КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402478 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171274
Пользователей - 91507
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Добавлена еще одна вариация.
Кто скачал предыдущую версию - перекачайте.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Арсёнов: Взросление Сена (Боевая фантастика)

Я пока не читал эту серию, да и этого автора вообще, ждал завершения. На сайте АвторТудэй Илья, отвечая на вопросы читателей, конкретизировал, что серия «Сен» закончена. Пятая книга последняя. На будущее у него есть мысли написать что-то в этом же мире, но точно не прямое продолжение серии, и быстрой реализации он не обещает. 3, 4 и 5 книги, выложенные в настоящее время на АвторТудэй и на ЛитРес вроде вычитаны, а также частично, 4-я существенно, переработаны относительно старых самиздатовских вариантов. Что-то он там ещё доделывает по нецензурным версиям, но в целом это законченный цикл. Можно читать таким, как я, любителям завершённых произведений.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Матяев: Я встретил вас... (Партитуры)

Уважаемые гитаристы. Если у кого имеется "Есть только миг" в обработке Матяева - выложите, пожалуйста, на сайт. У меня была, но потерялась при переезде в другой город. Она даже лучше ореховской обработки.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Очень интересная обработка. Самая динамичная из тех, что у меня имеется (а их у меня четыре).

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: Бродяга (Партитуры)

Ребята, в аннотации ошибка - это ноты для 7-ми струнной гитары.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: В красной рубашеночке. Версия II (Переложение Ю.Зырянова) (Партитуры)

Всё, глюк с fdb исправлен. Можно спокойно качать. Спасибо админу.
У меня очень и очень много хороших нот для 6-ти и 7-ми струнных гитар. Собираю еще с советских времен. Так что ждите - буду периодически заливать.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
загрузка...

Хокку заката, хокку рассвета (fb2)

- Хокку заката, хокку рассвета 464 Кб, 121с. (скачать fb2) - Оксана Валентиновна Аболина - Игорь Маранин

Настройки текста:



Оксана Аболина, Игорь Маранин Хокку заката, хокку рассвета

Хокку заката

1

Во сне я написал хокку.

Помню темное помещение, стену и мел. Стена была гладкой, словно школьная доска, а мел — исписанным маленьким кусочком: его едва хватило на десяток слов. А потом я проснулся и долго лежал с закрытыми глазами, вспоминая написанное. Но так и не вспомнил.

Раньше по утрам мне на грудь забирался кот. Он противно мяукал, требуя вылезти из-под одеяла и отправиться с ним на кухню. Я был готов убить его, но вставал и шел к холодильнику. Мне очень не хватает кота. Но я рад, что он умер сам. От старости. Лет через пять после того, как домашние животные — те, кто не приносит ни молока, ни мяса — объявлены нежелательными. Эвфемизм, подразумевающий уничтожение. Экономия ресурсов, которых остается все меньше и меньше.

Я лежал в холодной темноте зимнего утра и никак не мог вспомнить написанное во сне хокку.

Я люблю древние вещи, но они мешают мне жить. Не так… Я люблю древние вещи за то, что они мешают мне жить. То, что мешает мне жить, делает меня человеком. Я об этом писал Черному Ягуару. Три слова «мешает» — перебор. Даже в мыслях.

После того как умер… не могу думать «сдох», дохнут люди, а животные умирают… после того, как умер кот, я купил себе древние механические часы. Такие еще встречаются в антикварных магазинах. Большие деревянные ящики с раскачивающимся маятником и говорящей кукушкой. Ее скрипучий голос тоже мешал мне. Пока я не привык. А сегодня кукушка молчала. Вроде бы пора ей давно уж проснуться. Или еще нет? Во сколько я слышал ее в последний раз? Не помню…

Балконная дверь открыта — я чувствую это по выстуженной комнате. Пора вставать.

— Свет! — негромко произнес я.

И открыл глаза. В комнате вспыхнуло тусклое освещение. Так и есть… Выходил вечером покурить и забыл закрыть дверь. Пол холодит голые ступни, зябко… На длинной металлической пружине, вывалившись из часов, молча висит кукушка.

Мертвая кукушка….

Долго чищу зубы, стоя перед зеркалом ванной и думая о пришедшем во сне хокку. О времени. О кукушке. О себе.

Мертвая кукушка
летит на Восток…

Кусочек хлеба. «Гражданская» колбаса. Растворимый чай с ароматизатором, идентичным натуральному. Кусочек шоколада.

Шесть тридцать… Есть еще час, чтобы зайти в Сеть.

Мертвая кукушка
Летит на восток,
Возвращаясь к началу.

2

Теряется смысл

В беззвездной ночи.

А точно ли он был?

Черный Ягуар проснулся, как всегда, ровно в три. Размышлял. Вставать не хотелось. Расслабившись, разлегся на карнизе, уперся взглядом в желтый зрачок луны, тускло просвечивающий сквозь мутное небо. Выть и рычать на нее Черный Ягуар давно разучился. А думать — да, что-то, Земля и Небо, слишком много он стал думать. К добру ли это, ко злу — не важно. В этом мире ничего важного для него не осталось. Почти ничего.

Когда, интересно, Земля и Небо, он стал рассуждать о себе в третьем лице? Почему перестал воспринимать собственную личность как то, что живет обособленной от толпы жизнью? Надо бы Лорда спросить. Впрочем, тогда придется рассказать о себе больше, чем хотелось бы. А этого лучше избежать. Лорд — интеллигент хлипкий, культура из него сочится, как сок из перезрелого помидора — продавались такие на черным рынке, когда Черный Ягуар был еще ребенком — не поймет он. Спрячется в скорлупу здравого смысла, скроется, уйдет. Не может себе такую роскошь, как правда, позволить Черный Ягуар — Лорда он потеряет. И впору тогда будет Черному Ягуару совершить что-нибудь сумасшедшее. Что, например? А хоть с Желтопузым раз и навсегда покончить. А что? Обрыдло, и все тебе! Или Отморозка хотя бы взять? Тоже свое отжил, между прочим. И чужого срока — будь здоров, прихватил. Стоп! Стоп. Об этом не думать. Пока не думать. Придет время — будет и у Черного Ягуара радость. Большая радость будет у Черного Ягуара. Но не сейчас.

Черный Ягуар встал на карнизе, потянулся, подвигал гуттаперчевыми суставами. Рассмеялся. Подпрыгнул, зацепился за выступ над окном, схватился за трос, протянутый через улицу к чердачному окну бывшей типографии напротив. Подтянулся, встал на него. Побежал по острой блестящей черте через улицу. Если кто увидит — не страшно. Сообщить побоятся. Не рискнут. А кто дурак — сам виноват, другим урок будет. Впрочем, даже при полной луне, на тусклом фоне беззвездной мглы — в черном лайковом обтягивающем комбинезоне — поди его, разгляди, ха! Кому взбредет в голову любоваться акробатом, что вылез из мансарды над шестым этажом, и пошел, пошел, пошел.

Вот и типография. Залез через давно раздвинутую решетку в окно и бегом в спортзал. Это была последняя типография настоящих книг. Она существовала до того дня, пока бумажные книги не были запрещены, в связи с экономией ресурсов. Закрыли ее двадцать восемь лет назад. Но книг в ней, увы, не осталось. Черный Ягуар простучал все стены, пол, потолок — нашел несколько потайных мест. Когда-то в них, очевидно, хранились книги. Но теперь не осталось ни одной. Вероятно, нашли до него. Может, модеры, может, другие такие же искатели приключений. Не было ничего в тайниках. Но в спортзале никто ничего не нашел. Нашел только Черный Ягуар. И то случайно. Сел на велотренажер. Монитор его работал от приложенной к тренажеру мышечной силы… Выбил на клавиатуре имя свое — «Черный Ягуар». А монитор вдруг выдал: «Автор — Майн Рид. Открыть? Продолжить поиск?» Хозяин типографии спрятал книги в тренажерах. Спрятал — надежнее не бывает. И в беговом еще, и в лодочном. На что он надеялся? Неужели знал, что появится здесь кто-то, проберется по тросу из окна напротив и будет читать? Запоем, все подряд? Но больше всего Черному Ягуару нравились хокку — японские стихи. Коротко и сердито. Он свои стал учиться сочинять. Стал писать ими. Конечно, какой из него поэт? У поэтов не бывает мертвых душ. А у Черного Ягуара мертвая душа. Мертвей не бывает. Но все-таки слова оживляли его, складывались понемногу в трехстишия. Только никто их не понимал. И вдруг однажды ответ — тоже тремя строчками. Пришло от незнакомого человека хокку. Так он познакомился с Лордом.

Много книг хранилось в тренажерах. Гораздо больше, чем в сети. В сети остались только слоганы, стихи-однодневки да заказная продажная проза.

Старые книги там вообще не встречались. А бумажные — бумажные сгорели в кострах городских площадей, в тот год, когда Черный Ягуар закончил образовательный минимум. Бесполезными были названы бумажные книги. Ох, не согласен был с этим Черный Ягуар. Но ему и многое другое не нравилось в политике нынешних чинократов. Не кричать же об этом на улице?

Три часа Черный Ягуар сидел на велотренажере, крутил педали, читал. Чуть не опоздал ко звонку Лорда. А этого никак нельзя было допустить. Лорд — единственный собеседник Черного Ягуара. И недолгие встречи в сети — больше, чем встречи с другом. Это — последний оставшийся смысл.

Опять окно, опять трос. На середине улицы из кармана раздался гудок вызова. Земля и Небо, как не вовремя! Остановился, открыл застежку кармана, вытащил ком. Нажал кнопку. Выскочили из кома в стороны крылья. Набил одним пальцем: «Сейчас буду, не уходи». Посмотрел вниз. Другие боятся, но Черный Ягуар ничего не боится. Он не крут, круты молодые. А в тридцать два — он просто должен знать, что еще в форме. Если испугается высоты, если сорвется, если повернется набок во сне, когда спит на карнизе, значит, не быть ему больше Черным Ягуаром. Лучше такой конец, чем тот, который ждет каждого.

Не стал прятать ком в карман, добежал до карниза. Сел, открыл складной монитор. Выдохнул в темноту. Набил, не глядя: «Приветствую тебя, друг мой Лорд! Как живешь?»

Теряется смысл
В беззвездной ночи.
А точно ли он был?

3

Черный Ягуар. Приветствую тебя, друг мой Лорд!

Лорд. (*смайлик ухмылки*) Привет. Ну, брат, ты нынче высокопарен…

Черный Ягуар. Кхе! Высокопарен? Сравни: «Приветствую вас, храбрый полководец, победоносный лорд!»

Лорд. (*смайлик улыбки*) Да уж, где ты это откопал?

Черный Ягуар. Вильям Шекспир. Англия. Великая древность. Слышал о таком?

Лорд. Слышал-слышал. Неплохой был поэт для своего времени.

Черный Ягуар. Отлично! Мне он тоже понравился. Как у тебя дела? Мы вчера толком не поговорили.

Лорд. И вправду хочешь знать?

Черный Ягуар. Ну да, разумеется!

Лорд: Знаешь, сегодня мне проще ответить хокку:

Мертвая кукушка
летит на Восток,
возвращаясь к началу…

За окном раздался громкий звук, Лорд вздрогнул. Было похоже на выхлоп автомобильной трубы, только был этот звук долгий, тягучий, вязкий… Мелькнула глупая мысль, что так рвется Время. На две половинки: до и после тебя. Лорд отогнал ее и уставился на экран. Поймет ли собеседник, что сегодня это не просто хокку?

Черный Ягуар: Это загадка? Мутный какой-то стиль. Кто автор?

Лорд: Догадайся сам.

Черный Ягуар: Понял. Мне нравится, как ты пишешь, но здесь… как тебе сказать, мрачно слишком.

Лорд: Написал под настроение.

Черный Ягуар: Сегодня?

Лорд: Да. Ночью. Во сне. Подсознание вытолкнуло из ночных кошмаров это хокку. Ты понял его смысл?

Черный Ягуар: Я думаю: «мертвая кукушка» — это время. Но почему — на Восток? К истоку? Это о смерти?

Лорд: Да нет, скорее, о жизни.

Черный Ягуар:???

Лорд: Попробуй догадаться сам.

Черный Ягуар: (*угрюмый смайлик*) Ты беспокоишь меня. Давно хотел сказать: ты изменился. Сильно изменился.

Лорд: Все меняется. И все проходит. И это пройдет. И вообще всё.

Черный Ягуар: Земля и Небо! Ты никогда! Никогда так не писал! Что в конце концов случилось???!!!

Лорд: «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечем убивает, тому самому надлежит быть убиту мечем» …Все в порядке. Часы у меня сломались. С кукушкой.

Где-то далеко прозвучал выстрел. Или это был не выстрел? Черный Ягуар так увлекся беседой, что информация о странном звуке дошла до сознания с опозданием. Он покрутил головой по сторонам, но вставать не стал. Да и что толку? Посмотрел на монитор, пытаясь вникнуть в смысл цитаты, но не осилил. Отложил. Будет время — подумает. А вот вирус, сломавший часы… Против этого было средство.

Черный Ягуар: Скажу тебе одну вещь. Только никому. Есть «ястреб», убивает любой вирус. Даже «кукушку».

Лорд: Здесь и «ястреб» не поможет. Это антикварные часы, не компьютерные… Постой! Откуда ты знаешь про «ястреба»?

Черный Ягуар: Может, я экологом работаю? *смайлик ухмылки*

Лорд: Не шути так. Это плохая шутка.

Черный Ягуар: Не буду. Кстати, а ты откуда знаешь про «ястреба»?

Лорд: Он кружит надо мною с утра. Даже сейчас, за окном… Ладно… Не принимай на веру. Это тоже плохая шутка. Мне нужно тебе кое-что сказать, но нет времени. Ты сегодня в два выйдешь?

Черный Ягуар: Не уверен, но ты же знаешь: постараюсь.

Лорд: Это важно.

Черный Ягуар: Небо и Земля! Ты что-то скрываешь!

Лорд: Скажу, когда выйдешь в эфир в два часа.

Черный Ягуар: Что уж тут, потерплю. Недолго осталось. Ладно, клянусь Землей и Небом, мой Лорд! До встречи в два.

Лорд: До встречи!

4

Мертвый человек

молится Богу

за тех, кто остался…

Серые ступеньки подъезда плавно перетекли в серый асфальт зимы. Ни снежинки… У подъезда стоял сломанный мусорщик — арабская штамповка, дешевая и бесполезная в замусоренных российских городах. Было зябко. Я поплотнее закутался в плащ и зашагал на остановку струнника.

Мысли о грядущем вечере не отпускали, крались тихонько следом, шептали негромко на ухо о чем-то своем, бренном — я гнал их прочь. Не время. Всё уже обдумано и решено. Есть дела поважнее… Предстоит Большая чистка — чистка, которой еще не было в истории. Почему только зловещие идеи фантастов имеют свойство сбываться? Почему мы до сих пор не осваиваем Марс? Не строим Антарктический тоннель? Не летаем в иные галактики? Зато теперь вдоль улиц установлены скрытые сканеры, снимающие любые передвижения горожан. Дверные ручки оборудованы чипами, сохраняющими в памяти отпечатки прикасавшихся к ним пальцев. Датчики на дверях офисов и учреждений фиксируют рисунок сетчатки входящих. Мир выворачивает тебя наизнанку, и совсем скоро ты не сможешь скрыть даже свои мысли. Совсем скоро…

Прохожие скользили и скользили мимо, не задевая сознания. Разумные серые пятна. Такие же, как и я. Божьи твари, созданные Им для какой-то цели. Для какой? Есть, пить, размножаться? Воевать за стремительно тающие ресурсы, скаля зубы, подобно дикарям, делящим убитую добычу? Ведь должна же быть цель, Господи?! Должна! Для чего живет этот парень, прошедший мимо? Для чего живу я? Хотя, что обо мне… Мне остается надеяться на тех, кто останется. Жаль, я не умею надеяться на серые безликие пятна, разве что на Ягуара. Он единственный, кто мне дорог. Я должен его предупредить, обязательно должен. Еще до того, как расскажу всем…

Возле маленького кафе на углу толпился народ. Там была остановка муниципального транспорта, неуклюжих и редких наземных автобусов, что перевозят бедняков по социальным пластиковым картам. На мгновение мне захотелось в эту толпу, в тесный автобус, в душную атмосферу всеобщего равенства. Ни о чем не думать. Ничего не знать. Жить сегодняшним днем, мечтать о сытном ужине и настоящем контрабандном пиве… Я отмахнулся от этой мысли. Прошел мимо детского сада — какие детские сады в наше время? — и направился к станционной опоре струнника. Провел карточкой через приемную щель турникета, поднялся по широкой винтовой лестнице на опору — шесть метров над землей — и стал ждать вагон. По площадке гуляло человек десять. Все китайцы. В одинаковых черных пальто с тонкими черными шарфами. На шарфе — заколка-телефон. Средний класс. Менеджеры крупных компаний, спешащие на работу. Еще нет права на личный транспорт, нет семьи, нет собственной квартиры — есть только карьера и нелепая вера в собственную значимость. Странно, почему они всегда вместе? Я ни разу не видел в городе одиноко идущего китайца.

В вагоне было прохладно. Все-таки в старом наземном транспорте куда теплее. За широким окном мелькали хмурые пейзажи утреннего города, но я не смотрел в окно. Всё это было давно знакомо….

Мне все равно — китайцы, арабы, поляки. Никогда не делил людей по разрезу глаз и оттенку кожи. Если Богу угодно, чтобы по этой земле прокатилась еще одна волна переселения народов, кто я такой, чтобы выступать против? Вот Ягуар — другое дело. Ему инородцы не нравились. Почему он упомянул об экологах? Нет, конечно, о них слышал каждый, но власть упорно отрицала их существование. Слухи, не более… Не должен Ягуар так шутить. Не принято… Может быть, он дикий? Это было бы проблемой. Диких спасать бесполезно. Они — идейные. Воюют с экологами и властью против тотального контроля над личностью. Неоанархисты пополам с неохиппи, мать их… Дети цветов, взявшиеся за автоматы. Как все-таки разговорить Ягуара, чтобы он поверил? Чтобы не оборвал тонкую ниточку, которой связала нас Сеть? Я ведь могу обмануть его Судьбу! Свою — нет, а вот его… Всего лишь пара слов, пароль к сетевому кошельку, на котором лежит немалая сумма и несколько нужных адресов. А дальше — виза, океан, Новая Зеландия….

Десять остановок — десять минут. К китайцам в вагоне примешивались арабы, их пока было не столь много, даже меньше чем нас, славян. Славянороссов. Новый термин, введенный идеологами. В тающее славянское население они пытались вместить все народы, некогда населявшие Империю. Камуфляж для пропаганды, в которую никто не верил.

Вагон с визгом затормозил у остановочной платформы, и этот визг мне не понравился. Хоть транспортники и уверяют, что поездка на струннике безопаснее, чем на обычном автомобиле, но когда-нибудь что-нибудь обязательно случится. Не бывает абсолютно надежных вещей. Я вышел из вагона и проводил его взглядом. Мне кажется или, действительно, он шел с едва видимым наклоном? Впрочем, Бог с ним… Полквартала до здания Департамента. Суетливый робот-мусорщик, немецкий, лицензионный. Потемневший гранит широких ступеней. И огромный монитор Циклопа.

Впереди меня ждал очень трудный день.

Мертвый человек
молится Богу
за тех, кто остался…

5

Стеклянный сосуд

В сильной ладони.

Осколки и кровь…

Черный Ягуар выскочил на улицу, как всегда, за час до начала работы. Точь-в-точь. Минута в минуту. Раньше можно было получать заказ по сети — это время экономит и — что особо ценно — не нужно каждый день видеть Отморозка. Зае@ало эту сытую морду лицезреть по утрам. Но Желтопузый решил: каждый обязан являться на службу к 9.00. И только когда отметишься на терминале, лишь тогда позволено приступать к работе. Бессмысленный ритуал предков. Традиция. Не более того. Впрочем, Левкоев говорил, что при входе служащих проверяют на лояльность к власти. Он толковал что-то невнятное о встроенных в тепловентиляторы телеуправляемых энцефаллографах. Левкоев потрепался-потрепался и через два дня пропал. Исчез. С концами. Вероятно, до него добралась система Особой экологической чистки. Впрочем, это всё домыслы Черного Ягуара — никем и никогда такие вещи не обсуждались. Жить каждому хочется. Дураков нет.

У порога дома стояла небольшая толпа чайников. Большинство из них курили. И, судя по заторможенности их движений, табак был нелицензионный. И не совсем чистый. Дохляки. Кандидаты на чистку. Давно известно: организм чайника мало восприимчив к токсинам, их печень не вырабатывает канцерогены. Это не помешало китайским властям запретить курение на исторической родине. Под страхом смерти. Китайцы — послушливый народ. В Китае они курить перестали. Зато эмигранты оттянулись на славу по Европе, Сибири и Америке. От пассивного курения аборигены мрут, как мухи. А правительству все равно. Можно подумать, оно заинтересовано, чтобы у нас остались одни желтомордые. Чинократы хреновы. Весь мир за грош продадут. Лишь бы смерть оттянуть. Одни чайники и чурки остались. Русскую речь почти не услышишь уже. Одно лопотанье невнятное. Что за жизнь? На родине — и чужаком!

Черный Ягуар не собирался обходить китайцев — не его стиль, — но и связываться с желторожими не хотелось. Он легко и аккуратно отодвинул одного в сторону. Стоящий рядом вдруг поднял руки — вероятно, хотел схватить за грудки. Но какие на лайковом комбинезоне грудки? Не найдя за что зацепиться, чайник ударил Черного Ягуара по щеке и плюнул в лицо. Остальные китайцы, как тараканы, быстро поползли в стороны. Черный Ягуар не обиделся. Не схватил придурка за руку. Усмехнулся только. Трудный клиент — желторожий. Долго нужно учиться тому, чтобы суметь отличать одного от другого. А это нужно… Первое время Черный Ягуар часто путал китайских клиентов. Сейчас это редко случается. Может, опять? С чего бы им иначе на него взъесться? Черный Ягуар улыбнулся, показав обидчику два ровных ряда белых острых зубов.

— Я бы на твоем месте сел в первый же вертопрах — и к камчадалам. Понял? — чайник кивнул. Похоже, дурь сошла с него, бледность проступила сквозь желтую кожу. Быстро доперло, что наворотил. — Чтобы через час тебя тут не было. — Черный Ягуар оглянулся. Остальных китайцев как ветром сдуло. Только утренние пешеходы спешили к остановкам автобусов и струнников.

Нет, мстить чайнику он не станет. Жаль дурака. Но за храбрость нужно уважить — отпустить. Редко кто осмелится выступить против. Только если сейчас не припугнуть, впредь осторожен не будет. Пусть учится. Неплохой урок.

Мимо, по мостовой, проехал старый дребезжащий ржавый автобус. Последнее поколение вонючек. Давно не выпускались машины, работающие на топливе, извлеченном из корок цитрусовых и других отходов пищевой промышленности. Какие, к черту, корки, если цитрусовые сто лет в страну не ввозили.

Черный Ягуар махнул на прощание китайцу, пару раз присел, раздвинул плечи и побежал вслед за автобусом. Догнать на ходу — не догонит, но на остановке тот от него никуда не денется. Не убежит. Не укатит. Опыт не обманешь — до работы они доберутся одновременно. Черный Ягуар никогда не ездил на транспорте. Хотя транспортный налог исправно платил. Всегда двигался только пешком. Бегом. Приучил себя с детства. Нужно быть в форме. Нужно быть сильным. Нужно быть ловким. Иначе никогда. Никому. Не поможешь. Не так, конечно, хотелось бы помогать. Но что поделать — мучительная старость — бремя. Кто-то и здесь должен человеку помочь… Кто-то должен быть санитаром каменных джунглей.

Бегом, бегом. И думать лучше, когда в движении. Думать нужно четко. Ритмично. Сильно. Иначе мысль будет сонной, вялой. Иначе какой смысл жить — просто жрать, срать и спать. А затем сдохнуть, сгикнуться, пойти на удобрение, на корм червям. Нет, смысл есть — в том, чтобы думать. А если нет — тогда что?

Почему Черный Ягуар всегда думает о себе в третьем лице? Так и не спросил у Лорда. Надо будет днем все же задать вопрос. Лорд не донесет, не заложит. Не отправят Черного Ягуара с его подачки на проверку чистоты мыслей. Вот и автобус. Остановка. Догнал, перегнал. Сейчас он тронется и расстояние до следующей остановки будет медленно, но верно расти, а потом сократится, и снова они встретятся. И все-таки почему? Почему? Почему?

Лучше не думать о том, на что нельзя дать ответ. С Лордом они вдвоем придумают что-то. Слишком навязчива эта мысль. Тревожна. И бесплодна. Друг поможет. Выкарабкается Черный Ягуар. Не хочется себе сознаваться, но отблески безумия давно он стал в себе замечать. Придется сказать Лорду. Или не стоит? Поймет-не поймет?

Черный Ягуар перепрыгнул через трещину на асфальте, слишком много трещин сегодня, сложившихся крестом. Боится он знака креста. Страшный знак. Говорят, им раньше пугали людей. Называли его свастикой и боялись. Почему Лорд не боится? Он несколько раз говорил о крестах. И тогда Черный Ягуар ведь тоже ему мог сознаться, но не сказал. Да, избегает трещин на асфальте, сложившихся крестом. Не любит смотреть на окна, где переплелись крестом рамы. Не любит крест на старом полуразвалившемся храме, который городские власти никак не снесут. Вороны гнездо на нем свили. Черные вороны. Всех городских ворон давно уже съели голодранцы. А эти до сих пор летают себе. И, похоже, ничего не боятся. Вот и опять остановка. Догнал автобус, перегнал…

Побежали дальше. Вот интересно. Откуда знает Лорд о «ястребе»? Ведь за пределами департамента никто о нем даже пока не слышал. Департамент всегда лучшее себе хапает. А «ястреба», возможно, здесь и сварганили. Умные люди работают в програмном центре Департамента. Если честно, Черный Ягуар думает, что «кукушку» Департамент специально заслал по сети. Нет управы на «кукушку». Только «ястреб». Но говорить о нем — тайна тайн. Если бы не получилось подключиться к сети Отморозка, то Черный Ягуар слыхом не слыхал бы о «ястребе». А Черный Ягуар много чего знает. Не дурак Черный Ягуар. Откуда же Лорд, будь неладны Земля и Небо, мог услышать о «ястребе»?

И про экологов. Что он знает про экологов? Про них все что-то слышали. Но очень мало. Правдивого мало. Специально чинократы воду мутят, опасаются вслух… Нельзя, ох, нельзя было, вот так, открыто, в сеть… Правда, Ягуар сам начал — глупость сделал, конечно. Нельзя искушать друга. Ох, сорвется Лорд, наговорит лишнего. Ничего, если ему, Черному Ягуару — но ляпнет ведь кому не надо. Предостеречь бы. Опытный Лорд, умный, талантливый. Но Черный Ягуар, хоть и уважает его безмерно, относится к нему как к младшему, а не как к старшему брату. Нельзя оставлять Лорда без присмотра. Интеллигентный слишком. Явный кандидат на чистку. Знать бы, кто он, что он. Может, с ним все в порядке и зря беспокоится Черный Ягуар? Знал бы как — умер бы за Лорда. Грудью бы прикрыл. Спрятал. Скрыл. Все бы для него сделал. И что труднее, чем умереть — жил бы за него. Как странно говорил он про мертвую кукушку! Что такого могло все-таки случиться?

Вот опять остановка. Догнал автобус. Хотел перегнать. Но вдруг остановился. Старый приземистый полуразрушенный храм — кажется, его следовало называть часовней — виднелся чуть в стороне, в глубине пустыря. Когда-то здесь росли деревья, и место это называлось парком. Теперь здесь было пусто и уныло. Не любил Черный Ягуар храм. Не любил ворон, которые летали над крестом. Не любил Бога. Потому что сделал Он Черного Ягуара по Своему образу и подобию. И не хотел Черный Ягуар иметь с Ним дело. Знал он, каково это быть, Черным Ягуаром. Либо копия получилась плохая. Либо Оригинал ужасен. Но вдруг показалось Черному Ягуару, что Страшный Бог может дать ему ответ. Сам не ждал от себя. Повернул к храму. Встал на колени. Сказал: «Здравствуй, Бог. Не знаю, жив Ты или уже умер. Ты ужасен и мрачен, и я Тебя, поверь мне, боюсь. Не стал бы беспокоить — обращать Твое внимание на себя, зачем мне это? Но сегодня прошу: выполни мою просьбу — помоги Лорду. Не знаю, что с ним, но знаю, что ему нужна помощь. И если грозит ему опасность — прошу: отведи. И если ценой за его жизнь будет моя жизнь — спаси его, Бог. Я согласен».

А потом вороны налетели на Черного Ягуара и стали нападать на него. Галдя, и крича, и бросаясь в лицо. И понял он, что не принял Бог его просьбу. Отмахнулся от ворон, встал, повернул к остановке. И вдруг заметил нервное шевеление в кустах. Подошел, отбиваясь от птиц. Увидел птенчика. Черного слабого птенчика. Взял одной рукой, продолжая отмахиваться от ворон. Обошел часовню, со стороны пустыря — чтоб зеваки не глазели — залез на нее, благо, вороны отстали. Кажется, поняли, что помочь их птенцу хочет Черный Ягуар. До самого купола забрался Черный Ягуар. До креста, который так ненавидел. Подсадил вороненка в гнездо. Спустился. И — бегом за автобусом. Тот уже, наверное, Земля и Небо, две остановки проехал.

