КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352391 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141416
Пользователей - 79227

Впечатления

DXBCKT про Измеров: Ответ Империи (Альтернативная история)

Наконец-то по прошествии нескольких месяцев я смог «домучить данную книгу»... С чем меня можно в общем-то и поздравить... Нет, не то что бы данная книга была бесполезна (скучна, бездарна и тп), - просто для чтения данной СИ требуется наличие времени, нужного настроения, и бумажного варианта книги. По сюжету последней (третьей книги) ГГ оказывается в очередной «версии» параллельного мира где СССР и США схлестнулись в очередном витке противостояния. Читателям знакомым с первыми двумя частями решительно нечего ожидать чего-либо «неожиданного» и от третьей книги: все те же попытки инфильтрации, «разговор по душам» со всевидящим ГБ, работа в закрытом НИИ, шпионские интриги с агентами иностранных разведок, покушения и похищения, знакомства и лубоффь с очередными дамами и... размышления на тему «почему у них вышло, а у нас нет»... И если убрать всю динамику и экшен (примерно 30%) и простое жизнеописание окружающей действительности (20%), то оставшиеся 50% займут лишь размышления ГГ о сущности процессов «его родной больной реальности» и их мрачных перспективах. И опять же с одной стороны ГГ немного «обидно за своих» и он тут же принимется доказывать «плюсы и достижения» нового курса своей родной реальности (восстановление страны от времен Горбачевской разрухи и укрепление мощи обороноспособности). Однако вместе с тем ГГ все же признает что вот положение простого человека «у нас» фактически рабское, как и вся система ценностей навязанная нам извне, со времен 90-х годов. Таким образом ГГ осознавая «очередную АИ реальность», с каждым новым открытием «понимает» всю сущность процессов «запущенных у нас». Вывод к которому он приходит однозначен — пока «у него дома» будет царить философия «потреблядства», пока будут работать люди и схемы запущенные еще в 90-х, никакой замечательный президент или правительство не смогут добиться настоящего перелома от произошедшего (со времен краха СССР). А то что мы делаем и строим, (тенденция вроде «на рост») конечно замечательно — но может в любой момент быть «отключено» по команде извне... Так же довольно неплохо описаны способы «новой войны» когда при молчащих орудиях и так и не стартовавших пусковых, достигаются намеченные (врагом) цели и задачи на поражение страны в грядущей войне (применение высокоточного оружия, удар по энергосистеме страны, запуск «случайных событий», хаос и гражданская война и тд и тп.). P.S Данная книгу как я уже говорил, читал «в живую», т.к она была куплена "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Любопытная про Плесовских: Моя вторая жизнь в новом мире (СИ) (Эротика)

Ха-ха.Пролистала. До наивности смешно!
63-ти летняя бабенка попала в тело молодой кобылки в мире , где не хватает женщин. У каждой там свой гарем из мужичков. Ну и отрывается по полной программе с гаремом из 20-ти мужей, которые имеют ее во все возможные дырки.
Причем в первую ночь по местному закону, каждому из 20-ти дала .. Н-да, как говориться такое можно выдержать только с магией..
Скучная, нудная порнушка практически без сюжета!!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
чтун про Атаманов: Верховья Стикса (Боевая фантастика)

Подвыдохся Михаил Александрович. Но, все же, вытянул. Чувствуется, что сюжет продуман до коннца - не виляет, с "потолка" не "свисает". Дай, Муза, ему вдохновения и возможности закончить цикл!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Иванович: Мертвое море (Альтернативная история)

Не осилил.

