КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406863 томов
Объем библиотеки - 538 Гб.
Всего авторов - 147535
Пользователей - 92630
Загрузка...

Впечатления

Summer про Лестова: Наложница не приговор. Влюбить и обезвредить (СИ) (Юмористическая фантастика)

У Ксюшеньки было совсем плохо с физикой. Она "была создана для любви"...(с) Если планета "лишилась светила" и каким-то чудом пережила взрыв сверхновой, то уже ничего не поможет спекшемуся в камень астероиду с выгоревшей атмосферой... Книгу не читал и не рекомендую. Разве что как в жанре 18+.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vis-2-2 про Грибанов: Бои местного значения (Альтернативная история)

Интересно, держит в напряжении до конца.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Тайна зеленого призрака (fb2)

- Тайна зеленого призрака (а.с. Альфред Хичкок и Три сыщика-4) 707 Кб, 120с. (скачать fb2) - Роберт Артур

Настройки текста:



Роберт Артур ТАЙНА ЗЕЛЕНОГО ПРИЗРАКА

АЛЬФРЕД ХИЧКОК ПРЕДСТАВЛЯЕТ

Я не собираюсь никого пугать, но считаю своим долгом предупредить вас, что на первых же страницах этой книги вы встретитесь, как вам обещает ее название, с Зеленым Призраком. Вдобавок к призраку вы увидите кое-какие жемчужины, а также познакомитесь с маленькой собачонкой, которая, правда, никакой роли не играет в нашей истории, потому что решительно ничего не делает. А может быть, именно в этом и заключается ее роль? Ведь нередко ничего не делать гораздо важнее, чем делать что-то. Право же, над этим стоит поразмышлять.

Я мог бы поведать вам о множестве других необычных происшествий, захватывающих приключений, ужасающих опасностей, поджидающих вас в этой книге. Но я склонен думать, что вы охотнее прочитали бы о них сами. Я же ограничусь тем, что представлю вам Трех Сыщиков, тем более что я им уже пообещал.

В четвертый раз я делаю это и признаюсь, что в предыдущих случаях кое-какие сомнения меня беспокоили. Но со временем я полюбил Юпитера Джонса, Боба Андрюса и Пита Креншоу. Я полагаю, вы останетесь довольны, проведя с ними вечер, полный приключений, тайн и напряженного ожидания их разгадки.

Итак, эти три паренька создали фирму «Три Сыщика» и посвящали все свое свободное время распутыванию любой тайны, встретившейся им на пути. Живут они в Роки-Бич, штат Калифорния, на берегу Тихого океана, в нескольких милях от Голливуда. У Боба и Пита есть родители, а у Юпитера Джонса только дядюшка Титус и тетушка Матильда, владельцы «Склада утильсырья Джонса». На этом потрясающем складе можно найти практически все, что угодно.

Есть там, например, тридцатифутовый трейлер, попавший в такую серьезную аварию, что дядюшка Титус так и не смог найти на него покупателя. Тогда дядюшка Титус позволил Юпитеру с приятелями использовать этот автофургон, и они оборудовали в нем главную штаб-квартиру своей фирмы. У них там есть небольшая мастерская, комната с красным светом для фоторабот, офис с письменным столом, печатной машинкой, телефоном, магнитофоном и множеством справочников. Вся обстановка создана из того хлама, которым полон склад Титуса Джонса.

Юпитер подрядил двух здоровенных баварцев, братьев Ганса и Конрада, работников склада, и они так расположили содержимое склада и его инвентарь, что трейлер снаружи не бросается в глаза; его вообще не видно, и взрослые забыли о нем. Лишь Три Сыщика знают о его существовании и держат это в секрете, приспособив для проникновения в их главную штаб-квартиру потайные ходы.

Чаще всего они пользуются тем, который называют «Туннель II». Это попросту кусок искореженной трубы, по которому ребятишки пробираются ползком. Туннель II частично проходит под землей, частично под грудами мусора и заканчивается люком, через который Три Сыщика и проникают в свой штаб. В их распоряжении имеются и другие входы, о них мы поговорим, когда придет время.

Для поездок на значительные расстояния ребята используют замечательный «роллc-ройс», с позолоченными ручками и молдингами. Право пользоваться этим крепким стариком в течение целого месяца — результат победы Юпитера Джонса на каком-то конкурсе. Для близких поездок они используют велосипеды или прибегают к помощи Ганса или Конрада, сажая кого-нибудь из них за руль одного из складских грузовичков.

Юпитер Джонс коренастый крепыш. Некоторые его знакомые, не очень дружелюбно относящиеся к нему, называют его пузаном. Его круглое лицо выглядит довольно простодушно, едва ли не глуповато, но это обманчивая внешность. Под нею скрывается очень острый ум. Юпитер человек, прямо скажем, выдающегося интеллекта и страшно гордится этим. У него много достоинств, но скромность не входит в их число.

Пит Креншоу высок, темноволос, с хорошо развитой мускулатурой, помогающей ему совершать многое, где требуется физическая сила и ловкость. Он правая рука Юпитера в настойчивом выслеживании заподозренных и вообще во всяких опасных делах.

Блондин Боб Андрюс отличается более хрупким телосложением и скорее тяготеет к научным разработкам. Он отвечает за ведение документации и на нем лежит исследовательская работа фирмы.

Я рассказал вам все это, чтобы в дальнейшем не прерывать повествование и не повторять того, что некоторые из вас уже узнали, прочитав о предыдущих подвигах Трех Сыщиков.

А теперь — вперед! Зеленый Призрак вот-вот издаст свой первый вопль.

Альфред ХИЧКОК

ЗЕЛЕНЫЙ ПРИЗРАК ВОПИТ

Вопль этот застал их врасплох.

Стоя в зарастающей травой мощеной аллее, Боб Андрюс и Пит Креншоу разглядывали огромное, похожее на старинную гостиницу, заброшенное здание. Оно предназначалось к сносу, и один угол его уже был разрушен строительными рабочими. Лунный свет придавал облику здания зыбкие, призрачные черты.

Боб, перекинув через плечо портативный магнитофон, надиктовывал в него свои впечатления о месте действия. Он прервал диктовку и повернулся к Питу.

— Многие считают, что здесь водятся привидения. Жаль, что мы не подумали об этом, когда Альфред Хичкок искал для своей картины дом с привидениями.

Ему вспомнилось их знакомство со знаменитым режиссером в дни, когда они распутывали тайну Замка Ужасов.

— Держу пари, что мистер Хичкок пришел бы в восторг от этого места, — согласился Пит. — Но только не я. Мне здесь с каждой минутой становится все больше не по себе. Как ты насчет того, чтобы двинуть отсюда?

И как раз в это мгновение из дома донесся вопль:

— Иииииии-ааахххх!

Звук был такого высокого тона, что человеческому существу он не мог принадлежать. Так могло кричать какое-то неведомое животное. Волосы встали дыбом на головах обоих мальчишек.

— Ты слышал? — Пит судорожно глотнул воздух. — Теперь-то уж точно нам надо убираться отсюда.

— Подожди, — Боб заставил себя стоять на месте, подавив могучее желание бежать куда глаза глядят. — Я подниму сейчас микрофон повыше: вдруг мы еще что-нибудь услышим. Юпитер должен это знать!

Боб не забыл об отсутствующем сейчас главе Трех Сыщиков.

— Но… — начал было Пит, но Боб уже полностью овладел собой. Микрофон был направлен в сторону проглядывающего сквозь деревья старого полуразрушенного здания.

— Аааахххххх-хххиииии, — снова донесся оттуда, медленно замирая, исполненный непонятной тревоги вопль,

— Ну, бежим же, — сказал Пит. — Наслушались достаточно!

Теперь Боб отнесся к этому с полным пониманием. Поворот кругом, и вот они уже бегут по заросшей аллее туда, где они оставили свои велосипеды.

Пит летел подобно спасающемуся от погони оленю, а для Боба это был, пожалуй, самый быстрый бег в его жизни. После неудачного спуска со скалы он сломал в нескольких местах ногу, и долгое время ему пришлось носить ортопедическую шину. Но как бы то ни было, дело теперь пошло на поправку, и как раз на прошлой неделе Бобу разрешили шину снять. И вот, освободившись от нее, он чувствовал себя таким легким, что чуть ли не взлетал над землей. Но как бы быстро ни бежали они оба, далеко им убежать не удалось.

«У-уп!», — вскрикнул от неожиданности Пит, ткнувшись с разбегу головой в некую твердую преграду. Бег Боба тоже был остановлен крепкой рукой мужчины, в которого Боб врезался в темноте.

— Эй, малый, — произнес тот, кто схватил Пита, тоном хорошо сыгранного возмущения. — Да ты чуть не сбил меня с ног!

Тот же, на кого наткнулся Боб, поинтересовался:

— А что это за шум там был? Мы видели: вы были рядом, стояли и слушали.

— Да мы и сами не знаем, — проговорил Пит. — Но похоже, это привидение.

— Привидение, что за чушь!.. Кому-то, может быть, плохо… Может быть, какой-нибудь бродяга заночевал там…

Лица тех, на кого наткнулись Боб с Питом, трудно было как следует разглядеть в темноте, но все они казались хорошо одетыми господами и были, судя по их разговору, типичными обитателями того милого уголка, где располагался заброшенный участок земли с полуразрушенным пустым зданием. Место это был известно в округе как Усадьба Грина. Мужчины разговаривали между собой, не обращая теперь на мальчишек ни малейшего внимания.

— Думаю, нам надо туда пойти, — веско произнес человек с необычайно низким голосом. Боб не смог бы описать его внешность, он видел только, что тот носит большие усы. — Надо заглянуть в эту развалюху, пока она совсем не рухнула. Мы слышали, что кто-то там кричал. Значит, там кто-то есть и ему, должно быть, плохо приходится…

— А я считаю, надо звать полицию. — Человек, одетый в полосатую спортивную куртку, слегка нервничал. — Это их дело разобраться в таких вещах.

— Кому-то там плохо, — повторил низкий голос. — Надо выяснить, не сможем ли мы помочь. А пока мы будем ждать полицию, он и кончиться может.

— Правильно, — сказал третий, в больших круглых очках. — Я тоже думаю, что надо пойти и посмотреть, что там.

— Вы можете туда идти, — сказал обладатель спортивной куртки, — а я отправляюсь в полицию.

Он уже сделал первый шаг, как его остановил еще один участник; на поводке он держал маленькую собачонку.

— Это могла кричать сова или кошка, — сказал он. — Хороши же мы будем, когда явится полиция!

Мужчина в спортивной куртке задумался.

— Ну хорошо… — начал было он, но тут в разговор вмешался самый высокий из них, тот, кто до сих пор не сказал ни одного слова.

— Идем, — сказал он. — Нас здесь шестеро и есть несколько фонарей. Вот я и говорю: сначала мы посмотрим, что там такое, а потом уж, если будет нужно, вызовем полицию. А вы, ребятки, бегите-ка домой. Вам здесь теперь нечего делать

Он решительно зашагал по мощенной каменными плитами тропе по направлению к зданию. Вся группа после недолгого размышления двинулась за ним. Человек с собачкой подхватил ее, и она на руках хозяина последовала за остальными. Спортивная куртка замыкала шествие.

— Давай, — Пит толкнул Боба в бок. — Он сказал, что мы здесь больше не нужны. Пошли домой.

— Так и не выяснив, кто это кричал? — возмутился Боб. — Подумай, что скажет Юп! Не узнать, чем все это кончится! А ведь мы считаемся расследователями. Даже там, где не видно никаких следов, мы должны их находить!

Боб кинулся по дорожке вслед за удаляющимися людьми, и Питу пришлось поспешить за ним.

Группа мужчин в нерешительности стояла перед огромной входной дверью. Потом высокий толкнул дверь, и она подалась, открыв вход в глубину дома, где царил пещерный мрак.

— Зажгите фонари, — сказал вожак. — Я хочу выяснить, что же мы слышали.

Включив свой фонарик, он первым шагнул вперед, и другие, стараясь держаться ближе к нему, переступили следом порог дома; еще три фонарика прорезали дорожки света в темноте. Как только взрослые вошли в дом, за ними неслышно проскользнули и Боб с Питом.

Они очутились в большом зале, служившем, очевидно, прихожей. Свет фонарей выхватывал из темноты стены, увешанные выцветшими шелковыми гобеленами с изображенными на них сценами из жизни Востока.

Впечатляющих размеров лестница вела из зала. Кто-то из мужчин направил на нее свой фонарик.

— Должно быть, как раз отсюда свалился старый Матиас Грин, когда сломал себе шею. Какой спертый воздух! Наверное, за все пятьдесят лет со дня его смерти никто не открывал здесь окон.

— Подозревают, что в доме водятся привидения, — отозвался другой. — Я готов в это поверить. Надеюсь только, что мы не увидим здесь призрака.

— Не будем забывать о наших поисках, — сказал высокий вожак. — Давайте начнем с цокольного этажа.

Плотной кучкой исследователи двигались по просторным комнатам. Никакой мебели, повсюду толстым слоем лежала пыль. В том крыле дома, что подверглось самым большим разрушениям, в одной из комнат вообще отсутствовала задняя стена.

Ничего обнаружить не удалось. Только шорох шагов и шум собственного тяжелого дыхания сопровождал группу людей, медленно переходящих из комнаты в комнату. Поиски продолжались в другом крыле здания, оканчивающемся небольшим залом с великолепным камином и широким, окном напротив него. Они сбились в тесную кучку возле камина, ощущая, как растет в них смутная тревога.

— Ничего не получилось, — произнес басовитый мужчина. — Придется звать полицию.

— Ш-ш-ш-ш, — перебил его другой голос, и вся группа замерла в напряженном молчании. — Мне что-то послышалось, — прошептал этот другой. — Может быть, какое-то животное… Ну-ка погасите все фонари, посмотрим, вдруг зашевелится что-нибудь.

Полный мрак воцарился в комнате, и только в один угол проникал сквозь давно немытое окно слабый лунный свет.

И вдруг кто-то крикнул:

— Смотрите все! Смотрите на дверь!

В двери, через которую они вошли в комнату, стояло что-то, напоминающее человеческую фигуру: зыбкий зеленоватый свет струился по этому созданию, словно источник света находился внутри него. Фигура переливалась, покачивалась, как бы подернутая дымкой. Боб напряженно всматривался, непроизвольно затаив дыхание, и ему показалось, что он различает человека в длинном струящемся зеленом одеянии.

— Призрак! — в ужасе выдохнул кто-то. — Дух старого Матиаса Грина!

— Всем включить фонари, — резким голосом крикнул высокий мужчина. — Светите туда, на дверь!

Но прежде, чем приказание могло быть выполнено, зеленоватая фигурка как-то поплыла по стене, и вспыхнувшие фонари осветили только раскрытую дверь, возле которой никого не было.

— Хотелось бы мне провести весь этот час в каком-нибудь другом месте, — прошептал на ухо Бобу его приятель.

— Это могло быть отблеском автомобильной фары, — уверенно объявил высокий мужчина, — машина проезжала как раз под окном. Пойдем еще раз осмотрим холл.

Они с шумом вывалились в холл, освещая своими фонарями все углы обширного помещения. Но и теперь ничего обнаружить не удалось. Тогда кто-то предложил снова погасить фонари. Они стали ждать в темноте в полном молчании, только собачонка тихонько скулила на руках у хозяина. На этот раз появление фигуры засек Боб. Все смотрели по сторонам, а он поднял глаза кверху, и там, на лестничной площадке, увидел то же зеленое существо.

— Он там, — крикнул Боб, — на лестнице!

И все увидели, как зеленый призрак скользнул вверх по ступеням и исчез на втором этаже.

— Все сюда! — крикнул высокий мужчина. — Кто-то разыгрывает нас. Мы догоним его и поймаем.

Чуть ли не наперегонки все кинулись наверх. Но и на втором этаже никого не было.

И тут пришло время Боба. Он спросил себя, как бы поступил на его месте Юпитер Джонс, и, кажется, нашел ответ.

— У меня есть идея, — сказал он. Все разом повернулись к нему.

— Если кто-то поднимался перед нами по лестнице, — продолжал Боб, щурясь под лучами направленных на него фонарей, — он должен был оставить следы на пыльном полу. И мы можем идти по этим следам.

— Мальчишка прав, — объявил человек с собакой. — А ну-ка, ребята, посветите на пол в тех местах, где никто из нас не ходил.

Три ярких луча пробежали по полу. Там была пыль, много пыли, но ее поверхность оставалась нетронутой.

— Никого здесь не было, — говорящий был явно озадачен. — Так что же тогда мы видели на лестнице и в дверях?

Никто не ответил ему, хотя каждый уже понимал, что это может означать.

— Давайте опять выключим свет и посмотрим, появится ли он снова, — предложил кто-то.

— По-моему, надо уходить отсюда подобру-поздорову, — возразил другой, но его голос оказался единственным. Остальные — их было семь или восемь, считая Боба и Пита, — промолчали, и никто не хотел признаться, что трусит.

В полной темноте они снова замерли в ожидании — на верхнем марше лестницы.

Пит и Боб старательно всматривались в погруженный в темноту зал верхнего этажа, как вдруг кто-то прошептал:

— Вон там, слева!

Он спустился в холл. Мальчишки обернулись: в самом деле, в холле снова появилось бледно-зеленое, едва различимое свечение. Постепенно оно делалось ярче, и теперь можно было различить человекоподобную фигуру в длинном, похожем на халат китайского мандарина, одеянии.

— Не вспугните его! Посмотрим, что он будет делать дальше.

Призрачная фигура пришла в движение. Она заскользила вдоль стены в конец зала и там исчезла, словно повернула за угол.

— Пойдем следом, только на этот раз тихо-тихо, — проговорил кто-то, невидимый в темноте. — Он не сможет уйти от нас.

Боб снова вмешался.

— Пока не спустились в холл, посмотрим опять, остались ли отпечатки следов на полу, — предложил он.

Фонари вспыхнули, и их лучи заплясали по всей поверхности пола, взад-вперед, вверх-вниз.

— Ни одного отпечатка. — Бас говорившего звучал уныло. — Никаких следов на полу. Ей-Богу, он словно летает по воздуху.

— Мы уже далеко продвинулись, и надо идти дальше, — раздался уверенный голос. — Я иду первым.

Говоривший, а это был тот высокий мужчина, которому все отдали роль лидера, решительно шагнул вперед, и другие потянулись за ним. Они свернули в коридор, в котором скрылась зеленая фигура, и остановились. Из коридора две двери вели в другой зал. Фонари осветили это помещение, оно заканчивалось глухой стеной.

Снова погасили фонари, но в этот раз долго ждать не пришлось: призрак появился сразу же. Он вплыл в одну из дверей и, проскользнув вдоль стены через весь зал, замер на мгновение перед глухой стеной и медленно растаял.

— Это было, — рассказывал потом Боб, — словно он просто вошел в стену.

И по-прежнему никаких следов на полу!

Позже это могли подтвердить и начальник полиции Рейнольдс, и любой из его людей, прибывших по вызову на место происшествия. Ни одно живое существо, ни человек, ни животное, не оставили никаких следов в этом доме.

Шеф Рейнольдс был опытным полицейским, и каково ему было поверить в то, что восемь вполне заслуживающих доверия свидетелей видели привидение и слышали его голос. Но у шефа Рейнольдса не было выбора.

Этой же ночью поступило сообщение от сторожа одного оптового склада: он видел какую-то призрачную зеленую фигуру, притаившуюся возле задних ворот склада. При приближении к ней фигура исчезла. Потом раздался панический телефонный звонок женщины, разбуженной среди ночи звуками, напоминавшими мучительные стоны. Выглянув в окно, женщина увидела, что посреди ее патио стоит кто-то в зеленой, светящейся в темноте одежде. Видение исчезло, как только в доме зажегся свет.

Двое фермеров, ужинавших в открытом круглые сутки ресторане, видели зеленое призрачное существо возле своего фургона с овощами. И в довершение всего шеф Рейнольдс получил донесение по радио от двух патрульных офицеров: проезжая на своей машине мимо Гринхилльского кладбища, они тоже увидели зеленый призрак. Рейнольдсу пришлось самому отправиться на кладбище. Первое, что он увидел, открыв тяжелые железные ворота, была призрачная зеленоватая фигура, маячившая возле большого надгробного памятника из белого камня. Рейнольдс рванулся вперед, и призрак тут же исчез, словно сквозь землю провалился. Рейнольдс подошел к памятнику. Надпись на нем сообщала, что здесь покоится тело Матиаса Грина, погибшего в результате несчастного случая в собственном доме пятьдесят лет тому назад.

БОБ И ПИТ ОТВЕЧАЮТ НА ВОПРОСЫ

«„Аааааххххх-ииииииии!“ — снова закричал призрак. Но в этот раз его вопль ничуть не насторожил Боба с Питом. Призрак кричал на магнитной ленте.

Три Сыщика находились в своей замаскированной штаб-квартире на «Складе Джонса», и Юпитер Джонс внимательно прослушивал то, что записал накануне Боб.

— Больше криков не будет, Юп, — сказал Боб. — Там осталась запись разговоров тех людей, на которых мы налетели. У меня совсем выскочило из головы, что машинка все еще работает. Я выключил ее только тогда, когда мы вошли в дом.

Но Юп, однако, прослушал все до конца. Весь разговор слышен был довольно четко, потому что аппарат Боба был включен на полную мощность во все время пути до дома Грина. Когда звуки голосов замолкли, Юп включил магнитофон и принялся теребить свою нижнюю губу — верный признак того, что заработала его мыслительная машина.

— Это кажется мне очень похожим на человеческий крик, — сказал он. — Словно кто-то сорвался откуда-то, например с лестницы, падает с криком, разбивается насмерть и замолкает.

— Так и было на самом деле! — закричал Боб. — Пятьдесят лет назад старый Матиас Грин упал с лестницы в своем доме и умер, сломав себе шею.

— Подожди, подожди минутку, — вмешался Пит. — Разве мы способны слышать, как он кричал за пятьдесят лет до нас?

— А может быть, — совершенно серьезным тоном произнес Юпитер, — этот крик — какое-нибудь сверхъестественное эхо того, первого крика.

— Да брось ты, — возмутился Пит. — Как можно слышать эхо пятидесятилетней давности?

— Не знаю, — ответил задумчиво Юпитер и продолжал: — Вот что, Боб, ты отвечаешь в фирме за документацию и исследовательскую работу. Дай-ка мне, пожалуйста, подробный отчет обо всем, что с вами произошло, и сообщи, что ты знаешь об истории особняка Грина.

Боб глубоко вздохнул.

— Ну, слушай, — начал он. — Мы с Питом решили вчера вечером поехать взглянуть на это место, потому что слышали, что дом собираются сносить. А я еще подумал, что смогу об этом сочинить толковую штуковину и у меня к осени будет готова первая письменная работа для школы. Я взял диктофон, чтобы наговорить в него свои впечатления и потом использовать это, когда начну писать.

Минут пять мы стояли перед домом, пока не вышла луна. При лунном свете он выглядел как настоящее логово привидений. И вот тут-то раздался этот крик. Я сразу же повернул микрофон в сторону дома на случай, если крик повторится. Я понимал, как важно тебе самому услышать этот крик.

— Очень хорошо, — сказал Юпитер. — Ты рассуждаешь, как настоящий детектив. Все, что было до вашего входа в дом, я слышал по диктофону. Рассказывай, что было дальше.

И Боб стал рассказывать: как они обшаривали весь дом, как появился призрак, сначала в двери, потом на лестнице, как поднимался по ступеням, скользил вдоль стен, как подошел к глухой стене и исчез, словно прошел сквозь нее.

— И никаких отпечатков ног, — добавил Пит. — Как раз Боб подумал об этом, и мы везде очень тщательно осмотрели пол.

— Отличная работа, — одобрил Юпитер. — А сколько человек вместе с вами видели это зеленое привидение?

— Шестеро, — сказал Пит.

— Семеро, — возразил Боб. Они оба удивленно посмотрели друг на друга. Первым снова заговорил Пит.

— Шестеро, — сказал он. — Я в этом уверен. Считай сам: тот высокий, что все время шел первым, парень, говоривший басом, тип с собачкой, очкастый и еще двое. Больше я никого не видел.

— Может быть, ты и прав, — согласился Боб не совсем уверенно. — Я пересчитывал их, когда мы ходили по дому, а они все время двигались, и легко было сбиться. Один раз я насчитал шестерых, а дважды семерых.

— Да это и не имеет большого значения, — говоря так, Юпитер на секунду забыл свое собственное правило, что при разгадке тайны нельзя упускать из виду даже, казалось бы, незначительную мелочь. — Теперь давай мне сведения об особняке Грина.

— Ну вот, — сказал Боб. — Мы вышли из дома и разделились. Несколько человек сказали, что идут в полицию. А сегодня утром все газеты полны этой историей. Я по дороге сюда забежал в библиотеку, но не мог там раздобыть никакой информации: дом этот был построен очень давно, еще до того, как Роки-Бич стал городом и в нем появилась библиотека.

Но в газетах говорится, что его выстроил Матиас Грин лет шестьдесят-семьдесят тому назад. Матиас Грин занимался торговлей с Китаем, был капитаном собственного судна и, говорят, довольно крутым типом. Вообще-то о нем не много известно, но, кажется, у него были какие-то неприятности в Китае и ему пришлось вроде бы бежать оттуда. Он вернулся с невестой, чуть ли не китайской принцессой. А потом, одни говорят, что он разругался со своей единственной родственницей, вдовой его брата, и переехал из Сан-Франциско сюда. А по другой версии, он опасался мести каких-то важных китайцев, возможно, родственников своей жены, и выстроил здесь дом, надеясь в нем укрыться. Ты сам знаешь, что в те времена здесь было дико и пустынно.

Так или иначе, но он зажил в своем особняке с женой и целой кучей китайских слуг. Дома он любил ходить в зеленом халате, как ходили в Китае знатные маньчжуры. Припасы ему доставляли раз в неделю. Привозил их шофер из Лос-Анджелеса, и в свой очередной приезд шофер застал дом опустевшим. В нем не было никого, за исключением самого хозяина. Матиас Грин лежал у подножия лестницы со сломанной шеей.

Когда полицейские прибыли на место, они решили, что Матиас Грин спьяну упал с лестницы и расшибся насмерть. А исчезновение всех китайцев, в том числе и жены Грина, объяснили их страхом быть заподозренными в смерти хозяина.

Никого из них не удалось найти и допросить. В те времена большинство китайцев жили у нас нелегально и не очень-то стремились повстречаться с Законом. Гриновы домочадцы или вернулись в Китай, или затерялись в Чайнатауне [1] и в Сан-Франциско.

Как бы то ни было, все это осталось тайной. Вдова его брата унаследовала и дом, и все состояние Матиаса Грина. Деньги она истратила на приобретение виноградников в Вердант Вэлли под Сан-Франциско, а дом никак не использовала: сама в нем не поселилась и не продала никому. Так он и остался заброшенным гнить на корню. Все же, наконец, в этом году мисс Лидия Грин, дочь уже умершей к этому времени невестки Грина, решила продать принадлежавшее теперь ей владение строительной фирме, которая намерена снести особняк и на его месте выстроить несколько современных домов. Вот почему дому осталось недолго жить.

Это все, что я могу тебе сообщить.

— Очень хороший доклад, — похвалил Юпитер Ответственного за Исследовательскую Работу. — Теперь давай посмотрим, что пишут газеты.

Газеты улеглись на просторный стол штаб-квартиры. Лос-анджелесские, сан-францисские и местная газеты. В местной огромный заголовок о необычайном ночном событии шел через всю первую полосу. Но и газеты больших городов подавали это происшествие достаточно крупно:

ВИЗЖАЩИЙ ПРИЗРАК ВЫХОДИТ ИЗ РАЗРУШЕННОГО ДОМА, СЕЯ УЖАС ПО ВСЕМУ РОКИ-БИЧ
СНОСЯТ ДОМ, И ЗЕЛЕНЫЙ ПРИЗРАК ВЫХОДИТ НА СВОБОДУ
ЗЕЛЕНЫЙ ПРИЗРАК ПОКИДАЕТ РАЗРУШАЮЩИЙСЯ ДОМ В ПОИСКАХ НОВОГО ПРИСТАНИЩА

Материал подавался не без иронии, но факты излагались в полном соответствии с тем, что рассказал Боб. Отсутствовало только сообщение, что шеф Рейнольдс и двое его людей видели зеленую фигуру на кладбище. Шеф предпочел не впутываться таким образом в это дело. Ему не хотелось выставлять себя на посмешище.

— В газете сказано, — заметил Юпитер, указывая на «Роки-Бич ньюс», — что призрак был замечен около оптового склада, потом в патио одной женщины и в конце концов возле автофургона у ночного ресторана. Это выглядит так, словно он в самом деле ищет какое-то пристанище вместо своего дома.

— Ага, — усмехнулся Пит. — Может быть, он собирается автостопом махнуть из Роки-Бич.

— Вполне возможно, — совершенно невозмутимо ответил Юпитер. — Хотя призракам обычно не нужны земные средства передвижения.

— Опять эти заумные слова! — простонал Боб, обхватив голову руками, словно речь Юпитера довела его до изнеможения. — Ты же прекрасно знаешь, что я не понимаю, что такое «земные средства».

— Самые обычные, обыденные средства, — сказал строго Юпитер. — Вся эта история очень загадочная. Пока не появятся дополнительные факты…

Слова его были прерваны голосом его тетушки. Мисс Матильда Джонс была крупной женщиной, и голос у нее был зычный. Фактически это она возглавляла семейный бизнес — «Склад утильсырья Джонса».

