КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 368969 томов
Объем библиотеки - 442 Гб.
Всего авторов - 156195
Пользователей - 82406
Загрузка...

Впечатления

КОТ БАЮН про Ибрагимова: Диалог с тайным советником Сталина (Биографии и Мемуары)

позавчера на порошенковском канале ТСН,похмельный мужчина ,одетый в тактическую разгрузку и в мятые треники,с жовто-блакитной повязкой под алым маком,представившись советником Петро Алексеевича , расскаал населению о том ,что Крымского моста не существует-це фейк,а Путин давно умер и его клонировали из стволовых клеток в мрачных лабораториях Лубянки.
я к чему...
какая страна ,такие и советники.хе.хе.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Foggycat про Ибрагимова: Диалог с тайным советником Сталина (Биографии и Мемуары)

pankrat100 Это же ты что, ешкин кот, против Путина прёшь! Ведь он что сказал: " …Перед этими могилами, перед людьми, которые приходят сюда почтить память своих близких, было бы лицемерно сказать: «Давайте всё забудем»."
..да ты никак из лучших людей...на колыму тебя...ты пошто на крестницу президента тянешь!!!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Дивов: Другие действия (Современная проза)

Второе произведение представленное в книге «У Билли есть хреновина» - если первое еще можно отнести к классическому разряду «НФ» или на худой конец «Юмористическая фантастика», то второй комментированный рассказ (повесть) из данного сборника написан уже в ином стиле... поджанр «современная проза». Здесь представлена история современных отношений (жизни) в сети которая начавшись от безобидного желания некоего дурачка «поквитаться со всеми вокруг», медленно но верно перерастает в историю с неожиданными последствиями из разряда криминальных хроник с «зачистками свидетелей» и прочих участников конфликта. Начало как всегда малопонятно, но с развитием сюжета «приходит понимание»... В целом написано неплохо и сам сюжет при этом не «вырождается» в очередной рассказ «о всеобщей несправедливости» и прочих «жалостливых историй».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pankrat100 про Ибрагимова: Диалог с тайным советником Сталина (Биографии и Мемуары)

"В годы репрессий лучшие люди страны...".
Лучшие? А кем считать, например, Ксению Собчак, которая как "лучшие люди страны" борется с нынешней властью и в тоже время ОФИЦИАЛЬНО заявляет, что Россия обязана выполнять все требования США? А Навального, Венедиктова, Макаревича, Ахеджакову, "великого" Солженицына, который, сидя в каптерке, строчил доносы на своих товарищей и писал свои книги на основании документов неизвестно из каких архивов (но явно не из Российских).
Может и те "лучшие люди" тоже боролись с властью под крылышком...?

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
manjak1961 про серию История России

В представленной серии на сайте объединены книги двух разных серий:
1. Вернадский Г.В. "История России" издательств: ЛЕАН, Аграф
2. "История России" издательство: Белый город (Боги древних славян, Русские живописцы)
Если в серии Вернадский Г.В. "История России" небольшое количество книг от одного автора, то в серии История России" от издательства "Белый город" (предназначенной в первую очередь для детей) их более 150.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ли В.Б. про Загурский Эдуард: Снаг (Боевая фантастика)

Интересная книга. В чем-то путанная, иногда с несуразицами и ляпами, но сюжет захватывающий, событий и действий предостаточно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Demiurge про Голубев: Знахарь (Фэнтези)

Качество написанного ниже среднего, не рекомендую читать эту книгу.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Нэсси, рассказ о ненависти и любви (fb2)

файл не оценён - Нэсси, рассказ о ненависти и любви (а.с. Всё о собаках) 21K (скачать fb2) - Zlata

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Zlata Нэсси, рассказ о ненависти и любви

Сегодня хороший день. Ветер теплый, ласковый — он касается невидимыми пальцами верхушек деревьев, гонит зеленые волны по траве. Две мраморных, утопленных в землю плиты — черная и белая — не отпускают моего взгляда. На одной золотом выбито имя Шаргон, на другой Нэсси.

