КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 373493 томов
Объем библиотеки - 452 Гб.
Всего авторов - 158700
Пользователей - 83686

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Гекк про Савин: Красные камни (Альтернативная история)

Увы, никакие деньги не смогут сделать автора человеком.

Так и нет такой задачи - автор просто хочет быть богатым и уехать со своей горячо любимой родины....
А иначе зачем ему деньги, на родине-то боярышник дешевый, как жизнь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Гринвуд: Снежный блюз (Иронический детектив)

пожалуй это тот случай,когда лучше ограничиться просмотром сериала.там ГГ в исполнении очаровательной Эсси Дэвис,выглядит живой,ироничной,наблюдательной,
сексуальной,несколько
шебутной и очень привлекательной,в отличии от книжного образа.
книга - обычный детективчик для домохозяек,(с подробным описанием сколько раз во что она переоделась и чего откушала)не донцова слава богу,но не впечатлило.конечно может все дело в переводе,но не думаю.
хотя женской половине должно понравиться

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Либерман: Из берлинского гетто в новый мир (Биографии и Мемуары)

Непритязательная книга. Так уж получилось, что я недавно прочел пару книг мемуаров пленных немцев - и теперь прочел мемуары немки (немецкой еврейки), которая была в лагере для военнопленных с другой стороны.

По большому счету, все нормально стыкуется. Конечно, есть определенные нюансы, объяснимые тем, что пленные писали на западе, а Либерман - в ГДР, но не более того.

Небезынтересны и ее воспоминания о довоенном СССР. Жаль, что книга заканчивается 1945 годом - послевоенная Германия и СССР были бы не менее интересной темой...

Словом, прочел с интересом.

P.S. Но какой тонкий троллинг - поставить командовать нацистами еврейку из Берлина... :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Савин: Красные камни (Альтернативная история)

— Гадость, гадость, мистер Фёрст! Жуткая гадость! Если бы вы знали, как я тоскую по вашим фильмам, мистер Фёрст. Они ведь и в самом деле могли сделать меня человеком. Но только истина, мистер Фёрст, заключается в том, что в нашей стране только деньги могут сделать джентльмена человеком, а фильмы мистера Секонда приносят мне деньги. (с) К/ф «Человек с бульвара Капуцинов»

Прочел не все. Не хватило кулечков, а бегать блевать каждый раз в уборную - лень.

Версия первая. Эти книги приносят автору деньги. И он старается вовсю, изображая украинцев страшными врагами, с которыми нужно бороться всеми силами и методами. Кстати, методами, которые применяют нацисты (и в которых обвиняют русских) - запретом языка (украинский язык в СССР разрешен аж в двух ВУЗах, и то - тем, кто учится на украинском - пониженная стипендия), разделением Украины на куски между соседними республиками, внесудебными расправами, убийствами и т.д. Кстати, очень "милый" СССР у автора получается - почитаешь и начинаешь просто плеваться - эдакий модернизированный ГУЛАГ с сексапильными вертухайками, которые сами решают, кому жить, а кому умереть - суд? закон? вы о чем вообще?!

Интересно при этом одно - это такой заказ "сверху" на выставление украинского (да и СССР) исчадием ада или это теперь столь непритязательный читатель пошел, рублем за эту использованную туалетную бумагу голосующий?

Есть, конечно, и вторая, более гуманная версия - что когда автор ел украинский борщ, его ударили кастрюлей по голове, и теперь (см. "Пимиентские блинчики" О.Генри) от одного слова "украинский" его корежит. Такая личная неприязнь - просто кушать не может! Непонятно только, к чему у него неприязнь, если он сам пишет - "что есть украинский этнос? А нету его вовсе!" Или вот - Нет никакой "украинской" нации. И ... нет и никакого "украинского" языка — а есть какое-то количество просторечных русских слов, разбавленных латынью, польским, венгерским. Ох, тянет автор на статью о разжигании национальной розни, ох и тянет... :)

Словом, это графоманское (17-й том я иначе рассматривать не могу...) оплевывание самих основ социализма и СССР получает от меня лично оценку "нечитаемо" просто потому, что более низкая оценка здесь не предусмотрена.

Увы, никакие деньги не смогут сделать автора человеком. Нацист - он и есть нацист, даже если рядится в красные одежды социалиста. Кстати, именно так и получаются незабвенные национал-социалисты...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Васильев: Черная Весна (Героическая фантастика)

очень неоднозначно.
не могу сказать,что сильно понравилось,но до финала все-таки дочитал.маг в мире Васильева похож на человека с пистолетом Макарова в толпе людей с холодным оружием - случись что,кого-то он,конечно,приберет,но шансов остаться в живых у него нет.уровень написаного весьма высок,но...перечитывать точно не буду,"ведьмак" имхо на порядок лучше.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Зещинский: Наяль Давье. Барон пограничья (СИ) (Альтернативная история)

тоже заблокирована

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Николаева: Наследство золотых лисиц (Любовная фантастика)

зачем давай инфу про книгу, если она заблокирована?

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Смерть Джима (fb2)

файл не оценён - Смерть Джима (а.с. Конкурс «Уши-Лапы-Хвосты», 2005) 12K (скачать fb2) - Братья Аловы

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Братья Аловы Смерть Джима

Джим умирал. Собачий век его был долог, лет 15, человеком бы он столько по нынешним временам и не прожил бы, кто же нынче до такого возраста доживает? Он появился у нас уже взрослой собакой, с пожелтевшими зубами, ему было лет семь-восемь. Когда нам его предложили, мы долго думали — брать, не брать. Все таки взяли.

Появившись в квартире, он жадно попил воды, есть ничего не стал и, тихонько повизгивая, улегся у дверей. Жена морщилась, маленькая дочка от собаки была в восторге.