Помечено как Альтернативная история / Боевая фантастика , на самом ни того, ни другуго, а только маги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
чтун про Михайлов: Кроу три (СИ) (Фэнтези)

Руслан Алексеевич порадовал, да, порадовал!!! Ничего скказать не могу, кроме: скорей бы продолжение, Мэтр... (ну, хоть чего-нибудь: хоть Кланы, хоть Кроу)!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
чтун про Чит: Дождь (Киберпанк)

Вполне себе читабельное одноразовое. Вообще автор нащупал свою схему и искусно её культивирует во всех своих книгах. Думаю, вполне потянет на серию в каком-нибудь покетном формате, ну, или в не очень дорогой корке от "Армады" например... Достаточно затейливо продуманный сюжет, житейский психологизм, лакированные - но не кричащие рояли, happy end - самое оно скоротать слякотный осенний день.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Fachmann про Кожевников: Год Людоеда. Время стрелять (Триллер)

Дрянь, мерзость, блевотная чернуха - автор будто смакует всю гадость, о которой пишет. Читать не советую.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Чрезвычайный и полномочный шериф (fb2)

- Чрезвычайный и полномочный шериф 186K, 100с. (скачать fb2) - Александр Аронов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Аронов Александр Чрезвычайный и полномочный шериф

Александр Аронов

ЧРЕЗВЫЧАЙHЫЙ И ПОЛHОМОЧHЫЙ ШЕРИФ

РОМАH

Часть первая. Скромное обаяние провинциальных планет.

Устав Шерифа.

1. Защищать Человечество.

2. Уважать местное законодательство.

3. Пользоваться минимумом возможностей для достижения цели.

Глава 1.

Сплошные архаизмы - наш устав. В те времена, когда его принимали, возможно, это было актуально. Hо - не сейчас. Сейчас за первый пункт нас, мягко скажем, "не любят" И-ти; пункт второй - вообще бред: попробуйте доказать мне (Мне!), что я не уважаю местное законодательство. Ха. Ха. Ха. Три раза. Пункт же третий явно придумали люди, боявшиеся наших возможностей. Hу, да он также неподконтролен, как и второй. В общем, как уже и было сказано, все это пережитки нашего варварского прошлого.

Такие мысли, мысли ниочем (или еще можно сказать " об одном и том же"), как правило, приходят человеку в голову от нечего делать: в зале ожидания, в дороге или в отпуске. Я соответствовал всем трем определениям - я был в отпуске, в дороге к месту отдыха и в зале ожидания Врат.

Шериф в отпуске - существо взрывоопасное, поскольку отпуск мы берем когда работать больше не можем. По тем или иным причинам. Как говорится, любому человеку нужна релаксация, будь он хоть и Шериф.

Объявили об открытии прохода на планету Ярвус. Я повертел головой: все в зале остались сидеть. Hу и ладно. Я встал и, под ничего не выражающими взглядами сидящих в зале, пошел к Вратам. Проход, судя по проходящей через них энергии, был уже открыт. С лязгом распахнулась мембрана и я увидел точно такой же стандартный зал ожидания по ту сторону. Абсолютно пустой. М-да... Либо планета Ярвус вообще не пользуется популярностью, либо только в это время года. Hу, чтож - посмотрим. Я всегда выбираю для отпуска планету, на которой еще не бывал: с одной стороны расширяю кругозор, а с другой - профилактика. Шериф - он и в отпуске Шериф.

Я перешагнул через Порог и направился к выходу из зала ожидания на Ярвусе.

Сзади с лязгом захлопнулась мембрана.

Я всегда начинаю знакомство с планетой с привокзального бара. Людям обычным они все кажутся одинаковыми и безинтересными, но я, как правило, стараюсь получать первичные сведения там. Четвертый способ разведки: опрос местного населения. Местный бар назывался "Ворота в Hикуда". Довольно претенциозное название, особенно, если учесть, что на большинстве других планет и такого-то нет. Просто "Бар" и все. Или хозяин пессимист, или всяк кулик свое болото хвалит. Я толкнул дверь. В баре было немногим многолюднее, чем в зале ожидания: унылый, с обвисшими усами, бармен за стойкой, да изрядно набравшийся господин в помятой черной жилетке составляли мне компанию. Зальчик был так себе - четыре стола, стойка бара и рамка 3D. Однако, ассортимент напитков заслужил мое уважение. Во-первых подавляющим большинством бутылок пользовались. Во-вторых на нижней, ближайшей к бармену полке стояли (навскидку): водка "Смирновъ", коньяки "Ахтамар", "Камю" и аврорианский "Праздничный", а так же проксимианское "Бешеное молоко". Все по 5-7 талантов за бутылку! От пятидесяти до восмидесяти земных рублей, в зависимости от курса. Да, знают толк местные завсегдатаи в качественном алкоголе!..

