КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402679 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171362
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Текст вычитан.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варфоломеев: Две гитары (Партитуры)

Четвертая и последняя из имеющихся у меня обработок этого романса.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Спасибо огромное моему другу Мише из Днепропетровска за то, что нашел по моей просьбе и перефотографировал этот рассказ Бердника.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в MuseScore, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nnd31 про Горн: Дух трудолюбия (Альтернативная история)

Пока читал бездумно - все было в порядке. Но дернул же меня черт где-то на середине книги начать думать... Попытался представить себе дирижабль с ПРОТИВОСНАРЯДНЫМ бронированием. Да еще способный вести МАНЕВРЕННЫЙ воздушный бой. (Хорошо гуманитариям, они такими вопросами не заморачиваются). Сломал мозг.
Кто-нибудь умеет создавать свитки с заклинанием малого исцеления ? Пришлите два. А то мне еще вот над этим фрагментом думать:
Под ними стояла прялка-колесо, на которою была перекинута незаконченная мастерицей ткань.
Так хочется понять - как они там, в паралельной реальности, мудряются на ПРЯЛКЕ получать не пряжу, а сразу ткань. Но боюсь

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kiyanyn про Макгваер: Звёздные Врата СССР (Космическая фантастика)

"Все, о чем писал поэт - это бред!" (с)

Безграмотно - как в смысле грамматики, так и физики, психологии и т.д....

После "безопасный уровень радиации 130 миллирентген в час" читать эту... это... ну, в общем, не смог.

Нафиг, нафиг из читалки...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

ГГ, конечно, крут неимоверно. Жукова учит воевать, Берию посылает, и даже ИС игнорирует временами. много, как уже писали, технических деталей... тем не менее жду продолжения

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Фата-Моргана №4 [Фантастические рассказы и повести] (fb2)

- Фата-Моргана №4 [Фантастические рассказы и повести] (пер. Разные) (а.с. Фата-Моргана-4) 2.76 Мб, 640с. (скачать fb2) - Рэй Дуглас Брэдбери - Курт Воннегут - Фредерик Браун - Жюль Верн - Пол Уильям Андерсон

Настройки текста:



Фата-Моргана 4 (Фантастические рассказы и повести)


Рэй Брэдбери


ХРИСТОС-АПОЛЛО

Кантата во славу восьмого дня,

возвещающая наступление дня девятого

Раздался Глас средь Тьмы, и грянул Свет,
И странные на Свет летели твари,
И Землю постепенно заселяли,
Ее поля, пустыни и сады.
Все это нам с рождения известно,
Рукой Огня записаны в крови
Семь первых дней,
Семь долгих дней творенья…
И вот сейчас мы, дети этих дней,
Наследники Восьмого Дня,
Дня Бога,
Или, верней сказать,
Дня Человека,
На тающем снегу стоим, и Время
Бушует и под горло подступает.
Но птицы предрассветные поют,
И мы по-птичьи расправляем тело,
И тянемся к таким далеким звездам…
Мы вновь лететь готовы на Огонь.
И в это время Рождества Христова,
Мы славим День Восьмой —
День Человека,
Конец Восьмого Дня —
Конец Дня Бога,
Все миллионы миллионов лет,
Что тянутся от первого восхода,
Предел которым наш Исход кладет.
И наше тело — воплощенье Бога —
Изменится и в огненном полете
Сольется с ярым солнечным огнем.
И на Девятый День взойдет светило,
И различим мы в утреннем ознобе
Чуть слышный зов далекой новой тверди.
И устремимся в новые сады,
И в новых землях вновь себя узнаем,
И новые пустыни оживим.
Мы наугад себя швыряем в поиск.
Пока же мы стоим, на звезды глядя,
Летят сквозь тьму посланцы Аполлона,
Чтоб, во Вселенной отыскав Иисуса,
Его спросить — что знает он о нас?
В глубинах тайных Бездны Мировой
Он шел, шагами меряя пространство.
Являлся ль он в немыслимых мирах,
Что нам не снились в снах внутриутробных?
Ступал ли на пустынный берег моря,
Как в Галилее в давние года?
Нашлись ли души праведные там,
Вобравшие весь свет его ученья?
Святые Девы? Нежные Хоралы?
Благословенья? Есть там Кара Божья?
И, наполняя мир дрожащим светом,
Одна среди несчитанных огней,
И ужасая и благословляя,
Светила ли чудесная звезда,
Подобная звезде над Вифлеемом,
В чужой, холодной, предрассветной мгле?
В мирах далеких от Земного мира
Встречали ли Волхвы седой рассвет
В парном дыханье блеющего хлева,
Что позже стал святынею для всех,
Чтобы взглянуть на чудного ребенка,
Так непохожего на Сына Человека?
Так сколько новых Вифлеемских звезд
Взошло меж Орионом и Кентавром?
И сколько раз безгрешное рожденье
Чудесно освятило их миры?
И Ирод тамошний, трясущейся рукою
Подписывая свой приказ безумный
И посылая извергов-солдат
На избиенье нелюдских младенцев,
Лелеял мысль о сохраненье царства
В безвестных землях, что от нас скрывает
Туманность Лошадиной Головы?
Конечно, это так и должно быть!
Ведь в этот день, во время Рождества,
Наш долгий день — уже восьмой по счету,
Мы видим свет, сияющий сквозь тьму,
А существа, взлетевшие над Тьмою,
Какой бы мир иль век не создал их,
Срывая ночь с полуокрепших крыльев,
Безудержно должны лететь на Свет.
Ведь дети всех миров неисчислимых
С рождения боятся темноты,
Что черной кровью пропитала воздух
И в души нам сочится сквозь зрачки.
Совсем неважно, на кого похожи
Те существа, что искорку души
Несут сквозь мрак и холод долгой ночи,
Им — обрести Спасение свое!
В мирах далеких злое лихолетье,
Глухая, беспросветная година
Кончается пречистым снегопадом,
Рождением чудесного ребенка!
Дитя?
Средь буйных радуг Андромеды?
Тогда какие у него глаза?
И сколько рук?
Вы сосчитайте пальцы!
Он человек?
Да разве это важно!
Пусть будет он сияньем бледно-синим,
Как тихая лагуна под луною,
Пускай играет весело в глубинах
Средь странных рыб, похожих на людей,
Пусть кровь его — чернила осьминогов,
Пусть едкие кислотные дожди
Чудовищной пылающей планеты —
Лишь ласка нежная его ребячьей коже.
Христос свободно ходит по Вселенной
И в звезды претворяет плоть свою.
Среди людей — во всем на нас похожий,
Привычный, как и мы, к земной стихии,
Он носит человеческое тело,
Что так обычно нашему уму.
В иных мирах — скользит, летит, струится,
У нас он ходит, словно человек.
Ведь каждый луч из звездных легионов
Несет в себе святой Библейский свиток,
Пространство наполняя Словом Божьим.
На миллионах разных языков
Вздыхают и тоскуют, внемлют, ждут,
Когда же явится Христос пред ними
С побагровевших грозовых небес.
Шагая над глубинами морей,
Вскипающими яростью звериной,
Вспухающими бешеной опарой,
Христос имеет множество имен.
Мы так его зовем,
Они — иначе,
Но сладко имя на любых устах.
Любому он дары свои приносит,
Вино и хлеб для жителей Земли,
Другим мирам — совсем другую пищу.
Но утренняя трапеза всегда
Обильна и щедра, как взрыв сверхновой,
Всегда скудна последняя вечеря,
Ведь там — одни надежды да мечты.
Так было и у нас давно когда-то,
Когда еще он не взошел на крест.
У нас он мертв,
Но Там — еще не умер.
Пока еще несмелый, весь в сомненьях
Наш род земной. Но, напрягая разум,
Себя металлом прочным одевает
И возжигает искорку огня,
Чтоб в зеркале межзвездного пространства
Собою беззаботно любоваться.
И Человек, построивший ракеты,
Шагает горделиво и покорно
В бурлящее, огромное пространство,
Лишь одного боясь, что слишком рано,
Что спят еще бессчетные миры.
Мы, благодарные за высшее доверье,
Несем Вселенной плоть и кровь Христову,
Идем, чтоб предложить вино и хлеб
Далеким звездам и другим планетам.
Мы щедро дарим первое причастье
Пока что незнакомым чужеземцам,
Мы рассылаем ангелов небесных
Во все концы обширнейших миров,
Чтоб возвестить, что мы уже ступили
На воды бесконечного Пространства,
О тысячах Пришествий и Прощаний
Чудеснейшего Богочеловека,
Что, впаянный в свою стальную келью,
Шагает по приливному потоку
И берегам межзвездных океанов
Несет в себе святую Божью кровь.
Мы Чудо-рыб задумываем, строим,
Разбрасываем их металл по ветру,
Что веет в окружающем пространстве
И мчит в Ночи ночей без остановки.
Мы в небо, как архангелы, взлетаем,
В своих соборах, в тесных гнездах аспид,
Слепящим светом наполняя темень
Пустых межзвездных склепов и могил.
Христос не умер!
Бог нас не оставил!
Коль человек шагает сквозь пространство,
Шагает, чтобы заново воскреснуть
И в Воскресенье обрести Любовь.
Нам страшны безнадежные скитанья
По истощенной нами же планете.
Собрав зерно Земного урожая,
Мы новый сев ведем на новом поле,
Чтоб снять за урожаем урожай.
Так кончатся и Смерть,
И Ночь,
И Бренность,
И наша одинокая тоска.
Мы ищем место далеко в Плеядах,
Где человек с богоподобным телом
Совместно с существами, что как мы,
Когда-то преклонившими колени
Перед Земной Невинностью Святою,
Положит в Ясли чудное дитя.
Готовы Ясли новые и ждут,
Волхвы, на небо глядя, видят звезды
И ангелов, чье тело из металла,
Творящих вечной жизни письмена,
Что Бог скрепляет подписью своею.
Все ближе нам чужие небеса.
Все явственней в бездонном зимнем утре
Мы, спящие весь долгий-долгий путь,
Все десять миллиардов лет полета.
Настанет время возблагодарить,
Принять, понять, использовать во благо
Чудесный дар пульсирующей жизни,
Сжимающейся, как большое сердце,
Чтоб лечь, раскрывшись, Богу на ладонь.
И мы проснемся в дальнем далеке,
В затерянном в ночи кошмаре Зверя,
И вновь увидим вечную звезду,
Сияющую в небе на Востоке,
На всех Востоках всех небес Вселенной,
Над холодом сверкающих сугробов,
Что в Рождество насеялись со звезд.
Подумайте о предстоящем Утре,
Отбросьте страхи, слезы и сомненья,
Соблазны, суету, мольбы, рыданья!
Пускай все сгинет, все оцепенеет
Вы возродитесь, слыша трубный глас,
Ракетный гром пронзит немое небо,
Звучащий не гордыней, но надеждой.
Внемлите все! Внемлите!
Это — Утро! Внемлите!
Начался Девятый День!
Христос вознесся!
Бог воскрес из мертвых!
Воспрянь, Вселенная! Взгляни — твои светила
В пространстве, полном радости и света,
Подобны чистым агнцам свежих пастбищ,
Над Андромедой светят высоко!
Так славься, славься Новое Рожденье,
Что вырвалось из тьмы и бездны Смерти,
Освобожденное от жадной мертвой хватки
Ее разверстой пасти ледяной.
Под бесконечно чуждым нам светилом,
О Иисус, о Бог, о Человек,
В невероятном теле воплощенный,
Спасителя Спаситель, пульс души
Ты! Ангел, поднятый на небо жаждой
Познать, понять, увидеть и коснуться,
И удивиться самому себе.
В День Рождества, живущие, готовьтесь,
Познать еще неведомых себя!
Над зыбкою бездонною Пучиной
Узрите вы Волхвов, дары несущих.
Чудесные дары — не что иное,
Как Жизнь, та, что нигде конца не знает!
Увидите летящие ракеты,
Как семена, хранящие Начало.
Вам суждено засеять ими Космос!
В День Рождества,
В День Рождества Святого
Люби Его, ты — Сын Его любимый!
Единственный? Или один из многих?
Сегодня все собрались к Одному.
Они пробудятся в тепле ночного хлева,
Что согревает спящего ребенка
И Вечную в него вдыхает Жизнь.
Ты должен сделать шаг в холодный Космос,
Сверкающий нездешнею зимою,
Чтоб раствориться в простоте невинной
И там уснуть до Нового Рожденья.
О, Новое Святое Рождество!
О, Бог с рукой, простертою далеко!
О, Иисус в мильонах воплощений,
Покинь свою Земную колыбель!
Сам Бог тебе приказывает это,
Вперед шагая, пролагает путь
Для всех твоих грядущих возрождений.
В дни нового Святого Рождества,
Ты, Человек, не вопрошай, не медли,
Ты, Иисус, не медли, не тяни,
Ведь именно сейчас настало Время!
Уже настало Время Уходить.
Встань и иди!
Пришла пора родиться.
Приветствуй Дня Девятого рассвет!
Начни Исход!
Восславь за это Бога!
Воздай хвалу, ликуй и восхищайся
Девятым Днем и Новым Рождеством,
Которое есть Торжество Господне!

(Перевод с англ. Молокин А.)

ПЕРВАЯ НОЧЬ ВЕЛИКОГО ПОСТА

Итак, ты хочешь понять ирландцев. Что их подготовило к их судьбе и заставило пойти своей дорогой? — спрашиваешь ты. Тогда слушай. Хотя я знал за свою жизнь только одного ирландца, но знал его сто сорок четыре дня подряд. Иди поближе, возможно, на его примере ты поймешь этот народ, который выступает в поход в дождь и, уходя, растворяется в тумане.

Смотри, вот и они. Вот они идут.

Того ирландца звали Ник. Осенью 1953 года я затеял писать пьесу и работал в Дублине. Каждый день я вызывал машину и ехал из Ривер-Лиффи в огромный серый деревянный дом времен короля Георга, в окрестностях которого мой директор-продюсер занимался конной охотой.

Всю долгую осень, зиму и раннюю весну мы перелопачивали по восемь страниц моей писанины за вечер. Затем, уже в полночь, когда подходило время отправиться на берег Ирландского моря в Королевский Отель, я будил телефонистку сельского переговорного пункта Килкок и просил соединить меня с самым тепленьким, даже если оно и вовсе не отапливалось, местечком в городе.

— Это заведение Гебера Финна? — орал я, как только меня соединяли. — Ник там? Не позовете ли вы его?

Я живо представлял себе их, местных парней, как они выстраивались у пятнистого зеркала и таращились в него друг из-за друга.

Зеркало походило на зимний замерзший пруд, и они казались себе вмерзшими глубоко в этот волшебный лед.

И среди этой толкотни и таинственного перешептывания находился Ник, мой чересчур молчаливый деревенский шофер. Я слышал в трубке, как его окликнул Гебер Финн. Слышал, как Ник поднялся и его голос в трубке.

— Послушай, я уже собрался выходить! — Еще раньше я узнал, что это свое «собрался выходить» он не принимал особенно близко к сердцу, это не унижало его чувство собственного достоинства и тем более не портило чудесную филигрань какого-нибудь изящного и весомого постулата, который он, задыхаясь, обосновывал перед посетителями Гебера Финна.

Это было, скорее, начало перехода в иное состояние, поворот тела так, что центр тяжести почти неуловимо смещался к дальнему концу комнаты, где находилась дверь, на которую никто не обращал внимания, но все старались держаться подальше.

За это время надо было успеть извлечь кое-что ценное из кучи трепа и вранья, связать с другими фактами и снабдить ярлычками, чтобы на следующее утро сразу же после обмена хриплыми приветственными возгласами ухватить нить вчерашней беседы и, не тратя времени на передышки и обдумывания, запустить челнок общения так, чтобы все ниточки основы совпадали.

Я высчитал, что большую часть ночного пути Ника составляет расстояние до двери в заведении Гебера Финна, на его преодоление уйдет полчаса. А меньшая часть — дорога от заведения Финна до того места, где ожидаю я, займет не больше пяти минут.

Итак, был канун Великого поста.

Я позвонил. Я ждал.

Наконец из ночного леса вылетел «шевроле» выпуска 1931 года, крыша которого была выкрашена в торфяной цвет, что было вполне в духе Ника.

Машина и водитель, как единое целое, пыхтели, сопели, хрипели мягко, вкрадчиво и нежно, легкими толчками заползая во двор. Я на ощупь спустился по парадной лестнице и очутился под безлунным, но светлым звездным небом. Вгляделся в кромешную тьму сквозь туман, со скоростью тридцать одной мили в час.

— Ник, это ты?

— И никого больше, — таинственно прошептал он. — Прекрасный теплый вечер, верно, а?

Температура была так себе. Но Ник отродясь не бывал ближе к Риму, чем морское побережье Типперери, и понятия тепла и холода были у него весьма относительными.

— Прекрасный теплый вечер, — я забрался в машину через переднюю дверь и захлопнул ее, отчего раздался скрежет и посыпались хлопья ржавчины.

— Ну, Ник, как ты поживаешь последнее время?

— Ox. — Он пустил машину накатом вниз по лесной дороге, лишь иногда поправляя ее. — Я здоров. Неужто это из-за того, что завтра начинается Великий пост?

— Великий пост, — пробормотал я. — И с какими грехами ты собираешься покончить в Великий пост?

— Вот я помозговал немного… — Неожиданно Ник пыхнул сигаретой, розовое морщинистое лицо его заволоклось дымом. — А почему бы не с этой гадостью, что у меня во рту? Они приятны, словно битком набиты золотом, зато для легких — сущий яд. Откажись я от всего этого, брось курить, и к концу года всех болезней — как не бывало, ведь так? Ты не увидишь этой дряни у меня во рту весь Великий пост и, кто знает, может быть, и после!

— Браво! — воскликнул я. — Сам я не курю.

— Вот и я говорю себе: браво! — прохрипел Ник, щурясь от дыма.

— Удачи! — пожелал я ему.

— Она мне нужна, — признался он. — Чтобы разделаться с этим моим грехом.

И мы ехали дальше. Он твердо вел машину, неторопливо переключая скорости и объезжая торфяные ямы. Мы ехали в Дублин после поездки.

Провалиться мне на этом месте, если Ник не был самым внимательным водителем на всем белом свете, включая самые тихие и патриархальные деревенские местечки.

Кроме того. Ник был невинным агнцем по сравнению с некоторыми автолюбителями, у которых залипает кнопка под названием «шизофрения» каждый раз, когда они, буквально влипнув в кресла своих машин, несутся по дорогам Лос-Анджелеса, Мехико или Парижа. А также по сравнению с теми слепцами, что отказываются от привычного глотка из оловянной кружки и прогулки с тросточкой ради того, чтобы, нацепив темные очки в стиле Голливуда, бездумно улыбаться из окон своих спортивных автомобилей на Виа Винетто, дергая тормозные колодки, как ленточку карнавального серпантина.

Представьте себе Римские руины. Без сомнения, это все обломки, оставленные моторизированными выдрами, рыскающими по ночным Римским аллеям, под окнами вашего отеля, так, что вы себя чувствуете христианином, брошенным на арену Колизея на растерзание львам.

А теперь о Нике. Взгляните на его легкие руки, так любящие медленное, подобное движению часовой стрелки, вращение автомобильной баранки, мягкое и беззвучное, словно кружение снежинок, падающих с неба.

Прислушайтесь к его пробивающемуся сквозь туман голосу, заклинающему дорогу, такому тихому в ночи. Нога нежно, с ласковым великодушием нажимает на шуршащий акселератор, никогда скорость не бывает хотя бы на милю ниже тридцати или хотя бы двумя выше. Ник, Ник и его надежная лодка, плавно скользящая по темной и гладкой поверхности озера, в глубине которого само Время.

Взгляни и сравни. И свяжи себя с этим человеком прядями летних трав, одари его серебром, тепло пожми ему руку каждый раз после поездки.

— Спокойной ночи, Ник, — пожелал я ему около отеля. — До завтра!

— Всего доброго, — прошелестел Ник.

И он тихо уехал.

Но вот пройдут двадцать три часа сна, завтрака, ленча, ужина, стаканчика спиртного на ночь. Промелькнут часы переписывания и доработки пьесы, пережидания тумана и дождя, и снова я еду туда, и еще одна полночь, и опять я выхожу из дома времен короля Георга и, ступая по пестрому лестничному ковру, спускаюсь вниз и на ощупь, как слепой, читающий по системе Брайля, ищу знакомую машину, зная, что она неуклюже приткнулась где-то рядом. Я слышу ее огромное сердце, астматически вздыхающее в ночи, а Ник кашляет, бормоча под нос:

— Унция золота, это не так много.

— А вот и вы, сэр, — обрадовался Ник.

Я привычно забрался на переднее сиденье и захлопнул дверцу.

— Ник! — сказал я, улыбаясь.

А затем случилось что-то невероятное. Машина рванулась, как будто ей выстрелили из огнедышащего пушечного жерла, сорвалась с места, подпрыгнула и понеслась, а потом на полной скорости бросилась вниз по каменистой дороге, сквозь редкие кусты, отбрасывающие скачущие тени. Я вцепился в собственные колени, четыре раза ударившись о крышу машины.

— Ник! — Я почти орал. — Ник!

В сознании промелькнули уличные картины Лос-Анжелеса, Мехико, Парижа. Я с откровенным ужасом уставился на спидометр: восемьдесят, девяносто, сто километров. Из-под колес летели фонтаны гравия, мы выскочили на основную дорогу, пронеслись под мостом и выскользнули на улицы Килкока. За городом на скорости сто десять километров я чувствовал только, как стелются травы Ирландии, когда мы с ревом неслись в гору.

«Ник!» — подумал я и повернулся.

Он сидел на своем обычном месте, но прежним в его облике осталось лишь одно. Сигарета во рту, отражающаяся красным огоньком то в одном зрачке, то в другом.

Все остальное в Нике изменилось, да так, как будто сам дьявол смял его, вылепил заново и крутил руль во все стороны; мы бешено проносились под мостами, сквозь туннели, задевая дорожные знаки на перекрестках, и те крутились, словно флюгера при порывах ветра.

Лицо Ника — разум покинул его, исчезла печать терпения и умиротворения, взгляд не был ни добрым, ни философским. Это было лицо без прикрас — ободранная и ошпаренная картофелина. Оно походило на ослепляющий прожектор, упорно и бездумно вперявшийся вдаль, в то время как проворные руки, охватившие руль, давили и давили на него, пока мы петляли по виражам и прыгали через буераки.

Это не Ник, подумал я, это его брат. Или в его жизни произошло что-нибудь страшное, катастрофа или удар, горе в семье или болезнь, да, все дело в этом.

А потом Ник заговорил, и голос его показался мне незнакомым.

Пропали мягкое торфяное болото, влажная почва, согревающий огонь под зябкой моросью. Исчезла шелковистая трава. Теперь голос чуть ли не трещал: рожок, труба, железо и жесть.

— Ну, как житуха? — орал он. — Что с вами?

Машину тоже трясло, как в лихорадке, ей были не по нутру эти перемены. Она была стара, сильно побита и теперь хотела бы скользить, как стареющий брюзгливый бродяга, по морю и небу, прислушиваясь к своему дыханию и ломоте в костях. Но Нику было не до того, он нарывался на катастрофу, громыхая навстречу дьяволу и чтобы погреть озябшие руки на каком-нибудь особенном огне.

Ник пригнулся, и машина пригнулась, огромные меловые клубы дыма вырывались из выхлопной трубы. Наши бренные тела — мое, Ника и автомобиля — содрогнулись, хрустнули и со страшной силой ударились обо что-то.

Лишь случайность спасла мою душу, и ее не вытряхнуло из тела напрочь. Мой взгляд в поисках виновника нашего полета наткнулся на пылающее, подобно вулканической лаве, лицо, и я почти нашел ключ к разгадке.

— Ник, — выдохнул я, — ведь это первая ночь Великого поста!

— Да? — удивился Ник.

— А ты помнишь свой обет, данный в честь Великого поста? Так почему же у тебя во рту сигарета?

Мгновение Ник не мог сообразить, что я имею в виду. Потом скосил глаза, увидел курящийся дымок и содрогнулся.

— Я бросил кое-что другое, — сказал он. И сразу все стало ясно.

Сто сорок минувших ночей у двери старого дома в стиле короля Георга я выпивал с моим заказчиком «посошок на дорожку» — жгучий глоток «Бурбона» или еще чего-нибудь «для сугреву».

Затем, вдыхая запахи позднего лета, запахи пшеницы, ячменя, овса, смешанные с моим собственным, разящим перегаром дыханием, я шел к машине, где сидел человек, коротавший в ожидании моего звонка все эти долгие вечера в заведении Гебера Финна.

«Идиот! — подумал я. — Как я мог об этом забыть?»

В долгие часы неторопливых задушевных бесед у Гебера Финна эти трудолюбивые парни словно бы сажали сад, заботливо взращивали его, а потом снимали урожай. Каждый из них сам сажал свое дерево или цветок, их садовыми инструментами были языки и поднятые за боковым стеклом машины; приборный щиток не работал уже много лет.

Там Ник и получал свою душевность. И она постепенно исчезала, смытая нудными дождями, проникающими в разгоряченные нервы и утихомиривающими в теле разнузданные страсти.

Те же дожди омывали его лицо, выявляя на нем признаки ума, линии Платона и Ахиллеса. Спелость урожая окрашивала щеки, согревала глаза, понижала голос до обволакивающей хрипоты, разливалась в груди, и сердце с галопа переходило на легкую рысь. Дождь смягчал его жесткие ладони, сжимающие дрожащий руль, бережно и удобно усаживал его в кресло из волосяной бортовки. И Ник бережно вез нас сквозь отделяющие от Дублина туманы.

И будучи сам хмельным и вдыхая жгучие пары виски, я никогда не замечал какого-либо запаха от моего старого приятеля.

— Да, — повторил Ник, — я бросил кое-что другое.

Последний кубик головоломки встал на свое место.

Стояла первая ночь Великого поста.

Впервые за все ночи, которые я провел с Ником, он был трезв. Все те сто сорок ночей Ник вел машину осторожно и легко не из-за моей безопасности, нет.

Просто сидящая в нем душевность качалась то туда, то сюда, пока мы ехали по долгим и извилистым дорогам.

И тогда я сказал себе: «Кто же все-таки знает ирландцев, и что же все-таки они из себя представляют?»

Но мне не хотелось думать об этом. Для меня существует только один Ник. Такой, каким его сотворила сама Ирландия, с ее погодой, дождями, севом и урожаем, с ее отрубями и кашами, пивоварнями, бутылочным разливом, с ее летними трактирами, выкрашенными киноварью, бередящими запахами пшеницы и ячменя. И когда ты едешь через болота, ты чувствуешь ее громовой шепот. И все это — Ник. С его зубами, глазами, сердцем, легкими, руками. И если вы меня спросите, что делает ирландцев такими, какие они есть, я ткну в поворот к заведению Гебера Финна.

Первая ночь Великого поста, и, не досчитав до девяти, мы в Дублине! Я выхожу из машины, она медленно тащится по мостовой, и тогда я нагибаюсь и сую деньги моему водителю. Искренне, с мольбой, с теплотой, с самыми дружескими побуждениями, которые можно себе представить, я заглядываю в это симпатичное, по-мужски грубоватое, странно светящееся лицо.

— Ник, — позвал я. — Сделай мне одолжение.

— Какое угодно.

— Возьми еще и эти вот деньги, — сказал я, — и купи самую большую бутылку Ирландского мускуса, какую сможешь найти. И прежде чем заедешь за мной завтра вечером, выпей ее до дна. Ты сделаешь это, Ник? Ты обещаешь? Перекрестись и поклянись жизнью, что ты это сделаешь.

Он подумал, даже сама мысль о том, что я ему предлагаю, сделала его лицо прежним.

— Вы наводите меня на тяжкий грех, — сказал он.

Я втиснул деньги ему в ладонь. Он засунул их в карман и молча уставился перед собой.

— Спокойной ночи, Ник, — сказал я. — До свидания.

— Дай Бог, — ответствовал Ник.

И он уехал.


(Перевод с англ. Молокин А., Терехина Л.)

К ЧИКАГСКОЙ ВПАДИНЕ

Ближе к полудню старик приплелся в парк, почти безлюдный, накрытый бледным апрельским небом, из которого слабый ветерок выдувал последние воспоминания о зиме. Дряблые ноги были обмотаны грязными бинтами, длинные серые волосы всклочены, окаймляя непрестанно шепчущие губы.

Он быстро огляделся, словно надеялся найти что-нибудь кроме развалин и щербатого городского горизонта. Не увидев ничего нового, он потащился дальше, пока не заметил женщину, что одиноко сидела на скамье. Он внимательно посмотрел на нее, кивнул, сел на другой конец скамьи и больше не глядел в ее сторону.

Минуты три он сидел с закрытыми глазами, шевелил губами и покачивал головой, словно кончиком носа чертил в воздухе некие знаки… Дописав невидимую строку, он открыл рот и произнес приятным чистым голосом:

— Кофе.

Женщина застыла.

Старик узловатыми пальцами перебирал складки своих невидимых одежд.

— Протыкаешь фольгу! Огненно-красная банка с желтыми буквами! В нее врывается воздух! Иссс! Вакуумная упаковка… Сссс!.. Как змея.

Женщина резко повернула голову, словно ее ударили по щеке, и теперь во все глаза смотрела прямо ему в рот.

— Запах, аромат, благоухание. Жирные, темные, свежие — чудесные бразильские зерна!

Женщина вскочила, будто у нее над ухом выстрелили, пошатнулась.

Старик глянул на нее.

— Не пугайтесь! Я…

Но она уже убежала.

Старик вздохнул и пошел дальше, пока не достиг скамьи, на которой сидел юноша, увешанный пучками сушеной травы вперемешку с кусочками папирусной бумаги. Его тонкие пальцы дрожали, священнодействуя, выдергивали травинки и заворачивали их в бумагу. Словно сомнамбула, юноша вставил сигарету в рот, зажег ее. Потом откинулся на спинку скамьи, чтобы поглубже втянуть в легкие горький дым.

Облачко дыма унеслось по ветру.

Старик проводил его глазами и сказал:

— «Честерфилд».

Тот стиснул коленки.

— «Рализ», — добавил старик. — «Лаки Страйк».

Юноша уставился на него.

— «Кент». «Кул». «Мальборо», — не глядя на юношу, говорил старик. — Вот как они назывались. Белые, красные, янтарные пачки. Цвета свежей зелени, небесно-голубые, золотистые и со скользкой красной полоской, бегущей вокруг крышки, чтобы можно было легко разорвать целлофан и бандерольку…

— Заткнись, — сказал юноша.

— Продавались в аптеках, на станциях, в киосках…

— Заткнись!!

— Простите, — сказал старик, — я увидел, как вы курите, и подумал…

— Нечего думать! — Парень дернулся, его самодельная сигарета упала в пучки травы и запуталась в них. — Видишь, все из-за тебя!

— Извините. Такой день, захотелось по-приятельски…

— Я тебе не приятель!

— Все мы теперь друзья, иначе — зачем жить?

— Друзья! — фыркнул юноша, машинально нащипывая траву для новой сигареты. — Может быть, тогда, в семидесятом, они и были, но сейчас…

— Тысяча девятьсот семидесятый. Вы тогда, наверное, были ребенком. Масло в те времена упаковывали в ярко-желтую бумагу. «Детская радость» — Мыло Кларка в оранжевой обертке. «Млечный Путь»[1] — у тебя во рту целая Вселенная со всеми ее звездами, кометами и метеоритами. Славно…

— Ничего здесь нет славного, — юноша внезапно поднялся. — Ты что, больной?

— Я болен воспоминаниями о мандаринах и лимонах. А апельсины вы помните?

— Чертовски хорошо. Апельсины, черт побери. Ты ведь наврал, наврал? Тебе просто хочется, чтобы меня совсем скрутило? Ты что, спятил? Ты что, про закон не слыхал? Знаешь, куда я могу тебя отвести?

— Знаю, знаю, — ответил старик, пожав плечами. — Это на меня погода действует. Захотелось сравнить…

— Сравнить небылицы, вот как называют это в спецполиции, небылицы, слышишь — ты, старый приставучий ублюдок!

Он схватил старика за лацканы, так что они треснули, и закричал ему в лицо:

— А почему бы мне самому не вытряхнуть из тебя душу?! Я сидел, никого не трогал, я…

Он отпихнул старика. Потом, решившись, бросился на него, осыпая ударами, а тот стоял, словно под дождем в чистом поле, и почти не защищался. Парень мстил за сигареты, фрукты, сладости, и старик наконец упал, сбитый пинком. Тогда юноша оставил его и завыл в голос. Старик сел на земле, сморщился от боли, потрогал разбитые губы, открыл глаза и удивленно посмотрел на своего противника.

Юноша рыдал.

— Ну… Пожалуйста… — умоляюще прошептал старик.

Юноша заплакал еще громче, слезы так и лились из глаз.

— Не плачьте, — сказал старик. — Мы больше не будем голодать. Мы отстроим города. Послушайте, я вовсе не хотел вас расстраивать, я просто рассуждал: «Куда мы идем, что мы делаем, что мы наделали?» Вы не меня били. Вы хотели обрушиться на что-то другое, а тут я подвернулся под руку. Смотрите, я уже сижу. Со мною все в порядке.

Парень перестал плакать и уставился на старика. Тот силился улыбнуться окровавленными губами.

— Ты… ты больше не будешь приставать к людям! — сказал он. — Я найду кого-нибудь, чтобы тебя забрали!

— Подождите! — Старик приподнялся на колени. — Не надо.

Но юноша уже убежал, крича, словно безумный.

Скорчившись, старик ощупал ребра, заметил среди щебня свой окровавленный зуб, с сожалением потрогал его.

— Болван, — раздался голос.

Старик поднял голову.

У дерева неподалеку стоял сухощавый мужчина лет сорока, на его длинном лице виделись усталость и, пожалуй, удивление.

— Болван, — повторил он.

— Вы были здесь все это время и ничего не сделали? — задыхаясь, спросил старик.

— Что же мне, бросаться на одного дурака, чтобы спасти другого? Ну нет, — он помог старику подняться и отряхнул его. — Я без толку не дерусь. Пошли отсюда. Идемте ко мне домой.

— Зачем? — прохрипел старик.

— Затем, что мальчишка сейчас вернется с полицией. А вы — слишком редкостная птица, чтобы так запросто им доставаться — я весь день хожу за вами, смотрю и слушаю. Я, слава богу, наконец-то нашел вас, а вы выкидываете этакие фокусы. Что вы ему наговорили? Отчего он взбесился?

— Я говорил о лимонах и апельсинах, о сладостях и сигаретах. Я только было собрался помянуть о детских вертушках, вересковых трубках и безопасных бритвах, а его уже прорвало.

— Трудно его осуждать. Я бы на его месте тоже вас побил. Идемте, время дорого. Слышите сирену? Быстрее же!

И они поспешили вон из парка.


Он пил домашнее вино, это было нетрудно. А вот с едой пришлось подождать, пока голод не пересилил боль в разбитых губах. Он прихлебывал и кивал.

— Чудесно… превосходно… большое спасибо.

Незнакомец, что утащил его из парка, сидел теперь напротив, за небольшим кухонным столом. Его жена постелила видавшую виды скатерть, расставила тарелки, все в склейках.

— Битые, — сказал муж. — То-то звону было!

Жена чуть не выпустила тарелку из рук.

— Успокойся, — сказал мужчина. — Никто за нами не следит. Итак, почтеннейший, рассказывайте, зачем вам понадобился венец мученика? Вы — личность известная. Многие хотят встретиться с вами. Я, к примеру, хотел бы знать, отчего вы ведете себя так, а не иначе. Ну?

Но старик видел только тарелку перед собой. Двадцать шесть, нет, двадцать восемь горошин! Невероятно много! Он снова пересчитал их, словно четки на молитве. Двадцать восемь славных зеленых горошин, а рядом — несколько трубочек спагетти, задираясь вверх, словно на диаграмме, показывали, что все превосходно. Правда, трещина пониже утверждала, что дела идут — хуже некуда. Старик витал над едой, словно гигантская пчела, ненароком залетевшая в этот холодный, но гостеприимный дом.

— Эти двадцать восемь горошин напомнили мне один фильм. Я его видел еще ребенком, — сказал он наконец. — Комик… Вам знакомо это слово? Ну, словом, один чудак встречает в пустом доме среди ночи лунатика и…

Муж и жена вежливо посмеялись.

— Нет, нет, соль не в этом. Лунатик усаживает комика за совершенно пустой стол — ни ножей, ни вилок, ни еды — и объявляет: «Кушать подано!» Комик, опасаясь, что лунатик прибьет его, решает подыграть. «Великолепно!» — восклицает он, пережевывая невидимые яства. «Божественно! — восхищается он, глотая воздух. — Чудесно!» Ну… теперь можно смеяться.

Но супруги молчали, глядя на скудную еду и убогие тарелки.

Старик покачал головой и продолжил:

— Наконец, увлекшись, комик объявляет: «А вино нежное, как персик! Просто чудо!» — «Персик?! — вскрикивает безумец, доставая револьвер. — Здесь нет никакого персика! Вы с ума сошли!» И стреляет комику в зад.

Наступила тишина. Старик поддел самодельной вилкой первую горошину и долго любовался ею. Он поднес ее ко рту и…

В дверь постучали.

— Спецполиция, — раздался голос.

Дрожащими руками женщина тихо убрала третий прибор.

Мужчина поднялся из-за стола, подвел старика к стене. Одна из панелей со скрипом отошла, старик шагнул в темноту, панель вернулась на место, и он стал невидимым. Послышались возбужденные голоса. Старик представил, как полицейские в темно-синей форме с оружием наготове осматривают зыбкую мебель, голые стены, пол, покрытый хрустящим линолеумом, окна с картонками вместо стекол — осколки цивилизации, выброшенные на пустынный берег огненным прибоем войны.

— Я ищу старика, — донесся сквозь стенку писклявый голос начальника патруля.

«Удивительно, — подумал старик, — даже закон теперь говорит тонким голосом».

— …в лохмотьях…

«Но сейчас все щеголяют лохмотьями!»

— …грязного. Лет восьмидесяти от роду…

«Но разве не все сейчас грязные и старые?» — чуть не закричал старик.

— Тому, кто его выдаст, полагается недельный паек плюс десять банок овощей и пять банок супа.

«Настоящие жестяные банки с яркими этикетками, — подумал старик. Эти банки метеорами вспыхнули перед его внутренним взором. — Какая чудесная награда! Не десять тысяч долларов, не двадцать тысяч долларов, нет, нет — пять невероятных банок с настоящим, неподдельным супом и десять, только подумайте, десять блестящих радужных банок с чудесными овощами — тугой фасолью или солнечно-желтой кукурузой. Представьте-ка себе!»

Наступила тишина, и старику почудилось, что он слышит, как в нем бродит коктейль из старых иллюзий, минувшего кошмара и кислой трезвости долгих сумерек, наставших после Дня Истребления.

— Суп. Овощи, — снова донесся голос полицейского. — Пятнадцать больших тяжелых банок!

А потом хлопнула дверь.

Шаги удалились, двери хлопали, словно гробовые крышки, оставляя живые души вопить о сверкающих жестянках и настоящем супе. Топот затихал. Вот донесся последний отзвук.

Наконец стена раскрылась. Ни муж, ни жена не взглянули на него. Он знал, почему, и ему захотелось ободрить их.

— Даже я, — мягко сказал он, — даже я сам чуть не выдал себя, услыхав о такой награде.

Они не смотрели на него.

— Почему? — спросил он. — Почему вы меня не выдали, а?

Мужчина, будто вспомнив что-то, кивнул женщине. Она подошла к двери, помешкала; мужчина кивнул снова, уже с нетерпением, и она бесшумно ушла, словно ветер унес тонкое паутинное кружево. Они слышали лишь тихие скрипы, вздохи и бормотание дверей.

— Куда она пошла? Что вы задумали?

— Узнаете. Садитесь. Доедайте ваш обед, — ответил мужчина, — и объясните мне, зачем вы дурачитесь сами и дурачите тех, кто вас отыскал и привел сюда?

— Почему я дурачусь? — старик уселся. Ему вернули тарелку, и он разом поддел несколько горошин. — Да, я шут. Как это началось? Несколько лет назад я взглянул на разрушенный мир, на диктатуры, на разметанные государства и нации и спросил себя: «Что я могу сделать? Я, слабый старец? Застроить эту пустыню? Ха!» Но однажды я задремал, и в голове моей словно бы завертелся старый фонограф. Далеко-далеко, в моем детстве, сестры Дункан пели песню, которая называлась «Воспоминания»: «Я только вспоминаю, дорогой, давай и ты повспоминай со мной». Я стал напевать эту песню, и это была уже не песня, но предначертание. Чем я могу помочь миру, который все позабыл? Моей памятью! Что это даст? Можно будет сравнивать, молодые будут знать о том, что когда-то было, мы будем сожалеть об утраченном. Оказалось, я помню многое и еще больше могу вспомнить. Я смотрел на человека, подсаживался к нему и вспоминал то об искусственных цветах, то о телефонных аппаратах, о холодильниках, о казу[2] (вы играли когда-нибудь в казу?), о наперстках, о брючных зажимах для велосипедистов, не о велосипедистах, нет, а именно о зажимах! Разве это не странно? Салфетки, что клали на спинки кресел. Слыхали о таких? Нет? Ну, ничего. Как-то раз один человек попросил меня описать приборный щиток кадиллака. И я описал. Во всех деталях. А он слушал. И плакал огромными слезами. От радости или от сожаления? Не знаю. Я только вспоминаю. Но только не литературу, моя память не сохранила ни строчки из стихов или пьес; их смыло, они умерли. По существу я являю собой свалку забавных безделушек, хромированного утиля цивилизации, что с разбегу бросилась в пропасть. И я раздаю блестящие осколки, часы без стрелок, рассказываю об абсурдной технологии, о бесконечной череде роботов и о людях, похожих на роботов. Однако цивилизация так или иначе вернется на круги своя. Те, кто могут слагать стихи, пусть слагают. Те, кто умеет плести сети, пусть плетут. Мое деяние менее прочих и, может быть, презренно среди них, но и оно — шаг к вершине. Те вещи, нужные и ненужные, о которых люди помнят, они могут создать заново, и потому я должен говорить. И я буду пробуждать их полумертвые желания, латать их дырявую память. В конце концов настанет час, когда люди соединят свои силы и отстроят города, страны весь мир. Пусть одному захочется вина, пусть другому понадобится мягкое кресло, третьему — бесшумный планер, чтобы оседлать мартовский ветер. Пусть создадут электрических птеродактилей, чтобы они летали над толпами и ураганами. Кому-то захочется справить Рождество у елки, кто-то пойдет и срубит ее. Соберите все это вместе, пусть снова закрутится машина желаний, все быстрее и быстрее. Я — только смазчик при ней, но смазчик исправный. Ха! Когда-то я проповедовал: «Только то хорошо, что самое лучшее — в качестве!» А ведь прекрасные розы вырастают на навозе. Должна быть масса посредственностей, чтобы наступил рассвет. И я стану самым лучшим из них и всегда буду драться с теми, кто внушает: «Не сопротивляйтесь, скользите вниз, зарастайте мхом при жизни». Я стану пророком этих обезьян, этих слепцов, что жрут траву и молятся на феодалов, которые засели в уцелевших небоскребах, обжираясь забытыми яствами. А этих негодяев я уничтожу с помощью штопоров и консервных ножей. Я буду искушать овечье стадо призраками «бьюиков», попкорна[3] и луна-парков, буду сыпать соль на раны, пока они не завоют от желаний. Смогу ли я? Один — я могу только пытаться.

Старик покончил с последней горошиной и со своим монологом. Его добрый хозяин восхищенно глядел на него. По всему дому захлопали двери, послышались шаги, и вскоре к порогу подошла целая толпа.

— И вы еще спрашиваете, почему мы не выдали вас? Вы слышали шаги?

— Да, за дверью кто-то есть.

— Кто-то! Старик, старый шут, помните ли вы… кинозалы или, точнее, кинотеатры под открытым небом, где не нужно было выходить из машины?

Старик улыбнулся.

— А вы?

— Смутно. Смотрите, слушайте, сегодня, сейчас, и если вы собираетесь остаться таким же шутом, если вы хотите рисковать и дальше, то делайте это вместе с другими. Зачем расточать ваше красноречие на одного, двоих или даже троих, если…

Мужчина распахнул дверь и кивнул гостям. Тихо, по одному или парами, входили в комнату люди со всего дома. Входили, словно в собор, или в синагогу, или в часовню, зная, что увидят что-то вроде кино под открытым небом, зримое лишь после захода солнца в сумерки, когда комната погрузится во мрак и зажгут свечу; старик заговорит, а они будут слушать, стискивая ладони, и все станет как раньше: аппарели и тьма, автомобили и тьма; и будут воспоминания и слова о воздушной кукурузе, и слова о галошах, лимонаде и конфетах, но только слова, только слова.

Когда все они вошли и уселись на полу, когда старик рассмотрел их, удивленный, что столько людей пришли слушать его, хозяин спросил:

— Не лучше ли это, чем ловить удачу под открытым небом?

— Да. Я ненавижу боль. Терпеть не могу убегать и прятаться. Но язык мой говорит сам по себе. А я должен слышать, что он скажет. Пожалуй, так и в самом деле лучше.

— Вот и хорошо, — мужчина вложил старику в ладонь красный билет. — Когда мы кончим, вы уедете. Раз в неделю отсюда отправляется поезд. Мой друг, железнодорожник, снабжает меня билетами. Каждую неделю я отдаю билет тому идиоту, которому хочу помочь. На этой неделе он достался вам.

Старик прочел надпись на красной бумажке:

— «Чикагская впадина». Что это за впадина такая?

— Примерно через год озеро Мичиган может прорвать последнюю дамбу, и тогда на месте города разольется новое озеро. Они там живут словно на вулкане, но каждый месяц оттуда ходит поезд на запад. Когда вы уедете, ведите себя тихо, забудьте о нашей встрече. Я дам вам небольшой список — это люди вроде нас. Найдите их, но не торопитесь, и не заговаривайте с ними на улице. Бога ради, сдерживайтесь хотя бы первый год. Держите ваши золотые уста на замке, И еще… — он достал желтую карточку. — Это мой знакомый дантист. Он вставит вам новые зубы, чтобы размыкались только для еды.

Гости расселись, и старик тоже тихо засмеялся, и муж с женой закрыли дверь, и стали по сторонам ее, и обернулись, и ждали, когда старик в последний раз разверзнет свои уста.

Старик встал.

Все затихли.

Поезд, ржавый и дребезжащий, подошел к станции, запорошенной неожиданно поздней метелью. Немытая толпа, ломая жесткую белую корку, ворвалась в вагон, протащила старика из конца в конец и затолкала в закуток, где некогда был туалет. Тотчас же человек шестьдесят уселись прямо на пол и заворочались там в надежде уснуть.

Поезд рванулся в белую пустоту.

Старик уговаривал себя: «Тише, заткнись, не говори, молчи, ничего не говори, стой смирно, будь осторожен и благоразумен». Скорчившись, он притулился у стенки, его качало, толкало, швыряло. Только двое не спали в этом чудовищном купе — он и мальчик с бледным, осунувшимся лицом — он скорчился у стенки напротив. Казалось, он смотрел, да, смотрел на губы старика, вглядывался в них. Поезд свистел, грохотал, качался, завывал, несся вперед.

В грохочущих пассажах ночи, освещенной заснеженной луной, прошло полчаса; губы старика были плотно сжаты. Еще час — и они окостенели. Еще час — и мускулы на его лице расслабились. Еще — и он облизнул губы. Мальчик не спал. Мальчик смотрел. Мальчик ждал. Поезд, словно лавина, раздвигал снежную тишину. Пассажиры на пляшущем полу маялись своими кошмарами, а мальчик неотрывно смотрел на него. Наконец старик шагнул к нему.

— Ш-ш-ш, паренек. Как тебя зовут?

— Джозеф.

Поезд во сне раскачивался и грохотал, барахтался в безвременной темноте, несся к далекому, нереальному утру.

— Джозеф…

Старик попробовал имя на вкус, подался вперед, глаза его вспыхнули мягким светом, распахнулись, словно он только что прозрел. Лицо просияло. Он видел что-то далекое и потаенное.

Поезд взвыл на повороте путей. Люди окаменели в зимней спячке.

— Так вот, Джозеф… — прошептал старик. Он медленно воздел палец. — Когда-то, давным-давно…


(Перевод с англ. Ирбисов С.)

Стенли Вейнбаум


ПЛАНЕТА-ПАРАЗИТ

Хэму Хэммонду повезло, что когда началось извержение грязи, стояла середина зимы. Зима на Венере ничем не напоминает земную; только жители самых теплых районов Амазонии или Конго могли бы представить себе зиму на Венере; самые худшие летние дни, зной, назойливые обитатели джунглей.

На Венере, как известно, времена года чередуются на противоположных полушариях, как и на Земле, однако с одной существенной разницей. Когда Северная Америка и Европа обливаются потом, в Австралии и Аргентине царит зима. На Венере же времена года связаны не с отклонением от плоскости эклиптики, а с либрацией.[4] Венера не вращается и все время обращена к Солнцу одной стороной, точно так же, как Луна к Земле. На одной ее стороне продолжается вечный день, на другой ночь, и лишь в зоне сумерек, опоясывающей планету пятисотмильной полосой, существуют условия, допускающие проживание людей.

В направлении стороны, освещенной солнцем, сумеречный пояс сменяется жаром пустыни, где живут лишь несколько форм венерианской жизни, а на краю ночи зона, пригодная для жизни, кончается вдруг огромным ледяным барьером, возникшим в результате конденсации верховых ветров, непрерывно поступающих из жаркого полушария в холодное, чтобы здесь остыть, опуститься вниз и двинуться обратно.

Теплый воздух, остывая, приносит с собой дождь, который на краю вечной ночи замерзает, образуя огромные ледяные крепости. Что находится дальше, какие фантастические формы жизни можно встретить в беззвездной темноте замерзшего полушария или же оно мертво, как лишенная атмосферы Луна, до сих пор остается тайной.

Медленная либрация, тяжелое переваливание планеты с боку на бок вызывает появление чего-то вроде времен года. В районах сумеречного пояса сначала на одном полушарии, потом на другом закрытое облаками солнце в течение пятнадцати дней постепенно поднимается высоко и лишь вблизи ледяного барьера почти касается горизонта, поскольку либрация составляет всего семь градусов, но и этого хватает для создания заметных пятнадцатидневных времен года.

И каких времен года! Зимой температура опускается до влажных, но терпимых тридцати пяти градусов, а две недели спустя вблизи выжженных зноем Тропиков шестьдесят градусов знаменуют холодный день. Зимой и летом кратковременные дожди мрачно льют с неба и поглощаются губчатой почвой, чтобы вновь подняться вверх в виде липких ядовитых испарений.

Именно огромное количество влаги явилось самой большой неожиданностью для первых людей, прибывших на Венеру. Разумеется, облака были видны, но спектроскоп не показывал наличия воды, и ничего удивительного, ведь он анализировал свет, отраженный от верхней поверхности облаков, находящейся в пятидесяти милях от поверхности планеты.

Обилие воды приводит к удивительным последствиям. На Венере нет морей или океанов, разве что предположить существование безмерных, молчаливых и вечнозамерзших океанов на ночной стороне. На горячем полушарии испарение происходит слишком быстро, поэтому реки, стекающие с ледяных гор, просто уменьшаются и в конце концов уходят в песок.

Дальнейшее определяется непостоянным характером почвы в сумеречном поясе. Под землей текут огромные подземные реки, одни кипящие, другие холодные как лед, из которого возникли, Именно они вызывают извержения грязи, делающие заселение человеком Тропиков таким рискованным: прочная и внешне безопасная поверхность может внезапно превратиться в море кипящей грязи, в которое погружаются здания, порой вместе с жителями.

Предсказать катастрофу невозможно, и здания стоят в безопасности только на редко встречающихся выходах коренных пород. Именно поэтому все поселения людей жмутся к подножиям гор.

Хэм Хэммонд был фактором, одним из тех авантюристов, которые всегда появляются на границе и окраинах населенных районов. Большинство из них относится к двум классам: это безрассудные смельчаки, гоняющиеся за риском, либо изгнанники, преступники и люди, ищущие одиночества или забвения.

Хэм Хэммонд не принадлежал ни к одной из этих категорий. Он не гонялся за абстракциями, его влекло очарование богатства. Торгуя с туземцами, он добывал стручки семян венерианского растения ксикстхил, из которых земные химики экстрагировали тригидроксил-тертиарилин, или тройной Т-Д-А, необходимый для курса омоложения.

Хэм был молод и временами удивлялся, почему старые богатые мужчины и женщины склонны платить колоссальные суммы за несколько дополнительных лет, тем более что процедура эта не продлевала жизнь, а вызывала что-то вроде временной, искусственной молодости. Седые волосы темнели, морщины разглаживались, лысины покрывались пушком — но через несколько лет искусственно омоложенный человек все равно умирал. Однако, пока грамм тройного Т-Д-А равнялся по цене грамму радия, Хэм был склонен идти на любой риск, чтобы его добыть.

Честно говоря, он никогда не верил в возможность извержения грязи. Разумеется, это было постоянной потенциальной угрозой, и все-таки, когда, глядя сквозь окно своего жилища на парящую венерианскую равнину, он вдруг увидел появляющиеся вокруг кипящие лужи, то был просто потрясен.

На мгновение он оцепенел, но тут же принялся лихорадочно действовать. Натянул на себя защитный скафандр из резиноподобной прозрачной трансдермы, закрепил на ногах большие миски болотных лыж, закинул на спину рюкзак с драгоценными стручками семян ксикстхила, собрал немного продуктов и выскочил на открытое место.

Земля была еще наполовину твердой, но на его глазах темная почва вокруг металлических стен жилища начала кипеть. Куб контейнера накренился, постепенно исчезая из виду, пока наконец грязь с бульканьем не сомкнулась над ним.

Хэм очнулся. Он знал, что нельзя неподвижно стоять посреди грязеизвержения, даже если на ногах у тебя похожие на миски болотные лыжи. Если липкая жижа переливалась через верхний край лыж, положение становилось безвыходным. Не в силах передвигать ноги, человек сначала медленно, а потом все быстрее погружался следом за своим жилищем.

Он начал движение по кипящему болоту тем особенным скользящим шагом, который постиг за годы практики: не отрывая болотных лыж от поверхности, он осторожно скользил, следя, чтобы ни капли грязи не перелилось через загнутые вверх края.

Это был утомительный, но единственно возможный способ. Хэм двигался на запад, где находилась линия тени, — если уж искать безопасное место, почему им не может быть зона живительного холода? Трясина оказалась обширной, и Хэм прошел не меньше мили, прежде чем добрался до небольшой возвышенности, и лыжи заскребли по плотному грунту. Весь покрытый потом, он чувствовал себя в скафандре из трансдермы как в бане, но человек привыкает даже к Венере. Он отдал бы половину драгоценных стручков ксикстхила за возможность открыть маску скафандра и вдохнуть хотя бы этот насыщенный паром, влажный венерианский воздух, но — если хотел остаться в живых — это было невозможно. Один вдох непрофильтрованного воздуха в районах возле горячего края сумеречного пояса означал быструю и весьма болезненную смерть. Воздух содержал споры агрессивной венерианской плесени, которая покрыла бы пушистым мхом ноздри, губы, легкие, а затем уши и глаза.

Любой контакт с венерианской биосферой был опасен. Однажды Хэм наткнулся на труп торговца, тело которого разъела плесень. Этот человек случайно сделал дыру в скафандре этого хватило.

Именно потому еда и питье на открытом пространстве становились проблемой. Требовалось дождаться, пока дождь осадит на землю споры плесени — и быстро использовать следующие полчаса. Но даже при этом вода должна была быть свежевскипяченной, а продукты — только что вынуты из банок; в противном случае, как уже бывало не раз, пища неожиданно превращалась в пушистую массу плесени, которая росла со скоростью передвижения минутной стрелки на часах. Что за мерзкое зрелище! Да, Венера — отвратительная планета!

Эту последнюю мысль у Хэма вызвало зрелище болота, поглотившего его жилище. Растительность исчезла вместе с ним, но уже выныривала жадная и прожорливая жизнь: вьющаяся болотная трава и клубневидные грибы, называемые «шагающими шарами». Повсюду в грязи кишели миллионы небольших скользких созданий, пожирающих друг друга, раздирающих на части, причем каждый кусок через некоторое время превращался во взрослое существо.

Тысячи различных видов, совершенно идентичных в одном смысле: каждый на сто процентов был обжорой. В сущности, некоторые из них были всего лишь клочками кожи, рассеченными дюжиной голодных пастей и ползающими на сотнях паучьих ножек.

Жизнь на Венере характеризует более-менее паразитический характер. Даже растения, получающие питание прямо из почвы и воздуха, могут поглощать и переваривать, а во многих случаях и хватать животную пищу. Конкуренция на этой узкой полосе суши между огнем и льдом настолько остра, что не видевший ее просто не в силах вообразить. Животные непрерывно воюют между собой, а также с растениями, которые отвечают им тем же, часто превосходя первых в создании чудовищных хищников, которых трудно даже назвать растениями. Ужасный мир!

За несколько минут, на которые Хэм задержался на месте, побеги вьющихся растений успели опутать его ноги, так что пришлось разрезать их ножом, и черный, отвратительный сок, потекший по непроницаемой трансдерме, тут же начал покрываться пухом, по мере того как пускала ростки плесень, Хэм вздрогнул.

— Что за адское место! — рявкнул он, наклоняясь, чтобы снять болотные лыжи, которые затем предусмотрительно закинул на спину.

С трудом брел он сквозь вьющуюся растительность, автоматически уклоняясь от дерева под названием Джек-Хвататель. Дерево вытягивало в направлении его рук и ног ростки, похожие на щупальца. Время от времени Хэм проходил мимо экземпляра Джека-Хватателя, с которого свисало пойманное создание, обычно совершенно неузнаваемое, поскольку плесень покрывала его мохнатым саваном, в то время как дерево спокойно поглощало и то и другое.

— Ужасное место, — бормотал Хэм, отталкивал ногой дрожащий клуб червей, названия которых не знал.

Он задумался: его жилище располагалось у самого горячего края сумеречного пояса, и значит, от терминатора его отделяло более двухсот пятидесяти миль, хотя расстояние это колебалось в зависимости от либрации. Никто не может приблизиться к собственно линии, поскольку там свирепствуют совершенно невообразимые бури. Горячие верховые ветры сталкиваются с ледяными ураганами, приходящими с темной стороны, вызывая родовые схватки ледового барьера.

Хэму требовалось пройти сто пятьдесят миль на запад, чтобы оказаться в районе с климатом, слишком умеренным для развития плесени. Там он сможет передвигаться с относительным комфортом. Считая от этого места, не далее чем в пятидесяти милях к северу находится американский поселок Эротия.

Дорогу Хэму преграждал хребет Гор Вечности. Правда, это были не могучие двадцатимильные гиганты, вершины которых порой замечают земные наблюдатели и которые навеки отделяют британскую часть Венеры от американских владений, однако горы эти вызывали уважение даже на перевале, через который Хэм собирался пройти. Он находился на британской стороне, чему, впрочем, никто не придавал особого значения: факторы пересекали эту границу, когда и как хотели.

Проект этот означал необходимость преодоления около двухсот миль, что лежало в пределах возможностей Хэма. Он был вооружен автоматическим пистолетом и, огнеметом, а вода не составляла проблемы при условии, что ее старательно кипятили. В крайних ситуациях можно было есть и венерианские создания, но это требовало голода, тщательного приготовления и крепкого желудка. «Главное тут не вкус, а внешний вид», — говорили прошедшие через это испытание. Хэммонд горько усмехнулся — несомненно, ему придется самому проверить истинность этого утверждения, поскольку вряд ли консервов хватит на все путешествие. Хэммонд утешал себя тем, что, в сущности, нет поводов для беспокойства. Он может быть даже доволен. Стручки ксикстхила, лежащие в его рюкзаке, представляли состояние, сколотить которое на Земле он мог бы за полтора десятка лет упорного труда.

Как будто ему ничто не угрожало, и все-таки люди без следа исчезали на Венере дюжинами. О них напоминали плесень или какие-нибудь ужасные чудовища — полурастения-полуживотные.

Хэм брел, стараясь выбирать поляны, возникающие вокруг деревьев Джека-Хватателя, этих всеядных растений, уничтожающих любые проявления жизни в пределах досягаемости своих побегов.

В других местах продвижение вперед было практически невозможно, поскольку венерианские джунгли представляли собой такую жуткую путаницу пожирающих друг друга, форм, что двигаться можно было лишь шаг за шагом, с огромным трудом прорубая себе дорогу. Но даже при этом оставалась опасность со стороны бог знает каких, вооруженных клыками и ядом созданий, зубы которых могли проткнуть защитную оболочку из трансдермы. А это означало смерть. Даже отвратительные деревья Джека-Хватателя были лучшей компанией, подумал Хэм, отпихивая непрерывно изучающие окружающее лианы.

Через шесть часов после начала рынужденного путешествия пошел дождь; Хэм нашел место, которое недавнее грязеизвержение очистило от деревьев и кустов, и сел поесть. Сначала он зачерпнул немного воды, покрытой пеной, профильтровал ее через ситечко, прикрепленное к манерке, и занялся стерилизацией.

Огонь был недоступен, поскольку в Тропиках Венеры сухие дрова встречаются крайне редко, поэтому Хэм бросил в жидкость термические таблетки, которые мгновенно вскипятили воду, сами улетучившись в виде газа. Вода сохранила слабый привкус аммиака, но это было минимальное неудобство. Хэм накрыл сосуд и поставил в сторону, чтобы вода остыла.

Потом открыл консервную банку с фасолью, огляделся, нет ли поблизости случайной плесени, затем поднял забрало и торопливо проглотил пищу. Запив все теплой водой, он осторожно влил остатки в мешочек, находящийся внутри скафандра, откуда воду можно было потягивать через трубку.

Не прошло и десяти минут после окончания еды, и Хэм еще отдыхал, мечтая о недосягаемой роскоши сигареты, как мохнатая плесень покрыла остатки продуктов в банке.


Час спустя, усталый и взмокший, Хэм нашел Дружеское Дерево, названное так его открывателем, натуралистом Барлингемом. Это одно из немногих деревьев Венеры с такими вялыми движениями, что можно безопасно отдыхать среди его ветвей. Хэм влез на него, расположился поудобнее и заснул как убитый.

Прошло пять часов. Проснувшись, Хэм констатировал, что веточки и небольшие присоски Дружеского Дерева оплели всю его трансдерму. Он осторожно оторвал их, спустился вниз и побрел на запад.

Сразу после второго дождя он встретил «пузана», создание, называемое так в английской и американской частях Венеры. Во французской части его называют pot á colle, то есть горшок теста, а в датской… ну что же, датчане не слишком стыдливы и называют чудовище так, как оно того заслуживает.

Вообще-то пузан — существо отвратительное. Масса белой, похожей на тесто протоплазмы доходит до двадцати тонн кашеобразной мерзости. Она не принимает никакой определенной формы, это просто бесформенное скопище клеток — освобожденный от телесной оболочки, ползающий, вечно голодный рот.

Пузан не обладает интеллектом, не имеет никаких инстинктов, кроме, пожалуй, чувства голода, и движется туда, где пища касается его поверхности. Касаясь двух съедобных поверхностей, он попросту делится, причем большая часть атакует большую добычу. Он невосприимчив к пулям, и ничто, кроме пламени огнемета, не в состоянии его убить, да и то лишь в том случае, если огонь уничтожит все клетки. Пузан катится по поверхности, поглощая все и оставляя за собой голую черную землю, на которой сразу же появляется вездесущая плесень.

Хэм отскочил в сторону, когда пузан вдруг выкатился из джунглей справа от него. Правда, он не мог повредить защитную трансдерму, но тестовидная масса могла просто задушить человека. Хэму очень хотелось поразить эту тварь полным зарядом из огнемета, висящего на поясе, но опытный венерианский пионер весьма экономно пользуется оружием. Оно заряжено алмазом, правда, промышленным, а не ювелирным, но все же бесценным в трудных ситуациях. Воспламененный кристалл отдает свою энергию в одной чудовищной струе огня, которая с громовым грохотом бьет на расстояние в сто ярдов, превращая в пепел все на линии выстрела.

Пузан прокатился под аккомпанемент чмоканья и чавканья, а за ним открылась просека, проделанная в чаще, — вьюны, лианы, змееподобный плющ и деревья Джека-Хватателя — все было выметено без остатка до самой влажной почвы, где буквально на глазах разрасталась плесень.

Коридор вел почти в том направлении, куда собирался идти Хэм, поэтому он воспользовался случаем и широко зашагал вперед, внимательно поглядывая на зловещие стены джунглей. Примерно через десять часов тропу эту снова заполнит враждебная жизнь, но пока существовала возможность передвигаться значительно быстрее.

Он прошел уже почти пять миль по дороге, начинавшей постепенно зарастать, когда встретил туземца, галопирующего на четырех коротких ногах. Руки его, похожие на клешни, вырезали проход в зарослях. Хэм остановился для краткого палавера.

— Мурра, — сказал он.

Язык жителей экваториальных Тропиков весьма причудлив. Он насчитывает около двухсот слов, но выучивший их не может сказать, что овладел им до конца. Слова характеризуют понятийные обобщения, а каждый звук имеет от дюжины до сотни значений. «Мурра», например, выражает приветствие, что-то близкое «хэлло» или «добрый день», однако может также передавать предупреждение — «берегись». Значит оно и «будем друзьями», а также, как это ни странно, «вызываю тебя».

Имеет оно и значение существительного, означая мир, войну, отвагу и страх. Утонченный язык. Только недавние исследования модуляции голоса продемонстрировали земным филологам его богатую природу. Впрочем, английский с его «to», «too» и «two»; «one», «won», «wen», «win», «when» и дюжиной других близких звуков тоже показался бы странным для ушей венериан, не приученных различать гласные.

Но самое плохое, что люди не могут читать по широким, плоским лицам венериан с тремя глазами, а они наверняка передают множество Информации.

Венерианин однако принял предполагаемый смысл.

— Мурра, — ответил он, останавливаясь. — Уск? — Что означало среди прочего: «кто ты?», «откуда идешь?» или же: «куда направляешься?».

Хэм выбрал это последнее значение. Указав на закрытый туманом запад, он поднял руки, рисуя контур гор.

— Эротия, — сказал он. Это название имело лишь одно значение.

