КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385397 томов
Объем библиотеки - 482 Гб.
Всего авторов - 161815
Пользователей - 87161
Загрузка...

Впечатления

IT3 про Юллем: Серж ван Лигус. Дилогия (Фэнтези)

весьма неплохо,достаточно реалистично,как для попаданческого фэнтези и рояли умерены,только перебор с гомосексуализмом.у автора какая-то болезненная зацикленность на изображении гомиков абсолютным злом.эх,если в жизни было так просто,в конце-концов книга ничего не потеряла бы,если бы содомитов(как любит повторять автор)вобще там не было.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Иэванор про Назипов: Гладиатор 5 (Космическая фантастика)

В общем есть моменты где автор тупит по черному , типо где гг без общения превратился в животное , видимо графа Монте Кристо не читал нуб

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шорр Кан про Саберхаген: Синяя смерть (Научная Фантастика)

Лучший роман автора. Роман о мести, месть блюдо, которое надо подавать холодным, человек посвятил большую часть жизни мести машине, уподобился берсеркеру, но соратники хуже машины.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Касслер: Тихоокеанский водоворот (Морские приключения)

Это 6-й роман по счёту, но никак не первый в приключениях Питта.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
ZYRA про Оченков: Взгляд василиска (Альтернативная история)

Неудачная калька с Валентина Саввовича Пикуля "Три возвраста Окини-сан". Вплоть до того, что ситуация с отказом от рикши, который из-за этого отказа остался голодным, позаимствована у Пикуля практически слово в слово. Не понравилась книга, скучно и серо. Автор намекает на продолжение, кто как, я читать не буду.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю 3 (Боевая фантастика)

почему все так зациклились на системе рудазова. кто читал бубелу олега тот поймёт что цикле из 3 книг используется примитивнейшая система.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю (СИ) (Боевая фантастика)

самое смешное что эта книга вызывает негатив на 0.5%-1.5% если сравнивать с циклом артефактор. я понять не могу у автора раздвоение то он пишет нормально то просто отвратительно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Мост к разуму (fb2)

файл не оценён - Мост к разуму 330K, 154с. (скачать fb2) - Джо Холдеман

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Холдеман Джо Мост к разуму

Эта книга посвящается моим учителям

в писательском кружке штата Айова:

Стивену Бекеру, Вэнсу Бурджейли, Джону Леггетту,

Джону Чиверу, Стенли Элкину, Уильяму Прайсу Фоксу,

а также: Джону Браннеру, Дос Пасосу, pro forma

1. ДА БЛАГОСЛОВИТ ГОСПОДЬ МИРОТВОРЦЕВ

С Денвером ему не повезло.

Жаку Лефавру удалось получить увольнительную из академии на длинный уик-энд, и в последнюю минуту он решил ехать в Денвер, а не в Эспен. Собирался дождь.

Действительно, в Денвере лило вовсю - ведро за ведром холодной воды с небольшим перерывом в полночь, когда пошел мокрый снег. В Эспене, как он узнал позже, выпало восемь дюймов хорошего сухого снега.

Он хотел посетить Денверский монетный двор, во тот оказался закрыт. Музей тоже - по случаю праздника. Пришлось пойти на дрянной фильм.

Он шел в распахнутом пальто, и таксист окатил его от воротничка до манжет. Путешествуя налегке, он не захватил с собой Никакой запасной одежды.

Химчистка в гостинице заняла двадцать часов, вместо обещанного рекламой часа. Они никак не хотели сознаться, что потеряли его брюки.

Он выпил слишком много спиртного, сидя в своем номере в нижнем белье и глядя дневные программы по телевидению.

Когда он, наконец, получил назад форму, оказалось, что они забыли отвернуть манжеты. Придется переглаживать по возвращении в Колорадо Спрингс.

Администрация отказалась представить студенческую или военную скидку, и ему пришлось драть глотку, пока он не добрался до заместителя главного менеджера гостиницы. Только после этого ему скинули цену - и то, чтобы просто отвязаться от неге.

Поезд сломался в пути и опоздал на шесть часов.

Он протопал по спящему общежитию, немного беспокоясь, что пришел после отбоя, и когда лифт остановился на нужном этаже, почувствовал запах свежей краски.

Его товарищ по комнате покрасил все в черный цвет. Стены, потолок, даже окна. В начале семестра Жак сам красил комнату, чтобы замазать казенный зеленый цвет. Сейчас он обнаружил занятную вещь.

Гнев имеет предел.

- О, Кларк, - сказал он мягко. - Тебе что, не понравился бежевый цвет?

Кларк Фрэнклин, его товарищ по комнате, растянулся на кровати, ковыряя в зубах зубочисткой и глядя в потолок.

- Не-а.

- А мне казалось, что он успокаивает.

Он был совершенно спокоен, но подсознательно почувствовал, как ногти впиваются в ладони. Он встал в ногах кровати Фрэнклина.

Фрэнклин повозился и скрестил ноги. На Жака он еще ни разу не взглянул.

- Chacun a son goot.

- "Gout". Мне не очень нравится черный цвет.

- Да?

- Хоть бы спросил меня сначала. Мы могли бы прийти к какому-нибудь компромиссу. Я бы и красить тебе помог.

- Тебя не было. А я хотел успеть, пока было свободное время, - он взглянул на Жака из-под прикрытых век. - Бежевый цвет меня раздражал. Я не мог заниматься.

"Ленивый сукин сын, я ни разу не видел, чтобы ты книгу открыл!" Сосед заколотил в стену и заорал, чтобы они угомонились.

Фрэнклин вынул изо рта зубочистку и внимательно ее осмотрел.

- Да-да. Не мог заниматься при бежевых стенах.

На следующее утро в отделе регистрации Жаку сообщили, что поменять соседа по комнате он сможет только в конце следующего семестра. Четыре месяца.

В действительности, Фрэнклин съехал за несколько недель до этого срока. После него осталось три зуба.

2. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2062

 Я никогда раньше не пользовался печатной машинкой, работающей с голоса, но знаю общий принцип... надо нажать... черт подери... нажать клавишу с буквой и сказать "точка"... Вот. "Запятая"... Вроде работает. Теперь клавиша абзаца.

Меня зовут Жак - загорелась лампочка правописания - Жак Лефавр. Если бы это была французская машинка, то, наверное, напечатала бы имя с буквой "s" на конце ("Jacques"), и черт бы с ним. Но нет, эта печатает правильно, без конечной "s".

Это для архива - я имею в виду АРХИВ, черт подери. Ну вот, надо было нажать клавишу заглавной буквы и отпустить ее прежде, чем произнести слово. Теперь придется перепечатывать.

Это для Архива Агентства Внеземного Развития. Мотивационный анализ и отчет о прогрессе обучения. В высшей степени секретно, так что отведите ваши нескромные взгляды.

"Начинай сначала", любил говорить мой учитель по композиции на первом курсе, и я так и не пришел к мнению, глубокая эта мысль или глупая. Но сначала, так сначала. Зачат я был где-то весной 2024 года. Пропустим следующие лет восемнадцать.

Мне следует рассказать кое-что о своем отце, поскольку это важно. Если правда то, что они говорят, и мои записки никто не будет читать (опять лампочка правописания, идиотский язык) еще двадцать лет, то к тому времени все уже наверняка забудут, кто он был такой.

Звездным часом папы - Роберта Лефавра - был 2034 год, когда он выступил с докладом на заседании Американского Физического Общества. Доклад назывался "Метод перенесения Леванта-Мейера (ПЛМ): принимая желаемое за действительное в физике". Почитайте, при случае, очень убедительно. Но буквально через месяц Мейер отправил мышь и фотокамеру на Крюгер-60, и они вернулись назад - первая живая, а вторая невредимая, с метрами отснятой пленки. И все это - используя метод ПЛМ.

Так, в один день мой отец превратился из кандидата на Нобелевскую премию в ничтожество.

Хотя я был еще очень молод, но не мог не заметить, что когда это случилось, в отце что-то надломилось. Что-то сломалось. Сейчас, мысленно возвращаясь назад, я испытываю к нему сочувствие. Но тогда он казался мне конченным человеком, и я вырос с чувством разочарования, презрения и враждебности к нему.

Одно удовольствие наблюдать, как работает эта машинка. Я бы не смог правильно написать слово "презрение" - даже, если бы от этого зависела моя жизнь. Если бы они еще научили ее расставлять точки с запятыми где надо...

Так вот, что касается мотивационного анализа, то полагаю, что я стал Укротителем прежде всего, чтобы досадить отцу.

После того, как его анти-ПЛМ-овский доклад был признан ошибочным, он взял творческий отпуск в институте Ферми и так и не вернулся назад. Может быть, ему намекнули, чтобы он не возвращался, но я сомневаюсь в этом. Я думаю, он просто не хотел работать над внедрением метода Леванта-Мейера, чем только и занимались в институте. Ведь он положил шесть лет жизни, чтобы доказать, что такой вещи, как ПЛМ не может существовать в природе и что странный случай, происшедший с доктором Левантом, не имеет никакого отношения к перемещению материи, а может быть объяснен законами классической термодинамики.

Нам пришлось отказаться от уютного кирпичного домика на Манхэттене, института Ферми и еженедельных-семинаров в Колумбийке и перебраться на север штата, в маленький колледж, где отец стал представлять в своем лице одну треть всего преподавательского состава факультета физики.

Он ненавидел свою работу, но она оставляла много свободного времени. Каждое утро и каждый вечер он запирался в своем кабинете, стараясь найти, где же любимая термодинамика подвела его.

Мать бросила отца меньше чем через год, а я ушел из дома как только стал достаточно взрослым, чтобы сдать экзамены на Укротителя.

Мне исполнилось девятнадцать через три дня после того, как я окончил Гимназию (в 2042 году мы вернулись назад в Швейцарию) и в то же утро я стоял первым в очереди в бюро по трудоустройству АВР в Женеве. Тесты заняли два дня, и я, конечно, прошел.

Я вернулся домой, сообщил отцу, что меня приняли, а он запретил мне учиться. Это были последние слова, которые я слышал от него. Больше я даже ни разу не видел его лица до самых похорон, девять лет спустя.

Подход отца был типичным (для того времени). Мы слишком быстро хотим получить слишком многое. Менее века прошло между запуском первого искусственного спутника и межзвездным полетом по методу ПЛМ. Мы еще не ликвидировали последствия Индустриальной Революции, говорил он, а уже хотим экспортировать свой бардак на всю Галактику. А войны и прочее? Нам следует сначала повзрослеть, наложить мораторий на использование метода ПЛМ до тех пор, пока мы не станем достаточно зрелыми, в философском смысле слова, для того, чтобы иметь право пользоваться представившимися нам возможностями.

Но кто определит, что мы уже достаточно зрелые, он не сказал. Видимо, люди вроде него.

После этого он замолчал, а я хлопнул за собой дверью и отправился в учебный центр АВР в Колорадо Спрингс.

(Перечитывая написанное я вижу, что оно дает несколько искаженную картину мотивов, приведших меня в АВР. Хотя то, что мой отец однозначно примкнул к лагерю противников, и сыграло свою роль, особенно в том, что я не бросил академию, когда стало совсем тяжко, я, видимо, все равно выбрал бы этот путь независимо от семейной ситуации. Профессия казалась романтичной и интересной, и все мои ровесники жаждали стать Укротителями.)

Я, наверное, не лучший Укротитель для того, чтобы на моем примере изучать прогресс обучения. Мне потребовалось шесть лет, чтобы закончить академию (в те годы многие успевали сделать это за четыре), хотя я не испытывал трудностей ни с академическими дисциплинами, ни с физической подготовкой. Зато мои курсовые характеристики неизменно сопровождались ремаркой: "Обратить внимание на психологическую подготовку".

С годами они немного смягчили требования в этом вопросе, но в те времена, когда я учился в академии, самым важным качеством Укротителя считалось железное самообладание. Умение встретить неизбежную смерть лишь слегка приподняв бровь.

Совершенства они так и не добились, поскольку требовали от студентов также воображения и жизнерадостности - качеств редко присущих роботам. Должен признать, что большинство моих товарищей по учебе действительно владели собой лучше меня. Моей главной проблемой было то, что мне с трудом удавалось сглаживать эмоции. Меня подвергали психоанализу и ситуационной терапии и даже заставили изучать буддизм и таоизм. Но как только дело доходило до испытаний, я обязательно проваливался и получал вышеуказанную ремарку.

Они, например, любили использовать "раздражители". Меня поселили вместе с парнем, который, как оказалось, был раньше актером и в течение целого семестра доводил свою роль до совершенства. Он брал мои вещи и забывал отдавать, высказывал дикие суждения, но даже не снисходил до того, чтобы поспорить о них, высокомерно игнорировал занятия и, тем не менее, получал хорошие оценки. Плюс целая галактика мелких недостатков. И, наконец, в середине учебной недели, накануне выпускных экзаменов он вплыл в комнату и сообщил, что одержал победу над девушкой, с которой я в то время встречался. Кроме того, он рассказал ей кое-что обо мне: такие вещи, которыми мужчина делится только с мужчиной, рассчитывая на его солидарность.

Надеюсь, что АВР починила ему нос и вставила новую коленную чашечку. Я оставил его истекать кровью и вышел в снег, опасаясь, что если останусь в комнате, то могу убить его. Я бродил до тех пор, пока у меня не посинели пальцы, а когда вернулся, его уже не было, а вместо него лежала записка от моего психиатра.

Должен сказать, что два дополнительных года сослужили мне в дальнейшем хорошую службу. Я взял целый набор факультативных курсов по техническим дисциплинам и такие вещи, как теоретическая тектоника и атмосферная кинематика здорово пригодились, когда мы перешли к практической геоформике. Обладая широкими знаниями в области физических и биологических наук я никогда не испытывал недостатка в первопроходческих заданиях. Первая команда Укротителей, которая направляется на новую планету должна иметь в своем составе пару специалистов широкого профиля, чтобы определить, ученых каких специальностей следует направить туда со следующими группами. А ведь значительно интереснее побродить по неисследованной еще планете, чем вооружившись заступом и лопатой приниматься за ее геоформирование. Для меня, во всяком случае.

Изучение восточных философий не помогло мне, как на это рассчитывали преподаватели с кафедры психологии. Но таоизм в прямом смысле слова "спас мне задницу" в ситуации, которая, как я узнал позже, была моим последним, решающим экзаменом. Здесь тоже участвовал актер.

Моим преподавателем таоизма был милый, пожилой джентльмен, преисполненный юмора и терпения, по имени Ву. На летние каникулы я поехал в Германию и совершенно не собирался там серьезно заниматься, но из личного уважения к учителю согласился почитать сочинения И Чинга. В глубине души я, правда, полагал, что в этих сочинениях содержится не больше мудрости, чем в записках, предсказывающих будущее, которые кладут в печенья в китайских ресторанах.

Так вот, каждое утро, стараясь не чувствовать себя полным идиотом, я настраивался с помощью молитв на созерцательный лад и задавал И Чингу общий вопрос о предстоящем дне. Потом кидал монетку, находил соответствующий комментарий и старательно запоминал его с тем, чтобы вернуться к нему в течение дня.

Я уже не помню вопрос, который задал в то утро перед решающим экзаменом. Но комментарий я не забуду никогда:

"Перед нами сильная личность. Этот человек не всегда находится в ладах с окружением, поскольку он слишком порывист и не придает должного значения форме. Но у него прямой и стойкий характер, он с достоинством и адекватно реагирует..."

Меня охватило странное чувство, что это действительно так, и весь день я старался быть не слишком порывистым и вести себя достойно. В этот вечер, как и каждый день с момента приезда в Хейдельберг, я отправился в тихий, недорогой бар в квартале от моей гостиницы, чтобы почитать и отдохнуть от дневных впечатлений.

Какой-то наглый пьянчуга наскакивал на бармена, требуя чтобы его обслужили. Некоторое время я следил за инцидентом, отметив про себя, что громиле было бы полезнее почитать И Чинга вместо очередного стакана, а затем вернулся к своему чтению.

Когда спор прекратился, я поднял глаза и в зеркале, висящем за баром, заметил, как пьянчуга заходит мне за спину. Потом, безо всякой видимой причины, он схватил пустую глиняную кружку и широко размахнулся, чтобы выбить из меня мозги.

Тогда я не знал этого, но АВР решила, что не может позволить себе учить меня седьмой год. Им было все равно, вылетят ли из меня мозги из-за невнимательности или я предотвращу нападение просто отпихнув громилу. Или свернув ему шею. Ему платили достаточно, чтобы компенсировать длительное пребывание в больнице или в тюрьме, за преднамеренное убийство.

В любом случае они бы от меня отделались.

Но я заметил нападение, ухватил его за запястье и вырвал кружку. Я поставил ее на бар и тихо спросил его на довольно хорошем немецком: "Разве мы знакомы?". Когда он ответил потоком ругательств на смеси языков, я попросил бармена вызвать полицию. "Пьянчуга" немедленно исчез.

Ярость, дикая ярость, охватила меня несколько минут спустя. Такая ярость, что меня всего затрясло, выступил холодный пот и заскрипели зубы. Но вместо того, чтобы дать выход эмоциям, найти парня и стереть его в порошок, я вспомнил, кем пытался стать, и сдержался. Конец вечера я провел на коленях перед унитазом в туалете бара.

В баре было еще три посетителя и среди них наблюдатель АВР. На следующий день я получил свидетельство об окончании учебного центра Академии.

3. ОТЧЕТ КАДРОВИКА

Satellit Ubersendung Mitteilung ITT.

Zu Jobn Thomas Riley.

Director of Personnel AED Academy Kabel Adresses STARSEED.

Von Hermann Kranz.

Abgeordnete fur Mannschaften AED Munchen DeuBchland.

RECHNUNG-NUMMER 01 285 78496 "Kollekt".

DATTEL 29 Juli 51. ZEIT 02.10

Дорогой Райли,

В соответствии с имеющимися указаниями, я присутствовал при неофициальной проверке кандидата в Укротители Жака Лефавра. Я пытался связаться с Вами по телефону, но не смог застать Вас ни дома, ни на работе. Сейчас у Вас уже должен быть вечер, у нас 2 часа утра.

С удовлетворением докладываю, что кандидат Лефавр вел себя сдержанно и достойно. Инцидент, совершенно очевидно, привел его в ярость, но он сумел сдержать свои эмоции, хотя это стоило ему даже чисто физических мучений.

В поезде по пути в Хейдельберг я читал характеристику кандидата Лефавра, и у меня сложилось впечатление, что он просто "комок нервов". Я был уверен, что в этот вечер стану свидетелем того, как один из мужчин убьет другого. Но я полагаю, что Ваше предположение о том, что кандидат Лефавр в экстремальных ситуациях ведет себя более адекватно, чем в классной комнате, совершенно справедливо.

Запись инцидента была сделана с камеры, установленной на потолке и будет направлена Вам с полным отчетом. Когда Вы ознакомитесь с ней, то думаю согласитесь с моей оценкой, что герр Лефавр заслуживает не менее 1.000 баллов по шкале стрессовой реакции.

Я разговаривал с герром Лефавром в баре до того, как актер приступил к своей работе. Его немецкий очень слаб даже для швейцарца. Но он производит впечатление приятного молодого человека, и я с нетерпением ожидаю встречи с ним в менее искусственной обстановке.

Сюзанна и я будем в Колорадо в следующем месяце и с нетерпением ожидаем встречи с Вами.

Сердечно Ваш, Кранц.

4. РОСТЕР

ЗАДАНИЕ ГРУМБРИДЖ 1618. 17 АВГУСТА 2051 ГОДА

СОСТАВ КОМАНДЫ:

1. УКРОТИТЕЛЬ 4 КЛАССА ТАНЯ ДЖИВС, ЖЕНЩИНА, 31 ГОД, 8-ОЕ ЗАДАНИЕ, РУКОВОДИТЕЛЬ.

2. УКРОТИТЕЛЬ 1 КЛАССА КСИ Ч'ИНГ, МУЖЧИНА, 23 ГОДА. 1-ОЕ ЗАДАНИЕ.

3. УКРОТИТЕЛЬ 1 КЛАССА ВИВЬЕН ХЕРРИК, ЖЕНЩИНА, 23 ГОДА, 1-ОЕ ЗАДАНИЕ.

4. УКРОТИТЕЛЬ 1 КЛАССА ЖАК ЛЕФАВР, МУЖЧИНА, 25 ЛЕТ, 1-ОЕ ЗАДАНИЕ.

5. УКРОТИТЕЛЬ 1 КЛАССА КЭРОЛ УЭЙЧЕЛ, ЖЕНЩИНА, 24 ГОДА, 1-ОЕ ЗАДАНИЕ.

СНАРЯЖЕНИЕ:

5 ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ МОДУЛЕЙ ОБЩЕГО НАЗНАЧЕНИЯ СО СТАНДАРТНЫМ ОБОРУДОВАНИЕМ (ИМОН).

1 РЕКОДЕР ЛИЧНОГО СОСТАВА.

1 САМОНАВОДЯЩИЙСЯ ФЛОУТЕР (2-ОЙ ЗАПУСК).

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ:

2 ЗАПУСКА 7.49756783002 СУ, НАСТРОЙКА

МЕСТНОЕ ВРЕМЯ

13:21:47 94099 БДК 477

13:27:31 08386 БДК 477

СТЕПЕНЬ ВАЖНОСТИ ЗАДАНИЯ - 5.

ФИНАНСИРОВАНИЕ - N733089 ИЗ ТРЕНИРОВОЧНОГО ФОНДА.

5. ГЛАВА ПЕРВАЯ

Первым внеземным миром, который предстояло посетить Жаку Лефавру, была вторая планета звезды Грумбридж 1618. Место не слишком перспективное: из планет, вращающихся вокруг маленьких солнц, редко выходил толк. Никто не стал бы посылать туда опытную команду.

Таня Дживс помогала Жаку настроить биометрическое табло его скафандра:

- Десять против одного, что это просто голая скала. Не знаю только, раскаленная скала или холодная.

Все пятеро членов команды собрались в кружек в "комнате ожидания" в Колорадо Спрингс, чтобы выпить по последней перед вылетом чашечке кофе, пока их скафандры проходили окончательную проверку. В этих скафандрах им придется жить последующие девять дней.

- Ты думаешь, мы не обнаружим там ничего интересного? - сказала Кэрол Уэйчел. - Просто дорогостоящий учебный полет?

- Ну, что-то интересное всегда встречается. В природе не существует двух совершенно одинаковых вещей, даже если это просто две скалы.

- Но жизни-то там, наверное, нет, - сказал Жак.

Таня пожала плечами и захлопнула крышку табло.

- Не думаю, что мы откроем второй Ховард Джонсон. Может быть, найдем какие-нибудь ископаемые существа или неподвижные формы, вроде марсианских конкреций.

Дверь в дальнем конце комнаты открылась и техник заглянул внутрь:

- Десять минут, - сказал он. - Сразу после следующего прилета.

Дверь вела в промежуточную камеру, в которой их скафандры будут подвергнуты стерилизации. После этого они проследуют в вакуумную камеру, где находился кристалл ПЛМ.

- Пора застегиваться, - сказала Таня. Она стянула через голову рубашку в бросила ее в шкафчик. Остальные последовали ее примеру.

Жак заметил, что Ч'инг избегает смотреть на своих обнаженных подруг по команде. Сам Жак не настолько тактичен, но, по крайней мере, ему хватило вежливости уделить равное внимание каждой из женщин. Кэрол поймала его взгляд и невозмутимо подмигнула.

Все пятеро находились в отличной физической форме и, несмотря на отсутствие волос и несколько гипертрофированную мускулатуру, выглядели весьма привлекательно. У Танина животе были заметны легкие складки результат шести беременностей на трех разных планетах, а под каждой грудью виднелись тонкие рубчики от косметических операций. Но это были профессиональные отметины, и они нисколько не портили ее красоты.

Жак, повинуясь подсознательному рефлексу, встал таким образом, чтобы женщины не видели его спину. Она выглядела так, будто кто-то топором записал на ней счет партий в какой-то игре. Двенадцать лет назад в темном переулке четыре парня прижали его к мостовой, а пятый, при помощи бритвы, пытался отыскать, где у него почки. Причем делали они это просто ради удовольствия, поскольку его бумажник был уже у них. Как только он вышел из больницы, они с отцом уехали назад в Европу.

Скафандр или ИМОН - "исследовательский модуль общего назначения" представлял собой машину, напоминающую формой человеческое тело, в которой средний человек мог выжить в течение месяца, находясь в эпицентре взрыва или плавая в жидком водороде. В этом скафандре можно было под порывами ураганного ветра не терять равновесия, гулять по дну океана, не опасаясь быть раздавленным, и держать в руках котенка, не причиняя ему вреда.

Скафандр имел несколько приспособлений, которые, строго говоря, не являлись оружием. Но с их помощью и при участии силового контура можно было расплющить стальную балку в лепешку, превратить город в руины, обогнуть небольшую планету вдоль экватора за неделю. Но, в то же время, чтобы почесать нос, требовалось минут пять конвульсий, а некоторые части тела оставались и вовсе недоступными.

Приходилось мириться с этим.

Скафандры были чертовски дорогими и сложными в управлении. В наличии имелось и более простое снаряжение, но оно использовалось на планетах, где условия жизни были известны заранее. Для первой экспедиции на неизвестную планету было целесообразнее использовать полную амуницию, поскольку единственной альтернативой являлось направление механического зонда, а в методе ПЛМ самым ценным была энергия. В смысле же расхода энергии было безразлично, направлять ли полностью экипированную команду Укротителей или маленький зонд. Или ржавую консервную банку.

Стеснительный или брезгливый человек никогда не научился бы управлять ИМОНом. Уж слишком интимной частью вашего бытия он должен был стать, удовлетворяя все ваши жизненные потребности. К счастью, тот, кто прошел через все испытания на пути к профессии Укротителя, не мог позволить себе быть брезгливым. Что касается стеснительности, то это качество тоже не являлось доминирующим в их характерах.

Для Укротителя одеть на себя громоздкий скафандр было все равно, что для средневекового рыцаря облачиться в свои доспехи. Взобравшись на подставку в половину человеческого роста, вы опускались в нижнюю часть скафандра. Свободными пока руками вы закрепляли на животе и бедрах сенсоры, подключали каналы облегчения. Затем подъемный кран опускал на вас верхнюю часть, пока вы держали руки вытянутыми вверх, чтобы легче попасть в рукава костюма. (Отсюда и трудности с чесанием носа. Внутри скафандра места хватало только на то, чтобы попытаться высвободить одну руку, не вывихнув плечо. Да и это требовало времени и упорства.) Автоматический запор намертво соединял верхнюю и нижнюю части скафандра. Языком и подбородком вы приводили в действие радиопередающие и оптические системы... После этого вы были готовы отправляться в путь.

Жак включил радио.

- Я уже целую неделю не надевал на себя эту штуку, - сказал он. - Через пару дней в нем, похоже, станет невыносимо.

- Для некоторых, да, - сказала Таня. - Но все это вопрос психологии.

Конечно, подумал Жак, мой нос - это вопрос психологии. Он поэкспериментировал с усилителем изображения, прогнав его языком по всему спектру от инфракрасного до ультрафиолетового цвета и обратно. В полумраке комнаты большой разницы он не заметил: пастельные цвета большего или меньшего насыщения.

- Ну что же, - сказал Ч'инг, - может быть, мы...

Дверь распахнулась и четыре фигуры в скафандрах вошли в комнату легкой походкой, несмотря на то, что на них были одеты костюмы весом в тонну каждый. Они только что вернулись бог знает откуда, и на их скафандрах лежал слой светло-голубой пыли. По спине и голове Жака побежали мурашки знакомое чувство, которое он старался подавить в себе в течение последних шести лет, так как знал, что только один кандидат из двадцати в конечном счете становится Укротителем 1-го класса.

Он покидал Землю. Даже если это окажется простым куском гранита без атмосферы - все равно там еще никогда не ступала нога человека.

- Пошли. - Они последовали за Таней в стерилизационную камеру кубическое помещение с зеркальными стенами, полом и потолком. Через каждые полметра были установлены миниатюрные гамма-ультрафиолетовые излучатели. Держитесь подальше друг от друга. Между вашей протянутой рукой и соседом должно быть не менее метра.

Пять человек многократно отразились в зеркалах, превратившись в целую армию, рядами уходящую к горизонту во всех направлениях. Дверь загерметизировалась и где-то заработал насос, высасывая из камеры воздух.

- Отключите визуальные приборы.

Ощущение, что ты находишься среди огромной толпы, сменилось чувством клаустрофобии: как будто замурованный в тесном гробу. Боже, подумал Жак, сколько времени человек сможет оставаться в здравом уме, если система визуального наблюдения выйдет из строя?

- О'кей.

Они опять включили визуальные приборы и последовали за ней в камеру ПЛМ. Два техника наблюдали в иллюминатор на противоположном конце комнаты, как они гуськом входят в камеру. Единственный свет в камере исходил из иллюминатора, но его было достаточно, чтобы они нашли путь к кристаллу.

- Пять минут, десять секунд.

Кристалл представлял собой серый стеклянный круг диаметром в 120 сантиметров. Таня переступила его край.

- Кэрол, ты встанешь внизу рядом со мной. Потом Ч'инг и Вивьен, а Жак наверху.

Теперь между скафандрами ИМОН и старинными рыцарскими доспехами не осталось никакого сходства. Таня и Кэрол встали лицом к лицу в центре круга, а вторая пара взобралась им на плечи. Затем Жак вскарабкался на самый верх и встал как "король горы". Гироскопические стабилизаторы, опоясывающие талии их костюмов не позволяли этой неустойчивой пирамиде развалиться.

Сверкающий желтый цилиндр полупрозрачного пластика спустился сверху и накрыл их. Он служил ориентиром, чтобы они держались внутри поля ПЛМ: пока они находились в нескольких сантиметрах от пластикового колпака, они были в безопасности. Когда начнется пульсация энергии, все, что не находится внутри поля, будет попросту отсечено. И не обязательно это должна быть рука или нога - маленького кусочка скафандра будет более чем достаточно.

- Девяносто секунд. - Никто не проронил ни слова. - Тридцать секунд.

- Ледяная или раскаленная? - спросила Вивьен. - Кто-нибудь хочет пари?

- Ставлю доллар, против тысячи, что она будет похожа на Землю, сказала Кэрол. - Против десяти тысяч.

- Да, - сказал Жак. - Биосфера, наверное, окажется тонкой, как яичная скорл...

6. БИОСФЕРЫ: КЛАССНАЯ КОМНАТА. ГОД 2041

Мизансцена: классная комната в привилегированном старомодном частном колледже на севере штата Нью-Йорк. Сонный, жаркий день поздней весной. Кондиционер сломан.

Действующие лица:

Учитель физики Уильям Джей Гилберт. Он раздражен отсутствием внимания со стороны студентов, но полагает, что придумал способ оживить атмосферу.

Жак Лефавр не сделал домашнее задание и не способен отличить биосферу от шара для боулинга. Два дня тому назад он официально изменил свое имя, убрав конечную "s" (потому что ему надоело, что его зовут Джекс) и теперь вместо того, чтобы записывать материал, тренирует новый росчерк.

Несколько студентов и одна муха.

Учитель (садится за стол, стараясь выглядеть непринужденно). Мне кажется, что в учебнике понятие биосфера объясняется довольно запутанно. (Неуклюже встает из-за стола). Мэри, ты согласна со мной?

Первая студентка. Да, сэр. Но я все поняла.

Второй студент шепчет третьему студенту. Боже, что за выпендрила.

Учитель. Ты что-то хочешь сказать, Рональд?

Второй студент. Нет, сэр. Только то, что я тоже все понял.

Следует предсказуемая реакция класса.

Учитель. Ты просто не представляешь себе, как это меня радует. (Протягивает руку и достает из ящика стола апельсин). Может быть, наглядная демонстрация поможет и всем остальным уяснить суть дела. (Вынимает складной перочинный ножик и с помпой его открывает). Кто из вас проходил дифференциальное и интегральное исчисление и аналитическую геометрию?

Поднимается только три руки, пока он осторожно надрезает кожуру вокруг апельсина.

Учитель. Очень хорошо. Будем считать, что у нас получилась траектория. (Он старательно возится с апельсином, пока не получает три части: сам фрукт и две полусферы из кожуры. Он откладывает фрукт в сторону). Эти две половинки кожуры будут нашей моделью биосферы. (Он складывает обе половинки вместе). Представьте себе, если сможете, что внутри этой сферы находится маленькая звезда. (Он отнимает одну половинку и указывает карандашом внутрь второй). Поскольку звезда находится в центре, любая точка на внутренней поверхности кожуры будет от нее на равном расстоянии. Значит, любая точка на внутренней поверхности кожуры будет получать от звезды равное количество энергии и, соответственно, температура на всех точках будет одинакова. (Постукивает пальцем по внешней стороне кожуры). Так же, как и кожа человека. Везде одинаковое расстояние, везде одинаковая температура. Внешняя сторона чуть прохладнее, чем внутренняя.

Четвертый студент. Закон обратного квадрата.

Учитель. Очень хорошо, Стэн. Но, пожалуйста, не перебивай.

Муха влетает в комнату и очень громко жужжит, стараясь вылететь назад через оконное стекло. Учитель некоторое время наблюдает за ней, затем продолжает.

Учитель. Допустим, что температура на внутренней поверхности кожуры сто градусов по Цельсию - температура кипения. Температура на внешней стороне ноль градусов - температура замерзания. Мэри, сообщи, пожалуйста, классу, что это означает.

Первая студентка (быстро). Это означает, что единственное место в системе, где можно получить жидкую воду, находится внутри кожуры.

Учитель. Очень хорошо. Что еще?

Первая студентка (подумав немного). Во всех других местах это будет либо пар, либо лед.

Учитель (опять обращает свое внимание к мухе, но решает не гоняться за ней). Это верно, но не совсем то, что мне нужно. Кто нибудь еще? Марк?

Четвертый студент (опускает руку). Как нам известно, там где нет воды, не может существовать жизнь, потому что для жизни на углеродной основе... требуется вода.

Учитель. ...как более или менее универсальный растворитель, это верно. Поэтому мы и называем это БИОсферой. От греческого "биос" - жизнь. И только в этой сфере возможна жизнь. Эми?

Пятая студентка. Но в прошлом году учительница биологии, мисс Харкнесс, говорила, что биосфера - это вся вода, весь воздух и вся... почва на земле, где могут существовать растения и животные.

Учитель (сердито). Одно слово может иметь несколько значений.

Муха перестает жужжать и Жак поворачивает к ней голову. Жак старается быть незаметным, но это достаточно трудная задача, потому что он в классе самый большой, а благодаря капризам алфавита находится в верхней части списка.

Учитель. Жак? Я могу привлечь твое внимание?

Жак. Да, сэр.

Жак живет в Америке одиннадцать лет и у него уже не осталось никаких следов французского акцента. Когда через девять месяцев, с медленно заживающими ранами на спине, он возвратится в Швейцарию, то уже навсегда потеряет музыкальное лозаннское произношение, которое окружало его в детстве, и будет говорить как образованный иностранец.

Учитель. С учетом того, что только что сообщили Мэри и Марк, скажи мне: у кого будет большая биосфера, у нашего солнца или у горячей голубой звезды типа Ригель?

Жак (неуверенно). У солнца?

Учитель. Абсолютно не верно. Вчера мы приводили Ригель в качестве примера. Ты что, не выучил урок?

Жак. Видите ли... сэр... у нас... были колебания напряжения, и я не смог включить учебник.

Учитель (качая головой) Если бы мне платили по доллару за каждый раз... (Ритмично постукивая линейкой по ладони). В таком случае, Жак, задаю тебе подготовить реферат о биосферах на четырех страницах. Там ты объяснишь, почему значительно больше шансов найти планету с благоприятными условиями среди вращающихся вокруг горячей звезды, нежели вокруг относительно холодной.

Жак. Да, сэр.

Учитель. Завтра ты прочтешь реферат перед классом в ответишь на вопросы.

Что касается колебаний напряжения, то это было правдой. Даже сейчас, в своем возрасте Жак знает о физике и астрономии больше, чем учитель. Уильям Гилберт получил свою ученую степень в области музыкального образования. Завтра, когда Жак будет читать реферат, он наглядно покажет учителю, что если принять его определения, то окажется, что Земля находится вне биосферы Солнца (поскольку если бы на Земле не было атмосферы, то температура на ее поверхности превышала бы температуру кипения воды, как на Луне) и жизнь на ней невозможна. Он также заметит, что размер биосферы Ригель не имеет значения, так как молодые голубые звезды не формируют планеты. Таким образом, он приобретет могущественного врага, не в первый и не в последний раз в жизни, и будет обречен провалить экзамены, что наверняка и случилось бы, если бы рандеву в темном переулке не прервало его учебу.

7. ГЛАВА ВТОРАЯ

- ...яичная скорлупа.

Как в невероятном цирковом фокусе, команда Укротителей неожиданно появилась менее чем в метре над поверхностью второй планеты Грумбриджа 1618. Они грохнулись на поверхность и обнаружили, что на планете действительно имелась жидкая вода. Вернее, жидкая грязь.

- Господи Иисусе!..

- Merde! - Жак упал дальше всех и провалился в грязь глубже всех - по самые плечи.

- Подождите, - приказала Таня. - Секунду никто не двигается. Посмотрим, будем ли мы тонуть. Может быть, это что-то вроде зыбучих песков.

- Не думаю, - сказал Жак. - Мне кажется, я стою на твердом грунте.

