КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403044 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171523
Пользователей - 91561
Загрузка...

Впечатления

desertrat про Шапочкин: Велит (ЛитРПГ)

Читать можно. Но столько глупостей, что никакая снисходительность не выдерживает. С перелистыванием бросил на первой трети.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Зверев: Хаос (СИ) (Фэнтези)

думал крайняя книга, но похоже будет еще и не одна

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Красницкий: Сборник "Сотник" [4 книги] (Боевая фантастика)

Продолжение серии "Отрок"...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Ван хее: Стихи (Поэзия)

Жаль, что перевод дословный, без попытки создать рифму.
Нельзя так стихи переводить. Нельзя!
Вот так надо стихи переводить:
Олесь Бердник
МОЛИТВА ТАЙНОМУ ДУХУ ПРАОТЦА

Понад світами погляду і слуху,
Над царствами і світла, й темноти —
Прийди до нас, преславний Отче Духу,
Прийди до нас і серце освяти.

Під громи зла, в годину надзвичайну,
Коли душа не зна, куди іти,
Зійди до нас, преславний Отче Тайни,
Зійди до нас, і думу освяти.

Відкрий нам Браму, де злагода дише,
Дозволь ступить на райдужні мости!
Прийди до нас, преславний Отче Тиші,
Прийди до нас, і Дух наш освяти.

Мой перевод:

Над миром взгляда и над миром слуха,
Над царством света, царством темноты —
Приди к нам, о преславный Отче Духа,
Приди к нам и сердца нам освяти.

Под громы зла, в тот час необычайный,
Когда душа не ведает пути,
Сойди к нам, о преславный Отче Тайны,
Сойди к нам, наши мысли освяти.

Открой Врата нам, где согласье дышит,
Позволь ступить на яркие мосты!
Приди к нам, о преславный Отче Тиши,
Приди к нам, наши Души освяти.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Stribog73 про Бабин: Распад (Современная проза)

Саша Бабин молодой еще человек, но рассказ очень мне понравился. Жаль, что нашел пока только один его рассказ.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

P.S. Грустная для тех, кому уже за сорок.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
загрузка...

Фата-Моргана №2 (fb2)

- Фата-Моргана №2 (пер. С. Ирбисов, ...) (а.с. Антология) (и.с. Фата-Моргана-2) 3.42 Мб, 586с. (скачать fb2) - Рэй Дуглас Брэдбери - Джек Лондон - Джеймс Типтри-младший - Джек Финней - Андрэ Мэри Нортон

Настройки текста:



А. Э. Ван Вогт МИССИЯ К ЗВЕЗДАМ Перевод с англ. И.Невструева

Пролог


Земной звездолет миновал одинокую звезду Гиссер так быстро, что система слежения станции на метеорите не успела среагировать. Большой корабль уже виднелся на экране в виде светлого пятна, когда это дошло до сознания Часового. Зато системы корабля работали без замечаний, поскольку движущаяся световая точка заметно затормозилась и, продолжая замедляться, описала широкую дугу. Теперь он медленно двигался обратно с несомненным намерением найти небольшой объект, вызвавший помехи на энергетических экранах.

Когда он оказался в пределах видимости, то своим огромным корпусом закрыл свет далекой ярко-желтой звезды. Вблизи Пятидесяти Солнц никогда не видели ничего подобного. Выглядел он, как корабль с дальних концов пространства, как чудовище из легендарного мира. Хотя он был новеньким, по историческим хроникам в нем можно было узнать военный корабль Империи Земли. Пророчество предсказывало этот страшный день, и вот он наступил.

Часовой знал, что делать. По подпространственной связи он послал к Пятидесяти Солнцам предупреждение, которого с тревогой ждали уже несколько столетий. Затем старательно затер следы своего присутствия. Взрыва не было. Перегруженные атомные генераторы без труда разложили массивное здание метеорологической станции на составные элементы. Часовой не пытался бежать. Никто не мог добраться до его мозга с заключенными в нем знаниями. На мгновенье он почувствовал судорогу боли, потом энергия превратила его в атомы.

Леди Глория Лаурр, первый капитан «Звездного Роя», не потрудилась сопроводить экспедицию, высадившуюся на астероиде, но внимательно следила за всем по астровизору. С момента, когда на экранах неожиданно появилась фигура человека в метеорологической обсерватории, она прекрасно поняла колоссальное значение этого открытия и успела обдумать все возможные осложнения. Обсерватория означала межзвездные путешествия, а люди могли происходить только с Земли. Причина их появления здесь была ясна: старая экспедиция. Это должно было произойти давно, раз сейчас они поднялись до межпланетных сообщений, и означало многочисленную популяцию, заселившую не одну планету. «Ее Высочество, — подумала она, — будет довольна». Придя в хорошее настроение, она вызвала силовой отсек.

— Я в восторге от вашей молниеносной акции, капитан Глон, — тепло сказала она. — Я имею в виду закрытие всего астероида в охранный энергетический кокон. Вас ждет награда.

Мужчина на экране астровизора склонил голову.

— Благодарю. Кажется, мы сохранили атомные и электронные составляющие всей станции. Жаль, что интерференция энергии ее реакторов не позволила Секции фотографии сделать четкие снимки.

Она улыбнулась.

— У нас есть человек, а для этой матрицы нам не нужны фотографии.

Улыбаясь, она вновь перевела взгляд на сцену на астероиде, задумчиво глядя на поглотители энергии и материи. В обсерватории висела карта, на которой было отмечено несколько бурь. Одна из них выглядела весьма грозно. Их огромный корабль не мог развить полной скорости, пока они не узнают ее положения. Можно потратить долгие десятилетия на этих коротких расстояниях, где корабль не может разогнаться, а без точного прогноза погоды не решится даже сохранить достигнутую скорость.

Увидев, что все покидают астероид, она энергичным движением выключила внутренний коммутатор, коснулась нескольких кнопок и, пройдя через трансмиттер, вышла к приемной камере в полумиле от мостика.

Дежурный офицер был мрачен.

— Я как раз получил снимки. Карту закрывает пятно энергетического тумана. Не повезло. Думаю, мы должны начать со здания со всем его содержимым, оставив человека на потом, доложил он после уставного приветствия. — В конце концов это простая матрица человека. Оживление ее, теоретически более трудное, практически ничем не отличается от вашего перехода через трансмиттер с мостика в это помещение.

— Но зачем оставлять его на самый конец?

— Технические причины. Неодушевленным предметам характерна большая сложность, а организованная материя это не что иное, как общедоступные углеводороды.

— Ну, хорошо, — согласилась она, хотя и не была уверена, что человек, знания которого создали эту картину, был менее важен, чем сама карта. — Начинайте.

Она внимательно смотрела, как внутри просторной камеры возникает силуэт здания. Спускаясь на антигравитационных носителях, оно, наконец, утвердилось посреди огромной металлической плиты. Из кабины, качая головой, вышел техник и проводил их в реконструированную станцию, обращая внимание на ее недостатки.

— Двадцать семь солнечных точек на карте, — сказал он. Невероятно мало, даже если люди эти заселили только небольшой район пространства. Кроме того, взгляните, сколько здесь бурь, даже далеко за пределами солнц и… — Слова застряли у него в горле. Молча он смотрел в темный угол, в двадцати футах за аппаратурой. Она проследила за его взглядом: там лежал человек. Тело его сотрясала дрожь.

— Я считала, что человека мы оставили на самый конец.

Профессор был явно смущен.

— Видимо, ассистент плохо меня понял. Это…

— Неважно, — прервала она его. — Немедленно отправьте его в Центр Психологии и скажите лейтенанту Неслор, что я сейчас там буду.

— Слушаюсь, леди.

— Погоди. Поклонись от меня старшему метеорологу и пригласи сюда. Я хочу, чтобы он взглянул на карту и высказал свое мнение.

Она резко повернулась, с ослепительной улыбкой взглянула на окружающих ее людей.

— Клянусь Юпитером, после долгих десяти лет что-то происходит. Если так пойдет и дальше, мы в два счета закончим эту игру.

Возбуждение полыхало в ее глазах.

К своему удивлению Часовой понял, почему он жив, еще до того, как пришел в себя. До того, как открыл глаза. Он чувствовал пробуждающееся сознание и инстинктивно начал ежедневную делианскую гимнастику мышц, нервов и разума, как обычно перед подъемом. Во время этого ритмичного цикла страшное подозрение обожгло его. Приходит в себя? Он?! Именно в момент, когда мозг его едва не взорвался от пережитого шока, он понял, как это произошло. Успокоившись, он ушел в себя. Взгляд его отметил молодую женщину, сидящую перед ним в шезлонге. Благородный овал лица. Величие, совершенно не подходящее такой молодой особе. Свободно откинувшись, она изучающе разглядывала его серыми блестящими глазами. Под их упорным взглядом в голове его воцарилась пустота. Наконец мысли вернулись: «Они запрограммировали меня для спокойного пробуждения. Что еще они сделали, о чем узнали?» Мысль разрасталась, и он чувствовал, что вот-вот голова его лопнет: «Что еще?».

Женщина слегка улыбнулась ему, и он услышал ее звучный серебристый голос:

— Не бойся. То есть, не бойся так сильно. Как тебя зовут?

Часовой открыл было рот, но тут же закрыл его и отрицательно покачал головой. На мгновение ему неудержимо захотелось объяснить ей, что ответ даже на один вопрос сломал бы оковы делианской инерции разума и привел бы к разглашению всей тайны. Он пересилил себя и вновь покачал головой.

Женщина нахмурилась.

— Не ответишь на такой невинный вопрос? Ведь это ничем не грозит.

Сначала имя, думал Часовой, потом с какой он планеты, где она находится относительно звезды Гиссер, что с бурями. Так постепенно все до конца. Чем дольше я буду отказывать людям в информации, которая им нужна, тем больше времени получат Пятьдесят Солнц для организации отпора самой страшной машине, которая когда-либо появлялась в этой части пространства. Женщина выпрямилась, взгляд ее стал тверд, как сталь. Когда она заговорила, в голосе ее тоже звучал металл:

— Кто бы ты ни был, знай, что находишься на борту императорского военного корабля «Звездный Рой», а я — первый капитан этого корабля, леди Лаурр. Знай также, что мы категорически требуем сообщить орбиту, по которой наш корабль сможет попасть на вашу главную планету. — Последовала пауза, потом ее вибрирующий голос зазвучал снова: — Уверена, вы уже знаете, что Земля не признает независимых правительств. Космос неделим. Во Вселенной нет места для ссорящихся наций, стремящихся к власти. Так гласит закон. Выступающие против него, являются преступниками и несут заслуженную кару. Это предупреждение. — Не ожидая ответа, она повернулась. — Лейтенант Неслор, — сказала она, обращаясь к противоположной стене, — вы уже знаете, что делать дальше?

— Да, леди, — ответил женский голос. — Я приняла постоянную на основании исследований колонистов, остающихся вдали от главного потока жизни галактики. История не знает прецедента такой долгой изоляции, какая имела место здесь, поэтому я считаю, что они миновали этап статичности и достигли некоего собственного развития. Думаю, нам все же нужно начать с простейшего. Пара принудительных ответов откроет перед нами его разум. Попутно посмотрим, как быстро растет его сопротивление под давлением аппарата. Можно начинать?

Женщина в шезлонге кивнула головой, и из стены ударил луч света. Часовой попытался уклониться и только тут понял, что что-то держит его в кровати. Не веревки или цепи, нет, ничего не было видно, и все же оно было крепко, как сталь, и эластично, как резина. Он не успел задуматься, свет бил ему в глаза и в мозг — ослепляющий, яростный, пульсирующий блеск. Ему казалось, что сквозь него пробиваются голоса, звучащие в его голове, голоса говорящие: «Такой простой вопрос. Конечно, я отвечу… конечно, конечно… Меня зовут Часовой Гиссер. Я родом с планеты Кайдер III, из семьи делиан. Мы заселили семьдесят планет вокруг Пятидесяти Солнц, население тридцать миллиардов, четыреста крупных бурь, самые грозные на широте 473. Правительство расположено на Кассидоре VII, чудесной планете…».

Пораженный тем, что делает, он сжал обезумевшие мысли в делианский узел, прерывая поток губительных слов. Он знал, что больше никогда не даст застать себя врасплох, но… было, поздно, слишком поздно.

Однако женщина вовсе не была в этом уверена. Покинув комнату, она вернулась к лейтенанту Неслор, даме уже не первой молодости, увлеченно классифицировавшей полученные данные. Психолог оторвалась от своего занятия и удивленно сказала:

— Это же абсолютно невозможно, леди. Его сопротивление достигло эквивалента индексу интеллигенции 800. А ведь он начал говорить при нажиме, эквивалентном индексу 167, что соответствует его внешности и, как вам известно, является средней величиной. За таким сопротивлением явно кроется какой-то метод тренинга. Думаю, ключом служит упоминание о делианском происхождении. Интенсивность подскочила, когда он произносил эти слова. Нельзя игнорировать этот факт, разве что мы решим сломить его волю.

Первый капитан отрицательно покачала головой.

— Сообщите мне, если случится что-нибудь новое, — сказала она и по пути к трансмиттеру остановилась, чтобы проверить местонахождение корабля. Легкая улыбка тронула ее губы, когда она увидела на экране его тень, кружащую вокруг солнца. «Время идет, — подумала женщина. — Возможно ли, чтобы один человек задержал корабль, способный завоевать всю галактику?»

Старший метеоролог корабля, лейтенант Кэннонс, встал с кресла, когда она шла к нему через обширный зал, в котором по-прежнему находилась станция Пятидесяти Солнц. Волосы его седели, он был стар, очень стар. Подходя к нему, она подумала: «В этих людях, наблюдающих великие бури космоса, пульс жизни бьется медленнее. Они чувствуют эфемерность всего окружающего и понимают бесконечность времени. Бури, требующие сотен лет для достижения полной силы, и люди, заносящие их в каталоги, должны иметь общие черты».

Метеоролог поклонился и спокойно, с достоинством произнес:

— Для меня большая часть видеть первого капитана, Благородную Глорию Сесилию, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров.

Ответив на его приветствие, она поставила принесенную пленку. Прослушав ее, он сказал:

— Широта, которую он указал для шторма, не имеет ни малейшего значения. Эти невероятные существа разработали для Большого Магелланова Облака систему привязки без видимой связи с магнитным центром Облака. Видимо, они приняли за центр одно из солнц и создали вокруг него свою пространственную географию.

Старик энергично повернулся и повел ее к карте погоды.

— Она для нас абсолютно неприменима, — коротко сказал он.

— Что?

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Скажите, что вы думаете об этой карте?

Она помолчала, опасаясь высказываться перед таким интеллектом. Наконец, произнесла:

— Мое мнение почти полностью совпадает с тем, что вы сказали. У них принята своя система, и нужно только найти к ней ключ. — Голос ее окреп. — По-моему, на практике все наши проблемы сводятся к выбору направления, в котором нужно осмотреть пространство вблизи от метеостанции. Если мы двинемся не туда, потеряем много времени. Больше же всего я боюсь штормов.

Закончив, она вопросительно посмотрела на него. Старик покачал головой.

— Боюсь, что это не так просто. Эти светлые точки, изображающие звезды, имеют размер горошин только благодаря преломлению света. В метроскопе видно, что диаметр их всего несколько молекул. Если такова их пропорция относительно звезд…

Она научилась управлять своими чувствами в действительно трудных ситуациях. Сейчас она была ошеломлена, но сохраняла внешнее спокойствие. Она спросила:

— Вы хотите сказать, что каждая из этих звезд затеряна среди тысяч других?

— Еще хуже. Я хочу сказать, что они заселили только одну систему из десяти тысяч. Не забывайте, что Большое Магелланово Облако включает более пятидесяти миллионов солнц. Если хотите, я рассчитаю траектории ко всем ближайшим звездам в радиусе десяти световых лет. Может, нам повезет, — закончил он.

Она резко заметила:

— Одну из десяти тысяч? Не говорите глупостей. Нам пришлось бы посетить, по крайней мере, 2500 солнц, если повезет, и от 35 до 50 тысяч, если нет. Это исключено. — Мрачная гримаса исказила ее лицо. — Мы не будем терять пятьдесят лет на поиски иглы в стоге сена. У нас есть человек, умеющий читать эту карту. Она будет работать долго, но расскажет все.

Она направилась к выходу, но у двери остановилась.

— А что с самим зданием? Его конструкция вам о чем-нибудь говорит?

Он кивнул.

— Типичное для галактики пятнадцатитысячелетней давности.

— Без изменений? Никакого прогресса?

— Я ничего не вижу. Один наблюдатель делает все. Просто примитивно.

Она задумчиво покачала головой.

— Странно. За пятнадцать тысяч лет они должны были хоть что-то придумать. Обычно колонии статичны, но чтобы настолько…

Когда тремя часами позднее она читала текущие рапорты, дважды прозвенел сигнал астровизора. Два сообщения… Первое из Центра Психологии. Ее спросили:

— Можно ли нам ломать волю пленника?

— Нет! — ответила первый капитан Лаурр.

Второй вопрос заставил ее взглянуть на таблицу траекторий, пестревшую символами: коварный старец игнорировал ее запрещение. Криво улыбаясь, она подошла ближе и изучила светящиеся зигзаги, после чего передала приказ главным двигателям. Огромный корабль углубился во мрак ночи. В конце концов, не она первая гонится за двумя зайцами.

Через день она разглядывала сверху крайнюю планету светло-голубого солнца. Планета плыла в темноте под кораблем — лишенная атмосферы масса камня и металла, мрачная и отталкивающая, как всякий мир первозданных гор и долин, не тронутых дыханием жизни. Экраны показывали только камень, камень и камень, никакого движения или хотя бы его следов. Были еще три планеты, и на одной из них — теплый зеленеющий мир, где девственные леса волновались под порывами ветра, а равнины кишели зверьем. Однако не было ни одного здания, ни одного человека.

— На какую глубину под поверхность проникает ваше излучение? — мрачно спросила она по внутреннему коммутатору.

— Сто футов.

— А есть какие-нибудь металлы, имитирующие сто футов грунта?

— Несколько, леди.

Разочарованная, она отключилась. В тот день Центр Психологии молчал.

Назавтра перед ее нетерпеливым взглядом появилось гигантское красное солнце. Вокруг массивного светила кружило по огромным орбитам девяносто четыре планеты. Две были пригодны для колонизации, но и на них процветала флора и фауна, характерная для планет, не тронутых рукой человека и металлом цивилизации. Главный зоолог подтвердил это.

— Процент животных соответствует средней величине для миров, не заселенных разумными существами.

— А вам не пришло в голову, что их закон может защищать животных и запрещать обрабатывать землю даже для собственного удовольствия?

Ответа не последовало, впрочем, она его и не ждала. От лейтенанта Неслор не было ни слова.

Третье солнце находилось дальше. Капитан увеличила скорость до двадцати световых дней и получила неприятный урок, когда корабль влетел в небольшой шторм. Шторм, к счастью, был невелик: вибрация металла прекратилась, едва начавшись.

— Кажется, говорят, — сказала она позднее своим тридцати капитанам, собравшимся на совещание, — что мы должны вернуться в галактику и просить о посылке новой экспедиции, которая нашла бы этих затаившихся шакалов. Один из самых жалких голосов, дошедших до меня, напоминал, что мы совершили открытие по дороге домой и что после десяти лет, проведенных в Облаке, имеем право на отдых. — Ее серые глаза метали молнии, голос был тверд. — Уверяю вас, что сеющие пессимизм будут докладывать о неудаче правительству Ее Высочества. Потому заявляю всем, кто упал духом, что мы останемся здесь еще на десять лет, если потребуется. Передайте офицерам и команде, чтобы они были к этому готовы. У меня все.

Вернувшись на мостик, она вновь не нашла сообщения из Центра Психологии. Злость и нетерпение еще не остыли, когда она набирала номер, однако при виде серьезного лица лейтенанта Неслор пришла в себя.

— Что происходит, лейтенант? — спросила она. — Я жду информацию о пленнике.

Психолог покачала головой.

— Ничего нового нет.

— Ничего? — резко спросила леди Лаурр.

— Я дважды просила разрешения сломить его волю, — последовал ответ. — Надеюсь, вы знаете, что без причины таких предложений не делают.

Она знала, но неодобрение людей долга, обязательность объяснения каждого акта насилия над личностью автоматически вызывает и отказ. Однако сейчас… Прежде, чем она успела сказать хоть слово, психолог заговорила снова:

— Я пыталась воздействовать на него во время сна, упирая на бессмысленность сопротивления Земле, раз уж обнаружение их все равно неизбежно, но это только убедило его, что прежние признания не принесли нам пользы.

Первый капитан перехватила инициативу:

— Нужно ли понимать это так, что вы не можете предложить ничего, кроме насилия?

Голова в астровизоре сделала отрицательный жест.

— Сопротивление, эквивалентное индексу интеллигенции 800 в мозгу с индексом 167. — сказала психолог, — для меня нечто необычайное.

Леди Глория чувствовала растущее удивление.

— Я не могу этого понять, — сказала она, — хотя чувствую, что мы проглядели что-то важное. Итак: мы натыкаемся на метеостанцию в системе пятидесяти миллионов солнц и застаем там человека, который вопреки всем законам инстинкта самосохранения немедленно лишает себя жизни, чтобы не попасть в наши руки. Сама станция — это старая галактическая развалина, ставшая за пятнадцать тысяч лет музеем прошлого. А ведь такой огромный промежуток времени и размах разума, с которым мы столкнулись — все указывает на то, что изменения должны быть. Да и имя этого человека — Часовой — типично для древнего, еще докосмического земного обычая давать имена по профессии. Не исключено, что даже наблюдение за этим солнцем передается в его семье от отца к сыну. Есть в этом что-то угнетающее… что-то… — она помолчала. — Что ты предлагаешь? — Выслушав ответ, кивнула головой. — Да, прекрасно, поместите его в одну из спален у командного мостика. Не может быть и разговора, чтобы заменить меня одной из твоих сотрудниц. Я сама сделаю все, что нужно. До завтра.

Капитан молчала, глядя на изображение пленника в астровизоре. Часовой лежал на кровати неподвижно, с закрытыми глазами, но со странным напряжением на лице. «Он похож, — подумала она, — на слепого, обнаружившего, что к нему возвращается зрение, что узы, наложенные на него невидимой силой, впервые отпускают его».

Психолог прошептала:

— Он по-прежнему не верит, что путы сняты и, вероятно, не двинется с места, пока вы хоть немного не успокоите его. Реакции его будут все отчетливей концентрироваться вокруг одной цели: уничтожить корабль. С каждой секундой он все сильнее будет верить, что получил единственный шанс и должен действовать, невзирая ни на что. Сейчас вы увидите… Ах!

Часовой сел на кровати. Он высунул ногу из-под одеяла, поставил ее на пол и встал. Движения его были полны необыкновенной силы. С минуту он постоял, явно обдумывая свой первый шаг, потом, быстро взглянув на дверь, направился к ряду ящиков в одной из стен, потянул за первый попавшийся, после чего без малейшего труда принялся выдвигать их по очереди, ломая замки, как скрепки.

— Боже мой! — прошептала психолог. — Не спрашивайте меня, как он это делает. Сила является побочным эффектом его делианского воспитания. Леди… — Она с трудом сдерживала возбуждение.

Первый капитан взглянула на нее.

— Слушаю?

— Стоит ли вам в такой ситуации лично участвовать в операции? Он так силен, что без труда разорвет любого из нас на куски.

Благородная Глория Сесилия прервала ее властным жестом:

— Я не могу позволить, чтобы какой-нибудь дурень все испортил. Я приму обезболивающее. Дай знак, когда я должна войти.

Входя в рубку на командном мостике, Часовой чувствовал внутренний холодок и собранность. В одном из ящиков он нашел свою одежду. Конечно, он не предполагал, что она там лежит, но ящики вызвали у него интерес. Он напрягся делианским способом, и замки с треском уступили его суперсиле. Стоя на пороге, он оглядел огромное помещение с куполообразным потолком, и через мгновение, пораженный мыслью, что его соплеменники погибли, ощутил новый прилив решимости. Он был свободен. Эти люди даже не подозревали правды. На Земле наверняка давно забыли, кем был великий гений Джозеф М.Делл. Разумеется, его освободили с какой-то целью, но… «Смерть, — подумал он, — смерть им всем, такая смерть, которую они несли когда-то и, не задумываясь, принесли бы сейчас».

Склонившись над клавиатурой контрольных приборов, он краем глаза заметил женщину, вышедшую из ближней стены. Выпрямившись, он с дикой радостью узнал ее: командир. Ее, конечно, прикрывали излучатели, но откуда они могли знать, что все это время он лихорадочно думал, как заставить их пустить в ход оружие. Он был уверен, что они не смогут вновь соединить частицы его тела. Уже то, что его освободили, указывало на психологический розыгрыш. Прежде чем он успел что-либо предпринять, женщина с улыбкой произнесла:

— Я решительно не должна позволить тебе изучать эти приборы. Но мы решили изменить свое отношение к тебе. Свобода на корабле, встреча с членами экипажа… Мы хотим убедить тебя… убедить, что…

Видимо, что-то из его непримиримости и ненависти дошло до нее. Она замолчала, раздраженно тряхнула головой и продолжала:

— Нам нужно, чтобы ты понял — мы вовсе не оборотни. Чтобы ты наконец поверил — мы не угроза твоим землякам. Ты должен понять, что теперь, когда мы знаем о вашем существовании, обнаружение вас — вопрос только времени. Земля не жестока и не стремится к власти над миром. Ей нужен минимум честного сотрудничества, да и то лишь во имя единства космоса. Должен существовать единый закон и высокая минимальная плата для работников. Всякого рода войны абсолютно запрещены. Кроме того, каждая планета или их союз может иметь собственное правительство, торговать с кем захочет и жить по-своему. Думаю, в этом нет ничего настолько страшного, чтобы объяснить твое странное самоубийство после обнаружения обсерватории.

«Сначала, — подумал он, — я разобью ей голову. Лучше всего схватить ее за ноги и ударить о металлическую стену или пол. Кости поддадутся легко, и это, во-первых, будет предостережением офицерам корабля, а во-вторых, вызовет смертоносный залп ее охраны Они слишком поздно поймут, что только огонь может меня задержать», Он сделал шаг к ней и начал незаметно напрягать мышцы и нервы — необходимое вступление для достижения делианским телом сверхчеловеческой мощи.

Женщина продолжала:

— Как ты сказал, вы заселили Пятьдесят Солнц. Почему именно столько? За пятнадцать тысяч лет ваша популяция могла достигнуть пятнадцати триллионов.

Следующий шаг. Еще один. Он знал, что теперь должен ответить, если не хочет вызвать ее подозрения в эти решающие секунды.

— Почти две трети наших семей бездетны. Так уж сложилось, что нас два рода и хотя смешанные браки довольно обычны… Он был почти у цели.

— Ты хочешь сказать, что возникла мутация, и мутанты не могут размножаться?

Ответа на этот вопрос уже не требовалось. Их разделяли десять футов, и Часовой бросился на нее, как тигр.

Первый луч рассек его тело слишком низко, чтобы убить, но вызвал сильную тошноту и свинцовую тяжесть. Он услышал ее крик:

— Лейтенант Неслор, что это значит?

Но он уже схватил ее. Его пальцы крепко сжимали руку, которой она пыталась защищаться, когда второй залп ударил его в грудь. Кровавая пена заполнила рот, и пальцы, против его воли, выпустили руку женщины. О, космос, как же он жаждал забрать ее с собой в царство смерти! В последний раз до него донесся ее голос:

— Лейтенант Неслор! Прекратите огонь!

Прежде чем третий луч вонзился в его тело, Часовой испытал последний, всемогущий прилив мысли. Она по-прежнему ничего не подозревает, зато знает уже кто-то другой. Кто-то, понявший все в последний момент. «Слишком поздно, — подумал он, — вы опоздали, глупцы! Ищите теперь… Наши получили предупреждение и спрятались еще лучше. А Пятьдесят Солнц рассыпаны, рассеяны среди миллионов звезд, среди…»

На этом смерть прервала его мысли.

Женщина поднялась с пола, покачиваясь, как пьяная. Как в тумане видела она, что лейтенант Неслор вышла из трансмиттера, задержалась перед телом Часового, потом бросилась к ней.

— Ты цела, дорогая? Так тяжело стрелять через астровизор, а…

— Сумасшедшая! — первый капитан обрела голос. — Ты понимаешь, что теперь его не вернуть к жизни? Нам придется возвращаться домой без… — Она замолчала, заметив, что психолог пристально вглядывается в нее.

— Его агрессивные цели не вызывали сомнения, и все было слишком быстро для моих аппаратов. Все это время его поведение вообще не укладывалось в рамки человеческой психики. В последний момент я вспомнила Джозефа Делла и резню его сверхлюдей пятнадцать тысяч лет назад. Невероятно, но некоторым удалось скрыться и основать цивилизацию в этом уголке пространства. Теперь вы понимаете: делианин — Джозеф М.Делл — конструктор идеального делианского робота.

1

Уличный громкоговоритель с треском ожил, и раздался громкий мужской голос:

— Внимание, граждане планет Пятидесяти Солнц! Говорит земной военный корабль «Звездный Рой». Сейчас к вам обратится Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров, первый капитан «Звездного Роя».

При первых словах из динамика Мелтби остановился на полпути к воздушному такси. Он заметил, что остальные пешеходы тоже остановились. Он не знал планеты Лант. После густонаселенного Кассидора, на котором находилась главная база военного флота Пятидесяти Солнц, ее столица очаровала его своим сельским видом. Его корабль пришвартовался здесь накануне согласно отданному всем военным кораблям приказу немедленно скрыться на ближайших населенных планетах. Из того, что он слышал в офицерской столовой, следовало, что это связано с кораблем с Земли, радиопередачу которого транслировали в этот момент по системе общей тревоги.

Мужской голос торжественно объявил:

— Леди Лаурр.

После этого раздался уверенный голос молодой женщины.

— Жители Пятидесяти Солнц, мы знаем, что вы здесь. Несколько лет мой корабль «Звездный Рой» изучал Большое Магелланово Облако. Совершенно случайно мы наткнулись на одну из ваших метеостанций и захватили ее оператора. Прежде чем покончить с собой, он сообщил, что где-то в этом скоплении находятся пятьдесят населенных планетных систем — всего семьдесят планет — на которых живут люди. Мы собираемся найти вас, хотя на первый взгляд кажется, что это выше наших возможностей. Рассуждая чисто логически, можно подумать, что трудно найти пятьдесят солнц среди ста миллионов звезд. Но мы нашли решение этой проблемы, которое только в части своей техническое. Теперь слушайте внимательно, граждане Пятидесяти Солнц. Мы знаем, что вы делианские и неделианские роботы, то есть, так называемые роботы, ибо на самом деле существа из плоти и крови. Просматривая исторические хроники, мы прочли о бессмысленных волнениях пятнадцать тысяч лет назад, ужаснувших вас и заставивших покинуть родную галактику и искать убежище вдали от земной цивилизации. Пятнадцать тысяч лет — это большой промежуток времени. Люди изменились. То, что испытали ваши предки, повториться не может. Я говорю это, чтобы успокоить вас. Вам просто необходимо вернуться обратно. Вы должны присоединиться к земному галактическому содружеству, подчиниться некоему минимуму законов и открыть межзвездные торговые порты. Зная, что у вас есть особые причины скрываться от нас, я даю вам одну неделю на выявление положения своих планет. Все это время мы ничего не будем предпринимать, но через неделю вы пожалеете о каждом дне промедления. В одном вы можете быть уверены: мы вас найдем. И быстро! — динамик умолк, как бы ожидая, пока смысл этих слов дойдет до слушателей.

— Всего один корабль, — сказал мужчина рядом с Мелтби. Чего мы боимся? Уничтожить его, прежде чем он вернется в галактику и сообщит о нас.

Женский голос засомневался:

— Может, она только блефует? Неужели верит, что они могут нас найти?

— Вздор, — буркнул еще один мужчина. — Старая проблема иглы в стоге сена, только еще более трудная.

Мелтби молчал, хотя склонялся к тому же мнению. Ему казалось, что первый капитан земного корабля, госпожа Лаурр, блуждает в самой густой темноте, когда-либо окружавшей цивилизацию. Из динамика вновь поплыл голос Благородной Глории Сесилии:

— Чтобы исключить ошибки в измерении времени, объясняю, что день состоит из двадцати часов по сто минут каждый. В минуте тысяча секунд, за каждую из которых свет проходит ровно сто тысяч миль. Наш день несколько длиннее, чем был когда-то: тогда минута состояла из шестидесяти секунд, а скорость света составляла более 1836300 миль. Итак, время пошло. Ровно через неделю вы снова услышите меня.

Наступила пауза, затем диктор, тот самый, что представил женщину, сказал:

— Граждане Пятидесяти Солнц, мы получили записанное на пленку сообщение. Оно пришло час назад, и мы обнародовали его согласно поручению Совета Пятидесяти Солнц, следуя его требованию информировать население о всех аспектах этой серьезнейшей опасности. Вернитесь к своим занятиям, а мы сделаем все, что в наших силах. Мы сообщим вам, если случится что-то новое.

Мелтби движением руки подозвал такси. Едва он устроился на сиденье, как соседнее место заняла незнакомая женщина. Он проигнорировал едва заметное чувство, что она притягивает его мысли. Зрачки его слегка расширились, но он не подал и виду, что что-то не так. Разум женщины искал контакта с его разумом. Наконец она сказала:

— Ты слышал?

— Да.

— Что ты об этом думаешь?

— Эта женщина очень уверена в себе.

— Ты заметил, что она разделила нас всех на делианских и неделианских роботов?

Его не удивило, что она тоже это заметила. Земляне не имели понятия, что на Пятидесяти Солнцах жила еще третья раса — гибридников. Все эти тысячи лет с момента великой миграции браки делиан с неделианами не имели детей. Наконец, благодаря методу, известному как «процесс холодного давления», это стало возможно. Родился так называемый «гибридник» с двойным разумом, делианской физической силой и неделианскими способностями к творчеству. Соответственно настроенные, оба разума гибридника могли подчинить себе любого человека с нормальным мозгом. Мелтби был гибридником, как его соседка, что он определил по тому, как быстро она пробудила его разум. Правда, между ними была небольшая разница: он находился на Ланте и остальных планетах Пятидесяти Солнц легально, а она нет. При поимке ее ждала тюрьма или смерть.

— Мы следим за тобой, — услышал он, — с момента, когда до нашей главной квартиры дошло известие об этой истории, то есть уже час. Что, по-твоему, нужно делать?

Мелтби заколебался. Ему было тяжело в роли наследного вождя гибридников, ему — капитану космического флота Пятидесяти Солнц. Двадцать лет назад гибридники сделали попытку вооруженного захвата власти над Пятьюдесятью Солнцами. Попытка кончилась полным провалом, и гибридники оказались вне закона. Мелтби, тогда маленького мальчика, поймал делианский патруль. Его воспитал флот. Все пытались каким-то образом решить проблему гибридников, и окружающие не щадили трудов, чтобы привить ему лояльность к Пятидесяти Солнцам в целом. В значительной мере это удалось, хотя об одном его учителя не имели понятия: что в руках у них наследный вождь гибридников. В мозгу Мелтби возник конфликт, который он до сих пор не мог решить.

Он задумчиво произнес:

— Мне кажется, мы должны идти рука об руку с делианами и неделианами. В конце концов, мы тоже относимся к Пятидесяти Солнцам.

— Есть предложение выдать положение одной из планет.

На мгновение он испытал шок, прекрасно поняв, что она имеет в виду. Возможностей ситуация открывала массу. «Похоже, интриганство не свойственно мне», — с горечью подумал Мелтби. Постепенно он успокоился, привел мысли в порядок и почувствовал себя в силах вести дискуссию.

— Если Земля найдет нашу цивилизацию и признает ее правительство, все останется по-старому.

Блондинка хмуро усмехнулась, голубые глаза ее сверкнули.

— Если бы мы выдали их, то могли бы поставить вопрос о равноправии. Это все, чего мы хотим.

— Все? — Мелтби лучше знал, чего хотели гибридники, и знание это не доставляло ему удовольствия. — Насколько я помню, начатая нами война имела другие цели.

— Ну и что? — провоцирующе вставила она. — У кого больше прав для получения доминирующего положения? В психическом смысле мы стоим выше делиан и неделиан. По иашим сведениям, мы вообще единственная суперраса в этой галактике.

От возбуждения она забыла, о чем говорила:

— Эти люди с Земли никогда не встречали гибридников. Если мы, используя элемент неожиданности, введем достаточное число наших на борт их корабля, то сможем добыть новое решающее оружие. Понимаешь?

Мелтби понимал многое, в том числе и то, что подобные мысли играли немалую роль в этой истории.

— Моя дорогая, — ответил он, — нас слишком мало. Наше восстание против владык Пятидесяти Солнц провалилось, несмотря на неожиданность и первоначальные успехи. Будь у нас время, мы, может, и добились бы успеха. Но наши идеи перерастают наши возможности.

— Ханстон считает, что нужно действовать в критические моменты.

— Ханстон? — вырвалось у Мелтби помимо его воли. Он чувствовал себя никем рядом с колоритной фигурой Ханстона, который не просил, а требовал. На Мелтби лежала неблагодарная задача: удерживать от необдуманных поступков молодых энтузиастов. Через своих союзников, людей, как правило, умудренных, друзей умершего отца, он не мог делать ничего другого, как только проповедовать осторожность. Это не прибавляло ему популярности. Ханстоп был второй фигурой в иерархии власти у гибридников. Его программа «действовать немедленно» очень нравилась молодым людям, которые знали катастрофу предыдущего поколения только по рассказам. Вожди совершали ошибки, а мы их не повторим. Таково было их отношение к делу.

Сам Мелтби не стремился к власти над Пятьюдесятью Солнцами. Уже много лет он обдумывал вопрос, как направить активность гибридников на менее воинственный путь. До сих пор ответа не было.

Не торопясь, он сказал:

— Перед лицом опасности нужно сомкнуть ряды. Нравится нам или нет, но мы принадлежим к Пятидесяти Солнцам. Может, и стоит выдать Земле эту цивилизацию, но не нам решать об этом через час после того, как представился случай. Передай Скрытым Городам, что я требую три дня на дискуссию и свободную критику. На четвертый день проголосуем: предать или нет. Это все.

Краем глаза он заметил, что она не в восторге. Лицо ее нахмурилось, в движениях стало заметно скрываемое раздражение.

— Моя дорогая, — добавил он мягче, — неужели твое мировоззрение допускает противоречие воле большинства?

После этих слов выражение ее лица изменилось, и он понял, что пробудил в ее мозгу извечные сомнения. Секрет его власти над соплеменниками заключался именно в этом. Совет гибридников, председателем которого он был, по всем важным делам обращался прямо к обществу. Время подтвердило, что голосование пробуждает в людях консервативные инстинкты. Самые горластые, месяцами требовавшие немедленных действий, перед тайным голосованием становятся очень осторожными. Много грозных политических бурь развеялось над урной для голосования.

Женщина, долгое время молчавшая, заговорила, цедя слова:

— За четыре дня решение может принять кто-то другой, и мы останемся на мели. Ханстон считает, что в переломный момент правительство должно действовать без задержек. Время для вопросов, правильно ли было решение, придет потом.

По крайней мере на это у Мелтби был готовый ответ:

— Речь идет о судьбе целой цивилизации. Имеет ли маленькая группа право поставить на карту жизнь сотен тысяч своих людей, а тем самым судьбы тридцати миллиардов граждан Пятидесяти Солнц? По-моему, нет. Мне здесь выходить. Счастливо.

Он встал, не оглядываясь, спустился на тротуар и двинулся к стальной ограде, за которой находилась одна из небольших баз, которые военные силы Пятидесяти Солнц содержали на планете Лант. Охранник нахмурился, просматривая его документы, потом сухо сказал:

— Капитан, мне приказано доставить вас в здание Конгресса, на собрание местного самоуправления и военного командования. Вы пойдете без сопротивления?

Мелтби даже глазом не моргнул:

— Конечно.

Через минуту они летели к городу. Однако ловушка еще не захлопнулась: в любую минуту он мог сконцентрировать оба своих разума и подчинить себе охранника, а затем и пилота. Но он решил не делать этого. Ему пришло в голову, что правительственная конференция не угрожает непосредственно капитану Питеру Мелтби. Более того, капитан мог надеяться узнать что-нибудь полезное для себя.

Небольшой катер приземлился во дворе между двумя заросшими плющом зданиями. Через дверь и широкий, ярко освещенный коридор, Мелтби ввели в комнату. Здесь был большой стол, вокруг которого толпилось около двадцати мужчин. Видимо, о его прибытии сообщили, потому что в комнате было тихо. Одним взглядом он окинул обращенные к нему лица. Два из них он прекрасно знал. Их владельцы носили мундиры высших офицеров флота. Оба кивнули ему, и он подтвердил знакомство двумя кивками.

Ни с кем больше, даже с четырьмя остальными военными, он прежде не встречался. Легко было отличить делиан от неделиан. Первые были высоки, красивы, сильны, вторые даже между собой сильно различались. Поднялся приземистый неделианин, сидевший в противоположном конце стола. По фотографиям в газетах Мелтби узнал Эндрю Крейга, министра местного правительства.

— Господа, — начал Крейг, — будем откровенны с капитаном Мелтби. Капитан, — обратился он к нему, — мы много говорили об угрозе со стороны так называемого земного военного корабля. Командующая им женщина передала недавно сообщение, которое, вероятно, дошло и до вас.

Мелтби кивнул:

— Дошло.

— Это хорошо. Вот как выглядит ситуация. Невзирая на предлагаемые выгоды, мы решили не открывать своего положения этому пришельцу. Кое-кто считает, что раз уж Земля добралась до Большого Магелланова Облака, то найдет нас рано или поздно. Но это может произойти и через несколько тысяч лет. Наша позиция такова: держаться вместе и контакта не устанавливать. В следующем десятилетии — увы, это займет столько времени — мы сможем послать экспедицию к главной галактике и увидеть, что там на самом деле происходит. Потом мы подумаем над окончательным решением. По-моему, это разумный выход.

Он замолчал и выжидательно посмотрел на Мелтби. Видно было, что он обеспокоен.

— Очень разумный, — ровным голосом ответил Мелтби. Кое-кто из присутствующих облегченно вздохнул.

— Однако, — продолжал он, — почему вы думаете, что никто не укажет пришельцам с Земли нашего положения? Некоторые люди, даже некоторые планеты, могут усмотреть в этом выгоду для себя.

— Мы прекрасно понимаем это, — ответил толстяк. — Именно поэтому вы и приглашены на нашу встречу.

Мелтби назвал бы это чем угодно, только не приглашением, но от комментария воздержался.

— Мы уже получили сообщения местных правительств Пятидесяти Солнц. Все единодушно решили оставаться в тени. Но мы понимаем, что наше единство будет только видимостью, пока мы не получим подобной гарантии со стороны гибридников.

Мелтби уже и сам догадался, к чему он стремится, и счел это симптомом кризиса в отношениях между гибридниками и остальным населением Пятидесяти Солнц. Он не сомневался, что это касается и его особы.

— Господа, — сказал он, — я догадываюсь, что вы предложите мне посредничество в переговорах с гибридниками. Но ведь я капитан вооруженных сил Пятидесяти Солнц, и всякий подобный контакт поставит меня в двусмысленное положение.

Вице-адмирал Дрехан, командующий военным кораблем «Атмион», на котором Мелтби исполнял обязанности заместителя астрогатора и главного метеоролога, с жаром сказал:

— Капитан, вы можете свободно принять любое предложение, не боясь, что мы недооцениваем трудности вашего положения.

— Я хотел бы, — произнес Мелтби, — чтобы это было записано, и прошу стенографировать продолжение разговора.

Крейг кивнул стенографистам:

— Прошу вас записывать.

— Итак, к делу, — сказал Мелтби.

— Как вы догадались, капитан, — начал Крейг, — мы хотим, чтобы вы передали наши предложения, — он глянул исподлобья, явно не решаясь произнести название поставленной вне закона расы, — Верховному Совету Гибридников. Полагаем, у вас есть возможность связаться с ними.

— Много лет назад, — согласился Мелтби, — я уведомил своего командира о визите ко мне эмиссаров гибридников и о том, что на каждой из планет Пятидесяти Солнц имеется их аппаратура для поддержания между собой связи. В то время было решено не нарушать эту связь, поскольку тогда они наглухо ушли бы в подполье, и меня не уведомили бы о месте их новой локализации. В действительности, решение сообщить вооруженным силам Пятидесяти Солнц о существовании такой сети было принято голосованием гибридников.

Нетрудно было догадаться, что Мелтби начнут подозревать в связях с сородичами, поэтому ему приказали самому признаться в этом. Пятьдесят Солнц не стали бы мешать гибридникам, разве что в исключительной ситуации. План был хорошо продуман, но именно сейчас ситуация становилась исключительной.

— Откровенно говоря, — продолжал толстяк, — мы уверены, что гибридники сочтут нынешнее положение весьма благоприятным для себя.

Он имел в виду политический шантаж, а то, что не сказал об этом прямо, было весьма тактично с его стороны.

— Я уполномочен, — сказал он, — предложить вам ограниченные гражданские права; право доступа на некоторые планеты, право поселения в городах — причем каждые десять лет мы будем совместно возвращаться к этому вопросу и, в зависимости от политики гибридников в истекшем десятилетии, они могут рассчитывать на дальнейшие привилегии.

Он замолчал, и Мелтби заметил, что все напряженно смотрят на него.

— Что вы об этом думаете? — прервал тишину делианин.

Мелтби вздохнул. До появления земного корабля предложение было бы выгодным. Налицо был классический пример уступок под давлением в момент, когда контроль над ситуацией ускользает из рук. Он сказал это неагрессивно, внешне даже бесстрастно, а говоря, мысленно взвешивал условия. Похоже, предложение было честным. Зная самолюбие гибридников, он готов был признать, что большие уступки были бы опасны и для них, и для их мирно настроенных соседей. Принимая во внимание недавние события, ограничения и испытательные сроки были необходимым злом. Спокойно высказав свое мнение, он закончил:

— Нужно просто подождать и посмотреть, что произойдет.

После его выступления воцарилась тишина. Наконец неделианин с грубыми чертами лица резко сказал:

— А по-моему, мы только теряем время на эту трусливую игру. Хотя Пятьдесят Солнц долгое время жили в мире, у нас по-прежнему есть под рукой более ста боевых кораблей, не считая более мелких единиц. Где-то далеко в пространстве находится один военный корабль землян. Пошлем флот, пусть уничтожит его! Этим мы ликвидируем всех землян, знающих о нас. Пройдет еще тысяча лет, прежде чем они снова нас обнаружат.

— Мы уже говорили об этом, — промолвил вице-адмирал Дрехан. — Это неразумно по очень простой причине: земляне могут иметь неизвестное нам оружие и победить. Мы не можем рисковать.

— Мне наплевать, какое оружие имеет один корабль, — ответил тот же мужчина. — Если флот выполнит свой долг, мы разделаемся со всеми проблемами одним решительным поступком.

— Это крайнее средство, — заметил Крейг и вновь обратился к Мелтби. — Вы можете сказать гибридникам, если они не примут наше предложение, что у нас большой флот. Иными словами, если они решат нас выдать, пусть знают, что ничего этим не выиграют. Можете идти, капитан.

2


На командном мостике земного военного корабля «Звездный Рой» его командир Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров сидела за столом, глядя в пространство и обдумывая положение. Перед ней был многоплановый иллюминатор, настроенный на полную резкость. За ним тут и там сверкали звезды. При нулевом увеличении их мигало всего несколько. С левой стороны виднелось пятно центральной галактики, в которой Земля была только одной из планет одной из систем, песчинкой в космической пустыне. В своей задумчивости Глория почти не замечала этого. Изменяющиеся фрагменты фантастического зрелища уже много лет были фоном ее жизни. Улыбнувшись принятому решению, она нажала кнопку. На экране появилось лицо мужчины, и первый капитан сразу заговорила о деле:

— До меня дошли слухи, капитан, что наше решение найти цивилизации Пятидесяти Солнц в Большом Магеллановом Облаке принято с неудовольствием.

Капитан смутился и осторожно ответил:

— Леди, я действительно слышал, что ваше решение начать поиски воспринято без энтузиазма.

Она заметила, что он изменил формулировку и вместо «наше» сказал «ваше решение».

— Разумеется, я не могу говорить от имени всех членов экипажа, ведь их тридцать тысяч.

— Разумеется, — согласилась она. В голосе ее звучала ирония, но офицер сделал вид, что не заметил этого.

— Леди, было бы хорошо провести общее голосование.

— Ерунда. Все проголосуют за возвращение домой. Десять лет в пространстве превратили их в нытиков. Куриные мозги и никаких целей впереди! Капитан, — голос ее был мягок, но глаза блестели, — в твоем тоне и поведении я чувствую некую солидарность с этим… этим стадным инстинктом. Старейший принцип космических полетов гласит: «Кто-нибудь должен сохранить твердость духа, чтобы идти дальше». Офицеров подбирают очень старательно, и они не могут поддаться слепому стремлению домой. Известно также, что люди, которые ему поддаются и возвращаются в свои дома, недолго остаются там и вскоре вновь вербуются в очередную экспедицию. Мы слишком далеко от нашей галактики, чтобы позволить себе роскошь отсутствия дисциплины.

— Я знаю эти аргументы, — спокойно сказал офицер.

— Приятно слышать, — язвительно ответила первый капитан и этим закончила разговор. Затем она вызвала Астрогацию. Ответил молодой офицер. С ним она не вела дискуссии.

— Я хочу иметь орбиты, которые проведут нас через Большое Магелланово Облако за возможно более короткое время. По дороге мы должны приблизиться к каждой звезде в этой системе на расстояние пятисот световых лет.

Мальчишеское лицо офицера побледнело.

— Леди, — выдавил он, — это самый необычный приказ, который мы когда-либо получали. Это звездное скопление имеет в поперечнике шесть тысяч световых лет. Какую скорость вы имели в виду, учитывая, что мы понятия не имеем о локализации штормов в этом районе?

Реакция юноши привела ее в замешательство. На долю секунды она потеряла уверенность в себе. За это мгновение перед ней промелькнула картина огромного пространства, которое они должны пересечь.

— Полагаю, — сказала она, — что районы штормов занимают в этом скоплении примерно один световой год на, тридцать минут. Пусть ваш начальник сообщит мне, когда орбиты будут готовы, — сухо закончила она.

— Слушаюсь, — ответил молодой человек. Голос его ничего не выражал.

Она вновь села, коснулась переключателя, превратив иллюминатор в зеркало, и принялась разглядывать свое отражение: худощавую красивую тридцатипятилетнюю женщину. Отражение улыбалось — она была довольна своими решениями. Это разнесется по кораблю, и люди начнут понимать, к чему она стремится. Сначала их охватит отчаяние, потом они смирятся с судьбой. Сомнений она не испытывала. То, что она сделала, объяснялось уверенностью, что правительство Пятидесяти Солнц не выдаст положения ни одной из своих планет. Чувствуя тяжесть принятого решения, она в одиночестве села обедать. Борьба за судьбу корабля была неизбежна, и первый капитан понимала, что должна быть готовой ко всему. Трижды с ней пробовали связаться, но она игнорировала это. Автоматический сигнал «занята» значил: «Я здесь. Не мешать, если нет ничего срочного». Каждый раз звонок вскоре стихал.

После обеда она легла, чтобы немного вздремнуть и подумать. Однако вскоре встала, подошла к трансмиттеру, настроила аппарат и вошла в Центр Психологии в полумиле от спальни. Лейтенант Неслор, главный психолог, вышла из соседней комнаты и сердечно приветствовала ее. Первый капитан вкратце познакомила ее со всеми своими заботами. Подруга кивнула головой.

— Я так и думала. Подожди немного. Я передам пациента ассистенту, и мы поговорим.

Когда она вернулась, леди Лаурр с интересом спросила:

— Много у тебя пациентов?

Серые глаза подруги внимательно изучали ее.

— Мой персонал проводит восемьсот часов процедур еженедельно.

— На вашем оборудовании это просто невероятно.

Лейтенант Неслор подтвердила:

— В последние годы число пациентов растет.

Леди Глория пожала плечами и уже хотела сменить тему, как что-то ее заинтересовало.

— Что их мучает? — спросила она. — Ностальгия?

— Пожалуй, это можно назвать так, хотя у нас есть несколько специальных терминов. — Она повысила голос. — Слушай, Глория, не суди их слишком строго. У людей, работа которых не отличается разнообразием, нелегкая жизнь. Несмотря на то, что корабль велик, с каждым годом его устройства все меньше удовлетворяют экипаж.

Благородная Глория Сесилия открыла было рот, чтобы сказать, что ее работа тоже не отличается разнообразием, но вовремя поняла, что это прозвучит фальшиво, даже снисходительно.

— Не понимаю. На борту у нас есть все. Равное число мужчин и женщин, работы в достатке, продуктов тоже, а уж развлечений хватит не на одну жизнь. Прогулки под ветвями живых деревьев по берегам никогда не пересыхающих ручьев. Можно жениться и развестись, хотя, конечно, о детях говорить не приходится. Полно кавалеров и веселых девиц. У каждого своя комната, и все знают, что деньги поступают на их счета, и после экспедиции их ждет спокойная старость. — Она нахмурилась. — И потом, открытие цивилизации Пятидесяти Солнц должно оживить путешествие.

Лейтенант Неслор улыбнулась.

— Глория, дорогая, ты говоришь, как ребенок. Это хорошо для тебя и меня, учитывая наши занятия. Лично я не могу дождаться, когда увижу, как думают и действуют эти люди. Я изучила историческую литературу о делианских и неделианских роботах и вижу здесь неограниченные возможности — для себя, но не для человека, ежедневно готовящего мне обед.

Лицо первого капитана приобрело прежнюю решительность.

— Боюсь, что твоему повару придется с этим смириться. А теперь к делу. У меня двойная проблема: удержать контроль над кораблем и найти Пятьдесят Солнц. Именно в такой последовательности.

Разговор их продолжался еще довольно долго. Наконец леди Лаурр вернулась в слои апартаменты, уверенная, что ее решение обеих проблем имеет психологическое оправдание.

Неделя перемирия прошла без неожиданностей. Сразу после истечения ее последней минуты она созвала совещание капитанов отделов своего огромного корабля. Уже первые ее слова задели офицеров за живое. Этого и следовало ожидать.

— Леди и джентльмены, я полагаю, что мы должны остаться, пока не найдем эту цивилизацию, даже если нам предстоит провести здесь еще десять лет.

Капитаны переглянулись и беспокойно зашевелились. Их было тридцать, из них четыре женщины.

Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров продолжала:

— Нам нужно подумать о долгосрочной стратегии. У кого есть предложения?

— Я не согласен начинать поиски, — сказал капитан Уэллес, шеф летного персонала.

Глаза первого капитана сузились. По выражению лиц остальных она догадалась, что Уэллес выражает мнение большинства, но заговорила так же бесстрастно, как и он:

— Капитан, есть способы лишения власти командующего кораблем офицера. Почему бы не использовать один из них?

Капитан Уэллес побледнел.

— Отлично, леди, — ответил он. — Я апеллирую к параграфу 492.

Ее потрясло такое быстрое принятие вызова. Она знала этот параграф, поскольку он ограничивал ее власть. Теоретически никто не знал всех указаний, описывающих мельчайшие вопросы, связанные с командованием, но она знала, что каждый ориентируется в указаниях, касающихся его самого. Когда в игру входили собственные права, каждый становился космическим юристом, не исключая и ее самой. С побледневшим лицом она слушала голос капитана Уэллеса:

— Ограничение… в обстоятельствах, оправдывающих собравшихся на совещание капитанов… большинство… две трети… первичная цель экспедиции…

На этом совещании данные обвинения выдвигались против нее впервые. «Звездный Рой» был отправлен в картографическую экспедицию, и задание было выполнено. Настаивая на изменении цели путешествия, она оказалась в поле действия этого параграфа. Подождав, пока Уэллес отложит книгу, она спросила:

— Будем голосовать?

Результат был 21:5 против нее. Четверо офицеров воздержались. Капитан Дороти Стардевант, руководящая женским обслуживающим персоналом, сказала:

— Глория, это должно было так кончиться у всех были дома. Пусть кто-нибудь другой ищет.

Первый капитан постучала карандашом жест нетерпеливый, но заговорила она спокойно:

— Параграф 492 позволяет мне действовать по усмотрению от пяти до десяти процентов времени, не более шести месяцев. Поэтому я решила: мы пробудем в Магеллановом Облаке еще шесть месяцев, используя все пути и средства локализации планет Пятидесяти Солнц.

И она начала излагать их.

3

Когда раздался сигнал тревоги: «Все по местам!», Мелтби сидел в своей кабине на борту военного корабля Пятидесяти Солнц «Атмион» и читал. Сирены молчали, значит, тревога не была боевой. Он отложил книгу и, торопливо накинув плащ, исправился на навигационную палубу. Несколько офицеров и шеф астрогации уже были на месте. Они холодно кивнули ему. Сев за стол, он вынул из кармана свои орудия труда — линейку с радиоприставкой, которая обеспечивала связь с ближайшим электронным мозгом, в данном случае, мозгом «Атмиона».

Он раскладывал карандаши и бумагу, когда весь корабль вздрогнул. Одновременно ожил громкоговоритель. Адмирал Дрехан произнес:

— Сообщение только для офицеров. Как известно, немногим более недели назад земной военный корабль «Звездный Рой» передал нам ультиматум, время которого истекло пять часов назад. Все местные власти Пятидесяти Солнц утверждают, что до сих пор не получали новых сообщений. На самом же деле три часа назад пришел второй ультиматум, содержащий неожиданную угрозу. Нам кажется, что обнародование характера этой угрозы могло бы вызвать панику. Передаем для вашего сведения содержание нового ультиматума.

После короткой паузы они услышали решительный мужской голос:

— Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров, первый капитан военного корабля «Звездный Рой» вторично обращается к гражданам Пятидесяти Солнц.

Снова пауза, после которой вместо первого капитана Лаурр заговорил адмирал Дрехан:

— Меня попросили обратить ваше внимание на этот перечень титулов. Не подлежит сомнению, что враждебным кораблем руководит женщина. Разумеется, это очень демократично… что женщина командует кораблем. Это указывает на равноправие полов. Вопрос только, как она получила такую должность. Благодаря воинскому званию? Кроме того, сам факт существования общественной иерархии косвенным образом свидетельствует о тоталитарном характере системы власти в главной галактике.

Мелтби не мог с ним согласиться. Титулы выражают только то, что они значат в данной ситуации. В достопамятные периоды абсолютизма некоторые деспоты Пятидесяти Солнц называли себя «первыми слугами». Были «президенты», от прихоти которых зависела жизнь или смерть граждан, «министры», имевшие абсолютную власть, целая плеяда субъектов, официальный титул которых скрывал жестокую действительность и давал обладателю эмоциональное удовлетворение. Эти мысли Мелтби прервал голос леди Лаурр.

— Мы, — сказала Благородная Глория Сесилия, — представители земной цивилизации, с сожалением констатируем упорство правительства Пятидесяти Солнц. Мы со всей ответственностью заявляем, что вас ввели в заблуждение. Расширение земной власти на Большое Магелланово Облако принесет благополучие сообществам всех планет. Земле есть что предложить. Она гарантирует личностям легализацию основных привилегий, а сообществам основные свободы и выборность своих правительств. Земля не потерпит существования отдельного независимого государства в любом районе вселенной. Такая суверенная военная мощь могла бы ударить в сердце контролируемой человеческой расой галактики и бомбардировать ее густонаселенные планеты. Такое случалось. Вы можете догадаться, как кончили правительства, ответственные за подобные действия. От нас вам не уйти. Если нашему кораблю случайно удастся обнаружить вас сейчас, через пару лет сюда явятся десять тысяч кораблей. Мы никогда не откладываем подобных дел на потом. С нашей точки зрения безопасней уничтожить всю цивилизацию, чем допустить, чтобы она существовала, как рак, в культуре, из которой выросла. Я уверена, что нам повезет. В эту минуту мой военный корабль «Звездный Рой» отправляется в рейс через Большое Магелланово Облако. Нам потребуется несколько лет, чтобы, следуя выбранным курсом, пролететь в пятистах световых годах от каждого солнца этого скопления. По дороге мы наугад бросим бомбы космического излучения на планеты большинства звезд во всех секторах пространства. Понимая, что не добьюсь этим ваших симпатий, я объяснила, почему мы решили действовать так безжалостно. Однако еще не поздно. В любой момент правительство любой планеты может проявить добрую волю, объявив по радио о своей готовности локализовать Пятьдесят Солнц. Планета, которая заговорит первой, станет столицей Пятидесяти Солнц. Первый человек или группа людей, давшие нам ключ к положению собственной или любой другой планеты, получит в награду миллиард платиновых долларов, действительных во всей центральной галактике, или, если таково будет их желание, эквивалент в родной валюте. Не бойтесь, мой корабль может защитить вас от всех вооруженных сил Пятидесяти Солнц. А сейчас, в доказательство, что мы не шутим, мой главный астрогатор передаст данные, которые позволят вам следить за нашим полетом через Облако. — Передача резко оборвалась, и вновь заговорил адмирал Дрехан.

— Через минуту я передам эти данные астрогации, поскольку мы собираемся следить за «Звездным Роем» и результатами его акции. Однако задумаемся на минуту над содержанием речи леди Лаурр. Ее поведение, тон и выражения наводят на мысль, что она руководит очень большим кораблем. Не подумайте, что мы делаем поспешные выводы, — быстро добавил он, нет, мы рассматриваем фрагменты ее ультиматума. Она утверждает, что «Звездный Рой» сбросит бомбы космического излучения на большинство планет Облака. Допустим, она имела в виду каждую сотую планету. Даже при таком раскладе это составит несколько миллионов бомб. А наши собственные военные заводы могут создать одну бомбу космического излучения только за четыре дня. Кроме того, такому заводу нужна как минимум квадратная миля полезной площади. Далее она заявила, что ее одинокий корабль может защитить предателей от вооруженных сил Пятидесяти Солнц. Мы сейчас имеем более ста боевых кораблей, более четырехсот крейсеров и тысячу меньших кораблей. Здесь уместно вспомнить первоначальное задание «Звездного Роя» в Большом Магеллановом Облаке. Как они сами признали, он отправился в картографическую экспедицию. Наши картографические корабли — это небольшие катера из демобила. Трудно поверить, что Земля предназначила один из своих крупнейших и мощнейших кораблей для такой заурядной цели. — Адмирал сделал паузу. — Прошу всех офицеров высказать свое отношение к вышеизложенному. Для большинства из вас это все. Астрогации и Метеорологии я передам параметры, сообщенные «Звездным Роем».

Более пяти часов длилась напряженная работа над переводом координат «Звездного Роя» в систему звездной картографии, принятой на Пятидесяти Солнцах. Только тогда было определено расстояние между земным кораблем и «Атмионом». Оно составляло тысячу четыреста световых лет. Впрочем, расстояние не имело значения. Они знали расположение всех штормов в Большом Магеллановом Облаке и с легкостью рассчитали орбиту для скорости в половину светового года в минуту.

Продолжительная работа утомила Мелтби. Кончив свое дело, он вернулся в кабину и заснул. Разбудил его сигнал тревоги, и он торопливо включил обзорный экран, соединенный с командованием. Экран засветился. Это означало, что офицерам разрешено следить за развитием событий. Максимальное увеличение экрана было сосредоточено на небольшой светлой точке. Точка двигалась, но аккомодационная система удерживала ее в центре экрана. Из динамика послышался голос:

— По расчетам «Звездный Рой» находится сейчас на расстоянии около одной трети светового года. — Мелтби усмехнулся, услышав такую неточную формулировку. Диктор имел в виду, что оба корабля находятся в пределах верхних полей взаимного резонанса, вторичного явления подпространственных радиоволн, чего-то вроде приглушенного эха нижнего резонанса с практически неограниченным радиусом действия. Нельзя было с уверенностью сказать, как далеко находится земной корабль, за исключением того, что он не далее, чем в одной трети светового года. В принципе он мог находиться всего в нескольких милях от них, хотя это и было маловероятно: у них были радары для обнаружения объектов на малых расстояниях. — Наша скорость уменьшилась до десяти световых дней в минуту, — информировал голос. — Поскольку мы следуем курсом, указанным земным кораблем, и не теряем противника из виду, можно предположить, что наши скорости равны. — Это утверждение также было неточно. Можно было приблизиться, но никак не сравняться скоростью с кораблем, мчащимся быстрее света. Ошибка станет заметна сразу после разделения полей верхнего резонанса обоих кораблей. Только он это подумал, как точка на экране замерцала и погасла. Мелтби ждал, но изображение больше не появилось. Диктор невесело сказал:

— Не беспокойтесь. Меня заверили, что это временная потеря контакта.

Прошел час, но ничто не изменилось. Время от времени Мелтби поглядывал на экран, вспоминая слова адмирала Дрехана о размерах «Звездного Роя». Он понимал, что командир просто честно перечислил факты. Нужно было учитывать множество возможностей, но казалось невероятным, чтобы корабль был настолько огромен. Значит, первый капитан Лаурр блефовала. Доказательством этого должно быть количество сброшенных земным кораблем бомб.

Шесть следующих дней «Атмион» входил в поле верхнего резонанса «Звездного Роя». Каждый раз контакт держали, пока было можно. После чего, проверив курс неприятельского корабля, изучали соседние планеты. Только на одной они наткнулись на следы уничтожения. Да и то, бомбу, наверное, плохо нацелили, и она ударила во внешнюю планету, слишком удаленную от своего солнца, чтобы можно было говорить о какой-либо жизни. Теперь на планете кипело пекло ядерной реакции, сжигающей скальную скорлупу и вгрызающейся в металлическое ядро. Зрелище это не испугало команду «Атмиона». Вероятность того, что одна бомба из ста попадает в населенную планету, была настолько близка к нулю, что цифрой после запятой можно было пренебречь. На шестой день экран в кабине Мелтби ожил, и на нем появилось лицо адмирала Дрехана.