— Боб Андрюс, — услышали мальчики ее зов. — Вылезай-ка оттуда, где ты сидишь. Здесь твой отец, и он хочет увидеть тебя. И тебя тоже, Пит!

ТАЙНИК

Уже в следующую минуту мальчишки пробирались к выходу через Туннель II — старую покореженную трубу, которую они приспособили для тайного сообщения со своей штаб-квартирой. Чтоб не обдирать коленки об ее рифленое дно, они выстлали его старыми половиками и могли, словно угри, проворно скользить по трубе. Они прокладывали себе путь сквозь груды тряпья, которые по просьбе Юпитера навалили здесь Ганс и Конрад, подсобные рабочие на складе, чтобы замаскировать штаб-квартиру Трех Сыщиков с их мастерской и лабораторией. Наружу они выбрались возле аккуратного домика, который служил конторой склада Джонса.

Тетушка Матильда ждала их, беседуя с отцом Боба Андрюса, высоким рыжеусым мужчиной с живыми поблескивающими глазами.

— Ага, вот и ты, сынок, — проговорил он. — Пошли поживей. Шеф Рейнольдс хочет потолковать с тобой. И с тобой тоже, Пит.

Шеф Рейнольдс хочет с ними поговорить? Догадаться, о чем он собирается говорить, было нетрудно — конечно, о событиях минувшей ночи.

Как могло это пройти без участия Юпитера? На его круглой физиономии появилось выражение крайней заинтересованности.

— Мистер Андрюс, не мог бы я тоже пойти с ребятами? — спросил, он. — Мы ведь одна команда. Все трое всегда вместе.

— Я думаю, что еще от одного мальчишки беды не будет, — улыбнулся мистер Андрюс. — Только давайте поспешим, ребятки. Шеф Рейнольдс сидит в полицейской машине и очень хочет нас покатать.

У ворот склада их ждал черный седан. Грузный лысый мужчина сидел за рулем. Это и был начальник местной полиции Сэм Рейнольдс Вид у него был довольно мрачный.

— Спасибо, Билл, — поблагодарил он отца Боба. — Теперь мы отправимся туда. И вот еще что, Билл. Вы человек здешний. Мы с вами соседи. Если это дело, тьфу, если эта дурацкая история станет совсем идиотской, я надеюсь, что вы мне поможете управиться с чужими газетчиками.

— Можете на меня рассчитывать, шеф, — сказал мистер Андрюс. — А по дороге почему бы моему сыну не рассказать вам, что они там с приятелем видели вчера вечером?

— Валяй, малыш! — сказал шеф Рейнольдс, трогая машину с места и сразу же давая ей бешеную скорость. — Я уже говорил с двумя, которые там были, теперь хорошо бы послушать, что вы там видели.

Боб быстро рассказал обо всем, чему они с Питом оказались свидетелями. Когда он закончил, шеф Рейнольдс недовольно пожевал губами.

— Да, точно так мне рассказывали и другие, — хмуро произнес он. — И все-таки, даже когда есть так много свидетелей, я должен сказать, что это невозможно, только…

Он вдруг замолчал. Отец Боба, который был отличным репортером, бросил на шефа полиции острый взгляд.

— Кто-то мне говорил, Сэм, — сказал он, — будто вы сами видели этот зеленый призрак. Что же вы не заявили ясно и громко, что этого не может быть?

— Да, — тяжело вздохнул шеф Рейнольдс. — Я это видел, чего уж там. На кладбище. Он торчал возле мраморного столба на могиле Грина. Я совсем ошалел, когда он на моих глазах исчез, словно провалился в могилу.

Боб, Пит и Юпитер, сидя на заднем сиденье, слушали признание начальника полиции, боясь упустить хоть одно слово. Отец Боба добродушно-насмешливо поглядывал на шефа полиции.

— Могу ли я процитировать ваши слова, Сэм? — спросил он.

— Нет! — рявкнул полицейский. — Вы же, черт побери, прекрасно знаете, что не можете! И выключите диктофон. Эй, мальчики! Я совсем про вас забыл. Не вздумайте повторить кому-нибудь то, что я здесь говорил. Слышите?

— Мы не будем, сэр, — уверил его Юпитер.

— В общем, — продолжал шеф Рейнольдс, — этот чертов зеленый призрак видели… дай-ка я подсчитаю… Два фермера за ужином, дама, которая звонила в полицию, ночной сторож на складе, я сам и двое моих людей. Двое мальчишек…

— Это будет девять, Сэм, — подсказал мистер Андрюс.

— Девять. Да еще шестеро, что видели его в доме. Пятнадцать человек! — воскликнул шеф Рейнольдс. — Пятнадцать человек своими глазами видели привидение!

— А их было шестеро или семеро, тех, что видели его в особняке Грина? — быстро спросил Юпитер. — Пит и Боб говорят по-разному.

— Я сам точно не знаю, — проворчал шеф. — Мне рассказывали об особняке четверо. Трое называли цифру шесть, а один утверждает, что их было семеро. Остальных я не смог допросить, видно, им ни к чему паблисити. Но как бы то ни было, пятнадцать человек — это слишком много, чтобы у них всех была галлюцинация. Я бы отнесся все равно к этому, как к чьей-то шутке, розыгрышу, но ведь я сам видел, как он провалился в могилу!

Они подъехали к повороту на заросшую аллею старой усадьбы Грина. Теперь при дневном свете, даже с одним уже разрушенным крылом, особняк выглядел очень внушительно. Двое полицейских несли дозор у дверей. Какой-то человек в коричневом костюме стоял рядом; увидев остановившуюся машину, он быстро двинулся к ней.

— Кто бы это? — подозрительно сощурился шеф Рейнольдс. — Еще один репортер, что ли?

— Шеф Рейнольдс! — Человек в коричневом костюме, вполне интеллигентного облика, с хорошо поставленным голосом подошел к ним. Нет, этот ясно не был репортером.

— Вы ведь начальник полиции? — продолжал он. — Я вас давно жду. Почему ваши люди не разрешают мне войти в дом моего клиента?

— В дом вашего клиента? — уставился на него шеф Рейнольдс. — Кто вы такой?

— Меня зовут Харольд Карлсон, — сказал человек. — Пока еще здесь владение мисс Лидии Грин. А я ее поверенный и родственник. Я представляю ее интересы. Как только сегодня утром я прочитал в газетах о вчерашних событиях, я прилетел сюда из Сан-Франциско, и вот я здесь. Я хочу, чтобы как можно скорее началось расследование. Вся эта история представляется мне чистейшей фантастикой, если не сказать, полной бессмыслицей, чушью.

— Фантастика, да, — сказал шеф Рейнольдс. — Но я бы не спешил называть это чушью. Во всяком случае, я рад, что вы здесь, мистер Карлсон. Мы все равно так или иначе были бы вынуждены пригласить вас. Я приказал моим людям не пускать сюда никого из посторонних, любопытных ведь много, сэр. Потому вас и не пропустили. Но сейчас мы туда пойдем и все осмотрим. Со мною двое мальчуганов, которые были здесь вчерашней ночью. Они смогут нам точно показать, где имели место эти чер… странные явления.

Приказав двоим полицейским по-прежнему оставаться на страже, шеф Рейнольдс повел свою группу в дом.

Внутри в больших, тускло освещаемых сквозь мутные стекла комнатах все еще дышало тревогой прошлой ночи. Боб и Пит показали шефу полиции и другим, где находились действующие лица в момент первого появления призрака. Потом Пит повел всех к лестнице.

— Он скользнул по ступеням сюда, в холл. А мы, прежде чем двинуться за ним, внимательно осмотрели пол, чтобы увидеть, остались ли после него отпечатки следов. Это была Бобова идея, — добавил Пит. — Насчет следов.

— Молодец, сынок, — мистер Андрюс похлопал сына по плечу.

— Потом, — продолжал Пит, — призрак вошел в этот зал, подошел к стене в конце его и словно бы прошел сквозь стену, исчез у нас на глазах.

— М-м-м-да… — промычал неопределенно шеф Рейнольдс, задумчиво глядя на глухую стену перед собой.

Харольд Карлсон, родственник и поверенный, с сомнением покачал головой.

— Не понимаю, — сказал он. — Решительно ничего не могу понять. Я, конечно, слышал всякие россказни о привидениях в этом доме, но никогда им не верил. А теперь — не знаю. Просто не знаю, что и думать.

— Мистер Карлсон, — поинтересовался шеф Рейнольдс. — Имеете ли вы какое-нибудь представление о том, что находится за этой стеной?

Мистер Карлсон выглядел совершенно растерянным.

— Да нет, — сказал он. — А что там может находиться?

— Это нам и предстоит выяснить.. Вот почему я был так доволен, что вы оказались здесь.

— Сегодня утром, — начал шеф Рейнольдс, — один из рабочих, нанятых для разборки дома, работал на лестнице, расшивал опалубку. Очевидно, этот участок находится как раз над той частью нижнего этажа дома, которая уже снесена. И вот здесь-то он увидел что-то такое, что сразу же прекратил работу и позвонил мне.

— Боже праведный! — воскликнул мистер Карлсон. — Что же он увидел?

— Он не уверен в точности, но ему кажется, что за этой стеной есть еще одна комната, тайник. И теперь, когда вы здесь, мы попробуем проникнуть туда и посмотреть, что же там спрятано.

Харольд Карлсон, потирая подбородок, нерешительно глянул в сторону мистера Андрюса. Репортер что-то быстро писал в своем блокноте.

— Потайная комната? — удивленно повторил мистер Карлсон. — Во всех наших семейных историях об этом доме я никогда ничего не слышал о потайной комнате.

Пит, Боб и Юпитер чуть ли не прыгали от нетерпения, пока двое полицейских поднимались по лестнице, один с топором, а другой с ломом.

— Ну-ка, парни, — сказал шеф Рейнольдс, — пробейте нам эту стенку. Я думаю, вы не станете возражать, не так ли? — обратился он к мистеру Карлсону.

— Конечно, конечно, — сказал человек из Сан-Франциско. — Тем более дом все равно сносят.

Полицейские обрушили на стену мощные удары своих орудий и очень скоро пробили в ней хорошую дыру. Сразу же стало ясно, что за стеной достаточно вместительное помещение. Но там было темно.

Когда пролом расширили так, что сквозь него можно было пробраться внутрь, шеф Рейнольдс направил туда луч своего фонаря и глянул через дыру.

— Боже правый, — ахнул шеф Рейнольдс и, подобрав живот, полез в открывшийся за стеной тайник. Отец Боба и мистер Карлсон поспешили следом, и вот уже до ребят донесся возглас, в котором смешались удивление и ужас.

Юпитер немедленно проскользнул в дыру, и его друзья от него не отстали. Они оказались в маленькой — футов восемь на восемь — комнатке. Сквозь трещины в наружной стене в комнату проникал слабый отсвет дня.

Здесь было от чего ужаснуться. Комната была пуста, но посредине стоял гроб.

Он был поставлен на сооружение из хорошо отполированного дерева, напоминающего козлы для распиловки бревен. Наружные стенки гроба были великолепно инкрустированы, но не это привлекало внимание проникших в тайник людей.

В гробу лежал скелет. Он был плотно укутан в роскошную ткань, но сомневаться, что это человеческие останки, не приходилось.

На мгновение в комнате воцарилась зловещая тишина. Трое мальчишек, пробравшись в комнату, замерли за спинами взрослых и смотрели во все глаза.

Тишину нарушил Харольд Карлсон.

— Смотрите! — воскликнул он. — Читайте, что написано на этой пластинке.

И он сам прочел вслух текст, выгравированный на серебряной пластинке, вделанной в изголовье гроба:

«Возлюбленная супруга Матиаса Грина.
Покойся с миром рядом со мною»

— Китаянка старого Матиаса Грина… — Голос шефа Рейнольдса вдруг стал хриплым.

— А все-то думали, что она сбежала после его смерти, — тихо, словно про себя, произнес отец Боба.

— Да, — кивнул головой Харольд Карлсон. — Но взгляните-ка. Тут есть еще одна вещь. Наше, так сказать, семейное дело.

Он склонился над гробом. Что он там делал, мальчикам видно не было — его заслоняли от них фигуры взрослых, — но когда мистер Карлсон распрямился, в его руке появилась нитка с какими-то нанизанными на нее предметами, вспыхнувшими в лучах фонаря шефа Рейнольдса зелено-голубым огнем.

— Это, должно быть, и есть знаменитый Призрачный жемчуг, — сказал мистер Карлсон. — Мой дед — а я внучатый племянник Матиаса Грина — выкрал его, как рассказывали, у какого-то китайского мандарина. Из-за этого ему пришлось бежать из Китая и скрываться в этом убежище. Он баснословно дорог. Мы все думали, что, когда дедушка Матиас погиб, его китайская жена обчистила дом и прихватила жемчуг с собой в Китай. А он, оказывается, все время был здесь…

— Но она и вправду прихватила его с собой, — прокомментировал отец Боба.

НЕОЖИДАННЫЙ ЗВОНОК

На следующий день, сидя в штаб-квартире, Пит был занят тем, что вырезал из газет тексты статей и фотоснимки, а Боб аккуратно расклеивал их в большом альбоме. Мистеру Андрюсу не удалось помешать, чтобы слава Роки-Бич, как обиталища Зеленого Призрака, распространилась повсюду.

Долгое время, очевидно, интерес к этой истории не продержался, но теперь, когда стало известно о потайной комнате, о находке останков жены Матиаса Грина, об обнаруженных в гробу драгоценностях, заголовкам иных газет уже не хватало места на одной лишь первой полосе.

Теперь журналисты копали все глубже и глубже; они докапывались до самых разных подробностей в прошлом Матиаса Грина. Газеты сообщали, что он был лихим капитаном на китайских линиях, не боялся лезть в самое пекло бури и вообще ничего не боялся. Они выяснили ещё, что Грин был другом и приближенным нескольких Маньчжурских вельмож и получил от них немало драгоценных подарков. Но Призрачный жемчуг ему никто никогда не дарил — он попросту украл его и поспешил после этого бежать из Китая, прихватив с собой свою китайскую невесту. Больше он в Китай не вернулся и остаток жизни провел в добровольном заточении в своем особняке в Роки-Бич.

— Подумать только! — воскликнул Боб. — Все это произошло в нашем Роки-Бич! — И уже другим, деловым тоном он спросил: — А хочешь знать, как представляют себе все это мой отец и шеф Рейнольдс?

Продолжить ему не удалось: металлический скрип прервал его. Кто-то отодвигал железную решетку, прикрывавшую с наружной стороны вход в туннель Вслед за этим послышалось приглушенное шуршание. Это могло означать только одно: по длинной гофрированной трубе в штаб-квартиру своей фирмы пробирается Юп. Раздался условный стук в крышку люка, она тут же была откинута, и красный, покрытый потом Юп предстал перед взорами своих компаньонов. Первые шаги по штаб-квартире он проделал ползком. Затем выпрямился и с шумом выдохнул воздух.

— Фу, — произнес он, — жарковато! — И тут же объявил: — Я вот все размышляю.

— Пожалуйста, будь поосторожней, Юп, — сказал Пит. — Смотри, не переборщи. Ты же весь вспотел даже. Перегреются твои извилины, расплавятся, и станешь ты обыкновенным мальчишкой, как все остальные. А нам этого очень не хочется, Юп!

Боб не удержался и фыркнул от смеха. Пит в самом деле страшно гордился выдающимися способностями друга, но время от времени все же не мог отказать себе в удовольствии поставить Юна на место. На их отношениях это, впрочем, не отражалось, ибо Юпитера Джонса никак нельзя было отнести к числу не уверенных в себе молодых людей.

Однако сейчас он бросил на Пита довольно кислый взгляд.

— Я применяю метод дедукции, — он присел к обгоревшему в нескольких местах письменному столу, украшению офиса штаб-квартиры. — Я все стараюсь представить себе, что же случилось в особняке Грина много лет тому назад…

— Не мучайся, Юп, — посочувствовал Боб. — Отец рассказал мне, что они с шефом Рейнольдсом думают обо всем этом деле.

— …и я решил, — Юп словно не услышал обращенных к нему слов, — что, во-первых…

Но Боб не дал себя сбить. Он отвечал за сбор информации, он информацию получил и считал своей обязанностью довести ее до сведения других. Поэтому он двинулся дальше:

— Они считают, что миссис Грин скончалась от какой-то болезни… И тогда ее муж, старый морской волк, поместил ее тело в этот роскошный гроб, но расстаться с нею у него не хватило сил. И он поставил гроб в маленькой комнате, замуровал окно, а дверь заклеил обоями, да так аккуратно, что никому в голову не могло прийти, что за этой оклеенной обоями стеной есть тайник. Так и остались они неразлучными, в том же самом доме. Как долго это длилось, вряд ли кто сможет рассказать нам. Но однажды старый Грин оступился на лестнице и скатился вниз по ступеням.

Когда слуги убедились, что их хозяин мертв, они впали в жуткую панику и в ту же ночь смылись отсюда. Кто-то из них подался в Сан-Франциско и там, в китайских кварталах, затерялся среди сородичей, кто-то, должно быть, вернулся в Китай. Наверняка большинство из них находились в нашей стране нелегально. В те времена китайцы вообще жили здесь очень обособленно, белых людей сторонились, и выведать у них какие-нибудь сведения было невозможно. Словом, исчезновение китайских слуг выглядело совершенно естественно.

Единственная оставшаяся в, живых родственница Грина, его невестка, и унаследовала все его состояние. Деньги она вложила в покупку больших виноградников под Сан-Франциско — Виноградники Вердант Вэлли. В дом Матиаса Грина она так ни разу и не приехала. И точно так же поступила мисс Лидия Грин, ее дочка, которая теперь, когда мать умерла, стала владелицей и Вердант Вэлли, и гриновского особняка в нашем городе.

По каким-то неведомым причинам дом так и оставался в запустении, о нем словно все забыли. И только в этом году мисс Грин согласилась его продать строительной фирме.

И вот, когда они начали сносить дом, дух старого Матиаса Грина и пришел в беспокойство.

В разговор вмешался Пит:

— И потому он так и кричал, и потому мы видели, как он исчез за стеной тайника. Он пошел на прощальное свидание со своей женой, а после этого, очевидно, покинул свой дом.

Именно так Юпитер и представлял себе ход событий. Однако его желание быть первым не позволяло ему принять безоговорочно такую версию. Последнее слово должно оставаться за ним.

— Вы по-прежнему уверены, что это был дух, — небрежно-высокомерным тоном заметил он, — и причем именно дух старого Матиаса Грина?

Пит возмутился:

— Мы-то видели его, а ты не видел! Да если б это был не дух, не призрак, я бы никогда его и не увидел!

Он и в самом деле никогда не видел призраков, по крайней мере до сих пор. Но он пренебрег этим обстоятельством.

— Если это был не призрак, так что же тогда? — спросил Боб. — Если у тебя есть какие-то другие объяснения, шеф Рейнольдс наверняка выдаст тебе награду.

Юпитер заинтересованно взглянул на него:

— Что ты имеешь в виду?

— Правда, — подхватил, тоже явно заинтересовавшись, Пит. — Что там насчет шефа?

— А вот что, — начал Боб. — Мы все вчера слышали, как он сказал, что тоже встретился с призраком. Отец рассказал мне, что шеф Жутко расстроен, потому что не может же он официально признать существование призраков. И стало быть, он не может дать своим людям приказ арестовать призрак. И все-таки у него из головы не выходит, что видел его собственными глазами и, значит, призраки могут существовать. И потому, я думаю, он будет благодарен всякому, кто докажет, что это был призрак, или, если это был не призрак, найдет объяснение тому, что мы все видели.

— М-м-м-м, — Юпитеру, видно, пришлось по душе это сообщение. — Мне кажется, мы могли бы взяться за дело Зеленого Призрака хотя бы из хорошего отношения к шефу Рейнольдсу. Но, кроме того, у меня ощущение, что в этой тайне скрыто куда больше, чем все мы предполагаем…

— Да подожди минутку! — завопил Пит. — Он же не просил нас ни о каком расследовании! И мы можем спокойно подвести черту под этим Зеленым Призраком.

Однако Боб присоединился к Юпитеру.

— Наш девиз «Мы расследуем любое дело», — напомнил он Питу. — Да и мне до чертиков хочется знать, что же мы с тобой видели. Но только как подступиться к этому делу?

— А давайте-ка разберем этот случай с самого начала, — сказал Юпитер. Первое: встречался ли кому-нибудь призрак этой ночью?

— В газетах об этом ни слова, — ответил Боб. — И от отца я слышал, что к шефу Рейнольдсу никаких новых сообщений не поступало.

— Твой отец взял интервью у тех, кто прошлой ночью видел призрак?

— Он все время крутился возле шефа Рейнольдса. Они смогли найти только четверых: высокого, затем того, кто был с собакой, и еще двоих соседей. Все они говорят одно и то же — точь-в-точь как записано у меня.

— А остальные двое? Или их осталось трое?

— Их не удалось найти. Отец говорит, что они не хотят огласки, боятся, что их поднимут на смех приятели. Еще бы — видели привидение! Я, кстати, уверен, что их было трое, а не двое.

— А почему вообще эти люди решили пойти к особняку Грина?

— Все они говорят, что к ним подошли два человека и предложили пойти всем вместе полюбоваться при лунном свете домом Грина, пока его еще не снесли. Им показалось это хорошей идеей. Ну, вот они и пошли, а когда оказались в подъездной аллее, то и услышали первый вопль. Остальное вы знаете.

— Снос дома остановлен?

— Сейчас — да, остановлен, — сказал Боб. — Шеф Рейнольдс хотел отыскать другие потайные комнаты, но ничего не обнаружил. Все-таки он оставил полицейских на дежурстве около дома, чтобы не пускать любителей сувениров. А отец сказал мне еще, что кругом поговаривают, что все дело со сносом дома и новыми постройками может провалиться из-за того, что об этом месте пошла дурная слава.

На несколько минут Юпитер погрузился в глубокое раздумье.

— Ладно, — наконец сказал он. — Давай-ка, Боб, снова прокрутим твою запись. Как раз отсюда мы, может быть, и начнем распутывать.

Боб включил диктофон, и снова их оглушили дикие вопли. Потом они прослушали разговоры своих тогдашних спутников. Юпитер, выслушав все, нахмурился.

— Что-то в этом записи мне не нравится, — сказал он, — только не могу никак понять, в чем дело. Я слышал собачий лай. Какой породы собака?

— Какое значение имеет собачья порода! — воскликнул Пит.

— Все имеет значение, — наставительно произнес Юпитер.

— Маленький жесткошерстный фокстерьер, — ответил Боб. — У тебя что, появились в связи с этим какие-то идеи?

Юпитеру пришлось признаться, что идей пока еще нет. Снова и снова слушали они запись. Что-то настораживало в ней Юпитера, но он и сам не мог понять, что именно. Наконец, они выключили диктофон и принялись усердно изучать газетные вырезки. Одну за другой.

— Нет, это определенно выглядит так, будто Зеленый Призрак двинулся из города, — в голосе Пита слышалось удовлетворение. — Они ломают его дом, и он уходит.

Юпитер собрался было ответить Питу, но тут раздался телефонный звонок, и он поднял трубку:

— Алло.

Через селекторное устройство разговор был слышен всем.

— Дальняя связь, — произнес женский голос. — Просят Роберта Андрюса.

Мальчики переглянулись. По междугородной связи их вызывали впервые.

— Тебя, Боб, — Юпитер протянул трубку.

— Алло, это Боб Андрюс, — и голос его сорвался от волнения.

— Здравствуйте, Боб, — послышался другой женский голос, явно принадлежащий пожилой женщине. — Это Лидия Грин. Я звоню из Вердант Вэлли.

Лидия Грин! Родная племянница старого Матиаса Грина, чей призрак — если это был призрак — явился им два дня назад.

— Слушаю вас, мисс Грин.

— Я хочу попросить вас об одном одолжении, Боб. Не могли бы вы приехать в Вердант Вэлли? Вместе со своим другом Питером Креншоу.

— Приехать в Вердант Вэлли? — переспросил удивленно Боб.

— Мне очень нужно поговорить с вами. Вы видели… — она замолчала, словно собираясь с силами, — призрак моего дяди, и мне хотелось бы услышать подробности от очевидцев. Как он выглядел, что делал, словом, все. Понимаете ли, — ее голос снова дрогнул, — понимаете ли, призрак появился в Вердант Вэлли. Сегодня ночью я увидела его в своей комнате.

ПРИЗРАК ПОЯВЛЯЕТСЯ СНОВА

Боб вопросительно посмотрел на Юпитера. Тот кивнул головой.

— Ну, конечно, мисс Грин, — сказал Боб. — Я думаю, мы приедем, и я и Пит. Вот только надо поговорить с родителями…

— О, я очень рада. — Мисс Грин вздохнула с облегчением. — Разумеется, я сначала позвонила вашим родителям, и ваши матушки сказали, что нет никаких возражений. Вердант Вэлли чудесное место, и с вами будет там мой внучатый племянник. Его зовут Чарли Чанг Грин, он составит вам хорошую компанию. Большую часть своей жизни он провел в Китае…

Остальной разговор был посвящен обсуждению деталей поездки. Боб и Пит вылетят шестичасовым рейсом в Сан-Франциско, в аэропорту она их встретит и отвезет в Вердант Вэлли. Затем мисс Грин еще раз поблагодарила Боба за согласие и повесила трубку.

— Елки-палки, — проговорил Боб. — Она хочет разузнать от очевидцев все об этом призраке. Хорошая поездочка нам выпала! — Тут он вернулся из будущего времени в настоящее. — Но она не пригласила тебя, Юп!

Если Юп и был разочарован, то постарался этого не показать.

— Потому что я-то не видел призрака. Только вы двое. Но я все равно не смог бы поехать. Завтра дядюшка Титус и тетушка Матильда отправляются в Сан-Диего за военно-морскими излишками [2], а я остаюсь здесь присматривать за хозяйством.

— Но мы как-никак одна команда, — заметил Пит. — Очень не люблю ввязываться куда-нибудь без тебя. Особенно, — добавил он, — когда имеешь дело с призраком.

Юп пощипал губу.

— А, может быть, это как раз счастливый случай. Если призрак объявился в Вердант Вэлли, вы вдвоем проведете там расследование для шефа Рейнольдса. А я тем временем доведу до конца кое-какие вещи, о которых думаю. Преимущество сыщиков в команде в том и состоит, что можно вести одновременно две, а то и три линии расследования.

На этом они покончили. В том, что говорил Юп, было много здравого смысла. Боб и Пит отправились по домам готовиться к отъезду. Матери уложили им чемоданчики, и мальчики проверили, не забыли ли фонари, а также разноцветные мелки — зеленый для Боба, голубой для Пита — предназначенный для нанесения в случае необходимости меток Трех Сыщиков в том или ином месте.

Миссис Андрюс отвезла их в шумный, недавно открытый сверхсовременный аэропорт Лос-Анджелеса. Проводить их поехал и Юпитер.

— В случае чего звоните мне, — сказал он на прощание. — У нас еще остались деньги на оплату телефонных переговоров. А если призрак и в самом деле оказался там, я придумаю что-нибудь, чтобы к вам присоединиться.

Напутствие же миссис Андрюс своему сыну было таким:

— Следи за своими манерами, Роберт. Если ты сможешь чем-то помочь мисс Грин, я буду очень довольна тобой, хотя это дело на редкость путаное, и даже твой отец говорит, что то, что мы видим на поверхности, лишь малая часть всего того, что скрывается за этим делом. Но у мисс Грин очень добрая репутация, и ее виноградники — хорошо налаженное хозяйство. Там приготовляют из винограда вино. Я думаю, потому и марка обозначена тремя «В» — Винодельни Вердант Вэлли. Мисс Грин рассказала мне, что у нее имеется конюшня и она думает, что вы сможете покататься верхом вместе с ее внучатым племянником. Словом, вы должны хорошо провести там время.

Вскоре они уже были в кабине самолета и могучий мотор нес их по воздуху к северу.

Полет продолжался час, и большую часть времени мальчики провели, поглощая поданный на пластиковой посуде обед.

Отобедав, они понаблюдали за облаками, лежащими под крыльями самолета, потом облака расступились, и они увидели летное поле Сан-Францисского аэропорта.

Их встретил юноша, почти такой же высокий, как Пит, только куда шире его в плечах. Внешне он был совершенно американец, и лишь в разрезе глаз было что-то восточное.

Он представился как Чарльз Грин, сказал, что обычно его зовут Чанг, что он на четверть китаец и большую часть своей жизни прожил в Гонконге. Потом провел их к багажной секции, помог получить багаж; с чемоданами в руках они пересекли оживленную улицу и оказались на огромной, заполненной самыми разными автомобилями стоянке. Там их ожидала машина, типа микроавтобуса. Шофер, судя по внешности, мексиканец, был ненамного старше мальчиков.

— Педро, вот наши гости Боб Андрюс и Пит Креншоу. Едем прямо в Вердант Вэлли, они в самолете пообедали, так что не будем нигде останавливаться.

— Si, Sinor Chang [3], — Педро подхватил чемоданы, уложил их в багажник и занял свое место за рулем. Трое молодых людей разместились один подле другого у него за спиной. Загудел двигатель, и они отправились знакомиться с мисс Лидией Грин.