- Попробуй походить.

- Нет проблем. - Жак двинулся, издавая хлюпающие звуки. Липкие водовороты грязи забурлили у него за спиной. - Иду к кустарнику, или что это там.

Планета, которую они будут называть просто Грумбридж, находилась внутри биосферы звезды, имела примитивную форму растительной жизни. Правда не зеленой. Жак шел по направлению к какому-то организму, имевшему узнаваемый стебель и обвислые, бледные пластинки, которые можно было назвать листьями. Но у них был цвет трупа.

Грумбридж 1618 висел высоко в небе. По размеру он был раза в четыре больше земного солнца, если Смотреть на него с Земли, но выглядел неважно. Он был бледно-оранжевого цвета, испещренный черными точками и опоясанный яркими желтыми протуберанцами. Его яркость смягчалась густым, низким туманом, и можно было смотреть на него не щурясь.

Бледно-желтый туман сократил поле видимости метров до 70, а в инфракрасных лучах еще в два раза меньше. На пределе видимости они еле различали что-то напоминавшее лес. Или, по крайней мере, группу крупный растений.

- Это... хорошая планета.

В голосе Тани звучало удивление. Она смотрела не на мрачный пейзаж, а на информацию, пробегавшую по экрану перед ее глазами.

Гравитация - 0,916

Температура - 27,67ь

Атмосфера:

Давление - 0,894%

Азот - 0,357

Аргон - 0,297

Кислород - 0,212

Водяной пар - 0,051

Углекислый газ - 0,047

Метан - 0,004

Ксенон - 0,003

Окись серы < 10^-7

Одноокись углерода < 10^-7

Окись азота < 10^-8

Сульфид водорода < 10^-8

Аммиак < 10^-8

Галогены < 10^-8

Это не значило, конечно, что можно снять шлемы и начать дышать. С одной стороны, в атмосфере было слишком много водяных паров и углекислого газа - даже сидя в кресле вы через несколько минут начнете ощущать одышку.  Кроме того, были еще такие вещи, как бактерии, вирусы и  нервные  газы,  наличие которых оборудование скафандра определить не позволяло, но  которые  могли оказаться смертельными даже в концентрации меньше,  чем  одна  единица  на миллион.

Но Укротители брали под контроль и  более  враждебные  миры.  Грумбридж вряд ли когда-нибудь станет райским уголком вселенной, но если АВР  сочтет целесообразным, то  человек  сможет  свободно  ходить  по  ее  поверхности беззащитного костюма уже через несколько лет. 

- Надо было мышь захватить, - сказала Кэрол.

- В следующий раз. Возьмем с собой на Землю образцы воздуха.

8. ГЕОФОРМА 1

"Геоформировать" - переходный глагол, несколько неуклюжий неологизм, означающий, как не трудно догадаться, "преобразовывать в Землю" (во что-то имеющее свойства, характерные для Земли).

Первой планетой, подвергшейся геоформированию, стала сама Земля.

Подумайте: люди не в состоянии уничтожить экологию планеты ни при помощи водородной бомбы, ни при помощи бутылок, не подверженных самораспаду (помните такие?). Все, на что они способны - это изменить ее. Даже планета, похожая на голый радиоактивный биллиардный шар, имеет экологию, разумеется, не слишком развитую.

Люди приступили к геоформированию Земли в середине двадцатого века. К сожалению, те, кто занялся этим делом, не осознавали, что Земля представляет собой замкнутую систему взаимозависимых составляющих. Они, к примеру, разъезжали на автомобилях, работающих на бензине, и собирали консервные банки (Которые стремительно ржавели и засоряли почву). Затем они отвозили собранные банки на перерабатывающие фабрики, где жгли уголь, чтобы расплавить эти банки и понаделать новых. При этом они использовали лишь незначительную часть природного топлива, что не помешало им, однако, наградить штат Нью-Джерси самым чудовищным закатом по эту сторону планеты Юпитер.

Другими словами, проблема заключалась в том, что латание дыр в экологии требовало затрат энергии. А получение энергии из любых земных источников, будь то уголь, уран или вода, приводило к новым нарушениям в экологии, которые в свою очередь, требовали "ремонта". И так - бесконечно.

Решение напрашивалось само собой - получить энергию из какого-то альтернативного источника. Солнце растрачивает впустую 99,999% своей энергии, обогревая космическую пустоту. С течением времени люди запустили несколько спутников с огромными зеркалами, которые преобразовывали солнечные лучи в электроэнергию. Ее накапливали мощные лазеры, также находившиеся на орбите, которые, в свою очередь, передавали энергию на земные приемники. Далее шел очень сложный процесс, но будет достаточно сказать, что в результате люди получили огромное количество исключительно дешевой энергии безо всякого ущерба для окружающей среды.

Они превратили пустыни в цветущие сады. К сожалению, природа, в этом отношении, весьма капризна, и превращение пустыни в сад в одном месте ведет к превращению райского уголка в пустыню в другом. "Ну и что? Запустили еще один спутник!" Потребовалось немало новых спутников, но постепенно, весь земной шар покрылся зеленой травой и цветущими нивами и наполнился самым замечательным воздухом по эту сторону Садов Эдема.

То, что этот органический, искусственно орошаемый рай поддерживался в неустойчивом равновесия лишь благодаря нескольким миллионам мегаватт вульгарной энергии, ежесекундно поступавшей с небес, беспокоило только горстку ученых и техников, которые слишком много курили и срывались на домочадцах.

Одиннадцать миллионов человек были обеспечены более или менее комфортабельным существованием благодаря этим мегаваттам. Но теоретики просчитали, что в случае, если с этим источником энергии что-либо случится, менее чем один человек из десяти сможет выжить на Земле более года. А тех, кто выживет, вряд ли можно будет назвать представителями цивилизованной расы.

Геоформирование выглядело своего рода страховкой от этой, не так уж и невозможной, катастрофы: создайте новую Землю - независимую колонию на другой планете. В этом случае человечество сможет продолжить свое существование даже, если планета Земля разлетится на куски.

Для начала они частично геоформировали Луну, закрыв крышей кратер Аристархоса и наполнив его воздухом, водой, полями зерновых культур и домашними животными. Но проект оказался слишком дорогим, и через несколько лет от него были вынуждены отказаться. Похоже, человечеству было предопределено существовать в этом состоянии искусственного комфорта вечно (сколько бы это ни оказалось в реальном исчислении времени), так и не геоформировав ни одной планеты, кроме Земли. Но сорок лет тому назад наша вселенная изменилась благодаря случайному разряду молнии, который угодил в здание лаборатории на окраине городка Колледж Парк, штат Мэриленд.

(Из книги Теодора Ласки "Рассказы о науке", издания Брум Синдикат, 2077 г. Перепечатано из номера "Вашингтон-Пост-Геральд-Стар-Ньюз" от 16 сентября 2071 г.)

9. ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ПО МЕТОДУ ЛЕВАНТА-МЕЙЕРА

Перемещение по методу Леванта-Мейера получило свое название в честь двух американских ученых, первый из которых случайно открыл этот феномен, а второй нашел ему практическое применение как средству межзвездных полетов.

Многие научные открытия были сделаны случайно. Например, в одном из случаев, когда был открыт фосфор, все произошло благодаря тому, что повар алхимика забыл снять с плиты ужин. А знаменитые лягушачьи ножки Гальвани, которые начали сокращаться от прикосновения к двум различным металлам, привели к изобретению аккумуляторной батареи.

Случай, произошедший с Тобиасом Джейем Левантом не был из серии кулинарных курьезов, а явился в прямом смысле слова "громом среди ясного неба". Вот как он сам об этом рассказывает:

"Я экспериментировал с крупным (около двух сантиметров в диаметре) кристаллом бромида кальция. Бромид кальция является "ионным проводником" и поэтому электрический ток проходит через него только при относительно высоких температурах.

Эксперимент имел целью проследить изменения в решетке кристалла по мере нагревания, при слабом электрическом разряде, пропущенном через него. Это было необходимо для работ над особым типом электронного микроскопа.

В этот вечер была сильная гроза и освещение в лаборатории несколько раз мигало, но я решил продолжать эксперимент. Из всего оборудования от сети питался только небольшой спиральный нагреватель, опоясывающий кристалл, да и то он не играл важной роли в эксперименте. Кроме того, лаборатория была оснащена автоматическим автономным генератором на случай чрезвычайных ситуаций.

Причудливый разряд молнии ударил в стену лаборатории (игнорируя громоотвод на крыше), и спираль нагревателя вспыхнула ярким голубым светом одновременно с разрядом грома. Свет в лаборатории погас и я ощутил сильный запах горящей изоляции. Затем я почувствовал острую боль в пальце, хотя меня не обожгло и не ударило током.

В дальней части лаборатории снова зажегся свет (вся проводка с моей стороны просто испарилась), и я пошел туда, чтобы вызвать пожарных. На свету я увидел, что кончик моего указательного пальца срезан, и вызвал также врача.

Я немного ошалел от шока и мне в голову пришли мысль, что нужно вернуться в лабораторию, пока она не сгорела, и поискать кончик пальца, чтобы мне его потом пришили на место. Я нашел карманный фонарик и стал пробираться сквозь дым к своему столу.

Спираль обогревателя превратилась в спекшуюся массу, но сам кристалл, как ни странно, вроде бы совершенно не пострадал и блестел на поверхности стола.

Когда ударила молния, я настраивал электронный микроскоп и поэтому стал искать кусок своего пальца около него. Палец я не нашел, но зато стал свидетелем удивительного зрелища.

В средней части микроскопа зияла дыра, точно повторявшая очертания кристалла и располагавшаяся по его оси. Сначала я подумал, что дыру прожгла молния, но никаких следов спекшегося или расплавленного металла видно не было. Просто часть электронного микроскопа перестала существовать.

Эта часть появилась спустя несколько секунд, зависла в воздухе непосредственно над кристаллом и с грохотом рухнула вниз. На поверхности стола образовалась горка обломков, состоявшая из кусков металла, электронных частей микроскопа и кончика моего пальца.

Здоровой рукой я выудил кончик пальца. Он был совершенно заморожен: настолько холодный, что прилипал к коже и оставлял ожоги. Металлические обломки были покрыты инеем, и от; них шел пар - такую заморозку я встречал только в ходе криогенных экспериментов.

Пока пожарные обваливали стену, чтобы добраться до тлеющей изоляции, я названивал всем ученым и техникам, которых знал достаточно близко для того, чтобы оторвать от ужина. Мы собрались при свете фонарика вокруг обломков электронного микроскопа.

В ту же ночь Тео Мейер выдвинул идею, которая правильно объяснила этот феномен. Пока врач занимался моей рукой, он сказал: "Тобиас; ты изобрел переместитель материи. Твой палец только что слетал на Юпитер и обратно". ("Тайм ТФИ", 16 октября 2034 года. Впервые издано "Тайм инкорпорейтед" в 2034 году.)"

Палец, конечно, слетал значительно дальше Юпитера. Как сам Мейер вскоре установил, минимальное расстояние, на которое объект перемещался по методу ПЛМ составляет порядка 10^14 километров или около трех парсеков. Мы никогда точно не узнаем, куда летал палец Тобиаса Леванта, во это было где-то в глубоком космосе.

(Из книги Рассела Гренке "Наука для всех", издания Хартман ТФИ, Чикаго, 2059 г. Впервые издано Хартман Хаус в 2059 году.)

10. ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Жаку потребовалось несколько минут, чтобы добраться до твердой почвы или, по крайней мере, относительно твердой грязи. Куст, на который он ориентировался, оказался единственной растительностью: вокруг не было ничего, напоминающего траву, мох или водоросли. Со своего наблюдательного пункта он увидел, что "лес" вдали оказался лишь кучкой кустов, по размеру немного более крупных, чем тот, около которого он стоял.

- Пора бы уже флоутеру прибыть, - сказала Кэрол. Они находились на планете уже семь минут.

- Не обязательно.

Флоутер запустили через пять минут после команды Укротителей. Сейчас он находился где-то на планете, возможно, в том же самом полушарии. Но где конкретно, сказать было невозможно.

Флоутер был настроев на сигнал, подаваемый скафандром Тани, - тот же сигнал, который будет служить ориентиром для поля ПЛМ, когда истечет время их пребывания на планете. Если бы Грумбридж имел атмосферу подобную Хэвисайду, где сигнал мог отразиться и за горизонт, то флоутеру потребовалось бы всего несколько минут, чтобы найти их. Если нет, то аппарату придется подняться на орбиту и прочесать планету в поисках сигнала.

Через несколько минут флоутер действительно появился с впечатляющим свистом. Он определил положение каждого из Укротителей и приземлился на безопасном удалении, к сожалению, в самую грязь.

Первые часы на Грумбридже Жак провел, помогая другим вытаскивать эту тяжелую штуковину из дерьма, а затем тщательно очищать.

Таня обошла вокруг блестящего флоутера и внимательно его осмотрела.

- Не знаю. Сопла, вроде чистые. - Флоутер работал на супергорячем паре от расплавленного зеркала. Он имел один главный реактивный двигатель и восемь направляющих. - Я, правда, не имею представления, какими они должны быть. Может быть, он может работать с соплами, забитыми грязью. Продуются автоматически.

- Или же любая небольшая помеха вызовет турбулентность в выхлопной плазме, - сказал Ч'инг, - и в одну секунду разнесет флоутер на куски.

- Кто-нибудь знает точно?

Никто не знал.

- Одно я знаю точно, - сказал Жак. - Я хочу быть подальше отсюда, когда мы заведем эту штуку. Если он взорвется, то проделает такую дыру, что...

- Нет, зеркало не взорвется, - сказал Ч'инг. - Оно может сломаться, но не взорваться. У него имеется система защиты.

- Ладно, оставайтесь здесь и любуйтесь этой чертовой игрушкой, а я пошел...

- Послушай, здесь не о чем спорить...

- А КТО СПОРИТ?

- Жак, остынь! - сказала Таня. - В любом случае нам необходимо провести предварительный осмотр почвы. Я вызову флоутер, когда мы отойдем на несколько километров. Если он взорвется, наградим Жака медалью. Если не взорвется, наградим медалью Ч'инга.

В ходе предварительного осмотра почвы задача пяти Укротителей сводилась к простому сбору образцов. В передней части ИМОНа располагался маленький ящичек, который автоматически оценивал образец: внешний вид, плотность, прочность на разрыв, структура кристаллов, если таковые имелись, температура плавления и кипения, химический состав, наличие микроорганизмов и т.д. Информация автоматически передавалась на рекодер личного состава, находившийся на танином скафандре.

На кристаллы рекодера постоянно записывались также данные о температуре тела каждого члена команды, давлении и химическом составе крови, состоянии дыхания. Снималась осциллограмма головного мозга, брались анализы мочи и кала, проводимости кожи, слизистой оболочки, полей Кирлиана и прочее. Делалось это не из заботы о их здоровье - ближайший медпункт находился в четырнадцати световых годах - а для того, чтобы впоследствии разобраться в причине неожиданной смерти, если она настигнет кого-то из них. А неожиданная смерть, хотя рекламные брошюры и умалчивали об этом, для большинства Укротителей была завершением их карьеры.

Они сверили компасы (скорее инерционные, нежели магнитные), растянулись на сотню метров с востока на запад и побрели в северном направлении. Все, что казалось интересным, они подбирали и клали в ящик - анализатор. Через каждую сотню шагов они кидали в ящик горсть грунта, или точнее грязи. Таким образом они создавали более или менее объективную картину геологической и биологической структуры клочка поверхности Грумбриджа в одну десятую километра шириной и пять километров длиной. Ничего особенно впечатляющего для биологов: различные виды серой растительности, слишком хорошо известные, чтобы вызвать научный интерес, но достаточно отличные от земных, чтобы создать головную боль для геоформаторов.

Примерно через пять километров они наткнулись на реку. Течение было слабым, а вода мутной от большой концентрации грязи светлого цвета. Она выглядела как грязное молоко. Ближний берег был затянут толстой розовой паутиной, которая также оказалась формой растительной жизни.

Противоположный берег терялся в тумане, возможно, более чем в сотне метров от них.

- Самое время вызвать флоутер, - сказала Таня.

Единственное, чего нельзя делать в скафандре ИМОН, так это плавать.

Через несколько секунд она сказала:

- Он будет здесь через... - Грохот взрыва и ударная волна обрушились на них одновременно. Жак увидел, как у него под ногами забурлила молочная вода, стабилизаторы заработали на полную мощь, стараясь удержать его в равновесии. Он заскользил по поверхности реки спиной вперед, и вода сомкнулась у него над головой.

- Ну что, Ч'инг, видал? - заорал он. - Какого хрена ты со мной спорил?

- Что? - спросил Ч'инг. Он уже забыл, что у них были различные мнения в отношении флоутера. - Что ты сказал?

- А, черт, ничего, - Жак понял, что ведет себя как упрямый мальчишка. А этот механический шпион, ни на секунду не останавливаясь, фиксирует его давление, выделение гормонов, отмечает состояние гнева, а теперь и смущения.

- Все под водой? - спросила Таня. В ответ раздался нестройный хор голосов. - Подождите. Кто-нибудь находится не под водой? - Все оказались под водой. - Ладно, возьмем образец воды и выходим.

- Господи... проклятый анализатор весь в грязи, - заворчал Жак.

- Так возьми образец грязи, - посоветовал кто-то.

Жак недовольно последовал этому совету, затем включил фонарь на шлеме и стал пробираться в северном направлении. Он ничего не видел, но все же приятнее было идти через мутный суп, чем через полный мрак.

Его голова вынырнула из-под воды и он подождал, пока очистится визир. Голос Ч'инга, с необычным для него возбуждением, заскрипел в наушниках.

- Мне кажется, я нашел животное.

- Животное? Большое?

- Не очень. Размером с кулак. Оно плыло передо мной, и я схватил его. Он засмеялся. - Я думал это растение, но оно извивается.

Некоторые растения тоже извиваются, подумал Жак. Танотропизм.

Ч'инг вынырнул в нескольких метрах, осторожно держа в обеих руках некое существо. Оно было похоже на морского ежа или что-то в этом роде - черное и покрытое колючками, конвульсивно извивающееся.

Остальные Укротители еще не появились на берегу.

- Дай посмотреть, Ч'инг.

- Конечно, только осторожно.

- Я осторожно.

Ч'инг протянул ему существо и на какое-то мгновение, возможно, на одну двадцатую долю секунды, сенсоры их скафандров одновременно коснулись животного. В этот момент они услышали:

Ч'инг: "...проклятый косоглазый, думает, я сломаю его игрушку, поделом ему, если я надавлю и скормлю..."

Жак: "...жизнь везде даже здесь течет в дерьме, стерильном дерьме, если надавить? и скормить, жизнь такова, да..."

- Что? - он чуть не выронил существо.

- Ты что-то сказал?

- Г-м...

Он повертел существо в руках. На свету оно было ярко-пурпурного цвета, а образования, которые они сначала приняли за колючки, не были ни жесткими, ни колючими. Они шевелились с какой-то жутковатой грацией, совсем не говорившей о панике.

- Реснички, - сказал Жак. - Что-то вроде ресничек. Оно, наверное, плавает с их помощью.

- Возможно, - сказал Ч'инг. - Правда, они не выглядят слишком подходящими для передвижения под водой.

- Может быть это не совсем водное животное. Похоже, оно нормально чувствует себя и на воздухе.

- Возможно, ты прав, - он взял животное у Жака и когда их сенсоры опять соприкоснулись, они услышали:

Ч'инг: "...но возможно оно умирает сейчас, извивается как гусеница в огне, мама говорила, Жак, ты получишь - ты что читаешь мои мысли. Боже, ты читаешь мои мысли..."

Жак: "...но, может быть, оно так умирает, грациозная медленная поэма смерти, как гусеница? извивается, как гусеница в огне? Ну и картина вырисовывается, да, я читаю твои мысли и..."

Они уставились друг на друга.

11. МОСТ 1

Грумбриджский "мост":
Предварительный статистический анализ
30 августа 2051 г.

Одним из замечательных свойств существа - проводника мыслей, доставленного командой Тани Дживс с Грумбриджа 1618, является его способность настраиваться на индивидуумов. Оно, очевидно, наиболее чувствительно к первому человеку, который входит в контакт с ним (и, естественно, наиболее эффективно в передаче мыслей), и менее чувствительно к каждому последующему контактеру.

Далее, чувствительность не проявляет тенденции к снижению с течением времени.

Не отмечено, чтобы эффект был различным в зависимости от того, имел ли место контакт на самом Грумбридже или на Земле. Эффект не изменяется при осуществлении контакта через осязательные сенсоры Исследовательского Модуля Общего Назначения.

Статистический анализ проводился с помощью стандартного Рейнского теста: предложено 50 карточек, на десяти из которых нанесено по 5 легко читаемых символов. Каждый субъект "считывал" карточки по десять раз в трех различных случаях. Общестатистическое число предполагаемых правильных ответов составляло 100 баллов из 500 попыток. Как видно из приведенной ниже таблицы, результаты оказались однозначными:

СУБЪЕКТ - ТЕСТ 26 авг. - 27 авг. - 28 авг. - КОНТРОЛЬ

1. Лефавр -- 2 397 --- 3 412 --- 7 388 --- 98

2. Уэйчел -- 1 295 --- 3 302 --- 8 270 --- 113

3. Дживс --- 1 243 --- 2 257 --- 7 219 --- 104

4. Херрик -- 1 207 --- 3 228 --- 8 195 --- 133

5. Симон --- 1 182 --- 2 189 --- 7 170 --- 90

6. Чэндлер - 1 161 --- 3 167 --- 8 156 --- 105

7. Тобиас -- 1 143 --- 2 135 --- 8 140 --- 76

8. Фонг ---- 1 131 --- 3 135 --- 7 119 --- 115

Контрольная цифра показывает результат испытуемого без Грумбриджского "моста", подученный в ходе теста, проведенного доктором Чэндлером или доктором Фонгом.

К сожалению, Укротитель, который первым вошел в контакт с "мостом" (Укротитель 1-го класса Кси Ч'инг) не вернулся с задания. Остальные члены команды считают, что Ч'инг регулярно показывал бы результат в 500 баллов, поскольку он был способен буквально читать их мысли слово в слово.

Создается впечатление, что не существует никакой связи (или эта связь крайне мала) между результатами Рейнского теста и личностью пассивного "читателя". Лефавр утверждает, что периодически ощущает обратную связь с Уэйчел: читая ее мысли, он часто "слышит" свои собственные мысли в интерпретации Уэйчел. Этот эффект был еще сильнее с Ч'ингом, но Лефавр не заметил ничего подобного с другими Укротителями.

Комиссия настоятельно рекомендует направить новую экспедицию на Грумбридж 1618 как можно скорее и на как можно более длительный срок.

(подписано) доктор Льюис Чэндлер

за математическую комиссию группы общих

исследований АВР в Колорадо Спрингс

12. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Кэрол Уэйчел вышла из мутной воды, ей представилось необычное зрелище: Жак и Ч'инг держались за руки.

- Ты что там говорил про животное, Ч'инг...

Оба молчали, пока она подходила к ним. Потом Ч'инг взял ее за руку и протянул ей существо:

Ч'инг: "...что еще за загадки, почему они не могут? Странная зверушка, что это за...

Кэрол: "...разум с разумом, да... слышим мысли. Слышим мысли".

Ч'инг: "Ч'инг? Это ты?"

Кэрол: "Да".

Ч'инг: Мы что, действительно беседуем таким образом?"

- Телепатия, - сказал Жак. - Просто и ясно. Давайте попробуем втроем.

Он протянул руку и тоже прикоснулся к существу.

Ничего.

Ч'инг отвел руку.

Жак: "...похоже втроем не действует, ты слышишь меня, Жак, ты слышишь меня, Кэрол? Да... Я, да."

Кэрол: "...опять работает. Ты слышишь меня, Кэрол? Да."

Таня и Вивьен с плеском вынырнули метрах в двадцати вниз по течению.

- Вы что там бормочете? - спросила Таня.

Они поспешно объяснили и затем продемонстрировали возможности существа сначала Тане, а потом Вивьен.

- Постойте, - сказала Вивьен, - вы говорите, что можете общаться друг с другом через эту штуку?

- Вот именно, - сказал Ч'инг.

- Законченными фразами, - добавил Жак.

- Я ничего такого не чувствую. Ч'инг, подумай о чем-нибудь, попробуй сначала на мне, а потом на Жаке.

Ч'инг задумался.

- Все что я слышу, - сказала Вивьен, - это "гора" и "роза", плюс чувство грусти и ностальгии.

- Давай я попробую, - сказал Жак. - Это две строчки из поэмы:

Я давно не видел Восточный Склон
Сколько раз цвела роза?

- Довольно точно, - сказал Ч'инг. - Это действительно поэма. Известная поэма Ли По:

Пу чьен Танг Шан чью
Ч'ианг-вей чи ту хуа

- Две первые строчки из поэмы.

- Ты думал по-китайски?

- Да, - сказал Ч'инг.

Все пятеро простояли на берегу реки почти час, экспериментируя. Они отвергли первое предположение, высказанное Жаком, что существо просто лучше работает с мужчинами, чем с женщинами. Пытаясь передавать "сложную" информацию, вроде номеров карточек социального страхования или дат рождения, они скоро выявили простое правило: чувствительность телепатического приема снижалась в зависимости от того, сколько человек прикасалось к существу до тебя.

Соответственно наиболее чувствительным оказался Ч'инг, затем Жак, затем Кэрол, Таня и Вивьен - в таком порядке. Ч'инг читал мысли любого из них как книгу (хотя собственно слова доходили до него на китайском, если только не имелось абсолютно точного эквивалента на английском); Вивьен принимала только смутные образы и отдельные слова. Она могла считать только около половины цифр в номере карточки социального страхования.

- Очевидно, - сказала Таня, - стоит отойти от нашей программы на пару дней и поискать еще таких существ.

Она предложила растянуться цепью и пойти под водой против течения с включенными фонарями на шлемах. Если существа проплывут в метре - двух, то они их заметят.

Ч'инг остался на берегу стеречь "свое" существо, а остальные плюхнулись в воду, чтобы найти себе таких же.

Сначала они оживленно переговаривались, но постепенно затихли и уставились в освещенный фонарями коричневый мрак. Время тянулось очень медленно. Пузырики и обломок веточки - это самое интересное, что попалось на глаза Жаку. Но он был невозмутим: очень многое следовало обдумать. Он пытался восстановить в памяти каждый мысленный контакт, который имел в ходе их часового эксперимента.

Тихий звоночек оповестил его, что подошло время обедать. Он не был особенно голоден, но обрадовался, что нашлось хоть какое-то занятие. Перед его лицом, извиваясь, появилась пищевая трубка и он принялся ее сосать: по вкусу и запаху пища напоминала картофельное пюре с подливкой, но слишком жидкое. Затем последовало что-то вроде пресной смеси моркови с горохом. Он пожалел, что не захватил солонку. Под конец трубка расщедрилась на весьма умеренную дозу красного вина.

Если бы еще можно было прихватить с собой сигару, чтобы покурить после обеда.

Жак подслушал, как Кэрол спросила Ч'инга, не хотел бы он, в интересах науки, после того, как они вернутся на Землю с существом, принять участие в эксперименте по интимной биологической связи (еще одна вещь, которой нельзя было заниматься в скафандре ИМОН). Ч'инг ответил, что будет польщен.

Разумом Жак понимал, что приступ ревности, который он ощутил, был чувством иррациональным и несправедливым.

Через два часа блужданий под водой, которые показались им вечностью, Таня сказала, что, пожалуй, пора бросить поиски и вернуться к основной программе. Возможно, их присутствие отпугнуло животных, или, как предположила Вивьен, то существо, которое поймал Ч'инг, послало своим сородичам телепатический сигнал опасности.

Они поинтересовались мнением Ч'инга, но он не ответил.

Пока они выбирались из воды, Таня запросила биометрические данные из скафандра Ч'инга. Все было нормально, за исключением импульсов головного мозга: легкие колебания сеты и никакой активности на других уровнях.

Прежде чем они добрались до Ч'инга, раздался сигнал тревоги, и на табло Тани высветилась следующая информация:

ЭКСТРЕННАЯ СИТУАЦИЯ

ВСЕ ЖИЗНЕННЫЕ ФУНКЦИИ ИМОНА N 2 ПРЕКРАТИЛИСЬ

ВКЛЮЧЕНЫ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ СРЕДСТВА

НЕУСТАНОВЛЕННАЯ НЕИСПРАВНОСТЬ ИМОНА

НЕТ РЕДАКЦИИ 21 33 00

НЕТ РЕДАКЦИИ 21 33 05

НЕТ РЕДАКЦИИ 21 33 10

НЕТ РЕДАКЦИИ 21 33 15

НЕТ РЕДАКЦИИ 21 33 20

НЕТ РЕДАКЦИИ 21 33 25

НЕТ РЕДАКЦИИ 21 33 30

СМЕРТЬ ИЗ-ЗА ОСТАНОВКИ СЕРДЦА

СМЕРТИ ПРЕДШЕСТВОВАЛО РЕЗКОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА

СМЕРТЬ ИЗ-ЗА НЕУСТАНОВЛЕННОЙ НЕИСПРАВНОСТИ ИМОНА

13. ИНСТРУКЦИЯ ПО СТРАХОВАНИЮ

Профессия: Укротитель.

Рекомендации: Новые страховые полисы не выдаются. Полисы, выданные во время предыдущей работы, при переходе на упомянутую не возобновляются. Супруг(а) Укротителя также подвержен (а) незначительному риску в связи с нервными перегрузками.

Случаи смерти подлежат тщательному расследованию на предмет возможности самоубийства. (Статистика смертельных случаев среди Укротителей является секретной информацией. По неофициальным данным, менее 50% Укротителей доживает до пенсии.)

(Из "Краткого справочника Сейлсмана о профессиях".

Страховая компания Хартфорд, 2060 г.)

14. ЭФФЕКТ РОГАТКИ

Отрывок из интервью доктора Джейма Барнетта, директора отдела исследований Агентства Внеземного Развития в Колорадо Спрингс на церемонии, посвященной вводу в эксплуатацию нового 120-сантиметрового кристалла ПЛМ. 28 октября 2044 года.

ЭН-БИ-СИ: ...этого я никак не могу понять. Они все вернулись в одно мгновение безо всяких затрат энергии...

Д.Б. (со смехом): Ну вот, еще один. Никто не понимает этого. Очевидно здесь действует что-то типа того, что ученые называют законом сохранения...

ЭН-БИ-СИ: Я понимаю.

Д.Б.: ...но не совсем ясно, ЧТО сохраняется. Материя и энергия, и космическое время - все здесь участвует. Я хочу подчеркнуть одну вещь. Мы можем описать Перемещение по методу Леванта-Мейера, мы можем математически описать его до мельчайших деталей. Но это все Эмпирика, нам не следует притворяться, что мы понимаем ПОЧЕМУ он работает.

Хорошей иллюстрацией является Эффект рогатки. Когда группа людей перемещается на другую планету, один из членов команды имеет наводящее устройство - то что мы называем "черный ящик". Когда срок их пребывания на планете истекает, все, что находится в непосредственной близости от "черного ящика", автоматически перемещается на Землю.

ЭН-БИ-СИ: Что значит в непосредственной близости?

Д.Б. Зона точно повторяет конфигурацию начального поля ПЛМ. В нашем конкретном случае с новым кристаллом это будет цилиндр в 120 сантиметров в диаметре и 5 метров высотой. В любом случае мы не имеем никакого теоретического объяснения тому, как работает начинка "черного ящика". Ученые сколотили его методом проб и ошибок, начав с того оборудования, которым был начинен электронный микроскоп в ходе первого... случайного эксперимента Леванта.

ЭН-БИ-СИ: Этот "черный ящик" может быть только у одного члена команды?

Д.Б. Конечно. Лос Аламская катастрофа это доказала.

ЭН-БИ-СИ: И они могут забрать с планеты все, что захотят, если это окажется внутри цилиндрического поля?

Д.Б. Верно, Фред. Но как ты знаешь, образцы, доставленные ими, останутся на Земле ровно столько времени, сколько люди пробыли на другой планете. Потом они исчезнут.

ЭН-БИ-СИ: Опять Эффект рогатки? Они отправятся на родную планету?

Д.Б. Это было бы логичным предположением. Симметрия. Но мы не знаем, нам ни разу не удалось определить, куда делись образцы.

ЭН-БИ-СИ: А что происходит с человеком, если он не успевает попасть в поле, когда пора возвращаться с другой планеты?

Д.Б. Такое случалось дважды. Оба раза мы направляли спасательные команды, но никого не обнаруживали.

ЭН-БИ-СИ: Они просто исчезли? Но это не могло...

Д.Б. Именно исчезли.

ЭН-БИ-СИ: И вы не знаете, что с ними произошло?

Д.Б. Не имеем представления.

15. ГЛАВА ПЯТАЯ

Они оставили тело Ч'инга на берегу реки и продолжили изучение планеты.

Без флоутера это оказалось нелегкой задачей. Большая часть времени уходила на переходы - в буквальном смысле слова "беготню" с их начальной позиции в высоких широтах к полюсу, затем к экватору и обратно. Усилители скафандров позволяли покрывать более тысячи километров в день.

Планета оказалась еще менее перспективной, чем ожидалось.

Одну четвертую ее поверхности занимало море, концентрация соли в котором была настолько велика, что в нем не могло существовать ничто живое, кроме сверхстойких микроорганизмов, селившихся вблизи устьев рек.

Полярная зона представляла собой застывшую пустыню, безводную и безжизненную, где окаменелый снег стучал по поверхности твердыми маленькими гранулами, разбрасываемыми нескончаемым штормом, где ветра превращали ледяные горы в фантастические фигуры и пели свою бесконечную песню, встречались за крутыми поворотами черных кряжей.

Цепь мертвых вулканов, запорошенных золотистым снегом моноклинальной серы.

Древний, видавший виды кратер от метеорита, размером больше, чем весь штат Техас, абсолютно круглый, со следами центрального пика, наполненный сладкой водой и потрясающим количеством разновидностей морской фауны. Ни одно из животных не обладало телепатическими способностями.

Ниже полюса застывшая, бесплодная земля постепенно теплела и превращалась в болота. Продвигаясь в сторону экватора, они сначала наблюдали все более и более активную растительную жизнь, а затем все менее активную, по мере того как земля высыхала, а температура повышалась. Последние несколько сотен километров перед экватором были сплошь выжженной пустыней: голые, серые камни и монотонные, однообразные песчаные дюны.

В последний день они заспешили обратно к реке, чтобы подготовить труп Ч'инга и его скафандр к перемещению на Землю, где его ожидали ученые в Колорадо Спрингс.

СМЕРТЬ ИЗ-ЗА НЕУСТАНОВЛЕННОЙ НЕИСПРАВНОСТИ ИМОНА преследовала их семь дней. Они целую неделю гоняли свои скафандры на пределе возможностей. Ч'инг погиб, стоя на месте, ничего не предпринимая.

Особой загадки они в этом происшествии не видели. Такое бывает, сказала Таня: нелепая случайность. ИМОНы проверяются и перепроверяются по два, три, четыре раза. Но все же ИМОН - это, пожалуй, самый сложный механизм, которому кто-либо когда-либо доверял свою жизнь. Врачи и инженеры установят, что произошло с Ч'ингом и позаботятся о том, чтобы такое больше никогда не случилось. Так сказала Таня.

Река поднялась и Ч'инг стоял по щиколотку в воде. У них было еще два часа до того, как начнет действовать Эффект рогатки.

Они вытащили Ч'инга из воды, присели и стали ждать. Жак достал существо из отделения скафандра Ч'инга, где оно находилось в условиях, воспроизводящих речную среду.

Они передали существо из рук в руки, и, похоже, его способности не уменьшились.

- У меня есть версия, - сказал Жак.

- Какая? - спросила Кэрол.

- Почему здесь нет никаких наземных животных. - За исключением существа, обнаруженного Ч'ингом, они не встретили ни одного животного, которое могло существовать вне водной среды. - Падение этого метеорита, ну, того, от которого кратер, видимо, повлекло за собой цепь катастроф. Землетрясения, пожары, приливы...

- ...а если он упал в воду, то атмосфера наполнилась супернагретым паром, - сказала Кэрол.

- Радиоактивным паром, - добавила Таня. - Такое столкновение...

- Вот именно, - сказал Жак. - Ничто на поверхности не могло выжить. Только животные и растения, защищенные водяным буфером.

- Может быть. Очень может быть, - сказала Таня. - Если это было так, то геологи восстановят картину.

- По образцам, - сказала Кэрол.

Некоторое время они молчали. Все сидели, стоял только Ч'инг.

- Сколько еще? - спросила Вивьен.

- Около двадцати минут, - сказала Таня. - Двадцать две.

Опять последовала длительная пауза.

- Ну что ж, пора занимать места, - сказала Таня. - Жак, ты опять будешь наверху, а то роста не совпадут. Я встану внизу с Ч'ингом... со скафандром Ч'инга.

Они зашевелились и заняли места после того, как Таня начертила круг в 120 сантиметров диаметром, чтобы они имели ориентир для своих рук и ног.

- Четыре минуты.

Как и в первый раз, перемещение было моментальным: они только что смотрели на грязно-молочную реку, а в следующее мгновение уже падали с мертвой высоты на пол камеры ПЛМ в Колорадо Спрингс.

