КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385397 томов
Объем библиотеки - 482 Гб.
Всего авторов - 161815
Пользователей - 87161
Загрузка...

Впечатления

IT3 про Юллем: Серж ван Лигус. Дилогия (Фэнтези)

весьма неплохо,достаточно реалистично,как для попаданческого фэнтези и рояли умерены,только перебор с гомосексуализмом.у автора какая-то болезненная зацикленность на изображении гомиков абсолютным злом.эх,если в жизни было так просто,в конце-концов книга ничего не потеряла бы,если бы содомитов(как любит повторять автор)вобще там не было.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Иэванор про Назипов: Гладиатор 5 (Космическая фантастика)

В общем есть моменты где автор тупит по черному , типо где гг без общения превратился в животное , видимо графа Монте Кристо не читал нуб

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шорр Кан про Саберхаген: Синяя смерть (Научная Фантастика)

Лучший роман автора. Роман о мести, месть блюдо, которое надо подавать холодным, человек посвятил большую часть жизни мести машине, уподобился берсеркеру, но соратники хуже машины.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Касслер: Тихоокеанский водоворот (Морские приключения)

Это 6-й роман по счёту, но никак не первый в приключениях Питта.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
ZYRA про Оченков: Взгляд василиска (Альтернативная история)

Неудачная калька с Валентина Саввовича Пикуля "Три возвраста Окини-сан". Вплоть до того, что ситуация с отказом от рикши, который из-за этого отказа остался голодным, позаимствована у Пикуля практически слово в слово. Не понравилась книга, скучно и серо. Автор намекает на продолжение, кто как, я читать не буду.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю 3 (Боевая фантастика)

почему все так зациклились на системе рудазова. кто читал бубелу олега тот поймёт что цикле из 3 книг используется примитивнейшая система.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю (СИ) (Боевая фантастика)

самое смешное что эта книга вызывает негатив на 0.5%-1.5% если сравнивать с циклом артефактор. я понять не могу у автора раздвоение то он пишет нормально то просто отвратительно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Перистая Женщина, или Колдунная Владычица джунглей (fb2)

файл не оценён - Перистая Женщина, или Колдунная Владычица джунглей 429K, 122с. (скачать fb2) - Амос Тутуола

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Амос Тутуола Перистая Женщина, или Колдунная Владычица джунглей

Мой отчий город. Краткая история

Заселение Абеокуты (Нигерия) приходится на XVIII век. Один знаменитый охотник обосновался тогда с несколькими семействами в местечке Абеокута, что значит «под скалой», для защиты от диких зверей и по многим другим, самым разным причинам. Первожители Абеокуты сделались родоначальниками нынешнего племени эгба, а их предводитель и вождь Одудува – так его величали – стал достославным праотцом народа йоруба. Люди из племени эгба жили тогда, конечно, не все в одном месте, как сейчас, а на широких пространствах; но было их совсем немного.

Типы строений в те стародавние времена

Глинобитные дома под крышей из травы или широких листьев, что практикуется в деревнях у народа йоруба и доныне.

Площадки вокруг домов квадратные, обнесенные изгородью, со святилищами для многих богов, чтобы приносить им жертвы.

Дневные занятия в те времена

На рассвете, приступая к дневным занятиям, прядильщики начинали трудиться у своих прялок, ткачи склонялись над челноками своих ткацких станков, крестьяне разбирали мотыги и кинжалы для рубки всяческого тростника, воины брались за оружие, барабанщики брали барабаны, а охотники – луки и стрелы.

Племенные знаки отличия

Самые разные, по выбору каждого рода.

Женские одеяния

Для всех девушек и женщин – передники, для престарелых женщин – шапки, для молодых – головные платки, а для юных девушек – особые косынки, чтобы скрывать лицо.

На шеях, талиях и запястьях у всех – драгоценные бусы, а тело, лицо и веки зачернены порошком из растолченной кэмовой древесины.

Средства связи между соседями и с друзьями, которые далеко

Давным-давно, когда народ йоруба еще и слыхом не слыхивал про белых людей, до освоения книжной грамоты, у племени эгба были средства связи с помощью знаков, которые использовались вроде нынешних писем, то есть, например, так: если две ракушки-каури связывали друг с дружкой выпуклой стороной, это означало «я хочу тебя повидать»; если в ответ к ним прикрепляли птичье перо, то получалось «жди меня, я скоро приду»; если же ракушки связывали друг с дружкой вогнутой стороной, это значило «я не желаю тебя знать»; а если к ним прикрепляли в ответ еще одну ракушку, то выходило «да и я тебя тоже»; но если отправителю присылался в ответ уголек, то его следовало понимать как встречный вопрос «а почему, собственно, ты не желаешь меня знать?» – и проч., и проч., и проч. в том же духе.

Верования

Многие дикие лесные чащи сохранялись в первозданном, или нетронутом, виде для бестревожной жизни духов, которые их населяли; а к особенно могучим деревьям, даже поблизости от города, никогда не прикасались, почитая их жилищами колдуний и духов.


Все это существует и сейчас, но постепенно отмирает.

Вечерние развлечения

Когда мне было семьдесят шесть лет от роду, умер старейшина, или вождь, нашей деревни. А поскольку я оказался старейшим человеком у нас в деревне, то остальные жители деревни выбрали своим вождем меня.

И вот прошло шесть месяцев после моего избрания вождем, а у жителей деревни никак не ослабевал интерес к моим путешествиям, которые обогатили меня.

Поэтому я пригласил их всех к себе. И все приглашенные расселись полукругом на площадке перед моим домом. Женщины сели по левую сторону, мужчины сели по правую сторону, а я устроился в своем любимом старом кресле как раз посередине – лицом к будущим слушателям, или прямо перед ними. И я снабдил каждого из них бочонком пальмового вина, а перед собой поставил самый большой.

Был сухой сезон, и люди прекрасно видели меня, а я прекрасно видел их – из-за ясного сияния полной луны, которая ярко высвечивала безоблачную ночь. Но поскольку людям не терпелось услышать как можно скорей мой рассказ, они даже еще не успели утолить по-настоящему свою жажду пальмовым вином, а один из них уже встал и громко проговорил:

– Да-да, мы готовы услышать повесть о твоих приключениях!

Они думали, что эту повесть можно рассказать за один вечер, и ужасно удивились, обнаружив через много вечеров, или когда я поведал им ее до конца, сколь долго она тянулась. Но так или эдак, а первый вечер наших развлечений настал, и вот что поведал я в этот вечер своим слушателям.

Колдунная владычица джунглей Развлечения первого вечера (мое первое путешествие)

– Итак, друзья, мне воистину очень радостно, что вы хотите услышать о моих приключениях, и сегодня вечером я начинаю свой рассказ. Но слушайте меня внимательно – таков мой настоятельный совет каждому из вас, – дабы извлечь из рассказа полезные сведения, которые, как я надеюсь, будут содержаться в нем и пойдут вам на пользу в дальнейшей жизни.

К пятнадцати годам от рождения я был уже достаточно смышленый и проницательный, чтобы отличать худо от добра и хорошие поступки от дурных. Но хотя мне уже приходилось испытывать трудности, лишения и невзгоды жизни, я еще не успел испытать трудностей, лишений, невзгод, опасностей и проч. в рискованных путешествиях.

Мне уже стало ясно к тому времени, что мой отец очень бедный человек. Он был такой бедный, что все жители из нашей деревни считали его пожизненно обреченным на бедность. Он трудился как крестьянин, и трудился гораздо прилежней всех других крестьян нашей деревни. Но ему было очень худо, потому что чем прилежней он трудился, тем глубже погружался в безысходную бедность.

У него было двое сыновей, и моего брата, младшего из нас двоих, звали Алаби, а наша сестра Ашаби родилась у матери как третий ребенок, или позже нас обоих. Но, поскольку дети прилежных работников вырастают обычно лентяями, лодырями, негодниками и проч., мы с братом были настолько ленивые, что никогда не помогали отцу в крестьянской работе на его земле. Да меня-то, правда, никогда не привлекала крестьянская работа. А наш отец вскоре окончательно одряхлел от старости и принялся покупать нам еду и одежду в кредит. Но однажды, когда отец не сумел расплатиться за некоторые из кредитных долгов, его кредитор обошелся с ним как со срамным и постыдным бедняком. Увидевши такое обхождение, я ужасно раздосадовался и сейчас же отозвал своего младшего брата Алаби в один из укромных уголков нашего дома. И я сказал ему так:

– О младший брат мой, мы уже достаточно взрослые, чтобы отправиться в поисках работы на чужбину. А когда через несколько лет нам удастся заработать прилежным трудом достаточную сумму денег, мы вернемся домой и отдадим деньги родителям, чтобы освободить их таким образом от бедности и долгов.

Младший брат согласился со мной без всяких возражений и в тот же миг. На другое утро я позвал в гостевую залу наших родителей и младшую сестру. Когда они собрались, я открыл им, что мы с братом отправляемся на чужбину в поисках работы. Отец сказал мне, что он и мать будут нам очень благодарны. Тогда я спросил его, чем он снабдит нас в долгий путь. Но он ответил, что, как нам уже известно, у него нет ничего, кроме рабочих рубах, фартуков, мотыг да кинжалов для рубки тростника. И вот без долгих раздумий надел я одну из его рабочих рубах, подвязал, как полагалось, фартук, положил в сумку две мотыги и два кинжала, а сумку дал нести младшему брату, который тоже надел одну из отцовых рубах и подвязал, как полагалось, рабочий фартук. После этого мы сказали родителям «до свидания», а они в ответ помолились об нашем благополучном возвращении домой. Так мы расстались в то утро с родителями, чтобы отправиться на чужбину, или в неведомые места.

Одолевши сколько-то миль, мы дошли к шести часам вечера до конца тропы, по которой ушли утром из нашей деревни. И когда наступила темнота, завершили свой дневной путь. Нам светила, конечно, с неба луна, но она была молодая и поэтому не очень яркая. А поскольку у нас не было еды, голод мешал нам как следует уснуть, и так продолжалось до утреннего рассвета Мы поднялись на самой ранней заре и отправились в путь по бесконечным джунглям на пустой желудок. Но мили через две, не встретивши никого в пути, увидели зато у подножия большого дерева множество спелых плодов манго и других съедобных фруктов.

Их, как нам подумалось, принесли туда с какой-нибудь дальней фермы обезьяны или похожие на обезьян по древолазанью существа. Мы, конечно, сразу остановились и с великой жадностью набросились в застарелом голоде на фрукты, но лучшие из них не съели, а положили в сумку, чтобы подкрепиться ими, когда нас опять постигнет голод.

Часа через два мы снова пустились в путь и шли уж до самого вечера, а потом остановились, чтобы поесть и сразу лечь спать. Поевши, мы улеглись на большое поваленное дерево и проспали до утра. Но нам пришлось пробираться по этим бесконечным джунглям девять дней, прежде чем мы оказались в их центральной лесной чащобе. А поскольку оба из нас устали и занемогли идти дальше, мы сделали приват под прохладной тенью огромного дерева.

Привалившись к его стволу, мы обсуждали, чего бы нам поесть, когда вдруг заметили невдалеке больше двух сотен самых разных по величине птиц, которые летали с оглушительным и устрашающим щебетом вокруг старой женщины, полускрытой страусом. Потому что перед ней к тому же шел еще и страус. Такой громадный и высокий, что мы никак не могли ее рассмотреть. А страус вышагивал то туда, то сюда, будто он вел эту старую женщину, или указывал ей путь. Когда сворачивала направо или налево старая женщина, в тот же миг и в ту же сторону сворачивал страус. И он распластывал над ней крылья, а птицы ужасающе щебетали и тоже сворачивали, куда бы она ни пошла, вместе с ней.

В первое мгновение нам захотелось броситься что было духу наутек, но мы не знали, в какую сторону броситься среди этих бесконечных джунглей, а поэтому недвижимо стояли на месте и во все свои глаза рассматривали старую женщину, которая подходила к нам вперевалку все ближе. Когда она подошла совсем близко, мы ее наконец рассмотрели. Ноги у нее покрывал пух, от колен до талии она обернула себя тигровой шкурой, а выше талии поросла мягкими перьями. Грудей у нее под перьями было почти не видно. Но на лице перья не росли, а с головы свешивались жесткие белые волосы. Красные глаза от старого возраста глубоко ввалились, зато почти все зубы, наоборот, вывалились, и рот беспрестанно шевелился, как если бы она жевала им пищу.

Вот, значит, подступила женщина к нам совсем близко и подняла голову. И едва она нас заметила, мгновенно шагнула прямо к нам. А страус, увидевши, как мы их всех с ужасом разглядываем, свирепо бросился вперед, чтобы разодрать нас в клочья, но мы только поспешно вскочили и плоско прижались к огромному дереву, под которым сидели. Да и птицы – что большие, что маленькие – разом и сообща рванулись на крыльях вперед. Они защебетали ужасней прежнего, и они когтили нас всеми своими лапами, пока к нам не подошла сама Перистая Женщина. А когда она подошла, разлетелись на две стороны, чтоб ей было лучше видно. Страус тоже отступил в сторону и пристроился возле нее по левую руку. Убедившись, что мы рассматриваем ее с превеликим ужасом да еще и содрогаемся от ужасного страха с головы до ног, она устрашающе, но негромко спросила:

– Чем это вы тут оба занимаетесь на моей земле? Или вам, быть может, неведомо, что эти джунгли принадлежат мне одной?

Как только умолк ее вопрос, я незамедлительно и дрожащим голосом ей ответил:

– Мы, конечно, всячески сожалеем, что пришли к вам сюда без вашего разрешения, но я очень прошу вас уделить нам еще пять минут – для рассказа, почему мы ушли из дома, прежде чем оказались в этих джунглях.

Перистая Женщина несколько раз попридержала своего страуса, который беспрерывно хотел броситься на нас, а сама в это время проговорила:

– Да-да, я с удовольствием выслушаю твой рассказ.

И пока мой младший брат Алаби по-прежнему дрожал от страха, я принялся рассказывать и сказал так:

– Дело, видите ли, в том, что наши родители, по великой бедности своей, не могли нас даже прокормить. И мы с братом решили сообща отправиться на чужбину в поисках работы, чтобы, когда получим деньги, отдать их после возвращения домой нашим родителям.

Перистая Женщина сколько-то минут молчала, но рот у нее все время шевелился вверх-вниз, хотя ничего не жевал. Пока она молча стояла в недвижимости (кроме рта), птицы расселись по ее плечам и голове, будто они все еще прислушивались к моему горестному рассказу. После короткого молчания Перистая Женщина спросила:

– Ну а известно ли, между прочим, вам обоим, как меня зовут?

– Нет, – единогласно признались мы с братом.

А она сказала:

– Меня зовут Колдунная Владычица джунглей. Я хозяйка этих джунглей с начала всех земных начал. Никто здесь не живет, кроме этих птиц (она указала пальцем на птиц), которые были раньше людьми, но обернулись, по моему заклятию, птицами, когда вторглись без разрешения в мои джунгли вроде вас. – Едва Перистая Женщина назвала свое имя (Колдунная Владычица), все птицы вспорхнули вверх, облетели с громким щебетом вокруг нее и снова сели. Это они показали нам свое уважение к ней. А севши, опять умолкли и стали слушать, что она скажет.

Перистая Женщина так напугала нас, когда открыла нам свое имя – Колдунная Владычица, – что мы чуть не рухнули на землю, особенно услышавши про людей, которых она превратила за вторжение на ее земли в птиц. Мой брат, вместо всяких слов, только с ужасом посмотрел на меня – может, я его подбодрю, – но мне тоже нечего было ему сказать, и я бессловесно опустил от страха взгляд к земле. Мы все еще испуганно молчали, когда Перистая Женщина спросила нас, известно ли нам что-нибудь про ее страуса, и мы с братом воскликнули в один голос:

– Нет!

– Про вот этого, – объяснила нам Перистая Женщина и показала на своего огромного страуса.

– Понятно, – торопливо отозвались мы с братом. А Перистая Женщина продолжила свое объяснение:

– Раньше он был прекрасной женщиной, но она предала меня и вышла замуж за моего мужа, когда я с ним развелась, чем и обрекла себя, по моему отомстительному заклятию, на жизнь в обличье страуса, который теперь возит меня по джунглям, как лошадь. Раньше эту женщину звали Ата, а теперь, ставши страусом, она откладывает каждый месяц два злотворных яйца, потому что не может рожать человеческих детей, и ее злотворные яйца придают всякому, кто нарушает мои предостережения, совсем другое, чем раньше, и мучительное обличье.

Когда Колдунная Владычица поведала нам свою историю, мы потеряли от удивления дар нашей речи и только молча смотрели на нее во все глаза. А она, помолчавши, спросила у нас:

– Так будете вы жить по моим законам и предостережениям? – И когда я ответил ей, что будем, она сказала: – Ну ладно, если вам обоим удастся выполнить ваше обещание, вы уйдете из моих джунглей, когда я вас отпущу, с большими деньгами и многими богатствами. Но это вряд ли, потому что еще никто из вторженцев на мои земли не возвращался до сих пор в свои города или деревни. А сейчас, раз вы пообещали мне жить по моим законам и предостережениям, идите за мной. – Как только Колдунная Владычица объявила нам свой приказ, ее страус преклонился перед ней, и она его оседлала, и мы без всяких возражений пошли вслед за ней, а ее птицы, куда бы она ни свернула, порхали над ней кругами с превеликим щебетом.

Не прошли мы и двух миль, как вступили в древесную чащобу из орешника колы. Колдунная Владычица обвела нас вокруг этой чащобы и сказала:

– С нынешнего дня вы в ответе за мои ореховые деревья. А все орехи, которые на них созреют, будут ваши. Если вам захочется, вы сможете продавать их на ближайшем базаре. Но аккуратно сберегайте вырученные от продажи деньги, чтобы отдать родителям, если вам удастся попасть домой, по-настоящему хорошую выручку. – Объяснивши нам, как дальше поступать, Колдунная Владычица привела нас к большой хижине неподалеку от ореховой чащобы. Она сказала, чтоб мы в ней жили. Перед хижиной стояло несколько изваяний. Они стояли одной шеренгой, лицами к хижине, и слева от них была вырыта глубокая яма. Яму прикрывала деревянная плита Колдунная Владычица слезла со страуса, а птицы опустились на головы изваяний. После этого Колдунная Владычица подошла к изваяниям, и мы вслед за ней тоже. Она указала пальцем на яму и запретила нам снимать с нее плиту, или крышку, под страхом мучительной для нас кары. Она объяснила нам, что это – предостережение, которое мы заранее пообещали ей не нарушать, когда обязались жить по ее законам. Но она не открыла нам, чем наполнена яма и почему мы не должны снимать с нее крышку.

Потом Колдунная Владычица зашагала вдоль шеренги изваяний, а мы – за ней, и она внимательно осмотрела каждое изваяние. А потом поведала нам, что в изваяния превратились люди, которые вторглись без разрешения на ее землю, да еще и нарушили – хотя она предупреждала их об мучительной каре за это – ее предостережения. Она сказала, что может превратить в изваяния и нас, если мы тоже ослушаемся ее предостережений. Как только она это сказала, я, конечно, тут же объявил ей, что жить в ее джунглях слишком опасно и мы лучше сразу уйдем, чтобы избавить себя от риска сделаться изваяниями. Но она в ответ раздражилась до самой свирепой дрожи и сказала, что раз уж мы попали к ней в джунгли, то неважно, хочется нам этого или нет, а без испытания ока все равно нас не отпустит и, если мы попытаемся уйти, превратит в изваяния мгновенно и навеки.

Тут нам стало страшно опять и вдвойне, или не осталось ничего другого, кроме как покориться ее словам и не нарушать предостережений. А она, без всяких дальнейших разговоров, оседлала заклятого по ее мести страуса и скрылась вместе со своими птицами, которые оглушительно щебетали, на узкой ухабистой тропе за хижиной, где нам предстояло теперь жить. Притом скрылась она через несколько секунд – гораздо раньше, чем ее заслонила от нас хижина. Сгинула ли она нежданно для себя или колдунно исчезла по собственной воле, мы понять не смогли и на этот раз испугались до окончательного ужаса, или втройне.

Когда Колдунная Владычица исчезла, я снова подошел к изваяниям. И рассмотрел их, чтоб утолить свое удивление, с великим страхом, но очень пристально, А рассмотревши, ясно увидел, что они точь-в-точь похожи на людей, хотя тела у них как бы из глины. И они, если до них дотронуться, излучали тепло, будто наполненные живой кровью обыкновенные люди. А иногда мне даже казалось, что они как бы моргают или шевелятся. И я почти уверился, что они как бы отчасти живые, хотя отчасти все-таки из глины. А еще меня поразило множество изодранных хлыстов, которые валялись вокруг изваяний на земле, и я понял, что Колдунная Владычица бичует их как хочет и когда захочет.

Приметивши все обстоятельства про изваяния, я вернулся в хижину, и мы с Алаби бессловесно сели у окна, подпирая – каждый – свои подбородки левой ладонью, и принялись рассматривать окрестные джунгли, безмолвные, словно кладбище, где царствует самая мертвая тишина. Потом, чтобы изгнать хотя бы ненадолго наши страхи и печаль, я вышел из хижины, собрал вокруг нее немного дров и вернулся обратно. А когда вернулся, растопил камин, или очаг. Мы с братом уютно пригрелись у очага, наши страхи и печали на время развеялись, так что нас уже не угнетали тихие, будто кладбище, джунгли. Мы вышли из хижины, нарвали в ореховой чащобе множество спелых орехов и вернулись. А вернувшись, запекли орехи на огне, чтобы в полное свое удовольствие полакомиться колой. Но едва мы начали есть, все изваяния, к нашему ужасу, в тот же миг стали как бы просить у нас еды – будто их тоже мог изводить голод.

После наступления ночи, или беспросветной темноты, мы разожгли перед хижиной большой костер, чтобы не спать в беспросветности, и спокойно уснули. Но на другое утро я сразу заметил Колдунную Владычицу, которая подъехала к хижине на заклятом по ее мести страусе. Громкий щебет птиц разбудил и Алаби, потому что до этого он еще спал. А Колдунная Владычица, увидевши, что мы по-прежнему в хижине, направила заклятого страуса прямо к изваяниям, и когда слезла с него сама, то сняла у него со спины большую связку хлыстов. Их было в связке больше, чем сто. Алаби и я перепуганно вскочили и стали устрашенно смотреть, как она взяла один из хлыстов и подступила справа к шеренге изваяний. И она принялась беспощадно их бичевать. Она бичевала каждое изваяние справа налево и с ног до головы, пока не изодрала все хлысты. А когда бичевала, презрительно хихикала, издевательски смеялась и безжалостно хохотала. Да притом еще сварливо ругала и оскорбительно поносила каждое изваяние, хотя они как бы рыдали в мольбе о пощаде.

Когда все хлысты окончательно изодрались, Колдунная Владычица влезла на заклятого страуса и сразу уехала. А изваяния, к нашему горестному страху, как бы стонали после ее отъезда чуть ли не два часа.

Около семи часов утра мы поели орехов колы, взяли наши кинжалы и отправились к самой близкорастущей возле нашей хижины пальме. Мы срезали множество тонких пальмовых веток, и мы сплели из них несколько больших корзин. И пошли с корзинами в ореховую чащобу. Нарвавши там орехов колы и когда они были очищены, мы положили их в корзины и возвратились к своей хижине.

На следующее утро мы с рассвета ждали, что Колдунная Владычица приедет бичевать изваяния, но она в то утро не приехала. Прождавши ее до девяти часов, чтобы увидеть, как она будет их бичевать, мы убедились, что ее нет, и отнесли корзины с орехами колы, как она разрешила нам заранее, на ближайший базар. Мы, конечно, с огромным интересом собирались увидеть этот знаменитый базар, потому что такого знаменитого базара не должно быть возле потаенных мест вроде джунглей Колдунной Владычицы. Ну и, конечно же, люди там оказались совсем особые по сравнению с нами, или обычными людьми, а по своему поведению, и разговорам, и привычкам – очень подозрительные для нас.

Но мы, к нашей радости, продали орехи колы за вполне нормальные и хорошие деньги. На вырученные от продажи деньги мы купили ямса и множество всяких других продуктов для еды, а когда вернулись, вырыли в углу нашей хижины поместительную яму. Мы поместили туда оставшиеся у нас после покупок деньги и прикрыли яму плоской доской. Эта яма должна была служить нам как сберегательный сейф. А потом мы стали с нетерпением дожидаться, когда снова откроется базар, который торговал там один раз в пять дней.

И мы старались даже не думать о яме возле изваяний, потому что Колдунная Владычица запретила нам заглядывать туда, а нарушать ее предостережение мы боялись и не хотели.

Но на четвертый день Колдунная Владычица опять приехала к нашей хижине со связкой хлыстов. Она принялась бичевать изваяния и безжалостно бичевала каждое из них, пока снова не изодрала все хлысты. А я, увидевши, с какой беспощадностью она их бичевала, выскочил незамеченно для себя за порог, упал перед ней на колени и стал со слезами умолять ее сжалиться над несчастными изваяниями. Но она, к моему изумлению, так разъярилась, что плюнула мне прямо в глаза и с великой злобой проговорила:

– Вы оба тоже, конечно, скоро обернетесь изваяниями!

Едва Колдунная Владычица проговорила эти слова, я так испугался, что мгновенно вскочил на ноги и бегом возвратился в хижину. А она, глумливо исхлеставши все изваяния до полного своего удовольствия, влезла на страуса и сразу уехала в сопровождении птиц, которые с оглушительным щебетом кружились над ее головой.

Мы прожили у Колдунной Владычицы около двух лет и, когда накопили достаточную сумму денег, начали с радостью собираться домой. Но, к несчастью, наша младшая сестра Ашаби, которую мы оставили присматривать за родителями, ушла как раз в это время из дому. Она решила разыскать нас, потому что родителям захотелось повидаться с нами, а они даже не знали, живы мы или съедены дикими зверями, зарабатываем ли на чужбине деньги или сгинули, заблудившись в джунглях. Родители наказали Ашаби непременно привести нас домой – хоть с деньгами, хоть без денег и где бы мы ей ни встретились.

Однажды утром, заглянувши в своих скитаниях на базар, она увидела нас за продажей орехов колы. Мы-то, конечно, когда она обратилась к нам с приветствием, поначалу не признали ее за сестру, потому что едва ли она могла прийти, как нам казалось, на такой дальний, опасный и потаенный базар. Но когда она открылась, мы сразу ее вспомнили и радостно заключили в братские объятия. А потом вскоре ушли с базара – гораздо раньше, чем обычно, – и вернулись на радостях в нашу хижину…

А теперь, друзья, уже поздно, и я завершу свой рассказ о моем первом путешествии завтра вечером.

После этого жители деревни допили остатки пальмового вина, спели несколько песен и немного поплясали, а потом разбрелись по домам.

Но им пришлось петь и плясать без музыки, потому что они не догадались прихватить, когда собирались ко мне, свои музыкальные инструменты.

Колдунная владычица превращает меня на два года в изваяние Развлечения второго вечера

Вечером жители деревни опять собрались к моему дому. И каждый получил свою порцию пальмового вина. Все с удовольствием отвыпили, спели несколько песен и немного поплясали, а потом я поведал им последнюю повесть о моем первом путешествии, которая сложилась у меня так:

– Сразу по приходе в хижину и поставивши пустые корзины на пол, мы спрятали деньги, вырученные от продажи орехов колы, в нашу сберегательную яму, а после этого приготовили еду. За едой сестра Ашаби принялась рассказывать нам новости о наших родителях и отчей деревне. Она сказала, что родители по-прежнему живут в их великой бедности. Но мы объяснили ей, что вскоре они навсегда расстанутся с бедностью, поскольку у нас накопилось много денег, и она, конечно же, очень порадовалась этому приятному объяснению.