— Капитан Мелтби, прошу явиться ко мне.

— Слушаюсь, сэр, — Мелтби не медлил ни секунды.

Несущий службу адъютант кивнул ему и пропустил в кабину Дрехана. Мелтби застал командующего за столом. Адмирал изучал радиограмму. Увидев капитана, он положил документ текстом вниз и указал Мелтби на кресло напротив себя.

— Капитан, каково ваше положение среди гибридников?

Вот они и подошли к сути дела. Страха у Мелтби не было. Он смотрел на адмирала, изобразив на лице беспокойство, и видел перед собой делианина в самом расцвете сил.

— Я сам точно не знаю, как они ко мне относятся, — сказал Мелтби. — Думаю, примерно как к предателю. Каждый раз, когда они обращаются ко мне, о чем я всегда докладываю начальству, я склоняю их к политике объединения и смирения.

— Что гибридники думают об этом деле? — спросил адмирал.

— Я могу только предполагать. Мои контакты слишком слабы.

— И все же, вы хоть что-то знаете?

— Насколько мне известно, — ответил Мелтби, — меньшинство считает, что Земля найдет Пятьдесят Солнц раньше или позже и, значит, говорят они, нужно пользоваться случаем. Большинству же надоела жизнь в подземельях, и они решительно за взаимодействие с Пятьюдесятью Солнцами.

— Какое большинство?

— Четыре к одному, — Мелтби солгал, не моргнув глазом. Зато Дрехан явно колебался.

— А может случиться, что меньшинство начнет действовать?

— Они хотели бы, но не могут. Так меня заверяли, — быстро сказал Мелтби.

— Почему?

— Среди них нет настоящих метеорологов.

Это тоже было ложью. Проблема выходила за пределы чьихлибо способностей и заключалась в том, что Хансон хотел прийти к власти легальным способом. Пока он верит, что это ему удастся, он не возьмет ее силой. Так донесла Мелтби его служба. На этой информации он и создавал тончайшую паутину правды и лжи.

Дрехан задумался над тем, что услышал, потом сказал:

— Последний ультиматум обеспокоил правительство тем, что создает идеальную возможность для гибридников. Одним ходом они могут получить то, за что сражались в прошлом поколении. Достаточно просто выдать нас. — К этому Мелтби ничего не мог добавить, кроме своей версии предыдущей лжи.

— По-моему, результат голосования достаточно точно характеризует настроения гибридников.

Наступила пауза, и Мелтби задумался, в чем истинная цель этого разговора. Не собирались же они поверить ему на слово. Дрехан откашлялся.

— Капитан, я много слышал о так называемом двойном разуме гибридников, но никто не мог сказать мне, в чем он заключается. Вы можете объяснить это?

— Собственно, это не имеет значения, — Мелтби спокойно солгал в третий раз. — Думаю, эта боязнь, рожденная во время войны, связана с ожесточением последних схваток. Вы знаете, как выглядит нормальный мозг: неисчислимые клетки, где каждая соединена с соседними. На этом уровне мозг гибридника ничем не отличается от вашего. Спускаясь же на уровень ниже, мы находим в каждой клетке гибридника цепочки длинных двойных молекул. Ваши не соединены в пары, его — соединены.

— Но что это дает?

— Делианскую сопротивляемость попыткам сломить волю и неделианские возможности творческого труда.

— Это все?

— Это все, что я знаю, сэр, — продолжал свою игру Мелтби.

— А что с парализующим гипнозом, которым они якобы обладают? Никто точно не знает, как он действует.

— Полагаю, — ответил Мелтби, — они использовали гипнотизирующие аппараты, но это уже совсем другое дело. Неизвестное часто вызывает страх.

Похоже было, что Дрехан принял решение. Он вручил радиограмму Мелтби.

— Это тебе, — сказал он. — Если это шифр, то мы не смогли его прочесть.

Действительно, это был шифр. Мелтби понял его с первого взгляда. Так вот в чем было дело. Сообщение гласило: «Капитану Питеру Мелтби, военный корабль „Атмион“. Совет гибридников благодарит за посредничество в переговорах с правительством Пятидесяти Солнц. Договоренность будет полностью соблюдена. Гибридники хотят получить обещанные привилегии». Подписи не было. Значит, подпространственные передатчики «Атмиона» послали подписанную его именем просьбу. Придется сделать вид, что он ничего не понял.

— Я вижу, что здесь нет подписи. Ее опустили сознательно? — сказал он, как будто это действительно его интересовало.

Адмирал Дрехан выглядел разочарованным.

— Ты думаешь так же, как и я.

На мгновенье Мелтби стало жаль адмирала. Ни один делианин никогда не смог бы разгадать шифра этой депеши. Прочесть ее можно было только имея два разума, привыкших сотрудничать. Обучение этому проводилось так рано, что Мелтби успел пройти его, прежде чем был схвачен двадцать лет назад. Суть сообщения заключалась в предупреждении, что меньшинство гибридников заявило о намерении установить контакт со «Звездным Роем» и уже неделю ведет кампанию для получения поддержки. Заявили они и о том, что привилегии получат лишь те, кто пойдет с ними.

Ему нужно было явиться туда — лично. Но как? Его зрачки слегка расширились, когда он понял, что есть только одно доступное транспортное средство — корабль. Мелтби понял, что должен это сделать.

Он напряг мышцы по делианскому способу. Мгновенно оба разума его стали достаточно сильны и почувствовали близость чужой воли. Он подождал, пока чувство это станет частью его существа, и подумал: пустота! Мгновенье он не допускал к своим разумам мыслей, потом поднялся. Адмирал Дрехан тоже встал, точно так же, теми же самыми движениями, как будто мозг Мелтби двигал его мышцами. Да так оно и было. Адмирал подошел к пульту управления и коснулся переключателя.

— Машинное отделение, — сказал он и отдал приказ, поставивший «Атмион» на курс, который должен был привести его к тайной столице гибридников.

4

Первый капитан Лаурр прочла решение о «снятии с должности», и ее охватила ярость. Долгое время она сидела, сжав кулаки, наконец соединилась с капитаном Уэллесом. Лицо офицера замерло при виде женщины.

— Капитан, — сказала она с обидой, — я как раз прочла этот ваш документ с двадцатью четырьмя подписями.

— Полагаю, он отвечает уставу? — сухо спросил он.

— О, да, в этом у меня нет сомнений, — она только на мгновение потеряла контроль над собой. — Капитан, откуда эта отчаянная решимость немедленно вернуться домой? Жизнь — это нечто большее, чем устав. Перед нами открываются великие перспективы, неужели вы этого не понимаете?

— Благородная леди, — последовал холодный ответ. — Я вас очень уважаю. У вас огромные способности к руководству, но в то же время склонность к навязыванию своей воли. Вас удивляет и обижает, если другие думают иначе. Вы так часто правы, что вообще не верите в возможность совершения ошибки. Именно поэтому на нашем корабле тридцать капитанов, служащих вам советом, и при необходимости они могут, согласно уставу, снять вас с должности. Поверьте, все мы вас любим, но знаем и свои обязанности перед экипажем.

— Но вы же неправы! Мы можем заставить эту цивилизацию открыться… Капитан, — сказала она после паузы, — не могли бы вы один — единственный раз стать на мою сторону?

Она обратилась к нему с личной просьбой и почти тут же пожалела об этом. Ее просьба разрядила напряжение, он вдруг начал смеяться, попытался сдержать себя, но все было напрасно.

— Простите, — выдавил он. — Простите, ради бога.

— Что тут смешного?

Он, наконец, справился с собой.

— Снова «один-единственный раз». Леди Лаурр, неужели вы не помните ни одной из своих предыдущих просьб?

— Может, это и случилось пару раз… — осторожно сказала она, пытаясь вспомнить.

— Я не считал, — сказал капитан Уэллес, — но ошибусь не намного, если скажу, что за время экспедиции вы обращались к нам приватно или как первый капитан раз сто, и всегда с просьбой поддержать какой-нибудь ваш замысел. Но в этот, один-единственный раз закон будет применен против вас. И вы чувствуете себя обиженной этим.

— Я не обижена, я… — она замолчала. — Вижу, этот разговор ни к чему не ведет. По какой-то причине вы решили, что шесть месяцев это вечность.

— Дело не во времени, а в цели. Вы слепо верите, что можно найти Пятьдесят Солнц, разбросанных среди ста миллионов других. Вероятность же этого один к двум миллионам. Если вы этого не видите, мы вынуждены снять вас с должности, невзирая на наше личное к вам отношение.

Первый капитан чувствовала, что теряет почву под ногами. Спор приобретал невыгодный для нее оборот. Нужно было более детально представить свои аргументы.

— Капитан, — медленно сказала она, — это не математическая проблема. Если бы мы надеялись только на этот шанс, ваша позиция была бы непоколебима. Но наша надежда — психология.

— Те из нас, кто подписал решение, сделали это не с легким сердцем. Мы рассматривали и психологический аспект дела, — невозмутимо ответил капитан Уэллес.

— На каком же основании пренебрегли им? От невежества? — слова прозвучали довольно резко, и капитан Лаурр заметила, что собеседник раздражен. Голос капитана Уэллеса зазвучал официально.

— Мы с беспокойством отметили у вас склонность прислушиваться только к мнению лейтенанта Неслор. Ваши беседы с ней всегда тайна. Мы никогда не знаем, о чем вы говорите, и можем судить об этом только по вашим поступкам.

Это замечание поразило ее.

— Признаться, никогда не думала об этом так. Я просто обращалась к главному психологу корабля, кстати, это предусмотрено уставом, — попыталась она защищаться. Капитан Уэллес не обратил на это внимания.

— Если мнение лейтенанта Неслор так ценно, она должна стать капитаном и иметь возможность предоставлять нам слово. — Он пожал плечами и прежде, чем она успела открыть рот, добавил: — Не говорите, что сделаете это немедленно. Даже если никто не будет против, для такого перевода нужен месяц, после чего новый капитан еще два месяца изучает процедуру на собраниях, не принимая участия в обсуждении.

— Вы не согласны на эти три месяца отсрочки? — мрачно спросила леди Лаурр.

— Нет.

— А если решить этот вопрос, минуя уставную процедуру?

— Только при срочной необходимости. Но это просто ваш каприз — поиски пропавшей цивилизации. Ее будет искать, и со временем найдет, специально отправленная экспедиция.

— Значит, вы настаиваете на своем решении?

— Да.

— Хорошо. Голосование через две недели. Если я проиграю и если ничего не случится, мы возвращаемся домой, — она махнула рукой, давая понять, что закончила разговор.

Отныне борьба должна вестись в двух плоскостях. Во-первых, это спор с капитаном Уэллесом и большинством в четыре пятых, во-вторых, попытки заставить жителей Пятидесяти Солнц выйти из укрытия.

Она вызвала связь. Отозвался капитан Герсон.

— Есть ли контакт со следящим за нами кораблем Пятидесяти Солнц?

— Нет. Я уже докладывал вам об уходе их корабля из поля наблюдения. До сих пор нам не удалось его заметить. Вероятно, они найдут нас завтра, когда мы сообщим наши координаты.

— Прошу известить меня об этом.

— Конечно.

Потом она соединилась с Арсеналом. Немедленно отозвался дежурный, но она терпеливо ждала, пока вызвали капитана, боевых секций.

— Сколько выпущено бомб? — спросила она.

— Всего семь.

— Все наугад?

— Это простейший способ. Вероятность защищает нас от попадания в планету, на которой может существовать жизнь.

Она согласилась, хотя по-прежнему была обеспокоена. Наконец заговорила, чувствуя потребность очередного объяснения ситуации.

— Разум мой с этим согласен, но сердце… — она замолчала.

Одна ошибка, капитан, и мы предстанем перед военным судом.

— Я знаю это, леди. Этот риск связан с моей должностью. — Он заколебался, но продолжал: — По-моему, мы прибегли к очень опасной угрозе, опасной для нас. Людей нельзя подвергать таким нажимам.

— За это отвечаю я, — коротко сказала она.

Закончив разговор, она принялась ходить взад-вперед по комнате. Две недели! Казалось невозможным, чтобы что-то произошло за это время. Через две недели, согласно ее плану, только-только начнется психологическое давление на делиан и неделиан. Мысль об этом напомнила ей кое-что. Быстро подойдя к трансмиттеру материи, она настроила его и через мгновенье оказалась в главной библиотеке, в личном кабинете ее заведующей, которая сидела за столом.

— Джейн, у вас есть материалы о делианских волнениях в… — начала она безо всякого вступления.

Библиотекарша вздрогнула и привстала в кресле, но тут же плюхнулась обратно.

— Глория, моя смерть будет на твоей совести. Можно ведь сказать хотя бы «привет».

Первый капитан почувствовала раскаяние.

— Прости. Меня захватила одна мысль. Но есть ли…

— Да, есть. Если подождешь минут десять, получишь все материалы. Ты уже ужинала?

— Ужинала? Нет. Конечно, нет.

— Мне нравится, как ты это говоришь, а зная тебя, я точно знаю, что это значит. Что ж, пошли со мной, разумеется, на ужин. И не будет разговора ни о каких делианах, пока мы не закончим есть.

— Это невозможно, Джейн. Нельзя терять ни минуты времени…

Библиотекарша встала из-за стола, обошла его и крепко взяла леди Лаурр за руку.

— Ах, нельзя терять… Тогда запомни: ты не получишь от меня никакой информации, пока не съешь ужин. И можешь ссылаться на свои законы и уставы, меня это не волнует. А теперь пошли.

Капитан Лаурр еще поспорила, но вскоре сдалась. Открыть людям глаза было выше ее сил. Вздохнув, она расслабилась.

— Спасибо тебе, Джейн. Я просто мечтаю о бокале вина, утомленно сказала она. Пожалуй, можно расслабиться на часок, но действительность никуда не исчезнет. Она должна найти Пятьдесят Солнц теперь уже по причине, которая постепенно созревала в ее мозгу со всеми последствиями.

После ужина они разговорились о цивилизации Пятидесяти Солнц. Исторический экскурс оказался очень прост и ясен. Пятнадцать тысяч лет назад Джозеф М.Делл изобрел первый вариант трансмиттера материи. Устройство требовало синтеза некоторых видов тканей, особенно внутренних желез, исследовать которые было трудно. Поскольку человек мог войти с одной стороны, а через секунду выйти в тысяче миль оттуда, не сразу заметили исключительно тонкие изменения, происходящие с людьми, пользовавшимися методом телепортации. Нельзя сказать, чтобы они теряли что-то, хотя поздние делиане всегда имели меньше творческих способностей. В некоторых отношениях они даже кое-что приобрели. Делианин легче переносил нервные стрессы, его физическая сила превышала самые фантастические мечты человека. Он мог увеличить ее до сверхъестественных пределов, используя странный процесс усиления внутренних напряжений мышц. Испуганные люди назвали их роботами. Ненависть людей к ним настолько возросла, что был период, когда на улицах безумствовали толпы, убивая делиан. Сторонники их среди людей убедили правительство позволить им эмигрировать, и до последнего времени никто не знал, куда они бежали.

Выслушав рассказ до конца. Благородная Глория Сесилия сидела, погруженная в свои мысли.

— Ты немногим помогла мне, — сказала она, как будто рассуждая сама с собой. За исключением нескольких мелких деталей, все это она знала. Собеседница внимательно смотрела на нее.

— Глория, ты что-то задумала. Ты всегда так выглядишь, когда у тебя есть какой-то план.

Тут она попала в десятку. Первый капитан поняла, что было бы опасно раскрывать свои замыслы. Люди, пробующие подогнать факты к своей теории, не заслуживают звания ученых. Часто она сама с неприязнью относилась к офицерам, выражавшимся неконкретно.

— Просто я собираю всю доступную нам информацию. Когда где-то за пределами мира в течение ста пятидесяти веков существует какая-то мутация, нужно учитывать все возможности. Мы не можем ничего упустить.

Библиотекарша кивнула. Наблюдая за ней, леди Лаурр решила, что объяснение удовлетворило ее, а мгновенная вспышка интуиции прошла бесследно. Она встала. Продолжать рисковать было неразумно. В другой раз все могло пойти гораздо хуже. Попрощавшись, она вернулась к себе и, подумав, решила поговорить с Центром Биологии.

— Доктор, — начала она, — недавно я передала вам информацию о делианах и неделианах с Пятидесяти Солнц. Как вы считаете, от смешанных браков могли рождаться дети?

Биолог был флегматичным человеком и каждое слово произносил медленно, с благоговением.

— История говорит — нет.

— А что скажете вы?

— Я считаю, что это вполне могло быть.

— Это я и хотела узнать, — торжествующе сказала первый капитан.

Возбуждение полученным ответом улеглось гораздо позднее, когда она ложилась спать. Лежа в темноте, она всматривалась в пространство. Великая ночь вокруг чуть изменилась. Светящиеся точки группировались иначе, и без увеличения она не могла бы утверждать, что действительно находится в Большом Магеллановом Облаке. Одиночных звезд было не более сотни. В некоторых местах затуманенный свет указывал на присутствие сотен тысяч, может быть, миллионов звезд. Машинально она потянулась к регулятору увеличения и повернула его до отказа. Теперь на нее смотрели миллиарды звезд. Она видела близкие огни неисчислимых звезд Облака и беспредельность спирального завитка главной галактики, усеянной теперь огоньками, которые невозможно было сосчитать. А ведь все, что она могла охватить взглядом, было лишь точкой во вселенной. Откуда это взялось? Десятки тысяч поколений людей жили и умирали, а ответа так и не предвиделось. Переключив увеличение на ноль, она вновь вернула вселенную в рамки своего разума. Широко открыв глаза, она думала: допустим, возник гибрид делианина с неделианином. Какие это может иметь последствия для меня? Представить это было трудно.

Спала она беспокойно.

Утром за скромным завтраком она осознала, что осталось всего тринадцать дней. Это буквально потрясло ее. Вставая от стола, она думала о том, что живет в мире мечтаний. Если она не будет действовать решительно, предприятие, в которое она втянула свой большой корабль, вскоре развалится. На командном мостике она вызвала Связь.

— Капитан, — сказала она офицеру, ответившему на вызов, находится ли корабль Пятидесяти Солнц в пределах поля верхнего резонанса нашего корабля?

— Нет, леди.

Это была неприятность. Сейчас, когда она приняла решение, ее раздражала каждая неувязка.

— Как только заметите его, доложите руководству боевых секций.

— Слушаюсь.

Теперь настала очередь Арсенала. Офицер, мужчина с гордым лицом, проглотил слюну, когда она объяснила ему, чего хочет.

— Но ведь это выдаст наше самое грозное оружие, — запротестовал он. — Предположим…

— Мы ничего не будем предполагать! — в бешенстве воскликнула она. — В этой ситуации нам нечего терять. Нам не удалось выманить флот Пятидесяти Солнц, поэтому я приказываю схватить этот корабль. Вероятно, все его навигаторы получат приказ совершить самоубийство. Но это мы предотвратим.

Офицер сморщил лоб, обдумывая ее слова, наконец кивнул.

— Опасность заключается в том, что кто-нибудь вне поля может обнаружить его и исследовать. Но если вы считаете, что стоит рискнуть…

Благородная Глория занялась другими делами, но в глубине сознания постоянно помнила об отданном приказе. Никаких новых сведений не было. Не в силах сдержать нетерпение, она вновь соединилась со Связью. Однако корабль Пятидесяти Солнц не появился. На четвертый день даже разговаривать с первым капитаном «Звездного Роя» было невозможно. Но и этот день не принес перемен.

5

— Планета под нами! — сказал адмирал Дрехан. Мелтби проснулся и мгновенно с кошачьей ловкостью вскочил на ноги. По его командам корабль снизился с высоты десяти тысяч миль до тысячи, а потом до ста миль от поверхности. Мелтби изучил район на экране. Затем, хотя он никогда не бывал здесь, память услужливо показала ему фотокарты, виденные очень давно. Теперь «Атмион» направлялся ко входу крупнейшего из туннелей, ведущих к тайной столице гибридников.

Для уверенности он в который уже раз проверил, не видят ли младшие офицеры на своих экранах того, что происходит (под его гипнозом находились четырнадцать высших по званиям и должностям офицеров), и смело направил корабль в туннель. Предводители поддерживающих его группировок были предупреждены о прибытии по радио и заверили, что все будет готово. Однако всегда есть вероятность неудачи.

Вокруг них сомкнулась темнота пещеры. Глядя в ночь перед кораблем, Мелтби положил пальцы на выключатели прожекторов. Внезапно где-то внизу, вдали, сверкнул огонь. Убедившись, что он не гаснет, Мелтби нажал выключатель. Тотчас вспыхнули прожектора, освещая пещеру от пола до потолка. Корабль двинулся вперед, все дальше уходя в глубь планеты. Прошел час, но конца пути не было видно. Туннель извивался то влево, то вправо, то вверх, то вниз. Несколько раз ему казалось, что они возвращаются той же дорогой. Он мог бы следить за курсом по курсографу, но еще до того, как «Атмион» приблизился к планете, его попросили не делать этого. Ему сказали, что никто среди живых не знает, где под оболочкой планеты находится столица. Остальные города гибридников были укрыты точно так же.

Прошло двенадцать часов. Дважды Мелтби передавал управление адмиралу, чтобы немного поспать. Сейчас корабль вел он, а Дрехан спокойно спал в углу на койке.

Тридцать часов! Утомленный непрерывным напряжением, он разбудил Дрехана, а сам лег. Однако едва он закрыл глаза, как тот доложил:

— Перед нами огни, капитан. — Мелтби бросился к приборам, и через пару минут восьмидесятитысячный город был под кораблем. Его предупредили, что никогда корабль такого размера не преодолевал лабиринта, поэтому он будет предметом интереса всех группировок. Включив обычное радио, он прошелся по волнам и услышал: «…итак, Питер Мелтби, наш наследный вождь, временно завладел военным кораблем „Атмион“, чтобы лично убедить тех, кто…» Мелтби выключил приемник. Людей извещали о его прибытии.

Осмотрев город в поисках дома Ханстона, он узнал здание по полученному описанию и остановил «Атмион» точно над ним. Потом сконцентрировал стену энергии на ближайшем перекрестке, и тут же расставил другие барьеры, пока полностью не отрезал весь район. Люди могли войти в него, понятия не имея о ловушке, но выхода уже не было. Невидимая снаружи, изнутри стена светилась красным цветом и прикосновение к ней грозило мощным электрическим ударом. Поскольку Ханстон жил в своей квартире, ускользнуть он не мог.

Мелтби не надеялся, что эта акция решит дело — борьба шла за политическую власть. Применение силы могло повлиять на ее ход, но решить все окончательно только оружием было невозможно. В этой пробе сил сам способ его прибытия давал его противникам мощный аргумент. Смотрите — наверняка скажут они — один гибридник сумел овладеть военным кораблем. Это ли не доказательство нашего превосходства?

Им, чье тщеславие подавлялось в течение четверти века, подобные аргументы ударяли в голову. На экране появились небольшие корабли, и он установил с ними связь. Это прибывали руководители поддерживающих его группировок. Вскоре он мог наблюдать, как послушный его воле адмирал лично сопровождает их к шлюзу. Через несколько минут он уже пожимал руки людям, которых видел впервые в жизни. Почти тут же началась дискуссия о стратегии и тактике. Кое-кто из новоприбывших считал, что Ханстона нужно ликвидировать, но большинство высказывались за его изоляцию. Мелтби выслушивал каждого, понимая, что видит перед собой лучших судей. Однако, с другой стороны, постоянный контакт с опасностью действовал на их нервную систему. Мелтби даже допускал, что он, следящий за событиями со стороны, может занять более объективную позицию. Тем временем с обеих сторон посыпались вопросы:

— Действительно ли Пятьдесят Солнц смогут укрыться от земного корабля?

— Не заметил ли ты признаков депрессии?

— Почему скрыли от людей второй ультиматум?

— Только ли один военный корабль следит за «Звездным Роем»?

— Какая цель в этом наступании врагу на пятки?

— В каком положении окажемся мы, если Пятьдесят Солнц вдруг установят контакт с этим кораблем?

Припертому к стене, ему потребовалось время, чтобы понять, что вопросы образуют логический круг и что за этим кроется недоразумение. Он поднял руку.

— Господа, вам явно не дает покоя вопрос, сможем ли мы появиться на сцене и использовать ситуацию, если другие изменят свои намерения. Дело здесь вообще не в этом. Наша позиция заключается в том, что мы будем твердо стоять за Пятьдесят Солнц, невзирая на их решение. Мы действуем как подразделение организации, а не ведем игру для получения выгод больших, чем нам предложены. Я знаю, что вы находитесь между молотом и наковальней, — закончил он уже не так сурово. — Поверьте, я высоко ценю ваше мнение, но мы должны сохранить единство. Использовать таким образом критическую ситуацию просто неэтично.

Мужчины переглянулись. Некоторые, особенно молодые, были недовольны, как будто проглотили горькую пилюлю. Однако в конце концов все согласились пока поддержать план Мелтби.

— Что делать с Ханстоном?

— Я хочу с ним поговорить, — коротко ответил Мелтби. Коллинз, старший из друзей отца Мелтби, несколько секунд изучал его лицо, затем вышел в радиорубку. Когда он вернулся, лицо его было бледно.

— Он отказывается прибыть сюда. Говорит, что если ты хочешь с ним увидеться, то должен спуститься к нему. Питер, это оскорбление.

Мелтби и глазом не моргнул.

— Скажи ему, что я сейчас у него буду, — он улыбнулся, видя их обеспокоенные лица. — Господа, этот человек сам идет к нам в руки. Передайте по радио, что перед лицом опасности я спущусь на землю во имя дружбы и солидарности. И пусть в сообщении чувствуется легкое беспокойство за мою безопасность. Только не переборщите. Разумеется, пока корабль контролирует положение, со мной ничего не случится. Однако, если через полтора часа я не вернусь, попробуйте со мной связаться. А потом, шаг за шагом, начиная с предупреждения, приближайтесь к открытию огня.

Вопреки внутреннему убеждению, его охватило ощущение странной пустоты и одиночества, когда его катер сел на крышу дома Ханстона. Ханстон был высоким мужчиной за тридцать, с иронической усмешкой на лице.

— Я хотел вырвать тебя из лап наших болтунов, цепляющихся за твою штанину, — спокойно сказал он. — «Оскорбление величия» не входило в мои планы. Я хочу с тобой поговорить и думаю, что сумею тебя убедить.

Он говорил живо, однако представлял устаревшие аргументы о принципиальном превосходстве гибридников. Говорил с глубоким убеждением, и под конец Мелтби пришел к выводу, что главной бедой этого человека было отсутствие информации о внешнем мире. Он слишком долго прожил в замкнутом кругу тайных городов гибридников, слишком много лет провел, думая и рассуждая без связи с действительностью. Несмотря на все остроумие, у Ханстона был провинциальный интеллект. Закончил он свой монолог вопросом:

— Ты веришь, что Пятьдесят Солнц могут укрыться от цивилизации Земли?

— Нет, — честно ответил Мелтби. — Я верю, что со временем они нас найдут.

— И все же выступаешь за молчание?

— Я выступаю за ясность ситуации и верю, что разумнее соблюдать осторожность перед контактом. Может, мы даже сможем скрываться лет сто или больше.

Ханстон молчал. На его красивое лицо наползла гримаса.

— Я вижу, — сказал он, — у нас разные взгляды.

— Возможно, наши планы на будущее совпадают, — с нажимом сказал Мелтби. — Может, это только различие методов при стремлении к одной цели.

Лицо Ханстона посветлело.

— Если бы я мог в это поверить, — он замолчал, глаза его сузились. — Я хотел бы услышать ваше мнение о будущей роли гибридников в цивилизации.

— Если им будет дан шанс и они воспользуются легальным способом, — спокойно ответил Мелтби, — то, несомненно, выйдут на передовые позиции. Не используя возможностей своего разума господствовать над другими, они подчинят себе сначала Пятьдесят Солнц, а затем центральную галактику. Но если когда-нибудь на своем пути к власти над вселенной они воспользуются силой, то будут уничтожены до последнего человека.

Глаза Ханстона сверкнули.

— И как долго, по-твоему, нужно этого ждать?

— Это может начаться при твоей и моей жизни, а потребует по крайней мере тысячи лет, в зависимости от того, как быстро делиане и люди будут соединяться между собой, ведь сейчас, о чем тебе, конечно, известно, потомство в таких браках запрещено…

Ханстон мрачно кивнул.

— Меня неверно информировали. Ты — один из нас.

— Нет! — решительно запротестовал Мелтби. — Не путай стратегию и тактику. В данном случае это разница между жизнью и смертью. Даже намек на то, что в будущем мы собираемся захватить власть, испугает людей, относящихся к нам сейчас благосклонно. Если мы выразим наше единство с ними, то это будет хорошим началом. Если же мы займем оппортунистическую позицию, тогда немногочисленная раса сверхлюдей, представителями которой мы оба являемся, рано или поздно будет уничтожена. Ханстон вскочил на ноги.

— Я согласен и пойду с тобой. Подождем еще немного.

Для Мелтби, который считался с возможностью применения силы, это была удивительная победа. Он верил, что Ханстон говорит правду, однако не собирался верить ему только на слово. Этот человек может изменить мнение, как только исчезнет угроза со стороны «Атмиона». Он открыто высказал это Ханстону и закончил:

— В данной ситуации я должен просить твоего согласия на шесть месяцев ареста вдали от твоих соплеменников. Это будет просто домашний арест. Ты даже можешь забрать жену. Если за это время Пятьдесят Солнц свяжутся с земным кораблем, ты будешь немедленно освобожден. Ты будешь скорее гостем, чем пленником. Даю тебе двадцать четыре часа на размышление.

По дороге к кораблю, который должен был доставить его на «Атмион», никто не пытался его задержать. Ханстон отдался в их руки под конец двадцатичетырехчасового срока. Он поставил только одно условие: детали его домашнего ареста должны быть объявлены по радио. Вот так получилось, что Пятьдесят Солнц могли пока не опасаться обнаружения, поскольку было ясно, что один корабль без их помощи не найдет ни одной планеты так хорошо замаскированной цивилизации.

За это Мелтби был спокоен. Однако оставалась проблема неизбежного обнаружения через пару лет, когда из главной галактики придут другие корабли. Неожиданно именно теперь, когда самая большая опасность миновала, он начал беспокоиться за будущее. Ведя боевой корабль Пятидесяти Солнц обратно, Мелтби обдумывал, что мог бы сделать он для обеспечения безопасности людей из Большого Магелланова Облака. Он пришел к выводу, что кто-то должен изучить размеры опасности, и содрогнулся при мысли о том, каким образом это возможно сделать. Однако вскоре он понял, что лишь он является тем человеком, которому это по силам. Он все еще думал, как сдать свой корабль, когда зазвучали сигналы тревоги.

— Леди Лаурр, чужой корабль в поле верхнего резонанса.

— Берите его!

6

Мелтби не знал точно, как это получилось. В первые мгновения атаки противника он подумал, как было бы хорошо, если бы их поймали. Потом, когда притягивающий луч ухватил «Атмион», было уже слишком поздно сигнализировать. Что-то происходило с Мелтби: он физически ощущал, будто его засасывает смерч, судороги чередовались с расслаблениями тела, как будто растягивалась материя, из которой он состоял. Что бы это ни было, все прекратилось, как только излучение зацепило военный корабль Пятидесяти Солнц и потащило его в пространство.

С бьющимся сердцем Мелтби следил за измерительными приборами, надеясь хоть приблизительно оценить размеры корабля противника. Прошли минуты, прежде чем он начал понимать, что это невозможно, ибо даже ближние звезды в беспредельной ночи выглядели как светлые точки.

Сомнения его получили подтверждение. «Атмион» был еще в нескольких световых минутах от своего победителя, когда острая, кошмарная боль пронзила мышцы Мелтби. Он еще успел подумать: «Парализующий луч», и свалился в судорогах на пол рубки.

Очнулся он с убеждением, что должен овладеть ситуацией, какова бы она ни была. Он догадывался, что у них есть способы заставить его говорить. Нужно было учесть даже возможность поражения его мощного двойного разума, если только они начнут подозревать, на что он способен. Расслабив мышцы век, он незаметно открыл глаза. В это же мгновение где-то рядом заговорил мужчина странным, но понятным языком:

— Отлично. Теперь через шлюз.

Мелтби открыл глаза, но успел узнать знакомое помещение «Атмиона». Видимо, шел процесс введения боевого корабля Пятидесяти Солнц внутрь вражеского. Факт, что он по-прежнему лежал там, где упал, в рубке, означал, что ни офицеры, ни экипаж «Атмиона» не были еще допрошены. Мелтби охватило возбуждение. Неужели все так просто? Неужели просто достаточно подчинить своей воле каждого человека, который окажется в пределах действия его двойного разума? Неужели это все возможно?

Да, это было возможно. Мелтби, как и всех остальных, вели коридорами, уходящими далеко вперед. Вооруженные члены экипажа земного корабля, мужчины и женщины, шли впереди и замыкали длинную колонну пленных. Так это выглядело внешне. Настоящими же пленниками были офицеры, командующие конвоем. В нужную минуту командир, крепкий молодой мужчина лет тридцати, спокойно приказал главной колонне идти дальше, а Мелтби и остальные офицеры астрогации и метеорологии свернули в боковой коридор к большому апартаменту с несколькими спальнями.

— Здесь вам будет хорошо, — уверенно сказал землянин. Мы принесем подходящие скафандры, и вы сможете ходить по кораблю, сколько вам будет угодно. Только не говорите много с нашими людьми. У вас здесь есть все типы диалектов, но ни один не похож на ваш. Мы не хотим, чтобы вас заметили, поэтому будьте осторожны!

Мелтби успокоился. Пришло время познакомиться с кораблем и порядками на нем. Теперь он не сомневался, что тот огромен и что на борту его больше людей, чем может контролировать один гибридник. Возможно, здесь были ловушки для любопытного пришельца, но при любом исследовании риск неизбежен. Как только он получит общее представление о корабле и его устройстве, он быстро сориентируется в незнакомой обстановке.

После ухода стражников он принял участие в посещении офицерами кухни. Как он и ожидал, здешние продукты немногим отличались от их собственных. Когда все досыта наелись, Мелтби с необыкновенной серьезностью познакомил их с ситуацией. Он прекрасно понимал, что вступает в опасную игру. Офицеры были умными людьми, и, если хоть один из них свяжет их пленение с борьбой жителей Пятидесяти Солнц против гибридников, его рапорт ужаснет командование больше, чем земной корабль.

С облегчением приветствовал он офицера, вернувшегося со скафандрами. Проблема контроля над разумом землянина в присутствии людей Пятидесяти Солнц была очень деликатной. Это требовало, чтобы сама «жертва» поверила в рациональные причины своего нелогичного поведения. Этот офицер земного корабля свято верил, что должен сделать все, чтобы заслужить себе благосклонность командиров захваченного корабля. Кроме того, ему казалось, что было бы глупо делиться этой информацией со своим командованием или разговаривать на эту тему с коллегами. В результате он был готов так проинструктировать своих людей, чтобы Мелтби и его товарищи могли ограниченно передвигаться по кораблю. Однако он не собирался сообщать им сведений о самом «Звездном Рое». В присутствии своих товарищей Мелтби поддерживал ограничения, но именно он отправился сопровождать офицера, когда тот удалился с сознанием исполненного долга. К огорчению Мелтби, человек этот не поддавался никакому влиянию, когда речь заходила о корабле. У него было желание помочь, но он был не в состоянии поделиться своими сведениями. Что-то удерживало его, какой-то внутренний запрет, возможно, тоже гипнотической природы. Наконец, стало ясно, что о некоторых вещах Мелтби придется посоветоваться со своими начальниками, которые имели свободу выбора. Младшие офицеры этой свободы не имели, а для анализа и ломки охранного барьера у Мелтби не было времени.

Он догадывался, что командование корабля заметило отсутствие астрогаторов и метеорологов с «Атмиона». Если бы он мог поговорить с женщиной, которая командует земным кораблем… Но это само по себе потребует других шагов. Может быть, бегства?

Хотя нельзя было терять времени, он потратил два часа на гипнотическую обработку некоторых офицеров с тем, чтобы по данному знаку они организовали их бегство. С целью получить добро ему каждый раз приходилось использовать настоящий или мнимый приказ высшего офицера. Из осторожности он объяснял, что «Атмион» будет освобожден для демонстрации дружелюбия относительно Пятидесяти Солнц, а затем доложил высшему по званию офицеру, что первый капитан хочет его видеть. Чем это могло закончиться, он имел самое туманное представление.

Лейтенант Неслор пришла на командный мостик и, сев на стул, вздохнула.

— Что-то здесь не так, — сказала она.

Первый капитан оторвалась от контрольного пульта и изучающе посмотрела на свою подругу. Когда молчание слишком затянулось, она раздраженно сказала:

— Наверняка некоторые люди с Пятидесяти Солнц знают, где находятся их планеты.

Психолог покачала головой.

— Мы не нашли на борту ни одного офицера астрогации. Остальные узники были удивлены этим не менее нас.

Первый капитан нахмурилась.

— Не понимаю, — медленно сказала она.

— Их пятеро, — продолжала лейтенант Неслор. — Всех видели за несколько минут до пленения «Атмиона». Теперь их нет.

Леди Лаурр среагировала мгновенно:

— Обыскать корабль! Объявить общую тревогу! — она замерла, полуобернувшись к контрольному пульту, и задумчиво посмотрела на психолога. — Вижу, ты не считаешь это лучшим способом.

— Мы уже имели дело с одним делианином, — последовал ответ.

Леди Глория вздрогнула. Воспоминание о Часовом Гиссер, схваченном на метеостанции, было еще живо.

— Что же делать? — спросила она.

— Ждать! У них должен быть план, независимо от того, каким способом они ускользнули от энергетических датчиков. Я хочу знать, что им нужно и что они ищут.

Первый капитан воздержалась от комментария.

— Разумеется, тебе нужна будет охрана, — сказала лейтенант Неслор. — Я беру это на себя. — Капитан Лаурр пожала плечами.

— Не могу представить, чтобы кто-то чужой мог надеяться попасть в мой апартамент. Если бы я когда-нибудь забыла систему, то даже не пыталась бы найти дорогу. — Она помолчала. Это все, что ты советуешь? Только ждать развития событий?

— Да.

Молодая женщина покачала головой.

— Мне этого мало, моя дорогая. Полагаю, мои прежние приказы введены в действие и требуют безусловного выполнения. — Она резко повернулась и контрольному пульту. Через мгновенье на экране появилось лицо.

— Капитан, — сказала Глория, — что делает в эту минуту ваша полиция?

— Патрулирует и охраняет, — последовал ответ.

— С каким результатом?

— Корабль полностью защищен от случайного взрыва. Все бомбы под наблюдением, дистанционные датчики следят за главным входом. Ничто не может застать нас врасплох.

— Отлично, — сказала первый капитан Лаурр, — продолжайте службу. — Она отключилась и зевнула. — Думаю, пора спать. Спокойной ночи, дорогая.

Лейтенант Неслор поднялась:

— Я уверена, что ты можешь спать спокойно.

Она вышла.

Еще с полчаса капитан диктовала распоряжения для разных секций, указывая время передачи для каждого. Затем разделась, легла в постель и тут же уснула.

Внезапно она проснулась с чувством странного беспокойства. Как обычно, кроме бледного света от контрольного пульта, мостик был погружен в темноту, но вскоре она с удивлением поняла: в комнате кто-то есть. Она лежала совершенно неподвижно, чувствуя растущее напряжение, и вспоминала слова лейтенанта Неслор. Казалось невозможным, чтобы кто-либо, не знакомый с этим чудовищно большим кораблем, нашел ее так быстро. Глаза, привыкнув к темноте, различили человеческую фигуру в двух футах от кровати. Пришелец явно ждал, когда она его обнаружит. Видимо, он понял, что она не спит, потому что сказал:

— Не зажигайте света. И ведите себя спокойно.

Голос был мягкий, но это только убедило ее, что пришелец необыкновенно опасен. Его приказ задержал ее в постели и даже напугал. Она подумала, что успеет умереть прежде, чем кто-либо придет на помощь. Она могла только надеяться, что лейтенант Неслор не спит и все видит.

— С вами ничего не случится, если сделаете так, как я сказал, — снова заговорил мужчина.

— Кто ты?

Мелтби не ответил. Найдя стул, он сел на него. Положение было не из лучших: слишком много механических устройств находилось на борту этого военного корабля, чтобы он мог чувствовать себя в безопасности. Его могли схватить и убить без предупреждения. Не было никакой гарантии, что сейчас за ним не наблюдают из какого-нибудь невидимого места, находящегося за пределами его контроля.

— С вами ничего не случится, — медленно начал он, — если вы сами не сделаете ничего явно враждебного. Я пришел сюда, надеясь услышать ответы на несколько вопросов. Чтобы вы успокоились, объясню, что я один из астрогаторов корабля Пятидесяти Солнц «Атмион». Не буду уточнять, как мы скрылись от вас, а разговариваю я с вами таким образом из-за вашей пропаганды. Вы были правы, полагая, что в народе Пятидесяти Солнц нет единства. Некоторые считают, что мы должны принять ваши условия. Другие боятся. Разумеется, этих боязливых большинство. Они и победили. Всегда кажется безопасней ждать и надеяться.

Он замолчал, мысленно анализируя свои слова, и, хотя мог сказать это мягче, слова содержали нужный смысл. Если люди с этого корабля вообще могут во что-либо поверить, так это в то, что он и ему подобные еще не решили, что им делать. Мелтби продолжал так же неторопливо:

— Я представляю группу, занимающую в этих событиях исключительное положение. Только астрогаторы и метеорологи с разных планет и кораблей могут указать вам положение обитаемых миров. Вероятно, десятки тысяч потенциальных предателей пожертвовали бы своими земляками для личной выгоды, но среди высококвалифицированного административного и военного персонала таких нет. Я уверен, вы прекрасно понимаете, что это значит.

По мере того, как Мелтби говорил, женщина постепенно расслаблялась. Его слова звучали разумно, его намерения выглядели странно, но вполне правдоподобно. То, что ее мучило, казалось мелочью в сравнении со всем происшедшим. Как он нашел дорогу к ее комнате? Каждый, менее ее знакомый с особенностями конструкции корабля, принял бы за факт присутствие гостя и этим ограничился. Но она знала цену вероятности, о которой шла речь. Как если бы он прибыл в чужой город, где жило тридцать тысяч человек, и прямо направился в квартиру человека, с которым хотел повидаться. Она едва заметно покачала головой, отбрасывая такую возможность, и стала ждать продолжения. В своей безопасности она была уверена и, кроме того, с каждой минутой все больше убеждалась в том, что лейтенант Неслор на посту. Может, она даже что-нибудь узнает.

— Мы должны кое-что знать, — говорил Мелтби. — Решение, которое нужно вам от нас, трудно принять, поэтому мы стараемся отсрочить его. Нам было бы гораздо легче, если бы вы вернулись в главную галактику и прислали сюда другой корабль когда-нибудь в будущем. Тогда у нас было бы время приготовиться к неизбежному, и никому не пришлось бы выдавать своих земляков.

Глория кивнула. Это она могла понять.

— Что ты хочешь знать? — спросила они.

— Как долго вы были в Большом Магеллановом Облаке?

— Десять лет.

— Как долго собираетесь здесь оставаться?

— На это я ответить не могу, — сказала первый капитан. Ее поразило, что слова эти правдивы, хотя бы в отношении ее. Голосование должно было состояться через два дня.

— Советую ответить на мой вопрос, — сказал Мелтби.

— А если не отвечу? — при этих словах рука ее, незаметно двигавшаяся к маленькому пульту на краю кровати, достигла цели. Она торжествующе нажала одну из кнопок и тут же расслабилась. Из темноты донесся голос Мелтби:

— Я решил позволить тебе это. Надеюсь, теперь ты почувствуешь себя в безопасности.

Его спокойствие удивляло ее, но он просто не знал, что она сделала. Глория холодно объяснила, что привела в действие комплекс регистрирующих датчиков. С этой минуты они будут следить за ним своими электронными глазами. Всякая попытка использовать энергетическое оружие столкнется с противодействием. Она тоже не могла использовать оружия, но решила не упоминать об этом.

— Я вовсе не собираюсь пользоваться оружием, — сказал Мелтби. — Но хотел бы, чтобы ты ответила на мои вопросы.

— Хорошо, — голос ее звучал спокойно, но в ней поднималась волна раздражения против лейтенанта Неспор. Чего она ждет, черт побери?

— Насколько велик ваш корабль? — спросил Мелтби.

— Длина его тысяча пятьсот футов, а экипаж состоит из трех тысяч человек.

— Это очень большой корабль, — цифры поразили Мелтби, и он задумался, насколько она преувеличила.

Первый капитан молчала. На самом деле корабль был в десять раз больше, однако роль играли не размеры корабля, а его вооружение. Она была почти уверена, что спрашивающий даже не догадывается, настолько велик наступательный я оборонный потенциал корабля, которым она командовала. Всего несколько высших офицеров имели представление о характере некоторых систем, которые она могла использовать. Офицеры эти должны сейчас находиться под непрерывным контролем дистанционных датчиков.

— Еще меня интересует, как мы были пойманы. Ты можешь объяснить это? — услышала она голос Мелтби.

Итак, наконец, он дошел до этого. Капитан Лаурр повысила голос:

— Лейтенант Неслор?

— Да, леди, — последовал немедленный ответ из темноты.

— Тебе не кажется, что комедия затянулась?.

— Действительно. Прикончить его?

— Нет. Теперь он ответит на некоторые вопросы.

И все же, спеша к трансмиттеру. Мелтби успел подчинить себе ее разум. За его спиной…

— Не стреляй! — крикнула Глория напряженным голосом. — Пропусти его!

Даже потом, анализируя свое поведение, она не сомневалась, что отдала этот приказ, чувствовала свой импульс, заставивший отдать его. Позднее она объясняла себе, что, поскольку пришелец не угрожал ее безопасности и был одним из таких нужных астрогаторов, уничтожение его было бы нерационально.

Мелтби спокойно покинул мостик и дал знак, который освободил «Атмион». Когда корабль Пятидесяти Солнц исчез вдали, офицеры земного корабля, согласно с последним приказом Мелтби, забыли о своем участии в его бегстве. С субъективной точки зрения этот побег был все, чего Мелтби достиг. Хотя само проникновение на вражеский корабль и уход с него были достаточно рискованным предприятием. Полученной информации было слишком мало, но он убедился, что они имеют дело с огромным кораблем. «Звездному Рою» нужно быть осторожным при встрече с флотом, но Мелтби не сомневался, что у противника есть оружие, позволяющее уничтожать по нескольку военных кораблей Пятидесяти Солнц одновременно. Более всего мучила его неизвестная еще реакция на этот инцидент со стороны офицеров экипажа «Атмиона» и вообще населения Пятидесяти Солнц. Для одного человека все это было слишком много.

События последовали не сразу. Мелтби прекрасно понимал, что адмирал Дрехан отправил рапорт правительству Пятидесяти Солнц. В следующие два дня ничего не произошло. На третий день они получили сообщение со «Звездного Роя» о резкой смене направления движения. Причина поворота была непонятна. На четвертый день на экране в каюте Мелтби появилось лицо адмирала Дрехана.

— Сообщение для всего экипажа, — сказал командир гробовым голосом. — Из главного штаба получено следующее извещение. — Он помолчал и прочел: — «Настоящим объявляется состояние войны между народами Пятидесяти Солнц и земным кораблем „Звездный Рой“. Флоту отдан приказ преградить ему дорогу и начать битву. Корабли, неспособные продолжать сражение, при угрозе попадания в руки врага должны уничтожить звездные карты, а все офицеры метеорологии и астрогации на их борту должны покончить жизнь самоубийством. Волей суверенного правительства Пятидесяти Солнц пришелец должен быть уничтожен».

Мелтби побледнел и с напряжением слушал, как Дрехан продолжает:

— Я получил конфиденциальные сведения, что правительство сделало выводы из того факта, что «Звездный Рой» освободил «Атмион», чтобы избежать нашего гнева. На основании этого командование решило, что земной корабль можно уничтожить решительной атакой. Если мы точно выполним приказ, то даже перехват отдельных кораблей не даст врагу превосходства. Я уже назначил штрафные отделения для всех офицеров метеорологии и астрогации, если воля их в критический момент будет сломлена. Прошу помнить об этом.

Капитан Питер Мелтби, главный метеоролог «Атмиона» и его младший астрогатор, почувствовал тяжесть в желудке, когда понял, что ловушка захлопнулась. Он установил политику совместных действий с обитателями Пятидесяти Солнц. Теперь отступить от нее по личным причинам было невозможно. Единственная надежда была на то, что «волки пространства», как часто называли военные корабли, все вместе быстро расправятся с одним кораблем Земли.

7


Глория проиграла голосование со счетом 9:10 и мрачно отдала приказ возвращаться домой. Позднее в тот же день со Связи поступил запрос:

— Мы по-прежнему сообщаем данные о своем курсе?

На это ее власть еще распространялась.

— Конечно, — коротко ответила она.

На следующий день сигнал тревоги вырвал ее из сна.

— Тысячи кораблей прямо по курсу! — доложил оперативный дежурный.

— Боевая скорость! Все по местам! — скомандовала она.

После выполнения этих приказов, когда скорость корабля упала до тысячи миль в секунду, она выступила на совещании капитанов.

— Итак, господа, — сказала она, не скрывая своего восторга, — получу ли я разрешение принять бой с флотом непокорного правительства, которое доказало, что способно на любые поступки против земной цивилизации?

— Глория, — заметила одна из женщин, — не мучай нас. Это один из моментов, когда ты права.

Единогласно приняли решение начать схватку. После голосования возник вопрос:

— Уничтожим их или возьмем в плен?

— Возьмем в плен.

— Всех?

— Всех.

Флот Пятидесяти Солнц и земной корабль находились друг от друга в сорока миллионах километров, — когда «Звездный Рой» поставил запирающее поле, охватившее значительную часть пространства. Оно образовывало собственную минивселенную с очень высокой степенью искривления. Корабли флота, мчащиеся вперед, возвращались на свои исходные позиции. Попытки вырваться из ловушки, набирая скорость больше скорости света, ни к чему не привели. Ракеты, выпущенные в центр этого поля, вернулись назад, и пришлось взорвать их в пространстве, чтобы они не поразили свои же корабли. Установить связь с планетами Пятидесяти Солнц было невозможно. Через четыре часа «Звездный Рой» привел в действие притягивающий луч. Один за другим корабли флота неумолимо приближались к гигантскому военному кораблю. Именно в этот момент офицерам метеорологии и астрогации были отданы суровые приказы.

На «Атмионе» Мелтби был одним из тех, кто побледнел, пожав руку адмиралу Дрехану, чтобы сразу после этого прижать к виску излучатель энергии. В последнюю секунду он заколебался. Он мог бы сейчас овладеть их разумом и спасти свою жизнь, но зло подумал, что это ни к чему не приведет. Открытие Пятидесяти Солнц неизбежно. Вопрос только в том, произойдет это раньше или позже, невзирая на то, как он поступит… Он подумал: «Именно такой шаг я и предлагал сделать гибридникам. Я должен быть с ними до конца в трудную минуту». Минута колебания кончилась, и он коснулся активатора оружия.

Когда технический персонал втянул на борт пойманные корабли, молодой женщине, первому капитану величайшего корабля, когда либо долетавшего до Большого Магелланова Облака, доложили о самоубийствах. Ее охватила жалость.

— Оживить их всех! — приказала она. — Никто не должен умереть.

— Некоторые из них сильно повреждены. Они воспользовались излучателями энергии.

Она нахмурилась. Это означало большие дополнительные затраты.

— Глупцы! — сказала она. — Они почти заслужили смерть. Используйте все возможные средства. Если будет нужно, пропустите все корабли через трансмиттеры материи.

Вечером она сидела за столом, принимая донесения. К ней привели нескольких воскрешенных астрогаторов, и она допросила их с помощью лейтенанта Неслор. Еще до отбоя замаскированная цивилизация была обнаружена.

8

Газ дрейфовал миллион лет. Отбросы десяти тысяч солнц, диффузионные испарения погасших взрывов, стихших адских огней и ярости ста миллионов обезумевших солнечных пятен, без формы, без цели. Но это было только начало… Газ выползал в большую темноту. Он содержал кальций, натрий, водород и большинство других элементов, а скорость дрейфа доходила до двадцати миль в секунду. Время шло, а силы гравитации не ослабевали ни на секунду. Наконец огромная масса разделилась. Крупные скопления газа приобрели видимость формы, двигаясь все дальше и дальше, пока не достигли места, где когда-то тысячи пылающих звезд «пересекли дорогу» главного потока межзвездной материи. Первый удар оживил огромные скопления. Облака негатонов, как кавалерия, врезались в массу позитронов чужой материи, напирающей с такой же стремительностью. Мгновенно легкие орбитальные позитроны и негатоны исчезли в яркой вспышке, превратившись в интенсивное излучение. Родился шторм. Ободранные ядра материи звезд несли теперь страшные неуравновешенные отрицательные заряды, отталкивающие электроны, но притягивающие атомные ядра межзвездной материи. Со своей стороны ядра этой материи притягивали дополнительные нуклоны. Результат движения зарядов был невообразимо страшен. Две противостоящие массы напирали и клубились в катаклизме взаимной реакции. Сначала они двигались в противоположных направлениях, затем все более становились объединенным кипящим смерчем. Неясное сначала, новое направление вскоре твердо обозначилось, после чего фронтом шириной в десять световых лет со скоростью немногим меньше скорости света шторм двинулся дальше. Он захватывал звезды и выплевывал их за собой, и только бомбардировка космическим излучением указывала на то, что они являются центром невидимого атомного опустошения. На четыреста девятнадцатый год своего существования шторм в долю секунды пересек орбиту Новой и разошелся не на шутку.

На трехмерной карте Центральной Метеорологической Секции Главного Штаба на планете Кайдер III шторм был закрашен оранжевым цветом, что означало величайший из более чем четырехсот штормов, буйствовавших в районе Большого Магелланова Облака, занятом Пятьюдесятью Солнцами. Он выглядел, как неправильное пятно, достигавшее широты 473, долготы 228, центр 190 парсек в специфическом масштабе Пятидесяти Солнц, деления которого не имели никакой связи с магнитным центром Облака. Сообщение о Новой не было еще нанесено на карту. Когда это произойдет, пятно приобретет агрессивный красный цвет.

Мелтби стоял среди группы политиков у открытого окна и смотрел на земной корабль. Он выглядел всего лишь серебристой тенью в глубине неба, но зрелище это притягивало пораженные взгляды всех мужчин. Мелтби же был спокоен. Забавно, что жители Пятидесяти Солнц в момент опасности призывают на помощь его. Он отвернулся от корабля и взглянул на тучного и потного председателя самоуправления Кайдера III. Сконцентрировав разум, привлек к себе взгляд этого человека. Советник, не подозревая о приказе, открыл рот.

— Вы поняли инструкции, капитан Мелтби?

Мелтби кивнул.

— Понял.

Это было слишком слабо сказано. Он принял их позицию, их цель за составную часть своей веры в то, что только сотрудничество обеспечит гибридникам надлежащее положение в цивилизации, в которой они выросли. А вот теперь запоздавшее сопротивление Пятидесяти Солнц обрекало ее на гибель. Впрочем, не ему, офицеру, подвергать сомнению их логику. Лаконичный ответ, должно быть, вызвал живые воспоминания. Жирное лицо затряслось, как студень, и покрылось новыми каплями пота.

— Капитан Мелтби, вы не можете отказать нам, просто не имеете права. Они попросили метеоролога, чтобы он провел их на Кассидор VII, резиденцию центрального правительства. Вы должны завести их в большой шторм на широте 473. Мы поручаем это вам, поскольку вы имеете двойной разум гибридников. Мы сожалеем, что в прошлом не всегда в полной мере оценивали вашу службу. Но, согласитесь, после войн с гибридниками вполне естественна была наша осторожность перед…

Мелтби прервал объяснения.

— Не о чем говорить, — сказал он — По-моему, гибридники увязли в этом так же глубоко, как делиане и неделиане. Заверяю вас, что сделаю все, что в моих силах, чтобы уничтожить этот корабль.

— Будьте осторожны! — предостерег его советник. — В одно мгновенье он может превратить в пыль нас, нашу планету и наше солнце. Мы не думали, что Земля могла нас так опередить и создать такой мощный механизм. В конце концов, среди нас есть делиане, и, конечно, гибридники, которые могут заниматься наукой; кстати, первые уже тысячу лет ничего другого не делают. Не забывайте, что мы не просим вас рисковать своей жизнью. Этот военный корабль непобедим. Нам не сказали, как он перенесет настоящий шторм, но он наверняка перенесет. Однако все на борту потеряют сознание. Вы, как гибридник, придете в себя первым. Объединенные силы нашего флота, который, как вы знаете, освобожден, будут ждать вашего, сигнала для абордажа. Это ясно?

Это было ясно с первой минуты, но у неделиан была привычка повторяться, как будто мысли теряли свою ясность в их головах. Когда двери большого зала закрылись за Мелтби, один из советников обратился к соседу:

— Ему сказали, что шторм прошел Новую?

Толстяк покачал головой. Глаза его сверкнули, и он спокойно ответил:

— Нет. Все-таки это один из гибридников. Несмотря на его заслуги, мы не можем ему полностью доверять.

9

Все утро поступали донесения. Некоторые указывали на продвижение вперед, другие были менее оптимистичными. Но задержки не портили ей настроения. То, что удача не покинула ее, было чудесно. Поступала информация, которая ее интересовала: население Кайдера III — два миллиарда сто миллионов; две пятых — делиане, три пятых — неделиане. Первые, так называемые роботы, превосходили вторых физически и психически, но были неспособны к творчеству; Неделиане доминировали в научных лабораториях. Сорок девять остальных солнц, у которых имелись населенные планеты, были названы в алфавитном порядке:

1. Ассора: широта 931, долгота 27, центр 201 парсек.

2. Атмион: …

Список был бесконечным. Незадолго до полуночи Глория с холодным удивлением поняла, что из Метеорологии не поступает никаких сведений о штормах. Она набрала нужный номер:

— Что происходит, лейтенант Кэннонс? Твои ассистенты непрерывно копируют различные карты. Неужели без результатов?

Старик покачал головой.

— Как вы, конечно, помните, у первого схваченного нами робота было время послать предупреждение. Немедленно были уничтожены все навигационные карты на всех планетах Пятидесяти Солнц, торговые корабли лишены радиостанций для поддержания подпространственной связи, а военные получили приказ приземлиться, на ближайшую планету и оставаться там до отмены приказа. По-моему, они сделали это еще до того, как стало очевидно что их флот не имеет против нас никаких шансов. Теперь они дадут нам метеоролога, но нам придется пользоваться детектором лжи для проверки того, что он говорит.

— Понятно, — она улыбнулась ему. — Бояться нечего, они не посмеют открыто выступить против нас. Конечно, они что-то затеяли, но это уже ничего не изменит. Тот, кого они пришлют, должен говорить правду. Дайте мне знать, когда он явится.

Ленч она съела за письменным столом, глядя на изменяющиеся картины в астровизоре, прислушиваясь к звукам разговоров и мысленно составляя общую картину ситуации.

— Несомненно, капитан Таргесс, — не выдержала она наконец, — они лгут, как по нотам. Что ж, пусть будет так. Мы можем применить психологический тест для проверки достоверности наиболее важных сведений. Пока же самое главное — успокоить тех, кого вы собираетесь допросить. Постарайтесь убедить этих людей, что Земля принимает их как равных, без предрассудков какого-либо рода из-за их роботопроис… — она закусила губу. — Паршивое слово, самый худший вид пропаганды. Мы должны исключить его из нашей памяти.

— Боюсь, что из памяти его убрать не удастся, — пожал плечами офицер.

Она посмотрела на него, прищурившись, потом со злостью прервала контакт. Через минуту по корабельной сети было передано сообщение:

— Запрещается употреблять слово «робот»… никто из персонала… под угрозой штрафа… — закончив, она заблокировала свой запасной приемник и вызвала Центр Психологии.

На экране появилась лейтенант Неслор.

— Я только что прослушала ваш приказ, — сказала психолог. — Однако боюсь, что мы имеем дело с глубоко укоренившимися инстинктами — ненавистью или страхом перед неизвестным, чужим. Леди, наши предки в свое время считали себя лучше других из-за небольшой разницы в пигментации кожи. История говорит, что даже цвет глаз влиял на исторические решения. Мы плывем по очень глубоким водам, и, если в хорошей форме доберемся до порта, это будет главным итогом нашей жизни.

В голосе психолога звучал энтузиазм, обрадовавший первого капитана. Если она действительно что-то ценила, так это оптимизм людей, подходящих к препятствиям без тени сомнения в возможности их преодоления, с юношеским запалом и волей к победе. Закончив разговор, она улыбнулась. Эйфория прошла, осталась только проблема и холодный расчет. Ее проблема, только ее. Все офицеры аристократического происхождения имели неограниченные полномочия, и от них ждали, что они найдут выход из любой ситуации. Она вновь вызвала Метеорологию:

— Лейтенант Кэннонс, когда прибудет офицер флота Пятидесяти Солнц, прошу применить следующую тактику…

Мелтби движением руки отпустил машину. Она исчезла за углом, а он остался, угрюмо глядя на светящийся энергетический барьер, блокирующий уличное движение. Потом еще раз посмотрел на земной корабль. Теперь он висел точно над его головой и был невообразимо высоко — длинная черная сигара. Независимо от высоты, он все равно превосходил размерами все, что когда-либо видели Пятьдесят Солнц — невероятное металлическое творение мира далекого, почти легендарного. Однако такова была реальность. Они будут проверять, подумал он, проводить анализ, прежде чем примут хотя бы цифру из предложенных им. Не то чтобы он сомневался в победе своего двойного разума, но нельзя было забывать, что пропасть, отделяющая уровень науки Земли от уровня науки Пятидесяти Солнц, уже успела неприятно поразить даже гибридников.

Мелтби осмотрел улицу. Из двух машин, стоявших посредине, поднимался к небу веер розового огня. Он был очень бледный и прозрачный, безусловно, электронной природы, и смертельный. За ним виднелись люди в блестящей униформе. Непрерывный поток этих людей тянулся от здания к зданию. Тремя кварталами дальше пылал второй занавес розоватого огня. По бокам никакой охраны не было. Люди были свободные, уверенные в себе. До него донесся гул голосов, приглушенный смех; причем, как и на борту «Звездного Роя», там были не только мужчины. Когда он подошел, по ступеням ближайшего здания спустились две красивые женщины. Охранник окликнул их, и до Мелтби донесся звон серебристого смеха. Смеясь, они пошли дальше, а он вдруг почувствовал возбуждение. Какое-то необычное настроение шло от этих людей из дальних краев, из огромных и чудесных миров, лежащих далеко за пределами Пятидесяти Солнц. Его бросило в холод, потом в жар, наконец он поднял взгляд на невероятно большой корабль, и холод вернулся… Один, подумал он, но настолько могучий, что флот тридцати миллиардов людей оказался бессильным перед ним. Они…

Он вдруг заметил, что его разглядывает один из эффектно одетых стражников. Он поднес ко рту передатчик, укрепленный на запястье, и через минуту, прервав разговор с каким-то солдатом, подошел другой человек и спросил Мелтби через лучевую завесу:

— Тебе что-то нужно? Или ты просто хочешь посмотреть?

Мелтби понял, что не чувствует страха перед этими людьми. Сам план захвата корабля опирался на его глубокое убеждение в неуязвимости роботов в том смысле, что никакая сила не сможет извести их до конца. Он спокойно объяснил свое присутствие.

— Ах так, — сказал мужчина — мы ждем тебя. Я должен немедленно проводить тебя к нашему метеорологу. Минуточку…

Лучевой занавес исчез, и Мелтби провели к одному из зданий. Они двинулись по длинному коридору, в котором где-то находился работающий трансмиттер, потому что вдруг Мелтби оказался на корабле, в обширном помещении. В антигравитационных пюпитрах стояло с полдюжины карт. Свет сочился из миллионов маленьких точек на стенах. Всюду, куда он смотрел, виднелись на планшетах светящиеся кривые с резкими контурами. Проводника нигде не было, зато вместо него к Мелтби подошел высокий седой мужчина. Старец протянул руку.

— Меня зовут Кэннонс, метеоролог. Мы разрабатываем орбиту, и через час корабль будет готов в путь. Наш первый капитан очень спешит.

Мелтби небрежно кивнул, но внутренне он был крайне напряжен. Он стоял совершенно неподвижно, изучая окружающее своим проницательным делианским разумом в поисках энергетических узлов, которые выдавали тайные попытки наблюдения или контроля за его мыслями. Однако ничего подобного не сумел обнаружить. Он улыбнулся: неужели все было честно? Было, черт побери!

10

Опускаясь в кресло, Мелтби почувствовал внутреннюю собранность. Радость жизни горела в нем, как огонь. Это было возбуждение перед битвой, и он радовался, что может его удовлетворить. За время своей долгой службы во флоте Пятидесяти Солнц он сталкивался с враждебностью и подозрениями и все потому, что был гибридником. В этих случаях он всегда чувствовал себя бессильным. Теперь он встретился с более глубокой враждебностью и подозрительностью, которые сжигали все вокруг. Но на этот раз он мог бороться. Он мог смотреть этому дружелюбному старцу прямо в глаза и… Дружелюбному?

— Мне смешно, говорил землянин, — думать о научных аспектах орбиты, которую мы должны выбрать. Например: с каким опозданием доходят ваши рапорты о штормах?