Здравствуй, Нэсська. Здравствуй, моя верная девочка. Спи спокойно, не бойся ничего. Двенадцать лет назад ты вошла в мою жизнь. И в мое сердце. Смешной пузатый головастик, похожий на белого крысенка, розовоносый и лопоухий несуразный щенок бультерьера. Я и Ира — моя жена — полюбили тебя с первого взгляда. Но не мой сын. Антохе было тогда лет 14 — что можно было ожидать от озлобленного непримиримого подростка, когда его заставляли гулять с собакой? Но я пытался уверить себя, что все хорошо, что у меня самая замечательная и дружная семья на свете.

Однажды я, выгуляв Нэсси, пришел домой и, услышав шум из кухни, распахнул в нее дверь. Антон видимо вернулся из школы совсем недавно и разогревал себе поесть. А дальше произошло что-то страшное — моя Нэссенька, моя добрая девочка, которая никогда не позволяла ни то что огрызнуться — даже в игре зарычать на меня или Иру — молча, даже не оскалившись, прыгнула, целясь моему сыну клыками в горло. И на этом кошмар не закончился: Антон увернулся, клыки со щелчком сомкнулись в воздухе, Нэсси приземлилась на пол, развернулась и с низким, приглушенным рыком снова бросилась на Антона. Слава богу, я оказался быстрее, упал на нее сверху, схватил за ошейник, но она змеей вывернулась из него и снова попыталась укусить моего сына. Я много лет работал с собаками, я знаю КАК собака кусает, и у меня не было сомнений — Нэсси шла убивать. Я закричал на нее, надеясь, что привычка повиноваться ее отрезвит, но тщетно, она лишь скосила на меня бешенный, остекленевший взгляд и снова прыгнула. В последний миг я успел схватить ее за задние лапы, подмять под себя и придавить к полу, сжав руками ее горло. Если вы когда-нибудь боролись с бультерьером, вы знаете, как трудно удержать этот комок упругих мышц, как бьют и царапают их сильные лапы, они как шарик ртути выскальзывают из рук — и Нэсси не была исключением. Схватив ее за горло, я вскочил на ноги и зажал ее своим телом в углу, за холодильником. Но вдруг за моей спиной раздался хриплый от ненависти голос Антона: — Папа, пусти ее!!

Я обернулся — он стоял на другом конце кухни, сжимая в руке большой острый нож для мяса, лицо стянула злобная усмешка.

— Пусти, папа!! Я убью эту тварь!!!

Изловчившись, я приоткрыл дверь и вышвырнул за нее рычащую собаку. Сказать, что я был зол — ничего не сказать, я готов был убить, перед глазами повисла мутная кровавая пелена, руки дрожали от перенапряжения мышц и нервов. Одним движением я выхватил из руки сына и отшвырнул нож, схватил Антона за плечо и со всей силы встряхнул:

— Я хотел бы услышать от тебя, что произошло!!!! Что ты с ней сделал!?

— Это собака, папа!! У нее в мозгах помутилось!!!

— Не ври мне!! Ты ее бил??

— Да не бил я ее! Она вчера с лестницы навернулась, когда мы гулять шли, наверное, решила, что это я виноват!

Он так и не признался мне, что случилось между ним и Нэсси, но с того дня между ними началась война, страшная война, подогреваемая огнем взаимной ненависти. Их нельзя было даже на миг оставить одних, они были одержимы убийством. Но если моего сына сдерживал страх наказания, то для собаки этой преграды не существовало. Тогда я стал надевать на нее намордник, снимая его только когда Антона не было рядом — во время кормежек и прогулок… День за днем, месяц за месяцем — долгие четыре года, полные страха, злобы и ненависти.


