КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605342 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239783
Пользователей - 109716

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +8 ( 9 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Наемный работник [Мэрилин Кэмпбелл] (fb2) читать онлайн

- Наемный работник (пер. И. А. Никитенко) (и.с. City Style) 297 Кб, 82с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Мэрилин Кэмпбелл

Настройки текста:



Мэрилин Кэмпбелл Наемный работник

Глава 1

Требуется мужчина с опытом строительных работ для ремонта частного дома. Полный рабочий день с проживанием и пансионом. Предпочтение пожилым, на пенсии.


С тех пор как Линн Шепард поместила свое объявление в газету, прошло уже больше недели. Она и представить не могла, что найти на острове подходящего человека будет так непросто. И вот после стольких неудач перед ней стоял именно такой человек, каким она и воображала будущего работника. Если Линн не ошиблась, то ей действительно повезло.

Это был пожилой человек. Длинные седые волосы жидкими прядями свисали на плечи из-под ветхой соломенной шляпы. Седая борода скрывала всю нижнюю половину лица, так что угадать, где находится рот, можно было лишь по зажатой в нем деревянной зубочистке. Солнечные очки оставляли для обзора только коричневый от загара нос.

На госте была свободная гавайка с длинными рукавами и объемистые, не по размеру, джинсы. Линн сразу отметила, насколько они потерты и заношены, да и яркие пальмы на рубахе давно потускнели от стирки. Старые кожаные сандалии довершали образ нового Хемингуэя, а все вместе взятое говорило о том, что гость стеснен в средствах. Такой работник никак не мог потребовать высокой оплаты. Это тоже порадовало Линн.

– Мистер Гиббоне? Это вы звонили час назад? – спросила она с улыбкой.

– Он самый.

Линн протянула руку для пожатия, но рука повисла в воздухе. Она смутилась. Должно быть, этот человек иначе воспитан и не привык к проявлениям женской независимости.

– Меня зовут Линн Шепард. Как видите, я еще не до конца обустроилась на новом месте. – Она кивнула на сваленные у входа коробки. – Присаживайтесь, прошу вас.

Мужчина прошел мимо Линн медленно, шаркающей походкой и со вздохом опустился на металлический стул. Она тоже уселась, украдкой наблюдая за гостем, мысленно его оценивая. Он был выше ее на целую голову, и она задалась вопросом, каков же он был в молодости, пока возраст еще не коснулся его. Даже сейчас в глаза бросались широкая грудь и прямая спина.

– «Мистер Гиббоне» – это уж чересчур. Зовите меня просто Закери. Зак тоже пойдет.

Он говорил с ленцой, не вынимая изо рта зубочистки, и оттого казалось, что он неохотно цедит слова.

Интересно, подумала Линн, он всегда такой недружелюбный и мрачный? Это может вырасти в проблему.

– Простите, мистер... э... Закери, не могли бы вы снять очки? Сложно судить о человеке, когда не видишь его глаз.

Зубочистка, торчавшая из седого куста бороды, дернулась вбок.

– Ничего не выйдет! Доктор строго наказал мне никогда не снимать очков. Слабое зрение, леди. От света мне только хуже!

– Снимите их хотя бы на пару минут! Это никак не сможет вам повредить.

Однако собеседник отрицательно покачал головой. Линн, начала раздражаться, и чуть было не решила, что этот человек не настолько подходит ей, как показалось вначале, но вовремя опомнилась. Что ей до того, какие у него глаза? Она нанимает его для работы. И потом, где найти другого?

– Ладно, в конце концов, это не так уж важно, – сказала она примирительно. – Можно узнать, откуда вы?

– Из Теннесси. Проторчал там почти всю жизнь, но в последнее время моим старым костям стало слишком холодно в горах, вот я и решил, подыскать, местечко потеплее.

Линн улыбнулась:

– Да уж, трудно найти место жарче, чем Флорида-Кис в августе. А знаете, вы напомнили мне дедушку! Тот тоже всю жизнь прожил на одном месте, здесь, в Ки-Уэст. Чудесный был человек. Умер два месяца назад и оставил мне в наследство свой дом. Все советуют избавиться от этой старой развалины, но что-то не позволяет мне ее продать. Дело даже не в том, что дом был дорог деду, просто столько всего случилось в последнее время... – Линн запнулась и поспешила сменить тему, пока неприятные воспоминания не захлестнули ее. – Надеюсь, у вас крепкое здоровье, Закери? Предстоит немало потрудиться, чтобы сделать дом жилым.

– О чем речь! Конечно, я уже не в прежней форме, да и зрение подводит, чем дальше, тем больше, но все остальное у меня работает на славу, получше, чем у многих.

Линн еле удержалась, чтобы не округлить глаза. Если бы, перед ней сидел мужчина помоложе, она бы решила, что он пытается флиртовать.

– Вот и отлично! Дом и в самом деле в ужасном состоянии – оба этажа, да и чердак тоже. По телефону вы упоминали, что до пенсии приобрели некоторый опыт ремонтных работ. Быть может, вы разбираетесь и в сантехнике? Три ванные комнаты – и ни одной нельзя пользоваться!

– Разберемся.

– А как насчет электропроводки? Уж не знаю, что с ней не так, но почти все розетки не работают.

Закери кивнул. Линн облегченно вздохнула. Нет, в самом деле, ей повезло. Встретить такого опытного ремонтника!

– Чудесно, просто чудесно! Этим и займитесь в первую очередь. Остальное: смена прогнивших паркетин, циклевка, садовые работы – пока подождет. Предстоит полный ремонт, под ключ. Вам это ясно?

– Угу.

– Вот и хорошо. Как вам уже известно, жить придется в доме. Оплата небольшая, зато полный пансион и крыша над головой. Если есть вопросы, задавайте.

– Как с вами связаться, если что?

– Ах, это! Очень просто – я тоже буду жить в доме. Линн заметила, что потрепанная соломенная шляпа слегка приподнялась, словно брови ее собеседника полезли на лоб от неожиданности.

– Вы же только что сказали, что дом в ужасном состоянии и не подходит для проживания! К чему вам терпеть неудобства?

– Выбора нет, – ответила она, пожимая плечами. – Мои финансы не позволяют... короче, нужно быть умеренной в расходах.

– Тогда вот что! Вы не будете заглядывать через плечо, когда я работаю. Терпеть не могу такого!

– Это очень большой особняк. Даже при всем желании я не могла бы постоянно на вас натыкаться. Кроме того, рабочий день я провожу в офисе.

– Значит, вы не унаследовали от деда привычку торчать в четырех стенах?

Линн и сама об этом подумала, а потому улыбнулась и покачала головой.

– И последнее, – добавил Закери, – я хорошо справляюсь с мужскими обязанностями, но не люблю всех этих женских штучек: уборка, готовка и что там у вас еще бывает. Я не из современных «мальчиков на все руки». Всю жизнь прожил без этого, и теперь, не намерен начинать!

Линн с трудом удержалась от смеха. Этот человек всячески старался показать себя грубым и неотесанным, – эдаким, медведем гризли, – и невольно подумалось, что на деле он совсем другой. Как и ее дед, он мог оказаться уютным плюшевым мишкой с добрым сердцем.

– Не волнуйтесь на этот счет, Закери. Домашними делами займусь я. Что касается уборки, загляните в дом, и вы поймете, что это не по силам ни мне, никому другому. Уверяю вас, я искала настоящего мужчину, а не экономку.

– Искали настоящего мужчину? – Шляпа Закери вновь поползла вверх. – В объявлении об этом не было ни слова!

– Бог мой, я не так выразилась! – Она чуть не засмеялась. – Мне нужен крепкий и расторопный работник, а все дела по хозяйству я возьму на себя. Так мы договорились?

Зак выплюнул изжеванную зубочистку и достал из кармана другую.

– Когда можно приступать?

– Чем скорее, тем лучше. Сегодня днем – это не слишком рано?

– В самый раз. На всякий случай я прихватил инструменты с собой. Давайте адрес.

– Я собиралась задержаться на работе, но к пяти приеду обедать. Как насчет обеда в пять? – спросила она, быстро водя ручкой по листу. – Вот адрес.

Гость кивнул и поднялся с кресла. Уже у двери он обернулся, обвел взглядом помещение и спросил:

– А чем вы вообще занимаетесь? Зачем вам офис?

– Я консультант по инвестированию.

Она заметила, как вздрогнули плечи собеседника. Затем он резко отвернулся.

– Что-нибудь не так?

– Увидимся в пять, – буркнул он не оборачиваясь, и вышел.


Элвуд Закери Гиббоне Раш, для знакомых Зак и Э.З. для всех прочих, не спеша, направился к своему пикапу. Он шел нарочито медленно, чуть подволакивая ноги. Его злила необходимость изображать из себя молодящегося старика, но иного выхода не было.

Садясь в машину, он сердито хлопнул дверцей. Почему ему так не везет в последнее время? Как он радовался, наткнувшись в местной газете на объявление о найме! Это полностью решало основную задачу: найти безопасное место, где он сможет укрыться, которое ничего ему не будет стоить. Работа в пустом доме, с проживанием и пансионом, позволяла на время забыть о маскировке. Даже если бы этой Линн показали фото Э.З. Раша, она никогда не признала бы в нем седовласого старика, каким он предстал перед ней сегодня. Мечта была слишком хороша, чтобы сбыться. Хотя чему тут удивляться? Его проклятая удача давным-давно впала в спячку. Чего ради, ей просыпаться именно сегодня?

Первой же проблемой стало то, что хозяйка будет жить с ним в одном доме. Со своим общительным характером она непременно сунет нос в его жизнь, и ее вряд ли удастся постоянно избегать. Это означает только одно: ему никак нельзя расставаться со своим маскарадом.

Интересно, как это удастся в тропической жаре? Ему пришлось выбрать самую мешковатую и плотную одежду, чтобы скрыть телосложение. И все же маскарад вышел не вполне убедительным. Оставалось надеяться, что за время короткой беседы у Линн Шепард не возникло подозрений.

Можно было лишь поздравить себя с удачной находкой насчет слабого зрения, но как позднее объяснить то, что он не расстается не только с очками, но и со шляпой? Раз уж борода держится на обыкновенной резинке за ушами, а волосы намертво приделаны к шляпе, придется оставаться при этих жалких атрибутах старости целыми сутками. Проклятие! На парик не хватило денег, а ведь он значительно упростил бы дело. Ладно, как-нибудь обойдется.

Это была не единственная проблема. Закери всегда был честен с самим собой и потому признал, что загвоздка не только в необходимости носить жаркую и неудобную бороду. При одной мысли о Линн Шепард, о ее короткой облегающей маячке, так выгодно подчеркивающей грудь, Зак почувствовал, как тело его откликнулось. Почему, черт возьми, она не оказалась уродливой старой каргой, или на худой конец, простушкой?

Зак десятки раз отвечал себе на вопрос, почему он до сих пор холостяк. Просто женщина, которая могла бы стать ему парой, пока не появлялась в поле зрения. Да что там появлялась! Возможно, такой, вообще не было на свете.

Зак сознавал, что слишком многого хочет, но ничего не мог с этим поделать: его никогда не привлекала синица в руках. Чтобы заинтересовать его хоть ненадолго, нужна была женщина независимая и амбициозная, посвятившая жизнь тому, к чему лежит сердце, и сумевшая добиться успеха, умная и образованная, великодушная и внимательная к другим, страстная и одновременно нежная в любви. Она должна быть привлекательной и изящной, с бесконечно женственной грацией и мягким голосом. Среднего роста, подходящая по возрасту, к его тридцати трем. Светлые, пшеничного оттенка волосы до плеч, глаза цвета морской волны, длинные ресницы... м-м... полные губы... Зак мечтал о такой всю жизнь, с тех самых пор, когда впервые по-настоящему оценил разницу между полами, но ему не приходилось встречать женщины, хотя бы отдаленно напоминающей его идеал. И вдруг это случилось. Но почему именно сейчас?!

Зак усмехнулся. Как, однако, судьба играет человеком, думал он. Почему женщина, образ которой он лепил и шлифовал в своем воображении столько лет, должна была появиться в его жизни именно сейчас, когда он вынужден решать совсем иные проблемы?!

Линн Шепард была настолько близка к идеалу, что казалось, будто он выдумал и ее, и сегодняшнюю встречу. Только цвет глаз у нее был неподходящий. Ну, не то, чтобы неподходящий, а просто другой. Увидев, как выглядит его мечта с карими глазами, Зак решил пересмотреть этот пункт. И вот теперь ему придется жить под одной крышей с такой удивительной женщиной, не имея возможности открыться и запретив себе даже думать о ней.

Зак горько усмехнулся. В конце концов, он всегда считал себя человеком стойким, неужели он не сможет направить свои мысли в безопасное русло? У него, есть проблемы и посерьезнее. И главная из них в том, что никогда раньше ему не доводилось заниматься ремонтом.

Зак покопался в памяти. Он вспомнил, как однажды, еще в колледже, законопатил трещины в стене и сменил замок на двери. Но даже в этом случае сосед зачитывал ему вслух подробную инструкцию, а потом они вдвоем смазали дверные петли, потому что те скрипели душераздирающе. Пожалуй, этим его опыт строительных работ и исчерпывался.

Откуда было знать, что он угодит в такую передрягу? Если бы обстоятельства не повернулись против него, он бы никогда не столкнулся с этой стороной жизни. Когда в квартире что-то выходило из строя, он вызывал бригаду рабочих, которые чинили проводку или меняли трубы. Сам он, в это время в офисе занимался вещами поважнее. Так, по крайней мере, ему тогда казалось. А теперь, когда судьба так нелепо поменяла все местами, он самоуверенно взялся за дело, в котором ничего не смыслил. С какой легкостью он ответил, что для него «нет проблем» отремонтировать старый дом! Зак чувствовал, что ему еще придется расплатиться за свое легкомыслие.

Что ж, пускай, удача спит, зато ему всегда легко давались новые знания. Не может быть, чтобы эта наука оказалась не по плечу. В свое время, едва окончив школу, он изучил специфику товарооборота и разобрался в деятельности фондовых бирж по специальной литературе. Надо только найти хорошее пособие по строительным работам, и дело в шляпе. А для начала он будет делать то, что умеет – латать трещины и смазывать дверные петли. У Зака отлегло от сердца: по здравом размышлении выясняется, что нет ничего невозможного. Остается только найти книжный магазин.

Это не составило особого труда. На таком, небольшом островке, как Ки-Уэст, трудно заблудиться. Книжный магазин оказался совсем маленьким и безумно душным. Зак порылся на полках с путеводителями и незатейливым чтивом для отдыхающих, но не нашел ничего подходящего. Пришлось отправиться в магазин стройматериалов, как посоветовал ему продавец лавки. Там повезло немного больше.

Стоило войти в темноватую лавку, и Закери словно очутился в прошлом веке. Проходы между полками были очень узкими, прилавки, заставленные банками с краской, шпателями, малярными кистями и прочим инструментом, теснились у стен. Заку пришло в голову, что только на маленьком островке мог выжить подобный бизнес. На большой земле он был бы мгновенно раздавлен конкурентами – большими современными супермаркетами. Скорее всего, здесь не было даже компьютера.

– Я могу вам чем-нибудь помочь?

Зак обернулся на голос. За одним из прилавков стояли два продавца. Один был занят огромным кассовым аппаратом (знавшим лучшие годы, если судить по надрывному скрежету), другой приветливо смотрел на Закери. По выгоревшим на солнце волосам можно было понять, что он провел всю жизнь на острове. Сквозь светлые пряди явственно просвечивала седина.

– Ищете что-то конкретное, мистер?

– Есть книги по ремонтным работам?

Заку не хотелось проводить в лавке много времени – здесь было пыльно и душно, а запах краски и растворителя стоял невыносимый. Он с детства страдал аллергией на пыль и уже ощущал, как чешется в носу и на глазах выступают слезы.

– Смею заметить, не самый ходовой товар, – хмыкнул продавец. – Хотя кое-что найдется.

Он направился куда-то в темную глубь магазина, покопался на одной из полок и снова появился, держа в руках толстую книгу в тяжелом переплете и несколько тонких брошюр. Он встряхнул их, сдул слой пыли и вдобавок протер рукавом. У Зака снова защекотало в носу.

– Сейчас уже не вспомню, но, кажется, они лежат здесь почти два года. Кто-то заказал их, но так и не забрал заказ. Вот, – он ткнул пальцем в большую книгу, – «Основы ремонта помещений», а это – отдельные пособия по различным видам работ. Эта – по сантехнике... – Он встряхнул брошюрой, подняв очередное облако пыли.

Тут уж Зак не удержался и чихнул так, что седая борода его чуть не оторвалась и не улетела в сторону. Надо было срочно убираться из магазинчика.

– Сколько за все? – бросил он, выразительно шмыгнув носом.

Если продавец и удивился, то виду не подал.

– Вот уж не думал, что мне удастся продать их, спустя, столько времени! За все будет двадцать долларов.

Это было больше половины оставшихся денег, но Зак решил, что такое капиталовложение необходимо, и протянул продавцу две купюры.

– У вас большие планы, мистер? – поинтересовался тот.

– Да, надо кое-что залатать... в старом домишке, – бросил Закери через плечо, направляясь к выходу (глаза уже чесались нестерпимо).

– Здесь, на острове? – не унимался продавец.

Проклятие! Только подобных расспросов ему не хватало. Зак уже готов был соврать что-нибудь правдоподобное, но вовремя опомнился. Он может еще не раз вернуться сюда за материалами. Кивнув, он снова чихнул.

– Да вы простужены, как я погляжу. В такую-то жару! Знаю дельное средство от насморка! Вот послушайте: кружка горячего грога на ночь и пара таблеток аскорбинки. Простуду как рукой снимет.

Зак невнятно пробормотал благодарность и буквально вывалился на улицу.

Проводя большую часть времени в мегаполисах, он уже успел забыть, что такое жизнь в маленьком городке. В таких местах люди дружелюбны и открыты, а значит, суют свой нос во все дела. Похоже, у него появилась еще одна проблема.

Остаток времени Зак изучал остров, на котором решил отсидеться. В одной из бесчисленных лавочек центра он приобрел карту и теперь разъезжал на своем пикапе по раскаленным мостовым. Он уже обследовал немудреную сеть улочек и поглазел на разморенных туристов, загоравших на прибрежном песке. Почти каждое здание было таким типичным для юга Штатов, словно все они выстроены по книгам Хемингуэя.

Если суждено задержаться в этих местах надолго, можно заглянуть в местные бары, когда станет совсем уж скучно. Через открытое окно машины Зак рассматривал беспечных и неторопливых прохожих. Как отличались они от вечно спешащих, словно обезумевших, обитателей Бостона!

Плутая по улицам Ки-Уэст, наугад сворачивая в проулки, Зак пытался выбросить из головы мысли о том, что заставило его скрываться, переезжать с места на место, и привело наконец сюда. Пытался, но не мог.

Он был в бегах целый месяц, менял город за городом вдоль всего восточного побережья, чтобы попасть в самый центр паутины. Что с того, что преследователь пока не знал о его местонахождении, – он сам загнал себя в угол, с дурацкой идеей наняться на работу. Окажись Линн Шепард врачом или библиотекарем, его имя было бы для нее пустым звуком. Только «счастливчик» вроде него мог наткнуться на консультанта по инвестициям! Возможно, она слышала об Э.З. Раше и видела его фотографии в газетах, читала скандальные статьи о его взлете, падении и последующем исчезновении. И в этом случае она наверняка считала его виновным.