Мелтби не смог скрыть улыбки. Значит, лейтенант Кэннонс хочет все знать. Признаться, начало было обещающим. Единственный способ задать вопрос — это… это просто задать его.

— Три—четыре месяца, — ответил он. — Ничего особенного. Каждому космическому метеорологу нужно примерно столько времени для проверки границ данного шторма в своем районе. Потом он докладывает, и мы исправляем свои карты. К счастью, произнося эту ложь, он закрылся своим вторым разумом, — между солнцами Кайдер и Кассидор нет больших штормов. Но все же эта пара солнц не позволяет двигаться прямо, — продолжал он, проскакивая мимо правды. — Поэтому, если вы покажете мне несколько своих орбит для двух тысяч пятисот световых лет, я выберу лучшие — Он сразу понял, что это важнейшее дело не выйдет у него так просто.

— Нет штормов? — повторил старик и сжал губы. Морщины на его вытянутом лице, казалось, стали глубже. Он выглядел обеспокоенным, и ясно было, что он не ожидал такого однозначного ответа. — Гмм, нет штормов. Это бы упростило все дело, не так ли? Он замолчал. — Знаете, для двоих людей, выросших в разных культурах, очень важно, чтобы они нашли общую точку зрения. Пространство весьма велико. Даже такая относительно небольшая звездная система, как Большое Магелланово Облако, так протяженна, что мы не можем ее охватить. Мы десять лет изучали Облако и можем без запинки сказать, что оно занимает шестьдесят миллиардов кубических световых лет и содержит сто миллиардов звезд. Мы нашли магнитный центр Облака, установили нулевую линию от центра до ярчайшей звезды С Дорадус. Сейчас, мне кажется, даже могут найтись люди настолько глупые, чтобы утверждать, что эта система детально изучена.

Мелтби молчал, поскольку был именно таким глупцом. Это было предупреждение. Ему прямо говорили, что они могут проверить любую предложенную им орбиту. Впрочем, это значило гораздо больше. Это указывало на то, что Земля находится накануне захвата власти над Большим Магеллановым Облаком. Уничтожение этого корабля даст Пятидесяти Солнцам отсрочку, в течение которой они должны будут решить, что делать дальше. Но в конечном итоге это ни к чему не приведет. Придут другие корабли, неумолимый натиск огромной популяции главной галактики протянется еще дальше в пространство. Всегда под контролем, под опекой мощной армады непобедимых кораблей через Облако пойдут огромные транспорты, и каждая планета, каждый уголок признает власть Земли. Земная империя не потерпит независимости других народов, в какой бы форме она ни проявлялась.

Хорошо, что он не строил свой план уничтожения корабля на орбите, ведущей внутрь звезды. Их магнитые замеры локализовали все звезды. Но ни через десять, ни даже через сто лет один корабль не сможет уловить все шторма на расстоянии в две с половиной тысячи световых лет. Если их психологи не познают специфики его двойного разума, он действительно выполнит поручение правительства Пятидесяти Солнц. Мелтби верил в удачу.

Лейтенант Кэннонс повозился с экраном орбит, и на нем закружились и замигали световые линии. Наконец они остановились, как шары в тотализаторе, и Мелтби выбрал шесть, ведущих прямо в шторм. Через десять минут он почувствовал легкую дрожь, когда корабль начал движение. Он встал, нахмурившись. Странно, что они начали действовать без проверки его…

— Сюда, — сказал старик.

Это не может так кончиться, подумал Мелтби. Теперь они возьмутся за него и…

Вдруг мысли его отключились. Он внезапно ощутил себя летящим в пространстве. Далеко-далеко внизу виднелась удаляющаяся планета Кайдер III. С одной стороны поблескивал огромный мрачный корпус военного корабля, а с трех остальных сторон были звезды и беспредельное пространство. Несмотря на усилие воли, он испытал невыразимый шок. Его действующий разум как будто скрутило судорогой. Он зашатался и упал бы, если бы не то, что, сделав попытку удержаться на ногах, обнаружил, что крепко стоит на них. Все его существо охватило беспокойство. Он инстинктивно вывел, из летаргии свой второй разум и выдвинул его вперед, поставив его делианскую силу на защиту своего второго «я» от того, что могли сделать ему люди. Откуда-то из центра темноты и горящих звезд донесся голос первого капитана, леди Лаурр:

— Итак, лейтенант Неслор, принес ли сюрприз свои плоды?

— Через три секунды, леди, его сопротивляемость подскочила до индекса интеллектуальности 900. Это означает, что они прислали нам делианина. А ведь вы специально подчеркнули, что их представитель не должен быть делианином.

— Вы в принципе ошибаетесь, — быстро сказал Мелтби в окружающую его темноту. — Я не делианин, и уверяю вас, что понижу свой индекс интеллектуальности до нуля, если вам так хочется. Я инстинктивно реагировал на сюрприз, по-моему, это вполне нормально.

Что-то щелкнуло, и иллюзия пространства и звезд исчезла из поля зрения. Мелтби констатировал то, о чем уже начал догадываться: он ни на секунду не покинул метеолаборатории. Рядом, со сдержанной улыбкой на морщинистом лице, стоял тот же патриарх метеорологии. На возвышении сидела красивая молодая женщина. Старик торжественно произнес:

— Ты находишься перед первым капитаном, Благородной Глорией Сесилией, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров. Веди себя подобающе.

Мелтби склонился в поклоне, но не сказал ни слова. Первый капитан искоса поглядывала на него; на нее явно произвела впечатление его внешность. Высокий, великолепная фигура, сила, интеллект… Одним взглядом она охватила все черты, общие для высокоразвитого человека и… робота. Эти люди могли быть более опасны, чем она думала.

— Как ты знаешь, мы должны тебя допросить, — сказала она. — Мы не хотим тебе зла. Ты сказал, что Кассидор VII, главная планета Пятидесяти Солнц, находится в двух с половиной тысячах световых лет отсюда. Обычным путем мы потеряли бы много лет, ища дорогу через такое огромное пространство не изученной, заполненной звездами галактики. Но ты представил нам на выбор орбиты. Мы должны убедиться, что они безопасны, что за ними не кроется никакой хитрости или желания нанести нам вред. С этой целью мы просим тебя открыть свой разум и ответить на наши вопросы под непрерывным психологическим контролем.

— Мне приказано сотрудничать с вами во всем, — сказал Мелтби.

Ему было интересно, что он почувствует сейчас, когда подошло время испытания. Однако ничего необычного не было. Его тело стало менее подвижным, зато разум… Он ушел вглубь, предоставив отвечать на вопросы делианскому разуму, который сознательно держал вдали от собственных мыслей. Удивительный разум, не имеющий собственной воли, не управлявшийся дистанционно, реагировал с индексом интеллекта 191. Иногда он пользовался своим вторым разумом, который не имел творческих способностей, зато отличался компьютерной памятью, а сопротивляемость его внешнему нажиму, как это быстро установила психолог, превышала девятьсот. Точнее, она соответствовала индексу интеллекта 917.

— Как тебя зовут? — начался допрос.

Фамилия, звание, должность; он отвечал на все спокойно, решительно, без колебаний.

Когда он кончил и подтвердил под присягой правдивость своих слов о штормах, воцарилась мертвая тишина. Наконец, из ближней стены вышла женщина средних лет. Она указала ему на стул и, когда он сел, наклонила его голову и начала обследование. Она делала это осторожно, ее пальцы ласково касались его, но когда она заговорила, слова ее прозвучали резко:

— Ты не делианин, и не неделианин. Молекулярная структура твоего мозга и тела самая удивительная из всех, которые я когда либо видела. Все частицы соединены парами. Однажды нечто подобное мне повстречалось в искусственной электронной системе, когда мы пытались уравновесить нестабильное поле. Сравнение не точно, но… мгм… я должна вспомнить результат того эксперимента. — Она помолчала. — Как ты это объяснишь? Кто ты?

Мелтби вздохнул. Еще раньше он решил, что в главном он не солжет. Для двойного разума это не имело значения, но ложь действовала на легкие колебания давления крови, вызывала нервные судороги и нарушала гармонию мышц. А рисковать сейчас нельзя было ни в коем случае.

— Я — гибридник, — объявил он и коротко рассказал, как сто лет назад совершилось невозможное прежде соединение делиан и неделиан. Применение «холодного давления»…

— Минуточку, — извинилась психолог и исчезла. Когда она вновь вышла из трансмиттера, она продолжала что-то обдумывать. — Кажется, он говорит правду, — неохотно сказала она.

— Что это значит? — воскликнула первый капитан. — С момента встречи с первым человеком Пятидесяти Солнц Центр Психологии сомневается в каждом своем выводе. А я — то считала психологию единственной совершенной наукой. Либо он говорит правду, либо лжет.

Психолог выглядела очень несчастной. Она довольно долго разглядывала Мелтби и наконец, обращаясь к своему командиру, сказала:

— У его мозга двойная структура. Я не вижу причин откладывать полное ускорение.

«Наконец я нашла то, что искала», — подумала Глория. Действительно связь делианина с неделианином дала потомство. Пока она не знала, что это может значить, и сказала вслух с легкой улыбкой:

— Приглашаю капитана Мелтби на обед. Он, конечно, не откажется от сотрудничества в дальнейших исследованиях, которые ты захочешь провести позже. А пока прошу проводить его к нему в каюту. — Она повернулась к коммутатору. — Центральные двигатели ускорить до половины светового года в минуту по следующей орбите…

Мелтби слушал, считая в уме. Половина светового года в минуту. Достижение такой скорости займет кое-какое время. И… через восемь часов они влетят в шторм. Восемь часов!

После ухода Мелтби леди Лаурр невесело расспрашивала свою подругу:

— Ну и как? Что ты об этом думаешь?

— Трудно поверить, что они отважатся выкинуть какой-нибудь номер на этом этапе, — в голосе психолога была сдержанная ярость.

Первый капитан задумчиво сказала:

— У них здесь довольно сложная система. Единственные заслуживающие внимания карты находятся на планетах, а люди, умеющие их читать, на кораблях. На основании закодированной информации от людей, не умеющих читать карты, астрогаторы производят свои вычисления. Единственным способом проверить правдивость капитана Мелтби являются психологические тесты. Как и прежде, я надеюсь на тебя…

Несомненно, они что-то задумали, но мы не можем допустить, чтобы, нас парализовал страх. Несомненно, мы сможем выбраться из любой ловушки, в которую они нас втянут, пусть даже с помощью силы. Пока же ничего не упусти. Не спускай глаз с этого человека. Бегство «Атмиона» по-прежнему загадка.

— Я сделаю все, что в моих силах, — ответила психолог.

11

Столкновение потоков материи Новой с уже разогнавшимися газами вызвало новый шторм. Гигантское солнце, взорвавшись, усилило диффузию, все перепутало и добавило еще один смертельный фактор, а именно: скорость! Столкновения превзошли своей стремительностью запас прочности материи. Первым мчался свет Новой, неся пылающее предостережение со скоростью более ста восьмидесяти шести тысяч миль в секунду всем тем, кто знал, что возникло у передовой линии межзвездного шторма. Но этот предупреждающий блеск нивелировала колоссальная скорость шторма. Недели и месяцы мчался он сквозь бесконечную ночь со скоростью чуть меньше скорости света.

Посуда после обеда была убрана. Через полчаса, подумал Мелтби. Полчаса! Содрогаясь, он пытался представить, что, собственно, происходит с кораблем, внезапно соприкоснувшимся с тысячами гравитонов торможения. Вслух же он сказал:

— Мой день? Я провел его в библиотеке. Меня заинтересовала новейшая история земной колонизации космоса. Мне интересно, какая судьба постигла расы, подобные гибридникам. Я говорил вам, что после войны, проигранной главным образом оттого, что их было так мало, гибридники скрылись от Пятидесяти Солнц… Я был одним из пойманных детей, которых…

Его прервал крик из коммутатора:

— Благородная леди, я нашла решение!

Прошла секунда, прежде чем Мелтби узнал возбужденный голос психолога. Он почти забыл, что она следила за ним. Следующие ее слова заставили его похолодеть.

— Два разума! Минуту назад я подумала об этом и смонтировала двойное контрольное устройство. Прошу спросить его о шторме и задержать корабль. Немедленно!

Взгляд Мелтби встретился со взглядом стальных прищуренных глаз первого капитана. Он тут же сконцентрировал оба своих разума и заставил ее сказать:

— Это несерьезно, лейтенант. Один человек не может иметь двух разумов. Объясни свою мысль.

Вся его надежда была на задержку. Было еще десять минут, в течение которых они могли спастись. Он должен был занять каждую секунду этого времени, помешать всем их усилиям, попытаться овладеть положением. Если бы только его трехмерный гипноз действовал через коммутаторы… Но он, увы, не действовал. Лучи света устремились к нему из стен и оплели его тело, приковали его к стулу огромным числом неразрывных пут. Когда руки и ноги его были связаны материализованной энергией, еще одно поле появилось перед его лицом, делая невозможным воздействие на первого капитана. Он был связан надежней, чем если бы дюжина мужчин силой и весом придавила его тело. Мелтби расслабился и засмеялся:

— Слишком поздно, — насмешливо сказал он. — Торможение до безопасной скорости потребует, по крайней мере, час, а при данной скорости вы не можете вовремя повернуть, чтобы избежать крупнейшего шторма в этой части вселенной.

Это было не полной правдой. Было еще и время, и место, чтобы уйти от приближающегося шторма в направлении его движения. Невозможным был только поворот к хвосту шторма или его крыльям. В мысли Мелтби вмешался крик молодой женщины:

— Центральные двигатели! Уменьшить скорость! Тревога!

Последовало сотрясение, от которого закачались стены, и Мелтби почувствовал, как отрицательное ускорение растягивает его мышцы. Он подобрался, после чего взглянул через стол на первого капитана. Улыбка ее напоминала застывшую маску.

— Лейтенант Неслор, примени любые физические или иные средства, но заставь его говорить. Нужно что-то делать.

— Ключ ко всему — его второй разум, — раздался голос психолога. — Он не делианский и обладает нормальной сопротивляемостью. Я подвергну его сильнейшему давлению, которое когда-либо применялось к человеческому мозгу, используя два элемента: секс и логику. Как объект его чувств мне придется использовать вас, капитан.

— Торопись! — ответила молодая женщина. Голос ее был тяжел, как брусок железа.

Мелтби был погружен в темноту, психическую и физическую. Глубоко в его сознании таилась уверенность, что он существует и что неумолимые аппараты стараются вклиниться в его мысли. Он пытался бороться. Его сопротивление было сильно, как его жизнь: оно имело интенсивность миллиардов, триллионов импульсов, формировавших его тело. Но мысль-давление снаружи росла с каждой секундой. Как глупо с его стороны сопротивляться Земле, раз эта чудесная землянка любит его, любит, любит… Как прекрасна цивилизация Земли и главной галактики. Триста миллионов миллиардов людей. Уже сам вступительный контакт может преобразить Пятьдесят Солнц. Как она хороша! Я должен ее спасти. Она для меня все. Как будто издалека послышался его собственный голос, объясняющий, что нужно сделать, как повернуть корабль, в каком направлении, сколько осталось на это времени. Он пытался замолчать, но его голос продолжал неумолимо произносить слова, которые означали второе поражение Пятидесяти Солнц. Мгла начала редеть. Чудовищное давление на разум ослабело, и поток слов из его уст прервался. Мелтби выпрямился на стуле, весь дрожа. Первый капитан говорила в коммутатор:

— Совершить поворот на 0,0100. При этом мы обогнем шторм на расстоянии семи световых недель. Поворот будет опасно резким, но я чувствую, что по крайней мере настолько мы должны уклониться от курса. — Она повернулась и взглянула на Мелтби: — Приготовься. При скорости в половину светового года в секунду поворот даже на сотую долю градуса вызывает у некоторых людей потерю сознания.

— Но не у меня, — ответил Мелтби и напряг свое делианское тело. За следующие четыре минуты она трижды теряла сознание, а он сидел, наблюдая за ней. Но каждый раз она приходила в себя через несколько секунд.

— Мы, люди, — сказала она, слабо улыбаясь, — существа хлипкие. Но, по крайней мере, стараемся это переносить.

Страшные минуты тянулись без конца. Мелтби начал чувствовать давление невообразимо резкого поворота. «Как эти люди могли надеяться пережить прямой удар шторма?» — пришло ему в голову. Вдруг все кончилось. Мужской голос спокойно произнес:

— Мы завершили поворот, леди, и теперь находимся за пределами опас… — Он замолчал, а потом закричал: — Капитан, свет Новой вспыхнул со стороны шторма!

12

В эти минуты перед самой катастрофой военный корабль «Звездный Рой» ослепительно сверкал, как огромный драгоценный камень. Вспышка Новой вызвала неописуемый перезвон сигналов тревоги на всех его ста двадцат. и палубах. Огни вспыхивали от одного конца корабля до другого. В отблесках этих огней черный корпус выглядел, как цель их путешествия прекрасная планета Кассидор, усеянная точками городов. Превосходящий всякое воображение, великолепный в своей силе, огромный корабль бесшумно, как привидение, двигался сквозь темноту вдоль той специфической реки времени и пространства, которая обозначала его направление. Даже когда он ворвался в центр бури, для глаза ничего не изменилось. Расстилающееся перед ним пространство было чисто, как всякая пустота. Газы, породившие шторм, находились в состоянии такого разрежения, что корабль не почувствовал бы их присутствия и при атомных скоростях. Дезинтеграция материи в этом шторме была весьма стремительной, а космическое излучение стало мощнейшим источником энергии в известной вселенной. Страшная, апокалиптическая опасность угрожала «Звездному Рою» из-за его собственной чудовищной скорости. Удар об эту массу газа со скоростью в половину светового года в минуту ничем не отличался от столкновения со сплошной стеной. Огромный корабль затрещал по швам, когда потеря скорости потрясла его могучую конструкцию. В одно мгновенье сила торможения превысила возможности систем, запроектированные конструкторами корабля. Он начал разваливаться. Однако все происходило по оригинальному проекту известной фирмы, построившей его. Перейдя предел прочности, он разлетелся на девять тысяч самостоятельных сегментов. Как иглы обтекаемой формы, длиной в четыреста, а шириной в сорок футов, серебристые фигуры врезались в газ, уменьшая его давление на гладкие поверхности. Для спасения этого было недостаточно. Металл стонал от пытки трения. В тормозных камерах мужчины и женщины почти без сознания испытывали муки, сходные с агонией. Сотни сегментов корабля толклись в пространстве, избегая ударов с помощью автоматических экранов. Однако, несмотря на незначительное уменьшение скорости, масса газа не была преодолена, световые годы газа по-прежнему лежали перед кораблем. Жизненные силы людей были на пределе. Вновь на помощь им пришли автоматы.

В самом начале они раскрыли пол и уложили всех в тормозные камеры, спасая им жизнь, а теперь наполнили камеры специальным газом. Он был влажным и липким и толстым слоем оседал на одежде, просачивался к коже, а через нее в каждую клетку тела. Люди погрузились в сон, а вместе с ним пришло облегчение. Кровь стала лучше реагировать на сотрясения, расслабились мышцы, еще недавно скрученные судорогами, мозг пропитался живительной субстанцией. Человек стал чрезвычайно эластичным под гравитационным давлением: сто, сто пятьдесят гравитонов перегрузки, а жизнь по-прежнему держалась в его теле.

Огромное сердце вселенной пульсировало. Шторм мчался по своим артериям, рождая животворное излучение, очищая темноту от ее ядов, и наконец маленькие кораблики вырвались за его пределы. Тут же они начали собираться в группы, искать друг друга, как будто ими руководил инстинкт объединения. И вот уже военный корабль «Звездный Рой» начал принимать свою прежнюю форму. Однако в нем были незаполненные ячейки, ибо несколько частей потерялись.

На третий день исполняющий обязанности первого капитана Рутгерс вызвал уцелевших офицеров на передний мостик, где временно устроил свой штаб. После совещания было сделано сообщение для экипажа.

«Сегодня утром в 008 часов пришло сообщение от первого капитана Благородной Глории Сесилии, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров. Она совершила вынужденную посадку на планете какого-то желто-белого солнца. Корабль разбился при посадке и ремонту не подлежит. Поскольку единственной формой связи с ней являются подпространственные волны, локализация такого распространенного типа звезды среди миллионов других совершенно невозможна, и капитаны после долгого обсуждения вынуждены с горечью сообщить, что имя нашей Благородной Леди увеличит длинный список жертв космоса, список тех, кто погиб при исполнении служебных обязанностей.

Флаг Адмиралтейства будет спущен до особого распоряжения».

13

Когда он подошел, она стояла, повернувшись спиной. Мелтби заколебался, потом сконцентрировал свой разум и задержал ее на месте у сегмента корабля, бывшего когда-то главным командным мостиком «Звездного Роя». Длинная металлическая сигара лежала, наполовину зарывшись в грунт большой долины. Один ее конец погрузился в сверкающую воду ленивой реки. Мелтби остановился в двух шагах от высокой, стройной женщины и, по-прежнему не выдавая своего присутствия, осмотрелся по сторонам. Мелкий дождь, сопровождавший его рекогносцировку, ушел за желтый край долины на западе. Маленькое желтое солнце выглянуло из-за занавеса темных охристых облаков и осветило его.

Мелтби вздохнул и, мысленно вернувшись к женщине, сделал так, чтобы она не видела, как он подошел к ней. Все это время он много думал о Глории Сесилии. Конечно, проблема мужчины и женщины, закинутых на удаленную планету и оказавшихся перед необходимостью провести остаток жизни вместе, была в принципе очень просто разрешима. Тем более, что один из этой пары был подготовлен для любви к другому. Он мрачно улыбнулся. Он прекрасно понимал, что источник этой любви искусственен, но это не уменьшало ее силы. Внушение психолога попало ему прямо в сердце. К сожалению, только ему. За два дня пребывания с ней наедине он обнаружил, что леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров и не думает поддаться естественному натиску этой ситуации. Пора сказать ей об этом. Не потому, что время торопит, а просто, чтобы она знала о существовании проблемы.

Он сделал шаг вперед и обнял ее. Высокая красивая женщина, как будто созданная для него, подчиняясь его воле, ответила на поцелуй со страстностью, которая превзошла все его ожидания. Он собирался освободить ее разум во время поцелуя, но не сделал этого. Когда он наконец отпустил ее, это был всего лишь пустой жест: ее разум был полностью подчинен ему.

Около дверей стоял металлический стул. Опустившись на него, он поднял взгляд на первого капитана. Пламя желания, вспыхнувшее в нем, выходило за пределы его прежней оценки интенсивности своего чувства. Он-то считал, что полностью владеет собой, но все было не так. Он так любил эту женщину, что одного прикосновения хватило., чтобы парализовать его волю.

Пульс возвращался к норме, а он тем временем с показным равнодушием разглядывал ее. Красива — относительно правил красоты, хотя почти все женщины-делианки были красивы. Губы тонкие, показывающие твердость характера, и кроме того, во взгляде стальных глаз угадывалась жестокость. Этой женщине будет трудно примириться с судьбой пожизненного робинзона на неизвестной планете. Об этом нужно подумать. Пока же…

Со вздохом он освободил ее от трехмерного закрытия, из осторожности повернув сначала спиной к себе. Мгновенье она стояла неподвижно, потом направилась к небольшому холму, возвышающемуся над болотистой почвой. Поднявшись по склону, она посмотрела туда, откуда он пришел несколько минут назад. Она явно искала его. Наконец повернулась, заслоняя глаза от света заходящего солнца, спустилась вниз и тут заметила его. Медленно подошла и сказала неестественно резко:

— Ты очень тихо подошел. Должно быть, зашел с запада.

— Нет, — сказал он, подумав, — я был на востоке.

Она изучающе посмотрела на него, потом сжала губы, которые опухли от поцелуя.

— Ну и что? Нашел что-нибудь?

Она замолчала. Только тут она почувствовала, что губы опухли. Она коснулась их пальцами, и вдруг в глазах ее мелькнула догадка. Прежде чем она успела произнести хоть слово, он сказал:

— Да, совершенно верно.

Она неподвижно смотрела на него, сдерживая растущую ярость. Наконец заговорила каменным голосом:

— Попробуй еще раз, и я застрелю тебя, как собаку.

Мелтби без улыбки покачал головой:

— И одна проживешь здесь остаток своих дней? Ты бы сошла с ума.

Тут же он понял, что ее злость глуха к логике подобного рода, и торопливо добавил:

— Кроме того, тебе пришлось бы стрелять мне в спину. Не сомневаюсь, что ты сделала бы это из чувства долга. Но никогда по личным причинам.

К его удивлению на глазах у нее появились слезы. Конечно, плакала она от злости, но слезы-то были настоящие! Сделав шаг вперед, она влепила ему пощечину.

— Ты робот! — выкрикнула она.

Мрачно глядя на нее, он язвительно засмеялся:

— Если память мне не изменяет, дама, сказавшая это, была той особой, которая прочла торжественное воззвание для всех планет Пятидесяти Солнц, клянясь, что за пятнадцать тысяч лет земляне забыли обо всех своих предрассудках относительно роботов. Возможно ли, — закончил он, — чтобы при ближайшем рассмотрении проблема оказалась более сложной?

Ответа не последовало. Благородная Глория Сесилия промчалась мимо него и исчезла внутри корабля. Через несколько минут она вновь появилась, и Мелтби заметил, что она убрала с лица все следы слез.

— Что ты обнаружил во время обхода? Я оттягивала вызов корабля до твоего возвращения, — спокойно сказала она.

— Я думал, тебя просили о связи в 010 часов.

Женщина пожала плечами, а в голосе ее зазвучали дерзкие нотки:

— Они отзываются на мой вызов. Ты нашел какие-нибудь признаки разумной жизни?

Он позволил себе короткую роскошь сочувствия человеку, пережившему столько потрясений, как первый капитан Лаурр. Наконец заговорил:

— В основном болота и очень старые джунгли. И хотя некоторые деревья огромны, следов надрезов не видно. Попалось несколько странных зверей и четырехногое двурукое создание, которое разглядывало меня издали. У него было копье, но находилось существо за пределами гипноза. Где-то рядом должна быть деревня. Наверное, на краю долины. У меня появилась мысль: я разберу сегмент корабля на меньшие части и перенесу на твердую почву. Ученым с корабля я передал бы следующие данные: мы на планете солнца типа Г. Оно должно быть больше среднего желто-белого солнца и иметь большую температуру поверхности. Больше и горячее потому, что хотя и находится так далеко, дает достаточно тепла для существования полутропических условий на северном полушарии этой планеты. В полдень оно находилось далеко на севере, а теперь поворачивает на юг. На глаз планета должна иметь отклонение градусов сорок, что означает возникновение холодных ветров, хотя возраст и характер вегетации не подтверждают этого.

Капитан Лаурр нахмурилась.

— Это немного. Но, конечно, моя стихия — это командование.

— А моя — метеорология.

— Вот именно. Заходи. Может, мой — астрофизик поймет что-нибудь из этого.

«Твой астрофизик!» — хотелось воскликнуть Мелтби, однако он промолчал. Войдя в корабль, он закрыл за собой дверь и с кривой улыбкой осмотрел внутренность командного мостика. Глория уселась перед астровизором. Даже приятный блеск пульта контрольных инструментов, занимавшего целую стену, выглядел сейчас бутафорским. Вся машинерия от этого пульта осталась далеко в космическом пространстве. Когда-то она царила в Магеллановом Облаке, а теперь его собственный пистолет был более мощным предметом. Он почувствовал на себе взгляд капитана Лаурр.

— Не понимаю, — сказала она. — Они не отвечают.

Мелтби не смог удержаться от насмешки.

— Может, у них есть действительно важная причина, чтобы поговорить с тобой в 010 часов.

Едва заметный тик свидетельствовал о ее раздражении, но она не произнесла ни слова.

— В конце концов, это не имеет значения, — холодно продолжал Мелтби. — Они и так применяют в подобных случаях обычную процедуру. Дело наверняка в изучении всех возможностей спасения. Однако я не могу даже представить средство, с помощью которого нас можно найти.

Казалось, она не поняла его. Все еще дуясь, она спросила:

— Как получилось, что мы никогда не слышали радиопередатчиков Пятидесяти Солнц? За эти десять лет в Облаке мы не поймали ни разу даже шороха радиопередачи.

— Все передатчики работают на неслыханно сложной, меняющейся волне с частотой изменения двадцать раз в секунду. Если бы ваши приборы отмечали щелчок каждые десять минут, то…

Закончить ему не дал голос из астровизора:

— Исполняющий обязанности первого капитана Рутгерс.

— О, наконец-то, капитан, — сказала женщина. — Что случилось?

— Мы высаживаем наши силы на Кассидор VII, — последовал ответ. — Как вам известно, устав требует, чтобы первый капитан…

— Да, да, конечно. Но теперь у вас есть время?

— Нет. Я вырвался на минутку, чтобы узнать, все ли у вас в порядке, и сейчас переключу вас на капитана Пленстона.

— Как проходит высадка?

— Идеально. Мы установили связь с правительством. Похоже, они сдались. К сожалению, мне уже пора идти. До свидания, леди.

Лицо исчезло с экрана, и он погас. Наверное, это было одно из самых коротких приветствий. Но Мелтби, погруженный в свои черные мысли, почти не заметил этого. Итак, все кончилось. Отчаянная хитрость Пятидесяти Солнц, его собственная попытка покушения на огромный военный корабль — все оказалось напрасным. С минуту он смаковал горечь поражения со всеми его последствиями, потом внезапно осознал, что в его жизни борьбы больше не будет. Но и это не улучшило его настроения. На красивом энергичном лице Благородной Глории Сесилии он заметил гримасу гордости, смешанной с раздражением: несомненно, она еще не чувствовала себя оторванной от событий, происходящих где-то в пространстве. Не осмыслила она и значения, которое имело внезапное прекращение разговора.

Экран вновь засветился, но этого лица Мелтби никогда не видел. Это был пожилой мужчина с квадратной челюстью и напыщенным голосом.

— Это большая честь для меня, леди; я надеюсь найти что-нибудь, что помогло бы вам спастись. Никогда нельзя терять надежды, пока, как говорится, не забьют последний гвоздь в твой гроб.

Он захохотал, а она сказала:

— Капитан Мелтби сообщит вам всю доступную ему информацию, а взамен вы наверняка дадите ему какой-нибудь совет, капитан Пленстон. К сожалению, мы оба не астрофизики.

— Невозможно знать всего, — заметил капитан Пленстон. — Ээ… капитан Мелтби, что вы узнали?

Мелтби коротко изложил то, что знал, после чего молча выслушал инструкций. Их было немного.

— Мне нужно знать продолжительность времен года. Очень странен этот желтый эффект солнечного света и темно-коричневый цвет. Сделайте фотографии на цветной пленке, пользуясь тремя красителями: красным, голубым и желтым. Исследуйте спектр света: меня интересует — нет ли там сильного голубого солнца, ультрафиолет которого задерживает густая атмосфера, а свет и тепло доходят до поверхности в желтых тонах. Откровенно говоря, особой надежды у меня нет: Большое Облако забито голубыми солнцами — пятьсот тысяч штук, все горячее Сириуса. Под конец хочу еще раз напомнить о временах года: расспросите об этом туземцев. Ни в коем случае не забудьте об этом. До свидания.

14

Туземец вел себя осторожно. Он непрерывно, но почти незаметно отступал к джунглям, а его четыре ноги давали ему превосходство в скорости. Он это прекрасно понимал, поэтому то и дело провоцирующе возвращался. Женщина смотрела на него сначала с интересом, потом с раздражением.

— А может, — предложила она, — разделимся, и я погоню его на тебя?

Он покачал головой и решительно ответил:

— Он заманивает нас в ловушку. Включи датчики в шлеме и держи оружие наготове. Стрелять не торопись, но и до последней минуты не тяни. Копье может нанести страшную рану, а у нас нет никаких лекарств.

Его приказной тон раздражал ее. Он как будто не видел, что она не хуже его разбирается в ситуации. Благородная Глория Сесилия вздохнула. Если им придется остаться на этой планете, не обойтись без принципиальных изменений личности, без психической подгонки и не только с ее стороны.

— Вот здесь! — услышала она рядом голос Мелтби. — Взгляни, как разделяется этот овраг. Я был здесь вчера и знаю, что обе ветви вновь соединяются в двухстах ярдах отсюда. Он убежал налево, значит, я пойду направо. Ты останешься здесь, а когда он вернется, чтобы посмотреть, что случилось, погонишь его на меня.

Мелтби, как тень, удалился по тропинке, вьющейся под густым шатром зарослей. Воцарилась тишина. Она ждала. Через минуту ее охватило чувство одиночества в этом желто-черном мире, не знающем жизни с самого начала времени. Мысли клубились в ее голове. Вчера Мелтби имел в виду именно это, говоря, что она не отважится его застрелить и остаться одной. Тогда до нее не дошло, но сейчас она поняла. Покинутая на безымянной планете со слабым солнцем, одинокая женщина просыпается каждое утро в ветшающем корабле, мертвый металлический корпус которого лежит на болотистом темно-желтом грунте… Она стояла, задумавшись. У нее не было сомнений, что проблема делиан, гибридников и людей может найти решение и здесь, и в любом другом месте. Из задумчивости ее вырвал какой-то звук. Оглядевшись, она заметила голову, осторожно вынырнувшую из кустов на краю поляны, в ста шагах от нее. Интересная голова. Ее дикость зачаровывала не менее, чем остальные черты. Желтоватый торс закрывали заросли, но перед этим он показался целиком, и она узнала тип СЕ — обычного почти везде рода кентавров. Его тело было точно выверено на задних и передних конечностях. Разглядывавшие ее большие блестящие глаза округлились от удивления. Голова закрутилась из стороны в сторону, явно ища Мелтби. Глория Лаурр махнула пистолетом и двинулась вперед. Существо немедленно исчезло. Через датчики она слышала, как оно мчалось все дальше, потом замедлило бег, и наконец все стихло.

«Поймал, — подумала она, и это произвело на нее большое впечатление. — Эти гибридники с двойным разумом отчаянны и способны на многое. Жаль будет, если предрассудки помешают принять их в лоно галактической цивилизации Империи Земли».

Через пару минут она увидела его, разговаривающего с туземцем через блочную систему. Мелтби поднял голову, заметил ее и покачал головой с беспокойством.

— Он говорит, что всегда было так тепло, а живет он тысячу триста лун. Луна — это сорок солнц, то есть сорок дней. Он уговаривает нас немного пройти дальше, вглубь долины, но это шито белыми нитками. Нам нужно сделать осторожный дружеский жест и… — Слова вдруг замерли у него на губах.

Прежде чем она успела сориентироваться, его воля заставила ее рвануться в сторону. Она упала на землю, и сильно ударилась. Уже лежа, оглушенная, она краем глаза успела заметить копье, прошившее воздух там, где она только что стояла: Повернувшись на спину — уже владея своей волей — она выхватила пистолет, целясь туда, откуда прилетело копье. По голому склону галопом мчался второй кентавр. Палец ее лег на спуск, как вдруг…

— Нет! — это был голос Мелтби. — Они выслали разведчика, проверить, что происходит, — сказал он почти шепотом. — Он выполнил задание, и все кончилось.

Она опустила пистолет, недовольно констатировав, что рука ее дрожит. Точнее, она вся тряслась. Она открыла рот, чтобы сказать: «Спасибо за то, что спас мне жизнь», но тут же закрыла его, не издав ни звука. Голос тоже был бы дрожащим, а он действительно спас ей жизнь. Ее мысль повисла на краю бездны, шокированная сама собой. Трудно представить, но раньше никто в одиночку ей не был страшен. Она помнила случай, когда ее корабль влетел во внешнее кольцо звезды, или, к примеру, недавний катаклизм шторма. Обе эти опасности были безлики, их можно было победить с помощью техники и обученного экипажа. На этот раз было иначе. По дороге к кораблю она попыталась понять сущность этой разницы и, кажется, поняла.

— Спектр не отличается ничем особенным, — доложил Мелтби свои наблюдения, — полное отсутствие темных полос, зато две желтые настолько интенсивны, что ослепили меня. Вы были правы, это голубое солнце с сильным ультрафиолетом, задерживаемым атмосферой. Однако уникальность этого явления ограничивается нашей планетой, атмосфера которой необыкновенно густа. У вас есть вопросы? — закончил он.

— Нет! — астрофизик, казалось, что-то взвешивал. — И дальнейших инструкций у меня тоже нет. Нужно изучить этот материал. Не могли бы вы попросить к астровизору леди Лаурр? С вашего позволения, я поговорю с ней наедине…

— Пожалуйста.

Мелтби сидел снаружи, разглядывая восходящий месяц. Темнота — он заметил это еще прошлой ночью — создавала неуловимый, вездесущий фиолетовый полусвет. Ну, это-то ясно! При таком угловом размере солнца и таком его цвете температура на поверхности планеты составляла бы минус сто восемьдесят градусов, а не плюс восемьдесят. И, значит, одно из пятисот тысяч голубых солнц… Интересно, но…

Мелтби усмехнулся. «Нет дальнейших инструкций» капитана Плейстона несло в себе все признаки окончательного приговора, который… Он невольно вздрогнул и попытался представить себя через год, как и сейчас, вглядывающегося в неменяющийся месяц. Десять лет, двадцать… Тут он почувствовал ее присутствие. Уже некоторое время она стояла в дверях, глядя на него. Он поднял взгляд. Сноп белого света изнутри корабля придавал ее лицу какое-то странное выражение.

— Мы больше не услышим позывных корабля, — сказала она и, повернувшись, исчезла в кабине. Мелтби равнодушно кивнул головой. Прекращение связи было сурово и даже жестоко, но полностью отвечало уставу, где была предусмотрена подобная ситуация. Робинзоны должны раз и навсегда уяснить, что отрезаны бесповоротно. Что теперь и всегда могут надеяться только на себя. Что ж, пусть будет так. Факт остается фактом, и нужно принять его. В одной из книг, прочитанных на корабле, была глава о потерпевших катастрофу. В ней сообщалось, что истории известно девятьсот миллионов людей, которых судьба забросила на незнакомые планеты. Большинство этих планет в конце концов были найдены, и по крайней мере на десяти тысячах образовались большие сообщества. По закону каждый должен был способствовать росту популяции: и мужчины, и женщины, независимо от предыдущего положения. Робинзоны должны забыть о своих чувствах и собственном «я», а думать о себе, как об инструменте экспансии расы. Существовали даже наказания, конечно, невыполнимые, если помощь не пришла, но со всей суровостью применяемые к спасенным. Не исключено, что когда-нибудь суд решит, что человек и… ну что ж, робот это особый случай.

Он просидел так с полчаса, наконец поднялся, чувствуя голод. Он совершенно забыл об ужине и внезапно разозлился сам на себя. Черт побери, это не лучший момент для оказания на нее давления. Рано или поздно она сама убедится, что приготовление пищи ее обязанность. Но только не в эту ночь. Он поспешил к кораблю, в миниатюрную кухоньку, составляющую часть оборудования каждого сегмента. В коридоре он остановился: из-под кухонных дверей сочился свет, а внутри кто-то насвистывал без определенной мелодии, но весело. В воздухе пахло жареным мясом с овощами. Они почти столкнулись на пороге.

— А я хотела тебя, позвать, — сказала она.

Ужин прошел в молчании. Сунув посуду в автомат, они сели на большой диван. Мелтби наконец заметил, что женщина как-то особенно смотрит на него.

— Есть ли шанс, — спросила вдруг она, — что у гибридника и женщины человеческой расы будут дети?

— Если говорить откровенно, — признался Мелтби, — я не очень верю в это. — Он принялся описывать процесс холодного давления, сопутствующий формированию протоплазмы, необходимой для возникновения гибридника, а когда закончил, она по-прежнему смотрела на него. Наконец заговорила:

— Со мной сегодня случилась очень странная вещь после того, как туземец швырнул копье. Я поняла, — ей было трудно подбирать слова, — поняла, что если говорить обо мне лично, то я решила проблему роботов. Разумеется, — спокойно продолжала она, я не стала бы противиться в любом случае, но мне приятно сознавать, что ты нравишься мне, — она улыбнулась, нравишься безоговорочно.

15

Голубое и в то же время желтое солнце. На следующее утро Мелтби сидел на своем стуле, ломая над этим голову. Он ожидал визита туземцев, поэтому решил остаться в корабле. Размышляя, он не спускал глаз с краев поляны, границ долины, но…

Есть закон, вспомнил он, описывающий переход света в другие полосы спектра, например, желтые. Он довольно сложен, но поскольку всю аппаратуру командного мостика составляли контрольные приборы, нужно основываться на математике, если, конечно, пытаться установить, что это за солнце. Большая часть тепла скорее всего доходила до планеты в полосе ультрафиолета, но проверить это было нельзя. Значит, нечего забивать себе голову, лучше заняться желтой полосой.

Он вошел в корабль. Глории нигде не было видно, но дверь в ее спальню была закрыта. Он нашел блокнот, вернулся на свое место и принялся считать. Через час ответ был готов: миллион триста тысяч миллионов миль. Почти одна пятая светового года. Он сухо засмеялся: это было то, что надо. Хорошо бы иметь более полные данные или… А нужны ли они? Он вдруг замер. Неслыханная действительность обрушилась на него, и он с криком вскочил на ноги. Повернувшись, он уже хотел вбежать в корабль, как длинная черная тень закрыла небо. Тень настолько огромная и так быстро закрывшая всю долину, что Мелтби остановился и посмотрел на небо. Военный корабль «Звездный Рой» низко висел над планетой желто-коричневых джунглей, выпуская из себя спасательный катер. Прежде чем он приземлился, у Мелтби была минута для разговора с Глорией.

— Подумать только, — сказал он, — что секунду назад я сделал открытие.

Глория не смотрела на него. Взгляд ее был устремлен вдаль.

— Что касается меня, — продолжал он, — думаю, лучше всего засадить меня в камеру и…

— Не говори глупостей, — прервала она, по-прежнему не глядя на него. — Не думай, что я смущена оттого, что ты поцеловал меня. Я приму тебя в своей каюте, но позднее.

Ванна, чистая одежда, и наконец Мелтби через трансмиттер вошел в секцию астрофизики. Его собственное открытие шокирующего факта, в принципе правильное, требовало, однако, выяснения некоторых деталей.

— Мелтби! — шеф секции подошел к нему, протягивая руку. Это солнце, которое ты отыскал… уже после первого описания желтизны и черноты у нас возникли подозрения. Но, конечно, мы не могли пробуждать ваши надежды. Это запрещено, как ты знаешь. Отклонение оси, несомненно долгое лето, за время которого у больших деревьев в джунглях не прибавилось слоев… это дало пищу для раздумий. А убогий спектр с полным отсутствием темных полос — это уже почти решение. Последнее доказательство мы получили, просматривая фильм, снятый на ортопленке, тогда как сине- и красночувствительные пленки были сильно недодержаны. Этот ряд звезды так горяч, что практически все излучение ее энергии происходит в ультрафиолетовом и инфракрасном диапазонах. Вторичное излучение — типа флуоресценции в атмосфере самой звезды — видимый желтый свет возникает, когда атомы гелия преобразуют ничтожную часть ультрафиолетового излучения в волны большей длины. В некотором смысле это флуоресцентная лампа, но превышающая средние космические размеры. Полное излучение, доходящее до планеты, было конечно, огромно, а присутствие на ее поверхности водяных паров, двуокиси углерода и иных газов — это совсем другое дело. Ничего удивительного, что туземец сказал, будто всегда было тепло. Лето длится уже тысячи четыре лет. Обычно излучение звезды такого типа — почти равно излучению Новой в ее катастрофическом апогее активности. Радиация ее примерно соответствует радиации ста миллионов обычных солнц. Мы называем Новой О ярчайшую из всех звезд, а такая всего одна в Большом Магеллановом Облаке — это огромная и великолепная С Дорадус. Когда я попросил тебя позвать капитана Лаурр, то сказал ей, что среди ста миллионов солнц она выбрала…

Мелтби прервал его:

— Минутку, я не ослышался? Ты сказал, что сообщил это леди Лаурр прошлой ночью?

— Там внизу была ночь? — заинтересовался капитан Пленстон. — Да, при случае… чуть не забыл… Такие вещи, как женитьба, не имеют для меня- большого значения… теперь, когда я стал стар, но все же поздравляю.

Мелтби не поспевал за ходом разговора. Разум его застрял на известии о том, что она обо всем знала. Услышав последние слова, он пришел в себя.

— Поздравляю? — повторил он.

— Самое время ей выйти замуж, — буркнул капитан. — Она всегда думала только о профессиональной карьере. Кроме того, это хорошо подействует на остальных роботов… прошу прощения. Поверь, название не имеет для меня ни малейшего значения. Так или иначе, сама леди Лаурр объявила об этом несколько минут назад, так что заходи в другой раз. — Махнув на прощание рукой, он отошел.

Мелтби направился к ближайшему трансмиттеру. Она наверняка ждет его, и он не может испытывать ее терпение.

16


Бледно светящийся шар имел в диаметре около трех футов. Он висел в воздухе посредине кабины, и нижняя ее поверхность была на уровне подбородка Мелтби. Он нахмурился и, напрягши свой делианский разум, встал с кровати, сунул ноги в тапки и осторожно обошел светящийся предмет. Едва он оказался сзади, как шар исчез. Мелтби торопливо вернулся и вновь увидел его. Он позволил себе улыбнуться. Как он и предполагал, это была проекция из подпространства, направленная на его кровать, и не имеющая материального воплощения. Явление заинтриговало его. Если бы он не знал, что у них нет такого коммутатора, то думал бы, что сейчас его уведомят о наступлении времени действия. Ему очень хотелось думать, что это не так. До сих пор он ни на шаг не приблизился к решению. Однако кто бы еще мог пытаться добраться до него? Его охватило желание коснуться кнопки, соединявшей центр командования корабля с тем, что происходило в каюте. Не хотелось бы, чтобы Глория думала, что он поддерживает связь со своими. Если она начнет подозревать, то даже то, что он ее муж, не спасет его двойного разума от психолога корабля.

Однако кроме супружеских у него были и другие обязанности. Он сел на кровать и, поглядывая исподлобья на шар, сказал:

— Допустим, я знаю, кто вы. Чего вы хотите? Из шара послышался очень сильный и уверенный в себе голос:

— Тебе кажется, что ты знаешь, кто говорит. Может, узнал по этому прекрасному шару?

Мелтби узнал голос. Глаза его сузились, он с трудом глотнул, но тут же взял себя в руки. Он не забыл, что может иметь слушателей, которые сделают соответствующие выводы, если он сразу узнает этого человека. Именно для них он сказал:

— Дело довольно просто. Я — гибридник, попавший на борт земного военного корабля «Звездный Рой», находящегося в Большом Магеллановом Облаке, в районе Пятидесяти Солнц. Кто, кроме представителя моей расы, может пытаться связаться со мной?

— И зная об этом, ты не сделал попытки выдать нас?

Мелтби молчал. Замечание не понравилось ему. Он понял, что эти слова, так же как недавно его собственные, были адресованы возможным слушателям. Но это обращение внимания на то, что он хотел сохранить разговор в тайне, не было дружеским жестом. Он яснее, чем прежде, осознал, что не стоит забывать о своей политической позиции, как на корабле, так и вне его. И взвешивать каждое слово. Вглядываясь в светящийся предмет, он решил установить скрывающегося за ним человека.

— Кто ты? — лаконично спросил он.

— Ханстон!

— О! — воскликнул Мелтби. Его удивление было не совсем искусственным. Подтверждение своей догадки произвело на него впечатление. Теперь последствия этого разговора приобретали более глубокое значение. Ханстона освободили после того, как «Звездный Рой» нашел Пятьдесят Солнц. С этого времени Мелтби оказался в ситуации, фактически лишившей его связи с внешним миром.

— Чего ты хочешь? — повторил он.

— Твоей дипломатической поддержки.

— Моей… чего? — выдавил Мелтби.

Голос Ханстона звучал теперь гордо.

— Согласно нашему убеждению, что гибридники, несмотря на малую численность, имеют право на участие в правительстве Пятидесяти Солнц наравне с другими, я приказал сегодня захватить все планеты нашей системы. В этот момент армии гибридников, поддерживаемые самым мощным супероружием в галактике, проводят вторжение и вскоре победят. Ты…

Голос умолк и после паузы спокойно продолжал:

— Вы внимательно слушаете меня, капитан Мелтби?

Этот вопрос был, как тишина, воцарившаяся после удара грома. Мелтби медленно приходил в себя от шока. Он встал, но тут же вновь сел на кровать. До него наконец дошло, что, хотя мир изменился, кабина по-прежнему существует. Кабина, светящийся шар и он сам. Гнев разгорелся в нем со страшной силой.

— Ты отдал приказ… — яростно рявкнул он и тут же остановился. Его мозг перестроился для молниеносного понимания. Мелтби анализировал возможности, открывшиеся после получения этой информации. Наконец он мрачно заговорил, отлично понимая, что его положение делает невозможным спор о существе дела. — Ты утверждаешь, что это совершилось, но то, что я знаю о политике Империи Земли, убеждает меня, что надежды твои напрасны.

— Вовсе нет, — последовал быстрый ответ. — Нам нужно убедить только первого капитана, леди Лаурр. Она уполномочена поступать, как сочтет нужным, а она твоя жена.

Мелтби колебался, но был теперь гораздо спокойнее. Интересно, что Ханстон, начавший действовать по своему усмотрению, ищет теперь его поддержки. Вообще-то странного здесь ничего не было. Именно это внезапное понимание, что он ждал чего-то такого с самого начала, с того момента, как было объявлено об обнаружении земным кораблем Пятидесяти Солнц, заставило Мелтби молчать. Через пять-десять лет, может, даже через год, печать земного одобрения навсегда закрепит систему демократии Пятидесяти Солнц такой, какая она есть. А законы этого правительства полностью исключали гибридников из какого-либо участия в нем. Сейчас, в этом месяце, теоретически еще можно было что-то изменить. Потом же…

Стало ясно, что именно он замешкался с принятием решения. Эмоции остальных сосредоточились на жажде деятельности и наконец перешли в действия. Ему придется как-то покинуть корабль и посмотреть, что происходит, однако в эту минуту главное осторожность.

— Я не против представить твои аргументы моей жене. Но некоторые из них не произвели на меня ни малейшего впечатления. Ты сказал: мощнейшее супероружие в галактике. Согласен, этот способ использования подпространственной связи для меня нов, но в целом твое утверждение просто нонсенс. Ты никоим образом не можешь знать вооружения даже одного этого корабля, ибо даже я, несмотря на то, что нахожусь здесь, его не знаю. Кроме того, смело можно утверждать, что каждый корабль уступает силе, которую Земля в любой момент может сосредоточить во всякой точке известной вселенной. Ты не можешь даже предполагать, какое оружие имеет Земля, а тем более утверждать, что ваше лучше. В связи с этим мой вопрос звучит так: зачем ты вообще прибег к такой дешевой угрозе? Из всех твоих аргументов этот менее всего послужит делу.

На главном мостике могучего корабля Благородная Глория Сесилия отвернулась от экрана визора, показывавшего кабину Мелтби. Ее красивое лицо было хмурым. Не спеша она спросила свою подругу:

— Что ты об этом думаешь, лейтенант Неслор?

— Думаю, леди, что это именно тот момент, о котором мы говорили, когда ты впервые спросила меня, каким был бы психологический эффект твоего супружества с Питером Мелтби.

Первый капитан удивленно уставилась на свою подчиненную.

— Ты что, спятила? Его реакции совершенно естественны, даже в мелочах. Он высказал мне свое мнение о внутренней ситуации Пятидесяти Солнц, и каждое его слово соответствует…

Внутренний коммутатор мягко зазвенел, и на экране появилось лицо и плечи мужчины.

— Дрейдон, — представился он. — Начальник Связи. Относительно вашего вопроса об ультракоротких радиоволнах, сосредоточенных сейчас в спальне вашего мужа. Подобное устройство изобретено в главной галактике около ста девяноста лет назад. Было решено оборудовать им все новые военные корабли и старые, классом выше крейсера, но мы находились в пути, когда началось массовое производство. По крайней мере в этой области гибридники сравнялись с творческим гением людей, хотя трудно понять, как они могли сделать так много. Вполне вероятно, что они не отдают себе отчета о возможностях наших датчиков, которые немедленно сообщают нам о присутствии чужой энергии. Никоим образом они не могли учесть всех побочных эффектов своего изобретения. Что-нибудь еще, леди?

— Да. Как это действует?

— Энергия. Чистая энергия. Мощный пучок ультраволн направляется в сектор пространства, где предположительно находится приемный корабль. Все двигатели корабля-передатчика настраиваются на излучение. Насколько я помню, удалось экспериментально установить связь на расстоянии в три тысячи пятьсот световых лет.

— Хорошо, — нетерпеливо сказала леди Лаурр, — но каков принцип действия? Как, например, они отличили «Звездный Рой» от сотни других кораблей?

— Вам известно, — последовал ответ, — что наш корабль непрерывно испускает опознавательные лучи на волне определенной длины. Ультраизлучение настроено на длину этой волны и реагирует, столкнувшись с ней. После этого все лучи сосредотачиваются на источнике опознавательных волн и удерживают его в перекрестье, невзирая на скорость и направление. Когда это сделано, переслать по ним изображение и голос совсем просто.

— Понимаю, — она помолчала, потом добавила: — Спасибо, и отключилась, вновь переведя взгляд на кабину Мелтби.

— Прекрасно, — говорил тот, — я представлю твои аргументы жене.

Вместо ответа светящийся шар исчез, но первого капитана это не обеспокоило. Весь разговор был записан, так что позднее она могла прослушать пропущенный фрагмент. Медленно повернувшись, она высказала мысль, которая не покидала ее ни на минуту.

— Ты можешь объяснить то, что сказала перед тем, как нас прервали?

— Произошло нечто принципиальное для проблемы Пятидесяти Солнц, — холодно сказала пожилая женщина. — Это слишком серьезно, чтобы допустить какое-нибудь вмешательство. Мы должны удалить с корабля твоего мужа, а ты сама — согласиться подвергнуться изъятию любви к нему, пока эта история не подойдет к концу.

— Нет! — упрямо сказала леди Лаурр. — Не понимаю. На каком основании ты так считаешь?

— По нескольким причинам. Во-первых, потому что ты за него вышла. Ты бы никогда не полюбила обычного человека.

— Конечно, — с гордостью сказала первый капитан. — Ты сама установила, что его индексы интеллекта, каждый по отдельности, больше моего.

Лейтенант Неслор язвительно засмеялась.

— С каких это пор индекс интеллекта столько для тебя значит? Если бы это было критерием установления равенства, королевские и аристократические роды галактики кишели бы профессорами и академиками. Нет, моя госпожа, особы высокого происхождения обладают величием, не имеющим ничего общего с интеллектом или талантом. Мы, менее счастливые смертные, можем переживать это, как несправедливость, но ничего не можем сделать, когда лорд войдет в комнату, мы можем его не любить, ненавидеть, игнорировать или пасть перед ним ниц, но мы никогда не пройдем мимо него равнодушно. Капитан Мелтби окружен именно такой атмосферой.

— Он всего лишь капитан флота Пятидесяти Солнц, — запротестовала Глория, — к тому же сирота, воспитанный государством.

Лейтенант Неслор слушала ее невозмутимо.

— Не бойся, он знает, кто он такой. Жаль, что ты вышла за него так быстро, не дав мне провести детально исследование его Двух разумов. Меня очень интересует его история.

— Он мне все рассказал.

— Благородная леди, — резко сказала психолог, — подумай над тем, что говоришь. Мы имеем дело с мужчиной, низший уровень интеллекта которого превышает 170. Каждое слово, сказанное тобой о нем, выдает слабость женщины к любимому. Я не сомневаюсь в твоем доверии к нему. Насколько я поняла, он человек незаурядный и порядочный. Но твое окончательное решение по делу Пятидесяти Солнц должно быть принято независимо от твоих чувств. Теперь понимаешь?

Последовала долгая пауза, а за ней почти незаметный кивок.

— Высади его на Атмион, — сказала она бесцветным голосом. — Мы возвращаемся на Кассидор.

17

Стоя на земле, Мелтби смотрел, как «Звездный Рой» исчезает в голубой дымке ионосферы. Потом он поймал такси и поехал в ближайший отель, откуда провел свой первый телефонный разговор. Через час в его комнату вошла молодая женщина и остановилась. Подойдя ближе, она опустилась на колено и несмело поцеловала ему руку.

— Можешь встать, — сказал Мелтби. Она начала пятиться, глядя на него внимательным, слегка веселым и чуть-чуть вызывающим взглядом. Мелтби сам чувствовал себя глупо в этой ситуации. Решение многих поколений гибридников, что наследственное руководство является единственным практическим решением проблемы власти над такой большой группой талантливых людей, приняло довольно неожиданный оборот, когда Питер Мелтби, сын последнего вождя, был схвачен делианами после битвы, в которой погиб его отец. После долгого обсуждения было решено вернуть ему его права. Они даже поверили, что вождь, которого воспитывает народ Пятидесяти Солнц, принесет гибридникам спасение. Смирение его и других пойманных детей, ныне взрослых людей, могло помочь получить доверие граждан Пятидесяти Солнц. Кое-кто из старых политиков считал это единственной надеждой своей расы. Интересно, что, несмотря на акцию Ханстона, эта женщина признавала позицию Мелтби.

— Мое положение следующее, — сказал Мелтби. — Я уверен, что одежда, которую я ношу, соединена с датчиком на борту «Звездного Роя». Нужно, чтобы кто-то поносил ее во время моей поездки в столицу.

— Это можно сделать, — ответила она. — Завтра в полночь будет ждать корабль. Вы успеете?

— Успею.

Она заколебалась.

— Что-нибудь еще?

— Да, — сказал Мелтби. — Кто поддерживает Ханстона?

— Молодые мужчины, — не задумываясь, ответила она.

— А молодые женщины?

— Но ведь я здесь, — улыбнулась она.

— Да, но только половиной сердца.

— Вторая половина, — серьезно сказала она, — сейчас с парнем, сражающимся в одной из армий Ханстона.

— А почему не все твое сердце находится там?

— Потому что я не верю в правильность предательства легального правительства в первую же критическую минуту. На определенное время мы выбрали систему наследственной власти. Мы, женщины, вовсе не одобряем стремительных рискованных действий, управляемых таким авантюристом, как Ханстон, хотя и понимаем, что это переломный момент.

— Много мужчин заплатят жизнью, прежде чем все кончится, — серьезно сказал Мелтби. — Надеюсь, среди них не будет твоего парня.

— Спасибо, — прошептала она уходя.

У гибридников было девять планет, не имевших названий, а на них девять тайных, городов. Как и планеты, города не имели названий. О них говорили просто «город», выделяя в каждом случае разный звук. Они находились под землей: три под большими бурными морями, два под горными хребтами, а о положении остальных четырех вообще никто ничего не знал. Этот факт подтверждало одно из путешествий Мелтби. Выходы располагались далеко от городов, к которым вели туннели настолько извилистые, что большие космические корабли вынуждены были двигаться с минимальной скоростью..

Прибывший за Мелтби корабль опоздал всего на десять минут. Большинство экипажа составляли женщины, но нашлись среди них и старые мужчины, вместе с тремя советниками его погибшего отца — Джонсоном, Сандерсом и Коллингсом. Этот последний выступил от имени всей троицы.

— Я не уверен, сэр, — сказал он, — стоит ли вам отправляться в город. Даже женщины настроены враждебно. Они боятся за своих сыновей, мужей, любовников, но верны им. Все, что делают Ханстон и компания, есть и было покрыто тайной. Мы понятия не имеем, что происходит. В тайном городе неоткуда получать информацию.

— Я и не ожидал, что будет можно, — заговорил Мелтби. — Я хочу произнести речь, представив на общее обсуждение свою точку зрения.

Позднее, когда Мелтби оказался перед слушателями, он не почувствовал одобрения. Двадцать тысяч людей в огромной аудитории слушали его голос в тишине, которая, казалось, обволокла все, когда он начал описывать возможности «Звездного Роя». После того, как он обрисовал принципы политики Империи Земли относительно затерянных колоний типа Пятидесяти Солнц, недовольство прорвалось наружу, но Мелтби все же продолжал с мрачной решимостью:

— Если гибридники не придут к соглашению с Землей или не найдут способа нейтрализовать ее мощь, все прежние победы окажутся бесполезными и кончатся неизбежным поражением. У Пятидесяти Солнц нет сил для победы над земным военным кораблем. Что же тогда говорить о других кораблях, которые Земля может прислать сюда в случае необходимости. Кроме того…

В этот момент микрофон отключили. Все динамики в огромном зале заревели в унисон: «Тайный агент своей жены-землянки. Он никогда не был нашим». На лице Мелтби появилась мрачная улыбка. Значит, приятели Ханстона сочли, что его трезвые аргументы могут принести результат, и это их ответ. Он ждал конца помех, но шли минуты, а крики скорее усиливались, чем ослабевали. Аудитория, однако, была не из тех, кто считает крик логичным способом аргументации. Разозленные женщины на глазах Мелтби срывали динамики, до которых могли дотянуться, но это не решало проблемы, поскольку большинство их висело у потолка. Замешательство усиливалось. «Ханстон и его люди, — напряженно думал Мелтби, — должны понимать, что раздражают собственных сторонников. Почему же они пошли на такой риск? На это есть только один разумный ответ: им нужна отсрочка. У них есть в запасе что-то великое, что перевесит всю враждебность и раздражение».

Чья-то рука тронула его за плечо. Повернувшись, он увидел обеспокоенное лицо Коллингса.

— Мне это не нравится, — сказал старик, стараясь перекричать шум. — Раз уж они зашли так далеко, то могут устроить покушение. Тебе лучше немедленно вернуться на Атмион или Кассидор.

Мелтби, казалось, не слушал его.

— Я должен выбрать Атмион, — решил он наконец. — Не хочу, чтобы люди со «Звездного Роя» думали, что я меняю убеждения, как перчатки. В некотором смысле меня с ними ничто не связывает, но я считаю, что поддержание контакта может еще пригодиться. — Он усмехнулся. Ясно было, что это классическая недомолвка. Правда, Глорию избавили от любви к нему, но у него-то она осталась. Как бы он ни старался, ему не забыть этого чувства.

— Ты знаешь, как меня найти, — сказал он, — если будет что-то новое?

Впрочем, он предвидел, что Ханстон особо позаботится, чтобы ни одно сообщение не дошло до тайного города на планете без названия. Способ, которым он сам собирался получить ее, был особым вопросом. Мелтби спустился с трибуны. Шум постепенно замирал за его спиной.

Шло время, а Мелтби ломал голову над загадочным отсутствием известий о «Звездном Рое». Долгие дни этого месяца он бесцельно бродил от города к городу, слыша только об успехах гибридников. Сообщения были слишком уж яркими. Победители, должно быть, везде захватили радиостанции, поскольку шли донесения о том, как население Пятидесяти Солнц принимает новых вождей, ведущих их в бой с кораблем Империи Земли, против людей, предки которых пятнадцать тысяч лет назад вырезали всех роботов, попавших им в руки, а уцелевших вынудил и спасаться бегством. Тема эта повторялась до оскомины. «Ни один „робот“ не может верить человеку, после того, что произошло в прошлом. Гибридники защитят мир от подлых людей и их военного корабля». Беспокоил триумф, которого были полны сообщения.

На тридцать первый день, обедая на открытой террасе ресторана, Мелтби впервые задумался над этим триумфальным настроением. Негромкая, но бравурная музыка лилась из репродуктора над его головой. Один вопрос занимал его: что случилось со «Звездным Роем»? Где он может быть теперь?

Глория сказала: «Мы немедленно начнем действовать. Земля не признает никакой власти меньшинства. Гибридники получат демократические привилегии и равные права, но не доминирующее положение. Иначе быть не может».

Мелтби понимал, что это разумно, если люди действительно изжили предрассудки относительно так называемых роботов. Если — но грубое устранение его с корабля доказывало, что проблема вовсе не решена. Музыка оборвалась на высокой тоскливой ноте, и в тишину ворвался хорошо знакомый голос Ханстона:

— Важное сообщение для всех граждан Пятидесяти Солнц. Земной военный корабль более не опасен. Гибридники овладели кораблем, который находится сейчас на Кассидоре, раскрывая свои секреты перед техническими экспертами. Граждане Пятидесяти Солнц! Дни тревог и беспокойств миновали. Гибридники, ваши родственники и защитники, сделают для вас все. Как их и ваш вождь, я торжественно объявляю тридцати миллиардам людей наших семидесяти планет начало подготовки к будущему визиту из главной галактики. Заверяло вас, что никогда больше ни один военный корабль не вторгнется в пределы Большого Магелланова Облака, которое я объявляю нашей территорией, святой и неприкосновенной навсегда. Но это в будущем. Пока же мы, граждане Пятидесяти Солнц, избежали самой страшной опасности. В связи с этим объявляю трехдневные торжества. Пусть льются музыка и вино, звучит смех…

Поначалу казалось, что думать здесь не над чем. Мелтби шел по бульвару, мимо деревьев, цветов и прекрасных домов, пробуя представить непобедимый военный корабль, захваченный со всем экипажем, если, конечно, он был жив. Как это случилось? Ради космоса, как?