Туземец молча раздумывал, потом махнул своими когтями вдоль тропы, в направлении на запад.

— Цурки, — сказал он и добавил на прощание: — Мурра.

Хэм прижался к стене джунглей, чтобы дать ему пройти.

«Цурки» означает около двадцати понятий, в том числе и торговца. Слово это обычно употребляют по отношению к землянам, и Хэм заранее радовался обществу человека. Прошло уже более шести месяцев со времени, когда он последний раз слышал человеческую речь иначе, чем с помощью маленького радиоприемника, утонувшего вместе с жилищем.

Пройдя еще пять миль по тропе, проеденной пузаном, Хэм вдруг оказался на поляне, где недавно произошло извержение грязи. Растительность здесь доходила лишь до пояса, а в четверти мили он заметил здание фактории. Было оно гораздо представительнее его собственного жилища, контейнера с металлическими стенами, и имело целых три комнатки, что было в Тропиках неслыханной роскошью: каждую унцию груза приходилось доставлять из поселка ракетой. Деятельность факторов была довольно рискованной, и Хэм радовался, что остался с такой прибылью.

Он двинулся через все еще топкий грунт. Окна фактории закрывали шторы защиты от вечного дневного солнца, а дверь… дверь была закрыта! Это являлось нарушением законов, царивших на границе цивилизации. Все оставляли двери открытыми, поскольку это могло спасти какого-нибудь заблудившегося человека, и даже человек без чести, не отваживался красть из открытой фактории.

Не сделали бы этого и туземцы — ни одно существо не было таким порядочным, как венерианские туземцы, которые никогда не лгут и не крадут, но, разумеется, могут после традиционного предупреждения убить купца, чтобы завладеть его товарами.

Хэм стоял как вкопанный. Подумав, он утоптал клочок чистой почвы перед дверями, сел, прислонившись к ней, стряхнул многочисленных отвратительных мелких существ, копошившихся на его трансдерме, и стал ждать.

Прошло не менее получаса, прежде чем он заметил человека, бредущего через поляну. Шлем скафандра затенял его лицо, и Хэм разглядел только большие, обведенные темными кругами глаза.

— Привет! Мне пришло в голову нанести вам визит. Меня зовут Гамильтон Хэммонд, но, как вы, конечно, догадались, друзья называют меня Хэм.

Фактор остановился, после чего заговорил удивительно мягким и приглушенным голосом, с явным английским акцентом.

— Может, вы отодвинетесь и впустите меня? — Голос его звучал холодно и враждебно.

Хэм почувствовал удивление и гнев.

— Черт возьми! — рявкнул он. — Ну и гостеприимство!

— Для вас нет места под моей крышей. — Хозяин остановился в дверях. — Вы американец? А что делаете на британской территории? Могу я взглянуть на ваш паспорт?

— Торговец, верно? — Фактор был худощав, а тон его резок. — Короче говоря, контрабандист и находишься здесь нелегально. Убирайся!

Хэм стиснул зубы.

— Легально или нет, — сказал он, — это не имеет значения. Я уполномочен пользоваться привилегиями, вытекающими из кодекса пограничья. Мне хочется вдохнуть чистого воздуха, стереть с лица пот и что-нибудь съесть. Открой дверь и войдем.

Перед глазами его сверкнул автоматический пистолет.

— Попробуй и будешь кормить плесень.

Как и все венерианские пионеры, Хэм по необходимости был смел и предприимчив. Как говорят в Штатах — крутой парень.

— Что ж, это убеждает. Я бы только хотел что-нибудь съесть.

— Подожди дождя, — холодно ответил фактор и повернулся к двери, чтобы ее открыть.

В ту же секунду Хэм пнул пистолет, который ударился о стену и упал в траву. Противник потянулся за огнеметом, висящим на боку, и Хэм схватил его за запястье.

Захват был настолько силен, что фактор тут же перестал вырываться, а Хэм испытал мгновенное удивление от хрупкости запястья, которую почувствовал сквозь слой трансдермы.

— Слушай! — рявкнул он. — Я собираюсь поесть в этом доме. Открывай дверь!

Теперь он держал его за обе руки. Типчик казался удивительно слабым, он кивнул головой, и Хэм отпустил руку. Дверь открылась, и они вошли.

Внутри его поразила совершенно неслыханная роскошь. Массивные стулья, солидный стол, даже книги, наверняка законсервированные экстрактом плауна от плесени, которая порой проникает в дома, несмотря на сетки, фильтры и автоматические распылители. Когда они вошли, автоматический распылитель окружил их облаком дезинфицирующих средств, чтобы убить споры плесени, которые могли бы попасть внутрь в момент открытия двери.

Хэм тяжело сел, внимательно следя за хозяином. Он оставил ему огнемет в кобуре на поясе, уверенный, что успеет опередить этого мозгляка; кроме того, кто, находясь в здравом уме, рискнет стрелять из огнемета в доме?

Хэм занялся забралом, доставанием продуктов из рюкзака, вытиранием вспотевшего лица, тогда как его товарищ — или противник — молча стоял и смотрел. Хэм некоторое время следил за открытой банкой мясных консервов, но плесень не появилась, и он начал есть.

— Какого черта, — буркнул он, — ты не поднимешь забрала? — Тот упрямо молчал. — Боишься, что увижу твое лицо? Твоя физиономия меня не интересует, я не фараон.

Молчание. Он попытался еще раз.

— Как тебя зовут?

— Барлингем. Пат Барлингем.

Хэм рассмеялся.

— Патрик Барлингем умер, приятель. Я его знал. — Никакого ответа. — Если не хочешь говорить, как тебя зовут, по крайней мере не оскорбляй памяти хорошего человека и великого исследователя.

— Спасибо, — голос звучал сардонически. — Это был мой отец.

— Еще одна ложь. У Барлингема не было сына, а только… Хэм озадаченно замолк. — Открой забрало! — крикнул он.

— Почему бы и нет? — сказал мягкий голос, и противосолнечное забрало опустилось.

Хэм проглотил слюну. Авантюрист и венерианский торговец был все-таки джентльменом, лишь жажда быстрого обогащения привела его, по образованию инженера, в Горячие Земли.

— Прошу прощения, — буркнул он.

— Эх вы, доблестные американские браконьеры! — насмешливо отозвалась Пат. — Вы все такие храбрые, чтобы навязываться женщине?

— Что вы делаете в таком месте?

— Я вовсе не обязана отвечать на ваш вопрос. — Она неопределенно махнула рукой, указывая вглубь комнаты. — Я классифицирую флору и фауну Горячих Земель. Меня зовут Патриция Барлингем, я биолог.

Только теперь он заметил образцы, законсервированные в банках и стоявшие в следующем помещении, вероятно, лаборатории.

— Одинокая девушка в Тропиках? Простите, но вы слишком легкомысленны.

— Я не ожидала встреч с американскими браконьерами.

Хэм покраснел.

— Можете не бояться меня. Я ухожу. — Он поднял руку к своему забралу.

В ту же секунду Патриция выхватила из ящика стола автоматический пистолет.

— Я вас не задерживаю, мистер Хэммонд, — холодно сказала она. — Но ксикстхил останется у меня, как собственность британской, короны. Вы украли его на нашей территории, и я его конфискую.

Хэм уставился на нее.

— Я рискнул всем, что имею, чтобы добыть этот ксикстхил, и, если лишусь его, буду банкротом. Вы возьмете его только с трупа!

— Посмотрим.

Хэм захлопнул шлем и сел.

— Мисс Барлингем, — сказал он. — Не думаю, чтобы вы решились выстрелить в живого человека, но, чтобы забрать ксикстхил, вам придется нажать на спуск. У меня есть время. Я буду сидеть, пока вы не упадете от усталости.

Он смотрел прямо в ее серые глаза; пистолет был нацелен в его сердце, но выстрела все не было.

Наконец девушка сдалась.

— Ты выиграл, браконьер. — Она бросила пистолет в пустой ящик. — А теперь убирайся.

— С удовольствием! — поспешно ответил он.

Хэммонд встал и коснулся забрала, но его остановил крик девушки. Подозревая новую хитрость, он повернулся. Широко открытыми от страха глазами девушка смотрела в окно.

Хэм заметил спутанную растительность, а затем огромную беловатую массу. Чудовищных размеров пузан размеренно полз в сторону их убежища. Послышалось слабое «плум», а потом окно закрыла клейкая масса. Чудовище, достаточно большое, чтобы поглотить все здание, разделилось на две части и обтекало его вокруг, соединившись по другую сторону.

Тишину прервал взволнованный голос Пат,

— Твой шлем, идиот! — резко сказала она. — Закрой его!

— Шлем? Зачем? — Несмотря на сомнения, он автоматически выполнил приказ.

— Смотри — пищеварительный сок!

Она показала на стены, на которых появились тысячи маленьких светлых точек. Пищеварительные соки пузана, достаточно агрессивные, чтобы переварить любую пищу, коррозировали металл, ставший пористым. Жилище было уничтожено бесповоротно.

В мгновение ока косматые пятна плесени появились на остатках его обеда, а красновато-зеленый чехол покрыл стол и стулья.

Они переглянулись, и Хэм рассмеялся.

— Ага, — сказал он, — теперь и вы бездомны. Мой дом утонул в грязи.

— Этого следовало ожидать, — ледяным тоном ответила Пат. — Вы, янки, не можете догадаться, что нужно искать твердое основание. Коренные породы находятся здесь на глубине шести футов, и мой дом стоит на сваях.

— Во всяком случае ведете вы себя хладнокровно. Что вы собираетесь делать теперь?

— Можете не беспокоиться, я отлично справлюсь.

— Как?

— Не ваше дело. Каждый месяц ко мне прилетает ракета.

— В таком случае вы должны быть миллионершей.

— Экспедицию финансирует Королевское Общество, — холодно сказала она. — Ракета должна прибыть сюда…

Она сделала паузу, и Хэму показалось, что лицо ее под прикрытием шлема побледнело.

— Должна прибыть… когда?

— Она была тут два дня назад. Я совсем об этом забыла.

— Понимаю. И вы считаете, что сможете целый месяц ждать следующую?

Пат возмущенно смотрела на него.

— А вы понимаете, — продолжал он, — что ждет вас в течение этого месяца? Через десять дней начнется лето, а взгляните только на вашу лачугу. — Он указал на стены, на которых расползались коричневые и рыжие пятна, От его резкого движения кусок стены размером с блюдце со скрежетом вывалился наружу. — Через два дня это развалится полностью. Что вы будете делать без укрытия, когда температура начнет подниматься до семидесяти, восьмидесяти градусов? Я вам скажу: вы погибнете!

Пат молчала.

— Прежде чем сюда вернется ракета, вы превратитесь в бесформенную массу плесени, — сказал Хэм. — А потом в груду голых костей, которые пойдут на дно при первом же извержении грязи.

— Заткнись! — выпалила она.

— Мое молчание не поможет. Сейчас я скажу, что вы можете сделать: забрать рюкзак и болотные лыжи и идти со мной. Если вы можете ходить так же, как говорить, мы дойдем до Страны Холода до лета.

— Идти с браконьером-янки? И не подумаю!

— А потом, — продолжал он, — мы можем без труда добраться до Эротии, солидного американского городка.

Пат потянулась за своим рюкзаком с предметом первой необходимости, лежащим наготове на случай несчастья, и закинула его за плечи. Потом вытащила толстую пачку записей, сделанных анилиновыми чернилами на трансдерме, смахнула попутно несколько пятен плесени и сунула свиток в рюкзак. Подняв пару болотных лыж, она решительно направилась к двери.

— Значит, идем? — засмеялся он.

— Я иду, — холодно ответила она. — В порядочный английский город Венобл. Одна.

— Венобл, — простонал он. — Это же двести миль к югу. И к тому же за Горами Вечности.

Патриция молча вышла из дома и повернула на запад в направлении Страны Холода. Хэм мгновение колебался, потом последовал за ней. Он не мог позволить девушке путешествовать в одиночку, а поскольку та игнорировала его присутствие, просто шел за ней следом, гневный и угрюмый.

Три часа, а может, и больше, они с трудом брели в бесконечном свете дня, уклоняясь от назойливых деревьев Джека-Хватателя. Шли в основном по не до конца еще заросшему следу первого пузана.

Хэма удивляла ловкость и гибкость девушки, которая скользила вдоль тропы со сноровкой туземца. Ему пришлось напомнить себе, что в некотором смысле она и БЫЛА туземцем. Дочь Патрика Барлингема была первым человеческим ребенком, рожденным на Венере, в колонии Венобл, основанной ее отцом.

Хэм вспоминал газетные статьи, появлявшиеся, когда Пат восьмилетним ребенком была выслана на Землю, — ему самому было тогда тринадцать. Сейчас ему исполнилось двадцать семь и, следовательно, Патриции Барлингем — двадцать два.

Они не обменялись ни словом до тех пор, пока выведенная из себя девушка резко не повернулась.

— Пожалуйста, уйди, — сказала она.

Хэм остановился.

— А я вам и не навязываюсь.

— Мне не нужен опекун. Я — лучший пионер, чем ты!

Хэм не спорил, и через минуту Пат воскликнула:

— Я ненавижу тебя, янки! Боже, как я тебя ненавижу! — Она повернулась и зашагала дальше.

Час спустя неожиданно началось извержение грязи. Безо всякого предупреждения водянистая масса закипела вокруг их ног, а растительность резко заколыхалась. Они торопливо закрепили ремнями болотные лыжи, в то время как самые тяжелые растения уже погружались с угрюмым бульканьем. Хэм вновь восхитился грацией девушки. Патриция скользила по волнующейся поверхности со скоростью, которой он не мог развить, и потому плелся далеко сзади.

Внезапно она остановилась. В районе грязеизвержения это очень опасно, и лишь критическая ситуация могла заставить девушку сделать это. Подойдя на сто футов, Хэм понял причину — на правом ботинке лопнуло крепление, и Пат беспомощно стояла, балансируя на левой ноге, пока вторая лыжа медленно погружалась. Черная грязь переваливалась через ее верх.

Девушка следила за приближением Хэма, а когда поняла, что он собирается делать, сказала:

— Не справишься.

Хэм осторожно наклонился и поднял ее, держа под коленями и за спину. Лыжа была уже залита, но он резко выдернул ее, вдавив края двоих лыж опасно близко к поверхности грязи. Грязь чмокнула, но Пат была освобождена. Девушка лежала в его объятиях очень спокойно, чтобы не вывести мужчину из равновесия. Хэм осторожно двинулся по предательской поверхности. Пат была не тяжелой, и все-таки жизнь их обоих висела на волоске. Грязь бурлила у самого края его лыж. Хотя гравитация Венеры немного меньше земной, через неделю человек привыкает и перестает замечать разницу.

Через сто ярдов они добрались до твердого грунта, Хэм поставил Пат на землю и отвязал лыжи.

— Спасибо, — холодно сказала она. — Это был мужественный поступок.

— Не за что. Надеюсь, после этого приключения вы откажетесь от путешествия в одиночку. Без одной лыжи следующее извержение грязи станет для вас последним. Ну как — идем дальше вместе?

Ее голос стал ледяным:

— Я же могу сделать себе лыжу из коры дерева. Кроме того, могу просто подождать день-другой, пока грязь высохнет, и откопать пропавшую лыжу.

Он указал ей на гектары грязи.

— Где откопать?

Неожиданно девушка сдалась.

— Ты снова выиграл, янки. Но только до Страны Холода, потом мы расстанемся: ты — на север, я — на юг.

Они пошли дальше. Пат не уступала Хэму в выносливости, но значительно лучше его знала специфику венерианских Тропиков. Хотя они разговаривали мало, он восхищался ее умением найти самую легкую трассу, причем, казалось, она определяла деревья Джека-Хватателя, не глядя. Но лишь когда они наконец остановились после дождя, давшего возможность торопливо поесть, у Хэма появилась реальная причина для благодарности.

— Ложимся спать, — предложил он, а когда девушка кивнула, сказал: — Там стоит Дружеское Дерево.

И он направился к нему, а девушка шла следом.

Внезапно она схватила его за руку.

— Это Фарисей, — воскликнула она и рванула его назад. И вовремя, фальшивое Дружеское Дерево со страшной силой опустило вниз ветвь, разминувшуюся с лицом Хэма всего на несколько дюймов. Это было вовсе не Дружеское Дерево, а замаскировавшийся хищник, привлекающий жертвы мнимой безопасностью, а затем атакующий острыми как ножи шипами. У Хэма перехватило дух.

— Что это? Я никогда не видел ничего подобного!

— Это Фарисей, он выглядит в точности как Дружеское Дерево.

Она подняла автомат и пустила пулю в центр черного пульсирующего ствола. Потекла черная жидкость, а вездесущая плесень расцвела вокруг дыры. Дерево было обречено на гибель.

— Спасибо, — сконфуженно сказал Хэм. — Похоже, вы спасли мне жизнь.

— Теперь мы квиты. — Она взглянула ему прямо в глаза. — Понимаешь? Счет оплачен.

Они нашли настоящее Дружеское Дерево и уснули в его ветвях. Потом снова шли, снова спали — и так в течение трех лишенных ночей суток. Правда, грязеизвержения на их пути не встретилось, но все остальные «прелести» Тропиков имелись в избытке. Пузаны пересекали им путь, змеиное вино с шипением атаковало, деревья Джека-Хватателя расставляли петли, а миллионы мелких ползающих существ извивались под их ногами или падали на скафандры.

Однажды они встретили даже однонога — странное, похожее на кенгуру существо, пробирающееся сквозь джунгли, прыгая на одной мощной ноге и пикируя пробивающим жертву трехметровым клювом.

Когда Хэм промахнулся, девушка подстрелила однонога во время прыжка, оставив на съедение безжалостной плесени.

В другой раз обе ноги Пат оказались охваченными петлей Джека-Хватателя, которая почему-то лежала на земле. Когда она наступила на нее, дерево внезапно дернуло, и девушка повисла головой вниз в десяти футах над землей. Она висела так, пока Хэму не удалось ее освободить. Несомненно, без помощи каждый из них погиб бы, но вместе они ухитрялись уцелеть.

Совместные переживания не смягчили холодной враждебной атмосферы, ставшей для них чем-то естественным. Хэм обращался к девушке лишь тогда, когда это становилось совершенно необходимо, Пат же во время редких разговоров называла его не иначе, как «браконьер-янки». Несмотря на это, мужчина порой ловил себя на том, что думает о пикантной красоте ее лица, о каштановых волосах и серых глазах, которые удавалось увидеть, когда прошедший дождь позволял ненадолго поднять забрало.

Наконец в один из дней ветер подул с запада, принося с собой дыхание зимы, бывшее для них даром небес. Это был низовой ветер, идущий с замороженной половины планеты и дышащий холодом из-за ледового барьера. Когда Хэм на пробу сорвал кожу с вьющегося растения, плесень появилась гораздо медленнее, чем обычно, и с меньшей интенсивностью. Это были обнадеживающие признаки: они приближались к Стране Холода.

С легким сердцем они нашли Дружеское Дерево. От подножия гор их отделял всего день пути, а там можно было двигаться без скафандра, без угрозы плесени, которая не могла развиваться при температуре ниже двадцати семи градусов.

Хэм проснулся первым и некоторое время молча смотрел на девушку, улыбаясь при виде ветвей дерева, обнявших ее как нежные руки. Он понимал, что Страна Холода означает расставание, разве что ему удастся убедить девушку отказаться от безумного решения пересечь Горы Вечности.

Вздохнув, он потянулся за своим рюкзаком, висящим на ветке между ними, и внезапно возглас удивления вырвался из его горла. Его стручки ксикстхила! Мешочек из трансдермы был распорот и пуст. Патриция вскочила, разбуженная его криком, и на ее лице под маской Хэм заметил насмешливую улыбку.

— Мой ксикстхил! — заорал он. — Ты забрала его?!

Девушка указала вниз, где среди редкой растительности возвышалась небольшая кучка плесени.

— Там, — холодно ответила она. — Там, внизу, браконьер.

— Ты… — от ярости он задыхался.

— Я разрезала мешок, пока ты спал. Ты не вывезешь украденное сокровище с британской территории.

Хэм онемел, потом с трудом выдавал:

— Проклятая дьяволица! Это все мое состояние!

— Но краденое, — вежливо напомнила она, махая стройными ногами.

Свет проникал сквозь полупрозрачную трансдерму, подчеркивая ее фигуру и длинные ноги. Хэм затрясся от ярости.

— Надо бы тебя прикончить! — сдавленным голосом произнес он.

Девушка звучно рассмеялась. Со стоном отчаяния Хэм закинул рюкзак на спину и спрыгнул на землю.

— Надеюсь… надеюсь, что ты погибнешь в горах, — угрюмо сказал он и направился на запад.

Когда он прошел сто ярдов, сзади донесся голос Пат:

— Эй, янки, подожди немного!

Не останавливаясь и даже не оглянувшись, он продолжал идти.

Спустя полчаса, взглянув назад, Хэм заметил, что она идет следом, отвернулся и ускорил шаг. Дорога вела теперь в гору, и его сила превосходила ее быстроту и сноровку.

Когда девушка мелькнула далеко позади, видимая как маленькая точка, двигающаяся, как ему показалось, с усталой покорностью, Хэм нахмурился. Он вспомнил, что извержение грязи застанет ее совершенно беспомощной, лишенной необходимых болотных лыж. Потом до него дошло, что у подножия Гор Вечности не бывает извержений грязи, а кроме того, он решил, что это его не касается.

Некоторое время Хэм шел параллельно реке, несомненно, какому-то безымянному притоку реки Фледжетон. До сих пор не возникало необходимости переправы, поскольку все реки на Венере текут от ледяного барьера через сумеречный пояс к Тропикам и потому пока были параллельны направлению их движения.

Но теперь, когда он добрался до плоскогорья и повернул на север, реки будут встречаться ему. Их придется преодолевать либо на стволах, либо — если представится такая возможность и поток окажется достаточно узким — используя ветви Дружеского Дерева. Сунуть ногу в воду означало смерть: грозные твари с пастями, полными зубов, таились даже в маленьких ручейках.

На краю плоскогорья Хэм с трудом избежал катастрофы. В момент, когда он продирался через поляну, окруженную деревьями Джека-Хватателя, внезапно появилась волна белой протоплазмы, и деревья скрылись в массе гигантского пузана.

Хэм оказался между чудовищем и непроницаемой путаницей растительности, поэтому сделал единственное, что мог сделать в данном положении. Выхватив из кобуры огнемет, он послал мощную струю огня в центр чудовищного создания. Огонь испепелил тонны тестообразной массы, оставив несколько небольших кусков, которые ползали, пожирая мертвые останки.

Разряд, как это случалось неоднократно, разорвал ствол огнемета. Хэм тяжело вздохнул, принимаясь за почти сорокаминутную замену ствола, но ни один настоящий пионер на Венере не станет тянуть с этим делом. Выстрел обошелся Хэму в пятнадцать солидных американских долларов: десять за промышленный алмаз, который взорвался, и пять за ствол. Когда он имел свой ксикстхил, это была мелочь, но сейчас становилось солидной суммой. Хэм вздохнул еще раз, обнаружив, что запасной ствол был одновременно и последним, поскольку он экономил на всем, что брал с собой в экспедицию.

Наконец он оказался на плоскогорье. Хищная фауна и флора Тропиков появлялась все реже, стали встречаться настоящие растения, лишенные способности свободного передвижения, а низовой ветер веял холодом ему в лицо.

Сейчас он находился в глубокой долине: направо вздымались вершины Малых Гор Вечности, за которыми лежала Эротия, а налево, как могучий мерцающий вал, тянулись склоны Больших Гор Вечности. Вершины их тонули в облаках, клубящихся на высоте пятнадцати миль.

Хэм взглянул на зазубренный перевал Безумца, разделяющий две колоссальные вершины. Сам перевал находился на высоте двадцати пяти тысяч футов, горы же превосходили его еще на пятьдесят тысяч. Только один человек преодолел пешком эту рваную трещину — Патрик Барлингем, именно этим путем хотела идти его дочь.

Впереди, словно тенистый занавес, лежала граница между ночью и сумеречным поясом, и Хэм видел непрерывные вспышки молний, вечно безумствующих в этом районе бесконечных бурь. В этом месте ледяной барьер пересекал цепь Гор Вечности, и морозный низовой ветер, поднятый огромным горным хребтом, сталкивался с горячим верховым ветром. Результатом их противоборства была непрекращающаяся стремительная метель, какая могла существовать только на Венере. Где-то здесь и начиналась река Фледжетон.

Хэм изучал дикий, великолепный пейзаж. Завтра, а еще лучше сейчас, после небольшого отдыха, он повернет на север. Пат пойдет на юг и, несомненно, погибнет где-нибудь на перевале Безумца. На мгновение он почувствовал болезненный укол и нахмурился.

Пусть умирает, если настолько глупа, чтобы пытаться в одиночку преодолеть перевал только потому, что слишком горда, чтобы воспользоваться ракетой из американского поселка. Она этого заслуживает, и судьба ее ему безразлична. Хэм то и дело убеждал себя в этом, даже когда готовился ко сну уже не на Дружеском Дереве, а на одним из экземпляров настоящих растений и с наслаждением подняв забрало.

Проснулся он от крика, в котором звучало его имя. Хэм посмотрел через плоскогорье и заметил Пат, перебиравшуюся через край. Как ей удалось его выследить? Это действительно большое достижение в районе, где растения сразу же закрывают тропу, по которой прошел человек. Потом он вспомнил выстрел из огнемета: вспышка и грохот были видны и слышны на несколько миль. Она или увидела ее, или услышала.

Хэм следил, как девушка с беспокойством оглядывалась по сторонам.

— Хэм! — крикнула она еще раз. Не «янки» или «браконьер», а Хэм!

Он упрямо молчал, а она позвала снова. Он видел ее загорелое очаровательное лицо, поскольку Пат откинула шлем своего скафандра. Девушка крикнула еще раз, потом разочарованно повернула на юг вдоль края. Хэм смотрел, как она уходила, а когда лес закрыл ее, спустился и медленно двинулся на север.

Шел он все медленнее, словно его тянула в обратную сторону какая-то невидимая эластичная нить. Все время перед глазами его стояло ее обеспокоенное лицо, а в ушах звучал крик. Он был уверен, что ее ждет неминуемая гибель, и несмотря на вред, причиненный ему, не хотел, чтобы Пат умирала. Она была слишком жизнерадостна, слишком уверена в себе, а прежде всего — слишком красива, чтобы умирать.

С другой стороны, это была нахальная, язвительная, эгоистическая дьяволица, холодная как кристалл и враждебно настроенная, но у нее были серые глаза, каштановые волосы и изрядная храбрость. Наконец, раздраженно бормоча что-то, Хэм повернулся и торопливо пошел на юг.

Слежка за девушкой была легким делом для любого, прошедшего школу Тропиков. В Стране Холода растения медленно залечивали свои раны, и Хэм то и дело находил следы ее ног или сломанные ветви, указывающие, где она прошла. Он нашел место, где Пат пересекла реку по кронам деревьев и где она остановилась, чтобы поесть.

Вскоре он заметил, что расстояние между ними начинает увеличиваться. Сноровка и быстрота движений девушки на голову превосходили его собственные. Наконец Хэм остановился. Плоскогорье постепенно уходило вверх, в сторону обширных Гор Вечности, и Хэм знал, что, идя прямо вверх, скоро ее догонит. Поэтому он прилег на минуту, наслаждаясь комфортом пребывания на воздухе без скафандра, лишь в шортах и рубашке, которые носил под ним.

Здесь это было уже возможно; вечный низовой ветер, дующий в направлении Тропиков, отгонял дрейфующую плесень, а та немногая, что приносили на себе животные, быстро погибала от первого же холодного дуновения. Кроме того, растения Страны Холода не угрожали его телу.

Хэм проспал пять часов. Следующий час похода принес очередные перемены окружения. Растительность у подножия гор была более скудной, чем на плоскогорье. Это были уже не джунгли, а лес, разумеется, ничем не напоминающий земной; он состоял из растений, похожих на деревья со стволом в пятьсот футов и кронами, кончающимися не листьями, а цветами. Лишь изредка встречающиеся деревья Джека-Хватателя напоминали о Тропиках.

Постепенно высота деревьев уменьшалась. Появились скопления скал и огромные черные откосы, лишенные какой-либо растительности. Время от времени Хэм встречал единственных летающих обитателей этой планеты: серых нетопырей, похожих на ночных бабочек размером с ястреба, но таких хрупких, что их можно было обезвредить ударом руки. Они летали вокруг, время от времени хватая небольшие извивающиеся создания и издавая звуки, похожие на звон. Казалось, прямо над Хэмом, хоть в действительности в тридцати милях от него, виднелись Горы Вечности; их вершины тонули в облаках, клубящихся в пятнадцати милях над его головой.

Слежка за Пат стала труднее, поскольку часто она шла по голым скалам. Но со временем следы стали свежее — его сила давала ему преимущество. Наконец он заметил девушку у подножия колоссального откоса, рассеченного узким, заполненным деревьями ущельем.

Она осмотрела сначала огромную пропасть, а потом заросшую расщелину, явно прикидывая — позволит она пересечь барьер или нужно будет обходить препятствие. Как и Хэм, она сняла скафандр из трансдермы и сейчас была в рубашке и шортах, то есть обычном костюме в Стране Холода, которая по земным критериям не так уж и холодна. Она похожа на лесную нимфу со склона древнего Олимпа, подумал Хэм.

Он поспешил за ней, когда девушка направилась в глубь каньона.

— Пат! — крикнул он, впервые назвав ее по имени.

— Это ты! — Она с облегчением вздохнула, и глаза ее радостно вспыхнули. — Я думала, что ты… Я старалась тебя найти.

Лицо Хэма не выражало особого энтузиазма.

— Слушай, Патриция Барлингем, — холодно сказал он. — Прощения тебе нет, но я не могу смотреть, как ты идешь прямо навстречу смерти. Ты упряма, но ты женщина, и я забираю тебя в Эротию.

Ее запал остыл.

— Правда, браконьер? Мой отец пересек эти горы, и я тоже смогу это сделать.

— Твой отец пересек их в середине лета, разве не так? А середина лета — сегодня. Тебе не добраться до перевала Безумца раньше, чем за пять дней и двадцать часов, а тогда будет почти зима и ты окажешься возле зоны бурь. Это глупость.

Девушка покраснела.

— Перевал лежит достаточно высоко, чтобы находиться в зоне верховых ветров. Там будет тепло.

— Тепло. Даже жарко от молний. — Хэм помолчал. Слабый отзвук грома прокатился по каньону. — Прислушайся. Через пять дней это будет точно над нами. — Он указал на лишенные растительности склоны. — Даже венерианская жизнь не может здесь удержаться. А может, ты считаешь, что, будучи достаточно дерзкой, имеешь медный лоб и можешь служить громоотводом?

— Лучше молнии, чем ты.

Ну и темперамент, подумал он, а девушка вдруг смягчилась.

— Я пыталась докричаться до тебя, — сказала она без связи с предыдущим.

— Чтобы еще раз посмеяться, — язвительно откликнулся Хэм.

— Нет. Чтобы сказать, что мне очень стыдно и что…

— Твои извинения ни к чему.

— Но я хотела сказать тебе…

— Неважно, — прервал он. — Меня не интересует ни твое извинение, ни твое раскаяние. Сделанного не поправить. — Он взглянул на нее сверху вниз.

— Но ведь я… — сказала Пат.

Ее прервал треск и бульканье. Девушка в ужасе вскрикнула, когда взгляду их предстал гигантский пузан. Это был колосс, заполнивший каньон до высоты шести футов и катившийся прямо на них. В Стране Холода пузаны встречались реже, но были гораздо крупнее, поскольку обилие пищи в Тропиках постоянно заставляло их делиться. Этот же был огромен и ужасен: тонны отвратительной, вонючей массы, громоздящейся в узком проходе,

Хэм выхватил свой огнемет, но девушка схватила его за руку.

— Нет! — воскликнула она. — Он слишком близко и разлетится!

Патриция была права. Их не защищала трансдерма, поэтому контакт с фрагментами этого монстра был бы смертелен, а выброс пламени завалил бы их его останками. Хэм схватил девушку за руку, и они побежали вверх каньона, стараясь оторваться на расстояние, с которого можно будет рискнуть выстрелить, а следом катился пузан, движущийся вслепую в единственно возможном для него направлении — направлении пищи.

Расстояние между ними постепенно увеличивалось. Ущелье, шедшее в юго-западном направлении, резко свернуло на юг, солнце, вечно висевшее на востоке, скрылось, и они оказались в мрачной котловине. Под ногами была голая, литая скала. Добравшись до этого места, пузан остановился: он не мог двигаться, если запах пищи не указывал ему направления. Смыслом жизни этого огромного чудовища была еда, и лишь кишевшая жизнью Венера позволяла ему жить.

Двое беглецов остановились в тени.

— И что теперь? — буркнул Хэм.

Простой выстрел в тело пузана был невозможен. Из-за неудобного угла выстрел мог уничтожить лишь ту часть пузана, которая находилась в прямой видимости.

Патриция подпрыгнула и сорвала куст, извивавшийся по стене так, чтобы ловить слабые лучи солнца. Девушка бросила растение на пульсирующую массу, и пузан продвинулся вперед на фут или два.

— Заманим его дальше, — предложила Пат.

Они попытались, но ничего не вышло, растительность была здесь слишком скудна.

— Что станет с этим созданием? — спросил Хэм.

— Я видела одного, забравшегося на пустынный берег Тропиков, — ответила девушка. — Довольно долго он весь дрожал, а потом одни клетки атаковали другие. Они поедали друг друга. — Она содрогнулась. — Этот каннибализм был ужасен.

— И долго это продолжалось?

— Сорок, может, пятьдесят часов.

— Я не собираюсь ждать так долго, — буркнул Хэм и принялся копаться в рюкзаке, вытаскивая трансдерму.

— Что ты хочешь делать?

— Надену скафандр и попытаюсь сжечь всю массу выстрелом с близкого расстояния. — Он коснулся своего огнемета. — Это мой последний ствол. — Впрочем, у нас есть твои.

— Зарядная камера моего огнемета лопнула, когда я воспользовалась им часов десять-двенадцать назад, но у меня есть несколько запасных стволов.

— Вот и хорошо, — ответил Хэм.

Он осторожно подкрался к отвратительной, пульсирующей стене белого теста, вытянул руку в сторону, стараясь добиться максимального угла поражения, и нажал на спуск. Выстрел громом прокатился по каньону. Обрывки чудовища падали вокруг, а останки после сожжения многих тонн имели толщину только три фута.

— Ствол выдержал, — триумфально воскликнул Хэм. Это давало значительную экономию времени при новой зарядке.

Спустя пять минут оружие выстрелило снова. Когда масса отвратительной протоплазмы перестала бурлить, ее слой имел всего полтора фута. Однако ствол рассыпался в пыль.

— Давай твой, — сказал Хэм, но тут же озадаченно уставился на девушку. Стволы огнемета, сделанного в Энфилде, оказались слишком малы для его американского оружия.

— Вот идиоты! — воскликнул он.

— Идиоты? — вспылила Пат. — Только потому, что вы, янки, используете мортиры вместо стволов?

— Я имел в виду себя. Можно было догадаться. — Хэм пожал плечами. — Что ж, либо мы ждем здесь, пока пузан съест самого себя, либо ищем другой выход из ловушки. Я подозреваю, что каньон кончается тупиком.

— Вполне возможно, — согласилась Пат. — Эта узкая трещина возникла в результате давнего геологического катаклизма, который разорвал горы пополам. Поскольку это не результат водной эрозии, скорее всего она кончается отвесной пропастью, хотя не исключено, что в каком-нибудь месте эти крутые стены можно преодолеть. Времени у нас много, так что можно поискать выход. Кроме того… — Она с отвращением скривилась от вони, шедшей от пузана.

Не снимая скафандра из трансдермы, Хэм пошел следом за Пат в тень. Проход сузился, потом повернул на запад, однако теперь стены были настолько высоки и круты, что солнце, висевшее на юго-востоке, не доходила до Хэма и Пат. Это было место, полное теней, почти как в зоне бурь, отделяющей сумеречный пояс от полушария вечной ночи. Там нет настоящего света или настоящего дня, а царят постоянные сумерки.

Несмотря на загар, ноги Пат казались бледными. Когда она говорила, голос ее звучным эхом отражался от скал. Жуткое место, эта расщелина, мрачное и неприятное.

— Не нравится мне здесь, — сказал Хэм. — Проход все ближе подходит к линии тьмы. Ты понимаешь, что никому не известно, что находится в темных частях Гор Вечности?

Пат рассмеялась.

— Ничего нам тут не грозит. А если вдруг что-нибудь, у нас есть автоматы.

— Отсюда нет выхода, — продолжал Хэм. — Лучше вернуться.

Пат остановилась.

— Испугался, янки? — Она понизила голос. — Туземцы говорят, что в этих горах живут призраки. — Она язвительно рассмеялась. — Мой отец говорил, что видел жутких существ на перевале Безумца. Если на ночной стороне Венеры существует жизнь, здесь единственное место, через которое она могла бы вторгнуться в сумеречный пояс. Здесь, в Горах Вечности.

Она пугала его и снова смеялась, но внезапно смех ее сменился ужасным воем, раздавшимся сверху. Теперь и Пат испугалась и побледнела. Они смотрели вверх, на скальные стены, где перемещались таинственные тени.

— Что… что это было? — прошептала она. — Хэм, ты видел?

Хэм видел. Какой-то силуэт мелькнул на фоне клочка неба, прыгая с камня на камень, высоко над ними. И вновь раздалось уханье, звучавшее как язвительный смех, а размазанные фигуры почти взлетали на крутые склоны.

— Назад! — крикнула девушка. — Быстро!

Когда она повернулась, небольшой черный предмет упал и лопнул со звуком «пуфф» прямо перед ними. Хэм быстро нагнулся. Это был стручок спор какого-то незнакомого растения. Облако пыльцы лениво поднялось над ними, и внезапно оба они начали задыхаться. Хэм почувствовал, что у него кружится голова, а Пат покачнулась и навалилась на него.

— Наркотик! — крикнула она. — Бежим!

Но тут же еще несколько стручков лопнуло рядом, облачка спор поднялись вверх, и дыхание стало мукой. Люди задыхались и одновременно теряли сознание.

Внезапно Хэма осенило.

— Маски! — выдавил он и натянул шлем скафандра на голову.

Фильтры, защищавшие от плесени Тропиков, очистили воздух и от этих новых спор, и вскоре он уже полностью пришел в себя. Однако защитная одежда девушки находилась где-то в глубине ее рюкзака. Она вяло копалась в нем, потом вдруг пошатнулась и опустилась на землю.

— Мой рюкзак, — прошептала она. — Забери его с собой. Твои… твои… — она умолкла, зайдясь в приступе кашля.

Хэм затащил ее под небольшую скальную полку и выдернул из рюкзака скафандр из трансдермы.

— Надень его!

Еще с десяток стручков разбились вокруг них.

Какая-то фигура мелькнула на каменной стене. Хэм проводил ее взглядом, потом направил на нее автомат и выстрелил. Раздался пронзительный, хриплый визг, которому вторил хор нестройных воплей. Животное размером с человека свалилось вниз и с шумом упало в десяти футах от Хэма.

Выглядело оно ужасно. Хэм с отвращением смотрел на это существо, похожее на туземца, трехглазое, двурукое и четвероногое. Руки с двумя пальцами отличались от рук жителей Тропиков тем, что были белыми и заканчивались когтями. Его физиономия — это не плоское, лишенное выражения лицо туземца, а перекошенное, полное злобы, мрачное обличье с большими глазами. Существо еще жило, и взгляд его выражал ненависть. Схватив камень, оно из последних сил бросило его в Хэма, потом сдохло.

Разумеется, Хэм не знал, что встретился с triops nocrivivans, трехглазым жителем тьмы, странным, полуразумным существом, до сих пор единственым известным живым реликтом, встречающимся в районах Гор Вечности, не освещаемых солнцем. Пожалуй, это самое кровожадное создание, встреченное на известных нам планетах, абсолютно неприступное и наслаждающееся убийством.

Град стручков прекратился, зато зазвучал хор оскорбительных уханий. Хэм воспользовался передышкой, чтобы натянуть шлем скафандра на голову девушки. Он уже почти закончил, когда она потеряла сознание.

Внезапно раздался громкий стук, и камень рикошетом ударил его в плечо. Потом они посыпались густо, пролетая со свистом, как пули. Черные фигуры прыжками перемещались на фоне неба, а их резкий смех звучал издевательски. В одну из них Хэм выстрелил, когда та находилась в воздухе, но сбить существо не удалось.

Камни сыпались градом, они были небольшими, размером с крупный щебень, но летели так стремительно, что ранили тела людей через трансдерму скафандров. Хэм повернул Пат лицом вниз, и девушка слабо застонала, когда один из камней ударил ее по спине. Хэм закрыл ее своим телом.

Ситуация становилась критической. Приходилось рисковать и возвращаться, несмотря на то, что пузан блокировал проход. Возможно, подумал Хэм, закрывшись скафандром, он сумеет пробраться. Конечно, идея была совершенно головоломной, студенистая масса попытается его окружить и задушить внутри себя, но другого выхода Хэм не видел. Подхватив девушку на руки, он бегом бросился вниз по ущелью.

Уханье, вой и каскады язвительного хохота отражались эхом от стен вокруг него. Хэм бежал от града камней, но все же один попал ему в голову, и американец покачнулся, прислонившись к стене расщелины. Потом побежал дальше. До него вдруг дошло, что причиной его упорства была девушка, которую он нес. Он должен спасти Патрицию Барлингем.

Наконец он добрался до поворота. Далеко вверху, на западной стене, виднелась полоса солнечного света, и жуткие преследователи перебрались на затемненную сторону. Они не выносили солнечного света, так что, двигаясь вдоль восточной стены, Хэм был частично защищен от камней.

Очередной поворот блокировал пузан. Приближаясь к нему, Хэм почувствовал тошноту: трое неизвестных существ добрались уже до белой массы и ели — действительно ели! — эту мерзость. При виде Хэма и Пат они с ворчанием обернулись, и он подстрелил двоих. Третий метнулся на стену, но Хэм выстрелил еще раз, и существо с глухим шлепком упало прямо в центр пузана.

Пузан отодвинулся, оставив существо в углублении, образующем что-то вроде отверстия в белой массе. Даже пузан не хотел есть эти существа.[5]

Прыжок неизвестного существа обратил внимание Хэма на узкую скальную полку: можно было подняться на нее и обойти пузана. Задачабыла почти невыполнимой под градом камней, но другого выхода Хэм не видел. Он положил девушку так, чтобы освободить правую руку, вставил в автомат новый магазин и сделал наугад серию выстрелов в направлении мелькающих вверху теней. На мгновение град камней прекратился, и Хэм рывком втащил Пат на скальную полку. Вновь посыпались камни. Шаг за шагом Хэм скользил вдоль стены, балансируя над обреченным на гибель пузаном. Смерть сверху и смерть снизу… Шаг за шагом он миновал поворот. Здесь обе стены освещало солнцем, и это было спасением, по крайней мере для него. Девушка могла уже умереть, с отчаянием подумал он, неся ее, спотыкаясь и скользя на слизи, оставленной пузаном. Отойдя на безопасное расстояние и выйдя на солнце, Хэм сорвал маску ее скафандра, глядя на белое, мраморно-холодное лицо Пат.

Однако это была не смерть, а лишь оцепенение, вызванное действием наркотиков. Час спустя девушка пришла в себя. Она по-прежнему была слаба, шокирована и перепугана. Ее первый вопрос был о рюкзаке.

— Он здесь, — ответил Хэм. — Что за сокровища ты там держишь? Записки?

— Мои записки? О, нет! — слабый румянец покрыл щеки девушки. — Это… я пыталась тебе сказать… это твой ксикстхил!

— Не шути так!

— Но я действительно не выбросила его, он принадлежит тебе по праву, Хэм. Масса английских факторов торгует в американской зоне. Я просто распорола твой мешочек и спрятала ксикстхил в своем рюкзаке. А плесень на земле была парой веток, которые я туда бросила, чтобы создать видимость правды.

— Но… но… почему?

Ее румянец усилился.

— Я хотела тебя наказать, — прошептала Пат. — Ты был такой холодный, равнодушный и надменный.

— Я? — Хэм был вне себя от обиды. — Это ты была такой!

— Да, но только сначала. Все-таки ты ворвался в мой дом. Но потом, когда ты перенес меня через грязь… Хэм, тогда все изменилось.

Хэм проглотил слюну и вдруг схватил девушку за плечи.

— Не будем спорить, кто тут виноват, — сказал он, — но об одном условимся на месте. Мы идем в Эротию и там поженимся в солидной американской церкви, если ее уже построили, или в солидной американской мэрии. И больше никаких разговоров о перевале Безумца и переходе через Горы Вечности. Ясно?

Пат взглянула на далекие вздымающиеся вершины и вздрогнула.

— Ясно, — покорно ответила она.


(Перевод с англ. Гузнинов Н.)

ЛОТОФАГИ

— Фью! — свистнул Хэм Хэммонд, выглядывая в наблюдательный иллюминатор с правой стороны корабля. — Ну и место для медового месяца!

— Не нужно было жениться на биологе, — бросила через плечо миссис Хэммонд, однако Хэм заметил ее серые глаза, отражающиеся в стекле иллюминатора.

— И на дочери первооткрывателя тоже, — добавила Пат, всего четыре недели назад носившая фамилию Бармингем и бывшая дочерью известного англичанина, узнавшего о сумеречном поясе Венеры не меньше американце Кроули.

— Я женился не на биологе, — заметил Хэм, — а на девушке, которая случайно интересуется биологией, вот и все. Это один из немногих ее недостатков.

Он уменьшил тягу, и ракета начала мягко опускаться на огненной подушке в направлении расстилающегося внизу темного пейзажа. Медленно, осторожно вел он вниз неуклюжую машину, пока не почувствовал слабое сотрясение. Хэм тут же отключил тягу, палуба под ним слегка накренилась, а когда стих рев двигателей, на супругов опустилась тишина.

— Мы на месте, — возвестил Хэм.

— Да, прибыли, — согласилась Пат. — И где же это место?

— Мы ровно в семидесяти пяти милях к востоку от Барьера, недалеко от Венобла, в Британской Стране Холода. К северу, если не ошибаюсь, находится продолжение Гор Вечности, а к югу — Бог знает что. То же самое и с востоком.

— Это отличное, детальное описание забытой Богом дыры, засмеялась Пат. — Включим свет и посмотрим на эту дыру.

Она включила подсветку иллюминаторов, и они появились в темноте, как круги слабого света, отраженного от поверхности планеты.

— Предлагаю, чтобы Совместная Экспедиция отправилась в наблюдательный купол с целью внимательного изучения окрестностей. Мы здесь с исследовательскими целями, так что немного исследований не повредит.

— Вторая половина Совместной Экспедиции согласна, — рассмеялся Хэм.

Его веселила развязность, с которой Пат относилась к серьезным исследовательским задачам. Оба они составляли «Совместную Экспедицию Королевского Общества и Смитсоновского Института с Целью Изучения Условий На Темной Стороне Венеры», если пользоваться полным названием.

Разумеется, сам Хэм, формально представлявший американскую сторону, участвовал в экспедиции лишь потому, что Пат не хотела и слышать о ком-нибудь другом, но это именно к ней обращались с вопросами, предложениями и инструкциями бородатые члены Общества и Института.

Так и должно было быть, поскольку именно Пат являлась ведущим авторитетом в области флоры и фауны венерианских Тропиков, а кроме того — первым человеком, рожденным на Венере. Хэм же был простым инженером, которого привела на Венеру мечта быстро разбогатеть на торговле ксикстхилом.

Именно там он познакомился с Патрицией Барлингем и, после полного приключений путешествия к подножию Гор Вечности, добился ее благосклонности.

Они поженились неполный месяц назад в американском поселке Эротии, а потом пришло предложение отправиться на темную сторону.

Хэм не хотел этого путешествия. Ему хотелось провести настоящий медовый месяц в Нью-Йорке или Лондоне, но с этим возникли трудности. Главная из них была астрономической природы: Венера прошла свой перигей и только через восемь месяцев медленное движение вокруг Солнца должно было привести ее в точку, откуда ракета могла добраться до Земли.

Восемь месяцев в примитивных пионерских условиях Эротии или в не менее примитивном Венобле, если бы они выбрали британское поселение, — никаких развлечений, кроме охоты и нескольких книг, без радио и театра. А уж если они обречены на охоту, убеждала Пат, почему бы не добавить к этому сильных ощущений и неизвестных опасностей?

Никто не знал, существует ли на темной стороне планеты жизнь; лишь немногие вообще видели эту сторону, да и те смотрели с ракет, скользящих над широкими горными цепями или скованными льдом бескрайними океанами. И вот представилась возможность выяснить эту тайну и изучить ее, к тому же за счет государства.

Личную ракету мог бы построить и снарядить только мультимиллионер, но Королевское Общество и Смитсоновский Институт, распоряжающиеся государственными средствами, были выше таких забот. Конечно, могли встретиться опасности и леденящие кровь в жилах приключения, зато молодые наконец-то могли остаться одни.

Этот последний аргумент убедил Хэма. Они провели две напряженные недели, загружая ракету запасами продовольствия и снаряжения, пролетели высоко над ледяным барьером, ограничивающим сумеречный пояс, и поспешно миновали зону бурь, где встречаются холодный низовой ветер с темной стороны и верховые теплые ветры, дующие над пустынными районами планеты.

Венера не вращается вокруг своей оси, и потому на ней нет сменяющих друг друга дней и ночей. Одну сторону ее постоянно освещает солнце, другая же вечно темная, и только медленная вибрация планеты дает сумеречному поясу некоторое подобие времен года. Этот пояс — единственная пригодная для жизни часть Венеры — с одной стороны переходит через Тропики в раскаленную пустыню, а с другой кончается ледяным барьером, где верховые ветры отдают свою влагу холодному воздуху низового ветра.

Супруги стояли, прижавшись друг к другу, на верхней ступени лестницы, ведущей в небольшой стеклянный наблюдательный купол, находящийся над пультом управления; их головы с трудом помещались в нем. Хэм обнял девушку, и они вместе смотрели на расстилающийся перед ними пейзаж.

Далеко на западе продолжался вечный рассвет или, может, закат солнца, и свет его отражался от ледяного барьера. Горы Вечности, словно огромные колонны, вздымались вверх на фоне этого света, а их могучие вершины терялись в верхнем слое облаков на высоте двадцати пяти миль. Чуть южнее находился массив Малых Гор Вечности, являющихся границей американской части Венеры, а между обоими хребтами непрерывно сверкали молнии.

Вокруг ракеты, слабо освещенной отраженным солнечным светом, раскинулся пейзаж темного и дикого великолепия. Повсюду был лед — ледяные горы, пики, равнины, валуны и скалы, все сияющее от зарева, идущего от барьера. Мир без движения, скованный морозом и бесплодный, куда не доносилось завывание низового ветра, поскольку ледяной барьер защищал его от Страны Холода.

— Это… великолепно, — пробормотала Пат.

— Да, — согласился Хэм. — Холодное, мертвое, но все-таки грозное. Пат, ты думаешь, здесь есть какая-то жизнь?

— Должна быть. Если жизнь существует на таких телах, как Титан и Япет, она должна быть и здесь. Какая там температура? — Она взглянула на термометр, размещенный снаружи башенки; его столбик и цифры светились собственным светом. — Всего тридцать градусов ниже нуля по шкале Фаренгейта. На Земле при такой температуре существует жизнь.

— Да, действительно. Но она не могла бы развиваться при температуре ниже точки замерзания воды. Жизнь должна находиться в жидкой воде.

Пат тихо рассмеялась.

— Ты говоришь с биологом, Хэм. Нет, жизнь не могла бы возникнуть при тридцати градусах ниже нуля, но что, если она появилась в сумеречном поясе и перебралась сюда? Или, скажем, была загнана сюда после проигранной битвы за пребывание в более теплых районах? Ты хорошо знаешь, каковы условия в Тропиках, где есть плесень, пузаны, деревья Джека-Хватателя и миллионы различных паразитов, поедающих друг друга.

Хэм задумался.

— А какого рода жизнь ты ожидаешь здесь встретить?

Она расхохоталась.

— Ты хочешь прогноз? Хорошо. Для начала, пожалуй, нужна какая-нибудь растительность, как база, поскольку фауна не может поедать друг друга, не имея дополнительного источника энергии. Как в той истории о кошачьей ферме, владелец которой разводил крыс, чтобы кормить кошек, а содрав с них шкуру, бросал мясо крысам, которыми потом кормил кошек. Это хорошо на словах, но на деле ничего не получается.

— Итак, должны быть растения. Что дальше?

— Дальше? А Бог его знает. Фауна темной стороны, если вообще существует, вероятно, происходит от слабых форм жизни сумеречного пояса, но во что она могла здесь превратиться, я угадать не могу. Разумеется, нельзя забывать о трехглазом, triops noctivivans, которого я обнаружила в Горах Вечности…

— Ты обнаружила! — рассмеялся Хэм. — Ты лежала без чувств, когда я выносил тебя из этого обиталища дьяволов. Ты даже не видела ни одного из них!

— Я изучила одного мертвого, которого охотники принесли в Венобл, — парировала девушка. — И не забывай, что Общество хотело дать ему мое имя — triops Patriciae. — Пат невольно вздрогнула, вспомнив дьявольских существ, едва не лишивших их жизни. — Однако я выбрала другое название — triops noctivivans — трехглазый обитатель темноты.

— Слишком романтическое название для этой адской твари!

— Да, но я хотела сказать, что… возможно, трехглазые относятся к существам, которых можно найти здесь, на темной стороне, и что бешеные дьяволы, атаковавшие нас в ущелье Гор Вечности, были передовым дозором, изучающим сумеречный пояс через проходы в горах, лишенные солнечного света. Они не выносят света — ты сам это видел.

— И что с того!

Она засмеялась.

— А то, что по их строению: шесть конечностей, три глаза и так далее, следует, что триопы — родственники коренных жителей Тропиков. Отсюда вывод, что на темной стороне они недавно; они возникли не здесь и попали сюда довольно поздно, разумеется, в геологическом смысле. Вообще-то, «геологический» — не то слово, поскольку «гео» — это земля. Нужно было сказать «в венерологическом смысле».

— А вот и нет. Ты поменяла греческий корень на латинский. Нужно было сказать «в афродизиологическом смысле».

Пат снова рассмеялась.

— Чтобы закончить спор, скажем в «палеонтологическом смысле», это звучит лучше. Во всяком случае, я имела в виду, что триопы живут на темной стороне от двадцати до пятидесяти земных лет или даже меньше — ведь мы же ничего не знаем о скорости эволюции на Венере. Может, она идет здесь быстрее, чем на Земле, а может, триоп приспосабливался к жизни в ночи пять тысяч лет.

— Я видел студентов, которые приспосабливались к ночной жизни за один семестр, — усмехнулся Хэм.

Пат игнорировала это замечание.

— И потому, — продолжала она, — я считаю, что здесь существовала жизнь до того, как явился трехглазый, — он должен был что-то есть, иначе не выжил бы. А поскольку мои исследования показали, что он частично плотояден, здесь должна быть не просто жизнь, но фауна. Вот и все, если говорить о чисто логической части доказательства.

— Значит, ты не можешь угадать, что это за животные. Может, у них есть разум?

— Не знаю. Возможно. Однако, несмотря на уважение, которое вы, янки, испытываете к разуму, биологически он не имеет большого значения. Нет в нем особой ценности, и если говорить о выживании.

— Как ты можешь это говорить. Пат? Что, если не разум, дало людям власть над Землей и Венерой?

— А разве человек — хозяин Земли? Послушай, что я думаю о разуме, Хэм. Мозг гориллы гораздо лучше мозга черепахи, верно? А кому из них повезло больше: горилле, живущей лишь в небольшом районе Африки, или черепахе, которую можно встретить повсюду, от арктических районов до Антарктиды? Если же говорить о человеке… Найдись кто-нибудь с глазами как микроскоп, чтобы видеть всех живых созданий на Земле, он решил бы, что человек всего лишь редкий вид, а планета принадлежит нематодам или червям, поскольку черви значительно превосходят числом все остальные формы жизни вместе взятые.

— Пат, но это же не преобладание!

— А я этого и не утверждаю. Я только сказала, что разум не имеет большой ценности для выживания. Если мы решим, что он важен, то почему насекомые, не имеющие ничего, кроме инстинкта, так досаждают человеку? Мозги у людей лучше, чем у вредителей кукурузы или моли, однако они бьют наш разум единственным своим оружием — чудовищной плодовитостью. Понимаешь ли ты, что каждый раз, когда рождается ребенок (если этого не уравновесит чья-нибудь смерть), его можно прокормить единственным способом — отняв пропитание у такого числа насекомых, чья общая масса равна массе ребенка?

— Все это звучит весьма разумно, но как это связано с разумом на темной стороне Венеры?

— Не знаю, — ответила Пат, и голос ее при этом звучал удивительно нервно. — Я только думаю… Взгляни на это чуть иначе, Хэм. Ящерица разумнее рыбы, но не настолько, чтобы получить какое-то преимущество. Почему в таком случае ящерица и ее потомки развили в себе разум? Да потому, что сама Природа стремится к разуму… А если это так, значит, разум может быть даже здесь — странный, чужой, непонятный разум. Она вздрогнула в темноте, прижавшись к Хэму. — Впрочем, неважно, — продолжала она уже другим тоном. — Все это лишь химеры. Мир снаружи настолько странен, настолько чужд нам… Я устала, Хэм, это был длинный день.

Он спустился за ней внутрь ракеты. Когда, погасли огни, игравшие на неземном пейзаже, Хэм видел уже только Пат, прелестную в скудном наряде, модном в Стране Холода.

— Итак, подождем завтра, — сказал он. — Продуктов у нас на три недели.


«Завтра», разумеется, означало только определенное время, а не свет дня. Когда они проснулись, снаружи царила та же тьма, которая вечно окутывает неосвещенную половину Венеры, все с тем же вечным зеленым закатом на горизонте. Однако Пат была в лучшем настроении и бодро занялась подготовкой к первому выходу наружу. Она достала арктические скафандры из покрытой резиной шерсти толщиной в дюйм, а Хэм, как инженер, тщательно осмотрел шлемы, снабженные короной сильных ламп.

Они предназначались главным образом для освещения, но могли использоваться еще для одной цели. Известно было, что невероятно дикие трехглазы не выносят света, и таким образом, используя все четыре снопа света, падающие из шлема, можно было двигаться в окружении охранного светового барьера. Впрочем, это не помешало включить в снаряжение два оксидированных автоматических пистолета и два огнемета страшной разрушительной силы. Пат взяла свою сумку, куда собиралась складывать все образцы встреченной флоры и фауны, если они окажутся небольшими и в меру опасными.

Переглянувшись, они улыбнулись друг другу.

— Ты во всем этом настоящая толстуха, — ехидно заметил Хэм и весело улыбнулся, когда Пат гневно скривилась.

Отвернувшись, она широко открыла дверь и вышла наружу.

Все там выглядело иначе, нежели в свете иллюминатора. Тогда вся сцена казалась нереальной, неподвижной и тихой, как на картине, а сейчас она окружала их на самом деле, а холод и жалобный голос ветра давали достаточно доказательств того, что мир этот реален. Некоторое время люди стояли в круге света, падающего из иллюминатора корабля, восхищенно глядя на горизонт, где невероятно высокие вершины Больших Гор Вечности вздымались как гигантские башни на фоне фальшивого заката.

Во все стороны, насколько было видно без солнца, луны и звезд, расстилалась пустая, покрытая глыбами льда и камней равнина, на которой вершины, минареты, шпили и пики изо льда и камня поднимались в фантастических формах, которые невозможно описать.

Хэм обнял Пат рукой и с удивлением почувствовал, что девушка дрожит.

— Тебе холодно? — спросил он, глядя на диск термометра на запястье. — Всего тридцать шесть ниже нуля.

— Это не холод, — ответила Пат, — а эта картина. — Она отодвинулась. — Интересно, что удерживает тепло в этом месте? Казалось бы, без солнечного света…

— Тут-то и таится ошибка, — прервал ее Хэм. — Любой техник слышал о диффузии газов. Верховые ветры движутся над нами на высоте всего пяти или шести миль и, разумеется, несут с собой много тепла из пустыни, лежащей за сумеречным поясом. Происходит некоторое проникновение теплого воздуха в холодный, а кроме того, когда теплые ветры остывают, они опускаются. Более того, большое значение имеет при этом рельеф района. — Он умолк, задумавшись, потом продолжал: Слушай, я вовсе не удивлюсь, если мы найдем недалеко от Гор Вечности нисходящий воздушный поток, где верховые ветры двигались бы вдоль склона и в некоторых местах создавали вполне терпимый климат.

Он пошел следом за Пат, которая бродила среди камней на краю круга света, падающего из ракеты.

— Ха! — воскликнула она, — Вот он, Хэм! Вот экземпляр растительности темной стороны. — Девушка наклонилась над серой клубневидной массой. — Лишайник или гриб, — продолжала она. — Листьев, конечно, нет; они нужны только при солнечном свете. По той же причине нет хлорофилла. Очень примитивное растение и все-таки — в некотором смысле — сложное. Смотри, Хэм, высокоразвитая система циркуляции.

Он наклонился ближе и в бледно-желтом свете из иллюминатора заметил тонкую сеть жилок.

— Это может указывать, — продолжала Пат, — на существование какой-то формы сердца и… интересно! — Она быстро прижала свой дисковый термометр к мясистой массе, подержала немного, а затем взглянула на него. — Да! Смотри, как передвинулась игла. Это существо теплокровное. Если хорошенько об этом подумать, тут нет ничего странного, поскольку это единственный вид растительности, который может жить в районах с температурой ниже точки замерзания воды. Для жизни необходима жидкая среда.

Она потянула растение, которое оторвалось с глухим чмокающим звуком, а из обрывка корня брызнули капли темной жидкости.

— Фу! — скривился Хэм. — Что за мерзость! «И оторвал кровоточащий корень мандрагоры», не так ли? Вот только тот кричал, когда его вырывали. — Он замолчал. Из дрожащей массы донеслось низкое, пульсирующее причитание, и Хэм удивленно взглянул на Пат. — Фу! — снова скривился он. — Омерзительно.

— Омерзительно? Да это чудесный организм! Он идеально приспособлен к окружающему.

— В таком случае я рад, что являюсь инженером, — заметил он, глядя, как Пат открывает люк ракеты и кладет растение на расположенный внутри резиновый коврик. — Пойдем погуляем.

Пат закрыла дверь и пошла за ним. Ночь немедленно окружила их как черный туман, и только оглядываясь на светящиеся иллюминаторы ракеты, они могли убедиться, что стоят на поверхности реального мира.

— Может, стоит зажечь лампы наших шлемов? — спросил Хэм. — Иначе мы рискуем споткнуться и упасть.

Однако не успели они шевельнуться, как сквозь стоны ветра услышали новый звук — дикий, яростный, нечеловеческий крик, похожий на смех, вой, плач и угрюмый хохот.

— Это триопы! — воскликнула Пат.

Она на самом деле испугалась; обычно смелостью она не уступала Хэму, а склонностью к риску даже превосходила его, но эти жуткие звуки вызывали в памяти мучительные минуты, когда оба они попали в ловушку в ущелье Гор Вечности. Испугавшись, она одинаково торопливо и так же безуспешно искала выключатель света и пистолет.

Хэм включил свои прожектора, когда вокруг них уже засвистели камни, а один из них больно ударил его в плечо. Четыре триопа света крестом легли на блестящие пригорки, и дикий смех сменился крещендо боли. На мгновение Хэм заметил темные фигуры, спрыгивающие с пиков и граней глыб и исчезающие в темноте, как призраки, после чего наступила тишина.

— Ох! — выдохнула Пат. — Я так… боялась… Хэм. Но теперь у нас есть доказательства. Triops noctivivans действительно творения ночной стороны планеты, а те, которых мы встретили в горах, были передовыми отрядами или группами, проникшими в ущелья, не освещаемые лучами солнца.

Где-то вдали раздался громовой смех.

— Интересно, — вслух подумал Хэм, — служит ли их хохот чем-то вроде языка?

— Вполне возможно. В конце концов жители Тропиков разумны, а эти существа их родственники. Кроме того, они бросают камни и используют те стручки, которыми забросали нас в ущелье. Кстати, они должны быть плодами какого-то растения с ночной стороны. Триопы несомненно разумны, но эти бестии настолько неприступны, что сомневаюсь, узнают ли люди когда-нибудь о их разумности или языке.

Хэм согласился с ней, тем более что удачно брошенный камень, ударившись о ледяной шпиль в нескольких шагах от них, осыпал все вокруг сверкающими осколками. Хэм покачал головой, заливая равнину потоками света из ламп на шлеме, и из темноты донесся жуткий хохот.

— Слава Богу, свет держит их на расстоянии, — буркнул он. — Прелестные подданные Его Королевского Величества,[6] верно? Боже, храни короля, если у него таких много!

Пат вновь занялась, поиском образцов. Она уже включила свои прожектора и ловко пробиралась между фантастическими обелисками этой странной удивительной равнины. Хэм пошел за ней следом, глядя, как она отрывает от скал кровоточащие и постанывающие образцы растений. Она нашла с дюжину разновидностей и одно маленькое извивающееся создание в виде сигары, которое разглядывала с удивлением, не в силах понять — растение это, животное или еще что-то другое. В конце концов сумка для образцов заполнилась до самых краев, и оба направились к ракете, иллюминаторы которой светили издалека, как ряд вглядывающихся в них глаз.

Однако, открыв дверь, чтобы войти внутрь, они испытали потрясение. Оба отпрянули, когда изнутри пахнуло в лицо теплым, душным, гнилым воздухом, не пригодным для дыхания и насыщенным запахом падали.

— Что… — прохрипел Хэм, а потом расхохотался. — Твоя мандрагора! — смеялся он. — Взгляни на нее!

Растение, которое они оставили внутри корабля, превратилось в бесформенную полуразложившуюся массу. В теплом воздухе оно быстро стало полужидким, растекшись по резине. Пат вытащила коврик и выбросила наружу.

Они вошли во все еще воняющую ракету, и Хэм включил вентилятор. Воздух, который он гнал, был, разумеется, холодным, но чистым, стерильным и свободным от пыли после пятитысячемильной дороги над замерзшими океанами и горами. Хэм захлопнул дверь, включил обогреватель и опустил забрало, чтобы взглянуть на Пат.

— И это твой чудесный организм! — рассмеялся он.