Поевши, мы первым делом показали Ашаби запретную яму возле изваяний и серьезно предупредили ее, чтоб она ни в коем случае не заглядывала туда. Мы сказали ей, что это категорическое предостережение Перистой Женщины, или Колдунной Владычицы джунглей. А потом показали Ашаби сами изваяния. И сначала она приняла их за живых людей, которые только притворялись изваяниями, пока она на них смотрела. А когда нам осталось прожить у Колдунной Владычицы всего шесть дней, после чего мы смогли бы отправиться восвояси с нашими большими деньгами, новыми дорогими одеяниями и проч…

…В один очень печальный день после нашего ухода утром на базар для продажи орехов…

…И когда Ашаби принялась готовить пищу, Колдунная Владычица приехала к нашей хижине на своем заклятом страусе. И она начала, как обычно, бичевать изваяния, а для Ашаби это случилось в первый раз. И она (Ашаби) так испугалась, что убежала из хижины и прибежала к нам на базар. Выслушавши, сквозь громкий стук сердца у Ашаби, ее рассказ, мы сразу же вернулись вместе с ней в хижину, но Колдунная Владычица к тому времени уже уехала. А мы приготовили себе еду. Чтобы поесть. И после еды вышли из хижины для осмотра изваяний, которые были исхлестаны, по-обычному, с головы до ног.

Но пока мы смотрели на изваяния и молили Господа избавить их навсегда от бичеваний, нам не удалось приметить, что Ашаби подошла к запретной яме около них. А она громко проговорила:

– Интересно, между прочим, узнать, какие такие тайности хранятся в этой запретной яме! – И потом, без малейших колебаний, сняла с ямы крышку. Увидевши страусовые яйца, она проворно вытащила их на свет. Мы с Алаби успели только крикнуть: «Ой, положи их скорей обратно!» – и мигом превратились в изваяния. А стояли как раз лицом к хижине, самыми правыми в шеренге изваяний.

Ашаби не поверила своим глазам, когда вдруг увидела перед собой два новых изваяния вместо нас. Она огляделась по сторонам, но все же не заметила у хижины никого, кроме себя самой, и так растерялась, что мгновенно потеряла рассудок. Через несколько секунд и когда к ней вернулся рассудок, она торопливо подбежала к нам в обличье новых изваяний, и она трясла нас изо всех своих сил и громко выкрикивала наши имена – может, мы снова обернемся обычными людьми, – но все было напрасно, и к нам не возвращался наш живой облик. Окончательно растративши силы и когда ничего не изменилось, Ашаби горестно разрыдалась, и она неистово проклинала себя, восклицая, что, если б ей удалось заранее вспомнить о предостережении Колдунной Владычицы или про наш запрет, она, конечно, не стала бы снимать крышку и вынимать из ямы страусовые яйца.

Вскоре наступила ночная темнота и скрыла от Ашаби окрестные джунгли вместе с хижиной. Теперь она осталась в темноте совсем одна, а поэтому перепугалась еще сильнее, или вдвойне. Она горько рыдала перед нами (изваяниями) много часов, а потом вернулась в хижину и продолжала удрученно рыдать там одна среди полной тьмы.

А мы хоть и с огромным изумлением, но очень уязвимо чувствовали, если к нам что-нибудь прикасалось, когда поневоле замерли в обличье изваяний. И слышали любой разговор. Но наших слов никто услышать не мог. Так же как никто не мог заметить, дышим ли мы или нет – а мы дышали, – и не понимал, что у нас осталась возможность думать, видеть, чувствовать и проч., будто мы обычные люди.

Едва наступило утро, к хижине явилась на своем страусе Колдунная Владычица. Она слезла со страуса, и она положила перед нами (в обличье изваяний) свежую связку хлыстов, а ее птицы расселись по нашим плечам и головам. После чего Колдунная Владычица вошла в хижину, где рыдала наша младшая сестра Ашаби. И Колдунная Владычица въедливо спросила у нее:

– Так как поживают оба твоих брата? Как они поживают? Их уже обличила моя ловушка? Изменила им обоим обличье? – А наша сестра упала перед ней на колени, показала в нашу сторону рукой и с горькими слезами ответила ей навзрыд:

– Помогите им, дорогая бабушка, они превратились вчера вечером в извая… – Но Колдунная Владычица устрашающе глянула на нас и сурово перебила нашу сестру, говоря:

– Прекрасно! Я очень рада, что у меня появились два новых изваяния. Они, конечно, нарушили мое предостережение! Прекрасно! – С этими словами и свирепым хохотом Колдунная Владычица отвернулась от Ашаби, которая надеялась, что та вернет нам прежний облик, и, оставивши ее (Ашаби) в хижине, подошла вперевалку к нам. И она положила перед нами связку хлыстов. А вынувши из связки один хлыст и прежде чем бичевать нас, проговорила: – Да-да, я всегда знала, что в один прекрасный день настанет прекрасный день, когда вы нарушите мое предостережение и ловушка обличит вас передо мной! – Тут Колдунная Владычица принялась бичевать нас одного за другим и без всякой пощады. Изодравши хлыст, она вытягивала из связки следующий, и безжалостное бичевание нескончаемо продолжалось. Оно продолжалось, пока Колдунная Владычица не изодрала об нас все хлысты.

Едва Ашаби увидела, с какой жестокостью бичует нас Колдунная Владычица, она упала перед ней на колени и стала слезно умолять ее вернуть нам наш человеческий облик. Но нещадная бичевательница безжалостно сказала ей так:

– Да ни за что на свете! Прощение в моих джунглях строжайше запрещено! Ни один вторженец или оскорбитель не получил у меня прощения, которое ненавистно мне до глубины души! А ты, как зачинщица гнусного милосердия, сама превратишься завтра утром в злотворного страуса, и я буду ездить на тебе, потому что этот (она ткнула пальцем в заклятого страуса) уже становится от старости дряхлым и его пора сменить.

Сказавши Ашаби о таких своих намерениях, Колдунная Владычица уселась на страуса и с громкими песнями поехала, как обычно, по узкой тропе, которая уходила в джунгли, а птицы, тоже как обычно, кружились у нее над головой. Когда она бичевала нас, мы рыдали от нестерпимых мук, и мы пытались броситься что было сил наутек, но не могли даже пошевелиться. После отъезда Колдунной Владычицы Ашаби возвратилась в хижину. Она отчаянно печаловалась, и она все время поглядывала на нас в окно с надеждой, что мы примем наш прежний облик, но ее надежда так и не оправдалась.

За несколько дней после нашего превращения в изваяния и когда Перистая Женщина, или Колдунная Владычица, ежедневно приезжала нас бичевать, Ашаби настолько исхудала от горя, что у нее по всему телу выпирали из-под кожи острые кости. Она безысходно сидела в хижине – одинокая, печальная и худая. Но в первый день, услышавши, что Колдунная Владычица собирается превратить ее наутро в страуса, она (Ашаби) попыталась убежать – от страха и столь ужасающей доли, – да не смогла бросить нас на произвол Колдунной Владычицы и, проплутавши несколько часов по окрестным джунглям, вернулась обратно. У нее не хватило решимости выкинуть нас из памяти и оставить одних.

Едва Ашаби возвратилась – примерно к часу ночи – и присела в углу хижины, дверь отворилась и на пороге показался древний старик. Он был очень дряхлый и сгорбленный от своего древнего возраста. И он ходил, опираясь на толстую палку. Его палка сверкала, как если бы ее все время полировали. Едва вошедши в хижину, он торопливо доковылял до высокой табуретки перед очагом и сел. И он положил свою палку на пол возле очага. А наша сестра Ашаби устрашенно вскочила и даже перестала рыдать. Устроившись на табуретке, старик подобрал с полу несколько сухих щепок и положил их в очаг, а сверху положил на них большое полено. Потом снял свою стародавнюю родовую шапку, вынул из нее два искрометных камня, взял по камню в каждую руку и принялся ударять камень об камень, пока искры не подожгли сухие щепки, которые сначала слабо тлели, но потом быстро разгорелись, и через несколько минут в очаге заполыхал яркий огонь, высветивший все темные углы мрачной от ночного времени хижины, а старик начал греть над огнем свои древние кости. Я видел через окно все, что он делал, хотя мы с братом по-прежнему стояли возле хижины как изваяния.

Нам удалось ясно разглядеть этого старика, потому что свет из очага ярко высветил все пространство хижины. Старик был одноногий, и он бесперестанно шаркал ногой по полу и гулко горготал горлом и шмыгал носом. И вот, значит, он одноного шаркал по полу, а ножки у табуретки тем временем подломились, и старик стал заваливаться прямо в очаг. И нам открылось через окно очень потешное для нас огневое действо – мы увидели, как старик попытался не упасть всем телом в очаг, а у него вдруг загорелись волосы, потому что, пока он барахтался, чтобы не упасть, ему на голову сыпалась с потолка прокопченная пыль, и она занялась от жара из очага трескучим огнем. Старик поспешно вскочил, но огненная боль отшибла у него память, и он забыл подхватить с полу свою палку и одноного, вопя от боли, метнулся в угол хижины, где затаилась Ашаби, а когда упал на нее, так ошалел от страха, что кинулся, по-прежнему без палки и на одной ноге, в противоположный угол хижины, где окончательно рухнул, когда услышал вопли Ашаби.

А мы – незамеченно для себя и немо для всех, кто захотел бы нас услышать, потому что мы оставались в обличье изваяний, – хохотали от всей души и до полного забвения наших бед. Да и Ашаби, тоже незамеченно для нее, расхохоталась так весело, что от нее мигом отступили всяческие печали. В ту ночь мне стало понятно, что смех – отеческий врачеватель любых страданий. Ведь он избавил Ашаби, хотя она исхудала к тому времени до бледной немощи, от ее горестного бессилия, а мы с братом Алаби даже и думать забыли про свои утренние муки под хлыстами Колдунной Владычицы, когда нас потешал одноногой огненной суетней в хижине ветхий от дряхлости старик.

Но, конечно же, как только Ашаби пришла в себя, она помогла старику встать, усадила его на прочную табуретку перед очагом и снова развела огонь. А сама села немного поодаль от старика. Который так ошалел, что сначала молча грелся у огня, потом обессиленно отдыхал и только потом смог поблагодарить Ашаби за помощь. Но едва он ее поблагодарил, как она, к его изумлению, горько разрыдалась.

– О чем вы рыдаете, мадам? – тихо спросил он ее. И Ашаби ответила ему так:

– Я рыдаю об участи двух моих братьев. (Она показала старику на нас в обличье изваяний.) Мне не удалось вернуть им человеческий облик, все мои попытки и надежды пропали впустую, а уйти к отцу с матерью без них я не могу. – Услышавши ее объяснение, старик сочувственно покачал головой, но потом утешительно и по-дружески сказал:

– Твоим братьям очень повезло, потому что если б они превратились в изваяния, когда тебя здесь не было, то им пришлось бы претерпевать их новое обличье бессрочно. Но ты можешь вернуть им человеческий облик – хотя должна для этого выдержать немало мук. Тебе придется испытать, если ты хочешь их спасти, лишения двухлетней немоты. Потому что стоит тебе сказать одно-единственное слово или даже только воскликнуть «ой!», прежде чем истечет двухлетний срок, и твои братья останутся изваяниями навеки. Лишь полная твоя немота в течение двух лет излечит их, или вернет им прежний облик. Да и другие изваяния – окажись у них сестра или кто-нибудь, кому удалось бы прожить ради них два года в полной немоте, – тоже излечились бы после этого срока. Твой же испытательный срок начнется прямо сегодня, потому что сюда, насколько я знаю, приедет перед рассветом прекрасный юноша, и уже на его слова ты должна отвечать полной немотой. А теперь позволь мне снова поблагодарить тебя за помощь, потому что я ухожу. – С этими словами старик медленно встал, выбрался зигзагообразно из хижины и ушел, опираючись на свою яркую палку, в джунгли, а изумленная Ашаби провожала его взглядом до тех пор, пока он окончательно не скрылся под тенью ночных деревьев.

Мы с братом слышали все, что сказал старик, хотя и стояли у хижины в обличье изваяний. Я попытался уговорить старика, когда он проходил мимо нас, вернуть нам человеческий облик прямо сразу, или не мешкая, но мои слова оказались для него безгласными, и он их не слышал. Вскоре после исчезновения старика на джунгли обрушился проливной дождь, а через несколько минут у хижины, к нашему удивлению, появился прекрасный молодой человек с охотничьей сумкой и ружьем за плечами. Он приехал на прекрасном коне и, когда слез, привязал своего коня к моей талии, решивши, что я обыкновенное изваяние. Он затянул веревку у меня на талии так туго, что я едва дышал в этой тугой веревочной петле.

А молодой человек ушел в хижину, чтоб укрыться от дождя. И ужасно удивился, когда увидел там Ашаби. Сначала он не поверил своим глазам, или решил, что она лесная духева, которая просто захотела погреться у огня. И для проверки вынул из-под мышки тыкву с порошком джу-джу. Она была привязана у него изнутри к руке жилкой антилопы. Он откупорил тыкву и высыпал немного порошка в огонь очага. А тыкву снова привязал к руке. Но когда порошок загорелся, Ашаби не исчезла от его запаха, как случилось бы с духевой, она даже не убежала из хижины, и молодой человек уверился, что она телесное существо, или обычная девушка. Тогда он подбросил в очаг сухих дров, и пламя высветило все закоулки хижины. При ярком свете молодой человек ясно заметил, что Ашаби – девушка замечательной красоты, и ошарашенно изумился, как она попала в такие мрачные джунгли.

А сам он был принц из большого города милях в десяти от этих джунглей. Дождь застал его среди ночи на охоте, и в поисках убежища от дождя он незамеченно вышел к хижине. Внимательно рассмотревши, что Ашаби замечательно красивая, он с удивлением спросил ее:

– Зачем, хотел бы я знать, вы сидите здесь – при вашей-то замечательной красоте?

Но Ашаби ничего ему не ответила, как если бы она была немая.

– Как вас зовут? Из какой деревни вы пришли сюда – в эту хижину, которая принадлежит Колдунной Владычице джунглей? – ласково заговоривши с ней опять, спросил у нее принц, но она снова ничего ему не ответила, будто по-настоящему немая. – Может, вы немая? – поинтересовался принц и умолк в надежде получить наконец ответ, но Ашаби снова ничего ему не ответила. – Ну так будьте вы хоть трижды немая, а я все равно возьму вас в жены! – воскликнул принц, и, поскольку его очень привлекала ее красота, он почти насильственно помог ей встать, чтобы доставить в свой город (а дождь к тому времени уже прошел). Принц вывел ее из хижины, посадил на своего коня и принялся отвязывать от моей талии веревку, за которую был привязан его конь. Пока он это делал, Ашаби со слезами на глазах показывала ему разными жестами, что я ей брат, а в изваяние превращен против своей воли и по ее вине, но он не догадался, о чем она немо толкует ему при помощи своих жестов.

Когда принц увозил Ашаби в неведомый для нас город, она бесперестанно оглядывалась на меня и брата в надежде, что мы примем наш обычный облик, но ее надежда не исполнилась. А я, как изваяние, умолял принца открыть мне название его города, чтобы знать, куда он увозит сестру, но принц не обращал на мои мольбы ни малейшего внимания, поскольку для него они были безгласные. Так Ашаби была увезена от нас неведомым нам принцем в неведомый для нас город. Она не могла отказаться уехать и не могла задержать принца, потому что ей нужно было два года молчать, и, значит, нам еще два года предстояло жить возле хижины в обличье изваяний. А если бы Ашаби ошибочно заговорила, не промолчавши двух лет, то мы остались бы изваяниями навеки, и это удручало нас горестным страхом, или вдвойне, потому что мы и боялись и горевали. На прощание конь лягнул меня, и он прикусил мне зубами голову, и он выплюнул, когда фыркал, сгусток слюны на мое плечо, а я, как изваяние, даже не мог поднять руку, чтоб защититься.

Когда отохотившийся принц привез Ашаби в свой город и предъявил ее королевской семье, все его родичи сначала очень обрадовались, но потом очень огорчились. Они обрадовались ее красоте, а огорчились ее немоте, потому что их законы запрещали принцам жениться на немых. Горожане не желали оказаться в будущем под властью короля, который родился бы у немой королевы. Поэтому и на основании запретительного закона именитые горожане вместе с родичами принца присоветовали ему отказаться от задуманной женитьбы, а невесту, или Ашаби, отвезти поскорее туда, откуда он ее привез. Но принц даже слушать их всех не захотел.

Тогда королевская семья собралась на тайное от принца совещание с именитыми горожанами, и там у них было сообща решено, что, едва Ашаби родит ребенка, его предадут немедленной смерти в тот самый день, когда он получит имя. Хотя принц не присутствовал на совещании, где созрел умысел против будущего ребенка, зато Ашаби присутствовала и обо всем услышала, но ей, конечно, нельзя было говорить, а не то мы остались бы изваяниями навеки. Участники совещания не таились от Ашаби, считая, что она в своей немоте даже не услышит их слов. Слова эти были для нее великим горем, и все же она упорно притворялась немой.

Через несколько месяцев Ашаби родила мальчика, и королевские родичи выполнили свой тайный умысел. Они убили младенца, как только он получил имя. И убили при Ашаби, так что она чуть не отвергла в тот миг свою притворную немоту для спасения сына от насильственной смерти. Но ей вспомнилось, что, если она заговорит, мы с братом останемся изваяниями навеки. И как только у нее снова родился ребенок, его снова безжалостно убили, едва он был назван. Но Господь был так добр, что после рождения третьего ребенка и в тот самый день, когда он должен был получить имя, а после этого сразу быть убитым, истекли два года ее спасительного для нашей с братом участи молчания. Едва младенцу дали имя и распростерли на земле, чтобы убить, а убийца уже занес над ним свой убийственный нож…

…В это мгновение Ашаби обрела свободу говорить. И, схвативши убийцу за руку, она громко проговорила:

– Пожалуйста, не убивайте моего ребенка! Я вовсе не была все это время немой!

Королевские родичи страшно удивились ее словам и оставили ребенка в живых.

Тут Ашаби объяснила им, для чего ей пришлось притворяться два года немой. Когда она рассказала о своих братьях, превращенных Колдунной Владычицей в изваяния ровно два года назад, горожане сразу же поспешили с ней в джунгли. А мы, к ее удивлению, обернулись людьми еще до того, как она туда пришла, но все остальные изваяния по-прежнему стояли на месте. Увидевши нас в облике обычных людей, Ашаби радостно вскрикнула от счастья и бросилась к нам с распростертыми объятиями, а горожане изумленно рассматривали нас несколько минут и потом пожелали нам всяческих благ в нашей новой жизни.

Пока мы танцевали, весело пели и обновленно рассказывали горожанам про Колдунную Владычицу, которая стала терзать нас вдвойне, как только не обнаружила в хижине Ашаби, увезенную разохотившимся принцем…

…Она (Колдунная Владычица) приехала, как обычно, на своем страусе к хижине (а мы еще не закончили рассказ о наших мучениях), и она положила связку хлыстов перед изваяниями, но потом вдруг заметила в хижине множество людей. И она злобно остановилась, и она сумрачно рассматривала нас всех несколько минут, а потом подошла поближе и спросила:

– Кто вы такие? Что вам тут нужно у меня в хижине? Хотя вообще-то я очень рада вашему приходу, потому что мне нравится, когда у меня умножается количество изваяний!

Но поскольку мы не обратили на ее вопросы внимания и по-прежнему радовались жизни с пришедшими горожанами…

…Колдунная Владычица ринулась вперевалку к яме возле изваяний, где лежали страусовые яйца, чтобы показать их нам для превращения нас всех в изваяния. Но Ашаби, распознавши злые умыслы Колдунной Владычицы, выхватила из очага горящую ветку и подбежала к яме со злотворными яйцами. У ямы она плотно зажмурила глаза, и сдвинула с нее крышку, и разбила горящей веткой яйца, прежде чем Колдунная Владычица добралась, хоть и торопливо, но, как всегда, вперевалку, до ямы. Едва разбитые яйца взорвались от жара горящей ветки, заклятый страус и недвижимые изваяния обернулись людьми, а Колдунная Владычица бессознательно упала на землю. Тут нам впервые воочию открылось, что изваяния, страус и птицы, которые всегда сопровождали Колдунную Владычицу, были обычными людьми вроде нас. Нам впервые открылось, что если яйца уничтожить, то все изваяния и проч. обретут их прежний облик, а иначе Ашаби разбила бы эти злотворные яйца, как только мы с Алаби стали изваяниями. Едва все остальные изваяния обрели облик людей, поднялся великий шум. Новоявленные из прежних изваяний люди прославляли Творца и в оглушительных восклицаниях выражали свою живую радость.

Среди них были женщины средних лет от рождения, юные девушки, молодые юноши и зрелые мужчины. Они поведали нам, что обернулись изваяниями, когда сняли, каждый в свое время, крышку с запретной ямы и увидели два злотворных страусовых яйца. А я после их рассказа вернулся в хижину и вынул из нашей сберегательной ямы деньги, вырученные от продажи орехов колы, но одеяния брать не стал, потому что их изъели всяческие насекомые. А потом мы все отправились с песнями и плясками в город принца.

Добравшись до города и когда нас отвели к их королю, мы рассказали ему про наших бедных родителей. И он оделил нас множеством подарков и денег. А через месяц мы возвратились в нашу родную деревню, хотя многие люди из бывших изваяний остались на жительство в городе принца, потому что не сумели отыскать путей к своим городам и деревням.

Отец с матерью были очень опечалены, когда услышали о наших страданиях у Перистой Женщины, или Колдунной Владычицы джунглей. А деньги, которые мы принесли, пошли на уплату долгов и покупку всего самого лучшего, в чем нуждались родители…

Ну а теперь, любезные слушатели, я хочу напоследок повторить перед вами, что буду помнить про жуткие джунгли Колдунной Владычицы до самой смерти. Надеюсь, каждый из вас оценил по горестному достоинству лишения и страдания моего первого путешествия?

– Да, это было воистину ужасное путешествие, хотя ты вернулся домой с большими деньгами! – разом и вместе откликнулись мои слушатели.

– Так спасибо за внимание и спокойной вам ночи, а рассказ о приключениях моего второго путешествия приходите слушать завтра вечером.

Когда я умолк, жители деревни вволю попели и сообща поплясали до полного своего удовольствия, потому что принесли на этот раз многочисленные музыкальные инструменты вроде африканских барабанов и проч., а потом разошлись по домам.

Вероломная королева и король безмолвных джунглей Развлечения третьего вечера (мое второе путешествие)

На третий день, часов около девяти вечера, если даже не раньше, жители деревни уже опять с нетерпением собрались к моему дому, чтобы услышать поскорее рассказ о моем втором путешествии. Они, по-обычному, сели передо мной, и каждому был поднесен бочонок пальмового вина. Многие из них пришли с барабанами, рожками и всякими другими музыкальными инструментами, потому что мы очень горевали без музыки после первого моего рассказа. А я, как обычно, сел в свое удобное старое кресло. Светила луна, и вечер сухого сезона мягко освежался спокойным ветерком. Слушатели, каждый, отвыпили пальмового вина, и я, раскуривши свою трубку, обратился к ним так:

– Путешествия у меня были очень разные. На земле нет равенства, друзья, а разные судьбы таят в себе самые разные несуразности, и это тема моего сегодняшнего рассказа. Припомните пример из древнего присловья: у одних людей есть чем есть, да нечего есть, а у других – есть что есть, да им нечем есть. Однако вы можете быть уверены, и я призываю вас помнить об этом отныне и всегда, что у каждого человека в нашем подлунном мире есть опасность не устоять перед искушением. И я поведаю вам сегодня вечером о вероломной королеве, которой было мало богатств, изобильно получаемых ею от своего мужа, короля. Только слушайте меня внимательно, друзья!

Все собравшиеся единогласно воскликнули, что их уши не пропустят ни единого моего слова. Поэтому, когда они немного отвыпили, спели и поплясали, я начал свою повесть и поведал ее в таких словах:

– Мне удалось благополучно вернуться из первого путешествия, в котором, по заклятию Перистой Женщины, я превратился на два года в изваяние. Но через несколько месяцев мне вдруг подумалось, что, хотя на мою долю выпало немало лишений и проч., их было все же гораздо меньше, чем у тех, кто дожил до старости. Ведь если б старый человек рассказал о всех своих лишениях, страданиях, утратах и проч…

…Если б он рассказал обо всем, с чем встретился в жизни, многие молодые люди предпочли бы умереть молодыми – чтоб только избавиться от подобных испытаний.

А значит, подумалось мне, я навлеку на себя позор перед самим собой и людьми, испугавшись отправиться в новое путешествие. И вот поутру я пригласил почти всех жителей деревни к дому моего отца. Когда приглашенные отвыпили предложенного им вина, я громко объявил, что на следующее утро снова отправляюсь в путешествие. Старики с великой торжественностью похвалили меня за храбрость, а все собравшиеся единогласно пожелали мне удачи и после многих песнопений под звуки множества барабанов разошлись по своим домам.

Наутро я взял ружье, охотничью сумку и кинжал, прихватил в дорогу немного ямса для подкрепления жизненных сил, сказал отцу с матерью «до свидания» и ушел из деревни. Но Алаби, своего младшего брата, я оставил на этот раз дома. И наказал ему заботиться о родителях. А сам отправился в путь и недели через две или три добрался до незнакомого мне города. Хотя город оказался небольшой, все его жители были богатые, и я решил там остановиться.

Когда меня отвели под охраной к их королю, я объяснил ему, что путешествую в поисках богатства. Сначала он расхохотался, а потом сказал, что дарует мне все, чего я ищу, если мне удастся найти пропавшего принца. Я поинтересовался, был ли этот принц похищен, пропал ли он, заблудившись в джунглях, или просто сгинул. И король объяснил мне, что не может ответить на этот вопрос, поскольку однажды утром, когда он наведался в город, где жил принц, там не оказалось ни домов, ни людей – все они исчезли, – а на их месте теснились ужасные в своем безмолвии джунгли. С тех пор, как сказал король, и принц, и жители его города бесследно канули в неизвестность.

Поведавши мне эту историю и после того, как нам принесли множество яств и напитков, король щедро разделил со мной свою трапезу. А на другое утро, когда я взял ружье, охотничью сумку и кинжал, отвел меня, по моей просьбе и без всяких возражений, в то место, откуда исчез город принца. Мы отшагали около десяти миль и к часу дня пришли, куда хотели. Когда мы добрались до чащобы, где раньше был город, король сразу же вернулся восвояси, а я остался наедине с Безмолвными джунглями.

Долго пробирался я среди деревьев и наконец остановился. Я развел костер и поджарил на огне немного ямса. И поел. А потом снова пустился в путь с надеждой разузнать что-нибудь о судьбе принца и проч. Но, проблуждавши несколько часов по джунглям, задержался у подножия большого дерева, на котором ожидал услышать перекличку голубей, чтобы определить время дня. И, конечно же, ничего не услышал. Потому что в этих Безмолвных джунглях никто не жил: ни птицы, ни звери, даже муравьи или мухи, – вообще никаких живых существ там не было, а деревья стояли такие безмолвные, будто их окружало совершенно безветренное или безвоздушное пространство. Полное безмолвие настолько страшно царило над этими джунглями, что меня бесперестанно и во всякую секунду обуревал неодолимый ужас.

Но я по-прежнему шел вперед, или углублялся в эти Безмолвные джунгли, пока меня не ослепила ночная темнота. Когда ночная темнота помешала мне идти, я остановился и лег на землю, чтобы поспать, а сам все время думал о пропавшем принце, его жене и проч. И вот вскоре после того, как я уснул, мне приснился сон. Я попал, как мне снилось, в большой город, где принц и все его подданные испытывали суровые бедствия. Некоторые из них не могли ходить, а некоторые хоть и ходили, но с большим трудом. Увидевши бедствия пропавших горожан, я так испугался, что решил поскорее уйти из этого города для спасения своей жизни от их бесчисленных бедствий. Но меня вдруг схватил за руку какой-то горожанин и стал тащить обратно в город. Попытавшись вырвать у него руку и когда мне это не удалось, я испуганно закричал:

– Отпусти меня! Я хочу уйти из вашего города!

И проснулся. Около двенадцати часов по ночному времени. А проснувшись, вскочил и протер ладонью глаза И сразу же отправился в путь, чтобы уйти скорее подальше. Но едва я отошел от того места, где спал, мне послышалось, что в отдаленье кто-то горестно стонет.

