КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443959 томов
Объем библиотеки - 624 Гб.
Всего авторов - 209257
Пользователей - 98696

Впечатления

DXBCKT про Фрай: Мой Рагнарёк (Фэнтези: прочее)

Читая эту книгу, я вполне понимаю тех читателей, которые «клянут автора» во всех смертных грехах (мол «исписался(лась)» и такое прочее). Действительно — после прочтения всех частей «Лабиринта Эхо» (или «Ехо»?) , данная книга может показаться несколько... несколько... иной)). Причем субъективные «претензии» тут несколько противоречивы, однако (справедливости ради) все же стоит сказать что это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ДРУГАЯ КНИГА про всем известного (и почти всеми любимого) ГГ.

Ввиду этого (не совсем печального) обстоятельства, «ссылаться» на непохожесть «уже привычных рамок» и предпочтений все же не следует. Я (лично) рассматриваю эту часть, как «некий бонус» к основной СИ (которого вполне могло бы и не быть). И пусть все происходящее отдает некой шизофреничностью и дикой эгоцентричностью (где ВЕСЬ МИР только и делает «что вертится» вокруг ГГ), но нам «никто ничего не обещал», и поэтому все (наши) субъективные претензии не совсем «к месту».

Эта книга (как кстати и «Гнезда химер») описывает не очередное «приключение сэра Макса» (где все злодеи будут неименумо изобличены и наказаны, все тайны рассказаны, а вся «камра» выпита). Данное обстоятельство уже само по себе «нарушает такой уютный мирок» (знакомый нам по книгам этой СИ).... здесь действительно нет «привычных друзей», всего этого (дико уютного) города (с его «почти узнаваемыми» мостами и улицами), и магией которая не вызывет презрительной усмешки от вполне взрослого читателя.

Так что как раз именно этим (как я думаю) и объясняются все «проблемы чтения» данной части. Да и автора можно понять — ведь растягивать «до бесконечности» уже привычный образ, тоже никак не возможно, вот он и «решил сломать нам привычный кайф», словно «иной выход» не грозит нам скукой и обыденностью «уже приевшейся» СИ...

Что же в итоге? Удалась ли автору эта задумка? Не знаю... с одной стороны субъективных претензий «накопилось немало», с другой... да и … бог с ним (с сюжетом)) Читаем! Все же читаем и не раз)) А что непохоже... так может в этом (как раз) «и изюминка»? Кто знает?)) В защиту этой части скажу лишь одно — на момент очередного разочарования от жизни (когда «работа-дом, работа-дом») и читать что либо не хочется просто органически... эта книга «сделала мне хорошее настроение»)) Весь секрет чтобы «читать» не для крутого финала или ожидания «субъективных побед»... просто читать — что бы читать)) В любом случае, все эти «суетливые метания и хождения по брошенному всеми миру» (по факту) окажутся в итоге чем-то большим

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Loris-1977 про Снежная: Приватный танец для Командора (Космическая фантастика)

Хроники дрэйкеров - истории которых нельзя пропустить.
Благодарность и уважение автору.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Loris-1977 про Снежная: Печать Раннагарра (Любовная фантастика)

Вся серия Месть, однозначно, когда то будет экранизирована.
Зажигательная история.
Рекомендую

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Loris-1977 про Снежная: Иллюзия бессмертия (СИ) (Эротика)

Шикарная книга, читаю с огромным удовольствием.
Саша молодец, дай бог ей здоровья.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Никонов: Вселенная Марка (Боевая фантастика)

Нудная космоопера с потугами на юмор. Жалкое подражание Поселягину.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Теплова: Опричник (Боевая фантастика)

Арина Теплова ты с головой своей тупой дружи. И сдохни под забором

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ИванИваныч про Ходаницкий: Рунный путь (СИ) (Боевая фантастика)

Мне одному кажется - или здесь какая-то ошибка? Вместо третьей части Ходаницкого выскакивает ссылка на совсем другого автора "Лора Дан" с книгой "путь"... Одно при этом только непонятно - и нафига мне "этот путь", когда я хотел "совсем другой?))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Как быстро заживает татуаж?

Дочь дьявола (fb2)

- Дочь дьявола (пер. Татьяна Алексеевна Перцева) (а.с. Дьявол-2) (и.с. Страсть) 1.2 Мб, 345с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кэтрин Коултер

Настройки текста:



Кэтрин Коултер Дочь дьявола

Грегу с пожеланием наслаждаться

целиком и полностью заслуженным

успехом.

Пролог

Средиземное море, побережье Сардинии 1802 год

Хамил эль-Мокрани, бей Орана, стоял рядом с капитаном на носу своей шебеки[1], широко расставив ноги, чтобы сохранить равновесие на беснующемся ветру, ерошившем его длинные черные волосы. Бросив взгляд на нависшие едва ли не над самой головой черные грозовые тучи, он скрестил руки на груди. Беспечная улыбка кривила губы.

— Судно выдержит, ваша милость, — заметил Эбен, крепко сжимавший штурвал мозолистыми руками.

— Пытаешься убедить меня или себя, Эбен? — бросил Хамил, не отводя глаз от горизонта. — Придется постараться. Шторм захватил нас слишком близко от Сардинии. Здешние воды могут оказаться предательскими.

Шебека на миг поднялась на гребне волны и тут же ухнула вниз с большой высоты. Эбена отбросило к левому борту. Хамил успел схватиться за штурвал и выровнять курс. Его оглушительный смех пронесся по палубе, привлекая взгляды матросов. Эбен с мрачной физиономией снова перехватил штурвал. Темное облачное воинство надвигалось на них с неправдоподобной быстротой, изливаясь дождевыми потоками. Капитан отрывисто отдавал приказы, стараясь перекричать вой ветра. Хамил в это время устремился к бизань-мачте и стал помогать матросам свертывать тяжелые промокшие паруса. Шебека снова подскочила и резко скакнула влево, так что обшивка корпуса натужно заскрипела. Эбен понимал, что необходимо как можно скорее облегчить корабль, выбросив в море ценный груз, захваченный три дня назад на итальянском торговом судне. Скрепя сердце он отдал приказ, и люди поспешили в трюмы.

Темные глаза Хамила раздраженно прищурились при виде матросов, кидающих за борт бочонки драгоценного вина и тяжелые рулоны бархата. Жаль, что Лелла не увидит богатых тканей. Он уже представлял удовольствие, с которым она гладит нежный ворс, улыбаясь при этом мужу.

Его взгляд упал на кучку матросов с итальянского судна «Реале». Сгрудившись на корме, они тряслись от страха. Жалкие глупцы! Неужели боятся, что их прикончат? Пусть Хамил пират, но не убийца!

Хамил тряхнул головой, словно огромная овчарка; прозрачные брызги разлетелись во все стороны. Откинув с лица мокрые волосы, он направился к поручню, чтобы помочь молодому матросу перекинуть за борт большой бочонок с вином.

— Повелитель…

Обернувшись, Хамил увидел Рамида, своего раба-мавра, который по обыкновению держался в тени. Вот и сейчас он сгорбился и низко наклонил голову. Хамил знал, что Рамид ненавидит море и жестоко страдает от морской болезни при малейшей качке. Лицо его побледнело и осунулось, в широко раскрытых глазах стоял ужас.

— Что тебе, Рамид? Клянусь Аллахом, человече, лучше бы ты отсиживался в кубрике. Стоит взглянуть на тебя, и каждый посчитает, что мы уже готовы идти на корм рыбам!

— Пожалуйста, повелитель, соблаговолите пойти со мной. Срочное дело.

Хамил нахмурился, удивляясь, откуда у Рамида взялось мужество подняться за ним на палубу, но все же решил выполнить просьбу раба. Губы Рамида непрестанно шевелились, будто в безмолвной молитве, все время, пока он осторожно ступал по скользким доскам. Хамил нетерпеливо морщился, однако следовал за ним. Наконец раб остановился и перегнулся через поручень, пристально вглядываясь в бурлящую воду. Хамил, пожав плечами, подумал, что раба, должно быть, снова рвет.

— Что случилось? — прокричал он Рамиду, перекрывая очередной раскат грома. Рамид показал куда-то вниз и быстро отпрянул. Охваченный любопытством, Хамил занял его место у поручня, и в этот момент услышал тонкий жалобный вопль раба:

— Прости, повелитель, но твоя гибель даст мне свободу и богатство.

Хамил быстро обернулся, и нацеленный в спину кинжал глубоко вонзился в плечо. Он размахнулся, пытаясь ударить нападавшего, но клинок снова поразил его, на этот раз в бок. Хамил разъяренно зарычал, и пошатнулся.

— Грязная свинья! — крикнул он Рамиду. Тот съежился и словно усох, но второй негодяй, огромный нубиец, легко отодвинул мавра в сторону.

— Пошевеливайся! — заорал он, и оба набросились на Хамила, подняли и, несмотря на то что он отчаянно сопротивлялся, забыв о боли, быстро перевалили через борт. Бей снова бешено рванулся, стиснул толстую шею нубийца, увлекая врага за собой, и они исчезли в пенной пучине беснующегося моря.

Глава 1

Клер-Касл, Англия 1803 год

Арабелла сбежала по широкой дубовой лестнице в вихре бархатных юбок амазонки, обвившихся вокруг ног, но тут же остановилась как вкопанная при виде входящего в холл брата. Молодой человек переступил порог, небрежно ударяя по бедру хлыстом в такт неспешным шагам. На языке у девушки так и вертелись готовые сорваться упреки за опоздание, но в эту минуту Адам замер, разглядывая богатую средневековую обстановку, и Арабелла не осмелилась нарушить настроение брата. Она сама не раз благоговейно рассматривала величественное помещение с высокими деревянными, потемневшими от времени потолками, похожим на пещеру очагом, в котором можно было бы зажарить целиком дикого кабана, доспехами и оружием XV века и старинными фламандскими гобеленами. На каменных стенах сверкали серебряные кольца, в которые когда-то вставлялись факелы.

Адам остановился перед портретом давно почившего первого графа Клер, жившего в XVII веке, в царствование Вильгельма и Марии[2].

Девушка улыбнулась при мысли о Роджере Натане Уэллзе. Получив во владение богатые земли, этот граф был так восхищен руинами норманнского замка на невысоком зеленом холме, что велел восстановить древний холл во всем былом великолепии. Потом, вдохновленный сомнительными легендами о короле Артуре, воплотил свои фантазии в огромном сооружении с четырьмя башнями из серого камня, добытого на каменоломнях в Чичестере. Для своего времени здание получилось несколько необычным, но тем не менее стало домом для всех последующих поколений графов Клер, готовых защищать его ценой собственной жизни. К счастью, справедливость этих клятв никогда не подвергалась испытаниям, поскольку время гражданских войн миновало.

Адам Чарлз Парезе Уэллз, виконт Сент-Айвз, действительно в этот момент размышлял о красоте дома. После двух суматошных месяцев, проведенных в Амстердаме, где приходилось, иметь дело с твердолобыми голландскими торговцами, у него было лишь одно желание — отдохнуть и изредка для развлечения объезжать окружавшие дом холмы на свирепом жеребце Бруте. Но обстоятельства вынуждали немедленно отправляться в Геную, на виллу Парезе, принадлежавшую отцу. Перед глазами вставали картины прекрасной Италии, где Адам мгновенно превращался в итальянца, избавляясь от оков чопорного английского воспитания так же легко, как от теплой одежды.

— Адам, — звонко позвала Арабелла, — где ты был, черт побери?! Я дожидаюсь тебя целую вечность. Побыстрее, дорогой, мы опаздываем на свидание с Рейной.

— Рейной? — повторил Адам, все еще не в силах отрешиться от мысли о лежавшем в кармане сюртука отцовском письме. Арабелле явно не понравилась рассеянность брата. Странно, о чем он так упорно думает?!

Дернув его за рукав, она с преувеличенным терпением пояснила:

— Мы с Рейной условились отправиться на прогулку верхом. Вчера вечером я говорила тебе, что она приехала навестить тетку, леди Тербридж. Поверь, она больше не глупенькая маленькая школьница. Ей уже почти восемнадцать, и она очень хочет тебя увидеть.

Арабелла замолчала, гадая, узнает ли Рейна ее смуглого красавца брата. Они не встречались без малого шесть лет. Линдхерсты, семья Рейны, жили в добрых шестидесяти милях к западу от Клер-Касл, и виконт Делфорд, отец Рейны, редко искал общества графа Клер.

Девушка лукаво улыбнулась, ни на секунду не сомневаясь, что Рейна, пораженная любовью с первого взгляда, отдаст сердце ее неотразимому брату. Она задумала это свидание целых два месяца назад, поскольку после долгих размышлений решила, что Рейна и Адам прекрасно подходят друг другу.

Арабелла нахмурилась, возмущенная тем, что Адам не проявляет особого воодушевления. Ах, он как две капли воды похож на отца, если не считать темно-синих бархатистых глаз. Именно ей выпало унаследовать черные глаза и темные брови графа Клер, резко контрастирующие с белоснежно-розовой кожей и золотистыми волосами.

— Да поспеши же, Адам, — потребовала она. Адам нежно сжал руки сестры:

— Боюсь, что не смогу быть тебе полезным, Арабелла. Пожалуйста, передай мои извинения Рейне Линдхерст. Я должен ехать. «Кассандра» отплывает с вечерним приливом, и мне надо собрать вещи.

Смятение девушки мгновенно сменилось возбуждением. Вот оно что! Кровь застучала в висках, сердце забилось сильнее.

— Ты получил письмо от отца? Он зовет тебя в Геную?

— Да, и как только я поговорю с мамой, немедленно уезжаю. Рейне Линдхерст придется подождать год-другой. Очень жаль.

Адам иронически улыбнулся сестре, верно предположив, что той пришло в голову сыграть роль свахи. Однако это немало забавляло Адама, поскольку Арабелле явно не хватало деликатности в подобных вопросах и она предпочитала действовать напролом. Девушки подружились еще в то время, когда вместе посещали институт благородных девиц в Бате, и Адаму оставалось только гадать, какие сказки напридумывала о нем сестра.

— О нет! — воскликнула Арабелла. — Я напишу ей записку. Мне нужно собрать вещи! Через час буду готова!

Подобрав тяжелую бархатную юбку, она метнулась вверх по лестнице.

— Белла!

Адам покачал головой и последовал за сестрой. В отличие от нее он направился в спальню родителей, комнату, где двадцать шесть лет назад появился на свет. Проходя мимо миленькой горничной, не раз предлагавшей ему еще кое-что кроме завтрака, молодой человек улыбнулся. Он никогда не позволит себе воспользоваться благосклонностью служанки под крышей родительского дома, поскольку так же, как и отец, считал право первой ночи поистине омерзительным.

Его мать, леди Кассандра Уэллз, сидела за туалетным столиком. Бетта, горничная неопределенного возраста с суровым лицом и тонкими губами, укладывала волосы графини.

— Если бы только, — жаловалась она, — леди Белла согласилась посидеть спокойно хотя бы пять минут! Непоседа, хуже любого сорванца!

— Еще хорошо, что природа наделила ее такой красотой, — заметила графиня, — и она почти не нуждается в твоем искусстве, Бетта.

— Мама, я хочу поговорить с тобой. Расслышав напряженные нотки в голосе сына, леди. Кассандра поспешно обернулась.

— Можешь идти, Бетта, — мягко велела она горничной.

Бетта, сгорая от любопытства, послушно удалилась. Адам подошел к матери и поцеловал ее в щеку.

— Мама, тебе необходимо урезонить Арабеллу, — начал он, нахмурившись. — Я получил письмо от отца. Через час я должен ехать в Геную, а Белла сейчас у себя в спальне, швыряет в саквояж вещи. Совершенно не понимает, что у отца неприятности. Впрочем, он не написал, какие именно.

Криво усмехнувшись, он вручил матери тонкий конверт.

— Может, признался тебе?

Графиня осторожно развернула листок бумаги и стала читать:

«Любимая! Я попросил Адама приехать. Мы потеряли еще один корабль, вероятно, захваченный берберскими пиратами. Надеюсь, к тому времени как Адам окажется в Генуе, я добьюсь правды. Насколько я знаю своего сына, он в этот момент уже стоит у порога, готовый пуститься в дорогу. Позаботься об Арабелле. Если повезет, к лету я буду в Англии, когда эта проклятая история благополучно закончится».

Графиня еще раз медленно перечитала письмо и улыбнулась Адаму, нетерпеливо мерившему шагами комнату.

— Ну, мама? Что он пишет?

— Еще одно судно захвачено, скорее всего берберскими пиратами.

— Вот как?!

Блестящие синие глаза, унаследованные от матери, задумчиво прищурились.

— Какая нелепость! Мы платили дань этим чертовым пиратам больше времени, чем я прожил на земле. И все наши люди погибли? Никто не выжил?

— Твой отец не написал, дорогой. Полагаю, мы все уладим, и достаточно быстро.

— Мы? — повторил Адам, охваченный недобрым предчувствием.

— Вели камердинеру собрать твои вещи. Через час мы с Арабеллой будем готовы. Кто капитан «Кассандры»?

Адам озадаченно уставился на мать.

— Но, мама, — возразил он, не отвечая на вопрос, — наш мирный договор с Францией в настоящее время почти сведен на нет. Такое путешествие небезопасно. И отец будет недоволен, если…

— Поторапливайся, Адам, — перебила графиня. — Еще многое предстоит сделать, если мы хотим успеть к вечернему приливу.

— Но как насчет Эверсли? Завтра он должен прибыть из Лондона и, конечно, захочет увидеть Арабеллу, — взмолился Адам, вовремя вспомнив о самом настойчивом поклоннике сестры Винсенте Эверсли.

—  — Помню, дорогой братец, — объявила с порога Арабелла, вызывающе глядя на Адама. Право, он ведет себя как обеспокоенный папаша, желающий поскорее сбыть с рук дочку!

— Конечно, мне уже двадцать лет, старая дева, без всякой надежды на семью и брак, и только душка Эверсли может спасти меня от ужасной участи! Забудь о нем, Адам! Он ничуть не похож на вас с отцом, и я решила, что такой человек не годится мне в мужья.

— А мне казалось, Эверсли идеально удовлетворяет всем требованиям, — саркастически бросил Адам.

— Мне нужен мужчина, Адам, а не жалкий щеголь из «Карлтон-клуба»!

— По-моему, ты сама не знаешь, что говоришь, дорогая.

— Немедленно замолчите оба! — повелительно воскликнула графиня, поднимаясь и оправляя юбки. — Если ты придержишь язык, Адам, мы все успеем собраться. Насколько мне известно, Арабелла, Эдвард Линдхерст завтра намеревается навестить сестру леди Тербридж, чтобы проводить Рейну в Делфорд-Холл. Я напишу ему записку и предоставлю объясняться с виконтом Эверсли. Заметив торжествующую улыбку сестры, Адам понял, что потерпел поражение. От приятных размышлений о том, с каким удовольствием он задал бы сестре хорошую трепку, Адама оторвало прикосновение пальцев матери к рукаву.

— Я тоскую по твоему отцу, любовь моя. Нам пора снова быть вместе.

Адам горестно усмехнулся:

— Стоило мне вообразить, что хоть на время я избавлюсь от юбок, мадам, как вы обременяете меня сестричкой, которая не только не знает покоя сама, но пытается отнять его у других!

— Яблочко от яблоньки недалеко падает, дорогой брат, — парировала Арабелла, — а я истинная дочь своего отца.

Глава 2

Вилла Парезе, Генуя

Арабелла, жадно вдыхая теплый, напоенный ароматом цветов воздух, откинулась на мягкое кожаное сиденье открытого экипажа. Как хорошо снова оказаться дома!

Девушка удивленно покачала головой: странно, что она испытывает те же чувства, возвращаясь в Англию из Италии. Она снова бросила взгляд на переливающуюся под солнцем небесно-голубую воду Средиземного моря, поверхность которого была усеяна лениво покачивающимися мачтами многочисленных судов. Город на его берегу сверкал белизной, словно прекрасная женщина, поднимающаяся из воды. На горизонте возвышались величественные горы, увенчанные снежными шапками. Генуя. «Совершенная».

Девушка жадно рассматривала Геную, безуспешно пытаясь отыскать какие-то перемены в любимом городе, ставшем теперь французским протекторатом. Крестьяне, как всегда, плелись по дорогам рядом с навьюченными осликами, горожане заполнили улицы, торопясь по своим делам. Но Арабелла боялась за них, понимая, что скоро Наполеон лишит людей даже этой видимости свободы. Между многочисленными итальянскими княжествами не было единства, и Наполеон, забавляясь с ними, точно кошка с мышкой, постепенно перемалывал их ненасытными челюстями. Он уже провозгласил три независимых итальянских государства объединенной Цизальпинской республикой и разместил в их городах французские войска. Генуэзцы тоже не могли сопротивляться всемогущему императору, и если в город войдут французы, семью Арабеллы изгонят и отберут виллу. Хотя золотоволосая девушка в противоположность брату никак не могла сойти за итальянку, все же гордилась своими предками, особенно когда мать, лукаво поблескивая глазами, упрекала ее в чрезмерной страстности натуры. Сама мысль о том, что теперь придется круглый год проводить в Англии, совсем не привлекала Арабеллу. Нет, ей гораздо больше нравилась нынешняя жизнь Прозерпины[3]. Став достаточно взрослой, чтобы привлекать внимание мужчин, Арабелла решила, что англичане совершенно не в ее вкусе. Лощеные жеманные фаты слишком цивилизованны! Они, скорее всего понятия не имеют, что такое страсть!

— Вдыхай поглубже запах олеандров и оливковых деревьев, — велела она брату, давно успевшему задремать. — Адам!

— Пусть поспит, дорогая, — шепнула мать, легонько погладив дочь по руке. — Во время шторма он не уходил с палубы.

— Какой прекрасный шторм! — вздохнула Арабелла.

— Что бы ты сказала, если бы капитан посадил судно на скалы Менорки? — сухо заметила мать.

— Или мы попали бы в жадные руки берберского пирата?

— Только ты считаешь этих свирепых дикарей чем-то вроде сказочных принцев, — внезапно вставил Адам, потягиваясь и заслоняя глаза рукой.

— А ты просто сухарь! — парировала Арабелла и, откинувшись на сиденье, опустила ресницы. — Как пахнет полевая гвоздика, Адам! Такого в Англии не найдешь!

— В своих восторгах не забудь про гиацинты, розы и жасмин, — язвительно напомнил брат.

— Вилла Парезе! — вдруг воскликнула мать, выпрямляясь. — Наконец-то мы дома!

Экипаж приблизился к огромным воротам из кованого железа. Привратник Марко мгновенно оказался рядом, широко улыбаясь господам.

— Buon giorno, contessa[4], — приветствовал он, срывая с головы шерстяной колпак.

— Как поживаешь, Марко? — спросила графиня.

— Прекрасно, графиня, прекрасно, благодарю.

— А синьор дома, Марко? — вмешалась Арабелла.

— Да, синьорина.

Колеса заскрипели по усыпанной гравием подъездной аллее. Арабелла увидела знакомый мраморный фонтан со статуей Нептуна, стоявший посреди газона, и счастливо вздохнула. Сколько чудесных часов провела она под сенью бородатого бога, сочиняя восхитительные волшебные истории!

Она уже хотела поделиться с Адамом детскими воспоминаниями, но осеклась, заметив, что брат хмурится.

— Что случилось, братец?

— Отец, — коротко ответил Адам. — Он не ожидает, что ему на голову свалится толпа женщин!

— Сестра с матерью вряд ли могут считаться толпой. Кроме того, предоставь отца нам! Он скоро смирится, Адам, вот увидишь!

Адам подумал, что сестра, пожалуй, права. Отец и мать до сих пор возмутительно нежны друг с другом и скорее напоминают любовников, нежели почтенных супругов. Что же касается Арабеллы… маленькой плутовке не составит труда обвести отца вокруг пальца.

— Ну, — проворчал он, — если отец возьмет в руки ремень, не говори потом, что тебя не предупреждали!

Арабелла, однако, пребывала в полной уверенности, что отец не отважится на подобное, хотя… хотя вряд ли будет в восторге от ее появления. Девушка небрежно пожала плечами. Если она не сумеет убедить отца в необходимости своего приезда, мать, несомненно, заставит его переменить мнение. Она лукаво улыбнулась брату и погладила его по руке:

— Твоя забота, дорогой братец, согревает сердце. Посмотрим, кто прав!

Скарджилл, престарелый камердинер отца, упрямый шотландец, чьи рыжие вихры с годами покрылись снегом, встретил их в холле.

— Ах, бездельник! — прохрипел он, оглядывая Адама. — Вижу, ты так же не способен справиться с дамами, как твой папаша! Уж поверь мне, граф будет недоволен!

Однако графиня звонко рассмеялась.

— Ты стал настоящим ворчуном, Скарджилл! Милорд будет в восторге, как только оправится от потрясения, конечно.

— Вижу, вы забыли нрав его светлости!

— А вы — старый зануда! — произнесла Арабелла, целуя старика в морщинистую щеку.

— Сорванец! — любовно пробормотал Скарджилл. — Его светлость в библиотеке.

Хотя вилла Парезе могла вместить не меньше пятнадцати слуг, граф нанял всего шесть из уважения, как он говаривал, к прославленной скупости генуэзцев. И сейчас в холле было пусто, лишь наверху показалась испуганная горничная. По молчаливому соглашению дети позволили матери первой войти в библиотеку. Граф Клер задумчиво смотрел в пустой камин, нетерпеливо барабаня пальцами по холодной мраморной доске. Заслышав шаги, он обернулся и сурово свел черные брови:

— Какого дьявола?!

Адам и Арабелла нисколько не удивились, когда графиня бросилась к нему на шею и крепко поцеловала в губы. Арабелла старалась не сводить глаз с вазы, полной свежесрезанных цветов, пока не услышала, как отец произнес, обращаясь к матери:

— Глупышка, неужели я никогда не приучу тебя к беспрекословному повиновению?

— Похоже, милорд, — лукаво шепнула графиня, — мне показалось, что нам здесь рады?

Ответа отца они не услышали, но леди Кассандра расхохоталась. Граф выпрямился и покачал головой:

— Вижу, Адам, ты, как и я, не можешь справиться с женской половиной нашего семейства.

— Сэр, — заверил Адам, — я скорее предпочел бы оказаться в пустыне во время песчаной бури.

Отец молча улыбнулся, сжимая руку жены.

— Удивляюсь, Адам, что они еще не доставили тебя ко мне связанным по рукам и ногам, словно цыпленка к обеду!

— Вот видишь, Адам, — проворковала Белла, — я говорила тебе, что отец не станет сердиться.

— Этого я не утверждал, — произнес граф, обнимая дочь.

— На твоем месте я бы радовалась, отец, — заявила Арабелла, одарив графа неотразимой улыбкой. — Мы приехали, чтобы помочь тебе справиться с неприятностями. Надеюсь, ты не считаешь Адама своей единственной опорой?

— Никоим образом, — заверил граф. — Думаю, даже лучшим из нас время от времени необходима женщина.

— Белла, — вмешалась мать, — представь, я затрудняюсь определить, комплимент это или оскорбление.

— Это зависит от того, к кому я обращаюсь. Для Беллы — оскорбление, тебя же я оценю по достоинству… немного позже. Итак, дочь моя, ты оставила безутешного Эверсли, чтобы пуститься на поиски приключений?

Арабелла равнодушно пожала плечами.

— Уже на второй день в море я совершенно о нем забыла, папа.

— Вот и хорошо. Несмотря на множество поколений благородных предков, Эверсли вряд ли тебе подходит. Главное для него — условности и этикет… слишком легко поддается чужому влиянию.

— Именно это я твердила Адаму, но он такой чопорный сухарь!

Адам заметил, что взгляды родителей встретились.

— Неужели ты не можешь держать их в руках, когда меня нет? — укоризненно спросил граф жену.

— Поверьте, милорд, я гораздо больше тревожусь, когда они не ссорятся, поскольку это означает, что милая парочка наверняка задумала нечто совершенно неприличное. Кроме того, боюсь, оба успели вырасти из того возраста, когда хорошая порка помогает вразумить буйные головы.

— Отец, — резко вмешался Адам, — ты узнал, что случилось с нашими судами?

— Кажется, да… окольными путями, — спокойно ответил граф. — Поговорим после того, как вы отдохнете. — Видя, что Адам нетерпеливо нахмурился, отец добавил: — Я уже пять месяцев не видел вашу прелестную матушку. Постарайся удержать сестру от проделок хотя бы до ужина.

Арабелла посмотрела вслед родителям, рука об руку выходившим из библиотеки.

— Они окончательно потеряли головы и прямиком отправятся в постель, — хмыкнула она.

— Что тебе известно о постели, негодница?

— Кое-что, Адам, — понимающе усмехнулась сестра.

— Вздор, — коротко бросил молодой человек.

— Например, — продолжала девушка, опустив глаза, чтобы брат не заметил коварных искорок, — я знаю, что для начала влюбленные снимают с себя одежду.

Сморщив носик, она обошла библиотеку и встала у камина.

— Эверсли поцеловал меня однажды. Отвратительно! Губы у него оказались мокрыми, и он пытался заставить меня открыть рот, — с удовлетворенной улыбкой докончила Арабелла.

Ну вот, теперь брат не посчитает ее невежественной дурочкой!

— Это все? — осторожно осведомился Адам, сдерживая гнев на виконта, позволившего себе такие вольности с его сестрой.

— Благодарю, и этого вполне достаточно. Я ударила его каблуком по ноге!

Заметив опасный блеск в глазах цвета полуночного неба, она решила, что хорошенько поддразнила брата.

— Господи, Адам, да перестань же так трястись надо мной! Это просто глупо! Словно я не в состоянии о себе позаботиться! — И, немного подумав, чистосердечно призналась: — Я бы не хотела раздеться для Эверсли!

— Слава Богу! — криво улыбнулся Адам. — Поверь, любовь между мужчиной и женщиной — это не только поцелуи и чтение стихов, Белла, как, впрочем, и раздевание. Берегись мужчин, которые попытаются злоупотребить твоей доверчивостью!

— А ты все знаешь о любви?

— Мужчины рано узнают о подобных вещах.

— В таком случае, — негодующе произнесла Арабелла, подбоченясь, — я тоже не желаю быть невеждой! Женщин на земле даже больше, чем мужчин!

— К моему неизменному удовольствию, — заверил Адам, ухмыляясь.

Арабелла задумчиво подняла брови:

— Интересно, ты по-прежнему захочешь спать с женщинами, когда станешь гораздо старше, как мать и отец?

— Старость — это еще не смерть! — расхохотался Адам.

В дверях появилась экономка Розина, и Адам пробормотал себе под нос:

— Замолчи, Белла! — И, быстро повернувшись к Розине, произнес: — Вы еще прекраснее, чем в наш последний приезд, синьора.

Розина вспыхнула, черные глаза радостно блеснули. Арабелла, привыкшая к тому, как действуют чары Адама на женщин, широко зевнула.

— Добро пожаловать домой, синьор, синьорина, — приветствовала экономка. — Ах, синьор, ваша сестрица — вот кто настоящая красавица! И эти золотистые волосы, совсем как у ее матушки!

— Моя сестра? Красавица? — с притворным удивлением охнул Адам.

— Негодяй! — прошипела Арабелла по-английски, награждая брата тычком.

— И как всегда, неукротима. Хорошо, что вы приехали. Синьор так одинок. И столько неприятностей! Ни мира, ни покоя с этим проклятым корсиканским дьяволом! — вздохнула Розина, заправляя в туго стянутый узел выбившуюся прядь тронутых сединой черных волос. — Когда Скарджилл сообщил о вашем приезде, я послала эту лентяйку Марину приготовить комнаты.

— Надеюсь, Марине не придет в голову ворваться в спальню родителей, — пробурчал Адам. — Розина, не приготовите ли нам по стакану вашего восхитительного лимонада? Мы с Арабеллой пойдем в сад.

Розина низко присела и вышла, шелестя накрахмаленными черными юбками. Арабелла подумала, что экономка готова на все, лишь бы угодить Адаму.

— Пойдем, Белла, посидим немного в тени, — позвал Адам. — Я что-то устал.

— Если бы ты стоял со мной у штурвала во время шторма, сейчас чувствовал бы себя куда бодрее, — парировала сестра. — Наверное, хочешь просто полюбоваться обнаженными статуями в саду, а вовсе не цветами.

Адам лениво улыбнулся и направился к выходу, зная, что она последует за ним. Он прошел через просторный холл, увешанный александрийскими гобеленами, к задней двери. В комнатах было больше цветов, чем мебели, и благоухание жасмина разлилось в воздухе. Адам вошел в безупречно ухоженный, расположенный тремя уступами сад. В нем работали три садовника, и благодаря их усилиям дом утопал в цветах. Адам немного побродил по дорожкам, радуясь, что расстался с подстриженными, высаженными по линеечке деревьями и кустами английских садов, и уселся на мраморную скамью в беседке, увитой розами.

— Как, по-твоему, когда мы будем ужинать? — осведомилась Арабелла, садясь и грациозно расправляя белые муслиновые юбки.

— Похоже, не скоро, — отозвался Адам. — Ожидание покажется чересчур долгим еще и потому, что придется провести все это время в твоем обществе, сестричка.

Арабелла не обратила внимания на язвительную реплику брата.

— Я тревожусь за то, что станется с этим городом, Адам, — прошептала она. — Подписав Амьенский мирный договор, Англия лишилась всего! Как могли король и Эддингтон допустить это? Клянусь, у Англии остались только Тринидад и Цейлон! И Наполеон сможет вернуть себе Неаполь и Папскую область, когда ему заблагорассудится! Недолго нам осталось жить в Италии, Адам!

— Верно, — согласился тот, вытягивая длинные ноги. — Это скорее передышка как для Англии, так и для Франции перед началом очередной войны. По крайней мере у наших политиков хватило ума не отдавать Мальту рыцарям-тамплиерам! Русский царь умолял нас остаться! Благодарение Богу, Александр не так глуп, как его отец!

— Думаешь, Генуя кончит тем же, что Швейцария и Цизальпинская республика?

— Несомненно. Наполеон не успокоится, пока мы наконец его не похороним!

Арабелла задумчиво прикусила нижнюю губу, глянула на окно родительской спальни и неожиданно призналась:

— С тех пор как я познакомилась с Рейной, не перестаю гадать, что было бы, выйди мать замуж за Эдварда Линдхерста.

Адам насмешливо уставился на сестру:

— Пусть они выросли вместе, но мамочка была бы сущим наказанием для виконта Делфорда. Он всегда такой степенный и сдержанный! А мы… нас просто не было бы на свете!

— Слава Богу, что она встретила отца! — охнула Белла. — По-твоему, лорд Делфорд все еще любит маму?

— Во всяком случае, он вряд ли чахнет от тоски, имея пять сыновей и дочь. А, кроме того, виконтесса мало напоминает унылую мышку!

— Верно, — кивнула Арабелла, — как, впрочем, и ее единственная дочь! — И поскольку Адам отнесся к этому заявлению с полнейшим равнодушием, капризно надула губы. — Но почему виконт терпеть не может отца?

Адам пожал плечами:

— У меня создалось впечатление, что виконт не слишком одобряет всех нас. Согласись, он типичный твердолобый англичанин! И впал бы в ужас при одной мысли о том, что в жилах его детей может течь чужеземная кровь!

Арабелла, вновь подумав о виконте Эверсли, неожиданно спросила:

— Адам, у тебя есть любовница? — И, заметив, как прищурились глаза брата, быстро пояснила: — В конце концов тебе уже двадцать шесть, а ты еще не женат. Ведь тебя вовсе нельзя назвать монахом!

Темно-синие глаза Адама весело блеснули:

— Признаться, Белла, я так же разборчив, как отец.

— Но у отца нет любовниц!

— Нет, конечно, нет, ведь он женат на маме!

— А с каких пор они появились у тебя? — упрямо гнула свое Арабелла.

— Тебе следовало бы выйти замуж. Тогда мне не пришлось бы терпеть твои непристойные вопросы!

— Но поскольку я не замужем, придется! Мама никогда ничего не говорит, а отец только бросает грозные взгляды!

— Не помню, Белла. Лет с семнадцати, наверное.

— Спаситель небесный! А мне уже двадцать! И мне совсем не нравится, Адам, что ты разбираешься намного лучше в любовных делах! Это несправедливо!

Адам насмешливо покачал головой:

— Откуда такой внезапный интерес, Белла?

— Я начала гадать, из-за чего люди поднимают столько шума, с тех пор как Эверсли меня поцеловал. Не будь таким ханжой, Адам! Ты единственный, к кому я могу обратиться! Я пыталась поговорить об этом с Рейной Линдхерст, а она уставилась на меня, будто впервые услышала о чем-то подобном! Всякий мог бы посчитать, что, имея пятерых взрослых братьев, она уж что-нибудь да знает!

— С таким-то отцом? Сомневаюсь! А ее братья, вероятно, обращаются с ней, как с нежным весенним цветком. — Немного подумав, Адам добавил: — Поверь, я сочувствую человеку, который станет мужем Рейны… да и любой английской девушки. Придется проводить большую часть ночи, вытаскивая ее из-под кровати и вытирая ей слезы.

— Но ты даже не видел ее… сколько это… почти шесть лет! — Не обратив внимания на вялый кивок, Арабелла продолжала упорствовать: — Рейна стала очень хорошенькой, совсем не похожа на худенькую малышку, какой была когда-то! Но ты прав, она совсем как фарфоровая куколка… и, возможно, нуждается в мягком понимающем муже, который научит ее… всему.

И, поймав недоверчивый взгляд Адама, Белла поспешно заметила:

— Странно, но теперь я поняла, что ее отцу не нравится наша дружба. Он всегда исключительно вежлив как со мной, так и с отцом, но старается держаться на расстоянии. Ее мать, леди Делфорд, совершенно другая! Такая энергичная, веселая, полная жизни!

— Эдвард Линдхерст, вероятно, боится твоего влияния на Рейну. И ты расспрашивала бедняжку насчет любовных игр? Стыдись, Белла!

— Извини, — пробормотала девушка и взглянула на статую неизвестного ей греческого бога. — Мужчины тоже, бывают прекрасны. Однако сомневаюсь, чтобы Эверсли выглядел подобным образом. Ты — другое дело.

Адам покраснел. Чертовски неловко слышать подобные вещи от сестры!

— Да, мне говорили, — резко бросил он, не глядя на нее.

— Адам, ты, конечно, не захочешь…

— Белла!

— Нет, я просто так… полюбопытствовала. Кроме того, мне уже двадцать — настоящая старая дева! А ты прекрасен!

Адам расплылся в улыбке и погрозил Арабелле пальцем.

— Постарайся не быть такой…

— Честной?

— Откровенной. И, Белла, научись не выказывать любопытства! Если ты выскажешь свои мысли какому-нибудь мужчине, он посчитает тебя распутным, развращенным созданием и станет обращаться с тобой соответственно, независимо от твоего положения и титула.

— Я не настолько глупа! — негодующе воскликнула девушка. — И прикончу любого, кто посмеет приблизиться ко мне!

— Я тебе верю, — сухо кивнул Адам. — Эверсли повезло, что пострадала лишь его нога.

Он снова взглянул на окно родительской спальни. Занавеси из золотистой парчи по-прежнему были задернуты.

— По-моему, давно пора ужинать!

— Наверное, надо переодеться, иначе отец встретит нас уничтожающим взглядом!

— Вы, как всегда правы, мадам, — ответил Адам и поднялся.


Розина подала ужин на заднюю веранду. По обеим сторонам стола сидели граф в строгом костюме черного бархата и графиня, в роскошном шелковом туалете, затканном золотыми нитями.

— Я так скучала по этому легкому фруктовому вину из наших виноделен, — сказала леди Кассандра. — И предлагаю тост за воссоединение семьи.

— Давай выпьем, дорогая, — мягко поправил ее граф, — за то, что мы снова вместе, и за этот чудесный вечер.

Адам поднес к губам бокал и, увидев нежные взгляды, которыми обменивались родители, привычно подумал, удастся ли ему найти женщину, которая станет всем в его жизни. Арабелла, однако, едва сдерживала нетерпение. Адам хорошо знал, что торопить отца не стоит, и поэтому постарался насладиться вкусными блюдами и прекрасным видом на море, открывавшимся с веранды. Арабелла же едва притронулась к сочным эскалопам и свежему салату. Как только на столе появились спелые апельсины и орехи, она воскликнула:

— Отец, объясни же в конце концов, что случилось?

Граф с легкой улыбкой раздавил орех длинными пальцами. Маленькая, вечно растрепанная девчонка стала прелестной молодой женщиной. Но прежними оставались ее прямота, откровенность, безудержное веселье, бьющее ключом, и неизменная честность… и это невероятно его радовало.

— Хорошо, Белла, — спокойно согласился он. — К этому дню мы потеряли уже два судна. Думаю, члены команды либо убиты, либо взяты в плен, а корабли сожжены. Я обнаружил грузы в Неаполе — точнее, при неаполитанском дворе.

— Но берберские пираты не сжигают захваченные суда, — удивился Адам.

— Да, и я тоже нахожу это крайне странным.

— При неаполитанском дворе, — повторил Адам, глядя на отца.

— Во всяком случае так утверждает Даниеле Барбаро. Похоже, что товары с «Беллы» были проданы во Францию кем-то из придворных неаполитанского короля. Если в этом повинны берберские пираты, причина мне неясна.

— Но сын Хар эль-Дина Хамил не стал бы нарушать наше соглашение, — вмешалась графиня.

— Ты права, дорогая, но несколько недель назад я узнал, что Хамил утонул во время шторма.

Арабелла, не спускавшая глаз с матери, резко сказала:

— Ты говоришь так, словно знала этого пирата Хар эль-Дина!

Графиня украдкой посмотрела на мужа:

— Твой отец знал его много лет. Хар эль-Дин был беем Орана, в Алжире.

— Тот, кто умер не с ятаганом в руках, — вставил граф, — а в собственной постели, в окружении жен. Хамил — его сын от первой жены, Забетты.

— А кто правит теперь, отец? — поинтересовался Адам.

— Второй его сын, Камал, молодой человек, с которым я еще не встречался. Удостоверившись, что корабли пропали, я, конечно, написал ему и недавно получил ответ. Камал отрицает свое участие в набегах и заверяет меня, что постарается все узнать.

— Отец, надеюсь, ты не веришь ни единому слову этих людей! — фыркнула Арабелла.

— Белла, ты несправедлива… по крайней мере, раньше им можно было доверять. Вряд ли так уж мудро со стороны берберов нарушать действующее столько времени соглашение о выплате дани! Кроме того, как верно заметил Адам, не в их обычаях жечь ценные корабли!

— Неаполитанский двор, — тихо произнес Адам. — Разгадка тайны именно там.

— Да, Адам, ты, скорее всего недалек от истины. Я сам намеревался отправиться в Неаполь, но, немного поразмыслив, решил, что это рискованно. Меня слишком хорошо знают там, и мое присутствие, возможно, заставит преступника скрыться. Поэтому я и позвал тебя. Никому не известно, что ты виконт Сент-Айвз, и, если станешь действовать под личиной богатого итальянского дворянина, наверняка получишь доступ ко двору и узнаешь имя человека, возымевшего столь непреодолимое желание завладеть нашими товарами.

— Но не грозит ли Адаму опасность?! — воскликнула графиня.

— Нет, конечно, — мрачно улыбнулся Адам, — особенно если я никого не стану посвящать в свои планы.

— Адам прав, сага. Даже кричи мальчик на всех углах, что он мой сын, негодяи скорее всего постарались бы убраться как можно дальше. Однако я посылаю в Неаполь Даниеле с тремя людьми, на случай необходимости. Адам, ты знаком с положением в Неаполе?

— Я знаю, — вмешалась Арабелла, подавшись вперед, — что вся власть в руках королевы Марии Каролины, а король Фердинанд — просто шут гороховый, без капли мозгов в голове.

— Нередкое явление, — вздохнула графиня.

— Похоже, таково будущее рода человеческого, — заявила Арабелла, улыбаясь брату.

— Ты перебиваешь нас, Белла, — заметал Адам, положив подбородок на сложенные руки. — Королева — сестра Марии Антуанетты, не так ли?

— Совершенно верно, — подтвердил граф. — И поэтому ее столь ненавидят якобинцы и Наполеон. Убийство сестры и Людовика так подействовало на нее, что Мария Каролина поклялась не позволить французам захватить королевство Двух Сицилии. Но она осталась в одиночестве. Испанские Бурбоны беспомощны, а австрийцы того гляди переметнутся к противникам. Только Амьенский договор спасает Неаполь от лап французов, но этого недостаточно. Даже сейчас Мария Каролина с Фердинандом должны плясать под дудку Наполеона, чтобы выжить.

— Все это прекрасно, отец, — резко напомнила Арабелла, — но при дворе так много людей! С чего должен начать Адам?

— Твоя сестра, — сказал с улыбкой граф, — ужасает меня. Всегда идет прямо к цели с упорством мула. Так вот, Белла, Даниеле выяснил, что один из французских эмигрантов при королевском дворе, граф де ла Валль, молодой человек весьма сомнительной морали и принципов, знает о судьбе нашего карибского рома гораздо больше, чем следовало бы. Он играет роль оторванного от родины, преданного короне аристократа, принят при дворе и находится в милости у королевы. Кроме того, тебе нелишне знать о нем еще кое-что, Адам. Помнишь, лет двадцать пять назад в Англии существовал клуб «Хеллфайр»[5]?

— Поклонники сатаны? — фыркнул Адам.

— Это омерзительное увлечение пока не сильно захватило Неаполь. Но, как выяснилось, граф де ла Валль — участник одной из подобных сект, Les Diables Blancs, Белые дьяволы, как они себя называют. Он сумел вовлечь в секту нескольких молодых итальянских аристократов.

— Кажется — задумчиво протянул Адам, — очаровательный граф де ла Валль неотразимо притягивает и меня тоже.

— Адам — белый дьявол, — проворковала Арабелла. — Очень подходит тебе, братец.

— Да уж, мне будет не до скуки, — согласился Адам.

— Тут есть одна проблема, отец, — неожиданно встрепенулась Арабелла, подняв черные брови, — но решить ее не так уж сложно.

Сердце девушки заколотилось от волнения, но она приняла равнодушный вид и заставила себя не торопиться. Поспешность может все испортить.

— О чем ты, дорогая?

— Линдхерсты скоро приедут в Неаполь. Рейна говорила, что министр королевы наконец-то убедил Эддингтона послать ее отца к неаполитанскому двору в качестве военного советника английского посла, сэра Хью Эллиота.

— Рейна сопровождает родителей? — осведомился граф и, дождавшись кивка дочери, пробормотал: — Не понимаю, почему Делфорду взбрело в голову везти дочь за границу в такое тревожное время?

— Отчего ты не сказала раньше, Белла? — упрекнул Адам.

Девушка пожала плечами:

— Мама знала, а тебя, Адам, это, по-моему, нисколько не интересовало. Теперь же у тебя могут возникнуть трудности.

— Слабо сказано, Белла! Господи Боже, да Линдхерсты знают, меня с самого рождения и, конечно, сразу же разоблачат!

— Не могли бы вы написать Эдварду, милорд, — предложила графиня, — и попросить заехать сюда по пути в Неаполь? Вы все ему объясните и предупредите не выдавать Адама.

— Разумеется, могу, — сардонически хмыкнул граф, — хотя сомневаюсь, что виконт Делфорд очень уж обрадуется.

— Но ты забываешь о Рейне, — вставила Арабелла, радуясь своему умению выбрать подходящий момент. —

Она тоже может узнать Адама, хотя не видела его много лет. Поэтому я нашла идеальное решение.

— А именно? — осторожно поинтересовался граф.

— Да-да, отец, вот увидишь! — Девушка глубоко вздохнула и, скрестив пальцы на счастье, бросилась вперед, очертя голову: — Я поеду в Неаполь с Линдхерстами под видом их гостьи, и, если Рейне Адам покажется знакомым и она заподозрит неладное, легко смогу убедить ее в обратном. — Она картинно пожала плечами. — И кто знает? Возможно, я помогу Адаму выяснить, кто за всем этим стоит.

«К тому же, — добавила девушка про себя, крайне собой довольная, — я сделаю так, чтобы лучшая подруга встретилась с моим братом!»

— Черта с два! — взорвался Адам.

— Только потому, что ты мужчина, Адам… Граф властно поднял руку, призывая к молчанию:

— Я хотел бы хорошенько все это обдумать. Вы оба можете спорить сколько душе угодно, как только мы с матерью удалимся. — Он легонько ущипнул Арабеллу за подбородок. — Каникулы в Неаполе, дочь моя? Не уверен, выдержат ли придворные натиск такого урагана. Завтра еще раз поговорим об этом.

Граф поднялся, улыбнулся детям и предложил руку графине.

Не успели родители уйти с веранды, как Адам объявил:

— Арабелла, я не желаю видеть тебя в Неаполе.

— Осмелюсь спросить: почему? У меня куда больше шансов выведать нужные сведения, чем у тебя, братец.

— Это не игра, Белла.

— Ах, вы совсем не изменились, — вздохнул Скарджилл, появляясь на веранде. — Вечно готовы сцепиться друг с другом.

Он выпустил из трубки облако дыма и задумчиво наблюдал, как оно подымается к небу.

— Адам, — возразила Арабелла, — всегда стремится взять верх, Скарджилл!

Адам лукаво ухмыльнулся:

— Спрашивается, на что нужны сестры, Скарджилл? — осведомился он в свою очередь. — Поскольку эта дурочка — моя сестра, приходится волей-неволей защищать ее!

Арабелла, швырнув в Адама салфеткой, вскочила.

— Не тебе решать, дорогой братец. Отец не настолько неблагоразумен! Вот увидишь, я поеду в Неаполь с Линдхерстами!

Камердинер снова затянулся и покачал лохматой седой головой.

— Принести дуэльные пистолеты?

— Я предпочла бы шпагу, — заявила Арабелла, — и легко насадила бы его на острие!

— Господи, — с отвращением произнес Адам, — мне жаль человека, которому придется укрощать тебя!

— Укрощать! А как насчет бедных женщин, которым приходится выносить твои смехотворные капризы?

— Но, девочка, — вмешался Скарджилл, взмахивая трубкой, — ты могла бы по крайней мере позволить мужчинам думать, что они настояли на своем!

— Мужчин, — фыркнула Арабелла, распрямляя плечи и глядя на брата, — следовало бы выстроить у стены и расстрелять.

— Мужчины, дорогая сестрица, — издевательски протянул Адам, — тоже на что-то годятся, как ты непременно усвоишь, если когда-нибудь станешь взрослой и настоящей женщиной.

Перед глазами Арабеллы всплыло лицо Эверсли, и девушка покраснела.

— Мне мужчины ни к чему, — отрезала она, однако румянец предательски залил шею, поскольку девушка прекрасно понимала: брат видит ее насквозь.

— Думаю, Скарджилл, — вздохнул Адам, откидываясь на спинку стула, — что на этот раз последнее слово осталось за мной.

— В таком случае удирай поскорее, парень, пока твоя сестрица не пришла в себя, — посоветовал Скарджилл, исчезая в саду.

Глава 3

Оран, алжирская провинция

Алессандро ди Феррари, известный в Алжире под именем Камал эль-Кадера, бея Оранского, опершись бронзовыми от солнца руками о выложенную мозаичными изразцами ограду дворцового сада, рассматривал две грозные крепости, одинаковые, как сестры-близнецы, расположенные по сторонам зеленой долины на высоких холмах. Пушки твердынь были направлены на гавань Орана, как бы предостерегая Европу и обещая защиту стоявшим на якоре кораблям. Сегодня там было не менее дюжины шебек, которые так ценят за скорость пираты и корсары. Среди них заметно выделялось неуклюжее торговое испанское судно; его хозяин явился заплатить ежегодную дань. До Камала доносились отрывистые команды — за крепостными стенами шло каждодневное обучение войска оранского бея. Погода была прекрасная, и безоблачное синее небо отражалось в гладкой поверхности Средиземного моря.

Теплый ветерок играл пшенично-золотистыми волосами Камала и сдувал мелкие капли пота у него со лба. Камал услышал нежное позвякивание колокольчиков, и лицо его озарилось улыбкой. Они напомнили ему о Елене, новой наложнице, подарке алжирского бея. Он вспомнил сегодняшнюю ночь, когда она лежала в его объятиях, мягкая и покорная, щекоча грудь смоляными прядями. Узнав, что она еще ребенком была захвачена людьми раиса[6] Хамили во время набега на итальянское побережье, Камал спросил девушку, не хочет ли она вернуться домой. Елена изумленно раскрыла глаза цвета темного шоколада и, поняв, что повелитель не шутит, разразилась слезами. Она почти не помнила ни родины, ни родителей. Милое, доброе дитя, но, как и остальные женщины гарема, необразованна, невежественна и с детства владеет только одним искусством — ублажать мужчин.

Камал невольно нахмурился, удивляясь собственным недобрым мыслям, и тяжело вздохнул. Гибель сводного брата, Хамила, тяжким бременем легла на душу, и, кроме того, он устал, поскольку лишь вчера вернулся из Алжира, где исполнял должность вакиля аль-хариди — министра иностранных дел при бее. Поскольку Камал много лет прожил в Европе и знал три европейских языка, именно на него была возложена обязанность принимать консулов. Они обычно прежде всего удивлялись тому, что мусульманин говорит на их языке без помощи толмача-еврея, потом следовали вкрадчивые жалобы на пиратские набеги берберов. Он отвечал им так же любезно, прекрасно сознавая, что пиратство не прекратится, пока европейцы не откроют порты берберским торговцам. Впрочем, даже эта мера не поможет. Для многих моряков это образ жизни, и к тому же набеги приносили немалое богатство ему самому и другим, включая бея. Его народ строго чтит традиции и вряд ли легко расстанется именно с этой.

Подобное умозаключение весьма тревожило Камала, поскольку можно было понять и европейцев, вынужденных в скором времени вступить в войну с Алжиром, Тунисом и Марокко… с тем миром, в котором он был рожден. При этой мысли его арабская кровь вскипела, однако Камал знал: западные страны больше не желают мириться с берберскими корсарами.

Он принял чужеземных консулов и, как всегда, направил их к хазандару, казначею бея, коварному старикашке, который, услышав отказ платить дань, просто улыбнулся, стараясь хорошенько запомнить непокорного.

Как и его сводный брат Хамил, Камал предпочитал иметь дело с частными лицами, такими, как итальянские торговцы, которые не могли обеспечить себе защиту военных кораблей. Они прекрасно понимали друг друга, и переговоры частенько заканчивались пиршеством, музыкой, а по ночам постели гостей согревали прелестные девушки. Зато богатые купцы твердо знали, что отныне находятся в безопасности даже от тунисских пиратов, чей повелитель забирал свою долю дани.

Камал снова вспомнил о Хамиле, который был для него лучшим отцом, чем сам Хар эль-Дин. Хамил помог его матери, некогда итальянской графине, убедить Хар эль-Дина позволить мальчику получить образование во Франции и Италии. Хамил считал, что это лучше поможет алжирцам понять чужеземных дьяволов. Именно гибель Хамила во время сильного шторма неподалеку от побережья Сардинии вынудила его вернуться домой, чтобы занять место брата. Старшая жена Хамила, Лелла, носила его ребенка, и Камал намеревался сделать все, чтобы малыш не забыл отца, могучего правителя, мужественного, сильного человека.

— Повелитель.

Камал обернулся, услышав тихий голос Хасана-аги, своего визиря.

— Пора?

— Скоро, повелитель. Сегодня вам предстоит вынести всего четыре приговора. — Хасан помедлил, небрежно теребя рукав халата из мягкой белой шерсти. — Один богатый торговец пряностями пожелал выразить вам свое почтение с помощью золотых пиастров.

— И даже не попытался сделать это исподтишка?

— Нет, повелитель.

— Покажи его мне, чтобы я мог получше рассмотреть человека, считающего, будто правосудие можно купить.

— Да, повелитель. — Улыбнувшись, Хасан уже шагнул было прочь, но тут же озабоченно нахмурился. — Ваша иочтенная матушка желает поговорить с вами, повелитель.

Поклонившись, он отошел, оставив Камала готовиться к появлению в большом зале, предназначенном для приема посетителей.

Прежде чем обернуться к матери, он одернул рубашку с широкими рукавами и кожаную безрукавку и поправил широкой пояс из мягкого красного сафьяна.

— Матушка!

— Да, сын мой.

Он послушно запечатлел поцелуй на нарумяненной щеке и легко перешел на итальянский:

— Вы здоровы?

— Да. Я слышала, как этот глупец Хасан рассказывал, что торговец пытался тебя подкупить.

— Хасан глупец? — переспросил Камал с напускным равнодушием. По возвращении в Оран он быстро понял, что мать ревнует к каждому, кто мог оказать на него влияние. Столь неукротимые собственнические инстинкты не переставали изумлять его, поскольку она знала сына так же мало, как тот — ее.

Джованна Джиусти, когда-то генуэзская аристократка, а сейчас мать бея Оранского, пожала худыми плечами.

— Он мог просто принять бакшиш[7] и пополнить казну, сын мой. Тебе не было нужды ни о чем знать, и если ты вынесешь приговор не в пользу торговца, тот не посмеет протестовать. В конце концов в его жилах течет еврейская кровь! Такие, как он, недостойны внимания повелителя!

— Но это вряд ли можно назвать правосудием, мадам. И если я не стану выносить честных приговоров, к кому обращаться несчастным людям?

Джованна снова пожала плечами, на этот раз нетерпеливо.

— Вздор!

На мгновение Камал ощутил себя истинным мусульманином, считавшим, что женщина не имеет понятия ни о чести, ни о чувстве долга. Он молча уставился на мать, все еще замечательно красивую женщину, чьи прелесть и очарование привлекли когда-то взор старого распутника Хаар эль-Дина. Маленькая, стройная, с черными как смоль, вероятно, крашеными волосами, в которых не проглядывало серебра, она казалась неотразимой. Но, несмотря на все притирания, на лице виднелись глубокие морщины, оставленные годами ненависти и горечи. Став беем, он дал ей некоторую власть, по крайней мере над женщинами, пока не обнаружил, что мать поместила вдову Хамила Леллу в маленькую душную комнату, годившуюся только для рабыни. Когда Камал возмутился, Джованна изумленно подняла тонкие черные брови:

— Лелла — ничтожество, сын мой, и думаю, всего лучше будет ее продать, пока не станет заметен живот.

— Господи, мама, эта женщина — мать ребенка Хамила! Ее сын будет моим племянником и наследником, пока я не женюсь и не обзаведусь собственными детьми!

— Наследником?!

Только тогда Камал неожиданно понял, какой угрозой считает мать Леллу и ее нерожденного сына. Угрозой, но кому? Ему или ей?

— Да, наследником, — повторил он. — Лелла и ее будущее дитя под моей защитой. Ясно?

Лицо женщины словно по волшебству разгладилось. Покорно улыбнувшись, она наклонила голову:

— Конечно, сын мой. Я распоряжусь, чтобы с Леллой обращались так, как подобает ее положению. Поверь, Алессандро, я лишь забочусь о тебе и твоем благополучии.

Камал тряхнул головой, избавляясь от неприятных воспоминаний.

— Вам что-нибудь угодно, мама? — с легким нетерпением осведомился он. — У меня не так много времени. Хасан ждет.

Темные глаза гордо блеснули, прежде чем она почтительно потупила взор.

— Возможно, позже мы сможем поговорить, Алессандро, — тихо пробормотала женщина.

— Разумеется, — согласился он.

Джованна опустила чадру и грациозной походкой направилась на женскую половину.


Церемония судилища не менялась почти две сотни лет. Камал вошел в большой, залитый солнцем зал, единственной обстановкой которого были стул с высокой спинкой, стоявший на возвышении, и узкий стол, за которым сидел писец. По обеим сторонам от Камала расположились Хасан-ага и солдаты-турки с каменными лицами, в живописных красных с белым мундирах и кривыми ятаганами за поясами.

Камал уселся на резной троноподобный стул, привезенный из Испании еще его отцом Хар эль-Дином, и кивнул визирю. Тот стал излагать первую тяжбу. Жалобу принес торговец пряностями Хадж Ахмад, толстяк средних лет, тот самый, кто пытался подкупить Камала. По знаку визиря он встал перед беем со сложенными на груди руками. Седеющая борода закрывала грудь, огромный нос картошкой покраснел от бесчисленных возлияний. Однако голос, к удивлению Камала, оказался мягким и негромким.

— Этот человек, повелитель, — начал он с заметным достоинством, показывая на невысокого худого мужчину, постарше его самого, — не хочет платить. Я отправил в его лавку груз пряностей и ничего не получил за это.

Камал пристально вгляделся в глаза ответчика, как советовали ему отец с братом. Если человек не величайший на земле подлец, всегда можно прочесть правду в его глазах.

— Но, Хадж Ахмад, — вежливо осведомился он, —почему ты отдал пряности без оплаты?

— Один из моих сыновей занимался этой сделкой, повелитель. Он вернулся ко мне с известием, что этот червяк отказался платить.

Настала очередь хозяина лавки.

— Я заплатил, повелитель, но сын Хадж Ахмада не пожелал дать расписку.

— Ложь, повелитель! — завопил Хадж.

Камал властно поднял руку, внимательно осмотрел обоих мужчин и что-то тихо приказал. Хасан велел обоим подождать в маленькой комнате. Рассудив еще две тяжбы, Камал кивнул визирю.

Темноглазый молодой человек с намечающимся брюшком вошел в зал в сопровождении Хадж Ахмада. Камал обратился к торговцу:

— Этого сына ты посылал отвезти пряности хозяину лавки?

— Да, повелитель.

Камал изучающе оглядел молодого человека и улыбнулся:

— Расскажи все с самого начала.

Молодой человек, ободренный благосклонностью бея, искоса поглядывая на отца, повторил уже слышанную от Хадж Ахмада историю. Камал внимательно выслушал его и спросил:

— Значит, ты так плохо служишь отцу, если готов оставить у незнакомого человека товар без всякой оплаты?

— Хозяин лавки уверял, что не может заплатить, повелитель. Сказал, что пришлет деньги отцу на следующий; день, но солгал.

Камал полюбовался огромным изумрудом на безымянном пальце.

— Хасан, — велел он, — прикажи избить палками сынка почтенного Хадж Ахмада.

— Повелитель! — взвизгнул торговец. — Он мой сын! Моя плоть и кровь! Всю жизнь он преданно служил мне!

— Твой сын обокрал тебя, Хадж Ахмад. Если под; палками он не признается, где спрятал деньги, я все равно буду считать, что правосудие свершилось. Оказывается, ты плохо разбираешься в людях. Ты ошибся во мне и ошибся в своем сыне. И никогда больше не пытайся подкупить меня.

Хасан хлопнул в ладоши, и двое солдат поволокли прочь молодого человека.

— Не позволяй им забить до смерти этого глупца, — приказал Камал Хасану. — Он трус. Когда скажет отцу, что сделал с деньгами, освободите его. Хадж Ахмад сам воздаст ему по заслугам.

Когда Камал разрешил последний спор из-за приданого невесты, сморщенное лицо Хасана расплылось в самодовольной улыбке.

— Я боялся, повелитель, — тихо признался он, — что человек, столь долго находившийся вдали от нас, не увидит всей правды, подобно людям, всю жизнь не покидавшим своей страны.

Камал рассмеялся.

— Но ты все-таки станешь молиться, чтобы я становился мудрее с течением времени, не так ли, Хасан?

— Да, повелитель.

Хасан подождал, пока раб не подаст бею чашу с фруктовым шербетом.

— Есть и еще одно дело, повелитель.

Камал вопросительно склонил голову, взмахом руки отпуская раба.

— Ответ, который вы отправили графу Клер несколько недель назад.

— Пропавшие суда? Я написал, что ничего не знаю об этом, Хасан. Ты что-то обнаружил с тех пор?

— Да, повелитель. Виновник — Беджир, один из наших капитанов.

— Мы нарушили договор! — охнул Камал, не в силах поверить услышанному.

— Беджир утверждает, повелитель, что на приказе уничтожить суда была ваша печать.

— Он лжет, — решительно возразил Камал. — Только ты и я пользуемся печатью.

— И еще один человек, если припомните, повелитель. Камал безмолвно уставился на визиря. Немного собравшись с мыслями, он спокойно объявил:

— Прикажи Раджу передать моей матери, что я поужинаю с ней в ее покоях.

— Как будет угодно повелителю, — с поклоном ответил Хасан-ага.


Камал вышел из зала и в глубокой задумчивости направился через затейливые переходы в свои покои, расположенные в западном крыле дворца. Раньше они принадлежали Хамилу, и Камал в память о брате не стал ничего менять. Драгоценные египетские драпировки всех цветов радуги закрывали стены с потолка до пола. На полу расстелены персидские ковры в золотистых, голубых и алых тонах. Вокруг низких столиков сандалового дерева, инкрустированных слоновой костью, разбросаны мягкие вышитые подушки. Длинная низкая тахта занимала почти всю стену.

Камал сбросил одежду на руки своего раба Али, стройного черноглазого восемнадцатилетнего юноши, мавра по происхождению. Камал увидел его на невольничьем рынке пять месяцев назад и понял, что новый хозяин скорее всего сделает из Алиевнуха. На лице мальчика стыла такая безнадежность, что Камал поддался порыву жалости и купил его. Али был фанатично предан господину и часто смешил его своими проделками.

— Ну и жара, — заметил Камал. — Надеюсь, вода холодная.

Он шагнул в ванну, отделанную изразцами с ручной росписью. На каждой плитке были изображены фрукты, растения и животные. Сама ванна была скорее небольшим бассейном, окруженным низкими мраморными столами, накрытыми простынями. Али стал намыливать Камала и обливать водой из разрисованного глиняного кувшина. Наконец Камал нырнул в прохладную глубину бассейна и почувствовал, как его покидает усталость. Жаль, что в Европе нет обычая ежедневных купаний!

Отдохнув немного, Камал велел Али побрить его, а потом растянулся на одном из мраморных столов.

— Когда вы идете в море, повелитель? — спросил Али, втирая ему в спину теплое душистое масло.

— По-твоему, я становлюсь слишком изнеженным, Али? Хочешь, чтобы я размахивал ятаганом и захватывал корабли неверных?

— Нет, вы не изнежены, повелитель, — искренне возразил Али, оглядывая мускулистое сильное тело бея. — Просто боюсь, вам все наскучит и вы сорвете злость на мне.

— Я предупрежу тебя заранее, Али, — хмыкнул Камал.

Массируя широкую спину хозяина, Али ни на минуту не переставал болтать:

— Суданский посол просит аудиенции, повелитель. Я слышал, что он привез для вас девственницу необычайной красоты, захваченную в Александрии, подарок от своего повелителя. Возможно, она понравится вам больше, чем Елена.

В голосе юноши прозвучали презрительные нотки, но Камал предпочел их не замечать. Потянувшись, он перевернулся на спину.

— Откуда ты знаешь, что девушка невинна? — поинтересовался он.

Али поднял два пальца.

— Суданец… я слышал, как он разговаривал об этом со стариком Хасаном… он проверил ее.

— Хасан или суданец?

— Хасан, этот похотливый старый козел!

— Осторожнее, Али, — мягко остерег Камал.

Али украдкой поглядел на хозяина, понимая, что зашел слишком далеко. Хасан и эта ведьма — мать повелителя единственные люди, о которых никто не смел сказать дурного слова, даже в шутку.

Ах, господин, теперь вы велите побить меня?!

— Возможно, — небрежно бросил Камал. — Или придется повторить Хасану то, что ты сказал, и пусть он сам расправится с тобой.

Он мрачно хмурился, пока не заметил страха в глазах Али.

— Глупый юнец, — проворчал наконец Камал и, поднявшись на ноги, с отвращением бросил: — Да я весь скользкий и гладкий, как девушка.

— Но, господин, вы не пахнете так же сладостно!

— У тебя всегда наготове ответ, Али, — заметил Камал, когда раб стал его одевать.

— Женщины это любят! — сказал Али, широко улыбаясь.

— Значит, тебе хотелось бы самому проверить новую рабыню?

— И у меня это получилось бы так же хорошо, повелитель.

— Пожалуй, надо было оскопить тебя и сделпть евнухом, — пригрозил Камал, но юноша рассмеялся, уверенный в расположении хозяина.

Али закончил одевать господина, расчесал его густые волосы, и Камал наконец направился к выходу, ослепительно красивый в тунике из мягкой белой шерсти и широких шальварах из той же ткани. Сафьяновый голубой пояс туго обхватывал тонкую талию. На боку висел кинжал с усыпанной драгоценными камнями рукояткой. Шею обвивала золотая цепь.

— Мне говорили, что вы очень похожи на отца, — удовлетворенно произнес Али.

— Да, хотя волосы у меня гораздо светлее. Должно быть, в нашем роду была какая-то северная принцесса, привезенная издалека.

— Еще мне передавали, — непочтительно перебил Али, — что прославленный пират Хар эль-Дин любил забавляться сразу с несколькими девушками в гареме. Говорят, их крики наслаждения раздавались по всему дворцу. — Али недоуменно покачал головой: — Странно, господин. Неужели у него было несколько языков?