Удвоил скорость, помчался, как ветер, заранее огибая редких прохожих, и вдруг услышал вой. Нечеловеческий вой. Он раздавался впереди, там, куда и так стремился Черный Ягуар. Еще быстрее понесся Черный Ягуар. Воздух засвистел в ушах. Но вой был громче, пронзительнее свиста ветра. Мучительным, болезненным был этот вой. Отсюда он несся, где сгрудилась неровной кучей серых людей толпа. Да, точно отсюда.

У остановки стоял автобус. Наконец-то Черный Ягуар догнал его. Но рядом было слишком много людей. Сразу понял Черный Ягуар: кто-то попал под ржавую колымагу. Отодвинул людей, протиснулся вперед. Уткнулся в валяющуюся продуктовую сумку. Из сумки высыпались изорванные пакеты с продуктами: соевой мукой, бобами, лохмотьями китайской лапши. Только вслед за этим увидел Черный Ягуар женщину. Молодая женщина. Лет двадцать пять. Хотя возраст определить трудно — перед болью возраста нет. Обе ноги под автобусом. Лицо натужено, багровое. В сознании, бедолага. И как же мучительно она продолжает выть… В дверях автобуса толкучка. Одни пытаются выйти, другие войти. Черный Ягуар рванул к дверям, за шиворот оттащил всех, отшвырнул, залез в кабину, выпихнул дрожащего водителя, нажал газ — проехал вперед пару метров. Вышел из кабины. Опять кто-то лез в двери, Черный Ягуар вытолкнул всех, страшно матерясь, оттеснил толпу. Подскочил к женщине. Нажал три точки обезболивающих, которым научил его Мастер жизни и смерти. Женщина затихла и начала засыпать. До приезда скорого струнника она продержится. А потом… Потом больница, выбраковка, чистка. Лучше уж ей умереть сейчас, пока она этого не знает. Сложно убить человека на глазах у людей, так, чтобы они ничего не поняли. Но Черный Ягуар на то и Черный Ягуар, чтобы уметь то, что не умеет никто. Не доедет до больницы женщина. Умрет. В струннике скорой помощи и скончается. И никто не будет думать, что убил ее Черный Ягуар. Никто даже не догадается…

Обогнал Черный Ягуар автобус. На этот раз обогнал. Впервые. Прибежал раньше, чем тот приехал. Ну что же, надо ему взять себя в руки. Морду танком — и вперед. Придется увидеть Вахтера. Придется увидеть Отморозка. Придется увидеть Диспетчера. Противно, мерзко. А все остальное — в порядке. Путём. Ничего страшного не случилось. Черный Ягуар лоялен к власти — проверяйте любыми приборами — он готов выполнить любое задание Департамента.

Стеклянный сосуд
В сильной ладони.
Осколки… кровь…

6

Время обгоняет себя,

вчерашним песком

утекая меж пальцев.

Дверь раздвинулась, и я прошел к Циклопу. Огромному сенсорному монитору у вахты. Пробежал кончиками пальцев по матовой панели. Личный код доступа, дополнительный пароль, сканирование сетчатки. Толстый вахтер за стеклом зашевелился, улыбнулся заискивающе, забормотал какое-то приветствие. Я его не слушал. Я его никогда не слушаю, он мне неприятен. Как неожиданно возродилась эта древняя профессия. Хотя чему удивляться? Все чаще время обгоняет себя, не говоря уже о нас. Технологии меняются раз в полгода, кто разберется в этом скопище пиктограмм на мониторе у входа в любой офис? Тем более в наш — Департамент социальных услуг. Наши посетители, в основном, малообразованые и малоимущие. Или дешевая китайская рабсила, ни черта не понимающая в великом и могучем. Для них вахтер — царь и Бог.

В вестибюле у старенького плазменного стенда с информацией для посетителей стоял Желтопузый. Высокий, худой китаец с ранней лысиной на лбу. Помахал мне рукой — приветливый, гад. И фальшивый, как партия ксерокопированных червонцев. Желтопузый — замдиректора, креатура самого министра. Все знают, что именно он будущий начальник Департамента. Все, кроме меня. Потому что я знаю больше. Через месяц министра уже не будет. А вслед за министром слетит и Желтопузый, слишком уж много недоброжелателей он успел нажить за полгода работы.

Я машу рукой в ответ, задерживаюсь у терминала, просматривая последний официоз по управлению и уже отходя, замечаю Отморозка. Если есть на свете человек, которого я ненавижу до колик в печенках — это он. Робот, олицетворение всего того зла, которое мне хочется раз и навсегда остановить.

Закрываю глаза, делаю глубокий вдох и, выдохнув свою ненависть, иду по широкому коридору, в котором толпятся посетители. Сегодня четверг. По четвергам сюда приводят стариков на оформление опеки. «Тебе пятьдесят? Уступи дорогу!» Слоган последней социальной рекламы по интернет-тиви. Теория социальной ответственности, будь она неладна. После пятидесяти ты отдаешь обществу слишком мало, чтобы оно тратило на тебя скупые остатки ресурсов. И либо плати несоразмерно большой налог, либо пусть твои дети оформляют опеку с лишением тебя всех прав. А если нет ни денег, ни детей — добро пожаловать в социальный хоспис.

Череда лиц: славяне, арабы, китайцы… Время, обгоняя себя, стирает разницу культур и национальностей. Старость, обгоняя время, объединяет всех общей бедой. Никому не хочется умирать. Пожилая женщина с рыжеволосой молоденькой внучкой — видать, дети отказались от опеки. Смотрит безучастно в потолок, думая о чем-то своем. Внучка слушает плеер — длинная иголка воткнута в ухо, одета модно, наверное, есть собственные деньги.

Старый сморщенный китаец с женой в окружении четырех одинаково одетых сыновей. На лацкане пиджака знак «Почетный железнодорожник России». Читает тонкий бумажный листок с иероглифами — перевод Закона о социальной опеке. Что-то тихо говорит жене. Один из сыновей, оторвавшись от стены, оглянулся по сторонам, и засеменил передо мной в дальний угол коридора. Остановился у поворота, вытащил короткую сигарету-минутку, торопливо задымил. Я тронул его за рукав и молча указал на табличку с перечеркнутой сигаретой. И свернул в узкий проход, перегороженный деревянными строительными кОзлами. Поднырнул под растяжку с картонкой, на которой на трех языках написано «Ремонт. Вход воспрещен» и направился к недокрашенной зеленой двери. Приложил большой палец к замку и, услышав, тихий щелчок, вошел внутрь.

Секретарша была на месте. Сидела в небольшом холле и просматривала электронную почту. Как всегда хороша. Как всегда неприятна. Грациозная змея, ползающая по твоему дому. Неужели я когда-то всерьез думал, что влюбился в нее?

— Через полчаса у вас посетитель, — не отрываясь от монитора, проинформировала она.

Вот же стерва, даже не поздоровалась. Ну и хрен с ней.

— Помню, — буркнул я. — На сколько дней лимита энергии осталось?

— Официально на восемь, но я могу попросить…

— Никого просить не нужно!

Я рявкнул так, что обычно невозмутимая, она вытаращила на меня глаза. Вот же черт, все-таки сорвался… Нервы сегодня — как никогда. Притворил за собой дверь, прислонился спиной… Вдох, задержка дыхания, выдох на счет десять. И еще раз. И еще. Снова выглянул в вестибюль и сказал уже спокойным деловым тоном:

— Один кофе сейчас и два чая, когда придет посетитель.

Время обгоняет себя,
вчерашним песком
утекая меж пальцев.

7

Те, кто остался

в мертвом пространстве,

собираются жить.

Черный Ягуар впервые в жизни опоздал на службу. На четыре минуты. Неудачно начался день. И весь он почти с самого начала пошел вкривь и вкось. Разговор с другом — мутный, путанный, страшный. Нападение ворон в ответ на молитву. Вороненок, с трудом поднятый на крест часовни. Женщина под колесами автобуса…

Но если бы на этом все заканчивалось — отметнул бы беду. Постарался бы забыть. Отмахнулся б от морока. Но дальше — служба. Ненавидит Черный Ягуар место своей службы. Трясет его от нее. Везде он чувствует себя человеком, а на службе — мелким мерзким ублюдком. И надо продержаться до момента получения заказа, обычно это не занимает и пяти минут. Но иногда и два часа проходит. Только бы сегодня побыстрее, только бы не сорваться. А потом легче — потом дорога к клиенту. И многое можно еще будет обдумать и решить. Но не сейчас. Нет-нет, не сейчас. Думать будем потом — теперь не время.

Департамент — самое мерзкое место, какое можно представить. Неуютное, мрачное, блеклое. Выплевок вырождающегося общественного механизма. Лживая контора, где люди кормятся надеждами, а получают тошнотворное пособие для мучительного существования. Давно известно, что эвтаназия — лучший способ облегчения мук. Своих и окружающих. Но почему, почему она должна быть добровольной? Давно пора узаконить смерть по принуждению. Что, интересно, думает об этом Лорд? Нет-нет, об этом все-таки позже…

Черный Ягуар проскочил, как можно скорее, раздвинувшуюся охотно прожорливую пасть двери. Где-то здесь, если верить Левкоеву, встроены телеуправлямые энцефаллографы. Так ли, нет — неизвестно. Но лучше не рисковать. Когда будет очередное обязательное обследование, можно будет принять заранее сингулин, он приведет в порядок мозговую деятельность. Если что не в порядке — сингулин это скроет от медиков. Но нельзя злоупотреблять подобными средствами — вызывают привыкание. Да и реакция после них не один день заторможенная.

Циклоп, так, быстро, отпечаток, сетчатка. На Вахтера стараемся не смотреть. Гнусно, как он опять ухмыляется, ох, не любит Черный Ягуар его расплывшуюся блином харю. Столько хороших людей умирает раньше положенного срока, а этот пристроился, думает — неуязвимый. Ничего, это до первой серьезной болезни. А заболеет — найдется другой Вахтер. Нет незаменимых. И этот — не пуп Земли.

И вот — черное сегодняшнее везение. В вестибюле сразу и Желтопузый, и Отморозок — великая, надо сказать, радость. Похоже, не совсем еще умер страшный Бог, чьим образом и подобием является Черный Ягуар. Жив и смеется над Черным Ягуаром. Не было таких дней у него с самого детства, давно уже не было. Пасмурных дней. Навевающих сомнения. Страх. Нечеткость мысли.

Только бы не заметили. Только бы не видеть мерзких рож ни того, ни другого. Умел Черный Ягуар исчезнуть, испариться, выглядеть невидимым, несмотря на свою броскую внешность. Проскользнул к огромному зеркалу в конце вестибюля. Пригладил волосы. И вдруг увидел в зеркале отражение Отморозка. Тот стоял сзади и ухмылялся. Морду лопатой сделал Черный Ягуар, наклонил слегка голову и проскользнул в сторону. На робота похож Отморозок — мертвый, механический, бездушный, страшный, снится он часто Черному Ягуару — словно толкает его в отверстую землю. А он, Черный Ягуар, сопротивляется — не хочет умирать. Рано ему еще умирать. Но что он против Отморозка? Его все боятся. Только Желтопузый не боится. Китайская харя, которая решает судьбы славянороссов. Стоит Желтопузый у входа в коридор. О, Земля и Небо, помогите, вдруг окликнет, нет, нет, нет Черного Ягуара. Только тень проскользнула мимо.

Уфффф, хоть здесь повезло. Бегом, почти бегом по длинному широкому коридору, мимо череды изможденных лиц. В конце коридора молодой китаец, тянет, курит вонючую «минутку». Черный Ягуар подскочил, взял за шиворот — и мордой об табличку «Не курить» — хрясь мерзавца. Все-таки, выскочило, сорвалось зло. Не устоял.

Завернул в проход к своему отделу. Грязная обшарпанная дверь. Сколько можно прятаться за этой дверью? Что мы, шайка разбойников, что ли? Давно пора привести все законы в порядок. О чем только чинократы хреновы думают? О вечной молодости — на остальное им плевать. Хоть всемирный пожар им устрой — спрячутся в укрытии, а на других им насрать. Из какой это книги? Не помнит уже Черный Ягуар. Много книг прочитал.

Диспетчер. О-о-о! Последнее зло, которое надо вынести. Потом будет легче. Все остальное — проще простого. Молодая. Красивая. Начинает щебетать. Как всегда соблазняет подключением к внутренней сети. Цена любви. А настольный терминал ручкой прикрыла. Глазки строит. Нравится ей Черный Ягуар. Но не любит Черный Ягуар, когда к нему чужие в жизнь и душу лезут. Не нужна ему дешевая любовь расфуфыренной дуры. Во всяком случае сейчас. А где дорогую возьмешь? Нет теперь в мире настоящей любви. Купля-продажа. И дружбы настоящей почти не осталось. Потому так ценит он Лорда — все ли, все ли с ним в порядке? Сколько же можно спотыкаться мыслью об утренний разговор? Может, в порядке все; грустная муза Лорда посетила, быть может. Только отчего тогда сосет под ложечкой, перехватывает горло и больно в желудке?

Не стал лишних разговоров разводить Черный Ягуар, взял терминал в руку, а на его запястье диспетчер быстро свою ладонь положила, погладила слегка. Отодвинул брезгливо выхоленную белую руку, набрал личный код. Сегодня два заказа. Уже оформлены. Не надо сидеть в приемной и ждать. Нет, не так уж плохо все. Отметил время получения, положил терминал перед диспетчером. И исчез. Испарился. Пропал. Спокойно пробежал до входной двери — не встретил ни Желтопузого, ни Отморозка, Вахтер, слава Земле и Небу, отвернувшись, смотрел в сторону. Нет, не все так плохо в этом мире. Вперед!

Те, кто остался
в мертвом пространстве,
собираются жить.

8

В старом чулане

оставлены крылья.

Ветер в окно.

Кофе оказался паршивым. Обжигал губы, не оставляя аромата. Как жизнь, потерявшая свой смысл… нет, не смысл — вкус. Всё потеряло свой вкус: прежние убеждения, прежние желания, путешествия и увлечения. Цивилизация вывернула мир наизнанку и начала поедать самоё себя. Я взглянул на портрет Оруэлла, висевший на стене. Пророк Новой Эры, как именовала его официальная пропаганда. Провидец, величайший мыслитель прошлого века… Он и не подозревал, что Большой Брат сделает с его книгами. Не запретит, не сожжет на виртуальных кострах новой инквизиции. Возвеличит! Переменит минус на плюс, извратит, приспособит в свое оправдание. Мы живем в мире перевернутых истин. Долго же я шел к этой простой мысли… Так долго, что по дороге растерял чувства. Всё, что я делаю сейчас — не от них. От их послевкусия.

Стаци включился автоматически — в девять двадцать. И сразу же заговорило сетевое радио. Голос незнакомый — наверное, у них новый диктор. Или, может, другая волна?

«…утверждено на очередном заседании Совета по общественной безопасности. Переход к полностью регулируемому деторождению послужит дальнейшему прогрессу в развитии Общества взвешенного потребления. Планируется ввести дополнительные льготы для граждан, добровольно соглашающихся на стерилизацию и ужесточить наказание для уклоняющихся от выполнения своего гражданского долга. Председатель Совета потребовал от законодателей срочно внести поправки в соответствующие законодательные акты».

Я не слушал радио. Тихонько называл стаци папки и файлы, которые следовало открыть и делал на них голосовые метки. Распоряжался судьбой маленьких кусочков информации — наследства, которое останется здесь после меня.

Когда-то это была библиотека фантастики — с еще открытым доступом и практически всеми великими произведениями жанра: от Толкиена и Льюиса до Сибириуса и Латвайс. Потом начался очередной виток борьбы с пиратством — и власти с удовольствием воспользовались этим поводом, чтобы ужесточить контроль над Сетью и затруднить доступ к информации. Библиотек не стало вовсе. Впрочем, еще года два-три можно было выудить из сети почти всё, что тебя интересовало. И моя библиотека выросла в несколько раз, включив в себя классическую литературу, труды по философии и истории и многое-многое другое.

«…арестовано трое так называемых „диких“ при попытке сбыть партию незаконных бытовых энергоносителей, произведенных кустарным способом и работающих на вторичном сырье. Генеральный прокурор напомнил об ответственности за нарушение Закона об охране энергии….»

Закончив с метками, я принялся за файлы, которые подготовил для ближайшей встречи. Скопировал на микроноситель, защитил «кукушкой». Для непосвященных «кукушка» — опаснейший вирус, который, попав на жесткий диск, начинает забивать его беспрерывным потоком ненужных файлов. «Подбрасывает яйца». Даже если отключить компьютер от сети, вирус с той же скоростью продолжает воспроизводить и сохранять на диск уже имеющиеся на нем файлы. Сотни файлов в секунду. Защита от «кукушки» только одна — антивирусник «ястреб». Но известна она немногим. И совсем единицам, что «кукушка» не просто вирус, ее можно использовать с пользой.

«…указал на недостаточную работу по уменьшению количества ублюдков в обществе. Несмотря на значительные успехи, государству еще не удалось полностью искоренить это негативное явление. Особенно это касается южных районов страны, где по-прежнему нередки случаи незаконного рождения детей и сокрытия их в труднодоступных горных и пустынных районах. Вопиющий факт обнаружения пяти подпольных детских садов во время специального рейда…»

Я усмехнулся. Не так уж давно слово «ублюдок» было всего лишь ругательством. А теперь ему возвратили исконный древний смысл — незаконнорожденный ребенок.

Недопитая чашка кофе мешала, не давала сосредоточиться. И, нажав на клавишу связи, я попросил убрать посуду. И тут же пожалел об этом. Секретарша молча вплыла в комнату, пробуждая ненужные воспоминания. Отослать ее вообще с работы, что ли? Не поймет. Не принято это.

«…коллектив Волжского струнного автозавода выступил с инициативой создания добровольных общественных отрядов, помогающих милиции бороться с укрывателями излишков биотоплива на селе. Такие отряды, по замыслу автомобилистов, могут действовать вполне самостоятельно при условии придания им функций….»

Зуммер прозвучал столь неожиданно, что я вздрогнул.

— К вам посетитель, — раздался подчеркнуто деловой голос секретарши.

— Впусти его. И не забудь две чашечки чая.

Двери разъехались в стороны, и в кабинет вошел молодой длиноволосый парень. Волосы собраны в косичку на затылке — новая мода, просочившаяся не так давно из Закордонья.

Кивнув, я указал ему на кресло и, дождавшись, пока на столе появится чай и секретарша исчезнет за звуконепроницаемой дверью, приложил палец к губам. Вошедший понял меня правильно. Некоторое время я возился с настройками программы, блокирующей запись нашей беседы, а мой посетитель, не торопясь, пил чай. Официально у меня встреча с главой Хабаровского отделения. На самом же деле передо мной сидел самый настоящий дикий.

— Представляться, думаю, нет необходимости? — при включенной «глушилке» мой голос прозвучал совсем тихо.

Гость кивнул.

— Тогда перейдем сразу к делу, — сказал я и протянул ему носитель. — Здесь так называемый Новый пятилетний план и много другой интересной информации. Все под защитой «кукушки». Пароль вы знаете. Если вас схватят, то файл все равно откроют, чтобы просмотреть…

— …и тогда инфа отправится на наши сервера, — продолжил за меня дикий. — А на коме модеров начнется извержение Везувия. Два вопроса. Зачем нужна личная встреча — это первый. Кто еще знает наши адреса — это второй.

— Два ответа, — в тон ему произнес я. — Кроме меня… уже никому. Это второй. А первый… Скажите, насколько вы будете доверять полученной от меня информации?

Гость неопределенно пожал плечами и промолчал, ожидая продолжения.

— Это и есть ответ на первый вопрос. Я хочу рассказать вам об этом лично…. Вы, конечно, знакомы с официальными оценками запасов энергоресурсов? Насколько они совпадают с вашими данными?

— Мы думаем, что Правительство специально занижает цифры, — ответил дикий. — Кроме того, мы за свободный доступ к альтернативным источникам энергии. Хочешь выращивать на своем огороде биотопливо — бери и выращивай. Не следует всё грести под себя и сидеть потом, как собака на сене.

— В позиции Правительства есть смысл, — не согласился я. — В тех странах, где сельское хозяйство не контролируется государством, царит голод. Выращивать биотопливо на порядок прибыльнее, чем пшеницу или кукурузу. Но дело не в этом… На самом деле власть не занижает цифры — она их завышает, причем сильно. Ресурсов осталось лет на пять-семь при самом экономном использовании. И это не пустые слова, все выкладки вы найдете… там….секундочку.

На монитор выскочило и раскрылось какое-то служебное сообщение. Целое мгновение я вчитывался в него, пытаясь уловить смысл, затем свернул и поднял взгляд на дикого.

— Правительству остался месяц, — оторвавшись от монитора, продолжил я. — Не спрашивайте, откуда я знаю, все равно не скажу.

— Не такая уж это…

— Это будет не отставка. На этот раз всё куда серьезнее. К власти придут экологи.

Эта новость, похоже, ошеломила дикого. Он бросил на меня пристальный взгляд и задумался на целую минуту. Экологи… Еще одно слово, смысл которого изменился до неузнаваемости.

— Так это их план? — наконец, спросил он.

— Их, — подтвердил я. — Чрезвычайное положение. Тотальная чистка аппарата. Всеобщая национализация. Введение жесткого возрастного ценза…

— Где?

— Везде! «Тебе пятьдесят? Отправляйся в хоспис!»

— …и принудительная массовая стерилизация, — задумчиво продолжил гость и внимательно посмотрел на меня. — Почему? Почему вы нам это сообщаете?

Я подошел к сидящему в кресле дикому и наклонился вплотную к его лицу. Так мы и смотрели друг на друга: глаза в глаза, лицом к лицу.

— Я не хо-чу в э-том у-част-во-вать! — по слогам произнес я.

И отшатнувшись от кресла, добавил:

— А мне придется… как государственному служащему. Я понимаю, вы мне не верите. Но у вас будет доказательство моей искренности уже сегодня. А завтра я сдам вам негодяя, напрямую причастного к экологам…

В старом чулане
оставлены крылья.
Ветер в окно.

9

Старость и смерть -

разговор по душам

Кто возьмет верх?

Оба клиента жили в соседнем районе, в двух кварталах друг от друга. Похоже, день переломился надвое, и теперь Черного Ягуара впереди ожидала удача. Если и дальше повезет, то до обеда он успеет выполнить оба заказа, а затем спокойно пообщаться с Лордом — с двух часов пополудни — хоть до самого вечера. Если Лорд, разумеется, сам того пожелает.

Черный Ягуар выскочил на улицу и побежал мимо бездействующего пешеходного эскалатора в западном направлении. Сначала он решил обслужить более сложного клиента.

Сванидзе, мужчина, 62 лет, прятался на четвертом этаже старого муниципального дома, в двухкомнатной квартире, окна которой выходили во двор. Вместе с ним обитали двое его сыновей — тридцати и двадцати пяти лет. Старший работал весь день на предприятии, а младший — выполнял надомную работу — программист комов. Сам клиент считался умершим уже семь лет, после производственной травмы, полученной им по собственной оплошности. На западном кладбище разместилась в одном из рядов его могила с урной и электронной — для экономии места — меткой на памятнике; в последнее время в одном захоронении размещалось до 200 урн — их клали рядами на глубину нескольких метров.

Никаких льгот, электричества, теплоэнергии, химического минимума на клиента, разумеется, не выделялось, поскольку его самого по документам давно не существовало на этой земле, но достаточно надежный источник сообщил, что клиент жив и находится на попечении своих сыновей. Очередной дегенерат — наш клиент, трусливо избежавший эвтаназии и решивший усложнить жизнь себе и близким. Впрочем, и сыночки хороши, ничего не скажешь — позволили сидеть дармоеду семь лет на собственной шее. Вероятно, наслышаны об экологах — иначе чего им бояться, встречаются такие доброхоты, нечасто, но встречаются. Сложно с ними бывает, оберегают они своих престарелых родных, прячут, скрывают, жертвуют ради них скудными запасами денег, еды, электричества, тепла. И, спрашивается, для чего? Для бессмысленного продления бесполезного существования?

Быстро добежал до места Черный Ягуар, сел на скамью во дворе, профессиональным цепким взглядом окинул окна четвертого этажа, сразу определил те, что искал. Плотно зашторены, ничего не видно за ними. Это не страшно, найдется на любого управа, сейчас всё мы о вас узнаем, подождите только минутку, сей момент. Достал из кармана ком, открыл клавиатуру, монитор, набрал данные сыновей Сванидзе. Так-так-так. На редкость у нас исправные граждане, братья Сванидзе. Квартира оплачена, земельный участок оплачен, электричество оплачено, вода, тепло, воздух, лифт, стоянка струнника, право на собственность, налог на транспорт, пенсионный налог, подоходный налог… Льготой за бездетность братья не пользуются, хотя имеют право. Это помогает им избегать социальных проверок жилых помещений.

Быстро пробежал по монитору ряд цифр — все в порядке. Почти никогда такого не бывает. Но нет правил без исключений. Что-нибудь да найдем. Да, сложный случай. Никаких долгов. Никаких неоплаченных кредитов. Не прицепишься. Блеск и чистота.

Младший Сванидзе, судя по данным источника информации, почти всегда дома. Выходит на улицу редко — только, когда старший возвращается с работы. Выполнять заказ в присутствии постороннего — не самая легкая задача. И если не удастся молодого вытащить, придется работать в его присутствии. Сложно, но справиться можно. Однако, надо поискать еще какую-либо зацепку. На что вот у нас продукты уходят? Список товаров из магазина за месяц. Стандартный набор геномодифицированных продуктов — муниципальный химический минимум: соевое мясо, соевое молоко, заменитель маслопродукта, морские водоросли, овощи, бобы, фруктовые искусственные консервы, хлеб, игрушки. Тэээээкс. Какие это у нас игрушки интересуют клиента и его сыновей? Пластиковый мячик, игрушечная мышь. Вот где, голубчики, мы прокололись… Заплачен ли у нас налог на содержание бесполезных домашних животных? Ах нет! Ах, это мы скрываем… Предпочитаем играть в прятки с государством… Мы, значится, не только людей, мы и котов скрываем… Ну что же, посмотрим, как вам это понравится, господа укрыватели…

— Аллё… Аллё… Квартира Сванидзе? Вам звонят из налоговой инспекции. Будьте добры, ответьте, есть ли у вас домашнее животное? Нет? Странно, к нам поступила информация, что вы содержите кота. Мы вынуждены вызвать к вам представителя ветеринарной службы… Что вы говорите? Ах, у вас есть кот, но принадлежит он вашему старшему брату? А брат где проживает? Тоже в этой квартире? Нет-нет, ну что вы, что вы, никак нельзя оплатить налог электронным платежом. Сначала вы должны подписать договор с ветеринарами. Вам следует проехать к ним в центральный пункт регистрации бдж. И будьте добры, сегодня до 14 часов утрясите эти дела, мы проверим. Учтите, вы должны представить животное службе для вживления метки, определения возраста и физического состояния, и если оно старше 3 месяцев, заплатить штраф в размере 10-кратного размера налога за каждый год возраста вашего кота. Хорошо, вызов представителя ветслужбы мы пока отменяем, но если вы до обеда все не оформите, животное придется усыпить, — уффффф, как трудно говорить казенным языком. Никак этому Черный Ягуар не научится. Итак ему редко с кем говорить приходится, а строить фразы, как бюрократы их строят — самое тяжелое в его профессии. Если бы кто-то в конторе специально этим занимался. Как будто тем, кто в поле, мало забот. Но нет, вся работа от и до — на них одних, никакой поддержки, хотя в других отделах у каждого узкая специализация, и подобные звонки непременно являлись бы работой диспетчера. И ведь не платят дополнительно, а должны бы…

Таааааак, теперь ждем. Терпелки хватает у Черного Ягуара. Профессия такая. Можно, конечно, в маджонг поиграть на компьютере, пока ожидание тянется. Но больно быстро садятся солнечные аккумуляторы, а заряжаются зимой — очень уж долго. Надо оставить запас энергии для разговора с Лордом.

А вот и наш голубчик, младший Сванидзе, похоже. В шерстяной куртке, вязаной шапке, что-то прячет на груди, за пазухой, придерживает руками. Котика на регистрацию понесли, значится. Ну что же, счастливого пути, господин Сванидзе. А Черный Ягуар пока к вашему папе наведается. Кажется, штора слегка сдвинулась? Нет, показалось. Очень хорошо, приступаем к работе…

Стандартная электронная отмычка оперативника не сработала. Ничего-ничего… Лазер на замок не подействовал? И это — ничего… Как бы знатно вы, дорогие мои, ни приготовились, а еще не придумали такой запор, который Черный Ягуар не откроет… Терпение, чуток терпения. Что такое? Дверь открылась, сама впустила… Ловушка? Осторожность. Без паники, сейчас все выяснится. Тихо, достаем телескопическую трость-щуп, проводим за порог, кажется, все в порядке. Сами не заходим пока. Палец вперед. Руку. Ладно, рискнем. Никого. Темно. Свет не включаем. Довольно ночного зрения. Пять секунд на аккомодацию. Прикроем дверь, и — на разведку квартиры. Бегом, но тихо. Тихо, но бегом.