Бесстрашно и не мешкая, отправился я на поиски того человека, который столь горестно стонал среди ночной темноты. И вскоре увидел впереди большой дом. Подкравшись поближе, я заметил тусклый свет, который просачивался наружу сквозь одно из окон. Тогда я опасливо подошел к окну и заглянул внутрь, но ничего не сумел различить в темноте, а только горестные, как и прежде, стоны. Взявши на изготовку ружье, а в правой руке сжимая кинжал, я осторожно подошел к парадному, но без дверей входу в дом и опять заглянул внутрь. А ногу уже поставил на порог. Но снова ничего не разглядел, кроме света от пламени вековечной, заросшей грязью лампы в одной из отдаленных комнат – с левой стороны, как только войдешь, – и свет этой лампы тускло питало пальмовое масло.

По-прежнему держа ногу на пороге парадного входа, я заметил сверху навес, который подпирали колонны – вроде как у портика стародавних королевских дворцов. И портик украшали резные изваяния наподобие львов, тигров, оленей, антилоп, обезьян, крокодилов, ящериц, мужчин, женщин и проч. Но некоторые части изваяний выкрошились и отпали из-за дождей, потому что были такие же древние, как сам портик. Сквозь пол веранды уже проросли кое-где во многих местах молодые деревья. Оконные рамы, крыша, потолок и проч. были почти полностью изъедены белыми муравьями. А табуретки, скамейки, стулья и столы на веранде были такие старые, что лежали в обломках, или полуразвалившись. И везде виднелись останки насекомых существ. Но главный дом окружали со всех сторон огромные квадратные пристройки, которыми обстраивали когда-то только королевские дворцы. И повсюду возвышались просторные святилища – святилище бога оспы, бога грома, бога железа, речного бога и проч., – в этих святилищах поклонялись богам давным-давно, или много лет назад. По всем таким признакам я распознал дворец могучего некогда короля. Но что случилось с самим королем, который тут жил, я распознать пока не сумел.

А стоны человека из центрального дома – если стоять лицом к входу, то справа, – слышались по-прежнему и даже еще ужасней, чем раньше. Поэтому я вошел в дом, и я настороженно пошел направо. И вот я шел с великой осторожностью направо, пока не дошел до большой комнаты. В комнате я остановился и начал пугливо озираться, а потом со страхом и удивлением рассмотрел на полу какого-то человека. Пред ним стояла масляная лампа, а справа в темном углу виднелся изъеденный насекомыми тварями старый стул. Одна ножка у стула была отломана, и поэтому его поставили так, чтоб он опирался в углу на стены.

Но человек-то, к моему изумлению, меня не заметил – хоть я вошел в комнату не таясь, и стоял прямо над ним, и слышал, как он стонет. Мне, конечно, сразу удалось испуганно приметить, что раньше это был очень красивый человек. А сейчас ему было лет сорок пять, усы с бородой давно не стрижены и доросли до груди – значит, он лежал там на полу с давних пор. В комнате повсюду валялись клочья хлыстов, которыми забичевали тело этого человека до глубоких язв.

Он стонал очень громко и будто его все время держали в огне, так что ему не удавалось меня увидеть из-за великих мучений. Тогда я незамеченно подошел к нему поближе, и я повесил кинжал на плечо, а ружье закинул за спину. И я тихонько хлопнул в ладоши. Сначала он вздрогнул от страха, будто я был истязателем, который мучил его, а потом слегка приподнял голову, как если бы сам он лежал, весь привязанный к полу. А потом замер и приготовился слушать, что я ему скажу. Но мне не удалось выговорить от страха ни одного слова, и он опустил голову на пол – туда же, где она лежала у него, как привязанная, раньше, – и опять начал громко стонать. Я-то надеялся, что он сядет или даже встанет, когда услышит мои хлопки, но ни того, ни другого ему сделать не удалось. И тогда, помолчавши, я тихо его спросил:

– С чего это вы? И почему? И какие мучения заставляют вас так страдать, что вы стонете, будто в огне? – Тут он собрал все свои силы, и чуть-чуть приподнял голову, и с тяжелым, горестным вздохом удрученно сказал мне печальным и хриплым голосом:

– Да, вы, конечно, правы, когда задаете мне такой вопрос. Но если б вам было известно, какие меня преследуют бедствия, вас не удивили бы мои громкие стоны. – Едва я услышал наконец его голос и понял, что он может, а главное, хочет поведать мне о своих бедствиях, я торопливо шагнул в угол комнаты, прислонил к стене ружье, взял трехногий стул и поставил его перед лежащим человеком. Но стул не выдержал моего веса, когда я на него сел – у меня, признаться, вылетело из головы, что он трехногий, – и мигом повалился, а я грохнулся на пол. Мне пришлось подпереть кое-как этот трехногий стул его четвертой, отломанной давным-давно ногой, и только тогда он меня выдержал, так что я смог на нем сидеть. И вот, сидя на стуле, я тихо сказал:

– Расскажите же мне, пожалуйста, о ваших бедствиях – быть может, я сумею вам помочь.

А человек в ответ сначала только тяжко вздохнул, но потом, после недолгого молчания, сказал:

– Я был королем и хозяином этого дворца, – (того самого дворца, где мы сейчас разговаривали), – а мой отец – могущественный и добрый король – живет в десяти милях отсюда. И вот, когда я был королем этого города, – (вместо которого теснились теперь Безмолвные джунгли), – мне пришло в голову жениться. Моя жена – удивительно красивая женщина, и я любил ее так сильно, что чистосердечно выдал ей все свои тайны. А она оказалась вероломной предательницей, да еще и с могучей, сверхъестественной силой в запасе.

И вот ей открылась моя привычка выпивать перед сном немного вина – пальмового, или бамбукового, или соргового и проч. А я выпивал после женитьбы, как и раньше, не ведая, что у моей жены есть мощное снадобье джу-джу, которое она намешивала в вино, прежде чем принести мне его перед сном. Это снадобье усыпляло меня на всю ночь, до первого крика петухов поутру, – а если бы петух не прокричал, я не смог бы проснуться много дней напролет. Мне, увы, было неведомо, что моя замечательно красивая жена успешливо смешивала мое вино с мощным снотворным снадобьем несколько лет подряд.

Но однажды в полночь, сидя для отдыха в своем прекрасном старом кресле…

…А надо вам сказать, что я сидел молча. И вот, значит, сидел я молча, а поэтому слышал, как слуги, принимая меня за спящего и заметивши отлучку моей жены куда-то в город, начали горевать, или жаловаться друг другу вслух. При этом один из них сказал остальным:

– Очень печально, что наш властелин (король) до сих пор не заподозрил свою жену, которая каждую ночь подмешивает ему в вино мощное снадобье джу-джу.

Второй слуга отозвался на его жалобу так:

– Да, печально и странно. Но ведь это снадобье такое мощное, что, когда наш властелин выпьет вина, он не может проснуться, пока не прокричит поутру петух.

Третий слуга проговорил:

– Странно и удивительно. А я, знаете ли, опять заметил вчера, что, как только наш властелин уснул, его жена отправилась в город и вернулась к рассветному пению петухов.

Тогда четвертый спросил остальных:

– Интересно, между прочим, зачем она отлучается каждую ночь в город?

И те гадательно ответили ему такими словами:

– Наверно, чтобы спать с кем-нибудь другим. Тут первый слуга сказал:

– Но если она спит с другим… Ведь это значит, что он богаче нашего властелина, короля? Это значит, что он одаривает ее большими богатствами, чем король!

Пятый слуга гневно вскричал:

– Обычный человек не способен одарить женщину щедрей нашего властелина! Хотя женщины, конечно, ненасытные…

А четвертый загадал:

– Неужели нельзя открыть перед нашим властелином тайну его жены?

Но остальные, покачав головами, сказали в один голос:

– Нельзя!

И сразу умолкли, потому что вернулась моя жена.

Так мои слуги жаловались друг другу, не зная, что я их слышу и примечаю в уме все то, что они говорят про мою жену. А вечером, когда настало время ложиться спать, жена принесла мне, как обычно, вино. Но, едва она вышла из комнаты, я его вылил, а притворился, что выпил. И после этого лег на кровать, но опять же не уснул, а только притворился, что уснул. Вскоре жена вернулась в комнату и проверила стаканы, чтобы узнать, выпил я вино или нет. Увидевши пустые стаканы, она потушила свет и тоже легла рядом со мной. А я притворялся, что сплю. Но притворяться мне долго не пришлось, потому что жена полежала возле меня всего несколько минут и потом тихонько встала. Она открыла свой шкаф, и она вынула из него свои лучшие украшения вроде золотых бус, колец и проч., а одежды она выбрала самые нарядные. Она оделась, будто у нее в этот вечер свадьба, и она достала из шкафа закупоренный тыквенный сосуд.

Когда жена открыла сосуд, я заметил, что оттуда выпорхнула маленькая белая птичка и села на шкаф. Потом жена поставила сосуд обратно в шкаф и шкаф потихоньку закрыла, а правую руку, куда перепорхнула со шкафа птичка, подняла над головой, повернулась лицом к нашей кровати и шепотно проговорила:

– Пусть этот глупый и никчемный мужчина, который величает себя королем, беспробудно проспит до пения петухов после моего возвращенья домой! – Тут жена открыла окно, выпустила птичку из комнаты и наказала ей вслед: – Пусть эта птичка хранит мой путь от любой беды, пока я не вернусь! – Под этот наказ птичка проворно упорхнула. А жена подкралась к двери нашей спальной комнаты, и она открыла дверь, и она миновала гостиную залу и выбралась через главный вход из дворца. Едва дверь главного входа захлопнулась, я встал с кровати, и я торопливо накинул на плечи свое просторное черное одеяние. Все у меня было черное – и облачение, и шапка. Потом я спрятал под верхнее облачение свой меч на перевязи через плечо и поспешил вслед за женой. Она шагала со всех своих ног под лучами луны, а я шел сзади, чтобы разведать, куда она отправилась в этот раз. Ушедши далеко от дворца, или на окраину города, она подошла к рынку. В самом центре рынка стоял под лучами луны богато одетый человек, и он, как я заметил, поджидал в темноте ночи мою жену. И, приблизившись к нему, она крепко его обняла Но он сурово отстранил ее и ворчливо проговорил:

– Надо предупреждать, если не можешь вовремя прийти!

А я, спрятавшись от них под навесом торгового ларька, наблюдал, как моя жена упала перед этим человеком на колени, а потом услышал ее голос:

– О, не сердись, любимый, потому что я опоздала не по своей вине! Мне пришлось ждать, когда глупец, – (так она меня назвала), – который именует себя моим мужем, уснет, а он все не засыпал. Поэтому не сердись, любимый! – И она его поцеловала.

Она целовала его и выдавала ему мои тайны. И они обнимались, а сами так издевательски ругали меня, что их обоих сотрясал глумливый смех. Увидевши и услышавши, как они предают меня и поносят меня, я не смог больше терпеть, и я выхватил из ножен свой меч. Я бросился к ним, и я внезапно разрубил этого человека мечом. Он упал, а жена ринулась что было духу наутек. Но я, не мешкая, добрался до дворца короткой дорогой. Я вошел в нашу спальную комнату, повесил на место меч, лег в кровать и мгновенно притворился, что сплю.

Вскоре вернулась моя жена Она осторожно закрыла дверь, и она бесшумно разделась, и она сложила свои одеяния обратно в шкаф. А потом, подождавши немного у окна и когда прилетела ее белая птичка, севшая на шкаф, она взяла ее в руку. Но, как только она взяла птичку в руку, та, к моему удивлению, обернулась белым камнем. И жена положила камень в тыквенный сосуд, закрыла сосуд крышкой и спрятала его в шкаф. А сама подошла к кровати и неслышно легла рядом со мной. Но она, конечно, не подозревала, что это я убил того мужчину на рынке, ее любовника.

А я лежал рядом с женой, будто спящий, хотя сна у меня не было ни в едином глазу, потому что я размышлял до самого утра про злонамеренные поступки женщин. Наутро, будучи королем этого города (где теснились теперь Безмолвные джунгли), который может отдавать во всякое мгновение любые приказы, я приказал звонарю раззвонить по городу об обязательной доставке всех убитых ночью людей на проверку во дворец. Так моя жена могла догадаться, что мне известны ее злоумышленные ночные деяния. И к девяти часам утра примерно шесть убитых человек – любовник жены, конечно, тоже – были доставлены во дворец.

Увидевши его под коростой засохшей крови, жена не смогла от ужаса усидеть на месте и до нескольких раз, хотя не прошло даже минуты, заглядывала в комнату, где лежали убитые. Она как бы совсем потеряла голову с плеч. И она иногда сгоняла мух, которые садились на тело ее мертвого любовника, а с других убитых мужчин она мух не сгоняла. Вскоре она принесла свое лучшее верхнее одеяние и накрыла им тело, чтобы мухи на него больше не садились. Едва она это сделала, а всех остальных убитых оставила неприкрытыми, я спросил ее:

– Это твой родственник? Но она со слезами ответила:

– Да ничего подобного!

Тогда я спросил:

– Почему же он интересует тебя больше, чем другие? Ответь-ка!

И она объяснила:

– Ну, я его, конечно, знала, когда он был живой.

А я спросил опять:

– Где же ты с ним познакомилась – не на рыночной ли площади? Или где?

Тут она вся съежилась и сказала:

– Не пытайся это узнать!

Едва она так сказала, я пошел в спальную комнату и возвратился с мечом. И я показал ей меч. А потом объяснил, что покойник с рыночной площади был ее любовник и мне известно об их свидании прошлой ночью. Я поднял меч, чтобы он запомнился ей до смерти. И пока она смотрела на меч, я без утайки ей сказал, что убил ее любовника, и вот она точно узнала, кем он был убит.

Как только открылась ее ночная тайна, она побежала к своему шкафу и сразу же вернулась. И она остановилась передо мной вся в слезах, и она плюнула мне прямо в лицо, а потом громко сказала:

– Так оставайся же на этом самом месте, пока мой любимый не оживет!

И едва она это сказала, я, к своему ужасу, упал и не смог подняться и лежу теперь здесь, – (в той комнате, где я его нашел), – будто цепной полузмей. А все люди и городские дома, кроме моего дворца, – (где мы разговаривали), – исчезли, или превратились в Безмолвные джунгли. Только теперь – да, по несчастью, слишком поздно – понял я, что «женская красота опаснее грабежа и воровства».

Рассказавши мне свою историю, принц снова начал громко стонать, а я приподнял голову и ненадолго задумался. Потом осторожно придвинул стул к нему поближе. Но когда я опустил голову и приподнял большое покрывало, которым он был накрыт, то увидел со страхом, что его тело превратилось от ног до талии в змеиное – покрытое жесткой чешуей, диаметром футов около пяти и заостренное на конце (там, где раньше были ступни), как хвост у крупной змеи.

Оно (змеиное тело) переливалось разными цветами, будто у кобры. И оно было туго приковано цепью к полу, так что принц не мог пошевелиться даже по-змеиному. А его собственное (человеческое) тело – от талии до шеи – покрывали язвы из-за бичеваний хлыстами.

Когда я приподнял покрывало и вполвзгляда, или поверхностно, рассмотрел несчастного принца, меня так напугало его змеиное полутело, что я отбежал на небольшое расстояние и громким голосом возопил:

– О да, женская красота оказывается иной раз опасней и грабежа, и воровства! – А потом опять потерянно подошел к принцу и сел возле него на стул, но совершенно не знал, что же еще ему сказать. Немного помолчавши и когда мой страх частично отпустил меня, я спросил: – Ну а почему вы все время стонете? – И он ответил мне так:

– По двум разным причинам, или обоюдо-двойственной беде. Во-первых, меня терзают оба моих тела: и змеиное, которое жена бьет еженощно дубиной, так что оно нескончаемо болит от тяжких ударов, и собственное, человеческое, которое она бичует хлыстами до кровавых язв. А во-вторых, я оплакиваю в стонах свою жизнь, почти непереносимую из-за тяжких лишений. Они такие тяжкие, что мне сейчас было бы легче, если б меня избавили от них даже вместе с жизнью. Я умоляю Создателя лишить меня жизни, но Он, увы, не отвечает на мои мольбы.

Узнавши, что жена принца еженощно приходит его бить, я спросил, где она живет. Но он ответил мне, что ему неведомо, откуда она является. Тогда я спросил, приносит ли она для него еду. И он ответил мне без всяких колебаний:

– Нет!

Я спросил у него:

– Если нет, то что же вы едите? Ведь цепь мешает вам даже пошевелиться, а тем более встать и отправиться на поиски пропитания?

Но он сказал:

– Я не ел – да мне и не хочется есть – с тех пор, как лежу здесь, по заклятию жены, в полузмеином обличье.

А на мой вопрос:

– И чем же занимается здесь ваша жена, когда кончает вас бить?

Принц ответил:

– Она уходит к своему любовнику, для которого вырыла могилу в одной из самых дальних отсюда комнат дворца. Она вырыла ее – но до сих пор не засыпала – в тот самый день, когда наслала на меня мое нынешнее обличье. – Услышавши слова принца, я немедленно встал. И я отправился в дальнюю комнату дворца. Где лежал, как открылось моим глазам, мертвый любовник, а теперь скелет.

Он лежал в незасыпанной могиле, убранный, как покойник, по самому «высшему» обряду. Все пространство комнаты было чисто выметено и бережно украшено. А перед могилой, в головах, стояла большая масляная лампа, которая тускло освещала скелет, но, конечно же, осветила бы его ярче, если добавить масла.

Повидавши мертвого любовника (скелет), я прошелся по комнатам дворца и побывал в пристройках. Поскольку принц сказал мне, что он был здесь королем, а это его дворец. И дворец, как он мне увиделся, был когда-то по-королевски прекрасный. Все там было только самое королевское, но ветхое и почти полностью изъеденное насекомыми. Повсюду божества и великое множество идолов – хотя, правда, упавших или распавшихся по полу от ветхости. После осмотра дворца я вернулся в комнату к королю. Когда я сел на свой обычный стул, он (король) перестал стонать. Он поднял голову, и он спросил у меня:

– Видели вы любовника моей жены? – И я ответил, что видел, но что он теперь скелет.

А потом я сказал королю, что собираюсь ему помочь. Он, конечно, поинтересовался, как мне это удастся. Но я ответил, что пусть не торопится и вскоре узнает.

После этого я взял ружье и кинжал, и я пошел в комнату, где лежал скелет. Я снял со стены одно покрывало, потому что там на всех стенах висело множество замечательных покрывал. И я спустился в могилу, и лег на скелет, и положил слева от себя ружье, а справа крепкую веревку, и укрыл все свое тело снятым со стены покрывалом. А потом стал ждать, когда придет жена короля.

Она пришла в три часа пополуночи – незамеченно пробралась через дверь одной из пристроек. В левой руке у нее была масляная лампа, а в правой – тяжелая дубина. И первым делом она явилась к своему мужу, королю. И безжалостно била его своей дубиной около часа. Он горестно умолял ее о пощаде, но она не обращала внимания на его горестные мольбы. Он стонал, всхлипывал, плакал, рыдал, вопил и орал, взывая к ее жалости, но понапрасну. Она продолжала избивать его и приговаривала так:

– Ты убил моего любимого! Ты убил моего любимого! Ты убил моего любимого! Ты убил моего любимого!

Через час, переставши избивать мужа, она пришла, с дубиной и лампой, в комнату, где лежал ее скелетный любовник. И мне удалось ясно разглядеть при свете лампы, что она действительно очень красивая женщина. Не слишком высокая и не слишком низкая. Не слишком черная, но и без желтого оттенка. А одета в одежды для оплакивания умерших. Сначала я собирался мгновенно пристрелить ее до смерти, но она была такая красивая, что у меня не хватило духу это сделать – тем более что тогда король, ее муж, навеки остался бы в полузмеином обличье.

А она, значит, вошла в комнату, и она первым делом заправила лампу – взяла из угла бутылку с пальмовым маслом и долила масла в ламповый сосуд. Когда пламя лампы ярко вспыхнуло и вся комната вместе с могилой ясно высветилась до мельчайших подробностей, она (жена короля) подошла к могиле. Она подошла к могиле, опустилась возле нее на колени и сказала своему любовнику «здравствуй», будто он был живой. А потом снова встала и громко проговорила:

– О мой любимый! О мой любимый! О мой любимый! Когда ты вернешься ко мне? Ведь ты меня не забыл? Не забывай меня, любимый! Оживи и вернись! Ведь это за тебя превратила я моего мужа, короля большого города, в полузмеиную тварь и еженощно бью его дубиной! Вернись! Вернись! Вернись ко мне, о любимый! – После этого она горько зарыдала. Но когда, отрыдавшись, она собралась уходить, я гулко сказал ей могильным и веским голосом:

– О моя любимая! Моя любимая! Любимая! Мне удалось вернуться из Города Мертвых. Но я смогу остаться здесь, только если ты вернешь своему мужу, королю, его прежний облик. Поэтому поспеши к нему, а потом приходи сюда, чтобы помочь мне встать из могилы!

Услышавши мои слова, она обрадовалась до самого полного изумления, и она бросилась в комнату, где лежал ее муж, бегом. Она думала, что я ее любовник и что я на самом деле пробудился из мертвых. Она вбежала к мужу, и до меня донесся ее громкий приказ:

– Теперь, когда мой любимый ожил, я приказываю тебе принять свой прежний облик!

Так сказала эта женщина многорадостным голосом. И едва ее муж превратился в человека, она бегом вернулась к могиле. Вернувшись, она стала перед могилой, протянула вперед обе руки и воскликнула:

– Вот, любимый, я выполнила твою просьбу – вернула моему мужу его прежний облик! Так здравствуй же, о любимый, я готова помочь тебе подняться из могилы!

Но я предложил ей подойти поближе, чтобы ее руки дотянулись до моих. А когда она подошла и хотела взять меня за руки, я вместо этого цепко ухватил ее за руки сам. А потом, не мешкая, связал их веревкой и потащил ее за веревку в могилу. Как только она уверилась, что руки у нее связаны, а я не вылезаю к ней наверх из могилы, но тяну ее, наоборот, вниз, она ужасно испугалась. Ей захотелось разорвать веревку и что было силы улепетнуть во все ноги, да я неумолимо затаскивал ее к себе вниз. И тогда, отчаявшись улепетнуть во все ноги, она испуганно залепетала языком:

– Так разве ты… Разве ты не мой любимый?

И услышала от меня устрашающие слова:

– Я вовсе не твой любимый, а посланец смерти. Залезай ко мне в могилу и готовься принять смерть!

Тут она окончательно устрашилась и со смертным страхом пролепетала:

– Да ни за что на свете! Пожалуйста, отпусти меня!

Но я, поскольку она яростно сопротивлялась и отчаянно кричала, разом выпрыгнул из могилы. И я обхватил ее за спину так мощно и нежданно, что она едва не потеряла от страха сознание. А потом я крепко-накрепко связал ей запястья веревкой. И оставил ее у могилы, потому что она уже растратила все свои силы для сопротивления или бегства. А сам пошел в комнату короля. И увидел его там на трехногом стуле, к которому я приделал недавно четвертую ножку. Вид у короля был совершенно ошарашенный, или как будто ему снится удивительный сон, хотя он уже полностью излечился от болезненных избиений и полузмеиного обличья. Я бережно помог ему встать и отвел в ту комнату, где оставил его жену. Он сел на стул в отдалении от жены, и я аккуратно подстриг ему бороду с усами, потому что они были чересчур длинные и устрашающего вида. Потом я коротко-накоротко подстриг у него все ногти, а потом снял со стены одно из покрывал, повешенных туда, как украшения, его женой. Ему пришлось завернуться в это покрывало, потому что его собственная одежда изодралась при бесчисленных избиениях и бичеваниях.

А потом, когда он ощутил себя полноценным, или нормальным, мы подошли к его жене, которая стояла, насмерть испуганная, в углу комнаты. И я приказал ей отказаться от ее сверхъестественной силы, помогавшей ей изменять у людей их человеческий облик. Сначала она попыталась не подчиниться моему приказу, но, заметивши, что я разъярился до лютой готовности немедленно ее пристрелить, она отрыгнула свою сверхъестественную силу в подставленные ко рту ладони. Это была маленькая белая птичка, дрожавшая, будто только что вьшупившийся из яйца цыпленок. Жена короля опустила птичку в пустой тыквенный сосуд, и я спрятал его, вместе с птичкой, в свою охотничью сумку, чтобы показать при случае жителям города.

Потому что мы решили отправиться в город, где жил отец короля. К восьми часам утра мы добрались до города, и горожане встретили нас с огромной радостью. Они отнесли принца (короля города в Безмолвных джунглях) на головах и с великим почетом во дворец его отца, а вероломную жену они побивали по дороге камнями.

Когда она предстала перед отцом своего мужа и после моего рассказа о спасении принца, король (отец принца) откупорил тыквенный сосуд, который я ему вручил, и рассмотрел белую птичку (сверхъестественную силу), а потом повелел вывести из дворца вероломную жену и привязать ее к дереву перед богом железа. И она была привязана, как повелел король.

Он и его вожди сердечно поблагодарили меня за спасение принца, а на следующее утро в городе начались ритуальные празднества, продолжавшиеся много дней подряд. После завершения празднеств король выполнил свое обещание – наделил меня множеством дорогих подарков, коралловых бус и богатых одеяний, которые я продал у себя в деревне за большие деньги…

На этом, любезные слушатели, позвольте мне закончить развлечения нынешнего вечера, или рассказ о моем втором путешествии. А про третье мое путешествие вы услышите завтра.

Когда я умолк, жители деревни немного поплясали, спели под музыку барабанов несколько песен и разошлись, весьма довольные, по своим домам.

В плену у диких людей Развлечения четвертого вечера (мое третье путешествие)

На следующий день к моему дому опять собралось множество слушателей. Их даже стало еще больше – на семьдесят пять процентов, – потому что все окрестные селения уже облетела весть о моих рассказах про путешествия в виде ежевечерних развлечений. И вот, когда люди расселись на стульях, а некоторые, из-за нехватки стульев, обступили меня полукольцом и все получили по бочонку пальмового вина, я поставил перед собой самый вместительный бочонок. После танцев под барабанную музыку, которые продолжались около часу, и когда все отвыпили, я начал рассказ о моем третьем путешествии:

– Через несколько дней по возвращении в деревню с грузом разнообразных сокровищ я купил трех щенков и так их вскоре обучил, или натаскал во время обучения на свирепость, что они стали грозными, будто лютые тигры, – каждый из них. А купил я щенков потому, что мне во время прежних путешествий очень часто не хватало выдрессированных псов, которые могли бы защитить меня от опасных существ. Имя каждому псу, когда щенки подросли, было дано по его разумениям и привычкам. Первого я назвал Хват – за его обычай мгновенно хватать зубами любую еду и моментально съедать ее без всякого остатка; второго, который оказался таким быстрым, отважным и могучим, что мигом разрывал в клочья любое, даже самое опасное существо, я назвал Рвач; а третьего, глотавшего все что угодно и кого угодно, не разжевывая, или живьем, я назвал Живоглот.

Вскоре я уже начал охотиться со своими псами в ближайших к нашей деревне лесах. И убивал при помощи псов до нескольких зверей в день. Так что все мои родственники – и мать, и отец, и брат, и сестра – с радостью лакомились убитой дичью. А поскольку им было радостно, сытно и приятно со мной, я решил отложить свое следующее путешествие на один год. Но при этом, конечно, забыл, что если деньги не добывать, то они кончатся гораздо раньше, чем через год.

Пока я жил дома, почти все жители деревни приходили ко мне есть и пить с раннего утра до самого позднего вечера И многие из них говорили, что обязательно отправятся со мной в путешествие через год, но, едва я напоминал им про лишения, бедствия, опасности и проч., они испуганно отказывались от своего смелого решения.

Когда завершился год моего житья в деревне, я, по-обычному, взял ружье и кинжал, повесил на плечо охотничью сумку, попрощался с родственниками и отправился в город диких людей. Как раз после года охотничьей жизни дома. А город этот располагался очень далеко, и, хотя все жители были там богатые по самым разным меркам, или на любой взгляд, никто из путешественников живым оттуда не возвращался. Так рассказывали у нас умудренные опытом старики. Они говорили, что даже самому могучему и дерзновенному охотнику, если он убьет в тамошних лесах какого-нибудь зверя, не удается унести его потом домой – из-за свирепой мстительности диких людей.

