КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591013 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235279
Пользователей - 108102

Впечатления

Stribog73 про Ружицкий: Безаэродромная авиация (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

В книге не хватает 2-х страниц.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Садальсууд (Самиздат, сетевая литература)

на вычитку и удаление пробелов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Приручить нельзя, влюбиться! (Любовное фэнтези)

книга хорошая но текст. пробелы большие ради увеличения объёма.
Я предлагала библиотекарям теперь может АДМИН прочтёт чтоб он создал папку НЕДОДЕЛКИ. НЕВЫЧИТАННОЕ, кто может чтоб исправили убрав эти огромные дыры и выложив заново текст...
Короче в библиотеке много подобных книг. То с ошибками, то с большими пробелами ради объема. Все ждём с нетерпением подобной папки чтобы туда отправлять подобные книги на доработку. Как есть папка

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Стоун: Одержимый брат моего парня (Современные любовные романы)

Моралисты, в свое время, байкотировали гастроли гениального музыканта Джерри Ли Льюиса.
Моралисты, в свое время, сожгли Александрийскую библиотеку.
Теперь моралисты добрались и до нашей библиотеки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Стоун: Одержимый брат моего парня (Современные любовные романы)

и вот такую грязь продают за деньги на потребу похоти. а в правилах куллиба стоит размещаем Любое ...фашизм, порнографию. И нам не стыдно ничуть. А это читают не только взрослые. Но и дети. Начитавшись пободного насилуют ВАШИХ же детей! Люди, одумайтесь пока не поздно!!!
АДМИН, не кажется ли ВАМ, что давно пора менять правила. Нас уже давно морально разложили и успешно продолжают с помощью вседозволенности....Вседозволенность чтобы русские

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Осирис (Фантастика: прочее)

https://selflib.me/osiris
у нас нет жанров яой, юри
книгу надо на доработку большие пробелы ради объёма книги

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Кентерберийская сказочка [Уильям Блум] (fb2) читать онлайн

- Кентерберийская сказочка (пер. Михаил Александрович Загот) (и.с. Купидон) 555 Кб, 168с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Уильям Блум

Настройки текста:



Уильям Блум Кентерберийская сказочка

Посвящается мальчику, который лег в канаву, чтобы там умереть. Его труп всех застал врасплох.

ГЛАВА 1

Дверь открылась. Вошел Фентон, строго посмотрел на ребят, и те разом закрыли рты.

– Поговорим о яичках. Насколько я знаю, на вашем жаргоне это теперь просто яйца, но, когда я был в вашем возрасте, мы говорили – яички.

Фентон, как всегда, был на высоте. Я проучился в соборной школе пять лет, и на моих глазах он довел свое искусство до совершенства. Он позволил ребятам вволю похихикать, потом благожелательно им улыбнулся.

– Вы, наверное, думаете, я собираюсь рассказывать то, что вам и без меня известно. Кое-что, может, и известно, но я вам все выложу начистоту. Растолкую, что за штука болтается у вас между ног, что она может и должна делать – а чего не может и не должна. Школа мне за это деньги платит.

Я все это уже слышал, но мальчишки засмеялись.

Мел зачирикал по доске, и даже те, кто поначалу недоверчиво хихикал – так уж вы нам все и расскажете! – сняли маску бывалых всеведов и всезнаек. Я посмотрел на Каниса-младшего: бедняга даже вспотел, так перепугался. Да, миленький, с тобой все ясно. Он стибрил у старшего брата одну книжонку и с тех пор только и пел про то, как все делается и почему, и даже намекал, трепло несчастное, что не только все знает, но и сам пробовал… а сейчас сидит и, кажется, от ужаса вот-вот в штаны наложит. Небось, читал что-нибудь совсем не про то, из другой оперы. И готов сквозь землю провалиться.

Волнующие слова – Вульва! Мошонка! Прикасаться! Щупать! – текли из доктора сладкой рекой, мальчишки горделиво и важно внимали – чего же хихикать, когда с ними на полном серьезе? – мне же хотелось расстегнуть молнию, вытащить наружу Большого Джона и издать воинственный клич: «Иду на вы!»

Я оглядел класс, и внимание мое привлекла одна шейка. Просто загляденье, а не шейка. Прямо глаз не оторвать. Чистенькая, загорелая, на воротник ниспадают шелковистые кудри… Ну, повернись ко мне лицом! Пошевелись хотя бы! Но парень сидел неподвижно. Я совсем извелся. Хотел даже украдкой пробраться вдоль класса и глянут на него, но от волнения вспотел, смешался, взмок и в итоге остался сидеть в своем углу.

Я услышал слово «яичники», встрепенулся и поднял голову – Фентон рисовал их на доске. Яичники? Но почему этот малый не желает повернуть голову? Интересуется яичниками? Вполне возможно. Урок тянулся в том же духе. Наконец Фентон спросил, есть ли у кого вопросы. Вопросы? Да хоть отбавляй! Сэр, скажите, пожалуйста, когда я открою счет? И что делать, если ей вздумается меня отшить? И когда, наконец, прелестная дама соблаговолит показать мне свои тайны? Когда хоть одна из них поймет, что этот неуклюжий толстяк – всего лишь форма, а содержание куда лучше? Семнадцать лет, а я еще ни сном ни духом. Семнадцать лет, а я все еще высиживаю в школе этот дурацкий Кембридж, и так еще ни разу… ни разу.

Доктор Фентон закончил отвечать на вопрос о плодородии, сказал, что на сегодня с яичек достаточно, и вышел из класса. Я снова взглянул на ангельскую шейку. Тут он повернул голову, и я едва не вскрикнул, хотелось сгореть со стыда, едва не вскрикнул. Но почему? Да потому, что постель мне с ним не делить, я даже не смогу к нему прикоснуться… а вот мечтать об этом иногда буду… Закричишь тут.

Между тем он заежился под моим взглядом и посмотрел на меня; тогда я властным орлиным взором обвел весь класс, и он отвернулся, а я снова уставился на него.

Узнать, кто он такой, было не трудно. Вместе с остальными он чинно направился к выходу, я хлопнул его по плечу и отозвал в сторону. Сурово посмотрел на него.

– Как тебя зовут?

– Тристрам.

Его большие карие глаза вопросительно воззрились на меня.

– А дальше?

– Тристрам Холланд. Большие карие глаза.

– Ладно. Иди. Только больше этого не делай.

– Чего не делать?

– Не возражай. Не делай, и все.

– Но я…

– Не возражай. Исчезни с глаз.

И я отвернулся. У меня была своя тайна.

ГЛАВА 2

Вечер еще только начинался, а экономика и география мне надоели до смерти. Я отодвинул книги в сторону и вздохнул. Что за кошмарная, идиотская жизнь! Я высунулся из окна – и увидел ее. Надо же! Я ведь прекрасно ее знал. Дженни, соседская девчонка… но такой я ее не видел никогда. Раньше это была просто малышка Дженни Траншан, угловатая девочка-подросток, которая с визгом таскала за волосы свою уродливую старшую сестру. И вдруг – маленькая женщина. Вот она лежит в соседском саду и нежится под сентябрьским солнцем, читает книгу, время от времени меняет позу, а я не могу оторвать от нее глаз – надо же! – и, стоит ей пошевелиться, мой Большой Джон шевелится вместе с ней. Я смотрел на нее во все глаза, упершись руками в стену. Хм-мм… Превратилась из девочки в женщину всего за одно лето, а я только что это заметил – даже дыхание перехватило.

А вот и сестра, Вероника, вышла и остановилась рядом с ней. Дженни подняла голову, улыбнулась. Вероника стоит молча, лицо недовольное.

– Сегодня твоя очередь отцу лед нести. – Я вчера носила.

– Ничего ты не носила. Валяешься в саду со своей дурацкой книжкой, а я бегай туда и сюда. Как же, тебе экзамены сдавать! Ладно, сдашь – тогда по-другому поговорим.

– Ну, хорошо, я отнесу лед.

– Конечно, когда я уже отнесла.

– Что же ты раньше не напомнила?

– Так бы ты и побежала. Почему нет?

– Потому что ты врушка.

– Перестань. Я бы все сделала. Сама знаешь.

– «Я бы все сделала. Сама знаешь». Уж знаю, как ты любишь ныть. Ладно, только сдай экзамены.

Прыщеватая, широкоплечая и толстая Вероника в ярости умчалась, а у Дженни вид несчастный, вот-вот заплачет. Но нет, не заплакала, взяла книгу и перевернулась на живот. Подвинулся и я, чтобы удобней было наблюдать за ней, шевельнулся и Большой Джон.

Я просидел у окна еще полчаса, вот так сидел и смотрел на нее, пока не услышал мамин зов: ужин на столе, а я еще руки не мыл и вообще почему я не в полной боевой готовности? Руки я и вправду не мыл, а насчет боевой готовности… Дженни снова пошевелилась.

За едой отец завел разговор про учебу, что я обязательно заработаю стипендию со следующего лета, а мама стала выпытывать, что входит в обязанности школьного старосты, этот разговор я мог поддерживать, не думая, а мысли все возвращались к лежавшей в саду Дженни. И как только мне такая чушь лезет в голову? Ей же всего тринадцать лет, как же я могу? Нет, не могу, и не по соображениям морали, не могу физически. Ее спальня находится в боковой стене их дома, окно смотрит прямо на нас. А что, если забраться на крышу, а она забудет задернуть занавески, и я, пусть мельком, но увижу ее всю, всю целиком, или части целого, дразнящие и манящие… Нет, не могу. Тайком лезть на крышу, сидеть там и караулить… Мерзнуть ради того, чтобы пощекотать нервишки Большому Джону, чтобы украдкой взглянуть на нее?

– Келвин, ты не слушаешь.

– Извини.

– Сынок, ради Бога, будь повнимательнее, когда с тобой говорит мать.

Его усы махнули мне, словно в знак согласия.

– Извини, отец.

– Ты всегда извиняешься, когда уже поздно.

Его усы чуть подрагивают, когда он открывает рот… и у нее так же, когда она шевелится?

Мама вмешивается: оставь ребенка в покое. Тут они начинают препираться.

– Папа?

– Не перебивай, когда мать говорит.

– Ну, Джордж. – Мама укоризненно смотрит на него, вздыхает. – Что ты хотел сказать, Келвин?

– Я вот что подумал: у меня через месяц день рождения, а ты сама говорила, что хорошо бы мне найти полезное хобби. Как насчет астрономии? Американцы высадились на луну. Спутниковая связь. Подарите мне телескоп, а?

ГЛАВА 3

Школа у нас была средненькая, я был единственный, кто в этом году претендовал на университетскую стипендию. Для меня это означало, что слишком много приходится делать самому. Но преподаватели и остальные ученики считали, что я здорово устроился. А раз так: «Кто завтра проведет тренировку по футболу с младшими?» «Эпплби, он все равно ничего не делает». Ладно, черт с ним, с этим футболом, даже с этими мальчишками – все это, что называется, как с гуся вода; бесило меня другое – появиться на поле в тренировочном костюме никак нельзя. Изволь, видите ли, красоваться в шортах, а ноги у меня кургузые и волосатые, обязательно найдется какой-нибудь умник, который крикнет: «страусиная задница». Кому охота такое в свой адрес слышать? И ведь я не обжора, два раза даже садился на бананово-молочную диету, но живот всегда был при мне, да и на груди жира хватало. Когда я в одежде, все видят только мое лицо – не Бог весть что, но не повод для оскорблений. Круглое, будто пудинг, вполне заурядное, зато я уже брился, и это ставило меня на ступень выше моих придурков-соучеников – все они так и ждали, когда начнут бриться. Короче, в спортивных трусах и футболке я весь наружу, моя тайна открыта для всех. На поле она – всеобщее достояние. Сто ярдов на пятьдесят, тридцать орущих детских глоток. И никуда не скрыться.

И в этот раз какой-то недоносок опять выкрикнул:

– Эпплби!

Хауэрт дал мне свой свисток, и вот я стою в центре поля и жду, похлопываю себя по плечам, подпрыгиваю, прикидываюсь спортсменом.

Ребята вразвалочку выбежали из раздевалки. Белые трусики на белых ножках, из фиолетовых футболок торчат белые головенки. По-утиному протопали ко мне через все поле, я дунул в свисток – половина из них забегали; остальные так и продолжали ходить утятами. Я еще раз свистнул, на сей раз громче, – и побежали все. Тридцать детишек – и все в моем распоряжении. Свистнул – встали, махнул рукой – побежали. Тоже мне, власть. Я достал из кармана лист бумаги и стал выкликать их по фамилиям, хотя что они мне? Плевать я на них хотел. «Здесь». «Присутствует». «Я». Один даже пропищал: «Явился по вашему приказанию». Но я не стал устраивать концерт.

– Брэнстон.

– Я.

– Холланд.

– Я.

– Кри. Холланд?

– Здесь.

Холланд с ангельской шейкой?

– Кершо.

Холланд с ангельской шейкой у меня на поле?

– Здесь.

Эта ангельская шейка будет бегать под мой свисток?

– Канис.

Ангельская шейка будет носиться по полю и дудеть на моей свирели?

– Я.

Ангельская шейка.

Я выстроил мальчишек на краю поля. Десять ярдов шагом. Десять ярдов прыжками. Потом попрыгали на четвереньках. Потом побежали. Ангельская шейка шел, прыгал, скакал и бежал вместе со всеми. Ах, какой способный! Прямо божество. Я прислонился к штанге и наблюдал, как эти эпилептики носятся по полю. После пятнадцати минут разминки я бросил им мяч, свистнул в свисток и вышел на центр поля, прикидываясь, что мне есть до них дело. Но дело у меня было только одно – наблюдать за Ангельской шейкой. Вот он кинулся на перехват, промазал и упал – внутри у меня все оборвалось. Он тут же вскочил на ноги – цел и невредим, – только вывозил грязью лицо и бок. Ничего страшного, вымоется.

Я знал, что в душе надо быть осторожным. Они не любят, когда на них кто-то смотрит, но я смотрел только на него – на него одного. Раньше вообще не было отдельных душевых кабинок, все мылись вместе, но однажды губернаторского сына схватила чья-то намыленная рука, и он доложил папочке, что ему это жуть как понравилось; зато это не понравилось папочке, и общим омовениям был положен конец – теперь пощупать кого-нибудь, даже из простого любопытства, было почти невозможно.

Тристрам держался скромно. Он вошел в душевую кабинку, аккуратно обмотав бедра полотенцем. Заняв место ближе к краю, он повернулся лицом к стене. Я видел лишь его круглые розовенькие ягодицы, но по ним что-то себе представить трудно. Поворачиваться он не желал… не могу же я просто так пройти мимо, склониться ему через плечо, глянуть вниз, вздохнуть и отойти. Он выключил воду… ну, повернись же! Но рука его метнулась к полотенцу, и самое сокровенное опять надежно укрыто. В следующий раз сам вызовусь провести с ними тренировку.

ГЛАВА 4

Мама явно была не в настроении, отец спокойно поглаживал усы. Мое появление в гостиной осталось незамеченным.

– Но это очень важный клиент, дорогая, – сказал он ей.

– Мне плевать, кто он на работе, но в нашем доме это самый обычный человек, и устраивать в его честь прием я не собираюсь – тем более, ты мне говоришь об этом за час.

– Я и не прошу тебя закатывать прием – просто накормить его и его жену. Ничего смертельного. Еды в доме, как мне известно, хватает.

– Неужели нельзя было предупредить пораньше? А то за час!

Чуть поведя плечами, словно в испанском танце, мама скрылась в кухне, а отец мне подмигнул – никогда не знаешь, как реагировать на его подмигивания. Он любил говорить, что, когда мне исполнится восемнадцать лет, мы с ним пойдем в бар и как следует выпьем, – и при этом подмигивал. Я улыбался, а он подмигивал снова.

– А кто вечером придет? – спросил я.

– Всего лишь клиент. Отнюдь не королева. А твоей матушке лишь бы шум поднять. Он консультант по бизнесу, его компания выпихнула его в Кентербери и арендовала ему жилище, но какое-то жуткое, вот он и собирается купить дом, рядом с Траншанами. Пришлось пригласить его на обед – пусть посмотрит, как мы наш дом оборудовали, а твоя матушка взяла и завелась. Со слабым полом, мальчик мой, надо быть начеку. Верно? Как дела в школе?

Я испустил стон.

– Вот и молодец. Когда все дается без труда, тут и жди беды. Но твои старания окупятся, увидишь. Верно?

От обязанности сидеть с ними за обедом я открутился. У меня, как всегда, было много работы, и отец еще раз сказал, что я молодец, и подмигнул, взяв с меня обещание спуститься вниз попозже. Мама что-то пробурчала, сунула мне печеные бобы и пару яиц, после чего я метнулся наверх и сразу выглянул в окно… но в соседском саду никого не было.

Когда позвонили в дверь, и снизу понеслись приветственные охи и ахи, я не стал дергаться и продолжал спокойно заниматься. Через два часа мой нос учуял запах сигар – значит, обеденная церемония завершилась, и сейчас явится матушка и объявит мой выход. Я решил опередить ее и сам вышел из комнаты – мама как раз ставила ногу на первую ступеньку лестницы.

– Вот и ты. Мы как раз о тебе говорили. Мистер Холланд хочет расспросить тебя о школе. Там теперь учится его сынишка.

Холланд? Опять эта фамилия. Холланд? Бегающий, прыгающий и скачущий Холланд? Переезжает на нашу улицу? Вот это номер. Не может такого быть.

Чете Холландов было под сорок, может, чуть больше сорока. Оба светловолосые, стройные, она была в длинном, каком-то летучем брючном костюме из бархата – я заметил, как моя мама с любопытством разглядывала его. Волосы мистера Холланда чуть поредели спереди, зато сзади их было с избытком, он вырядился во все синее – синий костюм, синяя рубашка, синий галстук. Ее рукопожатие было слабым, ладонь – влажной. Он пожал мне руку крепко и по-мужски – мол, будем приятелями. И он, и она – уж слишком красивенькие, уж слишком в себе уверенные.

– Я и не знала, что в вашей школе есть такие взрослые ребята.

В ее голосе слышался какой-то акцент, какое-то подвывание. Она ждала ответа. Они все ждали ответа. Но что я мог ответить? Сын Джорджа Эпплби – тихоня.

– Диана. Ну, что ты, право.

Это был глубокий и мелодичный голос культурного человека, он решил выступить в мою защиту и незаметно для других подмигнул мне. Еще один?

– Вот уж не думаю, что я его смутила, правда же..?

– Келвин. Келвин Эпплби, – услужливо подсказала моя матушка.

– Ничуть не смутила. – Теперь пришел на помощь папочка. – Он продолжает учиться в школе, чтобы заработать себе стипендию для Кембриджа.

– В самом деле? – Мистер Холланд улыбнулся мне. – И много ли парней из вашей школы претендуют на стипендию?

– В этом году – только Келвин. Это опять-таки отец.

– Единственный из всей школы, – подхватила матушка.

Холланды понимающе переглянулись. А катитесь вы куда подальше.

– Ну, и что у вас за школа? Тристрам – ты его, конечно, не знаешь, он вдвое меньше тебя, – мой сын.

– Наш сын, – вставила его жена.

– …наш сын туда только перешел. Для него это нелегкое испытание – привыкать после Лондона, – и он нам мало что рассказывает. Но он освоится, это точно. Ты ведь его не знаешь?

– Там сотни мальчиков учатся. – Это матушка.

– Пусть парень сам ответит. – Это отец.

Я знаю Тристрама, мистер Холланд. Знаю вашего мальчика. Знаю каждую складочку на его розовой шейке. Хотел бы узнать его поближе.

– Блондин? – спросил я.

– Он самый.

– Мы вместе ходим на физкультуру. Сегодня я проводил с их классом тренировку по футболу.

– Как чудесно. – Это уже мать Тристрама. Бедняга Тристрам. Родители, похоже, рвут его на части. – По-моему, в играх с мячом он не силен, да? – спросила она, и мне показалось, что ее муж снова мне подмигнул.

– Не хуже других. Многие из них вообще в первый раз футбольный мяч потрогали. – А уж о моих шариках и говорить нечего. Ладно, хватит умничать. Поскорее, что ли, отпустил бы меня с миром.

Но они продержали меня еще целый час, выпытывая насчет школы, моих успехов, пели про будущие успехи Тристрама и про то, какой здесь чудесный уголок Кентербери. Вообще-то весь Кентербери – просто чудо, но этот его уголок особенно прекрасен. Да, конечно, жилье здесь дорогое, зато двух одинаковых домов не сыщешь, и от одного до другого никак не меньше пятидесяти ярдов. В один голос они сообщили, что около каждого дома стоят две машины, а возле некоторых – даже три. Здесь самое место для синих рубашек, синих костюмов и галстуков, а также брючных костюмов из бархата. А если я установлю на крыше платформу и поставлю на нее телескоп, я, вполне возможно, буду видеть и тот дом, и другой, и ту спальню, и другую. Так что, Холланды, поселяйтесь на нашей Малберри-роу. На прощанье я пожал им руки: одно рукопожатие – слабое и влажное, другое – крепкое и по-приятельски мужское.

Выйдя из гостиной, я попрыгал на первой ступеньке лестницы, чтобы они услышали – я ушел спать. Сам же подкрался к их двери, опустился на колени и прислушался. Разговор велся негромко, и я улавливал лишь отдельные слова, но все равно стоял на коленях и вслушивался – очень хотелось узнать, что же они обо мне говорят. До моего слуха донеслось «воспитанный», «приятный»… это что же, черт подери, обо мне? Да о чем угодно. Вот мерзавцы, хоть бы одно предложение произнесли громко… наверняка это все обо мне, о том, какой я обаятельный и зрелый человек. «Воспитанный». «Приятный».

Я пошел спать, и волны сна понесли меня Бог знает куда: я стал всезнающим гуру Малберри-роу, и мир сидит у моих ног и внимает моей мудрости. Отец отрастил висячие усы, а мать побрилась наголо. По бокам от меня устроились Тристрам и Дженни, они преданно смотрят мне в глаза и поглаживают мои ноги. Самое заветное их желание – дождаться моей улыбки. Они ждут ее неделями, и когда, наконец, лицо мое расплывается в улыбке, вместе со мной расплывается весь мир, и вокруг его глаз вспыхивают лучики морщинок. Руки Тристрама и Дженни тянутся выше, к Большому Джону, он величественно покачивается между ними, они по очереди его целуют. Окаменевшие ступни слегка поистерлись от пылких прикосновений паломников, но Большой Джон неизменно силен и крепок. Моя рука стискивает его. Увы, всего лишь моя.

На следующее утро я проснулся поздно – мама суетилась вокруг меня, отец же возражал: иногда человеку невредно и отоспаться, а в школу он меня подвезет. Мама: так я совсем разленюсь, отец – ничего, я это заслужил. Интересно, чем же? И за что?

Когда мы забрались в машину, отец сунул мне пятерку и похлопал по колену.

– Ты их заслужил сполна.

– За что? То есть спасибо.

– Можно не благодарить, а за что – разве не ясно. Этих Холландов ты смел, как ураган. Мало того, что они переезжают в дом девятнадцать, все свои юридические дела она будут вести через мою фирму – и только через нее. А это – немалый фронт работы. Верно?

– Ну, отлично.

– Вот видишь. Что посеешь, то пожнешь.

– В смысле?

– Любое дело нужно готовить. А значит – оказать дополнительную услугу. Расположить людей к себе.

– Понял.

– То-то же. Посеешь семя – оно обязательно прорастет.

Во время ланча в школе вопрос переезда Холландов на Малберри-роу вдруг встал с новой остротой. Я был дежурным по столовой и, в частности, обслуживал стол, за которым сидел Тристрам. Какой-то обормот умыкнул у него из-под носа порцию гороха, и Тристрам сидел, тоскливо озираясь по сторонам глазами подстреленного оленя. Но вот увидел, что обжора напротив навалил себе гороха столько, что едва помещалось в тарелке. Тристрам дернулся всем телом, и на лице обжоры вспыхнула мучительная боль. В следующую секунду половина его гороха перекочевала к Тристраму.

– Тебе это так не пройдет, – пригрозил обжора.

Я был готов прийти на помощь, совершить обряд жертвоприношения. Закричать, что, если хоть один волос упадет с прекрасной головы Тристрама, большой обжора превратится в двух маленьких.

– Сам будешь бить или компанию соберешь, толстопузый? – окрысился на него Тристрам.

– Да ты…

– Что я, толстопузый?

– Ну, погоди. Я тебе сделаю.

– Неужели?

– Посмотришь.

Они умолкли и уткнулись в свои тарелки, у меня же совершенно пропал аппетит. Я взглянул на кучку дерьма, дымившуюся передо мной, потом на Тристрама… аппетит пропал начисто. Ненасытные зверьки подталкивали мне свои тарелки за добавкой… ничего, поберегите желудки. Все три оставшиеся куска мяса – даже не разрезанные пополам – я с улыбкой положил ему, он чуть вспыхнул, а остальные застонали над своими тарелками. Что я, совсем очумел? Я и сам слега вспыхнул.

После короткой молитвы я отловил его у выхода из столовой.

– Я вчера с твоими родителями познакомился.

– Да?

«И что дальше?» – прочитал я в его взгляде.

– Ты, наверное, переедешь на нашу улицу – через дом от меня.

– Да. Я знаю.

Его слова означали «Это все?», а мне хотелось притиснуть его к груди и воскликнуть: «Нет, не все, сладкий мальчик с шелковой кожей. Далеко не все». Увы, мало ли чего кому хочется. Но я на него не обиделся. К тому же, парень явно смутился. Как же, первогодок разговаривает с самим школьным старостой! На его губах обозначилась легкая улыбка, и он убежал по коридору… какой стройненький… просто загляденье…

ГЛАВА 5

В хорошие дни обязательно происходит что-то хорошее. Во всяком случае, должно. А вдруг не произойдет? Наступила суббота, тот самый день. Мне восемнадцать лет. Мальчик, сынок, малыш, в ночь с пятницы на субботу я почти не сомкнул глаз.

– Келвин. Выйди, посмотри, что на улице. Родители с сияющими лицами стояли на тротуаре. Я посмотрел вдоль улицы. Возле дома через один от нас стоял грузовой фургон. Это переезжают они… переезжает он! Я вздохнул, потом вздохнул уже по другому поводу. Откуда родителям известно, что переезд Холландов меня так обрадует?

– Нравится, сынок?

Нравится? Что? Это замечательно, но мне что с того? Неуклюжему толстяку?

– Он даже не может слов найти от счастья. Они все знают? Но откуда?

– И цвет – лучше не придумаешь, правда?

Цвет? С ума они, что ли, соскочили? Ну, розовенький, дальше что? Может, мне все это снится? Бред какой-то.

– Ну, скажи что-нибудь.

Я взглянул на родителей, их глаза метнулись от меня на дорогу, потом снова на меня. Я перевел взгляд на дорогу. Вот оно что! За деревьями я не увидел леса. Перед домом стояла голубая легковушка, мини. Подарок на день рождения! В крыше небольшое выдвижное отверстие, и из него торчит телескоп – большой, белый, свеженький, нацеленный в небо. Машина! Читай «свобода»! Какое подспорье тому, кто ищет вожделения и власти! Колесить по этому благонравному городишку. Ездить в эту благонравную школу. Возить в нее Тристрама. И телескоп – смотришь вверх. Смотришь вниз. В чужие сады. В чужие комнаты. В спальни. В грузовые фургоны. Здорово! Как здорово! Лицо мое расплылось в улыбке, даже ноги задрожали. Родители взволнованно вглядываются в меня, наши глаза встречаются, и я вижу их радостные улыбки.

– Вы такие добрые.

– Ты нас не подведешь, сынок, мы знаем.

Отец вытянул руку из-за спины – он держал номерные знаки.

– Я буду тебя учить – в выходные, по вечерам. Садись в машину.

Он протянул мне ключи, я отпер дверцу и залез внутрь. Вот оно, пьянящее чувство собственника! Я нажал ногой сцепление, стиснул руль. Рука потянулась к переключателю передач, я взглянул в зеркальце. В нем виднелся край тротуара, ноги мамы… Эдипова комплекса у меня нет, к маминой юбке не привязан, могу ехать куда угодно. Я чуть повернул зеркальце, чтобы видеть дорогу… фургон, а возле него – Тристрам в джинсах и футболке. Раньше я видел его только в форме или в спортивной одежде на поле. Сейчас он выглядел старше, чем в школе. Отец через крышу положил мне руку на плечо. Я смотрю на Тристрама – и ко мне прикасается чья-то рука.

– Прокатимся вокруг квартала?

Шеренга тутовых деревьев. Поворот направо, еще раз направо – круг по кварталу. Из фургона грузчики выносят стулья. Современные, полукруглые. Тристрама и остальных Холландов не видно, ушли в дом. Ничего, теперь есть телескоп, от меня не скроешься.

А машинка что надо… я предавался фантазиям, а отец сидел за рулем, мы объехали квартал дважды.

– На первый раз хватит, верно? Займемся телескопом.

Мы подняли его на крышу, и я принялся изучать инструкцию: как вести наблюдение и все такое, но отец велел мне не беспокоиться и не спеша собрал телескоп сам. Огромный! Длинный, белый, на трех алюминиевых ножках. Я посмотрел через него на небо. Глаз уперся в облако.

– Не смотри на солнце. Ослепнешь.

Про это я уже знал и круто повернул телескоп в сторону дороги, к дому Дженни, который отстоял от нашего на пятьдесят ярдов. Виден даже раствор между кирпичной кладкой, если хочешь, считай трещины. А вот и окно в ванную… видна каждая щетинка на зубной щетке… кружка и зубная щетка заполнили весь окуляр телескопа. Я подрегулировал линзы. Изображение укрупнилось, но стало более расплывчатым. А человеческое тело можно расчленить на части, по шесть дюймов. Рука, грудь, коленка – все само по себе, как отрубленное. Только четко настроить линзы…

– На что ты смотришь?

– На зубную щетку.

День рождения мы отпраздновали в старом баре-ресторане, и я едва не умер от скуки – спасибо, за соседним столом сидела девушка. Не сказать, что хорошенькая, но молодая, с густой копной блестящих волос. Изредка она поглядывала на меня, и ей было ясно: меня вывели в свет мамочка и папочка – чтобы вывести их сам, я еще недостаточно взрослый. Впрочем, она тоже обедала с родителями, и чем она, спрашивается, в таком случае лучше меня? Я даже хотел ей улыбнуться как товарищу по несчастью, но воздержался – в ответ на мою улыбку она бы только фыркнула.

Дома отец задремал в гостиной, а мама поцеловала меня в щеку.

– Может, сходишь к Холландам, узнаешь, не нужно ли чем-нибудь помочь?

– У меня уроков полно.

– Сегодня твой день рождения. Можно и передохнуть.

Я вышел из дому и неспешно побрел по улице. Будто бы просто иду мимо, вижу, что люди переезжают, облокачиваюсь на их калитку, улыбаюсь приятной улыбкой.

Я остановился у калитки, улыбка наготове. На горизонте – никого. Я все равно улыбнулся, для пробы. Постоял минуту-другую. А что, если просто открыть калитку, пройти по дорожке, постучать в дверь и улыбнуться, когда в проеме появится вопрошающее лицо? Неудобно как-то. Удобно или нет – давай, друг, топай по дорожке. Я снова напялил улыбку. Кажется, не очень-то получилось. Я скорчил гримасу, и в эту секунду открылась дверь.

– Мы тебя заметили из окна. Ты к нам?

Так. Покраснел до корней волос. Хоть сквозь землю проваливайся. Значит, я стою тут в тоске, мнусь, а они за мной наблюдают.

– Да, – каркнул я и попытался открыть калитку. Mиссис Холланд стояла в дверях и смотрела на меня, и Бог знает еще сколько Холландов подглядывали из-за занавесок – бедняга, не может справиться с калиткой, даже вспотел.

Калитка открылась. Но мне уже не до улыбки. Лучше бы домой.

– Помощь не требуется? – спросил я.

– Очень мило с твоей стороны, но мы как раз сделали перерыв, попить кофе.

Жестом хозяйка пригласила меня войти, я споткнулся о ступеньку и, чтобы не упасть, схватился за то, что подвернулось под руку. Миссис Холланд вскрикнула, потому что я цапнул ее за бедро, тут же в испуге отпустил руку и все-таки упал.

– Ой, извините ради Бога…

– На какой-то жуткий миг, Келвин, мне показалось…

– Правда, извините.

– Ничего страшного. Бывает.

– Извините.

– Пустяки.

– Что там такое, мама? – Это появился Тристрам.

– Дорогой, у тебя все знакомые нападают на матерей твоих приятелей?

Очень остроумно.

Он посмотрел на меня.

– Я споткнулся. Чуть на твою маму не упал, – объяснил я извиняющимся тоном.

– «Чуть»! – не удержалась она.

– Ерунда. С ней все так поступают.

– Тристрам! Как не стыдно!

– Извини. Это шутка.

– Тут все только и делают, что извиняются, – сердито заявила она ему, и он пожал плечами. Что-то мне в этой женщине не нравилось, как она выражается, вообще все.

Я подмигнул Тристраму, но он не отреагировал. Почему? Не хочет отвечать взаимностью? Встал с левой ноги? Не реагирует. Я покраснел в третий раз.

– А с Траншанами вы познакомились?

– С кем? – спросили они в один голос.

– С вашими соседями.

– С какой стороны?

– Ближе к нашему дому.

– У них там живет прыщавая толстуха, – заметил Тристрам.

– Это Вероника, – подтвердил я.

– Может, отведешь Тристрама с ними познакомиться?

– Мама!

– Их, скорее всего, нет дома.

Я хотел помочь грузчикам, которые тащили стол, но они решительно меня оттеснили. Миссис Холланд кинулась за ними в дом.

Я взглянул на Тристрама. Он тоже собирался исчезнуть. Надо как-то его задержать.

– Тебе здесь нравится? – спросил я.

– Нормально. От школы далековато, а автобуса нет.

– Всего двадцать минут, если знаешь дорогу.

– Все равно это долго, если дождь идет.

Только не надо нагло хвастаться, Эпплби. Как-нибудь поскромнее.

– С этим скоро все будет в порядке. Мне на день рождения машину подарили.

Хотя бы так.

– Ты умеешь водить? – Вот и вся его реакция.

– Пока нет. – У меня теперь своя машина! Своя, черт тебя дери! У меня! Слышишь, мальчик? У меня есть своя машина!

– А еще что-нибудь подарили? Гад какой!

– Телескоп. Настоящий.

– Везет людям! Машина и телескоп. Мне никогда таких подарков не делали.

Все-таки оценил.

– Мне тоже. – О, Господи. Понимай так: в твои годы не делали, мальчик мой. – Родители изменились в лучшую сторону.

– Когда? – Он улыбнулся, и я весь растаял от счастья.

– На мой восемнадцатый день рождения, – ответил я с улыбкой. Какие у него потрясающие белые зубы!

– В школе ты совсем другой, – сказал он, потом взглянул на меня так, будто ляпнул что-то лишнее.

– Какой же?

– Не знаю.

Ах, как приятно! Я просто млел от счастья.

Мы вышли в сад, и он показал на окно своей комнаты.

– Большая, выходит прямо в сад.

– Значит, будешь наблюдать, как Траншаны загорают.

– Она толстая и с прыщами.

– Там не все такие.

Мы подошли к забору, разделявшему два сада, и посмотрели на ту сторону. Прямо под нами собирала цветы миссис Траншан, ее русые волосы заметно поредели, кое-где даже просвечивал череп. На ней был коричневый халатик поверх синих спортивных штанов, подоткнутых в обрезанные у лодыжек сапоги. Мы несколько мгновений созерцали ее череп, потом я кашлянул. Она даже подпрыгнула.

– Ты забрел не в тот сад. А это еще кто такой?

– Тристрам Холланд. Он только что сюда переехал.

– Вот как? Один?

– С семьей.

– Понятно. Сколько тебе лет?

– Сегодня исполнилось восемнадцать.

– Я не тебя спрашиваю, балда. Его.

День рождения-то был у меня. В этот день этот вопрос всегда задавали именно мне. Черт.

– Четырнадцать.

– Понятно. Я тебе вряд ли понравлюсь, но с Дженнифер ты, может, и подружишься. Где она? Дженни!

Голос ее заполнил весь сад.

На пороге дома появилась маленькая фигурка.

– Иди сюда.

Она была в школьной форме: серое платье, белые носки, белая блузочка и полосатый галстук. Какие груди под этой блузочкой! Какие ножки между верхом ее белых носков и краем юбки! Какое личико! Какая походка!

– Это Тристрам Холланд. – Миссис Траншан показала на Тристрама, не вдаваясь в объяснения. – Ему четырнадцать лет, он теперь живет в соседнем доме. Можешь с ним поговорить.

И ушла, удалилась со своими цветами.

Дженни и Тристрам смотрели друг на друга через забор, ей было неловко из-за матери, ему из-за того, что неловко было ей, а может, и из-за того, что рядом стоял я.

– Тристрам учится в соборной школе вместе со мной, – попытался я разрядить обстановку. Но они молчали. Я предпринял вторую попытку, стараясь, чтобы голос звучал как можно сердечнее:

– Как дела в школе, девушка?

– В следующем семестре будем ставить Шекспира, мне дали роль Пака. Хотели сделать из меня фею или плотника, но я буду играть Пака.

Господи. Почему именно Пак?

– «Сон в летнюю ночь»? – спросил Тристрам.

– Да. Ты тоже в спектаклях играешь?

– Никогда. Мне предлагали только девчачьи роли, и отец был против. Правда, сейчас у меня голос стал гуще…

– А почему? Почему отец был против?

– Не знаю. Наверное, потому что это баловство и глупости.

– Если играть по-настоящему – ничего подобного.

Во времена Шекспира мальчики всегда играли девочек. А я буду играть Пака – он же мальчик.

– И какой у тебя будет костюм? – потребовалось узнать мне.

– Пока не знаю, но главное, чтобы в нем можно было прыгать. Что-то легкое, воздушное.

Да. Да. Конечно же. Легкое и воздушное. И у Тристрама – тоже.

Я отошел в сторонку, давая детишкам поговорить. У них свои общие интересы, я для них слишком стар, что им со мной? Но и друг с другом они держались настороже – не враждебно, а именно настороже, так обнюхивают друг друга две собаки. Скорее всего, они без особого труда подружатся. Сразу видно.

Потом одновременно закричали обе матери. Оклик миссис Холланд – с легким акцентом, чуть в нос – слился с громким открытым зовом миссис Траншан.

– Трисдженнитрам!

– Еще увидимся.

– Может, я буду с Вероникой.

– Это твоя сестра?

– Да.

Они помолчали. Я усиленно разглядывал траву.

– Это которая толстая, – вдруг заявил Тристрам.

– Нет. Не нужно так говорить.

– Просто я хотел узнать, она это или нет. Она ведь толстая?

– Не в этом дело. Будь у тебя сестра, ты бы не хотел, чтобы про нее так говорили, правда же?

– Говори про моего брата такое сколько влезет – мне плевать. Он на каникулы приедет.

– Плевать?

– Плевать.

И они дружно заржали.

Дженни вприпрыжку побежала к дому, и ее юбчонка поскакала вместе с ней… Господи, где же те воздушные белые одеяния, которые должны хлопать, словно крылья? Юбочка метнулась вверх, и на мгновение взгляду открылись белые облегающие трусики с розовыми и голубыми цветочками, цветочки росли прямо на коже… видение исчезло. Тристрам тоже смотрел ей вслед.

– Думаешь, я зря это сказал?

– Что?

– Насчет ее сестры.

Зря, наверное. Но это неважно. – Я продолжал смотреть в сторону ее дома. – Она ведь с тобой согласилась и вообще может отыграться на твоем брате, когда он вернется.

Мы пошли назад по саду.

– А она ничего, правда? – задумчиво произнес он. Еще как ничего.

– Правда. Очень красивая.

ГЛАВА 6

– Восемнадцать лет, а вид такой, будто со смертью в жмурки играл. Когда лег спать?

– Поздно, мама.

– Знаю, что поздно. Во сколько? И чем вы занимались?

– Ходили в «Голубую канарейку». Ты сама сказала, что мне надо развлечься.

– И как, развлекся?

– Вроде бы.

– А когда пришел, все чем-то гремел. Надеюсь, ты не напился?

– Нет, мама. Я телескоп устанавливал.

– Я знаю, что ты был на крыше. Я так отцу и сказала. Но в час-то ночи?

– Да, мама.

– Я говорила отцу, что покупать телескоп не надо. Теперь ты совсем спать не будешь.

– Если повезет, мама.

– Что?

– Нет, ничего.

Поспать мне как раз довелось – к сожалению. «Голубая канарейка»? Голубая офигейка, чтоб мне пусто было! Стояла полная луна, поэтому Дженни, видите ли, понадобилось задернуть занавески. А я пялился на нее сквозь пятифутовую алюминиевую трубку, изучал занавесочку. Черно-голубая с красной крапинкой. А полюбоваться на ее фигурку – фигушки.

Надо же, такое расстройство после такого позорного вечера в этой Голубой одурейке! Пригласи ребят, сынок, покутите немного. Покутить, папа? Вы же так это называете, сынок? И дает мне десятку. Да уж, папочка, покутили. Педро, Джеффри, Пол и Саймон – они все ушли из школы и теперь работают, все мои бывшие друзья. Они сказали – давай устроим мальчишник. Никаких баб. Я себе подумал – где их взять, этих баб? Короче, пришли мы в эту «Голубую канарейку». Давай, Келвин, еще по одной. Давайте, ребята, гулять так гулять. Слушай, старый, ты посмотри, какой товар! Такой бюст, что через пего к личику не подберешься, а, Келвин? Давайте, братва, сделаем Келвину подарок на день рождения? Эй, грудастая, иди сюда, познакомься с нашим другом. У него сегодня день рождения, он угощает. Хочешь выпить, грудастая? Да не нравится мне ваша грудастая! Уберите ее отсюда с ее титьками, которыми можно в футбол играть! Что, Келвин, неужто ты ее не хочешь? Ну, в чем дело, спрашивает она. Да вот, у нас тут именинник, а ты – подарок на день рождения. Я? Подарок? Вот этому? Ну да, кому же еще? Вы, что, ребята, совсем сбрендили? И давай все дружно ржать, а мне что оставалось? И я вместе с ними. Потом раздолбай Педро говорит: он парень что надо, это шмотки весь вид портят. А под ними, между прочим, – крепкое и мускулистое тело. Ты бы его видела в форме. В какой такой форме? В школьной, в какой же еще? Он ведь у нас школьник. Тут она едва концы не отдала. Ну и я как бы повеселился. Но, кстати, ребятишки мои в этот момент что-то поскучнели, рожи у них вытянулись – жалеют, небось, что школу бросили. То-то же, посмотрим, кто будет смеяться последним. Ко мне еще эти сисястые футболистки будут в очередь стоять.