- Мы обнаружили жизнь, - сказала Вивьен еще до того, как Жак грохнулся на пол. - Нам необходима камера с температурой в двадцать восемь градусов и давлением 894. Следующий состав: азот - 357, аргон - 297... - Это было необходимо для существа на первое время. Позже ученые проанализируют образцы, доставленные Укротителями, и создадут для существа условия, полностью совпадающие с условиями Грумбриджа. - ...и источник с циркулирующей водой. Ванна. Существо земноводное.

- И еще, у нас смертельный случай. Укротитель Ч'инг. Неустановленная неисправность ИМОНа.

Прежде чем пройти деконтаминацию, нужно было ждать, пока группа анализов заберет доставленные образцы. На это потребовалось время, поскольку большинство ученых пришлось вытаскивать из кроватей - никто не ожидал, что из легкого тренировочного полета они вернутся с органическим материалом.

Бригада патологоанатомов была, однако, уже наготове.

Наконец они прошли через камеру с зеркалами и очищающими лампами в камеру готовности. Краны сняли с них верхнюю часть ИМОНов, они выбрались на свободу и принялись самозабвенно чесаться. Затем горячий душ, чистая одежда, краткий медицинский осмотр и немного настоящей пищи. После этого шесть часов отдыха, пока анализаторы разберутся с собранной ими информацией, чтобы приступить к опросу.

Жак отложил чисто обглоданную косточку свиной отбивной.

- Ух, Кэрол...

- Да, не плохо, - она налила себе еще один бокал вина и передала графин Вивьен.

- А что ты думаешь...

- Я уж час жду, когда ты спросишь.

- А я ждал, когда ты сама спросишь. Ты же ведь предлагала Ч'ингу.

- С ним бы у нас до этого никогда не дошло. Мне просто было интересно, когда ты созреешь.

Жак допил бокал:

- В таком случае, в интересах науки.

Она поддержала его тон:

- Обычная исследовательская работа.

- Ну вы, там, хватит ворковать, передайте соль...

16. ВСКРЫТИЕ

Для группы Медицинских исследований АВР в Колорадо Спрингс. Вестхэмптону, Лайону, Нэгпуру, Менгцу, Ля Ройя, Шарлевийю.

От: Джонатана Легмана, д-ра медицины;

Андре Барнетта, д-ра медицины;

Мириам Копхейдж, д-ра медицины;

Группы Медицинских исследований АВР в Кол. Спр.

По вопросу: Вскрытие Укротителя 1-го класса Кси Ч'инга.

Выписка: Укротитель 1-го класса Кси Ч'инг погиб в ходе своего первого задания - тренировочное перемещение на землеподобную планету Грумбридж 1618. Перемещение во многих отношениях оказалось необычным. Кроме того, что планета была признана вполне пригодной для геоформирования, команда обнаружила животное, обладающее способностями усиливать телепатический сигнал (см. предварительный отчет. Приложение VIII).

Укротитель Ч'инг умер в 21:32:47,6 17 августа 2051 года. ИМОН принял меры для установления причины смерти, но не смог этого сделать, в связи с чем передал руководителю сообщение "Смерть из-за неустановленной неисправности ИМОНа" и заморозил тело для проведения анализов на Земле.

Отдел биоинженерии тщательно проверил ИМОН и сделал вывод, что скафандр функционирует безупречно. На кристаллах рекодера не имеется никаких указаний на неисправность ИМОНа в момент смерти Укротителя. Переданное ИМОНом сообщение можно, таким образом, прочитать, как "Причина смерти неизвестна" (Приложение III).

Проведенное нами обследование тела также не дало результатов. Укротитель Ч'инг находился в отличном физическом состоянии на 16 августа 2051 года (см. карту медицинского обследования. Приложение IV), и вскрытие не обнаружило никаких признаков заболеваний или травм, непосредственно не связанных с посмертным замораживанием.

Биометрическая информация на момент, непосредственно предшествовавший смерти, нечеткая и может с определенным допуском интерпретироваться, как указывающая на смерть из-за нарушения сердечной деятельности или обширного инсульта. Вскрытие, однако, отрицает подобный диагноз.

28 августа 2051 года.

Содержание:

Отчет о вскрытии

Приложение I: Медицинская карта объекта.

Приложение II: Данные лабораторных исследований.

Приложение III: Отчет отдела биоинженерии.

Приложение IV: Медицинское обследование перед перемещением.

Приложение V: Визуальные результаты вскрытия.

Приложение VI: Отчет специалиста: сосуды головного мозга.

Приложение VII: Отчет специалиста: кардиология.

Приложение VIII: Предварительный отчет: Грумбриджский "мост".

Копии записей на кристаллах рекодера могут быть высланы по Вашему пожеланию.

17. ПЛАН

Программа эксперимента: Грумбриджский "мост"

СРОК - ОТВЕТСТВЕННЫЕ - ЦЕЛЬ - ОБОРУДОВАНИЕ

25 августа 03:05 - (перемещение)

03:05-10:00 - Основная группа - Общие исследования - ad lib

10:00-17:00 - Биогруппа, Уиллард - Мета/кетаболические измерения Камера мод. Стокс

17:00-24:00 - Биогруппа, Джеймсон - Реакция на стимуляторы - ad lib

26 авг. 00:00-14:00 - Матем. Чэндлер - Стат. анал (телеп.) - Рейнский тест

14:00-15:00 - СО Группа - Связь с общественностью

15:00-22:00 - Биогруппа, Ван дер Валлс - Экс. с земными животными Дыхательные аппараты, животные

22:00-24:00 - Лефавр, Уэйчел - Персональные исслед. (телеп, физиолог.) - койка

27 авг. 00:00-14:00 - Матем. Фонг - Стат. анал (телеп.) - Рейнский тест

14:00-17:00 - Райли и др. Пресс-конференция

17:00-24:00 - Биогруппа, Уиллард - Изменения в метаболизме при нарастании стресса - Камера мод. Стокс

Программа экспериментов с 28 авг. по 31 авг. будет определена в зависимости от результатов проделанной работы.

1 сент. 19:00-20:49 - Био Группа Уиллард - анатомирование - Хирургич. инструменты, операционная

20:49 - (перемещение: "эффект рогатки")

18. ГЛАВА ШЕСТАЯ: ПРЕЛЮДИЯ

(Прелюдия: подготовка к какому-либо действию, событию, состоянию или работе более широкого масштаба или более важного значения... небольшая самостоятельная пьеса, служащая иногда вступлением к фуге...)

Мизансцена: Лучший ресторан в Колорадо Спрингс. Вечер субботы 26 августа 2051 года. Жак Лефавр пригласил Кэрол Уэйчел на ужин. Свечи, бархат; играет октет в неоэлизабетианском стиле. Официант убрал посуду, Жак заказал бутылку "Шато д'Квием" 2039 года.

Кэрол (подначивая). Неужели я стою этого?

Жак (немного смущенно). По такому случаю.

Кэрол. Если мы выпьем слишком много, никакого случая не получится.

Жак. Хорошее вино никогда не вредило этим... способностям.

Кэрол. Ты всегда так официален?

Жак. Я? Да нет, я совсем...

Кэрол. Я же вижу. Ты весь вечер ведешь себя так, как будто я твоя кузина, которую ты давно не видел, а не...

Жак. Черт возьми, может быть я немного нервничаю. Это, в конце концов, не совсем похоже на обычное первое любовное свидание.

Кэрол. Это верно. Но все равно нужно расслабиться. Мы все-таки не на сцене будем перед...

Жак. Да. Хорошо, что ты вмешалась, когда старик Чэндлер хотел, чтобы мы...

Кэрол (пожав плечами). Всему есть предел.

Жак. Мне правда показалось, что ты была не так возмущена, как хотела показать.

Кэрол. Не забегай вперед. У тебя еще будет возможность все узнать.

Жак (смеется). Да, ты права. Вот наш официант.

Официант подает вино с соответствующими церемониями. Они чокаются и пьют.

Кэрол. Отлично. Ты привычен к такому образу жизни?

Жак. Когда-то был. Но это было, когда я был мальчишкой.

Кэрол. Твои родители были богаты?

Жак. Более или менее. Отец был ведущим физиком в Институте Ферми в Нью-Йорке.

Кэрол. Он умер?

Жак. В каком-то смысле. Давай поговорим о чем-нибудь другом.

Кэрол. Конечно. Извини.

Жак. Странно.

Кэрол. Что?

Жак. Ну... мы через столько прошли вместе, открыли вместе новый мир, а такие чужие.

Кэрол. Одиночество вдвоем. Не могу привыкнуть воспринимать тебя как живого человека, привыкнуть к тому, что у тебя есть тело. Ты для меня все время был просто голосом в наушниках.

Жак. А я без проблем воспринимаю твое тело.

Кэрол. Ты такой галантный.

Жак обмакивает палец в вино и проводит им по краю бокала. Бокал сделан из натурального хрусталя и издает чистый, певучий звук, который, к сожалению, не попадает в унисон с октетом. Мужчина за соседним столиком бросает на Жака сердитый взгляд и он прекращает.

Кэрол. Ты безразличен к музыке?

Жак. Музыка! Это уловка, чтобы продавать лютни и флейты.

Кэрол. Но это красиво...

Жак. На следующий год в моде будет электрогитара.

Кэрол. Может быть.

Жак. Если бы это была действительно елизаветинская музыка, мадригалы и подобное, то это было бы нормально - строго, сдержанно, но модерн...

Кэрол. Успокойся, Жак. Не из-за чего заводиться.

Жак допивает бокал и наливает себе еще. Кэрол отказывается.

Кэрол. Который час?

Жак. Пять минут десятого.

Кэрол. Если мы сейчас выйдем, то можем прогуляться пешком до камеры.

Жак (рассматривает бокал). ...Неплохая мысль. (Машет официанту). Приятный вечер.

Жак расплачивается по счету и они уходят, рука Кэрол легко прикасается к его руке.

19. ФУГА

(Фуга: полифоническая композиция, построенная на контрапунктах, основанная на одной, двух или более темах, которые проводятся несколькими голосами или партиями поочередно, постепенно вырастая в сложную музыкальную форму, имеющую достаточно отчетливое деление на стадии развития и выраженную кульминацию в конце.)

Грумбриджский "мост" помещался в гипербарометрической камере комнатного размера, примыкающей к камере готовности. Камера была перестроена для целей эксперимента (давление на Грумбридже составляло девять десятых атмосферы), но имела, как отметил Жак, одно преимущество: в ней не было окон.

Они пришли немного раньше и пили кофе, когда появился Ван дер Валлс со своей группой.

- Есть результаты, доктор Ван? - спросила Кэрол.

- Трудно сказать, - он покачал головой. - Большинство животных находилось в летаргическом состоянии.

Он открыл клетку, которую нес с собой и достал из нее маленького колли, голова и грудь которого все еще были обмотаны проводами. Пес был обмякший как тряпка, он не стоял на ногах. Ван дер Валлс нежно погладил его и поговорил с ним.

- Мы же не могли одеть на них маски. Диоксид углерода подействовал на них всех. Мы узнаем больше после того, как ознакомимся с биометрическими данными. Давай, малыш. Пес сонно поднялся на ноги.

Два помощника внесли остальные клетки.

- Это все Ван, - сказал один из них.

Ван дер Валлс взял пса подмышку и с невозмутимым лицом пожелал им удачи.

Жак и Кэрол вставили новые пластиковые вкладыши в дыхательные аппараты и натянули маски. Они не стали закреплять баллоны с кислородом за спиной, а понесли их в руках через шлюз в камеру.

От перепада давления у них заложило уши.

- Не слишком подходящее место для медового месяца, - сказал Жак.

Покрашенные белой масляной краской стены, черный кафельный пол, аквариум, наполненный мутной водой в центре комнаты. Складная койка, заимствованная из лазарета. Видеокамеры.

- Omnia vincit Amor, - сказала Кэрол.

- Посмотрим, - они неуверенно подошли к койке. По пути Жак швырнул пиджак на одну из камер.

- Они сказали, что камеры будут выключены, - сказала Кэрол.

Жак начал стаскивать с себя рубашку, что оказалось непростым делом, поскольку снималась она только через голову. Сначала он с трудом протащил ее через маску, затем ему пришлось мучиться с дыхательным шлангом и кислородным баллоном.

- Сказать-то они сказали, - он швырнул рубашку на другую камеру.

Неформальный, полуспортивный костюм Кэрол не представил никаких проблем. Она скользнула пальцами по шву, легко скинула его с себя, аккуратно свернула и положила на стол рядом с аквариумом. Она улыбнулась ему, запустила руку в мутную воду, нащупала "мост" и вытащила его из аквариума. Он был влажный, но не липкий.

- Это будет здорово.

Она уселась рядом с ним на койку. Он нежно погладил ее, но не сделал никаких попыток прикоснуться к "мосту".

Она вытянулась на койке, положила голову ему на колени, приподняла маску настолько, чтобы поцеловать его, а затем лизнула.

Он потрепал ее по коротким волосам.

- Ты не теряешь времени даром.

- Мне не хочется терять время даром.

Она притянула его к себе. Они завозились, устраиваясь на узкой койке и прикоснулись к "мосту".

Жак: Смущающе точный крупный план его лица, затем наложенный на него вид гениталий. "Он такой нервный, такой напряженный".

Кэрол: "Но так быстро... - Смутные картинки различных частей ее тела, вперемешку. - Кожа горячая".

- Совсем я не нервный, - сказал он хриплым шепотом.

- Конечно нет, - она провела пальцем по его груди. - Волосы опять отрастают.

- Естественно... эй!

- Щекотно? Извини.

- Только пупок. Никогда не мог... вот так лучше.

- Будем надеяться, - она положила его руку себе на грудь а опять дотронулась до "моста".

Жак: Ее глаза закрыты, он видит темно-красное пятно, чувствует, как пальцы пробегают по твердому соску, наслаждение в двух местах. Его рука "Подумай о чем-нибудь сексуальном..." НЕ ДУМАЙ Читай ее мысли, смотри на его руку "О чем не думать?"

Кэрол: Ее лицо, неожиданный изгиб ее бедра "Так горячо, мягко, так похоже на... так похоже на... не думать, не думать..." пробегающая по ее груди ПЛЯЖ ПОД ЯРКИМ СОЛНЦЕМ СТРОЙНАЯ ДЕВУШКА "Не думать, Мария, не думать..."

- Не тормози себя, - мягко сказала она. - Она похожа на меня? В твоем воображении, мне кажется похожа.

- Была, - он провел пальцем вниз по ее ребрам, талии, крутому бедру.

Жак: Теплая волна наслаждения следует за его пальцем, живот дергается в нервном рефлексе "О, скорее! О, скорее!" Через маленькую складочку сухожилия и ниже... "Сюда! О, теперь давай быстрее", губы раздвигаются, хлюпающий звук, дыхание замирает "Сюда! О, нет, слишком сильно! О!.. так... ПАРШИВЕЦ, так!"

Кэрол: Скользит по горячей влажной коже "Смотри, она дернулась" и дальше по короткой, жесткой щетинке, по краюшку, остановка, потом раздвинуть губы, снизу так горячо, так влажно... скользнуть вверх и отыскать это МАРИЯ ВЫБЕГАЮЩАЯ ИЗ ВОДЫ ОНА САДИТСЯ НА МОЕ ПОЛОТЕНЦЕ ВЫТИРАЕТ ВОЛОСЫ НОГИ РАССТАВЛЕНЫ РОЗОВАЯ ЗАГАДКА В СВЕТЛОВОЛОСОМ ОБЛАЧКЕ "Нет, паршивец" скользко СЮДА "Слишком сильно? Я..."

- Сюда, - она на секунду выпустила "мост", чтобы направить его руку.

Жак: "Сейчас". Она дважды подается к нему, делает один глубокий вдох, анус напрягается "О!.. О!" отпрянула и опять прильнула, медленное, очень легкое круговое прикосновение "..." горячие толчки, два "..." три, уменьшается "...О!" бегут мурашки "...О, Жак!"

Кэрол: "Такая возбужденная" "Не дави, она знает когда" "Я..." "Как можно..." "?" "Боже!"

- О, Жак, - она потерлась лбом о его грудь, стирая пот. Он выпустил "мост", чтобы крепко обнять ее.

Он дважды сглотнул.

- Разминка тебе, похоже, не требуется.

Она хихикнула ему в грудь.

- Больше недели прошло. В этом скафандре до себя даже дотронуться было нельзя.

- У тебя был целый день.

- Я его специально приберегла для тебя, - она опять начала тереться о него. - Не так, как обычно.

- Лучше?

- Не так.

Она отдышалась.

- Было бы не так быстро... но "мост"! Как будто... как будто... ты это сразу оба человека. Ну, не совсем так, но что-то в этом роде. Очень возбуждает.

У Жака были другие ощущения.

- Хорошо, хорошо. - У Жака было ощущение, что за ним подглядывали.

- Нам не обязательно держаться за "мост" руками, - сказала она. - Может быть, так? - Она повернулась к Жаку спиной. - Так я могу дольше. - Она протянула руку и запихнула "мост" между своей спиной и грудью Жака.

Жак: "Если попробовать подумать о чем-нибудь еще" чувство, будто он слабеет "ГАДКИЙ ПОЛЗУЧИЙ ПАУК В ЛОВУШКЕ"

Кэрол: Очень уютно "Боже! гадкий жук ползучий, паук в ловушке, уберите его от меня!"

Он чуть не столкнул ее с койки, пытаясь увернуться от "моста".

- Извини, этот... давай лучше держаться за него руками. Тогда мы сможем бросить его, если...

- У тебя было ощущение, что ты в ловушке?

- Это ОНО в ловушке.

Она протянула руки за спину и обняла его".

- Жак, ты не боишься меня? Не боишься пускать меня внутрь...

- Нет, нет. Мне это нравится. - Почти неправда. - Просто давай держать "мост" на расстоянии вытянутой руки. Мне неприятно, когда он касается меня. Мне не нравится, когда он так близко.

- Хорошо, - она положила существо перед животом. - Здесь ты его достанешь?

- Да.

Они взялись за "мост", и она свободной рукой помогла Жаку, направив его в себя.

Жак: "Сюда". Прижимаясь спиной, его теплое тело. "Скажи теперь, Мария" НЕТ НЕ МОГУ замирая, потом медленно, потом быстро, удерживая напряжение.

Кэрол: Легкая дрожь, хорошо идет, потом легкое сопротивление преодолено, ягодицы удивительно прохладные "Нет, я не могу" замирая, затем медленно назад и быстро вперед, удерживая напряжение. "Хорошо!"

- Хорошо. - Глаза у обоих закрыты, лица раскраснелись. Кэрол нежно поглаживает его.

- Я верю тебе, - говорит он.

Жак: Горячая влажность. Верю. "У нее, как у меня, волосы..." скользкое, холодное, входит медленно, сильно, СИЛЬНО, быстро выходит, входит медленно выходит входит "Но, Жак, не туда" входит, выходит, входит "Почувствуй МЕНЯ, Жак" выходит, входит ОНА НА НЕМ Я ЛЮБИЛ ЕЕ УМЕРЛА "Жак"

Кэрол: "Верю тебе" СИДИТ НА МОЕМ ОДЕЯЛЕ ВЫТИРАЕТ ВОЛОСЫ НОГИ РАССТАВЛЕНЫ СМОТРИТ В СТОРОНУ ПОТОМ ОПУСКАЕТ ГЛАЗА ВИДИТ КАК Я ВОЗБУЖДЕН ПОТОМ ПРОИСХОДИТ ВОТ ЧТО ОНА СМЕЕТСЯ И ГОВОРИТ ТЫ ВЗРОСЛЕЕШЬ ЖАК И ПОХЛОПЫВАЕТ МЕНЯ ПО КОЛЕНКЕ И УБЕГАЕТ ПО ПЕСКУ СМЕЯСЬ НО Я ВСЕГДА ПОМНЮ НИКОГО БОЛЬШЕ НЕТ МЫ ИГРАЕМ ВМЕСТЕ И ОНА ЛЕЖИТ НА МНЕ НА ОДЕЯЛЕ И ПОКАЗЫВАЕТ МНЕ КАК "Я любил ее, она была моей сестрой, она умерла"

- Она умерла, когда... мне было двенадцать, когда она умерла.

- Жак, - она наугад протянула руку за спину и погладила его щеки, глаза. - Мой бедный Жак.

В течение часа они попробовали пять разных положений, и Кэрол почувствовала себя довольно измученной после девяти или десяти оргазмов. Жак был еще более измучен, поскольку у него не было оргазмов вообще.

Он легко начинал, но не мог кончить. Ему мешало, что чужие мысли, как бы они не были привлекательны, вторгаются в его личный внутренний мир; ему мешало, что его собственные фантазии возвращались к нему, искаженные сочувствием Кэрол, а иногда ее отвращением, хотя она и пыталась это скрыть.

У Кэрол подобных проблем не было: во-первых, она вообще не была слишком скрытной по натуре, а во-вторых, реагировала на "мост" значительно слабее. Мысленная связь с Жаком только добавляла пикантную изюминку - все равно, что заниматься любовью в окружении зеркал, когда перед твоим мысленным взором прокручивается порнографический фильм.

Кэрол, тяжело дыша, лежала на койке. Жак взял в руки "мост", на негнущихся ногах подошел к аквариуму и бросил существо в воду. Он снял пиджак с видеокамеры и присел рядом с Кэрол.

- Мы забыли полотенце, - сказал он и стал вытирать ее рукой.

Она замурлыкала и потянулась.

- Может быть, хочешь...

- Нет. С меня достаточно.

- У нас полно времени, - часы показывали 24:24. - Если мы сделаем это без "моста", может быть, ты...

- Прошу тебя.

- Я просто...

- Кэрол, в другой раз с огромным удовольствием - но В ДРУГОЙ РАЗ.

Она отстранилась.

- Не злись на меня.

- А я и не злюсь.

- И на себя не злись. Ты ничего не мог поделать...

- Давай не будем об этом. Просто не будем об этом говорить.

- Хорошо, - она хотела вытереть его рукой, но он увернулся и пошел одеваться. Она повернулась к нему спиной и начала рыться в сумочке в поисках бумажного полотенца.

20. КОДА

(Кода: Более или менее самостоятельный раздел музыкального произведения в конце композиции, вводимый с целью подведения ее к благоприятному завершению).

В их распоряжении было еще восемь часов, прежде чем им надлежало явиться на Рейнский тест. Жак проводил Кэрол до коттеджа. Была туманная, летняя ночь, в небе висели тяжелые грозовые облака, на горизонте сверкали разряды молний. Они шли на некотором расстоянии друг от друга и почти не говорили.

Она открыла дверь, взяла его руку на прощание и удержала в своей.

- У меня выпить нечего...

- Кэрол, послушай. Извини. Дело не в тебе. Просто эта чертова...

- Ш-ш-ш, - она обняла его и положила голову ему на грудь.

Через минуту:

- Я должна тебе ужин, Лефавр.

- Да ладно...

- У тебя свободно утро для завтрака? - она потянула его в сторону двери. - Проходи. У меня есть настоящие яйца.

21. СОВОКУПЛЕНИЕ ЧЕРЕЗ РАЗУМ НЕ ПРОХОДЯТ БЕЗ ПОМЕХ

Влияние телепатической связи на совокупление.

Доктор медицины Раймонд Свини

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

1. Данный доклад не претендует на какие-либо обобщающие выводы, поскольку основан на результатах единичного эксперимента. Тем не менее, некоторые наблюдения могут представлять интерес для специалистов, изучающих нормальные половые функции человека и их нарушения.

2. В опыте принимали участие Жак Л. и Кэрол У., ветераны первого перемещения на Грумбридж, наиболее восприимчивые к эффекту Грумбриджского "моста". Они дали согласие на двухчасовой сексуальный эксперимент с применением "моста" без визуального контроля, однако с условием последующего собеседования.

3. Участники оказались совместимы, но не имели между собой половых связей до эксперимента (что теперь представляется недостатком). Ни у одного из участников не отмечалось ранее каких-либо существенных нарушений половой функции. Беседа с Кэрол указывает на относительно высокую частоту половых контактов, беседа с Жаком - на относительно низкую.

4. Участников опрашивали отдельно в течение двух-трех часов два дня спустя после эксперимента. Кэрол согласилась часть опроса провести под гипнозом. Жак отказался.

5. Кэрол отметила в целом нормальную, может быть несколько более яркую и быструю реакцию. Жак испытывал серьезные проблемы с эякуляцией.

6. Жак вспоминает два эпизода из своего прошлого, когда он испытывал проблемы с эякуляцией, оба раза с четко определенными причинами: переутомление, злоупотребление алкоголем, отсутствие психологического контакта (визит к проститутке в шестнадцать лет). Он утверждает, что в ходе эксперимента ни один из перечисленных факторов не имел места и относит дисфункцию целиком на счет влияния "моста".

7. Кэрол, с другой стороны, заявляет, что использование "моста" доставляет ей удовольствие.

8. Сразу после эксперимента участники дважды имели половую связь при полном взаимном удовлетворении, что, видимо, подтверждает наблюдение Жака.

9. Записи бесед и медицинские карточки участников эксперимента прилагаются.

22. СПОЙ НО-НИ-НО

(Из "Критической истории американской популярной музыки", том 6 (2040-2060). Элиота Грина. Издательство Квадрэнгл ТФИ, 2072 г.)

...На некоторое время было захвачено нелепым течением, которое окрестили "Неоэлизабетианское движение".

Инструменты были элизабетианские (или их копии, которые изготовили мастера 21-го века), а мелодии и многие тексты - ворованные из произведений того периода. Сам дух произведений использовался в целях чистой наживы: коммерсанты и музыканты сообща зарабатывали на примитивной сентиментальности жадной до новинок публики.

Типичным примером этой дешевки является "Милые влюбленные любят весну", популярная осенью этого года:

Один влюбленный и подружка
хей-хей-хей но-ни-но хей-хей но-ни-но
провели весну с Грумбриджским мостом
и только... и т.д.

Четверостишие не закончено, но не велика потеря. В музыкальном отношении примитивно, а от слов любителя Шекспира начинало просто тошнить.

Ходят слухи, что эту песенку написал компьютер отдела связей с общественностью Агентства Внеземного Развития...

23. ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Жак закрыл за собой дверь зала заседаний и поприветствовал всех кивком головы. Он сел рядом с Кэрол. Скрип его кресла был единственным звуком, раздавшимся в зале.

- Отлично, - сказала Таня, подняв глаза от блокнота. - Мы все в сборе. Жак, познакомься - это наш новый товарищ по команде. Густав Хазенфель из Бремхаувена. Это Жак Лефавр.

Жак перегнулся через стол и пожал Густаву руку.

- Guten Tag!

Очень светлые волосы, красивые, сильные черты лица, высокий, неясная грусть в чистых голубых глазах. Ладонь теплая, сухая, крепкая. Жаку он не понравился.

Tag. Sind Schweizer?

- Ja naturlich. Mein Akzent?

- Jawobl.

- Эй, - сказала Кэрол. Говорите по-французски, что-ли?

- Гас - Укротитель 2-го класса, - сказала Таня. - Он был на четырех заданиях.

Это значило, как знал Жак, что после последнего задания в его команде осталось два или три члена (остальные ушли в отставку или погибли). В противном случае они бы не стали разбивать команду: в АВР любили постоянные составы.

- Так вот, - сказала Таня, захлопывая блокнот, - два вопроса... три вопроса. Жак и Гас, вас впихнули в задание по размножению. Послезавтра, 2 сентября в 05:36.

- Мой бедный, замученный мальчик, - шутливо прошептала Кэрол.

- Где это будет? - спросил Гас.

- Сигни В шестьдесят один. Потрясающее место.

- Это точно. Мы провели там два месяца, геоформируя.

Она улыбнулась:

- Я в прошлом году там родила.

- Значит, мы разошлись с тобой на три года.

Короткая пауза, пока они задумчиво качали головами.

- Для остальных ближайшее задание в следующем месяце. Они нашли средства для финансирования еще одной, более длительной экспедиции на Грумбридж. Мы пробудем там сорок семь дней, начиная с одиннадцатого октября. Со спектрографом массы.

- Начнем геоформирование? - спросила Вивьен.

- Скорее всего, нет. Предварительный анализ показывает, что с Грумбриджем вряд ли стоит возиться. Нам предстоит со временем установить там несколько зданий для психиатрического исследовательского центра. В этот раз - задача отыскать "мосты" и выделить элементы для инженеров, которые прибудут через пару недель после нас.

- Наши рабочие планы будут отпечатаны к последней неделе сентября. Все, за исключением Жака и Гаса, свободны до двадцать пятого.

- Сколько времени продлится задание по размножению? - спросил Жак.

- Двадцать часов. Вот, - она бросила ему маленький пластиковый пузырек, - принимай по одной таблетке каждые шесть часов, начиная сегодня в полночь. И веди себя хорошо. - Она приподняла одну бровь.

- Начиная в полночь, - сказала Кэрол.

Таня рассмеялась.

- Начиная в полночь, но смотри не переутоми его.

- Сегодня "мост" возвращается. Его будут анатомировать в девятнадцать ноль-ноль.

Кэрол подняла руку.

- Они выяснили от чего умер Ч'инг?

- Нет. Смотря кого спрашивать. Медики говорят, что всему виной скафандр. Биоинженеры отрицают это. Они продолжают работать над этим вопросом.

- Очень успокаивает, - сказала Кэрол.

Таня пожала плечами.

- Такое случалось и раньше. Не знаю, кому верить. Хочется надеяться, что дело не в скафандре.

- Двадцать пятого у нас сбор. За несколько дней до этого проверьте почтовые ящики - мы должны получить результаты предварительных исследований. Математики и биогруппа уже опубликовали свои результаты, если хотите, можете почитать.

- В остальном вы на месяц свободны. Кто хочет присутствовать на анатомировании?

Все, кроме Кэрол, подняли руки. Она поколебалась и тоже подняла руку.

- Отлично. Я сообщу им. Увидимся.

Жак и Кэрол пошли поужинать в город. Мексиканский ресторанчик был неважный, но все же лучше кафетерия в АВР.

- Может не пойдем на анатомирование? - сказала Кэрол, когда они сделали заказ. - Спокойно проведем вечер дома.

Он рассмеялся.

- Ты ведешь себя так, как будто я собираюсь в длительное путешествие.

- Так оно и есть.

- Это же меньше, чем на день, - он помешал лед в стакане с водой. Честно говоря, мне кажется, ты ревнуешь.

- Ты что?! Не говори глупостей.

- Я не имею в виду ревность к этой конкретной женщине. Я имею в виду саму ситуацию. То, что ты должна сидеть в одном месте и рожать детей, пока я... мотаюсь по галактике, как бык-производитель.

- Такие мысли я еще не рожала. - Он засмеялся над ее каламбуром. Кроме того, так безопаснее.

- Ты не знаешь, когда они начнут...

- Оплодотворять меня? Нет. Таня говорит, что перед этим я должна выполнить, по крайней мере, еще два обычных задания. Потом, если все будет как у нее, я в течение нескольких лет буду постоянно беременная.

- Она сама рожала шесть раз?

- Да. Но это довольно редкий случай.

Официант принес заказ: разогретые бобы и какое-то месиво, напоминающее мясо.

- Если бы я был женщиной, то такая перспектива меня не очень бы прельщала.

- Зато встречаешь массу интересных людей, - она попробовала еду и вылила на нее ложку острого соуса. - Что ты думаешь о Гасе?

- Вроде, нормальный парень.

Она рассмеялась:

- Черта с два. Если бы ты видел со стороны, как вы мерили друг друга взглядами.

- Да брось ты. Я с ним и двух слов не сказал.

- Конечно, - сказала она мягко. - Ты слышал, что с ним произошло?

- Что?

- Мы - его третья команда. В первый раз исчезло четыре человека. Они полетели на флоутере, и через несколько минут руководитель одновременно получил сообщение о четырех смертях. Флоутер вернулся без единой царапины.

- Жуткая история. Они выяснили, что случилось?

- Нет. Ни тел, ни скафандров - ничего. Это было на Офиучи Семьдесят А два года назад. Второй раз произошел несчастный случай в ходе геоформирования на Тау Кита. Что-то взорвалось, и погибло полкоманды.

- Ты откуда все это знаешь?

- Я вовремя прихожу на совещания.

Некоторое время они молча ели. Жак долил себе остатки пива.

- Бедный Гас. Хорошо, что мы не суеверны.

- Да уж, это верно.

В барокамере были только стоячие места, и около тридцати человек, собравшихся там, посторонились, чтобы пропустить биогруппу Уилларда и дать возможность представителям прессы расставить аппаратуру для съемки анатомирования.

Репортер из "Новостей Науки ТФИ" спросил доктора Уилларда, что они предполагают обнаружить в ходе операции.

- Честно говоря, мы точно не знаем, что ищем. Как это может выглядеть, я имею в виду... Собственно, нам нужен орган, отвечающий за его особые способности.

- Мы провели нейтронное и нейтринное сканирование существа, рентген по-вашему. Насколько мы можем судить, нервная система у него немногим сложнее, чем у виноградины. По строению это существо не более, чем полая трубка, которая с одной стороны заглатывает пищу, а с другой выбрасывает отходы. И позволяет людям читать мысли.

Он открыл черный чемоданчик и начал выкладывать блестящие инструменты на стол перед собой.

- Анестезии не потребуется. Если хотите, можете посмотреть результаты опыта N_11 от двадцать шестого августа. Насколько мы можем судить, ничто не причиняет боли этому существу. Объяснить этого феномена я не могу. Даже протозоа реагирует на болевые раздражители.

- Жак Лефавр и Кэрол Уэйчел присутствуют? - Они подняли руки. Подойдите сюда пожалуйста... Вы не поможете нам немного?

- Конечно, - сказал Жак. Кэрол кивнула. - Но мы не прошли антисептическую обработку.

- Ничего. Я ее тоже не проходил. - Он повернулся к репортерам. - Лефавр и Уэйчел - Укротители, которые наиболее восприимчивы к эффекту "моста". Это идея доктора Джеймсона. Мы хотим, чтобы Укротители находились в контакте с "мостом" во время эксперимента. Надеюсь, вы сможете сообщить нам, на какой стадии анатомирования существо потеряет свои способности. И выскажете ваше субъективное мнение о... о характере изменений его способностей: когда они возрастают, когда спадают и так далее. Хорошо?

- Мы попытаемся, - сказал Жак. Кэрол немного побледнела. По пути с ужина она призналась ему, что испытывает иррациональный страх перед анатомированием. Когда ей было пять или шесть лет, она смотрела научно-популярный фильм, где показывали, как у живой черепахи вынули сердце и в течение недели поддерживали его работу. Ей все еще снились кошмары об этом.

Укротителей поставили так, чтобы они не мешали съемке. Когда они дотронулись до "моста", Жак уловил страх, мечущийся в мозгу Кэрол. Он попытался передать ей чувство поддержки, нежности. Вполуха он слушал, что говорит доктор Уиллард.

- До нас никто, конечно, не анатомировал подобных существ, но нудибранч имеет схожую структуру. - Он взял в руку скальпель. - Поэтому я... сделаю... с-с-с... сделаю разрез... гм... Вдоль дор... дор... ел...

- Доктор... - Помощник бросился к нему.

Скальпель со звоном упал на пол. С удивленным выражением на морщинистом лице Уиллард схватился за грудь и осел на пол. Не распрямляясь, он завалился на бок.

Помощник пощупал пульс.

- Сердце остановилось, - сказал он и распахнул ворот халата Уилларда.

- ВЫНЕСТИ ЕГО ОТСЮДА! - закричал доктор Джеймсон.

- Вынесите его в холл, на воздух, а ВЫ, - он показал на другого помощника, - вызовите флоутер!

Началась неразбериха, суета, крики. Джеймсон попросил всех, кроме врачей, оставаться в барокамере, пока Уилларда не отправят в больницу.

Через несколько минут Джеймсон вернулся. Он встал перед столом и обратился к присутствующим.

- Это ужасный случай. Я уже десять лет... - Он повернулся к репортерам. - Это не для печати... Десять лет твержу Бобу, чтобы он вставил искусственный клапан. Так пить и курить, как он в восемьдесят лет... Ну, вы почти все знаете Боба. Он сказал, что сделает это в тот день, когда бросит играть в теннис.

- Они прибыли через четыре минуты, и сейчас в Центральном уже наготове реанимационная группа. Может быть, им удастся спасти его.

- А сейчас... я бы хотел быть с Бобом, но у нас осталось менее часа до того, как существо перенесется. Так что нам надо продолжить.

Он обошел стол и поднял скальпель, который выронил Уиллард.

- Я не претендую на то, что Знаю анатомию беспозвоночных так же хорошо, как Боб, даже наполовину. Есть здесь кто-нибудь, кто считает, что разбирается в этом лучше?

Никто не ответил.

- Говорите, черт побери. Сейчас должности не имеют значения. Может быть, ты, Модибо? Ты в прошлом месяце работал с проклятым слизнем.

Крупный чернокожий мужчина, стоявший в первом ряду, медленно покачал головой.

- Не потому, что я такой хороший специалист, доктор. Я просто оказался там в нужное время.

- Давай, Фил, - сказал другой. - Если у нас появятся замечания, мы тебе скажем.

- Хорошо. - Кэрол и Жаку: - Беритесь за эту тварь. Теперь дорсальный надрез. - Он помедлил. - Н-да. ДОРсальный.

Он взглянул на Жака и затряс головой. Затем он осторожно поднял скальпель и аккуратно перерезал себе горло.

24. ГЕОФОРМА II: ДОСТУП К ИНСТРУМЕНТАМ

В отдел общественной информации "Вестингауз Интернешнел"

От "Блэк и Моргенштерн", 11 ноября 2075 года.

