уже через секунду девушку ловили на земле люди. Остановка оказалась резкой и не слишком приятной. Во-первых, желудок сжался и едва не вывернулся наизнанку. Во-вторых, чьи-то крепкие ладони изрядно намяли ей ребра.

Раздались приветственные хлопки и одобрительные крики. Мишель, даже не взглянув на встречавших, поморщилась от шума и посмотрела на кольцо, которое судорожно сжимала в ладони. На нем болтался заветный ключик.

Девушка обернулась к противоположному концу канатной дороги. На деревянной башне Райана не было. Его нигде не было.

«Он спустится, – твердила про себя Мишель. – Еще минута, и он появится на башне».

Она торопливо сняла шлем и взбила волосы руками.

«Давай же, спускайся! Спускайся!»

Ничего не происходило.

Мишель старалась сохранять спокойствие, скрывая разочарование. В конце концов, ей ли судить Райана? Нет и еще раз нет.

Но он так и не понял, что для нее приз не имел никакого значения. Что она уже получила свою награду – шанс на настоящие отношения с Райаном. Все остальное было несущественно.

Не стоило ей давить на него. Чего доброго, Райан решил, что лишь смелый рыцарь без страха и упрека может завоевать сердце красавицы. Но для нее он всегда будет смелым рыцарем.

Что, если она упустила свой шанс? Вдруг разочарованный, пристыженный Райан отправится домой и даже не позволит с собой связаться, отгородится от нее глухой стеной, переживая свое поражение?

– К черту стра-ахи-и!

Мишель вскинула голову и увидела Райана, стремительно приближавшегося к ней по канатной дороге. Слезы брызнули у нее из глаз, и пришлось прижать ко рту ладонь, чтобы не вскрикнуть от облегчения.

– Он кричит «к черту прах»? – негромко спросил кто-то позади Мишель. – Чей прах? Их еще и на кладбище гоняли?

Мишель расхохоталась.

Глава 14

Мишель бросилась к Райану, едва его ноги коснулись земли. Он был бледен, рот превратился в тонкую светлую линию, и, взглянув на его лицо, девушка ощутила укор совести. Стоило ли подвергать человека такому стрессу ради дурацкого конкурса?

– Ты справился! – Мишель похлопала Райана по плечу, и он вяло улыбнулся. – Как ты себя чувствуешь?

– Слегка подташнивает, – тихо признался он. – Никогда больше не пойду на подобное безумие.

– Тебе и не придется, обещаю. – Девушка помогла Райану снять шлем, отцепить страховку и отвела его в сторону. – Одного раза вполне достаточно.

У него был несколько заторможенный вид, глаза казались потерянными, и Мишель встревожилась.

– Что-то ты неважно выглядишь, Райан. Скажи правду, тебе плохо?

Он отрицательно покачал головой:

– Нет. Не так, чтобы мне было хорошо, но я держусь.

– Я не должна была на тебя давить. – Мишель схватилась за голову. – Черт, ты наверняка злишься, да? Скажи, что не злишься!

Райан пристально посмотрел ей в глаза.

– Ишь, какая прыткая! Я очень даже злюсь. – Неожиданно он усмехнулся, чуть кривовато, как умел лишь он один, и Мишель немедленно стало легче. – Но это ничего не меняет. Я все равно думаю только о тебе.

Девушка поняла, что Райан постепенно приходит в себя, и радостно вздохнула.

– Слава Богу! Я боялась, что отныне обречена на твое вечное презрение, – игриво заметила она.

– Это вряд ли. Как можно презирать человека, так своевременно обретшего утраченную искру? – поддразнил Райан, на чье лицо возвращались краски. – Искра ты моя…

– Искра? – вытаращила глаза Мишель. – Это что, теперь моя подпольная кличка?

– Вроде того, – кивнул Райан. – Уж больно тебе идет это прозвище.

– Ну, нет! – возмутилась девушка. – Никакая я не Искра! Я запрещаю меня так называть! Так можно назвать собаку или канарейку, но никак не человека. И потом, тебе не кажется… – Она умолкла, так как услышала чей-то крик.

Обернувшись, Мишель успела увидеть, как по канатной дороге стремительно несется Брэнди. Ее рыжие волосы растрепались на ветру и ореолом разлетались вокруг головы. Она попыталась поймать кольцо с ключом, но промахнулась на добрых полметра.

– Хм. – Мишель нахмурилась. – Не повезло Клейтону. Если он не сорвет кольцо…

– Брэнди поджарит его на медленном огне, – подхватил Райан. В его голосе не было сочувствия.

– Да уж… Брэнди сожрет беднягу живьем. А ведь он явно на что-то рассчитывает.

– Несчастный, – с чувством сказал Райан. – Уж мне ли не знать, что значит быть напарником жуткой мегеры! – Он хохотнул.

Мишель одарила его красноречивым взглядом.

– Не сравнивай меня с Брэнди! – И тоже расхохоталась.

– Отчего же? – продолжал веселиться Райан. – Рыжая наверняка тоже поставила Клейтону пару невыполнимых условий.

– Я не ставила тебе невыполнимых условий! – вскрикнула Мишель возмущенно. – Мне требовалось, чтобы ты преодолел свой страх, но я бы не съела тебя живьем, если бы ты не спустился. Я бы поняла и…

Рука Райана коснулась ее щеки, и этого хватило, чтобы девушка умолкла.

– Знаю, Искорка. Я просто подначиваю тебя.

– Нет, – буркнула Мишель, надувшись, чтобы не выглядеть слишком довольной. – Ты просто злопамятный. И наверняка неоднократно будешь припоминать мне сцену на башне. Будешь долгие годы сравнивать меня с Брэнди.

– Значит ли это, что у нас впереди долгие годы? – Райан прищурился и попытался притянуть Мишель к себе.

Девушка не сдавалась. Уперев ладони ему в грудь, она отодвинулась, однако ее преимущество было недолгим, и вскоре Райану удалось ее обнять. Вздохнув, Мишель прижалась щекой к его плечу.

Канатная дорога вновь завибрировала, вниз спускался Клейтон. Мишель с Райаном старались остаться невозмутимыми, но когда рука Клейтона без труда поймала кольцо с ключом, оба разочарованно охнули.

– Он получил ключ, – зачем-то констатировала очевидное Мишель. – А ведь это достаточно непросто.

– Верю на слово.

– Мишель!

Девушка обернулась и увидела бегущую к ней Ванессу.

– Ванесса! – Подруги обнялись. – Где ты была все это время.

– Я все время была поблизости, но мне приходилось постоянно решать какие-то проблемы, устранять несостыковки. – Блондинка бросила пронзительный взгляд на Райана, который хоть и отступил назад, но всем видом давал понять, что будет держаться рядом с Мишель. – Значит, вы добрались до финиша. Я знала, что у вас получится, – уверенно заявила Ванесса.

– Знала? Легко тебе говорить! – Мишель нахмурилась. – Ты хотя бы представляешь, во что меня втравила? Ты и твои проклятые организаторы пытались сами участвовать в подобных затеях? Это же форменное безумие! Кто придумывал конкурсы?

– Ну… – Ванесса смущенно опустила голову. – Несколько недель назад мы напились и в угаре спланировали конкурсы…

Мишель и Райан обменялись взглядами. Его бровь приподнялась, словно говоря «это многое объясняет». Мишель была целиком с ним согласна.

– Да я шучу! – неожиданно воскликнула Ванесса. – Неужели все было так ужасно, что ты поверила в эту чушь?

– Именно так все и было. Ужасно, – подтвердил Райан.

В этот момент к их берегу понеслась еще одна фигурка. Это была Маргарет. Судя по всему, женщины были первыми во всем, подумала Мишель. Ее удивило, с какой легкостью эта преклонных лет дама смогла поймать ключ.

– Кстати, – внезапно сказала Ванесса. – Соревнования привлекли уйму народу из соседних городов. Карбон-Хилл буквально расцвел за три дня. Открылись торговые точки, рынки поделок, бюджет города получил отличное вливание. – В ее голосе звучала гордость.

– Рада за тебя, – одобрительно сказала Мишель. – Ты все отлично организовала! Значит, фестиваль редьки снова в фаворе?

– Думаю, да.

Выходило, что цель Ванессы достигнута. Мишель порадовалась за подругу. Ее собственные мучения принесли плоды. А значит, все было не напрасно.

– Думаю, теперь подобные соревнования станут ежегодными, – сообщила Ванесса. – Как насчет участия в следующем году?

– О нет! – хором воскликнули Мишель и Райан. Улыбка Ванессы стала только шире.

– Так и думала, что вы откажетесь, но решила все-таки проверить. – Она посмотрела в сторону деревянной башни, от которой уже понеслась по канатной дороге фигурка Денниса. – Ладно, пойду к сундукам. Удачи, ребята!

Райан проследил за приземлением очередного соперника и повернулся к Мишель.

– Ты поймала кольцо?

– Да, вот ключ. – Мишель вынула маленький ключик из кармана джинсовки. – В нем заключены все наши надежды, – весело пропела она, но по ее голосу было ясно, что она нервничает.

Райан забрал у нее из пальцев ключ, покрутил его перед носом.

– Знаешь, Искра, я думаю, мы выиграем.

– Я запретила так меня называть! Да и победа по большому счету не так уж и важна.

– Как скажешь. – Райан поймал руку Мишель и приложил ее пальцы к своим губам. – Но мне все равно кажется, что мы добудем клад.

– Итак, участники! – громко позвала Ванесса. Ее хорошо поставленный голос разнесся над рекой без всякого микрофона. – Прошу всех собраться у сундуков. С минуты на минуту станет ясно, кому достанутся сокровища первого ежегодного фестиваля редьки Карбон-Хилла!

– Экое возвышенное название, – заметил Райан, хватая Мишель за руку и направляясь к сундукам.

– Это очень в стиле Ванессы, – закивала Мишель.

Они приблизились к трем большим сундукам с навесными замками и выстроились в линию вместе с остальными участниками.

– Каждый ключ имеет цветную маркировку. Цвет совпадает с цветом замка, который он должен открыть, – сообщила Ванесса. – Найдите свой сундук, но пока не открывайте его.

Райан посмотрел на маркировку ключа. Зеленая галочка. Им достался сундук посередине.

– Идем, вон наш ящик, – весело сказал он.