Пса назвали Джимом.

Постепенно он стал откликаться на свое новое имя и привык к нам. Он с удовольствием ходил гулять и со мной, и иногда с женой, но еще долго за хозяина признавал только меня. Затем я охладел к собаке и Джим постепенно перешел под покровительство женского пола.

Появление этого четвероногого члена семьи сразу же осложнило нашу жизнь. Не говоря уже об обязательных, неоднократных ежедневных гуляньях с ним, стало гораздо трудней добираться летом на дачу. Стало сложно поехать куда-нибудь на два-три дня, не говоря уже о поездках более длительных.

Правда, взамен этих и других неудобств мы получили такую чистую, бескорыстную преданность живого существа, какую редко увидишь у людей. Нам часто казалось, что еще чуть-чуть, и Джим заговорит наконец, и выскажет любовь, которая буквально распирала его, но он так и не преодолев языковый барьер, только звонко взлаивал, словно жалуясь, что не может рассказать нам, как он нас любит и как ему с нами замечательно.

Характер его мы узнали довольно быстро. Джим оказался невоспитанным псом: он любил воровать и был чуть ли не помоечником; из-за чего он часто травился, и его выворачивало и тем, что он съедал дома, и тем, что подбирал на улице. С этими и некоторыми другими привычками, нам справиться так и не удалось…

Уже постарев, он обычно лежал в своем углу, высунув язык и часто дышал. Последние годы он уставал быстрее и не бегал, как раньше, а теперь гулять и вовсе перестал: он доживал свой век глухим, почти слепым и беспомощным. Он часто мочился прямо на пол, не дождавшись, пока его вынесут на улицу, — сам он лестницу одолеть уже не мог. Он так мерз, что приходилось его накрывать старым, изъеденным молью пледом. От него шел очень густой запах, даже в большой комнате приходилось держать форточку все время открытой, но это не спасало. Мы с женой избегали говорить о том, что с ним надо что-то делать, но невысказанное постоянно присутствовало в разговорах: кажется, и дочка догадывалась, что так бесконечно продолжаться не может и что нам придется что-то предпринимать.

Однажды, придя домой, я застал супругу в слезах. Джим уже несколько дней ничего не ел, от него ужасно пахло, и когда она заглянула ему в рот, то обнаружила там червей. Около зубов начался некроз, черви копошились в гнилом мясе — зрелище было жуткое. Жена звонила в лечебницу и ей сказали, что в таком состоянии собак они уже не берут и не лечат.

Знакомый ветеринар предложил устроить ему лечебное голодание. Через несколько дней он стал подниматься с подстилки и сам дошел до воды на кухне; он стал гулять, мы только следили за тем, чтобы он не съел чего-нибудь на улице.

Он голодал две недели. Для собаки срок, наверно, очень велик, но никакой информации о том, сколько могут голодать животные, у нас не было, мы все делали на ощупь. Тем не менее рот мы ему залечили, а те некротические ткани, которые не успели отвалиться во время голода, в первую же неделю после выхода из голодания отпали тоже.

После голодания он вел себя, как молодой: на улице гонял, как бешеный, лаял молодым заливистым лаем. Однако возраст брал свое и вскоре Джим опять сник. Он почти не гулял, не лаял, стал тяжело дышать. Он медленно и неизбежно умирал.

Однажды я заметил, что жена плачет.

— Что случилось? — спросил я.

— От него ушли блохи! — сказала она.

Да, это был конец. Глядя на то, как он тяжело, с хрипами, дышит, как он не может сам стоять на ногах, как слепо тычется в углы и стены, пытаясь найти дорогу к своей подстилке, я думал о том, что его мучения превышают меру жалости к нему, что избавить его от них — добрее, нежели продлевать их, наблюдая, как он страдает. Я представлял, себе, что я умираю таким же беспомощным стариком — и ужасался. Глядя на него, поистине можно было пожалеть, что не существует больниц, где бы по твоей просьбе тебя «усыпили».

Жена и дочь были в гостях у тещи, я сидел за ноутбуком и что-то «кропал». Часов около восьми меня словно кто толкнул в спину и я пошел в комнату. Открыв дверь, я увидел у самого порога Джима, лежавшего в странной позе: все лапы растопырены, голова — на боку. Он был укрыт накидкой, и я понял: из последних сил он полз до двери, вместе с накидкой, вероятно попрощаться со мной, и тут и умер. Он еще не остыл.

Я открыл форточку, закрыл дверь, ушел на кухню и закурил: я ничего не хотел делать с ним до возвращения близких. Да и что делать? Везти его в лечебницу? Зачем это нужно, если душа его уже отлетела, освободившись, наконец, от страданий этой безумной жизни?

Я курил одну за одной и думал, что проще всего было бы потихоньку похоронить его — но как?

Наконец вернулись жена с дочерью. Дочка сразу же залезла в ванную, собираясь сразу лечь, — ей утром надо было рано вставать. Я подал жене тайный знак, чтобы она заглянула к нам в комнату. Она открыла дверь и, посмотрев на меня, испуганно спросила:

— Умер?!

Я кивнул.

— Что будем делать? — спросила она.

— Завернем и отнесем в контейнер.

— Ужасно!

— Что ты предлагаешь?

— Давай позвоним в лечебницу…

Мы позвонили. Телефон не отвечал. Мы собрали Джимкины подстилки, подушки, завернули его в накидку, положили туда кормушку и поилку и вышли на улицу. К счастью, контейнер был полупустой, еще вчера он был набит с верхом, и вокруг была гора мусора. Сейчас он был пустой. Как специально. Мы опустили туда подушки, на которых он спал, положили на них Джима, сверху положили его подстилки и молча пошли домой…