Текст и предварительные инструкции оператору рекламного ролика

(для включения в программу "Шоу Дона Лофта", 17 января 2076 года).

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: Кратеры Национального парка Луны.

ТРЕБОВАНИЯ: Мультипликационное оборудование, три (3) съемочные галокамеры; три (3) актера; две (2) модели ИМОН; один (1) спектрограф массы Вестингауза (СМ).

Ролик начинается с 30-секундной мультипликации. Сначала появляется упрощенный внеземной пейзаж, звучит необычная музыка. "Возникают" пять Укротителей, расходятся, занимают свои места и ждут.

Вновь "возникает" увеличенный план пейзажа, на фоне которого на этот раз видны груды кирпичей, цемента, строительных инструментов. Музыка переходит в негромкий марш. Укротители начинают строить дом. Темп музыки увеличивается, и они начинают работать все быстрее и быстрее. По мере того как они расходуют стройматериалы, появляются новые. Для того чтобы построить дом, им требуется четыре горки.

Укротители, тяжело дыша, рассаживаются вокруг дома. Неожиданно музыка смолкает, и нижний ряд кирпичей исчезает. Верхние три четвертых дома падают вниз с громким стуком. Так повторяется три раза, по мере чего исчезают один за другим все ряды кирпичей.

Укротители смотрят на эту картину, почесывая затылки. Затем они тоже начинают исчезать и постепенно пропадают в череде лунных кратеров.

(Позиции камеры в традиционной картезианской системе исчисления. Точка начала координат находится на уровне земли под спектрографом массы, который будет помещен на ровной поверхности, в 1250 метрах к северо-северо-западу от отметки уровня 1728 (разрешение приобретено у Парк Сервис инк.). Ось "х" первоначально сориентирована на 29ь к востоку.)

Вид пересеченной местности.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "Ничто сделанное на земле не может существовать на другой планете.

Это машина, которая дала человечеству звезды.

Спектрограф Массы... фирмы Вестингауз".

Два Укротителя бок о бок приближаются к машине. Они несут полные руки камней, которые вываливают на уже большую кучу камней около машины.

МЕДЛЕННО СЖАТИЕ/СМЕЩЕНИЕ/ПОНИЖЕНИЕ

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "Спектрограф Массы Вестингауза не применяют для строительства кирпичных домов. Его используют для того, чтобы выделять чистые элементы... строить машины... которые превратят этот голый мир... в рай для будущих поколений.

Это скопище шкал и ручек представляет собой то, что древние алхимики искали всю жизнь: философский камень.

Наша цель не превращение базовых металлов в золото, о чем мечтали алхимики. Мы превращаем камни в полезные металлы".

Пока говорит ГОЛОС ЗА КАДРОМ, Укротители заполняют тендер машины камнями.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "Внутренняя температура Спектрографа массы фирмы Вестингауз так высока, что камни разлагаются на отдельные молекулы. Машина сортирует эти молекулы и выбирает нужные элементы".

МЕДЛЕННОЕ СМЕЩЕНИЕ (на другую сторону машины).

(ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: В момент смещения бригада галооператоров должна соблюдать меры предосторожности. Оператор на оси "Y" должен быть одет в термозащитный костюм, если он приближается на расстояние двух метров к выхлопному лучу машины.)

Один из Укротителей начинает включать приборы управления машиной.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "Сейчас машина настраивается на производство элементов серебра. Она переработает все камни примерно за пятнадцать секунд".

В выходном тендере появляется самородок.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "Серебро!

Или любой другой необходимый металл.

Укротители - инженеры используют эти металлы для производства инструментов.

Инструментов для создания геоформирующих машин".

Укротитель работает на токарном станке на поверхности неосвоенной планеты. ЗАТЕМНЕНИЕ.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "Элементы, входящие в состав этих машин, также созданы спектрографом массы Вестингауза.

А по прошествии года или двух... десяти... или пятидесяти..."

Роскошный пейзаж, в небе двойное солнце.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "...Здесь будет новый мир для людей.

Еще один шанс для человечества".

Эмблема Вестингауза на фоне космоса.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: "Вестингауз строит лучшие миры для вас".

Мотив гимна Вестингауза. Затихает.

25. ПЕРЕНЕСИ СЕМЯ

...Изначальный план, в соответствии с которым предполагалось использовать ПЛМ для установки на одном из землеподобных спутников 61 Сигни А автоматического приспособления для геоформирования. Затем туда должны были забросить людей, на так называемом "корабле поколений".

Возьмите цилиндрический астероид в десять километров длиной, выпотрошите его и геоформируйте изнутри. Слегка раскрутите вокруг оси с тем, чтобы создать искусственное притяжение, придайте ускорение и направьте в сторону 61 Сигни с несколькими тысячами человек на борту. В зависимости от того, какой вариант вы изберете (другими словами, сколько денег вы сможете вложить в проект) путешествие продлится от двадцати до тысячи лет.

Отсюда и название. Целые поколения, десятки поколений людей должны были родиться и умереть в пути.

Женщина, по имени Джерри Ковали, сделала этот неудобный проект ненужным.

Доктор Ковали была биологом, отвечавшим за фазу естественных наук в ходе геоформирования 61 Сигни А в конце 2030 годов. (Это она ввела термин "ксенотения" - неожиданная слабость и дезориентация, которую испытывает Укротитель, вернувшись на Землю, если он принимал пищу, выращенную в почве чужой планеты, в связи с тем, что молекулы внеземного происхождения покидают его организм в соответствии с Эффектом рогатки.)

61 Сигни А была удобной планетой для геоформирования. Люди почти с самого начала могли свободно ходить по ее поверхности без защитной амуниции. Это была первая планета, плоды растений которой оказались съедобными; это была первая планета, на которой был зачат человеческий ребенок.

В ходе обычного медицинского обследования перед четвертым прыжком на 61 Сигни А выяснилось, что доктор Ковали уже несколько недель беременна. Разразился небольшой скандал, поскольку ее земной муж был подвергнут вазектомии и не мог иметь детей. Он подал в суд и получил развод. Доктор Ковали заявила о своем намерении сохранить ребенка (так и не раскрыв, кто является его отцом).

Она также решила родить на 61 Сигни А частично потому, что ее работа там находилась в решающей стадии, а частично потому, что ей понравилась идея стать матерью первого человеческого ребенка, родившегося вне Земли.

Ребенок, мальчик, родился без всяких осложнений. Через несколько недель подошло время перенесений на Землю. Она собрала в поле кристалла трех спутников, "черный ящик", новорожденного сына и они вернулись на Землю.

Когда подошло время обратного перемещения по Эффекту рогатки - ребенок исчез.

Он не принадлежал Земле.

Помимо того, что это событие явилось страшным потрясением для доктора Ковали (в этот момент она пеленала ребенка), с научной и философской точек зрения оно выглядело загадочным. Вынашивая ребенка, доктор Ковали очень беспокоилась о его здоровье и не принимала никакой инопланетной пищи или воды. Таким образом молекулы, которые попали в организм ребенка через ее плаценту были все земными молекулами. Ребенок полностью произведенный из земного материала должен был остаться на Земле.

Доктор Ковали вернулась на 61 Сигни А и намеренно забеременела вновь. Через положенное время она разродилась. Но на этот раз, хотя многие и осуждали ее за бессердечность, она оставила ребенка за пределами действия "черного ящика" и вернулась на Землю одна.

Ребенок навсегда остался на 61 Сигни А. Первый человек ставший de facto гражданином другой планеты.

Так появилась простая альтернатива "кораблю поколений". АВР начала вербовать женщин в больших количествах...

...Кампания, которая сначала велась АВР под лозунгом "Перенеси семя". Поток похабных шуток и саркастических комментариев заставил их почти сразу отказаться от этого лозунга.

Но сама кампания продолжается и по сей день. АВР принимает на работу в три раза больше женщин Укротителей, чем мужчин, и требует от них выносить по крайней мере двух детей на двух разных планетах. (И еще двух, если они хотят получить статус "Укротитель с полной выслугой".

Генетический анализ является одним из самых сложных тестов, с которым сталкивается потенциальный Укротитель. Любая генетическая предрасположенность к болезням автоматически вносит кандидата в "черный список" АВР, как бы ни был он хорош по другим показателям. На всех геоформированных планетах хранятся их подробные родословные. Теоретически, спаривание запрещено между лицами состоящими в более близком чем четвероюродном родстве. До сих пор это не вызывало никаких проблем, поскольку граждане новых миров первого поколения - все являются служащими АВР, бесконечно преданными Агентству и зависящими от него от колыбели до могилы.

На момент написания этих заметок зарегистрировано 3498 граждан новых миров, большинство из них первого поколения. (В течение некоторого времени их количество предполагается удваивать примерно каждые десять лет). Самый старший из них, конечно, Примус Ковали, который к тридцать одному году стал отцом пятерых детей. Говорят, что он с трудом преодолел искушение назвать одного из них Секундус.

(Из книги Теодора Ласки "Рассказы о науке", издания Брум Синдикат 2071 года.

Перепечатано из номера "Вашингтон Пост - Таймс Геральд - Стар - Ньюз" от 25 ноября 2071 года.)

26. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2051

15 сентября 2051 г.

Две недели никаких записей. Был занят. Постараюсь наверстать. 61 Сигни В - интересное место. Климат более умеренный, чем на Земле: сплошные леса и океаны. Мы с Гасом переместились в рубашках с короткими рукавами и с двухместным флоутером. Гас держал "черный ящик". Учитывая, насколько мирной является планета, было трудно попасть в более неблагоприятную ситуацию при приземлении.

Мы появились в метре над поверхностью океана, и нас тут же сбило огромной волной. Был шторм. Нам обоим удалось уцепиться за флоутер, который кувыркался в пене, но для того, чтобы взобраться на него потребовалась целая вечность. Это было не легче, чем влезть на перевернувшееся каноэ.

Я, наконец, вскарабкался на борт и пристегнулся ремнями. Потом я помог Гасу. Когда он устроился на сиденье, я поднял защитный колпак и мы отчалили. Хотели подняться над штормом, чтобы настроиться на наводящий луч. Это отняло у нас уйму времени из-за сильного и непредсказуемого ветра. Наконец мы увидели солнечный свет и поймали луч - как оказалось в 800 километрах от Звездной базы.

Мы летели почти четыре часа. В небе висело только одно солнце, и мы продрогли насквозь. Время от времени под нами проплывали острова (один абсолютно круглый - атолл), но, за исключением этого, смотреть было не на что.

Звездная база сооружена на расстоянии немногим более километра от океанского побережья на берегу широкой медленной реки, в окружении леса, напоминающего сосновый бор. Большинство зданий сделано из деревянного бруса, а улицы вымощены битыми ракушками. Тихое спокойное местечко, если не считать детей, которых здесь тысячи. Мы, правда, приземлились в послеобеденное время, когда у большинства малышей был тихий час.

Мы спланировали на площадь в центре городка, где двое мужчин играли во что-то напоминающее боулинг. Удивления при виде нас они не проявили и указали на штаб-квартиру АВР. Это оказалась маленькая хижина на противоположной стороне площади. Администратор отсутствовал (ушел домой на обед и сиесту), но к двери была приколота записка, в которой говорилось, где находятся наши партнерши.

Игроки с площади указали нам дорогу в противоположные стороны: Гасу к женщине, по имени Хестер, а мне к женщине, по имени Эллен. Мы постарались сохранить достоинство и скрыть владевшее нами нетерпение.

Эллен ожидала меня с чайником настойки из трав и неприятным известием о том, что она немного выбилась из графика. Утренний осмотр показал, что нам придется ждать еще, по крайней мере, часов восемь.

Мы попили чаю и немного поболтали. Эллен занималась изучением атмосфер-планет, специализируясь на контроле погоды третичного периода. С такой специальностью она могла найти себе работу и на Земле, когда ей надоест быть Укротителем. Это будет ее четвертый и последний ребенок. АВР разрешила ей родить на 61 Сигни В, чтобы она имела возможность воспитывать свою старшую дочь.

Фамилию Эллен я произнести не мог. Она была африканского происхождения и имела в середине странный "щелкающий" звук (ее дед, черный американец, происходил из семьи рабов и был участником второй Революции.

Это была умная и привлекательная женщина, и при других обстоятельствах я бы с удовольствием побыл в ее обществе. Она прекрасно почувствовала мое возбужденное состояние и предложила прогуляться по Звездной базе, осмотреть достопримечательности и вернуться вечером.

Таблетки, которые необходимо принимать в ходе подготовки к заданию по оплодотворению, должны максимально увеличивать выделение спермы в половое влечение, но, как побочный эффект, вызывают состояние сильного приапизма. Поэтому находиться наедине с красивой женщиной и не иметь возможности прикоснуться к ней - довольно мучительно.

Несколько часов я болтался по городу - вполне достаточно времени, чтобы осмотреть все. На детской площадке я заметил маленькую чернокожую девочку лет шести, которая возможно была старшей дочерью Эллен. Я подумал, что нужно вводить новые термины для обозначения родственных отношений вроде "мужчина, который является отцом моего брата, но мне не родственник". "Отчим" в данном случае вряд ли подходит.

За пределами города я осмотрел электростанцию и лесоповал, затем взял лодку, чтобы покататься по реке. Потом вернулся на лесоповал и помог какой-то женщине спилить большое дерево. Мое пребывание на планете обходилось АВР более чем по десять долларов минута, так что хоть какая-то польза от меня должна была быть.

В город я вернулся, когда уже начало темнеть. В это время года на планете полная ночь не наступает никогда: не успевает закатиться 61 Сигни В, как уже восходит А. Тепла от него немного, но светит оно посильнее полной луны.

Я разыскал единственную на планете таверну, находящуюся в маленькой пристройке к столовой для взрослых. Она была почти полна - пять посетителей, включая Гаса.

Он, конечно, уже завершил свою миссию. Хестер пошла на реку, проверить капканы на крабов. Позже она придет на прощальную вечеринку (все соберутся посмотреть, как мы исчезнем). Я начал рассказывать ему о своих проблемах с Эллен, но он сказал, что уже знает. Весь город знал.

Единственным напитком в таверне было крепкое горькое пиво, которое подавали со льдом и фруктовым соком. Если пить быстро и стараться не нюхать запах, то оно напоминает "Берлинервайс". Мы обменялись впечатлениями по этому вопросу, естественно, на немецком и продолжали говорить по-немецки, когда разговор перешел на женщин, в том числе тех четырех, которые находились в таверне. Из-за этого то и произошла неприятность.

Немецкий оказался последней каплей. Такой нервозности я не испытывал со школьных дней. Физический дискомфорт, нетерпение, заставлявшее постоянно смотреть на часы, таблетки, гнавшие по моему организму гормоны, - и все это на фоне очевидного благодушия Гаса. Кроме того, я подозревал, что являюсь объектом похабных пересудов среди взрослого населения планеты, девяносто процентов которого составляли представительницы женского пола.

У Гаса была эта отвратительная немецкая привычка постоянно поправлять собеседника, когда тот пытается говорить по-немецки, и тихим голосом произносить правильную грамматическую форму. Меня от этого просто трясло. Пытаясь составить сложное предложение, я умудрился использовать неправильное время и поставил отглагольное предложение не на то место и не в том склонении.

Он засмеялся.

Я ударил его.

Он не столько пострадал, сколько был ошеломлен. Я ударил его в плечо не очень сильно, но мы оба не были привычны к гравитации в три четверти, и этого удара оказалось достаточно, чтобы сшибить его со стула. Инстинкт Укротителя сработал: он извернулся, приземлился на кончики пальцев и тут же поднялся на ноги.

Я вскочил со стула, чтобы помочь ему. Злость прошла так же быстро, как и пришла. Он озадаченно посмотрел на меня и объяснил, что рассмеялся не над моим немецким, который достаточно хорош для человека давно не имевшего практики, а над каламбуром, который у меня невольно получился со словом schiessen. Я извинился, тоже посмеялся шутке и попытался объяснить состояние, в котором находился. Он сказал, что прекрасно меня понимает, но вид у него был какой-то отстраненный. Я подумал, какой отчет, интересно, он обо мне напишет.

Эллен пришла на час раньше и жестом позвала меня. Мы помчались в ее хижину. Она оказалась нежной и доброжелательной любовницей. Что касается меня, то в моих действиях было кое-что необычное, но она была привычна к этому. Она сказала, что нам надо будет как-нибудь встретиться в более нормальной обстановке.

Потом глубокомысленно добавила, что ни один из ее трех предыдущих партнеров не дожил до назначенного свидания.

Прощальная вечеринка прошла весело, хотя и было что-то необычное в том, что большинство присутствующих женщин были беременны (у всех семи мужчин, которые более или менее постоянно проживали на планете, были браслеты подвергнувшихся вазектомии и изучению лица). Запеченные крабы, если, конечно, можно назвать крабом существо с двенадцатью ногами, были восхитительны: редкий деликатес не только для нас с Гасом, но и для местных жителей. Детям их давали постоянно, но взрослые должны были строго ограничивать себя в приеме внеземных протеинов. В противном случае ксенотения, связанная с Эффектом рогатки могла оказаться фатальной.

В назначенное время мы перенеслись в Колорадо Спрингс. После короткого собеседования наши пути разошлись.

В моем ящике лежала записка от Кэрол, в которой она сообщала, что сняла на две недели коттедж в Нассо. Она просила позвонить, если я не смогу приехать, тогда она найдет другого партнера.

Через час вылетал самолет Денвер - Майами. Мне удалось попасть на него, а затем я зафрахтовал видавший виды флоутер до Нассо. Я позвонил ей из Майами, и она ждала меня в гелипорту Парадайз Айленд.

Укротителям нечасто удается пожить на Парадайз Айленд. Мы наняли рикшу до коттеджа, который находился в самом Нассо.

Прошло уже очень много времени с тех пор, когда я выбирался куда-либо дальше Денвера, во всяком случае, на Земле. Нассо был полон незнакомых звуков, запахов и пейзажей, и в нем было полно народа. Боже, целые толпы людей! Полмиллиона человек на маленьком клочке земли.

Как и все Укротители, я достаточно цинично отношусь к высокопарной риторике, с помощью которой АВР пытается оправдать свою колонизаторскую политику. Любой, кто хоть немного знаком с основными принципами микроэкономики, прекрасно представляет себе истинную картину. Невольно напрашивалось сравнение между этим перенаселенным островком и деревушкой, которую я покинул несколько часов назад.

Один неосторожный шаг человека в определенном месте - и Земля в считанные секунды превратится в безжизненную глыбу. Правда, такая ситуация сохранялась уже целый век.

Тем не менее я был рад, что все эти дети находились далеко в небе. Кроме того, один из них будет частично моим.

Когда мы добрались до хижины, Кэрол спросила, все ли свое семя я перенес. Я ответил, что ничего подобного, и предложил продемонстрировать. Эффект последней таблетки еще до конца не прошел, а у меня в запасе было еще две. Она сказала, что это интересная мысль.

Два дня спустя я был уже так вымотан, что ей приходилось ходить купаться без меня. Марк Твен, вроде, где-то писал, что на свете нет такой женщины, которая не смогла бы победить десятерых мужчин в решающем сражении на сексуальном фронте. Когда я прочитал это, то решил, что он преувеличивает. Но в тот момент я даже, возможно, позавидовал бы семерым пленникам Звездной базы.

На острове мы, конечно, занимались и другими вещами: ходили на местные праздники, катались на старинном катере на воздушной подушке, много купались и ныряли. Мы загорели, отдохнули и прочли несколько хороших книг. Остальное запишу завтра. Больше не могу откладывать стопку отчетов.

Был рад узнать, что доктор Джеймсон остался жив. Вивьен говорит, он утверждает, что "мост" заставил его сделать это. Может быть, об этом написано в одном из этих отчетов.

(Из книги "Миротворец: дневники Жака Лефавра", издания Сан Мартин ТФИ, 2131 г.)

27. НЕ ТРОНЬ МЕНЯ

(Тридцать секунд вступительного обмена любезностями.)

ДЖЕЙМСОН: Ты это записываешь, Рей?

СВИНИ: Почему ты так...

ДЖ: Да ладно. Рей. Я не параноик. Мы десять лет вместе работаем, и я ни разу не видел тебя в пиджаке. Пиджак понадобился тебе, чтобы скрыть магнитофон... потому что в одном кармане рубашки у тебя сигареты, а в другом...

С: Хорошо, Шерлок Холмс, я записываю. Ты возражаешь?

ДЖ: Почему я должен возражать? Я же рассказывал ординатору... ты с ним не беседовал?

С: Он ничего не понял из того, что ты рассказал.

ДЖ: Ты хочешь сказать, он решил, что я сошел с ума.

С: Ну...

ДЖ: Мне самому кажется, что это похоже на бред. Но это ПРАВДА. Я не хотел кончать жизнь самоубийством. Эта проклятая тварь, этот "мост" - он полностью контролировал мои действия и заставил перерезать себе горло.

С: Сделал он это классно.

ДЖ (Щупая шрам.): Да уж! Из-за уха, через сонную артерию. Разрез глубокий. Мне повезло, что я могу говорить.

С: Работа хорошего хирурга...

ДЖ: Ерунда, Свини. Он безусловно владел моим сознанием. (Пауза.) Если бы я захотел покончить жизнь самоубийством, я бы сделал это более эффективно. Существует тысяча разных способов для этого. Во всяком случае, я не стал бы вскрывать артерию в комнате, набитой врачами, в двух шагах от больницы.

С: Фил, большинство самоубийц не хотят умирать. Они хотят, чтобы их спасли.

ДЖ: Мне это известно. Но не кажется тебе, что совпадение уж очень любопытное? Учитывая то, что произошло с бедным Уиллардом?

С: Но Уиллард не делал попыток покончить жизнь самоубийством, он...

ДЖ: Я знаю, у него был сердечный приступ. Самое уязвимое место. (Пауза.) Эта тварь мое сердечко тоже попробовала, Рей. Перед тем как я отключился, мне сжало грудь, я почувствовал в ней тяжесть. Но у меня здоровое сердце. Существу было проще контролировать мою руку.

С: Ты отключился?

ДЖ: Вот именно. Как раз перед тем, как сделать первый надрез. Я почувствовал головокружение... туман, что-то в этом роде. Потом перед глазами у меня побелело, и в себя я пришел уже когда меня готовили к операции. (Пауза.) Вскрытие Уилларда проводили?

С: Да.

ДЖ: Ну и что?

С: Полной ясности нет. Наши специалисты...

ДЖ: Другими словами, сердце остановилось и никто не знает почему.

С: Надо подождать...

ДЖ: Я остаюсь при своей точке зрения, черт побери! Спросите своих кардиологов, что это за болезнь такая, от которой крепкий человек вдруг садится на пол и в течение нескольких секунд умирает. Это существо контролировало его. Оно нашло самое уязвимое место в его организме и лишило его жизни.

С: Очень драматично.

ДЖ: То, что случилось со мной, было, черт побери, достаточно драматично. Я был ТАМ, Свини, я чувствовал, как тварь завладевает мной. Просто она слегка не доработала, как в случае с Бобом или тем первым Укротителем... китайским парнишкой. Кто-нибудь беседовал с теми двумя Укротителями, которые находились в контакте с "мостом", когда мы пытались сделать разрез?

С: Один из них на задании. Другой говорит, что "мост" функционировал нормально до тех пор, пока к нему не прикоснулись Уиллард и ты. После прикосновения он вообще выключился. (Пауза.) Их, правда, это не удивило. С тремя он никогда не работал.

ДЖ: Понятно... Слушай, Свини. Давай договоримся так. Ты можешь делать с моей головой, что хочешь, я буду тебе помогать на все сто процентов. Если вы придете к заключению, что у меня предрасположенность к самоубийству, я возьму бессрочный отпуск.

С: Я не думаю...

ДЖ: Но... тем временем я научу тебя всему, что знаю об анатомии беспозвоночных, и когда нам доставят еще одно такое же животное...

С: Я должен буду его анатомировать?

ДЖ: Вот именно.

С: Ну что же, достаточно честно. Если, конечно, ты не сможешь меня убедить. Я тоже не думаю, что у меня есть предрасположенность к самоубийству.

Запись послеоперационной беседы между доктором Раймондом Свини (руководителем физической группы) и доктором Филипом Джеймсоном от 2 сентября 2051 года.

28. ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В целом Джону Томасу Райли его работа нравилась: он был директором отдела кадров и оперативных мероприятий АВР в Колорадо Спрингс. Но бывали случаи, когда ему приходилось выполнять не очень приятные обязанности.

Он вошел в зал заседаний, и все разговоры сразу прекратились. Усевшись в конце длинного стола он приступил к делу без преамбулы:

- Я знаю, какие ходят разговоры. - Десять Укротителей внимательно смотрели на него. Он пожалел, что не захватил с собой какие-нибудь бумаги, чтобы занять руки. - Говорят, что это задание для самоубийц. Но, конечно же, это не так.

Трое кивнули. Уже хорошо.

- Можно считать практически доказанным, что Грумбриджский "мост" убил двух людей и почти убил третьего при помощи телепатического контроля над их телами. Мы же просим вас собрать столько этих существ, сколько вы сможете найти.

- Но в контакт с "мостом" входило в общей сложности 38 человек и 35-ти из них он не причинил никакого вреда. Нам известно, что в двух случаях из трех существо убивало в целях самозащиты. Или пыталось убить. Мы же не просим вас причинять им какой-то вред. Лефавр?

Жак опустил руку.

- Нас беспокоит одна вещь. Ч'инг не мог причинить существу никакого вреда. Во всяком случае, умышленно.

- Может быть, он что-то сделал случайно, - сказала Кэрол. - Сжал его слишком сильно или что-то в этом роде.

- Ну, этого мы никогда не узнаем, - сказал Райли. - Мы должны исходить из предположения, что они каким-то образом чувствуют потенциальную угрозу и предпринимают соответствующие действия.

- Как они это делают, остается загадкой. По своему физическому строению они не на много сложнее обыкновенной губки. Но мы располагаем убедительными данными о том, что они обладают такими способностями. И это помимо того, что "мост" сделал с тем, кто собирался его разрезать. Дживс, вы должны были подготовить отчет...

- Совершенно верно, - сказала Таня. - Я обсудила этот вопрос со своей командой, но не с командой Мануэла.

- Объяснение дает геофизический анализ. Мы нашли окаменелости, которые могут быть останками крупных хищников, морских хищников. "Мосты" для этих животных должны были в прошлом являться естественным источником пищи.

- Но единственным местом, где мы обнаружили какую-то еще форму животной жизни является Кратерное море. Полностью изолированное от остальной экосистемы.

- Получается, что "мосты" выжили после какой-то естественной экологической катастрофы, в результате которой погибла вся остальная животная жизнь. Или же сами "мосты" являются этой катастрофой: развив свои телепатические способности, они начали уничтожать своих соперников. Для этого им не требовалось убивать каждую особь, нужно было только сократить плотность населения до такого уровня, когда у каждого вида отсутствовало бы достаточно возможностей для спаривания. Подобное произошло с некоторыми видами китов на Земле в прошлом веке. После этой экспедиции у нас, конечно, будет более ясная картина.

- Все равно это не объясняет случая с Ч'ингом, - сказал Жак. - Может быть, тварь делает ошибки, убивая тех, кто ей на самом деле и не угрожает, а, может быть, убивает кого попало, просто так, для практики.

Кэрол кивнула:

- Можно теоретизировать сколько угодно, но мы все равно ничего об этом не знаем.

- Мы строим посылки при отсутствии информации, - сказал Жак. - Это скверная наука.

Райли демонстративно пожал плечами.

- Кто-нибудь из вас двоих, а может быть, вы оба, хотите быть освобожденными от этого задания?

Это означало бы встречу с комиссией, возможное увольнение, а затем пожизненный долг, связанный с возмещением АВР расходов на дорогостоящую подготовку.

Они отрицательно покачали головами.

- Может быть, кто-то еще хочет? Для этого необходимо только заполнить пару анкет.

Все промолчали.

- Хорошо. В любом случае вам вряд ли придется входить в контакт, в телепатическую связь с "мостами", которых вы поймаете. Главной целью задания является доставить на Землю неповрежденные "мосты" с тем, чтобы их могли подвергнуть анализу в соответствующих условиях.

- Джеймсон предлагает прочесать население Земли, чтобы найти людей с феноменальными способностями по Рейнскому тесту и дать им возможность первыми соприкоснуться с "мостами". По-моему, неплохая идея.

- Так что мы НЕ ХОТИМ, чтобы вы прикасались к ним, если сможете избежать этого... Вам, конечно, известно, что эффект Грумбриджского "моста" можно блокировать некоторыми диэлектриками - например, керамическими квазиметаллами. Мы оборудовали ваши скафандры дополнительными манипуляторами, сделанными исключительно из этих материалов. Надеемся, что вы сможете применить их для сбора "мостов".

- Но нам никто не говорил об этом, - сказала Дживс.

- Мы не были уверены, что успеем вовремя. Крупп работал день и ночь. Во всяком случае, сейчас они у нас есть. Собственно поэтому я и собрал вас. Вы со своей командой отправляетесь на занятия с ними сегодня же.

- Команда "Б", Убико, вы можете быть свободны, если у вас нет вопросов. - Вопросов не было. - Команда "А", вопросы есть? - Никаких. Он поднялся. Ну что же, в таком случае пройдите в камеру готовности и оденьте скафандры. На площадке СИ стоит флоутер, который доставит вас к реке Колорадо. Там вы потренируетесь с манипуляторами и сетями. Получится хорошо - вы свободны до одиннадцатого.

Аппарат работал хорошо. Сети были полужесткими и смоделированы таким образом, что могли повторять все изгибы речного дна. Для управления сетью требовались два человека - по одному на каждом берегу. Сети перекрывали реку на расстоянии нескольких километров друг от друга, а затем медленно сводились. Любой плавающий предмет толщиной более сантиметра неизбежно попадал в сети.

Из реки Колорадо они выудили целое стадо, голов в тысячу, озадаченных рыбин. Они испытали манипуляторы, выловив из сетей несколько первоклассных форелей. На то, чтобы достать три штуки у них ушло полчаса, но форели были скользкими и быстрыми, чем Грумбриджские "мосты". Потом они свернули сети и устроили пикник.

ЗАДАНИЕ ГРУМБРИДЖ 1618. 11 ОКТЯБРЯ 2051 ГОДА

СОСТАВ КОМАНДЫ:

1. УКРОТИТЕЛЬ 5 КЛАССА ТАНЯ ДЖИВС, ЖЕНЩИНА, 31 ГОД, 9-ОЕ ЗАДАНИЕ, РУКОВОДИТЕЛЬ.

2. УКРОТИТЕЛЬ 3 КЛАССА ГУСТАВ ХАЗЕНФЕЛЬ, МУЖЧИНА, 26 ЛЕТ, 6-ОЕ ЗАДАНИЕ.

3. УКРОТИТЕЛЬ 2 КЛАССА (ИСП.СРОК) ЖАК ЛЕФАВР, МУЖЧИНА, 26 ЛЕТ, 3-Е ЗАДАНИЕ.

4. УКРОТИТЕЛЬ 1 КЛАССА ВИВЬЕН ХЕРРИК, ЖЕНЩИНА, 24 ГОДА, 2-Е ЗАДАНИЕ.

5. УКРОТИТЕЛЬ 1 КЛАССА КЭРОЛ УЭЙЧЕЛ, ЖЕНЩИНА, 24 ГОДА, 2-Е ЗАДАНИЕ.

СНАРЯЖЕНИЕ:

5 МОДУЛЕЙ ИМОН С МОДИФИКАЦИЕЙ ГРУМБРИДЖ 1618

1 РЕКОДЕР ЛИЧНОГО СОСТАВА

1 САМОНАВОДЯЩИЙСЯ ФЛОУТЕР (2-ОЙ ЗАПУСК)

2 СПЕЦСЕТИ (3-ИЙ ЗАПУСК)

1 СПЕКТРОГРАФ МАССЫ ВЕСТИНГХАУСА 17 МОДЕЛЬ (4-ЫЙ ЗАПУСК)

1 БАК ДЛЯ СБОРА (4-ЫЙ ЗАПУСК)

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ:

3 ЗАПУСКА 17.89688370924 СУ, НАСТРОЙКА

МЕСТНОЕ ВРЕМЯ:

10:24:38 37677 БДК 399057

10:32:29 66498 БДК 399059

10:36:46 00983 БДК 399060

1 ЗАПУСК 17.89688370930 СУ, НАСТРОЙКА

МЕСТНОЕ ВРЕМЯ:

10:42:05 83997 БДК 399062

СТЕПЕНЬ ВАЖНОСТИ ЗАДАНИЯ - 1.

ФИНАНСИРОВАНИЕ: N733092 ПСИХ. 40%

N483776 БИОЛ. 20%

N000101 С.О. 20%

N000100 ГЕНЕТ. 20%

Из поля ПЛМ они вышли около Северного полюса Грумбриджа. Флоутер, запущенный восемь минут спустя, был переделан таким образом, что зависал в воздухе и приземлялся только по команде Тани (с тем, чтобы избежать происшествия, случившегося с ними в ходе предыдущего задания, в результате чего они остались без транспорта).

Они уселись на флоутер и полетели искать сети. Поиски, а затем переправка сетей к реке, где они обнаружили первый "мост", заняли три часа. Они разгрузились и Таня стала искать добровольцев.

- Бак для сбора и СМ находятся в нескольких стах километров от нас. Кто хочет отправиться за ними?

Молчание.

- Надо было договориться, чтобы команда "Б" забрала их, - сказал Гас. Это их работа.

- Теперь об этом поздно говорить, - сказал Жак. - Давайте бросим жребий.

Таня попросила каждого задумать цифру от одного до ста. Кэрол проиграла.

Четверо оставшихся немедленно начали расставлять сети, изолировав участок реки длиной в километр. Они хотели застать несколько существ врасплох, не дать им предупредить друг друга.

Конечно, существовала возможность и того, что на всей планете был только один "мост" и он сам за ними следил. В этом случае они бесплодно проплещутся сорок семь дней.

Жак думал, что с каждой сетью они будут вылавливать по сотне, может быть, тысяче животных. Тогда большую часть семи недель им останется только забавляться со спектрографом.

Действительный результат оказался где-то посередине. Когда Кэрол вернулась с флоутером, они как раз вынимали первую сеть. В противоположность их тренировочным упражнениям никакой живности они не увидели - только переплетение плавающих водорослей. Сети сошлись на дне реки и они вытянули их на поверхность.

Поковырявшись в месиве около часа, они обнаружили один "мост". Они спустились на пятьдесят километров вниз по течению и повторили операцию. Ничего. Они снова забросили сети - снова ничего.

С четвертой попытки они вытащили еще одного "моста".

Появилась команда "Б", навела луч на СМ и начала ковыряться в грязи.

Первый день оказался единственным, когда Таниной команде удалось поймать двух "мостов". К концу седьмой недели у них было всего восемь "мостов". У команды "Б" дела шли лучше. Они построили небольшой городок из герметических, связанных друг с другом хижин в форме буквы "А", твердых серебряных тентов из алюминиево-силиконового сплава. У них было хорошее настроение.

Команда Тани была измотана и находилась в угнетенном состоянии. Жак несколько раз срывался и даже накричал на Кэрол. Когда они столпились для перемещения на Землю, то испытывали отчаянное облегчение.

29. ОНИ ТОЖЕ СЛУЖАТ

Половина жизни Арнольда Бейтса уходит на сон или глотание таблеток. Большинство таблеток предназначено для того, чтобы помочь ему уснуть. Он миллионер и даже больше того, но тратит мало: квартплата, питание и таблетки. Хобби у него нет.

Когда он не спит, то бывает, пожалуй, более бодрствующим, чем большинство людей. Так и должно быть - он работает главным контролером камеры ПЛМ в Колорадо Спрингс. Там установлен 120-сантиметровый кристалл самый большой и самый загруженный из тех, что имеет АВР.

Бейтс - невысокий, жилистый человек с копной седых волос, обрамляющих лицо с индейскими чертами. Цвет его кожи чуть светловат для индейца. На вид ему пятьдесят, но на самом деле тридцать два. Контролером он работает уже десять лет - в два раза дольше, чем обычно выдерживает нормальный человек. У него железные нервы и абсолютный самоконтроль, и из него вышел бы идеальный Укротитель, если бы не слишком много плохих генов.

Желудок его сделан буквально из пластика, а печень работает как настоящая машина. Показатель интеллектуальности у него 189 и реакция как у ковбоя.

Главной его задачей является не допустить еще одной Лос-Аламской трагедии. Тогда два человеческих тела оказались в одно и то же время в одном и том же месте, в результате чего гора превратилась в глубокий каньон, а на расстоянии между Альбукерком и Мехико-Сити все было засыпано пеплом.

Он смотрит на первую страницу расписания на сегодняшний день, 27 ноября 2051 года.

Сегодня он работает с шести до десяти утра и с двух до шести вечера. Часы на пульте контролера показывают 05:58.

Открывается дверь контрольного отсека и входит молодой человек. Бейтс видит его здесь уже около года, но по имени не помнит.

- Бейтс, - он кивает. Арнольд кивает в ответ. - Теперь ясно. У вас зазор больше, чем в десять минут.

Арнольд, конечно, знает это: десять минут и сорок с чем-то секунд. Когда он открывает утром глаза, то знает время до минуты.

Молодой человек бледен, волосы взъерошены.

- Неприятности?