– Не ящик, а сундук. Имей хоть каплю уважения, – прошептала девушка.

Каждая пара встала напротив своего сундука. Ашенбреннеры расположились слева от Мишель и Райана, Клейтон и Брэнди – справа. Чуть позади сундуков аркой стояла толпа зевак, все нетерпеливо тянули шеи и переминались с ноги на ногу.

Райан заметил, как его напарница незаметно вытерла ладони о джинсы. Он мысленно рассмеялся. Значит, победа не так уж и важна, да?

Впрочем, он тоже нервничал, хотя и не находил для этого причин. Он уже выиграл свой главный приз, извинился и получил прощение. А может, и надежду на роман.

Но сейчас Райану хотелось большего. И к сокровищам Уэртов, поддельным или истинным, это не имело никакого отношения. Он страстно желал, чтобы их с Мишель отношения имели будущее. И независимо оттого, выиграют они главный приз сегодня или нет, он сделает все, чтобы его заветная мечта сбылась. Даже если на это потребуются годы. Ведь ждал же он пять лет?

– Готовы? – с волнением спросила Ванесса. – Один, два… три! Открывайте сундуки!

Мишель выхватила ключ у Райана, упала на колени перед резным ящиком и трясущимися пальцами начала вставлять ключ в замочную скважину. Райан сел рядом на корточки. Раздался сухой механический щелчок, и сердца у обоих дрогнули.

Мишель распахнула крышку… и замигала, изумленная, глядя внутрь сундука. Она не верила своим глазам.

Разочарование буквально окатило ее тело ледяной волной. Девушка схватилась руками за голову и привалилась плечом к плечу Райана.

– Ух ты, сколько редьки! – восхитился тот.

Восхищенный визг послышался слева. Повернув голову, Мишель увидела, как Маргарет бросается мужу на шею. В их сундуке была целая россыпь монет и мелких купюр.

Райан даже не обернулся. Он с сочувствием смотрел на Мишель. Заметив, какое подавленное у нее состояние, он подал ей руку и помог подняться на ноги.

– Что ж, по крайней мере, редькой мы теперь обеспечены, – заметил он. – Слушай, мы ведь все равно были прекрасной командой, правда?

– Угу. Прекрасной. – Глаза Мишель вернулись к сундуку, набитому овощами. – И какова оказалась награда? Сундук, набитый корнеплодами…

– Только ли? – Райан прищурился. – Я бы так не сказал.

Мишель посмотрела на него в упор, и малиновый румянец начал проступать на ее щеках.

– Э… пойдем… поздравим победителей, – предложила она смущенно.

Подождав, пока Маргарет и Деннис окончат победную пляску (видимо, это был отрепетированный за много лет побед танец), Мишель и Райан пожали им руки.

– Вы заслужили эту победу, – тепло сказал Райан.

– Спасибо, – прочувствованно ответил Деннис, хлопая его по плечу. – Видит Бог, она была нам необходима.

– А кольцо тоже в сундуке? – полюбопытствовала Мишель:

– Кольцо! – Маргарет стерла со щек слезы счастья и принялась рыться в сокровищах. – Я о нем совсем забыла!

– Вот же оно, ты не там ищешь! – Деннис наклонился и достал бархатную коробочку. Открыв ее, он вынул кольцо и надел его на палец жены. – Помнишь, однажды я пообещал, что у тебя будут бриллианты?

У Мишель перехватило горло. Она шмыгнула носом и часто-часто заморгала.

– Прошу прощения, – вмешалась Ванесса, положив ладони на плечи обоим победителям. – «Геральд» должна сделать фото. Снимок и статью поместят на первой полосе.

Мишель отошла в сторонку и оттуда смотрела, как снимают Ашенбреннеров. У тех были такие счастливые лица, что она заулыбалась от умиления.

– Ни за что бы не подумал, – сказал Райан, беря ее за руку и сплетая свои пальцы с ее пальцами.

– Что? – спросила Мишель, жмурясь от удовольствия.

– Что ты почти не расстроишься, – улыбнулся Райан. – Я же вижу, что ты рада за Ашенбреннеров.

Мишель поразмыслила на эту тему и вынуждена была согласиться:

– Пожалуй, ты прав. Я не особо расстроилась.

– Могу себе представить, что сейчас говорит зевакам Брэнди. «Ах, какие гигантские налоги придется заплатить старичкам» или «Куда она станет носить такое кольцо в Карбон-Хилле»!

– Думаю, ты угадал. – Мишель рассмеялась.

– Но ведь ты тоже хотела это кольцо. – Пальцы Райана прекратили поглаживать ее ладонь. – За него можно выручить целую тонну редьки.

– Думаю, больше. – Мишель на секунду помрачнела. – А мне хватит и той редьки, что нам уже досталось.

– Да уж, – задумчиво произнес Райан, глянув на сундук с зеленым замком. – Редьки нам вручили немало.

– Хочешь мою долю? – воодушевилась девушка. Он покачал головой:

– Нет уж, увольте! А что получили Брэнди и Клейтон?

– Даже не знаю.

Мишель посмотрела на третий сундук, но возле него никого не было.

– Куда они смылись? – Она стала вглядываться в толпу.

Брэнди нигде не оказалось, зато Клейтон обнаружился вдалеке, он понуро брел к парковке. Его неуверенная походка делала его похожим на всеми забытого ребенка.

– Бедняга Клейтон. – Девушка покачала головой. – Может, догоним его? – Она не успела сделать и шага, как рука Райана легла ей на плечо.

– Даже не думай, – ледяным тоном сказал он.

Мишель удивленно посмотрела на него. Между ней и Клейтоном никогда ничего не было и быть не могло, поэтому Райан зря ревновал.

– Но ты только посмотри на него! Райан качнул головой.

– Полагаю, сейчас он мечтает об уединении, чтобы спокойно зализать раны.

Мишель смотрела Клейтону вслед. Ее переполняло сочувствие.

– Считаешь, это будет правильно?

– Поверь, я знаю, что говорю.

Мишель вздохнула. Ей ли, женщине, судить?

– Ладно, ладно. И все-таки Брэнди – редкая стерва!

– Думаю, Клейтону даже повезло, что их пара проиграла. Если бы они получили приз, Брэнди оставила бы беднягу с носом. Такой удар был бы чувствительнее вдвойне.

– Я же говорю, что Брэнди – стерва. – Мишель поморщилась. – Ты уверен, что не хочешь рассказать мне ту сплетню?

– А что, про Брэнди есть смачная сплетня? – поинтересовалась Ванесса, возникая рядом. Она схватила подругу за руку. – Надеюсь, это очень грязная сплетня! Расскажи мне все!

– Я бы и рада, – вздохнула Мишель, – но кое-кто отказался делиться сведениями.

– Жаль, жаль, что у тебя плохой информатор, – посетовала Ванесса, пытаясь пригладить ей волосы. – Хорошо, что тебя не видит твоя мама.

Мишель отпихнула руку.

– Не преувеличивай! Я не так уж плохо выгляжу. На лице Ванессы было написано, что она не согласна, но подруга тактично сменила тему:

– Так, здесь я закончила. Мне надо в город, там меня ждет еще пара мероприятий. Вас подбросить?

– Да, пожалуйста. Мне еще судить кулинарный поединок.

– Ах, ну да, – кивнула Ванесса и посмотрела на часы. – Райана я подброшу до боулинга, а тебя могу довезти до дома родителей, пока время позволяет.

– Нет уж, лучше вези к Анни, – скривилась Мишель. – Там остались мои вещи и есть ванна. Если я поеду домой, то на кулинарный конкурс меня будет наряжать мать.

– Боже! – ужаснулась Ванесса. – Тогда точно к Анни.

– Хорошо бы у нас по пути сломалась машина, – замечталась Мишель. – Я бы опоздала к началу кулинарного конкурса, и мне не пришлось бы жевать редьку во всех ее ипостасях…

– Мишель, – укоризненно сказал Райан, – ты же говорила, что устала жить в страхе!

Она метнула в него гневный взгляд.

– Заткнись, Райан!

– Ты должна заглянуть страху в лицо. Помнишь об этом?

– Ушам своим не верю! – простонала Мишель.

– Кстати, я тоже иду на конкурс. Интересно будет поглядеть, как ты переборешь свою ненависть к редьке.

Мишель выпятила подбородок.

– И чем я только это заслужила?

Центральная площадь была заполнена людьми. Действительно, везде шла бойкая торговля, продавали все – от сладкой ваты до сувениров и брелоков в виде редьки. Фестиваль был в самом разгаре.

Райан не помнил, как впервые в жизни попал на этот праздник, но ни в один год в Карбон-Хилл не приезжало столько гостей. И когда фестиваль редьки успел стать таким популярным событием?

Обогнув компанию подростков, Райан провел Мишель к входу в главный концертный зал города и любезно открыл перед ней дверь.

– После вас, – галантно сказал он.

– Райан, – нервно пробормотала девушка, – может, ты все-таки не пойдешь смотреть на мой позор? – Ее пальцы нервно поправили прическу.

– Хочешь давиться редькой без свидетелей? – поддразнил Райан. – Нет уж, я собираюсь сполна насладиться твоими мучениями.

– Может, я просто надумала сбежать через черный ход, а твое присутствие мне мешает?

– Я мог бы стать твоим сообщником, подогнал бы машину, – заметил весело Райан.

– Эта мысль не приходила мне в голову.

– Но мы могли бы уйти незамеченными вдвоем. Только ты и я, детка. – Он заговорщицки подмигнул.

– Нет-нет, я пошутила, – нервно ответила Мишель, не оценившая шутку.

– Мы могли бы сходить куда-нибудь вдвоем, – продолжал развивать тему Райан. – Например, в кафе. Или поехали бы ко мне.

Мишель глянула на него из-под ресниц. Райан не смог истолковать этот взгляд. Ей не понравились его намеки? Или она задумалась?

Он по-прежнему никак не мог разобраться, хочет ли Мишель продолжения или нет. В гостинице, куда они заехали за вещами, девушка носилась пулей, переодеваясь, укладывая волосы, приводя в порядок лицо. У Райана не было возможности объясниться. Она собралась буквально за пятнадцать минут. Торопливо погрузившись в машину Ванессы, все трое отчалили в направлении площади.