— Кажется, мне следовало бы велеть вырвать язык у тебя, Али, — вздохнул Камал и стукнул раба по плечу. Даже этот несильный удар свалил Али на пол. — Черт возьми, мальчишка, да когда же ты нарастишь хоть немного мускулов? — разозлился он, нагибаясь и поднимая раба. — И запомни хорошенько, безмозглый болван: у мужчины между ног есть все, чтобы дать женщине блаженство!

— Особенно у вас, господин, — кивнул Али.

— Наглый юнец, — бросил Камал, впрочем, без всякой запальчивости и, немного помолчав, объявил: — Я приму суданского посла перед ужином.

— Хорошо, повелитель. Мужчина должен иметь много женщин. Вам следует почаще заглядывать в гарем, хотя бы для того, чтобы люди знали: вы так же могучи, как отец. А у вас даже жены нет!

Камал только покачал головой. Он не хотел брать жену-мусульманку. Он мимолетно подумал о новой девушке, которой придется овладеть сегодня же ночью. Еще одна гаремная пленница, очередное подтверждение его силы и богатства. Интересно, как поступил бы европеец, обнаружив в своей постели готовую на все девственницу? Скорее всего посчитал бы, что попал на небо.

Камал отпустил Али и снова вспомнил о матери. Вернувшись в Оран, он наделил ее властью, о которой женщина может лишь мечтать. Во имя всего святого, как могла она злоупотребить этой властью?!

Глава 4

Камал прошел через огромный центральный двор, отделявший гарем от основных зданий дворца. Вечер выдался не очень жарким; ветви деревьев покачивались на легком ветерке. Тонкий серп луны, медленно поднимавшейся на горизонте, и первые звезды освещали небо неярким желтоватым светом.

Вдоль высоких стен гарема были расставлены стражники; двойные ворота охраняли евнухи. Завидев повелителя, они низко поклонились и распахнули створки резного дерева.

Его взору открылся еще один двор, обсаженный плакучими ивами, низко опустившими густые зеленые ветви. Посреди звенел прозрачными струйками фонтан с небольшим бассейном, окруженный цветами и мраморными скамейками, на которых сидели молодые, прелестные, ярко одетые девушки. Звонкие голоса и смех вторили журчанию воды. В дальнем конце двора изящно изогнутые арки вели в покои гаремных невольниц.

Во дворе неожиданно воцарилась тишина. Женщины заметили повелителя и замерли в благоговейном оцепенении. Его не ожидали. Камал кивнул, и девушки торопливо отвели глаза. Некоторые были ему незнакомы, без сомнения, именно те, кто делил когда-то постель с Хамилом.

— Повелитель!

Радж, старший евнух, переваливаясь с боку на бок, спешил к нему, разгоняя на ходу девушек. Камал почему-то даже обрадовался, что они исчезли.

— Вам следовало бы предупредить заранее о своем приходе, — мягко упрекнул Радж. Камал улыбнулся пожилому евнуху с огромным животом, гладкими, как у ребенка, щеками, и лысой, словно яйцо, головой: евнух скорее всего брил голову, воображая, что это придает ему больше достоинства. Камал считал Раджа столь же умным, сколь и безгранично преданным. Он правил гаремом железной рукой, не допуская ни ссор, ни скандалов, и сумел поладить даже с матерью повелителя.

— Я знаю, куда идти, Радж, — заверил Камал, но евнух все-таки проводил господина к покоям матери, остановился на пороге и низко поклонился Джованне.

— Повелитель! — коротко провозгласил он. Камал оглядел покои матери. Она многое изменила здесь за последние полгода, и обстановка теперь являла собой странную смесь арабского и европейского стилей. С противоположной стены свисала темно-зеленая бархатная драпировка, украшенная яркими цветами из дамасского шелка. Дверной проем был выложен лучшим итальянским мрамором. На резных полочках была расставлена фарфоровая и хрустальная посуда. Пол устилали толстые шерстяные ковры, усеянные разбросанными повсюду подушками. Но мать, кроме того, добавила несколько итальянских кресел с резными подлокотниками. На другой стене висели многочисленные картины, вещь неслыханная, мало того, запретная в мусульманском мире. Мать сидела в кресле, но, как только Камал вошел в комнату, торопливо поднялась.

— Сын мой, — тихо воскликнула она. — Я счастлива твоим желанием разделить со мной ужин.

— Я тоже рад, мадам.

Он легонько прикоснулся губами к ее щеке.

— Ты так добр к одинокой матери.

— У вас нет причин для одиночества, — сухо заметил Камал.

Мать, не отвечая, кивнула Раджу, и тот, в свою очередь, хлопнул в ладоши. Три девушки-рабыни внесли закрытые крышками серебряные блюда и осторожно расставили их на низком столе. Прекрасный костяной фарфор, салфетки, вилки и ножи уже были разложены на столе — еще один европейский обычай, презираемый мусульманами.

Европейская кухня оказалась для Камала приятной неожиданностью после арабской. Он наслаждался кровавым бифштексом и тушеным картофелем, но весьма умеренно пил ароматное красное вино. За ужином они почти не разговаривали. Наконец Камал, чувствуя приятную сытость, со вздохом откинулся на подушки и поднял маленькую китайскую чашечку с кофе на золотом филигранной работы блюдце. Рабыня подала ему зернышки граната на серебряной тарелочке. Мать нетерпеливым жестом отпустила девушку и поднесла к губам бокал с вином. Мусульманам, особенно женщинам, запрещалось пить вино. Но мать все-таки была итальянкой, хотя и приняла ислам, чтобы стать второй женой отца.

Джованна осторожно поглядывала на сына поверх краев хрустального бокала. Жаль, что он так похож на Хар эль-Дина, омерзительного старого распутника. Но Алессандро и ее сын, и она сделала все возможное, чтобы он стал не только мусульманином, но и настоящим итальянцем. Правда, она плохо знала Камала.

— Алессандро, — мягко сказала она по-итальянски, я прошу тебя о милости.

Камал властно поднял руку:

— Прежде чем вы изложите свою просьбу, мать, я должен выяснить кое-что. Скажите, почему вы, воспользовавшись моей печатью, приказали одному из капитанов уничтожить два корабля графа Клера.

Значит, ему уже обо всем известно! Джованна надеялась улучить подходящий момент, чтобы все рассказать сыну, но теперь это уже не важно. Придется ей, беззащитной женщине, воззвать к чести и благородству Алессандро.

Джованна чуть заметно улыбнулась, но ответила достаточно серьезно:

— Это вендетта, сын мой. Для того чтобы отомстить, пришлось ждать двадцать пять лет. Теперь, когда ты стал всемогущим беем, я прошу тебя помочь мне.

Камал удивленно поднял густые брови.

— Месть, мадам? Из-за вас я стал предателем, лгуном, нарушившим договор с влиятельным английским аристократом. Клянусь Богом, мадам, да сознаете ли вы, что наделали?

Джованна скромно потупилась, хорошо зная, что Алессандро, подобно отцу, обладает даром читать по глазам, и тяжело вздохнула, увидев на своих руках маленькие коричневые пятнышки — признак неумолимо надвигающейся старости.

— Алессандро, пожалуйста, выслушай меня, прежде чем строго судить. Двадцать пять лет назад я была захвачена в плен твоим отцом, привезена в Оран, в его гарем, жалкой рабыней. Невольницей, а ведь я была графиней, генуэзской аристократкой!

— Мадам, все это мне уже известно. Вы провели здесь половину жизни, но не пленницей, а второй женой моего отца. И до сих пор я не подозревал, что вы недовольны своим положением.

Он оглядел богато обставленную комнату.

— Но все эти годы я по-прежнему оставалась узницей! Ты жил в Европе и видел, какой свободой пользуются женщины! Они повсюду гуляют, бывают в обществе, появляются на людях с открытым лицом, без чадры.

Расслышав дрожь гнева в голосе матери, Камал спокойно заметил:

— Вы отклоняетесь от темы, мадам. Хотя, по-видимому, вендетта отчасти оправдывает вашу глупость.

— Я расскажу тебе обо всем, сын мой, — уже сдержаннее ответила Джованна, но, заметив стоявшего в дверях Раджа, мгновенно замолчала. Трудно сказать, много ли знает евнух, но Джованна прекрасно понимала, что Радж ненавидит ее и не доверяет, хотя ухитрялся ничем не выказать своих чувств. Сердитым взмахом руки она отослала Раджа и умоляюще взглянула на сына.

— Двадцать шесть лет назад я была помолвлена с богатым английским аристократом, в жилах которого течет итальянская кровь. Его зовут Энтони Уэллз, граф Клер, и это имя хорошо известно банкирам и владельцам судоходных компаний. Полгода он проводит в Англии, остальные полгода — в Генуе. Именно он повинен в постигшей меня участи.

Камал хмурился, но по-прежнему сохранял хладнокровие.

— Но почему граф Клер отважился на такое? Джованна тяжело, прерывисто вздохнула и убедительно изобразила боль и отчаяние, заломив руки.

— Собственно говоря, в этом повинен не столько он, сколько потаскуха, которую граф привез из Англии. Одна из его любовниц, английская шлюха, проведала о нашей помолвке и предложила большие деньги твоему отцу за мое устранение. Граф женился на этой твари, а я… я провела жизнь в заточении.

— Но неужели граф Клер не узнал о том, что сделала жена? — все еще хмурясь, допытывался Камал.

— Да, но только после свадьбы. Твой отец признался мне в этом.

— И граф ничего не предпринял? Не попытался исправить содеянное зло?

Джованна жалобно всхлипнула.

— К тому времени он так запутался в сетях этой дряни, что без памяти в нее влюбился. Кроме того, она уже была беременна его ребенком.

— Каким же образом удалось англичанке разыскать моего отца и предложить ему награду?

— Не знаю, но так или иначе я провела здесь слишком много лет не по своей воле. Оба они заслуживают моей ненависти, Алессандро, и должны быть наказаны за свою подлость.

«Твоя ненависть уже уничтожила два корабля и покрыла меня бесчестьем», — подумал Камал, но вслух лишь негромко бросил:

— Продолжайте.

— На их совести еще одно ужасное преступление. Меня схватили вместе со сводным братом графа, ни в чем не повинным молодым человеком, которого немедленно казнили. Насколько я понимаю, граф ему не доверял и был рад избавиться от Чезаре Беллини, блестящего умницы, мужчины, который, вероятно, рано или поздно завладел бы графским поместьем в Генуе.

— Графиня Клер все еще жива?

— Да. У них двое взрослых детей. Плоды обмана сделали их еще богаче.

— Но почему бы просто не рассказать мне все с самого начала? Почему вы действуете за моей спиной? Нравится выставлять меня лгуном и убийцей в глазах людей?

— Никто, сын мой, не узнает, что корабли былизахвачены берберскими пиратами. И ни в чем нас не заподозрит. Я сделала все, чтобы тебя защитить.

— Защитить? — разъяренно вскричал Камал. — Невероятно! Если вы так желали отомстить, мать, почему не попросили Хамила о помощи?

— Хамил рассмеялся бы мне в лицо. Джованна заранее подготовилась к этому вопросу.

— Алессандро, твой сыновний долг — вернуть матери утраченный покой. Твой отец считал меня ничтожеством, пригодным лишь для того, чтобы ублажать его в постели, а Хамил относился, как к матери сводного брата, христианке, не стоящей его внимания.

«Но Хамил был совсем не таков!» — подумал Камал, глядя в чашку с кофе.

— Теперь… когда вы поиграли с графом как кошка с мышью, — медленно выговорил он, — хотите, чтобы я приказал его убить? Именно об этом одолжении просили?

Джованна подалась вперед, не в силах скрыть охватившее ее возбуждение.

— Хочу, чтобы они страдали так же, как терзалась я. Хочу, чтобы их привезли сюда и дали мне право свершить правосудие! Потаскуху, пожалуй, лучше всего продать на невольничьем рынке — пусть проведет остаток дней, прислуживая хозяину и терпя побои и оскорбления! Графа же… графа я отправлю на рудники.

— Вижу, жажда мести отравила ваш разум, — холодно бросил Камал, с отвращением расслышав, каким ядом пропитано каждое слово. — Когда граф Клер обнаружит, что именно мы уничтожили суда, неужели, по-вашему, станет сидеть сложа руки? Да понимаете ли вы, что может сделать с нами военный флот Англии?!

На ресницах Джованны мгновенно и весьма своевременно повисли слезы.

— Я… — пробормотала она, — уверяю, сын мой, ни одного свидетели не осталось в живых. Граф не сумеет доказать вину берберских пиратов. Я была очень осторожна! И намеренно позволила графу узнать, что большая часть корабельного груза появилась в Неаполе. Скоро, Алессандро, подлый негодяй появится при неаполитанском дворе, чтобы узнать правду. И тогда он от меня не уйдет!

Камал пристально уставился на женщину. Неужели это его мать?

— Хотите, чтобы я послал в Неаполь людей с приказом захватить графа? Но это так же легко можно сделать в Генуе.

— Нет, Алессандро. Я сама отправлюсь в Неаполь, под чужим именем, конечно. И когда он появится, предстану перед ним и открыто обвиню в преступлениях. Он будет далеко от своей генуэзской крепости, друзей и слуг. И я захвачу его и привезу в Оран, чтобы ты вершил над ним суд.

— Вы давно все продумали, не так ли?

— О да, — призналась она, снова опуская глаза. — Очень давно. У женщины, даже если она мать бея, мало занятий в гареме. Кроме того, при дворе много французских эмигрантов, тайных сторонников Наполеона. Я использую одного из них, бесчестного молодого аристократа. Не тревожься, сын мой. Он — игрушка в моих руках и сделает все, что велю я. Исчезновение графа припишут французам, и твое имя останется незапятнанным.

— А дети графа?

Джованна понимала, что сын не захочет мстить детям Энтони, которых считал невиновными в деяниях отца. Он так отвратительно мягок, совсем не то, что его безжалостный родитель, а она… она куда более жестока и коварна, чем считал старый дурак Хар эль-Дин!

— После исчезновения графа его место займет сын, — мягко, с сочувственными нотками в голосе, откликнулась Джованна. — Дочь, вне всякого сомнения, выйдет замуж за англичанина. Они уже взрослые и смогут пережить горе.

— Как-то я спросил, не хотите ли вы вернуться в Геную, и вы отказались. Именно потому, что в Италии у вас недостаточно сил бороться против графа Клера?

— Да, сын мой.

Камал в глубоком раздумье сложил руки на груди.

— Не будь вы моей матерью, — наконец сказал он, — вас ждала бы позорная смерть. Вы обесчестили меня, выставили предателем. Я пришлю Хасана за печатью. И завтра уведомлю вас о своем решении. Но как только все это кончится, вы больше никогда не будете жить в этом дворце.

Джованна затаила дыхание, не в силах поверить своим ушам. Она умоляюще взглянула на Камала, стискивая дрожащие руки, но тот быстро поднялся. Женщина всхлипнула. Одержав эту победу, она многое потеряла.

— Пожалуйста, Алессандро…

— Благодарю за ужин, мадам, — холодно перебил Камал и направился к выходу.


Бей раздраженно оглядел девушку, с трудом припомнив, кто она такая. Подарок суданского посла! На ней было болеро[8] из мягкого желтого шелка, застегивающееся под высокими острыми грудками, и шелковые шальвары, собранные у щиколоток. Да, прелестна и очень молода, с густыми каштановыми волосами и огромными зелеными глазами.

Девушка бросила на него кокетливый взгляд сквозь полуопущенные ресницы и улыбнулась.

— Господин, — прошептала она и, встав на колени, коснулась губами его кожаных туфель.

— Встань, — резко велел он. Улыбка на ее лице померкла, и Камал заметил, что она дрожит, — без сомнения, боится, что не угодила ему.

Камал глубоко вздохнул и мягко произнес:

— Тебя зовут Майя?

— Да, повелитель.

— Ты красива, Майя.

Он погладил ее по шелковистым волосам.

— Сколько тебе лет?

— Пятнадцать, повелитель.

Голос девушки дрогнул. Она не виновата в том, что меньше всего на свете он хотел бы сегодня видеть в своей постели пятнадцатилетнюю девственницу.

— Мне раздеться, повелитель?

— Да, — кивнул Камал и, не желая, чтобы она заметила равнодушный блеск его глаз, добавил: — Это доставит мне большое удовольствие, Майя.

Камал растянулся на меховом покрывале постели, заложил руки под голову и долго смотрел в потолок. Лишь заслышав шорох одежды, он вновь устремил взор на девочку. Она медленно разоблачалась — каждое движение было рассчитано на то, чтобы вызвать желание. Но Камала оставил равнодушным вид ее бледных грудей с темно-розовыми сосками. Волосы на женском холмике были удалены, а нижние губки — слегка нарумянены хной.

Майя нерешительно выпрямилась; юное тело поблескивало в сиянии светильников. Камал знал, что вовсе не должен обращаться с ней осторожно, хотя Майя еще невинна. Она скорее всего была так же искусна в любви, как любая европейская куртизанка, а ее девственность… просто необходимое условие для мусульманина, придающего особую ценность девушке, еще не успевшей познать мужчину. Как отвратительно, что этот ребенок совсем не знал детства, а ее обучение тайнам обольщения началось едва ли не с колыбели. Правда, его гнев ничего не изменит. Он должен взять ее, иначе бедняжка станет всеобщим посмешищем.

— Подойди сюда, Майя, — велел Камал.

Она грациозно направилась к нему, зазывно покачивая бедрами, и опустилась на колени. Камал поднялся и позволил ей раздеть его, радуясь, что эти тонкие пальчики смогут его возбудить. Но, оставшись обнаженным, он, к своей досаде, понял, что все еще думает о разговоре с матерью, и совершенно не обращает внимания на сжавшуюся в комочек девушку.

— Расскажи о своем доме, Майя, — попросил Камал, привлекая ее к себе. Она тоскливо уставилась на него.

— Александрия — большой город, повелитель, — ухитрилась выдавить наконец девушка. — Но я жила в окрестностях. И не тоскую по родным. Мой долг — сделать вас счастливым, повелитель.

Камал вздохнул и потянулся к девушке. Она мурлыкала, словно пригревшийся котенок, под его ласками, но он так и не уяснил себе, действительно ли она наслаждается или притворяется, страшась обидеть господина. Однако девушка и не ожидает, что ему есть дело до нее. Она здесь для того, чтобы ублажить его!

Камал поцеловал ее мягкие губы, провел ладонью по груди и животу. Майя послушно развела бедра. Пальцы Камала раскрыли нарумяненные хной лепестки, и он с удивлением обнаружил, что внутри девушка теплая и влажная, но тут же сообразил, что служанки, должно быть, умастили маслом ее девственную ложбинку. Еще одно напоминание о том, что она всего лишь покорная невольница, чье тело принадлежит Камалу. Он закрыл глаза, позволил своей плоти откликнуться на прикосновения ее нежных пальцев и пухлого рта и уже хотел овладеть девушкой, но поднял ресницы и случайно поймал ее полный ужаса взгляд.

Боже, в какого же дикаря он превратился! Обращается с бедняжкой как с вещью, не обладающей ни чувствами, ни мыслями.

— Я постараюсь не причинить тебе боли, Майя, — пообещал он и, раздвинув ее бедра, навис над ней. Ему хотелось поскорее покончить с этим и отпустить невольницу, но Камал намеренно неспешно стал нежно гладить ее, тихо приговаривая, как она прекрасна и мягка, как восхищает его.

Он медленно вошел в нее и остановился, встретив тонкую преграду, стараясь, чтобы она привыкла к новым для нее ощущениям. К его удивлению, однако, девушка резко выгнулась и подалась вперед, вбирая его в себя. Послышался тонкий крик, и Камал цинично подумал, что ей, должно быть, приказали непременно закричать, чтобы заверить мужчину в потере девственности. Она начала извиваться под ним, и Камал строго приказал:

— Майя, лежи спокойно. Ты сама делаешь себе больно! Он стал осторожно двигаться. Она гладила его спину, тискала и мяла ягодицы, и Камал, испытывая невольное возбуждение, глубоко вонзился в нее и извергнул семя в тесные глубины. Несколько минут он лежал на ней, опустив голову на вышитую подушку, но, сообразив, что она неловко застыла, приподнялся на локтях.

— Спасибо, Майя, — поблагодарил он, прикоснувшись губами к ее губам и, перехватив ее нерешительный взгляд, устало добавил: — Ты подарила мне огромное наслаждение. Теперь можешь идти отдыхать. За дверью ждет Хасан-ага. Он вручит тебе залог моей благосклонности.

— Да, повелитель, — прошептала она и тихо вышла. Камал облегченно вздохнул. Голова же осталась тяжелой. Майя такая же, как остальные женщины гарема.

Даже Елена только притворяется, что слушает его, маняще опускает ресницы, но при этом ничего не понимает.

Камал со смутным сожалением вспомнил знакомых европейских женщин. Хотя они жили по правилам столь же неумолимо строгим, как и мусульманки, однако пользовались свободой, о которой их восточные подруги могли только мечтать: открыто выражали свое мнение, были страстными любовницами и избаловали его своими причудами и лукаво своевольными поступками, столь восхищавшими Камала.

Он вздохнул и перевернулся на живот. Пройдет немного времени, и ему придется взять себе жену — этого ожидают приближенные и мать, это его долг по отношению к своему народу. Если он не женится и не произведет на свет сына, наследником станет еще один сводный брат, Ризан, по крайней мере, до рождения сына Леллы. Ризану, которому нет еще и двадцати, никогда не справиться с многочисленными сложными обязанностями, лежащими на плечах бея оранского. Ему больше нравится управлять собственным кораблем, нападать на беззащитные торговые суда, не заплатившие дани алжирскому дею.

— Повелитель, кажется, вам не угодила Майя? Подняв глаза, Камал увидел Хасана-агу, нерешительно маячившего в дверях.

— Все хорошо, дружище. Надеюсь, ты дал ей какую-нибудь драгоценность, чтобы возместить потерю невинности?

— Да, конечно, повелитель, небольшой подарок. Хасан уже направился к выходу, но Камал остановил его:

— Нет, Хасан, побудь со мной еще немного. Камал натянул халат из алого шелка и устроился рядом с визирем на мягких подушках, за низким маленьким столиком.

— Вы не похожи на человека, только что испытавшего радости плоти, повелитель. Возможно, вы снова думаете о Европе и о корсиканце, благодаря которому орлиный взор англичан устремлен в сторону от нашей маленькой страны? Или… или все еще не можете забыть о кораблях, погубленных по приказу, на котором стояла ваша печать?

— Да, и, как ты подозревал, это дело рук моей матери. Камал стал растирать занемевшую шею.

— И сейчас я думаю о чести и благородстве. В любом из нас этих добродетелей, по-видимому, не так уж много. Знаешь ли ты, что я вот уже несколько лет скрываю от своих английских и итальянских знакомых правду о своем мусульманском происхождении, ибо это сделает меня предметом их издевательств? Они станут относиться ко мне как к настоящему дикарю, невежественному варвару…

— Нетерпимость существует исстари в любом народе, — спокойно кивнул Хасан. — Видимо, человек не способен быть доволен собой и своим положением, пока не отыщет другого человека, которого мог бы презирать.

Несколько минут оба молчали, прежде чем Камал бесстрастно повторил Хасану рассказ матери.

— Ты что-нибудь знал, Хасан? — спросил он наконец.

— Нет, повелитель. Впервые услышал обо всем из ваших уст. Я встречал графа Клера… маркиза ди Парезе, как его зовут в Италии. Ваш отец и сводный брат Хамил лучше его знали. Я видел графа всего однажды, в Алжире, вскоре после того, как приехал сюда. Он много лет добросовестно платит дань.

Хасан замолчал, морщась от боли в искривленных пальцах, всегда мучившей его при перемене погоды.

— Печально, — вздохнул он, — что ваша матушка выступила против графа без вашего согласия. Камал поджал губы.

— «Печально» — это слишком мягко сказано, Хасан. И совсем не отражает моих истинных чувств.

— Что вы собираетесь делать, повелитель?

— Еще не решил. Но, если позволю ей отомстить, не допущу, чтобы она вернулась в Оран. Пусть ведет ту же жизнь, из которой ее вырвали двадцать пять лет назад. Что ты помнишь об англичанине, графе Клере?

Хасан медленно, словно вызывая в памяти давно минувшие годы, заговорил:

— Человек властный, гордый, сознающий свою силу.

— И благородный?

— Да.

— Он дружил с моим отцом?

— Насколько я припоминаю… оба держались друг с другом довольно холодно. Но они были такими разными людьми. Зато он ладил с Хамилом.

— Всякий, имевший хотя бы слабое представление о чести, ладил с Хамилом. Хасан, по твоим глазам видно, что ты не сказал всего.

— Есть много побуждений, повелитель, понятных одному человеку и неясных другому. Я могу понять жажду мести, но в этом случае… не уверен в праведности намерений вашей матери и просил бы вас не принимать поспешных решений.

— Хорошо, старый дружище.

— Ваше образование очень важно для людей Орана, — немного помолчав, продолжал Хасан. — Они живут так же, как жили сто… нет, двести лет назад. Думая о Каире, его многочисленных библиотеках, я готов плакать о том, что мы потеряли. Мавры теперь не ценят образование превыше всего, турки готовы растерзать евреев и христиан и убивают всякого, кто пытается восстановить справедливость. Европейцы ненавидят и презирают нас и желают раздавить. Султан ничем нам не поможет. Ваш сводный брат Хамил желал перемен, но больше всего на свете ценил честь.

— Я не хотел становиться беем оранским, и ты это знаешь, Хасан. Во всяком случае не ценой жизни Хамила.

— Хамил гордился вами, повелитель, и много раз перечитывал каждое полученное от вас письмо. — Подождав немного, Хасан тихо добавил: — Вряд ли таким человеком, как он, могла управлять женщина.

Камал встретил умный взгляд старых глаз Хасана. Весьма откровенное заявление для визиря, который, как все мусульмане, предпочитал говорить обиняками.

— Мной тоже, Хасан, хотя женщины в Европе совсем другие, нежели здесь.

— Женщина, искушенная в коварстве, — самое опасное создание на земле. Доверять женщинам глупо.

— Даже своей матери?

— Это дело другое, хотя… Я рад, что вы впитали в себя знания и культуру двух стран, повелитель, приобретя мудрость, которая остается тайной за семью печатями для мусульманина. Я боялся, что наш народ не примет вас. Однако вижу, что вы способны вершить правосудие и выносить решения со справедливостью, недоступной людям даже преклонного возраста.

— Иногда я чувствую себя очень старым, Хасан, и не особенно мудрым, просто слишком усталым.

— Вы еще молоды, повелитель, и я молюсь, чтобы ваша жизнь не оборвалась так рано, как жизнь Хамила. Прекрасный моряк, он был как дома на суше и на море. До сих пор не могу поверить, будто он упал за борт во время шторма.

— Коран учит нас принимать всякое несчастье, как волю Аллаха, Хасан. Ты измучился, старина. И я утомил тебя бессмысленными разговорами.

Хасан отмахнулся костлявой рукой и поглядел на тяжелую драпировку, свисавшую с противоположной стены.

— Помните, что месть — женское орудие, повелитель. Месть женщины не ведает благородства.

Камал неожиданно усмехнулся:

— Мне стоило напомнить матери, что, не будь ненавистного графа и его графини, я бы не появился на свет.

— Подобными умозаключениями женщину не убедить, — покачал головой Хасан, медленно поднялся и низко поклонился: — Желаете остаться один, повелитель?

— Да, — вздохнул Камал. — Мне надо о многом подумать.

— Да хранит вас Аллах, — пожелал Хасан и тихо вышел из комнаты.

Глава 5

Неаполь

Клочья тумана поднимались с залива, плыли над причалом и окутывали беловатым покрывалом узкие улицы Неаполя. Трое мужчин, закутанных с головы до ног в длинные черные плащи, прятались во мраке у стены здания в кривом переулке, словно выжидая чего-то. Самый старший из них прислонился к углу дома, напряженно вглядываясь в мутную пелену.

— Тише, парни, — прошипел он. — Идет… но не один. С ним кто-то еще.

— Ничего, позабавимся немного, — утешил другой, метким плевком вспугнув ободранную кошку, рывшуюся в отбросах.

Граф де ла Валль, небрежно поигрывая украшенной лентами тростью, вполуха слушал своего приятеля Селестино Дженовезе.

— Иисусе, — стонал тот, — да здесь темнее, чем в аду! Ты искушаешь судьбу, Эрве! Я не решился бы прогуляться здесь средь бела дня, на виду у той сволочи, что кишит в этих улочках!

— Перестань ныть! — велел Эрве. — Привыкай к мраку — будешь иметь представление, что с тобой станется, когда ты покинешь эту землю.

— Тебя ничем не проймешь, Эрве! Хладнокровный ублюдок! Но мне все-таки это не по нраву!

— Лучше думай о прелестном лакомом кусочке, который делил сегодня с нами.

Селестино, тучный молодой итальянский аристократ, с довольно большим животиком и курчавыми каштановыми бакенбардами, вздрогнул от омерзения, понимая, что в такой темноте Эрве не заметит выражения его лица, и неохотно пробормотал:

— После того как все четверо по очереди оседлали шлюшку, она быстро потеряла желание угодить нам!

— Возможно, в следующий раз ты будешь первым, — скучающе бросил Эрве. — Она так мило хныкала и просила пощады! Тебе должно было понравиться, Тино. — И, пожав плечами, затянутыми в элегантный фрак, добавил: — Ей заплатили за услуги. Золотом. Я сунул в эту грязную ручонку именно столько, сколько требовал ее отец. Она с лихвой вознаграждена за потерю девственности.

Внезапно тишину разорвали резкие вопли:

— Хватай их, парни! Разобьем эти глупые головы! Из переулка выскочили три черные тени. Селестино взвыл от страха. Эрве де ла Валль выхватил из-за пояса кинжал и отбросил бесполезную трость.

— Дерись, дурень! — приказал он Тино. — Не можем же мы бежать от этого гнусного отребья!

Он ринулся на одного из нападающих и взмахнул клинком, метя ему в грудь, однако неожиданно его руку перехватили и завернули за спину с такой силой, что граф невольно охнул, но продолжал молча сопротивляться. В ушах звенели призывы Селестино о помощи. Хуже проклятой девки!

Граф закрыл глаза, ощутив, как острие ножа коснулось обнаженной шеи. Дерьмо! Умереть от рук подлых крыс, охотящихся за его кошельком!

Из темноты послышался чей-то крик. Скосив глаза, Эрве увидел мужчину, в руке которого серебром отливала шпага. Незнакомец кинулся на одного из воров. Тот отбил удар и в ужасе завизжал:

— Прочь, парни! Скорее прочь!

Грабители исчезли бесшумно, словно привидения. Эрве невозмутимо сунул в ножны клинок и отряхнул подбитый соболем плащ.

— Ради Бога, Тино, — проворчал он при виде приятеля, которого неудержимо рвало, — да возьми же себя в руки!

— Вы не ранены?

Эрве прищурился. Неожиданный спаситель говорил на итальянском. Спокойный голос хорошо образованного человека. По-видимому, это человек его круга.

— Нет, — небрежно ответил он. — Вы появились как раз вовремя, друг мой. Иисусе, Тино, да приди же в себя!

— Это чрезмерное потрясение, — заметил незнакомец. — Но воры сбежали. Бояться больше нечего.

— Кто вы? — спросил Эрве.

Мужчина отвесил изящный придворный поклон.

— Маркиз Пьетро ди Гальвани, к вашим услугам.

Селестино, опустошив содержимое желудка и немного оправившись от страха, выпрямился и направился к ним.

— Что вы здесь делали один, в такой час?

Маркиз пожал плечами:

— Вышел развеять скуку. И благодарен вам обоим за доставленное развлечение. Эта шваль не любит драться честно.

— Скуку! — фыркнул Тино. — Помилуйте, да вас могли убить.

Мужчина весело рассмеялся.

— В таком случае, я все равно избавился бы от скуки, верно?

— Мне бы хотелось отблагодарить вас, синьор, за спасение моей жизни, — неожиданно вмешался Эрве. — Мы с Селестино направлялись ко мне домой. Не желаете выпить с нами?

Маркиз, казалось, поколебался.

— Пожалуйста, — вставил Тино. — Я совсем не разглядел вас в темноте и тумане.

— Хорошо, — согласился наконец тот.

— Я Эрве, граф де ла Валль, а это Селестино Дженовезе, граф Дженовезе. Надеюсь, упоминание о титуле поможет ему восстановить равновесие и вернуть храбрость.

— Вы француз! — воскликнул маркиз ди Гальвани, легко переходя на родной язык Эрве. — Я только что прибыл в Неаполь и благодаря вам немного развлекся.

— Вы не ошиблись, — тоже по-французски ответил Эрве. — Но в отличие от вас я здесь уже столько времени, что потерял счет дням.

Все трое направились к дому графа. Тишину прерывали только короткие вскрики сирен да стук башмаков по каменной мостовой.

— Так, значит, вы роялист? — осведомился наконец Пьетро.

— Говорите по-итальянски, — жалобно попросил Тино.

— Он спросил, роялист ли я — перевел Эрве. — Да, можно сказать, что так. При неаполитанском дворе много таких, как я, изгнанных из нашей страны жалкими якобинцами и выскочкой Наполеоном.

— Тогда я прощаюсь с вами, — объявил маркиз, поворачиваясь, чтобы уйти.

— Но почему? удивился Селестино, хватая его за рукав.

Стряхнув руку Тино, Пьетро медленно ответил:

— Я не желаю якшаться со сторонниками Бурбонов и Капетингов!

Последние слова он словно выплюнул с нескрываемым отвращением.

— Вот как, — кивнул Эрве. — Подождите, друг мой. Возможно, вы не станете торопиться высказывать свое мнение, по крайней мере, сегодня ночью.

— Да, идем с нами. Эрве совсем не тот, каким кажется…

— Прикуси язык, Тино, — вкрадчиво попросил граф. — Месье?

— Еще совсем рано… — нерешительно сказал Пьетро.

— И вы хотите избавиться от скуки, не так ли?

— Ну что же… — протянул маркиз.

— Откуда вы родом? — осведомился Селестино, громко пыхтя и стараясь не отстать от спутников.

— Сицилия, — коротко ответил маркиз. — Еще одна часть королевства Бурбонов.

— В таком случае, — полюбопытствовал Эрве, — почему вы оказались здесь, в Неаполе?

— Приехал по делам и…

— И?.. — повторил Селестино.

— Увидеть своими глазами, как эта ведьма королева и ее старый распутный дурак муж потеряют трон и корону, когда войска Наполеона войдут в город.

— Вот как? — покачал головой Эрве. — Должно быть, этого недолго ждать. Амьенский договор, обеспечивший безопасность Неаполя, скоро будет нарушен. И тогда мы посмотрим.

Он безразлично пожал плечами.

Все трое свернули на широкую освещенную улицу с высокими красивыми домами. Вонь и грязь припортовых улочек остались позади.

— Мое скромное жилище, — провозгласил Эрве, открывая железные ворота. Он вынул ключ из кармана и распахнул узкую дубовую дверь. — Я полагаю, мой слуга уже спит.

Он повел гостей через тесную переднюю в гостиную и зажег канделябр.

— Весьма уютно, — заметил маркиз, осматриваясь.

Гостиная оказалась длинной, неширокой комнатой, обставленной мебелью вишневого дерева тонкой работы. Эрве подошел к буфету и взял графин.

— Бренди?

Маркиз кивнул, расстегнул плащ и, сняв шпагу, положил ее на стол. Эрве наблюдал за гостем. Богатые одежды, упругие мускулы перекатываются под тонким бархатом. Пьетро повернулся.

— Вы похожи на проклятого пирата, — охнул Селестино, уставясь в его лицо, заросшее густой черной бородой.

— Таков сицилийский обычай, — коротко заметил маркиз.

— Ваше бренди, синьор, — вмешался Эрве, вручая гостю хрустальный бокал.

— Пью за спасение двух самых благородных неаполитанских аристократов! — объявил Селестино, поднимая свой бокал. Маркиз изогнул темную бровь, но, ничего не сказав, пригубил бренди и подошел к обитому парчой дивану. Эрве сделал несколько глотков, продолжая изучать молодого человека.

— У вас странные глаза, месье. В жизни не видел итальянца с синими глазами.

Маркиз впервые улыбнулся, открыв ровные белые зубы.

— Именно это я всегда говорил отцу, — согласился он. Селестино громко расхохотался:

— Я много слышал о сицилийцах!

— И вы хорошо говорите по-французски, месье, — продолжал Эрве, игнорируя замечание приятеля.

— Конечно, как всякий образованный человек.

— Подумать только, — пробормотал Селестино.

— Вы не позволили мне договорить, друг мой, — возразил маркиз. — Образованный человек, желающий освободить Италию, должен знать язык освободителей. — И, заметив, как внезапно застыл граф де ла Валль, учтиво добавил: — Но если я и оскорбляю вас, месье, то, поверьте, без всякого умысла. Даже зная о ваших роялистских симпатиях, я все равно пришел бы вам на выручку. Граф де ла Валль картинно поклонился маркизу.

— Вы, по крайней мере искренни, — заметил он хрипловато.

— Не слишком-то верьте в это, — усмехнулся маркиз. — Вас, месье граф, природа наградила редкой красотой. Никогда не видел француза со светлыми волосами и зеленовато-карими глазами.

— Сдаюсь, — кивнул Траф. — Вы отплатили мне той же монетой.

— Собираетесь бывать при дворе? — вмешался Селестино, неуклюже устраиваясь в большом мягком кресле.

Маркиз беспечно ухмыльнулся:

— А что еще делать в Неаполе?

— При дворе много прекрасных женщин, — пояснил Селестино.

— Это уже кое-что. Можно ли быть уверенным, что они не наградят кавалера французской болезнью?

Граф, стоявший у камина, выпрямился и улыбнулся:

— Они щедры на милости и готовы отдаться любому. Я слышал, что когда королева была помоложе, делила постель с тремя любовниками сразу. Конечно, сейчас она старая морщинистая кляча, ничего больше.

— Думаю, — заключил Селестино, бросив взгляд на графа, — безопаснее всего брать девственниц.

— Ах, — вздохнул маркиз, — если бы мне пришлось платить за каждую невинную девушку, которую я смог бы найти, думаю, все мои деньги остались бы при мне.

Селестино фыркнул и уже открыл было рот, чтобы сказать что-то, но мгновенно проглотил язык, заметив, как нахмурился Эрве.

— Кое в чем вы несомненно правы, — кивнул граф и, глядя на янтарную жидкость в своем бокале, медленно проговорил: — Я бы посоветовал вам не выказывать так открыто при дворе свои симпатии к Наполеону. Тайная полиция королевы не ест хлеб даром. Ее шпионы повсюду. Множество невинных людей умерло под пытками, став жертвами ее страха и ненависти к корсиканцу. Поверьте, ваш высокий титул и богатство не спасут вас. — Помедлив немного, он добавил: — Даже мы с Селестино можем оказаться платными агентами королевы. Да, вы должны вести себя осторожнее.

Маркиз вытянул длинные ноги и полуприкрыл глаза, словно собираясь вздремнуть.

— Благодарю… за ваше чистосердечие, месье, — бросил он, не поднимая ресниц. — Но, надеюсь, у моих родителей не может быть глупого сына.

— Играете в карты? — осведомился Селестино, подавшись вперед.

— Какой дворянин не играет? — ответил маркиз вопросом на вопрос.

— До утра далеко, — вставил граф. — Выбирайте, какую игру начать, а мы с Тино будем рады составить вам компанию.


Адам встал после полудня. Даниеле Барбаро уже ожидал его в гостиной.

— Ну? — спросил он без предисловий.

Адам зевнул.

— Вы со своими людьми все сделали как надо, Даниеле. Я ввалился в дом только на рассвете. И позволил графу де ла Валлю немного облегчить мои карманы, — с сожалением вздохнул он.

Боркин, его камердинер, вошел в комнату с подносом, на котором стояли две чашки дымящегося кофе и блюдо с булочками.

— Выпьете кофе, Даниеле?

Тот кивнул, и мужчины, усевшись за стол, стали с аппетитом завтракать. Оба не сказали ни слова, пока слуга с поклоном не вышел из комнаты и не закрыл за собой дверь.

— Не скажу, чтобы я сомневался в Боркине, отнюдь нет, — пояснил Адам, — просто не хочу, чтобы он узнал что-то лишнее и тем самым подверг себя опасности. Надеюсь, никто из ваших людей не пострадал?

— Нет, даже Винченцо, хотя ваш выпад шпагой был довольно опасен. Вы что-нибудь узнали?

Адам потянулся, откусил кусочек слоеной булочки и откинулся на спинку стула.

— Не очень много, впрочем, я и не ожидал добиться успеха с первого раза. Но думаю, его друг, Селестино Дженовезе, вскоре развяжет язык — он чересчур болтлив. Сегодня они представят меня королеве. Во дворце нынче вечером бал или маскарад, не знаю точно. Король, как я слышал, в другом дворце, в Казерта, охотится и предается разврату.

— Вы получили письмо от графа? — проворчал Даниеле.

— Да, вчера. Моя чертова сестричка скоро приезжает вместе с Линдхерстами.

— Да уж, леди Арабелла — сущее наказание, — согласился Даниеле, широко ухмыляясь.

— Не могу дождаться, когда увижусь с плутовкой. Но мне не нравится, что Рейна Линдхерст тоже будет здесь. Девчонке всего восемнадцать, и, по словам Беллы, она настолько наивна, что краснеет, когда роза открывает лепестки.

— Она не узнает вас. С этой бородой вы совсем не походите на английского джентльмена, скорее на чертова пирата.

— Именно это и сказал Селестино вчера вечером, — хмыкнул Адам. — Отец пишет, лорд Делфорд был страшно возмущен тем, что родители исполнили желание Арабеллы и позволили ей приехать сюда. Заявил, что никогда не разрешил бы своей дочери так своевольничать. На это отец язвительно заметил, что желает видеть дочь такой же сильной, какой была ее мать когда-то.

— Он прав, — кивнул Даниеле. — Не тревожьтесь за леди Арабеллу, милорд. В доме Линдхерстов она в полной безопасности. Труднее всего будет держать молодых придворных на расстоянии, но к этому она привыкла в Лондоне. Вряд ли ей грозит беда на балах и вечеринках.

— Даниеле, вы не знаете мою сестру!

— Виконт Линдхерст выполнит просьбу вашего отца?

— У него нет выбора. Лорд Делфорд не выдаст меня. Отец умеет быть крайне убедительным, когда захочет.

— Мне ли этого не знать? Я работал на него, когда вас еще на свете не было. И не хотел бы вставать у него на пути. Ну а теперь, милорд, я должен идти. Винченцо будет поблизости, и вы можете переслать мне записку в любое время дня и ночи.

Адам поднялся и пожал руку итальянцу.

— Спасибо, Даниеле. Если повезет, мы скоро распутаем эту проклятую загадку, разделаемся с врагами и сразу же вернемся в Геную. Боюсь только, что Наполеону придет в голову осадить Неаполь.

— Нет, — возразил Даниеле, — потребуется время, чтобы разорвать договор. Если же это произойдет, милорд, вам просто необходимо немедленно забрать сестру и увезти из города, прежде чем она попытается запротестовать.

Глава 6

— Ну как я могу чувствовать себя принцессой, когда туфли так немилосердно жмут? — исподтишка жаловалась Арабелла Рейне Линдхерст. Рейна потрясенно разглядывала великолепную обстановку Палаццо Реале. Дворец был освещен сотнями факелов, частью укрепленных в золоченых кольцах, ввинченных в стены, частью высоко поднятых над головами одетых в ливреи слуг.

— Ты сама захотела надеть мои туфли, Белла! Я не виновата, что у меня ноги меньше!

— Как ты добра, что объяснила мне! — фыркнула Арабелла, презрев правила этикета. — Кстати, Рейна, я только сейчас слышала, — продолжала она заговорщическим шепотом, не желая, чтобы ее услышали лорд или леди Делфорд, — что король Фердинанд вернулся из своего любимого убежища, Бельведера, и появится нынче на балу. Насколько я поняла, ему наскучили и распутство, и охота на оленя. Говорят, правда, что он уделяет внимание не столько дичи, сколько Лючии, своей любовнице-толстухе!

— Она здесь сегодня?

— Нет, думаю, все еще в Бельведере, надежно защищена от взглядов других мужчин.

— Белла, откуда ты узнала эти пикантные подробности? Мне никто ничего не говорит.

— О, случайно, — уклонилась от ответа Арабелла, вновь оглядывая огромный зал приемов.

Изящные колонны из белого мрамора, увенчанные летящими херувимами, делили зал на небольшие салоны. Две стены были закрыты драпировками из алого бархата. И столько прекрасно одетых людей! Мужчины, очевидно, так же склонны к роскоши, как дамы, и многие все еще носят парики, выкрашенные во все цвета радуги!

Девушке не терпелось поскорее увидеть неаполитанских короля и королеву, но, кроме того, она тревожилась за Адама. Арабелла пристально рассматривала толпу, но нигде не видела брата. Она бросила взгляд на Рейну, спокойно стоявшую подле матери, которая в противоположность дочери, казалось, сильно нервничала. Жаль, что подруга не знает итальянского и не может ослепительно улыбнуться, слыша пустую болтовню, ничем не отличавшуюся от светских разговоров в салонах Лондона. В глубине зала музыканты в париках вновь взялись за инструменты, и пары поплыли в менуэте. Наконец Белла заметила Адама, увлеченного разговором с высоким молодым человеком. Может, это и есть граф де ла Валль? Совсем не выглядит таким уж беспутным — светловолос, красив, строен.

— Пойдемте, дамы, — предложил лорд Делфорд. — Их величества, кажется, собираются почтить нас своим присутствием.

Арабелла последовала за лордом и леди Делфорд. Лорд Делфорд, высокий и худой, сегодня был одет в безупречный черный бархатный фрак с пеной белых кружев у шеи и на запястьях. Из драгоценностей он носил лишь изумрудный перстень-печатку на правой руке и бриллиантовую булавку в галстуке. Виконтесса выглядела немного бледной, словно не совсем оправилась после приезда из Генуи. Однако она высоко держала голову; густые рыжеватые волосы красиво оттеняли складки зеленого атласного платья. Рейна надела сегодня туалет цвета старой слоновой кости, с длинной жемчужной ниткой. Арабелла посчитала, что подруга — само совершенство, но, конечно, она не признается в этом Рейне после оскорбления насчет ее ног. Когда они были уже совсем близко от королевской четы, Арабелла украдкой погладила руку Рейны.

— Держись, дорогая, — прошептала она. — Ты куда прекраснее, чем обе королевские дочери! Клянусь, они сразу же тебя возненавидят!

— Ах, Белла, если бы я была такой же высокой, как ты, а не карлицей!

— Старый сатир вновь вернулся к королеве немного передохнуть, — заметил де ла Валль маркизу ди Гальвани. — Знаете, несколько месяцев назад он собирался поохотиться в Палермо и даже послал туда кораблем девяносто гончих! К счастью, министры убедили его, что небезопасно покидать Неаполь сейчас, когда Наполеон вот — вот захватит город. Как этот глупец трясется за трон!

— Жаль, — двусмысленно протянул Адам, не сводя глаз с королевы. Он не желал смотреть на сестру. Королева сидела в кресле с высокой спинкой. По обе стороны от нее стояли ее дочери. Она казалась бледной и ужасно состарившейся — завитые волосы поседели, лицо было покрыто морщинами, заметными даже на расстоянии. Принцесса Амелия была довольно красива, но Кристина, Н а три года старше, к несчастью, унаследовала отцовский нос картошкой и покатые плечи. Король еще не появился, и Адам слышал, что наследный принц Франческо вместе с молодой женой, принцессой Изабеллой Бурбон, гостили на ферме у дворца в Казерта. Но Адам в любом случае не пришел бы на прием по своей воле, однако граф де ла Валль настоял, что он должен увидеть льва в его логове, окруженного выводком и придворными, прежде чем решить, достоин ли Фердинанд быть правителем.

— Жаль, что лаццарони[9] голодают, — издевательски бросил Адам, — пока жирный король набивает себе брюхо!

— Да, но лаццарони обожают короля Фердинанда, друг мой! Он ведь один из них. И, несмотря на королевскую кровь Бурбонов, которая течет в его жилах, он невежествен, как свинья, говорит на самом вульгарном жаргоне, который я вообще слышал, и более всего счастлив, когда самолично продает рыбу на рынке.

— Для роялиста вы весьма безжалостны, Эрве, — заметил Адам.

Граф пожал плечами.

— Но это правда. Пожалуйста, придайте своей пиратской физиономии более подобающее случаю выражение, Пьетро. Сейчас появится королевское величество.

Король Фердинанд, выглядевший скорее шестидесятилетним, чем пятидесятилетним, как он утверждал, вошел в зал, кивая налево и направо почтительно приседающим придворным. На нем был богатый камзол пурпурного генуэзского бархата, отделанный толстой золотой тесьмой на плечах и на груди, свободно ниспадавшей почти до пола. Он поприветствовал королеву и дочерей и тяжело опустился в соседнее кресло.

Перед королем предстали Эдвард Линдхерст с женой, другие почетные гости и, наконец две явно ошеломленные юные леди. Король устремил на девушек чарующий взгляд и долго не сводил с них глаз. Но вот, насмотревшись вволю, он махнул музыкантам, и просторный зал наполнился звуками музыки.

— Посмотрите на эту прелестную крошку.

Адам, обернувшись, заметил, что граф пристально уставился на Линдхерстов. Сегодня Арабелла выглядела неотразимой в атласном платье цвета незрелого яблока с богатой золотой вышивкой. Медовые волосы были заплетены в косы и уложены высокой короной; несколько густых локонов падали на плечо светлой волной.

— Если вам нравятся линялые космы и бледная кожа, думаю, эту девицу можно назвать сносной.

— Линялые? Но, друг мой, вы не правы! Эта изумительная рыжевато-каштановая грива, выразительные зеленовато-карие глаза! Так молода и… нетронута!

Адам проследил за взглядом Эрве. Тот, очевидно, восхищался Рейной Линдхерст, стоявшей чуть позади Арабеллы. Он невольно вздрогнул. Костлявый маленький воробышек превратился в изысканную красавицу. Рейна застенчиво оглядывалась, и Адаму почему-то непреодолимо захотелось утешить ее, сказать, чтобы не боялась. Но вместо этого он постарался подавить неприятное предчувствие, возникшее после слов графа.

— Похожа на монашенку, — безразлично бросил он.

— А я не побоюсь штурмовать монастырские стены!

— Она скорее всего, — задумчиво откликнулся Адам, не обращая внимания на шутку Эрве, — принадлежит к семье Линдхерстов. Я слышал, что он новый советник сэра Хью Эллиота.

— Весьма кстати, что я такой верноподданный роялист, — обрадовался граф. — Как только они отдадут дань уважения их потасканным величествам, я добьюсь, чтобы меня представили. Интересно, та вторая прелестница тоже дочь Линдхерста? Не знал, что на английской почве произрастают такие очаровательные цветы!

Обе девушки присели в низком реверансе перед королевой Марией Каролиной, терпеливо вынося похотливые взгляды короля.

— Добро пожаловать в Неаполь, — произнесла королева, протягивая руку виконту Делфорду. — Вы уже знакомы с синьором Актоном[10], не так ли?

— Совершенно верно, мадам, — ответил Эдвард Линдхерст и сдержанно кивнул Актону, стоявшему рядом с принцессой Амелией. Он симпатизировал этому самому могущественному человеку в Неаполе. Актон был высоким, тучным, с грубым лицом, однако в светло-серых глазах сверкали веселые искорки, словно их обладатель посмеивался над какой-то ему одному известной шуткой.

— Моя жена должна вот-вот родить, иначе тоже была бы здесь, чтобы приветствовать вас, милорд, — сообщил Актон.

— Пожалуйста, передайте наши поздравления супруге, — вмешалась леди Делфорд. — Это моя дочь Рейна и ее подруга, леди Арабелла Уэллз.

— Очень рада, — кивнула королева, одарив девушек улыбкой.

— И я тоже, ваше величество, — ослепительно улыбнулась в ответ Арабелла.

— Присоединяюсь, — заметил Актон. — Леди, оставляю вас с сэром Хью, английским послом. Он знает всех и сумеет познакомить вас с самыми интересными людьми. Лорд Делфорд, не найдется ли у вас минутки для меня?

К удивлению Арабеллы, королева поднялась и повела Актона и виконта к узкой двери за возвышением. Король, казалось, не заметил их исчезновения, увлеченный беседой с немолодой женщиной, которая беззастенчиво кокетничала с ним, прикрываясь веером из слоновой кости.

Сэр Хью проследил за недоуменным взглядом Арабеллы и вполголоса язвительно посоветовал:

— Прошу вас, не обращайте внимания на его величество, дорогая. Он почти не занимается государственными делами. Эта дама — его последнее увлечение. Графиня только что прибыла ко двору из Генуи или Милана, не знаю точно.

— Но она старая! — выпалила Рейна. Посол мягко улыбнулся.

— Вы правы. Она почти моя ровесница. Нет, дорогая, не краснейте. Я просто подшучивал над вами. Думаю, следует сначала познакомить вас с Алкье, послом Наполеона. По крайней мере он не такой непроходимый болван и зануда, как его предшественник.

— Великолепное собрание, сэр Хью, — заметила леди Делфорд.

— И весьма впечатляющий дворец, — поддержала ее Арабелла.

— Совершенно верно, леди. Жаль, что королева его не терпит. Видите ли, в тысяча семьсот девяносто седьмом году французы захватили и удерживали Неаполь в продолжение пяти месяцев и устраивали во дворце балы и приемы. С тех пор он вызывает у их величеств горькие воспоминания. Теперь они по большей части принимают гостей во дворце Казерта. Но к нам идет месье Алкье.

Когда им удалось наконец отделаться от француза, Арабелла вынесла из разговора твердое убеждение в том, что месье Алкье более всего напоминает мерзкую змею. По-видимому, эта мысль так ясно читалась в ее выразительных глазах, что сэр Хью усмехнулся.

— Дорогая, — осторожно упрекнул он, — не позволяйте Алкье понять, о чем вы думаете. Он невероятно влиятелен и пока лишь довольствуется тем, что позволяет королевской семье усидеть на троне.

— Да, это мой недостаток, — вздохнула Арабелла. — Постараюсь кокетливо взмахивать ресницами и строить глазки.

— А каково ваше мнение об Алкье, мисс Линдхерст? — обратился сэр Хью к Рейне.

Но та, не слушая посла, неотрывно смотрела на высокого молодого человека, стоявшего в глубине салона. Он был одет в элегантный черный вечерний костюм с белыми кружевами. Худое лицо заросло, правда, густой черной бородой, зато глаза сверкали синевой полночного неба.

«Мужчина просто не имеет права быть таким красивым», — подумала Рейна, покачав головой. Впрочем, она, вероятно, ошибается относительно цвета его глаз — в конце концов он стоит довольно далеко. И может быть, у него плохие зубы! Ее отец утверждает, что «от иностранцев никогда не услышишь ничего путного, а их манеры отличаются печальным отсутствием достоинства». Однако при виде стройного незнакомца она впервые усомнилась в правоте отца.

— Рейна, дорогая, что с тобой? Девушка недоуменно моргнула:

— Что, мама?

— Сэр Хью задал тебе вопрос, любовь моя.

— О… да, сэр Хью, я полностью согласна с вами, — кивнула она, растерянно глядя на посла.

— Превосходно! — рассмеялся тот и улыбнулся Арабелле, словно приглашая ее разделить маленькую тайну, а потом повел дам по залу, неустанно представляя их всем гостям подряд. Казалось, он знал всех, и Арабелла испугалась, что отныне у нее на лице навечно застынет вежливая улыбка. Встретившись глазами с Адамом, она незаметно ему подмигнула. Тот на мгновение нахмурился.

— Месье граф, — сказал сэр Хью, — позвольте познакомить вас с леди Делфорд, ее очаровательной дочерью Рейной и леди Арабеллой Уэллз. Леди — граф де ла Валль.

Рейна пробормотала что-то, не замечая, что граф пристально ее изучает. Более того, она не обратила на него внимания.

— Представьте меня вашему знакомому, месье граф, — попросил сэр Хью. Эрве поклонился.

— Леди, это мой друг, маркиз Пьетро ди Гальвани, недавно прибывший с Сицилии.

«У него прекрасные зубы», — подумала Рейна, протягивая руку маркизу. Адам улыбнулся девушке, старательно избегая взгляда Арабеллы, и поднес к губам нежные белые пальчики, но в последний момент перевернул ее руку и слегка поцеловал ладонь.

Рейна понимала, что маркиз позволил себе недопустимую вольность, но от прикосновения его теплых губ сердце бешено заколотилось. Она не отдернула руки, как, несомненно, сделала бы, поведи себя любой другой джентльмен столь же возмутительно.

— Синьор, — промолвила Рейна, поднимая на него глаза, и удивленно отшатнулась. Ей отчего-то очень знакомо это лицо. Но, конечно, это невозможно! Она никогда раньше не была в Италии, а он — сицилийский аристократ. На какое-то долгое мгновение их взгляды скрестились и застыли, и Рейна отметила, что его глаза еще красивее, чем она представляла.

Адам выпустил руку девушки и, обернувшись к сестре, заметил в ее глазах молчаливое предупреждение и насмешливые искорки. И что-то еще. Самодовольство! Да-да, вот именно! Негодяйка ужасно довольна собой!

— Синьорина, — вежливо сказал Адам, кланяясь ей и леди Делфорд. — Вы говорите по-итальянски, синьорина? — осведомился он, снова обращаясь к Рейне.

— Немного, — кивнула она, жалея, что не проявляла большего рвения на уроках Арабеллы.

— А по-французски?

— Лучше, чем по-итальянски.

— И куда более бегло, чем я, — вмешалась Арабелла. — А теперь, когда вы нашли способ понять друг друга, почему бы вам не потанцевать?

Адам криво улыбнулся сестре, но поспешно обернулся к Рейне.

— Превосходная идея, мадемуазель. Вы позволите, миледи? — спросил он у леди Делфорд.

Та неожиданно оказалась в почти безвыходном положении. Ее муж заверил, что они вряд ли будут видеться с Адамом Уэллзом, однако вот он, перед ними, и при этом выглядит бородатым корсаром, да к тому же просит разрешения на танец с ее дочерью! Так и не придумав причины отказать ему, виконтесса неохотно кивнула. Она прекрасно заметила, как сверкают глаза Рейны, когда та улыбается Адаму. Да и какая бы женщина осталась равнодушна к неотразимому обаянию сына графа Клера? Ах, это всего лишь танец в конце концов.

— Веселись, любовь моя, — сказала она дочери.

— Если позволите, миледи, — произнес граф де Валль, поглядев вслед маркизу и Рейне, — я бы тоже хотел просить чести пригласить вашу прелестную дочь на танец.

— Конечно, месье.

— Я с нетерпением ожидаю счастливой минуты, миледи, — учтиво поклонился граф.

— Значит, вы остались без кавалера! — сочувственно заметил Арабелле сэр Хью.

— Я в отчаянии, — мрачно призналась девушка, — и спрашиваю вас, мадам, разве это справедливо, что Рейне достается все внимание поклонников? Возможно, судьба предназначила мне кончить свои дни в монастыре.

— Но вы не католичка, — возразила леди Делфорд рассеянно, очевидно, всецело поглощенная не слишком приятным для нее зрелищем.

— Нет, — согласилась Арабелла, кокетливо взмахнув ресницами. Да, пока все идет прекрасно! Адам и Рейна, кажется, увлечены друг другом с первого взгляда, как она, впрочем, и надеялась!


— Какая жалость, — заметил Адам Рейне, становясь напротив нее.

— Что вас печалит, синьор?

— Танец оставляет мало времени для беседы.

Они тут же разошлись в разные стороны, искусно выполняя сложные па.

— Я никогда раньше не была в Италии, — начала Рейна, когда они вновь оказались рядом, довольная, что нашла подходящий предмет для беседы. Их руки слегка соприкоснулись. Адам поклонился; Рейна присела. От Адама не укрылся интерес девушки, но он никак не мог понять, почему пригласил ее на танец. Заметив, как покраснела Рейна, он вопросительно склонил голову набок.

— Вы когда-нибудь бывали в Англии? — умудрилась пролепетать девушка, жалея, что не может охладить разгоряченные щеки.

— Я? Почему вы спрашиваете, синьорина? Вряд ли мне захотелось бы посетить холодную далекую страну.

— Не настолько она холодна, синьор!

— И к тому же, — лукаво блестя глазами, добавил Адам, — говорят, характеры англичан таковы же, как их проклятая погода.

Рейна почувствовала, как прилила к щекам краска, и выругала себя. Она слишком легко краснеет! Это просто неприлично и так же смущает, как легкая россыпь веснушек на носу.

Я… мы вовсе не так уж холодны, синьор!

Их снова разлучили другие пары, и Адам молча поднял брови, удивляясь, почему с таким удовольствием дразнит девчонку. Решительно проглотив так и просившиеся на язык шутки, он сказал только:

— Это, вне всякого сомнения, на руку вашему мужу, синьорина.

— У меня нет мужа.

— Такая красавица не останется долго одна.

— Вы очень любезны, синьор, — сухо бросила Рейна. Он и вправду весьма галантный кавалер, который флиртует с ней только потому, что не привык иначе обращаться с дамами.

— Вероятно, — улыбнулся Адам.

— Мне это не нравится. Не люблю, когда мужчины сыплют комплиментами. Это нечестно.

— Моя любезность, — запротестовал Адам, изучая ее запрокинутое лицо, — еще не значит, что в моей душе гнездится неискренность. Просто я достаточно умен, чтобы восхищаться прекрасной женщиной, как подобает истинному ценителю красоты.

— Но я только наполовину англичанка, — неожиданно для самой себя призналась Рейна.

«В ней совсем нет ни хитрости, ни коварства», — подумал Адам, и это заинтриговало и встревожило его. — Вот как? — рассмеялся он. — Фамильный скелет в шкафу вашего родителя?

— О нет, — серьезно заверила Рейна. — Просто моя мать американка. Они встретились в Нью-Йорке, когда отец был майором английской армии во время войны с колониями. Я самая младшая из шестерых детей и единственная дочь.

Адаму удалось принять уместный к случаю удивленный вид.

— Значит, мне нужно быть с вами очень осмотрительным, мадемуазель! Пятеро братьев! А меня Господь благословил всего лишь одной сестрой, которая, впрочем, готова всегда ринуться на мою защиту.

— Иногда они бывают чересчур властными и неизменно стремятся настоять на своем. А в детстве немилосердно надо мной издевались.

— Такова судьба всех младших сестер, — кивнул Адам. — Знаете, в моих жилах тоже течет смешанная кровь.

— Вы ведь с Сицилии, месье?

Адам, отчего-то не пожелав беззастенчиво лгать девушке, вместо ответа весело спросил:

— Наверное, вы гадаете, откуда у меня такие странные глаза?

— О да, они и впрямь необычны, — с простодушной искренностью заверила Рейна. — Я хотела подойти к вам поближе, чтобы проверить, действительно ли они темно-синие, как бархат.

Адам долго смотрел на нее, пока, к собственному изумлению, не понял, что музыка смолкла.

— Благодарю за танец, мадемуазель. Надеюсь, вы согласитесь подарить мне еще один, немного позже?

— Да, месье, с удовольствием.

— Вы танцуете так же мило, как краснеете, — вырвалось у Адама, немедленно пожалевшего о собственной несдержанности.

Руки Рейны взлетели к щекам.

— Ничего не могу с собой поделать. К вам это не имеет никакого отношения, месье.

— Жаль, — вздохнул Адам, широко улыбаясь. Флиртовать с Рейной Линдхерст — верх глупости. Но она казалась такой чертовски милой и естественной, чистосердечно-наивной после легкомысленных, распущенных и умудренных жизнью дам, с которыми он поддерживал знакомство.

— Я отведу вас к любящей родительнице, — пообещал он, предлагая ей руку, и почувствовал, как тонкие пальцы сжали его рукав.

— Вы не забудете о нашем следующем танце, не так ли?

Адам вздрогнул, услышав тоскливые нотки в ее звонком голосе, и недовольно нахмурился при виде устремившегося навстречу графа де ла Валля, которому явно не терпелось увлечь девушку в круг танцующих.

— Не забуду, — спокойно ответил он. — Ваша подруга… кажется, ее зовут Арабеллой? Я бы хотел пригласить и ее на танец.

«Боже, я утомила его своим глупым щебетом! — подумала Рейна. — И конечно, смешливая остроумная Арабелла никогда никому не надоест, включая и маркиза».

— Арабелла прекрасно танцует, — вздохнула она.

— Если она так же грациозна, как вы, мадемуазель, значит, вечер для меня… прошел не зря.

— О, вы мне льстите! По-моему, так сложно найти подходящую тему для разговора с незнакомыми людьми!

— Особенно, когда они почти все иностранцы.

Графу де ла Валлю, очевидно, было неприятно его присутствие, и Адам, коротко поклонившись, подошел к Арабелле.

— Почему бы нам не выпить чего-нибудь прохладительного? — предложил Адам и, не дожидаясь ответа, взял сестру под руку и увел.

Рейна смотрела вслед маркизу и подруге, идущим вглубь зала, где были сервированы столы с закусками и напитками. Неужели она ревнует? Как можно? Она лишь сегодня встретила этого человека, и он, кроме того, иностранец, чужак, даже не говорящий на ее языке!

Девушка почувствовала пристальный взгляд партнера.

— Я не наступил вам на ногу, синьорина? — весело поинтересовался граф.

— Нет, — коротко ответила Рейна. — Просто я, вероятно, не привыкла к жаре.

— Жаре? — повторил Эрве, подняв брови.

Рейна только сейчас спохватилась, что в зале было довольно прохладно, и быстро поправилась:

— Я хотела сказать, к холоду.

— Понимаю, — учтиво кивнул граф.

Так, значит, девчонка увлеклась маркизом? Ничего, он быстро положит этому конец!


— Мы не должны проводить слишком много времени вместе, Арабелла, — втолковывал Адам сестре.

— Лучше со мной, чем с Рейной, — издевательски хмыкнула Арабелла. — Я думала, леди Делфорд упадет в обморок, когда вы танцевали.

Адам уже собирался напомнить сестре, что именно по ее предложению пригласил Рейну на танец, но промолчал. Что ни говори, а никто не заставлял его умолять мисс Делфорд о втором танце.

Пригубив сладкий фруктовый пунш, Арабелла как можно равнодушнее заметила:

— По-моему, ты произвел на Рейну впечатление.

— Она изменилась, — небрежно заметил Адам. Арабелла рассмеялась и легко коснулась его руки:

— Ах, братец, ты, случайно, не увлекся сам?

— Ребенком, едва со школьной скамьи? — пожал плечами Адам. — В самом деле, Белла, где твой здравый ум? Ну а теперь расскажи мне, как ты жила все это время.

— В прошлую среду мы поселились на прелестной вилле, в городском предместье, на холме, выходящем на залив. Иногда, закрыв глаза, я представляю, что никуда не уезжала из Генуи, — воздух, вода и цветы здесь пахнут точно так же.

Заметив, что Адам, почти не слушая, смотрит на танцующих, девушка лукаво добавила:

— Скоро тебе не придется разговаривать с Рейной по-французски. Она очень способна к языкам, и не пройдет и месяца, как бегло заговорит по-итальянски, к величайшему неодобрению своего отца.

— Рад, что она не узнала меня. Леди Делфорд, как ты и говорила, крайне расстроена. Тебе не следовало предлагать, чтобы мы танцевали. — Он небрежно смахнул пылинку с рукава и откровенно заметил: — Ее отцу вряд ли понравится, когда он узнает, что дочь дважды танцевала со мной.

— Дважды? По-моему, братец, ты искушаешь судьбу!

Однако вопреки строгим словам девушка восторженно улыбнулась.

— Это всего-навсего танец, Белла, — резко ответил Адам. — Но я сказал Рейне, что хочу потанцевать с тобой. Пойдем.

— Ну уж нет! — заявила Арабелла. — Ты мой брат, и я не обязана терпеть твое общество и молча страдать! Видишь ли, на мне туфли Рейны, и, увы, они ужасно жмут! Но расскажи, что ты успел узнать? Замешан ли граф в пропаже товаров?

— Конечно, — кивнул Адам. — Мы с Эрве в прекрасных отношениях с тех пор, как я спас их с другом от трех негодяев, которых убедительно изображали люди Да-ниеле. Слава Богу, никто не был ранен. Держитесь подальше от него.

— Повинуюсь, милорд, — покорно пробормотала Арабелла, шутливо приседая. Старшие братья никак не отвыкнут отдавать приказы сестрам!

Адам сурово нахмурился.

— Правда, пока ничего не удалось узнать. Граф проговорился, что имеет любовницу, уже немолодую женщину, которая вращается в близких к королю кругах. Его друг Селестино утверждает, что старая кляча осыпает Эрве золотом.

— Золотом, полученным от продажи наших грузов?