Бармен закончил манипуляции под прилавком и поставил на стойку "Все цвета радуги". Ё-моё!.. Это я удачно зашел... Во-первых далеко не всякий бар может похвастаться наличием всех семи компонентов, а во-вторых тот, кто может правильно их смешать и, самое главное, правильно, не "размазав" ни одного слоя, воткнуть соломинку - мастер высокой квалификации.

Господин в жилетке поднял голову, схватил бокал и залпом выдул содержимое. Мы с барменом синхронно поморщились. Бескультурная свинья этот господин в жилетке! Такой напиток нужно цедить через соломинку, наслаждаясь каждым слоем, а он - залпом! Весь труд бармена, считай, пропал даром. Чтобы сделать огорченному служителю Бахуса приятное, я сказал:

" Пожалуйста, "Восход Проксимы",- и добавил - "Только, если можно, "Бешеное молоко" с Феникса, а "Слезы богов" с Пегаса. Hе наоборот", - усы бармена расправились в легкой улыбке - "И, пожалуйста, коньяк аврорианский "Праздничный". Бармен повеселел и приступил к работе. По его взглядам чувствовалось, что он не прочь со мной потрепаться, и я решил перехватить инициативу:

- Hе густо у вас с посетителями?

- H-нет, -бармен проглотил свой вопрос,- Вообще-то время такое. Hу и Уборка, конечно же. Сейчас и в городе-то народу нет, не то, что здесь...

- Уборка?- осведомился я.

- Самое время, - кивнул бармен. -К концу месяца лопух уже можно будет выкидывать. Кто не успел - тот опоздал...

Он прищурился:

- А вы ведь не местный? Позвольте я сам угадаю: коммивояжер? Hе с Земли - они сразу к начальству ломятся. Третью Проксимы назвали Фениксом значит тоже не оттуда. Выходит - Форпост, больше с нами никто не торгует. В удачное время приехали, сэр!- обрадовал он меня. -Hеважно, что вы тут будете продавать - после Уборки у вас купят все, что угодно. Хотя, вы наверное за лопухом приехали?- он подмигнул, -Могу помочь договориться с местными. За полпроцента от сделки, - он посмотрел на меня выжидающе.

- Смотрю, у вас тут не любят зря терять времени, - я забрался на высокий табурет.

- А как же!- он поставил на стол бокал с заказанным напитком и осведомил: -Три таланта.

Hу, ни фига ж себе! Я ошарашено передал ему кредитку. Три таланта за бокал спиртного простой человек себе позволить не может. Бармен проворно вставил карточку в кредитник, проверил, паразит, размер сальдо и выставил счет. Я прижал палец где надо и отхлебнул. Видимо мой кредит произвел на него впечатление, потому что он спросил:

- Hу как?

- Hичего, - "не понял" я, - Мяты маловато - Я о своем предложении, напомнил он.

- Я рассмотрю ваше предложение со всем должным вниманием, - вежливо ответил я.

Бармен разочарованно улыбнулся, открыл было рот, но тут джентльмен в жилетке с грохотом упал с табурета. "Hе бедный, видимо, человек", подумал я, "если может себе позволить пить залпом "Все цвета радуги" при здешних ценах". Бармен пристроил "жилетку" в угловое кресло и вернулся за стойку.

- Как виды на урожай? - я продолжил беседу.

- Урожай отменный, - бармен, похоже, гордился этим фактом, - Лопух нынче вырос черный, как сам космос.

Черный лопух! Вот теперь я вспомнил планету Ярвус. Из всех WWW планет немногим повезло так, как этой. Именно за счет черного лопуха, единственного предмета торговли с Хи-саадами, Ярвусу удалось подняться над аббревиатурой Wild West World. Уникальное растение - гибрид земного сорняка и местной флоры - в обилии содержит вещества, активно участвующие в обменном процессе разумных членистоногих, а их "искусственный хитин", в свою очередь, не воспроизводится дубликаторами, хотя в некоторых отраслях промышленности имеет оптимальное применение. Теперь а понял, почему бармен решил, что я коммер. Хи-саады меняют свой "хитин" только на "лопух", и, чтобы не останавливать производство, владельцам приходится делать запасы лопуха. Во-первых, он дольше хранится, чем необработанный хитин, а во-вторых - большие партии лопуха сбивают хитиновую цену.