Это могли совершить гибридники с двойным разумом, если оказались на борту в количестве, достаточном для подчинения своей воле всех высших офицеров. Но где бы нашелся безумец, чтобы впустить на борт первую группу гибридников. Еще месяц назад у «Звездного Роя» был двойной предохранитель от подобного трагического конца. Первой линией была психолог корабля лейтенант Неслор, которая не колеблясь вторглась бы в разум любого, прибывающего на корабль. Второй — капитан Питер Мелтби, двойной разум которого немедленно определял другого гибридника. Вот только Мелтби вместо корабля находился в тихой красивой аллее на планете Атмион. Так вот почему явился ему светящийся шар, а Ханстон был так вежлив. Слова этого человека не имели ничего общего с его намерениями. Вся сцена была разыграна для того, чтобы заставить покинуть корабль человека, который только и мог немедленно обнаружить гибридника. Трудно сказать, как он поступил, бы в таком случае. Предательство сородичей и осуждение их на смерть из любви к женщине из лагеря противника можно было не принимать в расчет. С другой стороны, он не мог бы допустить, чтобы она попала в плен. Впрочем, теперь это уже не имело значения. Судьба распорядилась событиями, не спросив его мнения, и теперь он не мог влиять на их развитие. Захват политической власти над Пятьюдесятью Солнцами и овладение мощным военным кораблем были выше сил человека, которому судьба доказала, что он способен ошибаться и теперь может заплатить за это жизнью. Никто бы не заплакал о нем, даже его бывшие сторонники.

Однако ему еще нужно было кое-что сделать. Если «Звездный Рой» действительно захвачен, то вместе с ним захвачена и Благородная Глория Сесилия. А к длинному списку титулов Глории Сесилии, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров прибавился недавно еще один: миссис Мелтби. Такова была действительность, из которой вытекала первая сугубо личная цель в его одинокой жизни.

18

Перед ним была база военного флота. Мелтби остановился в ста футах от главного входа и закурил. Курение было неделианской привычкой, и он никогда этого не делал, однако человек, желающий выбраться с четвертой планеты звезды Атмион на Кассидор VII без использования официальных линий, должен иметь целый репертуар маскирующих действий. Внимательно осмотрев ворота и начальника охраны, он двинулся вперед легкой походкой человека с чистой совестью. Пока делианин проверял его идеальные документы, он развязно выпускал дым. Развязность эта была маской, на самом деле разум его напряженно работал. Плохо, что начальником оказался делианин, на которых гипноз не действовал.

— Прошу через боковой вход, капитан, сказал офицер. — Я хочу с вами поговорить.

Мелтби почувствовал, что кровь отливает от его основного мозга, но дополнительный напрягся, как закаленная сталь. Неужели его опознали? Он уже хотел нанести удар, но заколебался. «Стой! — сказал он себе. — На действие еще будет время, если офицер захочет поднять тревогу. Нужно проверить, успел ли Ханстон затянуть сеть». Он взглянул на лицо офицера, но типично красивое обличье делианина имело и типично непроницаемый вид. Если его опознали, все равно уже поздно применять гипноз. Делианин, понизив голос, заговорил по существу дела:

— У нас приказ задержать вас, капитан.

Он замолчал и с интересом поглядел на Мелтби, который, зондируя его своими разумами, наткнулся на непроницаемый барьер и отступил. Пока ему ничего не угрожало.

— Да? — вопросительно сказал он.

— Если я вас впущу, — говорил делианин, — и что-нибудь случится, скажем, исчезнет корабль, я буду отвечать. Но если я вас не впущу, и вы просто уйдете, никто про вас не узнает.

Мелтби помрачнел.

— Спасибо, — сказал он, — но, собственно, в чем дело?

— Мы не знаем, что об этом думать.

— О чем?

— О гибридниках. Они захватили власть, все это очень хорошо. Но флот Пятидесяти Солнц ни от чего не отказывается и не дает присягу на верность. Кроме того, нас интересует: а не было ли предложение Земли честным?

— Почему вы говорите это мне? Физически я гибридник.

Офицер усмехнулся.

— В кубриках много говорят о вас, капитан. Мы не забыли, что пятнадцать лет вы были среди нас. Вы могли не заметить, но мы подвергали вас многим пробам.

— Заметил, — ответил Мелтби, мрачнея от воспоминаний. — У меня сложилось впечатление, что результаты были не в мою пользу.

— Совсем наоборот, в вашу.

Воцарилась тишина. Мелтби чувствовал растущее возбуждение. Он настолько погряз в своих хлопотах, что реакция Пятидесяти Солнц на политический катаклизм едва дошла до него. Когда он задумался над этим, то отметил у гражданского населения ту же неуверенность, которую выразил этот офицер. Несомненно, гибридники захватили власть в идеально подходящий политический момент. Но победа их не была окончательной, по-прежнему существовал шанс для других.

— Я хочу попасть на Кассидор, посмотреть, что с моей женой, прямо сказал Мелтби. — Как это сделать?

— Первый капитан «Звездного Роя» действительно ваша жена? Это не пропагандистский трюк?

Мелтби кивнул.

— Да, она моя жена.

— И она вышла за вас, зная, что вы робот?

— Я неделями сидел в библиотеке военного корабля, — сказал Мелтби, — изучая земную версию резни роботов пятнадцать тысяч лет назад. Они объясняют это временным возвращением расовых предрассудков, имеющих, как вам известно, свои корни в страхе перед неизвестным и, конечно, в чисто иррациональной антипатии. Делианин, существо действительно прекрасное, со своей удивительной физической и разумной силой, казался настолько превосходящим нормальных людей, что страх превратился в ненависть и началось линчевание.

— А что с неделианами? — спросил офицер. — Они помогли нам бежать, и все же о них мало что известно.

Мелтби улыбнулся.

— В этом все дело. Слушайте…

Выслушав объяснение, офицер не выказал никаких чувств.

— Люди со «Звездного Роя» знают об этом?

— Я сказал им, — ответил Мелтби. — Они собирались огласить это перед возвращением корабля на Землю.

Оба помолчали. Потом делианин спросил:

— Что вы думаете об этой истории с гибридниками?

— Даже не знаю, что думать.

— Как и все мы.

— Чего я действительно боюсь, так это появления других земных кораблей, из которых по крайней мере половину не удастся захватить хитростью, как «Звездный Рой».

— Да, — сказал делианин, — это и нам пришло в голову.

Вновь оба замолчали. На этот раз тишину прервал Мелтби, спросив:

— Как я могу попасть на Кассидор?

Делианин заколебался, потом вздохнул.

— Через два часа будет корабль. Думаю, капитан Герд Лейрд не будет против вашего присутствия на борту. Прошу за мной, капитан.

Мелтби шел в тени огромных ангаров, чувствуя странную расслабленность. Только в пространстве он понял, что это значило: мучительное чувство одиночества во враждебной вселенной исчезло.

19

Темнота за иллюминатором смягчала тот его разум, который можно назвать творческим. Он смотрел в чернильную пустоту с искрящимися точками звезд и чувствовал, как все в нем переворачивается. Нахлынули ностальгические воспоминания о часах, проведенных за пультом метеоролога флота Пятидесяти Солнц. Тогда он считал, что не имеет друзей, что от всех его отделяет непреодолимая недоверчивость. Действительность могла быть иной: вероятно, он так отдалился от них, что никто не решался с ним сблизиться. Теперь он знал, что подозрительность давно развеялась, почти исчезла. Благодаря этому проблема Пятидесяти Солнц вновь стала его проблемой. Нужно иначе подойти к освобождению Глории, подумал он. За два часа до посадки он отправил свою визитку капитану Лейрду и попросил о личной встрече. Командир корабля был худощавым, седым, почтенным неделианином. Он согласился с каждым словом, каждой деталью плана Мелтби.

— Все это дело, — сказал он, — началось две недели назад, вскоре после захвата власти гибридниками. Подсчитывая общее число военных кораблей, которыми располагает Земля, мы, получили такое большое число, что оно практически теряло свое значение. Нас бы вовсе не удивило, — откровенно сказал офицер, — если бы Земля выделила по одному военному кораблю на каждого жителя Пятидесяти Солнц, и это не считая тех, что охраняют главную галактику. Флот с нетерпением ждал, что Ханстон объявит об этом публично или частным образом, однако с его стороны не было никакой реакции. А ведь первая экспедиция в Большое Магелланово Облако послана с ведома центральной власти.

— Эта экспедиция направлена императором Земли, — сказал Мелтби.

— Безумцы! — пробормотал капитан корабля. — Наши новые вожди настоящие безумцы. — Он покачал головой и расправил плечи, как бы желая избавиться от сомнений. — Капитан Мелтби, — продолжал он торжественно, — полагаю, что могу обеспечить вам поддержку военного флота в деле освобождения вашей жены, если… если она еще жива.

Через час, падая в темноту, Мелтби старался думать об этом обещании, чтобы погасить мрачный отблеск последних слов. Внезапно его прежний сарказм вспыхнул, как раздутый ветром костер. Просто не верится, с иронией думал он, что всего два месяца прошло с момента, когда обстоятельства заставили лейтенанта Неслор, психолога «Звездного Роя», навязать ему глубокую любовь к Глории, которая с того времени стала определять его поступки. С другой стороны, она полюбила его сама и именно поэтому их связь была ему так дорога.

Планета под ними увеличивалась по мере приближения. Она посветлела и выглядела, как висящий в пространстве полумесяц, темная сторона которого подмигивала серебристыми огнями десятков тысяч городов и поселков. Именно туда он направлялся.

Приземлился он в лесочке и как раз закапывал под деревом свой скафандр, когда на него обрушилась полная темнота. Мелтби почувствовал, что падает. Ударившись о землю, он потерял сознание.

Очнувшись, он удивленно осмотрелся. По-прежнему было темно. Две из трех лун Кассидора висели высоко над горизонтом, а когда он садился, их не было видно. Свет лун заливал большую поляну, и он узнал группу деревьев. Он пошевелил руками — они не были связаны. Встал на колени, потом поднялся на ноги. Вокруг никого не было. Все было тихо, он не слышал ничего, кроме слабого шума ветра в ветвях деревьев. Мелтби вспомнил, что слышал о подобных обмороках, бывающих у неделиан после долгого снижения. На делиан это не действовало, и до последнего времени он считал, что на гибридников тоже. Теперь не было сомнений, что это не так. Пожав плечами, он забыл об этой истории.

Через десять минут он добрался до стоянки машин. Еще через десять он уже был в Центре полетов. Здесь он чувствовал себя как дома. Остановившись перед одними из сорока ворот, он изучил своим двойным разумом толпу людей и убедился, что гибридников среди них нет. Это принесло ему небольшое удовлетворение. Небольшое, ибо он и так знал, что у Ханстона не хватит людей на сложное патрулирование улиц города. Вождь гибридников мог говорить что угодно о своих армиях. Мелтби криво усмехнулся. Путч, принесший Ханстону власть над Пятьюдесятью Солнцами, был гораздо более смелым и рискованным предприятием, чем казался на первый взгляд. Он решился на него, не имея даже ста тысяч человек. Отсюда вывод, что опасность ждет Питера Мелтби только в конечном пункте, в огромном городе Делла, столице Пятидесяти Солнц. Купив билет, он направился к эскалатору, и тут кто-то тронул его за плечо. В долю секунды он завладел разумом незнакомца, после чего так же быстро расслабился. Он стоял лицом к лицу с лейтенантом Неслор, главным психологом «Звездного Роя».

Мелтби отставил чашку и посмотрел на психолога в юбке.

— Если говорить откровенно, — сказал он, — меня не интересует ваш план освобождения корабля. В моем положении я не могу становиться на чью-либо сторону.

Он замолчал, с интересом разглядывая ее. Иногда его интриговала внутренняя жизнь этой средних лет женщины. Он даже всерьез подумывал, не использует ли она аппаратуру из своей лаборатории, чтобы сделать себя недоступной для всех человеческих чувств. Однако сейчас было не время для колкостей, и он холодно произнес:

— По-моему, именно вы виновны в позорном захвате «Звездного Роя». Во-первых, потому что убрали с корабля меня, гарантию безопасности, во-вторых, потому что в ваши обязанности входило изучение разумов тех, кого пропускали на корабль. Я никак не могу понять, отчего вы ошиблись.

Женщина взглянула ему прямо в глаза.

— Я не буду ничего объяснять, — сказала она. — Поражение говорит само за себя. — Она покраснела. — Ты думаешь, что наша госпожа бросится тебе в объятия, благодаря за спасение? Не забывай, что она избавлена от любви к тебе и для нее имеет значение только корабль.

— Я пойду на этот риск, — ответил он, — и пойду на него один. И если мы когда-нибудь будем подчиняться юрисдикции Земли, я напомню о своих правах.

Глаза лейтенанта Неслор сузились.

— Ага, — сказала она, — значит, ты знаешь об этом. Ты много просиживал в нашей библиотеке, правда?

— Пожалуй, я знаю законы Земли лучше любого человека со «Звездного Роя», — спокойно ответил Мелтби.

— И не хочешь даже выслушать мой план и воспользоваться помощью тысячи уцелевших членов экипажа…

— Я уже, сказал, что не могу участвовать в крупных операциях.

Она встала.

— Но ты попробуешь освободить леди Глорию?

— Да.

Она молча, повернулась и пошла. Он смотрел ей вслед, пока она не скрылась за дальними дверями.

20

С высоты аудиенционного кресла первый капитан, Благородная Глория Сесилия, Леди Лаурр из Высокорожденных Лаурров без тени улыбки выслушала рапорт психолога. Только когда та закончила, она немного расслабилась. Однако голос ее звучал резко.

— Значит, ты уверена, что он ничего не подозревает? Не догадывается, что «Звездный Рой» вовсе не попал в руки врага? Что это ты оглушила его, когда он приземлился в кустах?

— Подозрения у него были, — сказала лейтенант Неслор, но откуда он мог узнать больше? Он же знает, что мы молчим, потому не может заподозрить, что триумфальное заявление Ханстона всего лишь ход в опасной игре, которую мы ведем, стараясь уничтожить друг друга. Уже само известие о том, что Ханстон овладел земным военным кораблем сбивает с толку настолько, что невозможно дойти до сути дела.

Молодая женщина с улыбкой согласилась. Некоторое время она сидела неподвижно, прищурив глаза и скривив в усмешке губы, за которыми сверкали жемчужные зубки. Совсем иначе выглядела она, когда впервые услышала, что гибридники захватили земной военный корабль, к тому же новую модель, над которой создатели бились много лет. Воспоминания всего, что она знала об этом корабле — «Молнии», как его называли в военных портах, — промелькнули, у нее перед глазами. Производство девятисот миллиардов его элементов начали, предвидя, что первый корабль будет закончен через семьдесят лет, после чего начнется массовое производство. Буквально единицы этих кораблей могли к этому времени вступить в строй, и вот один из них попал в руки врага.

Ее чувства по поводу того, что гибридники завладели таким военным кораблем, колебались между тревогой и облегчением. Облегчением, что суперизобретения гибридников были всего лишь выкрадены в главной галактике, и тревогой перед результатами их успеха. Что затевает Ханстон? Как он относится к тому, что у Империи Земли больше военных кораблей, чем народу во всех Пятидесяти Солнцах.

— Видимо, — медленно сказала она, — едва услышав о нас, они выслали корабль в главную галактику. Если они окажутся на борту в достаточном количестве, их ничто не остановит. Меня радует, — продолжала она уже веселее, — что капитан Мелтби не заинтересовался, каким образом ты и тысяча членов экипажа скрылись, когда Ханстон совершал свой «захват» «Звездного Роя». Не удивительно, что он не хотел иметь ничего общего с твоим планом освобождения корабля. Важно, что в разговоре с ним ты узнала то, что нас интересовало: побуждаемый любовью, он пытается попасть на борт корабля Ханстона. Как только наш датчик даст сигнал, что капитан попал на корабль, мы начнем действовать. — Она рассмеялась. — Капитан очень удивится, когда увидит, что носит на себе.

— Он может заплатить за это жизнью, — заметила лейтенант Неслор.

Смех оборвался, но на лице леди Лаурр осталась улыбка.

— Не забывай, — быстро добавила лейтенант Неслор, — что твоя сегодняшняя неприязнь вызвана сознанием того, как сильно ты была привязана к нему прежде.

— Возможно, — признала первый капитан, — что-ты переборщила со своим вмешательством. Но, независимо от причины, я не собираюсь менять своего отношения к нему и не желаю, чтобы чувство возвращалось. Мой развод с капитаном Мелтби окончателен. Это ясно?

— Да, благородная леди.

Насколько хватало глаз, везде были корабли, больше, чем Мелтби когда-либо видел в портах Кассидора. Гибридники поспешно демобилизовали флот Пятидесяти Солнц.

Шеренги кораблей тянулись на север, юг и восток до самого горизонта. Корабли лежали в своих гнездах, образуя длинные геометрически правильные ряды. Время от времени монотонность пейзажа нарушалась наземными ангарами и мастерскими. Большинство помещений было спрятано под поверхностью космодрома, точнее, под металлическими плитами, которые покрывали ее, как волнующееся море. Земной военный корабль находился в четверти мили от западного входа. Расстояние, казалось, вовсе не уменьшало его. Колоссальная сигара висела над горизонтом, закрывая своей тенью небольшие корабли. Ни на Кассидоре, ни во всех Пятидесяти Солнцах не было ничего, что хотя бы приближенно могло сравниться с этим кораблем по размерам, завершенности форм и мощи. Еще теперь Мелтби не мог поверить, что такое несравненное оружие — машина, способная уничтожить целые планеты, — попало в руки гибридников в работоспособном состоянии. Способ, каким он освободил «Атмион», доказывал, что это возможно. Мелтби с трудом отвлекся от бесполезных рассуждений и двинулся вперед. Спокойный, уверенный, решительный. Офицер неделианин с милым лицом проводил его через ворота со словами:

— В дверях того здания находится электронный трансмиттер материи, настроенный на трюм корабля. — Он указал рукой направление и продолжал: — Так вы попадете на корабль. А это сигнальное устройство прошу положить в карман.

Мелтби принял небольшой прибор и с интересом изучил простую комбинацию передающего и приемного каналов с кнопкой, включающей сигнал.

— Зачем мне это? — спросил он.

— Вы направляетесь к мостику первого капитана, правда?

Мелтби кивнул, но, чувствуя зарождающуюся досаду, промолчал.

— Не теряя ни минуты, — продолжал офицер, — постарайтесь любой ценой добраться до контрольного пульта и вывести из строя энергетические линии, прервать связь, нарушить автоматические экраны и так далее. Потом нажмите кнопку.

Теперь это была уже не догадка, а уверенность. Он чувствовал, что идет по краю пропасти.

— Но в чем все-таки дело? — услышал он свой бесстрастный голос. Последовал спокойный, даже холодный ответ:

— Решено, — сказал офицер, — попытаться завладеть этим военным кораблем. Нам в руки попало несколько запасных трансмиттеров, и с разных районов сосредоточения мы готовы в течение часа перебросить на борт «Звездного Роя» сто тысяч человек. Независимо от результатов схватки ваши шансы бегства с женой во время битвы значительно возрастут. Инструкции ясны? — сухо спросил он.

Инструкции! Вот оно что. Он принадлежал флоту Пятидесяти Солнц, и они приняли как само собой разумеющееся, что он подчинится их приказам. Разумеется, он подчинится. Проблему лояльности наследного вождя гибридников, который присягнул на верность Пятидесяти Солнцам и женился на представительнице Империи Земли, нужно было рассматривать с точки зрения основных норм морали. Нелепая мысль возникла у Мелтби — что не хватает еще только атаки уцелевших землян со «Звездного Роя». Подход отрядов лейтенанта Неслор создал бы идеальную ситуацию для человека, разум которого с минуты на минуту работал все интенсивнее. Ему нужно было время, чтобы подумать. И, к счастью, оно у него будет. Ему не нужно принимать решение здесь и немедленно. Он заберет сигнальное устройство и включит его или нет.

— Да, я понял инструкции, — спокойно сказал он, сунув прибор в карман. Через две минуты он вошел в военный корабль.

21

Он находился в пустом трюме. Осмотрев его, он пришел к выводу, что не попадал сюда, находясь на борту «Звездного Роя». Но тогда у него не было возможности бродить по всему кораблю. Да и времени тоже не было. Он быстро протянул руку к клавише внутреннего трансмиттера, который должен был перенести его на мостик первого капитана. В последний момент, уже держа палец на клавише, он задумался. Разум советовал действовать, невзирая ни на что. Вся история войн учила, что сознательная смелость, соединенная с находчивостью, как правило, приносит победу. Вот только он ничего не планировал за исключением использования своего второго, делианского разума. Стоя совершенно неподвижно, он анализировал свои действия с момента, когда Ханстон впустил шар энергии в его спальню, и до случайно узнанного плана атаки флота Пятидесяти Солнц.

Однако время шло, и нужно было действовать. Он решил добраться до кабины первого капитана, а сделать это можно было только одним способом. Он резко нажал клавишу, и все вокруг залил свет. В двух шагах от него стоял высокий мужчина и смотрел на трансмиттер. В руке он держал пистолет. Только когда он заговорил, Мелтби узнал Ханстона.

— Здравствуй, Мелтби. Я ждал тебя, — сказал тот.

Что ж, на этот раз дерзость не помогла. Теперь только выхватить свой пистолет из кобуры… Но нет, об этом Мелтби не мог и мечтать. Он взглянул на контрольный пульт, на ту его часть, которая управляла автоматикой внутри корабля. На пульте горел огонек. Мелтби осторожно шевельнул рукой, и огонек замигал, реагируя на его движения. Лучше было не пытаться доставать оружие, пока прибор был включен. Мелтби глубоко вздохнул и сосредоточил свое внимание на Ханстоне. Прошло несколько месяцев с тех пор, как он видел его последний раз. Как и все, в чьих жилах текла делианская кровь, он имел фигуру атлета, и сейчас, сильный и гордый, был вождем до мозга костей. От прежней его неуверенности не осталось и следа. Без всякого вступления он сказал:

— Кратко обрисую ситуацию. Это не «Звездный Рой». Мое заявление имело тактический характер. Мы похитили этот военный корабль с базы в главной галактике. В этот момент похищается второй, который вскоре будет здесь. Когда он подойдет, мы атакуем «Звездный Рой».

Итак, немногого не хватило, чтобы Мелтби из освободителя превратился в простофилю. Решительный, готовый сразиться с любой опасностью, он в одно мгновенье превратился в глупца, а его задание оказалось никчемным.

— Н-н-но… — попытался он что-то сказать. Однако это был пустой звук.

— Кто-то сообщил нам, что ты явишься, — продолжал Ханстон, поскольку Мелтби молчал. — Мы полагаем, твоя жена. Полагаем мы и то, что в основе всех ее действий лежат враждебные намерения. Поэтому приготовились ко всему. Десять тысяч гибридников ждут на борту. Если твое прибытие должно явиться сигналом к атаке, это может быть хорошая атака. Но она не застанет нас врасплох.

Мелтби вздрогнул, вспомнив о силах флота Пятидесяти Солнц, готовых ворваться на корабль. Он открыл было рот, чтобы сказать об этом, но тут же вновь закрыл его, ибо делианский разум вспомнил о первой встрече с лейтенантом Неслор. Аналитические способности его разума достигали недоступных человеку высот. В долю секунды он связал эту встречу с темнотой, свалившейся на него во время посадки на Кассидор. Немедленно второй разум изучил тысячи вариантов, а поскольку предпосылок было достаточно, дал ответ. Он носил датчик на себе! Его оглушили, чтобы переодеть в другую одежду. В любой момент эта одежда может подать сигнал. Обливаясь потом, Мелтби мысленно увидел битву титанов: десять тысяч гибридников против всего экипажа «Звездного Роя» и ста тысяч солдат флота Пятидесяти Солнц. Если эти последние ждут его сигнала, он спасет их, не подав его. Он с пронзительной ясностью понял, что должен что-нибудь сказать, но сначала… Сначала он должен убедиться, что комбинезон заряжен энергией. Он спрятал руку за спину и осторожно сунул ее между лопаток. Она вошла на четыре… шесть дюймов, а он по-прежнему чувствовал только пустоту. Он убрал руку. Сомнений больше не было.

— Мы планируем, — сказал Ханстон, — уничтожить «Звездный Рой», а потом и всю Землю.

— Что?! — Мелтби вытаращил на него глаза. Ему вдруг показалось, что он оглох. В ушах звучал только его собственный голос, повторявший: — Уничтожить Землю!

Ханстон равнодушно подтвердил.

— Другого выхода нет. Если мы уничтожим единственную планету, на которой знают об экспедиции «Звездного Роя» в Большое Магелланово Облако, то получим время для развития своей цивилизации, пока, после сотен лет интенсивного размножения, гибридников не хватит для завоевания главной галактики.

— Но ведь Земля, — это центр главной галактики, — запротестовал Мелтби. — На ней расположена вся администрация, правительство, это символ империи. Главная планета трех тысяч миллионов солнц. Она… — Голос отказался повиноваться ему. Его охватил страх тем больший, что речь шла не о нем. — Безумец! — крикнул он, задыхаясь от ярости. — Ты не можешь этого сделать. Это дезорганизует всю галактику.

— Верно! — удовлетворенно согласился Ханстон. — Это даст нам время. Даже если другие знали об экспедиции «Звездного Роя», никто не свяжет ее с катастрофой, и новая экспедиция не будет послана. Как видишь, — продолжал он, — я полностью откровенен с тобой. Ты не мог не заметить, что наш план зависит от того, удастся ли нам уничтожить «Звездный Рой». В этом, — спокойно закончил он, — мы, естественно, надеемся на помощь наследного вождя гибридников.

22

В огромном зале воцарилась тишина. Экраны контрольного пульта оживлял только одинокий огонек, мерцающий, как далекий костер. Мелтби стоял неподвижно, прислушиваясь к зарождающейся мысли, только косвенно связанной с требованием Ханстона. Мысль эта не была нова. Он пытался отогнать ее, но она все росла, заполняя его разум. Это была уверенность, что рано или поздно ему придется принять чью-либо сторону в этом столкновении трех могучих противников.

Он не позволит уничтожить Землю! С огромным трудом он взял себя в руки и посмотрел на Ханстона, зрачки которого сузились от таящейся в них тревоги. Это удивило Мелтби. Он открыл было рот, чтобы сделать язвительное замечание об узурпаторе, просящем помощи у человека, место которого он должен занять, но Ханстон опередил его:

— Мелтби, откуда грозит опасность? Как они хотят использовать твое прибытие сюда? Ты должен уже знать это.

Об этом Мелтби почти забыл. Он вновь хотел было что-то сказать, но промолчал, на этот раз сознательно. Другая мысль появилась в уголках его подсознания. Точнее, она появилась несколько месяцев назад и содержала его собственное решение проблемы Пятидесяти Солнц. Поначалу идея была нереальной один человек должен был победить три враждующих группировки и заставить их повиноваться себе. Но сейчас он в долю секунды понял, как это сделать. Быстрее, нужно спешить! В любой момент они могут использовать то, что он носит на себе.

— Это помещение! — выкрикнул он. — Немедленно беги отсюда, если тебе дорога жизнь!

Ханстон уставился на него. Угроза не испугала его.

— Это помещение таит опасность, потому что здесь- находишься ты? — с интересом спросил он.

— Да, — ответил Мелтби, слегка разведя руки в стороны и вытянув шею. При этом он сгруппировал мышцы, готовясь к внезапному прыжку.

Однако вместо того, чтобы стрелять, Ханстон нахмурился.

— Что-то здесь не так, — сказал он. — Не могу же я оставить в твоих руках командный мостик военного корабля. Из этого следует, что практически ты просишь убить тебя. Очевидно, что раз тебе грозит опасность, ты должен умереть. Даже слишком очевидно. Когда я выстрелю, действие антисвета, который следит за тобой, будет нейтрализовано, и ты тоже сможешь использовать оружие. Ты этого ждешь?

Он ждал ответа.

— Беги отсюда! Беги, глупец! — только и сумел сказать Мелтби.

Ханстон не дрогнул, только лицо его побледнело.

— Единственная опасность, какую мы видим, — сказал он, это трансмиттер «Звездного Роя», если бы им удалось доставить его на корабль. — Он взглянул на Мелтби. — Пока мы не можем расшифровать действия этих трансмиттеров, но одно знаем наверняка: нет связи между трансмиттерами двух разных кораблей. Они по-разному настроены и запрограммированы. Однажды настроенные, они не изменится, что бы с ними ни делали. Но ты должен знать тайну их действия. Открой мне ее. Открой!

Теперь стало ясно, что ему придется атаковать, несмотря на антисвет. Оружием ему пользоваться нельзя, он должен застать противника врасплох. Может, ему удастся заговорить Ханстона. Что за ирония судьбы! Ханстон и его технические эксперты правильно оценили характер опасности, но сейчас, стоя перед человеком, одетым в комбинезон, спереди и сзади которого были трансмиттеры, Ханстон ничего не подозревал.

— Трансмиттеры действуют по принципу, очень похожему на тот, по которому были созданы первые делианские роботы, сказал он, — только здесь использованы оригинальные составляющие. Конструкторы роботов взяли электронный образ человека и из органической материи создали нечто такое, что должно было быть точной его копией. Правда, куда-то вкралась ошибка, поскольку делиане ни в коем случае не были дубликатами оригинальных людей, отмечались даже физические различия. Из этих отличий родилась ненависть, нашедшая выход в резне «роботов» пятнадцать тысяч лет назад. Но это уже история. Ныне трансмиттеры материи превращают организм в поток электронов, а затем воссоздают его, используя процесс реконструкции ткани. Процесс стал так же прост, как включение света и…

Тут-то Мелтби и атаковал. Страх, что Ханстон выстрелит в него, исчез, потому что в последнюю секунду тот заколебался и проиграл, как миллионы людей до него. Пистолет выстрелил, когда Мелтби уже держал Ханстона за запястье. Через мгновенье пистолет выпал из руки Ханстона.

— Каналья! — прошипел он. — Ты знал, что я не выстрелю в наследного вождя гибридников. Предатель!..

Мелтби этого не знал, но не терял времени на решение головоломки. Голос Ханстона смолк, поскольку Мелтби сжал его голову, как в тисках, и прижал его к себе, к своему скафандру.

Ханстон был настолько удивлен, что в решающий момент прекратил сопротивление. Мелтби тут же пропихнул его через трансмиттер внутрь собственной одежды. Еще виднелась дергающаяся ступня, а Мелтби уже рвал крепления комбинезона. Потом он опустил его на пол так, чтобы поверхности трансмиттеров оказались друг против друга, с безумной торопливостью сбросил одежду и, подбежав к контрольному пульту, переставил антисвет на себя, после чего ввел несколько поправок в приборы. Через минуту корабль принадлежал ему. Оставалось только передать главарям группировок его решение и заняться последним вопросом — Глорией.

23

Спустя десять дней капитаны «Звездного Роя» собрались на заседание. Когда Мелтби вошел в зал, Глория сидела с мрачным видом, ни на кого не глядя. Он понял, что она пыталась воспрепятствовать заседанию и вновь проиграла. Сев на место, указанное ему одним из офицеров, он стал ждать вызова. Мелтби знал, что для победы ему нужны действительно сильные аргументы. Ставка стоила всех усилий, которые он уже вложил в эту борьбу и которые только собирался вложить. Он искоса взглянул на эту «ставку», но тут же опустил глаза, встретившись с ее взглядом — холодным и неприступным. Она подошла к нему и сказала:

— Капитан Мелтби, я прошу вас забрать свой иск.

— Благородная леди, — ответил он, — ты нравишься мне и когда сердишься, и когда… отдаешься.

— Я никогда не прощу тебе этой вульгарщины! — гневно воскликнула она.

— Мне очень жаль, что ты считаешь меня вульгарным. Так было не всегда, и ты прекрасно это знаешь.

Она покраснела.

— Я не собираюсь вспоминать то, что мне сейчас неприятно, — сказала она, поеживаясь. — Если бы ты был джентльменом, то не требовал бы разбирательства.

— Надеюсь, ты по-прежнему считаешь меня джентльменом в общепринятом смысле этого слова. Но я не вижу, какую это имеет связь с нашими чувствами.

— Ни один джентльмен не требует от женщины любви.

— Я хочу только возвращения чувства, которое уничтожили силой.

Сверля его взглядом, она сжала кулаки, как будто собираясь ударить.

— Проклятый космический крючкотвор! — воскликнула она. Я жалею… жалею, что вообще пустила тебя в нашу библиотеку.

Мелтби улыбнулся.

— Глория, дорогая, — доверительно сказал он, — я слышал, что ты сама очень хороший знаток космического права. Готов поспорить…

— Я никогда не спорю, — надменно сказала она.

После всего происшедшего ее утверждение было так несправедливо, что Мелтби буквально онемел. Однако тут же улыбнулся еще шире.

— Моя дорогая, — сказал он, — это дело уже выиграно тобой, и ты об этом знаешь. Держу пари, что в глубине души ты хочешь, чтобы выиграл я, и потому не воспользуешься своим единственным аргументом.

— Никаких аргументов нет, — ответила она. — Мы оба хорошо знаем закон, и ты сознательно мучаешь меня этой болтовней.

Вдруг он увидел на ее глазах слезы.

— Прошу тебя, Питер, — умоляюще сказала она, — откажись от этого. Оставь меня в покое.

Мелтби тронула искренность этой просьбы, но он не собирался сдаваться. Эта женщина безоговорочно отдалась ему на планете С Дорадус. Если после освобождения от искусственного психологического давления она не захочет его, то будет свободна.

— Моя дорогая, — продолжал он, — ты боишься сама себя? Помни, что после всего пережитого решение принадлежит тебе. Ты предчувствуешь, что выберешь меня, и в то же время боишься этого. Освободившись от давления, ты можешь захотеть возвращения нашего брака.

— Никогда. Неужели ты думаешь, что я сохраню память о тех событиях, воспоминание о насилии над собой? Можешь ты это понять?

Вдруг он понял, что смотрит на это дело с чисто мужской точки зрения. Женщины видят это иначе. Они должны испытывать потребность вступления в брак без малейшего давления. Это было потрясением для его напряженного сознания, однако он по-прежнему не мог заставить себя произнести слова, которые освободили бы ее.

Мысленно он вернулся к событиям последних десяти дней. Это были дни его славы. Миллиарды людей заключили союз, основываясь на данной им свободе. Первыми протянули друг другу руки делиане и неделиане. После известия, что «Звездный Рой» не попал в руки гибридников, а Земля поддерживает свое первое предложение с небольшими изменениями, правительство Пятидесяти Солнц публично выразило согласие. Мелтби слегка разочаровала реакция на собранные им в библиотеке корабля сенсационные известия, что неделиане это не гуманоиды и не роботы в широком смысле этого слова, а потомки людей, которые помогли бежать первым делианам. Может быть, просто внимание людей занимали другие проблемы. Он надеялся, что в будущем к этому отнесутся по-другому. Неделиане почувствуют родство с жителями Земли, делиане смогут убедиться, что люди не так уж плохи. Основные трудности вызывала проблема гибридников. Без своего порывистого вожака Ханстона, временно находившегося в тюрьме, большинство их как будто смирилось с поражением и приняло предложение Мелтби. В своем выступлении для тайных городов он говорил без обиняков. Выбрав мир, они получат равный статус в правительстве Пятидесяти Солнц. Все корабли главной галактики будут предупреждены об их тактике, и на многие годы гибридники будут обязаны носить опознавательные знаки. Однако делиане могут вступать с браки с неделианами, а запрещение таким парам иметь детей снимается. Поскольку ребенок, рожденный от такого брака, неизбежно будет гибридником, число их будет возрастать. Если эта мутация, согласно с законом, начнет доминировать, Земля готова принять такое положение вещей. Законы, касающиеся такого рода процессов, либеральны и выходят далеко в будущее. Решительно запрещается только агрессия.

Вспоминая обо всем этом, Мелтби с горечью улыбнулся. Все проблемы были решены, кроме его собственной. Он все еще сражался с мыслями, когда заседание началось. Спустя три часа капитан Рутгерс прочел вердикт, принятый судьями.

— Закон относительно снятия искусственного психического давления, — начал он, — не касается капитана Мелтби, который не был гражданином Империи Земли, когда его подвергли этому процессу. Однако закон этот распространяется на леди Глорию как знатную землянку. Поскольку, — продолжал он, — капитан Мелтби выбран постоянным представителем Пятидесяти Солнц на Земле, а для леди Глории это последняя экспедиция на борту военного корабля, не существует никаких формальных барьеров для продолжения этого брака.

Суд постановил: леди Глория пройдет необходимую обработку, которая вернет ей чувство к мужу.

Мелтби быстро взглянул на Глорию и встал, видя у нее слезы.

— Высокий суд, я хочу кое о чем просить вас.

Капитан Рутгерс сделал знак, что дает ему слово. Мелтби помолчал, собираясь с мыслями, после чего сказал:

— Я хочу освободить мою жену от этой процедуры, но с одним условием.

— Что это за условие? — быстро задала вопрос одна из женщин.

— Условие таково: в выбранном мной месте она дает мне сорок восемь часов для завоевания ее. Если через этот срок чувства ее не изменятся, я попрошу отложить выполнение решения суда на неопределенное время.

Женщина взглянула на свою начальницу.

— Это очень порядочно, Глория.

— Это смешно, — сказала первый капитан «Звездного Роя», залившись румянцем. Мелтби подошел к ней и наклонился к ее уху.

— Глория, это твой второй шанс. Первым ты не воспользовалась, как я и предсказывал.

— Не было никакого первого. Такой приговор был неизбежен, и ты знаешь это прекрасно. — Она избегала его взгляда, по крайней мере так казалось Мелтби.

— Основной принцип супружества, Глория, принцип старый, как история человечества.

Теперь она смотрела ему прямо в глаза, постепенно начиная понимать.

— Ну, конечно, — сказала она. — Как я могла забыть об этом. — Она приподнялась, как бы собираясь с ним спорить, после чего медленно опустилась в кресло.

— Почему ты считаешь, что у нас не может быть детей?

— Ни в одном браке человека с гибридником ребенок не рождался без использования искусственных средств.

— Но используя процесс давления…

— Никого нельзя заставить подвергнуться этому, — сказал Мелтби и терпеливо продолжал: — Глория, согласись, что в течение всего времени до оглашения приговора ты могла использовать этот довод. Это самая старая, а в определенные периоды истории, единственная причина для разрыва супружества. И все же, стараясь разорвать нашу связь, ты не подумала о ней. Я считаю это подтверждением того, что в глубине души ты хочешь иметь меня своим мужем. Я хочу только быть с тобой рядом, и теперь имею и право просить об этом.

— Где же ты хочешь провести эти сорок восемь часов, которые, — медленно начала она и вдруг замолчала. Зрачки ее расширились. — Но это же смешно. Я не согласна участвовать в такой наивной романтической истории. Кроме того, С Дорадус совершенно не по пути.

Взглянув поверх ее плеча, Мелтби заметил входящую в зал лейтенанта Неслор. Он послал ей короткий вопросительный взгляд, и она почти незаметно склонила голову. Тогда Мелтби вновь перевел взгляд на Глорию. Он не испытывал стыда из-за договора, заключенного с психологом, чтобы сразу после приговора она сняла искусственное психическое давление, Эта гордая молодая женщина нуждалась в настоящей любви больше, чем кто-либо на корабле. Лейтенант Неслор понимала это так же хорошо, как и он, поэтому сразу согласилась помочь… Зная, что у Глории уже нет прежней неприязни, хотя для достижения полного эффекта придется подождать, он сказал:

— Планета С Дорадус, где мы тогда разбились, расположена всего в восемнадцати часах пути отсюда. Мы возьмем спасательный катер, а потом догоним «Звездный Рой», не нарушая его курса.

— И ты ждешь, — язвительно сказала она, — что там я брошусь тебе в объятия?

— Да, — не колеблясь сказал он. — Именно этого.

М. Лейнстер ПРОКСИМА ЦЕНТАВРА Перевод с англ. И.Невструева1

1


«Адастра» уже сверкала, ведь от приближающегося Солнца ее отделяло небольшое расстояние. Наблюдающие за внешней поверхностью огромного корабля видеоэкраны передавали на внутренние мониторы слабый свет. Они показывали мощное округлое тело металлического шара, покрытое лесом кранов, слишком массивных, чтобы их могла передвигать сила меньшая, чем та, которой располагал сам корабль. Они показывали весь шар диаметром в тысячу пятьсот метров, как слабо светящийся объект, неподвижно висящий в пространстве.

Впрочем, последнее впечатление было ошибочно. Колоссальный, на первый, взгляд, слишком огромный, чтобы хотя бы вздрогнуть под действием любой представимой силы, корабль именно сейчас подвергался ее воздействию. В двенадцати точках его слабо поблескивающей обшивки находились отверстия, из которых вырывалось прозрачное пурпурное пламя. Оно давало мало света — меньше, чем звезда, к которой направлялся корабль — но это были дюзы ракет, поднявших «Адастру» с поверхности Земли и семь лет толкавших ее сквозь межзвездное пространство к Проксиме Центавра — ближайшей к Солнцу звездной системе.

Однако сейчас двигатели не разгоняли корабль: огромный шар тормозил. Он терял скорость — ровно 9,9 м в секунду чтобы внутри корпуса создать эффект земной гравитации. Торможение продолжалось уже несколько месяцев. Корабль, который должен был первым преодолеть пространство между двумя солнечными системами, тормозил от максимальной скорости, близкой к скорости света, чтобы достичь такой, какая необходима для маневров в шестидесяти миллионах километров от поверхности звезды.

Далеко впереди Проксима Центавра призывно поблескивала. Видеоэкраны, показывавшие слабый отблеск звезды на панцире корабля, переносили ее изображение внутрь, и на экране главной рубки она виднелась с большим увеличением. Изображение, это задумчиво разглядывал старый седобородый мужчина в мундире. Медленно, как будто повторял это уже много раз, он сказал:

— Довольно своеобразное кольцо: двойное, как кольцо Сатурна. У Сатурна девять лун. Интересно, сколько планет будет у этого солнца?

Девушка нетерпелива откликнулась:

— Мы скоро узнаем это, не так ли? Ведь мы почти на месте, и уже знаем время обращения одной из них! Джек сказал…

Отец медленно повернулся в ее сторону.

— Джек?

— Гэри, — поправилась девушка. — Джек Гэри.

— Моя дорогая, — мягко сказал старец, — он производит впечатление порядочного человека и имеет большие способности, но он — бунт. Помни об этом!

Девушка закусила губу.

Старик продолжал, медленно и беззлобно:

— Это весьма прискорбно, что внутри экипажа экспедиции произошел раскол — внутри экспедиции, которая должна быть научной, проводимой в духе крестового похода. Ты даже плохо помнишь, как это началось, но мы, офицеры, слишком хорошо знаем, сколько усилий приложили бунты, чтобы погубить главную цель нашей экспедиции. Этот Гэри — из бунтов. Действительно, он по-своему сообразителен, и я даже позволил бы ему жить в офицерской кабине, но Ольстер проверил его и обнаружил нежелательные факты, сделавшие это невозможным.

— Я не верю Ольстеру! — с нажимом сказала девушка. Кроме того, именно Джек поймал те сигналы. Он над ними работает, офицер он или бунт! В конце концов, он человек. Близится время, когда сигналы могут прийти снова, и тут тебе придется положиться на него.

Старик нахмурился. Осторожно ступая, он подошел к креслу и сел с обычной, и пожалуй, патетической осторожностью. «Адастра» не требовала постоянного пребывания за пультом управления, как межпланетные корабли. Здесь, в межзвездной пустоте, не было необходимости следить за движением других кораблей, опасаться метеоритов или тех загадочных и до сих пор не изученных силовых полей, которые поначалу делали межпланетные путешествия такими рискованными.

В любом случае корабль был настолько велик, что мелкие метеориты не могли ему повредить, а при скорости, с которой он сейчас двигался, большие скальные обломки были бы обнаружены индукционными лучами достаточно рано, чтобы их локализовать и при необходимости сменить курс.

Боковая дверь в рубку внезапно открылась, и вошел мужчина. С быстротой профессионала он пробежал взглядом по рядам указателей; на мгновенье взглянув на щелкнувший переключатель, мужчина повернулся и старательно отсалютовал старику.

— А, Ольстер, — сказал тот. — Тебя тоже интересуют эти сигналы, а?

— Да, господин капитан. Конечно. И как ваш заместитель я предпочитаю держать вопрос на контроле. Гэри — это бунт, и я не хотел бы, чтобы он овладел информацией, которую мог бы скрыть от офицеров.

— Ерунда! — раздраженно бросила девушка.

— Возможно, — согласился с ней Ольстер. — Надеюсь, что это так. Даже уверен в этом, но не желаю пренебрегать осторожностью.

Застрекотал звонок. Ольстер нажал клавишу, и один из мониторов засветился. С экрана смотрело смуглое и мрачноватое лицо молодого мужчины.

— Минуточку, Гэри, — резко сказал Ольстер. Он нажал другую кнопку, и экран на мгновение потемнел, чтобы тут же осветиться вновь. На сей раз он показывал длинный коридор, по которому приближалась одинокая фигура. Вскоре на экране было то же самое бесстрастное лицо.

Ольстер еще резче произнес:

— Вторая дверь открыта, Гэри. Вы можете войти.

— По-моему, это омерзительно, — со злостью сказала девушка, когда экран погас. — Ты же знаешь, что можешь ему доверять! Должен! И все-таки каждый раз, когда он приходит в офицерские каюты, ты ведешь себя так, словно у него в каждой руке по бомбе, а за спиной сопровождающие.

Ольстер пожал плечами и многозначительно посмотрел на старика, а тот устало сказал:

— Моя дорогая, Ольстер второй по званию после меня, и на обратном пути к Земле будет командиром. Я бы хотел, чтобы ты была благоразумной.

Однако девушка отвернулась от молодцеватой фигуры Ольстера в безупречно сшитом мундире, оперлась подбородком на сплетенные ладони и задумчиво смотрела в противоположную стену. Ольстер подошел к пульту управления и начал внимательно следить за движением указателей.

Тихо шумел вентилятор, потом как-то радостно, словно довольный собой, щелкнул переключатель. Больше ничто не нарушало тишину.

«Адастра», самое мощное творение человеческой расы, мчалась в космическом пространстве; свет далекого солнца матово отражался от ее корпуса. Земля осталась в семи годах и неисчислимых миллионах километров позади. Межпланетные путешествия в Солнечной Системе были уже обычным явлением; процветающая колония на Венере и с большим трудом поддерживаемая станция на самом крупном спутнике Юпитера, гарантировали динамичное развитие межпланетной торговли, даже после того, как мертвые города Марса перестали давать баснословную прибыль. Однако лишь один корабль пересек орбиту Плутона — и была им «Адастра».

Это был самый крупный из всех кораблей, самая колоссальная конструкция, которую когда-либо создавали люди. Честно говоря, проект ее сначала высмеяли как нереальный для людей — людей, которые в конце концов его реализовали. Шпангоуты скелета «Адастры» были так велики, что после отливки их нельзя было перенести ни одним краном, поэтому формы сразу устанавливали в тех местах, где должны были оказаться шпангоуты, и там же заливали их металлом. Дюзы ракетных двигателей были настолько мощными, что ультразвуковые импульсы, необходимые для нейтрализации эффекта поля Колдуэлла, генерировались в тридцати различных местах на каждой из них, поскольку иначе дезинтеграция топлива распространилась бы на сами дюзы, а потом и на весь огромный корабль, чтобы в конце концов превратить в сноп пурпурного огня саму планету творцов «Адастры». При максимальном ускорении двенадцать дюз дезинтегрировали пять кубических сантиметров воды в секунду.

Диаметр корабля составлял несколько больше полутора километров. Топливные баки содержали запас, достаточный для всего путешествия, без необходимости регенерации или очистки атмосферы. Склады, мастерские, запасы материалов и частей были так велики, что перечисление их было бы просто списком ничего не говорящих цифр.

Внутри корабля находились даже сто пятьдесят гектаров пахотной земли, где под светом ламп, имитирующих солнечные лучи, выращивались растения; они перерабатывали отходы органической материи и возвращали в обращение выдыхаемый людьми углекислый газ — частично в виде кислорода, а частично в виде съедобных углеводородов.

«Адастра» была замкнутым миром. Имея достаточно энергии, она могла содержать свой экипаж бесконечно, поставляя ему питание и атмосферу; внутри корабля было достаточно места для обеспечения всех человеческих потребностей, включая потребность в одиночестве.

Отправляясь в самое удивительное путешествие в истории человечества, корабль формально получил статус государства, а его капитан — полномочия для установления и исполнения необходимых законов. Они летели к цели, удаленной на четыре световых года; минимальное время, через которое можно было ожидать возвращения корабля, оценивалось в четырнадцать лет. Никакой экипаж не смог бы вынести такого долгого путешествия и остаться целым, поэтому люди отбирались не в одиночку, а семьями.

Когда «Адастра» поднималась с поверхности Земли, на борту ее было пятьдесят детей, а в первый год путешествия родились еще десять. Людям на Земле казалось, что могучий корабль мог не только бесконечно поддерживать существование своего экипажа, но сам экипаж, обладающий более чем достаточными ресурсами для науки и развлечений, мог восстанавливаться в такой степени, что тысячелетний полет становился столь же возможным, как эта небольшая прогулка до Проксимы Центавра.

Так бы оно и случилось, если бы не явление настолько незначительное, что его никто не предусмотрел. Явлением этим была скука. Не прошло и полугода, как полет перестал быть исключительным событием. Путешествие на большом корабле стало убийственно скучным, особенно для женщин.

«Адастра» уподобилась огромному муравейнику, в котором не было газет, магазинов, новых фильмов, новых лиц или хотя бы мелких неудобств, вызываемых сменой погоды. Мелочная детальность всех приготовлений к путешествию лишила его какого-либо разнообразия. Это и означало скуку.

Скука же влекла за собой беспокойство, а беспокойство, когда на борту есть женщины, мечтавшие о невероятных приключениях, означало — дьявольские неприятности. Мужья перестали быть для них героями, превратившись в обыкновенных людей. У мужчин тоже были подобные разочарования. Заявления о разводах заполнили стол капитана, поскольку именно он олицетворял на корабле власть. На восьмом месяце произошло одно убийство, в следующие три — еще два.

Через полтора года полета экипаж оказался на грани бунта. Когда прошли два года, кабины офицеров отделили от большей части «Адастры», людей разоружили, а за любой работой, выполнения которой требовали от бунтовщиков, следили офицеры, готовые применить оружие. Через три года экипаж потребовал возвращения на Землю, но за время, в течение которого «Адастра» могла бы погасить свою невероятно большую скорость и остановиться, она оказалась бы так близко от первоначальной цели путешествия, что это не имело большого значения для общего времени полета. Поэтому оставшееся время члены экипажа старались облегчить себе монотонность жизни любыми развлечениями, какие только можно было придумать при фактическом отсутствии потребности в настоящей работе.

Обитатели офицерских кабин называли своих подчиненных термином, который стал прозвищем для всех прочих участников полета — сокращением от слова «бунтовщики». Экипаж не желал поддерживать какие-либо отношения с офицерами, но, вопреки утверждениям Ольстера, реальной угрозы бунта не было. С некоторым опозданием между сторонами установилось что-то вроде внутреннего равновесия.

Большая часть экипажа выработала у себя взамен дерганой психики жителей изолированного от остального мира небоскреба психику жителей изолированной деревни. Разница между ними принципиальна. К условиям изоляции и монотонности особенно хорошо приспособились дети, выросшие за время экспедиции.

Джек Гэри был одним из них. Когда путешествие только началось, ему было шестнадцать лет. Он был сыном ракетного инженера; отец его умер на втором году путешествия. Другим примером этого типа была Элен Бредли. Когда ее отец — автор проекта и командир огромного корабля — нажал кнопку, запустившую ракету, ей было четырнадцать лет.

Уже в момент начала полета отец ее был более чем в преклонном возрасте. Быстро состарившийся под гнетом ответственности, длящейся непрерывно уже семь лет, он был сейчас старцем и знал — как знала это Элен, хотя и не могла с этим смириться — что не переживет долгого обратного путешествия. Его место должен был занять Ольстер, наследуя одновременно связанный с постом руководителя деспотический авторитет. При этом еще Ольстер хотел жениться на Элен.

Опершись подбородком на ладони, она и думала сейчас обо всем этом.

Было тихо, слышался только посвист вентилятора и время от времени радостное тиканье переключателей, управляющих автоматами, следившими, чтобы в мире, называемом «Адастрой», никогда не произошло ничего плохого.

Стук в дверь. Капитан поднял веки: он был очень стар и минуту назад задремал.

— Войдите! — коротко бросил Ольстер.

Джек Гэри вошел и отсалютовал, обращаясь к капитану. Это соответствовало уставу, но Ольстер бросил на него яростный взгляд.

— А, это вы, Гэри, — сказал капитан. — Кажется, близко время, когда мы ожидаем получения новых сигналов, верно?

— Да, господин капитан.

Джек Гэри был очень спокоен и деловит. Только один раз, когда он искоса взглянул на Элен, в его облике проскользнуло что-то, кроме позы человека, поглощенного работой. За бесконечно малую долю секунды взгляд его нечто сказал ей, заставившее ее радостно просиять.

Ольстер заметил этот короткий взгляд и жестко сказал:

— Вы продвинулись в расшифровке сигналов, Гэри?

Глядя на записи в блокноте, Гэри установил шкалу трансволнового приемника. Не прерывая настройку аппаратуры, он ответил:

— Нет. Сначала повторяется один и тот же набор сигналов, который должен быть чем-то вроде позывных, поскольку часть его используется как подпись в конце передачи. С позволения капитана я воспользовался первой частью этого блока сигналов как позывными в наших передачах, отправляемых в ответ на те. Просматривая записанные передачи, я наткнулся на нечто, показавшееся мне важным.

— Что это такое, Гэри? — мягко спросил капитан.

— Уже несколько месяцев мы посылаем сигналы вперед направленным лучом. Это была ваша идея — высылать сигналы вперед, чтобы в случае существования цивилизованных жителей на планетах, кружащихся вокруг солнца, к которому мы летим, они убедились, что наши цели мирные.

— Верно, — согласился капитан. — Было бы трагично, если бы первый межзвездный контакт оказался иным.

— Уже почти три месяца мы получаем ответ на наши сигналы и всегда с промежутками более чем в тридцать часов. Разумеется, мы предположили, что их посылает стационарный передатчик и что действует он раз в сутки, когда находится в положении, наиболее подходящем для связи с нами.

— Конечно, — сказал капитан. — Мы рассчитали период вращения планеты, с которой приходят сигналы.

Джек Гэри закончил настройку и повернул выключатель. В динамике появился нарастающий шум, который тут же смолк. Джек еще раз проверил взглядом указатели.

— Я сравнивал записи, господин капитан, беря поправку на наше приближение к источнику передачи. Поскольку мы резко уменьшаем расстояние между нами и звездой, нашим сегодняшним сигналам, чтобы дойти до нее, требуется на несколько секунд меньше, чем вчерашним. Их сигналы должны демонстрировать то же самое сокращение перерыва между передачами, если их действительно отправляют каждый день в один и тот же момент планетарного времени.

Капитан благожелательно кивнул.

— Поначалу так и было, — продолжал Джек, — но около трех недель назад продолжительность перерыва между передачами совершенно изменилась. Это касается силы сигнала, а также формы волны, как будто теперь их посылает другой передатчик. Кроме того, в первый день после этой смены сигнал дошел до нас быстрее на секунду, чем это следовало из нашей скорости сближения со звездой. На второй день сигналы пришли на три секунды раньше, на третий — на шесть, на четвертый — на десять… и так далее. Еще около недели назад сигналы приходили с упреждениями, увеличивающимися в арифметической прогрессии, затем упреждение стало вновь уменьшаться.

— Чушь! — резко бросил Ольстер.

— Так утверждают записи, — решительно ответил Джек.

— Ну, и как вы это объясните, Гэри? — спросил капитан.

— Они передают с космического корабля, — коротко ответил Джек. — Он приближается к нам с ускорением в четыре раза больше нашего и посылает сигналы с тем же интервалом, что и прежде — по их часам.

Воцарилась тишина. Элен Бредли блаженно улыбалась. Капитан задумался, наконец, признал:

— Очень хорошо, Гэри. Это звучит убедительно. Что дальше?

— Итак, господин капитан, — продолжил Джек, — поскольку направление смещения приходящих сигналов во времени неделю назад изменилось на обратное, похоже, что приближающийся космический корабль начал торможение. Вот мои расчеты, господин капитан. Если сигналы посылаются через то же время, что и сначала, это означает, что к нам приближается космический корабль, тормозящий, чтобы остановиться и изменить курс. Его курс и скорость сравняются с нашими через четыре дня и восемнадцать часов. Они хотят застать нас врасплох этой встречей.

Лицо капитана просветлело.

— Великолепно, Гэри! Это действительно высоко развитая цивилизация! Что за встреча! Два народа, разделенные четырьмя световыми годами пространства! Подумать только, какие чудеса мы увидим! И представьте, они послали корабль далеко за пределы своей системы, чтобы нас встретить и приветствовать!

Джек был настроен более серьезно.

— Надеюсь, что да, господин капитан, — сухо сказал он.

— Дальше, Гэри, — зло сказал Ольстер.

— Что ж, — задумчиво произнес Джек, — они делают вид, что посылают сигналы со своей планеты — передают, как им кажется, через те же интервалы. Если бы захотели, то могли бы обмениваться с нами сигналами двадцать четыре часа в сутки и начать работу по согласованию кода для обмена информацией. Вместо этого они пытаются обмануть нас. Полагаю, что в лучшем случае они прибудут, готовые к схватке. Если не ошибаюсь, сигналы пойдут через три секунды.

Он замолчал и стал смотреть на шкалу приемника. Из аппарата ползла лента, регистрирующая сигналы по мере их поступления, и другая, записывающая глубины модуляции. Обе они были чисты.

Но вдруг — ровно через три секунды — самописцы дрогнули, и на ползущих лентах бумаги появились тонкие белые линии. Из динамика донеслись звуки.

Это был голос — сомнений не было. Хрипловатый и одновременно шипящий, больше всего похожий на стрекот насекомого. Однако звуки, из которых он состоял, модулировались таким образом, каким не смогло бы сделать этого ни одно насекомое. Явно образующие что-то вроде слов без гласных, но различающиеся родом и напряженностью звука.

Трое мужчин, сидевших в рубке, уже много раз слышали эти слова, так же, как и девушка, но именно теперь они произвели на нее впечатление угрозы, брани, скрываемой жажды уничтожения; слушая их, она почувствовала, что кровь стынет в ее жилах.

2

Корабль мчался в космосе; дюзы его двигателей посылали вперед тонкие и, казалось, несоизмеримо слабые, по сравнению с массой «Адастры», пурпурные языки пламени, которые не выделяли ни дыма, ни газов и казались лишь маленькими огоньками, необъяснимым образом горящими в пустоте.

Во внешнем его виде не происходило никаких перемен уже много лет. Время от времени люди выбирались из шлюза и двигались по поверхности корабля, расплавляя сталь под ногами огнем, вырывающимся из термических излучателей. Потребности в подобной экспедиции не было уже давно.

Однако сейчас в слабом свете Проксимы Центавра из маленького шлюза выскользнул человек в космическом скафандре и тут же оторвался от корабля на всю длину тонкого, как паутина, страховочного каната. Постоянное ускорение создавало искусственную гравитацию не только внутри шара, все, что двигалось вместе с «Адастрой», подчинялось тому же воздействию. Человек на передней тормозящей поверхности корабля был отброшен в пространство моментом своей собственной массы и той же силой, что внутри корабля прижимала его ноги к полу.

Он подтянулся обратно, затратив на это огромные усилия; двигался неуклюже, что еще больше подчеркивала округлость раздутого скафандра. Схватившись за поручень, он на время работы сверлом пристегнулся карабином, потом еще более неловко перебрался на другое место и продолжал сверлить. Так он сменил пять мест, а затем на стальной поверхности, которая, казалось, всегда была над ним, не менее получаса возился с установкой сложной путаницы стеллажей и проводов. В конце концов, довольный проделанной работой, он подтянулся обратно и забрался в шлюз. «Адастра» мчалась вперед, совершенно не изменившаяся, кроме маленькой выпуклой конструкции из проволоки диаметром около десяти метров, которая больше всего походила на микроскопические заграждения из колючей проволоки.

Когда уже внутри корабля Джек освобождался от космического скафандра, его горячо приветствовала Элен Бредли.

— Это было ужасно! — сказала она. — Так смотреть на тебя, висящего на той паутине, над миллионами километров космической пустоты под ногами!

— Если бы канат лопнул, твой отец повернул бы корабль, чтобы подцепить меня, — тихо ответил Джек. — Пойдем включим индуктор, проверим, как действует новая приемная антенна.

Он повесил скафандр на место. Когда они выходили из шлюза, их руки случайно соприкоснулись, и молодые люди заколебались, поглядывая друг на друга. Потом остановились: глаза Элен сверкали. Руки Джека нетерпеливо поднялись…

Поблизости послышались шаги, из-за угла вышел Ольстер — заместитель капитана корабля — и остановился как вкопанный.

— Что это значит? — яростно спросил он. — То, что капитан пустил тебя в офицерскую часть корабля, вовсе не значит, что ты можешь вводить здесь стиль флиртования бунтов!

— Как ты смеешь! — гневно крикнула Элен.

Огненный румянец на лице разъяренного Джека быстро сменился бледностью.

— Возьми свои слова назад, — сказал он тихо, очень тихо. Возьми их назад, или я покажу тебе стиль борьбы бунтов при помощи излучателя поля. Как офицер я тоже теперь вооружен.

Ольстер что-то буркнул и обратился к девушке:

— Твоему отцу плохо, — зло сказал он. — Ожидание конца полета давало ему силы, но теперь…

Девушка, вскрикнув, выбежала.

Ольстер резко повернулся к Джеку.

— Я ничего не возьму назад, — бросил он. — По приказу командира ты стал офицером, но ты — бунт, и, когда командиром стану я, долго ты офицером не останешься. Предупреждаю! Что вы здесь делали?

Джек смертельно побледнел, но звание офицера, дающее ему возможность часто видеться с Элен, было слишком ценным, чтобы потерять его. Кроме того, у него была работа, а выполнить ее не будучи офицером он не мог.

— Я монтировал на поверхности интерференционную решетку, — сказал он, — чтобы запеленговать станцию, посылающую сигналы, которые мы принимаем. Некоторое время она будет действовать как индуктор и гораздо точнее, чем главные индукторы корабля.

— Вот и занимайся своей чертовой работой, — резко бросил Ольстер. — Посвящай побольше внимания ей, а не флирту!

Джек подключил кабель решетки, которую недавно смонтировал, к трансволновому приемнику. Работал он около часа, все более и более мрачнея. Происходило что-то непонятное. Индуктор фиксировал вокруг «Адастры» полную пустоту. Поначалу интерференционная решетка показывала положение крупного объекта, удаленного на два миллиона километров и немного в сторону от курса «Адастры», потом вдруг все касающиеся его показания исчезли. Указатели всех датчиков трансволнового приемника встали на ноль.

— Проклятье! — выругался Джек.

Он изменил настройку на пульте управления, ненадолго задумался, а затем одновременно переключил частоту в главных индукторах и интерференционной решетке. Затаив дыхание, он ждал полминуты — столько времени требовалось волнам на новой частоте, чтобы преодолеть три миллиона километров, а потом войти в анализатор, передавая, информацию о любом объекте в пространстве, который мог их исказить.

26, 27, 28 секунд… И тут на огромном корабле включились все сигналы тревоги. Все аварийные переборки «Адастры» с шипением закрылись, превращая каждый коридор в шлюз. Секундой позже осветились экраны мониторов в главной рубке.

— Управление Ракетными Двигателями готово!

— Персонал Воздушной Системы готов!

— Силовая установка готова!

Джек коротко бросил в микрофон:

— Главные индукторы обнаружили в двух миллионах километров объект, с большой скоростью движущийся в нашем направлении. Капитан болен, поэтому прошу найти его заместителя Ольстера.

Дверь резко открылась, и в рубку ворвался сам Ольстер.

— Что за черт? — заорал он. — Вы что, спятили, включать общую тревогу?! Индукторы…

Джек указал на пульт главного индуктора. Стрелки всех приборов по-прежнему выдавали информацию о причине, вызвавшей продолжавший звучать сигнал тревоги. Ольстер тупо посмотрел на приборы, и пока он на них пялился, все стрелки вернулись на ноль.

Лицо Ольстера отразило удивление: это была пустота, настолько же лишенная выражения, как и показания приборов.

— Они обнаружили наш луч, — мрачно сказал Джек, — и спрятались за каким-то излучением, которое его нейтрализовало, потому я установил две частоты и одновременно заменил их, а они не сумели перенастроить нейтрализаторы так быстро, чтобы не включились наши сирены.

Ольстер молча стоял, борясь с яростью, терзавшей его. Наконец нехотя согласился:

— Вы правы, Гэри. Хорошая работа. Продолжайте наблюдение.

Сказав это, он холодно и с достоинством принял командование огромным кораблем, хотя, честно говоря, сделать можно было немного. Всевозможные приготовления к отражению угрозы были закончены через пять минут. Потом Ольстер вновь обратился к Джеку.

— Я не люблю вас, — холодно сказал он. — В личном плане, как мужчина, я вас терпеть не могу, но как заместитель капитана, исполняющий обязанности командира корабля, должен признать, что вы отлично показали себя, обнаружив хитрость наших друзей — попытку приблизиться на расстояние атаки без нашего ведома. Джек не ответил. Он хмурился, потому что думал об Элен. «Адастра» была большим, но слабо маневренным кораблем. Она была чрезвычайно массивна и все же не годилась для тарана. Располагала почти неограниченной мощью уничтожения благодаря устройствам, создающим поле Колдуэлла для дезинтеграции материи, но не имела вооружения более мощного, чем двухмегаваттное вихревое орудие, предназначенное для уничтожения опасных животных и растений там, где они могли бы приземлиться.

— Каково ваше мнение? — коротко спросил Ольстер. — Как вы оцениваете ситуацию?

— Они ведут себя так, словно планируют враждебные действия, — ответил Джек. — Ускорение у них в четыре раза больше нашего, так что убежать мы не сможем. С таким ускорением они должны быть более маневренными. Мы не имеем ни малейшего понятия, каким оружием они располагают, но знаем, что не можем с ними бороться, разве что у них какое-то очень примитивное вооружение. Я вижу только один шанс…

— Какой?