— Это был чудесный организм, Хэм. Какие могут быть претензии — ведь его подвергли действию температуры, которой он никогда не испытывал. — Она вздохнула и бросила на пол свою сумку для образцов. — Думаю, придется их немедленно обработать, раз уж они так плохо сохраняются.

Хэм что-то буркнул и занялся приготовлением пищи, делая это с профессионализмом истинного жителя Тропиков. Он взглянул на Пат, которая, склонившись над своими образцами, впрыскивала им раствор двухлорида.

— Ты считаешь, что трехглазый — высшая форма жизни на темной стороне? — спросил он.

— Несомненно, — ответила Пат. — Если бы здесь существовала какая-то высшая форма, она давно истребила бы этих диких дьяволов.

Однако она ошибалась.


В течение четырех дней Пат и Хэм использовали все возможности, какие давала им волнистая местность вокруг ракеты. Пат собрала различные образцы, а Хэм провел множество наблюдений за температурой, ариациями магнитного поля, направления и скорости холодного ветра.

Затем они свернули лагерь, и ракета стартовала на юг, к месту, где, как предполагалось, огромные и таинственные Горы Вечности возвышались над ледяным барьером и морозным миром ночной стороны. Они летели медленно, уменьшив скорость до пятидесяти миль в час, поскольку пользовались лишь передним прожектором, освещавшим торчащие пики.

Дважды они останавливались, и каждый раз им хватало дня или двух, чтобы определить, что район напоминает первую стоянку. Те же самые жилковатые, клубневидные растения, тот же вечный низовой ветер, тот же хохот кровожадных трехглазых.

Однако в третий раз оказалось иначе. Они приземлились на диком и мрачном плоскогорье у подножия Больших Гор Вечности. Далеко на запад половина горизонта по-прежнему светилась фальшивым закатом солнца, скрытая от глаз огромными вершинами хребта, вздымавшегося к черным небесам на высоту двадцати пяти миль. Горы, конечно, были невидимы в этом краю вечной ночи, но двое людей в ракете ощущали могучее соседство этих невероятно высоких вершин.

Мощь Гор Вечности действовала на них еще и другим способом. Район этот был теплым, конечно, не так, как сумеречный пояс, но гораздо теплее, чем находящаяся внизу равнина. Термометры показывали ноль с одной стороны ракеты и плюс пять градусов с другой. Гигантские вершины, поднимающиеся до уровня верховых ветров, вызывали возникновение вихрей и ложных течений, которые отводили вниз теплый воздух, смягчая холодное дуновение низового.

Хэм мрачно смотрел на видимое в свете ракеты плоскогорье.

— Не нравится мне здесь, — буркнул он. — Я никогда не любил этих гор, особенно с тех пор, как ты сваляла дурака, собираясь пересечь их в Стране Холода.

— Сваляла дурака? — переспросила Пат. — А кто дал название этим горам? Кто пересек, их? Кто их открыл? Мой отец, вот кто!

— И ты решила, что они принадлежат тебе, — парировал Хэм, — и нужно только свистнуть, чтобы они упали к твоим ногам и начали ластиться, а Перевал Безумца превратится в парковую аллею? В результате, если бы я не оказался на месте и не вытащил тебя, ты была бы сейчас кучкой чисто обглоданных костей, лежащих в ущелье.

— Эх ты, пугливый янки! — бросила она. — Я иду наружу осмотреться. — Натянув скафандр, Пат направилась к двери, но на пороге остановилась. — А… может, ты тоже пойдешь?

Хэм усмехнулся.

— Разумеется! Я хотел только, чтобы ты это сказала. — Он переоделся в полярный костюм и пошел следом за женой.

На сей раз снаружи было по-другому. На первый взгляд плоскогорье являло собой ту же мрачную дикость льда и камня, которую они встретили на расположенной внизу равнине. Здесь были выветренные скалы самых фантастических форм, а дикий пейзаж, поблескивающий в свете шлемных ламп, походил на тот, который они видели прежде.

Однако мороз был здесь не таким пронзительным; по мере подъема становилось теплее, а не холоднее, как на Земле, поскольку температура повышалась по мере приближения к зоне верховых ветров. Кроме того, здесь меньше докучал низовой ветер, разбитый могучими вершинами на слабые дуновения.

Растительность тоже стала богаче. Повсюду виднелись жилковатые и клубневидные массы, и Хэму пришлось ступать осторожно, чтобы не повторить неприятного опыта, когда он наступил на одно из них и услышал стон боли. Пат со своей стороны не испытывала никаких угрызений совести, уверяя, что это всего лишь тропизм, что образцы, которые она вырвала и препарировала, испытывали не больше боли, чем яблоко, когда его едят, и что в конце концов биолог должен быть биологом.

Где-то среди пиков раздался скрежещущий, язвительный смех трехглазых, и Хэму несколько раз казалось, что на границе досягаемости света шлемов он замечает фигуры этих демонов тьмы. Но даже если так оно и было, свет удерживал их на безопасном расстоянии и ни один камень не пролетел рядом с людьми.

И все же было довольно жутковато идти вперед посреди движущегося пятна света; все время казалось, что за пределами видимости таятся Бог знает какие странные и невероятные создания, хотя рассудок убеждал, что такие монстры не остались бы незамеченными.

Лучи прожекторов остановились на ледяном вале, насыпи или нависи, тянувшемся вправо и влево поперек их пути.

Пат вдруг указала в ту сторону.

— Смотри! — воскликнула она, удерживая свет прожектора в одном месте. — Пещеры во льду или, скорее, норы. Видишь?

Хэм заметил черные отверстия размером с клапан водосточной трубы, целый ряд которых находился у основания ледяного вала. Что-то темное со смехом промчалось вверх по скользкому склону и исчезло — трехглазый. Неужели это их жилища? Хэм пригляделся внимательнее.

— Там что-то есть! — шепнул он Пат. — Смотри! Перед половиной отверстий что-то лежит — может, просто камни, блокирующие вход?

Они осторожно приблизились, держа в руках оружие. Ничто больше не шевелилось, но в усиливающемся свете эти предметы все меньше напоминали камни, и скоро стали видны жилки и мясистая клубневидность живых существ.

Впрочем, эти создания были каким-то новым видом. Хэм разглядел ряд похожих на глаза пятен, а под ними клубок ног. Существа походили на перевернутые корзины, примерно того же размера и формы, покрытые жилами, дряблые и без особых примет, если не считать глазных пятен. Теперь можно было даже заметить полупрозрачные веки, которые закрывались явно для того, чтобы защитить глаза от болезненного света.

Люди находились всего в двадцати футах от одного из существ. Поколебавшись, Пат двинулась прямо к неподвижной фигуре.

— Ого! — сказала она. — Это что-то новое, Хэм. Привет, старик!

В следующую секунду оба остановились как вкопанные, удивленные, совершенно ничего не понимающие. Высокий, клекочущий голос, идущий как будто от пленки, расположенной наверху создания, произнес:

— Привет, старик!

Воцарилась тревожная тишина. Хэм держал в руке свой пистолет, но даже если бы потребовалось им воспользоваться, не сумел бы ничего сделать, забыв об оружии. Вообще, его словно парализовало. Пат наконец заговорила.

— Это… это невозможно, — сказала она слабым голосом. Это тропизм. Эта создание просто отражает звуки, которые до него доходят. Разве не так, Хэм? Разве не так?

— Я… я… ну, разумеется! — Он разглядывал глаза, закрытые веками. — Так и должно быть. Слушай! — Он наклонился вперед и крикнул «Привет!» прямо в сторону создания. — Сейчас оно ответит.

И существо ответило.

— Это не тропизм, — заклекотало оно пискливым, но идеальным английским языком.

— Это не эхо! — Пат говорила с трудом и пятилась все дальше. — Я боюсь! — пискнула она, таща Хэма за руку. — Бежим, быстро!

Хэм задвинул ее за себя.

— Может, я и боязливый янки, — буркнул он, — но собираюсь допросить этот живой граммофон, чтобы узнать, что или кто приводит его в движение.

— Нет! Нет, Хэм! Я боюсь!

— Он не выглядит опасным, — заметил он.

— Опасности нет, — согласилось существо на льду.

Хэм сглотнул слюну, а Пат испуганно вскрикнула.

— Кто… кто ты? — спросил Хэм дрожащим голосом.

Ответа не было. Глаза с веками неподвижно смотрели на него.

— Кто ты? — попробовал он еще раз.

И снова нет ответа.

— Откуда ты знаешь английский? — продолжал спрашивать Хэм.

— Не знаешь английский, — заклекотал голос.

— Тогда… гм… почему ты говоришь по-английски?

— Ты говоришь по-английски, — логично объяснило создание.

— Я спрашиваю не почему, а каким образом?

К этому времени Пат уже частично справилась со своим испугом, и ее мозг нашел решение.

— Хэм, — прошептала она, — это существо использует слова, которыми пользуемся мы. А значение их узнает от нас.

— Значение узнает от вас, — подтвердило существо.

Хэма вдруг осенило.

— О Боже! — воскликнул он. — Значит, мы можем расширить его словарь.

— Вы говорить, я говорить, — предложило существо.

— Ну конечно! Понимаешь, Пат? Мы можем говорить, что угодно… — Он задумался. — Что бы ему… «Когда в теченье наших дел…»

— Умолкни, янки! — оборвала его Пат. — Мы на британской территории! «Быть или не быть — вот в чем вопрос…»

Хэм улыбнулся и замолчал, а когда Пат умолкла, не зная, что говорить дальше, принял от нее эстафету: «Жили однажды три Медведя…».

Так они говорили по очереди, и вдруг до Хэма дошло, что вся ситуация фантастически абсурдна — Пат рассказывает сказку о Красной Шапочке лишенному чувства юмора существу с ночной стороны Венеры! Он внезапно расхохотался, и девушка удивленно уставилась на него.

— Расскажи ему сказку о бродяге и дочке крестьянина! — сказал он, задыхаясь от смеха. — Посмотрим, улыбнется ли он хоть раз!

Пат подхватила его смех.

— Однако вопрос действительно серьезен, — сказала она наконец. — Представь себе, Хэм! Разумная жизнь на темной стороне. А ты действительно разумен? — обратилась она к созданию на льду.

— Я разумен, — заверило оно. — Я разумно разумен.

— По крайней мере, ты превосходный лингвист, — сказала девушка. — Хэм, ты когда-нибудь слышал, чтобы английский изучали за полчаса? Подумай об этом! — Страх ее совсем прошел.

— Что ж, воспользуемся этим, — предложил Хэм. — Как тебя зовут, дружище?

Ответа не было.

— Разумеется, — вставила Пат. — Он не может сказать нам свое имя, пока мы не произнесем его по-английски, а мы не можем этого сделать, потому что… Ну, хорошо, в таком случае назовем его Оскар, этого хватит.

— Пусть будет так. Кто ты, Оскар?

— Я человек.

— Что? Разрази меня гром, если это правда!

— Такие слова ты сказал мне. Для меня я человек для тебя.

— Подожди-ка. «Для меня я…» Я понял. Пат. Он хочет сказать, что единственные слова, которые у нас есть для определения того, кем он себя считает, это «человек». Ну, хорошо, в таком случае как называется твой народ?

— Люди.

— Я имею в виду твою расу. К какой расе ты относишься?

— К расе людей.

— Уф! — тяжело вздохнул Хэм. — Попробуй ты, Пат.

— Оскар, — сказала девушка, — ты человек. Ты млекопитающее?

— Для меня человек млекопитающее для тебя.

— О Боже! — Она попыталась еще раз. — Оскар, как размножается твоя раса?

— У меня нет подходящих слов.

— Вы рождаетесь?

Странное лицо или же тело существа без лица слегка изменилось. Полупрозрачные веки, защищающие его многочисленные глаза, покрылись еще более толстыми заслонками; это выглядело так, словно существо задумчиво сморщило лоб.

— Не рождаемся, — заклекотало оно.

— Тогда, может… семена, споры, партеногенез? Или же деление?

— Споры, — пропищало таинственное создание, — и деление.

— Но ведь… — Она умолкла, и в тишине они услышали зловещий вой трехглазого где-то далеко слева. Люди повернулись, взглянули и в ужасе отступили. Там, куда едва доставал сноп света, один из хохочущих дьяволов подхватил и уносил что-то, несомненно, бывшее одним из пещерных созданий. Остальные же, еще более усиливая ужас положения, продолжали все так же сидеть перед своими ямами.

— Оскар! — крикнула Пат. — Одного из вас схватили!

Она умолкла на полуслове, прерванная громом револьвера, но выстрел оказался неудачным.

— О-о! — простонала девушка. — Это дьяволы! Они схватили одного! — Существо, находившееся перед ней, молчало. — Оскар! — крикнула Пат. — Неужели это тебе безразлично? Они убили одного из вас, ты понимаешь это?

— Да.

— Но… неужели это не имеет для тебя никакого значения? — Пат испытывала что-то вроде человеческого сочувствия к этим существам. — Тебя это вообще не касается?

— Да.

— Но что эти дьяволы делают с вами? Почему вы позволяете им убивать себя?

— Они едят нас, — спокойно сказал Оскар.

— О! — От ужаса у Пат перехватило дыхание. — Но… почему вы не… — Она замолчала, потому что существо начало медленно и методически отползать к своей норе.

— Подожди! — крикнула девушка. — Они сюда не придут. Наши фонари…

— Холодно, — донесся до нее ответ. — Я ухожу из-за холода.

Стало тихо.

Действительно стало холоднее, участились порывы морозного ветра. Оглядевшись вокруг, Пат заметила, что нее жители пещер забираются в свои норы. Девушка беспомощно посмотрела на Хэма.

— Это… это был сон? — прошептала она.

— В таком случае мы спали вместе, Пат. — Он взял ее за руку и повел обратно к ракете, иллюминаторы которой приглашающе светились в темноте.

Когда они оказались в теплом помещении и скинули неуклюжую верхнюю одежду, Пат поджала свои стройные ноги, закурила и принялась довольно рационально взвешивать происшедшее.

— Во всем этом есть что-то непонятное, Хэм. Ты заметил странности в разуме Оскара?

— Он дьявольски быстро соображает!

— Да, он весьма умен. Уровень его интеллекта равняется человеческому или даже… — она заколебалась, — выше его. Однако это не человеческий разум. Он какой-то другой… чужой, странный. Я не могу выразить свои чувства, но заметил ли ты, что Оскар не задал ни одного вопроса? Ни одного!

— Погоди-ка… а ведь точно! Это странно!

— Это чертовски странно. Каждый разум человеческого типа, встречая иную мыслящую форму жизни, задал бы множество вопросов. Мы задавали их. — Она задумчиво выпустила клуб дыма. — Но это еще не все. Это равнодушие, когда трехглазый атаковал его соплеменника… разве это по-человечески или хотя бы по-земному? Я видела, как охотящийся паук схватил одну муху из роя, не беспокоя других, но может ли такое быть с разумными существами? Не может, даже в случае мозгов, развитых так слабо, как у оленей или воробьев. Убей одно животное, и остальные испугаются.

— Это верно, Пат. Чертовски странные создания эти соплеменники Оскара. Странные зверушки.

— Зверушки? Только не говори, что не заметил, Хэм.

— Не заметил чего?

— Оскар не животное. Он растение — теплокровное, движущееся растение. Все время, что мы разговаривали, он укоренялся своим… своим корнем. А то, что выглядело как ноги — это стручки. Он не ходил на них, передвигался на корне. Более того…

— Что?

— Более того, Хэм, эти стручки такие же, как те, которыми трехглазые закидали нас в ущелье Гор Вечности, те, от которых мы чуть не задохнулись…

— Ты хочешь сказать, от которых ты потеряла сознание?

— Во всяком случае я успела их заметить! — ответила она, покраснев. — Это часть тайны, Хэм. Разум Оскара — это разум растения! Не кажется ли тебе, — спросила вдруг девушка, что присутствие Оскара и его соплеменников представляет угрозу людям, живущим на Венере? Я знаю, что эти существа с темной стороны, но что будет, если здесь откроют ценные месторождения? Если именно здесь начнется промышленная эксплуатация? Люди не могут жить совсем без солнечного света, я это знаю, но может возникнуть потребность основания здесь временных колоний — и что тогда?

— Вот именно, что тогда? — повторил Хэм.

— Что тогда? Разве хватит на одной планете места для двух разумных рас? Разве рано или поздно не наступит конфликт интересов?

— И что с того? — буркнул он. — Это примитивные существа, Пат. Они живут в пещерах, не создали культуры, не имеют оружия. Для человека они не опасны.

— Но они так великолепно разумны! Откуда ты знаешь, не являются ли встреченные нами всего лишь варварами и что где-то в глубине темной стороны не существует цивилизация растений? Ты же знаешь, что цивилизация не является привилегией исключительно человека. Взгляни на могучую, хоть и клонящуюся к закату культуру Марса и на мертвые ее остатки на Титане. Человек просто стал ее самой сильной версией, по крайней мере пока.

— Это правда, Пат, — согласился Хэм. — Но если соплеменники Оскара воинственны не более, чем в отношении того кровожадного трехглазого, они не представляют особой опасности.

— Этого я вообще не могу понять. — Она вздрогнула. — Интересно… — Пат замолчала, хмуря брови.

— Что интересно?

— Я… не знаю. Мне кое-что пришло в голову… — Она подняла взгляд. — Хэм, завтра я хочу точно установить, на каком уровне интеллект Оскара. Если удастся.


Однако с этим возникли некоторые трудности. Когда Хэм и Пат приблизились к краю ледяного вала, с трудом преодолев фантастически смятый район, оказалось, что они понятия не имеют, перед которой пещерой разговаривали с Оскаром. В мерцающем свете ламп каждое отверстие казалось им похожим на другие, а существа, находящиеся у выходов, смотрели на них глазами, в которых не просматривалось никакого выражения.

— Ну вот, — озабоченно сказала Пат. — Придется экспериментировать. Эй, это ты, Оскар?

— Да, — произнес клекочущий голос.

— Не верю, — вставил Хэм. — Он был правее. Эй, это ты, Оскар?

— Да, — заклекотал другой голос.

— Но вы не можете оба быть Оскаром!

— Мы все им являемся, — ответил тот, которого выбрала Пат.

— А, неважно, — прервала девушка, опередив дальнейшие возражения Хэма. — Что знает один, явно знают все, поэтому не имеет значения, которого выбрать. Оскар, вчера ты сказал, что разумен. Ты более разумен, чем я?

— Да, много больше.

— Ха! — фыркнул Хэм. — Вот видишь. Пат!

Она со злостью шмыгнула носом.

— Этим он тебя превосходит, янки. Оскар, ты говоришь когда-нибудь неправду?

Полупрозрачные веки закрылись вторыми, толстыми.

— Неправду, — повторил пискливый голос. — Неправду. Нет. Нет необходимости.

— Тогда что… — она вдруг замолчала, услышав глухой треск. — Что такое? О, смотри, Хэм, один из его стручков лопнул! — Пат отодвинулась.

В ноздри людей ударил острый, терпкий запах, напомнивший им часы в ущелье, но сейчас не такой сильный, чтобы Хэм начал задыхаться, а Пат потеряла сознание. Резкий, терпкий и одновременно не совсем неприятный.

— Что это такое, Оскар?

— Это служит для… — голос умолк.

— Для размножения? — подсказала Пат.

— Да, для размножения. Ветер разносит наши споры между нами. Мы живем там, где нет постоянного ветра.

— Однако вчера ты говорил, что ваш способ — это деление.

— Да. Споры садятся на наши тела и происходит… — голос вновь умолк.

— Оплодотворение? — подсказала девушка.

— Нет.

— Тогда… поняла! Раздражение!

— Да.

— Которое вызывает появление шишковидного нароста?

— Да. Когда его рост прекращается, мы делимся.

— Фу! — фыркнул Хэм. — Шишка!

— Заткнись! — рявкнула Пат. — Ребенок в лоне матери тоже не более чем шишка.

— Не более… Как я рад, что не стал биологом! И что не родился женщиной!

— Я тоже, — серьезно ответила Пат. — Оскар, каковы твои знания: что ты вообще знаешь?

— Все.

— Ты знаешь, откуда прибыли люди, похожие на меня?

— Со стороны света.

— Да, а до этого?

— Нет.

— Мы прибыли с другой планеты, — торжественно сказала девушка, а поскольку Оскар молчал, добавила: — Ты знаешь, что такое планета?

— Знаю.

— Но знал ли ты раньше, до того как я произнесла это слово?

— Да, гораздо раньше.

— Но откуда? Ты знаешь, что такое машины? А оружие? Знаешь, как все это производить?

— Да.

— Тогда… почему вы этого не делаете?

— Нет необходимости.

— Нет необходимости! — воскликнула она. — Имея свет, даже просто огонь, вы могли бы держать триопов на безопасном расстоянии. Вы могли бы избежать съедения!

— Нет необходимости.

Пат беспомощно повернулась к мужу.

— Он лжет, — предположил тот.

— Не думаю, — буркнула она. — Это что-то другое… что-то, чего мы не понимаем. Оскар, откуда вы все это знаете?

— Разум.

У входа в другую пещеру с глухим треском лопнул очередной стручок.

— Но откуда? Скажи, как вы узнаете факты?

— Из любого факта, — заклекотало существо на льду, — разум может создать образ… — Воцарилась тишина.

— Вселенной? — подсказала Пат.

— Да, Вселенной. Я начинаю с одного факта и на основании его делаю выводы. Строю образ Вселенной. Начинаю с другого факта, делаю выводы. Констатирую, что полученный образ Вселенной такой же, как в первом случае. Я знаю, что образ правдив.

— Слушай, — выдавил Хэм, — если это правда, мы можем узнать у Оскара все! Оскар, ты можешь выдать нам тайны, которых мы не знаем?

— Нет.

— Почему?

— Вы должны знать нужные слова, чтобы сообщить их мне. Я не могу рассказать вам того, для чего у вас нет нужных слов.

— Верно! — шепнула Пат. — Но, Оскар, я знаю слова «время» и «пространство», «энергия» и «материя», «закон» и «причина». Скажи мне конечный закон Вселенной.

— Это закон… — Тишина.

— Сохранения энергии или материи? Гравитации?

— Нет.

— Закон… Бога?

— Нет.

— Жизни?

— Нет. Жизнь не имеет значения.

— Тогда чего? Мне больше ничто не приходит на ум.

— Может, случая? — задумчиво сказал Хэм. — Для этого нет нужного слова.

— Да, — заклекотал Оскар. — Это закон случая. Все остальные слова — другие аспекты закона случая.

— О, небо! — прошептала Пат. — Оскар, ты знаешь, что такое звезды, солнца, созвездия, планеты, туманности, атомы, протоны и электроны?

— Да.

— Но… откуда? Ты когда-нибудь видел звезды, находящиеся за этим вечным слоем облаков? Или Солнце за барьером?

— Нет. Достаточно разума, поскольку есть лишь один способ существования Вселенной. Только то, что возможно, — реально; то что нереально, — одновременно невозможно.

— Это… кажется, это что-то значит, — прошептала Пат. Но я плохо понимаю, что. Оскар, почему… почему вы не используете свои знания, чтобы защититься от врагов?

— Нет необходимости. Нет необходимости делать что-либо. Через сто лет мы будем… — Тишина.

— В безопасности?

— Да—нет.

— Что? — Ее вдруг пронзила страшная догадка. — Ты хочешь сказать — вымрете?

— Да.

— Но… о, Оскар! Разве вы не хотите жить? Разве ваш народ не хочет уцелеть?

— Хочет, — проскрипел Оскар. — Хочет-хочет-хочет. Это слово ничего не значит.

— Оно значит… желает, жаждет.

— Жаждет ничего не значит. Желает-желает. Нет, мой народ не желает уцелеть.

— О! — слабо вздохнула Пат. — Тогда зачем вы размножаетесь?

Словно в ответ лопнувший стручок осыпал их удушливой пылью.

— Потому что должны, — заклекотал Оскар. — Когда на нас садятся споры — мы должны.

— Понимаю, — медленно сказала Пат. — Хэм, кажется, я поняла. Вернемся на корабль.

Она неуверенно повернулась, а Хэм пошел за ней следом, глубоко задумавшись. Его охватила странная апатия.

Их ждала еще одна небольшая неприятность. Камень, брошенный каким-то трехглазым, прячущимся за льдом, разбил левую лампу на шлеме Пат. Казалось, это ее мало тронуло, девушка лишь мельком взглянула в ту сторону и шла дальше, но всю обратную дорогу их преследовали вой, писки и насмешливый хохот, несущийся с левой стороны, освещенной теперь только лампой Хэма.

В ракете Пат усталым жестом бросила на стол свою сумку для образцов и села, не снимая полярного костюма. Хэм тоже этого не сделал; несмотря на жару, он так же апатично опустился на койку.

— Я устала, — сказала девушка, — но не настолько, чтобы не понимать, что означает тайна снаружи корабля.

— Ну-ну, послушаем.

— Хэм, — сказала она, — в чем основная разница между растительной и животной жизнью?

— Ну, растения получают средства для жизни прямо из почвы и воздуха. Животным, чтобы есть, требуются растения или другие животные.

— Это еще не все, Хэм. Некоторые растения — паразиты и живут на других формах жизни. Вспомни Тропики или даже некоторые земные растения — грибы, росянку, которая ловит мух…

— Ну… тогда… животные двигаются, а растения нет.

— Это тоже неправда. Взгляни на бактерии: это растения и все-таки движутся в поисках пищи.

— Так какая же разница?

— Порой это трудно сказать, — буркнула она. — Однако я думаю, что поняла. Вот она: животными движет потребность, а растениями — необходимость. Понимаешь?

— Ничуть.

— Тогда слушай. Растение, даже двигающееся, делает что-то, потому что должно, потому что такова его природа, а животное действует так, потому что хочет.

— И где тут разница?

— Она есть. У животного есть собственная воля, у растения — нет. Понимаешь? У Оскара великолепный, божественный разум, но собственной воли меньше, чем у червяка. У него есть рефлексы, но нет желаний. Когда ветер теплый, он выходит и кормится, когда холодно — заползает обратно в пещеру, наполненную теплом его тела. Но это не воля, а лишь инстинкт. Оскар ничего не хочет!

Забыв об усталости, Хэм потрясение смотрел на нее.

— Черт меня побери, если это не так! — выкрикнул он. Вот почему он, а точнее они, не задают вопросов! Нужно хотеть или иметь собственную волю, чтобы о чем-то спрашивать! Потому у них и нет цивилизации, и никогда не будет.

— Это и еще кое-что, — сказала Пат. — Подумай вот о чем: Оскар существо бесполое, а несмотря на твою гордость янки, половое влечение всегда было важным фактором создания цивилизации. Это основа семьи, а народ Оскара не знает понятия родителей и детей. Оскар размножается делением, обе его половины взрослые особи и, вероятно, владеют всеми знаниями и памятью исходного существа. Нет необходимости в любви, собственно говоря, для нее и места нет, а отсюда нет мотива для борьбы за партнера и семью, а также нет причин делать жизнь легче, чем она есть, или пользоваться разумом для развития науки или искусства — да вообще чего угодно! — Она помолчала. — Ты слышал когда-нибудь о законе Мальтуса, Хэм?

— Сомневаюсь.

— Так вот, закон Мальтуса гласит, что численность населения зависит от предложения продуктов. Если увеличивается количество пищи, численность населения пропорционально растет. Человечество развивалось под воздействием этого закона; оно было приостановлено почти на сто лет, но наша раса обрела под его влиянием гуманность.

— Приостановлено! Это похоже на отмену закона тяготения или исправление теоремы Пифагора.

— Нет, нет, — сказала Пат. — Приостановление действия этого закона произошло в результате развития техники в девятнадцатом и двадцатом веках, что назвало такой рост производства продуктов, что натуральный прирост не успевал за ним. Но скоро он догонит его, и закон Мальтуса снова вступит в силу.

— А как это связано с Оскаром?

— А вот как: его раса развивалась не под действием этого закона. Иные факторы поддерживали ее численность ниже границы предложения пищи, то есть развился вид, свободный от борьбы за пропитание. Он идеально приспособлен к среде и не требует ничего больше. Цивилизация для него излишня!

— Но… как же трехглазые?

— Да, трехглазые. Видишь ли, Хэм, как я говорила несколько дней назад, трехглазые — пришельцы, явившиеся из сумеречного пояса. Когда эти дьяволы сюда прибыли, народ Оскара уже полностью развился и не мог измениться, чтобы противостоять новым условиям, иди же не мог измениться достаточно быстро. Поэтому они обречены на гибель. Как говорит Оскар, скоро они вымрут и… это их нисколько не беспокоит. — Она вздрогнула. — Единственное, что они делают, что могут делать, это сидеть перед пещерами и думать. Может, их мысли — это мысли богов, но собственной воли у них нет ни на грош. Именно в этом и состоит растительный разум!

— Я думаю… думаю, что ты права, — буркнул Хэм. — Но это довольно страшно, правда?

— Да. — Девушка дрожала, несмотря на теплую одежду. — Да, это страшно. Такие великолепные умы, и нет возможности для их работы. Это как мощный бензиновый двигатель с лопнувшим карданным валом: как бы он ни работал, колеса все равно не крутятся. Хэм, знаешь, как я их назову? Lotophag Veneris Лотофаги! Их вполне устраивает сидение на месте и размышление о мире, в то время как меньшие разумы — наши и трехглазых — борются за их планету.

— Это хорошее название, Пат. — Когда девушка поднялась, Хэм удивленно спросил:

— А твои образцы? Ты не будешь их препарировать?

— Завтра. — Пат как была, в одежде, бросилась на койку.

— Они испортятся! И твоя лампа на шлеме — ее нужно починить.

— Завтра, — устало повторила она, а его собственная усталость прекратила дальнейшие споры.

Когда через несколько часов запах гниения разбудил его. Пат все еще спала в тяжелой верхней одежде. Хэм выбросил сумку и образцы наружу, а затем снял с девушки скафандр. Когда он осторожно укладывал ее на койку, она почти не пошевелилась.


Пат не жалела о выброшенной сумке; следующий день, если эту бесконечную ночь можно назвать днем, застал их идущими по мрачному плоскогорью со все так же не работающей лампой на шлеме девушки. Снова с левой, стороны доносился дикий, издевательский смех жителей ночи, несущийся с низовым ветром; дважды брошенные с большого расстояния камни рассыпали вокруг сверкающие осколки льда. Люди двигались вперед апатично и молча, словно загипнотизированные, но им казалось, что головы их совершенно чисты.

Пат обратилась к первому лотофагу, которого они встретили.

— Мы вернулись, Оскар, — сказала она. — Как ты провел ночь?

— Я думал, — заклекотало существо.

— О чем ты думал?

— Я думал о… — голос умолк.

Треснул стручок, и характерный запах ударил в их ноздри.

— О… нас?

— Нет.

— О… мире?

— Нет.

— О… Нет, это не имеет смысла, — устало сказала Пат. Можно пытаться до конца света и никогда не наткнуться на нужный вопрос.

— Если этот нужный вопрос существует, — добавил Хэм. Откуда ты знаешь, что есть слова, подходящие для него? Откуда знаешь, что это мысль, которую мы можем понять? Наверняка есть мысли, лежащие за пределами нашего понимания.

Слева с глухим звуком лопнул еще один стручок. Хэм заметил, как пыль словно тень летит сквозь снопы света от их ламп, увидел, что Пат глубоко вдохнула терпкий воздух, когда облачко достигло ее. Запах был до странности приятен, особенно если вспомнить, что то же вещество, но в большей концентрации однажды едва не лишило их жизни. Он испытал какое-то смутное опасение, когда эта мысль пришла ему в голову, но не сумел понять причин этого опасения.

Внезапно до него дошло, что они в полном молчании стоят перед лотофагом, а ведь пришли сюда задавать ему вопросы.

— Оскар, — спросил он, — в чем смысл жизни?

— Его нет. Нет никакого смысла.

— Тогда почему за нее так держатся?

— Мы за нее не держимся. Жизнь ничего не значит.

— Потому что, когда вы исчезнете, мир будет существовать по-прежнему? В этом дело?

— Когда нас не будет, всем будет все равно, кроме триопов, которые нас едят.

— Которые вас едят, — как эхо повторил Хэм.

В этой мысли было нечто такое, что пробилось сквозь туман равнодушия, окутавший его мысли. Хэм взглинул на Пат, безучастно и молча стоявшую рядом; в свете фонаря он видел за стеклами ее серые ясные глаза, смотрящие прямо перед собой с выражением либо рассеянности, либо глубокой задумчивости. А из-за ледяного вала донеслись вдруг крики и дикий смех жителей темноты.

— Пат, — сказал он.

Ответа не было.

— Пат! — повторил он, кладя отяжелевшую руку на ее плечо. — Нужно возвращаться. — Справа от них лопнул стручок. — Нужно возвращаться, — повторил он.

Из-за хребта внезапно обрушился град камней. Один ударил в шлем Хэма, и передний фонарь лопнул; другой попал в плечо, причинив мучительную боль, хотя это показалось ему удивительно несущественным.

— Нужно возвращаться, — упрямо повторял Хэм.

Пат наконец откликнулась, все так же не двигаясь.

— Зачем? — глухо спросила она.

Хэм задумался над этим. Действительно, зачем? Чтобы вернуться в сумеречный пояс? В памяти его возник образ Эротии, потом картины воображаемого медового месяца, проводимого на Земле, затем целая серия сцен на Земле: Нью-Йорк, академический городок, окруженный деревьями, солнечная ферма, на которой прошло его детство. Однако все это казалось далеким и нереальным.

К действительности его вернул внезапный удар в плечо и пронзительная боль. Еще он заметил, как камень отскочил от шлема Пат. Светили уже всего две ее лампы, задняя и правая, а из его, как он смутно сообразил, остались задняя и левая. На краю вала, темного из-за разбитых ламп, мелькали и галдели темные фигуры, а вокруг людей свистели и разлетались камни.

Хэм с огромным трудом схватил Пат за плечо.

— Нужно возвращаться! — пробормотал он.

— Зачем?

— Если мы останемся, нас убьют.

— Я знаю, но…

Он перестал слушать ее и резко потянул Пат за руку. Она повернулась и, пошатываясь, пошла за ним.

Когда их задние лампы осветили ледяной вал, раздался ужасный вой, а затем, пока Хэм бесконечно медленно тащил за собой девушку, вопли сместились влево и вправо. Он знал, что это означает: трехглазые окружали их, чтобы оказаться впереди, куда не светили разбитые лампы.

Пат безвольно шла за ним. Только рука Хэма заставляла ее двигаться, но и для него каждое движение давалось с огромным трудом. А перед ними мелькали тени воющих и хохочущих демонов, ждущих своего часа.

Хэм повернул голову так, чтобы его правый прожектор осветил окрестности. Раздались вопли, и трехглазые бросились искать укрытия в тени пригорков и гребней, но Хэм с повернутой вбок головой споткнулся и упал.

Пат не желала подниматься, когда он потянул ее.

— Нет необходимости, — бормотала она, но не сопротивлялась, когда он ее поднял.

В голове Хэма возник смутный план. Он взял девушку на руки так, чтобы ее правая лампа светила вперед, и в конце концов добрался до круга света, бросаемого ракетой, открыл дверь и положил Пат на пол внутри корабля.

Последнее, что он увидел, были тени хохочущих трехглазых, подскакивающие в темноте и направляющиеся к ледяному валу, где Оскар и его народ со спокойной отрешенностью ждали своего предназначения.


Ракета летела на высоте двухсот тысяч футов, поскольку многочисленные наблюдения и фотографии, сделанные из космоса, показали, что даже самые высокие вершины Гор Вечности не поднимаются над поверхностью планеты выше сорока миль. Облака внизу белели впереди и чернели сзади, потому что корабль как раз входил в сумеречный пояс. С этой высоты можно было даже наблюдать кривизну планеты.

— Как биллиардный шар, только наполовину светлый, а наполовину темный, — сказал Хэм, глядя вниз. — Отныне мы будем держаться только светлой половины.

— Это все из-за спор, — сказала Пат, не обращая на него внимания. — Еще раньше мы знали, что они действуют как наркотик, но не могли предположить, что их действие настолько утонченно и заключается в лишении воли и ослаблении. Народ Оскара — это лотофаги[7] и цветы лотоса одновременно. Но… в некотором смысле мне жаль их. Эти их мощные, великолепные, бесполезные мозги! — Она помолчала. — Хэм, что помогло тебе понять, в чем дело? Что тебя отрезвило?

— Замечание Оскара, что они служат пищей для трехглазых.

— И что с того?

— А то, что мы израсходовали все наши запасы продовольствия. Это замечание напомнило мне, что я два дня ничего не ел.


(Перевод с англ. Гузнинов Н.)

Ларри Нивен


БЕЗРУКИЕ

Мы летели на воздушных велосипедах над красной пустыней в лучах мягкого красного солнца Доуна. Я пропускал Хильсона вперед. Он был моим проводником, кроме того, я еще не умел как следует управлять воздушным велосипедом.

Я родом из равнинной местности и большую часть своей жизни провел в городах Земли, где каждый летательный аппарат был объявлен вне закона, если он не был полностью автоматизирован.

Я летел с большим удовольствием, хотя был весьма неумел, но пустыня подо мной представляла достаточно места, чтобы делать ошибки.

— Тут, — сказал Хильсон и указал.

— Где?

— Там, внизу. Следуй за мной.

Его воздушный велосипед сделал изящную дугу влево, замедлил ход и опустился. Я последовал за ним несколько неуклюже, неточно отреагировал и немного отстал. Некоторое время спустя и я увидел кое-что.

— Этот маленький шар?

— Да, именно он.

Сверху пустыня казалась мертвой, без признаков жизни. Но это не так; в пустынях большинства обитаемых миров есть жизнь. Там, внизу, имелись, хотя и не различимые сверху, колючие сухие растения, которые собирали воду в свои сердцевины; здесь были цветы, которые расцветали после первого дождя и семена которых могли ждать следующего дождя год или десять лет, и насекомое с четырьмя ногами без суставов, не членимые на сегменты; и четвероногие, с кожным покровом, тощие, теплокровные, размером не более лисы и вечно голодные.

Тут был также волосистый шар величиной около двух метров с голым покатым верхом. И лишь его тень позволила нам увидеть его. Тонкие волосы были точно такого же цвета, как и красноватый песок. Мы приземлились в непосредственной близости от шара и сошли с велосипедов. Я уже подумал, что дал себя одурачить, так как этот шар был совсем не похож на животное, скорее, на большой кактус.

— Последуем за ним, — сказал Хильсон.

Он был темнокож, грузен и молчалив. Профессиональных гидов по пустыне на Доуне не было. Я уговорил Хильсона сопровождать меня за хорошее вознаграждение, но завоевать его дружбу мне не удалось. Мне кажется, что он попытался недвусмысленно дать мне это понять.

— Обойди и вперед, — сказал он.

Мы обошли волосистый шар, и я начал смеяться. У животного имелось пять особенностей. Там, где он коснулся плоской скалы, основание шара составляло четыре фута в длину и в ширину. Длинные гладкие волосы ниспадали на камень, как длинная юбка. Примерно на ладонь выше через завесу волос — две широко расставленные очень маленькие лапы. Формой и величиной они походили на передние лапы датского дога, но были голые и розового цвета.

Примерно в метре выше из-под волос торчали еще две лапы. У этих верхних лап пальцы были удлинены и изогнуты и оканчивались бесполезными ногтями; а еще выше виднелось отверстие, похожее на рот, длиною примерно в метр; отверстие не имело губ, в углах было изогнуто вверх и почти полностью закрыто волосами. Глаз не было видно. Этот шар был очень похож на идола каменного века или на карикатуру толстого человека.

Хильсон терпеливо ждал, пока я перестану смеяться.

— Да, странное существо, — сказал он, несколько сопротивляясь моему напору. — Но оно умное, это животное. Под этим голым верхним концом находится мозг, который больше твоего и моего вместе взятых.

— Оно никогда не пыталось вступить с вами в контакт?

— Ни со мной, ни с кем другим.

— Оно умеет делать инструменты?

— Чем же? Посмотри на его руки! — Он весело рассматривал меня. — Ты хотел это видеть или нет?

— Да. Напрасно я проделал такой дальний путь.

— Но ты, во всяком случае, видел его.

Я опять рассмеялся. Животное сидело, незрячее, неподвижное, как ленивая, жирная, клянчащая лакомство карликовая собачка, и оно должно стать моим потенциальным клиентом.

— Ну идем же, давай возвращаться, — сказал я.

Потерянное время и силы. Две недели я провел в специальном помещении, готовясь к этому путешествию. Конечно, расходы оплатит фирма, но, в конце концов, я должен буду рассчитаться за это. В один прекрасный день фирма будет принадлежать мне.

Хильсон взял чек, не сказав ни слова, сложил его вдвое и запихал в карман, где лежала его зажигалка.

— Угостить тебя выпивкой? — спросил я.

— Конечно, — ответил он.

Мы оставили свои взятые напрокат воздушные велосипеды на границе во внутренний город и пересели на роликовую дорогу. Хильсон вел меня от одного перекрестка к другому, пока мы не добрались до огромного серебряного куба с извивающейся голубой надписью. «Ирландское кафе Сциллера», — прочитал я.

Внутри кафе тоже было похоже на куб: одноэтажное здание высотой в добрых сорок метров. Богато обитые обложенные подушками софы в форме подковы покрывали весь пол, стоя так плотно друг к другу, что между ними едва можно было протиснуться. В небольшом пространстве внутри подковы стоял маленький круглый стол. Из пола поднималось нечто похожее на дерево, увешанное всевозможными блестками. Дерево простирало свои длинные сверкающие ветви над гостями, будто защищая их, и его вершина доставала до потолка. Примерно на середине высоты находился механизм, приводивший в действие бар и весь обслуживающий персонал.

— Интересное место, — сказал Хильсон. — Эти софы должны, собственно, парить в воздухе. — Он поджидал, надеясь услышать от меня возгласы, но я ничего не сказал.

— Но это не удалось, — продолжал он. — Хотя… Прекрасная идея. Стулья и софы парят в воздухе, и если люди за одним столом хотят встретиться с гостями за другим столом, то им надо только остановить свои софы друг около друга и соединить их с помощью магнитных полей.

— Звучит забавно.

— Да, это была интересная шутка. Но человек, который выдумал это, видимо, забыл, что люди идут в бар, чтобы напиться. Они сталкивались софами, как автоскутеры. Они так высоко взлетали, что разливали свои напитки. Людям, сидящим внизу, это не нравилось, и часто возникали драки. Я вспоминаю, как одного парня сбросили с софы. Он бы убился насмерть, если бы не зацепился за что-то рукой. Но другой таким образом погиб. Он не зацепился при падении за ветви.

— Поэтому теперь софы расположены на полу?

— Нет. Сначала пытались автоматически регулировать их передвижение. Но иногда случалось, что выпивка все равно проливалась на людей внизу, и гостям нравилось это делать. Возник настоящий спорт. Но однажды ночью одному идиоту пришла мысль устроить короткое замыкание с автопилотом. Только он забыл, что ручное управление не было подключено. Его софа опустилась на другую и поранила трех важных особ. И с тех пор софы прочно стоят на полу.

Летающий поднос доставил нам два замороженных стакана и бутылку «Голубого Огня 2728». Бар был на две трети пуст, и здесь было очень тихо. Гости приходили позже. Когда мы выпили полбутылки замороженного дистиллированного вина, я объяснил, почему «Голубой Огонь» называют миротворцем Красланда: гибкая пластиковая бутылка имела очень узкое горлышко и широкое отверстие, и если она была не пуста, то представляла собой наполненную жидкостью прекрасную булаву. Она была очень опасна.

Теперь, когда Хильсон не мог получать с меня деньги, он начал придираться. И очень много говорил. Я тоже. Хотя мне этого и не хотелось. К черту все, я ведь был удален от Земли на многие световые годы, удален от моего предприятия и от милых людей, которых там знал, а здесь я был, так сказать, на краю населенного человечеством пространства. Я был на Доуне; это был почти пустой ранний кзин-мир с несколькими рассеянными далеко друг от друга очагами цивилизации и несколькими большими ранами прежних войн; мир, на котором фермеры должны были использовать ультрафиолетовые лампы, чтобы получать урожай, так как красное карликовое солнце было слишком слабо. Здесь я и находился. Этим я и должен был наслаждаться. Я и наслаждался. Хильсон был хорошим собеседником, а «Голубой Огонь» не причинял вреда. Мы заказали вторую бутылку. С наступлением времени для коктейля в баре становилось все многолюднее.

— У меня есть идея, — сказал Хильсон. — Ты не против, если мы будем разговаривать о делах?

— Нет. О каких делах?

— О твоих делах.

— Конечно, нет. Почему ты спрашиваешь?

— У нас так принято. Некоторые неохотно говорят о своих деловых секретах. А другие хотят позабыть на пару часов о своей работе.

— Это совершенно верно. В чем же дело?

— По тому, как ты произносишь слова «безрукие», чувствуется, что ты написал бы его только с большой буквы. Почему, собственно?

— Ну, если бы я произносил его иначе, ты бы подумал, что я имею в виду людей. Или нет? Потенциальных параноиков. Альбиносов-красландцев, алдергиков, страдающих от выхлопных газов, людей с отсутствующими конечностями, устойчивых против трансплантации, людей, которые лишены рук.

— Да, да…

— Я имею дело с чувствующими существами, которых природа одарила умом, но не таким, который может служить в качестве руки.

— О, как дельфины?

— Правильно. Есть на Доуне дельфины?

— Да, конечно. Как же мы могли бы иначе заниматься рыболовством?

— Ты видел эти штуки, которыми вы расплачивались с дельфинами за рыбу? Они выглядят, как мотор с дизелями, которые применяют в моторных лодках; у них две похожих на мягкую мебель металлические руки.

— Да, руки дельфинов. Конечно. Мы продаем им и другие вещи, инструменты и аппаратуру, с помощью которой они могут управлять температурой тела рыб. Но дельфиньи руки им нужны больше всего.

— Я изготавливаю их.

Глаза Хильсона расширились от удивления. Затем я почувствовал, как он внутренне содрогнулся, когда понял, что человек, сидевший напротив него, мог бы купить весь Доун. Проклятье! Мне ничего не оставалось делать, кроме как не заметить этого.

— Собственно, я хотел сказать, что это производит фирма моего отца. В один прекрасный день я стану руководителем нашего акционерного общества. Однако сперва должен умереть мой прадед. Но я сомневаюсь в том, что он это когда-либо сделает

Хильсон деланно улыбнулся.

— Я тоже знаю таких людей.

— Да, некоторые люди, кажется, только высыхают, когда становятся старше. Они не жиреют, а становятся суше и выносливее, до тех пор, пока не создается впечатление, что они уже не будут меняться.

— Кажется, ты очень гордишься им. А зачем, собственно, ему умирать?

— Это своего рода традиция. Сейчас шефом нашей фирмы является мой отец. Когда у него возникают трудности, он может обратиться за помощью к своему отцу, который руководил фирмой до него. Если Гее-прима не справится с этим, они оба пойдут к Гее-скваред.

— Странные имена.

— Для меня нет. Это тоже традиция.

— Извини. Что же ты на Доуне?

— Мы торгуем не только с дельфинами, — «Голубой Огонь» навел меня на размышления. — Послушай, Хильсон. Нам известны три вида чувствующих живых существ без рук. Не так ли?

— Больше. Кукольники пользуются еще и своим ртом. А аутсайдеры…

— Черт побери. Они же делают свои собственные инструменты. Я говорю о животных, которые сами не могут сделать даже ручной топор, Или о таких, которые не могут развести огонь. Дельфины, бандерсначи и то существо, что мы видели сегодня.

— Грог. Ну и…?

— Неужели ты не понимаешь, что во всей Галактике должны быть подобные существа без рук. Мозги — да, но не руки. Говорю тебе, Хильсон, у меня мороз пробегает по коже. Чем дальше мы проникаем во Вселенную, чем больше звезд мы посещаем и заселяем, тем больше мы будем открывать чувствующих и думающих существ, не имеющих рук и инструментов, то есть беспомощные цивилизации. Иногда мы даже не можем распознать их. Что же нам делать с ними?

— Тогда делай для них дельфиньи руки.

— Прекрасно. Но мы не можем их раздаривать. Как только какой-либо вид начнет надеяться на других, он становится паразитом.

— А как обстоят дела с бандерсначами? Делаешь ли ты также руки и для них?

— Конечно. Только значительно большие. Бандерснач в два раза больше, чем бронтозавр. Скелет очень гибкий, не имеет суставов. На белой гладкой коже имеются пучки чувствительных щетинок по обеим сторонам голого заостренного черепа. Это существо передвигается при помощи ноги на животе. Они живут на равнинах Хинкса и питаются серой береговой пеной. Создавалось впечатление, что это самые беспомощные существа во всей известной нам Вселенной… пока однажды не увидели, как они нападают, подобно обвалу. Я однажды наблюдал, как старый броневик был сплюснут у скалы на равнине, а сплюснут он был сломанными костями животного, которое на него напало.

— Хорошо. Как вы рассчитываетесь за машины?

— Охотничьими привилегиями. Мы охотимся на них.

Хильсон с ужасом глядел перед собой:

— Нет. Я не верю тебе.

— Я и сам бы не поверил, но это правда, — я уперся локтями в крошечный столик и наклонился вперед. — Знаешь, это происходит вот как: бандерсначи должны контролировать народонаселение. На равнине имеется лишь определенное количество береговых линий, где они могут найти пищу. И они должны также заботиться о том, чтобы не скучать. Ты не можешь себе представить, как они скучали до появления людей на Хинксе. Что же происходит теперь? Люди заключили контракт с правительством Хинкса. Скажем, человеку нужен скелет бандерснача. Предположим, он хочет устроить музей трофеев. Он идет к правительству Хинкса и получает лицензию. Эта лицензия предписывает ему, какое снаряжение он может взять на равнину, в которой живут только бандерсначи, потому что там такое высокое давление воздуха, что легкие человека могут быть раздавлены. А температура такова, что он может свариться. Если же у него найдут оружие, то его надолго посадят в тюрьму. Может, ему и удастся убить бандерснача, а может, и нет, а может, он и сам не вернется назад. Его снаряжение дает ему шанс шестьдесят на сорок процентов. Независимо от того, как кончится охота, бандерсначи получают 80 % от сбора, а это составляет ровно тысячу старс-нетто. И на эти деньги они покупают все, что им нужно.

— Например, руки.

— Правильно. И еще кое-что. Дельфин может контролировать свои руки языком, а бандерснач — нет. И поэтому мы должны хирургическим путем вмонтировать этот прибор в его нервную систему. Это не очень сложно.

Хильсон покачал головой и заказал третью бутылку.

— Они делают другое, — сказал я. — У института Знаний есть инструменты на равнинах. Лаборатории и тому подобное. И институт хотел бы узнать кое-что о том, что происходит с давлением и температурой на равнине. Бандерсначи проводят все эти эксперименты, пользуясь при этом механическими руками.

— Значит, ты приехал, чтобы разведать возможности нового рынка.

— Мне сказали, что на Доуне имеется новая мыслящая разновидность жизни, которая не пользуется никакими инструментами.

— Ты изменил свое намерение?

— Как раз сейчас я об этом и думаю. Хильсон, как ты считаешь — у них есть сознание?

— У них есть мозги. И очень большие.

— И больше ничего?

— Нет.

— Но их мозги, возможно, работают не так, как наши. Нервные клетки могут быть сконструированы совсем иначе.

— Посмотри-ка. Теперь мы взялись за технику. Оставим на сегодняшний вечер эту тему.

При этом Хильсон отодвинул в сторону бутылку и стаканы и прыгнул на стол. Он внимательно и медленно осмотрелся, медленно описывая головой дугу.

— Ага, Гарвей, я увидел свою кузину. Она здесь со своей подругой. Давай подсядем к ним. Скоро время ужина.

Я надеялся, что мы пригласим их к ужину, но мы не сделали этого. Жарон и Луис приготовили нам ужин, а все, что требовалось для него, мы купили в специальном магазине. Впервые я увидел сырое мясо, — как его вырезают из убитого животного, и сырые растения, — как они растут из почвы. Меня тошнило от этого, и мне стоило усилий, чтобы другие это не заметили. Но еда была превосходна.

После ужина мы еще немного мило и вежливо болтали, выпили друг с другом и вернулись в отель. Я ушел спать с твердым намерением на следующее утро сесть на корабль.

Около четырех часов утра я проснулся в полной темноте, уставился в невидимый потолок и увидел шар с закругленной вершиной и гладкими красноватыми волосами, а рот-щель слегка улыбался. Да, улыбался несколько иронически. У шара были тайны. После полудня я, видимо, приблизился к пониманию одной из этих тайн; я кое-что увидел, но не запомнил…

Не спрашивайте меня, откуда я это знаю. Но я знал это с пристальной ясностью, и сомнения быть не могло.

Но я не мог вспомнить, что же я увидел.

Я встал и набрал номер телефона кухни, чтобы заказать немного горячего шоколада и хлеба из тунца.

Почему они умеют мыслить? Почему шары, ведущие сидячий образ жизни, развили мозг? Я думал о том, как же они размножаются. Конечно, они не бисексуальны, они не смогли бы приблизиться друг к другу. Если нет… Но они должны все же владеть какой-то формой движения. Эти рудименты лап…

А что они едят? Они ведь не могут найти пищу. Значит, они должны ждать, пока пища придет к ним, как и другие не умеющие передвигаться животные; морские раковины, например, морские анемоны или орхидеи, которыми у себя дома я ужасно пугаю гостей.

У них есть мозг? Зачем? Для чего он им нужен? Чтобы сидеть, не двигаясь, и думать о том, чего им не хватает?

Мне нужны данные. Завтра я должен обратиться к Хильсону.

На следующее утро в 11 часов мы были в городском зоопарке. В стоявшей за нашей спиной клетке что-то щелкнуло и фыркнуло; что-то смахивающее на попытку безумного бога создать волосатого бульдога. У животного не было носа, а рот был плоский, безгубая пасть которого скрывала два расчлененных подковообразных режущих инструмента. Длинные грубые волосы были цвета песка, когда на них падал красный солнечный свет. Передние лапы имели четыре длинных растопыренных пальца, похожих на лапы курицы.

— Эти лапы я уже видел, — сказал я.

— Да, — сказал Хильсон. — Это молодой грог. В этом возрасте они спариваются. Самка ищет камень и сидит на нем. Когда она вырастает, то производит детей. Это теоретически… В неволе они не размножаются.

— А самцы?

— Они в следующей клетке.

Два самца были величиной с чихуахуа и такого же темперамента. Но у них были губы с острыми краями в виде подков и грубые красноватые волосы.

— Хильсон, если они разумные существа, то почему тогда они в клетках?

— Если ты думаешь, что это плохо, тогда подожди, пока не увидишь лабораторию. Постой, Гарвей, не забывай никогда, что еще ни один человек не доказал, что это разумные существа. До тех пор, пока это кто-нибудь не сделает, они останутся подопытными животными.

От них исходил едва уловимый странный, почти приятный запах, но такой слабый, что спустя две-три секунды его уже не ощущаешь.

— Я следил за передвигающейся самкой. А что происходит тогда? Что они, все вдруг начинают стесняться?

— Не думаю. Ты не знаешь случайно, что делали Лилли и его люди с дельфинами, когда пытались доказать, что они разумны?

— Опыты с мозгом и заключение. Но это было давно.

— Лилли пытался доказать, что дельфины разумны, но обращался с ними, как с подопытными животными. А почему бы и нет? Это ведь благоразумно. Если он прав, то он оказал этому виду услугу. Если он неправ, то зря потратил на них время. И он здорово подстегнул дельфинов, чтобы они доказали, что он прав.

Вскоре после обеда мы добрались до лаборатории для ксенобиологических исследований.

Вдали мы увидели реку Хо, на которой позади моторных лодок теснились толпы водных лыжников.

Некий доктор Фуллер вел нас по лаборатории. Он был, без сомнения, красландец, альбинос ростом выше двух метров, очень тощий, несколько сгорбленный, с почти скелетообразными конечностями.

— Вас интересуют гроги? — осведомился он. — Знаете, меня это не удивляет. Изучать их очень трудно. Их поведение ни о чем не говорит. Они ведь только сидят. Если что-либо проходит мимо них, они это поедают. А потом у них бывает потомство.

У него было несколько экземпляров со времен, предшествовавших сидячему образу жизни, четвероногие, величиной с бульдога, и он содержал их в клетках.

В большей клетке сидели два самца. Они не лаяли и не фыркали на него, а он обращался с ними ласково, почти с любовью. Он производил впечатление счастливого человека. Для альбиноса из мира «Мы достигли этого» Доун должен был быть настоящим раем. Целый год можно было находиться на воздухе, земля что-то родила, и под красным солнцем не надо было принимать таблетки таннина.

— Они очень легко обучаются, — сказал он серьезно. — То есть они очень хорошо ориентируются на свободе. Но разума у них, конечно, нет. Или они разумны как собаки. Они быстро растут и едят очень много. Посмотрите-ка вот этих, — он поднял очень жирную самочку с круглым седалищем. — Через несколько дней она будет искать место, где бы могла обосноваться.

— И что вы тогда, будете делать? Отпустите самку на волю?

— Мы будем держать ее вне лаборатории; мы приготовили для нее очень красивую скалу, вокруг которой построили клетку. Она останется в клетке, пока не изменит форму, а затем мы уберем клетку. Мы уже много раз делали этот опыт, но нам не везло. Все умирали. Они не хотят есть, даже тогда, когда им дают живое мясо.

— Что же вам внушает надежду, будто эта самка выживет?

— Мы должны попытаться достичь этого. Возможно, нам удастся установить, что мы делали неправильно.

— Скажите, грог когда-либо нападал на человека?

— Насколько мне известно, ни разу.

Это не означало ровным счетом ничего, потому что мне нужно было знать, разумны ли они.

Следует вспомнить о том времени, когда впервые предположили, что китообразные являются второй разумной формой жизни Земли. Тогда уже было известно, что дельфины очень часто помогали пловцам, оказавшимся в затруднительном положении, что нет никаких данных о нападении дельфинов на людей. Так в чем же, собственно, состоит разница: дельфины вообще не нападали на людей или не нападали тогда, когда знали, что это могут заметить? Оба факта, собственно, доказывали, что дельфины разумные существа.

— Конечно, человек слишком велик, чтобы грог мог съесть его, — сказал доктор Фуллер. Он показал на футляр микроскопа: — Посмотрите-ка.

Под микроскопом был виден срез нервной клетки.

— Это вид нервной клетки грога, точнее, его мозга. В этом направлении нами проведены серьезные исследования. Нервы этих живых существ передают импульсы медленнее, чем человеческие, хотя разница невелика. Мы открыли, что сильно стимулированный нерв может возбудить соседний нерв, как и в нервной системе человеке.

— Значит, вы считаете, что шары обладают разумом?

Доктор Фуллер сам не знал, что ответить; он объяснял очень подробно и обстоятельно, и я заметил, что он сам был огорчен этим. Его уши с прозрачной кожей стали огненно-красными. Он бы и сам охотно это узнал. Возможно, он считал, что имеет право это знать.

— Тогда скажите мне, пожалуйста, имеется ли какая-либо эволюционная основа для развития разума?

— Этот вопрос звучит лучше, правильнее, — и все же он медлил с ответом. — Я могу ответить. На Земле имеется водяное животное, которое начинает свою жизнь как свободно плавающий червь, с явно выраженной хордой. Позже он становится оседлым и одновременно теряет эту хорду, основу туловища.

— Удивительно! А что же представляет собой эта хорда?

— Вот, основа спины, как я уже сказал. Она соответствует позвоночнику человека. Это цепочка нервных связей, ведущая к основным нервам тела. Более примитивные формы имеют чувственные связи, которые не имеют явно выраженной системы. Более развитые формы жизни превращают позвоночную цепочку в позвоночник.

— А грог лишается позвоночной цепочки?

— Да. Это регрессивное развитие.

— Но гроги устроены иначе.

— Верно. Они не развивают свой большой мозг, пока не осядут. Нет, эволюционную основу я не могу вам назвать. Им, собственно, не нужен мозг. И они не должны его иметь. Они ведь не могут делать ничего другого, только сидеть и ждать пищу, которая проходит мимо них?

— Вы становитесь поэтом, когда говорите о грогах.

— Большое спасибо. Я лишь размышляю о них.

— Мистер Гарвей, хотите пойти со мной? Пожалуйста. Вы тоже, Хил. Я хочу вам показать центральную нервную систему грога. Это вас удивит и смутит, как и меня.

Мозг был очень большим, похожим на пулю очертаниями, странного цвета, почти такой же серый, как мозговые клетки человека, только слегка желтоватый. Возможно, эта желтизна от консервируемой жидкости. Маленький мозг был едва различим, а спинной мозг был почти такой же тонкий, как нить, прежде чем разветвиться. Кто же контролировал этот мозг, если практически не было аксонов, которые могли бы передавать команды дальше?

— Мне кажется, большинство нервов, которые обслуживают тело, не проходят через спинной мозг.

— В этом вы, я думаю, неправы, мистер Гарвей. Я напрасно пытался найти дополнительные нервы, — он слегка улыбнулся. Теперь я понял часть проблем. Об этом можно было бы говорить несколько ночей.

— У подвижных форм нервы устроены иначе?

— Нет. Подвижные формы имеют меньший по размеру мозг и более крепкий спинной мозг. Я уже говорил, что их разум похож на разум собак. Мозг несколько больше, но этого следовало ожидать, если подумать, что импульсы проводятся медленнее и дальше.

— Правильно. Получили ли вы пользу от того, что испортили мне целый день?

— О, конечно.

Он засмеялся, глядя на меня. Мы были друзьями. Ему льстило то, что я понял, о чем он говорил.

Мягкое красное солнце уже клонилось к горизонту, когда мы покидали лабораторию. Мы еще раз остановились около клетки, которую доктор Фуллер распорядился соорудить отдельно. Большой кусок скалы лежал в этой клетке, а вокруг него песок, и все это было огорожено забором с решетчатой дверью. Около забора стояла маленькая клетка с колонией белых кроликов.

— Еще один, последний вопрос, доктор. Как они питаются? Не могут же они сидеть и ждать, пока пища сама прыгнет им в рот.

— Нет. У них очень длинный тонкий язык. Мне бы хотелось увидеть, как они пользуются своим языком. В неволе они не едят, и когда поблизости находится человек тоже.

Мы простились и улетели на наших воздушных велосипедах.

— Прошло всего три часа, — сказал Хильсон. — Хочешь еще раз посмотреть дикого грога прежде чем покинуть Доун?

— Конечно.

— Мы могли бы полететь в пустыню. До захода солнца мы вернулись бы назад.

И мы повернули на запад. Река Хо величественно катила под нами свои воды, а затем мы пересекли обширные пространства обитаемой страны.

«Они не имеют разума, — думал я. — Не могут иметь».

— Что?

— Прости, Хильсон. Я думал вслух?

— Да. Ты видел мозг, не так ли?

— Да.

— Почему же ты тогда говоришь, что они неразумны?

— Они не могут выполнять разумную работу.

— А дельфин? Или нарвал? Или бандерснач?

— Да, конечно. Нет… Подумай. Дельфин должен сам добывать себе пищу. Он должен перехитрить голодных хищных китов. У нарвалов тоже свои проблемы с хищными китами, или, по меньшей мере, они имели их. А потом китобойные суда. Чем они были умнее, тем дольше могли жить. Не забудь, киты — млекопитающие. Разум они развили на суше. Когда они возвратились в море, то стали расти и рос их мозг. Чем совершеннее был их мозг, тем лучше они могли контролировать свои мускулы и тем маневреннее они были в воде. Им был нужен разум, и в этом было их преимущество.

— А бандерсначи?

— Ты ведь довольно хорошо знаешь, что они не созданы в процессе эволюции.

Он смотрел на меня непонимающе:

— Что-о-о-о?..

— Разве ты действительно не знал этого?

— Я не знаю ни одной формы жизни, которая возникла бы не путем эволюции. Как же тогда это произошло?

Я рассказал ему.

Однажды… Это была не сказка, а быль: полтора миллиарда лет назад существовали двуногие разумные существа. Разумные, хотя и не очень. Но они обладали естественной способностью влиять на ход мыслей всех наделенных разумом разновидностей, с которыми они соприкасались. Теперь мы их называем «рабовладельцами». Империя рабовладельцев в период своего расцвета простиралась почти на всю Галактику.

Одной из ее разновидностей были тнуктипы, очень развитая и разумная раса, которая уже проводила биологические инженерные работы, когда рабовладельцы их открыли. Они предоставили им ограниченную свободу, когда убедились, какую большую пользу могут принести им эти высоко развитые умы. Они построили для них в обмен за биологические инструменты аниплантации для их космических кораблей, ступенчатые деревья с точным костным мозгом из твердого ракетного горючего, вывели животных для скачек и бандерсначей. Бандерснач питался мясом. Он поедал все, и сам был съедобен, кроме скелета.

Потом почти полтора миллиона лет назад настал день, когда рабовладельцы поняли, что большинство даров тнуктипов были не чем иным, как троянским конем. Восстание было подготовлено тщательно, а рабовладельцы недооценили своих рабов. Чтобы выиграть войну, они вынуждены были пользоваться оружием, которое уничтожало не только тнуктипов, но и все другие разумные виды живых существ, которые существовали тогда в Галактике. Но без рабов погибли и рабовладельцы.

Разбросанные по всему пространству в различных неизвестных и странных мирах, между звездами сохранились остатки рабовладельческой империй. Некоторые из них были рабовладельцы-артифакты, защищенные от влияния времени статичными полями. Другие были в большей или меньшей степени мутациями и тнуктип-креатурами: солнечные цветы, ступенчатые деревья, растения, произрастающие в воздушных кораблях, которые плавали в помещении в оболочках; и бандерсначи.

Они-то и были ловушкой для тнуктипов. Они были созданы как разумные существа, и их можно было использовать в качестве шпионов.

Тнуктипам удалось каким-то образом сделать их неуязвимыми против власти рабовладельцев и такими им удалось пережить революцию.

Для чего?

Бандерсначи Хинкса жили постоянно в густом тумане, который имел высокое давление; они питались старой продуктовой плесенью, которая в виде серой сыроподобной массы наполняла до щиколотки океан. Они ничего не чувствовали и не воспринимали, кроме запаха и вкуса этой пены и нескончаемого серого тумана. Их мозги обладали способностью мыслить, но пищи для них не было… пока не пришел человек.

— А к мутациям бандерсначи не способны, — закончил я. Следовательно, о них можно забыть. Это знаменитое исключение, которое лишь подтверждает правило. Всем остальным нужны были мозги.