По дороге Боб и Пит старались и задавать вопросы, и рассказывать сами, и не упускать из виду мелькавшие за окном картины. Их несколько разочаровало, что Сан-Франциско они не увидели: путь их, слегка коснувшись окраины города, пролегал дальше по холмистой, довольно пустынной местности.

— Значит, мы едем прямо в Вердант Вэлли, где находится винный завод «3-В», которым управляет моя почтенная тетушка, — сказал Чанг Грин. — Правда, тетя говорит, что полноправный хозяин и виноградников и виноделен я, но я и помыслить не могу о том, чтобы забрать их у нее.

После этого заявления Боб и Пит взглянули на Чанга с нескрываемым любопытством. Они явно ждали дальнейших объяснений и незамедлительно, в пути, получили их.

Оказалось, что Чанг — родной правнук Матиаса Грина. На китайской принцессе, чьи останки мальчишки видели в тайнике, старый Грин был женат вторым браком. Первая жена была его неразлучной спутницей во всех путешествиях и во время одного из них заболела лихорадкой и умерла, оставив ему сына. Илайджа — так звали младшего Грина — был совсем мал, и отец отдал его в американскую миссионерскую школу, при которой был и приют для самых маленьких детей. По прошествии некоторого времени у Матиаса Грина появилась его китайская принцесса, а потом, похитив Призрачный жемчуг, он должен был бежать из Китая в Америку, оставив мальчика в Гонконге.

Илайжда Грин, о котором отец так ни разу и не вспомнил, вырос, окончил школу и стал работать в американской медицинской миссии в Китае. Женился он на китаянке. Оба они умерли от желтой лихорадки, и их сын, Томас, учившийся в той же американской школе, остался сиротой. Томас, отец Чанга, ничего не знал о своих родственниках в Америке — Илайджа никогда не рассказывал сыну о них. Томас всю свою жизнь провел в Китае, работая врачом. Женился он на дочери английского миссионера, с которой жил счастливо, пока оба они не погибли во время наводнения на Желтой реке, когда их лодка перевернулась.

Чанг остановился, судорожно глотнул воздуху и продолжал:

— Это было очень тревожное время в Китае. Я был тогда совсем маленьким, меня спасла одна китайская семья, вытащив из воды. Я остался жить с ними, но через несколько лет они поняли, что мне грозит опасность, — я ведь все-таки был американцем. Тогда они тайно переправили меня в Гонконг, и я стал учиться в той же самой школе, где учились мой дед и мой отец. Я не знал тогда своего настоящего имени, но когда я вспомнил имена отца и матери и сказал об этом учителю, он порылся в старых школьных записях и сообщил мне, что моя подлинная фамилия Грин и у меня родственники в Америке. Потом ему удалось списаться с тетей Лидией, и она прислала за мной.

С тех пор я живу у тети Лидии. Она очень добра ко мне, и я очень хочу быть ей во всем полезным, тем более что она теперь так расстроена. И дядюшка Харольд старается помогать ей, но у него самого много неприятностей и хватает своих забот. А теперь еще пошли эти рассказы о призраке моего прадедушки, и стало еще хуже. Я во многом здесь не могу разобраться, но вы сами увидите…

Что-то еще хотелось спросить Бобу, но… он не мог вспомнить что. Впечатления этого необычного дня: полет, новый город, плавное, укачивающее движение машины — все это подействовало на него так, что глаза его начали слипаться, и он сам не заметал, как задремал.

Проснулся он, когда машина остановилась. Солнце уже скрылось за гребнями гор. Перед ним был просторный, обшитый деревом старый каменный дом, за которым круто вздымался горный склон. Дом стоял в глубине длинной и узкой долины, сплошь покрытой плохо различимыми в густых сумерках кустами. Видимо, это и были знаменитые виноградники Вердант Вэлли.

— Проснись, — услышал он голос Пита. — Мы приехали.

Боб подавил зевок — у него сна ни в одном глазу! Они выбрались из машины. Чанг подвел их к широкой лестнице, ведущей на веранду.

— Вот это и есть Вердант-Хауз, — объявил он. — Вердант, как вы, конечно, знаете, означает зеленый. Моя тетушка выбрала это имя и для винодельни и для дома, потому что наша фамилия Грин [4]. Сейчас вы познакомитесь с тетей Лидией. Я знаю, что она очень вас ждет.

Они вступили в просторный, отделанный красным деревом холл. Высокая, хрупкая, благородного облика женщина вышла к ним.

— Добрый вечер, мальчики, — встретила она прибывших. — Я так рада видеть вас здесь. Поездка была приятной?

— Да, — заверили ее, — поездка была приятной.

— Тогда прошу в столовую. Уверена, что вы проголодались, даже если и перекусили в дороге. У молодых людей всегда отличный аппетит, я уж знаю. Сейчас вы все вместе поужинаете и за ужином поближе познакомитесь с Чангом. А поговорим мы завтра. Сегодня был очень трудный, хлопотный день, я немного устала и пораньше лягу спать.

Она ударила в маленький китайский бронзовый гонг, и в комнату вошла старуха китаянка.

— Ли, можно подавать ужин сейчас, — сказала мисс Грин. — Чанг, я думаю, не откажется поесть еще раз.

— Мальчишки все прожорливые, — проговорила маленькая высохшая старушка. — Ну, я ихние животики набью вкусненьким.

Она проворно засеменила к дверям, а в комнате появился еще один человек. Боб и Пит сразу же узнали в нем Харольда Карлсона, их недавнего товарища по поиску тайника, человека, с которым они вместе стояли над гробом жены Матиаса Грина. Он выглядел обеспокоенным, но голос, когда он заговорил, был таким же мягким и любезным.

— Привет, ребятишки, — сказал он. — Вот уж не думал, не гадал позавчера, когда познакомился с вами при столь странных обстоятельствах, что снова встречусь с вами и именно здесь. Хотя… — он замолчал, покачивая головой. — Честно говоря, — он глубоко вздохнул. — Я-то ничего не понимаю в том, что происходит. И вряд ли кто-нибудь понимает больше меня.

— Спокойной ночи, мальчики, — проговорила мисс Грин. — Я поднимусь к себе. Харольд, ты поможешь мне?

— О, конечно, тетя! — Карлсон взял мисс Грин осторожно под локоть и бережно повел ее к лестнице. Чанг включил освещение.

— Здесь, в долине, так быстро темнеет. За окном уже настоящая ночь. Ну, сейчас мы будем ужинать, и я попробую рассказать о нас побольше. Если у вас есть вопросы, задавайте. Говорите, я слушаю.

— Хватит уже болтать да болтать, — заговорила Ли, вкатывая в столовую столик с ужином. — Сейчас время для мальчиков кушать. Кушать, чтобы вырасти большими-пребольшими мужчинами. Ну-ка, марш за стол.

Она поставила на стол блюдо с холодным ростбифом, тарелочки с хлебом, маринованными овощами, картофельным салатом и разными другими вкусностями. И Боб внезапно почувствовал, что он зверски голоден. Обед в самолете был так давно и состоял из таких маленьких порций! Да, пора к столу!

Но трапезу пришлось отложить.

Едва уселись они за стол, как до них донесся пронзительный крик. Крик, и сразу за ним — полная тишина.

— Это тетя Лидия, — вскочил из-за стола Чанг. — С ней что-то случилось!

Он кинулся вверх по лестнице. Боб и Пит не раздумывая бросились за ним. Ли и несколько появившихся в столовой слуг поспешили следом.

Предводительствуемые Чангом, они пробежали по лестнице. Дверь, ведущая в комнату мисс Грин, была распахнута, горел свет, и над лежавшей на кровати женщиной склонился Харольд Карлсон. Он разминал ей запястья и говорил громко и встревожено.

— Тетя Лидия, — говорил Карлсон. — Вы слышите меня, тетя Лидия?

Тут он поднял голову и увидел других.

— Ли, — сказал он, — быстро принесите нюхательные соли мисс.

Старая китаянка шмыгнула в ванную комнату и вернулась оттуда с маленькой бутылочкой в руках. Пока другие слуги испуганно таращились в дверях, Ли проворно открыла бутылочку и поднесла ее горлышко к носу своей хозяйки. Мисс Грин судорожно вздохнула и открыла глаза.

— Я себя по-дурацки вела, правда? — проговорила она. — Я что, упала в обморок? Ну да, я была в обмороке. Господи, впервые в жизни грохнулась в обморок.

— Но что случилось с вами, тетя Лидия? — встревожено воскликнул Чанг.

— Я снова увидела призрак, — мисс Грин старалась придать твердость своему голосу. — Только я пожелала Харольду спокойной ночи и вошла к себе в комнату, как увидела его. Прежде чем включить свет, я случайно взглянула туда, — она указала рукой на маленькую нишу возле окна. — Призрак стоял там и был ясно виден. Он смотрел на меня гневными, горящими глазами. На нем был длинный зеленый халат: точно в таком ходил у себя дядя Матиас. Да, я уверена, что это был он, хотя лицо было спрятано в тени, и только глаза горели.

Дыхание у нее перехватило, но она справилась с собой и продолжала:

— Он рассержен на меня, я это знаю. Понимаете, много лет назад моя мама обещала ему, что после его смерти дом в Роки-Бич останется запертым и двери его никогда ни перед кем не откроются. Она дала торжественную клятву, что никогда право собственности на дом и на землю, на которой он стоит, не будет ни продано, ни уступлено каким-либо другим образом. А я эту клятву нарушила, я согласилась продать дом, и теперь прах жены дяди Матиаса потревожили, а сам он… он гневается на меня.

ПОТРЯСАЮЩИЕ УСПЕХИ

Ужин, до которого Пит, Боб и Чанг наконец добрались, они поглотили молниеносно, увлеченные горячим обсуждением всего случившегося.

Мисс Грин была уложена в постель, приняв успокоительное снадобье, приготовленное Ли, которая, кажется, соединяла в себе и повариху и домоправительницу. Когда слуг разослали по своим местам со строжайшим наказом никому не болтать о происшествии — наказ, заранее обреченный на неисполнение — ребята снова оказались в столовой. Вскоре к ним присоединился и мистер Карлсон, чей вид оставлял желать много лучшего.

— А вы призрак видели, сэр? — осведомился Пит.

Харольд Карлсон покачал головой:

— Я видел только тетушку Лидию в дверях ее комнаты. Я проводил ее и собирался вернуться в столовую, когда услышал крик. Я сразу же кинулся обратно; дверь была полуоткрыта, и там горел свет, хотя, когда мы подходили к комнате, в ней было темно. Вероятно, тетушка держала пальцы на выключателе, когда увидела… ладно, что бы она там ни увидела — и при падении непроизвольно включила свет. Ну, и разумеется, при свете там уже ничего не было, или, может быть, я не смог ничего увидеть.

Я вбежал в комнату и успел подхватить тетушку на руки, не дать ей упасть. Положил ее на кровать, стал растирать руки, и тут появились вы.

Он озабоченно потер лоб.

— Слуги обязательно станут болтать, — мрачно произнес он. — Заткнуть им рот невозможно. К завтрашнему утру о призраке будет знать вся долина.

— Вас тревожит, что пронюхают репортеры и газеты напечатают всю эту историю? — спросил Боб.

— Газеты уже раструбили об этом, сколько могли. Меня беспокоит, какой эффект это произведет на наших рабочих. Я думаю, тетушка Лидия уже сообщила вам в телефонном разговоре, что она видела призрак и прошлом ночью?

Боб и Пит согласно кивнули.

— Ну вот. Две наши служанки тоже видели его, когда сидели в патио и сплетничали как обычно. Перепугались они до смерти, и хотя я попытался их убедить, что все это им почудилось, но мне это не удалось: сегодня утром вся долина только и говорила о том, что призрак из Роки-Бич пришел к нам.

— Вы боитесь, что теперь переполошатся все рабочие? Не так ли, дядя Харольд? — задал вопрос Чанг.

— Вот именно, — ответил Карлсон. — Этот призрак разорит нас! Полностью разорит!

И тут же, словно сожалея о своей вспышке, он снова придал голосу обычную мягкость.

— Ну ладно, наших гостей эти заботы касаться не должны. Что скажут мальчики, если я предложу им полюбоваться жемчугом, найденным в день нашего знакомства с ними?

О, мальчики, конечно, не стали возражать. Ведь в тот день в тайнике дома Матиаса Грина знаменитый жемчуг лишь на одно мгновение промелькнул перед ними.

Мистер Карлсон повел их из столовой в другое крыло дома, где находился его офис, небольшая комната, обставленная совершенно по-деловому: шведское бюро с откидывающейся крышкой, письменный стол, ящики картотеки; низенький массивный старомодный сейф стоял в углу. Мистеру Карлсону пришлось встать на колени перед сейфом, чтобы набрать код замка. Когда сейф открылся, мистер Карлсон вытащил оттуда небольшую картонную коробку, положил ее на стол и открыл. Еще одно движение рукой, и на зеленое сукно стола легло содержимое коробки.

Боб и Пит подались вперед и склонились к столу. Чанг оказался рядом. Жемчужины были крупные, неправильной, причудливой формы и имели странный тускло-зеленый цвет. Они были совсем непохожи на те круглые, аккуратные молочно-белые жемчужинки, что носила на шее мать Боба.

— Какой странный цвет для жемчуга, — сказал Пит.

— Потому-то они и зовутся Призрачными жемчужинами, — оживился мистер Карлсон. — Насколько мне известно, такой жемчуг добывался только в одном месте в крохотной бухточке Индийского океана и промысел его теперь иссяк. Восточная знать очень высоко ценила этот жемчуг, и я, собственно, не могу понять почему: форма у него неправильная, цвет непривлекательный. Тем не менее за него хорошо платят, я уверен, что эти жемчужины стоят никак не меньше ста тысяч долларов по самой скромной оценке.

— Но в таком случае, дядя Харольд, — начал Чанг, — тетушка Лидия сможет рассчитаться со всеми своими долгами и спасти виноградники и винодельню. Конечно! — воскликнул он, радуясь своему открытию. — Ведь жемчуг принадлежит теперь ей!

Мистер Карлсон сокрушенно покачал головой.

— Вот в этом как раз и заключается сложность. Ясно, что Матиас Грин подарил жемчуг своей жене-китаянке. Так что это ее жемчуг, а не его. А по закону о наследстве, слушай меня внимательно, жемчуг должны унаследовать ее ближайшие родственники. Ее, а не его, — повторил он снова.

— Но ее семья от нее отказалась! — не уступал Чанг. — Ее отец объявил, что она ему больше не дочь. А после революции и войны в Китае о них вообще никто ничего не слышал.

Мистер Карлсон сделал нетерпеливую гримасу.

— Я все это знаю, — сказал он, — но как раз сегодня я получил письмо из Сан-Франциско. Некий китайский адвокат извещает меня, что у него есть клиент, являющийся прямым потомком родной сестры нашей китайской принцессы. Он предупреждает меня, что его клиент намерен востребовать жемчуг. Возникнет целое дело, которое будет долго тянуться в суде. Годы пройдут, пока выяснится, кому по праву принадлежит этот жемчуг.

Чанг нахмурился. Потом лицо его прояснилось, словно он нашел что возразить и на это сообщение, но ничего сказать он не успел. За дверью послышались тяжелые шаги, и в дверь решительно постучали.

— Входите, — крикнул мистер Грин, и все вернулись навстречу вошедшему.

Это был дородный, средних лет мужчина с загорелым лицом и цепкими острыми глазами. Еще не успев отдышаться, он заговорил, не обращая на мальчишек, находившихся в комнате, ни малейшего внимания.

— Мистер Карлсон, сэр, призрак появился возле первой давильни. Его видели трое мексиканских сборщиков, и они запаниковали. Я думаю, вам бы лучше побывать там, сэр.

— Черт возьми, — простонал мистер Карлсон. — Я еду прямо сейчас вместе с вами, — добавил он, торопливо собирая жемчуг в коробку и пряча ее в сейф.

Сразу же в сопровождении неотступно следовавших за ним трех мальчишек он выскочил к крыльцу, где их уже поджидал джип. Мистер Карлсон и Енсен сели впереди, мальчики разместились сзади, причем Бобу пришлось устроиться на коленях у Пита. Автомобильчик, взревев, рванул с места и, закладывая крутые виражи, понесся в ночной мрак. Бобу с Питом пришлось крепко держаться, чтобы на каком-нибудь особенно лихом повороте не вывалиться из машины. К счастью, дорога заняла не более пяти минут. Джип резко затормозил, фары осветили приземистое строение, сложенное из бетонных блоков. Выглядело оно совсем новеньким.

Они спрыгнули на землю. Густой запах свежего виноградного сока наполнял воздух.

— Мистер Енсен — десятник на посадках и сборе винограда, — шепотом пояснил Чанг. — Он надзирает за рабочей силой на этом участке производства.

Из темноты в освещенное пространство ступил молодой человек, одетый довольно потрепанно.

Как раз в этот момент мистер Енсен выключил фары.

— Ну, Генри, — крикнул он, не дожидаясь, пока человек подойдет ближе. — Что тут было без меня?

— Ничего, мистер Енсен, сэр, — покачал головой спрошенный. — Ничего такого, сэр.

— Где эти трое? — снова спросил Енсен.

— А кто ж их знает? — Молодой человек подошел к ним вплотную, развел руками. — Сбежали отсюда, как только вы уехали, — он ухмыльнулся. — Живехонько. Никогда не думал, что они такие шустрые. Они, может, сейчас сидят в кафе в Верданте, — он махнул рукой в сторону видневшихся вдали огоньков, — и рассказывают всем, как им повстречался призрак.

— Как раз этого я и не хотел, — резко оборвал его Енсен. — Что ж ты их не задержал?

— Я пробовал их образумить, да куда там! Они и слушать меня не хотели, совсем со страху спятили.

— Дело сделано, — проговорил упавшим голосом мистер Карлсон. — А почему эти трое оказались здесь на ночь глядя?

— Я велел им прийти сюда ко мне, сэр, — доложил Енсен. — Эти трое больше всего трепались насчет призрака, и я хотел сказать им, что, если не перестанут болтать, я их уволю. Но я задержался, и, пока они меня ждали, им показалось, что они что-то увидели. Я думаю, что им и в самом деле показалось. Весь день они только и говорили о призраке, вот он им и примерещился.

— Примерещился или нет, разговоры пошли, — сказал мистер Карлсон. — Может быть, вы съездите в поселок и постараетесь успокоить людей, хотя, наверное, это дело безнадежное.

— Слушаюсь, сэр. А не доставить ли вас сначала домой?

— Да… — Мистер Карлсон вдруг, вскрикнув, хлопнул себя по лбу ладонью. — Боже ты мой, Чанг! — крикнул он. — Я запер сейф, когда положил туда жемчуг?

— Я не знаю, сэр, — ответил Чанг. — Вы как раз спиной заслонили сейф от меня. Я не мог видеть.

— Я могу сказать, — вмешался Пит. Он заставил напрячься свою память, чтоб вновь увидеть все, что происходило в офисе Карлсона. — Вы запихнули туда коробку, захлопнули дверцу, повернули ручку…

— Да, да, — прервал его Харольд Карлсон, — а код я набрал?

Пит задумался. Уверенности не было… И все же…

— Нет, мистер Карлсон, — решился он, наконец, — думаю, что вы этого не сделали.

— Я тоже так думаю, — простонал Харольд Карлсон. — Я вышел, забыв запереть сейф. Енсен, быстро отвезите меня домой. Потом вернетесь и захватите мальчиков.

— Есть. Эй, Чанг, держи мой фонарь, — Енсен сунул в руки Чанга мощный фонарь, двое мужчин вскочили в джип, взревел мотор, и трое мальчишек остались одни.

— Здорово, — прервал Боб наступившее молчание. — Сначала туда, потом сюда. А чего так все беспокоятся о том, что люди болтают, Чанг?

— Потому что начался сезон сбора урожая, — сказал Чанг. — Гроздья созревают, их срезают и кладут под пресс для приготовления виноградного сока. Это надо делать вовремя, иначе виноград перезреет или вообще сгниет на корню.

Для этого требуется много людей, но это сезонная работа и работают в основном те, что взяты лишь на время сбора, а потом они уходят.

Среди них есть мексиканцы, есть американцы, есть выходцы из Азии, но все они — бедный, занятый тяжким трудом и очень темный народ.

Сборщики заволновались, как только прочли в газетах о призраке из Роки-Бич. Теперь же, когда призрак появился в Вердант Вэлли, многие из них готовы бежать отсюда — ведь все они страшно суеверны. А других сборщиков, если сбегут эти, нам не найти. Виноград перезреет — станет непригодным для вина, и урожай погибнет. Винодельни «3-В» понесут большие убытки… а я знаю, как беспокоят тетю долги, она считает каждый цент.

— Черт возьми! — проговорил Пит с явным сочувствием. — И все потому, что начали сносить дом твоего прадеда и его дух отправился скитаться!

— Нет, — решительно возразил Чанг. — Я не верю, что это дух моего достопочтенного дедушки. Он не стал бы вредить своим. Это какой-то другой, посланный дьяволом, дух стремится нас погубить.

Он говорил так убежденно, что Боб был готов ему поверить. Но он сам был в особняке Грина, сам видел призрачную фигуру в зеленом одеянии мандаринов и боялся, что Чанг ошибается.

Мальчики надолго замолчали, словно решая, что же теперь делать. Первым заговорил Боб.

— Если призрак видели здесь, — сказал он, — нам надо бы все осмотреть как следует, может, мы его опять увидим.

— Да, конечно, — в голосе Пита, однако, не слышалось уверенности, — я тоже так думаю. Но мне очень хочется, чтоб здесь был и Юп.

— Призрак никому не причинил зла, — сказал Чанг. — Он только показывается, и все. Нам нечего бояться его; если это уважаемый дух моего предка, он вообще не может вредить. Боб прав: давайте обойдем вокруг давильного цеха и посмотрим, здесь ли все еще призрак.

Он медленно повел их вокруг давильни. Как ни старательно таращили они глаза, ничего, кроме чернеющих в темноте стен, они не видели. Чанг между тем рассказывал, как работает давильный цех:

— Здесь виноград погружают в большие чаны. Большие вращающиеся лопасти давят грозди, выжимают из них сок, который стекает в другой чан, в сокоприемник. Из сокоприемника насосы перекачивают сок в цистерны подвалов, где он выдерживается годами. Подвалы эти — пещеры в окрестных горах, там поддерживается постоянный режим температуры и влажности.

Боб слушал вполуха. Он был настороже: старался не пропустить ничего, что могло напомнить светящуюся фигуру. Но они завершили весь круг, а он ничего так и не увидел.

— Может быть, мы войдем внутрь, — предложил Чанг. — Я хочу показать вам оборудование. Это все совсем новое. Дядя Харольд закупил его в прошлом году, взяв большом кредит. Вот почему так волнуется моя достопочтенная тетя — она опасается, что мы не сможем расплатиться.

В эту минуту свет фар скользнул по их лицам, и перед ними остановился джип.

— Прыгайте, ребятишки, — сказал мистер Енсен. — Сначала я отвезу вас домой. А потом у меня еще дело в поселке. Надо постараться заткнуть рот этим болтунам, которые несут повсюду, как они увидели призрак, и потушить шум вокруг этой. трепотни.

— Спасибо, мистер Енсен, — сказал Чанг. — Мы можем и пешком дойти. Тут всего-то миля с небольшим. И вот ваш фонарь. Теперь появилась луна, мы с дороги не собьемся.

Джип взревел и помчался к далеким огням в конце долины, обозначавшим поселок. Пит повернулся к Бобу:

— Ты-то не думал о пешей прогулке. А, Боб?

— С ногой все в порядке, — сказал Боб и объяснил Чангу: — Еще в детстве я свалился со скалы и сломал в нескольких местах ногу. С тех пор я ходил в шине, и только совсем недавно доктор Альварес разрешил ее снять. Он сказал, что все будет в порядке, только ногу надо расхаживать и делать упражнения.

— Мы пойдем не спеша, — сказал Чанг, и они двинулись по освещенной взошедшей луной дороге, вдыхая со всех сторон запах виноградных лоз.

Чанг шел некоторое время молча, в глубокой задумчивости. Потом он словно очнулся.

— Извините меня, — сказал он. — Я все думаю, сколько бед натворит нам эта история с призраком. Все наши рабочие, как я уже говорил, разбегутся. Урожай мы не соберем, денег не выручим, тетя Лидия не сможет вернуть долги, и Вердант Вэлли отберут у нее.

Вот потому я и молчал. Я очень за нее беспокоюсь. Я знаю, как много для нее значит винодельня и виноградники. Ведь и ее мама и сама тетя Лидия всю свою жизнь вложили в это дело. Погибнет оно, и тетя Лидия может не выдержать. Есть только одна надежда. Если мы разберемся с Призрачными жемчужинами и докажем, что они должны принадлежать только ей, и никому больше, она сможет их дорого продать и погасить весь долг.

— Надеюсь, это получится, — сказал Пит. — Но вот что ты думаешь о другом? Мы видели призрак твоего прадеда или что-то иное?

— Я не знаю точно, — медленно произнес в ответ мальчик. — Но я не могу представить, чтобы дух моего прадедушки стал бы причинять зло, хотя прадедушка в жизни был, говорят, грубым и вспыльчивым. В Китае меня учили не смеяться над рассказами о духах. Там верят в духов, добрых и злых. Я думаю, что это не дух моего прадеда, а злой дух. Конечно, это злой дух!

Наконец, они подошли к дому. Кое-где горел свет, но все было тихо. Они поднялись по лестнице. Им показалось, что Чанг удивлен тем, что столовая пуста.

— Слуги-то все спят, — сказал он, — но я был уверен, что дядя Харольд ждет нас здесь. Он хотел вас кое о чем спросить. Наверное, он в своем офисе.

Вся троица во главе с Чангом поспешила туда. Дверь была закрыта. Чанг постучал. Единственным ответом был глухой стон из-за двери. Встревоженный Чанг толкнул дверь, она открылась, и все трое остановились на пороге, пораженные увиденным: Харольд Карлсон лежал на полу, связанный по рукам и ногам, с головой, закрытой коричневым бумажным мешком.

— Дядя Харольд! — закричал Чанг. Он подбежал к лежавшему на полу человеку и сдернул с его головы мешок. Выпученные глаза Харольда Карлсона уставились на мальчишек, он силился что-то сказать сквозь заклеенный полоской пластыря рот.

— Не напрягайтесь, — остановил его Чанг, — сейчас я вас освобожу.

Карманным ножом он осторожно разрезал пластырь и веревки, опутывающие руки и ноги мистера Карлсона. Тот сел на полу, растирая запястья и лодыжки.

— Что случилось? — спросил Пит.

— Когда я вернулся домой и вошел в офис, за дверью кто-то прятался. На меня набросились сзади, и пока один держал меня, другой заклеивал мне рот пластырем и связывал руки. Потом они бросили меня на пол, прикрутили мне запястья к лодыжкам и надели на голову мешок. Я услышал, как звякнула дверца сейфа… Сейф!

Он стремительно вскочил на ноги и кинулся в угол комнаты к сейфу. Видно было, что дверца приоткрыта на дюйм-два.

Мистер Карлсон распахнул ее и сунул внутрь руки. Когда он повернулся к мальчикам, в руках у него ничего не было.

Он смотрел на них, губы его беззвучно шевелились, лицо было серым.

— Призрачный жемчуг, — сказал он безжизненным голосом. — Они его украли.

ЮПИТЕР ПРИМЕНЯЕТ МЕТОД ДЕДУКЦИИ

А в это время в Роки-Бич Юпитер Джонс, сидя в одиночестве в столовой коттеджа, где он жил с дядюшкой Титусом и тетушкой Матильдой, задумчиво пощипывал губу, уже целый час усердно размышляя. Вдруг он поднялся, расправил плечи и издал громкий истошный вопль. Затем с покрасневшим от натуги лицом уселся на место и стал ждать.

Едва ли прошла минута, как он услышал шаги за дверью и в комнату ворвался Конрад, один из двух братьев, работавших на складе — Ганс, второй брат, отправился в Сан-Диего вместе с хозяевами. Конрад, запыхавшийся, взволнованный, уставился на невозмутимо взиравшего на него Юпитера.

— Кто это так вопил сейчас? — тяжело дыша, спросил Конрад.

— Это я, — сказал Юпитер. — Ты разве слышал меня?

— Еще бы не слышать, — Конрад все еще не мог прийти в себя. — У тебя открыто окно, у меня тоже открыто, слух у меня вроде нормальный. Ты заорал так, словно плюхнулся с размаху на здоровенный гвоздь или палец себе отрубил ненароком.

Не отвечая, Юп перевел взгляд на окно позади себя. Оно было широко, распахнуто. На его круглом лице появилось выражение досады.

— Так чего ты кричал-то? — спросил Конрад. — Ничего плохого я не заметил.

— Ничего плохого и не случилось, кроме того, что я забыл закрыть окно, — ответил Юпитер.

— Ну а кричал-то ты почему? — не отставал Конрад.

— Это был экспериментальный крик.

— Ты уверен, что ты в порядке, Юп? — спросил Конрад. — Может, ты простыл или еще что?

— Со мной все отлично, — сказал Юп. — Можешь возвращаться к себе. Этой ночью я не буду больше кричать.

— Ну, слава Богу, — сказал Конрад, — а то ты меня просто перепугал.

Конрад закрыл за собой дверь и пошел к себе. Коттедж, в котором жили они с братом, находился ярдах в пятидесяти от дома Джонсов.