— Возможно. Что же касается того общества, которое он организовал… меня еще не пригласили в него вступить. Но думаю, что я встречался со многими его членами в доме Эрве. Это в основном молодые дворяне, ищущие развлечений. Граф, несомненно, их путеводная звезда.

— Я буду очень внимательной. И если эта женщина действительно здесь, при дворе, рано или поздно мы встретимся.

— Будь осторожнее, Белла, — прошептал Адам, чуть касаясь щеки сестры.

— Хорошо, зануда несчастный!


Рейна растянула губы в деланной улыбке.

— Ах, все это так волнующе! — воскликнула она излишне весело.

— Вы совершенно правы, — сухо согласился граф. Рейна с облегчением услышала, что музыка смолкла, и низко присела перед графом.

— Я должна вернуться к матери, месье. Она уже машет мне.

Эрве поклонился и предложил ей руку.

— Как долго ваш прославленный батюшка останется в Неаполе, мадемуазель?

Неужели от нее укрылся легкий сарказм, звучавший в его в голосе?

— Отец не говорит со мной на эти темы. Вероятно, многое зависит от переговоров короля с французами.

— Мне не хотелось бы, чтобы вы оказались в Неаполе в тот момент, когда Амьенский договор будет расторгнут. Говорят, Наполеон недоволен Актоном. Боюсь, пороховой погреб вот-вот взорвется.

— Искренне надеюсь, что до этого не дойдет, месье. Мне жаль покоренные страны и порабощенных людей.

— Но в Неаполе найдется немало жителей, мадемуазель, считающих Наполеона освободителем и готовых открыть ему городские ворота.

— Они заблуждаются. Наполеон ограбил все завоеванные им страны и пытался уничтожить традиции, связывающие людей.

— А некоторые считают, что он — само олицетворение свободы и неподкупности.

— Для ярого роялиста, месье, вы человек весьма широких взглядов.

Эрве улыбнулся в серьезное юное личико.

— Я прожил на свете дольше, чем вы, мадемуазель, и, вероятно, стал циником.

— Благодарю за танец, месье.

И прежде чем Эрве успел попросить еще об одном танце, Рейна снова сделала реверанс и повернулась к матери.

— До скорого свидания, мадемуазель, — тихо произнес он.

Глава 7

Сардиния

Антонио Дженни, почесывая седую бороду, следил за медленно идущим по берегу человеком, которого полгода назад вытащил из бушующих волн. Спасенный был немолод, но лицо, осунувшееся от жара и боли, казалось совсем старым. То, что он, тяжело раненный, несколько часов провел в бурлящем штормовом море, вцепившись в обломок мачты, свидетельствовало о необычайной силе. Недаром Риа, жена Антонио, твердила, что уж этот храбрец не позволит дьяволу прийти за ним раньше назначенного срока!

Риа почти не отходила от незнакомца и ухаживала за ним, как за сыном. Антонио не упрекал жену. Скорбь по потерянному в море сыну состарила и ее тоже. Она назвала раненого Доно, поскольку он казался ей даром морского царя. Теперь ее слезящиеся глаза вновь светились бодростью и решимостью. В бреду незнакомец бормотал странные непонятные вещи, вспоминал такие далекие страны, что Риа и Антонио немало изумлялись.

— Он не простой матрос, наш Доно, — твердила Риа мужу.

Доно неспешно повернул назад, к хижине под черепичной кровлей. Даже издалека Антонио видел, как сверкают его угольно-черные глаза. Подняв костыль, Доно помахал старику.

— Кто ты? — прошептал Антонио и, махнув в ответ, направился по кривой тропинке к берегу.

Хамил впервые за эти шесть месяцев увидел свое отражение в небольшой лужице. Большая прядь снежно-белых волос разрезала смоляные завитки. В бороде тоже проглядывали серебряные нити, а вокруг глаз прибавилось глубоких морщин. Из воды на него смотрел чужак.

Когда-то сильное тело сейчас тряслось от слабости, а ведь он сделал всего несколько десятков шагов. Только ярость, ярость на предателя помогла ему не выпустить бревна, не сдаться и продолжить ежедневные прогулки. Он по-прежнему задавал себе единственный вопрос: кто заплатил Рамиду за измену?

С улыбкой он наблюдал, как старик осторожно бредет по тропинке. Антонио ничего не скажет, но если Хамил пошатнется, сразу подставит свое плечо. Однако вскоре костыль не понадобится — силы постепенно возвратятся к Хамилу.

— Доно, — скрипучим голосом произнес Антонио — я следил за тобой! Ты сегодня ни разу не останавливался! Скоро, сын мой, ты станешь таким, как прежде.

Сын мой.

Хамил улыбнулся седому старику, который едва доставал ему до подбородка.

Антонио заметил гримасу боли на лице Доно и закинул его руку себе на плечо.

— Риа, должно быть, уже приготовила обед, — сообщил он, желая избавить Доно от смущения. — Уха, как всегда, но ведь это не так уж плохо, Доно.

— Да, — кивнул Хамил, принимая помощь старика, и, когда они приблизились к хижине, резко сказал: — Я хочу ловить рыбу вместе с тобой, Антонио. До сих пор я только брал, но теперь должен отплатить тебе, чем смогу, за твою доброту.

— Да, конечно, я возьму тебя в море, возможно, уже ; на следующей неделе, — согласился Антонио. — Но ты не рыбак. Не хочу снова вытаскивать тебя из воды.

— Нет, я не рыбак, но моряк неплохой и быстро научусь. В дверях появилась Риа, размахивая выцветшим передником.

— Доно! Посмотри на себя, мальчик! Ты совсем себя не жалеешь! Слишком много ходишь! Пойдем, тебе нужно поесть и отдохнуть. Я сварила густую похлебку… взяла 1 картофель у той старой ведьмы, которая живет за холмом.

Хамил, привыкший к ворчанию Рии, позволил отвести себя в единственную комнату и усадить за грубо сколоченный стол. Говоря по правде, он устал и сейчас набросился на похлебку с такой жадностью, словно от нее зависела сама жизнь.

Положив наконец ложку рядом с пустой деревянной миской, он откинулся на спинку стула. Перед глазами снова встала Лелла. Неужели ее тоже приговорили к смерти шесть месяцев назад?

Хамил опустил голову и впервые в жизни ощутил, как из горла рвутся беззвучные рыдания. По щекам потекли жгучие слезы. Риа обняла его за плечи, и он спрятал лицо на высохшей груди старухи.

— Доно, сын мой, — тихо прошептала она, гладя его по голове. — Все хорошо. Никто больше тебя не тронет.

— Лелла, — прошептал он.

— Твоя милая, Доно?

— Жена. Возможно, ее, как и меня, пытались убить. Глаза Рии и мужа встретились. Продолжая гладить его волосы, она осторожно спросила:

— Кто ты, Доно?

Хамил пристыженно улыбнулся. Не дело мужчине плакать, подобно женщине, даже если от этого мужчины остался один скелет!

Подняв голову, он взглянул в морщинистое лицо.

— Риа, — печально вздохнул он, — я опозорил себя.

— Ох уж эти мужчины, — фыркнула Риа, — не будь дураком.

Посторонние никогда раньше не называли Хамила дураком, а уж тем более женщины; единственным, кто отваживался на такое, был его отец. Однако он не рассердился, наоборот, успокоился и утешился.

— Меня зовут Хамил, — тихо начал он. — И, заметив недоуменные взгляды стариков, горько усмехнулся: — Еще полгода назад я был беем оранским.

Риа затаила дыхание и возмущенно уставилась на Хамила:

— Пират?! Один из тех разбойников, что нападает на суда и уводит людей в рабство?

— Я их правитель. Вернее, был правителем. Теперь меня считают мертвым.

Антонио воззрился на него, как на трехглавого змея.

— Ты… король?!

— Что-то вроде этого. Бей оранский подвластен алжирскому дею, который, в свою очередь, принес клятву верности турецкому султану.

— Ты язычник, — покачала головой Риа.

— Нет, мусульманин.

Заметив, что Риа медленно повторила одними губами незнакомое слово, Хамил негромко спросил:

— Хотите, чтобы я ушел? Мне так или иначе скоро придется отправиться в Кальяри. Там у меня друзья, влиятельные люди, которые помогут вернуть все, что у меня отняли.

— Нет! — воскликнула Риа, крепче сжимая его плечи. — Мне все равно, пусть ты даже один из них! Не позволю тебе уйти, пока не оправишься! Потом поговорим обо всем. Ешь похлебку, Доно.

— Антонио? — пробормотал Хамил.

— Ешь похлебку, мальчик.

Глава 8

Неаполь

Эдвард Линдхерст улыбнулся дочери, входившей в гостиную вместе с матерью.

— Этот мерзкий климат, кажется, идет тебе на пользу, — заметил он. — Ты становишься настоящей красавицей.

— Спасибо, папа, — кивнула Рейна, искоса, с некоторой настороженностью посматривая на отца. Пить чай было еще рано, а девушка прекрасно знала отца, чтобы уловить решительный блеск в его глазах.

— Садись, дорогая, — предложил Эдвард Линдхерст. — Мы с мамой хотим с тобой поговорить.

Рейна послушно уселась в обитое голубой парчой кресло и улыбнулась отцу.

— Я всегда рада немного побыть с вами, сэр.

— Да… но… — начал отец и остановился, нервно теребя цепочку часов. — Ты всегда была хорошей дочерью, Рейна, и доставляла нам много радости.

«О Господи», — подумала Рейна, выпрямляясь. Голос отца неизменно мягкий всякий раз, когда он обращался к дочери, сейчас звучал напряженно.

— Благодарю, отец.

— Мы не в Англии, дорогая.

— Это чувствуется, папа. У меня на носу выступили веснушки, хотя еще не настало лето. Такого никогда не произошло бы в лондонском тумане.

Эдвард Линдхерст вымученно улыбнулся и посмотрел на жену, прежде чем снова перевести взгляд на дочь.

— Я имел в виду, киска, — смущенно пробормотал он, — что мы в чужой стране и окружены людьми, чьи обычаи и образ жизни отличаются от наших… и гораздо свободнее.

— Папа, — возразила Рейна, — конечно, мы не привыкли к такому. Но я пытаюсь выучить итальянский и нахожу, что между нами и этими людьми гораздо больше общего, чем мы предполагаем. Что же до свободы… Мария, наша экономка, на прошлой неделе сказала, что, будь я итальянкой, только сейчас вернулась бы из монастырской школы, где живут все итальянские девушки благородного происхождения.

— Твой отец, дорогая, — резко вмешалась Дженнифер Линдхерст, — не то имел в виду.

— Твоя мать права. Тебя всегда оберегали, Рейна. Ты ничего не знаешь о мужчинах, которые… которые не всегда оказываются джентльменами. Мы тревожимся за тебя. В будущем, дорогая, когда мы станем посещать балы или приемы, я предпочел бы, чтобы ты не слишком любезничала с поклонниками.

Обычно безмятежное лицо Рейны потемнело, и она бросила на мать взгляд, полный такого укора, что леди ДелфорД неловко поежилась.

— Любезничать, отец? — удивилась она, оборачиваясь к виконту. — По-твоему, я настолько наивна и не разбираюсь в людях, что должна цепляться за твой фрак или материнскую юбку? Или ты предпочтешь, чтобы я провела в монастыре все то время, что мы пробудем в Неаполе?

Эдвард Линдхерст изумленно взглянул на Рейну.

— Прошу прощения, мисс? — осведомился он тоном, который до сих пор употреблял исключительно в разговоре с сыновьями.

— Я спросила, отец, — продолжала, нимало не смутясь, Рейна, — не собираетесь ли вы отослать меня в монастырскую школу?

Несмотря на внешнее спокойствие, сердце девушки бешено колотилось. Впервые в жизни она посчитала, что рассуждения ее отца поистине отдают средневековьем!

— Возможно, мне следовало бы объяснить более доступно, — холодно бросил лорд Эдвард. — Я должен был бы без обиняков сказать, что не допущу открытого флирта с молодыми людьми, которых ты встретишь при дворе.

Рейна едва верила своим ушам. Мать выдала ее отцу, и лишь потому, что она протанцевала два танца с маркизом!

Опустив глаза на изящные лайковые туфельки лимонного цвета, она мягко промолвила:

— Не беспокойся, отец, поскольку молодой человек, о котором идет речь, не настолько мне симпатизирует.

— Кто же это, позвольте спросить? — встрепенулся виконт, прекрасно понимая, о ком идет речь. Но его самолюбие было задето тем, что Адам Уэллз посчитал его дочь не — стоящей внимания. Самовлюбленный щенок! Судя по тому, что рассказала жена, он ничем не отличается от своего папаши! Яблочко от яблоньки…

— Маркиз ди Гальвани, — тихо ответила Рейна.

— И что в этом человеке привлекло тебя, позволь спросить?

Рейна смело взглянула в глаза виконту.

— Он самый прекрасный мужчина, которого я когда-либо видела.

— Этого слишком мало, чтобы узнать о его характере.

— И самый добрый.

Видя, что муж, к сожалению, безнадежно отклонил от темы, леди Делфорд сочла за лучшее вмешаться:

— Рейна, любовь моя, мужчины попросту не мо быть прекрасными! Что это взбрело тебе в голову?

— А маркиз прекрасен, — твердо заявила Рейна. Он сицилиец. Наверное, поэтому у него такие невероятно синие глаза.

Эдвард Линдхерст в противоположность дочери прекрасно знал, от кого унаследовал цвет глаз Адам Уэллз Придется быть построже с дочерью. Будь он проклят, е позволит Рейне увлечься этим наглым отродьем!

— Возможно, тебе придется встречаться с маркизом при дворе, но нигде больше, слышишь?

— Да, папа. Хотя он был неизменно вежлив со мной, однако предпочел наслаждаться обществом Арабеллы. — И склонив голову набок, Рейна недоуменно добавила: — Но я вас не понимаю! В конце концов он маркиз, аристократ…

— Вздор! У каждого итальянца есть титул. Он вполне может оказаться сыном козопаса.

— Но от него не пахнет козами.

— Ты не дерзила мне так до того, как леди Арабелла Уэллз почтила нас визитом! — процедил виконт. — Да, она, бесспорно, красива, но ее манеры весьма развязны! И если маркиз предпочитает ее, это к лучшему.

Виконт решительно подавил угрызения совести из-за того, что вынужден лгать дочери.

— Возможно, — невозмутимо промолвила Рейна, — когда я выучу итальянский, буду такой же остроумной и неотразимой, как Белла. И, папа, что бы ты ни думал, маркиз благороден и человек чести. Ему в голову не придет злоупотребить моими чувствами!

«Он уже сделал это!» — гневно подумал отец, но вслух сказал:

— Я высказал тебе свое мнение, Рейна, вот и все. Ну а теперь, если вы обе извините меня, я должен встретиться с Актоном и сэром Хью. Увидимся за ужином.

Рейне показалось, что отец просто пытается избежать дальнейшего неприятного разговора, и это одновременно рассердило и позабавило ее. Кажется, он считает ее покорной куклой готовой вечно плясать под его дудку. Обычно стоило ему мягко сказать о своих желаниях, как Рейна немедленно делала все, чтобы угодить отцу.

— Дорогая, — воскликнула мать, — молю тебя послушаться отца. Мы оба желаем тебе добра. Маркиз… кажется человеком, весьма искушенным в житейских делах.

— Да, мама.

Рейна неожиданно поднялась и шагнула к двери.

— Такие люди умеют производить впечатление на молоденьких девушек, — отчаянно пробормотала леди Делфорд в спину дочери.

— Конечно, я наивна, мама, — бросила Рейна, положив руку на бронзовую дверную ручку, — но не так уж плохо разбираюсь в людях!

Как могла мать рассказать обо всем отцу?! Неужели ее отношение к маркизу настолько очевидно?

Рейна с легкой улыбкой поднялась по лестнице в спальню Арабеллы. Во время второго танца маркиз немилосердно подшучивал над ней. Девушке уже было показалось, что он симпатизирует ей, как младшей сестренке, если бы в какой-то миг она не поймала его взгляд. В этих темно-синих глазах не светилось ничего похожего на братские чувства. Да, но он провел довольно много времени с Арабеллой, почти столько же, сколько с ней. Что это означает?!

Открыв дверь, она увидела, что подруга нетерпеливо мечется по комнате.

— Ну? — осведомилась она, едва Рейна закрыла за собой дверь. — Что нужно было твоему отцу? Вряд ли он сердился из-за того, что ты зацепила оборку на подоле.

— Наверное, я самая непослушная дочь на свете, — вздохнула Рейна, но подруга лишь весело рассмеялась. Тебе смешно, Белла!

— Ах ты, глупая гусыня! Я вовсе не подшучиваю над тобой! Просто никогда еще не видела столь послушной дочери! Ну же, что случилось?

— Ты не поверишь, Белла, но весь этот шум из-за того, что я два раза танцевала с маркизом! Папа приказал мне не любезничать с молодыми людьми, особенно с ним! Обвинил меня в том, что я флиртую с маркизом, и я не смогла промолчать, верно, Белла?

— Конечно! — решительно произнесла та. — Тебе уже восемнадцать, Рейна, далеко не ребенок.

«И, кроме того, — подумала она, — бьюсь об заклад, Адам не скоро тебя забудет!»

Рейна, помрачнев, замолчала, но немного погодя все же выпалила:

— Я также посоветовала папе не волноваться. Маркиз, кажется, интересуется тобой гораздо больше!

— Вот как? — хмыкнула Арабелла, отвернувшись, чтобы подруга не увидела ее веселого лица. — Не сдавайся, дорогая. Возможно, ты снова увидишь маркиза в пятницу на приеме у королевы в честь леди Идеи.

Они действительно увидятся! Арабелла сделала все от нее зависящее, чтобы Адам был на приеме!

— Я рада, что ты защитила маркиза перед родителями! По-моему, он очень красив и благороден.

— Королева вечно кого-то принимает, — пробормотала Рейна, уходя от прямого разговора — ее чувства к маркизу были слишком хрупкими и робкими, чтобы обсуждать их даже с самой близкой подругой. И, кроме того, она не уверена, что маркиз не предпочитает Арабеллу.

— Ну что же, я очень рада. Мне хотелось бы познакомиться со всеми! А теперь, Рейна, пора начинать урок итальянского.

— Прекрасно, — фыркнула Рейна, — хотя иногда я сама поражаюсь, зачем мне все это нужно!


Тонкий серп луны в ночном небе едва освещал затянутые ледяным туманом узкие улочки. Войдя в свой дом, Адам сбросил черный плащ и устремился в маленькую гостиную, где его уже поджидал Даниеле Барбаро. Итальянец стоял у камина, протянув руки к весело пляшущим языкам пламени. Адам молча кивнул.

— Я надеялся увидеть тебя раньше. Выпей поскорее, чтобы согреться, — посоветовал Даниеле, протягивая Адаму рюмку бренди.

Адам осушил ее и тупо уставился в пространство.

— Что случилось? — осведомился Даниеле. — Видел графа и членов его клуба? Это тот узкий дом, в глубине тупика, рядом с виа Роцца?

— Да. Я думал, что многое испытал в жизни, Даниеле, но, как оказалось, ошибся. Вряд ли этих людей можно назвать настоящими сатанистами, но их представления о том, что можно считать развлечениями, по меньшей мере омерзительны.

Даниеле снова шагнул к камину и, ни о чем не спрашивая, внимательно прислушался.

— Здание, такое убогое с виду, внутри обставлено как средневековый замок — со столом на возвышении и стульями с высокими спинками. Всего их восемь человек, очаровательные аристократы, бывающие на всех придворных увеселениях. Скучающие и пресыщенные настолько, чтобы попасть под влияние Эрве. Я наблюдал сквозь узкое окно, как он показывает им нечто вроде карты. К сожалению, слов я не слышал. Они много говорили и столько же пили. Когда Эрве ушел, я посчитал, что на этом их вечер закончен. Однако это оказалось сигналом к оргии. Эрве вернулся с молодой простолюдинкой, очень хорошенькой и очень бедной. Они не насиловали ее. По всей видимости, родители продали этим негодяям ее девственность. После того как ее взял пятый по счету, думаю, она больше не радовалась сделке.

— Иисусе, — прошептал Даниеле.

— Знаешь, они бросали жребий, чтобы установить очередность. Поэтому я и понял, что она была невинна… по выражению ее глаз, когда отошел первый.

— Мы должны вернуться, милорд.

— Да, Даниеле, после того как все они уйдут. Дом трехэтажный, и свет горел только на первом этаже. Возможно, на верхних мы найдем наш груз. — Адам замолчал, нервно поигрывая рюмкой. — Не знаю, что буду делать, когда стану одним из «Белых дьяволов». Кажется, они всегда притаскивают девушек в дом после обсуждения своих изменнических планов против короля и королевы.

— Каждый должен исполнить свой долг, — задумчиво пробормотал Даниеле.

Адам рассеянно пригладил волосы и заходил по комнате.

— Они, в сущности, не так уж испорчены и порочны, кроме графа де ла Валля. Если его остановить, остальные тотчас забудут о секте и станут искать развлечений в другом месте.

— Когда придет время, я и мои люди поможем вам, милорд.

— Думаю, Даниеле, этого недолго ждать.


Графиня Джованна Джиусти, известная в Неаполе под именем Лучаны ди Роландо, почувствовала взгляд полуприкрытых тяжелыми веками глаз короля и вынудила себя улыбнуться. Старый дурак! Но она привыкла иметь дело с такими же распутниками и умела с ними обращаться сегодня вечером это было особенно легко, потому что в крови горело жаркое предвкушение победы.

Дочь гордого графа Клера в Неаполе! И сегодня Джо-ванна снова увидит ее! Она никогда не мечтала о таком сюрпризе. Впервые встретив Арабеллу на балу, Джованна не пыталась с ней познакомиться, предпочитая выжидать и наблюдать. Девчонка — точная копия матери, хотя глаза унаследовала от отца — столь же проницательные, ясные и темные как ночь. И так уверенно и спокойно ведет себя! Родители, несомненно, любят ее и ни в чем не ограничивают, тогда как она, Джованна, все эти годы медленно увядала в Алжире под черной чадрой.

Графиня заставила себя не отстраниться, когда покрытая желтыми старческими пятнами рука короля медленно накрыла ее ладонь. Интересно, почему Арабелла в Неаполе? Вряд ли отец послал ее, молодую девушку, разузнать, кто захватил его корабли и похитил груз. Ничего, скоро сам граф присоединится к дочери, и тогда время Джованны придет!

Графиня смело встретила пристальный взгляд королевы. Ее величество улыбнулась и что-то тихо сказала дочери Амелии. Та рассмеялась и, прикрыв рот рукой, так же негромко ответила матери. Пусть сплетничают о ней, высокомерные дряни!

Как только король обратился к английскому послу, сэру Хью Эллиоту, Джованна грациозно отошла и расправила слегка помявшиеся юбки из зеленой тафты. Она знала, что в свои пятьдесят по-прежнему выглядит привлекательной и стройной.

— Мадам, вы восхитительны сегодня.

Перед ней стоял ее очередной любовник, Эрве де ла Валль. Похоже, он просто насмехается.

— Спасибо, — ответила она, подозрительно прищурив глаза. Да… на его лице уже появились первые крошечные морщинки. Он молод, но распутная жизнь вскоре состарит его… если, конечно, граф доживет до этого. Эрве тешит себя мыслью, что использует ее, старуху, благодарную за ласки молодого человека. Глуп, как большинство мужчин! Слишком поздно обнаружит он, что это она использовала его.

— Я изголодался по вас, мадам, — прошептал граф чуть хриплым голосом, так нравившимся женщинам.

— Через час начнется банкет, но я не одно из блюд, так что не обольщайтесь, — язвительно процедила Джованна.

— Как вы жестоки!

— Поймите, граф, нам нельзя беседовать открыто. Приходите ко мне на виллу завтра вечером, и я утолю ваш голод.

Улыбка не сходила с лица Эрве. Она старше всех его любовниц, но по крайней мере не вызывает отвращения и кроме того, не скупится на вознаграждение!

— Как пожелаете, мадам!

Джованна смотрела вслед пробиравшемуся сквозь толпу графу. Он остановился рядом с дочерью виконта Делфорда, советника английского посла. Неужели эта рыжеволосая соплячка привлекает его?

Ее взгляд скользнул по леди Арабелле Уэллз, беседующей с леди Иден. Казалось, девушка неодолимо влечет людей своей неподдельной теплотой и звонким смехом.

«Когда-то и я была такой», — подумала Джованна.


— Вам не к лицу белое, малышка. При звуках голоса маркиза учтивая светская улыбка Реины превратилась в поистине ослепительную.

— Месье! Я так надеялась, что вы здесь будете!

Взглянув в искрящиеся весельем глаза, она лукаво добавила: — Что же до белого цвета… насколько я понимаю он по контрасту с вашим черным фраком говорит о сущности наших характеров.

— Ангел и дьявол? Вы раните меня, мадемуазель!

— Но почему, месье? Подумайте, какой прекрасный дьявол из вас бы вышел, неотразимо-волнующий и коварный, а я в роли ангела, вне всякого сомнения, покажусь пресной и скучной. По-моему, это вы меня обижаете!

Черные брови вопросительно взметнулись вверх.

— Вы не ангел, Рейна, а самая настоящая плутовка! Девушка обрадовалась, услышав из его уст свое имя.

Он произнес его, как настоящий англичанин, и она удивилась этому, но тут же обо всем забыла.

— А вы действительно порочны, маркиз? Неисправимый повеса, быть может?

— Нет, — немного резче, чем требовалось, ответил Адам и, заметив ее вопросительный взгляд, добавил с ленивой улыбкой: — Моя одежда и черная борода — всего лишь маскировка. Я добрейший и скромнейший из всех людей, мадемуазель, уверяю вас.

— Именно так я и сказала родителям, — кивнула Рейна, поджимая губы.

— Что?!

Девушка слегка покраснела.

— Видите ли, они считают вас весьма искушенным в жизни человеком… слишком умудренным опытом для такой простушки, как я.

— И поэтому вы уверили их, что я не повеса, а скорее чистосердечен и робок? Рейна зачарованно уставилась на золотые пуговицы его жилета.

— Не совсем так. Но я сказала, что считаю вас добрым.

Адам долго молча смотрел на нее.

— В Англии молодые девушки впервые появляются в обществе во время сезона, не так ли?

— Да, и это ужасно глупо, по-моему. Они ездят на балы, рауты, маскарады только для того, чтобы найти мужа. К счастью, вместо этого я оказалась в Неаполе.

— Похоже, вы плохо знаете мужчин, — мягко сказал Адам, вспоминая дебютанток, которых встречал в Лондоне несколько лет подряд. Некоторые из них заинтересовали его, но никто не произвел такого впечатления, как эта сияющая красотой девушка. — Вас всю жизнь стремились уберечь от окружающего мира.

— Никогда не понимала, — задумчиво протянула Рейна, — почему девушкам все запрещается, а мужчинам предоставлена полнейшая свобода. Они могут всюду бывать без компаньонок и гувернанток.

— Мужчина обычно хочет взять в жены чистую девушку, которую, строго охраняют.

— Да, — резко возразила Рейна, — но женщина, вероятно, тоже захочет получить в мужья целомудренного мужчину!

Адам громко расхохотался.

— Боюсь, что в таком случае браки вообще перестали бы заключаться!

— А мне кажется, — вздохнула девушка, — у вас столь же отсталые взгляды, как у моего отца.

— Возможно, малышка, ваша подруга имеет на вас чересчур сильное влияние.

— Так утверждает и отец, но, заверяю, это неправда Конечно, Белла на четверть итальянка, но, не забудьте что и я наполовину американка! А это куда более рискованное сочетание. Я могу рассказать о Нью-Йорке столько же историй, сколько она — о Генуе!

Да, эта девушка — настоящая волшебница. И когда она успела очаровать его?!

— Так вы поведаете мне о краснокожих индейцах! — воскликнул он.

— Душераздирающие легенды, от которых кровь стынет в жилах. Правда, все индейцы, встреченные мной, совсем не казались воинственными. Но так было не всегда, особенно во времена молодости моего отца, когда американцы восстали.

— А я думал, все добрые англичане называют это попросту мятежом.

— Возможно, — язвительно бросила Рейна, — но каков результат! Моя мать и дед тори, но даже они считают, что Англия крайне несправедливо обращалась с колониями.

— Кажется, Рейна, ваш отец заметил, что мы разговариваем. Недаром он помрачнел, как грозовая туча.

— Знаю. Иногда я чувствую себя той самой угнетенной колонисткой. Как бы мне хотелось, чтобы родители не душили меня своими правилами и ограничениями!

— Что же, — мягко произнес Адам, — когда-нибудь вы перестанете рваться на волю.

— Но разве я не обрету свободу, выйдя замуж?

— Трудно сказать, — ответил Адам, неотрывно наблюдая, как девушка рассеянно облизывает нижнюю губу розовым язычком.

Значит, моего мужа ждет та же участь!

— Мужчины, — заметил Адам, задаваясь вопросом, какого дьявола он позволил втянуть себя в спор, — это совершенно другое дело.

— Неужели они не хотят иметь семью, любимую женщину?

Адам воздел к небу руки.

— Довольно, мадемуазель! Сдаюсь! Вы позволите потанцевать с вами позже, Рейна?

— Да, маркиз. Вы чрезвычайно ловко умеете убеждать, дам — объявила она, легонько касаясь пальцами его рукава.

Она все еще улыбалась, когда дорогу загородил граф де ла Валль.

— Добрый вечер, мадемуазель, — вкрадчиво приветствовал он, склонившись над ее рукой. — Надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что сегодня вы кажетесь розой, готовой вот-вот развернуть на солнце свои лепестки.

Улыбка Рейны поблекла.

— Добрый вечер, граф, — пробормотала она, игнорируя его цветистые комплименты. Арабелла упомянула как-то, что граф может оказаться вовсе не таким благородным, каким представляется, и Рейна с ней согласилась. В этом человеке было нечто неуловимо скользкое, от чего так и веяло лицемерием и фальшью.

— У вас изумительное платье, — настаивал граф, ничуть не смущенный холодным приемом. — Оно оттеняет ваши глаза, а волосы у вас, словно огненные нити.

— Огненные нити? — удивилась девушка. — Как это ужасно!

Эрве широко улыбнулся, преодолевая поднимающийся в душе гнев.

— Дайте мне немного времени, мадемуазель, и я найду слова, чтобы достойно описать вас. Вы позволите принести вам пунша?

Все что угодно, лишь бы избавиться от него!

— Благодарю, месье, — кивнула Рейна. Куда же исчез маркиз?

Она всмотрелась в толпу и, поймав пристальный взгляд матери, мило улыбнулась, но тут же заметила маркиза. Он стоял почти рядом с ней и о чем-то разговаривал с Арабеллой.

Леди Делфорд перехватила взгляд дочери, и сердце ее упало. Страх охватил виконтессу. Она видела, как беседовали Рейна с Адамом, и со стороны это выглядело вполне невинно, но сейчас ее потрясло неприкрытое желание в глазах дочери. Так смотрит на любовника взрослая женщина, женщина, которая не в силах совладать со своими чувствами. Дженнифер прекрасно знала, почему муж недолюбливает семью Уэллз. Она поделилась с ним своей тревогой, испугавшись, что Адам попросту играет с Рейной, пытаясь позлить виконта, как это часто проделывал сам граф Клер. Теперь же она усомнилась в этом и, внезапно почувствовав себя очень старой, разгневалась на мужа. Он такой чопорный, сухой и слишком оберегает дочь. Ах, лучше бы они никогда не видели Неаполя, не соглашались на обман, предложенный графом Клером. Но это, похоже, ничего не изменило бы. Рейна все равно встретилась бы с Адамом в Лондоне, и результат скорее всего был бы тот же.

— Ты выяснил что-нибудь? — тихо спросила Арабелла брата и тотчас же рассмеялась: — Кажется, я ни о чем другом не могу с тобой говорить последнее время!

— Верно, — подтвердил Адам. — Я действительно обнаружил все, что осталось от наших грузов. Очевидно, граф продавал товары французам со значительной прибылью. Он немного помедлил, глядя, как к Рейне подходит де ла Валль. — Но пока я не могу разоблачить Эрве, Н е узнав, от кого он их получил.

— Жаль, что я ничем не смогла тебе помочь, — с разочарованием заметила Арабелла. — Наверное, мне стоит пофлиртовать немного с графом… таким образом, я сумела бы отвлечь его внимание от Рейны.

— Он так же отвратителен, как я подозревал, Белла.

Держись от него подальше!

Арабелла насмешливо вздернула тонкую бровь. Адам вздохнул:

— Мало того, что он французский шпион, его развлечения, помимо всего прочего, более чем омерзительны!

— Откуда тебе знать! Ты еще не член клуба!

— Несколько раз я следил за графом и буду благодарен, если ты просто поверишь мне на слово.

— Ты ужасно скучный, Адам!

— Вероятно, но больше ты ничего от меня не услышишь, сестричка.

Он снова отыскал глазами Рейну, занятую беседой с графом. Арабелла заметила, как лицо брата исказила гримаса.

— Что же касается Рейны, думаю, мне придется поговорить с ней откровенно. Надеюсь, ты предупредила ее быть поосторожнее с графом?

— Рейне он совершенно безразличен, Адам, — спокойно пожала плечами девушка. — Просто ей трудно от него отделаться.

— Тем не менее, — свирепо прорычал Адам.

— Не забудьте, маркиз, — строго напомнила Арабе», хотя ее темные глаза лукаво сверкнули, — именно против вас возражает отец Рейны, особенно когда она заявила, что считает вас образчиком красоты и добродетели.

Легкая усмешка тронула губы Адама.

— Да, знаю, она мне сказала.

— Неужели? Значит, Рейна не столь застенчива, как мне казалось. Я, конечно, попробовала убедить ее, что в тебе нет ничего особенного, но она, тем не менее упорствовала в своих заблуждениях.

— С такой сестрой я… Неожиданно он осекся.

— Иисусе! Эта дурочка с ним танцует!

— Рейна должна быть учтивой, Адам. Ее отец здесь гость, и членам его семьи нельзя никого оскорблять. Граф де ла Валль считается преданным роялистом.

Адам проворчал что-то и, оставив Арабеллу, подошел ближе к танцующим.

Граф пытался завести разговор с неприветливой молчаливой девушкой, чей взгляд скользил по залу всякий раз, когда они расходились в танце.

— Вы прекрасно говорите по-французски, мадемуазель. Рейна кивнула, поджав губы.

— Мой род уходит корнями в древнюю французскую аристократию, — сообщил он с неприкрытым гневом.

— Мои поздравления, месье.

Эрве стиснул зубы, не понимая причины сто явной отчужденности, однако мгновенно замолчал и к концу танца умудрился увлечь девушку к выходящей балкон двери.

Вы выглядите чересчур разгоряченной, мадемуазель, — сочувственно заметил он. — Пожалуй, нам не мешает немного насладиться вечерней прохладой.

Рейна вздрогнула от страха, но тут же упрекнула себя в излишней чувствительности. Граф, конечно, весьма настойчив, но вокруг столько людей!

Однако девушка попробовала осторожно отнять руку.

— Мне вовсе не жарко, — запротестовала она. — Пожалуйста, отпустите меня.

— Немного погодя, дорогая, немного погодя.

Граф слегка подтолкнул ее, и они оказались на широком балконе. Рейна, поняв, что не сможет избавиться от него, не устроив при этом безобразной сцены, вздернула подбородок, подошла к краю балкона и схватилась за витые железные перила.

— Какой прекрасный вид, взгляните! — хрипло пробормотал граф. — Отсюда можно даже наблюдать английские суда в заливе. Чудесно знать, что мы находимся под защитой великой страны.

— Вы правы, — безразлично бросила Рейна, — но здесь слишком холодно, и я хотела бы немедленно вернуться, месье.

А сад! — продолжал Эрве, не обращая внимания на ее слова. — Какие упоительные запахи! — Он осторожно взял ее за руку. — Неплохо бы прогуляться в саду, мадемуазель.

— Но это не принято, сэр, — возмутилась Рейна, не замечая, что говорит по-английски. — Мне не хочется, — поспешно объяснила она по-французски.

Такая излишняя скромность совершенно ни к чему. В Италии не любят жеманниц, — вкрадчиво запротестовал граф и потянул ее за собой. Рейна оглянулась на балконную дверь. Кто-то успел ее закрыть.

— Не смущайтесь, дорогая, — тихо продолжал граф, приблизив губы к ее виску. — Все, что я прошу, — несколько минут в вашем очаровательном обществе.

Рейна уже собиралась закричать. По-видимому, это единственное, что может ее спасти, но тогда разразится скандал и отец будет крайне недоволен. Возможно, он даже запретит ей покидать виллу и не позволит снова встретиться с маркизом. Девушка покачала головой. Граф все больше ее злил, но, с другой стороны, что он сделает ей здесь, в дворцовом саду?!

— Что ж, — сдержанно согласилась Рейна, — но только на несколько минут.

Граф улыбнулся. Он хорошо знал женщин. Кажется, только кокетливые англичанки обязательно должны создавать видимость сопротивления, прежде чем отдаться и получить наслаждение. Кроме того, мисс Линдхерст, конечно, девственница, и задешево свою невинность не продаст. Вероятно, придется даже жениться на ней. Правда, эта мысль не возмутила Эрве. Она прелестна, и, кроме того, принесет мужу немалое приданое.

Рейна молча спустилась вместе с графом по короткой лестнице в сад, мысленно проклиная себя — здесь царила почти непроглядная тьма, а она осталась наедине с этим ужасным человеком!

— Самые пышные цветы меркнут в вашем присутствии, — начал граф в смехотворной попытке обольстить девушку.

— Сомневаюсь, — покачала головой Рейна, стараясь сохранить спокойствие. — По-моему, я ничем не выдающаяся личность.

— Не притворяйся, что ты не понимаешь, — пробормотал он и, сжав ее руки, привлек к себе, и стал целовать волосы над ухом.

— Отпустите меня! Я не притворяюсь, месье! И если в вас есть хоть капля благородства, вы немедленно прекратите нести этот вздор!

Однако граф стиснул ее пальцы немного сильнее и свободной рукой приподнял подбородок. В следующую минуту он прижался к ней всем телом; по губам скользнул его язык. На мгновение Рейна оцепенела от ужаса, но тут же принялась яростно сопротивляться.

— Грязное животное, — охнула она и, вырвав руку, размахнулась и отвесила ему звонкую пощечину. — Гнусный негодяй!

Граф, удивленный и разгневанный, отстранился и машинально дотронулся до щеки.

— Ты заплатишь за это, голубка, — тихо пообещал он и снова потянулся к ней.

Рейна неожиданно вспомнила, как ее брат, Томас,краснея от смущения, объяснял, что если мужчина вдруг перейдет границы приличия, ей следует ударить его… коленкой. Тогда она долго гадала, почему именно подобные действия могут отрезвить мужчину, но сейчас тем не менее изо всех сил коленом двинула графа в пах.

Он повалился как подкошенный. Лицо исказилось болью.

— Проклятая сучонка, — сдавленно прошипел Эрве, схватившись за живот. Не собираясь выслушивать оскорбления, Рейна метнулась к ступенькам, ведущим на балкон. Страх вернулся с новой силой, когда она вновь оказалась в салоне и остановилась, стараясь успокоить неровное дыхание. Девушка нисколько не сомневалась: все окружающие догадываются, что произошло. Она потихоньку подошла к стене и нырнула в маленькую приемную, в которой обычно давались частные аудиенции дипломатам. Пытаясь охладить разгоряченные щеки, она стала лихорадочно обмахиваться веером, но тут же поняла, что ноги ее не держат, и рухнула на стул.

— Какого дьявола вы делали с графом в саду? Рейна подняла пылающее лицо и уставилась на маркиза ди Гальвани.

— Неужели у вас нет ни капли разума? — прорычал Адам, чей гнев еще больше подогревало молчание девушки.

— По-моему, я не так уж глупа, — наконец пробормотала она, — если умудрилась все-таки ускользнуть от него!

— Да, я видел, как вы пнули его между ног! Поразительно! Вы научились этому трюку у братьев? Нет, молчите. Только последняя дурочка могла пойти гулять с ним в сад!

Рейна с трудом поднялась.

— Я не намереваюсь, синьор, оставаться здесь и выслушивать ваши оскорбления! Вероятно, действительно, с моей стороны было не слишком… мудро позволить поставить себя в такое невыносимое положение, но ведь все кончилось благополучно.

— Граф не из тех, кто забывает, что глупая девчонка сумела взять верх! Черт побери, вы выпустили тигра из клетки!

— Видимо, — процедила Рейна, безуспешно стараясь выпрямиться, — у вас с моим отцом гораздо больше общего, чем казалось сначала. Вы так же несправедливы, как он!

Адам расслышал легкий надлом в ее голосе, и его гнев испарился. Девушка выглядела бледной, невероятно беззащитной и ослепительно прекрасной.

— Рейна, — произнес он уже спокойнее, — я просто волновался за вас. Обещайте, что никогда больше не останетесь с ним наедине.

— Хотите сказать, в точности так же, как мы с вами сейчас?

Неожиданно она представила его смеющимся, занятым шутливой беседой с Арабеллой, и разъяренно прошипела:

— Я вовсе не слепа, синьор! Вы пришли сюда, потому что Арабелла занята другими поклонниками и вы не можете подольше побыть с ней рядом? Или это она прислала вас за мной?

— Перестаньте набрасываться на меня, маленькая мегера! Я решил убедиться, что с вами ничего не случилось!

— Мегера! И потому, что я не собираюсь больше выносить вашу надменную снисходительность, вы имеете дерзость оскорблять меня?!

Адам сообразив, что вовсе не собирался обмениваться колкостями, почти бессознательно сжал ее плечи и привлек к себе. К его немалому изумлению, Рейна прильнула к нему, обхватив шею тонкими руками. Адам нежно поцеловал ее, и она с тихим стоном приоткрыла губы, отдаваясь его ласкам? чувствуя, как ее несут куда-то невысокие бирюзовые волны…

Адам неожиданно выпустил девушку, убрал ее руки, и она ошеломленно уставилась на него.

— Я… я не понимаю, — прошептала Рейна, не в силах отвести отнего взгляд. — Пожалуйста, Пьетро, я хочу…

Маркиз опустилруки и быстро отступил.

— Вы сами не знаете, чего хотите, — резко бросил он. — И не смотрите на меня такими умоляющими глазами! Именно так вы глядели на графа?!

И при виде ее исказившегося болью лица был готов откусить себе язык. Но поздно. Она потрясена его грубостью.

— Ради Бога, возвращайтесь поскорее к родителям! — почти прокричал он.

Рейна сглотнула слезы.

— Ненавижу вас! — завопила она по-английски и, вне себя от ярости, ударила Адама по лицу, а сама подобрала юбки и опрометью выбежала из комнаты.

Адам долго стоял, глядя вслед Рейне. Наконец он медленно повернулся и, слегка наклонив голову, направился к камину.

— Кажется, мы оба потерпели неудачу, mon ami[11]. Вкрадчивый голос графа снова вызвал в Адаме прилив неудержимого гнева. Но когда он обернулся, на лице играла лишь легкая усмешка.

— Вот как? — осторожно осведомился он. — Я видел, как эта маленькая английская сучка вылетела из комнаты, словно кролик из силка. Девчонку нужно проучить.

Адам сверхъестественным усилием воли удержался от того, чтобы не броситься на графа.

— Я недооценил ее, — признался он, небрежно смахивая пылинку с рукава. — Она слишком наивна. Сама невинность.

Хмурое лицо графа внезапно осветилось широкой улыбкой.

— Да, — задумчиво протянул он, — вы, кажется, правы. Холодная девственница.

— Нам обоим лучше держаться от нее подальше, — заявил Адам, с неприязнью отметив, что Эрве продолжает улыбаться. — В море полно другой рыбы. Я не собираюсь больше тратить время на эту.

— Верно, — двусмысленно согласился граф.

— И предлагаю вам сделать то же самое, — уже чуть резче добавил Адам.

Эрве наклонил голову набок.

— А мне кажется, вы все еще хотите эту дурочку, — выдохнул он и, направляясь к выходу, бросил через плечо: — Посмотрим, друг мой, посмотрим.

Глава 9

Средиземное море

Шебека скользила по волнам спокойного моря, подгоняемая южным ветром. Камал стянул через голову белую полотняную рубашку с широкими рукавами и швырнул ее ухмыляющемуся Али.

— Вы стали совсем бледным в дворцовых стенах, повелитель, — заметил тот. — Теперь солнце немного позолотит вам спину.

Камал пробормотал что-то, запрокинул голову и прикрыл глаза, чувствуя, как расслабляются мускулы в благодатном тепле. Да, долго он пробыл на берегу, погрязнув в мелочах и обязанностях, предписываемых бею оранскому.

Он открыл глаза, когда шебека рыскнула влево, и заметил по правому борту такое же судно. Третья шебека дрейфовала в заливе, в миле отсюда к северу.

— Видишь добычу? — крикнул он Дрозо, своему капитану.

— Пока нет, повелитель, — откликнулся Дрозо, настоящий исполин, выглядевший свирепым дикарем корсаром со своей черной бородой и разметавшимися по ветру волосами. Но, несмотря на зловещую внешность, Дрозо был одним из самых незлобивых людей, что казалось, по меньшей мере, странным для капитана алжирского капера, и именно по этой причине Камал выбрал его.

«Нет, сегодня мы занимаемся вовсе не каперством. Это настоящее пиратство», — безмолвно поправился Камал. Он вспомнил, в какую впал ярость, прочитав письмо матери из Неаполя. Пришлось встать с постели, чтобы все обдумать в тишине сада.

Одетый только в панталоны из белой шерсти он, бесшумно ступая босыми ногами, прошел через большой зал для приемов и оказался в саду. Глядя на яркий месяц, отбрасывающий желтоватые тени на каменные стены, Камал жадно вдохнул сладостный аромат гиацинтов, жасмина и роз. И хотя рядом не раздалось ни звука, мгновенно распознал чье-то присутствие.

— Кто здесь? — тихо спросил он.

— Старый человек, повелитель, всего лишь ничтожный старик. Но вы молоды и должны побольше спать.

— А тебе не спится, Хасан?

Камал повернулся к визирю, чьи волосы отливали серебром в лунном свете.

— Предаваясь сну, старик сокращает отпущенное ему время. Я предпочитаю наслаждаться каждым часом, повелитель, знать, что живу и дышу, хотя луна уже поднялась высоко на небе.

— Ты настоящий философ, — покачал головой Камал.

— А вы думаете о письме вашей матушки, — мягко заметил Хасан.

— Да, она пишет, что граф Клер не появился в Неаполе и нужно сделать все, чтобы выманить гадину из гнезда.

— Вряд ли это разумно, повелитель.

Камал расслышал упрек в мягком голосе визиря.

— Она просит меня возглавить набеги на одно-два судна графа. — Хасан промолчал, и Камал, словно убеждая себя, громко добавил: — Я обещал ей помочь отомстить. Посмотрим, сумеем ли мы выяснить время отплытия следующего корабля Парезе.

— Как пожелает повелитель, — спокойно ответил старик. Камал невольно опустил глаза.

— Мы задержим команду и привезем сюда, пока граф Клер не сделает следующего хода.

— И снова повторяю, это не самое мудрое решение. Уже через неделю граф Клер узнает, что берберские пираты захватили судно.

— Совершенно верно. — И начнет действовать. Скорее всего, повелитель, он даже явится сюда.

— В таком случае я схвачу его и задержу до возвращения матери.

Хасан задумчиво теребил лепестки розы.

— Месть женщины. Это ужасная вещь… кроме того, нам не всегда дано понять ее причины. — Ты говоришь загадками, Хасан.

— П ростите, повелитель. Ваша матушка пишет, что граф Клер не прибыл в Неаполь. Я этому не верю. Настоящий мужчина не позволит безнаказанно украсть то, что принадлежит ему.

— Однако его там нет.

— Значит, вместо него действует кто-то другой. Столь могущественный человек не сделает глупость и не поступит неосторожно. И не попадется в ловушку.

— По-твоему, моя мать в опасности?

— Нет, но и графу пока ничто не грозит. Возможно, капитан корабля, который вы собираетесь захватить, знает, что случилось с вашей матушкой двадцать пять лет назад. Измена и предательство долго не умирают.

— Как и жажда мести.

Хасан отвернулся, расправил плечи и сорвал красный бутон олеандра. Камал улыбнулся, наблюдая, с каким трепетом вдыхает визирь нежное благоухание.

— Женщины пахнут слаще, Хасан. Ты не настолько стар.

— О нет, повелитель, я слишком стар для женщин и их коварства. Никогда не понимал уловки женского разума, а их похоть заставляет меня дрожать от страха.

— Похоть? Порой мне кажется, что их сладострастие — сплошное притворство, предназначенное для того, чтобы сводить нас с ума и вынуждать плясать под свою дудку.

— Что еще остается женщине? Если у нее недостает умения вертеть мужчиной как хочет, она прожила жизнь зря… Я видел, как вожделение правит мужчиной, но никогда — женщиной. Мужчина ощущает желание, женщина использует его ради собственных целей.

— И это одинаково верно для мусульман и европейцев — осведомился Камал.

— Ваша кровь и европейское образование не позволяют вам обращаться с женщинами, как подобает истинному мусульманину. Вы находите женщин утомительными и скучными, а их мысли и разговоры — детскими. Но вы должны принимать их такими, какие они есть. Из Елены выйдет вполне приемлемая жена, а если она вам не угодит, можете просто развестись, как любой мусульманин на вашем месте.

— Это не так легко, Хасан, — вздохнул Камал. — Видишь ли, я не доверяю Елене.

— Доверять женщине? Для этого нужно быть последним глупцом. Какое отношение имеет доверие к детям? Женщина дает вам сыновей, но и только! Нет, повелитель, не следует доверять ни одной женщине… даже собственной матери.

Луна неожиданно скрылась за тучами, и Камал не разглядел выражения глаз старика. Послышались шаги, и за низкой оградой показались трое турецких солдат. Попрощавшись с Хасаном, Камал вернулся к дворцу.

— Повелитель! — вскричал Дрозо. — Впередсмотрящий обнаружил «Гелиотроп», корабль Парезе! Тяжело груженный!

«Гелиотроп» плыл из Вест-Индии с грузом сахара, рома и табака. Выхватив у Али сорочку, Камал оделся.

— Судно идет без сопровождения, Дрозо? — спросил он, застегивая широкий кожаный пояс.

— Да, повелитель! Ничего не стоит захватить его! «И капитан считает себя в безопасности от берберских пиратов», — подумал бей, становясь за штурвал. Паруса «Гелиотропа» раздувал ветер, и даже на расстоянии Камал видел, какая низкая осадка у судна.

— Помни, Дрозо, никого не убивать, — велел он. Камал готовился перехватить судно Парезе, выходящее в море, и поэтому взял с собой еще две шебеки.

Дрозо смотрел на молодого бея со смешанным чувством симпатии и сомнения. Подумать только, нарушить договор, захватить корабль и не уничтожить тех, кто может рассказать о преступлении!

— Мои люди будут только защищаться, повелитель, — поклонился он.


Сорделло, капитан «Гелиотропа», помчался на шканцы, заслышав крик первого помощника, мистера Диббса.

— Что там, Аллен?

— Не верю своим глазам, сэр, — прохрипел тот. — Берберские пираты, и кажется, гонятся за нами!

Сорделло взял лево руля. Две шебеки с черными алжирскими флагами скользили по направлению к ним.

— Иисусе, — пробормотал он себе под нос. — Это, должно быть, ошибка, Аллен. Какой-нибудь зеленый мальчишка-капитан. Марко, — закричал он юнге, — принеси из моего сундука бумаги на право прохода!

— Мы не сможем обогнать их, сэр, — заявил Аллен, пытаясь преодолеть страх, свинцовым комом свернувшийся в желудке.

— Я и не собираюсь это делать. Мы позволим им взойти на борт и предъявим бумаги. Никаких героических поступков, Аллен, и побыстрее поднимайте белый флаг. Мы слишком близко от дома, чтобы рисковать потерять корабль из-за этих дураков.

— Есть, капитан, — кивнул Аллен, передавая штурвал Сорделло.

Сорделло ничем не выдал своих чувств. Всего неделя как из Генуи и надо же такому случиться! Никогда за пять лет его пребывания в должности капитана такого не было! Корабли графа все очень хорошо знают.

«Неужели мы с командой закончим дни свои в алжирском рабстве?» — с ужасом подумал Сорделло, отгоняя воспоминание о жене Марии, о ее нежных улыбающихся губах и теплых руках.

Он взглянул на горизонт, где виднелся еще один итальянский корабль, плывущий без всякой опаски, огражденный договором. Обе шебеки, однако, устремились прямо к «Гелиотропу», явно не обращая внимания на другое торговое судно. Волосы на голове капитана встали дыбом.

Сорделло увидел на палубе шебеки настоящего великана с грубым лицом, обрамленным длинными черными волосами. Еще один человек, светловолосый и высокий, одетый в белые шерстяные шальвары и рубашку с широкими рукавами, стоявший за штурвалом, казалось, отдавал приказы. С десяток пиратов, вооруженных ятаганами, выстроились у поручня, готовые перепрыгнуть на борт «Гелиотропа». Сорделло ощутил, как корабль накренился, когда абордажные крючья впились в дерево. Он забрал у Марко разрешение на проход, приосанился и устремился на шканцы. Его матросы нервно переминались с ноги на ногу, с искаженными от страха лицами. Но Сорделло терпеливо выжидал, пока оба корабля сойдутся на абордаж.

Гигант что-то крикнул, и на палубу торгового судна посыпались пираты.

— Мы сдаемся! — прокричал Сорделло, когда один из них ринулся на него.

— Прочь руки, дурень! — велел Дрозо алжирцу.

Рядом с капитаном пиратов Сорделло чувствовал себя мощным младенцем. Тот широко расставил ноги и подбоченился.

— Ты капитан? — спросил он.

— Да — ответил Сорделло как можно хладнокровней.

— Тут какая-то ошибка. Мы связаны с вами договором. И всегда платим дань.

Дрозо пожал плечами:

— Об этом лучше сказать повелителю.

Он кивком показал на светловолосого мужчину в белой рубашке.

— Но со мной все бумаги!

— Покажи их повелителю, — коротко повторил Дрозо. — И вели своим людям не сопротивляться, тогда никто не пострадает. Почти все останутся на борту, чтобы привести судно в порт. Капитан, ты пойдешь со мной.

Повелитель? Какого дьявола нужно от него дею алжирскому? Или это один из его беев? Неужели граф не заплатил дань? Нет, эта мысль слишком ужасна!

Сорделло стиснул в кулаке бумаги и последовал за великаном на шебеку.

— Капитан! — окликнул его мистер Диббс. Сорделло обернулся:

— Они никому не причинят зла, Аллен. Я постараюсь все уладить. Делай, как велят корсары!

Повелитель внизу, — сообщил Дрозо, когда Сорделло оказался на палубе шебеки, и легонько подтолкнул капитана в спину.

Сорделло спустился в люк и прошел по узкому проходу. Исполин остановился перед закрытой дверью и тихо постучал.

— Войдите, — послышался мужской голос. Дрозо крыл дверь и впихнул Сорделло в каюту. Камал поднялся с горы подушек и меховых покрывал и окинул взглядом капитана «Гелиотропа». Ровесник Хамила и явно перепуган.

— Ведите судно в порт. И никакого насилия! — приказал он Дрозо.

— Слушаюсь, повелитель, — поклонился Дрозо, выходя из каюты. Камал перешел с арабского на итальянский, чтобы успокоить Сорделло.

— Вашим людям не причинят вреда, капитан. Садитесь Сорделло гордо выпрямился. Стоявший перед ним мужчина был на добрый десяток лет моложе, с выгоревшими на солнце волосами и голубыми, как Средиземное море, глазами. Похож скорее на викинга, чем на корсара.

— Кто вы?

— Я Камал, бей Оранский и министр иностранных дел бея алжирского.

— Хамил мертв?

— Да, мой сводный брат погиб семь месяцев назад. Так, значит, новый бей не знал, что захватил судно, принадлежащее Парезе.

— Произошла ошибка, повелитель, — сказал Сорделло. — Наш хозяин заплатил дань.

Он протянул бумаги Камалу, но тот, к его удивлению, отмахнулся и мягко заметил:

— Знаю. К сожалению, друг мой, вас придется задержать вместе с кораблем и командой. Груз временно конфискуется.

Задержать! Какого дьявола это означает? Сорделло снова подумал об ожидающей его Марии, двух своих сыновьях и участи раба. Будет ли он оскоплен или сослан я рудники до самой смерти?

Не понимаю, — запинаясь, пробормотал он. Камал верно разгадал его мысли.

Не бойтесь. Рабство вам не грозит. Вы будете в моем дворце, в Оране, пока… пока между мной и вашим хозяином графом Клером не будет все улажено. Сорделло уставился на него.

— Прошу вас выпить со мной вина, капитан. Привезено из Туниса, очень сладкое. Оно поможет вам успокоиться. А если в вино что-нибудь подсыпали? Когда бей попытался вручить ему бокал, Сорделло покачал головой. Камал медленно поднес бокал к губам.

— Видите, капитан, я не собираюсь причинять вам зло.

Сорделло дрожащими пальцами взял бокал и залпом осушил его содержимое.

— Договор никогда не нарушается, если выплачена дань, — выдохнул он. — Не понимаю.

— Не ломайте себе голову капитан. Али проводит вас в каюту. Не волнуйтесь за своих матросов. Они будут живы и здоровы.

Но в эту минуту раздался пронзительный вопль, и оба обернулись к двери. Камал тихо выругался и выбежал из каюты. Сорделло помчался за ним. Они оказались на палубе в тот миг, когда Дрозо ударил Сарда, одного из своих людей, плоской стороной ятагана.

Марко! — вскрикнул Сорделло. — Какова же Цена вашему слову, повелитель? Он совсем еще мальчик! Юнга медленно опускался на палубу; из раны на плече струилась кровь. В другой руке он сжимал железный сундучок.

Мальчик пытался сбежать, повелитель, — сообщил Дрозо Камалу.

Сорделло поднял на бея измученные глаза.

— Он не отдал всех бумаг и боялся, что вы меня убьете, хотел добраться до каюты, прежде чем случится беда.

Камал встал на колени перед Марко, расстегнул свой пояс и перехватил руку мальчика повыше раны, чтобы остановить кровотечение. Марко взглянул на бея широко раскрытыми глазами.

— Бумаги, — прошептал он сквозь стиснутые зубы. — У меня бумаги для вас.

Да, Хасан был прав, когда предупреждал его об опрометчивости подобных поступков. То, что он сделал, может стоить жизни ни в чем не повинному ребенку.

— Отнесите его в мою каюту, — приказал он Дрозо. — Али присмотрит за ним.

Он поднялся и пристально уставился на Сорделло.

— Мои врачи попытаются спасти мальчика. Хотите отомстить человеку, ранившему его?

— Месть? — с убийственным спокойствием переспросил Сорделло. — В отличие от вас, пиратов, мы не палачи, а честные моряки, повелитель.

— Да. Вы правы. Пойдемте, капитан, вы можете остаться с мальчиком, пока мы не достигнем берегов Орана.

Камал, дав указания Али, медленно подошел к поручню и уставился в бурлящую воду. Шебека резко накренилась влево; черные паруса громко хлопали на ветру. Камал поднял голову и взглянул в темные глаза Дрозо.

— Сард мертв, повелитель, — негромко сказал тот.

Глава 10

Неаполь

Арабелла сидела на постели, обняв руками поднятые к подбородку колени, и наблюдала, как Рейна нервно мечется по комнате.

— Рейна, — взмолилась она наконец, — уже за полночь, и пожалуйста, прекрати изображать тигра в клетке и расскажи, что случилось. Иди сюда, сядь рядом, согрейся и поговори со мной.

Она приглашающе похлопала по перине рядом с собой, Думая, что, уж конечно, Адам не мог быть причиной такого ужасного расстройства.

Рейна, казавшаяся привидением в белой батистовой сорочке до пят, с распущенными по плечам роскошными рыжевато-каштановыми волосами, завернулась в одеяло и Устроилась на краешке кровати.

«Ага!» — торжествующе подумала Арабелла, внезапно поняв, что именно вызвало столь странное поведение подруги.

— Опять этот злосчастный граф, верно? — осторожно осведомилась она.

— Да, — призналась Рейна, не поднимая глаз. Белла, я вела себя как последняя дурочка! Честное слово не хотела этого, но не успела опомниться, как оказалась в саду! Такое легкомыслие! Кто-то закрыл балконную дверь, и граф… о Белла, он был отвратителен! Пришлось ударить его между ног, как советовал делать Томас в тех случаях, когда джентльмен… переходит границы приличия.

Глаза Арабеллы широко распахнулись.

— О, Рейна, жаль, что я не видела этого! Он, конечно, свалился на землю? Или только упал на колени?

Девушка вздрогнула при одном воспоминании об ужасной сцене.

— Не знаю, Белла. Я удирала со всех ног и не заметила. Но, кажется, ему сильно досталось.

— Ну что же, он это заслужил. Подумать только, а я воображала, что ты нуждаешься в защите от этого негодяя!

Арабелла подалась вперед и торжественно пожала вялую руку подруги.

— Я горжусь тобой! Отныне он будет держаться подальше от тебя!

— Но маркизу все это совсем не понравилось, — выпалила Рейна.

— Не понимаю, — осторожно пробормотала Арабелла. Значит, Адам тоже замешан в этом скандале?!

— Я скрылась от графа и нашла маленькую приемную, где решила немного передохнуть. Но тут появился маркиз.

Рейна нервно затеребила складки ночной сорочки.

— Он… повел себя так надменно и варварски, Белла. Имел дерзость накричать на меня за то, что я отправилась в сад с графом, словно именно мне пришло в голову соблазнить это мерзкое животное!

Драбелла ошеломленно уставилась на подругу.

— Но разве ты не объяснила ему, что случилось?

— Объяснила. Говоря по правде, он почти все видел пойми глазами. Однако все твердил, какая я дурочка. А потом… поцеловал меня!

— Ясно, — кивнула Арабелла.

«Господи Боже», — думала она, отчаянно пытаясь не рассмеяться. События разворачиваются быстро, даже слишком быстро!

— Я дала ему пощечину, — сказала Рейна, вздергивая подбородок.

— О небо, — произнесла Арабелла себе под нос, вслух же сказала только: — Ты совершенно права, дорогая. Но подумать, сразу двое джентльменов ухаживают за тобой, и столько событий в один вечер! Дай мне совет, Рейна, как привлечь внимание мужчин. Клянусь, что с того времени, как я оказалась здесь, у меня не было ни одного поклонника!

— Ты просто пытаешься ободрить меня, Белла. И знаешь, что это неправда! По-моему, маркиз… просто играл со мной. На самом деле ему нравишься ты. Я видела, как весело вы смеялись вместе.

Неужели Рейна и впрямь столь слепа?!

— Он действительно любит поговорить со мной, Рейна, но между нами ничего нет, кроме самых дружеских отношений.

— Его борода оцарапала мне щеки, когда он меня целовал! — Рейна неожиданно вскочила и снова принялась мерить шагами комнату. — От поцелуя графа меня едва не стошнило, но маркиз… прикосновение его губ заставило забыть обо всем. Только он отпрянул первым, словно я какая-то распущенная дрянь.

— Вздор, Рейна, — резко бросила Арабелла. — наверняка почувствовал себя виноватым из-за того, воспользовался твоей растерянностью. И отстранился по тому, что не хотел тебя компрометировать.

Рейна круто развернулась, оказавшись лицом к лицу с подругой.

— Ты так думаешь, Белла? Как, по-твоему, я ему небезразлична, хоть чуточку?

— Конечно. Кстати, в четверг во дворце очередной скучный прием. Наверняка маркиз тоже там будет. Ты должна поговорить с ним, Рейна. Он, вероятно, так же расстроен, как и ты.

— Вероятно, ты права, но он казался таким уверенным, таким…

Она выразительно взмахнула рукой.

— Таким высокомерным?

— Нет, скорее человеком, который всегда добивается желаемого. Не хотела бы я быть его врагом.

«И я тоже», — подумала Арабелла.

— Но ты сама утверждала, что он — воплощение доброты, Рейна.

— Да, он почти нежен со мной и так остроумно подшучивает. Но сегодня я видела его в гневе. Вряд ли я смогу полюбить вспыльчивого, неистового мужчину.

— Маркиз неистов? Но, Рейна, это абсурд! — Арабелла дорого дала бы за то, чтобы объяснить, насколько ошибается подруга, но не могла. — Он был рассержен не на тебя, а потому что боялся за тебя!

— Тем не менее, он совсем не похож на папу.

— Верно, — поспешно согласилась Арабелла. — Мне кажется, он привык держать себя в руках и, возможно иногда бывает беспощаден, но я не верю, что маркиз способен на жестокость по отношению к тем, кого любит.

— И все-таки я терпеть не могу подобных людей, — повторила Рейна.

Взбешенная чопорным тоном подруги, Арабелла наконец не выдержала:

— Скорее всего и маркиз не обращает внимания на девушек, слишком застенчивых и добропорядочных, чтобы постоять за себя.

Рейна задохнулась от негодования:

— Я вовсе не так уж застенчива! Но, конечно, добропорядочна! Я воспитанная леди!

— Мне почему-то кажется, — протянула Арабелла — что маркизу не нужна в постели истинная леди.

Рейна беспомощно охнула, заливаясь краской.

— Но, — продолжала Арабелла, — у меня создалось впечатление, что ты напрочь забыла о приличиях и правилах этикета, когда он тебя поцеловал.

Неожиданная улыбка озарила лицо Рейны.

— Да, — призналась она. — Белла… а ты когда-нибудь была влюблена?

— Нет. И не выношу джентльменов, которые так и норовят украсть поцелуй!

— Но тебе уже двадцать!

— Мой брат утверждает, что я сморщенная, дряхлая старая дева, но возможно, на земле просто нет мужчины, чьи ласки заставили бы меня забыть о происхождении и воспитании.

— Ты просто глупышка, Белла! — воскликнула Рейна.

— А как насчет тебя, Рейна? Девушка задумчиво поджала губы.

— Не знаю. Иногда я пугаюсь, но чаще всего чувствую себя такой легкой, что, кажется, могла бы поднять в небо и полететь!

— Прекрасно, только старайся, чтобы твои полеты не заметили родители. Ты знаешь, как они к этому относятся!

— Да, но рано или поздно они смирятся и увидят, как были не правы, — уверенно предсказала Рейна. — Спокойной ночи, Белла.

— Спокойной ночи, дорогая.


— Вы англичанка, однако безупречно говорите по-итальянски!

— Благодаря предкам, синьора, — тепло улыбнулась девушка.

— Если не ошибаюсь, у вас генуэзский выговор?

Немолодая женщина казалась искренне заинтересованной, и Арабелла, разгоряченная танцами, была рада немного передохнуть.

— У вас тонкий слух, синьора. Наша вилла действительно в Генуе. Мой отец — граф Клер, а покойная бабушка — Антония Парезе.

Графиня Лучана ди Роландо свела темные брови.

— По-моему, я слышала о вашем достославном батюшке. Кажется, он один из немногих английских аристократов, которые занимаются банковским делом и морской торговлей?

— Да, — охотно подтвердила Арабелла, — и притом весьма успешно.

Графиня снисходительно улыбнулась.

— Он ваш отец и потому представляется вам образцом всех добродетелей. А вот мой отец с рождения был дачником, и все, за что ни брался, шло прахом.

— Образцом добродетелей? Нет, я не настолько глупа чтобы верить в это! Но я очень люблю отца и нахожу его великолепным!

— А ваша матушка еще жива?

— Конечно! Говорят, я очень похожа на нее, если не считать цвета глаз.

— И вы — единственный ребенок?

— Нет, у меня есть старший брат. Еще один, Чарльз, умер в детстве.

— Ах, как печально!

— Но довольно обо мне и моей семье, синьора. Я пыталась по произношению определить, откуда вы, но, признаюсь, так и не смогла.

— Я… я много путешествовала.

— Вы живете в Неаполе?

— Временно. В мире так неспокойно. Не знаю, где буду, скажем, месяца через три.

— Именно это повторяет мой отец. Он боится, что Наполеон скоро сделает Геную частью своей империи. Мне страшно думать об этом, потому что придется вернуться в Англию и, вероятно, остаться там, пока узурпатор не будет побежден.

Графиня легонько потрепала Арабеллу по руке.

— Жаль, что столь молодая девушка должна волноваться о возможной потере второй родины.

Темные глаза Арабеллы весело сверкнули.

— Не настолько я молода, — усмехнулась она. — В прошлом месяце мне исполнилось двадцать. Увы, боюсь, что так и останусь старой девой.

— В таком случае, ваши родители, вероятно, не желают расставаться с вами?

— Мои родители, — твердо объявила Арабелла, желают мне счастья. К сожалению, я еще не встретила человека, которого могла бы сравнить с отцом и братом

Графиня опустила глаза и сжала кулаки так, что ногти впились в ладони.

— Ваш брат здесь, с вами?

Арабелла вздохнула, но нашла в себе силы спокойно ответить:

— О нет, Адам в Амстердаме. Я гощу у Линдхерстов. Я вместе с их дочерью училась в одном пансионе.