Шкаф в прихожей — пуст, никого. Ванна, туалет, кухня — чисто. Комната — унылая спальня с тремя кроватями, под которыми никого нет. Везде плотные, оборонительные, из военторга шторы, предназначенные для светомаскировки. Последняя комната. Ух ты! Вся заставлена книжными стеллажами. С настоящими книгами. Из бумаги. Это что — сон? Стоп-стоп-стоп. Об этом потом. Сначала работа.

Вот и клиент. Сидит в инвалидном кресле. Спиной к двери. Проблем не будет. Он и не успеет ничего заметить. Все-таки, и впрямь удача повернулась к Черному Ягуару лицом.

— Свет, — вдруг громко сказал сидящий в кресле и в комнате зажглись светильники. Кресло повернулось вокруг своей оси. — Здравствуй. Ты эколог? Подожди, не убивай меня. Я хотел бы совсем недолго поговорить с тобой. Не беспокойся, у тебя останется достаточно времени…

— Зачем? — хрипло спросил Черный Ягуар и удивился сам себе. Разговоры с клиентами строго запрещены. Он никогда не нарушал это правило.

Сванидзе не ответил. Кресло медленно повернулось. На Черного Ягуара внимательно смотрел изможденный старик, лицо — все в мелких морщинах и глубоких трещинах, кожа — белая, сухая, неживая, давно забывшая дневной свет. Редкие седые волосы на висках еле-еле прикрывали круглую плешь на макушке. Руки — белые, мощные, с огромными вздутыми черными венами. Ноги — тонкие, мертвые, сразу видно, что мышцы парализованы. Ничего против Черного Ягуара старик не сможет предпринять. Черный Ягуар слегка расслабился, обмяк. Но провести себя не дал.

— Тебе пора умереть, старик, — сказал он. — Не беспокойся. Ты умрешь легкой смертью. И у нас будет еще час на то, чтобы поговорить. Если ты и впрямь этого хочешь. — Черный Ягуар подошел к креслу, хотел дотронуться до старика, но тот отвел его руку в сторону.

— Подожди, — сказал он. — Что это будет? Яд?

— Да, — ответил Черный Ягуар. — Паутинный укол. Ты ничего не почувствуешь, но через час заснешь.

— Хорошо, — согласился старик. — Позволь мне только помолиться перед смертью.

— Это лишнее, — возразил Черный Ягуар. — у тебя останется время и на это, — тонким, едва заметным движением он коснулся шеи старика, — Вот теперь все готово. И мы можем побеседовать. Или ты можешь помолиться. Я так понял, ты веришь в Бога?

Старик показал ему на стул, Черный Ягуар, подумав несколько мгновений, решился и сел на него по-турецки, держа в поле зрения дверь и окно.

— Да. Я верю в Бога, — спокойно подтвердил старик. — Скажи, как зовут тебя?

— Зачем тебе это знать?

— Я давно тебя ждал. А сегодня почувствовал — придешь. Признаться честно, я думал, ты будешь совсем другой. Знаешь, ты мне нравишься. Хотелось бы побольше узнать о тебе.

— Зачем? — повторил Черный Ягуар. — Твое знание исчезнет вместе с тобой.

— Ты так думаешь? — спросил старик. — Я уверен, что до конца не умру.

— Ты сумасшедший, и ты забыл, как выглядит мир снаружи, — сказал Черный Ягуар. — Смерть — это навсегда. Она уравнивает всех. Тот, кто умер, — мертв, мертвее не бывает, поверь мне, я каждый день вижу смерть. Завтра ты будешь пеплом.

— Позволь не согласиться с тобой, — возразил старик. — Есть вещи, которых ты не можешь знать. Часть человека — его душа — остается жить. И она отправляется на суд к Богу.

Черный Ягуар поморщился:

— Я не люблю Бога.

— В этом трудно усомниться, — усмехнулся старик. — Но что ты знаешь о Нем?

— Он злой. Хотя иногда я думаю, что Он умер. После Его смерти мир стал гнить и жутко вонять. Кто родился после смерти Бога, тому не повезло. Очень сильно. Лучше бы Он уничтожил мир, пока еще был жив.

— Бог и, правда, умер. Но Он воскрес, сынок. Чтобы живы были мы с тобой, — тихо сказал старик. — Вечно живы…

— Это все сказки. С чего ты это взял?

— Кто прожил долгую жизнь, тот много знает, — произнес старик. — Кое-что мне известно из книг, кое-что из мистического опыта моей собственной грешной души.

— Ты сумасшедший, — повторил Черный Ягуар. — Ты веришь в то, чего нет.

— А во что веришь ты? — спросил старик. — Убивая людей, ты совершаешь страшный грех.

— Я верю в то, что экологи помогают миру продержаться. Не сгнить заживо до той поры, пока ученые не придумают для его болезни лекарство. Мир сильно болен, может быть, он умрет, но экологи дают ему шанс. Мы не врачи, но санитары. И нет никакого греха в работе санитара.

— Ты даже не представляешь, чем в самом деле должен заниматься эколог.

Черный Ягуар меланхолично пожал плечами.

— Чем всегда занимались, тем и будем.

— Ты ошибаешься, — сказал старик. — Экология не всегда была покрыта тайной. Раньше они были врачами природы. Следили за ее состоянием, били тревогу, когда ей что-то угрожало, требовали, чтобы люди не занимались загрязнением окружающей среды. Чтобы мир был здоров. Но потом кто-то решил, что экологи мешают человечеству катиться к пропасти так стремительно, как ему этого хочется. И для них придумали новую работу. А старая со временем стерлась из памяти. Книг ведь не сохранилось…

— Кое-что сохранилось, — уклончиво возразил Черный Ягуар. — Я проверю твои слова.

— Проверь, — мягко усмехнулся старик. — Могу я тебя попросить об одной вещи?

— Что именно?

— Я столько лет сидел при искусственном освещении. Мои сыновья боялись открывать окна, чтобы, не дай Бог, кто из соседей не увидел мой силуэт. Теперь мне бояться нечего. Открой, пожалуйста, шторы. Я хочу умереть при дневном свете. Я хочу видеть небо. Жаль, что сейчас не лето. Летом как-то веселее отдавать Богу душу. И форточку тоже открой — очень хочется вдохнуть свежего воздуха.

Черный Ягуар подошел к окну, отдернул штору, открыл форточку. Поток свежего воздуха устремился в комнату, напоминающую книжный склеп. Старик зажмурился и прикрыл лицо ладонью.

— Может, закрыть обратно?

— Нет, пусть останется. Кто там ползет по стеклу?

— Муха.

— Зимой редко бывают мухи.

— Спутницы смерти, — равнодушно заметил Черный Ягуар. — Я часто вижу их в домах клиентов. Насекомых привлекает запах смерти. Они его заранее чувствуют.

— Это возможно, — согласился старик. — Что-то такое я слышал…

Неожиданно он воодушевился.

— Знаешь, что я хочу сказать тебе? Вот эта муха — она ползет по стеклу. Ей кажется, что она держит своими лапками весь мир — тот, который снаружи. Всю его тяжесть. Он лучше, чем этот — тесный, мрачный. Там — свет и простор. Муха не видит, что это просто стекло. Ей не нужно держать на своих лапах весь мир. Достаточно вылететь в форточку…

— И замерзнуть.

— И замерзнуть, потому что она не готова к такому исходу событий. Если бы она понимала, что занимается бесполезным занятием, то была бы совсем другой. Ей не страшен был бы холод.

Речь старика становилась все более медленной. Вот-вот он должен был умереть.

— Тебе пора уходить, — сказал Черный Ягуар. — Если ты и вправду хотел молиться своему Богу, то сейчас самое время. Можно я пока посмотрю книги?

— Да, конечно, — кивнул в ответ старик и что-то невнятное забормотал, совершая правой рукой непонятный широкий жест. Ягуар хотел спросить, что это за обряд, но решил промолчать. Старик понравился ему, он хотел проявить уважение к его последней воле. Читал когда-то, что так было принято в прежние времена.

Внезапно старик прекратил молитву и обратился к Черному Ягуару:

— Если тебе что-то понравилось из книг, возьми себе.

— У нас не принято брать вещи клиента. Родные могут заметить.

— Ну, хотя бы крест возьми, он висит у меня на шее. Только подожди, когда я умру.

— Я ненавижу кресты, — ответил Черный Ягуар. Но старик ничего не сказал ему. Он умер.

Черный Ягуар подошел к окну, точным движением поймал сонную муху и выбросил ее в форточку. Потом закрыл форточку, задернул штору, отодвинул от кресла старика стул, скомандовал «тьма» и вышел из комнаты. Но в прихожей о чем-то задумался, вернулся, подошел к старику, нащупал на его шее нить, порвал ее, маленький серебряный крестик упал в его ладонь. Черный Ягуар положил его в карман комбинезона и тихо покинул квартиру первого клиента. Было уже 10.30. Если он хотел управиться с работой к двум, можно было особо не торопиться, но и задерживаться сильно тоже не стоило.

Старость и смерть —
разговор по душам
Кто возьмет верх?

10

Не взлетит тот,

кто утратил сомненья,

разбившись о небо.

Здание Департамента — невысокое, приземистое — как выползший на мокрый асфальт морской ёж. Черный пластик стен, тонированное стекло окон, тонкие иголки антенн. Словно его вытащили из другого времени. Не из прошлого — из будущего. Из того неслучившегося будущего, где люди должны были колонизировать Марс и Юпитер, открыть секрет бессмертия и стать подобны богам.

Да только у цивилизации села батарейка. И добрый кусок будущего застрял в глотке Большого Города — полинял, облез, ослеп, но все еще жил, присосавшись солнечными батареями к устам Амона-Ра. Подземные этажи, соединенные некогда с секретными линиями метро, накрепко заварили и заминировали «антитеррорками» — атаки диггеров на Минобороны были еще свежи в памяти. Половина коридоров не использовалась, хотя некоторые были обитаемы — там прятались конторы вроде нашей, не желавшие выходить из тени. О них, конечно, знали, не могли не знать…. Но лишь единицы были осведомлены, что в одном из коридоров почти легально обитают экологи. Организация, существование которой официально отрицалось властью. Вместе с другой горячей информацией я слил Дикому и эту.

Проводил до дверей, попросил секретаршу отметить пропуск, вернулся в кабинет и закурил сигару. Оруэлл со стены посмотрел на меня осуждающе. Я знал, за что он меня осуждает — мы часто размышляли вместе. Вернее, размышлял я, а он внимательно слушал мои мысли и улыбался. Или хмурился.

— Она тоже участвовала во всем этом, — молча сказал я.

Взгляд Оруэлла не изменился.

— Каждый должен отвечать за свои поступки.

Всё то же осуждение.

— Я все равно сделаю по-своему!!

От неожиданности я вздрогнул — последняя фраза была сказана вслух. Отвернулся от портрета, нервно затушил сигару, достал из ящика тонкую пластинку носителя и свежие распечатки и решительно поднялся со своего места.

— Сходи к директору и заверь лимиты на следующий месяц. Только быстро. Она подняла на меня глаза, на секунду задумалась, но все же встала и направилась из кабинета. Лимиты — дело серьезное. Лимиты — это жизнь. Зарплата, энергия, льготы, еда, транспорт, шмотки, наконец. Всё это рассчитывается из общих лимитов выделяемых на отдел. Подписываю их я, но визирует в обязательном порядке директор Департамента. Я выглянул в коридор, подождал, пока фигурка секретарши скроется за поворотом, задвинул дверь и, вернувшись к ее столу… опустился на колени. Откатил кресло, вытащил электронный ключ, приложил к мраморной плите. Тихий щелчок, плита плывет вверх… Вынул ее из паза, отложил в сторону, заглянул внутрь. Спутниковая камера на месте. Впрочем, кто бы сомневался. Те, кто делал этот тайник, давно уже лишь метки на памятнике с похоронными урнами.

Камера была хороша! Размером с пачку сигарет, аккумулятором на сутки работы и он-лайновой передачей данных через спутник в любую точку Земли. Подобные устройства можно иметь только по специальному разрешению. У меня его не было, зато был замечательный тайник, устроенный прямо под стулом собственной секретарши. Почему Оруэлл не осуждает то, что я приготовил для Отморозка? Ведь это гораздо хуже, чем для нее! Не понимаю.

Я вынул из кармана носитель с компроматом на секретаршу и опустил его на дно тайника. Ключ оставлю сегодня на вахте. С запиской для Желтопузого. Каждый должен отвечать за свои поступки.

Оруэлл — это моя совесть.

Я знаю, чем Она отличается от Отморозка.

У нее есть ребенок.

Маленький ублюдок, оформленный по подложным документам на сестру.

Мраморная плита встала в пазы, но как-то неровно, неправильно, наперекос. Вынул, внимательно осмотрел, снова вставил — плита упрямо не хотела опускаться вниз.

Что за черт? Надавил сильнее, занервничал, вот-вот должна вернуться секретарша… Положил камеру в карман, вставил плиту еще раз, тяжело дыша поднялся на ноги и наступил. Не идет, не хочет! Торопливо сбегал в свой кабинет, принес какую-то тряпку, тщательно протер пазы — плита скользнула вниз, и на полпути ее окончательно заклинило. Ну почему именно сейчас?! Просунул обе руки в щель, рванул на себя — бесполезно.

На мониторе замигал зеленый огонек — установленный в коридоре датчик сообщал, что кто-то приближается к нашей двери.

У нее есть ребенок.

Маленький ублюдок, которого она скрывает.

Возможно, так пожелал Бог…

Неестественно медленно для стремительно летящего момента, я взял в руку электронный ключ, просунул его в щель между плитой и тайником и разжал пальцы. Если сейчас плита станет на место, тайны моей секретарши будут похоронена под ней навечно. Послышался шум отъезжающей входной двери, одновременно с этим я встал обеими ногами на плиту, подпрыгнул и… плита с треском упала вниз. Тайник захлопнулся. В кабинет вошла секретарша и в недоумении уставилась на меня.

«Оруэлл прав», — подумал я.

Нельзя вершить правосудие из мести.

Подошел к секретарше, забрал из рук подписанные лимиты и направился в свой кабинет.

Не взлетит тот,
кто утратил сомненья,
разбившись о небо.

11

Шорох страниц

разбудит птенца,

в опустевшем гнезде.

Вторая клиентка жила неподалеку от Сванидзе. Старуха семидесяти трех лет, Дина Нургалиева. Трудно было понять, как она сумела доковылять до столь преклонного возраста. Вероятно, нашлись особые заслуги перед чинократами. Мало кто доживал до таких лет, но еще меньше — после семидесяти получали полную пенсию, запас химического минимума, электро- и теплоэнергии. А у старухи все это было. Черный Ягуар не стал торопить событий и лезть в квартиру, пока не разобрался, что к чему. Любая работа должна прежде всего совершаться в голове. Руки и ноги успеют свое дело сделать.

Квартира располагалась на первом этаже — окнами на гидропонные огороды, которые совсем недавно вошли во дворовый обиход. Пятерка квадрометров на семейную пару была неплохим подспорьем в хозяйстве, источником живых минералов и витаминов — дорогое по нынешным дням удовольствие. Это была одна из льгот для граждан, согласившихся на добровольную стерилизацию. Последние кочаны модифицированных поздних сортов капусты все еще дозревали, не боясь давно подступивших к городу ночных заморозков. Кочаны, в которых никто никогда не найдет детей.

Во всех окнах Нургалиевой, несмотря на дневное время, горел свет. Это было несколько странно, что же она собирается делать в конце месяца, если так бездумно транжирит энергию? Впрочем, об этом ей уже думать не придется…

Обычно работа на первом этаже — самая легкая. Но нет правил без исключений. Черный Ягуар не любил расслабляться. Он всегда готов был встретить любую неожиданность или опасность. И встретить их во всеоружии. Он сел на низкую огородную скамейку, вытащил ком и выудил из сети досье Нургалиевой на экран монитора.

Тем временем из парадной вышел врач в белом плаще с красным крестом на спине. Бросив на него взгляд, Черный Ягуар передернул плечами — вид креста сегодня постоянно напоминал ему о смерти. Не о той — которая являлась его повседневной работой. Но о той, которая ждала его самого. Ждала Лорда. Стояла на страже, чтобы подстеречь момент, когда ей можно будет вклиниться между ними. Разлучив навсегда. Из будки охранника вышел сторож, прошел по дорожке и, многозначительно поглядывая на Черного Ягуара, остановился напротив него, постоял немного, показывая, что видит его, и хоть связываться не хочет, но нарушения закона и кражи драгоценных кочанов не допустит, покачал головой и отправился обратно в свою будку. На него Черный Ягуар тоже лишь мельком глянул и усмехнулся. Такими бы заботами была полна его жизнь. Итак, итак, итак…

Итак, Дина Нургалиева — 73 лет. До шестидесяти работала инженером по технике безопасности. Ничего особенного. Уволилась на пенсию в связи с уходом за десятилетним внуком. Что это за внук у нас такой? В задании о нем не было ни слова. Сейчас ему должно бы исполниться двадцать три. Посмотрим-посмотрим… Нургалиев Олег, лидер политического молодежного движения «Свои» в поддержку законной власти. Проживает отдельно от семьи. Возможно, бабушкино долголетие — его забота, других концов пока не видать. Еще родственнички — ага, Анна Ли, невестка Нургалиевой, вдова, сын старухи, значится, умер. Пять лет назад Анна Ли повторно вышла замуж, имеет взрослого сына Олега Нургалиева и дочь — Гульнару Нургалиеву — семи лет. При замужестве от дочери отказалась, и бабушка взяла над девочкой опеку.

Тэээээкс, такой у нас, значится, оборот. Получается, в квартире еще семилетний ребенок. И что с ним, прикажете делать? Это несколько усложняет дело. Девочке, разумеется, придется пойти в приют. Государство обеспечит ее всем готовым. Врагу, конечно, такой радости не пожелаешь. Даже если этот враг Желтопузый. Или Отморозок. Возможно, брат или мать впоследствии захотят забрать девочку из приюта, но вряд ли им удастся ее вытащить. Государству нужна дешевая рабочая сила, именно приюты поставляют безгласных и бесправных рабов. Правда, в подобных учреждениях чересчур криминальная среда. Но она легко управляема. Недобросовестные чинократы владеют секретами власти над этой иерархически выстроенной структурой человеческой мерзости. Жалко должно быть девочку. Но Черный Ягуар умел не замечать жалости. Слишком большая роскошь — позволять себе кого-то жалеть. Конечно, детские слезы — издержки его профессии. И не нравится ему это в ней. Но работа есть работа. Лес рубят — щепки летят. Так что мы все-таки будем делать?

Обычно бывают два варианта, когда ребенок оказывается один на один с экологом, закончившим работу. Лучший — это когда ребенок спит, играет, учится в виртуальной школе, смотрит мульты — короче, занят настолько, что не замечает, как эколог спокойно делает свое дело и уходит. Сообщив в отдел диспетчеру, что тот может вызывать похоронную бригаду, которая увезет труп, а ребенка отправит в приют. Второй вариант, когда эколог оказывается замечен членом семьи. Со взрослым и проблем не будет — пять капель бромабола на полстакана воды. А если откажется пить — мараноксан в ухо. Сутки бреда, после которого свидетель перестает быть свидетелем, поскольку не может объяснить даже самому себе, что было в его жизни в последнее время реально, а что — привиделось. Но ребенок — совершенно другое дело. Ребенок может сойти с ума. Может даже погибнуть. И это будет на совести эколога. Самое неприятное в работе. Ну что же… делать-то ее все-таки надо.

Положив ком в карман, Черный Ягуар отправился к двери квартиры Нургалиевой. Дверь была распахнута настежь. В прихожей, как и по всей квартире, горел свет. Похоже, все светильники, какие только были в доме, хозяйка зачем-то включила. Черный Ягуар предпочитал работать в темноте, но сейчас, похоже, выбора не было. Прикрыв, но не захлопнув дверь, тихо, очень тихо, осторожно ступая по скрипучим разболтанным половицам, какие только и бывают в квартирах на первом этаже, продвигался Черный Ягуар по коридору. В туалете и ванной было пусто. На кухне тоже. И везде горел свет. Единственным темным местом, похоже, была низкая антресоль — протянувшаяся между кухней и ванной. С обеих сторон она была заперта на щеколду дверцами. Черный Ягуар легко подпрыгнул, подтянулся, раскрыл антресоль. Разумеется, там никого не было. Ситуация была настолько нестандартной, что Черный Ягуар решил пока не закрывать дверцу антресоли. Мало ли что? И не зря решил. Интуиция у Черного Ягуара — как у дикого зверя — не обманывает никогда.

В единственной комнате было настолько ярко, словно это было не жилое помещение, а операционная в элитной клинике. Свет ламп бил по глазам, слепил, несмотря на то, что день был солнечный, и жалюзи раскрыты. Может, в квартире случилась поломка электричества? Говорят, такое случается… Две секунды на аккомодацию. Мда. Что называется — влип. Не так, чтобы по уши, но неприятно. Такого еще не случалось. Клиентка лежала мертвая, а маленькая девочка требовательно и вопросительно смотрела на него. И это была не просто девочка, ох, совсем не просто девочка. Черный Ягуар чуть не задрожал. Потому что эту девочку он знал. И она никак не могла здесь быть. Никак. Но она была здесь. Смотрела на него и не узнавала.

— Ты доктор?

— Почему ты так решила?

— Бабушка вызвала доктора, он долго не ехал, бабушке совсем плохо стало. Она сознание потеряла, видишь? — вдруг шепотом спросила девочка.

— Ну, вижу, — кивнул Черный Ягуар.

— А потом он пришел и сказал, что приедет другой доктор, в черном халате, возьмет бабушку в больницу, а меня отвезет к маме.

Вот оно, значится, как. Черный Ягуар вспомнил врача, вышедшего из парадной, пока он изучал во дворе досье старухи Нургалиевой. Девочка думает, что бабушка жива. И врач не разубедил ее в этом. Он вызвал похоронщиков и, судя по всему, в ближайшие полчаса они могут уже здесь появиться. Надо быстро что-то придумать. Но что?

— Так ты доктор? — еще раз спросила девочка.

— Ну, ты же видишь: я не в халате, у меня комбинезон, — уклончиво ответил Ягуар. — Но я хочу помочь тебе, Гуля.

— Ты знаешь, как меня зовут?

— Ну, я много чего знаю. Скажи, это ты включила весь свет?

— Нет, бабушка, когда ей стало хуже. Мне было страшно. Она не хотела, чтобы я боялась.

— И двери она приказала открыться?

— Да. А потом позвонила маме и Олегу.

— Очень хорошо, — сказал Черный Ягуар. — Где бабушкин фон?

Девочка достала из кармана портативную домашнюю трубку. Черный Ягуар взял ее. Посмотрел историю вызовов, подошел к окну и осторожно выглянул. К парадной приближались двое парней в черных халатах. За ними шел невысокий плотный мужчина в деловом костюме. Сторож вышел из будки и наблюдал за процессией. Вот черт! Как всё это не вовремя. Потянувшаяся было к щеколде окна рука замерла на полдороге — окно было под сигнализацией, это, конечно, не страшно, если выбираться одному — никто не успеет поймать Черного Ягуара, — но с девочкой ему не уйти. Не уйти так, как собирался — по-тихому, незаметно, не привлекая ничьего внимания.

Трое уже вошли в дом, а сторож продолжал стоять и пялиться на парадную. Ну что же… Другого выхода нет. Черный Ягуар сунул трубку в карман, быстро присел на корточки.

— Гуля, доверься мне. Бабушка вызвала доктора, но так получилось, придет не тот человек, который отведет тебя к маме. Придет нехороший человек. Он уведет тебя в очень плохое место. Если я не помогу тебе. А я помогу тебе. Я очень хочу помочь тебе. Главное, слушай меня. И молчи. Что бы ни случилось, ни звука! Поняла? — девочка молча кивнула. Вид у нее был испуганный.

Черный Ягуар встал, подхватил ее под мышки, выскочил в коридор. Раздался звонок во входную дверь.

— Ни звука! — грозным шепотом напомнил Черный Ягуар и проскочил к кухне. Нависающая антресоль зияла темнотой. Он подпрыгнул, зацепился свободной рукой за ее край, забросил девочку наверх. — Отползи, сколько можешь, — велел он, подтянулся и сам вскарабкался на антресоль. Раздался еще один звонок. Черный Ягуар закрыл дверцу изнутри. Надо было, конечно, проверить антресоль с обеих сторон. Возможно, с другой стороны было свободнее. А здесь…

Здесь места было впритык. Кладовка почти вся была забита вещами и только небольшое пространство впереди оказалось свободным — Черный Ягуар сидел, скрючившись, плотно прижавшись к внучке Нургалиевой. На всякий случай он прикрыл ей рот рукой.

— Я с тобой, — сказал он. — Ничего не бойся. Пока мы вместе, всё хорошо. Если ты закричишь или заплачешь, всё будет плохо. Ни в коем случае, не шевелись, нельзя чтобы они нас услышали!

Вероятно, санитарам надоело ждать, когда их встретят. Они вошли в незапертую дверь квартиры. Так-так. Сначала они увидят труп Нургалиевой и займутся им. А этот, в костюме, социолог из Департамента, он будет искать девочку. Врач должен был сообщить о ней. Некоторое время квартира наполнялась шумами: слышно было, как санитары прокатили складные носилки, как открываются двери ванной, туалета, кухни.

— Что за черт?! — раздался вдруг прямо под Черным Ягуаром громкий голос. — девочка задрожала и Черный Ягуар сильнее зажал ей рот. Ее тело беспомощно прижалось к нему, а испуганное дыхание сквозило прямо в ухо. — Здесь должна быть девчонка! Врач сказал, что тут внучка старухи.

— Может, соседи забрали? — произнес другой голос. — Старуха могла перед смертью попросить присмотреть за ней.

— Тогда бы при жизни старухи и забрали. Когда врач приехал, она была мертва, — возразил третий голос.

— Девчонка могла сама выскочить. Дверь была открыта.

— Пройди по соседям, — приказал первый голос. — А ты посмотри в шкафу, под кроватью, под ванной, да вот еще… тут, на антресолях.

— Как ребенок залезет на антресоль? Тут лестницы нет — соображайте.

— Не возникай, — железным тоном велел первый. — Делай, что сказали.

По квартире прокатился еще ряд шумов. Девочку затрясло от страха. Лицо ее было все мокрое от пота. Платье, вероятно, тоже. Через кожу комбинезона Черный Ягуар чувствовал ее горячее тело, оно неприятно и беспомощно прилипало к нему. Девочка дышала все медленнее и тяжелее, и он боялся, что сейчас она не выдержит и засопит так громко, что ее услышат внизу. Можно было отключить ее на некоторое время. Но он слишком хорошо помнил, как остекленели ее глаза в прошлый раз. Он больше не хотел этого видеть. Не надо об этом думать. Он слишком долго не позволял себе об этом думать. Хотя эти глаза и пытались проникнуть в его сознание. И даже один раз он чуть не рассказал о них Лорду. Не так, чтобы напрямую всё. Но просто о девочке — он чувствовал, должен кому-то выговориться. И не мог… И все же — не думать, нет, не сейчас.

— Не бойся, — еле слышно выдохнул он, — прошу тебя, не бойся. Я спасу тебя. Только успокойся и не шуми. Не шевелись. Они скоро уйдут, и тогда все будет хорошо. Клянусь тебе.

Одной рукой он зажимал рот девочки. А другая была неудобно подвернута прямо под ним. Черный Ягуар медленно, очень медленно пытался ее освободить. Еще немного, еще чуть-чуть. Вот так. Он зацепил ногтями дверцу изнутри. Железные ногти у Черного Ягуара. Долго наращивал и укреплял он их, покрывал акриловым раствором, точил, как ножи, перед сном…

— Ну все, — раздался голос санитара. — Я все осмотрел.

— И антресоль?

— О, черт! У старухи нет лестницы. Как я туда полезу?

— На кухне табурет возьми. Откуда вы такие тупые на свете беретесь? — заорал первый голос.

Прямо под антресолью раздалось неровное постукивание. Что-то ударило в дверцу.

— Подержите табуретку. Грохнусь щас, — капризно заныл голос санитара. Дверца дернулась. Всю свою силу вложил Черный Ягуар в напряженные пальцы. — Не открывается, совсем, да кто там может быть?

— Сильнее тяни!

— Да я и так сильно. Вот, видите?! — Дверца заходила ходуном. Ногти на указательном и среднем пальце хрустнули и обломились. Черный Ягуар даже не дрогнул. Он знал, что может перенести любую боль, только зрачки расширятся, но кого это сейчас интересует? Девочка в страхе дернулась. Что-то твердое и тяжелое упало сверху на них обоих. Похоже, большая коробка. Черный Ягуар выставил локоть руки, зажимавшей рот внучке Нургалиевой, а безымянным и мизинцем другой руки — продолжал держать дверцу антресолей. Шансов почти не оставалось. Он лихорадочно пытался придумать, что ему делать дальше.

— Да здесь щеколда с замком. Я гляну с другой стороны, может, там откроется, — сказал санитар и через несколько секунд раздался грохот с другой стороны антресолей. Свет квартиры ударил в лицо Черному Ягуару…

— Если ты еще жив, Бог, которого я всегда считал мертвым, и если Ты не так зол, как я думал до сих пор, сделай так, чтобы он меня не увидел, дай мне спасти эту девочку, — молча взмолился Черный Ягуар. Он не мог пошевелить той рукой, которой держал дверцу антресоли, она была наполовину прижата к полу его собственным телом. А другой рукой он по-прежнему сдерживал локтем свалившуюся сверху коробку и прикрывал ладонью лицо девочки.