В общем, приплелся я домой – и на крышу, к телескопу. Пару минут созерцал звезды, но разве какая-нибудь звезда может сравниться с девичьим сосочком? С неба звездочка упала, стало на небе темно… тоска, да и только… Дженни, я хочу… но ее занавеска задернута.

Что же это за кретинская жизнь, и все в ней через задницу? И матушка орет, что к тридцати я с таким режимом сдохну. И вообще, сынок, будешь омлет или тебе налить опохмелиться? А, сынок?

Почти всю следующую неделю моих детишек я не видел. По дороге в школу и из школы Тристрам мне как-то не попадался, в школе наши пути тем более не пересекались. А понаблюдать за Дженни не удалось по техническим причинам – все вечера шел дождь, а мокнуть на крыше ради мимолетного видения – я еще не настолько очумел.

В субботу утром я здорово разоспался. Едва выбрался из постели, в комнату вошла мама. Я тут же снова нырнул под одеяло. Могла бы и не входить без стука, должна знать, что я стесняюсь.

– Да, мама.

– Пришла посмотреть, ты все еще дрыхнешь или уже встал.

– Уже встал.

– Где же встал, когда лежишь.

– Сейчас спускаюсь.

– Яйца вкрутую будешь?

– Угу, спасибо.

Я для порядка постонал, позевал, потянулся как следует, высунулся в окно – привет, свежий воздух! Привет, привет, привет. Посмотрел в сад Траншанов – там в шезлонгах рядышком, развалясь, сидели Дженни и Тристрам. Возле них – стопка школьных учебников. Они не разговаривали, а зыркали глазами по саду, искали, на чем бы остановить взгляд, о чем бы поговорить, – короче, как-то даже тяготились обществом друг друга. Почему каждый раз, когда я ее теперь вижу, у меня все словно замирает внутри, и все мои силы переползают вниз, в мой осатаневший член? Стоило мне посмотреть на нее, и все тело сковывала какая-то тупая боль. Мне никогда не заставить ее прикоснуться ко мне, да и самому к ней не прикоснешься… но мне все время так этого хотелось! И вот Тристрам растянулся рядом с ней, позевывая, не зная, что сказать. Ну, пусть ему всего четырнадцать, он, что, не видит, рядом с чем лежит? Нашел время зевать. Ну, мальчик, прикоснись к ней.

Она увидела, как он зевает, и захихикала.

– Когда у тебя рот открытый, ты такой смешной! Он улыбнулся ей, потом они заулыбались вместе.

– Мама говорит, когда я улыбаюсь, я похож на старичка. Правда, что ли?

– Вроде нет. Как думаешь, Келвин поможет мне с математикой?

– Сомневаюсь. Он уж сколько лет как все это прошел. Тебе мог бы помочь я, да у вас, небось, по-другому учат. И спрашивают по-другому. Может, у нас даже программы разные. – Он вопросительно взглянул на нее.

– Вряд ли. Мы же в одном районе, скорее всего, программы у нас одинаковые. Келвин, конечно, мне поможет, даже без особого труда.

– А ты разве его так хорошо знаешь?

– Мы живем по соседству с тех пор, как я родилась, но… Кого я плохо знаю, так это тебя. Если бы мама не велела мне с тобой поговорить…

– Ну, со мной тебе проще. Я тебя старше всего на год.

– Откуда ты знаешь?

– Сказали.

– Кто? Кто сказал?

– Не помню.

– Это нечестно. Ты все помнишь.

Голос ее зазвучал жестче, собраннее – как у ее мамы.

– Сам догадался, – сказал Тристрам, едва заметно улыбнувшись.

– Неправда. Тебе кто-то сказал. Вероника!

– Нет. Не она.

– Кто же тогда?

Голос такой же собранный, но еще и жалобный.

– Говорю же, не помню. Правда.

– Не хочешь и не надо. А помочь я попрошу Келвина.

Тристрам вздохнул, давая понять – «как хочешь, дело хозяйское», и, не говоря ни слова, стал собирать книги. Потом небрежной походкой подошел к забору, перебросил через него книги и полез сам. Когда он перевалился на свою сторону, джемпер зацепился за штакетину, и на какой-то жуткий миг Тристрам повис. Вспотев от натуги, покраснев, он аккуратно отцепил джемпер и спрыгнул вниз. Оглянуться на Дженни не посмел – но она и не думала смотреть ему вслед. Она уже ушла в дом, демонстративно не оборачиваясь.

ГЛАВА 7

Я же следил за ними во все глаза. Можно было подумать, что они организовали эту сцену специально для меня – порадовать после пробуждения. Обидчивые детишки, интересно, что они там не поделили? И вообще, это разрыв навсегда? Нет, не может быть.

– Келвин! Ты уже оделся?

– Почти, мама. А что?

– К тебе пришла соседская Дженни. Я сказала, что у тебя урок вождения, с отцом.

Ко мне?

– Предложи ей кофе. Я сейчас спущусь.

Какого черта ей от меня надо? Хочет, чтобы я занял место Тристрама? Что за чушь! Вот именно: что? Я натянул белье, и почему-то вдруг стало очень важно, чтобы оно было чистым, брюки отутюженными, рубашка в полном порядке. Я посмотрел на себя в зеркало – хоть плачь! Толстяк, брюки пузырятся на бедрах. Размазня, лицо словно груша, губы, как всегда, слишком красные. Им придется полюбить мою душу и лишь позже, – кое-что еще, ниже.

Мама крутилась вокруг Дженни, та отвечала ей вежливо и с достоинством. Я молча ей улыбнулся. Правда же, Келвин, в один прекрасный день Дженни кого-то осчастливит, станет кому-то чудесной женой? Ну, матушка, ты даешь! Я снова улыбнулся Дженни – будь как дома, я твой друг, мы соседи, и ты просто заглянула в гости, это вполне естественно, хотя за все твои тринадцать лет это лишь третий или четвертый раз. Тринадцать лет! Столько еще всего впереди!

– Пойдем в сад, – предложил я.

– Но ведь ты с папой хотел кататься на машине? Ничего? – спросила она.

– Что скажешь? – добавила мама.

– Он не будет возражать.

– Как знаешь. Тебе жить…

Я почти услышал, как ее ногти медленно впиваются в ладони.

Мы вышли в сад, и я стал ждать, когда Дженни заговорит. Наверное, я казался ей эдаким гигантом, патриархом, вершителем судеб, и вдруг мне нечего сказать, я смотрю куда-то в сторону.

– Меня тут уроки совсем доконали.

– Не только тебя.

– Что?

– Нет, это я так. Извини. На чем ты споткнулась? Она протянула мне учебник алгебры. Я посмотрел на пример – ничего особенного.

– Вы из-за этого с Тристрамом препирались? – спросил я помимо своей воли.

– Нет. Кто-то сказал ему, сколько мне лет; и он не захотел признаться, кто… А ты все видел? Но как же…

– Проснулся, выглянул в окно, вижу – вы. Но слышать я ничего не слышал. Значит, из-за глупости повздорили?

– Да, вроде. Он не захотел признаться, и точка.

– Правда?

– Глупо с его стороны. – Она улыбнулась, глядя себе под ноги. – А до этого он не смог справиться с моей математикой.

– Программы разные. Такой, как у нас, нигде в Кентербери нет.

– Да-а?

Вот тебе и «да-а».

– То есть вы друг с дружкой не очень сошлись?

– Вроде нормально.

– А ты ему нравишься.

Едва сказав это, я понял – я ступил на совершенно ложный путь. Получалось, что никому нет дела до моего гигантского фаллоса – я сам так велик, что могу взять на себя заботы о целом мире. Гуру, отец родной, патриарх – мыслимо ли, чтобы я мог кого-то подклеить, за кем-то приударить? Кто-то другой может упиваться грудью Дженни, наслаждаться потаенными уголками ее тела – только не я. Мое предназначение – грезить за других, воплощать в жизнь чужие грезы, сводить влюбленных и делать их фантазии реальностью. Не мне прикасаться к бедрам Тристрама, не мне сгорать от страсти, мой удел – помогать. Я существовал через других. Давал энергию каждому их толчку. Пускал рябь по поверхности их чувств. Вкладывал силу в каждый их натиск.

– Ты правда думаешь, что я ему нравлюсь?

– Конечно.

– Тут рядом он один примерно мой ровесник, и мама говорит, мне нужен приятель, тогда я перестану путаться у нее под ногами. Если я ему и вправду нравлюсь…

– Еще как. – Приятно, когда на тебя вот так смотрят, жаждут услышать – да, это правда. Ощущаешь себя настоящим гуру. Какие у нее глаза!

Раздался голос моего отца – он выкликал мое имя.

– Везет тебе – скоро сам будешь машину водить.

– Когда получу права, возьму тебя прокатиться за город, если хочешь. И Тристрама можно прихватить.

– С удовольствием. – Она перешла на легкий шепот. – Иди, а то отец будет сердиться.

– Неважно, сколько тебе лет, родители все равно сердятся. Мы для них так и остаемся детишками.

Я прошел с ней по саду, через дом и вывел на дорогу.

– Заходи в любое время. Можно без предупреждения, – крикнул я ей вслед. Да уж, милая моя, предупреждать меня не надо. Я всегда начеку.

Почти все воскресенье я прозанимался у себя в комнате, чувствуя, что от предстоящего экзамена у меня в голове делается большая дырка. Никто прямо на меня не давил, но напряжение витало в воздухе. Родители были полны задорного оптимизма, будто высший балл уже был у меня в кармане; в школе ребята и учителя особых церемоний по моему поводу не разводили, но им было важно, чтобы я заработал стипендию – престиж для школы, а это привлечет учителей получше, лучше станут учиться ученики, школе выделят больше средств. А у меня из-за всего этого – дырка в голове.

Занимаясь, я время от времени выглядывал из окна и смотрел в соседский сад, но Дженни с Тристрамом там не появлялись. После ссоры Дженни, как дама, первый шаг, естественно, сделать не может. Видимо, придется поговорить с Тристрамом. Пусть играют в саду, пока я корплю за книжками. Понимаешь, детка, раз уж я Господь Бог, изволь играть по моим правилам. Согласен?

ГЛАВА 8

Тристрама я поймал во вторник вечером, у выхода из школы. Я увидел, что его игрушечные бедра пытаются проплыть мимо меня, и у меня слегка засосало под ложечкой, но я переступил через сентименты и просто встал у него на пути. Куда ему было деваться? Пришлось идти домой вместе со мной.

– Как делишки? – спросил я.

– Как будто ничего.

– В школе порядок?

– Полный.

– А новый дом как?

– Тоже ничего.

– Иногда мне попадалась молодежь и поразговорчивее. Что это с тобой?

Он шел молча, не глядя в мою сторону.

– Знаешь, что значит «отпугивать»? – спросил я. Он опять ничего не сказал.

– Это значит заставлять кого-то тебя невзлюбить.

– Знаю.

– Что же тогда молчишь?

Его дурацкая дворцовая революция начинала действовать мне на нервы.

– Ты вправду хочешь знать? – спросил он, как бы и угрожая, и побаиваясь, что я скажу «да».

– Почему же нет?

– А не рассердишься, ничего мне не сделаешь? Господи, неужели я в его глазах такое чудовище? Где это я так переборщил?

– Говори.

– Почти в самый мой первый день в школе ты сказал мне, чтобы я так больше не делал, а я не сделал вообще ничего – и ты велел мне назвать свою фамилию. Абсолютно ни за что, и ты даже не сказал мне, в чем я провинился.

Ой-ля-ля… я сразу вспомнил нашу первую встречу.

– Слушай, ну извини. Я правда не помню, в чем там было дело, но раз ты говоришь, значит, я был не прав. Извини. Наверное, я тебя с кем-то перепутал. Ну, забыли об этом? Извини.

Он пожал плечами, что-то пробурчал себе под нос. Еще минуту мы шли молча, и я чувствовал, что ему явно не по себе.

– Знаешь, о чем я хочу тебя спросить? – обратился к нему я.

Он опять что-то буркнул.

– Что ты думаешь о Траншанах?

– Я их почти не знаю.

– А первое впечатление? Ответа не последовало.

– Как насчет Дженни? Ты ей нравишься.

– Вообще она ничего, но… А ты откуда знаешь?

– На той неделе я помогал ей с уроками. Трудный материал. У них совсем не та программа, что у нас. Я едва разобрался.

Так, что скажешь теперь?

– А-а.

Вот тебе и «а-а».

– На Малберри-роу подростков больше нет – только вы двое. Ты мог бы заглядывать к ней почаще. У нее такая мамаша… сам понимаешь.

Он хихикнул и улыбнулся – вполне благожелательно. Уже на нашей улице спросил, когда я буду сдавать на права.

– А что?

– Да так, просто. Ты ведь сказал, что сможешь подвозить меня в школу. Я и подумал…

– Все остается в силе, Тристрам.

– Как-то непривычно.

– Что именно?

– Когда кто-то из школы зовет меня по имени – а то все Холланд да Холланд.

– Ну, мы ведь живем, можно сказать, друг у друга на коленях. Так что можно и попроще. И тебе совсем не обязательно звать меня Эпплби. Я Келвин. Годится?

– Даже в школе?

– Даже в школе.

Дырка в голове меньше не стала, но возникло какое-то пьянящее ощущение силы – приятно вот так, походя, делать маленькие подарки.

Вечером я сидел на крыше и вел наблюдение. Делал вид, что играю с телескопом. Улица просматривалась прекрасно, и я ждал, когда из дома девятнадцать Тристрам отправится в дом семнадцать. Если он этого не сделает, весь спектакль насмарку.

Небо было сумеречным, серым – никакого буйства красок, никаких багряных закатов. Приуныв, я навел телескоп на комнату Дженни. Она была там, и я затрепетал, но она просто сидела и читала книгу. Ну, что же этот гаденыш не идет? Я до того приуныл, что направил телескоп в небо. Одни облака, даже луны не видно – смотреть не на что. Я снова навел телескоп на дорогу – ага, правда восторжествовала! По дороге, как всегда, чуть враскачку, шел он. Пай-мальчик, заставивший меня так долго ждать, переоделся и даже прошелся расческой по своим золотистым кудрям. Синие брючки, бежевая водолазка – маленький щеголь. Давай, щеголяй, крошечка моя. Я навел телескоп прямо на его лицо, и оно заполнило весь окуляр. Сюда бы еще бинокль! Потом взял пониже, оглядел его целиком. Телескоп по собственной инициативе сфокусировался на его ширинке… Отгадайте загадку, что это такое: за стозубой решеткой сидит дикий зверь? И выпуклость есть. Аккуратненькая такая выпуклость на его штанишечках в обтяжку. Вот бы мне так обтянуться да с выпуклостью и с легким радостным чувством идти на свидание… мечта, фантазия, зависть Он вошел в дом, унося с собой мою мечту.

Миссис Траншан подозрительно оглядела его с ног до головы.

– Тебе что, уроков не задали?

– Я уже все сделал.

– Ну, если родители тебя выпустили… не знаю, как там с уроками у Дженнифер. Сейчас посмотрю, а ты пока иди в гостиную.

Она не улыбнулась, не рассердилась. Господь посылает нам испытания, это одно из них – вот что было написано на ее лице. Тристрам попробовал ей улыбнуться, но мышцы лица застыли, губы сомкнулись, по поверхности щек прошла легкая рябь. Он быстро закрыл рот.

– Проходи. В гостиную.

Она повернулась и пошла наверх. Он вошел в гостиную. Единственным источником света в ней был телевизор, по экрану носились ковбои, и комнату наполняли их истошные вопли и гиканье. Тристрам подумал, что в комнате никого нет, но над одним из кресел появилась подсвеченная мерцанием телевизора лысина, сместилась в его сторону и снова отвернулась к экрану.

– Ой, извините. Я не знал… – Голос Тристрама утонул в ружейном огне.

– Что?

– Извините. Я не знал, что здесь кто-то есть.

– Не страшно. Присаживайся. Смотри, как их отстреливают на консервы, ковбойские фильмы без этого не обходятся, так?

– Наверное.

– Наверное! Факт, что не обходятся. Ты новый сосед, да?

– Да.

– Странно, что твои родители не заглянули, приличия ради. Хотя, с другой стороны, что они здесь забыли? Ты-то к Дженни пришел?

– Да.

– Это хорошо. А то ей скучно. Сестра всегда к ней цепляется. А она чудесная девочка. Почему же ты забрел сюда, если пришел к ней?

– Миссис Траншан велела.

– Вот как? Ну, раз велела, лучше ей не перечить. Сигарету? Хотя ты, конечно, не куришь. Дурная привычка. Но я верю в свободу выбора. Так не куришь?

– Нет.

– Ну и ладно. Посиди, посмотри в ящик. Как их отстреливают на консервы.

Открылась дверь, и свет из холла резанул по экрану телевизора. Реймонд Траншан застонал. Тут же в гостиной зажегся полный свет. Он застонал снова.

– Ты же ослепнешь, Реймонд, если будешь сидеть в темноте.

– Какая же темнота, дорогая, – телевизор включен.

– Вижу, что включен. Оторваться не можешь от дурацкого ящика. Ослепнешь, как пить дать. Келвин, дружочек, – сказала она неожиданно дружелюбным голосом, – иди наверх, к Дженнифер. Только не засиживайся допоздна. Завтра в школу.

– Тристрам, миссис Траншан.

– Что «Тристрам»?

– Так меня зовут. Не Келвин, а Тристрам.

– Да, конечно. Ну, дуй наверх.

Выходя, Тристрам хотел сказать хозяину «до свидания», но свет в гостиной уже погас.

– Что ж, если кто хочет ослепнуть, имеет полное право, – заметила миссис Траншан, и Тристрам не посмел даже пискнуть.

Он взглянул вверх, на ступеньки. Лимонно-зеленые ковры, на белые стены сведены рисованные модели первых поездов и машин. Он взбежал по лестнице через три ступеньки, на площадке остановился и посмотрел вокруг. Шесть дверей – все белые, все одинаковые. Полминуты он старался решить, в какую войти. Наконец услышал за одной из них звуки легкой музыки, опустился на колени и приложил ухо к замочной скважине. Улыбнулся, встал, набрал в легкие воздуха – и открыл дверь.

Дженни лежала на кровати и читала журнал. Лежала на животе, согнув колени и болтая ногами в такт музыке, подперев голову руками. Увидев Тристрама, она отпустила ноги, и они плюхнулись на пружинящую кровать, перевернулась на спину и села. При этом юбка немного задралась, и Дженни ее одернула.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Потом Дженни – все-таки хозяйка – поднялась и уставилась в пол перед ногами Тристрама.

– Привет, – поздоровалась она.

– Что читаешь?

– Так, журнальчик. Хочешь посмотреть? Оторвав глаза от пола, она посмотрела на него.

Он пожал плечами.

– Подожди, сейчас пластинку переставлю. А эта тебе понравилась?

Теперь она не отводила глаз от его лица.

– Ничего. А ты меломанка?

– Как сказать? Не совсем. Пластинки уж больно дорогие.

– Да? Я не в курсе, вообще их не покупаю. А что, карманных денег тебе на пластинки не хватает?

– Должно хватать, да враз куда-то деваются.

– У меня то же самое.

До сих пор он тупо смотрел в какую-то точку на кровати, но наконец поднял голову. Их взгляды встретились – и разошлись.

– На что ты их тратишь? – спросила она.

– Сам не знаю. На всякую всячину. На хрустящий сыр с луком.

– Врешь. – Она хихикнула.

– Точно.

– Запах – бррр!

– Знаю.

И они захихикали вместе. Снова наступила тишина. Дженни продолжала возиться с проигрывателем.

– Черт.

Она не могла просунуть пластинку под ручку звукоснимателя. Тристрам опустился рядом на колени.

– Дай я.

– Не разобьешь?

– Не бойся. – Пластинка скользнула на место. – Порядок.

– Это Вероникина, – объяснила Дженни. – Она все время пластинки покупает, а потом они ей надоедают.

– Сколько ей лет?

– Шестнадцать. А что?

– Просто так. С виду она старше.

– Знаю. Все это говорят. Но она иногда такие штучки выкидывает, будто ребенок. Честно, ты даже не поверишь.

– Например?

– Не поверишь. Честно.

– Поверю. Не стесняйся.

– Нет, все равно не могу, все-таки она – моя сестра.

– А я тебе расскажу про брата.

– А что мне твой брат, я с ним вообще не знакома. Даже не знаю, как зовут.

– Филип. Когда познакомишься, я тебе про него расскажу. Обещаю. Так какие штучки выкидывает твоя Вероника?

Дженни взглянула на проигрыватель, стараясь глазами поспеть за движением пластинки. Немножко помурлыкала вместе с ней.

– Она до сих пор иногда плачет.

Дженни села на пол, ожидая, что Тристрам будет ошеломлен.

– Это все?

– Что значит «все»? Ей шестнадцать лет. Я же сказала.

– Подумаешь. Все плачут, просто большинство это скрывают. Моя мама иногда плачет. Это я точно знаю. Все плачут.

– Не все.

– Все. Просто никому про это не рассказывают. Посмотри телевизор: там люди все время плачут, даже шпионы.

– Ну, это если только друга убьют или с девушкой что-то случится.

– Для них это важно – вот что главное. Может, то, из-за чего плачет Вероника, для нее важно.

– Ты же ведь не плачешь? – спросила она почти с вызовом.

Тристрам на миг задумался, провел рукой по волосам.

– Редко, но бывает. – Он снова задумался. – Вообще-то уже давно не плакал.

– Вот видишь.

– Просто ничего грустного или плохого не случалось.

– А если что-то случится, будешь реветь белугой, да? Она почти торжествовала.

– Нет, конечно.

– Вот видишь.

Но Тристрам гнул свою линию.

– Между прочим, все люди – разные. Дженни почесала коленку.

– Допустим.

Они вместе уселись на кровать, Дженни подмурлыкивала мотивчик, звучавший с пластинки. Голос у нее был нежный, удивительно зрелый.

– «Давайте вместе, давайте разом, все кончим вместе, все кончим сразу».

Тристрам хихикнул.

– Что смешного?

– Да строчка эта.

– Какая?

– «Давайте вместе», – объяснил он.

– Что же в ней смешного?

– Не понимаешь, что она значит?

– Какое слово?

– Да вся строчка, целиком. Он ухмыльнулся.

– Чего же тут не понять?

– Тогда объясни, что она значит, – решил подзадорить ее он.

– Что в ней говорится, то и значит, – ответила Дженни.

– Нет. А скрытый смысл?

– Не знаю, какой еще скрытый смысл. Глупости. И что же она значит?

Тристрам стал пристально разглядывать свои руки. Кашлянул, взглянул на Дженни, снова уткнулся в руки.

– Ну? – поторопила она.

– С вами разве доктор не разговаривала? – пошел он окольным путем.

– Насчет чего?

– Насчет… того самого. Как люди… занимаются любовью, что делают, когда…

– А-а, это. Разговаривала, конечно. Так они поют про это? «Все кончим вместе, все кончим сразу», – пропела она. – Нашли про что петь. И что, все остальные знают, про что они поют?

– Скорее всего, да.

– Не уверена. Одна девочка из класса говорит, что ее сестра про это узнала, только когда стала совсем большой – но было уже слишком поздно.

– Что случилось?

– У нее появился маленький.

– И что?

– То, что она не знала, с какой стати он взялся и откуда. И мужа у нее не было.

Тристрам почесал в затылке.

– Аист оставил в капусте, – уверенно произнес он. Они захихикали, тела их пришли в движение, плечи соприкоснулись и потерлись одно о другое. Как по команде, они перестали смеяться и несколько секунд сидели молча, чуть касаясь друг друга боками.

Тут Тристраму понадобилось идти домой – внезапно, безотлагательно, срочно. Он еще уроки не доделал, завтра надо сдавать сочинение, к тому же, он обещал подсобить по хозяйству маме.

Скотина, сволочь, сопляк, дубина стоеросовая! Куда тебя несет, что ты забыл дома? Вернись! Сядь на кровать. Прижмись щекой к ее щеке. Снова к ней прикоснись. А ты! Не смей его отпускать! Ты, крошка Дженни, неужели ты не понимаешь, что происходит?

Я же видел, что к этому идет – как они избегали друг друга вначале, отводили взгляды, как внезапно подружились, сблизились – то ли еще будет! Все уже на мази, и вдруг этот дурень, несчастный тупица Тристрам, как последний заяц поджимает хвост и собирается дать стрекача. И ведь, небось, какую-нибудь отговорку придумал, чтобы смыться. Ну, вообще! Не иначе как его вояка – это его утолщеньице на штанах в обтяжку – проснулся и зашевелился. Проснулся и запросился наружу… он поднимается, поднимается… черт! Не он поднимается, а этот сосунок Тристрам что-то говорит на прощание, взаимные улыбки – и он выходит из комнаты.

А я? Какой выбор вы оставляете мне, дорогие дети? Сидеть и ждать: то ли она бухнется в обморок от избытка чувств, то ли кинется из дому, якобы случайно наткнется на маленького Тристрама и спросит, как делишки? Я остался на крыше.

Дженни продолжала сидеть на кровати, глядя прямо перед собой, изредка кивая в такт музыке. Потом подсела к туалетному столику – справа от окна – и принялась расчесывать волосы. До этой минуты телескоп не был мне сильно нужен. Меня интересовали не крупные планы, а сценарное развитие сюжета, но тут я навел телескоп на ее лицо. Можно было поклясться, что она мурлычет под музыку, хотя губы не двигались, глаза следили за рукой со щеткой. Мурлычет, мурлычет. Через минуту она встала, явно довольная собой. Встряхнула головой – и волосы разлетелись в стороны, но тут же вновь собрались в густую копну. Расстегнула верхнюю пуговицу блузки… Моему взору открылось нежное ущелье в верхней части грудей. Уф! Изображение вдруг стало нерезким. Я стал лихорадочно крутить кольцо настройки. Наверное, она уже расстегнула вторую пуговицу! Ладони мои вспотели, руки панически тряслись, пальцы словно одеревенели. Ну же! Уже наверняка пошла третья или даже четвертая! Вот, вот, наконец выплывает из тумана. Все, почти поймал, вижу ее. То-то и оно, что почти, мне же нужна ее грудь!

Картинка стала совсем четкой, мелькнула лямочка бюстгальтера. Это правое плечо или левое? И тут занавески наглухо задернулись. Представление окончено – хоть ложись и умирай.

Я бросился в свою комнату. Два раза в месяц, раз в две недели, не чаще – я дал себе такое обещание. На моем сентябрьском календаре уже стоят две красных галочки, а сегодня только пятнадцатое. Норма на сентябрь выполнена. В свое время я твердо сказал себе – потакать своим прихотям нельзя. Дело не в том, что чаще двух раз в месяц вредно для здоровья – это ерунда. Тут другое – ты как бы жадничаешь, проявляешь невоздержанность, а это уже не дело. Ладно – пометим этот раз октябрем. И еще один заход на октябрь останется. Только надо быстро, не рассусоливать. И не упиваться этим. Ружье навскидку – и выстрелил, без блаженного кайфа, без доведения себя до экстаза, иначе можно втянуться, как бывает с наркоманами. Я вытащил экземпляр «Плейбоя» и раскрыл его на центральном развороте. Вот где товар! Какие сиськи, ошалеть можно! Я на эту красотку онанирую вот уже три месяца. И все еще балдею от нее. Но какие потрясные, немыслимые, офигительные сиськи! Онанирую – и кончаю в старый футбольный носок, всех дел – максимум минута. Моя рука свой маневр знает отлично, она такая мягкая, нежная, будто кожа на лице. Раз-два, раз-два, крепче, крепче, еще крепче… бах-трах – и все кончено. Никакого смакования, никаких раздумий. Чем быстрее, тем лучше. Да и чего смаковать – она хоть и красотка, но удовольствие все равно вторичное. Вторичное? Ничего, Мохнатый Джим, когда-нибудь и на твоей улице наступит праздник, и вокруг тебя, сгорая от вожделения, сомкнется грот Венеры. Обещаю. Когда-нибудь. С гримасой наслаждения я излился в носок, запихнул его подальше в ящик стола, натянул трусы и брюки, убрал с глаз «Плейбой» и перевел дух. Финито. Капут. Теперь в октябре – только один заход.

Я бревном рухнул на постель, вытянулся, поднял ноги, потом стал их постепенно опускать, пока до простыни не осталось несколько дюймов. В бедрах – ломота, в животе – тупая боль. Надо избавляться от лишнего веса. Тяжело, пресса никакого… я отпустил ноги, и они упали на кровать. Тристрам… Вообще-то говоря, совсем не обязательно, чтобы все случилось в первый же вечер. Пусть вожделеют, пусть наливаются страстью – это вполне естественно и пристойно. А, может, ничего такого у них и в мыслях нет. Тут их надо направить, им нужен старший товарищ. Я взглянул на свои брюки. Справа от ширинки появилось небольшое влажное пятно. Оборудование дает течь… так бывало всегда, но я всегда об этом забывал, и приходилось украдкой идти в туалет, мимо кухни, сбрасывать остатки драгоценной жидкости. Господи. Я посмотрел на свое распростертое тело сверху вниз. Позорное, несчастное вздувшееся пузо, сходит на нет к ногам эдаким клином. Объект насмешек. А пошли вы все, дуроломы безмозглые! Погодите, я еще заведу себе шикарную тачку и приеду на ней к вам в школу, а рядом, склонившись над рычагом коробки передач, будет постанывать от удовольствия королева красоты… Соберется вся школа, и я буду рассказывать о том, как стать счастливым и знаменитым… Посмотрю я тогда на ваши рожи! Детишки-рукоблуды, которые хвастаются мнимыми подвигами у входа в школьный буфет, будут кончать в потные кулачки, а учителя будут пялиться с раскрытыми ртами на мою королеву и умирать от зависти, потому что их собственные женушки – простота простотой. А потом, когда я еще буду распинаться у микрофона, она промяукает мне: дорогой, пора домой, потому что… Но я лишь улыбнусь в ответ.

ГЛАВА 9

Ровно в десять сорок пять я стоял на посту у входа в школьный буфет. Туда уже просочилась первая струйка этих онанистов-любителей – придет время, как они будут лебезить передо мной, как будут заискивать! – и я стоял и бдил: кто знает, какой номер может выкинуть эта шатия? Кто-то пролил мне на ботинки молоко. Я ухмыльнулся, записал его фамилию и произнес приговор: «останешься после уроков». Он тут же заныл: «я не виноват, ну правда, это не я». Но я стоял недвижно, будто прирос к полу, с ухмылкой на лице.

Чертов Тристрам – до конца перерыва осталось пять минут, а он все не появлялся. Кстати, сегодня была совсем не моя очередь дежурить. С утра я первым делом заглянул в комнату старосты и посмотрел расписание дежурств. Сам я на этой неделе вообще был свободен и должен был придумать какую-то причину, чтобы поошиваться у буфета. Какие у старосты могут быть отношения с первогодком? Сразу засмеют: эге-ге, милок, да ты никак решил по малолеткам пройтись? А ты, ангелочек, собрался полизать задницу старосте? Лично мне на всех этих дебилов начхать, но подставлять под удар маленького Тристрама – не дело. Поэтому из списка дежурств у буфета я аккуратно вычеркнул имя Джонсона и вписал свое. Никому и в голову не придет, что я сам решил обременить себя дежурством. Вписать мое имя туда, где его быть не должно, – это часто делали другие.

В конце концов Тристрам появился, послышались крики: «Сюда, сюда!», «Мы тебе держим место!». Он подошел к своим, увидел меня, я одарил его скромной улыбкой, а он просто кивнул в ответ. Кто-то разбил бутылку с молоком; сначала повисла тишина, потом народ заулюлюкал. Я должен был как-то отреагировать, но не стал – наблюдал за Тристрамом. Он присоединился к друзьям – все как на подбор пай-мальчики. Странно, но факт – эти красавчики всегда тянутся друг к другу. Они сгрудились в кучку – маленькая клика, – открестившись от остальных. Какой-то мальчишка хотел примкнуть к ним, но они его приняли холодно и надменно, то есть просто не приняли, и вскоре он исчез.

Какая тоска – стоять одному у входа в буфет и строить из себя официальное лицо, но при этом своего человека. Умники глядят на тебя с ухмылкой; дохляки, наоборот, побаиваются и подлизываются. Неважно, главное – я вижу Тристрама, могу изучать его в своей среде, среде явно дружелюбной. Он им нравился, вполне устраивал их, был неотъемлемой частью их стайки. Господи, вот бы мне скинуть пять лет, стать стройным и светловолосым подростком, легко влиться в их ряды и вообще воспринимать жизнь без натуги!

– Ну? Чего от тебя хотел Тик-Так?

– Просто хотел проверить, понял ли я этот опыт, – объяснил им Тристрам.

– И все? Он мог тебя здорово вздрючить – нашел в кого бумагой кидаться!

– Да я не в него кинул. В Джонса.

– И чуть не попал в Тик-Така.

– «Чуть» не считается. Он все равно не заметил.

– Еще как заметил, башку даю, да только сдрейфил. Неужели не видишь, что он на все наши приколы не реагирует? Так и хочет к нам в доверие втереться.

– Брось ты! Сказать, что я про него думаю? Что он – человек застенчивый, а мы все время его достаем. Разве он виноват, что он – слабак?

– Тоже мне, защитник слабых нашелся. Или он тебе конфеты покупает, а, Холланд?

– Иди отсюда. – Тристрам даже немного покраснел. – Просто когда остаешься с ним один на один…

– …и он хватает тебя за яйца…

– Заглохни. Просто мне его жалко, мы же его все время доводим, – защищался Тристрам.

– Он к тебе неровно дышит, вот в чем фокус.

– Хватит чушь пороть.

– С тех пор, как ему запретили ученикам объем бедер мерить, он совсем скис. Ты, Холланд, будь с ним осторожен. А то он тебя быстро окрутит.

– Заглохни, понял? Говорю тебе, это несчастный человек.

– Сам заглохни. Ты за него заступаешься, потому что он к тебе неровно дышит. Найди себе девочку вместо него, толку будет больше.

Все вокруг заржали.

– Сам найди, – огрызнулся Тристрам.

– Где же я ее возьму – дома, что ли? – взвыл Канис.

– Где хочешь, – хором прокричали мальчишки.

– Одолжи у брата, – добил его кто-то.

– У него самого нет.

– Как это «нет»? Еще как есть! Все про это знают. Канис был посрамлен.

– Я вам вот что скажу, – авторитетно заговорил кто-то. – Всегда держите при себе кусочек свежего лимона. Чуть-чуть брызнул – и, если она закричит, значит, у нее не прорвана.

– Что «не прорвана»?

В ответ раздались насмешливые стоны и улюлюканье.

– Не понимаешь, что ли, тупой?

– Я просто хотел проверить, знаете вы или нет Вообще-то это любому дураку известно.

– Но при чем тут лимон?

– Кислота разъедает.

– Мать честная. Так это же дикая боль! Она же будет орать как резаная.

– В том-то и фокус, тупой. А раз орет – значит, оставляешь ее в покое.

– А если не орет?

– Тогда вперед.

– Так еще надо, чтобы она позволила… тем более, если ты полез к ней с лимоном.

– Вот уж точно тупой! Надо так, чтобы она не заметила! Когда с ней только балуешься. Нажал на лимончик – и оп-ля!

– А-а.

– Вот тебе и «а-а», – передразнил его кто-то. – Ну, тебе-то бояться нечего.

– Как это?

– Да так. В ближайшее время до этого дело не дойдет. У тебя.

– Это мы еще посмотрим, у кого дойдет раньше. Ты только языком мастак трепать, а сам, небось, и не нюхал. Верно, Холланд? Где ему?

– Мы все мастера языки почесать. А до дела, по-моему, ни у кого из нас не дойдет.

– За всех нечего расписываться, сутенерская ты рожа.

– От такого слышу!

ГЛАВА 10

Чтобы повидать Дженни, придется идти домой к Траншанам. Как бы невзначай подкараулить у буфета – этот номер не проходит, до ее буфета пойди доберись. Но тут и не нужны искусственные обстоятельства – я просто загляну к ней по-соседски. Разумеется, нужна какая-то причина. Впрочем, проявлять особую изобретательность опять-таки незачем. У меня пропала ручка – вот и все.

Миссис Траншан, увидев меня, сверкнула очами.

– Она делает уроки, и лучше бы ее не отрывать; я вообще не представляю, что у нее с тобой может быть общего…

Ну и матушка, могла бы обойтись и без оскорблений. Уж не такой жалкий у меня вид. Ладно, пусть чудак, пусть растяпа – но чтобы совсем не принимать меня всерьез? Я поднялся по лестнице и постучал в ее дверь. Своим голосочком она прочирикала: «Войдите», и я вошел – эта стервочка лежала на постели в той же позе, в какой встретила Тристрама. Она не могла знать, что это я, но в один прекрасный день она нарвется, и тогда… вот тогда она нарвется… От этих белых носочков можно было съехать с ума. Я посмотрел на нее влюбленным взглядом.

– Извини, что так ворвался, – сам по себе исторг мой рот, – но у меня пропала ручка, и я подумал, может, ее в тот вечер по ошибке взяла ты? Нет? Не брала?

Она вопросительно посмотрела на меня. Такая конфеточка.

– Нет. Извини, конечно. Так ты ее потерял? А сама – просто пальчики оближешь!

– Да. Это я уж так к тебе, на всякий случай.

В комнате плавал запах духов, а в углу глаза мои наткнулись на один из ее бюстгальтеров – голубой с фиолетовыми цветочками. А сама она, эта конфеточка, так и лежала на животе, хочешь – кричи, хочешь – плачь. Комната словно была частью ее самой. Быть в этой комнате – все равно, что свернуться калачиком у Дженни на бедрах. Полное погружение. Даже воздух в комнате как-то завораживающе пахнет ею. От избытка чувств вполне можно было умереть.

– Что-то вид у тебя усталый, – неожиданно выдал я и явно ее удивил. Темные карие глаза расширились, округлились. – Неужели в школе совсем заездили? Ведь у вас в день столько же уроков, сколько у нас?

– Ровно столько же, – ответила она сладко, слаще молочной реки с кисельными берегами… мне бы давно пора перейти к делу, а я все книжечки почитываю, от которых мои фантазии становятся совсем недостижимыми.

На этом мои домашние заготовки закончились. Я просто стоял и смотрел на нее, заставляя себя не отводить глаз от ее лица и не блуждать взглядом по сторонам… хотя чего он стоит, этот мой взгляд? На ее лице медленно нарисовалась дружелюбная улыбка сейчас она спросит, о чем я думаю и почему так на нее смотрю… Взгляд подчинялся мне, но мысли блуждали…

Раздался стук в дверь, она открылась, и на пороге возник Тристрам – а я стою и глазею на лежащую Дженни. Я жутко смутился, почувствовал себя виноватым, будто предал его самым подлым образом, хотя в действительности я не совершил ничего.

– Привет. – Я взял себя в руки. – Тоже что-то ищешь?

Он не понял. Дженни не шевельнулась, так и лежала на кровати.

– Я ручку ищу, – счел я нужным объясниться. – Думал, может, ее прихватила Дженни, когда приходила ко мне насчет уроков.

Тристрам, не говоря ни слова, смотрел на меня тяжелым взглядом. Только этого не хватало.

– Тристрам Холланд, – я вдруг завыл с ливерпульским акцентом, явно кого-то имитируя, может быть, даже Джона Леннона, – позвольте вам представить мисс Дженнифер Траншан. Мисс Траншан, это мистер Холланд.

Тут – невероятно, но факт! – оба они раскололись. Можно сказать, забились в истерике. Я оказался на высоте – успех был полный. И тут Дженни пропела строчку из известной песни.

– «Давайте вместе, давайте разом, все кончим вместе, все кончим сразу».

Тристрам еще больше зашелся смехом, а я поднял бровь, удивленно глядя на Дженни.

– Право, мисс Траншан! Ох уж это молодое поколение!

Это я уже без шуток. На полном серьезе. Похоже, они здорово продвинулись, неужели мое недремлющее око проспало что-то важное? Неужели случилось самое главное? А я ничего не видел, не смотрел, ничего не слышал.

Похоже, мне здесь больше нечего делать. Я театрально откланялся.

– Адью, мои юные друзья!

Они не стали упрашивать меня остаться, и я вышел из комнаты, тяжелой пулей слетел вниз по лестнице и выскочил на улицу. Скорее, скорее к телескопу!

– Смешной, правда? Надо же придумать – вдруг заговорить с таким смешным акцентом! Вообще-то он добрый, да?

Дженни все еще лежала на кровати.

– Вроде бы. Я не думал, что он на такие фокусы способен. По виду не скажешь.

– О людях вообще нельзя судить по внешнему виду. А заметил, какое у него стало лицо, когда я пропела эту строчку? Он-то понял, что она значит. «Право, мисс Траншан» – вот что он сказал.

– Ему и положено понимать.

– Почему?

– Как-никак восемнадцать лет… и вообще.

– Так много? Я как-то про это совсем забыла.

– Он во всей школе самый старший. Учится, чтобы получить стипендию для учебы в Кембридже.

– Ты про него так много знаешь.

– Мы же в одну школу ходим. Да и живет он рядом.

– Да, правда. – Дженни поджала губы. – Интересно, а он это уже делал? – задумчиво спросила она.

– Что «это»?

– Сам знаешь.

– Ну, ты еще хуже, чем парни у нас в школе. У них «это» – любимая тема.

– Подумаешь! Ведь интересно же! И у меня в школе только и разговоров, что про «это». А я чем хуже? Или тебя такие разговоры смущают?

– Нет, конечно. Просто, какой смысл – перемалывать одно и то же?

– А ты бы хотел не перемалывать, а… – Дженни прикусила язык. – Но я иногда думаю об этом, правда. А ты?

– Бывает. Просто трепаться на эту тему не люблю. – Он пожал плечами.