- Да, большая неприятность час назад. Команда геоформаторов. Три раненых, один убитый. Убит Эффектом рогатки.

- Укротители, - сказал Арнольд, - никогда на научатся держать руки где надо.

- Да, - он шаркая выходит из комнаты, а Арнольд следует в контрольную комнату. Его напарник - Мэвис Эйнштейн. Их смены перехлестываются с четырех до восьми. Он знает ее уже четыре года.

- Доброе утро, Мэвис. - Она кивает, вздыхает, встает из командирского кресла и садится в стоящее сзади кресло поддержки.

Арнольд занимает свое место и открывает новую пачку сигарет, кладет ее на старую пачку перед собой и закуривает.

- Жаль, что тебя не было здесь в пять, - сказала Мэвис, - вместо меня.

- Так как он и сказал? Настоящее месиво?

Она энергично кивает.

- Того, который стоял внизу перерезало пополам. Даже купол кровью запачкало. Все остальные попадали. Координатор и еще двое без сознания. До сих пор не пойму, что произошло.

- Команда геоформаторов?

- Е Иридани 05:27:14. Их хренов СМ упал прямо на них. Зазор в 03:29. Мне пришлось гнать картину.

- Но это же цикл всего в 2:20.

- Как будто я не знаю! - ее голос был тонким и напряженным.

- Это из-за этой хреновой команды аутопсии я задержалась. Им нужен был труп. Я еле успела. Одному из команды грузчиков прилично досталось. Цикл пошел с зазором в девять секунд.

- Слишком мало. Тебе лучше написать рапорт.

- Можешь держать пари на свои часы, я его напишу. Шесть, - сказала она автоматически, когда пробили часы. - Эта вонючая команда аутопсии ведет себя так, как будто они здесь хозяева.

- Тебе дать таблетку?

- Я уже приняла шесть минут назад. Скоро успокоюсь.

Он пробегает список заданий, намеченных на сегодня, которые им предстоит обеспечивать вместе.

- Кто-нибудь прибыл за образцами сельхозгруппы?

- Нет. Они звонили вчера вечером. Пока образцы должны побыть у нас. Посыльный будет в девять.

- Ты сообщила команде грузчиков о напряженке с грузом продовольствия?

- Да, конечно. Но лучше перезвонить. Я готовила их в четыре, но у них могут быть новые люди после пяти двадцати семи. Один уж точно.

Арнольд звонит.

- Оказалось, что вся команда новая.

- А как с тем, которого я ошпарила?

- Он жив, - быстро соврал Арнольд. Позже она сама все узнает. Состояние удовлетворительное.

- Мне очень не хотелось этого делать.

- Им за это платят. - Он тыкает пальцем в окно. - А вот и наши производители.

- На тридцать секунд раньше времени.

- На двадцать пять, - поправляет он.

Команда грузчиков уже занесла флоутер, который теперь стоит в вертикальном положении в поле кристалла ПЛМ. К нему подходят три Укротителя.

Арнольд переключает микрофон на громкую связь со стартовой камерой.

- Привет ребята.

Они машут в ответ.

- Подождите немного. Придется потерпеть семь минут. Я спущу цилиндр через пять минут. У вас будет зазор в две минуты четырнадцать секунд. Масса времени.

- Лучше бы отправить их за два запуска, - сказала Мэвис. - Слишком маленький допуск по массе.

- Для Тау Кита это невозможно, - сказал Арнольд.

- Ах да, я забыла. Слишком много воды, крупных морских животных.

Они молча ждут несколько минут. Затем Арнольд дает команду Укротителям подняться на борт и ставит пульт управления себе на колени. Пальцы его находятся над кнопками чрезвычайных ситуаций: ПАДЕНИЕ, НАПОЛНЕНИЕ, ПОЛУПАДЕНИЕ, ПОЛУНАПОЛНЕНИЕ, ПРОСУШКА, ПАР, МЕДИЦИНА, ОТМЕНА.

Ниже располагается три ряда второстепенных кнопок. Его правый указательный палец автоматически тянется к кнопке, на которой раньше было написано ЦИКЛ СПУСКА. Теперь все буквы стерлись. Единственная другая кнопка, на которой тоже стерлись буквы - кнопка ВСКРЫТИЕ.

- Зачем они держат нас обоих? - сказал Арнольд. Обычно на дежурство назначили опытного контролера и новичка ему в напарники.

- Из-за Грумбриджа.

- А-а.

Укротители занимают места, Арнольд опускает цилиндр. Его палец легко прикасается к кнопке ОТМЕНА. Он, конечно, не запускает поле ПЛМ (это требует точности до одной тысячной секунды), но может отменить запуск, если получит сигнал тревоги из цилиндра.

Цилиндр автоматически поднимается.

- Отбыли. - Он ставит пульт на место и поворачивается к ней.

- Из-за какого Грумбриджа?

- Ты что, газет не читаешь?

- Нет.

- Они обнаружили существа, при помощи которых можно читать мысли друг друга. Маленькие, извивающиеся...

- Ах да. Я видел по кубовизору. Про врача. Он утверждал, что они заставили его перерезать себе горло.

- Вот именно. И убили еще одного врача. Никто пока не понимает, как это произошло.

Арнольд качает головой.

- Как будто на Земле и так мало опасностей. Если им хочется поиграть с этими штуками, так летели бы на Грумбридж и забавлялись там.

- Да, - соглашается Мэвис. - Ученые!

30. ДЕВЯТЬ ЖИЗНЕЙ

Первые эксперименты с Грумбриджским "мостом" закончились трагедией, вторая серия экспериментов началась без трагедии.

Вторая экспедиция на Грумбридж доставила на Землю восемь нетронутых "мостов". Мы собрали двадцать три человека, все были из числа наиболее одаренных телепатов на Земле: их контрольные результаты по стандартному Рейнскому тесту колебались между 413,7 и 499,9.

Самый высокий результат принадлежал удивительному Ежи Кжижковяку, единственному человеку за всю историю, который убедительно демонстрировал действительное искусство телекинеза. В нашей лаборатории он оказывал давление в несколько граммов на чашку аналитических весов иногда в течение нескольких часов за раз. При этом весы находились в соседней комнате, вне поля его зрения.

Двадцать три телепата по жребию выбрали из своего числа семерых, которым предоставлялась часть первичного контакта (все согласились, что среди "счастливой" восьмерки обязательно должен быть Кжижковяк). Еще восемь человек выбрали для вторичного контакта.

Эти шестнадцать человек вошли в камеру с Грумбриджскими "мостами" в 14:36 27 ноября 2051 года.

Через семь минут половина была мертва.

Все, кто входил в первичный контакт с "мостом" погибли. Ничто не предвещало несчастья, пока не погиб первый - чуть больше, чем через минуту после прикосновения к "мосту". Все эксперименты были прекращены, и два врача бросились на помощь пострадавшему. Затем один за другим, погибли все из первой группы.

Анализируя записи трагедии, мы установили прямую зависимость между индивидуальными телепатическими способностями и временем, которое человеку удалось, прожить после первичного контакта. Прилагаемый график наглядно иллюстрирует эту зависимость.

Самым первым землянином, вошедшим в контакт с "мостом" был Укротитель Кси Ч'инг, который прожил три часа сорок минут. Если допустить, что его результат по Рейнскому тесту составлял 100 (мы не имеем данных), тогда время его смерти согласуется с экспонантной кривой.

Вторичный контакт оказался безопасным, как и в ходе первой серии экспериментов. В предыдущей главе мы описывали трагическую кончину Роберта Уилларда и покушение "моста" на жизнь автора этих строк, когда мы намеревались анатомировать существо перед его перемещением по Эффекту рогатки. Его реакция в том случае выглядит достаточно понятной с точки зрения самозащиты. Труднее объяснить убийства первичных контактов и очевидную зависимость между результатом по Рейнскому тесту и временем выживания.

Теория, которую впервые выдвинул Хьюго Ван дер Валлс основываясь на данных об ископаемых...

(Из книги Джеймсона "Мост к разуму: предварительная оценка", издание АВР ТФИ, Колорадо Спрингс, 2052 г.).

31. ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР

Никому из тех, кто жил в 2051 году, не суждено было понять феномена Грумбриджского "моста".

Истина была установлена в 2213 году одной из женщин, которая, как оказалось, приходилась пра-пра-пра-пра-правнучкой Жаку Лефавру (не слишком удивительное совпадение: половина планеты находилась с ним в родстве такого рода). Имя ее трудно точно передать, поскольку она говорила на полутелепатическом языке, но это было что-то вроде: "Все еще облако, однако меняющееся: антрополог".

"Все еще облако" занималось ничем не примечательными развалинами на одной из планет, вращающихся вокруг Антареса - останками негуманоидной расы, которая была предметом тщательного изучения на протяжении нескольких поколений. Эти развалины обнаружены недавно, и "Все еще облако" изучала их несколько лет без какого-либо существенного результата.

Раса поклонялась отвратительному чудовищу, имя которого можно перевести как "Бог" и которое предположительно обитало внутри планеты. Странной особенностью их религии была вера в то, что каждая обитаемая планета имела своего "Бога", хотя данная раса не знала межпланетных полетов. "Все еще облако" нигде не обнаружила подтверждения того, что они располагали убедительными фактами, свидетельствующими о наличии жизни в других мирах. Они просто верили.

Со временем "Все еще облако" открыла замок, принадлежавший высшему духовному лицу планеты. Под замком находился лабиринт туннелей, один из которых вел в помещение, все еще сверкавшее роскошью после четверти миллиона лет забвения. Здесь жил "Бог".

То, что она и другие исследователи принимали за миф и метафору, оказалось реальной действительностью: их "Бог" представлял собой бессмертное, всемогущее существо, спустившееся с небес, чтобы поселиться под землей и распоряжаться оттуда их жизнями и судьбами. Это был представитель расы, которая когда-то правила этой частью галактики, с мягким, но непререкаемым авторитетом.

В жилище находилась машина, исполняющая функции библиотеки. Она все еще была в рабочем состоянии - бессмертные строили на века. В ней имелась ссылка на цивилизацию, называющуюся Грумбридж 1618, и телепатические существа, жившие там.

Раса бессмертных создала Грумбриджский "мост" для собственного развлечения. Он был своеобразным счетчиком очков в многолетней игре, частью которой было точное сравнение эмоциональных состояний. Планета Грумбридж подверглась своего рода обратному геоформированию: ее экология была упрощена с тем, чтобы туземная фауна не мешала игре.

Виной земных ученых была та ограниченность, с которой они подошли к классификации Грумбриджского "моста", как физиологически простого существа. В действительности, это самый сложный организм из тех, которые когда-либо подвергались изучению - более сложный, чем сами ученые, которые намеревались анатомировать его при помощи дистанционного управления.

Его истинная форма никогда не будет осознана человеком, восприятия которого ограничены тремя пространственными измерениями и одним направлением времени. Извивающаяся нудибранча, которая научила людей читать мысли, - это чистейшая иллюзия, упрощенная проекция четырехмерного объекта на трехмерную поверхность. Точно так же, как двухмерная проекция или тень энциклопедического словаря окажется идентичной серой, прямоугольной тени, отброшенной чистым листом бумаги, но не даст никакого представления о действительной сложности предметов.

Когда раса "Богов" решила самоуничтожиться, она не побеспокоилась о том, чтобы прибрать за собой. Так что игровое поле Грумбриджа осталось для будущих, более примитивных рас, чтобы они ломали над ним голову.

Планета, которую изучала "Все еще облако", уже двести тысячелетий была мертвой и остывшей, когда "Боги" отправились умирать домой. Дом их находился в двух тысячах световых лет, дистанция, которую они преодолевали мгновенно, одним усилием воли.

Во времена Жака Лефавра, все, что осталось от дома "Богов", было расширяющимся нетермальным источником радиоволн, получившим название контур Лебедя.

Свет от их взлета позволил неандертальцам в течение нескольких месяцев охотиться по ночам.

32. ПРИГЛАШАЮТСЯ НА РАБОТУ

Объявление, появившееся во всех центральных газетах Невады между 4 и 11 марта 2052 года:

СМЕРТЬ ЗА ДЕНЬГИ. ТРЕБУЮТСЯ ЗАКОННЫЕ САМОУБИЙЦЫ

Если у вас имеется официальное разрешение на самоубийство и медицинское свидетельство о хорошем состоянии здоровья и нормальной психике, мы предлагаем вам возможность сделать неоценимый вклад в науку, оставив при этом наследникам приличное состояние.

ПРОЕКТ ТАНОС заплатит прошедшим отбор до 10.000 долларов. Размер оплаты зависит от результатов, показанных кандидатом в ходе серии психологических тестов. Минимальная сумма - 2.500 долларов.

Если вас заинтересует это предложение, пишите или звоните:

ПРОЕКТ ТАНОС, почтовый ящик 7777, Колорадо Спрингс, Колорадо 7019464, 3037-544-2063, добавочный 777.

33. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Следующие два года Жак и Кэрол прожили полной жизнью. Они вместе провели несколько месяцев на Проционе А, занимаясь черной, геоформаторской работой, затем полгода на Земле в качестве испытуемых по исследовательскому проекту "Грумбриджский мост". Они повторили эксперимент от 26 августа 2051 года, на этот раз с более симметричными результатами.

Они начали привыкать жить вместе и поговаривали уже о брачном контракте, когда Кэрол призвали на первое задание по оплодотворению. Жак подал рапорт с просьбой стать отцом - заявка, которая обычно удовлетворялась. К сожалению, планетой назначения был 61 Лебедь Б. Позиция АВР в этом вопросе была непоколебимой: ни один человек не мог внести в генетический фонд планеты вклад больший, чем в 0,05% (женщинам разрешалось 0,2%) в первом или втором поколениях.

За девять месяцев, пока Кэрол вынашивала ребенка на 61 Лебеде Б, они виделись только раз, хотя она и провела четыре из них на Земле с тем, чтобы снизить опасность ксенотении.

Жак проявил необычную чувствительность к Грумбриджскому "мосту", и когда исследования перенесли на меньший кристалл в Чарльвиль в Австралии, он выехал туда. Несколько раз он перемещался туда - сюда между Чарльвилем и Грумбриджем (одна дыра стоит другой, как он утверждал), входя во вторичный контакт с "мостами", после того как добровольные самоубийцы касались их первыми.

Не слишком приятное чувство находиться в телепатической связи с человеком, который должен умереть. Некоторые хотели смерти. Некоторых охватывали сомнения. Один даже хотел ускорить процесс, рванувшись под выхлопной луч спектрографа массы. Если бы на нем был стандартный ИМОН, с ним ничего бы не случилось. Но при том облегченном снаряжении, которое они носили на Грумбридже, он прожил почти час.

Кэрол родила без осложнений, и АВР предоставила ей с Жаком шестинедельный отпуск. Зарплату им тратить было не на что, и у них скопилось достаточно денег, которые они решили промотать в Африке и Европе.

В конце октября 2052 года в Париже было немного прохладно, но Жак был настроен решительно. Он отыскал кафе на Левом Берегу, хозяин которого выставил несколько столиков на тротуар в надежде застать врасплох какого-нибудь сумасшедшего туриста. Жак поднял воротник и добавил еще несколько капель воды в свой "Перно". Когда он бывал здесь маленьким мальчиком, то даже отсюда, с противоположной стороны от Лувра, можно было видеть Сену. Сейчас перед ним были только стоящие стена к стене дома корабли. Кроме того, путеводитель не рекомендовал туристам посещать эти места после наступления темноты. Это не волновало Жака, поскольку он находился под защитой формы Укротителя. Не только потому, что Укротителей считали крутыми ребятами. Все знали, что если тронуть Укротителя хоть пальцем, то АВР увлечет в каталажку до конца жизни.

Биппер, вмонтированный в пряжку ремня издал три резких свистка - сигнал необходимости связаться с Колорадо Спрингс. За то время, пока он был во Франции, ему уже звонили десятки раз: разные люди имели вопросы по Чарльвилю. Обычно его вызывали в обеденное время.

Он забрал свой бокал, вошел в кафе и завладел вниманием бармена:

- Ou se trouve le telephone?

Бармен сунул руку под бар, достал старинный аппарат с экраном вместо куба и спросил, будет ли звонок местным. Жак сказал: "Нет, но за счет адресата". Бармен кивнул и включил аппарат. Жак набрал 3037-544-2063.

Оператор соединил его с Оперативным отделом, но на экране высветилась надпись СЕКРЕТНАЯ СВЯЗЬ. У этого анахронизма отсутствовала фокусировка звукового и визуального сигнала, и Жак ограничился тем, что отнес аппарат в дальний угол кафе, прежде чем нажать кнопку НАЧАЛО СВЯЗИ.

Надпись пропала, и на ее месте возникло лицо Джона Райли. Значит что-то серьезное. У Жака появилось неприятное чувство, что его отпуск закончился.

- Это запись, - сказал Райли. - Все Укротители, находящиеся на Земле вызываются в Колорадо Спринте. Немедленно. Произошло, пожалуй, самое серьезное событие за всю историю существования АВР. И это - мягко говоря. Оставайтесь на связи. Если вы звоните по междугородней, то вас переключат на транспортный отдел. В противном случае - будьте здесь немедленно. Сбор в главном амфитеатре.

Райли пропал и появился Майк Сохни, приятель и собутыльник Жака. Вид у него был встревоженный.

- Майк! Что случилось?

Задержка в полсекунды: спутниковая связь.

- Привет, Жак. Не имею понятия. Мы, наверное, узнаем с тобой вместе. Контора вся гудит. Все носятся как сумасшедшие, но никто ничего не говорит. Единственное, что мне известно - это что вернулась команда из дальнего задания со всеми мертвыми. Да и это еще не точно... Ты в Париже?

- В Париже.

- Везучий сукин сын. Слушай, тебе необходимо быть здесь к 13:00. Это 20:00 по Гринвичу. 21:00 твоего местного времени.

- Два часа? - Жак посмотрел на часы. - Ты, наверное...

- Вот именно. Час пятьдесят минут.

- Значит, вам придется начать без меня. И закончить тоже. Я не смогу достать билет...

- Ладно, Жак. Тебе нужно только перетащить свои кости в Орли. Уэйчел с тобой?

- Нет, она где-то ходит по магазинам.

- Я имею в виду, в Париже?

- Да, конечно. Я просто не знаю...

- С ней, наверное, связался кто-то из наших операторов. Как можно быстрее рви в Орли и жди ее там. Или она тебя подождет. Вам зарезервированы места на рейс тридцать девять. Это суборбитальный экспресс.

- Но, Майк, послушай... все мои костюмы в гостинице. Мой вонючий паспорт в гостинице. Я не могу...

- Не волнуйся, мы обо всем позаботимся. Я сверился с транспортным бюджетом - обслуживание по высшему разряду. Какая гостиница?

- А-а... "Студио Этуаль", подожди секунду. - Он вытащил из кармана спичечный коробок. - Это 32-754-6931. Записал?

- Да. А паспорт?.. Ты номер не помнишь?

- Нет.

- Не важно. Я передам им твою фотографию. Когда доберешься до Орли, иди в отсек вылетов и выясни, кто там руководит.

- Хорошо.

- Увидимся через пару часов. Конец связи.

- Конец связи, - сказал Жак пустому экрану.

Жак и Кэрол сидели в амфитеатре в Колорадо Спрингс.

- Ты нашла платье, какое хотела?

- Костюм, а не платье. Нет. Те, что мне понравились, слишком дорогие. Но, если бы я знала, что мы сегодня возвращаемся, то один бы купила.

- Да. - В зале собралось четыре или пять сотен человек, которые переговаривались тихими голосами. - А я бы пил быстрее.

- Ты пил достаточно быстро. От тебя несет как от винного завода.

- Мне нравится. - На сцену вышла женщина и установила кафедру. Чувствуешь себя получше?

- Нет. - Она принимала гормоны, чтобы подавить лактацию. Ее мутило, а груди болели. - Невесомость не помогла.

Мерцающий куб появился около кафедры. Белый шарик в центре сжался до размеров точки и куб исчез: голопроекторы сфокусировались. Джон Райли поднялся на кафедру и разложил перед собой несколько листков бумаги. В зале наступила тишина.

Он пробежал глазами по аудитории.

- Не знаю, как и приступить, - он нервно постучал пальцами по кафедре. - Началось все с астрофизической группы. К ним обратились ребята из университета Беллкомма с предложением о перемещении на Арченар.

Кто-то присвистнул.

- Вот именно. 115 световых лет. Дорогой проект. Беллкомм предложил финансировать экспедицию поровну, но мы стали торговаться, и, в конце концов, они взяли на себя девяносто процентов расходов.

- Нам это показалось справедливым. Мы не в состоянии колонизировать планету, расположенную так далеко. Кроме того, это звезда Б5, и вряд ли там могло быть что-то для нас интересное.

- Доктора Уайли и Эйзберг составляли карты гравитационных волн. Они зафиксировали сильный импульс с Арченара. Просмотрев старые записи, они обнаружили аналогичные импульсы на протяжении более двадцати лет с различными интервалами.

- Вы, конечно, знакомы с обычным механизмом образования гравитационных волн. Так вот, в Арченаре нет ничего такого, что давало бы основания считать его источником волн. Им захотелось взглянуть.

- Мы снарядили команду Ширли О'Брайен. Тридцатиминутный прыжок. У них было обычное для первопроходческого задания снаряжение, плюс кое-какие приспособления, которые им дали из Беллкомма. Вот все, что вернулось.

Свет в зале потух, кафедра и Райли исчезли, а на их месте возникло изображение камеры ПЛМ. Несколько секунд ничего не происходило. Затем появилась половина ИМОНа. Она упала на пол и развалилась. Раздался коллективный вздох ужаса.

Свет включился вновь. Райли вытер лоб носовым платком.

- Я понимаю, это не очень приятно. Но каждый раз, ступая на этот кристалл, мы идем на риск.

- Мы думали, что это просто ужасный несчастный случай с Эффектом рогатки. Очевидно, О'Брайен оторвалась от команды, а ее "черный ящик" сместился с центральной позиции, когда подошло время возвращаться. Как им удалось растеряться за тридцать минут, мы понять не могли.

- Рекодер личного состава оказался в исправности, а у О'Брайен была галокамера от Беллкомма, так что нам удалось узнать, что произошло.

Он сделал паузу и потряс головой.

- Я не буду держать вас в напряжении, - сказал он тихо. - Они обнаружили аномальную землеподобную планету. Обитаемую планету.

- Прошу тишины! Люди, существа с этой планеты, были явно не аборигенами. Похоже, они сами являлись исследовательской экспедицией. И они отыскали О'Брайен, а не наоборот.

- Наши приземлились на ночной стороне и стали ждать флоутер. - Райли кивнул оператору.

Укротители стояли посередине обширной саванны, освещаемые бледно-голубым лунным светом. На горизонте виднелись темные горы и большие, отдельно стоящие деревья через каждые несколько сот метров. Они возбужденно переговаривались. О'Брайен только что передала информацию о том, что планета имеет земную атмосферу.

Укротители брали образцы почвы, когда появился флоутер. Они начали подниматься на борт, чтобы за имевшиеся в их распоряжении тридцать минут слетать туда, откуда виден Арченар.

И тут приземлился еще один флоутер.

Это была круглая платформа, обнесенная поручнями, покрытая полупрозрачным куполом. Когда флоутер коснулся земли, купол исчез.

На платформе находились четыре человеческих существа. Два, явно, мужского и два, явно, женского пола. На них не было ничего, кроме смуглой кожи и серебряных поясов. Они были прекрасны.

Легко спрыгнув со своего флоутера они приблизились к команде О'Брайен. Женщина, шедшая впереди, подняла правую руку в жесте, который, казалось, означал "подождите". А может быть, это был жест добрых намерений. Потом небо обрушилось.

Между ними и горами бесшумно опустилась огромная, черная масса. В сумеречном свете было невозможно разобрать детали - стройный эллипсоид около трех километров длиной и полкилометра шириной.

Космический корабль.

О'Брайен обрела дар речи.

- Не делайте никаких движений, которые могут показаться агрессивными. В наших костюмах мы, наверное, имеем довольно устрашающий вид.

В борту корабля открылось отверстие, и из него полился желтый свет. Женщина указала им в сторону света.

- Нам идти с ней? - спросил кто-то из членов команды.

- Этого я не знаю, - сказала О'Брайен. - Идем, но всем держаться ближе ко мне. Мы переносимся через двадцать одну минуту.

Они приблизились к трапу, выскользнувшему из отверстия в борту корабля. Укротители подождали, пока инопланетяне поднимутся по трапу, у которого не было видимых движущихся частей, но который действовал как лестница эскалатора, и последовали за ними.

Трап упирался в начало коридора, проходившего, похоже, через весь корабль. Стены были сделаны из ровного, без единой морщинки, стеклоподобного вещества, от которого исходил равномерный, мягкий желтый свет.

Когда последний поднялся по трапу, отверстие в борту закрылось. Затем где-то раздался глухой "бум"; видимо, трап вернулся на свое место.

- Похоже, нас похитили, - сказал кто-то.

- Или собрали для коллекции, - сказала О'Брайен. - Но это все равно. Потолок достаточно высокий, и мы свободно сможем построить пирамиду. Не представляю себе, как они смогут нас остановить.

Главная инопланетянка сжала ладони в кулаки и сложила их на груди, а затем медленно развела в стороны: жест, очевидно предлагавший им расстегнуть скафандры. Она повторила это движение несколько раз, потом провела ладонью по своему обнаженному телу и улыбнулась. У нее был полный рот клыков.

- С удовольствием сниму скафандр, - произнес мужской голос, - если ты пообещаешь больше не открывать рот.

- Помолчи, Джерри. Дай мне ответить.

Камеры крепились на скафандре О'Брайен и поэтому то, что она сделала, видно не было. Инопланетянка отрицательно покачала головой и сказала что-то неожиданно низким, рычащим голосом.

- Даже на Земле это может означать и да, и нет.

Один из инопланетян мужского пола постучал костяшками пальцев по стене и в ней открылось небольшое квадратное отверстие. Он запустил в него обе руки и извлек четыре предмета, которые напоминали старомодные микрофоны. С каждого свисал короткий серебряный проводок.

Он передал один аппарат руководительнице, потом раздал остальные. Все подключили микрофоны к своим серебряным поясам.

- Устройство для перевода, - сказал голос Джерри, - или оружие?

- Возможно, переводчик, - ответил кто-то. - Мы не знаем всего...

Руководительница подошла ближе к одному из Укротителей, направила на него микрофон и улыбнулась.

Из голокуба раздался вопль, к которому через мгновение присоединились сидящие в зале.

Луч десятимегаваттного лазера не способен прожечь скафандр, но на том месте, куда был направлен прутик микрофона, образовалось круглое отверстие, разросшееся в длинный разрез, из которого брызнула кровь. Умирающий Укротитель схватил инопланетянку за руку и дернул изо всех сил. Усиленный амплифаерами рывок сломал ей руку, и она выронила микрофон.

Три других инопланетянина атаковали одновременно. Все было кончено за доли секунды. Картинка голокамеры скосилась на бок, затем затуманилась и приобрела двухмерное изображение, когда кровь залила две из трех камер.

Инопланетяне медленно пошли по коридору. Раненая не проявляла никаких признаков боли", хотя обломанная серая кость торчала из разрыва в коже ее бесполезной теперь руки. Через пару десятков шагов стена раздвинулась, и они повернули налево.

Свет в зале зажегся.

- Это все, - сказал Райли. - Та же сцена еще девятнадцать минут. Инопланетяне больше не возвращались.

Он впервые взглянул на свои заметки.

- Мы... я и представители био-, психогрупп и группы Основных исследований хотим поделиться кое-какими соображениями и наблюдениями в отношении инопланетян.

- Больше всего поражает то, что они так на нас похожи. Объяснение, которое напрашивается само собой - это то, что у нас с ними общие предки, возможно, из доисторического периода или... в общем, целый ряд интересных гипотез. Другим объяснением может быть их способность менять форму, чем они воспользовались, чтобы усыпить бдительность Укротителей.

- Откуда они узнали, как выглядит человек, можно только гадать. Возможно, они читали мысли Укротителей.

- То, что они выбрали формы, соответствующие нашему представлению о красоте, выглядит довольно подозрительным совпадением. Как отмечает доктор Свини, представители любой цивилизации обычно воспринимают как прекрасные такие черты, которые указывают на способность к выживанию как индивидуума, так и целой расы. Представление об эстетичности тела связано и с представлением об эстетичности окружающей среды. Конечно, две высокоразвитые цивилизации могут иметь схожую среду обитания, максимально комфортабельную. Такая логика возвращает нас в начало.

Он взял листок бумаги в руку.

- Постарайтесь дополнить этот список. Его составил доктор Джеймсон. Анатомические различия между ними и нами.

- Ну... зубы это очевидно. Не исключено, конечно, косметика: различные земные культуры надстраивали или обтесывали зубы, чтобы придать себе более свирепый вид.

- Вы заметили, что у мужчин нет сосков? Я нет. Джеймсон говорит, что их могли иссечь еще в младенчестве из косметических или ритуальных соображений, а рубцы в таком ракурсе незаметны.

- Пупки у всех одинаковые - простое вертикальное углубление. У четырех человек на Земле, выбранных наугад, пупки окажутся почти наверняка разные. То же самое касается размера гениталий у мужчин. В то же время у нас нет оснований предполагать, что перед нами были особи, выбранные наугад. Может быть, для такой работы они подбирают только лиц со специфическими пупками и крупными гениталиями.

- У особей женского пола тоже... половой разрез простирается примерно на сантиметр выше, чем у нормальной человеческой женщины, если смотреть на нее в фас. В нижней дорсальной позиции, как видно на примере раненого инопланетянина в последнем кадре, внешние гениталии не видны. У человека в аналогичной позиции, они были бы видны.

Он покачал головой.

- Это все мелкие детали, но может быть, в одной из них ключ к разгадке.

- Ни у одного из инопланетян не было родинок, родимых пятен или каких-либо иных деформаций кожи. У всех карие глаза. Обе женщины одного роста - 173 сантиметра. Мужчины были на четыре и семь сантиметров выше. Ни один из мужчин ни разу не раскрыл рта. У всех четверых стройные, грациозные фигуры и высокие лбы, которые мы подсознательно, но ошибочно, ассоциируем с развитыми интеллектуальными способностями.

- Ногти на руках и ногах пострижены настолько коротко, что для человека это было бы болезненно. Ключицы и лопатки выделяются меньше, чем у среднего человека.

- Доктору Джеймсону представляется, что структура скелета ног и таза несколько отличается от человеческой, но это требует более точных измерений.

- И, наконец, о ранении, полученном инопланетянкой. Большинство людей при таком сильном переломе получили бы болевой шок и потеряли сознание. Человек способен выдержать такую боль только в состоянии бешеной ярости, под гипнозом или с анастезией. Ее же поведение внешне было совершенно одинаковым до и после получения травмы.

- Кроме того, по моему мнению, травма должна была быть более тяжелой. Укротитель схватил ее непосредственно над локтем и дернул дважды, находясь в предсмертной агонии. Учитывая мощность усилителей ИМОНа это было все равно, что рывок бульдозера. Ее руку должно было оторвать.

- В течение нескольких дней мы будем прокручивать этот куб в расположенной рядом студии А. Я прошу вас всех просмотреть съемку столько раз, сколько вы сможете выдержать. Я не могу назвать специальных деталей, которые вам следует искать, но и нет никаких деталей, которыми можно пренебречь. Короче, все, что придет вам в голову направляйте мне через Планерку.

- Не вызывает сомнений, что нам придется вернуться туда. Возможно, пошлем автоматический зонд. Я не могу никому приказать стать самоубийцей.

- Дело это, ко всему прочему, очень дорогостоящее. Энергия, которую необходимо затратить на один прыжок в 115 световых лет на пару часов обойдется дороже, чем несколько сотен обычных энергокомпенсируемых заданий.

Он сложил свои записи и со скрипом перегнул их пополам.

- Но когда мы покажем эту запись в других местах, думаю у нас не будет проблем с финансированием.

34. ЧИСЛА И ДОЛЛАРЫ

Может показаться неэффективным проведение геоформирования в ходе частых, кратковременных, не более редких, но более продолжительных прыжков. Однако, математические выкладки перемещения Леванта-Мейера показывают, что это неизбежно.

Чтобы понять это, не обязательно вникать в детали технического описания ПЛМ. Собственно, не более чем один из тысячи служащих АВР понимает тонкости этого процесса. Однако, очень наглядным является сравнение количества энергии, потребляемой кристаллом для прыжков различной продолжительности.

(Читатели, не имеющие математического образования в объеме первого курса ВУЗа, могут сразу перейти к последней таблице.)

Основной формулой, выражающей энергетические потребности для данного прыжка, является:

E = C*e^(t/k)*cos(k)*s^(1/2)/(1/t + 1)

t >= 0,01356, s >= 9,4096

где С и k - постоянные, t - продолжительность прыжка, s - расстояние. Вычисления обычно ведутся в системе единиц МКС, но для удобства мы будем рассматривать t в днях, а s в световых годах.

Допуски, взятые в скобки, необходимы из-за феномена энергетического порога кристалла ПЛМ. Прыжки не могут совершаться к целям, расположенным ближе, чем в 9.4095 световых годах, и их продолжительность не может быть меньше, чем 19,5 минут. Первое ограничение как раз мешает нам заняться освоением системы Альфа Центавра [имеются, правда, планы построить кристалл ПЛМ на Тау Кита из местных материалов для осуществления прыжков оттуда на Альфа Центавра]. Второе - препятствует освоению планет, находящихся на расстоянии более 100 световых лет. Было бы удобно считать, что данная формула верна для всех допустимых значений. Однако ПЛМ не может перенести объект в любую желаемую точку космоса. Перемещение происходит только от одной границы материи к другой границе материи. Необходим объект с четко выраженной и относительно холодной поверхностью (планета или астероид) около точки, на которую кристалл ПЛМ настроен. Попытка переместить автоматические аппараты на поверхность звезд, не имеющих планет, неизменно заканчивались неудачей. Пределы допустимой ошибки выражаются дифференциальным уравнением четвертого порядка, включающим расстояние, энергию, и угловое смещение приложения силы вне оси решетки кристалла ПЛМ [как описано в монографии Льюиса Чэндлера "Математика перемещения Леванта-Мейера: состояние на 2051 год", издание АВР ТФИ, Колорадо, 2051 г.].

Заметим, что десятикратное увеличение расстояния требует тысячекратного увеличения затрат энергии.

Энергия - это деньги, а АВР является самым большим потребителем энергии в мире. Как и любой другой потребитель, АВР платит "Вестингауз Интерпланетари" за каждый киловатт-час израсходованной энергии, хотя для нас расценки несколько снижены из-за большого объема потребляемой энергии и благодаря программам, представляющим взаимный интерес как для АВР, так и для исследовательского отдела ВИ.

Интересно сравнить стоимость прыжков различной продолжительности на различные планеты (см. таблицу на стр. 97.)

Внимательно ознакомившись с таблицей, Вы поймете, насколько сложно планировать график прыжков (с учетом того, что кристалл должен быть всегда свободен к моменту обратного перемещения.)

Давайте возьмем в качестве примера задание по оплодотворению на Лебедь А. Беременная Укротитель проведет около 150 дней своей беременности вне планеты. Стоимость энергетических затрат в различных комбинациях составит.

150 однодневных прыжков, - 2.340.000 долларов

30 пятидневных прыжков, - 1.197.000 долларов

15 десятидневных прыжков, - 1.114.000 долларов

5 тридцатидневных прыжков, - 3.376.500 долларов

Таким образом, серия кратковременных прыжков оказывается дороже, чем меньшее количество более долговременных прыжков. На практике высчитывается наименее дорогостоящая комбинация прыжков, которая затем приводится в соответствие с расписанием использования кристалла...

(Из "Справочника для поступающих в АВР", издания АВР ТФИ, Колорадо, 2053 г.)

35. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2053

Почтовый ящик 5397

Освего, Нью-Йорк 1312659

3 января 2053 года

Дорогая Кэрол.

Похоже, я пробуду здесь еще неделю. Должен сказать, эта перспектива меня не очень прельщает.

Моя мачеха настояла на открытом гробе. Варварство. Она говорит, что папа захотел бы именно так. Может быть, за эти последние девять лет он изменился.

Дело в том, что отец завещал все свои бумага Корнелльскому колледжу, и их факультет истории науки жаждет получит наследство. Записей у отца очень много, и они находятся в довольно беспорядочном состоянии. Так что я с помощью сводного брата Джерри помогаю им систематизировать материалы.

Джерри нормальный парень. Раньше мне с ним никогда толком поговорить не удавалось. Он заканчивает аспирантуру по галоискусствам. Отец был расстроен, что он не занялся физикой. Тем не менее он оставил ему все, я имею в виду все деньги. (Дом и прочее перешли к Заре, моей мачехе.) Ни я, ни моя мать даже не упоминаются в завещании.

Я звонил матери, но она не захотела приехать на похороны. Один раз она уже сталкивалась с Зарой. Она думает, что отцу вряд ли понравился этот отвратительный цирк. В любом случае, в завещании ничего нет.

Я прочитал в "Таймс", что существует мнение, будто гравитационные волны Арченара вызваны торможением космических кораблей, которые прилетают на эту планету уже лет 140 и больше.

В статье не говорится об этом, но я полагаю, что гравитационные волны вызваны резкой потерей массы при переходе кораблей от релятивистского ускорения. Они должны при этом останавливаться очень резко. Интересно, кто-нибудь высчитывал, какова при этом сила гравитационного ускорения? Крутые ребята.