— И все они являются разновидностью семейства китообразных, которые живут в океанах Земли.

— Да.

Хильсон зазнался. Черт его побери, как же он был прав! Все были китами…

Мы оставили далеко позади цивилизованную страну. Постепенно равнины превратились в пустыни. Теперь я чувствовал себя уютнее, сидя на воздушном велосипеде, состоящим из платформы и седла и очень большого спасательного мотора, воздушного насоса и генератора силового поля, чтобы исключить воздействие ветра. Теперь я уже не так боялся сделать ошибку и мог лететь ниже. С этой небольшой высоты пустыня выглядела довольно оживленной. Здесь можно было увидеть двоюродного брата степной ведьмы, гонимого ветром; здесь он имел форму прямого стебля с оранжевыми листьями внизу стебля. У этих мясистых листьев были острые, как бритва, края, чтобы отпугивать травоядных. Вдруг я заметил травоядного величиной с лису, который поедал середину листа. Он поднял голову, увидел нас и пустился прочь. И вдруг сверкнула красная молния — это распустился цветок пустыни. Мягкое красное солнце освещало все, и все казалось декорацией в ночном клубе, который я видел дома. Он был декорирован так, как, предполагалось, выглядел Марс перед началом космических полетов. Иллюзия удаленности: красный песок, прямые как струна каналы, в которых текла удивительно прозрачная вода, хрустальные башни, которые высоко поднимались в небо, и невероятно ясный, сияющий серп луны. Мне вдруг захотелось пить.

Я стал копаться в карманах моего седла в надежде найти бутылку. И я нашел одну, она была довольно полной. Я открыл бутылку, поднес ее к губам — и почти задохнулся. Мартини! Немного сладковат, но холоднее льда. Я пригубил два раза и опять спрятал бутылку.

— Я люблю жителей Доуна, — сказал я.

— Хорошо. А почему?

— Ни один житель равнины не додумался бы положить бутылку мартини в взятый напрокат воздушный велосипед, если бы этого настоятельно не потребовали.

— Гарри — славный парень. А вот и шар!

Я посмотрел и действительно увидел грога, сидящего в своей собственной тени, и его песчаного цвета волосы едва выделялись на песке. И вдруг я понял, почему я так неожиданно проснулся на рассвете.

— Что случилось? — спросил Хильсон.

Я понял, что застонал от удивления.

— Ничего. О животных Доуна я пока знаю далеко не все, что должен знать. Выделяют они твердые вещества?

— Выделяют ли они?.. Да, ты благородно выразился. Да, выделяют.

Хильсон направился к шару в одиночестве. Грог прочно сидел на плоском камне, один бок которого выступал из песка. Скала была абсолютно чистой.

— Гроги тоже это делают.

— Верно.

Хильсон приземлился. Я опустился около него, подпрыгивая при этом. Грог посмотрел на нас и приветливо улыбнулся.

— А доказательства? Кто же здесь убирает?

Хильсон почесал себе голову. Он обошел вокруг грога, вернулся назад и растерянно смотрел перед собой.

— Странно. Об этом я не подумал. Птицы… или?..

— Возможно.

— Это очень важно?

— Возможно. Большинство оседлых животных живут в воде. А вода все уносит.

— Но на Гиммидги есть оседлое существо, к которому это не относится.

— У меня есть такое. Но эта орхидея живет на деревьях. Она вцепляется в какую-нибудь красивую толстую горизонтальную ветку, а хвост спускает вниз.

— Гм.

Его, кажется, это не интересовало. Он, без сомнения, был прав. Какая-то питающаяся падалью птица убирала за грогом. Но мне это казалось невероятным. Почему это должна делать птица или животное?

Грог и я переглянулись.

Как правило, такие существа страдают от сенсорной недостаточности. Киты живут в воде, бандерсначи в горячем тумане под сильным давлением.

Возможно, было еще рано устанавливать какие-либо правила, но ясно одно: такие существа не в состоянии легко экспериментировать со своим окружением, для экспериментов нужны, как правило, инструменты.

Но у грога, действительно, были трудности. Слепой, с ничего не чувствующими конечностями вследствие почти бесполезного спинного мозга, неспособный самостоятельно проделать пусть даже небольшое расстояние — какое же представление о Вселенной могло составить себе подобное существо?

Я поймал себя на том, что рассматривал руки грога. Руки. Ни на что не способные. Но руки. Четыре пальца с крошечными когтями, с крошечной ладонью, как у маленького механического хватательного инструмента.

— Руки не развились, а деградировали!

Хильсон смотрел на меня непонимающим взглядом. Он использовал свой небесный велосипед в качестве сидения, так как вокруг не было ничего более подходящего.

— О чем ты, собственно, говоришь?

— О гроге. У него зачаточные, хилые руки. Этот вид был когда-то более высокой формой жизни.

— Или это было лазящее животное, как обезьяна.

— Не думаю. Скорее, у него были мозг, руки, и он мог передвигаться. Затем что-то случилось, и он утратил разум. А теперь он лишился подвижности и рук.

— Почему же он перестал двигаться?

— Возможно, не хватало пищи. Если не двигаешься, то сохраняешь энергию.

Но я чувствовал, что это всего лишь предположение, и поэтому добавил:

— Или он слишком много смотрел телевизор. Я знаю людей, которые неделями не встают от телевизора.

— Во время межпланетных игр мой двоюродный брат Эрни… Ах, к черту все это! Ты всерьез думаешь, что это может быть ответом на вопрос?

— Да. Ловушка; без глаз, без чувствительности, без способности сделать что-либо задуманное. Это как слепоглухонемой ребенок без осязания. Так называемый эффект перчатки.

— Но у него есть мозг, разум.

— Как у тебя слепая кишка. Разум тоже страдает, если он не может развиваться.

— Но ты же честно занимался проблемой подобных существ. Ты можешь что-нибудь для них сделать?

— Разве что эвтаназию. Нет, это тоже нет. Давай лучше вернемся в Доунтаун.

Я зашагал по песку к своему воздушному велосипеду и чувствовал себя безмерно разочарованным и уставшим. Бандерсначам нужны были люди, которые бы им рассказали о звездах. Но что можно рассказать волосатому шару?

Нет, я должен вернуться в Доунтаун, а затем на Землю. Там тоже много дел; люди, которым не могут помочь ни врач, ни психиатр. И повсюду есть такие, которым уже нельзя помочь ничем.

Грогам ничем не поможешь.

Я сел, скрестив ноги, на песок в нескольких шагах от воздушного велосипеда. Хильсон уселся около меня. Мы сидели напротив грога и ждали.

— Чего, собственно, мы ждем? — спрашивал время от времени Хильсон.

Я пожимал плечами, так как тоже не знал. Хильсон, как и я, сидел, не двигаясь. Я был твердо уверен, что мы делали правильно. Мы одновременно отвернулись от грога и стали смотреть в пустыню.

Какой-то зверек величиной с мышь скакал нам навстречу; при этом он поднимал немного пыли. За ним появился еще один, другой, третий. Они прыгали довольно высоко, потом остановились полукругом вокруг грога и стали его рассматривать.

Грог повернулся к ним; мы, люди, или другие позвоночные повернули бы шею, но грог повернул все тело, и создалось такое впечатление, будто разворачивали скатерть. Грог смотрел невидящим взглядом на песчаных мышей, а они сидели на задних лапах и смотрели назад.

Рот грога открылся. Он выглядел, как пещера, а язык лежал свернутым на розовом дне. Он двинулся молниеносно и невидимо быстро; две мыши исчезли. Рот, который был так велик, что смог бы, наверное, проглотить и человека, закрылся и снова улыбался кротко, сытый и довольный.

Третья мышь сидела на задних лапах. Ни одна из них не попыталась убежать. Они могли это сделать без труда.

Рот грога снова раскрылся. И тогда последняя мышь разбежалась и прыгнула и приземлилась прямо на свернутом языке. Рот закрылся в последний раз, а шар снова повернулся к нам.

Теперь я знал все ответы, все сразу; интуитивно, убедительно. Это было так однозначно и так же само собой разумелось, как и то, что я сидел на песке со скрещенными ногами.

Грог обладал парапсихологическими способностями. Он мог контролировать мысли даже таких существ, как песчаные мыши.

Так вот в чем была суть огромного мозга грога. Его разумность была следствием его силы. С незапамятных времен они, видимо, подзывали пищу к себе. По окончании периода детства они уже не охотились. После окончания развития им не нужно было двигаться. Им не нужны были глаза, а также и другие органы чувств. Они использовали органы чувств других животных.

Они подзывали своих дворников и птиц, питающихся падалью, которые очищали их скалы, их шкуру, если это было необходимо. Способность контролировать мысли доставляла их к самкам, руководила их привычками размножения и указывала им верные скалы для неподвижного образа жизни.

А теперь они передавали информацию прямо в мой мозг. Я сказал:

— А почему именно я?

С удивительно ясной уверенностью я понял, что я должен учиться понимать и познавать. Гроги точно знали, чего им не хватает. Они прочли мысли о том, что мы обсуждали: сперва о воинах кзинов, затем о человеческих исследователях, альпинистах, туристах; а мое занятие было — обеспечение безруких существ.

Они узнали о руках дельфинов. Они дали понять Хильсону и другим, хотя и без доказательств, что гроги — мыслящие существа, и приказали сказать это главному, кто занимался этим вопросом.

Без доказательств…

Это было важно. Они должны были знать, что их ждало, прежде чем сами поняли или занялись этим. Люди, вроде доктора Фуллера, могли исследовать разновидности поведения грогов, если им было так угодно.

Им показалось бы подозрительным, если бы им помогали в этом. Но что-то помешало им, этим наделенным руками существам, заметить крошечные передние лапы или отсутствие биологических отходов в окружении дикого грога.

Смог бы я им помочь?

Этот вопрос постепенно овладел им, превратился а навязчивую мысль. Я сильно тряхнул головой, так как хотел отделаться от вопроса.

— Я не знаю, — сказал я. — Почему вы так долго ждали, пока не дали распознать себя?

Страх…

— Почему? Неужели мы возбуждаем страх?

Я ждал ответа, но его не последовало. Я не мог найти в моем мозгу ни рдной убедительной мысли, ни данных, ни объяснений — ничего подобного. Значит, они боялись меня. Меня, беспомощного перед молниеносно щелкающим языком и железным разумом. Почему?

Я был убежден, что гроги развились из более высокой двуногой формы жизни. Крошечные руки, похожие на механические захваты, были типичным признаком. И типичным был призрачный, жуткий контроль мыслей.

Я попытался встать, убежать, но ноги не слушались меня. Я попытался сделать безразличное лицо, чтобы скрыть то, что предполагал, но мне это не удалось. Они могли прочесть мои мысли, и таким образом они знали…

— Это сила рабовладельцев. Ваши предки были рабовладельцы.

И вот я сидел здесь, и мой мозг был открыт им и беспомощен.

Было утешительно, что я понял с удивительной ясностью: гроги ничего не знали о рабовладельцах. Что они существовали всегда, это они знали.

Гроги были не так глупы, чтобы переоценивать себя. Они были сидячими. Они не могли двигаться, их оставшаяся рабовладельческая сила не могла охватить больших пространств, и таким образом гроги не могли быть объединены для совместных усилий. Разве они могли мечтать о том, чтобы напасть на другую расу, которая овладела пространством в тридцать световых лет? Лишь страх помешал им дать понять людям, что они представляли собой. Страх перед истреблением.

— Ты мог бы солгать мне, как далеко простирается твоя власть. Я бы никогда не узнал, если бы ты солгал.

Ничего. Абсолютно ничего не шевельнулось в моем мозгу. Я встал. Хильсон наблюдал за мной, встал тоже и механически отряхнул с себя песок. Он посмотрел на грога, открыл рот и снова закрыл. Потом сглотнул.

— Гарвей, что это существо сделало с нами? — сказал он.

— Он не сказал тебе?

И в тот же момент я понял, что грог не сделал этого.

— Он принудил меня сесть и наблюдать зрелище с песочными мышами. Ты ведь тоже это видел, не так ли?

— Да.

— А затем мы должны были немного посидеть. Ты разговаривал с ним. А потом мы вдруг могли снова встать.

— Правильно. Но он говорил и со мной.

— Я же тебе говорил, что у него есть разум.

— Хильсон, смогли бы мы завтра утром найти сюда дорогу?

— Не совсем уверен. Но я поставлю на твоем воздушном велосипеде курсовой ориентир, и ты сможешь вернуться сюда, когда пожелаешь.

— Я этого не хочу, но хотел бы уметь делать.

Солнце на западе представляло собой теперь красное дымящееся сияние, которое медленно угасало на черно-голубом горизонте.

Я смеялся.

В отеле не было настоящих кроватей и чего-либо подобного. Если вообще спали, то делали это на плоской поверхности без подушек, и это даже нравилось. В прошедшую ночь я спал превосходно, пока зов грога не разбудил меня перед рассветом. Но как же мне теперь спать?

Я не предполагал, что Жарон и Луис ждали нас к обеду. Хильсон позвонил им, прежде чем мы направились в зоопарк. Мы уже поужинали, каждый съел по маленькой птичке. От десерта мы отказались, так как боялись испортить оставшееся после этого блюда великолепное вкусовое ощущение; сначала надо было, кроме того, вытереть руки горячими влажными полотенцами.

Мы разговаривали о грогах. Шар почти не повлиял на разум Хильсона, и поэтому его мнение было непредвзятым. И оно подсказывало ему, что он никогда и ни по какой причине не поедет туда и мне лучше тоже этого не делать.

Девушки согласились с ним.

Я высмеял грога. Кто бы так не сделал?

Дельфины, бандерсначи, гроги — их высмеивают, это безрукие существа. Высмеивают дельфина, так как он самый великий клоун в известном нам космическом пространстве. Смеются, когда впервые видят бандерснача. Он выглядит так, будто бог забыл доделать его до конца. У него есть белое тело, но оно не расчленено. Смеются по большей части от нервного возбуждения, так как этот подвижный белый рот и не заметил бы тебя, как танк улитку под своими гусеницами. И ты смеешься над грогом. Не нервничайте. Грог — это карикатура.

Как врач, который пользуется желудочным зондом не по назначению, так грог запихал мне свою информацию. Я почувствовал это знание в виде кусочков льда, которые плавали в моем мозгу. Конечно, я мог сомневаться в том, что мне было сказано. Например, я мог сомневаться в том, что никто из грогов не смог бы побежать в Доун или не смог бы, согласно человеческим представлениям, добраться до Хинкса. Я мог сомневаться в их страхе, в их беспомощности, в их умоляющей просьбе о помощи. Но мне надо было бы самому себе непрерывно внушать эти сомнения, иначе они сами собой исчезали, а оставалась одна ледяная уверенность.

Это была уже не шутка, определенно, не шутка.

Мы должны бы их уничтожить. Сейчас же. Выселить всех людей с Доуна. А затем предпринять что-либо против этого солнца. Или мы могли бы подогнать старомодный бомбардировщик с ударным зажиганием, посадить его каким-либо образом без команды и вывернуть всю планету наизнанку. Но они пришли ко мне. Ко мне. Они просили меня о помощи.

Их охватил такой смертельный страх, что с ними будут обращаться как с дикими воскресшими рабовладельцами, что они проделали это совершенно тайно. Если бы доктору Фуллеру сказали всю правду; то он тотчас же прекратил бы свои эксперименты. Или дальновидные мысли грогов могли бы прервать его работу. Но нет; они предпочитали умереть с голода, но сохранить свою тайну.

И они обратились ко мне, как только представилась первая возможность.

Гроги обладали очень развитым умом. Небо, какой случай им подвернулся! Им нужно было то, что им могли дать только люди. Я еще не знал, что это было, но одно я знал твердо: они хотели начать дело. И здесь был подходящий рынок сбыта. Гарантий их доброй воли и надежности, правда, не было, но их можно было сформулировать и принять.

И в моем мозгу постоянно плавали ледяные кусочки кристально ясной уверенности.

Я не хотел терять ничего, ни капли этой уверенности.

Я встал, заказал масло из земляных орехов, ветчину, томаты и салат. Все попали без майонеза. И я попытался заказать майонез, но на кухне не знали, что такое майонез.

Прекрасно, что гроги не обратились к кзинам, когда планета еще была занята ими. Они бы уничтожили или — еще хуже принудили бы их стать союзниками против человеческой расы в космосе. Питались ли кзины грогами? Если так, тогда… Но нет. В этом отношении гроги были не очень-то лакомым куском. Они же не могли бегать.

Перед моими глазами стояло красное зарево, так что звезды по другую сторону веранды, казалось, сияли светло-голубым светом над черной равниной. Может, мне надо было пойти на космодром и заказать место в одном из готовящихся к полету кораблей? Для того чтобы сделать это, мне надо было не видеть эти звезды, это небо. Ах, ерунда… Я не мог противостоять грогам, пока они могли разговаривать со мной таким образом…

Да, это был частичный ответ на вопрос, который меня мучил. Я позвонил компьютеру, принимающему заказы, и высказал свои пожелания.

Постепенно пришли другие ответы, один за другим. Имелся также гибридный альфафаграс, который тоже рос при свете красного солнца; семена находились в багажном помещении того корабля, с которым прибыл я. Они принадлежали сельскохозяйственной программе Доуна. Так вот…

На следующее утро я полетел в пустыню один. Парень, которому принадлежали воздушные велосипеды, поставил мой в сторону. Курс еще был заложен в компьютер, и я мог легко найти это место. Грог был здесь. Или я случайно нашел другого. Я не был уверен в этом, но это не имело значения. Я спустился на велосипеде и оставил его. Затем я подождал немного, пока нежные щупальцы охватят мой мозг. Ничего. Я ничего не чувствовал. Но я был убежден в том, что грог читал мои мысли, просто я не мог чувствовать это.

И опять со знакомой кристальной ясностью пришла уверенность, что меня ждали.

— Выходи, — сказал я, — выходи и останься со мной.

Грог не предпринимал ничего.

Но убежденность была такой же прочной, как и вчера: меня ожидали. Добро пожаловать. Великолепно.

Я искал в своих сумках тяжелый плоский предмет.

— Мне было не так-то легко найти это здесь, — сказал я грогу. — Это музейный экспонат. Если бы люди из Доуна чертовски не стремились к тому, чтобы все делать своими руками, я не смог бы это найти.

Я открыл футляр в нескольких шагах от рта грога, вложил лист бумаги и подключил кабель к ручной батарее.

— Мой разум расскажет сейчас вам всем, как работает этот прибор. И сейчас мы посмотрим, как хорош твой язык.

Я осмотрелся, ища место, где можно было бы сесть, и прислонился в конце концов к грогу, как раз под его ртом. У меня не было чувства превосходства над ним. Если бы грог захотел меня съесть, я был в его власти. Точка.

Язык высунулся невероятно быстро.

— Пожалуйста, смотри все время на машину, — печатала машина. — Иначе я не смогу видеть ее. Не мог бы ты отодвинуть машину немного дальше?

Так и сделал.

— Да, так хорошо. Ты заботишься о том, чтобы сохранить эту тайну.

— Возможно. Пока это удается. Прежде чем мы начнем, ты мог бы прочитать в моем мозгу о моторах Рамма-Баггера?

— Да, я понимаю. Подумай, что ты хочешь пояснить.

— Подумаю. Что бы вы могли предложить нам в качестве торгового товара?

— Как раз то, о чем ты думаешь. Мы могли бы пасти вам скот. Позже могут представиться и другие возможности. Мы могли бы следить за здоровьем ваших зверей в зоопарках. Мы можем выполнять работу полиции, охранять весь Доун. Ни один враг не попал бы на Доун.

Хотя язык высовывался молниеносно, грог печатал медленно и тщательно, как неопытный новичок.

— Хорошо. А вы не возражаете, если мы засеем вашу почву гибридной травой?

— Нет. Мы также не имеем ничего против того, если вы будете пасти ваш скот в нашей области. Конечно, мы воспользуемся для пропитания какой-то частью вашего скота и мы очень заинтересованы в том, чтобы сохранились местные животные пустыни. Мы не хотели бы ничего потерять из нашей теперешней территории.

— Вам нужна новая страна?

— Нет. Нам нетрудно планировать свое потомство. Нам нужно лишь ограничить количество предоседлых.

— Но вы должны знать, что мы не доверяем вам. Мы должны будем предпринять шаги, гарантирующие, что вы не контролируете мысли людей. Когда я вернусь домой, то подвергну себя тщательной проверке.

— Естественно. Ты будешь рад узнать, что мы не сможем оставить этот мир без особой охраны. Ультрафиолетовый свет убьет нас. Если вы хотите содержать грогов в зоопарках Земли…

— Хорошая идея. Мы могли бы позаботиться о вашем процветании. А теперь — что можем мы сделать для вас? Может быть, дельфиньи руки, специально переделанные для вас?

— Нет, благодарю. Что мы хотим и в чем нуждаемся — это знание. Энциклопедии, доступ к человеческим библиотекам. Или еще лучше — приезжие человеческие лекторы, для которых не составит никакого труда, если их мысли будут читать.

— Лекторы будут стоить дорого.

— Сколько? А сколько вы заплатите за наши услуги пастухов?

— Прекрасный вопрос, — я оперся удобнее о волосатое тело грога. — Хорошо. Давай говорить о делах.

Год спустя я снова приехал на Доун. «Акционерное общество Гарвей» уже начинало давать прибыль. Позади было такое трудное время, какое только можно себе представить. Что касалось планеты Доун, то «Акционерное общество Гарвей» имело здесь монополию на грогов. Даже сигареты они имели право покупать только через наше посредничество. Мы платили человеческому правительству Доуна огромные налоги, но эти расходы были сравнительно невелики.

Мы несли большие расходы.

Труднее всего дело обстояло с общественностью. Я не стал пытаться сохранить в тайне психическую силу грогов. Да это было бы невозможно. И сила эта была несколько жуткой. Нашим единственным средством против возможной паники, которая могла распространиться в населенных людьми районах, были сами гроги.

О, они были страшны.

Я наводнил весь мир картинками. Гроги за пишущей машинкой; гроги, пасущие стада скота на Доуне; гроги в кабине космического корабля; грог, ассистирующий во время сложной операции над больным медведем; они везде выглядели одинаково, эти гроги. Если видели одного, то смеялись, так как их нечего было бояться. Но дело было в том, что эту кристально ясную уверенность они вводили в глубочайшие слои мозга.

Самая главная деятельность грогов состояла в том, чтобы проникнуть в сознание людей. Чудо-страна уже изменила свои законы.

Она допустила грогов в суды в качестве детекторов лжи. На предстоящей конференции высших кругов между людьми и кзинами должен был присутствовать грог. Космические корабли, которые отправлялись в неведомые области космоса, должны были иметь на борту грогов, так как в случае встречи с неизвестными формами жизни необходимы переводчики.

В магазинах игрушки продавались милые куклы-гроги. На этом мы не зарабатывали ни цента, но в будущем мы сможем получить от этого пользу.

После прибытия на Доун я решил отдохнуть день, чтобы повидать Хильсона, Жарон и Луис. На следующее утро я вылетел в пустыню. Большие площади некогда неплодородной песчаной почвы поросли травой.

Я увидел внизу под собой белое пятно и стал спускаться, так как у меня было определенное предчувствие.

Белое пятно оказалось стадом овец, посредине которого находился караулящий их грог.

— Добро пожаловать, Гарвей!

— Большое спасибо, — ответил я и постарался не очень кричать. Грог все равно прочитает мои мысли и ответит мне с помощью прибора, встроенного в нервную систему. Этот прибор мы производили уже два месяца и поставляли им в больших количествах. Это тоже стоило больших денег, но эти расходы были необходимы.

— Как обстоят дела с этими куклами?

— Мы не зарабатываем на этом ни цента. Мы не имеем права на копирование грог-формы.

Я сделал круг почета на своем небесном велосипеде, приземлился и спустился с него. Мы говорили также о других вещах, не только о делах. Этот грог хотел иметь куклу-грога, и я обещал ему. Мы просмотрели список лекторов и расположили их по значимости. Необходимо было оплатить их путешествие и время, которое они должны были провести здесь, но говорить им не было необходимости.

О коперном экскаваторе мы уже никогда больше не говорили.

На Доуне его не было. Не успеешь привезти на Доун какое-либо оружие, как гроги присваивали его себе; оружие не являлось средством обороны. Оружие мы посылали на солнечную орбиту вокруг Доуна, а расстояние солнца от планеты было немного меньше, чем расстояние Меркурия от нашего солнца. Если бы гроги когда-либо превратились в опасность, тогда бы электромагнитное поле коперного экскаватора стало бы серьезной угрозой; тогда бы красное солнце Доуна вело себя довольно странно. И никто из нас не вспомнил бы его.

К чему? Они ведь знали мои доводы.

Не то чтобы я боялся грогов. Скорее, я боялся самого себя. Копер был здесь, чтобы доказать мне, что мне позволено действовать против интересов грогов. Что вся власть была в моих руках.

И все же я никогда не был полностью уверен. Разве не могло случиться так, что последний человек на борту отключил бы мотор?

Могли бы гроги зайти так далеко? Не было никакой возможности проверить это. Если все произойдет именно так, тогда каждый, кто находится На борту этого старого космического корабля, мог увидеть, что все здесь в лучшем виде, и мог сказать:

— Гарвей, не ломай себе голову. Забудь это и спи спокойно.

Возможно, я так и сделаю. Легко поверить, что гроги — безобидный, доброжелательный вид, который отчаянно ищет друзей.

Что нас ждет впереди?


(Перевод с англ. В. Портянникова)

ИЗМЕНЧИВАЯ ЛУНА

Я смотрел по телевизору последние известия и вдруг уголком глаз увидел что-то странное. Я тотчас же взглянул на балконную дверь, но ничего не заметил. В эту ночь луна светила необычно ярко. Отметив это, я улыбнулся и снова обратил свое внимание на телевизор, где уже шел комментарии Джонни Карсона.

Когда началась реклама, я встал, чтобы заварить кофе. До полуночи давали обычно три—четыре рекламных ролика, так что времени у меня было достаточно. Луна вновь приковала к себе мое внимание. Мне показалось, что она стала еще светлее. Меня словно загипнотизировали. Я открыл стеклянную раздвижную дверь и вышел на балкон.

Балкон был так мал, что здесь было место лишь для двоих (предположительно мужчины и женщины) и для гриля. Вид же отсюда открывался прекрасный, особенно на закате.

Компания по строительству электростанций возводила как раз недалеко от моего дома офис, типичный современный небоскреб из стали и стекла. Пока был построен лишь стальной каркас, и его темный скелет резко выделялся при заходе солнца на красноватом вечернем небе. Великолепный вид, сюрреалистический, адски впечатляющий.

Странный вечер…

Никогда я еще не видел такой яркой луны, даже в пустыне.

При таком свете можно прямо-таки читать, думал я, и вновь призвал себя к порядку. Возможно, дело лишь в одном моем воображении.

В общем-то луна величиной всего с двадцатипятицентовик, если рассматривать ее на расстоянии трех метров (где-то я читал об этом). И поэтому ее света недостаточно, чтобы читать.

А кроме того, она была видна лишь на три четверти. И все же — луна, сиявшая над Сан-Диего, затмевала даже цепочки огней мчавшихся мимо автомобилей. Щурясь, я посмотрел на луну и подумал о людях, которые ходили по ней и оставили на ней свои следы. В связи с тем, что я однажды написал об этом статью, мне была предоставлена возможность подержать в руках сухой, как кость, лунный камень…

Я заметил, что шоу, которое я смотрел до новостей, продолжается, и снова вышел в комнату. Через плечо я еще раз посмотрел назад и заметил, что луна светит еще ярче, будто вышла из-за кучи облаков. Ее свет путал мысли, завораживал, дурманил…

Она сняла трубку лишь после пятого сигнала.

— Алло, послушай-ка, — сказал я.

— Алло, — ответила она заспанным голосом.

Черт побрал, я — то думал, что она тоже смотрит телевизор.

— Не сердись на меня, у меня была причина разбудить тебя. Ты уже спишь или?.. Встань и — ты ведь можешь встать?

— Который час?

— Скоро полночь.

— Великий боже!

— Выйди-ка на балкон и оглянись.

— Хорошо.

Я слышал, как она положила трубку, и подождал. Балкон Лесли, как и мой, выходил на северо-запад, только он был на 10 этажей выше. Следовательно, вид с него был еще красивее. Луна светила в мое окно, как наведенный прожектор.

— Стэн, ты здесь?

— Да. Что ты думаешь об этом?

— Фантастика. Никогда не видела ничего подобного. Почему луна так светит?

— Не знаю, однако это великолепно!

— Но ведь ты же живешь здесь дольше, чем я…

Лесли приехала сюда примерно год назад.

— Но я и сам не видел такой яркой луны. Но есть легенда, — ответил я. — Через каждые сто лет раскрывается завеса из смога над Лос-Анжелесом. И лишь в одну-единственную ночь воздух делается чистым, как в межзвездном пространстве. Боги хотят видеть, стоит ли еще Лос-Анжелес. А когда они убедятся в этом, то вновь надевают на город этот колокол из облаков, чтобы больше не видеть города.

— Эту небылицу я уже где-то слышала. Послушай, очень мило, что ты разбудил меня посмотреть на луну, но мне завтра рано на работу.

— Бедное ты мое сокровище!

— Такова жизнь. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи.

Потом я сидел в темноте и думал, кому бы мне еще позвонить. Если ты позвонишь девушке среди ночи и скажешь ей, чтобы она посмотрела на луну, то она примет тебя за романтика или за сумасшедшего. Но никогда не подумает, что до нее ты позвонил уже шести другим.

Мне пришли на память несколько имен, но эти девушки отвернулись от меня, когда я стал заигрывать с Лесли. За что обижаться на них? Джоан была в Техасе. Хильда готовилась к свадьбе. А если я позвоню Луизе, то Гарди тоже будет у телефона. Англичанка? Я позабыл ее имя. И фамилию тоже.

Все люди, которых я знал, соблюдали строгий режим.

Я тоже сам зарабатывал на жизнь, но, будучи свободным писателем, я сам регламентировал свое рабочее время. Если я позвоню сейчас какой-либо из моих знакомых, то обязательно нарушу не первый сон. Хватит…

Программа Джонни Карсона несколько изменилась. Когда я вернулся в комнату, на экране телевизора увидел снег. Раздавалась тихая музыка и сопровождающие шумы. Я выключил телевизор и опять вышел на балкон. Луна затмевала цепи прожекторов на Фривей и разливала свой яркий свет над виллами Вествуда, расположенными справа от меня. Гора Санта-Моника странно мерцала металлическим блеском. Звезд не было видно, их мерцание поглощал свет луны.

Я зарабатывал на жизнь научными трактатами и эссе. И, пожалуй, в состоянии найти убедительное объяснение этому странному изменению луны. Разве этот спутник Земли внезапно вырос? Раздулся, как шар? Или стал ближе к Земле? Сизигийные приливы — двадцатиметровые буруны — землетрясение — складка Сан-Андреас развернулась, как Большой каньон, — я прыгаю в свой автомобиль, несусь в горы — нет, уже поздно…

Бред! Луна была не больше, чем обычно, только светила ярче. Я хорошо это видел. Почему это луна вдруг могла упасть нам на голову? Я прищурился, яркий свет бросил темный отсвет на мою сетчатку.

Я уверен, что более миллиона людей тоже глазели сейчас на луну и дивились. Статья об этом имела бы прекрасный спрос если я ее напишу и если меня не опередит другой. Итак, почему же луна светит все ярче? Лунный свет — это, собственно, отраженный солнечный свет. Разве солнце стало светить ярче? Значит, это произошло после его захода, иначе это бы заметили.

Эта мысль меня не убедила. Кроме того, другая половина Земли в это время освещалась солнцем. И тысячи корреспондентов газет «Лайф», «Тайм», «Ньюсвик» и «Ассошиэйтед Пресс» позвонили бы из Европы, Азии, Африки — если они не сидят в подвалах. Или не мертвы. Или не имели возможности позвонить, так как солнце зарядило атмосферу статическим электричеством и тем самым парализовало все агентства.

Радио, телефон, телевидение — да, телевидение! О боже! Постепенно меня охватил страх. Итак, все с начала. Луна светила ярче, чем всегда. Лунный свет, так вот, лунный свет являлся отраженным солнечным светом, это знает каждый дурак. Следовательно, что-то случилось с солнцем.

— Алло? Это снова я, — сказал я.

А затем слова застряли у меня в горле. Меня охватила паника. Что ей сказать?

— Я рассматриваю луну, — сказала она мечтательно. — Она прекрасна. Я хотела рассмотреть ее в бинокль, но ничего не увидела. Она слишком яркая, освещает весь город. А горы светятся, как чистое серебро.

Точно, она установила на своем балконе бинокль. Я совсем забыл об этом.

— Я даже и не пыталась снова уснуть. Слишком светло.

Я откашлялся, и уже мог говорить.

— Послушай, Лесли, дорогая. Раз ты все равно уже не спишь и не можешь заснуть при такой луне, не пойти ли нам куда-нибудь поужинать?

— Ты что, сошел с ума?

— Нет, я в своем уме, в эту ночь невозможно уснуть. Возможно, такая ночь уже никогда не повторится. К черту твою диету. Давай попируем: мороженое с горячими фруктами, кофе по-ирландски…

— Что ж, пожалуй. Я только быстренько оденусь…

— Я зайду за тобой.

Лесли жила на 14 этаже во флигеле С на площади Баррингтона. Я постучал в ее дверь и ждал. И спрашивал себя между тем, почему я пригласил именно ее. Свою последнюю ночь на Земле я мог бы провести с другой девушкой или девушками, хотя это было мне не свойственно. Или я мог бы позвонить моему брату или моим разведенным родителям. Конечно, мой брат Майк ужасно бы рассердился, если б я разбудил его среди ночи. Такая же реакция была бы и у моих родителей. Правда, у меня была уважительная причина, но приняли бы они ее во внимание? А если даже и приняли бы, что тогда? Нечто вроде ночного бдения? Пусть лучше спят! Для меня главное найти какого-либо партнера, который участвовал бы в моем прощальном празднике, не задавая при этом ненужных вопросов. И это должна быть именно Лесли!

Я постучал еще раз. Она открыла дверь ровно настолько, что я мог войти. На ней было лишь нижнее белье. Я обнял ее. Жесткий пояс для чулок в ее руке оцарапал мою спину.

— Я как раз одеваюсь!

— Значит, я пришел вовремя, — ответил я, взял из ее рук пояс и уронил его. Затем я наклонился, обхватил ее талию и выпрямился. Держа ее на руках, я осторожно направился в спальню, ее ноги ударялись о мои икры. Ее кожа была прохладна. Вероятно, она стояла на балконе.

— Эй, ты, — крикнула она, — ты думаешь, что можешь конкурировать с мороженым и горячими фруктами?

— В любое время! Этого требует моя гордость!

Мы оба немного запыхались. Один-единственный раз за все время нашей дружбы я попытался взять Лесли на руки и перенести через порог, как в кино. При этом я чуть было не сломал позвоночник. Лесли была высокого роста, почти с меня, а ее бедра были, пожалуй, немного полноваты. Мы вместе опустились на кровать. Я тотчас же начал ласкать ее спину, зная, что она не может устоять против этого. Тихий стон подсказал мне, где именно я должен был к ней прикасаться. В конце концов и она стянула с меня рубашку и тоже начала поглаживать мою спину. Мы раздели друг друга и бросили одежду на пол.

Кожа Лесли стала теплой, почти горячей…

Потому-то я и не смог бы найти себе другую девушку! Иначе мне нужно было сперва научить ее, как ей надо меня ласкать. А сейчас у меня не было для этого времени.

Были такие ночи, когда я не мог достаточно быстро достичь апогея. Но сегодня мы превратили это в настоящий ритуал. Я всякий раз оттягивал его, пытался доставить Лесли все большее наслаждение. Это оплатилось сторицей. Я забыл о луне и о том, что нам предстоит.

Но картина, которая вдруг предстала мне в самый эмоциональный момент, была поразительно впечатляющей и страшной. Мы находились в кольце голубоватого пламени, которое постепенно сужалось. Мои громкие стоны, в которых смешались ужас и экстаз, Лесли приняла за выражение удовольствия.

После этого мы лежали, крепко обнявшись, ленивые и сонные. Несмотря на свое обещание, я уже не испытывал ни малейшего желания пойти куда-либо, мне хотелось лишь спать. Но вместо этого я наклонился к Лесли и шепнул ей в ухо:

— Мороженое с горячими фруктами.

Она улыбнулась, выскользнула из моих рук и скатилась с постели.

Пояс для чулок раздражал меня, я не хотел, чтобы она его надевала.

— Уже за полночь. И кроме того, никто не посмеет тебя оскорбить, иначе я его изобью. Почему ты не носишь что-нибудь поудобнее?

Она засмеялась и уступила. В лифте мы снова обнялись мне было приятнее обнимать ее без пояса.

Седая официантка взволнованно наклонилась к нам. Ее глаза горели. Она шептала, будто выдавала нам тайну:

— Вы не заметили, какая странная сегодня луна?

Ресторан «Джипс» был всегда полон в это время ночи. Он находился неподалеку от университета, и его посетителями были в основном студенты. Но сегодня они разговаривали приглушенными голосами, постоянно оглядывались и смотрели в окна работающего круглосуточно ресторана. Луна низко стояла в западной части небосклона, достаточно низко, чтобы конкурировать с уличными фонарями.

— Заметили, — ответил я. — Мы как раз хотели это отпраздновать. Дайте нам, пожалуйста, две порции мороженого с горячими фруктами.

Когда она отвернулась, я положил десятидолларовую банкноту под бумажную салфетку. Она, конечно, обрадуется, когда найдет ее.

Я почувствовал себя свободнее, расслабился. Все мои проблемы, казалось, разрешились сами собой. Кто бы мог подумать, что так просто примирить весь мир? В одну-единственную ночь: мир в Камбодже и Вьетнаме. Примерно в 23 часа по местному времени. В то время полуденное солнце находилось над Индийским океаном, освещало ярким светом всю Европу, Азию — исключая лишь ее отдаленные окраины — и Австралию.

Германия уже воссоединилась, стена пала, израильтяне и арабы сложили оружие, в Африке уже не существовал апартеид. Я был свободен, и моя фантазия не знала границ. Сегодня ночью я мог удовлетворить все мои низменные инстинкты, грабить, убивать, разорвать налоговые документы, бросать в витрины кирпичи, сжечь мои кредитные карточки. Я мог позабыть о своей научной статье о изменении формы металла во время взрыва, которую мне надо было сдать к четвергу, или заменить противозачаточные таблетки Лесли на безобидную глюкозу. Сегодня ночью…

— Сейчас я позволю себе выкурить сигарету.

Лесли удивленно взглянула на меня.

— А я — то думала, что ты бросил курить.

— Ты, конечно, помнишь, что я выговорил себе при этом право курить в экстремальных ситуациях. Я никогда бы не смог согласиться оставить курение навсегда.

— Но прошло уже несколько месяцев.

Она засмеялась.

— Мои журналы тоже все еще рекламируют сигареты.

— Значит, все в заговоре против тебя. Хорошо, бери свои сигареты.

Я бросил монеты в автомат, помедлил немного, выбирая марку, и предпочел наконец некрепкие сигареты с фильтром.

В общем-то мне не хотелось курить, но в одних случаях предпочитают шампанское, в других — сигареты. Не следует забывать о последней сигарете перед казнью…

Дай раку легких шанс, подумал я, и закурил. Вкус табака я еще не забыл, хотя и почувствовал сразу же резкий Привкус, который обычно бывает, когда куришь окурок. При третьей затяжке я почти задохнулся. Мои глаза затуманились, окружающее я видел сквозь дымку. Я почувствовал биение пульса на шее.

— Тебе нравится сигарета?

— Как-то странно. У меня кружится голова.

Кружится голова! Эти слова я не произносил уже лет пятнадцать… Мы курили в колледже, чтобы испытать головокружение, это состояние полуопьянения, которое происходит из-за сужения клеток головного мозга. После нескольких раз головокружение прошло, но многие из нас продолжали курить.

Я погасил сигарету. Официантка принесла мороженое. Горячее и холодное, сладкое и кислое — нет ничего, что напоминало бы вкус мороженого с горячими фруктами. Кто умер, не вкусив этого, тот умер беднягой. Но в обществе Лесли этот кутеж имел особую прелесть заменяя все лучшее в жизни. Смотреть, как она наслаждалась этим кушаньем, было уже само по себе удовольствием.

Итак, я потушил сигарету, чтобы есть мороженое. Но мне почему-то расхотелось его есть, мне приятнее было бы кофе по-ирландски. Но на это уже не было времени. Лесли уже съела свою порцию и удобно откинулась назад и, тихонько постанывая, гладила себя по животу, когда у одного из посетителей за маленьким столиком сдали нервы. Я видел, как он вошел в ресторан. Это был стройный молодой человек, похожий на школьника, с папкой, на носу у него были никелированные очки. Он то и дело смотрел в окно и, казалось, был вне себя от того, что там видел. И, кажется, потом он понял, в чем дело…

Я увидел, как изменилось выражение его лица. Сначала оно выражало смятение и недоверие, потом ужас, ужас и беспомощность.

— Вставай, мы уходим, — сказал я Лесли и бросил несколько монет на стойку.

— Ты не хочешь есть мороженое?

— Нет, имеется еще кое-что повкуснее. Что ты скажешь о кофе по-ирландски?

— А для меня еще и коктейль «Изящная леди». Посмотри сюда!

Юноша-школьник вскарабкался на стол, выпрямился, стараясь удержать равновесие, и широко расставил руки. Он крикнул резким голосом:

— Посмотрите-ка наружу!

— Сейчас же слезайте со стола, — потребовала официантка и сильно потянула его за брюки.

— Близится конец света! Там, на другой стороне моря, царят смерть и адский огонь…

Мы больше ничего не услышали, так как мы были уже за дверью и неслись, смеясь, вниз по улице. Лесли запыхалась:

— Мы вовремя избежали религиозного заговора.

Я вспомнил о 10 долларах, которые я оставил под бумажной салфеткой. Официантка, наверное, уже не обрадуется им, так как молодой пророк предвещал начало Страшного суда. Седовласая официантка найдет банкноту и, наверно, подумает: значит, они знали об этом.

Здания бросали тень на место стоянки автомашин у ресторана «Ред Барн». Уличные фонари и лунный свет почти одинаково ярко освещали все вокруг. Ночь казалась немного светлее, чем обычно. Я не понял, почему вдруг Лесли остановилась посреди площади. Я посмотрел туда, куда смотрела она, и увидел ярко мерцающую звезду в южной части ночного неба.

— Очень красиво, — пробормотал я.

Она бросила на меня непонимающий взгляд. В ресторане «Ред Барн» не было окон. Приглушенный искусственный свет, значительно менее яркий, чем странный холодный свет луны, освещал гладко полированное дерево отделки и веселых гостей. Никто здесь, по-видимому, и не заметил, что эта ночь была не такой, как другие. Некоторые посетители собрались в небольшой кружок на эстраде, где стоял рояль. Один из них стоял у рояля, держа судорожно сжатой рукой микрофон, и пел дрожащим, немелодичным голосом какую-то сентиментальную песенку. Одетый в черное пианист, аккомпанировавший ему, снисходительно ухмылялся.

Я заказал два кофе по-ирландски и коктейль «Изящная леди». На вопросительный взгляд Лесли я ответил таинственной улыбкой.

Какими раскованными и довольными были посетители ресторана «Ред Барн»! Мы держали друг друга за руки и улыбались. Я боялся сказать что-либо, чтобы не спугнуть каким-либо неправильным словом это очарование…

Принесли напитки. Я поднял стакан с кофе. Сахар, ирландский виски, крепкий черный кофе с толстым слоем сбитых сливок — жидкость превратилась в волшебный напиток, горячий, крепкий, темный, могучий…

Официантка не захотела взять мои деньги.

— Вы видите там, на сцене, мужчину в пуловере с высоким воротником? Он платит за все, — объяснила она, убрав посуду.

— Он пришел два часа назад и дал бармену банкноту в 100 долларов.

Так вот откуда хорошее настроение: бесплатно напитки. Я посмотрел на мужчину, спрашивая себя о том, что же он такое праздновал… Широкоплечий, похожий на быка парень сидел, опустив плечи, за столом около пианино и держал в руке пузатую рюмку. Пианист протянул ему микрофон, но парень отодвинул его небрежным движением руки в сторону, дав тем самым мне возможность видеть его лицо. Упитанное, симпатичное лицо было искажено опьянением и ужасом. Он чуть не плакал от страха.

Я понял, что он праздновал.

Лесли сделала гримасу.

— Они неправильно смешали мой коктейль.

В мире был лишь один-единственный бар, где этот коктейль делали точь-в-точь, как любила Лесли, но он находился не в Лос-Анжелесе. Я ухмыльнулся, что должно было означать — а я что говорил — и подвинул ей вторую порцию кофе по-ирландски. Но мое настроение ухудшилось. Страх щедрого парня был весьма заразителен. Лесли ответила мне улыбкой, подняла стакан и воскликнула:

— За голубой свет луны!

Я тоже поднял стакан и выпил, но я произнес бы другой тост.

Мужчина в пуловере с высоким воротником встал со стула. Он осторожно направился к выходу, и его походка была преувеличенно медленной и прямой — как океанский корабль, который направляется в док. Он широко распахнул дверь и, держа ее открытой, обернулся. Его фигура выделялась темным силуэтом на фоне бледного, голубовато-белого света ночи.

Проклятый подонок! Казалось, он ждал, что кто-нибудь скажет это, что кто-нибудь бросит всем правду в лицо. Огонь и тлен — Страшный суд…

— Закройте дверь! — крикнул кто-то.

— Давай лучше уйдем! — сказал я тихо.

— Зачем спешить?

Я хотел уйти, пока мужчина в дверях не заговорит. Но я не хотел говорить об этом ей, Лесли…

Лесли положила свои руки на мои, успокаивая меня.

— Хорошо, я все поняла. Но нам все равно не избежать своей судьбы, правда?

Огромный кулак безжалостно сжал мое сердце. Она все знала, а я, болван, не заметил этого. Входная дверь закрылась, ресторан снова погрузился в красноватый призрачный свет. Великодушный даритель исчез.

— Боже, когда ты это заметила?

— Незадолго до твоего прихода, — ответила она спокойно. Но в это время у меня еще не было доказательств для моих предположений.

— Доказательств?

— Я вышла на балкон и направила подзорную трубу на Юпитер, Марс сейчас находится, к сожалению, ниже линии горизонта.

Когда Солнце превращается в новую звезду, то все планеты должны светить ярче, не только луна, верно?

— Точно, черт побери!

Мне бы следовало самому догадаться об этом. А Лесли была астрологом. Правда, я немного разбирался в астрологии, но никогда бы не смог найти Юпитер, даже если б речь шла о моей жизни.

Но Юпитер светил не ярче, чем обычно.

— Это было для меня загадкой, и я не знала, что это могло означать…

— Но…

Вдруг я почувствовал надежду. И затем у меня открылись глаза.

— А что стало со звездой, на которую ты смотрела на стоянке автомашин?

— Это был Юпитер.

— Он горел, как неоновая реклама. Теперь мне все ясно.

Я говорил тихо. Лишь в какой-то момент у меня возникло непреодолимое желание вскочить на стол и крикнуть:

«Огонь и Страшный суд!»

Какое они имели право делать вид, будто все это их не касается?!

Рука Лесли еще крепче сжала мою. Странное желание прошло, но я дрожал всем телом.

— Давай уйдем! Пусть они думают, что это сумерки.

— Это и есть сумерки…

Лесли смеялась горько, безнадежно — я никогда не слышал от нее такого смеха. Она вышла из ресторана. Я полез в карман за портмоне, но потом вспомнил, что мне не надо было платить. Бедная Лесли! Тот факт, что Юпитер не изменился, вероятно, показался ей отсрочкой — до тех пор, пока белая звезда ярко вспыхнет спустя полтора часа.

Когда я вышел, Лесли бежала вниз по направлению к бульвару Санта-Моника. Ругаясь, я бежал ей вслед, спрашивая себя, уж не лишилась ли она рассудка.

Вдруг я заметил перед нами тени. Другая сторона бульвара Санта-Моника состояла лишь из света и тени, лунных теней, из горизонтальных полос темноты и бело-голубого света. На ближайшем углу я догнал Лесли. Луна медленно заходила.

Заходящая луна представляет странное зрелище, но в эту ночь ее пугающий свет проникал глубоко в каньоны домов бульвара Санта-Моника, рисовал на улицах невероятные картины из линий и теней. Даже ее последняя четверть светилась перламутровым блеском в отраженном дневном свете.

У меня исчезли все сомнения. Теперь я точно знал, что происходило на дневной стороне Земли. А что же происходило на Луне? Участники экспедиции на Луну погибли в первые же минуты после вспышки новой звезды. Находясь на поверхности Луны, они были беззащитны перед обрушившимся на них раскаленным световым штормом. Вероятно, они тщетно пытались укрыться за одной из плавящихся скал.

Или они находились в это время на темной стороне Луны?

Я не знал, что думать. К черту, они, возможно, еще переживут нас всех.

Зависть и ненависть вдруг, вспыхнули во мне. А также гордость — ведь это мы послали их туда. Мы вступили на Луну прежде, чем Солнце превратится в новую звезду. Недалеко то время, когда наша нога ступит и на оставшиеся незавоеванными звезды.

На заходе Луна постоянно менялась. Сначала она была похожа на купол, потом, немного спустя, на летящее блюдце, потом на линзу, а в конце превратилась в полосу…

И наконец она исчезла. Ну вот, наконец-то. Теперь можно было разгуливать, не думая постоянно о том, что что-то не в порядке. С заходом Луны исчезли все странные рисунки из света и тени на улицах города. Но облака горели странным сиянием. Как и при заходе Солнца, края облаков, обращенные к западу, бледно сияли. Они быстро проплывали по небу, будто убегая от кого-то.

Я повернулся к Лесли. Крупные слезы стекали по ее щекам.

— Проклятье!

Я гладил ее руку.

— Перестань плакать! Успокойся!

— Не могу, ты ведь знаешь. Если я заплачу, то не могу уже быстро остановиться…

— Я не хотел этого. Я думал, что нам следует предпринять что-либо, что нас бы отвлекло, доставило радость. К тому же, это наша последняя возможность. Или ты хочешь плача умереть где-нибудь на углу улицы?

— Я вообще не хочу умирать!

— Скромное желание.

— Спасибо за утешение.

Лихорадочный румянец покрыл ее искаженное лицо… Лесли плакала, как ребенок, даже не пытаясь сохранить достоинство. Я чувствовал себя виноватым до отвращения, хотя точно знал, что не был виноват в том, что вспыхнула новая звезда. Я был в бешенстве.

— У меня тоже нет желания умирать! — крикнул я. — Покажи мне путь, каким можно избежать гибели, и мы пойдем этим путем. Куда идти… На Южный полюс? И там мы тоже проживем лишь на несколько часов дольше. На дневной стороне Луна, конечно, уже расплавилась. На Марс? Когда все закончится, то Марс, как и Земля, станет всего лишь частью Солнца. Может, на Альфу Центавра? Ускорение, необходимое для того, чтобы хоть когда-нибудь добраться туда, размазало бы нас по стенке, как назойливых насекомых.

— Ax, замолчи!

— Хорошо.

— Гавана! Стэн, через 20 минут мы сможем быть в аэропорту. Если мы полетим на Запад, то выиграем два часа. На два часа больше, чем осталось до восхода Солнца!

Это была верная мысль. Прожить на два часа больше — стоило любой цены! Но эту мысль я уже обдумывал, когда рассматривал Луну со своего балкона.

— Нет, это ложный вывод. Мы должны будем умереть раньше. Послушай, любимая. Луна взошла в полночь, то есть Калифорния находилась как раз на оборотной стороне Земли, когда Солнце превратилось в новую звезду.

— Да, верно.

— Итак, нас все равно здесь настигнет огненная волна.

Она недоуменно заморгала глазами.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Подумай-ка. Сперва взорвется Солнце. Из-за огромной жары на дневной стороне Земли мгновенно нагреются воздух и моря, и перегретый воздух и кипящий пар распространяется невероятно быстро. Раскаленная волна быстро перебросится на ночную сторону Земли. До Гавай она доберется скорее, чем до Калифорнии.

— Тогда мы не доживем и до рассвета?

— Нет.

— У тебя редкий талант все слишком подробно объяснять, с горечью пробормотала она. — Значит, это будет раскаленная горячая волна.

— Прости, вероятно, я слишком увлекся этой проблемой, спрашивая себя, как это все будет происходить.

— Тогда сейчас же прекрати!

Она прижалась ко мне и заплакала, разрывая мне сердце. Я нежно обнял ее и, успокаивая, гладил по спине. При этом я следил за мчавшимися облаками и уже не думал о том, как будет выглядеть смерть. И не думал уже об огненном кольце, которое все больше сжималось вокруг нас.

Но это представление было заведомо неправильным. Я полагал, что на дневной стороне Земли океан вскипит, думал, что горячий пар возвестит об огненной волне.

Я упустил из виду миллионы квадратных миль водной поверхности, которые должен был преодолеть пар. Пока он достигнет нас, он должен, к нашему счастью, охладиться. И вследствие вращения Земли он перемешается, как белье в центрифуге. И два урагана из клубящегося пара обрушатся на нас — один с севера, другой с юга!

Эти ураганы поднимут людей в воздух, и они будут кипеть там в раскаленном пару. Течение воздуха отделит мясо от кости, а останки развеет во все стороны света — смерть более ужасная, чей пламя ада. Мы уже не увидим восход Солнца. Жаль, это было бы примечательное зрелище.

Густые облака закрывали звезды и быстро уносились дальше. Юпитер матово сверкал, а затем и совсем исчез.

— Разве уже началось? Разве на горизонте сверкнули молнии?

— Утренняя заря, — пробормотал я.

— Что?

— Мы увидим такую утреннюю зарю, которую никому еще не довелось видеть.

Лесли вдруг громко рассмеялась.

— Вся наша болтовня здесь, на углу улицы, кажется мне нереальной. Стэн, может, все это сон?

— Да, пожалуй.

— Нет, большинство из людей, вероятно, уже погибли.

— Конечно.

— Значит, негде найти спасения?

— Проклятье, ты ведь знаешь, что это так. Ты же сама все поняла. К чему этот вопрос?

— Ты не должен был будить меня! — возмущенно вскрикнула она. — Ты не мог оставить меня в покое, тебе обязательно надо было нарушить мой сон!

Я молчал. Ведь она была права.

— Мороженое с горячими фруктами, — бормотала она сквозь слезы. — Но, возможно, это была неплохая мысль прервать мою диету.

Я начал хихикать.

— Сейчас же прекрати!

— Мы могли бы пойти к тебе или ко мне и лечь спать.

— Мы ведь не смогли бы заснуть, разве не так?

— Нет, не перебивай меня! Мы примем снотворное, через пять часов проснемся от ужасной боли. Нет, уж я лучше не буду спать и перенесу сознательно то, что со мной произойдет.

А если мы примем все таблетки… но эту мысль я не высказал. Вместо этого я предложил ей:

— А что ты скажешь, если мы устроим пикник?

— Где?

— Ну хотя бы на берегу моря. Но это мы можем решить и позже.

Почти все магазины были закрыты. Лишь один магазин, где продавались спиртные напитки, недалеко от ресторана «Ред Барн», был открыт, его хозяин знал меня уже несколько лет как хорошего клиента. Мы купили бисквит, несколько бутылок хорошо охлажденного шампанского, шесть различных сортов сыра и очень много орехов — пакетик каждого сорта, мороженое, бутылку старого бренди за 25 долларов, для Лесли бутылку вишневого ликера и шесть тройных упаковок пива и апельсинового сока. Пока мы все это клали в продовольственную корзину, начался дождь. Тяжелые капли стучали по стеклам витрины, поднялся сильный вихрь.

Продавец был в хорошем настроении, прямо-таки чуть не лопался от энергии. Он всю ночь наблюдал за Луной.

— А теперь вот это! — крикнул он, укладывая в пакеты купленные нами продукты. Это был небольшого роста, но сильный пожилой мужчина с широкими плечами и мускулистыми руками.

— Такого дождя еще никогда не было в Калифорнии. Обычно льет как из ведра; если уж начинается дождь, он длится несколько дней, пока не изменится фронт облачности.

— Знаю, — сказал я и выписал ему банковский чек. Но совесть у меня все же была нечиста, так как он давно уже знал меня и доверял мне. Чек был гарантирован, так как в банке у меня был весьма приличный счет. Разве моя вина в том, что этот чек скоро превратится в кучку золы, что лучевой ураган сожжет все банки задолго до их открытия?

Продавец положил все пакеты в продовольственную корзину и повез ее к двери.

— Как только дождь немного перестанет, мы перенесем ваши покупки в ваш автомобиль.

Я встал у двери. Дождь шел такой, будто кто-то лил воду на окна витрины из ведра. Но немного погодя дождь несколько утих.

— Давайте, — крикнул продавец.

Я раскрыл дверь, и мы выбежали наружу. Когда мы добежали до машины, то рассмеялись как сумасшедшие. Ветер громко завывал и завихрял потоки дождя.

— Мы выбрали правильный момент. Знаете, что мне напоминает эта погода? — спросил продавец. — Она напоминает мне торнадо, который я видел в Канаде.

Совершенно неожиданно вместо дождя стала падать галька. Мы вскрикнули от ужаса и согнулись. Железо машины зазвенело, будто тысяча маленьких чертей превратили его в барабан. Я открыл машину и втянул туда Лесли и продавца. Ругаясь, мы терли ушибы и удивленно рассматривали белые камушки, которые сыпались вокруг нас. Продавец вынул один из-за воротника своей рубашки и положил на ладонь Лесли. С возгласом удивления она отдала его мне. Он был холодный.

— Град, — проговорил продавец, тяжело дыша.

Но ливень уже прошел. Мужчина плотнее укутался в свой пиджак, вышел из машины и бросился, как морской пехотинец при штурме высоты, к своему магазину.

Облака были похожи на гигантские горы, рвались от сильного, порывистого ветра и плыли с огромной скоростью дальше по небу, отражая море городских огней.

— Влияние новой звезды, — шептала в ужасе Лесли.

— Спрашивается, почему? Если бы волна жара была бы здесь, мы бы давно уже испустили дух. Или лишились бы сознания. Но град?

— Какая разница? Стэн, у нас уже нет времени.

Я опомнился.

— Ты права. Что бы ты сейчас больше всего хотела?

— Посмотреть бейсбольный матч.

— Сейчас только два часа ночи, — напомнил я ей.

— Значит, многое другое мы уже пропустили, не так ли?

— Верно. Последнее посещение бара, последнюю игру, последний фильм. Что еще осталось?

— Мы можем досмотреть витрины ювелирных магазинов.

— Ты серьезно? В твою последнюю ночь на Земле?

Она подумала немного и кивнула:

— Да.

В самом деле, она хотела это. Ничего более глупого я не мог бы себе представить.

— Хорошо. Где, в Вествуде или в Беверли-Хиллс?

— В обеих частях города.

— Но послушай-ка…

— Хорошо, в Беверли-Хиллс.

Вновь начался дождь и град, а мы поехали в Беверли-Хиллс, остановились недалеко от ювелирного магазина Тиффани.

Дорога представляла собой сплошную лужу. Большие капли воды стекали с карнизов окон и зданий прямо на нас.

— Отлично! — вскрикнула Лесли. — Здесь недалеко есть около дюжины ювелирных магазинов и до них легко дойти пешком.

— Я думаю, мы поедем на машине.

— Нет, нет, так не делают. Осмотр витрин делают пешком.

— Но ведь идет дождь…

— Не беспокойся, от воспаления легких ты не умрешь, у тебя не будет на это времени.

При этих словах она мрачно улыбнулась.

У Тиффани был в Беверли-Хиллс лишь небольшой филиал. Но к нашему разочарованию, в витринах были выставлены лишь дешевые украшения. И лишь немногие из них стоили внимания.

На Родео-Драйв нам повезло больше. Ювелирный магазин Тибора выставил в витринах огромный выбор колец, филигранных и современных украшений всякого размера и отделки, все возможные драгоценные и полудрагоценные камни. На другой стороне улицы Ван Клиф и Арпель предлагали свой ассортимент брошей, мужских наручных часов с элегантными отделками и браслетов с крошечными вделанными в них часами. Одна витрина представляла изысканные бриллиантовые украшения.

— О, как красиво! — воскликнула Лесли.

Она с восторгом рассматривала многочисленные великолепные сверкающие бриллианты!

— А как они сверкают при дневном свете! Черт возьми!

— Прекрасная мысль. Представь себе, как они заискрятся в свете новой звезды. Хочешь что-нибудь из этих украшений? Может быть, вот это ожерелье?

— О, можно мне его? Нет, я пошутила. Положи его назад, идиот, витрина определенно подключена к сигнальной установке.

— Ну и что, никто его уже не сможет носить. Почему нам нельзя взять его?

— Нас схватят!

— Но именно ты хотела посмотреть витрины ювелирных магазинов.

— И все же я не хотела бы провести свои последние часы в тюремной камере. Если бы у тебя сейчас была здесь машина, у нас, может быть, и был бы шанс…

— Удрать. Совершенно верно. Я и хотел взять машину.

В этот момент нас оставило самообладание, и мы совсем пали духом. Мы вынуждены были отвернуться друг от друга, чтобы вновь обрести внутреннее равновесие.

На Родео было около полдюжины ювелирных магазинов. Но и другие магазины притягивали нас с магической силой. Магазины с игрушками, книгами, рубашками, галстуками и другими товарами сменяли один другой.

Наша прогулка по витринам магазинов была особенно привлекательна от сознания того, что нам лишь стоило разбить витрину, чтобы взять то, что нам понравилось.

Рука об руку мы гуляли по улицам. Пешеходные дорожки были только для нас, так как плохая погода прогнала людей по домам. Облака все еще неслись по небу.

— Жаль, что я не знала раньше, что произойдет, — сказала вдруг Лесли. — Я провела свой последний день на Земле, отыскивая ошибку в компьютерной программе. Но эту программу мы теперь никогда не сможем запустить.

— А что бы ты сделала вместо этого? Смотрела бы бейсбол?

— Возможно. Оставим это, это уже не имеет никакого значения.

Вдруг она нахмурила лоб.

— Что бы ты все же сделал?

— Я бы выпил в ресторане «Блю Сфер» несколько коктейлей, — быстро ответил я. Это бар, где посетители должны иметь обнаженной верхнюю часть тела. Раньше я часто бывал там. Говорят, что теперь там принимают посетителей лишь в обнаженном виде.

— Я никогда еще не была в таком заведении. До которого часу у них открыто?

— Забудь об этом, уже почти половина третьего.

Лесли сделала обиженный вид, рассматривая в витрине магазина игрушек огромного плюшевого зверя.

— Скажи, ты хотел бы кого-нибудь убить, если бы у тебя было время?

— Ты ведь знаешь, что мой агент живет в Нью-Йорке.

— А почему именно он?

— Мое милое дитя, ты хочешь знать, почему писатель хочет убить своего агента? Из-за рукописей, которые он надолго закопал среди других, из-за 10 процентов, которые он получает с меня за свое безделье, из-за преднамеренного затягивания публикаций, из-за…

Возникший вдруг сильный порыв ветра пронзил нас ледяным холодом. Лесли указала на какой-то магазин (случайно это оказался магазин Гуччи), и мы побежали к нему и спрятались под крышей входа.

Не прошло и секунды, как в воздухе появились градины толщиной с палец. Где-то зазвенело стекло, тонко завыли сигналы тревоги, звуки, затерявшиеся в вихре ветра. То, что падало с неба, было тверже, чем град, было, скорее, похоже на камни.

В воздухе я почувствовал запах и вкус морской воды. Я сильнее прижал к себе Лесли, а сам еще плотнее прижался к витринному стеклу магазина Гуччи. Строки одного старого стихотворения пришли мне на память, и я закричал громко:

— Непогода — гроза! Как сверкают вокруг нас молнии! — Но ветер уносил слова с моих губ, я почти не слышал себя, а Лесли и не заметила, что я кричал.

Климат новой звезды! Но почему это настало так скоро? Если волна шока уже достигла полюса, то она должна преодолеть еще более 4 тысяч миль — следовательно, могла достичь нас лишь через пять часов. Ну, возможно, через три часа. Я предполагал, что шоковая волна выразится не в виде внезапных порывов ветра. На другой стороне Земли взрывающееся солнце оттянет атмосферу от Земли в пустоту космоса. Следовательно, волна шока должна была проявиться в виде единственного невероятного удара грома.

На секунду ветер будто уснул, и я тотчас же побежал, таща за собой Лесли. Как только следующий порыв ветра налетел на нас, мы спрятались у следующего входа. Мне показалось, что где-то вдали завыла полицейская сирена.

Ветер снова утих. Мы быстро пересекли бульвар и добежали до машины. Поспешно сели в машину и ждали, замерзшие и обессиленные, пока внутреннее отопление согреет нас. В моих ботинках была вода, мокрая одежда неприятно натирала тело.

— Сколько еще нам осталось времени?! — крикнула Лесли.

— Не знаю! Пару часов.

— Значит, перенесем наш пикник домой!

— В твою или мою квартиру? В твою! — решил я и тронулся с места стоянки.

Бульвар был затоплен, вода достигала временами осей колес. Порывы ветра с градом превратились в непрерывный дождь, густые клубы тумана поднимались от земли и мешали видеть.

Роковая погода!

Погода новой звезды! Значит, нас не настигнет волна пара и огня. Вместо этого в стратосфере свирепствовал холодный ветер, вызывая вихри, которые обрушивались на Землю как сильные порывы ветра.

Мы поставили машину, не имея на это разрешения, на самой высокой площадке. С первого взгляда я понял, что расположенные ниже площадки были залиты водой. Я открыл багажник и вынул оттуда две полных бумажных сумки.

— Мы, наверное, сошли с ума, — сказала Лесли и покачала головой.

— Мы ведь не сможем все это съесть.

— И все равно мы возьмем это с собой.

Она засмеялась, не понимая ничего.

— Для чего?

— Так, у меня предчувствие. Ты поможешь мне нести?

Лесли взяла две сумки. Другие мы оставили в багажнике и поехали на лифте на 14 этаж.

— Оставь другие покупки в машине, — сказала Лесли. — У нас есть закуска, бутылки и орехи. Что нам еще нужно?

— А как же сыр и бисквиты?

— Оставь их внизу.

— Нет.