– А ты когда-нибудь целовался – по-настоящему?

– Ну и вопросики у тебя! Зачем тебе знать-то?

– Да любопытства ради. Так целовался? – еще раз спросила она.

– По-настоящему – нет.

– Я тоже… Почему же тогда у всех только это на уме?

– Может, потому что – запретный плод, – предположил он.

– Нет, какая же это причина. Тем более, по правде их никто и не останавливает.

– Как это? К примеру, мы сейчас с тобой будем целоваться, и войдет твоя мама – остановит она нас или нет?

– Только потому, что это полагается делать наедине.

– Ты так думаешь?

Воцарилась тишина. Тристрам и Дженни сверлили взглядами пол, смотрели куда угодно – лишь бы не друг на друга.

– Да не придет она сюда, – наконец решился Тристрам, и большие глаза Дженни распахнулись ему навстречу; он подошел к ней и сел рядом на постели.

Их лица все ближе, все ближе… наверное, нужно что-то сказать, подумал Тристрам. Просто так наклониться и поцеловать ее – как-то неловко… к тому же, не исключено, что можно и схлопотать – вдруг она этого совсем не хочет? Два маленьких человека напряженно всматривались друг в друга. Так бывает, когда стоишь у кромки бассейна, вода холодная, нырять боязно, но знаешь: все равно придется нырнуть, и окажется, что в воде не так уж холодно… однако все медлишь и медлишь с прыжком. Прекрасно понимаешь: никуда от этого прыжка не деться, за тобой обязательно кто-то наблюдает, и не прыгнуть просто нельзя. Так и они не могли не прыгнуть, хотя сами же и были единственными зрителями. Потом можно быстро вылезти из воды, подрожать и поежиться от холода, но это уже неважно. Главное – дело сделано. Ты не сдрейфил.

Их лица медленно сблизились, соединились, они почувствовали теплое дыхание друг друга. Детские щеки мягко соприкоснулись, губы нежно скользнули по губам – и слились воедино. Головы прижимались все сильнее, сминая рты. Руки застыли на боках, почти как при команде «смирно». Пободавшись так с полминуты, они прервали поцелуй. Посмотрели друг на друга вопросительно, с легким торжеством, но понимая, что это далеко не все… а вдруг они что-то сделали не так? И он, и она попытались что-то сказать, но ничего не получилось, и каждый просто смотрел в глаза другого.

– Точно знаю… – произнесла, наконец, Дженни.

– Что?

– Это не все, вот что. Ведь остальные…

– Но тебе же понравилось, да? Наверное, чем дальше, тем… – Он вдруг понял, что они не просто экспериментируют, что оба хотят двинуться дальше.

Дженни улыбнулась.

– Попробуем еще раз?

– Давай стоя, наверное, так будет лучше, – предложил он, и они поднялись.

Очень осторожно он положил руки ей на талию, она с не меньшей осторожностью обвила руками его шею. Напряженные тела не спешили сблизиться. Но вот их головы вытянулись вперед – словно любопытные голубки, – и губы снова прижались к губам. Они прижимались все крепче, и руки перестали быть пассивными, они применили силу – тела приблизились друг к другу, соприкоснулись. Нажим стал еще сильнее, рты приоткрылись, языки соприкоснулись и от неожиданности отпрянули, но тут же снова нашли друг друга и принялись играть, распознавать неизведанное пространство. Тристрам почувствовал какое-то тревожное шевеление в брюках, ему уже было мало поцелуя, он свел руки у нее на пояснице и крепко притиснул к себе. Зачем, мелькнуло у нее в голове, но она знала, что должна уступить его порыву… она подалась вперед, и груди ее уткнулись ему в грудь, стали тереться о нее. Вобрав животы, они перестали целоваться и прильнули друг к другу – сильнее, крепче. Надо было за что-то держаться, чтобы другой держал тебя.

По их телам словно прошел электрический разряд – и они разомкнули объятья. Оба дышали прерывисто, не смели поднять глаза. Затем Тристрам, враз повзрослевший на тысячу лет, нежно приподнял ее голову, чмокнул в нос и улыбнулся. Она хихикнула в ответ. Рот его внезапно расплылся в широченной ухмылке, и они весело, в голос, захохотали. Потом она включила проигрыватель, и они стояли посреди комнаты, держась за руки, покачивались в такт музыке и пели, стараясь вытянуть самые высокие ноты. Тристрам то и дело чередовал тенор с глубоким, вибрирующим басом. И все это время на детских лицах сияли улыбки.

– Вы что, с ума посходили? Выключите этот кошмар! – В дверях стояла миссис Траншан, плечи отведены назад, полная боевая готовность. – Что это за нелепое празднество?

Дженни и Тристрам отпустили руки. Улыбки погасли.

– Просто мы пели вместе с пластинкой, – попыталась объяснить Дженни.

– Просто? Просто пели? Да весь дом ходуном ходил, и не говори мне, девушка, что все уроки ты уже сделала. А ты, Тристрам Холланд? Неужели у тебя только и дел, что нарушать покой в доме и будить ее несчастного отца, которого мучит бессонница? Сегодня вообще будний день, а вы ведете себя, как шайка дервишей.

Тристрам улыбнулся. В этой роли она ему понравилась.

– И нечего мне улыбаться, молодой человек. Уж никак не в десять вечера в понедельник. Что подумает твоя мама? Ну? Улыбаться ты умеешь, надеюсь, язык у тебя тоже не отсох? Говори!

– Не знаю.

– Не знаешь? Не знаешь, что подумает твоя собственная мама? Здорово.

– Наверное, как и вы, подумает, что мы нарушаем покой в доме.

– А-а, все-таки! И на том спасибо.

– Извините. Я не знал, что от нас столько шума.

– Энергию некуда девать. Знаю я вас, молодых. Ничего, вот постареете, тогда запоете по-другому.

– Ты совсем не старая, мамочка, – вставила Дженни, и миссис улыбнулась.

– А ты как считаешь, Тристрам? Я старая?

– Вы старше меня, но старой я бы вас не назвал. Вы еще не такая старая, чтобы называться старой.

– Подлизаться ко мне хочешь, да? Он покачал головой.

– Ладно, все равно тебе пора. – Она чуть помедлила. – Чтобы через пять минут твоего духа здесь не было. Понял? Кое-кому, между прочим, и поспать невредно. И чтобы никакого пения. Ясно?

Она вышла, и Тристрам и Дженни с облегчением вздохнули.

– Господи! Представляешь, если бы она вошла раньше!

– Не вошла бы, – возразил Тристрам.

– Почему?

– Потому что раньше мы не шумели.

– Разве?

– Почти совсем.

Они снова уселись на кровать, Дженни положила голову ему на плечо.

– А приятно было, да? Но говорить об этом так много и вправду незачем.

И она повернулась к нему, подставляя губы для поцелуя.

Он отстранился.

– Ты что?

– Матушка твоя. Вдруг вернется.

– Мы же не шумим.

– Она сказала: пять минут. Запросто может вернуться. И вообще сейчас так уже не будет. То были только ты и я. А теперь еще кто-то.

– Моя мама?

– Да.

– Кто-то есть всегда.

– Нет. Ты же знаешь, про что я.

– Знаю. Но целоваться мы можем где угодно, так? И не будет она нас караулить каждую минуту. А если кто нас и застукает, мне плевать… ну, не совсем, конечно… вообще-то лучше не надо.

– Я пойду. А то еще твоя матушка запретит мне к тебе приходить, вот будет прикол.

– Вряд ли, Тристрам!

– Что?

– Ты ведь никому не расскажешь? Это все между нами. Никому в школе не рассказывай.

– За кого ты меня принимаешь? Никому не расскажу.

– Я просто подумала, а вдруг…

– Даю слово. Не такой уж я ребенок. Но и ты никому не говори – даже сестре.

– Уж ей-то – ни за что! А ты брату не расскажешь?

– Филипу? Никогда! Даже если деньги предложит. – Тристрам уже стоял у двери. – Эй! Здорово было, правда? Я рад.

– Я тоже.

– Честно?

– А ты?

– Я же сказал, что рад. Потому и тебя спрашиваю. Ладно, пойду.

– Давай.

– А то твоя мамуля опять придет шмон наводить.

– Ну, мы же ничего не делаем.

– Если еще задержусь, я за себя не ручаюсь. Мм-мм? Они хихикнули, она поднялась, скакнула к нему через всю комнату и обвила его шею руками.

– Ты такой милый. Правда. Я так рада, что мы с тобой соседи. Правда! Мы же можем встречаться, когда захотим, да? Когда угодно.

Она заглянула ему в глаза.

– Да. Наверное. Когда захотим. Даже среди ночи. Я заберусь к тебе в сад, брошу камешек в твое окно – и пожалуйста! А если я как следует свистну прямо из своей комнаты, ты услышишь, спорить готов. Сегодня же попробую. Ровно в одиннадцать слушай. Услышишь – посвисти вместе со мной. Идет? Ты хоть свистеть-то умеешь?

– А как же! В одиннадцать. Заметано.

Она поцеловала его в подбородок, и он исчез за дверью.

Снова улеглась на постель! А этот паразит опять ушел! А я стою на крыше, вцепившись липкими ладонями в телескоп, лучше бы его не было! Господи, Господи Иисусе, сколько же я здесь уже торчу? Так и известись недолго. Но этот их второй поцелуй… Курам на смех… Хотя он явно должен был завести их далеко – они уже начали обжиматься, тискаться… Как начали, так и кончили. Разошлись, как в море корабли. Дурные, чокнутые детишки. И вот она одна лежит в постели, попка вздыбилась, под узкой юбкой видны очертания узких трусиков. Не могу смотреть! Я ведь уже был на взводе: вот, вот, сейчас – а они взялись за ручки и давай песни распевать. Едем, едем на пикник! Малолетки несчастные!

Нет, на сегодня с меня хватит. Я натянул на телескоп полиэтилен, и пакет обхватил его плотно, внатяг. Мой телескоп длиннее твоего, юноша.

ГЛАВА 11

Консультация закончилась рано, и в двадцать пять шестого – с запасом в пять минут – я был у школы Дженни и искал какое-нибудь укрытие. Школа Святой Марии выходила прямо на дорогу, и вокруг не было даже деревьев, за которыми можно спрятаться. Посреди дороги находился островок безопасности – а что, если стать регулировщиком? Стоп. Идут дети. На перекрестке – дети. Они идут креститься. Но не скрещиваться. Дети, не скрещивайтесь, это приводит к слепоте, бородавкам, ранней смерти.

На другой стороне улицы было небольшое кафе, я пошел туда и сел за столик возле окна. Пока семидесятилетняя официантка с кукольным личиком носила мне кофе с густой пенкой, из школы стали появляться первые девочки. Они очень походили на мальчиков из соборной школы. Разного роста, но все в одинаковой форме. Правда, старшеклассницам позволялось носить нейлоновые чулки и туфли на невысоком каблуке, но все моложе пятнадцати щеголяли в белых носочках и туфлях без каблуков. От этих белых носочков, от этих блузочек и галстучков можно было изойти слюной. Кому нужен нейлон? Было в этих девчушках что-то, от чего перехватывало дыхание. Все такие аккуратненькие, такие складненькие. Все на них беленькое, все сидит, как на куколках… под старость обязательно куплю себе кафе напротив женской школы и буду целыми днями просиживать у окна. Хозяевам кафе незачем заманивать девочек-конфеточек сладостями. Деточки-конфеточки приходят к ним за сладостями сами. Мамулечки считают, что отвратительные старые маньяки с липкими пальцами караулят девочек только по темным углам этого бренного мира. Глупые мамулечки! Маньяки караулят девочек повсюду. Даже если эти маньяки – хозяева кафе, восемнадцатилетние толстяки-уродцы с фигурой в форме груши, не нюхавшие живой девичьей плоти.

Несколько девчонок принялись играть в классы прямо на дороге. Прыг-скок, юбочки вверх-вниз… Ну, где же ты, Дженни, я так тебя хочу! Иди к Келвину, Дженнифер. Келфин тепя штет, тефочка, ити к нему. Вот она! Девчонки тут же замахали ей – дуй к нам! Все ее ровесницы, все до одной, – хорошенькие. И начались хиханьки и хаханьки.

– Ну, у нее телеса! Когда она кричала, груди так и ходили вверх-вниз, будто море какое! Сколько же они должны весить! Представляю, что о ней думают мужчины.

Синтия, лучшая подруга Дженни, раздвинула воздух руками, будто плыла брассом.

– И что ты к ней прицепилась? Ну, наградил Бог человека большими грудями – что же, на нее теперь никто и глаз не положит? И вообще, она-то чем виновата?

– Но ни один мужчина к ним прикоснуться не пожелает – это точно. Только если уж совсем с приветом.

– На вкус и цвет товарищей нет. Может, какой-нибудь араб и клюнет.

– Ты-то откуда знаешь? Неужто с мальчиком такой серьезный вопрос обсуждала?

Девочки прыснули со смеху, и Дженни вместе с ними.

– Все может быть, – ответила она.

– Ты? С мальчиком? Ты бы давно нам рассказала, было бы что.

– Ничего я ни с кем не обсуждала. Дурочки! Но, возможно, кто-то как раз от таких балдеет. А что? У нас про это вообще знаний ноль.

– А моя сестра…

– Опять твоя сестра! Все уши прожужжала своей сестрой! Да она, небось, сама еще не пробовала. А хвалиться мы все умеем.

– А вот и пробовала. Спорим, пробовала? Я и парня того знаю. Как-то вечером их засекла.

– И что они делали?

– Обнимались, целовались, звуки чудные издавали.

– Но они стояли? – решила уточнить Синтия.

– Да.

– Значит, ничего такого не было. Стоя этим не занимаются.

– Почему?

– Потому что этим занимаются лежа. Ты в кино видела, чтобы кто-нибудь это делал стоя? Стоя только целуются.

– Дурочка ты.

– Ну да. А ты умная. Будешь это делать стоя – вмиг на полу очутишься.

– А я тебе говорю, они это делали стоя. Он задрал ей юбку, а у самого штаны были спущены до колен. И что это, по-твоему, было?

Я не спеша вышел из кафе. Спокойный, расслабленный – в этих краях оказался совершенно случайно. Но сердце в груди порхало, словно бабочки на балетной сцене. Моего приближения девочки не заметили. Во всяком случае, Дженни. Чтобы привлечь ее внимание, пришлось кашлянуть. В горле запершило. Я даже по-настоящему откашлялся, чтобы его прочистить. Тут Дженни увидела меня, и на ее лице отразилось удивление, а еще одна маленькая стервочка захихикала. Тотчас захихикали и остальные – все, кроме Дженни, моей прелестной Дженни. Она была слишком хорошо для этого воспитана. Я стиснул кулаки – и даже не покраснел.

– Счастлив, что мне удалось наполнить радостью ваши детские души, – небрежно обронил я, хотя сам был готов провалиться сквозь землю. Они как по команде смолкли… так-то лучше. Одна из них даже извинилась: мол, мы совсем не над вами, мы до вас такой смешной разговор вели… и она снова захихикала. Я милостиво оставил ее потуги без внимания.

– Случайно оказался в этом районе, – сказал я Дженни, – и увидел тебя. Ничего, что я подошел?

– Нет, конечно. Келвин, это мои подружки: Синтия, Филлида, Сьюзен и Джейн. – Все они мне улыбнулись. – Мы с Келвином соседи, и он помогает мне делать уроки, так что можете умирать от зависти.

Тут они наперебой затараторили, принялись со мной шутить и всячески меня превозносить, просить, чтобы я позанимался с ними тоже. Глупые, маленькие девочки. Когда-нибудь вам откроется истина. Когда-нибудь.

– Едва ли я чем-то могу помочь вам. – Я широко улыбнулся всем девочкам сразу и пошел прочь. Дженни – за мной.

– Ты не обижайся на них, – извинилась она. – Хохотушки – что с них взять?

– Ерунда. Вы, наверное, мальчиков обсуждали?

– Откуда ты знаешь?

– Когда девчонки собрались в кружок и хихикают, можешь спорить на последний фартинг – они перемывают кости мальчишкам. Неважно, сколько им лет, – тема всегда одна и та же.

– Почему?

– Да уж вот так. А почему – сам не знаю.

– Наверное, все дело в сексе.

– То есть?

– Не может быть, что дело в мальчиках. Все хихиканье – из-за секса. Только и разговоров, что о сексе, – и тут же давай хохотать. Может, девочки просто боятся этих разговоров – либо видят в этом что-то грязное.

– Что боятся, возможно, а грязи тут никакой нет, – сказал я. – Если и он, и она – люди хорошие, ясно, что ничего плохого выйти не может.

– Так уж и не может?

– Ведь это совершенно естественное дело, все равно что есть или дышать, и неважно, сколько тебе лет. Когда-нибудь видела, чтобы кошки или собаки про это хихикали или шептались в кружочке?

– Нет. И, по-твоему, без разницы, сколько тебе лет?

– А какая разница? Лишь бы, как говорится, все были здоровы. А так хоть тринадцать, хоть восемнадцать – кто запрещает? Во всяком случае – не закон природы. Правильно?

Она внимательно меня слушала, не отводя глаз. Явно ждала, что я скажу что-то еще.

– Это даже на пользу.

– Как так?

– Если не делать того, что естественно, значит, поступать не по природе, а идти против природы – что же тут хорошего?

Я улыбнулся ей, и она пожала плечами.

Дорога домой заняла двадцать минут, мы шли и болтали, все больше о школе, о людях: как они не понимают друг друга; как глупо, что школьников разделяют по возрасту; как глупо, что их разделяют по полу – так, опять вернулись к тому же самому. Опять же секс! И почему люди всегда о нем говорят, спросила Дженни, это же дурость! Я объяснил: это как драка – если ты ее боишься, все время о ней говоришь. Выходит, люди боятся секса, задала она справедливый вопрос, но я и здесь не потерялся: люди обычно боятся всего нового, неизведанного, не хотят выставиться дураками.

– Но тут-то чего бояться? – удивилась Дженни. – Нового в этом ничего нет, все изведано. И как при этом можно выставиться дураком?

– В том-то и дело, что никак, – ответил я и пожал плечами.

На Малберри-роу мы увидели Тристрама – он шел нам навстречу. Я просто поднял руку в знак приветствия, но Дженни радостно завизжала и кинулась к нему. Несколько коротких фраз – и Тристрам ушел домой. Дженни осталась ждать меня.

– Быстро вы. Назначили тайное свидание? Она виновато посмотрела на меня.

– Буду нем, как рыба. Кроме вас, это никого не касается.

Я подмигнул ей, она улыбнулась и пошла к своему дому.

Итак, свидание. Тайное свидание. Интересно, где они встретятся?

Ясно, что не дома, – и там, и там много народа. В каком-то тихом, уединенном местечке, и где-то неподалеку. Парка поблизости нет, заброшенных домов – тоже. Может быть, в саду? Слишком холодно. А если в сарае? В сарае. Похоже на правду. Но как она мне поверила! Что буду нем, как рыба. Правильно сделала, что поверила. Я не скажу никому. Об их тайных свиданиях не будет знать никто. Кроме нас троих.

Вечером я занимался у себя в комнате, окно было открыто. В конце ее сада, укрытый кустарником, стоял небольшой сарай – самое подходящее для них место. Другого просто нет. Нужно запастись фонарем.

До десяти часов ничего не произошло – если не считать того, что я как следует потрудился. И тут я услышал посвист. Сначала один, а потом и другой, на удивление мелодичный. Ко мне этот сигнал тоже относится. Я выключил свет – и дверь моей комнаты отворилась. В этом было что-то сверхъестественное.

– Келвин, разве можно работать в темноте? Глаза испортишь.

– Мама. Я наблюдаю за звездами и ловлю от этого кайф.

Мысленно я отдал ей приказ – выйди из комнаты. Но ее глаза продолжали сверлить мне спину.

– Мама. Ну, пожалуйста.

Дверь закрылась, и я снова уставился в темноту сада. Уши уловили какой-то звук. Я напряг зрение, ничего не увидел, но со стороны дома Траншанов донеслось какое-то шуршание, какой-то шелест. Я бесшумно спустился вниз и выскользнул в наш сад. Шшш. Тихо, тихо, еще тише. Ожиданьем полна тишина.

Даже в темноте я знал сад лучше, чем свои пять пальцев. Когда к родителям приходили гости, и я боялся встречи с ними, я прятался в саду. Ну-ка, где ваш отпрыск? Небось, вымахал, что не узнать? От этих разговоров меня всегда воротило, и я убегал в кустарник в конце сада, ярдов за семьдесят, а уж когда я действительно не хотел, чтобы меня нашли, перелезал к соседям, но потом всегда появлялась мама и звала меня шепотом, как кличут потерявшуюся кошку.

Я прошел в самый конец сада – туда, где наши территории разграничивала стенка сарая Траншанов. И услышал их шепот.

– Ну и запашок здесь! А твои сюда точно не ходят? – спросил Тристрам.

– Никогда. Иногда садовник забредает, да и то раз в год по обещанию. Почти весь садовый инструмент – в доме. Мы тут можем порядок навести.

– Заметят.

– Говорю тебе, они сюда и не заглядывают.

– А садовник?

– Да ему почти сто лет. Отсюда хоть крышу унеси, он и то не заметит.

– Точно? А свет здесь есть?

– Есть масляная лампадка, но сначала надо занавески повесить.

– Занавески?

– Ну да. Мы же хотим, чтобы здесь было уютно? Хотим. И наши дела нам будет уютнее делать.

– Какие дела?

– Ну, просто.

– Я свечку притащил. Может, зажжем ее в уголочке?

– Тристрам, но я…

– Не бойся. Давай попробуем. Если что, скажем, просто захотелось поиграть.

Я услышал, как чиркнула спичка, и через щель в нижней части сарая замерцал слабенький свет. Я опустился на колени и тут же ощутил сыроватую влагу земли. Мои голубки сидели на перевернутых ящиках из-под фруктов. И он, и она – в школьной форме.

– Ну, так лучше? Ничего они не заметят. А если что – мы же услышим, что они идут по саду, и сгинем. Решат, что это ворюги какие-нибудь. А они думают, ты где?

– У себя наверху, сплю сладким сном. А твои?

– То же самое. Полчаса у нас точно есть.

– Наверное. Вообще-то, это недолго.

Для меня более чем достаточно. А если ноги судорогой сведет? Представляю, какой у меня идиотский сейчас вид.

– Как день прошел? В школе все хорошо? – спросил Тристрам.

– День как день. Правда, встретила Келвина, мы вместе домой шли – ты же видел. Когда он появился, все девчонки заржали.

– Почему?

– Заржали, и все. Дуры потому что. А он хороший. Ему хоть дадут эту стипендию?

– Должны. Все говорят, что он очень умный. Он только и делает, что занимается.

Только и делает, что занимается. Очень мило. Давайте все восхищаться Келвином. А в ваши головки не приходит, что на свете есть кое-что еще?

– Это, наверное, здорово: он школьный староста, а ты с ним так запросто.

Тристрам не ответил. Их плечи соприкоснулись, руки нашли руки. Головы склонились во встречном движении, щека потерлась о щеку, потом лица чуть повернулись – и встретились в поцелуе. Их руки, их тела бездействовали, оставались неподвижными – жили только лица.

Они отпустили друг друга, и Дженни, широко распахнув глаза, в которых бегали искорки любопытства, спросила:

– Хорошо я целуюсь?

– Не знаю. Сравнивать-то не с чем, как я могу знать?

– Очень даже можешь.

– Как?

– Я же могу. Чувствую. Вспомни кино: что у женщины написано в глазах после поцелуя? Так что я знаю: ты целуешься, как надо.

– Ты тоже.

– Честно?

– Не будь дурочкой.

Он наклонил к ней лицо. Но она отодвинулась.

– Я тебя серьезно спрашиваю. Хорошо я целуюсь?

– Ну, конечно. Очень хорошо.

Одним неуловимым движением она прижала его голову к себе. Их рты склеились, дыхание стало громким и прерывистым… когда они, наконец, прервали поцелуй, на их лицах отпечаталось выражение глубокой сосредоточенности.

– А стоя было совсем здорово, – вспомнил он. Они встали и снова погрузились в поцелуй. Тела их крепко прижались друг к другу, задвигались. Руки накрепко сцепились, от движения тел ее серая юбочка дразняще задралась, блузка выпросталась наружу, на мгновение даже мелькнула полоска плоти вокруг талии. Юбочка взметнулась еще выше – сверкнули ее узенькие словно впившиеся в кожу трусики в цветочек.

– Дженни. – Он вдруг сорвался на фальцет. – Я хочу к тебе прикоснуться.

– Где?

– Сам не знаю… хоть где. Ты не против? Можно?

– Наверное, можно.

– Точно?

– Если это приятно, чего же возражать.

Они снова прижались друг к другу и поцеловались… руки его обшарили ее спину, проскользнули под блузку. Ощутив под пальцами ее теплую и гладкую плоть, он даже вздрогнул.

– Что с тобой? – прошептала она.

Он не ответил, но руки его скользнули чуть ниже, немного повозились с поясом ее юбки, снова поднялись выше, снова сместились ниже. Он хотел опустить руку совсем вниз, но не мог, не мог себя заставить. Потом руки его передвинулись вперед, куда-то между их животами. Тут впервые вздрогнула она, вздрогнула – и оттолкнула его.

– Тебе не понравилось?

– Нет… То есть да. Сама не знаю.

– Что же тогда?

– Просто как-то непривычно. – Она глубоко втянула воздух. – Понравилось. Точно. Непривычно очень, вот и все.

– А ты чувствовала, как я к тебе прижимался?

– Внизу, что ли?

– Да. Чувствовала?

– Да.

– И как?

– Странно как-то.

– В смысле чудно?

– Нет. В смысле приятно.

– Потрогай меня там.

– Ой, как это? Ты хочешь?

– Да. Когда будем целоваться. Если прилечь, было бы совсем отлично.

Они стали целоваться, и ее рука робко отправилась по его телу, к низу живота. Но за несколько дюймов до цели остановилась. Потом опустилась еще на йоту… снова замерла. Его пальцы прогуливались по ее спине, и он изо всех сил старался не обращать внимания на ее действия.

Ее личико исказила гримаса, она, наконец, достигла цели, ее пальцы коснулись верха его торчащей дубинки. Потом, собравшись, она резко двинула руку дальше и прижала ее к его плоти. Он, не в состоянии больше оставаться бесстрастным, энергично задвигал бедрами. Она тут же убрала руку. Они посмотрела друг на друга.

– Прости, но… – Она смахнула слезу, выкатившуюся на щеку.

На лице Тристрама отразилось непонимание.

– Просто я никогда этого раньше не делала. Понимаешь? Знаю, это глупо, но я как-то испугалась. Он оказался гораздо больше, совсем другой.

– Да это все неважно. Честно тебе говорю.

– Очень даже важно. Ты ведь меня попросил. И мне самой этого хотелось.

Она улыбнулась и вскинула голову.

Его руки сразу легли на ее живот. Ему так хотелось прикоснуться к ней выше, ощупать ее всю под блузкой. Кажется, от этого зависела вся его жизнь. Мысли его вывернулись наизнанку: понравится ли это ей, понравится ли это ему, или же разверзнутся небеса – и упадут на него. Рука его поползла наверх и нащупала нечто совершенное, идеальное по форме и мягкое, словно созданное для его руки. Дженни прижалась к нему, замурлыкала от удовольствия, обхватила его за шею. И вот голова ее легла ему на плечо, она прошептала его имя. Несколько секунд они млели в объятиях друг друга, не произнося ни слова.

– Почему у тебя вдруг вырвалось мое имя?

– Сама не знаю. Вырвалось, и все. Было так странно. Странно приятно. Я сама себя не помнила. А ты что чувствовал?

Тристрам поскреб в затылке.

– Потрясающе было. Даже через блузку и эту твою штуку.

Она хихикнула.

– Через штучку? Ха-ха. Это же бюстгальтер. Самый обыкновенный.

Она взглянула на часы.

– Тристрам. Уже половина одиннадцатого. Мне бы очень хотелось остаться еще, но ведь нельзя, правда же?

– Завтра я тебе снова свистну.

– Ладно.

И они ушли. Даже не загасили свечу, оставили ее догорать. За все это время я не шевельнул ни одним мускулом, не издал ни одного звука, кажется, даже не дышал. Словно завороженный, я подглядывал за ними – и видел все! – и только теперь словно очнулся: влажные от сырой земли колени, грязные руки, онемевшая спина. Целых тридцать минут я не двигался, будто меня заколдовали. Я поднялся, и что-то во мне шевельнулось. В промежности брюк. Это застрял Мохнатый Джим, всей своей мощью вдавившийся в брючину. Бедный, как тебе больно. Я снова присел и любовным движением высвободил его.

Ну вот, так лучше. Никто тебя не обидит.

Возбужденный донельзя, я всю ночь прометался как в лихорадке, вцепившись перед этим в себя – в себя? – и произведя свой последний октябрьский залп в носок. Почему, собственно говоря, последний? Что это у меня за календарь такой? Я же сам сказал Дженни – что естественно, плохим быть не может. Всего два раза в месяц? И чем я думал, когда вводил такие ограничения?

Мне удалось открутиться от дежурства по буфету, потому что видеть Тристрама среди этой серой массы оболтусов было выше моих сил, и весь день я старался не слоняться по школе. А потом даже домой пошел другой дорогой. Дома отец предложил мне покататься. Я уже прилично чувствовал машину, и предстоящий экзамен по вождению меня не пугал. Я был не из тех, кого экзаменатор, только раз взглянув, желает завалить, – вид у меня вполне безвредный. Я и есть безвредный – пока, – но только дайте мне права, и я повезу моих детишек в зеленые поля, распалю их воображение, а сам буду наблюдать за их любовными играми. Я вел машину, а отец пытался со мной разговаривать. Его опять беспокоили мои экзамены в школе. В принципе, меня они беспокоили тоже, но сейчас мне было не до них – уж слишком много другого наслоилось.

Поужинав, я прихватил отцовский набор с инструментами и прокрался в конец сада. Пятьдесят ярдов занимала подстриженная лужайка с цветочными клумбами, но на последних двадцати ярдах царствовал буйно разросшийся кустарник, и остаться незамеченным там было делом несложным. Положив инструменты возле сарая, я вернулся в дом и вытащил небольшой кухонный табурет. Его я тоже отнес вглубь сада. Поставил вплотную к деревянной стенке соседского сарая, уселся на него. Мелом пометил место на стенке на уровне глаз. Потом достал из комплекта инструментов ручную дрель и просверлил аккуратненькое, кругленькое, незаметное отверстие.

ГЛАВА 12

Я сидел в своей комнате, занимался и ждал, когда раздастся свист. Они заставили ждать до половины десятого. Сначала свист, потом какое-то легкое дуновение ветра вглубь их садов. Я выглянул в окно и увидел, что оба тащат какие-то свертки. Свертки? Выйдя из дому, я очень тихонько занял свое место в партере.

Видимость была идеальной. Уже горела свеча, Дженни приспосабливала какую-то тряпицу над маленьким окном. Покончив с этим, стала возиться с масляной лампой. Тристрам тем временем разложил на полу толстый пластиковый мат. На нем расстелил громадное стеганое пуховое одеяло зеленого цвета, а поверх него – серое из шерсти. Потом открыл жестяную коробку и достал оттуда две пачки печенья – шоколадного и песочного.

– Мало ли, вдруг проголодаемся, – объяснил он, и Дженни подняла голову от лампы.

– Печенье! Здорово! И сидеть есть на чем. Просто чудо. А занавески тебе нравятся?

– Да я их с трудом различаю. Но вообще-то мысль отличная.

– Я их каждый раз буду снимать перед уходом. Тогда совсем никто ничего не заметит.

Она зажгла лампу, водрузила на место стеклянный колпак, и сарай наполнился теплым медовым сиянием. Они посмотрели по сторонам и улыбнулись. Тепло, уютно – как в коконе.

– Будем надеяться, никто нас здесь не найдет, – сказал Тристрам.

– Конечно, никто. Если только специально искать. А с какой стати?

– Да, верно. Будем уходить – все свернем в мат и запихнем куда-нибудь в угол.

– А дома не хватятся?

– Стеганого одеяла? Ни в жизни. Ему уже двести с лишним лет – зато какое толстое! Попробуй.

Дженни осторожно опустилась на одеяло. Погрузилась в него на несколько дюймов.

– Приятно.

Она откинулась на спину, вытянулась.

– И запах что надо, правда? – спросил Тристрам. Она принюхалась и отрицательно покачала головой.

– Нафталином отдает. Больше ничего не чувствую. Знаешь, что нам сюда нужно? Радио, для музыки. Тогда будет полный кайф.

– Или проигрыватель. Хотя я сам всегда могу тебе спеть. – Он просвистел простенький мотивчик. – Сколько у тебя времени?

– Чтобы здесь побыть? Не знаю толком. Вообще-то они ушли в гости, так что если вернусь к полуночи… А у тебя?

– В одиннадцать должен быть, как штык.

– У-у.

– Жаль, конечно.

Он подсел к ней, держа в руке печенье.

– Хочешь?

Она покачала головой. Он попытался засунуть печенье в рот целиком, это ему почти удалось, и он наклонился к ней, чтобы она могла откусить торчащую часть. Она снова замахала головой, но он пододвигался все ближе, пока кусок печенья не уткнулся в ее губы. Она прыснула, откусила кусочек, и они принялись жевать.

– Я знал, что тебе хочется.

Он говорил с полным ртом, и кусочки полусъеденного печенья вылетали наружу.

– Так уж и знал.

Он проглотил остатки, тщательно вытер рот. И вдруг накренился в ее сторону и поцеловал. На секунду она опешила и машинально подалась назад, но тут же придвинулась к нему. Они лежали на одеяле, как бы составляя стороны треугольника: тела разведены, а вершина треугольника – их головы. Он вытянул руку и коснулся ее талии, она положила свою руку поверх его руки. Их маленькие тела заворочались, подвинулись ближе, стороны треугольника почти сошлись, превратившись в толстую линию. Они крепко прижались друг к другу, ноги непроизвольно переплелись, и они откатились вправо. У края одеяла остановились и покатились обратно, пока не достигли другого края. Они катались взад и вперед, а его рука тем временем проникла под ее блузку и поглаживала спину, и снова от прикосновения к ее коже его бросило в дрожь. Он попытался просунуть руку между ними, но их тела так тесно прижались друг к другу, что это оказалось невозможно.

– Я хочу снять джинсы.

– Давай.

Он откинул ноги в сторону, расстегнул молнию и спихнул джинсы вниз. Но дальше не получалось, тогда, не развязывая шнурков, он столкнул ботинки и высвободился из джинсов. Их голые ноги тотчас соприкоснулись и заскользили гладкими бревнышками, по телам пробежали мурашки, и они снова подвинулись ближе. Он провел рукой по ее ноге, она повторила жест. Юбка уже сбилась вокруг талии, и она стянула ее. Длинные белые носки, обнаженная плоть, голубенькие трусики и его белые трусики – совсем рядом. При этом он оставался в куртке, а она – в кофте. Согревшись, скользя друг по другу ногами-бревнышками, они сняли куртку и кофту.

Я почувствовал колики в желудке. Все бы, кажется, отдал, чтобы оказаться между ними. За что мне такое наказание – сидеть здесь на холоде и всего лишь смотреть? Он прижимался к ней, терся об нее… ну, Дженни, не мешкай, хватай его. Господи, он там, наверное, уж совсем изнемог, даже трусики стянул… А я? Я только вижу, как его голая, теплая и розовенькая круглая попка пытается втиснуться в ее бедра, живот, голубенькие трусики. А его трусы без дела болтаются вокруг колен. Полетела в сторону его рубашка, ее блузка, его непослушные пальцы возятся с застежкой бюстгальтера – и все так естественно, мать честная, будто они всю жизнь этим занимались и были для этого созданы! – она приходит ему на помощь, и вот уже бюстгальтер соскользнул прочь… ну, где они, эти ее груди-яблочки? Не вижу, их подмяла его грудь, а я здесь, на холоде, замерзший и никому не нужный. Вдруг по их телам словно прошла конвульсия – и оба замерли. Так быстро? Не может быть. Просто им надо очухаться, прийти в себя – такая лавина ощущений!

– Я думать не думала… – раздался шепот Дженни.

– Я тоже.

– А что мы будем делать? Теперь. Ведь мы…

– Не знаю.

Чуть отодвинувшись, он принялся разглядывать ее тело. И я вместе с ним. Сколько этому телу лет? Тринадцать? Четырнадцать? Нет, все сто. И даже миллион. Абсолютно все на месте. Округлившиеся бедра, узкая талия, прекрасные груди – дерзкие, приятные на ощупь, розовые, в три четверти горсти, с игрушечными сосками чуть более темного оттенка, – пушистый темный холмик, который выступал и выпукло дыбился под трусиками. Он просто смотрел, а она просто улыбалась под его изучающим взглядом; он плавно склонился к ее груди и поцеловал ее, осторожно взял губами сосок… передо мной было ее лицо – она зажмурилась, рот приоткрылся, рука взметнулась в воздух, словно хотела найти какую-нибудь точку опоры, потом обеими руками она обхватила его голову и сильнее прижала к груди, поглаживая его спину. А его трусики так и болтаются где-то у колен, и на меня с нахальной улыбкой смотрят две розовых щечки ягодиц. Господи, дай мне силы!

Их тела словно созданы для того, чтобы быть вместе, лежать рядом, упиваться друг другом, – это предначертание свыше. Я вижу ее приоткрытый рот, влажные глаза, яркое пятно губ – она поворачивает Тристрама на спину. Словно специально для меня она отодвигает ногу, закрывавшую его пах. Как радует глаз этот его символ мужской мощи. Прямой и чистый стержень. Коричневые кудряшки свились в идеальный треугольник. Теперь ее черед изучать, а он смотрит ей в лицо. Она стягивает с него трусики, и он лежит совершенно голый.

– Ты такой красивый, – прошептала она.

– Красивый?

Она нежно прикоснулась к его столбику.

– Не больно?

Он покачал головой, она улыбнулась и тронула его плоть еще раз.

– Такой мягкий. Только намного больше… Хотя нет… Я так и представляла. И такой красивый.

– Как и ты.

– Где?

– Везде.

– Ты же еще не видел.

– А можно?

Она на секунду смешалась, подумала, потом снова улыбнулась и быстрым изящным движением стянула трусики. Тристрам во все глаза смотрел на нее. Волшебное зрелище! И я, и я смотрел вместе с ним! Он мягко провел пальцами по ее волосам, она мягко притронулась к нему… током высокого напряжения, шедшим между ними, колотило и меня, и когда они начнут долбать друг друга, я буду долбаться вместе с ними.

Минут пять они сидели и трогали друг друга, рассматривали, исследовали неизведанные территории. А я исходил слюной у моей щелки… щелка, да не та. Рука его легла на нежные заросли в нижней части ее живота, и впервые на лице Дженни появилось беспокойство, он заметил это и остановился.

– Можно?

– Не знаю. Вдруг будет больно?

– Я только потрогаю.

– Ну, не знаю, и вообще, это же…

– Что?

– Не знаю.

– Больно не будет, это я обещаю. Если что, сразу скажи, я перестану.

– Обещаешь?

– Да.

Она чуть раздвинула ноги, и он, сосредоточившись до крайности, начал осторожно проводить разведку. На его лице отражалась вся гамма чувств. Какие открытия предстоят ему в этом девственном краю? Какие диковинки, какие лакомые кусочки, какие ущелья и овраги встретятся на его пути? Пальцы его двигались вверх и вниз по этому небольшому участку, и лицо его было лицом потрясенного исследователя. Дженни оставалась как бы безучастной, но вдруг лицо ее пришло в движение, она закусила нижнюю губу. Что-то происходило – но что? Его глаза и ее рот широко раскрылись. Он нащупал что-то важное, то, в чем и заключалась суть, и Дженни тоже это почувствовала. А я? Что чувствовал я?

– Не больно? – только и спросил он.

Дженни не ответила, не могла ответить. Живот ее завибрировал, пришли в движение бедра. Этот начинающий половой разбойник завел ее, вызвал бурю кончиком пальца… а лицо, какое у него при этом лицо! А она – само блаженство, сама истома. Нравится! Ни страха, ни боли, она просто ошеломлена, млеет от удовольствия. «Ах, Тристрам», – прошептала она… мне вот уже сколько лет хочется, чтобы какая-нибудь прелесть с шелковистыми волосами, сладкая, как мед, прошептала так мне, прошептала мое имя… Келвин, а не Тристрам.

Его рука погрузилась в расщелину между ее ног, поверх она положила свою, а пальцы другой обвили его напряженный орган и то чуть шевелились, то просто сжимались. Она задышала прерывисто и шумно, звуки эти ударялись о стены сарая и отскакивали легким эхом, влетая через просверленное мной отверстие прямо в меня. До чего быстро, до чего стремительно, до чего громко, черт их дери… Тристрам совершает свой обряд, хотя толком не знает, что именно, но совершает, – это он знает наверняка. Вдруг Дженни взвизгнула, рука Тристрама метнулась прочь, и я едва не упал с моего кухонного табурета. На лице Тристрама отразился ужас.

– Дженни. Дженни. Что случилось? Я сделал тебе больно?

Она улыбнулась ему и тут же рассмеялась. Тристрам ничего не понял.

– Что же тогда?

– Сама не знаю, но больно не было. А я тебе больно не сделала?

Она посмотрела на свою руку, все еще крепко сжимавшую его член.

– Нет. Нет, конечно. Но, Дженни, что с тобой было?

– Сама не знаю, только…

– Что «только»?

– …было просто чудесно.

– Чудесно? И совсем не больно? Но ты как-то странно вскрикнула.

– От удовольствия.

– От удовольствия?

– Ну да. Было чудесно. Лучше не бывает. Ты молодец.

И словно в знак благодарности, словно делая ответный подарок, она соединила пальцы в плотное кольцо, и кольцо это заскользило вверх-вниз по его упругой дубинке. Тристрам застонал. И мне, мне хотелось стонать вместе с ним… бедра его задвигались… как это было мне знакомо. Только рука всегда была моя собственная. Он сделал какое-то хватательное движение, вцепился в то, что попалось под руку, и снова застонал. Залп. Хлоп. Шлеп. Браво! Сухо и беззвучно влажный снаряд влетел ей в руку, плюхнулся на живот, но это ее ничуть не испугало, она стала растирать его пальцами, как бы рисуя круги. Тристрам в изнеможении откинулся на спину, посмотрел на свой живот, с удивлением перевел взгляд на живот Дженни. На ее лице было написано блаженство.