Терпение, напомнил себе Райан. Его целью был не просто секс и даже не короткая интрижка. Он был готов ждать столько, сколько потребуется. Главное, чтобы Мишель не сбежала назад в Чикаго, потому что с этого момента до нее будет не достучаться. Только здесь, в Карбон-Хилле, она была самой собой, и только здесь у Райана был шанс.

И потом, не так давно с ее губ сорвалось признание в любви. Там, на деревянной башне у обрыва. Конечно, это был лишь способ надавить на него, переключить мысли. Но не мог же это быть совершенный блеф? Когда Мишель сказала, что все еще любит его, Райан был ошарашен, сбит с толку, потрясен. И как он отреагировал на признание? Замкнулся в себе, стал мрачен, словно чувства Мишель не имели для него значения.

Задумавшись, Райан уткнулся в остановившуюся Мишель. Она замерла на пороге одного из небольших залов.

– Здесь проводятся кучи конкурсов. Смотри! «Лучшая детская поделка из редьки». «Кто дальше кинет корнеплод». «Собери всю редьку», – читала она таблички на дверях. – А где же кулинарный поединок?

Райан кивнул на дверь с табличкой «Лучший повар».

– Может, попробуем зайти туда?

– Черт, я уже опаздываю, – пробормотала девушка.

– Тебя поставят в угол и потребуют дневник, – пошутил Райан, ободряюще улыбнувшись.

– Ха! – вырвалось у Мишель. – Ты бы знал, как будет недовольна моя мать! В угол точно поставит. – Она двигалась к выбранной Райаном двери, с поразительной легкостью огибая встречных людей.

– Вот ты где, Мишель! – воскликнула миссис Уайт, отделяясь от небольшой толпы.

Эта женщина, одетая в бурое бесформенное платье, почему-то напомнила Райану индюшку, особенно когда призывно замахала руками.

– Добрый день, миссис Уайт, – с вежливой улыбкой сказала Мишель. – Это Райан Слейтер, мой партнер по соревнованиям на звание… лучшей пары. Райан, это миссис Уайт из «Уайт моторе».

Тот кивнул женщине, удивляясь, почему Мишель ограничилась фамилией и не назвала имени. Видимо, для миссис Уайт главное значение имел ее социальный статус.

– Мы тебя заждались, – с укоризной произнесла женщина.

– Это моя вина, – пришел на выручку подруге Райан. – Последний конкурс закончился совсем недавно.

– Вы выиграли?

– Нет. Победили Ашенбреннеры.

Нос миссис Уайт дернулся. Видимо, Маргарет и Деннис, по ее мнению, не были достойны вступления в элитарный клуб, в котором состояла она сама. Затем она заметила, что Райан придерживает Мишель за локоть, и ее брови заинтересованно прыгнули вверх.

– Значит, вы были партнерами?

– Да. – Мишель посмотрела на Райана и тепло ему улыбнулась, и его порадовала эта уверенность. – Мы были партнерами.

– А разве вы парочка? – Миссис Уайт подалась вперед, словно готовилась услышать сплетню. – Ведь это соревнования на звание лучшей романтической пары города. – Она прищурилась и обвела обоих взглядом. – Некоторые даже говорят «Самой Сексуальной Пары».

Райан стиснул зубы. Он-то ожидал подобных расспросов, но не мог предсказать реакцию Мишель. Кстати, та смущенно молчала. Миссис Уайт таращилась на девушку во все глаза.

– Вы… встречаетесь?

Глава 15

– Да, – вдруг четко произнесла Мишель.

Решение созрело быстро, и ответ легко соскользнул с языка.

– Нет, – неожиданно для нее добавил Райан.

– Хм. – Миссис Уайт пытливо посмотрела на девушку, затем на ее спутника. – Ладно, довольно разговоров. Пойдем, Мишель, тебе пора в жюри.

– Надеюсь, меня не распнут в финале за предвзятое судейство? – спросила Мишель.

Миссис Уайт резко остановилась и повернулась на каблуках.

– Прошу прощения? – ледяным тоном спросила она.

– Я немного… – Мишель запнулась, когда женщина неожиданно выудила из стоящей у двери картонной коробки нечто блестящее. – Боже! Это что? Неужели моя тиара?

– О да! – с энтузиазмом закивала миссис Уайт. – Твоя мать нашла ее в вещах и передала мне. В ней ты будешь судить конкурсантов. Потрясающе, верно?

Мишель на секунду потеряла дар речи, однако быстро справилась с собой.

– Вы хотите, чтобы я надела ее? Сейчас?

– Конечно. – Миссис Уайт одарила ее таким взглядом, словно засомневалась в ее умственных способностях. – И тебе нужно поторапливаться. Репортер ждет.

Мишель в замешательстве смотрела на корону «мисс Редьки». Неужели ей придется сидеть в жюри, будучи одетой в джинсы и майку и с тиарой на голове? Да еще и позволять себя фотографировать для газеты?

Ну почему мать постоянно ставит ее в неловкое положение?

– Думаю, с короткими волосами тиара не будет смотреться, – попыталась возразить девушка.

– Да, мне тоже жаль, что ты подстриглась. – Женщина неодобрительно покачала головой и передала корону Райану. – Подержите, пожалуйста, пока я буду искать заколки.

Райан подождал, пока миссис Уайт отойдет подальше, и спросил:

– Почему ты сказала, что мы встречаемся?

– Потому что это правда. – Она вздохнула и сняла небольшой рюкзачок с плеча. – Мы встречаемся, с этого момента.

– Мишель.

– Дай-ка мне тиару. – Она протянула руку к блестящей короне, которую считала верхом безвкусицы.

– Разве мы можем быть парочкой? – понизив голос, спросил Райан. – Я живу в этом городе, а ты живешь в Чикаго. Ты всем дала понять, что Карбон-Хилл слишком тесен для тебя.

– А в чем проблема? – Мишель водрузила на голову тиару, и она тотчас сползла на одно ухо.

– Ты ждешь, что я сразу же встану на твою сторону? Что я стану подтверждать твою легенду? – Райан сделал шаг назад и сунул руки в карманы джинсов.

– Ничего подобного, – буркнула Мишель.

А чего она, собственно, ожидала? Что Райан пойдет ей навстречу?

– Знаешь, у меня складывается ощущение, что мы вернулись в прошлое. Акт первый, сцена первая, – поведал он, глядя почему-то в сторону. – Ты с легкостью бросилась мне в объятия и с такой же легкостью свалила из города. Тогда мы тоже были парочкой по твоим понятиям?

– Это другое. – Теперь-то Мишель знала, чего на самом деле хочет. Она боролась со страхом отношений. Конечно, победить этот страх было нелегко, но она прошла уже полпути, хотя бы заглянув своему страху в лицо. – Признаю, в тот раз я сбежала, даже не оглядываясь. Но ведь и ты не попытался меня удержать или догнать, правда?

– Не попытался, – эхом откликнулся Райан.

– Вот видишь. – Мишель снова поправила корону, и часть блесток осталась у нее на пальцах. – В этот раз все будет иначе…

– С чего ты взяла? Разве я пытаюсь тебя удержать? Ты свободна. Можешь уезжать хоть завтра, – хмуро пробурчал Райан. Его брови сошлись на переносице.

– Это ты-то не пытаешься меня удержать? – Мишель хмыкнула. – Ладно, я попробую разложить все по полочкам. Специально для несообразительных. Соревнования кончились, а с ними и наше партнерство. Так чего же ты слоняешься поблизости?

Усмешка Райана была кривой и недовольной. Он уже чувствовал, что ему не выиграть этого спора.

– Может, мне хочется видеть конкурс из первого ряда?

– Угу, ты как раз тот тип, которому нравится, когда делают конфетку из… редьки. Позволь тебя просветить – из редьки конфетку не сделать!

– С каких это пор ты стала экспертом по редьке? – сварливо пробубнил Райан.

– Тут не надо семи пядей во лбу. – Мишель насадила корону на макушку так глубоко, как могла, но надежда, что проклятая штуковина не свалится, была слабой. – Как я выгляжу?

Райан пальцем снял крупную блестку с ее брови.

– Как раз так, как я запомнил. – В его голосе прозвучали ностальгические нотки.

– Как пять лет назад? Боже! А это хорошо или плохо? – Мишель трудно было судить, сильно ли она изменилась.

– Это хорошо. И не слушай никого, кто говорит, что ты зря подстриглась. Тебе очень идет. – Райан улыбнулся. – По крайней мере, мне нравится.

Мишель расцвела ответной улыбкой. Ей было ясно, что Райан просто пытается ее приободрить перед дурацким судейством, но это было приятно вдвойне.

– Ты только никуда не уходи.

– Кто, я? – удивился Райан. – Ни за что! Я хочу видеть, как ты с улыбкой съешь всю поднесенную тебе редьку.

Мишель чуть слышно застонала. Подошла миссис Уайт.

– Я нашла несколько заколок. Прихватим ими корону к волосам, тут и тут.

Мишель поморщилась, когда зубья заколок принялись скрести кожу головы.

– Думаю, держаться будет, – с тяжелым вздохом сказала женщина. – Нам пора.

Мишель шагала за ней на негнущихся ногах в направлении той самой двери, на которую совсем недавно указал ей Райан. «Какого черта? – думала она. – Почему я должна трястись, словно осиновый листок, переживать о том, оправдаю ли я ожидания кучки незнакомых женщин? Я вовсе не королева красоты и не обязана выглядеть идеально». При этом ей все-таки не хотелось бы смотреться пугалом на страницах местной газеты.

Мишель вошла в зал, где уже разносились ароматы кухни. Участники наводили последний лоск на свои блюда и, завидев ее, начали откровенно суетиться и поправлять фартуки. Девушка прошла к судейскому столику, лучезарно улыбаясь собравшимся. Оказалось, что судить конкурс ей придется в одиночку.

Сев на стул, Мишель аккуратно поставила ноги под стол, коленочка к коленочке, и горделиво выпрямилась. Несмотря на большое количество народа, ей предстояло попробовать всего пять блюд. Она ожидала любой мешанины продуктов, но каждое блюдо отличалось определенным изяществом.

Была и еще одна хорошая новость – желатиновый пудинг с редькой, очевидно, не прошел отборочный конкурс. Это несказанно обрадовало Мишель и придало сил.