Она медленно повернулась ко мне.

— Ты потерял рассудок, — сказала она медленно, чтобы я мог понять каждое слово.

— Возможно, внизу тебя ждет смерть! Возможно, нам осталось жить всего несколько минут, а ты рискуешь жизнью для того, чтобы принести продукты, которых хватит на неделю! К чему?

— Не знаю.

— Тогда иди, дурак!

Она громко хлопнула дверью у моего носа, закрывая ее.

Находясь в лифте, я думал о божьем приговоре. Я спрашивал себя, не права ли Лесли. Здесь, внутри здания, завывание ветра доносилось приглушенно, но, возможно, именно сейчас он разрушил электрический кабель, чтобы оставить висеть меня в темной кабине лифта где-либо между этажами. Но я удачно спустился вниз. Верхняя площадка для стоянки была залита водой по колено. К моему удивлению, вода была теплой, как остывшая ванна. Но было неприятно идти по ней вброд.

Клубы пара поднимались с поверхности воды, в нишах завывал ветер.

Подъем наверх мне снова показался божьим судом. А вдруг я ошибался — вдруг это были всего-навсего скромные желания вдруг на меня обрушится сейчас кипящее облако пара — я был, действительно, идиот. Но двери лифта открылись, и электричество не было выключено, лампы горели.

Лесли не хотела впустить меня в свою квартиру.

— Уходи! — кричала она через закрытую дверь. — Жри свой сыр и бисквиты где-нибудь в другом месте!

— Ты нашла кого-нибудь лучше меня?

Это было ошибкой. Она не отвечала.

Я мог ее понять. Не было никакой необходимости спорить об этом, спуститься мне еще раз за продуктами или нет. Почему так получилось? Если нам повезет, то наша любовь будет жить еще, возможно, час. Зачем же спорить сейчас из-за мелочей?

— Мне очень жаль, я не хотел ссориться с тобой! — крикнул я, надеясь, что она сможет услышать меня через закрытую дверь. — Но, возможно, нам понадобятся продукты на целую неделю — и надежное убежище!

Никакого ответа. Я размышлял, открыть ли мне самому дверь. Или лучше ждать на лестничной площадке. Может быть, она…

Дверь открылась. Лесли была бледна.

— Это очень жестоко, — сказала она спокойно.

— Я не могу тебе ничего обещать, не хочу обнадеживать тебя понапрасну. Но ты вынуждаешь меня к этому. Ну, хорошо, я спрашиваю себя: действительно ли солнце взорвалось?

— Это еще ужаснее. Я уже привыкла к этой мысли.

Она устало прислонила голову к дверной раме. Она выглядела усталой. Я переоценил ее…

— Послушай меня внимательно! Все происходит как-то не так, — сказал я. — Начиная с северного полюса к южному, утренняя заря должна бы освещать ночное небо. Взрывная волна, вызванная взрывом на солнце, должна бы со скоростью, равной скорости света, пронестись во Вселенной и сорвать с Земли ее атмосферу. Над каждым зданием мы бы увидели огненную корону. И, кроме того, буря двигалась слишком медленно!

Я уже не говорил, а кричал, чтобы перекрыть завывания ветра.

— Новая звезда унесла бы половину атмосферы нашей планеты, волна от разницы давления пронеслась бы над ночной стороной и вмиг бы разбила не только все стеклянные предметы, но и твердые тела. Но это не случилось, моя дорогая! Этому я и удивляюсь!

— Откуда же эта непогода? — Она почти прошептала это.

— Возможно, солнечная вспышка, но самое худшее…

Ее слова звучали как обвинение.

— Солнечная вспышка! Ты думаешь, что Солнце может так ярко светить, что…

— Совершенно правильно, и…

— …и оно заставит планеты и луну светить как факелы, а затем, будто ничего не произошло, светить как обычно. Ну ты и дурак!

— Можно мне войти?

Она удивленно посмотрела на меня и отошла в сторону, пропуская меня. Я нагнулся, взял стоявшие на полу сумки с продуктами и вошел в квартиру.

Ветер с такой силой рвался в стеклянные двери и окна, будто какой-то великан пытался силой войти в дом. Дождь просочился через трещины и неплотно соединенные места и нарисовал темные пятна в коврах на полу. Я поставил сумки на кухне. В холодильнике я нашел хлеб, отрезал два ломтика, положил их в тостер и начал резать куски сыра.

— Моя подзорная труба исчезла, — сказала Лесли и посмотрела на меня.

— Может быть, ты ее плохо закрепила, — сказал я, откупоривая бутылку шампанского.

Тостер выбросил поджаренные ломтики хлеба. Лесли взяла нож, намазала ломтики маслом и положила на них сыр.

Я поднес бутылку с шампанским ей к самому уху, это я делал всегда, когда мы пили шампанское. Когда же пробка выскочила, Лесли лишь едва улыбнулась. Потом она сказала:

— Нам надо перенести наш пикник за кухонную полку, так как рано или поздно ветер выдавит все оконные стекла и всюду будут осколки стекла.

Это была хорошая мысль. Я тотчас же собрал все диванные подушки и мягкие сиденья и построил для нас за кухонной полкой удобное гнездо для последних часов нашей жизни.

Получилось довольно уютно. Кухонная полка была выше наших голов и мы могли с комфортом растянуться на устланном подушками полу.

Лесли наполнила до краев шампанским две коньячных рюмки. Я судорожно искал подходящий тост, но на ум не приходило ни одного, который бы не звучал угнетающе. Так мы и выпили без тоста, поставили стаканы на пол и упали друг другу в объятия.

— Мы умрем, — шептала Лесли.

— Может быть, нет.

— Ты должен постепенно свыкнуться с этой мыслью, как и я. Я уже сделала это, — посоветовала она. — Посмотри, ты ведь уже дрожишь нервной дрожью. Из страха перед смертью. Это была чудесная ночь, не так ли?

— Одна-единственная ночь. Жаль, что я не пришел к тебе раньше.

Шесть сильных ударов грома, как взрывы бомб, следуя непрерывно одним за другим, заставили зазвенеть все стекла.

— Это было бы здорово, — ответила она, когда грохот утих. — Если бы я знала это сразу после обеда…

— Конфеты с орехами!

— Овощной базар! Жареные орехи… Кого бы ты убил, если бы у тебя еще было время и возможность?

— В студенческие годы у меня была подруга.

— …которая отбила у меня друга.

Я назвал издателя, который не стал печатать мою рукопись из-за какой-то книги. Лесли назвала опять одну из моих старых знакомых, а я — ее единственного приятеля, назвав его по имени. Так мы играли некоторое время, пока уже не могли ничего придумать. И нам стало уже не интересно.

Свет вдруг замигал и погас на мгновенье, потом снова вспыхнул. Как бы невзначай я спросил Лесли:

— Ты правда веришь, что Солнце нормализуется?

— Это было бы лучше для нас, иначе мы в любом случае умрем. Жаль, что мы не увидели Юпитера.

— Черт побери, отвечай мне. Ты думаешь, что это была лишь короткая вспышка?

— Да.

— Почему?

— Желтые неподвижные звезды не могут превращаться в новые звезды.

— А если в этом случае это все же произошло?

— Астрономы много знают о возникновении новых звезд, сказал спокойно я. — Больше, чем ты думаешь. Они могли распознать это за несколько месяцев до наступления этого явления. Солнце относится к маленьким неподвижным звездам, которые не могут превратиться в новые звезды. Для этого им надо еще пройти основные стадии развития, а это длится многие миллионы лет…

Она нежно шлепнула меня по спине. Мы растянулись на полу, прижавшись щекой к щеке. Я не мог видеть ее лица.

— Я не верю тебе, я просто не осмеливаюсь верить. Стэн, такого, как сейчас, еще никогда не было. Откуда тебе известно, будто то, что ты говоришь, правда?

— Нечто подобное уже было однажды…

— А что? Я ничего не знаю об этом. Я бы наверняка вспомнила.

— Вспомни первое прилунение Олдрина и Армстронга.

— Я его хорошо помню. Я видела кадры по телевидению на приеме у Эрла по случаю прилунения.

— Олдрин и Армстронг сделали посадку на самой большой равнине Луны. Хотя фотосъемки, показанные по телевидению, и были не совсем четкими, но все же на некоторых из них можно было ясно различить следы ног, которые оставили космонавты на поверхности Луны… Кроме того, они привезли с собой образцы пород с Луны. Ты ведь знаешь, они сказали во время интервью, что им потребовалось время, чтобы найти эти образцы. Ученые тут же установили, что породы были наполовину расплавлены. Когда-то в прошлом, скажем 100 тысяч лет назад, — в науке нет возражений против этой точки зрения — на Солнце была вспышка. Эта вспышка была недолгой, и недостаточно сильной, чтобы оставить какие-либо следы на Земле. Но у Луны нет атмосферы, которая бы защищала ее. И на той стороне Луны, что обращена к Солнцу, все породы расплавились.

Воздух был плотным и душным. Я снял мое насквозь промокшее от дождя пальто, вынув из него сигареты и спички. Закурил сигарету и выпустил дым около уха Лесли.

— И все же мы бы узнали об этом. Следовательно, это было уж не так страшно, как ты изобразил, иначе бы и на Западе имелись следы.

— Я в этом не уверен. Представь себе, что вспышки на Солнце произошли над Тихим океаном. Это вызвало бы не слишком много несчастий. Или над американским континентом. Возможно, его излучение стерилизовало бы некоторые растения и животных, и от жары возникли бы пожары, в пламени которых погибли бы некоторые леса. Кто бы это заметил? Солнце тогда нормализовалось, а почему бы теперь нет? Солнце изменяется всего в пределах 4 %. Возможно, иногда оно превышает этот предел.

Из спальни раздался сильный звон и треск. Окно? Влажный поток воздуха хлынул на нас, завывание шторма стало слышнее.

— Тогда мы, может быть, и останемся в живых, — медленно пробормотала Лесли. — Выпьем!

— Вижу, что ты теперь все поняла…

Я быстро отпил глоток из своей рюмки. Между тем было уже три часа утра, а ураган ревел у нашей двери, пытаясь сорвать ее.

— Разве мы больше ничего не предпримем для нашего спасения?

— Мы это и делаем.

— Может, попытаемся убежать в горы? Стэн, ведь будет наводнение.

— Тут ты можешь поклясться своей головой. Но вода не поднимется выше 14 этажа. Слушай внимательно! Я уже подумал об этом. Мы находимся в доме, который, как утверждают, сейсмически надежен. Во всяком случае, ты сама не раз это говорила. Так что ураган ему не страшен. А о горах ты забудь. Нам не удалось бы уйти далеко, так как все улицы уже затоплены. Предположим, что мы доберемся до горы Санта-Моника, а что дальше? Мы окажемся в заболоченной местности, так как при вспышке на Солнце испаряется достаточно воды, чтобы образовать из нее целое море. Дождь, видимо, будет лить сорок дней и ночей. Дорогая, твоя квартира — самое надежное место, которое мы могли найти в эту ночь.

— А что будет, если растает лед на полюсах?

— Хм… ну, и в этом случае мы находимся достаточно высоко. Наверное, эта доисторическая вспышка на Солнце вызвала всемирный потоп, во время которого спасся лишь Ной в своем ковчеге. Возможно, это сейчас и повторяется. Поверь мне, на всей Земле нет более надежного места, чем находиться в центре урагана. Эти два гигантских урагана, которые несутся друг на друга, наверное, уже столкнулись и превратились в сотни маленьких штормовых ветров.

Стеклянные двери с громким треском разбились. Мы инстинктивно нагнулись. Капли воды и осколки стекла посыпались на нас сверху.

— У нас, по крайней мере, достаточно продуктов. Даже если нас запрет здесь вода, мы, как Ной, сможем спокойно переждать, пока она спадет, — кричал я, пытаясь перекричать ураган.

— Если не будет электричества, то мы не сможем готовить. А холодильник?..

Голос Лесли утонул в шуме урагана.

— Мы сейчас же сварим все скоропортящиеся продукты. Яйца…

Ветер ревел оглушительно. Я уже не пытался перекричать его. Теплый дождь падал горизонтально в окно и промочил нас до костей. Готовить во время урагана на плите! Я, видимо, рехнулся. Мы ждали слишком долго. Ветер выльет на нас кипящую воду…

Лесли крикнула.

— Нам надо воспользоваться духовкой!

Конечно! Духовка закрывалась, и нам ничто не грозило. Мы тотчас же нагрели ее до 250º и поставили туда яйца в кастрюле с водой. Мы вынули из холодильника мясо и поджарили его на сковороде. В другой кастрюле мы сварили два артишока, другие оставшиеся овощи мы могли есть сырыми. Чего нам еще не хватало? Я лихорадочно соображал.

Воды! Если выйдет из строя электроснабжение, то не будет питьевой воды и телефонной связи с внешним миром. Я отвернул кран и принялся наполнять водой все имеющиеся сосуды: кастрюли, вазы, кофеварку на 30 чашек, которой пользовалась Лесли лишь когда устраивала приемы гостей, ведро. Она, видимо, решила, что я сошел с ума, но я не хотел зависеть от дождя как единственного источника воды.

Грохот! Мы уже перестали пытаться перекричать его. Сорок дней и ночей этого грохота — и мы совершенно оглохнем. Вата? Слишком поздно, теперь невозможно добраться до ванной. Бумажные салфетки! Я разорвал одну и сделал из нее четыре пробки. Туалет? Еще одна причина предпочесть квартиру Лесли. Если выйдет из строя туалет, то хоть останется балкон. А если вода достигнет 14 этажа; то тогда останется крыша, двадцатью этажами выше. А если вода доберется и туда, то тогда останется, черт побери, совсем мало людей.

А вдруг все же образовалась новая звезда? Я крепко прижал к себе Лесли. Если солнце превратилось в новую звезду, тогда все бесполезно. И все равно, я предпринял бы все сделанные предосторожности, так как человек не перестает планировать даже тогда, когда у него нет никакой надежды. Если ураган обрушит на нас кипящий пар, тогда останется только два выхода: свариться живьем или смертельный прыжок с балкона в мокрую могилу. Но еще не настало время об этом говорить. Наверное, Лесли тоже уже подумала об этом. Свет погас около четырех часов утра. Я выключил духовку, на тот случай, если вдруг опять появится ток. Я решил охладить продукты и через час упаковать их в пластиковые пакеты,

Лесли уснула у меня в объятиях. И как она могла спать сейчас, когда будущее так ненадежно? Я положил ей под голову подушку, вытянулся удобнее и стал рассматривать, куря сигарету, игру света и тени, возникающих из-за вспышек молний, на потолке комнаты. Мне вдруг захотелось открыть бутылку бренди, но я воздержался.

Так прошло некоторое время. Я думал обо всем и ни о чем, но мои мозги работали вхолостую. Лишь с трудом и медленно я понял, что потолок надо мной окрасился в серый цвет.

Я осторожно выпрямился. Все было мокрым. Мои часы показывали 9 часов 30 минут. Я прополз вокруг кухонной полки в комнату. Из-за пробок в ушах завывание шторма доносилось приглушенно, и лишь теплый дождь, который падал мне в лицо, напомнил мне о нем. Ураган бушевал с той же силой. Но через черные облака просачивался бледный дневной свет. Все же хорошо, что не открыл бутылку с бренди. Наводнения, ураганы, невероятной силы огненные волны, лесные пожары, вызываемые вспышками на Солнце, — если разрушения достигнут такой степени, которую я предполагаю, деньги потеряют всякую ценность. Тогда начнется обмен товарами.

Я проголодался. И съел два яйца и кусок жареного сала, который еще не успел остыть. Оставшиеся продукты я упаковал. У нас было достаточно продовольствия на неделю, хотя выбор был небольшой.

Может быть, удастся обменяться продуктами с другими жильцами дома. Это ведь был большой дом. Конечно, здесь имелись и незанятые квартиры, которые можно использовать как склад для продуктов — и в качестве убежища для жителей нижних этажей, если вода выгонит их из своих квартир.

Проклятье, я забыл самое главное! Накануне вечером жизнь казалась такой простой. А теперь — разве у нас были медикаменты? Разве в доме были врачи? Скоро могут начаться дизентерия и другие эпидемии. Люди будут голодать. В доме был магазин, но есть ли возможность добраться до него?..

Вопросы, ответа на которые я не знал! Но сначала мне надо немного поспать. Все остальное устроится само собой.

Между тем стало светлее. Дела наши обстояли не так уж плохо, ситуация могла быть куда хуже. Я думал о лучевом шторме, который, наверное, промчался на другой стороне Земли, и спрашивал себя, смогут ли наши дети заселить когда-нибудь Европу, Азию или Африку…


(Перевод с англ. В. Портянникова)

Ли Бреккет МАРСИАНСКИЙ БЕСТИАРИЙ

Берк Винтерс оставался в отсеке для пассажиров во время посадки «Старфлайта» в Кагора Порт. Для него было непереносимо видеть, как другой — даже друг, которого он любил, Джонни Найлс, — будет командовать кораблем, так долго принадлежавшим ему. Он даже не хотел прощаться с Джонни, однако не было никакой возможности этого избежать. Молодой офицер ждал его внизу у трапа, и его чисто формальная улыбка не могла скрыть глубокого недовольства.

Джонни протянул ему руку:

— Пока, Берк. Ты заслужил этот отпуск. Используй его, как следует.

Взгляд Берка пробежал по просторной взлетно-посадочной площадке, протянувшейся на километры через пустыню цвета охры. Космодром был, казалось, в беспорядке — а на самом деле в строгом порядке, — усеян грохочущей двигателями техникой: транспортами с минералами, торговыми, грузовыми кораблями и элегантными линейными, такими, как «Старфлайт». Над ними бились флаги Трех Планет и не менее дюжины колониальных, а больше всего было, пожалуй, земных, надменно развевавшихся на ветру…

Джонни проследил за его взглядом.

— Тебя все это по-прежнему волнует, не так ли? — сочувственно спросил он.

Винтерс ничего не ответил. В нескольких километрах отсюда, вдали от оглушительного грохота ракетных двигателей, возвышался гласситовый купол Кагоры, Коммерческого центра Марса, как будто редкая драгоценность на границе красных песков. Крошечное солнце устало глядело на город, окруженный древними курганами и обдуваемый со всех сторон таким же древним ветром. Создавалось впечатление, словно планета еще терпела Кагору и ее космопорт, как будто это было незначительное местное воспаление, которое вскоре исчезнет само собой…

Винтерс уже успел забыть Джонни Найлса. Он забыл обо всем, за исключением своих мрачных мыслей. Молодой офицер продолжал смотреть на него с жалостью, и Берк понимал это.

Он был высоким, сильным и очень суровым, так как характер его формировался годами полетов в глубинах космоса. Жесткие лучи далеких солнц продубили его кожу, а волосы выгорели до белизны. А за последние несколько месяцев его глаза приобрели, казалось, такой же безжалостный, как у этих излучений, отблеск. В них исчезло прежнее свойственное ему выражение доброжелательности и некоторого легкомыслия, а морщинки, которые часто появлялись вместе с улыбкой вокруг рта, теперь застыли в гримасе постоянной горечи…

Это был крепкий и энергичный мужчина, в чьей душе теперь, однако, чувствовался надлом. Во время всего полета, как только они покинули Землю, он не переставал курить коротенькие венерианские сигареты с успокаивающим действием. Вот и сейчас он был занят этим же, но руки у него все равно дрожали, а нервный тик постоянно пробегал по правой щеке.

— Берк. — Голос Джонни доходил до него откуда-то издалека. — Берк, это меня, конечно, не касается, но… — Он поколебался, потом все-таки закончил мысль. — Ты уверен, что на Марсе тебе сейчас будет хорошо?

Винтерс довольно резко ответил:

— Береги «Старфлайт», Джонни. Пока.

И стал спускаться по трапу. Пилот смотрел ему вслед. К Джонни подошел второй.

— Этот тип, точно, готов, — сказал он.

Джонни кивнул. Ему было очень жаль, что все окончилось этим, так как все его успехи были связаны со службой при Винтерсе, и он обожал командира.

— Вот идиот, — сказал он. — Ему не надо было возвращаться сюда. — Он обвел глазами пустынные просторы Марса, которые раздражали его. — Его подруга пропала где-то здесь, — продолжал он. — Даже тело не нашли…

Такси перенесло Берка Винтерса в Кагору, и Марс исчез. Он снова был в одном из тех типовых Коммерческих городов, которые появлялись на всех освоенных планетах.

Вия на Венере, Нью-Йорк на Земле, Солнечный город на Сумеречном кольце Меркурия — гласситовые убежища Внешних Миров, все они были похожи, как близнецы. Посвященные культу богатства и жадности, они превратились в уголки рая, где спокойно выигрывались и терялись миллионы, где мужчины и женщины, прибывшие со всех концов Солнечной системы, могли лихорадочно растрачивать свою энергию, заботясь о таких скучных предметах, как температура и гравитация.

Но, кроме наживы, были и другие занятия в Коммерческих городах. Прекрасные здания из ценных минералов, террасы и висячие сады, связанные между собой совершенной системой движущихся тротуаров, предоставляли возможность познакомиться с любыми удовольствиями и пороками цивилизаций всех открытых миров.

Винтерс ненавидел эти Города. Он привык к элементарному благородству пространства. В этих же заведениях чувства, одежда, даже воздух были искусственными.

Ненавидеть их у него были еще и более веские основания.

В лихорадочной спешке покинул он Нью-Йорк, чтобы добраться до Кагоры, а теперь, когда уже был здесь, чувствовал, что не в состоянии ждать, пока такси пересечет город. Так он и сидел, вцепившись в подлокотники своего кресла, ощущая, что его нервное возбуждение нарастает с каждой минутой.

Прибыв на место, он даже не смог удержать в руке деньги для платы за проезд. Они прямо-таки выпали у него из руки, и водителю пришлось самому собирать их на полу глайдера.

Несколько секунд он стоял, изучая помпезный фасад здания цвета слоновой кости, возвышавшийся прямо перед ним. Ни один звук или луч света не вырывался оттуда, что придавало ему оттенок неизбежности и властности… Над дверью виднелась надпись зеленоватым серебром по-марсиански: «ШАНГА».

— Вот оно, «возвращение», — перевел он. — Путешествие назад…

Странная и в то же время ужасная усмешка исказила его лицо. Он открыл дверь и вошел.

Приглушенный свет, комфортабельные диванчики, тихая печальная музыка. Прекрасный зал ожидания. Тут была примерно дюжина мужчин и женщин, все земляне. На всех были простые и элегантные белые туники Коммерческих городов, которые подчеркивали волшебный блеск их украшений и экзотических причесок.

Лица у всех были бледными и изнеженными, как это и должно быть у людей, находящихся под постоянным нервным напряжением новой эпохи.

У стойки из глассита сидела женщина-марсианка. У нее была матовая кожа, красота ее была совершенной. На ней была коротенькая туника в духе античного Марса, приспособленная к вкусам современности, и она не носила никаких украшений. Она бросила на Берка Винтерса косой взгляд. Ее топазовые глаза выражали типичную профессиональную доброжелательность. Однако в глубине ее взгляда он смог различить презрение и высокомерие древней расы, по сравнению с которой утонченные земляне Коммерческих городов казались всего лишь дурно воспитанными детьми.

— Капитан Винтерс! — сказала она. — Как мы рады снова увидеть вас!

Но у него не было настроения поддерживать обычный светский разговор.

— Я хочу видеть Кор Хала, — сказал он. — И немедленно.

— Боюсь, что… — начала она, но тут взглянула повнимательней на его лицо и тотчас повернулась к интеркому. — Вы можете войти, — сказала она почти сразу же.

Берк открыл дверь, ведущую во внутреннюю часть здания. Здесь оно почти полностью было похоже на огромный солярий. Он был заставлен столами с регулируемой поверхностью, похожими на операционные. Над каждым столом было устроено нечто вроде огромной непрозрачной линзы с пультом управления.

Следуя вдоль прозрачных стен к бюро Кор Хала, Винтерс с презрением смотрел сквозь них на разворачивающийся перед его глазами вид внутреннего двора. Там буйствовал всеми невиданными здесь красками экзотический лес. Тропические деревья, папоротники, необыкновенной красоты цветы, ярко-зеленые газоны, тысячи птиц. На этой псевдо-примитивной площадке для развлечений резвились мужчины и женщины, фанатики Шанги.

Сначала их укладывали на столы и подвергали воздействию определенного облучения. Все это было известно Винтерсу. Медики употребляли термин «нейропсихическая терапия». Наследие утерянной мудрости древнего Марса. Специфическое средство лечения нарушенного душевного равновесия у современного человека, вынужденного вести слишком бурную жизнь в слишком сложном окружении.

«Итак, вы располагаетесь, и все ваше тело подвергается воздействию облучения. Устойчивость ваших желез немного меняется. Ритм мозговых колебаний замедляется. В то время, как излучение очищает ваши нервные клетки, улучшает рефлексы и улучшает обмен веществ, с вами происходят странные и приятные превращения. И через некоторое время вы снова превращаетесь в ребенка, если рассматривать этот процесс с точки зрения эволюции».

Шанга — возврат назад. Умственно и совсем чуть-чуть физически, возврат к примитивной жизни, так что потом не останется никаких следов этого, и обычный уровень развития восстановится сам собой. И даже, на некоторое время, вы почувствуете себя лучше и счастливее, потому что вы воспользовались прекрасной возможностью отдохнуть…

Белые ухоженные тела, довольно легкомысленно одетые в звериные шкуры или в набедренных повязках из разноцветных кусочков материи. Так земляне Кагоры играли и боролись среди деревьев. И все их заботы ограничивались едой, любовью и ожерельями из цветных жемчужин.

Скрытые от посторонних взглядов, в укромных местах находились надзиратели с парализующими излучателями. Ведь случалось, что кто-нибудь из клиентов забирался слишком далеко на пути назад… Винтерс знал об этом. И последний раз, когда он был в этом саду, ему здорово досталось. Он смутно помнил, что пытался кого-то убить…

Во всяком случае, так ему потом сказали. А вообще-то никто потом ничего не помнил из того, что с ним происходило во время сеансов Шанги. Именно за это земляне ее и ценили. Потом не надо было мучиться угрызениями совести.

Этот порок был таким элегантным, одетым наукой в видимость респектабельности. Возбуждение от нового вида развлечения, новая возможность уйти от всепроникающих сложностей этой жизни. Земляне были без ума от этого.

Но они были единственными. Венерианские варвары были еще очень близки к своему прежнему состоянию дикости, чтобы испытывать хоть какую-то потребность в этом. А марсиане принадлежали к слишком древней цивилизации, они слишком хорошо разбирались в греховной опасности «возврата», чтобы это могло соблазнить их. «А кроме того, — говорил себе Винтерс, — они и создали Шангу. Они понимают».

Дрожь прошла по всему его телу, когда он вошел в кабинет Кор Хала, директора.

Кор Хал был худощав, темноволос и неопределенного возраста. Его марсианское происхождение скрывала строгая белая туника. Однако это был настоящий марсианин, и его обходительность была всего лишь бархатным футляром, скрывавшим ледяную сталь.

— Капитан Винтерс, — сказал он, — будьте добры, садитесь.

Винтерс сел. Кор Хал изучающе разглядывал его.

— Вы нервничаете, капитан Винтерс. Но я не хотел бы проводить процедуру снова. Ваш атавизм еще слишком близок к поверхности. — Он пожал плечами. — Вы помните, что было последний раз?

Винтерс кивнул.

— То же самое было в Нью-Йорке. — Он склонился к своему собеседнику. — Я больше не хочу, чтобы вы меня лечили. То, что у вас здесь, меня больше не устраивает. Cap Кри сказал мне об этом там, в Нью-Йорке. Он посоветовал мне отправиться сюда, на Марс.

— Он известил меня, — сказал Кор Хал совершенно спокойно.

— Что ж, тогда вы…

Винтерс не закончил фразу, так как у него не было слов.

Кор Хал не ответил. Он откинулся на спинку своего удобного кресла. Он был красив, на лице его застыло выражение спокойного безразличия. И только глаза, зеленые и суровые, выдавали наличие где-то там, в глубине, едва заметной заинтересованности. Жестокой заинтересованности кота, который лапой придавил парализованную ужасом мышь…

— А вы уверены, — наконец спросил он, — будто знаете, что делаете?

— Да.

— Есть разница между людьми, капитан Винтерс. У этих марионеток, там, — он показал в сторону сада, — нет ни ума, ни сердца. Это искусственные продукты искусственной среды. Но такие, как вы, Винтерс, играют с огнем, когда играют с Шангой.

— Послушайте, — сказал Винтерс. — Женщина, на которой я собирался жениться, как-то отправилась через пустыню на своем глайдере и не вернулась. Один бог знает, что с ней произошло. Я провел следствие. Я нашел ее аппарат в том месте, где он разбился. Но никаких ее останков я так и не обнаружил. После этого ничто не имеет слишком большого значения для меня. Только бы забыть.

Кор Хал склонил голову.

— Да, вспоминаю. Это трагедия, капитан Винтерс. Я знал мисс Леланд — очаровательная женщина. Она часто приходила сюда.

— Я знаю, — отвечал Винтерс. — По правде говоря, она не была типичной жительницей Коммерческого города, однако у нее было слишком много денег и времени. В любом случае, меня не беспокоит игра с огнем, Кор Хал. Я уже обжегся, и достаточно жестоко. Как вы сами говорите, люди очень разные. У этих типов там, в джунглях, нет никакого желания продолжить «Возвращение», так как для них это всего лишь игра. У них не хватит смелости, да они и не очень увлечены этим. В противоположность мне.

Взгляд Винтерса принял необычно дикое выражение.

— Я хочу вернуться назад, Кор Хал. Настолько далеко, насколько Шанга в состоянии это сделать!

— Иногда путь очень долог, — сказал марсианин.

— Мне все равно.

Кор Хал смотрел на него в упор.

— Для некоторых нет возврата…

— Мне незачем возвращаться.

— К тому же все не так просто, Винтерс. Шанга — настоящая Шанга, бледная копия которой воплотилась в этом солярии и излучателях, — была запрещена столетия назад городами-государствами Марса. Тут немало риска и проблем, так что операция стоит немало…

— У меня есть деньги. — Внезапно Винтерс вскочил, начиная терять терпение. — Идите вы к дьяволу со всеми вашими доводами! В любом случае, это все сплошное лицемерие. Вы прекрасно знаете, что людям надо от Шанги. И не морочьте мне голову, стоит людям дать вам денег, вы им дадите все, что угодно!

И он швырнул на стол чековую книжку. В первом чеке сумма не была проставлена, но он был подписан.

— Я предпочитаю наличные, — сказал Кор Хал, возвращая книжку Винтерсу. — И всю сумму авансом.

Берк Винтерс ответил только одним словом:

— Когда?

— Сегодня вечером, если угодно. Где вы остановились?

— В «Трех Планетах».

— Ужинайте там, как обычно. Потом оставайтесь в баре. В определенный момент за вами зайдет наш человек.

— Буду ждать, — сказал Винтерс и ушел.

Кор Хал улыбнулся. Зубы у него были очень белые и очень острые. Как будто клыки голодного хищника.

Наконец-то, когда взошел Фобос, Берку Винтерсу удалось установить местонахождение, и он догадался, в каком направлении они летят.

Они потихоньку выскользнули из Кагоры, он и молодой марсианин, который незаметно зашел за ним в бар «Трех Планет». В чьем-то частном владении их уже ждал глайдер. В нем сидели Кор Хал и еще один мужчина, похожий на одного из тех варваров, которые жили на курганах к северу от города Кеш. Управлял аппаратом Кор Хал.

Теперь Винтерс был уверен, что они направляются к Нижним Каналам. Это были древние водные пути со старинными городами всеобщего разгула на берегах, так и не подчинявшиеся законам городов-государств: Джеккара, Валкие, Барракеш. Воплощение рынков преступников, рабов и любых пороков. Землянам советовали держаться от них подальше.

Путь казался бесконечным. Видневшаяся внизу безжизненная пустыня действовала Винтерсу на нервы. Молчание в кабине аппарата становилось невыносимым. В нем было что-то угрожающее. Казалось, Кор Хала, великана Кеши и худощавого юношу объединяет какая-то тайная мысль, которая придает их молчанию особый криминальный характер. Ее отблеск можно было заметить в выражении их лиц. Наконец Винтерс решил заговорить.

— Здесь, что ли, ваш генштаб?

Никакого ответа.

— Чего уж тут скрытничать, — продолжал он с раздражением. — В конце концов, сейчас я один из вас!

— А разве животные говорят со своими хозяевами? — заметил худощавый молодой человек резким тоном.

Винтерс уже собирался взорваться, когда варвар поднес руку к рукоятке небольшого острого кинжала у себя на поясе. Тогда Кор Хал сказал ледяным тоном:

— Вы захотели попробовать настоящую Шангу, капитан Винтерс. За это вы и заплатили. Вам будет предоставлена такая возможность. Все остальное не имеет значения.

Винтерс пожал плечами с угрюмым видом. Он продолжал курить свою успокоительную сигарету и больше не произнес ни слова.

Через несколько часов, казалось, безбрежная пустыня стала меняться. Невысокие голые холмы стали появляться из песка и вскоре, становясь все выше, постепенно перешли в горную цепь.

Отроги гор спускались к дну исчезнувшего моря. В свете луны было видно, что оно постепенно понижается, превращаясь в бездонную пропасть. Тут и там блестели прожилки мела и кораллов. Они выпирали из мха, как кости из высохшей кожи давно умершего человека.

Винтерс увидел город, расположенный у подножия гор на берегу бывшего моря.

Было заметно, что город спускался вниз вслед за отступающим морем. С высоты полета Винтерс мог различить остатки пяти портов, покинутых один за другим по мере того, как море отступало. Еще сохранились просторные набережные. Дома сначала строились, а потом их тоже покидали, чтобы спуститься на следующий уровень. Теперь дома выстроились вдоль почти пересохшего канала, и именно здесь еще теплилась жизнь. Было нечто бесконечно грустное в этой еще живой темной ниточке все, что оставалось от когда-то голубого бурного океана.

Глайдер описал круг и сел. Кеши очень быстро сказал что-то на своем диалекте. Винтерс понял только одно слово: Валкие. Кор Хал ответил ему на том же языке. Потом он повернулся к Винтерсу и сказал:

— Нам уже недалеко. Держитесь рядом со мной.

Все четверо вышли из аппарата. Винтерс чувствовал, что его охраняют, и не только для того, чтобы защитить от неведомой опасности…

Дул сухой ветер, перехватывавший дыхание. Их ноги поднимали тучи пыли. Валкие лежал перед ними. Сплошная масса мрачных развалин поднималась к скалам, холодная и равнодушная в безжизненном свете двух лун. На самой вершине холма Винтерс различил полуразрушенные башни древнего дворца.

Они шли по выщербленным сандалиями бессчетных поколений мостовым, и у их ног еле слышно плескалась черная вода. Даже в этот поздний час Валкие не спал. Желтый свет факелов небезуспешно боролся с мраком ночи. Кое-где слышалась тихая музыка излюбленной на Марсе двойной арфы. Улицы, переулки, дворики, плоские крыши домов были полны жизни.

Не говоря ни слова, худощавые мужчины и женщины с вкрадчивыми манерами, глаза которых излучали странный блеск, наблюдали за чужаками. И в то же время Винтерс различал звуки, характерные для жизни городов Нижних Каналов: возбуждающий шепот и игривый звон колокольчиков, вплетенных в косы из темных волос, свободно падающих на шеи.

Да, пагубный городишко, и очень пагубный, но жизнь продолжала бурлить в нем. Винтерс прямо-таки чувствовал пульсацию этой порочной и горячей жизни, и ему стало страшно. Его одежда иностранца и белые туники его спутников слишком заметно контрастировали в этом месте с обнаженными по пояс фигурами местных жителей обоих полов, с набедренными повязками мужчин и коротенькими юбками женщин, украшенных широкими поясами с драгоценными камнями…

Никто не заговорил с ними. Следуя за Кор Халом, они вошли в большой дом. Кор Хал запер изнутри огромную дверь из старинной кованой бронзы. Винтерс вздохнул с облегчением. Он повернулся к Кор Халу и спросил, стараясь не выдавать охватившую его дрожь:

— Когда же?

— Все готово. Винтерс. Халк, покажи ему дорогу.

Кеши поклонился, и Винтерс последовал за ним.

Помещение совершенно не было похоже на зал Шанги в Кагоре. Среди этих каменных стен текла жизнь, мужчины и женщины проживали ее, любили друг друга и умирали сами или в борьбе. В трещинах каменного пола давно высохли попадавшие туда веками капли крови и слез. Древние ковры, занавеси и мебель наверняка стоили целые состояния. Их красота, отмеченная столетиями, пережила их.

В самом конце коридора находилась массивная бронзовая дверь с решеткой посередине.

Халк остановился.

— Раздевайтесь, — сказал он.

Винтерс колебался. У него был с собой карманный дезинтегратор, и ему не хотелось расставаться с ним.

— Почему это? Я хотел бы остаться в одежде…

— Раздевайтесь, — повторил Халк. — Таков обычай.

Винтерс послушался.

Раздевшись, он вошел в крохотную каморку. Здесь не было, как в Кагоре, комфортабельного стола, а всего лишь несколько шкур на голом полу. На противоположной стене был виден проход, закрытый решеткой.

Бронзовая дверь захлопнулась у него за спиной. Было совершенно темно. Теперь ему по-настоящему стало страшно. Ужасно страшно. Но было слишком поздно. Вот уж, в самом деле, слишком поздно…

Как раз с тех пор, как Джил Леланд исчезла…

Он растянулся на шкурах. Прямо над ним, в самой верхней точке купола, он различил легкое свечение. Постепенно оно стало более интенсивным. Вскоре он разглядел призму, встроенную в камень купола. Довольно большую призму из кристаллической массы цвета огня.

Через решетку двери к нему обратился Кор Хал: «Землянин!»

— Да?

— Эта призма — одно из чудес Шанги. Они устанавливались мудрецами Каер Дху пятьсот тысяч лет назад. Только они знали секрет этого вещества и как располагать линзы. Их осталось только три…

По стенам каморки пробегали искры, которые, скорей всего, имели большее отношение к энергии, чем к свету. Золотые, оранжевые, зеленовато-голубые. Короткие язычки пламени, огонь Шанги, сжигающий души…

Винтерс испугался.

— Но потоки излучения, — спросил он, — те же самые, что и в Кагоре?

— Да. А секрет излучателей тоже утерян. Видимо, они использовали неизвестные космические лучи. С целью заменить их мы используем обычные кварцевые излучатели. Получаемый эффект значительно более слабый, но достаточный для тех целей, которые мы ставим перед собой в Коммерческих Городах…

— Кто это «мы», Кор Хал?

В ответ раздался тихий порочный смех:

— Землянин, мы — марсиане!

Танцующий по стенам огонь становился все ярче, пробегал искрами по коже, проникал в артерии, в мозг. В солярии с его изысканной природой было совсем не так. Там это было удовольствием, удовольствием пылким, возбуждающим. Странным и чарующим. Здесь же…

Тело Берка стало вытягиваться, выгибаться, биться в судорогах. Ему казалось, что он больше не в состоянии выносить это прекрасное, прекрасное страдание…

Откуда-то издалека раздавался голос Кор Хала:

— А мудрецы Каер Дху не были на самом деле такими уж мудрыми. Они нашли секрет Шанги, и им удалось избежать неизбежных войн и других неприятностей. Они бежали, ускорив ход эволюции. Знаете ли вы, что случилось с ними? Они погибли, землянин! Целое поколение Каер Дху исчезло с поверхности Марса…

Винтерс уже не мог как следует думать и отвечать.

— Разве это было так уж важно? — сказал он хрипло. — Пока они жили, они были счастливы.

— А вы счастливы, землянин?

— Да, — произнес он заплетающимся языком. — О, да!

Его слова были уже почти нечленораздельны. Изгибаясь, катаясь по шкурам под влиянием такого восхитительного чувства, такого извращенного, о котором он даже и не мечтал, Берк Винтерс чувствовал себя счастливым. Пагубный огонь Шанги сжигал его, и все его горести исчезали, оставалась только, радость…

Кор Хал снова рассмеялся.

Потом Винтерс уже ни в чем не был уверен. Сознание у него помутилось, и были моменты, когда оно вообще отключалось.

Когда он приходил в себя, то испытывал только чувство, что происходит нечто весьма странное. Но одно воспоминание его память продолжала хранить.

В момент просветления, в течение одной или двух минут, ему казалось, что один из камней сдвинулся, а за ним открылся экран, с которого на него смотрело чье-то лицо, в то время как он, обнаженный, блаженствовал в этом волшебном пламени.

Это было лицо женщины. Лицо высокородной марсианки с тонкими чертами и высокомерным выражением на нем. Ее алые губы напоминали плод, надкусив который можно было ощутить привкус горечи. И глаза сверкали золотым пламенем и обжигали так же, как пламя Шанги.

Должно быть, в стене был замаскирован динамик, так как она заговорила, и он услышал ее голос, наполненный чарующей магической силой и в то же время жестокостью. Она назвала его имя. Он не мог подняться, но подполз поближе, и в его мерцающем сознании она представлялась частью этой сверхъестественной силы, которая овладела им. Силы разрушительной и обворожительной, непреодолимой, как сама смерть.

На его вкус чужака, она не обладала таким же очарованием, как Джил. Но в ней чувствовался скрытый темперамент. Ее алый рот возбуждал Берка, а покатые плечи доводили до сумасшествия…

— Да, ты силен, — сказала она. — Ты выдержишь до конца, Берк Винтерс. И это прекрасно…

Он попытался заговорить, но тщетно.

Она улыбнулась.

— Ты бросил мне вызов, землянин. Я знаю об этом. Ты храбр, а мне нравятся храбрецы. И ты безумен, а мне нравятся безумцы, потому что тогда игра возбуждает. Я с нетерпением жду того момента, землянин, когда ты дойдешь до конца своих испытаний!

Он опять хотел что-нибудь ответить — и опять безуспешно. Потом наступила тьма и тишина. И в этом мраке последнее, что он слышал, был ее язвительный смех…

Он больше не думал о себе как о капитане Берке Винтерсе, но просто как о человеке по имени Берк. Камни, на которых он лежал, были острыми и холодными. Было темно, как в глубокой шахте, но все органы чувств были настороже. По отсутствию малейшего сквозняка он догадался, что находится в герметично закрытом помещении, и это совершенно ему не нравилось…

Из его горла вырвалось приглушенное рычание. И волосы у него на затылке стали дыбом. Он постарался вспомнить, как попал сюда. Случилось нечто такое, что имело отношение к волшебному огню, но он не знал, что именно и почему.

Осталась только одна мысль: он как будто что-то искал. Это «что-то» покинуло его, и он хотел, чтобы «оно» вернулось. И он был несчастен, потому что «это» отсутствовало. Он никак не мог вспомнить, что же он искал, но «это» было ему так необходимо, что он был готов преодолеть любые препятствия…

Он поднялся и начал исследовать свою тюрьму.

И почти тотчас же нашел выход. Понемногу продвигаясь вперед, он обнаружил проход. Он ничего не мог рассмотреть, но порывы ветра доносили до него странные запахи. Инстинкт говорил ему, что это западня. Он присел на корточки, в нерешительности всматриваясь в темноту. Его ладони сжимались и разжимались: ему хотелось бы иметь хоть какое-нибудь оружие. Но его не было. Затем он решился и стал медленно и бесшумно продвигаться по проходу.

Шел он долго. Время от времени голова его касалась свода. Потом впереди он заметил мерцающий огонь костров. Ветер донес запах дыма и человека.

Медленно, очень медленно особь по имени Берк продвигалась по направлению к свету.

Он подошел к выходу из туннеля, и вдруг железная решетка со скрежетом опустилась за его спиной. Он больше не мог вернуться обратно.

Но ему и не хотелось этого. Враги ждали его, и он хотел сразиться с ними. Он понимал, что не сможет напасть на них внезапно. Сжав кулаки, он отважно ринулся прочь из туннеля.

И тотчас был ослеплен ярким светом факелов и оглушен ревом неистовствующей толпы. Оказалось, что он одиноко стоит на огромном каменном постаменте — древнем постаменте, куда когда-то выставляли для продажи рабов Валкиса (но он, конечно, ничего, не знал об этом). Площадь была заполнена возбужденными мужчинами и женщинами, однако вокруг постамента оставалось свободное пространство. И они указывали пальцами на землянина, они насмехались над тем, кто попробовал запретный плод, до которого не осмеливались дотронуться даже бездушные жители Нижних Каналов.

Особь по имени Берк еще была человеком, но человеком, который уже превращался в обезьяну. В течение часов, проведенных в лучах Шанги, он изменился физически. Изменилась вся его фигура и внешний вид.

Это был все такой же крепкий мужчина, но теперь он сутулился, и было заметно, что он стал дикарем с грубой животной силой. Его подбородок и надбровные дуги теперь резко выдавались вперед. Густой мех покрывал грудь, руки и ноги, а на затылке появилось нечто вроде гривы. В глубоко запавших глазах мелькали проблески примитивного ума: это существо умело кое-как говорить, разжигать огонь, делать оружие — и ничего более.

Полуприсев, оно исподлобья следило за толпой. Оно не знало, кто эти люди, но оно их ненавидело. Они принадлежали к другому племени, и даже их запах был для него чужим. И они тоже ненавидели его. Воздух буквально вибрировал от их враждебности.

Тут взгляд Берка упал на одного из них, который легким и изящным прыжком опередил толпу и оказался на свободном месте. Берк уже не помнил, что этого человека авали Кор Хал. Он не заметил, что Кор Хал сменил белую тупику Коммерческих Городов на набедренную повязку и пояс в стиле Нижних Каналов, а в ушах носил теперь кольца по моде Барракеша и что теперь он стал самим собой — бандитом, родившимся и выросшим среди разбойничьей расы, вступившей на путь цивилизации так давно, что она могла позволить себе забыть об этом.

Берк понял только, что этот человек был его личным врагом.

— Перед вами капитан Берк Винтерс, — сказал Кор Хал. Человек из племени Терра, повелителей звездных дорог, строителей Коммерческих Городов, чемпионов хищничества и грабежа.

Он не кричал, но его звучный голос проникал во все углы заполненной народом площади. Берк в упор смотрел на него. В отблеске факелов его глаза были как два мерцающих красных уголька. Он слегка покачивался, а его ладони сжимались и разжимались, пустые, но готовые хватать и рвать… Он не понимал языка, но ему было ясно, что это угрозы, возбуждающие толпу.

— Посмотрите на него, люди Валкиса! — воскликнул Кор Хал. — Теперь это ваш хозяин. Это его правительство управляет Городами-Государствами Марса. Мы лишены нашего древнего благородства, наши богатства уплыли. Что же теперь остается нам, детям агонизирующего мира?!

В ответе, прозвучавшем из самих стен Валкиса, не было слов. Это были первые аккорды гимна, написанного, казалось, в преисподней…

И кто-то бросил камень.

Берк легко спрыгнул с постамента и бросился через площадь к Кор Халу, чтобы схватить его за глотку.

Площадь ответила смехом, смехом, похожим на кошачье мяуканье, на рев диких животных. С необыкновенной легкостью толпа пришла в движение. Засверкали сталь ножей, камни украшений. Возбужденные глаза, зеленые и топазовые, и ужасные металлические кастеты, инкрустированные драгоценными камнями. Длинные черные языки хлыстов со свистом и щелканьем забили по камням мостовой.

Кор Хал ждал, пока Берк окажется совсем рядом с ним. Тогда он, грациозно повернувшись вокруг своей оси, применил против Берка один из приемов марсианской борьбы. Он ударил Берка ногой под подбородок, и тот кубарем полетел на землю.

В то время как Берк с трудом приходил в себя, Кор Хал взял хлыст.

— Вот так, землянин! — воскликнул он. — Ползай на брюхе, лижи камни, которые были уложены здесь еще до того, как земные обезьяны научились ходить!

Длинный хлыст просвистел и ужалил Берка, оставив красные полосы на волосатом теле, и тотчас послышались разрозненные выкрики:

— Заставь его поползать! Гони вперед дикого зверя Шанги, как наши предки делали то же с этими дикарями, которые нас потом завоевали!..

И они погнали его вперед хлыстами, уколами ножей и палками по улицам Валкиса при свете равнодушных лун. И ему не оставалось ничего другого, как подчиниться — под градом их напутствий.

Сходя с ума от ярости, он пытался сопротивляться, но у него ничего не получалось. Когда он бросался на них, они буквально таяли, а с другой стороны следовал удар хлыста или ноги, укол ножа. Кровь текла, но это была только его кровь, а острый и пронзительный женский смех безостановочно преследовал его.

Он хотел убивать. Желание убивать было в нем сильнее его собственной безопасности. Но он уже начал шататься от стольких ран, он почти ничего не видел, и все его попытки поймать кого-нибудь заканчивались провалом. Это его рвали и гнали, валили на землю ударами хлыстов и ног.

В конце концов ужас объял его, и осталось только желание бежать и спастись.

И они дали ему возможность убежать. Они дали ему возможность бежать вдоль узеньких улочек Валкиса, поднимающихся и опускающихся к извилистым сумрачным проходам, в которых еще чувствовался дух вчерашних преступлений. Но убежать не слишком далеко. Они загородили ему путь к каналу и к бывшему морю, путь к свободе. Они продолжали гнать перед собой вверх задыхающееся, шатающееся существо, которое когда-то было Берком Винтерсом, капитаном «Старфлайта».

Теперь Берк продвигался очень медленно. Он рычал, голова у него моталась из стороны в сторону, ноги заплетались, как у слепого. Его теплая кровь капала на камни. А удары хлыстов продолжали гнать вперед…

Все выше, все выше. Он пробирался теперь через район древнего порта, где еще можно было различить остатки причалов и останки кораблей, постепенно превращавшихся в пыль в этом забытом богом месте. Он прошел уже четвертый уровень, начиная от канала. Четыре порта, четыре города, четыре эпохи, отмеченные каменными летописями. Берк, первобытный человек, был загнан и запуган.

В этих местах не было никаких следов жизни. И не было очень давно. Ветер снес крыши и разорил пустые дома, сгладив углы, расширив проемы окон и дверей, так что следы работы человеческих рук теперь были едва заметны.

Теперь люди Валкиса молчали. Они продолжали преследовать зверя, и их ненависть нисколько не угасла, наоборот, она усилилась.

Они ступали по останкам своего мира. Земля была зеленой, голубой, богатой планетой. А здесь марсиане ступали по мрамору набережных, куда приставали корабли и галеры королей Валкиса, и даже мрамор рассыпался под каблуком времени.

А высоко на вершине холма королевский дворец смотрел на бичевание этого непрошеного гостя. И теперь во всем городе был слышен только звон колокольчиков в женских прическах, что было, казалось, единственным признаком жизни этого затухшего мира, где женщины тоже бежали в толпе, по щиколотки утопая в пыли.

В качестве обезьяны Берк пробежал по всей истории Марса. И даже теперь, когда его ум был первобытным, он испытал ужас при виде этого мрачного места, где не было никаких запахов, даже запаха смерти…

Он пересек площадь, где дома были построены в основании кораллового рифа. Он с трудом вскарабкался по остаткам рифа и увидел прямо перед собой поднимающийся вверх скалистый выступ. Он стал подниматься на него, не отдавая себе отчета, зачем он это делает.

Он оказался на довольно ровном плато, уходящем во тьму, затем пересек очередную полуразрушенную набережную, остановился и посмотрел назад.

Преследование продолжалось. Он уже полностью обессилел им овладело отчаянье. Тем не менее он продолжал продвигаться вперед по извилистым пустынным улочкам. Дома были теперь всего лишь бесформенными грудами камня. Его руки и ноги оставляли красные следы там, где касались стен или мостовой…

Наконец он пересек плато и оказался у подножия еще одного холма. Огромная масса древнего дворца смутно вырисовывалась в кромешной тьме. Примитивный инстинкт дикаря говорил Берку, что это место еще опаснее. Он пошел вдоль высокой мраморной стены, окружавшей дворец. И вдруг почувствовал запах воды.

Распухший язык уже не ворочался у него во рту. Он задыхался, горло было забито пылью. Из многочисленных ран текла кровь, его лихорадило. Его так тянуло к воде, что он даже забыл о своих врагах и смутной опасности, исходившей от этого места. Пошатываясь, он, насколько мог, ускорил шаг. Неожиданно стена кончилась, и он оказался у железных ворот. Они были открыты, и он, не раздумывая, вошел. Его разбитые ступни ощутили мягкий газон. Вокруг, при слабом свете лун, едва виднелись кусты и цветы с тяжелым, одуряющим запахом.

Ворота беззвучно захлопнулись за его спиной. Он даже не заметил этого. Запинаясь, он с трудом побежал вперед по траве, между рядами деревьев необыкновенного вида, увлеченный запахом воды. Тут и там он замечал странные статуи из мрамора и полудрагоценных минералов. Он чувствовал, что опасность приближается, но был так изможден, так измучен жаждой, что не придал этому значения.

Наконец он оказался на месте. Перед ним было открытое пространство, в центре которого виднелась огромная каменная чаша, украшенная тонкой резьбой и барельефами. Неподвижная поверхность водной глади была черней асфальта.

Все замерло вокруг. По другую сторону бассейна возвышалась безмолвная и темная громада дворца. Казалось, там не было никакой жизни, но Берку, нервы которого были напряжены до предела, виделась в этом особая опасность. Он притаился в чаще, затаил дыхание и прислушался.

Ничего. Только мрак и тишина. Берк снова посмотрел на манившую его воду. И жажда заставила его забыть об осторожности. Он бросился к воде.

Он опустился ничком на бирюзовые плиты борта бассейна и приник ртом к ледяной жидкости. Напившись, он некоторое время оставался неподвижным, совершенно обессиленный и тяжело переводящий дыхание.

Все вокруг было по-прежнему неподвижно.

И вдруг с дальней стороны дворца в ночи раздалось грозное рычание. Берк застыл. Он опустился на четвереньки.

Ответом на рычание был странный крик, как будто издаваемый рептилией…

Теперь, утолив жажду, Берк начал различать странные запахи, которые приносил легкий ночной ветерок. Запахи были самые разнообразные и часто смешанные, поэтому было трудно установить, кому или чему они принадлежали, однако совершенно четко различалась противная мускусная вонь, и у него от инстинктивного отвращения шерсть встала дыбом. Он не знал, какое существо распространяло этот запах, однако ужас наполнил его душу, потому что ему казалось, что он знает, — но он не хотел знать…

Ему больше всего хотелось покинуть это место, где шла непонятная тайная жизнь, чувствовалась неведомая угроза и царил мрак.

Повернув назад, он углубился в чащу. Он продвигался очень медленно из-за кровоточащих ран и ужасной слабости. И в этот момент, как-то сразу, он увидел ее.

Она бесшумно шла по поляне, выйдя из тени густых зарослей гигантских кустарников. Она была уже совсем рядом, и в неверном свете небольших лун внимательно смотрела на него. Выражение лица у нее было испуганным, глаза широко открыты, и, казалось, она была готова убежать. Длинные волосы, падавшие ей на спину, были, как и все ее тело, цвета лунного света.

Берк остановился. Дрожь пронзила все его тело. Он вспомнил о какой-то тяжелой потере, о каких-то напрасных поисках и в то же время испытал жгучее желание приблизиться к этому призрачному существу.

И имя вдруг выплыло из тьмы подсознания:

— Джил!

Она встрепенулась. Он подумал, что она сейчас убежит, и снова крикнул:

— Джил!

Тогда, очень осторожно, все еще колеблясь, она стала приближаться к нему, очаровательная, как олененок весной.

Она издала какой-то звук, похожий на вопрос, и он ответил:

— Берк.

На какой-то момент она застыла на месте, повторила это имя, потом бегом бросилась к нему, плача от охватившего ее волнения, и он почувствовал, что очень рад. Он смеялся и без конца повторял ее имя, и слезы застилали ему глаза. Он протянул к ней руки.

В этот момент в землю между ними, вибрируя, вонзилось копье.

Она предостерегающе крикнула и исчезла в густом кустарнике. Берк хотел последовать за ней, но ноги не послушались. Заревев от гнева, он обернулся.

Огромного роста охранники Кеши в блестящих доспехах внезапно появились среди деревьев, окружив его. Они были вооружены копьями и приближались к Берку с сетью из толстых волокон. Его моментально скрутили. Остриями копий его зажали со всех сторон и накинули сеть. Он рухнул и застыл, совершенно беспомощный. Когда его подняли и понесли, он еще услышал несколько звуков. Это был жалобный стон девушки с серебристыми волосами и, совсем рядом, издевательский женский смех.

Он уже где-то слыхал этот смех. Но не мог вспомнить, где и при каких обстоятельствах. Тем не менее смех этот привел его в такую ярость, что, чтобы утихомирить его, один из охранников ударил его древком копья по голове.

Он пришел в себя — на этот раз в себя, капитана Берка Винтерса — в комнате, которая очень походила на такую же в Валкисе, правда, здесь стены были из зеленого камня, а на потолке не было излучателя.

Винтерс уже забыл обо всем, что произошло с ним в той комнате. У него только оставалось смутное чувство, что там с ним случилось нечто очень странное. А теперь он думал только о Джил…

Он попытался встать и только тут понял, что скован цепью. Она соединяла наручники с похожими браслетами на ногах и с обручем на талии. И это была единственная его одежда.

Раскрылась тяжелая дверь. Четверо гигантского роста варваров в доспехах, украшенных драгоценными камнями, вошли в камеру, подняли его и, поддерживая, повели по коридору. Впереди шел офицер. Они не сказали ему ни слова, а он прекрасно понимал, что не стоит и пытаться заговорить с ними.

Берк совершенно не представлял себе, где находится и как попал сюда. У него осталось только смутное впечатление о невыносимых страданиях и нескончаемой погоне — как будто это было во сне.

И в какой-то момент этого сна он, вроде бы, видел Джил и даже разговаривал с ней, И в этом он был совершенно уверен, как и в том, что его цепи очень тяжелы…

Он спотыкался, слезы застилали глаза. Начиная с этого момента, он больше ни в чем не был уверен. Ведь он своими глазами видел искореженные обломки ее глайдера и, до конца все же не веря в это, должен был свыкнуться с мыслью, что ее больше нет и что он должен оставить надежду когда-либо увидеться с ней.

А теперь он знал наверняка. Она была жива.

Он старался запомнить, по каким коридорам и залам тащили его охранники. Судя по их размерам и роскошному убранству, он находился во дворце и решил, что это тот самый дворец, который как будто бы он уже видел над скалами в том самом сне. Подтверждением этому была панорама города, которую он в какой-то момент заметил из окна, мимо которого они проходили.

Он решил, что дворец — самое древнее сооружение из всех, которые он видел на Марсе, за исключением, может быть, затерянных руин Лхака в пустынях севера. Дворец состарился, оставшись все таким же мрачно-величественным. Мозаика полов во многих местах стерлась, драгоценные камни в настенных барельефах стали тонкими, как фарфоровая посуда. Ковры, как и все на Марсе, стали хрупкими и рассыпались в пыль. Их краски почти полностью выцвели, так что остались только легкие тона, навевающие бесконечную грусть и в то же время очаровательные…

В разных местах на стенах и на сводчатом потолке можно было заметить фрески — замечательные свидетельства былой славы. Изображенные на них моря были глубокими и полноводными, корабли — само совершенство, кольчуги воинов украшали драгоценные камни, а пленных королев было не меньше, чем черного жемчуга…

Это был стиль архитектуры, преисполненный тщеславия, где сливались утонченная культура и варварство, так свойственные марсианскому обществу. Винтерс думал о той эпохе, когда эти драгоценные камни были только что добыты в карьерах. Он решил, что к этому времени древняя цивилизация уже погибла в бесконечных ядерных войнах, а гордые валкийские короли давно превратились в предводителей бандитских шаек среди погружающегося во мрак мира.

Наконец они оказались у дверей из чеканного золота, вдвое превышающих рост Берка. Охранники отворили их, и он оказался в тронном зале.

Тусклые лучи заходящего солнца проникали сюда через расположенные под потолком амбразуры, освещая тусклым светом величественные колонны и мозаичный пол. Этот свет отражался в оружии и доспехах застывших изваяний усопших королей, оживлял поблекшие краски старинных знамен. А в большей части этого зала царили мрак и тишина, время от времени нарушаемая чьим-то шепотом и еле слышным эхом…

А в самой глубине зала солнечный луч освещал трон.

Трон был целиком выточен из глыбы черного базальта. Когда Винтерс направился к нему, цепи его загремели и нарушили жуткую тишину. Приблизившись к нему. Винтерс понял, что когда-то это была подводная скала. Море отполировало ее так, что человеку оставалось только придать ей некоторую необходимую завершенность.

И как будто слившись с ним, на троне сидела старуха. На ней была ветхая черная мантия. Ее волосы были уложены в виде короны и украшены драгоценными камнями. Некоторое время она разглядывала землянина своими подслеповатыми глазами и вдруг заговорила на верхне-марсианском наречии, языке таком же древнем, как санскрит на Земле. Винтерс не мог разобрать ни слова, но по ее интонаций и внешнему виду понял, что она совершенно безумна.

Еще чья-то сидящая фигура виднелась на ступеньках у подножия трона, куда не доходил солнечный луч. Винтерс не мог различить, кто это. Он только вроде бы разглядел лицо цвета слоновой кости, и сердце его затрепетало как будто в ожидании чего-то необыкновенного…

В то время как он приближался к трону, старуха встала и, продолжая свою пламенную речь, указала на него рукой: прямо-таки сморщенная Кассандра, призывающая проклятья на его голову. Звуки ее дикого голоса отражались под сводами зала, а глаза ее пылали ненавистью.

Охранники уперлись в спину Берка древками копий, так что он упал плашмя на пол, прямо перед лестницей к базальтовому трону. Тихий и уже знакомый издевательский смех раздался прямо над ним, и он почувствовал, как маленькая ножка, обутая в сандалию, наступила ему на затылок. И он узнал голос, насмешливо произнесший:

— Приветствую капитана Винтерса! Трон Валкиса говорит вам «Добро пожаловать!»

Ножка освободила его шею. Он поднялся. Старуха в изнеможении опустилась на трон. Она запела что-то похожее на церковную литургию, с экзальтированным выражением подняв глаза к потолку.

Запомнившийся ему голос произнес в полумраке:

— Моя мать произносит обряд коронации. Сейчас она как бы спрашивает согласие у племен Внешних Островов и у народов побережья. Ни время, ни пространство ее не интересуют, и она любит играть в королеву. А в это время, как вы успели заметить, в тени трона я, Фаид, управляю Валкисом.

— Однако, — заметил Винтерс, — необходимо, чтобы и вы иногда появлялись на свет…

— Конечно.

Гибкое и быстрое движение — и она стояла перед ним в лучах заходящего солнца. Волосы у нее были цвета ночи и уложены в очень сложную прическу. Одета она была по старинной вызывающей моде разбойничьих королевств — в свободную юбку с разрезами по бокам до самой талии, так что были видны бедра, когда она поворачивалась. На ней был широкий пояс, украшенный камнями, и колье из золотых пластин. Ее небольшие груди были обнажены, а стройное тело очаровывало грацией подростка…

Именно это лицо он уже видел. Гордое и прекрасное, губы, напоминающие плод с красной мякотью, в котором мед соединился с отравой, а легкомыслие с дремлющей чувственностью, с очарованием всего прекрасного и смертельно опасного…

— Итак, вот ваши поиски и увенчались успехом.

Берк взглядом указал на свои цепи и обнаженное тело.

— Странный успех. Я щедро заплатил Кор Халу за эту привилегию. — Он бросил на нее испытующий взгляд. — А вы правите еще и Шангой, кроме Валкиса? Если это так, то вы не очень-то любезны с вашими гостями…

— Что вы, наоборот, я к ним очень хорошо отношусь, вы это увидите.

И на ее лице промелькнула саркастическая усмешка.

— Но ведь вы же прибыли сюда не для того, чтобы позабавиться с Шангой, капитан Винтерс?

— А для чего же еще?

— Чтобы найти Джил Леланд!

Он не был так уж удивлен. В глубине души он подозревал, что она была в курсе. Но ему удалось сделать вид, что он удивлен.

— Но Джил Леланд мертва…

— В самом деле? А с кем же вы разговаривали в саду? — Фанд рассмеялась. — Вы что же, думаете, что мы так наивны. Любой, кто приходит в зал Шанги в Коммерческих Городах, подвергается тщательному контролю и тестированию. А уж к вам мы были особенно внимательны, капитан Винтерс, так как с точки зрения вашей психики вы никоим образом не были расположены к воздействию Шанги. Вы для этого слишком сильная личность.

Вы, конечно, знали, что ваша невеста предается этим развлечениям. Вам это не нравилось, и вы старались убедить ее покончить с Шангой. Кор Хал говорил мне, что такое противоречие очень огорчало ее. Но Джил зашла слишком далеко, чтобы остановиться. Она умоляла, чтобы ей разрешили попробовать настоящую Шангу. Она помогла нам инсценировать свою гибель в пустынных глубинах бывшего морского дна. Мы в любом случае так бы и сделали, так как эта девушка происходила из знатной семьи и мы не могли позволить, чтобы люди начали искать одну из наших клиенток. Но она еще хотела, чтобы вы думали, что она мертва и забыли ее. Она понимала, что не имеет права выходить за вас, что она испортит вам жизнь. Ну разве это не трогательно, капитан Винтерс? Что ж вы не плачете, услышав эту историю?!

Но эффект был куда более сильный: ему с непреодолимой силой захотелось схватить это очаровательное и дьявольское существо, разорвать его на куски и втоптать их как можно глубже в землю.

Цепи его натянулись со страшной силой, а наконечники копий тотчас впились в кожу спины, оставив на ней красные пятна.

Он застыл.

— Зачем же вы это сделали? — спросил он. — Из-за денег или из ненависти?

— По обеим причинам, землянин! И еще по одной, гораздо более важной. — На какую-то секунду выражение лица у нее стало серьезным. — А вообще-то я не сделала ничего плохого вашему народу. Я построила залы Шанги, это правда. А земные мужчины и женщины сами унизили себя как только могли. Идите сюда.

Она жестом подозвала его к окну.

— Вы видели только одну часть дворца, — сказала она, пересекая просторный зал. — Земные деньги дали мне возможность перестроить и реставрировать дворец моих предков. Это капиталы тех, кто решил вернуться к своему первобытному состоянию, потому что их подмяла под себя цивилизация, которую они сами создали. Вот, смотрите. Все это деньги Земли.