– Ах, Тристрам.

Ах! И почему это «ах» относится не ко мне? Ни с того ни с сего Тристрам заявил:

– Хочу печенье.

– Это все, что ты можешь сказать?

– Хочу печенье – пожалуйста.

– Да я не про вежливость. Это все, что ты можешь сказать?

Он в смущении взглянул на нее.

– Извини. Но я просто не знаю, что сказать. Правда.

– Но что-то сказать хочешь?

– Да. Да, но… как-то нужные слова не подберу. – Он улыбнулся. – Будь это какая-то мелочь, слова бы нашлись, а тут… даже в голове не умещается.

– Честно?

– Ну да.

– Ах, Тристрам, как здорово было, да?

Черт. Ничего себе спектаклик! Она вытерла руку об одеяло, потом дала ему печенье и взяла себе. Они лежали голые поверх одеяла и лопали печенье. А у меня мурашки уже добрались до самой задницы. Табурет-то из пластика. Надо будет притащить себе подушечку. Но я тут же одернул себя – какую подушечку? О чем ты вообще думаешь? Перед тобой распростерлись два ангела, а ты – подушечка. Многим ли удается лицезреть такое? Это же божественное зрелище! Смотри и наслаждайся.

И внимательным, всеохватывающим взглядом я окинул сцену. Так-то, детишки, больше у вас от меня секретов нет. Я вижу все. Тело Дженни, его изящные изгибы, чуть выступают наружу кости маленьких бедер, торчком торчат грудки, волосы лежат вокруг головы венчиком, чуть топорщится нежный и округлый бутон плоти. Тристрам – его Большой Джон на время завял, притулился набок, отдыхает… И я отдыхаю – устал не меньше его. Вдруг на лицо Дженни набежала тень, она погрустнела.

– Тристрам?

– М-мм.

– Как думаешь, то, чем мы занимаемся, – это хорошо?

– Конечно, хорошо. У меня никаких дурных мыслей в голове нет, а у тебя?

– Вроде нет, просто вспомнила, как к этому относятся другие, что бы они о нас подумали, если бы узнали.

Она положила руку ему на грудь.

– Ничего они не узнают и вообще они дураки – все вместе. Есть только ты и я, кроме нас с тобой никто ничего не понимает.

– А если они узнают?

– Будут слюной исходить от зависти или какую-нибудь дурость придумают.

– А родители?

– Родители – они и есть родители. Им только дай повод посердиться, скажешь, не так?

– Да, это точно. Почему же так устроено, что люди – такие глупые?

– Вот уж такие.

Она принялась поглаживать его по животу.

– Смотри. Больше становится.

– Знаю.

– А ты его остановить не можешь? Почему это происходит? А можешь его заставить?

– Не знаю.

– Он очень умный.

– У любого так.

– У любого?

– Если ты достаточно взрослый. Даже у меня так, Дженни.

– Правда?

– Ну да.

Он не заставил себя долго ждать. Понежился на боку – и хватит. Он отвердел, выпрямился, заострился. Дженни обвила его рукой, обвила мой пошатнувшийся разум.

– Какой умный, в жизни ничего умнее не видела.

– Не знаю.

– А что тебе не нравится?

– То, что потом весь мокрый – внизу. Дженни вспыхнула.

– Все равно, умный. Наверное, по-другому никак нельзя.

Ее рука продолжала скользить по окрепшему валу, бедра его задвигались в такт, он положил руку на ее плоть. Лежа вот так, со скрещенными руками, они напоминали дурацкие карикатуры, когда все кругом голые, но пытаются прикрыть интимные места друг друга. Но эти детишки и вправду решили дать волю рукам. Через полминуты они глубоко сопели в унисон, и Тристрам перекатился на нее. Она застонала, с губ ее едва не сорвалось «не надо», но, видно, произнести эти слова не хватило сил. Они явно намеревались совершить свой акт – прямо у меня перед глазами. Да, это тебе не рисуночки, не кино, не резиновые игрушечки – совокупление без дураков, крупным планом. А мой собственный вояка – МОЙ СОБСТВЕННЫЙ – вовсю бунтовал в штанах, требуя свободы, и я расстегнул молнию.

Бедра Тристрама ходили ходуном, Дженни постанывала под ним. Они хотели, чтобы у них получилось, получилось по-настоящему, а я достал моего Большого Джона из его ларца и дал ему подышать вечерним воздухом… я вцепился в него, глядя, как ворочаются и мнут друг друга детишки. Вдруг они остановились. Все звуки исчезли, Тристрам скатился с нее. Уже? Так быстро? Не может быть. В глазах Тристрама стояли слезы, Дженни была ошеломлена.

– Дженни, Дженни, прости меня. Я не знал, что нужно делать. И все испортил.

Я был готов плакать вместе с ним. Она нежно погладила его по руке.

– Ничего страшного. Это ведь первый раз, а я… я же девственница, да? Значит, ты должен прорвать эту штуку.

– Забыл. Это я во всем виноват. Только я.

– Нет. И я тоже. Надо было тебе помочь.

И я тоже. Привет, ребята, я виноват вместе с вами.

И они свернулись калачиком в объятиях друг друга. Им было плевать, что в этот вечер они не довели дело до конца. Они уютно приткнулись друг к дружке – счастливые, умиротворенные, довольные, а я сидел на холоде и держал в руках мой жалкий член. Им там тепло… он – отец и сын, она – мать и дочь. Я поежился, табурет подо мной скрипнул, и они это услышали.

– Слышал? – спросила Дженни. – Что это?

– Не знаю. Птица, наверное, или белка какая-нибудь. Не человек же – мы бы его давным-давно засекли.

– А который час?

– Одиннадцать.

– Тебе уже пора, да?

– Ты бы хотела, чтоб я остался?

– Конечно, но зачем тебе подставляться? Начнут приставать, выпытывать.

– Тогда давай уйдем вместе. Ладно?

– Конечно, как же еще? Вот было бы здорово, если бы мы в одну школу ходили.

– Мы бы учебу совсем забросили. Представляешь, идет алгебра, а мы на задней парте держимся за руки. Эй, Холланд, прекрати целоваться и слушай. А что касается вас, мисс Траншан…

Они оделись, уже совершенно не стесняясь друг друга, не глазея в изумлении. Сложили шерстяное одеяло, стеганое, убрали печенье в коробку, все завернули в пластиковый мат и убрали в угол.

– Лампа, – напомнил Тристрам.

Дженни завернула фитилек, подула – и все исчезло. Они больше не сказали ни слова и вышли из сарая. Разошлись по своим садам, потом свистнул он, а через несколько секунд и она.

А я сидел один на кухонном табурете, чувствуя себя паршивее некуда; Большой Джон, скукожившись, безвольно свалился на бок.

ГЛАВА 13

Наутро за завтраком мама спросила, где я был и чем занимался вчера вечером. Я огрызнулся – тебе какое дело? Раньше я никогда в таком тоне с ней не разговаривал, и она, никак внешне не отреагировав, просто вышла из кухни. Когда спустился отец, она вернулась и вела себя так, будто ничего не случилось, стараясь, впрочем, ко мне не обращаться.

По пути в школу участок вдоль Малберри-роу я преодолел крадучись, стараясь никому не попасться на глаза. Столкнуться лицом к лицу с Тристрамом – это было выше моих сил. Мне хотелось увидеть его, понаблюдать за ним – но не встречаться наедине. Я не чувствовал за собой никакой вины, мне не было стыдно. Не было тут и зависти, а просто глубокая боль: ведь и сам он, и то, чем он владеет, – отчасти это должно принадлежать мне. Господи, эту глубокую боль мне причиняли они оба.

В школе какой-то мудрила-староста навесил на меня дежурство по буфету, где я и увидел Тристрама – он стоял с группой тех же мальчишек, что в прошлое утро кричали ему «давай к нам». Он пил свою полпинты молока и заедал булочкой с кремом. Вид у него был вполне обычный, и это мне напрочь не понравилось. Он стоял с мальчишками и как ни в чем не бывало смеялся.

– Вечером пойдешь?

– Вся шайка идет.

– Фейерверк будет и все такое. Печеные яблоки, картошка – все, как положено. Можем с собой даже Евнуха притащить, если захотим.

– Нужен он больно. Из-за него картошка в горле застрянет.

– И из классической школы народ придет. Вот уж повеселимся – особенно если будут нарываться. Наших-то будет, самое малое, человек тридцать. Так что всем нос натянем в случае чего. Ну, Холланд, пойдешь?

– Не знаю.

– Мамочка не пустит?

– Ладно тебе дурить.

– В чем же тогда дело?

– Просто… просто нет желания.

– Мамочка не пустит, ясное дело.

– Отвали.

– А что же тогда?

– Вы же не все идете? – спросил Тристрам.

– Как не все? Все. А ты? Что делать с мамочкой?

– Да ни при чем тут мамочка, что пристали? Не могу, и все.

– Почему? Почему?

– Не суйте свои дурацкие носы, куда не надо.

– Почему? – хором закричали они.

– Потому что занят я. Встречаюсь с кем-то. Довольны?

На мгновение наступила тишина.

– Ишь ты, какие мы важные. Холланд, важная птица.

– С нами и знаться не желает, а?

– Ну и птица. Важная птица. Птица-Холланд. Птица-Холланд.

– Это девочка.

Снова наступила тишина. Тристраму стало неловко.

– Девочка?

– Завел себе подружку, а мы ничего не знаем?

– А ты уже…?

– Мой брат – да.

– Ладно скромничать. Не придуривайся.

– Что же ты тогда с ней делал?

– Хоть поцеловал?

– Или еще что?

– Ах, какие мы благовоспитанные! Тоже мне, рыцарь нашелся!

– Ну, выкладывай!

– Так что ты с ней делал, Холланд?

– Заткнись.

– Надо же, не хочет с нами поделиться. Спорить готов, что он дело справил. Спорить готов.

– Заткнись, сказано тебе.

– Ишь ты, как поет, важная птица. Не хочет с нами поделиться. Да нам не сильно и надо. И вообще он все заливает, просто ему велено дома сидеть.

– Врешь.

– В чем же тогда дело?

– Сказал уже.

– Так чем ты с ней занимался?

– Тебе-то что?

– Ладно, не скромничай. Расскажи.

– Ну, чего пристали? – вдруг вклинился кто-то из мальчишек. – Это его личное дело. Захочет – сам расскажет, верно, Холланд?

– Ну да. Рассказывать-то особенно нечего. Честно.

– Уж куда честнее. Главное, Холланд, не забудь лимон с собой взять.

Они дружно захохотали – и он вместе с ними. Выходит, вчерашнее приключение с него – как с гуся вода? И бровью не ведет. Ну, разделась перед ним хорошенькая девочка, потерлась об него своими прелестями – подумаешь, великое дело! Что же теперь, на голове ходить из-за этого? Или, наоборот, ходить тише воды и ниже травы? Каждый день кто-нибудь кого-нибудь ощупывает. Любой школьник, кому за семнадцать, уже натрогался да нащупался вволю. А многие через это прошли уже в пятнадцать. Нормальный ход. Познаем жизнь. Любой журнал открой – что увидишь? Новый лосьон после бритья – голые девочки. Новые сигареты – снова голые девочки. «Джиллиан Поче – молодая итальянская манекенщица. Во время съемок в своем первом фильме ей пришлось бороться – весь ее туалет состоял из трусиков бикини – с тринадцатифутовым питоном. Он не слишком возражал, и мы его вполне понимаем». И с какой стати Тристрам должен быть на седьмом небе от счастья? Что ему весь этот балаган? Тьфу! Плюнул – и попал прямо в меня.

Остаток школьного дня я был сам не свой. Пытался заниматься, но все шло как-то наперекосяк. Да и сам я весь – наперекосяк. Никому не нужен, разве себе самому.

Домой я брел медленно, подставляя лицо сильным, холодящим порывам ветра. Ворошил ногой кучи листьев, оставляя с обеих сторон длинные борозды. Домой я пришел почти в ладу с остальным миром, извинился перед мамой за утреннюю грубость. Она великодушно приняла мои извинения.

– Это все из-за твоего телескопа. Он тебя совсем доконает. Он – и машина. Твой отец, наверное, совсем рехнулся. Ну да ладно. Пока большого вреда нет.

– Ты права, мамочка.

Я не мог уступить ей в великодушии и потому склонился к ней и поцеловал ее в лоб, учуял ее запах – такой знакомый.

Потом отец предложил мне покататься, и я с радостью согласился. Я уже знал – эти чудища на четырех колесах здорово помогают забыться. Расход физической энергии невелик, а эмоциональная встряска – лучше не придумаешь.

– Спокойно, сынок. Спешить не надо. Говорят «поспешишь – людей насмешишь». А водителю спешка может обойтись еще дороже. Верно?

– Верно, отец.

Моя машина вывезет меня из этого захудалого и ничтожного мирка, захудалого и ничтожного Кентербери. Садись за руль, жми на газ – и вот тебя уже нету. Или можно ее запарковать возле дырки в стене сарая. И погудеть, когда они явятся. Ну, детишки, сгоняем на природу? Красота!

– Поспокойнее, сынок. Не скрещивай руки. Пусть он в них скользит.

Посоветуй это Дженни, папа.

– Понял, папа.

Вскоре после обеда, занимаясь у себя в комнате, я снова услышал свист, пробрался к сараю и занял свой пост до их появления. Я сидел, ждал и улыбался. Дверь открылась – и в мою щелочку полился свет.

Дженни прибыла возбужденная, чуть запыхавшись.

– Тристрам, сегодня я вообще не могу. Вероника захотела поиграть в карты, я отказалась. Но тогда папа сказал, что он готов сыграть, и мама тоже, и вышло, что мне не отвертеться.

– У-у.

– Я не хотела, Тристрам, правда. Я не виновата, мама и без того жалуется, что я уроки не делаю. Никуда не денешься, придется с ними поиграть.

– Ладно, неважно.

– Как неважно? Я хотела побыть с тобой. Очень даже важно. Но я не виновата.

– Ну, раз ничего нельзя сделать, значит, и убиваться нечего.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Что сказал.

– Но как тебя понять?

– Никак. Тебе прямо сейчас надо идти?

– Тристрам.

Она обвила его шею руками, и секунду-другую они стояли, обняв друг друга и чуть покачиваясь.

– Ладно, иди. А то искать будут.

– Завтра обязательно увидимся, да? – Она помолчала. – А что, если тебе просто к нам заглянуть и поиграть с нами?

– Нет.

– Почему?

– Там твои родители, Вероника. Не могу.

– Что уж тут такого?

– Поставь себя на мое место. Нет, ни за что.

А на мое место не хотите себя поставить, детишки? Черт вас дери!

– Да, наверное, ты прав. Значит, завтра?

– Да.

И они разошлись. Две минуты – и представление закончилось. Две минуты нытья – и привет. Черт вас дери!

Я вернулся домой, вылез на крышу и стал смотреть на звезды. По небу плавала четвертушка луны, звезды вовсю мне подмигивали. Звезди, звезди, моя гора, тебе, наверное, спать пора. Подмигивают, злодейки, а сами смеются. Ха-ха, неуклюжий толстячок. Звезди, звезди. Весь мир надо мной подсмеивается, пропади он пропадом.

ГЛАВА 14

– Ну, Холланд, что ты вчера с ней делал?

– Ничего.

– Ничего?

– Шутить изволит. Шутим, да?

– Сказал же, что ничего. Она не смогла.

– Что не смогла? – прыснул кто-то.

– Это самое, что же еще. Да, Тристрам?

– Ни о чем другом думать не можете?

– Ну, ты у нас выше этого. У тебя мысли только чистые и непорочные, ничего такого и в голову не приходит. Ах, этот Холланд, сама нравственность.

– Заткни пасть. Заткнись, понял? Сам-то вчера чем таким прекрасным занимался? За пятиклассницами подглядывал?

– Ой, какие мы важные.

– Хватит уже. Говорю, не пришла она.

– Значит, еще встретитесь? А как ее фамилия?

– Сейчас, фамилия ему понадобилась. Ну, встретимся.

– И что ты с ней будешь делать, важная птица?

– Не умолкнешь – затолкну твою дурацкую башку тебе в задницу.

– Правда, хватит. Надоело уже.

– Угу.

Разговор был окончен – пришел черед булочек с кремом. А в кабинете истории их уже ждал Мелый Бел. У него болезнь, будто он из секты трясунов. Пошкодничаем над Мелым Белом, а, братва?

ГЛАВА 15

Масляная лампа наполняла сарай теплым, будоражащим воображение сиянием.

– Ну, как подулись в картишки? – спросил Тристрам.

– Зачем ты так? Я же хотела быть здесь – я тебе говорила. А ты чем занимался?

– Уроки делал. А еще вечеринку пропустил.

– Какую вечернику?

– Ребята из школы ходили. Ничего особенного.

– И ты хотел пойти с ними.

В голосе Дженни прозвучала укоризна.

– Ерунда это, говорю же тебе.

– На Рождество можно будет на вечеринки ходить вместе, правда?

– Может быть.

– Было бы здорово. Она поежилась.

– Что-то я замерзла. Может, выложим одеяло и все остальное?.. А эта вечеринка… Ты что-то важное пропустил?

– Нет.

– Честно?

– Да.

– И совсем не жалеешь?

– Ни капли.

Они принялись раскладывать свое ложе.

– Когда я вошла, ты меня даже не поцеловал. Тристрам отпустил свой конец одеяла, встал в позу Купидона, держащего лук со стрелами, и послал Дженни воздушный поцелуй. Она не улыбнулась, просто стояла и смотрела на него. Потом изогнулась в поклоне, поднесла руку ко рту – и негодующе фыркнула. На обоих лицах – полная непроницаемость. И вдруг они кинулись друг на друга, обнялись и бухнулись на ватное одеяло. Негодование? Натянув сверху шерстяное одеяло, они полностью под ним исчезли. Я видел под ним легкое шевеление, слышал какое-то легкое постанывание… ну, когда же они зашевелятся по-настоящему, и одеяло сползет? Но, как они ни ворочались, как ни ползали друг по другу, одеяло продолжало их укрывать. Вот выпростались маленькие стопы Тристрама, они яростно зашуршали, стараясь освободиться от ботинок. А вот и ножки Дженни – им решить эту же задачу куда проще: чуть подвигала стопами – и туфли слетели прочь. Появилась рука – чья? – и услужливо стянула с Тристрама ботинки. И сразу же ноги его ускользнули под одеяло. Потом из-под него выскочили джинсы, юбка, блузка, рубашка, джемпер, куртка. На какое-то время на поверхности одеяла установился штиль. Потом волны задвигались снова. Возникли мягкие очертания тел, равномерно двигавшиеся вверх и вниз. Из-под одеяла выпорхнул бюстгальтер, а вскоре и белые школьные трусы – его, – и ее трусики с фиолетовыми цветочками, наверняка хранящие тепло ее тела… сейчас бы зарыться в них головой… я бы нежно Гладил их, прижимал к лицу, а сам смотрел бы, подглядывал и умирал от избытка чувств.

Одеяло снова затихло. Из-под него не доносилось ни звука, и все казалось таким легким, воздушным. Вот сейчас дуну как следует в свою дырку – и все сметет ураганом. Они не шевелились, и от ожидания у меня засосало под ложечкой. Ведь что-то они там делают? Должны Ведут глубинную разведку, но так деликатно и медленно, что глаз просто не в состоянии уловить движение Может, моя беда именно в том, что я все увидел слишком быстро и оттого все пропустил? И теперь я обречен на смерть – умру, едва увижу какое-то шевеление? Сколько же можно ждать?

Наконец одеяло шевельнулось – но я только поежился. Вот бы мне к ним в кокон! По одну сторону – тепленькая Дженни, по другую – Тристрам, оба трутся об меня, стараясь пробиться друг к другу. Я ощущаю ее груди, все остальное. Его взведенный курок. Не кожа, а сплошной шелк, и все это – через меня, боже, боже, а они даже и не знают, что я с ними, думают, что их только двое. Они вталкивают, всасывают меня в себя, я сливаюсь с ними воедино.

По одеялу пошли ритмичные и плавные волны. Если смотреть только на одеяло и отключить остальную часть комнаты, кажется, что пол совершает какое-то вращательное движение… на мгновение я даже забыл о телах под одеялом и завороженно следил за накатом волн.

Вдруг она вскрикнула, и я едва не вскрикнул вместе с ней. Эй, не смей делать ей больно! Уж лучше мне. МНЕ. Одеяло ритмично задвигалось, даже можно что-то промурлыкать. Об-ла-ди, об-ла-да, я покачивал головой в такт. Да, но что-то здесь не то. Что я, собственно говоря, вижу? Танцующее одеяло! И польше ничефо, а какая мне ратость от танцующефо отеяла?

Тут одеяло начало медленно соскальзывать с них. Появились его светлые волосы, плечо. Где-то под его волосами – ее лицо, повернутое в мою сторону, открытый в поцелуе рот и наглухо захлопнутые глаза. Дальше его спина… одеяло на мгновение застыло у основания его позвоночника, но неудержимо продолжало сползать в сторону. Сама судьба устроила для меня этот стриптиз – не для них, для меня. По его телу медленно заструился Прохладный воздух. Его упругие круглые ягодицы наносили мощные удары, описывали круги и выходили на цель, замирали в засаде и бросались вперед, атаковали, ноги вытянулись, будто по струнке, а пальцы ног вонзались в стеганое одеяло, помогая ему вонзаться в нее. Ее ноги, чуть белее, тоньше и изящнее, чем у него, были согнуты в коленях, они двигались взад и вперед, стиснув его бедра. Не упасть бы с табурета. Руки ее порхали, время от времени касаясь его спины или головы. Его же руки были накрепко сжаты в кулаки. Вот правый кулак разжался, рука поднялась к ее лицу, погладила его, но для него это было Слишком, он снова стиснул руку в кулак и упер его в пол. Какими тонкими линями очерчено его тело! Кажется, остановись сейчас мгновенье – и все его тело будет полностью симметричным. А ее ягодицы расплющены о пол, груди смяты его грудью. Она открыла глаза – большие, ищущие, – а он вдруг повернул голову в мою сторону: зубы стиснуты, резко обозначились скулы, кожа натянута. Тут же их глаза встретились, и на лицах появилась истома, а о своих телах они забыли и думать.

Забыли, и все тут. Взлетели в заоблачные выси и забылись в грезах. Зато забыть об их телах не мог я. Но кто я, собственно, такой? Или что? Его бедра? Или ее живот? Я вонзаюсь, или вонзаются в меня? Я вижу, как натягивается мышца на его бедре, как сокращаются ягодицы, как обхватывают его и тут же расходятся ее ноги, – от этого зрелища можно сойти с ума. И я свожу свои бедра, крепко сжимаю их. Я – это они, Тристрам и Дженни, но при этом я смотрю на них со стороны – неужели такое возможно? Задница моя елозит по табурету, я смотрю, как они совокупляются, при этом я сам тараню Дженни, а Тристрам ввинчивается в меня. Мне подвластна любая высота, и сам я могу быть покоренной вершиной.

Она снова вскрикнула, и я ищу ее лицо, но оно скрыто затылком Тристрама, он разжал руку и поглаживает ее волосы и что-то шепчет, а ее руки уже не сражаются с воздухом, а надежно лежат на его плечах. Он перестает шептать. Его ноги расслабленно вытянулись на полу. Ее голова покоится на его плече. Тело его словно прошила спазма, и мои бедра сомкнулись еще теснее, все тело напружинилось, плечи сгорбились, руками я крепко обхватил себя за предплечья – сам себя. Раздался стон – это стонет целый мир. Или кто-то конкретно? Весь мир дергается в конвульсиях. Уж лучше было умереть.

Он недвижно лежал на ней, а она все пыталась втянуть его в себя. Нежно, мягко, он хотел высвободиться, но она удержала его, и он замер.

А я сидел в неудобной позе, скрючившись, все тело свело судорогой, при этом внизу весь вымок. Дал залп – и сам не заметил. Штаны хоть выжимай. Это что же – я кончил вместе с ними и сам не заметил? Может, я окончательно спятил? Или это просто на нервной почве? Может быть. Может быть. Вполне возможно. Вполне возможно. Может быть – вот все, что обо мне можно сказать. Я мог быть на вершине блаженства, но не сумел получить удовольствие даже таким путем.

Он осторожно вышел из нее, скатился и лег рядом, положил руку ей на живот. На бедрах поблескивал пот, волосы увлажнились. Дженни посмотрела вниз и погладила его опорожненный сосуд. Потом отвела руку – и оказалось, что она вымазана ее собственной кровью. Она оглядела ее изучающим взглядом – ничего, Дженни, не беспокойся, такое происходит с каждым. Нормальный ход. Все как полагается. Не надо дрожать от страха.

– Тристрам. Смотри. Кровь. Ты весь в крови. Из меня.

– Ничего страшного.

– Как ничего? Смотри. Ты и я – мы оба кровью заляпаны. И одеяло тоже.

– Ты не знаешь, в чем дело? Тебя в школе не учили?

– И что, что учили? Смотри.

– Вижу. Все вижу.

– И тебя это не волнует?

– Не очень. А что тут волноваться?

– С тобой уже такое было. Поэтому тебе все равно.

– Что?

– Ты с кем-то другим это уже делал.

– Нет. Неправда. Просто так и должно быть, чего же беспокоиться? Это ведь ты.

– Так с тобой раньше такого не было? Это твой первый раз? Да?

– Ну, конечно, Дженни, конечно. – Он погладил ее по голове. – Тебе ведь не больно?

– Нет. А ты правда не расстроился? Ты весь в крови.

– Я весь в тебе. А в этом нет ничего плохого, так? Дженни не ответила, и он положил руку ей на живот.

Она вздрогнула.

– Ты что?

– Холодно.

Он натянул на них одеяло.

– Так лучше?

– Намного. Ты тоже в первый раз – я чувствую. И ты, и я. Ну, и как ты себя чувствуешь? Как-то по-другому?

– Сам не знаю. А ты?

– Вроде нет. – Она склонилась к нему и легонько укусила за ухо. – Нам совсем не так рассказывали. Но никто не заметит, да? С виду-то разницы никакой? У нас в школе одна девочка это сделала, и все сказали, что сразу заметили. Лично я ничего не заметила.

– Наверное, она сама кому-нибудь протрепалась.

– С чего ты взял?

– Они потому и заметили, что знали. Внешне-то никаких изменений нет.

– Да, наверное. Но почему всем остальным надо языками чесать? Их какое дело? Ну, в любом случае это наша тайна. Я никому не расскажу.

– Даже сестре?

– Ты же знаешь, что не расскажу. Не смогу. У нас не такие отношения.

– А она уже, как ты думаешь? – спросил Тристрам.

– Что? С мальчиком была?

– Да.

– Не знаю и знать не хочу. Меня это не касается. Если у нас с тобой это секрет, значит, у нее тоже.

– Все-таки она – твоя сестра.

– И что?

– Ты вполне можешь знать. Филип, к примеру, мне хвалился.

– Ну и зря. Наверняка все врал. Кто про это треплется, тот все выдумывает, а на самом деле ничего нет.

– С чего ты взяла?

– С того, что так и есть. Да ладно, нам-то что. – Она помолчала. – Я знаешь, что думаю, – сказала она, произнося врастяжку каждое слово. – Что мы с тобой жуть какие умные. Точно?

Тристрам внимательно посмотрел на нее, увидел, как глаза ее лучатся удовлетворением.

– Еще какие. Умнее не бывает.

И, захохотав, они накинулись друг на друга и покатились по стеганому одеялу, урча, повизгивая и причмокивая. Такие довольные. Такие счастливые.

– И это наша тайна.

– Да. Наша собственная.

А мое тело просто чинило надо мной казнь. Сидеть в этой позе я больше не мог, но, если встать, они почти наверняка меня услышат. Как быть? Медленно, дюйм за дюймом, я начал приподниматься с табурета. Если они меня услышат, я тут же умру… лучше умереть, чем уничтожить то, что создали они и чего не было у меня. Осторожно, бесшумно я пошел по саду к дому… но какое кошмарное пятно расплылось у меня на брюках! Влага напоминала о себе при каждом шаге. Как могло случиться, что я этого даже не почувствовал? Неужели слился с ними до такой степени?

Я взглянул на часы. Начало одиннадцатого. Им уже пора по домам, но, Господи, какие силы могут вытянуть их оттуда? Ведь у них теперь будет не жизнь, а сплошная нервотрепка – свидания урывками, втиснутые между уроками и отходом ко сну, игра в прятки с родителями и тому подобное. Картина предельно ясная. Кто-то должен их защитить. На цыпочках я прокрался назад к своему табурету.

Его маленький жезл плодородия снова восстал, и Дженни нежно его поглаживала. Вид у Тристрама был смущенный. Отчего-то он оробел. Он перекатился на живот и зарыл голову в стеганое одеяло. Дженни вздохнула и залезла на него верхом.

Она затряслась, как ковбой в седле, а вместе с ней затряслись – они еще не настолько выросли, чтобы раскачиваться, – ее прекрасные яблочки грудей. Давай, радость моя, прокатись на нем. Он было запротестовал, но она уже вошла во вкус игры и решила ему не уступать. Сидя на его ягодицах, она пришпоривала его пятками. Чуть отжавшись от пола, Тристрам поднялся на колени. Потом распрямил ноги, и она скользнула на несколько дюймов вперед, к его голове.

– Спорим, не продержишься? – На что?

– На что угодно.

Он начал раскачиваться из стороны в сторону и делать лягательные движения. Дженни в полном восторге вцепилась в него. Чувствуя, что вот-вот соскользнет, она схватила Тристрама за уши. Он взвизгнул и снова упал на колени.

– Это нечестно.

– А мы правил не устанавливали. И она снова пришпорила его.

– Ну, ладно. Твоя взяла. – Он говорил с полузакрытым ртом, на ковбойский манер. – Сегодня мне не повезло.

– То-то, приятель.

И она слезла на пол.

Они вытянулись на одеяле, держась за руки. Тристрам замурлыкал какую-то песенку, Дженни подхватила. Вот бы и мне с ними! Я проглотил слюну. А он начал поглаживать ее груди. Круглые, твердые, чистенькие яблочки, их форма не зависела от того, лежала Дженни или стояла. Нежные розовые сосочки медленно вздыбились, Тристрам смотрел на них во все глаза.

– Ты такая же умная, как и я. Твои груди – они меняются.

– Вовсе нет.

– Меняются. Смотри.

– Ничего они не делают.

– Сейчас нет, а раньше – да. Ты ничего не чувствовала?

– Чувствовала, конечно. Они, что, двигаются? В следующий раз ты мне скажи, ладно?

– Ну, Дженни.

– Правда. Скажи.

Он прильнул ртом к ее груди и начал осыпать ее поцелуями, ее пальцы поглаживали его волосы. Его рука скользнула вниз и погрузилась в шелковистый пух. Какой он гладкий, нежный. Никаких узелков. Рука его двинулась еще дальше, еще ниже.

– Не надо. Не сейчас. – Она вздохнула. – Не надо. Вдруг будет больно.

– Извини.

– Ты же не расстроился?

– Нет. Жалко, но раз нельзя, значит, нельзя. Но погладить-то можно?

– М-мм.

М-мм. Чтоб я сдох. Его рука бродила вверх-вниз по ее телу, а она смотрела на него со своей очаровательной улыбкой. Я взглянул на часы. Половина одиннадцатого. Ребятишкам пора домой. Я взял камешек и бросил его в сад Траншанов. Мои влюбленные замерли, превратились в слух.

– Что это было? – прошептала Дженни.

– Не знаю. На человека не похоже. Мы бы еще что-нибудь услышали. Но вообще уже поздно. Нас вот-вот хватятся.

– А сколько времени?

– Половина одиннадцатого.

– Ничего себе!

Они уже поднялись, уже натягивали на себя одежду. И тут только я заметил. Вот дурные! Они оба были в носках! Видно, не хотели, чтобы ноги мерзли. Разделись догола, а носки не сняли. Две нимфы. Оделись они быстро – минуты за две. Сложили ложе и затолкали в угол. Тристрам достал из коробки печенье, и малые дети немного пожевали, поулыбались, загасили масляную лампу – и исчезли.

Я задышал глубоко, шумно – все равно никто не услышит. Мне бы сейчас вытянуться в кресле, расслабиться, зажечь сигару. Я встал, размял ноги. Слизистое пятно подсыхало, брюки липли к коже. Я встряхнул ногами, чтобы их освободить. Сарай был пуст… интересно, чем там сейчас пахнет? Я пролез через дыру в заборе. Не я – Эпплби прокрался на территорию Траншанов, застыл в стойке карате, вслушиваясь в тишину, потом шагнул к двери сарая. Взялся за ручку двери. Один поворот – и можно входить. Вдруг раздались шаги, хрустнул прутик – кто-то шел к сараю. Не я, кто-то еще. Только этого не хватало. Спасите! Сердце заколотилось – так мы не договаривались. Я ретировался в кусты – и из темноты появился Тристрам. Вошел в сарай и через несколько секунд вышел, держа в руке свой галстук.

Выждав немного, проник в сарай и я. Ах, этот запах, эти ощущения! Какая-то пряность, еще что-то необъяснимое. Кажется, так бы и утонул в нем. Это их запах. Ее. Такой странный и совершенно для меня новый… и все же чем-то знакомый, мои ноздри улавливают его уже много лет. Если на свете есть жизнь, то вот она – здесь. И она принадлежит – хоть чуточку – мне.

ГЛАВА 16

– Сынок, давай подброшу тебя до школы. Отцовские усы приветливо махнули мне поверх залитых молоком кукурузных хлопьев.

– Не надо, папа, спасибо. Пройдусь пешком. Погода отличная. Спасибо.

– Келвин. Ну что ты! Если отец предлагает… Что с тобой творится! Каждый вечер куда-то исчезаешь. А теперь новость – ты предпочитаешь идти в школу, а не ехать. Это совсем на тебя не похоже, правда, Джордж?

– Оставь парня в покое. Не хочет побыть с отцом – его дело.

– Папа, да неправда это. Просто я не хочу, чтобы ты из-за меня крюк делал.

– Это пустяки, сынок.

Что оставалось делать? А ведь я хотел пойти в школу вместе с Тристрамом. Хотел услышать, что он скажет. Посмотреть, изменилось ли в нем хоть что-нибудь. Но… увы.

– Спасибо, папа. С большим удовольствием поеду.

– Только не пережимай.

– Джордж! Теперь ты.

– Приготовь еще кофе, Элис. И он мне подмигнул. Господи.

Он задом выгонял свой «ягуар» из гаража, я стоял на дороге и якобы руководил его действиями, а сам поглядывал – не появится ли маленький Тристрам? Про отца и машину я вспомнил лишь когда мне в лодыжки уткнулся задний бампер.

– Ты что, лунатик? Тебя зачем сюда поставили?

– Извини, папа. Замечтался.

Садясь в машину, я все-таки увидел Тристрама.

– Погоди секунду. Может, Тристрама подбросим?

– Кого?

– Парня Холландов.

– А-а, да. Парень Холландов.

И он сдал машину назад, резко нажал на тормоз прямо возле Тристрама.

– Залезай, парень. Подбросим.

Отказаться было неудобно. Боже, какой у него усталый вид! Нужно быть смельчаком, чтобы в таком состоянии даже подумать о том, чтобы в таком состоянии идти в школу, – нужно быть смельчаком. А что Дженни?

– Как отец? Матушка? – спросил отец. Тристраму было не до светской беседы. Ему бы сейчас побыть одному, уйти в себя, предаться всяким лирическим мыслям.

– В добром здравии, – немногословно ответил он. Отец засмеялся.

– В добром здравии? Один-ноль в твою пользу. А что в школе? Как школа? Тоже в добром здравии, надо думать?

Отец. Ну как он может? У человека первое утро после той самой ночи, а он с чем пристает?

– Нормально.

Я повернулся и посмотрел на него. Спокойный, притихший, аккуратненький в своей школьной форме под темно-синим плащиком. Но я вижу тебя насквозь. От меня – никаких секретов. Все как на ладони. Можешь закрываться в душевой, сколько угодно. Я уже все видел. Ну, сладенький, красивенький Тристрамчик, что скажешь? Под моим взглядом он заерзал. Да не хочу я тебя смутить. Знаю, тебе требуется защита.

– Ну, как тебе в соборной школе? Не так уж плохо, верно? – спрашивал отец. – Да и город ничего. Согласен?

Тристрам кивнул, думая совершенно о другом.

– Сегодня мы с Келвином совершим рекордный трюк – двухчасовое родео по городу. Он учится водить, – объяснил отец Тристраму. – Выучится – сам тебя сможет в школу подвозить. Верно, Келвин?

– Точно. Обязательно.

– Вот и молодец.

Почему-то мне показалось, что Тристрам ухмыляется за моей спиной. Я пожал плечами – так, без всякой причины.

– Парнишка-то тихоня, да? Ногу со сцепления убирай плавно.

– Кто? Тристрам?

– Да. Я же говорю тебе – плавно.

– Понял, папа. Не то, что тихоня. Просто ему всего четырнадцать лет.

– Все равно, сказать-то ему особенно нечего. Вообще он не дурак?

– Не знаю. С виду парень толковый.

– Интересно, с Траншанами они подружились? Плохо себе это представляю. По-моему, они друг другу нужны, как корове седло. А миссис Траншан…

– Мне она нравится. Симпатичная тетка. Слегка шумноватая, а так – ничего.

– Слегка? Да стоит ей что-то произнести шепотом, об этом знает весь Кентербери. Когда у нас взорвался котел, я даже не успел сантехнику позвонить, а об этом уже знал весь город. Я приехал в тот день на работу, так на меня все накинулись с расспросами: что да как? Ничего себе, слегка шумноватая.

– Это ты зря, она ничего. Куда дальше – налево или направо?

Я был собой доволен – веду машину и при этом худо-бедно могу поддерживать разговор. Приятно, когда уверен в своих силах. Вж-жж! Вж-жж! Хочешь, крошка моя, я поглажу твои шелковистые бедра?

– Налево. Отлично. Привыкаешь потихоньку. Да, может, она не такая и плохая. Весь город такой, если разобраться. Что ни сделай, тут же всему городу известно – и перемывают друг другу косточки с истинным удовольствием. Поклясться могу, про твои отметки в школе все узнают раньше нас. Маленький городок – ничего не поделаешь. Нет, я был бы только рад, чтобы Траншаны и Холланды подружились. Соберутся вместе две кумушки и будут лясы точить, а? И твоя матушка вместе с ними.

Я не видел его лица, но знал – он мне подмигнул. Подмигнул-долбанул, сколько мне надо чего сделать, сколько мне чего хочется! Надо пронюхать, будут ли они вечером снова встречаться. Надо грызть науку и спихнуть эти чертовы экзамены. Надо выбраться из этого Кентербери. Надо сдать экзамен на вождение, тогда смогу ехать, когда хочу и как хочу. А хочу я посадить к себе в машину этих детишек, чем скорее тем лучше, отвезу их в лес и буду смотреть, как они будут пастись на травке, а сквозь деревья будет сочиться солнечный свет. Надо завести фотоаппарат. Надо быть дома и ждать их условного сигнала.

– Ну-ну, сынок, не нервничай. Веди машину спокойно – это ведь как в жизни. Будешь двигаться спокойно – далеко уедешь.

– Понял, папа.

– Вот и молодец.

ГЛАВА 17

– Опять времени в обрез. Надоела мне эта спешка. Тристрам уронил голову в ладони.

– Скоро выходные. – Дженни легонько опустила руку на его макушку.

– Ну, и куда мы с тобой пойдем?

– Куда угодно. Погуляем, чем-нибудь займемся. А по воскресеньям мои всегда куда-нибудь уходят. Можем даже в собор сходить. Да мало ли куда.

– Были бы у нас велосипеды… или будь я постарше, и с машиной. Да, был бы я постарше… у меня были бы деньги и все прочее – делали бы, что хотим.

– Ну, тогда ты был бы для меня слишком старый. Тебе было бы лет двадцать, мама ни за что не разрешила бы мне с тобой встречаться.

– А как же Келвин?

– Ну, Келвина мы знаем всю жизнь. Когда мне было четыре, ему было десять – какие тут возражения?

Они сидели на ватном одеяле, полностью одетые. Они пришли в сарай, раскатили постель, нежно поцеловались, взялись за руки – и просто стали разговаривать.

– У тебя сегодня никакого странного чувства не было? – спросила Дженни.

– Было чуток. А у тебя?

– Да. Словно сама не своя. Но никто ничего не заметил. Во всяком случае, мне так показалось.

– Да и нельзя ничего заметить. Только ты сам про это знаешь – больше никто.

– И второй человек.

– Но уж больше точно никто. И не может никто знать.

– Честно?

Он кивнул, и она крепко обхватила его руками. Он погладил ее шею.

– Прямо была сама не своя?

– Ну, как… просто как бы другая… не такая, как остальные. А ты ничего такого не чувствовал?

– Пожалуй, тоже.

– У тебя все по-другому – ты ведь парень. А для меня, для девочки, это гораздо важнее.

– Ну, не сказал бы. Для меня это тоже еще как важно. Только и разницы, что чувствую себя более или менее сносно.

– Видишь! Так в этом все дело! А я – просто сама не своя. Но для тебя это важно? Не обманываешь?

– Еще бы. Да, может, за всю мою жизнь… за всю жизнь ничего важнее…

Не успел он закончить, как она завалила его на спину и забралась на него. Стала зажимать ему лицо руками, чтоб нечем было дышать, при этом вовсю хихикала. С минуту они так побарахтались, потом Тристрам вдруг обмяк. Дженни все хихикала, а он лежал совершенно неподвижно. Поиграв с ним еще несколько секунд, она внезапно остановилась.

– Тристрам. Ответа нет.

– Тристрам.

Она огляделась по сторонам, потом снова заглянула ему в лицо.

– Тристрам. Ну, ладно. Хватит, прошу тебя.

И она потрепала его по лицу. Он не пошевелился. Она начала сползать с него. У меня голова пошла кругом. Кто-то словно спросил меня: а ты что здесь делаешь, Келвин Эпплби?

– Шутка.

Тристрам захихикал.

– Тристрам, да тебя за это убить мало. Вот это точно.