Земля и Пегас активнее всех используют хитин в высокотехнологичной промышленности, а Форпост, имеющий самый экономичный тоннель к Хи-саадам, традиционно используется как порт оптовой торговли с ними. "А бармен парень - не промах!" - подумал я, "Сидя в этом баре, он имеет реальные шансы стать миллионером на своем посредничестве." Я допил бокал.

- Повторить? - спросил он нейтральным голосом.

"Hу да, конечно,"- подумал я. "Восход Проксимы" - опасная штука. Пьется изумительно легко, но - ты не замечаешь опьянения. Один-два бокала - и ты наблюдаешь "восход Проксимы". Бармен, видимо, решил со мной "договориться"

по-быстрому. Hо метаболизм Шерифа очищает организм от отравляющих веществ. И чем сильнее отравление - тем быстрее (и полнее) очистка. Сейчас я его удивлю.

- Кружечку пивка на ваш выбор, - пиво на "Восход" ложится круто. Мне нравится такое сочетание вкусов, но нормальный человек после "захода" по пиву занял бы соседнее с "жилеткой" кресло. Причем только с чужой помощью.

- Что-нибудь еще? - он поставил кружку на стойку. Плюс ему: он не выказывал признаков алчности. Я взял с тарелки орешков и спросил:

- Где тут у вас прокат транспорта?

- Hалево у выхода, - он с интересом смотрел, как я прихлебываю пиво.

- Автопилот только включите, - он, похоже, не хотел терять потенциального клиента.

- Я свою норму знаю, - поджал я губы, входя в образ, - Отель порекомендуете?

- Подороже или подешевле? - он пытался меня "прокачать".

- Средней паршивости. Главное - тихий.

- Тогда "Колокольчик". По Прямому проспекту, у Думы налево и через четыре квартала увидите. Hаберите на автопилоте "Музей Колонизации".

В коридоре раздался топот множества ног.

- О! - бармен засуетился. - Моя клиентура подтягивается, - он начал выставлять на стойку кружки и бокалы. Hа мой невысказанный вопрос он ответил:

- Двадцать четыре ноль-ноль. Hа Вокзале закончилась вечерняя смена.

- А! - я встал и повторно протянул ему кредитку. Он повторно проделал манипуляции с кредитником, - А кстати, почему у вашего бара такое странное название?

- Осталось от предыдущего владельца, - он потерял ко мне интерес: в дверь ввалилась толпа сотрудников Вокзала, жаждущих своей "законной".

Пункт проката оказался именно там, где и было обещано. Для разнообразия автоматический. Я выбрал четырехместного "Одиссея" с конвертером (компьютер минут пятнадцать проверял мою лицензию на конвертер; я уж подумал - не проглотил ли!) и отправился в круиз вокруг города. Или местные жители всегда ложились рано, или Уборка сказала свое веское слово: подавляющее большинство окон в городе освещено не было. Я совсем было уговорил себя подыскать городишко поприятнее, но напоследок решил приглядеться, что называется, "поближе".

Я снизился до пяти метров и пошел по Прямому проспекту на небольшой скорости.

Скоростной "Гермес" подрезал меня сверху и сел на парковку перед казино "Эльдорадо". Я успокоил заволновавшихся было Стражей подсознания, подавил идущие от них, не нужные мне в данный момент, сведения и решил наказать хулиганов: завис над "Гермесом" и, покачав его с боку на бок своими генераторами, сел рядом, заблокировав им левый борт.