Юпитер, оставшись один, продолжал свою напряженную работу. Только одно занимало его мозг: что же скрывается за появлением Зеленого Призрака? Но разгадка все не приходила, а усталые глаза уже начали слипаться. Пора идти спать.

Уже ступив на первые ступеньки лестницы, он подумал: а что-то сейчас поделывают в Вердант Вэлли? И, как бы торопясь с ответом, зазвонил телефон. Звонили из Вердант Вэлли.

— Ну, что там происходит, Боб? — спросил Юпитер. — Вы видели его?

— Мы нет, — быстро заговорил Боб, — а вот мисс Грин видела. Ты вообще не можешь себе представить, что здесь случилось. Потом…

— Подожди, Боб, — прервал Юпитер. — Успокойся и расскажи все по порядку, медленно, не торопясь. И ничего не пропускай.

Рассказать по порядку было для Боба самое трудное. Ему не терпелось поскорее выложить самое главное — Призрачный жемчуг украден! Но Юп приучил его к строгой последовательности в изложении, к вниманию к мельчайшим деталям — ведь любая из них могла осветить дело с новой, неожиданной стороны. И ему пришлось начинать со знакомства с Чангом Грином в аэропорту, и очень не скоро добрался он, к своему великому облегчению, до пропажи жемчуга.

— М-м-да, — протянул Юпитер, когда Боб сделал паузу, чтобы перевести дыхание. — Это неожиданное происшествие. И что же теперь? Расследование ведется?

— Мистер Карлсон вызвал местного шерифа Биксби. Шериф Биксби совсем старикан и, кажется, толком не знает, что делать. Дом-то за городом, и здесь нет полиции, только шериф и помощник, у которого любимое выражение: «Да будь я трижды проклят!»

У шерифа, правда, есть своя версия. Он считает, что некие преступники из Сан-Франциско, узнав из газет о существовании жемчуга, прибыли сюда и установили за домом наблюдение. Когда они увидели, как стремительно мистер Карлсон кинулся из дома, они проникли внутрь через окно веранды. Взяли жемчуг и стали искать, чем еще поживиться, и в это время неожиданно вернулся мистер Карлсон. Тут-то они его и схватили, заткнули рот, напялили мешок на голову, так что он ничего не мог видеть. Все, что мог рассказать мистер Карлсон, так это то, что один из них был небольшого роста, но очень сильный. Шериф говорит, что они уже, наверное, на обратном пути, он звонит сейчас в полицию Сан-Франциско, но не думает, что из этого что-нибудь выйдет.

Юпитер пощипал губу. Версия шерифа выглядела вполне разумно. Широкое распространение рассказа о Призрачном жемчуге несомненно привлекло внимание преступных кругов, и какая-то воровская шайка попыталась похитить их. По счастливому для воров случаю мистер Карлсон, забыв в спешке запереть сейф, облегчил им путь к успеху.

И все же Юпитер был бы очень удивлен, если между появлением Зеленого Призрака и кражей жемчуга не оказалось бы никакой связи.

— Вы с Питом глядите там в оба. Боб, — сказал он напоследок. — Я бы очень хотел быть сейчас у вас. Но не могу никуда отсюда податься — мои возвратятся не раньше завтрашнего дня. Обязательно звони, если что-то еще случится.

Он повесил трубку. Надо было бы как следует обдумать все, что сообщил ему Боб, посидеть еще, поразмышлять, но бороться со сном он уже не мог и отправился в постель. Спал он плохо, с разными, сменяющими друг друга сновидениями, он слышал во сне, как его громко звал чей-то голос, который он, может быть, и узнал бы, если б не проснулся.

Наутро сновидения забылись совершенно. Вспомнить, что же происходило с ним во сне, он так и не смог. Но он надеялся, что этот день на «Складе утильсырья Джонса» пройдет спокойно и он на досуге сможет тщательно обдумать вчерашнее сообщение Боба.

Однако, как это часто случается, все произошло совершенно не так: день-то как раз выдался весьма беспокойный. Дел у них с Конрадом оказалось так много, что Юпитеру ни на минуту не удалось побыть одному и подумать. Наконец часам к пяти все дела оказались переделаны, и Юпитер смог принять решение. Некая идея родилась у него в голове — очень интересная идея.

— Конрад, — сказал он, — ты остаешься за главного. Закроешь в шесть часов. Мне надо заняться кое-каким расследованием.

— Будь спок, Юп, — ответил добродушный великан. — Все будет в лучшем виде.

Юпитер оседлал свой велосипед и через весь город отправился к той роще, где на берегу маленькой речушки стоял особняк Грина. Подъехав к дому, он увидел полицейскую машину, припаркованную возле парадной двери. Полицейский в форме высунулся из окна автомобиля. Это был один из тех, кого Юпитер уже видел возле дома раньше.

— Проезжай, проезжай, сынок, — скучным голосом сказал полицейский. — Я тут весь день гоняю зевак и охотников за сувенирами.

Юпитер спрыгнул с велосипеда, полез в карман.

— И много народу сюда приходит?

— С тех пор, как объявился призрак. Но мы здесь устроили пост, и теперь их поубавилось, этих любителей сувениров.

— Я не любитель сувениров. Разве вы не видели меня здесь третьего дня, когда мы открыли тайник?

Полицейский вгляделся в него повнимательней.

— Ага, теперь припоминаю. Вы приехали сюда вместе с шефом.

Юпитер наконец вытащил из кармана то, что искал, и протянул полицейскому белый картонный прямоугольник. Это была карточка фирмы.

ТРИ СЫЩИКА

Мы расследуем любое дело

? ? ?

Первый Сыщик — ЮПИТЕР ДЖОНС

Второй Сыщик — ПИТЕР КРЕН ШОУ

Секретарь и архивариус — БОБ АНДРЮС

Полицейский саркастически заулыбался, но улыбка тут же исчезла с его лица: как-никак, а этот паренек приезжал сюда в машине шефа полиции.

— Гм, так вы расследуете дела? — спросил он. — Что-то расследуете для шефа?

— Мое расследование, если даст результаты, очень его заинтересует, — ответил Юпитер внушительным тоном.

И он объяснил полицейскому, что и зачем намерен сейчас предпринять. Полицейский одобрительно кивнул:

— Звучит убедительно. Давайте!

По мощенной плитами дорожке Юпитер подошел к дому, принялся внимательно изучать его снаружи. Дом был сложен из мощных каменных глыб, и разлом в той части, которую уже начали разбирать, показывал, какой внушительной толщины были его стены.

Юп вошел в дом. Ему не надо было понапрасну терять время на поиски секретных комнат, тайников и тому подобного — он знал, что все попытки шефа Рейнольдса оказались безуспешными. Вместо этого он поднялся по лестнице в верхний холл. Остановился на верхней ступеньке, повернулся лицом к лестнице и… закричал.

Потом подождал минуту, сбежал вниз и издал такой же пронзительный вопль. После этого открыл дверь и подошел к полицейскому.

— Ну как, — спросил он. — Вы меня слышали?

— Слышал парочку воплей, — ответил полицейский. — В первый раз еле-еле, а во второй раз малость погромче. Дверь-то закрыта.

— Дверь была закрыта и в тот вечер, когда призрак появился, — сказал Юпитер.

Он посмотрел вокруг. Увидел поросль декоративного кустарника рядом с одним из углов дома.

— Послушайте еще раз, — попросил он и побежал к кустарнику. Забравшись в самую его гущу, он высунул оттуда голову, и тот же вопль огласил окрестность. Юп живо выбрался из зарослей и подбежал к полицейской машине.

— Вот теперь все было отлично слышно, — сказал полицейский. — Скажите, а что вы пытаетесь выяснить?

— Я хочу методом дедукции установить, где находился призрак, когда раздавались крики. По моим наблюдениям, он был вне дома. А если он кричал из дома, у него должна быть здоровая глотка и могучие легкие.

— Не знаю, бывают ли у призраков легкие, — усмехнулся полицейский, но Юпитеру было не до смеха.

— Вот здесь-то и вся загвоздка, — сказал он, и полицейский понимающе кивнул. Юпитер уже закинул ногу, собираясь сесть на велосипед, но полицейский остановил его.

— Скажите, — сказал он, — а что означают вопросительные знаки на вашей карточке?

Юпитер спрятал довольную улыбку. Эти знаки всегда вызывали любопытство.

— Вопросительный знак, — он изо всех сил старался говорить солидным тоном, — это наш символ, наша фирменная марка. Она стоит над всеми нераскрытыми тайнами, оставшимися без ответа загадками, нераспутанными головоломками.

И, вскочив в седло, он лихо покатил вперед, оставив на месте покачивающего головой полицейского. Проехал он, однако, лишь несколько кварталов.

Здесь, на достаточном отдалении от особняка Грина, среди недавно выстроенных в современном стиле домов и дряхлых домишек предместья, у него было еще одно дело.

Он захватил с собой вырезку из местной газеты, в которой содержались имена и адреса четверых мужчин, давших полиции показания о встрече с призраком. Эти четверо видели его и слышали его вопли.

Он начал с самого отдаленного адреса и остановился перед старым домом как раз в тот момент, когда владелец дома выходил из подъехавшей машины. Мистер Чарльз Дэвис был готов ответить на вопросы Юпитера.

Они со своим соседом сидели в патио мистера Дэвиса, покуривали, обсуждали новости бейсбола, когда их окликнули с улицы двое мужчин. Этих мужчин он не узнал, но предположил, что они проживают где-то поблизости. Незнакомцы предложили соседям прогуляться к особняку Грина, полюбоваться на достопримечательность при лунном свете, пока дом еще не успели снести. Один из незнакомых мужчин, тот, у которого был густой бас, говорил настолько убедительно, что мистер Дэвис и его сосед согласились на прогулку. Мистер Дэвис взял из гаража два фонаря, вручил один своему приятелю.

И вот четверка отправилась к особняку Грина.

По дороге они встретили еще двоих, по-видимому, из тех служащих строительной фирмы, что поселились здесь на время сноса дома; человек, говоривший басом, позвал их с собой. Он представил это как забавное приключение — навестить дом с привидениями, пока его не снесли; он предположил даже, что им может посчастливиться и они увидят привидение.

— Он так и сказал, что вы можете увидеть привидение? — спросил Юпитер, и мистер Дэвис утвердительно кивнул головой.

— Что-то в этом роде, — сказал он. — И как только мы гасили свет, то привидение и появлялось. Вообще все это было чрезвычайно странно, если хотите знать.

— А первых двух мужчин вы не знали? — продолжал расследование Юпитер.

— Мне показалось, что одного я раньше видел, — рассказывал дальше мистер Дэвис. — Другой был мне незнаком, но я подумал, что он живет где-то рядом. Ведь здесь много новых людей, с которыми мы не познакомились еще. Здесь в последний год прибавилось много жителей.

— А сколько вас было, когда вы подошли к дому? — спросил Юпитер.

— Шестеро, — ответил мистер Дэвис, — хотя кто-то утверждает, что семеро. Я точно знаю, что по дороге нас шло шестеро. Может быть, кто-то и пошел следом за нами из любопытства. А после того как мы услышали крики и потом ходили по дому, никто и не думал пересчитывать людей. Да там было и очень темно. А когда вы вошли, мы разделились. Мы с моим приятелем и еще двое решили, что надо пойти в полицию и известить их о происшествии. А что было с двумя другими, я не знаю. Думаю, что им не хочется огласки.

В эту минуту маленький жесткошерстный фокстерьер вприпрыжку подбежал к мистеру Дэвису и, визжа от радости, завертелся у его ног.

— Сидеть, парень, сидеть, — улыбнулся человек, и пес покорно сел на траву, подрагивая хвостиком и умильно поглядывая на хозяина.

Юпитер вспомнил слова Боба, что кто-то из мужчин был с собакой.

— Конечно, — ответил мистер Дэвис на его вопрос. — Домино был там со мной. Я всегда в это время выгуливаю его, ну, и взял посмотреть вместе с нами на дом.

Юпитер взглянул на собачку. Собачка смотрела на него, и ее оскал напоминал лукавую улыбку, словно она знала что-то такое, что Юпитер не знал, хотя узнать очень хочет. Юпитер нахмурился. Опять разгадка рядом, а он не может ее найти!

Он попробовал задать еще несколько вопросов, но мистер Дэвис ничего не мог добавить к сказанному, и Юпитеру осталось только поблагодарить его и отправиться в обратный путь.

Он ехал домой, и теперь он не жал на педали изо всех сил, изо всех сил работала его голова. Вернувшись, он застал главные ворота закрытыми, солнце село, его поездка по сбору информации оказалась продолжительней, чем он предполагал.

У себя в маленьком коттедже Конрад, развалившись в плетеном кресле, безмятежно покуривал.

— Здорово, Юп, — приветствовал он появившегося в дверях Юпитера. — Ты, видно, так пораскинул мозгами, что чуть не лопнул с натуги.

— Конрад, — сказал Юпитер, не обращая внимания на тон баварца. — Этой ночью ты слышал мои крики…

— Еще бы, — кивнул головой Конрад. — Орал, ты уж не обижайся, как свинья недорезанная.

— Я старался кричать изо всех сил, — продолжал Юпитер. — Но ты бы меня не услышал, если б окна и у меня и у тебя были закрыты? Как по-твоему?

— Да, видно, что так. Ты к чему клонишь-то?

Лицо Юпитера покраснело от волнения. Этот крик слышали все, включая собаку! Собаку, которая, казалось, могла ему что-то сообщить. Ему вдруг вспомнились рассказы о Шерлоке Холмсе. Там тоже была собака, давшая очень много сведений великому сыщику. Но не в буквальном же смысле слова!

Он опрометью бросился в свой коттедж. Смутные мысли, предположения теперь принимали отчетливую форму.

Полицейский возле особняка Грина едва расслышал его крики, пока он был внутри, за закрытой дверью.

Когда же очутился снаружи — все было прекрасно слышно. А это означало очень многое!

Оказавшись у себя, Юпитер достал магнитофон и прослушал пленку, оставленную ему Бобом. Несколько минут он просидел в полной неподвижности. Он снова вспоминал все, что рассказывал ему Боб. Все сходилось. Все решительно сходилось!

Вопль, факт, что никто не был точно уверен, шестеро или семеро были в доме, и еще собака! Теперь Юпитер знал, что бы она сказала ему, если б могла говорить. Еще оставалось немало вещей, о которых он не знал, но многое он уже знал и был в этом уверен.

В комнате было уже совсем темно, но не зажигая света, в полной темноте он схватил телефонную трубку и вызвал Боба Андрюса в Вердант Вэлли. После долгого молчания ему, наконец, ответили. Он услышал голос мисс Грин.

— Это друг Боба, Юпитер Джонс? — В ее голосе явно чувствовалось какое-то замешательство.

— Да, мисс Грин, — ответил Юпитер, — я хотел бы поговорить с Бобом. Я думаю, я что-то обнаружил, и мне…

Но мисс Грин прервала его.

— Боба здесь нет, — услышал Юпитер ее смущенный голос. — И его приятеля Пита тоже. Нет и моего внука Чанга. Они все трое просто… исчезли!

БЕЖИМ!

Наутро после телефонного звонка Юпитеру — в то самое утро, когда Юпитер был так занят на складе — Боб, Пит и Чанг решили объехать верхом долину Вердант Вэлли. Никто из троих не подозревал, какими грозными и захватывающими событиями будет богат для них этот день.

Самым захватывающим событием впереди им казался осмотр винодельни «3-В», тех самых камер и подвалов, в которых выдерживалось вино, приготовленное из винограда Вердант Вэлли. Подвалы эти, объяснил Чанг, представляли собой старые заброшенные рудники, большинство из которых были вырыты в высоких горах к западу от Вердант Вэлли много лет назад.

Собственно, главная цель их экскурсии заключалась в том, чтобы целый день отсутствовать дома. Они ничего не могли сделать для успешных поисков украденного жемчуга — ведь если шериф Биксби был прав и кражу совершили воры из Сан-Франциско, они уже вернулись в свой город, а в большой дом нахлынули репортеры, привлеченные новостью о появлении призрака и кражей жемчуга. Совершенно измученная всей этой галдящей оравой, мисс Грин беспокоилась, как бы репортеры не проведали, что в доме находятся двое мальчишек, свидетелей первого появления призрака в Роки-Бич. Тогда бы явились новые сенсационные сообщения, догадки о причинах приезда людей из Роки-Бич в Вердант Вэлли. А газетными историями мисс Грин была и так сыта по горло.

Вот почему Боб, Пит и Чанг, наскоро позавтракав на кухне, пробрались в конюшню и оседлали трех лошадей. Собственно говоря, седлал только Чанг — ведь для Боба с Питом опыт верховой езды ограничивался одним-двумя посещениями загородных пансионатов.

Теперь с притороченными к поясам фонарями — без них нельзя было спускаться в винные подвалы — они медленно двигались среди возделанных виноградников, где винные гроздья наливались под жарким солнцем пурпурным соком.

Чанг выглядел огорченным.

— Здесь должны были бы сейчас работать никак не меньше сотни сборщиков, — объяснял он гостям. — И несколько грузовиков для перевозки винограда в давильные цеха. А посмотрите, едва-едва насчитаете здесь дюжину человек. И только один грузовик. Все остальные разбежались в страхе перед призраком. Если все это продлится, тетушка Лидия и ее виноделье погибнут. Ей очень скоро должно прийти извещение об уплате долгов.

Что могли сказать ему в утешение Боб и Пит? Но Пит все-таки попытался:

— Наш партнер Юпитер Джонс работает над раскрытием тайны призрака. Именно в эти минуты в Роки-Бич он решает эту загадку. А Юп очень толковый парень. Если он сможет раскусить задачку и унять так или иначе шум вокруг призрака, может быть, ваши рабочие вернутся.

— Только если это произойдет очень скоро, — все так же уныло проговорил Чанг. — Иначе они отправятся куда-нибудь еще. Сегодня утром старая Ли сказала, что это я виноват в несчастьях Вердант Вэлли. Она сказала, что я накликал беду, когда полтора года назад приехал сюда из Гонконга. Она говорит, что мне надо уехать.

— Чушь какая! — поторопился прервать эту жалобу Боб. — Как это ты можешь накликать беду?

Чанг сокрушенно покачал головой:

— Я и сам не знаю. Но это верно: с тех пор как я приехал, здесь все время что-то случается. То партия вина испортится, то бочка даст течь, то машина сломается. То и дело какие-то неполадки.

— Не понимаю, как можно тебя в этом обвинять! — воскликнул Пит.

— Наверное, в самом деле я виноват, — вздохнул Чанг. — Может быть, если я вернусь в Гонконг, призрак захочет отправиться со мной и Вердант Вэлли снова повезет. Знал бы я это наверняка, меня бы уже завтра здесь не было. Ни за что на свете я не хочу затруднять жизнь моей дорогой тетушки.

Чанг выглядел таким удрученным, что Боб решил, что пора менять тему разговора.

— Ты называешь мисс Грин своей тетушкой, а мистера Карлсона — дядей, — сказал он. — Я что-то не могу себе точно представить степень вашего родства. Старый Матиас Грин был тебе дедом…

— Он был моим прадедом, — перебил его Чанг. — Мисс Грин — его родная племянница, и мне она двоюродная бабушка. Но я называю ее для краткости тетушкой. А дядя Харольд ее дальний родственник, я его тоже для краткости зову дядей. Из этой ветви Гринов в живых сейчас остались только мы трое.

Пит посмотрел вперёд на длинную узкую долину, окаймленную с обеих сторон высокими гора! Повсюду, куда достигал взгляд, тянулись кусты винограда.

— Так эта долина принадлежит всем вам? — поинтересовался он. — Я имею в виду, всем живым потомкам Матиаса Грина?

— О, нет, нет, — замотал головой Чанг. — Сначала ее матушка, а теперь тетя Лидия положили всю свою жизнь, чтобы упрочить это дело. Теперь она хочет передать все мне, но я никак не могу себе этого позволить. Если же она все-таки настоит на своем, я уступлю половину дяде Харольду. Он очень многое сделал для того, чтобы предприятие тети Лидии процветало. Только… — и Чанг снова помрачнел. — Только все равно виноградники и винодельни могут быть теперь потеряны. Нечем оплатить долги. Ни у кого из нас нет денег.

Прямо перед ними откуда-то сбоку выкатился на грунтовую дорогу запыленный джип. Мальчики придержали лошадей, уступая ему путь. Чанг сидел на Эбони, горячем и нервном вороном жеребчике, которого ему приходилось крепко держать в узде. Внимательным надо было быть и Питу — его Нелли, норовистая кобылка, тоже требовала крепкой руки. И только Боб на старой кобыле по кличке Рокингхорс [5] мог чувствовать себя сравнительно безмятежно.

— Привет, Чанг, — мистер Енсен выглянул из джипа. — Я думаю, ты уже видел, сколько людей осталось у нас на работах?

Мальчик молча кивнул.

— Эти ублюдки хорошо потрудились за ночь, — продолжал мистер Енсен. — С каждым новым слушателем призрак у них становился все больше и страшнее, а под конец он вообще изрыгал дым и пламя. Они такого страху на всех напустили, что теперь мне приходится посылать куда-нибудь за помощью, других нанимать. Но боюсь, что ничего из этого не выйдет. — Он сокрушенно покачал головой. — Еду сообщить обо всем мисс Грин. Что говорить, дело — дрянь.

Джип взревел и скрылся в облаке пыли. Мальчики снова тронули своих лошадей. Чанг на этот раз постарался спрятать свое отчаянье.

— Ничто нам не поможет, никто нам не поможет, — сказал он. — Раз мы ничего не можем поделать, давайте хотя бы получать удовольствие от жизни!

Они продвигались по долине, время от времени останавливаясь и выслушивая объяснения Чанга. Наступил полдень, стало нестерпимо жарко, и они почувствовали голод. У них были с собой сандвичи и в чересседельных сумках корм для лошадей.

— Я знаю место, где мы удобно расположимся в прохладе, — объявил Чанг.

Они свернули с дороги возле старой, уже не работающей давильни и ярдов через двести въехали в тень, отбрасываемую западным горным кряжем. Увидев резко выступающую вперед скалу, Чанг повел туда свой маленький отряд. Там они спешились, привязали лошадей, задали им корму. Затем следом за Чангом обогнули скалу и очутились перед тяжелой стальной дверью, врубленной прямо в скальную породу.

— Это один из входов в винные подвалы, в шахты, о которых я вам рассказывал, — сказал Чанг. Он толкнул дверь, она поддалась с трудом. За нею открылся коридор мрака, ведущий в глубь горы. Чанг потянулся к выключателю, видневшемуся на задней стороне двери, щелкнул, но света не было.

— Черт, — пробормотал он. — Я забыл. Движок убрали. У нас здесь автономная электрическая сеть, и когда в подвалах работают люди, мы ставим динамо. Но ничего, у нас с собою наши фонари.

Он отстегнул от пояса фонарь и включил его. Новички увидели вырубленный в скале коридор, укрепленный могучими деревянными стойками. С каждой стороны коридора лежали на боку огромные, гораздо больше обычных, уложенные в ряд бочки. По полу коридора близко друг к другу были проложены два рельса, и чуть дальше на рельсах стояла четырехколесная платформа.

— Бочки можно вкатить на платформу, и она доставит их прямо к выходу, — Чанг снова приступил к обязанностям экскурсовода. — А если вам надо отправить много бочек, то к выходу подкатывает задним ходом грузовичок и вы на него погружаете бочки, и все оказывается в полном порядке…

— Ну, ладно, — прервал неожиданно свои объяснения Чанг. — Давайте-ка сядем здесь, под дверью, перекусим и забудем на время все наши заботы.

Обрадованные, Пит и Боб хлопнулись на пол рядом с ним и, привалившись к каменной стене, приступили к долгожданному ленчу. Хотя послеполуденный зной еще не начал спадать, здесь он совсем не чувствовался.

Покончив с ленчем, они могли оглядеть долину. Старая давильня находилась на линии их взгляда, но оттуда их, расположившихся в начале шахтного коридора, никто не мог увидеть.

Теперь они ненадолго могли позволить себе поговорить. Чанг рассказывал о своей жизни в Гонконге, такой непохожей на житье-бытье в Вердант Вэлли: там он всегда был окружен людьми, а здесь мальчики из Роки-Бич были первыми его гостями за полтора года. Внезапно разговор прервался. Бросив случайно взгляд в направлении старой давильни, мальчики увидели, что возле нее остановилось несколько видавших виды машин. С расстояния в двести ярдов они хорошо разглядели, как с полдюжины мужчин, все довольно могучего телосложения, вышли из машин и сбились в тесную кучку. Казалось, они чего-то ждут. Чанг нахмурился.

— Хотел бы я знать, — подумал он вслух, — почему они не на сборе винограда. У нас сегодня каждый человек на счету.

В ту же минуту возле старой давильни появился джип мистера Енсена. Верзила вышел из него и направился к давильне, поджидавшие его мужчины двинулись следом. Все они вошли в дом, и дверь за ними захлопнулась.

— Наверное, мистер Енсен приехал проверить агрегаты. Но эта давильня уж много лет не работает. Ладно, это, в конце концов, его дела. Я от него не в большом восторге, но должен признаться, что с рабочими он умеет обращаться, хотя временами бывает слишком груб.

Он приподнялся на локтях и повернулся к Бобу с Питом:

— Хотите обследовать винные подвалы?

Они кивнули головой в знак согласия и отстегнули от ремней свои фонари. Вставая на ноги, Пит поскользнулся, взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие, фонарь выскочил из рук, раздался звон стекла. Когда Пит поднял фонарь, он увидел, что и линза и лампочка разбились о каменный пол.

— Вот идиот, — обругал он себя. — Остался теперь без фонаря.

— Обойдемся и двумя, — утешил его Чанг. — Но подожди-ка…

Он посмотрел в сторону джипа, одиноко маячившего возле старой давильни. — У меня есть еще один! Одолжу его у мистера Енсена. Он мне давал его прошлой ночью. А днем он у него лежит вместе с другим барахлом в джипе, в вещевом ящичке. Днем он ему ни к чему, а мы вернем его задолго до темноты. Я сейчас туда слетаю и мигом вернусь.

Но Пит запротестовал: он сам разбил свой фонарь, ему и добывать замену ему. Тогда Чанг написал записку, которую Пит должен был оставить в джипе для Енсена: «мы взяли фонарь и к вечеру его вернем».

— Когда он занят работой, он очень злится, если его отрывают от нее, — пояснил Чанг. — А вообще-то фонарь принадлежит тете Лидии, так что ничего страшного, если мы его возьмем на время.

Пит вскочил на свою кобылку и пустил ее рысью к старой давильне. Через пару минут он спрыгнул с седла возле пустого джипа. Застоявшаяся лошадь все время норовила проявить резвость, и Питу пришлось крепко держать поводья.

Не отпуская поводья, он одной рукой отщелкнул крышку вещевого ящика. Там было много всякой всячины, но фонаря он не увидел. Наконец, основательно порывшись в ворохе разной мелочи и инструментов, Пит нашел то, что искал. Это был старомодный массивный фонарь в виде обшитого черной шерстью цилиндра.

Пит не стал закрывать крышку ящика и положил на нее записку Чанга, чтобы листок бумаги сразу бросился в глаза. Потом, признаться, не без затруднений, сел в седло и затрусил туда, где его поджидали Боб с Чангом.

Он проехал уже никак не меньше сотни ярдов, когда за его спиной раздались громкие крики. Пит оглянулся. Енсен стоял возле своего джипа и, размахивая руками, что-то кричал ему вслед. Пит поднял кверху руку с фонарем, потом ткнул ее в направлении джипа и, считая, что записка объяснит все остальное, продолжал свой путь. Мгновение спустя человек у машины прыгнул за руль и понесся, продираясь через виноградники, за Питом. Те, что ушли вместе с ним в здание давильни, столпились на ее пороге, следя за погоней.

Пит увидел, что его хотят остановить. Не понимая, чем так взволнован мистер Енсен, он натянул поводья, стараясь сдержать нервно пританцовывающую под ним лошадь.

— Успокойся, девочка, успокойся, — в отчаянье шептал Пит, но сдержать косящуюся на приближающийся джип лошадь ему не удавалось.

Словно выброшенный катапультой, мистер Енсен вылетел из остановившейся машины и побежал к Питу, крича на ходу:

— Ты, маленький воришка! Я тебе сейчас разукрашу шкуру! Я тебя научу…

Чему собирался научить его мистер Енсен, Пит так и не успел услышать. В тот же момент его лошадь сделала резкий прыжок и понеслась вперед, продираясь сквозь кусты винограда и все выше и выше по склону горы. Пит ничего не мог с ней поделать. Ему оставалось только, крепко сжав коленями бока лошади, стараться как-нибудь уберечь свою драгоценную жизнь.

УХОДИМ!

Пит был совершенно беспомощен: лошадь понесла. Продираясь сквозь виноградные кусты, она рвалась к горам западного склона долины. Пит увидел впереди поднимающуюся вверх тропу, узкую, но не слишком крутую.

Испуганное животное инстинктивно выбрало этот путь и не сворачивало в своем галопе с него. Пит надеялся, что подъем заставит, в конце концов, кобылку сбросить скорость. Так и случилось: лошадь действительно пошла потише. Пит поудобнее устроился в седле и даже рискнул повернуться и посмотреть назад. Мистер Енсен пустил было свой джип опять в погоню, но в начале горной тропы остановился: даже верткому джипу здесь было не пройти. Енсен снова спрыгнул на землю и яростно грозил кулаком вслед беглецу.