– А сейчас я тебя съем. Запью чаем – и ни с кем не поделюсь. Хи-хи.

– Э, нет. Нетушки.

И вдруг – буйство плоти: он задрал ей юбку и перевернул на живот. Господи, как ребенок, всего лишь ребенок может носить такие трусики? Откуда у ребенка такие длиннющие ноги? В этих белых носках они кажутся еще длиннее. Он медленно приспустил трусики, пару раз чмокнул Дженни в попку и начал шлепать ее, как стучат на тамтамах. И даже запел под этот перестук.

– Тристрам, перестань. Хватит. Она прыснула от смеха.

Ее попка чуть вздрагивала под его ритмичными ударами. Но вот Дженни вильнула бедрами, трусики запутались между ягодицами, и Тристрам перестал стучать на тамтамах. Он глубоко задышал и стал тереться щекой о ее нежную кожу. Его светлые шелковистые волосы колыхались над полоской ее трусиков. Мои ноги непроизвольно раздвинулись, а его лицо скользило вдоль ее бедер, стараясь в них углубиться. Дженни перевернулась на спину, трусики рассекли надвое ее молодую поросль, и Тристрам зарылся в нее лицом, а руки Дженни поглаживали его затылок. Улыбаясь нежнейшей улыбкой, она расстегнула его брюки, и ее ищущие пальцы задвигались вдоль его ноги, вверх, вниз, снова вверх, она овладела его малышом-крепышом, вытолкнула его наверх и распластала вдоль живота, подобралась большим пальцем к верхушке… Тристрам подвинулся чуть выше, и они снова поцеловались, играя друг с другом.

– Самое важное, – проурчал он, – Самое… самое… – Он оказался наверху, и ее трусики сползли ниже, а потом и совсем слетели, при этом оба они оставались в школьной форме… она раскрылась, и он вошел в нее. Звуки, которые они издавали, были короткими, нежными, сладостными. Никаких тяжелых стонов, никаких тягостных придыханий – просто вылетали изо рта и рассеивались легкие струйки воздуха, они пересекались, сталкивались, растекались вдоль их тел. Едва слышный всхлип, и через минуту – не больше – все было кончено, его обмякшее тело накрыло Дженни, а ее руки плетьми лежали на его спине.

– Все хорошо? – шепотом спросил он.

– Чудесно. Такое ощущение – лучше не бывает. У тебя тоже?

Он поцеловал ее в щеку.

– Тоже – и еще в десять раз больше. – И никакой крови.

– Откуда ты знаешь?

– Чувствую.

– Не больно?

– Нет. Словно что-то теплое и большое вошло в меня, такое большое, что до самой груди добралось. Смешно, да?

– Да он всего шесть дюймов, не больше.

– А кажется, что намного больше. Ты-то откуда знаешь? Ты, что, его мерил? Садился с линейкой, заставлял его встать и мерил? Ведь нет?

– Нет, конечно.

– Откуда тогда знаешь?

– Потому что он у всех такой – шесть дюймов. В школе врач рассказывал.

– Не может такого быть. Вон груди, бывают всех форм и размеров, каких хочешь.

– А у нас не так. У всех мальчишек в школе – одинаковые.

– Ты откуда знаешь?

– Видел в душе.

– Как это? Вы что, моетесь все вместе? Смех. Вот так стоите и смотрите, у кого чего длиннее? Смех.

– Нет же. Вообще-то у нас отдельные кабинки. Просто раздевалка у всех общая, только и всего.

– А мы в школе так не моемся. Мыться вместе с нашими толстухами – даже подумать страшно. – Она поежилась. – Это у нас самая любимая тема, но чтобы вместе мыться в душе… Кошмар!

– Подумаешь.

– Точно кошмар.

Он осторожно вышел из нее. Я совсем об этом забыл – они же в одежде! – они и сами почти забыли. Дженни на секунду зажмурилась.

– Все хорошо?

– Угу.

Дженни улыбнулась ему.

Вдруг на лицо Тристрама набежали морщинки.

– Дженни!

– Да?

– Вообще-то не стоит тебя спрашивать, но…

– Что?

– Да математика! Ты же впереди меня идешь, а я что-то спотыкаюсь. Может, подсобишь чуть-чуть?

В голосе слышались извиняющиеся нотки.

– Пожалуйста, но почему не попросить Келвина? Пользы точно будет больше.

Ну, еще бы.

– Неудобно. У него – экзамены, он все время занимается.

Неужели? Особенно сейчас.

– Ладно, помогу? В чем там дело?

– Потом. Приду к тебе, тогда и разберемся. Твои родители ничего не скажут, если будут думать, что мы занимаемся.

– А на самом деле мы что будем делать?

ГЛАВА 18

Наутро я специально застрял в саду, поджидая Тристрама.

– Келвин! Я думала, ты уже десять минут как ушел! Опоздаешь! Что ты копаешься? – закричала через окно своей спальни мама.

– Зарядку делаю! – прокричал я в ответ.

– Зарядку? Топчешься на дорожке – это у тебя зарядка? Что с тобой такое? Не представляю, как ты будешь сам обходиться, когда уедешь в Кембридж… Зарядка? Ну и ну! Давай, дуй в Школу.

– Иду, мама.

Я пошел по дорожке как можно медленнее, надеясь, что, пока добреду до калитки, мама отойдет от окна. Не тут-то было. Я поплелся по Малберри-роу, роняя по дороге вещи, – чтобы был предлог остановиться, – и, подбирая их, всякий раз быстро оглядывался. Двести ярдов до поворота я покрыл минут за пять. Уже собрался свернуть за угол – и увидел его. Я высыпал содержимое портфеля на землю – и стал ждать.

Услышав шаги, я принялся все подбирать. Это оказалась миссис Эджкомб, жена мэра, одна из клиенток моего отца, организатор благотворительных базаров вместе с моей матушкой. Невысокого росточка, она всегда носила меховые шубы, доходившие ей до лодыжек. Орлиный профиль, очки-бабочки – она воззрилась на меня.

Я сделал вид, что не заметил ее, но она стояла и смотрела, и тут из-за угла появился Тристрам. Я побросал учебники в портфель, поднялся – и с высоты моего роста уставился на миссис Эджкомб.

– Чудесное утро сегодня. Все из рук так и валится. Она ничего не сказала, просто продолжала смотреть на меня. Подошел Тристрам, и я показал ему знаком регулировщика – проходите, не останавливайтесь. Он понял и прошел мимо, а я поклонился миссис Эджкомб и догнал его.

– Кто это?

– Жена мэра. Я бы от нее не отвязался, так что ты меня спас. Считай, я твой должник. – Это я здорово придумал. Здоровиссимо. – Чем могу тебе отплатить? Одолжить деньги, помочь с уроками, сделать за тебя математику? Приказывай.

– Ты серьезно?

– Что?

– Поможешь мне с уроками? Заглотил наживку вместе с удочкой.

– Если тебе надо, почему нет? Я же сказал, с меня причитается. Да и отвлекусь заодно. Свои уроки вот где сидят. Может, и Дженни требуется помощь.

– Что это ты вдруг про нее вспомнил? – спросил он удивленно и чуть воинственно.

– Может, у нее тоже проблемы с уроками.

– Возможно.

– Вот и займемся все вместе. Кажется, в ее песне поется именно так?

– Я ее спрошу. Но сам приду точно.

Понятно. Задавать ей такие вопросы может только он.

Я удивленно поднял брови, и он смутился.

– Ведь я сам ее давно знаю. – Я улыбнулся. – Вы, значит, подружились?

Он вспыхнул.

– Более или менее.

– Ну и отлично. Она вообще отличная девчонка. К тому же, хорошенькая.

– Ты считаешь?

– Все так считают.

Он обдумал мои слова. Это было что-то новое. Не просто Дженни, но хорошенькая Дженни, которую считают хорошенькой и другие.

– Да, правда.

Он улыбнулся – кажется, впервые лично мне, глядя мне прямо в глаза. Как-то даже чересчур дружелюбно, чересчур доверчиво. Я улыбнулся в ответ.

– Келвин? – Похоже, ему стало легче называть меня по имени. – Ты ведь ее родителей хорошо знаешь, да? Как думаешь, они не станут возражать, если я позову ее в кино или куда-нибудь погулять?

– А что им возражать? Даже рады будут. Миссис Траншан только с виду такая мегерка. А если к ее отцу по-доброму подкатиться – вообще никаких проблем.

Он шел рядом, пиная бурые листья. Будь я хорошенькой девчонкой, я бы взял его за руку, замурлыкал песенку и заскакал, шаркая ногами по листьям. Увы. Я – всего лишь неуклюжий толстяк. Ничего, еще возьму свое.

ГЛАВА 19

В пятницу вечером они вдвоем нанесли мне визит. Я сидел за столом и думал: каково им должно быть друг без друга? А ведь скоро их обязательно засекут – не его так ее, – где это ты болтаешься по вечерам? Не родители так Вероника, либо старший брат Тристрама – от этого, судя по его младшему брату, ничего хорошего ждать не приходится.

– К тебе посетители, – объявила мама официальным тоном, открыв дверь в мою комнату. – Внизу.

– Может, пусть поднимутся сюда, мамуля?

– К тебе в комнату?

– Ну да. Вы ведь с папой для чего сделали из моей комнаты конфетку? Чтобы я мог принимать гостей и вас не тревожить, правда же?

Тристрам и Дженни стояли у нижней ступеньки лестницы и ждали. На сей раз школьной формы на них не было. И за руки они не держались, а я привык к другому. Сверху я посмотрел на них. Они застенчиво улыбались. Ну, что, ребята, устроите для Келвина представление? Живьем, прямо у него в спальне. И не нужно ему будет никуда подглядывать. Никакого дурацкого табурета, никаких пятен на брюках.

– Заходите, дети мои! – воскликнул я, потирая руки.

– Келвин! – Это матушка.

– Давайте, поднимайтесь.

Тристрам было шагнул вперед, но остановился и пропустил Дженни. Моя комната произвела на них впечатление. На кровати взбиты две подушки – мамочка свято исполняла эту обязанность. Возле стола – вращающееся рабочее кресло и удобный стул. А в углу – знай наших! – собственный телевизор.

Жестом я пригласил их войти.

– Мы насчет математики – Дженни тоже поплыла.

– Вам что, делать нечего – в такой прекрасный вечер думаете про математику? Ну, показывайте.

Я сидел на кровати, и они уселись по бокам от меня. Математика, говорите? Тристрам открыл учебник и положил его мне на колени. Он прикоснулся ко мне – как приятно!

– Так. Ну, и что тут непонятно?

Тристрам показал. Но я смотрел не на страницу, а на его палец. Он ко мне прикоснулся.

– Ой, извини. Так что именно?

Он показал еще раз. Я достал чистый лист бумаги и принялся объяснять, в чем тут дело. Они склонились ко мне и так и сидели, не отодвигаясь. Возле меня им было удобно. Я сидел, боясь пошевелиться, едва дыша.

Но я всегда умел делать два дела сразу и все им растолковал, а они сидели, прижавшись ко мне. От такого тесного общения я вдруг завелся. Господи, зашевелился, родимый. Большой Джон, прикрытый учебником алгебры, рос как на дрожжах – того и гляди, книжка поднимется. Выше, выше. Старый фокус: дудочка заиграла – змея поднялась. Я кашлянул и встал с кровати.

– Минутку.

Я вышел и открыл дверь в туалет. Постоял там, стараясь отдышаться. Высунулся из окна. Фу. Порядок? Взял себя в руки? Ну и отлично. Я вернулся и сел за стол.

– Здесь будет удобнее.

Теперь они могли коснуться только моих плеч. Не нужны мне ваши прикосновения… нет, нужны! Я показал им, как решить задачу, объяснил теоретическую подоплеку. А мне кто-нибудь что-нибудь покажет?

– У тебя второй канал работает? – спросила Дженни, разделавшись с математикой.

– А что там?

– Хорошая музыкальная программа, но мама с папой всегда многосерийку по другому каналу смотрят, а когда их нет, ее смотрит Вероника.

Взгляд такой просящий – кажется, все бы ей отдал, абсолютно все. Ничего не проси – просто бери. Я включил телевизор, и Тристрам, думая, что я не вижу, толкнул Дженни локтем в бок. Она пискнула. Я повернул голову. Она с невинным видом сделала большие глаза; он виновато потупился. Ну, Бог с вами. Чем дольше просидите, тем лучше. Спинами они вжались в стену, вытянутые ноги свисают с кровати. Я устроился в своем рабочем кресле – пусть посидят рядышком, вдвоем. Или с диким воплем кинуться на них и втиснуться между ними?

Заработал телевизор. Пять парней, чуть постарше меня, бацали по гитарам и выколачивали из них бешеные звуки. Хорошенькие костюмчики. Хорошенькие мордашечки. Длинные волосы. Длинные тела. А какая фигура у ударника – никто не знает. Вполне могу быть ударником. Шумят себе ребята и не комплексуют – позавидуешь. На заднике по лесу в замедленном темпе бежала девушка. Обнаженная – следом за ней, развеваясь, летела ее одежда. Плавно порхали светлые волосы. Бедра ее скрывала голова ударника. А Дженни и Тристрам держались за руки. Жаль, что я не курю Сейчас бы откинуться в кресле, положить ноги на стол – мои детишки бы порадовались. Группа пела что-то о неразделенной любви. Они все вместе познакомились с ней, пошли к ней домой, вместе провели вечер, ели тосты с мармеладом, потом гуляли с ней по зоопарку – и вдруг она исчезла. Оказывается, она полюбила другого и теперь проводит вечера с ним, ест тосты и мармелад с ним, гуляет по зоопарку с ним. И все это происходило на фоне бежавшей обнаженной девушки. Дженни и Тристрам подмурлыкивали и покачивали в такт головами. Началась новая песня – на экране позади группы появились шесть полуголых танцовщиц. Ну, это уже, кажется, чересчур. Наплыв – и вместо них возник длинноволосый красавец, он целовал девушку с прекрасными зубами; мы видели только верхнюю часть их тел, но они тоже были обнажены. Дженни и Тристрам мурлыкали, не отводя от экрана глаз, даже когда программа закончилась. Я переключил канал. Девушка рекламировала зубную пасту. Как много зубов! Теперь она точно соблазнит своего кадра, и он ее долбанет на закате солнца.

– Вот и отпелась ваша музыка. Но вы приходите, когда захотите посмотреть.

– Правда?

– Конечно. Залетайте без разговоров. Алгебра, телик, какие-то проблемы – залетайте.

Сейчас уйдут… как мне их удержать? Чем? Нечем. Разве что загнать в мою постель? А самому балдеть в кресле?

Я проводил их до двери на улицу. Благодарностям не было конца. Прямо подставляй щеку под поцелуи. Восемнадцатилетний дядюшка на все времена.

Я закрыл дверь, выждал секунд двадцать, потом сам выскользнул за ними. Прокрался к калитке. Уже перевалило за одиннадцать, и они едва ли побегут в свой сарай, но мне хотелось увидеть, как они будут прощаться. Невесть откуда взявшийся ветер яростно хлестал по лицу. Я просунул голову за калитку. Ежась от холода, они стояли перед домом Дженни.

– Давай завтра с утра сделаем все уроки, тогда они не будут против, если мы с тобой весь день проведем вместе. Как думаешь? – спросил Тристрам.

– Я в субботу утром обычно по дому помогаю. Придется идти с мамой по магазинам.

– А Вероника?

– Что Вероника? Она никогда ничего не делает. Только выступает.

– Может, мне с тобой по магазинам пройтись?

– Тогда не успеешь уроки сделать.

– А куда мне спешить, ты-то их делать не будешь. Ну, сделаю, дальше что? Когда пойдешь?

– По магазинам? В десять.

– Я подгребу к десяти, а там поглядим, что получится.

Они посмотрели друг на друга.

– Тристрам, вот бы у нас с тобой был домик, собственный, без родителей! Делай, что хочешь, и ни на кого оглядываться не надо. Я бы и училась лучше, будь ты всегда рядом. И экзамены бы вместе сдавали, вообще все вместе.

– Кажется, твоя мама в окно смотрит.

– Брось ты. Нет, правда, здорово было бы. Представляешь? Свой домик.

– Класс, конечно. Слушай, она точно смотрит. Я пойду.

– А поцеловать?

– Но кто-то из твоего дома смотрит.

– Никого не вижу. Поцелуй.

– Не могу. Смотрят, говорю же тебе.

– Сдрейфил, вот и все.

– При чем тут «сдрейфил»? Говорю тебе, занавеска шевельнулась. Что будешь делать, если сейчас твоя мама объявится?

– Помашу ей рукой.

– Как же, помашешь.

– Ну, ладно. Завтра в десять.

Она взяла его за руку и стиснула ее. Как оказалось, за ними наблюдала не миссис Траншан. Родители Дженни сидели в гостиной и смотрели телевизор.

– Все прекрасно, девочка моя? Келвин тебе помог? – спросил отец.

– Да, все так понятно нам растолковал. Он такой умный. А комната у него – вы бы только видели!

– Верно, парень толковый. Этот далеко пойдет, дальше любого из нас.

– Между прочим, уже двенадцатый час, – укоризненно заметила мама.

– Так мы же были в соседнем доме.

– Пф-фф.

– Они были в соседнем доме, дорогая, – поддержал Дженни отец.

– Пф-фф.

Миссис Траншан, кинув на дочь обиженный взгляд, вышла из комнаты.

– Ну, что ты беспокоишься? Ребенку захотелось с кем-то пообщаться, – объяснил отец. – А твоя сестра весь вечер прокуксилась у себя в комнате. Как парень Холландов? Странно, что мы так и не познакомились с его родителями. А ты с ним, значит, подружилась?

– Ну, так.

– Хорошо, когда есть с кем дружить по соседству. Когда друг рядом – это здорово.

Говоря это, он продолжал смотреть телевизор. Дженни поцеловала отца в лысину и уселась на ручку его кресла.

– Два сапога пара!

Миссис Траншан вернулась в комнату, она уже улыбалась. Потрепала Дженни по голове.

– Давай, девочка, иди спать.

– Мамуля, мне почти четырнадцать лет!

– Именно. Так что шагом марш и по дороге не забудь пожелать доброй ночи Веронике.

Через три ступеньки Дженни взбежала по лестнице и распахнула дверь к сестре.

– Чего тебе?

Вероника сидела на кровати и замазывала коричневым кремом какие-то пятнышки на лице.

– Просто заглянула сказать привет – и спокойной ночи. Чем занималась вечером?

– Уроками. Экзамены скоро. Тебе хорошо, можешь пока что бить баклуши, но скоро и ты дорастешь до экзаменов. Тогда увидишь.

– Что увижу?

– Все.

– Что все?

– Увидишь.

– Я хочу знать сейчас.

– Увидишь, что так больше не выйдет – делать все, что тебе вздумается.

– Что именно?

– Например, встречаться с соседом. Дженни вздрогнула.

– Ты это про что?

– Про то. Я вас видела.

У Дженни задрожали колени.

– Что видела?

– Как вы стояли у калитки и держались за руки. Дрожь в коленях унялась.

– Мы просто друзья.

– И держимся за ручки, да?

– Да. Мне все равно, что ты там видела. Мы друзья, и все.

– Увидишь, – угрожающе прошипела Вероника.

– За что ты так на меня злишься?

– Кто? Я?

– Да, ты. Будто сама не знаешь. – Дженни попыталась улыбнуться. – Мы же сестры.

– Дура ты, вот что.

– Почему?

– Увидишь.

Проследив за прощанием Тристрама и Дженни, я тихонько вернулся к дому. Оказалось, что я забыл ключи, и пришлось пару раз нажать на кнопку звонка, прежде чем мама открыла дверь.

– Опять ключи забыл. И почему без куртки? Как-нибудь голову забудешь.

– Это точно.

– А эта парочка – просто прелесть. Прямо как елочные украшения.

Ну, мама.

– Есть в тебе что-то поэтическое. Я обнял ее.

– Просто все так быстро растут. Ты, например. Уже водишь машину, скоро уедешь в Кембридж – только тебя и видели. И в доме станет пусто.

– А ты с отцом?

– Нет, тут другое. Подумалось об этом, когда Тристрама и Дженни увидела.

Я поцеловал ее и выбрался на крышу – вдруг удастся узреть, как Дженни залезает под одеяло? Но занавески на ее окне были задернуты.

ГЛАВА 20

– Смотри. Снова они.

Мама показала вглубь Хай-стрит. Я повернул голову и увидел миссис Траншан, а вместе с ней – Дженни и Тристрама. Умный ход, ничего не скажешь. Я помогу твоей мамочке, и никто ничего не заподозрит, – какой хороший и милый мальчик, умненький Тристрам. С утра отец взял меня кататься, потом мама уговорила помочь ей с покупками. И вот тебе на – мои детишки.

Мы подошли к ним в магазине зеленщика – миссис Траншан как раз представляла Тристрама хозяину.

– А это существо – Тристрам Холланд. Его семья только что въехала в соседний дом – где раньше жили Харви.

Хозяин магазина с сочувствием посмотрел на Тристрама.

– Надеюсь, живется тебе неплохо, – сказал он, будто по соседству с миссис Траншан такое было почти невозможно. Тристрам кивнул.

Тут миссис Траншан увидела нас.

– Жуткая нынче погода. Моя мама согласилась.

– Вы знаете парня Холландов?

– Ну, мама, – запротестовала Дженни. Я подмигнул Тристраму, потом Дженни.

– Я показываю ему город, – объяснила мне Дженни, – а он помогает нам делать покупки.

Мы все вошли в мясную лавку, и миссис Траншан представила Тристрама старшему мяснику.

– Рад с тобой познакомиться. Твоя мама открыла у нас счет.

Ни у моей мамы, ни у миссис Траншан счета в мясном магазине никогда не было. Он никогда не требовался. Они понимающе переглянулись.

Дальше мы пошли по магазинам вместе, и нельзя было не заметить, как мои дети тянутся друг к другу, – не потому, что вместе несли огромную кожаную сумку. Просто это было видно – виднее некуда, наверняка это замечали все прохожие. Казалось, что они – близнецы, и люди обращали на них внимание, улыбались… ну, что вы пялитесь, катитесь своей дорогой, нечего вмешиваться в чужую жизнь!

Я плелся за этой парочкой, а мамы возглавляли шествие. Я вдруг ощутил себя четырнадцатилетним, и это было здорово. Тристрам в каждом магазине проходил обряд представления, и Дженни все больше становилось неловко за свою маму, но Тристрам держался молодцом.

– Собор уже посмотрел? – спросил его я.

– В общих чертах, – ответил он без энтузиазма.

– Дженни днем могла бы тебя туда сводить, – намекнул я… ну, сейчас кто-то из них спросит, какого черта я лезу с советами. Энтузиазма у Тристрама чуть прибавилось, Дженни толкнула его локтем в бок. Надо спросить у мамы, сказала она мне, вообще-то она обещала помочь дома со стиркой. А что, если со стиркой поможет Вероника, опять намекнул я, но они в унисон застонали. Вероника котировалась исключительно низко.

Мы догнали мам – моя говорила, что с удовольствием пойдет домой пешком, тем более, что у нее сегодня такой замечательный помощник, как я. Но миссис Траншан заявляла, что подвезет нас на машине. Мама с не меньшей настойчивостью отказывалась – ехать с таким водителем ей было просто страшно. Победа оказалась за миссис Траншан. Она водила огромный «хамбер», который ее муж поддерживал в идеальном состоянии, сколько я себя помню. Почти идеальном – она сжигала сцепление всего пять раз, а врезалась во что-нибудь – ну, сколько? – всего раз двадцать?

Стиль жизни миссис Траншан диктовал манеру вождения. Пешеходы на перекрестке? По газам – и прямо на них. В пятидесяти ярдах на дороге сидит голубь? По тормозам, подождем, пока пташечка улетит. Однажды она вот так пятнадцать минут прождала мертвого дрозда – когда же он упорхнет? Поняв, в чем дело, она постаралась осторожно его объехать, не рассчитала и задним колесом впечатала его в асфальт. С месяц она не могла прийти в себя, и, сколько ее ни убеждали, что птица уже была мертва, – ничего не помогало. Наверняка, когда она сама умрет, все будет точно так же, – чтобы ее в этом убедить, потребуется сто лет.

Моя мама сидела с пепельным лицом, вцепившись руками в сиденье. Я сидел сзади, Дженни – между мной и Тристрамом. Правая нога Дженни и левая нога Тристрама – встык. Я все видел, все понимал.

– Мамуля, я тебе днем нужна? – спросила Дженни.

– Мне? А в чем дело?

– Я подумала: а что, если показать Тристраму собор?

– Ты теперь у нас специалист по соборам? Музыка, тряпки и соборы. Я думала, он давно там побывал: зря, что ли, в соборной школе учится?

– Во время уроков собор закрыт, – объяснил я.

– По-моему, это прекрасная идея, – вступила в разговор моя мама, обратившись к миссис Траншан. Кажется, выражать свое мнение в присутствии миссис Траншан осмеливалась только моя мама.

– Вы считаете?

К детишкам это уже не имело никакого отношения.

– Да, да. Прекрасная.

– Только чтобы к чаю вернулись. Иначе его матери это может не понравиться.

– Обязательно понравится.

Дженни локтем заехала Тристраму в бок. Я резко свел колени.

Замаскироваться было делом нехитрым. Надо что-то на себя накинуть – и Келвин уже не Келвин. Не могу же я через весь город тащиться за детишками, как есть – каждые две минуты меня будет кто-то окликать: «О-го-го, да это Келвин Эпплби!» Очки я не носил никогда. Кепку – тоже. Зонтик – тем более. В придачу ко всему этому – длинный плащ, шерстяной шарф: и перед вами мистер Никто. Я стащил у мамы старые очки от солнца и выломал темные стекла. В отцовском хозяйстве раздобыл потертую матерчатую кепку, которую он никогда не надевал, а зонтиков в прихожей стояло сколько угодно.

Нашлось и ветхое отцовское пальто, и один из его шарфов.

Из родительской спальни я увидел, как Тристрам и Дженни прошли мимо, тут же выскочил на улицу и уже там напялил пальто. И сразу почувствовал себя каким-то подозрительным типом. Натянул на лоб кепку – и превратился в замызганного старичка. А что, почему не войти в образ? Я нацепил на нос очки, завращал зонтиком. Все, это уже не я, это кто-то другой.

Одноклассники меня не узнают, можно не беспокоиться. В Кентербери на незнакомых людей не смотрят, в лучшем случае могут скользнуть по ним взглядом. Вот если тебя представят – другое дело. Перейдя через железнодорожное полотно, я завернулся шарфом по самый подбородок. Я поигрывал зонтиком и шел, чуть отклонясь назад, а живот выпятился. Ну, и кто меня узнает? Детей я пока не видел, но это неважно – я же знаю, куда они идут. Свернув с Уотлинг-стрит, чтобы обогнуть кинотеатр, я их увидел – оказалось, что я вполне мог их проморгать. Когда они проходили мимо дома, я не заметил, что на них – байковые куртки, а сейчас они укрыли головы капюшонами. Что ж, надевайте хоть плащ-палатки, вам меня не провести. Дженни держала Тристрама за руку в левом кармане его куртки, и куртка под тяжестью их рук перекосилась. Через каждые несколько шагов они натыкались друг на друга.

Ступив на территорию собора, они остановились, подняли головы. Дженни указала на главную башню, а Тристрам попытался цапнуть ее за вытянутую руку. Она увернулась, он погнался за ней. Минутку они подурачились, попрыгали – потом чинно вошли в собор. Туристский сезон окончился, и посетителей почти не было. По церкви бродило человек пять, их шаги отдавались гулким эхом. С крылечка я следил за моей парочкой, нас разделяло ярдов пятьдесят. На дальней стене висел брезент, футов восемьдесят на шестьдесят – собор словно взял их в рамку. Крохотные человечки в капюшонах, ищущие поддержки друг у друга.

– Здорово тут, да?

Дженни стиснула руку Тристрама.

– Ты про собор что-нибудь знаешь?

– Так, не особенно. Вон там сидит архиепископ, а все это – для хора.

Она широко простерла руки.

– Откуда ты знаешь, что он сидит тут, а не там?

– Потому что вот это – трон архиепископа. Так и называется. А это – клирос, то есть хоры. Этому клиросу уже сто лет.

– Тебе тоже.

– Мне-то почему?

– Как же, все знаешь.

– Дурачок.

– От такой слышу. А сесть можно?

– Нет, конечно.

– Почему?

– Тогда надо молиться.

– Подумаешь – притворимся, будто молимся, а сами просто поболтаем. Господь возражать не будет, больно ему надо. Ему, небось, эти молитвы надоели до жути, еще и кайф словит от нашего трепа.

– Конечно, больше ему слушать некого, как нас с тобой. И вообще, Бога не трогай.

– А если он слышит только тех, кто в церкви? – размышлял Тристрам. – Тогда обязательно нас послушает. А остальным до нас нет дела.

Они уселись на церковную скамью. Тристрам вздохнул.

– Что вздыхаешь?

– Да школа. Учат совсем не как в Лондоне. Старое закрепить не успеешь, а уже нового целая куча. А в конце семестра – экзамены. Завалишь – потом аукнется.

– У меня то же самое.

– Правда, что ли?

– Да. А почему вся твоя семья переехала, а брат остался в Лондоне?

– У него выпускные экзамены, решили, пусть там доучится. Вот он и живет в интернате, а я – здесь.

– И что, ты недоволен?

– Нормально. Но в той школе мне больше нравилось. Тут не парни, а размазня.

– А живется тебе здесь как?

– Тоже нормально.

– И все?

Он обдумал ее вопрос.

– Нет. Не все. – Он снова помолчал. – А чудно, правда?

– Что?

– Да насчет нас с тобой. Как все вышло. Меня девчонки никогда не волновали.

– А сейчас?

– Только некоторые. А именно – ты.

– Сдашь ты свои экзамены, – вдруг переменила она тему.

– Ты-то откуда знаешь?

– Чувствую. Знаю. И я сдам. Стало быть, и дрожать нечего. Так?

– Так.

Они поднялись, прошли мимо алтаря и оказались в часовне Троицы.

– Это гробница Бекетта, архиепископа, его убили. Вот эта – Черного принца, а эта – какого-то из Генрихов.

– Каких Генрихов?

– Королей, каких же еще?

Вернувшись к клиросу, они спустились в склеп.

– А сюда можно?

– Вообще-то открыто. Тут сами тела захоронены. Мне тут нравится.

Дженни хихикнула.

– Ну, ты чокнутая.

– Нет, правда. Тут и пахнет как-то по-особому, и полазить интересно.

– Пошли назад, в другой раз полазим.

– Да интересно же! И спрятаться есть где. В прятки можем поиграть.

– Совсем сдурела.

Он взял ее за руку, прижал к себе, и они нежно поцеловались.

– Нельзя. Тем более здесь, внизу. Вообще в церкви.

– Говорю тебе, Господу это нравится.

Она рассмеялась, потом улыбнулась и позволила ему поцеловать себя еще раз.

– Были бы мы сейчас в сарае, – мечтательно прошептала она и отстранилась. – Ну-ка, поймай меня. Поймай.

Они стали носиться между надгробиями. Наконец она поддалась, и он ее поймал.

– Тристрам.

– Мм-мм.

– Ты мне правда нравишься. Ведь все будет хорошо, да?

– А как же иначе? Он обнял ее.

– Ну, народ кругом такой. Ничего не хотят понимать. Все равно что девчонки у нас в школе – ни черта не понимают. Только и болтают про секс, про парней и все такое, а сами ни капельки в этом не смыслят. И если бы мои родители, или твои, узнали про нас, они бы тоже ничего не поняли.

– Главное – мы с тобой понимаем.

– Мы – да.

– Ну и достаточно. Что мы будем на всяких дураков и дур равняться?

– А родители?

– А что родители? Мы с тобой – это мы с тобой. Я от них не отмахиваюсь, просто наши с тобой отношения – это наше дело, и больше ничье.

Спускаться за ними в склеп я не осмелился. Они бы обязательно меня заметили или услышали. Я забился в угол рядом с часовней святого Михаила и там стал ждать. Минут через десять череп под кепкой зачесался, я снял ее и вспомнил – мужчинам вообще носить головные уборы в церкви не положено. Однажды меня за это даже наказали – оставили в школе после уроков. Я почесал голову. Ну, куда они подевались, чертовы детишки? Сколько можно там торчать? Кажется, собор – единственное место, где я не могу изображать из себя Бога.

Они вышли рука об руку с таким видом, будто совершили жуткую пакость и остались безнаказанными. Интересно, с кем они там воевали? С привидениями? С самим дьяволом? Они шли к выходу из собора, и было какое-то странное ощущение, будто их несет плавная волна, будто ноги их не касаются земли. Мне вдруг показалось, что их место именно здесь, что собор для того и построен, чтобы они колыхались в его волнах, освященных свыше. Кажется, у меня потихоньку выкатываются шарики из головы. Духи, значит? Тьфу.

Оказавшись за пределами собора, они сразу ступили на грешную землю, и я пошел следом – очки, кепка, зонтик. Держась за руки, они шли по Кентербери, и каждый, кто проходил мимо, на секунду останавливался и оглядывался им вслед. На меня не обратил внимания никто.

Я провел их до самой Малберри-роу, где они вместе вошли в дом Тристрама. А я, скинув реквизит для роли грязного старичка, пошел к себе.

– Хорошо погуляли? – спросила сына миссис Холланд.

– Мы ходили в собор.

– Красиво там, правда? А ты, – она повернулась к Дженни, – во все боковые часовни его водила?

– Да, и даже в склеп. – Дженни ходила по кухне, разглядывая всевозможную кухонную утварь. – Все такое современное! Много такого, что и не поймешь, как этим пользоваться.

– Я и сама не знаю, только отцу Тристрама не говори.

– Почему?

– Мне полагается все это знать.

В глубоком гортанном голосе миссис Холланд вдруг зазвучали нетерпеливые высокие нотки.

– Все равно, все такое красивое. Наверное, делали на заказ.

Тристрам, в отличие от мамы, знал назначение каждого предмета, и проведение экскурсии по кухне взял на себя.

– Вот это, слева, – посудомоечная машина, пять тысяч оборотов в минуту. Справа – картофелерезка, пять тысяч чипсов в минуту. Еще правее – соковыжималка, пять тысяч рук в минуту…

– Ты можешь с ним что-нибудь сделать, Дженни? Дженни вздрогнула и взглянула на его маму. Как это понять? Что она имеет в виду?

– …стол для завтрака – на пять тысяч глоток. А справа – буханка хлеба, на пять тысяч ртов. А дальше чудо из чудес – без дальнейших словопрений я исчезаю облаком дыма в моей собственной…

– Тристрам! – в унисон воскликнули женский и девичий голоса.

– В моей собственной…

– Тристрам!

– Что за переполох?

В кухне появился отец Тристрама.

– Я просто сказал: мой следующий фокус заключается в том, что я исчезну облачком дыма в моей собственной…

– …заднице, – докончил за него отец. Дженни лишилась дара речи. Тристрам явно был доволен.

Его мама вышла из кухни, хмуро глядя в потолок. Джеффри Холланд поклонился Дженни.

– Ради Бога, извини. Иногда срывается с языка. Подмигнув ей, он отправился следом за супругой.

– Чудные у тебя родители.

– Почему?

– Не очень стесняются в выражениях. Если бы мой отец при нас что-нибудь залепил, мама бы рассвирепела, как тигрица.

– Просто люди разные. Кстати, моя мама вообще не англичанка. Ее привезли в Англию из Германии еще во время войны. Поэтому иногда чувствуется такой смешной акцент.

– Так она – немка?

– Говорит, что из Пруссии, но папа поправляет: Пруссия – часть Германии, стало быть, она немка, а мама на это очень сердится.

– А почему ей пришлось уехать из Германии?

– Без понятия. Пришлось.

Наклонившись, он легонько чмокнул ее в щеку.

– У нас есть спосопы састафить фас кофорить.

Джеффри и Диана Холланд лежали в кровати, на постельном белье фиолетового цвета. Обои на стенах были из измельченного бамбука, прикроватные лампы горели ярко-желтым светом. На муже и жене были шелковые пижамы, напоминавшие о борьбе дзю-до, оба курили и смотрели в потолок.

– Девчонка хорошенькая, как картинка.

– Какая девчонка? – спросила жена.

– Дженнифер Траншан, кто же еще?

– Так-так, понятно. Самое время. Тебе перевалило за сорок, и ты восхищаешься подружками Тристрама. Но вообще-то ты прав. Дженни – очень привлекательная – девушка.

– Тристрам тоже так считает.

– Что?

– Он же весь в отца.

– Несколько месяцев назад ты это же сказал про Филипа, когда его застукали в школе с сигаретой. Что натворил твой второй херувимчик?

– Познакомился с прекрасным полом. В четырнадцать лет познал женщину.

– Стибрил один из твоих журналов? Джеффри вздохнул.

– Сказать?

– Скажи.

– Я им очень доволен. Когда он с Дженни был в кухне наедине, я проходил мимо и увидел: он целует ее в щеку. Потрясающе.

– Да уж. – Она пожала плечами. – А она что?

– Улыбалась ему.

– Значит, парень взрослеет.

– Именно. А она просто кошечка – для своего возраста.

– Оставь свои грязные фантазии при себе. Они выкурили сигареты и тут же зажгли новые.

– Все-таки он совсем еще мальчик, Джеффри.

– Четырнадцать лет – это в наши дни уже не мальчик. Девицы в одиннадцать лет рожают.

– Джеффри, уж не хочешь ли ты…

– Что? Господи, надеюсь, до этого дело не дошло. Сейчас? Пока что это предстоит Филипу. Но что она хорошенькая – это факт. Приятно, что сын – человек со вкусом, весь в отца. Очень хорошенькая.

– Он еще совсем мальчик.

ГЛАВА 21

В воскресенье с утра я пытался заниматься у себя в комнате, но услышал крики моих детей. Я высунулся из окна – где они? Не видно. С чего бы им вздумалось кричать? Я быстро поднялся на крышу, оттуда был виден сад Холландов. Оказалось, они играли в футбол. Мои голубки гоняли по саду какой-то надутый пузырь. Там был и отец Тристрама, иногда он тоже лениво пинал этот «мяч». Еще один футболист нашелся. Игруля.

Зрелище было не самое захватывающее. Если весь шум – из-за куска резины, тогда спасибо, обойдемся. Я вернулся в комнату и принялся мечтать – вот получу права, тогда детишки вообще будут есть из моих рук. Может, даже заявятся ко мне в Кембридж, я поведу их по студенческому городку, а они будут висеть у меня на плечах всем на радость и удивление, я же буду просто улыбаться. Я засел за уроки, стараясь не обращать внимания на их вопли, все время напоминая себе, из-за чего они, собственно, вопят. Потом пришло время ланча, за ним наступили воскресные предвечерние часы, а в это время в Кентербери кричать не полагалось. Соборный городок, воскресенье – день Господа, а, стало быть, никаких криков – только сон, книжка, работа по дому, все дети сидят за уроками и умирают от желания посмотреть по телевизору очередную серию какой-нибудь туфты.

Я усердно просидел за книжками до вечера, пока не услышал их пересвист. Посмотрел на часы – половина восьмого. Не рановато ли? Сейчас зашебуршатся, поползут по своим садовым дорожкам. Но я ничего не услышал и через пять минут сам пошел к сараю. Их там не было. Интересно, где же им быть в воскресенье вечером, этим малолеткам? Пошли просто погулять? Едва ли, слишком холодно, да и вообще, куда им идти? Тогда где они? У него либо у нее? Вернувшись к дому, я вышел за калитку. Дверь гаража Холландов стояла приоткрытой, их большой машины не было. Ага, значит, они в доме Холландов! Я снова проскользнул в сад и перелез через забор на их территорию. Главное – ни на что не наступить. Занавески на стеклянных дверях в гостиную были раздвинуты, комнату подсвечивало мерцание цветного телевизора. Пробравшись к углу сада, я спрятался за яблоней.

Детишки сидели на большущем кожаном диване, и хотя по телевизору шел фильм про войну, они кивали головами в такт музыке. Потом Дженни поднялась, подошла к стереосистеме и переставила пластинку. Не жизнь, а сказка. Вернулась к дивану, плюхнулась на живот и головой зарылась в колени Тристрама. Подвинула голову чуть выше, и он стал поглаживать ее волосы. А потом – так легко и просто – ее рука нашарила его ширинку. Он запротестовал. А я? Я просто вышел в сад погулять и тут – такое представление. По высшему разряду. За бесплатно. Где мой любимый табурет?

Она расстегнула молнию на его брюках и стянула их на несколько дюймов. Ничего не видно – все скрыто за ее головой. Тристрам сначала смеялся в голос, но вдруг умолк. Притянул ее лицо к своему, и они поцеловались, она играла с ним обеими руками, он обеими руками тискал ее под блузкой. Одна пуговичка отломилась – они не заметили. Р-раз – и скатились с дивана на пол. Наконец-то шикарный крупный план, в цвете. Я обхватил рукой яблоню. По полу они покатились к краю дивана. Еще несколько футов – и они выкатятся из поля моего зрения. Эй, стоп, приехали! Я же должен все видеть! Должен! Должен. Нет, не слышат, катятся себе дальше, и вот уже их головы исчезли за диваном. Ну, куда вы! Стоп! Они подвинулись еще дальше. Его рука судорожно стаскивала с нее блузку – и тут верхние половины их тел скрылись из вида. Черт, черт! Ее рука утонула в его брюках, его рука орудует у нее под юбкой. Еще откатились. Да куда же вы, черт вас дери! Сползли вниз ее трусики, его брюки, и они подвинулись еще дальше. Остановились. Оставили мне на обозрение только ступни. Тьфу ты! Тьфу! Что за хамство! Чуть поерзав, их маленькие ступни тоже исчезли. Я застонал и всем телом привалился к яблоне.