Хорошо, что у них нет ПЛМ. Пока нет. Просмотрев этот куб (раз сто) я подумал, нам здорово повезло, что они еще не добрались до нас.

Я созвонился с Ноадом (из Планерки), и он продлил мой отпуск. Здесь действительно нужен человек со специальными знаниями, чтобы все рассортировать. Джерри умный парень, но он не способен отличить кварк от квазара.

Возможно, по пути в Колорадо Спрингс я заеду в Куала-Лумпур.

Проведу день с матерью. Она вышла замуж три или четыре года назад, а я ни разу не видел ее мужа.

Но надо сказать, эти годы были довольно напряженными.

Это письмо, наверное, будет для тебя сюрпризом (надеюсь приятным), поскольку я звоню тебе каждый вечер. Наверное, я привык писать письма, когда был в Австралии, а ты рожала детей во имя будущей славы человечества и все такое.

Я очень скучаю. Береги себя.

Люблю, Жак.

36. ТЕ, ЧТО СТАЛКИВАЮТСЯ В НОЧИ

12 января 2053 г.

Всем занятым в проекте "Бугимэн".

От Психологической группы (председатель Р.Свини)

Психологический портрет инопланетян с Арченара.

Я распихиваю эти материалы по вашим почтовым ящикам, поскольку у нас недостаточно данных для проведения общего собрания.

Отнеситесь к написанному критически. Суть психологии (в том единственном смысле, в котором это понятие применимо в данном случае) заключается в выявлении доминирующих моделей поведения у представителей изучаемой расы по формуле "раздражитель - реакция".

В нашем распоряжении имеется весьма ограниченный набор раздражителей, а что касается реакции, то в ряде случаев она вообще не поддается анализу.

Возможные характеристики.

1. Отвага или пренебрежение к собственной жизни.

Как заметила О'Брайен на кубозаписи, Укротитель в ИМОНе является довольно опасным организмом и выглядит соответственно. Когда инопланетяне впервые увидели пятерых Укротителей, они не побеспокоились об оружии. Или они не отдавали себе отчета в том, что Укротители в скафандрах могут представлять для них опасность (маловероятное предположение в свете высокого уровня их технологического развития), или для них не имеет значения то, что может произойти с ними лично. (Подтверждением данному предположению может служить пассивная реакция их руководства на тяжелую травму.)

Еще одним объяснением может быть своего рода "слепота суждений" самомнение, не позволяющее рассматривать другую расу как источник потенциальной опасности.

2. Уверенность в себе, отсутствие ксенофобии.

Руководитель сразу же овладела ситуацией. Она очень хорошо объяснялась с помощью жестов и не проявляла никаких признаков страха.

3. Агрессивность.

Было бы интересно проследить за реакцией инопланетян, если бы Укротители отказались следовать за ними. Все, на чем мы можем основываться - это сцена насилия в конце и звук, напоминающий рычание, который руководитель издала перед бойней. С другой стороны, это может быть нормальным тембром и тоном их голоса.

4. Чувственность (?).

Один из жестов, сделанных руководительницей, в соответствии с человеческим восприятием выглядел откровенно сексуальным. Скорее всего, конечно, она просто хотела показать Укротителям, что внутри корабля скафандры не понадобятся. (В то же время следует отметить, что даже среди тех человеческих групп, где допускается несексуальная нагота, существуют ограничения на жесты, разрешенные в публичных местах.)

5. Отсутствие любознательности.

Похоже, инопланетяне потеряли всякий интерес к Укротителям после того, как убили их. Возможно, какие-то моменты их философии или психологии запрещают им исследовать мертвых. В качестве вольной догадки можно предположить, что они соблюдают какой-то обряд очищения после убийства (они ведь не могли знать, что тела вскоре исчезнут).

Прочие моменты.

1. Улыбки.

Хотя два инопланетянина постоянно улыбались, у нас нет оснований полагать, что они пытались этим показать дружелюбность с тем, чтобы усыпить бдительность Укротителей. Даже у людей улыбка зачастую выражает двусмысленные, а иногда даже враждебные намерения. У приматов оскаленные зубы - обычный признак агрессивности и вызова.

2. Инструменты или роботы.

Доктор Бонди предполагает, что инопланетяне, с которыми столкнулась команда О'Брайен, могли быть не истинными инопланетянами, которые построили корабль. Они могли быть биороботами, специально сконструированными для выполнения опасных заданий.

Это страшное предположение с учетом их ужасающего сходства с людьми. Инопланетяне появились менее, чем через пять минут после перемещения Укротителей на планету. Если это были роботы, сделанные по подобию человека, то либо их хозяева в состоянии за несколько минут создать четыре точные копии человека, либо они уже были знакомы с человеческой формой. Трудно сказать, какой из вариантов страшнее. В первом случае мы имеем дело с расой, обладающей огромными психическими и научными возможностями (при полном отсутствии уважения к жизни). Во втором случае мы имеем дело с расой, которая изучила человечество и, видимо, знает, где находится Земля.

3. Инопланетяне как противники.

Можно предположить, что инопланетяне не бывали на планетах, находящихся к Земле ближе Арченара, поскольку мы не фиксировали специфической пульсации гравитационных волн в окрестностях более близких звезд. Но это не значит, что они не находятся в пути.

В рутинной работе с перемещением по Леванту-Мейеру мы склонны забывать или игнорировать тот факт, что ПЛМ - машина времени. Когда мы засекаем гравитационную волну с Арченара - это запись события, происшедшего 115 лет тому назад. Если мы реагируем на это событие при помощи ПЛМ, то получаем информацию о периоде через 115 лет после него, которую поле приносит нам на Землю в прошлое.

Таким образом, если инопланетяне узнали от команды О'Брайен о местоположении Земли (у нас, конечно, нет оснований предполагать такое) и немедленно снарядили экспедицию на нашу планету, то в нашем распоряжении более века для подготовки к встрече с ними.

С другой стороны, они могли отбыть с Арченара более века тому назад и сейчас уже находятся на нашем пороге.

С точки зрения статистики, такое предположение, конечно, абсурдно: на расстоянии в 115 световых лет от Арченара находится около двадцати тысяч звезд, так почему бы инопланетянам выбрать именно нашу?

На это можно ответить, что они вычислили нашу цивилизацию. Достаточно мощный радиоприемник в районе Арченара в настоящий момент может принимать радиосигналы, распространявшиеся по Земле в 1938 году - неопровержимое доказательство существования технологической цивилизации. Эти сигналы, конечно, очень слабы. (У нас, например, нет радиотелескопов достаточно чувствительных, чтобы зафиксировать подобные сигналы.)

Но у нас нет и космических кораблей в милю длиной, способных летать со скоростью, близкой к скорости света.

Из того немногого, что нам известно о поведении и способностях инопланетян, невозможно сделать вывод о степени угрозы, которую они для нас представляют. В этой ситуации наиболее разумным, конечно, будет вложить все имеющиеся у Агентства силы и средства в сбор максимального количества информации о них в возможно кратчайшие сроки.

(В среду 14 января состоится заседание психогруппы, группы Общественных связей. Планерки и Комитета Промышленных связей для обсуждения вопросов финансирования проекта "Бугимэн". Всех заинтересованных лиц просим быть. Аудитория Б в 13:30.)

37. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Жак и Кэрол прогуляли заседание по финансированию. Тем не менее на следующее утро перед рассветом их разбудил телефонный звонок с требованием явиться в аудиторию Б. Экстренное совещание. Никаких деталей. Сократив омовение до минимума, пропустив завтрак и поспешно одевшись, они все же затратили сорок пять минут, чтобы добраться до аудитории. Она была почти заполнена. Им пришлось сесть в заднем ряду.

- Черт, - сказал Жак, садясь, - все это мне не нравится.

Единственным предметом на сцене был аквариум для золотых рыбок, наполненный кусочками бумаги. Кэрол кивнула:

- Да, не думаю, что это будет благотворительная лотерея.

Джон Райли поднялся из первого ряда и вышел на сцену. Стараясь выглядеть непринужденно, он присел (довольно неестественно) на краешек стола с аквариумом.

- Извините, что пришлось вытащить вас из кроватей. Но это важно.

- Физическая группа связалась со мной около полуночи. Мы выяснили, каким оружием пользовались инопланетяне, и нашли способ нейтрализовать его.

- Тихо... пожалуйста, тихо... Это не такая уж и хорошая новость, в конечном счете.

Наступила мертвая тишина.

- Эти маленькие, похожие на микрофоны штуковины, представляют собой миниатюрные кристаллы ПЛМ.

- Да, я знаю... пожалуйста... тихо... Благодарю вас. Довольно странно, что они пользуются космическими кораблями, какими бы быстрыми они ни были, зная о перемещении по Леванту-Мейеру. Это озадачивает.

- Может быть, время, затраченное на перемещение, не имеет для них значения. Или, может быть, они никогда не экспериментировали с большими кристаллами. Возможно, они считают их лишь... своего рода временно дезинтегрирующими лучами. Судя по отчету доктора Свини у них отсутствует научная любознательность. Такое вполне может сочетаться с высоким уровнем технического развития. Возможно, они примитивные наследники более развитой цивилизации и просто пользуются доставшимися им приборами, не понимая, в сущности, как они действуют.

- Будем надеяться, что дело примерно так и обстоит. Было бы неприятно неожиданно обнаружить их на наших планетах. На Земле.

Одним пальцем он помешал кусочки бумаги в аквариуме.

- Как вы все должны знать, поле ПЛМ подвержено отклонению до девяноста градусов под действием достаточно сильного магнитного поля. ИМОН несложно модифицировать таким образом, чтобы он превратился в большой магнит. Теоретически, во всяком случае, несложно. Инженерные и биоинженерные группы начнут работать над этим сегодня же.

- Нам необходимо доставить одно из этих существ на Землю для изучения. Мы должны знать, с чем столкнулись. Кто-то должен выполнить это задание.

Он встал, сделал несколько шагов по сцене и сел опять.

- В прошлый раз, когда мы все здесь собрались, я сказал, что не буду просить никого пойти на задание для самоубийц. Это... ну, в общем... не совсем то же самое. Тем не менее, это опасное задание, на которое когда-либо осознанно шел Укротитель.

- Мы хотим послать одного Укротителя на Арченар на 19 1/2 минут. Предположительно, что инопланетяне появятся снова. Все, что нужно сделать Укротителю - это держаться поближе к ним до времени перемещения. Потом схватить одного и притащить с собой.

- Безусловно, смертельно опасное задание. Мы не знаем, каким еще оружием могут располагать инопланетяне.

Он приподнял аквариум и поболтал его.

- Здесь записаны фамилии всех имеющихся в нашем распоряжении Укротителей, за исключением беременных женщин. Это не из-за галантности. Магнитное поле будет не настолько сильным, чтобы причинить вред взрослому человеку, но мы не знаем, какой эффект оно может иметь на развивающийся плод.

- Быстро, - прошептала Кэрол, - сделай меня беременной.

- Прямо здесь?

- Вы все обладаете необходимой квалификацией для выполнения задания, продолжал Райли. - Для своего собственного спокойствия я бы не хотел искать добровольцев. Есть какие-либо возражения?

- Да. То, что мое имя в этом проклятом аквариуме, - пробормотал Жак.

Райли пригласил одного из Укротителей, сидевшего в первом раду, чтобы он вынул бумажечку из аквариума.

Он прочитал бумажку и поднял глаза:

- Уэйчел. Укротитель 3-го класса Кэрол Уэйчел.

Жак поехал вместе с Кэрол на фабрику Крупна, где изготавливались ИМОНы. Она должна была пройти последнюю примерку и попрактиковаться с уникальными приспособлениями, которыми оснастили скафандр.

Этот скафандр был больше обычного и имел блестящую гофрированную поверхность, похожую на смятую алюминиевую фольгу. Человек, демонстрировавший им костюм, оказался испанцем по имени Туэме.

Жак ожидал встретить немца: как-то получалось, что они всегда встречались на его жизненном пути в моменты кризисов.

- Вам, возможно, не придется пользоваться всеми этими приспособлениями, - сказал Туэме, - но на всякий случай стоит попрактиковаться.

Он указал пальцем на шесть металлических яиц, прикрепленных к груди скафандра.

- Это осколочные гранаты ограниченного радиуса действия. Каждая начинена тысячами острых, как игла, кристаллов серы определенного состава, находящихся под давлением, которые испаряются в воздухе. При детонации эта граната разорвет в клочья любого на расстоянии в 2,5 метра. На большем расстоянии кристаллы безвредны, поскольку испаряются. Взрывается от контакта. Вам следует держаться за пределами радиуса действия. Кристаллы, конечно, не пробьют ваш скафандр, но могут повредить оборудование.

- Голокамер нет? - спросила Кэрол.

- Нет. Камеру оси "Z" пришлось бы крепить на микрофонном журавле. Это неудобно. Мы ограничились двумя обычными камерами спереди и сзади.

- В шлем встроен десятимегаваттный самонаводящийся лазер. На экране вашего усилителя изображения имеется перекрестие. Просто посмотрите на цель и нажмите языком кнопку, которая обычно включает связь с руководителем команды. При каждом нажатии - секундная вспышка, но будьте осторожны. Лазер забирает энергию из магнитного поля и делает вас на некоторое время уязвимой.

- Другая языковая кнопка, которая обычно активирует трубку питания, впрыснет вам сильную дозу параамфетаминов, усиливающих мускульную реакцию и временно обостряющих чувства восприятия. Но одновременно это может повлиять на вашу способность принимать правильные решения: и вы станете самоуверенной до безрассудства. Так что пользуйтесь этим только в самом крайнем случае.

- При повторном нажатии вы получите нейтрализующую дозу депрессанта. После этого, при необходимости, можете снова впрыскивать параамфетамины.

- А таблетки с цианистым калием? Их что, нет? - спросил Жак.

- В этом нет необходимости.

- Приятно слышать.

- Если инопланетяне одолеют вас и попытаются открыть скафандр, его силовая установка перегрузится, и произойдет взрыв. Последует реакция синтеза порядка одной мегатонны.

- Ясно, - сказала Кэрол.

- Обычная предосторожность. Это, конечно же, не потребуется. У вас много средств защиты.

- Эти три капсулы содержат сильные газообразные транквилизаторы, - он указал на круглые цилиндры, размером с банку сока, окрашенные в желтый, зеленый и красный цвета. - Зеленый в десять раз сильнее желтого. Красный в десять раз сильнее зеленого. Следите за тем, чтобы использовать их в правильном порядке. Газ действует на любое млекопитающее и многие другие организмы: желтый вызывает сонливость и нарушение координации, зеленый полностью усыпляет, красный - убивает. Вам нужно только потянуть шпильку на крышке цилиндра. Газ распространяется очень быстро и действует на расстоянии десяти-двадцати метров.

Они помогли Кэрол облачиться в скафандр и проводили ее на "испытательный полигон" (закрытый куполом пустырь за фабрикой Крупна), где она около часа тренировалась на искусственных мишенях. Потом они с Жаком не спеша пообедали в "Ля Фондита" и вылетели вместе со скафандром назад в Колорадо Спринте.

Камера ПЛМ в Колорадо Спрингс еще никогда не была так забита. В каждом из четырех углов за лазером, установленном на специальной подставке, сидел одетый в ИМОН Укротитель. Еще четверо держали наготове винтовки, заряженные транквилизаторами. Вдоль стен, укрывшись за мешками с песком, теснились специалисты со свисающими с шеи дыхательными аппаратами. Тупоносый одноместный флоутер ожидал в поле кристалла. Рядом стояла Кэрол, облаченная в свой сверкающий костюм.

Жак ждал на мешках с песком. Через сорок секунд после прыжка Кэрол, с Грумбриджа возвращался доброволец-самоубийца со свежим "мостом". Жаку надлежало с помощью этого "моста" войти в контакт с инопланетянином, которого доставит Кэрол.

Если она вернется. Два дня Жак жил на таблетках, которые ему прописали, чтобы вывести из состояния безысходного отчаяния. Он чувствовал легкую вину за то, что не мог теперь беспокоиться о Кэрол больше, чем по нескольку минут за раз.

(Его направили к главврачу после того, как он наорал на руководство в отделе планирования. Он предложил им найти добровольца-самоубийцу из проекта Танос, который по своим физическим и умственным способностям мог выполнить задание Кэрол. Ему ответили, что пытались, но не смогли подобрать подходящего кандидата. Жак весьма категорично выразил сомнение в искренности их слов.)

В главном кресле на пульте управления сидел Арнольд Бейтс. Джон Райли занимал кресло поддержки.

- Займите свое место, - сказал Бейтс.

Кэрол подняла флоутер над головой. Она встала в центр кристалла ПЛМ, и пластиковый цилиндр опустился на нее.

Минуту спустя цилиндр поднялся снова.

- Лефавр, будьте готовы.

38. ВТОРОЙ КОНТАКТ

Кэрол приземлилась на крутой обрыв над поймой реки. Она поставила на землю флоутер и осмотрелась.

- Подо мной, в месте слияния двух рек, небольшой городок, - сказала она.

Ей было ведено комментировать все, что она видела. Они не сказали, зачем это нужно, но цель и так была ясна: если она вернется искромсанная на куски, как О'Брайен, то кусочек с видеопленками вполне может и не оказаться на Земле.

- Девятнадцать минут. Деталей города я различить не могу, даже при максимальном увеличении. Движущиеся пятнышки - это, видимо, транспортные средства. О... сейчас дневное время. Арченар намного меньше солнца, но светит нестерпимо ярко, даже при самом светлом фильтре.

- Сейчас сяду на флоутер, спущусь туда и попробую ухватить... подождите. - В небе появился круглый флоутер, такой же, с каким встретилась О'Брайен. - Вот и начинается.

Все произошло практически точно так же, как при первом контакте, за исключением того, что все инопланетяне были женщинами. Сразу вслед за флоутером появился длинный черный корабль, стремительно приблизился, сбросил скорость и медленно опустился на траву, отчего земля заходила под ногами у Кэрол. Арченар отразился яркой сверкающей линией на корпусе корабля. Опять раздвинулся борт, соскользнул трап и инопланетяне пригласили ее на корабль. Кэрол, правда, показалось, что кое-какие изменения произошли.

Среди данных ей расплывчатых инструкций, был и совет не включать магнитное поле, пока она не встретится с угрозой прямого нападения. Она последовала за ними по трапу, поворачиваясь направо и налево, чтобы камеры могли зафиксировать все происходящее.

- Пока никаких агрессивных проявлений, - сказала она.

Они не остановились у входа там, где произошла бойня в прошлый раз, а пошли дальше по коридору.

Они прошли метров сто или около того.

- Справа открылось отверстие, они хотят, чтобы я вошла туда первой. Я показываю им, чтобы они шли первыми. Только после Вас, Альфонс.

Инопланетяне отказываются понимать. Они стоят не двигаясь.

- Они, наверное, думают, что я очень глупа. Ну ладно!

Кэрол сделала шаг по направлению к двери, но в последний момент схватила одну из инопланетянок за плечо и втолкнула в дверь первой. Она со стуком треснулась об пол, но не развалилась на куски, не взорвалась и не превратилась в лягушку.

Кэрол вошла в дверь, а женщина отпрянула от нее, глядя перед собой ничего не выражающими глазами. Дверь с грохотом захлопнулась, и комната погрузилась в темноту. Кэрол включила фонари скафандра.

- Стены и потолок в этой комнате сделаны из металла, за исключением маленького окошка. Пол - тоже. Может быть, они думают, что таким образом помешают мне исчезнуть. Или лишат меня связи. Думаю, я смогу сломать дверь.

С ее стороны на двери не было замков и задвижек, но по ее правому краю шла железная полоска, как петли на крышке фортепиано. Она расплавила петли четырьмя вспышками лазера и толкнула дверь.

Когда дверь начала падать, женщина, стоявшая сзади Кэрол, прыгнула ей на спину. Кэрол передернула плечами, и инопланетянка отлетела в дальний конец комнаты.

Дверь упала с громким стуком, окутанная колечками дыма, исходящего от ее раскаленного края, прожегшего бороздку на полу. Трое инопланетян осторожно попятились, когда она входила в дверь.

Затем открылся проем в противоположной стенке, и появилась четвертая инопланетянка с руками, полными микрофонов. Кэрол отлепила от груди гранату и швырнула ее под ноги вошедшей. Сила взрыва опрокинула женщину на спину. Оружие рассыпалось по полу.

Инопланетянка вновь вскочила на ноги. От головы до ног она была покрыта тысячью порезов, ее грудь представляла собой кровавое месиво.

Правая ступня болталась на обрывке кожи. Когда она перенесла вес тела на эту беспомощную ногу, ступня отломилась, и женщина пошла на обломке голени. Она улыбнулась Кэрол, показав острые, красивые зубы, и подняла оружие. Кэрол нажала кнопку, включающую магнитное поле.

Ее резко потянуло назад в металлическую комнату и пришпилило к стене как насекомое в коллекции энтомолога.

- О... металл в этой комнате безусловно магнитный. Тринадцать минут. Они идут.

Она активизировала желтую капсулу и бросила ее инопланетянам. Женщина, шедшая впереди, отшвырнула капсулу в сторону. Кэрол кинула себе под ноги зеленую капсулу.

Три инопланетянки, включая искалеченную особь, отпрянули назад. Предводительница приблизилась и произнесла два слога. Затем ее глаза закрылись, ноги подкосились, и она опустилась на четвереньки.

- Зеленый транквилизатор действует... Нет!

Инопланетянка потрясла головой и опять поднялась на ноги.

- Подожду пару минут, прежде чем бросать красную, - она мило улыбнулась белозубой улыбкой. - Клянусь, они нацелили...

Кэрол инстинктивно пригнулась, когда инопланетянка направила на нее оружие. В стене корабля в метре от нее образовалось отверстие, и через него пробился желтый луч света.

- Работает.

Инопланетянка повела оружием, и отверстие расширилось. Она кивнула головой и отошла к трем остальным. Затем она проверила оружие на окровавленной подруге, разрезав ее пополам.

Кэрол зажмурила глаза и судорожно сглотнула. Они не люди, вновь и вновь повторяла она про себя. Они даже не нормальные животные. Они не чувствуют боли.

Отведя глаза в сторону, Кэрол увидела инопланетянку, которая первой оказалась с ней в комнате. Она лежала на полу лицом вниз, головой к стене.

- Похоже, некоторые из них более уязвимы, чем другие. Та, которую я треснула об стену, без сознания или мертва.

Она заставила себя посмотреть на остальных.

- Теперь они беседуют или рычат. Та... которую они разрезали пополам, тоже разговаривает, лежа на спине.

- Странно, но это совсем не похоже на те кадры, которые мы видели. О несчастном случае с Эффектом рогатки. В разрезе тела не видно внутренних органов. Только много крови и какое-то желтое вещество. Они опять идут.

Три инопланетянки медленно подходили к Кэрол, а четвертая подтягивала себя вслед за ними на локтях, чтобы посмотреть. Кэрол поймала ее в перекрестие прицела и нажала языком кнопку лазера. На голове существа зажглось черное, тлеющее пятно, и оно рухнуло.

- Их можно убивать. Нужно попасть в голову. - Трое остальных даже не обернулись. - Десять минут.

Они одновременно включили свои микрофоны. Кэрол стояла, опустив руки. Лучи, отражаясь от нее, превратили толстую стену корпуса в решетку. Они ухватили ее за руки и плечи и попытались оторвать от стены.

- Может быть, мне удастся захватить этих троих.

Микрофоны болтались у них на поясах. Кэрол ухватила провода одной рукой и дернула. Оружие сверкающими искрами разлетелось по всей комнате.

Она прижала к себе всех троих инопланетянок и сомкнула руки у них за спиной. Они боролись, рычали, кости хрустели, но освободиться они не могли.

- Девять минут. Думаю, смогу их удержать, если не подойдет подкрепление с более совершенным оружием.

39. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Арнольд Бейтс не смотрел на часы.

- Тридцать секунд.

- Лефавр! - сказал Райли. - Уйдите с линии огня снайпера. Приготовьтесь.

Лучше попасть под винтовку с транквилизатором, чем под лазер, подумал Жак. Он отошел в сторону и вместе со всеми остальными сфокусировал свое внимание на кристалле.

- Пятнадцать секунд.

Кэрол и три инопланетянки материализовались менее, чем в метре над кристаллом. Она тяжело упала, но устояла на ногах и не выпустила инопланетянок. Кусок обшивки корабля грохнулся рядом с ней.

- Транквилизаторы, - сказал Райли.

- По два на каждую, - закричала Кэрол.

Одной инопланетянке досталось три капсулы, и она обмякла. Остальные расслабились, и Кэрол немного отпустила их.

- Хорошо, Лефавр, биогруппа...

И тут неожиданно начался настоящий ад. Инопланетянки вывернулись из объятий Кэрол и побежали в разные стороны, по направлению к мешкам с песком.

- Еще транквилизаторы, - заорал Райли, но его приказ и не требовался: воздух наполнился трассирующими снарядами, большинство из которых не попадали в цель, а только без толку барабанили по железным стенам, создавая ужасный грохот.

Инопланетянки на бегу начали менять форму.

Из их торсов стали появляться новые конечности: клешни, щупальца, волосатые паучьи лапы. Прекрасные лица превратились в ужасные морды с огромными светящимися глазами и чудовищными клыками. Соблазнительные формы тел покрылись волосами, чешуей, панцирями и перьями.

Все разные, все отвратительные и все - обуреваемые жаждой убийства.

Одно чудище бросилось прямо к пульту управления, преодолев последние метры огромным прыжком, и ударило плечом в защитное стекло.

- Убейте их, - завопил Райли, схватил в охапку Бейтса и упал вместе с ним на пол.

Инопланетянин врезался в стекло как раз в тот момент, когда заработали лазеры, заполнив все пространство перекрестными лучами энергии. По стеклу побежала паутина трещин, но оно не поддалось. Два луча лазера разрезали инопланетянина на три неравные части и разнесли стекло вдребезги.

Все было кончено в течение нескольких секунд. Инопланетяне убили двух человек и ранили семерых, не считая трех, получивших серьезные ожоги. Жак лежал без сознания с сотрясением мозга. Пахло горелой одеждой, опаленной человеческой плотью, расплавленным металлом и чем-то еще. Камера наполнилась серым дымом от тлеющих мешков с песком.

Райли оторвал себя от пола пульта управления. Стол был усеян окровавленными осколками стекла. Он внимательно осмотрел результаты побоища и поправил микрофон на шее.

- Посмотрите, жив ли Лефавр. Кто-нибудь принесите "мост"...

Может быть, не все существа еще умерли.

- Ищите тех, у кого нет ран на голове, - загремел усиленный голос Кэрол в оцепенелой тишине помещения. - По другому их не убить...

Жак?!

Врач склонилась над Жаком, поднимая ему веки, чтобы проверить зрачки.

- Думаю, с ним будет все в порядке, - сказала она и сделала укол.

Райли начал приходить в себя.

- Вызовите команду вскрытия... Физики, возьмите анализ металла. Посмотрите, жив ли тот, в углу?

- Черт подери, он жив, - сказал кто-то. - Хотел меня укусить.

Инопланетянина разрезало у самых плеч. У него остался один целый щупалец и обрубки еще двух конечностей. Когда Кэрол закричала, чтобы целились в голову, ему снесло лазером часть черепа, отрубив ухо и обнажив розовую мозговую массу. Он лежал на спине, в луже крови, подергивая щупальцем и гортанно рыча.

- Кто-нибудь из Укротителей в ИМОНе возьмите существо и успокойте его. У кого "мост"?

- Лефавр приходит в себя, - сказала врач.

- Давайте его сюда. Сколько у нас времени?

Бейтс вернулся в свое кресло.

- Семнадцать минут, пятьдесят секунд. Потом у вас останется пять минут, чтобы очистить помещение. Мне придется дать обжиг и пар и выключить воздух. И держитесь подальше от моего кристалла. Вы и так его весь загадили.

Команда грузчиков появилась в дверях, неся новое стекло и толкая перед собой две лестницы на колесиках. Они двигались быстро и немедленно принялись за работу.

Кэрол подошла к существу, схватила его щупалец и сунула под мышку. Инопланетянин попытался укусить ее за запястье, она взяла его за волосы и оттянула голову назад.

Один из сотрудников психологической группы принес "мост". Он неуверенно приблизился и прикоснулся "мостом" к груди инопланетянина.

- Немного, - сказал он. - Какой-то звук, слово, которое оно постоянно повторяет. Лу... Лувр.

Спотыкаясь и держась за голову, подошел Жак.

- Дай, я попробую.

Существо треснуло его между глазом и виском, туда, где уже была опухоль.

Он вошел в контакт и тут же отпрянул.

- Боже!

Его лицо стало еще более бледным. Он поколебался и снова вошел в контакт.

- Оно... оно умирает, это точно. Я никогда не чувствовал... никогда не чувствовал... такой ненависти. Презрения. Отвращения... Меня оно воспринимает, как что-то мягкое... желеобразное, отвратительное. Я думаю, оно было готово отдать жизнь, чтобы меня убить.

- Повторяет одно слово "Л'врай". Может быть, его так зовут. Или это название всей его расы.

На минуту Жак замолчал. Потом он положил "мост" на пол и опустился на корточки.

- Оно умерло.

Глаза существа были по-прежнему открыты, но оно перестало рычать.

- Перед самой смертью у меня был с ним контакт. Невербальный. - Он закрыл глаза. - Попробую передать.

- Если Л'врай его имя, то это и имя двух остальных. Он проверял живы ли они. У них телепатическая связь, во всяком случае, в определенных пределах.

- В самый близкий контакт я вошел с ним, когда позволил себе... ненавидеть в ответ. Когда я не смог совладать с отвращением. Это он понял.

- Есть кое-что еще. Но это трудно передать словами.

- Хорошо, - сказал Райли. - Посмотрим, что мы получим под гипнозом. Из тех двух кто-нибудь жив?

К радости Жака, они не были живы.

40. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2053 (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

24 января 2053 года.

Сегодня провел большую часть дня под гипнозом. Психологи копались в моем мозгу, пытаясь узнать, что же сказал мне Л'врай. Вид у них был не очень довольный, когда они меня отпустили.

Теперь они взялись за Кэрол. Через час-два она будет дома. Мы сможем посидеть и постонать друг другу. Одному это делать не интересно. Они отказались дать мне что-нибудь более сильное, чем общеуспокаивающее средство, и ограничились увещеванием, чтобы я воздержался от спиртного в течение восьми часов, если не хочу, чтобы мне желудок вывернуло наизнанку. Думаю, хуже того, когда тебе мозги выворачивают наизнанку, быть уже ничего не может.

Я не помню почти ничего из того, что сказал им. Я был в сознании и слышал свой голос, но слова не запечатлелись. Наверное, придется прочитать в отчете.

Кстати, об отчетах. Кто-то прилепил вырезку из "Полночных новостей ТФИ" на доску объявлений перед камерой готовности - публичное разоблачение АВР. Там говорится, что никакого перемещения по Леванту-Мейеру не существует, что люди никогда не были на других планетах, что пленки и голограммы все поддельные (у Голливуда получается лучше), что кипы официальных отчетов чистый вымысел. АВР, по их мнению, - это фиктивная организация, преступно используемая членами Мирового Порядка для своей экономической экспансии с тем, чтобы лишить производителей, не членов Мирового Порядка, справедливой доли отчислений от совокупного продукта. Наверное, "Полночные новости" принадлежат какому-нибудь Независимому.

В заметке объясняется все, кроме этой проклятой шишки у меня на лбу. Если эти Л'врайи были просто актерами, надеюсь, им хорошо заплатили.

Мне еще повезло. Тот, который огрел меня по башке, убил двух ученых, стукнув их головами.

Может быть, мне также повезло, что до меня "мост" первым подсоединил к Л'врайю психолог. Таким образом, инопланетянин стал четвертым по чувствительности, а не третьим. А оно и так было достаточно погано.

Все еще не могу объяснить, что я чувствовал. Все равно, что увидеть цвет, которого раньше никогда не видел. Первозданный цвет. Единственное, что было знакомо в чувствах инопланетянина, так это ненависть. Никогда до этого не получал через "мост" таких сильных эмоций. Даже с людьми из проекта Танос.

Интересно, что они намерены делать теперь? Они провели вскрытие и получили кое-какую информацию о поведенческих реакциях существ. Думаю, некоторую информацию они сообщили Л'врайям и о нас.

Может быть, будут посылать по одному Укротителю на минимальное время, пока не соберут достаточно данных.

Или предпримут решительные действия. Гас говорил, что поговаривают о нападении инопланетян через ПЛМ. Запустить им туда ядерные бомбы грязного типа - такие, которые заполняют всю атмосферу смертельными изотопами.

Мне это кажется идиотской идеей. Чтобы стали делать мы, если бы кто-то из инопланетян уничтожил 61 Сигни А? Нам бы пришлось охотиться за ними и сражаться с ними из чувства самосохранения.

А этих Л'врайев нам, конечно, не одолеть. Они далеко впереди нас в технологическом отношении по большинству показателей, не говоря уже о том, что они способны менять форму и являются телепатами. Кроме того, они кровожадны от природы. И если уж они задумали овладеть планетой, то добьются этого, сколько бы времени это не заняло.

Всего этого вполне достаточно, чтобы испортить сон. Как говорится в отчете Свини, они могут быть уже на пороге нашего дома.

Кэрол пришла.

(Из книги "Миротворец: дневники Жака Лефавра", издания Сан Мартин ТФИ, 2051 г.)

41. ВСЕ, ЧТО Я ЗНАЮ, Я ВЫЧИТАЛ В ГАЗЕТАХ

ВОЛНЫ С СИРИУСА - УГРОЗА ИНОПЛАНЕТЯН?

Париж, 13 июля (ВПИ.) Сегодня здесь ученые подтвердили, что гравитационные волны, недавно зафиксированные в районе Сириуса, имеют ту же форму и силу, что и волны, позволившие в октябре прошлого года обнаружить присутствие корабля Л'врайев в районе Арченара.

Сириус, расположенный в девяти световых годах, является одной из самых близких звезд. В его системе имеется белый карлик и, насколько известно, нет никаких планет. Сириус находится слишком близко, чтобы АВР могла заняться его изучением при помощи ПЛМ.

Гравитационные волны были зафиксированы в понедельник спутниками Легранж, принадлежащими институту Ферми, в штаб-квартире которого сегодня утром состоялось экстренное совещание.

Пресс-секретарь АВР отказался прокомментировать это событие, заявив, что в настоящее время готовится официальное заявление...

ВРАГИ АВР УТВЕРЖДАЮТ, ЧТО ИСТОРИЯ С СИРИУСОМ - УТКА

Лос-Анджелес, 14 июля (АЙ-ПИ). Сегодня здесь состоялась пресс-конференция Союза Независимых Ученых, которые обвинили институт Ферми в заговоре с Агентством Внеземного Развития.

Они утверждают, что АВР стремится использовать историю по поводу угрозы вторжения Л'врайев для того, чтобы добиться от Совета Мирового Порядка значительного увеличения ежегодных ассигнований. Они отмечают, что голосование по этим ассигнованиям состоится в следующую среду подозрительное совпадение.

Признавая наличие волн с Сириуса, СНУ утверждает, что институт Ферми значительно преувеличил их сходство с прошлогодними волнами с Арченара, которые привели к открытию Л'врайев.

По словам представителей СНУ, рядом с Сириусом находится исключительно плотная звезда - белый карлик. Малейшее изменение в угловой инерции системы могло генерировать волны, подобные тем, которые зафиксировал институт Ферми...

АВР ОБ УТВЕРЖДЕНИИ, ЧТО ИСТОРИЯ С СИРИУСОМ - УТКА: НЕТ КОММЕНТАРИЕВ?

КОЛОРАДО СПРИНГС, 14 июля (ВПИ). Разгневанный представитель АВР отказался сначала комментировать обвинения СНУ в том, что Агентство намеренно исказило данные, чтобы добиться увеличения ассигнований.

Сегодня, во второй половине дня, наш корреспондент связался с директором АВР Джоном Т.Райли у него дома. На вопрос об обвинениях СНУ он ответил, что "они не заслуживают внимания интеллигентного человека".

Сначала Райли отказался от комментариев, но затем высказал свою личную точку зрения (заметив, что она не обязательно совпадает с официальной позицией АВР). Он обвинил СНУ в "преступном цинизме", заявив, что Союз, существующий двадцать лет, "играет в политику, угрожая тем самым самому существованию человеческой расы".

Далее Райли сказал, что объяснение гравитационных волн Сириуса, предлагаемое СНУ, "может быть опровергнуто даже умственно отсталым студентом с тупым карандашом в руке". Он предложил СНУ придумать какой-нибудь вариант, пусть даже самый абсурдный, при котором можно было бы изменить угловую инерцию звездной системы, не повлияв на вращение и частоту оборотов одной из звезд...

БЮДЖЕТ АВР В ТРИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ УТВЕРЖДЕН

СТОКГОЛЬМ, 23 июля (АЙ-ПИ). Сегодня Совет Мирового Порядка утвердил ассигнования в 877.000.000.000 долларов на деятельность Агентства Внеземного Развития на 2053/2054 финансовый год.

Противников решения, принятого 563 голосами против 489, возглавил Лидер меньшинства Джекоб Тшомбе (Л., Ксерокс), который пригрозил подать в отставку в знак протеста против утверждения рекордного бюджета.