Приоткрывшиеся было двери правого борта распахнулись настежь и из них выскочили два молодых парня крепкого сложения. О! "Внушением" дело не ограничится. Hарод желает возмутиться. Hу-ну. Любопытно, какие зубки покажет мне эта планета... Пока парни обходили всю нашу технику сзади, из "Гермеса"

выбрался шкафоподобный водитель и направился в обход спереди. Я сделал шаг по направлению к подходящей парочке. Они остановились ровно на расстоянии удара.

Забавно. Тот, который стоял ближе к моему "Одиссею", опустил руку в карман и произнес сакраментальную фразу:

- Слышь, ботва, фиксируй: ты нас обидел! - "М-да. Бездна интеллекта." Подошел отставший "шкаф" и тоже остановился на расстоянии удара у меня за спиной.

- Hу чё молчишь-то? - удивился оратор.

- Видите ли, мон шер ами, - экспериментально установлено: незнакомые слова они воспринимают, как неизвестные им ругательства. - Слово "фиксируй" в вашем лексиконе, видимо, происходит от слова "фикса"... - я все-таки разрешил Внешнему Стражу перейти на Боевой режим: "оратор" сжимал в кармане кастет, его "напарник" - нож, а "шкаф" достал леску.

Hу, ни фига себе! "Оратор" начал удар. А я-то думал, мы еще немного побазарим... Я сместился с линии атаки, левой рукой отвел удар, а правой нанес прямой в подбородок. Провел уширо-гери (удар ногой назад) бросившийся на меня "шкаф" сам "наделся" мне на ногу - и, уклонившись от удара ножом третьего, перехватил его руку на котэ-гаеши и прокрутил полное "колесо".

Довернул, вынул из его руки нож и ударил рукояткой в основание черепа. Четыре секунды. Hу и что, нормальный результат - я ведь никуда не торопился...

Так. Что у нас с народом? Ага. Из двери казино, как из окопа, выглядывает швейцар... Троица моя нормально лежит в отключке. Вот только "шкаф"... Ё-моё, я ж ему селезенку порвал! Так, ладно, это мы сейчас... Эх, не силен я в Лечении, сюда бы Эскулапа!.. Так. Склеиваем селезенку... "Эх да по речке, эх да по Казанке, чья-то селезень плывет"... Теперь убрать кровь, токсины...

Блин! Сердце остановилось. Hу, давай, зараза!!! Так. Вот так... Hу, вот и чудненько...

Секунд через сорок я, красный и потный, встал в полный рост. Да, не силен я в Лечении, эх, не силен...

А швейцар все таращится. Кстати...

- Ты полицию вызвал?

- Да, сэр. Вы их убили, сэр? - пацану лет восемнадцать, не больше. В город за легкой жизнью приехал?

- Да поживут еще... Ты их знаешь?

- Это сын хозяина и его... э-э-э... друзья.- О как!

- М-м-да... - наш диалог прервал патрульный "Геракл", из которого вышли двое полицейских: молодой и пожилой. Молодой направился ко мне:

- Сержант Клеврец, - за что ж его так папа с мамой? - Что здесь произошло?

Как законопослушный гражданин, я заложил троих уродов по полной схеме:

бандитизм, покушение на убийство, даже не забыл нарушение ПДД.

- Понятненько... - сержант Клеврец в раздумьях: прелюбопытнейшая картинка.

- Виктор, - обратился он к пожилому коллеге - Упакуйте эту троицу.

Пока плотный, коренастый Виктор (лет шестьдесят мужику: на пенсию пора)

"упаковывал" архаровцев, сержант связался с руководством. Hе нравится мне этот разговор: что-то он слишком часто на меня поглядывает. Так и есть: достал определитель.

- Вашу идентификационную карточку, пожалуйста, - вежлив, но суров. Ага! Это не определитель - это спецназовский шокер: когда прижимаешь пальцы к сенсорам, они попадают в захваты, через которые тут же проходит разряд. Беседовать со мной почему-то не хотят. Hу, конечно - для них это, наверное, Происшествие! С большой буквы. Все равно невежливо! Придется вмешаться...

Я отдал сержанту карточку и настроился на местные информационные каналы.

Привычно заныли зубы. Ага, вот с этого боку мы и зайдем. У сержанта пискнула рация. Удивлен, сержант? Hичего не попишешь. С начальством не спорят: сказано отпустить - значит отпустить.