Цветной телевизор я видел до этого раз в жизни. Я расслабился и стал смотреть военный фильм. Он вошел в нее – я это чувствовал. Японские самолеты с самоубийцами пикировали на цели. Она вскрикивала, стискивала его, вонзалась в него пальцами – я это знал. Капитанский мостик американского эсминца объяло пламя. Поршень Тристрама ходил взад-вперед. Японцы разворачивались для нового захода. У моряка на палубе изо рта сочилась кровь, она стекала на подбородок и капала на рубашку. Мои дети высокой волной колыхались за диваном. Моряк утер кровь, взглянул на свою руку и, пораженный, медленно осел на палубу. Дети приближались к апогею. Самолеты снова приготовились сеять смерть. Кто-то что-то кричал пулеметчикам, и прямо на вскрике его поразил снаряд, его отшвырнуло на палубу, фонтаном брызнула кровь. Рот раскрылся. Следующий кадр – чьи-то закрывающиеся глаза. Рука в предсмертной судороге стиснулась в кулак – и тут же разжалась. Кто-то закричал. Но не я. Я даже не слышал крика. Это американский офицер – рот его открылся, глаза сомкнулись. Я в свою очередь зажмурился, потом открыл глаза. Новый налет. Но это уже не японцы, один из пилотов – Джон Уэйн. Рот его – круглое отверстие, задний проход. Тр-рах! Наверное, они уже излились. И заляпали шикарный новый ковер. Дыхание налаживается. Уэйн вовсю дает прикурить этим пилотам-самоубийцам. Моряки радостно кричат и улюлюкают. Уэйн самодовольно ухмыляется, хмырь несчастный. Тоже, небось, кончил от удовольствия? Еще бы, такой кайф!

Дженни приподнялась над диваном. На ней – трусики и лифчик. Это как понять? И он – в трусах. Он что-то говорит Дженни и показывает на пол. Она вскрикивает, выносится из комнаты и через секунду влетает назад с влажной тряпкой. Не нужно кричать, девочка. Вас никто не видит – только я. Она снова исчезла за диваном – наверное, взялась драить пол. Поднялась, оценивающе посмотрела на свою работу, осталась довольна и принялась натягивать на себя одежку. Тристрам уже почти оделся. Они выключили проигрыватель, прибавили звук у телевизора. Что, вот так и оставят меня здесь в одиночестве? Да, так и оставили… подожду, дам им минут пятнадцать. Тут меня затрясло от холода. Сейчас бы пальто на меху. Попрошу отца – пусть подарит на Рождество. Зачем оно тебе, сынок? Чтобы стоять на холоде, смотреть и не мерзнуть, папочка. А-а, сынок, ну конечно. Пятнадцать минут дети чинно смотрели телевизор. Джон Уэйн вернулся в родной городок – герой войны. Жена и сынишка писали от радости и счастья – выдержать это я уже не мог. Я прокрался вглубь сада и хотел перемахнуть через забор, но вдруг услышал – стеклянные двери гостиной открываются. Я остановился, обернулся и нырнул за куст. Любовники вышли подышать свежим воздухом. На Тристраме был какой-то жуткий военный плащ-палатка цвета хаки, он доходил до самой земли, кажется, в него могли поместиться минимум еще два человека. Тут же из дома выпорхнула Дженни, она заскакала по саду, похлопывая себя руками.

– Залезай ко мне внутрь, – крикнул Тристрам. Она подходила все ближе ко мне. Меня прошиб пот.

– Псих ты, вот кто. Еще ближе.

– Согреешься.

Нас разделяло несколько шагов. Чихну или наступлю на прутик – и меня накрыли. Чуть выпущу газы – и все взлетит на воздух. Давай, Дженни, залезай к нему в плащ. Иди, ради Бога. Не могу я больше стоять на одной ноге, как цапля. Вот-вот сведет судорогой.

– Дженни, давай сюда, – снова позвал Тристрам. Она прискакала к нему, и я с облегчением поставил на землю вторую ногу. Тристрам распахнул плащ – милости просим!

– Повернись спиной, – распорядился он.

– Зачем?

– Сможем идти.

– Совсем очумел.

– Давай. Сама увидишь.

Она прижалась к нему спиной, и он застегнул плащ на все пуговицы. Чудо из чудес! Четыре ноги, одно тело, две головы.

– Ты совсем сдвинулся, Тристрам.

– Иди, а я за тобой.

– Да уж не топчись на месте, а то плащ порвем. Она пошла вперед, он – шаг в шаг за ней, абсолютно синхронно. Пошастав вприпрыжку по саду, они остановились. Тристрам завозился, что-то его не устраивало.

– Чего тебе там неймется?

– Хочу руки тоже внутрь просунуть. Сейчас.

Вобрав голову в плечи, он накренился на сторону. Они едва не упали, но ему удалось высвободить правую руку из рукава и засунуть ее внутрь плаща. С левой рукой он проделал то же самое. Обе руки – под плащом. На лице его сияла победная улыбка.

– Хорошо?

– У тебя руки холодные.

– Когда у тебя холодные, мне нравится.

– Ты совсем с катушек съехал. Холодно, Тристрам. Не надо.

Бог знает, что они делали внутри плаща. Там явно происходило что-то загадочное. Что-то тревожное. Но что именно – я не видел. Дженни перестала протестовать, а лицо Тристрама из победного стало сосредоточенным.

– Я тебя не чувствую, – пожаловалась Дженни.

– Просунь руки за спину.

Руки ее оказались между ними. Он вовсю шуровал руками, плащ вспучивался там и сям. Что-то у них происходило. Этот чертов плащ ходил ходуном. Неужто они в плаще свили себе гнездо любви? И прямо в нем занимаются любовью? В плаще? А для меня местечка не найдется? Подумаешь, еще одно тело. Ну, может, не самое мускулистое, но всего одно, а? Обещаю никому не мешать.

Головы их болтались вверх и вниз, тела изогнулись вперед. Они все время перебирали ногами – не потерять равновесие, под плащом словно ходили огромные желваки, что-то перемалывали жернова. Потом повисла жуткая тишина, я слышал только их дыхание. Короткое, резкое – так дышат люди довольные, счастливые, удовлетворенные. Движения их ускорились, она что-то забормотала. Я не разобрал, но Тристрам буркнул что-то в ответ. Плащ заколыхался, как корабль в бурю. Его болтало взад и вперед. Разворачивало вокруг оси. Едва не опрокидывало. Внезапно распрямляло. Желваки готовы были прорвать кожу плаща. Я весь вспотел, мне хотелось дышать в такт с Дженни, задыхаться вместе с ней, вместе с ней стонать, работать бедрами вместе с Тристрамом. Волны от его толчков доходили до меня, я стоял, стиснув зубы.

Исторгаемые ею звуки стали громче. Господи, сделай так, чтобы эти звуки никого не разбудили. Пусть их никто не трогает. И меня тоже. Под плащом творилось что-то несусветное, голова Тристрама зарылась в шею Дженни. Господи, ну, что тебе, жалко? Пусти меня туда. Плащ прошило судорогой. И меня. И тотчас наступил почти полный штиль.

Они задышали глубоко, послышались слова нежности и ласки.

Идти они не смогли – оказалось, что брюки Тристрама сползли к самой земле. Обоим пришлось присесть, и он натянул брюки. Они захихикали.

– Мы психи, да?

– Мм-мм.

И они пошли, заковыляли назад, к дому. Я смертельно устал, вымок, вывозился и вспотел. И тоже через сад заковылял к дому.

ГЛАВА 22

На следующей неделе на свидание в сарае они ходили дважды, и оба раза оно длилось всего минут сорок. Я рад, что они дали мне щадящий режим. Дело шло к экзаменам, и напряжение возрастало, к тому же каждый вечер отец вывозил меня на вождение. Лишь однажды мы с Тристрамом вместе шли в школу и разговор вели исключительно об учителях. И в школе неделя прошла спокойно. Если что меня и встревожило – слегка – так это свара на крокетной площадке между Тристрамом и кем-то из его одноклассников, но она погасла так же быстро, как и вспыхнула, и придавать ей серьезного значения я не стал.

– Холланд, а я тебя в субботу видел.

– Что же не поздоровался?

– Ты был не один. Держал ее за ручку.

– И что?

– Ничего. Просто видел вас вдвоем. Куда вы направлялись? В лесную чащу?

– Что ты мелешь?

– Ничего. Просто так. И чем ты с ней занимался?

– Не твое собачье дело. Сгинь.

– Значит, занимался?

– Чем?

– Ну, ты даешь. Как думаешь, чем? Не ковыряньем же в носу.

– Не суйся, куда не надо, слабоумный.

– Что это мы так нервничаем? Я просто спрашиваю. Из чистого любопытства. Значит, все-таки занимался. Смотри, пронюхают ее родители – или школа.

– Много ты понимаешь. Вообще, по-моему, ты хочешь, чтобы я тебе башку оторвал.

– Да ну? Может, ее на помощь позовешь?

– Нет. Сам управлюсь. Так и быть, не сейчас, но, если запоешь про это еще раз – получишь все, что причитается. Слово даю. Понял?

В пятницу вечером Тристрам нанес мне визит. Пришел ко мне в комнату, стоял, переминаясь с ноги на ногу, и говорил о погоде. Этот взгляд мне был знаком. Я видел его и у других. Он начал было говорить о школе, но я перебил его.

– Кончай, Тристрам. Выкладывай, с чем пришел. Я знаю, ты хочешь о чем-то меня попросить.

Голос мой звучал так по-деловому, что мне стало стыдно.

– Откуда ты знаешь?

– Неважно. Так в чем дело?

– Если тебе это неудобно, так сразу и скажи, ладно?

– Само собой. Ну?

– Я люблю поп-музыку, ты знаешь. Завтра вечером в колледже искусств играет большая американская группа, и я хотел бы взять с собой Дженни. Папа сказал, что даст деньги на билеты и все прочее, и она хочет пойти…

– …но ее не пускает мама.

– Нет, не совсем так. Она говорит, что Дженни еще маленькая, да и я не намного старше, чтобы ее сопровождать. Я сказал ей, что таких, как мы, там будут сотни, но она сказала, что на других ей плевать, и вообще, если мы пойдем, а Вероника нет, это будет по отношению к ней несправедливо. Тогда Дженни сказала, что она уже предлагала Веронике, но та отказалась – но тут Вероника передумала, она, мол, пойдет с удовольствием.

– И что?

– Ну, – он улыбнулся мне хитроватой улыбкой, – если ты ничем таким не занят и тоже не прочь на них посмотреть, можешь прихватить нас с собой – мы тебе мешать не будем. Что скажешь?

– Ты, кажется, кое-что упустил, да? Он посмотрел себе под ноги.

– Я должен сопровождать мадемуазель Веронику, так?

Он в очередной раз переступил с ноги на ногу, а я стал обдумывать его предложение. Сводить детишек на танцы – идея соблазнительная. Но с Вероникой? Если кто-нибудь меня увидит с этой прыщавой кочерыжкой, моей жизни придет конец. Или не придет? Больше, чем сейчас, надо мной смеяться не будут, но, во всяком случае, я буду с девушкой о двух ногах и двух руках, с грудью и вожделенной мечтой всего рода мужского, заветной щелочкой. Это все-таки серьезная компенсация. Ничего себе, парочка – Вероника и я. Курам на смех. Но что я, собственно говоря, могу потерять? Репутацию? Получается, что терять мне особенно нечего. Я посмотрел на Тристрама и подумал о Дженни.

– Что ж…

Он поднял голову.

– Почему нет? И Веронику прихватим. В конце концов, всегда можно сделать вид, что ее просто нет, так же?

– Слушай, даже не знаю, как тебя благодарить. Я от тебя в отпаде.

И он засиял – ах, какой луч!

– Ну, тогда топай к Траншанам, а я через несколько минут подкачусь и разберемся, поедет с нами безобразная сестричка или нет. Идет?

– Еще как.

Он кинулся по лестнице вниз и выскочил из дома.

Да, положеньице. Ну кому придет в голову приглашать на танцы кургузую и безобразную кочерыжку, рядом с которой и стоять противно? Я посмотрел в зеркало. Что ж, ответ прост. Такое может прийти в голову мне. Да-да, мне. Именно мне. Каждая складка, каждый изгиб моего тела были оскорблением природе. Идиотское, вытянутое и подпухшее лицо на отвислых плечах, которые переходят в грушу – мое тело. Ну почему, почему меня сотворили на свет таким? Мало, что сотворили, так еще и вбили в голову, что быть таким – очень плохо. У меня засосало под ложечкой, глаза увлажнились. За что меня сделали таким несчастным и при этом дали разум, чтобы осознавать это несчастье в полной мере? Почему я должен смотреть на красивых людей и стонать от зависти? И почему так надо окружать меня красивыми людьми? Куда ни посмотришь – обязательно наткнешься на красоту. Не только по телевизору, в кино, в журналах или газетах – везде, куда падает Твой взгляд, ты видишь красоту. Какой сволочной мир!

Я подставил лицо под кран с холодной водой. Глаза на мокром месте, покрасневшие губы – в таком виде я не могу показываться людям на глаза – даже Веронике. Она еще не сказала мне «да», а я уже в слезы. Подождем.

Все оказалось гораздо легче, чем я ожидал. Я позвонил в звонок на их двери. Дверь с улыбкой открыла миссис Траншан; насколько она понимает, я везу Веронику и детей на танцы? Да, подтвердил я, все так.

– Вероника! – воскликнула она. – Это Келвин. Завтра он поведет тебя на танцы – и Тристрама с Дженнифер. Очень мило с его стороны, правда?

Она сунула мне в ладонь пятерку. Я покачал головой.

– Ну, зачем. Какие глупости, – возразил я не очень вежливо.

– Не надо называть меня глупой, молодой человек. И знай – дареному коню в зубы не смотрят. Возможно, этот подарок – в первый и последний раз. А теперь иди и договаривайся с ними. Они в гостиной.

И она вдохновляюще подтолкнула меня вперед. На меня выставились Вероникины прыщики.

– Ну что, едем? – спросил я, улыбаясь. – Там должно быть весело.

Вероника пожала плечами. Дженни и Тристрам согласно кивнули. И черт с тобой, Вероника. На каждый чих не наздравствуешься.

Я и не заметил, что в комнате находится мистер Траншан, – глубоко опустившись в кресло, он смотрел телевизор. И вдруг словно из ниоткуда возник его голос.

– Ты ведь хочешь поехать, Вероника, разве нет? Приятная музыка, да и ребята с Келвином поедут – это же компания. Верно?

– Да, – выдавила из себя она.

– Вот и прекрасно. Значит, договорились. Садись, Келвин. Посмотри телевизор.

И он указал на стоявшее рядом кресло.

Я уселся, он предложил мне сигарету, и я снова пожалел, что не курю. Потом, когда я слегка расслабился, он стал совать мне пятерку. Я покачал головой. Не хотелось ставить его в неловкое положение. Да и себя тоже. Держа руки поближе к телу, я вытащил из кармана пятерку, которую мне дала его жена.

– Не нужно. Вот, видите? – шепнул ему я.

Он взглянул на вторую пятерку, понимающе кивнул, но свои деньги не забрал. Вероника, Тристрам и Дженни явно проявляли интерес к тому, что происходило в нашем углу. Я подождал, пока они снова уставятся в телевизор, и попробовал еще раз:

– Мне уже дали.

– Дали, и на здоровье. А я еще дам. Мне приятно. Я благодарно улыбнулся, и он, довольный, кивнул.

Выскользнув из гостиной, я заглянул к миссис Траншан на кухню. Достал из кармана две пятерки и протянул ей.

– Что же это за упрямство такое, а? Я думала, мы этот разговор закончили.

– Ваш муж тоже дал мне пятерку.

– Чушь.

– Нет, правда, дал.

– Это очень мило с твоей стороны, но он, скорее всего, даже не знает, что вы куда-то завтра собрались, – вообще не заметил, что вы здесь.

– Он дал мне пятерку. Спросите его. Не могу я столько взять.

– Чушь. Что, теперь мы с тобой из-за этого препираться будем? Будь хорошим мальчиком и иди к ним. Мм-мм?

Посрамленный, я отступил.

ГЛАВА 23

Назавтра отец рискнул дать мне прокатиться по Кентербери с утра. Имей в виду, предупредил он меня, машин много, все кругом торопятся. Полно безмозглых водителей, так что не отвлекайся.

– Экзамен на вождение ты сдашь без сучка без задоринки. А потом – делай, что хочешь. Делай, что хочешь, езжай, куда хочешь. Верно? Вот так.

И вози, кого хочешь, Мои детишки уютно устроились сзади, я отпускаю сцепление и мягко, плавно трогаю машину, они кладут руки мне на плечи, и я крепче сжимаю руль.

Мы выехали на Хай-стрит и тут же увидели – кого бы вы думали? – мою маму. Она тащила за собой продуктовую тележку на колесах.

– Остановимся? – спросил я отца.

– Зачем?

– Сказать маме «привет».

– Ты ей уже сказал свой «привет» за завтраком. И еще скажешь за обедом. Мне всегда казалось, что своих мамаш парни сторонятся.

– Я просто хотел сказать «привет».

– Теперь все равно уже поздно.

Еще ярдов через сто мы попали в легкий затор.

– Твоя первая пробка, – с гордостью объявил отец. Я посмотрел на тротуар, на пешеходов. Так много знакомых лиц. Немудрено: прожить в маленьком городке восемнадцать лет – это слишком много. Так много, что глаза мои на них бы не смотрели, на эти знакомые лица. Многие заглядывали в машину и улыбались нам. Как же, молодой Эпплби под руководством отца осваивает машину. В любую дырку надо обязательно сунуть нос. Мы с отцом улыбались в ответ, дружелюбно поднимали руки. Мимо прошла миссис Эджкомб, посмотрела на нас, но не улыбнулась.

– Чванится, – заметил отец. – Ничего в жизни этим не добьешься. Никогда не будь чванливым, сынок.

– Не буду, папа.

– Вот и молодец.

Тут мы увидели миссис Траншан. Она улыбнулась: вот, мол, так вам и надо, застряли.

Отец опустил окно и поприветствовал ее:

– Чудесное утро сегодня. И народу много.

– Пф-фф. Очередной маньяк без намордника, только и всего. Очередной псих за рулем перекрыл все движение. Одним больше, одним меньше – невелика разница. – Она хлопнула по раздвижной крыше на верху машины. – Занятная крышечка. – Она хлопнула по ней снова.

– Можете открыть, – крикнул я ей.

– В такую погоду? Я не сумасшедшая. Куда подевались эти дети?

Я окинул взглядом улицу. Дженни и Тристрам тащили все ее покупки. Бедненькие детки. Поток тронулся.

– Будь здоров, молодой человек, вечером увидимся, – крикнула она мне.

– Чур я первый, – парировал я. И она, и отец – оба улыбнулись.

Когда мы проезжали мимо Тристрама и Дженни, я нажал на сигнал и помахал им рукой. Они увидели меня, но помахать в ответ просто не могли – все руки заняты. Я посмотрел на них, и у меня возникло то же ощущение, что и тогда в соборе – они словно плыли над землей. Их не тревожила, не задевала окружавшая их толпа. Стеклянную пробирку вокруг них разбить не мог никто, и они были совершенно счастливы, их никто не беспокоил – толпа просто обтекала их.

– Вечером куда-то собираешься? – спросил отец.

– Угу. Веду их всех на танцы в колледж искусств.

– Всех?

– Дженни, Тристрама и Веронику.

– И Веронику?

– У меня не было выбора.

– То есть?

Я рассказал ему, как развивались события вчера вечером, умолчав об истории с пятерками.

– Значит, тебе скинули эту девицу. Я сам, пожалуй, на такую жертву не пошел бы, но ты сделал доброе дело. – Он что-то замурлыкал про себя. – А они вовсю встречаются, да? Их младшая и Тристрам.

– Встречаются помаленьку.

– Прямо жених и невеста. Рановато, хотя, надо думать, ничего страшного тут нет.

– В каком смысле?

– Ни в каком. Так, мысли вслух. Но не заметить их нельзя. Прямо близнецы. Будто созданы друг для друга. А вот у их родителей – никакого контакта. Странно, как мир перемешивает людей.

Мы подъехали к дому, и я уже собрался вылезать из машины, но отец остановил меня и протянул пятерку.

– Спасибо. Но за что?

– На вечер – за то, что сделал доброе дело.

– Папа, я не могу это взять.

– Не можешь? Что за дурость? Пока ты учишься в школе – даже в университете, – ты имеешь полное право жить за мой счет. Меня это не тревожит, так что и тебя не должно. Запомни золотое житейское правило, сынок: что не беспокоит других, не должно беспокоить тебя. Верно?

– Верно, папа.

– Вот и поладили.

ГЛАВА 24

На Дженни был сатиновый брючный костюм густо-красного цвета, на цепочке висела громадная серебряная подвеска. Тристрам надел черные узкие брюки, ремень с большой серебряной пряжкой, рубашку в цветочек и длинную, слегка старомодную однобортную куртку. Это была потрясающая пара. Бог знает, как им удавалось вместе производить столь яркое впечатление.

О своей внешности я сильно не беспокоился. Что беспокоиться о том, чего нет? Тем не менее, на мне были серые брюки и свободная белая водолазка, в лучшем виде прикрывавшая мои расплывшиеся бедра. И, наконец, Вероника. Я с ужасом думал, во что вырядится она, даже ночью она снилась мне в каких-то запредельных туалетах, в какой-то мишуре – эдакая злая фея, явившаяся на праздник Рождества. Но – выглядела она вполне прилично. Все ее пятнышки и прыщики исчезли под косметикой, а оделась она именно так, как полагалось в колледже искусств. Черные чулки, черные юбка и блузка, вокруг шеи в несколько слоев – мелкая цепка. Все ненужное было хорошо спрятано. Надо же! Я чувствовал себя хуже некуда, эдакий безобразный гусь. В их компанию я не вписывался. Как вообще я мог в нее затесаться? И тут Дженни сказала, очень просто:

– Ты прекрасно выглядишь.

– А ты – так просто красавица, – ответил я, и с души сразу упал камень.

Вероника пыталась держаться в рамках приличий, но в голосе ее все равно прорывались презрительно-насмешливые нотки. Казалось, она считала, что своим присутствием делает нам большое одолжение. Возможно, так оно и было. Мне было бы куда приятней оказаться с моими детишками наедине в этом переполненном и темном танцевальном зале.

Мы шли пешком через весь город, Дженни и Тристрам ускакали вперед.

– Как в школе? – спросил я Веронику.

– Как всегда.

– Экзамены скоро?

– В июне, когда же еще? Она цедила слова сквозь зубы.

– А он симпатяга, правда?

– Кто? Тристрам?

– Да. Как считаешь?

– Ребенок как ребенок.

Остальную часть пути мы прошли молча.

У колледжа на душе у меня опять заскребли кошки, я опять почувствовал себя чужим, несчастным. Все кругом были как-то… уверены в себе, что ли, знали, куда они пришли, и выглядели соответственно: прически, одежда и все прочее.

– Пойду возьму билеты, – сказал я Тристраму.

– Но папа дал мне деньги, – возразил он.

– Угостишь меня в перерыве. Купишь нам кока-колу или еще что-нибудь.

– Правда? Не шутишь?

– Какие шутки?

– Ну, класс.

Я купил билеты, и мы прошли в центральный зал. Он был уже порядком заполнен. На сцене никого не было, но на всю катушку гремела стереомузыка, и несколько пар уже танцевало. Атмосфера мне нравилась, но все же я чувствовал себя не на месте. Восемнадцать лет – и все еще школьник. Кажется, я тут один такой. Тристраму что – как бы он ни оделся, что бы ни сказал, ему все сойдет с рук. Четырнадцать лет – взятки гладки. Дженни – красотка, ей тоже почти четырнадцать, тоже все можно списать на молодость. Вероника – не дура, оделась как раз под студентку, которая изучает искусства. И я с ними – неуклюжий переросток из рядовой школы, который все о себе знает.

Тристрам всех угостил кока-колой. У Вероники даже не хватило такта сказать ему спасибо, я попробовал поддерживать с ней какой-то разговор, но глаза ее бродили по залу, разглядывали парней, потом девчонок, но намеренно обходили стороной меня. Она потягивала свою коку и глазела по сторонам. Дженни и Тристрам были на седьмом небе от счастья. Они шушукались, на что-то или кого-то показывали пальцем, покачивались под музыку. Держались в высшей степени естественно – никакого наигрыша, никакой фальши. Если кто-то их интересовал, они открыто и прямо на него или нее пялились. Они были так молоды и так красивы, что эти взгляды никого не могли обидеть.

Постепенно огромный зал, в котором собралось не меньше тысячи человек, начал приходить в движение. Пара за парой, почти все стали танцевать, хотя пока все еще играло стерео. Я и не подозревал, что в Кентербери так много красивых людей. Откуда они взялись? Да в Кентербери вообще таких нет. Наверное, приехали сюда за много миль, со всего Кента, а кое-то и из самого Лондона. О-о, Лондон! Ни одного парня из нашей соборной школы я не видел. Разве что какая-нибудь мелкота, но эти, само собой, постараются мне на глаза не попадаться. Кому охота попасться на глаза старосте с сигаретой в зубах, даже если и не в школе?

Вероника стояла одинокой статуей, которая ждет, когда на нее сядет голубок.

– Кого-то высматриваешь? – полюбопытствовал я.

– Все может быть.

– Кого?

– Любой сойдет.

– Только не здесь, – со знанием дела не согласился я, будто все понимал и был на ее стороне.

– Почему?

С нее вдруг сошла вся спесь, ей просто по-детски хотелось знать ответ.

– Потому что для нашего городка это место нетипичное. И ты здесь никого не найдешь, а хоть и найдешь, завтра утром его здесь уже не будет, а это еще хуже.

Она кивнула, но продолжала стрелять глазами по сторонам. Окинул площадку взглядом и я. Дженни и Тристрам танцевали. Подтянутые, аккуратные – и в то же время раскованные, свободные. Движения ритмичные, плавные. Никакой эпилептической тряски. Танцуя, они плыли из стороны в сторону, как фигуристы, но при этом оставались на месте и лишь покачивали бедрами. Они улыбались друг другу и никого вокруг не замечали. Их, однако же, замечали другие, и кое-кто тоже улыбался. Вероника подчеркнуто не смотрела в их сторону.

Появились музыканты. Публика встретила их шквалом аплодисментов, и парни заулыбались, стали раскланиваться. Видно, что и сами они в полном восторге. Их было пятеро: три гитариста, ударник и еще один, который меня совершенно заворожил. Остальные были длинноволосыми и худощавыми красавчиками, этот же – неповоротливый пончик, на голове – копна темных блестящих волос. Было в нем что-то бесполое, что-то от евнуха. Ни на каком инструменте он, судя по всему, играть не собирался, но держал в руках какой-то чемоданчик. Раскрыв его, он достал ручной прожектор и подключил к одному из динамиков. Потом достал большую картонную коробку И принялся ждать.

От первого же аккорда в зале задрожало, толпа завизжала, пришла в движение. Пошла музыка – мощная, энергичная, из динамиков полетели высокие посвисты. Это была радостная музыка. Толстяк раскрыл свою картонную коробку и начал бросать в публику серпантин, бумажные шляпы и пластиковые свистульки. И по-клоунски посмеивался над нами. Потом достал из ящика тамбурин и, пританцовывая по сцене, прокатил тамбурин вдоль руки, перебросил за спину, прокатил вдоль другой руки и наконец поймал. Все до одного музыканты счастливо улыбались – и их улыбки, их музыка завели всех танцующих. Все подпрыгивали под музыку, даже Вероника перестала зевать. Я улыбнулся ей, она – надо же! – улыбнулась в ответ, но тут я вспомнил про ее прыщики. Нет, увольте. Дженни и Тристрам двигались изящно, как боги, совершенно забывшись в танце. Захотелось подергаться даже мне, но я не решился. Не отважился.

Группа продержалась на сцене три четверти часа, потом они ушли передохнуть, и вместо них снова загремело стерео. Мои ангелочки просто задыхались от счастья.

– Классные парни, да? Отпад, да?

Я кивнул, принужденный согласиться. Потом они спросили Веронику, но та лишь презрительно фыркнула в ответ.

– Они все из Нью-Йорка. А бочоночек, – объяснила мне Дженни, – тот, что с тамбурином, – он у них руководитель, почти все песни – его. Такой лапочка, да? Просто прелесть.

Выходит, кому-то могу нравиться и я?

– Ты здесь кого-нибудь знаешь? – спросил Тристрам.

– Нет. Ни единого человечка. А ты?

– Есть несколько ребят из школы.

– А я никого не заметил.

– Из твоего класса – никого. Все – мои ровесники, либо чуть постарше. Странно, что из твоего класса никого нет.

– А я?

– Ну, только ты один.

– У нас школа государственная – вот в чем дело. Народ предпочитает мяч гонять.

– Значит, я исключение. И ты тоже.

Что я мог на это сказать? Пришлось улыбнуться.

Группа вернулась на сцену и снова захватила зал своей музыкой. Бочоночек, прелесть и лапочка, совсем разгулялся, он ловил кайф вместе с публикой. Пел он в основном фальцетом, но иногда переходил на бас. Вот кем мне надо стать – эстрадным певцом, тогда весь мир будет на кончике моего микрофона. Тут он включил лампу, которую вытащил из своего чемоданчика еще в начала концерта. Это был желтый прожектор. Он мог, не ослепляя, высветить любого на танцевальной площадке. Луч прыгал с одной пары на другую.

– Я всех вижу, от меня никто не скроется, – кричал он, стараясь перекрыть музыку.

Попадая в луч прожектора, танцующие немедленно вскидывали вверх руки и махали бочоночку. Он покачивал прожектором из стороны в сторону и знай себе смеялся. Потом стал вращать им в такт музыке, и, казалось, вся площадка превращалась в огромную палубу, когда на море – качка. Потом песни две или три группа спела без прожектора, и кто-то из музыкантов объявил: сейчас они исполнят последний номер, но длиться он будет двадцать минут.

– Мы будем играть для вас, а вы будете танцевать, улыбаться и смеяться для нас. Идет? Идет. Тогда поехали.

И они заиграли. Желтый прожектор зажегся снова, снова его луч закачался среди танцующих, снова при его прикосновении в воздух взлетали руки, и парень на сцене тоже махал руками, что-то выкрикивал в ответ и балагурил. Луч прожектора он мог сделать шире или уже, и если ему нравилось какое-то лицо, он его высвечивал, и человек сам сиял, словно луч, и все были счастливы. На мне луч не остановился ни разу. Да я на это и не рассчитывал. Чем и кого может увлечь мое лицо? Тут луч застыл на одной части зала. От музыки едва не падал потолок, все кругом тряслись и подпрыгивали. Лишь луч света стоял на месте.

– Мы играем только для вас, – прокричал руководитель группы вдоль желтого луча. – Только для вас, ребятишки, знайте! – снова выкрикнул он.

Танцующие пары в зоне луча постепенно расступились и дали место тем, на кого этот луч был направлен. Я поднялся на цыпочки – посмотреть, кому же такая честь, кто так приглянулся прожектору, перед кем расступаются остальные.

– Только для вас, ребятки, – надрывался бочоночек. – Знайте, мы играем специально для вас.

Я протолкался поближе и, наконец, смог что-то увидеть сквозь толпу. Парой, скользившей и плывшей под музыку, оказались – конечно же! – Дженни и Тристрам. В лицах их было что-то возвышенное, они не обращали внимания на прожектор, а смотрели друг на друга. Зрелище было потрясающее и смехотворное. На них смотрели все – танцующие, человек – прожектор, даже музыканты. Эти просто не могли не смотреть – ведь они играли для Тристрама и Дженни. А мои детишки и бровью не вели. Все волосатики не сводили с них глаз, хлопали им в ладоши. «У них сейчас самый возраст. Верно, детка?» сказал какой-то парень своей девушке, им было лет по двадцать. «Вот балдеют! Мозги в головках совсем расплавились». «Ну нет. Ты только на них посмотри».

Десять минут весь зал завороженно следил за двумя детьми. Дженни и Тристрам взяли все представление в свои руки. Казалось, это какая-то фантазия, такого не может быть на самом деле. Прожектор и все прочее. И что я их знаю как облупленных – невозможно! Вид у них был безмятежный, хотя вокруг ревела музыка, а певец все время что-то им кричал, – им хоть бы хны. Все вокруг были от них в полном кайфе, а они видели только себя. И я вдруг почувствовал себя таким могущественным, таким всесильным – все это стало возможным благодаря мне. Вот сейчас закрою глаза – и все остановится. Зажмурюсь – и спектаклю конец. Нет, не нужно, пусть танцуют. Во всем зале по-настоящему их знал только я, все понимал только я, и ведь я был прав с самого начала! Любить их могут все. Через меня, благодаря мне.

Музыка кончилась, дали полный свет. Секунд десять – пятнадцать никто не двигался с места. Тристрам и Дженни все еще смотрели друг на друга, а все смотрели на них. Заиграло стерео, группа ушла со сцены, и все пришло в норму. Детишки подошли ко мне, словно ничего не случилось. Оказалось, что пора домой. Я поискал глазами Веронику, но ее нигде не было. Мы походили вокруг, потом решили, что она устала от всего этого грохота и ушла домой.

Втроем мы прошли по улицам Кентербери, Дженни и Тристрам молча шли рядом со мной, держась за руки. Мы шагали нога в ногу.

ГЛАВА 25

– Что это Вероника так взяла и слиняла? Неужели ей не нравилось?

– Не знаю. Она со мной не разговаривает.

– Не разговаривает? Почему?

– Вот так.

– Телка она дурная, вот и все. По любому поводу дуется. И вообще она старше нас. Видно, в детстве сильно баловали.

– Неправда, – встала Дженни на защиту сестры.

– Чего же она тогда? Все время хмуро на меня косится, а если я что-нибудь скажу, будто и не слышит. И всегда прячется в своей комнате.

– Ничего она не прячется. Просто уроки делает. У нее скоро экзамены.

– Что же теперь, из-за экзаменов от всего света отворачиваться? Еще не хватало.

– У нее из-за этого настроение плохое.

– Значит, на мне вымещать надо? Да она меня терпеть не может – и тебя, когда ты со мной.

Они стояли в соборе, подняв головы к потолку.

– Здорово здесь, да? Даже если много народу, все равно всегда тихо и как бы безлюдно.

Они подошли ко входу в часовню Святого Михаила.

– Смотри. Мемориальная табличка – какие-то Холланды. Не твои ли родственники?

– Едва ли. Отцовская семья – с севера.

– Может, какие-нибудь двоюродные.

– Какие двоюродные? Посмотри на дату – они умерли сто тысяч лет назад.

Дженни посмотрела и кивнула. Потом они спустились в склеп.

– Знаешь, ты была права – насчет этого места.

– А что я сказала?

– Что здесь замечательно. Я думал, будет страшно – покойники и все такое. Оказывается, ничего подобного.

– Синтия то же самое говорит. Бояться привидений или духов – глупость, они же очень дружелюбные. Просто не знают толком, как надо здороваться.

– А если кто-то начинает бояться, они расстраиваются. Это же неприятно – ты хочешь с кем-то поздороваться, а он в обморок от страха падает. Давай мы сами с ними поздороваемся, а? С привидениями?

Он вобрал голову в плечи, вытянул руки, будто они застыли в вечной судороге, и исчез за колонной.

– Здравствуйте.

Голос его подхватило эхо.

– Не надо. Вдруг кто-нибудь услышит.

– Вот и пусть. Почаевничаем с привидениями. Им же скучно без общения, сколько лет здесь одни и одни! У меня немного денег есть – пригласим их чайку попить. Здравствуйте! – Звук его голоса снова отразили стены. – Эй, вы меня слышите?

– Здравствуйте, – поддержала его Дженни. – Пойдемте, попьем чайку.

– Попьем чайку вместе.

Я стоял у ступенек, ведущих в склеп, и не мог поверить своим ушам. Попьем вместе чайку? Их голоса были едва слышны, но слова доносились отчетливо. Чайку? Похоже, детишки совсем из ума выскочили.

Из кармана я достал блокнот и карандаш. Замотался шарфом, надвинул на глаза кепку и, крадучись, бесшумно стал спускаться по ступеням. В полутьме они меня не узнают и решат, что я – мастер-ремонтник и делаю какие-то записи.

Я вошел в склеп… Странно, их голоса словно стали еще глуше, будто звучали за несколько миль отсюда. Будто они были где-то на другом конце длинной трубы.

– Сюда точно нельзя.

Я различил голос Дженни.

– Почему? Нигде не написано.

– Темнотища, хоть глаз коли. Мы назад-то выберемся?

– Главное, не терять из виду огонек в склепе. Тут, наверное, священники прятались, когда короли друг дружку убивали.

– Думаешь?

– Кажется, эти места называются тайниками. Кто-то мне говорил, что в этих краях их сотни, и если французам вздумается на нас напасть, всегда найдется, где спрятаться. Они там и пищу хранили.

Я не мог их найти. Несколько секунд шел на голос в одну сторону склепа, потом вдруг звук доносился откуда-то еще. Какие-то полости, по стенам мечется эхо – поди их найди.

– Как думаешь, кто-нибудь еще сюда приходит?

– Вряд ли. Мы-то чисто случайно наткнулись. Можно сто лет здесь искать и ничего не найти, так же?

Голоса все удалялись, слабели, и наконец я совсем перестал их слышать. Черт дери, а мне ведь страшно – и за себя, и за них. Куда они подевались? Заблудятся под собором, будут орать и звать на помощь, а я их не услышу. Или, того хуже, появятся неизвестно откуда и увидят здесь меня – что я им скажу?

Я прокрался назад к ступеням и стал ждать. Минут через десять они появились, счастливые донельзя. У них теперь своя тайна. Тайна? От меня? И ведь до чего довольны! Мне тоже нужна тайна – мне тоже!

ГЛАВА 26

– Шумно было, да? Ты ведь вернулась на двадцать минут раньше их.

На вопрос матери Вероника не ответила.

– Не понравилось? – предприняла новую попытку миссис Траншан.

– Да вроде ничего, нормально.

– А Келвин не хотел проводить тебя домой?

– Ma, ну перестань.

– Что, не хотел? Ведь он же тебя пригласил.

– Он был занят – музыку слушал, смотрел, как народ танцует. – Она ковырнула прыщик. – И Дженни с Тристрамом…

– То есть?

– Нет, ничего. Просто они танцевали и…

– И?

– Ничего. Я же тебе сказала. Ничего.

– Ничего с хвостиком.

Миссис Траншан продолжала класть белье в стиральную машину.

Вероника молча сидела за кухонным столом. Наполнив машину, миссис Траншан подсела к дочери.

– Ничего с хвостиком. «Танцевали и…»

– Что я, шпионить за ними должна, что ли?

– При чем тут старые галоши? Я твоя мать – твоя и ее. Просто мне интересно. А ходить за вами обеими целыми днями мне некогда. Ну? Так что они делали?

– Ничего. Говорю же тебе. Просто целовались.

– Целовались? При всем народе?

– Ma! Я к тебе в шпионки не нанималась.

– Ничего с хвостиком.

– Реймонд?

– Да, дорогая.

– Я хотела тебя кое о чем спросить.

– Слушаю, дорогая.

Траншаны лежали в своей двуспальной кровати. Маргарет Траншан читала женский журнал. Реймонд решал кроссворд в «Обзервере».

– Если не трудно, отложи газету. Он вздохнул и опустил газету.

– Что такое?

– Я хотела спросить тебе в последнее время поведение Дженнифер не кажется странным?

– Например, дорогая?

– Ну, просто странным.

– Должно, да? Чем же она занимается? Или, скажем, так: чем она, по-твоему, занимается?

– Вероника кое-что сказала.

– Вероника?

– Да. Сказала, что видела, как они целовались.

– Кто?

– Как ты думаешь, кто? Дженнифер и парень Холландов.

– Нечего ей лезть не в свое дело. Хоть бы ее кто-нибудь поцеловал.

– Как ты можешь так говорить?

– Запросто, дорогая. Очень даже запросто. – Неужели тебе до них нет никакого дела? Пусть делают, что хотят, – тебя не касается. В этом вся беда: их проблемы – это только моя забота. От тебя помощи – как от козла молока.

– Я стараюсь.

– Ха. Слоняешься по дому, пялишься в телевизор и решаешь кроссворды. И плевать хотел на все остальное.

– Да из-за чего ты, собственно, так разволновалась?

– Я же тебе сказала. Хоть раз в жизни можно послушать? Дженни с этим парнем.

– Во-первых, ты не знаешь, целовались они или нет. Во-вторых, даже если и целовались – ему всего четырнадцать лет, стоит ли переживать?

– Четырнадцать. Сорок. Велика разница. Главное, при всем честном народе!

– А ты сама девчонкой не целовалась?

– В ее возрасте – нет.

– Они сейчас взрослеют быстрее, сама знаешь.

– Неужели тебе все равно?

– Да Дженнифер в полном порядке. В полнейшем.

– Ты-то откуда знаешь? Не ты, небось, ее мать? Она забывчивая стала, иногда ей что-то говорю, а она меня не слышит.

– Ну, дорогая, ничего удивительного здесь нет.

– То есть?

– Говорить можно и поменьше.

– Что? Ну, конечно, твой испытанный приемчик – перейти на другую тему. Но менять тему я не собираюсь. Надо смотреть за ней повнимательней вот что.

– Говорю тебе, она в полном порядке.

ГЛАВА 27

И тогда дети начали встречаться после школы. Тристрам выходил из школы в половине шестого вместе с ребятами и тут же от них откалывался. Ребята кричали ему вслед, убеждали идти с ними, но он всегда пробегал через собор и встречал Дженни у ворот, а уже потом они неспешно направлялись домой. Я наблюдал за ними с безопасного расстояния – они все время болтали, головы дергались, будто на веревочках. Однажды я пошел с ними, но общего разговора не получилось. Моим присутствием они не тяготились, не пытались показать, что я – лишний. Просто я не принадлежал к их миру, и им нечего было мне сказать.

По вечерам они продолжали наносить визиты в свой сарайчик, а я, верный сторожевой пес, нес вахту на своем табурете. Они занимались любовью и уже не делали для себя пугающих открытий, но было что-то странное в том, как они ведут себя, как ласкают друг друга, как выискивают что-то новое и примеряют на себе. Оказавшись вместе, они немедленно начинали поглаживать и обнимать друг друга. Их обнаженные тела были естественным переходом от пылкого пожатия рук. Все происходящее никак их не беспокоило, не печалило, не смущало. Да и о чем, черт подери, им было беспокоиться? О том, чтобы оргазм наступал одновременно? Они были вместе, и этого было достаточно.

ГЛАВА 28

– Дорогой, но он действительно проводит с этой девочкой слишком много времени.

Диана Холланд разгладила рукав своей пижамы.