Она снова очаровательно улыбнулась зрителям и чуть наклонила голову в знак приветствия. Если бы корона не была закреплена заколками, она точно оказалась бы на ухе или на носу. Мишель решила больше не испытывать судьбу и никому не кивать. Лучше уж просидеть весь конкурс прямо, как палка.

Оглядывая толпу, она заметила Райана. Он не отводил от нее взгляда, и у нее потеплело на сердце. Была ли она готова к переменам? Так ли это просто: взглянуть на вещи под иным углом и пойти незнакомой, непроторенной дорогой?

Мишель чувствовала, что впереди лежит минное поле. И все же она была готова к новому.

– Мишель Нельсон! – представила ее миссис Уайт. – Наша бывшая «мисс Редька», а ныне успешный повар из Чикаго.

Женщины в толпе громко заохали, кто-то щелкнул фотоаппаратом. Мишель немедленно захотелось просветить этих восхищенных мадам, что жизнь шеф-повара – вовсе не череда удивительных дней, полных благодарностей от кинозвезд и приглашений на телевидение. Что это адская работа от рассвета до заката, полная пара, горелого масла, нехватки помощников…

– Наша дорогая Мишель любезно согласилась судить этот конкурс. Она вынесет свой профессиональный вердикт вашим произведениям. – Миссис Уайт кивнула девушке. – Мишель, ты можешь пробовать блюда.

– Благодарю вас, – царственно произнесла Мишель, поднялась из-за стола и поплыла в направлении выставленных на подносах блюд. Она очень боялась, что ее отравят чем-нибудь совершенно несъедобным, и молилась, чтобы желудок выдержал испытание редькой.

Девушка осторожно попробовала каждое блюдо. Они не привели ее в восторг, но оказались почти съедобными. Чтобы ее не обвинили в небрежности, Мишель попробовала каждое блюдо по второму разу.

– Ты уже выбрала победителя? – спросила миссис Уайт.

– Да, я приняла решение. – Мишель поняла, что у нее хриплый голос, и прокашлялась. Она определилась с победителем, поскольку одно из блюд показалось ей достаточно… пикантным. – Третье место достается нежному салату из тунца и редьки.

В аудитории повисла неловкая тишина – судя по всему, Мишель приняла не самое удачное решение, на взгляд публики. Она посмотрела на Райана, но он только пожал плечами, потому что совершенно не разбирался в предмете.

Из толпы вышла женщина, в которой Мишель узнала жену заместителя мэра. Она молча подошла к судейскому столу и без улыбки приняла зеленую ленточку.

«Так, – расстроенно подумала Мишель, – мама сотрет меня в порошок». Если с ее родителями перестанет здороваться добрая половина города, они будут знать, чья в этом вина.

– Второе место достается, – продолжала девушка таким тоном, словно абсолютно не ведала о совершенной ошибке, – стружке из редьки под клюквенной заливкой.

Видимо, новое решение оказалось не лучше предыдущего, так как по залу пронесся возглас протеста. Мишель даже глазом не моргнула, хотя и глянула мельком на Райана. Тот стоял, прижав ладонь ко рту. То ли смеялся, то ли был в ужасе.

Из толпы вышла невероятно старая бабка с крашенными синькой волосами и с палкой. Она прошаркала к столу за красной лентой и прошипела, поравнявшись с Мишель:

– Ни черта ты не смыслишь в кулинарии!

Девушка едва успела отступить, как палка карги опустилась туда, где только что стояла ее нога. Оставалось отереть пот и сказать: «Не пойти ли вам всем…» Неужели на этот кошмар ее обрекла собственная мать? Бросила единственную дочь на съедение волкам?

– Что ж, а первый приз достается, – воодушевленно воскликнула Мишель, смирившись с неизбежностью апокалипсиса, – салату из яблок и редьки!

Наступила мертвая тишина, затем раздались жидкие хлопки. Мишель вздохнула с облегчением, когда чей-то юный голос из публики завопил:

– Боже мой, я просто в это не верю! Я выиграла!

Мишель посмотрела на Райана. Именно он, оказывается, и начал хлопать в ладоши. Мишель чуть заметно улыбнулась ему.

Оставалось дождаться, когда почтенные девы Карбон-Хилла четвертуют ее прямо на площади.

– Мои поздравления победителю, – тепло сказала Мишель девушке, которой было от силы тринадцать.

– Не верится, что я победила, – повторяла та. Ее лицо было бледным, глаза лихорадочно блестели. – Я должна позвонить лучшей подруге, рассказать об этом…

Мишель подумала, что и сама не прочь позвонить… скажем, в службу спасения. Пусть выручают ее из неловкой ситуации.

Вручив победительнице голубую ленточку, Мишель вежливо поинтересовалась:

– Ты сама придумала рецепт?

– Ну, типа того. – Девушка помялась с ноги на ногу. – Моя мама часто делает подобный салат, когда в холодильнике заваляются остатки.

Мишель закивала с таким видом, словно брала интервью у какой-нибудь Джулии Чайлд. При этом мысленно она уже видела себя в гробу.

– Просто на этот раз я случайно просыпала на стол корицу, и часть попала в салат. – Девица вытерла рукавом нос.

В гробу и в белых тапочках.

Мишель продолжала кивать, словно ее заколдовали.

– Короче, я постаралась вытащить излишки корицы ножом, – продолжала болтать девица. – Можно было начать сначала, но продуктов уже не оставалось.

Мишель слышала шелест, пролетавший над аудиторией вслед за каждой фразой победительницы. Мишель знала, что большинство просто ненавидит ее в этот момент, но больше переживала за судьбу малолетней девицы. Кто знает, каким насмешкам подвергнут бедняжку? А ведь она выиграла честно, пусть даже благодаря случайности. Корица оказалась в салате весьма вовремя.

– Что ж, – заметила Мишель, когда девица умолкла, – это лишний раз подтверждает правило: лучшие идеи рождаются благодаря проделкам судьбы. А лучшие рецепты составлены из самых простых продуктов, которые всегда под рукой.

– Тут другой случай, – вставила девица. Казалось, ее теперь никогда не заткнуть. – Обычно я беру яблоки сорта «грэнни», зеленые. А в этом случае дома нашлись только яблоки «золотой налив».

– Правда?

– До сих пор не верю, что выиграла! – снова принялась за старое девица. – Я была уверена, что проиграю. Теперь буду класть в салат только «золотой налив». Наверное, именно этот сорт принес мне победу.

– Ты готова позировать для газеты? – спросила Мишель, подводя девушку к фотографу.

Сделали несколько снимков. Девица высоко над головой поднимала голубую ленточку.

– Подружка не поверит! Она умрет от зависти!

И не только она, подумала Мишель, предчувствуя скорую смерть в руках собственной матери.

Она заметила, как репортер «Геральд» что-то торопливо строчит в блокноте. Наверняка он уже придумал название для своей сенсационной статьи: «"Золотой налив" принес малышке настоящее золото».

«Золотой налив»…

Что-то в последнее время она слишком часто слышит об этом сорте.

Райан отлепился от стены, когда Мишель торопливо направилась к нему. По ее стремительной походке он решил, что ей срочно потребовался извозчик. Еще бы! Сбежать от толпы разъяренных женщин Карбон-Хилла не так-то просто!

Мишель потянулась к уху Райана, захватив в кулаки ткань его рубашки.

– Я знаю, где спрятан клад, – прошептала она и обернулась назад, убедиться, что их не подслушивают.

– Погоди-ка. – Он осторожно разогнул ее пальцы один за другим, освобождая ткань. – Ты же не верила в сокровища Уэртов. Даже говорила, что хитроумные фермеры давно его растратили и ввели всех в заблуждение. Помнишь?

– Да, я так говорила. Но послушай, что я скажу. Нам нужно вернуться в пансион к Анни. – Схватив Райана за руку, девушка потащила его к выходу. – И нам потребуется лопата. Большая лопата.

– Так вот зачем я тебе потребовался! – усмехнулся Райан, лениво двигаясь за ней. – Возникла нужда в чернорабочем, да?

– Нет. Я зову именно тебя, потому что из нас вышла отличная команда, – с легким раздражением откликнулась Мишель. – А еще потому, что ты веришь в сокровища и тайны. Ты ведь один способен без насмешки рассуждать на тему кладов.

Казалось, встречные люди, выходящие из других залов, специально бросаются им под ноги, чтобы помешать движению, но Мишель двигалась напролом, словно ледокол.

– Впрочем, делай выбор сам, – проговорила она вполголоса, выпуская руку Райана. – Если пожелаешь отправиться на поиски клада, ты знаешь, где меня искать. – С этими словами она устремилась к выходу, оставив его одного.

Райан бросился за ней, растолкав какую-то группу подростков.

– Без меня ты не справишься! – выкрикнул он.

– Это точно. – Мишель вынырнула совершенно с другой стороны и хитро подмигнула. – Знала, что ты примешь верное решение. – Она быстро подошла к Райану и чмокнула его в щеку. При этом ей пришлось поднять голову, и дурацкая корона сползла до уха.

Мишель сняла корону и посмотрела на нее в раздражении.

– Совсем забыла про эту штуку. Хорошо, что я не выколола тебе ею глаз.

– Она вполне может сойти за холодное оружие, с этими острыми зубьями. – Райан потер подбородок. – Тебе понадобится шофер. Заедем в боулинг, разживемся парой лопат.

– Нам хватит и одной, – заявила Мишель, набрасывая рюкзачок на плечо.

– Хитрюга! Ты хочешь всю грязную работу сделать моими руками! А ведь кто-то говорил, что мы отличная команда.

– Это была я. – Мишель невинно захлопала ресницами.

Райану тотчас захотелось задушить ее в объятиях.

– Хорошо, что ты это признаешь. – Он хитро усмехнулся. – А раз мы команда, копать будем вдвоем.

Мишель следила за тем, как перекатываются мускулы на спине Райана. Кожа бронзовая, спина – широченная, плечи – необъятные. От этого зрелища нельзя было оторвать взгляд.

– И почему в соревнованиях не было задания, связанного с перекапыванием земли? – спросила девушка, опершись подбородком на черенок лопаты. – Ведь это было бы закономерно, раз легенда о Уэртах связана с кладом.

Райан бросил на нее угрюмый взгляд из-под бровей и снова воткнул лопату в землю. Яма, выкопанная в саду пансиона, была уже довольно глубокой.