Но я-то решил отправиться в этот город не ради охоты, а чтобы разжиться богатством. И отправился туда среди ночи, совершивши перед уходом печальную ошибку: я не взял с собой из дому трех моих псов. Потому что они, как мне казалось, плохо видели бы окрестности в ночной темноте. Матушка советовала мне их взять, но я, к сожалению, отверг ее безошибочный совет.

Отшагавши в темноте до двух часов пополуночи, я достиг леса, среди которого жили дикие люди. И бесстрашно углублялся в этот лес, пока не заметил поблизости утес. И мне захотелось возле него отдохнуть, потому что к тому времени я уже очень устал. Отдыхая возле утеса, я обдумывал, как бы мне разжиться богатствами у диких людей, но незамеченно облокотился на утес и уснул. А уснувши, увидел принца с полузмеиным телом, который мучился в своем дворце на полу, пока я его не спас. Принц-то мне, конечно, снился, потому что я видел его во сне, но внезапно меня постиг тяжкий удар, и хотя он постиг меня, когда я спал, но случился наяву, так что мне стало худо, и я завалился, в болезненной ошарашенности, на бок. Я, правда, как и подобает храброму путешественнику, тотчас вскочил, и я схватился за ружье, и я уже почти выстрелил в напавшее на меня существо – оно виделось мне наподобие высокой черной тени, – но существо это мгновенно отвесило мне второй тяжкий удар, и мое ружье без единого выстрела отлетело в сторону…

…Хотя, к счастью, на небольшое расстояние, и я в тот же миг подскочил к нему, потому что рассчитывал только на него. Но едва я нагнулся и когда ружье уже почти оказалось у меня в руках, ужасающая тень, или привидение – ведь нападающий привиделся мне, как тень, – дернула меня назад, так что я поневоле перевернулся много раз через голову кувырком. Но ружье все же успел подхватить. И, вскочивши с ружьем в руках, рассмотрел наконец, кто на меня так свирепо напал. Это была старуха огромного роста. Она возвышалась надо мной, будто чудовищная великанша с устрашающей наружностью, обычными по величине и вроде бы не очень сильными руками, но могучими ногами и свисающими почти до земли грудями. А волосы у нее на голове – грязные, жесткие и всклокоченные – ерошились в разные стороны, как если бы она была сумасшедшая.

Я стоял перед ней, ростом всего-навсего до одной шестой части от ее роста, и думал спросить, за что она столь свирепо меня преследует, но, когда поднял взгляд, заметил у нее в глазах угрюмую сверхзлость, а на губах – раздраженно-пузырчатое от слюны бормотание. Увидевши такую жуть, я уже ничего не решился спросить – просто стоял перед ней без слов и с ужасом на нее смотрел. А она вдруг начала придавливать мне пальцем нос и безостановочно забормотала:

– Зачем, интересно, ты явился сюда в такой час? И что, интересно, нужно здесь существу вроде тебя? Неужто вы, люди, решили теперь тревожить нас в наших лесах не только днем, но и ночью?

Тут я стал отступать от нее задом наперед, или пятиться назад, уверившись, что она вовсе не старуха, а опасная ночная тварь, – мне было страшно повернуться к ней спиной. И вот я со страхом отступал от нее, а она медленно наступала и продолжала придавливать мне нос толстенным пальцем.

В конце концов, когда мой нос так ужасно придавшая, что я мог взорваться, или лопнуть, я подумал про себя, что если не начну немедленно защищаться от этой жуткой ночной твари, то она вскоре додавит меня до смерти, или убьет. Я поднял ружье и стукнул ее прикладом в лоб, потому что не решился стрелять из боязни привлечь выстрелом других таких же тварей – если они водились там во множестве, – которые наверняка захотели бы меня убить. Но, к моему ужасу и удивлению, едва я стукнул ночную тварь по лбу, она громко вскричала:

– Ага! Так ты, значит, бьешь бессмертную ночную женщину?

Вскричавши так, она протянула вбок свою правую руку, выдрала с корнями молодое гибкое дерево и принялась без долгих раздумий стегать меня этим деревом с ног до головы, или от макушки до пяток. Я бил ее по лбу прикладом ружья, а она стегала меня гибким деревом почем зря и крикасто приговаривала так:

– Я-то бессмертная, а ты вскоре примешь от меня смерть!

В ту ночь я узнал, что люди, под страхом смерти, ни в коем случае не должны бить бессмертных.

Наконец, когда у меня не осталось больше никаких сомнений, что вскоре она застегает меня насмерть, я прекратил бить ее прикладом по лбу и бросился бежать прочь сквозь темноту и во весь дух, но она без устали гналась за мной и стегала меня деревом и неумолчно кричала:

– Я бессмертная женщина и умереть не могу, а ты смертное существо и скоро умрешь!

Тут уж меня обуял совершенно необоримый ужас, и я стремительно ринулся к ближайшему большому дереву. Но мне не удалось беспрепятственно на него вскарабкаться, потому что, пока я лез наверх, ночная женщина успела подскочить ко мне и сначала несколько раз стеганула по спине деревом, а потом попыталась стащить вниз, да не успела: я уже забрался слишком высоко. Пока она стояла под деревом и размышляла, как бы ей сманить меня вниз, я добрался до вершины, сел на одну из верхних веток и увидел, что ночную женщину внизу трудно различить – такое это дерево оказалось высокое.

А она (ночная женщина) не сумела сманить меня вниз и ушла. Подождавши несколько минут и когда ее по-прежнему не было, я с великой радостью решил, что она не вернется. Но, к несчастью, едва я начал спускаться, она появилась снова, и за ней шли двое могучих ночных мужчин с огромными топорами. Так что я поневоле опять вскарабкался наверх.

Как только эти трое подошли к дереву, ночная женщина показала мужчинам, где я сижу, и они зорко меня разглядели. А разглядевши, принялись быстро подрубать дерево, хотя его заслоняли со всех сторон боковые опорные корни, или стволы. Тут мне стало ясно, что, когда дерево упадет, меня постигнет мгновенная смерть, и я припомнил в это критическое для моей жизни мгновение, что матушка дала мне перед моим уходом из деревни мудрый совет. Она посоветовала взять с собой псов, а я ее не послушался и теперь горько себя ругал…

…Ругал, а главное, ни на что уже не надеялся. Но все-таки встал во весь рост – хотя ветка опасно качалась, – собрался с силами и пронзительно вскричал:

– На помощь, мои псы! На помощь, мои псы! На помощь, мои псы! Хват! Рвач! Живоглот! Ко мне!

Я выкрикивал эти слова безостановочно и во всю свою мощь. Но псы, как мне правильно угадывалось, не могли выполнить мой приказ, потому что их уже заперли на ночь в их комнате мои родственники, которые легли к тому времени спать.

И вот псы рвались на волю, а когда им не удалось вырваться, принялись громко лаять и разбудили мою матушку. И она их выпустила, открывши им дверь. И они бросились на мой зов, и они мчались ко мне по лесу со всех своих ног, а ночные мужчины уже подрубили дерево так сильно, что оно мелко дрожало, и ночная женщина готовилась схватить меня на земле. И я потерял надежду спастись, потому что дерево дрожало все сильней и ему вот-вот предстояло упасть. Но тут появились наконец мои псы – они метались по лесу туда и сюда в надежде меня найти, а я продолжал их звать. И едва они появились неподалеку от дерева, или отыскали меня, я натравил их на ночных существ.

И псы, к моей величайшей радости, в то же мгновение бросились на них. Они (ночные существа) попытались зарубить псов топорами, но те не дали им сделать ничего подобного, а, наоборот, кусали их за все возможные места. Наконец ночные существа не выдержали и удрали, а псы долго гнали их по лесу и, только когда я слез с дерева, возвратились обратно.

Перебравшись в сопровождении псов подальше от леса ночных существ, я почти замертво упал на землю и беспомощно пролежал до самого утра, потому что ночная женщина выбила из меня все мои силы, хотя решимость найти город диких людей выбить так и не смогла.

Наутро я принялся бродить по лесу в поисках города диких людей. Но никакого города там, к моему изумлению, не было. Когда настал час по дневному времени, я немного отдохнул под тенистым деревом и потом отправился дальше, а мои псы убили для меня лесного зверька, и я немедленно изжарил его на огне костра. Подкрепившись и накормивши псов, я снова принялся блуждать по дикому лесу. Не ведая, что дикие люди живут в пещерах и называют свое пещерное селение городом, а пещеры эти, если внимательно присмотреться, ясно видны там и сям среди лесных скал, но дикие люди выходят из пещер только ночью. Так что ночью мне все и открылось.

Потому что диких людей там было видимо-невидимо (из-за ночной темноты). И они всячески преследовали меня, чтоб я убрался из их леса, но я не убирался, и тогда они стали преследовать меня, чтобы убить. А я спрятался на дереве, так что им не удалось выследить меня среди листвы. Они не смогли меня выследить – хотя выслеживали во все глаза – и разошлись по своим делам. Едва они разошлись, я почувствовал, что очень устал, и незамеченно уснул прямо на ветке, где сидел, а мои псы уснули под деревом. У меня было намерение уйти наутро из этого дикого леса, поскольку никаких сокровищ я там не нашел.

Но мне пришлось проснуться гораздо раньше, чем утром, потому что в два часа ночи меня внезапно разбудил лай моих псов. Я глянул вниз и увидел их возле соседнего дерева, связанных друг с другом одной длинной веревкой. Они пытались ее порвать, да ничего у них не получалось. Но когда я собрался слезть на землю, чтобы посмотреть, кто так дурно обошелся с моими псами, передо мной внизу открылось жуткое зрелище: более пятисот диких людей, сидящих вокруг дерева. Увидевши их, я притаился среди листвы и остался незамеченным. А у них под деревом было обычное место для совещаний – но я этого, конечно, не знал, – и они собрались в ту ночь на важное совещание. Странно только, что им удалось неразбуженно связать моих псов.

Мне было видно в свете костра, который ярко освещал совещательную поляну, что многие из диких людей серьезно задумались, а многие громко спорят и собираются устроить спорное побоище, потому что у них было заготовлено на этот случай оружие. Они переживали глубокое взаимонепонимание и дожидались короля, чтобы он помог им друг друга понять.

Прождавши короля около часу и когда он не появился, один из собравшихся громко воззвал:

– О король диких людей, почему тебя нет? Уж не болен ли ты, великий король? Человеческий череп – твой сосуд для питья. Скелетный хребет – твоя трость для ходьбы. И прочая, и прочая, и прочая! Явись, о король! Явись к нам на совещание. Ибо мы ждем тебя, о великий король!

И вот, как только величатель вознес из-под дерева свое воззвание, он (король) отозвался столь оглушительно и страшно, что его голос потряс все окрестные скалы, холмы и деревья, звери в ужасе онемели, дневные птицы испуганно пробудились, а ночные твари омертвело замерли.

Через несколько минут после своего отзыва король спустился с огромного утеса, который возвышался неподалеку от дерева. Он опирался на трость из человеческого скелетного хребта, а королевский вещеносец нес за ним человеческий череп и костяной тронный стул. Когда они оба явились на совещание, стул был поставлен в центре круга собравшихся. И как только король сел на него, вещеносец положил ему под ноги человеческий череп. А сам встал, как страж, у него за спиной. И король возвысил на мгновение свой ужасный голос. Он возвысил голос и так сотряс дерево, под которым шло совещание, что я невольно сорвался с ветки прямо на короля.

Это было огромной опасностью для меня, потому что король получил серьезные увечья, а его тронный стул непоправимо сломался. Я откровенно признал для себя в уме, что дикие люди убьют теперь меня без всяких колебаний. Некоторые из них старались, чтобы я не убежал, – держали за руки и проч., а некоторые старались оказать помощь королю – поддерживали под руки и проч., чтобы его увечья по случайности не умножились.

Пришедши в себя, король повелел своему первому приближенному – старшему вождю – отвести меня в его жилище, а потом доставить для казни на следующее совещание, которое будет созвано через пять дней. После этого дикие люди разошлись по своим пещерам. Но псов моих не развязали, и я терялся в сомнениях, забыли они про них или просто решили не убивать.

А старший вождь погнал меня к своему жилищу, и он гнал меня «в тычки», или очень грубо. Мы пробирались по лесу среди ночной темноты и лунного мерцания около часу и примерно к трем часам пополуночи добрались до его жилища. Он отвалил у входа камень, втолкнул меня внутрь, снова завалил вход камнем и погнал меня дальше.

Его жилище размещалось в огромной скале. Оно было пещерное, но просторное и вместительное – наподобие большого дома. Там был главный коридор и несколько боковых пещер – вроде комнат. Вскоре старший вождь затолкал меня в одну из комнат, и это была его спальная комната. Но сначала он отобрал у меня ружье, и он повесил его на каменную стену перед входом в комнату. Охотничью сумку он тоже у меня отобрал и тоже повесил ее на стену рядом с ружьем, а кинжал он отбросил в темноту пещеры, но я проворно проследил за ним взглядом и заметил, куда он упал. Сделавши все это, вождь протянул руку к ближайшему углу, и он достал из угла тяжелую цепь и намотал один ее конец мне на шею, а другой прикрепил к увесистому камню. Когда ему стало ясно, что я не убегу, он осветил пещерную комнату масляной лампой и несколько раз удовлетворенно отвыпил. Потом передохнул и снова подошел к двери. Он смотрел на меня от двери и что-то бормотал, а после бормотания улегся спать.

Мне было видно при свете лампы, что в комнате стоит множество глиняных горшков с чистым золотом, серебром, кораллами, деньгами, драгоценными бусами и проч., но где вождь все это раздобыл, я не знал. И меня мучили две важные мысли, так что я даже тяжко, с трудом, дышал: как мне спасти свою жизнь и унести хотя бы часть пещерных сокровищ?

Когда я уверился, что вождь глубоко уснул, и до меня донесся его громкий храп, я стал дергать цепь – может, она порвется или разомкнётся, – но все мои усилия пропали впустую. Тогда я попробовал добраться до ружья с охотничьей сумкой, но цепь оказалась чересчур короткая, и мне не удалось это сделать. Ну и тогда я вверил себя своей будущей пещерной судьбе.

На другое утро вождь проснулся примерно в шесть часов. Он встал, и он потянулся всеми частями своего дикого тела, подошел к лампе и заправил ее пальмовым маслом. А потом, не мешкая, шагнул в угол – там у него хранились многоразличные горячительные напитки. И он отвыпил по нескольку раз от каждого из напитков, а после этого подошел ко мне и принялся обдавливать меня ладонями с разных сторон, как если бы он был доктор. Наконец он отомкнул цепь и накинул мне на шею ременную петлю так, что стоило ему за нее потянуть, и я в ту же секунду начинал задыхаться. После этого он взял ременный хлыст, и он заставил меня пригнуться и без всякой жалости вспрыгнул мне на спину. Ремень от петли он держал в левой руке, а ременный хлыст в правой, и он стал гонять меня по пещере, будто я лошадь. Так начались мои пещерные бедствия.

Вскоре я устал возить его на спине и остановился, чтобы немного отдохнуть. Но он огрел меня хлыстом и так затянул на горле шейную петлю, что я чуть не задохнулся. А поэтому невольно повез его дальше. И он к тому же еще ногтил мое тело своими длинными острыми ногтями. А иногда принимался подскакивать у меня на спине, громко крича и радостно хохоча. Притом спина моя промокла от его слюны, которая сочилась тягучей капельной струйкой у него изо рта – тягучей и капельной, но обильной и беспрестанной.

Когда мои страдания стали слишком тяжкими, чтоб их терпеть, я взмолился о помощи, но помочь мне было некому. Я звал своих псов – без всякого толку, потому что дикие люди связали их перед началом совещания веревкой. Тогда я попросил сжалиться надо мной этого беспощадного вождя, но чем громче я просил, тем безжалостней он меня бил. Наконец, не зная, что же мне еще сделать для своего спасения, я умышленно и внезапно упал с надеждой избавиться таким образом от лошадиной участи. И тут мой злостный наездник так сдавил мне выступающий словно бы специально для мучительских пальцев горловой хрящ, что я в тот же миг вскочил и начал возить его на себе по-прежнему.

Через некоторое время мне пришло в голову скрыть от него свои страдания, и я, наоборот, запел песню, чтобы он, как дикий человек, обрадовался и, быть может, отпустил бы меня на радостях восвояси. А он, к моему разочарованию, мигом стал мне подпевать. Если я пел тенором, он подпевал мне басом. Если я запевал басом, он распевал в лад со мной дискантом. И очень радовался, но отпускать меня даже и не думал. Так что я не добился никакого облегчения, а взвалил на себя добавочное, или песенное, бремя. Да еще и довел вождя в его великой радости до бесноватого помешательства. Он так радовался, что напрочь лишился всех своих здравых чувств и подпрыгивал у меня на спине так высоко, что все время тыкался головой в пещерный потолок. А из-за этого как бы потерял голову и гонял меня по самым ухабистым закоулкам пещеры, куда раньше, когда был в своем уме, не заезжал.

Около двенадцати часов ночи он подогнал меня к своей спальной комнате, слез на землю, обмотал мне, по-обычному, шею тяжелой цепью и ушел в комнату. А потом вскоре появился опять – с недозрелыми бананами – и швырнул их мне прямо в лицо. Но не успел он их швырнуть, как я их проглотил, даже не разжевав, потому что проголодался к тому времени почти до смерти.

Сам-то он ел, в своей жадной жестокости, горячее мясо и запивал его прохладительными напитками, а потом улегся на коралловую циновку спать. Пока он спал, я бесприютно сидел, привалившись к пещерной стене. И думал, что если мне не удастся от него сбежать, то он заездит меня до смерти. Или если даже не заездит, то отведет, когда подступит назначенный срок, на совещание, где меня все равно убьют. Но, поскольку сон подкрадывается к нам так же молча, как смерть, я вскоре незамеченно для себя уснул.

Поутру он проснулся раньше меня и, когда увидел, что я еще сплю, начал злобно пинать меня в спину. А как только я проснулся и вскочил, отвесил мне несколько оглушительных оплеух. Оглоушенный оплеухами, или от нестерпимой боли и временной глухоты, я принялся так громко звать на помощь своих псов, что они меня наконец услыхали. А услыхавши, принялись так яростно рваться с привязи, что порвали наконец веревку, которая пересохла до частичной ветхости от солнечного жара. И всего за несколько минут они примчались к скале, где жил в пещере жестокий старший вождь, но пробраться внутрь не смогли, потому что вход был завален тяжелым камнем. А я по-прежнему громко их звал, и они, не теряя времени, побежали осматривать скалу с разных других сторон, чтобы, может быть, найти еще один вход.

Но жестокий вождь догадался о псах и зажал мне рот ладонью, так что у меня не хватило дыхания на очередной зов. Я, правда, боролся изо всех своих сил, чтобы оторвать его ладонь от моего рта. А псы забрались тем временем на вершину скалы и спрыгнули в пещеру через круглую дыру, которая там, по счастью, нашлась. И они ринулись к вождю и стали кусать его так ненавистно, что он мигом отскочил от меня.

Он отскочил от меня и нагнулся за камнем, чтобы пришибить моих псов, но они еще ненавистней набросились на него с укусами, и они укусывали ему и голову, и лицо, и глаза так въедливо и люто, что он поневоле и без всяких сил рухнул на землю. А я без всяких колебаний принялся бить его тяжелым камнем по голове. Когда он, как я заметил, окончательно потерял последние силы и уже не мог отомстительно наброситься на меня…

…Когда я это заметил, я нашарил в темноте на полу свой кинжал, и я снял со стены охотничью сумку и ружье. А потом вернулся к жестокому вождю. И под страхом ружья потребовал, чтобы он отдал мне часть своих сокровищ. Он испуганно согласился, и я оттащил его в спальную комнату, и он добровольно выделил мне часть своих многочисленных сокровищ. Так я получил золото, серебро, кораллы и разные другие дорогостоящие вещи. А потом ушел вместе с псами из его пещеры. Но если б он отказался выделить мне часть своего имущества, я бы не стал его забирать, потому что не желаю быть вымогателем.

Возвратившись в свою деревню и после того, как все жители с изумлением рассмотрели добытые мной сокровища, я распродал их за огромные деньги, но люди, которые удивлялись моему богатству, не знали, что я приобрел его ценой многих лишений. И только старики щедро восславили мою доблесть, поскольку они-то знали, что если человек недостаточно могуч и храбр, чтобы выдержать суровые лишения, то дикие люди беспощадно лишают его жизни, или безжалостно уничтожают.

Вернувшись, я прожил у себя в деревне шесть месяцев, прежде чем отправился, когда настал сухой сезон, в новое путешествие.

По завершении моего рассказа о третьем путешествии слушатели сплясали и попели, сыграли на барабанах и отвыпили пальмового вина, а потом устало разошлись, потому что уже наступила глухая полночь.

Из голодного города – в город водяных людей Развлечения пятого вечера (мое четвертое путешествие)

На пятый вечер, когда слушатели собрались перед моим домом и получили, каждый, свою порцию пальмового вина, а потом принялись весело плясать…

…В этот вечер, призвавши их к пристальному вниманию, я обратился к ним так:

– Мне воистину очень приятно снова встретиться с вами, и меня искренно радует ваше доброе отношение ко мне, хотя я – правитель нашей деревни. Меня, кроме того, наполняет удивленное удовлетворение, когда я вижу, что сегодня вас на девяносто процентов больше, чем было вчера. Сначала, правда, меня немного встревожило столь многочисленное собрание (все собравшиеся с безмолвным вниманием прислушивались к моим словам), но, спокойно поразмыслив, я совершенно успокоился. Встревожила меня боязнь, что будет не так-то легко раздобыть достаточное количество досок для изготовления гробов, когда настанет ваш смертный час и вас придется хоронить. А успокоила трезвая мысль, что вовсе не всем из вас понадобятся после смерти гробы. Ведь кое-кто будет убит и съеден дикими зверями, кое-кому предстоит утонуть или сгореть дотла в огне, а кое-кого украдут, чтобы гибельно распорядиться их жизнью, злонамеренные похитители. Короче, многие из вас умрут на чужбине, и родичи не сумеют заполучить ваши тела, чтобы похоронить их в гробах.

Тут мои слушатели ужасно раздосадовались, начали бить себя ладонями в грудь и утверждать, что они не утонут, не сгорят, не будут похищены злоумышленниками или съедены дикими зверями, а умрут у себя дома и примут обряд захоронения в гробах. Подождавши, когда всеобщий шум немного утихнет, я предложил собравшимся понять меня правильно и вспомнить, что никто на земле не знает, где, как и когда он умрет, а если это кому-нибудь известно, пусть расскажет мне сейчас об обстоятельствах своей будущей смерти. И тогда я соглашусь, что виновен в оскорбительном искажении правды. Ответом мне было молчание, которым слушатели хоть и уклончиво, но честно подтвердили мою правоту. Потом они немного выпили и сплясали, а потом я начал рассказ о своем четвертом путешествии:

– Однажды утром, через шесть месяцев после моего возвращения домой, я взял, как обычно, ружье, охотничью сумку и кинжал, распрощался с родственниками, друзьями и соседями, основательно подкрепился перед дорогой и собрался уходить. При этом некоторые жители деревни серьезно советовали мне не пускаться снова на поиски сокровищ. Они говорили, что у меня их уже вполне достаточно. Разъяснивши им, в чем они ошибаются – ведь нам известен только сегодняшний день, а про завтрашний мы ничего не знаем, – я отправился навстречу своей судьбе.

Отправился я в этот раз на север. И через несколько дней добрался до большого города. Город этот, большой и знаменитый, расположен на берегу широкой и глубокой реки. Как только я вступил в него, меня сразу же до ужаса поразила наружность горожан. Они были такие худые, что ни единого мускула не осталось на их телах. Каждый казался плоской щепкой. А ноги и руки походили у них на тонкие палочки. Глаза запали глубоко в черепа и едва смотрелись, а огромные головы свешивались набок, потому что их не удерживали худые, до полного изнеможения, шеи. Нижние и верхние челюсти у горожан почти полностью иссохли, вроде пережаренных ломтиков тощего мяса. Животов не было вовсе, а по бокам и на груди выпирали из-под кожи острые кости.

Когда они впервые увиделись мне в своей жуткой наружности, я подумал про себя и даже незамеченно воскликнул вслух:

– Как же это получилось, что люди были созданы в таком ужасном виде?

Ведь сначала-то мне было неведомо, что у них голод, который и довел их всех до такого страшного состояния. Он настолько истощил женщин, что у них полностью усохли груди. Король от голодного истощения даже не мог надеть корону, когда появлялся перед своими подданными. А его подданные относились к нему без всякого почтения – они были готовы почитать только тех, кто сумел бы их накормить.

И все же, по стародавнему обычаю, меня первым делом представили королю, а после того, как он разрешил мне поселиться у них, я был препровожден в дом к верховному вождю рядом с дворцом короля. Но уснуть мне ночью не удалось, потому что меня все время мучил голод. И вот наутро, едва пришедши в королевский дворец, я сказал:

– Повели, пожалуйста, накормить меня, о король!

Но король в то же мгновение мне ответил:

– К сожалению, это совершенно невозможно, потому что у нас вот уже несколько лет царит голод и мы подкрепляемся только водой.

Вернувшись, я стал с надеждой ждать, что мне пришлет еду верховный вождь, но по прошествии нескольких часов и когда никакой еды для меня не прислали, я проглотил от голода стыд, и сам отправился к вождю, и бесстыдно попросил у него поесть. Но он сказал, что они утоляют голод водой. И он к тому же сказал, что из-за всеобщего голода у них даже за деньги невозможно добыть еду. Им не только деньги, но и богатые одеяния не приносили никакой пользы – хотя и того и другого у них скопилось великое множество, – потому что еды они купить не могли, а их одеяния давно уже стали им велики от их застарелой худобы. Объяснивши все это, верховный вождь опять посоветовал мне утолять голод холодной водой.

Я попытался воспользоваться его советом и весь день пил холодную воду. Но на другое утро меня еще до рассвета разбудил мучительный голод. Поэтому, едва поднявшись, я отправился в королевский дворец и стал жаловаться придворным короля, что мне нечего есть, кроме воды, которую можно только пить. Я жаловался им с надеждой получить от них помощь, или еду. Но они прервали мои жалобы, как только услышали слово «голод», и, раздевшись, показали мне свою худобу, а потом предупредили, что если я останусь в их городе, то тоже вскоре исхудаю до полнейшей изможденности.

Когда и придворные не сумели меня накормить, я с удивлением покачал головой, а потом вернулся к вождю. И вот я молча сидел в своей комнате, размышляя, где бы мне во что бы то ни стало раздобыть еду. Сначала я решил было возвратиться в свою деревню, чтобы вволю поесть и принести оттуда съестных припасов для продажи голодающим горожанам. Но потом вспомнил, что деревня моя чересчур далеко, а главное, туда нет дороги для путешествий с провизией.

И вот я думал, как же быть, но ничего не мог придумать, пока мне не пришло вдруг в голову отправиться на речку, которая протекала неподалеку от города, чтобы половить в ней рыбу. И тогда, без всяких колебаний, я отправился к речке. По счастью, там оказалось много лодок, привязанных к прибрежным деревьям. Я отвязал одну из лодок, прихватил свой кинжал и оттолкнул лодку от берега. А потом принялся высматривать рыбу. Но ни одной рыбы, к несчастью, не высмотрел. Зато увидел – часов примерно в двенадцать по дневному времени – болотистую пальмовую чащобу на берегу реки. И в этой чащобе росло много плодоносных пальм. Я причалил к берегу и забрался на одну из пальм. Забраться-то я забрался, да никаких плодов, к сожалению, не обнаружил. На второй пальме плодов не оказалось тоже. Но на третьей, когда я вскарабкался к самой вершине, мне посчастливилось обнаружить сразу две грозди спелых пальмовых плодов. Я торопливо прогнал птиц, которые клевали плоды, и срезал кинжалом обе грозди.