— Они пытались приблизиться к нам тайком, видимо, собираясь неожиданно открыть огонь. Но возможно, они просто боятся и хотели только присмотреться к нам, не давая возможности атаковать их. В таком случае единственным разумным ходом с нашей стороны будет направить на их корабль сигнальный луч. Когда они поймут, что нам известно их положение и мы не предпринимаем враждебных действий, едва ли они подумают, что мы не можем сражаться. Скорее они решат, что мы настроены миролюбиво и лучше не задевать корабль такого размера, знающий их местонахождение и готовый отразить нападение.

— Очень хорошо, — сказал Ольстер. — Вы откомандировываетесь к службе связи. Продолжайте заниматься своей программой. Я проконсультируюсь с ракетными инженерами и посмотрю, что они смогут придумать для вооружения. Вы свободны.

Голос его звучал резко, даже грубо, он действовал Джеку на нервы, от него буквально бежали мурашки по коже. Однако следовало признать, Ольстер не позволял своей личной антипатии повредить кораблю. Он был одним из тех офицеров, которых искренне ненавидят все — пока не появится конкретная угроза. Только тогда проявляется их умение.

Джек отправился в помещение, где располагались манипуляторы устройств связи. Перемещение луча не потребовало много времени. Передатчик начал монотонно посылать запись последней передачи «Адастры» для далекой и до сих пор не идентифицированной планеты, обращающейся вокруг окруженной кольцами звезды. Пока в эфир раз за разом уходили сигналы, Джек приказал оператору связи переключить образ чужого корабля на экран.

Они держали его теперь в луче сканнера, а усиление яркости и масштаба увеличения позволило получить на мониторе изображение чужого корабля в виде миниатюры диаметром тридцать сантиметров.

Форму он имел яйцевидную и был идеально гладок. Ни следа ребер, выдвигающихся крыльев для полета в атмосфере или башенок спасательных шлюпок. Не видно было абсолютно никаких деталей, кроме дюз, из которых время от времени брызгал огонь, и маленьких точек, которые могли быть иллюминаторами. Корабль продолжал тормозить, чтобы уравнять скорость и курс с «Адастрой».

— Спектроскопический анализ готов? — спросил Джек.

— Да, — ответил дежурный наблюдатель. — Но в него трудно поверить. Они пользуются ракетами на жидком топливе — какая-то органическая смесь. Кроме того, из расчетов следует, что корпус этой телеги из целлюлозы, а не металла. Снаружи она деревянная.

Джек пожал плечами. Ни следа оружия.

Он снова принялся за работу. Чужой корабль непрерывно просвечивался насквозь лучами сканнера, и приборы не могли не обнаружить, что на корабль направлен луч, следящий за каждым его движением, и значит, присутствие и, вероятно, цель пришельцев известны на могучем корабле из далекого пространства.

Все же приемники Джека молчали. Лента ползла из них без следа записи. Хотя… Джек присмотрелся внимательнее: на ленте виднелась странная, смазанная линия, как будто анализаторы приемников не могли работать на частоте принимаемых ими волн. Джек взглянул на указатель теплового эффекта. Чужой корабль излучал с мощью, означавшей, что «Адастра» принимает пять тысяч киловатт. Однако это не было попыткой связи. Джек помрачнел, потом переключил принимаемое излучение в пятиметровый диапазон и прочел его частоту и тип. После этого соединился с главной рубкой.

— Они всаживают в нас короткие волны, — спокойно доложил он Ольстеру. — Около пяти мегаватт на тридцатисантиметровых волнах. Излучение того типа, который на Земле использовали для уничтожения вредителей на полях. Смертельно для живых существ, но наш корпус его просто поглощает.

Элен… Остановить «Адастру» было невозможно. Хотя торможение продолжалось, они еще недостаточно приблизились к системе Проксимы Центавра, а уже были атакованы кораблем, чье ускорение четырехкратно превосходило их собственное. Этот корабль накачивал их убийственным излучением.

— Может, они думают, что мы уже мертвы? И придут к выводу, что наш передатчик работает автоматически?

Внезапно из динамика бортового радиоузла послышался голос Ольстера:

— Внимание всем офицерам! Вражеский корабль направил на нас лучи, которые, вероятно, считает смертоносными. Сейчас он приближается к нам с максимальным ускорением. Приказываю ни в коем случае не трогать механизмы управления: нынешнее их положение не должно измениться ни на волос. Не должно быть никаких признаков присутствия разумной жизни на борту «Адастры». У работающих устройств должны постоянно находиться дежурные на случай необходимости срочного маневра. Пока делаем вид, что «Адастра» летит под контролем автоматов. Все понятно?

Джек легко представил себе рапорты центров управления отделами. Внезапно ожил его собственный приемник. Послышались похожие на гудки звуки вызова, знакомые настолько, что производили впечатление слов, потом какафония звуков и слова, произносимые человеком. Снова гудки — и опять слова на отличном английском — явно воспроизведенная запись передачи «Адастры».

— Связисты, — приказал Ольстер, — не отвечать на эти сигналы. Это проверка, уцелели ли мы после их атаки.

— Понял, — ответил Джек.

Ольстер был прав. Джек смотрел на указатели и слушал, а из динамика лилась бессмысленная болтовня. Потом прекратилась. Десять минут было тихо, затем все началось сначала.

«Адастра» мчалась сквозь вакуум. Бессмыслица из космического пространства кончилась, и секундой позже снова заговорил, радиоузел.

— Вражеский корабль увеличил ускорение; они явно уверены, что мы все погибли. Через четыре часа они будут рядом с нами, поэтому на три часа возобновляются обычные вахты.

Джек откинулся на спинку кресла и нахмурился. Он начинал понимать тактику, которой решил придерживаться Ольстер. Это была плохая тактика, и в то же время единственная, которой мог воспользоваться беззащитный корабль вроде «Адастры».

Однако неудача первой атаки вовсе не означала, что все последующие тоже кончатся ничем. «Адастра» просто не могла остановиться еще много миллионов километров. Если даже отчаянный план Ольстера поможет справиться с этим конкретным нападающим и этим конкретным оружием, это вовсе не означало просто не могло означать — что «Адастра» или люди на ее борту получат хотя бы шанс, чтобы защититься. А ведь здесь была Элен.

3

Странный корабль был теперь отчетливо виден на мониторах — даже без увеличения. Он остановился в десяти километрах от «Адастры».

Идеально яйцевидный, без каких-либо выступающих частей, кроме кормовых дюз, он висел неподвижно относительно земного корабля, и это означало, что его навигаторы давно уже проанализировали ускорение тормозящей «Адастры» и точно подогнали к нему все параметры своего курса.

Элен со все еще мокрым от слез лицом смотрела, как Джек усиливает яркость и увеличение изображения. Ее отец сломался внезапно и окончательно. Сейчас он отдыхал, почти непрерывно находясь в дреме, с выражением блаженного удовлетворения на лице.

Он пилотировал «Адастру» до момента первого контакта с цивилизацией иной звездной системы. Дело его жизни было выполнено, и он целиком отдался отдыху. Разумеется, он не знал, что первым настоящим контактом с чужим космическим кораблем был удар коротких волн с частотой, убийственной для живых существ.

Космический корабль на экране монитора увеличивался по мере того, как Джек вращал ручку, приближая его. Теперь даже света звезд, отраженного от «Адастры» должно было хватить для выявления каких-либо деталей поверхности. Но их не было — совершенно никаких. Ни заклепок, ни болтов, ни даже линий стыков плит корпуса. Ряд иллюминаторов был темным и не показывал никаких признаков жизни внутри.

— Вот это дерево! — повторил Джек. — Корабль сделан из какого-то вида целлюлозы, которая выдерживает холод космического пространства.

— По-моему, это похоже скорее на выросшее, чем на построенное, — тихо сказала Элен.

Джек удивленно заморгал, потом открыл было рот, но тут приемник у его локтя разразился звуками, похожими на гудение и жужжание насекомого: это были сигналы с чужого корабля. Потом английские слова, записанные с предыдущих передач «Адастры». Искушение ответить им было велико.

— Во всяком случае они хитры, — мрачно заметил Джек.

Сигналы смолкли. Тишина. Джек взглянул на ленту с записью принимаемых волн. На ней виднелись такие же, как прежде, затертые линии.

— Снова короткие. На таком расстоянии они должны не только убить нас, но еще и стерилизовать корабль. К счастью, наш корпус сделан из тяжелого сплава с высоким коэффициентом гистерезиса. Ни один квант этого излучения не сможет пройти сквозь него.

На долгое время воцарилась тишина. Лента с записью показывала, что мощный поток тридцатисантиметровых волн по-прежнему омывает корпус «Адастры». Джек вдруг соединился с вахтой и задал вопрос. Да, он не ошибся — внешняя оболочка корабля нагревалась. За пятнадцать минут ее температура повысилась на полградуса.

— Нечего беспокоиться, — буркнул он. — Пятнадцать градусов — это все, чего они добьются такой мощностью.

Запись на ленте кончилась. Смертоносное, как считали чужаки, излучение прекратилось. Яйцевидный корабль рванулся вперед. Следующие двадцать минут Джеку пришлось переключаться на все новые экраны, чтобы удержать чужаков в поле зрения. Чужой корабль летал над корпусом «Адастры» осторожно, но с назойливым любопытством — то в полукилометре, то в двухстах метрах, прыгал то туда, то сюда с удивительным ускорением и не менее удивительной способностью останавливаться на месте. Дюзы ракетных двигателей имелись у него только на большем конце яйцевидного корпуса, и каждый раз, желая изменить направление, ему приходилось поворачиваться целиком, поэтому гироскопы у него наверняка были очень мощными. И все равно от стремительности его движений перехватывало дыхание.

— Не хотел бы я находиться внутри него, — сказал Джек. — Обычные для них методы навигации превратили бы нас в кашу. Это не люди, как мы, они могут выдержать гораздо больше.

Чужой корабль казался разумным, даже живым существом, а стремительность движений делала его еще более пугающим, когда он крутился вокруг гигантского космического корабля, который чужаки считали сейчас огромным гробом.

Внезапно чужой корабль резко повернул и направился к «Адастре». Двести метров, сто, двадцать… Наконец он мягко остановился на поверхности земного корабля.

— Теперь мы взглянем на них, — сказал Джек. — Они сели возле шлюза, значит, явно знают, что это такое. Посмотрим на их скафандры.

Элен подавила крик. Часть борта чужого корабля начала вдруг вздуваться, как пузырь, коснулась поверхности «Адастры» и, казалось, прилипла к ней. Поверхность соприкосновения все увеличивалась.

— О, Боже! — сказал Джек бесцветным голосом. — Неужели он живой? И хочет сожрать наш корабль?

Из динамика центрального радиоузла донеслась команда:

— Вооруженным офицерам немедленно собраться у шлюза СН41. Центаврийцы открывают его снаружи. Ждать на месте дальнейших распоряжений! Видеоэкран в шлюзе действует, по ходу дела вас будут информировать. Выполняйте!

Динамик затих. Джек схватил тяжелое оружие — один из тех излучателей поля, которые оглушали человека на расстоянии до двух километров, а с шести метров, если использовать полную мощность — убивали. В кобуре на поясе у него было оружие для ближнего боя. Он направился к двери.

— Джек! — отчаянно крикнула Элен.

Он поцеловал ее. Губы их встретились впервые, но казалось вполне естественным, что это случилось именно сейчас.

Джек бегом понесся по длинным коридорам «Адастры» к назначенному месту сбора, и, пока бежал, мысли его ничуть не походили на мысли ученого и офицера первой земной межзвездной экспедиции. Он думал о губах Элен, отчаянно приникающих к его губам, о прижавшемся к нему мягком теле девушки.

Сверху донесся шепот, идущий из динамиков центрального радиоузла:

— Они внутри шлюза. Открыли его без труда. Сейчас изучают наш воздух. Похоже, он их вполне устраивает.

Динамик остался позади, а Джек, задыхаясь, мчался дальше. Перед ним бежал кто-то другой. Шесть, потом двенадцать человек собрались в конце коридора. Сбоку, от стены, донесся сдавленный голос:

— …ятся со внутренней дверью шлюза. Похоже, только четверо или пятеро войдут в корабль. Нужно позволить им удалиться от шлюза подальше, поэтому все спрячьтесь. Когда задвинутся аварийные переборки, это будет сигнал для вас. Используйте тяжелые излучатели, увеличивая мощность от минимума до тех пор, пока они не упадут парализованными. Вероятно, потребуется большая мощность, чтобы их повалить. Если возможно — не убивать. Приготовиться!

Вокруг была дюжина или даже больше офицеров. Толстый начальник отдела ракетных двигателей, худощавый офицер вентиляционной службы, подофицеры из других отделов. Толстый начальник ракетчиков засопел, торопливо ища убежище. Потом что-то щелкнуло со стороны внутренней двери шлюза, и она открылась. Изнутри доносились приглушенные уханья. Существа — кем бы они ни были — изучали висящие там скафандры. Поначалу звуки интонировались отчетливо и можно было различить уханье отдельных особей, но внезапно из шлюза понеслось неразборчивое бормотанье — несколько существ заговорили одновременно. В голосах их звучало возбуждение, алчность и ноты триумфа.

Затем что-то шевельнулось в дверях шлюза, какая-то тень вышла за порог, и люди увидели существ, которые напали на их корабль.

В первое мгновенье они показались совершенно похожими на людей. У них были две ноги и две свисающие по бокам верхние конечности — щупальца, явно служившие руками и постепенно истончавшиеся, переходя в тонкие, подвижные отростки. И ноги и щупальца производили впечатление гибких по всей длине; в них не было суставов, использовавшихся людьми при ходьбе, отчего движения центаврийцев были удивительно мягкими.

Однако самым странным было то, что у них не имелось голов. Раскачиваясь на ходу, они вышли из шлюза, и каждый на конце одной из рук имел странный полуцилиндрический предмет, который нес так, словно это было оружие. К туловищу крепились металлические контейнеры, а само туловище было волокнистым и в строении его кожи виднелось что-то удивительно знакомое.

Удивленно смотревший Джек искал глаза, ноздри, губы, но заметил только узкие щелки. Может, это и есть глаза? Ничего похожего на рот вообще не было. Волос тоже не было, но на спине одного из существ, когда то повернулось, чтобы возбужденно проухать что-то остальным, он заметил пористую коричневатую субстанцию. Она выглядела как кора, кора дерева. И вдруг Джека осенило. Он едва не закричал, но вместо этого наклонился и тихонько передвинул рукоять, регулирующую уровень излучения, сразу на максимум.

Существа двигались вперед. Они дошли до разветвления коридора и, помахав руками, издавая при этом артикулированные звуки, разделились на две группы. Потом исчезли из поля зрения, их голоса удалились. Офицеры, оставшиеся позади, беспокоились, что сигнал атаки еще не был дан. Из динамика радиоузла донесся шепот:

— Спокойно! Они уверены, что все мы мертвы. Снова разделяются. Может, нам удастся закрыть аварийные переборки и запереть их по одному. Тогда мы займемся ими по очереди. А вы наблюдайте за шлюзом.

Тишина, слышно только гудение работающего где-то рядом вентилятора. Потом где-то далеко пронзительно закричал человек и, прежде чем крик его стих, раздался голос одного из существ. Это был высокий, пискливый визг — радостный, триумфальный и невыразимо страшный.

Ему ответили другие взвизгивания, поднялась суматоха, словно остальные создания бежали к первому. И тут зашипел сжатый воздух, отделяя каждую часть корабля от остальных. В гробовой тишине фрагмента коридора, в котором были отрезаны офицеры, дежурившие у шлюза, они вдруг услышали удивленное уханье.

Из шлюза появились еще два существа. Один из людей дрогнул, существо заметило это и направило в его сторону полуцилиндрический предмет. Человек — а это был офицер связи крикнул и конвульсивно дернулся. В ту же секунду, как мышцы его напряглись для отчаянного прыжка, он вдруг рухнул мертвый как камень.

Существо издало высокий, триумфальный визг, такой же, какой они слышали недавно, и жадно бросилось к телу. Одна из длинных, утончающихся рук метнулась вперед и коснулась руки мертвого человека.

И в этот момент загудел излучатель Джека; за ним начали стрелять остальные. В несколько секунд помещение заполнил звук, похожий на жужжание разозленных пчел. Еще три существа появились из люка, но тут же упали под перекрестным огнем силовых полей излучателей. Люди прекратили стрелять, только когда почувствовали резкое движение воздуха в сторону шлюза: это означало, что на корабле врага поняли опасность и чужаки уходят. Требовалось срочно закрыть шлюз, а потом уже можно будет заняться существами, вторгшимися на «Адастру».

Два часа спустя Джек вошел в главную рубку и отсалютовал. Лицо у него было бледное, а черты его выдавали возбуждение и решительность. Ольстер мрачно повернулся к нему.

— Я послал за вами, — резко сказал он, — поскольку вы являетесь потенциальным источником неприятностей. Командир мертв, вы слышали об этом?

— Да, — угрюмо ответил Джек. — Слышал.

— Следовательно, я становлюсь капитаном «Адастры», — вызывающе продолжал Ольстер. — Как вы помните, в моих руках право жизни и смерти в случае неповиновения, кроме того, супружество на «Адастре» становится легальным только после приказа с моей подписью.

— Я отлично понимаю это, господин капитан, — ответил Джек еще мрачнее.

— Вот и отлично, — заметил Ольстер и с нажимом добавил: — По дисциплинарным причинам я приказываю вам прекратить любые контакты с мисс Элен Бредли. Невыполнение приказа будет расценено как бунт. Я собираюсь жениться на ней сам. Что вы скажете на это?

Джек ответил с не меньшим нажимом:

— Я не обращу ни малейшего внимания на этот приказ, поскольку вы не такой глупец, чтобы выполнить свою угрозу. Разве вы идиот, чтобы не видеть, что наши шансы выйти из этого меньше, чем один из пятисот? Если вы собираетесь жениться на Элен, лучше постарайтесь дать ей шанс выжить!

На мгновенье стало тихо. Двое мужчин с яростью меряли друг друга взглядами — один средних лет, другой еще почти юноша. Наконец Ольстер скривился в улыбке, не имевшей в себе ни грамма радости.

— Как мужчина мужчину, я вас терпеть не могу, — сухо сказал он, — но как капитан «Адастры» хотел бы иметь еще несколько человек вроде вас. Мы провели семь лет на этом чертовом корабле, а теперь, когда пришла опасность, все офицеры настолько потрясены, что не годятся ни на что. Они будут выполнять приказы, но никто из них не способен их отдавать. Офицер связи был убит одним из этих дьяволов, верно?

— Да, господин капитан.

— Тогда я произвожу вас в офицеры связи. Мне противно смотреть на вас, и не сомневаюсь, вы испытываете те же чувства по отношению ко мне, но голова у вас работает хорошо. Вот и воспользуйтесь ею. Что вы делали в последние часы?

— Настраивал диктограф для разработки словаря из того, что сказал один из центаврийцев, чтобы потом использовать его как переводчика, действующего в обе стороны.

Ольстер на мгновенье удивился, потом согласно кивнул. Конечно, диктограф просто разбивает слово на отдельные фонемы, проводит анализ и выбирает карту, подходящую к эталону. При нормальном порядке работы карта приводит в действие печатающее устройство. Однако вместо записи отдельных букв карта может содержать напечатанный эквивалент слова чужого языка, и тогда начинает работать динамик.

На Земле подобные машины применялись довольно редко, так как в них необходимо использовать очень большие банки памяти. Одно время их использовали для дословных переводов как в разговоре, так и на письме. Джек предлагал писать центаврийские слова вместе с английскими эквивалентами, а диктограф, принимая загадочные поухивания, издаваемые чужими существами, должен был выбирать карточки, вызывая тем самым произнесение динамиком английских синонимов чужих слов.

Разумеется, так же это должно было действовать и в обратную сторону. С приготовленным таким образом словарем возможен был разговор без перерыва, необходимого для обучения пониманию и произношению звуков чужого языка.

— Отлично! — Ольстер оценил идею Джека одним словом. — И все же поставьте на эту работу кого-нибудь еще. Раз уж начало положено, дальнейшее должно быть просто. А вы нужны для другого; Вам известно, что уже установлено о центаврийцах?

— Да, господин капитан. Их ручное оружие похоже на наше, но значительно более эффективно. Я видел, как им убили офицера связи.

— А относительно самих существ?

— Я помогал связывать одно из них.

— Что вы о них думаете? У меня есть рапорт врача, но он сам не может в это поверить!

— Не удивительно, господин капитан, — мрачно сказал Джек. — Они совершенно не подходят под наши представления о разумных существах. У нас даже нет подходящего понятия, чтобы определить их сущность. С одной стороны, это, несомненно, растения. Тела их состоят из волокон целлюлозы, как наши из волокон мышц. Однако они разумны, чертовски разумны. Из земных организмов они больше всего близки к хищным растениям, типа росянки и ей подобных, однако настолько же выше их, насколько мы выше морских анемонов, которые животные в той же степени, что и люди. По-моему, господин капитан, они не являются ни животными, ни растениями; их тела состоят из тех же субстанций, что земные растения, но они могут перемещаться, как животные Земли. Вполне возможно, что типичные формы животной жизни на их планете так же стационарны, как типичные укоренившиеся растения Земли.

— Они относятся к нам, животным, как мы — к растениям? — с горечью спросил Ольстер.

— Да, господин капитан, — спокойно ответил Джек. — Питаются они через отверстия в руках. Тот, что убил офицера связи, схватил его за руку. Выглядело это так, словно он выделил при этом какую-то жидкость, мгновенно растворяющую ткани. Он тут же всосал эту жидкость обратно. Если позволите высказать предположение, господин капитан…

— Продолжайте, — сказал Ольстер. — Все остальные бесцельно бегают по кругу или удивляясь, или умирая от ужаса.

— Командир группы, которая вторглась на корабль, носил на себе отличительный знак — кожаную повязку на одной руке.

— Но что, черт возьми.

— Погибли двое наших людей: офицер связи и дежурный техник. Прежде чем мы поймали центаврийца, который убил дежурного, тот успел съесть кусочек его тела, а остальное было как-то странно высушено химикалиями, которые существо имело с собой.

Кадык Ольстера задвигался, как будто капитана тошнило.

— Я видел это…

— Может, это и странная мысль, — серьезно сказал Джек, но если бы на месте центаврийца был человек, запертый на корабле, принадлежащем чужой расе, и ожидающий скорой смерти, единственной вещью, которую он хотел бы иметь на своем теле — как сделал чужак с высушенным, законсервированным телом дежурного — было бы…

— Золото, — закончил Ольстер, — или платина, или драгоценные камни, которыми он мог бы рассчитывать откупиться.

— Вот именно, — подтвердил Джек. — Но не забывайте, что это лишь догадка, а эти существа не только не люди, но даже не животные. Все же ясно одно: они едят мясо животных. Они ценят пищу животного происхождения, как люди ценят бриллианты. Останки животных — кожу — носят как украшение. Похоже, животные ткани на их планете редкость, раз их так высоко ценят. Таким образом…

Ольстер встал, лицо его отражало противоречивые чувства.

— Значит, наши тела для них эквивалент золота! Бриллиантов! Гэри, нет и тени надежды на дружбу с этими дьяволами!

— Я согласен с вами — шансов, у нас нет, — бесстрастно ответил Джек. — Если бы на Земле приземлилась раса с телами из металлического золота, их, вероятно, перебили бы. Но есть еще один момент: Земля. Зная наш курс, эти существа могут установить, откуда мы прибыли, а их космические корабли довольно хороши. Я хочу поставить к диктографу кого-нибудь другого, а сам попытаюсь передать сообщение на базу. Невозможно проверить, дойдет ли оно до цели, но они должны ждать наших сообщений именно когда оно достигнет Земли. Может, они усовершенствовали приемники — во всяком случае, они могли это сделать.

— Люди могли бы противостоять этим тварям в космическом пространстве, — жестко сказал Ольстер, — при условии, что будут предупреждены. Может быть, хватит излучателей, а если нет, то торпед Колдуэлла. Или отрядов самоубийц, использующих свои тела как приманку. Однако, Гэри… мы говорим, будто с нами все кончено!

— Я думаю, господин капитан, — ответил Джек, — так оно и есть. — Он помолчал и добавил: — Я поставлю к диктографу Элен Бредли и дам ей охранника для наблюдения за пленником. Центавриец будет крепко связан.

Это последнее заявление содержало в подтексте догадку, что приказ, касающийся избегания Элен, аннулирован. Оно было даже вызовом, провоцирующим на повторение приказа. Глаза Ольстера вспыхнули, и он с трудом взял себя в руки.

— Будь ты проклят, Гэри! — бросил он. — Убирайся!

Он повернулся к монитору, на котором виднелся вражеский корабль, а Джек вышел из рубки.

Яйцеобразный корабль находился сейчас на расстоянии двух тысяч километров и тормозил. Удирая от земного корабля, он маневрировал, как безумный, так что поражение его любым снарядом было бы невозможно; даже слежение за ним узким лучом представляло чрезвычайную трудность. Сейчас, остановившись относительно «Адастры», он висел в пространстве, наблюдая и явно готовя новую дьявольщину. Во всяком случае так считал Ольстер, мрачно смотревший на него.

Запасы «Адастры», казавшиеся неисчислимыми, когда корабль стартовал с Земли, оказались жалостно малы и недостаточны в данной, конкретной ситуации — перед лицом враждебности. Он мог бы засыпать сокровищами человеческой цивилизации расу, владеющую этой солнечной системой, мог бы ускорить развитие дикарей, мог предложить кое-что даже расе, стоящей выше людей, но эти существа, которые…

Чужой космический корабль висел неподвижно. Вероятно, посылал сигнал на свою родную планету, требуя распоряжений. В главную рубку «Адастры» поступали рапорты, и Ольстер знакомился с их содержанием. Центаврийцы, несомненно, извлекали из воздуха двуокись углерода; это соединение было для них тем же, чем кислород для людей, и в воздухе, лишенном СО2, они не смогли бы жить. Однако скорость их метаболизма была выше, чем у любого земного растения, ее можно было сравнить с обменом веществ земных животных. Ни в чем, кроме строения тела, они не были растениями, как морской анемон не выдает своей звериной натуры, пока не проведешь его точный химический анализ.

Центаврийцы имели высокоразвитую центральную нервную систему, своеобразный эквивалент мозга, значительный интеллект и богатый язык. Звуки произносили благодаря похожему на пищалку устройству, размещенному в специальном углублении тела. И они испытывали эмоции.

Пойманное существо, когда ему показывали различные предметы, выказало особый интерес к машинам; оно быстро поняло назначение маленького магнитофона и сознательно издало в сторону микрофона целую серию звуков. Оно жадно ощупывало человеческую одежду, отбрасывая ткани хлопчатобумажные или синтетические, зато выказало сильное возбуждение, коснувшись шерстяной рубашки, и еще большее, когда ему дали кожаный пояс. Оно надело его на себя, без труда защелкнув замок после первого же взгляда на него.

Из шерстяной рубашки оно вырвало нить и съело ее, раскачиваясь взад-вперед, словно в экстазе. Когда перед ним положили мясо, существо, казалось, не находило себе места от возбуждения. Часть мяса оно сожрало немедленно, все так же экстатически раскачиваясь, а остальное законсервировало с помощью загадочного химического процесса, пользуясь для этого субстанцией из небольшого металлического контейнера, который имело при себе и велело подать, указывая на него жестами.

Его орган зрения находился за двумя щелями в верхней части тела; самих глаз изучить не удалось. Однако лежащий перед Ольстером рапорт подчеркивал, что центавриец выказывал чрезвычайное оживление, едва в его поле зрения появлялся человек. Это было возбуждение того типа, который не прибавлял людям уверенности в себе. Это были те же самые чувства только более сильно выраженные — которые существо проявило на шерсть и кожу.

В рапорте также говорилось, что поначалу, видя людей, центавриец, как будто ведомый инстинктом, делал движения, напоминающие прицеливание из оружия.

Ольстер прочел этот и другие рапорты, а два часа спустя, после того как Джек поставил Элен Бредли к диктографу, она явилась на доклад.

— Прошу прощения, Элен, — сказал Ольстер. — Я не должен был назначать тебя на эту работу. На этом настоял Гэри. Я бы предпочел оставить тебя в покое.

— Я очень рада, что он это сделал, — решительно сказала Элен. — Отец умер, это так, но с чувством хорошо выполненного долга. Умер, не узнав, каковы центаврийцы. Работа пошла мне на пользу, и я справилась с ней лучше, чем ожидала. Центавриец, с которым я работала, был командиром отряда, вторгшегося на корабль. Он почти сразу понял, чему служит диктограф, и сейчас у нас есть довольно обширный словарь. Ты можешь поговорить с ним, если хочешь.

Ольстер быстро взглянул на монитор. Корабль врага не двигался. Да оно и понятно.

Расстояние «Адастры» от Проксимы Центавра можно было уже мерить в сотнях миллионов километров, а не в миллионах миллиардов, но, пользуясь иной терминологией, это все еще было расстояние порядка световых лет.

Тяжело ступая, Ольстер вошел в биологическую лабораторию, где хозяйничала Элен. В комнате находилось множество живности — кролики, овцы и, казалось, неисчислимое количество мелких животных, разводимых во время путешествия для получения продуктов питания; их планировали выпустить на волю, если вокруг окруженной кольцами звезды обращается планета, подходящая для колонизации.

Центавриец был крепко привязан, к стулу многочисленными веревками. Он? Она? Оно? Независимо от этого, он был совершенно беспомощен. Рядом со стулом стоял диктограф с подключенным к нему динамиком. Пленник заухал по-своему, а машина перевела странные звуки, шелестя между словами:

— Ты… быть… комендант… этот корабль?

— Да, — ответил Ольстер, и машина мелодично заухала.

— Эта… женщина… мужчина… мертвый, — снова сказала машина после очередных звуков, изданных чужаком.

— Я сказала ему, что мой отец мертв, — быстро вставила Элен.

Машина продолжала:

— Я… купить… все… мертвые… люди… на… корабль… дать… металл… золото… вы… любить…

Ольстер скрипел зубами, Элен побледнела. Она пыталась что-то сказать, но слова застряли у нее в горле.

— Вот оно — рождение межзвездной дружбы, которую мы надеялись установить, — с горечью сказал Ольстер.

Тут ожил динамик центрального радиоузла:

— Вызываю капитана Ольстера! Излучение впереди! На нескольких частотах, очень интенсивное! Явно передают несколько кораблей, хотя мы не можем выделить никаких сигналов.

В биолабораторию вошел Джек Гэри. Лицо. его было серьезно и бледно. Он старательно отсалютовал.

— Господин капитан, — начал он, — предыдущий офицер связи считал свою должность выгодной синекурой. За семь лет мы не приняли ни одной передачи с Земли, значит, он ни одной и не ждал. Тем временем сигналы идут — и уже несколько месяцев. Они отправлены с Земли через три года после нашего старта. Дела обстоят так, что парень по имени Коллавей обнаружил, что поляризованная по кругу волна дает узкий луч, сохраняющий свою форму навсегда. Несомненно, они передавали для нас уже несколько лет, и теперь мы принимаем одну из первых передач. Так вот, построена вторая «Адастра», и набирается экипаж… Нет, черт возьми, они набрали его еще четыре года назад! Корабль уже в пути и направляется туда же, куда и мы. Они летят по крайней мере три года и не имеют понятия, что эти дьяволы ждут их! Если даже мы сами взорвем корабль, все равно с Земли прибудет следующий, такой же невооруженный — прибудет затем, чтобы наткнуться на этих тварей, когда уже будет слишком поздно тормозить…

Снова заговорил центральный радиоузел:

— Капитан Ольстер, докладывает вахта. За последние три минуты температура корпуса поднялась на пять градусов и продолжает расти! Что-то закачивает в нас тепло и с бешеной скоростью!

Ольстер повернулся к Джеку и произнес с ледяной вежливостью:

— Гэри, согласись, что нам нет смысла ненавидеть друг друга, все равно мы здесь все погибнем. Так почему мне все время хочется тебя убить?

Впрочем, вопрос этот был чисто риторическим. Услышав три ужасные новости подряд, Элен тихо заплакала. Желая выплакаться, она инстинктивно бросилась в объятия Джека.

4

На самом деле ситуация была даже хуже, чем казалось сначала. Например, внешняя температура корпуса, о которой говорил вахтенный офицер, была показанием общего термометра, усредняющего показания всех наружных термометров. Одного взгляда на таблицу температур было достаточно, чтобы понять: температура задней части «Адастры» была практически нормальной, разогревалась передняя полусфера, направленная в сторону Проксимы Центавра. Однако и она нагревалась неравномерно: точки, возле которых дрожали красные огоньки, группировались близко друг к другу.

Ольстер с каменным спокойствием разглядывал красные огоньки на мониторе.

— Точно посреди нашего диска, видимого из их положения, — холодно констатировал он. — Это, разумеется, должен быть тот флот космических кораблей.

— Господин капитан, — сухо сказал Джек Гэри, — корабль, с которого мы захватили пленников, установил связь на несколько часов раньше, чем мы ожидали. Значит, это наверняка был не один корабль с излучателем коротких волн на борту, а целый флот с разведывательным кораблем впереди. Именно этот корабль сообщил им, что мы расставили ловушку на часть его экипажа, и в результате они открыли огонь!

Ольстер резко бросил в микрофон центрального радиоузла:

— Эвакуировать сектор Ж90. Он должен быть отделен немедленно, а обитатели его пусть выходят через шлюзы. Эвакуировать также прилегающие сектора, оставив только несущих службу. Всем им немедленно надеть вакуумные скафандры.

Он выключил микрофон и тихо добавил:

— Наружная температура части сектора Ж90 составляет сейчас четыреста градусов. Это температура темно-красного жара. Через пять минут оболочка начнет плавиться, а через час они проделают нам сквозную дыру.

— Господин капитан! — торопливо произнес Джек. — Напоминаю, что они атаковали, поскольку разведывательный корабль доложил, что мы расставили ловушку части их экипажа. Есть небольшая надежда…

— Какая? — зло крикнул Ольстер. — У нас нет оружия!

— Диктограф господин капитан! Теперь мы можем с ними поговорить!

— Великолепно, Гэри! — жестко сказал Ольстер. — Назначаю вас послом! За дело!

Он повернулся на пятке и поспешно выбежал из рубки. Через минуту голос его загремел из динамиков центрального радиоузла:

— Вызываю ракетного офицера! Немедленно доложить по личному видеофону! Порядок аварийный!

Ольстер отключился, но Джек этого не заметил. Он соединился с отделом радиокоммуникации, приказал дать полную мощность на передающий луч и расширить его угол. Он отдавал распоряжения одно за другим, а в перерывах молниеносно объяснял Элен, в чем тут дело.

Она слету поняла его идею. Центавриец в биолаборатории был, разумеется, связан, и в узких щелках, бывших его органами зрения, не удалось прочесть ни искры эмоций. Однако Элен, зная запас слов на карточках диктографа, заговорила в микрофон устройства. Вместо произносимых ею слов из динамика поплыли уханья. Центавриец вздрогнул, потом отозвался, и динамик произнес деревянным голосом:

— Я… говорить… корабль… планета. Да.

Как только из кабины связистов пришло подтверждение готовности ко входу на антенну, скрипучие звуки его наречия заполнили биолабораторию, уходя в эфир на расширенном луче главного передатчика.

В десяти тысячах километров впереди висел в космической пустоте разведывательный корабль центаврийцев. «Адастра» преодолела пространство, направляясь к окруженной кольцами звезде, являвшейся целью самой смелой экспедиции человечества. С расстояния в десять тысяч километров «Адастра» выглядела бы просто точкой, но телескопы центаврийцев могли выделить любую деталь ее поверхности. С тысячи километров она походила бы на игрушку, сплетенную сложной сетью усиливающих элементов.

Однако лишь с расстояния в несколько километров можно было вполне оценить ее размеры. Ее тысяча пятьсот метров диаметра подавляли размерами даже самый крупный из далеких невидимых силуэтов, висящих в пустоте и составляющих вражеский флот, направлявший на «Адастру» смертоносное излучение.

С расстояния в несколько километров можно было также заметить результаты этого облучения. Корпус «Адастры» был сделан из стального сплава; он был твердым и с высоким коэффициентом гистерезиса. Переменные токи, индуцированные с этой стали излучением центаврийцев, разогрели бы даже корпус из меди, стальное же покрытие нагревалось все сильнее. Оно изменило цвет и на участке длиной сто метров светилось красным.

Дюза двигателя в этом районе перестала вдруг извергать пурпурное мерцающее пламя. Двигатель был погашен, а остальные слегка увеличили тягу, чтобы компенсировать уменьшение мощности.

Темно-красный цвет стали посветлел, стал карминовым, потом корпус разогрелся до желтоватого оттенка, стал канареечным и начал голубеть.

Над внешним панцирем корабля клубился пар, поднимавшийся от плавящейся поверхности и как бы притягивавшийся далеким солнцем. Пар сгустился, превратившись в настоящее металлическое облако.

Наконец из центра освещенного полушария «Адастры» словно забил фонтан. Наружный панцирь проплавился насквозь, и воздух из корабля улетучился в пустоту, захватив огромное количество жидкого, парящего металла. Быстро рассеиваясь в пространстве, возникла прозрачная, слегка светящаяся оболочка, похожая на хвост кометы.

Изображения на мониторах внутри «Адастры» посерели, звезды прямо по курсу поблекли. Земной корабль потерял часть своей атмосферы, которая устремилась вперед, создавая завихрения.

Вскоре газы настолько разредились, что стали незаметными, оставаясь, однако, значительно плотнее абсолютного вакуума космического пространства.

По краям огромной дыры в корпусе корабля металл кипел и испарялся, а внутренние переборки начали приобретать зловещий красно-бурый цвет, который быстро переходил в кармин и начинал слегка желтеть.

В главной рубке Ольстер наблюдал за всем этим до момента, когда камеры, показывающие внутренность сектора Ж90, расплавились. Очень спокойно он произнес в стоявший перед ним микрофон:

— У нас меньше времени, чем я думал. Придется поспешить. Уверенности, правда, — нет, но помните, что эти дьяволы наверняка продырявят нас со всех сторон и убедятся, что на борту не осталось никого живого. Вы должны что-то придумать и быстро.

Ему ответил полуистерический голос:

— Но, господин капитан, если я включу акустические вибраторы в ракетах, мы превратимся в плазму! Мгновенно! Дезинтеграция топлива перекинется на дюзы, и весь корабль просто взорвется!

— Глупец! — рявкнул Ольстер. — Следующий корабль с Земли уже в пути и ничего не подозревает! Они, как и мы, безоружны! Эти дьяволы могут по нашему курсу определить, откуда мы прибыли! Да, мы должны умереть! Наша смерть будет нелегкой, но мы должны убедиться, что они не отправят космического флота против Земли! Мы не можем дать себя уничтожить так просто! Наша смерть не должна быть бесполезной. Умирая, мы должны защитить человечество!

Лицо Ольстера, кричавшего в видеофон, не походило на лицо мученика или человека, готового пожертвовать собой. Это было лицо человека, запугивающего своего подчиненного и грубо вынуждающего того повиноваться.

Пока корабль находился под воздействием луча, который поглощался металлическим корпусом и превращался в тепло, Ольстер устраивал разносы то одному, то другому отделу. Не выдержала очередная переборка, и из гигантского корабля ударил очередной фонтан испарившегося металла и горячих газов. В миллионах километров от них покоилось в полной неподвижности кольцо яйцевидных кораблей; они не подавали никаких признаков жизни и выглядели, как спящие чудовища. Однако именно из них тянулись безжалостные лучи, сходившиеся в одной точке на корпусе «Адастры». Огромная дыра извергала пенящийся металл и клубящиеся газы; время от времени вылетали узнаваемые предметы, которые тут же взрывались.

В бесчисленных помещениях могучего корабля люди реагировали на приближающуюся гибель столькими разными способами, сколько различий между людьми. Некоторые причитали, несколько членов экипажа производили впечатление сошедших с ума и превратившихся в маниакальных убийц. Другие вламывались в склады и методично, хотя и несколько торопливо, упивались до бессознательного состояния. Одни женщины прижимали к себе детей, громко рыдая над ними, другие просто спятили.

Однако в нескольких секциях яростный голос Ольстера поддерживал хотя бы видимость дисциплины. В мастерской машинного отделения люди работали с безумной поспешностью, ругаясь и делая ошибки, сводившие их работу на нет. Худощавый офицер службы регенерации воздуха мерял большими шагами район своих владений, сжимая в руке огромный французский ключ, и на каждое проявление паники реагировал гневными ударами. Тяжело сопя, начальник ракет неожиданно выказал буквально гениальную способность извергать практически непрерывный поток ругательств, поэтому бледно-пурпурные языки пламени вырывались из дюз в космическое пространство безо всяких помех и задержек.

Однако сцена, разыгравшаяся в биолаборатории, проходила в тишине и полной сосредоточенности. Связанный центавриец наполнял помещение своими странными словами. Диктограф тихо шелестел, бесстрастно анализируя каждый звук и ища карточки словаря, содержащие английские эквиваленты уханий пленника. Время от времени одна из карточек подходила, и тогда машина переводила отдельное слово с центаврийского языка.

— …корабль… — длинная серия звуков, значительно отличающихся высотой, напряжением и выразительностью.

— …люди… — и вновь длинная серия звуков.

— …люди говорить…

Центавриец умолк, а потом начал издавать другие звуки медленно и старательно. Машина перевела их все: пленник старательно подбирал слова и пользовался теми, которые зарегистрировал, работая с Элен.

— Он понимает, что нам нужно, — сказала бледная Элен.

Машина перевела:

— Вы… говорить… машина… говорить… для… корабль…

Джек очень тихо произнес в микрофон передатчика:

— Мы ваши друзья. У нас есть много вещей, которые вам нужны. Мы хотим только дружбы. Никого из вас мы не убили из враждебности, это была просто самооборона. Мы предлагаем вам мир. Если же нет — будем сражаться. Но мы хотим мира.

Когда машина зашелестела, а из динамика полились ухающие звуки, Джек шепотом сказал Элен:

— Эти разговоры о борьбе — просто блеф. Надеюсь, он подействует!

Тишина. Невидимые, удаленные на миллионы километров космические корабли скрещивали лучи смертоносного излучения посредине диска «Адастры». Самое удивительное, что это излучение совершенно не вредило человеческому телу. Оно прошло бы сквозь него незамеченным.

Однако сталь панциря «Адастры» задерживала его и поглощала в виде вихревых токов, а они превращались в тепло. Сквозь дыру, образованную этим теплом, небольшой вулкан извергал в космическое пространство переборки, оборудование и саму атмосферу «Адастры».

В биологической лаборатории царила гробовая тишина. Приемник молчал. Прошла минута, вторая, третья. Радиоволны, несущие голос Джека, мчались со скоростью света, но чтобы добраться до источника лучей, разрывавших «Адастру» на куски, им потребовалось не менее девяноста секунд. Потом последовала пауза, а за ней нужны были очередные девяносто секунд для других волн, делающих каждую секунду триста тысяч километров и несущих ответ.

Наконец, приемник заухал, как фальшивящая шарманка. Диктограф тихо зашелестел, и из динамика донесся бесстрастный голос:

— Мы… теперь… друзья… не сражаться… корабли… прибыть… забрать… вас… на… планета.

В то же время миниатюрный вулкан на корпусе «Адастры» уменьшил силу своего извержения, постепенно его расплавленные, кипящие края перестали парить, а вскоре прекратилось и кипение металла; он остывал постепенно, от голубоватой белизны испаряющейся стали, через желтый, карминовый и, наконец, грязно-красный цвет, чтобы позднее, еще медленнее, застыть в сверкающую белую металлическую поверхность стали, которая остыла в лишенном кислорода вакууме.

Джек коротко сказал в микрофон, связанный с главной рубкой:

— Господин капитан, я установил связь с центаврийцами; они прекратили огонь. Сказали, что высылают флот, чтобы забрать нас.

— Очень хорошо, — с горечью отозвался Ольстер. — Все равно никто не может придумать ничего, чтобы сделать нашу смерть не напрасной. Что дальше?

— Думаю, надо бы освободить того центаврийца, — ответил Джек. — Разумеется, мы можем за ним следить и изолировать, если он вновь начнет буянить. Полагаю, такой ход был бы дипломатичным.

— Вы наш посол, — с иронией сказал Ольстер. — Сейчас у нас есть немного времени, но лучше вам поставить кого-то другого на дипломатическую работу и заняться отправкой сообщения на Землю, если можно приспособить передатчик для того рода волн, которые они будут ждать.

Лицо его исчезло с экрана монитора. Джек повернулся к Элен, почувствовав себя вдруг очень усталым.

— В том-то и вся проблема, — вздохнул он. — Они будут ждать волн, которые отправили к нам; при мощи, которой мы располагаем, вряд ли они примут что-то другое. Мы услышали их передачу с середины и перед самым концом описания передающей аппаратуры нового типа, которой теперь пользуются на Земле. Разумеется, они будут повторять эту передачу — может, даже повторяют ее не один год — и у нас есть шанс поймать ее полностью, если мы доживем до этого времени. Но мы не можем угадать, когда они вновь ее передадут. Ты поработаешь с этим существом над расширением словаря?

Элен озабоченно посмотрела на него, потом положила ладонь ему на плечо.

— Он очень разумен, — поспешно сказала она. — Я объясню ему все, и пусть с ним работает кто-то другой. Я пойду с тобой. В конце концов, у нас может не оказаться времени для себя.

— Думаю, около десяти часов, — устало ответил Джек.

Он подавленно слушал, как Элен объясняла все центаврийцу, старательно подбирая слова, которые переводил диктограф. Потом она вызвала ассистента и двух охранников, и они освободили безголовое существо. Чужак не бросился на них — наоборот, выражал нетерпеливое желание продолжать работу над расширением словаря, благодаря чему мог бы состояться полный обмен мыслями.

Джек с Элен пошли в отдел связи, где прослушали записанную часть передачи с Земли. Она представляла собой полнейшую неразбериху. Четыре года назад Земля с энтузиазмом приветствовала проект отправки сообщения своим смелым героям. Импульс нематериальной энергии должен был путешествовать сквозь неисчислимые миллиарды километров Космоса и догнать первооткрывателей, стартовавших три года назад. Из текста следовало, что передача отправлена через некоторое время после первой. Во время передачи она транслировалась на всю Землю, и, несомненно, многие миллионы людей вздрагивали при мысли, что слышат слова, которым предстоит преодолеть расстояние между двумя солнцами.

Однако слова ничем, не могли помочь экипажу «Адастры». Передача представляла собой развлекательную программу, начинавшуюся фривольной песенкой, исполняемой популярным квартетом; затем выступал с несколькими скетчами самый высокооплачиваемый комик Земли — его остроты были хорошо знакомы экипажу «Адастры» — а за ним следовали торжественные приветствия выдающихся политиков и прочая ерунда. Короче говоря, это была смесь пошлятины и вздора, задуманная так, чтобы повысить популярность выступающих в ней лиц благодаря всеобщей трансляции программы.

Экипажу «Адастры» это было ни к чему; корпус корабля был продырявлен, команде грозила скорая гибель и всему человечеству, вероятно, тоже гибель как следствие этого межзвездного путешествия.

Джек и Элен сидели молча и слушали, сжимая руки друг друга. Удивительно, но сознание краткости времени, оставшегося им, привело к тому, что бурное выражение своих чувств казалось нелепым. Они слушали невероятно вульгарную передачу с Земли, практически ничего не слыша, и то и дело переглядывались.

В биологической лаборатории расширение словаря шло быстрыми темпами. Там уже начали пользоваться картинками. Освободили второго центаврийца и, благодаря его умению рисовать, доказавшему, что глаза существ-растений действуют почти-идентично глазам землян, получили множество определений и синонимов английских слов, что значительно расширило знания о центаврийской цивилизации.

Когда провели сопоставление накопленных сведений, оказалось, что цивилизация эта удивительно напоминает человеческую. Центаврийцы создавали конструкции, несомненно, являвшиеся их домами. У них имелись города, законы, искусство — рисунки второго центаврийца были тому доказательством имелась также наука. Особенно высокоразвитой была биология, в некоторой степени исполнявшая роль металлургии в цивилизации людей. Конструкции чужаков не строились — их выращивали. Вместо металлов они имели различные виды протоплазмы, могли контролировать скорость и способ ее роста.

Дома, мосты, экипажи — даже космические корабли — все создавалось из живой материи, которую умерщвляли, когда конструкции достигали нужной формы и размеров. При желании можно было вновь активировать рост, что позволяло достигать таких необычных решений, как пузырчатое соединение центаврийского корабля с «Адастрой».

Судя по собранным до сих пор фактам, центаврийская цивилизация была очень странной, но все же не абсолютно непонятной. Даже люди могли развиваться подобным образом, если бы земная цивилизация стартовала с другой точки. Зато центаврийская экономика, когда люди с ней познакомились, оказалась для них понятной и в то же время ужасающей.

Цивилизация центаврийцев развилась из хищных растений как человечество из хищных животных. На каком-то раннем этапе развития человечества возник культ золота, у центаврийцев же ничего подобного не было. В то время, как люди разрушали города, вырубали леса и безжалостно уничтожали все — ради золота, или других ценностей, которые можно было обменять на золото — центаврийцы жаждали животных.

Как люди перебили в Америке бизонов, чтобы продать их мясо за золото, так центаврийцы безжалостно уничтожили животную жизнь на своей планете. Для них именно плоть животных была эквивалентом золота. Века назад по необходимости они научились употреблять растительную пищу, но затаенная жажда мяса осталась. Был изобретен способ консервации продуктов животного происхождения на неопределенное время. Они прочесали сетями моря, выловив все, до самой маленькой ракушки. Даже идея космических путешествий — позднее они претворили ее в жизнь возникла лишь после того, как центаврийцы увидели в телескопы растительность на других планетах, кружащих вокруг их солнца, что делало вероятным наличие там и животной жизни.

Три планеты Проксимы Центавра имели климат и атмосферу, пригодные для всех форм жизни, но к данному времени только на одной, наиболее удаленной, уцелели кое-какие остатки животной жизни. Даже там центаврийцы горячечно охотились на последние, исчезающие группы маленьких четвероногих, которые зарылись на сотни метров под поверхность скованного льдом континента.

Стало ясно, что «Адастра» — корабль, битком набитый такими сокровищами, каких ни один центавриец не мог себе даже представить. Еще яснее стало то, что для экспедиции на Землю будут задействованы все средства и возможности здешней расы. Миллиарды человеческих существ! Миллионы меньших животных! Неисчислимые создания в океанах! Вся центаврийская популяция ошалеет от жажды вторжения в это царство богатств и экстаза, испытываемого каждым центаврийцем при употреблении прадавней пищи своей расы.

5

Яйцеобразные, лишенные каких-либо деталей на поверхности, космические корабли приближались со всех сторон одновременно. На пульте термометров заметно было медленное, но ритмичное движение сигналов тревоги. Одна из лампочек сверкнула красным — и погасла. Затем следующая, и еще одна — по мере занятия центаврийскими кораблями позиций. Каждая из вспышек вызывалась мгновенным ударом излучения в корпус «Адастры».

Спустя двадцать минут после того, как последний луч подтвердил бессилие землян, яйцеобразный корабль приблизился к «Адастре» и с идеальной точностью остановился носом к шлюзу; из корпуса его вырос огромный пузырь, прижавшийся к стали.

Ольстер смотрел на экран; лицо его было бледно, а кулаки крепко сжаты. Хриплый, напряженный голос Джека Гэри доносился через интерком из биологической, лаборатории.

— Сообщение от центаврийцев. На наш корпус сел их корабль, и его экипаж войдет через шлюз. Враждебные действия с нашей стороны будут равнозначны немедленному уничтожению «Адастры».

— Сопротивления центаврийцам не будет, — резко бросил Ольстер. — Это приказ! Мы не самоубийцы!

— Я считаю, господин капитан, — донесся из динамика голос Джека, — что это была бы неплохая мысль!

— Занимайтесь своими делами, Гэри! — рявкнул Ольстер. Каковы успехи в связи?

— У нас есть словесные карты почти пяти тысяч слов. Мы можем говорить почти на любую тему, но каждая из них неприятна. Карточки сейчас проходят через копирование и будут готовы через несколько минут. Второй диктограф с расширенным словарем будет вам послан, как только все приготовим.

Ольстер заметил на мониторе безголовые фигуры центаврийцев, появляющиеся из шлюза в корпусе «Адастры».

— Вошли на корабль! — сообщил он Джеку. — Вы офицер связи, так что встречайте их и приведите сюда начальника!

— Понял! — мрачно откликнулся Джек.

Приказ этот звучал как приговор, и Джек слегка побледнел. Элен прижалась к нему.

Центавриец, бывший недавно пленником, вопросительно заухал в сторону диктографа. Динамик проскрипел:

— Каков… приказ?

Элен объяснила.

Человек так быстро привыкает к необычному, что казалось почти естественным, что девушка обращается к микрофону, а из динамика льются скрипы чужого языка, передающие смысл ее слов:

— Я… тоже… идти… они… не… убить… пока…

Центавриец подошел к двери и ловко открыл ее — ему хватило того, что он видел, как ее открывали. Теперь впереди пошел Джек. В кобуре на поясе у него был ручной излучатель, но он прекрасно понимал его бесполезность. Вероятно, он успел бы прикончить идущее за ним существо, но это ничего бы не дало.

Приглушенное уханье впереди. Человек-растение ответил громко, пронзительно, и тут же пришел отклик. Джек вошел в поле зрения новой группы нападающих. Их было двадцать или тридцать, каждый вооружен полуцилиндрическим предметом, больших размеров, чем те, которые несли существа первой группы, проникшей на корабль.

При виде Джека началось общее возбуждение: дрожь похожих на руки щупалец по обе стороны безголовых туловищ, бряцание оружием. Громкое уханье — словно команда, — и существа успокоились. Однако Джек дрожал всем телом, ощущая хищное вожделение, казалось, излучаемое ими.

Его проводник, недавний пленник, обменялся с прибывшими серией непонятных звуков, и вновь по толпе существ-растений прокатился возбужденный ропот.

— Прошу, — сухо сказал Джек.

Он проводил их до главной рубки. По дороге они один раз услышали чьи-то причитания: видимо, одна из женщин не выдержала перед лицом приближающейся смерти. Непонятная болтовня нарушила тишину, царившую среди неуклюжих существ, шедших за Джеком, и вновь ее прекратил повелительный окрик.

Рубка. Ольстер походил на мраморную статую — за исключением глаз, пылавших огненным, почти маниакальным пламенем. Монитор рядом с ним показывал нестройную процессию центаврийцев, входивших в корабль через второй шлюз.

Под присмотром Элен принесли диктограф. Девушка невольно вскрикнула при виде такого множества чудовищных существ, собравшихся в рубке.

— Настрой прибор, — сказал Ольстер голосом настолько острым и ломким, что он походил на чистый лед.

Дрожа, Элен выполнила распоряжение.

— Я готов к разговору, — хрипло сказал Ольстер в микрофон.

Тихо шелестя, машина перевела его слова.

Предводитель новой группы заухал в ответ. Прозвучал приказ для всех офицеров немедленно явиться в рубку, предварительно переведя все устройства в автоматический режим. Возникли некоторые трудности с переводом центаврийского эквивалента понятия «автоматический», которого не оказалось в картотеке машины. Это заняло некоторое время.

Ольстер отдал приказ. Холодный пот покрывал его лоб, но нервы были словно из стали.

Следующий приказ центаврийцев, тоже был понят с некоторой трудностью. Дубликаты всех технологических планов, а также все — и тут расшифровка требования отняла много времени — книги, касающиеся конструкции корабля, должны быть доставлены к шлюзу, через который вошли эти существа; эталонные образцы машин, генераторов и оружия требовалось сложить в том же месте.

Снова Ольстер отдал приказ. Голос его звучал слабо, но не срывался и даже не дрожал.

Предводитель центаврийцев отдал новый приказ, который диктограф не смог перевести. Его подчиненные быстро двинулись к дверям, а в рубке остались только четверо. Джек быстро подошел к Ольстеру, выхватил из кобуры излучатель и прижал его к боку капитана. Центаврийцы не протестовали против этого.

— Чтоб тебя черти взяли! — яростно произнес Джек. — Ты позволяешь им захватить корабль! Хочешь торговаться за свою жизнь? Не выйдет, негодяй: я прикончу тебя, прорвусь к ракетным дюзам и превращу весь корабль в плазму, которая убьет этих тварей вместе с нами!

Элен тут же воскликнула:

— Нет! Джек, поверь мне!

Поскольку она стояла у диктографа, слова ее были как эхо повторены в уханьях языка центаврийцев. Ольстер же, хотя и покраснел, но сумел взять себя в руки и сдавленно рявкнул:

— Глупец! Эти дьяволы могут добраться до Земли — теперь, когда знают, чего она стоит! Так что, если бы они даже убили всех людей на корабле — а они могут это сделать — мы должны долететь на их планету и приземлиться там. — Тут он понизил голос до хриплого шепота и почти беззвучно процедил: — Если, по-твоему, я хочу пережить то, что нас ждет — стреляй!

Мгновение Джек стоял, как оглушенный, после чего отступил на шаг и отсалютовал заученным, точным движением.

— Прошу прощения, господин капитан, — сказал он дрожащим голосом. — С этой минуты вы можете на меня рассчитывать.

Один из офицеров «Адастры» пошатываясь вошел в рубку. Затем следующий, и еще один. Так поочередно вошли шестеро из тридцати.

— Они… все… офицеры? — спросила машина.

— Мой начальник застрелил свою семью и покончил с собой, — выдавил офицер из отдела регенерации воздуха. — Толпа бунтов атаковала ракетные дюзы, и начальник ракетчиков отбил их нападение, а потом истек кровью от удара ножом в шею. Офицер…

— Довольно! — прервал Ольстер высоким слабым голосом, машинально смял ладонью воротник мундира, подошел к микрофону и тихо сказал:

— Это все оставшиеся в живых офицеры. Чтобы вести корабль, хватит.

Центавриец, имевший широкие кожаные браслеты на обоих щупальцах и что-то вроде пояса на талии, направился к микрофону центрального радиоузла; отростки на конце одного из щупалец умело передвинули выключатель. Существо издало странные, непонятные звуки — и начался ад!

Из видеофонов, размещенных на всех стенах рубки, понеслись высокие, писклявые крики. Ужасные крики, чудовищные… Они пугали больше, чем вой волчьей стаи, бегущей по следу обезумевшего от страха оленя. Это были те же звуки, которые слышал Джек, когда один из первых на «Адастре» нападающих увидел человека — и тут же убил его.

От мониторов неслись также и другие звуки: крики людей. Раздалось даже два или три взрыва.

Потом воцарилась тишина. Центаврийцы в рубке — а их было здесь пятеро — дрожали, буквально тряслись. Их распирала невыносимая жажда крови, слепая, инстинктивная, неудержимая жажда, полученная в результате эволюции от какой-то расы хищных растений, обладавшей способностью передвигаться и ведомой отчаянной необходимостью поисков пищи.

Центавриец с кожаными украшениями снова подошел к диктографу и заухал:

— Хотеть… два… люди… ехать… корабль… учиться… от… них. Сейчас.

В рубке раздался чуть слышный звук: это капля холодного пота упала с лица Ольстера на пол.

Капитан словно съежился, лицо его было серым, как пепел. Он закрыл глаза. Джек спокойно разглядывал лица офицеров.

— Полагаю, это будет означать вивисекцию, — резко сказал он. — Несомненно, что они собираются отправиться на Землю, иначе при их интеллекте не убили бы всех, кроме нас — даже чтобы получить сокровище. Они хотят опробовать на человеческом теле различные виды оружия. Мне кажется, господин капитан, связь сейчас не самая нужная секция. Я пойду добровольцем.

— Нет! Джек! Нет! — отчаянно крикнула Элен.

Ольстер открыл глаза.

— Гэри вызвался сам. Нужен еще один доброволец на вивисекцию.

Он сказал это прерывающимся голосом, как человек, не сходящий с ума только благодаря отчаянному усилию.

— Они хотят узнать, как убивать людей. Их тридцатисантиметровые волны на нас не действуют, и они знают, что излучение, расплавившее корпус, не убило бы людей. Я сам не могу вызваться! Мне нужно остаться на корабле! — В голосе его было отчаяние. — Еще один доброволец — на медленную смерть!

Тишина. Последние события и сознание того, что еще происходило в бесчисленных помещениях «Адастры», буквально оглушили большинство из шестерых оставшихся офицеров. Они были не в состоянии думать, подвергшись эмоциональному параличу из-за событий, разыгравшихся в их присутствии.

Тогда Элен, пошатываясь, вышла вперед и упала в объятия Джека.

— Я… тоже пойду, — прошептала она. — Все равно мы все умрем! Я здесь не нужна и могу… могу умереть вместе с Джеком.

Ольстер застонал.

— Умоляю тебя!

— Я… хочу… идти! — повторила она. — И ты не можешь меня удержать! Я хочу идти с Джеком! — Она крепко прижалась к нему.

Центавриец с кожаными украшениями нетерпеливо заухал в сторону диктографа:

— Эти… двое… идти.

— Подождите! — крикнул Ольстер.

Двигаясь, как автомат, он подошел к своему столу, схватил электрическое перо и дрожащей рукой написал что-то на служебном бланке.

— Я сошел с ума! — слабо сказал он. — Все мы спятили. Мне кажется, что мы уже умерли и находимся в аду. И все же возьмите.

Джек сунул бланк приказа в карман. Центавриец с кожаными украшениями нетерпеливо заухал и повел их к дверям шлюза, через который существа-растения попали на корабль. Трижды им встречались бредущие по кораблю создания, которые, завидев их, издавали ужасный, леденящий кровь в жилах вой, и каждый раз центавриец повелительно ухал и существа отступали.

Один раз Джек заметил четверых чудовищ, раскачивающихся взад-вперед над чем-то, лежащим на полу. Он быстро поднял руку и прикрыл ладонью глаза Элен.

У шлюза их проводник указал на дверь. Они повиновались, и их тут же схватили длинные, резиноподобные щупальца. Элен застонала и замерла, а Джек яростно сопротивлялся, выкрикивая ее имя. Потом что-то сильно ударило его по голове, и он потерял сознание.

Когда он пришел в себя, ему показалось, что на него что-то давит с огромной силой. Вздрогнув, он шевельнулся, и часть тяжести как будто исчезла. Вспыхнул свет, но не тот, что знали люди на Земле, а какое-то танцующее, пульсирующее пламя, неутомимо лижущее внутреннюю поверхность окружавшего его стеклянного шара. В воздухе висел неприятный запах — как в зверинце. Джек сел. Элен лежала рядом — явно живая и невредимая.

Похоже было, что рядом нет ни одного центаврийца. Джек тихо погладил руку девушки, слушая пульсирующий, прерывистый звук: при каждой отдельной пульсации он чувствовал мгновенное ускорение. Это был ракетный двигатель на жидком топливе.

— Мы на одном из их чертовых кораблей, — сухо заметил он и ощупал бок в поисках излучателя. Оружие исчезло.

Элен открыла глаза, огляделась, наконец заметила Джека, задрожала и прижалась к нему.

— Что… что случилось?

— Нужно посмотреть, — мрачно ответил он.

Пол под их ногами внезапно наклонился, и Джек машинально взглянул в иллюминатор, существование которого подсознательно отметил еще раньше. За ним была хорошо знакомая чернота космического пространства, освещенная многочисленными маленькими точками света — звездами. Еще он заметил окруженное кольцами солнце и яркие пятна — планеты.

Одна из них была очень близко: можно было видеть диск планеты, снеговые шапки на полюсах и размазанные переходы зеленоватых пространств, по-видимому, континентов, в неописуемый оттенок, который приобретает дно океана, когда на него смотришь из-за атмосферы планеты.

Тишина. Никаких уханий на странном языке центаврийцев. Какое-то время не было слышно вообще никаких звуков.

— Думаю, мы летим на эту планету, — тихо сказал Джек. Давай прикинем, удастся ли нам совершить самоубийство, прежде чем корабль сядет.

Тут они услышали какой-то звук, донесшийся как будто издалека. Это было сдавленное урчание, ничем не напоминающее жуткие звуки языка этих растений. Джек осторожно выглянул из камеры, где они пришли в себя; Элен жалась к нему. Тишина лишь это далекое урчание. Нигде никакого движения. Вновь слабая икота ракетных двигателей с отчетливым ускорением всего корабля. Запах зверинца усилился. Они прошли сквозь отверстие странной формы и… и тут Элен воскликнула:

— Звери!

Одна на другой там громоздились клетки с «Адастры», в которых размещались животные, разводимые ради мяса и предназначенные к выпущению на волю, если бы вокруг Проксимы Центавра кружила планета, пригодная для колонизации. Немного дальше высилась невероятная куча книг, машин, разнообразнейших банок и контейнеров, которые предводитель центаврийцев приказал доставить к шлюзу. Опять ни следа центаврийцев.

Затем из места, расположенного еще дальше, донесся приглушенный звук, удивительно похожий на человеческий голос. Когда Джек двинулся вперед, в сторону источника этого звука, заинтригованная Элен поспешила за ним.

Вскоре они нашли это место. Голос шел из устройства, размещенного в корпусе, из того же матово-бурого материала, из которого были сделаны полы, стены и все другие части корабля.

Это действительно был человеческий голос. Более того, это был голос Ольстера — измученный, хриплый, полуистерический.

— …должны уже были к этому времени прийти в себя, а эти дьяволы требуют какого-нибудь знака этого! Они уменьшили ваше ускорение, когда я сказал, что то, которое было, не позволит вам прийти в себя. Гэри! Элен! Отправьте этот сигнал!