Потом Пит увидел Боба и Чанга. Им, как только кобылка Пита рванула с места в карьер, пришлось подбежать к своим лошадям, прыгнуть в седло и поскакать следом за товарищем. Они удачно выбрались на тропу, проскочив мимо Енсена и его джипа.

Чанг на вороном крепыше Эбони шел первым, Боб на своей старой развалюхе безнадежно проигрывал эту скачку.

Внезапно Нелли резко шарахнулась в сторону, испугавшись острого выступа скалы; Пит должен был оказаться на земле, но, вцепившись в седельную луку, он сумел удержаться. Дальше дорога пошла ровнее, и капризная кобылка мало-помалу стала замедлять бег. В эту минуту Пит услышал за спиной приближающийся цокот копыт. Тропа была узкой, но Чанг не побоялся поравняться с Питом и схватил под уздцы его лошадь. Почувствовав уверенную руку, Нелли наконец остановилась. Тяжело дыша, Эбони стал рядом с нею, и обе лошади застыли, почти касаясь друг друга взмыленными боками.

— Ну, Чанг, спасибо, дружище! — воскликнул Пит. — Она явно хотела затащить меня на самую вершину!

Чанг внимательно, изучающим взглядом смотрел на него.

— В чем дело, Чанг? Со мной что-нибудь не в порядке?

— Я хочу понять, что сделал Енсен для того, чтобы твоя лошадь понесла.

— С ней — ничего. Он на меня кричал, обозвал вором. Разозлен он был жутко.

— Когда я проезжал мимо него, — сказал Чанг, — у него лицо было так искажено, словно на него надели маску злого духа. Он просто обезумел от ярости. Ты знаешь, он всегда носит в кармане револьвер — стрелять гремучих змей, они тут нередко попадаются, — так он его наполовину вытащил, словно собирался стрелять по тебе.

— Не понимаю, — Пит поскреб в затылке. — Неужели он так завелся из-за того, что я позаимствовал у него старый фонарь?

Он вытащил из-за пояса старомодный, обтянутый шерстью фонарь и показал его Чангу. Чанг пригляделся.

— Так это же вовсе и не его фонарь, — удивился он. — Этот не из тех, что он возит с собой в джипе, вроде того, что он давал мне прошлой ночью.

— У него в бардачке был только этот. Я его взял, ты же мне сказал, что все будет окей.

— Ну-ка, может быть, я и ошибаюсь, — пробормотал Чанг. — Можно мне взглянуть на него поближе?

— Ну, конечно, — Пит протянул ему фонарь, и Чанг подержал его, словно взвешивая.

— Что-то он больно легкий, — сказал Чанг. — Словно в нем нет ни одной батарейки.

— Тогда он нам ни к чему, — с досадой проговорил Пит. — Чего ж так взъелся мистер Енсен из-за бесполезного фонаря?

— Возможно, — начал было Чанг, но в эту минуту к ним наконец подоспел Боб. Он запыхался, но его смирная кобыла выглядела ничуть не уставшей: она не собиралась участвовать в гонке, он была уверена, что ее пригласили на прогулку для моциона.

— Вот вы где, — облегченно вздохнул Боб. Потом, заметив их встревоженные лица, спросил: — Что-то случилось?

— Стараемся выяснить, чего так взбеленился Енсен, — ответил Чанг, отвинчивая донце фонарного цилиндра. В руке у него оказался бумажный платок, свернутый в виде пакета. Пит и Боб молча смотрели, как бережно он разворачивает пакетик. Чанг вытащил содержимое пакетика и поднял руку. С руки свешивалась нитка.

— Призрачный жемчуг, — ахнул Пит.

— Мистер Енсен украл его! — завопил Боб. Чанг сжал свои губы в тонкую полоску. Ответил он не сразу.

— Да, значит, мистер Енсен украл жемчуг. Или, вернее будет сказать, что его люди украли жемчуг для него, — сказал Чанг. — Он спрятал жемчужины в этом старом фонаре с самого начала. Лучше места не придумаешь. Фонарь как раз подходит по размерам и не вызывает никаких подозрений, особенно если валяется среди всякого хлама. Он мог уехать с жемчугом из нашей долины, и никакой нужды ему не было перепрятывать краденое.

— Да, место что надо, — согласился Боб. — Он не мог предположить, что нам понадобится фонарь.

— Ну да. Он же не видел нас и вообще никого не видел вокруг. И ему в голову не приходило, что кто-то заявится в старую давильню, пока он там будет, — сказал Чанг. — Но что он там делал вместе с этими людьми? Они готовились еще к какому-нибудь темному делу? Знаете, для меня теперь многие вещи проясняются. Прежде всего, правда ли, что Енсен не знал больше того, что он говорил обо всех неприятностях, о погубленном вине и прочих происшествиях последних месяцев?

— Скажи-ка, — прервал его Пит. — А почему бы нам побыстрей не вернуться домой и не рассказать обо всем мисс Грин и мистеру Карлсону?

— Это не так просто, — медленно, со значением проговорил Чанг. — Енсен человек опасный, решительный и безжалостный. Он обязательно постарается помешать нам и ни перед чем не остановится.

— А что он может сделать? — с беспокойством спросил Боб.

— Я думаю, нам прежде всего надо хорошенько осмотреться, — Чанг спрыгнул с лошади. — Ты, Боб, останешься здесь с лошадьми, а мы спустимся вниз до того места, откуда видна долина.

Бобу были вручены поводья всех трех лошадей, а Чанг с Питом пошли вниз по тропе к выступу скалы; спрятавшись за ним, они могли видеть всю долину, сами оставаясь незамеченными. Низко пригнувшись, они выглянули из-за укрытия: долина была перед, ними. Два человека стояли в начале тропы, словно передовой дозор. Переведя взгляд, мальчики увидели, как подпрыгивает на ухабах джип, направляясь в сторону маленького поселка в глубине долины. Но кроме джипа были еще две машины; теперь, покинув свою стоянку возле старой давильни, они по возделанной земле двинулись к горному склону. Одна из них, сумев проехать несколько ярдов вверх по тропе, остановилась, заблокировав дорогу — теперь лошади не могли здесь пройти. Вторая остановилась ниже, образовав как бы второй добавочный барьер на пути.

— Енсен отправился за лошадями, — тяжело вздохнул Чанг. — Машинами он перегородил тропу, чтобы мы не могли спуститься верхом, а если мы и спешимся, мы все равно не минуем его людей и они нас схватят непременно.

— Думаешь, что он загнал нас в ловушку? — спросил обеспокоенно Пит.

— Он полагает, что да. Назад мы идти не можем. Если пойдем вперед, мы перевалим гребень и спустимся в Хэшнайф-каньон. Каньон этот очень трудный: в одну сторону там вообще не пройти — глухой, непроходимый тупик; а в другую сторону ведет тропка, которая потом превращается в грунтовую дорогу. Дорога эта где-то должна соединяться с автострадой на Сан-Франциско. Енсен, наверное, и ждет, что мы двинемся этим путем. Он отправит машины к концу тропы, и они ее заблокируют. Он нас перехватит и получит жемчуг обратно. Вот такой у него расчет.

— Ну, это у него не получится! — воскликнул Пит. — Даже если он отберет у нас жемчуг, мы ведь. не станем молчать!

— Я уверен, что он и это продумал, — от спокойного, бесстрастного тона Чанга у Пита мурашки поползли по спине. — И он предусмотрел, чтобы мы никому не смогли об этом рассказать… Никогда и никому. Вспомни, все эти люди — его сообщники. Никто, кроме них, не узнает о том, что произошло.

Пит все понял. В ответ он мог только судорожно глотнуть воздух.

— Слушай! — Чанг отступил на шаг от Пита. Голос его звучал теперь совсем иначе: он говорил громко, возбужденно, глаза горели. — У меня есть идея, — объявил он торжествующим тоном. — Енсену ведь нужно время, чтобы добраться до поселка, взять там лошадей и вернуться обратно. Он уверен, что заткнул горлышко бутылки, что мы никуда не денемся. Но мы его надуем! Только давай поторопимся.

Они побежали назад к своим лошадям и к нетерпеливо ожидающему их Бобу.

— Ну, что там? — спросил Боб. — Что происходит?

— Енсен отрезал нам путь, — торопливо пояснил Пит. — Он хочет получить жемчуг обратно и на все готов ради этого. Все те люди, которых мы видели, работают на него.

— Но я придумал, как мы его оставим в дураках. — Чанг просто сиял от радости. — Мы пойдем вверх по тропе, там есть проход. Потом мы спустимся вниз в каньон за перевалом. Я выведу нас туда.

Он направил Эбони вверх по тропе, и вороной крепыш пошел вперед уверенной, размашистой рысью. Чанг дал ему резкий посыл, и Эбони прибавил ходу. Боб шел вторым, замыкал кавалькаду Пит. Конечно, флегматичной кобылке Боба совсем не по душе была эта неожиданная спешка, но сзади на нее наседала порывистая Нелли, и бедной Качалке приходилось идти вперед со всей возможной для нее прытью.

Через полчаса они добрались до вершины перевала: каньон под ними выглядел угрюмо, пустынно, словно ущелье в аду.

Долго задерживаться здесь не стоило, и Чанг пустил Эбони вперед. Теперь тропа шла вниз, и уже через полчаса они очутились на скалистом дне каньона.

— Вот тропа, которая ведет из каньона и выходит на дорогу, соединяющуюся с автострадой на Сан-Франциско, — снова объяснил Чанг. — Нам осталось пройти несколько миль, но именно там Енсен и будет нас подкарауливать. Так что мы повернем в прямо противоположном направлении!

Эбони снова двинулся вперед, осторожно выбирая путь среди обломков скал, усыпавших дно каньона.

— Мы должны увидеть две желтые скалы! Они торчат ярдах в двадцати над головой, — сказал Чанг. — Две скалы, одна над другой.

Зоркий Пит минут через десять первым увидел скалы.

— Вот они, — протянул он вперед руку. Чанг удовлетворенно кивнул головой. Прямо над нависающими над ним каменными выступами он спрыгнул наземь.

— Вот здесь мы и остановимся.

Спешились и двое других всадников. Неожиданно Чанг с силой хлопнул Эбони по крестцу. Жеребец отпрянул и затрусил вниз по дну каньона. Обе кобылки двинулись следом.

— Отсюда мы пойдем своими ногами, — объяснил Чанг. — Вернее, поползем на коленях и на брюхе. В конце каньона есть маленькое озерце. Лошади учуют воду и пойдут туда на водопой. Когда Енсен сообразит, что мы ему натянули нос, он кинется искать нас в каньоне и наткнется, в конце концов, на лошадей, но сколько времени пройдет до этого.

Он посмотрел вверх.

— Тут вообще-то должна быть тропинка. Скалы, правда, очень тесно сдвинуты, к счастью, для нас. Мы-то проскользнем между ними. Надо держать на верхушку первой скалы.

Он начал карабкаться вверх, нащупывая руками опору. Боб пробирался вторым, последним лез Пит, готовый в случае чего подстраховать Боба. Через пару минут они взобрались на первую желтую скалу. Боб и Пит даже вздрогнули от неожиданности при виде того, что открылось перед ними.

В скалах зияло отверстие. Вторая скала нависала над ним, как бы образуя кровлю.

— Пещера, — сказал Чанг. — Когда-то один рудокоп наткнулся здесь на выход богатой залежи. Он стал пробивать туннель, использовав пещеру, как шахтное устье. Туда мы и полезем. Только побыстрее, пока Енсен и его люди не набрели на наш след.

Он нырнул в пещеру. Боб и Пит последовали за ним, не имея ни малейшего представления, куда ведет этот ход и что ожидает их впереди.

ПОПАЛИСЬ!

Чанг вел их по пещере, которая внутри оказалась гораздо просторнее, чем это выглядело снаружи. Вскоре луч его фонаря высветил жерло туннеля, пробитого тяжелым трудом много лет тому назад. Старые деревянные стойки еще сохранились и держали кровлю, хотя повсюду на дне шахтного ствола лежали обломки обрушившейся породы.

— Я сейчас объясню вам свой план, — сказал Чанг. — Под этими горами целая сеть подземных галерей. Я когда сюда приехал, просто ошалел от знакомства со старыми шахтами.. Тут был один парень по имени Дан Дункан, немного свихнувшийся старик, который провел здесь всю жизнь, выискивая по старым шахтам золотые самородки. Он знал тут все ходы и выходы, наверное, лучше, чем вы знаете улицы в своём городе. Теперь он лежит в больнице, но он успел меня поводить по всем старым шахтам. Если знать дорогу, то по этим галереям можно добраться до винных погребов и выйти наружу по ту сторону хребта.

— Ох ты, — изумился Пит, — значит, мы пойдем под землей, пока Енсен со своими ребятами будут высматривать нас на поверхности

— Вот именно, — кивнул Чанг. — Многие рабочие в сговоре с Енсеном, но мы выберемся наружу всего в какой-нибудь миле от дома и успеем добраться туда со своим рассказом прежде, чем они сообразят, куда же мы запропастились. Там есть два трудных места, где может пробраться только ребенок или очень маленький человек, но они вполне проходимы. Последний раз я прошел там полгода назад.

Боб судорожно вздохнул. Им предстоял долгий путь под землей в кромешной тьме. Он сунул руку в карман и нащупал свой зеленый мелок.

— Может быть, оставлять по дороге метки? — спросил он. — Тогда, если мы собьемся с пути, мы найдем, как нам вернуться назад.

— Мы не собьемся, — сказал Чанг. — А вот по этим меткам Енсен нас и найдет без всяких проблем.

Он произнес это очень уверенным тоном, но Боб прекрасно знал, что легче всего вы можете заблудиться именно тогда, когда уверены, что знаете дорогу. Известно это было и Питу.

— Послушай, — сказал Пит, обращаясь к Чангу. — Наша тайная метка — вопросительный знак. Представь себе, что мы метим наш путь, располагая знаки в виде стрел, указывающих в разные стороны. Только мы точно знаем, какая стрелка направлена по верному пути. И тот, кто пойдет по нашим следам, потратит кучу времени, тычась в разные стороны.

Эти доводы как будто подействовали на Чанга.

— Вообще-то, — сказал он, — Енсен совсем не должен знать об этой шахте или о том, что она сообщается с винными подвалами. Но вы правы: мы сами можем заблудиться. И все-таки не надо ставить метки в начале пути. Это нас сразу выдаст. Только когда углубимся в туннель, начнем метить стены.

Итак, они начали свой поход по горным недрам. Туннель был узок, и местами кровля опасно нависала над головой. То и дело проходили они мимо пересекающих их путь или ответвляющихся в сторону галерей, по которым рудокопы былых времен шли следом за ускользающими от них драгоценными жилами.

Но вот они увидели, что галерея перед ними обрушена, дорогу преграждали тяжелые глыбы и кучи рудного щебня. Чанг скомандовал остановку.

— Дальше придется ползти, — сказал он. — Я первым.

Потом он вытащил что-то из-за пояса и протянул Питу:

— Держи фонарь с жемчугом, Пит. Он будет мешать, когда я стану расчищать дорогу. Смотри, не вырони его.

— Будь спокоен, — ответил Пит. Он заткнул драгоценную ношу за ремень и туго затянул его. — Правда, я больше хотел бы, чтобы это был работающий фонарь.

— Да, это проблема, — задумался Чанг. — У нас только два фонаря. Вот что. Боб, не отдашь ли свой фонарь Питу? Я полезу первым, ты за мной, а Пит сзади будет светить не только себе, но и тебе, так что дорогу ты будешь видеть.

Нельзя сказать, что предложение это показалось Бобу очень привлекательным. Все-таки в такой первозданной тьме с фонарем чувствуешь себя как-то веселей. Надежней.

Но Чанг рассуждал разумно, и Боб протянул фонарь Питу, а когда они поползли, он сразу почувствовал, что, избавясь от фонаря, он движется легче, уж слишком к этому времени устала его пораненная нога.

Обвалившийся участок тянулся не более чем на сто ярдов, но им казалось, что они никогда не преодолеют его. Чанг то и дело прижимался животом к земле и так полз вперед, извиваясь как земляной червь. Боб повторял его движения, и то же самое приходилось делать Питу. Иногда Чанг останавливался, разгребал кучи щебня, завалившие проход, отодвигал в сторону каменные обломки.

В одном месте Боб задел спиной кровлю, и здоровый кусок породы рухнул на него, придавив так, что он не мог сдвинуться с места. Боба уже начала охватывать легкая паника, но тут подоспел Пит. Он подполз к товарищу, дотянулся до его спины и сбросил неожиданно выросший на ней горб.

— Спасибо, — прошептал Боб и стал протискиваться дальше. А более крупному. Питу пришлось задержаться, отгрести вбок щебень, отбросить назад каменную глыбу, чтобы с ним не повторилась та же история.

Когда, наконец, они выбрались на более просторное место. Боб ловил воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба. Некоторое время они просидели, привалившись к стене и стараясь отдышаться. Потом Чанг сказал:

— Худший участок. Есть еще один, тоже очень трудный, но полегче этого. Но одно уж точно, — он неожиданно засмеялся, — Енсену никак не пролезть здесь. Слишком он жирный.

Привал Чанг использовал, чтобы рассказать о сети здешних горных выработок. Первые галереи в горах были пробиты после 1849 года, когда в Калифорнии открыли золото. Когда первые богатые золотые, залежи были опустошены, многие старатели покинули этот край, но кое-кто остался. Им пришлось работать тяжело и упорно, врубаясь в горы, пробивая туннели, устраивая шахтные стволы: золото пряталось от них в горах, жилы проходили в глубине. Но мало-помалу иссякли в эти запасы, и горные выработки были брошены.

Жители долины тогда понадеялись на свои виноградники, вино стали здесь производить еще при жизни старого Матиаса Грина. Потом мать Лидии Грин смогла приобрести огромный участок, построила винодельческий завод, и дело пошло успешно. Но в 1919 году был принят сухой закон, производство вина и его продажа были запрещены.

Тогда и вспомнили о былых золотоносных жилах в окрестных горах и о заброшенных шахтах. Все глубже и глубже в поисках золота вгрызались люди в скалы, пока Великая Депрессия не прихлопнула Америку и люди в поисках денег хлынули сюда, чтобы добывать деньги из горных недр. Каждый мало-мальски физически пригодный человек уходил в горы, но золота находили все меньше и меньше, все реже и реже. К 1940 году район снова опустел. Но к этому времени начало вновь подниматься виноделие. Шахты окончательно оказались заброшенными.

— А теперь-то золото попадается? — с надеждой спросил Боб.

— Нет, — ответил Чанг. — Если оно и осталось в горах, к нему надо пробиваться с динамитом. — И помолчав, сказал: — Ладно, надо идти. Сейчас уже поздно. Тетя Лидия, наверное, с ума сходит.

И они двинулись дальше. Боб не забывал ставить свои вопросительные знаки и ложные стрелки на стенах галереи. Чанг вел их уверенно, и только в одном месте он остановился: три галереи уходили из одной точки в разные стороны. После недолгих колебаний Чанг решительно указал рукой вправо, но этот путь оказался недолгим: ярдов через двести они уперлись в глухую стену.

— Тупик, — сказал Чанг и, бросив луч фонаря себе под ноги, воскликнул: — Смотрите!

Перед ними в свете фонаря белели чьи-то кости. Сначала мальчикам показалось, что они видят человеческий скелет, но, присмотревшись, поняли, что перед ними останки какого-то животного, погибшего под обвалом.

— Осел. Какой-нибудь старатель таскал на нем руду. Хорошо, что его самого здесь не завалило. Хотя кто знает. Здесь никогда не вели исследовательских раскопок.

Боб смотрел вниз, его охватывала холодная дрожь, и он обрадованно поспешил вслед за Чангом, когда тот повел их в обратный путь.

После этого происшествия у Чанга, казалось, ни разу не возникало никаких сомнений. Он шел впереди быстрым шагом, не задерживаясь на многочисленных перекрестках и решительно минуя боковые ответвления. И вдруг он остановился. Да так внезапно, что Боб чуть не налетел на него.

— Мы подошли к Глотке, — объявил Чанг.

— Глотка? — спросил Пит. — А что это такое?

— Естественный разлом в скалах, проходящий по ту сторону хребта, — сказал Чанг. — Но он очень неровный и узкий.

Он направил свет фонаря на этот проход, который выглядел не более чем простая трещина в скале. Достаточно высокий, чтобы там мог встать в рост мальчишка, но узкий настолько, что проскользнуть туда можно было только боком.

— Так и будет, — Чанг словно угадал мысли своих друзей. — Мы сможем двигаться там только боком.

— А ты… ты уверен, что она проходит насквозь? — спросил Боб. Чем дольше оставался он под землей, тем меньше нравилось ему все это предприятие. А уж мысль о том, что придется боком продираться сквозь эту дыру, вконец расстроила его.

— Уверен, — сказал Чанг. — Я здесь уже проходил. А кроме того, ты чувствуешь свежий воздух? Это дует с той стороны.

И в самом деле, теперь они ощутили слабый сквознячок.

— Мы пройдем здесь, — продолжал Чанг. — Это единственная возможность пройти хребет насквозь, и пройти здесь может только мальчишка или очень маленького роста взрослый. Надеюсь, что за последние полгода здесь не произошло слишком серьезных подвижек пластов. Ладно, я иду первым. Вы оба остаетесь и ждете, пока я не выберусь туда. Тогда я три раза мигну фонарем, и пойдешь ты, Боб. Мы с Питом будем освещать тебе путь с обоих концов. Когда ты доберешься до меня, я снова дам три вспышки, и пойдет Пит.

План был одобрен. Чанг, держа фонарь в правой руке, скользнул в щель. Осторожно, проверяя каждый шаг, он продвигался боком в тесном пространстве. И все-таки двигался он довольно проворно, хотя напряженно следящим за ним Питу и Бобу время это показалось вечностью. Наконец, прыгающий вверх и вниз свет погас и через некоторое время снова вспыхнул, погас и снова загорелся. Это был условленный сигнал. Чанг прошел!

— 0кей, Боб. Тебе будет куда легче. Ты из нас самый худой, — напутствовал Пит своего друга.

— Не беспокойся, — у Боба внезапно пересохло в горле. — Проскользну как по маслу. Только не забывай светить мне.

И он юркнул в щель. Пит смотрел ему вслед, стараясь держать фонарь пониже, и лучи его фонаря, ложащиеся на землю, встречались там с отсветами Чангова светильника.

Пит видел, как осторожно продвигается вперед его друг. Теперь он был уже совсем рядом от выхода и можно было притушить немного свой фонарик, потому что Бобу было, наверное, все видно от фонаря Чанга.

Теперь надо было ждать трех вспышек, обозначающих старт для Пита. Что-то они там не торопятся!

И вдруг он услышал слабый крик, а потом слова: «Эй, Пит, не..!»

Голос Чанга резко оборвался, словно кто-то зажал ему рот рукой.

Но Пит уже догадался, что хотел крикнуть ему Чанг: «НЕ ИДИ!»

Он подождал еще немного. Чего он ждал?! Какого-нибудь звука, сигнала… И дождался. Три раза вспыхнул свет в глубине расщелины. И немного погодя — еще три вспышки. Но они были какие-то резкие, короткие, совсем не похожие на сигналы, которые подавал Чанг.

Пит понял, что они в ловушке. Кто-то, но только не Чанг и не Боб, сигналил ему, приглашая лезть в Глотку следом за своими друзьями.

Он очень ясно представил себе, что произошло. Чанг и Боб попались кому-то в лапы.

Но кому?

СОКРОВИЩЕ В ЧЕРЕПЕ

А в это время в Роки-Бич Юпитер Джонс все продолжал телефонный разговор с мисс Лидией Грин.

— Так вы говорите, что они пропали?

— Их нигде нет. — В голосе пожилой женщины слышалось отчаянье. — Утром они отправились верхом осматривать долину, сказали, что вернутся только к вечеру. Мы все были так страшно заняты с шерифом, репортерами и всем прочим, что хватились их только перед самым ужином. И тут выяснилось, что в долине их нигде нет. И лошади их тоже пропали.

Мозговая машина Юпитера не приходила в действие. Он мог только беспомощно пролепетать: «Так где же они?..»

— Мы думали, что они в шахтах. Тут у нас в горах целый лабиринт выработанных шахт. Во многих мы выдерживаем наше вино, используем как винные подвалы. Ну, и мы решили, что Чанг повел мальчиков показывать подвалы, и отправили людей обшарить все шахты.

Юпитер пощипал губу. Маховики в его голове начали раскручиваться. Сначала пропал Призрачный жемчуг. Теперь пропал Чанг с компаньонами Юпитера. Здесь могло и не быть никакой связи, но Юпитер подозревал, что такая связь есть.

— Скажите вашим людям, чтобы они искали вопросительные знаки, — сказал Юпитер. Он знал своих товарищей: где бы они ни были, они оставят там фирменный знак Трех Сыщиков.

— Вопросительные знаки? — недоумевающе переспросила мисс Грин.

— Исследовательские отметки, — загадочно пояснил Юпитер. — Вероятнее всего, сделанные мелом. Если кто-то обнаружит вопросительный или целую группу вопросительных знаков, пусть сообщит об этом немедленно.

— Но я никак не пойму, — мисс Грин проговорила это в совершенной растерянности.

— По телефону я не могу объяснить вам это. Я вылетаю к вам тотчас же. Но я захвачу с собой еще одного человека — отца Боба Андрюса. Я знаю, он полетит. Не могли бы вы прислать за нами машину в аэропорт?

— Конечно, конечно, — сразу оживилась мисс Грин. — О, я так надеюсь, что с ними ничего не случилось.

Юпитер попрощался и повесил трубку. Потом набрал номер старшего Андрюса. Отец Боба после первого замешательства сразу же назначил ему встречу в аэропорту и отключился. Юпитер поспешил к Конраду сообщить, что на весь день тот остается за главного на складе, а пока должен сесть за руль складского грузовичка и отвезти Юпитера в аэропорт.

Итак, Юпитер приступил к действиям, весьма смутно, впрочем, представляя себе, что ему предстоит делать. Он сомневался, что Боб, Пит и Чанг попросту заблудились в шахтах и найти их не составит никакого труда.

Он не ошибся. Юпитер ехал в аэропорт, а в это время Боб и Чанг, схваченные теми, кто поджидал их возле лаза в винные подвалы, были вывезены оттуда на глазах у людей, занимающихся поисками мальчиков. Ни у кого не возникло ни малейших подозрений при виде винных бочек, вкатываемых на платформу грузовика. Это было обычным делом. Необычно было то, что в одной из этих огромных бочек были спрятаны Боб с Чангом. Так ловко сумел распорядиться их похититель, уважаемый всеми мистер Енсен. А Пит, ставший теперь хранителем бесценных Призрачных жемчужин, остался по ту сторону Глотки один на один с запутанной сетью подземных галерей и переходов. Здесь никто не станет его искать, потому что никто — за исключением Енсена и его сообщников — не знает, что мальчики спустились в Хэшнайф-каньон и оттуда начали свой путь к винным подвалам.

Поняв, что его товарищи попали в руки тех, кто караулил их по ту сторону, Пит отступил назад, в темноту, и замер в напряженном ожидании.

Может быть, кто-то попытается преодолеть Глотку в обратном направлении?

Но все было тихо, и не было новых вспышек фонаря. Значит, среди тех людей не нашлось никого, кто сумел бы протиснуться в узкий лаз Глотки. И пока они не нашли такого, Пит был в относительной безопасности.

Однако стоять на месте и ждать он не мог. Ему предстояло двинуться в обратный путь к Желтым Скалам Хэшнайф-каньона. Он спрячется в скалах, дождется завтрашнего дня, и люди, которых, конечно, уже послали из Вердант Вэлли на розыски пропавших, ребят, отыщут его. Тогда-то он и расскажет обо всем, чему был свидетелем, и это будет самая лучшая помощь Бобу и Чангу.

Он проверил, по-прежнему ли держится у него за поясом старый фонарь, и с молчаливой мольбой о том, чтобы этот славный, милый, добрый фонарь держался до конца, пошел по пройденному только что пути в обратном направлении.

Вот теперь предусмотрительность Боба полностью оправдалась. Маленькие зеленые метки указывали дорогу. Питу не надо было на перекрестках путаться в многочисленных стрелках — он знал ту единственную, которая не обманывает.

Но даже и так один раз он все-таки сбился. Когда Чанг уверенно повел их в боковую галерею, закончившуюся тупиком. Боб пометил ее, как ведущую в правильном направлении, и теперь Пит свернул туда. Лишь наткнувшись на останки бедняги ослика, погибшего в обвале, он увидел свою ошибку. Он повернул было в обратный путь, но внезапно пришедшая в голову мысль остановила его. Надо ли оставить при себе жемчужины? Ведь его могут схватить, и, если при нем не окажется жемчуга, Енсену ни к чему будет держать его в плену.

Пит постарался обдумать положение со всех сторон. Жемчуг можно спрятать под каким-нибудь камнем. Но все они так похожи друг на друга, а если отметить один из них своим голубым мелком, это-то и покажет злоумышленникам, где искать сокровище. Если бы здесь имелось нечто особое, необычное и в то же время не привлекающее внимание. Что-нибудь эдакое…

Свет фонаря упал на белые кости ослиного черепа. Вот оно! Скелет раздавленного обвалом животного так естествен в этом гиблом месте, что, вероятнее всего, на него посмотрят и тут же отвернутся, а уж сам Пит никогда не забудет, где оборудовал он свой тайник!