Вот срезал я плоды и принес их на берег, и в лодке я первым делом наелся до полного удовольствия, а с оставшимися плодами вернулся в город. Но там меня чуть не разодрали на части голодные жители, пока я пробирался по улицам к королевскому дворцу. Мне, правда, все же удалось добраться до дворца, и король, увидевши плоды, изумленно восхитился, радостно меня возблагодарил и сначала наелся сам, а потом распределил то, что осталось после его трапезы, между подданными.

Когда подданные поели и разошлись по домам, король отвел меня в кладовую комнату. Он показал мне все свои наличные деньги и множество разнообразных драгоценностей, вроде золота, серебра, бриллиантов, дорогих бус и проч. А потом пообещал, что если я смогу добывать для жителей города пальмовые плоды, то он (король) готов награждать меня за это и деньгами, и драгоценностями, и серебром, и золотом. Я улыбнулся про себя в ответ на обещание короля и сказал ему, что приложу все свои силы для доставки в город пальмовых плодов, а потом вернулся к верховному вождю.

На другое утро я снова отправился в болотистую чащобу. После долгих поисков мне удалось найти на одной из пальм гроздь плодов. И я принес ее королю. Часть плодов он съел, а остальные распределил среди подданных.

И вот я доставлял в город плоды около пяти месяцев подряд. Но, по несчастью, когда плодовый сезон подошел к концу, голод еще не завершился. Я прикладывал все свои силы, чтобы отыскать плоды для доставки их голодающим горожанам, да если чего-нибудь нет, то и в поисках толку нет, а поэтому мне ничего не удавалось найти.

Три дня я не ел, а только пил с утра до вечера холодную воду и так ослабел, что приготовился к скорой смерти. Мне хотелось вернуться в свою деревню, но я упал бы от слабости после первой же мили на пути к дому. Четвертое мое путешествие оказалось таким бедственным и безнадежным, что я дал себе в уме слово никогда больше не пускаться на поиски сокровищ, если мне удастся возвратиться домой.

А голод между тем снова погнал меня в пальмовую чащобу – теперь я надеялся, что мне посчастливится найти хотя бы несколько плодов, которые упали во время плодового сезона на землю. Я обшаривал землю под пальмами до трех часов дня и наконец отыскал один перезрелый плод. Я бережно поднял его с земли. Но потом вдруг печально подумал, что один плод меня, конечно же, не спасет. Ведь одним плодом давний голод не утолишь!

Так или эдак, а я все же вернулся с найденным плодом к лодке и поплыл обратно в город. Я уже выплыл на середину реки, как вдруг задел плод веслом и уронил его в воду – да не где-нибудь, а на самом глубоком месте. И это так меня раздосадовало, что я отшвырнул весло и без всяких колебаний выпрыгнул из лодки. Я плавал по реке кругами в надежде найти оброненный плод, но внезапно почувствовал, что кто-то ухватил меня за ноги и тащит ко дну. Я попытался вырваться, да ничего у меня не получилось, и мне пришлось отдаться на волю неведомого существа. Через некоторое время я оказался под водой и сумел рассмотреть, кто же это тащит меня на дно. В левой руке у него был гроб со стеклянной крышкой, и едва он затянул меня под воду, как втолкнул в гроб, потом занырнул туда сам и мгновенно прикрыл гроб крышкой. К моему величайшему удивлению, я смог в гробу дышать, а поглядевши на своего похитителя, заметил, что от талии до колен он завернут в чешуйчатую рыбью кожу, на голове у него вместо волос мелкие чешуйки, руки не по-людски короткие и могучие, будто из железа, но пальцы на них человеческие, а лицо – двухглазое, как у меня, хотя глаза круглые, яркие и громадные – вроде полной луны.

Но на плечах, локтях и коленях у него, как я со страхом заметил, виднелись плавники, а под овальным носом над плоскими губами росли рыбьи усы. И пока гроб уносил нас в глубину реки, мой похититель всячески меня изводил – то скреб мне лицо острыми ногтями, то бил по ушам, то пугал острой железной пикой, словно бы собираясь выколоть мне глаза. Когда гроб опустился на дно, похититель сдвинул с него крышку, вылез сам и выпустил меня. Едва мы вышли из гроба, я сразу понял, что вокруг никакой реки уже нет. Под ногами у нас была сухая земля, и гроб стоял у сухопутной дороги, которая вела к очень красивому дому. И похититель погнал меня к этому дому – так быстро, что еле-еле поспевал за мной сам.

По обеим сторонам дороги росли прекрасные деревья и цветы. А немного впереди, тоже по обеим сторонам дороги, стояли двумя шеренгами, наподобие полицейских или солдат, несколько существ того же вида, что и мой похититель, который по-прежнему гнал меня вперед. И вскоре мы подступили к очень красивому дому. Но это был не дом, как он увиделся мне от гроба, а великолепный дворец. Похититель ввел меня внутрь и повел, будто конвоир, по дворцовым покоям с дорогими убранствами на всех стенах и даже в самых укромных углах. А из окон, если смотреть на небо, было видно солнце – неяркое и словно бы прикрытое легкими тучами, или похожее на полную луну ночью в сухой сезон. Воздух вокруг был немного гуще, чем, например, у нас в деревне, а песок на просторных пространствах вокруг дворца белелся, как белые покрывала.

Вскоре похититель, или конвоир, привел меня в прекрасную гостевую залу, где сидела на королевском троне прекрасная дама в драгоценных одеждах. Я предстал перед ней, как если бы она нисколько меня не удивила, и отвесил ей глубокий поклон. А потом подошел к одному из гостевых сидений и сел. И сразу же начал спокойно озираться, чтобы рассмотреть украшения на стенах вокруг, на полу у меня под ногами и на потолке. Когда я осмотрелся, мне стало понятно, что я попал к водяным жителям и что дама, которая сидела передо мной, была речная нимфа, или наяда, а ее подданные вели свое происхождение от предков-рыб. Придворные и стражники речной нимфы с огромным изумлением заметили, что я нисколько их не боюсь, но им, конечно, было неведомо, что я уже во всем покорился своей будущей судьбе.

А украшения там были такие: чучелованные золотые рыбы, полированные морские раковины, черепа водных животных и проч. повсюду на стенах; причем стены мерцали искрами, будто звезды. Сиденьями служили чучела самых разных рыб, но чучела такие свежие, как если бы рыбы были живые. Сама правительница подводного города, или нимфа, была облачена в чешуйчатые рыбьи покровы, но шелковистые, словно самые дорогие одеяния. Понизу они мерцали, как золото, на талии светились по-звездному, а самые верхние сияли бриллиантовым блеском. Тронное кресло украшали резные изваяния морских существ, а под ногами у нимфы лежал череп кита. В ее короне поблескивали прекрасные морские раковинки, а на полу по комнате медленно разгуливали морские черепахи.

Возрастом нимфа была, на мой взгляд, лет примерно тридцати. Глаза у нее ясно светились умом, лицо сияло, как у пятнадцатилетней от рождения девушки – без всяких морщинок, шрамов или прыщей, – а волосы были гораздо светлей, чем черные, но, возможно, их просто высветил подводный климат. Зубы – на диво белые и вплотную друг к другу, нос выточенный, будто у изваяния, а на ногах – мягкие туфельки из крокодиловой кожи. Голос – переливчатый и звонкий, а облик – милосердный и добрый.

Пока я все это примечал, в тронную залу вошла новая смена стражников, а прежняя смена ушла, и новая приступила к охране нимфы. Каждый из стражников был статный, могучий и устрашающий. У каждого на голове – череп акулы, на теле – чешуйчатый фартук, а на ладонях – перчатки из рыбьей кожи. Многие держали в руках массивные хвосты громадных рыб около четырех футов длины, шести дюймов ширины и с острыми шипами по краям. А у тех, кто был вооружен копьями, грудь прикрывали панцири черепах. Такая им полагалась форма. И каждый стражник – огромного роста, а по виду – циничный и дерзновенный.

Я сидел перед нимфой, или королевой реки, и думал про себя, что если судить по украшениям тронной залы, то мне, наверно, удастся получить здесь много богатств, а мой похититель жаловался тем временем нимфе, что когда я выпрыгнул за плодом из лодки в реку, то мучительно ударил го ногами по голове и поэтому он требует сурового наказания для меня. Едва его жалобы завершились требованием сурового наказания, стражники подступили сзади ко мне, готовые на самые беспощадные меры. Но нимфа позвонила в колокольчик, чтобы они пока не трогали меня, и холодно спросила:

– Зачем ты ударил его по голове?

Прежде чем ответить, я закинул ногу на ногу, будто сижу у себя дома или в гостях, а потом сказал:

– Мне нужно было не упустить единственный пальмовый плод, который я отыскал на берегу реки, а потом нечаянно уронил в воду. Вот почему мне пришлось выпрыгнуть из лодки. И я не знаю, ударил ли я кого-нибудь по голове. Но если даже и ударил, то не намеренно, а случайно.

Тогда нимфа спросила:

– Да зачем же ты прыгал в воду из-за одного-единственного пальмового плода?

И поскольку стражники были готовы немедленно схватить меня по приказу нимфы, я поспешно ей разъяснил:

– Король из Голодного города на берегу твоей реки дал мне задание добывать пальмовые плоды и доставлять их голодающим горожанам, потому что они ничего не ели с тех пор, как у них начался голод, и усохли до костей.

Услышавши мое разъяснение, нимфа так удивилась, что на мгновение даже привстала, а потом спросила:

– Неужели голод таков, что люди питаются только пальмовыми плодами?

И я ей ответил:

– К сожалению, это так. Но сейчас у них кончаются даже пальмовые плоды.

Тут нимфа и стражники изумленно вздохнули, потом нимфа с величайшим удивлением посмотрела на меня, а стражники – друг на друга, и я понял, что в них пробудилась жалость. Нимфа немного помолчала и вдруг сказала:

– Да-да, теперь я заметила по твоей худобе, что тебя мучает застарелый голод!

А я поспешно сказал:

– Меня действительно мучает голод, хотя сам-то я не из этого города и пришел сюда в поисках сокровищ.

Нимфа хотела задать мне еще один вопрос, но в комнату нежданно вошла прекрасная дама. Она поставила перед нимфой большую чашу, и она (прекрасная дама) склонилась перед нимфой в поклоне, а потом ушла. Нимфа сняла с чаши крышку, и по комнате разнесся запах жареной рыбы, и нимфа приступила к трапезе для подкрепления жизненных сил. А я, поскольку меня мучил голод еще до того, как я попал в подводный дворец, подошел к нимфе, взял из чаши без всяких извинений несколько ломтиков рыбы, вернулся на свое место и принялся с жадностью есть. Но нимфа, по своему милосердию, позвонила в колокольчик, чтобы избавить меня, как тут же выяснилось, от голодных мук. Через несколько секунд явилась вызванная колокольчиком прислужница, и нимфа повелела ей отвести меня в трапезную комнату, чтобы накормить. Когда я пришел следом за прислужницей в трапезную комнату, она (прислужница) дала мне на редкость вкусной еды, и я наелся до полнейшего удовольствия. А потом снова вернулся к нимфе. Расспросивши меня во всех подробностях про голодающий город, она вышла из тронной залы в комнату напротив. И вскоре вернулась обратно с большим круглым ящиком. Он был большой и тяжелый, но все же подъемный для одного человека, если его нужно куда-нибудь отнести. И он был вкруговую запечатан. Протянувши мне ящик, нимфа сказала, что:

– Этот запечатанный ящик, – она указала на него пальцем, – будет снабжать и едой и напитками и тебя и всех голодающих горожан, пока у них не кончится голод. Но вы должны бережно следить, чтобы он не разбился. Если же кто-нибудь его разобьет – а он очень-очень хрупкий, – то вас всех постигнет в наказание жестокий голод и суровая кара Вы будете сурово наказаны, даже если его украдут. А кроме того, вам следует твердо запомнить, что вы не должны отныне обращаться ко мне с какой бы то ни было новой просьбой.

Едва нимфа высказала мне свое строгое предупреждение, она сразу же позвонила в колокольчик, и вскоре перед ней предстал мой похититель, или водяной человек. Она приказала ему доставить меня туда, где мне пришлось из-за него бросить лодку. Я положил подаренный ящик на голову, вознес нимфе нижайшую благодарность и последовал, в сопровождении нескольких стражников, за водяным человеком. Вскоре мы подошли к гробу со стеклянной крышкой, и стражники возвратились к нимфе, а я положил пищевой ящик в гроб и залез туда сам. Но как только в гроб залез вслед за мной водяной человек и прикрыл его сверху крышкой, он (гроб) стремительно сдвинулся с места и через несколько секунд оказался, к моему изумлению, в том самом месте среди реки, откуда водяной человек утащил меня на дно.

А мою лодку качали и кружили в этом месте речные волны. Гроб аккуратно причалил к лодке, и я бережно перегрузил туда пищевой ящик, перебрался сам, сел за весла и отправился в Голодный город. Но водяной человек, хотя мы путешествовали с ним в общем гробу, не сказал мне по дороге ни единого слова.

Часа через два я добрался до пригородного берега. И, привязавши лодку, пошел прямо к королю. Король, в присутствии верховного вождя, распечатал пищевой ящик, или снял с него крышку. Он увидел там, к своему удивлению, несколько чаш, наполненных разными яствами, и маленькую ложку. Но они (и король, и вождь) отказались мне поверить, когда я сказал им, что этих яств хватит для прокорма всех горожан, пока в их городе не кончится голод.

И все же король спрятал пищевой ящик в особо укрепленную кладовую комнату для хранения самых ценных сокровищ, а меня назначил распределителем пищи. И я первым делом накормил короля с верховным вождем, после чего во дворец были приглашены остальные жители города. Когда они собрались, король объявил им, что каждый из них должен сходить домой за тарелкой и ложкой. Они разбежались по домам и через несколько минут возвратились бегом с чем приказано. Тогда я начал их обслуживать. И все они наелись до полнейшего удовольствия, но еда в пищевом ящике сохранилась без всякой убыли, будто никто от нее не кормился.

И вот король со своими подданными ели-пили трижды в день три месяца напролет, а яства и напитки в пищевом ящике оставались как бы нетронутые. И недели через две жители напрочь забыли про бывший голод. Тела у них обросли мускулами, и они стали такими же здоровыми, как до наступления голода. Они со счастливым смехом бродили по улицам, распевали песни и радостно веселились. Им так понравилась их новая жизнь, что они решили никогда больше не работать.

А весть о пищевом ящике облетела тем временем все окрестные селения и города, так что великое множество народу приходило на него смотреть. И однажды в полночь банда ночных грабителей из окрестного города проникла во дворец. Грабители попытались взломать укрепленную кладовую комнату, чтобы украсть пищевой ящик для собственного пропитания. Но сигнальщики, стоявшие на страже у дворцовых ворот, начали громко трубить в сигнальные рожки, чтобы разбудить всех жителей города, и они (жители города) вооружились палицами, дубинами, ножами, топорами, луками со стрелами и проч. Они мгновенно набросились на грабителей, а я со своим кинжалом в руках ринулся вслед за ними. Мы наносили грабителям сокрушительные удары, но их ответные удары рушились на нас еще сокрушительней, и вскоре наши тела сплошь покрылись кровавыми ранами. А меня грабители сокрушили в бою столь беспощадно и тяжко, что я, истекая кровью, рухнул без сознания на землю. Но в конце концов грабители дрогнули под беспрестанным градом наших стрел и пустились наутек.

Когда грабители разбежались, меня внесли в один из дворцовых покоев, и король за несколько дней исцелил особым снадобьем все мои раны. А грабители долго не решались после ночного разгрома нападать на город открыто, но один из них незамечено для нас прокрался к дворцовым сигнальщикам. И он втерся при помощи дружеского коварства к ним в доверие. Ему надо было разведать, как наилучшим способом проникнуть в кладовую, где хранился пищевой ящик, и он с утра до ночи сидел, будто друг, среди сигнальщиков.

Узнавши, что ему было нужно, он возвратился к своим единоумышленникам. И он сказал им, чтоб они готовились еще раз напасть на город. А сам в ночь нападения отправился, по-обычному, к дворцовым сигнальщикам. И он открыто сидел среди них, будто давний друг. А под одеждой таил бутылку с густым медом. И едва сигнальщики отлучились во дворец за ужином, он налил им меду в сигнальные рожки. Налил и повесил рожки на место.

Когда сигнальщики возвратились, он сначала по-дружески разделил с ними ужин. А потом сказал, что ему нужно навестить одного знакомого. И отправился, к полному неведению сигнальщиков, предавать их своим единоумышленникам. Он объявил единоумышленникам, что пора начинать грабеж. Грабители тайком пробрались по городским улицам и проникли во дворец через боковые ворота. Они принялись рубить топорами дверь кладовой комнаты, где хранился пищевой ящик, но сигнальщики встревоженно проснулись и поспешно схватили свои сигнальные рожки. Они хотели протрубить горожанам и королю, что грабители снова явились во дворец, да, едва поднесли рожки ко рту, оттуда, прямо им на язык, стал капать мед. И они не смогли протрубить тревогу, а начали вместо этого лакомиться медом, который капельно стекал им в рот, так что грабители без всяких помех разрубили дверь кладовой.

Они разрубили дверь кладовой, забрали пищевой ящик и самое драгоценное королевское имущество, а потом как можно быстрей удрали из города и, когда сигнальщики слизали весь мед, чтобы протрубить наконец тревогу, были уже очень далеко. По запоздалому сигналу опустевших от меда рожков король с горожанами схватились за оружие, а я, по-обычному, вооружился своим кинжалом. И мы стали преследовать грабителей, чтобы отобрать у них пищевой ящик вместе с украденным из кладовой королевским добром. Но те убежали уже слишком далеко: их след простыл и нам не удалось его отыскать.

Упустивши грабителей, мы опечаленно вернулись в город. Король сел на трон и принялся в унынии размышлять, чем наутро утолить всеобщий голод. И утром, когда горожане собрались перед королевским дворцом с надеждой на завтрак, а завтрака не было, король и верховный вождь приказали мне возвратиться к нимфе, чтобы выпросить у нее еще один чудесный пищевой ящик. Я рассказал им о предупреждении нимфы не обращаться к ней за помощью во второй раз, и я рассказал им про ее обещание сурово нас покарать, если ящик разобьется или будет украден…

…Я рассказал им об этом, но голодные горожане, которые тоже слышали мои слова, разом и в один голос вскричали:

– Все это вранье, а ты, вместо того чтобы врать, должен возвратиться к нимфе, и, когда она узнает от тебя, как дерзостно украли у нас грабители пищевой ящик, ты, конечно же, получишь в подарок новый!

Я было отказался возвращаться к нимфе, но король с верховным вождем сказали, что это – нарушение их приказа, а за нарушение приказа меня сурово покарают, или обезглавят.

И вот я пошел на речку, снова отвязал лодку и приплыл в то самое место, откуда водяной человек утащил меня к нимфе. Я нарочно выбросил за борт весло – в надежде, что оно утонет, как и пальмовый плод. А когда весло не утонуло, выпрыгнул из лодки сам, и едва я успел нырнуть, водяной человек ухватил меня за ноги, утянул под воду, затолкал в гроб, и через несколько минут мы уже оказались возле города речной королевы, или нимфы. Водяной человек отвел меня к нимфе и пожаловался ей, что он поймал меня, когда я стукнул его ногой по голове.

Увидевши меня, нимфа сурово разгневалась, и она даже не обратила внимания на жалобу водяного человека, а сразу же обратилась ко мне с грозным вопросом:

– Разве не говорила я тебе, чтоб ты больше не тревожил меня?

На что я ответил ей дрожащим голосом:

– Вообще-то, конечно, говорила. Но я пришел за новым чудесным ящиком с неистощимой пищей.

Услышавши мой ответ, нимфа разгневалась еще сильней и грозно спросила:

– А что, кстати, случилось с тем ящиком, который я тебе дала?

И я объяснил нимфе, что его украли из королевской кладовой ночные грабители. Тогда она угрожающе сказала:

– Вот, значит, какова людская беспечность? Я ведь предупреждала, что ящик нужно заботливо охранять от воров. Ну ладно, теперь вы получите подарок, который научит вас всех уму-разуму.

Тут нимфа встала и ушла в комнату напротив тронной залы, а я, пока ее не было, радовался от всей души будущему подарку, который научит нас всех уму-разуму и досыта накормит. Вскоре нимфа вернулась и дала мне вместительный глиняный горшок. Она сказала, что его нужно распечатать, собравши перед ним всех горожан во главе с королем. Я радостно ее поблагодарил, поскольку думал, что этот горшок и накормит нас всех, и вразумит. А нимфа позвонила в колокольчик, и на пороге тронной залы немедленно появился водяной человек, который утягивал меня два раза под воду. Он поклонился нимфе, и она повелела ему доставить меня в его гробу к моей лодке. Когда мы доставились на место, откуда он утягивал меня ко дну, я влез в лодку, доплыл до пригородного берега и принес подаренный мне горшок в Голодный город.

Король и голодающие горожане, которые уже ждали перед дворцом моего возвращения, разразились от счастья радостными кликами, едва они заметили у меня на голове пищевой горшок. Я отдал горшок королю и, прежде чем он открыл его среди собравшихся горожан, объяснил ему со слов нимфы, как это сделать. Он повелел горожанам подойти поближе, а потом уж распечатал, или открыл, запечатанную нимфой крышку. Но вместо яств и напитков, которые мы надеялись обнаружить в горшке, из него с жутким жужжанием вылетело множество пчел, ос, шершней и проч. Не мешкая, они принялись жалить нас всех куда попало и почем зря. Многих они сразу же зажалили до смерти. А остальные бросились трюх-брюх наутек, перевернули, в попытках спрятаться, все вокруг вверх дном, а потом припустились удирать со всех своих ног. И, наконец, сам король, убегая что было мочи и во всю прыть, потерял на бегу корону, но не смог остановиться под жалами безжалостных насекомых тварей, чтобы ее подобрать. Когда город опустел, я торопливо собрал свое имущество и поспешно отправился восвояси. У меня, конечно, не было возможности ждать короля с надеждой получить от него обещанные драгоценности, да и убежал он так бесповоротно, что его уже никто не сумел бы, наверно, найти.

Через несколько дней я добрался до своей деревни, но вошел в отчий дом тихо и отнюдь не столь радостно, как после первых трех путешествий. Жители деревни сбежались к моему дому, чтобы торжественно отпраздновать мое возвращение, и были потрясены с головы до ног, когда узнали, что я вернулся ни с чем. Тут многие принялись предостерегать меня против новых путешествий, но кое-кто все же советовал мне продолжать поиски сокровищ, потому что, как они говорили, жизнь идет не прямо, наподобие прямой линии, а зигзагообразно и тот, кто сегодня добыл для себя богатство, не должен бояться завтрашних опасностей и лишений, даже если он рискует лишиться жизни. Сердечно поблагодаривши советчиков за искренние заботы, я угостил их вином, и мы выпивали всей деревней до глубокой ночи.

Так завершилось мое четвертое путешествие. В те дни поиски сокровищ не всегда приносили ожидаемую прибыль. Порой удачное поначалу путешествие кончалось полной неудачей. И наоборот. Но мое четвертое – тщетное – путешествие нисколько не обескуражило меня. А теперь – благодарю вас за внимание, друзья, и спокойной вам ночи.

Когда я умолк, слушатели несколько минут потанцевали, спели две-три песни и отвыпили пальмового вина, а потом разошлись по своим домам.

Нагорная богиня алмазов Развлечения шестого вечера (мое пятое путешествие)

Ну и вот. А на шестой вечер жители деревни явились ко мне, чтобы послушать рассказ о моем пятом путешествии. Когда им всем дали вина, я выпил несколько бочонков…

…Я выпил несколько бочонков, сидя в своем обычном старом кресле, и я приятственно раскурил мою привычную старую трубку, и я повел рассказ так:

– Вы, насколько мне помнится, слышали от меня вчера, что я не обескуражился, когда помог людям Голодного города избавиться от голода, но моя помощь не была вознаграждена, и я вернулся домой с пустыми руками. Да, мне пришлось вернуться без богатств. И все же ровно через год после возвращения я отправился за сокровищами в пятый раз. Едва настало утро, я быстро оделся, взял, как обычно, ружье, охотничью сумку и кинжал, попрощался с родителями и, не мешкая, пустился в путь.

После долгого путешествия много дней напролет я вышел к морю. Море это было такое опасное, что несколько тысяч человек ежегодно расставались с жизнью при попытке переправиться на другой берег, и расположено оно в северовосточных пространствах, если идти от нашей деревни. Но те, кому удавалось пересечь его, возвращались с огромными богатствами, и я решился на переправу, хоть и понимал, что рискую жизнью ради заморских богатств. Мне пришлось ждать у моря погоды много дней, но, когда установилась подходящая погода, оказалось, что поблизости нет ни одной лодки. Тогда я отправился вдоль моря, или по берегу, пешком. И вскоре увидел старую лодку, которая колыхалась на волнах в прибрежных водорослях. Внимательно осмотревши лодку и когда обнаружилось, что она расщеплена трещиной почти напополам, я, конечно, не сумел понять, утонул ее прежний владелец или нет, а поэтому с трудом преодолел страх. Я с трудом преодолел страх, и я надежно связал лодку крепкой веревкой, чтобы не утонуть. А потом срезал с прибрежного дерева толстую ветку, обстругал ее, как весло, повесил на плечо ружье, охотничью сумку и кинжал, осторожно залез в лодку, бережно оттолкнул ее от берега и выплыл в открытое море.

И вот, значит, едва я удалился от берега не больше чем на одну морскую милю, как начался проливной дождь и буранный шторм. Я попытался отгрестись обратно к берегу, но без всякого успеха. И мне еще не удалось успокоить переполох у себя в уме, а на море уже выпали густые снега. Пока я закрывал руками голову от тяжелых снежинок, лодку унесло в открытое море, и мне пришло на ум, что если я стану себя проклинать за свою безумную затею, то буду, конечно, совершенно прав, а в небе у меня над головой начали тем временем сверкать ослепительные молнии. Они сверкали в небе, но так ярко отражались в море, что все морские существа метались туда и сюда, ничего не видя перед собой, или куда глаза не глядят из-за ослепительной тьмы.

А снега, да притом еще с дождем, продолжали бурно выпадать, и моя одежда пропиталась талой водой. Она пропиталась талой водой и сразу же заморозилась до хрусткой твердости от леденистого снега, который облепил мне голову и залепил глаза, так что я ничего не видел вокруг из-за снежной пелены на глазах и слепящих молний в небесах. Мне пришлось крепко зажмуриться и отдаться на волю постигших меня бед. Но едва я это сделал, моя лодка распалась по трещине напополам, и я оказался в бурлящих от шторма морских волнах. К счастью, правда, охотничьи принадлежности – ружье, сумка и кинжал – остались при мне: они висели у меня на плече. Но зато рук и ног у меня как бы почти что не было – их сводила на нет судорога, я не мог ими грести, чтоб куда-нибудь плыть, – а зубы у меня во рту выбивали судорожную барабанную дробь.

Часам примерно к двум волны выбросили меня на противоположный берег моря неподалеку от одинокой горы, и, хотя мне удалось кое-как отдышаться, пошевелить рукой или ногой я все еще не мог. Но погода тем временем, по счастью для моей бедственной судьбы, нежданно изменилась: вместо снега, дождя и молний в небе появилось неяркое солнце, которое согрело часа через два или три мое тело, так что я пришел в себя и отполз подальше от воды и даже собрал несколько сухих веточек, которые упали со склонов горы.

Собравши сухие веточки, я вынул из охотничьей сумки два искрометных камня от кремнистой скалы. И я начал ударять камень о камень, чтобы поджечь веточки для будущего костра. Много раз пытался я выбить из камней искры, но не смог. И от отчаяния мне захотелось немедленно себя убить, потому что без костра у меня не было надежды согреться под холодным ветром с моря или поесть, если б я нашел поблизости что-нибудь съестное. Немного отдохнувши и уже без всякой надежды, я снова попытался выбить из камней искры, но на этот раз мне вдруг быстро повезло.