Пауза и снова голос:

— Я расскажу вам все еще раз. Вы находитесь на космическом корабле, которым эти дьяволы управляют с помощью направленного луча, действующего на двигатели. Вас высадят на одной из планет, которая некогда имела животную жизнь. Теперь она свободна — пуста, если не считать растений — а вы и груз корабля: животные, книги и все остальное, являетесь частной собственностью главного из этих дьяволов. Он отправил вас на дистанционно управляемом корабле, поскольку в случае такого сокровища, которым вы являетесь, не верит никому из своих собратьев.

Вы являетесь сокровищницей знаний: вам предстоит перевести наши книги, объяснить нашу науку и так далее. На вашей планете запрещено приземление каких-либо кораблей, кроме его собственных. Вышлете вы наконец этот сигнал или нет? Нужно потянуть за ручку, которая находится прямо над динамиком, из которого идет мой голос. Потяните за нее три раза, и они будут знать, что вы чувствуете себя хорошо, и не вышлют за вами следующего корабля со средством для консервации ваших тел, чтобы не допустить потери такого бесценного сокровища!

Из динамика донесся металлически звучащий истерический смех: центаврийские приемники не были приспособлены к сложной фонетике человеческого языка.

Джек протянул руку и трижды дернул за ручку. Голос Ольстера продолжал:

— На корабле сейчас сущий ад. Это уже не корабль, а дьявольский котел. В живых нас осталось семеро, и мы учим центаврийцев управлять кораблем. Однако мы сказали им, что мы не можем выключить ракеты, чтобы продемонстрировать их устройство, поскольку для их повторного запуска необходимо иметь рядом планетную массу, вызывающую деформацию пространства, что обязательно для начала реакции. Они оставят нас в живых, пока мы им этого не покажем. У них есть своя письменность, и они записывают все, что мы говорим, после того, как это переведет диктограф. Очень научно…

Голос умолк на середине фразы.

— Только что пришел ваш сигнал, — продолжал он после небольшой паузы. — Где-то там есть продукты, а воздуха вам должно хватить до посадки. Полет продлится еще четыре дня. О навигации не беспокойтесь, они этим занимаются сами. Я свяжусь с вами попозже.

Голос вновь смолк — на этот раз насовсем.

Двое людей — юноша и девушка — осмотрели корабль центаврийцев. По сравнению с «Адастрой» он был очень мал. Длиной тридцать метров или немного больше, в самой широкой части он имел около двадцати. Они нашли каюты, точнее, каморки — сейчас совершенно пустые, — в которых некогда размещались тесно упакованные существа-растения.

Помещения эти могли охлаждаться до низких температур; было весьма вероятно, что на низкую температуру центаврийцы реагировали как растения на Земле зимой, погружаясь в состояние гибернации, похожее на зимний сон животных. Такое решение проблемы позволяло перевозить многочисленную команду, которую можно было оживлять во время сражений или посадок.

— Если бы они переделали «Адастру» для путешествия на Землю в соответствии с этими принципами, — угрюмо заметил Джек, — в ней поместилось бы не менее ста пятидесяти тысяч центаврийцев. Может, и больше.

Мысль о нападении на человечество этих созданий мучила его. Элен пыталась по-женски утешить его, направляя разговор на их нынешнее, безопасное положение.

— Мы добровольно согласились на вивисекцию, — сказала она на второй день после того, как они пришли в себя, — а оказались хотя бы на время в безопасности. И… и принадлежим друг другу.

— Время для нового сообщения Ольстера, — отрезал Джек.

С момента последней связи прошло уже почти тридцать часов. Центаврийский распорядок дня, подобно человеческим расписаниям, действующим на земных космических кораблях, опирался на единицу времени, равную продолжительности суточного оборота планеты.

— Лучше пойдем, послушаем его.

Так они и сделали. Измученный голос Ольстера зазвучал из странно выглядевшего динамика в ожидаемое время. Он звучал менее уверенно, чем накануне, и в нем ясно слышалось напряжение. Ольстер рассказал им о прогрессе, достигнутом чужаками в управлении «Адастрой». Оставшиеся в живых офицеры не были уже нужны для надзора за работой систем корабля. Кроме того, была выключена аппаратура, очищающая воздух, поскольку удаление из него двуокиси углерода превращало воздух в непригодный для центаврийцев.

Шестерых людей оставили в живых, чтобы они могли удовлетворить ненасытную жажду информации этих растений. Они жили под непрерывным давлением; от них требовали детального представления запасов памяти, чтобы записать все это странным способом их поработителей. Самый младший из шести, подофицер отдела регенерации воздуха, сошел с ума от воспоминаний о недавних событиях и ожидания своей смерти. Несколько часов он безумно выл, а затем был убит, а тело его мумифицировали с помощью удивительных высушивающих центаврийских химикатов. Остальные стали похожи на живые тени, они вздрагивали от малейшего шороха.

— Скорость торможения изменилась, — сказал Ольстер слабым голосом. — Вы прибудете на место за два дня до нашей посадки на планету, которую эти дьяволы называют родной. Это странно, но у них совершенно нет инстинкта колонизации новых планет… Мне кажется, что еще один из нас находится на грани безумия. Кстати, они забрали у нас ремни и ботинки — они были из кожи. Мы бы тоже забрали золотую ленточку для упаковки рождественских подарков, разве нет? Они весьма последовательны, эти… — тут он не выдержал и истерично закричал:

— Какой же я глупец! Послал вас обоих вместе, а сам живу здесь, в этом аду! Гэри, приказываю тебе держаться подальше от Элен! Запрещаю вам разговаривать друг с другом! Приказываю…

Прошел еще один день. И еще один. Ольстер выходил на связь еще дважды. Судя по голосу, отчаяние его все углублялось, нервы сдавали, и он был все ближе к безумию. Во второй раз он рыдал, проклиная Джека за то, что он находится там, где нет никаких чужаков.

— Мы уже не интересуем этих дьяволов, разве что как животные. Наши мозги потеряли цену. Корабль систематически потрошат; вчера они выловили всех дождевых червей из сельскохозяйственного сектора. Каждого из нас охраняет стражник. Мой сегодня вырвал у меня клок волос и сожрал их, раскачиваясь в экстазе! У нас нет уже шерстяных рубашек! Это совершенно дикие звери!

Прошел следующий день. Ольстер был на грани истерики. На корабле остались всего трое живых людей, и сейчас Ольстер должен был передать Джеку инструкции относительно посадки корабля на необитаемую планету. Цель была уже близка: диск планеты, которая должна была стать их тюрьмой, заполнял половину неба. Вторая планета, к которой направлялась «Адастра», видна была Джеку как кружок.

За кольцами Проксимы Центавра было в общей сложности шесть планет, а планета-тюрьма следовала сразу за родной планетой существ-растений. Слишком холодная для центаврийцев, она тысячи лет являлась целью охотничьих экспедиций, которые прочесывали ее поверхность, пока там оставалось хоть одно млекопитающее, рыба, птица, или даже ракушка. За ее орбитой кружил мир, окованный льдами, а еще дальше вращались вокруг Проксимы Центавра замерзшие глыбы камня.

— Теперь ты знаешь, как принять на себя управление кораблем, когда управляющий луч приведет в действие аэродинамические рули, — произнес голос Ольстера. Голос этот дрожал, словно шел сквозь зубы, лязгающие от нервного напряжения. Вам будет там хорошо. Деревья, цветы и что-то вроде травы, если снимки, которые они делают, чего-то стоят. А нас ждет величайший праздник в истории ада. Все космические корабли вызваны на базу. На целой планете не будет ни одного центаврийца, который не получит хотя бы маленького кусочка животной ткани. Каждый получит что-нибудь, чтобы испытать дикое наслаждение, которое они переживают, дорвавшись до чего-либо, имеющего животное происхождение.

Будь они прокляты! Каждое существо целого вида! Мы самое большое сокровище, о котором они могли мечтать! Они не церемонятся и говорят при мне, а я уже достаточно безумен, чтобы понимать многое из их разговоров. Их самый главный вождь планирует новые корабли — большие, чем они когда-либо выращивали. Он отправится на Землю с флотом в триста космических кораблей, с большинством экипажей во сне или гибернации. На этих кораблях будет три миллиона дьяволов, а также чертовы излучатели, которые расплавят любой земной корабль с десяти миллионов километров.

Похоже, разговор, помогал Ольстеру удержать остатки ускользающего рассудка. На следующий день яйцеобразный корабль Джека и Элен вошел из космической пустоты в атмосферу, дико завывшую за его гладкими стенками. Джек немедленно взял управление на себя, и корабль начал падать все медленнее, пока, наконец, мягко не сел на зеленой поляне, перед лесом странных, но не вызывающих страха деревьев. В этой части планеты близился закат и, прежде чем они успели осмотреться, стало темно.

В следующие два дня они почти не отходили от корабля. Ольстер говорил почти непрерывно.

— Следующий корабль летит с Земли, — сказал он, и голос его сорвался. — Следующий корабль! Они стартовали, по крайней мере, четыре года назад и будут здесь через следующие четыре. Вы двое, может, еще увидите его, а я буду мертв или свихнусь, прежде чем утром взойдет солнце! Самое забавное, как мне кажется, что ближе всего к безумию я оказываюсь, когда думаю, что ты, Элен, позволяешь Джеку себя целовать! Ты знаешь, я любил тебя, любил, когда еще был человеком, до того, как стал развалиной, безвольно наблюдающей, как мой корабль летит прямо в ад. Я очень любил тебя. Я ревновал и, когда ты смотрела на Гэри сверкающими глазами, ненавидел его. До сих пор я его ненавижу, Элен! О, как я его ненавижу!

Однако голос Ольстера был теперь лишь голосом духа, ввергнутого в чистилище.

— О, каким я был глупцом, давая ему тот приказ!

Джек кружил по кораблю, глядя по сторонам невидящими, пылающими глазами. Элен обняла его за шею, он словно очнулся и что-то буркнул голосом, полным ненависти. Его распирала отчаянная жажда сражения с центаврийцами. Он начал копаться в машинах, а затем принялся монтировать из разных аппаратов десятикиловаттный вихревой излучатель. Работа продолжалась много часов, и только услышав, что Элен чем-то занялась, Джек оставил свое занятие и пошел посмотреть.

Она как раз вытаскивала наружу последние клетки, привезенные с «Адастры», и выпускала сидящих в них животных. Голуби радостно летали над ее головой, кролики, едва выскочив из ее рук, с удовольствием хрупали незнакомую, но вполне удовлетворительно выглядевшую растительность.

Девушка наслаждалась этим зрелищем.

Кроликов было шестеро и еще маленький детеныш на подгибающихся лапках. Куры копались в земле и что-то клевали, но на этой планете не было насекомых, и они могли найти только семена и траву. Под лучами солнца четыре щенка радостно кувыркались в жестких листьях.

— Во всяком случае, — упрямо сказала Элен, — хотя бы они могут пока радоваться жизни! Не то, что мы — нам есть о чем беспокоиться! Этот мир мог бы стать раем для людей!

Джек мрачно окинул взглядом зеленый прекрасный мир. Никаких хищников, никаких надоедливых насекомых. На этой планете не могло быть даже болезней, разве что человек сам завезет их сюда. Она действительно могла оказаться раем.

Из космического корабля донесся звук человеческого голоса. Джек тоскливо побрел туда, чтобы послушать. Элен шла следом.

Они стояли в странном помещении рубки. Стены, потолки, полы, облицовка приборов — все было сделано из матовой, темно-коричневой субстанции, выросшей в формы, которые требовались центаврийцам. Голос Ольстера был удивительно спокоен.

— Надеюсь, вы не ушли куда-нибудь на разведку, — произнес динамик. — Сегодня состоится праздник. «Адастра» села в центр города этих дьяволов; ее посадил я — единственный человек, оставшийся в живых. У их главаря есть что-то вроде дворца возле открытого места, где я сейчас нахожусь.

Сегодня они праздновали. Просто удивительно, сколько материи животного происхождения было на «Адастре». Они нашли даже конский волос, делающий жесткими воротнички наших мундиров, шерстяные одеяла, ботинки. Даже некоторые сорта мыла содержали животные жиры, и они их «очистили». Они отыскивают каждую частицу материи животного происхождения так же ловко, как наши химики отыскивают золото или радий. Невероятно, правда?

Некоторое время динамик молчал.

— Я уже полностью пришел в себя, — сказал наконец голос Ольстера. — Похоже, на время я сходил с ума, но то, что увидел сегодня, очистило мой разум. Я видел миллионы этих дьяволов, погружающих свои щупальца в огромные корыта, где находились все животные ткани с «Адастры», растворенные в какой-то жидкости. Их главарь многое оставил себе! Я видел предметы, которые носили в его дворец между двумя рядами стражников. Некоторые из этих предметов были когда-то моими друзьями. Я видел город, обезумевший от дикой радости, видел этих дьяволов, в экстазе качающихся взад-вперед, слышал их главного дьявола, произносящего что-то вроде тронной речи. Я многое понимаю на их языке. Он говорил, что Земля набита животными: людьми, птицами, зверями, рыбами в океане. Он сказал, что скоро будет выращен самый большой флот за всю историю их цивилизации, флот, использующий привод земного корабля — наши ракеты, Гэри, — и что флот этот понесет неисчислимое множество существ-растений, которые должны покорить и оккупировать Землю. Они пришлют на родную планету такие сокровища, что каждый из его подданных сможет часто наслаждаться так, как сегодня. Дьяволы, безумно раскачиваясь взад и вперед, издали свой пронзительный вопль. Миллионы одновременно.

Джек тихо застонал, а Элен закрыла глаза, как бы желая избавиться от зрелища, представшего перед ее мысленным взором.

— Теперь о самых важных для вас делах, — спокойно сказал Ольстер, удаленный от них на миллионы километров, единственный человек на планете кровожадных растений. — Ко мне идут их ученые, чтобы я показал им внутреннее устройство наших ракет, а некоторые должны завтра прибыть к вам, чтобы начать расспросы. Однако я собираюсь показать этим дьяволам наши ракеты и уверен — уверен на все сто процентов — что все космические корабли этой расы находятся здесь.

Их экипажи явились принять участие в празднике, во время которого каждый из этих растений получил в подарок от своего главаря столько животной ткани, сколько прежде мог собрать, работая всю жизнь. Животная ткань здесь гораздо ценнее, чем у нас золото, ее сравнительная ценность лежит где-то между платиной и радием. В общем, все вернулись домой. Каждый! И помните, что корабль с Земли находится в пути. Он доберется сюда через четыре года, помните об этом!

Из динамика донесся нетерпеливый свист.

— Они уже здесь, — спокойно сказал Ольстер. — Сейчас я покажу им ракеты. Может, и вы увидите эту потеху — это зависит от времени суток, которое сейчас у вас. Но помните, что близнец «Адастры» уже в пути! Еще одно, Гэри — то, что я дал тебе тот приказ, было поступком безумца, но я рад, что сделал это. Прощайте оба!

Из динамика донеслось далекое, утихающее уханье. Далеко-далеко, в центре города дьяволов, Ольстер шел с людьми-растениями, чтобы показать им внутреннее устройство ракет. Они хотели постичь принцип действия привода огромного корабля во всех деталях, чтобы построить — а точнее, вырастить — такие же большие корабли и перевезти неисчислимые орды захватчиков в Солнечную систему, где находились животные.

— Выйдем наружу, — резко произнес Джек. — Он как-то сказал, что предпочитает сделать это сам, поскольку нет устройства, которому он мог бы довериться. Тогда я решил, что он спятил, ведь попасть живым на их планету казалось невозможным. Выйдем наружу и посмотрим на небо.

Они стояли на зеленой траве, глядя на небо над своими головами, и ждали. Джек представил себе ракетные секции «Адастры». Ему казалось, что он видит входящую в них странную процессию: толпу жутких растений и вместе с ними Ольстера с каменным лицом и сжатыми кулаками.

Ему нужно открыть камеру сгорания одной из ракет и объяснить действие дезинтеграционного поля, которое прессует электроны водорода так, что его атомы превращаются в атомы гелия, а гелий — в литий, в то время как кислород из воды буквально разрывается на нейтроны и чистую энергию. Потом он должен ответить на вопросы. Ультразвуковые генераторы он должен представить как аппаратуру для управления мощностью и направлением реактивных струй и ничего не говорить о том, что только материал ракетных дюз, облучаемый генераторами, может выдержать воздействие дезинтеграционного поля.

Не должен он объяснять и того, что ракета, запускаемая без заранее включенного генератора, вспыхнет от топлива, что любая другая субстанция, за исключением материала, пошедшего на дюзы, тоже вступит в реакцию, и все: дюзы, корабль, а вместе с ним и планета, исчезнет в яркой вспышке пурпурного пламени.

Нет, этого Ольстер им не объяснит. Он просто покажет центаврийцам, как запустить поле Колдуэлла.

Земляне смотрели в небо, и наконец на нем вспыхнул яркий пурпурный огонь, затмивший свет окруженного кольцами солнца, стоявшего над головами. Пурпурная вспышка продолжалась секунду, две, три… Ни один звук не сопровождал ее, ничего, кроме мгновенного удара невыносимого жара. Снова все было, как прежде, спокойно.

Окруженное кольцами, солнце ярко светило в небе. Облака, совсем как земные, спокойно плыли куда-то, гонимые ветром. Животные с «Адастры» с удовольствием жевали зеленые листья, голуби радостно носились в воздухе.

— Он сделал это, — сказал Джек. — Все их космические корабли были на базе. Существ-растений больше нет: исчезла их цивилизация, их планета и их планы уничтожения нашей Земли.

Там, где была планета центаврийцев, в космическом пространстве не осталось ничего, даже пара или остывающего газа. Она исчезла, как будто никогда не существовала, а мужчина и женщина с Земли стояли на планете, которая могла быть раем для людей, и следующий корабль с большим количеством людей был в пути.

— Он сделал это, — тихо повторил Джек. — Пусть покоится в мире. А мы… мы можем теперь подумать о жизни вместо смерти.

Постепенно лицо его расслабилось. Он взглянул на Элен и обнял ее.

Она радостно прижалась к нему, отбросив все мысли о том, что было в прошлом. Потом тихо спросила:

— А каким был последний приказ Ольстера? Тот, что он дал тебе на бланке?

— Я даже не посмотрел, — ответил Джек.

Он порылся в кармане и вынул из него смятый бланк приказа. Пробежав его глазами, протянул Элен.

Согласно правилам, одобренным прежде, чем «Адастра» покинула Землю, закон и надзор за их выполнением находился в руках капитана огромного корабля. Особенно подчеркивалось, что легальное супружество на «Адастре» должно быть подтверждено официальным приказом, подписанным капитаном. Бланк, поданный Ольстером Джеку, когда тот шел, как считали все, на смерть в муках, был именно таким приказом. Другими словами, он констатировал факт заключения брака.

Джек и Элен улыбнулись друг другу.

— Это… это не так уж и важно, — неуверенно сказала Элен, — но все равно я рада этому приказу!

Один из выпущенных на свободу голубей нашел на земле соломинку и клюнул ее. Его подруга внимательно осмотрела ее, они о чем-то поворковали и улетели с соломинкой.

Вероятно, в ходе обсуждения решили, что соломинка отлично подходит для начала строительства гнезда.

М. Джемисон ЛИЛИИ ЖИЗНИ Перевод с англ. И.Невструева


Пробирка с треском упала на землю, и из нее вырвалась струйка едкого пара.

Паркс не обратил на это внимания и, схватившись за край стола, простонал:

— Что-то случилось с моим расписанием! Этот приступ должен был начаться только через полчаса…

Новая судорога заставила его замолчать.

Максвелл, не вставая с места, внимательно посмотрел на него, потом взглянул на часы. Было всего два, а следующий укол они должны были получить в три. Тем временем приступ Паркса все набирал силу. Руки его дрожали и извивались в конвульсиях, и уже начинались страшные судороги, такие характерные для убийственной венерианской болотной лихорадки. Лицо Паркса было уже не лицом человека, а какой-то чудовищной пародией на него — дикой, смертельной маской с тупым взглядом косящих и вытаращенных глаз.

Максвелл вздохнул, встал и отодвинул стул. Вскоре его ждет то же, что творится сейчас с Парксом. Он неторопливо подошел к аптечному шкафчику и вынул два блестящих шприца. Потом наполнил оба лекарством. Паракобрин помогал слабо, но до сих пор лучшего средства не было. Положив шприцы возле «стены плача» — железного бруса, старательно закрепленного у толстых столбов — он подошел к Парксу, который стонал и извивался на своем стуле.

— Пошли, старина, — мягко сказал он. — Пусть это будет за нами.

Паркс дал отвести себя на место, а долгая практика завершила остальное. Вскоре Максвелл уже ввел иглу и нажал на поршень, а Паркс цеплялся за брусок, как будто хотел его расплющить. Максвелл сделал глубокий вдох. Теперь его очередь. Завернув рукав, он сам ввел себе в вену янтарную жидкость.

Пять бесконечно долгих минут оба они цеплялись за брус, извиваясь и рыдая от боли, пока дьявольское лекарство расходилось по их телам — как будто вместо крови в жилах текло расплавленное железо и смертоносная кислота. Потом все кончилось. Судорожно сжатые пальцы ослабли, напряжение мускулов исчезло, а хрип снова превратился в дыхание.

— Я не… выдержу… этого… больше, — пробормотал Паркс сквозь стиснутые зубы.

— Выдержишь, — мрачно ответил Максвелл. — Мы всегда так говорим… все так говорят… и все-таки делают укол. Ты же знаешь альтернативу.

— Знаю, — тупо произнес Паркс. — Без паракобрина судороги продолжаются непрерывно и кончаются безумием. Альтернатива — это веревка, прыжок с верхнего этажа или яд.

— Вот именно. А теперь вернемся к работе. Что было в той пробирке?

— Экспериментальный материал 1104. Впрочем, это все равно. Я уже использовал весь запас коры бальзамника. У нас нет материала на повторение пробы. Разве что Хоскинс перебросит новую партию.

— В таком случае нечего говорить об этом. Пошли в зал. Может, препарат 1103 дал результат.

Паркс молча последовал за ним, постепенно вновь обретая власть над собой. В следующий раз он опередит ход стрелок часов. Паракобрин никогда не вызывает приятных ощущений, но лучше вводить его тогда, когда человек владеет собой, чем после начала приступа.

Осмотр зала, как обычно, разочаровал их. Обезьяна в клетке отвратительно дергалась в последних конвульсиях. Через пару минут она будет мертва так же, как те неподвижные морские свинки в соседних загончиках. Последняя формула тоже не дала результатов, и две трети человечества будут страдать по-прежнему, поскольку против болотной лихорадки до сих пор не найдено средства лучшего, чем паракобрин.

Максвелл заглянул в следующие клетки. У них еще было несколько обезьян и морских свинок, поэтому можно было попробовать другие лекарства. Человек должен быть очень терпелив, когда проводит такие важные исследования: даже тысяча неудач не имеет никакого значения. Нужно заранее предвидеть их.

— Я думаю, — начал он, — что теперь мы должны…

— Пойду открою двери, — прервал его Паркс, услышав осторожный стук. — Может, это Хоскинс.

Да, это был Хоскинс, межпланетный контрабандист. Он тащил тяжелую сумку и кисло улыбался.

— Плохоие новости, господа, — сказал он, кладя сумку на пол. — С Венеры вы больше ничего не получите. Патрули вокруг планеты утроили, и контроль на космодромах усилили. Тони арестован, и контрабанда для вас конфискована вместе с кораблем. Разумеется, его посадили в каталажку, а груз сожгли. Это значит, что больше вы не получите ни коры бальзамника, ни древесных клопов, ни твангитванги, ни тыкв и вообще ничего. Шан Дхи бросил свою работу, я остался без поставщика, поэтому ликвидирую все дело.

— У тебя нет ничего для нас? — спросил ошеломленный Паркс, который свято верил, что вакцину против судорог можно получить только из какого-нибудь органического вещества с Венеры, где был источник болезни. Только там могли возникнуть естественные враги вируса. Однако в последнее время с Венеры на Землю завезли еще и другие болезни, поэтому власти запретили всякие поставки. А без контрабандных поставок сырья руки у Паркса и Максвелла были связаны.

— У меня есть только вот это, — сказал Хоскинс, открывая сумку. — Правда, это не совсем то, что вы заказывали, но я могу вам его уступить. Это из святыни томбовов, которую когда-то ограбил Шан Дхи. Собственно, ему место в музее, но товар левый, а в музее слишком много спрашивают. Хотите взять его?

Он сунул руки в сумку и достал оттуда фигурку. Это был интересный образец кофейного нефрита, считавшегося дикими томбовами святым камнем, и для их возможностей обработанного весьма старательно. Фигурка изображала одного из древних томбовских божеств, сидящего на троне, с толстыми руками, сложенными на животе. С шеи у него свисал шнур чего-то, что походило на большие жемчужины, а на голове божество имело венок из болотных лилий. Лилии росли также вокруг всего трона, и нефрит, из которого их вырезали, был покрашен каким-то зеленым лаком. Бледножелтые лилии были покрашены подобным образом.

— Шан Дхи говорит, что это томбовский бог здоровья, и взят он из великой святыни на болотах Ангра, где племена ангра устраивают свои оргии.

— Уфф! — вздрогнул Паркс. — Те, кто видел этот томбовский обряд, говорили, что зрелище не самое приятное. — Нет, нам это, пожалуй, не подойдет.

— Откуда нам знать это? — задумчиво сказал Максвелл. Бог здоровья, говоришь? Гм… Мне пришло в голову, что большинство томбовов не подвержено болотной лихорадке, по крайней мере, не болели ею, пока туда не прибыли наши переселенцы. Может, этим стоит заняться. Сколько это будет стоить?

— Нисколько, — ответил Хоскинс. — Вы были очень хорошими клиентами, и потому возьмите его на память. Но этого, — он снова полез в сумку, — я отдать за так не могу.

Он вынул большую горсть прекрасных мерцающих шариков. Они были размером с шарик для пинг-понга и выглядели совершенно как мыльные пузыри, но когда Максвелл взял один в руки, он оказался необычайно твердым, хотя и легким, как перышко.

— Что это такое?

— Наверное, какие-то драгоценности, — ответил Хоскинс. Они из той же святыни. Шан Дхи говорит, что они висели на шее большого божества, как ожерелье, а связаны между собой были пучками травы. У маленького божка такие же.

Максвелл, нахмурившись, разглядывал шарики. Хоскинс требовал тысячу за всю партию. Это были большие деньги, но что значили деньги для людей, обреченных на страшную, медленную смерть? Шарики должны были иметь связь с томбовскими обрядами здоровья, а дикий томбов, хотя и отвратительная тварь, был известен своим здоровьем. Только те из них, что приняли цивилизацию, вырождались и вымирали. Сомнительно было, чтобы сами драгоценности имели какую-нибудь лечебную силу, но они происходили из святыни, а значит, были символом, а может, и следом для открытия всей тайны.

Максвелл открыл ящик стола и высыпал в него блестящие шарики.

— Выпиши чек, Паркс. Я поиграю в детектива. Паркс, все еще ошеломленный приступом болезни, молча кивнул головой. Когда Хоскинс вышел, они вынули шарики из стола и внимательно осмотрели. Потом распределили между собой работу и занялись делом.

Они провели всевозможные исследования, но результат был отрицательный. Шарики были кислотоупорными, а твердость имели такую, что никак не удавалось их раздавить. Правда, Максвелл сумел распилить пополам один из них: он оказался пуст и, только когда пила пробила тонкую оболочку, раздался резкий свист заключенных внутри газов, выходящих наружу. Паркс быстро взял пробу зловонного продукта, а результат анализа весьма удивил его. Органические газы на Венере имели чрезвычайно сложное строение.

— Слушай! — воскликнул вдруг Максвелл, отрываясь от микроскопа. — У меня здесь проба опилок. Они вовсе не кристаллические, а имеют несомненное клеточное строение. Шарики явно не минералы, и в то же время не растительная или животная ткань, по крайней мере такая, какую мы знаем. Они попросту…

— Попросту венерианские, — вздохнув, закончил Паркс. Все, жившее на Венере, всегда было головоломкой для исследователя. Там не было четкой границы между флорой и фауной, а в некоторых случаях и то и другое состыковывалось с миром минералов. Развитие и изменение солитера на Земле были просты, как деление амебы, по сравнению с жизненными циклами на Венере. Паркс знал один вид водяного муравья, который оплодотворялся, прижимаясь к коже угря, а потом выбирался на берег и там откладывал яйца. Из этих яиц вырастали большие пучки мха, которыми питались странные, бесперые птицы. В пищеводе этих птиц из яиц развивались паразиты, которые после выделения превращались в ползающих муравьев. У муравьев вырастали крылья, и они летели к океану на поиски угрей. Все это было типичным для Венеры примером симбиоза: муравьи каким-то образом были необходимы для существования угрей, а в своем позднем виде — для птиц и как пища, и как пищеварительные энзимы. Ученые, изучавшие эти вопросы, терялись в лабиринте еще более сложных разветвлений.

Максвелл и Паркс переглянулись.

— Да, — сказал Максвелл, — это единственное, что у нас осталось. — Хоскинс уже ничего не может нам доставить, поэтому придется отправиться туда. Я хочу узнать, почему дикие томбовы не болеют лихорадкой, почему лилии являются для них святыней, и в чем тайна шариков. Отправимся на Венеру.

Они прибыли в порт Ангара в невеселом настроении. Руки и бедра у них болели от множества предохранительных уколов и, кроме того, им пришлось письменно отречься от большинства своих гражданских прав. Несмотря на всевозможные меры предосторожности, жители Земли не могли оставаться на Венере больше трех месяцев без риска заразиться одной из многих болезней, каждая из которых раз и навсегда отрезала возможность возвращения на Землю. Поэтому весь риск нужно было брать на себя, заранее освобождая правительство и всевозможные власти от какой-либо ответственности.

Общество пассажиров тоже не улучшало настроения. Среди них было несколько ученых, так же, как Паркс и Максвелл, принимающих участие в отчаянной борьбе, идущей уже много лет. Остальные были миссионерами, которые должны были заменить тех членов миссии, трехмесячный срок которых уже истекал. С теми же целями ехали инспектора из карантинных контор и представители Синдиката Радиоактивных Элементов, осуществляющие надзор над шахтами урана. Большинство считало свое назначение божьим наказанием.

Они приземлились на большой поляне, вырубленной среди джунглей. Вокруг был густой желтый туман. Зрелище космодрома было волнующим: друг против друга там стояли ряды паланкинов, над которыми развевались выцветшие и потрепанные флажки со знаком Красного Креста. На носилках лежали люди, которых новоприбывшие должны были заменить — развалины здоровых мужчин, кем они были еще несколько недель назад. Все понимали, что для некоторых доставка в порт просто чистая формальность. Кто из них получит разрешение вернуться на Землю, зависело только от решения врача.

— Веселенькое местечко, — мрачно заметил Паркс.

— Когда тебя снова скрутит судорога, — сурово ответил Максвелл, — тебе не придется думать об этом. Приступ стирает различия.

Он посмотрел на туземцев, стоявших шеренгами около носилок. Это были местные илоты, которые служили носильщиками. Они стояли дрожа, поскольку тоже болели, и даже сильнее, чем люди. Уколы паракобрина делали только людям, а для туземцев лекарства жалели. На болотах их жило полным-полно, и достаточно было предложить им табака — единственный неместный продукт, ценимый дикарями, — чтобы явилась целая толпа. На глазах Максвелла один из носильщиков начал дергаться в конвульсиях и со стоном упал на грязную землю. Никто не обратил внимания: это было привычное зрелище. Может быть, завтра им займутся мусорщики.

Томбовы выглядели, как карикатура на человека, даже более гротескно, чем крупные обезьяны на Земле. Разница заключалась прежде всего в ступнях, имеющих форму огромных расплющенных лап. Они давали возможность хождения по болотам, поскольку распределяли вес тела на большую площадь, благодаря чему томбов мог безопасно передвигаться по тонкой корке, покрывавшей трясины. Лапы эти, как у уток, имели длинные, сужающиеся к концу пальцы с перепонками между ними.

Появился начальник порта и назначил носильщиков для новоприбывших. Он выкрикивал приказы на хрипящем языке томбовов, и носильщики хватали носилки и шлепали, разбрызгивая грязь.

Несмотря на плохую видимость, дорога из порта оказалась очень интересной. Максвелл испытывал странное чувство, когда шестеро дрожащих невольников несли его на плечах через необъятные болота. Удивляла его и безумная растительность, окружавшая их со всех сторон. Разнообразие неизвестных ему видов было бесконечным, как бесконечным было и поле для научных изысканий. Однако, учитывая небывало высокую смертность, вряд ли человек когда-нибудь изучит более детально необычные формы жизни Венеры. Время от времени появлялись какие-то животные — если это вообще были животные — такие же странные и невероятные, как фантастические цветущие лианы, дымящиеся кусты и деревья, издающие глухой, металлический звук треснувшего колокола.

Мимолетное чувство удовлетворения покинуло Максвелла, когда караван вышел на новую поляну и появилась низкая, слепленная из грязи стена. За ней размещалась группа зданий, а над центральным развевался выцветший флаг ОМ — Объединенных Миссий. Рядом были вольеры, в которых держали новых томбовов перед отправкой на рынок невольников. Никто из жителей Земли даже под страхом смерти не мог работать в местном климате, поэтому туземцы были единственной рабочей силой. Они добывали уран, переносили тяжести, служили средством передвижения, строили дома. Дикари для этого не подходили, их нужно было сначала обучить и приручить.

Максвелл цинично подумал о статистике обращений, о тысячах неофитов, обращаемых ежегодно. Это было не евангелистское предприятие, а хозяйственная необходимость. Жители Земли, независимо от своей религии, сходились в одном: томбов в диком виде — это ленивый и безответственный негодяй. Дикий туземец был законченным лгуном и прирожденным вором, готовым убивать, если ему что-то не понравится, и делал это обычно способом ужасным. Он не понимал цели работы, поскольку пищи вокруг было полным-полно, был крепок и толстокож, поэтому вообще не воспринимал физических наказаний. Ему были чужды абстрактные понятия, и он не создал никакой философии. Короче говоря, чтобы он стал пригоден для чего-либо, его следовало окрестить.

Наконец за поворотом дороги исчезла миссия и ее страшное приложение: рынок невольников. Впереди располагались первые шалаши Ангры. Они миновали амбулаторию со «стеной плача» и одетыми в белое работниками и наконец оказались перед низким зданием, над которым висела доска с надписью: Бюро Координации Исследований.

Главный врач был худощавым мужчиной с землистой кожей и отчаянием во взгляде. Выражение безнадежности не исчезло, даже когда Максвелл изложил свою теорию. Врач покачал головой.

— Утка, — сказал он, — потеря времени. Уже многие предполагали, что дикие томбовы едят или пьют что-то, предохраняющее их от болотной лихорадки. Мы детально изучили составляющие их питания и даже отвратительный воздух болот, которым они дышат, но результат всегда был отрицательным. Нет и никакой отчетливой разницы между группами крови у нас и у томбовов, а также в их витаминных реакциях. Сейчас мы считаем, что тайна так называемой невосприимчивости томбовов заключается в естественном отборе. Нынешние жители болот — это потомки тех, кого болезнь не сумела одолеть, и потому они более выносливы.

— Абсурд! — воскликнул Максвелл, раздраженный пессимизмом врача. — Что же тогда происходит с их врожденной невосприимчивостью сразу после обращения? Крещение никак не влияет на обменные процессы в организме. Неужели вам никогда не приходило в голову, что невосприимчивость возникает в результате операций, проводимых во время таинственных обрядов?

— На темы религии, — чопорно ответил врач, — я никогда не дискутирую. И чем меньше мы будем говорить об отвратительных обрядах болотных дикарей, тем лучше. Уверяю, что если бы вы знали томбовов так хорошо, как мы…

Максвелл повернулся и вышел.

— Идем, Паркс. Повторяется история «знака Черной Руки». Когда ученого ослепляют предрассудки, он перестает быть ученым.

В амбулатории они расспросили о Шан Дхи, давнем сообщнике Хоскинса. Шан Дхи был обращенным туземцем, который после короткого пребывания у белых вернулся к томбовам. Сразу после обращения он заболел лихорадкой, но был настолько умен, что тут же сбежал. Как двойной отступник, он стал парией для обеих рас. Его терпели, но относились к нему с недоверием. Как посредник он был очень хорош, поскольку был единственным томбовом, знавшим обычаи белых и говорившим на их языке, хотя Хоскинс и предупреждал, что язык этот весьма своеобразен.

— Шан Дхи? — переспросил дежурный врач, удивленный, что серьезные люди спрашивают о каком-то подозрительном типе. Наверняка за решеткой. А если нет, то вы найдете его возле какойнибудь норы на Краю, нажравшегося занкры. Только советую вам идти с охраной, если хотите его отыскать. Когда обращенный туземец сбегает, он опускается на самое дно.

— Ничего, мы справимся, — сказал Максвелл. Антитомбовские настроения были здесь в порядке вещей, но ему-то Хоскинс дал четкие указания.

Занкровый притон был местечком не из приятных. Темная, грязная и страшно вонючая дыра. Повсюду на грязных матах лежали клиенты — белые, которые не могли выдержать местных условий и не могли вернуться на Землю из-за состояния своего здоровья. Они уже умерли для мира, хотя их мускулы иногда еще сокращались в спазматических конвульсиях. Чтобы смягчить ожидание гибели, они прибегали к помощи занкры, которая, не помогая как лекарство, дарила забвение благодаря своему составу: смеси алкоголя и нескольких мощных алкалоидов. При этом она была дешевой, поскольку дыни, соком которых она являлась, стоили гроши. Когда Максвелл и Парке вошли, как раз начинали новую дыню. Они смотрели, как туземец, сидевший у дверей, пробил в овоще дыру и ввел трубочку.

— Мы пришли от мистера Хоскинса, — обратился к нему Максвелл. — Где можно найти Шан Дхи?

Томбов задумчиво посмотрел на него, потом ответил:

— Я Шан Дхи.

Максвелл тоже присмотрелся к нему и удовлетворенно отметил, что туземец обладал великолепным здоровьем. Не было заметно даже легкой дрожи, которая оставалась после укола паракорбина. А ведь руки Шан Дхи явно свидетельствовали о том, что некогда он был жертвой судорог: их покрывали шрамы от порезов, несомненный признак нелеченной болезни. Шрамы были старыми и в некоторой степени подтверждали теорию Максвелла. Человек этот явно излечился — хотя это и считалось невозможным. Но как? Вернувшись к прежним своим обычаям?

Установить контакт с Шан Дхи оказалось нелегко. Плохо было уже то, что он говорил на ужасном жаргоне, введенном первыми миссионерами. Но кроме того, он был подозрителен, упрям и уклончив. Из вопросов Максвелла он сразу же понял, что ученый знает об ограблении святыни, и вполне отдавал себе отчет, что узнай об этом томбовы — и предатель умрет в страшных муках.

— Не знать, что хорошая лилия, — ответил он, избегая встречаться взглядом с Максвеллом. — Томбов не ест лилия. Носить. Лилия цветок нехорошо человек Земли. Канкилона выходит из лилия. Люди не любят канкилона. Люди священник говорить канкилона от… отвратный чудовищ. Люди священник убивать канкилона. Канкилона смерть — томбов смерть. Смерть плохо для томбов. Лучше люди не видеть канкилона.

Этим все и кончилось. Никоим образом нельзя было добиться ничего большего. А каким «отвратительным чудовищем» является канкилона, можно было гадать до бесконечности. На Венере это могло быть все — от мухоловки до огненного дракона. Одно было ясно: между лилиями и этим чудовищем есть какая-то связь, миссионеры относятся к чудовищам очень настороженно, а последние как-то влияют на здоровье туземцев.

Расспросы о наполненных газом мерцающих шариках принесли объяснения совершенно невразумительные. Только гораздо позже они обрели смысл.

— Маленький светлый шарик — не дорогой камень, — признал он наконец. — Маленький светлый шарик ни для чего. Один день красив… шесть, восемь дней, потом… нет маленький светлый шарик. Ушла. Маленький светлый шарик — тата-тата канкилона.

— Врет, — сказал Парке. — У нас их восемнадцать в коробке. Мы изучали их гораздо больше недели, и ни один не исчез. Я бы сказал, что они очень долговечны.

Однако Шан Дхи не желал ничего добавлять. Максвелл сделал в памяти заметку о какой-то связи с таинственной канкилоной, но пока обошел это молчанием и перешел к главной цели разговора. Возьмется ли Шан Дхи устроить их присутствие на оргии томбовов?

Шан Дхи отреагировал приступом ужаса. Святыни томбовов всегда были суровым табу для белых. Они были табу даже для томбовов, включая их жрецов, кроме дней обрядов. Ни один томбов, наверное, не осмелился бы убить белого, даже застав его за осквернением святого места, зато судьба Шан Дхи, пойманного за этим же, превзошла бы самые кошмарные порождения фантазии. Шан Дхи был готов красть, перевозить контрабанду, даже убивать, если у них хватит табака для расплаты, но этого он никогда не сделает.

— А жрецы томбовов любят табак? — спросил Максвелл. Вопрос оказался удачным. Шан Дхи заколебался, глотнул занкры и начал считать на пальцах. Наконец выразил согласие.

— Может будет сделать, — неохотно сказал он. — Может томбов священник пустит Шан Дхи прятать люди в дом бога. Но люди священник не любят люди в томбов дом бога. Люди не любят смотреть томбов есть канкилона. Люди болеть. Люди терять голова. Люди в дом бога не надо, люди спрятать рядом дом бога.

Оба исследователя искренне обещали, что будут наблюдать из укрытия. Они не скажут никому ни слова и заплатят любую разумную цену. Они пришли не насмехаться или обращать, а хотят только узнать тайну здоровья томбовов. Наконец Шан Дхи поверил, и лицо его даже скривилось в улыбке.

— Томбов священник лучше белый священник. Томбов хочет долгая жизнь здесь. Томбов не хочет долгая жизнь далеко в небе. В небе плохо. Слишком далеко. Здесь лучше.

Паркс и Максвелл невольно улыбнулись. Несчастный туземец был прав во многом. Наука, провозглашаемая миссионерами, к тому же искаженная, не могла явиться утешением для этих страдающих существ, занимающихся тяжелой работой. Ничего странного, что они хотели заботиться о своем здоровье здесь и сейчас, не очень беспокоясь о своем будущем на небе. Не торгуясь, ученые передали Шан Дхи требуемое количество табака.

Три недели отняло у них путешествие по топким болотам. Часть дороги они проделали на примитивной лодке, пока наконец не добраяись до места, где совершался обряд Долгой Жизни. Шан Дхи показал им знаки, ограничивающие район обряда. Через три дня их уберут, но до того времени ни один томбов не смеет за них заходить. Однако Шан Дхи направил свою лодку вперед. Они плыли все дальше, мимо треугольных рощиц молодых деревьев, среди которых виднелись предупреждающие черепа, украшенные плюмажами. Болотистая лагуна сужалась. Теперь они плыли между двумя полями лилий. Шан Дхи объяснил, что такие лилии растут всего в нескольких местах, и что срывание цветов на святом поле карается смертью.

Максвелл с большим вниманием разглядывал цветы, но не заметил никаких существенных отличий от земной их разновидности, разве что стебли были значительно выше и имели желтый цвет. Потом его вдруг поразил вид ужасных волосатых существ, ползавших между лилиями. Довольно долго они не попадались ему на глаза, но наконец ему удалось разглядеть одного подробно. Это был паук, похожий на огромного тарантула — чудовищный клубок длинных шелковистых волос, покрывающих клубнеобразное, пульсирующее тело размером с футбольный мяч. Существо имело две дюжины ног, волосатых и заканчивающихся когтями, а также омерзительные, похожие на ножницы жвалы, с которых стекал зеленый яд. Пучок блестящих глаз отсвечивал красным и фиолетовым цветом.

— Канкилона, — сказал Шан Дхи.

Паркс содрогнулся. Сам вид создания был омерзителен, а Шан Дхи говорил, что томбовы поедали их!

Лагуна кончилась узкой мелью, и вскоре лодка заскребла носом по болотистому берегу. Это был остров, расположенный в сердцевине территории святыни. Они вышли из лодки, вытащили ее на берег и спрятали в зарослях, после чего, взвалив на себя багаж, отправились вглубь острова.

Центр его занимала большая поляна, окруженная лесом высоких кипарисов. Под деревьями скрывались сотни маленьких шалашей, а вдалеке виднелась святыня — удивительное строение из серого камня. Удивительное потому, что ближайшая суша находилась в ста милях отсюда и только упорная вера и самоотверженность помогли принести эти тяжелые валуны сюда. В настоящий момент большие двери святыни были закрыты и запечатаны. Вокруг было пусто.

Прежде всего Шан Дхи занялся устройством убежища. Он сделал его в двойном шалаше, который специально построил на значительном удалении от остальных. Как изгнанник он мог принять участие в обряде, но вынужден был держаться в стороне от остальных верующих. В данном случае это условие было весьма удобно: двое белых могли жить в задней части шалаша и наблюдать за всем через щели в стене, пока Шан Дхи спокойно сидел на пороге, уверенный, что ни один из томбовов не осмелится приблизиться к изгою. По мнению Шан Дхи, им нельзя было уходить отсюда до кульминационной ночи пира. Тогда все томбовы упьются до потери сознания, и можно будет следить за ними из темноты портала святыни.

Максвелл и Парке разложили свои вещи. У них был запас продуктов и пачек табака, предназначенного для жрецов. Были у них также и научные инструменты — баночки, пробирки, химикалии для проведения опытов и, наконец, спектрограф. Однако самым важным был запас ампул паракобрина, поскольку Паркс чувствовал себя отвратительно и ежечасно должен был делать себе укол. Они старательно разложили все это и стали ждать.

Следующая неделя не принесла ничего нового и прошла довольно монотонно. Постепенно начали собираться томбовы, с ног до головы покрытые грязью болот. Вместе с ними прибыли женщины и дети, и все тащили огромное количество занкровых дынь. Каждая семья устраивалась в своем шалаше, после чего отправлялась на собрание племени. Оно очень походило на собрания дикарей в любой точке Солнечной системы и сопровождалось размеренными ударами в там-тамы, дикими танцами и поглощением огромных количеств еды и питья. Тут и там разыгрывались сцены отвратительного пьянства, но в сущности, от начала пятого дня все было довольно мирно. Только на пятый день появились жрецы.

С этой минуты все разительно переменилось. Даже самые отъявленные пьяницы ходили трезвехонькими до самого захода солнца. Всех отправили на работы, женщин тоже.

Томбовы отправились на болота, покачивась на своих расплющенных, пастообразных ногах. Мужчины несли странные сетки, сплетенные из тонких лиан, мальчики следовали за ними, таща огромные клетки из прутьев, женщины собирали лилии. Они тщательно очищали растения, срывая цветы и листья так, что оставались только высокие стебли. Только после наступления сумерек Максвелл понял цель похода. Они притащили с собой сотни пойманных канкилон, причем пауки отвратительным воем протестовали против своего пленения. Жрецы раскрыли ворота святыни, собрали пауков и снова закрыли ворота.

Так продолжалось еще три дня. По мере того, как томбовы все больше опустошали болота от растительности и ползающих чудищ, Максвелл сделал удивительное открытие. В один из этих дней на несколько минут показалось солнце — неслыханное редкое явление на постоянно закрытой облаками Венере — и тогда как будто свершилось чудо. Все болото засверкало неисчислимым количеством цветных огоньков. Везде толстым слоем лежали шарики, те самые, что они купили от Хоскинса как драгоценности. Их было как сухих листьев осенью, однако вскоре тучи снова закрыли солнце и блеск погас.

— Что ты об этом думаешь? — спросил Паркс, смотревший в немом удивлении. — Неужели это семена лилий?

— Пожалуй, нет, — ответил Максвелл. — Они такие легкие… Семена должны погружаться в землю, чтобы прорасти, а эти шарики не погрузятся даже в воду.

Наконец подошел последний день торжества. Мужчины и женщины украсили себя одеждами из лилий: на них были венки и ожерелья, гирлянды и разнообразные головные уборы. А занкр они пили в невообразимых количествах. Всю вторую половину дня продолжались дикие танцы, а в сумерках пьяный хор превратился в чудовищный безумный вой. Тогда двери святыни открылись настежь и внутри засветились факелы.

— Скоро уже увидеть пир канкилона, — сказал Шан Дхи. Он выглядел так, будто его мучила совесть. — Не нужно томбов священник видеть как люди смотреть, — добавил он предостерегающе. Максвелл и Паркс повторили свои клятвы.

Было уже около полуночи, когда они решили, что участники обрядов настолько пьяны, что ни на что не обращают внимания. Максвелл и Паркс покинули шалаш и двинулись напрямик через поляну, внимательно следя, чтобы не наткнуться на какого-нибудь из томбовов, лежащих без сознания. У ворот святыни они остановились и заглянули внутрь. Оргия дошла до предела. Теперь они могли видеть весь ход пира. Двое служителей подавали извивающегося канкилона, лишенного ног. Жрец брал от них паука, двумя быстрыми движениями отрывал у него жвалы, швырял их в корзину, стоявшую у ног главного божества, а туловище бросал в воющую толпу. Какое-то время шла борьба, заканчивавшаяся возгласами разочарования, после чего все с завистью следили как избранники судьбы погружают зубы в мягкий мешочек яда искалеченной твари.

Паркс схватил Максвелла за руку.

— Я д… должен вернуться в шалаш, — простонал он.

— Что такое? — резко спросил Максвелл. — Не можешь на это смотреть? Мы же с тобой не слюнявые миссионеры.

— Не в том дело. Я забыл сделать укол, и уже чувствую дрожь в теле. Но ты останься. Я вернусь через минуту.

Максвелл позволил ему уйти. Укол, сделанный вовремя, был делом довольно простым, а он не хотел упускать ни одной детали из обряда, разыгрывавшегося перед ним. Некоторое время он смотрел, как Паркс исчезает в темноте, после чего снова перевел взгляд на необычное зрелище.

Однако увидеть его вновь ему не удалось. Удивительно сильная рука схватила его в объятия, а мощный удар мускулистого колена подсек ноги и повалил на землю. По широкой и плоской ступне он понял, что нападающий — томбов. Потом у самого его уха раздался насмешливый голос, хорошо знакомый Максвеллу: голос совершенно пьяного Шан Дхи. От него невыносимо несло занкром.

— Люди хотеть долгую жизнь, да? — насмехался он. — Хорошо, хорошо. Люди иметь долгая жизнь. Люди взять канкилона сок.

Максвелл чувствовал, как обезумевший томбов с чудовищной силой перегибает его назад, раз за разом разражаясь все более диким смехом. Потом он почувствовал на лице прикосновение чего-то скользкого и волосатого и никак не мог вздохнуть. Отчаянно вырвавшись, он попытался крикнуть, этого-то и ждал Шан Дхи. Тонкая ткань мешочка с ядом лопнула, коснувшись зубов ученого, и он почувствовал на губах тошнотворную маслянистую жидкость. Язык и небо обожгло. Максвелл чувствовал себя опозоренным и оскверненным и хотел только умереть, немедленно умереть. Но именно тогда произошло что-то странное.

Отвращение и тошнота внезапно прошли, как будто их никогда и не было. Вместо этого он ощущал какую-то небесную радость, восторг, превосходящий все, что только можно себе представить. Он не был уже больным и знал, что никогда не будет болеть. Он был силен и мог бы схватиться с самым сильным атлетом. Жизнь казалась ему великолепной, и он должен был как-то выразить это. Максвелл издал крик, который эхом отразился от дальнего конца поляны, а потом все начало бешено кружиться вокруг него. Огни загорались и гасли, а вой в святыне начал постепенно утихать, пока не замер в отдалении. Что было потом, Максвелл не помнил.


Он проснулся, когда светало, и подумал, что это рассвет следующего дня. Он лежал лицом к земле в грязи перед воротами святыни. Некоторое время Максвелл не шевелился, ожидая неизбежного приступа головной боли. После такого отравления — он как в тумане вспоминал, подробности — должна была прийти головная боль и боль чудовищная. Однако ее не было. Не было и отвратительного вкуса во рту. Максвелл вынужден был признать, что чувствует себя великолепно, и подумал, не сошел ли он с ума. Неуверенно он попытался подняться, ожидая, что начнется рвота, но ничего подобного! Он был свеж как младенец. Ни о чем не думая, он вскочил на ноги, однако тут же пожалел об этом, потому что ударился головой обо что-то, чего не увидел сначала и что теперь с треском упало. Взглянув на этот предмет, он замер: перед ним лежали три длинные деревянные рейки, связанные лианой и заканчивающиеся пучком разноцветных перьев. Из перьев щерил зубы череп. Видимо, ночью кто-то установил над ним этот зловещий символ: предупреждение, что лежащий человек — табу.

Максвелл взглянул на святыню. Она была закрыта наглухо, двери старательно заперты. Поляна тоже опустела, в шалашах никого не было. Обряд закончился, участники ушли, и все теперь вновь было табу. Часы Максвелла показывали четыре часа дня, значит, он спал много часов.

Внезапно он вспомнил о Парксе. Ведь он сказал, что сейчас вернется. Где же он теперь? Может, Шан Дхи напал и на него? Он быстро огляделся, но не нашел и следа приятеля. Широко шагая, Максвелл перешел через поляну.

Перед шалашом он остановился, как вкопанный. У входа стоял такой же знак табу. С высокой жерди щерила зубы свежеотрубленная голова томбова, а на земле валялись разбросанные, очищенные от мяса кости. Голова была головой Шан Дхи. Вероятно, он нарушил какой-то суровый запрет и заплатил за это жизнью. Максвелл содрогнулся при мысли о том, что может найти в шалаше.

Внутри шалаша был разгром. Пол в обеих половинах покрывали обломки разбитых предметов, большинство научного оборудования было уничтожено, продукты перемешаны с химикалиями. Весь запас табака исчез бесследно, но хуже всего то, что был уничтожен весь запас паракобрина. Об этом говорили раздавленные ампулы и разбитые шприцы. Грабители, как когда-то гитлеровцы, уничтожили все, что не представляло для них ценности.

Однако в эту минуту Максвелла занимало только одно: он должен любой ценой найти Паркса. Он нашел его наконец, закрытого грудой разодранной одежды. Максвелл нагнулся к нему и осмотрел. Он чувствовал себя убийцей. Паркс никогда не выражал особого желания лететь на Венеру. Именно Максвелл уперся, что нужно изучить тот след, на который вывел Хоскинс. Лицо Паркса было напряжено, губы покрыла смертельная бледность, а слабая дрожь свидетельствовала о страшном истощении, вызванном целыми сутками непрерывных конвульсий. Видимо, он опоздал с уколом и упал, так и не сделав его. Максвелл должен был предвидеть это и вернуться из святыни вместе с ним. Теперь было слишком поздно. Паракобрина больше не было, и Паркс должен был умереть до наступления ночи.

Максвелла охватило отчаяние. Минуты шли, и вдруг его осенило: ведь сам он пропустил, по крайней мере, два очередных укола, а чувствовал себя великолепно! Он недоверчиво вытянул руку вперед. Ни следа какой-либо дрожи! Так значит?.. В следующую минуту Максвелл уже судорожно обшаривал покинутые шалаши. Еще несколько минут, и сумерки превратятся в ночь, поэтому времени терять было нельзя. В третьем шалаше он нашел сетку для канкилон, в следующем — поврежденную клетку, которую поспешно исправил, и бегом отправился на край болота.

Он быстро убедился, что поимка ловких канкилон требует совместных действий нескольких человек. Первые три с легкостью удрали от него, четвертый запутался, но начал яростно защищаться.

Максвелл не знал, не теряет ли яд канкилоны свои свойства после смерти паука, но должен был получить его порцию немедленно, пусть даже и ослабленную. Он проткнул чудовище ножом и подождал, пока оно умрет. У него не было с собой никакой емкости, поэтому он оторвал часть рукава своей рубашки и окунул в сочащийся яд. Потом побежал к Парксу.

— Открой рот, старина, — сказал он, но Паркс не реагировал. Максвелл раздвинул его челюсти ножом, зафиксировал их тампоном, затем капля за каплей выдавил из тряпки вонючую жидкость. Паркс извивался и пробовал отклонить голову, но был для этого слишком слаб. Когда вся жидкость была у него во рту. Максвелл закрыл ему рот и заставил проглотить. Потом стал ждать.

Действие было невероятно быстрым. В течение нескольких секунд дыхание Паркса, почти уже незаметное, углубилось, исчезающий пульс вернулся. Постепенно расслабились напряженные мышцы шеи, лицо разгладилось, а на щеки вернулся румянец. Вскоре Паркс уснул спокойным сном. Тогда Максвелл внимательно осмотрел его с ног до головы. Дрожи не было совершенно. Ни следа. Максвелл вздохнул с облегчением и зажег факел. Нужно было попробовать спасти хотя бы часть продуктов.

Новое средство оказалось поистине чудесным, и все же Паркс выздоравливал очень медленно. Может, потому, что болезнь уже очень истощила его организм, а может, из-за того, что яд не был свежим. Полное выздоровление было вопросом скорее недель, чем часов или дней, но за это время у Максвелла была возможность заняться наблюдениями.

Он внимательно следил за болотом, желая знать, какая судьба постигнет кристаллические шарики, о которых Шан Дхи говорил, что со временем они исчезают. Надев болотные сапоги, он собрал немного шариков и положил их в шалаше. Одновременно следил за тем, что происходит на краю болота.

Почти неделю ничего не происходило, но однажды ночью Максвелл кое-что заметил. Случайно получилось, что он не мог заснуть и вышел на поляну подышать свежим воздухом. Тогда он и увидел фиолетовое свечение, охватившее всю территорию болота. Похоже было, что всю поверхность болота покрывал слой дымящегося антрацита, освещенного множеством бледных синих огоньков. Максвелл торопливо вернулся в шалаш, взял факел, надел сапоги и приступил к наблюдениям.

Он обнаружил множество ползающих улиток, по внешнему виду напоминавших австралийского утконоса. Некоторые из них шумно пожирали стебли лилий, однако большинство лежало, вглядываясь, как зачарованные, в кристаллические шарики. Иллюминацию создавал свет их фиолетовых глаз, что не очень-то удивило Максвелла: большинство представителей фауны Венеры имело светящиеся глаза. Однако потрясла его метаморфоза, происходившая с шариками под действием света: они уменьшались почти на глазах. Сначала они становились размером с ноготь, потом исчезали совершенно, и только пузырьки воздуха обозначали место, где шарики погружались в болото. Максвелл собрал целую горсть этих уменьшенных шариков перед самым их исчезновением.

Наутро он разрезал одну из жемчужинок и исследовал. Это, несомненно, было семя, может быть, семя лилии. Еще один интересный пример обходных дорог, которыми ходит природа. В начальной фазе зерно было явно бесплодным, и одновременно имело форму и вес, которые позволяли ему держаться на поверхности болота, потом же, может, в результате симбиотического импульса, притягивало к себе улиток. Фиолетовые лучи, идущие из их глаз, каким-то образом оплодотворяли семена и те, изменив свой вес, уходили в почву.

Исходя из этих предположений, Максвелл решил проверить свою теорию. Вооружившись дополнительным снаряжением, он ночью отправился на болото, неся пучок сухих жердей и спектрограф. С помощью прибора он точно установил состав излучения и время облучения семя н. Потом обозначил места погружения семян, воткнув там палочки. Если здесь вырастут лилии, значит, шарики были их семенами.

На следующую ночь он превратил аппарат в проектор и, воссоздав свет улиток, облучил им шарики, собранные неделю назад. Они превратились в семена. Теперь у него было, по крайней мере, одно доказательство. Он посадил свои шарики и тоже пометил места.

Постепенно Паркс выздоравливал. Несколько дней подряд Максвелл устраивал экспедиции для охоты за пауками, но с каждым днем их было все меньше. Наконец они исчезли совсем. Видимо, дата обрядного торжества была выбрана так, чтобы пришлась на время наибольшего их количества. Когда они появятся снова и каким образом? Обдумывая это, Максвелл приступил к исследованию остатков их тел, сваленных кучей возле шалаша. Он надеялся узнать что-нибудь о способе размножения канкилон.

Он рассматривал один труп за другим, но без результата. Наконец нашел нечто, потрясшее его. Это явно было яйцо, однако яйцо канкилоны одновременно оказалось уже знакомым ему кристаллическим шариком. Теперь у него в руках было еще одно звено цикла развития, и оставалось ждать следующих.

Впрочем, ждать приходилось и по другой причине. Паркс поправлялся, но не подлежало сомнению, что еще какое-то время он не сможет путешествовать самостоятельно, и Шан Дхи теперь не было. Максвелл вдруг подумал, оставили ли разгневанные жрецы их лодку, и решил тут же это проверить.

Лодка оказалась в том же месте, где они ее спрятали, и Максвелл столкнул ее на воду. Он поплыл в низ лагуны, но, добравшись до линии треугольных запрещающих знаков, быстро повернул обратно: сразу за ней располагался лагерь подозрительно выглядевших томбовов. Это было неприятное открытие.

Вскоре он все же немного успокоился: один из томбовов тоже заметил его, и долгое время оба молча смотрели друг на друга. К этому присоединились другие томбовы, однако поведение их всех было совершенно спокойным, ни малейшим жестом или окриком они не выражали враждебных намерений, а когда Максвелл повернулся и направился к священному острову, дикари равнодушно вернулись в лагерь.

Зачем нужен этот лагерь, угадал Паркс. К этому времени он уже мог разговаривать и с большим интересом выслушал рассказ Максвелла.

— Вся история с канкилоной — одна из величайших тайн томбовов. Они уже познали эгоизм белых и их грабительский способ эксплуатации. Они не хотят нас убивать — если бы хотели, сделали бы это сразу после окончания обряда — но и не желают, чтобы мы вернулись в Ангру хотя бы с одним живым пауком, яйцом или другим секретом. Мы можем выйти отсюда живыми, но с пустыми руками.

— Понимаю, — мрачно сказал Максвелл. — Они не хуже нас знают, что если наша раса узнает о паучьем яде, толпы людей явятся на болота и после этого от канкилон не останется и следа. Пауков для этого слишком мало. Их постигла бы судьба бизонов и других вымерших видов. Но в таком случае мы оказались в замкнутом круге.

— Верно, — согласился Паркс. — Разумеется, мы должны провести анализ яда и его составных частей, но наши приборы уничтожены. Значит, если мы не сможем забрать с собой хотя бы одного экземпляра, наше путешествие окажется бесполезным.

— Посмотрим, — сказал Максвелл.

Тем временем в местах погружения семян взошли лилии. Еще немного, и они должны были стать взрослыми растениями, и тогда придет время для нового ритуального обряда. Паркс и Максвелл хотели выбраться до этого, и по весьма важной причине. Если они не вернутся в Ангру, их пребывание здесь превысит шесть месяцев, и тогда уже ничто не сможет убедить тупоголовых карантинных чиновников, что организмы ученых не кишат венерианскими вирусами.

Уже расцвели первые лилии, когда они сели в лодку, отправляясь в обратный путь. Максвелл зацепил веслом пучок растений и сорвал один из цветов.

Бутон выглядел странно, у него не было ни тычинок, ни пестика.

Растение было бесполым, но на одном из лепестков ученый заметил как будто нарост. Он разрезал его, и изнутри выпал целый клубок маленьких красных созданий, как муравьи из разрытого муравейника. Малютки-канкилоны!

— Теперь мы знаем все, — сказал Максвелл, бросая лилию в воду. — Пауки вылупляются из лилий, потом откладывают яйца, появляется улитка, и яйца превращаются в семена лилии. Таким образом замыкается цикл.

— А поскольку, — дополнил Паркс, — канкилоны являются источником здоровья, то, когда они снесут яйца, томбовы хватают их и съедают. Так называемые драгоценности святыни — попросту резерв семян на случай засухи.

— Засуха на Венере? — рассмеялся Максвелл. — Ты с ума сошел!

Но он хорошо понял, что имел в виду Паркс.

На краю резервации лилий их остановил патруль томбовов. Они были молчаливы и не применяли силы, но старательно осмотрели все.

Обыскав лодку, они не нашли никакой контрабанды, и молчаливый предводитель указал им общее направление до Ангры. Максвелл погрузил весло в воду, и лодка двинулась вперед.

— Жаль, — сказал Паркс. — Но по крайней мере, мы излечились, и, может, в следующий раз нам повезет больше.

— Мы вовсе не излечились, — серьезно заметил Максвелл. Болезнь в наших телах только задержана. Не забывай, что томбовы проводят свое лечение дважды в год. Но нам повезло больше, чем ты полагаешь. И вот доказательство.

Он показал блокнот, в котором детально описал излучение глаз улиток.

— В нашей лаборатории, — сказал он, — есть запас яиц канкилоны, и мы знаем, как их активизировать. Можно устроить подходящую теплицу и начать с небольшой партии, а потом приступить к работе в большем масштабе. Людям вовсе не обязательно знать, что они принимают раствор яда канкилоны. Может я назову его «антисудорожник» или как-нибудь в этом роде.

— О, это все равно, — ответил повеселевший Паркс. — Думаю, что берега Конго будут в самый раз.

— Никогда не бывает так плохо, как кажется на первый взгляд, — сказал Максвелл.

Месяцем позже он повторил ту же фразу, но в другом смысле. Они сидели на борту корабля, возвращавшегося на Землю, и были одними из немногих, кому здоровье позволяло пользоваться курительной.

Рядом с ними уселся в кресло какой-то миссионер и сразу же засыпал их откровениями.

— Ax, как это хорошо с божьей помощью вернуться домой, сказал он, сопя от удовольствия. — Истинное наказание с этими томбовами. Уф! Стадо диких бестий, погрязших в чудовищных суевериях и устраивающих отвратительные обряды. Наши первобытные люди тоже имели страшные обычаи, но в культуре томбовов нет ни одной прогрессивной черты.