– Поменьше разговоров, – буркнул Райан.

Мишель не могла копать. Только не одновременно с Райаном, полуголым, влажным от пота, мускулистым. Как можно променять это чудесное зрелище на то, чтобы таращиться в яму? Мишель хотелось пихнуть напарника на влажную землю и оседлать. Ну, или завалить на себя, какая разница?

На лицо девушки упала чужая тень. Подняв глаза, она увидела Анну с хозяйственной сумкой в одной руке и ключами от микроавтобуса – в другой. Она смотрела на двух захватчиков ее сада с плохо скрываемым скепсисом.

Поскольку сад Уэртов давно принадлежал Анни, едва оказавшись возле пансиона, Мишель направилась к хозяйке и выложила ей свои соображения. Анни не стала особо возражать, хотя и не считала затею удачной. Она давно не верила, что во дворе пансиона может быть зарыт клад.

– Мы все за собой уберем, – пообещал Райан, вытирая ладонью пот со лба. – И обещаю, корни плодовых деревьев останутся нетронутыми.

Анни кивнула.

– Мне нужно уехать. Задняя дверь открыта, если вы решите передохнуть и умыться. – Она снова скептически глянула на выкопанную яму. – Вы долго еще провозитесь?

– Думаю, не очень. – Райан оперся на лопату.

– Не забывай, – восторженно вмешалась Мишель, – треть клада будет твоей.

– Да-да, я поняла, – со скучающим видом кивнула Анни. – Ладно, я поехала, кладоискатели.

Мишель смотрела Анни вслед, пока та не скрылась из виду. Хлопнула калитка.

– Она думает, что я спятила с этими конкурсами и не могу остановиться.

– Это точно.

– Но сокровища находятся здесь, – настаивала Мишель и даже топнула ногой. – Я знаю это! Я чувствую.

Райан снова воткнул лопату в землю и выбросил из ямы кучу земли.

– Ну, раз так, то у нас все схвачено, – пробубнил он.

– Только не сдавайся, Райан! – взмолилась Мишель. – Мы близки к цели.

Он выпрямился.

– Может, мы к ней и близки, но она находится не здесь. Не в этой яме!

– Нет, здесь.

– Все, я выхожу из игры. – Райан воткнул лопату в землю и отряхнул ладони.

– Может, клад чуток правее, – простонала Мишель. Или левее. Не знаю точно, но он здесь, в этом месте! – Для нее было важно, чтобы Райан ей поверил.

– Для человека, который никогда не верил в сказки, ты явно свернула не на ту дорогу. Пытаешься наверстать упущенное?

Мишель подбоченилась.

– Я знаю наверняка, что клад зарыт тут. Хочешь, объясню, откуда я знаю?

Райан посмотрел недоверчиво, примерно так же, как недавно Анни, затем снял с ближайшего куста свою рубашку и принялся ее надевать.

– Табличка, которую мы нашли, указывает на могилу собаки, помнишь? Об этом нам сказала Анни.

– Знаю, что ты сейчас скажешь. Что на самом деле собака пережила своих хозяев, потому что тот снимок в доме сделан незадолго до смерти Уэртов. Да, они не могли похоронить Золотце. Но это мог сделать кто-то уже после их смерти.

Мишель отмахнулась от этого предположения.

– Ага, и заказал безумно дорогую табличку для собаки!

– Может, последний хозяин тоже проникся к псу любовью? Может, это была очень хорошая и ласковая собака?

Такое было возможно, но Мишель не собиралась сдаваться.

– Есть и другая причина, по которой я притащила тебя сюда. Мне требовалось проверить эту версию. И видишь, под табличкой не оказалось могилы. Никаких собачьих костей, никаких остатков гробика. Ни-че-го!

Райан глянул в яму и пожал плечами.

– Может, они давно сгнили.

– Не думаю, – упрямо сказала девушка. – Процесс разложения костей достаточно длительный.

– Ладно, ладно. Допустим, собаки тут не было. Но это также не означает, что вместо костей мы найдем золото.

– А как же табличка? Собаки нет, а табличка есть? – Мишель ткнула в кусок мрамора, валяющийся под ветвями яблони. – Какой дурак закажет дорогую табличку, чтобы пометить ею пустое место?

– Не знаю, и мне плевать. – Райан застегнул последнюю пуговицу и подхватил лопату за середину черенка, явно намереваясь уходить. – Пошли выпьем лимонаду, мне надоел этот разговор. Отдохнем немного, и я закидаю эту проклятую яму землей.

– Уэрты установили табличку над тем местом, куда спрятали награбленное! – с отчаянием простонала Мишель.

– Как видишь, под табличкой пустота. Ничего тут нет. Ни собаки, ни клада. Да если бы здесь были сокровища, люди поумнее нас давно бы его раскопали.

Мишель схватила свою лопату и принялась лихорадочно копать.

– Я знаю, что клад есть. И он здесь, он здесь! Райан обеспокоенно смотрел на нее.

– Ты не в себе. Что ты делаешь?

– Я ищу сокровища. С тобой или без тебя.

– Это совершенно на тебя не похоже. Неужели тобой овладела золотая лихорадка? – Райан сел на краю ямы и поставил ноги на ее дно.

– Нет, – процедила девушка сквозь зубы и продолжила копать. Она хотела найти клад прежде, чем Райан развернется и уйдет.

– Наша скептичная Мишель Нельсон вдруг поверила в городскую легенду?

Мишель коротко глянула на него.

– Может, я решила хоть раз пойти иным путем? Что в этом дурного? Мне просто любопытно – вдруг я права?

– Думаю, дело не просто в любопытстве. Любопытные так остервенело землю не роют. – Райан помолчал, а затем спросил вкрадчиво: – Ты действительно поверила в городскую легенду или тебе просто хочется в нее верить?

Мишель угрюмо копала. Она не знала, что ответить.

– А что ты сделаешь с кладом? – внезапно спросил Райан.

Она поколебалась. Чего ей хотелось? Были ли у нее какие-то конкретные планы? Пожалуй, нет, поскольку слишком мал был шанс найти сокровища.

– Думаю, у меня есть пара мыслишек.

– Каких это?

Мишель вышвырнула из ямы несколько комьев земли.

– Я бы выплатила обратно те деньги, которые мне выделили на стипендию.

– Но ты никому ничего не должна. Приз давался безвозмездно, – изумился Райан. – Это же пожертвования спонсоров.

– Да, только в довесок к этим деньгам я получила завышенные ожидания. От меня ждали отдачи, а я так и не сподобилась на великую карьеру.

– Допустим, что эти деньги можно вернуть. – Райан почесал затылок. – Хотя я с трудом представляю себе, как будет выглядеть эта процедура.

– Я тоже, – призналась Мишель.

– Что еще?

– Ну, часть денег я положила бы на счет родителей. Пусть живут в свое удовольствие. И оплатила бы им длительный круиз, например. Тогда они перестали бы сидеть в четырех стенах и ждать, когда же наконец их непутевая дочь станет президентом. – Девушка воткнула лопату в землю.

Райан покивал:

– Понятно. Благородные цели.

Мишель подняла голову вверх и посмотрела в синее небо, где плыли белые обрывки облаков.

– Ну а если бы от моей доли еще хоть что-то осталось…

– Постой! – Райан схватился руками за голову. – Сколько же, по-твоему, припрятали Уэрты? И помни, тебе достанется только треть.

– В общем, если бы что-то еще осталось, я бы положила остаток на счет. Пусть полежит до того момента, когда понадобятся деньги.

– Вот это больше похоже на Мишель, которую я знаю. Расчет во всем. А мыслей об уютном домике с белой оградкой и клумбами у тебя не возникло?

– Я пока не мечтала о домике. Просто как-то не приходилось. – Мишель на секунду задумалась, затем снова копнула землю. – Скорее уж просторная квартира. Но целый дом? Думаю, это вообще не мой вариант.

– Тогда, быть может, шикарная тачка? Мишель хмыкнула.

– Это удел парней.

– Круиз? Не одним же родителям путешествовать. В мире столько прекрасных мест!

– Вряд ли. – Конечно, кое в каких странах Мишель хотела побывать, но рассчитывала, что однажды и сама сможет себе позволить в них съездить.

– Ну, хоть какая-то мечта у тебя есть?

Мишель медленно выпрямилась, изумленно глядя на Райана. У нее не было мечты, но эта горькая правда открылась Мишель только теперь.

– Может, получив на руки лишние деньги, я начну мечтать, – сухо сказала девушка. – До этого момента, как мне кажется, я мечтала лишь исполнить чужие мечты. Моей матери, отца, жителей Карбон-Хилла.

– Хорошо, я понял. Я согласен.

Мишель непонимающе смотрела Райану в лицо. Он улыбался хитрющей улыбкой, словно пятнадцатилетний сорванец. Пальцы уже расстегивали пуговицы рубашки.

– Согласен? С чем?

– Я согласен тебе помогать.

Он пристроил рубашку на куст, схватил лопату и спрыгнул в яму. Влажная земля полетела наверх, в общую кучу. Мишель не двигалась с места. Она так и не поняла, каким образом ей удалось уговорить Райана остаться.

– Ты помогаешь мне, потому что у меня нет стоящей мечты? – удивленно прошептала она.

– Нет. – Крепкие мышцы снова ходили ходуном. – Я хочу, чтобы у тебя было все, чего не хватает для мечтаний. Чтобы ты выплатила все свои долги и смогла жить для себя.

Такая неожиданная поддержка заставила Мишель прослезиться. Райан даже не представлял, как много это для нее значило. Она порывисто обняла его и прижалась губами к виску, встав на цыпочки.

– Спасибо тебе, – шепнула она Райану на ухо. Даже если никакого сокровища нет и в помине, думала девушка, ей удалось найти того, кто сможет защитить ее интересы. Чем этот клад хуже настоящих сокровищ?

– Я предупреждаю – вероятность что-то найти равна нулю, – заметил Райан.

– Я тоже предупреждаю: вероятность уйти с пустыми руками стремится к нулю.

– Разве что яблок насобираем, – засмеялся он, не переставая копать. – Подумай хорошенько, Искра. Хоумер и Ида вполне могли спрятать награбленное поближе к дому, чтобы сокровища были у них на глазах. Но они должны были закопать их так, чтобы никто не видел.