Когда искры разгорелись в костер, я снял одежду и развесил ее сушиться вокруг огня. И хорошенько согрелся над костром. А потом вернулся к берегу с мыслью найти что-нибудь съестное. И не нашел. Тогда я попытался высмотреть у берега в море хоть одну мертвую рыбку, но и мертвых рыбок там не было. И мне пришлось с пустыми руками вернуться к костру. Я удрученно сидел возле костра, и думалось мне только об одном – как бы изловчиться поесть. Когда голод снова погнал меня на поиски пищи, я подошел к подножию горы. И внезапно заметил в песке множество крабов. Я наловил их столько, сколько собирался съесть, испек на огне костра и утолил наконец измучивший меня голод.

Но, поскольку время было позднее и уже подступала ночная темнота, я решил не пытаться залезть в этот вечер на гору. А часов примерно в десять на вершине горы вспыхнули едва заметные огоньки, и это показало мне, что там расположен какой-то город. Я хотел было рассмотреть его получше, но не сумел – он располагался так высоко, что если б человек в шапке стал на него смотреть, то шапка наверняка свалилась бы у человека с головы, а он все равно бы ничего не рассмотрел.

У меня немного успокоилась тревога в душе, когда я увидел на горе город и решил, что заберусь туда поутру. Мне, конечно, было неведомо, духи там живут, или люди вроде меня, или какие-нибудь вредоносные нагорные твари, но, поскольку я все равно не мог вернуться в свою деревню, у меня оставалась лишь одна надежда – добраться до города и попросить его обитателей о помощи.

Утром, часов около восьми, я начал карабкаться в гору.

Но вскарабкался только футов на сто, да и то с огромным трудом, потому что за мной беспрестанно охотились дикие звери вроде львов, тигров, обезьян, слонов, буйволов и проч., не говоря уж о бесчисленных хищных птицах, которые то-же норовили меня убить. Все эти хищники люто преследовали каждого, кто хотел подняться в город. Догадавшись, что карабкаться на гору очень опасно, я, для спасения своей жизни, поспешно спустился вниз.

Внизу я подбросил в костер сухих веток и хорошенько согрелся. И я жил у подножия горы три дня – пока не съел всех крабов, которые тоже жили (до моего прихода) у подножия горы. А когда крабы кончились, меня начал мучить голод, и я даже попытался есть песок из моря, но он был несъедобный. А через несколько часов, или проголодавшись сверх всякой меры, попробовал насытиться древесными листьями, но их сок оказался ядовитым для человеческого рта.

К вечеру четвертого дня, обессиленно сидя у костра, я вдруг почувствовал, что кто-то жарко дышит мне прямо в затылок. Как если бы сзади стоял ко мне вплотную какой-нибудь зверь. Я задрожал от ужаса с головы до ног, и я устрашенно, весь дрожащий, оглянулся назад. И увидел огромного верблюда с маленькой коробкой на шее. Моментально вскочивши, я отбежал от него шагов примерно на десять и с удивлением стал разглядывать. А он, к моему окончательному удивлению, потряс вправо-влево головой, и коробка упала – она, оказывается, была привязана у него к шее, – после чего он проворно убежал в ту же сторону, откуда пришел.

Когда верблюд скрылся из виду, я нагнулся над коробкой, и я осторожно ее распаковал. И обнаружил там ямс, четыре кокосовых ореха, несколько спелых бананов и бутылку со свежей водой. Поспешно возблагодаривши бога, я положил ямс на угли костра, чтобы он как следует пропекся, а сам принялся есть бананы и орехи. И, конечно же, с великим интересом размышлял, кто здесь на берегу такой милосердный, что ему пришло в голову прислать мне еду. А когда испекся ямс, поел и ямса. Я не весь его съел и положил оставшиеся ломтики возле костра, чтобы они были теплые, когда мне захочется их доесть. Подкрепившись присланной с верблюдом пищей, я отвыпил из бутылки немного свежей воды – немного, но чтобы все же залить в горле горючую жажду, – а остальную воду припас на потом.

Когда мой голод и жажда успокоились, а поэтому у меня стало поспокойней и на душе, я снова начал думать, кто же все-таки прислал мне еду и питье. Хотя я понимал, что прислал мне все это – увидевши мои бедствия – кто-то по-настоящему милосердный, но мне было неведомо, где он (или она) живет, а проведать хотелось: чтобы встретиться и при встрече поблагодарить. Вскоре правда, мне пришло в голову, что если верблюд явится снова, то я смогу узнать, где живет мой благодетель. Бог был так добр, что верблюд пришел ко мне наутро опять. Едва он, по-обычному, стряс привязанную к шее коробку с провизией, я без всяких колебаний вскочил на него, а он без всяких понуканий повез меня туда, откуда пришел.

Он долго вез меня по берегу моря, но потом круто свернул и принялся карабкаться к вершине горы. Вскарабкавшись на гору, где, как я понял еще накануне, был город – это оказался очень красивый город, – верблюд подвез меня к главным городским воротам. Ворота были закрыты, и верблюд несколько минут ждал, когда их откроют. А я сидел на верблюде и всячески вытягивал шею, чтобы разглядеть до открытия ворот, кто живет в городе – мне ведь надо было соскочить с верблюда и удрать, если б там жили опасные существа, – но разглядеть, к сожалению, ничего не сумел, потому что город был обнесен высокой толстой стеной.

Пока я вытягивал шею, ворота отворились, и отворила их прекрасная дама. Верблюд вступил в город и зашагал по улицам, а дама шла за ним следом. Сидя на верблюде, я внимательно озирался, и мне вскоре открылось, что город этот – необычайно чистый, что верблюды там – обычное зрелище, а дома – красивые и большие. Мужчины мне встречались редко, потому что женщин там гораздо больше, чем мужчин, и все до одной – прекрасные.

Вскоре верблюд привез меня к самому просторному в этом городе дому и остановился у входа, чтобы я слез. Но мне было не до того – я по-прежнему озирался с великим интересом и страхом, а слезать даже не думал, – и тогда прекрасная дама, которая следовала за нами от самых ворот, нежданно столкнула меня на землю. Я, конечно, упал, но при падении у меня свалились с плеч и ружье, и охотничья сумка, и кинжал, а когда я их подбирал, то незамеченно нажал на курок, и ружье выстрелило так оглушительно, что все окрестные жители в испуге разбежались. И только прекрасная дама, которая столкнула меня с верблюда, упала тут же, потому что почти потеряла от страха сознание.

Так или эдак, но, когда я собрался удрать, она уже пришла в себя и поволокла меня, с помощью вернувшихся жителей, в просторный дом – насильно, или будто я опасный преступник. А дом этот принадлежал Богине алмазов. И меня втащили в ее святилищную тронную залу. Увидевши Богиню и прежде чем прекрасная дама начала ей жаловаться на меня, я низко поклонился и стал перед Богиней по стойке «смирно», как бравый солдат. А ружье, охотничья сумка и кинжал висели у меня, по-всегдашнему, на плече. И вот я стоял перед Богиней, как солдат, а прекрасная дама, столкнувшая меня с верблюда, жаловалась ей, что я намеренно и своевольно выстрелил в городе из ружья.

По завершении жалобы Богиня алмазов спросила меня, из какого я города. И я чистосердечно признался ей – но перед этим, правда, спокойно сел на алмазный стул, – что живу в деревне за шесть дней пути по морю от их Нагорного города. Тогда она спросила меня, по какой дороге я к ним пришел. И я ответил ей, что вовсе не пришел, а сперва потерпел крушение среди бурного моря, потом был выкинут волнами на берег и привезен в ее город одним из городских верблюдов. После этого она спросила меня, чего я ищу по свету – такой молодой и проч. В ответ я сказал, что ищу богатства и что очень обрадовался, когда попал к ней во дворец, поскольку увидел вокруг множество алмазов и надеюсь доставить часть из них домой. А она издевательски удивилась и угрожающе проговорила:

– Почему, интересно, человеческие существа никогда не довольствуются тем, что дал им Творец?

Но я твердо сказал:

– Потому что такими их создал Творец. И меня в том числе.

Тогда она воскликнула:

– Ну, ты-то просто вор, потому что выискиваешь по свету сокровища, которые тебе не принадлежат! Но моих алмазов ты не получишь! Да и сам едва ли вернешься к себе в деревню! – После этого она приказала своим стражникам заточить меня в караульное помещение. И те, не мешкая, отвели меня туда. Отвели и заточили, или заперли на замок. Но караульное помещение располагалось во дворе ее святилищного дворца, и я видел из окна все, что там происходит. Хотя видеть мне оставалось, конечно, недолго. Потому что всех заточенных ожидала у Богини алмазов скорая смерть. Она никого не допускала без последующей казни в свой город, чтобы обезопасить от кражи запасы своих алмазов.

А пока что я сидел в караульном помещении. Я сидел в караульном помещении и разглядывал всевозможные алмазные убранства. Там не только украшения, там даже сиденья были алмазные. И стены и полы ослепительно сияли. Да и все, что я видел, ослепительно сияло – мне пришлось прикрыть глаза ладонью, чтобы рассматривать святилищный Дворец. Я рассмотрел в одной из комнат – она была без дверей – три алмазные, ростом с обычного человека, фигуры мужчин и три алмазные фигуры женщин. Кое-где на стенах сверкали алмазные панели, а сама Богиня алмазов лучилась, как алмазная статуя, потому что драгоценные одеяния с бесчисленными алмазными украшениями почти превратили ее в алмаз – но, конечно, с женским обличьем. Это сверкающее алмазное обличье немного скрашивало ее древнюю старость, хотя я заметил, что ходила она из-за своей старости очень мало. А у тех придворных, которые сновали туда-сюда по ее святилищным чертогам, униформа светилась алмазами, словно скопищем ослепительных солнц. И все они поклонялись алмазным фигурам трех мужчин и трех женщин как своим божествам.

А я, значит, сидел под замком в караульном помещении и размышлял, нельзя ли украсть из дворца часть алмазов для доставки их потом ко мне домой. Но вечером, часов, наверно, около семи, когда Богиня удалилась в свои покои для отдыха и все ее придворные тоже ушли отдыхать, а я по-прежнему размышлял, как бы мне удрать из города, прихвативши побольше алмазов, одна прекрасная дама из придворных Богини явилась к двери караульного помещения. Она просунула в щель свою прекрасную тонкую руку, и она принялась утешительно меня ласкать. Она спросила, где я живу, и я рассказал ей про свою деревню. Она хотела меня успокоить, и она успокоительно разговаривала со мной, пока наши разговоры не развеяли мой страх. А когда дама заметила, что я спокойно отвечаю на все ее вопросы, она открыла мне, что спасительный верблюд с провизией – орехами, бананами, ямсом и проч. – приходил от нее. Она сказала, что заметила меня еще в море, среди волн, и видела потом, как я был выброшен волнами на берег. Звали ее Сэла, и она служила у Богини алмазов главной помощницей старшего придворного распорядителя.

Пока мы разговаривали, настало время, когда возвращался после отдыха во дворец придворный распорядитель, и Сэла поспешно ушла. На другое утро она опять принесла мне спрятанную под одеждой еду, и я успел сердечно поблагодарить ее, хотя она очень торопилась, опасаясь, как бы другие придворные не заподозрили ее в милосердии ко мне. Вскоре я убедился, что она любит меня заинтересованно и великодушно, а поэтому радостно и откровенно разговаривал с ней, когда бы она ко мне ни пришла. Меня до изумления поражала встреча с такой прекрасной дамой в этом дальнем Нагорном городе, где жили люди совсем иного вида, чем я. А прекрасная дама, Сэла, была такой доброй, что, навещая меня, всякий раз приносила мне еду для подкрепления моих жизненных сил. Я и выжил-то исключительно благодаря ей – ведь главное благо, в виде пропитания, дарила мне она, – потому что Алмазная богиня даже ни разу не поинтересовалась, ем я или нет.

И вот однажды я спросил Сэлу – дрожащим голосом и до безумия боязливо, – не согласится ли она стать моей женой. Мне было страшно, что она именно не согласится, или разгневается. Но, поскольку у нее давно уже зародилась надежда на мое предложение о нашей женитьбе, она в то же мгновение и с радостью согласилась стать моей женой, хотя сразу же открыла мне, что у них в городе это невозможно – из-за мстительной жестокости Алмазной богини, которая решила меня казнить. Она (Богиня алмазов) безжалостно убивала всех, кто приходил к ней в город за помощью после крушения на море. Она казнила их как правонарушителей, или вторженцев в ее владения.

А меня она призвала на суд после пятимесячного заключения. Но поскольку в тот день решалось очень много судебных дел, то мое дело Богиня отложила еще на один месяц. Это ничуть меня, конечно, не успокоило – ведь, по намекам Сэлы, мне, как вторженцу, была уготована смертная казнь, – и вот я предложил ей, когда она принесла очередной раз еду, убежать ночью из Нагорного города ко мне в деревню: для спасения моей жизни от казни и нашей женитьбы. Она согласилась, но предупредила меня, что это очень рискованно, поскольку Богиня алмазов никогда не разрешала своим придворным дамам выходить замуж – тем более за мужчин из заморских деревень.

Так или эдак, а вечером Сэла упаковала множество алмазов и спрятала их в глубокую яму возле дворца. Она привязала могучего и скороходного верблюда к дереву рядом с ямой, а около двенадцати часов пополуночи, заметивши, что никого из придворных вокруг нет, разбудила меня в караульном помещении, отомкнула дверь и выпустила наружу. Я отправился в комнату с алмазными панелями, и я выломал одну большую панель, и я отломал голову у одного из трех алмазных мужчин, которые вместе с алмазными женщинами стояли в этой комнате для поклонения им жителями Нагорного города как божествам. Потом, привязавши к алмазной голове веревку, я повесил ее (алмазную голову) на левое плечо, а панель положил в охотничью сумку, которая висела у меня, с ружьем и кинжалом, на правом плече. После этого Сэла запаслась лампой, горевшей при входе в святилищный дворец…

…И мы бесшумно подошли к яме, где Сэла спрятала упакованные алмазы. Когда пакет с алмазами, моя охотничья сумка, тоже с алмазами, и ружье были надежно укреплены на спине у верблюда, мы, без всяких промедлений, сели на него – Сэла, с лампой в руках и как знающая дорогу, впереди, а я, с кинжалом и алмазной головой на левом плече, позади. И верблюд быстро вывез нас из Нагорного города.

Он вывез нас из города, и мы зажгли лампу, потому что за городской стеной сразу же стало темно. Сэла повесила лампу верблюду на шею, и она (лампа) освещала нам путь, пока мы спускались галопом с горы. А из города мы выехали так осторожно и бесшумно, что ни один горожанин не пробудился от сна. Но хотя верблюд мчался галопом, или что было мочи, рассвет застал нас на склоне горы, потому что множество помех в виде глубоких ям, иззубренных скал, поваленных деревьев и проч. беспрестанно препятствовало нашему продвижению вперед. Мы ехали гораздо медленней, чем нам хотелось.

А около трех часов пополуночи начался очень крутой спуск. Он был такой крутой, что мы за несколько минут много раз невольно катились вместе с верблюдом кувырком футов по двадцать пять, да еще и натыкались на поваленные деревья, проваливались в глубокие ямы и обдирались об острые скалы. Притом – и это тоже была великая помеха – за нами беспрестанно охотились то дикие звери вроде волков, тигров, львов и проч., то ползучие твари наподобие змей. Но мы по-прежнему отважно галопировали к подножию горы во всю верблюжью прыть…

…Хотя бесчисленные помехи на нашем пути превратились постепенно в такие гибельные препятствия, что я стал проклинать себя за попытку скрыться из Нагорного города. Если бы мне было заранее известно обо всех смертельных опасностях на склоне горы, то я добровольно предался бы воле Алмазной богини, которая собиралась меня убить. Проклиная себя, я в то же время зорко примечал, что к нам со всех сторон мчатся волки, львы и тигры, чтобы зверски нас прикончить, или сожрать. Уверившись в их кровожадных намерениях, я схватился за ружье и начал метко пристреливать рычащих волков до смерти для спасения нашей жизни от львов и тигров, которые, возможно, задержались бы над пристреленными телами волков, чтобы подкрепиться. По счастью, львы и тигры не обманули моих ожиданий и, наевшись волчьей убоины, оставили нас в покое.

А мы продолжали спускаться. И вдруг услышали устрашающий вопль с вершины горы. И увидели, поднявши голову, Алмазную богиню на стенной башне – очень, правда, маленькую, потому что очень далеко. Но мы ей тоже были видны, и она громко прокричала:

– Верни мне Сэлу! Верни мне мои алмазы!

Я-то, конечно, ничего подобного не сделал, и мы еще быстрей поехали вниз. Мы, значит, еще быстрей поехали вниз, а Богиня угрожающе завопила нам вслед:

– Верни мне Сэлу, или я пошлю за ней к тебе в деревню своих воинов – но тогда уж на вас обрушатся величайшие бедствия!

В ответ на столь воинственную угрозу и пока богиня сварливо кричала о чем-то еще, я уже хотел было отослать к ней Сэлу и пуститься наутек в одиночку, но Сэла мудро присоветовала мне продолжать наш совместный побег. И к трем часам пополуночи мы спустились к морю. Мы спустились к морю, слезли с верблюда, разгрузили его от наших припасов и поели – потому что не ели с тех пор, как удрали из города, – а потом накормили верблюда и часа два сидели на берегу в надежде увидеть лодку. По счастью, она вскоре появилась – большая и со многими гребцами. Мы призывно замахали руками, и гребцы причалили к берегу.

Мы загрузили лодку, и мы загрузились туда сами, и гребцы снова взялись за весла А верблюд смотрел нам вслед, пока не потерял нас из виду, и потом вернулся к Богине алмазов. Через несколько дней мы добрались часов около семи вечера до моей деревни. И я вступил в отчий дом с прекрасной дамой, Сэлой, и множеством драгоценных алмазов. Как только жители деревни узнали, что я вернулся из пятого путешествия с прекрасной дамой, они явились ко мне домой, чтобы совершить над нами брачный обряд. Старики, или урожденные ровесники по годам с моим отцом, помолились, а отец обратился к Сэле с такими словами:

– Я призываю тебя быть устойчивой женой своему мужу и не быть уходчивой женой. Уходчивая жена уходит от мужа, будто невесомое облако под напором ветра, как только ее муж сталкивается с трудностями. Она уходит от него, как только ему становится худо. Как только он заболевает или тем более сваливается в смертельном недуге. Она никогда не пьет с ним из горькой чаши, потому что ей нравятся только сладкие напитки. Она уходит, едва он попадает в стесненные обстоятельства, и притворяется верной женой, когда жизнь у него течет успешливо и богато. А устойчивая жена способна устоять перед любым искушением. Она остается при муже, даже когда ему плохо. Она не бросает его в бедствиях и лишениях, она чистосердечно пьет с ним из горькой чаши и отвергает сладкую жизнь, если его рядом нет.

Потом отец обратился ко мне. Он сказал:

– А ты, мой сын, ты должен помнить, что, когда сыну приходит время вооружиться, он мужественно и без колебаний берется за лук и стрелы. Тебе настала пора жениться – прими же, мужественно и без колебаний, жену под свою защиту. Будь ей хорошим мужем. Хороший муж не обращает внимания на невольные промахи и ошибки жены – а иначе ему суждено стать ненужным мужем, или пустопорожним холостяком.

Выслушав советы жене и после отцовского обращения ко мне Сэла опустилась на колени и горячо поблагодарила моего отца. Так мы сделались в тот день мужем и женой, а веселое брачное празднество длилось до поздней ночи.

По обычаю, я убил множество баранов и козлов, мясом которых, пока не завершилось празднество, жители деревни закусывали обильную выпивку из хмельных напитков.

Через несколько месяцев все мои родичи, да и все остальные жители деревни уверились, что Сэла – прекрасная жена. Они сердечно полюбили ее и всякий раз, как я отлучался из дома, с радостью дарили ей разнообразные подарки.

А у меня после продажи алмазов, привезенных из Нагорного города, или от Алмазной богини, скопилось так много денег, что я выстроил многоквартирный дом в несколько этажей и даже не помышлял о добыче новых сокровищ, хотя молодежь из нашей деревни уговаривала меня снова отправиться на поиски богатств, чтобы присоединиться ко мне в моих будущих путешествиях. Но я, конечно, не обращал внимания на их уговоры, потому что мне и так было вполне хорошо…

Ну а теперь, любезные слушатели, большое вам спасибо за внимание к рассказу о моем пятом путешествии. Рассказ этот еще не окончен, но ночь становится прохладной, а луна тускнеет, и я завершу его завтра вечером. Спокойной ночи, друзья!

Тут все мои слушатели допили остатки вина, немного потанцевали и спели, а потом с веселыми возгласами разошлись по своим домам.

День расставания с женой Развлечения седьмого вечера

В седьмой вечер жители деревни собрались к моему дому около восьми часов. Они с нетерпением, но без шума и молча ждали завершения рассказа о моем пятом путешествии. Как только перед каждым из них поставили по бочонку вина, а мне поднесли самый большой…

…И как только я сел, по-обычному, в свое кресло, раскурил трубку и немного отвыпил…

…Развлечения седьмого вечера пошли своим чередом, или сложились в обстоятельный и страшный рассказ.

– Итак (сказал я), слушайте внимательно, друзья. Сегодня мне придется с прискорбием поведать вам об очень горестных событиях. Которые начались, когда я беззаботно жил в своем новом многоквартирном доме вместе с отцом, матушкой, братом, сестрой и женой.

Однажды утром, ровно через год после моей свадьбы с Сэлой, на нас обрушилось такое испытание, какого не выпадало мне до той поры, пожалуй, ни разу – хотя я побывал, как вы знаете, во многих рискованных путешествиях и опасных городах, дремучих чащобах и мрачных джунглях, простоял около двух лет недвижимым изваянием и встречался с кровожадными дикими людьми. Но это новое испытание было воистину ужасным – и для людей, и для животных, и даже для деревьев.

В тот день еще до рассвета, или около четырех часов утра, нашу деревню и окрестные пространства начали сотрясать зловещие знамения. Я, помнится, лежал в постели вместе с женой и уютно наслаждался предутренним сном. Но внезапно проснулся, разбуженный устрашающим и оглушительным шумом. А проснувшись, мгновенно заметил, что дрожит, словно живая, не только моя кровать с мелко трясущимся, как от страха, одеялом – дрожали, будто готовые рухнуть, даже стены, пол и потолок.

Опасливо приметивши эти знамения и чуть ли не до крови расцарапанный мелко трясущимся одеялом, я резко отшвырнул его, соскочил с кровати, подбежал к двери и хотел распахнуть ее, чтобы выглянуть наружу, да дверь так бешено тряслась, что к ней было больно прикоснуться. Отдернув руку от двери, я бросился к лампе с надеждой осветить комнату, но, едва я попытался поднять ее дрожащей рукой, она отлетела далеко в сторону с громким треском. Тут я без всяких колебаний ринулся в комнату отца. Ринуться-то я ринулся, а добраться не добрался – из-за неприкосновенно трясущейся двери передо мной и ходуном ходящего пола подо мной. Меня, всего дрожащего от незнания, как быть, сотрясали к тому же пол и страх, так что вскоре я словно бы поневоле был вытрясен из комнаты и шатко побежал в пристройку, а уж оттуда валко выпрыгнул на улицу.

Я выпрыгнул на улицу, где еще оглушительней слышался страшный шум, и помчался зигзагообразной побежкой вдоль деревни. Уличные деревья вокруг меня судорожно дрожали, земля подо мной трескуче тряслась, как бы готовая провалиться, а домашние животные неистово метались между домами. Я надеялся найти такое место, куда можно спрятаться от всеобщей тряски, и видел, что повсюду – кто шатаясь, кто зигзагами, кто кувырком – бежали тысячи жителей деревни, которые тоже хотели куда-нибудь спрятаться. Их всех повыгнали из домов такие же дроглые обстоятельства, как у меня.

Я так напугался в то утро, что забыл прикрыть наготу. А люди, домашние животные и дикие звери не могли оставаться в своих домах, на скотных дворах и в берлогах – они терялись до всеобщего ужаса в недоуменных догадках, что же это вокруг них творится, ошарашенно метались кто куда и сбивчиво натыкались все на всех.

В конце концов, или часам к шести утра, зловещие знамения достигли наивысшего предела. Оглушительный шум и трясучая дрожь обернулись невидимым вторжением каких-то неведомых нам существ. Мы окончательно отчаялись и лишились последних сил. Потому что даже небеса над нашими головами начали яростно содрогаться и прерывисто трепетать – от грохочущего грома и сверкающих молний. И вот, не в силах все это выносить, мы возопили о помощи. Немые гулко забормотали, у глухих отверзлись уши, а слепые устремили глаза к небу в ожидании помощи от Создателя. Петухи бешено кукарекали, слоны испуганно трубили, собаки в ужасе лаяли, лошади боязливо ржали, увечные торопливо удирали, козы бодали овец, ягнята копытили землю, а летучие мыши угласто метались по небу.

И даже каменные утесы невольно источали слезы. Но всеобщие лишения ничуть не уменьшались. Наконец, когда гром загрохотал так свирепо, а молнии засверкали столь ослепительно, что люди больше не могли оставаться на улице, я торопливо пробрался обратно в дом. Я юркнул под одеяло к жене, и мы с ней изо всех сил вцепились в спинку кровати, но кровать сотрясалась настолько неудержимо, как если бы через несколько секунд ей было суждено перевернуться. И хоть сама она не перевернулась, зато меня и жену нежданно вытрясла на пол – даром что мы цеплялись за ее спинку как одержимые, – и я сломал несколько ребер, а у жены треснула кость в левом бедре. С огромным трудом – боком-боком, будто крабы, – вскарабкались мы обратно на кровать, забрались под одеяло и притворились от страха, что спим.

Да спать-то было невозможно. И в кровати оставаться – из-за бешеной тряски – тоже было невозможно. И вот я спрыгнул на пол, а вслед за мной поспешно выскочила из кровати жена. Я подбежал к двери, и я рывком распахнул ее, и я торопливо, как спасаясь от погони, опять выбежал на улицу – вместе с матушкой, отцом, братом, сестрой и женой. А по улицам оголтело метались жители деревни, и мы принялись метаться так же оголтело, как они. Мы оголтело метались туда-сюда, или кто куда, пока вдруг не обнаружили, что трескучая тряска прекратилась, а бешеный шум утих. И каждый из нас устрашенно побрел домой. Потому что внезапно упокоенная деревня и затаившаяся повсюду мертвая тишина показались нам еще страшней, чем грохочущая дрожь с ослепительными молниями над головой. Полнейшее безветрие обернулось могильным безмолвием, трава встопорщенно замерла, на древесных ветках не трепыхался ни единый листок, а животные так обессиленно припали к земле, что не убежали бы, даже если б их стали убивать. И никто, конечно, не ведал, что все это случилось из-за моей жены Сэлы. В ознаменование прихода воинов, которых послала за ней Богиня алмазов.

Пока мы с изумлением раздумывали, что же означает нежданно павшая на деревню тишина, ее (деревню) окутал густой туман, в котором никто из жителей ничего не мог разглядеть. Даже самих себя. Туман был такой густой, что если два человека стояли вплотную один к другому – они все равно друг друга не видели. Едва мы с женой приоткрыли дверь, чтоб куда-нибудь убежать, весь туман стянулся под высокое раскидистое дерево напротив нашего дома. А потом склубился в двух могучих воинов. Один из них сидел на громадном верблюде и держал в правой руке тугой массивный лук, а в левой – серебряный щит с алмазной резьбой. Его прикрывало от головы до ног серебряное защитное одеяние, а на руках у него сверкали выложенные алмазами кожаные перчатки. Башмаки он носил серебряные, а его шапку украшали с разных сторон черепа морских зверей. Лицо воина скрывала устрашающая маска, так что неведомо, какие у него были глаза.