Перед глазами Винтерса развернулся пейзаж, подобного которому больше нельзя было увидеть почти нигде на Марсе. Настоящий цветущий сад, переливавшийся всеми красками богатого урожая. Правильные ряды ухоженных сочно-зеленых газонов, плодовых деревьев, кустарников, статуи…

Но по какой-то причине, о которой Берк не мог вспомнить, вид этого сада вызвал у него пронизывающую дрожь…

Но сад был только частью открывшегося перед его глазами пейзажа. Небольшой частью. Прямо под окном начиналась огромная впадина в форме котлована, простиравшаяся вдаль метров на четыреста, и взгляд Винтерса привлек древний амфитеатр, занимавший почти всю его площадь. Во многих местах разрушенный, он был по-прежнему прекрасен, со строго очерченными рядами сидений, вырубленных во внутренних гранитных стенах. Он подумал, что в древности у этого амфитеатра был еще более величественный вид, когда здесь проводились игры, а тысячи мест были заняты шумной толпой…

Теперь же на арене находился другой сад. Заросший и запущенный, огражденный высокими стенами, которые прежде защищали зрителей от нападения диких зверей. В этом саду были заросли и поляны, и Винтерс смутно различал странные фигуры, которые передвигались в наступающих сумерках. Он, не мог различить их ясно из-за большого расстояния и тусклого освещения, но сердце его сжалось, он задрожал, он почувствовал как будто ледяное дыхание ужасного предчувствия…

В центре арены находилось озеро. Оно не было большим и, видимо, слишком глубоким, но какие-то существа плавали там, и Берк услышал что-то отдаленно напоминавшее крик рептилий. Крик, который он уже слышал…

Фанд разглядывала амфитеатр со странной улыбкой. Винтерс обратил внимание, что самые первые скамейки уже заняты, публикой и что зрители продолжают прибывать.

— Что же это за причина, — спросил он ее, — более важная, чем деньги и чем ваша ненависть к людям Земли?

Когда через несколько секунд она ответила, все бесконечное тщеславие ее расы и ее династии сверкало в ее глазах. На какое-то мгновение он забыл о своей ненависти к ней из-за уважения, которое ему внушала ее искренность.

— Марс, — тихо произнесла Фанд. — Марс. Тот самый мир, который даже умереть не мог благопристойно и спокойно, потому что хищные птицы накинулись на его кости, мир, который алчные крысы уже успели высосать до последней капли крови.

— Я не понимаю, — сказал Винтерс. — Какое отношение Шанга имеет к Марсу?

— Вы увидите. — Она вдруг резко повернулась к нему. — Вы бросили вызов Шанге, землянин, точно так же, как ваш народ бросил вызов Марсу. Посмотрим же, кто сильнее!

И она сделала знак офицеру охраны. Тот удалился.

— Вы хотели найти свою подругу, — продолжала она. — Для этого вы были готовы пройти через огонь Шанги, несмотря на весь ужас, который она вам внушает. Вы даже были готовы рискнуть своей личностью, не побоявшись тех изменений, которые возникают в ней под воздействием лучей — и которые по прошествии определенного времени, землянин, необратимы. И все это ради Джил Леланд. Вы все еще хотите, чтобы она вернулась?

— Да.

— Вы в этом уверены?

— Да.

— Прекрасно. — Фанд бросила взгляд в сторону двери. — Она здесь.

Какое-то время Берк не мог решиться и обернуться назад. Фанд отошла немного в сторону и наблюдала за происходящим с заинтересованным и вместе с тем злобным выражением. Винтерс взял себя в руки и обернулся.

Она была здесь, прекрасная дикарка, явившаяся из первобытного мира с веревкой на шее. Охранники смеялись.

Винтерс с болью говорил себе: «Она не слишком изменилась. Да, она стала примитивным существом, но еще не превратилась в обезьяну. В ее глазах еще заметно отражение души и разума. Ах, Джил, Джил! Как же ты могла так поступить?»

Но теперь ему было, ясно, как. Он вспомнил их бесконечные споры относительно Шанги. Он считал, что это глупость и ребячество, что это не достойно уровня его интеллекта, что это ведет к полной деградации личности, как никакой другой наркотик. Но тогда он не понял.

А понял сейчас. И так ясно, что его охватил панический страх.

Ведь сейчас и он стал одним из дикарей Шанги. И наряду с охвативщим его ужасом при виде этого существа, которое было Джил и в то же время уже не было ею, у него появилось смутное чувство, что она как будто стала еще красивее и привлекательнее, чем когда бы то ни было… Лишенная всех искусственных оболочек, созданных цивилизацией, освобожденная от всех комплексов. Своим крепким и гибким телом она напоминала сейчас молодую лань, переполненную радостью жизни и чувственностью…

— Ее еще можно спасти, — сказала Фанд, — если вы найдете средство. Если только вам самому не понадобится помощь, чтобы спастись, — прибавила она с многозначительным видом.

Очаровательное существо приближалось. Его взгляд был направлен на Винтерса. Он видел, что привлекает ее внимание и что она мучительно пытается понять, в чем дело. Она не произнесла ни слова, и у Берка мучительно сжалось горло.

Охранник отпустил веревку, и теперь она была свободна. Она подошла вплотную к Винтерсу, настороженная, как молодое животное. Она остановилась и посмотрела ему прямо в лицо. Слезы наполнили ее большие темные глаза. Затем она тихо застонала и опустилась на колени у его ног.

У старухи вырвалось что-то похожее на громкое кудахтанье. Глаза Фанд напоминали две чаши расплавленного золота…

Винтерс нагнулся и взял Джил на руки. Он застыл, прижав ее к себе, охваченный щемящим чувством любви и жалости. Потом он очень тихо сказал Фанд:

— Теперь вам все ясно. Мы можем уйти?

— Отведите их в сад Шанги, — сказала она, кивнув головой. — Уже пора.

Охранники увели Берка Винтерса с женщиной, которую он сначала потерял, потом нашел, провели их через огромные гулкие залы дворца, потом по длинному травянистому спуску, ведущему к амфитеатру.

Массивная решетка преграждала вход в туннель. Охранники подняли ее, освободили Винтерса от цепей и втолкнули его и Джил внутрь. И решетка опустилась за их спинами.

Крепко держа Джил за руку. Винтерс прошел через туннель и оказался на арене, в саду Шанги.

Он остановился, ослепленный ярким светом. Джил вцепилась в его руку. Она трепетала от напряженного ожидания, казалось, она внимательно прислушивается.

Через несколько секунд раздался удар гонга, который можно было бы сравнить с призывом на молитву поклонников какого-то зловещего культа. Всего несколько секунд понадобилось Винтерсу, чтобы различить странные антропоидные существа, которые, кравшись между деревьями, распространяли зловонный запах диких зверей, заполнивший воздух; чтобы услышать плеск воды и шипящие крики, доносящиеся со стороны еще не видимого бассейна.

Всего лишь несколько секунд понадобилось, чтобы ужас сковал его тело, чтобы он захотел попытаться отринуть реальность этого кошмара и пожелать самому себе ослепнуть или еще лучше — умереть…

А с сидений над решеткой арены-сада тысячи марсиан смотрели вниз. Их лица выражали чувства, которые можно испытывать к существам давно прошедших времен, собранным в зоопарке, — к опаснейшим, существам, ненавидимым ими.

Как раз в этот момент и раздался удар гонга. Джил встрепенулась, рванув его за руку. Во всем саду сначала воцарилась мертвая тишина, затем послышались первые звуки дьявольского хора рычаний и криков, которые ужасно походили на человеческие голоса, и еще более ужасно было то, что они ими больше не были, а совсем рядом с Берком к ним присоединился голос Джил, которая затянула на манер псалма:

— Шанга! Шанга!

И тут Винтерс понял, что хотела сказать Фанд, имея в виду Марс. В то время как Джил, с туманным взором и ничего не замечая вокруг, увлекала его вперед через заросли и зеленые поляны, он понял, что этот сад Шанги и в самом деле был зоопарком, где обитатели Марса могли удостовериться, что их экономические завоеватели были дикими зверями. Ему стало мучительно, стыдно. Ведь это были дегенеративные обезьяны, голыми бегающие среди деревьев, рабы, покорившиеся соблазнительному огню Шанги!

Он крикнул Джил, чтобы она остановилась.

Но она только ускорила шаг, и ему пришлось прямо-таки бороться с ней, чтобы удержать. Она не обращала на него внимания и только без конца повторяла: «Шанга!»…

Прямо на них бежал огромный антропоид-самец. Он уже не мог разговаривать, и только нечленораздельные звуки вырывались из его глотки. За ним бежала целая толпа особей такой же стадии развития: самки, самцы, детеныши. Это стадо подхватило и понесло за собой Винтерса и очаровательное существо по имени Джил. Винтере попытался освободиться, но все было напрасно. Мохнатые дикари крепко держали его.

Другие толпы догоняли их при приближении к центру сада. Винтерс чувствовал, что тошнота подкатывает к горлу. Это была настоящая Вальпургиева ночь, оргия богохульства. И было ясно, что он попал в страшную ловушку, которая должна уничтожить его.

Оставалось еще несколько похожих на Джил, которых разложение личности только затронуло. Они пока оставались людьми. Винтерс знал, что только вчера он сам был таким же, и не испытывал к ним отвращения. Но были и другие. Здесь была представлена вся галерея праотцов, начиная от обезьяны и кончая неандертальцем.

Здесь были полуживотные дикари, передвигавшиеся, волоча ноги, целиком заросшие шерстью, с бесформенными черепами и маленькими глубоко посаженными красными хитрыми глазками, беспрестанно гримасничавшие и показывавшие желтые зубы. Экспонаты, которых никогда не видели ученые-антропологи и о знакомстве с которыми они могли только мечтать. Экспонаты, которые не были ни человекообразными, ни обезьяноподобными, не относившиеся ни к одной из когда-либо классифицированных форм.

Все темные секреты эволюции человека были представлены здесь как на выставке на потеху марсианам. Винтерс в изнеможении подумал, что и он, землянин, произошел от этих кошмарных созданий. Какое же уважение могли испытывать марсиане к этой расе, так недалеко ушедшей от своих истоков?

Но ему предстояло заглянуть назад, еще дальше в эти истоки…

Удар гонга раздался в последний раз. Море мохнатых и сутулых плеч, низких лбов и отвратительных морд существ, передвигавшихся на четырех конечностях, увлекло Винтерса и Джил в центр сада. Сильный мускусный запах забивал все другие. Запах был таким же, как в павильоне рептилий в зоопарке. Винтерс увидел, что поверхность бассейна вздыбилась от усилий существ, живущих там и пытавшихся выбраться по призыву гонга.

Да, это и был взгляд назад, взгляд на общего предка и еще дальше. Дальше млекопитающего, к жабрам и чешуе, к яйцу, снесенному в теплой грязи, к первоначальному уровню шипящих и свивающихся, донельзя отвратительных!

Джил задыхалась. «Шанга! Шанга!» — повторяла она, подняв голову вверх, в то время как Винтерс чувствовал, что сознание его затуманивается. Что-то холодное и мокрое проскочило у него между ног, он пошатнулся, и его вырвало.

Он схватил Джил за руку и попытался выбраться из толпы, но не было никакой надежды добиться этого. Он попал в ловушку.

Он посмотрел вверх и прямо над собой увидел излучатели на высоких вышках. Он заметил, что они начали светиться тем самым знакомым ему светом.

Он совершенно обессилел. Это был конец его попытки найти Джил Леланд, это был конец всего…

Первое легкое прикосновение проклятого луча достигло его кожи. Он тотчас почувствовал, что голод и желания просыпаются в нем, трепет сидящего под кожей зверя прошел по его телу. Он подумал об обитателях озера и о том, какие чувства могли испытывать они, погруженные в воду и дышащие жабрами, которые ведь и у него самого существовали, когда он был всего лишь эмбрионом в материнской утробе…

«Потому что именно там я и должен быть, — говорил он себе. — В озере. Джил и я. А что до озера? Амеба, а до нее…»

Он увидел королевскую ложу, из которой короли Валкиса наблюдали бои гладиаторов, видели, как лилась кровь. Теперь там стоял трон Фанд. Облокотившись на каменные перила, она внимательно следила за происходящим. Берку показалось, что даже на таком расстоянии он мог заметить презрительную усмешку на ее губах. Рядом с ней сидел Кор Хал, а также старуха, одетая во все черное.

А лучи Шанги сверкали и жгли. Тишина опустилась на площадку в центре. Редкие стоны и короткие жалобные вскрики не могли нарушить молчания, они только подчеркивали его глубину. Блики играли на поднятых к небу лицах, отражались в широко открытых глазах. Все тела, покрытые чешуей и мехом, стали как будто красивее. Джил в молитвенном экстазе протягивала руки к новому светилу…

А безумие уже растекалось и по его венам. Мускулы у него напрягались и опадали. Легкое облако навевало забвение и расслабление души. Здесь были теперь два существа, Джил и Берк, на заре своей жизни, счастливые просто от сознания, что они вместе, равнодушные ко всему остальному, кроме своей любви и наслаждения ею.

В этот момент он услышал издевательский смех и остроты марсиан, собравшихся, чтобы поглазеть на бесчестье его мира. Он с усилием оторвал взгляд от этого проклятого излучателя и снова посмотрел на Фанд, Кор Хала и тысячи других. Лицо его помрачнело, в глазах зажглась ярость.

Вокруг площадка была усеяна звериными телами, корчившимися в экстазе Шанги. Джил встала на четвереньки. Винтерс почувствовал, что сила покидает его. Он ощущал необыкновенно болезненное наслаждение, дикое ликование охватывало его…

С огромным усилием он еще раз превозмог свои инстинкты, схватил Джил и потащил ее к деревьям, подальше от дьявольской поляны.

Но она не хотела следовать за ним. Она кричала, отбивалась, царапала ему лицо, пинала ногами. Тогда он ударил ее по голове, и она обмякла в его объятиях. Он продолжал упорно пробираться назад, натыкаясь на корчившиеся тела, падая, снова поднимаясь, и, в конце концов, пополз, взвалив Джил себе на спину. И только одна мысль придавала ему мужества. Только одна мысль заставляла его продолжать свои мучения: презрительно улыбающееся лицо Фанд стояло у него перед глазами…

Влияние лучей стало слабее, потом исчезло вовсе. Он был жив и за пределами поляны. Он продолжал тащить Джил в чащу, спиной к этому месту, так как чувствовал, что поляна притягивает его как наркомана и лучше туда не смотреть.

Наконец он выпрямился и посмотрел в сторону королевской ложи. Только прежняя гордость удерживала его в этом положении. Несмотря на расстояние, он старался смотреть прямо в глаза Фанд, и вдруг ее ясный серебристый голосок достиг его ушей.

— Вы все равно вернетесь к Шанге, землянин. Завтра или послезавтра, вы все равно вернетесь.

Она сказала это с абсолютной уверенностью, сравнимой с уверенностью в том, что солнце обязательно взойдет завтра утром.

Берк Винтерс ничего не ответил. Какое-то время он продолжал стоять на том же месте, глядя на Фанд. Затем силы покинули его. И он вяло и равнодушно опустился на траву рядом с Джил.

Последняя сознательная мысль, пришедшая ему в голову, была о том, что Фанд и Марс бросили вызов Земле и что теперь речь не шла только о спасении любимой женщины.

Когда он пришел в себя, была ночь. Джил покорно ждала, сидя рядом с ним. Она принесла ему поесть и, пока он расправлялся с убогой подачкой марсиан, она пошла за водой.

Он попробовал завязать с ней беседу, но пока между ними была слишком глубокая пропасть. Она покорно и виновато молчала. Он вырвал ее из огня Шанги, и она еще с трудом понимала, что происходит.

То, что бежать отсюда бесполезно, было слишком хорошо ясно. Через какое-то время он встал и оставил ее в одиночестве. Она не сделала никакой попытки следовать за ним.

Сад был по-прежнему освещен тусклым светом лун, еще не поднявшихся над горизонтом. Дикие звери Шанги, видимо, крепко спали. Передвигаясь с максимальной осторожностью, Винтерс исследовал арену с целью найти хоть какой-нибудь выход. Постепенно в голове у него начал вырисовываться определенный план. Этот план не был особо выдающимся, и он понимал, что, весьма вероятно, может погибнуть еще до рассвета, но терять ему было нечего. Это почти совсем не беспокоило его. Ведь он был земным мужчиной, космонавтом, к тому же его гордость была сильно задета и холодная ярость заглушала любой страх.

Стены были высокими и гладкими. Даже обезьяна не смогла бы вскарабкаться по ним. Все туннели были наглухо замурованы, за исключением того, по которому его ввели. Он осторожно вошел в него и вскоре уперся в крепкую решетку. По другую сторону горел костер, разложенный охранниками.

Он вернулся на арену.

Потерпев неудачу, еще не успев ничего начать. Винтер в задумчивости остановился здесь, с тоской глядя на непреодолимые стены своей тюрьмы. И в этот момент он обратил внимание на вышку с излучателями Шанги.

Он подошел к ближайшей, осмотрел ее. Конечно, она была слишком высокой, чтобы можно было дотянуться, ее дуга с излучателем свешивалась над ареной, а остальная часть находилась за ее пределами.

Да, она слишком высока, чтобы достать до нее. Но для кого-нибудь, у кого есть веревка…

Винтерс вернулся в заросли и после непродолжительных поисков нашел лианы, свисающие с деревьев. Он сорвал их и связал как можно прочнее между собой. Затем он нашел палку, достаточно легкую, чтобы ее можно было забросить как можно выше, которая могла бы потянуть за собой лиану. Затем он вернулся к вышке.

С третьей попытки палка зацепилась за решетчатую арматуру. Он натянул эту хрупкую связь с внешним миром и два раза обмотал ее вокруг пояса. Затем, бормоча молитву, чтобы лианы выдержали, он начал осторожно карабкаться вверх.

Подъем казался ему бесконечным. В свете лун он чувствовал себя совершенно уязвимым.

Лианы не подвели, ничей голос не окликнул его. Наконец он ухватился за арматуру вышки и поднялся вверх. Он тотчас сбросил вниз лиану. Через несколько секунд он оказался в целости и сохранности на ступенях амфитеатра.

Обходя стороной охранников, стороживших вход в туннель, он вышел наружу и осторожно пошел вверх по уже знакомому подъему. Он прятался в кустах, когда была возможность, а когда местность была открытой, двигался ползком. Тучи, время от времени скрывавшие свет лун, способствовали его продвижению, так как видимость моментально становилась никудышной. А дворец возвышался над ним, огромный и темный, раздавленный весом пролетевших над ним столетий…

Только два окна светились в нем. Одно, на первом этаже, видимо, принадлежало помещению для стражи. В другом, на четвертом, свет был едва заметен, как будто там горел ночник. Вот там и находятся, наверное, апартаменты Фанд, подумал он.

Он подошел к уже знакомому входу. Кругом не было видно ни одной живой души. Он решил, что это огромное и наполовину в руинах здание не могло охраняться так же тщательно, как амфитеатр, даже если бы в этом была необходимость. Бесшумно ступая босыми ногами, Винтерс миновал просторный и безлюдный холл и углубился в длинную анфиладу залов и переходов.

Постепенно его глаза привыкли к темноте, а тусклый свет лун, проникавший в окна, освещал ему дорогу. Залы, вестибюли и коридоры, казалось, были погружены в воспоминания о былой славе, от которой теперь оставались поблекшие знамена и развалины городов… Винтерс вздрогнул. В этом месте чувствовалось ледяное дыхание вечности.

Он поднялся по одной лестнице, по другой и наконец на четвертом этаже, в конце коридора, заметил слабый дрожащий свет из щели под дверью.

Здесь не было охраны. И это был его шанс. Не только потому, что ему не пришлось преодолевать лишнее препятствие, но и потому, что ее отсутствие подтверждало его мысль о том, что Фанд не требовала, дабы следили за теми, кто к ней приходит. С точки зрения безопасности охранник был бы здесь бесполезным украшением. Ведь Фанд находилась у себя дома. И здесь не могло быть врагов…

Кроме одного.

Винтерс бесшумно открыл дверь. На низком ложе рядом с ней спала усталая служанка. Она не пошевелилась, когда он прошел мимо. А прямо перед собой он увидел хозяйку дома, Фанд.

Она спала на широченном украшенном барельефами ложе, ложе королей Валкиса. У нее, утонувшей в этой необъятности, был вид невинного ребенка. Да, она была очень красива. Очень опасна и красива колдовской красотой.

Винтерс безжалостно обрушил на ее голову удар кулака. И она, не просыпаясь, потеряла сознание. И не издала ни единого звука. Он связал ее найденными в комнате поясами и простынями, заткнул кляпом рот и взвалил эту легкую ношу на плечо. Затем он тем же путем осторожно вышел из дворца.

Это оказалось очень простым делом. Он никогда бы не подумал, что это так. В конце концов, подумал он, люди редко предохраняются от невозможного.

Фобос скрылся по своей циркулярной орбите за горизонтом, а Деймос не мог дать слишком много света. То неся Фанд в руках, то волоча ее по земле при пересечении открытого пространства, Винтере вернулся в амфитеатр. По ступеням он добрался до стены. Она была высотой метров шесть, и, привязав Фанд к своей спине, он перелез через стену, на какое-то мгновение повис на кончиках пальцев, затем прыгнул в заросли кустарника.

Приземлившись, он перевел дыхание и убедился, что с Фанд все в порядке. Он взял ее на руки и как можно быстрее углубился в чащу. Он вспомнил, что в центре большой поляны была густая роща. Волоча девушку за собой, он ползком пересек ее и, вздохнув с облегчением, скрылся в роще вместе с наследницей валкисских королей.

Затем он стал ждать.

Наконец глаза Фанд раскрылись и гневно уставились на него.

— Да, — сказал он, — это не сон, вы здесь, в саду Шанги. Я привел вас сюда. Нам надо договориться, Фанд.

Он вытащил кляп у нее изо рта, однако держал его наготове.

— Нам не о чем договариваться, землянин, — ответила она.

— Вашу жизнь, Фанд. Вашу жизнь в обмен на мою с Джил и других, которых еще можно спасти. Вы должны разрушить излучатели, прекратить это безумие, тогда вы спокойно доживете до такой же старости и маразма, как ваша мать.

В ней не было ни капли страха. Неизмеримая гордость, ненависть, но никакого страха. Она рассмеялась.

Его рука легла на ее горло, и он сдавил его железной хваткой.

— Тонкое какое, — сказал он. — И нежное. И так легко разорвать его…

— В добрый час. Шанга может существовать и без меня. Кор Хал этим займется. А вы, Берк Винтерс… Вам не удастся избежать вашей участи. — Она язвительно улыбнулась. — Вы опуститесь до уровня зверей. Шанга никого не отпустит!

— Я знаю, — кивнул Винтерс. — Поэтому я должен уничтожить Шангу, пока она меня не уничтожила.

Фанд с саркастическим выражением смотрела на него, голого и безоружного, опустившегося на корточки в густом кустарнике, и рассмеялась сильнее прежнего.

— Может быть, это невозможно, — сказал он, пожав плечами. — Я в любом случае узнаю об этом, только когда будет слишком поздно. Но на самом деле я забочусь в первую очередь не о себе. Я мог бы чувствовать себя счастливым, бегая на четвереньках по вашему садику. Я также был бы совершенно удовлетворен, нырнув в ваш бассейн, испуская гнусное шипение. Так нет. Не обо мне речь и даже не о Джил.

— О ком же?

— У Земли тоже своя гордость, — сказал он серьезно. — Конечно, она моложе и примитивнее, чем ваша планета. Иногда в ней проявляются одержимость и безжалостность, я должен признать это. Но, в общем, Земля добрая планета, на ней живут стоящие люди, и она сделала больше, чем все другие планеты, для развития Солнечной системы. И в качестве землянина я не могу спокойно смотреть, как унижают родственный мне мир.

Он обвел взглядом амфитеатр.

— Я верю, — продолжал он, — что Земля и Марс могли бы многому научиться друг у друга, если фанатики с обеих сторон прекратят сеять семена раздора. Вы самая ужасная личность, о которой я когда-либо слыхал, Фанд. Вы больше, чем фанатичка. — Он задумчиво посмотрел на нее. — Я думаю, что вы так же безумны, как ваша мать…

Его речь не привела девушку в ярость, и он убедился, что она не была сумасшедшей, а только испорчена образом жизни и воспитанием.

— И что же вы можете предложить конкретно? — сказала она.

— Подождать. До рассвета, может быть, немного дольше. В любом случае, пусть у вас будет достаточно времени подумать. Тогда я дам вам последний шанс. Потом я вас убью.

Когда он снова заткнул ей рот, она улыбнулась и, не мигая, продолжала смотреть на него.

Время шло. Ночь сменил рассвет, потом наступило утро. Винтере сидел, не двигаясь, склонив голову на колени. Фанд лежала с закрытыми глазами, казалось, она спит.

Под лучами солнца сад возвращался к жизни. Винтерс услышал крадущиеся шаги и ворчание диких зверей Шанги. Со стороны мелководного озера слышались крики живущих там существ, и ветер доносил исходящую от них мускусную вонь.

Неожиданно появилась Джил. Она чуть не вскрикнула при виде Фанд, но Винтерс успел сделать ей знак молчать. Она опустилась на землю рядом с ним, не спуская с него взгляда. Он погладил ее по плечу. Оно было упругим и в то же время нежным, но Джил дрожала. Она по-прежнему походила на лань со своим грустным взглядом.

Лицо Винтерса стало таким же холодным и безжалостным, как стерильный свет звезд, смотревших на них с бездонного неба.

Времени больше совсем не оставалось. Джил начала посматривать в сторону излучателей. Винтерс чувствовал, как нервное напряжение охватывает ее.

Он разбудил Фанд. Она открыла глаза, посмотрела на него, и, еще ни о чем не спросив, он уже знал ответ.

— Ну и?..

Она отрицательно покачала головой.

В первый раз Винтерс улыбнулся.

— А вообще-то, — сказал он, — я решил не убивать вас.

То, что он потом сделал, произошло быстро, и никто этого не видел, кроме Джил и Фанд. До Джил сразу ничего не дошло, а наследница валкисских королей поняла слишком хорошо.

Амфитеатр продолжал заполняться. Марсиане приходили, чтобы научиться презирать и ненавидеть жителей Земли. Винтерс рассматривал их. Он все еще улыбался.

Неожиданно он повернулся к Джил. Когда через несколько минут он, исцарапанный и запыхавшийся, закончил свое дело, она тоже была связана ремнями, позаимствованными у Фанд. На этот раз ей не удастся полностью отдаться огню Шанги.

Марсиане продолжали собираться. Кор Хал вошел в королевскую ложу вместе со старухой, опиравшейся на его руку.

Раздался удар гонга.

Еще раз Винтерсу пришлось присутствовать на сборище диких зверей Шанги. Спрятавшись далеко в чаще, вне зоны действия лучей, он наблюдал, как мохнатые тела устремились к центральной поляне, давя и отталкивая друг друга. Он видел, как лихорадочно блестят их глаза. Он слышал их стоны и вскрики, и по всему саду было слышно: «Шанга! Шанга!»

Джил корчилась и билась, пытаясь освободиться. Ее крики приглушались кляпом, которым он предусмотрительно заткнул ей рот. Винтерс не мог спокойно смотреть на нее. Он знал, как она страдала. И сам он страдал.

Он заметил, что Кор Хал, свесившись над оградой, внимательно рассматривал происходящее в саду. Винтерс знал, кого он ищет.

Раздался последний удар гонга. Тишина опустилась на поляну. Здесь опять присутствовали мохнатые антропоиды, передвигавшиеся на четвереньках, множество предшественников обезьян, ползающие, покрытые чешуей существа, мокрые и блестящие — и все молчали в ожидании.

Излучатели принялись за дело.

Волшебный тлетворный огонь Шанги заполнил воздух. Берк Винтере засунул руку в рот и укусил ее так, что брызнула кровь. Ему показалось, что из цветущих насаждений у озера, где осталась Фанд, доносились приглушенные крики. В этом месте лучи падали совершенно отвесно.

«Шанга! Шанга!»

Нет, ему надо было тоже пойти на поляну, понежиться под жаркими лучами. Он больше не мог выдержать. Ему очень хотелось снова почувствовать это жгучее прикосновение к своей коже, испытать радость и безумие.

В отчаянии он упал на траву рядом с Джил, вцепился в ее путы, дрожа от возбуждения.

Он услышал голос Кор Хала, который звал его по имени. Он заставил себя встать и, подойти к королевской ложе. Марсиане, сидевшие по обе стороны от нее, стали с интересом рассматривать его, на какой-то момент оставив без внимания оргию зверей Шанги.

— Я здесь, Кор Хал! — крикнул Винтерс.

Человек из Барракеша посмотрел на него и рассмеялся.

— Зачем продолжать эту борьбу, Винтерс? Вы все равно не можете противиться призыву Шанги.

— А где ваша великая предводительница? Ей что, уже надоели эти развлечения?

— Кто знает, о чем думает госпожа Фанд? — сказал Кор Хал, пожав плечами. — Она приходит и уходит, когда ей нравится. Он склонился над ареной. — Ну, Винтерс! Огонь Шанги ждет вас. Смотрите все, как он потеет, стараясь остаться человеком! Ну, сын обезьяны… догоняй своих братьев!

Злобный смех марсиан ударил Берка, как копье.

Он продолжал стоять на том же месте, выпрямившись, вызывающе глядя на них, и не двигался. Он был не в состоянии управлять своим дрожащим телом и учащенным дыханием. Пот попадал ему в глаза и ослеплял. Он чувствовал, что сейчас сойдет с ума от вожделения, но продолжал неподвижно стоять на месте. Он подумал, что лучше умрет, но не сдвинется ни на шаг.

И марсиане продолжали разглядывать его.

— Что ж, завтра, — сказал Кор Хал. — Может быть, послезавтра… но вы все равно, не устоите, землянин.

И Винтерс знал, что не устоит. Он больше не сможет вынести это испытание. Если завтра он еще будет здесь, то присоединится к своим братьям, когда раздастся удар гонга.

Излучатели погасли. Марсиане, удовлетворенно усмехаясь, собирались покинуть амфитеатр.

Берк Винтерс крикнул:

— Подождите!

Его голос раздавался со стороны королевской ложи, и все взгляды сконцентрировались на нем. В этом крике смешались отчаянье, торжество и ярость человека, выброшенного из жизни.

— Подождите, люди Марса! Вы побывали на спектакле. Я хочу продолжить его. Вы, Кор Хал! В Валкисе вы рассказывали мне о мудрецах Каер Дху, которые первыми отведали Шангу, и целое поколение было истреблено ею. Целое поколение!

Он шагнул вперед, в этой своей речи он находил возможность хотя бы немного расслабиться.

— Мы, земляне, молодая раса. Мы еще недалеко ушли от наших прародителей, и поэтому вы ненавидите нас, вы насмехаетесь над нами, относясь к нам, как к обезьянам. Ладно. Но наша молодость придает нам силы. Мы довольно медленно поддаемся Шанге.

А вы, марсиане, старая раса. Вы проделали долгий путь по спирали времени, и конец стал ближе к началу. Люди Каер Дху исчезли в течение жизни одного поколения. У нас нервы из железа, а у них были всего лишь из соломы.

Поэтому ни один марсианин не пользуется Шангой, поэтому она запрещена Городами-Государствами. Вы боитесь этого, потому что моментально окажетесь на стадии конца цивилизации. Или начала, кто знает? У вас нет сил противостоять Шанге, вы боитесь ее.

Насмешливые и яростные возгласы были ему ответом.

— Послушайте обезьяну! — воскликнул Кор Хал. — Послушайте дикаря, которого мы гнали по улицам Валкиса!

— Да, послушайте его! — крикнул в ответ Винтерс. — Ведь госпожа Фанд исчезла, а только обезьяна знает, где она!

Воцарилось молчание. Затем в тищине послышался смех Берка.

— А, так вы мне неверите. Рассказать вам, как я это сделал?!

Он рассказал, а когда закончил свой рассказ, они засвистели и обозвали его лжецом. Он усмехнулся, глядя прямо в лицо Кор Халу.

— Подождите! — воскликнул он. — Сейчас я вам ее покажу!

Он повернулся и отправился к поляне. Пробираясь среди дикарей, расталкивая их, он добрался до зарослей цветущего кустарника у озера и пополз под деревцами.

Да, он не догадывался. По словам Кор Хала, он знал, что превращение может быть очень быстрым, но не знал, насколько. Есть вещи, о которых невозможно догадаться.

Несмотря на всю его выдержку, он не смог сдержать крик отвращения и ужаса. Он не хотел смотреть на это существо, которое лежало на том месте, где он оставил Фанд, он не хотел знать, что такая форма жизни могла существовать или существует. Но ему пришлось смотреть. Ему пришлось приблизиться, чтобы развязать ее. Ему пришлось дотронуться до нее. Ему пришлось коснуться ее руками, почувствовать ее дряблую кожу, прижать к себе это липкое тошнотворное существо, которое к тому же извивалось.

И у ЭТОГО были глаза. И это было хуже всего. У него были глаза, и оно смотрело на него.

Пошатываясь, он выбрался из чащи со своей ношей. Он снова пересек поляну, где два огромных самца уже дрались из-за самки, он добрался до открытого пространства перед королевской ложей.

Он поднял существо как можно выше над головой, и яркие лучи солнца осветили его.

— Смотрите все! — крикнул он. — Что, вы не узнаете ее?! Это последняя представительница славной королевской династии Валкиса — госпожа Фанд!

На том месте, где у Фанд была когда-то шея, у этого извивающегося существа болталось и сверкало под солнечными лучами золотое ожерелье, которое все тотчас узнали…

Так он держал ее какое-то время, и лица марсиан застыли, стали похожими на лица мертвецов. Кор Хал медленно встал со своего места и облокотился на перила.

Тогда Винтерс положил свою ношу и отошел на несколько шагов, в то время как существо поползло по зеленому газону самым отвратительным образом.

— Смотрите вы, марсиане! Вот так вы начинали!

В полной тишине старуха встала. Некоторое время она стояла, не двигаясь, с опущенными глазами. Можно было подумать, что она что-то скажет или закричит, но она не произнесла ни слова. И вдруг она стала медленно клониться через перила и полетела вниз. Она рухнула на арену и больше не двигалась…

Как будто по ее примеру, марсиане с яростными криками в едином порыве вскочили со своих мест и стали прыгать на арену тоже, выбирая, впрочем, густые заросли для приземления. Это не была коллективная попытка самоубийства; речь шла о мести.

Винтерс был уже далеко. Он моментально освободил Джил и увлек ее за собой, чтобы лучше спрятать. Он заметил, что вход в туннель недалеко от них…

Марсиане собирались в центре площадки. И в этот момент дикие звери Шанги заметили их. С ревом и рычанием они высыпали навстречу противнику.

Ножи, сабли и кастеты с шипами против клыков, когтей и мощной мускулатуры. Существа, покрытые чешуей, бросались вперед, шипя и разрывая в клочья все, что попадалось, своими острыми, как шила, зубами. Огромные руки хватали и отрывали конечности, ломали, как спички, кости, сворачивали головы. И острые клинки блестели на солнце, принося, в свою очередь неминуемую смерть.

В этот день месть правила свой бал в саду Шанги. Месть Земли Марсу, месть бывших людей за унижение своего рода.

Винтерс увидел, как Кор Хал вонзил свою саблю в ползучую нечисть, которая раньше была Фанд, и продолжал это до тех пор, пока она не перестала двигаться. Затем он стал выкрикивать имя Винтерса.

Тот приблизился.

Никто из них не сказал ни слова. Говорить больше было не о чем. Безоружный Винтерс должен был сражаться с вооруженным саблей противником. В разгар творящегося вокруг кошмара они столкнулись лицом к лицу. У них были личные счеты.

Первый же выпад Кор Хала ранил Винтерса в плечо, однако Берку тотчас удалось схватить его за руку и сломать ее. Марсианин даже не застонал. Левой рукой он попытался выхватить нож, висящий на поясе, но не успел это сделать. Винтерс опрокинул Кор Хала на свое колено и схватил его за горло. Через несколько минут он выпустил обмякшее тело и удалился, унося с собой саблю.

В это время через туннель на арену ворвались охранники.

Начавшись у озера, бой распространялся все дальше. Дикари перемешались с марсианами. В этой яростной схватке было множество павших с обеих сторон. Вода в озере стала красной, какая-то из тварей уже утащила первого марсианина под воду… Ведь там были и такие, которые уже не могли дышать воздухом, но терпеливо и тихо ждали своей добычи, не показываясь на поверхности.

Винтерс знал, что в конце концов в саду не останется в живых никого. Он взял Джил за руку и осторожно повел ее к туннелю под прикрытием деревьев. Все внимание марсиан было привлечено к разгоревшемуся бою. Дикарей-самцов трудно было убить, драка доставляла им удовольствие. Туннель был пуст, решетка поднята, а все охранники были заняты на арене. Винтерс и молодая женщина прошли через туннель и едва успели спрятаться в глубине амфитеатра, в то время как следующий отряд охранников бегом спускался на арену со стороны дворца.

Торопясь и с бесконечными предосторожностями, они спустились по скалам, затем через руины Валкиса и, к счастью, никем не замеченные, очутились на берегу канала. Глайдер Кор Хала по-прежнему стоял на площадке.

Он втолкнул Джил в кабину и, уже присоединившись к ней, увидел, как толпы жителей Валкиса бегом продвигаются в их направлении. Видимо, сообщение о его преступлении и бегстве уже успело распространиться. Однако было поздно.

Он поднял в воздух аппарат и направил его в сторону Кагоры.

Теперь, когда все было кончено, он почувствовал, как устал и как ему хочется забыть это, вплоть до названия Шанги.

Но он чувствовал, что забыть не сможет. Золотой огонь прижег его душу слишком сильно. Он знал, что прекрасное лицо Фанд, каким он видел его в тот момент, когда связывал ее, и ее тихий стон, который он услыхал в тот момент, когда излучатели начали свою дьявольскую работу, будет вечно преследовать его. Самые лучшие психологи и гипнотизеры никогда не смогут заставить его забыть об этом…

Оставалось позаботиться о том, чтобы правительства Земли и Марса проследили за полным уничтожением Щанги. И он был счастлив и даже немного горд, потому что это было дело его рук. Оставалось еще…

Он посмотрел на Джил. Придет время, о котором он будет молиться, и она снова станет прежней. Печать Шанги исчезнет, и она снова будет прежней Джил Леланд, кому он отдал свое сердце.

Но исчезнет ли эта печать окончательно? Ему вдруг показалось, что он снова слышит язвительный голосок Фанд. «А у вас исчезнет эта печать, Берк Винтерс? Станет ли прежним тот, кто побывал в стаде диких зверей Шанги?»

И он не мог ответить. Обернувшись, он увидел дым, поднимавшийся в том месте, где находился тлетворный сад, — и он по-прежнему не мог ответить…


(Перевод с англ. Цырульников С.)

Альфред Элтон Ван Вогт


КОРАБЛИ ТЬМЫ

Д’Орманду пришлось согласиться с тем, что принять какое-либо решение на Земле — одно, а выполнить его в Космосе — совсем другое. Уже шесть месяцев он следовал курсом, который вел его из Солнечной системы и далее — от гигантского спирального колеса Галактики. И вот настало время приготовиться к прыжку в другое время.

Дрожащими пальцами он настроил машину времени на 3 000 000 год. Его рука легла на выключатель, но он медлил. Согласно теории Хэлли, здесь, в открытом Космосе, вдали от звезд, можно легко избавиться от строгих законов, которые управляли течением времени на планетах. Хэлли говорил, что корабль сначала должен достичь скорости света, чтобы таким образом натянуть ткань пространства вплоть до разрыва, а затем можно включать MB.

Д’Орманда окатила волна нервного жара. «Пора», — подумал он и толкнул рукоятку вперед. Послышался мерзкий треск, оглушительный скрежет рвущегося металла, а потом вернулось ощущение равномерного полета.

Д’Орманд видел все словно сквозь дымку. Он помотал головой и понял, что зрение скоро восстановится. Он мрачно ухмыльнулся, как человек, который рискнул жизнью и выиграл.

Зрение вернулось мгновенно. Он бросил взгляд на пульт управления машиной времени и испуганно вздрогнул. Пульт исчез.

Он недоверчиво огляделся. В небольшом корабле все было на виду. В одном помещении сгрудились рабочая часть корабля, кровать, резервные баки и камбуз. Машина времени исчезла!

Так вот что означал металлический скрежет! Машина времени оторвалась, покинула корабль и исчезла во времени. Он проиграл. Д’Орманд тихо вздохнул и вдруг боковым зрением уловил какое-то движение. Он резко откинулся — в верхних иллюминаторах маячил темный корабль.

Он присмотрелся и понял: что бы ни случилось с машиной времени, она не сломалась.

Сперва он подумал, что чужой корабль находится очень близко и потому его можно разглядеть, но потом понял в чем дело и у него захватило дух. Да такой корабль мог быть только в трехмиллионном году.

Вслед за зачарованностью появились сомнения, а потом пришел ужас. Неестественным было не только то, что он мог видеть чужой корабль, но и сам корабль.

Все это казалось страшным сном. Длиной в три километра, шириной в восемьсот метров и толщиной корпуса лишь в тридцать сантиметров, он был похож на плот, специально созданный для мрачного моря Космоса, платформа, блуждающая в темной, беззвездной пустоте.

На широкой палубе стояли мужчины и женщины. Они были нагие, и ничто, буквально ничто — не защищало их тела от холода Вселенной. Они не могли дышать в безвоздушном пространстве, и все же были живы.

Они жили и стояли на широкой темной палубе; они подняли к нему взгляды, кивали и кричали ему. Это, вероятно, был самый странный крик, который когда-либо слышал смертный. Это было нечто большее, чем мысленный зов, более, настойчивое, сильное, взволнованное. Он мог ощущать его физически, как голод или жажду. Желание росло, как потребность в наркотике.

Д’Орманд испытывал потребность опуститься со своим кораблем на эту платформу. Ему нужно опуститься, чтобы стать таким же, как они. Он должен… первозданное, безграничное, страшное желание.

Корабль стал поспешно готовиться к посадке. Почти одновременно он почувствовал непреодолимое желание уснуть.

Но у него осталось еще время для последней отчаянной мысли.

«Я должен воспротивиться этому! Нужно уходить отсюда! Прочь! Тотчас же!»

Сон настиг его на пике самого сильного страха.

Тишина! Он лежал с закрытыми глазами в мире, где было так же тихо, как…

Д’Орманд не мог придумать подходящего сравнения. С этим ничто не могло сравниться. В жизни своей он не испытал ничего подобного, что можно было бы сравнить с таким молчанием, этим полным отсутствием каких-либо звуков, которое давило на него, как… Он снова не мог найти сравнение. Была только тишина.

«Как странно», — думал он. Он почувствовал слабое желание открыть глаза, но желание быстро исчезло. Осталось лишь убеждение, что он, Д’Орманд, проведший в одиночестве много месяцев в космическом корабле во Вселенной, должен иметь точное представление, что такое тишина.

Но до сих пор он по меньшей мере слышал шум собственного дыхания, временами звуки, которые издавали его губы, прикасавшиеся мундштуку трубы с питанием, шорох костюма, когда двигался. Но это?

Его ум отказывался дать ему определение. Д’Орманд открыл глаза. То, что он увидел, почти не отличалось от того, что слышали его уши. Он лежал не то на спине, не то на боку. Рядом с ним похожий на торпеду предмет закрывал звезды. Предмет был почти десяти метров в длину и четырех метров в толщину. Больше ничего не было видно — только звезды и чернота Вселенной.

Обычный вид. Он не испытывал страха. Его мысли и обычная жизнь, казалось, были далеко отсюда. Еще дальше воспоминания об этом. Наконец одно желание возобладало в его сознании: он хотел знать, в каком положении находится и что окружает его.

Он вспомнил черный корабль — тяжелое воспоминание. Потом сон. Теперь звезды и межзвездная ночь. Кажется, он сидел в своем пилотском кресле перед экраном, на котором было изображено звездное небо.

Но все же — он это точно знал — он не сидел. Он лежал на спине и пристально смотрел в небо, усеянное звездами. Потом было пятно, которое напоминало ему космический корабль.

Часть его сознания упорно противилась этой мысли, поскольку в этой части Вселенной лишь у него одного был земной космический корабль. Второго быть не могло. Вдруг Д’Орманд оказался на ногах. Он не мог вспомнить, что вставал. Он только что лежал на спине, а в следующее мгновение уже стоял покачиваясь на палубе, на широкой палубе, около своего космического корабля. Он мог окинуть взглядом всю платформу, хотя и было темно. Кругом стояли, сидели и лежали нагие мужчины и женщины, не обращавшие на него никакого внимания.

Д’Орманд уцепился бесчувственными пальцами за воздушный шлюз корабля и попытался открыть его. Через некоторое время он понял, что основательно изучил закрывающийся механизм шлюза. Потом он отступил на несколько шагов назад, чтобы оглядеть весь корабль.

Непонятно почему, но он сохранял спокойствие и молча обошел весь корабль, заглядывая в иллюминаторы. Вид хорошо знакомых предметов интерьера почти лишил его сознания, но на этот раз он быстрее взял себя в руки.

Наконец он остановился, отогнал все несущественные мысли и сосредоточился только на одном — на мысли, которая так захватывала дух, что он должен был собрать всю силу своего ума, чтобы удержать и понять его безграничную действенность.

Ему стало труднее свыкнуться с мыслью, что он находится на корабле-платформе. Его мысли вращались по кругу, дробились, превращаясь в сомнение, страх и неверие, но мысли опять и опять возвращались к одному, к действительности. Что ему оставалось? Выхода не было. Ему ничего не оставалось, как ждать, какую судьбу ему уготовили его охранники.

Он сел и стал ждать.

Прошел час. Час, которого не было в истории его мира: человек из 2975 года наблюдает сцену на космическом корабле, которая разыгрывается тридцать тысяч столетий позже.

Это длилось целый час, пока Д’Орманд понял, что наблюдать-то было вовсе нечего. Его, казалось, никто и не замечал. Время от времени мимо него проходил человек. Он отчетливо вырисовывался на фоне сияющих звезд. На платформе со сверхчеловеческими существами ничего не происходило. Никто не подошел к нему, чтобы утолить его жажду информации об этой платформе. Он со страхом понял, что должен взять инициативу на себя. Он должен сам сделать первый шаг.

Он заметил, что опять почти лежал на спине. Он и так потерял много драгоценного времени. Очевидно, он ничего не соображал. Конечно, в этом не было ничего удивительного.

Но хватит! Он решительно вскочил на ноги, потом заколебался и остановился, покачиваясь. Следует ли ему приблизиться к одному из существ из команды ночного корабля? Задавать ли ему вопросы с помощью передачи мыслей на расстоянии?

Неизвестность пугала его. Эти существа не были людьми. Спустя три миллиона лет родство их и человека было таким же, как родство человека и обезьяны во времена Д’Орманда.

Три миллиона лет, 16×1010 минут, и каждую секунду этого необозримого периода одни люди умирали, а другие рождались. Жизнь шла своей извилистой, колдовской тропой до сего момента, до этих ультралюдей.

Эволюция продвинулась так далеко, что эти существа завоевали Космос и сделали его своим жизненным пространством. Невообразимая адаптация жизни невероятна и одновременно так проста, что хватило лишь одного-единственного периода сна, чтобы адаптировать его, жителя иного мира, к этому жизненному пространству.

На этом месте Д’Орманд прервал свои размышления. Что-то смутило его: внезапная мысль, что он в общем-то не мог оценить, как долго он спал. Могли пройти годы или столетия. Для спящего времени не существует.

Теперь ему показалось вдруг, что гораздо важнее изучить свое окружение. Его взгляд остановился на одном мужчине, который медленно шел примерно в тридцати метрах от него. Он поспешил к нему, но в последний момент в ужасе отшатнулся. Слишком поздно. Его вытянутая рука уже коснулась голого тела.

Мужчина остановился и посмотрел на Д’Орманда; он не сопротивлялся, но Д’Орманд отдернул руку. Он съежился с искаженным от боли лицом под взглядом мужчины, узкие щели глаз которого метали в него огненные копья.

Странно, но этот взгляд не выражал демоническую власть, хотя Д’Орманд и задрожал от страха; в глазах мужчины мерцала душа. Это был непостижимо чужой дух, который пронизывал его с перехватывающим дыхание напором.

Потом мужчина отвернулся и продолжил свой путь. Д’Орманд дрожал всем телом.

Спустя некоторое время он понял, что не сможет отказаться от своей идеи. Он не раздумывал об этом далее, а сделал несколько быстрых движений и зашагал дальше плечо к плечу с загадочным инопланетянином.

Они проходили вместе мимо мужчин и женщин. Лишь теперь Д’Орманд заметил, что женщин было по меньшей мере втрое больше, чем мужчин. Удивление по этому поводу быстро прошло. Шагая рядом со своим спутником, он совершал самую странную прогулку в своей жизни. Теперь они шли по краю платформы, и Д’Орманд с напускным хладнокровием смотрел в пропасть глубиной в миллиарды световых лет.

Он начинал чувствовать себя лучше. Одна мысль сменила другую. «Как мне преодолеть духовную пропасть, разделяющую меня и этого темнокожего инопланетянина?» — думал он. Когда его соблазнили сделать посадку на этот темный корабль, то не обошлось без телепатии. Возможно, он получил бы ответ, если бы смог достаточно сосредоточиться на одной мысли?

Он прервал свои размышления, что было уже не в первый раз, так как ему в голову пришло другое. Он все еще был в своей одежде.

Этот факт следовало рассмотреть под другим углом зрения: они не отняли у него его одежду. Почему? Какая психология скрывалась за этим действием? Размышляя о своей беспомощности, он продолжал свой путь. Он шагал, опустив голову, и рассматривал попеременно свои ноги, одетые в брюки, и голые ноги инопланетянина, которые ритмично двигались рядом с ним.

Когда Д’Орманд почувствовал первый импульс, это произошло постепенно и осторожно, так что он почти не воспринял его как чужую мысль. Вдруг он откуда-то узнал, что скоро состоится большая битва и он должен будет показать себя в ней достойным образом. Тогда он может остаться на корабле навсегда. Иначе ему придется уйти в изгнание.

Его сознание сделало скачок. Только что его наполняло неясное предчувствие, а уже в следующий момент он был в состоянии охватить всю важность ситуации. Охваченный внезапным ужасом, он поспешил к своему кораблю. Пока он возился с люком, он понял, что таким образом ему не уйти. Изнемогший и отчаявшийся, он опустился на палубу. Охвативший его ужас затруднял дыхание. И все же не было никакого сомнения: ему была передана информация и предупреждение; без сожаления и с железной холодностью. Он должен адаптироваться к жизни на корабле, прежде чем сможет принять участие в фантастической битве. Он должен показать себя достойным, после этого может остаться на корабле навсегда.

Навсегда!.. Представление об этом потрясло Д’Орманда до глубины души. Оно было так нереально, что он не мог постичь его. Ему вдруг показалось невероятным, что он мог правильно понять нужную мысль. Предстояла битва — это же бессмысленно! Он должен быть «достойным» или уйти в изгнание. Д’Орманд напрягал свой мозг, но высказывание опять пилило: изгнание! Может быть, под этим понималась смерть, решил он наконец, следуя законам холодной логики.

Он лежал на палубе в глубокой задумчивости.

Вдруг он очень рассердился на самого себя.

Какой же он был глупец!

В самый разгар поучительного обмена мнениями у него отказали нервы.

Разве он не преуспел? Он просил об информации, и ему дали ее. Ему надо было собраться с мыслями и задать один из сотни вопросов, которые вертелись у него в голове: «Кто вы? Куда летит корабль?. При помощи чего он движется? Почему на борту больше женщин, чем мужчин?»

Д’Орманд вздрогнул. Погруженный в терзающие его мысли, он не заметил, как оказался в сидячем положении. Он открыл глаза и увидел женщину. Она находилась от него на расстоянии метра.

Он опять лег на палубу. Горящие глаза женщины были устремлены на него. Д’Орманд отодвинулся назад и уже лежал на спине. Он лежал и смотрел вверх, на светящуюся спираль Млечного Пути, который он уже давно оставил позади. Точки огней, из которых состоял великолепный сияющий вихрь, был и теперь от него так далеко, как никогда.

Жизнь, которую он вел до сих пор, мгновенные прыжки к далеким звездам, приятные недели в отдаленных частях Галактики больше не существовали. В мыслях он удалился от них дальше, чем во времени и пространстве.

Д’Орманд напрягся и встал. Теперь не время для печальных воспоминаний. Он должен принудить себя к признанию, что ему нужно принять трудное решение. Женщина пришла, конечно, не к нему, не для того, чтобы спокойно рассматривать его. У нее было для него задание, и он должен был принять ее вызов. Он повернулся к женщине, чтобы лучше рассмотреть ее.

Приятное зрелище. У нее было красивое молодое лицо. Темные волосы были спутаны, но не всклокочены и очень красивы. Ее тело…

Д’Орманд буквально вздрогнул. Теперь он заметил, что она лишь в одном отличалась от других. Она была одета. На ней было облегающее платье с широкой юбкой, из-под которой выглядывали босые ноги.

Одета! Теперь не могло быть сомнений! Женщина пришла к нему. Но чего она хотела от него? Он в полной беспомощности рассматривал лицо женщины. Ее глаза были похожи на темные драгоценные камни, они околдовали его. Какие мысли скрывались за этими окнами ее души? Если бы он мог заглянуть в них, то увидел бы мир, который был на три миллиона лет старше того, который он знал.

Это было волнующее представление! Странные и взбалмошные мысли мелькали у него в голове. Он думал: женщина — катод, мужчина — анод. Ведь смысл в их отношениях. И они становятся сильнее, когда один анод вступает в соединение с тремя катодами.

Д’Орманд прислушался к своим мыслям. Неужели он это подумал? Никогда!

По нему будто бы прошел электрический ток. Опять! Странная коммуникация при помощи мыслей, передаваемых этой инопланетянкой, незаметно повлияла на его сознание. На этот раз он узнал, что один мужчина может иметь интимные отношения с одной или несколькими женщинами. Этим объясняется тот факт, что женщин на корабле значительно больше мужчин.

Д’Орманд снова успокоился. Что дальше? Он по-прежнему еще не знал, с какой целью пришла к нему эта женщина. Вероятно, это было своеобразное сватовство.

Д’Орманд снова погрузился в созерцание женщины.

Впервые за многие месяцы ему в голову пришла циничная мысль; двенадцать лет ему удавалось уворачиваться от всех молодых, жаждущих замужества женщин, а теперь он попался! Напрасно сопротивление. Он понимал, что женщина пришла к нему, чтобы предложить себя ему в жены.

Незнакомец внушил ему, что время не терпит, поэтому он поспешно подошел к женщине, обнял ее и поцеловал. «Необходимо действовать быстро», — думал он спонтанно и без задних мыслей.

Его уверенность быстро исчезла. Губы женщины были мягкими и пассивными. Они не оказали сопротивления, но в то же время их реакция говорила о том, что они не понимали значения поцелуя. А у него было ощущение, будто он поцеловал маленького ребенка.

Ее глаза, которые теперь были так близко от него, сияли. Они выражали непонимание и одновременно такую глубокую нежность и покорность, что Д’Орманду это показалось ненормальным. Ему вдруг стало ясно: молодую женщину еще никто не целовал. В ее взгляде была странная нерешительность, но потом выражение ее глаз вдруг изменилось. Перемена была потрясающей. Ее лицо изобразило глубокое смущение. Она освободилась от его объятий ловким, гибким движением, отвернулась и пошла прочь, не оборачиваясь. Опять она стала для него чужой, призрачной фигурой.

Смущенный Д’Орманд смотрел ей вслед. В глубине души он испытывал мрачное удовлетворение, смутив ее, но тут же понял, что снова оплошал. Он опять потерял драгоценное время. Опять ему не удалось адаптироваться в жизни на темном корабле.

Смущение немного прошло, но не совсем. Он и не делал попыток совсем освободиться от него. Он не должен забывать, что его предупредили. То, что он не понял смысла, предупреждения, вовсе не означало, что оно было бессмысленным.

Он снова лег на спичу и закрыл глаза. Он провел уже целую вечность, находясь в центре истинной жизни миров, а ему все еще не удалось адаптироваться.

Что? Д’Орманд испугался. Это ведь были не его мысли! Он открыл глаза и отшатнулся. Мужчины с сверкавшими огнем глазами стояли прямо над ним. Д’Орманд не успел спросить себя, откуда явились вдруг эти существа. Они действовали.

Один из них вытянул руку. Вдруг в руке появился нож, нож, который возник из ничего, и длинный клинок ножа переливался разноцветными красками. В то же мгновение к нему подскочили несколько мужчин. Они схватили его и крепко держали. Живой клинок опустился. Он целил ему прямо в грудь. Д’Орманд хотел закричать. Губы, язык и гортань сделали движение, как при крике, но крика не было слышно. В безвоздушной космической ночи были напрасны все усилия.

В страхе перед болью Д’Орманд корчился, как сумасшедший. Но когда вибрирующее лезвие пронзило кожу и мускулы, он ничего не почувствовал. Это было похоже на смерть во сне. В то же мгновение Д’Орманд последовал взглядом за движением клинка.

Мужчины вырезали из его груди сердце. Безумным взглядом он рассматривал руки этих демонов ночи, в которых спокойно и равномерно билось его сердце.

Он прекратил сопротивление. Как завороженная змеей птица, он наблюдал за вивисекцией собственного тела.

Он увидел, что после того, как инопланетяне внимательно рассмотрели все органы, они положили их на прежнее место. Некоторые органы они рассматривали очень тщательно и долго. Вскоре после этого Д’Орманд почувствовал изменения.

Его тело излучало знание. Уже в первые минуты он смутно понял, почувствовал, что есть лишь одно препятствие, которое мешало ему понять все до конца: он должен передавать все знания в мыслях. Причем информация соответствовала чистым эмоциям. Как и чувства, информация испытала его нервы и обещала ему новые многомиллионные разновидности радостей жизни.

Медленно и неуклюже, как переводчик, который не знает языка в совершенстве, он переформулировал чудесный поток в мыслительные структуры. Делая это, он изменял его. Он лишал его блеска, будто выжимал из маленького, проворного живого существа жизнь, чтобы в итоге разочарованно уставиться на мертвое тело.

Факты, голые и лишенные красоты, наполняли его мозг: платформа была не кораблем, а силовым полем. Им управляла сила воли. Люди на корабле называли себя мирами. Действительно, существовать можно было лишь тогда, когда превратишься в единое целое с жизненной энергией. Это удовольствие матушка Природа предоставила только мужчинам. Женщины в роли катодов создавали поле, а мужчина, анодная энергия, был центром энергии.

Сила этой энергии зависела от того, в какой степени миры, находившиеся на корабле, могли объединиться для достижения единой цели. А так как предстояла битва с другим кораблем-платформой, то было жизненно важным, чтобы все миры сосредоточили их чистую волю на одной точке. Лишь тогда они могли производить дополнительную энергию, которая была крайне необходима для победы в битве.

Он, Д’Орманд, бы помехой. Он был виноват в том, что одна из женщин на какое-то время перестала быть катодом. Он должен адаптироваться, и как можно скорее!

Чудодейственный нож из его тела убрался в ничто, откуда он и появился. Мужчины удалились, как голые ночные призраки.

Д’Орманд не пытался следовать за ними. Он чувствовал себя усталым и опустошенным. Его разум еще пытался осмыслить акт насилия, жертвой которого он стал. Одно ему было ясно: никогда он не был так близок к безумию, и он еще не преодолел критический момент. Глубокая депрессия, мучившая его, была безошибочным признаком этого. Лишь постепенно он мог с ясностью понять: способность жить во Вселенной была результатом радикального развития, которое охватывало огромный период времени, а мирам все же удалось адаптировать его к этим экстремальным жизненным условиям, его, который не прошел эволюцию. Явление необычайное.

Но это не играло никакой роли. Он провалился в преисподнюю, и ему не помогло даже то, что он нашел этому логическое обоснование, почему не могло быть так, как было. Все дело было в том, чтобы приспособиться духовно и тотчас же!

Д’Орманд вскочил на ноги. Этим действием он хотел подтвердить свою готовность, но это привело к тому, что он заметил нечто, чего не замечал ранее: силу тяжести. Она соответствовала приблизительно одному грамму, решил он. В физическом отношении ее нельзя было даже считать необычной. Еще в его времена производство искусственной силы тяжести было обычным делом. Нет, поучительным было другое. Даже если миры сами и не знали этого, сила тяжести указывала на то, что они происходили с Земли. Зачем же тогда существам, обитающим в отдаленных районах Вселенной, сила тяжести? Да зачем им вообще корабль?

Д’Орманд иронически улыбнулся. Он только что понял, что люди даже спустя три миллиона лет еще были склонны к нелогичному мышлению. Такое открытие доставляло ему некоторое удовлетворение, но он решил не думать больше об этом парадоксе.

Он пошел к своему кораблю. Не то чтобы он снова обрел надежду на спасение при помощи корабля. Он придерживался мнения, что не должен оставлять корабль без присмотра, если он хочет еще раз использовать хоть какую-нибудь возможность действий.

Все же он вновь испытал глубокое разочарование, когда ему не удалось открыть входной люк. Он обошел вокруг корабля, посмотрел в иллюминатор… У него чуть не помутилось сознание! С этой стороны он еще ни разу не заглядывал в кабину, поэтому не мог видеть приборы и инструменты. Сейчас он видел, что контрольные лампочки горели.

Подача энергии была включена!

Д’Орманд уцепился за раму иллюминатора, как утопающий. Он не мог понять то, что увидел там. Источник энергии работал! Во время посадки он, видимо, включил его, подчиняясь, возможно, последнему отчаянному желанию скрыться. Одна мысль поразила его, как удар молнии: почему же тогда корабль давным-давно не удрал? Он ведь должен был двигаться почти с предельной скоростью!

Этому могло быть только одно объяснение. Он ошибся, когда определял силу притяжения на корабле-платформе. Для него она составляла, пожалуй, один грамм, а какова же она была у космического корабля с предельной скоростью?

Значит, если он не мог открыть люк, миры были ни при чем, поскольку из предосторожности воздушные шлюзы маленьких космических кораблей, не открывались, пока была включена подача энергии. Так они были сконструированы. Когда же подача энергии падала ниже определенной точки, то люк можно было открыть без труда. Д’Орманд должен ждать до тех пор, пока будет достигнута эта точка. Если он тогда активизирует резервы энергии для аварийного старта, то сможет улизнуть. Корабль-платформа не в состоянии противиться сконцентрированной силе атомного двигателя.

Эта надежда была сильна, и он не хотел подвергать ее сомнению. Он должен верить, что у него имеется возможность побега. Пока он должен найти молодую женщину и успокоить ее. Кроме того, он хотел выяснить, как соотносятся друг с другом аноды и космическая энергия. Он должен остаться в живых после битвы.

Время шло. Д’Орманд подобно ночному призраку в этом мире тьмы бродил по палубе в поисках молодой женщины, которую поцеловал; и пока он шагал, светящаяся Галактика над ним заметно меняла свое положение.

Его неудачные поиски незнакомки почти приводили в отчаяние. Дважды он останавливался около групп, которые состояли из одного мужчины и нескольких женщин. Он надеялся получить информацию или предложение от какой-либо женщины. Но никто ничего не сообщал ему. А женщины на него даже не глядели…

Д’Орманд пытался объяснить это абсолютное безразличие: они поняли, что я хочу адаптироваться. И этого им достаточно.

Решив не терять мужества, он вернулся к своему кораблю. Люк все еще не поддавался; он улегся на жесткой палубе и вытянулся. Вдруг платформа сильно качнулась.

Он не почувствовал боли, но рывок, должно быть, был необычайно сильным. Д’Орманд покатился по палубе… на десять, пятнадцать, тридцать метров. Он был так оглушен, что с трудом воспринимал свое окружение. Будто сквозь туман, он увидел другой корабль.

Вторая платформа имела те же размеры, как и та, на которой он находился. Она закрыла собой небо со стороны борта управления, спустилась вниз. По-видимому, корабль миров повернулся, чтобы подставить врагу широкую сторону.

В голове Д’Орманда стучало. Он пытался прийти в себя. Безумие! Страшный сон! То, что он пережил, не могло быть реальностью. Страшно взволнованный, он выпрямился, чтобы лучше наблюдать происходящее.

Корабль миров опять повернулся. На этот раз его легко встряхнуло. Д’Орманда свалило на палубу, но он смягчил падение, вытянув руки. Он опять поднялся, не желая пропустить, ничего из происходящего.

Он увидел, что обе платформы находились бок о бок друг с другом. На огромной платформе другого корабля он увидел нагих мужчин и женщин, и они не отличались от миров. Теперь Д’Орманд понял, для какой цели были предприняты маневры с поворотом. Они рассчитывали на старомодный кровопролитный абордажный маневр.

«Сейчас начнется», — думал Д’Орманд. Ни в коем случае он не должен быть помехой в надвигающихся событиях.

Он сидел на палубе, дрожа от волнения. Оказалось, он вел себя правильно, так как вдруг из тьмы ночи показалась незнакомка и заспешила к нему. Она бежала все еще одетая в черное платье. Она упала перед ним на палубу. Ее глаза горели, как два янтаря. Они излучали волнение и страх. В тот же момент нервы Д’Орманда начали вибрировать под натиском чужих чувственных образов. Ей дали еще один шанс. Если бы ему сейчас удалось образовать анодный центр, тогда бы их шансы на победу увеличились и ее бы не изгнали. Она нарушила власть чистоты, так как ей понравилось то, что он сделал с ней.

Она хотела сообщить ему еще многое, но Д’Орманд перестал переводить сообщения. Он молчал. Только теперь он вспомнил, что ему сообщили мужчины: он виноват в том, что женщина перестала быть катодом. Он испортил ее.

Поцелуем!

Извечные отношения между мужчиной и женщиной не потеряли свою силу. Он представил себе вдруг, — он — как вор ночью крадется по палубе темного корабля и целует всех женщин. Таким образом он спутал всю организацию этих людей…

Он с трудом подавил в себе это представление.

«Я глупец, — ругал он себя. — Как я могу думать об этом, когда должен сосредоточить каждую клеточку своего тела на том, чтобы установить связь с этими существами, если хочу остаться живым. Надо, наконец, найти эту возможность!»

Молодая женщина толкнула его. Он сразу же вернулся к действительности. Через несколько мгновений он понял, чего она хотела от него: сидеть рядом со скрещенными ногами… держась за руки… не думая…

Д’Орманд подчинился ее желаниям. Он протянул ей свои руки и наблюдал, как она закрыла глаза. Казалось, что она молится.