По иронии судьбы у него нет другого выбора, кроме как остаться и продолжать свой маленький спектакль. Он слишком устал, да и деньги на исходе, надо на время прекратить эту гонку, набраться сил и составить план действий. Нужно было срочно наладить связь с Долорес и Бостоном. Несмотря на риск, оставалась надежда, что все наладится и прояснится.

Зак вновь взвесил все «за» и «против». Одним из его многочисленных талантов было умение пудрить мозги хорошеньким женщинам. Неужели он не сумеет обманывать Линн Шепард какую-то пару недель?!

Глава 2

На часах было ровно пять, когда Зак подъехал по указанному адресу. Вообще-то он нашел нужную улицу еще раньше, плутая по острову, но так и не повернул на нее, занятый мыслями. И даже сейчас он не сразу взглянул на дом, вцепившись в руль обеими руками: подъездная аллея была такой разбитой, что грузовичок нырял из одной ямы в другую.

Зак посмотрел на здание. С самого начала он был готов к трудностям, но к таким!.. Увиденное превзошло все ожидания.

Никогда прежде Заку не приходилось встречать столь безнадежно старых построек. Дом мрачно нависал над запущенным садом, вперив в гостя пустые глазницы окон. Он мог быть местом действия страшных событий.

Двор был беспорядочно завален хламом, среди которого Зак разглядел треснувшие оконные рамы, битое стекло и сухие ветки, засыпанные прелой листвой. Сад густо зарос сорняками и имел плачевный вид. Старые апельсиновые деревья клонились к земле под тяжестью плодов, корни их кряжистых замшелых стволов были завалены сушняком, в ветвях запутался оторванный ветром провод громоотвода. Должно быть, он долго болтался в воздухе, прежде, чем нашел за что зацепиться. Было понятно, что дом едва ли переживет хороший ливень с грозой.

Фасад оставлял желать лучшего: деревянные планки растрескались и прогнили, краска на карнизах облупилась и пошла волдырями от солнца и влаги, не хватало стекол в окнах, да и рамы покосились. Дом словно щурился, злобно ухмыляясь. Зак заметил движение за темными слуховыми окошками – должно быть, звук подъехавшей машины спугнул гнездившихся там летучих мышей. На огромном чердаке их могли быть тысячи.

Подойдя к крыльцу, Закери отметил, что в нем не хватает доброй половины ступеней, перила покосились, три из пяти подпорок валялись поодаль. Только входная дверь, массивная и крепкая, не поддалась времени, даже витражное оконце над ней сохранилось в первозданном виде. Зак не мог не залюбоваться подобным контрастом. Возможно, лет сто назад, когда дом знавал лучшие времена, он был великолепен, как и изящный витраж над дверью, но теперь об этом можно было только догадываться. Нужны, целая армия строителей, и прорва денег, чтобы привести его в приличный вид!

Выходит, он поступил опрометчиво, пойдя на эту авансу. Если бы только можно было воспользоваться одним из банковских счетов, не обнаружив себя! Тогда он ни за что не переступил бы порог этого дома!

Зак шел к двери, как осужденный на казнь. Интересно, не рухнет ли дом, если хорошенько постучать? Он поднял руку, но дверь неожиданно отворилась.

– Привет! – Линн Шепард улыбнулась гостю.

Закери с трудом подавил тяжкий вздох и принужденно улыбнулся в ответ. Весь день он пытался убедить себя, что красота и обаяние Линн – всего лишь плод его воображения, и немало в этом преуспел, но теперь понял, что обманывал себя. То, как легко она смогла очаровать его, не было результатом усталости или нервного напряжения. Просто это была самая чудесная женщина из всех, кого он встречал.

– Добро пожаловать в имение Шепардов, сэр, – промолвила хозяйка, пропуская его в холл. – Если бы я сказала, что дом не так плох, как кажется, то покривила бы душой. Он ведь в ужасном состоянии, правда?

– Почему тогда не сровнять с землей, эту развалюху?

– Потому, что эта развалюха мне нравится, мистер. И я бы очень хотела вернуть ей величие и красоту.

Заку приходилось слышать, что любовь слепа, но слепота Линн была просто нелепой! Он прошелся взглядом по прихожей, ее стенам с пожелтевшими ветхими обоями, облупленному потолку. Старинный столик мог заинтересовать антиквара, если бы его крышку не уродовала змеистая трещина, вешалка у входа тоже была старинной, но витые деревянные крючки откололись или совсем отсутствовали.

Взгляд Закери вернулся к девушке. Она так же не вписывалась в унылую обстановку, как и витраж над входом. Куда более уместно она смотрелась бы в его ультрасовременной бостонской квартире в пентхаусе, особенно в роскошной спальне – в этих узких джинсиках и кофточке-стрейч...

Заку пришлось мысленно остановить себя. Именно таких видений ему следовало избегать. И что же? Едва переступив порог дома Шепардов, он тотчас в них погрузился. Не хватало только забыться и начать флиртовать с этой девчонкой! Так он окончательно все испортит.

– Э... леди... а вы не думали водить сюда экскурсии? Мотаясь по острову, я заметил, пару древних домишек, хозяева которых промышляют этим делом и, похоже, поднакопили деньжат на ремонт. – Зак выругал себя за глупую фразу, но ничего умнее не пришло в голову.

Но Линн только улыбнулась:

– Я думала над этим. К сожалению, дом слишком обветшал, чтобы водить в него туристов, – он ведь почти на целый век старше любого здания в Ки-Уэст. Ни одна знаменитость никогда не останавливалась хотя бы переночевать под его крышей. К тому же, здесь такая мешанина стилей! Столько раз к дому что-то пристраивали: то новое крыло, то фронтоны. Меняли даже крышу. Историческое общество не заинтересует подобная старина, но вам я могу устроить небольшую экскурсию, если хотите. Оставьте вещи и снимите шляпу.

– Я... вот что, леди... я никогда не расстаюсь с этой шляпой. Она... приносит мне удачу и бережет от сглаза!

Линн взглянула недоверчиво, но спорить не стала.

– Как хотите. Что ж, начну с плюсов, чтобы вас не пугать. Итак, фундамент и стены построены на славу, поэтому простоят еще немало лет. Крышу меняли четыре года назад, часть водостоков тоже новые, но некоторые надо сменить. Двери почти все в порядке, а вот окна... Я временно повесила жалюзи, потому что солнце в это время года палит нещадно, а кондиционер не работает из-за неполадок с проводкой. Хорошо, что готовлю я на газу, а холодильник подключен прямо к генератору.

Девушка вела Зака из комнаты в комнату, показывая, какие розетки работают, а какие нет, объясняя, что нужно заменить или исправить, а он плелся сзади, усиленно кивал, когда это казалось уместным, и все время заворожено следил за покачиванием бедер в обтягивающих брючках... и проклинал судьбу.

Из просторного холла по лестнице можно было подняться на второй этаж. Там находились несколько спален для гостей и одна хозяйская, в которой расположилась Линн. Вода в ванных комнатах едва текла – похоже, с водопроводом тоже предстояло разобраться.

– Знаете, – между тем щебетала девушка, – все полы второго этажа из дерева очень твердых пород.

Зак почувствовал гордость в ее голосе и хмыкнул одобрительно.

– Я собираюсь вынести ковры, они только собирают пыль и не позволяют оценить красоту паркета. Да и весь этот хлам здесь явно лишний, следует избавиться от него как можно скорее.

Линн ткнула пальцем в кружевную салфетку под маленькой вазой на комоде, почти истлевшую от старости.

– Поглядите на это! Никогда не понимала, почему старики так нежно привязаны к безделушкам. Дедушка так и не смог расстаться ни с одной, хотя они загромождают пространство. – Она указала на растрепанные кисти линялого абажура.

– Пропащее поколение, – пробормотал Закери. – Тот, кто пережил Великую депрессию, так и не смог преодолеть страха перед бедностью...

– Как вы сказали? – Линн остановилась, удивленная.

На ее лице отразилось такое замешательство, что у Зака екнуло сердце. Оказывается, он произнес вслух то, что никак не могло прийти в голову малообразованному строителю, каким он пытался себя представить. Пришлось выкручиваться.

– Хороша фразочка, леди? Я слышал ее, в каком-то ток-шоу. Кажется, и правда отличная штука. Мне тогда подумалось, что надо запомнить и блеснуть где-нибудь... – Закери усмехнулся.

Он постарался высказать это непринужденно, пытаясь сгладить произведенное впечатление. И это удалось. По крайней мере, собеседница кивнула и улыбнулась. Зак расслабился, но еще раз напомнил себе, что надо постоянно быть начеку. Еще пара проколов – и все может пойти насмарку.

Он мрачно последовал за Линн в очередное помещение, ругая себя за то, что смотрит на ее длинные ноги, хотя только что чуть все не испортил. Дом казался бесконечным. Комнаты все не кончались. Здание и снаружи выглядело внушительным, но внутри казалось еще больше. Линн была совершенно права, что надо вынести вон все эти вытертые ковры и старые вещи. Пыль была повсюду: на предметах интерьера и тяжелых портьерах, даже как будто сыпалась с потолка. Ему придется несладко. Если он обречен, безвылазно сидеть здесь несколько недель, надо запастись хорошим средством от аллергии.

Из холла первого этажа через арку можно было попасть в просторную гостиную, а дальше по коридору находилась комната, в которой предстояло жить Закери. К ней примыкала ванная комната – единственная, где работал душ. Зато пользоваться смесителем раковины было невозможно. Линн объяснила, что он разболтался и сильно подтекает, поэтому воду пришлось перекрыть.

Зак прошел за хозяйкой в столовую, затем на кухню. Дальше шла череда подсобных помещений. Черный ход вывел их в гараж. Проход загромождали доски и деревянные рейки, столярные инструменты, мотки провода и бесчисленное множество канистр, баллонов и банок.

– Не удивляйтесь, Закери. – Линн заметила интерес гостя и сочла нужным объяснить. – Бабушка давно уже просила дедушку заняться домом, и он начал было приобретать все необходимое для ремонта, но два года назад бабушки не стало, и он махнул рукой на эту затею. Дедушка был так подавлен, что даже думать не хотел о ремонте. Спустя год он отправился путешествовать и не возвращался в Ки-Уэст почти десять месяцев. Похоже, ему была невыносима сама мысль о том, что придется жить в этом доме одному.

Девушка вздохнула. Зак заметил, что воспоминания до сих пор печалят ее. Из страха, что забудет осторожность и бросится утешать ее, он отступил подальше и угодил ногами в кучу строительного мусора. Отряхивая штанины от стружек, он благодарил Бога, что есть шанс занять руки.

– Стоило дедушке вернуться домой, как с ним случился сердечный приступ. Это произошло неожиданно, спустя всего три дня после возвращения! Я как раз собиралась повидать его, но не успела.

Да она сейчас заплачет! Закери почувствовал неодолимое желание привлечь ее к себе и утешить. Вместо этого он произнес:

– Зачем, скорбеть об ушедшем? Может, вашему деду стало так одиноко, что он предпочел последовать за женой, вместо того чтобы коротать дни вдовцом. Невелика радость, торчать в огромном пустом доме до самой смерти.

Линн смахнула слезу и внимательно взглянула на собеседника.

– Как странно, Закери, что вы сказали именно то, что мне нужно было услышать. Но откуда вам известно, каково остаться вдовцом? Или вам пришлось это испытать? Вы тоже бежите от одиночества?

Пару мгновений Зак молчал. Какой соблазн довериться ей, излить все, что так долго и мучительно терзало его, открыть, от чего он на самом деле бежит! Это было бы таким облегчением – разделить с кем-то боль утраты и едкую горечь поражения...

Он колебался, затем резко отвернулся.

– Я не был женат и уж тем более не вдовствую, о чем ничуть не жалею, мэм. Все, от чего я бегу, – холод и ледяной ветер, как я уже сказал раньше.

– Так вы закоренелый холостяк! – Линн посетила блестящая идея. – Завтра же утром я познакомлю вас с Билли Честерфилдом! Это лучший друг дедушки, к тому же прожил жизнь бобылем, как и вы. Наверняка у вас найдется немало общих тем. Вот вы, Закери, любите рыбалку? У Билла отличная лодка. Вы еще не думали, как будете проводить свои выходные?

Вместо ответа старик пожал плечами, как если бы эта идея не показалась ему такой уж привлекательной. На самом деле Зак ощутил панику: одно дело – дурить голову привлекательной девушке, и совсем другое – попытаться обмануть пожилого человека, который наверняка куда наблюдательнее Линн. Уж конечно, тот раскроет стариковский маскарад!

– Если это все, – буркнул он, – то я, пожалуй, пойду. Давно пора смыть грязь и разложить вещички.

– Ах да! – смутилась Линн. – Вы же только с дороги. Я так увлеклась рассказом о доме, что совсем забыла о гостеприимстве. Располагайтесь, а я пока приготовлю ужин. Жду вас через час. Как насчет спагетти с мясными тефтелями?

– Подойдет.

Гость бросил это через плечо, удаляясь к себе. Он шел шаркающей, неторопливой походкой, словно еще раз напоминая о своем солидном возрасте.

Линн задумчиво смотрела ему вслед. Она вспомнила, что хотела поджарить свиные отбивные, но остановилась на тефтелях. Девушка постеснялась бы спросить старика, сможет ли тот управиться с куском мяса – быть может, от старости у него осталось не так уж много зубов, но борода не позволяла этого видеть. Она просто выбрала блюдо понежнее.

Еще по дороге домой Линн заехала в магазин и купила итальянскую плетенку и бутылку кьянти. Осталось только сварить спагетти и заправить салат, который она предусмотрительно нарезала крохотными кусочками.

Расставляя на столе тарелки и бокалы, Линн пыталась припомнить, все ли показала гостю. Как будто она не забыла сказать ничего важного, но мысль о том, что она что-то упустила, не давала ей покоя.

Он был немного странным, этот работник. Удивляло даже не его нежелание снимать темные очки и потрепанную шляпу (в конце концов, каждый имеет право на свои маленькие причуды), необычным казалось другое: мелкие, почти незаметные несоответствия. Бросалась в глаза крепкая, прямая фигура. Как можно сохранить осанку и крепость мышц в таком возрасте? Может, благодаря работе, которой Закери занимался до выхода на пенсию?

И еще одно насторожило девушку – странная перемена в голосе старика, когда тот произносил фразу о пропащем поколении, так поразившую ее. Не только изменилась его манера говорить, превратившись из просторечья в речь образованного человека, но и тембр голоса. Куда подевались дребезжащие старческие нотки? Возможно, Закери действительно цитировал кого-то, подражая даже голосу?

С другой стороны, интуиция молчала, а Линн всегда прислушивалась к ее подсказкам. Стоит ли искать разгадку поведения мистера Гиббонса, или это пустая трата времени? Раз молчит интуиция, можно ни о чем не беспокоиться, решила девушка. Пусть этот человек живет под ее крышей и занимается тем, для чего она и наняла его. В присутствии постороннего дом не будет казаться таким пустым, да и сама Линн сможет отвлечься от грустных воспоминаний.

Смерть деда стала для нее полной неожиданностью, а то, что она не успела повидать его перед кончиной, поселило в душе чувство вины. Девушка ничуть не удивилась, узнав, что унаследовала дом; из всей семьи, только она регулярно навещала старика каждое лето и только она любила его старинное жилище в Ки-Уэст. По той причине она никогда не продала бы дом, и дед чувствовал это.

Как здорово было бы приезжать сюда в выходные, а в один прекрасный день переехать окончательно с любящим мужем и чудесными детьми!

Похороны деда отняли много времени и сил, и потому она не могла уследить за всеми изменениями на рынке и заниматься маркетингом. Именно тогда Линн и совершила ошибку, стоившую ей репутации и разбившую все надежды на безоблачное будущее.

Она зажмурилась, вспоминая. В те дни ей попался на глаза рекламный проспект, красивый и дорогой, и Линн не успела проверить все данные, занятая похоронами. Она дорого расплатилась за неосторожность и продолжала расплачиваться сейчас. Многие клиенты потеряли большие деньги. Партнеры не винили ее, но настояли на немедленном уходе из фирмы.

Винили проклятого Э.З. Раша, талантливого афериста, который и был всему причиной. Консультант по инвестированию тоже имеет право ошибаться, но если ошибка влечет за собой большие убытки, то практически ставит крест на карьере.

Вот почему Линн пришлось забыть о работе в Палм-Бич и перебраться на маленький остров Ки-Уэст, чтобы начать все с нуля после шести лет упорной работы. И все, из-за пресловутого Э.З. Раша! Страшно было подумать, что она сделала бы с этим человеком, попадись он ей в руки. Но поскольку такой шанс никогда не представится, размышлять об этом было глупо.

Один из крупных клиентов, Эрик Лазарус, грозил подать на нее иск за причиненный ущерб. Именно он заявил, что представители высшего общества не хотят больше видеть ее в своем кругу. Подумать только, с каким снобом она была обручена! Как грубо он потребовал разорвать помолвку и вернуть подаренное кольцо!

Линн было очень больно и досадно, что она так ошиблась в этом человеке. Но она не потеряла самообладания. Кольцо с бриллиантом в три карата она отнесла на конюшню и бросила в свежую кучу навоза, оставленную любимой лошадью Эрика Лазаруса. До сих пор, воспоминание о его круглых от изумления глазах проливалось бальзамом на ее сердце.

Никому не было дела до того, что Линн потеряла и собственные деньги, вложив их в компанию мошенника. Потрясенная случившимся, униженная женихом, она пришла к неожиданному решению. Главной целью ее карьеры было создание собственной маклерской фирмы, и Палм-Бич едва ли был подходящим местом для этого. Ки-Уэст – вот где можно не только все начать сначала, но и продвинуться выше! А потому она, не раздумывая собрала самое необходимое, и отправилась на юг, оставив для продажи свой дом в Палм-Бич. Агент по недвижимости предупреждал, что найти клиентов до зимы едва ли удастся, но сбережений Линн должно было хватить до той поры.

Удручающее состояние дома в Ки-Уэст ее просто потрясло. Поразительно, как он обветшал за столь короткий период. Билл, закадычный друг деда, объяснил, что любое здание в тропиках нуждается в постоянном уходе, а этому дому в последние два года внимания не уделялось вовсе.

В первые же дни, Линн убедилась, как мало фирм на острове занимались строительными работами. Подрядчики заламывали за ремонт такую непомерную цену, что Линн приходила в ужас. Попытка вызвать рабочих из Майами тоже не увенчалась успехом – никто не пожелал работать за предложенную сумму.

Билл сам хотел отремонтировать дом, но она вежливо отказалась. У старика много времени уходило на собственное дело, поэтому Линн решила прибегнуть к его помощи только в самом крайнем случае.

Когда ее озарила идея с объявлением, она тотчас поделилась ею с Билли – пока это был ее единственный друг во всем городке, – и тот посоветовал нанять человека пожилого, ведь за крышу над головой и питание такой работник удовлетворится и небольшими деньгами. Билл Честерфилд хотел впоследствии и сам побеседовать с выбранным кандидатом, чтобы убедиться, что это опытный работник.

На объявление откликнулись многие, но ни один из них не показался Линн достойным доверия. В некоторых смутила молодость, наличие вредных привычек или грубые манеры. Другим она отказала просто по велению внутреннего голоса, который никогда ее не обманывал.