Второй воин, по возрасту старше, чем первый, сидел на лошади. Он был в защитной рубахе из толстой кожи, покрытой алмазными изображениями ящериц, крокодилов, омаров и проч., а ноги у него защищала шкура кита, из-под которой виднелись серебряные башмаки. Шапку увенчивали головы четырех диких зверей, повернутые каждая в свою сторону. Первая голова – львиная – смотрела вперед. Вторая – оленья, с ветвистыми рогами – смотрела на восток. Третья – змеиная – смотрела на запад. А четвертая – тигриная – смотрела в южную сторону. Все звериные головы были как живые, а шляпа, если разглядывать ее сверху, – круглая, будто поднос. В руке этот воин держал тяжелую алмазную дубину, и был он такой устрашающий, что больше про него рассказывать я и сейчас еще не могу.

А в то время мне вдруг вспомнилось, что оба воина похожи на алмазных мужчин, которым люди из Нагорного города поклонялись как своим божествам, и по испугу моей жены Сэлы – она даже вся съежилась, едва увидела воинов, – я окончательно уверился, что их послала за Сэлой Богиня алмазов. И еще мне припомнилось, что Богиня алмазов обещала нам всяческие бедствия от прихода воинов, которых она пошлет за Сэлой, – и вот теперь эти бедствия обрушились на нас. А Сэла узнала в воинах сыновей своей матери. И не успели мы захлопнуть дверь, как воины громогласно вскричали:

– Ага! Вот и Сэла! – (Оба махнули ей рукой.) – А ну-ка выходи, нам пора восвояси!

Тут мы поспешно захлопнули дверь, взбежали на последний этаж и осторожно выглянули в окно. Но воины тотчас увидели нас и стали махать Сэле руками, чтоб она спускалась. А когда она не захотела спускаться, лучник принялся осыпать нас тяжелыми стрелами. И мы торопливо отступили от окна. Заметивши, что им не удалось выманить Сэлу из дома, воин с дубиной громоподобно выкрикнул особое слово. И через несколько секунд разразился проливной дождь, подул ураганный ветер, оглушительно зарокотал гром, и с неба, разбивши окно, прямо к нам в комнату ворвалась ослепительная молния. Мы бросились от нее наутек, а в комнате, куда она попала, мгновенно начался свирепый пожар, охвативший вскоре весь дом. Пока мы с ужасом и отчаянием метались по этажам, воины ездили вокруг дома в ожидании, когда пожар выгонит нас к ним на улицу.

Наконец дом заполыхал, словно громадный костер, а наша одежда затлелась, будто древесная кора на поленьях в огне, и я громко воззвал о помощи. В ответ на мой зов прибежали с лестницами несколько жителей деревни, и самую длинную лестницу они приставили к задней стене дома. А пришлые воины, еще до появления спасателей, спрятались неподалеку. И вот мои родственники, а вместе с ними и я торопливо спустились по приставной лестнице, потому что крыша во многих местах уже непрерывно падала, из-за перегоревших поперечных балок, внутрь дома.

Но едва мы оказались на земле, спрятавшиеся воины бросились к нам во всю их верблюдно-лошадиную прыть, и наши спасатели с ужасом разбежались, потому что никогда раньше не видели таких воинов, или Нагорных людей.

Вот бросились к нам Нагорные воины, и один из них схватил за руки мою жену Сэлу, а другой надел ей на голову особую алмазную шапку. После этого оба воина, подхвативши Сэлу, рывком подняли ее вверх и посадили на лошадь. Они посадили ее на лошадь, но, прежде чем им удалось ускакать вместе с ней, я опять стащил ее вниз. И попытался увести в дом. Тогда воин, который держал алмазную дубину, ринулся ко мне и так стукнул меня своей дубиной по левому плечу, что я обессиленно свалился ему под ноги. А он, не мешкая, снова посадил Сэлу на лошадь, и не успел я подняться, как оба воина пустились по деревне вскачь. Но я опять позвал на помощь людей. И они во множестве прибежали на мой зов. Одни с дубинами, другие с луками, а кое-кто держал в руках острые мотыги. И мы помчались вслед за Нагорными воинами.

Вскоре нам удалось перехватить их у поворота дороги, но, когда мы попытались освободить Сэлу, или стащить ее с лошади, верблюдный лучник начал обстреливать нас из лука. А жители деревни начали в ответ обстреливать из луков обоих воинов. И вскоре наша взаимная перестрелка обернулась кровопролитной войной. Мы обстреливали воинов и наносили им тяжкие дубинные удары, но и они тоже наносили нам немалый урон: один – алмазной дубиной, а другой – беспрестанными стрелами из своего мощного лука. И мы не смогли отстоять мою жену. Потому что в конце концов Нагорным воинам удалось добиться над нами перевеса, и они умчались от нас с победой, или Сэлой. Так увезли у меня жену, которая помогла мне выжить, когда я томился под замком в караульном помещении Алмазного дворца.

А мы, как побежденные, вернулись к моему пылающему дому, и люди помогли мне потушить огонь, да было уже поздно: дом со всем имуществом сгорел дотла. И у меня не осталось никаких драгоценностей, привезенных когда-то из опасных путешествий. Но я решил, что отправлюсь в путешествие еще раз, и мне, быть может, опять посчастливится разбогатеть, хотя я дал себе обещание больше не путешествовать, когда вернулся после пятого путешествия домой и женился на Сэле.

Жители деревни с пристальным вниманием выслушали мой рассказ. Потом допили вино, потанцевали и спели, а когда луна в небе побледнела, удовлетворенные и веселые, разошлись по домам.

Следы белых людей, впервые спустившихся с небес на землю возле города Ифе. Посещение колодцев, из которых выплывают луна и солнце. Встреча с богом грома и его женой Развлечения восьмого вечера (мое шестое путешествие)

В восьмой вечер, едва показалась на небе луна, или вскоре после восьми часов, и когда все жители деревни собрались возле моего дома…

…Когда они собрались, расселись и отвыпили – каждый из своего бочонка, – а потом поплясали и спели, я поставил перед собой самый вместительный бочонок, устроился, по-всегдашнему, в своем кресле и раскурил трубку, а когда слушатели снова сели, начал рассказ и повел его таким образом:

– Хотя мне не хотелось больше путешествовать с тех пор, как я увел из Нагорного города Сэлу и, вернувшись к себе в деревню, женился на ней…

…Но, поскольку воины увезли ее от меня, а мое имущество сгорело дотла, я решил, что все-таки отправлюсь в новое путешествие – с надеждой вернуться богатым, как и после прежних моих путешествий.

Я задумал добраться до одного отдаленного города, который славился множеством драгоценностей вроде чистого золота, серебра, меди, бисера и проч., причем сами горожане вовсе не считали свое достояние драгоценным.

Но дня за два или за три до моего ухода из деревни шестеро моих друзей сказали мне, что хотели бы отправиться вместе со мной. Они, по их словам, надеялись вернуться домой богатыми людьми. Я, конечно, предупредил их о трудностях, лишениях, бедствиях и страданиях от голода, которые претерпевает путник на чужедальних дорогах, а когда их это не отпугнуло, разрешил сопутствовать мне – в надежде, что рано или поздно они узнают наконец истинную правду про те богатства, с которыми я возвращался из прошлых путешествий…

…Узнают, что богатства, сгоревшие потом в огне, я не крал и не вымогал у людей, а выполнял множество их рискованных и опасных поручений, прежде чем они вознаграждали меня.

Наутро перед уходом из деревни я позаимствовал у соседа ружье, потому что мое сгорело вместе с домом. Потом положил кое-какие съестные припасы в новую охотничью сумку, повесил и сумку и ружье на левое плечо, взял свой старый кинжал, попрощался с родственниками, и тут явились шестеро моих друзей. А поскольку все было готово, мы сразу же отправились в путь. На этот раз я избрал целью путешествия город под землей с невидимым входом, который можно было отыскать, только добравшись до Иле-Ифе. А в Ифе расположены, между прочим, два колодца, откуда подымаются на небо – и потом спускаются обратно – солнце и луна. Ну и я, конечно, очень радовался в дороге компании друзей, с которыми можно и пошутить, и поговорить, потому что прежние мои путешествия немало удручали меня полнейшим одиночеством. (А Иле-Ифе – это большой город на западе Нигерии.)

Испытавши в пути множество лишений и проч., мы добрались через несколько недель до Ифе – на исходе ночи, или около шести часов утра. Да еще шли потом несколько часов – из-за беспрестанно изумлявших нас в пути чудес – до дома Главного погранично-городского привратника. По счастью, окрестности города Ифе никогда не накрывает ночная тьма, потому что именно там постоянно восходят и заходят солнце с луной, а в их лучах все прекрасно видно как днем, так и ночью.

В пути нам встретился коренной житель города Ифе, и, поскольку мы не знали, где живет привратник, он проводил нас к нему на окраину города. Мы явились в дом привратника часов около десяти вечера. Сам привратник куда-то отлучился, но один из его помощников сходил за ним, чтобы доложить о нашем прибытии, и через несколько минут привратник пришел домой. Расположившись в гостиной зале, он пригласил нас войти, и мы, прямо у порога, распростерлись перед ним, с величайшим уважением, ниц. Он радушно ответил на наше почтительное приветствие и повелел нам встать – а без его повеления мы не имели права вставать, или если бы встали по собственной воле, то оскорбили бы его. Заметивши, что мы уже стоим, привратник предложил нам сесть рядом с ним и спросил:

– Так откуда вы пришли к нам, друзья?

Поспешно опустившись на колени, я ответил:

– Мы пришли из деревни в Абеокуте.

А привратник сказал:

– Вот как? Прекрасно! Ну а для чего вы явились ко мне?

И я ответил ему:

– Для того чтобы узнать, где невидимый вход в Подземный город.

Привратник удивленно рассмеялся. Он так удивился, что повторил название города несколько раз подряд, словно бы желая внушить нам невольный страх. Но я отважно подтвердил наше решение непременно спуститься в Подземный город.

А привратник подтвердил слова стариков из нашей деревни – сказал мне, как и они, что Подземный город населяют очень опасные люди. Когда же я сказал ему, что уже слышал об этом, он пожал плечами и пообещал показать нам невидимый вход – чуть позже. Потому что сначала он решил познакомить нас всех с чудесами Ифе и представить Его Величеству королю – отчему властелину народа йоруба.

Завершая разговор, привратник приказал одному из своих слуг накормить нас и напоить, а когда слуга исполнил его приказание и мы подкрепились, отвыпили и приятно отдохнули, нас отвели в спальную комнату, где мы спокойно проспали до самого утра.

Поутру нас опять проводили к привратнику в гостиную залу. Перед ним уже стояли горячительные напитки, а мы распростерлись ничком на полу, как делают молодые люди из народа йоруба, когда встречаются с глубокопочитаемыми стариками, старейшинами и проч. Привратник благосклонно повелел нам встать и предложил каждому из нас отвыпить по одной порции горячительной, как он сказал, влаги. А потом отослал в ванную комнату для внутриванного утреннего омовения. Когда мы завершили омовение, на столе у привратника уже стояла горячая плодовая каша, и мы наелись до полнейшего удовольствия, пока она не успела остыть.

После каши и развлекательных разговоров хозяин встал и отправился к выходу из гостиной залы, а нам предложил следовать за ним. Сначала он отвел нас к бездонному колодцу, из которого подымается в небо луна. Вода доходила до середины колодезных стен и была на диво прозрачная. А дна у колодца просто не было. И луна плавала там кругами, вроде колеса, и освещала все пространство колодца, будто это небо. Но долго смотреть на луну мы, конечно, не могли, из-за ее слепящих лучей. Потом привратник повел нас к бесконечному утесу. И мы вскарабкались по его крутому склону примерно на полмили вверх. Там нам открылось несколько следов. Некоторые из них шли к земле, или вниз, а некоторые – к небу, или наверх. Но два следа были словно бы от ног, обутых в башмаки, и оба направлены к земле, будто тот, кто шел по утесу в башмаках, спускался с небес. Я спросил у привратника, почему эти два следа так отличаются от всех остальных, и привратник объяснил мне, что это – следы первого из белых людей, который сошел по склону утеса с небес на землю.

Потом привратник показал нам большую дорогу к небесам. До изумления ухабную и сплошь покрытую отбросами. Я изумленно спросил у привратника, почему все окрестные дорога – на диво чистые, а эта – до безобразия грязная, и привратник ответил, что из-за ненависти всех живых существ к посмертному возвращению в небеса. Но привратник не показал нам еще одно чудо…

…Он не показал нам чудо, которое интересовало меня больше всех других, – Солнечный колодец. И когда я спросил его – почему, он объяснил, что в дневное время, или когда солнце выплывает из колодца, к нему подходить нельзя, а то мгновенно сгоришь дотла. Он, конечно, показал издали, где расположен Солнечный колодец, но подойти туда днем нечего и думать – мы ясно видели поток раскаленного жара, который подымался от колодца. А привратник добавил, что жителям Ифе незачем заботиться об огне, или приносить его из других городов, поскольку у них в распоряжении всегда есть огненный жар Солнечного колодца.

Потом привратник отвел нас во дворец Одудувы, праотца всех племен йоруба, и мы побеседовали с его наследником – королем – в праотцовских, или оставшихся от Одудувы, одеяниях. Милостиво встретивши нас, он показал нам королевский дворец, и мы видели множество изваяний, идолов, богов и проч., которым поклоняется королевская семья.

После посещения святилищ и когда мы вернулись во дворец, король усадил нас перед собой…

…Он усадил нас перед собой и своими вождями. А потом рассказал, что все йорубские властители (короли) – вроде Алаке из Абеокуты, Алафина из Ойо, Овы из Илеши, Алакету из Дагомеи, Олубини из Бенина и проч., и проч., и проч. – это наследные сыновья Одудувы. Я попросил его показать нам могилу Одудувы, но, к моему глубочайшему изумлению, и сам король, и все вожди, и привратник разразились в ту же секунду громогласным смехом. Отсмеявшись, король объяснил мне, что Одудува вовсе не умер, а вполне живой – хотя, правда, совсем дряхлый от старости – возвратился на небеса. Когда король понял по моему лицу, что я не могу в это поверить, он вместе с вождями и привратником вывел меня на дорогу, по которой Одудува поднялся в стародавние дни к небесам. Всем на удивление, дорога эта до сих пор не заросла деревьями или травой – она и сегодня такая же чистая, как в древние времена, будто ее постоянно чистят и беспрестанно подметают.

Мы были гостями короля до утра. Нас потчевали и поили по самым прихотливым нашим желаниям. Но хотя и король, и его вожди настойчиво советовали нам не спускаться в Подземный город, я наотрез отказался выполнять их совет. Тогда, после получения от короля множества подарков, привратник снова отвел нас к себе домой.

А на следующее утро, или через два дня по прибытии в Ифе, мы вместе с привратником посетили город Эде, где живет Бог грома и его жена Ойа. Вернее, мы посетили этот город еще через два дня, потому что до него от Ифе два дня пути. Привратник отвел нас прямо во дворец к Богу грома. По удачной случайности и он (Бог грома), и его жена Ойа были дома, и на них были одеяния для поклонения их божествам. Привратник представил нас, и после рукопожатий нам сначала дали на редкость вкусных яств и всевозможных напитков, а потом проводили в громадное Святилище, где обитают божества, которым поклоняется семейство громотворных богов. Вокруг Святилища нет никаких жилищ – даже дворец самих громотворных богов расположен очень далеко от него, – потому что из-за сверхъестественного могущества обитающих там божеств никто рядом жить не может.

Бог грома решил явить нам сверхмогущество своих божеств и, взявши одну из тыкв, которая висела перед нами…

…Она висела перед божествами, вся заляпанная кровью жертвенных животных и сплошь облепленная перьями петухов и кур, которых приносили в жертву божествам, а по форме – наподобие пивной бутылки. И, прежде чем ее когда-то закупорили, туда положили несколько крупных камней…

…Так вот, взявши эту сплошь окровавленную тыкву, Бог грома стал ее трясти, а сам что-то быстро ей говорил. Но говорить ему пришлось недолго. Через несколько секунд небо, нам на страх, закрыли густые грозные тучи, разразившиеся еще через несколько секунд грозовым дождем, и, едва пошел дождь, мы увидели жену Бога грома – в другом чертоге Святилища – со своей собственной тыквой, немного отличной от тыквы мужа. Тыкву она держала в правой руке, а левой рукой вынула из глиняного кувшина, который стоял перед ее божествами, медное топорище с двумя лезвийцами на конце. Лезвийца были в форме обычных топориков, но короче. И пока ее муж сотрясал свою тыкву, на небе грохотал гром, полыхавший беспрестанными молниями, но, когда она подняла обоюдолезвый топор, молнии с ослепительным блеском начали врываться в Святилище, и они мгновенно насаживались на оба лезвийца топора, а Ойа, жена Бога грома, спокойно стряхивала их в глиняный кувшин. (Так, между прочим, ей удается утихомирить своего мужа, Сонго, если он мечет от ярости громы и молнии.)

Сонго ярился все сильнее, и он все яростней тряс свою тыкву, и молнии все ослепительней, с ужасным громом, озаряли Святилище, но Ойа по-прежнему ловила их на свой двухлезвийный медный топор, и через несколько минут ее муж успокоился, повесил тыкву перед своими божествами, так что молнии перестали сотрясать небо и Святилище, а Ойа в свою очередь тоже повесила тыкву на ее обычное место перед своими божествами, и грохочущая гроза с неистовым ливнем быстро затихла.

Мы очень любопытственно наслаждались этим зрелищем богов. Нам показали в Святилище и еще немало чудес. Но вечером мы снова вернулись во дворец. А на другое утро, при нашем прощании с громотворным семейством, муж (Сонго, или Бог грома) подарил нам четыре черные таблетки, которые придавали человеку иное, чем его собственное, обличье, если их проглотить. А жена (Ойа) одарила нас четырьмя красными таблетками, возвращавшими человеку его прежний облик, во что бы он до этого ни превратился. Мы вознесли громотворным богам великую благодарность и отправились обратно в Ифе.

Добравшись на третий день до Ифе и поскольку нам не хотелось там задерживаться, я объявил вечером привратнику, что поутру мы пойдем дальше. Он было посоветовал нам весело отдохнуть в его компании еще несколько дней, но я сказал, что мы хотим попасть, куда собирались, как можно быстрей. Тогда он согласился проводить нас к входу в Подземный город на следующее же утро, а вечером помолился о нашей удачной доставке к месту назначения и благополучном возвращении в родную деревню.

Волосатый великан и волосатая великанша Развлечения девятого вечера

Вечером жители деревни собрались перед моим домом даже раньше всегдашнего. Поскольку им не терпелось дослушать историю шестого путешествия. Когда их всех угостили вином, я заговорил так:

– Наутро, или перед уходом, Главный погранично-городской привратник захотел осмотреть наше дорожное вооружение. А увидевши мой кинжал, мое ружье и кинжалы моих спутников, разразился громким смехом. Он объяснил нам, что такое оружие окажется бесполезным среди опасностей Подземного города, и особенно – при встрече с Волосатыми великанами, которых мы никак не минуем в пути. Но, поскольку Главный привратник был добрым привратником, он одарил нас луками со множеством отравленных стрел. После этого я попросил его показать нам невидимую дорогу к Подземному городу. И он протянул руку в сторону одного отдаленного дома, который, несмотря на большое расстояние, все же можно было разглядеть.

Дом этот, если его можно так назвать, узкий и длинный, словно труба. Значит, он был построен (из глины) больше двухсот лет назад. Вход в него очень тесный и устлан опавшими листьями. А значит, им пользуются очень редко. Тем более что он завален еще и тяжелым камнем, который не под силу отвалить даже целой сотне людей. А сверху на доме – маленькая круглая дырка, откуда постоянно подымается к небу дым.

Нам стало очень безотрадно, когда привратник сказал, чтоб мы шли к этому дому и, трижды поклонившись у входа, постучали в тяжелый камень, который заменял там дверь. Но так или эдак, а поблагодаривши доброго привратника и попрощавшись с его семьей, мы удрученно отправились к далекому дому. Минут через тридцать быстрой ходьбы мы остановились у входа в дом. Потом три раза поклонились, и я постучал по дверному камню. Вскоре явилось множество рук, которые отвалили тяжелый камень от входа, и послышался дряхлый голос, предложивший нам войти. Но мы не заметили, к нашему удивлению, ни тел от рук, отваливших камень, ни человека при голосе, предложившего нам войти.

И все-таки я отважно вошел, а мои друзья в страхе последовали за мной. Вскоре нам открылась длинная лестница, которая уходила глубоко под землю. И мы начали спускаться. А через час добрались до коренной земли подземелья. Пока мы стояли там и со страхом озирались, думая увидеть Иной мир, к нам подошел человек средних лет от рождения и в черной одежде. Он сказал, что нас ждут. Тогда я вкрадчиво спросил:

– Кто?

И человек в черном ответил:

– Мой отец, Хранитель здешнего мира.

Мы пошли за этим человеком с надеждой, что его отец где-нибудь поблизости. Но шли около двух часов, а пришли к высокой скале. И, не мешкая, поднялись на вершину скалы.

Мы поднялись на вершину скалы и увидели старика в деревянном кресле. А его сын, или наш провожатый, после того как мы подошли к его отцу и приветственно поклонились ему, ушел в свой дом неподалеку. Вот поклонились мы его отцу, и он (отец) предложил нам сесть – на камни перед его креслом, которые лежали там как сиденья для гостей. Севши, я сразу же принялся зорко наблюдать за наружностью этого старика и окрестными обстоятельствами. Сам старик был такой старый, что уже опоздал умереть, или пережил свою смерть. Все мускулы на его теле давно изработались в ничто, и если он вставал, то не отличался от самой тонкой сухой палочки. Оба глаза у него усохли до почти полной неразличимости. Щеки глубоко ввалились, но все зубы были целы. Он вытянул ноги вперед, будто не мог ими пошевелить. А испугала нас его борода, которая спускалась к земле и достигала в длину десяти футов, хотя на голове у него вместо волос рос редкий пух. По левую руку от старика лежала громадная игуана, а по правую – огромная змея. Такую змею один человек даже с места бы не сдвинул. Но мне, конечно, было неведомо, какую помощь могли оказать старику эти пресмыкаю-щие себя существа. Да и едва я начал примечать окрестные обстоятельства вокруг старика, он внезапно сказал:

– Так это вы, как я понимаю, стучались в дверь?

А когда я подтвердил, что, дескать,

– Мы, —

он спросил:

– И куда же вы идете?

– В город, где много богатств, – ответил я.

– Зачем? – спросил старик.

– За богатствами, – ответил я.

– За богатствами? – удивленно переспросил старик. И я, без всяких колебаний, громко подтвердил:

– Вот именно!

Тут старик поднял взгляд к подземному небу, сколько-то минут поразмышлял, а потом сказал:

– Жаль, что вас убьют Волосатые великаны, когда вы подниметесь на их утес.

Услышавши такое сожаление и когда старик умолк, я спросил его, нет ли впереди какого-нибудь иного пути. Но он ответил, что под землей есть только один-единственный путь. Некоторых из нас очень испугал ответ старика, и они сразу же захотели вернуться домой, или назад. Но старик поспешил им объяснить, что под землей, если уж человек туда попал, можно идти только вперед. А после нашего молчания – потому что все мы, как один, молчали, пока он снова не заговорил, – старик спросил, знаем ли мы его. На что я уважительно ответил ему:

– К сожалению, нет. Поскольку первый раз попаяй под землю.

А старик объявил нам, что каждый проходимец мимо него должен внести ему пограничную плату, прежде чем он будет допущен к дальнейшему путешествию. Я спросил у старика, сколько нужно заплатить, и он ответил, что по десять тысяч каури (около трех пенсов) за каждого человека, или поголовно. Я дал ему семь трехпенсовых монет из денег, пожалованных нам королем Ифе и Богом грома. Эти семь монет оплатили нас всех. После нашей расплаты за дальнейшее путешествие старик встал…

…Он встал, словно живой скелет, и благословил в путь каждого из нас, или открыл перед нами дорогу вперед. Но теперь идти нам помешала ночь. Поэтому мы легли спать – под деревом на придорожном холме, – а утром, как можно раньше, отправились наконец в путь.

К двенадцати часам дня, или после многих миль поспешного путешествия, нам захотелось есть. И мы остановились возле одного из манговых деревьев, которые росли вдоль дороги. Остановились и подождали, не появится ли хозяин деревьев – чтобы попросить у него несколько плодов нам на прокорм, – а когда он не появился, один из нас, по имени Айаса, залез на дерево. Он залез на дерево, и он сбрасывал нам вниз плоды, и мы с жадностью их ели, а он ел прямо на дереве, как вдруг…

…Вдруг ярдах в пятидесяти от нас появился громадный и устрашающий человек, да не один, а с женой. Мы, конечно, сразу же перестали есть и внимательно следили, как страшная семейная пара приближается к нам, и, когда до них оставалось ярдов тридцать пять, поняли, что это великаны, великан-муж и его великанша-жена. Никакой одежды на них не было, а только густые волосы – шерстистые, словно у кошки, но с пятнами, вроде леопардовых. Это на теле. А головы и ноги поросли у них волосами, наподобие щеток: длинными, жесткими и от которых головы казались еще больше, чем были, а ноги – будто в волосяных башмаках. На ладонях у них волос не было, зато рты, когда они закрыты, исчезали под волосами, словно их нету вовсе. Но глаза виднелись всегда – в виде пронзительно-зрячих, или глазных, великанских яблок.

Из огромных ноздрей у них тоже торчали длинные волосы. А когда они открывали рты, то было видно, что зубы у них около двух дюймов длины и по полдюйма в ширину. Муж-великан, ростом до двенадцати футов, если он стоял прямо, был могучий, проворный и ловкий, а по характеру и муж и жена всегда ярились от великой злобы. Но глазные яблоки у великанши-жены были раза в четыре ярче, больше и опасней, чем у мужа, а груди свешивались до самой земли.

В правой руке Волосатый великан держал толстую каменную дубину – такую тяжелую, что для переноски он взваливал ее на плечо. Великанша-жена несла в левой руке убитую антилопу, а в правой – полупридушенного коршуна-стервятника. И едва Волосатые великаны нас увидели, муж угрожающе поднял свою дубину высоко над головой.

Он поднял свою дубину высоко над головой и, когда нас разделяло ярдов около двадцати, оглушительно заорал:

– Кто вы такие? Ну-ка, скажите мне, кто вы такие, чтобы есть мои плоды?! Стойте, где стоите, и примите смерть стоя – или удирайте, и она настигнет вас на бегу! Выбирайте любую, потому что я – ваша смерть, и вы обязательно попадете сегодня в мой обеденный котел!

Едва услышавши такие слова и когда Волосатые великаны проворно двинулись к нам, готовые нас убить, мы без всяких раздумий подхватили наши путевые припасы и пустились бежать. Но Айаса, по несчастью, не успел спуститься с дерева – он дрожал от страха на одной из самых верхних ветвей, – и Волосатый великан швырнул в него каменную дубину, а когда увидел, что не попал и дубина повисла среди ветвей, полез на дерево сам: он лез проворно, ловко и мощно, чтобы убить Айасу как можно скорей.

Айасе некуда было деваться, и он поспешно перепрыгнул на соседнее дерево. Но Волосатый великан яростно тряс ветки в поисках своей дубины для убийства Айасы и явно собирался, как только найдет дубину, тоже перепрыгнуть вслед за ним на соседнее дерево, а Волосатая великанша кружила внизу под деревом, чтобы Айаса не мог спуститься, и тот вдруг спрыгнул – от ужаса – с вершины дерева далеко в сторону и пустился наутек во всю свою мочь.

Великан же тем временем отыскал наконец свою дубину и ринулся с женой вслед за Айасой, но тот уже догнал нас, и мы помчались все вместе быстрее любого ветра и вскоре скрылись у великанов из глаз. А через несколько минут подбежали к холму с плоской вершиной, на которой дорога круто сворачивала в сторону. И вот, с трудом дыша от усталости, мы начали карабкаться по дороге на холм. Нам было очень тяжело – от усталости и одышки, – но часам к шести вечера мы все же поднялись на вершину холма. А поскольку смертельно устали еще до подъема и вокруг нас уже смеркалась вечерняя темнота, то принялись искать укромное место, чтобы поскорее спрятаться от Волосатых великанов. На вершине холма стояло множество глинобитных домов – полуразвалившихся, или разруиненных, с древних и безлюдных времен. Поэтому, как вскоре обнаружилось, там было трудно найти укромное место. Крыши у домов почти везде провалились внутрь, стены покосились, а некоторые и вовсе были до основания размыты дождями. Значит, местные обитатели давно ушли или умерли. Все, кроме домашних животных, вроде коз, баранов или овец, да ручной птицы, наподобие кур.