Та девчонка, которую хочет Эрве.

— И когда же родители приедут за вами?

Арабелла была не против расспросов, но графиня казалась назойливо любопытной и слишком настойчивой. Девушка осторожно сказала:

— Мои родители не собираются пока покидать Геную. Я здесь, лишь поскольку мой отец посчитал, что мне полезно увидеть другие города.

— Как мудро с его стороны.

Арабелле показалось, что она расслышала в голосе графини легкий сарказм. Она не поняла, в чем дело, но решила отплатить собеседнице той же монетой:

— А у вас есть дети, графиня? Та ухмыльнулась:

— Вы посчитали меня старухой, которая любит совать нос в чужие дела. Это правда. Достигнув моих лет, вы поймете, как мало развлечений осталось в жизни. У меня действительно есть сын, Алессандро.

— Он с вами, в Неаполе?

— Нет, Алессандро, как и я, любит путешествовать.

— Он женат?

Ему всего двадцать пять лет, синьорина. Он слишком молод, чтобы жениться.

— До чего же интересно устроен свет, — серьезно зала Арабелла. — Если женщина не вышла замуж в абсурдно молодом возрасте, она считается достойной презрения старой девой, тогда как мужчины вольны делать все, что захотят!

Графиня нахмурилась. Как часто она думала об этом, когда в восемнадцать лет ее выдали замуж за человека, годившегося ей в отцы! Но, по крайней мере, он вовремя убрался на тот свет и оставил ей богатое наследство.

Женщина почувствовала нечто вроде симпатии к неунывающей остроумной Арабелле.

— Жизнь не всегда справедлива, — произнесла она вслух, понимая, как банально звучит это утешение.

Арабелла неожиданно улыбнулась и поднялась.

— Я отняла у вас очень много времени, графиня. Простите меня. Мой отец вечно твердит, что я несдержанна.

— Позвольте не согласиться с вашим отцом, — возразила ее собеседница. — Вы молоды и хотите танцевать. Как-нибудь побеседуем снова, дитя мое, а сейчас, кажется, вон тот молодой человек жаждет побыть в вашем обществе.

Арабелла дружелюбно кивнула.

— До встречи, графиня, — вежливо сказала она и присела перед пожилой дамой.

Девушка приветствовала Адама лукавой усмешкой и прошептала, прикрывая рот затянутой в перчатку рукой:

— Ты еще не видел Рейны?

— Нет, и хочу просить тебя об одолжении, Белла.

Девушка насмешливо подняла брови:

— Вижу, братец, у тебя на уме нечто крайне благородное.

Однако Адам, казалось, колебался.

— Я хотел бы поговорить с Рейной в более уединен ном месте, — признался он наконец. — Лучше всего на вилле ее родителей. В саду.

— Адам Уэллз! Боже, ты настоящий негодяй!

— Белла, черт побери…

— И это после всех моих усилий познакомить вас в Англии! Кажется, там тебя это нисколько не интересовало!

Адам скрипнул зубами.

— Мне жаль мужчину, который захочет накинуть на тебя узду! Ну а теперь, может, закроешь рот и выслушаешь? У меня нет ни малейшего намерения скомпрометировать Рейну, так что простись со своими непристойными фантазиями, Белла. Ты должна играть роль компаньонки и сторожевого пса. Невидимого и неслышного, конечно.

— Естественно! — Арабелла немного помедлила, и робко спросила: — Решил сказать Рейне, кто ты на самом деле?

— Нет! — воскликнул он. — Во всяком случае, пока не выполню своей миссии. Я не стану рисковать ее безопасностью.

— Разумно, — неодобрительно буркнула девушка, — но ужасно неромантично. Подумать только, а я считала тебя…

— Неотразимым и неисправимым повесой? — рассмеялся Адам. — Но, дорогая, здесь совершенно другое дело! Ты выполнишь мою просьбу?

Арабелла украдкой сжала руку брата.

Да. Ну а теперь уходи, пока мы не стали предком сплетен!

Свидание наедине! Арабелла была немного задета тем, о не она, а Адам придумал такое. Она уже направилась было к Линдхерстам, но дорогу загородила леди Идеи, близкая подруга печально прославленной леди Гамильтон, наперсница королевы. Пришлось остановиться и вести вежливую беседу, поскольку шансы избежать бесконечных тирад многословной и столь же нескромной и навязчивой дамы были прискорбно малы. Кроме того, леди Идеи слыла заядлой сплетницей.

— Бедная принцесса Антуанетта, — вздохнула леди Идеи, готовая поведать всем и каждому свои огорчения. Арабелла слышала от лорда Делфорда, что и королева делится тревогами и даже государственными секретами с первым встречным, презрев без оглядки на благоразумие и осторожность. И хотя девушка ответила лишь вопросительным взглядом, леди Идеи увлеченно продолжала:

— Бедняжка замужем за принцем астурийским, наследником испанского престола. Королева-мать и ее любовник Годой ненавидят Антуанетту, считая ее угрозой королевский власти. И все потому, что королева австриячка и презирает Наполеона. Как печально!

— Вы правы, — отважилась вставить Арабелла.

— А несчастные Шарлотта и Амелия? Им давно пора быть замужем! Знаете, у Наполеона хватило наглости предложить брак между своим пасынком и одной из принцесс! Но королева поставила его на место!

— Чрезвычайно предусмотрительно с ее стороны. О Боже, мадам, леди Делфорд машет мне. Я должна идти.

— А как вам этот отвратительный Французский посол, Алкье! Не представляете, что он сказал сегодня нашей дорогой королеве!

Отступление не удалось, и ничего поделать было нельзя. Арабелла вздохнула и украдкой оглядела бальный зал в поисках Адама. Наконец она заметила его, танцующего буланже с принцессой Амелией. Граф Селестино Дженовезе, полный, добродушный и совершенно безмозглый танцевал с Рейной. Арабелла знала его как ближайшего друга графа де ла Валля и, скорее всего члена клуба «Белые дьяволы». Весьма довольный собой, он прямо-таки раздувался от милой улыбки Рейны.

— …И вы просто не поверите истории, которую я слышала утром насчет этого глупенького создания леди Элис Деверо…

К невыразимому облегчению Арабеллы, леди Делфорд действительно помахала ей.

— О, мадам, дорогая, — воскликнула девушка. — Леди Делфорд! Плохо мне придется, если я немедленно не подойду к ней!

Рейна, однако, с удовольствием танцевала с Селестино, поскольку уже успела переброситься несколькими словами с маркизом. И если Селестино считал, что она весело смеется над его остроумными шутками, он жестоко ошибался. Мало того, некоторое время спустя он похвастался своей победой Адаму и Эрве, когда друзья расселись в гостиной графа и стали пить бренди.

— О да, — ворковал Дженовезе, — у девушки, несомненно, тонкий вкус! Предпочла меня вам обоим!

Адам молча пригубил бренди. Эрве, подняв брови, усмехнулся:

— Любой девушке, отдающей предпочтение тебе, необходимы очки.

— Ты просто ревнуешь, Эрве, — самодовольно возразил Тино. — Я заставляю ее смеяться.

— Скорее всего, она забавлялась в предвкушении прекрасного зрелища, ожидая, когда от твоего жилета начнут отскакивать пуговицы! — пошутил граф и, посмотрев на маркиза, задумчиво вертевшего в руке бокал с янтарной жидкостью, объявил: — Кажется, пора.

Адам вытянул ноги к огню, надеясь ничем не выдать своего возбуждения.

— Неужели? — скучающе протянул он. Селестино подался вперед.

— Правда, Эрве?

— Да, — коротко бросил граф, все еще не сводя взгляда с Адама. — Похоже, я могу развеять вашу тоску, друг мой.

— Полагаю, что средство достаточно действенное, Эрве. Я намереваюсь присоединиться к французским войскам в Калабрии. Мне надоели двор и необходимость рассыпаться в комплиментах перед этой старой клячей королевой и ее жеманными дочерьми.

— Как вы строги, — с улыбкой упрекнул граф. — Но прежде чем решитесь стать военным, маркиз, подождите немного. И, думаю, мой способ развлечься куда более приятен и менее опасен, чем схватки и сражения.

— Ну что же, будь по-вашему, — протянул Адам.

Глава 11

Арабелла, озадаченно улыбаясь, стояла у стены и разглядывала Адама. Брат прислонился к стволу старого дуба, наблюдая за идущей по саду Рейной. Арабелла решила, что исчезнет в ту же минуту, как Адам подойдет к Рейне. Хотя землю прочертили вечерние тени, девушка все еще могла разглядеть лицо брата. Странно, у него вид голодного человека! Ни один мужчина не глядел на нее так!

Арабелла ощутила укол ревности и желания, но тут же постаралась выбросить из головы подобные мысли. Посмотрев на Рейну, она предположила, что Адам, никогда не видевший подругу с распущенными волосами, сейчас мечтает зарыться лицом в эти густые длинные пряди. Удивительно, что Рейна вовсе не выглядит девственной в простом белом муслиновом платье! Скорее каждый грациозный шаг казался манящим обещанием неведомых наслаждений. Забилось ли сердце Адама сильнее, когда он увидел взволнованно сверкающие глаза Рейны?

У Арабеллы на душе скребли кошки. Когда-нибудь… когда-нибудь и она встретит свою любовь.

Наконец Адам выпрямился, вытер руки о черные панталоны и бесшумно шагнул к Рейне. Арабелла усмехнулась — стена, окружавшая сад лорда Делфорда, была невысока, но чрезвычайно грязна.

Понимая, что теперь ей лучше уйти, Арабелла повернулась и направилась в дом, не переставая думать о лорде и леди Делфорд. Страшно даже представить, что они скажут, узнав об увлечении дочери Адамом Уэллзом!

Девушка с досадой вспомнила, что только Рейна и Адам вправе самостоятельно решать свою судьбу! Жаль, что подруга не знает, кто такой на самом деле маркиз ди Гальвани. Как она будет потрясена, когда все откроется!

Адам тихо окликнул Рейну, боясь испугать, и девушка остановилась. Несколько мгновений оба молча смотрели друг на друга.

— Я рад, что вы подождали меня, — выговорил он наконец.

— Пьетро! — выдохнула она, протягивая руки. — Я тревожилась, что вы не придете.

— Неужели вы так мало верите в меня? — весело осведомился он и перешел с французского на итальянский: — Где наш сторожевой пес?

— Не знаю. Белла сказала, что будет рядом и волноваться не стоит. Скорее всего она следит сейчас за тем, чтобы родители не появились в саду. — Рейна говорила с таким сильным акцентом, что маркиз невольно улыбнулся. — Зато мы одни, — продолжала девушка. — Белла пообещала, что не покажется без необходимости. Как вы пробрались в сад?

— Перепрыгнул через стену, — усмехнулся он, — говоря по правде, я был готов переплыть ров и взобраться на башню, чтобы вас увидеть.

— Хорошо, что вам не пришлось этого делать. Боюсь, от вас бы ужасно пахло.

Адам оценил шутку по достоинству и негромко рассмеялся.

— О, прошу прощения, придется говорить шепотом хотя ваш папа занят делами в кабинете, а мама — на кухне.

— Да, папа изучает какие-то важные документы и предупредил нас с мамой, чтобы его не беспокоили. А мама… мама показывает кухарке, как готовить йоркширский пудинг!

— А Арабелла подслушивает у замочных скважин? Рейна опустила глаза.

— Насчет Арабеллы… — запинаясь, начала она.

— Я бы предпочитал, чтобы вы смотрели на меня, сага.

— Будь вы неравнодушны к ней, не попросили бы ее быть нашей… хранительницей.

— О, Арабелла Уэллз очаровательна, но никогда не станет вашей соперницей в моем сердце.

— Но вы так быстро подружились с ней, — возразила Рейна, желая, чтобы ее убеждали.

— В самом деле? По-моему, называть нас друзьями слишком рано. Но я ей доверяю. А вы разве нет?

— Да, только…

— Что?

— Я… боялась, что, возможно, Белле вы небезразличны.

Адам весело усмехнулся.

— Неужели вы действительно считаете, что в этом случае она согласилась бы играть роль дуэньи?

— Нет, конечно, нет, — сказала она с доверчивой улыбкой.

Адам вспомнил дам: и тех, которыми восхищался, и которые отвечали на его чувства. Он наслаждался их ласками в постели, но никогда не испытывал желания защищать и лелеять женщину. Подобное ощущение было совершенно новым, непривычным, немного пугающим, и кроме того, нужно признать, обстоятельства были самыми неподходящими.

Он не сознавал, что хмурится, пока не заметил, что нежная улыбка Рейны погасла и она снова опустила глаза.

— Что тревожит вас, дорогая?

Адам говорил мягко, и Рейна, вновь охваченная нерешительностью, подняла голову и выпалила:

— Я… пожалуйста, простите меня!

— За то, что вы посчитали меня неверным и капризным?

— О нет. В тот вечер, когда…

— За то, что едва не сломали мою несчастную челюсть?

— Д-да. У меня не было возможности извиниться перед вами вчера.

— Думаю, у вас было достаточно оснований так поступить.

Девушка слегка покачала головой.

— Не хотите ли еще раз меня ударить?

— Нет, я виновата не только в этом, — воскликнула она, похожая в эту минуту на ребенка, готового исповедаться во всех грехах.

— Ах, еще одна мрачная тайна, которая заставит меня краснеть?

Рейна мрачно посмотрела на негои пробормотала:

— Я никогда раньше не целовала ни одного мужчину кроме отца и братьев, конечно. Должно быть, вы нашли меня крайне… недобропорядочной.

Адам мудро сдержал смех.

— Мне показалось, что это я вас поцеловал.

— Нет-нет, вы только… только начали! И не вините себя за то, что случилось! Наверное, я просто… безнравственное создание.

Он улыбался ей, и Рейна, нахмурившись, распрямила плечи.

— Я ударила вас, — произнесла она, вызывающе вздернув подбородок, — потому что вы меня оттолкнули и не хотели… не хотели целовать.

Адам перестал улыбаться.

— Рейна, вы несете ужасный вздор.

— Я не дурочка, — негодующе прошипела она. — С вашей стороны не слишком любезно оскорблять меня и издеваться.

— Ваши глаза так же зелены, как листья на этом розовом кусте, особенно когда вы сердитесь. Но вы не должны каяться во всех придуманных грехах, Рейна. Позвольте разделить их с вами! Я оттолкнул вас, потому что не хотел компрометировать. Что ни говорите, а мы были в королевском дворце!

Он заметил, как краска медленно заливает щеки девушки.

— Именно так говорила Арабелла.

— Она иногда весьма проницательна.

— Белла также сказала, что мне следует побеседовать с вами наедине.

— Вряд ли в этом есть смысл, сага.

О Боже, мало того, что он так и не сумел пока разобраться, кто повинен в захвате кораблей, тут еще сестрице вздумалось играть роль свахи! Это все ее работа! Он не хотел, чтобы это случилось!

Адам медленно выпрямился, глядя куда-то мимо Рейны.

— На генуэзской вилле Арабеллы, — сказала девушка, посмотрев ему в глаза, — изумительные сады. А среди клумб и деревьев расставлены мраморные статуи обнаженных богов и богинь. Мне казалось, они прекрасны, что бы там ни говорил мой отец. Но вы, маркиз… вы красивее любой статуи, красивее всех мужчин, которых я видела когда-либо.

— Даже с моей пиратской черной бородой? — осведомился Адам как можно беспечнее. Но голос почему-то не слушался и звучал гортанно-хрипловато.

Рейна подняла руку и легонько коснулась кончиками пальцев его заросшего подбородка.

— Да, — кивнула она.

«Она слишком молода и невинна, — думал Адам, вынуждая себя отстраниться, — и к тому же ее привлекает моя романтическая внешность». Но он не хотел верить в то, что это увлечение серьезно.

— Пойдем, — почти грубо бросил он, — присядем где-нибудь.

И, крепко схватив девушку за руку, повлек к узкой мраморной скамье в тени увитой розами беседки.

Рейна чинно уселась рядом с ним и, словно примерная Школьница, сложила руки на коленях.

— Я знаю, что вы сицилиец. Расскажите о своем Доме. У вас есть братья и сестры?

— Да, одна сестра. Ваша ровесница… нет, года на два старше, — ответил Адам. По крайней мере хоть тут не приходится лгать.

— Она замужем?

— Нет. Она так же непостоянна, как я.

— Неужели, маркиз? — шутливо удивилась Рейна. — Я что-то не заметила.

Адам нежно погладил ее ладонь.

— Вы, вероятно, правы.

— Вы долго пробудете в Неаполе?

— Вполне возможно, — загадочно улыбнулся он. На загорелом лице блеснули белоснежные зубы. — Знаете, мой отец женился довольно поздно, когда ему было за тридцать. Я скорее всего обзаведусь женой гораздо раньше.

— Вы уже нашли свою избранницу?

Адам на секунду отвел глаза, удивляясь собственной откровенности. Какого дьявола он сказал это? И что на него нашло?

Однако вслух он ответил многозначительно, словно уже решив для себя что-то:

— Думаю, да. Может быть, так предначертано судьбой. Ведь мои родители, как оказалось, тоже были предназначены небесами друг для друга.

— Она… итальянка?

— Она — совершенно особенная, не похожая на других, Рейна.

— И эта совершенно особенная девушка красива? Адам долго изучал ее нежное лицо.

— Она прелестна, — признал он, наконец. Брови Рейны недоуменно поднялись.

— Не понимаю, — вздохнула она.

— Вот как?

Рейна вгляделась в молодого человека и тут же утонула синеве его глаз.

— Я не глупенькое дитя, — обиделась она и снова осторожно погладила его по щеке. Однако Адам перехватил ее руку и вновь положил ей на колено.

— Нет, но вы слишком молоды, и семья до сих пор вас оберегала.

Она вызывающе вздернула подбородок, чем немало развеселила Адама.

— Вы правы, маркиз. Но если бы я встретила человека, с которым захотела бы связать жизнь, вряд ли моя наивность послужила бы помехой.

Адам понимал, что сейчас ему лучше держать язык за зубами, однако против воли спросил:

— И вы уже встретили такого человека?

— Да, — не колеблясь, заявила она.

Адам внезапно поднялся, почувствовав, что больше просто не сможет усидеть рядом с ней. Рейна отпрянула.

— Кажется, я никак не могу угодить вам, — прошептала она и отвернулась, пытаясь спасти остатки израненной гордости. — Вы считаете, что я имею обыкновение говорить такие вещи всем знакомым джентльменам?

— Нет, — мягко отозвался Адам. — Вы поверите, если я признаюсь, что никогда раньше не желал так страстно молодую даму благородного происхождения?

— Я только убеждена, что вы не можете быть подлецом, маркиз. И что… что вы не способны играть со мной.

— Признаться, Рейна, я вообще бы не хотел иметь ничего общего с вами.

— Почему? Из-за того, что я англичанка? Не умна и даже не остроумна?

— Нет, потому что сейчас не время и не место ухаживать за вами. Вы многого обо мне не знаете, Рейна, а я пока не могу рассказать вам. Наверное, мне не стоило приходить сюда сегодня, но я почти не владею искусством эпистолярного жанра и не силен в сочинении стихов. От меня зависит очень многое, в том числе и судьбы других людей, и с моей стороны глупо продолжать видеться с этой дамой, пока все не будет разрешено. Но я не хотел бы, чтобы она считала, будто безразлична мне.

Рейна сосредоточенно чертила что-то на скамье кончиком пальца.

— Эта дама… не могли бы вы объяснить ей, в чем дело? Вероятно, она поняла бы.

— Не могу. Она выросла в семье, которая старалась оградить ее от окружающего мира. Возможно, ее родители… скажем… не пожелают видеть рядом с ней такого человека, как я. Я не хотел бы причинить ей ненужную боль.

— Не сомневаюсь, маркиз, что родители леди очень ее любят. Вряд ли они вдруг захотят сделать ее несчастной.

— Она не отличается силой духа, Рейна, и никогда не шла против воли родителей.

— Наверное, потому, маркиз, что раньше у нее просто не было для этого причин.

— По моему мнению, дочерний долг — повиноваться родителям. Я не желал бы, чтобы она из-за меня ссорилась с родителями и даже была бы вынуждена разлучиться с теми, кого любит.

— Но и дочери иногда обладают здравым смыслом, синьор. И если они убеждены, что на карту поставлено их будущее… счастье, последнее слово, несомненно, должно принадлежать им.

— А что, если, сага, в силу обстоятельств джентльмен вынужден вводить даму в заблуждение?

— Мне кажется, джентльмен придает слишком большое значение этим загадочным обстоятельствам. И, в конце концов вводить в заблуждение еще не значит лгать, — очень тихо возразила Рейна, встав перед ним. — Я уверена, дама сделает все возможное, чтобы завоевать свое счастье.

— Но она должна быть твердо в этом уверена, — предупредил Адам.

Вместо ответа Рейна положила ладони ему на плечи. Адам, глядя ей в глаза, медленно привлек ее к себе, чуть приподнял подбородок и нежно поцеловал мягкий рот. Не почувствовав ни малейшей застенчивости и жеманства девушки, ничего, кроме легкого замешательства, он коснулся языком ее губ и ощутил, как она удивленно встрепенулась, но не подумала отстраниться. Ее руки скользнули вниз, по его спине, и Адам ясно осознал, что просто обязан отпустить Рейну, убраться из проклятого сада и из ее жизни, пока не будет вправе рассказать ей обо всем. Простит ли она его, обнаружив обман?

Как можно спокойнее он предупредил:

— Я должен идти, дорогая.

Рейна недоуменно моргнула; безумное наслаждение, бурлившее в крови, мешало связно думать.

— Еще рано, — страстно прошептала она и снова припала к его губам.

Кинжальный удар желания пронзил Адама с такой силой, что он задрожал и, сжав ее в объятиях, целовал до тех пор, пока Рейна не задохнулась. Он улыбнулся бы при виде столь неожиданного пыла, если бы не хотел ее так отчаянно. Сквозь тонкую ткань платья девичье тело пылало жаром, упругие холмики прижимались к его груди. Напряженная, окаменевшая плоть Адама упиралась в ее мягкий живот.

— Рейна, — простонал он, с трудом отрываясь от нее. В этот момент послышался голос Арабеллы, и Адам оцепенел.

— Рейна? Где ты, дорогая? Пора пить чай.

Помедлив в дверях, Арабелла вошла в сад и оглянулась, боясь увидеть за спиной разгневанного лорда Делфорда. Боже, какая она трусиха, ведь все идет превосходно! Интересно, как развиваются отношения у братца с прекрасной, но очень наивной подругой?

Она снова посмотрела на виллу, подождала несколько минут и опять окликнула:

— Рейна! Где же ты?

— Дьявол, — пробормотала Рейна. — Действительно, уже пора пить чай. Это наш условный сигнал. Белла не хочет неожиданно наткнуться на нас.

Адам улыбнулся и быстро поцеловал ее.

— Я должен идти.

— Когда я снова увижу вас?

— Не знаю, — печально покачал головой Адам и, заметив в ее глазах нерешительность, поспешно добавил: — Доверьтесь мне, Рейна.

— Хорошо, — спокойно ответила она.

Адам провел ладонью по ее щеке и направился к ограде.

— Я иду, Белла, — откликнулась девушка. Охватившее ее волнение было столь велико, что она боялась матери. Та невероятно проницательна и, конечно, сразу же заподозрит неладное.

Но, к ее облегчению, мать вела себя как обычно. Рейна, слегка улыбаясь, поднесла к губам чашку, и постаралась сосредоточиться на разговорах окружающих.

«К счастью, — думала Арабелла, пытаясь скрыть лихорадочный блеск в глазах, — Линдхерсты плохо меня знают, иначе сразу заметили бы, что мы с Рейной что-то задумали». Она не могла дождаться, пока окажется наедине с подругой.


— Где это носит Эрве? — проворчал Селестино, не ожидая, правда, ответа от остальных членов клуба «Белые дьяволы».

— Не беспокойтесь, вне всякого сомнения, появится, когда ему в голову взбредет, — бросил Адам, стараясь казаться равнодушным.

Витторио Сантини, молодой аристократ с изможденным лицом, чьи горящие глаза напомнили Адаму о виденном когда-то изображении Святого Франциска, выпрямился, оттолкнувшись от каминной доски.

— Он сообщил, что у него для вас сюрприз, синьор ди Гальвани, так что стоит его дождаться!

— Вы новичок в нашей компании, — вставил Селестино, оправляя цветастый жилет. — Но поверьте, что сюрпризы Эрве всегда… чрезвычайно любопытны.

Адам, почувствовав, как при мысли об очередной несчастной девушке к горлу подступает тошнота, обратился к Уго Монти, единственному среди них, которому было уже за тридцать, женатому и отцу четверых детей.

— Интересно, — небрежно спросил он, — на какие средства существует наше общество? Эрве не упоминал ни о каких взносах.

— Их и нет, — объяснил Селестино. — У нас солидная финансовая поддержка и неплохие средства, несмотря на то, что мы не платим ни единого сольдо из собственных карманов.

— Как? — цинично улыбнулся Адам. — Неужели нам придется красть столовое серебро во время королевских банкетов, чтобы оплачивать наши развлечения?

Уго задумчиво оглядел молодого маркиза.

— Вовсе нет, синьор. Граф предоставляет свой капитал в наше распоряжение.

— Ублажает свою любовницу, эту дряхлую клячу, а та в знак благодарности снабжает его товарами на продажу.

Адам вопросительно поднял брови:

— Каждый из нас должен спать с богатыми старухами? Раздались громкие смешки, а Селестино фыркнул:

— Говорил же я Эрве — вы вольете новую кровь в нашу компанию! Признаться, до того, как Эрве обольстил эту ведьму, нам приходилось выкладывать свои денежки.

— Но теперь все изменилось, — заверил Уго. Адам небрежно пожал плечами:

— Выходит, эта женщина слышала легенды о его любовных подвигах и потому перебралась в Неаполь?

— Что-то вроде того.

— Она, вероятно, француженка, или граф обращает внимание и на итальянок?

Никколо Канова рыгнул, прикрыв рот ладонью.

— Нет, она итальянка, как все мы, и Эрве однажды признался даже, что дама не гнушается ласкать шишковатый нос короля.

— Как, впрочем, и остальные части его тела, — рассмеялся Селестино.

Уго предостерегающе поднял руку:

— Граф не любит, когда обсуждают его… роман. Дама настаивает на соблюдении тайны. Но так или иначе, никто из нас ничего о ней не знает.

— Должно быть, она невероятно уродлива, — беспечно заметил Адам, отворачиваясь, чтобы налить себе бренди. Однако за внешним спокойствием кипело возбуждение. Мысли лихорадочно метались. Перед глазами стояла женщина, беседовавшая на балу с Арабеллой. Он видел, как она сидела рядом с Фердинандом и нежно ему улыбалась. Достаточно узнать ее имя, и злополучная загадка решена!

За дверью послышались шаги, и Адам обернулся. Присутствующие поднялись, отложив карты и отставив бокалы. Дверь широко распахнулась и на пороге появился граф де ла Валль. На руках он нес кого-то, закутанного в плащ с головы до ног.

— Добрый вечер, mes diables[12], — приветствовал он самодовольно. Неизвестная пыталась вырваться, но он, казалось, ничего не замечал.

— Маркиз, — провозгласил он, — ваш подарок. Поставив пленницу на ноги, он откинул капюшон у нее с головы.

Адам в растерянности выронил рюмку. Перед ним стояла Рейна Линдхерст с расширенными от страха глазами. Руки ее были связаны, во рту торчал шелковый платок.

Глава 12

Остальные члены клуба в потрясенном молчании уставились на девушку. Она узнала почти всех, поскольку встречалась с ними при дворе. Внимание ее привлек звон разбитого стекла, и Рейна только сейчас заметила в углу комнаты маркиза, и уже хотела было подбежать к нему, но граф крепко держал ее за руку. Девушка не сводила глаз с маркиза.

— Ну, Пьетро, — вкрадчиво начал Эрве, — разве мой сюрприз не понравился вам? Маленькая шлюшка ударила нас обоих. Ах, как сладка месть!

Месть? Но я всего лишь защищалась!

— Да ты спятил, Эрве, — взвизгнул опомнившийся Селестино. — Это тебе не дочь какого-то отребья! Ее отец — лорд Делфорд!

— Заткнись, Тино, — не повышая голоса велел Эрве, — Она — мой дар маркизу, а не вам, олухи. Итак, Пьетро?

Что он хочет этим сказать?

Адам глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, вынудил себя отвести взгляд от перепуганного лица Рейны и тихо сказал:

— Тино прав, Эрве. Девушка отвергла нас обоих, но мы не можем поступать с ней подобным образом. Это безумие.

— Боитесь, маркиз? — ехидно осведомился Эрве, но Адам лишь улыбнулся:

— Верно, не желаю укорачивать собственную жизнь из-за жеманной дурочки, да к тому же девственницы. Кстати, именно вы рассказывали мне о тайной полиции королевы. Сомневаюсь, чтобы подобное деяние осталось неотмщенным. Вы глупо поступили, позволив ей увидеть всех нас.

— Но, Пьетро, я все-таки не дурак, а вы, смею надеяться, не трус. Овладев ею, вы сумеете доказать, что достойны находиться в нашем обществе.

— Испытание, Эрве? — невозмутимо спросил Адам.

— Вы очень прямолинейны, друг мой. Достаточно объяснить: вы еще не сделали ничего, что могло бы… связать нас с вами братскими узами. Ну же, не отрицайте, вы хотите девчонку. Как, впрочем, и я. Но поскольку я решил сделать вам сюрприз, мы прибережем ее драгоценную невинность исключительно для вас.

Он всмотрелся в побелевшее лицо Рейны и слегка коснулся ее щеки. Она резко отдернула голову и издала приглушенный платком вскрик. Эрве чуть сильнее сжал плечи девушки.

— Любопытно, какого цвета ее аристократическая кровь, — мягко заметил он, наслаждаясь страхом своей пленницы.

Думай, скорее думай, что предпринять!

— Как ты раздобыл ее, Эрве? — поинтересовался Адам, пытаясь выиграть время и надеясь, что его голос звучит безразлично и скучающе.

— Да, Эрве, — поддержал Уго, — что, если сюда ворвется оскорбленный отец?

— По правде говоря, — сообщил Эрве, широко улыбаясь, — это оказалось так легко, что я до сих пор гадаю, действительно ли эта негодница еще невинна? Она бродила по саду в одной сорочке, словно ждала любовника. Верно, голубка моя?

Он слегка провел ладонью по ее груди.

— Она трепещет от прикосновения мужчины. Однако мы скоро все узнаем.

Я ждала тебя, Пьетро. Хотела, чтобы ты снова пришел.

Адама захлестнула такая ярость, что на несколько мгновений у него перехватило дыхание. Наконец он усилием воли разжал стиснутые кулаки и, подойдя к буфету, налил себе еще бренди. И лишь потом обернулся, пригубил янтарной жидкости и зевнул.

— Будь что будет, граф, — объявил он, чувствуя на себе взгляды окружающих, — но повторяю, не имею ни малейшего желания болтаться в петле. Она лакомый кусочек, но не стоит и минуты моей жизни. Не сомневаюсь, что все присутствующие в этой комнате со мной согласятся.

— Да, но все-таки весьма интересно знать, почему леди слоняется в саду по ночам, — задумчиво вставил Никколо Канова.

— А! Вот и наш философ высказался, — промурлыкал Эрве.

— Вы, кажется, забыли, маркиз, — продолжал Никколо, не спуская глаз с Адама, — что у молодой дамы есть все причины держать язык за зубами. Она вряд ли решится признаться отцу. Подумайте о скандале! Она будет погублена, обесчещена! Слухи последуют за ней даже в Англию!

— Не забывайте, — добавил Эрве, — что мы не какие-нибудь канальи, безродная шваль, а люди высокого положения и с могущественными связями.

— Я думаю не о скандале, а о том, что сделает с нами ее отец! — воскликнул Тино, нервно вытирая платком лоб. — Конечно, мы можем все отрицать или, если хотите, даже поклясться, что она пришла сюда по доброй воле. Как бы ты поступил, Никколо, на месте ее отца?

— Твои театральные вопли на меня не действуют, Тино, — холодно бросил Эрве. — Прекрати разыгрывать жертву. Никколо прав. Она будет последней дурой, если признается отцу. Впрочем… — почти ласково заметил он, — расплачиваться придется ей самой. Ты ведь хорошо понимаешь меня, голубка, не так ли?

— Кроме того, — вмешался Никколо, — ее отец — англичанин и, следовательно, не пользуется влиянием в Неаполе. Что он может сделать? Послать наемных убийц? Сомневаюсь. И даже если он в ярости покинет Неаполь, это лишь ухудшит отношения королевского двора с англичанами, что на руку нам.

— Ты поражаешь меня своей безупречной логикой, Никколо, — пропел Эрве. — Позвольте мне также указать, друзья мои, что, несмотря на все аргументы, дело сделано. Она здесь. Позднее мы всегда сможем обсудить, как поступить с ней.

Надежды не было. Адам залпом допил бренди и швырнул пустую рюмку Тино.

— Прекрасно, Эрве. Так, говорите, она моя?

— Вы — новый член нашего клуба, мой пылкий сицилиец. Добро пожаловать.

Адам сухо поклонился собравшимся.

— Не беспокойтесь — я сумею приручить ее настолько, что она ничего никому не скажет. Теперь я вас оставлю. Я беру своих женщин в уединении спальни, а не на виду у глазеющих болванов.

Он уверенно шагнул к графу.

— Вы хотите лишить своих друзей вечернего развлечения? О нет, маркиз. Этот стол вполне подойдет для маленькой притворщицы.

— Я не желаю служить предметом чужих забав, — процедил Адам, осматриваясь, и отчаянно попытался определить настроение собравшихся. — Вы ведь сами сказали — она для меня, Эрве, не так ли?

— Да, — немного помедлив, кивнул граф. — Ноя хотел бы увериться, что отмщен.

— Тогда возьмите ее сами, — пожал плечами Адам. — Меня она не интересует, как, впрочем и девственницы вообще.

Граф нахмурился. Он похитил англичанку не только затем, чтобы испытать маркиза, но и желая отплатить ему за спасение своей жизни.

— Хорошо, Пьетро, — медленно произнес он. — Вы не станете объезжать эту кобылку при всех. Но и не уйдете отсюда. Ведите ее наверх. — Адам едва удержался от облегченного вздоха. — Но сначала…

Эрве сбросил с девушки плащ, стиснул края выреза сорочки и резко рванул.

Рейна взвизгнула и стала вырываться, но граф безжалостно впился ногтями в нежную плоть.

— Прелестно, — выдохнул он, разглядывая ее обнаженные груди.

Адам почти ощущал запах похоти, исходивший от остальных мужчин, без стеснения пожиравших взглядами нагое тело девушки. Нужно действовать быстро!

— Отдай ее мне! — воскликнул он, изображая страсть. Граф подхватил Рейну на руки и бросил ее Адаму, словно мешок картофеля.

— Она ваша! — рассмеялся он. — Наслаждайтесь!

— Но мы всегда делили нашу добычу, — пожаловался Тино.

Адам не стал дожидаться, пока Эрве передумает и, властно прижав Рейну к груди, устремился к двери.

— Девчонка созрела, чтобы принять мужчину.

— Вот именно мужчину, а не хвастливых петушков, — откликнулся Адам, перекидывая Рейну через плечо, и был вознагражден одобрительными криками и смехом.

Девушка снова начала сопротивляться. Адам повернул голову и свирепо прошептал:

— Немедленно прекрати! Лежи смирно! Я не причиню тебе зла.

Рейна тотчас успокоилась.

Адам побежал наверх, перепрыгивая через ступеньки. На втором этаже было тихо и полутемно. Только зажженный канделябр на столе в холле отбрасывал слабые отблески, не разгоняя теней. Адам вспомнил, как Селестино говорил, что иногда они приводили сюда женщин. Заметив полуоткрытую дверь, Адам шагнул к ней и оказался в маленькой комнате, где из обстановки были лишь широкая кровать и комод с тазиком наверху. Он пинком закрыл дверь и безуспешно попытался найти засов.

Опустив Рейну на кровать, он быстро вынул кляп у нее изо рта.

— Где мы? — прохрипела она. — И что вы здесь делаете?

— Сейчас не могу сказать, — произнес Адам, развязывая ей руки, — но ты должна доверять мне, Рейна.

— Доверять вам?!

Неудержимый гнев вытеснил на мгновение ее страх.

— В саду я ждала вас, маркиз! Вы догадались, что я прибегу туда, как распутная, потерявшая голову от страстям дрянь, не так ли? И послали за мной графа?

— Не будь дурой!

— Он издевался надо мной, хохотал! Прикасался… Она судорожно стянула края разорванной рубашки.

Больше всего на свете Адаму хотелось обнять ее, успокоить, заставить забыть о страхе и ярости, но времени не было. Вместо этого он зажал ей рот рукой.

— Рейна, помнишь, ты как-то твердила, что веришь мне. Девушка, распахнув глаза от ужаса, по-прежнему молча смотрела на него. Ты предал меня.

— Делай так, как я говорю тебе, понимаешь? Он осторожно отнял свою руку от ее рта.

— Что вы собираетесь сделать со мной? Изнасиловать?

Голос звучал странно отрешенно, словно девушка потеряла навсегда нечто бесценное.

— Нужно притвориться, что я изнасиловал тебя. Черт возьми, Рейна, я не преступник и не негодяй!

Девушка опустила глаза.

— Я так боюсь, — прошептала она.

— Я тоже. Ты сделаешь, как я сказал? — умоляюще прошептал он, растирая ее онемевшие запястья.

— Пьетро, почему граф отважился на это? Кто он для вас?

Адам притянул к себе ее вздрагивающее тело и нежно поцеловал в висок.

— Никто не коснется тебя, сага. Обещаю.

Он взмолился про себя, чтобы это обещание не оказалось последним, и оттолкнул ее.

— Ну а теперь ложись.

Адам кивнул на постель и брезгливо поморщился. В нос ударил запах застарелого пота и семени.

— Сними рубашку и укройся одеялом. Девушка ошеломленно уставилась на него:

— Вы хотите, чтобы я разделась? Адам сжал ее плечи:

— Рейна, они должны посчитать, что я изнасиловал тебя. Ложись и побыстрее.

«Это кошмар», — думала Рейна, теребя сорочку, и краем глаза взглянула на Пьетро, поспешно сбрасывающего с себя одежду. Однако, поняв, что он пытается выручить ее, Рейна последовала его примеру.

Адам не обращал на нее внимания и повернулся, только услышав скрип пружин и шелест одеяла. Он быстро сел на край кровати, стащил ботфорты, потом встал и решительно расстегнул пуговицы панталон. Рейна подтянула покрывало до подбородка. Внезапно ей показалось, что в постели кто-то другой, а она смотрит со стороны на трясущуюся девушку и на мужчину, который вот-вот останется таким же обнаженным, как она.

Кошмар! Если бы только она могла проснуться и посмеяться надо всем этим!

Их взгляды встретились, но Рейна тут же уставилась на его голую грудь.

— Нет! — прошептала она. — Пожалуйста, Пьетро!

Пальцы Адама застыли.

— Мне очень жаль, Рейна. Я не хотел бы мучить тебя, но выхода нет.

Он быстро повернулся к ней спиной и снял панталоны.

Рейна не могла отвести глаз от его тела, смуглого и мускулистого, так отличавшегося от ее собственного. Он был словно отлит из бронзы неизвестным мастером — широкие плечи, узкая талия, мощные бедра и гладкие ягодицы.

— Прекратите рассматривать меня! — рявкнул он, почувствовав ее взгляд.

— Что вы делаете? — охнула Рейна, заметив, что маркиз вытащил кинжал. Адам, не отвечая, резко провел клинком по внутренней стороне бедра. Из глубокого пореза мгновенно выступила кровь и собралась густыми каплями.

— Зачем… зачем это?

Адам по-прежнему не оборачивался, не желая смущать девушку своей наготой.

— Рейна, — объяснил он терпеливо, — когда мужчина берет девственницу, у нее идет кровь. Ты останешься невинной, но необходимо убедить их в обратном. Откинь одеяло.

Но Рейна лишь недоуменно посмотрела на него, и Адам, шагнув к кровати, сорвал с нее одеяло.

— Раздвинь ноги, быстро!

Девушка задохнулась от неожиданности, но все-таки медленно развела стройные ноги. Адам сел рядом, обмакнул палец в кровь и размазал ее по белоснежной коже. Рейна нервно дернулась.

— Тише, — мягко велел он, стряхивая багровые капли на простыню, а потом, отвернувшись, коснулся окровавленным пальцем своей напряженной плоти. В коридоре послышались смех и топот ног. Адам насторожившись, прислушался.

— Рейна, кричи! Громче!

Он быстро лег рядом с девушкой и прижал ее к себе.

— Кричи же, черт возьми!

Она издала тонкий жалобный вопль, эхом отозвавшийся от стен полупустой комнаты.

— Еще!

Почувствовав, как слезы щиплют глаза, девушка негромко, беспомощно всхлипнула.

Зная, что сюда в любую минуту могут ворваться, Адам тяжело навалился на девушку, сжал ее лицо ладонями и стал жадно целовать. Рейна вырывалась, колотя Адама кулаками по спине. Именно эту сцену и увидел граф, распахнув дверь. Из-за его плеча выглядывал смеющийся Тино.

— Ну, Пьетро, как маленькая потаскушка? Оказалась девственницей?

Адам откатился от Рейны, неторопливо поднялся и торжествующе поклонился мужчинам.

— Боже, да он все еще хочет ее!

— Я желаю сам удостовериться! — рявкнул Эрве. Адам метнул на Рейну яростный взгляд, снова сбросил с нее покрывало и рывком раздвинул ноги.

— Да она просто истекает кровью! Ярко-красной! Рейна тихо плакала, зажмурив глаза, чтобы не видеть уставившихся на нее мужчин.

— Ты разорвал ее?

— Нет, — ответил Адам, тотчас пожалев о своей ошибке.

— Превосходно. Теперь она моя. У меня тоже неплохой подарочек для вас, миледи.

Девушка вцепилась в одеяло и поспешно натянула его до подбородка.

— Нет! — взвизгнула она.

— Будешь сопротивляться, голубка?

— Я хочу ее, Эрве!

— Заткнись, Тино. Если после сегодняшней ночи ее живот набухнет ребенком, она по крайней мере будет знать, что ее наградил один из двух мужчин, которых она пыталась обмануть.

— Ни за что, Эрве, — спокойно ответил Адам. — Она моя, и никто, в том числе и ты, не дотронется до нее. Я отвезу ее к себе домой. В таком случае я точно буду знать, от кого ребенок, которого она носит.

— Я снесу ее вниз, — сказал Эрве, не обращая внимания на Адама. — Пусть все видят ее позор.

— Попробуйте коснуться ее, и я убью вас! — процедил Адам так тихо, что Рейна едва его расслышала.

Однако граф негодующе выпрямился:

— Убить меня, друг мой? Но ни одна женщина не стоит того!

— Но вы, кажется, хотели сделать сюрприз только мне, Эрве? Я сохраню ваш дар. Ну а теперь убирайтесь и захватите с собой ваших истекающих слюной приятелей.

— Пьетро, послушайте, — начал раскрасневшийся Селестино.

— У меня нет ни малейшего желания проливать вашу кровь, друг мой, — медленно выговорил Эрве. — Лучше сыграем на девчонку в карты.

Адам заметил, как решительно блеснули глаза графа, и облегченно вздохнул, вспомнив, что позволял ему выигрывать каждый раз, когда они вместе садились за карточный стол. Он заставил себя безразлично пожать плечами.

— Как будет угодно.

Эрве, самодовольно улыбаясь, обратился к Рейне:

— Ну а тебе, голубка, придется быть свидетельницей, что игра велась честно. Одевайтесь, маркиз.

— Я приведу ее с собой, — пообещал Адам и, отвернувшись от графа, стал натягивать панталоны.

Позади послышались сухой смешок и звуки удалявшихся шагов. Адам осторожно прикрыл дверь, продолжая прислушиваться, пока не уверился, что итальянцы покинули холл.

— Рейна! — властно бросил он, наклоняясь над девушкой. — Ты меня поняла?

— Да, — шепнула она.

Ее глаза переполнились слезами; по щекам покатились прозрачные капли. Рейна судорожно вздрагивала. Ему хотелось успокоить ее, но времени не было.

— Прекрати нытье! — приказал он. — Ты английская леди, а не трусливая маленькая дурочка! Одевайся и помни, кто ты! Не бойся, я благополучно вызволю тебя отсюда.

Глаза девушки гневно блеснули. Она гордо подняла подбородок и встала.

— Вы правы! — решительно произнесла Рейна и быстро натянула разорванную сорочку.

Адам, немного помедлив, улыбнулся:

— Буду счастлив видеть вас своей женой!

— Но я не соглашалась выйти за вас замуж, маркиз! — прошипела девушка.

— Даже после того, как я пролил за вас свою кровь? Рейна подняла на него умоляющие глаза:

— Заклинаю, маркиз: постарайтесь выиграть у графа. Она многозначительно посмотрела на его кинжал.

— Нет, Рейна, ты не сделаешь этого. Я люблю тебя, знай это. Мне нужна живая жена, а не мертвая девственница.

Адам поспешно натянул сапоги и, поднявшись, застегнул жилет. Напоследок он тщательно стер кровь с клинка и заткнул его за пояс.

— Пойдем, малышка.

Рейна доверчиво вложила в его ладонь свою, и они вместе вышли из комнаты.

— Постарайся не выказывать боязни. Взирай на них с презрением. Насколько я успел узнать этих людей, страх возбудит их еще больше. И ты должна относиться ко мне с ненавистью.

— Попытаюсь. Когда мы уйдем отсюда, Пьетро, я перевяжу вам ногу. Не хочу, чтобы вы заболели из-за меня.

— Мне уже кажется, что ты не дочь своего отца.

«Куча отбросов», — подумала Рейна, оглядывая мужчин. Граф сидел за столом, тасуя колоду карт. Он выглядел спокойным и уверенным. Рейна почувствовала, как подгибаются ноги, и отпрянула от Адама. Глаза ее пылали ненавистью.

— Уго, — весело сказал Эрве, — у тебя тоже есть дочери. Проследи, чтобы птичка не упорхнула. Уверен, ты знаешь, как наказать ее, если она захочет вылететь из клетки.

— Вы гнусное отребье, граф, — бросила Рейна, — а ваши сообщники — грязные животные.

— Ах, я уже предвкушаю, как буду учить тебя хорошим манерам, — пообещал граф.

— Вряд ли вам это удастся, Эрве, — небрежно заявил Адам, садясь напротив графа. — Я начал с ней уроки, и я их закончу.

— Странно, — задумчиво протянул граф, не сводя глаз с Рейны. — Не думал, что у потаскушки найдется столько мужества. Возможно, вы очень мягки с ней, друг мой.

— Предпочитаю женщин с характером, — равнодушно заметил Адам. — Позже я покажу ей, что такое истинное наслаждение, и она будет умолять меня взять ее.

— Похоже, это не слишком развлекает вас, маркиз? — осведомился Селестино, все больше возбуждаясь.

— Она будет ублажать меня, пока я ее хочу. Потом пусть возвращается в Англию и выходит замуж за какого-нибудь красноносого сквайра. Мне доставит удовольствие знать, что когда-нибудь мой сын унаследует земли и поместье жалкого глупца!

— Как вы жестоки, друг мой, — покачал головой граф и протянул Адаму колоду. — Хотите снять?

Адам небрежно отмахнулся:

— По-моему, даже среди воров существует своеобразное понятие о чести.

Селестино рассмеялся, локтем подталкивая Никколо. Адам предположил, что Эрве сплутует, но лишь в первой партии. Потом он сам перетасует колоду.

— Пикет?

Адам со скучающим видом кивнул, вытянул ноги и откинулся на спинку стула. Остальные сгрудились вокруг. Только Уго держался так близко к Рейне, что та ощущала запах бренди у него изо рта.

Если граф выиграет, я покончу с собой. В этот момент она ясно осознала, что, даже если граф выйдет победителем, маркиз вступит с ним в поединок. А потом и со всеми остальными членами клуба и его не выпустят отсюда живым.

Граф легко выиграл первый роббер, как и предполагал Адам, набрав свыше сотни очков. Адам играл, как обычно, зная, что граф полагается не на хладнокровный расчет, а на удачу. Впрочем, если ему выпадут плохие карты, он проиграет, несмотря на все умение.

Следующий роббер выиграл Адам, но получил лишь несколько очков. Он постарался снять карты после того, как граф перетасовал колоду.

Эрве, мельком посмотрев в карты, поднял глаза на маркиза. Тот вел себя так, словно ему чертовски все надоело и безразлично, кто выиграет. Но во взгляде светилось нечто, насторожившее графа. Девушка же стояла неподвижно, как статуя, с лицом белее итальянского мрамора. Да, гордости у нее не отнимешь! А Эрве всегда восхищался этим качеством в людях.

— Как моя квинта[13], Эрве?

Граф с трудом сосредоточился на игре и вздрогнул, неожиданно поняв, что, несмотря на все очевидные признаки неопытности, маркиз оказался игроком, с которым следует считаться.

— Да… хорошие карты, — медленно выговорил граф.

— А мой терц[14]?

— Еще лучше, — выдавил Эрве. Маркиз выложил на стол остальные карты, и Эрве увидел, что имеет дело с настоящим мастером.

— Насколько я понимаю, победа за мной, граф, — небрежно бросил Адам. — Играй мы на деньги, я смог бы купить новый жилет. Но получилось так, что я стал всего-навсего обладателем глупенькой девчонки.

— Я заплачу вам за нее золотом.

— Не стоит. Прежде чем вернуть ее в отчий дом, я хочу преподать ей урок наслаждения. Не причини я ей столько боли в первый раз, клянусь, вы бы не услыхали от нее ни единого вскрика!

Граф с грохотом отбросил стул и сжал кулаки. На мгновение Адаму показалось, что поединок неминуем.

— Благодарю за прекрасный подарок, Эрве, — спокойно сказал он. — Теперь мой долг отплатить тебе чем-то… особенным.

Эрве почувствовал, как горечь унижения чуть отступила.

— Надеюсь, вы покажете шлюшке всю глупость ее вызывающего поведения?

Адам медленно поднялся, опираясь руками о стол.

— Я поставлю на ней свое тавро, друг мой. Можете быть уверены, она никому ничего не скажет о сегодняшней ночи.

— Прекрасно, — прохрипел Эрве. — Возьмите ее, она ваша!

Полчаса спустя Адам спешился у своего дома и, подхватив Рейну, понес к двери.

— Нет, — предупредил он, когда она стала вырываться, — не сейчас, малышка. Подожди, пока мы не войдем. В Неаполе слишком много любопытных глаз и ушей.

В передней уже ждал Даниеле.

— Милорд!

— Даниеле, — перебил Адам, — я рад, что ты здесь. Видишь ли, — объяснил он, заметив ошеломленное выражение лица Даниеле, — нам пришлось немало пережить сегодня. Проверь, не следят ли за домом незваные гости. Вполне возможно, дорогой граф послал за нами своих ищеек!

Даниеле испытующе взглянул на хозяина, кивнул и бесшумно выскользнул на улицу. Адам внес девушку в маленькую гостиную и осторожно усадил на диван.

— Тебе не помешает выпить немного бренди, Рейна, — произнес он, подходя к буфету.

— Вы действительно считаете, что граф велел следить за нами?

Адам пожал плечами:

— Не надо его недооценивать. Я не сомневался, что он полностью доверяет мне, но, как оказалось, ошибался.

— Вы отвезете меня домой?

— Да, но не сразу. Эрве уверен, что мы проведем здесь еще часа два. Вот, дорогая, выпей.

Жидкость обожгла горло, огненным комом опустилась в желудок. Рейна набрала в грудь побольше воздуха и отставила бокал.

— Я безмерно рада, что вы так хорошо играете в пикет, Пьетро.

Адам сел рядом и начал растирать ее застывшие руки.

— Я всегда позволял графу выигрывать. Какой удар по его самолюбию! Странно, что в нем еще осталось нечто похожее на благородство.

— Что вы там делали, Пьетро?

Адам вздохнул, зная, что не сможет отмахнуться от Рейны.

— Я — новый член их… клуба. Они тайные сторонники Наполеона, Рейна, и мне было необходимо, чтобы эти люди приняли меня за своего.

— Но зачем?

— Я что-то вроде шпиона, но не в пользу ее величества. Меня не интересуют ни Наполеон, ни королева. Это… это сугубо частное предприятие, и никого, кроме меня, не касается.

— Однако граф де ла Валль в нем замешан?

— Граф продает французам украденные у моей семьи товары. Я приехал в Неаполь, чтобы доказать это, а также разоблачить его поставщика. Тайна будет раскрыта через несколько дней, Рейна, и прошу тебя подождать. Вряд ли граф или его сообщники снова попытаются причинить тебе зло, но обещай мне, пока не минует опасность, не оставаться в одиночестве.

Про себя он поклялся, что велит своим людям наблюдать за виллой виконта.

— Вы отдаете мне приказы, но ничего не хотите объяснить.

Адам грустно улыбнулся и опустил глаза.

— Рейна, верь мне.

— Ну что же, и у меня есть для вас приказ, маркиз. Мой отец не должен узнать об этой ночи. Никогда.

Адам нерешительно поморщился, словно не понимая, что, если лорд Линдхерст когда-нибудь проведает о случившемся, они больше не увидят друг друга.

— Обещайте, — настаивала она.

— Хорошо. Возможно, лучше пока его не… расстраивать.

— Пожалуйста, снимите панталоны, маркиз. Адам ошеломленно уставился на нее, но тут же усмехнулся:

— Мой камердинер перевяжет рану, хотя я предпочел бы ваше нежное прикосновение. Ну вот, опять вы краснеете. Простите меня.

— Вы видели меня обнаженной, — неожиданно выпалила она.

— Я не смотрел на тебя глазами возлюбленного. Но ты, малышка… едва не сожгла меня взглядом.

— Вечно вы надо мной издеваетесь, — пожаловалась Рейна. — А когда вы станете моим любовником?

Вопрос, так внезапно, против воли, сорвавшийся с губ, потряс девушку. Она испуганно смолкла, прикрыв рот рукой.

— Когда ты станешь моей женой, — спокойно ответил Адам.

На глазах у девушки снова выступили слезы. Ах, эта дурацкая мужская самоуверенность! Ей хотелось завопить, выкрикнуть, что отец никогда не допустит этого брака.

— Вы не знаете моего отца, — только и сумела она выговорить.

— Посмотрим, — ответил Адам.

В голове Рейны вихрем пронеслись события сегодняшнего вечера.

— В жизни не была так напугана, — прошептала она.

— И я тоже.

— Но вы казались совершенно хладнокровным.

— Я был слишком занят тем, как добыть немного крови, — нежно улыбнулся Адам.

— Я и сейчас боюсь, — призналась Рейна, опуская глаза.

— Но больше бренди ты не получишь. Не хочу, чтобы ты проснулась завтра с похмелья.

— Пожалуйста, обними меня, Пьетро.

Адам сознавал, что не должен исполнить ее просьбу. Даже сейчас, после всех ужасов, желание по-прежнему бурлило у него в крови. Он повернул голову.

— Ты была такой храброй сегодня.

— Пьетро…

Боже, как он ненавидит это имя!

— Нет, Рейна, — отрезал Адам, вскакивая и отбегая в другой конец комнаты. — И не смотри на меня так! В конце концов я не каменный!

Если бы я забеременела, Пьетро, отец, позволил бы нам пожениться!

— Спать хочется, — тихо промолвила она.

— Прекрасно, — со вздохом облегчения отозвался Адам. — Сейчас принесу одеяло.

— Да, — кивнула девушка, не глядя на него, — это было бы чудесно.

Вернувшись, Адам увидел, что Рейна задумчиво смотрит в камин. Заслышав его шаги, она обернулась.

— Я больше не чувствую себя невинной. Мои бедра измазаны твоей кровью.

— Хочешь принять ванну перед сном? — осторожно осведомился Адам, разворачивая одеяло.

— Нет.

Рейна внезапно вздрогнула; глаза словно заволокло пеленой.

— Они все глазели на меня! Мне хотелось умереть.

— Когда увидишь их при дворе, притворись совершенно равнодушной и делай вид, будто ничего не произошло. Тебе не следует их бояться, но, повторяю, дай слово, что постараешься нигде не бывать одна.

— Обещаю.

Адам укутал ее одеялом и погладил по щеке.

— Граф прав в одном, дорогая. У тебя несгибаемый характер. Ты проткнешь меня шпагой, если я когда-нибудь посмотрю на другую?

— Да, — не колеблясь, ответила Рейна.

— Ты так похожа на мою мать, — улыбнулся Адам, и, прежде чем девушка успела спросить что-то, поспешно велел: — Засыпай. Я разбужу тебя, когда нужно будет уходить.

Глава 13

Арабеллу трясло от неудержимой ярости. И презрения. Презрения к себе. Она прекрасно проводила время в Неаполе, танцевала с галантными итальянскими аристократами, посещала все королевские балы и приемы, воображала, что именно она пробудила в Адаме любовь к своей лучшей подруге, но, к сожалению, относилась к тайне как к пустяковой шараде, которую брат, конечно, сумеет решить без труда. Теперь же все изменилось.

Девушка вздрогнула при мысли о том, что случилось с Рейной. А графиня! Подумать только, что она, Арабелла, вела себя с ней, как покорный ягненок, и выложила все, что та хотела знать.

Воспользовавшись тем, что Адам отвернулся от нее, Арабелла разжала кулаки, постаралась прийти в себя и довольно спокойно сказала:

— Я все удивлялась, почему графиня задавала мне столько вопросов. По-видимому, именно она стоит за всем этим, Адам. Но почему? Должна быть причина.

И я намереваюсь выяснить эту причину!

— Я тоже все время об этом думаю, — кивнул Адам, оглядывая парк. Лучи утреннего солнца тщетно пытались проникнуть сквозь густые кроны. — Не имею ни малейшего представления, что она замышляет. Просто повторяю то, о чем проговорились прошлой ночью друзья графа. У меня даже нет уверенности в том, что это именно она. Сегодня я посылаю Антонио с письмом к отцу, в котором опишу все, что произошло. Он должен знать, кто эта графиня, и уже через неделю прибудет в Неаполь со своими людьми.

— И тогда все будет кончено. Не могу поверить наглости графа! Какое ужасное испытание для Рейны! Не сомневайся, братец, я не спущу с нее глаз!

В голосе Арабеллы звучала такая злоба, что Адаму стало не по себе.

— Она вела себя так мужественно, Белла, но, боюсь, воспоминания о том, что с ней хотели сделать… тяжело на нее подействуют. Буду признателен, если ты не отойдешь от нее ни на шаг!

— Конечно, Адам, — кивнула Арабелла и без обиняков спросила: — Ты женишься на ней?

— Да, мисс сваха, женюсь.

Признайся он в этом вчера, Арабелла бы вволю над ним поиздевалась. Но сегодня было не до смеха.

— Кстати, насчет графини, — вспомнила девушка. — Она пригласила меня сегодня к себе на обед.

— Ты никуда не поедешь, — безапелляционно заявил Адам.

Арабелла насупилась:

— Господи Боже, Адам, но нам нужны сведения! Ты не можешь появиться на ее вилле, а я как гостья — могу!

— Нет! — еще категоричнее воскликнул Адам. — И я не потерплю никаких споров, Белла. Подождем известий от отца!

Девушка прекрасно знала, в каких случаях может уговорить Адама, а в каких потерпит неудачу. Она прикусила губу, чтобы не ответить язвительной репликой, и со вздохом согласилась:

— Хорошо, Адам. Возможно, так будет благоразумнее.

— Ты сама прекрасно это понимаешь, — резко бросил он. — Будь ты мужчиной, поостереглась бы очертя голову мчаться в лагерь врага, не зная ни численности, ни расположения его войск.

«Ну да, — подумала Арабелла, по-прежнему не глядя на брата, — конечно, у глупенькой женщины нет ваших преимуществ, не говоря уже о стратегии и тактике».

Она кивнула и одарила брата сияющей улыбкой.

Адам, не поверив сестре, испытующе уставился на нее, но мысли его были заняты другим.

— Белла, я послал Винченцо наблюдать за вашей виллой, но, боюсь, этого недостаточно. Как ты нашла Рейну сегодня утром?

— Необычайно притихшей. Господи, да после того, что с ней сделали, я не удивилась бы, если бы она забилась под кровать и отказывалась выбраться оттуда! Когда я выходила от нее, леди Делфорд собиралась дать ей слабительное. — Она расхохоталась, припомнив уморительную сцену. — Но Рейна весьма ловко отговорила ее и…

— Белла, — неожиданно перебил Адам, — мне нужно идти. Держись поближе к виконту и подальше от графини. Предчувствую, что события будут развиваться с неимоверной быстротой.

— Хочешь сказать, что мы подлили масла в огонь?

— Странно, — задумчиво протянул Адам, теребя бороду, — но мне кажется, что пламя уже разгоралось задолго до нашего появления в Неаполе. Это словно запутанный клубок, который может распутать только один человек.

— Кто именно, Адам? Он пожал плечами:

— Я почему-то сердцем чувствую, что на это способен только отец.

«Ну да, а я должна сидеть сложа руки и выжидать, как развернутся события, — — подумала Арабелла, — и все из-за его злосчастной интуиции?!»

Однако она ничем не выдала своих мыслей и ангельски улыбнулась.

— Будь осторожнее, киска, — попросил брат, обнимая ее. — И позаботься о Рейне.

— Ах, вот в чем причина твоих тревог, — деланно рассмеялась она. Но Адам с упреком покачал головой и направился туда, где была привязана его лошадь.

За ужином Рейна весело болтала с родителями и беззаботно смеялась. Арабелла молча удивлялась подруге, поскольку та казалась вполне искренней. Арабелла не знала, что Рейна приняла решение, твердое решение. Девушка безмятежно улыбнулась отцу, когда тот, прервав обличительную речь против всех иностранцев вообще и итальянцев в частности, остановился, чтобы пригубить вина. Арабелла воспользовалась представившейся возможностью, чтобы заговорить с леди Делфорд.

— Кажется, леди Идеи успела перечислить все самые скандальные придворные сплетни, мадам?

— Дорогая, — вздохнула леди Делфорд, — вы просто не представляете, на что способна эта женщина и ее неутомимый язык!

— Вероятно, — вмешался лорд Делфорд, — нам с вами выпали на долю одинаковые пытки, любовь моя. Вчера мне пришлось вытерпеть строго конфиденциальную беседу с королевой. Эта женщина поистине одержима ненавистью, особенно сейчас, когда Наполеон требует отставки Актона. Она рвала и метала, так что я едва удержался от того, чтобы не засунуть ей кляп!

— Наполеон, не терпит Актона из-за его проанглийских настроений, сэр? — спросила Арабелла.

— Да, — кивнул виконт. — Правда, его отставка ничего не решает! Господи, порой мне хочется, чтобы Везувий вновь проснулся и затопил лавой весь этот проклятый город. Тогда мы вернулись бы наконец домой, а их королевские величества могли бы отречься от престола и удалиться на покой в Сицилию.

— Сомневаюсь, чтобы лаццарони одобрили твои планы, отец, — сухо заметила Рейна.

Эдвард Линдхерст ответил дочери любящей улыбкой.

— Верно, дорогая. Уму непостижимо, почему чернь так обожает Фердинанда.

— А по-моему, все вполне естественно, — засмеялась Арабелла, — особенно когда он одевается, как они, продает рядом с ними рыбу на рынке и при этом, как я слышала, употребляет весьма красочные выражения.

— Возможно, — равнодушно согласился виконт. — Рейна, дорогая, что ты делала сегодня?

Девушка вздрогнула, но тут же ослепительно улыбнулась.

— Ничего особенного. Играла на пианино, учила итальянский. Мария, моя горничная, считает меня настоящей уроженкой этих мест.

Лорд Делфорд, твердо уверенный, что единственным достойным изучения языком является английский, благосклонно кивнул.

— Слава Богу, сегодня можно спокойно отдохнуть дома, — произнесла леди Делфорд, ни к кому в особенности не обращаясь. — Хорошо, что нынче нет очередного приема.

— Ты права, матушка, — пробормотала Рейна. — Я так устала, и не могу дождаться, пока лягу в постель.

— Как ты себя чувствуешь? — встревожилась мать.

— Немного голова болит, — солгала Рейна, рассеянно прислушиваясь к отцу, который пересказывал письмо старшего брата.

— Томас надеется, — объяснил он, — что вернется к осени в Англию. И не один. Привезет с собой лорда Линтона, джентльмена, который, как он уверяет, безупречен во всех отношениях. Томас пишет, что он не только прекрасный солдат…

— Но беспечно и счастливо живет на десять тысяч фунтов в год?

— Да, он, конечно, не нищий! И, очевидно, с нетерпением ожидает знакомства с тобой, дорогая. Лорд Линтон — внук Эглтона, джентльмена крайне рассудительного, спокойного и разумного, которым я неизменно восхищаюсь.

Головная боль Рейны, по-видимому, усиливалась с каждой минутой. Однако, заметив, что отец поглядывает на нее с легким недоумением, девушка растянула губы в улыбке.

— Судя по твоим словам, папа, он — идеал и образец всех добродетелей.

— С удовольствием встречусь с Томасом, — весело вставила Арабелла, отвлекая внимание виконта от подруги. — Мне необходимо убедить его, что флотская служба, особенно под командованием лорда Нельсона, куда более волнующее занятие, нежели армейские будни.

Лорд Делфорд из вежливости попытался выдавить улыбку. Пока Арабелла говорила что-то его жене, он пристально смотрел на копну медово-золотистых волос, унаследованных от матери, но стоило ей обернуться, как темные отцовские глаза сверкнули дьявольским лукавством. Резко поднявшись, он бросил жене:

— Извини, любовь моя, но мне еще нужно просмотреть кое-какие документы.

Арабелла Уэллз — истинное наказание! Необычайно надменна и самоуверенна, что совершенно недопустимо для девушки ее возраста. Какое счастье, что она не его дочь, и к тому же вскоре уедет обратно в Геную! И она дурно влияет на Рейну! Если бы не она, дочь никогда не осмелилась бы перечить ему за обедом!

Мысли лорда Делфорда тотчас обратились к этому чернобородому щенку, Адаму Уэллзу. Но, слава Богу, Рейну он, кажется, больше не интересует; по крайней мере последнее время она совсем о нем не упоминает.

Виконт вздохнул. Как бы ему хотелось уехать из Неаполя и забыть обо всех этих болтливых ничтожествах — итальяшках!

Адам не слишком нежно схватил ее за руку и повел сквозь тускло освещенный холл в гостиную, где, ни слова не говоря, сразу же подошел к высоким окнам и опустил гардины. Только потом он медленно обернулся, стараясь не выплеснуть закипающую ярость.

— Что это за капризы, Рейна? Мне следовало бы побить тебя за глупое упрямство! А если граф…

— Я боялась его, Пьетро, — решительно перебила Рейна, — но, несмотря ни на что, хотела увидеть тебя.

Она выглядела сейчас такой восхитительно воинственной, что Адам против воли улыбнулся.

— Хорошо, — спокойно произнес он вслух, — ты уже здесь, и с этим ничего не поделаешь. Что ты хотела сказать мне?

— Порез у тебя на бедре заживает?

Заметив, как она покраснела от собственной дерзости, Адам улыбнулся.

— Да, — кивнул он. — Это пустячная царапина.

— Неужели? — осведомилась она, вскидывая голову. — И часто ты проделываешь такое для защиты девственниц?

— Не будь глупышкой, — пробурчал он.

— Постараюсь, — дружелюбно согласилась она. — Скажите, Пьетро, какая погода на Сицилии в это время года?

Адам испытующе уставился на девушку:

— Рейна, что за игру ты ведешь?

— Но если Сицилия станет моим домом, неужели я не должна проявить хоть немного интереса к своей второй родине?

— Там довольно тепло. Почти не бывает дождей.

— Скажите, маркиз, — задумчиво продолжала она, — а какой климат в Англии?

Адам угрожающе насупился:

— Надеюсь, у тебя больше нет вопросов, Рейна?

— Возможно. Однако я все-таки желала бы знать, почему, неожиданно увидев меня, вы заговорили на безупречном английском.

— Черт возьми!

— Или вы знаете только несколько английских ругательств, маркиз?

— Я не маркиз, — вздохнул Адам, поняв, что притворяться дальше не имеет смысла. Но почему он ощущает такое невыразимое облегчение? — Рейна, я обещал твоему отцу, что ты не узнаешь, кто я на самом деле.

— И сдержал слово — я до сих пор не знаю, кто ты. Однако, сэр, если вы немедленно не исправите это, клянусь, что отправлюсь к своему отцу с расспросами.

Адам нерешительно улыбнулся.

— Надеюсь, это не пустая угроза. Ну что же, мисс Линдхерст, вы победили. — Он отвесил ей элегантный поклон. — Могу я представить вам виконта Сент-Айвза? Совсем неплохой малый, доложу я вам. И поскольку вы не чужой ему человек, не вижу особых нарушений приличия в том, чтобы впредь вы звали его Адам Уэллз.