Она доверяла своей интуиции, и способности распознавать людей и ошиблась только раз, да и то потому, что не встречалась с мистером Рашем лично. Если бы она не доверилась так беспечно глянцевой фотографии в проспекте, а встретилась с ним сама, то никогда бы не подвела своих клиентов. Девушка верила, что распознала бы хитрую натуру афериста.

Договорившись с Биллом, что представит ему работника раньше, чем наймет, Линн не предполагала, что придет Закери. Он был подходящим настолько, что глупо было упускать шанс. Как раз в возрасте ее деда или около того, простой и нетребовательный к условиям. Линн снова послушалась внутреннего голоса, шептавшего ей, что Зак Гиббоне – то, что нужно. Она была уверена, что и Билл одобрит, ее выбор.

И вот он здесь, в ее доме, она кормит его ужином. За столом гость был так немногословен, что слегка разочаровал хозяйку. Каких бы, тем она ни касалась, он отвечал односложно или просто бурчал что-то под нос, словно не желал быть вовлеченным в беседу. Линн задалась вопросом: не жесткий ли салат, и не кормить ли его впредь одной манной кашей?

Зак же невыносимо страдал от жары, длинных волосков бороды, то и дело попадавших в рот, и повисавшего на них соуса. Едва закончив ужин, он хмуро извинился и быстро ушел.


Зак и сам не заметил, как ноги вынесли его на узкую полоску пляжа. Уже вечерело, но воздух был теплым, и Зак уселся прямо на песок. Он долго и неотрывно смотрел, как волны лениво накатываются и отползают с тихим шорохом, пока не стало казаться, что это сам океан размеренно дышит ему в лицо.

Солнце опускалось медленно, будто оттягивая момент погружения в воду, окрашивая гребни волн всеми оттенками меди. Когда наступили сумерки и показались первые звезды, Зак огляделся вокруг и, убедившись, что один, начал быстро сбрасывать одежду. Оставшись в одних плавках, он нетерпеливо вошел в воду. Едва та достала до пояса, он нырнул. Появившись на поверхности, он поплыл вперед, стремительными движениями рук рассекая волны.

Однако удаляться от берега не стоило – Зак заметил рваный, стрельчатый силуэт коралловых отмелей впереди. В рифах всегда находили пристанище мириады рыб, среди которых попадались и барракуды, а Зак вовсе не стремился встретиться с одной из них.

Свобода. Прежде он не ценил ее, принимая, как должное, и лишь теперь начал понимать, как дорого порой за нее приходится платить. Свободный от своего маскарада, от преследователей и ставшего привычным беспокойства, он сознавал, что цена краткой свободы, может оказаться слишком велика, а потому наслаждался каждой секундой этого вечера. Звездное небо становилось все ярче и ярче, до ослепительного, волны шептали и баюкали так нежно, что Зак почти растворился в них. Даже если ему суждено быть настигнутым, если его бросят в тюрьму, воспоминания о последних свободных мгновениях в этом раю ослабят боль унижения и утраты.

И все-таки красота вечернего неба, шелест волн и ощущение своего тела, свободного от оков маскарада, не давали полной свободы. Настоящей свободой было бы открыться близкому человеку, стать снова самим собой. Зак знал Линн всего несколько часов, но что-то подсказывало: только эта женщина может стать ему парой. Зак страдал, что не может ей признаться.

А если бы это было возможно? Тогда он мог бы разделить с ней вечер и пляж с его склоненными пальмами. Зак представил Линн в воде, рядом с собой. На ней изящный спортивный купальник, и она смотрит смущенно в лицо Заку, протянувшему руку...

Хотя какого черта! Почему смущенно? Если все это происходит лишь в его воображении, она может быть такой, какой он сам ее нарисует...


Она нырнула изящно, словно русалка, и вода сомкнулась над ней водоворотом пузырьков. А затем так же неожиданно, как и исчезла, она появилась рядом с Закери на расстоянии вытянутой руки. Кожа ее отливала в свете звезд, словно чешуя. Серебристый купальник только подчеркивал сходство с девой вод и почти ничего не скрывал. Линн провела ладонью по мокрым волосам и засмеялась негромко. Такой смех мог принадлежать только русалке – кем она и была, без сомнения, – волнующий и необычный.

Ты ждал меня ?

Зак не ответил. Он мог только смотреть не отрываясь.

– Я нравлюсь тебе, правда?– Она подплыла к Заку, отчего легкая серебристая рябь побежала по воде, коснувшись его живота.

– Нет, не такой, – хрипловато усмехнулся мужчина. Затем завел ей руки за спину, так что она откинулась назад. Пальцы нашли веревочки купальника, и мгновение спустя он заскользил по воде прочь. Девушка-русалка вздохнула с загадочной улыбкой, отчего ее грудь приподнялась, поймав серебряный отсвет. – Вот такой ты мне нравишься, Линн...

– 

Неожиданно что-то коснулось его голой икры – одна из сотен мелких рыбешек, сновавших вокруг, – и это резко вернуло Зака из мира фантазий в реальность. Сознавая, что подобные мысли не раз еще вернутся к нему, особенно в постели перед сном, мужчина выругался сквозь зубы и поплыл к берегу. Сев на корточки, он прополоскал накладную бороду в набегавших волнах, быстро оделся и пустился в обратный путь.

Зак открыл дверь своего нового пристанища, моля Бога, чтобы Линн уже спала и не встретилась ему. Но, едва он сделал шаг в полутьме, как дверь ванной распахнулась и в лицо ему уперся луч фонарика.

– О, это вы!

Линн неуверенно улыбнулась и опустила фонарь. Она была только что из душа, и до Закери донесся аромат ее духов. На ней был длинный голубой халат из велюра, похожий на кимоно своими широкими рукавами и высоким поясом. Мокрые волосы откинуты назад так, словно Линн только что вынырнула из глубины океана. Она удивительно походила на недавнее видение, а луч опущенного фонаря бросал на ее лицо и шею серебристый отсвет. Зак мог бы поклясться, что таким же серебром светится и все ее тело под халатом. Несколько секунд он смотрел не отрываясь, пока не заметил, что она тоже смотрит на него в упор, удивленно подняв брови.

– По правде говоря... я начала волноваться, куда это вы пропали... Остров небольшой, но в сумерках можно заблудиться... – Словно осознав, что все еще смотрит на Зака, она смутилась и опустила глаза. – Если вам нужна ванная, я уже готова... и... спокойной ночи, Закери.

С этими словами она проскользнула мимо него, не поднимая головы.

– Спокойной... – буркнул Зак, и отправился к себе. Войдя в спальню, он вспомнил, что включается только маленький ночник на туалетном столике. Взглянув на кровать, Зак почувствовал себя постояльцем отеля: постельное белье было подвернутым на уголках и хорошо накрахмаленным, подушка – пышной и мягкой, а простыни манили свежестью.

Немного погодя Зак отметил две старые водопроводные трубы, бежавшие по потолку над кроватью. Оставалось надеяться, что они не текут. Его взгляд проследовал за ними вдоль поблекших обоев, до забавных кружевных занавесочек на окне, пока вдруг не остановился на зеркале. Оно было старым и потемневшим, в тяжелой резной раме. Но не само зеркало поразило Зака, а отражение в нем. Сквозь пыльную пелену на него смотрел старик с седыми, спутанными волосами и бородой. Все в его облике говорило о преклонном возрасте, все – но только не озорные, молодые глаза, смотревшие из-под полей шляпы. Так вот почему Линн рассматривала его так долго и недоверчиво, когда свет фонаря был направлен ему в глаза, а темные очки лежали в нагрудном кармане. Наверняка она и сейчас еще размышляет, откуда у зрелого человека такие живые глаза, почти без морщинок вокруг. Проклятие, неужели он все испортил?


Линн лежала на кровати поверх покрывала и никак не могла прийти в себя от потрясения.

Какие у него глаза! Ей никогда не приходилось встречать подобных, у пожилых людей. Как правило, они сразу говорили о возрасте: обвисшие веки, сеть морщинок, редковатые, выцветшие ресницы, да и радужка такая поблекшая, что зрачок кажется водянистым. А главное – взгляд! Он не может быть настолько живым, как у Закери.

В силу обстоятельств Линн приходилось в жизни немало сталкиваться с людьми пожилыми и не очень. Это были и клиенты ее фирмы, и приятели деда. Но даже у ровесников Линн редко бывали такие глаза, как у этого старика.

Возможно, неверный свет фонарика сыграл свою роль, но Линн отметила, что глаза у ее жильца, ярко-голубые, обрамленные густыми ровными ресницами, а во взгляде есть что-то неуловимо хищное. Такие глаза Линн могла бы назвать... да, пожалуй, красивыми, если бы не странное чувство опасности, овладевшее ею. Этот человек смотрел таким цепким взглядом, что становилось не по себе. Если бы не возраст, она подумала бы, что он успел мысленно раздеть ее!

Линн села на кровати и покачала головой. Нет, этого не может быть. Да и возможно ли так подробно рассмотреть детали при свете маленького фонарика? Скорее всего, она навоображала себе невесть что, от неожиданности – ведь Зак появился действительно довольно неожиданно, – да еще после нервного напряжения, в котором провела последние недели.

Но, даже убедив себя, что стала жертвой собственного воображения, Линн заперла дверь в спальню изнутри. Лишь после этого она смогла заснуть. Прежде чем ее сморил сон, она вспомнила про Билла, которому собиралась представить ремонтника. Уж такой опытный человек, как Билл, точно заподозрит неладное, если Закери Гиббоне не тот, за кого себя выдает.

Глава 3

Наутро Линн никак не показала, что накануне заподозрила неладное, и это успокоило Зака. Он предполагал, что она скажет ему о своих догадках или просто попросит снова снять очки. То, что она ничего не спросила, могло означать, что вчера она не заметила ничего странного.

За завтраком Линн произнесла только пару дежурных фраз, но когда он уже готов был выйти из-за стола, спросила:

– Вы готовы к выходу?

– К выходу? – Он удивленно посмотрел на девушку. Быть может, она не хочет устраивать сцен, и решила просто распрощаться с ним после утреннего кофе?

– Забыли? – Линн покачала головой. – Мы собирались навестить сегодня дедушкиного приятеля, Билла Честерфилда. Я же обещала вас познакомить. Понимаете, Билл помнит историю этого дома гораздо лучше меня и сможет вас просветить. А если у вас будут вопросы, он всегда поможет советом. Кстати, все материалы для ремонта дедушка покупал у Билла, так что мы просто обязаны навестить его, прежде чем вы приступите к работе.

Нехорошие предчувствия Зака росли как на дрожжах.

– А чем занимается этот ваш Билл? – Кажется, он уже знал ответ.

– Разве я не говорила? У него свой магазинчик. Он торгует стройматериалами.

Зак тут же вспомнил приветливую вывеску над входом: «Добро пожаловать к Билли – здесь то, что вы ищете!» Ему не везло чем дальше, тем больше! Стоило одной проблеме разрешиться, как немедленно возникла другая. Пусть Линн вчера не обратила внимания на его глаза, зато этот Билл Честерфилд тотчас распознает, что Закери не имеет ни малейшего понятия, как делать ремонт, – иначе, зачем бы он купил накануне столько книг по строительству!

Зак сел в машину рядом с Линн, почти чувствуя, как все туже затягивается петля вокруг его шеи.

Странно, но он понял, что сидящая рядом женщина тоже волнуется. Это означало, что она не так наивна, как он полагал, и гораздо более наблюдательна, чем он надеялся. Линн казалась беспечной, но Закери каким-то шестым чувством отмечал ее беспокойство. Прежде он не мог сказать, что читает мысли окружающих людей. Неужели всего за сутки Линн стала близка ему настолько, что он знал, что с ней происходит? И уж точно, у него сейчас есть проблемы поважнее, чем размышления о женщинах!

К тому времени, когда машина припарковалась у знакомого здания, у Закери созрел план. За два дня он так вошел в роль и научился импровизировать, что уверенность в своих силах вернулась к нему. Разумеется, он выкрутится.

– Кажется, именно сюда меня вчера и занесло! – бросил он как можно равнодушнее, вылезая из машины.

– Значит, вы уже познакомились с Биллом? Он здесь постоянно находится.

– Не имею привычки знакомиться с каждым встречным! Да и был я тут недолго.

Закери мрачно засунул большие пальцы рук за пояс джинсов. Линн покачала головой и направилась к стеклянной двери.

То, что Билл сразу узнал своего вчерашнего покупателя, Зак понял по его цепкому подозрительному взгляду. В то время как Линн порхнула к хозяину лавки, тепло, обняв его, тот лишь машинально улыбнулся, продолжая буравить Закери глазами.

– Я хотела представить тебе одного человека, как мы и договаривались, а оказалось, что он уже заходил к тебе. В любом случае ты не знал, кто это, потому... – Линн щебетала, подталкивая гостя вперед. – Познакомься, это Закери Гиббоне. Он откликнулся на мое объявление, и я тотчас наняла его, представляешь!

Билл молча протянул руку для пожатия. При этом глаза его все так же недоверчиво изучали Зака.

– Как ваша простуда? – наконец произнес он.

– Спасибо за совет, отличное средство. Заскочил в ближайший бар промочить горло, а наутро все как рукой сняло.

Билл усмехнулся. Он смотрел на собеседника так, как будто тот сделал неплохой ход.

– Играете в шашки, приятель?

– Играл раньше. Только когда моего лучшего соперника не стало... – Зак замолчал многозначительно.

Билл тотчас вздохнул с пониманием. Линн, деточка, – он положил ей руку на плечо, – наверняка у тебя куча дел в офисе. Можешь не задерживаться, а мистера Гиббонса оставь мне. Думаю, мы найдем, о чем поболтать. К обеду я подброшу его до дома, не волнуйся.

– Отлично, увидимся позже! – Девушка чмокнула Билла в щеку и, махнув Заку рукой, выскочила наружу. Она была в восторге, что ее подозрения не оправдались, – Линн очень доверяла старому приятелю.

Билли задумчиво смотрел ей вслед:

– Глядя на эту девчушку, ни за что не подумаешь, что неудачи преследуют ее одна за одной. Последние несколько месяцев, принесли ей столько потерь.

Зак уже хотел спросить, что произошло, как Билл, вдруг резко сменил тему, словно заранее пресекая всякие вопросы.

– Вы женаты, Зак? Можно вас так называть?

– Нет проблем, зовите. А вот жены нет, и не было. Раньше, пока был молод, считал, что от женщин одни неприятности, и только сейчас понял, что все неприятности были в моем воображении. Поздновато сообразил!

– Что-то в таком роде думал и я, – вздохнул Билл. – Вот Тому повезло больше. Так звали деда Линн, моего лучшего друга. Еще не так давно мы мечтали с ним, как однажды Линн выйдет замуж за отличного парня и у нас будет еще много времени, чтобы возиться с внуками. И что же? Теперь Линн пытается вдохнуть жизнь в старую развалину, валандаясь с такими же старыми развалинами – с тобой и со мной.

– Так что ж она не найдет себе приличного парня? Вроде ничего девчонка. – Зак почувствовал внезапный интерес.

– Девчонка что надо! Бог свидетель, я не встречал другой, такой красотки, да чтоб с головой на плечах, как у Линн. Она не то, что современные барышни: те либо пустоголовые куклы, либо нагловатые яппи с неженской хваткой, – да ты и сам знаешь, о чем я. – Билл с досадой махнул рукой. – У Линн всегда получалось все, за что она ни бралась. Даже в бизнесе ей везло больше, чем иному мужику. Признаюсь тебе, она даже была обручена с парнем из высших кругов. Да вот только не вышло там ничего путного. После всего, что случилось, она наверняка мало верит этим молодым хлыщам... вот и объяснение, почему она предпочитает общаться с такими старыми перечницами, как мы...

Зак почувствовал, как с каждой секундой возрастает его интерес. Похоже, пара лишних вопросов не повредит, тем более что Билл, явно не против почесать языком. Еще бы, наверняка после смерти друга у него не было шанса вдоволь посплетничать.

– Неуж-то наша Ева сняла с ветки червивое яблочко? – спросил он.

– Червивое? – Билл возмущенно фыркнул. – Да ее парень оказался засранцем, каких свет не видывал! Подумать только, разорвать помолвку из-за неудачи в бизнесе. Хотя, конечно, все неприятности Линн начались, не с этого безмозглого типа, нет, всему причиной наглец Риш... Раш, как бишь там его? Вот кто всему виной!

Зак видел на лице старика неприкрытое осуждение, и ему начало казаться, что Билл все знает, и не случайно рассказал эту историю. Конечно, его собеседник ни о чем пока не догадывается, но чувство вины, захлестнувшее Зака, было так велико, что ему пришлось достать зубочистку и сунуть в рот, лишь бы отвлечься.

Значит, Линн пострадала по его вине. Такое странное, нелепое совпадение. Просто невероятно! Он каким-то образом ответствен за череду неприятностей, свалившихся на плечи чудесной женщины.

Между тем Билл сказал:

– Линн боится новых ошибок, Зак, поэтому мы и договорились, что она приведет сюда человека, которого решится нанять для работы. Странно, что она приняла решение раньше, чем посоветовалась со мной. Я чувствую себя ответственным за нее, после смерти Тома. Может, сыграем партию в шашки и поболтаем немного? Разговор по душам – вот чего нам не хватает, верно?

Зак кивнул. Похоже, Билл принял его за своего, и можно немного расслабиться. Старик понравился Закери, и было неприятно, что придется лгать ему.

Следующие полчаса они болтали о том, о сем. Вопросы Билла сводились почти к тому же, что и вопросы Линн накануне, так что отвечать на них было несложно. К счастью, старика не удивил отказ Закери снять шляпу и очки – с возрастом тот тоже успел обзавестись своими маленькими странностями.

Если до визита в строительную лавку Зак играл свою роль, основываясь только на образах киношных героев, то теперь смотрел на настоящего старика, быстро подмечая его манеру говорить и держаться и дополняя свой собственный облик увиденными деталями.

Первую партию в шашки Зак проиграл. Не потому, что его соперник был таким опытным игроком, просто ему с трудом удалось вспомнить правила. Билл делал ходы неторопливо, иногда попыхивая сигаретой и рассказывая житейские истории, которые считал забавными. Как раз в тот момент, когда Заку удалось окончательно расслабиться и успокоиться, собеседник нанес ему чувствительный удар.

– Зачем же тебе понадобились те книги, что ты вчера купил? – Вопрос был таким неожиданным, что у Зака екнуло сердце. Он помолчал немного, пожевал зубочистку и только потом ответил:

– Грустно признаться, но память все чаще меня подводит. – Подвинул свою шашку на одну клетку вперед и продолжил: – Я не ремонтировал ничего уже несколько лет, а потому боялся испортить. Уже после, взглянув на дом, понял, что не ошибся. Это же такая рухлядь! Сделай я хоть одну ошибку, и шанса исправить ее может не представиться. Эта штука может развалиться на бревнышки и сама по себе. Хорошо, что я подстраховался.

Билл расхохотался и сделал ход. Его шашка перескочила шашку Зака.

– В дамки! Тут ты прав, приятель. Дом и впрямь совсем старый, но Линн, стоит на своем, желая видеть его возрожденным. Работка предстоит адская.

Неожиданно старик посерьезнел, лоб прорезала глубокая морщина.

– Пожалуй, хватит ходить вокруг да около. Признаю, ты произвел на меня хорошее впечатление. Чего мне и Линн не хватает, так это нового лица в нашем окружении. С тех пор как ушел Том, нам стало одиноко. Я не возражаю против нового приятеля, но для меня невыносима мысль, что кто-то будет обманывать мою девчушку. Вот что меня беспокоит.