– Ну и что?

– Не могли же они всякий раз, как совершали ограбление, отрывать сокровища, добавлять новые и снова закапывать. Это слишком трудоемко.

– Твои выводы ясны. – Мишель кивнула и снова вонзила в землю лопату. – Но сокровища здесь. Я точно знаю!

Райан отер ладонью пот со лба и оглядел садовые яблони.

– Если только… – Он вылез из ямы.

– Ты куда? – испугалась Мишель. Копать одной придется гораздо дольше.

– К дереву. – Райан подошел к дереву, которое росло за тем местом, где когда-то стояла табличка, и принялся ощупывать толстый ствол.

– Брось, Райан. Ты что, думаешь, Уэрты спрятали клад в дереве?

– Почему нет? – Его руки продолжали ощупывать яблоню.

– В деревьях нет потайных дыр. Или ты видишь какое-нибудь дупло? – насмешливо спросила Мишель.

Райана ее аргумент не убедил. Он продолжал топтаться возле яблони, присел на корточки, наконец лег на живот, ощупывая корни.

– Дерево – не самый надежный тайник для клада, – продолжала девушка. – Деревья засыхают, на них может напасть жучок, прожорливая тля. В конце концов, в дерево может ударить молния!

Райан принялся постукивать по стволу костяшками пальцев, приложив ухо.

– Да оставь ты яблоню в покое! – не выдержала Мишель. – Иди сюда, помоги копать.

Райан повернулся с намерением что-то ответить, но его глаза внезапно округлились, а рот так и остался распахнутым, хотя с языка не слетело ни звука.

– Что? Что такое? – завопила Мишель. – Говори же, в чем дело? Неужели в стволе действительно что-то есть? Это же невозможно, в этом случае яблоня давно бы засохла…

– Дело не в яблоне. – Райан сухо сглотнул. – Оглянись.

Мишель порывисто повернулась всем телом туда, куда таращился Райан, но увидела лишь обычный сад с неухоженными яблонями, заросший бурьяном и полевыми цветами. Чуть поодаль стояло несколько старых статуй, обрамлявших крохотную поилку для птиц. В поилке была вода, стенки поросли зелеными водорослями.

– Да что такое ты узрел? – не выдержала Мишель.

– Наверное, ты слишком низко стоишь. – Райан встал, направился к ней и подал руку. – Вылезай из ямы. – Поскольку девушка медлила, он нетерпеливо тряхнул ладонью. – Ну же! Ты должна это видеть!

Мишель вылезла из ямы.

– Надеюсь, это не хитрая уловка, чтобы заставить меня бросить раскопки? Уверяю тебя, я на нее не куплюсь.

– Ложись на землю между яблоней и табличкой.

– Лечь на землю? Это шутка?

– Поверь, лучше лечь.

Для примера Райан лег сам и поманил Мишель. Недоумевая, она опустилась на землю. Поведение напарника казалось ей странным. Она никак не могла отогнать мысль о хитрой уловке.

– Ладно, вот я лежу. Ты доволен?

– Почти. – У него был возбужденный голос. – А теперь посмотри на сад.

– Хорошо, смотрю…

С того уровня, на котором она лежала, были отлично видны статуи вокруг поилки для птиц. Но если со всех других ракурсов это были обычные статуи, расставленные без особой фантазии, то с нужной точки они создавали некую иллюзию. Их по-разному расставленные руки и ноги превращали композицию в подобие креста, в центре которого помещалась поилка.

Мишель повернулась к Райану:

– Не может быть… Он одарил ее улыбкой.

– Как считаешь, на что указывает этот крест?

Глава 16

Трясущимися руками Райан взялся за край поилки, утопленной в мраморной ванночке. Покачав поилку из стороны в сторону, он расплескал часть застоявшейся воды.

– Неужели никто не смотрел на статуи с той стороны? – спросила Мишель, нервно ходившая вокруг него.

– Вероятность не слишком велика, – проскрежетал Райан, изо всех сил раскачивая поилку, чтобы из нее вылилось больше воды. – И потом, большинство людей считают, что сокровища лучше хранить под землей.

Поилка еще чуть подалась, соскальзывая с мраморной подставки. Восторженно вскрикнув, Мишель опустилась на корточки. Ее глаза сверкали.

– Помочь? – с готовностью предложила она.

– Нет, я сам, – шепотом ответил Райан, продолжая раскачивать поилку. Он и сам не знал, что заставило его перейти на шепот.

Наверное, он попросту боялся. Что, если под поилкой окажется пустота? Какое разочарование ждет тогда Мишель! Да и его самого.

Самое забавное, что теперь Райан и сам верил в то, что сокровища спрятаны где-то поблизости. Он не смог бы объяснить, откуда появилась эта уверенность, но она крепла с каждой минутой. Не окажись клада под поилкой, Райан был готов искать его по всему саду Уэртов.

Не то чтобы сокровища имели для него какое-то значение – для него они были развлечением, осуществленной детской мечтой о чуде и приключениях, городской тайной, которая может открыться только ему.

Но если под поилкой для птиц действительно окажется спрятанный Уэртами клад? Что, если у него, Райана Слейтера, появится шанс осуществить самые дерзкие свои мечты?

Видимо, мысли отразились на его лице, потому что Мишель обеспокоенно коснулась его плеча.

– Что с тобой?

Райан кивнул и рывком опрокинул поилку вбок. Вода хлынула через край и забрызгала ему джинсы. Теперь, когда емкость стала легче, Мишель схватилась за другой край и помогла Райану окончательно свалить поилку с подставки.

Под днищем поилки, в углублении подставки, была насыпана влажная земля, покрытая белой плесенью. Мишель с отвращением отодвинулась.

– Ты будешь шарить в ней рукой? – спросила она. – Я не смогу. Вдруг там какие-нибудь опарыши? Брр…

– Думаешь, на данном этапе меня остановят опарыши? – Райан без раздумий сунул руку в землю.

Днище оказалось глубже высоты ванночки. Рука ушла в землю по самый локоть, легко, как в рыхлый чернозем. Пальцы наткнулись на что-то гладкое и податливое.

Райан изумленно глянул на Мишель.

– Что там? – задыхаясь от волнения, спросила девушка. – Что-то есть? Говори же!

Райан попробовал ухватить пальцами… что это могло быть? Пластиковый пакет? Нет, такое невозможно. Не во времена фермеров Уэртов. Тогда что это за штука? Кожаный мешок?

Его сердце замерло. Внезапно ему стало страшно. Ведь начиная с этого момента, должна была измениться вся его жизнь. Такая привычная, размеренная жизнь совладельца боулинг-клуба, человека со средним достатком и скромными запросами.

– Чего ты замер? Нащупал что-нибудь, Райан? Райаном вдруг овладел ужас.

– Я… что-то нащупал, да, – выдавил он. Внезапно восторг пропал с лица Мишель, сменившись тем же ужасом, какой испытывал Райан. Похоже, ими владели теперь одинаковые эмоции. Они сидели на корточках и смотрели друг на друга, не двигаясь. Несколько секунд Райан набирался решимости, затем глубоко вдохнул, подцепил пальцами краешек мешка и потянул наверх.

Да-да, это действительно был мешок, сплетенный из тонкой проволоки. Он был не настолько велик размером, насколько тяжел.

Глаза Мишель полезли на лоб, она охнула и прикрыла ладонью рот. Райан смотрел на мешок, ошеломленный ничуть не менее.

Они выволокли добычу в траву, там Райан развязал мешок.

– Боже мой! – Мишель шлепнулась на седалище, словно ее не держали ноги.

Мешок был набит золотыми монетами и украшениями с драгоценными камнями. Здесь были простые цепи, перстни с рубинами, колье с бриллиантами. Среди прочего Мишель заметила небольшую тубу, в которой оказались какие-то бумаги, похоже, акции.

– Боже мой, Боже мой… – твердила девушка как заведенная.

– Здесь больше, чем я ожидал, – признался Райан. Он никогда не верил в существование целого сундука сокровищ, поэтому размер клада его потряс.

– Я… я…

– Да, я тоже, – кивнул он, почесывая затылок.

– Сколько тут?

Райан пожал плечами. Он никогда особо не интересовался ценностью драгоценных камней и цветных металлов. Мишель растерянно посмотрела на него, ее лоб пересекала обеспокоенная складочка.

– И что нам теперь делать?

Райан тоже поднял взгляд. Он был удивлен тем, что у расчетливой Мишель нет плана на этот счет.

– Предлагаю хотя бы все перебрать и посчитать.

– Да, отличная мысль. – Девушка сунула руки в мешок, позволяя монетам и украшениям скользить между пальцами. Затем она внезапно отдернула от сокровищ руки. – Только не здесь!

– Почему? – спросил Райан, который, похоже, разучился мыслить здраво.

– Тут небезопасно. – Мишель обвела подозрительным взглядом сад, присматриваясь к каждой тени. – Нас могут увидеть.

– А что тут такого? Мы ведь первыми нашли клад. Думаешь, на нас нападут и ограбят?

– Вполне возможно. Мы должны обезопасить себя.

– И как ты предлагаешь это сделать? Может, тебе известно, как поступают кладоискатели, если им повезет найти сокровища? – с легкой издевкой спросил Райан.

– Да, известно. Для начала мы должны сохранить нашу находку в тайне. И мы должны спрятать клад. – Девушка торопливо закрыла мешок.

Спрятать? Спрятать, едва откопав? Райан непонимающе смотрел на Мишель.

– Боюсь, вернуть поилку на место будет нелегко, – заметил он.

– Нет, мы спрячем клад в другом месте. Не здесь. – Мишель сосредоточенно смотрела вдаль, и Райан почти услышал, как торопливо мечутся мысли в ее голове. – Боюсь, Анни уже могла кому-нибудь рассказать о том, с чем мы к ней пожаловали. Большинство жителей города поднимут нас на смех, но не все.

Райан знал, что она имеет в виду Брэнди. Он не был уверен, что рыжая фурия тотчас бросится отнимать золото, но женщины – существа непредсказуемые.

– Куда ты клонишь?

– Кто-нибудь может пойти по нашим следам и похитить найденные нами сокровища.

– Мишель, у тебя паранойя.

– В таком деле лучше перестраховаться, – назидательно произнесла девушка.