— Боже! — с трудом выдохнула Рейна. — Граф Клер…

— Мой достопочтенный отец.

— Арабелла…

— Моя куда менее почтенная сестра. Хотите узнать обо всех членах моей семьи?

Рейна рухнула на диван.

— Просто повесить не могу, — прошептала она. — Немыслимо! Подумать только, а я ревновала к Белле! Ты… негодяй злосчастный! Как вы, должно быть, смеялись надо мной за моей спиной.

— Нет, дорогая, никогда. Мы с Арабеллой мучились оттого, что не могли сказать тебе правду.

— Но ты мог бы больше доверять мне! — негодующе заметила она.

— Я доверял. Но старался сдержать данную лорду Делфорду клятву. Видишь ли, у наших отцов не слишком теплые отношения. И твой батюшка меня не очень жалует.

— Но почему?

— Не знаю. Твой отец был когда-то влюблен в мою мать, и, по-моему, они даже были помолвлены. Кажется, он считает, моего отца кем-то вроде грабителя, похитившего его возлюбленную. И, боюсь, я не лучше!

— А меня отец прочит в жены этому смехотворному лорду Линтону, — пробормотала Рейна, радуясь в душе, что догадалась приехать.

Адам мрачно наблюдал за быстрой сменой выражений у нее на лице.

— Ну а теперь, когда ты все знаешь, Рейна, я отвезу тебя домой.

— Ты очень похож на отца! Только такая глупышка, как я, могла тебя не узнать!

— Мы не виделись шесть лет, Рейна, — покачал головой Адам и погладил бороду. — Эта растительность придает мне несколько загадочный вид. В моей же памяти ты осталась маленьким тощим сорванцом с растрепанными волосами и острыми коленками, вечно старавшимся не отстать от старших братьев.

Девушка покраснела и заметила, как он нахмурился, словно ему не терпелось от нее отделаться.

— Так граф ограбил вашу семью? — поспешно спросила она.

— Во всяком случае, он в этом замешан. Кажется, мы с Беллой обнаружили настоящего преступника. Мой отец приедет на этой неделе, и тогда, дорогая, я смогу поговорить с твоим.

— Понятно, — кивнула Рейна, готовясь сделать решительный шаг. Она поднялась с дивана, поглядела на Адама из-под опущенных ресниц и покачнулась, протягивая к нему руки.

Как темно!

Адам мгновенно оказался рядом и схватил ее за плечи.

— Тебе плохо? — тревожно пробормотал он.

— Ничего страшного, — шепнула она, приникнув к нему. Почувствовав, как дрожит девушка, Адам попытался успокоить ее и избрал наилучший, по его мнению, способ, казавшийся в эту минуту самым подходящим, — нежный, долгий поцелуй. Ее губы напоминали мягкий шелк, а когда он легонько провел по ним языком, сами собой приоткрылись. Адам шептал сладостные слова любви на смеси английского и итальянского, почти не отнимая рта от губ Рейны. Огромные ладони скользнули по ее спине, замерли на бедрах, и Адам подхватил Рейну, неистово прижимая к себе. Однако, словно почуяв ее минутное колебание, он тотчас освободил девушку.

— Прости, любимая, — едва выговорил он, задыхаясь, — я ни за что на свете не хотел бы оскорбить тебя. — И, набрав в грудь побольше воздуха, произнес срывающимся голосом: — Сейчас я отвезу тебя домой.

— Что… что ты сказал?

— Домой. Я должен вернуть тебя родителям, Рейна. Он думает, что воспользовался ее беспомощным положением!

— Я… мне все еще не по себе, — охнула она и медленно опустилась на диван. Адам, сжимая кулаки, с отчаянием смотрел на нее. Неужели она не понимает, что сводит его с ума? Нет, конечно, нет!

Девушка с легкой улыбкой откинулась на подушки. Не веря своим глазам, Адам увидел, как тонкие пальчики ловко расстегивают крошечные пуговки ее корсажа.

— Рейна! — возмущенно воскликнул он. — Да ты меня не слушаешь! Какого дьявола ты задумала?

Но девушка, не глядя на него, продолжала свое занятие, пока не почувствовала дуновение прохладного ветерка. Она едва успела спустить с плеч кружевные бретельки сорочки, как его пальцы железной хваткой стиснули ее ладонь.

— Итак, — спросил он после долгого молчания, — ты именно поэтому приехала сегодня?

— Да, — улыбнулась девушка. — Для того, чтобы соблазнить тебя.

И, не тратя лишних слов, быстро спустила сорочку до талии. Адам не мог отвести глаз от ее белоснежного тела. Господи, вчера он даже не обратил внимания на эти небольшие груди изысканной формы, увенчанные розовыми сосками!

Адам попытался вскочить, но Рейна схватила его за руку, и… позже он сам не мог понять, как очутился на диване и прижался губами к нежной впадинке на ее шее. Ощутив лихорадочное биение пульса, Адам гортанно застонал.

Он много раз в жизни испытывал желание, но никогда раньше не любил женщину, которую хотел, и сейчас поражался неистовому стремлению овладеть ею, сделать частью себя самого. Да, он желал Рейну, как многих до нее, но теперь все затмила страстная исступленная любовь.

— Пойдем, — шепнул он и легко подхватил ее на руки. Пока он нес девушку по узкой лестнице, она осыпала поцелуями его лицо и шею.

Положив Рейну на кровать, Адам быстро зажег свечу. Лицо девушки неясно белело в полумраке, но, присмотревшись, он увидел в ее глазах нетерпеливое ожидание, точно у путешественника, страстно стремящегося исследовать неоткрытые земли.

Рейна почувствовала его замешательство и принялась недрогнувшей рукой расстегивать оставшиеся пуговицы. Адам сел рядом, откинул с ее лба рыжеватый локон, нежно поцеловал в губы и поднялся было, но снова помедлил, чтобы накинуть на нее покрывало. Рейна вопрошающе смотрела на него широко раскрытыми глазами. Адам чмокнул ее в кончик носа и, выпрямившись, стал сбрасывать с себя одежду. Эта ночь словно была повторением предыдущей — Рейна опять лежала на постели, перепуганная, но доверчивая. Почувствовав ее пристальный взгляд, он медленно повернулся.

— Я… я не представляла, что ты такой, — охнула она, едва ворочая внезапно пересохшим языком.

Адам непонимающе поднял брови:

— Какой именно, Рейна?

— Это невозможно, — заявила девушка. Проследив за ее взглядом, Адам рассмеялся:

— Не волнуйся, дорогая.

Он скользнул к ней под одеяло, и девушка застыла, боясь притронуться к его обнаженному телу.

— Неужели тебя так пугает обыкновенный мужчина?

— Ты не обыкновенный мужчина, Адам Уэллз, ты… огромен!

— А ты маленькая и прекрасная, и я наполню тебя, Рейна, но не бойся боли.

— Обещаешь? — прошептала она, любуясь его загорелым лицом. В неярком свете глаза Адама казались угольно-черными.

— Обещаю.

Адам нежно завладел ее ртом, а изголодавшееся тело напомнило, что у него не было женщины с тех пор, как он встретил Рейну во дворце. Он затрепетал от безумной потребности касаться ее, чувствовать, как это гибкое тело отвечает на ласки, но вынудил себя думать прежде всего о Рейне, заставить ее забыть боль, которую причинит ей.

Откинув одеяло, он накрыл ладонями упругие холмики. Ее мягкие губы задрожали, но послушно раскрылись навстречу его настойчивому языку, и Адам, вновь ощутив непреодолимый, мучительный порыв овладеть девушкой, резко отстранился.

— Мне нравится, когда ты меня целуешь, — робко сказала она, гладя его лицо. — И твоя борода тоже. Она щекочется.

— Я рад, — кивнул Адам, уткнувшись лицом в ее груди, осторожно лизнул сосок и прикусил его, чувствуя, как крошечный бугорок твердеет, сжимается, превращаясь в твердый камешек. Рейна, застонав, изогнулась. Адам прерывисто вздохнул и, обняв ее, чуть сжал тонкую талию.

Взгляд его остановился на треугольнике, покрытом каштановыми завитками.

— Ты так обольстительна, Рейна, — произнес он, прижимаясь губами к ее виску, и когда его пальцы погрузились в мягкую поросль, Рейна судорожно вцепилась ему в плечо. Наконец он раскрыл створки розовой раковинки и стал ласкать нежную влажную плоть. Рейна впилась ногтями ему в руку.

— О Боже, — прошептала она, невольно сжимаясь в предчувствии неведомого. Адам снова припал к ее губам, вынуждая Рейну запрокинуть голову. — Пожалуйста, не нужно! — вскричала она внезапно, умирая от страха. — Я не вынесу этого! Пожалуйста, Адам!

— Тебе не придется ничего выносить, дорогая, — заверил он, глядя в ее перепуганные глаза. — Ты познаешь неземное наслаждение.

— Адам, — выдохнула Рейна, содрогаясь всем телом. Она снова выкрикнула его имя, и он запечатлел поцелуй на ее устах. Грудь девушки тяжело вздымалась, но не успело ее прерывистое дыхание выровняться, как Адам навис над ней.

— Рейна, — приказал он, — взгляни на меня! Она подняла затуманенные глаза и бессознательно выгнулась, словно натянутый лук.

— Мгновение боли, любимая, только мгновение.

Она почувствовала, как его пальцы осторожно раскрывают ее, и вздрогнула. Адам медленно вошел в нее и остановился, дойдя до девственной преграды.

— Я люблю тебя, Рейна, — сказал он, резко подавшись вперед. Рейна мучительно застонала, но Адам уже ничего не сознавал — тело пылало неудержимым желанием. Лишь ощутив, как она оцепенела от боли, он немного пришел в себя, и накрыл ее своим телом, приподнявшись на локтях.

— Не двигайся, — скомандовал он и, наклонив голову, прошептал: — Тебе лучше, любимая?

Он так глубоко в ней… странное чувство… но как чудесно знать, что их тела слились!

— Лучше, — слабо кивнула она, приоткрыла губы, пытаясь коснуться его языка своим, и погладила возлюбленного по спине.

Адам задрожал, тугие мускулы напряглись, и Рейна впервые осознала, какой властью она обладает над ним. Девушка ласково провела ладонью по его бедру, и Адам, застонав, выгнулся. Рейна сжалась от тупой боли. Адам почувствовал это, но, чуть отстранившись, вновь с силой пронзил ее, яростно изливаясь в тесные глубины, изнемогая от страсти, счастья, блаженства. Через несколько минут он тяжело навалился на Рейну, сжимая ладонями ее лицо, шепча слова любви. В это мгновение Адам подумал о детях от этой женщины, обо всех днях и ночах, которые они станут делить, и улыбнулся.

— Кто бы предсказал, что я женюсь на Рейне Линдхерст?! — пробормотал он скорее себе, чем ей.

— Вы должны преодолеть свою неприязнь к англичанам, сэр, — лукаво усмехнулась она.

Адам протянул руку и обвел пальцем ее припухшие губы.

— Любимая, я давно уже сделал это. Представляю, как раздуется от самодовольства моя сестрица, когда мы поженимся! Она воображает, что только благодаря ей я в тебя влюбился.

— Подумать только, Белла — и моя сестра! — обрадовалась Рейна, но тут же нахмурилась: — Странно, почему моя лучшая подруга не призналась, кто ты! Не слишком-то красиво с ее стороны!

— Ошибаешься! Единственный раз в жизни Арабелла проявила удивительную сдержанность!

— Адам, можно мне поговорить с ней? Объяснить, что я все знаю?

— Думаю, теперь это уже не имеет значения. Надеюсь, ты не собираешься также рассказать, как провела этот вечер?

— Должны же быть у женщин свои секреты, милорд. Кроме того, Белла вряд ли меня поймет. — Она восторженно улыбнулась. — Зато теперь я знаю то, что ей наверняка неизвестно!

— Хотел бы я, чтобы и ты не была столь просвещенной, — вздохнул Адам.

— Адам, у меня будет ребенок? Только сейчас Адама озарило.

— Рейна! — вскричал он, — мне следовало бы задать тебе хорошую трепку! — Он поспешно откатился от нее и лег на спину.

— Неужели ты так мало веришь в меня, что явилась сюда в надежде заполучить ребенка?

— Кажется… я что-то думала насчет этого, — едва слышно призналась она.

Вместо ответа Адам жадно поцеловал ее.

— Надеюсь, что ребенка пока не будет, дорогая, — тихо сказал он наконец и, предупреждая ее протесты, легонько приложил палец к ее губам. — Твой отец согласится на наш брак, Рейна. Я уже говорил тебе. Не было никаких оснований прибегать к… шантажу.

— Но мне не хотелось рисковать, — чопорно заметила Рейна. — А теперь я безвозвратно скомпрометирована, и меня станут называть подержанным товаром, не так ли?

— Не желаю, чтобы ребенок родился «семимесячным»! Ты станешь моей женой, и я не потерплю никаких намеков и поднятых бровей за твоей спиной!

— Да, милорд, — покорно сказала девушка. Но Адам покачал головой и рассмеялся:

— А я-то верил, что ты нежна и послушна! Да в тебе сам дьявол сидит, и это меня пугает.

Адам почувствовал, как ее пальчики запутались в поросли волос у него на груди, и по жилам вновь пробежал огонь.

— Нет, — твердо заявил он, отстраняя девушку, — Нужно оттереть кровь, малышка, а потом доставить тебя домой.

Рейна оглядела атлетически сложенного мужчину, который скоро станет ее мужем, и торжествующе улыбнулась.

— Я больше не девственница! — радостно объявила она.

— К сожалению, — согласился Адам, встревоженно хмурясь.

Глава 14

Арабелла с мрачным удовлетворением улыбнулась, довольная собственной предусмотрительностью. К бедру тесно прижимался пистолет, украденный… нет, скорее взятый тайком из письменного стола лорда Делфорда. Там он и останется, пока она не вернется домой. По крайней мере Арабелла приготовилась к визиту на виллу графини Лучаны ди Роландо. Она не позволит Адаму командовать и приказывать ей, словно безмозглому младенцу.

Все еще сгорая от гнева, она подгоняла кобылку по разбитой дороге, ведущей к холмам в окрестностях Неаполя. Вилла расположена в уединенном месте — вероятно, графиня предпочитает принимать любовников подальше от посторонних глаз.

Вспомнив о Рейне и Адаме, девушка невольно усмехнулась. Она прекрасно знала, где провела подруга вчерашний вечер, поскольку слышала, как та на цыпочках шла по коридору к своей спальне, и видела Винченцо, сторожившего у конюшни. Интересно, признался ли Адам Рейне в порыве страсти, кто он на самом деле? Она так и не смогла узнать: Рейна все еще спала, когда Арабелла покинула виллу. По ее мнению, подруга проявила большое мужество, выскользнув из дома среди ночи, чтобы отправиться на свидание к Адаму.

Девушка вызывающе вздернула подбородок. Пора доказать, что она истинная дочь своего отца, а не трусливая девчонка, способная лишь вышивать на пяльцах и очаровательно кокетничать.

Она миновала несколько убогих хижин, чьи обитатели уже трудились в оливковых рощах. Арабелла чуть не решила, что заблудилась, когда впереди у подножия небольшого холма показалась вилла — элегантный, ослепительно белый дом в окружении высоких зеленых кипарисов.

Девушка свернула на вьющуюся среди деревьев подъездную аллею. Здание было маленьким и квадратным; балконы второго этажа утопали в цветущих гиацинтах, жасмине, гвоздиках и розах. Арабелла цинично подумала, уж не жирный ли король поселил любовницу в этом уютном очаровательном убежище.

Натянув поводья, она соскочила с седла. Старик с лицом, обожженным беспощадным итальянским солнцем, молча кивнул и увел лошадь.

Неужели у графини нет других слуг? И мирный пейзаж неожиданно показался зловещим. По спине девушки прошел озноб. Но она тут же упрекнула себя. Что здесь может случиться? Всего-навсего обед, и к тому же у нее пистолет.

Девушка неторопливо зашагала к входной двери, чувствуя, как колотится сердце. Сегодня графиня, наверное, будет более откровенна.

Служанка в черном платье, совсем не похожая на итальянку, провела Арабеллу в крошечную гостиную.

— А, леди Арабелла! Как мило с вашей стороны нанести визит старой одинокой женщине! Я уже думала, что вы забыли о нашем уговоре.

Графиня вовсе не производила впечатления одинокой старой женщины. Наоборот, она великолепно выглядела в атласном платье цвета слоновой кости. Волосы были уложены в модную прическу, длинные букли обрамляли лицо. На груди сверкало дорогое бриллиантовое колье, вероятно, купленное на деньги от продажи украденного груза.

— Я тоже очень рада, графиня, — вежливо ответила Арабелла, коснувшись кончиками пальцев протянутой руки. — У вас замечательный дом, — заметила она, оглядывая уютную гостиную, обставленную кремовой мебелью. — И камин такой чудесной работы!

— Да, я обожаю итальянский мрамор. Никакой материал в мире не может с ним сравниться. Но я забываю о хороших манерах, леди Арабелла. Не хотите ли проследовать за мной в столовую? Луиджи приготовил скромный обед, который, смею полагать, придется вам по вкусу.

Арабелла кивнула и вскоре очутилась в залитой солнцем комнате, уставленной вазами с желтыми розами.

— Как прекрасно! — воскликнула она.

— Вы правы, — согласилась графиня. — Надеюсь, вы любите салат из креветок и гребешков, леди Арабелла? — Помедлив немного, она грустно улыбнулась: — Я становлюсь старше и уже не могу позволить себе тяжелые жирные блюда.

— Но вы стройны, как девушка! — воскликнула Арабелла, на мгновение забыв обо всем.

Джованна снова в который раз ощутила нечто вроде симпатии к дочери графа.

— Спасибо, — кивнула она, усаживаясь напротив.

— Вам нравится жизнь в Неаполе, мадам?

— Разумеется. Король и королева так добры.

Она слегка подчеркнула слово «король», но этого было достаточно, чтобы Арабелла поняла: графиня издевается над ней. Девушка поднесла бокал к губам и решила ни в коем случае не показывать графине, что она разгадала ее игру. Одарив женщину сияющей улыбкой, Арабелла вежливо произнесла:

— Король и королева поистине очаровательны. Но, признаться, я предпочитаю придворных помоложе. Все кавалеры так романтичны!

— Вот как? — осведомилась Джованна.

— О да! — воскликнула Арабелла с видом умудренной жизнью особы, который заставил бы ее отца и брата в изумлении раскрыть рты, и изящно вздрогнула якобы от неудержимого волнения: — В особенности один синьор, просто устрашающий, но тем не менее в его присутствии… я всегда чувствую себя… истинной женщиной.

— Вас привлекают опасные молодые люди, синьорина? — улыбнулась Джованна.

— Конечно! — воскликнула Арабелла. — Я нахожу графа неотразимым.

— Графа? — осторожно повторила Джованна.

— Графа де ла Валля, мадам, — пояснила Арабелла, понизив голос. — Он француз, как вам известно… ах, настоящий мужчина… невероятно привлекателен.

«Ну вот, графиня, — подумала Арабелла, сделав глоток душистого вина, — что вы теперь скажете обо мне?»

Джованна пришла в такую ярость, что даже уронила с вилки на белоснежную скатерть крошечную креветку. Эта дурочка имеет наглость дразнить ее! Однако ей удалось быстро взять себя в руки.

— Вы правы, — промолвила она. — Мне самой нравится граф. Такой галантный и доблестный, особенно в спальне!

Ошеломленная такой откровенностью, Арабелла невольно распахнула глаза.

«Какой же вы еще ребенок, миледи», — промелькнуло в голове Джованны, и она едва сдержала смех.

— Нисколько не сомневалась, — выдавила наконец девушка.

Не волнуйся и постарайся прийти в себя, идиотканесчастная!

— Но он далеко не самый обольстительный любовник, — призналась Джованна, подавшись вперед. — Хотите еще вина, дитя мое?

Арабелла с благодарностью приняла налитый доверху бокал, с ужасом сознавая, что, кажется, потеряла контроль над происходящим. Почти не понимая, что делает, она допила вино.

— Благодарю, графиня.

Джованна откинулась на спинку стула и задумчиво оглядела девушку.

— Припоминаю одного мужчину, который сводил меня с ума. Я теряла рассудок от страсти и ревности. Но тогда я была гораздо моложе, как, впрочем, и он.

— Ваш муж, графиня? — с отчаянием пробормотала Арабелла.

— Нет. Мой муж к тому времени уже скончался, слава Богу.

— Неужели?

— Этот человек был английским дворянином, богатым, влиятельным и чрезвычайно… мужественным.

— Но ваш сын, графиня! Вы ничего не рассказали о своем сыне и упомянули только, что ему двадцать пять лет.

Почему она ни с того ниссего разболталась о каком-то английском дворянине?

Джованна медленно повернула на пальце кольцо с огромным рубином.

— Мой сын, леди Арабелла? Его зовут Камал. Девушка почему-то не могла отвести глаз от сверкающего камня.

— Камал? Странное имя, не правда ли, мадам?

— Его итальянское имя — Алессандро, как я уже, по-моему, говорила вам. Но вы встретитесь с ним, дорогая, и очень скоро, обещаю.

Арабелла наконец оторвала взгляд от рубина.

— Александр. Так звучит его имя по-английски. Но каким образом я смогу познакомиться с ним, мадам? Он собирается приехать в Неаполь?

Странно, но язык, казалось, распух и едва двигался, а вилка свинцовой тяжестью оттягивала руку. Откуда-то издалека донесся голос графини:

— Нет, девочка моя, он не приедет в Неаполь. Это вы отправитесь в далекое путешествие.

— Это… невозможно, — пробормотала Арабелла. — Я… кажется… я плохо… чувствую себя.

— Хотите узнать подробнее об англичанине, бывшем когда-то моим любовником, дитя мое? — Поднявшись с кресла, Джованна склонилась над Арабеллой. — Я хотела его, синьорина, но он безжалостно бросил меня ради другой.

Девушка опустила отяжелевшие веки и только сейчас заметила, что все еще держит бокал. Вино… такое сладкое… слишком сладкое…

— Вино… — охнула она.

— Да, дорогая, вино. Вы явились сюда, чтобы заставить меня выдать себя, И, как видите, добились своего.

Она осторожно убрала тарелку своей гостьи.

— Вино, — прошептала девушка, чувствуя, как слова графини хрупкими осенними листьями вспархивают и ложатся к ногам. Лицо старой женщины исказилось и начало расплываться. — Кто-нибудь, помогите, — тихо вскрикнула Арабелла и рухнула на стол, едва успев закрыть руками лицо.

Последнее, что она слышала, — язвительный голос графини:

— Спи, девочка моя, наслаждайся сном, пока можешь. Когда ты проснешься, пожалеешь, что сон длился не вечно.


Граф де ла Валль, задыхаясь, упал на женщину, положив голову на подушку рядом с ней.

«Черт бы ее побрал, — рассерженно думал он, ожидая, пока успокоится бешеный стук сердца. — Могла бы, по крайней мере хоть притвориться, что получает удовольствие, а не лежать подо мной бесчувственной статуей!»

Он приподнялся на локтях, поняв, что ей, вероятно, нелегко выдерживать его вес.

— Ты всегда так спешишь, дорогой, — мягко упрекнула Джованна. — Мужчина не должен думать в первую очередь о собственном наслаждении!

Перед глазами графа всплыло прекрасное бледное личико Рейны Линдхерст. Он представил ее обнаженное тело, сверкающее в пламени свечей… в ту ночь, когда Пьетро ее изнасиловал. Такая белая и стройная, такая соблазнительно юная. Но уже не невинная.

При мысли о том, как он подомнет под себя ее сопротивляющееся тело, плоть Эрве снова налилась силой.

— Ах, — прошептала графиня, — я знала, что ты меня не разочаруешь!

Он гладил «Рейну», ласкал ртом и пальцами и, медленно приподнявшись, чувствовал, как она обвивает его торс ногами. Возбуждение, охватившее его, было почти непереносимым. Пальцы Эрве скользнули между прижатыми друг к другу телами, коснулись уже напряженного бугорка плоти, и «Рейна» затрепетала. Мужчина открыл глаза… под ним, вздрагивая в экстазе, лежала графиня. По подушке разметались черные как смоль волосы.

Эрве, разочарованно застонав, отстранился и лег на спину.

«Он молод, — подумала Джованна, — а молодые люди эгоистичны. Но, по крайней мере он хотя бы подарил мне наслаждение. Теперь я наконец довольна».

— Дорогой, — объявила она, переворачиваясь на бок, чтобы лучше его видеть, — я покидаю Неаполь.

Джованна окинула взглядом его стройное тело и едва не рассмеялась при воспоминании о жирном брюхе короля, почти безволосом пахе и тонких ногах.

— Когда, графиня? — спросил наконец Эрве, на миг забыв о Рейне Линдхерст.

— Как только ты уедешь, мой рыцарь.

Эрве невольно задался вопросом, отчего она просила его прийти сюда так рано, чуть ли не утром? Обычно он посещал ее виллу под покровом темноты.

— Почему столь внезапный отъезд?

— Мои… дела здесь закончены, — объяснила она. — Мы хорошо провели вместе время, Эрве.

Мужчина нахмурился: голос графини звучал вкрадчиво, почти издевательски. Он покачал головой. По его мнению, денег, которые она давала ему за услуги, было крайне недостаточно, если учесть необходимость ложиться с ней в постель несколько раз в неделю.

— Что у вас за дела, графиня? — резко спросил он. — Вы никогда мне не говорили.

— Месть, — небрежно бросила она, проводя кончиками пальцев по его груди.

— Месть? — тупо переспросил он и, отодвинувшись от нее, сел. — А мне казалось, вы хотите поддержать французов и это побудило вас…

Он осекся, услышав ее звонкий смех.

— Ваше высокомерие и самодовольство, граф, не перестают меня изумлять, — заметила Джованна и, задумчиво оглядев его, добавила: — Мне не хотелось бы критиковать вас, дорогой Эрве, но вышеуказанные качества почему-то придают вам уверенности в том, что женщина способна обрести наслаждение в ваших объятиях, если вы соизволите бросить ей несколько ласковых слов и небрежных ласк. Но, знаете, тут вы сильно ошибаетесь.

— Предпочитаете короля, мадам? — прорычал Эрве, резко тряхнув головой. — Конечно, в вашем почтенном возрасте он самый подходящий кавалер.

Он намеревался взбесить графиню и был удивлен, увидев ее снисходительную улыбку.

— Король… очень земной и немного грубоват, но знает, как насладиться женщиной и подарить ей такое же блаженство.

— Вы мне отвратительны!

— А как насчет Арабеллы Уэллз? Она тоже вам отвратительна, Эрве?

— Арабелла Уэллз?! — вскричал граф. — Какого дьявола вы вообще ее упомянули? Я едва знаю девчонку!

— Как интересно, — пробормотала Джованна. — Я подозревала, что она лжет. Конечно, вы не ее любовник.

— Что вы сказали?

— Ничего особенного, — пожала плечами Джованна. — Главное, я обогатила вас, хотя не могу утверждать, будто сделала из графа де ла Валля искусного любовника.

Он снова расслышал язвительные нотки в ее голосе и невольно сжал кулаки. Но не может же он ударить Джованну! Ее охраняют не менее полудюжины слуг, правда, укрытых от посторонних глаз, но всегда находящихся поблизости.

— Вы прекрасно послужили моим целям, Эрве, — продолжала она, улыбаясь в его разъяренное лицо.

— Целям? — воскликнул побагровевший Эрве. — Что все это означает?!

— Примите мой совет, дорогой, — мягко откликнулась Джованна, — поверьте, вам лучше бросить на произвол судьбы свою… свору патриотов и вернуться на родину, к императору. Тайная полиция королевы, вероятнее всего, скоро обнаружит, что те товары, которые вы с таким энтузиазмом продавали своим соотечественникам, были крадеными и ни вы, ни я не имели на них прав. Вы сыграли свою роль, малыш. И если при первой возможности не покинете Неаполь, окажетесь в темнице, закованный в цепи.

— Ты использовала меня! — завопил Эрве, вскакивая. — Предала и обманула!

— Пожалуйста, не уподобляйтесь капризному ребенку! Это вам не подходит! У вас нет иного выбора. Видите ли, тайная полиция также заподозрит вас в исчезновении Арабеллы Уэллз. Я еще пока не предаю вас, граф, только предостерегаю. Если желаете предупредить членов вашего омерзительного клуба, дело ваше.

— Да ты спятила, старая кляча! — прорычал Эрве. — Если за мной придут, ты уже через час окажешься в соседней камере!

Джованна с жалостью взглянула на любовника.

— Я уже сказала, Эрве, меня здесь не будет. Кроме того, с вашей стороны не совсем благородно впутывать в свои делишки невинную старую женщину! Вы ведь знаете, мы с королем весьма близки. Нет, на вашем месте я не отважилась бы на нечто подобное, Эрве. Видимо, я слишком хорошо обращалась с вами.

Граф ошеломленно уставился на нее:

— Что вы сделали с Арабеллой Уэллз?

— Послала в Алжир, дорогой граф, точнее, в Оран.Думаю, из нее выйдет превосходная рабыня.

Джованна спустила ноги с кровати и потянулась за пеньюаром. Сунув руки в широкие парчовые рукава, она перехватила талию кушаком.

— Как бы сильно я ни наслаждалась твоим телом, милый, все-таки придется попросить тебя уйти.

Эрве стал поспешно одеваться, отчаянно пытаясь собраться с мыслями и чувствуя на себе неотступный взгляд графини. Наконец он накинул фрак и обернулся к Джованне.

— Вы упомянули о мести, графиня. Помните, это обоюдоострое оружие.

Он повернулся и устремился к выходу. В ушах стоял издевательский хохот любовницы.


Слуга с кислой физиономией проводил Адама в библиотеку лорда Делфорда. Непривычно хмурый хозяин при виде Адама встал с кресла.

— Сэр? — осведомился гость. — Ваш посланец сказал, что вы желали видеть меня по крайне срочному делу.

— Ваша сестра, — без предисловий начал виконт, — уехала еще до полудня, отказавшись от грума, и до сих пор не вернулась.

— Но уже почти пять, — оцепенело пробормотал Адам.

— Лакей принес мне недавно письмо от графини ди Роландо.

Виконт протянул Адаму листок бумаги. В коротком письме сообщалось, что мисс Уэллз не сдержала обещания приехать к обеду.

«Вероятно, — писала графиня, — мисс Уэллз решила не выходить сегодня из дома, но тем не менее я считаю своим долгом уведомить лорда Делфорда.

Надеюсь, мисс Уэллз находится в добром здравии, — заканчивала графиня, — и поскольку я вскоре покидаю Неаполь, сожалею, что наше знакомство должно прерваться».

Адам зашипел сквозь зубы.

— Я допросил слуг, затем свою дочь, и она сказала только, что Арабелла собиралась сегодня отправиться на прогулку верхом. И все! Я знал, что это ошибка, — продолжал бледный от тревоги виконт, — когда соглашался взять ее с собой. И твердил это вашему отцу! Я пытался охранять мисс Уэллз, но она так же непокорна и своевольна, как ее мать!

Но Адам уже не обращал внимания на сетования виконта и пытался собраться с мыслями. Арабелла похищена, в этом нет сомнения. Он смял письмо графини, вынужденный признать: та сделала все возможное, чтобы замести следы. Она догадалась, что Арабелла расскажет кому-нибудь о приглашении на обед. И теперь решила как можно скорее скрыться из Неаполя.

— Вы предполагаете, милорд, где она может быть? — спросил лорд Делфорд.

— Да. Но теперь мне нужно уйти, сэр.

— Чем я могу помочь? В конце концов ваша сестра была поручена моим заботам.

— Вероятно, похитители потребуют выкуп, и тогда письмо с требованием денег придет к вам. Не знаю. Но вашу до… семью необходимо уберечь от опасности. У меня для этого достаточно людей.

Лорд Делфорд задумчиво взглянул на кольцо-печатку.

— Моя дочь будет представлена ко двору сразу же после нашего возвращения в Англию. Действительно, есть некий джентльмен, кто… В любом случае, милорд, я не сомневаюсь в счастливом исходе.

— Как и я, милорд, — спокойно ответил Адам. — Но у нас нет времени обсуждать сейчас будущее вашей дочери.

— Вы правы, конечно. Но помните, милорд, будущее моей дочери в моих руках.

— Ваша дочь не ребенок, милорд, но этот разговор может подождать.

При звуке шагов Рейна поспешно отскочила от дверей библиотеки и скользнула в столовую в надежде, что Адам выйдет один. Но отец вежливо проводил гостя к выходу. Девушка медленно опустилась в кресло и уронила голову на руки.

Глава 15

Арабелле было ужасно жарко, а голова разболелась от громкой болтовни гостей леди Ренли. Она вышла на балкон. Прохладный ветерок немного освежил разгоряченные щеки, но рядом внезапно оказался лорд Эверсли. Его приветливое лицо почему-то исказилось, глаза сверкали в молчаливом вызове.

— Нет! — охнула она, уворачиваясь от него, но он схватил ее и прижал к себе. Поцелуй был жестоким, беспощадным, пока она не приоткрыла губы. Толстый язык проскользнул в рот, и она начала задыхаться.

— Нет! — снова выкрикнула Арабелла, но он лишь засмеялся, чуть отстранившись. Резко выбросив ногу, она ударила его в коленку, но лорд продолжал смеяться.

— Выпей вино!

Он силой запрокидывал ее голову назад, вливая ей в рот сладкое вино. Девушка попыталась позвать на помощь, заставить его остановиться. Но вино лилось тонкой струйкой ей в горло, и она закашлялась.

— Я не хочу вина!

Арабелла тихо стонала; виски тупо ныли.

— Не хочу, — всхлипнула она. Желудок, казалось переворачивался, к горлу подступала желчь.

«Боже, сейчас меня вырвет прямо на балконе леди Ренли», — подумала она с ужасом и едва успела подбежать к перилам, как ее вывернуло наизнанку. Арабелла упала на колени, тихо плача.

Что это за скрип? Кажется, подо мной качается земля!

Девушка с трудом открыла глаза. Полумрак. И она вовсе не на балконе, а лежит на куче гнилых лохмотьев. Это трюм корабля!

Внезапно память вернулась, и перед глазами встало злорадное лицо графини. Она подсыпала что-то в вино!

В трюме омерзительно смердело рвотными массами, и тошнота снова подступила к горлу. Девушка уткнулась головой в поднятые колени, стараясь дышать часто и неглубоко. Стало немного лучше, но голова по-прежнему раскалывалась. Арабелла прижала ладони к вискам, но тут же поморщилась — волосы почему-то превратились в жесткую проволоку. Медленно опустив руки, она охнула, впервые увидев, что они приобрели тускло-коричневый цвет, и поспешно поднесла к глазам длинную прядь. Боже, какая она грязная и такого же уныло-каштанового оттенка. Кто-то хотел скрыть ее под этой ужасной краской?

Арабелла бессильно повалилась на тряпки.

— Адам, — прошептала она. — Я была такой дурой! Как же теперь ты меня найдешь?

По щекам потекли соленые ручейки. В ушах звенел злобный голос графини. Камал. Корабль везет ее к сыну графини. Но почему?

Делать было нечего. Оставалось прислушиваться к потрескиванию корпуса судна. Она не знала, сколько прошло времени, но наконец солнечные лучи, проникающие в крошечное оконце, померкли, и в трюме воцарилась непроглядная темнота. Вдруг люк отворился, и тесное помещение озарил свет фонаря. Арабелла с надеждой взглянула на двух оборванных матросов. Тот, что держал лампу, выглядел постарше — в бороде поблескивала седина. Он с отвращением уставился на нее.

— Да вот она, Недди, — произнес он, поднимая лампу повыше.

— Господи! — поморщился Нед. — Похожа на уличную потаскуху, Эйбл!

— А вонь от нее!

— Кто вы? — едва выговорила Арабелла, запинаясь. — Чей это корабль?

Эйбл поставил фонарь и с трудом выпрямился, словно у него сильно болела спина.

— Мы принесли тебе поесть, девушка, — хрипло рассмеялся он. — Хотя обед слишком хорош для такой, как ты.

Нед ухмыльнулся, показав широкий провал между передними зубами.

— А я-то подумывал немного позабавиться с девчонкой, Эйбл. Да я палкой до нее не дотронусь! У нее скорее всего французская болезнь!

— Это леди, парень, — пояснил Эйбл. — Настоящая английская леди.

— Господи! — повторил Нед, энергично почесывая голову, и Арабелла вздрогнула при мысли, сколько вшей гнездится в этих лохмах.

— Это даже к лучшему, что ты брезгуешь задрать ей юбчонку, Недди, потому что капитан приказал оставить девчонку в покое, и пообещал содрать шкуру с любого, кто дотронется до нее.

— Пожалуйста, — взмолилась Арабелла, — Скажите, куда направляется судно.

— Возьми свой обед, девушка, — посоветовал Эйбл, сунув ей в руки миску с жирным бурым варевом.

Желудок Арабеллы судорожно сжался, и она, сама того не сознавая, покачала головой.

— Лучше тебе поесть, девушка, иначе к тому времени, как мы доберемся до Орана, ты помрешь с голоду, — настаивал Эйбл.

— Оран, — тупо повторила Арабелла. — Это город в Алжире.

— Да, — насмешливо кивнул Эйбл.

— Немедленно отправьте меня домой. Обещаю, отец обогатит вас! Приведите мне своего капитана, прошу вас.

— Интересно, твой па так же уродлив? — осведомился Нед, вопросительно поднимая брови. — Если нет, он скорее всего заплатит, чтобы мы увезли тебя подальше.

Арабелла вскипела от неудержимого гнева, и, потеряв голову, швырнула миской в Неда. Тот с воплем отскочил, смахивая с лица и груди куски жилистого мяса.

— Ах ты, сучонка! — — заревел он.

— Нет, Недди, не смей! — вмешался Эйбл. — К завтрашнему вечеру она забудет, как задирать нос!

— Точно, — прошипел Нед, — и дня не пройдет, как станет на коленях вымаливать корочку хлеба!

— Приведите своего капитана!

Эйбл, запрокинув голову, заразительно рассмеялся, и, неожиданно шагнув к Арабелле, стиснул грязными пальцами ее подбородок.

— Да, девушка, скоро ты будешь тише мыши!

Нед громко вторил его смеху. Арабелла молча смотрела, как мужчины, хлопая друг друга по спине, направляются к лестнице.

— Не уносите фонарь! — крикнула она им вслед, но Эйбл не обратил на нее внимания. Крышка люка со стуком захлопнулась, и девушка снова очутилась во мраке. И тут же услышала тихое поскребывание. Подавив вопль, она свернулась в клубочек. Обнаглевшие крысы, чавкая, поедали разлитый обед.


Никколо Канова поднял воротник плаща, стараясь укрыться от резкого ветра, дувшего с моря. Он спешил домой, к назойливой, вечно ноющей жене. Оставалось лишь надеяться, что выпитое бренди заглушит ее визгливый голос. Ему показалось, что за спиной звучат чьи-то шаги. Остановившись, Никколо прислушался. Никого. Он покачал головой и засвистел, но свист внезапно замер на губах. Прямо перед ним возникла закутанная в черное фигура. Незнакомец был в маске. В руке он держал кнут.

— Кто вы? — прохрипел Никколо.

— Я ищу графа де ла Валля, — ответил человек ледяным, как сама смерть, голосом.

— Я не видел его нынче, — пробормотал Никколо, хватаясь за рукоятку парадной шпаги.

— Верно, ведь сегодня члены клуба не собирались! Подумать только, что вам, свиньям, не удалось обесчестить еще одну несчастную девушку!

— Кто вы! — снова взвизгнул Никколо. — Я ничего не знаю!

Он неуклюже повернулся и побежал к пристани. Но незнакомец не отставал, и вскоре стальные пальцы впились ему в плечо. Никколо попытался сорвать маску с его лица, но, получив увесистый удар кулаком в челюсть, рухнул на колени, пронзенный невыносимой болью. Голова кружилась.

— Ты, жалкий ублюдок! Где граф? — Никколо тупо уставился на мужчину. — Королева скоро узнает правду о стае шакалов, к которой ты принадлежишь, — хрипло продолжал незнакомец. — Твой бесценный граф привел вас на плаху!

Никколо не мог шевельнуться от страха.

— Я вам не верю! — вскричал он. — Эрве не стал бы… — Он осекся, но тут же выпалил: — Я скажу вам имена других членов, если освободите меня!

— Трусливая свинья! — произнес закутанный в черное человек. — Последний раз спрашиваю: где граф?

— Не знаю! — взмолился Никколо. — Кто вы? Незнакомец рассмеялся, и Никколо, вскочив, выхватил шпагу.

— Я убью тебя!

Мужчина последовал его примеру и издевательски поманил Никколо пальцем.

— Подойди, мой храбрый петушок!

Никколо с яростным воплем ринулся на врага, но тут же понял, во что ввязался. Противник легко, словно танцуя, уворачивался, и смертельное острие уже успело разорвать рукав Никколо. Он пытался отпрянуть, но холодная сталь сверкала перед глазами, не давая отступать. Острая боль пронзила живот. На панталонах расплылось красное пятно.

Никколо сделал отчаянный выпад, но соперник играючи отбил его и вонзил шпагу ему в плечо. Мужчину затрясло от боли и ужаса. Он как подкошенный свалился в дорожную пыль и зажал рану, чувствуя, как сквозь пальцы просачивается липкая жидкость.

— Не убивай меня, — прошептал он. — Я ничего не знаю.

Незнакомец сунул шпагу в ножны и отступил.

— Такой слизняк, как ты, не достоин умереть от моей руки, — бросил он.

Откуда-то послышались шаги, и Адам обернулся.

— Оставляю вас королевской полиции, синьор, — сказал он и растворился во мраке.

Адам поспешно спрятался в тени и прижался к стене дома. И так, Даниеле был прав. Глупец не постеснялся вернуться в свое логово.

Эрве тихо выругался, стараясь вставить ключ в замочную скважину. Адам бесшумно шагнул к нему. Дом был погружен в темноту, если не считать неясного мерцания свечи в гостиной. Адам осторожно выпрямился и приоткрыл дверь. Повсюду царило молчание. Он тихо переступил через порог.

— Пьетро! — Эрве обернулся, сжимая рукоятку шпаги. — Вы испугали меня, друг мой. Я рад, что вы пришли. Хотел предупредить вас об опасности.

— Опасность грозит не мне, Эрве, — улыбнулся Адам, — а вам.

Граф подошел к буфету и налил себе бренди.

— Вы говорите загадками, друг мой, а у меня нет времени их разгадывать. Как только я соберу… некоторые сувениры… сразу же отплываю во Францию.

— Значит, вас привела назад алчность, граф. Не слишком мудрый поступок, знаете ли.

— Вероятно, вы правы, — согласился Эрве, одним глотком осушив содержимое рюмки. — Если хотите, можете ехать со мной. Будем сражаться за нашего императора.

— Но мой путь лежит не во Францию, — мягко ответил Адам.

— Эта курочка вас здесь удерживает? Возьмите ее с собой. Станем делить ее прелести и забавляться ею поочередно или вместе, ведь теперь вы наконец научили ее, как ублажить мужчину. — Он безразлично пожал плечами. — Возможно, я даже женюсь на ней.

— Вы и пальцем не коснетесь ее, Эрве. Ну а теперь я должен узнать правду — где Арабелла Уэллз?

Светлые брови Эрве вопросительно взлетели вверх.

— Вы так непостоянны, Пьетро. Но, боюсь, должны забыть эту красотку. Сомневаюсь, что мы увидим ее когда-нибудь.

— Но она нужна мне, Эрве, — настаивал Адам. — И вы скажете, где она.

Граф, расслышав зловещие нотки в голосе маркиза, подозрительно прищурился.

— К сожалению, сейчас я не могу спокойно беседовать с вами, Пьетро. Если вам нужна девушка, придется отплыть в Оран. Она была отослана туда в чей-то гарем. Это все, что я знаю.

Адам затаил дыхание. В этом деле, так или иначе постоянно присутствуют берберские пираты. При чем тут эти дикари?

— Кто послал туда Арабеллу? Графиня ди Роландо, ваша любовница?

— У меня нет ни времени, ни желания рассказывать вам.

Адам невозмутимо вынул шпагу из ножен.

— Не будьте таким скрытным, граф. Предлагаю развязать язык. Немедленно.

— Что с вами? Лишились рассудка? — разозлился Эрве.

— Нет, граф. Видите ли, Арабелла Уэллз — моя сестра.

— Ваша…

Граф замер, вне себя от ярости. Сначала эта мерзкая тварь графиня, теперь этот человек! Оба предали его!

— Негодяй! — прорычал он, выхватывая шпагу.

— Нет, — мрачно улыбнулся Адам. — Негодяй не я. Не я заманил глупых мальчишек и заставил их изменить родине. Перед вами, граф, англичанин, презирающий вашего драгоценного императора.

Эрве метнулся к столу и уже почти схватил лежащий на нем пистолет, но тут перед глазами его сверкнула сталь, и оружие с грохотом упало на пол.

— Граф, попытайтесь хотя бы раз в жизни сражаться честно!

— К бою! — прошипел граф, отскакивая и становясь в позицию.

Эрве по праву мог считаться грозным противником, но ярость, застилавшая ему глаза, не давала сосредоточиться. Адам ловко парировал каждый выпад. На лбу графа выступили крупные капли пота. Впервые он ощутил нечто вроде холодного страха, ледяными клещами сжавшего желудок. Он выругался, попробовал применить удар, которому когда-то научил его один наемный убийца во Франции, но англичанин невозмутимо отвел от себя гибель встречным выпадом; острие шпаги скользило по клинку Эрве, пока противники не оказались в нескольких дюймах друг от друга, сплетенные в смертельных объятиях.

— Это графиня, не так ли, Эрве?

— Да, грязная тварь! — прохрипел граф. — Но больше ты ничего не узнаешь!

Он рванулся вперед, освобождая шпагу, и свободной рукой смахнул со лба соленые капли, но тут, к своему удивлению, понял, что англичанин не нападает, лишь зловеще улыбается.

— Подойди же ко мне, — издевательски бросил Адам. — Я не преследую трусов.

Эрве забыл об осторожности. Он рассмеялся, ринулся на Адама, и их шпаги снова скрестились с оглушительным звоном. На этот раз англичанин не отступал, и Эрве неожиданно ощутил слабый укол в грудь. Время, казалось, остановилось. Граф изумленно смотрел на алое пятно, быстро расплывающееся по белой ткани сорочки. Он увидел нежное лицо матери, искаженное болью, в тот момент, когда она умирала. Потом все погрузилось во мрак.


— Мисс Линдхерст здесь, милорд. Ее привел Винченцо. Она в библиотеке.

Адам недоуменно уставился на своего камердинера, но тут же кивнул.

— Позаботьтесь о том, чтобы нам не мешали, — резко приказал он.

— Как будет угодно, милорд.

Адам вошел в библиотеку и захлопнул за собой дверь. Рейна быстро обернулась. Капюшон черного плаща свалился, открыв копну рыжевато-золотистых волос.

— Итак, — довольно спокойно сказал он, — несмотря ни на что, ты снова явилась.

— Не одна, Адам. Я заставила… то есть Винченцо привел меня.

— Арабелла похищена, — продолжал он, не обращая внимания на слабые попытки Рейны оправдаться. — Я лично предупредил твоего отца о необходимости охранять тебя. Однако ты посмела ускользнуть и не подумала о том, что Винченцо не смог бы отбить тебя у полудюжины вооруженных негодяев и только потерял бы жизнь, защищая глупую девчонку.

— Но я должна была повидать тебя, Адам. Отец ничего не пожелал объяснить.

— Отцу следовало бы запереть тебя в твоей же спальне, — холодно перебил Адам, шагнув к ней.

Рейна поспешно отпрянула, и он, ошеломленный, увидел ужас в ее глазах. Адам протянул к девушке руки.

— Прости меня, любимая, — прошептал он. — Я никогда не причиню тебе ни боли, ни зла.

Рейна, тихо всхлипнув, бросилась ему на грудь. Несколько мгновений Адам не мог заставить себя поднять руки. Но, почувствовав, как дрожит ее худенькое тельце, крепко обнял девушку.

— Прости меня, — повторил он. — Так много всего стряслось за последнее время. Поверь, мне в голову бы не пришло задать тебе трепку.

— Пожалуйста, не нужно, — попросила Рейна, отстраняясь, чтобы видеть его лицо. — Ты узнал что-нибудь о судьбе Арабеллы?

— Да. Мне известно, куда ее везут и кто велел ее похитить.

— Граф де ла Валль?

— Он был жалким глупцом.

— Был?

Адам на мгновение закрыл глаза и снова увидел потрясенное лицо Эрве.

— Да, он мертв.

— Ты… ты убил его?

Он расслышал в голосе Рейны страх и неверие. Насилие всякого рода было до сих пор ей неведомо.

— Да, любимая. Но я должен вернуть тебя домой. Арабеллу отправили в Оран. Я отплываю завтра утром на «Малеке».

— Это опасно, ведь правда?

— Не знаю, — честно признался Адам. — Я приеду за тобой, когда все будет кончено.

— Это граф отослал ее туда?

— Нет. Графиня ди Роландо. Теперь я уверен, что отец знает ответы на все вопросы. Ты скорее всего увидишься с ним, когда он приедет в Неаполь. Узнав обо всем, что произошло, он, конечно, последует за мной на одном из своих судов.

Адам устало покачал головой.

— Какое странное совпадение! Найми я «Малек» чуть пораньше, уже узнал бы все о графине. Видишь ли, она наняла этот корабль несколько месяцев назад и только сегодня прислала капитану записку, в которой сообщила, что больше не нуждается в его услугах.

Помедлив немного, он прошептал, скорее себе, чем Рейне:

— Она чертовски умна. На ее месте я бы отправился на север, в другой порт, а уж оттуда бы спасался бегством.

Рейна на секунду оцепенела.

— Я поеду с тобой, Адам.

Адам улыбнулся. В полумраке блеснули белые зубы.

— Ты с каждой минутой все больше становишься похожа на Арабеллу, любимая. Но нет, родная, ты останешься здесь, в Неаполе, под крылышком у родителей.

— Я не стану спорить, если ты меня поцелуешь.

И Адам, чтобы закрыть ей рот и отвлечь от мятежных мыслей, сделал то, что показалось ему самым уместным: приподнял подбородок Рейны и наклонил голову. Девушка обвила руками его шею. Адам ощутил, что если немедленно не остановится, он возьмет ее снова, и будь что будет. Он попытался оттолкнуть ее, но Рейна не отпускала его и тихо застонала, почти не отнимая губ. Неожиданно все события последних дней вихрем пронеслись у него в мозгу — предательство, смерть, любовь. Он ведь может никогда больше не увидеть Рейну. И Адам начал лихорадочно расстегивать ее корсаж. Рейна помогала ему, тяжело дыша, стараясь побыстрее шевелить ставшими вдруг непослушными пальцами.

Адам встал над ней, неотрывно наблюдая, как отблески света играют на белоснежной коже.

— Ты так чертовски прекрасна, — прошептал он и, подойдя к двери, повернул ручку замка, а потом поспешно сбросил свою одежду на пол.

Он подошел к дивану, опустился на колени и замер, увидев ее глаза, светившиеся безграничным доверием и любовью. Наконец, он лег рядом и осторожно привлек ее к себе. К его безумному восторгу, Рейна закинула на него ногу, прижимаясь еще теснее. Адам уткнулся лицом ей в шею, нежно лаская губами то местечко, где под тонкой кожей бился пульс. И внезапно испытал страх. Боязнь неведомой опасности, что ждала впереди. Неужели он потеряет Рейну, их счастье, будущую жизнь вдвоем до самой смерти?!

Он быстро возлег на нее и припал к губам. Рейна на мгновение застыла, словно ошеломленная его неумолимой силой, но, тут же интуитивно почувствовав, как нужна ему в этот момент, позволила осыпать себя исступленными поцелуями. И когда он навис над ней, широко, покорно развела бедра. Однако Рейна не была готова к его вторжению, и при первом же толчке издала тонкий пронзительный крик.

Адам оцепенел.

— Боже мой, Рейна, я не думал… — простонал он. — Прости.

Он попытался отодвинуться, но Рейна сцепила руки у него за спиной, прижимая к себе.

— Нет, любимый. Все хорошо, Адам. Все хорошо.

При этих тихих словах что-то взорвалось в Адаме, и он неистово ворвался в нее, будто желая утвердить свою власть над ней самым примитивным, самым древним способом. Его безумная, алчущая, горячечная страсть вызвала в Рейне ответный жар, и она снова вскрикнула, но на этот раз не от боли, и резко подалась вперед, чтобы встретить его на полпути. Как будто сквозь сон она услышала свои стоны наслаждения, почти заглушавшие его прерывистое дыхание, ощутила, как открывается для него, как нарастает напряжение, пока не поняла, что больше не владеет собственным телом и словно стоит над бездной. Он вторгался в самую сердцевину ее существа, и Рейна в беспамятстве билась под ним, вонзая ногти ему в спину, стискивая так, точно боялась рассыпаться, если он оставит ее сейчас. Внезапно тело ее напряглось, сжалось, и Рейна обхватила ногами его талию, пытаясь удержать в себе, но, не сумев остаться спокойной хотя бы на миг, судорожно выгнула спину.

Адам ощутил, как она бьется в судорогах освобождения, и, выкрикнув имя любимой, вторгся в нее в последний раз.

Рейна, едва не потеряв сознание, бессильно обмякла. Адам легонько поцеловал ее в кончик носа.

— Я не хотел сделать тебе больно, малышка.

— Знаю.

Она чуть шевельнулась, и Адам, обняв Рейну, лег на бок, увлекая ее за собой.

— Я так измучена, — тихо пробормотала она, целуя его шею.

— Еще бы! — усмехнулся он.

— Адам, что ты будешь делать, когда доберешься до Орана?

— Сам пока не знаю, — спокойно ответил он, надеясь, что она не распознает лжи.

— Но тебе грозит опасность.

— Возможно. — Адам теснее прижался к ней. — Я крепкий орешек, Рейна, и со мной будут мои люди. Не волнуйся.

Она свирепо стиснула его, словно львица, защищающая своего детеныша.

— Но ты, любимая, останешься у родителей. Не хочу, чтобы с тобой случилось что-то.

— Но я уже позволила тебе взять меня, как пиратскую добычу. Остается надеяться, что ты все уладишь с моим отцом.

— Превосходно, — кивнул он и наклонился, чтобы поцеловать ее. Поцелуй становился все томительнее; она встрепенулась, прильнула к нему, и Адам улыбнулся.

— Ты убьешь меня, — тихо сказал он, — но на сей раз, мы не будем спешить, дорогая. Медленно, очень медленно…

— Как ты захочешь, — охнула Рейна, притянув его к себе.

Глава 16

Капитан Ризан решил сам наведаться в трюм. Несколько минут ушло у него на то, чтобы привыкнуть к полутьме, и еще больше — чтобы без отвращения вдыхать смрадный воздух.

— Кто вы? — послышался из угла тонкий голосок. И только сейчас он увидел омерзительно грязную, всклокоченную и оборванную женщину. Аллах, он должен был хоть изредка выводить ее на палубу! Судя по внешности, можно не беспокоиться о том, что матросы захотят хотя бы коснуться ее!

Ризан покачал головой, удивляясь строгому приказу графини держать девчонку в заточении. После того как она швырнула миской с похлебкой в одного из матросов, Ризан приказал им держаться подальше от пленницы, и ей раз в день спускали еду на канате. О девушке он знал лишь, что это леди Арабелла Уэллз, каким-то образом попавшая в немилость к матери бея. Теперь англичанке придется провести остаток жизни рабыней в гареме Камала.

— Я капитан Ризан, — сказал он по-английски с сильным акцентом и, подойдя ближе, стал над ней, широко расставив ноги. — Мы прибыли, девушка. Ты можешь встать?

Последние два дня Арабелла выползала из своего угла только для того, чтобы облегчиться. Крысы оставляли ее в покое, если она не шевелилась. Девушка кое-как встала на колени, схватилась за протянутую руку Ризана и выпрямилась, но тут же пошатнулась.

— Перед тем как сойти на берег я покормлю тебя, — сказал капитан. — Мне приказано доставить тебя живой, а ты едва стоишь на ногах.

— Прикажете разделить обед с крысами, капитан?

— Вижу, язык у тебя по-прежнему острый даже после шестидневного заточения. Может, хочешь скоротать здесь еще недельку?

— Нет, — тихо простонала она, вцепившись ему в рукав, и с трудом сохранила равновесие.

Капитан хитро улыбнулся и перекинул Арабеллу через плечо. Жаль, что она так уродлива, иначе, несмотря на все приказы графини, он насладился бы девчонкой и укротил бы мятежный дух самым восхитительным и приятным способом. Ризан уже целую неделю обходится без женщины, и Камал, вероятно, предоставит ему на ночь одну из своих прелестных наложниц… как только он доставит к нему это создание.

Яркий свет резанул по глазам. Арабелла моргнула и подняла веки. После недельного одиночного заточения в темном трюме боль в глазах была почти невыносимой. Несколько мгновений она лежала неподвижно, собираясь с силами. Какая-то тень нависла над ней, и девушка ошеломленно уставилась на человека, ненамного старше ее самой, загорелого до черноты, с широко расставленными карими глазами. Распахнутый ворот белой шерстяной рубашки открывал густую поросль черных завитков. Панталоны были схвачены у талии черным кожаным поясом. Арабелла вынудила себя сесть.

— Капитан Ризан?

— Кажется, тебе понравилось то, что ты увидела, девушка? — рассмеялся тот.

Арабелла подавила вспышку непрошеного гнева. Она ослабела и голодна, а этот человек обещал ее накормить.

— Да, — тихо призналась она, кусая губы.

— Какая жалость, — покачал головой Ризан, отводя взгляд от ее грязного коричневого лица. Гибкое юное тело, которое он успел ощутить, пока нес, вызывало неудержимое желание; в чреслах полыхал огонь. — Садись, поешь, девушка, и пора во дворец.

Арабелла хотела спросить капитана, о чем он толкует, но, почувствовав божественный аромат жареного фазана, она задрожала от голода. Ризан помог ей подойти к столу и сел напротив. Фазан оказался необычайно вкусным, как и дымящийся рис, тушеные овощи и сладкое вино. Наевшись, Арабелла откинулась на спинку стула и посмотрела на Ризана из-под полуопущенных ресниц. Силы вновь возвращались к ней, а вместе с ними и стойкость. Она поднесла к губам маленькую чашечку с черным кофе и поняла, что он сдобрен бренди, лишь, когда горячая жидкость обожгла горло. Девушка ахнула и закашлялась, но почувствовала себя немного лучше.

— Где мы, капитан? — спросила она.

— В Оране. И я лично должен доставить тебя к повелителю.

— О чем вы говорите? Какой повелитель? — резче, чем намеревалась, спросила обезумевшая от страха Арабелла.

Он мгновенно стиснул ее плечо.

— Осторожнее, девушка, — проворчал Ризан. — Наш хозяин — бей оранский. Камал эль-Кадер.

Камал. Сын графини.

— Пожалуйста, не надо, — прерывающимся голосом пробормотала Арабелла. — Я Арабелла Уэллз. Мой отец заплатит любой выкуп, если вы отвезете меня в Геную.

— Я знаю, кто ты, девушка, — расплылся в улыбке капитан. — Посмотрим, захочет ли мой сводный брат держать тебя в своем гареме. Никогда еще не видел такой уродины!

Арабелла опустила глаза на свои грязно-коричневые руки и невольно коснулась лица. Какой гадостью измазала ее графиня? Жесткие жирные волосы упали ей на щеку, и она вздрогнула от омерзения. Знакомое отчаяние снова угрожало завладеть девушкой, но она гордо выпрямилась.

«Прекрати, — велела себе Арабелла. — Я была последней дурой, но даже глупцы могут вовремя спохватиться и придумать, как спастись. Возможно, этот Камал — не такой негодяй как его мать. Возможно».

— Ну, миледи, — произнес моряк, вставая, — прикажете мне снова вас нести? Признаться, мне не хотелось бы без нужды пачкать одежду.

— Сейчас иду, капитан, — покорно ответила Арабелла, алчно глядя на кинжал за поясом Ризана. Она уже хотела схватить оружие, но поняла, что это слишком опасно.

— Вот Оран, миледи. Смотрите!

Арабелла повернула голову и взглянула на бурливший жизнью город, так непохожий ни на Геную, ни на любой другой когда-либо виденный ею. Лепившиеся друг к другу белоснежные домишки сверкали под полуденным солнцем в долине между двумя холмами.

— Отсюда не виден рынок, — сказал Ризан, ведя ее за руку к деревянным сходням, — где можно купить любое сокровище. И рабов там тоже продают. Однако ты принесешь своему хозяину не столько пиастры, сколько одни насмешки.

— Огромное облегчение для меня, — пробормотала Арабелла, разглядывая суетившихся людей. Адам был прав: пираты отнюдь не романтичный народ — они грязны, грубы и громкоголосы. Она не встретила ни одной женщины, пока не очутилась на широкой улице. Странные, закутанные с головы до ног в грубые черные одеяния, эти фигуры больше напоминали чучела и стояли в дверях домов, на перекрестках, в тени редких деревьев. Они показывали на нее пальцами, обмениваясь на арабском весьма нелестными, как поняла Арабелла, замечаниями.

Арабелла и Ризан вскоре потерялись в лабиринте улочек, таких узких, что карнизы домов, стоящих на противоположных сторонах, касались друг друга, образуя нечто вроде сводчатого потолка. Наконец они оказались на открытой площади, где стоял поистине оглушительный шум. Никто, похоже, не обращал на них ни малейшего внимания. Арабелла разглядывала уличных торговцев, сидевших у наваленных на земле груд товаров. Мешки с зеленой хной, предназначенной, как сказал Ризан, для того, чтобы красить ладони и ступни женщин, соседствовали с мясными тушами. Запах падали смешивался с ароматами пряностей и благоуханием цветов. Женщины здесь отличались от тех, что прятались в тени домов. Их темные глаза были обведены сурьмой. Они держались в стороне от мужчин. На всех арабах были тюрбаны и длинные черные плащи с капюшонами.

— Тебя удивляет одежда наших людей? — осведомился Ризан. — Это бурнусы. — Он вопросительно поднял темные брови. — Вижу, ты нисколько не боишься. Возможно, тебя следует отвести к месту невольничьих торгов.

— Нет, — покачала головой Арабелла. — Думаю, я достаточно видела.

Вскоре они достигли подножия холма.

— Там, наверху, дворец повелителя, — сообщил Ризан, показывая на огромное здание, возвышающееся над городом. — В укреплениях пониже дворца расквартированы турецкие солдаты. Мы поедем на ослах, и я советую тебе покрепче держаться.

Арабелла вцепилась в луку седла, пока ослики невозмутимо поднимались в гору. Уже приближаясь ко дворцу, Арабелла смогла различить фигуры часовых. Крепость показалась ей несокрушимой, и девушку пронзил такой ужас, что она упала бы, не обернись в эту минуту капитан.

— Мы почти на месте, девушка. Не могу дождаться, когда увижу лицо брата! Интересно, что он тебе скажет?

Брат? Еще один сын графини?

Ослик, словно по команде, остановился, выдернув поводья из рук Арабеллы. Их окружили турки в странных мундирах. Послышались издевательский смех, грубые выкрики. Девушка соскочила на землю и гордо выпрямилась. Огромные ворота распахнулись, и Ризан хмыкнул он. — Пора подтолкнул ее вперед.

— Пойдем, красавица, предстать перед хозяином.

Арабелла оглянулась на сверкающие воды Средиземного моря, такого же далекого, как Генуя и родной дом.


Камал откинулся на вышитые подушки и с усмешкой оглядел сеньора Ансеру, испанского торговца. Тот сидел с раскрытым ртом, не в силах отвести глаз от покачивающихся бедер полуголой танцовщицы.

— Настало время заключить сделку, сеньор, — тихо сказал Камал. — И тогда вы получите девушку на ночь.

Сеньор Ансера кивнул, по-прежнему зачарованно глядя на танцовщицу. На ней остались лишь две тонкие вуали, одна на лице и другая — на талии. Волны каштановых волос разметались по плечам и груди.

Стук тамбуринов и звон цимбал становился все громче и быстрее. Танцовщица, кружась, подплыла ближе и позволила предпоследнему покрывалу соскользнуть по гладкому животу.

«Испанец не пожалеет собственную мать, только бы получить Орну», — подумал Камал, наблюдая, как судорожно стискивает чашу торговец. Музыка неожиданно смолкла, и девушка упала на колени перед испанцем; роскошные волосы раскинулись по полу душистым опахалом.

Камал хлопнул в ладоши. Орна поднялась и подошла к нему, потупив взор.

— Сними покрывало, — велел он.

Тонкая ткань порхнула на пол, и глаза торговца широко распахнулись.

— Орна весьма искусна, сеньор, — сухо заметил Камал. — Она будет ждать вас в спальне. Вы присоединитесь к ней, как только мы покончим с делом.

Он кивнул, и Орна, бросившись на колени, поцеловала носок его мягкой кожаной туфли. Появился евнух и, подняв девушку, увел прочь.

Сеньор Ансера отер потный лоб.

— Да, — едва выговорил он, — покончим с делами, повелитель.

Камал в последний раз просмотрел пергамент, прежде чем поставить подпись, дружелюбно кивнул испанцу, и тот поспешно исчез за занавесью сводчатого проема. Легче всего иметь дело с благочестивыми испанцами, но это не дает ощущения победы.

— Хасан! — окликнул бей визиря.

— Что угодно повелителю?

— Позаботься, чтобы испанец посетил баню;

— Прикажу, чтобы старика как следует окатили ледяной водой, повелитель.

— Совершенно с тобой согласен. Позови Орну. Я хочу еще насладиться ее танцами, прежде чем она проведет на спине остаток дня и ночь.

— Чего еще ждать от испанцев, — хмыкнул Хасан и, почтительно поклонившись, удалился.

Камал принял финик из рук рабыни и поудобнее устроился на подушках, ожидая возвращения Орны.

— Что еще будет угодно господину? — тихо осведомилась рабыня. Камал повернул голову, и закрытая шелком девичья грудь коснулась его щеки.

— Ничего, — резко бросил он, не замечая ее неловкую попытку привлечь его внимание, и вновь уставился на Орну, чье обнаженное тело мерцало слоновой костью в солнечных лучах, пробивавшихся сквозь решетки окон. Она действительно прекрасная танцовщица и способна возбудить сладострастие в любом мужчине.

Когда музыка смолкла, Орна опустилась на колени.

— Останься, — велел он, указывая ей на место рядом с собой. Но в этот момент появился хмурый Хасан.

— Повелитель, ваш сводный брат Ризан вернулся с подарком от вашей матушки.

— Давно я не видел моего распутного братца, добрых два месяца! — усмехнулся Камал. — Приведи его!

Стражники у дверей вытянулись, как только Ризан шагнул через порог. Хасан поспешно отступил.

— Мой благородный господин! — воскликнул с поклоном Ризан.

— Скорее выпрямляйся, братец, пока я не приказал стражнику разукрасить твою наглую физиономию.

Ризан беспечно рассмеялся.

— Как бы ты в самом деле не исполнил угрозу, когда увидишь, что прислала тебе твоя высокородная матушка. — И, повернувшись к турецкому солдату, приказал: — Приведите девушку.

Камал с изумлением уставился на тощую фигуру в лохмотьях, безуспешно рвущуюся из рук турка.

— Арабелла Уэллз, брат! — задыхаясь от смеха, взревел Ризан и швырнул пленницу на пол, к ногам Камала.

Тот молча смотрел на грязную, со спутанными волосами женщину. Когда она подняла голову, Камал невольно отшатнулся. Лицо незнакомки было вымазано чем-то темным, и, кроме того, от нее исходила невыносимая вонь!

— Арабелла Уэллз? — тупо повторил Камал, поднимаясь. — Это неудачная шутка, Ризан?

— Нет, повелитель. Ваша мать прислала девчонку и велела передать письмо.

Камал быстро развернул небольшой листок.

«Сын мой, это Арабелла Уэллз, дочь человека, предавшего меня. Шлюха, успевшая переспать со всеми придворными в Неаполе. Насладись ею, сын мой. Я сообщила отцу о ее похищении. И хотя она — ничтожное создание, он обязательно явится за дочерью».

Арабелла тяжело дышала, чувствуя, что сейчас потеряет сознание. Однако она постаралась собраться с силами, отвела глаза от читающего письмо незнакомца и оглядела танцовщицу — та поспешно заворачивалась в покрывало. Еще две девушки, помоложе, почти голые, хихикали, прикрываясь руками. Арабелла затрепетала. Словно издалека донесся мужской голос:

— Ты можешь встать? — сочувственно спросил Камал.

Арабелла с трудом поднялась и смело взглянула на него. Высок… выше, чем она предполагала, гладко выбрит… сильно загорел. Волосы цвета спелой пшеницы слегка вились на концах. Голубые глаза казались совершенно неуместными в этой стране темных, смуглолицых людей.