Несколько мгновений понадобилось ему, чтобы развинтить цилиндр фонаря и извлечь из него пакетик с жемчугом. Потом он чуть приподнял узкий холодный череп, положил под него жемчуг и придал костям их первоначальное положение. Теперь он знал, что сможет, когда понадобится, открыть свой клад.

Он бодро зашагал назад, к тому месту, где сбился с правильного пути. И там, на стыке трех галерей, новая мысль пришла ему в голову: зачем он тащит с собой этот теперь бесполезный, опустошенный фонарь? Сам не зная почему, он решил похоронить его под камнями. Смутно подумал он, что это пригодится как отвлекающая приманка, если его поймают и станут искать припрятанный им клад. Набрав несколько мелких камешков, завернув их в свой носовой платок, он сунул их в полую трубу фонаря. Сам фонарь был припрятан под большим камнем, а в нескольких шагах от него, собрав несколько обломков поменьше, Пит заботливо расположил их в виде стрелы, указывающей на большой камень. Найти его, в случае чего, будет нетрудно.

Покончив с этим делом. Пит пошел дальше и довольно скоро подошел к тому участку, который совсем недавно ему вместе с другими пришлось проползти на животе. Он провел под землей уже много часов, его мутило от голода, ему нестерпимо хотелось вырваться из давящего со всех сторон мрака, но он не стал спешить. Поспешишь, тебя придавит, и останешься здесь навсегда. Осторожность и неторопливость — вот о чем надо помнить в этом трудном месте.

Он передвинул фонарь за поясом с живота на бок: так его легче будет достать, когда понадобится посветить впереди; опустился на колени, потом лег на живот и пополз.

В одном месте крупный каменный осколок упал прямо перед ним, едва не задев его. В ту же минуту он испытал панический ужас: целый участок кровли, освещаемый его фонарем, заходил ходуном, стойки прогнулись, готовые вот-вот переломиться под тяжестью в тысячи тонн. Вытянувшись на животе, Пит почувствовал, как мелко дрожит земля под ним. Он затаил дыхание, словно это могло предотвратить обвал. Но ничего не случилось: подземные колебания прекратились. Пит поднял голову, вытянул руки и осторожно отодвинул в сторону преградивший дорогу камень. Вздохнув с облегчением, он позволил себе несколько минут, чтобы собраться с мыслями.

Ему показалось, что он нашел верное объяснение происшествию. Где-то произошло землетрясение, отозвавшееся в глубинах горного хребта колебаниями грунта.

Питу, как, впрочем, и любому калифорнийцу, был известен знаменитый разлом Сан-Авдреас — огромная трещина в скальных породах, идущая под всей Западной Калифорнией. Сан-Андреас был причиной страшного сан-францисского землетрясения 1906 года, и он же стал виновником землетрясения на Аляске, когда земля поднялась или опустилась чуть ли не на тридцать футов в некоторых местах. Ежегодно сотни других, иногда настолько незначительных, что заметить их могли только приборы, происходили тоже по вине Сан-Андреаса. Одно из таких мелких землетрясений и настигло Пита в глубине заброшенных шахт. В то время его последствия для Пита свелись лишь к нескольким минутам сильной тревоги.

О том, как сказалось на его судьбе это землетрясение, Пит узнает гораздо позже.

Осталось несколько десятков ярдов до того места, где можно было распрямиться и продолжать путь во весь рост. Тяжело дыша, почти не поднимая головы, Пит одолел это расстояние. Дальше, руководствуясь стрелками Боба, он дошел, наконец, до той пещеры, откуда начали они в свое время свой подземный переход.

Пещера была пуста. Все было тихо. Занавесом висел перед выходом из пещеры ночной сумрак.

Здесь Пит стал двигаться осторожнее, останавливаясь после каждого шага и вслушиваясь в тишину. Фонарь он погасил — устье пещеры все-таки выделялось впереди светлым пятном среди подземного мрака. Шаг за шагом продвигался он вперед. Возле самого выхода он прислушался еще раз, и опять ничего не услышал. Тогда, убедив себя, что никому не удалось обнаружить эту пещеру, он сделал следующий шаг.

И вот Пит снаружи. Он стоит, ждет, чтобы глаза после непроглядной тьмы привыкли к слабому свечению звездного неба.

В ту же минуту какие-то тени метнулись к нему из-за скал, локти его были схвачены железной хваткой и чья-то грубая рука закрыла ему рот.

ЗНАКОМСТВО С МИСТЕРОМ ВОНОМ

Комната, в которой оказались Боб с Чангом, была без окон, с грубо оштукатуренными стенами. Единственная дверь была заперта — это они уже успели проверить.

После ползанья под землей одежда обоих мало годилась для носки, но теперь с нее очистили грязь, а мальчикам дали умыться.

И о еде для них позаботились. Они только что прикончили большое блюдо, полное произведениями китайской кухни, показавшимися Бобу в диковинку, но очень вкусными.

Они были слишком голодны, чтобы разговаривать за едой, но теперь, насытившись, они расслабились и могли порассуждать.

— Хотел бы я знать, куда мы с тобой попали, — сказал Боб. Теперь с набитым вкусной едой желудком он почувствовал себя гораздо спокойнее, чем за пару часов до этого.

— Мы в подвале дома в каком-то большом городе. Вероятнее всего, в Сан-Франциско, — ответил Чанг.

— Как ты это узнал? — спросил Боб. — Нас привезли сюда с завязанными глазами. Мы можем оказаться где угодно.

— Я чувствую, как вздрагивает земля под тяжелыми грузовиками. Много больших грузовиков — значит, большой город. Слуги-китайцы привели нас сюда и приносили нам пищу. В Сан-Франциско самый большой китайский район во всех Соединенных Штатах. Мы с тобой в тайнике дома какого-то очень состоятельного китайца.

— А это-то как ты узнал? — удивился Боб.

— Еда. Нас кормили самой изысканной китайской едой. Только отличный повар может готовить такие блюда, и только очень богатый человек может нанять такого искусного повара.

— Вы с Юпитером Джонсом далеко пойдете, — обрадовал Боб приятеля. — Я хотел бы, чтобы ты жил в Роки-Бич. Ты бы тогда мог работать в нашей фирме.

— Да и мне хотелось бы, — печально сказал Чанг. — В Вердант Вэлли так скучно. То ли дело в Гонконге! Вокруг меня всегда крутилось много ребят, было с кем и поговорить и поиграть. А здесь… Но ничего, скоро я стану взрослым и возьму на себя управление виноградниками и винодельней, раз этого хочет моя достопочтенная тетя.

Чанг помолчал немного и добавил:

— Если только мне это позволят…

Боб понял, что имел в виду Чанг. Если они выпутаются из нынешних неприятностей. Да, Юпитер прав, когда говорит — в этом деле с призраком и брошенным домом гораздо больше скрыто в тайне, чем виднеется на поверхности.

Его мысли прервал звук открываемой двери. На пороге стоял пожилой китаец, одетый так, как одевались в старом Китае.

— Пошли! — сказал он.

— Пошли куда? — дерзко спросил Чанг.

— Разве мышь может спрашивать у орла, куда он ее несет? — сказал пожилой китаец. — Пошли, — повторил он еще более резко.

Схватив Чанга за плечо, он вытолкнул его за дверь. Выпятив грудь, стараясь держаться как можно прямее, Боб последовал за ними.

Они прошли длинным коридором и сели в маленький лифт. Кабина пошла вверх и остановилась перед дверью, выкрашенной в красный цвет. Хмурый провожатый захлопнул дверцу кабины и распахнул красную дверь.

— Входите, — буркнул он. — И смотрите, говорите правду, иначе орел пожрет вас!

Они остались одни в большой круглой комнате, увешанной красными коврами со златоткаными изображениями на них. Боб увидел драконов, китайские пагоды, даже склонившиеся над водой ивы с колеблемыми ветерком ветками…

— Вам нравятся мои ковры? — раздался вдруг старческий, но отчетливо произносящий слова голос. — Им по пятьсот лет с лишним.

Они оглянулись и увидели, что не одни в этой комнате. В причудливом, на гнутых ножках, кресле с плотно набитыми подушками сидел старик.

Он был в длинном, ниспадавшем складками до полу, одеянии. В таком одеянии ходили древние китайские императоры — Боб видел их изображения в книжках. У старика было маленькое сморщенное личико, желтое, как высохшая груша, и он вглядывался в них сквозь круглые очки в золоченой оправе.

— Подойдите сюда, — сказал он ровным спокойным голосом. — Садитесь, маленькие детишки, из-за которых у меня большие хлопоты.

Они пересекли комнату, ступая по ковру, такому мягкому, что в нем тонули ноги. Перед креслом, будто специально для них, стояли два невысоких стула. Они сели, с любопытством глядя на старого человека.

— Можете называть меня мистер Вон, — произнес старик. — Мне сто семь лет.

Боб поверил ему. Таких старых людей ему еще ни разу не приходилось встречать! Но мистер Вон вовсе не выглядел дряхлым, бессильным старцем.

Мистер Вон повернулся к Чангу:

— Маленький сверчок! В твоих жилах течет кровь моего народа. Я говорю о прежних китайцах, конечно, не о нынешних. Твои родичи много потрудились в старом Китае. Прадед твой украл нашу принцессу и сделал ее своей женой. Но речь идет не об этом. Женщина всегда следует за своим сердцем. Но он украл еще кое-что. Или, что одно и то же, подкупил чиновника, чтобы тот украл эту вещь для него. Нитку жемчуга!

В голосе мистера Вона появились первые признаки волнения.

— Нитку бесценных жемчужин! — сказал он. — Более пятидесяти лет нам было неизвестно их местонахождение. Но теперь они появились. И Я ДОЛЖЕН ИХ ПОЛУЧИТЬ.

Он подался вперед всем телом. От прежней невозмутимости ничего не осталось. Голос звучал повелительно.

— Вы поняли это, маленькие мышата! Я ДОЛЖЕН ИХ ПОЛУЧИТЬ!

Вот теперь Боб занервничал не на шутку: откуда они возьмут жемчужины, чтобы отдать их мистеру Вону? Он взглянул на Чанга: каково ему? Сидя рядом, глядя старику прямо в глаза, Чанг заговорил.

— Поверьте, высокочтимый господин, — произнес Чанг, — у нас нет того, что вам надо. Жемчуг у другого человека. Тот, у кого быстрые ноги и крепкое сердце, взял жемчуг; он один смог уйти, и он принесет жемчуг моей тете. Если вы отпустите нас, я смогу убедить тетушку продать вам жемчужины. Правда, только в том случае, если письмо, которое она получила недавно от того, кто называет себя близким родственником жены моего прадеда, окажется ложным.

— Оно фальшивое! — крикнул мистер Вон. — Его послал другой человек, я его знаю, он хочет все запутать и получить жемчужины. Я богат, он еще богаче, и он купит их, если я не окажусь первым. Значит — Я ДОЛЖЕН ПОЛУЧИТЬ ИХ.

Чанг склонил голову.

— Мы маленькие мышата, — сказал он. — Мы ничего не можем поделать. Те, кто нас схватил, не смогли схватить нашего друга. Жемчуг у него. Он отважен и ловок. Его не поймать.

— Они все испортили, — пальцы мистера Вона забарабанили по подлокотникам. — Они заплатят дорого за то, что позволили ему уйти!

— Они чуть не схватили его, — спокойно отозвался Чанг. — Каким-то образом они разгадали мой план. Они притаились и ждали, пока я, а потом мои друзья пройдут сквозь расщелину, по которой взрослому не пробраться. И тут я услышал, как посыпались камни, посветил фонарем и увидел людей. Тогда я успел крикнуть другу, чтоб он не шел за нами, и тут Енсен и его люди схватили нас. А третий из нас ушел. А пойти за ним ни Енсен, ни другой из его людей не мог — для них щель была слишком узкой.

— Они все испортили, — повторил мистер Вон. — Когда Енсен позвонил мне прошлой ночью и сказал, что этим вечером привезет жемчуг, я не мог сомкнуть глаз. А теперь…

Он замолчал. Где-то прозвенел серебряный колокольчик. Мистер Вон склонился со своего кресла в сторону, и, к удивлению Боба, в его руках появилась телефонная трубка. Он прижал ее к уху, долгое время слушал, потом молча положил на место.

— Возникли новые обстоятельства, — теперь уже совершенно спокойно сказал он. — Давайте подождем.

Наступило молчание. Тишина, как казалось Бобу, делалась все гуще и тяжелее, она почти раздавливала его. Нервы напряглись до предела. Что ожидает их впереди? День был так полон неожиданностями, что теперь как будто уже ничего не могло удивить.

И все-таки случилось то, чего оба они никак не ожидали.

Красная дверь распахнулась.

В измазанной, рваной одежде с бледным, осунувшимся лицом в комнату вошел Пит Креншоу.

Я ДОЛЖЕН ПОЛУЧИТЬ ЖЕМЧУГ!

— Пит! — Чанг и Боб одновременно вскочили на ноги. — С тобой все в порядке?

— Я зверски голоден, — сказал Пит. — А так в полном порядке. Вот только рука болит. Енсеновские ребята мне выкручивали руки, чтобы я сказал им, куда я дел Призрачный жемчуг.

— Так ты его спрятал? — восхитился Боб.

— Но ты им не сказал где, — проговорил Чанг. — Я в этом уверен.

— Конечно, не сказал, — хмуро ответил Пит. — Они просто озверели. Если б они только знали…

— Тихо! — прервал его Чанг. — Мы не одни!

Пит сразу же замолк. Только теперь он заметил мистера Вона.

— Нет, ты не мышонок, — медленно проговорил старик, глядя на Чанга. — Ты маленький дракон, такой же, как и твой прадед.

Он помолчал, о чем-то напряженно думая. Следующая его фраза чуть не заставила мальчишек попадать от удивления со стульев.

— А ты не хотел бы стать моим сыном? — сказал мистер Вон. — Я богат, но у меня нет мужских наследников, и это разбивает мое сердце. Я тебя усыновлю, ты будешь моим сыном. С моим состоянием ты превратишься в могущественного человека.

— Нижайше благодарю вас, досточтимый господин, — Чанг учтиво поклонился старику. — Но душа моя содрогается, страшась двух вещей.

— Назови их, — приказал мистер Вон.

— Первое, — начал Чанг, — я опасаюсь, что вы потребуете от меня изменить моим друзьям, чтобы помочь вам получить жемчуг.

— Разумеется, — кивнул головой старый китаец, — таков долг сына по отношению к отцу.

— Вторая вещь, которой я опасаюсь: то, что вы говорите сейчас, вы можете легко забыть, когда получите жемчуг. Но как бы то ни было, нет ничего, что могло бы побудить меня предать своих друзей.

Мистер Вов тяжело вздохнул.

— Если бы ты согласился, я бы и в самом деле забыл свои слова, — сказал он. — Но теперь я совершенно искренне хочу, чтобы ты стал моим сыном, если ты на это согласен. Ты не согласен. Но я должен получить жемчуг. От этого зависит моя жизнь. Но и твоя жизнь завесит от этого.

Мистер Вон нагнулся и из какого-то потаенного места вод подушками достал маленькую бутылку, маленький хрустальный бокал и еще какой-то предмет.

— Подойдите и взгляните-ка сюда, — сказал он.

Чанг, Пит и Боб приблизились к нему и взглянули на раскрытую перед ними сморщенную старческую ладонь.

Маленький круглый предмет, лежащий на ладони, светился мертвенно-зеленоватым свечением.

Чанг распознал эту вещь первый.

— Призрачный жемчуг, — воскликнул он.

— Дурацкое прозвище, — отрезал мистер Вон. Он бросил бесценную жемчужину в маленькую бутылку, и жидкость в бутылке зашипела, вскипела пузырями в успокоилась лишь тогда, когда жемчужина растворилась в ней.

— Истинное имя этих жемчужин, — торжественно провозгласил мистер Вон, наполнив хрустальный бокал содержимым бутылки, — Жемчужины Жизни!

Медленно, по каплям, он выпил всю жидкость из бокала. И бокал и бутылка снова были спрятаны в тайник возле кресла.

— Маленький дракон из породы Матиаса Грина и вы, его друзья, — произнес он все так же торжественно. — Я открою вам то, что известно очень немногим людям на свете, и эти люди — самые мудрые, или самые богатые, или и то и другое вместе. Мир называет эти жемчужины Призрачными жемчужинами. Мир знает только одно; они бесценны. Но почему они бесценны? Разве они красивы? Нет, для жемчужин они, скорее, безобразны. Они выглядят, если так можно сказать, мертвыми. Не правда ли?

Не понимая, куда клонит мистер Вон, все три мальчика согласно кивнули головой. Старик продолжал:

— Целые столетия их добывали очень помалу в одном заливе Индийского океана. Но теперь их больше не находят; не знаю по какой причине, но они исчезли, и теперь во всем мире существуют лишь полдюжины нитей Призрачного жемчуга, я употребил это пошлое название. Все они под строжайшим присмотром самых богатых людей Востока. Почему?

Потому, — продолжал он после драматической паузы, — что каждая жемчужина дарует тому, кто ее проглотит, как я это сделал сейчас на ваших глазах, продление жизни.

Мальчики слушали эту речь, как говорится, навострив уши. Они видели, что старый китаец верит всему, что он сейчас говорит. Мистер Вон глубоко вздохнул.

— Этот секрет был раскрыт много веков тому назад в Китае. Им владели императоры и самые знатные люди, а потом к нему получили доступ и богатые предприниматели вроде меня. Я дожил до ста семи лет, потому что за свою жизнь я проглотил не менее сотни жемчужин, которые невеждами, названы Призрачными жемчужинами.

Он остановил взгляд своих маленьких темных глаз на Чанге.

— Теперь ты понимаешь. Маленький Дракон, почему я должен добыть любой ценой это ожерелье? Там нанизано сорок восемь жемчужин. Каждая дарует три месяца жизни. Двенадцать лет прибавит мне это ожерелье. Целых двенадцать лет!

Голос старика окреп, стал еще громче:

— Я должен получить этот жемчуг, и ничто не остановит меня. Вас, мелюзгу, я превращу в пыль под моими ногами, если вы попробуете помешать мне. Двенадцать лет жизни мне — прожившему Только сто семь! Я думаю. Маленький Дракон, ты видишь теперь, как это важно для меня?

Чанг кусал себе губы.

— Он сделает это, — шепнул Чанг своим друзьям. — Он в самом деле ни перед чем не остановится. Я попробую поторговаться с ним.

— Торгуйся, торгуйся со мной, — мистер Вон обладал, оказывается, очень острым слухом. — Именно так делаются дела на Востоке. Честная сделка выгодна обеим сторонам!

— Заплатите ли вы моей тетушке, если Пит скажет вам, где находится жемчуг? — спросил Чанг.

— Я уже сказал, что заплачу этому человеку, Енсену. А я держу свое слово. Но… — старик остановился, пытливо всматриваясь в лицо Чанга. — Здесь есть еще трудности с выплатой по закладной под винодельни и виноградники твоей уважаемой тетки. Дело в том, что закладная эта у меня, и я даю слово, что не причиню тетке твоей никаких беспокойств. У нее будет время выплатить долг. И призрак, наводивший ужас на рабочих, исчезнет, так что они вернутся на работу. Трое мальчиков широко раскрыли глаза.

— Откуда вы знаете о призраке? — воскликнул Чанг. — Как вы могли узнать это? Мистер Вон слегка усмехнулся:

— У меня большой запас маленьких премудростей. Приведи Енсена к жемчужинам, и все неприятности твоей тетки кончатся.

— Это хорошо звучит, — сказал Чанг, — но как мы можем знать, что вы не обманете?

Боб и Пит, не сговариваясь, кивнули головами. Они подумали точно о том же.

— Я господин Вон, — резко сказал старик. — Мое слово тверже стали!

— Спроси его, как мы можем верить Енсену1 — выпалил Боб.

— Енсен пообещает одно, а сделает другое, — вставил Пит.

Мистер Вон громко крикнул:

— Пришлите-ка ко мне этого Енсена!

Они ждали две томительно долгих минуты. И дождались наконец: красная дверь распахнулась, и в комнату с надменным видом вошел Енсен. Вразвалку подошел он к старому китайцу и мальчишкам, глаза его злобно сверкнули.

— Ну что, заставили их говорить? — не сказал, а прорычал он.

— Не сметь разговаривать со мной как равный, — голос мистера Вона сорвался на визг. — Ты тварь, ползающая в ночи, годная лишь на то, чтобы раздавить ее. И веди себя, как подобает твари!

Трое мальчиков увидели, как побледнело под грубым загаром лицо Енсена и надменное выражение сменилось испугом.

— Прошу прощения, мистер Вон, — голос задрожал. — Я только хотел бы…

— Слушай и молчи. Если эти мальчишки отдадут в твои руки ожерелье, то ты проследишь, чтобы им не было причинено никакого вреда. Ты, если понадобится, можешь их связать так, что им целый час надо будет распутываться, но не связывай туго. И если они отдадут тебе ожерелье, любой вред, который им будет нанесен, воздается тебе тысячекратно. Ты тогда узнаешь, что за приятная вещь — казнь «тысяча кусочков».

Енсен несколько раз судорожно глотнул, прежде чем собрался с ответом. Тон его теперь был самый почтительный.

— Посудите сами, — сказал он, — вся долина кишит людьми, посланными на их поиски. До сих пор мне удалось отвлечь внимание от Хэшнайф-каньона, где они оставили лошадей. Мои люди донесли, что там никого нет. Но если теперь я возьму их туда…

— Возможно, тебе не понадобится тащить их опять туда. Возможно, они расскажут тебе, где найти ожерелье. Я на это надеюсь. Тогда все будет много проще.

Мистер Вон поднялся. Стоя он оказался совсем маленького роста, чуть больше пяти футов. Величественность ему придавало его длинное струящееся одеяние.

— Пойдем, — сказал он. — Им надо все это обсудить без нас. Раз дело идет о жизни и смерти, они имеют право на свободный выбор.

Хозяин и подручный двинулись из комнаты. Енсен, широко шагая, дошел к двери, а мистер Вон просеменил в другой конец комнаты и исчез за красным ковром.

РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ

— Не говорите ничего лишнего, — прошептал Чанг, как только они остались одни. — Здесь нас слушает десяток ушей. Давайте болтать побольше, чтобы убить время. Время на нашей стороне.

— Хорошо, что хоть что-то на нашей стороне, — грустно усмехнулся Пит. — Словно все камешки достались кому-то другому [6]. Но пока вы бы рассказали мне, как вас схватили.

— Когда я включил фонарь, я увидел при его вспышке, как мелькнуло чье-то лицо. Тогда я крикнул тебе. Их было человек пять. Они нас связали и заткнули рты кляпом.

— А потом попытались тебя заманить, — добавил Боб. — Хорошо, что они сигналили слишком резко и им не удалось обмануть тебя. Енсен жутко разозлился, когда понял, что ты на их удочку не попался. Он захотел послать кого-нибудь через Глотку за тобой, но они все были здоровенные парни и не полезли, боялись застрять там.

— Но я никак не могу взять в толк, как они там очутились?

— А это потом уж Енсен похвастался. Он добрался до вершины хребта как раз вовремя, чтобы увидеть нас в каньоне. Ну, а ума у него, как он сказал, побольше, чем у каких-то трех сопляков. Он сразу же догадался, что мы собираемся пройти через горные выработки в винные подвалы, а оттуда уже пробраться к дому. Откуда-то он знал, что существует проход между двумя долинами под землей. Вот он и направился прямо к одному концу прохода, а нескольких людей отрядил в Хэшнайф-каньон на тот случай, если мы повернем обратно.

Чанг сокрушенно покачал головой;

— Я-то думал, что я такой ловкий! А привел вас прямо в их лапы.

— Нам просто не повезло, что Енсен увидел нас до того, как мы ушли в пещеру, — утешил его Пит. — Зато мы теперь многое узнали о ваших рабочих, которые на самом деле работают на Енсена, и узнали, что он проходимец. Я думаю, что этим и объясняются все ваши неудачи, о которых ты нам рассказывал.

— Пожалуй, — согласился Чанг, — в этом действительно виноваты Енсен и его люди. Я только не могу понять, зачем они это делали. Ведь все эти беды начались больше года назад, когда никто ничего не знал о Призрачном жемчуге.

— Ну, ладно, — вернулся Боб к рассказу об их злоключениях, — после того как они нас связали, прибежал один из енсеновских парней и сказал, что нас повсюду ищут, что тетушка Чанга разослала людей по шахтам, винным подвалам, по всей долине. Енсен просто остолбенел сначала. но потом он придумал одну штуку. Нас отвели в ту секцию, где стояли самые большие бочки, просто цистерны. Енсен заставил нас туда влезть и сам заколотил бочки. В одной сидел Чанг, в другой я. Потом их погрузили на платформу, и платформа поехала к выходу; там уже ждал грузовик, бочки вкатили на него, и нас повезли. Конечно, никому и в голову не пришло проверить их содержимое.

— Это была блестящая идея, — продолжил рассказ Чанг. — Связанные, с кляпом во рту, мы были совершенно беспомощны. Я даже слышал, как кто-то спросил Енсена, не встречал ли он нас. Он сказал, что не встречал, но собирается поискать нас по дороге, ведущей к северу, по пути к Сан-Франциско: будто кто-то видел, как мы проехали в то» направлении. А еще он сказал, что не вернется, пока нас не отыщет. Какой хороший предлог не участвовать в общих поисках!

Пит кивнул. Енсен хотя и проходимец, но в уме ему никак не откажешь!

— Грузовик проехал несколько миль, — подхватил Боб нить рассказа, — и остановился. Бочки выгрузили, и нас оттуда вытащили. Мы оказались в каком-то пустынном месте.

— Это было в нескольких милях от дороги на Сан-Франциско, — перебил Чанг. — Нас поджидал фургон. Енсен загнал нас в фургон, прикрыл одеялами и приказал своим людям побыстрее возвращаться и присоединяться к тем, кто нас разыскивает. Причем он предупредил их, чтобы они как только можно отводили бы поиск от каньона, где мы оставили лошадей. И еще он им сказал, чтобы они, если отыщут тебя и жемчужины, немедленно доставили бы все по указанному адресу в Сан-Франциско.

— Да, меня-то они нашли, а вот с жемчугом у них не получилось, — с ехидцей проговорил Пит.

— Енсен погнал фургон с бешеной скоростью, — продолжал Чанг. — Мы наверняка побили все рекорды на дистанции Вердант Вэлли — Сан-Франциско. В Сан-Франциско он завел фургон в подземный гараж. Нас приняли китайцы. Они нас развязали, накормили как следует и дали умыться…

— Хотел бы я, чтобы меня кто-нибудь накормил и дал умыться, — вздохнул Пит. — Взгляните-ка на мои руки… Ладно, теперь я буду рассказывать. Когда я догадался, что ты хотел крикнуть, сигналы Енсена меня уже не могли обмануть. Я понял, что не остается ничего другого, как двинуться туда, откуда мы пришли. Так я и сделал. Хорошо, что Боб метил дорогу. Это мне на обратном пути очень пригодилось.

Боб поднял руку и начертил в воздухе вопросительный знак — фирменную марку «Трех Сыщиков».

— Я поставил метку и в своей бочке, — еле слышно прошептал он. — Мне удалось вытащить мелок. Да только кому в голову придет заглянуть в одну из тысячи бочек, а если даже и обнаружат мой знак, кто догадается, что это такое?

— Даже Юп не догадался бы, — ответил Пит таким же тихим шепотом. — Но давай говорить нормальным голосом, а то они подумают, что мы о чем-то сговариваемся.

Чанг, чтобы сбить с толку невидимых наблюдателей, сделал вид, что Пит собрался шепотом поведать своим друзьям о чем-то очень важном.

— Нет, нет. Пит, — нарочито громко и взволнованно остановил он своего товарища. — Не надо рассказывать о жемчуге. Давай переходи прямо к тому, как ты попался.

И Пит продолжил свою историю. Отлично понимая, что сейчас Чанг ничего не хочет знать о жемчуге, он рассказал, как спрятал фонарь под камнем, как проползал трудные участки и как был схвачен.

Люди, схватившие его, скрутили ему руки, но когда он сообщил, что спрятал фонарь в том месте, куда им никак не протиснуться, они завязали ему глаза и в машине отвезли туда же, куда Енсен доставил и двух других. А по дороге Питу удалось узнать из разговоров своих стражей, что район поисков переместился в пустыню на запад от Вердант Вэлли. Ложь Енсена о том, что он уже обыскал Хэшнайф-каньон, очевидно, сделала свое дело.

Чанг слушал рассказ с самым серьезным видом.

— Тетушка и дядя Харольд, наверное, с ума сходят от этих напрасных поисков. Нам никак не сбежать отсюда, — сказал он. — Мистер Вон, кто бы он ни был, обладает огромным богатством и силой и может добиться всего, чего захочет. Нам остается только одно — отдать ему жемчуг.

— Так прямо и отдать? — спросил Пит, думая о том, скольких трудов стоило ему найти надежное убежище для ожерелья.

— Я полагаюсь на мистера Бона, — сказал Чанг. — Он говорит, что нам не причинят вреда. Он говорит, что все неприятности тети Лидии прекратятся. Я верю ему.

— А как ты считаешь, он в самом деле верит, что эти жемчужины продлевают жизнь? — спросил его Пит. — По-моему, это смахивает на безумие.