Однажды ко мне в гости зашел старый знакомый — увидев Нэсси, он просто онемел от восторга и, зная мои проблемы, начал упрашивать меня продать ее ему. Сначала эта мысль показалась мне кощунственной: продать??? бросить??? предать??? Продать существо, которое беззаветно любит тебя, готово жизнь за тебя отдать, для которого весь мир состоит из двух неравнозначных частей — ТЫ и все остальное… Как об этом можно подумать??? Тогда я с гневом отверг его предложение. Но зерно сомнения упало на благодатную почву. Слишком больно было видеть ненависть в глазах собственного сына, тошно было смотреть в честные глаза Нэсси, покорно сующей после прогулки голову в ненавистный ей намордник… Моя жена тихо плакала по ночам, судорожные сотрясения ее спины и плеч будили во мне беспомощность и злобу… Никто не смог бы обвинить меня в моем решении… Никто… Кроме меня самого…

Во время очередной прогулки я просто передал поводок в руки сияющего от счастья приятеля, со стыдом отпихнул его руку с деньгами — взял только десятикопеечную монетку на счастье — и как только Нэсська отвлеклась в игре, повернул за угол дома… На повороте я не выдержал и оглянулся: Нэсси прыгала за палочкой, которую держал над головой ее новый хозяин. Ласковое осеннее солнце горело в багряных и золотых листьях, запутавшихся в поникшей зелени травы, бездонно синее небо фарфоровым куполом отражалось в редких зеркальцах луж, только ветер ледяными пальцами пробегающий по лицу и рукам напоминал о приближении холодов. Белое, без единого пятнышка, грациозное тело собаки застывшее в полутора метрах над землей, блики света на перекатывающихся под кожей буграх мускулов, распахнутая пасть с нежно розовым лепестком языка между белоснежных зубов, сияющие жемчужины глаз, глаз которые умели смотреть с лукавством и честностью, нежностью и злобой, любовью и ненавистью…

Такой она запомнилась мне навсегда.


С тех пор прошло пять лет. Многое произошло за эти годы. Ссоры, непонимание, злоба — снежный ком, катившийся к подножию горы. Тогда я совершил саму страшную ошибку в своей жизни — ушел из дома. А когда вернулся, ничего уже нельзя было исправить. Сын связался с плохой компанией, я пытался давить на него, но он лишь мрачно молчал, и во мне поднималась волна ярости, когда я встречал его упрямый презрительный взгляд, но хуже всего было осознание того, что если б я остался, все было бы совсем по-другому…

Однажды я совершенно случайно встретил на улице своего старого знакомого, который забрал у меня Нэсси и напросился к нему в гости повидать ее, рассчитывая, что за такое долгое время она уже подзабыла меня и не будет очень сильно переживать. Квартира, в которую мы зашли, была в ужасном состоянии, мне в нос ударила тошнотворная смесь запахов кислого пота, испортившихся продуктов, нестиранного белья и собачьих экскрементов. Когда я спросил, где Нэсська ее хозяин махнул рукой в сторону кухни. Эпицентр вони находился именно там и вскоре я понял причину. Под грязным, заставленным немытой посудой, кухонным столом, на мокрых, вонючих газетах лежало какое-то жуткое подобие мой очаровательной белоснежной Нэсси. Я почувствовал как желудок мой судорожно сжался и с трудом подавил приступ тошноты, вызванной даже не столь непереносимой вонью сколько ужасом от этого страшного зрелища. Некогда белоснежная, блестящая, шерстинка к шерстинке, шерсть была грязно желтого цвета, кожа туго обтягивала выпирающие из-под иссохших мышц кости, все тело было покрыто жуткими выпуклыми розовыми шрамами, морда и брылья от их изобилия казались полосатыми. Когда я тихо, шепотом, позвал ее по имени, она с явным трудом подняла морду и громко сопя стала нюхать воздух: оба ее глаза были затянуты бледно-зеленой пеленой, по морде, словно слезы, стекали два ручейка слизи. С внутренним содроганием я коснулся ее лба рукой и вздрогнул, когда она тихо заскулила, жадно втягивая носом мой запах. Я попробовал приподнять ее практически невесомое тело подмышки, но она с тихим визгом поджимала лапы, отказываясь наступать на них — оказывается, когти отросли настолько, что загнулись и почти уже вросли в подушечки лап, которые по первый сустав облысели и покрылись жуткими розовыми наростами.