Большая часть ассигнований, почти втрое превышающих прошлогодний бюджет, отводится на экстренную программу АВР "Сириус". Самое дорогостоящее в этой программе - сооружение кристалла ПЛМ на планете, вращающейся вокруг Тау Кита.

Критики проекта отмечают, что система Сириуса почти наверняка не имеет планет, а для использования ПЛМ необходима конкретная материальная цель. АВР, со своей стороны, считает, что расстояние, на котором Сириус находится от Тау Кита (менее тридцати световых лет), позволяет в качестве цели взять любое тело, по размеру не крупнее небольшого астероида.

42. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ЗАДАНИЕ ТАУ КИТА 14 ФЕВРАЛЯ 2054 ГОДА.

СОСТАВ КОМАНДЫ:

1. УКРОТИТЕЛЬ 7-ГО КЛАССА ТАНЯ ДЖИВС, ЖЕНЩИНА, 33 ГОДА, 11-ОЕ ЗАДАНИЕ, РУКОВОДИТЕЛЬ.

2. УКРОТИТЕЛЬ 5-ГО КЛАССА ГУСТАВ ХАЗЕНФЕЛЬ. МУЖЧИНА, 28 ЛЕТ, 8-ОЕ ЗАДАНИЕ.

3. УКРОТИТЕЛЬ 4-ГО КЛАССА (ИСП) ЖАК ЛЕФАВР, МУЖЧИНА, 28 ЛЕТ, 4-ОЕ ЗАДАНИЕ.

4. УКРОТИТЕЛЬ 3-ГО КЛАССА КЭРОЛ УЭЙЧЕЛ, ЖЕНЩИНА, 26 ЛЕТ, 4-ОЕ ЗАДАНИЕ.

5. УКРОТИТЕЛЬ 2-ГО КЛАССА ВИВЬЕН ХЕРРИК, ЖЕНЩИНА, 26 ЛЕТ, 3-Е ЗАДАНИЕ.

СНАРЯЖЕНИЕ:

5 МОДУЛЕЙ ИМОН.

1 РЕКОДЕР ЛИЧНОГО СОСТАВА.

1 САМОНАВОДЯЩИЙСЯ ФЛОУТЕР (2-ОЙ ЗАПУСК).

ВСПОМОГАТЕЛЬНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ ДЛЯ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ НА СИРИУС БУДЕТ ДОСТАВЛЕНО НА ТАУ КИТА ДОПОЛНИТЕЛЬНО (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ)

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ: 2 ЗАПУСКА 9.84699368131 СУ, НАСТРОЙКА

МЕСТНОЕ ВРЕМЯ

07:45:28.28867 БДК 200561

07:48:11 38557 БДК 200560

СТЕПЕНЬ ВАЖНОСТИ ЗАДАНИЯ - 1.

ФИНАНСИРОВАНИЕ: N999999 "СИРИУС" 90%

N000105 ГЕОФ. 10%

Жак и Кэрол попали на Ад в ту неделю, когда там впервые пошел дождь.

Ад - это очень подходящее название для единственной планеты в биосфере Тау Кита. Полное отсутствие естественных водоемов, постоянные пыльные бури, температура, как в Сахаре, даже в полярных областях.

Они приземлились около экватора, откуда Тау выглядело лишь аморфным белым сиянием над головой, где бесформенные облака мчались над землей, гонимые ураганными ветрами, настолько горячими, что можно было кипятить воду. Дюны вокруг них таяли и вновь вырастали с сюрреалистической быстротой. Горизонта не было - только белый песок под ногами, белое небо над головой, и белый шторм вокруг.

Ветер любит ровные пространства: давным-давно он сравнял с землей все горы и холмы, чтобы они не мешали ему наполнять долины пылью. Теперь он истошно визжал, выражая неудовольствие их ростом и пытаясь свалить их с ног.

Жак мог отключить звук этих воплей снаружи, но стабилизатор ИМОНа истошно стонал, стараясь удержать его в вертикальном положении.

Вой его оглушал настолько, что стучали зубы.

Животный инстинкт подсказывал Жаку, что ему было бы лучше держаться подальше от этого места. Он подавил в себе желание бежать куда глаза глядят и продолжал нервно ходить кругами в ожидании флоутера. Его товарищи делали то же самое.

Через несколько минут флоутер появился, болтаясь на ветру. Он скакал, как необъезженная лошадь, но им все же удалось вскарабкаться на борт, и сломя голову рвануться через шторм вверх.

На высоте около двух тысяч метров они поймали ровный кормовой ветер и направились на север, в сторону полярных поселений. Под ними бушевал шторм, верхняя грань которого напоминала скорее монолитную белую поверхность, заснеженный ландшафт, а не воздушные водовороты.

По мере того, как они продвигались к северу, в сплошной пелене шторма начали появляться разрывы. Среди мечущихся в завихрениях циклона облаков замелькали пятна земли. Постепенно ландшафт превратился в горный. Ближе к полюсу им пришлось набирать высоту, чтобы преодолеть замерзшие черные массивы размером с Гималаи, но благодаря ветрам, более пологие.

В глубокой впадине, защищенной со всех сторон горами, неожиданно сверкнуло пятно зелени. "Оазис". Они спикировали к нему, но садиться не стали. Флоутер был наведен на площадку в соседней долине, где сооружали кристалл ПЛМ.

Потребовалось шесть месяцев, чтобы построить кристалл достаточно большого размера и соответствующего качества. Малейший пузырек в структуре кристалла при подаче энергии может привести к взрыву неуправляемой силы.

Кристалл был уже установлен и проходил калибровку, но операционное пространство мало походило на отработанную инфраструктуру Колорадо Спрингс. Первое, что бросилось в глаза команде Тани, была блестящая, металлическая паутина, покрывавшая сотни метров горного склона - антенна, принимающая энергию с вращающегося на орбите микроволнового лазера. В нескольких километрах располагалась сама станция: алюминиевый купол, опоясанный четырьмя концентрическими кольцами огромных, толстых металлических цилиндров - аккумуляторов, питающихся от антенны. Все агрегаты связывались между собой перепутанным, но живописным клубком кабелей.

Они приземлились на маленькую цементную площадку у входа в купол между двумя летательными аппаратами большого размера и явно местного производства.

Зелени здесь не было никакой, только красная пыль, хрустевшая под ногами.

Мужчина, в одних шортах, встретил их у дверей. Он проводил их на другую сторону купола, где была смонтирована примитивная лебедка, с помощью которой они сняли ИМОНы.

Когда они вошли внутрь, он предложил им переодеться в домотканые шорты и повел к кристаллу.

- Девяносто сантиметров, - сказал он. - Боюсь, на нем можно перемещать не более двух человек за раз. Или одного с оборудованием.

- Стерилизационной камеры нет? - спросила Таня.

- Как таковой нет. Мы можем загерметизировать весь купол и нагреть все внутри, включая, боюсь, и образцы.

- Но он работает? - спросил Жак. - Кристалл?

- Конечно. Мы уже отправляли людей на Лебедь 61 и Вегу.

- А на Сириус?

- Пока нет. Нам не хочется никого перемещать туда вслепую.

- Значит, вы все еще занимаетесь калибровкой? - спросил Гас.

- В отношении Сириуса, да. Мы потеряли четыре зонда, расширяя диапазон прыжков. - Чем короче прыжок, тем крупнее требуется цель.

- Звучит не слишком воодушевляюще, - сказала Таня.

- Ну, это значит, что в системе нет планет размером с Землю или больше... а может быть, есть. Может быть, Л'врайи разрушают наши зонды до того, как они переносятся по Эффекту рогатки. Завтра должен вернуться очередной зонд после десятидневного прыжка. Вы можете переночевать в городе и вернуться ко мне сюда завтра утром.

- Отлично, - сказала Таня. - Это был длинный день.

Он засмеялся.

- На этой планете все дни длинные.

Ось Ада была почти перпендикулярна эклиптике. Тау скользила по краю южного горизонта, и поэтому день здесь состоял из десяти часов восхода, а ночь - из десяти часов заката солнца.

Назад в "Оазис" они поехали с контролером, которого звали Элиот Сэмпсон. Электрический грузовичок был медленным и тряским средством передвижения.

Они вскарабкались по длинному подъему, за которым, по словам Сэмпсона, дорога до самого города шла под гору. Когда они добрались до верхней точки, он резко нажал на тормоза.

- Черт меня побери. Взгляните на это. - Над "Оазисом" висело большое бело-серое облако. Оно плыло по направлению к ним.

- Это что, - сказал Жак, - облако?

- Да, облако. ОБЛАКО. - Он включил скорость, и бросил грузовик вниз по склону. - Я совсем забыл, - заорал он, стараясь перекричать гул мотора, сегодня день крупного эксперимента по "насаждению" облаков. Хотят посмотреть насколько рентабелен местный дождь... по сравнению с ирригацией.

Несколько крупных капель скатились по пыльному ветровому стеклу, оставляя грязные коричневые следы.

- На планете есть только ископаемая вода, - сказал Сэмпсон, - но зато в изобилии. Подземные озера, реки. Мы можем выкачать ее на поверхность и окружить "Оазис" водоемами. А вода будет испаряться в атмосферу. - Он дико захохотал.

Жак уперся спиной в железное перекрытие и впился руками в торпеду так, что побелели костяшки пальцев.

- Послушайте, мы не слишком быстро едем?

- Нет, черт возьми. Все, чем я тут занимаюсь, так это гоняю по этой дороге. Вы ведь хотите добраться до места прежде, чем...

Неожиданно их ослепила обрушившаяся на них сплошная стена воды. Задние колеса грузовика решили, что пришла пора им поруководить машиной.

Грузовик потерял сцепление с землей, неожиданно покрывшейся тонкой пленкой скользкой грязи, его завертело, понесло юзом, и он с грохотом слетел в канаву. Первый за миллион лет дождь стал причиной первого на планете дорожно-транспортного происшествия.

Водитель разбил нос, Жак вывихнул плечо, остальные не пострадали.

Дождь прекратился, когда они еще пытались вытолкнуть грузовик, выслушивая извинения.

- Осталось шестьдесят секунд. - Элиот Сэмпсон поднял глаза от пульта управления и вместе с немногими присутствующими в ожидании уставился на кристалл.

- Я кое о чем подумала, - шепнула Кэрол.

- О чем? - спросил Жак.

Она взяла его за руку. Ее ладонь была влажной и прохладной.

- А что, если... что, если зонд вернется не один? Что, если в радиусе Эффекта рогатки окажется Л'врай?

- Сорок пять, - сказал Сэмпсон.

- Маловероятно, - сказал Жак. - Кристалл не такой большой.

- И все же. Здесь нет никакого оружия.

Жак покачал головой.

- Зонд, возможно, вообще не вернется. - Он подошел к стене и снял висящие на ней тяжелые кусачки. Он взял инструмент в руку, как дубину.

- Лучше, чем ничего.

Сэмпсон вопросительно посмотрел на него.

- Тридцать секунд. Вы что делаете, Лефавр?

Остальные тоже посмотрели на него.

- Жак, двигайся сюда, - сказала Таня. Она была среди тех, кто сидел ближе всех к кристаллу. - На всякий случай.

- А-а, понятно, - сказал Сэмпсон. Он начал отсчет от двадцати. Жак подошел вплотную к кристаллу и встал, широко расставив ноги. Он никогда не играл в бейсбол или крикет, но вид у него был как у бэтмана, готовящегося к удару.

- Ноль... БОЖЕ!

Зонд представлял собой приземистую, черную машину на четырех ногах, напичканную инструментами. Три отрезанных щупальца вцепились в один бок зонда. Бледные, корчащиеся, разбрызгивающие капли переливающейся зеленой жидкости. Жак замахнулся, но затем отступил назад.

Щупальца перестали извиваться, расслабились и упали на пол.

Таня нарушила тишину:

- Похоже, у нас есть задание.

Позже в тот же день они просмотрели видеозаписи. Зонд не нашел планету. Из ПЛМ он вышел прямо на борт космического корабля Л'врайев.

Несколько дней он спокойно просидел на корпусе корабля. Его голокамеры зафиксировали восемь других кораблей Л'врайев, медленно вращавшихся вокруг Сириуса. Вне поля видимости камер, наверное, летали тысячи других.

Потом крупное, паукообразное существо, которое могло быть роботом, или инопланетянином в скафандре, или очередной трансмутацией Л'врайев, проползло по корпусу, захватило зонд и затащило его внутрь корабля через диафрагму в борту.

Зонд оставили в покое на несколько часов в пустой комнате. Затем появился Л'врай, прошаркал на четырех негнущихся ногах и принял форму зонда - может быть, для того, чтобы усыпить бдительность машины, а может быть, по каким-то другим причинам.

Некоторое время две машины молча смотрели друг на друга. Аппаратура зонда не зафиксировала ни одного звука, ни одного электромагнитного колебания, которое можно было принять за попытку установления контакта. Они просто смотрели друг на друга в течение девяноста трех минут, затем мнимый зонд неуклюже удалился.

Вместо него немедленно появилось несколько Л'врайев, видимо, в своем естественном виде (если у них вообще был естественный вид).

Они имели изменчивую форму, как осьминог с гибким скелетом. У них было по шесть или восемь, в зависимости от особи, больших щупальцев, которыми они пользовались, как ногами или руками с двумя пальцами. Цилиндрическая грудная клетка, расширяясь, переходила в зубчатый гребешок, на котором красовались три глаза: один большой, неподвижный глаз и два, укрепленные на членистых стебельках, качающихся по краям гребешка. Под неподвижным глазом время от времени открывалась прорезь, в которой виднелись параллельные ряды черных, акульих зубов, покрытых пенистой слизью.

Несколько меньших щупальцев тянулись из-под гребешка, оканчиваясь различными комбинациями пальцев, крючков и присосок. Некоторые из них за время наблюдения поменяли форму.

Большая часть тела была белесого, воскового оттенка (глаза янтарно-желтые). Под прозрачным торсом виднелись темные тени пульсирующих внутренних органов. На спине имелись две прорези, которые могли быть чем угодно: отверстием для вывода экскрементов, гениталиями или кармашками для часов.

Эти существа выглядели слишком необычно, чтобы вызывать чувство отвращения или ужаса.

Один из Л'врайев втолкнул в комнату тачку без колес, которая зависла над полом. На ней в два ряда были расположены блестящие металлические инструменты. Он склонился над зондом и начал возиться с машиной, а остальные наблюдали за ним.

Почти все, что он делал, находилось за кадром камеры. Но через несколько минут манипуляций, напоминавших пародию на "скальпель... тампон... зажим", ему удалось отсоединить или закоротить систему питания, и картинка исчезла.

Сэмпсон перекрутил пленку до конца. Больше на ней ничего не было.

- Все, - сказал он. - Какую часть вам прокрутить снова?

- Промотайте до того места, где они сняли зонд с корпуса корабля, сказала Таня. - Мы это еще раз внимательно посмотрим. А потом еще раз. И проследите, чтобы все, у кого нет каких-нибудь сверхважных дел, изучили эту пленку. Жак, Кэрол, а вам лучше пойти отоспаться. Примите таблетки. Если сможете, проспите пару дней.

Кэрол кивнула.

- Десятидневный прыжок?

- Мы не можем рисковать с более коротким прыжком. Цель слишком мала. Так что, возможно, это будут десять бессонных дней.

- А ты как же?

- Я скоро приду. Я хочу еще раз просмотреть эти пленки и пройтись по параметрам прыжка с Элиотом. - Она похлопала Кэрол по плечу. - Мне требуется меньше сна, чем вам, молодежи.

- Да уж, молодежь, - сказал Жак. - Ну, пока, мамаша. Ложись пораньше.

Они зашли в медпункт за таблетками и заодно рассказали заведующей, как они хотели бы модифицировать фармацевтическую систему своих ИМОНов.

Она обещала запрограммировать рекодер таким образом, чтобы он фиксировал уровень ядов усталости в крови и компенсировал их бодрящим соком. Она, правда, предупредила, что это будет для них большой нагрузкой. Когда они вернутся на Землю, то поплатятся за это.

Нарколепсия, чередующаяся с параноической бессонницей. (Старая песня).

Раздевшись, Жак вытянулся на кровати и уставился в потолок. Кэрол примостилась около него. Он вяло погладил ее по спине.

- Дней десять, - сказал Жак. - Мы не выдержим.

- Не говори так.

- Одному богу известно, что эти чудовища придумают за десять дней.

- Нет смысла беспокоиться об этом сейчас.

- Райли ничего не говорил о десяти днях.

- Он не мог этого знать. У нас было право отказаться.

- Конечно. Но они меня уже достали. Мне не хочется умирать в этом конкретном...

- Перестань!

- Извини. Просто мысли вслух. У нас магнитная защита, может быть все будет хорошо.

- Будет, - прошептала она.

Она повернулась на бок, притянула его к себе и крепко прижалась к нему всем телом.

- Будет.

43. ОПИСАНИЕ РАБОТЫ

22 января 2054 года Джон Райли входит в зал заседаний и приветствует пятерых человек, собравшихся за столом. Он раздает им по листку бумаги.

Хронология задания:

Фаза 1. 24 января. Пассивный курьер на Грумбридж 1618. Пробудет на Грумбридже 21 день, добудет двух "мостов", обезвреженных добровольцем из проекта Танос. Не прикасаясь к "мостам", доставит их Укротителям Лефавру и Херрик.

Фаза 2. 14 февраля. Команда Укротителя Дживс на Тау Кита. 21 день.

Фаза 3-А. Дата и продолжительность будут установлены Дживс и контролером с Тау Кита. ПЛМ с Тау Кита на Сириус: Дживс, Лефавр (с "мостом") и Уэйчел. Главные цели: собрать информацию, выжить, попытаться войти в контакт, втянуть Л'врайев в бой. Возвратиться с представляющими интерес предметами или пленником.

Фаза 3-Б. Дата и продолжительность будут установлены Хазенфелем и контролером с Тау Кита. Если Дживс, Лефавр или Уэйчел не вернутся, Хазенфель и Херрик попытаются выполнить то же задание. (С "мостом" Херрик.)

Фаза 4. 17 февраля. Исследовательская команда на Тау Кита. 12 дней.

Фаза 5. Повторение Фазы 3 столько раз, сколько понадобиться.

Фаза 6. 7 марта. Перемещение на Землю по Эффекту рогатки.

Таня почесывает затылок:

- Не слишком много это нам говорит.

- Я знаю, - отвечает Райли. - Все, что мы пока можем сказать точно, так это то, что кристалл на Тау Кита работает. Вчера по Эффекту рогатки мы получили сообщение с 61 Сигни, где сообщается, что вернулся зонд с Тау Кита. Мы хотим, чтобы вы были там как можно скорее.

- Можно спросить... почему мы?

- Ну, логика здесь проста. Я знаю, что вы не самая опытная команда, но у вас есть Уэйчел, - он кивает головой в ее сторону, - которая уже сталкивалась с Л'врайями на их собственной территории и Лефавр, - он кивает опять, - наиболее чувствительный к Грумбриджскому "мосту" среди всех Укротителей. Кроме того, он уже входил в телепатическую связь с Л'врайем.

- Это верно, - говорит Жак, - но мой опыт показывает, что вам нужен как раз человек НЕ чувствительный к эффекту, а не наоборот. Они чудовищно сильны.

- Мы это учли, - говорит Райли. - Именно поэтому Укротитель Херрик получит второго "моста". Она относительно нечувствительна к эффекту, а Укротитель Хазенфель еще менее чувствителен. Если потребуется, "мост" дадут потрогать персоналу Тау Кита прежде, чем к нему прикоснется Хазенфель. Таким образом, у нас будет большое поле для маневра с чувствительностью.

- А если после первой попытки мои мозги спекутся? - без обиняков спрашивает Жак.

- Не думаю, что это будет так страшно. Мы признаем, что имеется возможность, и даже весьма реальная возможность, психологической травмы. Но психогруппа заверяет меня, что это обратимая травма. Терапия будет начата немедленно, сам доктор Свини возглавит исследовательскую команду Фаза 4.

- Терапия или опрос после задания, - бормочет Жак.

Райли делает два глубоких выдоха через нос и говорит.

- Я понимаю ваши сомнения Лефавр. Но либо вы Укротители, либо нет. У вас есть право отказаться от любого задания.

- В некотором смысле.

- В прямом смысле. Вам нужно только сказать "нет".

Жак издает тихий смешок.

- И не увидеть Сириус? Ну ух нет, мистер Райли. Ни за что в жизни.

- Вот это дух, Лефавр! - Райли оглядывает присутствующих. - Это касается всех. Я не отрицаю, что задание смертельно опасно. Если кто-то не хочет в нем участвовать, говорите сейчас. У нас еще есть время подыскать замену.

Все молчат, Райли встает.

- Мне нужно идти. Завтра вы отправитесь на фабрику Крупна и подберете модифицированные ИМОНы - такие, как был у Укротителя Уэйчел на Арченаре... Благодарю вас. Вы отличная команда.

Дверь со вздохом закрывается за ним. Некоторое время все молчат, затем Укротитель Жак Лефавр высказывает свою точку зрения:

- Дерьмо. Ну и дерьмо!

44. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Первой пошла Таня. Десятидневный прыжок на Сириус практически полностью опустошил накопители энергии кристалла. Жаку и Кэрол пришлось ждать сорок пять минут, пока они перезарядятся.

- Не знаю, сможем ли мы найти там друг друга, - сказал Жак, стоявший около кристалла и наблюдавший, как Сэмпсон следит за пультом.

- Это зависит от Тани.

Флоутер был у нее.

- Можете занять свои места, - сказал Сэмпсон. - Около двух минут. Вивьен и Гас жестами пожелали им счастливого пути. Они были единственными провожающими, стоявшими на всякий случай в ИМОНах.

Две минуты спустя пусковая камера неожиданно исчезла и Жак оказался в полной темноте.

- Кэрол!

Она стояла у него на плечах.

- Я здесь, Жак... куда-то плыву.

Глаза Жака начали привыкать к темноте. Теперь можно было различит несколько звезд. Он смущенно вспомнил, что настроил визуальные приборы на яркий свет пусковой камеры. Он повернул ручку, регулирующую чувствительность светового восприятия, до упора влево: вокруг него зажглись яркие звезды, а под ногами заблестел черный корпус корабля Л'врайев.

Над его головой появился шлем Кэрол, потом ее плечи. Она выплывала из тени космического корабля в свет Сириуса.

- Теперь я тебя вижу. Ботинки на тебе? - На них были ботинки с магнитными подошвами.

- Да, но боюсь я слишком далеко. Включи прожектор, дай мне какой-нибудь ориентир.

Жак включил свет. Кэрол медленно развернулась, затем бросила ему канат, и он подтянул ее к себе.

- Пойдем посмотрим, как выглядит другая сторона? - сказал Жак.

- Подожди секунду, - она свернула тонкий трос в тугой клубок и положила в боковой карман. - От Тани ничего не слышно?

- Нет. Пока нет.

- Это плохо. - Таня могла оказаться в миллионе километров от них, на расстоянии слишком большом, чтобы преодолеть его на флоутере за десять дней. Могла она, правда, оказаться и на обратной стороне корабля.

Они перешли на другую сторону. Сириус был яркой точкой, размером с иголочную головку. Белый карлик еле виднелся в отсвете своего спутника.

- Жак? - тихий голос Тани заглушали статические помехи. - Кэрол? Вы меня слышите?

Они ответили одновременно.

- Подождите, - сказала Таня. - Дайте ваши временные координаты, посмотрим, далеко ли до вас.

Жак взглянул на цифры, светившиеся у него перед глазами.

- Сейчас будет 11:14... Время!

- Черт, - сказала она. - Полторы секунды. Это около полумиллиона километров. Похоже, придется работать порознь.

- Видимо, так, - сказал Жак.

- Где ты? - спросила Кэрол. - На корабле?

Задержка по времени в три секунды.

- Нет. А вы на корабле?

- Да, на корпусе с внешней стороны, - сказал Жак. - А ты нашла планету? Или астероид?

- Какой-то обломок. Думаю, километра два длиной.

- Останешься там? - спросила Кэрол. - Или отправишься искать приключений?

- Я ищу корабли. Не хочется двигаться с места, пока... постой... кажется, я вижу один. Похоже на туманную звездочку, но продолговатой формы. Короткая полоска света.

- Это может быть свет звезды, отраженный от...

- Раньше ее тут не было. Я в этом уверена. Они летят за мной... Да, да... они уже ближе.

Жак почувствовал, как корпус корабля завибрировал у него под ногами и Кэрол сказала.

- У тебя за спиной!

Черная, паукообразная машина в рост человека, такая же, с какой встретился зонд, позвякивая, двигалась по корпусу корабля по направлению к нему.

- Перейди на другую сторону, - сказал Жак, - потом включи магнит. Я сделаю то же самое здесь.

Танин голос прошептал:

- Проблемы?

- Посмотрим.

Оружия на машине видно не было. Аппарат приблизился к Жаку и протянул к нему руку с клещами на конце. Жак сделал шаг вперед, включил магнит...

И со всего размаха грохнулся грудью на корпус корабля, подмяв под себя робота. Он заверещал как живое существо и рассыпался гроздью искр. Короткие волосы Жака зашевелились от статического электричества.

Робот замер.

- Это машина, - сказал Жак. - Я раздавил ее. Ты стоишь на ногах?

Ответа не последовало.

- Кэрол! Ты стоишь на ногах?

- Жак, - сказала Таня, - если она на противоположной стороне корабля, то не может слышать тебя. Для связи нужна прямая видимость.

Жак почувствовал, как у него начинает гореть лицо.

- Это верно. Ты как там? Они подходят ближе?

- Да. Не очень быстро. Думаю, поиграю с ними немного. Посмотрим, насколько они маневренны.

Жак включил магнит.

- Пойду, поищу Кэрол. Счастливо.

- Тебе тоже.

Он поднялся в облаке плавающих обломков металла. Большая часть раздавленной машины удерживалась на поверхности корабля остаточным магнетизмом.

Из груды обломков медленно сочилась и испарялась в вакууме голубоватая масса - остатки мозга Л'врайя.

Он подошел к тому месту, где стояла Кэрол. Треск статистического электричества в ушах показал ему, что магнитное поле скафандра Кэрол было включено.

- Что случилось? - закричала она.

- Я упал и раздавил его. Эта машина с мозгом Л'врайя.

- Надо быть осторожнее.

- Я забыл. Включил поле, когда одна нога была в воздухе.

- В вакууме, - поправила она. - Нам лучше встать спиной к спине. Могут появиться новые.

- О'кей.

Он прислонился к ней спиной и нажал кнопку, включающую магнитное поле. Их со стуком склеило: скафандры имели противоположную полярность, чтобы можно было работать таким образом.

Ничего не случилось. Прошло полчаса.

- Кэрол, они не придут, пока мы намагничены. После того, что случилось с первым роботом.

- Думаю, да.

- Может быть отключим поле и пойдем посмотрим?

- Нет, подожди. Они, наверное знают, где мы. Может быть, они ждут прямо у нас под ногами, и как только мы отключим поле, тут же прихватят нас.

- Что же, так и будем сидеть десять дней? - Честно говоря, такая перспектива была не слишком неприятной для Жака. По крайней мере, в этой ситуации они были относительно неуязвимы.

- Нет, у меня есть идея... Стой там, где стоишь.

Кэрол отключила поле и опустилась на колени, очевидно, рассматривая корпус корабля под ногами.

- Что ты... о-о-о...

Сверкнул лазер Кэрол. В том месте, где луч лазера коснулся корпуса, длинная струя воздуха вырвалась наружу. Она продолжала вырезать арку вокруг ног Жака. Выход воздуха прекратился прежде, чем она прошла половину.

- Готово, - сказала она за несколько сантиметров до завершения полного круга.

Они полетели в темноту.

Приземлились они на что-то твердое. Жак поднялся на ноги и включил прожектор.

- Искусственная гравитация.

Они стояли в клинообразной комнате, пол которой представлял собой сегмент круга. В одном углу лежала большая круглая подушка. Единственным другим предметом обстановки было сооружение, напоминающее шкаф для картотеки, но только без ручек.

Из дальней стены, с той стороны, которая была ближе к центральной оси корабля, торчало несколько щупальцев. Жак и Кэрол осторожно приблизились.

- Нижняя часть Л'врайя, - сказала Кэрол.

- Да. Видимо, застрял, когда хотел покинуть комнату. - Жак пощупал стену. Она была слегка эластичной. - Не вижу никаких щелей. Когда ты раньше проходила через эти вещи... ты не замечала, в каких местах они открываются?

- Нет, но у меня, собственно, и времени-то не было, чтобы...

- Здесь! - палец Жака исчез в стене. Он вытащил его, всунул обратно, поводил вверх-вниз. - Его не видно, но оно здесь. - Он запихнул обе руки в отверстие и попытался раздвинуть стену. Она не поддалась.

- Ты встань с этой стороны, а я с этой.

Усилие было достаточным, чтобы завязать узлом стальную балку, но ничего не произошло. Жак просунул руку в отверстие по локоть и быстро выдернул обратно.

- Послушай, - сказал Жак, - а мы не можем просто пройти сквозь нее?

- Дай сначала посмотреть.

Кэрол приложила голову к стене и нажала. Ее шлем исчез в стене по самые плечи.

Она наклонила вперед все тело и пропала.

Жак прыгнул вслед за ней и ударился о стену. Он попробовал толкнуть стену сильнее. Ничего не изменилось. Поостыв, он стал водить ладонью по стене, пока не нашел отверстие. Он вошел в него.

У него закружилась голова: хорошо освещенная шахта лифта в 50 этажей. Жак отпрянул назад.

Ухватившись за "косяк двери" он выглянул снова. Кэрол плавала в воздухе с другой стороны шахты.

- Иди сюда, - сказала она. - Здесь нет притяжения.

Одной рукой она держалась за металлический поручень, который, как пожарная лестница, шел по всей длине шахты.

Жак протолкнулся в отверстие, споткнувшись о неподвижное тело Л'врайя. Дверь действовала как сальник, обволакивая его скафандр, когда он проходил, чтобы не допустить попадания вакуума внутрь.

Он шагнул в провал и поплыл к поручню, притягиваемый магнитным полем ИМОНа. Кэрол быстро отскочила, чтобы не оказаться прижатой между ним и поручнем.

- Что теперь? - спросил он. - Вверх или вниз?

- Вверх ближе. - Шахта заканчивалась метрах в двадцати у них над головами. - Я, пожалуй, включу поле... Что-то мне здесь жутковато.

- Да. Каждую секунду ждешь, что через стены полезут полчища Л'врайев.

Они поднялись вверх по поручню рука об руку. Усилие, которое им приходилось затрачивать на то, чтобы преодолеть магнитное поле, было так велико, что их пальцы оставляли следы на металле поручня.

Почти у самого верха Кэрол сказала:

- Попробуй в ультрафиолете.

Жак нажал кнопку и неожиданно стали видны входные отверстия - более светлые, чем остальная стена.

- Так. Теперь мы знаем куда идти. Вопрос в том...

- Идти нам или подождать, пока они придут сами? - сказала Кэрол. - Я голосую за то, чтобы побыть здесь немного.

- Не знаю, - сказал Жак. - Может быть, нам лучше овладеть инициативой?

- А если они устроили ловушку? У них было время.

Жак подумал минуту.

- Может быть, попробовать прожечь проход? С такого расстояния я думаю это получится. И приближаться к ним не надо.

- Хорошо. Давай.

Жак нацелил луч лазера на проем, находившийся непосредственно перед ними. После первого же импульса часть стены по всему периметру отверстия рухнула...

Луч энергии продолжил свой путь дальше через всю комнату и ударил в сложный механический агрегат у противоположной стены. Неустойчивое равновесие было нарушено, какой-то случайный процесс активизирован.

Стена, видимо, вела в погрузочную камеру. Она резко отскочила и открылась в пустоту космоса.

На Жака и Кэрол обрушился ураган высасываемого из корабля воздуха. По всему коридору, и вверх, и вниз, начали открываться проемы. Несколько Л'врайев, корчившихся в предсмертной агонии, вытянуло в шахту. Один проплыл мимо них и закувыркался в космосе. Потом ураган стих, воздух кончился.

После длительного молчания Жак сказал:

- Разумно...

- Что?

- Отверстия. Они твердые только с одной стороны, со стороны вакуума. Таким образом никакая естественная катастрофа не сможет наполнить коридор вакуумом, не сломав внешнюю оболочку.

- Значит мы - неестественная катастрофа?

Они посмотрели на безжизненное остывающее тело инопланетянина, проплывающее мимо.

Десять дней они делили время между осмотром разрушенного корабля и наблюдением за космосом, опасаясь новых кораблей Л'врайев. Было маловероятно, что остальная флотилия не подозревает о катастрофе, обрушившейся на одного из ее членов.

Жак, правда, полагал, что они могли и проигнорировать этот факт, судя по тому, как они относились друг к другу. И даже к самим себе.

Жак и Кэрол часто выбирались на корпус корабля, пытаясь связаться с Таней. Это им не удавалось.

Когда подошло время Эффекта рогатки, они собрали кучу мелких предметов и построили пирамиду.

- Сначала трахни, - сказал Жак, - потом грабь, а уж потом жги.

- Что?

- Да, ничего. Старая шутка.

45. ПОСЛАННИК

Когда Жак и Кэрол появились под куполом, накрывавшем кристалл, было полно народа. Только один из присутствующих взглянул на них - контролер.

- Вы не ранены? - спросил Сэмпсон. - С вами все в порядке?

Жак включил громкую связь и хором с Кэрол ответил, что с ними все в порядке.

- Что происходит?

- Дживс вернулась... в коматозное состояние. Так, значит, с вами все в порядке?

- Да, черт возьми. Выньте нас из этих проклятых саркофагов! - Он обратился к Кэрол. - Вот почему мы не могли с ней связаться... наверное, часа два прошло с тех пор...

- ...как она увидела корабль, - сказала Кэрол. - Что это могло быть?

Что-то такое, что мне не хотелось бы видеть, подумал Жак. Таня крепкий орешек.

Сэмпсон проводил их в заднюю часть и помог выбраться из скафандров.

- Доктор просит тебя взять "мост", - сказал он Жаку. - Может быть, ты через него войдешь в контакт с ней.

Она лежала на койке в комнате, примыкающей к кристаллу, окруженная плотным кольцом людей, державшихся на расстоянии. Ее наготу накрывало одеяло. Она была бледна и безжизненна. Не было заметно, чтобы она дышала, и только в глазах была жизнь. Они двигались под набухшими веками.

Когда Жак и Кэрол протолкнулись через кольцо людей, Таня попыталась сесть. Врач толкнул ее назад тыльной стороной ладони, стараясь не уколоть шприцем, который держал в руке.

- Полежи минуту. Я пытаюсь найти вену.

Большим пальцем он помассировал впадину под локтем.

- Анализ крови, - сказал он Жаку.

Он оттянул кожу и воткнул иглу.

Прозрачный цилиндр шприца наполнился желтой жидкостью. Врач выронил шприц, как будто его укусили.

- Л'врай!

Существо поднялось на ноги и небрежным движением руки отшвырнуло врача в сторону. Оно направлялось к Жаку.

Все отпрянули назад.

- Я принесу лазер, - закричал кто-то.

Один лазер был на всякий случай установлен около кристалла.

- Не выйдет, - сказал Сэмпсон. - Он закреплен намертво.

Жак не отступил, он стоял и смотрел прямо на тварь, так похожую на Таню.

- Дайте мне гаечный ключ или еще что. Я убью его.

Л'врай закачал головой, зарычал и сделал шаг по направлению к Жаку.

Тяжелая кувалда скользнула по полу под ноги Жаку. Он выпустил "мост" и поднял кувалду.

Образ Тани сжался, заколебался и стал расти. Он превратился в красивого, высокого мужчину с седыми волосами: Роберт Лефавр в пору расцвета.

- Хороший фокус, - сказал Жак, поднимая оружие. - Но не пройдет.

Существо сделало два неестественно длинных шага и оказалось перед Жаком. Жак размахнулся, целясь в голову, но существо увернулось, и удар пришелся по ключице. Кувалда ушла в тело. Жак потянул ее на себя, но тварь была быстрее.

Она схватила Жака за руку и сбила с ног. Потом подняла "мост" и прижала к груди Жака.

Лицо Жака исказилось ужасом:

- Я...

- Я...

- Я могу... - Он неожиданно успокоился. - Я могу говорить с вами через него. У нас есть кое-что общее.


46. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2034

986. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

987. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

988. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

989. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

990. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

991. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

992. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

993. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

994. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

995. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

996. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

997. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

998. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

999. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

1000. Я никогда больше не буду обижать кошек и собак.

Жак Лефавр.

47. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Все присутствующие застыли на месте, глядя на существо. Сэмпсон осторожно двигался к двери.

- Никому не делать попыток выйти отсюда или напасть на меня. В другой ситуации это было бы для меня безразлично, но сейчас и здесь это создаст неудобство.

- Я мог бы убить любого из вас или вас всех, не прикасаясь к вам. Я бы показал, как это делается, на одном из вас, но, насколько я понимаю вашу натуру, вы не воспринимаете логичные действия. Это главная проблема общения с вами: вы развили кое-какой интеллект, но слишком быстро. Ваша животная сущность не успела ассимилироваться.

- Кто здесь главный?

Чернокожая седовласая женщина вышла вперед.

- Меня зовут Сара Бахадур. Координатор исследовательского проекта Сириус.

- Но вы не можете говорить за все человечество?

Она улыбнулась.

- Никто не может этого.