— Абсолютно верит, — твердо ответил Чанг. — И вполне возможно, это на самом деле так и есть. Кажется маловероятным, но вспомни, что знаниям, которыми обладают китайцы, много веков. Вот, например, западные ученые только недавно открыли, что в жабьей коже содержатся ценные лекарственные вещества, а в Китае это было известно на сотни лет раньше. Китайцы из высшего общества всегда верили в целебные свойства усов тигра или костей ископаемых гигантов.

— Я об этом читал, — подал голос Боб, — но ведь ископаемые кости — кости мамонтов из Сибири или еще откуда-то.

— Так кто же может точно сказать, продлевает ли серая жемчужина жизнь или нет? — спросил Чанг. — Мистер Вон верит в это, а иногда вера сама по себе помогает выздоровлению и спасает от смерти.

— Интересно, что он знает о Зеленом Призраке? — Боб как будто размышлял вслух. — Странно то, что призрак и жемчужины появляются вместе в одно время и в одной точке.

Но Чанг уже не слышал его. Повернувшись лицом к стене, он громко объявил:

— Мы приняли решение, мистер Вон! Красные портьеры сразу же раздвинулись, и мистер Вон в сопровождений Енсена и трех неслышно скользящих следом слуг приблизился к мальчикам.

— И что же вы решили, Маленький Дракон? — спросил мистер Вон.

Конечно, старый китаец слышал весь разговор, кроме, может быть, нескольких фраз, сказанных шепотом, но Чангу это было все равно.

— Мы отдадим Енсену жемчуг для вас, — сказал Чанг. — Жемчуг спрятан в шахтах.

— Ну что ж, Енсен может отправляться за ним, — произнес мистер Вон каким-то мурлыкающим голосом. — Пока он не возвратится, вы побудете у меня. А потом вас можно будет смело отпустить. Вам неизвестно мое подлинное имя, вы не знаете моего местопребывания, так что можете болтать все, что вашей душе угодно. Если вам и поверят, никто не сможет меня найти. Даже для Китайского города нынешнего дня, который меня окружает сейчас, я — тайна, я — призрак.

— Это не так-то просто, — выложил веский довод Пит. — Енсен слишком велик, чтобы пробраться туда. Там надо проползти место, где кровля почти обрушилась. Это может сделать только маленький мужчина или мальчик.

— Я найду такого человека… — начал было Енсен, но мистер Вон в раздражении ударил его по руке.

— Нет! Ты сам должен идти за жемчугом. Верить никому нельзя. Давай-ка я допрошу мальчишку. Смотри на меня, мальчик!

Маленькие темные глазки мистера Вона так и впились в Пита: Пит не мог уклониться от этого взгляда, даже если б и захотел.

— Это правда? — спросил мистер Вон. — Енсен не может добраться туда, где ты припрятал жемчуг?

— Да, сэр.

Почему-то Пит понял, что он никак не может здесь обманывать. Под взглядом мистера Вона ему оставалось говорить только правду.

— Жемчужины были в старом фонаре?

— Да, сэр.

— И ты спрятал фонарь. Где?

— Под камнем.

— А где этот тайник с фонарем?

— Я не могу это точно объяснить, — сказал Пит. — Я могу снова туда пройти, но показать на карте или что-нибудь такое я не могу.

— Так, — мистер Вон подумал немного, потом повернулся к Енсену:

— Все ясно. Ты не можешь послать никого другого. Только мальчишка сам может найти фонарь. Ты возьмешь его с собой, он отыщет фонарь и передаст тебе жемчуг. Других ты тоже захватишь вместе с ним.

— Но это же опасно! — На лице Енсена выступил пот. — Если их теперь ищут в каньоне…

— Ты обязан рисковать. Ты должен получить жемчужины и потом отпустить мальчишек целыми и невредимыми.

— Но они же все расскажут! Меня арестуют!

— Я прикрою тебя. Я тебе хорошо заплачу и обеспечу безопасный выезд из страны. Твоих помощников они в лицо не знают. А что касается меня — меня найти невозможно. Ты все понял?

Некоторое время в комнате слышалось только тяжелое дыхание Енсена.

— Хорошо, мистер Вон, — произнес он наконец, — я сделаю так, как вы наметили. Но вы не думаете разве, что они могут сыграть со мной в нечестную игру? Вы разве не предполагаете, что они не отдадут мне жемчуг?

В комнате снова наступила тишина. Потом мистер Вон зловеще улыбнулся.

— Такая возможность, — сказал он, — меня не касается. Тогда поступай с ними как хочешь и обеспечь себе безопасность так, как посчитаешь нужным. Но мне сдается, что никаких штучек они не выкинут. Они любят жизнь не меньше, чем я.

Боб почувствовал, как по спине у него поползли мурашки. Дай-то Бог, чтобы Пит мог снова найти эти проклятые жемчужины!

Что же касается Пита, то он радовался тому, что, когда спросил его мистер Вон о фонаре — он ответил чистейшую правду. Мистеру Бону не пришло в голову, что фонарь и жемчуг могут быть спрятаны в разных местах. Что хорошего из этого получится. Пит себе пока не представлял, но теперь он знал, что всех троих доставят в Вердант Вэлли или хотя бы в Хэшнайф-каньон.

— А теперь поспешим, — сказал мистер Вон. — Уже поздно.

— Я их сейчас свяжу и… — начал Енсен.

— Нет, нет, — живо перебил его мистер Вон. — Они будут спать, пока вы доберетесь до того места. Это легче, проще, а для них даже комфортабельней. Маленький Дракон, смотри на меня!

Не в силах противиться Чанг поднял глаза на старика. Мистер Вон не мигая всматривался в Чанга.

— Маленький человечек, ты устал, ты очень устал. Тебе хочется спать. Сон обнимает тебя своими нежными руками. Твои глаза закрываются…

Боб и Пит увидели, что глаза Чанга и в самом деле закрылись на мгновение. Но сразу же он заставил себя вновь открыть их.

— Твои глаза закрываются, — повторил мистер Вон мягко, но настойчиво. — Ты не можешь мне сопротивляться. Моя воля стала твоей волей. Веки твои тяжелеют. Они слипаются… они сомкнулись… глаза закрыты крепко, крепко, крепко…

Помимо воли Чанга веки его сомкнулись. А мистер Вон все продолжал так же убаюкивающе и непреклонно:

— Вот ты засыпаешь… Ты хорошо засыпаешь. Сон укрыл тебя, словно темное облако. Ты погрузился в сон. Сон победил тебя, успокоил. Вот сейчас ты крепко заснешь и проснешься только тогда, когда тебе скажут просыпаться. Спи, Маленький Дракон, спи… спи… спи…

Голос мистера Бона продолжал произносить эти слова, и Чанг, поникнув на своем стуле, вдруг мягко пополз с него и вытянулся на полу. К нему тут же подошел один из молчаливых прислужников, поднял на руки и вынес из комнаты.

— А теперь ты, укрыватель моего сокровища, смотри на меня!

Настала очередь Пита. Он пытался уклониться от взгляда мистера Вона, но маленькие темные глаза старого китайца притягивали как магнит. Злясь на себя. Пит все же повернулся к старику. Безуспешно старался он стряхнуть с себя сонливость, которая все тяжелее давила на него по мере того, как мистер Вон читал свои вкрадчивые заклинания. Невероятную усталость почувствовал Пит во всем своем теле, и уже через несколько минут глаза его плотно закрылись, и он почти упал на руки терпеливо дожидавшегося слуги.

Боб понимал, что перед ними сильный гипнотизер, он читал о том, как гипнозом не только заставляют засыпать, но добиваются и того, что человек во время операции совсем не чувствует боли. Так что он не испытывал никакого страха, когда мистер Вон повернулся к нему.

— Самый маленький из всех, но твердый сердцем, — сказал мистер Вон, — ты тоже очень устал. Ты заснешь, как и твои друзья. Спи…

Боб послушно сомкнул веки, и слуга подхватил его, даже не дав упасть на пол.

Енсен и мистер Вон остались вдвоем.

— Ну, все хорошо, — сказал старый китаец. — Теперь они будут спать всю дорогу до места назначения. А там ты просто скажешь, чтобы они проснулись, и они проснутся. Потом — жемчуг, и мальчишки свободны. В противном случае…

Он немного помолчал и решительно закончил:

— Тогда можешь перерезать им глотки.

ЮПИТЕР НАХОДИТ РАЗГАДКУ

— Неужели никто не обнаружил вопросительных знаков?

Юпитер был явно озадачен. Они с отцом Боба только что прибыли в Вердант-Хауз после неожиданного перелета из Лос-Анджелеса в Сан-Франциско.

Мисс Грин сокрушенно покачала головой.

— Никто, — сказала она. — Я заставила людей обшарить буквально всю долину в поисках этих знаков. Даже детей опросила. Никто не видел никаких отметок мелом.

— А почему столько шуму вокруг этих вопросительных знаков? — поинтересовался Харольд Карлсон. Он сидел в измятом костюме, да и сам выглядел довольно помято.

Юпитеру пришлось объяснять, что вопросительный знак — специальная метка, которую он, Боб и Пит всегда ставят, чтобы обозначить свои путь или сообщить другим, что кто-либо из них побывал в этом месте. Если бы Боб и Пит были сейчас в какой-то мере свободны, они наверняка поставили бы этот знак или даже целую цепочку знаков, чтобы можно было обнаружить их местопребывание.

— Да я уверен, что они перевалили через хребет и спустились в пустыню, — сказал Харольд Карлсон. — Мы завтра их найдем. Я предприму воздушную разведку, как только рассветет, самолет поднимется в воздух. Вели они где-то поблизости от Вердант Вэлли, мы увидим их лошадей.

— Возможно, — отозвался короткой репликой старший Андрюс и продолжил разговор, обращаясь к мисс Грин. Говорил он сухим и твердым тоном:

— Мисс Грин, Юпитер здесь, чтобы кое-что рассказать вам, и, кроме того, он хочет и от вас услышать нечто важное.

Хозяева Вердант-Хауза молча поклонились.

— Мисс Грин, — начал Юпитер, стараясь придать своему круглому мальчишескому лицу самый серьезный, самый взрослый вид.

— Мисс Грин, мне очень хотелось представить себе, нет, вернее, я много поработал, чтобы представить себе и выяснить всю ситуацию с призраком и с воплями, которые слышали мои друзья. Я выяснил, что крик раздавался не внутри дома. Тогда бы его не слышали снаружи: дом выстроен очень добротно. Я провел опыты. Крик звучал снаружи.

Но призрак не мог выйти в сад и кричать там, иначе какой же это призрак? Значит, крики издавал живой человек. Люди, которые были там ночью, разделились во мнениях. Одни говорят, что их было шестеро, а другие утверждают, что семеро. Я уверен, что правы и те, и другие.

Шесть человек подошли к дому после того, как раздался крик. Седьмой, тот, что кричал, прячась за кустами, подошел к ним позже. Это был самый простой путь остаться незамеченным. Факты говорят мне, что именно так все и произошло.

— Мальчик прав, — сказал старший Андрюс, — не могу понять, как нам с Рейнольдсом не пришло это в голову.

Мисс Грин помрачнела, нахмурилась. Харольд Карлсон выглядел потрясенным.

— Это звучит логично, — мистер Карлсон вопросительно поднял брови. — Но зачем надо было проделать такую штуку? Я имею в виду встать за кустами и кричать?

— Чтобы привлечь внимание, — сказал Юпитер. — Таинственный, загадочный крик — лучшее средство привлечь внимание. Он и должен был привлечь внимание группы людей, оказавшихся в аллее. Но они не случайно там оказались. Этих людей уговорили пойти к дому. Во всяком случае, пятерых из них.

— Это очень хорошо продумано, чтобы оказаться простым совпадением, — вставил мистер Андрюс. — Когда вы поразмышляете над этим, вам станет это очевидно.

— А другого ответа и не может быть, — продолжал Юпитер. — Кто-то подошел и предложил пройтись к старому особняку, полюбоваться им, пока он еще стоит. И несколько человек к нему присоединились. Они не все знали друг друга, так что чужой здесь вполне мог сойти за своего, скажем, недавно поселившегося соседа.

А когда его партнер, прятавшийся в саду, увидал, что люди приближаются к дому, он и закричал.

Мистер Карлсон смотрел на Юпитера, словно пытаясь понять ход его рассуждений. Мисс Грин была в полном замешательстве.

— Но… почему? — спросила она. — Зачем эти два человека все это устроили?

— Заманить группу в дом, — взялся объяснить мистер Андрюс. — Чтобы люди вошли в дом, увидели привидение и потом рассказали о нем. Боюсь, что это было хорошо продумано, мисс Грин.

— Но мне это ничего не объясняет, — бросил мистер Карлсон. — Для. меня это выглядит полнейшей бессмыслицей.

— Юпитер, — повернулся к мальчику мистер Андрюс, — включи запись, сделанную Бобом в ту ночь.

Портативный магнитофон был у Юпитера наготове. Он нажал кнопку с надписью «звук», и душераздирающий вопль наполнил комнату. Мисс Грин и мистер Карлсон вскочили со своих мест.

— Это самое начало, — сказал мистер Андрюс. — Диктофон не был выключен, и он записал все, о чем говорили шестеро мужчин, собравшихся полюбоваться особняком Грина. Послушайте, может быть, какой-то голос покажется вам знакомым?

Юпитер пустил запись дальше. Прогудел несколько слов низкий, густой бас, и мисс Грин медленно опустилась в кресло, лицо ее исказилось брезгливой гримасой.

— Хватит, — резко сказала она. — Вполне достаточно!

Юпитер выключил запись. Мисс Грин повернулась к Харольду Карлсону.

— Харольд, — произнесла она, — ведь это же твой голос! Именно так ты басил, когда играл в студенческих спектаклях. Я это отлично помню!

— Я прокрутил пленку несколько раз, — деловито объяснял Юпитер, — пока окончательно не уверился в этом. Не сразу, конечно. Но акцент говорившего был очень похож на манеру говорить мистера Карлсона: я же слышал его речи, когда мы встретились в старом доме. Чтобы замаскироваться, он стал говорить более низким голосом и приклеил усы. Этого оказалось достаточно.

Харольд Карлсон обмяк на глазах, словно узел старого белья.

— Тетя Лидия, — выдавил он из себя, — я могу объяснить.

— Можешь? — ледяным тоном переспросила мисс Грин. — Тогда объясни.

Харольд Карлсон несколько раз судорожно глотнул воздух, потом приступил к рассказу.

Все началось, рассказывал он, полтора года назад, когда выяснилось, что в Гонконге живет внучатый племянник мисс Грин и она выписала Чанга к себе. Потом она объявила, что, поскольку Чанг правнук Матиаса Грина, ему, как прямому потомку, по праву должны принадлежать виноградники и производство вина, и она намерена передать их ему.

— Но я-то был уверен, что именно я наследник всего дела, — почти простонал Харольд Карлсон. — Ведь до появления Чанга я считался вашим единственным близким родственником, тетя Лидия. И я работал вовсю, я старался, столько выстроил здесь. И вдруг я вижу, что все это у меня отбирают!

— Продолжай. — Голос мисс Грин был лишен всякого выражения.

— Так вот, — Харольд Карлсон потер лоб. — Я разработал план. Я наметил закупить много новых машин, взять кредит у своих приятелей, загнать владение в долги, заложить его, а потом мои друзья наложат арест на имущество. И я приступил к его исполнению. Я нанял в надсмотрщики Енсена, и его люди помогали ему в поломках оборудования, в порче партий вина и тому подобное. Ну вот… И тогда вы нарушили клятву и сделали то, что клялись никогда не делать — вы решили продать старый дом Матиаса Грина.

— Да, — произнесла мисс Грин еле слышным голосом. — Мама обещала дяде Матиасу, что после его смерти она никогда и никому не продаст его особняк, даже если он без всякой пользы развалится до конца. Но… я была в отчаянье и согласилась продать дом. Чтоб рассчитаться с долгами, которые наделал ты, Харольд.

Юпитеру становилось все интересней слушать эти признания. Он все знал о воплях призрака и вычислил своим непогрешимым дедуктивным методом, что в этом был замешан Харольд Карлсон, но понять причины этих действий он так и не смог. И с призраком ему еще не все было ясно.

— Я считал, что мой план отобрать у вас за долги владение и поделить его с моими друзьями выполняется успешно, — продолжал исповедь Харольд Карлсон. — Но тут… тут я получил письмо.

— Письмо? — не удержался мистер Андрюс. — Что за письмо?

— Мне предложили повидаться в Сан-Франциско с некоей персоной. Я так и сделал. Это оказался очень старый господин по имени Вон. Где он живет, мне неизвестно, меня к нему привезли с повязкой на глазах. Мистер Вон сообщил мне, что он выкупил у моих друзей закладные на виноградники и винодельни, выплатив им добавочный дивиденд с тем, чтобы меня они не ставили в известность.

— Но зачем это ему понадобилось? — спросила мисс Грин.

— Сейчас вы узнаете, — Харольд Карлсон тяжело вздохнул. — Он мне кое-что рассказал. Одна из его старых служанок была в свое время чем-то вроде камеристки у жены Матиаса Грина. Как-то она разговорилась с человеком, читающим газеты, и узнала от него, что старый дом в Роки-Бич продан и его собираются сносить. Тогда она решила открыть тайну, которую хранила много лет.

Она сообщила мистеру Вону, что жена Матиаса Грина была похоронена в его доме, в комнате, которую потом замуровали, и все слуги дали клятву не разглашать этого секрета. Но теперь дом может быть разрушен, и ей не хочется, чтобы тело ее молодой госпожи было потревожено после стольких лет покоя.

А еще мистер Вон добавил, что старая служанка уверена, что ее госпожа была похоронена с ниткой знаменитых жемчужин на шее.

Харольд Карлсон помолчал, нервно потирая свое лицо.

— Так вот, мистеру Вону было как будто известно все. Он знал, что я хочу получить это владение. Он знал, что вы, тетя Лидия, были вынуждены продать старый дом, чтобы это владение сохранить. И он составил для меня план действий.

Я должен был превратить этот дом в Дом с привидениями. Это сразу приведет к тому, что цена на него упадет. В то же время это предоставит мне возможность обследовать весь дом. Он объяснил мне, где находится комната, превращенная в тайник. Я должен был вскрыть ее, взять жемчуг, а потом объявить, что я открыл тело покойной жены Матиаса Грина и что дом, по моему глубокому убеждению, и в самом деле населен призраками.

— Мистер Вон, кажется, все продумал, — хмуро прокомментировал отец Боба.

— Да, он поработал хорошо. Я должен был продать ему ожерелье за сто тысяч долларов. Я должен был подтвердить, что призрак действительно появляется в старом доме. А потом призрак «прибудет» в Вердант Вэлли и распугает сборщиков винограда. Они разбегутся, и урожай нынешнего года пропадет.

Наступит банкротство виноградников. Вон предъявит свои бумаги на них, а потом продаст мне все дело за те же сто тысяч, полученных мною за жемчуг. Таким путем я стану собственником виноградников и винодельни, а он получит жемчуг, в котором он, не знаю по какой причине, был чрезвычайно заинтересован.

— А он говорил вам, как он устроил появление призрака? — Юпитер с трудом удерживался на месте.

— Да, я расскажу об этом попозже. Как бы то ни было, план, который он мне изобразил, казался весьма несложным в исполнении. И я приступил. Я достал Енсену все приспособления для крика. Но тут возникли неожиданные затруднения. Фирма приступила к сносу дома на целую неделю прежде указанного в контракте срока. Я чуть с ума не сошел, когда узнал об этом. Ведь они могли найти тело раньше нас! Пришлось нанять самолет, и мы с Енсеном срочно вылетели в Роки-Бич. Ведь если я не найду жемчуг, его передадут тете Лидии, и она, конечно же, продаст его, чтобы выкупить закладные.

Мне повезло: строители еще не произвели основательных разрушений. Тогда, дождавшись темноты, я спрятал Енсена в кустах, а сам стал прохаживаться в окрестностях, пока не встретил людей, которых сумел убедить пройтись к дому, чтобы посмотреть на него при лунном свете. Все получилось. Енсен крикнул. Мы среагировали на крик. Мы вошли в дом. Появился призрак.

Кто-то из людей собрался известить полицию. Мы с Енсеном незаметно ускользнули. Он сразу же вернулся в Вердант Вэлли, а я остался в Роки-Бич. Почти всю ночь я крутился по городку, устраивая появление призрака то в том, то в другом, то в третьем месте. Мне нужно было, чтобы эта история неминуемо попала в газеты и стала сенсацией для всего штата.

Но и после этого я не вернулся в Вердант Вэлли. Остаток ночи и утро я провел в мотельчике на окраине города, а потом взял под вымышленным именем автомобиль на прокат и отправился к старому особняку вскрывать тайник и забирать жемчуг.

К несчастью, один из рабочих сумел обнаружить с внешней стороны дома признаки тайной комнаты, а начальник полиции выставил возле дома пост. Я не мог проникнуть в дом, пока не подъехали вы, мистер Андрюс, шеф полиции и мальчики, и мы вместе вошли туда.

А потом я нашел жемчуг. Конечно, в той обстановке у меня не было никакой возможности незаметно сунуть его в карман и затем продать мистеру Вону. План рухнул. Вернувшись домой, я позвонил мистеру Вону. Он уже прочитал обо всем в газетах и обдумал мое положение. Он и предложил мне инсценировать кражу жемчуга.

Лицо Юпитера лучилось счастливой улыбкой.

— Я понял, что вы устроили кражу, — сияя, сообщил он Карлсону, — сразу же, как установил, что вы причастны к появлениям призрака… Когда Боб рассказал мне по телефону о призраке в комнате мисс Грин и о краже, мне стало ясно, что вы замешаны в обоих случаях. Ведь вы были только вдвоем с мисс Грин, когда появился призрак или то, что называем призраком.

Если кто-то устраивал появление призрака, то этим кто-то могли быть только вы. Никто другой не мог этого сделать.

Все внимательно слушали. В тишине слышен был только голос Юпитера.

— А раз вы занимались призраком, если причастны к этому, то неважно, какая схема была разработана вначале, вы причастны и к краже жемчуга., Вот таким образом, действуя методом дедукции, я вычислил вас. И я понял, что Енсен с вами заодно, когда узнал, что вы вернулись домой вместе. Ему хватило совсем немного времени, чтобы связать вас и вернуться туда, где он оставил Чанга, Боба и Пита.

— Да, — сокрушенно кивнул головой Харольд Карлсон, — я устроил новое появление призрака в комнате тети Лидии, чтобы разговоры о нем пошли снова. Затем я вытащил из сейфа жемчуг и показал его мальчикам. Как раз к этому моменту подоспел Енсен с плохими новостями о слухах среди рабочих. Он и в самом деле разговаривал с тремя рабочими, расспрашивая их о призраке и делая вид, что сам начинает в него верить.

Я выбежал из комнаты, оставив сейф открытым. Когда мы вернулись туда, Енсен связал меня и забрал жемчуг. По нашему условию он должен был мне вернуть его при первой же возможности. Но он этого не сделал!

Произнося последнюю фразу, Харольд Карлсон выглядел очень возмущенным.

— Он сказал мне, что сам отвезет и продаст его мистеру Вону. Он добавил, что мне некуда жаловаться, потому что тогда раскроется вся моя роль в этом деле. Он подло обманул меня! Вот уже целый день его здесь нет. Подозреваю, что он отправился с жемчугом в Сан-Франциско.

— Он действовал не более подло, чем ты, Харольд, — резко оборвала жалобу мисс Грин. — Вы оба действовали, как преступники. Но речь не идет теперь о жемчуге. Мы должны найти детей. Где Боб, Пит и Чанг?

Харольд Карлсон покачал головой.

— Вот этого я не знаю.

В глазах Юпитера вспыхнул огонек возбуждения.

— Вероятно, они заподозрили Енсена! — объявил он. — И Енсен схватил их и держит где-нибудь!

Отец Боба недоверчиво покачал головой:

— Это слишком напоминает хорошую теорию. Помимо всего прочего, Енсен в отсутствии. Вы, кажется, говорили, что его здесь нет уже целые сутки?

— Я могу предположить, что Енсен где-то спрятал ребят, — сказал Харольд Карлсон. — Но куда он мог деть их лошадей? Я уже говорил вам, что дюжина людей облазила каждый уголок долины и часть пустыни за ней.

— Если бы кто-нибудь обнаружил вопросительные знаки! — воскликнул Юпитер. — Ведь Боб и Пит обязательно поставили наши метки, если могли это сделать.

В унынии смотрели они друг на друга, когда дверь отворилась без стука и на пороге появилась старая Ли.

— Здесь шериф, мисс, — сказала она. — У шерифа новости.

— Мальчики отыскались! — крикнула, вскакивая с кресла, мисс Грин, но появившийся следом за старой китаянкой грузный пожилой мужчина со звездой на мятой синей рубашке отрицательно покачал головой.

— Нет, мэм, — сказал он. — Вы давали объявление с просьбой откликнуться всех, кто видел эти самые вопросительные знаки. Так вот, у меня с собой мальчонка, его зовут Дон. Он говорит, что он их видел.

Из-за плотной фигуры шерифа выглянул эдакий ангелочек в обтрепанном комбинезоне и такой же рубашонке.

— Я вчера днем видел вот это, — и он начертил в воздухе некое подобие вопросительного знака. — Но я не понял, что это означает. А потом, когда я уже был в постели, я услышал разговор моего отца с моими братьями и узнал, что мисс Грин обещает заплатить пятьдесят долларов тому, кто увидит такую штуку. Ну, тут я и вспомнил.

Он с надеждой уставился на мисс Грин.

— Я получу пятьдесят долларов?

— Конечно, малыш, конечно, — заторопилась мисс Грин, — только если ты скажешь правду. Где ты это увидел?

— В бочке. Она стоит у дороги в пустыне, — сказал мальчик. — Мы с ребятами были там и увидели бочку, а я пошел и заглянул в нее. А увидел этот знак, но никто не понял, зачем он, вот и я ничего не мог понять.

— Бочка в пустыне! — разочарованно протянул мистер Андрюс. — Не вижу, чем это нам может помочь.

— Я думаю, надо поехать туда и посмотреть, сэр, — сдерживая волнение, сказал Юпитер. — Это может оказаться важным.

— Я еду с вами, — решительно объявила мисс Грин. — Ли, подай мне пальто.

— Я поеду тоже, — сказал Харольд Карлсон.

— Ты останешься здесь, — сурово возразила мисс Грин.

Они все уместились в старой шерифовской машине и уже через десять минут оказались на краю долины, где начиналась пустыня. Всего в нескольких милях от дома фары автомобиля высветили стоявшие на обочине две емкости, в которых обычно перевозилось вино.

— Вот они, — мальчишка ткнул пальцем в ближнюю, — вот эта самая.

Шериф осветил бочки еще и своим фонарем.

— Старые, совсем износившиеся бочки, — сказала мисс Грин. — Мы в таких давно уж не перевозим вино. Не понимаю, как они здесь очутились.

Но все трое мужчин поспешили заглянуть в бочку, на которую указал им Дон. И они вполне отчетливо разглядели множество вопросительных знаков, разбросанных по днищу емкости. Как бы то ни было, только Юпитер, увидев, что метки нанесены зеленым мелом, понял, что они означают.

— Так это Боб! — сказал он. — Боб был в этой бочке и оставил нам ключ к разгадке.

— Теперь я поняла, — воскликнула мисс Грин. — Винные бочки настолько привычная вещь, что на них никто не обратил особого внимания, когда их вкатили на грузовик. А мальчики были именно в этих бочках!

— Вот дьявольщина! — буркнул шериф. — Но только их туда силком затолкали, а?

— А здесь их, очевидно, выгрузили, — сказал мистер Андрюс, — пересадили в машину и увезли. — И весьма похоже, что увезли их в Сан-Франциско. И проделал это не кто иной, как Енсен. Это значит, что нам надо сообщить об этом в полицию Сан-Франциско, и они займутся его поисками. Поехали домой и позвоним по телефону.

Итак, они оказались снова в машине, и шериф сделал широкий разворот, поворачивая машину в обратный путь. И тут в медленно скользящем по дороге свете фар появился клочок бумаги, запутавшийся в катящемся вдоль дороги шарике перекати-поле. Только Юпитер придал ему значение.

— Остановитесь, — крикнул он и выскочил из машины еще до того, как она остановилась. Он подобрал листок, вернулся с ним в машину, и все они приступили к его исследованию при свете фонаря.

— Листок из блокнота, и что-то там написано, — глубокомысленно изрек шериф.

— Так это почерк Боба, — закричал мистер Андрюс. — Похоже на то, что он писал в темноте, но я узнаю его почерк!

Крупным, размашистым почерком на листке было написано:

39 Шахта

Помогите!

? ? ?

— Тридцать девять… шахта… помогите… и три вопросительных знака.

Мистер Андрюс нахмурил брови, но Юпитеру сразу же стало ясно общее значение этой записки.

— Боб пишет, — волнуясь, сообщил он, — чтобы заглянули в шахты и поискали там где-нибудь;

— Да, может быть, — скороговоркой пробормотал шериф и более раздельно произнес: — Но что значит тридцать девять? Тридцать девять миль?

— Не знаю, что может означать тридцать девять, — впервые признался Юпитер в своей беспомощности.

— Шахт в тридцати девяти милях отсюда нет, — сказала мисс Грин. — Все старые шахты расположены в Вердант Вэлли или в Хэшнайф-каньоне. Они не имеют номеров, и люди сообщили мне, что обследованы все подземные ходы.

Они посмотрели друг на друга в полном отчаянье.