— Ну, — сказал Максвелл, прищурив один глаз и усмехнувшись. — Этого я бы не сказал.

К. Смит ПЛАНЕТА ШАЙОЛЬ Перевод с англ. К.Маркеева

1


Между тем, как с Мерсером обращались на пароме и как на лайнере, была огромная разница. Экипаж лайнера откровенно насмехался над ним:

— Кричи громче, — любил говорить один красномордый стюард, — тогда мы все узнаем, что это именно ты.

Другой, более мирный и от этого еще более противный, однажды сказал:

— Будь благоразумен. Если будешь все время орать, заимеешь шанс подохнуть досрочно. А ведь вместе с тем… как это там называют… может случиться и что-нибудь приятное.

Мерсер промолчал. Неприятностей у него и так хватало.

А на пароме все было иначе. Персонал был «словоохотлив» и даже, можно сказать, дружелюбен к нему. Наручники были сняты…

Когда он ступил на паром, ему приказали раздеться и, как положено, тщательно осмотрели. Осмотрели без грубости и быстро, как подопытного зверька. Мерсеру хотелось поговорить с кем-нибудь. Но один из медиков опередил его:

— Не беспокойся, я сам поговорю с тобой и очень скоро. Ну а пока тебя подвергнут предварительной подготовке к жизни там… — врач указал на пол, что означало планету, над которой они находились.

Санитар стал растирать его спину каким-то антисептиком.

— Сейчас вам сделают укол, но ничего серьезного не произойдет. Мы только определим плотность вашей кожи…

Раздраженный их невозмутимостью, Мерсер поинтересовался:

— Вы хотя бы знаете, кто я?

— Разумеется, — ответил приятный женский голос. — Но пока помолчите и не мешайте. Не то процедура может затянуться.

И, не теряя времени даром, они приступили к ее выполнению. Он исподтишка наблюдал за действиями врачей. В их поведении не было ничего такого, что говорило бы о жестокости. Они последовательно проводили анализы. Женщина в маске велела ему лечь на хирургический стол. Мерсер подчинился.

— Что, мадам, сейчас начнется наказание?

— Нет, здесь никого не наказывают. Это всего лишь санитарный спутник, планета находится под нами. Сейчас мы подвергнем вашу кожу специальной обработке, и она станет гораздо плотнее. После этого вы сможете поговорить с главным врачом. Ему-то вы и расскажете о своем преступлении.

— Разве вам оно неизвестно? — удивился он.

— Конечно, нет, — улыбнулась врач. — У нас среди прибывающих других и не бывает. А сейчас не мешайте, я подготавливаю вашу кожу к процедуре. На Шайоле вам это очень пригодится.

Второй врач — молодая девушка — вставила его запястья в укрепленные на столе браслеты. Зажимы очень напоминали орудия пыток Империи, но Мерсер догадался, что у них иное, пока неизвестное ему предназначение.

Девушка отошла в сторону:

— Все готово.

— Выбирайте: несколько часов мучений или наркоз?

— Почему я должен мучаться?

— Некоторым это нравится… Думаю, это зависит от того, что пришлось перенести человеку, прежде чем он попал к, нам. Вы подвергались гипнозу?

— Нет, меня избавили от этого.

Ему отчетливо вспомнилось следствие и заседание суда, когда со скамьи подсудимых он мог видеть, как судьи переговариваются между собой. Слышать их он не мог. Внезапно звукоизоляция отключилась, и он отчетливо услышал их разговор:

— Какое дьявольское лицо. Я отдаю голос за мучительную смерть, — спокойно сказал один.

— Вы что, против планеты Шайоль? — поинтересовался другой.

— Обиталище «дромозом», — констатировал третий, — подойдет ему лучше всего!

Один из судей заметил, что обвиняемый все слышит, и включил звукоизоляцию. Тогда Мерсеру казалось, что все мучения позади. Сейчас он думал иначе.

На Шайоле должна жить куча людей, потому что оттуда еще никто не возвращался. Теперь он станет одним из них.

Врачи дали ему наркоз, и он провалился в блаженную темноту.

Придя в себя, он обнаружил, что кожа по всему телу покраснела и распухла. Боль была нестерпимой, и он застонал.

Тут же вошла медсестра и надела ему на голову металлический шлем. Чтобы побороть внезапно накативший приступ боли, ему пришлось сжать кулаки, глубоко вонзив ногти в ладони.

— Если хотите, можете кричать, — сказала сестра. — Через несколько минут прибор найдет нужный центр в мозгу.

Она щелкнула тумблером. Боль покинула его тело, сменившись восхитительным блаженством.

Сестра молча отошла в угол комнаты.

— Спасибо, — как можно радушнее пробормотал он.

Присмотревшись, он увидел, что и на ней красуется такой же металлический шлем. Лицо сестры покрылось румянцем. Мечтательно-просительно она произнесла:

— Кажется, вы хороший человек. Я думаю, вы не станете доносить на меня?

— Но ведь это запрещено?.. — неуверенно произнес Мерсер, имея в виду шлем на ней.

— А как еще выдержать все это? — пожала плечами сестра. — Вы отправитесь вниз, на планету, где с вами произойдут разные ужасы. Затем оттуда будут присылать к нам различные части вашего тела, непрерывным потоком. Возможно, мне не один раз предстоит увидеть вашу голову, замороженную и готовую к препарированию, прежде чем истекут два года моего контракта. У нас тоже есть нервы. Нам слышно, как вы там кричите. Ведь и после того, как Шайоль возьмется за вас, вы все равно останетесь человеком. Поэтому, чтобы окончательно не свихнуться, время от времени я устраиваю себе сеансы отдыха. А теперь снимите шлем.

Она как-то оказалась рядом с его кроватью. Мерсер снял шлем и с себя и с нее.

— Минутку, — произнесла сестра уже нормальным голосом. Сейчас я вами займусь. Надеюсь, я вам ничего не сказала про то, что творится внизу?

— Вы молчали, как рыба, — заверил он ее.

Поцеловав его в губы, она вновь водрузила шлем ему на голову.

— Вот так. Ты — парень, что надо.

Она была восхитительной женщиной, и если бы не шлем… Но… и, закрыв глаза, он стал предаваться наслаждению, десятикратно стимулированному при помощи шлема в нервных центрах мозга.

Чьи-то жесткие пальцы на локте привели его в чувство и заставили открыть глаза. Рядом с койкой стоял пожилой, внушительного вида мужчина:

— Она вновь занимается этим, — сердито сказал он. — Я — доктор Вонаит, и я сейчас сниму с вами это ведро.

Резким движением он сорвал шлем. Мерсера сразу же скрутило от боли. Он закричал, каким-то уголком сознания уловив, что врач спокойно наблюдает за этим. Через некоторое время доктор спросил:

— Ну как?

— Теперь чуточку лучше.

— Хорошо, поговорим.

— Слушаю вас… доктор…

— Вы осуждены, к вас отправят на эту планету, — врач указал вниз. — Вам хочется рассказать о своем преступлении?

Мерсер вспомнил дворец и тихое мяуканье каких-то непонятных созданий, которых он касался. Мерсер напрягся.

— Нет. У моего преступления нет названия. Оно против семьи императора…

— Отлично, — кивнул врач. — Вы не хотели бы, чтобы я лишил вас разума, прежде чем вы очутитесь там? — Он указал вниз.

Мерсер посмотрел на врача. Он не доверял медицине. Возможно, это очередная уловка, чтобы обострить его страдания. Жестокость императора общеизвестна. Если он приговорен к Шайолю, то почему этот врач хочет облегчить его участь и пытается нарушить закон?

По выражению лица Мерсера врач все понял.

— Итак, вы отказываетесь, — с сожалением произнес он. Тогда мне остается лишь подготовить вас. Хотите шлем?

— Вы можете рассказать мне, что там, внизу?

— Кое-что могу. Там живет наш рабочий. Он человек по разуму, хотя и с нечеловеческой внешностью. Он — клон, выращенный из клеток животного. Очень добросовестный. Дромоза это довольно оригинальная форма жизни. К счастью, обитает только на Шайоле. Когда дромозы внедрятся в ваше тело и воспроизведут какой-либо из ваших органов, Бликат — это имя рабочего — безболезненно вырежет его и отошлет сюда. Мы эти органы замораживаем и отсылаем по назначению. Половина операций по замене органов делается благодаря существованию дромоз. Шайоль — планета бессмертия… При всем желании вам не удастся там умереть.

— То есть как? — поразился Мерсер. — А мое наказание что — будет вечным?

— Я хотел сказать не это, — уточнил врач, — вы быстро не умрете. Но помните, какие бы лишения не преследовали вас: образцы, которые отсылает нам Бликат, помогут тысячам людей.

— А покончить самоубийством там можно?

— Не знаю, — честно признался врач. — До сих пор подобного не случалось. Хотя, возможно, им бы этого и хотелось.

— С Шайоля возвращаются?

— Нет.

— Там можно общаться с другими?

— Да.

— Там есть охрана?

— Никого! — вскричал врач. — Вы глупец! Это не наказание… Хотя людям очень не нравится находиться там. Там никого из охраны нет.

— Но как же так? — не понял Мерсер.

— Лишь Бликат, который помогает нам. Итак… Вы по-прежнему хотите сохранить зрение и разум?

— Да. — твердо ответил Мерсер. — Коль уж мне выпало столько испытаний… я хочу пройти и остаток пути…

— Тогда разрешите, я одену вам шлем, чтобы вы получили еще одну дозу.

Состояние под шлемом напоминало опьянение.

Врач поднял руку. Мерсер удивился этому жесту, но затем понял, что Вонаит прощается с ним.

— Доброй ночи, мистер Мерсер; прощайте.

2

Спутник служил космическим госпиталем. Разговоры с врачом теперь казались ему сном.

Еще дважды медсестра пробиралась в его бокс, где они вместе «отдыхали» под шлемами. Несколько ванн задубили его кожу. Под наркозом у него удалили остатки зубов, заменив их стальными резцами. Ногти на руках и ногах после спецобработки превратились в жуткие когти. Но рассудок по-прежнему был чист.

Наконец настал день отправления. Его уложили в ракету, взревели двигатели, и он почувствовал вкус крови на губах.

Первое, что он ощутил, придя в себя, был непривычный холод. Кто-то помог ему встать. Полностью очнувшись, он увидел бычью морду, раза в четыре больше человеческого лица. В больших коровьих глазах читалась доброта. Судя по остальному телу, это был мужчина. Решив, что Мерсер достаточно пришел в себя, он заговорил:

— Я друг, зовут меня Бликат, и я всегда в случае опасности приду к вам на помощь.

— Мне очень больно, — пожаловался Мерсер.

— Конечно, у вас болит все тело. Это результат падения.

— Можно шлем?! — взмолился Мерсер.

Бликат рассмеялся.

— У меня нет ни одного. Зато у меня есть кое-что получше. Не бойся. Все будет о’кей.

Мерсер с сомнением посмотрел на него. Шлем дарил ему минуты счастья на спутнике. Здесь тоже нужна хоть какая-нибудь стимуляция мозга, чтобы преодолеть мучения, которые ожидают его по выходе на поверхность…

Громоподобный хохот Бликата наполнил комнату:

— Вы слышали о конданине, приятель?

— Нет, — признался Мерсер.

— Это наркотик, его не упоминают даже в секретных справочниках.

— У вас он есть?

— У меня суперконданин. Если вы примете его сейчас, то через три минуты умрете. Однако эти минуты превратятся в века счастья.

— Но тогда какая мне от него польза?

— Ничто не помешает вам принимать его после того, как дромозомы поработают над вами. Сейчас я кое-что покажу…

«Какой тут может быть выход, — уныло подумал Мерсер. — Неужели он думает, что я смогу покинуть эту планету».

— Посмотрите в окно, — тем временем продолжал Бликат, — и скажите мне, что вы видите.

Воздух был прозрачен. Шайоль напоминал гигантскую пустыню горчичного цвета. Метрах в ста от окна виднелись какие-то розоватые предметы, показавшиеся Мерсеру живыми. Еще дальше, справа, лежала огромная статуя, представляющая собой человеческую ногу высотой с шестнадцатиэтажный дом.

— Вижу ногу, — начал он, — однако…

— Что «однако»? — перебил его Бликат.

— Это не может быть настоящей ногой, — засомневался Мерсер.

— Да нет, она действительно настоящая! Это капитан Альварец, который открыл эту планету шестьсот лет назад. Он все еще в прекрасном состоянии. Да, конечно, дромоза поразила его на сто процентов, но мне кажется, что человеческое сознание он сохранил. Вы знаете, что я делаю?

— Что же?

— Даю ему шесть кубиков суперконданина, и он хрипит в ответ. Вот на что способен этот наркотик. Вам я буду его давать тоже. Вот это и есть приятный для вас сюрприз!

«Ты лжешь, — подумал Мерсер. — Если бы все это было правдой, откуда бы тогда раздавались крики во время связи со спутником? Почему врач тогда предлагал лишить меня рассудка и зрения?»

Человек-бык с мукой в глазах смотрел на него.

— Ты мне не веришь? — уныло спросил он.

— Не совсем. Мне кажется, вы чего-то недоговариваете.

— Не так уж и многого, — ответил Бликат. — Ты подпрыгнешь, когда дромоза нападет на тебя и когда из твоего тела вырастут новые органы: голова, почки, руки. Здесь есть малый, который отрастил всего за один год тридцать шесть рук. В первое время ты будешь жутко кричать… Ну, а теперь о приятном… Яичницу хочешь?

— Яичницу? — удивился Мерсер. — Какое ко всему этому имеет отношение яичница?

— Почти никакого. Просто, последнее удовольствие.

Мерсер с удивлением наблюдал, как огромный человек достает яйца из холодильника.

— Так чт, дружище, — ухмыльнулся Бликат, — все еще сомневаетесь, что я вам друг? Ничего, скоро вы убедитесь в этом.

Примерно через час Мерсер покинул гостеприимное укрытие.

Бликат дружески похлопал его по плечу:

— Не заставляй меня надевать свой защитный костюм.

Мерсер покосился на огромный свинцовый скафандр.

— Когда я закрою дверь, — продолжал минотавр, — откроется наружный шлюз, и тебе останется сделать два шага вперед.

— И что случится? — спросил Мерсер, у которого все внутри перевернулось от ожидания неизвестно чего.

— Ты хочешь начать все сначала? — проворчал Бликат. В течение последнего часа он только и делал, что отбивался от вопросов Мерсера про планету.

Мерсер вышел наружу. Ничего не произошло. Со страхом он озирался вокруг. Гороподобное тело капитана Альвареца занимало добрую часть горизонта справа. Мерсеру очень не хотелось становиться жителем этой планеты.

Медленно, через силу переставляя ноги, побрел он прочь. Внезапно прямо перед ним что-то вспыхнуло, и в тот же момент его больно ужалили в бок, словно ткнули раскаленным железным прутом. Ничего не поняв, он продолжил путь. В тот же момент словно небеса обрушились на его многострадальную голову.

Это была даже не боль. Ощущение было гораздо хуже, словно кто-то вгрызался в правую сторону его тела. Он упал, потеряв голос. Словно невидимые щупальца сдавили его тело изнутри.

Неожиданно рядом раздались голоса. Два лица гротескно-розового цвета склонились над ним. Было трудно поверить, что когда-то это были люди. У мужчины вместо одного росло сразу два носа. Женщина была невообразима. На каждой щеке у нее отросло по груди, а со лба свисал пучок пальцев.

— Красивый новичок, — улыбнулась она.

Они помогли ему подняться на ноги, умело подхватив под руки, и он увидел, что они направляются, точнее, его волокут к группе розовых тел.

Когда они подошли поближе, он увидел, что это тоже люди. Точнее, когда-то это были люди. Человек-фламинго клевал собственное тело. У женщины, лежавшей рядом с ним, от шеи вбок росло тело мальчика.

— Новенький, — проговорила женщина. Она, вместе со своим двуносым спутником, помогла Мерсеру улечься на песок.

Раздалось старческое ворчание:

— Боюсь, что нас скоро начнут кормить.

— О нет!

— Еще рано!

— Зачем?

По группе пробежала как бы волна протеста. Но старческое ворчание продолжалось:

— Посмотрите на большой палец человека-горы.

Ропот остальных подтвердил, что они тоже увидели это. Какая-то женщина с телом, сплошь покрытым руками, подползла к Мерсеру и стала кричать ему в ухо:

— Дромозома идет. Будет больно! Когда ты пообвыкнешь, то научишься закапываться… — Она кивнула в сторону курганов. — Они закопались.

Светлячки добрались до Мерсера… Он чувствовал, как его тело меняется изнутри. Эти штуки снабжали его тело энергией, одновременно перестраивая его. Все, что они делали, было хорошо продумано, но одновременно причиняло нестерпимую боль. Не в силах терпеть, он орал как сумасшедший. Неожиданно все кончилось, и он почувствовал, что может говорить.

К нему подошел мужчина, с выростом, наподобие, рога торчащим из головы.

— День добрый, приятель.

— Привет, — ответил Мерсер.

— Вам не удастся покончить самоубийством, — сказал мужчина.

— Что со мной происходит? — спросил Мерсер.

— Вам подарили какую-то запасную часть тела. Они постоянно вводят в нас зародыши этих тел. Бликат срезает большинство из них, а некоторым дает подрасти. Вон как, к примеру, у нее, — он кивнул в сторону женщины с телом мальчика.

— И это все? — удивленно спросил Мерсер. — Боль при закладке — зародыша и укусы вместо питания?

— Нет, — покачал головой мужчина. — Иногда им кажется, что нам холодно, и они наполняют наши потроха огнем, иногда наоборот.

Мерсер спросил, запинаясь:

— Так что мы? Люди или скот?

— Скот! Эта планета набита несчастными. Большинство из них закопалось. Мы — единственные, сохранившие дар речи.

Мерсер почувствовал, что силы покидают его. Для одного дня событий было слишком много. Он ощущал только, что лежит на земле. А потом уснул. И это было высшим блаженством дня.

3

За неделю он успел перезнакомиться со всей группой. Боль от укусов уже не воспринималась, а на месте первого появилась опухоль. Шипоголовый внимательно осмотрел ее.

— Вам досталась детская голова. Наверху обрадуются этому… Группа познакомила его с девушкой, которая выращивала тела, одно за другим. Ее бедра переходили в плечи, а затем снова шли бедра. Увидев ее, он содрогнулся и на сутки зарылся в песок.

— Вам не к чему было выбираться из песка ради меня, сказала ему девушка, явно поджидавшая его.

— Я вылез не ради вас, мадам.

— А я хочу вам кое-что показать, — продолжала она, указав в сторону небольшого холмика. — Раскопайте его.

Мерсер пожал плечами, посмотрел на девушку и со всей силой могучих когтей принялся за работу. Через несколько минут на дне ямы показалось что-то розовое. Это был спящий мужчина, из бока которого росла куча добавочных рук.

— Вот это, как мне кажется, и есть…

— Да, — подтвердила она. — У него удалены глаза и кора мозга.

— Вы попросили меня откопать его… зачем?

— Чтобы вы задумались.

Неожиданно девушка стала извиваться, как в судорогах. Движения передавались от одного ее тела другому. Мерсер заинтересовался: каким образом воздух умудряется попадать в легкие обоих тел. Когда спазмы кончились, она обратилась к нему:

— У меня будет еще одна завязь.

— Тело? По-моему, у вас их предостаточно.

— О, эти… — скривилась она в гримасе. — Я обещала Бликату, что выращу их. Погляди на яму. Кому лучше — ему или мне? А?

— Ради этого ты и заставила меня откопать его?

— Да.

— И ты ждешь от меня ответа?

— Нет… не сейчас… Сначала подумай.

— Кто ты? — спросил Мерсер.

— Здесь обычно не спрашивают об этом. Но тебе я отвечу. Раньше меня звали Леди. Я — мачеха императора.

— Ты?! — поразился Мерсер.

Девушка печально улыбнулась в ответ.

— Что ж, — сказал он, — расскажи мне про это до того, как я заработаю еще один укус.

Она пододвинулась к нему.

— Люди не вечны, — начала девушка.

— Но это не тайна, — ответил Мерсер.

— Поверь в это! — прервала его Леди Да.

В это время по всей пустыне начали зажигаться огоньки.

— Скорее закапывайтесь! Может быть, они нас не заметят.

Мерсер стал быстро закапываться в песок, изредка оглядываясь на разрытого им человека. Лишенный разума, извиваясь как рыба, выброшенная на берег, старался вновь скрыться под землей.

Примерно через неделю после этого разговора в группе раздались крики. Мерсер уже полностью освоился в необычной компании. Среди новых знакомых был получеловек — у него отсутствовала нижняя часть тела. Тот показал Мерсеру, как замирать и лежать неподвижно при приближении дромозом.

— С ними невозможно бороться, — говорил он. — Они превратили Альвареца в гору. Кормят и заботятся о нем.

— А когда вам дают наркотик? — поинтересовался Мерсер.

— Когда приходит Бликат.

Бликат пришел в этот день, волоча за собой большие сани. Еще до его прихода группа развила бурную деятельность. Они откапывали спящих.

— Спешите! — торопила Леди Да. — Он не будет делать уколы, пока все не окажутся на поверхности.

Бликат был облачен в свинцовый скафандр. Он вытащил из саней здоровенную бутыль с подсоединенным инъектором.

Сначала он подошел к женщине, выращивающей тело мальчика.

— Хорошая девушка. Вот тебе подарок, — и он вколол иглу.

Затем повернулся к остальным. Получив укол, люди валились на землю в полубессознательном состоянии.

Он подошел к Мерсеру и узнал его:

— Привет, приятель! У тебя есть что-нибудь для меня?

За Мерсера ответил двуносый:

— Мне кажется, у него детская головка, однако она еще слишком мала.

Мерсер, поглощенный собственными мыслями, не заметил, как его укололи. Он сделал шаг и, проваливаясь в нирвану, упал рядом с Леди Да. Неподалеку уселась женщина, покрытая руками. В полузабытьи они говорили о чем-то, но мысли путались. Резкая боль внезапно пронзила его живот, но наркотик тут же поглотил ее.

Собрав последние силы, он похвастался:

— Был хороший укус, возможно, вырастет еще что-нибудь.

Леди Да с усилием ответила:

— Запомни, люди не вечны… Мы можем, как и все… умереть…

Мерсер почувствовал, что его рассудок окончательно затуманивается.

Тем временем Бликат начал готовить инструменты.

После первого укола главным для Мерсера стало время действия наркотика. Теперь на свое тело он смотрел равнодушно. Потом боль вернулась. Но теперь она приходила не снаружи, а изнутри. Мучения остались прежними, но он изменился. Теперь он знал, в чем секрет планеты Шайоль.

Убивая время, он пытался заговорить с Леди Да, но она лишь молча улыбалась в ответ. Скорее всего, множество ее тел дольше подвергались влиянию наркотика. Он дотронулся до плеча получеловека, тот проснулся.

— Привет. Это нарушение правил игры. Вы играете?

— В карты?

— Нет. Это что-то вроде устройства с реальными людьми вместо фигур.

— Нет…

— Но вам хочется выяснить, когда же следующий укол?

— Да, — ответил, смутившись, Мерсер.

— Скоро… Оттого-то я и думаю об играх. Мы все знаем, что произойдет, но никто не скажет, сколько времени займет та или иная фаза игры.

— Фазы? Это что — промежуток между играми?

Получеловек рассмеялся:

— Нет. Фаза — часть игры, партия. Я имею в виду известный нам порядок, в котором протекает наша жизнь. Но у нас нет ни часов, ни календаря. Из-за этого никто толком не знает, сколько времени занимает каждое событие…

Мерсер не успел ничего ответить, потому что подвергся нападению дромозом.

Мерсер не представлял, сколько времени он ждал прихода Бликата. На этот раз рабочий улыбнулся, увидев детскую головку на бедре Мерсера. Введя наркотик и дождавшись начала его действия, он аккуратно отрезал головку от бедра и смазал рану особой мазью.

Мерсер ничего не почувствовал.

А на следующий день у него прямо из груди стали расти две ноги. Затем рядом с его собственной появилась еще одна голова.

Леди Да часто нежно улыбалась ему, но на этой планете не было места для любви. Он хорошо помнил ее слова: «Люди не вечны». Эта мысль была для девушки утешением, хотя Мерсер считал ее абсурдной.

Шло время, менялась внешность старых обитателей, прибывали новые. Время от времени Бликат приводил к ним новичков иди пристраивал лишенных разума к другим группам.

Однажды Мерсер упросил Бликата посчитать, сколько времени прошло с его появления здесь. После минутной паузы тот ответил:

— Четыре года семь месяцев и четыре дня стандартного земного времени.

Получив этот ответ, Мерсер уныло побрел прочь. Ему казалось, что он здесь уже целую вечность. Он поражался: как мог Бликат находиться здесь так долго? Был ли человек-бык рабом долга или человеком, не потерявшим веру в добро и справедливость? Неизвестно…

Шатаясь, он брел к своей группе. Леди Да, удобно устроившись у песчаного холмика, помахала ему рукой.

4

Годы, если это были годы, шли своим чередом, уныло сменяя друг друга. На Шайоле не менялось ничего. Время словно остановилось для них.

«Люди не вечны».

Это было их единственной надеждой, на это можно было положиться. Больше их ничто не интересовало. Любознательность постепенно угасала.

А затем неожиданно наступил «День Детей». В этот день Леди Да и Мерсер молча сидели и думали. Для того, чтобы понять друг друга, им были не нужны слова. Неожиданный рев сирены со стороны жилища Бликата заставил их вздрогнуть и обернуться на звук. Первой заговорила Леди Да:

— Когда-нибудь мы назовем это военной тревогой.

Какой-то мужчина с двумя головами подсел к ним. Вяло поздоровавшись, он произнес:

— Там… тревога… я… я… — и впал в забытье.

Леди Да несколькими сильными пощечинами заставила его прийти в себя.

— Почему тревога? Зачем вы пришли к нам?

— Вы и этот джентльмен, кажется, сохранили способность мыслить. Мне показалось, что вы будете отдавать распоряжения.

Вой сирены стал выше. Дверь укрытия распахнулась. Наружу выскочил Бликат, в спешке забыв облачиться в скафандр, и бросился к ним. Подхватив обоих под мышки, он вернулся в укрытие. Закрыв дверь тамбура, он закричал:

— Кто вы? Люди или нет? Я отказываюсь выполнять подобные приказы! Смотрите!

На полу в дальнем углу лежали четыре ребенка. У всех четверых вокруг висков были заметны тонкие красные кружки. Это означало, что их лишили разума, удалив кору головного мозга.

Бликат продолжал кричать:

— Вы же люди! Я просто корова, я выполняю свою работу, но ЭТО не входит в мои обязанности!

Мерсер попытался сосредоточиться. Мысли путались, голова отказывалась работать… «Это худшее преступление из всех, совершенных империей», — пронеслось у него в голове.

— Но что мы можем сделать? — спросила Леди Да. — Ведь все в ваших руках.

— Я связался со спутником, а когда они поняли, о чем я говорю… Главный врач лично приказал мне исполнять положенные обязанности.

— Доктор Вонаит? — уточнил Мерсер.

— Нет, он умер. Там новый врач. Я не человек, но и у меня есть нервы. Я не могу этого допустить!

— И что вы собираетесь делать?

Бликат посмотрел в окно.

— Возможно, меня убьют за это… Я поднял всегалактическую тревогу. Все корабли, находящиеся в этом секторе Галактики, летят к нам.

Леди Да воскликнула:

— Но ведь это допускается только в случае вторжения! Она встала: — Вы не сможете удалить с меня все это безобразие прямо сейчас? И найти подходящую одежду? Еще потребуется какое-нибудь противонаркотическое средство.

— Я хотел получить именно этот результат! — радостно закричал Бликат. — Я не приму этих детей!

Он быстро очистил тела Леди Да и Мерсера от наростов. И только успел дать им нейтрализующее наркотик средство, как вновь завыла сирена.

— Прибывают!

Земля задрожала. Потом люки посадочного модуля открылись, но из них вышли всего лишь роботы Таможенной Службы.

— Где пришельцы?

— Пришельцев нет… — начал было Бликат, но Леди Да прервала его, громко заявив:

— Я — бывшая императрица. Леди Да. Вы слышали это имя?

— Нет, — ответил робот-инспектор.

— Немедленно соедините меня с посредниками!

— Но мы не можем… — растерянно ответил робот.

— Вы можете попросить.

Робот повиновался… Девушка обернулась к Бликату.

— Сделайте нам с Мерсером уколы. Затем разместите нас снаружи, чтобы дромоза быстрее залечила рубцы. Как только наладится связь, позовите нас.

— Хорошо.

Инъекция причинила нестерпимую боль. Роботы тем временем фотографировали местность. В полудреме Мерсер услышал голос из купола:

— Спутник вызывает Шайоль.

Бликат не стал отвечать на вызов сам. Выйдя наружу с кусками ткани, он обернул ими людей и внес внутрь.

— Установлена связь с Советом Посредников, — прошептал он.

Включился коммуникатор, и помещение наполнилось дымкой. В воздухе появилась человеческая фигура. Постепенно проясняясь, она стала принимать женские формы, и наконец они увидели женщину в форме старинного покроя.

— Шайоль? Леди Да, вы вызывали меня?

Не говоря ни слова, Леди Да взглядом указала на детей.

— Но это безумие! — воскликнула женщина. — Вы на службе у императора?

— Милая, я сама была императрицей, — усмехнулась Леди Да. — Здесь же все мы в роли подопытных кроликов. Посмотрите на людей, оставшихся на равнине.

Изображение женщины-посредника переместилось к ближайшей группе людей. Через несколько минут оно вернулось в помещение.

— Меня зовут Леди Иоанна. Прошу простить меня, я не знала всего этого. Хотя я ведь являюсь членом Совета Посредников. Обе женщины внимательно посмотрели друг на друга.

— Проведите расследование, — первой нарушила возникшую паузу Леди Да, — и, пожалуйста, удостойте нас смерти. Кстати, что вы знаете о суперконданине?

— Это тайна Совета Посредников! — вскричал Бликат.

— Я же вхожу в Совет, — усмехнулась Леди Иоанна. — Но я даже не могла предположить, что кто-нибудь сумеет уцелеть на этой планете. Я слышала только о хирургических запасниках. Но кто посмел так поступить с детьми? Бликат вышел вперед.

— За все, что происходит на этой планете, отвечаю я!

— Но вы не человек, вы — корова.

— Точнее, бык. Моя семья — на Земле, в холодильнике. Своей тысячелетней службой я зарабатываю им свободу. Вы знаете секретные правила этой планеты?

Леди Иоанна распорядилась:

— Поменьше говорите о наркотиках, лучше расскажите мне подробности этого дела.

— Здесь, — начал Бликат, — тысяча триста двадцать один человек, которых можно рассматривать в качестве источников запасных органов. Еще семьсот настолько изменены планетой, что операции на них проводить бесполезно. Здесь попросту имперская тюрьма. Однако Совет отдал тайный приказ: применять наркотик для смягчения наказания.

Леди Иоанна подняла руку в знак скорби, продолжая смотреть на Леди Да.

— Вы люди — все еще может перемениться. С Империей покончено навсегда. Основной договор, по которому Совет капитулировал перед Империей тысячу лет назад, аннулирован. О вашем существовании просто никто не знал. Можем ли мы что-нибудь для вас сделать прямо сейчас?

— Мы уже не в состоянии покинуть планету из-за дромозом и этого вашего препарата, к которому пристрастились, — вступил в разговор Мерсер.

Бликат упал на колени.

— Чего ты хочешь? — спросила Леди Иоанна.

— Вот эти… — он указал на искалеченных детей, — убейте их. И…

— Продолжай.

— Я не могу убивать. Что мне с ними делать? — он вновь с мольбой указал на детей.

— Сберегите их.

— Не могу. У меня нет для них пищи.

— А препарат?

— Он смертелен, если его дать до того, как их обработает дромозома.

— Оказывается, все мы были глупцами, — рассмеялась Леди Иоанна. — Если наркотик действует только после укусов дромозом, то зачем же было делать тайну из него?

Леди Да обратилась к ней:

— Пусть их вынесут из укрытия. Я…

Она потеряла сознание. Мерсер едва успел подхватить ее.

— Вы достаточно натерпелись, — сказала женщина-посредник. — Звездолет уже выслан к вам. Персонал спутника будет арестован.

— Вы накажете врача, виновного во всем этом? — спросил Мерсер.

— Вы можете говорить об этом? Вы??!

— Я совершил зло и был наказан, почему же нельзя наказать преступника?

— Мы вылечим этого человека, и вас тоже, если это удастся.

Мерсер заплакал. Ему уже грезилась жизнь, другая, не похожая на этот кошмар. Потом, с трудом сдерживая слезы, он обратился к Леди Иоанне:

— Мне кажется, мы вряд ли сможем покинуть Шайоль.

Она повернулась к Бликату.

— Вы добрый. Дайте им максимальную дозу наркотика. Совет решит, что делать с вами. Кстати, безопасно ли роботам исследовать планету?

— Да.

Изображение посредницы исчезло.

Мерсер и Леди Да увидели, что глаза Бликата красны от слез.

Часы или столетья? Кто мог бы сосчитать время на Шайоле? Группа вернулась к привычной жизни. Только паузы между инъекциями стали короче.

5

И вот настал долгожданный день.

Разверзлось небо. На Шайоль садились корабли, и из них выходили люди. «Люди» были на самом деле роботами с голографическими изображениями лиц людей, находящиеся на других планетах. Они быстро собрали все группы людей в одном месте. Когда это было сделано, Мерсер услышал знакомый голос Леди Иоанны:

— Сделайте так, чтобы меня видели все! — приказала она сначала.

Изображение увеличилось в пять раз.

— Разбудите всех!

Роботы стали обрызгивать спящих какой-то жидкостью. Мерсер почувствовал, что его разум проясняется.

— Слушайте решение Совета Посредников о планете Шайоль!

Во-первых. Производство трансплантантов будет продолжаться. Здесь останутся части тел для этого. Люди и андроиды здесь больше находиться не будут.

Во-вторых. Бликат по прибытии домой получит награду в размере двойной премии.

— Нет!! — закричал Бликат. — Я хочу закончить свою работу.

Заключенные, сохранившие мозг, внимательно слушали. Остальные по-прежнему упорно пытались закопаться в песок, но роботы столь же упорно вытаскивали их на поверхность.

— В-третьих. Все лица, разум которых не поддается лечению, будут подвергнуты отсечению головы. Их тела останутся тут для производства трансплантанта, а головы будут умерщвлены при помощи сверхдозы наркотика.

В-четвертых. Установлено, что дети являются последними наследниками трона Империи и сосланы сюда для предотвращения попыток реставрации императорской власти. Врачи выполняли приказ. Они будут подвергнуты стиранию памяти, чтобы в будущем не стыдились совершенного.

— Несправедливо! — воскликнул получеловек.

— В-пятых. Мы предлагаем вам планету, где вы сможете жить. Она гораздо красивее и удобнее Шайоля. И конечно, дромозом там нет.

При этих словах толпа заволновалась. Узники начали кричать и даже ругаться. Всем хотелось получить укол, и если для этого требовалось остаться на Шайоле, все они были согласны.

— Вопросы? — сказала Леди Иоанна.

— Дадут ли нам взамен уколов шлемы?

— Да.

— Разрешат ли нам вступать в брак? — Это спросила Леди Да.

— Не знаю, — ответила Леди Иоанна. — Но почему бы и нет…

— Я хочу обвенчаться с ним, — Леди Да обняла Мерсера.

Мерсер решил, что все это нелепо. Но он был счастлив сейчас и не стал возражать.

Роботы начали разделять людей на две группы. Одна должна была отправиться в новый мир, другие готовились получить последние почести.

Бликат, бросив всех остальных, торопился со своей бутылью к «человеку-горе» Альварецу, чтобы при помощи гигантской дозы наркотика удостоить его блаженства.

Леди Да обняла Мерсера и запечатлела на его губах ласковый неумелый поцелуй. Это был первый и последний поцелуй на Шайоле.

К. Мур ШАМБЛО Перевод с англ. В.Портянниковой


Человек уже давно завоевал Вселенную. В этом нет сомнения. Когда-то, еще до египтян, в те седые времена, из которых доносится эхо полумифических тайн — Атлантида, My, — в те доисторические времена была эпоха в развитии цивилизации, когда люди, как и мы сегодня, строили города из стали, чтобы разместить в них свои космические корабли, когда они называли планеты своим родным языком, когда они слышали, как люди с Венеры называли их влажную планету «Жаардоль» на своем мягком, сладкозвучном, тягучем языке, когда они произносили гуттуральное «Ллаккдиц», подражая наречию жителей Марса, населяющих сухие равнины этой планеты. В этом невозможно усомниться. Человек уже давно завоевал Вселенную, и отголоски этого все звучат слабым эхом в мире, который забыл подлинный облик той цивилизации. Существует слишком много мифов и легенд, чтобы мы могли сомневаться в этом. Например, миф о Медузе не мог возникнуть на Земле. Это сказание о змееволосой Горгоне, которая превращала в камень каждого, кто посмеет взглянуть на нее, не может рассказывать о существе, которое жило на Земле. А те древние греки, которые рассказывали эту историю, видимо, вспомнили, полусознательно и почти не веря в нее, историю из доисторических времен о странном существе, происходящем с одной из отдаленных планет, на которую спустились когда-то их далекие предки.

— Шамбло! Шамбло! — Дикий истерический крик толпы раздавался в узких улочках Ландароля, а топот тяжелых сапог по красной шлаковой дороге звучал, как угрожающий аккомпанемент к нарастающему реву: — Шамбло! Шамбло!

Нортвест Смит услышал приближение толпы и спрятался в ближайшей дверной нише, положив предосторожности ради руку на приклад своей лучевой винтовки, и его бесцветные глаза сузились. Странные звуки не были чем-то необычным на улицах этой последней колонии землян на Марсе — нецивилизованного, грубого, маленького города, в котором могло произойти, что угодно, и очень часто происходило. Но Нортвест Смит, чье имя хорошо знали и уважали в каждом кабачке и на каждом диком пограничном посту на доброй дюжине диких планет, был, несмотря на это, осторожным человеком. Он прислонился спиной к стене и вынул пистолет, слушая приближение все нарастающего рева.

Вдруг в поле его зрения попала бегущая красная фигура, она неслась, петляя, как заяц, из одного убежища по узкой улице к другому. Это была девушка, смуглая девушка в разорванной одежде, ярко-красный цвет которой бросался в глаза. Она неслась, но в ее поспешном беге уже чувствовалась усталость, и он слышал с того места, где стоял, ее прерывистое дыхание. Когда она появилась, он увидел, как она остановилась, опершись рукой о стену, и дико озиралась, ища убежища. Она, по-видимому, не заметила его, так как когда рев толпы стал громче, а топот ног стал раздаваться так ясно, будто люди были уже на углу, она испустила отчаянный жалостный стон и прыгнула в нишу около него.

Когда она увидела его, высокого, с темной, продубленной кожей, с рукой на лучевом ружье, она тихо всхлипнула и упала к его ногам — перепуганный комок ярко-красной одежды и голого коричневого тела.

Смит не увидел ее лица, но перед ним была девушка, изящно сложенная, и ей угрожала опасность, и хотя он не пользовался славой рыцаря, что-то в этом безнадежном, отчаявшемся комке тронуло ту струну сочувствия к побежденному, которая есть в сердце каждого землянина, и он подтолкнул ее в угол позади себя и выхватил пистолет, когда передовая часть толпы вырвалась из-за угла.

Это была пестрая толпа, земляне и марсиане, несколько венерианцев, живущих в болотах, и неизвестные, безымянные жители неизвестных планет — типичный для Ландароля сброд.

Когда первые из толпы завернули за угол и увидели перед собой пустую улицу, то погоня приостановилась, и некоторые вышли из толпы и начали обыскивать дверные ниши по обеим сторонам улицы.

— Вы что-то ищете? — Циничный выкрик Смита перекрыл рев толпы.

Они оглянулись. Крик вдруг утих, пока они рассматривали то, что увидели перед собой — огромного землянина в кожаной одежде астронавта, полностью почерневшего под лучами диких солнц, так, что осталась только жуткая белизна бесцветных глаз на решительном, покрытом шрамами лице, твердой рукой сжимающего пистолет, а позади него — скрючившуюся, тяжело дышавшую девушку в ярко-красной одежде.

Самый решительный из толпы — коренастый землянин в разорванной в клочья кожаной одежде, с которой были сорваны нашивки дозорного — смотрел некоторое время на обоих со странным недоверчивым выражением лица, которое сменило выражение дикой радости и восторга охотника. Затем он испустил гортанный крик: — Шамбло! — и бросился вперед. Толпа, стоящая позади него, повторила этот клич — Шамбло! Шамбло! Шамбло! — и заревела опять.

Смит небрежно оперся о стенку, скрестив руки и положив пистолет на левое предплечье; казалось, что он не способен на быструю реакцию, но при первом же шаге, который сделал предводитель, его пистолет описал привычный полукруг, и ослепительный луч голубовато-белого огня выжег круг около его ног. Это был традиционный жест, и каждый из толпы понимал его значение. Предводитель попятился назад, и на мгновение воцарилось смятение, когда обе волны встретились и боролись друг с другом. Рот у Смита сжался зловещей линией, когда он следил за происходящим. Мужчина в изодранной униформе дозорного угрожающе поднял кулак и подошел вплотную к пограничной линии круга, в то время как толпа позади него колыхалась взад и вперед.

— Хочешь перейти эту линию? — спросил его Смит зловеще тихим голосом.

— Нам нужна эта девка!

— Тогда подойдите и возьмите ее! — Смит нагло усмехнулся ему в лицо. Он понимал, что это небезопасно, но его сопротивление не было таким уж безрассудным, как казалось. У него был богатый опыт, и он понимал поведение толпы, он видел, что они не жаждали его смерти. В толпе он не увидел оружия. Люди хотели схватить девушку из-за необъяснимой жажды крови, причину которой он не понимал, он чувствовал, что эта ярость не направлена на него. Возможно, начнется драка, но его жизнь была в безопасности. Если бы они хотели бороться с оружием, то давно бы вынули его. Поэтому Смит ухмыльнулся в лицо разъяренному мужчине и лениво облокотился о стену.

Толпа нетерпеливо колыхалась, позади своего самозванного предводителя, и снова стали раздаваться угрожающие голоса. Смит услышал стенания девушки у своих ног.

— Что вы намереваетесь с ней делать?

— Она Шамбло! Шамбло, дурак! Дай ей пинка, чтобы она вылетела сюда — а мы уж позаботимся о ней!

— Я сам позабочусь о ней! — сказал небрежно Смит.

— Говорю же тебе, она — Шамбло! Проклятье! Таких мы не оставляем в живых! Толкни ее к нам!

Но повторение этого имени не произвело на Смита никакого впечатления, а его природное упорство заметно усилилось, когда толпа придвинулась вплоть до пограничного круга и ее крики стали громче.

— Шамбло! Толкни ее сюда! Отдай нам Шамбло! Шамбло! Смит вдруг сменил свою небрежную позу, уперся ногами в землю и угрожающе поднял свой пистолет.

— Назад! — закричал он. — Она моя! Назад!

У него не было намерения выстрелить из лучевого ружья. Он теперь знал, что они не убьют его, если он первый не начнет стрелять, а он не собирался умирать ради какой-то девушки, жертвовать ради нее своей жизнью. Но он ожидал серьезной драки и инстинктивно готовился к ней, глядя на взволнованную толпу. К его удивлению, вдруг случилось такое, чего он ранее не видел. Услышав его упрямый ответ передние отшатнулись назад не в испуге, но с явным удивлением. Бывший дозорный сказал: — Тебе! Она принадлежит тебе? — таким голосом, в котором гнев сменился недоумением.

Смит встал, широко расставив ноги в сапогах перед съежившейся фигурой, и помахал пистолетом.

— Да! — сказал он. — И она будет моей! Отойдите назад!

Мужчина уставился на него, не сказав ни слова, и на его обветренном лице отразились ужас, отвращение и недоверие. Недоверие на миг победило, и он спросил:

— Тебе?

Смит упрямо кивнул.

Мужчина вдруг отступил, его поза выражала беспредельное презрение. Он махнул толпе рукой и громко сказал:

— Она принадлежит ему!

Напряжение в толпе упало, все замолчали, и презрительное выражение переходило с одного лица на другое.

Бывший дозорный плюнул на покрытую шлаком дорогу и равнодушно отвернулся.

— Ну и оставь ее себе! — крикнул он Смиту через плечо. Но пусть она не показывается в этом городе!

Смит смотрел, почти раскрыв рот и ничего не понимая, на презрительную реакцию толпы, которая уже начинала расходиться. В его голове все смешалось. Он не мог поверить, что такая кровожадная враждебность могла испариться в одно мгновение. И странное сочетание презрения и отвращения, которое он увидел на их лицах, смущало его еще больше. Ландароль нельзя было считать пуританским городом — ему и в голову не могло прийти, что его притязания на девушку могли вызвать всеобщее отвращение.

Нет, здесь было что-то, объяснявшееся более глубокими мотивами. Инстинктивное, внезапное отвращение возникло на лицах, которые он видел — это отвращение не было бы таким сильным, даже если бы он сознался в людоедстве или принадлежности к почитателям Фарола. И все покинули его так поспешно, как будто грех, который он совершил по незнанию, мог перейти и на них.

Улица опустела столь же быстро, как и наполнилась. Он увидел, как один стройный венерианец посмотрел на него через плечо и крикнул презрительно: «Шамбло!» — и это слово вызвало в его сознании новые соображения. — Шамбло! — Слово происходило, видимо, из французского языка. Достаточно странным было то, что оно звучало из уст венерианца или марсианина с сухих равнин, а тон, которым оно было произнесено, смущал его еще больше.

— Таких мы не оставляем в живых! — сказал бывший дозорный. Это напомнило ему что-то… одну строчку из одного древнего текста на его родном языке… «Вы не должны допустить, чтобы ведьма осталась в живых». Он усмехнулся про себя из-за сходства этих слов и в тот же миг вспомнил о девушке.

Она бесшумно встала. Он повернулся и взглянул на нее, снова положил на место свой пистолет, и лишь теперь взглянул на нее с любопытством, а затем стал рассматривать с той полной откровенностью, с которой иногда рассматривают что-то не принадлежащее к роду человеческому. Потому что она не была человеком. Это он понял с первого взгляда, хотя смуглое, красивое тело выглядело совершенно женским, а ярко-красную одежду, — он теперь видел, что она была из кожи, — она носила с той непринужденностью, которые были свойственны лишь немногим нечеловеческим существам. Он понял это, когда заглянул в ее глаза, и неприятный холод пробежал по его телу. Глаза были зелеными, как молодая трава, с вертикальными, как у кошки, зрачками, а в их глубине затаилось выражение темной, звериной мудрости — выражение животного, которое видит лучше, чем человек.

Ее лицо было лишено всякого волосяного покрова; ни бровей, ни ресниц — и он мог бы поклясться, что плоский ярко-красный тюрбан, которым была обвита ее голова, прикрывает лысину. На ногах и руках у нее было по четыре пальца, которые оканчивались круглыми когтями, способными втягиваться, как у кошки. Она провела языком по губам — тонким, плоским, розовым языком, таким же кошачьим, как и ее глаза — и с трудом заговорила. У него сложилось впечатление, что ее горло и язык не приспособлены для человеческой речи.

— Больше нет страха, — сказала она, и ее маленькие зубы оказались белыми и острыми, словно у котенка.

— Почему они гнались за тобой? — с любопытством спросил он. — Что ты натворила? Шамбло… это твое имя?

— Я… не говорить… твой язык, — сказала она, помедлив.

— Ну, попытайся хотя бы — я хочу знать. Почему они гнались за тобой? Ты можешь сейчас остаться на улице или тебе лучше укрыться где-нибудь в доме? Люди опасны.

— Я… идти с тобой. — Она сказала это с трудом.

— Говоришь мне ты! — ухмыльнулся Смит. — Кто ты? По-моему, ты выглядишь, как котенок.

— Шамбло. — Она произнесла это с грустью.

— Где ты живешь? Ты родом с Марса?

— Я приходить… издалека… из старого времени… из далекой страны…

— Подожди! — засмеялся Смит. — Ты говоришь что-то непонятное. Значит, ты не с Марса?

Она выпрямилась, подняв высоко голову в тюрбане, и в ее позе было что-то царственное.

— С Марса? — спросила она с презрением. — Мой народ… у вас нет такого слова. Ваш язык… очень трудный для меня…

— На каком же языке ты говоришь? Может быть, я знаю его.

Она подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза, и в ее взгляде была едва заметная насмешка, в этом он мог бы поклясться.

— Когда-нибудь… я… поговорю с тобой… на моем языке, — обещала она ему, и розовый язык быстро скользнул по губам быстрым и голодным движением. На красном тротуаре послышались приближающиеся шаги и перебили ответ Смита. Марсианин — житель сухих равнин, подошел, качаясь, распространяя запах сегир-виски, марки, которую изготовляли на Венере. Когда он увидел вспыхнувшие ярко-красные обрывки одежды девушки, он резким движением повернул голову, а когда его затуманенное сегиром сознание восприняло ее присутствие, он шатаясь зашагал к нише и заорал: — Шамбло, клянусь Фаролом! Шамбло! — при этом он вытянул руку, чтобы схватить ее. Смит с презрением отвел его руку в сторону. Пьяный отшатнулся назад и уставился на него горящими глазами.

— Твоя, да? — прохрипел он. — Хорошо! Приятного удовольствия!

И, как бывший дозорный, он тоже плюнул на тротуар и отвернулся, бормоча что-то на грубом языке сухих равнин.

Смит наблюдал за ним, как он поплелся дальше, и над его бесцветными глазами залегла морщина. Какое-то неприятное чувство овладело им.

— Идем! — сказал он девушке бесцеремонно. — Если так пойдет и дальше, то лучше уйти с улицы. Куда тебя проводить?

— С… тобой… — пробормотала она.

Он посмотрел в пустые, зеленые глаза. Эти постоянно меняющиеся зрачки смущали его, и в то же время у него было какое-то неопределенное ощущение, что этот животный взгляд представляет собой закрытый барьер, который мог открыться в любую минуту и показать глубочайшие пределы того неясного знания, какое он предполагал, глядя в ее глаза.

Он вновь резко сказал: — Тогда пойдем! — и вышел на улицу. Она семенила за ним на шаг или два поодаль, не стараясь поспеть за его размашистыми шагами, и хотя Смит двигался — как было известно многим от Венеры до спутников Юпитера тихо, как кошка, даже в сапогах астронавта, девушка кралась следом за ним будто тень, скользя по неровной дороге, и так бесшумно, что даже его легкие шаги были слышны на пустой улице.

Смит выбирал наименее оживленные улицы Ландароля и втайне благодарил своих безымянных богов, что его квартира находилась не очень далеко, так как немногие прохожие, что попадались им навстречу, отворачивались и смотрели на них с уже знакомым смешанным чувством, ужаса и презрения, которого он по-прежнему не понимал.

Комната, которую он снял, находилась в пансионе на окраине Ландароля. Он представлял собой в те времена примитивный лагерь колонистов и, по-видимому, не смог бы предоставить приезжим ничего лучшего, а дела Смита были не такого рода, чтобы их можно было разглашать. Он неоднократно жил и в худших местах и знал, что впредь не будет их чураться.

Никого не было видно, когда он вошел в дом, и девушка скользнула следом за ним вверх по лестнице и исчезла, как тень, за дверью, так что никто в доме ее не заметил. Смит закрыл дверь на замок, прислонился к ней своими широкими плечами и задумчиво принялся рассматривать девушку. Одним взглядом она охватила все, что было в комнате — неопрятную кровать, шатающийся стол, криво висевшее треснувшее зеркало на стене, некрашенные стулья — комната выглядела, как в любом поселении землян за пределами Земли. С одного взгляда она поняла его бедность и, не обращая на нее внимания, повернулась к окну, выглянула на миг из него, взглянув на низкие крыши и пустынный пейзаж позади них, на красный шлак в лучах предзакатного солнца.

— Ты можешь остаться здесь, — сказал он неожиданно, — пока я буду жить в городе. Я жду здесь друга, который приедет с Венеры. Ты уже ела?

— Да, — сказала девушка быстро. — Я… не нужно… еда….. некоторое время.

— Ну… — Смит огляделся в комнате. — Я вернусь сегодня вечером, но не знаю, когда. Ты можешь уйти или остаться здесь, как тебе заблагорассудится. Но лучше закрой дверь на замок.

И без дальнейших церемоний он оставил ее и ушел. Он услышал, как она повернула в замке ключ, и улыбнулся про себя. Он не думал, что увидит ее снова.

Он спустился вниз по лестнице и вышел на улицу, освещенную косыми лучами заходящего солнца, и в голове его роилось так много иных мыслей, что он вскоре забыл о смуглой девушке. О делах Смита в Ландароле, как и о большинстве его дел, лучше не говорить. Человек живет так, как его вынуждают обстоятельства, и опасная жизнь Смита проходила за гранью закона. Достаточно сказать, что в данный момент его чрезвычайно интересовали космодром и грузы, которые отправлялись на другие планеты, а друг, которого он ждал, был Джерол, венерианец, тот самый, который в своем маленьком юрком космическом корабле «Дева» носился стрелой из одного конца Вселенной в другой, открыто издеваясь над скоростью патрульных кораблей и оставляя своих преследователей трепыхаться в океане Космоса. Смит, Джерол и «Дева» составляли триаду, которая уже давно заставляла ломать голову руководителей патрульной службы и стоила им немало седых волос, и когда Смит в тот вечер покидал свой пансион, будущее казалось ему весьма заманчивым.

Ночью в Ландароле творилось черт знает что, как и в других лагерях на всех планетах, где жили люди с Земли, и, когда Смит подходил к центру по улицам, на которых уже зажглись огни, веселье было в разгаре. Зачем он шел туда, нас не касается. Он смешался с толпой в том месте, где огни горели ярче всего и где слышалось постукивание жетонов из слоновой кости и позвякивание серебра, а красный сегир заманчиво клокотал, выливаясь из черных венерианских бутылок. Поздно ночью Смит плелся домой, сопровождаемый лишь спутниками Марса, и вполне понятно, что улица время от времени качалась у него под ногами. Даже Смит не мог стоять твердо на ногах, если пил красный сегир в каждом баре от «Марслама» до «Нью-Чикаго».

Но он проделал обратный путь лишь с незначительными затруднениями и целые пять минут искал свой ключ, пока не вспомнил, что оставил его в замочной скважине для девушки.

Он постучал. За дверью не было слышно шума шагов, но немного спустя щелкнул замок и дверь открылась. Девушка бесшумно отступила назад, когда он входил, и заняла свое любимое место у окна: опершись на карниз, она четко выделялась на фоне звездного неба. В комнате было темно.

Смит повернул выключатель у двери и прислонился, ища опору, к дверной раме. Холодный ночной воздух несколько отрезвил его, да и голова была довольно ясной — у него хмель ударял в ноги, не в голову, в противном случае он не ушел бы далеко на пути беззакония, который избрал для себя. Он стоял, небрежно прислонясь к дверной раме, и рассматривал девушку в ярком свете лампы, несколько ослепленный ее ярко-красной одеждой и светом.

— Значит, ты осталась, — сказал он.

— Я… ждать… — тихо ответила она, откинувшись назад на карниз, и обхватила грубое дерево своими изящными, четырехпалыми руками, которые в темноте казались светло-коричневыми.

— Почему?

Она не ответила на вопрос, но на ее губах появилась слабая улыбка. У женщин это означало бы ответ — волнующий, вызывающий ответ. В этой улыбке Шамбло было что-то трогательное и ужасное — такое человеческое выражение на лице полуживотного существа. И все же… это прелестное, коричневое тело, округлости которого так приятно выглядывали из-под обрывков ярко-красной одежды — бархатный коричневый цвет — белозубая улыбка… Смит почувствовал, как в нем поднимается волнение, в конце концов… у него еще много времени до прибытия Джерола. Его глаза цвета светлой стали скользили по ней медленным испытывающим взглядом, от которого ничто не ускользало. И когда он заговорил, то услышал, что голос его звучит глухо.

— Иди сюда! — сказал он.

Она медленно пошла к нему, бесшумно ступая своими босыми, когтистыми ногами, и остановилась перед ним с опущенными веками, а на ее губах блуждала трогательная человеческая улыбка. Он взял ее за плечи, бархатно-мягкие плечи, нежные, как пена, совсем не похожие на человеческое тело. Когда его руки коснулись ее, по ее телу пробежала легкая дрожь. Нортвест Смит вдруг задержал дыхание и притянул ее к себе… приятное, податливое, коричневое тело в его руках… услышал, как у нее, тоже перехватило дыхание, а затем, когда она обвила своими бархатными руками его шею, оно стало прерывистым и частым. И когда он глянул ей в лицо, которое было совсем близко, и зеленые животные глаза с пульсирующими зрачками встретились с его глазами — Смит почувствовал, несмотря на нарастающий шум крови в висках, как что-то глубоко содрогнулось в нем в то время, как он приближал свои губы к ее губам — содрогнулось необъяснимо, инстинктивно, с легким налетом отвращения. Он не мог найти слов, чтобы выразить это, но даже слабое ее прикосновение вдруг стало ему ненавистным — каким бы нежным, бархатистым и женственным оно ни было — и лицо, приближавшее сейчас губы к его губам, могло бы принадлежать животному — темная сила жадно смотрела из этих зрачков с узким разрезом — ив какой-то чудовищный миг он почувствовал то же дикое, лихорадочное отвращение, которое он видел на лицах в толпе…

— Боже! — он с трудом перевел дыхание, употребляя самое древнее заклинание против зла, которое он когда-либо слышал, и, оторвав ее руки от своей шеи, с такой силой оттолкнул ее от себя, что она отлетела на середину комнаты. Смит же отшатнулся к двери, тяжело дыша, и смотрел на нее, не сводя глаз, в то время как необузданное отвращение медленно затихало в нем. Она упала на пол около окна и, когда она лежала там, прислонясь к стене и опустив голову, он вдруг с удивлением заметил, что ее тюрбан съехал набок — тюрбан, который, как он был уверен, прикрывал лысину, — и что локон ярко-красных волос выглянул из-под него, таких же ярко-красных, как и ее одежда, таких же нечеловечески красных, как и ее не по-человечески зеленые глаза. Он посмотрел на нее, тряхнул, будто оглушенный, головой, опять посмотрел, так как ему показалось, будто толстый красный локон шевельнулся, прильнув к ее щеке.

Когда локон коснулся щеки, ее руки легким движением взлетели вверх, и она спрятала локон под тюрбан движением, очень похожим на человеческое, и опять опустила голову на руки. И ему показалось, что она украдкой глядела на него сквозь глубокие тени своих пальцев.

Смит сделал глубокий вдох и провел рукой по лбу. Необъяснимое мгновение прошло так же быстро, как и наступило слишком быстро, чтобы он мог его понять или проанализировать.

— Надо кончать с сегиром, — сказал он неуверенно сам себе. Неужели он вообразил себе ярко-красный локон? В конце концов, она — всего лишь красивое, коричневое существо женского пола, одна из многих представительниц получеловеческих рас, которые населяли планеты. И больше ничего. Красивое, маленькое существо, но животное…

Он засмеялся нервным смехом.

— Конечно! — сказал он. — Я не ангел, но где-то должна быть граница. Вот! — Он подошел к кровати, нашел несколько одеял в беспорядочной куче вещей и бросил их в дальний конец комнаты. — Ты можешь спать здесь!

Она молча поднялась с пола и начала раскладывать одеяла, и каждое ее движение выражало непонятное смирение животного.

Этой ночью Смиту приснился странный сон. Ему приснилось, что он проснулся в каком-то помещении, наполненном тьмой, лунным светом и движущимися тенями, так как ближайший спутник — луна Марса несся по небу, а тьма на планете под ним была заполнена беспокойной жизнью. И что-то — какое-то безымянное, невероятное существо — обвилось вокруг шеи… что-то похожее на мягкую змею, влажное и теплое. Оно лежало свободно и легко на его шее — и тихо двигалось, очень тихо, с легким, нежным нажимом, от которого по его нервным клеткам проходили липкие волны восторга, опасного восторга — сильнее, чем физическое наслаждение, более глубокого, чем духовная радость. Эта мягкая теплота гладила его со страшной нежностью, проникая вплоть до глубочайших уголков его души. Он был от него в таком восторге, что совсем ослабел, но все же знал — это мгновенное знание возникло из глубин невероятного сна, — что нельзя затрагивать душу. И вместе с этим откровением его охватил ужас, и восторг превратился в отвращение, ненавистное, омерзительное, — но все же в высшей степени приятное отвращение. Он попытался поднять руки и оторвать от шеи это чудовищное существо — но попытался это сделать лишь вполсилы, так как, хотя его душа испытывала отвращение до самых своих глубин, тело пронизывал такой восторг, что руки почти отказывались сделать это. Но когда он все же сделал попытку поднять руки, по нему пробежала ледяная дрожь, и он понял, что не может двигаться — его тело лежало совершенно неподвижно под одеялом, как живой мрамор, по жилам которого пробегал бешеный восторг.

Отвращение охватывало его все сильнее, в то время как он боролся против парализующего сна — борьба души против вялого тела — титаническая борьба, пока светлые полосы не пробили пульсирующую темноту, собравшись вокруг него и окутывая его, и пока он не впал в забытье, переходящее в сон.

Когда на следующее утро его разбудил сияющий солнечный свет, проникающий сквозь чистую, тонкую атмосферу Марса, Смит полежал некоторое время в постели и попытался вспомнить, что ему приснилось.

Сон был явственнее, чем действительность, но теперь он уже не мог точно припомнить его — разве что сон был приятнее и ужаснее всего, что он пережил в жизни. Некоторое время он лежал в постели и гадал, как вдруг какой-то тихий шорох в углу прервал его мысли, он сел и увидел девушку, которая лежала на своей постели, свернувшись, как кошка, и смотрела на него круглыми, серьезными глазами. Он с жалостью посмотрел на нее.

— Доброе утро, — сказал он. — Я видел дьявольский сон… Ну, хочешь есть?

Она молча покачала головой, и он мог бы поклясться, что в ее глазах сверкнули украдкой странные, веселые искорки.

Он потянулся, зевнул и прогнал сон из своей памяти.

— Что мне с тобой делать? — спросил он и стал думать о предстоящем. — Через день—два я уеду отсюда, а взять тебя с собой я не могу, понимаешь. Откуда ты, собственно, приехала?

Она снова покачала головой.

— Не хочешь сказать? Ну, это твое дело. Ты можешь оставаться здесь, пока я не сдам комнату. Тогда тебе придется заботиться о себе самой.

Он опустил ноги на пол и взял свою одежду.

Десять минут спустя он уже прилаживал свое лучевое ружье у пояса и тогда обратился к девушке.

— В коробке на столе пищевые концентраты. Их должно хватить до моего возвращения. И будет лучше, если ты опять запрешь дверь, когда я уйду.

Невозмутимый взгляд ее больших глаз был единственным ответом, и он не был уверен, поняла ли она его, но дверь она заперла так же, как и накануне, когда он вышел, и, слегка ухмыльнувшись, он стал спускаться по лестнице.

Воспоминание о необычном сне, приснившемся ему в последнюю ночь, оставило его, как обычно и бывает в подобных случаях, а когда он добрался до улицы, то совсем забыл о девушке и обо всех событиях вчерашнего дня, которые были вытеснены насущными потребностями сегодняшнего.

Все его внимание было поглощено делом, ради которого он прибыл сюда. Он так усиленно занимался своими делами, что все остальное не находило места в его мыслях, и с той минуты, как он вышел на улицу, и до того момента, когда он вечером возвращался домой, каждый его поступок имел серьезные причины: но если бы кто-либо в течение дня следил за ним, то ему бы показалось, что он бессмысленно разгуливает по Ландаролу.

Смит потратил по меньшей мере два часа на то, что праздно шатался у космодрома и наблюдал сонными бесцветными глазами за космолетами, которые прибывали и стартовали, рассматривал пассажиров, которые прилетали и улетали, грузы, ожидающие отправки, погрузку — особенно погрузку.

Он еще раз прошелся по барам города и выпил в течение дня немало разнообразных напитков, он вел праздные разговоры с мужчинами всех рас и миров, как правило, на их языке, поскольку Смит славился среди своих современников знанием языков.

Он слушал сплетни с космических орбит, новости с дюжины планет о тысяче различных событий. Он услышал последний анекдот об императоре Венеры, последнее сообщение о китайско-арийской войне и новейшую песню прямо из уст Розы Робертсон, которую обожал каждый мужчина на цивилизованных планетах, называя ее «Роза Джорджии». День оказался вполне удачным, в том что касалось его личных целей, и лишь поздно вечером, когда он уже возвращался домой, мысль о коричневой девушке, оставшейся в его комнате, начала в открытую овладевать им, хотя целый день она бесформенной и подавленной ютилась на дне сознания.

Смит не имел ни малейшего понятия, чем она могла питаться, но он все же купил банку нью-йоркских ростбифов, одну банку венерианского лягушачьего бульона, дюжину яблок и два фунта того салата с Земли, который так хорошо произрастает на плодородной почве каналов Марса. Он думал, что в этом широчайшем ассортименте продуктов она, наверняка, найдет что-нибудь для себя, и, поднимаясь по лестнице, — его день прошел очень удачно — напевал про себя «Зеленые холмы Земли» удивительно приятным баритоном.

Дверь была заперта, как и в прошлый раз, и ему пришлось слегка постучать сапогом по нижним доскам двери, так как руки у него были заняты. Она открыла дверь со свойственной для нее осторожностью и смотрела на него в полутьме, когда он, спотыкаясь, шел со своей поклажей к столу. В комнате опять не было света.