У Зака перехватило горло. Он упрямо смотрел на старика и ждал продолжения, как падения дамоклова меча.

– Я неплохо разбираюсь в людях, Зак, и при первой встрече внимателен к словам и поступкам. Рукопожатие может многое сказать о человеке. Твоя рука была крепкой и уверенной, что говорит о силе характера. Да это и без того заметно. Ладонь слегка влажная, – это можно понять, ведь ты волновался по поводу нашей встречи. Странно другое. Я сразу заметил, что такие руки не могут принадлежать человеку, которому пришлось зарабатывать на жизнь физическим трудом. Что скажешь на это, Зак?

Билл ждал ответа, подбрасывая в руке выигранные шашки. Оставалось надеяться, что собеседник пришелся ему по душе, иначе никакие объяснения не будут приняты в счет. Зак помолчал, жуя зубочистку, затем ответил, надеясь, что его тон прозвучит достаточно оскорблено:

– Никто не смеет называть меня лжецом, сэр. Возможно, я не все рассказал о себе, но это потому, что не имею привычки врать. В последние несколько лет, мне чертовски не везло. Ты прав, Билл, я не слишком много работал руками. Всего один раз чинил кое-что серьезное, еще до войны, а потом был поваром, и притом неплохим. А теперь вот оказался никому не нужен, потому что старик, вот так-то. Когда друзья начали помаленьку перебираться на тот свет, мне стало неуютно в горах, где я жил. Бегу от одиночества, приятель, и от проклятой бедности. Я бывал в Ки-Уэст, когда служил во флоте, и решил вернуться в это местечко, чтобы попытать счастья. Наткнувшись на объявление мисс Шепард, я решил, что Бог дает мне шанс.

Закери помолчал, давая Биллу возможность, переварить услышанное. Спустя некоторое время он продолжал:

– Я пойму, если ты расскажешь это Линн, раз уж ты вроде как ее покровитель. Но если оставишь все при себе, то буду очень благодарен и, клянусь своей счастливой шляпой, сделаю все, что в моих силах, когда приступлю к работе.

Билл хранил молчание так долго, что Зак потерял надежду услышать ответ. Неужели он просчитался и не смог убедить старика?

– Грустно слышать! – Билл провел рукой по светлым с проседью волосам и вздохнул. – Это что же получается: человек всю жизнь работает, порой рискует жизнью, а стоит его шевелюре поседеть, как он оказывается никому не нужным? Если бы не этот магазинчик, я тоже мог бы сейчас искать работу, и получать тычки и подножки!

Едва отваживаясь верить своим ушам, Зак согласно закивал. Неужели ему удалось привлечь этого проницательного человека на свою сторону?

– Так и быть, – кивнул Билл, – я не стану говорить Линн, что она наняла для ремонта бывшего повара. Но при одном условии.

– Все, что угодно! – поспешно согласился Зак.

– Я буду помогать тебе в работе. Не хочу, чтобы ты загубил то, что осталось от дома. – И старик от души рассмеялся собственной шутке.

Закери смеялся далеко не с такой легкостью. У него уже давно чесался нос от пыли, и он позволил себе чихнуть, лихорадочно выискивая причину для отказа. Конечно, помощь знающего человека пришлась бы очень кстати, тем более что сам он, полный профан во всем, что касается шпателей и стамесок. Но Билл уж слишком наблюдателен, и это может дорого обойтись, если совершить какой-нибудь просчет.

– Спасибо за предложение, Билл, но я бы не хотел, чтобы твой бизнес пошел кувырком, пока ты будешь помогать мне.

– Вот оно что! Не беспокойся, ты же видел, что у меня есть помощник. Фил, работает здесь уже много лет и так привык к этим стенам, что не может без них обходиться. Мне кажется, он продолжал бы приходить сюда, даже если бы я ему вовсе не платил. Так что он подменит меня, а я помогу тебе в ремонте. Радостно будет увидеть дом Шепардов обновленным, но жаль, что старина Том уже не сможет этого оценить. – В смехе Билла послышались грустные нотки. – У меня есть еще один вопрос.

Закери кивнул. Он по-прежнему ждал подвоха, а потому внутренне подобрался.

– Что за музыку ты предпочитаешь?

Зак еле успел прикусить язык, чтобы с него не сорвалось имя Мерайи Кэри. Едва ли седовласому старцу пристало слушать пусть и талантливую, но все же современную певицу.

– Любимая музыка... ну, хм... дай подумать.

Закери мучительно напряг память. Когда-то его отец, услышав о Джордже Клуни, который как раз стал знаменитостью, заметил, что у того очень известная семейка. Он что-то обронил тогда про тетку Джорджа, неплохую певицу. Зак попробовал вспомнить, как ее звали, но ничего не вышло.

– Пожалуй, мне по душе Клуни. – Он очень надеялся, что такой ответ удовлетворит Билла.

– Отличный вкус, – похвалил тот. – Мы сработаемся.

Сразу после этого старик подозвал помощника, дал ему необходимые указания и вместе с Закери отправился в дом Шепардов – как он выразился, «проводить ревизию».

Начали они с того, что разгребли гараж. Все, что могло впоследствии пригодиться в работе, относили в дальний угол, остальное – подгнившее или просто лишнее – выносили во двор. Билл оказался не только знающим человеком, он еще рассказывал бесчисленные забавные случаи из своей жизни и анекдоты про «старые добрые времена». Зак искренне надеялся, что запас таких историй окажется неиссякаемым, – под них было легко работать и практически не приходилось говорить самому. Он опасался новых расспросов, зная, как легко может попасться на мелочах, а потому только смеялся и одобрительно хмыкал.

– Как считаешь, с чего нам начать? – спросил Билл, когда они разобрались с гаражом.

– Думаю, с хозяйской ванной: Линн говорит, там черт ногу сломит.

Зак усилием воли отогнал воспоминание о халатике-кимоно, в котором девушка предстала перед ним после душа. Чем раньше они покончат с ванной, тем меньше будет шансов столкнуться с ней в темноте первого этажа. То, что ей приходится пользоваться ванной, прилегавшей к его комнате, слишком опасно для его спокойствия.

Закери бросилось в глаза, что старику очень нравится осматривать дом. Он делал этот так подробно и основательно, словно был палеонтологом, изучавшим скелет древнего ящера. Кроме того, Билл оказался хорошим учителем, и, похоже, невежество Зака ничуть не досаждало ему. Он охотно делился знаниями, а Зак неожиданно для себя оказался прилежным учеником. В благодарность за помощь он приготовил для нового товарища отличный ленч, так как не слишком покривил душой, сказав, что работал поваром. Готовил Зак действительно отлично.

В начале пятого Билл засобирался.

– Не думаю, что мне стоит встречаться с малышкой Линн. Можешь сказать ей, что я поболтался немного по дому и вокруг, и даже чуть подсобил тебе в уборке. Только ни в коем случае не говори, что я торчал здесь весь день. Эта дуреха, отказалась от моей помощи, потому что «не хотела злоупотреблять моей добротой». Представь себе, я для нее совсем старик! – Билл оглушительно расхохотался. – Она как дед. По временам Том бывал упрямым ослом! Ну, до скорого!

Как только Билл отъехал от дома, Закери вновь вернулся к работе. Вообще-то оставалось лишь немного прибраться. Если бы не отличный помощник, Заку ни за что бы не управиться за такой короткий срок. Они успели прочистить слив раковины, сменить арматуру унитаза и прокладки в кранах. Кроме того, Билл поменял сетку душа с хлипкой пластиковой, на тяжелую современную, из хромированной стали. Впоследствии Линн собиралась полностью сменить сантехнику и кафель, но и теперь ванной вполне можно было пользоваться.

Напоследок Зак протер пыль, вымыл полы, осмотрел помещение еще раз и вышел, погасив свет. Патрон лампы он сменил сам, без помощи Билла, и очень этим гордился.


Линн почувствовала большое облегчение после разговора с Биллом. Он часто заезжал к ней в офис по окончании рабочего дня, но в этот раз она ждала его с особенным нетерпением.

Значит, она не ошиблась, наняв Закери Гиббонса без предварительной консультации со старым другом. Билл полностью одобрил ее выбор. Да что там говорить, ему явно понравился этот человек! Может, со временем они даже станут приятелями. Оставалось только проверить, как справляется Зак со своими новыми обязанностями. Если дела у него идут неплохо, значит, все складывается самым наилучшим образом, и интуиция не подвела ее и на этот раз.

Линн купила несколько коробочек с китайской едой на ужин, а потом заехала в видеосалон. Если Зак вновь решит прогуляться перед сном, она сможет занять себя просмотром нового фильма.

Вспоминая подробности разговора с Биллом, она поставила машину в гараж и прошла в подсобку, где наткнулась на Закери и от удивления остановилась как вкопанная. Тот стоял, склонившись над тазиком с мыльной водой, держа в руках мокрую майку, с которой текло. Он явно не ждал ее так рано и резко выпрямился, услышав шаги. Линн потрясенно уставилась на него. «Боже мой, какая широкая и сильная грудь!» – это все, что пришло ей в голову. По пояс обнаженный, Зак мрачно смотрел на нее. У него были сильные крепкие руки и плоский рельефный живот.

– Я... принесла кое-что на ужин, – пробормотала она невнятно, упершись взглядом ему в пупок: мешковатые джинсы были спущены так низко, что открывали дорожку волос на животе.

– Я закончил с вашей ванной.

Закери быстро выжал мокрую майку и почти выпрыгнул из комнаты. Линн ужасно смутилась: надо же было так таращиться на него! Наверняка это ему не понравилось, при его-то замкнутости. Но как не удивиться подобному зрелищу, ведь не каждый тридцатилетний мужчина может похвастаться таким тренированным телом.

Как странно! Сначала его глаза, теперь эти крепкие мышцы. Линн стало любопытно, как выглядел этот человек, если бы сбрил бороду и подстриг свои седые спутанные волосы. Возможно, он оказался бы вполне привлекательным. Почему она решила, что, нанимая пожилого мужчину, встретит дряхлую развалину? Вспомнить хотя бы Шона Коннери, Бельмондо или Кэри Гранта. Войдя в зрелый возраст, они остались по-прежнему привлекательными, сильными мужчинами. Некоторые даже называли их секс-символами эпохи.

Каково было бы выманить Закери Гиббонса из его раковины? Похоже, этот человек нарастил себе крепкий панцирь, чтобы никто не мог проникнуть к нему в душу. Но так ли он прочен? Быть может, тресни он, вместо мрачного замкнутого старика миру явится интересный мужчина?

Наверняка на острове найдется немало женщин постарше, которые посмотрят на Закери Гиббонса вполне благосклонно. А если вспомнить, какие дерзкие, внимательные глаза скрываются под темными очками, крепкий торс под бесформенной майкой, то и многие женщины помоложе, быть может, будут не против, завести с ним знакомство.

Внезапно Линн стало смешно. Уж не она ли займется превращением гусеницы в бабочку? Какие глупости. Ведь каждый человек имеет право жить, как ему нравится, и не стоит молодой девчонке лезть в душу к повидавшему виды старику. Отбросив прочь, пигмалионовские мысли, Линн прошла на кухню и выложила на стол коробочки с китайской едой.

Кстати, что он там говорил по поводу ванной? Наверное, стоит посмотреть.

Сначала Линн не поняла, что там переменилось, только отметила чистоту помещения. Ржавые потеки на раковине исчезли, а ванна сияла белизной.

– Все исправно, мэм, – раздался голос откуда-то из-за ее плеча.

Линн обернулась. Зак надел очередную мешковатую майку, хорошо маскировавшую его сильное тело.

– Все? Не может быть!

Он кивнул. Линн поочередно открыла и закрыла краны, спустила воду в бачке и переключила душ. От восхищения она чуть не прослезилась.

– Глазам своим не верю! И как вам это удалось за один день? – Она повернулась к Заку и, не раздумывая, чмокнула его в заросшую щеку, потом, смутившись, чуть отступила назад и добавила: – Я привезла кое-что из китайской кухни на ужин, но раз все так обернулось, предлагаю отметить радостное событие походом в ресторан. Как вам эта идея, Закери?

– Китайские заготовки пойдут, – сердито ответил тот и, резко отвернувшись, зашагал к себе.

Линн не ожидала столь внезапного отказа, и он ее сильно расстроил. Ну почему он ведет себя так странно, порой, даже грубо? Разве она не делает все, чтобы он чувствовал себя как дома под ее крышей? Билл так хвалил Закери, одобрял его вкус и чувство юмора! Куда же деваются все эти качества в ее присутствии? Уж не боится ли он женщин?

Внезапно Линн поразила ужасная догадка: Закери Гиббоне никогда не был женат не потому, что не нашел подходящую женщину, а потому, что они вовсе его не интересовали. Не случайно он решил остановиться в Ки-Уэст – на всем побережье было известно, что в этом месте живут люди очень широких взглядов, лояльные ко всем стилям жизни. Вот почему Заку так неприятно находиться рядом с женщиной, хотя общество мужчины его ничуть не стесняет!

Наверняка его смутил ее невинный поцелуй, и теперь надо каким-то образом дать понять, что это был всего лишь знак благодарности.

Зак, тем временем пытался успокоится, приняв короткий, но очень холодный душ. Он сумел взять себя в руки, прежде чем вышел к ужину.

Глава 4

Какие же у него крепкие руки! Он обнимал ее нежно, едва касаясь, но Линн чувствовала исходящую от него силу. Странные синие глаза смотрели на нее неподвижно, испытующе. В этом взгляде было что-то пугающее и вместе с тем странно притягательное. Он скользнул пальцами по ее щеке и шее, отчего по телу пробежала горячая щекочущая волна. Сделав шаг назад, она нерешительно посмотрела ему в лицо, затем медленно положиларуки на плечи.

Линн не успела заметить, как быстро поддалась пуговица на его рубашке и как напряглись грудные мышцы, – так резко он привлек ее к себе. Боже, как прекрасно он пахнет! Как легко скользнули его губы по ее шее, спускаясь ниже!

Ее одежда не упала к ногам, она просто исчезла, а вместе с ней исчезла преграда между мужским и женским телами.

Как молили ее губы о поцелуе, Линн ощутила, что ее груди набухли в ожидании прикосновений, и когда он накрыл их ладонями, она не смогла удержать стон.

Сейчас, пусть это случится сейчас! Она вся пылала, жаркие волны пробегали по телу, пока не слились в одну где-то внизу живота. Она прильнула к нему так тесно, как только могла, и когда он легко приподнял ее, обвила его бедра ногами. Глядя в невозможно синие глаза, она прошептала прерывающимся голосом: «Сделай это, прошу тебя, сделай это! Я не могу больше ждать...»


Резкий неприятный запах ударил в нос, вырвав Линн из объятий сна. Она пыталась уткнуться лицом в подушку, чтобы удержать чудесное видение, пока наконец, не проснулась.

Господи, да ей снился эротический сон! В этом не было бы ничего странного, учитывая, как долго она была одинока, если бы героем фантазий не был Закери Гиббоне. Все еще удивленная, Линн сделала глубокий вдох и только тогда поняла, что за запах потревожил ее сон. Дым! Что-то горело в доме, шипя и потрескивая, и удушливая вонь ползла в комнату. Линн стремительно вскочила с кровати и понеслась вниз по лестнице.

Шипение раздавалось с кухни, а из-под двери валил густой темный дым. Девушка распахнула дверь настежь и тотчас закашлялась от едкого запаха гари. Она успела разглядеть в черных клубах Закери, неистово махавшего мокрым полотенцем в попытке сбить языки пламени. Что именно горит, Линн разобрать не смогла, но бой был явно неравным. Там, где только что прошлась мокрая тряпка, через мгновение вновь вспыхивали языки пламени, что-то искрило и потрескивало.

Задержав дыхание и прищурив глаза, Линн бросилась к раковине, под которой хранила огнетушитель. Не теряя ни секунды, она сорвала защитную пломбу и нажала на рычаг. Глаза жгло нестерпимо. Белая пена вырывалась на свободу с шуршанием, и вскоре все стены и пол были словно облеплены снегом. Огонь в последний раз лизнул одну из полок и исчез. По кухне, казалось, прошел буран, мелкие хлопья пены висели в воздухе, смешиваясь с удушливым дымом.

У девушки начался неудержимый приступ кашля. Нужно открыть все окна, пока они оба не задохнулись! Линн выскочила наружу, набрала в грудь воздуха и вернулась на кухню. Пробираясь на ощупь, она споткнулась о лежащее на кафеле тело. Так вот почему Зака уже не было слышно – он валялся без сознания на полу.

Распахнув, дверь пошире, Линн вернулась к неподвижному телу.

– Закери!

Она потрясла его за плечи. Ответа не последовало. Дым уже начал рассеиваться, но, решив, что снаружи он придет в себя гораздо быстрее, Линн попыталась просунуть руки ему под мышки. Старик оказался куда тяжелее, чем она предполагала, и ей удалось сдвинуть его всего на дюйм. Да он весит целую тонну!

Тогда Линн взяла его ноги, зажала их у себя под мышками и попробовала тащить волоком. Это удалось ей лучше. Поминутно оглядываясь назад, на распахнутую дверь заднего двора, она тянула и тянула, тело Зака за собой. Вспотевшая от усилий, девушка обратила внимание на порожек только тогда, когда услышала глухой стук.

Боже, да он ударился головой! А соломенная шляпа даже не сдвинулась с места. Странным было и то, что Зак не застонал от боли. Видимо, он находился в глубоком обмороке. Вытащив его наружу, Линн опустилась перед ним на колени. Что же теперь делать? Если Зак отравился угарным газом, ему нужна срочная медицинская помощь, но до приезда врача он может умереть прямо на пороге ее дома.

Курсы первой помощи пострадавшим, которые она посещала несколько лет назад, включали в себя спасение утопающих, но в них ни словом не упоминалось об отравлении дымом.

А что, если от удара головой Закери заработал себе еще и сотрясение мозга?! И все это по ее вине! Может, он умирает, пока она сидит и думает! Линн поднесла ладонь к его рту в надежде почувствовать тепло дыхания. Ничего. Тогда она расстегнула рубашку и прижалась ухом к груди, но из-за стучавшей в висках крови ничего невозможно было разобрать. Быстро приподняв седую обожженную бороду, пальцы девушки нащупали сонную артерию. Слава Богу, пульс был, хотя и очень слабый, почти незаметный. Кожа старика была странно прохладной по сравнению с ее горячими руками.

Искусственное дыхание! Она слабо себе представляла, как его делают, но это был единственный шанс. Рот в рот, вроде так. Линн неоднократно читала об этом виде помощи, но не знала, как подступиться.

«Откиньте голову пострадавшего назад и зажмите пальцами нос». Что-то в этом роде.

Линн быстро сняла с Закери темные очки и попыталась расправить бороду возле рта. И тут случилось нечто странное: старая шляпа свалилась, и вместе с ней свалились седые длинные волосы. Девушка опешила.

Какой же слепой она была! Как глупо попалась на россказни о счастливой шляпе и дефекте зрения! Каким смешным казалось теперь ее желание вытащить старика из его скорлупы, подстричь его бороду и седые волосы. Эта борода была такой же подлинной, как и весь мистер Гиббоне. Она крепилась на резинках за ушами. Теперь глазам Линн предстали его настоящие волосы. Чуть примятые нелепой шляпой, они были густыми, волнистыми, цвета темного янтаря.