Голова санитара появилась в проеме. Он внимательно вгляделся вглубь антресоли и посмотрел Черному Ягуару прямо в глаза. Черный Ягуар еле видно помотал отрицательно головой. Санитар продолжал в упор смотреть на него.

— Ну что там? — спросил голос первого мужчины.

— Да никого нет, я же говорил вам. Только бы людей зря гонять, — противно заныл санитар, слезая вниз. Голова его исчезла из проема. Дверцу антресолей на противоположной стороне он так и не закрыл.

— Это нам придется ехать теперь к ее мамаше, и если там нет — к братцу. А если и там нет — то кто будет виноват? Что мы будем писать в отчете?

— Да что есть — то и напишем, — огрызнулся санитар. — В квартире горел свет, дверь была открыта, и здесь не было никого, ну, кроме трупа старухи.

Прошла минута. Черный Ягуар изо всех сил напрягал слух, возможно, сейчас санитар шепотом сообщает человеку в деловом костюме то, что он увидел наверху. Погас свет. Раздался громкий, почти демонстративный возглас санитара: «Ну наконец-то мы ушли!», затем стук входной двери. На этот раз она, похоже, захлопнулась на замок.

Шорох страниц
разбудит птенца,
в опустевшем гнезде.

12

Падает время

в песочных часах

на холодное дно.

Несколько минут — проверка камеры. Всё в порядке. Аккумулятор заряжен, запись работает, спутник цепляет сразу. Еще четверть часа — настройки. Вечером времени на них не будет, нужно всё учесть сейчас. Метки для записи, сертификат подлинности — редкая и очень полезная функция. С ней потом не объявишь, что запись была смонтирована на коленке. Круговой обзор. Защита от взлома. Адреса промежуточных серверов. Запасные пути на случай, если обрушат основные сервера. Маловероятно, но вдруг… Электронная карта города, синхронизация местонахождения по спутнику.

Эта электронная карта — еще одна статья. До пяти лет с высылкой за городскую черту только за хранение. А если еще и полновесный вариант, как у меня. — вплоть до смертополиса. Полный вариант — это когда до любой комнаты любого здания. Включая, кладовки, тамбуры и даже туалеты. Пиратская копия из модерской базы. Обновляется раз в квартал и ее всегда можно купить на черном рынке.

Смертополис — самое поганое место, куда могут отправить. Полгода, год — и от тебя не останется даже урны с прахом. Умершим заключенным не полагается право на захоронение. Развеют над территорией, ни оркестра, ни музыки, ни прощальных слов…

Торговать своей территорией для захоронения чужих атомных отходов Россия начала лет шестьдесят назад. В кратчайшие сроки в Сибири и на Дальнем Востоке были возведены специальные подземные саркофаги. Все по последнему слову техники: чистота, порядок и отсутствие малейших вредных выбросов. Но времена меняются, и фараоны встают из своих могил. Чем сильнее поражал страну кризис, тем менее безопасными становились города-захоронения. Персонал разбегался — таких специалистов в мире можно было пересчитать по пальцам. И тогда государство огородило саркофаги колючей проволокой, а работать на них отправило заключенных. Захоронения быстро превратились в свалки, и народ прозвал их смертополисами.

Я вывел на небольшой монитор камеры карту города, откинулся в кресле и задал координаты для поиска. Восьмизначный код специального маяка, вмонтированного в носитель, который я передал Дикому. Ну, а где носитель, там и сам Дикий. Пока, по крайней мере.

На экране запульсировал маленький оранжевый огонек. Увеличим изображение… мигает где-то центре. Еще увеличиваем. А он еще совсем недалеко ушел, этот Дикий. Впрочем, и времени прошло не так уж много. Неудобно все-таки на этом экранчике разглядывать карту. Сейчас мы на рабочий монитор изображение отправим. И еще раз увеличим.

Что за черт? Он что — еще даже Департамент не покинул? Программа поиска вывела изображение здания в разрезе, затем его второй этаж, один из коридоров левого крыла… Это же там, где директорат! Ну, да… а этот кабинет, в котором пульсирует сейчас оранжевый маячок — кабинет заместителя директора. Желтопузого….

Я прикрыл глаза и задумался. Неужели вся тщательно подготовленная операция летит к черту? Если бы Дикого просто схватили, то сейчас он сидел бы у модеров. Либо на допросе, либо в КПЗ. Что он делает в кабинете одного из руководителей Департамента? Неприятный холодок пробежал по спине. Я вспомнил странное приглашение Желтопуза, и то, что его партию пытаются потеснить из кабинета министров, и будущую программу экологов… Нет, не пойдут китайцы на открытую конфронтацию с экологами. Не в их традициях.

Я взглянул на монитор: оранжевый мотылек уже пропал с экрана. Не дураки, обнаружили все-таки… Свернул изображение, перевел камеру в автономный режим, сунул во внутренний секретный карман — так просто и не найдешь. Отдать последние распоряжения компу. Запустить приготовленные на подобный случай программы. Кусочки информации разлетятся по разным направлениям. Через некоторое время они найдут друг друга в сети, воссоединятся на отдаленном сервере и тогда уже отправятся на почтовые ящики настоящих диких.

Сообщение от Желтопуза — подтвердить встречу. Пластиковые карточки, приготовленные для Ягуара. Сообщение для людей, которые организуют ему коридор. Предъявителю карточки номер такой-то…

Включившийся динамик внутренней связи. Испуганный голос секретарши:

— К вам модератор — требует впустить.

Падает время
в песочных часах
на холодное дно.

13

На краешке сердца

есть место для веры.

Найдешь ли его?

Черный Ягуар замер. Ловушка? Его выманивают? Сейчас он спустится вниз и на него набросятся три здоровых бугая. Он с ними, конечно, справится. Вне всякого сомнения, справится. Только тело все затекло и застыло. Хоть чуток бы вначале размяться.

Он отпустил девочку, осторожно приоткрыл дверцу и вгляделся в полумрак коридора, освещенного теперь только слабым светом, идущим из закрытого занавеской окна кухни.

— Что там? — прошептала девочка.

— Я сейчас слезу. А ты минутку посидишь одна. Я не уйду без тебя. Не бойся. Проверю, точно ли они ушли.

— Я не боюсь.

— Ну и молодец.

Черный Ягуар бесшумно спрыгнул вниз. Всё было спокойно. Метеором он обшарил всю квартиру. Кроме него и девочки, никого не было. Он помог ей спуститься вниз.

— А можно включить свет?

— Нет, свет мы включать не будем. Если б у вас были окна-хамелеоны, а так… Подожди, я должен еще кое-что посмотреть, и мы сразу пойдем.

— К маме?

— Ну да, к маме.

— Я ее никогда не видела, — сказала девочка. — Она не хотела к нам приходить. Только бабушка ей звонила иногда.

— Ну и ничего… Это даже хорошо.

— Что хорошо?

Черный Ягуар слегка спутался.

— Хорошо, что ты теперь увидишь свою маму.

— А вдруг она меня не узнает?

— Узнает, — успокоил он. — Об этом ты можешь не беспокоиться. Подожди, не мешай, — он достал из кармана фон Нургалиевой. Включил повторное прослушивание сегодняшних разговоров.

Сначала старческий голос пытался вызвать «скорую», диспетчер отказывался принять вызов, мотивируя это тем, что лицам старше шестидесяти пяти лет медицинская помощь не полагается. Тогда Нургалиева сказала, что умирает и ей нужен врач для констатации факта смерти. Было слышно, как диспетчер с кем-то советуется на стороне, а потом он ответил, что вызов принят, но если старуха обманывает в надежде получить медицинскую помощь, то зря на это рассчитывает — ее пенсионная страховка уже не действует. А вот штраф за ложный вызов, если что, придется заплатить.

Следующий звонок был внуку Олегу. Нургалиева просила его зайти забрать сестру. Но Олег отказался наотрез — сказал, что он не может это сделать, так как собирается в ближайшее время жениться. Если он возьмет опеку над сестрой, то ему никто не позволит иметь собственных детей. Он очень сочувствует и все такое…

Затем Нургалиева позвонила невестке. «Старый Бог, ты сегодня добр, как никогда, помоги еще раз, — сжав зубы, думал Черный Ягуар, пока муж Анны Ли подзывал ее к телефону. — Пусть она откажется от девочки». И Старый Бог исполнил его просьбу. Анна Ли накричала на старуху в ответ на ее просьбу забрать дочь и отключила линию. «Благодарю Тебя», — прошептал Черный Ягуар, поставил девочку перед собой и сказал, что теперь они могут идти.

Он взял ее на руки и подошел к входной двери. И тут раздался очередной звонок. Девочка вздрогнула. Черный Ягуар шепнул ей, чтоб не волновалась, поставил ее на пол, слегка подтолкнув в угол за дверью, а сам распластался по стене невидимой тенью. Через минуту раздался еще один звонок. Затем началось ковыряние в замке, кто-то неумело пытался использовать отмычку. Наконец дверь открылась, и в освещенном проеме показался давешний сторож. Он закрыл за собой дверь и больше ничего не успел сделать. Черный Ягуар мягко захватил его горло и слегка сжал сонную артерию.

— Просто замечательно, что ты пришел, — прошептал он. — Теперь говори — зачем ты здесь?

— Меня попросили… попросили… — Черный Ягуар слегка ослабил хватку. — Попросили посмотреть, когда в квартиру придет девочка и позвонить по телефону.

— Мужик с санитарами?

— Ну да, — сторож не сопротивлялся, видно было, что не совсем дурак.

— Заплатили?

— Немного. Совсем немного.

— Не бойся, не отыму, — презрительно фыркнул Черный Ягуар. Он слегка нагнул голову сторожа и капнул ему в ухо из капсюли-пипетки мараноксан. Через пару секунд сторож обмяк и заснул, Черный Ягуар перенес его в комнату, положил на кровать, вернулся к девочке, взял ее на руки и вышел на улицу.

Пару кварталов он двигался очень быстро. Похоже, никто не обратил на него особенного внимания — народу на улице было много и даже с внешностью Черного Ягуара было легко затеряться. Он вернулся в тот двор, где жил Сванидзе, сел на ту же скамейку, на которой сидел пару часов назад, девочку оставил у себя на коленях.

— Сейчас, Гуля, я позвоню маме, — сказал он ей. — Надеюсь, она дома.

И он позвонил. Но не Анне Ли. Черный Ягуар позвонил Ирине Севастьяновой. Два месяца назад он получил заказ на клиентку Марию Севастьянову — семилетнюю девочку, больную странной формой нарушения иммунитета — жизнь ее по шкале перспективности представлялась нецелесообразной. Система экологов от рождения приговаривала таких к смерти. Обычно подобные дети не покидали родильные дома — там работали свои экологи. Но Маша Севастьянова нигде формально не числилась, мать родила ее дома, воспитывала самостоятельно, не получала на дочку ни химического минимума, ни энергии… Какая-то бл@дь все-таки стукнула. Да, такая же точно девочка, с такими же точно глазами. Даже платье на ней было такое же… Черт! Как он не подумал. На улице зима, а он не позаботился о том, чтобы одеть ее в верхнюю одежду. К счастью, Гуля пока что не чувствовала холода.

— Ирина, — спросил Черный Ягуар хриплым, взволнованным голосом.

— Да, — ответила женщина на том конце линии. — Кто вы?

— Неважно, кто я, — ответил Черный Ягуар. — Я знаю, что у вас два месяца назад умерла дочь Маша. Это так?

Женщина молчала, но он слышал в трубке ее напряженное дыхание. Наконец она заговорила.

— Кто вы? — еще раз спросила она.

— Я знаю, что после смерти Маши вы хотели удочерить другую девочку, но органы опеки отказали вам. У меня есть девочка, которую вы можете взять себе. У нее никого нет. Сможете ли вы спрятать ее так, чтобы никто не нашел?

— Да, — сказала Ирина Севастьянова совершенно спокойным голосом, — И я надеюсь, вы меня не обманываете.

— Вам придется поверить, — сказал Черный Ягуар.

— Что я должна сделать?

— Мы сейчас недалеко от вас. Вы можете выйти на площадь, к памятнику Оруэллу?

— Разумеется.

— Тогда ждите там. К вам подойдет девочка. Вы узнаете ее. Да, не забудьте с собой какую-нибудь одежду. На ней только платье и тапки.

— Боже мой, — сказала Ирина Севастьянова. — Через минуту я буду там. Я смогу потом с вами связаться?

— Я сам позвоню, — сухо ответил Черный Ягуар и прервал связь.

— Ну вот, мама ждет тебя, — сказал он девочке. — Я должен предупредить тебя. Если ты не хочешь, чтобы тебя нашел плохой человек, ты никогда не должна больше называть себя Гулей. Ты поняла? — девочка кивнула. — Ну, хорошо, — он покрепче прижал ее к себе и понес в сторону площади Оруэлла.

— А бабушка потом найдет нас? — спросила Гуля.

— Ты слышала, что сказал плохой человек?

— Он сказал, что бабушка умерла. Что это значит?

— Это значит, что ее больше нет. Хотя… один мудрый человек сказал мне сегодня… он сказал, что когда человек умирает, то умирает не целиком. Главная часть его уходит на небо.

— К Богу? — спросила девочка.

— Откуда ты знаешь про Бога? — спросил Черный Ягуар и поставил ее на землю, потому что как раз подошел к площади Оруэлла.

— Бабушка говорила.

— Странная у тебя была бабушка, — усмехнулся Черный Ягуар. — Может, все старики странные? — он достал из кармана крестик. — Вот, держи, это тебе на память. Только никогда никому не показывай. Хорошо?

— Хорошо, — сказала Гуля. — Иначе придет плохой человек?..

— Ну, в общем да, — он вложил крестик ей в ладонь.

— У меня тоже есть крестик, — сказала она и вдруг сняла с шеи шнурок, к которому и впрямь был прикреплен крест. — Возьми. Это тебе!

— Смотри, вон стоит мама, видишь? — показал он на памятник, около которого, озираясь по сторонам, стояла женщина с большим пакетом в руках. — Беги!

И она побежала. А Черный Ягуар остался. Так и не удалось ему избавиться от креста. Был один, стал другой. Он вздохнул и положил крестик в карман. Было без десяти минут двенадцать. Работа выполнена. Осталось только позвонить диспетчеру и отчитаться. И еще два часа до звонка Лорду. Времени пропасть. Ох, сколько же у него сегодня беспокойства. И сколько всего он должен еще обдумать…

На краешке сердца
есть место для веры.
Найдешь ли его?

14

Холодом веет

отраженье во льду.

Дыхания нет.

В детстве время мягкое как пластилин. Мнешь его, мнешь, лепишь, что душа пожелает. Маму с распущенными волосами. Завтрак — молоко и оладьи со сметаной. Отца, что на работу уходит. Двор с качелями. Заброшенную стройку по соседству. Саньку Кротова из дома напротив. До вечера столько всего успеешь! А вечером высыпешь из карманов, сомнешь в большой комок и положишь снова в коробку. Пойдешь, руки вымоешь, маму поцелуешь — и под одеяло спать. А коробку под кровать задвинешь. Сколько пластилина с рук водой смыло — совсем чуть-чуть. Только всё легче коробка. Все меньше в ней пластилина. Жалко его тратить на ненужные встречи.

Что ты сказал, Джордж?

«Теперь, когда он понял, что он мертвец, важно прожить как можно дольше».

Я помню эту фразу, спасибо.

Мысль о бегстве — минутная слабость. Если Судьба… если Бог приводит в мой последний день человека, значит, так нужно. Мне, ему, Богу или всем вместе, но кому-то обязательно нужно.

— Впусти нашего гостя.

Глаза у вошедшего неприятные, будто стеклянные. С места не встаю — не по рангу. Небрежно машу рукой, указывая на кресло. Дотрагиваюсь пальцем до желтого конвертика на экране. Читаю сообщение Желтопузого.

«Жду у себя».

Что от ждет? Ах да… Не отвечаю, оборачиваюсь к капитану модеров и… замираю от неожиданности. Мне в лицо смотрит дуло пистолета.

— Руки за голову, — командует капитан. — Встаешь медленно, очень медленно, понял?

Вот тебе и «обязательно нужно», фаталист чёртов. Это не модер. Эколог? Меня осудили за слив информации? Но откуда они узнали так быстро?

— Лицом к стене. Ноги на ширину плеч, руки на стену. Теперь поговорим.

Не эколог. Экологи никогда не разговаривают со своими жертвами.

— Слушаю вас.

— Полтора часа назад, — а голос почти истеричный, такой в любую секунду сорваться может. — Сюда зашел человек. В этот кабинет. Ты понял? В твой кабинет зашел человек! Зашел и сгинул.

— Что вы от меня хотите? Чтобы я подтвердил…

— Да пошел ты со своим подтверждением! Это мой брат, ты понял, что это мой брат? Куда он ушел? Где мой брат?!

— Послушайте, мне очень неудобно так стоять…

— Где мой брат?!

— Я…

— Где мой брат, сволочь?!

Дуло пистолета воткнулось в шею и тут же резко отпрянуло. Отчего он так нервничает? Ведь застрелит сдуру. Или он под кайфом? Наркотики — обратная сторона свободы…

— С вашим братом всё в порядке, — стараюсь говорить как можно спокойнее. — Только не нужно нервничать. Я все сейчас расскажу.

— Я спокоен! Где мой брат?!

— Вы умеете пользоваться Электронной картой? Метка восемь-десять—ку-тысяча—сорок семь. Задайте поиск на десять минут назад и увидите, где он недавно был.

Громкое сопение за спиной. Нервная ругань. Что-то упало со стола и разбилось — наверное, чашка. Опять ругань, дикий порезал руку. Видимо, это стало последней каплей. Он вновь подскочил ко мне, приставил пистолет к затылку и заорал:

— Он в здании! Я знаю, что он в здании. Или ты его кокнул? Ну-ка признайся, ты его убил? Убил, гад?!

Дикий уже ничего не соображал. Сильный удар по почкам развернул меня боком к нему, защищаясь, я успел поднять руку, но это не спасло меня. Удар в печень, в бок, в лицо. Я согнулся пополам, последовал сильный толчок, и мое тело рухнуло на пол. И тут же на меня рухнул дикий. Я закрыл лицо, ожидая новых ударов, но ему было не до того. Он просто сидел на мне, и его рвало. Весь в крови и блевотине, я столкнул его в сторону, поднялся на ноги и на несколько секунд застыл, соображая, что делать дальше. Направился в маленькую туалетную комнату за кабинетом, открыл аптечку, разорвал упаковку одноразовых шприцов, набрал двойную дозу — ничего, не умрет, даже в таком состоянии — и, подойдя, к дикому, ввел снотворное. Он не сопротивлялся.

Вернулся в ванную, умылся… Из рассеченной губы шла кровь. Приложил вату со спиртом, оглядел себя в зеркало. Хорош, нечего сказать. Фиг с ней, с одеждой — здесь есть запасной костюм, но вид… А ведь уже начало первого, Желтопузый ждет меня в своем кабинете. Но что делать с диким? Он уже уснул — прямо на полу. Откуда у него пистолет? Зря я связался с ними, чем эта мразь лучше экологов? Только тем, что одни убивают за идею, а другие за дозу?

Дикие вовсе не все наркоманы.

Спасибо, Джордж, а то я не знал!

Ты знал. Но ты не хочешь признать, что те, кто тебе омерзителен тоже имеют право на жизнь.

Я не ответил — ни ему, ни себе. Выключил стаци. Забрал камеру, ком, пластиковые карты и деньги. Кажется, ничего не забыл? Взглянул на спящего дикого. На секунду задумался. Затем решительно направился к двери.

— Я на совещание к Желтопу… к заместителю директора. Не знаю, когда вернусь, ты никуда не отлучайся — будет еще несколько важных распоряжений.

Я шагнул к двери и остановился. Обернулся к секретарше.

— Да… — сказал я. — Там этот …в моем кабинете…. В общем, вызови кого-нибудь, чтобы наши ребята его незаметно вынесли из здания и отвезли за город. Не бить, никакого вреда не причинять. Просто вывезти за город и отпустить!

Холодом веет
отраженье во льду.
Дыхания нет.

15

Кровь на губах

от израненных слов

вылечит боль.

Почему его вновь тянет в этот двор? Что для Черного Ягуара — старик Сванидзе? Один из многих клиентов, не более того. Может, дело все в том, что впервые ему довелось разговаривать с клиентом во время исполнения заказа? В третий раз за сегодняшний день уселся Черный Ягуар на скамью против окон Сванидзе, достал из кармана ком, набрал код диспетчера. С отчетом произошла некоторая заминка. Не умел Черный Ягуар врать. А тут пришлось долго и нудно объяснять, что пришел в квартиру, увидел постороннего, допросил, выяснил, что это местный сторож, что старуха к приходу Черного Ягуара уже умерла, сама, своей смертью, что была еще какая-то девочка, о которой в заказе не говорилось ни слова, он вообще не понял, что там такое с этой девочкой — сторож ждал ее почему-то в квартире. Он усыпил сторожа мараноксаном и ушел. Всё. Больше он ничего не знает.

Диспетчер начала бубнить, что если старуха умерла сама, то, вроде, как и заказ не выполнен. Надо бы еще один взять. Но Черный Ягуар твердо сказал, что в конечном итоге против фамилии Нургалиевой можно ставить галочку, так какой еще с него спрос? Диспетчер попросила не отключать до обеда служебную линию — ей надо обсудить эту ситуацию с Отморозком. Он вообще велел Черного Ягуара не отпускать сегодня, почему — она не знает. Ей лично — так все равно, пусть хоть в отпуск Черный Ягуар идет. Сколько лет уже, между прочим, не отдыхал. Возможно, не положены Черному Ягуару начисления за Нургалиеву. Разобраться надо. Нестандарт, сам понимать должен. Хотя кто знает: может, еще и прокатит? В общем, не подводи, дорогой, останься, будь добр, на линии, пока начальство не отпустит.

Раздражением наполнился Черный Ягуар, успел ведь уже настроиться на то, что свободен до завтрашнего утра. А тут — подвешенное состояние. Хуже ничего не бывает. Дали бы сразу еще один заказ — мигом бы слетал. А теперь — жди еще неизвестно сколько. И если в обед поступит новый вызов — значит, день полетел на х@й. И уж только бы, Земля и Небо, дали ему спокойно с Лордом пообщаться. Да не светит, похоже. Сумасшедший выдался день. Как завертелся колесом, так и не остановится никак.

Неподалеку раздался дикий визг. Черный Ягуар оглянулся. Метрах в тридцати от него отец тащил за руку упирающегося мальчишку. Тот визжал, как недорезанный поросенок.

— Купи! Ну, купи автомат!

Отец, близорукий очкарик, не спорил, просто волок мальчишку за собой. Видно было: это дается ему с трудом. Хлипкий у пацана папаша. Непонятно, как ему вообще позволили иметь детей.

— Я тебя ненавижу! — орал мальчишка. — Вот вырасту! Стану экологом! Будешь знать! — и опять истошный визг.

Весь подобрался Черный Ягуар, рука сама положила ком в карман, он не заметил, как это случилось, а ноги несли его уже наперерез папаше с сыночком.

— Кем ты, говоришь, станешь? — ласково спросил Черный Ягуар и хищно улыбнулся мальчишке. Тот резко замолчал. — Экологом?

Черный Ягуар взял мужчину за шиворот куртки, сбил с ног, ткнул лицом в поребрик. Очки с того упали и разбились. Мальчишка застыл, как парализованный, лицо его сковал страх.

— Смотри, как ты будешь обращаться со своим отцом, когда вырастешь, — и носом того в асфальт, еще, еще и еще. Нос хрустнул, кровь хлынула на мостовую, на руку Черного Ягуара с содранными ногтями. — Так кем, ты говоришь, хочешь стать? — Черный Ягуар отпустил мужчину и, взяв мальчишку за шиворот, поднял его — так что глаза его были на уровне его собственных глаз. — и жестким холодным хищным взглядом полоснул пацана по испуганному лицу. Мужчина, схватившись одной рукой за разбитое лицо, другой шарил вокруг себя — искал очки. Он явно при этом старался что-то выговорить — только не мог: нос и рот были разбиты. Не найдя очков, он попытался встать — кажется, хотел защитить сыночка. Черный Ягуар оттолкнул его ногой и равнодушно изрек: — Успокойся, папаша, ты мне еще благодарен будешь за это. — и мальчишке, висящему в воздухе. — Смотри, как бы за тобой самим не пришел эколог… — отпустил его и пошел.

Сзади раздались судорожные всхлипывания:

— Папочка… папочка…

Не выдержал, оглянулся Черный Ягуар. Ухмыльнулся презрительно: отец с сыном, измазанные кровью, сидели на асфальте, обнимая друг друга, и плакали.

Кровь на губах
от израненных слов
вылечит боль.

16

Истину видит

сердцем слепец.

Послушай его.

От двери до поворота тридцать семь шагов полумрака. Каждый раз, выходя из кабинета, я на несколько секунд останавливаюсь, чтобы привыкнуть. Иногда там, впереди — в освещенном коридоре — проходят люди. Некоторые останавливаются, заглядывая во тьму. Словно в глаза смерти.

Очередная тень мелькнула на свету, на секунду застыла возле поворота, а затем медленно двинулась ко мне. Полумрак принял ее, и я скользнул в сторону, притаился, замер у противоположной стены.

— Не прячься, — неожиданно произнесла тень. — Я тебя вижу. Я хорошо вижу в темноте. Как кот.

По коридору шел молодой человек лет двадцати. В первый момент мне показалось, что он как-то странно одет. Но нет, одежда на нем была недорогой, но вполне добротной. Просто он не умел ее носить. Ни этот пиджак, застегнутый на все пуговицы и смешно облегающий большой живот, ни узкую светлую рубашку, упиравшуюся накрахмаленным воротничком в полные щеки, ни тем более галстук.

— Здесь запрещено ходить, — осторожно произнес я, пытаясь понять, что за странного типа занесло в наш отсек Департамента.

— Почему? — удивился он. — Потому что тебе мама запретила?

Он стоял и смотрел на меня. Глаза у него были распахнутыми и наивными. Не из этого времени. Не из этой эпохи. И я растерялся…. Умственно неполноценные, люди с ограниченными интеллектуальными способностями, подлежали принудительной отправке в хоспис.

— Ты как сюда попал? — спросил я.

— Оттуда пришел, — толстяк обернулся и показал на главный коридор.

— А в Департамент… в это зда… тьфу, в этот дом как ты попал?

— Плеваться нельзя. Может прийти эколог и забрать тебя на кладбище. Меня мама привела. Мы часто сюда приходим…

Мама его привела… всё-таки гнилая у нас система. С любой стороны гнилая. Взяточникам даже экологи не страшны — откупятся. Нет, не от рядовых боевиков — от высокого начальства. Когда-то ведь я тоже верил в Экологический кодекс. Пока не понял, что времена борьбы за идею давно миновали и настали совсем иные времена. Борьбы за место под солнцем.

— Ну что ж, удачи тебе, парень, — я похлопал толстяка по плечу. Пора было спешить к Желтопузому.

— Постой! — неожиданно сказал он. — Хочешь конфету? У меня есть одна — я тебе ее всю отдам.

И принялся суетливо шарить по карманам. Ему хотелось поговорить — ведь, наверное, Департамент — единственное место, куда его привозят из дома. А так четыре стены… или восемь… или двенадцать, но все равно лишь стен. Неожиданно меня уколола в сердце иголка. Больно уколола. Как в юности, когда я еще не был циником… Три минуты. Они ведь ничего не решают.

— Давай свою конфету, — сказал я. — С тобой никто не разговаривает?

— Только мама. Мама и Друг.

— Твой друг? Ты с кем-то дружишь?

Толстяк оглянулся по сторонам, словно собирался сообщить мне большой секрет и действительно наклонился и тихо прошептал:

— Только никому не говори! Мы часто с ним беседуем.

— И о чем же?

— Ну… о жизни. О том, почему меня во двор не пускают. О людях, которых из окна видно. О кошках. У нас раньше была кошка, но потом мама ее куда-то отнесла. Хочу, чтобы мама ее обратно вернула.

— И что твой друг говорит?

— Говорит, что нужно терпеть. Он добрый! Только он не человек. Вот, держи конфету, она сладкая.

И толстяк протянул мне липкую ириску. Она лежала на его толстой потной ладошке — с прилипшими нитками и волосками, грязная, замусоленная… Но иголка снова зашевелилась в сердце, я взял эту ириску и принялся ее жевать.

— Если твой друг не человек, — спросил я, — то кто он? Бог?

— Он не Бог. Я не знаю, кто такой Бог. Мой друг просто приходит ко мне в гости. Вот сюда, — и толстяк показал на свою голову. — Он говорит, что если я буду правильно жить, то возьмет меня в хорошее место. А если буду поступать плохо, то выгонит меня из дома в темный лес.

— Тебе это мама сказала?

— Нет, не мама, — ответил мой странный собеседник и грустно вздохнул. — Мама не верит, что он есть. А как его нет, если когда я прошу его о чем-то, то почти всегда это сбывается. Только я редко его о чем-то прошу. Вдруг он подумает, что я слишком жадный? Ты как думаешь, Друг может обидеться, если я буду просить его чаще?