— Почему ты не зажигаешь свет? — спросил он раздраженно, после того, как ударился ногой о стул, стоящий около стола, пытаясь положить на стол свою поклажу.

— Светло… и темно… все равно… для меня, — пробормотала она.

— Кошачьи глаза, да? Да ты и выглядишь, как кошка. Вот, я принес тебе еду. Выбери себе что-нибудь. Ты любишь ростбиф? А немного лягушачьего бульона?

Она отрицательно покачала головой и отступила на шаг назад.

— Нет, — сказала она. — Я не могу… есть… то, что ты.

Смит сдвинул брови.

— Ты не съела ничего из концентратных таблеток?

Красный тюрбан снова отрицательно качнулся.

— Тогда ты уже ничего не ела больше-больше суток! Ты же голодная.

— Не голодная, — отрицала она.

— Что же мне купить для тебя? Еще есть время, если я потороплюсь. Тебе надо что-то поесть.

— Я поем… — сказала она тихо. — Скоро я буду… буду я… есть. Не… беспокойся.

Потом она отвернулась, встала у окна и выглянула наружу, глядя на освещенный луной ландшафт, будто хотела закончить разговор.

Смит бросил на нее обиженный взгляд, открывая банку с ростбифом. В ее заверении звучал какой-то странный оттенок, который ему определенно не понравился. Но ведь у девушки были зубы и язык и, кажется, подобный человеческому пищеварительный аппарат, если судить по ее человеческому облику.

Ее утверждение, будто он не сможет найти для нее ничего съестного — бессмысленно. Она, видно, все-таки съела кое-что из концентратов, решил он, открывая крышку термоса и вдыхая запах горячего мяса.

— Ну, если ты не хочешь ничего есть, тогда не ешь, — заметил он равнодушно, наливая бульон и кладя кубики мяса в похожую на тарелку крышку термоса и вынимая ложку.

Она немного повернулась в его сторону и смотрела, как он подвинул шатающийся стул, и сел, и принялся есть, а через некоторое время он увидел, что ее зеленые глаза не отрываясь смотрят на него, что очень его раздражало, и он сказал, кусая яблоко.

— Почему ты не попробуешь? Это вкусно.

— То… что ем я… лучше, — объяснила она мягким голосом, заикаясь и бормоча, и он снова скорее почувствовал чем услышал едва заметный неприятный оттенок в ее словах.

Его охватило внезапное подозрение, когда он вспомнил ее последнее замечание — неясное напоминание об ужасных рассказах, которые он слышал в прошлом у костров во время привалов, — и он повернулся на своем стуле и посмотрел на нее: едва уловимый, необъяснимый страх стал подкрадываться к нему. Что-то было в ее словах — в тех, которые она не сказала, что-то угрожающее.

Под его взглядом она робко встала, ее большие зеленые глаза с пульсирующими зрачками встретились с его глазами и выдержали этот взгляд. А ее губы были ярко красного цвета, а зубы — острые.

— Чем же ты питаешься? — потребовал он ответа. И затем, после некоторой паузы, очень тихо. — Кровью?

Она довольно долго пристально смотрела на него, ничего не понимая, а потом нечто похожее на насмешку искривило ее губы, и она сказала презрительно:

— Ты думаешь, я… вампир, да? Нет, я — шамбло!

При этом в ее тоне отчетливо послышались презрение и насмешка, но также безошибочно она знала, что он имел в виду, принимала как логическое подозрение — вампир! Сказка — но сказка, с которой это нечеловеческое существо было хорошо знакомо. Смит не был легковерным человеком, не был и суеверен, но он сам уже повидал слишком много странных вещей, чтобы сомневаться, что в основе самых невероятных легенд мог лежать реальный факт. А в этом существе было что-то невыразимо странное…

Он некоторое время раздумывал над этим, пока ел яблоко. И хотя он хотел спросить ее о многом, он все же не сделал этого, так как знал, что это ни к чему бы не привело.

Он не сказал более ни слова, пока не съел мясо, потом яблоко, за ним другое, и не убрал со стола, бросив банку в окно. Затем он откинулся на спинку стула и стал наблюдать за девушкой из-под полуопущенных век, причем глаза его казались бесцветными на лице цвета дубленой кожи. И он снова обратил внимание на прелестные коричневые округлости ее тела, мягкие, как бархат — нежнейшая плоть под обрывками красной ткани. Может, она вампир, она явно не человек, но необычайно привлекательна, по крайней мере, сейчас, сидя рядом в покорной позе, опустив голову в красном тюрбане, положив когтистые пальцы рук на колени, так они сидели некоторое время молча, и тишина дрожала между ними.

Она была так похожа на женщину — нежная, и покорная, и робкая, мягче самого мягкого меха, только если б он мог позабыть о ее когтистых руках и пульсирующих глазах — и эту необъяснимую непохожесть, которую невозможно выразить словами… (Неужели ему лишь померещился красный, движущийся локон? Неужели сегир был причиной того отвращения, которое он остро почувствовал, когда держал ее в объятиях? Почему чернь так жаждала ее крови?) Он сидел и пристально глядел на нее, и, несмотря на тайну, которая окружала ее, и на подозрение, которое сверлило его мозги, — она обладала таким чудесным, нежным, округлым телом, которое почти не прикрывали обрывки одежды, что он постепенно ощутил, как кровь его застучала в висках, а внутри словно обожгло жаром — коричневое, девственное создание стояло с опущенными глазами — затем ее веки поднялись и зеленые кошачьи глаза встретились с его глазами, и снова мгновенно проснулось отвращение, испытанное им в последнюю ночь, как предупреждающий колокол, который раздавался в нем всякий раз, когда встречались их взгляды — она все же была зверем, слишком гладкая и слишком мягкая, чтобы быть человеком, и эта внутренняя непохожесть… Смит пожал плечами и сел. У него было много недостатков, но слабость плоти не являлась среди них самым главным.

Он кивнул девушке, чтобы она шла спать на свою постель в углу, и пошел к своей кровати. Он заснул глубоким здоровым сном, но потом вдруг неожиданно и полностью проснулся в том внутреннем возбуждении, которое предвещает нечто значительное. Он проснулся, когда комната была залита сиянием лунного света, и было так светло, что он мог рассмотреть красные лохмотья девушки, когда она села на своей постели. Она не спала, она сидела, повернувшись к нему плечом, опустив голову, и предостерегающее чувство поползло, обжигая холодом, по его спине, в то время как он наблюдал за тем, что она делала. И это было нечто совершенно естественное для девушки, для любой девушки, везде. Она развязывала свой тюрбан.

Он глядел, не дыша, и предчувствие чего-то ужасного необъяснимо шевельнулось в его сознании…

Красные складки разошлись, и — и теперь он знал, что это был не сон — снова красный локон спустился вниз к ее щеке… неужели это были волосы? Локон?.. толстый, как червяк, он тяжело опускался вдоль мягкой щеки… краснее крови и такой же толстый, как ползучий червь… он полз, действительно, как червь.

Смит облокотился на локоть, не замечая своего движения, и устремил пристальный взгляд, полный оскорбительного, завороженного недоверия, на этот локон. Это был не сон. До этого времени он считал, что виной всему был сегир, который, как он думал, «двигал» локон накануне вечером. Но сейчас он стал длиннее, растягивался и двигался сам. Это должны быть волосы, но они ползли: они отвратительно завивались вдоль ее щек, лаская их, отталкивающе, невероятно… Они были влажные, толстые, круглые и блестящие…

Девушка распустила последнюю складку тюрбана и сняла его.

Смит с радостью отвернулся бы от того, что он сейчас видел — раньше он смотрел на более страшные вещи даже не моргнув глазом — но он не мог пошевельнуться. Он только мог лежать, облокотившись на локти, и смотреть на массу ярко-красных извивающихся — червей? Волос? Что это было — ползущее по ее голове, страшно напоминая локоны? Они становились длиннее, падали вниз, росли у него на глазах, спускаясь по плечам ниспадающим каскадом, такая масса, которую вначале невозможно было бы спрятать под тесно прилегающим тюрбаном. Его удивление не знало границ, но все было так. И они все извивались, становились длиннее, спускались вниз, а она потряхивала ими — злая карикатура на женщину, которая встряхивает распущенными волосами — пока эта невыразимая путаница извиваясь, корчась, отвратительно красного цвета — не спустилась до ее талии и еще ниже, становясь все длиннее, бесконечная масса ползущих мерзостей, которые до сих пор каким-то невероятным образом были спрятаны под туго закрученным тюрбаном. Это было похоже на гнездо слепых беспокойных красный червей — это было похоже на… на открытые внутренности, которые умели двигаться, это было невыразимо ужасно.

Смит лежал в темноте, охваченный внутренне и внешне ледяным холодом, вызванным общим шоком и отвращением.

Она стряхнула эту отвратительную, невероятную путаницу на плечи, и он почувствовал, что вот, сейчас она обернется, и тогда ему придется взглянуть ей в глаза. При мысли об этом его сердце остановилось от страха, который был еще ужаснее всего, что он увидел в этом страшном сне; ибо это был ведь чудовищный сон, ни что иное. Но он уже теперь знал, что не сможет оторвать от него глаз — болезненное колдовство этого зрелища пленило его, и в нем была какая-то красота…

Она повернула голову. Ползущие мерзости завивались и извивались при этом движении, сшибались, толстые, влажные, блестящие на округлых коричневых плечах, по которым они сейчас опускались отвратительными каскадами и уже почти совсем скрыли ее тело. Она повернула голову. Смит лежал парализованный. И он увидел, как уменьшилась округлость ее щеки, как стал виден ее профиль, и круглое лицо повернулось медленно в сторону кровати — лунный свет освещал, как дневной, красивое лицо девушки, робкое и милое, обрамленное отвратительной ползущей путаницей…

Ее зеленые глаза встретились с его глазами. Он почувствовал резкий толчок, ужас пробежал вдоль его парализованного позвоночника, оставив ледяную окоченелость. Он почувствовал, что весь покрылся гусиной кожей. Но он почти не заметил этой окоченелости и холодного ужаса, так как зеленые глаза приковали к себе его глаза долгим, долгим взглядом, который обещал что-то неописуемое — не обязательно неприятное беззвучный голос ее разума атаковывал его маленькими, бормочущими обещаниями.

На какое-то мгновенье он провалился в слепую пропасть подчинения; но сам вид этих мерзостей для его глаз, хотя он уже не воспринимал осознанно находящееся перед ним, был так страшен, что вытащил его из соблазнительной темноты — зрелище этой мерзости, кишащей и переползающей друг через друга, зрелище, полное невыразимого отвращения.

Она встала, и извивающаяся ярко-красная масса из… из того, что росло на ее голове, упала каскадом вдоль ее тела. Она свисала длинным, живым плащем вдоль ее босых ног до пола, закрыв ее волной ужасной, влажной, извивающейся жизни. Она подняла руки и разделила, как пловец, этот водопад, отбросив его за плечи, чтобы открыть свое коричневое тело с мягкими линиями. Она мило улыбалась, и в волнах, которые тянулись от ее лба и вокруг него, извивались змееподобные, влажные, живые плети. И Смит понял, что перед ним была Медуза Горгона.

Это знание — инстинктивное знание, уходящее в скрытые туманом седые времена истории — на мгновение вырвало из кошмарного оцепенения, но тут же он снова встретился с ее глазами, они улыбались, зеленые, как стекло, при лунном свете, полуприкрытые опущенными веками.

Она протянула руки сквозь извивающуюся красную путаницу. И в ней было нечто сверх всякой меры притягательное, так что вся кровь ударила ему в голову, и он зашатался, как сомнамбула — когда она нагнулась к нему, невыразимо милая, несказанно привлекательная в своем покрывале из живого ужаса.

И в этом красном, влажном клубке была какая-то своеобразная красота, лунный свет блестел и скользил по толстым, круглым, как черви, плетям и терялся в этой массе, чтобы вновь заблестеть и побежать серебряной змейкой вдоль извивающихся плетей — чудовищная, вызывающая ужас красота, ужаснее, чем какое-либо другое безобразие.

Но все это он осознал опять лишь наполовину, поскольку коварное бормотание вновь проникло в его мозг со своими обещаниями, ласками, призывами, которые были слаще меда; а впившиеся в него зеленые глаза были ясными и горели, как драгоценные каменья, и через пульсирующие темные разрезы он пристально вглядывался в еще более глубокую тьму, в которой было все… Он понимал это… Он неясно понял это, когда впервые глянул в плоские, неглубокие звериные глаза и увидел все, что было скрыто в их глубине: вся прелесть и весь ужас, весь страх и все очарование в этой бесконечной тьме, в которую ее глаза открывались, как окна с зелеными, подобно смарагдовым, стеклами.

Ее губы двигались, и среди бормотания, которое неразрывно сочеталось с тишиной и легким покачиванием ее тела и с ужасными движениями ее… ее волос — она очень тихо, очень страстно шептала:

— Я буду… сейчас… говорить с тобой… на моем языке… о, мой возлюбленный!

И, окутанная своим живым покрывалом, она склонилась над ним, бормотание нарастало, соблазняя и лаская, проникая в потаенные уголки его сознания — многообещающе, требовательно, необычайно сладко. Его тело начало зудеть при виде мерзости, но его отвращение было извращенным, оно взрывалось жаждой объятий той, которую он ненавидел. Его руки обхватили ее под живым покрывалом, влажным, теплым и отвратительно живым — и нежное, бархатное тело прижалось к нему, ее руки обвили его шею — и вместе с шепотом волна несказанного ужаса накрыла их обоих.

До самой смерти вспоминал он в кошмарных снах об этом мгновении, когда живые плети шамбло впервые заключили его в свои объятия.

Он вспоминал вызывающий тошноту удушливый запах, когда эта влажная масса покрыла его — толстые, пульсирующие черви обвили каждый сантиметр его тела, скользя, извиваясь, их влага и тепло проникали сквозь его одежду, и ему казалось, что он обнажен.

И все это за минуту оцепенения, а после — мгновенный поток несовместимых ощущений, прежде чем он впал в забытье. И он вспомнил о вчерашнем сне — он понял теперь, что это была страшная действительность, а скользящие, неясные ласки этих влажных, теплых червей на его теле вызывали восторги, которые невозможно выразить словами, — глубокий экстаз, который охватывает тело и сознание и глубоко трогает душу неестественным восхищением. Он лежал неподвижно, как мрамор, так же превратившись в камень, как все жертвы Медузы в старых легендах. А в это время ужасное вожделение шамбло пробегало по всем клеткам его существа, заставляя трепетать; через каждый атом его тела и через невидимые частицы того, что люди называют душой, через все, что было Смитом, вливалось это ужасное вожделение. И это было, действительно, ужасом.

Он неясно понимал это, даже тогда, когда его тело отвечало на Всепроникающий восторг, порочный, кошмарный призыв, который приводил в ужас его душу — и все же в самых потаенных глубинах этой души дрожал от наслаждения какой-то ухмыляющийся предатель. Но глубоко за всем этим он ощущал ужас, отвращение и отчаяние, превосходящие всякую меру, в то время, как интимнейшие ласки проникали в самые потаенные уголки его души, — а он знал, что душу трогать нельзя, — и трепетал, несмотря на все это, в опасном вожделении.

И этот конфликт тела и сознания, смесь самозабвения и отвращения он ощутил в кратчайшее мгновение, пока ярко-красные черви извивались над ним и ползали по нему, глубокий, омерзительный трепет нескончаемого удовольствия, проникающего в каждую частичку его существа. И он не мог двигаться в склизких, восторженных объятиях — его захлестнула слабость, которая становилась все сильнее после каждой, следующей одна за другой волны сильного восторга, а предатель в его душе делался все сильнее и прогонял отвращение — и это в нем прекратило борьбу, когда он полностью погрузился в сияющую темноту, которая заставила его забыть все, кроме этого всепоглощающего восторга…

Когда молодой венерианец поднялся по лестнице, ведущей в квартиру Смита, то машинально вынул ключ, и между его тонкими бровями образовалась складка. Он был строен, как все жители Венеры, имел светлую и гладкую кожу, и, как у большинства его соотечественников, выражению ангельской невинности на его лице не следовало доверять. У него было лицо падшего ангела, но лишенное демонического величия; в его глазах ухмылялся черт, а вокруг рта тянулись тонкие линии, которые свидетельствовали о бесцеремонности и разгульной жизни, а также о долгих годах, заполненных беспрерывной сменой занятий, в течение которых его имя, наряду с именем Смита, стало самым ненавистным и самым уважаемым в анналах космической полиции. Теперь он поднимался по лестнице, удивленно морща лоб. Он прибыл в Ландароль с полуденным космолетом — «Деву» он с помощью краски и других средств сделал неузнаваемой — и увидел, что дела, которые он надеялся увидеть завершенными, находились в полном беспорядке. Из осторожных расспросов он узнал, что Смита никто не видел уже три дня. Это не было похоже на его друга — тот до сих пор еще никогда не подводил его, а непонятное отсутствие Смита поставило на карту не только надежду на крупную прибыль, но и их личную безопасность. Джерол мог себе представить только один вариант решения этой загадки: свершился приговор судьбы. Физическая невозможность была единственным объяснением. Размышляя над всем этим, он вставил ключ в дверь и открыл ее. И в этот момент, когда открылась дверь, он почувствовал — произошло что-то страшное…

В комнате была полутьма, и некоторое время он не мог ничего видеть, но при первом же вдохе почувствовал чужой, неописуемый запах, полусладкий, полуотвратительный. И в глубине его существа ожили унаследованные воспоминания — древнейшие воспоминания из эпохи болот, от предков-венерианцев, очень далекие и давно прошедшие… — и дали сигнал предупреждения.

Джерол положил руку на пистолет и шире растворил дверь. В смутном свете он мог увидеть сперва лишь странный холм в противоположном углу комнаты…

Затем его глаза привыкли к темноте и он разглядел холм, который как-то странно поднимался и опускался и в котором что-то двигалось… Холм — он резко втянул в себя воздух — холм, похожий на кучу внутренностей, живой, движущийся, извивающийся в своей необъяснимой подвижности.

С его губ сорвалось пылкое венерианское ругательство, и быстрым шагом он переступил порог, захлопнул дверь и прислонился к ней спиной, держа пистолет наготове, хотя все его тело начало зудеть — потому что он знал…

— Смит! — сказал он тихо, его голос охрип от ужаса. — Нортвест!

Колыхавшаяся масса двигалась, трепетала — снова погружалась в кишащее спокойствие.

— Смит! Смит! — Голос венерианца звучал мягко, но настойчиво и несколько дрожал от страха.

Живая масса нетерпеливо сдвинулась. Потом опять, нехотя, плеть за плетью стала отделяться, извиваясь и распадаясь, и среди них стала медленно показываться коричневая кожа космического костюма, покрытого слизью и блестящего.

— Смит! Нортвест! — Настойчивый шепот Джерола неотвязно возник снова, и с мечтательной медлительностью кожаная одежда начала двигаться…

Человек сел среди извивающихся червей, человек, который когда-то, давно, был, видимо, Нортвест Смит. С головы до ног он был покрыт слизью от объятий ползающих мерзостей, окружавших его. Его лицо было лицом существа, не имевшего ничего общего с людьми, — полумертвое, с застывшим серым взглядом и выражением страшного восторга, отпечатавшегося на нем, оно, казалось, вышло из глубины его личности, слабое отражение, вследствие неизмеримого удаления от тела. И, как лунный свет, который, являясь всего лишь отражением дневного солнечного света, создает тайну и колдовство, так и на этом сером, обращенном к двери лице был написан неописуемый, сладкий ужас, отражение восторга, выходящего за пределы сознания каждого, кто сам познал лишь земной восторг.

И пока он так сидел, повернув к Джеролу свое опустошенное, слепое лицо, красные черви непрерывно двигались и извивались вокруг него легкими, мягкими, ласкающими движениями.

— Смит! Иди сюда! Смит… вставай… Смит! Смит!..

Шепот Джерола раздавался в тишине, приказывая, требуя, но сам он не собирался отойти от двери.

Страшно медленно, как человек, который восстает из мертвых, Смит поднялся из гнезда красной слизи. Он качался на ногах, как пьяный, и две или три кроваво-красные плети извивались вокруг его ног вплоть до колен и обвили их, будто защищая, двигаясь и непрестанно лаская, и эти ласки, казалось, придавали ему тайную силу, так как он сказал беззвучным голосом:

— Уходи! Уходи! Оставь меня в покое!

И на мертвом, восторженном лице не отразилось ни малейшего движения.

— Смит! — В голосе Джерола слышалось отчаяние. — Смит! Послушай! Смит, ты слышишь меня?

— Уходи! — ответил монотонный голос. — Уходи! Уходи! Ухо…

— Я уйду, если ты пойдешь со мной. Слышишь? Смит! Смит! Я…

Он замолчал, не договорив до конца, и опять по его спине пробежал озноб генетической памяти его расы, так как ярко-красная масса зашевелилась, заколыхалась, поднимаясь…

Джерол прижался к двери и схватил свое оружие. Он невольно произнес имя бога, которого уже давно забыл. Ведь он знал, что сейчас последует, и это знание было страшнее, чем великое незнание. Красная, извивающаяся масса поднялась выше, плети разделились, и из-под них выглянуло человеческое лицо — нет, получеловеческое, с зелеными кошачьими глазами, которые неотразимо блестели в тусклом свете, как освещенные драгоценные камни.

Джерол выдохнул — Шар! — поднял одну руку вверх и закрыл ей глаза, а все его существо задрожало от опасного желания — ответить на этот зеленый взгляд, хотя бы на короткое мгновение.

— Смит! — в отчаянии крикнул он. — Смит! Ты слышишь меня?

— Уходи! — сказал голос, который не был голосом Смита. Уходи!

Джерол понял, хотя он и не осмеливался взглянуть, что это был голос того существа, которое раздвинуло толстые плети из червей и сейчас стояло перед ним во всей человеческой красоте смуглого, расцветшего женского тела, опутанного живой мерзостью. Он почувствовал, что ее глаза были устремлены на него, а что-то внутри него кричало, чтобы он опустил защищавшую его руку… Он погиб — он понял это, и это откровение дало ему мужество, которое родилось из отчаяния. Голос в его мозгу нарастал, становился громче, почти оглушая его своим властным приказом, который словно подгонял его — приказом опустить руку, глянуть в глаза, подчиниться, — и бормоча обещание, сладостное и опасное, обещание предстоящего блаженства…

Но ему все же удалось устоять, — каким-то образом он, отупевший и оглушенный, сумел удержать пистолет в высоко поднятой руке — невероятно, чудом, пересек, отвернув лицо, маленькую комнату и попытался нащупать плечо Смита. Какое-то мгновение его рука натыкалась на пустоту, затем он нашел его и схватил кожу, покрытую слизью, влажную, отвратительную — и одновременно почувствовал, как что-то ласково обвилось вокруг его щиколотки, волна отвратительного вожделения прошла по нему, потом другая петля обвилась вокруг его ног, и еще одна…

Джерол стиснул зубы, крепче охватил плечо Смита, и даже его рука содрогнулась, поскольку кожа того была так же покрыта слизью, как и черви вокруг его ног, и при этом прикосновении его пронзил слабый озноб омерзительного восторга.

Он ничего не чувствовал, кроме ласкающего давления на ногах, а голос в его сознании заглушал все другие звуки, и его тело нехотя подчинялось — но каким-то образом ему удалось сделать единственное, невероятное усилие и вытащить Смита из этого ужасного гнезда. Обхватившие Смита плети оборвались, издав тихий, всасывающий звук, а вся масса вздрогнула и схватила венерианца, и тогда Джерол совершенно позабыл о друге и направил все силы на безнадежную задачу освободиться самому. Теперь боролась лишь одна часть его самого — только эта часть сопротивлялась омерзительному объятию, а в глубине его сознания звучало ласковое соблазнительное бормотание, и все его тело жаждало подчиниться этому бормотанию.

— Шар! Шар! — молился, задыхаясь, Джерол и лишь наполовину осознавал, что он говорит, а ведь он повторял детские молитвы, которые, казалось, уже давно забыл, и, повернувшись к массе спиной, он стал топтать своими тяжелыми сапогами красных, извивающихся червей, ползавших вокруг него. Они ускользали от него, дрожа и сворачиваясь, и хотя он знал, что те, что были сзади, пытались обвить его шею, он все же мог бороться до тех пор, пока не будет вынужден глянуть ей в глаза.

Он топтал, и давил, и опять топтал, и на короткое мгновение освободился от слизистых объятий, когда черви, раздавленные его тяжелыми сапогами, уползали от него, и он зашатался, одурманенный, больной от омерзения и отчаяния, отбиваясь от живых арканов, и вдруг поднял глаза и увидел треснувшее зеркало, висевшее на стене. В нем он увидел тусклое отражение извивающейся, красной твари позади себя, выглядывающее кошачье лицо с робкой девичьей улыбкой, потрясающе человеческое, и красные плети, которые пытались достать его. Воспоминание о том, что он когда-то читал, мелькнуло вдруг в его мозгу, и вздох облегчения и надежды вырвался у него, поколебал на какое-то мгновение силу приказа, звучавшего в его сознании.

Не переводя дыхания, он поднял пистолет на плечо, направил прицел на тварь позади себя, видя ее отражение в зеркале, и нажал на спуск.

В зеркале он увидел, как голубое пламя врезалось ослепительным потоком как раз в середину извивающейся, протягивающей к нему свои щупальца твари, которая пыталась схватить его сзади.

Шипение, вспышка, а затем высокий, тонкий крик, душащий злобой и отчаянием… пламя описало большую дугу и погасло, когда пистолет выпал из руки Джерола и упал на пол.

Нортвест Смит открыл глаза и увидел свет марсианского солнца, который лился узкими полосами через грязное окно. Что-то холодное, влажное ударило его в лицо, и хорошо знакомое горячее покалывание сегир-виски обожгло его горло.

— Смит! — раздался издалека голос Джерола. — Нортвест, черт побери, проснись же наконец!

— Я… проснулся, — выдавил Смит, с трудом ворочая языком. — Что, собственно, случилось?

Край стакана стукнул о его зубы, и Джерол сказал раздраженно:

— Выпей это, дурак!

Смит покорно сделал глоток, затем выпил еще обжигающего сегира. Тепло разлилось по его телу, пробудило от оцепенения, в котором он до сих пор пребывал, и несколько помогло преодолеть охватившую его слабость, которую он медленно начал осознавать. Несколько минут он лежал тихо, пока тепло сегира разливалось по его телу, и воспоминание вместе с действием виски начало постепенно проникать в его сознание.

Кошмарные воспоминания… сладкие и ужасные… воспоминания о…

— Боже! — тяжело дыша сказал Смит и попытался сесть. Слабость опрокинула его, как удар, и некоторое время комната кружилась вокруг него. Он упал на что-то твердое и теплое плечо Джерола. Рука венерианца поддержала его, и комната остановилась. Через некоторое время он немного повернулся и пристально посмотрел в темные глаза друга. Джерол поддерживал его одной рукой, а в другой был бокал сегира, который он пил. Его черные глаза смотрели через край стакана на Смита, и вдруг он истерически засмеялся — сказывался пережитый страх.

— Клянусь Фаролом! — задыхаясь, произнес Джерол и поперхнулся своим виски. — Клянусь Фаролом, Нортвест! Этого я тебе не дам скоро забыть! Если ты в следующий раз захочешь вытащить меня из драки, то я тебе скажу…

— Хорошо, хорошо! — сказал Смит. — Что же все-таки случилось? Как…

— Шамбло. — Джерол перестал смеяться. — Что у тебя общего с ней…

— Что это такое? — спросил протрезвевший Смит.

— Ты хочешь сказать, что не знал этого?’ Но где же ты нашел ее? Как…

— Может, ты первый расскажешь, что тебе известно? твердо сказал Смит. — И дай мне еще глоток виски. Мне он сейчас необходим.

— Ты можешь сам держать стакан? Тебе лучше?

— Да, немного. Я могу его держать, спасибо. Рассказывай дальше.

— Я, право, не знаю, с чего должен начать. Их называют Шамбло…

— Милостивый боже! Разве их много?!

— Это своего рода раса, как мне кажется, — одна из самых древних. Никто не знает, откуда она взялась. Имя звучит по-французски, не правда ли? Но оно обманчиво, оно возникло еще в доисторические времена.

— Я никогда не слышал о них.

— О них знают немногие. А те, кто знает, не хотят много говорить о них.

— Ну, половина города их знает. Я просто не понимал тогда, о чем говорили люди. Я и сейчас еще не все понимаю…

— Такое бывает иногда. Они появляются, об этом распространяются слухи, город объединяется и выгоняет их, а потом… Эта история не получит широкой огласки. Она слишком неправдоподобна.

— Но… боже, Джерол! Что это такое? Откуда оно пришло?

— Никто не знает определенно, откуда они родом. С другой планеты — возможно, с неоткрытой. Некоторые говорят — с Венеры; я знаю, что в нашей семье передавались из поколения в поколение какие-то довольно мрачные легенды о них — поэтому я о них и узнал. И когда я открыл эту дверь… я… я подумал, что узнал этот запах…

— Так что же они такое?

— Это знает один бог. Это не люди, хотя и выглядят, как люди. А может быть, это всего лишь иллюзия, или я свихнулся. Не знаю. Это разновидность вампиров, или, может быть, вампиры — их разновидность. Их нормальный облик, должно быть, эта… эта маска, и в таком виде они вытягивают пищу из… я думаю, из жизненных сил человека. И они принимают облик обычно облик женщины, как мне кажется, прежде чем они… начинают. Они это делают, чтобы поднять жизненную силу до определенного уровня, который им облегчает… И от них исходит всегда это отвратительное, губительное чувство вожделения, когда… они жрут. Есть люди, которые, если они остались в живых после первой встречи, уже не могут жить без них… не могут расстаться с ними, становятся одержимыми этой страстью… и держат это существо у себя всю жизнь — а жизнь длится недолго — к кормят его ради этого ужасного наслаждения. Это хуже, чем курить минг… или молиться Фаролу.

— Да, — сказал Смит. — Теперь я начинаю понимать, почему люди были так удивлены, и на их лицах было такое отвращение… когда я сказал… ну, это неважно. Рассказывай дальше!

— Ты мог с… ним разговаривать? — спросил Джерол.

— Я пробовал. Оно не умело хорошо говорить. Я спросил, откуда оно пришло, и оно сказало… издалека и из древних времен… что-то подобное.

— Хотел бы я знать… Возможно, с неизвестной планеты, но я не верю в это. Знаешь, имеется столько невероятных историй, в основе которых лежит какой-либо факт, что я уже не раз спрашивал себя: возможно ли существование других, более страшных суеверий, о которых мы даже не слышали? Вещи, подобные этой, пагубные и кощунственные, и те, кто знает о них, должны молчать?

Ужасные, фантастические твари, которые разгуливают свободно, и о которых мы даже понаслышке ничего не знаем!

Эти твари существуют с древнейших времен. Никто не знает, когда и где они впервые появились. А те, кто их видел, как мы с тобой, не говорят о них. Это один из тех неопределенных и туманных слухов, о которых иногда можно найти неопределенные намеки в старых книгах…

Я думаю, что их раса возникла раньше человеческой, из старого посева, в эпохи, предшествовавшие нашей. Возможно, на планетах, сейчас уже превратившихся в пыль. И они так опасны для человека, что те, кто их открыл, молчат об этом или стараются забыть их как можно скорее.

Итак, они родом из незапамятных времен. Я думаю, что ты вспомнил при этом легенду о Медузе Горгоне. Нет сомнения, что древние греки знали о них. Означает ли это, что до наших цивилизаций существовали другие, которые покинули Землю и отправились исследовать другие планеты? Или одна из шамбло, скажем, три тысячи лет назад каким-то образом нашла путь в Грецию? Если долго размышлять об этом, можно потерять рассудок. Я спрашиваю себя, сколько легенд имеют в своей основе подобные факты, о которых мы не подозреваем и о которых никогда не узнаем.

Горгона Медуза, прекрасная женщина со змеями вместо волос и взглядом, который превращал людей в камень, была все же убита Персеем. Я совершенно случайно вспомнил об этом, Нортвест, и это спасло тебе и мне жизнь. Персей убил ее с помощью зеркала, в котором отражалось то, на что он не смел взглянуть. И я спрашиваю себя, что подумал бы древний грек, который первым рассказал эту легенду, если бы он знал, что его история через три тысячи лет спасет жизнь двум людям на другой планете? Я спрашиваю себя, какова история этого грека и как он встретился с этим существом, и что случилось…

Но есть много такого, о чем мы никогда не узнаем. Разве свидетельства этой расы о… о существах, кем бы они ни были, не интересны? Летописи о других планетах, о других эпохах, и о начале человеческой цивилизации! Но я не думаю, что они сохранили какие-либо летописи. Мне кажется, что у них даже нет места для их хранения; я, правда, мало знаю о них, не больше, чем другие, но они, как Вечный Жид. Они спустя много времени появляются то там, то здесь, и я бы пожертвовал своими глазами, чтобы узнать, где они между нами находятся! Я не верю, что их ужасная, гипнотическая сила есть признак сверхчеловеческого интеллекта. Эта сила — лишь средство, чтобы получить пищу, — как длинный язык у лягушки или запах у плотоядных растений. Их качества имеют материальную природу, так же как лягушка и растение питаются материальной пищей.

Шамбло используют духовное средство, так как питаются духовной пищей. Только я не знаю, как это лучше выразить. И подобно тому, как животное, которое пожирает тела других животных, после каждого приема пищи становится физически сильнее других представителей своего вида, так и шамбло увеличивает свою власть над сознанием и душой людей, жизненной силой которых она питается. Но я говорю о вещах, которые не могу описать — о вещах, в существовании которых я не уверен.

Я знаю лишь, что я, когда почувствовал, что эти плети обвились вокруг моих ног — что я вовсе не хотел вырываться от них, у меня было такое чувство, что… что я испорчен до глубины моего существа этим вожделением — и все же…

— Я знаю, — сказал, медленно выговаривая слова, Смит. Действие сегира уменьшилось, слабость вновь захлестывала его волнами, и он, скорее, размышлял вслух, говоря тихо и словно бы не замечая, что Джерол слушает его. — Я знаю это — много лучше, чем ты. И это существо источает что-то такое неописуемо ужасное, что совершенно несовместимо со всем, присущим человеку — нет слов, чтобы выразить это. Какое-то время я был частью этого существа в полном смысле слова, я разделял его мысли и воспоминания, его чувства и желания и… теперь все кончено, и я не очень хорошо помню, но единственная часть, которая оставалась свободной, чуть не обезумела от мерзостей этого существа. И все же, это было такое глубокое наслаждение! Я думаю, во мне есть частица, зерно, которому свойственно только зло — как в каждом человеке — и которому нужен лишь правильный стимул, чтобы захватить господство; поскольку в то время, как я чувствовал отвращение от прикосновения этих щупальцев… во мне было что-то… буквально, трепетавшее от восторга…

Поэтому я увидел… я узнал страшные вещи, о которых я не могу теперь вспомнить. Я посещал невероятные места, смотрел через память этого существа, с которым я был одним целым, и увидел… боже, я хотел бы, я мог бы вспомнить!

— Благодари своего бога, что ты не можешь этого сделать, — сказал Джерол.

Его голос вывел Смита из легкого забытья, в которое он впал, и он оперся на локоть шатаясь от слабости. Комната плыла у него перед глазами, и он закрыл их, чтобы не видеть этого, и спросил:

— Ты говоришь, что они… они не появятся опять? И нет возможности найти другое…?

Джерол некоторое время молчал. Он положил руки на плечи Смита и отодвинул его назад. И так, сидя, смотрел на черное, опустошенное лицо, на котором сейчас было новое, чужое, неописуемое выражение, которое он никогда не видел раньше, но хорошо знал, что оно означает, слишком хорошо.

— Смит, — наконец сказал он, и его глаза были на этот раз спокойными и серьезными, а маленький ухмыляющийся чертик, прыгавший в них, исчез. — Смит, я еще никогда не требовал, чтобы ты дал мне слово, но я… я завоевал право на это, и я прошу, чтобы ты мне кое-что обещал.

Бесцветные глаза Смита неуверенно смотрели в черные глаза Джерола. В них были неуверенность и страх перед неизвестным обещанием. Какое-то мгновение Джерол смотрел не в знакомые глаза друга, а в бездонную серую пустоту, и увидел там весь ужас и весь восторг — блеклое море, в котором утонули невыразимые желания. Затем взгляд Смита снова сконцентрировался, и глаза уже смотрели в лицо Джерола, а голос произнес:

— Давай, я обещаю.

— Если ты когда-либо опять встретишь шамбло — когда-либо, где-либо — то вытащишь свое оружие и превратишь чудовище в пепел, как только поймешь, что это оно. Ты обещаешь мне?

Долгое молчание. Мрачные, черные глаза Джерола не мигая, безжалостно сверлили бесцветные глаза Смита. И на смуглом лбу Смита выступили вены. Он никогда не нарушал своего слова — он давал его, наверное, раз двенадцать в своей жизни, но если давал, то был уже не в состоянии его нарушить.

И снова полился мрачный поток воспоминаний, слаще и ужаснее любого сна. Джерол снова заглянул в пустоту, которая скрывала невыразимое. В комнате было очень тихо.

Серый поток отхлынул. Глаза Смита, серые и пронзительные, как сталь, осмысленно глядели на Джерола.

— Я попробую, — сказал он. И его голос при этом дрогнул.

Э. Нортон СОН КУЗНЕЦА Перевод с англ. Л.Дейч


Кузнецы песен перековывают и старые и новые легенды в восхитительные баллады. Никто не знает, есть ли в них правда, однако в самом невероятном рассказе лежит зерно истины. Точно так было и с легендой про сон кузнеца, но доказать это нашему современнику так же трудно, как вычертить ковшиком Фэс Ферн.

В Гейле жил кузнец Брезен, познавший все великие и малые тайны своего мастерства. Ему приходилось работать и с бронзой, и с железом и даже с драгоценными металлами — их он обрабатывал особенными редкими инструментами, таких было немного.

У Брезена было два сына — Эрнан и Колард, красивые парни. Не только в Гейле, но и гораздо дальше — в Саймс и Болдре — его считали счастливейшим человеком.

Наковав крюков, мечей, а иногда и украшений из серебра, он дважды в год отвозил их по реке в Туфорд.

Это было еще до вторжения. Если не считать редких набегов разбойников, лесных бродяг и прочих в этом роде, то Хай-Халлак жил мирно. Но нужда в оружии в Верхних Долинах все же была.

Лордом Этендейла был тогда Висис, жители его почти не видели, потому что жил он в унаследованном от матери поместье в прибрежных землях, где и женился во второй раз. Так что в башне бывали одна-две прачки и немногие старики, да и те от одного зимнего праздника до другого.

Через два года в самом Гейле, после празднования второй годовщины брака лорда Висиса, о чем жители Долин были извещены посланием, случилось кое-что важное.

Торговец, пришедший с холмов, привез на одном из пони слитки некоего металла. Брезен не знал, что это за металл, но его поразило исходившее от него сияние, хотя слитки не были даже толком обработаны. Испытав огнем и молотом кусочек этого металла, кузнец пришел в восторг и купил весь груз. На вопрос об источнике металла продавец отвечал уклончиво, и Брезен решил, что тот желает сохранить секрет, надеясь на будущие сделки. Но торговцу пришлось оставить два мешка с металлическим ломом и рудой в одном из ларей Брезена — захромал пони. И сделал он это, как показалось кузнецу, с явной неохотой.

Работать с небывалым металлом Брезен начал не сразу, долго изучал его, обдумывал, куда его лучше применить и, в конце концов, решил для начала отковать мечи. Тем более, прошел слух, что лорд Висис посетит свои западные владения, и если поднести ему хороший образец кузнечной работы, то можно будет рассчитывать на его покровительство.

Брезен поручил плавку Коларду; юноша с этим прекрасно справлялся. Предполагая, что торговец со своим грузом приедет еще раз, Брезен решил приучить к работе с этим металлом обоих своих сыновей.

Но в кузнечном ремесле всякое случается. И когда плавка взорвалась, едва не разворотив кузницу, все, присутствующие и сам Брезен поняли, что дело тут не в оплошности или небрежности Коларда — они знали его аккуратность и старательность.

Пострадавших было много, но больше всех досталось самому Коларду. Смерть для него была бы лучшим исходом, ведь после долгих месяцев лечения он уже не был человеком.

Искалеченное тело взяла к себе Дервина, Мудрая Женщина и целительница. То, что выползало из ее дома, уже не было Коллардом, стройным мальчиком, каким мог бы гордиться любой отец. Нечто похожее можно было увидеть в развалинах Древних, на резьбе, сильно испорченной временем и погодой. Скрюченное тело столетнего старца, а лицо — страшная маска, такое можно увидеть в лесу, где нечистая…

Дервина изо всех сил старалась скрыть его от людских глаз, но ее старания были напрасны: когда Колард ковылял по улице, все и так старались отвести глаза.

Чтобы скрыть изуродованное лицо, он постоянно носил сделанную Дервиной маску из мягкой коры, но даже в ней старался избегать людей.

В дом отца он так и не вернулся, поселился в хижине на дальнем краю села. Погубивший его несчастный случай не затронул ни разума, ни умелых рук, и он перестроил хижину в достаточно удобное жилище, скрывшее его от прежних товарищей.

Работал он в кузнице по ночам, но постоянный стук молотков беспокоил жителей Гейла, напоминал о том, кто работал этими молотками, и Брезен запретил сыну работать ночью.

Колард перестал ходить в кузницу, на следующее лето не пришел на свадьбу брата, который женился на Камали из Мизла, и о нем постепенно забыли.

Появился Колард только на третий год, и то лишь потому, что приехал торговец, но не тот, прежний, а другой. Пока тот торговался с Брезеном, Колард стоял в тени, а когда торг закончился, выступил вперед.

Ничего не говоря, он кивнул в сторону стола, на котором расставил целую серию небольших причудливых фигурок людей и животных. Они были выполнены с таким совершенством, словно обреченный Колард вложил в них свою мечту быть таким же.

Фигурки были сработаны из дерева и металла. При виде такого искусства Брезен остолбенел, но тут заметил знакомый блеск — это был тот самый проклятый металл, от которого он отказался после взрыва.

Торговец сразу понял ценность этих фигурок и решил купить. Каркающим голосом Колард назначил цену.

Как только торговец ушел, Брезен повернулся к сыну, он даже забыл о пустой маске, которой только глаза придавали сходство с живым человеком.

— Как же ты их сделал, Колард? Даже в лавках заморских купцов в Туфорде я никогда не видел такой работы! Раньшераньше ты такого никогда не делал… — путаясь в словах, он глядел на маску, словно разговаривал не с сыном, а с кем-то чужим, вроде тех, танцующих вокруг камней, к которым осторожный человек и близко не подойдет.

— Не знаю, — ответил скрипучий голос. — Пришло в голову — и сделал, — Колард собрался уходить.

— Твоя выручка… — остановил его отец.

На столе лежали заморские монеты, годные в переплавку или для обмена, малиновая ткань и два ножа с рукоятками из резного рога.

— Сохрани это, — пожал плечами Колард, но тут же, потеряв равновесие, ухватился за край стола. — Для чего мне богатство? У меня нет невесты, чтобы покупать ей свадебные подарки.

— А если тебе не нужно все это, зачем же… — спросил стоявший поблизости Эрнан; его задело, что младший брат сделал такие прекрасные вещи, хотя раньше ничем особенным не выделялся.

— Не знаю, — Колард повернулся к брату. — Вероятно, для того, чтобы узнать, какую ценность они имеют для умного дельца. Кстати, отец, ты напомнил мне о моем долге, — он взял кусок тонкой ткани и маленькую золотую монету с ушком для цепочки. — Мудрая Женщина сделала для меня все, что могла, он немного помолчал. — А остальное пусть будет моей долей в семейном хозяйстве.

В сумерках он принес свой подарок Дервине и положил на стол в ее небольшой комнатке, где пахло сухими травами и настоями. Когда он вошел, ручные животные разбежались.

Дервина достала из висячего шкафчика маску и протянула Коларду.

— Вот, я приготовила тебе… Она гораздо мягче той… Из хорошо выделанной кожи… — сказала она. — Я давно искала что-нибудь подходящее. У тебя была работа.

Колард сунул руки во внутренний карман куртки и достал последнюю из фигурок, принесенную Дервине. Это была статуэтка крылатой женщины с широко раскинутыми, поднятыми вверх руками. Если бы торговец, с жадностью скупивший остальные фигурки, увидел эту статуэтку, он купил бы ее за любые деньги.

— Ты видел ее? — Дервина протянула к статуэтке руку, но не коснулась.

— Как и всех остальных, во сне, — проскрежетал Колард, а когда проснулся, решил изваять образ мечты. Мудрая Женщина, если ты и в самом деле мой друг, сделай так, чтобы я уснул и больше не проснулся.

— Ты же прекрасно знаешь, что я не могу этого сделать, тогда моя слава целительницы пойдет прахом. А ты не догадываешься, почему тебе привиделся такой сон? Какие места снились тебе? — в ее голосе ощущалось нечто большее, чем простое любопытство.

— Мест, которых я видел, нет в Долинах, по крайней мере, в нынешних. А может человек видеть во сне далекое прошлое?

— Собственное прошлое человек видит часто, но если ему дан талант, то он может увидеть и более далекое прошлое.

— Талант! — Колард произнес это слово, как клятву. — Какой талант?

— Колард, — Дервина перевела вгляд с него на статуэтку, а раньше ты мог делать такие вещи?

— Ты меня не понимаешь. У меня есть только руки, и я отдал бы все за прямую спину и за лицо, от которого бы не шарахались женщины.

— Ты никогда не позволял говорить о твоем будущем…

— И не позволю! — вскипел он. — Да и кто позволил бы, будь он на моем месте? А почему такой сон приснился именно мне, и как я воплотил мою мечту в эти фигурки… Видишь ли, мне кажется, тут дело в необычном металле, который я переплавлял в кузнице. В нем, вероятно, заключено какое-то страшное колдовство. А спросить было некого, ведь тот торговец больше не приходил сюда.

— Я уверена, что этот металл из какой-нибудь цитадели Древних, — сказала Дервина. — Хотя они бились не копьями и не мечами, а чем-то более сильным, ковать их они умели. Возможно, торговец случайно наткнулся, на остатки этого оружия.

— И что же? — спросил Колард.

— Человек пользуется такими вещами для удовольствия, делает их своими руками, носит с собой, вкладывает в них… ну, что-то вроде жизни. Это влияние может сохраняться много лет, но если неосторожный человек выпустит этот остаток эмоций, то они войдут в него и Откроют…

— Понятно, — Колард провел пальцами по чистой крышке стола. — Память других людей вошла в меня, пока я лежал больной и был открыт для нее.

— Вот именно! — закивала Дервина. — Вероятно, во сне ты видел Долины, какими они были до прихода вашего народа.

— А что хорошего в этом для меня?

— Не знаю. Но пользуйся, Колард, пользуйся этим! Неиспользованный дар вянет, и мир становится беднее.

— Мир? Что ж, так я смогу зарабатывать свой хлеб, и никто не потревожит меня. Очевидно, мне предназначено всю жизнь идти по темной дороге, никогда не сворачивая в гостеприимную дверь…

Дервина молча схватила его руку и повернула ладонь к свету прежде, чем он сумел ее отдернуть. С силой кузнеца она намертво зажала ее, наклонилась и принялась рассматривать линии на ладони.

— Не надо прорицаний! — захрипел он так, что сова встрепенулась и опустила здоровое крыло.

— А разве я что-нибудь говорю? — выпуская его руку, сказала Дервина. — Как хочешь, Колард. Я ничего не сказала.

Он в смущении отвел руку и, словно стирая отметки Дервины, потер ее пальцами другой руки.

— Мне пора, — сказал он и взял маску, чтобы примерить ее в своей хижине, подальше от чужих глаз.

— Иди с миром, — сказала Дервина, так говорили в ее народе. От этого пожелания ему полегчало.

Шло время. Хижину Коларда все обходили стороной, к себе он никого не приглашал, даже отца. Второй торговец не появлялся, зато приехали новые из большого мира за Долинами, мира, который люди Гейла считали легендарным.

В башне начали приводить в порядок комнаты. В Гейле и на дальних фермах пошли разговоры, что Лорд Висис, женившийся второй раз, решил послать свою дочь от первого брака, леди Джесинду, в деревню — в городе она постоянно болела.

Колард направлялся к колодцу, когда услышал резкий голос своей невестки:

— Болела! Это не новость! Когда меня позвала к себе в комнаты Дама Матильда, чтобы посоветоваться, какой травы надо посушить, чтобы класть под ее ковер, она была со мной достаточно откровенна. Она сказала, что дочери Лорда никогда не станет лучше, потому что молодая леди — заморыш, она больше напоминает ребенка, а не девицу на выданье. Впрочем, если Лорд даст за ней большое приданое, то может кто и пожелает еев постель, — Камали засмеялась. — Как сказала Дама Матильда, леди Джесинду отправляют подальше с глаз леди Гвеннел, которая оказалась чересчур чувствительна. Она якобы заявила лорду, что не сможет родить ему здорового и крепкого сына, пока перед ней маячит это сутулое хилое создание.

Впервые ощутив жгучее любопытство, Колард бесшумно поставил ведро и подошел поближе к окну. Но больше ничего не услышал, потому что отец потребовал подогретого эля, и Камали, прервав рассказ, бросилась к очагу.

Вернувшись к себе в хижину, Колард сел к камину, снял маску и, вертя ее в руках, начал вспоминать все, что удалось подслушать.

Значит, леди Джесинду убрали. Да, согласно старому поверью беременная не должна видеть ничего уродливого, ничего, что может отразиться на ребенке во чреве, и лорд Висис, конечно же, постарался для своего будущего сына, не спросив мнения своей дочери. А леди Джесинда, раз она не такая, как все, наверное, рада спрятаться от людских взоров.

Только вот понравится ли ей в Гейле? Не будет ли ей еще тяжелее, чем Коларду? Он впервые забыл о себе и подумал о Другом человеке.

Он встал, зажег лампу и осветил фигурки, что стояли на полке. Пока он критически рассматривал их, что-то зашевелилось в его мозгу. Размышляя, он перебирал статуэтки и наконец выбрал одну, которая, вроде бы, отвечала его требованиям. Он сел за стол и разложил инструменты. Фигурка изображала животное, похожее на лошадь, вздыбившуюся в радостном свободном прыжке, только между изящными ушами торчал рог.

Колард положил статуэтку на бок, принялся за работу и закончил ее только с петухами. Танцующий единорог превратился в печатку, в основании которой была выгравирована буква «Джей» с обвивающей ее виноградной лозой.

Колард с облегчением вздохнул и отодвинулся от стола. Он сделал то, что хотел. Только зачем? Ему вдруг захотелось бросить статуэтку в тигель, но он подавил безумный порыв.

Он не пошел встречать лорда Висиса с дочерью, хотя все жители Гейла были в сборе.

Потом до него дошли рассказы о том, что леди Джесинда прибыла в носилках и была так укутана в покрывала, что виднелось только лицо, узкое и бледное.

— Такие не живут долго, — заявила Камали. — Дама Матильда, как я слышала, уже послала за Мудрой1 Женщиной. У молодой леди только одна нянька, да и та больная. Ох и весело будет в башне Гейла! — в голосе Камали звучало сожаление, но не о судьбе девушки, а об оживлении в башне, которое могло бы внести хоть какое-то разнообразие в жизнь обитателей Гейла.

Потрогав маску на лице, Колард подумал, что пора ее заменить, она износилась, значит, надо будет навестить Дервину… Значит, он услышит что-то о леди, узнает, каким образом она оказалась такой. С наступлением темноты он отправился к Мудрой Женщине, не забыв прихватить с собой печатку.

У Дервины в окне горел свет. После условного стука он вошел и очень удивился, увидев, что она сидит у камина в плаще, только капюшон был откинут на плечи.

— Что случилось? — спросил он, взяв ее за руку.

— Боже мой, Колард! Как это ужасно… Бедная малышка!

— Леди Джесинда?

— Да. Хотя я причиняла боль ее бедному телу, она очень ласково говорила со мной. А ее няня ничем ей помочь не в силах, потому что очень стара. Дорога была слишком тяжела для леди, но она не жаловалась и даже не протестовала против своего изгнания. Так, по крайней мере, мне сообщила няня. Я дала девушке успокоительное питье, она уснула. И все же, это было очень жестоко — привезти ее сюда.

Присев на корточки, Колард слушал и внутренне радовался, что девушка получила такую поддержку — Дервину.

Через некоторое время Дервина успокоилась и выпила приготовленный Колардом чай из трав. Она ни о чем его не спрашивала, но он ощущал, что ему здесь рады. Ни слова не говоря, он достал печатку из кармана и положил ее под лампу.

Изделие было выполнено из неизвестного металла, погубившего Коларда, и тем не менее юношу постоянно тянуло к нему. Он чувствовал, что фигурки, сделанные из него, гораздо лучше и больше похожи на тех, что он видел во сне. Печатка засверкала в свете лампы.

Взглянув на вещь, Дервина глубоко вздохнула, перевернула ее и, увидев гравировку, кивнула головой.

— Ты хорошо сделал, Колард. Я отдам ей…

— Не надо! — он хотел забрать печатку назад, но руки его не послушались.

— Надо, — ответила Дервина твердо, — А если она попросит, ты принесешь остальные и тем самым поможешь ей хоть на мгновение забыть о своей участи. Ты совершишь великое дело, Колард. А теперь принеси мне несколько штук наугад, тех, которые могли бы ей понравиться и вызвать улыбку.

Осмотрев коллекцию, он ничего не выбрал «наугад» и сел за работу.

Он использовал только этот необычный металл, оказалось, что работать с ним очень легко, и дважды он приносил Дервине свои изделия.

А в третий раз Мудрая Женщина пришла сама, и это было так необычно и удивительно, что Колард растерялся.

— Леди Джесинда хочет видеть тебя, чтобы лично поблагодарить.

— Лично! — Колард закрыл лицо, точнее, маску, руками.

— Колард! — гневно сверкнула глазами Дервина. — Ты же никогда не был трусом. Неужели ты испугался несчастной девочки, пожелавшей сказать тебе слова благодарности? Она очень, этого хочет, Колард. Желание это грузом повисло на ее сердце. Доставь бедняжке радость. Я рассказала ей о твоем несчастье, поэтому она просит тебя прийти к ночи через старые гостевые ворота. И я пойду с тобой… Колард, неужели ты откажешься?

Но Колард не смог отказаться, ему самому очень хотелось увидеть леди Джесинду. По обрывочным рассказам он не мог представить себе ее образ, а Дервину спрашивать стеснялся. И он согласился.

В назначенный срок он явился в будуар леди Джесинды в сопровождении Дервины. Он старался держаться прямо, насколько позволяло изломанное тело, а его лицо от глаз леди закрывала плотная маска.

Все, кто видел леди, обложенную подушками и укутанную меховыми плащами, говорили, что она очень маленькая. Теперь же, сидя в кресле с высокой спинкой, она казалась еще меньше. Ее длинные волосы цвета темного меда были заплетены в косы, перевязанные лентами, и лежали на сгорбленных плечах. Из всего остального виднелось только бледное узкое лицо и две белые руки, что лежали на доске, положенной на подлокотниках кресла. На этой же доске стояли все фигурки, полученные от Коларда.

Потом он так и не мог вспомнить, как они поздоровались. Было такое ощущение, словно два друга встретились после долгих несчастных лет. Леди спрашивала Коларда о его работе, а он рассказывал ей о своих снах. Внезапно она сказала ему такое, что навсегда запомнилось ему:

— Ты счастливый, Колард: у тебя волшебные руки, и ты можешь сделать свои сны явными, и я счастлива тем, что ты разделил их со мной. А теперь назови их всех.

И он, себе на удивление, стал давать имя каждой фигурке, а она согласно кивала головой.

— Совершенно правильно! Ты точно назвал их!

Потом, ковыляя домой рядом с Дервиной, он заново переживал все, что мог вспомнить и молчал, а наутро проснулся с огромным желанием работать.

Он работал неистово, чувствуя, что должен выполнить задачу и что времени у него очень мало. Теперь он делал не просто маленькую фигурку, а зал в миниатюре, такой мог быть только у очень знатного лорда. Для панелей он брал ароматное дерево, а на остальное использовал все тот же странный металл.

Спал Колард, когда выбивался из сил, а ел, когда голод начинал донимать его всерьез.

Всю обстановку холла он выполнял тщательно и вдумчиво. На возвышении он поставил два высоких кресла. Они пока пусты — и это было неправильно. Колард провел рукой по лицу без маски, и грубые рубцы впервые не взволновали его. Он чувствовал, что чего-то не хватает, но чего… От сильной усталости Колард был не в силах думать.

Свалившись на постель, Колард крепко уснул и никаких снов как будто не видел, но когда проснулся — точно знал, что нужно сделать. Ощущение срочности возникло в нем с такой силой, что ему было жалко тратить на еду даже минуту.

Работал он необыкновенно старательно, терял счет времени, и наконец те, кто должен был сидеть на высоких тронах, были готовы…

Женщина с лицом Джесинды, только стройная и прекрасная, способная ходить, бегать и ездить верхом.

Мужчина… Колард задумчиво повертел его, разглядывая. Это было не его лицо, нет, но он чувствовал, что так — правильно, так нужно.

Посадив обоих в высоком зале, он оглядел свою хижину совершенно другими глазами.

Прежде чем уйти, он умылся, достал свою лучшую одежду, правда, довольно жалкую, убрал со стола все инструменты, а потом, собрав все остальные статуэтки бросил их в тигель. Зал он завернул в кусок ткани и взял с собой.

Шел он медленно — вещь была тяжелой, но когда вышел на другой конец деревни, остановился как вкопанный. На улицах, освещенных факелами, царила суета, какая бывала только при очень важных событиях. И Башня была освещена факелами.

Коларда коснулись холодные пальцы страха, и он повернул к дому Дервины. Хотя ночной ветер был очень холодным, он весь взмок, пока стучал в дверь. Не получив ответа, Колард решился на невозможное: вошел без приглашения.

Комнату наполнял странный запах. На каждом углу стола горело по голубой свечке, а между ними лежали предметы, относящиеся, как догадался Колард, к Мудрому Искусству: развернутый свиток пергамента, прижатый камнями странного цвета, миска с жидкостью, мерцающей и вспыхивающей искрами, нож, положенные крест-накрест со странным жезлом.

Мудрая Женщина стояла у стола, и он испугался, что она рассердится, но Дервина кивком подозвала его, словно ожидала его прихода. Он подошел к ней с чувством чего-то неладного, хотя раньше отмахивался от ее тайн.

Не говоря ни слова, Дервина жестом приказала ему поставить свою ношу на стол, и Колард повиновался. Когда он развернул ткань, и в свете голубых свеч возник зал, у него захватило дух. Коларду показалось, что он издалека смотрит в настоящую, реальную комнату.

— А вот и ответ, — медленно произнесла Дервина, наклонилась и внимательно обследовала весь зал, словно желала удостовериться, что он подходит для каких-то ее целей. Выпрямившись, она посмотрела на Коларда. — Случилось многое. Разве ты не слышал?

— О чем? Я работал. Что-то с леди Джесиндой?

— Да. Лорд Висис умер от горячки. Леди Джесинда — его единственная наследница. Леди Гвеннел послала за ней, чтобы немедленно выдать ее замуж за своего брата Хэтберта. Только брак этот не настоящий. Она хочет сохранить богатство и земли. Против леди Джесинды замышляется недоброе: с теми, кому нужны ее богатства, девушка долго не протянет.

Слова Дервины били Коларда сильнее, чем любые удары по телу, он даже вцепился в край стола.

— Она… Она не должна ехать!

— Да? А кто удержит ее? Кто встанет на пути тех, что посланы за нею? Чтобы выиграть время, мы с нянькой уложили леди в постель под видом болезни и напугали приехавших предсказанием смерти в дороге. Это на них подействовало — они боятся, как бы она не умерла до свадьбы. А теперь пришло известие, что сюда едет сам лорд Хэтберт, чтобы обвенчаться с ней на ее смертном одре, если по другому не выйдет.

Колард хотел что-то сказать, но Дервина только отмахнулась.

— Этой ночью я призывала Силы, которые никогда не осмеливалась тревожить, ибо Мудрая Женщина может их вызывать всего лишь один или два раза в жизни. Они мне ответили… если ты захочешь помочь…

— Каким образом?

— Высоко в северных отрогах находится гробница Древних. Силу, живущую там, можно вызвать, но ее необходимо сфокусировать на работе, которая у тебя есть, — Дервина указала на зал. — Леди Джесинда, сидящая здесь такой, какой должна бы быть, сделана из металла, с каким когда-то работали Древние. Это именно то, что нужно, чтобы призвать Силу и Власть. Времени у нас очень мало, а сделать это можно только у гробницы.

Колард снова завернул свою работу. Он верил: Дервина знает, что говорит. И если она права… Но что он сможет сделать, если она ошиблась? Уничтожить тех, кто хочет увезти и насильно выдать замуж Джесинду? Это он-то, чудовище? Уж лучше поверить Дервине.

Того, что Древние все еще могут явить свою власть, если захотят, никто не мог отрицать. О таких случаях существует много рассказов.

Взяв сумку, Дервина положила в нее две новые свечи и сверток с травами.

— То, что ты принес, поставь на средний камень, — сказала она Коларду, — эти свечи поставь по бокам так же, как они стоят у меня. Как только свечи разгорятся, посыпь в огонь по щепотке травы и три раза вызови Таланна. Я же пойду в Башню. Я сделаю все возможное, чтобы отсрочить дурное дело, а ты торопись. Торопись!

— Да, — ответил Колард, уже идя к двери. Он не мог бежать, даже неуклюжее ковыляние- не по дороге давалось ему с большим трудом, но в конце концов он все же добрался до отрогов. Дом Мудрой Женщины находился недалеко от гробницы Древних, и на это, конечно, были веские причины.

Через поля идти было не очень, трудно, а вот подъем тяжело достался Коларду и потребовал напряжения всех его физических и душевных сил.

И вот он, наконец, ступил на тропу. Днем по ней идти было, по всей вероятности, очень легко, но в темноте — ужасно трудно. Неожиданно Колард заметил слабый свет, он шел от ноши, и юноша приоткрыл ткань, чтобы хоть немного осветить себе дорогу.

Колард несколько раз оскальзывался и падал, больно ударяясь — ношу он берег больше, чем свое тело. Он смертельно устал и только усилием воли заставлял себя дюйм за дюймом продвигаться вперед. Его силы поддерживало лишь бледное лицо леди Джесинды, оно стояло перед его глазами во время всего этого кошмарного пути. И еще то, что он видел в ее глазах.

Таким образом он дошел до древней гробницы, вырубленной в скале искусными руками людей или существ, живших здесь давным-давно. Над ней тянулась сильно попорченная дождями и ветрами полоса резьбы, и Коларду показалось, что в этих остатках он видит животных из своих снов.

Одернув себя, Колард обратил внимание на камень, лежащий перед гробницей в форме полумесяца. Встав между его рогами, Колард снял ткань со своего зала и поставил его на алтарь. Потом трясущимися руками поставил свечи и зажег. Когда они разгорелись, он бросил на каждую, как велела Дервина, по горстке травы. Его рука так дрожала, что он был вынужден поддерживать ее другой рукой.

Закурился приятный дымок. Наклонившись над алтарем, Колард изо всех сил закричал, хотя вышло это у него не громче кваканья лягушки:

— Таланн! Таланн! Таланн!

Колард и сам не знал, на что надеялся. Мощь Древних была так ужасна, что могла сжечь его на месте, но ничего не произошло. Он упал на землю скорее от мрачного отчаяния, чем от усталости. Древняя Сила… А может, она уже сошла на нет, исчезла?

И вдруг… то ли у него в мозгу, то ли эхом от скал прозвучал глубокий голос:

— Чего Ты хочешь?

Ошеломленный и испуганный Колард не мог и слова сказать, а только произнес бессловесную мольбу за леди Джесинду.

Скорчившись на холодной земле, он в изумлении смотрел на зал, сияющий огнями, словно внутри горели сотни или тысячи светильников. Ему казалось, что он слышит голоса, звуки лютни… Из зала шло тепло, ароматы, жизнь, настоящая жизнь!

Жизнь для Джесинды! Жизнь, достойная ее! И Колард твердо знал: то, что должно быть — будет, только в другом времени и месте.

Тепло… свет… вокруг него. Он не корчится на холоде, а сидит и смотрит вниз, на зал… Нет! Неправда! Это снова сон!

Колард прогнал сомнения. Это его сон! Он мог потребовать, чтобц этот его сон продолжался вечно. Его сон… и ее! Он повернул голову. С приветливой улыбкой на него смотрела Джесинда. Как сияют ее глаза! Он протянул руку, и навстречу протянулась ее рука.

— Милорд…

Он встревожился на мгновение.

— Мы спим…

— Ну и что же? Сон наш, мы видим его вместе, значит, сделать его реальным — полное наше право!

Колард еще не все понимал, а Джесинда отвечала как-то неопределенно; он только начинал забывать прошлое, а она уже совсем забыла.

На алтаре начал плавиться металл. Ручейки стекали на землю, она впитывала их и скрывала навеки.

Тем временем в Башне Дервина и нянька потушили свечи, задернули занавески балдахина и разошлись, удовлетворенно кивнув друг другу.

А в зале работы Коларда продолжался праздник, длился нескончаемый сон.

С. Корнблат АВАНТЮРИСТЫ Перевод с англ. Ю.Беловой


Президент Фолсом XXIV раздраженно говорил министру финансов:

— Дьявол меня возьми, Банистер, если я что-то понимаю. Почему я не могу купить коллекцию Николадиса? И не говорите мне об учете процентных ставок и покупательской Серии W.

Министр финансов почувствовал, как у него перехватывает горло, и ответил:

— Все сводит