Взбешенная, девушка отбросила прочь атрибуты жалкого маскарада. Лжец! Он такой же старик, как и она! Отчаянно хотелось закричать на него, надавать пощечин, а затем передать в руки полиции.

Она заставила себя успокоиться. Вот он сейчас возьмет и скончается здесь, на пороге, и местные власти будут очень удивлены, застав ее сидящей возле тела.

Отбросив всякую деликатность, девушка довольно грубо запрокинула голову Зака, зажала ноздри и открыла ему рот. Затем она глубоко вдохнула и, плотно прижав к его губам свои, с силой выдохнула воздух в его легкие.

Поднять голову... досчитать до пяти... новый вдох. Она как будто все делала верно, но результат появился не скоро. Наконец тело мужчины содрогнулось, грудь поднялась, а горло издало хриплый звук. Он начал кашлять, давясь и отхаркиваясь. Линн помогла ему сесть.

На мгновение она вновь была околдована его странными глазами, в которых после приступа кашля стояли слезы. Он вытащил из кармана платок, обтер губы и нос и только тут, похоже, понял, что его игра раскрыта. При виде растерянности, проступавшей на лице самозванца, Линн вновь почувствовала злость.

– Я могу все объяснить, – произнес тот и умолк.

– Гнусный обманщик! Какую гадость ты хотел совершить? Чего пытался добиться этим отвратительным фарсом? – Линн вскочила на ноги, лицо ее пылало. – Впрочем, не важно. Мне наплевать, кто ты и что тебе нужно. Немедленно собирай вещи и убирайся из моего дома!

Мужчина попытался встать, но не смог. Должно быть, после удара о порожек голова у него раскалывалась от боли, потому что он поморщился и закрыл глаза. Линн почувствовала укол совести и разозлилась на себя за это.

– Я не хотел никого обманывать. Просто у меня не оставалось выбора, – прошептал он.

У него был такой несчастный вид, что Линн сдалась. Пускай хотя бы объяснит, в чем дело.

– Ладно, я слушаю, – процедила она сквозь зубы.

Закери снова поморщился:

– Если бы у меня были деньги и работа, я никогда не пошел на эту авантюру. Стоило потерять то и другое, и я оказался никому не нужен. Мне было нечего есть, я устал спать в кабине грузовика. Все, чего я хотел, – это чтобы мне дали возможность начать все сначала. – Он вновь закашлялся.

Линн недоверчиво оглядела сидевшего на земле мужчину. Он был покрыт копотью, рубашка местами обгорела. И все равно не верилось, что перед ней бродяга.

– Странно, что такому физически развитому мужчине было нелегко найти работу, – хмыкнула она.

– Интересно, а что бы ты сказала, узнав, что я бывший заключенный?

Линн охнула и инстинктивно сделала шаг назад.

– Теперь понятно, о чем я? – вздохнул Закери. – Ты бы никогда не наняла меня, зная правду. И даже скажи я, что меня осудили за сущую ерунду, причем несправедливо, это ведь ничего не изменило бы?

– Конечно, нет. Я искала человека пожилого, о чем ты прекрасно знал, и никогда не наняла бы такого, как ты... то есть... ну, такого возраста. Я бы не связалась с человеком...

– Который мог бы тебя изнасиловать или убить? – устало усмехнулся Зак. – Я никогда не причинял никому зла, но тебя нетрудно понять. Может, ты все же дашь мне шанс? Скажем, неделю? Этого как раз хватит, чтобы исправить проводку на кухне и привести там все в порядок.

Здравый смысл настаивал: откажись! Этот человек – опытный лжец и умелый актер. Быть может, он и сейчас лжет ей, пытаясь обелить себя. Неужели интуиция ее все-таки подвела? И как удалось ему так ловко одурачить проницательного Билла?

Скрестив руки на груди, Линн еще немного отступила. А может, она вовсе и не ошиблась. Что бы ни совершил этот человек в прошлом, для нее он не обязательно опасен.

– Я могу снова надеть бороду и шляпу, если тебе так будет удобнее. Похоже, со стариком Закери ты ладишь лучше. Ведь он ни разу не перешел границ дозволенного, правда?

С этим трудно было не согласиться. Закери скорее избегал ее, чем пытался сблизиться. Даже прошлым вечером, когда она от радости поцеловала его, он не сделал ничего предосудительного. Как бы повел себя в подобной ситуации человек с нечистыми помыслами? Разве не воспользовался бы удачным поводом? А Зак всего лишь отремонтировал ванную, да как здорово! Без его помощи, она едва ли сможет довести начатое до конца.

– Мы можем договориться так: если я сделаю хоть одну ошибку, ты сразу выставишь меня вон, без объяснений, я не стану возражать. Прошу тебя, дай мне шанс.

Линн стояла, поджав губы, и взвешивала все «за» и «против». Так ли уж сильно она рискует, соглашаясь на предложение? Уже почти решившись, она спросила:

– А что именно ты натворил?

– Я вообще не совершал преступления, – ответил он после небольшого колебания. – Меня подставили... – он вновь натужно закашлялся, почти сорвав горло, – и обвинили в присвоении некоторой суммы денег, весьма небольшой, под строительство фирмы, которую я собирался создать.

Линн смотрела на него недоверчиво:

– Тебе собирались дать статью за мелкое воровство?

– Судья получил взятку, и я сильно подозреваю, что именно на это пошли пропавшие деньги. Чуть больше трех тысяч долларов – этого достаточно, чтобы убедить суд вынести суровое решение. Я догадываюсь, чьих это рук дело, но пока у меня нет никаких доказательств.

– А как твое настоящее имя?

– Зак. Я не врал тебе.

– Хм... действительно, зачем тебе это? Вот что, я дам тебе три дня, но если сделаешь хоть что-то...

– Не сделаю.

Линн грозно глянула на него и направилась прочь, но прежде чем войти в дом, она еще раз украдкой покосилась через плечо. Теперь, когда инцидент был практически исчерпан, ей неожиданно вспомнился сон. Похоже, ее женственность раньше раскрыла маскарад Зака, чем разум. Неужели она так давно не была в мужских объятиях, что подсознание послало столь странный сигнал? Надо разобраться в себе прежде, чем она увлечется Закери, потому что безработный, к тому же бывший заключенный, едва ли подходит для того, чтобы скрасить ее одиночество. Пусть у него странные загадочные глаза и привлекательное тело, нельзя забывать, кто он такой.

– Итак, с этой минуты у тебя испытательный срок. Если вдруг вздумается прогуляться, не забудь надеть свой наряд. Мне бы не хотелось давать соседям лишний повод для пересудов. Биллу тоже лучше не знать про обман – он точно не одобрит твое пребывание здесь. Вряд ли твоя история разжалобит его так же, как меня. А теперь прошу извинить, я бы хотела прибраться и пойти куда-нибудь позавтракать. – С этими словами она вошла в дом.

Некоторое время Закери еще сидел там, где его оставила Линн. Сколько ему пришлось врать в последние двое суток! За всю прошедшую жизнь он не врал так много и так убедительно. Он покачал головой и усмехнулся: каждая последующая ложь давалась все легче и легче. Похоже, у него открылся талант, о котором он даже не подозревал. И все-таки... он многое дал бы за то, чтобы не использовать свой новый дар против Линн...

Как некстати, однако, случился этот пожар. Если бы не он, Линн могла никогда не узнать, каков Закери на самом деле. А теперь придется держать слово. Да еще разгром на кухне – с ним тоже предстоит разобраться.

Зак попробовал подняться на ноги. Это удалось только со второго раза, но почему-то нещадно ныла голова. Он ощупал затылок и обнаружил небольшую шишку. Прикосновение к ней вызвало тупую боль. Должно быть, ударился головой при падении.

Странно, что он не помнит, как оказался снаружи. После падения на кухонный пол в памяти провал. Впрочем, нетрудно угадать, что случилось потом. Хрупкая девушка сумела вытащить его наружу (и как ей это удалось!), а затем привести в чувство. Закери улыбнулся при мысли о том, что Линн пришлось делать ему искусственное дыхание. Как обидно, когда желанная женщина касается своими губами твоих, а ты лежишь как бревно, и ни о чем не подозреваешь!

Хотя кое-что он успел заметить, придя в себя. Делая искусственное дыхание, Линн прижималась к нему грудью, а между тем на ней была всего лишь тонкая ночная рубашка. Она так заботилась о нем, а затем так увлеклась выяснением отношений, что, кажется, и вовсе забыла, во что одета. Зато Закери об этом не забывал ни на секунду с того момента, как смог нормально соображать. Все время разговора он смотрел девушке только в глаза – ну, почти, – и было чертовски трудно не перевести взгляд ниже, где белая батистовая сорочка четко обрисовывала контуры груди.

Зак был удивлен, что ему удалось что-то доказать и объяснить Линн. Теперь он чувствовал себя так, словно успешно прошел сложный тест.

У него все еще кружилась голова, когда он вошел на кухню. Ну и разгром! Одна из стен полностью почернела, ящики и полки покрыты копотью, на черно-белой клетке линолеума разбросаны тут и там оседающие клочья белой пены, разлита вода, местами потемневшая от просыпанного кофе. Под перевернутым стулом поблескивают ножи и вилки, сброшенные в суматохе с кухонного стола.

Едва ли его извиняет желание приготовить кофе к тому моменту, когда Линн проснется и спустится вниз. После вчерашней похвалы в его адрес Зак преисполнился такой самоуверенности, что переоценил себя. Именно это было причиной сегодняшней неудачи: когда он воткнул вилку кофеварки в розетку, и ничего не произошло, решил разобраться сам.

Для начала просто открутил винтики розетки, не подумав отключить электричество, и был очень удивлен, когда раздался хлопок и прямо из стены посыпались искры. Уже через пару минут запахло паленым, и загорелась проводка. Было большой удачей, что огонь не перекинулся на весь дом. Закери помнил, как взвился столб огня, охватив полотенца и прихватки, как повалил густой черный дым. Последним воспоминанием была струя белой пены, летящая из огнетушителя. В это время сам он уже лежал на полу.

А чуть позже очнулся за порогом дома, и Линн прижималась губами к его рту...

Вот черт, ну почему он снова и снова возвращается мыслями к этой сцене! Если в ближайшие три дня он будет думать в подобном ключе, его пребывание здесь окажется под большим вопросом. В таком случае он не сможет связаться с Долорес, а это его первоочередная задача. Он должен оставаться на одном месте, чтобы она могла легко найти его. Они еще раньше условились, что беглец не станет звонить по телефону или слать сообщение по электронной почте, поскольку это могли легко отследить. Нельзя втягивать Долорес в свои проблемы еще больше, ей и так досталось из-за его таинственного исчезновения.

Следующая цель Зака была даже более насущной. Без средства от аллергии он едва ли сможет продолжать ремонт этого пыльного монстра, дома Шепардов, а для этого необходим рецепт. Если бы работал кондиционер, все было бы не так плохо, но о подобной роскоши можно забыть. По счастью, в Бостоне у Закери был знакомый фармацевт, который мог отправить по факсу копию рецепта. А получить лекарство можно в аптеке, что рядом с лавкой Билла.

В случившемся был определенный плюс: теперь Заку не нужно надевать в доме свой дурацкий наряд – а то, что Линн велела сохранять маскарад вне его, было только на руку. Так беглец мог оставаться неузнанным. Увидев свое отражение в зеркале, Зак понял, что Линн вряд ли распознает в нем Э.З. Раша, даже сравнив с фотографией. Он сильно осунулся и оброс за эти месяцы, а тело его покрыл темный бронзовый загар. Ничто в нем не напоминало того самоуверенного, блестящего бизнесмена, который не столь давно скрылся из Бостона. Тем лучше. Чем дольше Линн будет оставаться в неведении относительно него, тем будет спокойнее.

Час спустя Закери, вновь облаченный в стариковский костюм, вышел из дома и направился к магазину Билли Честерфилда. Он надеялся, что тот не откажет ему в помощи.


Линн пыталась справиться со все нараставшим Чувством вины. То, что она сразу уехала к себе в офис по неотложным делам, просто предлог покинуть дом. Никаких важных дел у нее здесь не было. Впрочем, дома тоже. Просто она ужасно злилась на Закери, который смог провести ее. Однако это не основание бросать его одного прибирать кухню после разгрома. В том, что проводка не в порядке, не было его вины. Он сам чуть не стал жертвой короткого замыкания.

Эта мысль заставила ее вспомнить, как Закери потерял сознание от удушья и затем, по ее вине, ударился головой. Не будь она так расстроена и возмущена обманом, догадалась бы отвезти его к доктору. А что, если у него сотрясение мозга? Ведь он едва держался на ногах! Когда Линн уезжала, он был в ванной. А вдруг он вновь упал в обморок и все еще лежит там, на холодном кафеле?

Она быстро собрала сумку и заперла за собой дверь офиса. Подъезжая к дому, девушка сразу заметила грузовичок Билла, припаркованный у подъезда. Господи, что за напасть! А если Закери открыл ему дверь, ожидая увидеть ее, а потому не натянул бороду? Как он объяснил Биллу, в чем дело? Тот ни в коем случае не поддержит решение Линн оставить в доме человека, обманувшего их обоих. Уж Билли-то всегда поступал по законам здравого смысла.

Девушка вошла, заранее трепеща при мысли о том, что может произойти. К ее огромному облегчению, Зак сосредоточенно чистил стену от копоти. Он не только был в полном сознании, но опять облачился в свой наряд.

– Что-то вы рано сегодня, – бросил он через плечо. По тону было понятно, что этот факт его не слишком радует.

– Я подумала, что следует помочь вам в уборке. Так будет справедливо.

И она обвела кухню изумленным взглядом. Следы пожара еще заметны, но перемены были потрясающие.

– Вижу, моя помощь вам не особенно требуется. Я заметила машину Билла у входа... – Это был скорее вопрос, чем констатация факта.

– Ну да, он...

– Здравствуй, малышка! – Билл появился из подсобки, вытирая о тряпку грязные руки. – Ты что-то рановато. Смотри, как забавно вышло. Я проезжал мимо и решил навестить старину Зака, чтобы пригласить позавтракать. Мне показалось, что это будет не лишним. И угадал. Едва только узнал, что случилось, стал помогать. Разве я мог уехать, когда тут такое... – Он виновато развел руками.

Линн возмутилась:

– Что за упрямство! Я же просила тебя не затрудняться и...

– Ну что ты, девочка, какие затруднения! Я и приехал только потому, что сегодня у меня выдался свободный денек, а вовсе не потому, что меня кто-то об этом просил. Кстати, могу тебя обрадовать: я... то бишь мы, с Закери почти разобрались с проводкой. Пришлось поменять коробку с предохранителем – Том давно купил ее, и она лежала без дела. Кстати, согласись, что у двоих работа спорится быстрее, чем у одного, особенно если речь идет об электричестве. Когда проверяешь соединение проводов, одному просто не справиться. Тут еще нужен счетчик напряжения, ну да это не проблема! И предупреждаю: менять надо всю проводку, то есть удалить старую... – в общем, предстоит немного пораскурочить стены.

Девушка попробовала что-то возразить, но Билл снова прервал ее:

– Послушай, Линн, ты же понимаешь, что с проводкой не шутят. Речь идет о безопасности дома, да и твоей тоже. Что сказал бы твой дед, если бы узнал, что я не помог тебе и Заку в таком серьезном деле? А насчет магазина можешь не переживать: Фил опять поскандалил с женой, так что радуется любой возможности не пересекаться с ней дома.

Понимая, что проиграла этот спор, Линн тряхнула головой и вздохнула, соглашаясь:

– Раз все так получилось, мне ничего не остается, как пойти переодеться и довести начатое Закери до конца. А он сможет в это время заняться ремонтом вместо уборки.

Время до вечера пролетело быстро. Лишь когда стало смеркаться, они вынуждены были прерваться. Линн настояла, чтобы Билли остался на ужин, поскольку все еще чувствовала себя обязанной. Зак старался вести себя непринужденно, хотя и разговаривал в основном со стариком.

Едва за Биллом закрылась дверь, дружелюбная маска слетела с его лица. Помрачнев, он буркнул извинение и отправился в душ.

Вымыв посуду, Линн решила принять ванну. Когда она поднималась по лестнице, дверь в комнату Закери распахнулась.

– Собираешься пройтись? – спросила она.

– Нет. Я бы посмотрел телевизор... если ты не против. – Ничуть. Только для этого тебе не обязательно было надевать бороду.

– Я подумал, что... – он хмыкнул, – тебе будет проще общаться со стариком Закери.

Линн не сдержала улыбку.

– Твой внешний вид не так уж важен. Я же все равно знаю, что у тебя фальшивые волосы. Сейчас нас только двое, и нет нужды наряжаться ради меня, можешь хоть немного расслабиться. Вряд ли тебе удобно в этом наряде. Меня это не смутит. – Она поднялась на пару ступеней и обернулась: – Ты неплохо поработал сегодня. Спасибо.

Зак кивнул и снова скрылся в комнате. Странно, подумала Линн. Ей казалось, что, отбросив маскарад, этот человек сможет расслабиться. А он цеплялся за него словно утопающий за соломинку.

После ванны Линн никак не могла решить, что надеть. С одной стороны, ей было бы гораздо удобнее в привычном велюровом халате, но он был таким домашним, что это могло смутить гостя. В домашнем, есть что-то неуловимо интимное, а потому Линн остановила свой выбор на старых джинсах и простой футболке.

– Что смотришь? – спросила она как можно непринужденнее, входя в гостиную.

Закери взглянул на нее и снова уткнулся в экран.

–«Три дня кондора». Я никогда не смотрел этот фильм, хотя он старый. Говорят, неплохой.

Девушке хотелось сесть подальше, но она выбрала стул, стоявший рядом с ним. Нельзя было показать, что она хоть немного напряжена.

Немного? От одного вида этого человека она почему-то страшно волновалась. Его непроницаемое лицо, глаза, избегавшие ее, вальяжная поза – все это странным образом нравилось ей.

Линн постаралась увлечься фильмом, как и сидевший рядом мужчина, но не могла уследить за перипетиями сюжета. Думала она о чем угодно, но не о происходившем на экране. Линн посматривала на него искоса, и от страха, что он это заметит, у нее дрожали колени.

Он оказался привлекательным, этот обманщик. Прядь волос упала ему на лоб, почти скрыв брови. В профиль были особенно заметны длинные густые ресницы. Небольшая щетина придавала лицу мужественное и какое-то мрачное выражение.

На Заке были потертые джинсы и светлая майка – все сидело очень хорошо, в отличие от стариковских обносков. Он непринужденно развалился на стуле.

Он совсем мне не подходит, напомнила себе Линн.

Но ведь у него просто тяжелый период, возразила она.

Он был осужден.

Но сказал, что его подставили, и я ему верю.

Ха! Он обманул тебя насчет возраста, мог запросто обмануть и в этом.

Он был вынужден врать, потому что остался без денег и крыши над головой. К тому же отлично справляется с работой.

Но...

Я знаю, но он нравится Биллу, а это много значит.

Ладно, только не говори потом, что я не предупреждал тебя, хмыкнул напоследок ее здравый смысл и умолк.

– Все нормально? Ты выглядишь напряженно. Дело во мне? – Закери обернулся и посмотрел ей прямо в глаза.

«Как, разрази его гром, он это понял, если смотрел только в телевизор?»