– Ну и молодец. По крайней мере, знает, чего он хочет.

– Ты считаешь, что он – молодец?

– Господи, да что же тут плохого? Убудет от него, что ли?

Джеффри Холланд вздохнул.

– Ребята из школы к нему не приходят, и вообще он… все время о чем-то мечтает.

– Если бы здесь не было меня, ты бы его совсем вогнала в гроб своим кудахтаньем и материнской опекой. Надо было оставить его в Лондоне вместе с Филипом.

Он ударил по подушке, придавая ей нужную форму.

– Как прикажешь тебя понимать?

– Сама прекрасно знаешь. Не могу сказать, что у меня глаза вылезли на лоб от удивления, когда у Филипа приключилась история с этим парнем. Я вообще не удивился, если угодно.

– Конечно, во всем виновата я. А может, это твоя фашистская система обучения? Где ты ее только выкопал? Все как один, под общую команду – шагом марш!

– Не смеши меня. Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. – Он вгляделся в лицо жены. – Если не можешь получить все, что хочешь, от меня, это не значит, что нужно отыгрываться на парне.

– Какая мерзость! Я не получаю, что хочу? Ты просто не можешь этого дать. Ты можешь только болтать о своих грязных делишках, но, когда дело доходит до настоящего, ты – сверху донизу – слабак.

– С такой, как ты, это неудивительно. Солдат в юбке и фашистских сапогах. Тебе еще повезло, что я так долго продержался. Любой другой мужчина сломался бы много лет назад.

– Любой другой мужчина? Да что ты знаешь о мужчинах?

– Ладно. Зато я кое-что знаю о женщинах, а ты…

– Ни черта ты не знаешь. В лучшем случае подносишь зажигалку своей секретарше. Делишки – тоже мне! На мне можешь отыгрываться сколько угодно, но за сыном все-таки следи! Он и Филип – порождения твоего великого мужского начала. Единственные.

– Что ж, если Тристрам с ней спит, я желаю ему удачи. Как-никак, он – сын своего отца.

– Сын своего отца? Ха-ха.

– Тристрам, давно хочу с тобой поговорить. Тристрам поднял голову от книги и уставился в стену.

На отца не смотрел.

– Ты слушаешь меня?

– Конечно.

Тристрам продолжал смотреть в стену.

– Хотел узнать, как у тебя дела в школе. Тристрам не ответил.

– Все в порядке, правда?

– Ну.

– С учебой проблем нет?

– Серьезных нет. Все идет хорошо.

– С учителями, с ребятами – все нормально? Тристрам кивнул.

– А с кем-нибудь поближе сошелся?

– Несколько человек – но очень близко ни с кем.

– Но друзья все же появились?

– Конечно, папа. Не понимаю, что ты меня пытаешь?

– Никто тебя не пытает. Просто я твой отец, и мне интересно. В Лондоне ты друзей приводил домой, а здесь – нет.

– А-а.

– Что «а-а»?

– Нет, ничего. Не думал, что тебя именно это волнует. У меня все в порядке, па, честно.

– Но ты кого-нибудь хотел бы пригласить в гости?

– Может быть. Не знаю. Почему тебя это так беспокоит?

Он продолжал смотреть в стену.

– Да не беспокоит меня это. Просто интересно. Но раз ты считаешь, что все в порядке, значит, так и есть. – Он помолчал. – А как Дженни?

Тристрам с подозрением взглянул на отца.

– Хорошая девочка.

Отец улыбнулся, и у Тристрама сразу полегчало на душе.

– Очень хорошая. А что?

– Просто вы вовсю встречаетесь. Она тебе нравится, да?

Тристрам снова покосился на отца.

– Можешь быть со мной откровенным. Я на твоей стороне. Так что можешь чуть-чуть поделиться.

Тристрам ничего не ответил и снова уставился в стену.

– Ну, сколько можно пялиться в стену? Скажи что-нибудь. – Отец глубоко втянул воздух. – Понимаешь, ты еще слишком молод, чтобы так часто встречаться с одной девочкой. Чем вы занимаетесь все время?

– Разговариваем, то да се.

– Понятно. Что это за «то да се»?

– Ну, так. Сам понимаешь – разговариваем, гуляем и все такое прочее.

Отец вздохнул.

– Приводи ее к нам почаще. Матери она нравится. Тристрам кивнул и перевел взгляд на страницу книги.

Отец еще раз вздохнул.

ГЛАВА 29

Дженни сидела в углу класса с Синтией.

– Говорят, в субботу ты была на танцах – с мальчиком. С Тристрамом?

– Ты откуда знаешь, как его зовут?

– У тебя весь стол этим именем исписан. Все знают, как его зовут.

– Шутишь, что ли?

– И не думаю. После школы каждый день уносишься, в выходные от тебя ни ответа ни привета. И вообще с нами разговаривать перестала – уж со мной точно.

– Неправда.

– Правда. Мы же говорим не только про школу и уроки. Иногда про что-то другое.

– Например?

– Про мальчиков, кто что носит и так далее. Едва мы соберемся, ты куда-то смываешься – то ли читать, то ли уроки делать, то ли просто мечтать.

– Потому что это не разговоры, а дурость одна. Особенно про мальчишек. Уши вянут.

– Не понимаю, почему это такая дурость. Ты же такая, как и все остальные. Раньше всегда была с нами.

– То раньше, а то сейчас.

– Из-за Тристрама? – Не совсем. Хотя…

– Дженни. А ты не…

– Не «что»?

– Сама знаешь.

– Не знаю.

– Разрешила ему поцеловать себя? Ведь нет? Я знаю, у всех девчонок из старшего класса есть парни, даже у Сандры Робертс – ты же знаешь, какая она, – про них мне все известно. Но чтобы это позволила ты! Не представляю.

Дженни захохотала, не в силах остановиться.

– Вот я как раз про это. – Она едва не задохнулась от смеха. – Ну, не дурость ли? Нет, честно. Поцеловать? Дурость, и все. Ну и ну. Поцеловать!

Все это она говорила как бы свысока, словно любому было ясно – ничего смешнее и быть не может.

– Значит, ты у нас теперь Ее Высочество, да? Ну-ну. Возвышаться над другими – к хорошему это не приведет. Сама увидишь.

И Синтия пулей выскочила из класса, а Дженни продолжала хохотать за столом.

– Дженнифер, ты опять поздно. Каждый день одно и то же! Что это такое? – возмущалась мама.

– Да все уроки, ма.

– Уроки? А мне кажется, ты каждый вечер встречаешься с парнем Холландов. Во всяком случае, домой он приходит тогда же, когда и ты.

– Ты подглядываешь.

– Так я и думала. Ничего я не подглядываю, просто знаю, что вы встречаетесь. Так дело не пойдет, Дженнифер. Это же надо – из вечера в вечер! Естественно, ты имеешь право на друзей, но это не должно мешать учебе! А куда подевалась Синтия? Лучшая твоя подруга? Небось, поругались?

– Но я же делаю уроки, и в школе все нормально. Тристрам мне даже кое в чем помогает.

– Значит, он теперь твой учитель, да?

– Ну, мама!

– Нечего мне мамкать! Что ж, если в школе все в порядке, я молчу, но смотри, девушка, не дай Бог, если из школы на тебя пожалуются. И к сестре можно быть повнимательнее. А то оставила ее одну на танцах.

– Никто ее не оставлял. Она сама слиняла.

– Одна говорит одно, другая – другое.

– Честно тебе говорю. Она слиняла сама.

– Честно – значит честно.

– Мы ее там прямо обыскались. Правду говорю.

– Ладно, не надо меня уговаривать. – Миссис Траншан пожала плечами. – Я не твоя сестра, и мне экзамены не сдавать. Но учти – любое дело можно представить по-разному. Любое. Ладно, иди делать уроки.

Дженнифер взлетела наверх, к комнате Вероники.

– Зачем ты ей это сказала?

– Что «это»? – переспросила Вероника, не поднимая головы.

– Что мы тебя оставили на танцах одну? Это же враки.

– Не знаю, что ты там бормочешь.

– Знаешь, еще как. Ты сказала маме, что мы на танцах оставили тебя одну.

– Я ей этого не говорила, но если она такое взяла в голову – значит, взяла. Что я могу поделать?

– Но это же неправда! Ты можешь ей сказать!

– Что сказать? Что ты с Тристрамчиком весь вечер от меня не отходили?

– Никакой он тебе не Тристрамчик.

– Не будь дурочкой. Он еще ребенок – такой же, как ты. Деточки-конфеточки. Ходите, как два лунатика, ничегошеньки вокруг не видите. Как два малолетних придурка. Детский сад. У него еще молоко на губах не обсохло.

– Неправда! Врешь ты!

– Хороша парочка. Строите из себя взрослых. А сами – малышня малышней.

Дженни ничего не могла понять. Она смотрела на сестру и ничего не понимала.

ГЛАВА 30

– Они просто ничего не понимают, да?

Голова Дженни лежала на голой груди Тристрама.

– Кто?

– Все они. Про нас.

Тристрам медленно погладил ее по спине, а я, замерзая под пронизывающим ветром, поежился на своем табурете.

– Чего это ты вдруг? – спросил он.

– Потому что про нас болтать стали глупости всякие.

– Ничего они про нас не знают. Ничего. – Он перекатился на живот. – Мой отец считает, будто знает, а сам – ни черта.

– Но, Тристрам, что же они все на нас окрысились? В школе и даже дома?

– В школе?

– Синтия со мной больше разговаривать не желает. А другие девочки вообще в мою сторону не смотрят.

– Дуры потому что. Все дуры.

– Так не бывает, чтобы все. А наши семьи? Тоже, что ли, все дураки и дуры?

– Почему нет? Что они про нас знают?

– А как тогда объяснить? Другой-то причины нет. Мы же никому ничего не сделали.

– А пошли они все в болото, – прошептал Тристрам, уткнувшись носом в одеяло.

– Тристрам!

– А что? Если они к нам так – что остается делать? Плевать я на них хотел?

– Как это «плевать»? Это же родители, семья!

– А я?

– Что «ты»?

– Вот мы с тобой и есть семья. Настоящая семья. Ты и я. Вдвоем. А все остальные – побоку. Не должны они вмешиваться в нашу жизнь. Понимаешь?

Она согласно прижалась к нему, сунула голову под одеяло.

– Тристрам! А ты… ты ведь меня… любишь? Любишь?

Он вздохнул и уставился на крышу сарая.

– Ну зачем, – спросил он вдруг усталым голосом, – зачем ты все время задаешь такие вопросы?

Она высунула голову из-под одеяла и выжидательно смотрела на него.

– Любишь ведь, правда?

Он снова вздохнул и обнял ее.

– Дурацкий вопрос, потому что… потому что об этом можно и не спрашивать. Так же?

Она забралась на него и поцеловала его в нос.

– И никто нам не нужен, правда? – Она улыбнулась. – Никто-никто.

Я весь извелся – тут не хватит никаких сил. Проскользнув через кусты, я вернулся в дом.

ГЛАВА 31

– По-моему, надо что-то предпринять.

– Насчет чего, дорогая?

Реймонд Траншан опустил газету с кроссвордом и посмотрел в сторону кровати жены.

– Насчет Дженнифер и Тристрама, разумеется.

– Что теперь?

– Уж больно часто встречаются. Рановато им еще.

– Что рановато?

– Столько времени проводить вместе.

Ну, завелся у нее приятель – что здесь плохого?

– Ты просто слепой. Ничего не замечаешь, да? Они все время вместе. Буквально все время. В ее возрасте это никуда не годится.

– По-моему, она вполне счастлива. Насчет уроков претензий к ней нет. Если за кого надо опасаться, так это за Веронику. Уж скорее бы сдала свои экзамены – сдала или провалила.

– Что еще за теория?

– Ее всю трясет от зависти. А на тебе это аукается.

– Конечно, кругом виновата я. Если бы ты иногда отрывал взгляд от телевизора, ты бы сам все увидел.

– Что именно?

Он откинулся назад на постели, пытаясь заглянуть в кроссворд.

– Да этот ее выдуманный мир. Их выдуманный мир. Только посмотри – сразу увидишь. Ты же отец в конце концов! Прояви отцовский авторитет. А то все я да я. Понимаешь?

Он снова сел в постели, нахмурился.

– Ты это серьезно?

– Ты же ее отец. Поговори с ней.

Дженни вошла в гостиную, бросила на диван ранец, чмокнула отца в голову и рухнула в кресло.

– Снова задержалась, – сказал он, почти с вопросительной интонацией.

– Да. Мама мне уже сказала.

– А-а. – Он потер подбородок. – Вообще-то она права, если честно.

– Насчет чего?

– Насчет тебя. Что все время приходишь поздно. – Изучающим взглядом он обвел комнату. – С Тристрамом была?

– Немножко. Вместе шли из школы домой.

Отец взглянул на часы, потом на дочь. Снова окинул взглядом комнату.

– Как поживает Синтия?

– Нормально.

– Что-то ее давно не видно. Все внимание – Тристраму?

– Синтию я целый день в школе вижу. А Тристрам мне нравится. Я думала, тебе тоже.

– Да, мне тоже. Симпатичный паренек. Но вы очень много времени проводите вместе.

Глаза Дженни широко раскрылись, рот чуть перекосился.

– Я не говорю, что это плохо. Просто вы очень много времени проводите вместе.

– Он тебе не нравится. Голос ее задрожал.

– Нравится. Я же тебе сказал. Просто вы все время вместе.

– Ну и что? Он мне нравится. – Голос взлетел до фальцета, в нем появились враждебные нотки. – Что ты имеешь против?

– Дженни, успокойся. Зачем сразу так? Я просто хочу поговорить. Поболтать – от этого никакого вреда не будет. Я ведь твой отец.

– Ничего себе «поболтать»! Ты хочешь мне что-то сказать, а сам не говоришь! И все вы так! Но мне все равно.

– Дженнифер.

Голос его зазвучал строго.

– Все равно. Так и знай! Она уже плакала.

– Успокойся. Я просто хотел поговорить насчет тебя и Тристрама. Я не…

– Вот и не надо. Не хочу, чтобы ты говорил о Тристраме. Никогда. У него с тобой ничего общего. Ничего, понял? Ничего. Ничего. Ничего.

– Дженнифер. Я не позволю тебе разговаривать со мной в таком тоне. Я твой отец. Я люблю тебя. И просто хочу поговорить о тебе и Тристраме. Только и всего.

Он старался сдерживаться.

– Нет! Нет! Нет! Ты меня не любишь! Никто из вас меня не любит, а ты – тем более! Но мне все равно! Все равно!

Терпение отца лопнуло.

Тогда слушай, что я тебе скажу, девушка. Кричать на меня в моем доме я не позволю никому. Ни тебе, ни твоей сестре. Можешь считать меня выжившим из ума стариком, но вести себя вот так я тебе не позволю. Человек не всегда может делать, что хочет, и ты уже достаточно взрослая, чтобы так реветь, понятно? Такого отношения к себе я терпеть не буду. Ни при каких обстоятельствах. Понятно? На улице делай, что хочешь. Но в этом доме – не смей. А теперь иди к себе в комнату Слышишь? Иди к себе.

Утирая слезы рукавом, Дженни подобрала ранец и поплелась в свою комнату. Села на кровать, обняла подушку и еще немножко поплакала – не больше минуты Потом посмотрела на кукол, что сидели на шкафу, и улыбнулась им.

Отец внизу все еще дрожал от гнева.

Через час она спустилась к обеду. Прежде чем зайти в кухню, поцеловала отца в щеку и извинилась. Он что-то пробурчал в ответ, принимая извинения, хотел даже обнять дочь за плечи. Но не смог.

ГЛАВА 32

Миссис Траншан широким шагом шла по Хай-стрит и то и дело нетерпеливыми окриками подгоняла Дженни и Тристрама, которые все время отставали. Они тащили ее сумки с покупками и отнюдь не шли вразвалочку, но, стоило им приблизиться к ней, она тут же ускоряла шаг. В магазинах дети держались в сторонке, словно прятались, не хотели, чтобы их замечали. Зеленщик улыбнулся им из-за прилавка.

– Скромничаем сегодня, да? – крикнул он.

Они либо не услышали, либо не захотели отвечать.

– Вот молодежь пошла! Никакого уважения. Дженни и Тристрам, едва перебирая ногами, подошли поближе, чтобы продавец высыпал овощи в сумки. Неловко взяли пакет с морковкой – и уронили его.

– Дети! – взвилась миссис Траншан.

– Все они одинаковые, – согласился зеленщик. Закончив с покупками, они вернулись к машине. Миссис Траншан бросила свое тело на сиденье водителя, дети устроились сзади.

– Не понимаю, что сегодня с вами творится. Как два лунатика. Все из рук валится. Люди внимание обращают.

– Извини, мамочка.

– Мы не нарочно.

– Извини. Ха-ха.

В тот день уроки обоим давались с трудом. Они сидели в своих комнатах, и, казалось бы, ничто их не отвлекало, но сосредоточиться на учебниках никак не могли.

Вечером они смотрели телевизор вместе с родителями Тристрама.

– На разговор не тянет, да? – дружелюбно спросил Джеффри Холланд.

– Устал, – отозвался Тристрам.

– Устал – значит, твое место в постели. – Отец нахмурился, потом усмехнулся. – В смысле, спать пора.

Тристрам оставил шутку без внимания, но Дженни слегка покоробило. Через несколько минут, не говоря ни слова, не подавая никакого знака, они дружно поднялись.

– Уходишь, Дженни?

– Пойдем проветримся, – ответил за нее Тристрам. – В город и обратно.

– Свежий воздух – великое дело. То, что надо. – Отец протянул Дженни руку. – Рад был вас видеть, девушка.

Дженни взяла протянутую руку. Они обменялись официальным рукопожатием, и он подмигнул ей.

– Долго не задерживайся, сынок, – раздался им вслед голос миссис Холланд.

Они прошли по Малберри-роу и направились в сторону собора.

– Странно он себя ведет со мной.

– Кто? Мой отец?

– Подмигнул мне. Я так удивилась.

– Это он так, для юмора. Келвин тоже иногда подмигивает.

– Ну, Келвин – это другое дело.

– Может, и другое. Не знаю.

Чтобы срезать путь к собору, они пересекли Хай-стрит. Откуда-то впереди доносился шум. Слышались песни, выкрики. Оказалось, это ребята из школы Тристрама – двое из его класса, еще пятеро – классом старше.

– Смотрите-ка! Холланд. С подружкой. Они окружили Дженни и Тристрама. Общество друг друга придавало им уверенности в себе – шайка вышла поразмяться. Но вид у них был вполне безобидный.

– Тут рядом с почтой вечеринка. Вы туда?

– Нет, просто гуляем. Это ребята из нашей школы, – объяснил Тристрам Дженни.

Ребята дружно отвесили Дженни поклон.

– А это кто?

– Я Дженни.

– Неужели? Прекрасная Дженни! Как же, нам про тебя все известно.

Дженни взглянула на Тристрама. Тристрам замер.

– Нам про тебя все известно, – повторили они хором.

– Болтаете, сами не знаете, что, – сказал им Тристрам.

– Так уж и не знаем. Значит, прогуливаемся субботними вечерами, да? Тут все ясно, а, братва?

– Заткнитесь. Ни черта вы не знаете, – зловеще прошипел Тристрам.

Дженни сжала его локоть. Парни это заметили, кто-то показал на них пальцем и подмигнул.

– Нас семеро, а он – заткнись. Ох, важная птица, этот Холланд. И ведь не боится! Ну, понятно, когда рядом такая поддержка. Значит, девушку прогуливаем, да? Прогуливаем!

Дурных помыслов у них все же не было.

– Сказал же вам, заткнитесь!

– Нервы! Нервы! – закричали они хором. Тристрам взял Дженни за руку и попытался пройти мимо ребят. Но их не пропустили.

– Шли бы на свою дурацкую вечеринку! – Эти шутки Тристраму явно надоели.

– Тристрам, не надо, – попыталась успокоить его Дженни.

– «Тристрам, не надо», – скопировал ее кто-то из ребят. – «Тристрам, не надо», – закричали все они фальцетом. – Тристрам, Тристрам, Тристрам, – затянули они нараспев. – Не гуляй по вечерам. Тристрам, Тристрам. Гуляет по вечерам с Дженни. Дженни. Прогуливается с Дженни. Дженни. Дженни.

Тристрам неожиданно улыбнулся, поднял глаза к небу, скривился – и врезал ближайшему из парней по лицу.

Парень отступил на шаг, и секунд пять стояла полная тишина. Потом, оттеснив Дженни в сторону, они пошли на него. Все продолжалось не больше минуты. Шестьдесят секунд мелькали кулаки, руки, ноги – легкая потасовка. Дженни, обхватив себя руками, стояла у входа в аллею и молча смотрела на драку. Шестьдесят секунд. Тристрам лежал на земле, держась руками за живот, кто-то напоследок пнул его в грудь. И семь парней убежали, распевая: «Тристрам. Дженни. Тристрам. Дженни».

Дженни склонилась над ним. Он не плакал. Медленно, опираясь на руку Дженни, поднялся на ноги. На правой щеке появилась царапина, из уголка рта стекала малюсенькая струйка крови. Глаза его были широко раскрыты, будто он сгорал от любопытства.

– Изо рта кровь – они тебя порезали?

– Нет, – пробурчал он. – Просто язык прикусил. И он одарил ее нежной улыбкой.

Он согнулся, все еще держась за живот, а она тем временем утирала кровь с его лица.

– Ничего страшного.

Он снова ей улыбнулся, и она улыбнулась в ответ.

– Они тебя не сильно? Тристрам покачал головой.

Мимо прошел человек. Вдруг он остановился и вернулся.

– Ты цел, сынок?

– Да, все нормально. Маленький несчастный случай. Мужчина вгляделся в детские лица.

– Ты ведь дочка Траншанов? Она кивнула, но ничего не сказала.

– У тебя точно все на месте, сынок?

Но Тристрам смотрел на Дженни, и они уже шли по аллее. Мужчина что-то пробормотал себе под нос.

У ворот храма они остановились. Посмотрели на главную башню, повернулись и пошли домой.

– Тристрам, ты хоть знаешь, который час? Мама просила тебя не задерживаться.

– Извини, – пробурчал Тристрам, потому что у него болел язык.

– Что это у тебя с лицом?

– Упал.

– Упал? Понятно. Все два часа так и падал?

– Мы ходили гулять. К собору.

– К собору? Ничего себе, прогулочка. Совсем не обязательно мне врать.

– Правду говорю. Мы ходили к собору. Тристрам поднялся, чтобы выйти из комнаты.

– Куда это ты? Мы же разговариваем. Разве я сказал тебе, что ты можешь идти?

– Извини.

– И не говори со мной таким тоном.

– Извини.

– Тристрам, я тебя предупредил. Не смей со мной так разговаривать.

– Я только сказал «извини». И мы правда ходили к собору.

– Ну, не хочешь по-человечески, иди спать.

– Но, папа…

– Иди спать, я сказал.

– Папа…

– Иди, иди.

ГЛАВА 33

В своем маскировочном наряде я начинал чувствовать себя глупо. Идти за ними следом – это было так естественно, зачем маскироваться? А то совсем смешно получится – они обернутся, увидят меня, и если чему и удивятся, то как раз моей одежде.

Шли они очень медленно, мне все время приходилось останавливаться и оборачиваться, чтобы их не догнать. Они скрываются за углом, я медленно иду за ними, поворачиваю – а они в нескольких ярдах от меня. Приходилось отскакивать назад и ждать. Они держались за руки и глядели себе под ноги, но не разговаривали.

У соборных ворот они остановились, постояли, поглядели по сторонам. Тристрам на что-то показал, Дженни согласно кивнула. Потом они прошли в собор, а я попробовал разглядеть, что именно Дженни увидела на воротах, но ничего не нашел и проследовал за ними в церковь.

У скамеек их не было, не было и у клироса, и за алтарем, и в боковых часовнях. Я тихонько подошел ко входу в склеп и остановился – не слышно ли каких-нибудь звуков? Тишина была полной. Я обошел весь склеп, но найти их не смог. Маленькие ангелы исчезли, ускользнули от меня. А ведь они не знали, что я за ними слежу, и не могли прятаться специально. Нет. Значит, они просто исчезли. Может, укрылись в каком-то тайнике? Черт, надо этот тайник найти, я должен видеть все. В худшем случае мне это обойдется в несколько тысяч фунтов. Всего несколько тысяч – и к моим услугам будет подземный тоннель, который подведет меня сверху к их маленькому тайнику. А дальше в ход пойдет моя ручная дрель. Господи, ну и мечты. Тьфу! Я поднялся из склепа, сел на одну из церковных скамей и стал ждать.

На сей раз я захватил с собой школьный учебник, и он мне пригодился. Они появились почти через час. Я уткнулся носом в книжку, как в молитвенник. «Культовые обряды южно-американских индейцев перекликаются с культурой северного Китая».

Выглядели дети повеселее, они улыбались, болтали и посмеивались, спины распрямлены. Где-то в глубинах собора хранилась их тайна – в этом тайном гнездышке они занимались тем, чем нельзя было заниматься в храме.

Вечером они снова встретились – в своем сарае. Расположились на ватном одеяле. Просто сидели, скрестив ноги, и смотрели друг на друга.

– Все то же самое, – сказала Дженни. – Не могу с ними разговаривать, и все.

– Может, это они.

– Что «они»?

– Может, это они больше не могут с нами разговаривать. Мы растем, а им хочется, чтобы мы оставались детишками и продолжали их любить.

– Чтобы их любить, не обязательно быть детишками.

– Может, они этого не понимают.

– Вообще-то я стараюсь. Правда. Ты ведь тоже? Но ничего не получается. Будто мы все стали какими-то другими.

– Ну их. Глупые они. Что мы можем сделать?

Дженни задумалась. И правда, Дженни, ну их к чертям собачьим. Так им и скажи. Дети мои, разве они вам нужны?

– Наверное, ничего, – сказала она наконец. – Но это такая глупость.

Она упала на Тристрама и стала его тормошить, он взял в руки ее лицо.

– Глупость. Еще какая.

Они лежали на одеяле, прижавшись друг к другу. Я ждал, но ничего не произошло. Ну и ладно. Скоро они поднялись, сложили одеяло и ушли. Ну и ладно.

ГЛАВА 34

– Опять мечтаешь, Холланд. Только и делаешь, что мечтаешь. Пришел ко мне на урок – изволь слушать. Не хочешь – до свидания. Ну? О чем я тебя спросил, Холланд?

Тристрам взглянул на учителя. Сзади его ткнули в спину линейкой.

– Давай, Холланд, не стесняйся. Говори. Мы тебя слушаем. Что я только что сказал? Повтори. Что я сказал?

– Не знаю, сэр.

– Не знаешь? Значит, не знаешь. Как думаешь, зачем ты сюда приходишь? Ты можешь чего-то не знать перед тем, как пришел сюда. Но здесь я тебе рассказываю, и ты уже должен это знать, Холланд.

Сзади его снова ткнули линейкой. Он не шевельнулся.

– Извините, сэр.

– Извините? Извинить мне нетрудно. Как бы тебе не пришлось перед собой извиняться. Ведь на носу экзамены. Так ты далеко не уедешь. Понимаешь, Холланд? Далеко не уедешь.

– Понимаю, сэр.

– Если снова будешь мечтать – выгоню. Из класса и вообще отовсюду. Так дальше дело не пойдет. Живешь в каком-то своем мирке. На всех смотришь свысока. Сколько тебе лет?

– Четырнадцать, сэр.

– Четырнадцать, а уже смотришь свысока. До чего распустился! Нет, так не пойдет. Ты меня понял? Тоже мне, аристократ нашелся! То, что ты делаешь на улице, – твое дело. Пусть об этом пекутся твои родители. Но здесь – здесь командую я. Это понятно?

– Понятно, сэр.

– Вот и прекрасно. Помни об этом.

Тристрама снова ткнули в спину линейкой, кто-то дунул через трубочку вымоченным в чернилах шариком из промокашки и попал ему в шею. На радость всему классу Тристрам вытер чернила рукой. Учитель смотрел на него с улыбкой.

– Дженнифер Траншан. Задержись, пожалуйста. Остальные девочки шумной ватагой высыпали из класса. Кое-кто захихикал, показывая на Дженни пальцем.

– Что-то дела у нас не очень, Дженнифер.

– Да, мисс.

– Ты даже не знаешь, о чем я говорю, так ведь? Если нетрудно, смотри не в сторону, а на меня.

– Да, мисс.

Дженни воззрилась на нее невидящим взглядом.

– Так вот, дела у тебя идут не очень. Не знаю, что с тобой происходит. Ты ведь была одной из лучших моих учениц. Уроки всегда сделаны; в классе тебя уважали; всегда вела себя достойно. Что случилось? Работаешь явно хуже, на уроках не слушаешь. Ты сейчас-то меня слышишь?

– Да, мисс.

– И на том спасибо. Ну, хорошо, что-нибудь приключилось дома? Что-то такое, о чем ты не можешь поговорить с родителями?

Дженни не ответила.

– Что-то не так дома, да? Или в школе?

– Нет, мисс.

– Что же тогда? Если дома все в порядке, в школе тоже… А книжку, которую дал врач, ты прочитала?

– Да, мисс.

– Так. Ну, в чем же тогда дело?

– Ни в чем.

– Дженнифер, – дружелюбных ноток в голосе поубавилось, – я преподаю вот уже почти двадцать лет. Я научилась распознавать, когда с человеком что-то происходит, и я здесь для того, чтобы помочь. – Она твердо уперлась руками в крышку стола. – Так что с тобой такое?

– Я же вам сказала. Ничего. Все нормально.

– А я тебе говорю, что преподаю уже двадцать лет, и делать из меня дурочку не надо. Так в чем дело?

– Ни в чем. Честно.

– Понятно. – Она оглядела свои чистые, без колец, руки. – Не хочешь мне говорить?

– Да говорить-то нечего. Правда. Дженни начала уставать от этого разговора.

– Если тебе моя помощь не нужна, значит, не нужна – тут я ничего не могу поделать. Но хочу тебя предупредить, милая. Это твое отношение к окружающим – вы, мол, все меня недостойны – ничем хорошим не кончится. Уверяю тебя. К людям так относиться нельзя. – Она сжала пальцы. – Итак, девочка?

– Да, мисс?

– Это все, что ты можешь сказать?

– Да, мисс.

– Ты совершенно невыносима. Да-да, совершенно. Иди с глаз моих, побегай там где-нибудь, может, развеешься.

– Да, мисс.

В коридоре столпились одноклассницы Дженни. Перешептываясь, они ждали.

– Видите, – сказала Синтия. – Видите?

ГЛАВА 35

В следующую неделю времени для ребятишек у меня почти не было. Мой экзамен по вождению назначили на пятницу, и каждый вечер мы с отцом часа по два мотались по городу. Вместе ездили и в школу, а там за руль садился он и уже сам ехал на работу. Иногда на переменах и во время ланча я видел Тристрама, и все вроде было как обычно, правда, он несколько сторонился парней, с которыми раньше водил дружбу. Ну, решил я, эту пробоину залатать нетрудно. Мелкие свары и стычки – дело обыкновенное, кто-то сам выпадает из компании, кого-то изгоняют. Но в любом случае такие конфликты – временные, и я не стал придавать этому значения.

После занятий Тристрам продолжал встречаться с Дженни, а коль скоро от мальчишеских дел он был свободен, ускользнуть со школьного двора не составляло труда, и, довольные, они вместе шли домой, держась за руки.

Вторую половину пятницы отец себе освободил.

– Не для того я покупал машину и все это время тебя натаскивал, чтобы ты завалил вождение. Верно, сынок?

– Конечно, па.

Мы только подъезжали к месту сдачи экзамена, а я уже вовсю мечтал. Сначала будем ездить за город после школы, потом на целый день, а потом… а потом…

– Ты ведь не нервничаешь, сынок? Нервничать ни к чему.

– Все нормально, папа.

Но я нервничал. Желудок мой совсем разгулялся, ладони вспотели, и я уже представлял себе, что во время экзамена руль так и норовит выскользнуть из рук.

– Пустяки это. Жизнь куда сложнее, разве не так? Стало быть, нервничать да бояться тут нечего. Вообще, сынок, никогда не бойся жизни. Будь с ней полюбезнее, и она всегда возьмет твою сторону.

– Да, папа.

Господи, Боже правый, я так хочу домой. Зачем мне этот дурацкий экзамен? И на кой черт мне машина? Не-ет, а как же поездки за город? А все остальное?

– Вот и молодец. А теперь запомни. Веди машину спокойно, с экзаменатором держись вежливо.

Хоть бы он заткнулся. Надо отключить мозг, тогда я услышу только звуки, а не слова, но ему словно требовалось мое утешение в трудный час, и он продолжал зудеть насчет того, чтобы я не нервничал, хранил спокойствие, вел машину без рывков, не нервничал, помнил о ручном тормозе, и опять-таки не нервничал.

Пока доехали до места, я успокоился. Хотелось только одного – убить отца, чтобы не слышать всего этого. Неважно, как – он должен умереть. Значит, не нервничать? Не буду, папочка. Просто я из-за тебя уже сдвинулся. Так что тебя ждет смерть.

Экзамен принимал щупленький человечек, который называл меня «мистер Эпплби». До этого «мистером» меня еще никто не называл. Раз такое уважение, значит, шансы завалиться практически равны нулю. Я улыбнулся инструктору и пожал ему руку.

– Из соборной школы? – спросил он.

– Ему там совсем немного осталось, – ответил за меня отец. – На следующий год – Кембридж.

Такой ответ инструктору понравился. Я – не какой-то хулиган, которого обязательно надо завалить. Заглянув на полочку под панелью приборов, он увидел «Правила дорожного движения» и еще три книги: как подготовиться к экзамену на получение прав, как научиться ездить безопасно. Все это я аккуратно разложил на полочке специально ради него. Конечно же, это ему понравилось еще больше.

– Ведите машину – больше от вас ничего не требуется. Не нервничайте.

Оказалось, что с отцом он знаком.

Я знал, что, если ничего не сотворю в первые тридцать секунд, дальше все пойдет как по маслу. Первые тридцать секунд я ехал нормально, и все шло, как надо, пока не пришлось делать поворот. Я проявил максимум осторожности, но явно перестарался – и задел колесом кромку тротуара.

– Повторить можно? – спросил я, и он кивнул.

Я повторил процедуру, и на сей раз тротуар остался неприкосновенным. Но прокол был совершен. Ошибка сделана. Ладно, без паники, будем считать, что это хорошая практика перед второй попыткой.

Я сделал трехступенчатый поворот – в мини это оказалось очень просто. Вполне хватило бы и двух ступеней. Затем мне было велено резко затормозить. Из-за одной ошибки этот хмырь теперь с меня не слезет. Он подал сигнал – хлопнул газетой по приборной панели, и я вдавил педаль тормоза в пол. Паразит, тебе это может дорого обойтись. Машина застыла как вкопанная. Я посмотрел на него – он продолжал сидеть с невозмутимым видом. А потом мы вернулись в исходную точку. Он начал задавать вопросы. Сигналы светофора, дистанция, аварийная остановка, предупреждающие знаки. Неужели кембриджскому ученому все это нужно? Так зачем забивать себе голову ерундой? Привыкли разводить бюрократию, черт бы их подрал! Когда уже кончится этот экзамен? Инструктор – самый что ни есть дохляк, нас разделяли, наверное, три весовых категории. На такого наехать – только мокрое место и останется, пискнет как мышка – и нету. И вообще, разве нельзя жить без машины? Пожалуйста, езжай на автобусе, на поезде, шагай на своих двоих. Вот этот идиот меня экзаменует? Ха-ха. Все равно, так опозориться – это уж совсем несолидно, как-то по-детски.

Экзамен я сдал. Инструктор улыбнулся мне и подмахнул какую-то бумажку.

Я внимательно прочитал ее. Право на вождение автотранспорта. Выдано мне. Кому же еще? Теперь я в своем праве. Мы вместе вылезли из машины, и он пошел прочь, не сказав отцу ни слова. Отец с грустной улыбкой взглянул на меня, и я стал снимать номерные знаки. Прислонившись к крылу машины, он, поглаживая усы, наблюдал, как я вожусь с проволокой.

– Я же тебе говорил, что никаких проблем не будет. Если как следует подготовиться – можно добиться чего угодно. Абсолютно чего угодно. Верно, сынок?

– Точно, па. Па?

– Да?

– Спасибо.

– Пустяки. Ты вполне этого заслуживаешь. Верно? Мы поехали домой; наверное, мне полагалось быть на седьмом небе от счастья, но почему-то особой радости на сердце не было. Да, теперь я имею право водить машину – и что? Но, когда мы подъехали к Малберри-роу, сердце все-таки заколотилось. Как же, молодой Келвин Эпплби сам приехал на машине домой, а если захочет, вообще может ехать один. Вон он, Келвин. Смотрите, как едет! Надо же, ай да молодец!

Мама ждала у садовой калитки. Она нанесла визит в парикмахерскую, и ее седые волосы слегка поголубели.

– Ну? Что скажете? Какие успехи?

– Как какие? Посмотри на машину, – сказал отец. Она посмотрела, но ничего особенного не увидела.

– Ничего нового не замечаешь?

Она снова посмотрела, теперь повнимательнее.

– Номера… – подсказал он. Наконец она увидела.

– Ох, как я рада. И ведь с первого раза. Какой ты умница. Мне бы такое в жизни не удалось. – Она обняла меня. – Теперь задача – остаться в живых. Сам знаешь, что творится на дорогах, особенно в наших краях. Так что езди осторожно. Обещаешь?

– Конечно, мамуля. Хочешь покататься с сыночком?

– Нет. Пока нет. Пожалуй, немного подожду. Ладно, идемте чай пить.

– А я собирался покататься. Звучит, ничего не скажешь.

– Один? Ну, не так сразу. Сначала выпьем чаю.

– Да я недолго.

Я посмотрел на отца, ища поддержки.

– Пусть парень прокатится, Элис.

– Ну хоть чашку чая выпить можно? Но я уже сидел в машине.

– Только не дорывайся, сынок. Управляй машиной спокойно. Как жизнью – спокойно.

Я спокойно довел машину до угла, повернул – и поджал на газ. Эта машина подвластна мне, великому мастеру, она поедет туда, куда я пожелаю. Я раздвинул крышу – и в лицо мне ударил ветер. Мои руки уверенной хваткой сжимали руль. Я переключал передачи, смело вписывался в повороты, плавно тормозил. Газу – до отказу! Бз-ззз! Вж-жжж! Скрипите, шины! По тормозам! И снова – газу!

Я колесил по Кентербери почти два часа, пока не начало темнеть. Из машины у всего кругом был дурацкий вид. Людишки плетутся, как муравьи. А я мимо них – вж-жжж! Бз-ззз! Эх, жалко никто не может оценить мое могущество!

Я остановил машину у дома Холландов. Дверь была открыта, и я сунул голову внутрь. Во взгляде увидевшей меня миссис Холланд я прочитал отчаяние.

– В конце концов, можно заказать такси, – сказал за ее спиной незнакомый голос.

– Входи, Келвин. Одним больше, одним меньше – какая разница?

В прихожей за спиной матери стоял Тристрам, а рядом с ним – Тристрам Марк Второй. Сходство было поразительное. Он был на несколько дюймов выше, но волосы, фигура, черты лица – все точно как у Тристрама. С ума сойти? Двое – только этого мне не хватало. Кошмар.

– Мой брат Филип, – представил Тристрам.

Я протянул руку, и Филип схватил ее и стиснул. Я сразу его вычислил. Осанка, искривленный рот, рукопожатие под настоящего мужчину. Самовлюбленный и наглый тип. Много о себе понимает. С маленьким Тристрамом – ничего общего. Короче, он мне не понравился.

– У нас общежитие сгорело, – сказал он мне, словно намекая, что это произошло не без его участия. – А до конца семестра всего две недели осталось, так что лучше их провести дома.

Он улыбнулся, будто ему чудом удалось воплотить в жизнь некий дьявольский замысел.

– А чемоданы он оставил на вокзале, – объяснила его мама.

– Решил прогуляться пешком, посмотреть, что за городок. Вроде бы ничего страшного, да?

– Джеффри – мистер Холланд – вернется поздно. А моя машина не на ходу.

– Какие проблемы? – Вот он, мой звездный час, яичко к обеду. – Я как раз на машине.

Эту удивительную новость миссис Холланд восприняла как нечто вполне естественное.

– Правда? Тебя сам Бог послал. Остальные тоже не удивились.

– Поехали, Тристрам. Заберем вещички брата. – Их мама протянула мне квитанцию на багаж. – Пока, Филип, до скорого. – Брать его с собой мне не хотелось. Он не произвел на меня большого впечатления. Его младший брат – куда лучше.

– Конечно. Пока. Спасибо. Тристрам вышел за мной следом.

– Я сегодня права получил, – похвастался я. – Больше в школу топать не надо.

– Класс. Трудно было?

– Не так, чтобы совсем легко. Но все-таки сдал.

– И машина отличная. Вот бы мне научиться водить. Я смотрел прямо на дорогу, но всякий раз чувствовал на себе его взгляд.

– Чуток подрастешь – обязательно научу. Тристрам вздохнул – когда это еще будет. Да, братец, тебе еще расти и расти.

– Брат нагрянул, как с неба свалился?

– До конца семестра мы его не ждали. Наверное, врет, что у них там что-то сгорело. Скорее всего, просто взял и слинял оттуда.

– С чего ты взял?

– Так кажется. Никто бы его не отпустил. Переселили бы куда-нибудь, и все.

– На две недели?

– Может, и нет. Не знаю. – Он снова вздохнул. – Мы хотели сегодня к тебе завалиться, посмотреть концерт по телевизору…

– А теперь ничего не выйдет?

– Конечно, в первый вечер смываться неудобно. Все-таки брат.

Мы доехали до вокзала и взяли там два чемодана.

– А у тебя с ним отношения не очень?

– Как сказать? Вроде ничего… Просто он всегда во все встревает. И никуда от него не денешься.

– Так уж и всегда.

– Ну, почти всегда.

– А тебе его общество в таком объеме не требуется?

– Не в этом дело. Просто…

– Ладно. Я понимаю. Будь у меня брат, я, наверное, чувствовал бы то же самое.

– Вообще-то он мне нравится. Он же мой брат… Остальную часть пути мы ехали молча. Вж-жжж! Я переключил передачу. Вж-жжж! Могу дотронуться до его колена. Вж-жжж! Могу, но не буду.