Я стоял и смотрел на человека, который не прошел бы ни один тест ай кью. На умственно отсталого, который самостоятельно додумался до идеи Бога.

— Скажи, а что будет с плохими людьми? — спросил я его. — Ты когда-нибудь спрашивал об этом?

Толстяк снова посмотрел по сторонам и тихим шепотом произнес:

— Ты что-то украл? Не бойся! Если ты понял, что это плохо — мой Друг тебе обязательно поможет. Я попрошу у него, хочешь? Сегодня, когда мы с мамой домой вернемся?

Я отвернулся. Глаза неожиданно защипало, но я пересилил минутную слабость. Вытащил ком, взглянул на часы — опаздываю.

— Гриша! — раздался испуганный женский голос. — Я же сказала тебе никуда не ходить!

— Это моя мама! — пояснил толстяк. — Нам пора домой. Ты придешь к нам в гости?

— Не знаю… — честно ответил я.

— Приходи. Обязательно. Ну, я пошел, — и, помахав на прощание рукой, он направился к своей маме.

На полпути я его окрикнул:

— Гриша!

— Что? — обернулся он.

— Попроси за меня у своего друга, ладно?

Истину видит
сердцем слепец.
Послушай его.

17

Тот, кто с тобою

смеется внутри.

Ветер души.

Руки Черного Ягуара были измараны в крови избитого им мужчины. Пальцы неприятно липли друг к другу. Он заскочил в уборную ближайшей кафешки, мыла там, как всегда, не было, но и просто ополоснуться не удалось — приложив кредитку к автомату, Черный Ягуар выяснил, что свой водяной минимум до конца недели уже использовал — ну да, забыл совершенно, вчера ведь в ванной в его отсутствие сорвало вентиль, пока он пришел да починил его, много воды утекло… Можно было, конечно, заскочить в Департамент, там вымыться, но и без того нелюбимое место сегодня отталкивало особенно сильно — есть вероятность, что придется объяснять по новой, что к чему с Нургалиевой. Да и насчет внучки ее хотелось бы, чтобы поскорее затихло. Если девочку не найдут, а ее, разумеется, не найдут, потому что ее нет ни у матери, ни у брата, то кого будут о ней спрашивать в первую очередь? Разумеется, Черного Ягуара. А завтра — бумаги уже как-нибудь да оформят — дело пойдет в архив. Никто и не вспомнит о девочке Гуле, если только не начнут искать компромат на самого Черного Ягуара.

«В магазине около дома куплю канистру питьевой», — решил Черный Ягуар и трусцой побежал в сторону дома. Но бежать было удивительно тяжело, ноги как будто залило свинцом, и серое небо, казалось, упало на плечи. Черный Ягуар вспомнил муху на стекле, встряхнул головой. Нет, это не про него говорил Сванидзе. А даже если про него — то ошибался старик — это не та тяжесть. Может быть, заболел?

Он постарался вернуться мыслями к Лорду — но источник душевной тоски был не здесь. Сейчас отчего-то казалось, что Лорд далеко, очень далеко, и не было у Черного Ягуара ни малейшего беспокойства по поводу того, что с ним происходит. Однако, настроение все равно было более, чем неважное, даже хуже, чем с утра, и, кажется, он понимал отчего. Похоже, один из тех приступов, которые ему казались настигающим его сумасшествием — раздвоением личности — опять овладевал им. Слишком сложный был сегодня день, утратил над собой Черный Ягуар всяческий контроль. И вот он явился, сволочь такая, не запылился. Непрошенный гость, которого Черный Ягуар давным-давно изгнал, незаметно проник в сознание и начал гундосить мерзким отвратительным голосом:

— Почему-то есть некоторые, которые сделают что плохое, а сами себя потом героями чувствуют. Не догадываешься, о ком я?

— Отстань! — отмахнулся Черный Ягуар и начал перепрыгивать через трещины на асфальте, считая каждую, сложившуюся крестом.

— Думаешь от меня спрятаться? — поинтересовался гость.

— Тебя нет! Я сам по себе. Я сам управляю своим сознанием…

— Уверен? — ехидным голосом спросил гость. — А глянь на свои руки.

— Что руки? Руки как руки. Кровь — отмою. Ногти сорвал вот. Больно.

— Ну да, ну да, — согласился второй. — И неспокойно…

— Тебе-то что?

— И в Департамент не зашел… Даже умыться страшно, разве нет?

Черный Ягуар резко остановился. Помолчал. И ответил тому, второму, что засел в голове. Ответил медленно, выделяя каждый слог. Так, чтобы тот понял и убрался:

— Да. Страшно. Мне страшно. Я не должен был этого делать. Я не должен был прятать девчонку. Теперь я преступник. Но об этом. Никто. Никогда. Не узнает. И ты, сволочь такая, об этом не скажешь. Никому. Никогда.

Второй заливисто расхохотался:

— Ох, напугал. Думаешь, я тебя боюсь? Да если я сейчас тебе прикажу, ты вприпрыжку понесешься и выдашь. И себя. И девчонку. И Ирину Севастьянову. И санитара, да-да, того, что смолчал. Ты эколог. Ты не должен иметь сомнений. А ты их впустил в себя. И ты должен быть наказан. Ну, так как? Вернешься в Департамент? — второй глумился, ему было весело.

Черный Ягуар разозлился. Он несколько раз присел, чтобы отогнать второго в угол сознания. Вернуть свои мысли в порядок. А затем вновь побежал.

— Не выдам. Никого. Запомни. И убирайся к черту, пока я, клянусь Землей и Небом, из тебя кишки не выпустил!

— Ты? Из меня? Ну давай, попробуй-попробуй… Кстати, когда пойдешь в Департамент, не забудь о своей беседе с клиентом рассказать… И про крестик не забудь. Как думаешь, сыновья Сванидзе не заметят его отсутствия?

— Заткнись!

— Ой, как страшно… А сказать тебе, почему ты хочешь, чтобы я замолчал?

— Без тебя знаю.

— Ну и почему?

— Ты раздваиваешь мое сознание.

— Ладно, я помолчу, — издевательским голосом сказал второй и замолчал. Звенящая пустота образовалась в голове Черного Ягуара. И в этой пустоте он почувствовал, что пропал не только второй, но и он сам. И в этой пустоте вдруг понял он, что его беспокоит больше всего.

— Теперь мальчишка будет нормально с отцом, — виновато сказал он второму. — Я хорошо его напугал.

Второй не ответил.

— Земля и Небо, почему я должен думать об этом кандидате на чистку? Надо было воспитывать нормально сыночка.

Но второй затихарился и по-прежнему не отвечал.

— Ну, черт с тобой, я виноват, — сказал Черный Ягуар. — Я сорвался. У меня был тяжелый день, ты же сам знаешь. И еще я много думаю сегодня про Лорда.

Второй молчал. Может, он уже совсем ушел?

— Ладно. Я поступил подло. Без всякой причины. Потому что… Не знаю, почему. И что — мне теперь — не жить, что ли?

Неожиданно второй откликнулся, он заговорил как ни в чем не бывало, отвлекая Черного Ягуара от его мыслей:

— Не хочешь слазать — вороненка проверить?

Черный Ягуар остановился. Напротив была часовня. И вороны отчаянно и зло галдели, летая над крестом.

Тот, кто с тобою
смеется внутри.
Ветер души.

18

Пляшут на солнце

забытые тени

мыслей чужих.

Сами по себе слова не значат ничего. Сухие буквы, полуфабрикаты, хранящиеся в толстых и пыльных словарях. Слова находят свой смысл, когда смешиваются во рту с нашей слюной. Когда приобретают вкус правды или лжи. Мы верим не словам, а тем, кто их произносит.

Но путь в тысячу ли начинается с первого шага.

Или с первой хокку, выложенной в сеть.

Коридор… Поворот… Еще один коридор.

Я иду к Желтопузому, но думаю о Ягуаре. Когда-то я зацепился взглядом за несколько строк, увиденных в сети. Кто-то писал хокку — забытые японские трехстишия. Так я познакомился с Ягуаром. Кажется, сейчас я знаю о хокку даже меньше, чем тогда. Но путь в тысячу ли навстречу друг другу начался именно с них.

Поворот… Лестница… Второй этаж.

Один человек из царства Сун поехал в Юэ торговать шапками, а в тех краях люди бреются наголо, носят татуировку, а шапок им вовсе не нужно. Нужен ли Ягуару этот разговор? Нужна ли ему моя помощь? Он — с одной стороны мира, я — с другой. Мы висим на двух концах одной и той же нити. Обрывая ее, я хочу убедиться, что по ту сторону он не сорвется в пропасть.

Еще один поворот… Административный блок… Циклоп.

Освещение здесь яркое, даже чересчур. Извини, Ягуар, до нашего разговора у меня еще одно незавершенное дело. Невысокий крепкий китаец встает из-за стола и отвешивает церемонный поклон. Секретарь… Китайцы-чиновники предпочитают брать на эту должность мужчин, экономя на охранниках.

Желтопузый поднялся мне на встречу, это хороший знак. Восток не отдает честь трупам. Встал — значит, боится.

— Когда вино встречается с другом, тысячи стаканов мало, — по лицу китайца расползлась улыбка, но глаза остались холодными, внимательными. — Присаживайтесь, мой друг, присаживайтесь. Как провели выходные?

— Если бы они были, — вздохнул я. — Но очень много дел…. на благо Отечества.

— Да, все мы заняты, — покачал головой хозяин, — некогда просто встретиться, поговорить о жизни, выпить по рюмочке «Маотая». Очень рекомендую, кстати.

— Обязательно попробую, — стыдно сказать, но я напрочь забыл имя Желтопузого.

— Вот и сейчас, — лицо моего собеседника приняло самое печальное выражение. — Как мне не хочется, но придется вернуться к делам. Не желаете сигару?

— Благодарю, — ответил я и взял маленькую толстую сигару из коробочки на столе.

Отрезал кончик, прикурил и вопросительно посмотрел на Желтопузого. Он не торопился, держал паузу. Он знал, что я знаю…. О перехваченном диком, о том, что это ставит меня в сложное, а, возможно, и безнадежное положение. Хотел заставить нервничать, но я безмятежно курил сигару и ждал. Наконец, Желтопузый потянулся к ящику стола, вытащил оттуда носитель и положил передо мной.

— Ко мне попала важная информация, — произнес он. — Подозреваю, что очень важная. А, значит, пытаться прочитать ее ни в коем случае нельзя. Вот я и подумал — нужно обратиться к специалисту. Но кто может помочь лучше, чем старый верный друг?

Теперь уже держал паузу я. Затушил в пепельнице сигару, взял в руки носитель, повертел его, рассматривая…

— Сложная задача… Кстати, что с конвертом?

— Не хотелось бы приглашать посторонних специалистов, — все также доброжелательно произнес хозяин. — Мне кажется, вы должны справиться. А конверт… пусть пока побудет у меня. На всякий случай.

Некоторое время я размышлял. Этот гаденыш загнал меня в угол. Интересно, где он держит дикого? Впрочем, в здании наверняка полно пустующих комнат на нижних этажах. Компромат на Желтопузого у меня был, но он мерк перед сведениями о предполагаемом перевороте. За такую информацию этой гниде и не такое простят. Интересно, он задумывался над мыслью, что я могу его просто убить?

— Знаю, мой друг, что вы очень беспокоитесь о моей безопасности, — словно прочитав мои мысли, произнес Желтопузый. — Не стоит. Всё что происходит в этом кабинете, записывает на камеру мой секретарь. Очень, очень способный молодой человек. Даже кун-фу изучал.

Понятно. Камеры я не боялся. Камера — это завтра. Да и секретарь…

— Позвольте воспользоваться вашим стаци?

— Лучше комом, — хозяин кабинета встал, подошел к большому офисному шкафу и достал оттуда новенький ком. Протянул мне, обошел стол, уселся на свое место и даже успел вытащить из кармана очередную фальшивую улыбку. И тут же получил заряд из магнитного шокера. Дернулся в кресле и обмяк, наполовину съехав вниз. Полчаса не так уж мало, если поторопиться. Именно столько Желтопузый будет без сознания. Я встал на ноги, аккуратно сложил микробук, и уже оборачивался, когда в кабинет ворвался секретарь.

Пляшут на солнце
забытые тени
мыслей чужих.

19

На зябких ладонях

от старых гвоздей

видно следы.

Храм был невысокий, приземистый — подняться до купола — раз-два плюнуть. Тем более, есть за что цепляться — пластиковые щиты закрывают полукруглые, диоклетиановы окна. Один миг — и Черный Ягуар у самого купола. Верхнее оконце — совершенно круглое — вероятно, для вентиляции — было совсем небольшое, заколочено досками, самыми настоящими досками из дерева. От времени, ветра и непогоды их скособочило, они разбухли от влаги, костыли, крепившие их к стене, проржавели насквозь, одна из досок подалась под ногой Черного Ягуара, сорвалась и, жалостно скрипнув, зашатавшись, словно маятник, повисла над землей, открыв проем внутрь храма. Пару мгновений размышлял Черный Ягуар, а затем, легко оторвав оставшиеся доски, нырнул в оконце, мягко спрыгнул на пол. Многократно отражаясь от стен, храм заполонили странные звуки: писк, шорох, топот лап разбегающихся крыс.

Крыс Черному Ягуару в последнее время приходилось видеть часто: обычно в районе бараков, расположенных за периметром — границей, которая отделяла внешний город от внутреннего. Но и типография, в спортзале которой он читал книги, быстро наводнялась ими: недавно стали они возвращаться в город. Изгоняемые мощными низкочастотными атаками, крысы за пару десятков поколений мутировали в окружающих полях, приспособились к звукам, которые сводили с ума их предков, выросли, заматерели, а поскольку котов и собак в городах почти не осталось, вернувшись, почувствовали себя привольно. Несмотря на перенаселенность, многие старые здания пустовали: бездомные были не столь живучи, как крысы — когда их полсотни лет назад начали отправлять в смертополис, они ушли и не вернулись. Крысы заняли их законное место. Не раз Черный Ягуар задавался вопросом, чем же они питаются в городе, ведь здесь давно не осталось пищевых отходов? Гидропонные огороды были надежно защищены — их корпуса изготавливались из материалов, изолирующих растения от внешнего мира. Вероятно, если бы не это обстоятельство, крыс было бы намного больше. Пару раз свободомыслящие журналисты поднимали вопрос о том, что нужно устранить налог на бесполезных животных и вновь начать разводить котов, но их голоса были слабы и сразу же затихали под напором критики. Возможно, многие согласились бы с ними, но цензура не оставляла шансов прозвучать этим голосам в эфире.

В воздухе пахло сыростью и холодом. Мороз остро пощипывал щеки. Казалось, будто здесь не та же температура, что снаружи, но гораздо ниже. Черный Ягуар придвинулся спиной к стене и выждал несколько мгновений. Довольно быстро глаза привыкли к темноте, которую нарушал лишь небольшой поток света, снопом врывающийся в часовню через проломанное Черным Ягуаром окошко.

Сначала он разглядел купол. Купол был черным, но весь усыпан голубыми фосфоресцирующими звездами, звезд Черный Ягуар никогда прежде не видел, говорили, что где-то в Новой Зеландии, на другом конце мира, они бывают видны, но после Антарктического взрыва, над миром повисла вечная серая тусклая дымка. Ну, вечная-не вечная, а звездного неба, о котором рассказывал Черному Ягуару мастер жизни и смерти, да и в книгах старых часто писалось, видеть ему не пришлось. Некоторое время он заворожено смотрел на них и удивлялся тому, что они такие громадные и яркие — ему казалось, что звезды — это крохотные оспинки на лице неба. Но вот — взгляд его оторвался от звезд и остановился на большом белом кресте, разрезавшем центр купола. Черный Ягуар передернул плечами. Здесь его никто не видел, и он спокойно мог выразить свою неприязнь к кресту. Некоторое время он не отводил от него взгляда — крест давил, наваливался сверху и одновременно раздвигал пространство — оно становилось шире, глубже, значительнее. Интересно, был ли когда-нибудь виден крест на небе, как и звезды? Или это выдумал тот, кто изобразил их там?

Черный Ягуар опустил взгляд на стены и увидел, что они тоже разрисованы. И это были не рекламные плакаты с бегущими поверху рифмованными слоганами. Хотя и тут виднелись непонятные значки, по начертанию напоминающие буквы, сложенные в короткие тексты. Из стен проступали в темноте сутулые силуэты людей, со странными, как будто распластанными лицами: блестящими белками глаз, черными зрачками, непонятными золотыми шарами вокруг голов. У мужчин были длинные бороды, такие Черный Ягуар видел в нескольких книгах. На их одеждах тоже были кресты. Неспокойно стало Черному Ягуару от этих фигур — они казались изображенными так, будто пространство вокруг них вывернуто наизнанку, — и снова Черный Ягуар зябко поежился. Все эти люди смотрели прямо на него. И было в их взглядах запредельное спокойствие и глубокое сочувствие, но не по себе становилось от них Черному Ягуару. У него возникло удивительное ощущение, что они как будто ожидали его тут все это время, терпеливо, в темноте, в холоде, среди крыс, заполонивших храм. Ничего не требовали они от Черного Ягуара, ничего не хотели от него, но он не мог избавиться от чувства, словно что-то сам по себе должен, только сам не понимал, что именно.

Черный Ягуар осторожно стал двигаться вдоль стены, прошел несколько шагов и натолкнулся на круглый золотистый металлический столик с короткими полыми трубками, выходившими из его столешницы. Посредине столика помещалась небольшая пустая чашка из красного стекла. «Слишком маленькая — для жертвоприношений», — подумал Черный Ягуар, но так и не понял, для чего нужна чашечка, да и сам столик тоже. В храме их было несколько. Он несколько раз натолкнулся на них, пока дошел до входа в храм, расположенного напротив оконца, через которое он сюда забрался. Возле двери стоял большой фанерный ящик с прорезью наверху. Черный Ягуар пошевелил ящик, внутри что-то перекатилось, загремело, зазвенело. Он оставил ящик пока что в покое, не стал открывать, пошел дальше.

Через несколько шагов Черный Ягуар снова замер. Около стены был водружен большой крест, и на нем висел почти целиком обнаженный человек, руки и ноги его были прибиты гвоздями к кресту. Да, это было опять изображение, и очень не похожее, как если бы это был настоящий человек. Но Черный Ягуар на пару минут задержался у креста, внимательно разглядывая его и думая, что могло заставить людей поместить его в храме, где они молились Своему Страшному тогда еще Живому Богу. Он достал из кармана крестик девочки Гули и, поднеся его близко к глазам, внимательно рассмотрел. На нем тоже был изображен человек — как Черный Ягуар его сразу не заметил? Почему те, кто верят в Бога, который умер и при этом остался жив, выбрали своим символом прибитого к кресту человека? Надо будет об этом спросить у Лорда. Он много чего знает, чего не знает Черный Ягуар. Вероятно, он сможет ему в этом помочь и разъяснит все то, что ему непонятно.

Черный Ягуар сделал полный круг по храму, добравшись по стенке до того места, откуда начал свой путь — под разбитым окном. Осторожно он сделал несколько шагов к центру храма. Встал прямо под куполом. Задрал кверху голову. Посмотрел еще раз на звезды, на крест, повернулся несколько раз кругом под пристальным и неусыпным наблюдением людей, глядящих на него со стен.

Он вспомнил про ящик у входа и решил узнать, что в нем находится. Двинулся к двери, но тотчас споткнулся обо что-то, торчавшее из пола. Сел на корточки, осмотрелся вокруг. Пол был деревянный, из настоящего старинного паркета. Вероятно, сверху его когда-то покрывал ковер: валялось вокруг несколько клочков грубой, истлевшей на ощупь, материи — похоже, крысы погрызли ковер и растащили его по норам. Рука Черного Ягуара наткнулась на небольшое металлическое кольцо. Он потянул за него и часть пола вдруг легко приподнялась. Это был большой квадратный люк, и вел он в подпол, зиявший в полумрак храма кромешной чернотой. Сначала Черный Ягуар подумал, что не стоит сюда сегодня лезть — можно вернуться завтра с фонариком, но потом решил, что, вероятно, подземелье — подсобное помещение, совсем небольшое и его нетрудно будет исследовать наощупь. Он лег на паркет и проверил, ведет ли вниз лестница. Лестница была. Правда, неудобная, примитивная — две узких деревянных направляющих, скрепленных между собой перекладинами.

Осторожно Черный Ягуар спустился на первую ступеньку, держась руками за края люка. Нащупал ногой следующую. Шагнул вниз. В подвале слышалось бурное движение и писк — похоже, крыс в подземелье было еще больше, чем снаружи, но из-за гулкого эха было трудно определить, каков истинный размер нижнего помещения. Черный Ягуар раздвинул руки в стороны в поисках стен, но вокруг была пустота. Неожиданно перекладина под ногами обломилась и Черный Ягуар рухнул вниз, он успел только схватиться за направляющие лестницы, но они оторвались от края люка и сорвались вниз. Так и упал он, держась за них.

Падать Черный Ягуар умел, и все бы ничего — высота была совсем небольшая, но нога его неудачно попала в ведро, подвернулась, он спружинил, сгруппировался, чтобы упасть на противоположный бок и откатиться, но тут на него сверху рухнула лестница. Вероятно, никаких серьезных повреждений она не принесла, ушибла плечо и рассекла бровь, однако боль в ноге была отчаянной. Боль была резкой и нарастала, туманя сознание. В темноте было ничего не видно — какие-то предметы торчали углами, мешая сориентироваться в пространстве. Черный Ягуар неловко отодвинул лестницу. Целиком она с него не слезла, но ведро с попавшей в него ноги он сбросил.

Сдернул его с себя, закусив губу. С цинковым звоном оно откатилось в сторону. Черный Ягуар ощупал голеностоп — сустав быстро распухал. Перелом? Вывих? Черт! Хоть немного бы света.

— Свет! — наудачу громко произнес Черный Ягуар, но это не помогло. Он вспомнил, что были времена, когда еще не было стандартной фразы для включения освещения — каждый использовал для себя ту, которая была ему удобнее.

— Зажгись! — попробовал сформулировать он запрос иначе.

— Включись! — но даже трехэтажный мат, которым все закончилось, не спас положение. Света не было. Что ж, придется это принять как данность.

Превозмогая боль, Черный Ягуар начал массировать лодыжку. Прощупал мышцы и кости голени. Перелома, кажется, слава Земле и Небу, не случилось, но стопа явственно была вывернута наружу. Черный Ягуар в который раз за сегодняшний день с благодарностью вспомнил уроки мастера жизни и смерти, начал сильно и ритмично нажимать на точки сюань-чжун и шэнь-мэнь (единственная польза, которую принесли цивилизации чайники) — успокоил, утихомирил боль. Она стала глухой, пульсирующей, неясной, такую можно спокойно вынести. Но Черный Ягуар не остановился на этом. Полностью отключив сознание от ощущений собственного тела, он взял стопу обеими руками и резко вправил ее на место. Довольно усмехнулся. Боль молнией зажглась в мозгу и попыталась погасить его сознание, но он сумел ее превозмочь. Однако, надо было зафиксировать чем-то ногу, возможно, он сможет ходить и так, но вывих, пока сустав не зажил, может возникнуть снова, став привычным. Он посидел немного в темноте. Вдруг что-то проскочило по его руке, плечу, голове. Он сморщился от омерзения — крысы. Громко выругался. Черт, надо скорее выбираться отсюда, пока заживо не сожрали.

Черный Ягуар медленно встал, стараясь не опираться на больную ногу. Надо было пройти по подземелью и поискать что-нибудь для перевязки. Понятно, что ткани здесь никакой не найдешь — крысы, но, может, резина? Что тут по идее вообще может храниться? Он оперся локтем о стену и вдруг вспыхнул свет. Необычная лампочка, похожая на химическую колбу зажглась под потолком, распугав стаю крыс, мгновенно разбежавшихся по углам и щелям. Не сразу Черный Ягуар понял, что локтем задел включавший в старину освещение тумблер, он прищурился, оглядел подземелье. Это была небольшая комната, заставленная всевозможной хозяйственной утварью и посудой. Вероятно, здесь прятались предметы обихода, не используемые во время богослужения. Все это громоздилось на полу, а полки, идущие вдоль стен, были пусты. Ничего полезного для себя Черный Ягуар не увидел — только хлам, но в дальнем конце подземелья тускло блестела металлическая дверь.

Он дохромал до нее, подергал за ручку — дверь не открывалась. Сказал: «Откройся». Затем: «Отворись». Но уже понимал, что, как и со светом, голосовой командой ничего не добьешься. Он осмотрел дверь. Под ручкой было небольшое отверстие — похоже, замок открывался примитивным механическим путем. Черный Ягуар достал из кармана складной нож, поковырялся им в замке, но безуспешно — он не понимал, как работает устройство старинного запора. Тем более, что наклониться и посмотреть, что там внутри мешали находившиеся рядом с дверью пустые полки. Они были прибиты к кирпичной стене. Он рванул ближайшую из полок на себя, сверху посыпалась штукатурка, полка немного подалась. Черный Ягуар посмотрел на потолок и решил рискнуть еще раз — дернул второй раз полку. Она оторвалась, и, на его счастье, один из кирпичей, к которой полка крепилась, выскочил из стены. Он отшвырнул полку в сторону, засунул руку в образовавшееся отверстие, нащупал ручку с другой стороны двери. Под ней была винтообразная защелка, которая легко повернулась. Дверь открылась. Черный Ягуар, хромая, вступил во второе помещение.

Он сразу обшарил ладонями стену при входе, нашел такой же тумблер, как в том месте, где упал. Включил его. Зажегся свет. Здесь все было уставлено металлическими закрытыми ящиками. В дальнем конце комнаты находилась фаянсовая белая раковина и в нее мерно капала вода из примитивного древнего крана. Он подошел к раковине, включил кран и безмерно удивился — из него шла вода. Как странно, что от этого здания за столько лет не отключили ни электричество, ни воду. Может быть, потому, что часовня стоит на отшибе, и про нее забыли коммунальные службы? Черный Ягуар тщательно вымыл руки, которые до сих пор были в крови избитого им мужчины, а теперь еще и в грязи, и в штукатурке, вытер их о комбинезон. Подошел к нескольким ящикам, которые громоздились здесь один на другом. Запоров на ящиках не было. Первый же из них легко открылся. Внутри находились плитки шоколада, завернутые в фольгу. Черный Ягуар съел одну из шоколадок — вкус был непривычный, горьковатый, но приятный. Он осмотрел остальные ящики. В них хранились всевозможные продукты питания. И не просто продукты — а приготовленные к длительному хранению и уже готовые к употреблению. И опять Черный Ягуар подивился — как будто для него все это было оставлено в древности неизвестно кем. Как будто кто-то знал, что он появится здесь. Впрочем, не было проблем у Черного Ягуара с питанием — зарплата у эколога совсем неплохая. Но хорошо знать, что если случится что-то непредвиденное, то будет куда податься. В другом углу комнаты он обнаружил канистры с керосином, сильно обгрызанную картонную коробку с колбовидными лампочками, коробка рассыпалась от первого прикосновения. Черный Ягуар бережно переложил лампочки в сторону, посмотрел, что хранится в ящике, который стоял под коробкой. Там лежало множество бледно-желтых палочек. Он надкусил одну из них. Вкуса у палочки не было. Бесполезная вещь. Он открыл соседний ящик и тихо обрадовался. Наконец-то он нашел то, что искал — здесь хранилась аптечка. Черный Ягуар нашел в ней эластичный бинт, туго забинтовал больную ногу. А затем аккуратно все закрыл. Перед тем как выйти, он прихватил с собой бледно-желтую палочку, думая отнести ее домой и посмотреть, для чего она может использоваться. Все-таки вряд ли для еды. Она находилась в том углу комнаты, где не было продуктов питания.

Черный Ягуар закрыл через отверстие в стене дверь на замок, вставил на место кирпич и захромал к выходу из подземелья. Высота подземелья была не такая уж большая. Он поставил под люком кверху дном ведро, оказавшееся для него ловушкой, выключил свет, залез на ведро, подпрыгнул, зацепился руками за края люка, подтянулся и вылез из подземелья. Закрыл отверстие деревянным щитом.

После электрического света подвала надо было опять привыкнуть к полумраку храма и выступающим из него строгим фигурам. Черный Ягуар повертел в пальцах прихваченную из подвала палочку, хотел уже, было, положить ее в карман, как вдруг на конце ее показался огонек. От огонька было немного света, но он был явственный и теплый. Он дрожал, словно живой, и от него бежали вокруг туманные тени. Черный Ягуар дотронулся до него пальцем. Огонек не обжигал. «Надо же — какие вещи умели древние делать», — подумал он и направился в сторону разбитого окошка, но вдруг замедлил шаг — неожиданно для себя он понял, для чего служат металлические столики с полыми короткими трубками. Ну конечно же, он держал в руках свечу — самую настоящую свечу. А трубки были подсвечниками. Он подошел к одному из столиков и поставил свечу в подсвечник. Ему показалось, что она стала гореть ярче. В ее свете был явственно виден крест и прибитый к нему человек. Сначала Черному Ягуару стало страшно. Так страшно, что он хотел стремглав убежать, несмотря на больную ногу. Но мастер жизни и смерти приучил его не бояться собственного страха. Черный Ягуар остался, остался назло своему страху. И страх отступил, но ничего нового он не услышал в своей душе. Пусто было в ней. Он подождал, пока свеча догорит до конца, и отправился к окошку. Быстро вскарабкался наверх. К вороненку уже, естественно, не полез. Аккуратно спустился вниз, посмотрел на часы — было уже полвторого. Медленной трусцой, припадая на больную ногу, побежал Черный Ягуар домой.