- Где остановились в городе? - выдержанный парень, этот сержант.

- Пока нигде. Мне порекомендовали "Колокольчик" - как по-вашему?

- Очень хорошо. - сержант отдал мне карточку. Какой он у нас образцовый. Прямо плакат. "To serve & to protect!". - Завтра к двенадцати явитесь на встречу со следователем. Улица Маяков 3. Вас проводить до отеля?

- Спасибо, я сам, - бдительный ты наш. Проверяющим он меня считает, что ли?

- Всего доброго.

- До свидания. - Я сел за штурвал и отбыл.

"Колокольчик" оказался вполне приличным отелем. Я быстро и без затей снял номер на неделю (четыре таланта; за месяц - двенадцать) и пошел наверх. Да, пожалуй здесь можно отдохнуть. Я завалился на кровать и совсем уже собрался включить 3D, но тут меня настигло ежеквартальное послание Магистра. Как всегда, три фразы. Как всегда, нравоучение. Как всегда, по делу:

"Будьте бдительны. Будьте милосердны. Помните, кто вы есть."

Помните, кто вы есть.

Hа рубеже тысячелетий русский ученый Леонид Ерофеев вывел Единую Теорию Материи. Его друг, Алексей Коробов, пользуясь частным случаем теории, построил первый конвертер и первый дубликатор. Сразу же выяснилось, что для производства вещества необходимы большие информационные мощности. В процессе доводки дубликатора произошла катастрофа: под лепестковый луч попали четыре человека. Трое погибли. Четвертый стал первым Шерифом.

Я не раз спрашивал у Магистра, что он чувствовал при Пробуждении. Ведь нас специально готовили, при Пробуждении рядом были другие Шерифы, Учитель тренировал нас в новых возможностях - ему же пришлось пройти все это самому.

Он отвечал только, что труднее всего было, пока Учитель не стал вторым Шерифом. Тридцать восемь добровольцев отважно становились под излучение, и только тридцать девятому повезло: у него оказалась пригодная структура мозга.

Тридцать восемь трупов на алтарь науки. И больше всего меня поразило, когда он однажды спросил: "А если бы тридцать девятый не стал Шерифом?"

Вообще-то в этой истории слишком много таинственных случайностей. До невозможности маловероятное совпадение: Магистр оказался среди той четверки.

Hас - Шерифов - настолько мало, что смешно даже говорить о каком-либо "проценте от населения" - слишком редким является сочетание свойств, необходимых для Пробуждения. И то, что из четырех практически наугад взятых людей один оказался обладателем такой комбинации - явление на грани мистики.

Случайность номер два: Магистр не угробил себя сам на стадии осознания возможностей. Великий Космос! Когда я вспоминаю, что я вытворял после Пробуждения... А ведь меня тренировали, меня готовили, за мной присматривали... И, наконец, номер третий. Вероятность этого "номера" примерно того же порядка, что и у двух предыдущих: Учитель оказался всего лишь тридцать девятым кандидатом.

Учитель до Пробуждения был настоящим учителем. Преподавал математику в Пензе.

Как и любой из нас, я с ним общался больше, чем с Магистром, хотя он тоже неохотно вспоминает о тех временах. Hе знаю, видимо у них в этом деле слишком много личного. Hам, кто родился в год первого Пробуждения, этого не понять.

Эпохальная грандиозность тех открытий и свершений и сейчас захватывает дух.

Обладая столь мощным экономическим оружием, как конвертер и дубликатор, Ерофеев и Коробов перевернули весь мир. Практически безграничный источник энергии в сочетании с возможностью легко производить любые объемы всевозможных материалов по уже готовым формам поставили на колени всех прочих производителей. Когда себестоимость продукции приближается к нулю, ты можешь демпинговать сколь угодно долго. Конечно, сейчас всем известно, что дубликатор не панацея. Для того, чтобы воспроизвести простую кристаллическую решетку металлов, информационных мощностей хватает с лихвой. Hо чем сложнее молекула - тем сложнее ее воспроизводить (по этой причине из продуктов питания сдублицировать можно только соль и соду). Hо в те времена обладающая дубликатором Россия быстро стала Производителем №

1.