– Вовсе не в тебе! Не в тебе и не в твоем наряде. Просто был тяжелый день, и мне никак не удается расслабиться. – Линн, села поудобнее и постаралась сосредоточиться на фильме.

Она лгала, вне сомнения. Сначала Зак решил, что девушка все же узнала его, но мужское чутье подсказывало иное. Ему не нужно было смотреть на нее, чтобы почувствовать изучающий взгляд. А румянец, заливший ее щеки, когда он обернулся, подтвердил догадку. Она не просто рассматривала его – а рассматривала с интересом.

Женщины всегда считали его привлекательным, и Закери успел к этому привыкнуть. Он без труда находил себе подруг и никогда не задумывался над тем, почему это дается ему с такой легкостью. Но тут был иной случай. Линн нравилась ему и нравилась совсем не так, как женщины до нее. Он не мог ничего поделать со своим влечением к ней, хотя одно неверное движение – и хрупкое равновесие, установленное сегодня, могло быть нарушено. Линн без сожалений выставит его вон. И ее интерес к нему при этом не будет играть никакой роли.

Но была и еще одна сложность. Закери привык быть честным с женщинами. Особенно с теми, кто не оставлял его равнодушным. А разве мог он открыться Линн, не оттолкнув ее от себя, не заставив ненавидеть? Она будет сочувствовать ему только до тех пор, пока не узнает его историю.

Если бы любовь, была в самом деле слепой, он мог влюбить эту девушку в себя и заставить ее поверить в свою невиновность. Легко любить старый дом, который не тебе придется отстраивать заново, легко слепо верить в чудо, если не тебе приходится его совершать. А легко ли слепо любить мужчину, который лгал тебе, из-за которого почти рухнула твоя жизнь?

Он не мог ни на что рассчитывать. И Закери зло уставился в экран, не понимая ни слова.

Как только замелькали титры, Зак и Линн пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим спальням.

Никому из них не удалось заснуть сразу.


Паника заставила ее действовать стремительно. Если она не поспешит, он может умереть по ее вине. Она тащит его рывками, ноги словно вязнут в зыбучих песках. Боже, какой он тяжелый!

Трясущиеся пальцы нащупывают пуговицы и расстегивают их одну за другой нервными движениями. Открывается сильная загорелая грудь, вопреки здравому смыслу пальцы начинают скользить по смуглой коже. Да что же она делает! Почему позволяет пробуждаться своему телу, а не спасает его?

Дыши же, дыши! Линн прижимается губами к его рту, и от этого он приходит в себя, словно от волшебного поцелуя. И вот уже он целует ее, требовательно и жадно, а Линн ничего не остается, как покориться. Какой жаркий у него язык! И какие удивительные глаза, потемневшие от желания!

Забыв о смущении, Линн садится на лежащего мужчину. В то же мгновение его руки начинают гладить ее голые плечи, скользить по спине и ягодицам. Она даже не замечает, что куда-то пропала ночная рубашка! Линн прижимается к нему. Он все еще в джинсах... Нужно помочь ему избавиться от них, чтобы между их телами не былоникакой преграды. Ее руки торопливо ищут застежку, но почему-то не находят. Да ее просто нет! Тогда Линн пытается стянуть джинсы, но они сидят словно приклеенные.

Она поднимает на него удивленные глаза в поисках ответа.

Мужчина печально качает головой и шепчет одними губами: «Прежде чем это случится, ты должна кое-что узнать...»

Проснувшись, Линн вскрикнула. Что все это значит?!

Глава 5

Что означал ее сон? Эта мысль продолжала тревожить Линн, а потому она наскоро позавтракала и уехала в офис пораньше, чтобы не встречаться с Закери. Сегодня она планировала начать обзванивать старых клиентов, чтобы сообщить им, что она открыла свою брокерскую контору. Так можно будет узнать, кто еще с ней, а кто отвернулся окончательно. Линн была полна энтузиазма.

Ближе к вечеру энтузиазма сильно убыло. Откровенно говоря, она почти потеряла надежду. Из всех запросов по факсу и электронной почте лишь один дал положительный результат. Только один из ее бывших клиентов был готов возобновить их сотрудничество на новом уровне. Остальные либо вежливо отказались, сославшись на занятость, либо обещали подумать над предложением. Некоторые вообще не затруднили себя ответом. Линн знала, что всему причиной ее прошлая ошибка, и ждать хороших результатов не стоит, но все равно читала каждый ответ с надеждой.

А ведь еще утром она думала, что самое худшее с ней уже случилось. Как же она была наивна! В мрачном расположении духа девушка отправилась домой.

Здесь ее тоже ждал сюрприз. По дому сновало множество людей, перекрикиваясь и ужасно грохоча. Билл упоминал о том, что придется удалить старую проводку, но что для этого надо сверлить и расковыривать стены, Линн не предполагала. Бригада экспертов-разрушителей носилась по комнатам, в воздухе висела пыль, на полу повсюду валялись куски цемента. Большинство стен первого этажа было продырявлено в самых неожиданных местах, по ним шли борозды глубиной в несколько сантиметров и длиной во всю комнату.

– Эй! – крикнула девушка. – Живые есть?

– Мы здесь, – раздался в ответ голос Билла.

Обоих мужчин Линн обнаружила в комнате Зака. Они радостно уничтожали еще одну стену.

– Господи, Билл, прошу тебя, скажи мне еще раз: то, чем вы заняты, крайне важно и правильно?! Иначе меня хватит удар.

– Если бы ты не была внучкой Тома, я подумал бы, что ты мне не доверяешь! – засмеялся старик в ответ. – Сегодня мы проделали много важной и правильной работы. А этот старый гусь Зак не такой уж и дряхлый, как может показаться! Представляешь, он успевал открыть два метра проводки, тогда как я не справлялся с одним!

– Это просто потрясающе, Зак. – Девушка повернулась, язвительно изогнув губы. – Я встречала мужчин вдвое моложе тебя, но и они не могли тягаться с Биллом.

Линн помолчала, наслаждаясь растерянностью Закери, затем неожиданно добавила: – Я собираюсь поджарить гамбургеры на гриле и сделать картофель во фритюре. Как насчет такого ужина, ребята?

И поскольку оба радостно закивали – должно быть, уже страшно проголодались, – Линн отправилась переодеться. Готовить в шортах и майке без рукавов было куда приятнее.

Уже вынув продукты из холодильника, она отметила, что бутылка кьянти, купленная ею пару дней назад все еще стоит на полке не начатая. Интересно, захотят ли Зак и Билл пропустить по стаканчику? Впрочем, даже если они откажутся, ей самой не помешает немного выпить и расслабиться. Сон, беспокоивший ее все утро, и бездарно прошедший день – все это явно расшатало ее нервы.

К моменту, когда мужчины присоединились к ней на кухне, Линн уже допивала третий бокал. Поскольку никто не пожелал поддержать ее, она прикончила бутылку.

Билли фыркнул:

– Не припомню, чтобы ты любила выпить, дорогая. У тебя изменились привычки или тебе нужно поделиться своими проблемами?

Линн тоже фыркнула в ответ, но куда более весело.

– Какой же ты зануда, Билл! По-моему, тебе надо выпить. Какие вы оба хмурые! А у Закери борода злобно топорщится! – Ей было ужасно смешно, но, кроме нее, никто не засмеялся, и тогда она тоже посерьезнела. – Да все нормально. Просто у меня был очень трудный день. Проигрывать всегда тяжело.

Линн медленно вздохнула, потом вдруг порывисто поднялась и не слишком уверенными движениями стала собирать тарелки. Закери сам отнес посуду в раковину.

– Билл, почему бы тебе не помочь девочке подняться к себе? Проследи, чтобы с ней было все в порядке. А я займусь кухней.

Закери вымыл грязные тарелки. Ему хотелось, чтобы Билл, поскорее уехал. Как только это случилось, Зак отправился к себе, сбросил влажную от пота одежду и с наслаждением принял душ. День был не только тяжелым, но и очень жарким, и оставаться в нелепом костюме было просто пыткой.

Освеженный прохладным душем, Зак натянул свободные шорты, а затем постирал пыльную одежду.

Судя по удивлению Билла, девушка не привыкла решать свои проблемы с помощью алкоголя. Тогда почему в этот раз она так поступила? Наверняка у нее проблемы в офисе. А может, вид разрушений, учиненных мужчинами в доме, расстроил ее? Или причина была в нем самом?

Под воздействием этих мыслей Зак решил проверить, спит ли Линн. Вдруг ей стало плохо? Он быстро направился наверх. Каково же было его удивление, когда он заметил, что дверь в спальню открыта. Наверняка Билл прикрыл бы ее за собой, уходя. Еще больше удивился Зак, обнаружив постель Линн пустой. В ванной не горел свет, да и в других комнатах девушки не было.

Наверное, она вышла из дома, пока Закери был в ванной. «Бог ты мой, – подумал он с испугом, – а что, если она решила взять машину? Она была не так уж и пьяна после ужина, но садиться за руль в таком состоянии все равно опасно. Да еще в том настроении!» Зак сбежал с лестницы, перепрыгивая через ступеньки.

К его величайшему облегчению, обе машины были на месте. Значит, Линн ушла пешком. Тревога вернулась. А что, если ее кто-то обидит? Или она, не дай Бог, споткнется и упадет? А может, какой-нибудь наглец посадит ее в машину и воспользуется ее беззащитным положением...

Чувствуя, как нарастает волнение, Закери схватил на всякий случай ключи от обеих машин и выскочил из дома. Надо срочно найти ее, пока не случилось никакой беды.

Ему повезло почти сразу. Он обнаружил Линн на берегу, на том самом маленьком пляже, где сам был не так давно. Как, и он тогда, девушка сидела и смотрела на волны, бессознательно водя рукой по остывающему песку. Под ней Зак заметил мягкий плед, принесенный с собой. Что ж, если она смогла добраться сюда, значит, с ней все в порядке. Не стоит беспокоить ее. И словно во сне, он сделал обратное, – приблизился к ней и сел рядом на корточки.

– Зак? – Она вздрогнула от неожиданности. – Ты напугал меня.

– Не следует гулять одной в таком состоянии.

– В каком «таком состоянии»? Я прекрасно себя чувствую. И как раздумала о том, что слишком мало выпила. – Линн усмехнулась грустно.

Закери присел на краешек пледа:

– Могу выслушать тебя. Расскажешь, в чем дело?

Она взглянула на него почти улыбаясь, и опустила глаза, заметив, что на нем нет майки. Это неожиданно вызвало воспоминание о сегодняшнем сне.

Закери с беспокойством взял ее за плечи и повернул к себе:

– Да что происходит, Линн? Тебе плохо?

– Да, – всхлипнула она. – Только не от того, о чем ты думаешь.

– Тогда объясни. – Он отстранился.

Взгляд девушки вернулся к океану и набегавшим на песок волнам.

– Это не так просто, как кажется. Я уже сама ничего не понимаю. Этот проклятый мир сошел с ума! Ну почему дедушка должен был умереть раньше, чем я смогла повидать его? Почему его дом оказался в таком ужасном состоянии? Да его надо снести, а не ремонтировать!

– Линн, но...

– Я не понимаю, почему в одно прекрасное утро может рухнуть карьера, а репутация быть погублена одним неверным поступком. Почему мужчина, который клянется тебе в любви и делает предложение, может с легкостью расторгнуть помолвку только потому, что ты сделала неверный шаг в бизнесе? И все это из-за одного типа, который даже не знает о моем существовании... – Девушка жалобно всхлипнула, и глаза ее наполнились слезами. – Почему я должна скрывать свою боль от близких людей, чтобы однажды излить ее постороннему мужчине?

Зак поколебался, памятуя об их договоре, но вид Линн в слезах так тронул его, что он обнял девушку, прижав ее голову к своей щеке. Она снова всхлипнула и затихла, и этот момент, казалось, длился бесконечно долго. Затем она вытерла слезы о майку, не отодвигаясь от обнимавшего ее мужчины.

– Давай по порядку, – шепнул ей на ухо Закери. – Билл не раз рассказывал мне о Томе, и от того я знаю, что твой дедушка очень любил тебя. И даже если сердце его перестало биться, в каждом уголке дома Шепардов есть частичка его души. И здесь, на берегу, – везде осталось что-то от него. Все, что ему было дорого, хранит след его любви. Не страшно, что ты не успела попрощаться с ним, – можешь это сделать сейчас. Думаю, он услышит тебя.

Линн снова всхлипнула, но промолчала, ожидая продолжения. Значит, она поняла его.

– Ты беспокоишься о доме, и я понимаю твою тревогу. Но знаешь, ведь не вечно он будет выглядеть таким жалким и обветшалым. После ремонта дом станет еще чудеснее, чем в те времена, когда Том жил в нем. Ты сможешь вернуть дому величие, разве это не стоит того, чтобы сначала кое-что в нем подправить? Что еще тебя беспокоило? Ах да! Люди, которые отвернулись... Не понимаю, почему тебя это волнует. Если они привыкли судить о книге по обложке, тебе все равно с ними не по пути. Гораздо лучше, когда у тебя мало хороших друзей, чем много плохих, готовых предать за малейшую ошибку. Не злись на себя – эти люди оказали тебе услугу, потому, что лишь благодаря им ты стала самостоятельной. Теперь у тебя есть свое дело, а это лучше, чем быть на побегушках в чужой фирме, разве нет? Линн подняла голову:

– Так ты знаешь, что со мной случилось?

– Билл рассказал мне.

Закери не имел ни малейшего желания обсуждать типа, который явился причиной ее ошибки, зато он очень много мог сказать о том, кто бросил ее так подло.

– А что касается идиота, который разбил твое сердце, то мне плевать, из каких соображений он действовал, я не прочь встретить его и вызвать на дуэль.

– А ты умеешь быть джентльменом! – засмеялась Линн. – Но это все равно лишнее. – Она выпрямилась гордо, и Закери нехотя снял руку с ее плеча. – Эрик разорвал нашу помолвку, и я чувствовала себя оскорбленной. Однако ему не удалось разбить мне сердце. Уже много позднее я поняла, что окружающие куда больше восхищались нашими отношениями, чем я сама. Сказать по правде, я приняла предложение Эрика только потому, что все вокруг твердили: «Ты поступишь очень глупо, если откажешь. Посмотри на себя, – говорили мне, – ты не становишься моложе, а время идет, и тот, кого ты ждешь...» – Она сжалась.

Зак ждал продолжения, но девушка молчала.

– Тот, кого ты ждешь... – что?

Линн бросила на него короткий взгляд и усмехнулась смущенно:

– Да не важно. Все равно ты не поймешь. Это глупая детская мечта.

– Ну, скажи. Говорят, я очень понятливый человек.

– Когда я была маленькой, то очень любила сказки, разные романтические истории о любви. – Она вздохнула. – Став старше, я поняла, что в жизни не так уж много места для волшебства, даже если его можно творить своими руками. Люди, как правило, очень прагматично смотрят на вещи, и мне слабо верится, что среди холодных и расчетливых мужчин может встретиться тот, кто превратит для тебя жизнь в сказку. Знаешь, вроде той глупой мечты всех женщин найти своего рыцаря на белом коне. Даже если он будет пешим, его всегда узнаешь, стоит только встретиться с ним взглядом.

Закери едва заметно улыбнулся:

– Наверное, с рыцарем все будет иначе? Его взгляд будет совсем не таким, как у остальных мужчин, а его поцелуй...

Линн улыбнулась, вспомнив, как впервые увидела глаза своего собеседника.

– Если он меня поцелует, земля уйдет из-под ног.

– Странное, должно быть, ощущение! А если вы займетесь любовью?

– Это будет вроде прогулки к небесам. – Девушка вздохнула и откинула назад голову, зажмурившись.

Ничего Закери так не хотелось, как стать ее гидом в этой прогулке. Он встречал на своем пути множество женщин: и расчетливых акул бизнеса, не оставлявших в своей жизни места романтической чуши, и наивных дурочек, надеявшихся на волшебство любви и приходящих в восторг от каждого комплимента. Но никогда жизнь не сталкивала его с такими, как Линн: сильными и выносливыми, умными, но сохранившими в душе веру в чудо. Это удивляло и восхищало его.

Он постарался вернуться к разговору:

– Значит ли это, что Эрику не удалось показать тебе дорогу к небесам?

– Пф-ф... – фыркнула девушка. – Скорее, он вернул меня с небес на землю.

Мысленно Закери радостно вскочил с места и сплясал джигу на песке.

– Значит, и жалеть не о чем. Он точно не был твоим рыцарем.

– Рыцарем? Это даже не смешно. Он бы и оруженосцем не мог быть. Сказать откровенно, я уже не жду встречи со своей половинкой, это все больше начинает казаться мне наивным. В жизни так не бывает, увы... Но хватит обо мне. Как насчет тебя? Ты уже встретил в жизни свою принцессу?

Закери подождал, пока она посмотрит на него, и долго удерживал ее взгляд, пока не уверился, что притяжение взаимно.

– Что касается меня, то я абсолютно уверен, что встретил женщину своей мечты. А значит, ничего невозможного нет. Но я в затруднении, потому что не знаю, что теперь делать. Видишь ли, я дал ей обещание, что не сделаю ни одного лишнего шага в отношении ее, иначе она распрощается со мной без сожалений. А этого я хочу меньше всего.

Линн облизнула внезапно пересохшие губы.

– А что, если... – она порывисто вздохнула, – ты уже сделал что-то, заставившее ее волноваться, но распроститься с тобой после этого и она хочет меньше всего?

Зак протянул руку, чтобы коснуться щеки девушки, но тут же отдернул.

– Если это действительно так, она должна дать мне знать, как широко, раздвинулись границы дозволенного. Например, если мне можно коснуться ее волос, она должна посмотреть мне в глаза и улыбнуться.

Мгновением позже ее губы чуть изогнулись. Улыбка вышла неуверенной, но он понял.

Зак вновь протянул руку и прикоснулся тыльной стороной ладони к шелковистой пряди, заложил ее за ухо, скользнул указательным пальцем вдоль линии бровей, по нежной коже щеки и шеи до самого плеча. Девушка застыла не дыша. Осмелев, он взял ее руку в свою и слегка сжал. Затем внезапно охрипшим голосом произнес:

– Наверное, мне не стоит делать поспешных выводов, поэтому я вновь задам вопрос. Предположим, девушка захочет попробовать мои губы на вкус, чтобы узнать, уйдет земля у нее из-под ног или нет. В этом случае одной улыбки будет недостаточно. Ей придется придвинуться ближе, закрыть глаза и прошептать: «Могу ли я попробовать на вкус твои губы?»

Несколько долгих мгновений ему казалось, что он зашел слишком далеко, но вдруг Линн подвинулась к нему и закрыла глаза.

– Я хочу попробовать на вкус твои губы...

Даже первый в жизни поцелуй не заставил Закери так волноваться. Что, если ей не понравится? Он коснулся губами ее губ, горячих и нежных, затем втянул их в рот, слегка посасывая. Ощущение нереальности происходящего кружило голову. То, как Линн прильнула к нему, подсказало Заку, что ее переполняют похожие чувства. Он не решился целовать ее так неистово, как требовало его тело. Страх разрушить что-то неуловимо-прекрасное не позволил поцелую стать жадным и требовательным.

Она хотела лишь попробовать губы на вкус, и он не должен был переходить границ. Мужчина нежно взял лицо девушки в ладони и так же нежно коснулся губами ее губ. Затем чуть спустился к шее, отчего она запрокинула голову, часто дыша. Его губы, коснувшись виска и мочки уха, вновь вернулись к ее губам.