— Запись Боба означает, что все они где-то поблизости, — медленно произнес Юпитер. — И они в опасности. Но как мы можем найти их?

УЖАСНОЕ ОТКРЫТИЕ

Прижавшись спинами к каменной стене, крепко стянутые веревками по рукам и ногам, сидели Боб и Чанг в пещере, открывавшей ход в шахту, где Пит спрятал жемчуг.

Вплотную к мальчикам, не спуская с них глаз — как бы не сбежали, — подремывали двое людей — людей Енсена.

Но куда убежишь со связанными ногами?

Их везли сюда, положив на пол в фургоне и закрыв одеялами. Потом, когда машина не могла двигаться дальше среди скал, их повели, крепко держа за руки. И вот теперь они сидят здесь и ждут, пока возвратятся из шахты Пит и Енсен.

— А ты веришь мистеру Вону? — спросил Боб. — Что он имел в виду, когда говорил, что все будет в порядке, если отыщется жемчуг?

— Я ему верю, — Чанг отвечал медленно, взвешивая каждое слово. — Это очень мудрый старик. Он ведь из старого Китая. Даже здесь, в современном Чайнатауне, который стал совершенно американским, он живет на старый лад, и причем живет скрытно. Я даже думаю, что большая часть его дома находится под землей. И вполне вероятно, что ему на самом деле сто семь лет. Я видел, как боится мистера Вона Енсен. Думаю, что нам ничего не угрожает, если Пит отдаст Енсену этот жемчуг.

— А вдруг Пит не сможет их найти? — спросил Боб.

— Найдет, — уверенно произнес Чанг. — Пит толковый малый.

— Очень надеюсь на него, — прошептал Боб. Они разговаривали шепотом, чтобы не прерывать дремоту двух своих стражей. — Ты знаешь, они положили в наши карманы все, что отняли: мой мелок, блокнот, карандаш, нож — все.

— Это значит, они собираются отпустить нас, — сделал вывод Чанг.

— Если только Пит сможет найти жемчуг, — вздохнул Боб.

Он вспомнил, как неотличимы друг от друга каменные обломки в подземных коридорах. Ничего удивительного, если Пит не сможет определить нужный ему камень. О том, что жемчуг спрятан под черепом раздавленного животного, Боб не знал. Это была тайна Пита.

Боб тоже владел своей собственной тайной. Он поделился бы ею с Чангом, но боялся, что его услышат их сторожа.

Так они сидели и ждали, а всего лишь в миле с небольшим от них Юпитер, мисс Грин и другие безуспешно старались понять, где можно отыскать мальчиков. Никому не приходила в голову мысль о Хэшнайф-каньоне — ведь его уже обследовали и ничего не нашли. Еще бы — «исследованиями» занимались люди Енсена, они же и доложили о безуспешности своих усилий.

А в это время их хозяин, конвоируя Пита, пробирался по подземным галереям. Фонари высвечивали причудливые тени в узких каменных закоулках.

— Не вздумайте меня провести, суслики, — рычал Енсен. — Мы загнали ваших лошадей в каменный мешок рядом с провалом, наполненным водой в конце Хэшнайф-каньона. Не получу я жемчужины — вы все трое и нырнете туда. А выглядеть это будет как ужасный случайный инцидент. Я первый буду проливать над вами горючие слезы.

Питу было страшно. Он не сомневался, что этот огромный, разъяренный мужчина именно так и поступит с ними. Поскорее достать бы этот жемчуг и вложить его в ручищи Енсена.

— Вы сопляки, — фыркнул Енсен. — Решили, что надули меня. Да я сразу же раскусил ваш трюк, как только увидел, что вы спустились в Хэшнайф. Я об этих шахтах знаю все. Я всегда, где бы ни оказался, как следует — обнюхиваю окрестности — пригодится, если надо будет смываться поскорее. А тут я на десять миль вокруг каждый пригорок, каждую щель облазил.

Наконец они подошли к обрушенной кровле. Дальше мог продвигаться только Пит. Напутствуемый последними угрожающими предостережениями Енсена, он лег на живот и пополз на встречу с желанным Жемчугом.

Проделав раньше этот путь уже дважды, он теперь уложился в хорошее время. Вскоре он мог распрямиться и зашагал по галерее, направляемый метками зеленого мелка Боба.

На тройном перекрестке он уверенно свернул вправо, и коридор привел его к тому месту, где лежал ослиный скелет.

Лежал раньше.

Потому что теперь его не было!

Пит застыл как вкопанный. Холодный пот выступил у него на лбу. Скелета не было! Он не увидел белых костей!

На их месте лежал камень. Огромный, как грузовая тачка. Поломанные крепежные стойки и зияющая дыра в кровле показывали место, откуда сорвался этот кусок породы. Он рухнул прямо на ослиный череп, превратив его в мельчайшую пыль. Такой же пылью стали и хрупкие жемчужины, смешавшиеся с тем, что осталось от костей.

ТАИНСТВЕННЫЕ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ

Когда к нему вернулась способность соображать, Пит понял, что произошло. Он вспомнил, как ходила ходуном кровля, как колебался под ним несколько мгновений грунт — маленькое землетрясение в глубинах Сен-Андреаса.

Эхо этого землетрясения вырвало кусок породы, обрушило его на Призрачный жемчуг и превратило сокровище в прах!

Теперь, как бы ему этого ни хотелось, он не может отдать жемчужины Енсену.

Без всякой надежды он все же попытался сдвинуть камень. Но сил его явно не хватало на это. Да и к чему? Грунт был скалистый, а когда камень падает на камень, все, что оказывается между ними, погибает.

Так что же делать? Он может повернуть к перекрестку и потом, пользуясь знаками Боба, дойти до Глотки. Он проскользнет сквозь нее и окажется в винных подвалах. Но он же ничего не сможет понять в лабиринте ходов по ту сторону! Он неминуемо заблудится там, и пройдет немало дней, пока он сумеет выбраться или же его отыщут. И во всяком случае, он никак не сможет помочь Бобу и Чангу. Енсен исполнит свое страшное намерение, так и не дождавшись появления Пита с жемчугом.

И тут Пит вспомнил о фонаре с камешками, спрятанном им под скалой.

Со слабой надеждой, что ему удастся перехитрить Енсена, он повернул в обратный путь. Неподалеку от тройного перекрестка он увидел сложенную им стрелу, указывающую на большой камень.

Фонарь был там.

Теперь он жалел, что не оставил жемчуг в фонаре. Но ослиный череп казался таким надежным убежищем! Кто мог предсказать землетрясение? Теперь он не торопился. Чтобы обмануть Енсена, все надо было тщательно продумать.

Единственной слабой надеждой Пита было то, что Енсен схватит фонарь и не станет открывать его.

Он дошел до участка с обрушенной кровлей и пополз на животе к тому концу, где его нетерпеливо ждал человек, уже увидевший в узком лазе свет фонаря.

— Давай скорее, — кричал Енсен. — Я уж подумал, что ты там крутишь. Тебе же лучше поторопиться.

Пит не спешил. Он тащился как можно медленнее, сердце его учащенно билось. Наконец, он выбрался из лаза, выпрямился и принялся стряхивать с одежды пыль и каменную крошку. Енсен не дал ему закончить свой туалет.

— Давай сюда фонарь, — рявкнул Енсен и, выхватив фонарь из-за пояса Пита, помахал им в воздухе, почувствовал его тяжесть и быстро сунул к себе в карман.

— А теперь пошли, — скомандовал он. — Надо побыстрее отсюда выбираться.

Размашистым шагом он двинулся к выходу из подземелья. Пит, не веря самому себе, последовал за ним.

Но, едва пройдя десяток шагов, Енсен остановился и повернулся к Питу.

— Почем знать, ты, может, чего-то и придумал, — проворчал он. — Не очень-то я доверяю этим штучкам. Слишком ты смышленый для своих лет.

Он выдернул из кармана фонарь, отвинтил дно колпака и сунул туда палец. Ноги Пита сами по себе пришли в движение. Он осторожно начал продвигаться мимо Енсена, надеясь проскочить вперед прежде, чем тот заметит его движение.

Он быстро шагнул вперед, но как раз в этот момент великан выбросил в сторону ногу и поддел Пита подножкой. Пит с размаху растянулся на каменном ложе галереи и некоторое время лежал ошеломленный, потом медленно, морщась от боли, стал приподниматься.

Но теперь Енсен уже увидел, что вместо бесценных жемчужин фонарь прятал в себе несколько мелких камешков, завернутых в носовой платок. Он рассвирепел настолько, что почти потерял дар речи. Бормоча нечленораздельные ругательства, он рывком поднял Пита и выхватил нож.

Даже в неярком свете фонаря лезвие сверкнуло грозно.

Держа Пита за ворот, Енсен приставил нож к его спине и коротко бросил:

— Иди!

И Пит пошел, слыша за спиной тяжелое дыхание разъяренного человека.

— Ты понимаешь, что это означает? — сказал Енсен, когда ярость несколько отпустила его. — Мистер Вон дал мне полную свободу, если вы попробуете валять дурака. Через несколько часов поднимется солнце, но никто из вас его не увидит!

Пит даже и не пытался объяснить, что же произошло с жемчужинами. Да Енсена это ничуть не интересовало. Он знал только одно: жемчуг ему не отдан.

Вскоре они вышли к пещере, которая была входом в шахты. Свет фонаря тускло осветил свернувшиеся у стенки пещеры фигурки Чанга и Пита; мальчики, казалось, спали, за ними смутно угадывались тени двух их сторожей.

— Встать! — рявкнул Енсен. — Поживей двигайтесь! Нам надо избавиться от этой обузы и убраться отсюда по-скорому.

Два человека медленно, словно нехотя, поднялись, и вдруг в их руках оказались револьверы, и с полдюжины фонарей образовали вокруг Пита и Енсена горящее кольцо.

— Ни с места, Енсен, — прогремел за спиной у них голос шерифа Биксби. — Вы окружены со всех сторон!

Енсен замер на месте. И вдруг схватил Пита, поднял его вверх и, неся его на руках, побежал к выходу из пещеры.

Все произошло так внезапно, что никто не успел преградить ему дорогу, а стрелять вслед опасались — можно было задеть Пита.

Выскочив из горловины пещеры, Енсен отпустил Пита и налегке нырнул в темноту мимо двух стоявших там и ничего подобного не ожидавших мужчин. Чуть ли не пробив головой скалистый выступ, он исчез во мраке. Несколько бесполезных выстрелов прозвучало вслед.

— Ничего, завтра мы его поймаем, — предсказал шериф Биксби. — Но, черт побери, как я рад видеть этих молодцов живыми и здоровыми!

Боб, Пит, Чанг и Юпитер Джонс появились из глубины пещеры и сразу же попали в жаркие объятия встречающих. В разгаре этой бурной сцены Пит решил спросить, как все произошло. Андрюс Старший, обнимая плечи своего сына, взялся объяснять это.

— Юпитер решил загадку призрака, а после того, как на днище винной бочки мы нашли метки Боба, а потом Юпитер углядел еще его записку, которую он по дороге ухитрился выбросить из машины, нам стало ясно, что надо заглянуть в шахты, но мы понятия не имели, о какой шахте идет речь. И тут мисс Грин припомнила, что вы, Чанг, много бродили по этим шахтам вместе с одним старым старателем Даном Дунканом. Он сейчас находится в приюте для престарелых в Сан-Франциско, но ваша тетушка позвонила ему, и он сказал, что если вас не найдут в каком-либо другом месте, то следует заглянуть в шахты в Хэшнайф-каньоне, вход в которые идет через пещеру.

Дункан был уверен, что Чанг повел вас именно этим путем. Шериф взял с собой нескольких людей, мы проникли в каньон, после небольшой потасовки справились с теми, кто стерег Боба и Чанга — благо, Енсен был глубоко в шахте и ничего не слышал — и стали ждать, пока он к нам выйдет.

Мистер Андрюс повернулся к Бобу.

— Сынок, — сказал он. — Тут есть один вопрос, на который нам очень хочется получить ответ. Даже Юпитер не может на него ответить.

— Да, папа? — вопросительно поднял брови Боб.

Мистер Андрюс кивнул Юпитеру. Тот развернул листок бумаги, найденный на обочине, и прочел:

39 Шахта

Помогите

? ? ?

— Боб, — сказал Юпитер, — мы поняли из твоего сообщения все, кроме цифр. Я, кажется, догадывался, что они обозначают, но лучше, если ты сам нам объяснишь.

Боб улыбнулся. Он вытащил свой блокнот и раскрыл его: в блокноте осталось всего две страницы, остальные были вырваны.

— Нас всех троих везли в фургоне, закидав одеялами. Пит и Чанг спали, а я только притворялся спящим. Когда я понял, что мы поблизости от Вердант Вэлли, я достал блокнот и карандаш и стал на листках блокнота писать призывы о помощи. Писал я их в темноте, под толстым одеялом, так что подробно писать не мог. Каждый листок я вырывал из блокнота и проталкивал под заднюю дверцу фургона — там был зазор. Я надеялся, что кому-нибудь попадутся эти мои записки и люди смогут при их помощи понять, где нас надо искать. Каждый листок я нумеровал по порядку, так, чтобы человек, нашедший не одну, а две или несколько записок, сумел бы по номерам вычислить наш путь. Этот листок я написал тридцать девятым, остальные, я думаю, унес ветер.

Мистер Андрюс расхохотался. К его смеху присоединились и остальные: после напряжения последних часов столь простая разгадка таинственных цифр показалась даже забавной.

В конце концов, улыбнулся и Юпитер, хотя улыбка далась ему нелегко: он досадовал на себя, что не догадался о нумерации блокнотных страничек, ведь можно было тогда тщательнее осмотреть местность, обнаружить другие и по ним вычислить путь Боба. Ведь знал же Юпитер, как методичен Боб! Разве не Боб возглавляет отдел исследований в их фирме?

Но, к счастью, и одной записки в конце концов оказалось достаточно.

ЮПИТЕР ВЫЗЫВАЕТ ПРИЗРАКА

Енсен не был задержан и на следующий день. Либо ему удалось совершить побег — недаром же он хвастался отличным знанием местности — либо в ночной темноте он пропал в каком-нибудь обрывистом каньоне. Так или иначе, но никто его больше не видел.

Что же касается Харольда Карлсона, то, не желая возбуждать судебного дела против родственника, мисс Грин попросту выгнала его из Вердант Вэлли, строго-настрого запретив попадаться ей на глаза.

Отец Боба поспешил обратно в Лос-Анджелес с целой повестью для своей газеты. Он изобразил появление призрака как ловкий трюк и добавил к этой истории много нового, включив рассказ о краже жемчужин и их гибели под тяжестью обрушившейся породы.

Однако он несколько приуменьшил роль мальчиков в этом деле, чтобы избавить их от излишнего внимания, и совсем не упомянул мистера Вона, поскольку тот остался для старшего Андрюса полнейшей загадкой. Видимо, в хвастливом утверждении старого китайца, что он остался неразгаданной тайной для мира, не было преувеличения.

Титус Джонс позвонил в Вердант Вэлли и сообщил, что склад его останется закрытым еще пару дней, так что Боб, Пит и Юпитер продолжили пользоваться гостеприимством Чанга и мисс Грин. Теперь, когда страх перед призраком рассеялся, сборщики винограда вернулись к работе, и спелые грозди исправно поступали под прессы давильных цехов. Мальчики прекрасно проводили время в экскурсиях с Чангом по окрестностям, хотя Бобу пришлось от этого отказаться — перетруженная за последние дни нога давала себя чувствовать.

Боб использовал отдых, чтобы подготовить записки о расследовании тайны Зеленого Призрака.

Юпитер попросил показать ему шахтные галереи и, когда увидел Глотку и те участки, где его друзьям пришлось продвигаться ползком, признал, что хорош бы он был, окажись вместе с ними — с его габаритами ему вряд ли удалось бы преодолеть такие препятствия.

В конце концов Три Сыщика вернулись в свой Роки-Бич. Вскоре после их возвращения шеф Рейнольдс взял на себя труд лично посетить мальчиков и воздать им должное за раскрытие авантюры с Зеленым Призраком.

— Не могу выразить, как я радуюсь, узнав, что никаких призраков я не видел, — признался Главный Полицейский. — Теперь, ребятки, если вам понадобится моя помощь, только скажите! А пока, чтоб вы в этом убедились, хочу дать вам маленькую штуковину, которая вам очень может пригодиться.

И он вручил каждому по небольшому зеленому картонному листку. Вот что там сообщалось:

НАСТОЯЩИМ УДОСТОВЕРЯЮ, ЧТО ПРЕДЪЯВИТЕЛЬ СЕГО ЯВЛЯЕТСЯ ЧЛЕНОМ ГРУППЫ МОЛОДЫХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ ПОМОЩНИКОВ, ДЕЙСТВУЮЩЕЙ В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ПОЛИЦЕЙСКИМИ СИЛАМИ ГОРОДА РОКИ-БИЧ. ВСЯКОЕ ОКАЗАННОЕ ЕМУ СОДЕЙСТВИЕ БУДЕТ ВЫСОКО ОЦЕНЕНО.

СЭМЮЭЛ РЕЙНОЛЬДС НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ

— Блеск! — в один голос воскликнули Боб и Пит. Юпитер промолчал, но его раскрасневшееся от волнения лицо расплылось в счастливой улыбке.

— Можете пользоваться этим всюду, — сказал шеф Рейнольдс. — Во всяком случае, это покажет моим людям, что вы не из тех, кто суют нос, куда им не следует его совать, что вы занимаетесь по-настоящему расследованием трудных дел.

Шеф ушел, а у них в ушах еще долго звучали радостным звоном его похвалы. На следующий день, когда отчет Боба был закончен, они отправились к Альфреду Хичкоку; тот очень интересовался всеми их расследованиями с той поры, как согласился представлять их публике в тех случаях, когда дело проводилось образцово.

В большом кабинете, немного волнуясь, стараясь сидеть как можно прямее, ждали они, пока знаменитый кинорежиссер и телевизионный постановщик внимательно читал детальное изложение нового дела. Время от времени он кивал головой, а пару раз даже рассмеялся.

Наконец, дочитана последняя страница, мистер Хичкок сложил бумаги в аккуратную стопку, положил на стол.

— Отлично сделано, мальчики, — сказал он. — Настоящая приключенческая повесть.

— Я читал — оторваться не мог, — выпалил Пит.

— Основная линия сюжета мне представляется ясной, — принялся объяснять мистер Хичкок. — Харольд Карлсон хочет завладеть чужой собственностью. Для этого закладывает владение, берет у друзей деньги без всякого намерения их отдать. В этом замысле ему помогает Енсен. Потом мистер Вон, узнав о Призрачном жемчуге в старом доме, скупает закладные у друзей Карлсона и давит на него, чтобы получить жемчуг.

Он подался вперед, перебирая страницы.

— Но как быть с мистером Воном? — спросил он. — Это тип, который меня очень интересует. Сто семь лет, пьет растворенные жемчужины, чтобы прожить еще дольше, и живет по старому образцу! Что еще о нем известно? У вас есть что-нибудь о нем?

Они сказали, что кое-что есть. Боб рассказал мистеру Хичкоку, что через два дня после появления в газете статьи его отца в Роки-Бич прибыли два щупленьких маленьких китайца. Их прислал мистер Вон. Они просили разрешения на поиск раздавленных рухнувшей скалой жемчужин. Мистер Вон, в свою очередь, готов оплатить мисс Грин выкуп ее закладных на виноградники.

Мисс Грин согласилась. Щуплые китайцы проползли по шахте с ломами и вернулись оттуда с горстью пыли в маленьком кожаном мешке. Что там было жемчужной пылью, что ослиным прахом, осталось неизвестным. Во всяком случае, китайцы отбыли, не прояснив ситуацию, молча.

Мистер Хичкок поджал губы.

— Я думаю, — наконец произнес он, — что пыль может оказывать такое же действие, как и сами жемчужины, если только его люди в самом деле привезли жемчужную пыль. Да, интересное открытие — пей растворенный жемчуг, и ты продлишь себе жизнь. Хотя, наверное, это чистейшее суеверие. А возможно, и нет. Мы никогда об этом не узнаем.

Он перевел внимательный взгляд на Юпитера.

— Джонс Младший, — сказал он, — хотя ты и не участвовал в большинстве эпизодов этого приключения, ты сделал очень много для раскрытия тайны. Но меня мучают два вопроса.

— Слушаю вас, сэр, — Юпитер вежливо поклонился.

— На этих страницах, — мистер Хичкок похлопал по стопке бумаги с отчетом Боба, — я нашел упоминание о некоей собачке, которую ее хозяин носил на руках по дому в ночь, когда там появился призрак. Очевидно, этот песик и помог тебе прояснить дело. Вот я и хочу знать — каким образом? Что он сотворил, чтобы дать тебе ключ к разгадке?

— Значит, так, мистер Хичкок, — с готовностью начал Юпитер. — Когда я стал размышлять об этой собачке, мне вспомнился один из рассказов о Шерлоке Холмсе. Помните, как Шерлок Холмс говорит доктору Ватсону, что ему показалось странным, как вела себя ночью собака.

— Ну, конечно, — лицо мистера Хичкока озарилось радостью открытия. — На что доктор Ватсон отвечает, что собака никак не вела себя, она ничего ночью не делала. И Шерлок Холмс говорит ему, что как раз это и кажется ему странным!

— Совершенно верно, сэр, — скромно потупился Юпитер.

Мистер Хичкок стал перебирать страницы и наконец нашел нужное место. Он перечитал его снова.

— Вот здесь, — объявил он. — Собака на руках у хозяина никак себя не вела, она ничего не делала! Ну, может быть, из-за того, что ей не нравилось на руках, тихонько поскуливала. Джонс Младший, снимаю перед вами шляпу за то, что вы обратили на это внимание!

Пит и Боб уставились на собеседников непонимающими глазами. Чем может помочь собака, которая ничего не делает?

— Я чего-то не понимаю, — не выдержал Пит. — Собака ничего не делала. Ну и что с того?

— А то, мой юный друг, — ответил, улыбаясь, Альфред Хичкок, — что собаки и кошки чувствуют себя очень неудобно, очень встревожены в присутствии сверхъестественного. Кошки фыркают и шипят, собаки начинают лаять и метаться, во всяком случае, они стараются быть готовыми к бегству. И то, что наша собака ничего такого не делала, говорит о том, что ей нечего было бояться.

И вывод отсюда следует такой: что бы вы и другие люди ни увидели в ту ночь, это не был подлинный призрак и собака не обратила на него ни малейшего внимания.

— Вот это да! — сказал Пит. — Все верно. А мы совершенно не подумали об этом!

— Не волнуйся, — успокоил его мистер Хичкок. — Вы все вели себя с честью. Вы были смелы и решительны. А ты, Боб, показал такую сметливость и предусмотрительность, что без тебя твой друг Юпитер, может быть, и не нашел бы ключа к загадке.

Брови мистера Хичкока слегка нахмурились.

— Вот что я вспомнил, — сказал он. — Мистер Вон загипнотизировал вас, и вы уснули. Однако по дороге из Сан-Франциско ты, Боб, был все время занят делом: писал записки, вырывал листки из блокнота, проталкивал их в щель в задней стенке фургона. Другие спали, а ты не спал. Почему?

— А я обманул мистера Вона, — улыбнулся Боб. — Когда я увидел, как заснули Пит и Чанг, я понял, что происходит, и как только мистер Вон приступил ко мне, я повалился на пол, будто сразу же заснул. А на самом деле я не спал ни минутки. Потому мне и удалось написать записки. Только все они потерялись в пустыне. Нам повезло, что одна из них зацепилась за перекати-поле и попалась Юпу на глаза.

— Нам повезло, — сказал мистер Хичкок, — что ты оказался таким находчивым и ловким. Вы все оказались находчивыми и сообразительными. Все трое. И мне повезло, что я смогу представить публике ваше дело.

— Благодарим вас, сэр, — сказал Юпитер, и мальчики поднялись с места. Почти у самых дверей мистер Хичкок остановил их.

— Минуточку, — воскликнул он. — Самый важный вопрос я и забыл задать! Он быстро подошел к ним.

— Раз то, что вы видели, не было подлинным призраком, то что же это было, в конце концов? — спросил он. — Что проплывало по лестнице, проникало сквозь стены, а? И не надо рассказывать мне, что это была фотография, покрытая люминесцентной краской. Я в этом отлично разбираюсь.

— Нет, сэр, — сказал Юпитер. — Здесь все гораздо тоньше. Пока я не установил, что собака ничего не учуяла и ничего не заметила, у меня не было ни малейшего подозрения. А потом… Вы не разрешите мне затемнить ваш кабинет?

Мистер Хичкок молча кивнул, и Юпитер, подойдя к окнам, опустил жалюзи и сдвинул тяжелые шторы. В кабинете наступил полумрак.

— Теперь взгляните на эту стену, — сказал он. Мистер Хичкок обратил взгляд к стене. На белой стене неожиданно возникло бледно-зеленое светящееся пятно. Потом появилось нечто вроде смутного изображения Юпитера Джонса в белой рубашке. Оно медленно заскользило по стене к закрытой двери и там стало блекнуть и исчезло, словно постепенно растворилось в стене.

Наступило молчание. Боб и Пит раздвинули снова шторы на окнах.

— Поразительно, — наконец проговорил мистер Хичкок, — при подходящих обстоятельствах это выглядит как вполне убедительный призрак.

— Особенно, если слышится дикий вопль, а дом, как говорят, населен привидениями, — объявил Пит. — Не так ли, Боб?

Боб кивнул, а мистер Хичкок принялся рассматривать предмет, который протянул ему Юпитер. Предмет этот выглядел как самый обыкновенный ручной фонарь, только размеры его были побольше.

— На самом деле это миниатюрный проектор. С ним можно демонстрировать слайды, — пояснил Юпитер. — Но если вы приготовите слайд с изображением фигуры призрака, чуть не в фокусе и на черном фоне, а потом наведете проектор на стену в доме, где водятся привидения, лучшего призрака вы не получите нигде.

— Да, и он может плавно перемещаться по стенам, по лестнице, не оставляя никаких следов, — согласился мистер Хичкок. — Очень изобретательно. Это выдумка мистера Вона, я предполагаю. И он передал проектор Карлсону?

— Да, сэр, — подтвердил Юпитер. — Когда мистер Карлсон в фальшивых усах и с измененным голосом заманил людей в дом, проектор он держал в руке как самый обычный фонарь. Никто ничего не заметил. Ведь освещали мы помещение несколькими фонарями, и уследить, что один фонарь не светит, было невозможно. Вот мистер Карлсон и пускал призрака по стенам и лестнице. А нажатием кнопки он заставлял изображение меркнуть, словно оно исчезало в стене.

А в Вердант Вэлли, когда он провожал мисс Грин, он оставался снаружи, пока она входила в темную комнату. Он светил проектором из-за ее спины. Потом, после того как она закричала и, падая, нечаянно включила свет, он сунул проектор в карман, подхватил ее, положил на кровать и стал растирать ей запястья. Как раз в этот момент в комнату вбежали люди.

Это был очень достоверный призрак, пока я не установил, что кто-то находился в особняке Грина и около него и кричал, что собака не обнаружила никакого присутствия сверхъестественного и что никого, кроме мистера Карлсона, не было возле мисс Грин, когда она увидела призрак. А уж после этого мне четко представилась вся картина.

Юпитер сунул проектор к себе в карман.

— Мы сохраним его как сувенир на память о деле Зеленого Призрака, — сказал он и вместе с двумя своими товарищами вышел из кабинета Альфреда Хичкока.

А знаменитый кинодеятель смотрел им вслед, и на губах его играла улыбка. Сам Шерлок Холмс не мог бы расследовать дело Зеленого Призрака лучше, чем сделали это три паренька из Роки-Бич.

Примечания

1

Чайнатаун (китайский город) — населенные китайцами кварталы Сан-Франциско. (Здесь и далее примеч. переводчика).

(обратно)

2

Регулярно проводимые распродажи ненужного имущества армии и флота США.

(обратно)

3

Да, сеньор Чанг (исп.)

(обратно)

4

Green— зеленый (англ.)

(обратно)

5

Детский конь-качалка (англ.)

(обратно)

6

Игра «в камешки» — популярная в США детская игра

(обратно)

Оглавление

  • АЛЬФРЕД ХИЧКОК ПРЕДСТАВЛЯЕТ
  • ЗЕЛЕНЫЙ ПРИЗРАК ВОПИТ
  • БОБ И ПИТ ОТВЕЧАЮТ НА ВОПРОСЫ
  • ТАЙНИК
  • НЕОЖИДАННЫЙ ЗВОНОК
  • ПРИЗРАК ПОЯВЛЯЕТСЯ СНОВА
  • ПОТРЯСАЮЩИЕ УСПЕХИ
  • ЮПИТЕР ПРИМЕНЯЕТ МЕТОД ДЕДУКЦИИ
  • БЕЖИМ!
  • УХОДИМ!
  • ПОПАЛИСЬ!
  • СОКРОВИЩЕ В ЧЕРЕПЕ
  • ЗНАКОМСТВО С МИСТЕРОМ ВОНОМ
  • Я ДОЛЖЕН ПОЛУЧИТЬ ЖЕМЧУГ!
  • РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ
  • ЮПИТЕР НАХОДИТ РАЗГАДКУ
  • УЖАСНОЕ ОТКРЫТИЕ
  • ТАИНСТВЕННЫЕ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ
  • ЮПИТЕР ВЫЗЫВАЕТ ПРИЗРАКА