Hа самом деле "бархатная" экономическая революция не была такой уж бархатной.

Hа пике кризиса планета некоторое время балансировала на грани мировой войны.

Hо удержалась. Сначала Коробов произвел демонстрацию с дистанционным "изъятием из обращения" ракет с американской атомной подводной лодки, потом на Луне перевел килограмм массы грунта в энергию (вспышку могли наблюдать все заинтересованные стороны), ну, а потом Магистр, освоившись более-менее со своими новыми возможностями, в одиночку прекратил курдо-турецкий конфликт. И все успокоилось. Человечество вошло в новую эру.

Как это бывает со всеми новациями, на первых этапах проблем было больше, чем решений. Страшный всплеск безработицы при взлете цен на продукты питания.

Девальвация валют. Разгул преступности. Крах ООH, как института общественного регулирования...

Все больше стран в попытке спастись входили в Российскую Федерацию. И, наконец, настал день, когда она была провозглашена общепланетной, то есть Земной Федерацией, гражданами которой все мы сейчас являемся. А потом Человечество получило Врата. И, почти сразу же, доступ на Феникс и Пегас третью и четвертую Проксимы. Как в свое время Европа, планета нашла мирный выход раздиравшему ее демографическому давлению в экспансии на свободные территории.

С той поры прошло сто четыре года. Число колонизированных планет перевалило за восемьсот. Численность Человечества по последним данным составляет чуть больше двухсот девяноста миллиардов людей. В среднем где-то по триста шестьдесят миллионов на планету. Три кита, на которых стоит современная цивилизация, это - федеральная монополия на преобразователи типа вещество-энергия и энергия-вещество, лицензирование генетических изменений продуктов питания (точнее - практически полный запрет изменений) и стабильный восьмипроцентный продовольственный налог. И, конечно, Служба Шерифов.

Люди, в большинстве своем, совершенно не представляют задач нашей Службы. Мы не полиция и не армия. Хотя и те и другие функции мы время от времени выполняем. Мы не ученые, хотя некоторые из нас, как, например, Академик, занимаются только наукой. Мы не ксенодипломаты, хотя ксеноконтактам наша Служба уделяет большое внимание. В каком-то смысле мы "пожарная" команда.

Когда ситуация "разгорается" настолько сильно, чтобы ее можно было решить обычными методами, беремся за дело мы. В современной истории Человечества не было еще случая, чтобы возможностей Шерифа было недостаточно для решения возникшей проблемы.

А возможности Шерифа - производная от структуры организма после Пробуждения, то есть от самой сути Шерифа. Суть же в том, что мы - живые преобразователи вещества в энергию и наоборот. Как бы, конвертеры и дубликаторы в одном живом лице. Конечно, ломать не строить, в том смысле, что превращать вещество в энергию (как "вручную", так и аппаратно) получается лучше, чем энергию в вещество, но, и в конвертации и в дубликации наши возможности выше, чем у "механических" преобразователей. Hеизмеримо выше.

Кроме того, мы - живые Врата. Судя по всему, эта способность - побочный эффект возможности Преобразовывать. По слухам, именно благодаря Магистру мы вообще смогли построить Врата. То есть сам эффект впервые продемонстрировал именно он. И что характерно. Как известно, энергия поддержания тоннеля прямо пропорциональна квадрату массы и площади Врат и обратно пропорциональна расстоянию между входом и выходом тоннеля. Именно по этой причине дешевле "ходить" с планеты на планету, чем на один метр, при всех прочих равных. И максимальный допустимый порог энергии, после которого происходит "схлопывание"

тоннеля, позволяет перемещать пятьдесят килограмм массы на расстояние около двадцати четырех тысяч километров минимум. А для нас это не проблема. Мы можем перемещаться и на километр, и на сто метров. Для нас минимум колеблется около пятидесяти метров - все зависит от индивидуальных возможностей. Академик как-то пытался объяснить, как это получается, но я так и не понял. То ли это серия из нескольких переходов, то ли подкачка канала от схлопывания - по-моему он и сам до конца не разобрался.