— Кто вы? — прошептала Арабелла, хотя уже поняла, кто перед ней. Но он совсем не похож на графиню!

Ризан неожиданно вцепился в нее, скрутил руки и завел их за спину.

— Это твой хозяин, девчонка, Камал эль-Кадер, — прорычал он, встряхнув ее хорошенько.

— Отпусти ее, брат, — не повышая голоса, приказал Камал, заметив, как поморщилась от боли пленница. — Ты дочь графа Клера?

— Разве в письме вашей благородной матушки об этом не говорится?

— Там сказано также, что ты охотно раздавала свои милости многим мужчинам при неаполитанском дворе! — Темные глаза девушки зловеще блеснули, и Камал медленно добавил: — Моя мать предложила мне развлечься с тобой до прибытия твоего отца.

Арабелла невозмутимо оглядела варварски роскошную обстановку комнаты и вновь обратила взор к человеку, смотревшему на нее с таким презрением.

— Да вы, должно быть, не умнее осла, — громко, пренебрежительно произнесла она, — если верите женщине, готовой затащить в постель мужчин, которые годятся ей в сыновья!

Камал ошеломленно уставился на нее, чувствуя, как непривычный гнев туманит голову. Осел! Хорошо еще, что стражники не понимают итальянского, иначе непременно перерезали бы ей глотку за оскорбление бея!

Отвернувшись от пленницы, он обратился к Хасану:

— Кажется, моя мать решила пошутить. Я должен забавляться с потаскухой, считающей меня животным! Аллах! Да эта девка смердит так же отвратительно, как выглядит!

Арабеллу трясло от возмущения. Запрокинув голову, она крикнула в лицо мужчине:

— Интересно, как бы ты выглядел, мерзкий дикарь, если бы тебе пришлось провести неделю в трюме вонючего корыта!

Воцарилась напряженная тишина. Камал съежился от стыда. Боже, ведь она английская аристократка, перенесшая жестокие страдания, и все во имя жажды мести его матери. Не стоило впутывать девушку в их распри. Однако… однако она распутная тварь, лживая и коварная.

— Почему, — тихо спросил он, — моя мать назвала тебя шлюхой, если это неправда?

— Я не шлюха! — взвизгнула Арабелла. — Ты грязный язычник!

Девушка шагнула к нему, но Ризан тут же немилосердно заломил ей руку и швырнул на пол. Прижавшись щекой к холодному мрамору, она с ужасом слушала рассерженные голоса.

— Вырвать ей сердце, повелитель?

— Перерезать глотку?

Стражники выхватили ятаганы. Раздался звон стали. Арабелла закрыла глаза и едва успела произнести короткую молитву.

— Подними ее на ноги, Ризан, — велел Камал.

— Напрасно я ее кормил! — выпалил капитан.

Не обращая внимания на боль в заломленных за спину руках, Арабелла выкрикнула Ризану:

— Ты не стоишь дерьма, которым когда-нибудь забросают твое ничтожное тело!

— Глупая девчонка! — воскликнул Камал, сдерживая гнев.

— По крайней мере я не дитя шлюхи!

Камал шагнул вперед и, размахнувшись, отвесил ей звонкую пощечину. Девушка пошатнулась и снова упала бы, не держи ее Ризан.

— Гнусный шакал, — прошипела Арабелла; слезы боли и гнева жгли глаза. — Какой храбрец! Ударить беспомощную женщину, которой к тому же скрутили руки!

— Отпусти ее, — негромко сказал Камал. Почему в глазах девушки нет ни малейшего страха? Он очень медленно замахнулся и снова ударил ее. На этот раз она не свалилась только потому, что он ее подхватил.

— Теперь, кроме меня, тебя никто не держит, девушка, — усмехнулся Камал.

— Пусть дьявол унесет твою душу! — шепнула Арабелла.

Они смотрели друг другу в глаза: бледная как полотно девушка и побагровевший от ярости мужчина.

— Дура! — пробормотал он. — Я мог бы приказать прикончить тебя!

На этот раз в глазах девушки мелькнула искорка страха, но мгновенно исчезла.

— Мерзкий подлый дикарь, — холодно отчеканила Арабелла, ясно сознавая, что смерть близка. — Окружаешь себя такими же зверями, чтобы чувствовать собственное превосходство? Убей меня, мне все равно!

И плюнула ему в лицо. Откуда-то, словно издалека, раздались женский визг и угрожающие мужские вопли.

— Я умру с честью, — гордо сказала Арабелла, выпрямляясь.

Камал неторопливо вытер щеку, посмотрел на растрепанную, измученную девушку и невольно восхитился ее мужеством.

— Хасан, — вполголоса произнес он, оборачиваясь к трясущемуся от ужаса визирю), — позови Раджа.

— Сейчас, повелитель.

— У женщин нет чести, — бесстрастно заметил Камал, — но я не намерен убивать тебя, по крайней мере пока.

Он случайно взглянул на свою руку, но не удивился, заметив на ладони грязно-коричневое пятно. Очевидно, под всеми этими лохмотьями и краской прячется настоящая леди, иначе какому мужчине захотелось бы затащить подобное чучело в постель?

— Что же касается шлюх, — выпалила Арабелла, не в силах успокоиться, — позвольте рассказать о вашей матери. Всякий скажет, что в ваших жилах течет ее кровь. — Девушка пренебрежительным взглядом обвела съежившихся рабынь и поморщилась. — Но она хотя бы не выставляет напоказ своих любовников!

— Закрой рот, да побыстрее, — процедил Камал сквозь стиснутые зубы, — если хочешь, конечно, сохранить свой язык в целости.

Арабелла рассмеялась, надеясь, что не выглядит при этом слишком жалкой.

— Именно так поступают дикари, ваша светлость?

— Радж, — спокойно обратился к евнуху Камал, не обращая больше внимания на задыхающуюся девушку. — Видишь это создание? Говорят, ты умеешь творить чудеса. Верни ее мне сегодня вечером, но сначала смой всю эту грязь. Может, тогда от нее будет меньше вонять!

— Нет! — взвизгнула Арабелла. — Я никуда не пойду.

— Уберите ее! — приказал Камал, отворачиваясь.

Арабеллу схватили за руки и волоком потащили из комнаты.

— Клянусь Аллахом, это неслыханно, — ошеломленно пробормотал Хасан. — Что ваша мать послала вам?!

— Мерзкое отребье, Хасан, гнусную тварь, которой нужно указать ее место.

Но она невиновна в преступлениях отца.

— Что вы собираетесь сделать с ней, повелитель? Камал пожал плечами.

— Если она переспала со всем двором, возможно, уже успела заразиться. К ней притрагиваться страшно!

— Ваша мать, — робко пролепетал Хасан, — уже написала графу Клеру о похищении дочери.

— Да, — кивнул Камал, подавляя нарастающий гнев на мать. — Несмотря на все пороки Арабеллы, не стоило использовать ее как пешку в чужих распрях! — Он обернулся к сводному брату: — Ты разговаривал с девчонкой?

— Я впервые увидел ее сегодня. Твоя мать приказала держать ее в заточении, — широко улыбнулся Ризан и добавил: — Я считал ее достаточно покорной, да она и вела себя тихо, пока не увидела тебя, братец.

— Не судите по внешности, все может оказаться совсем не так, как кажется, — задумчиво произнес Хасан.

Евнух Радж, черный исполин, знаком велел стражникам бея отпустить пленницу и обратился к ней на безупречном итальянском:

— Синьорина, не сопротивляйтесь мне — этим вы ничего не добьетесь.

При звуках этого мягкого голоса ярость Арабеллы словно по волшебству улеглась.

— Я хочу домой, — всхлипнула она. — Меня привезли сюда насильно!

— Знаю, малышка. Вы леди Арабелла Уэллз, дочь графа Клера. — Радж неожиданно хмыкнул, так громко, что огромный живот затрясся, как желе. — Никогда прежде не видел господина в таком гневе. Обычно он добр к женщинам. Должно быть, злоба ослепила его. Он не видит, что скрывается под этой краской. Ну а теперь пойдем. Вскоре вы почувствуете себя гораздо лучше.

Арабелла зажмурилась, чтобы сдержать слезы, и осторожно коснулась щеки кончиками пальцев. След от пощечины все еще горел несмываемым клеймом.

— Куда вы ведете меня?

— В гарем.

Гарем? Арабелла замерла как вкопанная, и с ужасом уставилась на евнуха.

— Не бойтесь, — убеждал Радж. — Доверьтесь мне, госпожа. Я сумею вас защитить.

— Но откуда вы знаете, кто я?

Радж пристально взглянул на девушку, громко, как обиженный ребенок, шмыгавшую носом.

— Похоже, весь дворец знает, кто вы. Слишком много шума вызвало ваше прибытие. Пойдем же.

Арабелла судорожно перевела дыхание. Выхода нет — придется подчиняться, по крайней мере пока.

— Хорошо, Радж, — кивнула она, и евнух улыбнулся девушке, которая держалась с таким достоинством.

Арабелла последовала за евнухом по длинному выбеленному пустому коридору, проходившему через арочный проем и ведущему в сад, такой же прекрасный, как на вилле Парезе, с огромным фонтаном в центре.

— Этот двор отделяет дворец от гарема повелителя. В гареме свой сад. Женщины проводят там целые дни.

Они прошли через сад к высокой стене. У дверей стояли два стражника в широких белых шальварах с громадными ятаганами. Радж кивнул им и отворил дверь. Арабелла оказалась в сказочном, переливавшемся всеми цветами радуги мире. Сад радовал глаз своими огромными тенистыми деревьями; в середине находился выложенный мозаичными изразцами узкий бассейн, в котором плескались смеющиеся девушки. Многие были обнажены, и их молодые тела блестели в солнечных лучах, пробивавшихся сквозь толстые ветви. В глубине виднелись такие же арочные проемы, ведущие, как предположила Арабелла, в помещения гарема.

— Какое варварство! — негодующе произнесла она, не веря глазам.

— Вы просто не привыкли к такому, госпожа. Внезапно откуда-то раздался пронзительный визг.

Обернувшись, Арабелла увидела, что девушки жмутся друг к другу и со страхом показывают на нее пальцами.

— Радж привел ведьму!

— Уродливая старая карга!

Одна говорила по-французски, другая — по-итальянски. Арабелла притворилась глухой. Радж резко отчитал гаремных пленниц и, взяв Арабеллу под руку, проводил в конец изящного павильона.

— Пока вы будете жить в этой комнате, госпожа. Помещение было узким и длинным, чисто выбеленным. Посреди стояла маленькая кровать, застланная красным шелковым покрывалом, в углу возвышался большой шкаф, рядом столик, а на нем — тазик с водой. Арабелла ступила в прохладную комнату и растерянно огляделась. Радж хлопнул в ладоши и сказал что-то по-арабски. В комнате немедленно появилась худенькая чернокожая девушка.

— Это Лина, госпожа. Она позаботится о вас. Прежде всего нужно избавиться от этих грязных лохмотьев.

Арабелла кивнула. Наконец-то она сможет вымыться! Лина уже начала расстегивать ее платье, когда Арабелла заметила, что Радж все еще в комнате, и поспешно отстранилась.

— Пожалуйста, уйдите, Радж.

В обязанности старшего евнуха входил осмотр вновь прибывших в гарем невольниц, но он понял, что девушка не вынесет дальнейшего унижения. Кроме того, она вряд ли станет наложницей повелителя.

Что-то тихо приказав Лине, Радж направился к выходу. Засаленное платье упало к ногам Арабеллы. За ним последовало нижнее белье.

— Ты говоришь по-итальянски, Лина?

Рабыня покачала головой и ответила по-французски.

— Что сказал тебе Радж?

— Велел отвести вас в закрытую баню, госпожа. Лина невольно охнула, увидев белоснежное тело, так отличающееся от коричневых рук, шеи и лица.

— Кто сделал это с вами? — прошептала она.

— Почтенная матушка вашего повелителя, — бесстрастно ответила Арабелла и, заметив, что Лина смотрит на треугольник волос между ее ног, покраснела.

— Ваши волосы… — пробормотала Лина и глубоко вздохнула. — Пойдемте, госпожа. У меня уйдет немало времени на то, чтобы как следует отмыть вас.

Она вручила Арабелле одеяние из прозрачного голубого шелка. Не слишком надежное прикрытие, но Арабелла тем не менее судорожно прижала его к себе и последовала за Линой по узкому проходу. Вскоре они оказались в ярко освещенном помещении, где была еще одна девушка с рабыней. У незнакомки были черные как вороново крыло волосы, ослепительно белая кожа и огромные карие глаза. Заметив Арабеллу, она рассмеялась и что-то сказала рабыне по-арабски.

— Ты знаешь итальянский, ведьма? — требовательно осведомилась она, вставая и лениво потягиваясь.

— Да, — коротко ответила Арабелла.

— Если тебя привезли для повелителя, придется долго ждать!

Она гордо встряхнула головой и выплыла из комнаты. Рабыня поспешила за ней.

— Это Елена, госпожа, любимица господина, — тихо пояснила Лина. — Надеется стать его женой.

— Пусть получит этого шакала вместе с моим благословением, — прорычала Арабелла. — Они, кажется, стоят друг друга!

Лина покачала головой и с испугом посмотрела на дверь.

— Госпожа, здесь нужно вести себя поосторожнее! Следите за тем, что срывается с ваших уст.

Но Арабелла уже мечтательно уставилась на чистую воду.

— Не сейчас, госпожа, вы слишком перепачканы в грязи. Сначала садитесь в чан.

Арабелла впервые за все это время расслабилась в теплой воде. Она выпила принесенную рабыней чашу сладкого вина, и положила голову на край чана, пока девушка отскребала ее тело и промывала волосы. Она даже не поняла, что задремала, пока Лина не дернула ее за руку.

— Теперь можно искупаться в бассейне, госпожа. Арабелла лениво поднялась и ступила на пол.

— Ах, — воскликнула Лина, — как замечательно! Арабелла невольно улыбнулась — Лина хлопотала над ней, как мать-утка, обнаружившая, что утенок оказался в конце концов не столь уж гадким. Она подошла к выложенному изразцами бассейну, но Лина удержала ее.

— Еще рано, госпожа.

Она снова намылила волосы Арабеллы, перебирая каждую прядь ловкими пальцами. Запахло лавандой. Лина протянула Арабелле брусок душистого мыла.

— Умойтесь еще раз. Почти вся краска сошла. Арабелла усердно терла лицо и шею, пока не содрала кожу. Лина еще раз облила ее теплой водой.

Радж следил за англичанкой через незаметное отверстие в стене. Она еще прекраснее, чем он подозревал! Чистые волосы свисали до самой талии густой темно-золотой гривой. Правда, она слишком худа: белый живот совсем плоский, а ребра выдаются так, что каждое можно пересчитать. Но груди высокие и полные, ягодицы упругие и округлые. Аллах, она поистине обольстительна!

Евнух тихо засмеялся, представив неверящие глаза господина, когда пленница вновь появится перед ним.

Но в этот момент он заметил застывшую в дверях Елену — невольницу из Александрии: ее прекрасные карие глаза были широко распахнуты. Однако недоумение быстро сменилось плохо скрытой ревностью.

— Ты вся бело-розовая, как свинья! — выплюнула она. — Господину такое не понравится!

Арабелла взглянула на нее и слегка пожала плечами.

— Елена, — спокойно ответила она, садясь на край бассейна и болтая ногами в прохладной воде. — Мне совершенно не нужен твой повелитель. Ты растрачиваешь зря свой гнев и издевки, уверяю тебя. Я здесь против воли, и твой драгоценный хозяин умрет, если коснется меня, ясно?

— Ты всего лишь рабыня! Мой господин сделает с тобой все, что захочет!

— Никогда, Елена! Я не рабыня! Забудь о ревности!

— Смеешь приказывать мне, тощая корова?

— Ты надоела мне, Елена, — вздохнула Арабелла и, нырнув в бассейн, скрылась с головой.

Радж едва сдержал смех при виде мгновенно изменившейся в лице Елены. Наконец она пришла в себя. Красноречиво пожав плечами, гречанка повернулась и поспешно вышла.

Арабелла, не привыкшая находиться обнаженной даже в обществе другой женщины, вскоре позабыла о смущении. Она легла на живот и позволила служанке растереть душистым маслом спину и ноги. Лина помогла ей перевернуться на спину, расправила ее длинные волосы и стала осторожно расчесывать их.

— Сколько ты пробыла здесь, Лина? — неожиданно поинтересовалась Арабелла.

— Я, госпожа?

Арабелла изумленно нахмурилась, услышав нерешительный голос девушки.

— Меня захватили во время набега на нашу деревню в Эфиопии, когда я была еще совсем маленькой. Моя мать считалась красавицей, и работорговец, видимо, решил, что я удалась в нее. Но он ошибся, и я здесь вот уже девять лет, верно служу господину.

Арабелла с удивлением выслушала равнодушную, почти деловитую речь и покраснела, ощутив, как девушка втирает масло ей в живот.

— Прекраснее вас нет на свете, госпожа, — продолжала Лина. — Хозяин будет очень доволен. Но вы должны побольше есть.

— Лина, — строго напомнила Арабелла, — я не рабыня. И это животное — не мой хозяин.

Девушка сокрушенно покачала головой.

— Пожалуйста, госпожа, придержите язык! Женщинам не позволено говорить такие слова!

— Вот как! — хрипло рассмеялась Арабелла. — Значит, я должна покорно, как агнец, идти на заклание?!

На лицо Арабеллы упала тень. Открыв глаза, она увидела стоявшего над ней Раджа. Девушка в ужасе охнула и, схватив полотняную скатерть со столика, накинула на себя.

— Как вы смеете?!

— Госпожа, простите за то, что сконфузил вас, но у нас другие… обычаи. Вы не должны меня стесняться.

— Ни один мужчина еще не видел меня обнаженной, — дрожащим, тонким, как у ребенка, голосом пролепетала Арабелла.

— Вы девственны?

— Д-да…

— Я так и думал. Позже господин, вероятно, прикажет осмотреть вас.

— Что… что вы имеете в виду?

— В мои обязанности, госпожа, — наставительно, словно маленькой девочке, объяснил Радж, — входит удостовериться, что новая невольница не принесет болезнь в гарем повелителя. И что ее не касался ни один мужчина. — И, заметив ее потрясенное лицо, резко добавил: — Вы уже не дитя и, конечно, не можете быть столь невежественны!

Арабелла, поняв наконец смысл его слов, залилась краской.

— Я хочу одеться, — бросила она, не глядя на гиганта.

— Я выбрал для вас одежду. Пойдем.

Арабелла плотнее завернулась в скатерть и последовала за евнухом, но, рассмотрев предназначенный для нее наряд, решительно покачала головой.

— Я не стану носить эти прозрачные тряпки!

— Неужели вы собираетесь предстать перед повелителем в этой скатерти? По крайней мере эти… как вы говорите, тряпки — куда лучшая защита, чем кусок полотна!

Арабелла поднесла руку ко лбу и окинула взглядом встревоженного евнуха.

— Какую… защиту вы имеете в виду?

— Вы так прекрасны, госпожа, — без обиняков ответил евнух, — а господин — большой ценитель красоты.

Заметив страх, таившийся в глубине темных глаз, он хотел добавить еще что-то, однако девушка гордо выпрямилась, вскинула голову и твердо пообещала:

— Он не коснется меня, Радж.

Евнух долго молчал. Вероятно, стоит Камалу увидеть англичанку, одетую лишь в шальвары и короткое болеро, он захочет ее. Радж вздрогнул, хорошо понимая, что Арабелла не сдастся без борьбы. Как странно, что мать Камала обозвала девушку шлюхой! Возможно, этим она сделала первый шаг к собственному падению. Интересная мысль! Стоит хорошенько подумать!

— Все зависит от вас, госпожа, — многозначительно заметил Радж. — Вы не похожи на других гаремных невольниц. И в этом ваше преимущество.

Он вручил Арабелле прозрачное болеро, искусно расшитое маленькими жемчужинами, и шальвары из прозрачного шелка различных оттенков синего цвета и показал на пару легких кожаных голубых туфель.

— Одевайтесь, и побыстрее. Повелитель желает ужинать с вами.

Глава 17

Густой утренний туман клубился на улицах Неаполя, окутывая белыми лохмотьями мачты «Малека». Адам стоял на шканцах и, прищурив глаза, вглядывался в уходящий берег. На душе царил странный покой, теперь, когда все осталось позади и возврата нет, хотя ему, вероятно, предстоит отдать жизнь за свободу сестры.

Он постарался выбросить из головы мысль о том, что Арабелла скорее всего мертва. Нет, если бы с ней хотели покончить, ни к чему везти ее в Оран, это сделали бы в Неаполе.

Адам вспомнил о Рейне и улыбнулся, представляя ее прелестное личико, обрамленное растрепавшимися волосами, и припухший от поцелуев рот. Она храбро улыбалась ему во время последнего свидания, когда Винченцо стоял на страже.

Адам рассеянно провел рукой по влажным волосам. Неожиданно он почувствовал, что устал.

— Отдохните, милорд. Пока все равно ничегонельзя сделать.

Адам повернулся и кивнул Даниеле.

— Неделя, — прошептал он с отчаянием. — Целая неделя прошла, прежде чем мы узнали, что случилось с моей сестрой.

— И поэтому вы беспокоитесь, вместо того чтобы…

— Сдаюсь, — шутливо поднял руки Адам.

— Капитан отвел вам каюту первого помощника. Маленькую, но удобную. Там вас никто не потревожит.

— Я еще успею насладиться этой проклятой каютой, — проворчал Адам, — а пока отдохну на палубе.

Он улегся на бухту толстого каната, положил голову на руки, но не уснул, пока берега Неаполя не скрылись вдали.

— Милорд.

Адам с трудом открыл глаза и, подняв голову, увидел капитана Альвареса, высокого тощего человека, лысая голова которого была прикрыта вышедшим из моды белым париком.

— Вы проспали весь день, милорд. Я решил, что вы захотите освежиться перед ужином.

Адам растер затекшую шею и встал. Становилось холодно, и он сообразил, что солнце уже садится, а вечерняя сырость проникает под одежду.

— Я присоединюсь к вам через час, сэр, — сказал он, глядя на вздувшиеся паруса. — Ветер хорош. Попутный!

— И «Малек» — прекрасное судно. Если ветер не уляжется, мы бросим якорь в Оране раньше, чем вам надоест моя уродливая физиономия. — Капитан рассмеялся собственной шутке и поправил парик. — Возможно, даже раньше, чем вы подхватите вшей, что расплодились в моем парике.

Адам мрачно улыбнулся. Капитану можно шутить, после того как он вытянул из пассажиров огромное количество золота за то, что согласился отправиться в Оран. Молодой человек ловко прошел по палубе, чувствуя себя, подобно матери, так же непринужденно на море, как на суше. «Малек» был трехмачтовым испанским торговым судном, груженным итальянскими товарами, которое следовало в Кадис. Кроме того, капитан исправно платил дань пиратам. Адам подозревал, что корабль в любом случае должен был бросить якорь в оранской гавани, но торговаться не было времени. Интересно, сколько предложила Альваресу графиня?

Адам спустился в каюту и открыл дверь, но тут же замер на пороге, настороженно прищурясь. Из сундука выбирался маленький мальчик.

— Какого дьявола ты тут делаешь? — взорвался Адам и захлопнул дверь.

Маленькая фигурка повернулась, так и не успев ступить на пол, и Адам потрясенно уставился на Рейну Линдхерст. Девушка была одета в тесные коричневые панталоны, белую рубашку и куртку цвета корицы. Волосы старательно спрятаны под коричневый матросский колпак.

— Боже, я просто не верю своим глазам! — вскричал Адам, окончательно растерявшись.

Вместо ответа Рейна спокойно шагнула вперед.

— Знай я, — раздраженно произнесла она, — что ты проведешь целый день на палубе, не стала бы сидеть в этом злосчастном сундуке! Ужасно неудобно, и, кроме того, нельзя было даже пошевелиться, когда твой камердинер явился сюда!

Она показала на небольшую сидячую ванну, наполненную дымящейся водой.

Все нежные воспоминания, согревавшие его несколько часов назад, мгновенно испарились. Адам едва мог говорить от ярости. Подумать только, вместо того чтобы раскаяться, умолять его о прощении за столь возмутительную выходку, она еще набрасывается на него!

— Из тебя вышел очаровательный сорванец! — прорычал он наконец.

— Не правда ли? — кокетливо осведомилась Рейна, медленно поворачиваясь, чтобы он получше разглядел, как красиво облегают панталоны ее бедра и ноги.

— Я украла одежду у младшего сына садовника. «Замолчи, — приказала она себе, — прежде, чем он зарычит, как раненый лев!»

Рейна весь день проклинала собственную глупость, но, как ни странно, приход Адама вернул ей уверенность. Теперь она хотела только одного — очутиться в его объятиях и спрятать лицо на груди любимого.

— Позвольте осведомиться, мадам, — начал он, отступая, — каким образом вы очутились на борту этого корабля?

Рейна пожала плечами.

— О, это оказалось легче легкого. Никто не обратил ни малейшего внимания на тощего мальчишку. Мне, кроме того, повезло подслушать, как капитан говорил кому-то, что отдал английскому лорду каюту первого помощника. Я просто проскользнула сюда, увидела сундук и спряталась в нем.

Она важно прошествовала к маленькому столику и налила бокал вина.

— Однако я боялась, — продолжала девушка, — что ты обнаружишь меня раньше и убедишь капитана вернуться в Неапольский порт. Так что несмотря на все неудобства, благодарю, милорд, за то, что вы весь день провели на палубе.

Лукаво улыбнувшись, она низко поклонилась Адаму.

— А твой отец? — пролепетал он, желая знать все, прежде чем стащит с нее мужские штаны и задаст заслуженную трепку. — Вряд ли ты уведомила его о своих планах.

— Позвольте вам сказать, — призналась Рейна, глотнув вина, — что это ничуть меня не волнует! Конечно, он будет очень расстроен, когда прочтет мое письмо. Скорее всего это уже произошло. Но что тут поделаешь?!

Адаму показалось, будто Рейна вовсе не огорчена из-за того, что отца, вероятно, уже хватил удар!

— А если он отречется от меня, ты женишься, Адам? Без приданого?

— Еще неизвестно, останешься ли ты в живых, когда я расправлюсь с тобой! — свирепо пообещал он.

Однако Рейна, не обращая внимания на его отвратительное настроение, преспокойно заметила:

— И морской болезнью я не страдаю. Я так встревожилась, что мне станет плохо! Возможно, из меня когда-нибудь выйдет неплохой моряк. — И, одарив его неотразимой улыбкой, добавила: — Я ужасно голодна. В желудке непрестанно урчит вот уже несколько часов.

— Если вы и будете есть, мадам, то лишь стоя!

— Но здесь достаточно стульев, милорд!

Рейна поставила бокал и уселась на тяжелый покрытый резьбой испанский стул. Ей послышалось, как скрипит зубами Адам, когда она свесила ногу через подлокотник и стала качать ею, словно озорной мальчишка.

В дверь тихо постучали, и на пороге появился Беньон.

— Милорд, когда вы помоетесь…

И осекся, переводя недоумевающий взгляд с улыбающегося мальчишки на взбешенного хозяина.

Адам шагнул к Рейне и сорвал колпак. Беньон беспомощно охнул.

— Вот именно, — проворчал Адам. Проклятие! Теперь судно уже не может вернуться в Неаполь! И, что хуже всего, придется скрывать, что в его каюте находится девушка!

— Проклятие! — повторил он вслух. — Беньон, передайте капитану, что я неожиданно свалился с какой-то непонятной хворью и прошу принести ужин сюда. И присмотрите, чтобы еды было побольше. Этот парнишка уверяет, что мог бы съесть и быка.

Беньон снова охнул.

— Боюсь, мадам, — процедил Адам, — что следующую неделю вам придется провести взаперти.

— Хорошо, — великодушно согласилась Рейна, — Беньон, я в самом деле ужасно голодна.

— Да, мисс, — послушно кивнул камердинер, не отрывая, однако, взгляда от мрачного лица хозяина.

— Беньон, — велел Адам, — расскажите Даниеле о нашей… незваной гостье. Но больше никому, особенно членам команды, слышите?

— Да, милорд, — послушно ответил Беньон, осмелившись бросить на беглянку полный сожаления взгляд, прежде чем выскользнуть из каюты и тщательно прикрыть за собой дверь. Боже, он никогда раньше не видел хозяина в таком гневе. Но тут робкая улыбка осветила обветренное лицо камердинера: он вспомнил о том, как несколько лет назад обнаружил в спальне хозяина даму. Тогда милорд только рассмеялся и захлопнул дверь прямо перед носом крайне заинтересованного слуги.

Рейна судорожно сглотнула и попятилась при виде полыхающих гневом глаз Адама. Он решительно двинулся к ней, но девушка успела вскочить со стула и отступить.

— Послушай меня, Адам Уэллз! — завопила она, стыдясь своего дрожащего голоса. — Нельзя было позволить тебе покинуть Неаполь, словно некоему ангелу мщения, чтобы ты ринулся навстречу Бог знает какой опасности! И вот еще что: я не верю, что даже ты, со своей способностью убеждать, уговоришь моего отца разрешить нам пожениться, пусть он и узнает о том, что мы… любовники! Мне жаль, что родители станут волноваться, но я написала, что уезжаю с тобой, и мне ничто не грозит! Я… я призналась, что люблю тебя и что мы должны… спасти Арабеллу.

— И теперь твой отец встретит меня на пристани Орана с пистолетом в руках?!

— Нет. Я не открыла, куда отправляется судно. Адам громко выругался. Рейна изумленно взглянула на него и буквально оцепенела, когда он повернулся к ней спиной и стал спокойно сбрасывать одежду. Она ожидала, что Адам по крайней мере захочет сорвать на ней злость!

— Что ты делаешь?

— Собираюсь умыться и побриться, — сказал Адам, снимая рубашку и швыряя ее на узкую кровать а потом преспокойно уселся на стул и стянул сапоги. — Надеюсь, — проворчал он, не глядя на Рейну, — ты совсем не будешь так рваться выйти за меня замуж, после того как проведешь неделю в моем обществе. Должен предупредить, я человек весьма требовательный, и немало дам утверждают это.

Он издевается над ней! Девушка вздернула подбородок и обдала Адама надменно-презрительным взглядом. Впрочем, это не произвело на него никакого впечатления.

Когда он встал и расстегнул широкий кожаный пояс, Рейна придвинулась к нему вместе со стулом.

— Минуту, милорд! Если вы собираетесь разгуливать передо мной обнаженным, то я б хотела получше рассмотреть то, чем наградила вас природа.

Адам грозно насупился, однако пальцы застыли на пуговицах панталон.

— Вы решили наконец сбрить эту устрашающую бороду?

— Нет. Борода — украшение мужчины. Панталоны упали на пол, и он встал перед девушкой высокий, мускулистый, идеально сложенный. Рейна не могла отвести от него глаз и тихо выдохнула:

— На свете нет мужчины прекраснее вас, милорд! — И, вспомнив его слова, в отчаянии закрыла лицо руками. — Но ты знал так много женщин! Неужели можешь после этого хотеть меня? Я такая… обыкновенная.

Ее безыскусная простота была куда более сильным оружием, чем присущее опытным куртизанкам умение обольщать. Но нет, он не попадется на удочку, не позволит себе поддаться ее очарованию!

— Обыкновенная, Рейна? Я весьма тщательно рассмотрел тебя и нашел, что с годами твоя внешность, вероятно, немного улучшится.

Рейна так густо покраснела, что Адам не выдержал и громко расхохотался, отчего ей еще сильнее захотелось дать ему пощечину.

— Оказывается, больше всего меня привлекают мягкие каштановые завитки между твоими бедрами, — добавил Адам.

— По крайней мере я не такая темная и волосатая, как некоторые!

Адам потянулся, прекрасно понимая, что Рейна неотрывно наблюдает за ним, шагнул к ванне и стал намыливаться, распевая во всю глотку фривольную матросскую песенку. К тому времени как он принялся подробно описывать чувства капитана, задравшего юбку служанки, Рейна была багровой от смущения…

— Отвратительно, — прошипела она наконец. — И голос у тебя скрипит как несмазанная дверь!

— Может, повторить еще раз? Я давно не упражнялся, — пояснил Адам и, услышав, как охнула девушка, снова загорланил. Но, заподозрив что-то неладное, смахнул с глаз мыльную пену. Рейна была уже у двери.

— Если ты выйдешь из каюты, — свирепо пригрозил он, — обещаю, что неделю не сможешь сидеть!

Худенькие плечи обреченно опустились. В этот момент на Адама нахлынуло некое подобие жалости, но он решительно подавил желание приласкать девушку. Безмозглая дурочка! Ему не хватало только объясняться с лордом Делфордом! Вне всякого сомнения, он и его пятеро сыновей готовы разорвать Адама на части! И что теперь делать с ней, когда корабль бросит якорь в Оране?!

Адам рассерженно схватил полотенце и начал энергично растираться. Он как раз успел натянуть чистую одежду, когда Беньон принес ужин. К счастью, еды хватало — порции жареного цыпленка, вареного картофеля и зеленого горошка были весьма велики.

— Если будешь так неумеренно поглощать вино, тебе станет плохо, — предупредил Адам, увидев, как Рейна в два глотка осушила третий бокал. Девушка поспешно отставила графин.

— Адам, — прошептала она немного погодя, — я знаю, ты сердишься на меня, но…

— Это слишком мягко сказано, мадам!

— Но я не могла оставаться в Неаполе, притворяясь перед родителями, будто твоя судьба мне безразлична, и знать, что не сумею вовремя тебя защитить!

— Защитить?! Господи Боже, Рейна, ты собираешься меня защищать?!

Рейна гордо вскинула голову:

— А кто, по-твоему, удержит тебя от какой-нибудь типично мужской глупости, и…

— На этот счет мы с тобой придерживаемся разных мнений!

— …и если ты перестанешь то и дело перебивать меня…

— Вы сами дали мне право, мадам, делать с вами все, что я захочу, черт возьми!

— …и прекратишь меня запугивать, мы могли бы…

— Тебе повезло. Я слышу шаги Беньона.

Камердинер в полном молчании убирал посуду, украдкой переводя взгляд с угрюмого лица хозяина на пунцовое личико молодой дамы.

— Похоже, вечер будет чудесным, — наконец осмелился выговорить он, пристально изучая цыплячьи кости.

Адам с шумом отодвинул стул и встал.

— Пойду подышу свежим воздухом. Мадам, вы останетесь здесь. Я достаточно ясно выразился?

Рейна, избегая его взгляда, кивнула.

— Сейчас принесу вам чистой воды, мисс, — пообещал Беньон, когда Адам выскочил из каюты. — Если хотите, я вытряхну и почищу вашу одежду.

— Спасибо, Беньон.

Рейна торопливо умылась, краешком глаза посматривая на дверь. Оставалось только надеть одну из батистовых рубашек Адама. Стащив с узкого топчана одеяло, она улеглась на пол, укрылась с головой и принялась ждать.

Во всяком случае, он не побил ее и не велел капитану возвращаться в Неаполь! При мысли о родителях угрызения совести вернулись с новой силой. Горькая слезинка поползла по ее щеке. Простят ли они ее когда-нибудь? А Адам? Отважная Арабелла, не раздумывая, поступила бы точно так же. Ну что же, и Рейна не станет пресмыкаться перед Адамом и молить о жалости. Неужели он хочет, чтобы его жена, в отличие от сестры, была послушной и покорной?

В этот момент в каюту вошел Адам. Рейна приподнялась на локте и надменно бросила:

— Отправляйся ко всем чертям, Адам Уэллз! Но Адам лишь невозмутимо поднял густую бровь.

— Я, мадам? Уверяю вас, такие, как я, дьяволу ни к чему! Вероятно, он предпочитает упрямых молодых девчонок, у которых волос долог, да ум короток!

Однако он не мог не признаться себе, что сходит с ума по этим мягким волнистым локонам, водопадом обрамлявшим нежное личико.

— Что ты делаешь на полу? — внезапно спросил он так грубо, что Рейна удивленно моргнула.

— А где мне еще быть? — осведомилась она в свою очередь, бессознательно прижимая к себе одеяло.

— Прежде всего, мне следует задать тебе трепку!

— Не посмеешь!

Вместо ответа Адам шагнул к ней, нагнулся и рывком поднял на ноги, Рейна попробовала вырваться, но он подтащил ее к топчану и швырнул себе на колени. Рубашка задралась, обнажая белые бедра.

— Рейна, — процедил Адам сквозь стиснутые зубы, — твой поступок — непростительная глупость, и я ждал, пока мой гнев немного остынет, прежде чем примерно наказать тебя. Богу одному известно, что приходится терпеть Арабелле, а я должен думать, как поступить с тобой. Я не смогу оставить тебя ни в одном порту, это слишком опасно! И ты, моя девочка, запомни — впредь не пытайся ослушаться меня!

Он с силой опустил ладонь на округлые ягодицы.

— Поняла?

— Ты… ублюдок!

Последовал второй удар, и из глаз Рейны покатились слезы. Она дернулась, но Адам лишь крепче прижал ее к себе.

— Ты меня поняла? — повторил он, награждая ее третьим шлепком.

— Я буду поступать так, как считаю нужным, — приглушенно всхлипнула Рейна.

Адам снова поднял руку, но замер, глядя на красные отпечатки, оставшиеся на тонкой коже. Он нежно погладил ее соблазнительные округлости, чтобы облегчить боль. Рейна лежала неподвижно. Адам осторожно перевернул ее и сжал в объятиях.

— Я люблю тебя, — шептал он, целуя ее в висок. — Но снова накажу, если ты еще раз сотворишь такую глупость!

— А что, если ты сотворишь какую-нибудь глупость?

— Твой острый язычок уже будет достаточным наказанием!

— Сомневаюсь, — пробормотала Рейна.

— Как твоя попка? — осведомился он, положив ладонь на ее обнаженное бедро.

— Горит! И больно!

— Ну что же, буду счастлив предложить лекарство. Он развязал тесемки рубашки и поднял ее над головой Рейны. Девушка почувствовала, как напрягаются соски под его взглядом, и снова покраснела.

— А мне показалось, ты считаешь, будто я нуждаюсь в совершенствовании, — пролепетала она, задыхаясь. Адам положил ее голову себе на руки и, едва касаясь, провел кончиками пальцев по животу.

— Возможно, я был слишком поспешен в своих суждениях.

Адам сжал поросший каштановыми волосами холмик; пальцы скользнули во влажное тепло. Рейна застонала, но их губы слились, и она выгнулась навстречу его прикосновениям.

— Мне придется драться с каждым из твоих проклятых братьев, — улыбнулся он.

— Пожалуйста, прости меня, — тихо попросила Рейна, прижимаясь к нему. — Но, Адам, я должна была сделать это! Должна!

— Я подумаю, — объявил он, сжимая ее еще сильнее. — Надеюсь, ты не храпишь во сне.

Глава 18

Камал медленно свернул пергамент в тугую трубку, перевязал черной лентой и вручил Хасану.

— Вас что-то тревожит, повелитель?

— Да, дружище. Я только что получил известие от приятеля из Франции, что французы и англичане вскоре снова вцепятся друг другу в глотки. Амьенский договор разорван.

— Вы извещаете об этом бея?

— Да. Он, без сомнения, устроит праздник.

— Это действительно означает, что англичане будут очень заняты, защищая свой жалкий островок от французского императора.

Камал поднял глаза на Али, почтительно стоявшего в дверях.

— В чем дело, Али? — нетерпеливо спросил он.

— Сюда приближается Радж с английской девушкой, повелитель.

Камал раздраженно вздохнул:

— По крайней мере ее запах больше не оскорбит мой нос!

Но, заметив ошеломленное лицо Хасана, неторопливо обернулся. Рядом с черным великаном стояло самое прекрасное создание на земле: золотистые волосы, темные, почти черные глаза и кожа цвета сливок. Камал безмолвно уставился на нее, и хотя прекрасно понимал, кто перед ним, все же нашел в себе силы спросить.

— Ну, Радж, кого ты привел?

— Леди Арабеллу Уэллз, повелитель, — сообщил евнух, осторожно подталкивая девушку вперед.

— Вот как, — протянул Камал, не в силах оторвать взгляд от Арабеллы.

В мягком пламени свечей ее волосы казались золотым дождем, стекающим по спине почти до самой талии. Она была одета в восточный костюм — прозрачная ткань не скрывала точеных форм. Встретившись с ней глазами, он нерешительно улыбнулся, заметив, что она изучает его так же пристально, как он ее.

Арабелла неловко застыла, сжимая кулаки. Она не выкажет страха — отец может ею гордиться. Этот человек, небрежно облокотившийся на подушки… в первый раз она не заметила, как он красив. Правда, какое это имеет значение! Перед ней враг, сын ненавистной графини.

— Ваша матушка велела выкрасить лицо и руки девушки скорлупой грецких орехов, без сомнения, для того, чтобы уберечь ее от мужчин во время путешествия. Теперь же она предстала перед вами в истинном обличье.

«Прелестная шлюха», — подумал Камал, почему-то жалея, что она так прекрасна. Теперь понятно, как ей удавалось привлечь внимание мужчин! Интересно, попытается ли она совратить и его, чтобы добиться своей цели?

— На ней нет чадры, Радж, — упрекнул Хасан, — и она не подумала встать на колени перед повелителем!

Арабелла, дрожа от ярости, попробовала сказать что-то, но Радж легонько, предостерегающе коснулся ее руки.

— Леди Арабелла не мусульманка и не знакома с нашими обычаями, — ответил он.

Арабелла выпрямилась и презрительно оглядела старика, в свою очередь пристально рассматривавшего ее.

— Все же… — начал Хасан, застигнутый врасплох гневом, полыхавшим в этих темных глазах.

— Я не встаю на колени перед животными, — громко, отчетливо заявила Арабелла, — путь они даже считают себя королями!

— Вижу, ты не смог укоротить ее длинный язык, Радж, — покачал головой Камал и, развернувшись, как пружина, одним прыжком оказался перед Арабеллой. Та подняла голову, с нескрываемым пренебрежением глядя на него. Значит, она все еще не устала его оскорблять! Камал собирался обращаться с ней, как с европейской дамой, мягко объяснить, что произошло и почему она здесь. Но она, очевидно, считает, что мусульманин недостоин ее милости. Это разгневало бея. Он неожиданно протянул руку и намотал на нее густую копну волос, медленно притягивая девушку к себе.

— На колени перед своим хозяином! — не повышая голоса, приказал он.

— Идите к дьяволу, — бросила Арабелла, стараясь не показать, как ей больно.

В ответ Камал отпустил ее волосы и ловко дал подножку. Арабелла, не успев понять, в чем дело, и сохранить равновесие, упала на колени. Разъяренно зарычав, она попыталась вскочить, но Камал надавил ей на плечи, удерживая на месте.

— Вот так должны вести себя рабы и женщины, — холодно заявил Камал. — Будешь стоять так, пока я не дам позволения подняться.

Радж в ужасе уставился на Камала. Повелитель никогда не вел себя так с женщинами. Евнух понимал также, что Арабелла не покорится, и боялся за ее жизнь. Радж уже открыл было рот, но опоздал. Арабелла подняла руки и изо всех сил толкнула Камала. Тот пошатнулся, но не упал.

— Повелитель! — поспешно вмешался Радж, заслоняя собой девушку.

Арабелла вскочила с пола и бросилась к двери, но Радж успел ее поймать.

— Нет, малышка, — наставительно предупредил он.

— Ты защищаешь эту тварь? — издевательски осведомился Камал и, заметив ярость, полыхнувшую в бездонных глазах девушки, резко приказал: — Оставь нас! Я желаю поужинать, и… эта рабыня составит мне компанию. Возможно, я даже смогу научить ее скромности.

Услышав тяжелый вздох Арабеллы, Радж тихо предупредил:

— Осторожнее, госпожа. На вашем месте я попробовал бы помириться с повелителем. Он не только мусульманин, но и европеец!

Арабелла удивленно моргнула, но тут вспомнила, что мать бея действительно итальянка.

— Постараюсь, — сухо пообещала она. «Почему евнух заступается за нее?» — недоумевал Камал. Наконец они остались одни. Заметив, как затравленно осматривается девушка, Камал понял, что она ищет способ сбежать.

— Садись, — коротко велел он, показывая на подушки, разбросанные перед низким столиком сандалового дерева. Сначала ему показалось, что Арабелла откажется, но она безразлично пожала плечами и опустилась на подушку. Камал позвонил в маленький золотой колокольчик, и в комнате немедленно появились трое мальчиков-нубийцев с серебряными, закрытыми крышками блюдами.

Камал неотрывно смотрел на девушку из-под полуопущенных ресниц. Уставившись в тарелку, она, казалось, не обращала на него внимания, но ее выдавали напряженное тело и бурно вздымавшаяся грудь. Дождавшись, пока невольники поставят блюда, он кивком велел им удалиться.

— Это печеная баранина с пряностями и сладким укропом. Ешь.

— Нет, — покачала головой Арабелла, — я не голодна.

— Будь на моем месте любой другой мужчина, — с расстановкой произнес он, — тебя уже прикончили бы, а твой труп бросили собакам.

— И в чем же дело? — спросила она так же спокойно. — У вас не хватает собак для варварских развлечений?

— Нет, конечно, хватает. Но я решил, маленькая распутница, что прикажу своим солдатам взять тебя. Вне всякого сомнения, ты найдешь это весьма приятной забавой.

И не успел он договорить, как в лицо ему ударила пригоршня риса. Девушка, побелев как смерть, словно превратилась в статую. Ложка, зазвенев, покатилась по полу. Камал не спеша отряхнулся.

— Ешь!

Арабелла безмолвно покачала головой.

— Если ослушаешься, я прикажу забрать у тебя одежду. Обнаженная женщина, как я выяснил, становится тихой и покорной.

Выразительные глаза девушки расширились, и Камал с удовлетворением увидел, как она наклоняется и поднимает ложку.

— Я доволен, что ты такая сговорчивая. Арабелла метнула на него уничтожающий взгляд, но Камал только улыбнулся. Интересно, почему ему доставляет удовольствие дразнить ее? Куда улетучилась его обычная логика?

Хотя ягненок был вкусным и мягким, Арабелла смогла проглотить всего несколько кусочков. Еда казалась неаппетитной трухой. Приняв протянутый кусок лепешки, она откусила краешек. Вероятно, лепешка так же хороша, как баранина, но еда не лезет ей в горло. Она пригубила было вино, но тут же отставила чашу.

— Я желаю знать, почему оказалась здесь.

— Тебе суждено стать моей рабыней, — небрежно объяснил Камал. Как он и предполагал, девушка на. миг застыла, но тут же гордо выпрямилась. — Ты и выглядишь как моя рабыня, — утвердительно кивнул он, беззастенчиво разглядывая ее груди, — и я научу тебя почитать меня и угождать мне, своему хозяину.

К его удивлению, Арабелла улыбнулась — ослепительной, очаровательной улыбкой, от которой на щеках расцвели две милые ямочки.

— Пожалуйста, не разыгрывайте из себя осла, — велела она. — Хотя ваша риторика довольно забавна, мне она начинает надоедать. Я спросила вас, почему меня похитили, и ожидаю вразумительного ответа.

Камал издал какой-то странный звук, поразительно похожий на шипение, но глаза его оставались бесстрастными. Он поднял бокал и сделал глоток сладкого кипрского вина.

— Графиня ничего не сообщила тебе?

Арабелла покачала головой, решив, что не откроет ему все, что успела узнать. Посмотрим, способен ли этот пират сказать правду.

Камал пожал плечами и положил в рот кусочек баранины.

— Что ж, я буду с тобой откровенен. Честно говоря, твоей вины тут нет.

Он собрался было объяснить, что не хотел впутывать ее в планы мести матери, но ее плохо скрытое презрение помешало договорить. Поэтому он невозмутимо продолжал:

— Двадцать шесть лет назад моя мать, генуэзская графиня Джованна Джиусти, вместе со сводным братом графа Клера Чезаре Беллини была захвачена в плен моим отцом Хар эль-Дином. Как выяснилось, твоя мать заплатила пиратам много денег за то, чтобы устранить с дороги графиню и убить Беллини.

— Моя мать? Это нелепая ложь!

— Если не придержишь свой ядовитый язык, то ничего больше не услышишь!

Арабелла поспешно закусила губу.

— Хорошо, я постараюсь не перебивать вас. Камал торжествующе улыбнулся.

— Вижу, ты все-таки получила кое-какое воспитание. Моя мать была продана потому, что твоя мать, прожженная английская потаскуха, желала завладеть богатством и титулом графа Клера. Как только она забеременела, он, конечно, женился на ней и ничего не сделал для спасения графини Джиусти. После года неволи она родила меня. Ей пришлось долго ждать, чтобы отомстить за причиненное зло.

Арабелле хотелось завизжать, завопить, что все это неправда, но она постаралась не вспылить. Глубоко вздохнув, она спокойно ответила:

— Мой отец всегда утверждал, что корсарам присуща честь. Он платил дань вашему отцу и брату, однако вы… — Голос ее дрогнул. — …вы взяли на абордаж и сожгли два корабля моего отца и убили всех людей. Ваше представление о мести леденит кровь.

— Я буду считать свою мать отмщенной, — сообщил Камал, — когда захвачу ваших родителей и продам их на невольничьем базаре в Константинополе.

Несколько минут Арабелла недоуменно разглядывала его и наконец, запрокинув голову, разразилась смехом.

— Доверчивый глупец! Ваша мать, повелитель, — злобная ведьма, лгунья, женщина, способная одновременно спать с французским шпионом и неаполитанским королем!

— Ты, кажется, хочешь, чтобы кнут хорошенько погулял по твоей спине? — прорычал багровый от ярости Камал.

— Ах, благородный джентльмен не стыдится угрожать женщине! Вижу, вы с матерью одного поля ягоды: бесстыдные грязные животные!

Никто и никогда не смел так говорить с Камалом! Неужели она не понимает, что он одним ударом может свернуть ей шею?

— Боитесь услышать правду? — с тихой издевкой осведомилась девушка.

— Правду, миледи? Состоящую в том, что вы поистине дочь своей матери? Во всяком случае, увидев вас, я без труда этому поверил.

— Повторяю, повелитель, вы боитесь услышать правду? — не отступала Арабелла.

— Ну что же, поведайте вашу сказку, — небрежно махнул рукой Камал.

Брови Арабеллы задумчиво сошлись.

— Я ничего не знаю о вашей матери, а мой отец никогда не упоминал сводного брата. Он встретил мою мать в Англии. Она должна была выйти замуж за другого, но вместо этого влюбилась в моего отца. И, поверьте, она никак не могла быть потаскухой. Ей только исполнилось восемнадцать, а ее отец, барон, незадолго до того умер. Так что история о том, будто отец привез ее в Геную, как свою любовницу, поистине смехотворна. Моя мать — настоящая леди, а отец — джентльмен.

Она помолчала, чувствуя, что Камал внимательно прислушивается и, подавшись вперед, серьезно добавила:

— У моей матери не было причин избавляться от вашей. Она была замужем! Возможно, ваша мать просто ревновала, не знаю. Но вы должны поверить мне. Мои родители — порядочные люди! Они не способны на преступление, что бы ни утверждала графиня Джиусти!

— Понимаю, — тихо ответил Камал. — Ну а теперь, миледи, как, по-вашему, каким образом моя мать оказалась в Алжире? По собственной воле? Продала себя в рабство?

— Не знаю.

— И… как звали английского джентльмена, за которого должна была выйти твоя… уважаемая матушка?

— Друг детства, какой-то виконт. Мне почти ничего больше не известно.

Неожиданно воспоминания, смутные и непрошеные, одолели Арабеллу. В далеком детстве она слышала, как старая няня подшучивала над матерью, утверждая, что отец безжалостно и без всяких угрызений совести готов завладеть всем, что пожелает.

«Да, крошка, — повторяла няня, — случись что, он снова взял бы тебя, и кдьяволу все последствия!»

Арабелла покачала головой, прогоняя назойливые мысли, и прислушалась к словам Камала.

— Похоже, тебе действительно неизвестна правда. Ты так уверена, что твоя мать до свадьбы не была шлюхой отца?

— Это невозможно. Моя мать — настоящая аристократка.

— Забавные небылицы вы сплетаете, миледи, — мягко заметил он. — Однако пора вам изменить свое мнение в точности, как вы сменили одежду.

— Не имею ни малейшего намерения делать это, — холодно бросила Арабелла. — Кстати, я спросила вас, почему оказалась здесь. В качестве приманки, не так ли? Собираетесь с моей помощью заманить сюда отца?

Камал кивнул и отвел взгляд, не в силах вынести мучительной тоски в глазах девушки.

— Я не допущу этого, — невозмутимо сказала Арабелла. — Прежде вам придется убить меня.

— Убить? Гордость не пристала женщинам! Ты рабыня, моя невольница! Я твой господин, и ты должна подчиняться.

— Господин! — фыркнула Арабелла. — Все равно что лев назовет шакала господином! И что вы желаете теперь, хозяин, принудите меня, как это присуще грубым животным?

— Какая разница? — холодно спросил он. — Ты добровольно отдавала свое тело на потеху всем неапольским щеголям.

— Очередная ложь вашей матушки.

— Если это ложь, ее можно легко опровергнуть, не так ли?

Арабелла сжалась, не в силах совладать с собой.

— Нет, — прошептала она, инстинктивно прикрывая ладонями грудь.

— Не знай я, что в твоем прелестном теле течет кровь распутницы, был бы тронут, глядя, как убедительно ты изображаешь девственницу. Надеюсь только, что тебя не успели ничем заразить!

Девушка непонимающе уставилась на него.

— Прекрати разыгрывать комедию! — проревел он.

— О! — неожиданно воскликнула она, вспомнив слова Адама. — Вы имеете в виду французскую болезнь?

— Вот именно, — процедил Камал.

А что это?

— Довольно! — Камал вытянул ноги и приказал: — Ну же, рабыня, сними с меня туфли! Я устал от твоих лживых сказок и глупой гордости!

— Я вырежу твое черное сердце! — прошипела Арабелла, хватая нож.

Камал не шевельнулся. В ее глазах, несмотря на напускную храбрость, отразился панический страх. Не желая пугать ее еще больше, он медленно поднялся.

— Отдай нож! — велел он, протягивая руку. Арабелла молча покачала головой. Камал сделал вид, что заметил что-то у нее за спиной, и сокрушенно охнул. Арабелла развернулась, чтобы встретить нового врага. В следующее мгновение ее запястье сжали стальные тиски. Нож выпал из онемевших пальцев на ковер. Каклегко он обманул ее! Слезы обиды и злости на собственную глупость полились по щекам. Хватка Камала чуть ослабла.

— Теперь, когда ты стала нежной и покорной, — насмешливо произнес он, — я не стану наказывать тебя, если вежливо попросишь прощения и раскаешься во лжи.

Голова Арабеллы была опущена, и он не мог видеть ее лица.

— Ищете подходящие слова, миледи? — Его ладони скользнули по ее рукам. Камал притянул девушку к себе. — Я слыву искусным любовником, и, поскольку ты давно уже не краснеющая невинная девушка, ожидаю, что ты не просто раздвинешь свои прелестные бедра, но и покажешь, чему научили тебя в постели другие мужчины. Это поможет нам скоротать время до приезда твоего отца.

И Арабелла, как ни странно, вспомнила день, когда расспрашивала Адама о любовных играх. Как весело они препирались тогда в саду виллы Парезе! Ей не терпелось узнать все о мужчинах, о том, что они делают с женщинами в постели… и о любви. Но это не любовь. Неотступный ужас. О Боже, умереть, не узнав, что такое настоящая любовь!

Она почувствовала, как его пальцы запутались у нее в волосах. Мерзкий, гнусный зверь!

Арабелла вздрогнула и услышала его тихий смех. Она завопила от ярости, бросилась на него, ударила кулаком в лицо, стала бить ногами. Камал стиснул ее шею, не давая дышать, но Арабелла продолжала сопротивляться. Ей удалось ударить его в коленку, и он на мгновение отпустил ее. Пальцы девушки сомкнулись вокруг ножки тяжелого серебряного кубка, и она, собрав силы, опустила его на голову Камала. Послышался глухой стук, но сама Арабелла почему-то в следующую минуту оказалась лежащей на ковре.

Камал тряхнул головой, прогоняя боль в виске, но не подошел к девушке, боясь, что удушит ее собственными руками. Она молча смотрела на него, очевидно, готовясь к смерти. Так, значит, она знала, что он убьет ее, когда накинулась на него. Короткое болеро разорвалось, и Камал увидел мягкую белую грудь и плечо, все в синяках от его пальцев. Как легко причинить ей боль!

Он шагнул к ней.

— Не подходи! Не смей!

Арабелла отползла назад и прижалась спиной к стене. Ни одна женщина до сих пор не сопротивлялась ему! Наоборот, все европейские дамы, с которыми он спал, вели себя так, словно использовали его для собственного удовольствия! Почему девчонка отбивается так, будто не отдавалась другим мужчинам?

Камал потерял голову от ярости. Он метнулся к ней так быстро, что вопли Арабеллы застряли в глотке. Камал рывком поднял ее на ноги, перекинул через плечо и, не обращая внимания на град ударов, намеренно похотливо погладил по ягодицам, зная, что худшего наказания для нее не может быть. Девушка отчаянно извивалась, но все напрасно — Камал отнес ее в спальню и бесцеремонно швырнул на пол.

— Ты ведешь себя как необъезженная кобыла, — прошипел он, встав над ней. — Видно, с тобой и следует обращаться, как с норовистой клячей!

Он снял пояс, связал ее запястья и, застегнув поверх еще один ремень, потащил ее к кровати. Она осыпала его всеми мыслимыми английскими и итальянскими проклятиями.

«Настоящая шлюха, — подумал он, и язык потаскухи!»

Камал пристегнул ремень к столбику кровати и отступил. Арабелла, не шевелясь, лежала на спине. Он хотел было сказать, что она проведет ночь на полу, но промолчал. Пусть мучается, боясь самого худшего!

Девушка наблюдала, как он снимает белую сорочку. Когда его рука замерла на поясе шальвар, она закрыла глаза. И стала ждать. На пол упали туфли. Тело девушки ломило от напряжения и ужаса. Арабелла дергала за ремень, но не могла его ослабить. Она остро сознавала присутствие Камала, но избегала встречаться с ним взглядом.

Камал проверил, крепко ли стянуты путы, и хотел уже коснуться девушки, но быстро отдернул пальцы. Ее волосы ниспадали на плечи и спину лавиной золотистого шелка. Боже, ну зачем она так прекрасна?!

Арабелла услышала, как под его весом просела кровать, и открыла глаза, но ничего не увидела — в комнате было темно. Следующий час она провела, пытаясь зубами развязать ремень и при этом боязливо оглядываясь на лежавшего на постели мужчину. Наконец Арабелла оставила бесплодные усилия и погрузилась в усталую дремоту. Она так и не узнала, что позже он бесшумно поднялся и накинул на нее одеяло.

Глава 19

— Проснитесь, госпожа.

Чья-то рука легла ей на плечо, и Арабелла с криком вскочила. Онемевшие запястья нестерпимо ныли. Открыв глаза, она уставилась в лицо молодого человека, которого уже видела прошлой ночью. Девушка лихорадочно огляделась, но в комнате больше никого не было.

— Кто ты? — прошептала она, видя, что он спокойно отвязывает ремень от кроватного столбика.

— Али, госпожа. Хозяин велел освободить вас и отвести в гарем.

Арабелла растерла затекшие руки.

— Где твой господин?

— С солдатами. Ему нравится тренироваться с ними, — с готовностью ответил Али, исподтишка изучая девушку, которая провела ночь на привязи. Ее запястья были покрыты фиолетово-черными синяками.

— Надеюсь, — прошипела Арабелла, — кто-нибудь пронзит его ятаганом.

Али отпрянул. Жалость к невольнице сменилась гневом.

— Ничтожной женщине не к лицу говорить подобное о повелителе. Тебе повезло остаться в живых! Будь на месте повелителя любой другой человек, ты уже лежала бы на морском дне!

Арабелла тяжело вздохнула.

— Он не посмеет так просто избавиться от меня — я слишком ценная добыча.

И, не успев договорить, поняла, что это чистая правда. С ее смертью графиня с сыночком лишатся желанной приманки, которой могли бы завлечь в Оран графа Клера. Отец, конечно, постарается удостовериться, что дочь жива, прежде чем приехать.

— Ни одной женщиной не стоит дорожить, — хмыкнул Али.

— Я голодна, — пожаловалась Арабелла.

Радж уже стоял у входа в гарем, поджидая ее. Он тихо спросил что-то у Али на арабском и жестом отпустил юношу.

— Идем, госпожа, — сказал он. — Лина перевяжет ваши руки.

Арабелла последовала за великаном в гаремный сад, Было еще совсем рано, и только немногие из наложниц Камала встали. Все с любопытством глядели на англичанку, негромко перешептываясь.

— И сколько же девушек держит в неволе этот похотливый шакал?

— В гареме повелителя сейчас двадцать девушек, — спокойно ответил Радж.

На какое-то безумное мгновение Арабелла задалась вопросом, что будет, если она посмеет подговорить невольниц и поднять мятеж, но тут же громко рассмеялась собственным глупым мыслям.

— Повелитель не коснулся вас, — удивился Радж.

— Нет, — коротко бросила Арабелла. — Я не позволила бы.

— Если бы он захотел взять вас, госпожа, его никто бы не остановил, и меньше всего вы.

— Я… рассердила его.

— И ничего этим не добились, если не считать синяков и ссадин.

Арабелла попыталась безразлично пожать плечами, но лишь поморщилась от боли.

— Он не может расправиться со мной, — сообщила она, — и вы это знаете. Мой отец умный человек.

— Вы совершенно правы, госпожа. Арабелла резко вскинула голову.

— Вы знаете моего отца?

— Нет, но видел как-то, а вы, госпожа, своими темными глазами и бровями напоминаете его. — И заметив, что Арабелла приготовилась к дальнейшим расспросам, покачал головой: — Госпожа, я умоляю вас смириться с судьбой. Остальное не в ваших силах.

Моя судьба.

Неужели ее участь — терпеть насилие от рук этого грязного дикаря Камала? Лежать с ним в постели, пока родители тоже не окажутся в его власти?

К Арабелле подбежала встревоженная служанка.

— Помоги госпоже, — приказал Радж и направился к выходу. Лина растерла руки Арабеллы приятно пахнущей мазью и забинтовала, что-то укоризненно приговаривая. Потом принесла завтрак — мягкие лепешки, свежие апельсины и гранатовый сок. Следующие несколько часов Арабелла провела в бане — волосы ее снова вымыли, тело умастили жасминовым маслом. Она почти не слушала болтовню Лины и гаремных невольниц, которые осмелились подобраться ближе, чтобы разглядеть ее. Знает ли Адам о том, что случилось с ней? И что предпримет, когда узнает?

Арабелла послала убийственно-зловещую улыбку ни в чем не повинному кусту олеандра. Остается надеяться, что Адам четвертует графиню.

После обеда, состоявшего из риса и овощей, Лина оставила госпожу в одиночестве, посоветовав отдохнуть. К. собственному удивлению, Арабелла почти мгновенно заснула, но сон был тяжелым, полным кошмаров и ужасных видений.

Она проснулась с головной болью, испуганная и измученная, но все-таки решилась выйти из тесной комнатки и прогуляться по саду. Аромат цветов немного успокоил нервы, и девушка легла на солнышке у бассейна, пытаясь прийти в себя.

— Ты здесь, дочь ведьмы! — воскликнул кто-то ехидно. Арабелла открыла глаза и улыбнулась Елене.

— Я слышала, ты такая злобная сука, что хозяин привязал тебя к кровати.

— Верно, — согласилась Арабелла.

— Сегодня ночью он пошлет за мной, а ты останешься гнить в своей конуре.

— Очень на это надеюсь, Елена. Хорошо бы меня оставили в покое!

Елена в раздражении уставилась на англичанку. Неужели никакой шип не способен пронзить эту толстую шкуру? Гречанка не могла поверить, что девчонка не старается заслужить благосклонность повелителя. Любая гаремная невольница стремилась привлечь его внимание.

— Откуда ты знаешь итальянский? — прошипела она.

— Я выросла в Генуе и проводила там каждые полгода.

— Ага! — воскликнула Елена, злорадно усмехаясь, — теперь я раскусила тебя, английская корова! Ты знаешь, что господин может взять любую женщину, какую только пожелает! И притворяешься, что не хочешь его, надеясь ему понравиться!

— Елена, — терпеливо объяснила Арабелла, садясь, — неужели ты не хочешь быть свободной? Стать хозяйкой собственной судьбы? Ни от кого не зависеть?

— Что ты несешь? — с подозрением осведомилась та.

— Я хочу сказать, что ни один мужчина, ни одна женщина не должны ни перед кем пресмыкаться. Никого нельзя удерживать силой.

Она оглядела прекрасный сад, изящные здания. Тихое безмятежное пристанище, которое, однако, не перестает быть тюрьмой.

— Это твой мирок. Но он слишком узок, слишком тесен. И ты живешь под стражей. Вас день и ночь охраняют.

— Ты безумна, — решила Елена. — И когда хозяин возьмет меня в жены, я велю казнить тебя!

Она повернулась и величественно поплыла по саду. Арабелла посмотрела ей вслед, снова легла и закрыла глаза.

— Прости Елену, — раздался мягкий незнакомый голос. — Если у нее не будет Камала, значит, ничего не останется в жизни.

Арабелла приподнялась. Над ней стояла женщина с тяжелым, набухшим ребенком животом. Чей он? Камала?

— Кто вы?

— Я Лелла. И хотела поговорить с женщиной, которой удалось рассердить Камала, — медленно, но очень правильно выговорила по-итальянски женщина.

— Пожалуйста, садитесь, — пригласила Арабелла. — Очень жарко, и ваше бремя нелегко нести.

Лелла кивнула и осторожно опустилась подле Арабеллы.

— Ты англичанка, дитя мое?

— Дитя? — улыбнулась девушка. — Вы ненамного старше.

— Мне почти двадцать пять, и кажется, я так долго ношу этого ребенка, что поневоле чувствую себя немощной старухой.

Арабелла покачала головой.

— Вы прекрасны, — искренне сказала она. Густые темно-каштановые волосы Леллы отливали янтарем, а черты овального личика были классически совершенны. Умные серые глаза лучились теплом.

— Мне сразу показалось, что ты добра. Это правда, что Камал в ярости привязал тебя к кровати?

— Я счастлива, что спала рядом с его кроватью, а не в ней! — язвительно выпалила Арабелла и, надменно вздернув подбородок, добавила: — Конечно, вы носите его ребенка и, возможно, любите этого человека, но мне очень жаль…

Лелла мелодично рассмеялась.

— Конечно, я его люблю, — кивнула она, складывая руки на огромном животе. — Но это не его ребенок.

Арабелла нахмурилась.

— Камал — мой деверь, — пояснила Лелла. — Моим мужем был Хамил. — Голос ее неожиданно оборвался, и женщина с трудом прошептала: — Умирая, он даже не знал, что я… жду ребенка.

— Какая трагедия! Простите за то, что невольно ранила вас. Просто я не знаю, что делать, и моя беспомощность превращает меня в настоящую ведьму!

Лелла ободряюще погладила ее по руке.

— Ты не ведьма. Ведьма, приславшая тебя сюда — мать Камала, женщина, чья душа пропитана горечью и ненавистью. Камал не похож на нее.

— Ха! — фыркнула Арабелла. — Он издевался надо мной, оскорблял, называл лгуньей и потаскухой, обвинял моих родителей в немыслимых преступлениях, а вы утверждаете, что он не похож на мать!

— О Аллах, как бы мне хотелось увидеть это своими глазами! — воскликнула Лелла. — Камал обычно так добр, особенно к женщинам, и неизменно спокоен. Чем ты разозлила его настолько, что он привязал тебя к кровати!

— Наверное, я была не слишком осмотрительна… но он так рассердил меня! Я назвала его животным, варваром, дикарем…

Лелла в ужасе воздела руки.

— О, замолчи! Мое дорогое дитя, какое счастье, что он не велел расправиться с тобой!

— Он не посмеет. Я — приманка и, чтобы сослужить свою службу, должна остаться в живых. И если моя ярость не помешает ему взять меня силой, япревращусь в демона из глубин ада.

— Но я слышала… что ты… чтоты не девушка.

— Очередная выдумка его матери, Лелла. Скажи, ты ничем не можешь помочь мне?

— Нет, дитя мое, и мне искренне жаль. Если бы не Камал, меня заперли бы в темницу, или — еще хуже — продали на невольничьем рынке. Враги Хамила были бы рады расправиться с той, кто носит его ребенка. Но Камал не позволил матери так поступить, и всегда обращался со мной как с сестрой. Мне кажется, если ты найдешь в себе силы поговорить с ним более рассудительно, убедить в своей невиновности, перестанешь восстанавливать его против себя… он выслушает все твои доводы.