Зак чувствовал, как в ней нарастает напряжение, высоко поднимавшаяся грудь и подрагивавшие ресницы подсказали ему нужный момент. Тогда он прижался в поцелуе к ее рту, заставив приоткрыть губы и впустить его язык. Скользнув внутрь и коснувшись ее языка своим, он чуть отодвинулся. Теперь она знала вкус его губ.

Линн смотрела на него, прерывисто дыша. Ее зрачки расширились и потемнели.

– Что ты чувствуешь? – спросил он.

– Не знаю. Словно нырнула в глубокий омут. Даже голова кружится... Ты... мог бы поцеловать меня еще?

Эта неуверенная просьба вознаградила его за терпение, в котором не было больше необходимости. Зак вновь прижался губами к приоткрытому рту, и каждая частичка его тела жаждала прильнуть к ней, слившись воедино.

Пусть она узнает, как давно он ждал этого момента, как безумно ныло его тело каждый вечер от невозможности прикоснуться к ней. Она должна понять, какие сильные желания вызывает в нем. Как хотелось Заку, чтобы и Линн передалась та страсть, с которой он прижимал ее к своей груди.

Губы девушки перестали просто отдаваться его поцелуям, они тоже стали посасывать его язык, уголки губ, исследуя каждую клеточку его рта. Руки Линн дотронулись до его голой груди и спины. Обоих не покидало ощущение, что весь мир замер, украдкой следя за их пылкими объятиями.

Линн прижалась к нему еще теснее.

– Не сейчас, – прошептал он. – Сначала я должен убедиться, что мое воображение не обманывало меня.

Она не поняла, о чем он говорит, и посмотрела на него вопросительно. Взгляд был затуманенным. Зак не стал ничего объяснять. Он просто потянул майку Линн вверх, и та соскользнула. Эта же участь постигла и кружевной лифчик.

– Как ты прекрасна! – почти простонал мужчина, коснувшись ее груди. – Совсем как я представлял.

Линн смущенно улыбнулась. Зак опустил голову и прижался лицом к выемке между грудей. Что за чудесный запах! Девушка словно была пропитана ароматами моря и диких цветов. Он коснулся языком одной ключицы, затем другой, скользнул к одному из напрягшихся розовых сосков. Втянул его в рот и чуть прикусил зубами. Линн слабо застонала и выгнулась ему навстречу.

– Зак, пожалуйста... – Не в силах продолжать, она просто взяла его руку и провела ею по своему животу, а затем коснулась раздвинутых бедер. – Прошу тебя...

Мужчина еле заметно улыбнулся и поцеловал ее. Пока девушка неистово кусала его губы, что-то невнятно шепча, он быстрым движением спустил ее шорты. Линн откинулась назад, открываясь ему, чувствуя, как все ее тело пылает, словно в огне, и подставляя его поцелуям грудь и живот. Как же ныло все там, внизу, моля о прикосновении!

Зак спускался губами все ниже, лаская каждый миллиметр ее тела, пока не достиг холмика между ног. Она была такой влажной и горячей. Когда он коснулся ее там, где все сжималось от желания, она коротко вскрикнула. Разрядка пришла мгновенно, заставив Линн содрогнуться и заломить руки.

Зак знал, что такой короткий оргазм едва ли может считаться дорогой к небесам, но потрясенное выражение ее лица подсказало ему, что происшедшее было для нее откровением.

Зак снял с Линн шорты и трусики и отбросил их прочь. Вид ее обнаженного тела возбудил его. Он лег сверху, целуя ее грудь и касаясь ладонями шеи и живота.

Алкоголь уже выветрился из головы девушки и больше не туманил рассудок, прикосновения Зака пьянили сильнее. Пусть они знакомы всего несколько дней! Не важно, что он был осужден, и у него не было работы. Он перевернул ее мир, заставил смотреть на привычные вещи иначе. Закери Гиббоне был тем, кого она ждала все это время, Линн угадала это каким-то внутренним чутьем.

Ей снились эротические сны о нем, даже когда он был старцем с седой бородой.

Его странные глаза поразили ее до глубины души.

Поцелуй был подобен взрыву и туманил разум.

Его прикосновения сводили с ума, и не было ничего прекраснее, чем оказаться в его объятиях.

Он был тем, встретить кого, она уже не надеялась.

Зак ласкал Линн в самых интимных местах, сжимая и гладя ее тело. А когда он опять прильнул ртом к ее чувствительной точке, новая волна дурмана накатила на нее, и она застонала.

– Господи, Зак... – пробормотала девушка. – Так странно все плывет перед глазами.

Он вытянулся рядом с ней, нежно шепча что-то на ухо и проводя кончиками пальцев вдоль всего ее тела.

– Наверное, я должна отплатить тебе тем же. Тебе тоже должно быть хорошо со мной.

Он засмеялся.

– Мне и так хорошо с тобой, глупышка.

Линн повернулась к нему и просунула руку между их сплетенными телами. Он все еще в шортах!

– Позволь мне снять их, – шепнула девушка ему на ухо. Пальцы нашли пуговицу и расстегнули ее. Но когда она потянула вниз молнию, он внезапно накрыл ее ладонь своей.

– Постой. Я не могу этого сделать сейчас.

Глава 6

Он шутит, решила девушка. Она наклонилась и вновь потянула молнию.

Зак перехватил ее руку.

– Я серьезно. – Он сел и уставился на волны, разбивавшиеся о песок.

Линн, внезапно ощутила себя очень голой и беззащитной. Она потянулась за одеждой.

– Спасибо, что разрушил очарование этого вечера, – зло пробормотала девушка. – Никогда раньше я не чувствовала себя так чудесно, а затем – так ужасно.

– Мне вообще не стоило начинать все это. Ты была пьяна, а я этим воспользовался.

– Да, я выпила, но это не значит, что мной мог кто-то воспользоваться, и ты это знаешь. Тут что-то другое. – Она натянула шорты и майку.

– У нас нет... средств предохранения.

– Верно. Только для того, что я собиралась сделать, они не нужны... или... Ты болен?

– Нет.

– Значит, дело и не в этом. Тогда в чем?

– Если я расскажу тебе, в чем дело, ты возненавидишь меня.

Линн возмущенно посмотрела на сидящего возле нее мужчину.

– Я возненавижу тебя, если ты сейчас же не расскажешь! Или ты думаешь, что мы сможем жить под одной крышей после того, что между нами произошло, даже не объяснившись? Так что тебе нечего терять. Рассказывай! И на этот раз я хочу всю правду. Кто знает, может, тебе снова повезет, и я поверю... опять.

– Тогда обещай, что выслушаешь до конца.

Она поправила волосы и проговорила сквозь зубы:

– Ладно. Почему бы и нет.

Зак помолчал.

– Прежде всего, мне действительно не повезло, и я искал место, где мог бы собраться с мыслями, – тут я тебя не обманул. Я лишь умолчал об истинных причинах. Меня, правда обвинили в преступлении, которого я не совершал. Но я не бывший заключенный.

– Тогда зачем лгать? Постой... тебя что, оправдали?

– Нет, я сбежал раньше, чем меня арестовали. Я в розыске.

– Боже мой! Я укрыла беглого преступника.

– Я не преступник. Меня подставили.

– Ну да, конечно. Что-то вроде этого ты уже говорил. Но если ты такой невиновный, чего же ты скрываешься?

– Я слышал, что настоящие злоумышленники ищут киллера, чтобы убить меня. Они собирались обставить это как несчастный случай, чтобы не позволить правде выплыть: я стал для них опасен. Если же я покончу с собой, это подтвердит мою вину, а настоящие махинаторы уйдут от наказания.

Линн смотрела недоверчиво:

– Ты же не можешь скрываться вечно. Если ты не виноват, надо обратиться к властям и попросить защиты.

– Я так и сделал бы, если было бы хотя бы одно веское доказательство. В противном случае меня просто запихнут за решетку, где убийца сможет легко найти меня и выполнить контракт. Моя бывшая секретарша, пока я прячусь, должна откопать хоть что-то, доказывающее мою невиновность.

– Ей это удалось?

– Не знаю. Я уже две недели не выходил на связь.

Линн потерла виски.

– Постой. Ты говорил, что собирался строить фирму. С каких пор у работников этой сферы есть собственные секретари?

– Я обманул тебя насчет отрасли, в которой работал.

– Ха! Какой сюрприз! Ну-ну, продолжай. Интересно узнать конец этой мыльной оперы.

Зак прикусил губу.

– Я биржевой маклер.

– Что?!

– Меня обвели вокруг пальца, чтобы я стал раскручивать предложение об открытии новой фирмы. У них были неплохие рекомендации известных людей, плюс фальшивые документы – очень умело подделанные. Все формуляры заполнили верно. Дело обставили так, что при желании нельзя было подкопаться. Все, что требовалось, – это известный биржевой маклер из уважаемой конторы, который возьмется раскрутить новую фирму и получит финансовую поддержку у своих клиентов. Я оказался для них находкой, моя репутация была такой твердой, что люди поверили мне и вложили огромные деньги в фальшивую фирму, даже не проверив ее бумаги.

– О... кажется, я знаю конец, – чувствуя слабость во всем теле, пробормотала Линн.

– Позволь мне закончить, ты же обещала. За какую-то пару недель многие миллионы были переведены на счет фирмы. Нет нужды говорить, что и я получил неплохие комиссионные. А затем случилось неизбежное. Один из солидных клиентов потребовал отчета о строительстве предприятия, и вскрылась правда. Меня обвинили в мошенничестве, все сочли, что именно я был мозгом этой аферы. Оказалось, что в одном из багамских банков открыт счет на мое имя, куда якобы поступили немалые средства. Все было продумано до мелочей, и те, кто эту идею осуществил, оказались в огромном выигрыше.

Линн знала эту историю. Чем больше Зак говорил, тем сильнее приливала кровь к ее щекам. Нет, не может быть. Господь не допустит этого. Но она должна знать наверняка.

И Линн задала один-единственный вопрос:

– Как тебя зовут?

– Поверь мне, я ни в чем не виноват!

– Имя.

Он помолчал, уставившись в песок. Затем медленно произнес:

– Элвуд Закери Гиббоне Раш...

Линн вся сжалась на мгновение:

– О-о-о...

А затем ее обуяла дикая ослепляющая ярость.

Она влепила ему звучную пощечину.

– Подлец! Тебе мало было разрушить мою жизнь, мою карьеру! Ты еще и втерся ко мне в доверие, проник в мой дом! Ты заставил меня желать тебя! Да как ты посмел даже прикоснуться ко мне!

Она схватила кончик пледа и с силой дернула на себя. Зак, сидевший на краешке, опрокинулся назад. Но его растерянный вид только распалил гнев девушки.

– Я немедленно отправляюсь домой и сожгу это проклятое одеяло, на котором ты... мы... о нет! Да мне за всю жизнь не отмыться после этого! Чтобы завтра ноги твоей не было в моем доме! Уберешься, пока я буду в офисе, – видеть не могу твоих лживых глаз, – прошипела она и зашагала прочь.

Безумная ярость раздирала ее изнутри. Она злилась на него, на себя, на свою хваленую интуицию, в очередной раз, подложившую ей здоровенную свинью.

И как раз в этот момент снова заговорил ее внутренний голос.

А я предупреждал тебя, торжествующе провозгласил он.

Немедленно замолчи/

Что хорошего в том, чтобы иметь интуицию, если не слушаешь ее советов?

Прошу прощения? Разве не моя интуиция подсказала мне сначала нанять этого нахала, а потом дать ему шанс, когда вскрылся первый обман? Именно она прошептала мне, что этот человек – моя судьба. Если бы я, меньше слушала свою интуицию, я бы не влипла в подобную историю.

Похоже, от гнева она разучилась мыслить логически. Линн вошла в дом и быстро поднялась к себе. Там она легла на кровать прямо в одежде. Постепенно ее гнев улегся, уступив место чувству вины. Едва она пришла в состояние размышлять здраво, в голове вновь зазвучал вкрадчивый голос.

Вспомни свой сон, – ты хотела узнать, что он означает.

Нет нужды напоминать мне, я и так постоянно размышляю на эту тему.

Как ты считаешь, умница Линн, почему он не позволил тебе зайти слишком далеко? Не потому ли, что не хотел пользоваться твоей наивностью?

Не пытайся меня разубедить. Я ненавижу его!

Вопрос в другом: веришь ли ты ему ?

Линн хотела ответить отрицательно, но не смогла обмануть себя.

Попробуй забыть о боли и злости. Мысли непредвзято. Врал ли он тебе о своей невиновности? Все, что он рассказал, вполне может быть правдой.

Что ж, с этим не поспоришь.

Речь шла о миллионах долларов. За эти деньги люди могут совершить и не такую подлость!

Линн не хотела верить. Куда проще было злиться и винить Зака, за все неприятности, что свалились на ее голову.

Но отмахнуться от того хорошего, что вошло в ее жизнь при его появлении, было невозможно. Он понял ее печаль по ушедшему деду, поддержал и ободрил ее. Она стала иначе смотреть на старый дом, поняв, что тот еще вернет себе былую красоту и величие. Он объяснил, что потери ее не так велики.

А как стонала она в его руках, как ныли губы от его поцелуев! Так просто и легко он доказал Линн, что Эрик – совсем не тот, кто нужен ей.

Он показал ей, каким страстным может быть ее тело и как здорово отдаваться его желаниям. Но Зак не воспользовался этим для собственного удовлетворения, он не мог сделать этого, пока между ними стояла ложь.

Так что же постыдного и гадкого он совершил, чтобы она так ненавидела его? Девушка поняла, что борьба бесполезна, и сдалась. Она поверила ему.

Ее внутренний голос подсказал ей найти Зака и поговорить с ним еще раз. Линн вышла из дома и заметила, что он спит в своем грузовике. После всего происшедшего он не решился войти в дом.

Окно было открыто. Девушка коснулась плеча спавшего. Он мгновенно проснулся.

– Зайди в дом, Зак, нам надо еще кое-что обсудить. – Она повернулась и, не дожидаясь, вошла внутрь.

Закери нашел ее в гостиной.

– Линн, видит Бог, я не хотел обидеть тебя. Ты должна мне поверить!

– Я и так верю, – ответила она просто.

Зак не ждал подобного ответа.

– Ты... веришь?

– Да. Наверное, я совсем лишилась рассудка, но я верю и в то, что ты не совершал никакого преступления.

При этих словах Зак испытал огромное облегчение. Только теперь он осмелился приблизиться к девушке и осторожно взять ее за руку.

– Но ты должен кое-что сделать.

– Все, что угодно, – поспешно согласился Зак.

– Мы сядем на самолет и отправимся повидать одного дедушкиного друга. Он связан со службами, у него контакты в биржевой комиссии, и если кто-то сможет тебе помочь, то это он.

На лице Зака читалось сомнение.

– Между «сможет» и «захочет» огромная пропасть, детка.

– Если его попрошу я, он захочет помочь. Конечно, я могу пригласить его и сюда, но как скоро он будет здесь, я не знаю.

– Хорошо, когда вылетаем?

Это был тот самый ответ, на который рассчитывала Линн. Она получила главное доказательство. С ее души словно упал камень весом в тонну.

– Мне нужно проверить расписание рейсов. – Она шутливо нахмурилась. – Но думаю, это подождет несколько часов. У нас впереди еще один важный тест.

– Так чего же ты ждешь?

– Первое. Считаешь ли ты, что я все еще пьяна?

– Не похоже. – Он внимательно посмотрел на нее. – А это так?

– Нет, конечно. Есть ли еще что-то, что ты скрыл от меня? Я не хочу, чтобы между нами оставалась ложь.

Закери подумал немного и ответил:

– Ты не все знаешь обо мне. Например, как я жил до тебя. Но вряд ли тебя интересует сейчас именно это. Тебе просто нужен повод, чтобы от меня избавиться? Дай подумать. Ага, вот что! Признаюсь, что я не имею ни малейшего понятия о том, как ремонтируют старые дома.

– Тогда как же ты сумел?.. – Она догадалась. – Билли, не так ли?

Закери виновато понурил голову:

– Угу. Боюсь, его я тоже обманул, чтобы он проникся ко мне симпатией. В свою защиту могу добавить, что он и сам хотел привести дом в приличный вид, а ты не позволяла. Так что я вроде как оказал ему услугу.

– Хм... Ладно. Что-нибудь еще?

– Вряд ли. Ах да, есть еще одна штука. Мне сложно об этом говорить, да и момент неподходящий.

– Признавайся, – сказала Линн голосом, не терпящим возражений.

– Я предупреждаю тебя...

– Немедленно!

– С момента нашей первой встречи я... м-м... Меня посещали нечестивые мысли.

Девушке пришлось прикрыть ладонью рот, чтобы не рассмеяться.

– Нечестивые мысли?

Сделав смущенное лицо, и для вида робко помявшись на месте, Зак прошептал страшным голосом:

– Ну, кое-какие фантазии.

Вспомнив собственные непристойные мысли и сны о Закери, Линн с любопытством спросила:

– Что за фантазии?

Он окинул ее взглядом.

– Очень сексуальные. Как правило, ты была в них обнаженной. Ты хотела, чтобы я касался тебя, целовал тебя всю – от макушки до... до пальчиков ног.

Девушка облизнула внезапно пересохшие губы:

– И где это обычно происходило?

– Где угодно. В океане. В машине. Под душем. Даже на заднем крыльце. Хочешь, чтобы я показал тебе?

Он, ждал ответа затаив дыхание.

– Поднимемся наверх, – сказала она.

Они прошли в ванную. Там Линн открыла маленький шкафчик над раковиной и что-то достала.

– Надеюсь, ты знаешь, что это?

Тот лукаво усмехнулся.

– Я не пьяна, ложь больше не стоит между нами, препятствия устранены, тест пройден, и мы можем безбоязненно заняться тем... чем собирались?

Его улыбка стала еще шире.

Как только его шорты упали на пол, она сразу перестала смеяться. Он был таким прекрасным и загорелым, с крепким прессом. И он был очень возбужден.

Закери сделал к ней шаг и порывисто прижал к себе.

– Я хочу, чтобы тебе было хорошо со мной, малышка. Не так, как на пляже, а гораздо лучше.

Он сел на краешек ее кровати и обнял стоявшую лицом к нему девушку. Затем снял с нее одежду, нежно гладя прохладными ладонями ее разгоряченную кожу.

Линн медленно опустилась на колени.

Зак застонал, почувствовав ее язык там, где сладко ныло и тянуло.

Девушка лукаво посмотрела снизу вверх:

– Расскажи мне о своих фантазиях. Если они окажутся интересными, я попробую воплотить их в жизнь.

– О Господи, Линн! Ты уже это делаешь, – простонал Зак, сжав зубы.

– Слишком просто. Я хочу, чтобы ты рассказывал мне, пока я это делаю. Удастся ли тебе сосредоточиться? Если ты замолчишь, я перестану.

– О'кей, только учти, у меня отличный самоконтроль, – решил подыграть Зак.

– Вот и проверим.

– Ты помнишь, как делала мне искусственное дыхание на заднем дворе?

– Угу, – мурлыкнула девушка, проводя пальчиком по его животу.

– И я... о, Линн, прошу, не останавливайся... так вот, я представлял, что это не помогло... – ее язык коснулся внутренней стороны его бедра, – и тогда ты села на меня сверху и стала меня ласкать... а когда и это не сработало, ты расстегнула мне шорты... – У Зака шумело в голове, а все тело, казалось, превратилось в комок нервных окончаний. – Ты привела меня в чувство, сделав то же, что и сейчас... О, девочка моя, я...