Всюду вокруг себя он увидел группы людей. Мужчины сидели, как и он, со скрещенными ногами, а женщины опустились на колени. В одной из ближайших групп миры держались за руки, образуя тем самым замкнутую цепь,

Его взгляд упал на другой корабль-платформу. Там тоже мужчины и женщины сидели на палубе, держась за руки.

В этот час звезды наблюдали сцену, которой не должно было быть, — высшее выражение атавистического обычая, молитва перед битвой. Охваченный цинизмом, Д’Орманд ожидал того момента, когда закончится торжественная увертюра, когда из ниоткуда появятся сверкающие клинки и в кровожадных руках проснутся к жизни.

Цинизму способствовало и то, что спустя три миллиона лет войны продолжали существовать. Другой вид войн, но это не меняло сути.

В этот мрачный миг Д’Орманд вдруг превратился в анод. Что-то зашевелилось у него внутри. Не боль, не огонь, а пульсирующий ток. Холодное пламя, которое разгоралось все сильнее и сильнее. Его наполнило чувство полноты, все вокруг него, казалось, двигалось.

Вселенная сама начала светиться. Навстречу ему сиял Млечный Путь. Солнца, которые были крошечными светящимися точками, раздувались до чудовищной величины, как только на них падал его взгляд, и тут же уменьшались опять, когда он смотрел в другую сторону.

Расстояния потеряли свое значение. В то время, как его кругозор невероятно раздвигался, Вселенная уменьшалась. Миллиарды Галактик, биллионы планет раскрывали свои многочисленные тайны перед его ужасным, всепроникающим взглядом.

Он увидел невероятные вещи, прежде чем его колоссальный разум вернулся обратно из этого немыслимого прыжка в бесконечность. Когда же он опять очутился на корабле, то понял, что битва была в полном разгаре. Это была борьба разумов, не тел. Победа доставалась той стороне, которой удавалось взять под свой контроль энергию обоих кораблей. Если это удавалось, то победители могли слиться с космической энергией.

Саморастворение являлось высшей целью, к которой стремились обе стороны. Они хотели стать единым целым с первоосновой.

Их умственная энергия могла плавать вечно в постоянно возрождающейся энергии, пока…

Пока?

Неожиданно Д’Орманд почувствовал глубокое отвращение. Экстаз прошел. Все произошло молниеносно. Он понял, что случится; если ужасное видение миров станет реальностью, когда они одержат победу. От ужаса он опустил руки девушки и таким образом прервал контакт с космической энергией. Вдруг он заметил, что сидит один в темноте.

Д’Орманд закрыл глаза. Непрерывно дрожа, он боролся с приступами паническою страха. Судьба сыграла с ним дьявольскую шутку. Ему удалось спастись в самый последний момент.

Так как миры действительно победили, они достигли своей цели — самоуничтожения…

Плечи Д’Орманда судорожно вздрагивали.

«Неплохо быть анодом», — устало думал он.

Но он не был готов уйти в мрачную бесконечность.

Тьма? Лишь теперь он смутно осознавал, что был не в состоянии осознать под влиянием сильных чувств, овладевших им. Он сидел уже не на палубе корабля-платформы. Корабль исчез.

Было ужасно темно.

Уголками глаз он заметил, как что-то двигалось. Это был другой корабль. Он двигался по своей орбите высоко в небе и спустя некоторое время скрылся в вечной темноте.

Значит, битва кончилась. Что дальше?

Вокруг — тьма. Миры одержали победу. Они превратились теперь в частицу космической энергии. Когда исчезли его создатели, корабль перешел в элементарное энергетическое состояние; он больше не существовал.

Где же был маленький корабль Д’Орманда?

В панике он пытался смотреть одновременно во все стороны, но как ни старался, нигде не нашел следов корабля. Он понял, что произошло.

В тот момент, когда платформа растворилась в Космосе, маленький корабль взлетел. Теперь он летел где-то во Вселенной со скоростью девяносто миллионов миль в секунду.

Д’Орманд был один в бесконечной ночи, песчинка во Вселенной.

Это было изгнание.

Парализующий ужас волнами захлестывал его сознание.

Страшные мысли восставали, но спустя некоторое время он уже не испытывал ничего, кроме глубокого смирения.

Значит, такова была его судьба. Ничего, кроме бесконечной вереницы чувств и мыслей, пока не наступит когда-либо безумие. Это было изгнание, которого боялась молодая женщина.

Вдруг в нем опять проснулась жизнь.

Он извивался, крутил головой туда-сюда и наконец увидел ее. Ее тело четко вырисовывалось на фоне далеких звезд Млечного Пути.

Она плавала совсем рядом, с удивлением констатировал он. Не далее, чем в четырех метрах от него. Они постепенно подплывут друг к другу, двигаясь кругами.

Скоро они будут так близко, что смогут коснуться друг друга и образовать анодно-катодное соединение. Тогда у них будет достаточно силы, чтобы найти корабль и тут же оказаться около него. Тогда кончатся ночь и одиночество.

На борту корабля Д’Орманд сосредоточил все свое внимание на том, чтобы определить положение корабля. Но он ни на минуту не забывал, что рядом с ним была молодая женщина, хотя задание поглощало, все его внимание. Сначала при помощи очень трудоемкого метода проб и ошибок он должен был локализировать небесный маяк Антарес. А потом уже было бы не так трудно найти расположение сияющей Миры в 3 000 000 году после рождества Христова.

Но Миры не было.

Д’Орманд озадаченно хрустнул пальцами, потом пожал плечами. Достаточно было бы и Бетельгейзе.

Неправильное показание! Большая красная звезда находилась на расстоянии ста трех световых лет от того места, где должен был бы находиться супергигант. Это было просто смешно. Он не мог себе представить, что все его расчеты были неверными.

Его охватила дрожь. Трясущейся рукой он написал несколько цифр. У него было предчувствие, и теперь он определял положение Солнца, каким оно должно быть, если его невероятное предположение окажется правильным.

Невероятное стало реальностью! Он совершил путешествие не в будущее, а в прошлое. Машина времени, видимо, сошла с ума, так как перенесла его в 37000 год до рождения Христа.

Новая мысль прервала его размышления:

Люди?.. В это время?

Д’Орманд оторвался от своих вычислений и повернулся к молодой женщине. Он сел на пол, скрестив ноги, и показал ей, чтобы она встала на колени и взяла его за руки. Один миг анодной энергии был бы достаточен, чтобы в ту же секунду доставить корабль на Землю и внести ясность.

К своему удивлению, Д’Орманд увидел, что девушка не собирается делать то, что он предложил ей. Ее карие глаза смотрели на него холодно и отчужденно. Очевидно, она не поняла его. Поэтому он встал, взял ее за руки и заставил сесть на пол.

Она отшатнулась от него. Удивленный Д’Орманд наблюдал за ней. Когда он понял, что она больше никогда не подчинится ему как катод, она подошла к нему, обвила своими руками его шею и поцеловала его.

Д’Орманд оттолкнул ее. Но потом погладил ее руку, испугавшись собственной грубости.

В глубокой задумчивости вернулся он в свое кресло пилота. Он начал высчитывать орбиты, тормозящую силу близлежащих звезд и запас энергии, которым располагал корабль. Полет будет длиться семь месяцев, подсчитал он, достаточный срок, чтобы обучить женщину самым простым понятиям устной речи.

Первое понятное слово, которое она произнесла, была ее версия его имени. Она назвала его Ардом — искажение, которое натолкнуло его на мысль. Теперь он знал, как назвать женщину.

Когда они приземлились наконец на большой ненаселенной, покрытой зелеными лесами планете, он давно уже привык к ее серьезной, прерывистой манере речи.

Ему легко было называть ее именем, которое он для нее придумал: Ева, мать всех людей.


(Перевод с англ. В. Портянникова)

ГАЛАКТИЧЕСКИЙ СВЯТОЙ

Когда Леонард Ханли шел по коридору звездолета «Колонист-12», он услышал отрывок из разговора двух женщин. Одна из них говорила:

— Узнав о наших трудностях, он явился с другого конца Галактики. Вы же, наверное, знаете, что для путешествий в космосе ему не нужен космический корабль…

Ханли не стал останавливаться. Он был настроен скептически и к тому же раздражен. Сам он узнал о прибытии Марка Рогана два часа назад от капитана Кренстона. В сообщении были, между прочим, такие слова: «Мы достигнем планеты Ариэль менее чем через двенадцать часов. Есть надежда, что крупный эксперт по межпланетным связям из Космического Патруля придет к нам на помощь. Появление мистера Рогана будет означать, что вы и все колонисты высадитесь немедленно, не дожидаясь выяснения причин происшедшего с первыми колонистами… Корабль отправится обратно».

Последнее предложение вызвало у Ханли резкое недовольство.

«Нет уж, капитан, — подумал он, — это у вас не пройдет: высадить нас, не узнав, что случилось внизу!»

Тем временем он подошел к радиорубке и увидел, что там дежурит молодой радист по имени Фред.

— Что-нибудь есть? — спросил Ханли.

Тот небрежно повернулся. Он вел себя достаточно нагло, чтобы вывести собеседника из равновесия, но в то же время достаточно почтительно, чтобы к такому обращению нельзя было придраться.

— Все то же. Повторяют наши сообщения, — ответил он.

В начале полета Ханли пробовал уничтожить барьер между экипажем и пассажирами. По его мнению, в длительном полете не должно быть отчуждения или враждебности на корабле. Но эти попытки ни к чему не привели. Члены экипажа считали восемьсот колонистов — мужчин, женщин и детей — эмигрантами, и в их устах это было самой презрительной из всех кличек.

А Ханли, инженер, профессор университета, постепенно начинал считать экипаж одной отвратительной бандой.

Он все стоял у рубки, вспоминая разговор двух женщин о загадочном Марке Рогане.

— Мы, значит, сумели заманить Марка Рогана, — развязно сказал он.

— Это да, вам повезло!

— Когда он связался с нами?

— Вообще-то, этого не было, сэр.

— Что вы хотите этим сказать? — резко спросил Ханли. Разве в рубке дежурство не круглосуточное?

— Нет… в общем, — начал оправдываться радист, — иногда мистер Роган не вступает в прямой контакт. Ему сообщают по системе связи о возникших проблемах, и он появляется, если находит это интересным для себя.

— Он соглашается прийти, вы хотите сказать?

— Именно так, сэр.

— Спасибо, — ответил Ханли и ушел.

В нем клокотала ярость. Этот шарлатан хочет уверить всех, что является каким-то сверхъестественным существом! Надо же, ему не нужен звездолет в космосе! И он помогает, только если заинтересуется! И вдруг ярость исчезла, потому что Ханли понял: прибытие Рогана имеет очень мрачный смысл, даже зловещий. А он УЖЕ прибыл.

Ханли дошел до своей каюты. Его жена Элеонора уже подала завтрак, но в это время по интеркому началась передача:

«Пассажиры и экипаж, всем внимание! Корабль выходит на орбиту вокруг Ариэля. Капитан Кренстон приглашает всех в зал совещаний. Сбор через час».

Ханли очень неловко чувствовал себя, стоя в зале совещаний перед взбешенными колонистами. Сейчас даже не верилось, что они сами избрали его своим начальником. Теперь он должен убедить их в необходимости высадки, и это при том, что никто не знает, какая опасность подстерегает их на планете. Немедленная высадка была неизбежностью, с которой люди не хотели мириться.

Колонисты яростно кричали и размахивали руками, обращаясь к капитану Кренстону, стоящему перед ними на возвышении. Их голоса заполняли все помещение и были хорошо слышны за его стенами, где стояли другие колонисты, воспринимая все происходящее через динамики.

Нервы Ханли были напряжены, но он все же обратил внимание на незнакомца, сидящего в кресле. «Роган, — подумал он. — Кто же еще». На корабле все друг друга знали.

Вообще-то, были причины, чтобы заинтересоваться незнакомцем. Роган был худощав и достаточно высок, скорее всего, выше метра семидесяти. Ханли услышал его слова, обращенные к капитану Кренстону. Они были сказаны таким нежным и ласковым голосом, что Ханли сразу почувствовал антипатию к незнакомцу. Кроме того, у Рогана были изумрудно-зеленые глаза весьма необычный для человека цвет.

Ханли чуть повернулся и нашел глазами экран, расположенный за возвышением. Он занимал почти всю стену, и сейчас на нем проплывала поверхность планеты.

«Колонист» находился на довольно высокой орбите, и ландшафт просматривался не очень четко, но все же было ясно видно, что большую часть планеты занимала зеленая растительность. В данный момент справа на экране была видна извилистая речка, а слева — развалины построек первых колонистов.

Ханли смотрел на этот пейзаж достаточно равнодушно. Сам он не боялся спускаться на планету, но необходимость брать с собой жену и детей вызывала смутную тревогу.

Колонисты в конце концов успокоились, и заговорил капитан Кренстон.

— Я признаю сложность ситуации. Сам я совершенно не понимаю, почему на этой, по-видимому, необитаемой планете земляне были уничтожены. Но высадка неизбежна. На корабле нет ни продовольствия, ни кислорода, чтобы обеспечить на обратном пути еще кого-либо, кроме команды. Как человек я вам сочувствую, но как капитан заявляю: вы прилетели сюда и должны здесь остаться. А сейчас я представляю вам гостя, который прибыл к нам сегодня. Марк Роган — один из самых влиятельных людей в Космическом Патруле, и он готов помочь вам. Подойдите, пожалуйста, ко мне, мистер Роган. И вы, мистер Ханли.

Обращаясь к Рогану, капитан добавил:

— Прошу вас, мистер Роган, скажите несколько слов этим несчастным людям.

Роган оглядел всех с улыбкой и заговорил тем же ласковым голосом, каким раньше обращался к капитану.

— Друзья мои, не стоит бояться будущего. Я знаю, в чем состоят ваши трудности, и уверен, что уже сегодня смогу все выяснить и гарантировать вам безопасное приземление.

Он сделал шаг назад. В зале некоторое время стояло гробовое молчание, а потом стали слышны облегченные вздохи женщин. Ханли с удивлением выслушал это необычайно спокойное заявление. В то же время он заметил, что мужчины были неспокойны. Он вспомнил, что Марк Роган имел сомнительную репутацию относительно женщин.

Капитан Кренстон снова заговорил, теперь уже неофициальным тоном, обращаясь к Ханли и Рогану:

— Лен, я хочу познакомить вас с Марком Роганом. Мистер Ханли, глава колонистов.

Живые земные глаза гостя внимательно изучали Ханли. Потом Роган улыбнулся и протянул тонкую нежную руку. Ханли без воодушевления взял ее и инстинктивным движением крепко сжал длинные хрупкие пальцы.

Улыбка гостя стала жестче, и Ханли показалось, что его рука попала в тиски. Он побледнел от боли и, не в силах переносить ее, разжал захват. В тот же миг его руку отпустили. Роган еще раз посмотрел на него, теперь уже задумчиво. И Ханли почувствовал, что Роган понял его отношение к себе. Первая встреча закончилась не в пользу колониста.

Капитан снова обратился к аудитории:

— Дамы и воспода, высадка будет произведена на хорошо защищенном пароме. Командирами я назначаю двух человек: мистера Рогана и мистера Ханли. Подготовку к высадке начать немедленно.

Ханли взял с собой портативную рацию, счетчик Гейгера, радар для почвы и небольшое устройство, преобразующее звуковые волны посредством ультразвука в коротковолновое радиоизлучение.

Краем глаза он заметил Рогана, шедшего по коридору. Ханли быстро повернулся и в упор посмотрел на эксперта. Его ощущение подтвердилось: на Рогане были только брюки и рубашка с открытым воротом. Карманы были пусты, и в руках ничего не было. Сам вид его выражал абсолютное спокойстие, как внешнее, так и внутреннее. Роган кивнул в знак приветствия, Ханли ответил. Когда Роган зашел в спускаемый модуль, Ханли ухмыльнулся про себя: «Межзвездный путешественник снисходит до общепринятых средств передвижения».

Минут через десять челнок опустился в центре бывшей колонии землян, в которой когда-то жила тысяча человек.

Когда Ханли нетвердо ступил на почву, один из колонистов сказал:

— Это место выглядит так, будто здесь поработал бульдозер.

Увидев, что его окружает, Ханли нервно сглотнул. Здесь произошло что-то ужасное. Постройки из местного камня были измельчены до щебенки. Между ней уже пробивалась трава. На всей площадке сохранилось лишь несколько больших деревьев. От колонии не осталось ничего.

Ханли пошел размашистым шагом, не глядя под ноги, но через несколько шагов споткнулся, машинально опустил глаза и отступил. Он увидел останки человека. Они были вдавлены в почву.

Он огляделся внимательнее и увидел, что трупы разбросаны повсюду. С первого взгляда их сложно было заметить, так они были изуродованы и засыпаны каменной пылью.

Ханли повернулся к Рогану.

— Я думаю, мистер Роган, что сейчас нам надо осмотреть окрестности. Может быть, мы с вами пройдем по берегу реки, а мистер Стреттон, — он указал на молодого колониста, стоящего недалеко от него, — и еще один техник поднимутся на эти холмы. Другие могут идти группами по своему усмотрению. Пусть они просто осмотрят местность. Я думаю, мы уйдем часа на два.

Не ожидая ответа от кого-либо, Ханли поспешил к парому.

Со стороны могло показаться странным, что оба руководителя уходят вместе, но дело было в том, что Ханли решил посмотреть, как будет работать «эксперт по межпланетным сообщениям». Сам-то он уже решил, что найдет разгадку без чужой помощи.

Он вытащил наружу мешок с инструментами и приборами и взвалил его на плечо. Мешок оказался тяжелым, и Ханли инстинктивно согнулся и сморщился, но уже через секунду выпрямился и вместе с Роганом пошел к реке. В глубине души Ханли был удивлен, что Роган так легко принял его предложение. Кроме того, он заметил, что Роган постоянно смотрит на небо, а пару раз останавливался и изучал землю под ногами.

Каменистая почва сменилась травой. Появились и группы деревьев. На некоторых уже были плоды, другие только цвели. Сладкий аромат наполнял теплый влажный воздух. Широкая и, кажется, глубокая река плавно несла свои воды.

Они спустились с крутого берега к самой воде. Немного дальше берег переходил в обрыв тридцатиметровой высоты.

Роган, шедший немного впереди, остановился. Ханли, воспользовавшись этим, снял мешок и вытащил счетчик Гейгера. Радиации не было — прозвучал всего один щелчок, и Ханли, успокоенный, просто положил счетчик на землю. Потом он передал сообщение в лагерь, но рация вместо ответа выдала только невнятное бормотание. Такое положение со связью здесь, на неизведанной планете, за несколько километров от колонии, произвело на Ханли неприятное впечатление. Почувствовав внезапную тревогу, он обратился к Рогану:

— Мистер Роган, вы не находите, что наше положение здесь достаточно ненадежное?

Роган даже не обернулся и вообще не прореагировал на реплику спутника. Ханли покраснел и с неожиданно нахлынувшим раздражением двинулся к Рогану. «Мы выясним отношения прямо сейчас», — подумал он.

Подойдя, он увидел, что Роган внимательно осматривает песок, и вспомнил, что тот уже два раза делал это. Гнев тут же прошел. Ханли с самого начала пытался найти смысл в поступках эксперта, теперь он мог это сделать. Ханли посмотрел на песок. Это был самый обычный серо-желтый с коричневатым оттенком песок.

Ханли очень хотел спросить Рогана о смысле его деятельности, но эксперт казался очень необщительным. Ханли не хотелось еще раз почувствовать пренебрежение к себе.

Он обернулся и увидел, что Роган смотрит на него.

— Мистер Ханли, — сказал он мягким голосом, — по вашему поведению я понял, что вы обращались ко мне только что и очень сердитесь, что я вам не ответил. Я прав?

Ханли покачал головой. Ему не хотелось говорить, потому что в словах Рогана было что-то такое… Ханли молчал и злился: «По вашему поведению я понял», ну надо же! Это что же — Роган не слышал вопроса?!

— Со мной часто случается такое, — продолжал Роган, — и я не хотел бы в дальнейшем возвращаться к этой теме.

Его зеленые глаза блестели, будто излучая собственный свет.

— Но поскольку нам придется работать вместе на этой планете, я скажу вам: если я на чем-либо сосредоточен, то ничего вокруг не слышу. Я полностью погружаюсь в проблему. Если вам неприятна эта моя особенность — мне очень жаль.

— Я слышал о таком, — хмуро ответил Ханли. — Самогипноз.

— Если вам нужен ярлык, — сказал Роган спокойно, — то можете назвать и так. Но мне-то вы не ответили.

Ханли заметил, что Роган старается показать себя внимательным. Он ответил:

— Спасибо, мистер Роган, я принимаю ваши объяснения. Но теперь скажите мне, что вас заинтересовало в этом песке?

— Жизнь, мистер Ханли. Жизнь в таком примитивном состоянии, что ее обычно не замечают. Видите ли, на каждой планете происходит свой процесс зарождения разумной жизни. В определенный момент наступает состояние, когда органическая и неорганическая формы ее практически неразличимы. Этот процесс непрерывно идет на разных планетах. Доказать это вам я сейчас не могу. Нет другого инструмента, кроме мозга, чтобы определить это состояние на планете. Возможно, вы не сразу поймете, насколько это убеждение руководит моими действиями. И я думаю, что это объяснение не более необычно, чем то, что я внушаю вам неприязнь. Может быть, потом вы пожалеете об этом.

И Ханли, который уже было решил изменить свое отношение к спутнику, вновь почувствовал себя неловко. Но ему стало ясно, что Роган прямо и открыто выражает свои чувства.

Потом эксперт снова принялся за работу. Ханли вернулся к приборам. «В конце концов, — подумал он, — я могу найти более крупные формы жизни, и в этом случае оборудование окажется полезным».

Он установил радар для почвы и начал посылать сигналы во все стороны. Один раз пришел ответ, указывающий на наличие небольшой пустоты в почве. Но практического значения это не имело.

Он убрал радар и стал настраивать вибратор. Иголка прибора начала перемещаться. И тут раздался крик Рогана:

— Ханли, прыгайте! Сюда!

Ханли услышал катящийся сверху грохот обвала и инстинктивно поднял голову. В нескольких метрах над собой он увидел летящие камни, закричал и упал на землю. Сильный удар оглушил его. Тут же он почувствовал нестерпимую, боль, а затем наступила ночь.

Боль — первое, что ощутил Ханли. Голова страшно болела. Он со стоном открыл глаза. Он лежал под нависающим берегом, в нескольких метрах от того места, где скала обрушилась на него.

Ханли отчетливо слышал шум водопада невдалеке и попытался рассмотреть его, не сообразив, что водопад находится вне его поля зрения. Ему удалось увидеть только ту часть карниза, где раньше находился Роган. Теперь там его не было.

Ханли встал. Приборы лежали рядом, радар был раздавлен. Не обратив на это внимания, Ханли дошел до изгиба берега. Оттуда он мог видеть участок реки примерно в полтора километра. Нигде не было заметно какого-либо движения.

Озадаченный, чувствуя, как в нем разгорается гнев, Ханли пошел в противоположную сторону. Пройдя около двухсот метров, он увидел водопад, скрытый за поворотом. Вода падала с более чем тридцатиметровой высоты. За ним начиналась большая долина. Дальше лес спускался до самой реки, а вдали все сливалось в зеленовато-коричневой дымке.

И никакого следа Рогана.

Ханли вернулся к приборам, не зная, что предпринять. Сначала он хотел продолжить работу. Но ведь скала чуть не убила его. Всего несколько миллиметров… На виске запеклась кровь, кожа на щеке содрана…

Он почувствовал мгновенное облегчение, найдя записку, прикрепленную на счетчике Гейгера. «Все-таки он человечен», — подумал Ханли.

В записке говорилось: «Возвращайтесь в лагерь. Меня не будет день или два».

Кровь прилила к лицу Ханли, губы сжались. Но и на этот раз раздражение отступило. Роган не обязан постоянно находиться рядом с ним или ухаживать за ранеными.

Ханли собрал приборы в мешок и отправился обратно. Он добрался до колонии, когда уже стемнело, и был немедленно отправлен в медицинский отсек. Два врача настояли, чтобы он провел ночь в боксе, уверяя, что в таком случае к утру он будет в полном порядке.

Спал Ханли неспокойно. Один раз он проснулся с мыслью: «И все-таки Роган — храбрый человек. Один, ночью, на незнакомой планете…»

Поведение эксперта в какой-то мере оправдывало ложь, которую Ханли преподнес колонистам. Он сказал, что Роган ушел только после того, как убедился, что состояние Ханли не внушает опасений. Конечно, на самом деле все было не так, но Ханли хотел, чтобы люди продолжали верить Рогану.

На рассвете Ханли проснулся страшно возбужденный. Его пронзила мысль, что падение скалы не было случайностью. Кто-то или что-то сбросило ее. «Утром пойду и посмотрю», — решил он.

В девять часов, когда он одевался для похода, пришла Элеонора. Она без сил опустилась на стул. Ее красивые серые глаза запали, лицо осунулось, волосы растрепались.

— Я очень беспокоюсь, — сказала она подавленно.

— Я чувствую себя почти нормально, — ответил Ханли. — Вчера я просто сильно ушибся.

Похоже было, что она не слушала.

— Ведь он там совершенно один, а судьба всей колонии зависит от него, от того, останется ли он жив…

Ханли онемел. Выходит, его жена все это время думала только о Рогане! Элеонора выглядела совершенно несчастной.

— Лен, как ты думаешь, ты правильно сделал, что вчера отпустил его одного?

Ханли от изумления не мог ответить. Он чувствовал, что просто не находит слов.

За завтраком он твердо решил, что найдет разгадку раньше, чем Роган.

После завтрака он опять отправился к реке. Транспортный бот вел Френк Стреттон. План действий представлялся Ханли предельно простым: если на этой планете есть жизнь, она так или иначе проявит себя. Наблюдательный человек ДОЛЖЕН был это заметить.

Они опустились на площадке в семистах метрах от реки и примерно в полутора километрах от водопада. Это было удобное место для наблюдений.

Стреттон, молчавший все время полета, неожиданно сказал:

— Красивое место, если бы не камни.

Ханли машинально кивнул. Он вышел из бота и осмотрелся. Все как вчера: деревья, очень зеленая трава, цветы, недалеко серебрится водопад, а дальше большая долина и лес. Действительно, камней здесь было достаточно, но при необходимости их можно и убрать.

Ханли подошел к одному и поднял. Камень был размером с большую дыню, но оказался неожиданно легким. Солнце отражалось от его поверхности. На первый взгляд камень казался гранитом, но потом Ханли заметил, что его пальцы окрасились в желтый цвет. «Сера, — подумал он, — и почти чистая».

Стреттон опять заговорил:

— Что из себя представляет этот Роган? Я хочу сказать: что в нем такого особенного, что все женщины в колонии с ума посходили? Дороти всю ночь тормошила меня, потому что, видите ли, он здесь подвергается страшной опасности.

Мысли Ханли были заняты камнем, но почти бессознательно он вспомнил аналогичную реакцию Элеоноры. Он повернулся к Стреттону.

— Роган по-своему уникален, если не считать…

Здесь Ханли остановился, потому что дальше все основывалось на слухах. Все же он продолжил.

— Судя по рапортам, его родители попали в аварию, обследуя новую планету, и он родился, пока они чинили корабль. Его увезли совсем маленьким, а когда начали проявляться необычные способности ребенка, было уже поздно.

— Для чего поздно?

— Они не могли вспомнить координаты планеты, на которой потерпели аварию.

— Вон что!

Некоторое время они молчали. Ханли рассматривал камень. Потом Стреттон заговорил опять:

— А что это за разговоры, будто у него дети по всей Галактике?

— Тоже слухи, — резко ответил Ханли. Ему был неприятен этот разговор, потому что приходилось защищать человека, к которому он не питал дружеских чувств. Кроме того, он сам с удовольствием послушал бы ответы Рогана на эти вопросы.

— И чего он хочет этим добиться? — хмуро обронил техник. — Произвести на свет банду таких же монстров, как и он сам?

Такие рассуждения Ханли уже слышал. Помимо воли он ответил с сарказмом:

— Возможно, он считает, что его таланты к налаживанию контактов с негуманоидными цивилизациями должны получить распространение среди людей. Видимо, он уверен, что если в каждой колонии будут его отпрыски, то будущее землян там обеспечено. Это…

Он вдруг остановился, пораженный. Он-то хотел высмеять Рогана, но вдруг понял, что эти объяснения вовсе не безумны. Наоборот, в них есть рациональное зерно, и даже больше: такое его поведение НЕОБХОДИМО. «Боже мой, — подумал Ханли, если он приблизится к Элеоноре…»

В волнении он размахнулся и кинул камень в ближайшую скалу. Раздался грохот. Камень разлетелся в пыль. Порыв неизвестно откуда взявшегося ветра бросил ее в лицо Ханли. Он закашлялся от удушающего облака и отскочил, чтобы вдохнуть чистого воздуха.

Он хотел посмотреть на скальные осколки, разбросанные в траве, но Стреттон дико закричал:

— Мистер Ханли! Камни… двигаются!

В первый миг Ханли не мог понять, что это означает, потом он увидел, что все камни покатились к боту. Медленно, как будто нерешительно, но они катились. В то же время ветер, дувший ранее порывами, внезапно приобрел силу урагана. Сухие листья закружились в воздухе, мельчайший песок царапал кожу людей. Глаза Ханли начали слезиться. Он с трудом добрался до бота и едва нашел ступеньки, ведущие внутрь. Ветер был так силен, что Ханли опустился на четвереньки, чтобы его не сбило с ног. Раздался крик Стреттона:

— Сюда! Скорее!

Он схватил Ханли за плечо и почти втащил в кабину. Ханли рухнул рядом с техником. Некоторое время он приходил в себя и только потом заметил, что Стреттон пытается запустить двигатель.

— Мистер Ханли, — встревоженно проговорил он, — нам лучше убраться отсюда. Того и гляди, ураган перевернет бот.

Его слова заглушал ветер, и Ханли плохо понимал их. Но он отрицательно покачал головой.

— Нет. Разве вы не видите, что эти камни являются формой жизни на этой планете? Мы должны остаться и понаблюдать за ними. Если мы узнаем что-либо ценное, то сможем обойтись и без помощи Рогана.

Молодой человек повернул к Ханли искаженное страхом лицо.

— Боже мой, — простонал он, — мы узнаем…

— Включите передатчик, — почти прокричал Ханли. — Посмотрим, есть ли связь.

Неизвестно, на какую волну была настроена рация, но из динамика раздавался только сильный непрерывный треск и скрежет. Ханли послушал минуту, сморщился и решил посмотреть, что творится на поляне.

Он вздрогнул, увидев, что камни собираются у бота. Они составили пирамиду, высота которой уже достигла метра. В основании она составляла пять метров. Ханли подумал, что в ней уже несколько сотен камней.

К пирамиде постоянно подкатывались и подлетали другие камни. Ханли почувствовал, что ему становится плохо от этого зрелища, но продолжал смотреть. Он видел, что вся поляна теперь была усеяна камнями, катящимися к боту. Скорость их движения зависела от размеров. Чем крупнее были камни, тем быстрее они передвигались.

Некоторое время он смотрел, как растет пирамида. Потом обернулся к Стреттону и увидел, как тот отталкивает палкой что-то, находящееся с другой стороны шлюпки.

— Камни, — хрипло прорычал Стреттон, на миг обернувшись к Ханли. — Они собрались в кучу и через несколько минут нападут на нас.

Ханли колебался. Ему казалось, что если они останутся здесь, то смогут узнать повадки камней. Но его размышления были прерваны воплем техника:

— Мистер Ханли, смотрите!

Ханли проследил за рукой Стреттона и увидел, что огромная скала поднялась в воздух на высоту тридцати метров, и летит прямо на них. Она была не меньше трех метров в диаметре и в полете крутилась вокруг своей оси будто волчок. Еще секунда — и она обрушится на них.

Ханли весь сжался от ужаса, но голос его прозвучал твердо и спокойно: «Отлично… взлетаем!»

Стреттон тут же взялся за рычаги управления. Двигатель заработал так мощно, что металлический корпус затрясся. Ханли буквально всем телом чувствовал, как работают механизмы, поднимая бот в воздух.

— Мистер Ханли, нас что-то держит!

Единственная мысль появилась в мозгу у Ханли: «Надо выпрыгнуть и бежать. Но куда?» Он уже хотел сказать: «Попытайся еще раз», когда увидел, что скала находится прямо над ними. Она готова была рухнуть на них.

— Френк! — закричал Ханли. — Прыгайте на землю!

Он не стал смотреть, последует ли молодой человек его совету: одним прыжком он очутился за бортом шлюпки, приземлившись на большой камень. Воспользовавшись им как трамплином, он снова прыгнул.

Позади него раздался треск раздавливаемого металла и отчаянный человеческий крик.

Затем все стихло.

Ханли бежал, подгоняемый ветром. Наконец, решив, что опасность миновала, он остановился и оглянулся. Он отбежал недалеко. Кустарник и деревья не закрывали от него ужасную картину: скала лежала на раздавленной шлюпке.

Камни теперь были полностью неподвижны. Ветер снова стал мягким и приятным. Происшедшее казалось кошмарным сном. Ханли не мог поверить, что Френк Стреттон находится в боте, мертвый или тяжело раненный. «Я должен вернуться!» — подумал Ханли.

В тридцати метрах от него зашевелился маленький камешек. Он поднялся над землей и медленно поплыл, как бы выбирая направление. Одновременно Ханли заметил, что еще с десяток камней катятся на него. И он отступил.

Было ужасно думать о том, что случилось с молодым техником, но важнее всего, что Ханли открыл на планете форму враждебной жизни. Теперь нужно было вернуться в колонию с этим известием.

Он пошел вдоль реки. Через несколько минут камни отстали. «Значит, они не могут двигаться быстро, — с облегчением подумал Ханли. — Им надо какое-то время, чтобы почувствовать живое существо рядом».

Он стал размышлять о будущей жизни людей на этой планете. Необходимо будет уничтожить все камни. Атомное оружие с зарядом в тысячу единиц будут носить все, как мужчины, так и женщины. Возможно, в будущем эта любопытная форма жизни останется только в качестве музейного экспоната. Растут они, наверное, медленно, их можно будет оставить в заповедниках и изучать.

Он шел, погруженный в эти мысли, когда заметил солнечные блики, отражающиеся от камней, которые собрались на его пути. Ханли встревожился и быстро обернулся. За ним тоже сверкали камни. Чувствуя комок в горле, он прошел несколько шагов, внимательно осматривая почву вокруг в поисках камней. Неясные движущиеся предметы виднелись в кустах, но растительность была слишком густа для их продвижения. И это было единственной надеждой.

Он осмотрел несколько больших деревьев. Одно из них, больше всех остальных, росло менее чем в пятидесяти метрах от речного обрыва. Часть его огромного ствола шла наклонно, так что можно было залезть на дерево и добраться до вершины, которая возвышалась над всеми.

Ханли осторожно подошел к реке. Берег обрывом пятнадцатиметровой высоты нависал над темными водами. Один взгляд убедил Ханли, что этот путь для побега немыслим.

Он вернулся к дереву и с тревогой обнаружил, что с полдюжины камней кружатся вокруг ствола, который давал единственную возможность спасения. Ханли наугад перепрыгнул через один из камней, тот продолжал монотонное движение и остановился, лишь столкнувшись с двумя другими. Потом он начал неуверенно перемещаться в сторону человека.

Ханли немного успокоился. Он внимательно наблюдал за камнями, стоя на месте в ожидании, когда этот камень приблизится к нему. Он пытался обнаружить в его поведении признаки разума, но видел лишь пористую субстанцию, напоминающую вулканическую породу. Камень подкатился к ноге, коснулся башмака и прилип.

Ханли резко выбросил ногу вперед, но камень даже не шелохнулся. Весил он не менее пяти фунтов, так что Ханли с трудом мог поднимать ногу. Ему стало страшно, что он не сможет освободиться.

Другие камни стали приближаться к нему. Единственным выходом было добраться до дерева. Пытаясь избавиться от камня, Ханли снял башмак и потряс им. Бесполезно. Импульсивным движением он бросил башмак в подкатывающийся камень. Оба камня рассыпались, и порыв ветра опять бросил пыль ему в лицо. Ханли отчаянно закашлялся. Когда он смог открыть глаза, то сквозь слезы увидел кристалл, сверкавший в груде обломков. Он осмотрел его, потом надел башмак и полез на дерево.

И как раз вовремя: теперь вся земля, насколько хватало взгляда, была закрыта камнями, двигавшимися к нему.

День на дереве прошел без всяких приключений. Вечером Ханли добрался до самой высокой ветки и нашел, что на ней можно неплохо переночевать.

Так он и провел первые ночные часы, внимательно прислушиваясь к звукам чужого мира. Около полуночи он наконец уснул.

Ханли проснулся внезапно. Солнце едва показалось на горизонте… А вдоль реки на полной скорости несся транспортный бот. Ханли вскочил на ноги, чуть не свалившись с дерева, и, с трудом удерживая равновесие, начал яростно размахивать курткой, как флагом…

Подавая завтрак, Элеонора рассказала ему, что Марк Роган вернулся прошлым вечером в колонию и провел здесь ночь. На рассвете он снова ушел. Услышав это, Ханли перестал жевать и с минуту размышлял.

— Он сказал что-нибудь? — спросил он наконец. — Он нашел решение?

Он ждал ответа Элеоноры, беспокоясь за собственное открытие, тревожась, что его, возможно, опередили. Жена вздохнула и ответила.

— Не думаю. То есть, в принципе, он, конечно, говорил с людьми. Может, он что-нибудь и сказал.

Ханли не думал, что это так. Значит, все в порядке: обычный человек победил знаменитого межпланетного эксперта.

Он снова принялся за еду, но тут вспомнил странные интонации в речи Элеоноры и поднял голову.

— Он в ПРИНЦИПЕ говорил с людьми? — переспросил он настороженно.

Она покраснела.

— Я пригласила его пообедать… — и быстро добавила: Вообще-то, я ждала тебя. Я ведь не думала, что ты…

Она держалась так напряженно, что он перебил:

— Да нет, все хорошо. Я понимаю, милая.

Но Ханли не был уверен, что понял. Продолжая есть, он исподтишка поглядывал на нее, охваченный подозрениями. Ему хотелось спросить: «А может, он и ночь провел здесь?», но сама мысль была так обидна, что он только опустил голову.

И это заставило его решиться. Сначала он хотел подождать возвращения Рогана и поговорить с ним, потому что оставалась проблема: что делать с враждебной жизнью, как расправиться с камнями. Но теперь он не был расположен к беседе с экспертом.

Ханли заметил, что другие руководители, выслушав его детальный отчет, также не намеревались ждать.

— Наши женщины без ума от этого человека, — раздраженно сказал один из них. — Знаете, что сказала моя жена, узнав о гибели Френка Стреттона? Она считает, что его вдова должна немедленно выйти замуж за Рогана, пока тот не уехал. Конечно, если все эти разговоры хоть чего-нибудь стоят, он ни в коем случае не женится. Но ведь надо же такое придумать!

— Инстинкт выживания, — заметил другой. — История кишит женщинами, мечтавшими родить от знаменитости. А тут еще особые способности Рогана…

— Не такие уж и особые, — перебил кто-то. — Смог же Леонард Ханли разрешить загадку планеты без помощи этого героя.

Вмешательство Ханли положило конец дискуссии.

— Нам понадобится почти целый день, чтобы разгрузить корабль. Если мистер Роган соблаговолит появиться до завершения выгрузки, то сможет высказать свое мнение.

Но Марк Роган не появился. Выгрузка проводилась в долине за водопадом, у реки. К полудню работа была окончена. Ханли в последний раз связался с капитаном Кренстоном и узнал, что «Колонист-12» немедленно уходит к Земле.

— Рейс и так затянулся, — сказал капитан Кренстон, как бы оправдываясь. — Владельцы звездолета придут в ярость.

Ханли не мог испытывать положительных эмоций к этим господам и понимал, что расплачиваться за этот меркантилизм придется колонистам. Ему бы хотелось задержать отлет корабля, но он не смог придумать уважительной причины для этого и только спросил:

— Вы не собираетесь ждать мистера Рогана?

— Нет, возможно, его заберет патрульный корабль, — ответил Кренстон, пожав плечами. — Итак, прощайте.

Ханли с некоторым злорадством подумал, что не прозвучало даже намека на якобы существующие возможности Рогана к путешествиям в космосе без космического корабля. Конечно, наивно думать, что мыслящий человек поверит в подобный вздор.

Вскоре после этого он увидел Элеонору, которая работала на устройстве постоянного лагеря для поселенцев. Вдруг она достала пудреницу из кармана и стала приводить себя в порядок. Ханли проследил за ее взглядом и сморщился: по берегу реки шел Марк Роган.

Не дойдя двух метров до Ханли, эксперт заговорил:

— Мистер Ханли, что это значит? Вы отдали приказ о выгрузке?

Его голос был по-прежнему нежен, но в интонациях чувствовался сдержанный гнев, который заставил Ханли вздрогнуть. «Неужели я совершил ошибку?» — смятенно подумал он, но вслух сказал:

— Да, мистер Роган, я дал приказ о выгрузке. И сделал это потому, — продолжал он уже увереннее, — что понял природу этой враждебной жизни и принял все необходимые меры предосторожности.

Дважды Роган хотел остановить Ханли, но в конце концов не стал этого делать. Он только оглядел колонистов, и на его лице появилась непонятная ироническая усмешка.

Множество деревьев уже было срублено. Их собирались пустить на доски. Роган молча подошел к лесопилке, посмотрел, как пила разделяла дерево на части. Затем он приблизился к Ханли. Его зеленые глаза смотрели с иронией.

— Так что же вы поняли?

Он слушал ответ Ханли, склонив голову набок, как будто прислушивался к чему-то, скрывающемуся за внешней стороной слов. Он как будто рассматривал рассказ Ханли.

— Значит, вы считаете, что кристалл, который вы видели в разбитом камне, является его мозгом.

— Кристалл является элементом радио- и телеаппаратуры. В определенном смысле, кристаллы растут и…

Он замолчал, потому что Элеонора обеспокоенно схватила Рогана за руку.

— Прошу вас, скажите, — умоляюще воскликнула она, — что-нибудь не так? В чем дело?

Роган осторожно высвободил руку и спокойным голосом сказал:

— Миссис Ханли, ваш муж совершает смертельную ошибку. Поведение камней — только видимое проявление Разума, который управляет этой планетой. — Он повернулся к Ханли. — Когда на вас напали камни, был ли сильный ветер?

Ханли утвердительно кивнул.

— И это тоже проявление Разума, — подтвердил Роган, взглянув на часы. — До темноты еще около двух часов. Если мы возьмем только самое необходимое, то до захода солнца сумеем уйти из долины.

Роган холодно посмотрел на смущенного Ханли.

— Отдайте приказ, — сухо сказал он.

— Но… — начал Ханли неуверенно, стараясь вернуть твердость голосу, — это невозможно. Кроме того, нам нужно будет где-то устроиться…

Он замолчал, внутренне уже согласный на требования Рогана и слишком несчастный, чтобы продолжать говорить.

— Отдайте приказ, — повторил Роган. — Я вам сейчас все объясню…

С наступлением темноты поднялся ураганный ветер. Он дул непрерывно целый час, поднимал тучи песка и кидал их в лицо людям, идущим длинными вереницами за гусеничными тракторами. Самых маленьких детей рассадили в шесть ботов. Когда буря окончилась, часть детей спустили на землю, а их место заняли женщины.

К полуночи в атаку пошли камни. Внезапно из темноты в свет прожекторов, установленных на тракторах, с грохотом выкатились огромные валуны. И не успели люди опомниться, как два трактора были раздавлены. Раздался треск сминаемого металла, крики ужаса и боли, а потом атомные ружья превратили камни в пыль.

Множество мелких камней прилипло к башмакам и сапогам людей, почти парализовав движение. Потратили немало времени и сил, чтобы освободиться от них. А после этого Ханли пришлось уговаривать усталых мужчин и женщин идти дальше, как того требовал Роган.

Перед восходом солнца почва начала колыхаться и дрожать у них под ногами. Появились большие трещины, и людям пришлось очень тяжело: ведь спасти человека, провалившегося туда, было бы невозможно.

Когда наконец забрезжил рассвет, Ханли заговорил с Роганом.

— Выходит, что они могут создавать сильные и продолжительные землетрясения.

— Да, но не думаю, что это может происходить слишком часто, — ответил Роган. — Вероятно, им нужно много энергии, чтобы проникнуть в глубокие слои литосферы, где можно вызвать землетрясение. — На мгновение он задумался. — Мне кажется, выход в том, чтобы заключить договор, если можно так выразиться. Человек должен доказать, что он может быть полезен на этой планете. Естественно, это потребует времени. Сейчас главное — убедить Разум этой планеты, чтобы он пошел на такое сотрудничество.

Ханли внимательно слушал.

— Объясните мне свою позицию, — сказал он. — Вы ведете нас к северу от нашей прежней стоянки. И вы хотите, чтобы мы построили там дома из синтетических материалов и жили в них, пока вы будете убеждать Разум, что мы не причиним ему вреда. Так?

— Да. Сейчас самое лучшее, если бы вы продолжали двигаться, — ответил Роган, — но, конечно, это очень трудно с женщинами и детьми. — Он как будто убеждал сам себя.

— Но будем ли мы в безопасности на новом месте? — спросил Ханли.

— В безопасности? — Роган посмотрел на него. — Дорогой мой, вы, видимо, меня не поняли. Эта планета совершенно не похожа на Землю. Жизнь здесь существует совершенно в другой форме. Скоро вы поймете, что я имею в виду.

Ханли был слишком утомлен, чтобы продолжать расспросы. Через час он увидел, как Роган взял одну из шлюпок и скрылся в утреннем тумане. Днем Ханли послал другие шлюпки за оборудованием, оставленным вчера в долине.

Боты вернулись вечером, и люди узнали странные вещи: бочонок с соленым мясом укатился от прилетевших за ним колонистов, и, несмотря на все усилия, его не удалось поймать. Самолет с атомным двигателем сам поднялся в воздух и полетел; потом двигатель замолк и самолет рухнул на землю, но через некоторое время опять начал полеты. Он почти полностью раздавил одну из шлюпок.

«Воздействие Разума», — устало подумал Ханли.

Люди провели ночь на равнине, заросшей травой. Мужчины охраняли лагерь, патрулируя всю ночь. Моторы тракторов не глушили, прожекторы пронзали тьму. Все взрослые были готовы к отпору.

Ближе к утру Элеонора разбудила Ханли.

— Лен, посмотри на мои ботинки.

Он смотрел на них, еще не вполне проснувшись. Кожа сморщилась, на поверхности появились крошечные наросты. Ханли вздрогнул от ужаса, представив, что они будут расти.

— Где ты их оставила? — спросил он.

— Рядом с собой.

— На земле?

— Да.

— Не надо было снимать их, — мрачно сказал Ханли. — Я так и сделал.

— Леонард, я не буду спать в ботинках, даже если это будет последняя ночь в моей жизни… — она помолчала и добавила более спокойно: — Я надену их и посмотрю, можно ли их носить.

Утром он увидел, что Элеонора хромает, в глазах у нее стояли слезы, но она не жаловалась.

После обеда один из тракторов неожиданно взорвался, убив водителя. Кусок металла при этом распорол плечо пятилетнему мальчику, оказавшемуся поблизости. Врачи тут же занялись им.

Женщины причитали. Мужчины тихо ругались. Один из них подошел к Ханли:

— Мы не хотим дальше терпеть это. Мы же можем ответить на нападение.

К вечеру появился Роган и молча выслушал рассказ о происшедшем.

— Будут и другие инциденты, — заметил он.

— Я не понимаю, — с угрозой в голосе сказал Ханли, — почему бы нам не сжечь окрестные леса и не освободить всю эту местность от чужой жизни.

Роган, который уже уходил, обернулся к Ханли. Его глаза казались почти желтыми в лучах заходящего солнца.

— Боже мой, Ханли, вы говорите, как какой-нибудь необразованный юнец. Я же объяснял вам: вы не сможете, играя, уничтожить Разум, управляющий деревьями, даже если, огонь единственный способ испугать его. Именно уязвимость человека делает возможным сотрудничество, ибо становится возможным доказать, что все его действия — только защита.

— Но как он функционирует? — растерянно спросил Ханли. Как этот Разум управляет камнями, заставляет ветер дуть и…

— Это происходит потому, — сказал Роган, — что передача импульсов по энергетическим путям происходит гораздо быстрее, чем у нас. У человека нервные импульсы движутся со скоростью примерно ста метров в секунду, а на этой планете почти двенадцать километров в секунду. Таким образом, камни получают возможность реагировать на чужеродное воздействие. Кристаллы — проводники импульсов, — растут быстро, и через них можно провести любое воздействие, вплоть до землетрясения. И что гораздо важнее: эти импульсы постоянно проходят через почву. В результате все можно контролировать и на все влиять. Импульсы проходят через корни деревьев и песок, а сильный ветер поднимается, чтобы ослабить их мощность…

— Но тогда, — нахмурился Ханли, — почему дерево, на котором я сидел, не пыталось меня убить?

— И привлечь к себе внимание? — спросил Роган со своей обычной улыбкой. — Оно могло сделать с вами только то, что сошло бы за несчастный случай, например, обломить ветку, на которой вы находились. — Закончил он твердо: — Мистер Ханли, кроме сотрудничества, другого пути нет. Вам следует помнить об этом.

Спокойно и лаконично он рассказал о принципах, которых должны будут придерживаться люди на этой планете. В течение многих лет не допускается вторжение в зоны обитания деревьев. Ни в коем случае не пользоваться древесиной, кроме мертвых деревьев, которые можно будет рубить после того, как Роган договорится об этом с лесом. Установить у лесов вблизи колонии противопожарное оборудование, чтобы помочь лесам бороться с природными пожарами, а через некоторое время распространить это оборудование по всей планете.

Когда Роган закончил, Ханли молчал некоторое время, обдумывая сказанное, а затем спросил:

— Я понял все, кроме одного: как мы будем поддерживать контакт с Разумом после вашего отъезда?

Говоря это, он заметил, что Элеонора тихо подошла к ним, как бы желая услышать ответ Рогана.

— Только время, — ответил Роган, пожав плечами, — поможет решить эту проблему.

Они построили поселок на берегу ручья и назвали его Новая Земля. В этом месте не было деревьев. Что же касается кустов, то, по мнению Рогана, они были очень слабо связаны с жизнью деревьев и не могли использоваться против людей.

За последующие одиннадцать дней люди пережили не менее восемнадцати атак камней. Один раз громадный камень метров шестидесяти в диаметре прокатился через поселок. Он раздавил два дома, отдалился на два километра, а потом повернул обратно. Люди, используя атомные пушки на ботах, успели взорвать его прежде, чем он вернулся.

Однажды, совершенно неожиданно, ночь прошла спокойно. На рассвете появился Роган, бледный, усталый, но улыбающийся.

— Все в порядке, — сказал он, — у вас есть шанс выжить.

Мужчины хриплыми от усталости голосами приветствовали его. Женщины плакали и тянули к нему руки. Ханли держался: в стороне, думая с беспокойством: «Не рано ли говорить об этом?»

Но дни шли, никаких событии не происходило. Часовые начали спать на посту, и в конце концов патрулирование прекратили совсем,

На восемнадцатый день в дверь дома Ханли постучали. Элеонора пошла открывать, и Ханли услышал, как она с кем-то тихо разговаривает. Он разобрал нежный голос ее собеседника, и в нем немедленно проснулись подозрения. Он уже хотел выйти на порог, когда дверь захлопнулась. Элеонора вошла, прерывисто дыша.

— Он уходит, — только и сказала она.

Ханли не спросил, о ком речь, а бросился к двери и увидел, что Роган уходит из поселка. В темноте был виден только его силуэт.

Прошла неделя, но о нем не было никаких известий. Колонисты шептались, что он теперь, наверное, на другом конце Галактики. Ханли пытался поднять эти рассказы на смех, но, когда услышал, как об этом запросто рассуждают техники, с грустью понял, что легенда о Марке Рогане сильнее всех его доводов.

Прошло два месяца. Однажды утром Ханли проснулся и увидел, что Элеонора скользнула к нему в постель.

— Я хочу сообщить моему господину и повелителю, — сказала она шутливым тоном, — что клан Ханли скоро увеличится на одного человечка.

Ханли поцеловал ее и продолжал лежать, ничего не говоря. «Если у него будут зеленые глаза и черные, как смоль, волосы, я… я…» — думал он.

Он не успел придумать, что он сделает. Он еще мысленно ворчал, охваченный ревностью, но в глубине души уже понимал, что в таком случае человеческая раса ОБЯЗАТЕЛЬНО выживет на этой планете.


(Перевод с англ. Пигулевская И.)

Курт Воннегут-мл БОЛЬШОЙ ВСЕЛЕНСКИЙ ТРАХ

В 1977 г. у молодежи Соединенных Штатов Америки появилась возможность подавать в суд на своих родителей за педагогические промашки.

Родителей могли вызвать в суд, оштрафовать на определенную сумму в пользу детишек или даже посадить за серьезные ошибки в воспитании своих отпрысков, когда те были еще совсем малы и беспомощны.

Делалось это не справедливости ради, а лишь для того, чтобы пресечь воспроизводство, поскольку есть к тому времени стало уже практически нечего.

Аборты были бесплатны. Любая решившаяся на аборт женщина могла либо воспользоваться гирей в ванной комнате, либо лечь под медицинский рефлектор.

В 1974 году Америка стала готовиться к Большому Вселенскому Траху, что было серьезной попыткой продолжить человеческий род где-нибудь во Вселенной. На Земле это было явно невозможно. Все превратилось в скопище ночных горшков, банок из-под пива, старых автомобилей и бутылок фирмы «Кларекс».

Забавный случай произошел на Гавайях, где много лет всякий хлам сбрасывали в кратеры потухших вулканов. Внезапно пара из них выплюнула все это обратно. Ну, и так далее.

В то время можно было не стесняться в выражениях. Даже сам Президент использовал крепкие словечки, но никого это не пугало и не шокировало. Все было о’кей. Вселенский Трах он называл Вселенским Трахом, точно так поступали и все остальные. А вообще, это был ракетный корабль, напичканный высушенной, сублимированной джизмой.

Его собирались запустить на пару миллионов световых лет в сторону Созвездия Андромеды. Корабль назвали именем Артура С.Кларка, в честь известного первооткрывателя космоса.

Запуск назначили на полночь четвертого июля.

В 10 часов вечера того же дня Двэйн Гублер и его супруга Грэйс сидели в гостиной своего дома в Элк Габоре, штат Огайо, на побережье так называемого Лэйк Эри, и смотрели по телевизору запуск. Как раз шел отсчет предстартового времени. Лэйк Эри почти высохло. На всех его 38 квадратных футах жили миноги-людоеды.

Двэйн работал охранником в исправительном заведении для взрослых штата Огайо, которое находилось в двух милях от озера. Он любил мастерить скворечники из бутылок «Кларекс». Он делал их один за одним и развешивал по всему двору.

Двэйн и Грэйс были поглощены видеоклипом, раскрывавшим секрет высушивания джизмы, которой был начинен корабль. Небольшая пробирка с выделениями декана математического факультета Чикагского университета мгновенно замораживалась. Затем ее помещали в коническую колбу, из которой выкачивали воздух. Вместо исчезнувшего воздуха в колбе появлялся мелкий белый порошок. Конечно, порошка было немного, что отметил и Двэйн Гублер, но там в сублимированном состоянии находилось несколько сот миллионов сперматозоидов. Исходное количество материала в среднем составляло два кубических сантиметра.

— Порошка достаточно, чтобы лишь забить игольное ушко, размышлял Двэйн вслух. — А восемьсот футов этой дряни вот-вот полетят к Андромеде.

— Хрен тебе, Андромеда! — выругался Двэйн, и это не прозвучало как непристойность. Весь город вторил ему. Но встречалось и такое:

— Андромеда, мы любим тебя! Земля соблазняет тебя, Андромеда! — И так далее.

В дверь постучали, и в проеме возник старый друг семьи, окружной шериф.

— Как поживаешь, старый потаскун? — поинтересовался Двэйн.

— Не жалуюсь, гнида, — отозвался шериф, и некоторое время перебранка продолжалась в том же духе. Грэйс хихикала, наслаждаясь их остроумием. Будь она ненаблюдательней, ей было бы не до смеха. Ей следовало, бы заметить, что веселье шерифа было напускным. Что-то его угнетало. Грэйс могла бы заметить и то, что в руке шериф держал какие-то служебные бумаги.

— Садись, старый шелудивый осел, — сказал Двэйн, — и давай посмотрим, как Андромеде ломают целку.

— Как я понимаю, мне предстоит там торчать пару миллионов лет, — ответил шериф. — Посмотрела бы моя старуха…

Он был немного сообразительней Двэйна, и поэтому для его джизмы нашлось место на борту «Артура С.Кларка».

Для того, чтобы джизму приняли, необходимо было иметь показатели интеллекта не менее 115.

Существовал ряд исключений: быть хорошим спортсменом, выдающимся музыкантом или художником. Однако Двэйн ничем таким позанимался. Он надеялся, что скворечники выведут его в разряд избранных, но это был не тот случай.

С другой стороны, директор Нью-йоркской филармонии имел право сдать целую кварту. А ему уже стукнуло шестьдесят восемь.

Теперь по телевизору выступал старый астронавт. Он говорил о том, что готов сопровождать свою джизму хоть на край Вселенной. Однако был вынужден оставаться дома наедине с воспоминаниями и стаканом виски «Танг». «Танг» считался официально признанным напитком астронавтов. Это был сублимированный оранжад.

— Может быть, двух миллионов лет у тебя и нет, а вот, по крайней мере, пять минут в твоем распоряжении, — сказал Двэйн.

— Я пришел сюда по службе, — шериф дал волю чувствам и погрустнел, — все равно, что на судебный процесс.

Двэйн и Грэйс опешили. Они не имели ни малейшего представления о том, что за этим последует. А произошло вот что: шериф передал каждому из них по судебной повестке и сказал:

— Я обязан сообщить, что ваша дочь Ванда Джун обвиняет вас в том, что вы исковеркали ее еще в раннем детстве.

Двэйн и Грэйс были как громом поражены. Они знали, что Ванде Джун исполнился 21 год и она имела право преследовать их по закону, но вовсе этого не ожидали. Ванда жила в Нью-Йорк Сити, и когда они ее поздравляли с совершеннолетием по телефону, Грэйс пошутила:

— Ну вот, дорогая, теперь, если захочешь, можешь подать на нас в суд. — Грэйс была уверена, что они с Двэйном были прекрасными родителями, и поэтому со смехом продолжала: При желании ты можешь упечь своих старых предков в тюрьму.

Между тем Ванда Джун была всего-навсего ребенком. У нее могли быть брат или сестра, но Грэйс вовремя делала аборты. Она сделала три аборта.

— Что же, по ее мнению, мы сделали не так? — спросила Грэйс шерифа.

— У вас в повестках есть списки предъявляемых обвинений, — ответил шериф.

Он не мог смотреть в глаза старым друзьям, выглядевшим сейчас такими жалкими, и уставился в TV.

Там какой-то ученый объяснял, почему в качестве объекта исследований была выбрана Андромеда. Между Землей и Андромедой существовало, по крайней мере, 87 единонаправленных воронкообразных временных аномалий. Поэтому, если корабль пройдет сквозь одну из них, он сам и его груз умножатся в триллион раз и займут все окрестное пространство и время.

Ученый обещал, что если где-нибудь во Вселенной есть подходящая почва, то наше семя падет на нее и прорастет.

Единственное, что разочаровывало в этой космической программе, так это то, что плодородная почва была чертовски далеко, если вообще существовала. Всякие тупицы, вроде Двэйна и Грэйс, да и более толковые, вроде шерифа, вынуждены были верить в ее гостеприимство, а также в то, что Земля теперь всего лишь куча дерьма и стартовая площадка для корабля.

К тому времени Земля и впрямь была кучей дерьма, и даже недалекие люди начинали понимать, что скоро эта планета станет самой неподходящей для жизни во Вселенной.

Грэйс была в слезах из-за иска своей дочери. При чтении перечня обвинений на нее нахлынули воспоминания.

— О Боже, Боже мой, она говорит о таких вещах, которые совершенно вылетели у меня, из головы, а она помнит абсолютно все. Она помнит даже то, что происходило, когда ей было всего четыре годика…

Двэйн углубился в чтение списка обвинений, предъявленных ему, поэтому он не поинтересовался, что же такого ужасного совершила его жена, когда Ванде Джун было четыре года, а случилось вот что:

Чтобы порадовать маму, Ванда Джун разрисовала карандашом все обои в только что отделанной гостиной.

Мать вспылила и отшлепала дочь. С тех пор, как утверждала Ванда Джун, она не могла смотреть на произведения искусства без дрожи. Она тряслась как осиновый лист и покрывалась холодным потом. Как сказала Ванда Джун своему адвокату, из-за этого она не сделала блестящей и весьма выгодной карьеры в искусстве.

Тем временем Двэйн узнал, как он, по словам адвоката Ванды, лишил ее возможности выгодно выйти замуж. Предполагалось, что Двэйн виноват в том, что оказывал поклоннику дочери довольно-таки холодный прием. Кроме того, зачастую он открывал дверь голый по пояс, но всегда при патронташе и с револьвером на боку. Она даже могла назвать потерянного из-за отца ухажера по имени: Джон А.Ньюком, который в конце концов на ком-то женился. Теперь у него была приличная работа. Он возглавлял охрану арсенала в Южной Дакоте. Там хранились штаммы чумы и холеры.

Шериф сообщил еще не все плохие вести и ждал подходящего момента.

Несчастные Двэйн и Грэйс спросили его, что заставило их дочь поступить с ними так жестоко. Именно в ответе на этот вопрос и заключалась оставшаяся про запас скверная новость. Ванда Джун находилась в тюрьме за руководство магазинными кражами. Единственным способом выйти оттуда пораньше было доказать, что во всем виноваты родители.

Тем временем на телевизионном экране появился сенатор штата Миссисипи Флем Сноупс, председатель комитета по делам космоса. Он был очень доволен проектом Большого Вселенского Траха и сообщил, что именно этот проект является целью всей американской программы исследований космоса. По его словам, он очень гордился тем, что именно в его родном городе Майху был размещен завод по замораживанию джизмы.

Кстати, слово «джизма» имеет любопытную историю. Оно появилось так же давно, как и слова «дерьмо», «трахать» и подобные им, но до сих пор его исключают из словарей. Причиной этого явилось желание скрыть смысл последнего, воистину магического слова.

Когда Соединенные Штаты заявили о своем намерении запустить сперму в созвездие Андромеды, массы внесли поправку в решение правительства. Они коллективно решили, что настало время последнему магическому слову прозвучать на всю Вселенную. Сперма была недостойна полететь на другую планету, эта роль отводилась джизме! Так правительство начало употреблять это слово, прежде всего установив его точное написание.


Ведущий телепрограммы попросил сенатора Сноупса встать, чтобы все могли получше разглядеть его гульфик. Гульфики были тогда в моде. У многих мужчин они имели форму ракетных кораблей в честь Большого Вселенского Траха. Как правило, на них были вышиты буквы U.S.A. Однако у сенатора на гульфике красовался государственный герб Конфедерации.

Разговор коснулся геральдики как таковой. Вспомнили проводившуюся сенатором кампанию, когда он предлагал отказаться от орла в качестве национального символа. Сенатору было не по нраву, что его страна была представлена существом, во всех отношениях явно не подходившим к современным условиям.

Взамен сенатор предложил целых две подходящих кандидатуры: миногу и кровяного червя.

Никому было невдомек, что даже миногам в Великих Озерах приходилось несладко. В то время, когда люди, сидя дома у телевизоров, смотрели на Большой Вселенский Трах, миноги, корчась, выползали из болота на сушу. Некоторые из них были почти такими же длинными и толстыми, как «Артур С.Кларк».


Грэйс Гублер вытерла слезы и наконец задала шерифу вопрос, которого тот боялся:

— Что же заставило ее так с нами поступить?

Шериф начал свою речь, сетуя на жестокую судьбу:

— Настало время выполнить самую тяжелую миссию в моей жизни — сообщить своим близким друзьям душераздирающие вести. И это именно в тот вечер, который должен был стать самым счастливым в истории человечества. — Его рыдания прекратились, потому что он именно в этот момент угодил прямо в пасть миноге. Она мгновенно проглотила едва успевшего вскрикнуть шерифа.

Двэйс и Грэйс вскочили, чтобы посмотреть, в чем деле. Минога и их заглотила.

По иронии судьбы по телевизору продолжался отсчет времени, хотя этого уже никто не слышал. Здесь уже никому не было до этого никакого дела.

Голос отсчитывал: «Девять! Восемь! Семь!» И так далее.

Послесловие Харлана Элисона

Да, так оно все и было.


(Перевод с англ. Молокин А.)

Джеймс Хэмисат ГАРРИ ЗАЯЦ

По слабо освещенному кинотеатру прокатился глухой шумок, затем одна из вращающихся дверей из фойе распахнулась, и толстый коротышка начал спускаться по проходу к сцене.

Было рано, и сеанс еще не начался; Толстый коротышка скатился вниз по проходу, взобрался по ступенькам на сцену и подошел вплотную к большому белому прямоугольнику киноэкрана.

— Привет, «Байжоу»… я вернулся, — сказал он мягко, почти с почтением. Он со знанием дела ткнул пальцем в экран и, хихикая, произнес: — Всего-навсего продырявленная пластмасса? Смешно.

— Добрый день, — раздался голос из глубины кинотеатра. У вас здесь дело? Мы еще не открылись!

Коротышка при первых же словах повернулся. И теперь он уставился в глубину зала. Там было слишком темно, и он едва мог видеть, едва различал что-то. Рука в перчатке покоилась на шарнирном окошечке проекционной будки.

— Я хотел бы увидеть Гарри. — Мужчина прикрыл рукой глаза и искоса поглядывал.

— Он завтракает, — проскрипели оконные петли. — Он должен подойти к дневному сеансу.

— Хорошо. Я подожду. — Мужчина сел на сцене нога на ногу. Подпер подбородок и сидел, покачиваясь. — Дневной сеанс в час. Не так ли?

— Зачем тебе нужен Гарри? — Две руки в перчатках на подоконнике. — Ты ему друг?