Это было последней каплей. Я подхватил ее на руки, стараясь не вдыхать жуткую вонь гниющий плоти и экскрементов, и вышел в коридор.

— Я забираю ее, — решительно сказал я, стараясь не дать волю своей ярости.

Хозяин Нэсси кинулся на меня с кулаками и воплем, что я у него отбираю последнюю возможность заработать, хотя оба мы прекрасно понимали, что Нэсси никогда уже не выйдет на арену, не будет драться, а его очередная сожительница кинулась звонить в милицию… В тот день мне пришлось уйти.

Удобный момент выдался только через месяц — дома я молчал, чтобы не расстраивать жену, хотя больше всего, конечно, боялся реакции Антона. Но в тот момент я готов был скорее выгнать его из дома, чем оставить Нэсси у этого живодера.

И вот однажды, подгадав время, когда хозяин Нэсси должен был быть на работе я заехал к нему домой. Его сожительница долго и обстоятельно жаловалась мне на жизнь и с явным неудовольствием говорила о его увлечении собачьими боями. Когда я осторожно подвел разговор к тому, чтобы забрать Нэсську назад, она явно приободрилась — собака мешала ей, на лечение нужны были деньги, а главное терпение, сострадание и любовь — а в этой квартире явно была нехватка ВСЕГО этого.

В общем, я дал этой женщине 200 р., взял тихонько поскуливающую от радости и боли Нэсську на руки и ушел. В машине я положил ее на переднее сиденье рядом с собой и всю дорогу гладил ее правой рукой по голове, сплошь покрытой бугорками шрамов. Припарковавшись на стоянке рядом с домом, я подхватил ее опять на руки и вылез из машины. Антон как раз спускался по лестнице со второго этажа. Увидев на моих руках собаку, он замер, глаза его широко раскрылись:

— Папа?… Кто это?… Это же… — пораженно прошептал он.

Я только молча кивнул, боясь спугнуть радостное изумление, преобразившее лицо моего сына. А Антон бросился ко мне, прежде чем я успел прореагировать, выхватил Нэсську из моих рук и с восторженным возгласом «Нэсси, Нэссенька, любимая!!!» прижал к груди ее иссохшее тельце. Ледяной ужас сжал когтистой лапой мое сердце, когда я увидел, как прояснили глаза Нэсси, почуявшей Антона, но в следующее мгновенье по лицу моего сына замелькал розовый язык, и радостное скуление песней полилось из груди, которую некогда переполняла ненависть…

Помню, даже рыдания жены не смогли тронуть мое сердце, которое никак не хотело осмыслить и принять эту разительную перемену: отныне Нэсси спала в постели Антона, ночью она будила его и он выносил ее на руках во двор, потому что, не смотря на три операции, она все еще не могла нормально ходить из-за жуткого воспаления. Он мазал ей лапы безумно дорогой противогрибковой мазью, надевал детские носочки, чтобы она не слизала ее, протирал ей глаза чайной заваркой и капал специальные капли, помогал есть, держа на весу миску, чтобы ей не пришлось лишний раз вставать. Нашими общими силами она пошла таки на поправку, правда глаза и грибок на лапах так и не удалось вылечить окончательно. Когда она начала совсем сдавать мы взяли черно-белого щенка бультерьера, и этот маленький комочек ртути снова вернул ей тягу к жизни.

А вот теперь Тошка носится кругами по полю, а я стою на коленях и нежно глажу теплый гранит плиты. Антон погиб три года назад. И ты лишь на год пережила его, дорогая моя белоснежная девочка. И в моей памяти две плиты с выгравированными золотом именами.

И теперь, когда боль уже не так терзает мое сердце, запорошенная снегом времени, я хочу сказать:

— Спасибо вам за этот урок, дорогие мои. За урок милосердия, любви и прощения. Я никогда не забуду вас.