На зябких ладонях
от старых гвоздей
видно следы.

20

Курит китаец

длинную трубку,

смерть за плечом.

Старый глиняный китаец курил свою длинную трубку на балконе бао-та. Маленького декоративного здания, стоявшего на широком пластиковом подоконнике. Он осуждающе посмотрел на меня, но ничего не сказал. Он не доверял вайгуйлао — заморскому черту. Китайцы никогда и никому не доверяют. Знаменитая фраза аббата Куаньяра как нельзя лучше подходит к их национальному характеру.

«Слово дано человеку, чтобы скрывать свои мысли».

Внутренний мир китайцев замкнут, а искусство интриг высоко — именно поэтому они еще не завоевали мир. Им просто некогда. Они интригуют друг против друга.

Секретарь вбежал в кабинет и застыл на пороге, увидев бесчувственное тело своего босса. Через мгновение он заметил у меня в руке шокер, и понял, что Желтопузый жив. Я спокойно убрал шокер в карман. Против молодого тренированного бойца шансов у меня нет. Впрочем, один есть — купить бойца заранее. Не за деньги — за страх. Грехи, они у всех имеются, все люди когда-нибудь рискуют сесть на полосатую спину тигра. А потом тигр отправится по своим делам. Как любят говорить сами китайцы: скачущему на тигре трудно с него слезть.

— Где мужчина, которого задержали сегодня утром? — требовательно спросил я.

— Его увели челес челный ход, увасаемый, — секретарь так и не решился спрыгнуть с тигра. — Я не снаю куда.

У них есть черный ход? Интересно. Теперь я понимаю, почему Желтопузый отказывался переезжать в более комфортабельные аппартаменты. «В трудные времена каждый из нас должен личным примером…»

— Куда он ведет?

— Нисние этаси, а потом по заблосенному пути метло, — с готовностью отозвался секретарь. — Дальсе не снаю.

Я задумался. Через двадцать… нет, уже через пятнадцать минут Желтопузый очнется и жизнь моя весьма и весьма осложнится. Где-то глубоко внутри меня проснулся холодный и расчетливый циник.

— Убей его, — сказал циник.

Я отрицательно покачал головой.

Подошел к стаци, вставил носитель и запустил «кукушку». Среди сотен тут же родившихся файлов один нырнул в почтовую программу и отправился по адресам диких.

— Карта подземелий есть?

— Да, конесно, — китаец вздохнул с облегчением и добавил. — Спутниковая.

Мог бы и не добавлять, какие еще карты могут быть в наше время? Не бумажные же… А вот обрадовался ты зря, голубчик. Думаешь отделаться ударом шокера, а потом сочинить для своего босса красивую историю? Не выйдет. Я включил микробук, убедился, что заряда хватит на восемь часов работы без солнца, проверил спутниковую связь — ишь ты, а спутник-то не наш используется, бразильский. Что ж, тем лучше — всё остальное у меня было с собой. Сколько времени до связи с Ягуаром? Сорок минут? Очень хорошо.

— Оружие есть? — поинтересовался я у секретаря.

Тот вытащил бесшумный пистолет новейшей индийской разработки.

— Лучше будет, если я у тебя его заберу.

Он не колебался. Конечно. Если я его оглушил, то не забрать оружие было бы подозрительно. А взглянул на него все равно с жалостью.

— А теперь бери босса под мышки и тащи.

— Куда?

— К черному ходу, — ухмыльнулся я. — Пойдем все вместе.

— Но господин!

Выстрел в сторону. Ишь ты, испугался — и правильно. Кто их, вайгуйлао знает. Даже если живешь в их стране уже лет десять. Один выстрел и секретарь бросился вытаскивать своего босса из кресла.

А старый глиняный китаец шагнул со своего балкона и разбился вместе со своей длинной трубкой. За его плечами с утра стояла Смерть.

Курит китаец
длинную трубку,
смерть за плечом.

21

В небо карабкаясь,

видишь внизу

кровь на земле.

Сначала он хотел изменить традиции и проехать домой на струннике. В крайнем случае, на автобусе. Но на улице творилось нечто невообразимое. Толпы людей в обоих направлениях, на остановках не протолкнуться, втиснуться в наземный транспорт невозможно, а струнников не было видно вовсе. Хотя обычно в это время их движение бывало весьма оживленным. Черный Ягуар махнул рукой на очередь у остановки, она тянулась змеей на несколько десятков метров, и побежал домой. Было так много народу вокруг, что он даже не смотрел под ноги, не считал трещины на асфальте — только и приходилось, что лавировать между пешеходами, старясь не задеть их ненароком.

Вдруг служебный пикап резко затормозил рядом с Черным Ягуаром. Дверца раскрылась. Высунулся водитель — парень из Департамента, несколько раз обедал с Черным Ягуаром за одним столом в буфете для внутреннего персонала — предложил подкинуть до дома. Секунду поколебавшись — не любил быть никому благодарным — Черный Ягуар принял любезное приглашение, залез в машину.

Кроме водителя, в пикапе сидели двое охранников, а между ними спал молодой мужчина в форме капитана. Капитана охранники небрежно придерживали, положив ему на колени планшет, на котором резались в дурака. Похоже, капитан был без сознания, но для любой проверки на дорогах он, скорее всего, показался бы просто спящим чуркой. Черный Ягуар не любил задавать лишних вопросов, люди делают свое дело, очевидно, им приказали, в противном случае, стали бы они его подсаживать?

— Ногу подвернул. Вывих, кажется, — пожаловался он. — А струнники не работают, что ли? Народу вон сколько. Если б не вы, ребята, не знаю, как бы до дома добрался.

— Трос на центральном узле ё@нулся, — не отрывая взгляда от дороги, меланхолично ответил водитель. — Там полный пи@дец. Одиннадцать струнников в полный хлам, як винтокрылые пи@долеты. Двести семнадцать жмуриков, не считая пешеходов. Уё@ище, беспе@ды. До х@я покалеченных, все оцеплено, движение остановлено. Наземников толпа вылезла. Я, бля, даже не знал, что их стоко осталось.

Один из охранников оторвался от карт и заметил:

— День вообще поганый. Я живу у границы с внешним городом. Там зарево было всю ночь, говорят, подожгли Стремяжные склады, а до этого перебили сторожей и все, что можно было, разворовали.

— Пластиковый бунт, — вытаскивая из рукава пикового туза, сказал второй охранник. — В бараках весь день стрельба. Бьют нашего брата, вусмерть бьют.

— Я тоже слышал выстрел утром, — вспомнил Черный Ягуар хлопок за окном, который раздался во время его беседы с Лордом..

— Да, их несколько пролезло за внутреннюю границу по трубе, там дыры сквозные остались, похватали уже всех, к стенке — и в печь жмуриков. Вдоль всей границы солдат понаставили. А в трубе — патрули. Теперь не пролезут.

— Пи@дец нам всем! — выругался водитель. — У нас госномер на жопе висит.

— Сюда им не прорваться, — сказал Черный Ягуар. — Внутренний город надежно защищен.

— Да, что внутренний, друг, нам ведь этого, — первый охранник показал на капитана, — приказано за периметр вывезти и там отпустить. Был бы дикий — здесь выкинули бы. А у солдатни чипы в башке — начальство сказало, если до периметра потеряем — убьет.

— Слушай, парень, — сказал второй. — Ты ведь эколог, поговаривают. Может, ты его… Это самое… И чип достанешь? Мы заплатим, сколько скажешь. Сочтемся. Черт, не лезть же задарма в мясорубку.

— Не бз@ись, — успокоил Черного Ягуара водитель. — Все путем будет.

— Рехнулись? — хотел спросить Черный Ягуар, открыл дверцу пикапа и без слов вывалился наружу. Благо скорость была невысока.

— Быдло, гнида, сука поганая, — раздалось из пикапа, который резко затормозил, всхрапнул и рванул по улице дальше.

Черный Ягуар был совсем вблизи от своего дома. Однако, после сидения в машине нога снова отчаянно заболела. Он сел на тротуар и размассировал ее. Посмотрел на часы. Без десяти два. Встал и захромал домой.

Пластиковый бунт. Да уш, страшная вещь. Такого на его роду не случалось. И он не думал, что когда-нибудь подобное произойдет. Черный Ягуар вообще после закрытия границы внутреннего города за периметр никогда не выходил — нужды не было. Внутренний город был не так уж и мал — он насчитывал два миллиона жителей. И это число было стабильным — в случае закрытия границы город мог достаточно долго существовать на собственных ресурсах. Здесь находились все учреждения Большого города, несколько заводов, пищевых и текстильных фабрик, аэродром, маленький космопорт, военный гарнизон. Во внутреннем городе пустовало множество производственных зданий, но несмотря на перенаселенность внешнего города, их никому не позволялось занимать или перестраивать под жилые дома. Жители внешнего города могли поселиться во внутреннем только у родителей, если те не имели ничего против этого. Квартиры поступали в собственность исключительно для правительственных работников или по наследству. Благодаря, в частности, этому, на работу экологов, которая противоречила конституционным нормам, но о которой слышали практически все, смотрели, прикрыв глаза. Младшему поколению была выгодна смерть старшего. Ибо жизнь за периметром значительно отличалась от жизни во внутреннем городе.

Во внешнем городе люди ютились в тесных общежитиях многоэтажных бараков, отапливаемых скупо даже зимой, нормы по расходу электричества были такие же, как и внутри периметра, но его так часто отключали, что не всегда использовалась даже положенная на семью норма, продукты завозились нерегулярно и часто некачественные, гигиенические нормы оставляли желать лучшего, питьевая вода продавалась в магазинах, хозяйственная была грязно-желтого цвета, поскольку использовалась неоднократно, а система фильтров работала далеко не в полную силу: люди предпочитали мыться в общественных банях — там вода подавалась за деньги, но чище и все-таки ее хоть как-то подогревали. Короче, счастливчиками считались жители внутреннего города — и Черный Ягуар в том числе — всего у них, по сравнению, с внешними было вдоволь.

Черный Ягуар доковылял до дома. Кровати у него не было, спал он всегда на карнизе. Он снял обувь и рухнул на пол. Помассировал точки сюань-чжун и шэнь-мэнь. Вытащил из кармана ком — ровно два часа дня. Он вызвал Лорда. Лорд не отвечал.

Черный Ягуар не стал закрывать ком, положил его рядом с собой — пара минут и раздастся звонок вызова. С тоской он подумал о том, что нескоро сможет теперь добраться в библиотеку, расположенную в спортзале бывшей типографии.

«Заживет нога, надо будет подумать, как перетащить оттуда велотренажер». Он размышлял о будущем, вспоминал весь сегодняшний день. Не совсем обычный, конечно день. Странный день. Он задремал.

И тут раздался звонок вызова. Черный Ягуар схватил ком. Но вызывал его не Лорд, это была диспетчер департамента.

— Вам придется выполнить еще один заказ, — сказала диспетчер.

— Я не могу, я травмировался. Поищите кого другого.

— Нет, приказ был выписан именно на ваше имя. Я не могу ничего исправить.

— Тогда завтра.

— Нет, приказано исполнить сегодня. Нургалиевский заказ, кстати, приняли, — утешила его диспетчер. — Девочку списали. Никаких проблем. А это дополнительный заказ. — она понизила голос до шепота, намекая, что дело, возможно, политическое — такие любили в последнее время вешать на экологов. — Выполните — и у вас будет четыре дня отгулов.

Отгулы вещь, конечно, хорошая. За эти дни нога заживет.

— Я согласен, — сказал Черный Ягуар. — Сегодня. Но время я выбираю сам.

— Да-да, — поспешно согласилась диспетчер. — Указано — до 24 часов ночи — и на монитор выскочил адрес. — Заказ принят. — и тут же диспетчер отключилась.

И тут раздался звонок вызова. На этот раз звонил Лорд.

В небо карабкаясь,
видишь внизу
кровь на земле.

22

Мертвая кукушка

летит на восток,

возвращаясь к началу.

Наша цивилизация заканчивается, ей осталось совсем немного. Завоеватели уйдут в небытие, оставляя за собой выжженную землю, выкачанные недра и пустой офф-лайн.

Появление — рост — надлом — распад.

Путь любой цивилизации.

Завоеватели — это мы.

Мы выточили из камня наконечники копий, приручили лошадей и отправились завоевывать мир. Когда это было? Лошади упоминаются в Книге Бытия, на них менял зерно Иосиф, когда заведовал зерном в Египте. Мы успели дотянуться до ближайших планет, а потом ветка цивилизации треснула и надломилась.

Очень трудно разрушить Вавилонскую башню в своей душе. Мы погибнем под обломками небоскребов, не выдержавших высоты.

Но сквозь руины нашей цивилизации прорастет новая. Для которой мы — далекое прошлое, неизвестное и страшное. Мертвая кукушка летит на восток, возвращаясь к началу.

Большой город уже болен. Он увешан амулетами охранных колец, отделен ими от мира, словно карантинной зоной от бушующей вокруг чумы, но все зря. Город не знает, что чума не вне, она — внутри. На коже его кварталов вздуваются темными прыщами пустые обесточенные здания, сосуды улиц забиты тромбами остановившегося транспорта, а совсем рядом — прямо под ним — постелена заброшенная труба, по которой когда-нибудь в него ворвутся полчища гуннов.

Пока там пусто.

И очень тихо.

Капает вода и тяжело дышит Вэнь Шу, секретарь Желтопузого, волоча крупное тело своего босса впереди меня. Мы попали в трубу через лифтовую шахту, устроенную рядом с их кабинетом. Миновали два нижних этажа, прошли по круто изгибающемуся переходу и вынырнули на бывшей станции метрополитена. Метро, как говорили во времена моих родителей. Подземка, как говорили в моем детстве. Труба, как говорят сейчас. Вэнь Шу устал. Он все чаще останавливается, бросает на меня быстрые взгляды, отдыхает, но все же тащит свою ношу дальше. Его мучает страх, что я веду их в могилу.

Коммуникатор с картой то ловит спутниковый сигнал, то теряет его, а времени до разговора с Ягуаром все меньше. Не успеваю… Сейчас доберемся до следующей станции и нужно делать привал. Желтопузый уже подает признаки жизни, скоро он очнется с больной головой, и придется делать выбор. Или убить, или…

Вот и станция. Тяжелые металлические буквы названия все еще висят на стене, но слово уже ничего не весит. Станция имени Клары Цеткин. Имени женщины, которую не помнит никто. Я в том числе.

— Стой, — говорю я.

Китаец послушно останавливается, опуская босса на пол. Они в пяти шагах от меня, на краю платформы, удобное место для стрельбы. Усаживаюсь на остов скамьи, смотрю на коммуникатор — связь есть. Это хорошо.

— Садись, — приказываю Вэнь Шу. — На край платформы, спиной ко мне. Спрыгнешь вниз, стреляю без предупреждения. Ясно?

Голос не дрожит, и он послушно кивает — боится.

Желтопузый ворочается на каменном полу, еще без сознания — у меня пара минут, не больше. Нужно попросить Ягуара выйти в сеть позднее. Сможет ли? Но сначала небольшое задание секретарше. Желтопузый садится, непонимающе смотрит по сторонам. Сейчас-сейчас… Так, сообщение ушло, теперь Ягуару… вот же черт! Сигнал спутника неожиданно пропал и ком вывалился в оффлайн.

— Где мы? — голос у Желтопузого глухой, севший.

— В аду, — также глухо отвечаю я и вижу, что он заметил пистолет. — Садись рядом со своим дружком. Спиной ко мне. А теперь говори, куда увели моего человека?

— Его держат на квартире, — отвечает Желтопузый. — Переулок… нет, не помню названия. Возле последнего театра. Может быть, мы…

— Замолчи.

Китаец послушно смолкает. Я проверяю связь — ага, снова есть. Проецирую поверхность на трубу, последний театр прямо над соседней станцией. Это хорошо. Похоже, у них есть выход в трубу и оттуда. Кажется, они вовсю используют трубу для перемещения людей, а может, и грузов… Контрабанда. Наверняка здесь ходят контрабандные караваны, иначе откуда ее столько в городе?

— Как связаться с твоими людьми? Адрес, пароль.

— Но, уважаемый…

— Адрес, пароль! — срываюсь я, мои нервы на пределе.

Вэнь Шу дергается как от удара. А он оказывается, трус. Желтопузый реагирует спокойнее, но адрес все же называет. Пока есть сигнал связываюсь с его людьми и приказываю доставить дикого на соседнюю платформу.

Набираю сообщение Ягуару.

«Задерживаюсь. Если не выйду сегодня на связь, загляни в общий мир».

Общий мир мы создали с ним полгода назад. Хранилище нашей переписки, электронных книг, полезных программ… Всего того, что удалось отыскать, рыская по Изнанке Сети.

Фантасты прошлого любили конструировать Мир после катастрофы. Ядерной войны, столкновения с кометой, резкого изменения климата… Но никто из них не подумал, каким станет после катастрофы Мир виртуальный. Когда рухнут миллионы мощных серверов, перестанут работать старые языки программирования, произойдет раскодировка подавляющего большинства сохранившихся сайтов, а их Зеркала окажутся на Изнанке, в новой виртуальной реальности. Искореженном информационном пространстве, где бушуют самозарождающиеся вирусы и куда отправляются «новые сталкеры» за старинными сетевыми артефактами. Иногда сталкеры отыскивали относительно безопасные места, которые продавали под строительство миров. Эти миры были вне цензуры и вне закона, там царила свобода. Несколько лет назад и я приобрел пару таких мест, в одно из которых пригласил Ягуара.

На экране мигает сообщение. Дикого привели, просят дальнейших инструкций. С помощью Желтопузого приказываю оставить связанным и уйти. Не убивать. Вернуться на поверхность.

Вэнь Шу трясет все больше. Похоже у него истерика. Свертываю коммуникатор, беру пистолет со скамьи.

— Ну что с вами делать? — спрашиваю я.

Секретарь не выдерживает, вскакивает. Трясется, полусогнувшись на краю платформы и начинает быстро-быстро говорить:

— Я знаю вазный сведения, господин. Очень вазный, меня нельзя убивать. Я показу, где хозяин плячет больную зену. Очень больная, ей пола в хоспис. Больные это плохо, господин. Они опьедают всех нас. У хозяина с зеной тлое детей, господин. Я знаю, много детей тозе плохо. Я указу, я знаю адлес….

Я смотрю на Желтопузого, думая, что он сейчас вскочит и бросится на своего секретаря, но, видимо, раскрытая тайна окончательно ломает китайца. Он сидит ко мне спиной, неподвижно и беззвучно.

Мне жалко его жену.

И детей.

И даже самого Желтопузого.

Я с удивлением прислушиваюсь к себе. Да, мне жалко их.

— Много детей плохо, господин! — лопочет Вэнь Шу.

А я встаю, подхожу к платформе, спрыгиваю на ржавые рельсы и молча ухожу в тоннель.

Вэнь Шу мне тоже жалко. И это открытие удивляет меня еще больше.

Мертвая кукушка
летит на восток,
возвращаясь к началу.

23

Лорд: Извини, что задержался, я на связи.

Ягуар: Ерунда, у меня времени много, часа два точно есть. Ничего серьезного не случилось? А то у нас тут целый день стреляют: утром, сейчас опять начали.

Лорд: я тоже утром выстрел слышал. Сейчас не знаю, я из подземки пишу.

Ягуар: из подземки? Это что за место? Под землей?

Лорд: У вас в городе труба есть? Раньше ее подземкой называли, а еще раньше метро.

Ягуар: Я понял. ты тоже, что ли, в крупном городе?

Лорд: ага, в Большом.

Ягуар: а в каком районе?

Лорд: в центре… слушай, у меня к тебе важный разговор.

Ягуар: постой, а что ты делаешь в трубе? ты во что-то влип?

Лорд: не волнуйся, все в порядке.

Ягуар: ты уверен?

Лорд: абсолютно.

Ягуар: мне утром показалось, что с тобой что-то случилось или случится. Я весь день думаю об этом.

Лорд: зря тревожишься.

Ягуар: ты внутри периметра?

Лорд: да, а что?

Ягуар: Да поговаривают, что во внешнем городе черти что творится.

(*пауза*)

Лорд: я узнаю. Думаю, ничего страшного. Кстати… Есть у меня мысль. Ты насколько привязан к Большому городу?

Ягуар: В смысле? Я здесь родился, живу, работаю. И умру, вероятно, тоже здесь. Если я отсюда уеду, мне не видать социальной карты как своих ушей. Да и жилье сразу отнимут.

Лорд: А семья?

Ягуар: Нет у меня семьи.

(*пауза*)

Лорд: Я давно собирался предложить тебе… В общем, есть возможность нам обоим выбраться отсюда… Ягуар, тут скоро очень плохо будет. Гораздо хуже, чем сейчас. Нужно цепляться за любой шанс, пока не поздно. Зубами. А у нас с тобой есть такой шанс, понимаешь? Всё бросить и начать заново. Там, где нет Большого города, Оруэлла, хосписов, правительства этого гребанного. Даже китайцев и то почти нет.

Ягуар: Это где, в тундре что ли?

Лорд: это в Новой Зеландии.

(*пауза*)

Лорд: ты на связи?

(*пауза*)

Ягуар: Ты не боишься мне это рассказывать?

Лорд: с чего я должен тебя бояться? Ты мне как сын.

Ягуар: а сколько тебе?

Лорд (*пауза*) Ну я еще не старик, нам будет о чем поговорить долгими вечерами.

Ягуар: Кхе! под настоящим звездным небом!

Лорд: Боюсь, слухи о том, что звезды где-то видны, преувеличены. Когда произошел большой антарктический взрыв, земная ось сместилась, орбита съехала, в общем, долго объяснять, но следует радоваться, что мы вообще живы после той петрушки. Видим солнце и луну, хоть и блекло — словно сквозь мутное стекло.

Ягуар: Откуда ты все знаешь?

Лорд: Я много чего знаю. Так ты согласен?

Ягуар: Когда?

Лорд: Что когда?

Ягуар: Когда ехать?

Лорд: Сейчас я сброшу пароль в Общий мир. Это ключ к кошельку на твое имя в Первом сетевом банке. Имя — твой ник капслоком. Под паролем пара адресов, по ним тебе документы сделают и помогут переправиться. Только осторожней. Не высовывайся раньше времени. Будет обидно именно сейчас куда-нибудь вляпаться.

Ягуар: А ты?

Лорд: Вместе нельзя, поедем по одиночке. Мне придется чуть не кругосветкой плыть. Связи не будет, так что рассчитывать тебе придется только на себя. Встретимся уже на месте. Ну как? По рукам?

Ягуар: По рукам.

Лорд: Ты понимаешь, что никому ничего?

Ягуар: Что я — совсем дурак?

Лорд: Ну что, успокоился?

Ягуар: Еще как! Я-то думал… Я тут с ума сходил…

Лорд: Все в порядке (улыбающийся смайл)

Ягуар: Я не мог надеяться, что когда-нибудь смогу увидеть тебя живьем. Ох, каких мы с тобой хокку насочиняем! (*пауза*) Только…

Лорд: Что — только?

Ягуар: Понимаешь, я не совсем уж такой человек, какого ты, возможно, ожидаешь увидеть. Тебе со мной будет непросто.

Лорд: Взаимно.

Ягуар: У меня тяжелый характер.

Лорд: Не думаю, что у меня лучше.

Ягуар: И еще (*пауза*) мне кажется, я схожу с ума.

Лорд: Как это?

Ягуар: Ну, например, я часто думаю о себе в третьем лице. Иногда часть меня как бы отделяется и смотрит на меня со стороны. И разговаривает со мной, как будто это не часть меня… очень сложно объяснить…

Лорд: Ты слышишь голос? Как будто со стороны?

Ягуар: Нет, в самом себе.

Лорд: Это нестрашно. Это случается, атавизм такой. Раньше это называлось голосом совести.

Ягуар: Точно не страшно?

Лорд: Абсолютно.

Ягуар: Успокоил… (*пауза*)

Лорд: Что-то еще?

Ягуар: Я считаю трещины на асфальте. Когда они складываются крестом. Я ненавижу кресты. Я их боюсь.

Лорд: (*пауза*) Крест — символ Христианства.

Ягуар: Что это?

Лорд: Религия. Вера. Убеждения.

Был когда-то такой человек — Иисус Христос. Некоторые считали, что он был Богом. Потом его распяли на кресте — на деревянном столбе в виде креста, был такой вид казни. Я плохо знаю эту историю, но слышал, что он взял на себя все грехи человечества, умер, а затем воскрес. Те, кто верил ему, носили на своей шее кресты.

Ягуар: Что значит взял все грехи?

Лорд: Это значит, что каждый, кто пойдет за Богом — пойдет Его крестным путем. И будет спасен. Мне так рассказывали. Точнее, вряд ли кто знает.

Ягуар: Сказки.

Лорд: Может быть…

Ягуар: а кресты и сейчас носят.

Лорд. Я о таком не слышал.

Ягуар. Точно знаю.

Лорд. Удивительно. Последние христиане ушли из Большого города лет сто назад. Правда, они собирались вернуться. Иногда находили склады продуктов, устроенные на случай возвращения. Но они не вернулись.

Ягуар. А электричество?

Лорд. Что электричество?

Ягуар. Я знаю про один такой тайник. Там работает электричество и вода. Хотя там никого не было очень давно.

Лорд. Понятия не имею. Возможно, у них были свои люди на станциях, где отключают воду и энергию. Возможно, они как-то сумели обмануть систему…

Ягуар. За одно это их стоило бы уважать… О черт, опять стреляют.

Лорд. Ладно, мне пора. Мы с тобой обо всем договорились, Ягуар. Ты как можно скорее приезжаешь в Новую Зеландию.

Ягуар. Да, конечно.

Лорд. Мы там наговоримся обо все. А теперь прощай. И знай, что ты мне очень дорог.

Ягуар: О Земля и Небо, ты чего?

Лорд: Все в порядке. Я буду в Новой Зеландии максимум дней через десять. Там наговоримся обо всем…

Ягуар. Невероятно все-таки…. До встречи, мой лорд!

Лорд. Пока (*отбой*)

24

Пепел со звезд,

что погасли вчера

оседает на крыльях.

Волна ударилась о берег и растеклась по нему, нежно вылизывая песок. Начинался прилив, и с моря подул прохладный осенний ветерок, взбивая на волнах белую пену.

Недовольно ворча, Ягуар вышел из воды и со злостью отшвырнул доску.

Я оторвал взгляд от книги, посмотрел в его сторону и усмехнулся. Серфинг никак ему не давался. Но Ягуар упрямый, он сможет. Научился же он управлять яхтой.

— Что читаешь? — подойдя, спросил он.

— «Историю Новой Зеландии», — ответил я и с гордостью добавил. — Почти без словаря.

— Интересно?

Я снял очки и положил их рядом с книгой. В последнее время у меня стало падать зрение. Ягуар уговаривал сделать операцию, но я не хотел. Отыскал в Окленде мастера, который изготавливал по старинной технологии линзы и оправы для таких чудаков, как я, и сделал ему заказ. Мне нравилось стареть. Мне нравилось носить очки и выглядеть пожилым и степенным. Может быть, от того, что раньше у меня не было на это шансов?

— Ты знаешь, почему маори назвали птицу словом киви? — спросил я. — Оказывается, им просто послышалось, что она так щебечет: киви, киви, киви. Нужно будет сходить на какую-нибудь ферму и послушать… Между прочим, оказывается, здесь совсем нет змей.

— Ну да! — не поверил Ягуар.

— И всего двадцать три вида птиц, — добавил я. — В том числе, такие экзотические как совиный попугай…

— …и пастушок уэка.

Все-таки он успел пролистать эту книжку! И когда? Вроде целыми днями пропадает на море.

— А еще я выяснил, почему здесь видны звезды, — с усмешкой глядя на меня, сообщил Ягуар.

— Почему? — заинтересовался я.

— Помнишь, ты мне как-то цитировал одного древнего поэта? Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно.

— Не улавливаю связи.

— А ты открой форзац этой книги. Видишь, флаги разных стран напечатаны?

— Все равно не улавливаю.

— Страны Океании видишь? Самоа, Соломоновы острова, Науру, Тувалу, Микронезия, Маршалловы острова, Австралия с Новой Зеландией, наконец.

— Ну и что? — все еще не понимая, спросил я.

— На флагах всех этих стран есть звезды! Они им нужны, понял?

Я усмехнулся. Хорошая версия, вполне в духе Ягуара.

— Ну что, домой? — спросил он, подбирая с песка свою непослушную доску.

— Домой, — ответил я.

Поднялся со ржавого рельса и, подсвечивая себе дорогу слабым огоньком кома, словно фонариком, пошел на станцию, где меня ожидал дикий. Я имел право на несколько минут мечты. Но всего на несколько.

Мои шаги гулко отдавались под круглым бетонным сводом бывшего перегона, пляж Тонгапоруту растаял в сером сумраке Трубы и вернувшаяся реальность больно уколола иглой беспокойства. Нужно узнать, что творится в городе. Не нравится мне эта информация о перестрелках на поверхности. А потом Труба не такое уж безопасное место, чтобы оставлять дикого связанным на целый час. Впрочем, под центральной частью города должно быть относительно тихо. Здесь правительственные учреждения, Национальный банк, Департамент…

И еще… Достаточно ли я был убедителен с Ягуаром?