Ну а нам надо было спрятаться как можно скорей. И мы, не мешкая, вбежали в один из домов. Мы вбежали, чтобы спрятаться, а домашние птицы, которые сидели на внутренних балках под уцелевшей крышей, подняли оглушительный кудахчущий шум.

И мы, не мешкая, снова выскочили наружу, потому что Волосатые великаны сразу же заподозрили бы нас в этом доме. И попытались притаиться в соседнем, но и там несколько устроившихся на ночь птиц принялись выдавать нас громким кудахтаньем. Делать нечего – мы перебежали в третий дом и, поскольку он стоял без крыши, залезли на верхние балки, которые еще сохранились. Залезть-то мы залезли и уже стали поглядывать сверху, не показались ли поблизости Волосатые великаны, да ветхие от старости балки внезапно рухнули вместе со стенами, так что многие из нас были ранены, причем кое-кто – серьезно, или тяжело. Они даже потеряли сознание, прежде чем мы успели вытащить их из-под рухнувших стен.

Вот вытащили мы тяжело раненных – а их было двое, – и я торопливо сорвал несколько длинных банановых листьев, чтобы забинтовать им раны. Потом отрезал несколько гибких веток от близстоящих деревьев и для прочности сплел их в несколько раз – для устройства носилок. А потом, с помощью остальных раненых – потому что ранены-то были все, – быстро перетащил тяжело раненных в соседний дом. Но дом этот оказался не такой разруиненный, как другие. Я сразу приметил там кувшины для воды, миски, кастрюли, обеденный котел, огромную ступу с пестом и посредине дома – громадный очаг, в котором кое-как полыхал огонь. Там, правда, не только огонь полыхал кое-как – там все стояло или валялось кое-как, а значит, жили не очень-то нормальные обитатели.

Так или эдак, но, поскольку нам некогда было думать про обитателей, или хозяев, мы безоглядно вступили в одну из четырех комнат этого дома. И положили двух тяжело раненных слева от входа, а сами легли справа, в углу, такие усталые, что сразу же и заснули, оставивши все наши дорожные припасы вместе с моим ружьем прямо перед входом. Нам ведь было неведомо, что ужасные Волосатые великаны жили в облюбованном нами доме и собирались вернуться туда к вечеру для ночного отдыха, или сна. (В этом разруиненном от безлюдья городе только они одни и жили.)

Волосатые великаны жили в этом городе, а искали нас по всем окрестным пространствам, но не нашли. И вернулись домой – примерно к одиннадцати часам вечера, – удрученные до величайшей злобы. Они вернулись удрученные до величайшей злобы и возрадовались до полнейшего счастья, когда застали нас всех, спящих, в одной из комнат своего дома. Едва они увидели, что мы спим у них на полу, мулс-великан повелел великанше-жене пригвоздить нас острым взглядом ее огромных глаз к тому месту, где мы лежали. Она зорко пронзила нас взглядом, и мы мгновенно лишились всех наших сил. Если к нам прикасались, мы, конечно, хоть и обессиленно, но чувствовали, что к нам прикасаются, и даже могли размышлять, но опять же обессиленно, как пригвожденные к полу.

А Волосатый великан связал нам руки-ноги толстой веревкой. Потом навалил в очаг сухих дров, и кое-как полыхавший огонь мигом разгорелся до яростного пламени. После этого Волосатый великан подтащил нас к очагу, чтобы мы съедобно, или намертво, испеклись. А потом повелел жене отвести от нас взгляд, и к нам сразу же вернулись все наши силы. Мы окончательно проснулись и стали отчаянно мучиться, пропеченные до полусмерти яростным пламенем очага.

А великан с великаншей весело хохотали над нашими мучениями. Потом великанша подсыпала в пламя перца, и мы начали беспрестанно чихать. Наши тела усиленно пропекались, из нас сочился обильный пот, а глаза едва не лопались, омоченные горячими слезами, и мы неистово взывали к великанам о пощаде, но они только хохотали и всячески высмеивали наши мучения.

Вскоре двое из нас опять лишились всех своих сил – а двое тяжело раненных давно уже потеряли сознание, – и только я да двое моих друзей продолжали кричать. Мы кричали от мучений, отчаяния и ужаса – потому что Волосатые великаны подхватили за руки и за ноги всех потерявших сознание, чтобы бросить их в очаг, или зажарить до хруста себе на ужин. Но, к счастью, прежде чем великаны успели бросить моих бессознательных товарищей в пламя очага, веревки у меня на руках частично перегорели от жара, и я, устрашенный до самой последней крайности, сумел их внезапно разорвать.

Я устрашенно разорвал веревки, и я мгновенно вскочил, и я отчаянно набросился на Волосатых великанов, которые опускали четырех моих друзей в очаг, и они (Волосатые великаны) чуть не упали от моего наскока, а четверо бессознательно обреченных на огонь вывалились у них из рук. Пока Волосатые великаны не пришли в себя, я мигом подхватил каменную дубину, и я поспешно выбежал за дверь, и я торопливо подобрал мое ружье, чтобы без всяких колебаний пристрелить наших мучителей до смерти, как только они появятся на пороге своего жилища. Через несколько минут Волосатые великаны пришли в себя и попытались одновременно выскочить из дома. А дверь оказалась чересчур узкая, чтобы пропустить их обоих разом, и они так стукнулись друг об друга головами, что упали на землю и не смогли от боли подняться.

Тут уж я бесстрашно к ним подбежал и даже не стал стрелять в них из своего ружья, а перебил им руки и ноги их же каменной дубиной. Потом стремительно ворвался в комнату с очагом, вытащил четверых бессознательных друзей наружу, чтобы они глотнули свежего воздуха, снова вернулся в комнату, развязал остальных своих спутников и бережно вывел их на свежий воздух. Но они, как и бессознательные жертвы великанов, сразу же легли, не в силах пошевелиться. Они-то легли, не в силах пошевелиться, и они недвижимо лежали на земле, а муж-великан приходил тем временем в себя, и едва я наклонился над бессознательными друзьями, чтобы поточнее распознать, в каком они состоянии, как он бросился на меня с надеждой немедленно убить. Он нанес мне такой свирепый удар, что я отлетел от него на несколько ярдов. Отлетел и упал, но сразу же вскочил и подбежал к нему, чтобы нанести ответный удар, да не успел: он так долбанул меня кулаком по голове, что я кувырком покатился от него прочь.

Я покатился от великана кувырком, а вот удирать-то мне было, к несчастью, нельзя, потому что, если б я удрал, Волосатые великаны непременно убили бы моих беспомощных друзей. И я опять подбежал к великану, и на этот раз я принялся единоборствовать с ним в схватке, а не ударами. Он хотел поднять меня с намерением размозжить мне голову об землю, да ничего у него из этого намерения не получилось. У меня, правда, тоже ничего не получилось, когда я ухватил великана за правую ногу, чтобы резко дернуть ее и свалить его на землю: мне оказалось не под силу поднять ему ногу. Мы единоборствовали с ним – без обоюдных успехов – всю ночь напролет, или до семи часов утра.

Но к семи часам утра я настолько устал, что больше уже не надеялся на победу в единоборстве. Волосатый великан тоже, правда, понял, что не может нанести мне смертное поражение, и начал толкать меня к обрыву, под которым текла глубокая река. Он рассчитывал, что я в ней утону, если ему удастся сбросить меня вниз. А я вместо этого подпрыгнул и цепко повис у него на шее.

Я повис у Волосатого великана на шее, и тут нежданно пришел в себя Айаса. Он подскочил сзади к нашему лютому врагу и внезапным ударом свалил его с ног. Великан попытался встать, чтобы смертельно нам отомстить, но мы не дали ему встать. Мы подкатили его к обрыву, и мы столкнули его вниз, а дальше он уж покатился в реку кубарем, или сам, – от крутизны обрыва. Такая же участь постигла и Волосатую великаншу, его жену, когда она бросилась на нас, чтоб отомстительно прикончить, а мы с Айасой объединили усилия и сообща столкнули ее вниз.

Пока Волосатые великаны барахтались в реке, чтобы спастись, мы быстро упаковали наши припасы. Мы упаковали наши припасы и помогли нашим спутникам встать, и мы пустились в путь, прежде чем Волосатые великаны выкарабкались на берег. Мы шли несколько часов и, когда решили, что скрылись от великанов, сделали привал, отыскали пригодные для еды фрукты и поели. А через несколько дней полностью исцелились. Так нам удалось избавиться от Волосатых великанов.

Тут жители моей деревни весело вскочили и принялись радостно плясать, а потом, очень довольные, разошлись по домам.

На пути к моей деревне Развлечения десятого вечера

Множество особых обрядов совершили мы в десятый вечер за бесчисленными бочонками пальмового вина. Неумолчно звучали мелодичные песни, и привольные пляски продолжались около двух часов. Потому что настало время завершения моих рассказов. Мы еще танцевали…

…Мы танцевали, радостно и сообща, а людей у моего дома собиралось все больше. Они шли из ближних селений и дальних городов, спешили из окрестных деревень и отдаленных поселков. Причем немощных от старости или слабых по малолетству родственники терпеливо несли на головах. И вот, когда под стихающую барабанную музыку слушатели безмолвно расселись перед моим домом…

…Когда они безмолвно сели и приготовились внимательно слушать, я начал свой последний рассказ, или завершил многодневное повествование так:

– Избавившись от Волосатого великана и Волосатой великанши, его жены, которые промышляли убийствами на большой дороге в Город сокровищ, мы безбоязненно пошли по этой дороге дальше. И миль через двадцать заметили в отдаленье небольшую хижину. На пути к ней с нами ничего не случилось, но, добравшись до хижины, мы никого в ней не застали и вскоре уверились, что жители появляются там не очень-то часто. Потому что потолок хижины был заплетен паутиной, а везде по углам виднелись норы муравьиных львов.

Мы сложили свои припасы у стены и развели посредине хижины костер, чтобы те из нас, кто был тяжко ранен или полностью обессилел в пути, прогрелись над огнем для возобновления здоровья и жизненных сил. После этого мы с Айасой отправились осматривать окрестности. И, по счастью, обнаружили на заднем дворе большой ямсовый огород. Накопавши ямса для утоления нашего всеобщего голода, мы вернулись в хижину. И хорошенько испекли ямс на огне. А потом наелись до полного удовольствия. Таким образом, здоровые наслаждались в хижине жизнью, а раненые и ослабевшие набирались животворных сил.

Больше десяти дней радовались мы и крепли, но в ночь на одиннадцатый день, когда, после веселых шуток и приятных разговоров, нас внезапно сморил благодейственный сон, к хижине с ужасным шумом вдруг подошел умалишенный…

…Он подошел с оглушительным шумом, и он, конечно же, разбудил нас, поскольку до его появления мы спали бестревожным сном. В левой руке он держал разбитый глиняный горшок, из которого поднималось к небу яркое пламя, потому что в горшке у него полыхал костер. Пламя от костра ясно высветило и все окрестности хижины, и умалишенного пришельца. На левом плече он нес голову буйвола, капельно истекавшую свежей кровью – значит, умалишенный убил буйвола совсем недавно, – и пока он с безумными криками подступал к хижине все ближе, мы успели разглядеть на голове у него тяжелый булыжник, а в правой руке – длинный нож. Он быстро приближался к хижине и громко орал:

– Эй, вы там? Сколько вас там? Я очень голодный! Подождите меня!

Он так пронзительно орал своим бешеным голосом и так стремительно подступал к нашей безмолвной хижине, что мы торопливо сели и принялись в страхе глядеть на него со сна во все глаза, А он уже подступил совсем близко, и он прикрыл пламя ладонью, чтобы оно не мешало ему смотреть. Он ясно увидел нас – всех семерых – и так обрадовался, что запрыгал на одном месте вверх-вниз, но потом торопливо устремился прямо к входу в хижину. Мы мигом догадались, что его переполняет сумасшедшее счастье, и окончательно уверились, что он умалишенный, и с ужасом поняли, что ему безумно хочется нас убить. А поэтому подхватили свои припасы и, не мешкая, бросились наутек…

…Мы бросились наутек, а он ринулся за нами вслед. И нам сразу же стало ясно, что мы не сможем от него убежать. Он бы моментально нас всех догнал, потому что бегал до безумия быстро, и мы мудро разбежались в разные стороны, или кто куда. Айаса и я вскарабкались на высокое дерево, а остальные наши спутники спрятались в пещере, которую они заметили неподалеку от дерева. Так каждый из нас попытался спастись. И мы видели с вершины дерева, как умалишенный бесновато мечется по лесу в надежде отыскать нас при свете пламени из разбитого горшка.

Вскоре он зорко углядел пещеру, где пятеро наших спутников думали от него спастись, и, пока он подбегал к пещере с явным намерением всех их убить, я, без малейших колебаний, выстрелил ему в спину, но ружье мое, увы, на этот раз промахнулось, и заряды не причинили умалишенному никакого вреда. Тогда мы с Айасой стали свистеть – может, наши спутники услышат нас и поймут, что умалишенный приближается к их пещере, – но в ответ сначала услышали только безмолвную тишину…

…А потом, когда умалишенный скрылся в пещере, оттуда раздался, к нашему ужасу, душераздирающий шум, после чего вдруг настала мертвая тишина. И довольно долго никто из пещеры не выходил – ни пятеро наших спутников, ни умалишенный с костром в горшке.

Тогда Айаса и я решили спуститься на землю, чтобы точно все выведать про события в пещере. Но едва мы начали спускаться, как из пещеры вышел умалишенный. И в руках он держал головы наших друзей. Которых убил. Всех до одного. Увидевши это жуткое зрелище, мы с Айасой горестно разрыдались. А умалишенный, как мы сразу же заметили сквозь горькие слезы, принялся выслеживать по окрестностям нас самих. И, не выследив на земле, стал обводить безумным взглядом деревья, причем бесноватое пламя из его огненного горшка ярко высвечивало даже самые верхние древесные ветки. Вскоре он подступил к нашему дереву и, как только пламя отразилось у нас в глазах, уверенно определил, что мы сидим на вершине.

Тут умалишенный положил в траву головы наших друзей, поставил рядом с ними горшок, ухватил покрепче нож и начал бешено трясти дерево. Ну и, конечно же, едва я понял, что, когда мы упадем на землю, он, без всяких сомнений, убьет нас, как убил всех остальных…

…Едва я это понял, я выстрелил ему прямо в лоб, и он беспомощно свалился у подножия дерева на землю, а мы с Айасой спустились вниз, чтобы поскорее убраться из этого безумного места. Мы-то спустились, а умалишенный нежданно вскочил и ухватил Айасу за руку – да так крепко, будто он вовсе не пристреленный. Тогда я вырвал у него нож, и мне удалось отбросить его далеко в сторону, а умалишенный пытался тем временем свалить Айасу на землю, чтобы размозжить ему голову. Я спешно перезарядил ружье, и я выстрелил снова, и пуля опять попала умалишенному в лоб. Он мучительно упал, крепче прежнего ухвативши Айасу за руку: он держал ее до того крепко, что Айаса никак не мог вырваться.

Тогда мы с Айасой оба принялись ее вырывать. А умалишенный пришел в сознание – наверно, от наших сумасшедших рывков – и сжал руку Айасы даже еще крепче, чем прежде, и всякий раз, как мы ее дергали, только бесновато перекатывался по земле то туда, то сюда. Наконец, уверившись, что руку у него просто так не вырвешь, я подскочил к огненному горшку, и я вернулся с ним к умалишенному, и я вывалил ему на голову его бесноватое горшечное пламя. Тут уж, обожженный сумасшедшей огненной болью, он поневоле выпустил руку Айасы, и мы, без всяких колебаний, пустились поскорей наутек. Ружье перед бегством я успел подобрать, но все дорожные припасы и оружие вроде луков со стрелами, которые подарил нам Бог грома, остались в пещере, где погибли наши друзья. Умалишенный, правда, тоже, я думаю, погиб – отомстительной смертью за убитых людей, – потому что больше, пока мы убегали, он нас не преследовал.

Мы убегали до рассвета, а когда рассвело, остановились отдохнуть и обессиленно сели на придорожный термитник. Нас обоих мучила мысль об убитых друзьях. С этой мыслью мы и пустились после отдыха в путь – на голодный, конечно, желудок, – потому что мысль об убитых отбила у нас аппетит. А в Город сокровищ мы пришли к пяти часам вечера.

Мы пришли туда к пяти часам вечера и спросили на улице у первого же прохожего, как нам добраться до дома старейшины. Прохожий проводил нас, куда нам хотелось, и мы застали старейшину в гостиной зале. Он сидел среди множества посетителей, так что нам пришлось подождать, пока они закончат свои дела. А потом мы сказали старейшине, что хотели бы у него остановиться до возобновления нашего путешествия. Он спросил, не ищем ли мы работу, но услышал от меня в ответ – и немедленно, – что мы явились к ним за сокровищами, или драгоценными металлами, чтобы отнести их в свою деревню. Хотя старейшину гневно поразил наш ответ, все же поселиться у него на время он нам разрешил. А Город сокровищ оказался редкостно драгоценный: золото, серебро, медь, алмазы и проч. валялись там вроде обычных булыжников, чуть ли не в каждом закоулке, но горожане не считали все это драгоценным. Драгоценным не считали, но и уносить не разрешали. Так что, услышавши от нас про наши умыслы, старейшина поспешно доложил о них королю, и за нами была установлена строжайшая слежка.

А мы тем не менее однажды ночью, когда все спали, сунули с Айасой – каждый себе в сумку – по большому золотому слитку. Но при выходе из города – хотя уходили мы очень осторожно и бесшумно – нас облаяли сторожевые собаки. Они лаяли так громко, что мгновенно перебудили почти всех горожан. Горожане сразу вспомнили про наш заранее объявленный умысел и поспешно отрядили за нами погоню. И нам не удалось утаиться от преследователей. Когда они нас поймали и после беспощадных побоев прямо на месте поимки, мы были посажены под замок в тюремный двор. И тюремщики били нас еще около часу – причем сначала, конечно, отобрали у меня мое ружье, а ведь без ружья на тюремном дворе от побоев не защитишься. Поэтому мы упали и притворились мертвыми. Когда тюремщики ошибочно приняли нас за мертвых и ушли, мы тихохонько встали, и мы осторожно прокрались в ту комнату, где остались наши золотые слитки, отобранные у нас на месте преступления, или при поимке, и мы, не мешкая, прихватили и золотые слитки, и мое ружье, а поскольку одежда наша изодралась под ударами в клочья, то мы сняли с крючков сменные одеяния тюремщиков и торопливо переоделись. После этого, снова проскользнувши в тюремный двор, мы с огромным трудом перелезли через тюремную стену, спрыгнули за стеной на землю – и были таковы…

…Мы были таковы, что шли очень осторожно, и поначалу собаки не распознали в нас чужаков – из-за привычной для них одежды, – но потом все же распознали. И принялись облаивать. И горожане опять пробудились от сна и снова ринулись огромной толпой нас ловить. Они гнались за нами, пока мы не подбежали к реке, которая пересекала неподалеку от города дорогу. По счастью, у берега оказалось множество лодок. Мы мигом бросили в одну из лодок золотые слитки (а ружье висело у меня на левом плече), подхватили два весла, стремительно запрыгнули в лодку и оттолкнули ее от берега, прежде чем наши преследователи подбежали к реке.

И вот мы выгребались на середину реки, а горожане, которые твердо решили нас убить, чтобы забрать свои золотые слитки (хотя и не считали золото драгоценным), тоже погрузились в лодки и погнались за нами по реке. Мы гребли изо всех сил и вскоре увидели впереди тусклый свет. И подумали, что это дом на другом берегу реки, в котором нам, возможно, удалось бы спрятаться от преследователей. И мы, без всяких сомнений, поплыли на этот свет…

…Не ведая, что плывем прямо в лапы к пиратам. Пираты рыскали на огромной, тускло освещенной лодке по реке, чтобы захватывать в плен речных путешественников и отнимать у них все наличное достояние.

Едва мы поняли, что приближаемся к пиратам, а главное, заметили, как опасно они вооружены – длинными копьями, огромными луками, тяжелыми стрелами, огнестрельными ружьями и проч., – нам, конечно, захотелось уплыть поскорей обратно, да не тут-то было: сзади нас преследовали жители Города сокровищ, чтобы убить. И мы, не мешкая, свернули по реке на юг. А пираты хищно погнались за нами во все свои весла. Потому что они пиратствовали на многовесельной лодке.

Но вскоре они уверились, что им нас не догнать – их большая лодка плыла медленнее, чем наша, – и начали обстреливать нас из ружей и проч., а мы, не мешкая, налегли во все силы на весла и удачно скрылись в речной темноте, избавившись таким образом от убийственных опасностей…

…Правда, избавившись, да не совсем. Потому что жители Города сокровищ отчаялись нас поймать и повернули восвояси. А пираты ничуть не отчаялись и продолжали за нами гнаться.

И вот мы гребли до самого рассвета, пока вдруг не выгреблись в следующую реку. Глубокую, широкую и с очень большими волнами. Но деться нам было некуда, потому что пираты преследовали нас по-прежнему. Они преследовали нас, пока мы не выплыли в открытое море, и только среди огромных морских волн нам удалось наконец скрыться от них, а им поневоле пришлось вернуться ни с чем.

Ну а мы, хоть и скрылись среди волн от пиратов, зато сразу же потеряли управление над своей лодкой. Мало этого – приливы и волны вскоре сломали ее напополам, так что золотые слитки и все наши припасы бесследно утонули. Но ружье, охотничья сумка и кинжал по-прежнему, к счастью, висели у меня на плечах. Они висели у меня на плечах, а сам я лежал на одной половине лодки, и волны уносили ее в открытое море. То же самое было с Айасой, он лежал на второй половине лодки, цепляясь за нее, как и я, изо всех своих сил, а волны уносили его все дальше и дальше.

Так нам поневоле суждено было разлучиться. Но часа через два меня прибило волнами к песчаному берегу у высокой горы. И пока я, вытянувши как можно длиннее шею, высматривал среди моря Айасу – может, он тоже не утонул, – его прибило, вслед за мной, к той же самой горе. Мы оба немного передохнули, а потом вознесли благодарность Творцу – за полное спасение нас от всех смертельных опасностей. Потому что мы спаслись и от волн, и от пиратов, и от жителей Города сокровищ. А я наконец уверился, что драгоценности (к примеру, золото) из Города сокровищ унести невозможно – в чем старики давно уверяли меня, но я поверил этому только теперь.

Вот спаслись мы, значит, от всех опасностей, а полного счастья все же не ощутили, потому что не ведали, какая нам уготована судьба. Мы прошлись по берегу и не нашли ни одной лодки, чтобы переправиться в ней через море. Тогда мы пошли по берегу дальше – и вдруг я почувствовал, что пора остановиться…

…Я почувствовал, что пора остановиться, и пристально осмотрелся, и внезапно узнал место, где мы остановились. Потому что именно здесь меня выбросило на берег около двух лет назад, когда моя лодка расщепилась по старой трещине пополам. И я сразу же зорко заметил пятно от костра, на котором готовил ямс, присланный мне одной из придворных дам, или дочерью Алмазной богини. Нас прибило к берегу у подножия Нагорного города.

Тут я принялся рассказывать Айасе про Алмазную богиню и мою бывшую жену Сэлу, которая убежала со мной в нашу деревню, но была потом увезена обратно к матери Нагорными воинами.

И Айаса предложил мне вскарабкаться на гору. Ему очень хотелось увидеть Алмазную богиню. Мы стали приглядываться к вершине горы, как вдруг – я даже не поверил сначала своим глазам – увидел у края обрыва Сэлу. Она махала нам обеими руками, и она хохотала от радостного удивления. Мы уже было решили подняться к ней, но она махнула нам, чтоб мы подождали ее внизу. Махнула и поспешно скрылась среди деревьев на горе.

А вскоре спустилась к нам вниз на верблюде – той самой тропкой, по которой он приносил мне от нее коробки с едой. Едва спустившись, она первым делом радостно меня обняла. А потом почти так же радостно обняла и Айасу, потому что, хоть ее увезли из нашей деревни почти два года назад, она прекрасно помнила всех моих друзей. После счастливой болтовни – ведь наша встреча представлялась ей нежданным счастьем – она села на верблюда и предложила нам с Айасой сесть позади нее. Сесть-то мы сели, но я отказался ехать к ее матери. Богине алмазов, из-за страха перед отомстительной казнью, которая наверняка пришла бы ей в голову для учинения надо мной за мои прежние дела. А когда Сэла объяснила мне, что ее мать не сможет меня вспомнить по причине своей незапамятной старости, я предложил ей (Сэле) вернуться со мной в деревню, и она охотно согласилась.

Вскоре мы въехали на верблюде в Нагорный город. И Сэла отвела нас к своей матери, Богине алмазов. Она объяснила ей, что мы ищем работу. И нас приняли на работу дворцовыми уборщиками. Так моя жена Сэла ввела в благотворное заблуждение свою престарелую мать.

После месячной жизни у Богини алмазов и когда мы постепенно припрятали неподалеку от города великое множество алмазных панелей, я объявил Сэле, что в ближайшую полночь нам пора уезжать, и Сэла упаковала все свои одеяния, а я отнес их туда же, где лежали алмазные панели.

И вот в следующую полночь, едва заметивши, что все горожане уснули, Сэла запаслась лампой, и мы сели втроем на верблюда, чтобы добавиться первым делом до нашего загородного тайника. У тайника Сэла остановила верблюда, и мы погрузили на него все припасы, а потом беспрепятственно спустились к морю и еще до рассвета отплыли в лодке к нашей деревне. Через два дня путешествия по морю и сухопутной дорогой нам удалось без всяких приключений вернуться домой. Наши родственники и друзья встретили нас дома с великой радостью. Особенно когда увидели, к их огромному изумлению, что я, в своей отважной дерзновенности, сумел возвратиться с прежней женой. Но родичи наших спутников, которых убил возле Города сокровищ умалишенный, ощутили, конечно же, величайшую печаль.

Так побывали мы в Подземном городе и благополучно вернулись обратно. Через несколько дней я отдал часть алмазов Айасе, а остальные продал купцам, которые торгуют драгоценными камнями. С тех пор моя жена (тут Сэла встала, чтобы целиком и полностью предъявиться слушателям) счастливо живет у меня в доме, а я, как ее муж, зажиточный человек и верховный старейшина, или вождь деревни, никуда не отлучаюсь. Потому что отлучаться мне незачем.

Таким образом, уважаемые друзья, завершились мои путешествия. И теперь вы, надеюсь, понимаете, что путнику до невозможности редко выпадает на долю спокойная судьба – без трудностей, лишений и проч., и проч., и проч.

Когда я умолк, слушатели разразились благодарственными кликами и уважительно встали. Примерно около часу пели мы и танцевали, а потом жители деревни разошлись по домам, единодушно признав меня своим нынешним вождем за доблестные приключения моих прежних дней.


Оглавление

  • Мой отчий город. Краткая история
  • Вечерние развлечения
  • Колдунная владычица джунглей Развлечения первого вечера (мое первое путешествие)
  • Колдунная владычица превращает меня на два года в изваяние Развлечения второго вечера
  • Вероломная королева и король безмолвных джунглей Развлечения третьего вечера (мое второе путешествие)
  • В плену у диких людей Развлечения четвертого вечера (мое третье путешествие)
  • Из голодного города – в город водяных людей Развлечения пятого вечера (мое четвертое путешествие)
  • Нагорная богиня алмазов Развлечения шестого вечера (мое пятое путешествие)
  • День расставания с женой Развлечения седьмого вечера
  • Следы белых людей, впервые спустившихся с небес на землю возле города Ифе. Посещение колодцев, из которых выплывают луна и солнце. Встреча с богом грома и его женой Развлечения восьмого вечера (мое шестое путешествие)
  • Волосатый великан и волосатая великанша Развлечения девятого вечера
  • На пути к моей деревне Развлечения десятого вечера