Арабелла едва не заявила, что скорее будет добра к самому дьяволу, но тут ей в голову пришла идея, такая простая и удачная, что не принять ее было просто невозможно. И неожиданно в душе Арабеллы воцарились покой и безмятежность.

— Ты права, Лелла, — согласилась она наконец.

Женщина с сомнением взглянула на нее, недовольная столь холодным бесчувствием, однако медленно сказала, не догадываясь, что сеет семена коварства в сердце Арабеллы:

— Повторяю, Камал не жесток. И ты так прекрасна, что он не станет долго сердиться, если поведешь себя, как… как…

— Беспомощная, покорная рабыня?

— Да. Ведь, что ни говори, а ты женщина!

— А женщины умеют притворяться, не так ли?

— Я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду, поскольку плохо говорю на твоем языке.

— Это не важно. О Боже, сюда опять направляется Елена.

— Она боится тебя, — объяснила Лелла, осторожно поднимаясь. — Мы еще побеседуем, дитя мое. Я позабочусь о Елене, по крайней мере сейчас.

Она подошла к Елене, о чем-то оживленно заговорила с ней, и обе женщины вошли в помещение гарема.


Камал стоял обнаженный, пока Али обливал его прохладной водой. Он потянулся, разминая усталые мышцы, и постарался хоть на минуту забыть об англичанке, преследовавшей его во сне и наяву. Вчера ночью он долго лежал, прислушиваясь к ее дыханию, гадая, как, черт побери, поступить с девчонкой. Говоря по правде, можно вообще забыть о ней, пока отец не явится за дочерью, но при этой мысли чресла напряглись и загорелись пламенем. Он хотел ее, хотел, чтобы она перестала сопротивляться и лгать. Хотел, чтобы в глазах ее пылало желание, а не страх и ненависть.

— Что ты сказал, Али? — переспросил он, поняв, что не слушает слугу.

— Хозяину угодно, чтобы Орна вечером танцевала для него?

— Нет… да.

Камал лукаво улыбнулся. Орна покажет свое искусство не только ему, но и английской упрямице.

— Али, передай Раджу, пусть снова приведет англичанку.

Арабелла надеялась, что Радж поведет ее к Камалу, и даже торопила время. Евнух действительно явился, и при виде его встревоженного хмурого лица девушка мягко улыбнулась.

— Повелитель желает провести вечер в вашем обществе, — сообщил он.

Арабелла опустила голову.

— Как ему будет угодно, — прошептала она.

— Я принес вам новую одежду.

— Вы очень добры. Могу я посмотреть?

Радж разложил на подушках прозрачные шальвары, желтое болеро и кожаные бабуши[15].

— О, как прекрасно.

Радж поднял брови, но тут же вкрадчиво сказал:

— Я сам выбрал желтый цвет. Вы прелестны в этом наряде.

— Благодарю, — тихо ответила Арабелла.

— Вы… вы здоровы, миледи?

— Да, конечно. — Она тяжело вздохнула и уставилась в какую-то точку на дальней стене. — Я много думала сегодня. Вы посоветовали мне смириться со своей участью. Возможно, именно это я и сделала.

— И хотите быть с повелителем?

— Почему нет? Лелла уверила меня, что он вовсе не жестокий варвар и, если я стану сговорчивее, он, вероятнее всего, пойдет мне навстречу, — искренне заверила Арабелла.

— Повелитель… будет удивлен.

— Но доволен, Радж? — с беспокойством спросила она. — Будет ли он доволен?

— Вне всякого сомнения, — пробормотал евнух и вышел, чтобы она могла спокойно переодеться. Вернувшись, он застал ее у порога. Девушка смотрела в сад, и при этом казалась ослепительно прекрасной. Стройные ноги просвечивали сквозь тонкую ткань шальвар, золотистые волосы струились по спине.

Вы не передумали, госпожа?

Арабелла медленно улыбнулась, хотя в глазах стыла бесконечная печаль.

— Нет. Просто…

Она умоляющим жестом подняла руку, но тут же беспомощно уронила.

— Что вас мучит, миледи? Арабелла оглядела себя.

— Я привыкла выглядеть безупречно, Радж.

Его взгляд невольно упал на полные груди, туго натянувшие мягкую ткань.

— В вашей красоте нет ни единого изъяна, госпожа.

— Охотно верю, — кивнула она, — но я бы хотела иметь какое-нибудь украшение, скажем, брошь, чтобы дополнить наряд.

Радж не посчитал ее тщеславной. Благородная дама всегда остается таковой, вне зависимости от обстоятельств.

— Я бы чувствовала себя… увереннее, если бы надела что-то, хотя бы отдаленно напоминающее о счастливых днях.

Однако Радж все еще колебался, пока она не подняла на него полные слез глаза. Ни один человек на свете не смог бы равнодушно взирать на эти бездонные очи. И господин будет доволен, если лицо девушки озарит улыбка.

— Подождите, — сдался евнух, — сейчас принесу что-нибудь.

Арабелла кивнула.

— Так, значит, — прошипела Елена, выступая из тени, — ты добилась своего — на все идешь, лишь бы побыть с хозяином!

Арабелла застыла от неожиданности, но ничего не ответила.

— Ты ему быстро надоешь. Холодна как лед, и он не найдет тепла между твоими тощими бедрами!

— Ты, наверное, права, — согласилась Арабелла, собравшись с мыслями. — Возможно, после сегодняшней ночи повелитель пожелает совсем другую женщину.

Елена взвизгнула от бессильной злобы, но, завидев Раджа, поспешно скрылась.

— Пусть это немного утешит вас, госпожа, — сказал он, и, к полному разочарованию Арабеллы, надел ей на шею ожерелье из бриллиантов и сапфиров.

Ей хотелось рыдать и смеяться одновременно. Хитро задуманный план потерпел полнейший провал! Она твердила себе, что заколка броши, вероятнее всего, согнулась бы, если бы она попыталась ударить Камала, но досада и раздражение терзали грудь. Наконец Арабелла с трудом выдавила слабую улыбку.

— Какое чудесное ожерелье, Радж. Благодарю вас.

— Пора, госпожа, — кивнул евнух. Девушка молча последовала за ним, лихорадочно думая, что делать. Они были уже почти у ворот гарема, когда она остановила своего провожатого.

— Радж!

Тот нетерпеливо обернулся.

— Госпожа?

— Я должна… то есть, мне нужно…

Она мило покраснела и опустила ресницы.

— Понимаю, — чуть улыбнулся Радж. — Я обожду вас здесь, госпожа.

Арабелла бросилась назад и, прежде чем скрыться в своей комнатке, оглянулась на Раджа. К ее огромному облегчению, тот о чем-то говорил с одной из девушек. Арабелла скользнула в спальню Раджа и, заметив маленький сундук, подбежала к нему. Через несколько минут она со смиренным видом подошла к евнуху и покорно последовала за ним во дворец. Теплый воздух был напоен сладостным благоуханием цветов. Огромная круглая луна освещала ночное небо. Они приблизились к покоям Камала, и сердце девушки бешено забилось.

«Пожалуйста, Господи, — взмолилась она, — дай мне силы совершить задуманное!»

Из-за занавесей послышались резкие звуки непривычной варварской музыки.

Камал полулежал на подушках, не сводя глаз с танцовщицы. Он был, как всегда, во всем белом; талию перехватывал алый сафьяновый пояс. Густые пшеничные пряди поблескивали в пламени светильников. Услышав шаги Арабеллы, он поднял глаза, но, как ни присматривался, не увидел ни малейшего признака гнева на прелестном лице. Она выглядела спокойной, смирившейся со своей участью. Нахмурившись, он коротко приказал:

— Сюда, девушка! Орна развлечет нас своими танцами.

Арабелла искоса взглянула на Раджа, и тому показалось, что в глазах девушки мелькнуло нечто вроде извинения.

— Спасибо, Радж, — прошептала она и, быстро отойдя от него, опустилась подле Камала. К ее досаде, в животе громко заурчало, и девушка покраснела.

Камал снисходительно улыбнулся:

— Можешь поесть, пока Орна будет танцевать.

Арабелла взяла протянутый Камалом слоеный пирожок с начинкой из баранины, перца и риса. Он оказался восхитительным, но, к сожалению, быстро был съеден.

— Ты очень худа. Съешь еще один.

Второй пирожок она ела гораздо медленнее, наслаждаясь острым вкусом, и разглядывала танцовщицу. Музыка становилась все громче, ритм постепенно убыстрялся. Танцовщица с головы до ног была закутана в прозрачные шелковые покрывала, и, когда закружилась под оглушительный звон цимбал, одно из покрывал опустилось на пол. На какое-то мгновение бешеная свирепая музыка и экзотический танец захватили Арабеллу. Покрывала развевались вокруг стройного тела. Арабелла судорожно сглотнула. Еще немного, и девушка останется обнаженной!

— Тебе нравится, как танцует Орна? — осведомился Камал, заметив ее широко раскрытые глаза.

— Очень… очень необычно.

— Ты танцуешь?

— Но не так.

— Ах, да. Менуэт, котильон. Довольно приятные танцы.

Орна кружилась все быстрее и быстрее, выгибаясь назад и взмахивая длинными каштановыми волосами. Последнее покрывало скользнуло на пол, но девушка продолжала неторопливо, чувственно двигаться вместе с музыкой. Теперь она была совсем рядом с Камалом; крошечные колокольчики, нанизанные на пальцы вызванивали примитивный ритм. Она находилась так близко, что Арабелла заметила, как поблескивает от пота ее гладкий живот. Орна изогнулась, выпятив бедра. Чаша с вином задрожала в руках Арабеллы; багровые капли упали на белую скатерть.

По кивку Камала музыка смолкла.

— Орна — очень искусная танцовщица, не правда ли? — спросил он, глядя в побелевшее лицо Арабеллы. Та была слишком смущена, чтобы ответить. Танцовщица не шевелилась, так что Арабелла могла разглядеть безволосую плоть между ее ног. — Думаю, ты будешь выглядеть столь же прелестной в подобной… позе.

Он дразнит Арабеллу, но она не даст ему удовольствия видеть ее гнев! Девушка выбрала еще один пирожок и медленно надкусила, словно больше ее ничто не интересовало.

Камал тихо засмеялся и хлопнул в ладоши. Девушка, к безумной злости Арабеллы, упала на колени и поцеловала сапог Камала. Арабелле потребовалась вся сила воли, чтобы не плеснуть вином ему в физиономию!

Камал снова кивнул, и девушка, пятясь, вышла из комнаты. Музыканты уже исчезли. Они остались одни. Камал продолжал с аппетитом есть.

— Ты сегодня молчалива, Арабелла, — заметил он.

— Скорее печальна, повелитель.

— С тобой плохо обращались?

— О нет! Просто… просто мне одиноко.

Камал нахмурился. Девушка наклонила голову так, что он не мог увидеть ее лица, скрытого шелковистой вуалью волос.

— Одиноко? — повторил он, подаваясь вперед. Арабелла подняла грустные блестящие глаза.

— Я всего лишь женщина, повелитель. И не могу найти счастье сама с собой. Я создана для иного.

Камал, как ни странно, ощутил укол разочарования. Она вела себя в точности так, как он и надеялся, превратившись в смиренную, податливую и послушную рабыню.

— Ты создана для моей любви, Арабелла. Предназначена принять меня, как ножны принимают шпагу.

Девушка очаровательно зарделась, и Камал слегка коснулся ее обнаженной руки. Она не отстранилась.

— Ты покоришься мне, Арабелла? Как мужчине и своему господину?

— Ты не причинишь мне боли? — тихо спросила она.

— Сделать тебе больно, маленький цветочек? В постели женщина испытывает боль всего на мгновение, пока лишается невинности. Затем ее ждет безграничное наслаждение. Разве ты еще не знаешь этого?

Арабелла кивнула, не отводя глаз от его сильных пальцев, казавшихся такими грубыми на ее мягкой коже.

— А, вижу, ты больше не вырываешься. Я доволен. Но на самом деле Камал почему-то огорчился. И на миг его захлестнул безумный гнев. Эта девушка ничем не отличается от остальных, разве чуть поумнее. Она играла с ним, пока не привлекла его внимание. И теперь он может ее получить! Аллах, каким же он был глупцом! Наверняка мог взять ее еще вчера ночью, и она, возможно, покорно отдалась бы ему. Все ее сопротивление было притворством.

— Встань, — резко приказал он.

Арабелла стиснула дрожащие колени и медленно поднялась, чувствуя его неотступный взгляд. Камал неспешно осмотрел ее, раздевая глазами, и девушка закусила губу, чтобы удержаться от крика.

— Сними одежду, — хрипло прорычал он, и Арабелле показалось, что Камал прочел ее мысли. Она быстро нагнула голову.

— Вы не поможете мне… господин?

Камал рассмеялся, и Арабелла сжалась от омерзения. Он думает, что победил, и наслаждается ее унижением! Она стояла неподвижно, не смея еще раз взглянуть в его проницательные глаза.

Мужчина грациозно поднялся и, сжав ее плечи, привлек к себе.

— Поцелуй меня, Арабелла, — велел он.

Арабелла чуть приподнялась на носочках и почувствовала мимолетное прикосновение его губ. От него пахло апельсинами и сладким вином. Он легонько обводил языком ее сомкнутый рот, пока она не приоткрыла губы, по-трясенно ощутив, как вязкое тепло затопило низ живота. Камал крепче обнял ее; горячая ладонь скользнула к ее груди. Теперь она испытывала лишь всепоглощающий страх. Поцелуй становился все более безжалостным, а язык назойливо пробивался в рот.

— Пожалуйста, — прошептала она, отстраняясь. Камал удивленно взглянул в ее раскрасневшееся лицо.

— Что тревожит тебя, маленький цветок?

Он не понимал ее смущения, но стремился подчинить девушку своей воле.

— Я… хочу ощутить прикосновение твоей обнаженной плоти к моей.

Исступленное желание пронзило его при этих словах, но он еще владел собой.

— Почему ты так внезапно изменилась?

— Я желаю тебя. Разве ты меня не хочешь?

— Хочу, — едва выговорил он, поспешно расстегивая сафьяновый пояс. За поясом последовала сорочка, и он встал перед ней, обнаженный до талии.

Арабелла теребила маленькие пуговицы жилета. Камал давил ее груди, лаская соски сквозь тонкую ткань. Ее рука медленно опустилась к поясу шальвар. Медленно, очень медленно, заставляя себя прильнуть к нему, девушка стиснула рукоятку маленького кинжала.

— Дикарь! Животное! — взвизгнула она и, подняв руку с зажатым в ней клинком, бросилась на него. Камал так быстро отпрыгнул, что острое лезвие скользнуло по плечу. Арабелла несколько мгновений смотрела на длинный рваный порез, из которого капала кровь, взбешенная собственной неуклюжестью.

Камал сурово посмотрел на нее. Ему хотелось смеяться. Болван, доверчивый болван! Багряные капли стекали по груди. Однако он не успел собраться с мыслями — Арабелла вновь набросилась на него. Он ударил ее по протянутой руке, и девушка пошатнулась.

— Я убью тебя, ублюдок. — Она неумолимо надвигалась на него, по-прежнему не выпуская кинжала. — Вырежу твое черное сердце!

Камал с трудом увернулся и поймал ее запястье. Тонкие косточки захрустели под его пальцами. Из глаз Арабеллы хлынули слезы боли и отчаяния. Она что-то кричала, всхипывая, но он безжалостно сжимал ее руку, пока клинок со звоном не упал на пол. Оба, задыхаясь, смотрели друг на друга. Наконец Камал выпустил девушку, но она тут же накинулась на него, колотя кулачками по щекам и груди, пытаясь ударить ногой. Он притянул ее к себе с такой силой, что ее болеро сразу же промокло от крови. Схватив Арабеллу за волосы, Камал резко запрокинул ее голову и, глядя в искаженное гневом лицо, расхохотался.

— Надеюсь, кинжал был отравлен, — прошипела девушка. — В следующий раз я не промахнусь!

Камал стиснул руки, чувствуя, что ее ребра вот-вот треснут, но Арабелла не издала ни звука. Она не унизится до просьб и жалоб!

— Следующего раза не будет, миледи!

Ему страстно захотелось взять ее прямо сейчас, швырнуть на пол и сорвать одежду. Заметив пятно своей крови у нее на груди, Камал снова рассмеялся собственной глупости. Схватив ее за руку, он поволок Арабеллу в свою спальню и лишь мельком взглянул на покрытые синяками запястья, прежде чем снова привязать ее к кровати. Она вырывалась и сыпала ругательствами, но Камал спокойно продолжал свое дело. Закончив, он выпрямился и угрожающе склонился над маленькой съежившейся фигуркой.

— Спокойной ночи, цветочек, — бросил он и, повернувшись, вышел. Вдогонку ему неслись яростные вопли.

Дыхание Арабеллы постепенно выровнялось. Он не так уж сильно наказал ее, и неожиданно она засомневалась: неужели ей и впрямь хотелось убить этого человека? Неужели она так слабовольна, что не способна пожертвовать собой ради спасения родителей? Если бы удалось прикончить его, то ее смерть была бы неминуема.

Уронив голову на руки, она тихо заплакала. Будет ли наказан Радж за то, что позволил обвести себя вокруг пальца? Она не хотела, чтобы несчастный евнух страдал из-за нее.

Время тянулось бесконечно; единственный светильник почти выгорел. Однако сон все не шел, и девушка тупо смотрела в потолок, гадая, что делает сейчас Камал. Она вздрогнула. Что, если он вернется и возьмет ее силой, а потом отдаст на потеху солдатам?

Арабелла внезапно рассмеялась. Как глупа она была, как тщеславна, как гордилась своей стойкостью и мужеством! Даже в Неаполе она осталась бы в полной безопасности, если бы не дурацкая самоуверенность, дерзкая убежденность в собственной способности защитить себя.

В дверном проеме выросла фигура Камала. Солдат с ним не было. Она быстро закрыла глаза и мерно задышала.

— Я знаю, ты не спишь, Арабелла, — сказал он и, подойдя ближе, сел на край кровати. Девушка ничего не ответила. — Неужели ты так боишься меня, что притворяешься спящей?

«Идиотка!» — выругала себя Арабелла, но с губ само собой сорвалось:

— Я не боюсь таких, как вы!

— Да, — медленно произнес Камал, — думаю, что не боишься. — Он осторожно повел плечом, на котором белела повязка, и добавил: — Хотя следовало бы.

— Не дождетесь! — воскликнула она. — Надеюсь, что рана причинит вам много неприятностей.

К ее удивлению, он засмеялся и, наклонившись, сжал двумя пальцами ее подбородок. Прежде чем Арабелла успела повернуть голову, Камал безжалостно впился в ее губы и тут же оттолкнул.

— Ну а теперь тебе страшно?

— Нисколько, — солгала она, но ее голос дрожал. Арабелла была совершенно беспомощна и прекрасно это понимала.

Однако Камал, к ее невероятному облегчению, растянулся на постели и отвернулся от нее.

— Пожалуйста, пощадите Раджа, — немного погодя попросила она. — Он не знал, что я задумала.

— Его уже пытали и повесили, — последовал спокойный ответ.

— Нет! Даже вы не способны на такое варварство!

— Придержи язык, или я заткну тебе рот!

Голос девушки оборвался сдавленным рыданием. Камал долго прислушивался, пока плач не сменился судорожной икотой, однако продолжал молчать, и вскоре опий, принятый по совету врача, погрузил его в забытье.

Глава 20

Граф Клер терпеливо выждал, пока виконт Делфорд закончит свою яростную тираду, изящным жестом раскрыл табакерку и втянул ноздрями любимый сорт испанского табака. За все это время выдержка ни разу ему не изменила.

— Кажется, вы не слушали меня, милорд, — процедил виконт, направляясь к письменному столу.

— Наоборот, дорогой Эдвард, слушал крайне внимательно, — невозмутимо заверил граф. — Признаться, мое внимание особенно привлекла одна реплика. Если память мне не изменяет, вы заявили: «Ваш проклятый негодяй сыночек сбежал с моей дочерью». Я верно цитирую?

— Да, — буркнул виконт, стараясь взять себя в руки. — Ради Бога, милорд, объясните, куда он ее увез?

— Не могу поверить, что мой сын способен похитить благородную молодую леди. Совсем на него не похоже!

Глаза графа издевательски сверкнули, но виконт притворился, что не заметил этого.

— Моя глупышка дочь воображает, что влюблена в вашего сына. Вероятно, он уже раскрыл свое инкогнито.

— Вот как! — догадался граф. — Теперь я понимаю. Это ваша дочь сбежала к моему сыну!

— Ему следовало привезти ее назад, черт возьми!

— Невозможно, дорогой Эдвард, особенно в том случае, если она тайком прокралась на борт его корабля, что, без сомнения, и произошло. Весьма мужественный поступок с ее стороны. — Он спокойно встретил яростный взгляд виконта. — Не ожидал столь… храброго поведения от одного из ваших отпрысков. Жалею лишь о том, что Адам не сдержал свои благородные порывы и не дождался моего прибытия.

— Черт возьми, Клер, где они? Только не в Неаполе. Господь знает, я обыскал весь город!

— Они, вероятнее всего, уже подплывают к Орану. Мои неповоротливые мозги просто не в состоянии сообразить, каким образом мой отважный сын собирается спасти свою сестру.

— Оран! — Виконт побледнел как полотно. — Боже мой, но ведь это в Алжире! Гнездо берберских пиратов!

— Да, — подтвердил граф.

— Но откуда вам это известно? Может, вы ошибаетесь?

— К сожалению, нет. Адам оставил здесь одного из своих людей с сообщением, куда отправляется. Из рассказа Винченцо совершенно ясно, что Адам не знал о намерениях вашей дочери. Впрочем, это уже не важно. Мне кажется, что Адам намеревался предложить себя вместо сестры в качестве… приманки. Но теперь он этого не сделает, поскольку вынужден оберегать вашу дочь.

— Похоже, вы ничуть не обеспокоены происходящим, милорд, — прошипел виконт.

— Заверяю вас, виконт, что я крайне встревожен. Видите ли, сейчас я знаю, кто стоит за этими гнусными замыслами и каковы его мотивы. Но думаю, Арабелла в относительной безопасности. Игра ведется не с ней, а со мной. Поэтому завтра я отплываю в Оран. И даю слово, сумею вернуть вам дочь, Эдвард.

— Я еду с вами.

Граф насмешливо поднял брови.

— Вы слышали меня, Клер. Это моя дочь может попасть в лапы гнусных дикарей!

— Нет, — коротко ответил граф. — Мой сын никогда этого не допустит. Но вам, наверное, не помешает присоединиться ко мне, — добавил он со вздохом. — Кстати, дорогой Эдвард, как зовут вашу дочь? Моя ужасная память вечно подводит меня!

— Рейна! — рявкнул виконт.

— Благодарю вас. Кстати, Адам не имеет привычки пренебрегать правилами приличия. Мы еще потанцуем на их свадьбе!

— Он не женится на ней! Я так и сказал им обоим!

— Боюсь, вы слишком увлекаетесь Шекспиром, дорогой Эдвард, — мягко ответил граф, весело сверкнув глазами. — Вспомните лучше свою юность!

Виконт покраснел.

— Вот именно, — тихо подтвердил граф.


Арабелла проснулась от звуков чьего-то нежного голоса, настойчиво повторявшего ее имя. Она открыла глаза и недоуменно нахмурилась.

— Лина?

— Да, госпожа. Я принесла вам завтрак. Она снова в своей маленькой комнатке!

— Каким образом…

— Повелитель принес вас сюда на рассвете, госпожа. Бесстрастно осмотрев свои изуродованные синяками запястья, Арабелла тихо произнесла:

— Мне снова понадобится твоя мазь, Лина.

Так, значит, он собственноручно доставил ее в гарем! Неужели рана оказалась столь ничтожной, что Камал смог нести такую тяжесть?

— Вы снова противились ему, госпожа, — печально прошептала Лина.

— Да, — кивнула Арабелла и с ужасом вспомнила о Радже. Этот человек был так добр к ней, а она предала его, жестоко и бездумно. Евнуха пытали и убили… казнили, и всему причиной она!

Арабелла закрыла лицо ладонями и заплакала.

— Миледи! Что случилось?

Девушка подняла мокрое от слез лицо и уставилась на Раджа, стоявшего в дверях. Евнух встревоженно хмурился, явно не понимая, что с ней стряслось.

— В-вы живы! — пролепетала Арабелла, чувствуя невероятное облегчение. — О, слава Богу! Камал сказал, что вас повесили из-за меня…

Она осеклась, поняв, что Камал решил таким образом помучить ее.

— Ну конечно же, я жив, — уверил Радж, садясь рядом с ней на узкую кровать. — Повелитель — человек справедливый. Однако вы поступили весьма неумно, миледи.

— Просто мне не удалось совершить задуманное. Это скорее трагично, чем глупо.

— Вздор! Повелитель сказал, что если он накажет меня, значит, будет вынужден наказать и себя за доверчивость и простодушие.

Он помедлил, всматриваясь в осунувшееся лицо Арабеллы, и жестом велел Лине выйти, а сам вручил девушке очищенный апельсин. Та рассеянно надкусила дольку.

— Не считайте повелителя мягким и безвольным человеком. До сих пор он принимал во внимание ваше происхождение и воспитание и потому был снисходителен. Но он ничего не забудет.

Арабелла вытерла с подбородка апельсиновый сок.

— Надеюсь, он хорошо запомнит вчерашнее и оставит меня в покое, — глухо пробормотала она.

— Повелитель рассказал о том, как искусно вы притворялись. И, как ни странно, мне кажется, что ваша напускная покорность разгневала его куда больше, чем попытка убийства.

— Мне следовало бы объяснить это Елене.

— Вы не так поняли меня, миледи, — терпеливо пояснил Радж. — Ему сказали, что вы развратница. Ваше мужество не вяжется с образом распутной шлюхи. Когда вчера вы сделали вид, будто отдаетесь ему, он снова убедился, что ваша храбрость — не что иное, как ловкий трюк с целью привлечьего внимание. Ну а теперь… Аллах лишь знает, как поступит повелитель.

— Аллах и дьявол!

— Вы бросили ему вызов и выставили дураком. С таким человеком нельзя играть, миледи.

Слёзы вновь обожгли глаза Арабеллы.

— Что мне делать? — с отчаянием прошептала она. — Он позволит своей подлой матери убить моих родителей. Я должна его остановить!

— Даже ценой собственной жизни? — Да.

— Теперь я оставлю вас, госпожа. — Евнух поднялся и задумчиво оглядел девушку. — Вы необыкновенная женщина, леди Арабелла.

Арабелла не испытывала ни малейшего желания вступать в перепалку с Еленой и ее немногочисленными союзницами. После купания она вернулась в свою крохотную спальню, села на кровать и тупо уставилась в выбеленную стену. Сколько времени у нее еще осталось? Неделя, не больше. И Адам… успел ли он узнать, куда ее отвезли? Но и в этом случае у него нет ни малейшего шанса ее спасти.

— Леди Арабелла!

Девушка подняла затуманенные болью глаза на Леллу.

— Могу я поговорить с тобой?

— Если хочешь.

Лелла неуклюже устроилась рядом.

— Я восхищаюсь твоим мужеством, — спокойно сказала она.

— Будь я на самом деле чуть храбрее, смогла бы убить его! Наверное, в глубине души я сознавала, что умру, если не промахнусь. Жалкая трусиха!

— Вовсе нет! — покачала головой Лелла, прикрывая руками живот. — Знаешь, дитя мое, я чувствую себя виноватой, ибо наставляла тебя проявлять послушание и дружелюбие.

— Это не так, — твердо заявила Арабелла. — Я сама все затеяла, и ты здесь ни при чем. Кроме того, Камал легко отделался. Простая царапина.

— Тебе повезло, Арабелла, что в Оране правит Камал. Арабелла недоверчиво подняла брови и фыркнула.

— Это правда, — продолжала Лелла, улыбнувшись. — Хамил, мой муж, которого я горячо люблю, любила, — истинный мусульманин. Вздумай ты сопротивляться ему, он повел бы себя совсем по-другому. Не говорю, что он жесток, вовсе нет, но…

— Но считает женщин ничем не лучше собак, — язвительно перебила Арабелла. — Ах, Лелла, как ты можешь быть узницей в этом дворце?!

— Нет, выслушай меня спокойно, дитя мое! Здешние мужчины любят своих женщин, но считают, что эти слабые, нуждающиеся в постоянной опеке создания предназначены только для того, чтобы рожать им сыновей. Они просто не могут представить, что на свете есть другие женщины. Я объясняю все это, чтобы ты знала, как милостив к тебе Камал. Вероятно, он лучше понимает тебя, потому что много лет провел среди христиан.

— Камал действительно жил в Европе?

— Конечно. Он вернулся в Оран всего семь месяцев назад, узнав о гибели Хамила. Камал — справедливый правитель, но сомневаюсь, что он желал себе такой судьбы. Только чувство долга и честь удерживают его здесь. Нет, не думаю, что он счастлив. Камал скорее христианин, чем мусульманин, и в душе его царит постоянный раздор.

— Но если ты права, как он может так обращаться с женщинами? Запирать их в гареме, использовать для собственного удовольствия?

— Камал не глуп, дитя мое, — улыбнулась Лелла. — Он понимает и принимает обычаи Востока. Как бей Орана, он должен соблюдать наши законы и обряды. Если он откажется от гарема и невольниц, подданные усомнятся не только в его способности править, но и в приверженности к религии и традициям нашего народа. Ясно? Это его обязанность, а Камал никогда не уклонялся от обязанностей.

— И понимать не желаю! — категорично заявила Арабелла. — Ненавижу его и сделаю все, чтобы спасти родителей.

— Он не виноват, дитя мое, всему причиной жестокость его матери. Честь Камала взывает к отмщению.

— Но ты сама утверждаешь, что он не глуп. И знаешь, какова эта женщина! Почему Камал так слеп?

— Леди Арабелла, она его мать! Разве ты не стремишься защищать собственных родителей до последнего дыхания? Кроме того, Камал совсем ее не знает. Как у нас принято, его маленьким отняли у матери. Камал вырос среди мужчин. Его воспитывали отец с братом. А когда ему исполнилось шестнадцать лет, Хамил и мать Камала убедили Хар эль-Дина отправить мальчика в Европу. Госпожа считала, что если он будет знать обычаи европейцев, это со временем поможет Камалу стать могучим правителем.

Обдумав все сказанное Леллой, Арабелла решила во что бы то ни стало объясниться с Камалом, заставить его поверить ей. Голос Леллы отвлек ее от размышлений.

— Знаешь, он до сих пор отказывается взять жену! И, к ярости матери, объявил, что если я рожу сына, ребенок станет его наследником.

Слабый огонек надежды забрезжил в душе Арабеллы. Возможно, если она сумеет поговорить с Камалом как с европейцем, тот наконец прислушается к ее словам. А если Камал снова посчитает, будто она лжет и притворяется? Ну что же, что же делать? Необходимо остаться одной, чтобы хорошенько поразмыслить.

— Лелла, ты так добра ко мне, а я только и делаю, что спорю и возражаю. Ты, должно быть, устала от меня и едва не падаешь с ног.

Лелла одарила ее ослепительной улыбкой и неуклюже поднялась.

— Дорогое дитя, ничего не предпринимай наспех. Терпение Камала не безгранично. И чтобы быть истинным правителем, он должен сохранять уважение и преданность своих людей. Если я понадоблюсь, пришли Лину.

И с этими словами она направилась к двери.

Арабелла встала и потянулась. Как же все-таки спасти отца с матерью? Теперь, после покушения, Камал станет подозревать ее во всех грехах.

Она уныло повесила голову, глядя на носки красных сафьяновых туфель, и лишь сейчас честно призналась себе, что вовсе не хотела убивать Камала. Это его мать заслуживает казни, он же ни в чем не виноват. Но как же ей поступить?

Арабелла решила выйти в сад, где гуляли прелестные девушки, которых держали здесь ради забав повелителя. Невольницы весело болтали, не обращая на нее внимания. Девушка неожиданно замерла. Его забавы! Он хотел ее, конечно, хотел, однако не подумал взять силой. Ей нечего отдать ему, кроме своего тела!

Арабелла мгновенно испытала страх при мысли о том, что останется обнаженной в его власти. Лицо исказилось гримасой отчаяния. Но она вынесет все… должна вынести. И готова добровольно лечь в его постель в обмен на жизнь родителей.

Девушка нахмурилась, охваченная дурными предчувствиями. Конечно, она невинна, но ей исполнилось двадцать лет! Совсем не так молода! Что, если она уже не девственница? И способен ли мужчина распознать, была ли до него женщина с кем-то другим? А вдруг, насытившись ею, он еще больше уверится в том, что она распутна? Или просто посмеется над их соглашением после того, как получит все, что хотел?

Арабелла вздрогнула от ужаса и, опустив глаза, увидела, что из посиневших ранок на ладонях медленно сочится кровь: по-видимому, она не заметила, как сильно сжала кулаки. Кроме того, она совершенно не сведуща в искусстве обольщения. Что делают обычно в таких случаях женщины?

День тянулся бесконечно. Она вернулась к себе, легла на кровать и уставилась в потолок. Когда наконец появился Радж и сообщил, что Камал желает ее видеть, Арабелла облегченно вздохнула.

— Я иду, — послушно пробормотала она, свесив ноги с кровати.

— Надеюсь, сегодня вы не наделаете глупостей, леди Арабелла, — строго предупредил евнух.

— Нет, — спокойно ответила она, — я не причиню ему зла.

Сегодня только мне придется терпеть боль и стыд.

Глава 21

Хамил стоял на юте своей шебеки и, широко расставив ноги и подбоченясь, с мрачной улыбкой наблюдал за приближающимся «Малеком». Он прекрасно представлял смущение и беспомощный гнев капитана. Кому, как не ему, Хамилу, знать, что хозяин «Малека» платит дань пиратам!

— Подними белый флаг, Боролл, — приказал он своему капитану, — хотя вряд ли они поверят в наши добрые намерения.

— Он не так глуп, чтобы стрелять в нас. Темные глаза Хамила возбужденно блеснули, когда суда сблизились. Послышался громкий скрип абордажных крючьев, вонзившихся в доски; судно слегка накренилось. Боролл и его люди спрыгнули на палубу «Малека». Команда торгового судна благоразумно отказалась сражаться, и матросы были выстроены в ряд.

Не заметив женщины, Хамил направился к поручню и ловко соскочил на палубу «Малека». Ему навстречу торопливо устремился тощий мужчина в дурацком парике.

— Господин! — со страхом проблеял он, — мы платим дань! Почему вы нас остановили?

— Ты капитан Альварес? — осведомился Хамил.

— Да, и мы зайдем сначала в Оран, а потом в Кадис! Я знаком с беем, и ему не понравится то, что вы делаете!

— В таком случае, — улыбнулся Хамил, — приветствуй оранского бея, который стоит перед тобой!

Альварес вытаращил глаза.

— Повелитель, — прохрипел он, — но вы погибли! И сейчас Ораном правит ваш сводный брат Камал!

— Как видишь, не погиб! Ты хорошо выглядишь, Альварес!

— Чем… чем я могу служить, повелитель? Хамил оглядел застывших матросов.

— Приведи своих пассажиров, Альварес. У меня есть… дело к одному из них.

— Но у меня всего один пассажир. Англичанин, лорд Сент-Айвз.

— Зови лорда, — властно бросил Хамил.

Адам вышел вперед, оставив Рейну под опекой Даниеле.

— Я виконт Сент-Айвз, — представился он. Хамил свел брови. Бородатый мужчина, стоявший перед ним, почему-то казался знакомым.

— Как вас зовут?

— Адам Уэллз.

— Значит, ваш отец — граф Клер? Адам слегка поклонился.

— Я тоже слышал, что вы мертвы, повелитель. Утонули в шторм. Вы Хамил?

— Да, — коротко ответил тот и, обернувшись к капитану, произнес: — Я ищу женщину. Мне сказали, что она плывет на «Малеке»! Где она? Говори, иначе я прикажу своим людям поджечь твой драгоценный корабль!

И тут Адама осенило.

— Графиня, — медленно вымолвил он. — Вы ищете графиню!

Хамил круто развернулся:

— Что вы знаете о грязной твари?

— Я тоже искал ее, повелитель, в Неаполе. К несчастью, как подтвердит капитан Альварес, хотя она действительно наняла его судно, с тем чтобы он доставил ее в Оран, однако так и не появилась. Не знаю, куда она скрылась. Возможно, отправилась на север, чтобы отплыть из другого порта.

Хамил молча, в глубоком раздумье слушал его.

— Вы один, Адам Уэллз? — спросил он наконец.

— Нет. Со мной двое моих людей и… и юнга.

— И вы направляетесь в Оран? — Да.

— Лорд Сент-Айвз и его люди перейдут на борт моей шебеки. Продолжай путь, Альварес, но возьми курс на Кадис, не бросая якоря в Оране. Насколько я понимаю, лорд Сент-Айвз, нам многое надо обсудить. Клянусь, что благополучно доставлю вас всех в Оран.

Он протянул руку, и Адам пожал ее.

— Признаюсь, повелитель, — сказал он, — я рад, что вы живы.

— Но не больше, чем я, — усмехнулся Хамил.

Молчаливый слуга зажег свечи в каюте Хамила, и тот кивком отпустил его.

— Теперь мы остались наедине, милорд. Садитесь и спокойно поговорим. Да отошлите вашего юнгу.

Рейна тихонько охнула и подвинулась ближе к Адаму.

— Прошу, повелитель, пусть останется, — решительно отказался Адам. Хамил улыбнулся и внимательно оглядел Рейну.

— Хорошенький мальчик, — заметил он. — Может, вы продадите его мне? У меня есть друг… питающий слабость к красивым юнцам, чьи гладкие лица не уродуют колючие усы. Да, я куплю его у вас.

— Я должен отказать вам, повелитель, — вежливо откликнулся Адам. — За этой милой внешностью скрывается капризный и непостоянный нрав. Он непокорен, дерзок и не даст наслаждения человеку, о котором вы упомянули. Боюсь, что уже через месяц его хозяин превратится в глубокого старика.

— Я уверен, — возразил Хамил, опустив глаза, — что мой друг сделает его куда более покладистым. Столь скверный характер прекрасно лечится кнутом. Поверьте, милорд, это надолго его усмирит, и уж тогда мой приятель смилостивится и будет хорошо с ним обращаться.

Адам, стиснув зубы, почувствовал, как Рейна в страхе теребит его за рукав.

— Этот мальчик, несмотря на свою внешность, не станет служить игрушкой человеку с подобными склонностями, повелитель. Мне не хотелось бы быть свидетелем его унижения.

— Так, значит, — спросил Хамил, не поднимая головы, — сам парнишка предпочитает девушек?

— Повелитель, — терпеливо повторил Адам, — пусть мальчик останется у меня на службе. Я несу за него ответственность. Ну а теперь, если позволите, нам о многом нужно поговорить.

— Конечно, — согласился Хамил, указывая на подушки, разбросанные вокруг низенького круглого столика сандалового дерева. — Садитесь, милорд. Что же касается мальчика, пусть остается, но его одежда оскорбляет мой взор. В знак дружбы я велю найти для него одежду побогаче.

— Нет! — взвизгнула Рейна. Хамил улыбнулся:

— Я считал, что мальчик старше, милорд, однако голос у него совсем детский. И вы, видимо, правы. Как смеет ваш слуга говорить без разрешения!

Он пожал плечами, отвернулся и, налив две чаши вина, предложил одну Адаму. Адам взял чашу, опустился на подушки и, знаком велев Рейне устроиться рядом, без предисловий начал:

— Повелитель, графиня приказала похитить мою сестру и отослать в Оран, впрочем, не знаю, по какой причине. Но ваши люди захватили в этом году три наших корабля, а графиня продавала в Неаполе грузы. Я разоблачил ее, но не сумел наказать. Моя сестра пропала. Кто эта женщина, повелитель?

— Ни один из кораблей не был уничтожен до моей предполагаемой гибели, — заметил Хамил.

— Верно.

— Эта графиня, милорд, — мать моего сводного брата, Камала, человека, который теперь правит Ораном.

Несколько минут Адам не мог вымолвить ни слова от удивления.

— Но она итальянка! — с трудом пробормотал он наконец.

— Да. Двадцать шесть лет назад ваш отец прислал ее из Генуи моему отцу, Хар эль-Дину. Тогда ее звали Джованной Джиусти.

— Мой отец? — потрясенно выговорил Адам. — Я чувствовал, что он знает, в чем дело. Но почему, повелитель? Почему мой отец совершил подобный поступок?

— Тогда я был очень молод, — признался Хамил, — но помню, как отец рассказывал, будто она вместе со своим сообщником замышляла недоброе против жены графа Клера. Мой отец получил от вашего сундук золота в благодарность за услугу.

— Все эти годы, Адам, — внезапно вмешалась Рейна, подавшись вперед, — она ждала случая отомстить графу Клеру!

— Кстати, синьорина, — заметил Хамил, — почему бы вам не снять этот дурацкий колпак? Рабыня не вправе пить вино в присутствии хозяина, в отличие от молодой дамы.

Рейна охнула и невольно схватилась за голову.

— Полагаю, — вздохнул Адам, — вы сразу поняли, что мой юнга не тот, за кого себя выдает.

— Я не слеп, милорд. Даже в этом одеянии… достаточно увидеть ее походку… — Хамил заразительно рассмеялся. — Прошу прощения, синьорина, но у меня было так мало поводов для шуток и веселья последние несколько месяцев.

Адам улыбнулся, и Рейна поспешно стащила колпак. Рыжевато-каштановые волосы рассыпались по плечам.

— Повелитель, это Рейна Линдхерст, моя невеста.

— Очень рад, синьорина.

Хамил налил вина в чашу и протянул девушке. Та, раскрасневшись, дрожащей рукой приняла ее.

— Я… мне так стыдно, — пробормотала она.

— Мало того, что она непокорна, — сухо сказал Адам, — но еще и уверена, что без ее защиты и покровительства я ни на что не способен. Она прокралась на борт «Малека», а когда я все узнал, было уже слишком поздно поворачивать корабль.

— У меня есть еще один друг, милорд, — сообщил Хамил, — питающий пристрастие к белокожим рыжеволосым женщинам. Может, вы согласились бы…

Хохот Адама заглушил испуганный возглас Рейны.

— Нет… пожалуй, я оставлю ее себе, — решил он. — К тому же я согласен с Рейной: графиня жаждет мести.

— Приятно хотя бы иногда слышать мудрые слова из уст женщины, — заметил Хамил.

Адам рассеянно улыбнулся: очевидно, его мысли были далеко.

— Верно. Моя сестра станет приманкой. Приманкой для отца.

— По-видимому, так.

— Но почему, повелитель, вы не вернулись в Оран, чтобы занять подобающее вам место?

Хамил мрачно уставился в чашу с вином.

— Я всегда любил своего брата Камала, но теперь сомневаюсь, не участвовал ли он в предательском заговоре своей матери. Прежде чем вынести приговор, я должен все выяснить. Кроме того, моя жена в Оране, в дворцовом гареме. Я слышал, что она все еще жива, и постараюсь оградить ее от опасности. — И, вскинув голову, Хамил гордо объявил: — Она носит мое дитя.

— Но если графиня послала Арабеллу своему сыну, — охнула Рейна, — значит, он, возможно, виновен.

— Да, синьорина, — кивнул Хамил.

— А графиня скорее всего вернется в Оран, — добавил Адам.

— Несомненно.

— Что, если Камал убьет Арабеллу? — пробормотала Рейна.

Мужчины обменялись недоуменными взглядами.

— Да, в жилах моего брата течет кровь корсаров, — вымолвил наконец Хамил, — но он долго учился и жил в Европе. Трудно представить, что он способен… причинить зло нежной благородной леди из хорошей семьи…

Адам свирепо выругался:

— Моя сестра так же нежна, как самум в пустыне.

— Сирокко, — поправил Хамил и, заметив встревоженный взгляд Адама, счел за лучшее успокоить молодого человека. — Я разделяю ваши чувства, милорд, но вы должны понять мои. Я надеялся захватить графиню и вырвать у нее правду, но, поскольку потерпел неудачу, остается одно — поговорить с Камалом наедине, застав его врасплох, и все выведать. Если он заодно с матерью, я не могу рисковать благополучием жены и ребенка. — Он стремительно вскочил. — Теперь я покину вас, друг мой. Надо приказать капитану взять курс на Оран.

Хамил вышел из каюты, оставив Адама с Рейной в полной растерянности.

— Возможно, — с надеждой прошептала Рейна, — Арабелла не осмелится прогневать этого Камала.

— Скорее всего, мне придется просто прикончить его, — мрачно предсказал Адам.


Камал осторожно повел плечом и поморщился от боли. Всемогущий бей в который раз попробовал отогнать стоявшее перед глазами лицо Арабеллы, все в слезах после неудачной попытки убить его. Странно, ему упорно кажется, будто она колебалась, прежде чем нанести удар. Что она за женщина? По-видимому, он окончательно потерял разум, если снова захотел ее увидеть.

Арабелла переступила порог спальни. Гордая, вызывающе спокойная. Роскошные волосы свободно ниспадали почти до узкой талии. Бархатные, темные, как полночь, глаза невозмутимо смотрели на него. Неудержимое желание захлестнуло Камала при одном взгляде на ее упругую грудь. Девушка стояла неподвижно, хладнокровно вынося его осмотр.

— Подойди, — мгновенно охрипшим голосом попросил Камал. — Я хочу поговорить с тобой.

Арабелла кивнула, чувствуя, как у нее захватило дух, направилась к уставленному блюдами низкому столику и опустилась на мягкие подушки. Стройный нубийский мальчик-раб налил вино в ее чашу. Арабелла быстро выпила, надеясь, что страх немного уймется, а решимость окрепнет. Чашу тут же наполнили до краев. Девушка подняла глаза на Камала, медленно отхлебывая сладкий нектар.

— Полагаю, сегодня ты не прячешь оружия, — заметил он.

— Нет. А если бы и прятала, какая разница?

Камал криво улыбнулся, поняв, что девушка старается вином поддержать силы.

— Это я должен опасаться тебя, — негромко сказал он. — Не знаю, какую казнь ты себе воображала, но заверяю, совершенно ни к чему напиваться до потери сознания.

— Почему нет? — дерзко бросила девушка.

— Я в жизни не принуждал женщин. И не собираюсь начинать сейчас.

С уст Арабеллы невольно сорвалось:

— Наверное, но ведь у рабыни не может быть собственного мнения, не так ли?

Дура! Зачем ты его дразнишь?!

— Конечно, — весело согласился Камал. — Но я никогда не обращался жестоко с женщинами, даже с невольницами.

Арабелла искоса взглянула на него, обрадовавшись, что бей не рассердился. Впервые она увидела в нем мужчину, человека, который, возможно, уже сегодня возьмет ее невинность. Девушка невольно вздрогнула. Как он похож на воина-викинга… сверкающие голубые глаза, бронзово-золотистые волосы, мощное, сильное тело. Она представила его обнаженный торс, бугристые мышцы груди и немного побледнела. Вчера он показал ей, как ловок и могуч… как умеет отражать предательские удары.

Сегодня же перед ней предстало само воплощение мужественности, идеально сложенный великан из плоти и крови. Арабелла не могла оторваться от созерцания высоких скул, прямого носа, квадратного чисто выбритого подбородка.

— Ну? Как я тебе нравлюсь? — насмешливо осведомился Камал.

Девушка встрепенулась и поспешно опустила голову, но их взгляды на мгновение встретились и застыли.

— Прежде я не смотрела на вас как на мужчину, — искренне призналась она.

— А теперь?

— Теперь об этом невозможно не думать. Вы слишком большой, а комната совсем маленькая, — язвительно пробормотала Арабелла, взволнованная неожиданно ласкающими, вкрадчивыми нотками этого низкого голоса.

— Вижу, — протянул он, откидываясь на подушки. — На столе нет ножа, а зубья вилок тупые. Если ты снова намереваешься расправиться со мной, то предупреждаю, это не удастся. Я просто сверну твою прекрасную шейку!

Арабелла бессознательно поднесла руку к горлу.

— Нет, — покачала она головой, — я не собираюсь причинять вам зла. Вчера я поняла, что не способна на убийство.

Она гордо вздернула подбородок, не желая показать ему, что нервничает.

— Наконец-то мне повезло — у тебя проснулась совесть, дорогая моя. Странно, но когда ты вот так поднимаешь подбородок, кажешься настоящей королевой. Ледяной королевой, — с плохо скрытым сарказмом сообщил Камал.

Арабелла зябко поежилась.

— Умоляю! Я не стану препираться с вами. Прошу вас понять и поверить, что вы ошибаетесь относительно моих родителей, — они совсем не те, за кого вы их принимаете.

Камал поднес к губам чашу, пристально следя за выражением измученного, побледневшего лица Арабеллы.

— Слушаю, — обронил он.

— Лелла сказала, что вы много лет прожили в Европе и не похожи на других… мусульман, что вы добры.

— Ах, моя кроткая Лелла, — хмыкнул Камал. — И ты презираешь ее за то, что она меня защищает?

— Пожалуй, — кивнула Арабелла. — Во всяком случае, я ей не поверила. Вы бесчеловечно обошлись со мной.

— Скажи, как бы ты отнеслась к свирепому созданию, осыпающему тебя ругательствами и оскорблениями, на которые отважатся лишь немногие мужчины?

— Вы смеетесь надо мной, — напряженно пробормотала Арабелла. — Интересно, что сталось бы с вами, проведи вы неделю в темном, грязном трюме, в обществе крыс? Думаю, — с горечью добавила девушка, — стоит поблагодарить вашу мать за то, что она позаботилась придать мне обличье старой ведьмы, иначе ваши достойные соплеменники, конечно, изнасиловали бы меня.

— Да, — задумчиво протянул Камал. — Кажется, она все-таки проявила некоторое милосердие, не так ли? Непонятно почему — матерью движет только одно желание — отомстить.

Арабелла подалась вперед, готовая умолять этого человека сжалиться над ее родителями, но, прежде чем она успела открыть рот, Камал ехидно сообщил:

— Не обольщайся, она скорее всего просто не хотела, чтобы ты меня заразила. Правда, нельзя быть уверенным в том, что твои… развлечения при дворе окончились благополучно и ты не подхватила какую-нибудь весьма неприятную хворь.

Арабелла, словно обжегшись, отпрянула. Случайно взглянув на свои руки, она заметила, что кулачки побелели от напряжения. Какая же она слабая и беспомощная!

Почему в этих огромных глазах стынет такая боль, словно он смертельно ранил ее? Камал недоуменно нахмурился.

— Ты по-прежнему не хочешь взглянуть правде в глаза? — резко бросил он. — Продолжаешь разыгрывать невинную девственницу? Женщина, если хочешь, чтобы я тебя выслушал, перестань притворяться!

Арабелла тяжело вздохнула и смахнула слезы обиды и отчаяния каким-то детским жестом. Камал внезапно проникся горячим сочувствием к этому обиженному ребенку. Нет, не сочувствием, а нежностью, и это его сильно тревожило.

— Не надо было мне приказывать привести тебя сегодня, — вздохнул он.

— Нет… я должна… должна была увидеть вас. Она казалась такой искренней, такой бесхитростной! Камал покачал головой: плечо ныло и настойчиво напоминало о ее коварстве.

— Зачем? Снова просить о пощаде? Завлечь меня своими чарами, заставить потерять голову?

— Ничего подобного, — заверила она, и Камала вновь потрясли ее удивительное чистосердечие и сияющие невинностью глаза.

Арабелла с отчаянием подумала, что позволила вовлечь себя в бессмысленный спор. Глубоко вздохнув, она попыталась сосредоточиться.

— Я не хотела разгневать вас, — объяснила она, беспомощно пожав плечами, — просто не знаю, как поступить.

— И чего же ты добиваешься, Арабелла?

Девушка чувственно провела языком по пересохшим губам, так, что плоть Камала вмиг напряглась и восстала. Он презрительно сощурил глаза, понимая, что Арабелла задумала очередную хитрость. Интересно, на что она надеется?

— Хочешь лечь со мной? Сравнить пирата-дикаря со своими другими завоеваниями?

К немалому удивлению Камала, Арабелла не набросилась на него с яростными ругательствами, а с молчаливой покорностью, словно признавая его волю, наклонила голову. Кровь закипела в жилах Камала, голова пошла кругом. Проклиная про себя ту загадочную власть, которую девушка приобрела над ним, мужчина грациозным прыжком вскочил на ноги.

— Пойдем, Арабелла, — велел он, злобно усмехаясь. — Я тоже желаю сравнить тебя со своими… женщинами.

Арабелла безмолвно подняла смертельно бледное лицо и снова быстро облизнула губы.

— Вы не сделаете мне больно? — прошептала она с трудом.

— Нет, даже если бы это доставляло тебе наслаждение. Арабелла ответила непонимающим взглядом.

Будь проклята она и ее деланная наивность!

Камал протянул девушке руку. Несколько мгновений Арабелла смотрела на его сильные пальцы с чуть закругленными кончиками, поросшие бронзовыми волосами.

При одной мысли о том, что сейчас эти руки станут ласкать ее, Арабелла затрепетала и прикрыла глаза, пытаясь найти в себе силы для неизбежного испытания. Ей нечем платить, кроме как собственным телом, и только тело он получит. Никому не подвластны ее чувства, душа и сердце! Девушка встала на колени, вложила в его огромную ладонь свою, маленькую и хрупкую, и Камал легко поднял ее с пола.

— Твоя рука холодна, Арабелла, — шепнул он, осторожно притягивая ее к себе.

— Мне очень жаль, — мягко ответила она, вздрагивая от неуемного озноба. Камал легко провел руками по ее спине, понимая, что эта дрожь вызвана не желанием, а боязнью.

— Успокойся, Арабелла, — пробормотал он, чуть коснувшись губами ее виска. — Я подарю тебе блаженство. Ведь именно этого ты хочешь, не так ли?

Его руки стиснули ее бедра, и Камал тотчас подхватил девушку.

— Ваше плечо, — охнула она.

— Ерунда.

Арабелла обняла его за шею и спрятала голову на широкой груди. Камал мрачно усмехнулся. Теперь она превратилась в нежную и покорную невольницу!

Он положил девушку на постель и выпрямился.

— Ты создана для наслаждения, — прохрипел он, жадно обшаривая глазами ее тело.

— Я не понимаю, о чем вы все время твердите, — пролепетала она умоляюще.

— Неужели?

Камал на секунду испытал нечто вроде отвращения. Почему она с таким упорством продолжает лгать? Он отступил, расстегнул сафьяновый пояс и сбросил сорочку. На загорелом плече резко выделялась белая повязка.

— Простите, что ранила вас, — произнесла Арабелла, дотрагиваясь до бинта. Камал отстранился и, сев на кровать, стащил сапоги. Теперь на нем остались только широкие шальвары. Он уже взялся за тесемки, но, случайно увидел в ее взгляде стыд и смятение. Может, ей не нравится, когда мужчина голый?

Камал покачал головой, неожиданно разозлившись на Арабеллу, однако снял шальвары, и с невозмутимым видом встал перед ней. Девушка похолодела. Он куда прекраснее, чем статуи в саду виллы Парезе, и кажется поистине устрашающим! Пшеничные завитки, покрывавшие грудь, превращались в узкую дорожку, сбегая по плоскому животу к курчавому треугольнику. Вздыбленная мужская плоть казалась огромной, и Арабелла с ужасом представила, как он входит в нее, безжалостно разрывая нежные складки…

Она тихо вскрикнула, не замечая, что Камал не сводит с нее пристального взгляда. Наконец он сел рядом, и девушка попыталась отстраниться, но сильные руки прижали ее к подушкам. Исходивший от него жар сжигал ее.

— Арабелла, — едва слышно прошептал он, наклонив голову.

Она жадно вдыхала его запах, горьковатый и свежий, опьяняющий запах мужчины, заставлявший ее изумленно нахмуриться. Его губы чуть касались ее лба, век, носа.

— Дотронься до меня, Арабелла, — попросил он, задыхаясь.

Девушка медленно подняла руки и уронила ему на грудь. Под ладонью мерно билось сердце. Он такой горячий, а кожа изумительно гладкая!

Неожиданно его язык нежно, но настойчиво толкнулся в ее сомкнутые губы, и Арабелла застыла. Камал провел кончиком пальца по ее шее.

— Приоткрой рот, — тихо велел он, — я хочу узнать, какова ты на вкус.

Арабелла повиновалась. Неумолимое вторжение странно взволновало ее. Язык проник в рот, встретился с ее языком и поцелуй длился до тех пор, пока ей хватало воздуха. Камал поднял голову и, улыбнувшись, откинул у нее со лба влажные волосы. Легкие пряди опустились на подушку золотистым облаком.

— Попробуем снова, — решил он, и на сей раз девушка спокойно встретила прикосновение его твердых губ. Теперь она не нуждалась в наставлениях и с готовностью впустила его язык, ощущая, как всепоглощающая страсть пронзила ее тело.

— Представь, что моя плоть врывается в тебя, подобно моему языку, — мягко шепнул он.

Арабеллу затрясло от страха и возбуждения.

— Нет, — едва выговорила она, — ты слишком велик, и я этого не вынесу.

При этих словах он задрожал и лег рядом, так что стальной отросток уперся в ее бедро, огромный и угрожающий.

— Нет! — вскрикнула Арабелла. — Не смей!

— Ш-ш-ш, — успокаивающе пробормотал Камал. — Я ничем не отличаюсь от других мужчин. И не причиню тебе боли.

Он приподнялся на локте, чтобы получше рассмотреть Арабеллу. Она лежала не двигаясь, но на ее прекрасном лице застыло тревожное ожидание.

— Какой великолепный контраст, — заметил он, пригладив ее черные брови. — Золотистые волосы, кожа цвета слоновой кости и глаза, темные, как глубочайшая тайна.

Он стал медленно расстегивать пуговицы прозрачного жилета, и Арабелла уже подняла было руку, чтобы остановить его, но тут же безвольно уронила.

— Я боюсь, — призналась она, вне себя от страха.

— Твои прежние любовники не щадили тебя? Поверь, я не похож на них.

— Ты не понимаешь, — начала она, но тут ощутила дуновение теплого ветерка на обнаженной коже и повернула голову, чтобы Камал не заметил ее смущения. Камал расстегнул последнюю пуговицу и затаил дыхание, не в состоянии оторвать глаз от открывшейся ему красоты.

— Ты прекрасна, — прошептал он, но Арабелле показалось, что его голос донесся откуда-то издалека. Камал накрыл ладонью ее грудь, тихонько сжал, и Арабелла едва не спрыгнула с кровати. — Нет, цветочек, позволь мне насладиться тобой.

Девушка застыла и зажмурилась, словно пытаясь лишиться сознания, превратиться в бесчувственную статую, но вскрикнула, когда жесткая ладонь задела ее сосок. Груди ее стали больше, набухли, а крошечные бугорки сжались и отвердели.

— Не понимаю, что…

Но он накрыл губами розовую вершинку; зубы слегка прикусили плоть, и Арабелла затрепетала: дыхание стало прерывистым, во рту все вмиг пересохло. Камал обнял ее и чуть приподнял, осыпая новыми ласками. Потребность сопротивляться боролась в ней с чувственными порывами, и Камал стал покрывать поцелуями ее лицо, не переставая ласкать груди. Послышался чей-то стон, и Арабелла со смутным удивлением поняла, что стонет она сама. Открыв глаза, девушка увидела его торжествующую улыбку.

— Пожалуйста, — прошептала она, — не позорь меня. Камал тихо рассмеялся, и стыд сковал Арабеллу. Ей хотелось ударить его, но тело предательски жаждало новых ласк. Боже, что с ней? Она теряла самообладание, рассудок и стремилась познать то доселе неведомое, что ожидало впереди.

— Я не хочу этого… не хочу тебя… — выдохнула она, упираясь руками ему в грудь.

— Не лги, — строго сказал Камал, поглаживая ее по животу. — Твое тело честнее тебя.

Едва он потянул за тоненький пояс, как она начала лихорадочно извиваться, однако пряжка подалась, и шальвары скользнули вниз. Охваченная ужасом, Арабелла принялась слепо отбиваться, но Камал тотчас забросил на нее свою тяжелую ногу.

— Не бойся, Арабелла, я буду осторожен. Тише… лежи спокойно.

Его обжигающе-горячая рука покоилась на ее животе, но непонятная ноющая боль сосредоточилась еще ниже. Девушка попыталась сдвинуть бедра, но Камал не позволил и, приподняв ее подбородок, снова поцеловал, страстно, почти грубо. Арабелла приоткрыла губы, словно признавая его победу. Камал тотчас лениво погладил ее груди, каждую по очереди.

— Не сердись, Арабелла. Твое тело приняло меня. Еще минута, и ты опять застонешь, но уже умоляя подарить тебе блаженство, — уверенно произнес Камал, удивляясь, однако, ее очевидной неопытности. Она нерешительно цеплялась за его плечи, словно не представляя, чем ему угодить.

Его рука скользнула ниже, но Арабелла лишь громко всхлипнула, когда его пальцы запутались в мягких кудряшках, проникая все дальше и дальше, пока не раздвинули мягкие лепестки.

— А-а, — удовлетворенно пробормотал он, — ты такая жаркая и влажная и готова принять меня.

Арабелла принялась судорожно извиваться, невольно надавливая на его ласкающие пальцы.

— О, не делай этого… — заплакала она, — это ужасно…

— Твои любовники были столь неопытны? Это самая сущность твоей женственности, Арабелла. Ты только подталкиваешь мою руку. Разве тебе неприятно?

— Нет, — повторила она и услышала его тихий смех. Она по-прежнему не могла справиться с собой. Резко, почти болезненно сводило ноги, но непонятное мучительное чувство не утихало. Камал неожиданно отнял руку, и она едва не взмолилась, чтобы он вновь дотронулся до нее. Но мужчина легонько гладил внутреннюю поверхность ее бедер, не приближаясь к заветному местечку, и лишь когда Арабелла чуть успокоилась, проник в нее двумя пальцами. Девушка вздрогнула, Камал же не отстранился.

— Ты такая тугая, — хрипло выговорил он.

Он чуть сжал нежную плоть, прежде чем снова пробраться в нее, но уже одним пальцем. Арабелла пыталась вырваться, но он крепко держал ее, продолжая гладить большим пальцем крошечный бугорок. Арабелла истекала влагой, мучаясь непреодолимым желанием отдаться этому человеку, однако продолжала бороться со своими преступными желаниями, стараясь не дать ему власти, которой он так добивался.

Девушка тряхнула головой так сильно, что волосы упали на лицо, но руки сами по себе терзали его спину.

— Пожалуйста… ах-х-х, мне этого не вынести, — вскрикнула она сквозь огненное наслаждение, сжигавшее ее.

— Ты такая обольстительная, такая страстная!.. — шепнул он, не отводя губ от ее рта. — Скажи, что хочешь меня, Арабелла.

Девушка взглянула на него огромными, затуманенными глазами.

— Не знаю… прошу, помоги мне.

Он накрыл поцелуем ее губы, грубо врываясь языком в маленький рот, сходя с ума от желания. Камал мучительно хотел ласкать ее ртом, но что-то мешало. В этой девушке чувствовалась какая-то непонятная тревожащая невинность, и почему-то Камал был твердо уверен, что она непременно зажмется, если он осмелится потревожить ее дерзкой лаской.

Он надавил пальцем чуть сильнее и увидел, как загорелись страстью ее глаза.

— Хочешь, чтобы я подарил тебе освобождение, Арабелла? — тихо спросил он.

— Кажется, я умираю, — вырвалось у нее.

Он на мгновение убрал руку, и Арабелла вскрикнула, как от боли. Тело словно таяло, плавилось, и, когда Камал вновь стал ласкать и гладить ее, ничем не сдерживаемое более наслаждение охватило Арабеллу. Она вцепилась ему в плечи, и тут мир рассыпался на миллионы сверкающих осколков, вспыхивавших перед закрытыми глазами всеми цветами радуги.

Девушка забилась в судорогах наслаждения, и Камал, крепко сжав ее, поцеловал, заглушая губами рвущиеся из ее горла крики. Она тяжело дышала, выгибаясь всем телом.

— Арабелла, — прошептал Камал, — я не могу больше ждать.

Он глубоко вонзил в нее палец, готовя к своему вторжению. Какая она маленькая, какая тесная!

Внутри уже все резко сократилось, стиснув его палец, и Камал, приподнявшись, навис над ней. Арабелла почему-то вздрогнула, и он смутно осознал, что причиняет ей боль. Но это невозможно!

И тут его палец неожиданно наткнулся на тонкую преграду. Камал застыл: желание мгновенно пропало. Очень осторожно он убрал руку, лег на Арабеллу и обхватил ладонями ее лицо.

— Арабелла, — невнятно пробормотал он, — взгляни на меня!

Девушка открыла глаза, и он увидел, что они полны слез.

— Прости, — пролепетала она. — Чем я рассердила тебя?

Камал глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. В эту минуту многое стало ему ясным. Она предлагает ему себя из-за родителей, а вовсе не потому, что хочет развлечься с очередным любовником. Неудивительно, что она так смутилась и испугалась, увидев его обнаженным!

Камал тихо выругался по-арабски, откатился от Арабеллы и перевернулся на спину, стараясь утихомирить восставшую плоть.

— В чем моя вина? — с трудом выговорила Арабелла.

— Ты девственница, черт возьми, — выпалил Камал так раздраженно, что Арабелла печально улыбнулась и осторожно положила руку ему на грудь, чувствуя, как бешено колотится его сердце. — Не прикасайся ко мне, если хочешь остаться девушкой!

Ее рука застыла. Он не хочет ее… но в таком случае, ей больше нечего предложить. Она все равно потеряла невинность и лишь потому, что он ей не поверил. И пусть ее девственность не тронута, уже слишком поздно, он швырнул ее в глубины страсти, о существовании которых Арабелла до сих пор не подозревала. Камал дал ей невероятное наслаждение, ничего не получив взамен.

Горячие слезы обожгли щеки, и Арабелла машинально слизнула соленую капельку. Он обретет покой, только вторгшись в нее. От этой мысли она вздрогнула и неспешно, словно наблюдая себя со стороны, провела ладонью по его груди и животу. Камал затрясся, как в ознобе.

— Арабелла?

Она знала, о чем просит Камал, знала, что он не возьмет ее силой.

— Пожалуйста, Камал, — прошептала она и, нагнувшись над ним, поцеловала в губы, а потом нерешительно коснулась все еще вздыбленной бархатисто-каменной плоти.

Камал, глухо зарычав, рванулся вперед, прижал Арабеллу к подушкам и раздвинул ее бедра. Арабелла ощутила, как его плоть дерзко ищет входа, и сжалась в ожидании боли. Но Камал неожиданно обрел контроль над собой. Он медленно начал входить в нее, потом остановился:

— Я постараюсь не причинить тебе лишних мучений. Он молча ждал, наблюдая за девушкой. Когда она нерешительно улыбнулась, Камал осторожно проник глубже, пока не достиг хрупкой преграды.

— Арабелла! — резко скомандовал он, и девушка доверчиво взглянула ему в глаза. Камал мощным толчком прорвал тонкий барьер. Арабелла вскрикнула и попыталась оттолкнуть его. Она ногтями впилась ему в плечи, и это отрезвило его.

— Тише, — мягко сказал он. — Не двигайся. Мы подождем немного, пока ты не привыкнешь ко мне, а потом боль уйдет навсегда.

Он едва не потерял самообладание, увидев, как ужас тает в ее глазах, и Арабелла изумленно прошептала:

— Ты словно сжигаешь меня, но боль уходит… Камал закрыл глаза, не желая, чтобы она поняла, что он испытывает в эту минуту. Ее руки сомкнулись у него за спиной, а тело немного расслабилось. Камал проник еще глубже, ощутил, как она снова напряглась, и замер, выжидая.

— Знаешь ли, какая ты горячая, Арабелла, как крепко удерживаешь меня в себе? — пробормотал он.

— И… и тебе хорошо сейчас? — нерешительно вымолвила она и шевельнулась, вбирая его в себя.

— Больше я не выдержу, — простонал Камал, и ее тело взорвалось от боли, когда он, точно клинком, казалось, пронзил ее насквозь. Теряя голову, он ворвался в нее, и Арабелла, корчась от муки, смутно поняла, что если он сейчас испытывает то же, что она несколько минут назад, то не может, не способен остановиться. Она прижала Камала к себе, кусая губы, чтобы сдержать крики. Наконец он сжался, замер, изливаясь в нее, наполняя своим семенем, и устало обмяк. Головы их лежали рядол на подушке, сердца взволнованно бились. Толчки, сотрясавшие его тело, стихли, и Арабелла только сейчас догадалась: она познала истинную страсть.

Камал приподнялся на локте и с тревогой заглянул) ей в глаза.

— Прости, что причинил такую боль.

— Сначала… сначала все было прекрасно, — застенчиво заверила она. — Но ты слишком велик. Я едва вытерпела.

Камал улыбнулся ее наивности.

— Арабелла, когда в следующий раз я возьму тебя, ты познаешь только блаженство. Клянусь!

Арабелла удивленно уставилась на него.

— Но ты уже вовсе не такой огромный!