Я снова прокрутил в голове наш разговор — да, все правильно. Нельзя было иначе, он парень умный, сразу бы заподозрил неладное. Прости, Ягуар… Надеюсь, ты поймешь меня.

Станция оказалась неожиданно светлой. В первый момент у меня испуганно екнуло сердце: перрон был абсолютно пуст. Но потом я все же заметил дикого. Он сидел в закрытой будке у раскуроченного эскалатора, неподвижный, крепко привязанный к стулу.

Подойдя, я вытащил кусок проволоки, закрывавший дверь, распахнул ее и принялся развязывать пленника.

— Стоило связываться с вами, — проворчал я. — Если все приходиться делать самому.

— Где инфа? — спросил он, разминая затекшие руки.

— Пришлось запускать «кукушку», так что информация уже у ваших друзей. Нужно только ваше подтверждение.

— Вот выберемся отсюда, будет и подтверждение. Как вы меня нашли? Где китайцы?

Я кратко пересказал ему последние события, не забыв упомянуть о брате. Затем достал ком и принялся сверяться с картой. Ближайший выход на поверхность был недалеко — в паре станций отсюда, но я решил, что лучше направиться в сторону дома. Если на улицах действительно стреляют… Хотя, наверное, Ягуар преувеличил опасность.

Дикий тоже склонился вместе со мной над картой, просчитывая свой путь — получалось, что до моего выхода мы могли двигаться вместе.

— У меня к вам просьба, — неожиданно произнес он, когда мы уже вошли в тоннель. — Можно узнать, вывезли моего брата во Внешний город или нет?

Я разблокировал фон, достал пуговицу наушника и набрал номер секретарши на коме. Она ответила практически сразу.

— В моем кабинете прибрались? — спросил я.

— Да. Ребята вывезли гостя и уже вернулись, — ответила она, и когда я уже собрался отключиться, неожиданно назвала меня по имени. — Сергей…

— Что?

— Там… там такое творится. — голос у нее был испуганным. — Настоящий бунт. Погромы, стрельба, говорят, что они могут ворваться в город.

— Кто они? — не понял я.

— Повстанцы из-за периметра. Мне сестра звонила, она сильно напугана. По улицам бродят банды, громят продовольственные магазины, режут китайцев.

— Сочувствую, — сухо произнес я.

— Сергей, как ты можешь? С нею же мой Сашка! Сделай что-нибудь!

— Почему я что-то должен делать?

— Это же твой сын!

Я промолчал. Я не верил, что это мой сын. Какое мне дело до чужого ублюдка? До сына женщины, которая меня предала? И все же….

— Подожди, — буркнул я и нажал на паузу. Покосился на шедшего рядом дикого.

— Проблемы? — спросил он.

— Во Внешнем погромы, — ответил я. — Народ бунтует. У моей… ммм… знакомой там родственники, беспокоится.

Это был вопрос. Даже просьба. Но дикий ответить не успел. Остановился, схватил меня за рукав и прижал палец к губам. Впереди — далеко-далеко — возникло и исчезло пятно света — кто-то шел нам навстречу. Шел по-хозяйски, неся с собой большой фонарь обходчика.

— Вон там, слева, — тихо произнес дикий и потянул меня в сторону.

Сначала я не понял, где он хочет спрятаться. Но тут же увидел дверь в подсобное помещение. Мы нырнули в его темную пасть и замерли по обе стороны от двери. Свет фонаря не был виден, но зато скоро послышались шаги и даже разговор.

— …врут они все, — сказал чей-то хриплый надтреснутый голос и закашлялся. — Сеть, видите ли, перегружена. Да просто не хотят, чтобы те, у кого родня за городом, правду узнали.

— И правильно, — отрубил второй. — Нечего панику сеять. А с быдлом этим, что во Внешнем, давно пора разобраться. Чем больше их там постреляют, тем лучше. А то жрут, пьют, ни хрена не работают, а все чем-то недовольны, сволочи.

— Они тоже люди, — не согласился первый.

— Какие они люди… Почему я должен на них пахать? Чтобы с моих налогов всякая падаль жила? Слышал, что в последних новостях сказали? Президент пообещал увеличить продпособия. Нарожали ублюдков, теперь содержи их. Я вообще за всеобщую стерилизацию — не хрен ресурсы тратить. Осталось на нашу долю — значит, все, кончилось человечество. Зато мы поживем в свое удовольствие.

Хриплый что-то возразил ему, но что — я не разобрал. Голоса удалились, и я взглянул на ком в руке — нажатая пауза все еще мигала зеленым огоньком, значит, секретарша не отключилась, ждала.

— Адрес давай, — тихо сказал дикий.

— Какой адрес? — не понял я.

— Ну этих… родственников. Во Внутренний город не переправим, но можем увезти от греха подальше в деревню. Есть у нас тихие деревни, живут там бедно, но не шалят.

Я выключил «паузу» и, поднеся ком к губам, произнес:

— Сейчас я передам фон, скажи ему адрес сестры, — и, не слушая, что мне ответят, передал наушник дикому.

Некоторое время он слушал, затем поморщился и также тихо произнес:

— Успокойтесь. Успокойтесь и продиктуйте адрес. Мы вывезем вашу родню в тихое место.

Ответов секретарши я не слышал, но по выражению лица дикого понял, что она на грани истерики.

— Не могу сказать куда, — сказал он. — Ваши родственники сами с вами свяжутся. У меня очень мало времени, говорите адрес. Хорошо. Запомнил. Не волнуйтесь, у меня прекрасная память.

И уже, отключив фон, обратился ко мне:

— Можно воспользоваться комом?

Пока дикий связывался со своими, я вдруг подумал, что беспорядки во Внешнем городе гораздо серьезнее, чем мне казалось до сих пор. Если это настоящий бунт… Весь мой план летит тогда к чертям. Неужели я опоздал со своими разоблачениями? Какой в них тогда прок?

— Пошли, — дикий тронул меня за плечо. — Если женщина с мальчишкой еще живы, их вывезут. Наши уже отправились за ними.

— Там сильные беспорядки?

— Да… И совершенно не ко времени. Боюсь, это только на руку отморозкам из экологов.

Мы расстались через полчаса. На развязке трех станций, построенных одна над другой. Дикий ушел на нижние, а я направился на поверхность. Долго объяснял встреченному патрулю, кто я и как сюда попал, но документы и звонок в Департамент сделали свое дело — меня пропустили… От патруля я узнал, что в город все-таки прорвались отдельные группы бунтовщиков, но вроде бы их уже выловили. Отдавая документы, старший патрульный привычно козырнул мне и посоветовал на всякий случай не выходить сегодня из дома. Впрочем, я и не собирался.

Поднялся на седьмой этаж, открыл квартиру, включил сетевое радио, чтобы послушать новости. Бодрый голос диктора сообщал, что беспорядки в городе и за его пределами ликвидированы доблестными частями модеров. Виновные арестованы и предстанут перед судом. Жертв среди мирного населения нет. Последствия аварии струнников ликвидируются, и уже к вечеру транспортное сообщение будет восстановлено. Это меня немного успокоило. Нет, я не поверил ни в отсутствие жертв, ни в поимку виновных, но власть не стала замалчивать сам факт беспорядков, значит, действительно надеялась с ними покончить в самое ближайшее время.

Достал из кармана видеокамеру, проверил зарядку, задал параметры включения на голосовую команду и приклеил скотчем к потолку у окна. Теперь можно было сварить кофе и спокойно ожидать гостей….

Пепел со звезд,
что погасли вчера
оседает на крыльях.

25

Бледная чаша

зимней Луны

печалью полна.

Усилием воли Черный Ягуар сдерживал мощные толчки энергии, рвущиеся из глубины сознания. Радость бурлила в нем, кипела, пузырилась, металась в поисках выхода. Он чувствовал себя крохотным в черной бездонности мира и неумолимой бесконечности времени, но сейчас в него заложили заряд такой мощи, что, если бы он мог взорваться и взорвался, то и мир и время разнесло бы в клочки — так он себя во всяком случае ощущал. Но он понимал, что радоваться еще не время. Что со всеми эмоциями надо обождать. Вот когда они будут вместе с Лордом в Новой Зеландии — вот тогда другое дело. А сейчас надо приготовиться к отъезду. И так, чтобы вышло без сучка, без задоринки. Наверняка со своей стороны Лорд сделает все без ошибок. В конце концов, он оказался много мудрее и опытнее, чем казалось Черному Ягуару. Он приготовил им путь отступления из этого мира — больного блеклого мира, в котором не осталось даже воспоминания о тонких острых иглах ледяных звезд и всепоглощающей сумасшедшей радости.

Аккуратно подвернув больную лодыжку, Черный Ягуар сел, скрестив ноги, и обратился лицом к востоку. Мастер жизни и смерти учил его так делать, когда Черного Ягуара переполняли чувства, а сознание нужно было освободить от эмоций. Он впустил в сознание тишину и дал ей некоторое время отстояться, не шевелясь ни одной мыслью, так, чтобы поднятая бурей чувств волна восторга, спокойно улеглась, чтобы все, что взметнулось со дна, опять вернулось на место и замерло без движения. Наконец все успокоилось и возвратилось на круги своя.

И вот тогда он сразу четко и ясно понял, что и в какой последовательности должен делать. И он стал действовать спокойно, уверенно и методично, словно бездушный робот. Словно полчаса назад его не распирало и не плющило радостью. Черный Ягуар отправился в ванную, достал в аптечке шприц с регенератором и, вернувшись в комнату, постарался как можно аккуратнее обработать больной сустав. Остаток лекарства он выпустил из иглы на место сорванных ногтей и с тихим удовольствием в течение получаса наблюдал, как пузырящаяся пена впитывается в ранки, которые на глазах обрастали тонкой нежной кожицей.

После этого он несколько раз глубоко вздохнул и взялся за ком. Он зашел в общий с Лордом мир, внимательно прочитал инструкцию, которую оставил ему друг. Перенес информацию в тайник, который Лорд предусмотрительно для него приготовил. Тут были не только номер счета в швейцарском банке, адреса иллегалов, которые делали поддельные паспорта, названия подпольных фирм, занимающихся контрабандной перевозкой людей и товаров, но и огромная библиотека, много больше той, что находилась в спортзале заброшенной типографии, а при ней старинная видео- и голотека, музыкальный архив. Сейчас некогда смотреть, какие богатства там спрятаны. Пока Черный Ягуар не исчезнет из Большого города, он даже не будет все это открывать.

Он просмотрел новости. На всех каналах говорилось о том, что ночью во внешнем городе начались беспорядки среди диких — отщепенцев и ренегатов; некоторые из них сумели пробраться внутрь периметра, но сейчас ситуация под контролем, мятеж подавлен, повстанцы казнены. Черный Ягуар облегченно вздохнул. Он, было, испугался, что проблемы с мятежом, заставят чинократов усилить контроль за всеми нелегалами, и это затруднит ему выезд из страны, но, похоже, этот вопрос решился сам собой. Краем сознания он отметил, что в новостях ни слова не говорилось о катастрофе, случившейся со струнником. Собственно, это понятно: смерть двухсот с лишним человек — ничто по сравнению с военизированной акцией протеста против чинократического правительства. Хотя, конечно, можно было и упомянуть аварию такого масштаба — сократить погодный выпуск, например…

Черный Ягуар решил, что выйдет на улицу не раньше пяти — лекарство уже начало действовать, но следовало поберечь ногу — возможно, в ближайшие дни придется много двигаться. Сейчас же было около четырех часов пополудни. Оставался час до выхода из дома. Он позвонил по фону Ирине Севастьяновой. Она ответила сразу, как будто ждала его звонка.

— Я звонил вам сегодня днем, — сказал он.

— Да, я узнала вас, — как-то слишком поспешно ответила она.

— Как девочка? — осторожно поинтересовался он.

— Понимаете, так вышло, — сбивчиво начала объяснять Ирина Севастьянова. — Я хотела только переночевать дома, снять со счета деньги, забрать самые ценные вещи, а с утра уйти за периметр — мне есть где там спрятаться, нас не нашли бы.

— И что? — спросил Черный Ягуар. — Что-то не получилось?

— Когда мы поднимались с Машей по лестнице, нам встретилась соседка, которая… которая… ну, вы понимаете, она не порядочный человек, — сказала Ирина. И Черный Ягуар сразу сообразил, что встретились они с той соседкой, которая сообщила в органы попечительства, что у Ирины Севастьяновой живет дома больная, нигде незарегистрированная дочка. И еще он отметил про себя, что Ирина назвала Гулю Машей, значит, девочка не проболталась, молодец.

— И вы решили не оставаться дома?

— Сначала я думала, что если переночуем, ничего страшного, за одну ночь они не успеют среагировать, если что… Но когда я собирала вещи, позвонили по фону из департамента социального обеспечения.

— Что они сказали? — насторожился Черный Ягуар.

— Я не стала отвечать по фону.

— А как вы узнали, что это номер департамента?

— Так по нему звонили в тот раз, когда… когда… — она замялась.

— Когда умерла ваша дочь? — подсказал Черный Ягуар.

— Да, откуда вы знаете? Впрочем, неважно, — перебила она сама себя, видимо, побаивалась узнать правду. — Мы сразу взяли те вещи, что я успела приготовить, и пошли… Струнники не ходят, авария, говорят, еле забрались в автобус. Доехали до периметра. А там — солдаты не пускают.

— Говорят, утром были беспорядки.

— Там и сейчас за стеной пальба. Не знаю, что и делать. Когда и как мы теперь выберемся отсюда? — в голосе ее, гортанном и глубоком, вдруг прорезались жалостные нотки.

— Все в порядке, — сказал Черный Ягуар. — Можете переночевать у меня, а там что-нибудь придумаем. Только мне надо скоро уходить. Вы где сейчас находитесь?

— В кафе на Флетча.

— Полчаса пешком, берите девочку и бегом ко мне, — он подробно разъяснил, как добраться до его дома.

Вскорости они пришли. За это время он успел убрать с глаз долой все, что могло навести Ирину Севастьянову на мысль о его профессии.

— У меня не слишком уютно. Придется спать на полу, на циновке.

— Это ничего, — сказала Ирина. Она была явно обрадована тем, что нашлось место для ночлега. Хотя когда ее взгляд пробежал по голым стенам, то стал немного испуганным.

— И воды пока что нет. Но есть в холодильнике небольшой запас льда. На сегодня вам хватит. Еды на двоих тоже вполне хватит.

— А вы?

— Я не смогу сегодня заночевать дома, — Черный Ягуар понял это несколько минут назад. Во-первых, он боялся, что Ирина вернется к вопросу о том, откуда он знает о ее дочери. А во-вторых… во-вторых, и это было не менее важно, он почувствовал, что ему будет трудно перенести общество чужих людей. Он слишком привык к одиночеству. Сегодня он переночует в задней комнате подвала храма. А завтра… Завтра когда он начнет заниматься делами, связанными с отъездом, то постарается как-нибудь устроить и Севастьянову с Гулей. Денег Лорда для этого более, чем достаточно. Вряд ли Лорд стал бы возражать, раз уж он сам совершает противозаконные действия и помогает Черному Ягуару выбраться из страны. Вот так вот.

Черный Ягуар, было, собрался уже уходить, как его окликнула Гуля; она, похоже, признала Ирину за мать, и не отходила от нее ни на шаг, но теперь вдруг подошла к Черному Ягуару..

— А мне мама дала цепочку для твоего крестика, — сказала она. Вытащила из-за пазухи крестик и показала его Черному Ягуару. — А ты мой не потерял?

— Нет, он у меня здесь, — Черный Ягуар хлопнул себя по карману.

— А почему ты его не оденешь?

— Зачем?

— На память. Ты забыл?

— Хорошо, — согласился Черный Ягуар, — достал шнурок с крестиком, нацепил его на себя и спрятал под комбинезон. — Теперь все в порядке?

— Вы христианин? — вдруг спросила Ирина Севастьянова.

— Я?! — Черный Ягуар был ошарашен. — С чего вы взяли?

— Нет-нет, ничего, — она снова ушла от ответа.

Он попрощался с ними, назвал на всякий случай код входной двери и отправился выполнять заказ. Он не хотел торопиться, чтобы не разбередить заживающую ногу — намеревался пройтись прогулочным шагом до дома очередного клиента.

Был уже шестой час, серое небо стремительно темнело, редкие мокрые хлопья неприятно шлепались сверху на лицо, гудел, надрываясь, норд-ост. Погода, похоже, собиралась испортиться. И была она явно не прогулочной. Было не жарко, совсем не жарко. Черный Ягуар ускорил шаг, чтобы слегка согреться. Вокруг шныряли неизвестно откуда взявшиеся древние ржавые автобусы, набитые людьми. Неужели такая крутая авария, что до сих пор не починили трос?

Он подумал о том, что скоро, совсем скоро будет вдали от цивилизации, вдали от этих серых каменных домов, от мрачных сгорбленных фигур на остановках струнников, от ржавого скрипящего транспорта, от навязчивого лопотания чужеродных языков, от узкоглазых чайников, от скользкого высокомерного Желтопузого, от бдительного Вахтера, от бездушного Отморозка, от всего этого сволочного чинократского правительства, которое давным-давно пора отправить на свалку, от департамента и экологов, да, и от самих экологов тоже.

Там, где он будет жить, человек свободен и радостен. Все, что Черный Ягуар слышал когда-либо о Новой Зеландии, говорило о том, что если еще где-то и можно жить на этой земле, то только там: только в Новой Зеландии овощи росли в открытом грунте, биотопливо само валялось под ногами, в океане водилась рыба, плантктон и съедобные морские водоросли, вода — океан воды, правда, не питьевой, но ее давно научились опреснять, а небо… впрочем, Лорд сказал, что небо и там серое, нет звезд в Новой Зеландии, но это, в конце концов, не так уж страшно, если будет все остальное.

Они будут жить вместе с Лордом. Сможет ли он существовать бок-о-бок с другом или почувствует к нему такое же холодное отчуждение, как к Ирине и Гуле сегодня? Сначала, наверное, будет тяжело, а затем он, скорее всего, привыкнет. Человек — существо гибкое, ко всему приспособиться может.

Он никогда больше не будет никого убивать. Возможно, сейчас он в последний раз выполняет заказ экологов. У него будет несколько дней отгула, надо постараться как можно быстрее оформить документы, найти безопасный выезд за границу. Хорошо бы еще и Гуле помочь. В последний раз… Он больше не чувствовал себя экологом, он был просто человеком! Он был счастлив.

И тут Черного Ягуара вдруг затошнило от мысли, что он идет убивать человека. До сих пор это была его обязанность, работа, хлеб, смысл существования, никогда это не было его бременем, он знал — придет время — и про его душу также придет эколог; но теперь он не чувствовал себя связанным с этим городом нитью долга, ему не нужны были больше деньги, и смысл жизни он вдруг ощутил в самой жизни. И острей острого он почувствовал, что права на то, чтобы отнимать жизнь у другого человека, у него нет. Он понял, что страшный мертвый Бог все еще живых христиан может простить ему всё: ненависть к Нему, тайную жизнь, неоправданную жестокость, прокрадывающегося в его сознание второго, Он может простить ему даже все совершенные им убийства, даже смерть девочки Маши Севастьяновой, но то убийство, которое ждет его впереди, — зачеркнет путь Черному Ягуару к Новой Зеландии.

«Не время сжигать за собой мосты, — сказал он себе. — Если я не выполню заказ сегодня, мне придется пойти на работу завтра. Если я не приду на нее завтра — может, и отговорюсь — то послезавтра точно нагрянут с проверкой. Не найдут — объявят розыск. Очень мне надо светиться и попасться в последний момент».

Но что-то ныло внутри, кажется, второй забился куда-то в самую глубину груди и тихонечко там поскуливал. «А куда я дену девочку и Ирину? Вдруг им не удастся завтра выбраться из города? — ему вдруг остро захотелось снять с себя крестик Гули, но он отмахнул от себя морок — прошло время бояться второго, прокравшегося в сознание, — Это не сумасшествие, это всего лишь совесть — так сказал Лорд, — дурацкий атавизм. Надо будет глянуть потом в библиотеке, что это все же такое».

Он ускорил шаг и перешел на легкий бег, по привычке он перепрыгивал через кресты трещин, но они его сейчас не страшили. Когда бежишь — сомнения не мучают. Когда бежишь — знаешь, что надо делать дело. А обдумать можно его и потом. Он побежал быстрее, сопротивляясь норд-осту, который разгулялся уже не на шутку.

Через десять минут он был во дворе клиента. Последнего в своей жизни клиента. Стоп. Об этом потом. Все раздумья потом. Он открыл ком, чтобы проглядеть информацию о клиенте. Экран был белый. Ни фамилии, ни имени, ни возраста — ничего. Только адрес. Сначала он испугался. Если заказ отменили, то, значит, отгулов не будет. И завтра, и послезавтра придется опять выходить на работу. А этого так хотелось бы избежать.

Он послал запрос диспетчеру. Та подтвердила заказ. Да, информация скрытая, убийство не стандартное — политическое. Каждого кто окажется в квартире, Черный Ягуар должен убить, никакого бромабола. Есть ли у клиента семья? — неизвестно. Но в любом случае желательно, чтобы смерть выглядела, как всегда, естественной. Да, подтверждение дается: клиент живет по этому адресу. Ориентироваться по обстоятельствам. Сделай дело — и гуляй смело. Впереди отгулы. Вот так-то…

Черный Ягуар вздохнул, посмотрел на окна квартиры, в которую он собирался — они были на седьмом этаже. Ну что же, пора идти выполнять работу…

На пожелтевшем листе
неровные буквы.
хокку заката.

26

На пожелтевшем листе

неровные буквы.

Хокку заката.

Листок бумаги был пожелтевшим и ломким. Он прятался между страниц книги Оруэлла — подлинной книги — которая попала ко мне много лет назад. На листке акварельными красками был нарисован закат. Не знаю, кто рисовал его — наверное, ребенок. Кто-то бережно хранил свидетельство своего — или чужого — детства. Сохранив книгу, я сохранил и рисунок. Теперь он лежал передо мной, в ожидании гостей я медленно пил остывающий кофе и записывал на нем огрызком карандаша хокку. Хокку заката.

В 10 лет у меня умер отец. Я почти не помнил его, я вообще почти не помнил своего детства. Через год не стало матери, и меня отправили на восток вместе с группой таких же малолетних сирот. В Трудовой лагерь. Нас везли по железной дороге, в товарных вагонах, а на улице стояла одна из последних холодных зим. Но нам повезло. Мы все выжили. А дальше были угольные шахты, почти полностью выработанные, труд за социальный минимум — жалкую подачку государства, завалы, смерть друзей. Я выкарабкался. Я научился быть жестоким.

Буквы были неровными, я почти совсем разучился писать. В какую сторону пишется «в»? Последний глоток кофе, сигарета, дым над акварельным рисунком…

На пожелтевшем листе

В двадцать два я вернулся домой. Нет, дома уже не было — но были места, которые я еще помнил. Парк, в котором мы гуляли с мамой. Здание бывшего театра, только-только тогда закрытого. На ступеньках каждый день сидел старый музыкант во фраке и играл на скрипке. Его почему-то не трогали. Но однажды исчез и он. Несколько недель после этого на ступеньках каждое утро появлялись цветы. В сети развернулась шумная кампания о вреде «чистого искусства». Тогда же, кажется, стали изымать книги. Пока еще добровольно. Всё это проходило мимо меня — я шел своей дорогой. Я хотел власти. Сейчас я понимаю, что власть сама по себе мне была не нужна. Мне нужна была свобода. Неровные буквы пути…

На пожелтевшем листе
неровные буквы.

Книги нашли меня позже — лет в тридцать. Меня назначили цензором… Тогда ко мне и попало настоящее издание Оруэлла. И много других книг. Днем я выезжал в найденные цензурщиками библиотеки, составлял акты об изъятии и уничтожении, а ночью взахлеб читал Толстого, Достоевского, Кафку… Книг в стране было много, но я быстро понял, что могу сохранить для себя только их электронные версии. И я перевелся в Отдел по контролю за сетью. В каком-то смысле это было счастливое время…

Книги делали меня другим. Вот только позволить себе быть этим другим я не мог. Пока не встретил в сети Ягуара.

За окном в серой дымке вечного полутумана-полусмога наступали сумерки. По старому пожелтевшему листу бумаги плыл закат.

На пожелтевшем листе
неровные буквы.
Хокку заката..

27

Все дороги ведут

из разлуки в разлуку,

такова эта жизнь.

Черный Ягуар, не торопясь, поднимался по лестнице. Седьмой этаж — не двадцать пятый, с карточкой служащего Департамента он имел право пользоваться лифтом не только в своем доме — в любом — но предпочитал не оставлять видимых следов, даже если эти следы электронные. Кроме того, он всегда старался убедиться заранее, что путь к отступлению свободен, да и два-три этажа выше квартиры заказчика лучше проверить — мало ли что? Земля и Небо милостивы к тому, кто беспокоится о собственной безопасности. Машинально он отмечал, на каких этажах нет света, где разбросаны на площадках кучи мусора, где сломаны перила, заклинены двери лифта. Да, дом ведомственный, но определенно не правительственный, здесь живут не чинократы, а геморрои уровнем пониже. И чем-то очередной геморрой явно не угодил чинократам. И почему именно сегодня, когда Черному Ягуару совсем не хочется пачкать свою радость, когда серый дальтонический мир вдруг заиграл разноцветными красками, ему нужно совершить не просто убийство — убийство, которое никак не оправдаешь милосердием, избавлением от мучительного прозябания старости, убийство человека, который выступил против продажной чинократической сволочи, неизвестно как, но сумел ей насолить настолько, что эта сволочь обратила на него внимание, подняла голову, протянула руку и не поленилась нажать кнопку, запускающую машину убийства. Барин вызвал холопа, который прихлопнет надоедливую муху. Ну что же, если это цена свободы Черного Ягуара, значит, придется ее заплатить. Геморрой обречен, а лишать себя Новой Зеландии из-за него Черный Ягуар не намерен. Только постарается, чтобы умер он максимально достойно.

Как ни медленно поднимался по лестнице Черный Ягуар, а все-таки добрался до седьмого этажа. Площадкой выше обжималась парочка малолеток. Ненужные свидетели, можно пройти еще пару этажей, обождать, пока они исчезнут, но, похоже, они его не заметили, воркуют себе, как голубки, ни до чего им нет дела, пользуются кратковременной свободой юности, серая машина государства не захватила их еще в свою утробу. Черный Ягуар аккуратно приложил к замку отмычку оперативника. Дверь спокойно, без малейшего скрипа, открылась. Он тихо проник в квартиру и прислушался.

Не было ни звука. Значит, хотя бы детей нет. Это хорошо. Черный Ягуар потянул носом — на кухне ничего не готовилось. Может быть, никого нет дома? Из темной прихожей он бесшумно продвинулся в коридор. Нет, кто-то здесь все-таки был. На кухне горел свет. Черный Ягуар быстро проскользнул мимо туалета, ванной и жилой комнаты — там было пусто. Он подкрался к кухне и осторожно заглянул в дверной проем.

За столом, лицом к двери, сидел человек. Он охватил голову руками, так что лица было не видно, только неровную блестящую проплешину, на которую были зачесаны прикрывающие ее жидкие блеклые волосы. Черный Ягуар замер. Предчувствие беды зашевелилось в нем. Человек поднял голову. И Черный Ягуар увидел Отморозка. Вот те на! Только не это! Только не сейчас!

Никогда еще во время выполнения заказа Черный Ягуар не испытывал подобного шока. Первым желанием его было нырнуть обратно в темноту коридора и быстренько удрать из этой квартиры, но Отморозок заметил его, смотрел глаза в глаза холодным равнодушным взглядом и ни малейшего удивления, похоже, не испытывал.

О страшный умерший христианский Бог, я ведь надел твой крест, за что же ты так зло мстишь мне? — спросил внутри самого себя Черный Ягуар.

Ему было страшно. Холодная дрожь бежала мурашками по телу. Он чувствовал, что начинает паниковать. Всё. Не будет Новой Зеландии. Не будет встречи с Лордом. Он попал в ловушку. Он глупо, как подросток, подставился. Вляпался непонятно в какую дрянь. Отморозок заманил его. Стоп-стоп-стоп. Куда он его заманил? Как скверно, что Черный Ягуар расслабился, не обыскал тщательно всю квартиру, как всегда это делал прежде, кто знает, не прячутся ли здесь модеры, чтобы схватить его, когда… Почему Отморозок так спокоен, ведь знает, что он может убить его, убить раньше, чем кто-либо на помощь поспеет прибежать? В чем тут подвох? Не может такого быть, чтобы Отморозок сам себя записал в приказ о чистке.

Черный Ягуар хотел заговорить, но из горла его вырвался только хриплый настороженный шепот:

— Что это значит?

— Здравствуй, Гамаюнов, — сказал Отморозок безразличным голосом. — Ты утром забыл со мной поздороваться. Пожалуй, стоит восполнить сейчас педагогическую небрежность твоих родителей.

— Не понимаю, чего вы хотите. Что все это значит? — повторил Черный Ягуар.

Отморозок встал и Черный Ягуар чуть не отпрянул от него. Вовремя спохватился, надел на лицо маску равнодушия. Отморозок глядел на него с презрением и откровенной скукой.