Знаешь, что, – сказал я ему, когда мы выехали на Малберри-роу, – давай-ка я в воскресенье днем свожу вас с Дженни за город. Мне охота покататься, вот я и вас прихвачу за компанию.

– Ты правда хочешь?

– Стал бы я иначе предлагать? Да и ваше общество меня устраивает. Можно сказать, буду польщен, если согласитесь.

– Честно?

– Честно.

ГЛАВА 36

– Реймонд, надо что-то делать.

– Насчет чего, дорогая?

Он уронил газету на пол между кроватями.

– Весь город об этом говорит.

– Кто говорит, дорогая? О чем?

– О Дженнифер и парне Холландов. Надо что-то делать. Ты должен с ними поговорить.

– И что же о них говорит весь город? И кто это конкретно: «весь город»?

– Буквально все. «Миссис Траншан, я снова видела вашу дочь с парнем Холландов. Вы знаете, они живут в каком-то своем мирке – никого и ничего вокруг не замечают». Куда ни иду, везде ко мне пристают с такими разговорами.

– Везде?

– Не валяй дурака. Ты прекрасно меня понимаешь. Ты должен что-то сделать. Он ей не пара.

– Интересно, что же я могу сделать? Она опять начнет плакать и грубить. Это возрастное. Пройдет.

– «Что я могу сделать?» Поговорить с его родителями – вот что! Расскажешь им – они тоже зачешутся.

– Не смеши. Что они, по-твоему, мне скажут? На смех нас поднимут – этим все кончится. Да и вообще, пока ничего не случилось. Возрастное это. Пройдет.

– Тебе надо, чтобы земля разверзлась под ногами – тогда ты пошевелишься.

– Я знаю, что все это ей ни к чему, но нам придется перетерпеть. Все выгорит само. А подливать в этот костер бензин – не годится.

– Тебе лишь бы ничего не делать. Дождешься. Увидишь тогда, что не прав. Только как бы поздно не было.

ГЛАВА 37

Отвезти маму в город за покупками – это мне было очень приятно. Сын везет маму – восстанавливает разрубленную пуповину. Пожалуй, теперь маме не обойтись без меня. И, таща ее покупки по Хай-стрит, я впервые не чувствовал себя ее ребенком. Я помогал ей, но по своей воле, как взрослый.

В лавке мясника нас окликнула миссис Траншан. Я предполагал, что могу встретить ее в компании моих детишек, но никак не рассчитывал на Филипа. Дженни и Тристрам стояли в дальнем углу магазина, вокруг них вился Филип. Я подошел к ним – привет! Дети застенчиво улыбнулись в ответ.

– Помогаешь мамуле с покупками? – шутливым тоном поинтересовался Филип.

К счастью, я был намного старше его, и ему это было известно.

– А ты?

– Я так, болтаюсь без дела.

– Ну, где же они? – услышали мы раздраженный голос миссис Траншан. – Это они только думают, что помогают, а как только понадобятся, их нету, – пожаловалась она мяснику.

Тристрам и Дженни поплелись к ней со своими сумками, а Филип зашептал:

– Мамочка зовет. Бегом к мамочке.

Я наступил ему на ногу и тут же стал бурно извиняться. Сам знаю, что очень тяжелый, сказал я ему.

Раскладывая мясо по сумкам, мясник взглянул на детей.

Опять эта парочка. Он хмыкнул с видом все видавшего мудреца, и миссис Траншан благодарно кивнула ему – хоть вы меня понимаете?

Ну, это уже свинство. Обязательно надо так грубо? Безо всякой причины? Черт бы вас подрал. Тристрам и Дженни просто хотят быть вместе, они никому ничего не делали. Я вышел из магазина и стал ждать на улице. Я помогаю маме с покупками, во всем остальном – не участвую.

Часов в пять, прорываясь сквозь дебри экономики, я услышал их пересвист. Так рано? Я быстро вылез на крышу и занял наблюдательный пункт. Через несколько минут они вышли из своих домов и быстро пошли по улице. Бегство?

Я кинулся вниз, схватил плащ, в карманах которого было все необходимое снаряжение, и выскочил за дверь. Взглянул на свою мини-машину. Почему нет? Я нырнул за руль. Ну, где дети? Направо, налево – нет. Без машины мне их не найти.

Но и с машиной я нашел их далеко не сразу. Уже подумал, что потерял, но наткнулся на них в центре Кентербери. Они не бежали, но шли довольно быстрым шагом. Они даже не держались за руки, явно шли к какой-то цели, и эта целеустремленность пугала. Я ехал ярдах в ста за ними, стараясь держаться поближе к кромке тротуара. Еще ни разу в жизни я не ехал так медленно, и машина заглохла. Я снова ее завел, и через двадцать ярдов она заглохла снова. Такое повторилось еще дважды, и в конце концов я привлек внимание полицейского. Он подошел ко мне.

– Праздного любопытства ради – чем занимаетесь, сэр?

– Учусь ездить медленно.

– Понятно, сэр. Можно взглянуть на ваши права? Он словно распевал песенку на одной ноте.

– Я сдал экзамен только вчера.

– Понятно.

– Но бумажка, что подписал инструктор, у меня есть.

– Отлично. Можно на нее посмотреть?

Я передал документ через окошко. Вообще полицейские мне нравились, такие деловитые, неторопливые, улыбаются тебе. Он взглянул на бумагу.

– Какой у вас номер машины, сэр?

– Что?

– Какой у вас номер машины.

Мои детишки скрылись из вида. Что там бормочет этот дурак?

– Кажется, я его не помню. Номер-то новый. Еще на память не выучил.

Должен же я их догнать!

– Понятно.

– Машина – это подарок отца.

– Понятно.

– Его зовут Джордж Эпплби.

– Адвокат?

– Да.

– Понятно. Хочу дать вам маленький совет. Выучите номер вашей машины, сэр, а во-вторых, никогда не ездите так медленно. У вас и с быстрой ездой проблем хватит.

Он" вежливо улыбнулся и отошел. Дети! Где дети? Я резко нажал педаль газа и слишком быстро снял ногу со сцепления. Шины взвизгнули – и машина снова заглохла. Полицейский остановился и обернулся. И зашагал было ко мне. Меня бросило в пот. Я снова завел машину и отъехал, изо всех сил стараясь не смотреть в сторону полицейского.

Я их все-таки потерял. Нету! Наверное, потопали в собор. Я запарковал машину неподалеку, пробежал в соборные ворота – вон они, входят в церковь. Со вздохом облегчения я последовал за ними. Притормозив в дверях, я заметил – они спускаются в склеп, и уже хотел было идти за ними, но вспомнил – на мне никакой маскировки. Я бегом кинулся к машине и напялил на себя плащ, шарф, очки и кепку. И уже тогда степенным шагом – грязным старичкам бегать не положено – вернулся в собор и спустился вниз. Опять их нет! На секунду мне показалось, что я слышу их голоса. Или это ветер? Я стал кружить по склепу. Ну, где вы там, выходите! В склепе было теплее, чем в остальной части собора, но тут какой-то мшистый запах, да и как подумаешь обо всех этих покойниках… Пойди их пойми, этих детишек, каким магнитом их сюда так тянет? Мало ли где еще можно и спрятаться, и просто дурака повалять?

Поднявшись по ступенькам, я сел на одну из скамей. Никакой книжки с собой у меня не было, и я взял с полочки молитвенник. О, Господи. Господь наш на небесах. Отец наш. Аминь. Аминь. Дай нам наш хлеб насущный. Я не брал молитвенник в руки уже несколько лет и теперь обнаружил в древнеанглийском какую-то притягательность. Фразы звучали как-то обволакивающе, но властно. Какое-то время я сидел и наслаждался чтением, но минут через сорок мне это надоело… все-таки, куда же, черт возьми, подевались детишки? Вот какая дурацкая мысль пришла в голову: они прямо подо мной! Мимо скамеек я прошел к алтарю. Сколько свечей! Я внимательно вгляделся в крест. Ну-ка, Господи, извлеки детей на свет божий! Тут до моего слуха донесся смешок. Дженни и Тристрам выходили из собора. Надо же, какое странное совпадение!

Просидеть у них на хвосте по пути домой – это оказалось невозможным. Раньше они торопились. А теперь – тащились, как две черепахи. Глазели по сторонам, пялились в витрины, обхватив друг друга за плечи. Изредка останавливались и целовались, а я измывался над моей бедной машинкой. Обогнав детишек, я поехал домой.

Я заснул, и плавного течения моего сна свист поначалу не нарушил. Но он не прекращался; видимо, пошел вразрез с моими грезами – и я проснулся. Высунулся из окна, чтобы лучше слышать. Кто-то из них негромко посвистывал, вызывая другого. Так продолжалось довольно долго. Наконец раздался ответ, и несколько секунд они свистели вместе.

Я подождал и увидел, как две фигурки крадутся вглубь сада, каждая по свою сторону забора. Надев ботинки и халат, вышел в сад и я.

Их лампа была зажжена, оба были в халатах, они стояли и держались за руки. На Дженни были шлепанцы. Тристрам вообще явился босиком.

– Мне очень надо было увидеть тебя, – сказала она просто.

– Что, они совсем тебя затюкали?

– Нет вроде. Просто стали мне совсем чужие.

– И Филип тоже. Я думал, хоть с ним будет иначе, но они все одинаковые.

– О-о, Тристрам.

В тихом голоске – и отчаяние, и любовь.

Они прижались друг к другу, обнимая, утешая. На лицах – усталость, волосы взъерошены, но они целовались, руки их скользили по телам друг друга под пижамами. И было расстелено ватное одеяло, поверх него легло шерстяное. Они вытянулись на нем и медленно освободились от одежды, и тела их плавно обтекали друг друга, перетекали друг в друга, они нежно постанывали – наблюдать за этой сценой было выше моих сил.

ГЛАВА 38

Подогнав машину к дому Траншанов, я надавил рукой на сигнал. Еще раз. На пороге появилась Дженни и по дорожке побежала ко мне. На ней были джинсы в обтяжку и коричневатый джемпер грубой вязки, скрывавший округлости ее бедер и груди. Но густая копна волос и туфли на невысоком каблучке не оставляли места для сомнений: это явно не мальчишечка-подросток.

Я проехал еще пятьдесят ярдов к дому Холландов, Дженни бежала сзади. Я снова погудел, и оп-ля! – вот и Тристрам, одетый точь-в-точь как Дженни, только джемпер потемнее. Дженни забралась на заднее сиденье и наградила меня летучим поцелуем в шею.

– Спасибо.

Тристрам уселся рядом со мной, и его она тоже чмокнула в шею.

– Точно. Едем общаться с природой.

Я нажал на газ – и мы поехали. Я включил радио.

– Класс. Тут еще и радио. И крыша раздвижная Открыть можно?

– Замерзнете там сзади.

– Не замерзнем. Обещаем.

Я остановил машину и открыл крышу Мы снова двинулись, и Дженни поднялась на заднем сиденье и уперлась в плечи Тристрама, он зашипел на нее – не мешай водителю! – но я его успокоил, мол, мне это совсем не мешает, а улыбка сама так и расползалась по лицу. Они распевали вместе с радио, а когда стал подвывать и я, стали хихикать. Собственно, я не подвывал, а бухал – бум-бум – густым басом. Я замолчал, и они запели снова, и тогда я снова подключился с моим бум-бум, и они снова захихикали. Получилась как бы игра, но наконец они разрешили мне петь вместе с ними, и Дженни изредка вставляла: «Как он смешно поет, да, Тристрам? Ты только послушай!» И я хихикал вместе с ними.

Машин на дороге почти не было, но, когда мы кого-то объезжали, Дженни махала рукой и как бы посылала им свою песню. Люди радостно махали в ответ.

Я съехал на проселочную дорогу. Я не знал, куда поеду, но чувствовал: подходящее место рано или поздно встретится. Мы ехали лесом, над дорогой нависали деревья. Время от времени набрасывался ветер и срывал с деревьев листья, некоторые залетали в машину. Дженни все стояла и распевала, один листик прибился к ее лицу, и, вздрогнув от неожиданности, она села. Теперь мы ехали по узенькой дорожке между деревьями. Еще сто ярдов – и я остановил машину.

– Как место? – спросил я их.

– Прелесть.

Они выскочили из машины, не успел я заглушить двигатель.

– Играем в прятки, Келвин. Считаем до ста, потом идем тебя искать. Только не убегай очень далеко. Раз, два, три, четыре…

Я не стал противиться. Зачем? В конце концов, это был их день, да и мой – с некоторого расстояния. Я побежал к деревьям.

Было важно, чтобы к игре я отнесся серьезно, спрятался как следует. Я огляделся по сторонам. Они, должно быть, уже досчитали до семидесяти, а я еще не нашел, куда спрятаться. На дерево. Конечно, на дерево! Когда я последний раз взбирался на дерево? Да было ли такое вообще? Неуклюжий толстяк, размазня. Спортом и не пахнет. Пыхтя, я все же подтянулся и вскарабкался наверх. Ну, где тут спрятаться? Чтобы без дураков, чтобы не нашли. Прутья царапали лицо. Будь у меня веса поменьше…

– Мы идем искать!

До земли было футов тридцать, я распластался на толстом суке. Не шевелиться. Ничего не выронить. Не дышать. Легко сказать, не дышать, когда пыхтишь, как паровоз. Я посмотрел в сторону машины. К ней тихонько подкрадывались Тристрам и Дженни. Они заглянули в машину, под нее. Да, невысоко они ценят мои умственные способности. Пошептавшись, они разделились и стали брать меня в кольцо, сами того не предполагая. Я ясно видел обоих, но они друг друга не видели. Они искали за деревьями, заглядывали в кусты, раздвигали папоротник. Это продолжалось минут пятнадцать, наконец они замкнули свой полукруг и встретились почти прямо подо мной.

– Мы же попросили, чтобы далеко он не убегал.

– Может, просто спрятался так здорово.

– Если будем стоять здесь и ждать, он обязательно пошевелится или как-то себя выдаст.

Я посмотрел сверху на их головы. Тристрам обнял Дженни за плечо, она положила руку ему на пояс, они стояли и ждали. Я знал – сейчас они будут целоваться, это неизбежно, и, если они потом меня все-таки обнаружат, им будет до жути неловко. И я уронил прутик на голову Дженни. Она вздрогнула, но голову вверх не подняла. Я уронил еще один – тот же результат. Тогда я пронзительно, дьявольски захохотал. Они подпрыгнули от неожиданности и лишь тогда посмотрели наверх.

– Класс.

– Ты меня напугал. Фу, ты даешь.

– Как ты туда забрался?

Я посмотрел на них сверху. Хороший вопрос.

– Залез, как же еще.

– Класс.

Пожалуй – ведь нас разделяло тридцать футов. И правда, класс. А спуститься поможет закон всемирного тяготения. Только куда же подевались все сучья? Я попробовал потихоньку скользить вниз. Сейчас спущусь к ним – если спущусь – потный и грязный. Господи. Будь здесь кто-то другой, мне было бы плевать, но выставиться на посмешище перед этими детишками – нет, никак нельзя. И я скользил вниз, цеплялся за обломки сучьев, царапал себе руки, даже чуть порвал брючину – и вот до земли всего восемь футов. Дженни и Тристрам молча наблюдали за моим спуском. Улыбнувшись нервной улыбочкой, я прыгнул. Ха-ха – ничего не сломал. Все на своих местах. Тут я позволил себе улыбку победителя.

– Ты цел?

– Как новенький. Пара царапин, но это ерунда.

Возвращение героя-победителя.

Мы поменялись ролями – я и Дженни должны были искать Тристрама, он спрятался, и мы с ней понеслись по лесу, оглашая его боевыми кличами индейцев. Мы легко его нашли – он даже слегка расстроился. Дженни прятаться отказалась: одной в лесу ей страшно, и Тристрам обозвал ее трусишкой – сереньким зайчишкой. Она с этим согласилась и прятаться не стала. Я был вполне доволен.

– Хватит, наверное, – сказал я им. – Мои старые кости этого больше не выдержат. Я посижу в машине, почитаю газетки. Минут через сорок будем сниматься.

– Тебе точно надоело? С нами не хочешь?

– Точно. Я едва дышу, разве не видно? Давайте – у вас сорок минут. До скорой встречи.

Они улыбнулись и пошли в лес.

– Только не заблудитесь, – крикнул я им вслед, и они помахали мне – не бойся, не заблудимся.

Я сел в машину, включил радио и открыл воскресную газету: Эфиопия, Вьетнам, Камбоджа, моды, искусство, подгузники с пластиковой прокладкой. Я отложил газету, выключил радио. Откинулся на сиденье, через оконце в крыше взглянул на небо. Оно светилось дружелюбием – как и все в этот день, – и я мирно заснул.

Вдруг весь мир закружился вихрем, стал надвигаться на меня. Я в ужасе открыл глаза, на мгновение меня ослепило солнце – но тут я услышал их смех. Эти мерзавцы нашли меня спящим и принялись раскачивать машину.

– Эй, хватит, – закричал я. – Сдаюсь. Сдаюсь. Они остановились, и я выбрался наружу. Меня чуть покачивало, пришлось даже прислониться к дереву.

– Ну, братцы, у вас шуточки.

Но они улыбались. Что мне оставалось делать? Я засмеялся.

Вид у них тоже был бравый – на одежде зеленые пятна от травы, кое-где пристала грязь.

– Вы, что же, думаете, я пущу таких грязнуль в мою чистенькую машину? Вы чем занимались?

– Катались по траве.

– По траве, значит, катались. Понятно.

– Вон с той горки. На боку съезжали. Кто быстрее.

– Так. Так. И кто же победил?

– Дженни меня обставила по всем статьям. У нее мягких мест больше, вот и катилась быстрее.

– Тристрам! Ты просто злодей!

– А что? Я разве неправду сказал?

– Вы оба – злодеи. Парочка монстриков. Если родители будут спрашивать, где вы так уделались, на меня чур не кивать. Я взялся свозить вас за город в чудесный осенний день – а не в грязи валяться.

Они были совершенно прелестны.

Я застелил пол и заднее сиденье газетами, выдвинул сиденье рядом с собой как можно дальше вперед, и только потом велел им садиться.

– Оба сзади?

– Грязные монстрики. Да. Оба сзади. Залезайте. Собственно, это их вполне устроило. Я снова включил радио, развернул машину и повел ее к дому. Вернее, хотел повести. Да-да, я заблудился, никак не мог выбраться на главную дорогу и даже возникло неприятное чувство, что мы кружим вокруг одного и того же места. А дети знай себе распевали во все горло. Наконец мы все-таки выбрались на дорогу, нам тут же попалась табличка – впереди Кентербери, – и я рванул к родному дому.

С заднего сиденья не доносилось ни звука, и я посмотрел в зеркало. Они свернулись калачиком друг рядом с дружкой и пребывали в полудреме. А я, как всегда, оставшись один, стал подпевать льющейся из приемника музыке.

ГЛАВА 39

Чистенький, свеженький и отутюженный, Тристрам сидел с родителями.

– Хороший сегодня денек, правда, милый? – спросила его мама.

– Да, отличный. Мы ездили за город.

– Ты, Дженни и Келвин? – спросил отец.

– Да. Машинка у него классная. Там и радио, и крыша раздвижная.

– А Филип не ездил?

– Ты же знаешь, что нет. Он весь день сидел дома.

– Дело не в этом. – Джеффри Холланд взглянул на сына. – Почему ты не взял его с собой?

– Но Келвин его даже не знает. И он его не приглашал. Что я мог поделать?

– Вполне мог Келвину подсказать. Брат только что приехал. Неужели тебе не хочется с ним побыть? Показать город. Познакомить с кем-нибудь.

– Ты прав, папа.

– Почему же ты этого не сделал? – Не подумал.

– Это не ответ, Тристрам. Я спрашиваю, почему ты не взял с собой брата?

Диана Холланд опустила журнал.

– Но он уже ответил, Джеффри. Он сказал, что Келвин Филипа не приглашал. А взял их за город именно он.

– У нас с Тристрамом мужской разговор, так что просьба не вмешиваться. И он прекрасно понимает, о чем идет речь. Я прав, Тристрам?

Тристрам смотрел прямо перед собой.

– Понимаешь ведь, а? Мама думает, что ты все еще нуждаешься в ее защите, но ты прекрасно знаешь, к чему я клоню. Я жду ответа.

– Но я уже сказал – Келвин его не звал.

– Это отговорка, а мне нужен ответ. Тебе последнее время слишком многое сходит с рук. Твоя мама готова разрешить тебе все.

– Джеффри!

Диана Холланд поднялась.

– Видимо, она и сейчас хочет защитить. Оставь его, Диана. Он сам за себя может постоять.

– Господи, Джеффри, Тристрам тут совершенно ни при чем, ты сам знаешь. Оставь мальчика в покое. Если тебе кого-то позарез нужно ударить, ударь меня, но ребенка не трогай.

– Ты считаешь, что без тебя ничего обойтись не может. Но тут разговор действительно мужской. Либо сиди и молчи, либо выйди, если не хочешь выглядеть глупо.

Она посмотрела на Тристрама, но тот словно окаменел. Сидел и молчал, чуть побледнев.

– А-а, все вы одинаковые. Что ж, поиграйте в мужчин. Ничего вы не понимаете. Ни тот, ни другой.

И она вышла, хлопнув дверью.

– Итак? Я жду ответа. Так больше продолжаться не может. Я надеялся, что с приездом брата все придет в норму. Но ты стал еще хуже. Так вот, послушай. Ты взял себе в голову, что можешь делать все, что тебе заблагорассудится. Я не знаю, чем вы там целыми днями занимаетесь с этой девочкой, но этому надо положить конец. Я не говорю, что ты должен перестать с ней встречаться, но надо и о семье не забывать. Твоя мама из-за всего этого совсем извелась, а теперь, значит, брата тоже побоку? Дженни – замечательная девочка, не сомневаюсь, что она тебе очень нравится, но ты еще совсем ребенок, а мы все-таки твои родители…

Тристрам, еще сильнее побледнев, встал и взглянул отцу прямо в глаза. Отец, удобно сидевший в кресле, поднял голову.

– Ты ничего, – с расстановкой, негромко и взвешенно произнес Тристрам, – ничего не знаешь.

Отец резко поднялся и одним коротким движением влепил сыну пощечину. Голова Тристрама дернулась в сторону, но он медленно ее повернул и снова взглянул на отца.

– Извини, – опять-таки негромко и с расстановкой сказал он, – но ты ничего не знаешь и не понимаешь.

– Выйди из комнаты. Когда придешь в себя, наглости и самодовольства поубавится, можешь вернуться, и мы поговорим. А сейчас – выйди.

На лестнице Тристрам встретился с матерью. Она окинула его быстрым взглядом, но не сказала ни слова. На кровати Тристрама лежал Филип.

– Я слышал, отец на тебя кричал. Что-то он разгулялся. В чем дело?

– Ни в чем.

– Так не бывает.

– Он решил, что ты должен был с нами поехать за город.

– Что? С тобой, с ней и Келвином? Ничего себе, шуточки. С вами тремя? Это у него что-то с головой.

– Не знаю, что у него с головой.

– Спятил, вот что. Ну, и чем же вы занимались?

– Поехали за город, там погуляли.

– Да ну? Погуляли, значит? Ты и Дженни погуляли, вот и все развлечение. Вы с ней, я так понимаю, все время гуляете.

– Сам не знаешь, что несешь.

– Ой ли? Видел я вас, голубочков, и с Вероникой разговаривал. Вы же все время вместе. И ты мне будешь говорить, что вы только и делаете, что гуляете? Ха-ха.

– Дурак ты.

– Не хочешь отвечать. А я спорить готов, что ты ее долбаешь. Спорить готов.

– Нет. И вообще, оставь меня в покое.

– Долбаешь, спорить буду.

– Отстань.

– Что, скажешь нет?

– Оставь меня в покое, говорят тебе.

– Я тебя никак расстроил? А что это значит? Что я прав.

– Шел бы ты!

– Ну, оставлю я тебя в покое, что будешь делать? О своей Дженни мечтать? Над вами же все смеются. И ты будешь мне рассказывать, что ты ее не попробовал? Двадцать девушек невинных пригласили погулять, на гулянке умудрились все невинность потерять.

– Катись на хрен.

– Ой, обидели ребеночка, сейчас заплачет. «Оставь меня в покое». «Катись на хрен». Оставь нас с Дженни в покое. Ой-ой-ой.

Тристрам схватил с подоконника мраморный кругляш – пресс для бумаги – и кинулся через всю комнату на брата. Усевшись тому на грудь, вскинул руку с прессом над головой.

– Сказал, оставь меня в покое. – Глаза его горели недобрым пламенем, рот вытянулся тонкой ниткой. – Не отстанешь – убью. Убью, понял?

Филип посмотрел на кругляш, потом на лицо брата.

– Ладно. Ладно. Успокойся. Пошутить нельзя. Слезай.

Тристрам отпустил Филипа, и тот секунду подумал – а не надрать ли нахалу уши? – но, еще раз взглянув на брата, решил, что не стоит. Он выскользнул из комнаты и остановился на площадке. «Оставь меня в покое». Скопировав таким образом брата, он ушел в свою комнату.

ГЛАВА 40

Я лежал на кровати и разглядывал свое дурацкое толстое тело. Да, дурацкое. Ну и что? Зато во всем остальном – полный порядок. Я же – Господь Бог, на все смотрю сверху, великодушно поглаживаю весь мир, снисхожу до него, поддерживаю теплым словом. Все теперь – мои дети, все в моих руках и мне подвластны.

Да, мне теперь подвластно все, стоит только шевельнуть пальцем. Ясно, Большой Джон? Что скажешь? Моя потная лапа тебе больше не требуется, верно? Или как? Я поднапряг мышцы, и он чуть дернулся, как бы подмигивая мне в ответ. Ладно, ложись на бочок и отдыхай.

А мои детишки теперь и вправду мои. Все остальное – ерунда, правда же, Большой Джон? Вообще, теперь весь мир льет воду на нашу с тобой мельницу. И не будет больше вскрикиваний во сне, не будет эротических фантазий.

Я разгладил рукой простыню. Чистое белье, и мое тело – почти такое же белое. Что же, я – Бог? Нет. Увы. Но я знаю Его, и теперь Он – на моей стороне. Поначалу Он допустил ошибку, но сейчас у Него есть время, и Он ее исправляет. Я вдавил палец в живот. Он утонул на несколько дюймов – и что с того? Что с того, черт подери? Кому какое дело до моего живота? Я вполне могу расслабиться – откинуться на спину и расслабиться. Я уже испытал высшее наслаждение, а если захочется еще, я всегда его получу. Детишки всегда мне его доставят.

ГЛАВА 41

– Я решила, что лучше подождать, пока они уйдут. – Миссис Траншан с торжествующим видом взглянула на мужа, сидевшего по другую сторону стола. – Мы получили письмо насчет Дженнифер. Из школы.

– Да, дорогая. – Мистер Траншан откусил еще один кусок от бутерброда. – И что же?

– Письмо написала ее классный руководитель, эта мисс Дирбек, мы, мол, не должны беспокоиться – попробуй тут не забеспокойся! – но ее очень тревожит Дженнифер. Она стала хуже заниматься, не дружит с одноклассницами. Вообще-то ничего страшного не происходит, и она бы не стала писать родителям, но Дженнифер всегда была ее гордостью, поэтому перемена в ней особенно заметна. Заметна! Уж наверное, раз ей вздумалось писать нам письмо. Она пыталась поговорить с Дженнифер, но без толку, и хотя она не хочет, чтобы мы беспокоились, поставить нас в известность считает нужным – вдруг нам как-то удастся ей помочь. Возможно, мол, это переходный возраст, и давить на нее не надо, все пройдет само. Возможно! А если нет? Дожили – письмо из школы!

Мистер Траншан откусил бутерброд еще раз и почесал в затылке. Жена громко отхлебнула чай из чашки.

– Я тебя еще месяц назад предупредила, – продолжала миссис Траншан. – Просила: поговори с ней, но где там! Тебе удобнее подождать. Говорила: встречи с этим парнем до хорошего не доведут. Вот и дождались – письмо из школы! С Вероникой такого не было никогда, да и с Дженнифер мы раньше хлопот не знали. Это все он, этот парень.

– Мне с ней говорить бесполезно.

– С ней? При чем тут она? Дело в нем, в его родителях. Пока они сюда не приехали, мы горя не знали. А они, между прочим, и двух слов с нами сказать не соизволили. Но теперь придется.

Холланды и Траншаны встретились ближе к вечеру, когда Тристрам и Дженни еще не вернулись из школы. Встреча была недолгой.

Джеффри Холланд предложил гостям выпить. Мистер Траншан сначала согласился, но миссис Траншан отказалась, тогда отказался и он. Им предложили сесть. Мистер Траншан сел, но его жена осталась стоять, и через несколько секунд он тоже поднялся. Диана Холланд стояла у окна и наблюдала за происходящим, не очень веря собственным ушам и глазам.

– Я сразу перейду к делу, – начала миссис Траншан. – Учительница Дженнифер написала нам письмо, в школе ею не очень довольны. Она всегда была в классе лучшей, самой надежной, самой популярной. Всегда. А теперь все переменилось.

– Простите, я не совсем понимаю. Миссис Холланд вежливо улыбнулась.

– Дело вот в чем. – Реймонд Траншан знаком велел жене помолчать. – Она всегда была образцовой девочкой, мы с ней никогда дурного слова друг другу не сказали. Поймите, я вовсе не намекаю, что всему виной ваш сын, но, с тех пор, как они подружились, Дженнифер стала совсем другая. А теперь еще это письмо из школы.

– Боюсь, я все равно не понимаю.

– Зато я понимаю, Диана. Я понимаю. – Джеффри Холланд подошел к жене и стал рядом с ней. – Мистер и миссис Траншан, – он говорил так, словно делился тайной, – считают, что по вине нашего Тристрама их дочь сбилась с пути истинного.

– Я этого не говорил, мистер Холланд. Я сказал лишь, что она была не ребенок, а золото…

– …пока не встретила моего сына. Но что, собственно, за этим утверждением стоит? Мне встречались родители, которые не справляются с собственными детьми, но то, с чем пришли вы, ни в какие ворота не лезет. – Жена попыталась его остановить. – Есть такая старая поговорка: валить с больной головы на здоровую. Может, она и банальна, но это потому, что истина банальна всегда. У плохого мастера всегда виноват инструмент.

– Извините ради Бога. Муж не совсем это хотел сказать.

– Зачем ты извиняешься? Я хотел сказать именно то, что сказал. Да это просто наглость! Их золотая дочка начала куролесить, а они пришли обвинять нас. Если у вас с вашим ангелочком начались трудности, разбирайтесь сами. Нельзя вот так валить на чужие плечи. Это же надо! Я мог еще месяц назад прибежать к вам жаловаться на вашу распрекрасную дочь за то, что она сделала с Тристрамом, только какой в этом смысл?

– Ну, это вы уже напрасно, – переступив с ноги на ногу, неловко промолвил Реймонд Траншан.

– Пусть выскажется, Реймонд. Теперь ясно, в кого парень. Все дело в вашем Тристраме, мистер Холланд, а не в Дженнифер, нравится вам это или нет.

– По-моему, вы сказали достаточно, миссис Траншан. – Глаза Дианы Холланд превратились в две льдинки. – Было очень приятно наконец с вами встретиться, но сейчас вам лучше уйти.

Джеффри Холланд засмеялся, и миссис Траншан направилась к выходу. Ее муж замешкался, посмотрел на Джеффри, на Диану – и вышел вслед за женой.

Укрывшись на верхней площадке лестницы, Филип и Вероника с трудом сдерживались, чтобы не расхохотаться.

ГЛАВА 42

– Они сегодня с Траншанами встречались, – доложил Филип Тристраму.

– Кто?

– Родители, кто же еще. Траншаны пришли сюда. Они поцапались.

– Совсем сдурел.

– Только не я. Я сам все слышал.

Тристраму не хотелось поддерживать этот неприятный разговор.

– Неужели тебе неинтересно знать, что они не поделили? Это к тебе относится.

– Опять начинаешь, да?

– Так вот, они поцапались из-за тебя и Дженни. Мы с Вероникой все слышали. Ее родители заявили, что ты ей не пара и не должен с ней встречаться, а отец на них наорал и выставил.

– Я тебе не верю. Не могло такого быть. Не верю. Ты сдурел, совсем спятил.

– Спроси Веронику. Она рядом со мной стояла. Твои с Дженни прогулочки тю-тю – сам увидишь.

– Не хочу я слушать твои дурацкие басни. В Лондоне совсем умом повредился. Не верю я тебе. Оставь меня в покое.

– Пожалуйста, скоро сам все узнаешь. А то вы все гуляете да гуляете. Прогуливаетесь. Считай, что накрылись ваши прогулки.

– Я тебя, кажется, в воскресенье предупредил. Смотри, не поздоровится тебе.

– Один будешь бить или Дженни на помощь позовешь? Заодно, глядишь, еще чем-нибудь займетесь.

– Иди отсюда. Оставь меня в покое. Не хочу я этот бред слушать.

– Ладно, скоро сам все узнаешь. Потерпи чуток.

Дженни причесывалась за туалетным столиком. Вошла Вероника и уселась на кровать. – Как в школе?

– Все отлично.

– Домой снова с Тристрамом шла?

– А что?

– Да так. – Вероника принялась чистить ногти о нижние зубы. – Мама с папой сегодня были у его родителей. – Она оглядела ногти. – Насчет тебя.

– То есть как?

– Так. Пошли к ним поговорить насчет тебя и Тристрама. И поссорились.

– Ты-то откуда знаешь? – Дженни посмотрела на сестру в зеркало. – Тебя же там не было. Но хорошо, что они наконец познакомились.

– Я была у Филипа. И мы поневоле все слышали. Они кричали, на чем свет стоит. Мама с папой сказали, что он тебе не ровня, тут мистер Холланд и взвился.

– Ты просто врушка, злая врушка, – сказала Дженни, не принимая сестру всерьез.

– Это ты так считаешь. Тебе же помочь хочу. Все-таки ты мне сестра. Они тебе запретят с ним видеться. Так что знай заранее.

– Врушка.

– Нет же, говорю тебе. Мы все слышали. Они так орали, что не услышать было нельзя.

– Ты гадкая и злая врушка. Я тебе не верю. Оставь меня в покое и дай мне причесаться.

– Ну, если тебе моя помощь не нужна… Только не говори потом, что я тебя не предупредила. Сегодня ты со своим драгоценным Тристрамом встретилась в последний раз.

– Ты дурочка и врушка. Врушка. Врушка. Не знаю, зачем тебе это надо. – Дженни, казалось, вот-вот заплачет. – Оставь меня в покое.

Гордо вздернув нос, Вероника вышла из комнаты.

– Я только хотела тебе помочь.

ГЛАВА 43

У меня с Тристрамом был уговор: если он хочет, чтобы я подвез его в школу, без двадцати девять он должен стоять у моей машины. После понедельника он не появился ни разу, да и в школе я его не видел. Поскольку много народу валялось с гриппом, я его отсутствию не придал особого значения. Моя голова и мое время были заняты другими вещами. Благодаря машине я вдруг стал популярен. По вечерам меня все время куда-то приглашали. Кого-то все время надо было подвезти.

Не доносилось и пересвиста. Два раза – если не больше – их свист слышался мне во сне. Я даже был готов проснуться и выглянуть в окно, но пересилить природу не смог.

Потом, под вечер в пятницу, к нам пришли мистер и миссис Холланд. Мама кликнула меня снизу – оказалось, им требовался я. Очень мило. И очень странно. Не видел ли я Тристрама, спросили они. Когда? После понедельника. Нет, не видел. А Дженни? Нет, Дженни тоже. А в чем дело? Что случилось? Исчезли они, вот что. В понедельник? В понедельник. Почему же вы пришли ко мне только сегодня? Почему?

– Мы решили, что это просто шутка. Что они вздумали нас проучить. Мы из-за них поскандалили. И решили, что это просто шутка.

– Шутка? – не мог понять я.

– Вчера вечером мы сообщили в полицию, – объяснили они мне, словно извиняясь.

– Вчера?

Мама положила мне руку на плечо, но я стряхнул ее.

– Ты их не видел? Я покачал головой.

– И не представляешь, где они могут быть?

Я снова покачал головой. Все в ней перепуталось. Надо было побыть одному.

– Если о чем-то вспомнишь…

Я кивнул и поднялся к себе в комнату. Обхватив голову руками, я стал думать. Ничего не случилось. Просто они решили спрятаться. Попрячутся, а потом им надоест, и они вернутся, улыбающиеся и довольные. Они просто спрятались. В сарайчике. Сейчас пойду погляжу в свою дырочку и увижу – они лежат и лопают печенье, а в промежутках занимаются любовью. Напрячутся – и выйдут.

Света в сарае не было, и я пробрался в сад Траншанов. Медленно открыл дверь. Не дай Бог испугать их или как-то застать врасплох. Сарай был пуст. Как же так, они должны быть здесь – прятаться, спать, что-то делать. Но сарай был пуст.

Я вернулся в свою комнату, забрался в постель. Но гон не шел. Я словно чего-то ждал. Долго ждал, очень долго. Когда же они позовут друг друга, где их условный сигнал? Сон не шел.

Я оделся, спустился вниз, вывел на улицу свою мини. Я ездил по окрестностям, пока не стало восходить солнце и можно было погасить фары. Обратно я ехал через город. Кентербери словно вымер, в нем стояла полная тишина – ни звука, ни шевеления. Ни одного прохожего. Ни одной машины. Мертвый город. Притормозив, я взглянул на собор. Утреннее солнце поигрывало на крыше центральной башни. Эй ты, солнце, какое ты имеешь право сиять так радостно?

Дома я, не раздеваясь, бухнулся на постель. Наступила суббота. С утра – по магазинам. Днем – уроки. Вечером – что Бог пошлет. В воскресенье с утра – отоспаться. Днем – тайком вслед за детишками. Собор. Потом склеп. Их голоса эхом отдаются откуда-то из глубины, из их убежища. Минутку. Как же я сразу не догадался? Это же так просто. Так очевидно. Взяв отцовский фонарь, я поехал к собору.

Была половина восьмого, и он только открылся. Несколько священников шли по центральному проходу к клиросу. Я сразу спустился в склеп.

Дженни и Тристрам прячутся где-то здесь – больше негде. Я медленно стал обходить склеп, прикасаясь к стенам, ощупывая их. Камень был холодным и жестким. Я обошел все боковые часовни. Дженни и Тристрам здесь. Я точно это знаю. Они ждут, когда я их найду. Фонарем я высвечивал все углы. Ничего. Наверху началась служба – до меня едва слышно доносились звуки органа, пение хора.

Господи, зачем ты меня так мучаешь? Даже слезы в глазах. Я же знаю: дети здесь, где-то рядом. Ну, проведи меня к ним. Я стоял и ждал, вглядывался во тьму, надеясь что-то увидеть. В оконце под самым потолком просочился солнечный свет, в слабых лучиках заплясали пылинки. Я попытался сосредоточиться на одной и проследить, как она опустится, глаза мои следовали за лучом света. Луч коснулся пола под углом и не остановился, а пошел дальше и замер у входа в одну из боковых келий. Так просто! Я вошел в крохотную часовенку и огляделся. Сигнал свыше меня слегка разочаровал – я ведь здесь уже был и ничего не нашел… надо все обшарить еще раз как следует. Тут было шесть плетеных стульев и небольшой алтарь, на котором стоял небольшой деревянный крест. Я посмотрел на крест, и глаза мои заслезились, все перед ними поплыло. Я вытер их рукой – и внезапно в стене за алтарем заметил небольшое углубление. Я же знал, что все будет просто!

Я осветил углубление фонарем. Оно оказалось проходом, резко уходившим влево. Я стал протискиваться внутрь. Было темно, холодно и сыро, вокруг ни души, страшно. Да, до такого додумается не каждый, хотя чего, вроде бы, проще. Едва свернув налево, я увидел келью.

Она была продолговатой, но чуть искривлялась в месте слияния с проходом. В длину – футов тридцать, ширина максимум футов двадцать. Пол гладкий, песочного цвета. В дальнем углу что-то темнело. Я посветил туда фонарем.

Одетые в школьную форму, они лежали на плаще Тристрама. Рядом с ними – пять горочек воска, сгоревшие свечи. Ее голова покоилась на его правой руке, его щека прижималась к ее лбу. Он, вытянувшись, лежал на спине, она – чуть на боку, подтянув к животу колени. Ее руки, сведенные на его груди, держат его левую руку. Глаза сомкнуты, будто они вот-вот проснутся, а рты чуть приоткрыты, на лицах – ни улыбки, ни боли.

Надо их разбудить. Пусть откроют глаза, улыбнутся мне. Придется их будить. У меня просто нет выбора. Ничего другого не придумаешь. Я пересек келью, испытывая при этом странное чувство – я подхожу к ним, приближаюсь, но они остаются на том же от меня расстоянии, их словно относит течение. Я убавил шаг – и они приблизились, оставаясь бесконечно далеко. Сон должен уже слететь с них, глаза должны открыться, губы – зашевелиться. Я прикоснулся к ее щеке – ледяная. Взял его за руку – одеревеневшая.

К горлу подступил ком, глаза наполнились слезами, но я не закричал, не заплакал. Просто стоял и смотрел на их тела… они мне уже не принадлежат.

Я мягко развел руки Дженнифер и поднял ее. Взглянул на Тристрама. Лежи спокойно, я не собираюсь вас разлучать. Я пронес ее в часовенку и склеп, выбрался на воздух и у входа в собор остановился. Осторожно положил ее на траву. Погоди минутку, сейчас он будет с тобой.

Я вынес из собора тело Тристрама и положил его рядом с Дженни.

Никто на нас не смотрел. Я опустился на траву рядом с моими детьми, преклонил колени – никому не было до нас дела. Город наполнялся обычной субботней толпой, люди собирались делать покупки, а в воздухе звучала негромкая какофония – резкие звуки бегущих машин сталкивались с доносившимся из собора церковным пением.


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35
  • ГЛАВА 36
  • ГЛАВА 37
  • ГЛАВА 38
  • ГЛАВА 39
  • ГЛАВА 40
  • ГЛАВА 41
  • ГЛАВА 42
  • ГЛАВА 43