В голове, словно что-то взорвалось, и где-то внизу стало на миг нестерпимо горячо и сладко. Зак содрогнулся всем телом.

Затем он протянул руку к Линн. Но она мягко толкнула его на кровать.

– Я должна сравнять счет, – сказала она и прижалась щекой там, где только что были ее влажные пальцы.

Зак резко перевернул девушку на спину. Он гладил и целовал ее грудь, брал в рот кончики ее пальцев и чуть посасывал их. Потом спустился ниже и довел ее почти до разрядки, но остановился и резко, толчком, вошел в нее. Они прижимались друг к другу словно безумные, и ее стоны сливались с его хриплым дыханием.

Никогда прежде Линн даже не представляла, что может быть такое слияние тел. Зак был внутри ее, снаружи, везде. А кровь оглушительно билась в голове, и что-то тягучее стало расти и распространяться внизу и внутри, пульсируя, словно гигантский осьминог, а затем вдруг дернулось и разлетелось на мириады брызг. Ощущение было таким сильным, что Линн вскрикнула и расплакалась, прижимаясь к мужчине.

В этот раз они достигли пика вместе, и странное ощущение всеобъемлющего счастья нахлынуло на девушку. Даже в самых смелых мечтах Линн не могла представить, что будет так хорошо.

Она сама не заметила, как уснула, а когда открыла глаза, в окна било яркое полуденное солнце.

– С добрым утром, детка, – шепнул ей Зак, наклоняясь к самому уху. – Ты улыбалась во сне.

– М-м... – мурлыкнула Линн, потягиваясь, – это потому, что мне снился чудесный сон. И знаешь, про кого? Про Эрнеста Хемингуэя! – Она заметила, как Зак шутливо нахмурил брови. – Оказалось, что он вовсе не старик, а привлекательный молодой мужчина, только переодетый.

– Ты, наверное, страшно разозлилась. – Он смотрел на нее, хитро улыбаясь.

– Еще бы! Да я была в ярости! Но ему удалось переубедить меня, и я решила простить его... О, Зак, ты возбуждаешь меня...

Тот бросил на нее многообещающий взгляд и провел языком по ее шее, затем легким движением губ коснулся груди.

– Простить? За все?

Линн потянулась к нему и поцеловала.

– Да, за все. Наверное, я поступила очень опрометчиво, но ни о чем не жалею. Почему так, Зак?

– Наверное, я знаю, в чем причина. Все очень просто: так было суждено. Ты только посмотри, сколько всего случилось с нами за последнее время. Судьба столкнула нас гораздо раньше, чем мы встретились, и с каждым днем она вела нас друг к другу. Сопротивляться было бесполезно. Подозреваю, что твой дедушка приложил свою руку.

Девушка засмеялась и обняла его:

– В этом объяснении что-то есть.

– Конечно, есть, – с гордостью произнес Закери. – Во всем, что сейчас происходит, есть что-то необычное.

Я всю жизнь знал, как должна выглядеть женщина моей мечты, но не встречал никого, хоть немного похожего на идеал. А теперь представь, каково было мое удивление, когда я вошел в твой офис и сразу узнал тебя. Мне даже не требовалось ближе знакомиться с тобой, потому что я уже знал, какая ты. Это было так странно – словно я выдумал встречу.

Он, повернулся к молчавшей Линн. Ее глаза блестели от слез.

– Ты плачешь?

– Это... так трогательно – то, что ты сказал сейчас. Никто никогда не говорил обо мне таких удивительных вещей.

– Тем лучше для меня, – улыбнулся Зак. – Но позволь мне закончить. Мне кажется, я люблю тебя.

Она охнула и прикрыла рот ладонью:

– Я... думаю, я тоже люблю тебя, Э.З. Раш, каким бы странным мне это ни казалось.

Зак прижал ее к себе и откинулся вместе с ней на кровать. На этот раз он целовал ее совсем иначе – нежно и бережно, как величайшую драгоценность.

– А что, если мы оба ошибаемся? Что, если мы только думаем, что это любовь? Ведь никто из нас ни разу не любил, так откуда нам может быть известно, что это за чувство?

– Это надо как-то проверить. Например, еще один тест.

– Мне кажется, я неплохо справляюсь с тестами, ты не находишь? – самодовольно ухмыльнулся Зак. – Что ты задумала на сей раз?

Линн размышляла, рассматривая потолок и чуть шевеля губами.

– Если ты прав и это действительно судьба, а мы, по-настоящему любим друг друга, то должен быть чудесный конец истории, этакий хеппи-энд, понимаешь?

Зак не знал, к чему Линн клонит, но был заинтригован до крайности.

– Ты хочешь сказать, что в результате должно быть что-то вроде «они жили счастливо до конца дней своих»? В чем состоит твой тест?

– О Господи, ну как ты не догадываешься?! – Линн возбужденно замахала руками. – Если твое имя будет оправдано, а репутация восстановлена, значит, это судьба.

Взгляд Зака стал напряженным.

– А если?..

– Ш-ш-ш... – Линн прижала палец к его губам. – Мы же знаем, что это судьба, и все будет хорошо. Если ты прав, что именно дедушка Том, замыслил всю это заварушку, значит, он продолжит совать свой нос в происходящее до самой развязки и не допустит неудачи. Так мы договорились?

– Значит, хеппи-энд означает, что между нами все правильно... – Зак кивнул, отбросив колебания. – Что ж, этот тест ничуть не хуже любого другого.

– Вот и отлично!


Пока Закери был в душе, Линн занялась ленчем. Они оба очень проголодались.

В дверь постучали. Уверенная, что это Билл пришел закончить кое-что в доме, она, не раздумывая открыла.

Перед ней стоял незнакомый мужчина. Это был мрачноватого вида человек лет сорока с небольшим. Одет он был в белую рубашку с короткими рукавами, строгий галстук чуть ослаблен. Похоже, от жары мужчине приходилось несладко. Он ткнул Линн под нос какое-то удостоверение и официальным тоном отчеканил:

– Детектив Эндрю Уайкоф. Вы не встречали этого человека? – И показал ей фотографию Закери. – Его имя Э.З. Раш, но он мог воспользоваться псевдонимом.

Линн почувствовала, как напряглось ее лицо, и заставила себя взять фотографию и непринужденно рассмотреть изображение. Что же делать? Она не могла сдать Зака этому человеку, но за молчание, ее обвинили бы в укрывательстве и соучастии.

Да разве она не сделала свой выбор еще вчера? Тогда почему колеблется?

– Сожалею, но ничем не могу помочь. Я не видела этого человека.

Детектив смотрел недоверчиво:

– Вот как? Прискорбно. Некто получил в этом городе лекарство по рецепту, выписанному подозреваемому. И очень жаль, что вы не встречали этого мужчину. Потому что машина, припаркованная у вашего подъезда, подходит под описание той, за рулем которой в последний раз видели Э.З. Раша.

– Билли пришел? – раздался голос Зака из-за спины девушки.

Глава 7

Сердце Линн чуть не выпрыгнуло из груди. Она бросила короткий взгляд через плечо и вздохнула с облегчением. Зак спускался по лестнице с зубной щеткой во рту. Паста испачкала седую бороду. Он догадался надеть свой костюм!

– Н-нет... Том. Это детектив Уайкоф. Он разыскивает... Как, вы сказали, зовут этого мужчину, детектив?

– Э.З. Раш. А ваше имя, простите?

– Я – Линн Шепард. – Девушка заставила себя улыбнуться. – А это Том, мой дедушка. И кстати, это его пикап стоит у дома.

Посетитель обернулся на машину, затем вновь посмотрел на Линн. Похоже, его продолжали мучить сомнения.

– Вы не возражаете, если я здесь осмотрюсь?

– Вообще-то, детектив...

Зак приблизился сзади и чуть отодвинул Линн за локоть.

– А нечего здесь смотреть, парень! – Он вновь начал говорить чуть хриплым голосом, как несколько дней назад. – Если нет удостоверения, можешь проваливать.

– О, разумеется, сэр. – Детектив, протянул Заку ту же корочку, что недавно Линн.

– Ха! Так ты ж не коп вовсе, а частный нюхач. Так что не можешь войти сюда. На кого ты работаешь?

– Мне очень жаль, но это конфиденциальная информация.

– Ах, вот как! Тогда наш дом – конфиденциальная территория. Пока у тебя не будет с собой ордера, делать тебе здесь нечего. – И Зак захлопнул дверь у самого носа мужчины.

– Долорес Янкович, – раздался голос снаружи, заставив Зака прислушаться. – Меня наняла...

Он вновь открыл дверь.

– ...Долорес Янкович. Она ищет своего босса, мистера Раша. И хочет передать ему кое-какую важную информацию, которую тот очень ждет. При условии, что мне удастся отыскать его, сэр.

Зак поколебался, изучая посетителя.

– Наверное, знай мы этого парня, и передай ему твое сообщение, он наверняка захотел бы подтверждения, что такого хлыща, как ты, действительно наняла Долорес. А то, мало ли тут таких ходит!

Уайкоф вынул из кармана белоснежный платок и промокнул капельки пота, выступившие на верхней губе.

– Чертовски жарко в этих краях. Я бы не отказался, выпить чего-нибудь похолоднее.

Линн вопросительно посмотрела на Зака, и тот кивнул.

– Стакан фруктового чая со льдом? – спросила она.

– Звучит отлично! – сказал с облегчением детектив, проходя в дом.

Линн принесла три запотевших стакана. Мужчины непринужденно обсуждали преимущества современных кондиционеров перед любыми прохладительными напитками.

Мистер Уайкоф выпил половину стакана, прежде чем вернулся к серьезному разговору.

– Долорес считает, что ее босс ждет, когда она свяжется с ним. Чтобы избежать неприятностей, они заранее условились о кодовой фразе, которую я должен сказать, когда найду мистера Раша. Но я не могу открыть ее вам, потому что таким образом нарушу договор. Я должен говорить только с самим Рашем.

Линн переводила взгляд с одного мужчины на другого. Весь их разговор напоминал ей шпионский заговор.

– Тогда мы ни о чем не договоримся, парень. Если ты прикончил свой стакан, могу проводить тебя к выходу, – бросил Закери.

Уайкоф направился к двери, но в последний момент остановился, как бы раздумывая.

– Проклятая жара. Никогда не смог бы жить в таком климате. На раскаленном солнце выгорят не только волосы, – тут даже глаза могут из карих стать бледно-голубыми. – Детектив переступил порог. – Спасибо за напиток.

– Погодите! – остановил его Закери. Именно так они и договаривались с Долорес. Она долго подыскивала самую странную фразу, которую не произнесет никто, кроме ее посланника.

– Давайте покурим напоследок, у вас есть спички?

– Разумеется, я всегда прикуриваю только от них, – улыбнулся мужчина и достал из кармана коробок.

Зак вернулся в дом вместе с детективом. Он с трудом верил, что это произошло. Коробок в его руке был именно тот, который показывала ему Долорес, – сувенирные спички из ее любимого бара. Он стянул с себя очки, бороду, шляпу и повернулся к посетителю.

– Перед вами Э.З. Раш, сэр.

Когда они расположились в гостиной, детектив с усмешкой произнес:

– Вы заставили меня побегать за вами, мистер Раш, несмотря на то, что я один из лучших сыщиков и могу отыскать иголку в стоге сена.

– Сколько же вы меня искали?

– С того самого дня, как вы покинули Бостон.

Услышав два голоса в комнате, Линн вернулась в гостиную. Заметив, что Зак больше не наряжен в свой спасительный костюм, она взволновалась.

– Что происходит?

– Не волнуйся, детка. Этого человека действительно прислала Долорес, секретарша, о которой я тебе говорил. – Зак вновь обернулся к собеседнику: – Вы сказали, с самого Бостона?

– Да, но в тот момент я еще не работал на мисс Янкович. Она наняла меня всего три недели назад. До этого я преследовал вас по приказу Руперта и Финни, тех двоих, что подставили вас.

– Я знал, что это были они! – Зак стукнул кулаком по столу. – Погодите, так вы тот самый?..

– Сейчас я все объясню. История очень запутанная, так что нелишним будет начать с самого начала. Руперт и его сообщник наняли меня затем, чтобы я следил за вами и докладывал им о ваших действиях. Тогда я еще не знал, что именно эти люди замыслили в отношении вас. В ночь, когда вы скрылись, они пригласили меня на ужин и предложили крайне выгодный контракт: полмиллиона долларов за ваше устранение. Ни у кого не должно было возникнуть подозрений, что это не самоубийство. Но не беспокойтесь, я не занимаюсь подобными вещами. Как детективу, мне приходится иногда действовать грязными методами, и они знали об этом, но для Руперта и Финни не существует границ между убийством и мелкими правонарушениями. В их мире все решают деньги. И я обещал им подумать. Затем решил кое-что проверить и вытащил на свет столько грязного белья этих типов, что чуть не задохнулся. Тогда я сделал вид, что берусь за контракт, и как раз в это время на меня вышла Долорес. Кстати, она, настоящая красотка! И очень сообразительна. Когда я покончу с этим делом, надо бы сводить ее в ресторан, а там, глядишь...

– Мистер Уайкоф, продолжайте, прошу вас, – взмолилась Линн.

– Так что я вроде как работаю на две стороны. Я искал вас и посылал отчеты Финни и Руперту. В то же самое время Долорес искала компромат на них и способ обелить ваше имя, держа меня в курсе происходящего. Ей удалось узнать номера двух крупнейших счетов в одном швейцарском банке, где отыскались все пропавшие деньги.

Зак помотал головой от переизбытка информации. В то, что говорил этот человек, было почти невозможно поверить.

– Выходит, вы тот самый, от которого я скрывался весь последний месяц? Я постоянно чувствовал ваше дыхание на своем затылке и безумно боялся быть обнаруженным. А вы говорите, что я мог просто позволить найти себя, и это ничем бы мне не грозило!

– Но вы же не могли знать, не связавшись с Долорес в Бостоне, что мы все трое в одной упряжке. На самом деле я до самой Флориды шел за вами след в след, а тут, вы вдруг словно сквозь землю провалились! Вас выдал злополучный рецепт, по которому вы получили здесь лекарство. Ваша секретарша хорошо знала вас и заранее связалась с вашим врачом, чтобы узнать, когда вам понадобится возобновить рецепт.

– Ладно, все это понятно, – прервал собеседника Зак. – Но что мы имеем на данный момент? Я могу вернуться домой?

– Да, только об этом никто не должен знать, кроме нас. Долорес и я составили неплохой план действий. Мы сумеем отомстить этим двум зарвавшимся мошенникам и засадим их очень надолго. Но для этого мне понадобится ваша помощь.

– Вы ее получите. Я устал скрываться и лгать.

– Тогда пора собираться. Сколько вам потребуется времени?

Зак не колебался.

– Десять минут. Дайте только... – он обернулся и заметил обеспокоенное выражение на лице Линн, которое она постаралась скрыть, – упаковать кое-что. Я скоро.

Закери взял девушку за руку и отвел в свою комнату. Едва прикрыв дверь, он впился в ее губы поцелуем. Ответный поцелуй был настороженным и почти равнодушным.

– Я вернусь, – пообещал он ей. – Если бы я взял тебя с собой, то подверг бы опасности. Все еще не закончено и может оказаться ловушкой. Я не собираюсь рисковать тобой, ты – самое дорогое, что у меня есть.

– Ты думаешь, что это может быть ловушкой? – Линн выглядела обеспокоено.

– Нет, что ты! Но я должен все проверить. Позвоню, как только смогу, верь мне.


Через два дня, уже в Бостоне, Уайкоф встречался с Рупертом и Финни. Тогда эти двое еще не знали, что под свободной рубашкой детектива скрывался микрофон, благодаря которому агенты ФБР слышали каждое слово, сказанное ими. Уайкоф, показал фотографию Закери, повесившегося на люстре. Визажисты придали лицу достаточно синюшные оттенки, и сомнения, что Э.З. Раш мертв, не возникало. Кроме того, детектив представил дельцам фотокопию предсмертной записки с признанием, написанной рукой Зака.

Уайкоф обещал сообщить местонахождение трупа только после того, как получит свои полмиллиона долларов. Обрадованные Руперт и Финни не знали, что их поздравления с удачным выполнением контракта записаны на пленку.

Когда же пришло время сообщить о том, где находится мертвый Закери, Уайкоф протянул им адрес в маленьком конверте. На листочке бумаги было указано то самое здание, где происходил разговор.

Озадаченные дельцы даже не успели понять, в чем дело, когда в комнату ворвались вооруженные агенты и вполне живой и довольный Э.З. Раш.


Линн ждала звонка от Закери еще целую неделю, а потом сдалась. Похоже, настоящей любви между ними никогда и не было. Она была нужна ему, преданному всеми и гонимому. Но как только он смог вернуться к своей обычной жизни, там не нашлось места для Линн. Она не винила его.

О раскрытии опасного заговора говорили по всем каналам, лица Зака и Уайкофа постоянно мелькали по телевизору. Э.З. Раш был реабилитирован, и оправдан. Линн искренне радовалась за него.

Но каждый день она задерживалась на работе как можно дольше. Возвращаться в пустой дом было выше ее сил. Кое-кто из старых клиентов вспомнил о ней, узнав о скандале в Бостоне. Появились и новые партнеры. Но это не помогало.

В очередной раз, убеждая себя, что завтра ее сердце будет болеть еще чуточку меньше, Линн заперла дверь конторы и направилась на автостоянку.

Машины не было. На ее месте стоял... прекрасный белый конь, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Верхом на нем сидел Элвуд Закери Гиббоне Раш, одетый в костюм средневекового рыцаря. Его кольчуга отливала серебром.

Он тронул поводья, и белая лошадь двинулась к Линн.

– Тебе понадобится помощь. – Зак протянул руку.

Линн потрясенно молчала. Только когда он помог ей сесть, она смогла прийти в себя и засыпала Закери вопросами:

– Ты абсолютно ненормальный! Куда ты дел мою машину? Почему не звонил? Я уже начала думать... Боже!

Рыцарь повернул ее к себе и прильнул губами к ее губам, прекратив поток вопросов.

– Твоя машина ждет тебя у дома. Мне пришлось воспользоваться запасными ключами, которые я нашел в гараже. Что же касается того, что не звонил... я тысячу раз брал трубку и вновь бросал ее. Мне хотелось устроить что-то необыкновенное. Помнишь, ты говорила, что сказку надо творить собственными руками? Ты ждала своего рыцаря, и я пришел. Не хочу, чтобы ты во мне сомневалась.

– А я никогда и не сомневалась. Я знала, что ты – моя судьба. Вопрос в том, уверен ли рыцарь, что я – дама его сердца, или он просто проездом в моем городке.

– Думаю, мне больше по душе тропический рай, чем суматоха Бостона. Поможешь найти здесь офис под контору и пустующий замок с мягкой постелью?

Девушка счастливо рассмеялась:

– Не знаю насчет замка, но вот мягкую постель ты точно получишь! Как и мою любовь.

– Я люблю тебя, Линн. – И он поцеловал ее.

– Ты уверен? Откуда ты знаешь, что не просто думаешь, что любишь меня?

– Но я же прошел твой тест. Помнишь, я говорил, что тесты – мой конек?

– Что ж, значит, это действительно судьба, Зак.


И они жили долго и счастливо...


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7