– Значит, ты хочешь сохранить все в секрете, а клад перепрятать. И надолго?

– Пока я не найду нам хорошего юриста. Завтра я все равно еду в Чикаго. Попробую найти юриста там.

– Ты уезжаешь? Завтра? – Райан словно получил удар под дых.

– Ну да. – Мишель нахмурилась. – Я брала короткий отпуск, и меня ждет работа.

Из Райана словно выпустили весь воздух. Он не мог поверить, что Мишель собирается уезжать. Только не теперь! Не после всего, что между ними произошло!

– Значит, ты доверишь сокровища мне?

– Разумеется. У меня нет причин подозревать тебя в нечестности.

Райан вздохнул, уловка не сработала.

– Но теперь тебе не нужно работать. Ты стала миллионершей.

– Пока мы не можем знать наверняка. Сначала клад надо легализовать, поделить, оплатить налоги, перевести в наличные… представляешь, сколько волокиты? – Мишель уже просчитывала риск и потери.

Райан сел на землю и обхватил голову руками. Мишель будто и дела до него не было!

– В общем, – заявила девушка, – я лучше пока вернусь на работу. Мало ли что… Так, а теперь давай искать укромное место.

– Желаю удачи, – буркнул Райан. – Думаю, Уэрты нашли единственное безопасное место в Карбон-Хилле. Здесь каждая собака знает, кто, куда и зачем пошел. В нашем городе шила в мешке не утаишь.

– Ты так думаешь? – Мишель нахмурилась и поджала губы. Через минуту ее лицо прояснилось. – Я знаю место, в которое никто не сунется!

– Ну, не знаю, – протянул Райан неуверенно. – Риск слишком велик.

– Да ладно тебе! – Мишель устало улыбнулась. – У нас все получится.

– Нас могли видеть вместе, – буркнул он и выпятил нижнюю челюсть. Ему не нравилась затея Мишель.

– Ну и что? Мы не совершаем ничего противозаконного, – горячо зашептала она.

– Я в этом не уверен.

– Перестань, Райан. – Мишель не хотелось видеть происходящее в дурном свете. Она поддерживала в себе положительный настрой. – Ты же считал себя оптимистом. Куда все подевалось?

– Осталось в саду Уэртов. Пока рыл землю.

Мишель чувствовала, что еще очень долго ее будут попрекать ямой, такой большой, что в ней можно было похоронить мамонта.

– Ты же сам знаешь, что лучше места для хранения клада не найти, – настойчиво сказала она.

– Вовсе нет! Это очень опасное место. – Райан прислонился к двери и отер рукой лоб. – Черт, до чего же он тяжелый! – шепотом воскликнул он, перехватив мешок поудобнее. – Надо было не нести его, а волочь волоком.

– На полу могли бы остаться царапины, – заметила девушка. – И прекрати ругать выбранное мной место. Мы следуем тем же принципам, что и Уэрты. Мы спрячем сокровища так, что они постоянно будут рядом, так сказать, на виду. И при этом никто ничего не будет знать.

– Неужели? Да вокруг нашего тайника будут ходить десятки людей! По саду Хоумера и Иды небось соседи толпами не шлялись, – раздраженно откликнулся Райан. – Черт, жаль, у нас нет тележки!

– Да, досадно. – Мишель прикрыла дверь, едва они занесли мешок в помещение. – Зато ты можешь в любой момент, при малейшей опасности, схватить мешок и сбежать.

– Ты что, с ума сошла? Мы его вдвоем еле несем, а ты предлагаешь схватить и убежать!

Мишель отмахнулась рукой и снова вцепилась в мешок.

– Да все будет в порядке. Это единственное место в Карбон-Хилле, о котором знаем только мы двое.

– За дорожками для боулинга? – Райан раздраженно кивнул на неподвижные механизмы. – И ты думаешь, об этом месте никто не знает? Всякий дурак в курсе, что в боулинг-клубе есть техническая зона.

– Но для остальных это просто подсобное помещение. Никто же до сих пор не знает, чем мы тут занимались пять лет назад.

Больше Райан не проронил ни слова до тех пор, пока они не затащили мешок в потайное место и не затолкали в самый темный угол.

– Уверяю тебя, это сработает, – сказала Мишель задыхаясь.

– Сомневаюсь. – Грудная клетка Райана ходила ходуном. – Мне кажется, в этом помещении все хорошие затеи заканчиваются провалом. По крайней мере, мне тут не везло.

– Как ты можешь так говорить? – возмутилась Мишель. – Тут у тебя была я! – Она понимала, что едва ли можно сравнивать неудачный секс с девушкой и мешок драгоценностей, но все равно было обидно.

– Да, ты тут была, но все кончилось ужасно, как я и сказал. – Уголок рта Райана горько изогнулся. – Все произошло не так, как я хотел.

– Да? – У Мишель забилось сердце. Она шагнула к нему и дотронулась кончиками пальцев до его локтя. – А как ты хотел?

Он усмехнулся. Даже в темноте Мишель заметила мелькнувшую на его щеке ямочку.

– Как я хотел? Совсем по-другому.

Мишель сделала еще один шажок к Райану, прижалась к его груди, потерлась щекой о плечо.

– Покажи, как именно.

– Показать? – Райан растерянно огляделся. – Нет, это плохая мысль. Не здесь.

– Почему нет?

В глазах Райана мелькнуло нечто похожее на панику.

– Я не хочу повторения.

– Все будет совсем по-другому, – пообещала Мишель, обвивая его шею руками.

– Откуда ты знаешь? Может, у этого места дурная аура. Все уже повторяется. Например, завтра ты уезжаешь. Снова…

– Но ведь на этот раз я уеду ненадолго. – Мишель осторожно поцеловала шею Райана между ключиц, прямо в ямку, где бился пульс.

– Я тебе не верю. – Его голос напоминал глухое ворчание, и от этого у Мишель по спине побежали мурашки. – Этот город маленький и костный для тебя, мы это уже обсуждали.

– На этот раз ты можешь поехать со мной, – с придыханием прошептала Мишель, целуя Райану виски и хватая губами мочку уха.

Его кадык дернулся.

– Это вряд ли… – хрипло сказал он.

– Поцелуй меня, – прошептала девушка, подставляя губы.

Райан впился в ее рот, но быстро отстранился.

– Ты пытаешься меня отвлечь. Ничего не выйдет… Мишель едва заметно улыбнулась. Она знала, что способна выиграть эту схватку.

– Поцелуй еще раз, – шепнула она. – Ты должен поцеловать меня, потому что…

– Потому что… что?

Ресницы Мишель затрепетали. Она хотела и боялась произнести то, о чем думала.

– Потому что… ты любишь меня.

Райан замялся, глядя на нее непроницаемым взглядом, и Мишель внезапно испугалась. Вдруг Райан ее не любит?

Она уже собиралась отступить, когда Райан сильно прижал ее к себе и начал неистово целовать. Мишель оставалось принять это за согласие. Она с готовностью возвращала поцелуи, которые становились все более сладкими, наполненными животной страстью.

Девушка вплетала пальцы в волосы Райана, притягивая его голову к себе. Ее губы успели опухнуть от покусываний, но она с готовностью подставляла их под новые поцелуи. Она уже представляла, как Райан входит в нее одним резким толчком, а она вбирает его во всю длину… Пальцы девушки потянулись к ремню Райана, и их накрыли его ладони. Руки Мишель замерли. Она неуверенно смотрела на партнера. Почему он ее остановил? Неужели что-то мешает…

Ужасная мысль пронзила ее.

– Надеюсь, хоть сейчас у тебя есть презерватив?

– Есть. – Райан отвел пальцы Мишель от пряжки своего ремня. – Просто я хочу, чтобы на этот раз мы оба действовали не торопясь.

– Действительно? – с улыбкой уточнила девушка. – Боюсь, у нас не так много времени.

– Мы успеем.

Райан провел ладонями по ее шее и плечам, пальцы пробежались вдоль рук до запястий, прыгнули на живот. Мишель, закрыв глаза, ждала, что пальцы примутся расстегивать блузку, но этого не произошло. Она чуть слышно застонала. Ей не нравилось, что Райан ее дразнит. Сама она была готова давно, с первого поцелуя.

Попутешествовав по ее затылку, шее, ключицам, мужские ладони накрыли ее груди через одежду, чуть сжали, отпустили и принялись наконец расстегивать пуговки блузки. Самое время, мысленно похвалила Мишель. Однако блузка так и не распахнулась на груди. Расстегнув три пуговки, Райан продолжил дразнить девушку. Его ладони начали гладить ее спину и живот, но не поднимались выше и не спускались вниз.

Мишель решила тоже немного поиграть с Райаном. Она притянула его к себе за плечи и принялась игриво покусывать его за ухо. Руками она прижимала к себе его бедра и терлась о них, зная, что это сведет Райана с ума.

Его движения даже не стали торопливее, хотя дыхание участилось. Похоже, Райан был намерен растянуть сладкие муки на целую вечность.

Не выдержав пытки, девушка сделала шаг назад, быстро расстегнула пуговки и сдернула с себя блузку. Легкая кофточка полетела на пол, за ней последовал лифчик. Трясущимися руками Мишель принялась расстегивать свои джинсы. С ними она расправилась тоже достаточно быстро, стянула трусики. И только тогда ее настигло неожиданное смущение. Мишель захотелось прикрыть свою наготу руками, когда взгляд Райана прошелся по ее телу.

Кожа девушки покрылась мурашками. Она ждала следующего шага своего мужчины, соски превратились в два напряженных камешка, призывно торчащие в сторону Райана. Ей было по-настоящему страшно. Она больше не чувствовала себя ни красивой, ни властной. Обычная женщина с кучей недостатков.

Господи, она поторопилась! Она стояла голая напротив полностью одетого мужчины! Словно проститутка, предлагающая свои прелести потенциальному клиенту. Клиенту, который мог ответить отказом.

Мишель подняла на Райана взгляд. В его глазах сверкал такой голодный огонь, что она едва не отшатнулась. На нее словно смотрел обезумевший маньяк.

– Я… – хрипло начал Райан. Губы и язык не слушались его. Более того, он почти не слышал себя, так громко стучала кровь в ушах. – Я пытался действовать не спеша…

Мишель расправила плечи.

– Это лишнее. Возьми меня. Прямо сейчас.