— Увы, — нежно пошутил он, — я всего-навсего слабый мужчина и должен выждать несколько минут, прежде чем восстановлю силы. Мужчина становится большим, только когда желает женщину.

— Вот как, — вздохнула Арабелла, размышляя над сказанным. — Ну а я сильная женщина и не нуждаюсь ни в чем подобном.

— Верно, но я все-таки дам тебе немного времени, чтобы неприятные ощущения улеглись.

— Ты прав, — кивнула она, вглядываясь в любовника. В глазах Камала она прочла вопрос, но тут же поспешила спрятать лицо у него на груди.

— Арабелла, — мягко позвал он, откидывая с ее лба спутанные волосы.

— Ты был в моем теле, — застонала она. — Я никогда не представляла…

Голос ее оборвался, очевидно, девушка была вне себя от смущения. Но, как ни удивительно, Камал не торопил ее, не добивался ответа. Арабелла приподнялась и уже хотела было встать, но Камал удержал ее:

— Лежи спокойно. — Он поднялся, принес мягкую тряпку и тазик с водой и сел на кровать. — Сейчас я смою с тебя кровь.

— Нет! Я не могу… это… неприлично.

Камал рассмеялся; низкие бархатные звуки заставили ее вновь поежиться от смущения.

— Все, чем мы занимались сегодня, миледи, крайне неприлично, поверьте. Ну а теперь закрой глаза и не шевелись.

Ощутив прикосновение влажной ткани, Арабелла сжалась. Камал нахмурился при виде ярко-алых капель на белоснежной коже и шелковом покрывале, вспомнил ее мучительные крики. Он осторожно вымыл девушку, снова смочил тряпку и сделал нечто вроде компресса, чтобы унять боль. Камал понимал, что должен поговорить с ней, успокоить, но слова не шли с языка. Какие у нее стройные ноги, длинные и прямые… какой соблазнительный изгиб бедер! При одном взгляде на мокрую поросль каштановых волос, покрывающих женский холмик, желание вновь опалило Камала. Не в силах удержаться, он наклонился над ней и стал ласкать, но не успел прикоснуться губами к нежному лону, как Арабелла в испуге подскочила.

— Нет! Камал! Нет! — вскричала она, дергая его за волосы.

Камал неохотно выпрямился и лег рядом.

— Со временем, Арабелла, — тихо пообещал он, привлекая ее к себе, — совсем скоро я стану любить тебя, как захочу, и ты сама будешь просить меня об этом.

— Не понимаю, — пробормотала она, но Камал легонько поцеловал ее, заглушая слова.

— Мои губы подарят тебе куда большее наслаждение, чем пальцы, а когда ты забьешься в экстазе, мое блаженство будет безгранично, Арабелла.

Девушка охнула, заливаясь краской. Камал прижал к ее губам кончики пальцев.

— Молчи. Пора спать.

Он нежно привлек ее к себе, гладя по волосам и спине. Арабелла глубоко вздохнула, устроилась поудобнее, не в состоянии разобраться в нахлынувших на нее ощущениях.

Глава 22

Арабелла не могла разлепить веки, хотя выгнулась дугой навстречу ласкам его языка, обводившего сосок.

— Я знаю, ты не спишь, Арабелла, — насмешливо бросил он. — Твое тело больше не позволит тебе скрываться от меня.

— Мне стыдно, — призналась она, по-прежнему не поднимая ресниц.

— Это скоро пройдет.

Его рука легла ей на бедра, опустилась на живот. Арабелла все еще старалась оставаться равнодушной, но пальцы скользнули ниже, и она не сдержала тихих стонов.

— О! Будь ты проклят!

Она приподняла голову, пытаясь разглядеть его лицо в темноте.

— Но ведь еще ночь? — ошеломленно пробормотала она.

— Слава Аллаху! — отозвался Камал, широко улыбаясь.

Арабелла решила поговорить с ним, объяснить, что пошла на это лишь из-за родителей, попробовать поторговаться… Нужно…

Она снова охнула и услышала, как он резко втянул в себя воздух. Камал придавил ее к кровати своим телом, и она ощутила жар, исходящий от него, твердость восставшего отростка, прижимавшегося к ее сомкнутым бедрам.

— Арабелла, — тихо повторил он, и она раскрыла губы и провела ладонями по его спине. Пальцы судорожно терзали его твердые ягодицы. Мощное бедро прижалось к ней, раздвигая ноги, и Арабелла затрепетала. Страх мгновенно охватил девушку, едва Камал увлек ее в море слепяще-острых ощущений. Арабелла позвала любовника, но его язык скользнул ей в рот, словно он пробовал на вкус свое имя.

Арабелла глубоко вздохнула, и Камал понял, что она отдается ему безраздельно. Сладость победы наполнила его неистовым желанием обладать ею, заставить вновь выкрикнуть его имя в момент освобождения.

Он опустился вниз, и Арабелла на миг напряглась, но тут же открылась ему, поднимая бедра, чтобы покрепче прижаться к его рту. От прикосновения к мягкой розовой плоти, горячей и влажной, Камал задрожал. Она вцепилась ему в плечи, и невинность этого жеста напомнила ему о необходимости быть очень осторожным, не спешить и осыпать ее утонченными ласками, пока она не познает до конца всю сладость, которую он может ей подарить. Арабелла хрипло, часто дышала, и Камал понял, что минута ее освобождения близка.

Он отстранился, лег на нее и вошел в тесное горячее лоно. Арабелла обхватила ногами спину Камала, втягивая его все глубже. Камал завладел ее губами, ощущая как растягивается податливая плоть. Но девушка не съежилась от боли, не вырвалась, и наконец Камал проник в нее до конца и стал медленно двигаться.

— Больно? — тихо спросил он, не отводя глаз. Но Арабелла только покачала головой, все крепче обнимая его. И когда Камал просунул руку между их телами и начал ее ласкать, резко подалась вперед.

Камал почувствовал, как неумолимо сокращаются ее потаенные мышцы, как она на мгновение оцепенела, и глубоко вонзился в последний раз, охваченный исступленным наслаждением. Их крики экстаза слились.

— Мы вспотели.

Камал поднял голову и улыбнулся в затуманенные глаза.

— Да, — выдохнул он, сознавая, что лишь звук ее голоса снова пробудил в нем желание. Аллах, что с ним происходит? Откуда такая неуемная потребность владеть и защищать?!

— Нет! — воскликнул он.

— Что нет?

Камал вздрогнул — он даже не понял, что говорит вслух. Ничего не ответив, желая, чтобы Арабелла поскорее заснула, он перевернулся на спину, увлек ее за собой, и натянул легкое покрывало.

Первые розовые лучи окрасили небо и проникли в спальню. Арабелла шевельнулась и прижалась к Камалу. Но сон не возвращался. Девушка вдохнула соленый запах его кожи и в ужасе съежилась, поняв, какое удовольствие это доставляет ей. Она не двигалась, боясь разбудить Камала, не представляла, как осмелится взглянуть на него при свете дня и пережить торжество, светящееся, в его глазах.

Как ни странно, ей не было стыдно за то, что она предложила ему себя. Арабелла почему-то весьма философски отнеслась к потере девственности и сделала бы это вновь, если бы от этого зависела жизнь родителей. Но она никогда не думала, что способна на такую позорную страсть, неведомую до той минуты, когда Камал разбудил в ней эти непонятные чувства. Сама мысль об этом заставляла ее корчиться от омерзения к себе. Она леди… а настоящей леди не подобает вести себя с таким бесстыдным пылом!

Арабелла глубоко, прерывисто вздохнула. Дважды она отдалась ему. Дважды. Камал узнал, что она была девственна. Теперь, возможно, у него появился повод усомниться в словах матери.

Камал притиснулся к ней во сне, и Арабелла замерла. Немного погодя она попыталась осторожно отстраниться. Между бедрами противно саднило, и только сейчас ей пришло в голову, что она потеряла то, чего вправе ожидать пока еще незнакомый, неведомый мужчина, ее муж, в брачную ночь. Арабелла сунула кулак в рот, чтобы не закричать от ужаса.

— Арабелла?

Девушка поспешно повернула голову, страшась встретиться с Камалом взглядом, но тут же ощутила на виске его горячее дыхание.

— Нет, — выдавила Арабелла, — не касайся меня! Камал окончательно проснулся. Он не мог вспомнить, когда испытывал такой глубокий покой, такое безбрежное счастье, пока не услышал ее голос.

— Что с тобой? — тихо спросил он, запуская руки в ее волосы и легонько массируя шею. Но девушка сдавленно всхлипнула, и он поспешно приподнялся. — Арабелла, взгляни на меня.

Она молча повиновалась. Камал увидел отчаяние в ее глазах.

— Я должна поговорить с тобой, — пробормотала она, опуская ресницы.

Сердце Камала дрогнуло, и ярость на себя, на нее, на несчастные обстоятельства, которые свели их вместе, ледяным холодом сковала душу. Он легонько, накрыл ее грудь рукой и с удовлетворением увидел, как розовый сосок, потеряв бархатистую мягкость, стал сжиматься.

— Нет! — взвизгнула Арабелла, нервно дернувшись. — Не прикасайся ко мне!

Она откатилась к противоположному краю широкой кровати и встала на колени, стыдливо прижимая к себе покрывало.

— Понимаю, — сухо бросил Камал. — Хочешь объяснить, что я не могу ласкать тебя, пока не соглашусь на твои условия.

Неужели ее намерения настолько ясны, а замыслы так легко разгадать?

Она постаралась взять себя в руки и взглянуть в его глаза. Лицо Камала было бесстрастным, и Арабелла не могла понять, что у него на уме.

— Да, — уже спокойнее ответила она. — Я сделала это ради моих родителей. Теперь ты не можешь помогать матери в ее гнусных планах мести.

— Почему? — бросил Камал безжалостно, словно с размаху ударил кнутом. Арабелла почувствовала силу его гнева, но не отступила, высокомерно вздернув подбородок, ответила таким же неумолимым взглядом.

— Ты знаешь, что она лгала, по крайней мере во всем, что касается меня!

— Да, — издевательски усмехнулся он, — ты была невинна. Посмотри на простыню! Она залита твоей девственной кровью.

Арабелла невольно устремила взор на темные пятна, испачкавшие белизну простыни, и спрятала лицо в ладонях.

— Пожалуйста, — пробормотала она, — останови это безумие.

Девушка уронила руки и провела языком по пересохшим губам столь чувственно, что чресла Камала мгновенно напряглись при воспоминании о том, как сплетались их языки.

— Итак, — наконец заключил он, садясь и не обращая внимания на собственную наготу, — ты продала свое тело, как обычная шлюха.

«Разве обычные шлюхи испытывают такое наслаждение?» — смутно подумалось ей.

— Я… я хотела заключить с тобой сделку… а больше у меня ничего не было.

Камал невольно восхитился ее мужеством, отвагой, с которой она сделала решительный шаг. Однако ее спокойствие и беззастенчивое признание в том, что она пыталась обменять свои ласки на обещание пощадить родителей, вновь привели его в холодное бешенство.

— Женское оружие, — издевательски хмыкнул он, — откуда в вас такие таланты?

— Что вы имеете в виду?

— Кажется, — мягко сообщил он, — моя мать была не так уж не права относительно вас, миледи. Вероятно, она наблюдала, как вы флиртуете с мужчинами, и пришла к достаточно очевидному заключению. Ты показала… на что способна, Арабелла. Интересно, как далеко ты позволяла заходить остальным поклонникам, которые желали тебя? Они так же ласкали твои груди и целовали этот лживый рот? Ты играла с ними, но не позволяла овладеть собой?

— Нет! — разозлилась Арабелла и, презрев осторожность, выпалила: — Только один мужчина пытался поцеловать меня раньше, но я его ударила!

— Но твоя страсть, дорогая… Уверен, стоит лишь притронуться к тебе, и ты отдашься, забыв обо всем.

— Дьявол бы тебя побрал! — прошипела она. — Больше не коснешься меня! Не позволю! И ничего к тебе не чувствую, слышишь? Ничего!

Он, конечно, понимал, что она лжет, но пришел в такое неистовство, что стремился побольнее ранить ее. — Так все это было притворством? — Да!Камал схватил ее за плечо и дернул к себе.

— Послушай хорошенько, Арабелла — Участь твоих родителей не имеет ничего общего с тем, что случилось между нами прошлой ночью. Я буду брать тебя, когда и где захочу. — Он уже почти рычал. — Вы рабыня, моя заносчивая госпожа, и находитесь здесь, во дворце, только для того, чтобы ублажать меня. И пожелай я, мог бы раздвинуть твои прелестные бедра прямо сейчас.

Запрокинув голову, Арабелла с убийственным спокойствием произнесла:

— Если ты отважишься на такое, я буду бороться до конца. И не… не позволю тебе снова разыгрывать неотразимого любовника!

Его пальцы безжалостно впились в ее плечо, и у Арабеллы мелькнула неуместная мысль о новых синяках.

— Неужели ты такой дикарь, что должен доказывать мне свою силу?

Камал, словно обжегшись, отдернул руку и спрыгнул с постели.

— Да вы глупы, миледи! Какого благородства можно ожидать от дикаря?! Почему вы не попытались заключить сделку, прежде чем лишиться самого ценного, что есть у женщины? — Арабелла ошеломленно уставилась на него. — Теперь тебе нечего предложить, дорогая.

— Ненавижу тебя! — хрипло выкрикнула она. — Бесчестный негодяй! Я и вправду дура, если поверила, будто могу чего-то ожидать от животного!

Камал поспешно отвернулся и хлопнул в ладоши.

— Когда в следующий раз, миледи, вы захотите получить что-то, — сухо посоветовал он, — с осторожностью выбирайте жертву. Не все мужчины слабовольные глупцы, позволяющие женщине играть собой!

В дверях появился Али. Небрежно взмахнув рукой и не глядя на Арабеллу, Камал приказал:

— Проводи рабыню в гарем, Али, хотя сомневаюсь, что она сможет одурачить Раджа и вынудить потакать своим капризам.

Арабелле хотелось закричать, наброситься на него и заставить страдать, как страдает она. Боже, какую глупость она сотворила. И все зря… все зря.

Завернувшись в покрывало, она поднялась с кровати.

— Ты еще заплатишь за свое предательство, подлый варвар! — прошипела она и, не обращая внимания на потрясенного Али, вышла из спальни с высоко поднятой головой.

Камал бросился на постель и заложил руки под голову. Неужели она действительно ожидала, что он исполнит ее желания, опьяненный красотой и гибким телом? Сейчас, однако, он осознал, что все ее поступки диктовались наивностью и искренностью. Конечно, в ней нет коварства, но нет и опытности, тех чар, которыми женщины опутывают мужчин, заставляя их плясать под свою дудку. Арабелла решительна и отважна, а ее смелость и мужество не знают границ.

Камал снова перебирал в памяти события прошедшей ночи. Какой он глупец, что поддался желанию взять ее! Правда, поняв, что Арабелла невинна, он хотел отступиться. Именно она соблазнила его, пытаясь добиться своей цели.

Стараясь забыть все грубые слова, брошенные им в ярости, Камал медленно наливался гневом при воспоминании об оскорблениях, которыми она осыпала его.

Вошедшая Лелла нашла Арабеллу на кровати. Девушка свернулась клубочком, словно смертельно обиженный ребенок; по щекам лились слезы. Лелла, как и все в гареме, знала, что Арабелла провела ночь в постели повелителя. Она слышала также, как девушка вернулась на рассвете в сопровождении Али.

— Ты ничего не добилась, — просто сказала она.

Жестокая правда ее слов с новой силой ранила девушку.

— Нет, — выдохнула она, прижимаясь к стене. — Даже меньше, чем ничего.

— И что будешь делать теперь? Скрываться от всего мира и скорбеть по утерянной девственности? Только трусы так себя ведут!

Арабелла медленно повернулась, задетая откровенностью Леллы.

— Оставь меня одну, — глухо попросила она, не глядя на женщину.

— Почему? Чтобы ты продолжала жалеть себя? Ох, Арабелла, как ты могла быть такой глупой?

Слезы вновь блеснули в глазах девушки, но она сердито смахнула их тыльной стороной ладони.

— Ты права. Я стала женщиной, покорной, ничтожной дурой, и только утро отрезвило меня. Но было уже слишком поздно, и у меня не хватило хитрости торговаться с ним.

— И конечно, ты его разгневала?

— Стоит мне открыть рот, и он приходит в ярость. А я не умею притворяться, сыпать сладкими словами, чтобы получить желаемое.

Лелла сжала руку Арабеллы.

— Так или иначе, не годится прятаться. Елена уже сообщила всем, что Камал недоволен тобой. Не хочешь же ты… — Лелла осеклась. — О, ты испугал меня, Радж! —

Она улыбнулась стоявшему на пороге евнуху. — Что случилось? Почему ты такой хмурый?

Радж тяжело вздохнул.

— Повелитель, — промолвил он, не сводя глаз с Арабеллы, — нашел способ отомстить.

У Арабеллы сжалось сердце от страха. Она молча уставилась на евнуха.

— О чем ты, Радж? — удивилась Лелла.

— Повелитель приказал собрать всех невольниц гарема и прибавил, что сам выберет себе женщину на ночь.

— Но он никогда так не делал раньше! — вскричала Лелла, неуклюже вскакивая.

— Нет, — покачал головой Радж, — не делал. Думаю, причина тому — все случившееся между ним и леди Арабеллой.

— Он негодяй! — взвилась Арабелла. — Это отвратительно!

— Нет, повелитель хочет наказать вас, госпожа, — возразил евнух.

— Наказание! — прошипела Арабелла сквозь зубы. — Он дикарь, что бы вы ни утверждали! Я не пойду туда, Радж. Пусть делает, что ему в голову взбредет!

Радж печально улыбнулся:

— Повелитель приказал передать, миледи, что вы будете в саду, даже если мне придется связать вас и притащить насильно.

— Неужели он имеет наглость думать, что мне не все равно, если он сам выберет женщину для своих утех, как всадник выбирает кобылу, на которой сегодня поедет?

— Не знаю, что он задумал, госпожа.

— Не отказывайся, Арабелла, — мягко вмешалась Лелла. — И предстань перед ним, но не в оковах.

Арабелла посмотрела на свои заломленные руки.

— Радж, — устало прошептала она, — если я лишусь чести и гордости, у меня ничего не останется. Прошу простить, мне нужно как следует подготовиться.

Раджу хотелось утешить ее, сказать добрые слова, которые могли бы облегчить боль, стывшую в ее глазах, но он не знал, каковы намерения Камала. Сегодня повелитель казался чересчур спокойным, но отдавал приказы таким ледяным тоном, что Радж невольно ощутил, какая ярость кипит под внешне невозмутимой маской. Радж даже не хотел знать, чем вызвала англичанка столь неукротимое бешенство.

Арабелла рассеянно пригладила растрепанные волосы и тихо заверила:

— Не беспокойтесь, Радж. Я буду всего лишь… скучающим наблюдателем на этом спектакле. И не позволю ни во что втянуть себя.

— Надеюсь, миледи.

Глава 23

«Мы все, словно сладости в лавке кондитера, — думала Арабелла, — завернутые в пестрые бумажки, в ожидании покупателя». Правда, покупатель был один — господин и хозяин, которому захотелось выбрать самый лакомый кусочек. Девушки хихикали, красуясь друг перед другом, одергивая и расправляя прозрачные шальвары.

— Бесконечное пиршество, — вздохнула Арабелла, покраснев от неуместных мыслей, и закрыла глаза. Но по-прежнему видела себя на постели — жалкое, распущенное, потерявшее голову создание. Она представила себе его тело, жесткое, мускулистое, сильное, бронзовую грудь, поросшую светлыми волосами, и зарумянилась еще сильнее.

— Ненавижу его, — выпалила Арабелла и вздрогнула, поняв, что произнесла это вслух: молоденькая беременная женщина, стоявшая рядом, вопросительно наклонила голову. Арабелла едва не застонала от отчаяния. Что, если нежеланное дитя будет наказанием за прошедшую ночь? Она снова ощутила, как изливается в нее раскаленное семя. Подарок… или проклятие мужчины женщине.

Солнце медленно опускалось за горизонт; ослепительные лучи золотыми кинжалами пронизывали густую листву олеандров. Арабелла отошла от остальных и уселась на мраморную скамью. До нее доносились громкий голос и смех Елены. Возможно, девушка довольно мила и приветлива, когда не видит Арабеллы.

Арабелла с каждой минутой все глубже погружалась в бездну отчаяния, пока наконец не услышала шаги. Огромные ворота распахнулись, и вошел Камал в сопровождении трех янычар в алых с белым мундирах. Радж неспеша приблизился к бею и низко поклонился.

«Нужно совершенно не иметь гордости, чтобы пресмыкаться перед свиньей», — подумала Арабелла, сжимаясь при виде Камала. Он, как обычно, был одет в белое. Распахнутый ворот сорочки обнажал шею, на которой поблескивала золотая цепь с причудливым медальоном. Талию перехватывал красный пояс, с которого свисал кривой кинжал с усыпанной драгоценными камнями рукояткой. Шальвары были заправлены в черные кожаные сапоги. Он выглядел как никогда сильным и грозным, несмотря на легкую улыбку, игравшую на губах. Густые золотистые волосы были аккуратно причесаны, но Арабеллу неотступно преследовали воспоминания о том, как она гладила эти волнистые пряди, наслаждаясь их мягкостью. Голубые глаза были холодно прищурены, словно их обладателя раздражали беспощадные солнечные лучи. Он взглядом обвел женщин, явно пытаясь отыскать Арабеллу. Ей хотелось съежиться, спрятаться под скамью, но она не выкажет ему своего страха!

Арабелла медленно встала, и глаза их на мгновение встретились. Девушка неспешно сорвала розу с куста и, подняв цветок, стала по одному обрывать лепестки, пока в пальцах, не остался голый стебелек. Она швырнула его на землю и раздавила каблуком.

Камал, вне себя от бешенства, сжал кулаки. Неужели он виноват в том, что ей пришло в голову совершить глупость?

— Радж, — спокойно объявил он, — покажи мне женщин. Я желаю выбрать лучшую.

Арабелла в бессильной ярости опустила глаза. Женщина для него — всего лишь игрушка, которой наслаждаются в минуты безделья, но беспечно отбрасывают, когда она надоедает. Кроме того, он готов на все, только бы унизить невольницу, имевшую несчастье прогневать его.

Радж выстроил девушек перед входом в гарем. Лелла уселась на подушках около бассейна, очевидно, не заботясь о том, что станется с перепуганными и преисполненными почтения девушками, готовыми отдать все за мимолетное внимание господина.

Камал шагнул вперед, но остановился перед Леллой.

— Ты здорова, сестра?

— Да, — мягко отозвалась Лелла. — Ждать уже недолго. Если я не рожу ребенка в ближайшие дни, Камал, боюсь, он высунет головку и пожалуется на неудобства.

Камал рассеянно улыбнулся, и Лелла поняла, что он думает о другом.

— Камал…

Он пристально взглянул на вдову Хамила.

— Зачем ты делаешь это? Камал по-прежнему улыбался.

— Помнится, Хамил наставлял меня до встречи с тобой, Лелла, что хозяин должен знать женщин своего гарема. Он утверждал, что евнухи зачастую прячут от повелителя жемчужины неземной красоты.

— Вот как?

— Держись подальше от нее, Лелла, — неожиданно резко посоветовал он. — Она не такая, какой ты ее считаешь.

Лелла долго смотрела на него, прежде чем спокойно ответить:

— К несчастью, брат мой, она именно такая, какой кажется, — молодая, невинная, безумно любящая родителей и… глупая.

Камал передернул плечами и поджал губы. Лелла глядела ему вслед, гадая, каковы его намерения.

Арабелла спряталась за спину прелестной турчанки с черными как смоль волосами и стала ждать. Камал, однако, не обращая на нее внимания, заговорил спокойно, размеренно, словно обращаясь к примерным детям.

— Все вы прекрасны, — объявил он, лаская невольниц взглядом, — и поэтому мне труднее выбрать лучшую, чем всякому другому мужчине в Оране.

Он хлопнул в ладоши, и Али, выступив вперед, стал раздавать подарки. Воздух огласили восторженные крики и взволнованный благодарный шепот. Когда Али приблизился, Арабелла отступила. Слуга молча посмотрел на нее и прошел мимо.

Так, значит, вот каково его наказание? Арабелла презрительно усмехнулась. Он не платит ей, как остальным, за то, что она целую ночь была его шлюхой!

Камал задумчиво погладил подбородок и, помолчав, сказал:

— Пусть сегодня со мной будет Елена. Мне не хватало ее красоты, грации и нежных ласк. — Елена гордо тряхнула головой и торжествующе улыбнулась. Голос Камала зазвенел в воцарившейся тишине: — Мне пришлось вынести грубое неуклюжее обращение девушки с далекого острова Англия. Таким, как она, подобает лишь украшать покои своим присутствием, но в постели она способна заморозить любого мужчину!

При этом он пристально смотрел на Арабеллу, но та и бровью не повела и просто глядела сквозь Камала, словно его здесь не было. Проклятие!

— Я желаю такую женщину, которая согревала бы меня, была покорной и сладостной, — сухо продолжал он, — женщину, которой можно… доверять.

Арабелла шумно вздохнула, но, казалось, по-прежнему осталась равнодушной. Ему скоро надоест дразнить ее, и все закончится. Главное — не терять спокойствия и думать о чем-нибудь другом.

Камалу хотелось встряхнуть ее хорошенько, пока не застучат зубы. Он с радостью услышал бы ее проклятия и оскорбления — по крайней мере это докажет, что она неравнодушна к нему.

Елена ехидно захихикала и, уверенная в своей власти над Камалом, прошипела:

— Дочь свиньи! Холодная тварь! Я говорила, что хозяин раскусит тебя!

Арабелла взглянула в глаза гречанки, сверкавшие счастьем победы, и с презрительным смехом бросила:

— Это правда, Елена! У меня никогда не хватало ума разыгрывать шлюху! Возможно, если ты исполнишь все желания господина, он наградит тебя новыми подарками, ведь мужчины всегда платят потаскухам за услуги.

— Лживая дрянь! Ты ревнуешь, потому что господин выбрал меня! — Елена, пританцовывая, приблизилась к Арабелле. — Я знала, костлявая ведьма, что ты не угодишь повелителю! Ты не женщина! Ледяная бесстрастная кукла!

«Ледяная и бесстрастная! Боже, если бы кто-нибудь знал, как нелепы эти обвинения», — с горечью подумал Камал.

— Ну, подлая девка? Что ты теперь скажешь?

Арабелла, сохраняя полнейшее хладнокровие, выступила вперед и наградила Елену звонкой пощечиной, от которой голова гречанки беспомощно запрокинулась. Та охнула от неожиданности.

— У тебя ум малого ребенка, — мягко заявила Арабелла, — и манеры уличной твари.

— Сука! — завопила Елена, бросаясь на англичанку. За свои двадцать лет Арабелла никогда не подняла руки ни на одно живое существо. Ладонь горела, но времени опомниться не было: Елена вцепилась ей в волосы, причинив невыносимую боль. Что-то словно взорвалось в мозгу Арабеллы. С быстротой, которой девушка не подозревала в себе, она, в свою очередь, напала на Елену и сдавила ей горло. Елена разъяренно взвыла, но ее нельзя было назвать трусихой, а мысль о том, что наконец предоставилась возможность унизить соперницу перед Кама-лом, была сладка. Она продолжала дергать Арабеллу за волосы, пока та не разжала руки.

Камал повернулся и, остолбенев, с открытым ртом уставился на схватившихся женщин. Наконец, не обращая внимания на вопли остальных невольниц, он попробовал оттащить Арабеллу от Елены и крикнул одному из солдат, чтобы тот держал гречанку. Но Арабелла не поддавалась. Камал стиснул руки, пораженный силой девушки.

— Прекрати! Да успокойся же! — прохрипел он. Арабелла неожиданно обмякла, словно воинственный дух покинул ее.

— Вот так-то лучше, — бросил Камал и, чуть ослабив хватку, попытался повернуть девушку лицом к себе, но она, сцепив руки, ударила его в живот. Сила удара была такова, что Камал согнулся пополам. Однако он успел схватить ее, но было уже поздно. Арабелла коленом ударила его в пах. Почти теряя сознание от боли, он упал на колени.

Мир и покой в тихом гаремном садике мгновенно сменились столпотворением, словно здесь был сам ад кромешный. Женщины истерически визжали. Двое турок заломили руки Арабеллы и безжалостно отрывали ее от соперницы, пока девушка не застонала от боли. Над головой сверкнула серебряная молния, и Арабелла зажмурилась, готовясь к неминуемой смерти. Боже, погибнуть лишь потому, что она на мгновение потеряла голову… из-за собственной глупости…

— Стойте!

Арабелла широко распахнула глаза и увидела Ка-мала, с трудом поднимавшегося на ноги. Они уставились друг на друга, и девушка, улыбнувшись, вызывающе вскинула голову.

Хасан поспешил поддержать бея под руку.

— Вы здоровы, повелитель? Клянусь Аллахом, девчонка безумна!

— Вполне здоров, — ответил Камал и глубоко вздохнул несколько раз, чтобы прийти в себя.

— Наши законы непреложны, повелитель. Любой мужчина, который ударил бея, должен умереть.

— Она не мужчина, — едва выговорил Камал, превозмогая дурноту. Хасан в ужасе отпрянул.

— Это верно, повелитель, но тот, кто устанавливал законы, и представить не мог, что женщина вздумает броситься на хозяина.

— Нет, Камал, — дрожащим от страха голосом вскрикнула Лелла. — Не смей расправляться с ней! Она не знает наших обычаев… и не хотела…

— Хотела! — вскинулась Арабелла. — Не защищай меня, Лелла!

— Убей ее, — пропыхтела Елена. — Убей суку! Камал на мгновение растерялся. Какого же дурака он разыграл! Довел Арабеллу до крайности, и теперь она заплатит за его мелочную мстительность.

— Повелитель, — тихо вмешался Хасан, — ты должен покарать девушку. Если ты не сделаешь этого, твои солдаты расскажут всему Орану, что женщина поставила на колени самого бея. Такое нельзя оставлять безнаказанным.

— Но я сам во всем виноват, — возразил Камал.

— Это уже не важно, повелитель. Нельзя спускать ей подобное. Понимаю, ты не хочешь ее убивать. Кнут, повелитель, несколько ударов кнутом сломят ее строптивость и покажут всему миру, какой вы грозный, но справедливый правитель.

— Не нужно, Камал, — попросила Лелла, дергая его за рукав.

Камал поднял голову и снова оглядел Арабеллу. Она по-прежнему смотрела сквозь него. Камал обратился к Богу и Аллаху, моля наставить его, но ничего не приходило в голову. Выхода не было. Он поднял руку, призывая к спокойствию.

— Дать англичанке десять плетей. И привяжите ее к колонне.

— Ай-й-й! — завопила Елена. — Выпори ее как следует! Исполосуй спину суки!

— Зверь, — прошептала Арабелла и впервые за все это время увидела, как в глазах Камала промелькнуло что-то странное. Сожаление? — Ненавижу тебя, — глухо пробормотала она, отворачиваясь.

Двое солдат поволокли ее к колонне, увитой цветущими розами. Один из них оторвал нижнюю плеть, и Арабелла, поняв, что ее ожидает, стала вырываться. Турок что-то резко сказал и, стиснув ее запястья, связал кожаным ремнем, а потом вытянул руки девушки вверх и привязал ремень к вбитому в колонну крюку, вынуждая пленницу встать на носочки.

Арабелла прикрыла глаза, борясь с нахлынувшим ужасом. До этого дня никто не смел поднять на нее руку. И вот теперь она висит на колонне, бессильная, беспомощная. Идиотка, безмозглая идиотка!

Мужские руки сорвали с нее тонкое болеро, оставив ее обнаженной до талии. Холодный мрамор леденил вздымавшуюся грудь. Да умоляй же его сжалиться, черт бы тебя побрал!

Арабелла неистово тряхнула головой, прижалась щекой к колонне и стиснула зубы, выжидая.

Камал лихорадочно пытался придумать, что делать, но так и не нашел подходящего предлога освободить ее. Кнут щелкнул, и Камал сжался, словно безжалостный кожаный язык впился в его плоть.

— Не прощайте ее, повелитель, — настаивал Хасан, словно читая мысли Камала. — Сожалею, но это ваша… обязанность.

Камал стряхнул руку визиря, подозвал солдата, державшего кнут, и негромко приказал:

— Побереги силы, Лем. Не делай ей слишком больно. Не хочу, чтобы у нее остались шрамы.

Лем долго глядел на господина, прежде чем кивнуть. Ему не доводилось раньше сечь женщин, и мысль о том, что это прекрасное создание вскоре будет вопить и извиваться под дождем ударов, не доставляла ему удовольствия.

Он направился к Арабелле, и Камал почувствовал, как на лбу выступили крупные капли пота.

— Камал, неужели ты допустишь это?

Камал посмотрел в искаженное тревогой лицо Леллы.

— Ничего не поделаешь, — покачал он головой, наблюдая, как Лем собирает со спины Арабеллы длинные волосы и перекидывает их ей через плечо. Какая у нее изящная, точеная фигура и безупречная кожа!

Лем отступил и медленно поднял кнут. Арабелла затаила дыхание, ожидая первого удара. «О, папа, не дай мне опозориться!»

Послышалось мягкое шипение, и Арабелла дернулась, скорее от удивления, нежели от боли, когда кнут опустился ей на спину. Боязливая, напряженная тишина окружала девушку; единственным звуком было ее тяжелое дыхание. Безумная мысль пронзила Арабеллу: что, если турок, орудующий кнутом, ощущает исходящий от нее запах страха? Неожиданно громкий треск разорвал воздух, и жало кнута обвилось вокруг ребер. Перед глазами Арабеллы взорвались мириады искр. Снова и снова обжигал ее кнут. Кожа лопнула, и из ранок выступили алые капельки крови. Боль рвала ее на части, сводила с ума. Арабелла безуспешно дергала путы, пытаясь освободиться. Лем невольно охнул, когда кончик кнута задел грудь, высекая кровь. Он старался сдерживать свою недюжинную силу, но у девушки была не столь грубая кожа, как у мужчин. Однако она не издала ни звука.

— Ты щадишь суку! — прохрипела Елена. — Исполосуй ее хорошенько!

Наконец Арабелла обмякла, уже не думая о сопротивлении. Сил оставалось лишь на то, чтобы удержаться от криков. Боль… Боже, неужели на свете существует подобная пытка! Тихий плач сорвался с губ, когда кнут снова опустился. Откуда-то донесся хриплый прерывающийся голос Камала:

— Довольно! Довольно, Лем, Остановись! Больше ему не вынести. Еще два удара, и он бросится на турка.

— Но, повелитель…

— Молчать, Хасан, — велел он и в два прыжка очутился рядом с девушкой, морщась при виде кровавых рубцов на нежной коже. Багряные капли медленно стекали на шальвары. Камал обошел колонну, чтобы увидеть лицо Арабеллы. Почувствовав его присутствие, она с трудом разлепила веки и взглянула на него. Он одними губами выговорил ее имя. Арабелла открыла пересохший рот и плюнула Камалу в глаза.

— Шакал, — прошептала она и скорчилась от невыносимой боли. Негромко вскрикнув, она рухнула на колонну, и благословенная тьма окутала ее.

— Радж, — позвал Камал. — Развяжи девушку и позаботься о ней.

— Как угодно повелителю, — поклонился Радж. Никогда прежде он не видел Камала таким разгневанным и несчастным.

Камал в последний раз посмотрел на бледную девушку, прежде чем позвать своих людей и покинуть гарем. Заметив, однако, что Елена, сжав кулаки, направляется к Арабелле, он снова окликнул евнуха:

— Радж! Не позволяй никому приближаться к ней! Ты за нее в ответе.

Елена остановилась как вкопанная. Она была далеко не глупа. Камал все-таки хочет англичанку! Сердце невольницы мучительно сжалось. Почему она, Елена, не в силах разрушить чары, которыми опутала его эта заносчивая тварь?

Закусив губу, Елена побрела прочь.

Камал медленно, словно дряхлый старик, вернулся в свои покои. Как могла нелепая гордость затмить его рассудок? Да, девушка хитрила, но у нее недостало коварства, чтобы осыпать его ласками и нежными словами, заставить поверить, будто она не может без него жить, и осторожно, исподволь добиваться своей цели. И вот теперь она избита, полумертва, висит на волоске между жизнью и смертью, и все из-за него. Камал не винил Елену: она ребенок, избалованный и капризный, злорадный и непостоянный. Но он… он мужчина… как мог он уподобиться ей?

— Повелитель!

— Оставь меня, Хасан, — устало бросил он.

— Лем передал, что шрамов у нее не останется. Он старался щадить ее.

— Знаю. Но она женщина, а не закаленный в битвах воин.

— Женщина, которая покушалась на вас, повелитель.

— Я потерял ее, — неожиданно вырвалось у Камала. Он мгновенно смолк, потрясенный собственными словами, и непонимающе уставился на Хасана.

Старик медленно покачал головой:

— Вы так и не нашли ее, повелитель. Она не такая, как мы. И ни на минуту не принадлежала вам.

— Она была девственна, когда я взял ее.

— Но ваша мать… письмо… — охнул Хасан. Камал криво улыбнулся:

— Да. Моя мать… Но ни один мужчина не коснулся Арабеллы, а я оказался слишком глуп, чтобы понять это, а потом стало слишком поздно.

— Но как вы поступите, повелитель, если граф Клер явится за дочерью?

— С ней или ее отцом? Клянусь Аллахом, Хасан, не знаю. И не могу придумать. — Он рассеянно потер лоб ладонью. — Я желаю поговорить с капитаном графского судна. Вели привести ко мне Сорделло.

Хотя все это время с Сорделло обращались хорошо и обильно кормили, он невольно вздрогнул от страха, когда за ним явились стражники. Его ждет невольничий рынок! Заклеймят и продадут, как скотину! Солдаты хмуро молчали, но не связали его и даже не наградили тумаками. Капитана ввели в огромный, роскошный ало-золотой зал, стены которого были увешаны коврами.

— Садитесь, капитан.

Сорделло взглянул на человека, взявшего его в плен, и осторожно, пытаясь унять дрожь в коленях, опустился на мягкие подушки.

— Вина хотите — Сорделло покачал головой.

— Не бойтесь, капитан, — мягко заметил Камал, — я выпью вместе с вами. Клянусь, вино не отравлено.

Сорделло поспешно проглотил густой красный нектар.

— С вами хорошо обращались?

— Да, повелитель.

Камал откинулся на подушки, и Сорделло поразился варварскому великолепию этого человека, напомнившего о виденных в детстве изображениях древних султанов — свирепых воинов. Но бей был молод и, очевидно, добр по крайней мере к нему.

— Как долго вы плавали с графом Клером? Сорделло молча смотрел на Камала, гадая, какая участь его ожидает. Откашлявшись, он нерешительно пролепетал:

— Когда мне исполнилось десять лет, я с разрешения графа стал юнгой.

— А сколько вам сейчас, капитан?

— Тридцать пять. Из них пять лет я командую кораблем.

— В таком случае, вы знали леди Арабеллу еще с рождения.

— Да, — нервно признался Сорделло.

— А графа?

— С тех пор как был мальчишкой. Я служил у него привратником, но ему было известно, что я мечтаю о море.

— А вы встречали сводного брата графа?

— Сводного брата? — недоуменно повторил Сорделло. — Да, очень давно. Но он умер, когда я был совсем молод.

Камал молился о том, чтобы Сорделло сказал, будто никакого брата вообще не было. Значит, хотя бы тут мать не солгала.

— Как он умер?

— Не знаю. Тогда случилось много всяких бед. Мой хозяин привез в Геную невесту, но между ними долгое время шли раздоры.

— Выходит, тогда она не была его женой?

— Кажется, нет. Она постоянно спорила с ним, но он неизменно был с ней мягок и нежен.

Камал задумчиво смотрел на полную вина чашу. Стало быть, и это правда. Лгала ли Арабелла, или сама ничего не знала?

— Расскажите мне об этом сводном брате.

— Насколько я помню, его звали Чезаре Беллини. Завзятый щеголь, но довольно приятный молодой человек. А почему вы спрашиваете?

Камал повелительно взмахнул рукой.

— Вы помните также генуэзскую графиню, Джованну Джиусти?

Сорделло с подозрением прищурил глаза:

— Смутно. Я несколько раз видел ее в Генуе.

— Она должна была выйти замуж за графа Клера? Сорделло встрепенулся, но тут же смущенно покачал головой:

— Это немыслимо! Граф всегда хотел жениться только на леди Кассандре! И ни на ком больше! Он едва не потерял ее. Помню, как хозяин метался в ярости, словно сами демоны владели им!

Камал поспешно подался вперед:

— О чем вы, капитан:

— Я почти ничего не знаю, но в один прекрасный день она с моим другом Жозефом была на прогулке, и обоих захватили бандиты. Убили Жозефа и такое сотворили с госпожой! Страшно сказать! Как она тогда выжила!

Все это замечательно, но Сорделло был совсем ребенком и вспоминает лишь то, о чем говорили окружающие. Какой малыш может понять, что такое измена! Все еще больше запуталось, и только его мать и сам граф знают, как все было на самом деле. Но сегодня Камал услышал по крайней мере два подтверждения заявлениям матери от человека, которому не было смысла лгать.

— Расскажите о леди Арабелле, капитан. Несмотря на неотвязный страх, Сорделло улыбнулся.

— Ах, такая живая, веселая озорница! Ничего не боялась! Граф ужасно ее баловал, но это ничуть не испортило малышку. И умница при этом! Не раз заявляла отцу, что не выйдет замуж, пока не найдет такого мужчину, как он или брат. — Сорделло внезапно осекся. — А почему вы спрашиваете о леди?

— Она здесь, — хладнокровно сообщил Камал. Сорделло вздрогнул.

— Успокойтесь, капитан. Дама здорова, уверяю вас. Лгун! Если она искалечена, вина ляжет на тебя!

— Но как она очутилась в Оране?

Камал едва удержался, чтобы не поведать Сорделло о предательстве графа, но слишком хорошо сознавал безграничную преданность этого человека Энтони Уэллзу. Он ничего не скажет против хозяина, наоборот, станет изобретать любые небылицы, чтобы выгородить его. Кроме того, Сорделло вряд ли знает что-то еще.

— Вам не придется долго томиться в плену, капитан, — сообщил Камал, поднимаясь. — Благодарю за разговор.

Он кивнул стражникам, стоявшим у входа в зал, и долго молча глядел в спину Сорделло.

Живая веселая озорница.

Ледяной ужас стиснул грудь Камала. Боже, что он наделал?

Камал встал над Арабеллой, наблюдая, как Радж осторожно втирает белую мазь в ее изуродованную спину.

— Это снадобье исцелит ее, повелитель, и снимет боль. Через два-три дня она встанет.

Камал снова оглядел покрытую сине-красными рубцами кожу, и вспомнил, как извивалась Арабелла, когда кнут змеей обвился вокруг ее тела.

— Ее грудь?

— Плоть цела.

Камал заметил в волосах Арабеллы засохшие брызги крови и, подняв жесткую прядь, стал освобождать ее от крошечных сгустков.

— Я буду давать ей опий, сегодня и завтра, — пообещал Радж. — Леди Арабелле нужно больше спать, чтобы набраться сил.

Камал кивнул:

— Переверни ее на минуту, Радж.

Евнух сжал плечи девушки и осторожно приподнял ее. Камал увидел тонкую красную линию, проходившую у основания нежного холмика, и другую, повыше, почти у самого соска. Он очень бережно провел кончиком пальца по рубцу, вспоминая вкус этих розовых бугорков, ее тихие крики, и запрокинутую в беспамятстве голову.

— Я побуду с ней немного, — сказал он.

— Как изволите, повелитель.

Радж снова положил Арабеллу на живот и выпрямился.

— Желаете, чтобы я привел на ночь Елену?

— Нет, — рассмеялся Камал. — Я решил выдать ее замуж. Ничего не говори ей, пока я не найду подходящего жениха.

— Вы так великодушны, повелитель, — сухо заметил Радж, но Камал уже ничего не слышал. Он взял руку Арабеллы и нежно погладил.

Глава 24

Хамил приблизился к маленькому костру и протянул руки над огнем. Рейну неизменно удивляло, что днем здесь невыносимо жарко, а ночами стоит зимний холод. Кроме того, она тревожилась за Адама, находившегося в постоянном напряжении, хотя внешне он казался спокойным и исполненным терпения. Она, так же как и Адам, знала, что Хамил получил сегодня вести из Орана.

Подняв маленькую чашечку, девушка пригубила густой турецкий кофе.

— Что вы узнали, Хамил? — не выдержал наконец Адам. Хамил продолжал молчать, решая, стоит ли говорить всю правду брату несчастной англичанки.

— Ведь с Арабеллой все хорошо, не так ли? — почти умоляюще спросил Адам.

— Да, — наконец выговорил Хамил. — Она… здорова.

Но он совсем забыл о том, как наблюдательна Рейна.

— Ну же, Хамил, зачем притворяться, — вмешалась девушка. — Что с ней случилось?

Хамил насмешливо поднял брови:

— Адам, вы уверены, что не хотите продать девушку? Для женщины она чересчур умна.

Он глубоко вздохнул и приготовился бросить очередную шутку, но при виде потемневшего лица Адама слова застряли в горле.

— Ладно, так и быть. Вашу сестру высекли.

— Что?! — заревел Адам, вскакивая.

— Ее избили? — тупо переспросила Рейна. — Но почему, Хамил?

Тот лишь пожал плечами.

— Садитесь, милорд. Она поправится. Вы сами утверждали, будто леди горда и так же покорна, как самум. Арабелла набросилась на Камала перед всеми невольницами гарема и стражниками. Вместо того чтобы казнить ее, как полагается по закону, он просто велел ее наказать кнутом.

— Я убью ублюдка, — прорычал Адам, сжимая кулаки.

Хамил не добавил, что его жена должна вот-вот родить, и на минуту забыл об Арабелле, преисполненный невыразимой радости. Все это время они считали, что Лелла бесплодна, но Хамил слишком любил ее, чтобы развестись и взять другую жену.

— Почему, — осведомилась Рейна, хватая Адама за руку, — Арабелла отважилась на подобное?

Хамил с сожалением отрешился от мыслей о приятном, обернулся к прелестной девушке, так серьезно глядевшей на него, и жестко сказал:

— Камал велел привести к себе вашу сестру на ночь, милорд. Преданный мне человек не знает подробностей, но, по-видимому, она сопротивлялась и даже пыталась убить его, и все ради спасения родителей. Но, должно быть, легла в его постель добровольно. Мой сводный брат в жизни не принуждал женщин, даже таких соблазнительных, как ваша сестра.

Адам смертельно побелел.

— Он ответит мне за все, Хамил, — с убийственным спокойствием пообещал молодой человек.

— Да, — медленно кивнул Хамил, — вероятно, так оно и будет. — И, мрачно нахмурившись, добавил: — И вот еще что: очевидно, именно Камал остановил палача и потом сам ухаживал за леди Арабеллой.

— Наверное, — резко бросил Адам, — боялся, что она умрет. А без нее ему нечем заманить моих родителей в Оран.

— Вряд ли, — возразил Хамил и, заслышав легкий шум, поспешно обернулся. — Рейна, — приказал он, — натяните колпак. Никто, кроме моего капитана Боролла, не знает, что вы женщина. И не всем моим людям можно доверять. Не хватало еще бояться за вашу безопасность!

Рейна украдкой осмотрелась и торопливо заправила волосыпод колпак.

— И всегда держитесь ближе ко мне или лорду Сент-Айвзу, — наставлял Хамил, — пока все не закончится. Члены команды не отличаются большой преданностью, и, кроме того, должен признать, вы — настоящее искушение для любого мужчины.

— Как и моя сестра, — сказал Адам, скорее себе, чем собеседникам. — Вы правы, Хамил, Рейна не отойдет от меня ни на шаг.

Он поднялся и нервно обошел костер.

— Мы должны немедленно предстать перед вашим братом, Хамил. Я не допущу, чтобы моя сестра терпела издевательства!

— Не сейчас, милорд. Не сейчас. Графиня, его мать, еще не появилась в Оране, и, что важнее всего, я не могу пробраться во дворец и тайком встретиться с Камалом. Вокруг него и днем и ночью кишмя кишат рабы и стражи.

— Черт бы его побрал! — рявкнул Адам. — Но ведь вашему шпиону удалось благополучно проникнуть во дворец! Я не могу дольше ждать, не зная, что с ней станется.

— Милорд, — заверил Хамил, — в ближайшее время ваша сестра не выкинет ничего из ряда вон выходящего. Она еще не оправилась. Нам следует выждать. И прекратите бегать, Адам. Садитесь! — упрекнул он, но в голосе не было строгости.

— Чего еще ждать? Пока приедет отец? Пока Камал убьет Арабеллу?

— Нет. Мы выждем, пока Камал не покинет дворец. И тогда не станем терять времени.

Атмосфера была такой напряженной, что Рейна поспешила вмешаться:

— Ваш сводный брат, Камал… никак не могу понять, какой он. Вы изображаете его то предателем, то благородным человеком.

— Вы правы, — вздохнул Хамил. — Меня раздирают сомнения. Я был готов поклясться всем святым, что он никогда. Не стремился отнять у меня власть и богатство. Брат воспитывался в Европе, и мне порой казалось, что он не вернется в Оран. Вряд ли он остался ревностным мусульманином — хотя его долг и обязанность чтить нашу религию, — и это меня беспокоит, поскольку не может человек, в котором нет истинной веры в мусульманские законы и обычаи, стать справедливым правителем. Хорошо еще, что рядом с ним Хасан.

— Кто такой Хасан? — поинтересовалась Рейна.

— Раньше он был визирем у меня, а теперь у Камала. Хитрый старый лис, который с радостью отдаст жизнь за то, чтобы справедливость восторжествовала, а власть сохранилась в руках одного из сыновей моего отца.

— Как часто вы виделись со своим братом, Хамил? — спросил Адам, снова усаживаясь подле Рейны.

Хамил пожал плечами.

— За последние девять лет он редко приезжал в Оран, но часто писал мне, и я многое узнал о европейских обычаях. Он мыслит совсем, как вы, милорд. Понимает, что движет Наполеоном, и оправдывает опасения и ненависть к нему англичан. Он… он образованный и неглупый человек.

— Возможно, — неожиданно воскликнул Адам, — именно мне стоит повидаться с ним с глазу на глаз.

— Нет, — резко бросил Хамил. — Подобная встреча закончится тем, что вы попадете в плен. — И видя, что Адам собирается спорить, холодно добавил: — Я не могу взять на себя ответственность за безопасность Рейны. Слишком долго я выжидал, милорд, думал и строил планы. Сожалею, что ваша сестра оказалась невинной жертвой, но это не меняет моих намерений.

— Знаешь, Адам, — вдруг заявила Рейна, — Арабелла никогда не отдалась бы человеку, который был бы ей безразличен.

— Ошибаешься, любимая, — устало выдохнул Адам, — она скорее всего пыталась таким образом спасти родителей.

— Я не подумала об этом, — вздохнула Рейна, глядя в умирающее пламя.

Хамил рассмеялся:

— Вероятно, это была одна из причин, милорд. Но знайте, что Камал красив, молод и силен. Женщины предлагали ему себя еще с тех пор, как он был совсем зеленым юнцом. — И в ответ на незаданный вопрос Рейны добавил с кривой улыбкой: — Он не так смугл и свиреп на вид, как я или твой господин, Рейна. Волосы Камала — как золото, а глаза — цвета Средиземного моря.

Рейна сокрушенно охнула и нахмурилась, очевидно, взвешивая все обстоятельства. Адам чертыхнулся. Он честно постарался представить себе, как его сестра отдается мужчине по страсти, но так и не смог. Она всегда была равнодушна к мужчинам, а ведь многие ее поклонники отличались приятной внешностью, благородством и хорошими манерами. Но трудно вообразить, что она склонится перед человеком, который угрожает ее родителям. Нет, Арабелла, конечно, пыталась пожертвовать собой ради безопасности отца с матерью. Но в ней нет ни хитрости, ни коварства. Ему стало еще страшнее за сестру, которая ни в чем не знала меры.

Адам снова выругался.

— Мы неподалеку от Орана, — проворчал он. — Не могу я сидеть и спокойно смотреть на то, что происходит!

— И тем не менее, — со стальными нотками в голосе отрезал Хамил, — вы сделаете так, как я скажу, милорд. — Поднявшись, он отряхнул широкие шальвары. — А если вас искушает соблазн ослушаться моих приказов, помните: ваша прелестная рыжеволосая невеста рядом, и, возможно, вам еще предстоит защищать ее. Завтра мы узнаем последние новости. А сейчас спокойной ночи.

Рейна была вне себя от радости, что догадалась сбежать к Адаму и теперь находится на его попечении. Пусть онтрижды подумает, прежде чем совершить какую-нибудь глупость.

— Адам, — умоляюще прошептала она, — ты ведь понимаешь, что Хамил прав.

— Знаю, — сухо пробормотал Адам, — но чувства мои неизменны.

Он представил Арабеллу на постели, придавленную могучим телом незнакомца, и слепая ярость застлала глаза. Рейна поспешила отвлечь любимого от тяжелых мыслей и, торопливо встав, обняла его за талию.

— Все будет хорошо, милый, — прошептала она, — вот увидишь.

Приподнявшись на носочки, Рейна поцеловала его. Сопротивление, которое она ощутила вначале, вскоре сменилось неистовой страстью.

Адам любил ее нежно, медленно, пристально вглядываясь в лицо охваченной экстазом девушки. Для него нет женщины дороже Рейны. Обращается ли этот Камал с его сестрой так же бережно? Гнев на никогда не виденного им раньше человека вновь взыграл в нем, и он быстро достиг наслаждения и рухнул на Рейну, тяжело дыша.

Девушка только вздохнула и удержала Адама, когда тот попытался отодвинуться.

— Любимая, — запротестовал он, — земля слишком тверда. Я боюсь раздавить тебя. Отпусти меня.

Но Рейна не подумала расцепить руки, хотя знала, что Адам опять думает об Арабелле.

— Ты снова покинул меня, Адам, — жалобно охнула она.

Адам с сожалением улыбнулся.

— К несчастью, — пробормотал он, — мысли часто уводят мужчину чересчур далеко от действительности.

— На этот раз я прощаю вас, милорд.

Рейна позволила ему отстраниться. Адам лег на спину и прижал девушку к себе. Она положила голову ему на плечо и закинула ногу на бедро.

— Это скоро кончится, Адам. Я тоже боюсь. Не только за Арабеллу, но и за наших родителей. Знаешь, мой отец наверняка не усидит в Неаполе.

— Конечно, нет. Вероятно, он уже встретился с моим отцом.

— Возможно, — спокойно заметила Рейна, — в нашу следующую встречу отец выслушает меня и даже согласится с моими доводами.

— Ты так веришь в способность к убеждению моего почтеннейшего родителя?

— Скорее в вашу способность подарить мне ребенка, милорд.

— Маленькая бесстыдница! Черт возьми, Рейна… Он осекся, внезапно осознав, что если в ее утробе уже зародилось дитя, вина лежит исключительно на нем. А ведь они по-прежнему спали в одной постели, и Адам не мог удержаться от того, чтобы снова и снова не брать Рейну, против всех доводов благоразумия.

А Рейна в это время благодарила Бога за то, что может отвлечь Адама.

— Куда мы поедем в свадебное путешествие? — осведомилась она.

— В Грецию, если не возражаешь. Возьмем «Кассандру» и поплывем в Эгейское море.

— Конечно, не возражаю. И буду очень рада. Девушка ощутила, как напрягся Адам, хотя он по-прежнему молчал.

— Адам? — нерешительно пробормотала Рейна.

— Не волнуйся, дорогая, — едва сдерживая гнев, ответил Адам, — Я не натворю глупостей.


— Отец, она прекрасна! И ты назвал ее «Фиелис», «Бесстрашная», совсем как мамину шлюпку! Ах, снова стать свободной и чувствовать соль на губах!

Она развернула парус, рассмеявшись, когда поднявшийся ветер растрепал волосы. Солнце сегодня было таким ярким, что Арабелла прищурилась и заслонила глаза рукой.

Почему так темно? Откуда такая боль?

— О Боже, она мертва, и это я убила ее! Ограда оказалась слишком высокой, отец! Диана была так горда, а я погубила ее!

Слезы скорби лились по ее щекам, а сломанные ребра терзали измученное тело. Откуда-то из мрака донесся мягкий голос, что-то говоривший ей.

— Папа? Пожалуйста, прости меня, папа. Теплая рука легко откинула волосы у нее со лба.

— Я прощаю тебя, — сказал все тот же незнакомец. — Ты должна думать лишь о том, чтобы скорее поправиться. Понимаешь, дорогая?

— Да, папа.

Почему она должна умереть?

— Все хорошо, родная. Нет, не шевелись. Лежи спокойно. Выпей это и заснешь.

Арабелла послушно приоткрыла рот. Отец бережно поддержал ее, и губы коснулись края чаши. Странно, почему спина невыносимо горит, ведь сломаны ребра. И лежит она на животе…

Темнота неудержимо надвигалась, поглощая ее, и Арабелла вскрикнула:

— Не покидай меня, папа! Не покидай!

— Ни за что. Я останусь с тобой.

Он сжал ее пальцы, и девушка глубоко вздохнула, успокаиваясь и медленно погружаясь в бездонную пропасть глубокого сна.

Камал осторожно отнял руку и сел поудобнее. Она считает его отцом, человеком, без всякого сомнения, любящим свое дитя. Ах, Арабелла, что ты сделала со мной? Ты своевольна, как необъезженный жеребенок, и непредсказуема, словно ветер в пустыне. Меня влечет к тебе, как бабочку на яркое пламя. Твоя красота заставляет меня трепетать, а глупая гордость вызывает желание хорошенько тебя поколотить. И теперь я причинил тебе столько боли, что ты, несомненно, возненавидишь меня. Я потерял тебя, хотя никогда не владел, если не считать той ночи, когда насладился твоей прелестью и погубил невинность, почувствовав, как ты льнешь ко мне, охваченная страстью.

— Что, во имя Аллаха, мне делать?

Он не сознавал, что говорит вслух, пока не услышал спокойный ответ Раджа, вернувший его к действительности:

— Не знаю, повелитель. Вы устали. Если хотите, я побуду с ней.

— Я дал ей опия.

— И теперь она проспит много часов, повелитель Камал поднял на евнуха встревоженные глаза.

— Она все время бредит и считает меня своим отцом.

— Тогда я тоже стану на время ее отцом, если она снова заговорит.

Камал ощутил невероятную усталость, тяжело навалившуюся на плечи, и медленно поднялся, опираясь на руку Раджа.

— Позови меня, если ей станет хуже.

— Хорошо, повелитель.

Радж проводил взглядом Камала, выходившего из спальни, и печально улыбнулся. Жизнь так проста для мусульманина, и на каждый затруднительный случай есть соответствующий закон, но человека, живущего по другим обычаям, подобно Камалу, ждет лишь боль разлуки, потому что англичанка рано или поздно покинет Оран, а если ее отцу причинят вред, ее ненависть будет жечь его всю оставшуюся жизнь.

За спиной вновь раздался голос бея, и Радж вздрогнул:

— Если она придет в себя, Радж, не посылай за мной и не говори ей, что я был здесь. — Печальная усмешка скривила его губы. — Я хочу, чтобы она поправилась, а мой вид, вероятно, снова лишит ее сознания.

Радж кивнул. Эту грустную истину ничто уже не изменит.

— О, Лелла, твой ребенок вот-вот родится.

— Только об этом я и молю Аллаха каждый час. И говорила Камалу…

Она осеклась, видя, как исказилось гневом лицо Арабеллы.

— Спина все еще болит?

Арабелла слегка поерзала на мягких подушках.

— Нет, теперь уже нет. Но мне так все надоело. Вот уже два дня, как я сижу здесь без дела, и все думаю, думаю…

— Ты должна отдыхать, чтобы восстановить силы.

— Зачем? — с горечью спросила Арабелла. — Чтобы Камал снова унизил меня? Силком потащил в свою постель? Назвал распутницей и лгуньей?

Лелла вздохнула и неожиданно вскрикнула, обхватив руками огромный живот.

— Что с тобой? — встревожилась Арабелла, садясь.

— Дитя. Кажется, время настало. Арабелла попыталась встать.

— Сейчас я помогу тебе, Лелла.

— Лежи! Я пошлю за повитухой. А ты оставайся здесь и молись, чтобы у меня родился сын.

Арабелла опустилась на подушки и начала молиться и думать, думать и молиться, ненадолго застывая, когда в комнату доносились жалобные вопли. Будет ли она так же кричать когда-нибудь? Кричать, приводя в мир ребенка Камала?

Девушка встрепенулась, стараясь отогнать его образ, неотступно стоявший перед мысленным взором. Камал приказал избить тебя, дура несчастная! Он твой враг, иначе просто не может быть!

Арабелла тихо застонала, но не от боли. Говоря по правде, она почти выздоровела, только спина еще очень чувствительна. Сегодня она отказалась от предложенного Раджем опия, предпочитая ясную голову постоянному туману, навевавшему неотвязные сны. Сегодня она вспомнила, что видела, как отец говорил с ней, гладил по голове и успокаивал.

Это был Камал!

— Нет! — простонала Арабелла, закрыв лицо ладонями. За дверью послышались шаги, и девушка быстро легла на спину и закрыла глаза.

— Леди Арабелла?

— Радж! Как Лелла?

— Все хорошо.

— Я слышала ее крики.

— Ребенок всегда рождается в муках. Пройдет еще немало времени, прежде чем дитя появится на свет. Я принес вам еду и целебное питье, чтобы вы больше отдыхали.

Арабелла хотела было отказаться, но передумала. Нет, лучше притвориться покорной и вялой, ни на что не способной. Лелла рожает, и конечно, в гареме царит суматоха, а стража, похоже, не так бдительна нынче. Может, ей удастся ускользнуть. Свобода!

По мере того как тянулся день, Арабелла поняла, что оказалась права. Радж не отходил от Леллы, а невольницы собирались под дверью роженицы и тихо переговаривались. Девушка надела шелковую джеллабу, натянула туфельки из голубой кожи и, расчесав волосы, связала их сзади лентой.

Ей удалось незамеченной прогуляться по саду и как следует разглядеть высокие стены и массивные ворота. Наконец Арабелла набрела на огромную иву, ветви которой свисали по другую сторону ограды. Сама судьба дает ей шанс сбежать. Широкая улыбка расплылась по лицу девушки. Неужели эти глупцы так уверены, будто гаремные невольницы слишком слабы, чтобы взобраться на дерево? Возможно, стражники обходят дворец караулом, но Арабелла уже все продумала. Конечно, женщине не скрыться отсюда, но мужчине…

И тут ужасная мысль омрачила девушку — у нее совсем нет денег! Но у Раджа, должно быть, хранится золото или какие-нибудь драгоценности.

Снова послышался отчаянный крик. Бедная Лелла! Пусть с ней все будет хорошо. Она единственный друг Арабеллы в этом ужасном месте.

Арабелла сжала кулаки так, что ногти впились в ладони. Ей очень хотелось побежать к Лелле, но Радж наверняка считает, что она спит под действием опиума.

Девушка медленно вернулась к себе и стала метаться по комнате в тревоге за подругу.

Было уже около девяти вечера, и только что народившаяся луна тускло освещала небосклон, когда Арабелла бесшумно вышла из комнаты. Все, в том числе и Лина, по-прежнему толпились у покоев Леллы. Служанка едва успела принести Арабелле ужин и заверить ее, что все идет как должно и дитя скоро родится.

Арабелле до смешного легко удалось похитить маленький мешочек с золотыми монетами из комнаты евнуха. Она сама не ожидала такого успеха и теперь с мрачной улыбкой привязала кисет к поясу и пригладила заплетенные в косу и туго обернутые вокруг головы волосы.

Легкой тенью скользя по саду, она добралась до ивы. Ах Лелла! Она и тут помогла ей. Арабелла предусмотрительно сделала из одежды и подушек некое подобие спящего человека. Если повезет, ее не хватятся до самого утра. Взобравшись на дерево, она помедлила, глядя вниз. Дворец обходил всего один стражник, да и тот, по-видимому, не очень ревностно относился к своим обязанностям. Девушка послала небесам еще одну безмолвную молитву, замерла, пока стражник не отошел шагов на двадцать, и только потом уселась на стену и ловко спрыгнула вниз. Выбрав камень потяжелее, она притаилась в тени и стала ждать, пока он вернется.

Стражник оказался довольно молодым и не слишком толстым. Арабелла облегченно вздохнула, слыша, как турок насвистывает веселую мелодию.

«Жаль, — мысленно обратилась она к нему, — но у меня нет выхода, и ты очнешься с сильной головной болью».

Он увидел ее лишь в тот миг, когда камень обрушился ему на голову. Бедняга удивленно охнул и рухнул на землю.

Арабелла чуть помедлила, прежде чем снять с него одежду. Поверх мундира на молодом человеке был широкий бурнус, не очень чистый, но крайне необходимый Арабелле, — он скроет ее волосы и фигуру.

Переодевшись, девушка нагнулась над солдатом и тихо выругалась. Ей нечем связать его!

Наконец Арабелла философски пожала плечами и оттащила несчастного в тень ограды.

— Надеюсь, тебя не скоро найдут, — тихо сказала она и направилась по крутому откосу к пристани.


— Повелитель, ваша невестка родила сына! Камал мгновенно встрепенулся, радостно улыбаясь.

— Превосходно! Лелла здорова?

— Да, повелитель. Уже за полночь. Вы хотите видеть ее?

— Ненадолго.

Камал быстро оделся и направился в гарем в сопровождении Али. Лелла выглядела бледной и усталой. К груди она прижимала младенца.

— Поздравляю, сестра моя, ты подарила Хамилу сына, а мне племянника!

— Он само совершенство, Камал, и. копия отца.

— Другого я и не ожидал, Лелла.

Он сел рядом и откинул с лица мальчика полотняную простынку.

— Нет, слава Аллаху, он пока не так красив, как его отец!

Улыбка Леллы неожиданно стала печальной, а глаза наполнились слезами. Она отвернулась, и Камал легонько притронулся кончиком пальца к ее щеке.

— Понимаю, Лелла. Я тоже любил брата.

— Да, — всхлипнула женщина, — знаю. Камал, почему это произошло? Он бьи таким прекрасным моряком! Как он мог упасть за борт?

Камал обнял их с младенцем, чувствуя, как горячие капли падают ему на шею. Еще свежая рана вновь раскрылась.

— Порой, — с трудом выговорил он, — судьба смеется над нами, а некие неведомые силы посылают испытания. От наших бед нет спасения. Все, что остается, — долг, соблюдение законов, написанных не нами. Нужно принимать все, как есть.

— Неужели ты должен отказаться от нее, Камал?

Он судорожно сжал кулаки, но хватка тут же ослабла. Камал осторожно опустил роженицу на подушки и выпрямился. Он выглядел измученным и сломленным.

— Мне так жаль, — тихо прошептала Лелла.

— Не надо, сестра, — криво улыбнулся Камал. — Разве ты не видишь, как томится Арабелла в моем гареме? Да она вскоре камня на камне от него не оставит, а заодно уничтожит и меня. Но ты устала, милая сестра. Спи. Утром я приду повидать тебя и моего чудесного племянника. Уже позд…

Но в этот момент раздались громкие отчаянные крики.

— Какого черта!

Радж с осунувшимся, искаженным лицом ворвался в комнату.

— Повелитель! Она исчезла! Стражник был найден у восточной стены, раздетым и без сознания!

Кровь заледенела в жилах Камала. Лелла приглушенно взвизгнула, но он даже не взглянул на нее и невозмутимо приказал немедленно привести стражника.

Он метался по спальне Арабеллы, разбрасывая узлы, уложенные под одеялом, когда перед ним предстал трясущийся стражник. Первой мыслью Камала было, что мужская одежда, по крайней мере поначалу, даст ей некое подобие защиты.

— Расскажи, как все было, — грозно велел он.

— Я ищу судно, отплывающее в Геную, — снова и, снова бормотала Арабелла, пытаясь говорить низким, как у мужчины, голосом. На лбу выступил пот от страха и усталости. Опасный спуск по крутому холму от дворца в город лишил ее последних сил. Девушка задыхалась. Город выглядел призрачной тенью в мертвенном лунном свете, а жуткая тишина заставляла сердце колотиться все сильнее. Арабелле казалось, что с минуты на минуту ее разоблачат. С каждым шагом она все больше хромала — сапоги стражника оказались велики и немилосердно натирали ноги.

Чем ближе она подходила к гавани, тем быстрее рос страх. Одинокий безоружный путник легко мог стать жертвой грабителей. Она старалась держаться в тени и упрямо не поддавалась панике.

Внезапно перед ней выросло несколько фигур, то ли пираты, то ли простые рыбаки. Они смеялись, переговариваясь о чем-то по-арабски. Девушка постаралась обойти их стороной и зашагала к трехмачтовому судну, опустив пон