— Да, — ответил мужчина. — Я всегда любил мультфильмы с участием Гарри Зайца. — Он улыбнулся. — Я, как ребенок, приходил каждую субботу прямо сюда, в «Байжоу».

— В самом деле? Вот я сейчас проверю. — Руки в перчатках держали кусок веревки. — Что я делаю?

— «Колыбель для кошки»? — Мужчина, спотыкаясь, вскочил на ноги. Искоса уставился. — Да, точно. «Колыбель для кошки». замолчал. — Но это же трюк Гарри Зайца.

— Почти угадал. А сейчас? — Веревка соскользнула на пол. — Посмотри на мои руки. Что ты видишь?

— Только четыре пальца. — Мужчина протер глаза. — И перчатки. Но ведь это означает…

— Почти угадал. Я Гарри Заяц. — Руки в перчатках помахали ему. — Извини за ложь. — Наступила тишина. — Ну, то, что я сказал про завтрак. — Руки в перчатках сжались в кулаки. Но я должен быть осторожен. Они преследуют меня.

— Кто «они»?

— Мои создатели. Те, кто меня нарисовал. — Руки в перчатках крепко сжались в кулаки. — Студия прекратила производство мультфильмов. Меня должны были похоронить…

— Но ты исчез. — Глаза мужчины наполнились слезами. — Почему же они хотят тебя вернуть?

— Потому что они установили на меня авторское право.

Руки в перчатках.

— Они мои владельцы.

— Но ты мне нужен. Я люблю Гарри Зайца.

— Меня любят многие. Они приходят сюда. Только чтобы посмотреть на меня.

Меня зовут Джек Джексон. Я адвокат кинокомпании «Голубые крылья», бывшего создателя мультфильмов с участием Гарри Зайца. Два месяца назад Гарри Заяц исчез из музея классики передвижных картинок, принадлежащего компании. Вчера на дневном сеансе в «Байжоу» закончилась охота на человека. Кинотеатр был переполнен подростками.

Гарри Заяц стоял на сцене, а я кричал:

— Гарри Заяц принадлежит «Голубым крыльям»! — Рядом со мной сидел толстый коротышка. Он заплакал. Я дал ему носовой платок. — Гарри Заяц должен вернуться в музей.

— Я никогда не вернусь. Я принадлежу людям. — Гарри переминался с ноги на ногу. — Народ…

— Авторское право принадлежит «Голубым крыльям».

Я вызвал полицию.

— Гарри Заяц нужен людям. Мультфильмы с моим участием больше не идут. У них есть только я.

— Виноват, но закон гласит…

Большинство людей плакали. Громче становились звуки полицейской сирены. Я сел.

Гарри Заяц улыбнулся и прислушался. Он щелкнул пальцами, и появились ножницы. Затем он произнес:

— Я останусь с людьми, — и отрезал себе правую ногу. Затем левую ногу. Оба уха. И левую руку до локтя.

Я вскочил и закричал:

— Гарри Заяц принадлежит «Голубым крыльям»!

Затем я сел. Проход заполнился людьми.


(Перевод с англ. Молокин А., Терехина Л.)

Пол Андерсон ЧЕТЫРЕЖДЫ ЕВА


1

Монолог Арсанга затягивался.

— Очень жаль, — бубнил он себе под нос, — хотя это осознали задолго до нашего рождения. Скорее всего, еще во времена открытия протеиновых структур и вызванного этим открытием бурного развития новых отделов в биохимии. Про последовавшие почти вслед за этим открытия в астрономии… Я уже не говорю… Да. Так вот… Как я уже говорил, очень жаль, что процент планет, пригодных для жизни какого-то определенного вида живых существ, ничтожно мал. Природа в своем творчестве весьма разнообразна и изобретательна. В придачу надо не забывать, что и этот ничтожно малый процент миров, пригодных для жизни, уменьшается, если учесть, что на многих из них есть свои, и часто весьма развитые, цивилизации. Мне кажется, что появление незваных соседей кого-либо из них обрадует…

Терезина Фабриций в отчаянии покосилась на одну из стен гостиной, представляющую из себя огромный экран с изображением звездного неба, окружавшего корабль. Пространство на экране сияло и переливалось сотнями бриллиантов звезд. Но, увы, и это не могло улучшить ее настроения… Она ощущала себя мухой, угодившей в паутину, сотканную из бесконечных банальных монологов, и не было никаких шансов на побег из этой западни. И как только она умудрилась забраться в эту ловушку?

По характеру Терезина была доброй и ласковой девушкой, и она не решилась оборвать Арсанга, когда тот в первый раз поймал ее за запястье и начал вещать. Но разве она могла предвидеть, во что это выльется? Она впервые отправилась в столь дальнее путешествие. Более опытные пассажиры, знавшие, что самым большим недостатком в дальних полетах является скука и каждый старается избавиться от нее всеми доступными способами, безошибочно распознали в Арсанге хронического болтуна и старались держаться от него подальше.

— Так вот, как я уже говорил, миры, населенные разумными существами, например, ваша родная Земля, разбросаны по исследованному нами кусочку Галактики, — продолжал он все тем же заунывным голосом, клонившим в сон. Точно таким же голосом при первой встрече он сообщил ей о том, что она, без сомнения, студентка — выпускница математического факультета, которая должна провести год на одной из недавно колонизированных планет, по программе обмена опытом. — Расстояние, разделяющее Землю и Ксенофон, примерно сто пятьдесят четыре световых года и для лайнеров типа нашего невелико. Но большинство пассажиров нашего корабля совершают что-то вроде кругосветного путешествия. И остановка на Ксенофоне входит в программу круиза. Обычно же для подобных полетов используются корабли классом пониже. Вам крупно повезло. Если бы вас направили на планету типа Нового Ганимеда, то вам не пришлось бы наслаждаться удобствами лайнера, подобного нашему. Туристы не любят посещать молодые колонии. Ну, что бы там стали делать наши туристы по вечерам? Тогда как на Ксенофоне, куда направляется наш корабль, или на моем родном Тау Кита, которого наш корабль достигнет в конце своего полета и где я, разумеется, непременно сообщу своим коллегам из дипломатической службы Его Величества Внушающего Благоговение Светлости Пиппа Одиннадцатого Высшего Властителя Соединенных Штатов Норлабену…

Заунывно певучий голос начал обширную и нудную лекцию. Терезина в полудреме ощущала себя стоящей в центре Вселенной на проповеди у священника…

Наконец до ее сознания стало доходить, что в каюту вошел еще один человек. На миг сердце учащенно забилось в надежде… Будь это даже Джек Якоб Ньюхауз… Лучше отбиваться от его знаков внимания, чем выслушивать бесконечный монолог Арсанга, тридцать третьего Лорда Высшего Гонгонта Высшего Двора Его Величества Внушающего Благоговение Светлости Пиппа Одиннадцатого… Все, что угодно. Но только не это. Лучше смерть в когтях какой-нибудь инопланетной твари… А ведь ей еще не предложили ни квартиру, ни деньги, ни драгоценности…

Вошедшим оказался красивый молодой человек с копной черных, слегка вьющихся волос и правильными чертами лица, одетый в голубой китель и белые брюки. Форма великолепно сидела на, нем, о чем молодой человек был осведомлен. На мгновение его взгляд, полный искреннего восхищения, задержался на девушке…

Глядя на Терезину, было невозможно не восхищаться ее высокой и гибкой, как ива, фигурой. Ее длинными светлыми волосами и огромными небесно-голубыми глазами. Довершали портрет пухленькие губки и слегка вздернутый нос. Черное платье и белая накидка, считавшиеся на Земле несколько детской одеждой, на борту звездного лайнера выглядели особенно привлекательно, и, увы, Ньюхауз это быстро смекнул.

Но тут девушкой завладел Арсанг, а он, наверное, смог бы поспорить в болтливости с испанской дуэньей. Нет, не то чтобы таукитянец был абсолютно бесстрастен. Скорее, он походил на сказочного эльфа — огромная голова, маленькое тельце на четырех ножках, слегка смахивающих на паучьи, две ручки, по временам прикладывавшихся к разветвленным ушам. Бледно-золотистая кожа и почти человеческое лицо с огромными изумрудно-зелеными глазами. Одежда из тончайшей фосфоресцирующей пленки и рост чуть меньше метра придавали таукитянину неповторимое очарование… Но он говорил, говорил, говорил…

— А, мисс Фабриций, — вежливо поздоровался Ньюхауз. — Надеюсь, вам не приходится скучать?

Терезина постаралась изобразить улыбку.

— Спасибо! — ответила она.

Ньюхауз подмигнул ей в ответ и продолжал путь. Терезина проводила его сердитым взглядом. Нет, помощник капитана был совершенно невыносим! Не то чтобы она была абсолютно равнодушна к мужчинам… нет, она, разумеется, мечтала когда-нибудь выйти замуж и все такое прочее… но та прогулка на верхней палубе в первые дни путешествия… ведь должен же мужчина хотя бы немного пофлиртовать и не лезть в первую же минуту с поцелуями! Одновременно с этими рассуждениями Терезина со злорадным удовольствием наблюдала, как Хедвиг Трамбл поспешно встала из-за стола и устремилась за помощником капитана, без сомнения, собираясь сказать ему что-нибудь типа: «Дорогой мистер Ньюхауз, может быть, вы разрешите называть вас просто Джо?» Но было заметно, что офицер куда-то спешит по своим делам и не собирается беседовать с мисс Трамбл. По крайней мере, женщина, так и не догнав космонавта, вернулась и с кислой физиономией уселась на свое место.

— Мне кажется, — заговорила Терезина, пытаясь под благовидным предлогом удрать от Арсанга, — что я проголодалась и с удовольствием чего-нибудь выпью перед обедом.

— Я полностью разделяю ваше мнение, — согласился Арсанг. Но слабая попытка удрать улетучилась. Арсанг пошел рядом с ней, продолжая свой бесконечный монолог. Теперь он говорил о своей выдающейся дипломатической миссии на Земле по установлению твердых торговых соглашений. Таукитянин подробно пересказывал протоколы заседаний… Девушка в ярости собралась прогнать его, сказать, что он надоел, довел ее до… Нет. На такое она была неспособна. В конце концов, если бы она даже смогла его прогнать, то потом бы никогда не смогла избавиться от мысли, что обидела одинокое существо ради нескольких дней развлечений.

Устроившись около стойки бара, девушка внимательно посмотрела на пневмовизор. Пневмовизор в ответ заблестел никелированными каналами. Терезина смутно припомнила, что для получения мартини берут джин и вермут. Но как ни старалась, не смогла припомнить их процентное соотношение. Наконец девушка решила, что пятьдесят на пятьдесят будет в самый раз.

К счастью, она так и не успела испытать эту смесь в действии. Раздался зловещий сигнал тревоги.

2

Когда из скрытых где-то в стенах динамиков раздался сигнал тревоги, даже Арсанг замолчал. Какая-то женщина прижалась к своему кавалеру и всхлипнула.

В следующую минуту раздался громкий, не терпящий возражений голос:

— Внимание, это касается всех. Говорит первый помощник капитана Лев Кович. Через несколько секунд с вами будет говорить капитан. Прошу сохранять спокойствие и не поддаваться панике, — и так далее… Затем раздались какие-то непонятные звуки и динамики донесли шепот: — Сэр, проснитесь, да ради бога… — затем другой голос: — Э… о… зачем… пошли они все… — последние слова заглушила вновь взвывшая сирена.

— Что случилось? — робко спросил Арсанг.

— Мне кажется… — Терезина облизнула пересохшие губы. Мне кажется, что нам надо занимать места в спасательных шлюпках…

— Верно, спасательные шлюпки, точно, спасательные шлюпки. — Вновь раздался полупроснувшийся голос из динамиков… — Спасательные шлюпки. Все вы знаете инструкцию, что надо делать в случае тревоги. Да-а! Итак, леди и джентльмены, говорит капитан Айрон Смит. Для паники нет никаких оснований. Само собой разумеется, что сигнал тревоги трудно назвать приятным. Но он и предназначен для предупреждения… Вы согласны со мной? Но вот что я вам скажу: не бойтесь. Верьте нам. Мы еще не выяснили, из-за чего включился этот проклятый сигнал. Но мы непременно это узнаем. А тем временем верьте нам и ничего не бойтесь. Это говорю вам я, капитан Айрон Смит. Я обращаюсь к вам, господа пассажиры, и надеюсь, что вы все внимательно меня слушаете. А все члены команды должны собраться в….. ну, в общем, в особых пунктах, о которых все члены команды должны знать. Сигнал тревоги включился автоматически. Возможно, чуть-чуть фонит конвертор и ослаб экран радиационной защиты. Поверьте, все это пустяки. Но на всякий случай вы должны соблюдать инструкцию и, следуя ее требованиям, занять спасательные шлюпки. Каждый из вас должен знать, к какой шлюпке он прикреплен. А мы, как только отыщется причина этой проклятой тревоги… поверьте, это обыкновенная мера предосторожности… — на этом месте голос капитана вновь потонул в завывании сирены.

— Моя шлюпка номер четырнадцать, — сказала Терезина вставая. — До встречи, мистер Арсанг.

— Нет, я пойду с вами, — пробубнил таукитянин.

— Что? — девушка чуть не заплакала. — Но вы же не… это не… инструкцию я помню смутно, но у вас другая шлюпка…

— Знаю, знаю, учил, — огрызнулся Арсанг. — Но я, хоть убейте, забыл номер своей. Неужели вы считаете, что я, наследный Лорд Высшего Гонгонта Высшего Двора Его Величества Внушающего Благоговение Его Светлости Пиппа Одиннадцатого и специальный дипломатический представитель Соединенных Штатов Корлабенда, буду запоминать какие-то там номера? Ну, пойдемте же, пойдем же. — Он схватил ее за руку и поводок вперед с такой силой, какую никак нельзя было ожидать от его тщедушного тела. — Некомпетентность! — кричал он, продвигаясь вперед. — Просто ужасающая некомпетентность! Я предъявлю компании счет… Вот увидите!

Проходы заполняли перепуганные туристы и грубо пихающиеся стюарды. Иногда людское море начинало волноваться сильнее, это сквозь толпу прорывался один из членов команды, спешащий на пост. Зажатая в угол и не способная пошевелиться Терезина заметила Фреда из Гомбор Роуд и вспомнила, что они прикреплены к одной шлюпке.

— Фред, вы не могли бы мне помочь? — закричала девушка, В этой толпе я не могу самостоятельно продвигаться вперед.

— Разумеется, мисс Фабриций, почту за честь, — ответил великан. Одна из его могучих рук протянулась к ней. Волосатое, голубоватого цвета, похожее на носорожье тело Фреда подалось вперед, и люди расступились под его могучим напором. Арсанг замыкал маленькую группу.

Терезина нагнулась к уху гиганта и, стараясь перекрыть всеобщий гвалт, прокричала:

— Думаете, случилось что-нибудь серьезное, мистер Фред?

— Уверен, что ничего страшного, — ответил ее спутник. Во всяком случае, хочу надеяться на это… Я так хочу посетить Ксенофон и увидеть один из образчиков подлинной, живой первобытной культуры. — Его небольшой хвост слегка покачнулся, когда он наклонил голову и поправил красный гребень на затылке. Птичьи глаза поблескивали с беспокойством. — Признаюсь, что посещением вашей родной Земли я разочарован. На Земле у меня не было вдохновения. Совершенно. О, не думайте, что я собираюсь обвинять ваших соплеменников. Пожалуйста. Ваш народ был ко мне очень добр и гостеприимен. Но, понимаете, я отправился на вашу планету как ученик и поклонник Бодлера. Мне казалось, что я должен побывать на его родине, пожить там же, где и он. И так же, как он, чтобы полностью его понять. Но современная Земля уже не та. Мне показалось, что там уже никто не интересуется декадансом, — метровые плечи гиганта передернулись в чисто земном жесте. — Быть декадентом самому по себе — боюсь, что меня бы не поняли.

Наконец их маленькая группа добралась до спасательной шлюпки и, пройдя сквозь открытый воздушный шлюз, они прошли в пассажирский отсек. Спасательная шлюпка представляла из себя миниатюрный космический корабль, рассчитанный на десять пассажиров. Но, так как к их шлюпке был прикреплен гигант Фред, то помимо него к шлюпке были прикреплены всего четыре пассажира. Войдя в салон, Терезина села в кресло рядом со стюардессой Лори Кесней.

Скорее всего, она была самой чувствительной из пассажиров, и кроме того, полет ничего хорошего не предвещал, но Терезина, воспользовавшись возможностью, передала таукитянина на попечение добряка Фреда.

— Вы не знаете, в чем же все-таки дело? — тревожно спросила девушка стюардессу.

Лори пожала плечами. Она была маленькой, очень подвижной девушкой с каштановыми волосами. Голубое с красным форменное платье было великолепно подогнано и подчеркивало достоинства ее более чем пропорциональной фигурки.

— О да, мисс, разве объяснишь. Капитан сказал, что какое-то незначительное повреждение. Подобные тревоги бывают. В космосе просто необходимо соблюдать осторожность. Через час—два все закончится, и мы вернемся к нормальному распорядку. А за обедом в виде извинения за доставленные неприятности пассажирам подадут шампанского.

— О… — Терезина почувствовала себя намного бодрее и робко кивнула двум другим девушкам, сидящим через проход, Камале Чатерети и Хедвиг Трамбл. Последняя презрительно хмыкнула. Камала приветливо кивнула. Она вообще была очень добрым и отзывчивым человеком, старавшимся всюду нести мир и согласие.

Терезина припомнила, что индианка отправилась на Ксенофон за собственный счет (правда, для ее бюджета подобная трата была малозначительна), как миссионерка от общества «Внутренней Реформации». Девушка была очень красивой брюнеткой, розовое сари подчеркивало ее восточную красоту. Единственной женщиной из собравшихся на борту, чья привлекательность была ниже среднего, Оказалась Хэдвиг Трамбл. Терезина догадывалась, что Хедвиг поменялась местами с прелестной рыжеволосой девушкой… скорее всего в надежде, что один привлекательный офицер…

Из шлюза донесся топот ботинок, и в каюту вошел третий помощник капитана, Ньюхауз подойдя к двери, ведущей в кабину управления, обернулся, покачиваясь на каблуках и дымя сигаретой:

— Как устроились? Всем удобно? — поинтересовался он.

— А где наш пилот? — резче, чем следовало бы, спросила Трамбл.

Ньюхауз покосился на нее, и на лицо офицера легла еле заметная гримаса неудовольствия, смешанного с удивлением. Затем он перевел взгляд на ее соседку, чья внешность была более экзотична.

— Небольшая перестановка, — ответил он. — Скорее всего, возникшая неисправность потребует вмешательства инженера-электронщика. Поэтому я приказал мистеру Манфреду остаться в мастерской. Как вы, наверное, знаете, он — инженер-электронщик. А мне, естественно, придется его заменить у пульта управления вашей шлюпкой.

Хедвиг не пыталась скрыть своей радости:

— Лучшей замены невозможно придумать. — Трамбл была в полной «боевой раскраске»: в модном платье и с волосами, выкрашенными по последней моде в зеленый цвет. Но несмотря на все свои ухищрения, она выглядела унылой старой девой. Глядя на нее, Терезина подумала о том, что ее страдания из-за Арсанга лишь маленькое развлечение в сравнении с тем, что выпало на долю холостяков, выбранных кандидатами в женихи.

— Все это великолепно! Восхитительно! — ворковала Хедвиг.

— Я предлагаю всем постараться успокоиться и немного расслабиться, — предложила Камала.

— …основной статус королевского шафера определяется, разумеется, сопутствующими факторами, — Арсанг нашел очередного собеседника.

— К счастью, — отвечал Фред, — мне повезло, и я открыл нового земного поэта, певца свободы и демократии, короче, декадента. По прибытии я обращусь к мистеру Уолту Уитмену.

Лори недоверчиво покосилась на Ньюхауза:

— А почему вы решили поступить подобным образом? Мне кажется, что третий помощник при поисках причин включения сигнала тревоги не последнее лицо, — поинтересовалась она.

— Я заступил на этот пост как официальное лицо, мисс Кесней, — ответил Ньюхауз. И быстро, как бы извиняясь за резкий тон, добавил: — Впрочем, раньше мне никогда не приходилось руководить столь очаровательной командой. — И тут он заметил Арсанга, в глазах третьего помощника зажегся недобрый огонек. — Эй, вы, да-да, вы, как вы сюда попали?..

Терезина зажмурилась и постаралась полностью отключиться от происходящего, чтобы не слышать перебранку между таукитянином и Ныохаузом. Но перебранки не произошло. Что-то зазвенело, Ньюуауз быстро развернулся.

— Да поможет нам бог! — крикнул он, бросившись в отсек управления. Дверца захлопнулась у него за спиной.

Спустя несколько секунд Терезина ощутила, как невидимая рука перегрузки вжала ее в спинку кресла. Как сквозь вату, до ее слуха доносились крики ее спутников. Вселенная, словно в сумасшедшем вальсе, закружилась вокруг нее…

Она пришла в себя, когда на шлюпке уже установился нормальный уровень псевдогравитации. Ныохауз включил автопилот и вернулся в пассажирский салон. В иллюминаторах Терезина увидела какое-то «нездоровое» верчение. Вращалось все. Миллионы звезд и отблеск гигантского лайнера — все вертелось, и казалось, что шлюпка угодила в фантастический водоворот.

3

Пассажиры смотрели на Ньюхауза в тревожном ожидании.

В руках офицер недоуменно вертел какой-то небольшой предмет обтекаемой формы. Терезина сразу же узнала реле сопротивления, спаренное с таймером.

— Вот так, — мрачно пробурчал офицер.

— Что произошло? Объясните, пожалуйста! — закричал Арсанг.

— Ну, ну, — заговорил Фред, — пусть третий помощник объяснит все по порядку. Я, хотя и свободный, большой и сильный, как само человечество, но могу понять чистый и сильный зов механики.

— Без паники! — прогремел Ньюхауз. Затем добавил гораздо мягче. — Будьте благоразумны. Дело серьезное. Мы в опасности.

— О-о-о! — истерично завопила Хедвиг и, выскочив из кресла, рванулась к офицеру. От неожиданности третий помощник потерял равновесие, и они очутились на полу. — Спасите! — верещала она.

Камала удивленно посмотрела на них и сказала:

— Мир вашим душам.

Фред хотел помочь, но проход между креслами оказался для него непреодолимой преградой. Лори Кесней бормотала что-то наподобие:

— Ну дает, старая корова, — при этом пытаясь схватить Хедвиг за руку и поставить на ноги.

Наконец все пришло в норму. Терезина, не принимавшая участия в общей возне, сидела скорчившись в своем кресле и думала: «Великий Гаусс, в хорошенькую же историю меня угораздило вляпаться». Арсанг дернул ее за рукав:

— Мне кажется, у вас хватило здравого смысла не вмешиваться в эту возню, — сказал он. — Я приношу вам свои поздравления. Вы ведете себя почти как нумянка. Нумой называется моя родная планета. Тау-Кита-Два на всеобщем языке нашего государства означает СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ НОРЛАБЭНУ. Нет, я не скажу, что вы мыслите на равных, скажем, с бароном, или рыцарем, или даже к крестьянином, простите, мне приходится пользоваться словами из старой английской речи. Но вы стоите намного выше, чем, скажем, варвары из Ортип Хайлэнуз. Мисс Фабрици, вы очень быстро прогрессируете, и очень заметно.

К счастью, Ньюхауз его прервал. Пригладив волосы и приняв вновь уверенный вид, он заговорил:

— Вот этот предмет я нашел запрятанным в контрольную цепь стартового механизма. По-моему, это саботаж. Вне всяких сомнений, тревога на корабле была спровоцирована и ее конечной целью была наша шлюпка. Точнее, тревога должна была заставить нас занять места в шлюпке за несколько минут до ее старта. Коммуникационная цепь корабля осталась выключенной. А это значит, что никто не заметил, как одна из шлюпок ушла в открытый космос. Никто не догадывается о нашем отлете. И поскольку мой пост именно здесь… наш отлет обнаружат не скоро.

— Я думаю, — сказала Камала Чатерети, стараясь говорить спокойно, — что мы должны постараться догнать корабль.

— Разумеется, мы можем попробовать, — мрачно ответил Ньюхауз, — но максимальная скорость нашей шлюпки пятьсот. В то время как лайнер мчится со скоростью порядка двух тысяч. Как только мы сошли с его трассы, мы тотчас безнадежно отстали от него. Более того, шансы на то, что нас найдут, стремятся к нулю. Представьте, что мы уклонились от курса всего на десять градусов, при этом десять градусов очень скромно, скорее, отклонение гораздо значительнее. Так вот, представьте, что на корабле обнаружили наше исчезновение и повернули. Но они же не знают, когда мы улетели. Значит, они даже примерно не смогут определить наши координаты. Нет, на то, что нас найдут, рассчитывать не приходится.

Трамбл всхлипнула.

— Мне кажется, что если это шутка, — воскликнула она, то какая-то детская. Я не сомневаюсь, что во всем виновата компания. Почему она не предлагает решившим отправиться в путешествие пройти тестирование? А теперь мы будем вынуждены лететь на какую-нибудь захудалую планету и попусту терять время в ожидании, пока…

Ньюхауз отрицательно покачал головой:

— Боюсь, что это не случайность, а диверсия, — сказал он, разговаривая как бы сам с собой. — И конечная цель этой акции… убийство.

— Нет! Невозможно, — прошептала Терезина. — Никто не стал бы…

— По навигационным законам на каждом космическом корабле должен храниться навигационный ежегодник с полным комплектом карт, — продолжил Ньюхауз. — Но на нашей шлюпке он почему-то отсутствует.

— Что? — загремел голос Фреда. — Услышать голос этого служителя муз было событием. Но на этот раз оно прошло незамеченным.

Ньюхауз, не обращая внимания на Фреда, махнул рукой в сторону иллюминатора, видимого сквозь открытую дверь кабины пилота.

— Посмотрите на звезды, — сказал он. — Запасов на нашей шлюпке хватит примерно на полгода. За это время мы сможем преодолеть расстояние, равное двумстам пятидесяти световым годам. Но вы знаете, какое огромное количество звезд находится в этом сравнительно небольшом участке? Я думаю, что их никак не меньше десяти миллионов. Никто не в состоянии запомнить такое количество координат. Это невозможно. Невозможно запомнить даже координаты всех колонизированных планет. Я могу на глаз выделить таких супергигантов, как, например. Ригель, но эти системы находятся вне нашей досягаемости. Когда же оказываешься в окружении небольших миров, можно надеяться только на карты. Но наш атлас пропал.

На несколько секунд воцарилась тишина, даже Арсанг сидел молча.

— Но мы можем отправиться на поиски, — робко предложила Терезина.

— Перелетая от звезды к звезде? Совершенно верно. Больше нам ничего не остается, — согласился Ньюхауз. — Но не советую обольщаться. Разумеется, мы будем выбирать звезды типа С, находящиеся в пределах досягаемости. Но не советую обольщаться и надеяться найти колонизированную планету. Шансы на подобную удачу ничтожны.

— А найти просто обитаемую? — спросила Лори. — Меня и такая бы удовлетворила.

Ньюхауз пожал плечами.

— Если вы верующая, то молитесь, — после небольшой паузы ответил он, — только боги могут нам помочь.

4

В одном месте скопление звезд казалось наиболее густым. Ньюхауз воспользовался спектроскопом и через некоторое время развернул шлюпку и повел ее к этому скоплению.

— Я наугад выбрал звезду со спектром, близким к солнечному, — сообщил он. — Это все, что я пока знаю об этой системе. Но насколько я знаю, в этом районе работали только земляне. А изыскатели с Земли в первую очередь обследуют звезды именно с этим спектром. Если нам повезет и мы их повстречаем, нам крупно повезет. К сожалению, я не могу сказать, сколько дней отнимет у нас дорога… Траектория нашего полета зависит от множества обстоятельств. В том числе и от скорости перемещения звезды, но определить ее я не в силах. Хотя, хочу надеяться, что дней через десять мы будем у цели. А тем временем вы сможете отдохнуть, предоставив автопилоту управление кораблем.

— Не может ли на этой звезде оказаться колония? — спросила Камала.

— Конечно же, нет! — закричал наконец-то пришедший в себя Арсанг. — Никто и никогда даже не слышал о колонизированной звезде. Проклятые низшие расы! Ньюхауз, может ли у нее оказаться колонизированная планета?

— Но я же вам говорил, что не знаю. — Офицер раздраженно пожал плечами. — Сама по себе такая возможность ничтожна. Если даже планета и посещалась, это совсем не значит, что на ней основали колонию. Возможно, что лишь запись в атласе, которого у нас, к сожалению, нет. Если же на планете живут аборигены, то подобная планета посещается не чаще раза в столетие. — Он кисло улыбнулся. — В кабине тесновато, но если вы хотите, то я могу вам показать пункт нашего конечного назначения. Правда, заходить вам придется по одному. А вам, мистер Фред, я приношу свои извинения, но вы просто не сможете войти в кабину.

— Да к чему это? — рассмеялся гигант. — Я, Фред, стою выше мелочной жизни. Я предпочитаю стоять на ее острие. Я и так вижу рой звезд перед нами. Я — Фред — ПОЭТ.

Лори решила первой воспользоваться предложением. Дверца закрылась за ней и Ньюхаузом. Затем послышалось гневное восклицание, звонкий хлопок и… в следующую секунду девушка выскочила из кабины управления, по пути выкрикивая слова, слыша которые Терезина порадовалась ограниченности своего словарного запаса.

— Следующий, — сказал третий помощник из-за двери, потирая щеку и улыбаясь.

Но улыбка космонавта угасла, когда со своего места поднялась мисс Трамбл. На этот раз Ньюхауз решил оставить дверь открытой, но дама сама аккуратно затворила ее. Затем послышалось еще более недовольное восклицание, и в салон вошел слегка потрепанный Ньюхауз.

Арсанг поднял трехпалую руку, призывая к тишине. Никто не обратил внимания на его жест, и он прокричал:

— Тише! Успокоитесь! Слушайте! Нам надо посовещаться! — когда присутствующие наконец обратили на него внимание, он продолжил: — Мы еще не решили, кто же несет ответственность за случившееся. Лорд Высшего Гонгбита Высшего Двора Его Веливества Внушающего Благоговение Светлости отправлен неизвестно куда против своей воли. Мне, скорее всего, следует говорить о похищении с самыми кровожадными намерениями. При подобных обстоятельствах нельзя терять время на созерцание каких-то бесполезных звезд!

— По-моему, ваше присутствие на борту этой шлюпки не было предусмотрено. Вы сюда попали из-за собственного разгильдяйства, — заметил Ньюхауз.

— Не имеет никакого значения, как я сюда попал! — заорал еще громче Арсанг, становясь шафрановым.

Терезина, преодолевая смущение, сказала:

— Да и мне тоже все случившееся кажется странным. Словно кто-то хотел избавиться от одного из нас.

Ньюхауз кивнул.

— Невероятно, чтобы кто-нибудь хотел избавиться от вас, мисс Фабрици, — ответил он.

— Подождите, — перебила Камала. Ее голос и темное аристократическое лицо казались удивительно красивыми. — Вопрос задан по существу. Трудно предположить, из-за чего кому-то пришла идея запустить нашу шлюпку неизвестно куда. Если не согласиться с тем, что это покушение на одного из нас. Но подобное предположение сразу же исключает мистера Арсанга и мистера Ньюхауза из числа предполагаемых жертв: они оказались на борту шлюпки случайно.

— Я? — Лора Кесней недоуменно пожала плечами. — Не думаю, что кто-нибудь может так рассердиться на маленькую стюардессу космического корабля… О, я припоминаю Рауля из Марселя… это было так необычно… но он не стал бы так изощряться… А вы, мисс Фабрици, ничего подходящего не припоминаете?

Терезина отрицательно покачала головой:

— Даже меньше, чем вы. — Она с тоской подумала о том, как это другим девушкам удается попадать в щекотливые ситуации. Однажды, когда ей было пятнадцать лет, она была застигнута пургой в заброшенной хижине, с ней был мальчик. Но он почему-то так ее боялся, что они не обменялись и десятком слов. Потом… но этот вопрос до сих пор остается открытым.

— А мадемуазель Трамбл? — продолжала Лора.

— Ну, — прохрипела Трамбл краснея, — я бы не стала утверждать, что нет мужчин, которые хотели бы…

— Но не таким же способом и не угрожая жизням пяти невинных людей. Гораздо проще было бы удушить вас в шлюзовой камере, — прекратила ее болтовню Лори.

Все оглянулись на Фреда. Он опустил глаза.

— О, подошла моя очередь!

— Я не могу вспомнить ваше имя, — сказала Хедвиг.

— Фред.

— Как?

— Фред. На языке моего народа — прекрасное имя. А почему бы и нет? — Затем, немного успокоившись, он продолжал: — Я гражданин Гомбар Роуд. Мой мир называется Кафлах, это вторая планета звезды Грумбреут-1830.

— Ваша поездка вызвана какой-то важной причиной? — спросил Ньюхауз.

— Несомненно! — Фред гордо расправил гребень, а щетинистый хвост закрутился в кольцо. — Я знакомился с поэзией Земли.

— О.

— Вам этого не понять. На последних выборах «Поэтическая партия» победила. Прозаики получили только двенадцать мест в Ассамблее.

— В таком случае… — Ньюхауз посмотрел довольным взглядом на Камалу. — Остаетесь вы, мисс Чаретети.

Индианка нахмурилась скорее задумчиво, чем беспокойно.

— В данном предположении я не вижу никакой логики, — ответила она.

— Говоря о предположении… — Ньюхауз не стал договаривать.

— Моя семья довольно богата, — ответила Камала. — Но какой смысл похищать меня без надежды на возвращение? Я состою на миссионерской службе партии Внутреннего реформизма, но вряд ли моя работа могла вызвать ненависть оппозиции, ибо главная заповедь нашего учения — признание всех прочих форм деятельности.

— Но, может быть, какая-то причина… — начала было Лори.

— Конечно, — ответила Камала, не обратив внимания на замечание, — все учения различны. Их объединяют лишь ценности, признанные во всей Вселенной, — милосердие и мир. Наше учение основано на концепции нирваны и, если во многом оно близко к Дзен-Буддизму, то по части достижения идеального совершенства. С ним ни в коем случае не согласуются такие учения, как христианство или мусульманство…

— Понятно, понятно, — перебил девушку Ньюхауз.

— …этикой и подобными вещами. Вы явно ничего не понимаете, а поскольку, как вы сказали, пройдут дни, прежде чем мы достигнем обитаемых мест, я предлагаю несколько расширить ваш кругозор…

5

Когда звезда из сверкающей точки превратилась в огненный шар, Ньюхауз снизил скорость и заперся в рубке, никого к себе не пуская, хотя Хедвиг неоднократно пыталась проникнуть к нему.

Терезина сидела у себя в кресле, стараясь прочесть свою судьбу на стене. Прошедшие десять суток показались ей нестерпимо долгими из-за своей кошмарной монотонности. Если бы не Лоран, развернувшая бурную деятельность и заставившая остальных участвовать в ее начинаниях, то бог знает, что бы могло произойти. Но теперь все молча сидели в креслах и ждали, надеясь, что ни у кого из них нервы не сдадут.

Тишина была как благословение свыше. Раньше у Терезины не было возможности оценить, насколько же бывает прекрасно, когда все молчат. Даже Арсанг со своими монологами был лучше, чем бесконечная болтовня о женских делах, бас Фреда и баритон третьего помощника. Тишина была настолько хороша, что девушка чуть прослезилась.

Удивительно, думала она, что разговоры могут так надоесть, без тишины человечество, скорее всего, давно бы исчезло…

Затем она стала вспоминать годы своего детства, колледж, учебу, те счастливые студенческие времена, когда они могли ночь напролет просидеть, попивая пиво, и проболтать о загадках вселенной, о том незабываемом дне, когда пришло приглашение и ее направили на целый год в Ксенофонский университет на стажировку… Это было вдвойне приятно, ведь она не только получала бесплатную возможность познакомиться с новым миром, но ей в придачу за это удовольствие собирались платить деньги… А теперь? Терезина рассматривала астрономическую статистику с точки зрения теории вероятности. К сожалению, результат не прибавлял оптимизма. Звезда, сверкавшая перед ними, обладала планетами. Был шанс, что одна из них подвергается такому же излучению, как и Земля. Существовала вероятность, что гравитация и природные условия на ней также сходны с земными. Они даже могли отличаться от земных процентов на двадцать. При этом еще оставалась возможность, что на планете есть протоплазма и в атмосфере присутствует кислород. Во всех остальных отношениях вероятность, что им повезет, не превышала пяти процентов. Математические законы, увы, не подчиняются желаниям, и результаты ничего не значат по отдельности. А если их рассматривать в сумме, то выходило, что у них не более двух процентов за то, что планета окажется пригодной для жизни.

Что ж, в случае неудачи им придется продолжить это изнурительное путешествие, и так до тех пор, пока не истощатся припасы… Хотя до этого все сойдут с ума…

«Нет, так думать я не должна», — Терезина сжала зубы и попыталась вспомнить, чему равен корень от двух миллионов четыреста пятидесяти двух тысяч пятьсот двадцати трех…

Лори, сидящая на соседнем кресле, щелкнула пальцами и улыбнулась.

— Хорошо, — прошептала она по-французски.

Час проходил за часом, Терезина, успокоившись, начала засыпать, когда из репродуктора послышался голос Ньюхауза.

— Внимание. Мы приближаемся к планете… Всем оставаться на местах! Ко мне не входить и не мешать. Это опасно. Я управляю шлюпкой, ориентируясь по приборам. Не хочу, чтобы вы строили на этот счет иллюзии, но мне удалось найти планету с природными условиями, близкими к земным…

— Я хочу видеть! — закричала Хедвиг, вылезая из кресла.

— Назад, я приказываю! — закричал Ньюхауз. — Показания некоторых приборов сильно отличаются от положенных. Мне не хотелось бы вас пугать… В общем, поймите, я не пилот, навигационный опыт у меня небольшой, но я все-таки попробую посадить нашу шлюпку.

— Эта планета колонизирована? — шепотом спросил Арсанг. Я не спрашиваю, насколько на ней развита техника, но скажите, вам удалось найти на ней хоть какие-нибудь следы разумной жизни?

— Никаких, — грустно ответил Ньюхауз. — Если бы на планете жили люди, то нейтринодетектор зарегистрировал бы излучение атомных электростанций. На экране также ничего не видно. Никаких следов разумной жизни, одни леса и океан. Я облечу планету по экватору. Но боюсь, что у нас здесь нет никаких шансов обнаружить цивилизацию…

— Только бы приземлиться! — прошептала Терезина. — И выбраться из этой проклятой шлюпки.

— Шлюпка от нас никуда не денется, — напомнила Лори. Если мы здесь ничего не найдем, то сможем основать базу, а затем организовать экспедицию к другим звездам и со временем найти…

— При условии, что шлюпка не развалится при посадке! — голос Ньюхауза дрожал от напряжения. — Мне не хотелось бы вас пугать. Но, чем сильнее на нас действует гравитационное поле планеты… тем беспокойнее ведут себя приборы контроля… Возможно, наш противник был коварнее, чем мы ожидали.

— О-о-о! — заплакала Хедвиг.

— Ну, не надо, — стала ее успокаивать Камала. — Как сможет наш пилот сосредоточиться и благополучно посадить нашу шлюпку, если мы не будем доверять ему?

— Нет, я ему полностью доверяю, — пробормотала Хедвиг. Но я никогда не доверяла машинам.

Камала нахмурилась.

— Вы правы, — ответила она. — Способ придания машинам душевного спокойствия до сих пор не обнаружен…

В этот миг снаружи послышался тонкий, пронзительный свист. Затем свист перешел в рев, и Терезина почувствовала, как воздух в кабине нагревается. Спустя еще несколько секунд корпус шлюпки начал вибрировать.

— Знаю, что приземляемся мы паршиво, — сердито заговорил Ньюхауз. — Но главный двигатель вот-вот развалится на куски! Я не в силах справиться с фазировкой!

Затем лодку так тряхнуло, что послышался дружный лязг зубов. Грохот… Запах паленого… и долгожданная тишина.

6

Широкая зеленая долина, где в траве кивали головками цветы, а деревья шептались друг с другом под легким ветерком, тянулась вдоль реки, скрываясь у поросших лесом холмов.

Солнце в голубом небе походило на огромный золотой диск; плывшие куда-то вдаль белые облака придавали небу еще большее очарование. Птицы, словно ярко раскрашенные стрелы, проносились над головами. Там и сям можно было заметить ярко-красных животных с головами, гордо увенчанными рогами.

Терезина глубоко вздохнула:

— Как красиво. Почти как в Висконте.

— Но очень давно, — добавил Фред. — До того, как великое разложение в Европе не перекочевало на запад в Америку, о которой я пою. Я, Фред с Тумбриджа тысяча восемьсот тридцатого, о, пионеры!

— Возможно, что я неправа, — сказала Терезина. — Мне следовало бы быть несчастной и переживать за мать и отца, оставшихся на Земле. — Она покачала головой, и ее волосы заструились в потоках ветра. — Но я счастлива! — Немного подумав, она добавила: — Мне кажется, все дело в чистом воздухе и в возможности ходить по земле.

Они поднялись на холм и увидели под собой блик обшивки спасательной шлюпки. Налюбовавшись окружающим ландшафтом, они стали спускаться и на полпути встретились с Ньюхаузом, торопливо поднимавшимся им навстречу. Волосы на его голове были всклокочены, рубашка была мокрой от пота.

— Что с вами случилось? — спросил космонавт, переводя дыхание. — Я собирался отправить людей на ваши поиски. Я думал, что вы собрались лишь немного побродить в окрестностях.

— Но мы так и сделали, — ответила Терезина, ничего не понимая, — и обнаружили, что очутились в поистине райском уголке. Здешняя природа до неправдоподобия богата и красива. Если лесные плоды съедобны, то мы сможем собрать богатый урожай…

— Они съедобны. Я уже проделал все необходимые анализы, ответил Ньюхауз. — Естественно, перед употреблением придется в отдельности проверять каждый вид; и несомненно, что для правильного питания нам потребуется меню более разнообразное, чем на Земле. Одно несомненно, в биохимическом отношении эта планета — сестра Земли.

Фред с благоговением посмотрел вниз (Боги Гембар Роуд живут в земле).

— Чудо, — после недолгих размышлений сказал он.

Ньюхауз взял Терезину под руку.

— Но вы так долго отсутствовали!

— О? — девушка покраснела. — У меня нет часов… Нет. Невозможно. Солнце практически не сместилось.

— Сместилось на 3 градуса 14 секунд, — уточнил Фред.

Ньюхауз насторожился.

— Что? Вы можете с такой точностью наблюдать движения светил?

— Разумеется, — удивился вопросу гигант. — А разве земляне этого не могут?

— Вы отсутствовали целых четыре часа, — ответил Ньюхауз, вновь оборачиваясь к девушке.

— Боже! Я, наверное… — тут Терезина наконец заметила, что третий помощник держит ее за руку, и не мешкая освободилась. — Не понимаю, какая, собственно, разница, — сердито сказала она.

— Огромная, моя дорогая, — мужчина улыбнулся и зашагал рядом с ней. — Отныне нам придется держаться вместе…

— Но Фред смог бы меня защитить от любой опасности.

— Согласен. — Ньюхауз с уважением посмотрел на кентавроподобную фигуру гиганта. — Мы можем только радоваться, что мистер Фред оказался в одной с нами шлюпке. Его сила нам очень пригодится.

— Что… подождите! — девушка замерла как вкопанная. Казалось, кровь в ее жилах застыла. — Вы хотите сказать, что шлюпка…

— В данных условиях она ремонту не подлежит, — вздохнул Ньюхауз. — Центральный стержень главного двигателя сместился, и просто удивительно, что нам удалось благополучно сесть до того, как произошел взрыв. Даже если бы среди нас находился первоклассный бортинженер, у нас все равно бы ничего не получилось из-за отсутствия необходимых запасных частей.

— Но… мне кажется… второй…

— Да, с ним все в порядке. Но он бесполезен. Вы должны знать, что в сильном гравитационном поле нельзя перемещаться со скоростью выше скорости света, а второй двигатель рассчитан только на работу при сверхсветовых скоростях. Без главного двигателя невозможно выйти в открытый космос или совершить орбитальный полет. В довершение бед сломалось радио…

— Но… почему?

— Вредитель постарался. Тот, кто хотел избавиться от одного из нас. Лишение возможности слушать эфир послужило ему дополнительной гарантией. Если бы мы благополучно опустились на планету, пригодную для жизни; что, впрочем, мы и сделали, то у нас оставалась надежда повстречать поисковую группу. Хотя шансов на это у нас не было практически никаких. Никто не знает, в каком направлении мы полетели. Звезд много, и наш шанс на то, чтобы благополучно выбраться из этой передряги, настолько ничтожен, что никто не станет терять время на наши поиски. Сохранись у нас радио, мы могли бы постоянно держать его включенным и, поймав какой-нибудь сигнал, попытаться подать весть о себе. Теперь же у нас нет даже этой, пусть и маловероятной, возможности. Предположим, что на эту планету все же опустится какое-нибудь судно… Теперь прикиньте, какую площадь надо будет прочесать, чтобы обнаружить наш лагерь. Это попросту неосуществимо.

Терезина зажмурилась. Вновь открыв глаза, она обнаружила, что контуры предметов стали слегка расплывчаты.

Фред, с виду более флегматичный, чем большинство людей, во всех областях, кроме поэзии, пробасил:

— Мистер Ньюхауз, не заметили ли вы следов местных аборигенов?

— Когда я совершал облет, то не заметил никаких признаков разумной деятельности, — пожал плечами третий помощник. Если здесь существует цивилизация, то она находится на уровне нижнего палеолита и не сможет ничем нам помочь.

— На что мы можем рассчитывать?

— На самые благоприятные условия. Мы опустились в широтах с климатом, наиболее для нас благоприятным. Сейчас, по моим расчетам, здесь середина весны, так что у нас впереди лето. Но поскольку осевой наклон планеты всего десять градусов, то мы не заметим прихода зимы. Может быть, станет чуть-чуть попрохладнее и пойдут дожди. Как вы уже заметили, собственное вращение этой планеты весьма незначительно. Один оборот за три недели земного времени. Но по ночам будет довольно тепло, даже если у планеты нет своих спутников. Это район звездного скопления. Так что по ночам вы сможете любоваться великолепными звездами. Ко всему этому следует добавить, что наша планета ближе к своему светилу, чем старушка Земля, так что в течение круглого года мы сможем любоваться прекраснейшими зорями. Как я уже говорил, у нас не будет затруднений с пищей. Начнем заниматься сельским хозяйством, но не стоит бояться: в этих условиях труд землепашца не будет слишком тяжелым.

— А где мы возьмем инструменты?

— В шлюпке, там полный комплект снаряжения колонистов, включающий несколько ружей. Есть даже семена земных растений. Это обычный комплект для спасательных шлюпок. Хотя, насколько я понимаю, мы будем первыми из тех, кому придется им воспользоваться.

За разговорами они довольно быстро добрались до шлюпки. Ньюхауз приветливо помахал рукой остальным. Лори, разозленная полной беспомощностью Хедвиг и Арсанга, нарубила дров. Камала развела небольшой костер, и из котелка, висевшего над ним, шел приятный запах вкусного варева. Почувствовав запах пищи, Терезина поняла, насколько она проголодалась.

— Мы сколько угодно можем жить в лодке, — сказал Ньюхауз. — Но нам, разумеется, потребуется более комфортабельное жилище. Завтра, я имею в виду завтра по земному времени, мы сможем установить подъемник и электропилу. После чего мы сможем построить удобный бревенчатый дом, в котором у каждого будет отдельная комната. На это нам потребуется около недели. А со следующим восходом здешнего солнца мы начнем обрабатывать землю, и не пройдет трех месяцев, как мы заживем лучше королей!

— Каких именно? — подозрительно уточнил Фред. — Я знаком с обычаями некоторых племен на Кефлахе, там при любых невзгодах короля приносят в жертву богам.

— О, — рассмеялся Ньюхауз. — Это было сравнение с королями, жившими когда-то на Земле.

— Не говоря уже о тех, что заразились идеями «мировой революции» и свергли свои монархии…

— …сравнение, используемое в земных оборотах речи.

— И потом, есть король Вернус Вей. Он постоянно в долгах. Двух шагов не может пройти, чтобы не встретиться с кредитором, который начинает дергать его за хвост и требовать выплаты долга.

— Забудем об этом!

— И бедняга король Хоррон из Юнгер Трейс. Он собрался воевать и захватить новые земли, но из-за природной трусости побоялся и выписал с Земли дорогого психиатра. А тот настолько заинтересовался симптомом помадической цивилизации, что…

— Это неважно! Неважно!

— Удивительно ли, что я, Фред, воспеваю демократию, содержащуюся во всем и все содержащую, когда существуют такие индивидуумы?

Терезина захохотала…

7

Отдохнув, робинзоны поневоле стали смотреть на свое будущее более оптимистично. До вечера ярко светило солнце, легкий ветерок по-прежнему гнал по небу белые облика. Но люди успокоились, между ними не было никаких конфликтов. Завтрак около шлюпки прошел в дружеской, мирной обстановке.

Поев, Ньюхауз поднялся на трап и осмотрел маленький отряд. Третий помощник выглядел весьма живописно: слегка взлохмаченные ветром волосы, расстегнутый воротник форменной рубашки, брюки, плотно облегающие бедра, и начищенные до зеркального блеска сапоги. Терезина подумала, что космонавт не менее получаса вертелся перед зеркалом, готовясь произвести благоприятный эффект. Во всяком случае, планы и обстановка давали ему возможность казаться перед «своим» маленьким отрядом в костюме, более всего подходящем для верховой езды.

— Леди и джентльмены, — начал он, стараясь придать своему голосу высокопарность и уверенность. — Вы знаете, что, возможно, нам придется провести на этой планете всю жизнь. Думаю, мне не надо вам объяснять, как нам повезло, что мы попали в этот райский сад. Теперь мы должны доказать, что являемся достойными представителями человечества.

— А также Великой Расы Таукитян, — вмешался Арсанг.

— Разумеется, — согласился Ньюхауз, явно раздраженный тем, что его прерывают. — Я не забыл о вашем народе. Но, пожалуйста, позвольте мне закончить. Мы можем превратить эту планету во что захотим. Сейчас у нас нет ни твердой власти, ни прав, ни чего бы то ни было. Нам предстоит проделать огромную работу. К счастью, у нас есть инструменты, а неисправный двигатель еще можно использовать в качестве электростанции. Мы бросаем этой планете вызов! — перешел на крик третий помощник.

— Зачем вы кричите? — сказала Камала. — Мы не глухие.

Ньюхауз смутился и продолжил свое выступление более спокойным голосом:

— Мы должны создать если не конституцию, то хотя бы небольшой свод правил. То, с чего мы начнем, должно предопределить наше будущее. Заложить первый кирпич наших законов и обычаев, по которым наши потомки будут судить о нас. Проклиная своих предков или благодаря за мудрость…

— Подождите! — вскочила Лори. — Я что-то не понимаю. Какие еще потомки?

Ньюхауз, по-прежнему стоявший на ступеньках трапа, скрестил руки на груди и улыбнулся:

— Наши. С одной стороны, наших многоуважаемых дам, а с другой… мои.

Хедвиг демонстративно застонала.

Терезина в гневе поднялась на ноги.

— Ньюхауз, объясните поточнее! — закричала она, но тут же осеклась, сраженная собственной горячностью.

— Вы знаете закон, — сказал офицер, словно ничего не случилось.

— Что за закон? — вступила в спор Камала.

— Закон номер двести девяносто восемь тысяч триста семьдесят шесть. Свод объединенных государств, — ответил третий помощник.

Девушка отрицательно покачала головой.

— Я никогда не слышала о подобном законе, хотя мой отец член парламента с…

— Чаще известный как «Акт о вынужденной колонизации»…

— Никогда о нем не слышала…

Терезина и Лори переглянулись.

Стюардесса скорчила гримасу. Разве нормальный человек способен знать законы?

— Как я начинаю догадываться, лица гражданских специальностей не слишком знакомы с законодательными актами, — задумчиво, как бы обращаясь к самому себе, сказал Ньюхауз. Космонавты по долгу службы гораздо лучше знакомы с этим актом. Хотя и им, к счастью, приходится прибегать к нему крайне редко. Так вот, попросту говоря, этот закон требует от всех граждан Земли, не по своей воле оказавшихся на чужой планете и не имеющих шансов вернуться домой… заводить детей, дабы создавать население и не допускать вырождения.

Терезина отодвинулась поближе к Фреду. Ньюхауз одобрительно улыбнулся девушке.

— Но это жестоко! — неожиданно запротестовала мисс Трамбл. — Это нечестно!

— Таковы условия космоса. Он не всегда позволяет нам вести себя так, как дома, — сухо ответил третий помощник. — Закон продиктован жизнью и исходит из того, что группы потерпевших кораблекрушение, как правило, малочисленны и необходимо всеми силами избегать рождения детей от близких родственников. Иначе очень быстро может начаться вырождение. Чтобы этого избежать, приходится стремиться как можно к более широкому генетическому разнообразию. Во-вторых, требуя непременного размножения, закон способствует колонизации галактики. К примеру, к тому времени, когда нашу колонию наконец обнаружат, тут может быть вполне развитая цивилизация. В-третьих, этот закон защищает ваше же будущее… Ну, кто же захочет оказаться последним жителем планеты? Встретить старость в одиночестве, не имея рядом никого из тех, кто бы мог о вас позаботиться?

— Но… прежние браки… — возразила Камала.

— Они автоматически аннулируются, — ответил третий помощник, — но дети, в них рожденные, остаются законными.

— В ваших объяснениях я не вижу никакой логики, — пожаловался Арсанг.

— Как бы там ни было, среди нас женатых нет, — усмехнулся Ньюхауз. — Пока нет.

— По крайней мере, со мной вы спать не будете! — взорвалась Лори. — Козел! — добавила она для пущей убедительности.

В голосе офицера зазвенел металл.

— За невыполнение указа полагается суровое наказание…

— Наказание может последовать лишь в том случае, если нас спасут… — вставила Терезина.

— Но если спасут, наказание не замедлит последовать. К тому же надо посмотреть жизни в лицо… Я оказался единственным мужчиной на бог знает какое количество парсеков. Ньюхауз внимательно рассматривал свои ногти, чему-то улыбаясь.

— Но это чудовищно! — Хедвиг приблизилась к трапу, сжав кулачки. — Это нечестно, к тому же АМОРАЛЬНО! — последнее слово она подчеркнула. — Когда вы собираетесь начать?

Ньюхауз подвинулся к люку.

— О…

Хедвиг пригладила зеленые, с пробивающейся у корней сединой волосы.

— Я во всеуслышание заявляю, что я сдаюсь только под нажимом, — заявила она. — В дальнейшем, если нас найдут, вы должны защитить мое честное имя…

— Хорошо, хорошо, — забеспокоился Ньюхауз, соскакивая с лестницы и отступая назад. — Не надо спешить. Я никого не хотел смущать или принуждать… Я понимаю, что вам понадобится некоторое время на то, чтобы посмотреть беспристрастным взглядом на сложившуюся ситуацию. Позже мы вернемся к этому разговору и поговорим в отдельности с каждой из вас… позже.

— Не считайте, что я испугалась, — Хедвиг наступала. — Я пойду на это ради цивилизации… Как бы мне это ни было отвратительно.

— Фред, — взмолился перепуганный Ньюхауз. — Пора приступать к работе, пошли за инструментом.

8

Казалось, окрестности не таят ничего опасного. Терезина прихватила легкую винтовку просто на всякий случай. Более важной в своем снаряжении она считала корзину, в которую она собиралась сложить образцы плодов для тщательного отбора и анализов. Она уже несколько часов бродила одна, что доставляло ей радость.

Возвращаясь через небольшую рощицу, сквозь царство тени, в котором шуршали сухие листья, девушка почувствовала себя настолько усталой, что забыла про всякую осторожность. Образцов собралось предостаточно, и не было смысла продолжать поиски. И тут она вновь задумалась о своем будущем.

С каждым днем положение начинало ей казаться все более безвыходным. Планета может быть идеальная — но клетка, даже золотая, все равно остается клеткой. Она не очень любила компании. Нет, она ни в коей мере не была синим чулком, но все же предпочитала проводить вечера в кресле с книжкой в руках. Она считала, что больше всего интересуется анализом теории равенств. Лишь оказавшись на этой планете, она поняла, как любит людей, как много для нее значит каждый житель Земли — от незнакомца, случайно встреченного во время прогулки, до близкого друга. Она думала о себе как о математике, но вдали от библиотек и специальных ежемесячных журналов она не была… Она вздрогнула, осознав это.

Туризм и все такое прочее — прекрасное хобби, но не более.

Позади послышалось тяжелое дыхание, девушка резко обернулась, вскидывая винтовку.

— Сдаюсь, сдаюсь! — усмехнулся Ньюхауз, выходя из-за кустов.

Терезина повесила винтовку на плечо.

— Как вы сюда попали? — выдохнула она. Ее сердце было готово выпрыгнуть из груди.

— Простите, но я не вижу причин для беспокойства, — он пошел рядом. — День или, в общем, не знаю, как назвать эту часть суток, прошел в тяжелом труде. Вот я и решил прогуляться и… случайно увидел вас…

Терезина покраснела.

— Вокруг целый мир. Шансы кого-нибудь СЛУЧАЙНО встретить крайне малы.

— А я… верю в счастливые случайности, — парировал Ньюхауз, похлопав рукой по небольшому прибору на поясе. — У вас есть энергокомпас, реагирующий на излучение реактора шлюпки. Я настроил свой компас на ваш. Да… Кстати, о настройке…

— Но… Зачем?

— Вы сами… — Ньюхауз попытался галантно обнять ее за талию.

Терезина увернулась.

— Отвяжитесь!

Третий помощник демонстративно рассмеялся, ничуть не стыдясь.

— Ладно, ладно, не будем играть в «Красную шапочку». Пока не будем… Хотя, если бы я хотел быть серым волком… Вы не смогли бы мне помешать… Не так ли?

— Что вы имеете в виду?

— Как я уже говорил, волею обстоятельств я оказался единственным мужчиной на планете. А вы скромная, законопослушная девушка и не захотите иметь неприятности в случае, если нас найдут…

— О… — взгляд Терезины померк. — Закон…

Ньюхауз подошел ближе.

— Не огорчайтесь. Или я так страшен?

Терезина заставила себя промолчать. Наконец, все-таки не выдержав, она заговорила, не поднимая глаз:

— Нет.

— Ага, — обрадовался Ньюхауз и обнял ее за талию.

Терезина продолжала старательно выговаривать слова:

— Дело не в вас. Не в вас лично. Дело в идее…

— Но постойте, — взмолился Ньюхауз, поглаживая ее по волосам. — Не пытайтесь себя обмануть. Я знал, и, признаю, довольно близко, многих женщин вашего типа… Только не надо смущаться — могу с полной уверенностью сказать, что вы весьма чувственны. Сдержанны, почти синий чулок — это верно, но под этой маской скрывается страстная ЖЕНЩИНА.

Терезина смотрела на сухие листья под ногами, не смея поднять глаз.

— Я всегда мечтала выйти замуж, — призналась она. — Но не представляла, как это трудно — рассказывать о себе почти незнакомому человеку. Разумеется, я имела в виду законный брак…

— И это вас беспокоит? Но, кажется, я достаточно хорошо разъяснил основные положения закона…

— Да… Среди жестоких и глупых законов, когда-либо существовавших… Меня не интересует, о чем говорят эти идиотские параграфы. Я говорю о ЗАКОННОМ БРАКЕ. Между мной и одним мужчиной… Одним на всю жизнь; о том, что было бы нашим, и только нашим, и не принадлежало бы никому другому… Не считаю, что я такая уж собственница. Во всяком случае, надеюсь, что нет. Но… я голосую за моногамию…

— Тем не менее ситуация изменилась… — Ньюхауз опустил руку ниже. — Бернард Шоу писал столетия назад… Догадайтесь, что? — продолжил он тоном университетского профессора. — «Женщина предпочитает довольствоваться частью блистательного мужчины, нежели иметь в полном своем распоряжении всего, но заурядного».

— Поясните.

— Объясняю. Так как я — единственный мужчина на планете, у меня есть полные основания считать себя незаурядным. Поверь, моя лапочка, я с удовольствием затерялся бы в этих дебрях с тобою вдвоем. Но ничто нам не мешает сделать это прямо сейчас…

Терезина наконец заметила, к чему подбирается рука третьего помощника, и попыталась освободиться, но Ньюхауз лишь рассмеялся и еще крепче прижал ее к себе. Попытка освободиться не увенчалась успехом. Космонавт развернул ее лицом к себе и собрался поцеловать.

Девушка что есть силы стукнула его лбом по носу…

Его объятия разжались, и, хрипя от боли, он отпрянул назад. Терезина вынула винтовку.

— Мне совсем не хочется стрелять по вам, — выдохнула она. — Пожалуйста, больше не пытайтесь приставать ко мне. — И девушка торопливо добавила: — Прошу вас, не заставляйте меня стрелять.

Ньюхауз, морщась, потирал разбитый нос.

— Уберите эту штуковину, — прошептал он, морщась от боли. — Вы что, захотели превратиться в убийцу?

Сердце бешено билось у нее в груди, но чувство превосходства подняло ее настроение.

— А вы сами что собирались совершить? — поинтересовалась она.

— То, что предписывает закон, — ответил Ньюхауз. Но ответ прозвучал весьма уныло.

— Идите вы… к черту со своим мычанием, — сказала Терезина, дивясь собственным словам. — И закон ваш пусть катится… Неужели вы считаете, что я боюсь одиночества. — сейчас ли, в старости ли? Неужели надеялись, что отправлюсь в ваш гарем? Приведите хоть одну причину, из-за которой я должна становиться воспроизводительницей ваших потомков.

— Жизнь нашей колонии, — твердо ответил Ньюхауз.

Терезина припомнила грубое славянское слово, вычитанное ею в какой-то книге на Земле, и сказала его в качестве эксперимента. Ньюхауз оказался так шокирован, что она отважилась повторить его еще раз.

— Какая бы компания старух, напяливших брюки, не сочинила бы этот закон, — добавила она, — эта компания должна была пасть так низко, что забыла о том, что воспроизведение — отнюдь не венец человеческой мысли. Есть ценности и поважнее. Око за око… Ну, все, хватит!

И она тщательно прицелилась. Ньюхауз отшатнулся и упал, споткнувшись о корень.

— Что вы собираетесь делать? — поинтересовался он охрипшим голосом.

— Немного успокоиться, а затем вернуться в лагерь, — ответила Терезина. — Про это происшествие нам лучше поскорее забыть.

Ньюхауз сидел в нерешительности на земле.

— Простите, — вымолвил он. — Я вас не понимал…

— Советую быть менее самоуверенным в понимании других.

— Но закон есть закон. Любая община должна уважать законы. Где кончается закон — начинается хаос. Да и кто захочет рисковать и подвергнуться наказанию в случае спасения. Ведь все остальные члены нашей колонии будут подвергнуты наказанию за соучастие… если начнут потакать вашему упрямству.

Ответ пришел настолько неожиданно, что Терезина в который раз подивилась своей находчивости.

— Это мы обсудим позже. Закон требует размножаться. Великолепно. Но он не указывает, в каком порядке оно должно проходить. Сомневаюсь, что было бы удобно и умно делать всех женщин беременными одновременно. Поэтому предлагаю вам… начать с другого объекта. Когда родится первый ребенок, тогда будем думать о следующей кандидатуре.

— С другого? — изумленно выдохнул он.

— На вашем месте я бы начала с Хедвиг Трамбл, — фыркнула Терезина. — На мой взгляд, она готова предоставить свое тело для нужд колонии.

Сообразив, что пришло время для достойного отступления, она развернулась и ушла, оставив кавалера растерянности.

9

В следующий раз население колонии приступило к работе на закате. В течение нескольких часов на небе пылал золотой закат. Не, как ни странно, Терезина, постоянно жалевшая, находясь на Земле, о том, что любоваться закатом можно в течение лишь нескольких коротких минут, заключила, что местные закаты нудны и чрезмерно монотонны. Возможно, именно из-за этого первые звезды показались ей особенно желанными.

Компания в полном составе расположилась возле новостройки и развлекалась разговорами. По большей части это были воспоминания. Земля, друзья и родственники, надежды на возвращение домой. От подобных разговоров Хедвиг чуть не разревелась. Заметив состояние подруги, Лори в весьма резкой форме предложила прекратить тратить время на пустую болтовню и обсудить насущные проблемы. Работать они могут и ночью при свете прожекторов, а вот охоту и прочие мероприятия, связанные с походами в лес, приходилось отложить до следующего восхода. Но было бы интересно выяснить, что же творится в лесу ночью. Фред с Ньюхаузом могли бы…

— Нет, Ньюхауз не должен рисковать, — сказал Фред и вызвался отправиться в экспедицию в одиночестве. Ему практически ничто не могло угрожать…

Терезина вызвалась сопровождать гиганта, но Ньюхауз запретил ей подвергать риску ее яйцеклетки. Терезина обиделась и стала доказывать, что она — свободный человек… Но остальные поддержали третьего помощника. Один Арсанг поддержал девушку, и то скорее из-за недовольства окружающими. Его обязанностью стал сбор ягод, а он считал, что физическая работа несовместима с достоинством Лорда Высшего Гонгонта…

Наговорившись, все разошлись спать. Перед сном, чтобы не осложнять себе жизнь ночными дежурствами, включили сигнализацию. Терезина мимоходом с ехидцей заметила, что Ньюхауз по-прежнему отправляется спать в одиночестве. Хедвиг, видимо, пытаясь изменить подобную ситуацию, что-то ему сказала, но он, не обратив внимания на ее слова, быстро прошел к себе, тщательно заперев каюту.

Арсанг и Хедвиг отправились спать в пассажирский салон. Остальные расположились под звездным небом в спальных мешках. Фред устроился просто на голой земле, для него было достаточно охапки сена.

Улегшись, Терезина никак не могла уснуть. Проворочавшись с боку на бок часа два, она выбралась из мешка, обулась и, набросив одеяло на плечи, пошла пройтись.

Наступала ночь. Небо над головой превращалось из темно-синего в черное. Звезды из редких искорок превращались в созвездия. Да, в этом уголке галактики их было великое множество. Несмотря на отсутствие луны, было довольно светло. Девушка видела капли вечерней росы на траве и блеск извилистой реки. При желании можно было разли