Райан бросился на нее, приподнял в воздух, сажая на себя и прижимая спиной к деревянной перегородке. Мишель обвила ногами его талию. Пальцы Райана мяли ее ягодицы, ныряли ей между ног, утопая во влаге.

Ненадолго опустив девушку, Райан вытащил из кармана презерватив, непослушными пальцами разорвал скользкую упаковку. Мишель покрывала его лицо поцелуями, опасаясь, что не дождется, когда же он, наконец, натянет проклятую резинку.

Райан вновь прижал ее к перегородке. Член скользнул в шелковую глубину, Мишель хрипло застонала и вцепилась в плечи Райана ногтями. Она не пыталась хоть как-то взять инициативу в свои руки, памятуя о том, чем это закончилось в прошлый раз. Она отдалась на волю Райана, позволила делать с собой все, что он хотел.

В какой-то момент девушка потерялась в ощущениях, забыла, где находится, думая лишь о том, что ей никогда не было так хорошо, как в объятиях Райана. Но постепенно и эта мысль растворилась в невероятно сладких волнах наслаждения. Оргазм, сотрясший все тело Мишель, был таким интенсивным, что у нее брызнули из глаз слезы. Пресс Райана резко сократился, и с хриплым стоном он кончил, прижимая девушку к себе.

– В другой раз возьмем с собой одеяло, – задыхаясь, шепнула Мишель, – и все-таки сделаем это на полу.

Райан ничего не ответил. Он осторожно опустил ее на пол. Его веки были прикрыты.

– Я вернусь, честное слово, – пообещала девушка. – Правда, вернусь.

Лицо Райана казалось каменным. Он даже глаз не открыл, когда ответил:

– Поверю, когда увижу тебя в Карбон-Хилле собственными глазами.

«Я вернусь», – вспомнила Мишель собственное обещание, достойное Терминатора.

Она распахнула дверь своей чикагской квартиры и с облегчением швырнула полотняную сумку на диван.

Трудно было поверить, что ее новое блюдо вызвало такую волну отзывов. Уезжая домой, Мишель даже не представляла, что традиционный кекс с сюрпризом будет заказывать каждый второй посетитель. А ведь рецепт был не нов – обычная выпечка с изюмом и орехами да спрятанный внутри крохотный подарок для клиента. Мишель лишь внесла в кекс некоторые усовершенствования. В рождественские праздники люди заказывали кекс даже для того, чтобы отнести домой и угостить родных.

Мишель подошла к окну и уставилась на поток машин, двигавшихся по широкой улице внизу. Трудно было поверить, что наступил декабрь. Она обещала Райану, что вернется, однако до сих пор этого не сделала. Но частые звонки снимали с нее часть вины, полагала девушка.

Правда, и звонки становились все короче и напряженнее. В разговоре частенько повисали неловкие паузы.

Конечно, Мишель хотелось вернуться в Карбон-Хилл. Не ради родного города, не ради родительского дома, который ее не ждал, не ради Ванессы. Только ради Райана. Однако она по-прежнему не могла побороть свои страхи.

В дверь негромко постучали. Владелец обещал зайти за оплатой, поэтому Мишель не удивилась. Она открыла дверь и замерла на пороге.

– Райан! – Не раздумывая, девушка бросилась в знакомые объятия. Глаза заволокло слезами, горло перехватило, стоило вдохнуть такой родной запах.

Он ничего не сказал, лишь напряженно обнял ее. Девушка отступила, не зная, как вести себя дальше. Ей хотелось расцеловать Райана, потащить на диван, заняться с ним потрясающим сексом, но выражение его лица подсказало ей, что момент неподходящий.

– Ты… приехал в Чикаго? Зачем?

– Хотел узнать, почему ты не показываешься в Карбон-Хилле. – Райан слегка улыбнулся, но в уголке рта не было ямочки, а глаза смотрели настороженно.

Чтобы скрыть смущение, Мишель принялась искать для него гостевые тапочки, не нашла и смутилась еще больше.

– Я… я хотела вернуться. Нет нужды на меня давить. Я вернусь сама, эскорт мне не требуется.

– Я и не собирался давить, – мягко возразил Райан. – И тащить тебя силком не собирался.

Сообразив, наконец, что в крохотном коридоре темновато, Мишель лихорадочно зашарила пальцами по стене в поисках выключателя.

– Как… как твои родители? – спросила она с наигранной веселостью.

– Отлично.

– Ваш клуб все так же популярен? – Мишель мялась в коридоре.

– Да, конкурентов маловато. Тем более что я обновил барную стойку и закупил новую мебель.

Мишель представила, что возвращается в Карбон-Хилл. Навсегда. Ей стало не по себе. Родной городок был уютным местечком, которое хорошо посещать по выходным, но жить в котором невыносимо.

– Как дела у знакомых?

– Если бы ты вернулась, то знала бы сама. – Райан, не дожидаясь приглашения, разулся и прошел в гостиную.

– Как там Анни? – все же продолжала расспросы Мишель, закрывавшая дверь на два замка.

– Весьма ласково обнимает меня при каждой встрече. – Райан пожал плечами. – Все никак не поверит, что благодаря нам превратилась в миллионершу.

– А как… ты? – наконец выдавила Мишель, снимая пальто.

Райан обернулся и посмотрел ей в глаза. «– Скучал по тебе. От этих слов по телу девушки пробежала волна мурашек.

– Я тоже скучала.

– Тогда почему не возвращалась? Мишель подперла плечом дверной косяк.

– Я не могу жить в Карбон-Хилле. Не могу, и все тут. – Она с сожалением покачала головой. – Там находится мой родной дом, но я не чувствую с ним связи. Там живешь ты, но я…

– Понимаю, – мягко сказал Райан.

Лицо его на мгновение исказилось.

Конечно, он понимал. Понимал Мишель даже больше, чем она сама себя понимала. Он заранее знал, что она не вернется. Знал, что она будет пытаться, но не сумеет перебороть неприязнь к родному болоту.

Мишель в отчаянии закрыла глаза. Она подвела их обоих. Разочаровала человека, одобрение и поддержка которого были ей особенно дороги. И все потому, что не в состоянии побороть свои страхи.

– Мне жаль, что ты проехал такой длинный путь, а услышал лишь это…

– Я приехал не ради разговора. Мишель глянула на него и закусила губу.

– Для чего же?

– Я приехал остаться.

– Остаться? – Она смотрела во все глаза, как Райан неторопливо снимает куртку. – Остаться?

– Да. В Чикаго.

Девушка нахмурилась. Смысл его слов отказывался до нее доходить.

– Ч-что? В Чикаго? – Она схватилась за голову. – Но ради чего?

Райан улыбнулся почти смущенно.

– Я подал заявку на участие в выставке молодых художников. Эта широкомасштабная акция состоится в январе.

Мишель вытаращила на него глаза, не веря ушам.

– Быть не может!

– Может. – Он хитро прищурился. – Хочешь увидеть ответ на мою заявку? Он у меня с собой.

– Верю на слово, – хрипло прошептала девушка. – Но ты же упорно твердил, что твои картины – лишь хобби? Что стало с твоими убеждениями?

– Даже не знаю, что сказать. – Райан поскреб заросший щетиной подбородок. – Жизнь столкнула меня с крайне назойливой дамочкой, которая сумела убедить меня в том, что я неплохо рисую. И я подумал, что могу дать себе один шанс, чтобы проверить, права она или нет.

– Правда?

– Правда, правда. В общем, выставка покажет, на что я способен. – Он вздохнул. – Публика и критики расставят все по местам.

Мишель приблизилась и обняла Райана. Она была искренне рада за него, гордилась тем, что смогла подтолкнуть его к столь важному решению.

– Может, меня обольют грязью. Такое тоже возможно, – признал Райан.

Мишель ткнула его кулачком в ребра.

– Прекрати.

– Хорошо, хорошо. Главное, что я узнаю мнение многих людей, а не только свое собственное, на котором основывался до сих пор. Даже в случае провала буду знать, что сделал все возможное, а не сидел, как сыч, в своей норе.

– Это хороший план, – одобрила Мишель. – Надеюсь, ты собираешься жить у меня?

– Пока не знаю. – Райан огляделся. – А что, миллионерша не могла позволить себе квартирку получше?

– Я была слишком занята, чтобы менять жилье. – И правда, мысли Мишель были далеки от смены квартиры. Она все больше думала о том, как строить дальнейшую жизнь и что делать с Райаном.

– Кстати, едва не забыл. – Райан сунул руку во внутренний карман куртки и вытащил продолговатую бархатную коробочку. – Это тебе.

Мишель открыла коробку и ахнула, улыбаясь:

– Та самая цепочка с рубиновой подвеской! Ты не забыл!

– Как я мог? – шутливо оскорбился Райан. – Надеюсь, ты здесь не скупила ассортимент всех ювелирных магазинов? Иначе этому ожерелью будет трудно конкурировать.

– Это так трогательно, – с чувством прошептала девушка. – Спасибо за подарок, Райан.

– Я люблю тебя! – торопливо выпалил он. Бархатная коробочка выпала у Мишель из рук.

– Что ты сказал? – Она неловко наклонилась, подняла коробочку и посмотрела на Райана. Сердце сжималось в сладком предчувствии чуда.

– Я сказал, что люблю тебя. – Он покачал головой. – Очень, очень люблю.

Отбросив коробочку на диван, Мишель положила руки Райану на плечи и поцеловала в губы. Ее ладони стали спускаться по его груди, пальцы узнавали крепкие формы. Внезапно под одним из пальцев девушка почувствовала какую-то твердую выпуклость. В нагрудном кармане рубашки у Райана что-то было.

– Быстро ты его нашла, – ухмыльнулся Райан, отстраняясь.

Он достал совсем крохотную коробочку, внутри которой пряталось колечко.

– Помнишь его?

– Да… – Мишель во все глаза смотрела на сверкающие бриллианты кольца.

– Ты говорила, что из нас вышла хорошая команда. Может, попробуем себя в новой ипостаси? – Райан прищурился.

В уголке рта мелькнула ямочка.

– Хорошая команда, говоришь? Райан, мы идеальная команда!

– Могу ли я счесть это за согласие?

Мишель радостно рассмеялась.

Примечания

1

Золотой (англ.). – Примеч. пер.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • *** Примечания ***