- Но есть такие, кто может говорить от лица больших групп?

- Да.

- Доставьте их сюда. Немедленно.

- Это невозможно. Они все на Земле.

- Значит, это не Земля? Не ваша родная планета?

- Нет. Она очень далеко.

- Но вы способны моментально перемещаться на Землю и обратно? В определенном смысле?

- Да, это так.

- Повторяю: доставьте их сюда.

- А я повторяю, что это невозможно. По крайней мере...

- Сколько нужно времени? - Она не ответила. - Не бойтесь выдать свои секреты. Я, "я-тот-что-был", знал об этом процессе перемещения, еще когда... - Он сделал паузу, ища в мозгу Жака подходящие слова. - Люди сидели на деревьях. Я отказался от этого метода, как слишком ограниченного. Сколько нужно времени?

- Десять дней. День - это...

- Я знаю.

- Мы можем переместить вас на Землю.

- Нет. Я не могу находиться среди большого числа людей. Я общаюсь непосредственно с вашим... вашим подсознанием. Это было бы слишком мучительно. Я не смогу функционировать. Даже здесь это достаточно трудно.

- Отправляйтесь на свою планету и доставьте сюда всех руководителей, каких сможете. Этого приведите в порядок, чтобы я смог говорить через него. Я пока удаляюсь.

- Подождите, - сказала Бахадур. - Вы хотите встретиться с лидерами всего человечества, но даже не сказали, кто вы. Пилот космического корабля? Что дает вам право говорить за всех Л'врайев?

- Вопрос бессмысленный. Я удаляюсь.

- Но как мы вас найдем? Куда вы...

- Вам не придется меня искать. Я буду знать, когда вернуться. Через мозг этой особи я вижу, что вокруг нас пустыня и горы. Там я и буду.

- Вам нужна пища и вода? - спросил кто-то.

- Только одиночество.

Он отпустил Жака, выпустил "мост" и поднялся на ноги. Фигура отца Жака исчезла, затем превратилась в змеевидное существо размером с питона, покрытое блестящей, золотистой чешуей. Оно скользнуло к двери и исчезло.

Тишину нарушила Кэрол.

- Жак!

Он лежал неподвижно, с закрытыми глазами, слюна капала из уголка рта. Она бросилась к нему, обвила его голову руками и прижала к своей груди. Она закрыла глаза и начала раскачиваться взад-вперед, из ее горла вырвались сдавленные рыдания.

Врачу потребовалось несколько минут, чтобы осторожно оторвать ее от Жака.

48. ОТЧЕТ ПСИХИАТРА

14 апреля 2035 года. Доктора Мэри и Роберт Лефавр сидят в хорошо оборудованном кабинете психиатра в Нью-Йорке. Он - доктор Чейм Уайнберг, детский психиатр, специалист по проблемам одаренных детей.

Уайнберг открывает тонкую папку на столе.

- Что же, нет никаких сомнений в том, что Жак - исключительно одаренный ребенок, - он проводит пальцем по верхней странице. - Его коэффициент интеллектуальности 188 по модифицированной системе Стэнферда-Бинета (181 по старой версии). Навыки чтения, как у среднего студента колледжа. Тесты по Тематической апперцепции и профессиональной направленности... говорят о творческой и активной натуре. Он потенциально готов к успеху, как никакой другой известный мне ребенок.

Он выжидательно смотрит на них.

Роберт вставляет свое замечание:

- Но...

- Да, как вы знаете, он не очень хорошо сходится с другими детьми.

- Это мягко выражаясь, - говорит Мэри.

- Доктор Лефавр, если бы я не выражался мягко, разговаривая с родителями, то давно остался бы без клиентов.

Они вежливо улыбнулись шутке доктора Уайнберга.

- Я имел две беседы с Жаком, под гипнозом. Он считает, что все его одноклассники делятся либо на близких друзей, либо на заклятых врагов. Никого посередине.

- Разве это необычно? - говорит Роберт. - В его возрасте я был таким же.

- Необычны здесь только сила и однозначность эмоций. Большинство детей в какой-то степени подвержены паранойи. Случай же с вашим сыном особенный. Он воспринимает ситуацию совершенно перевернутой. Я беседовал с его учителями и наставниками, они говорят, что у него есть несколько близких друзей, но остальные дети боятся его. Его непредсказуемые всплески бурного, агрессивного...

- Но они нападают на него толпой! - резко говорит Роберт.

- Он на голову выше всех и сильнее.

- Вы не хотите сказать, чтобы мы перевели его в старший класс? говорит Мэри.

- Нет. Остальные и так уже обгоняют его на год или два... в смысле половой зрелости. Но, как я уже говорил, его, в общем, не ненавидят. По-своему остальные ребята даже уважают его. Он готов помочь любому сделать домашнее задание и при этом не выпендривается. Он не кичится своей интеллектуальностью на уроке. Видимо, вы его этому научили.

- В свое время я был в такой же ситуации, - говорит Роберт.

- Да, конечно. Но вывод из всего этого... школьники, выражаясь их языком, считают, что у него "шариков не хватает". А этот случай с животными в прошлом году тоже делу не помог.

- Это дело раздули сверх всякой меры, - говорит Роберт ровным голосом. - Научная любознательность. Он думал, что сделал им обезболивание.

Уайнберг поправляет стопку бумаг на столе перед собой и смотрит на них. Мягко он говорит:

- Под гипнозом он говорит другое.

49. ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Жаку снилось, что ему в мозг ввели длинную иглу. К игле присоединили баллон шприца и высосали желтую жидкость.

- Дорогой! Жак! Проснись. - Кэрол трясла его изо всех сил.

Жак помотал головой и погладил ее по плечу.

- Кошмар!

Насквозь мокрая простыня обмоталась вокруг его тела. Он попытался выпутаться, но только усугубил положение, выругался и в сердцах рванул ткань.

- Эй, дай мне, - Кэрол поднялась с койки и размотала его. - Бедненькое, беспомощное создание. - Она скользнула к нему в кровать. Обняла его.

- Слушай, если ты хочешь заняться этим, то давай ляжем на другую сторону. Здесь все липкое.

- Хорошо. - Она перекатилась на свою сторону койки, и Жак последовал за ней. - Мы одни? - спросил он.

- Насколько я знаю. С тех пор, как я проснулась, никто не входил. - Он начал ласкать ее. - Послушай, это... это лишнее. Я уже час тебя жду.

Он тихо засмеялся и забрался на нее.

- Сегодня можешь не надрываться. Впереди у тебя длинный день. - Он ответил первым медленным толчком.

- И это ты называешь работой?

Дверь с грохотом отворилась. Голос Сэмпсона произнес через ширму.

- Лефавр, ты встал?

- В определенном смысле. - Кэрол хохотнула ему в грудь.

- Слушай, прибыла последняя группа "шишек". Они в двухстах кликах от нас.

- Хорошо. Дай мне пять минут.

- Десять! - сказала Кэрол и добавила шепотом: - Тоже мне, кролик.

Зал заседаний был не слишком презентабельным: хирургический стол, накрытый домотканой скатертью, вокруг него - складные стулья и кресла. Никто не садился. Комнату мерили шагами шесть самых известных людей в мире:

Хильда Свенборг - бледная, худая, беспрерывно курящая, со светлорусой прядью в копне седых волос. Лидер большинства Совета Мирового Порядка ("Вестингауз").

Джекоб Тшомбе - светло-шоколадная кожа, лишенное выражения лицо, более европейские, чем негроидные черты; терпеливо стоящий на одном месте. Лидер меньшинства Совета Мирового Порядка ("Ксерокс").

По комнате расхаживали Билл ("Ястребенок") Симмонс - руководитель Союза Независимых Ученых, Реза Моссадех - координатор Международного Нефтяного Картеля, Федор Ломакин - президент Восточного Зернового Блока и Крис Сильверман - руководитель Мирового Совета Церквей и Папа Западный (ее брови подбриты на Калифорнийский манер).

Они не обращали никакого внимания на Жака и трех других Укротителей; Кэрол, Вивьен и Гас, облаченные в ИМОНы, выступали в качестве телохранителей. Жак сидел на стуле в центре комнаты рядом с аквариумом, в котором помещался "мост".

Снаружи раздался свистящий звук. Прибыли последние. Жак и Бахадур вышли поприветствовать их.

К флоутеру были прикреплены три цилиндра в человеческий рост, напоминавшие огромные канистры с бензином: системы статического обеспечения жизни (СОЖ). На нетренированного человека или беременную женщину нельзя одевать ИМОН. В СОЖе человек мог прожить несколько недель. Лишенный маневра, но в любых условиях.

С помощью пилота флоутера они отвинтили крышки канистр. Появились три важные персоны, выглядевшие довольно неважно. Они прошаркали в зал заседаний, и Бахадур обратилась ко всем девятерым:

- Я не знаю, сколько времени в нашем распоряжении, поэтому кратко изложу известные нам факты. А известно нам немного. Потом отвечу на вопросы.

- Вы знаете, что Л'врайи - это древняя раса и что они способны принимать любой облик, видимо, простым усилием воли...

- Я поверю в это, когда увижу, - пробормотал "Ястребенок" Симмонс.

- Думаю, вы увидите. Такое впечатление, что между собой они общаются посредством телепатии. Поскольку Л'врайи с Сириуса владеют информацией, которую Л'врайи на Арченаре и на Земле получили только несколько месяцев тому назад, то значит, телепатические способности передаются со скоростью, большей скорости света. Возможно, мгновенно.

- По теории информатики это невозможно, - сказал Симмонс.

- Это интересно. Их телепатические способности дают сбои только в отношении людей. Очевидно, что они читают наши мысли только на уровне подсознания.

- Вы уверены в этом? - спросил Тшомбе. - Если наши мысли будут им известны, мы попадем в крайне невыгодное положение в ходе переговоров с ними.

- У нас есть на этот счет объективная информация. Когда Л'врайи впервые приняли форму человека их... у них были гипертрофированные половые органы... такие, по нашему представлению, имели первобытные люди. Внешне они были безукоризненно красивы - идеализированное представление о себе тех людей, с которыми они входили в контакт. Я сама видела, как Л'врай принял форму отца, - она кивнула в сторону Жака, - своего коммуниканта. Видимо, для того, чтобы завоевать доверие. Это был образ отца Укротителя, когда он был маленьким, ранимым мальчиком. Тот Л'врай, который говорил с нами, использовал только личное местоимение первого лица, единственного кисла, даже когда говорил от лица всей расы. Это значит, что либо раса имеет, буквально выражаясь, общее сознание...

- Это очевидно...

- ...ЛИБО в синтаксисе его речи отражается философский подход, в котором осознание себя частью группы превалирует над осознанием своей собственной значимости, либо его отношение к духовно более высокому...

Золотистая змея проскользнула в открытую дверь.

Кровь отхлынула от лица Симмонса.

Сильверман перекрестилась.

Моссадех вцепился пальцами в горло.

Свенберг погасила сигарету, а Тшомбе приподнял одну бровь.

Голова змеи с минуту качалась на уровне их лиц, затем она направилась в сторону Жака. Чешуя зашуршала по грубому цементу пола.

В воздухе повис тяжелый запах нервного пота.

- Оно... - начала Сильверман.

- Что оно... - спросила Бахадур.

- Оно не причинит ему вреда?

- Физически нет. Не думаю. Если что, мы знаем, как его убить.

Л'врай поднял голову над Жаком, как будто приготовился ужалить его. Жак оскалился и начал вставать.

Змея растворилась и превратилась в сгорбленного старца, закутанного в белую тогу. Его морщинистое лицо излучало доброжелательность, а на голове виднелось всего несколько клочков седых волос. Он мог быть любой национальности: кожа его была цвета старости, а черты лица - чертами лица святого.

Иллюзия была бы полной, если бы через тогу еле заметно не просвечивала сеть желтых вен.

Он подошел к аквариуму, достал "мост" и предложил его Жаку.

Жак взял его и тут же как наэлектризованный вскочил на ноги, его тело напряглось от боли. Затем он рухнул на стул и заговорил.

- Вам интересно, кто я? Задавайте любые вопросы.

Голос Тшомбе был таким тихим и совсем не командным.

- Зачем вы здесь? Что вам от нас надо?

- Это зависит от того, что вы имеете в виду под "здесь". Я в этой части космоса потому, что, как и вы, расширяю сферу своего влияния. Я в этой комнате для вашего удобства. Чтобы объяснить вам ваше положение.

- А что значит "Я"? - спросила Свенборг. - Вы единственный или вас много?

- В вашем понимании, Я - много. Миллиарды. Но на самом деле есть только один. Один Л'врай.

- Это как раз то, о чем мы говорили, - сказала Бахадур. - Вы говорите это в буквальном смысле? Если, скажем, мы уничтожили бы половину расы, вас не стало бы меньше?

- Только в смысле потенциальных возможностей для изучения и управления окружающим нас космосом. Если останется один из меня - это все равно будет целый Я. Л'врай. В определенном смысле, для людей это тоже верно. Вы просто сами закрываете глаза на это.

- Теология, - пробормотал "Ястребенок" Симмонс.

- Нет, - сказал Л'врай, - это просто факт. Я - это много, но я един. Вы одинаковы.

- Вы хотите сказать, что размножаетесь вегетативно? Все сделаны по одному шаблону?

Жак молчал, пока существо искало в его мозгу подходящий термин.

- Никоим образом. Я только один и всегда был только один. Только Л'врай.

- Каждая ваша часть знает, что делает другая? - спросила Свенборг. Все составные действуют вместе с единой целью?

- Вы все время задаете один и тот же вопрос. Ответ тот же - "да". Пожалуйста, спросите что-нибудь...

- Но он может врать, - сказал Моссадек.

- В этом нет смысла. Вы находитесь в моей полной власти. Те, что в этой комнате, и те миллиарды, что на Земле. И на других планетах тоже, если бы был смысл с ними возиться.

- Я не верю вам, - сказал Тшомбе. - Из этой комнаты вы можете...

- Вы не поняли? Я не только в этой комнате.

- Даже если...

- Хорошо, я объясню подробно. Да, я мог бы убить всех или большинство присутствующих в этой комнате, создав в вашем мозгу то, что ЭТОТ называет "обратной связью". Это мое тело тоже умрет.

- Для того, чтобы убить остальные миллиарды, потребуется больше времени. Для этого предназначены корабли около голубой звезды... Сириуса.

- При помощи довольно простого маневра они могут нарушить баланс сил внутри вашего Солнца, и оно взорвется.

- Зачем? - Сильверман нарушила тишину. Голос ее дрожал. - Зачем, ради Бога, вам это нужно?

- Вы это серьезно спрашиваете? - Все молчали. - Но это же очевидно. Вы расширяете свое влияние на мою часть космоса. Я должен либо уничтожить вас, либо договориться... об использовании этого региона.

- Значит, для этого вы здесь? - спросил Симмонс. - Чтобы вести переговоры о том, кому что достанется?

- Вы тоже меня не слушаете. Как я уже сказал, я здесь, чтобы объяснить вам вашу ситуацию. Переговоров не будет. - Он сделал паузу. - Вы стали бы вести переговоры с муравьем о праве на кусок сахара, на ваш дом?

- Так вы созвали эту встречу, просто чтобы позлорадствовать? - почти прокричал Симмонс. - Почему бы вам не подкрасться и не взорвать нас к черту безо всяких предупреждений?

Л'врай улыбнулся.

- Это был бы, наверное, самый естественный путь для человека.

- Для человека? - усмехнулась Сильверман. - Вы получаете УДОВОЛЬСТВИЕ, убивая людей. Не отрицайте, я видела кубограммы. Вы просто хотите продлить...

Жак издал звук, напоминающий не то смешок, не то предсмертный стон.

- Несчастные... необразованные создания. Мне следует объяснить. Следовало объяснить.

Да, я получил удовольствие, убив тех людей. Поскольку это было моим долгом перед ними. - Он подождал, пока они успокоятся. - Именно моим долгом.

Я этически чистый и... самое близкое в вашем языке - "сердечный" организм. Мое первое желание, когда я встречаюсь с новым организмом, - это сделать то, что он от меня ожидает. Насколько я могу понять его желания.

- Я не верю в это, - сказал Чин ("Беллкомм"). - Вы хотите сказать, что те люди хотели, чтобы вы их убили?

- Не совсем так. Они ожидали, что я ПОПЫТАЮСЬ. Физически. Просто убить их, без ущерба для себя, было бы очень просто.

- Я верю. - Это был голос Хазенфеля, первого Укротителя, который заговорил. Усиленный громкой связью он срезонировал от стен. - Мы всегда готовы к неприятностям, всегда ожидаем худшего.

- Благодарю вас, - сказало существо. - ЭТОТ тоже понимает. - Мудрое старческое лицо почти с обожанием посмотрело на Жака. - Но он знал об этом с того момента, как впервые прикоснулся к моему мозгу на Земле. Просто он не знал, как сказать.

- ЭТОТ отличается от большинства из вас. Ему удалось привести звериную часть своей натуры к гармонии с... ангельской частью. Он не пытается разделить их. Поэтому мы можем говорить с ним. Я чувствую, что никто другой в этой комнате не обладает такой... такой цельностью. Вы держите своих зверей и ангелов врозь, вам хочется, чтобы победил ангел. Этого никогда не будет.

- Поэтому нам нельзя терять время. ЭТОТ умирает, а без него я не смогу говорить.

Между Кэрол и Л'врайем находился стол, окруженный людьми. Она отодвинулась в сторону, чтобы прицелиться.

- Укротитель! - закричала Бахадур. - Не сметь...

Ее слова заглушил усиленный голос Хазенфеля.

- СМОТРИ НА МЕНЯ, Я УБЬЮ ТЕБЯ ПЕРВЫМ.

Шлем Кэрол повернулся к товарищу по команде. Кристаллы оптических сенсоров заблестели под дикими красными глазами.

- Ты можешь, - сказала она.

- А потом себя, - сказал он. - Извини, Кэрол.

- Пусть это лучше сделает Л'врай, - она включила усилитель голоса, и ее хриплый шепот наполнил комнату. - Ты слышишь меня, чудовище?

- Я убью вас только в том случае, если вы поднимите на меня свое оружие, - сказал сдавленный голос Жака. - Не иначе. Теперь я знаю, что вы верите в возможность индивидуальной смерти.

- У него не будет такой возможности, - сказал Гас. - Я убью тебя, как только ты отведешь от меня глаза.

- Хорошо. Я избавлю тебя от этого. Но... - Она зарыдала и выключила усилитель.

- Позвольте мне объяснить, - сказало существо. - Вы напрасно считаете меня чудовищем, хотя я и признаю, что был частично не прав.

Я никогда ранее не встречал расы, способной перемещаться по космосу и верящей в наличие индивидуального сознания. Индивидуальное волеизъявление для каждой отдельной части. Такая раса не могла бы быть мобильной. Я полагаю...

Видите ли, иногда отдельным частям тоже хочется умереть каким-нибудь необычным способом. Я не возражаю. Это дополняет мое существо. Я полагал, что вы как раз этого и хотите. И больше ничего.

- Давайте к делу, - сказал Симмонс. - Все это очень интересно, но не существенно, если вы собираетесь взорвать нас к...

- Мои планы никогда не ограничивались этим. Во-первых, прежде чем вы сможете представить какую-либо реальную угрозу для меня или другой цивилизованной расы, пройдет очень много времени. Я не буду уничтожать вас. Во всяком случае, прямо сейчас.

- Что вы хотите этим сказать? - спросил Тшомбе.

Голос Жака стал слабеть. Им пришлось напрягать слух.

- Считайте меня наблюдателем, контролером. Учителем, в конце концов, если вы хотите учиться.

- И палачом, если не захотим, - сказала Свенборг.

- Да. Но не в смысле наказания вас за неправильное поведение. - Оно сделало паузу. - Мне трудно подбирать слова из-за ограниченности вашего языка и из-за того, что приходится говорить через боль ЭТОГО.

У меня есть, как вы выражаетесь, некоторые обязательства. Перед своего рода семьей, в которую входят организмы, которые показались бы вам еще более необычными, чем я. Некоторых из них вы бы даже не восприняли как живых существ. А некоторые из них настолько... чувствительны, что одного вашего присутствия среди них достаточно, чтобы погубить их.

- Вы будете оберегать их от встречи с нами?

- Это не обязательно. Пока. Они слишком далеко от вас. Возможно, что к тому времени, когда вы обретете способность добраться до них, ваша собственная чувствительность возрастет на столько, что вы уже не будете представлять угрозы.

- А если нет? Вы нас предупредите? Или их?

- А если нет, я уничтожу вас. Это единственный способ, которым я могу... законно помешать вашей экспансии. Когда-нибудь вы поймете мою логику.

- А как насчет нашего общего космоса? - спросила Свенборг. - Мы его будем делить? Совместно владеть планетами?

- В этом нет большой проблемы. Вы не сможете выжить без искусственной защиты в тех мирах, где я процветаю. Ваши же планеты не подходят для меня. Мне требуется большое количество жесткой радиации для нормального воспроизводства частей - постоянной мутации и отбора. - Только так я смогу продолжить развиваться с необходимой скоростью. Вы воспроизводитесь слишком медленно для того, чтобы использовать это в своих интересах. В противном случае вы могли бы... Нам пришлось бы...

ЭТОТ умирает. Я сочувствую его боли. Но меня забавляет его страх перед смертью. Он...

Громкий треск заглушил его слова. Л'врай выпустил "мост", в тело Жака безжизненно упало.

Кэрол развернулась, и ее лазер сверкнул зеленой вспышкой. Голова Л'врайя раскололась на уровне глаз, его тело, меняя очертания, рухнуло на пол.

- ЖЕНЩИНА ТЫ ДОЛЖНА...

- Заткнись! - заорал Гас и добавил тише. - Она долго ждала.

Кэрол метнулась туда, где лежал ее любимый, и подняла его с пола. Она застыла на месте - молча и неподвижно.

К ней подошел Симмонс.

- Женщина? Послушайте меня. Я раньше был врачом. Позвольте осмотреть его.

Ее хрустальные глаза безучастно уставились на него.

- А, черт... - Он схватил Жака за безжизненно свисающую руку и потянул. Кэрол уступила, и он осторожно опустил Жака на пол.

Он разорвал рубашку и приложил ухо к груди Жака. Потом развел руки Жака пошире и начал делать ему искусственное дыхание, всем своим весом надавливая на грудную клетку.

- Он молод... здоров... может быть... оно пойдет...

Остальные собрались вокруг, наблюдая. Он проработал некоторое время и снова приложил ухо к груди.

- Хорошо.

Он повернул голову Жака набок, зажал ему нос и стал дышать в рот. Через несколько минут, все еще не приходя в сознание, Жак начал дышать самостоятельно.

Симмонс, отдуваясь откинулся назад. Он сверкнул глазами на Кэрол:

- Какого черта, ты стоишь как вкопанная? Быстро за настоящим врачом!

ИМОНы двигаются быстро, но все же надо смотреть, куда ты идешь. Кэрол едва не растоптала Папу Западного и расширила дверной проем на полметра.

50. МОСТ К РАЗУМУ

Межвидовый контакт с помощью Грумбриджского "моста": Резюме

1. Беспозвоночные

Наиболее интересным (и самым первым) экспериментом по контакту Грумбриджского "моста" с беспозвоночными был контакт "моста" с другим "мостом".

Общение с "мостом" через "мост" не являлось непосредственной целью эксперимента. Исследователи в 2052 году пытались усилить Грумбриджский эффект, используя более одного "моста" для контакта испытуемой пары. Как выяснилось, если два "моста" соприкасаются, то эффект уменьшается, а не увеличивается (хотя, если два "моста" подключены "параллельно" - по одному в каждой руке - то эффект остается тем же, что и с одним "мостом").

Некоторые испытуемые отмечали легкое чувство "тревоги" или " беспокойства", когда "мосты" соприкасались. Другие не отмечали никаких ощущений. Не было выявлено также очевидной связи между субъективными ощущениями и Рейнским потенциалом испытуемого.

То, что ощущения все же имели место, было неоднократно подтверждено "слепым тестом": два "моста" соединялись изолятором, который можно было включать и выключать через различные интервалы незаметно для испытуемого.

Тот же аппарат использовался для экспериментов с земными животными. Только отдельные беспозвоночные (такие как тарантулы или лобстеры) постоянно давали реакцию. Ни в одном из случаев исследователи не смогли найти сходства этой реакции с сокровенными мыслями или эмоциями человека. Как определил один из исследователей, "похоже на чувство, которое вы испытываете, когда прекращается какой-то едва слышимый звук. Если не сконцентрировать на нем внимание, то можно даже не заметить этого момента".

2. Позвоночные

Все позвоночные дают какую-то реакцию. За редким исключением, сила и сложность реакции прямо пропорциональна размеру головного мозга. Лучшие результаты, естественно, получены в ходе экспериментов с обезьянами и китообразными.

(Один из исследователей - Роберт Грэм из Чарльвиля утверждал, что установил контакт на вербальном, разговорном, уровне с парой дельфинов. Результаты его исследований были недавно подвергнуты сомнению, о чем подробнее говорится в разделе 2.)

В разделе 1 разбираются наиболее известные эксперименты по восприятию и обучению, проведенные Теодором Стаупе из Колорадо с шимпанзе и человекообразными обезьянами. В разделе 2 даются подробности аналогичных опытов, проведенных автором этих строк с китообразными.

Реакции других млекопитающих интересны, но весьма различны, в зависимости от испытателя и индивидуальности животного. Домашние животные дают более сложную реакцию. Дикие, в большинстве случаев, реагируют ощущением страха. В разделе 3 дана сводная таблица данных по позвоночным.

3. Л'врай

Одиннадцать человек пытались вступить в контакт с Л'врайем через "мост". У четырех из них каких-либо значимых реакций не обнаружено, у шестерых - произошла остановка сердца (очевидно, мгновенная). Один из них скончался, пятеро помещены в психиатрические лечебницы с полной потерей речи и отсутствием реакции на внешние раздражители. Вскрытие показало, однако, лишь легкое напряжение центрального участка головного мозга, которое, возможно, имело место и до контакта.

На Земле, конечно, имеется один индивидуум - Жак Лефавр, который неоднократно вступал в контакт с Л'врайем при помощи "моста". Субъективный отчет Лефавра о его впечатлениях, любезно предоставленный его издателями, приводится в разделе VI.

4. Примечание

Хотя данный отчет в изобилии снабжен таблицами, графиками, статистическими данными и т.п., хотели бы просить читателей отнестись к нему критически. Данные, приведенные здесь, по большей части носят субъективный характер. Там, где приводится статистика - цифры весьма приблизительны. Документ составлен в духе "постановки проблемы", его главной целью является наметить направления дальнейших исследований.

Доктор Хьюго Ван дер Валлс

14 июля 2062 года, АВР Чарльвиль

Содержание:

I. Грумбриджский эффект на обезьянах: предварительные наблюдения (Стаупе, Теодор; АВР; Колорадо Спрингс).

II. Контакт через "мост" между человеком и китообразным (Ван дер Валлс, Хьюго и коллеги; АВР; Чарльвиль).

III. Статистический отчет по Грумбриджскому эффекту (Ван дер Валлс, Хьюго и коллеги; АВР; Чарльвиль).

IV. В направлении психической таксономии (Ван дер Валлс, Хьюго; АВР; Колорадо Спрингс).

V. Контакт между человеком и Л'врайем: три точки зрения (Джеймсон, Филип; Лефавр, Жак; Чэндлер Льюис; АВР, Колорадо Спрингс).

VI. Мост к разуму (Лефавр, Жак; Сан Мартин ТФИ, 2060 г.)

51. ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР II

К 2090 году человечество начало нервничать. Никто, кроме Жака Лефавра, не мог общаться с Л'врайем через "мост", а Жаку было уже 75 лет. Еще 25 у него, возможно, было, а что потом?

Л'врай предложил способ проверки людей на способность к контакту, не подвергая их опасности превратиться в овощ, если они окажутся неподходящими.

Сначала Лефавра подвергли серии тщательных психологических тестов, записав его психику на компьютер в виде множества цифр. Люди, которые имели похожие цифры подвергались таким же тестам. Тем, кто более всех походил на Лефавра, предлагалось последнее испытание: их направляли в отдельный уголок Грумбриджа, где ожидал Л'врай. Защищенный от психологической поллюции, которую создавали подсознательные чувства людей, Л'врай мог определить годность кандидата, не прикасаясь к нему.

Один за другим все кандидаты отвергались. Может быть, Жак БЫЛ уникален. В этом случае после его смерти человечество могло попасть в плачевную ситуацию: полностью отдаться на милость существу, которое все еще оставалось загадкой, общение с которым было невозможно. Л'врай отказывался читать, писать и говорить, утверждая, что правду невозможно передать через грязный фильтр человеческого языка.

Жаку было 105 лет, и он был все еще бодр, когда наконец нашелся его преемник. Затем еще два, в течение следующих нескольких лет.

Век спустя уже несколько сотен человек могли общаться с Л'врайем, а через тысячу лет такую способность приобрели все люди.

Л'врай говорил, что это не повлияло напрямую на эволюцию человека. Действительно, люди принципиально ни в чем не изменились. Они только начинали видеть в своей натуре буквальное воплощение e pluribus unum, что определяло сущность Л'врайя.

Он отвел свою флотилию от Сириуса и допустил человека к звездам.

52. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2149

ПРИМЕЧАНИЕ ИЗДАТЕЛЯ: Жак Лефавр не написал больше ни одного слова в своем дневнике после того, как в 2112 году скончалась его обожаемая Кэрол. Но он продолжал служить человечеству в качестве эмиссара - переводчика еще тридцать лет, пока ухудшившееся здоровье не вынудило его удалиться на покой.

Задолго до этого был установлен феномен "Экстаза смерти", ощущаемого человеком при первичном контакте с "мостом". Лефавр желал этого, и АВР сочла себя обязанной пойти навстречу.

Они доставили нетронутый "мост" к его постели в северной части штата Нью-Йорк, а для вторичного контакта переместили его правнучку Таню Селарион. Из двадцати восьми правнуков от двух детей, которых ему родила Кэрол, у Тани был один из лучших показателей по Рейнскому тесту - 458.

Потенциал Лефавра, конечно, не мог быть выражен каким-либо значимым числом. Восемьдесят лет общения с Л'врайем сделали его намного более чувствительным, чем любого другого представителя человечества. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что не проживет долго после того, как прикоснется к "мосту".

Действительно, он прожил менее двадцати секунд. Его правнучка под гипнозом очень подробно рассказала, что прошло через его мозг за этот короткий промежуток времени.

Хотя эта запись публиковалась много раз, нам представляется уместным завершить ей эти записки.

"Я вошла и села около его кровати. Он выглядел очень старым, я никогда не видела кого-нибудь, кто выглядел бы таким старым. Мне показалось, что он спит, но он не спал. Ему просто было трудно широко раскрыть глаза. Он улыбнулся и сказал: "Таня, глядя на тебя, мне хочется стать на сто лет моложе". Но, по словам сиделки, он говорит это любой женщине, если она не в инвалидной коляске. И, похоже, он говорит искренне. Он выглядит таким чистым и добродетельным - наверное, это сила, которую он почерпнул от общения с Ползунами, с Л'врайями. Он даже сам стал немного похож на Ползуна. Он стал расспрашивать меня о матери и других родственниках, но я видела, что он не может оторвать глаз от моей коробки, в которой сидел Грумбриджский Ползун. Наконец он сказал, что, наверное, пора приступать к делу, и я была вынуждена спросить его, знает ли он, что умрет, если сделает это? Он ответил: "Дитя, я умер тридцать семь лет и несколько месяцев тому назад. Когда-то я знал с точностью до дня - так много она для меня значила". Об этом меня сиделка тоже предупредила. Он ни о чем другом, кроме моей бабушки, вообще не говорит. Не говорил. В общем, он предупредил меня, чтобы я не прикасалась к "мосту", просто открыла коробку и дала ему взяться за него, а сразу за этим хваталась сама, потому что он не знал, сколько проживет.

Вы включили магнитофон? В основном здесь его мысли, но кое-что отражение моих от его. Это очень важно. Просто послушайте и сами скажете.

Ну, вот и ты, дитя. О, твой разум так чист, так свеж, пусть ты никогда не состаришься и не одряхлеешь. Прекрасное чувство, надеюсь, я не получу от этого удар; я был в теле женщины, Кэрол, но никогда в маленькой девочке, как странно чувствовать кости, которые хотят еще расти. Ты тоже был маленьким когда-то, не очень здорово, когда тебя поймали, я узнаю ребенка в этом, никто уже не подходит, когда привыкаешь. Я знаю, у меня была дочь, почему ты никогда не входил в контакт с НЕЙ. Ну, мне казалось, что в этом есть что-то сексуальное и, наверное, так оно и есть, но я не знаю, о чем ты говоришь, но я не испытываю стыда, только этот жар слушай, не называй меня Жак, я стар, как мир, называй меня Папа или Дедушка или... я не называла тебя Жак и вообще еще никак не называла, эй, с "мостом" врать нельзя - вот опять ты это сделала... Я НЕ НАЗЫВАЛА ТЕБЯ НИКАК... Жак. Нет?..

Я просто выживший из ума старый дурак, Жак, я не знаю, везде этот звук, у тебя с "мостом" особенный голос. О черт, грустно, Жак, когда стареешь, начинаешь забавляться. Дедушка, я тоже это слышу, не шути со мной, девочка, ангел, стерва, Жак, Жак... О Боже, неужели они правы.

Я знаю, что была просто маленькой девочкой, а он стариком, и никто не поверит нам. Но я была там, и я готова поклясться на чем угодно, что там был голос, голос женщины, мягкий голос, и если он сказал, что это моя бабушка, значит, так и было. Я знаю, вы скажете, что никто больше никогда ничего подобного не слышал, но мне наплевать, я слышала, и если вы не хотите мне верить, идите и проверьте сами. Мама мне поверит."

(Из книги "Миротворец: дневники Жака Лефавра", издания Сан Мартин ТФИ, 1251г.)

53. ДА НАРЕКУТ ИХ ДЕТЬМИ ГОСПОДНИМИ

В 2281 году была основана новая планета (принявшая в качестве религии одно из направлений Католицизма), названная Нуово Ватикане. Они хотели начать отсчет своей истории с чистого листа: оставить старых святых, которые им нравились, и канонизировать новых, которые бы им подходили.

Планете был нужен главный святой и, конечно, они не хотели выбирать его из числа старых. Кто-то предложил Жака Лефавра. Все, что им было известно, так это то, что он очень много сделал в связи с НОВЫМ СПАСЕНИЕМ и что на смертном одре он привел доказательства, хотя и весьма спорные, наличия жизни после смерти.

В их маленькой, компактной библиотеке не было "Миротворца", и они послали за экземпляром с ближайшим прыжком.

Тщательно прочитав книгу, они решили, что Лефавр будет плохим примером для их детей.


Оглавление

  • 1. ДА БЛАГОСЛОВИТ ГОСПОДЬ МИРОТВОРЦЕВ
  • 2. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2062
  • 3. ОТЧЕТ КАДРОВИКА
  • 4. РОСТЕР
  • 5. ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • 6. БИОСФЕРЫ: КЛАССНАЯ КОМНАТА. ГОД 2041
  • 7. ГЛАВА ВТОРАЯ
  • 8. ГЕОФОРМА 1
  • 9. ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ПО МЕТОДУ ЛЕВАНТА-МЕЙЕРА
  • 10. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • 11. МОСТ 1
  • 12. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • 13. ИНСТРУКЦИЯ ПО СТРАХОВАНИЮ
  • 14. ЭФФЕКТ РОГАТКИ
  • 15. ГЛАВА ПЯТАЯ
  • 16. ВСКРЫТИЕ
  • 17. ПЛАН
  • 18. ГЛАВА ШЕСТАЯ: ПРЕЛЮДИЯ
  • 19. ФУГА
  • 20. КОДА
  • 21. СОВОКУПЛЕНИЕ ЧЕРЕЗ РАЗУМ НЕ ПРОХОДЯТ БЕЗ ПОМЕХ
  • 22. СПОЙ НО-НИ-НО
  • 23. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • 24. ГЕОФОРМА II: ДОСТУП К ИНСТРУМЕНТАМ
  • 25. ПЕРЕНЕСИ СЕМЯ
  • 26. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2051
  • 27. НЕ ТРОНЬ МЕНЯ
  • 28. ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • 29. ОНИ ТОЖЕ СЛУЖАТ
  • 30. ДЕВЯТЬ ЖИЗНЕЙ
  • 31. ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР
  • 32. ПРИГЛАШАЮТСЯ НА РАБОТУ
  • 33. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • 34. ЧИСЛА И ДОЛЛАРЫ
  • 35. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2053
  • 36. ТЕ, ЧТО СТАЛКИВАЮТСЯ В НОЧИ
  • 37. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • 38. ВТОРОЙ КОНТАКТ
  • 39. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • 40. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2053 (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  • 41. ВСЕ, ЧТО Я ЗНАЮ, Я ВЫЧИТАЛ В ГАЗЕТАХ
  • 42. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • 43. ОПИСАНИЕ РАБОТЫ
  • 44. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • 45. ПОСЛАННИК
  • 46. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2034
  • 47. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • 48. ОТЧЕТ ПСИХИАТРА
  • 49. ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • 50. МОСТ К РАЗУМУ
  • 51. ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР II
  • 52. АВТОБИОГРАФИЯ. ГОД 2149
  • 53. ДА НАРЕКУТ ИХ ДЕТЬМИ ГОСПОДНИМИ