— Ну что ж, не хочешь здороваться, Гамаюнов, как-нибудь переживу. Может, чаю хочешь?

— С вами?

— А что? Оттого, что ты меня ненавидишь, оттого, что я тебя ненавижу — разве это как-то влияет на наш аппетит? Поверь, к сегодняшнему ужину я приготовил славную закуску.

«Вот оно, — мелькнуло в голове Черного Ягуара. — Сейчас он раскроется».

Но оказалось, что Отморозок говорил, действительно, о еде. Он открыл холодильник достал из него ветчину. И это была настоящая ветчина! Такую Черный Ягуар никогда не ел, ее даже не продавали в обычных магазинах. Только в специальных буфетах для чинократов и геморроев. А Отморозок достал из холодильника миску с салатом. Похоже, овощи в нем тоже были вполне натуральные. Отморозок намазал хлеб маслом. И, вероятно, это тоже было настоящее коровье масло! А затем он извлек из недр холодильника большой красивый торт. Подогрел чай.

— Я ничего не буду, — сказал Черный Ягуар.

— Ну зачем же так? — возразил Отморозок. — Ты ведь пришел убить меня? Надо отметить событие. Смерть случается раз в жизни. Неужели ты думаешь, что мне жаль денег, чтобы с ней как следует попрощаться? И электричество экономить мне уже не нужно. Так что мы можем выпить не по одной кружке, а даже по две. Садись-садись.

Пристально наблюдал Черный Ягуар за тем, как Отморозок накладывает по тарелкам еду. Может быть, продукты отравлены? Эх, сколько раз мечтал он встретить этого мерзавца в темном углу подворотни, свернуть его ненавистную морщинистую цыплячью шею.

С трудом понимал Черный Ягуар за что он так ненавидит Отморозка. Однако, чувство это было взаимным, и при всем своем внешнем безразличии к Черному Ягуару, Отморозок также не умел скрыть свою ненависть. Брезгливость, презрение ежедневно едкою спесью выливались на Черного Ягуара, стоило ему встретить эту гнусную рожу в коридорах или кабинетах Департамента. Да, они почти не пересекались по работе, но именно Отморозок равнодушно перечеркивал ежедневно сотню человеческих жизней. Да, это были те жизни, часть из которых уничтожал и Черный Ягуар, и Черный Ягуар всегда был согласен с тем, что старики и больные подлежат чистке. Но та ледяная надменность, с которой этими судьбами распоряжался Отморозок, бесила его. Хотя он никогда и никому этой своей ненависти не показал. Умел свои чувства прятать Черный Ягуар.

— Что вы задумали? — еще раз спросил он Отморозка.

— Может быть, я устал от жизни и хочу умереть? — вопросом на вопрос ответил Отморозок.

— Я вам не верю.

— Твое дело, Гамаюнов. Ты пей-пей чай.

Отморозок налил чай в фарфоровое старинное блюдце и, неприятно фыркая, отпивал его небольшими глотками. Он с аппетитом уминал бутерброды с ветчиной, салат. Нарезал торт и, смачно чавкая, методично поглощал его. Но Черный Ягуар не поддался на провокации. Не притронулся к невиданным блюдам. Не отхлебнул из чашки ни глотка. Косо поглядывал на него Отморозок.

— Мне надо позвонить, — угрюмо сказал Черный Ягуар и набрал на фоне номер Департамента. Он долго препирался с диспетчером по поводу адреса. Он не решился сказать диспетчеру правду. Он не сумел сказать ему, что вот он, начальничек, подписавший приказ, сидит тут рядом, пьет чай и делает вид, что ждет, когда Черный Ягуар убьет его. Отморозок хлебал чай и равнодушно слушал ругань Черного Ягуара.

«Земля и Небо, что же такое, — вдруг сообразил Черный Ягуар и покрылся холодным потом. — Может быть, Отморозок и впрямь устал жить, но напоследок решил прихватить его с собой? Да-да, все сходится. Завтра его найдут умершим. А диспетчер знает адрес… Это подстава! Ох, Новая Зеландия, Новая Зеландия, что же мне делать?»

Отморозок кончил есть, убрал со стола, пока Черный Ягуар, напряженно сидел и лихорадочно обдумывал сложившееся положение.

— Пойдем в комнату, — спокойно предложил Отморозок. — Я хочу умереть в своем любимом кресле-качалке. Только подожди еще немного, мне надо послать одно сообщение. Пойдем-пойдем.

Они зашли в большую темную комнату.

— Свет! — громко сказал Отморозок и подошел к столу, на котором располагался стаци. Он начал набирать номер абонента. Черный Ягуар огляделся по сторонам. Бежевые обои. Изящная обстановка. Камин. Резная кровать. Затем он увидел на стене странные часы в виде домика, под домиком висела на пружине вывалившаяся из него механическая птица.

Ошарашенно Черный Ягуар повернулся к Отморозку. Что-то заклинило в его сознании. И тут в кармане раздался вызов кома. Переполненный предчувствием поездки в Новую Зеландию, он потерял бдительность: не только не обыскал квартиру, но и ком забыл отключить. Черный Ягуар вытащил ком из кармана. На линии был Лорд.

Все дороги ведут
из разлуки в разлуку,
такова эта жизнь.

28

Ощущение пустоты и падения. Нет слов. Нет мыслей. Нет звуков. Я просто падаю в пустоту. Вместе с этим креслом, с этой комнатой, этим миром… Беззвучно разлетаются оконные стекла, рушится здание, мне ничего не нужно. Самое легкое сейчас — умереть. Исчезнуть. Не быть. Достать пистолет и выстрелить себе в висок. Потому что едва я достигну дна, долечу, разобьюсь о камни — мне станет больно. Невыносимо больно. Страшно терять надежду, когда она последняя. Вместо Ягуара — Гамаюнов. Это он будет смотреть на звезды Южного полушария. Читать книги. Сочинять хокку.

Мертвая кукушка
висит на стене
бескрылою тенью.

В груди сжимается от боли сердце. Я долетел? Нет… Это просто старое больное сердце.

Гамаюнов непонимающе смотрит, как я откидываюсь в кресле.

— Вам плохо? — с подозрением спрашивает он.

Я киваю и показываю рукой на шкафчик.

— Лекарство… кеазол… на верхней полке. Тридцать капель.

Долгую секунду он смотрит на меня, словно ожидает подвоха, затем подходит к шкафчику и достает лекарство. А мог бы всего лишь коснуться пальцами шеи. Смерть от сердечного приступа. Только и всего. Это было бы легче.

Чему я удивляюсь? Тому, что Гамаюнов и есть Ягуар? Да, это удивительно… Но разве я такой же в реале, как в сети? Разве меньше народу я отправил на тот свет? Больше… Хоть и не своими руками. Мы все не такие, какими хотели бы быть. Он тоже должен сейчас ненавидеть меня. За разрушенный мир. За Лорда, которого уважал.

Боль постепенно проходит. Гамаюнов нервно ходит по комнате, берет со стола пачку сигарет, ввертит в руках…

— Зачем? — спрашивает он.

— Ты не ожидал, что я могу быть… таким?

— Ты — мразь.

Он кладет сигареты обратно и усаживается на стул рядом.

— Зачем ты всё это устроил? — глухо произносит он. — Ты хотел меня подставить?

— Да… Здесь сетевая камера. Она включится от кодового слова и начнет снимать. Но это не главное…

Мне уже легче. Кеазол действует быстро. Хорошее лекарство, импортное. В Большом городе такого не сыщешь, только у контрабандистов.

— Я сегодня слил всю информацию об экологах диким, — сообщаю я. — Наверное, она уже в Мировых сетях.

— Зачем? — повторяет свой вопрос Гамаюнов.

— Чай будешь? — спрашиваю я.

Я не знаю, что мне делать дальше. С камерой, с Ягуаром, с остатком своей жизни…

Он пьет чай. Ест ветчину. Равнодушно жует, не чувствуя вкуса. В пустом мире нет вкуса.

— Экологи готовят переворот, а я не хочу жить при новом режиме, — говорю я, стараясь не смотреть на Гамаюнова. — Ты представляешь, что здесь будет, когда мы придем к власти? Я долго не проживу, у меня больное сердце. Почему бы не уйти с пользой?

Он тоже не смотрит на меня. Я упал на дно пропасти, разбился о камни и обнаружил рядом с собой разбившегося Гамаюнова. Мне его не жаль. Но, наверное, это легче, когда больно не только тебе. Он мешает ложечкой чай в стакане и думает… Берет в руки забытую мной на столе книгу Оруэлла.

— Это настоящая? — спрашивает он. — О которой ты мне говорил?

— Настоящая, — киваю я. — Когда работал цензором, сохранил для себя.

— Я так и не прочитал.

— Возьми, прочитаешь. Впрочем, не бери. Опасно. Найдешь в Общем мире.

Я по-прежнему ненавижу Гамаюнова, но разговариваю с Ягуаром.

— И чего ты добьешься? — хмуро спрашивает он. — Думаешь, экологи испугаются какой-то шумихи в Закордонье? Плевать они на нее хотели! Они могут хоть сейчас власть взять. Вон и повод есть — беспорядки во Внешнем.

— Беспорядки модеры подавят. Это стихийно. А экологи еще не готовы сейчас. Они ждут войсковые части — их быстро сюда не подтянешь. И испугаться должны не они. Испугаться должна элита.

— Чего ей пугаться?

— Блокады. Если на Западе поднимется сильный шум — а я уверен, что поднимется, у диких есть там свои каналы и свои люди… если поднимется сильный шум, против нас введут полную экономическую блокаду. И тогда наша элита останется без вот этой ветчины, без импортных струнников, без замороженных вкладов в банках, без операций по омоложению…

— Без чего?

— А ты думал, это только слухи, что нами управляют старцы? Так и есть. Социальный хоспинг — это для быдла. Если элита не захочет, она найдет способ не пустить экологов к власти. Договорится с китайцами, с арабами…

Ягуар молчит.

Я не знаю, о чем он думает.

Я не знаю, кто из них думает — Ягуар или Гамаюнов.

— Хочешь спасти страну? — недоверчиво хмыкает он.

Я пожимаю плечами. Как тут ответишь.

— Себя хочу спасти. Иногда смерть бывает достойнее жизни. Пафосно звучит, но это так… А если спасется кто-то еще…. Это будет неплохо.

— Не могу поверить, — роняет он. То ли о том, что я выступил против экологов, то ли о том, что я — Лорд.

Я молчу.

Он не знает, о чем я сейчас думаю.

Он не знает, кто из нас сейчас думает — Босс или Лорд.

За окном падает крупный пушистый снег.

— Что будем делать? — спрашиваю я.

Он пожимает плечами. Он берет со стола листок с акварельным закатом. Он смотрит на хокку, но я уверен, что не понимает слов.

Мы молчим.

Мы не знаем, о чем думать дальше.

Мы не знаем, кто из нас кто.

На столе лежит закрытый Оруэлл. На стене висит мертвая кукушка и остановившиеся часы. У времени сломался механизм, и кто-то должен запустить его вновь.

— Что будем делать? — снова спрашиваю я.

— Я не буду тебя убивать, — отвечает он.

Встает и медленно кружит по комнате. Останавливается у окна. Смотрит на дождь.

— Я не могу убить Лорда, — говорит он. — Какая все-таки мерзость наша жизнь…

— В ней были и светлые моменты, — отвечаю я. — Помнишь, наши разговоры в сети? Раньше это называлось дружба. Я мог тебе доверить любые тайные мысли. Как и ты мне. Ну почему ты и Отморозок один и тот же человек?

— Ты тоже меня называл Отморозком? — криво усмехается Гамаюнов… нет, наверное, все же Ягуар.

Я смотрю на него без любви, но и без ненависти.

— Забавно, — говорю я в ответ. — Два отморозка, ненавидящих друг друга. И два самых близких человека в сети. Жизнь полна сюрпризов.

Мы снова молчим. Но на этот раз я знаю, о чем думает Ягуар. И он знает, о чем думаю я.

— Нужно довести дело до конца, — говорю я ему. — Ты же не хочешь остаться Гамаюновым? И я не хочу остаться Боссом. Это наш шанс, понимаешь? Ты должен меня убить, чтобы спасти людей. Одной информации недостаточно. Нужна бомба! Нужно, чтобы это убийство крутили по всем новостям. Нужно встряхнуть это чертово Закордонье, ты понимаешь это, Ягуар?

Впервые я называю его родным для меня именем.

Ягуар молчит. По-прежнему смотрит в окно и молчит.

— Есть одна девочка, — наконец, говорит он. — За ней охотятся. За ней и за ее приемной матерью. Было бы справедливо, если бы ты им помог. Их близких недавно приказал убить ты.

— Ты добрее, чем я… Возьми их с собой в Зеландию. Но ты должен успеть все сделать завтра до полудня. В полдень убийство пойдет в эфир. У тебя есть маска? Не хочу, чтобы твое лицо мелькало на экране. Уже не хочу.

Ягуар не отвечает.

— Ты должен пообещать мне, что останешься жить.

Ягуар не отвечает.

— Это просьба Лорда.

— Хорошо, — тихо говорит Ягуар. — Я обещаю.

Он подходит к столу, берет с него бумажный листок и долго смотрит на акварельный рисунок и мое последнее хокку. Я не тороплю. Он должен решить сам.

— Ты написал? — спрашивает Ягуар.

— Да, — отвечаю я.

Закрываю глаза и тихо шепчу про себя:

На пожелтевшем листе
неровные буквы.
Хокку заката.

29

Мертвая кукушка

летит на восток,

возвращаясь к началу.

Он не помнил, как добрался до храма. Помнил только, что очень долго плутал по заснеженным улицам. И не осталось уже никаких трещин на асфальте под толстым покровом снега. Свирепый норд-ост пригнал из-за моря невиданные стада туч, спрессовал их, сплющил, выжал на город, закидав его небывалым количеством белых хлопьев. Ему казалось, что все вокруг стало белым — снег был повсюду: на крышах домов, на мостовой, на повисших на тросах струнниках, на саркофагах гидропонных огородов, на его собственном комбинезоне. И внутри него самого тоже был снег. Ноги и руки оледенели и казались набитыми тяжелой комковатой ватой. На плечи давило небо, наваливалось, прижимало к земле, а он шел вперед, потому что больше ему ничего другого не оставалось делать.

Если бы не снегопад, он не отправился бы сегодня в храм — переночевал бы где-нибудь на отшибе, вдали от человеческих глаз. Совсем не хотелось Черному Ягуару сегодня общаться со злым Христианским Богом, который вытряхнул из него всю душу. Раньше он никогда не думал, есть ли у него, нет — душа. Но сейчас он знал, что еще утром точно была. Тело изнутри казалось набитым снегом, а душа была совершенно опустошена. Все окна и двери ее были нараспашку, выстудило ее, выморозило, уничтожило. Не было больше радости. Не было мечты. Не было Новой Зеландии. Не было Лорда. И никогда уже не будет. Если бы были на это силы, он бы проклял себя за легкомысленное обещание, данное Лорду — он не хотел больше жить. Зачем ему жизнь, когда больше ничего в его жизни не осталось?

Лорд говорил что-то такое, припомнить бы… Да, что-то, чтобы он взял с собой в Зеландию девочку и ее приемную мать. Но зачем они ему там? Никогда он не сможет жить среди людей. Никогда даже в теплом климате южных морей не отогреть ему своего сердца от того, что случилось сегодня и от всей своей прежней жизни. Как будет встречать он Ирину и видеть молчаливый вопрос в ее глазах? А если она решится, если однажды спросит напрямую, как он сможет ей объяснить?.. Нет, пускай они отправляются в путь одни. Он едва помнил, как позвонил Ирине по фону, сказал, что завтра до полудня она обязательно должна покинуть его квартиру — находиться в ней станет опасно. Он дал ей адрес и пароль Общего с Лордом мира. С Лордом или с Отморозком? Этого он уже не знал. И уже никогда не узнает. Земля и Небо, почему же все так плохо? Кто бы знал, что так плохо вообще может быть человеку?

Пока Черный Ягуар шел к храму, он несколько раз слышал отдельные выстрелы, но не обращал на них никакого внимания. Хотя было уже темно, часовню он увидел издалека. Как все вокруг, она тоже была вся в снегу. Стены покрылись белой изморозью и выглядел храм теперь не страшным и облезлым, как обычно, а словно новенькая игрушка. Редкие фонари освещали его, выхватывая из темноты забитые щитами диоклетиановы окна. Черный Ягуар потоптался на пороге, обошел храм с задней стороны и неожиданно для себя натолкнулся на бредущего по пустырю человека.

Человек был молод и безобразно толст, на него была напялена смешная одежда: куцый пиджак, из-под которого торчал неестественный крахмальный воротничок, сбившийся на бок старинный галстук, он разговаривал сам с собой, размахивая руками. Черный Ягуар сразу понял, что человек безобиден и можно его не опасаться. Ягуар приготовился лезть по стене наверх, но человек неожиданно остановил его:

— Хочу конфету! — с какой-то полутребовательной-полувопросительной интонацией сказал он.

— Какую конфету? — не понял Черный Ягуар.

— Ты не знаешь, что такое конфета? — удивился человек.

Черный Ягуар понял, что это или пьяный, или сумасшедший — один из тех, что чудом оказались незамеченными Департаментом. Он перестал обращать на человека внимание и полез наверх. В храме было темно. В разбитое окошко навалил снег. Если здесь жить, надо будет придумать что-то, чтобы закрывать проход во время непогоды. Он обошел храм по периметру, гораздо быстрее, чем днем. И снова остановился перед крестом, который сейчас был едва виден в темноте.

— Ну что ж, вот он я, Черный Ягуар, пришел к Тебе, Христианский Бог, — мрачно сказал он. — И хочу сказать Тебе, что больше не боюсь Тебя, не боюсь Твоих крестов, не боюсь даже сказать, как я Тебя ненавижу. Весело Тебе сегодня было? Хорошо поразвлекся? Наверное, Ты славно посмеялся со своими слугами, — он обвел взглядом еле видные во мраке фигуры на стенах. — Ты все рассчитал заранее. Это же так весело: Отморозок и Лорд — в одном лице. Отличная шутка, вполне в Твоем духе. И зачем я должен был найти друга, скажи мне? Самого близкого мне человека? Чтобы узнать, что он мой злейший враг? Или чтобы убить его? И, спрашивается, ради чего? Ради того, чтобы Ты весело посмеялся? Ну давай, смейся-смейся, раз Тебе так смешно. Ты впервые дал мне мечту, надежду на счастье и тут же отнял. Зачем? Но даже если все это было Тебе необходимо, я все равно мог бы выжить, я мог бы иметь семью. Скажи, почему мне встретилась именно та женщина, дочь которой я убил? Да, Ты все предусмотрел. Ты замечательно все устроил. Только скажи: для чего это все? Я был еще маленьким мальчиком, мне было четыре года, а Ты уже знал, каким я буду, когда вырасту, ты знал, что я буду жить напротив типографии, ты знал, что я проберусь в нее, ты подсказал мне, как открыть библиотеку. И я учился по книгам все эти годы. Для чего? Чтобы все потерять за один лишь сегодняшний день? Ты знал, что я приду в этот храм, и Ты научил своих слуг, сбежавших из города в незапамятные времена, оставить для меня свет, электричество, воду, ты тогда уже знал, что мне придется уйти из дома, я сам еще этого не знал сегодня с утра, а теперь я тут, и должен жить здесь, с Тобой, которого я так ненавижу? Но разве это — жизнь? С крысами? В темноте? Я обещал жить, но я не обещал, что я буду прятаться. И я не буду делать то, что Ты хотел! Мало ли что Ты решил, когда меня еще не было на свете!

Черный Ягуар спустился в подвал, нашел среди инструментов лом, вылез из храма и начал сбивать щиты с окон. Давешний сумасшедший вертелся рядом, путался под ногами.

— Хорошо, что ты открываешь окна, — говорил он. — мой Друг обещал вернуться. В его доме будет светло. Хорошо.

Черный Ягуар не обращал на сумасшедшего никакого внимания. И выстрелы вокруг, которые становились все чаще, он тоже не замечал. Он сбил с диоклетиановых окон все щиты. Под ними оказались разноцветные стекла, которые тоже изображали разных людей. Черный Ягуар не стал их рассматривать. Успеется еще. Напоследок он сбил с дверей замок и открыл их нараспашку. В храме было холодно и пусто, как и в его собственной душе. Пусть Страшный Христианский Бог узнает, что это такое.

Он устал. Он никогда так не уставал. Он был весь, до невозможности измотан. Он сел на заметенный снегом порог часовни. Мимо него внутрь храма пролез сумасшедший. Черный Ягуар не возражал. Пусть делает, что хочет. Пусть ходит, где хочет. Ему теперь абсолютно все равно.

Он сидел, и смотрел вперед. Не сразу он понял, что на улице что-то изменилось. А потом сообразил: ветер утих. Перестал падать снег. Тучи перестали давить, они вообще куда-то исчезли. Небо стало таким, как всегда, серым. А затем совсем рядом раздалось несколько выстрелов. Погасли фонари. Небо стало совершенно черным. И на нем проступили звезды. Такие же огромные и блестящие, как в храме. Холодными ледяными лучами касались они щек Черного Ягуара. Он увидел огромную белую луну — не через тусклую дымку блеклого тумана, а так, словно она была солнцем — сверкающую и яркую. Черный Ягуар помотал головой — нет, не привиделось. Затем звезды начали падать в стороны. И это было очень красиво. Он долго наблюдал за этим чудесным зрелищем. А затем прямо за храмом, на пустыре, началась пальба. И спереди тоже стреляли. Пара пуль ударила в стену храма рядом с Черным Ягуаром, выщербив стену и обдав его острыми мелкими осколками кирпича. Когда он отвлекся и снова посмотрел на небо — там не было ни звезд, ни луны. Только огромный белый сверкающий восьмиконечный крест. Черный Ягуар сидел на пороге храма и думал о том, какой тяжелый день остался позади.

Хокку рассвета


Глоссарий

Антарктический взрыв — техногенный катаклизм, результатом которого стало смещение земной оси и изменение орбиты.

БДЖ — бесполезные домашние животные. Аббревиатура БДЖ используется в нормативной налоговой документации. К БДЖ относятся кошки, собаки, искусственно выведенные породы мышей, крыс, хомяков, морских свинок, зайцев (не мясные породы), черепах, а также птиц, разводящихся в неволе.

Большая чистка — предстоящая государственная акция по ликвидации бесполезных членов человеческого сообщества.

Большой город — геодинамические катаклизмы в первой половине ХХII в. привели к естественному массовому оттоку жителей из Москвы, столица территориально была перенесена в самое крупное расположение стихийно возрастающих новостроек в районе Углича. Большой город разделен на две зоны: внутренний город, где расположены все административные здания, и внешний город — жил. массивы, фабрики, заводы. Число жителей Внутреннего города составляет порядка 1,5–2 миллиона человек, Внешнего 10–12 миллионов человек. Внешний город отделен от Внутреннего так называемым Периметром.

Бромабол — галюцигенное средство, применяемое в отношении нежелательных свидетелей.

Внешний город — см. Большой город.

Внутренний город — см. Большой город.

Вонючки — древний вид транспорта, автобусы.

Всемирный пожар — идиома, обозначающая крупное стихийное бедствие, вплоть до глобальных размеров.

Геморрой, гемор (простореч.) — обозначение должностного лица среднего класса.

Гидропонные огороды — городские огороды-саркофаги, предоставляемые в пользование жителям, согласившимся на добровольную стерилизацию.

Департамент — административное учреждение или здание; здесь — Департамент социальных услуг.

Джордж Оруэлл (George Orwell, настоящее имя Эрик Артур Блэр, Eric Arthur Blair; 25 июня 1903 — 21 января 1950) — пророк новой эры. Английский писатель и публицист ХХ века. Автор романа-утопии «1984» и сатиры «Скотный двор».

Дикие — борцы против тотального контроля над личностью, близки к анархизму. Преимущественно обитатели внешнего города.

Желторожие (разг.) — вульгарное обозначение китайцев как нации.

Закон о социальной опеке — закон, по которому недееспособные граждане после 50 лет, подлежат вынужденной опеке с лишением всех прав или препровождению в социальные хосписы. Недееспособными гражданами считаются те, кто не способен оплачивать социальный и другие государственные налоги.

Закон об охране энергии — закон, регламентирующий распространение энергетических ресурсов среди населения.

Закордонье — обиходное название заграницы.

Земля и Небо, клянусь Землей и Небом — образное выражение, подчеркивающее эмоциональную для говорящего значимость произнесенного утверждения.

Ком (разг.) — аналог КПК, коммуникатора.

Кукушка — компьютерная программа, вирус, попав на жесткий диск, начинает забивать его беспрерывным потоком ненужных файлов.

Латвайс — христианский писатель первой половины XXI века. Книги Латвайс были запрещены во время дехристианизации страны.

Мараноксан — галюцигенное средство, применяемое в отношении нежелательных свидетелей.

Мастер жизни и смерти — тренер и психолог отдела экологов.

Минутка — быстрая сигарета.

Модерня (разг.) — в просторечии государственный орган охраны правопорядка.

Модер (разг.) — в просторечии должностное лицо по охране общественного порядка, полицейский.

Молодежное движение «Свои» — проправительственная молодежная организация.

Муниципальный химический минимум — максимальный кредит химических элементов в пищевых добавках, предоставляемый государством народонаселению.

Мусорщик (разг.) — автоматизированный механизм по уборке уличного мусора.

Наземник — наземный транспорт, напоминающий автобус.

Недельный лимит — в данном случае понятие относящееся к коммунальным удобствам. Максимальный кредит, предоставляемый гражданину на электроэнергию, тепло, воду, химический минимум, продукты питания и др. в течение полной недели (с понедельника по воскресенье включительно).

Неоанархисты, неохиппи — стихийные молодежные течения, противящиеся прокитайской политике чинократического правительства.

Образовательный минимум — гарантированное государством бесплатное 5-летнее муниципальное образование.

Периметр — фортификационное сооружение, опоясывающее внутренний город. Служит для защиты внутреннего города от наземного нападения. Периметр был создан в один из периодов активизации борьбы с терроризмом.

Сибириус — писатель-фантаст первой половины XXI века. Автор многочисленных приключенческих романов. Запрещен во время кампании против «чистого искусства».

Сингулин — противозаконное фармакологическое средство, стабилизирует мозговую деятельность, однако имеет побочные эффекты: вызывает быстрое привыкание, а также заторможенное действие во время выведения из организма.

Славянороссы — термин, введенный официальной пропагандой с целью скрыть масштабы уменьшения численности славянского населения. «Новая общность» включает в себя все коренные народы, проживающие на территории страны: русских, башкир, татар, чукч, камчадалов и т. д. Термин «славянороссы» часто употребляется для противопоставления исконных жителей страны китайцам, арабам и другим иммигрантам.

Слоган (литер.) — в данную эпоху короткое литературное произведение, содержащее эффектную формулировку рекламной идеи.

Совет по общественной безопасности — верховный орган исполнительной власти.

Стаци (разг.) — стационарный компьютер, коммуникатор.

Струнник — основной вид городского транспорта, заменивший собой метро и эскалаторные дорожки, подвесные управляемые водителем вагоны на пластико-стальных тросах. Возможность пользования струнниками имеется только при своевременной оплате транспортного налога. Низшие классы пользуются наземным транспортом.

Теория социальной ответственности — активно пропагандируемая официальной пропагандой идея ответственности перед обществом за личное существование и потребление ресурсов. Согласно данной теории человек в первые двенадцать лет является потребителем ресурсов, затем возвращает «свой долг» обществу и обеспечивает ресурсами будущих жителей страны, после чего (в пятьдесят лет) должен добровольно уступить свое место следующему поколению.

Типография (устар.) — предприятие по изготовлению книг на целлюлозной основе.

Труба — подземные искусственные катакомбы, оставшиеся от метрополитена.

Ублюдок — ребенок, рожденный вне брака.

Фон — общее название для всех разновидностей телефонных аппаратов, в том числе встроенных в ком.

Хокку (хайку) заката. Начальные стихи заката. Так называется эта повесть, если перевести слово «хокку» (начальные стихи) буквально. Полустрофа танка, три первых его строчки, хокку вышел из комического жанра и отправился в свое долгое-долгое путешествие в искусстве пятьсот с лишним лет назад. Хокку постоянно развивалось — от комедии к лирике, от лирики к гражданскому пафосу. Первоначально — трехстишие, состоящее из двух опоясывающих пятисложных стихов и одного семисложного посередине — к описываемому времени оно приняло совершенно свободную форму написания.

Циклоп (разг.) — сенсорный монитор системы безопасности, устанавливается при входе в административное здание, служит для идентификации личности, а также идентификации намерений и мотивационной структуры психики входящего в здание.

Чайники (разг.) — китайцы.

Чинократ (разг.) — коррумпированный член правительства или политический деятель привилегированного класса, проводящий прокитайскую политику.

Экологи — работники специального секретного отдела Департамента социальных услуг.

Ястреб — компьютерная программа, уничтожающая вирус «кукушка».


Оглавление

  • Хокку заката
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  •   8
  •   9
  •   10
  •   11
  •   12
  •   13
  •   14
  •   15
  •   16
  •   17
  •   18
  •   19
  •   20
  •   21
  •   22
  •   23
  •   24
  •   25
  •   26
  •   27
  •   28
  •   29
  • Хокку рассвета
  • Глоссарий