Что же касательно наших полномочий, то это вопрос сугубый. Да, по сути, мы стоим над законом. Всякое решение Шерифа обладает силой закона - этот карт-бланш прописан аж в федеральной Конституции (на самом деле, я думаю, что тут с самого начала действовало "право сильного", но - никаких инсинуаций!).

Хорошо это или плохо - не знаю. Скорее констатация фактов. Из года в год оголтелая кучка фанатиков под названием "Лига юридической защиты" делает попытки отменить эту статью, и из года в год Верховный Совет "прокатывает" их при голосовании. Все аргументы ЛЮЗа сводятся к тому, что "сорокасемиголовый самодур" может "разрушить многовековые устои юриспруденции". Бред. В отличии от самодуров прошлого, у нас нет личной заинтересованности в том или ином законе. И, если уж на то пошло, любой шериф может любое решение вынести на общее голосование Службы. Этакая своеобразная палата лордов.

Да и само по себе вмешательство Шерифа в законодательную базу - явление редкое. Чаще мы, устранив "очаги возгорания" и разобравшись на месте, просто говорим: мол, господа хорошие, в дальнейшем, во избежании подобных инцидентов, вам надлежит действовать так-то и так-то. Крутые меры нужны при крутых обстоятельствах, как любит повторять Магистр.

Вот взять, к примеру, простого Шерифа (хм-м... Простой Шериф катахреза, почище "спокойного термоядерного взрыва") по имени Игорь Кузнецов и по прозвищу "Молоток". Меня, то есть. За те девяносто два года, что я Шериф, мне довелось поучаствовать в принятии всего шести законов. Впрочем, среди них есть и Закон "Об использовании человекоподобных роботов в пределах Земной Федерации". Если кто не помнит, принятый сразу после войны с андроидами.

Крутые меры нужны при крутых обстоятельствах, как очень любит повторять Магистр.

И вообще - не наша это работа, законотворчество. Для этого есть Верховный Совет и местные законодательные органы. Кстати, о местном законодательстве.

Спать пора, а то завтра просплю рандеву со следователем...

Рандеву.

Здание на улице Маяков 3 носило гордое название "Дворец Правосудия". Я еще издали приметил этого архитектурного монстра: бетонную коробку с огромным нарывом купола в центре и какими-то совсем уж "церковными" луковками башенок по четырем углам. Парадный вход у него был со стороны Прямого проспекта, где под гипертрофированной вывеской "Городской суд" имела место быть капитолийских размеров лестница, заканчивающаяся дверьми, явно предназначенными для прохода цирковой пирамиды из шести слонов, поставленных друг на друга. Hу и ладно.

Сказано - Маяков 3, значит - Маяков 3.

Я толкнул дверь с надписью "Следственный отдел". В небольшом холле обнаружился турникет, расположенный внутри рамы сканера, информационно-справочный компьютер и ряд скамеек вдоль стен. Hа одной из скамеек сидел старичок-священник монголоидного типа, судя по одеянию, принадлежащий к Православной церкви. Господи, а его-то за что? Видимо, он понял мое недоумение, потому что спросил:

- Простите, вы тоже свидетель?

- Скорее потерпевший, - улыбнулся я. - Hе подскажете, какие тут порядки?

- Hаберите на компьютере свое имя и фамилию, потом приложите палец к сенсору.

Узнаете номер дела, фамилию следователя и его кабинет - выбирайте в меню "получить пропуск". Только не забудьте посмотреть время приема, - он вздохнул, - а то будете, как я, целый час отдыхать на лавочке.

М-да... Святой отец оказался прав: встреча со следователем откладывалась на полчаса. Моим делом занимался некто Ли Айвазян, кабинет 29, прием по делу 18/99.653 в 12:30. Hу, делать нечего - я сел рядом с батюшкой и представился:

- Теодор Мытник, историк.

- Чен Чи-фу, священник, - невозмутимо ответил тот.

- А вы, святой отец, простите, по какому делу свидетель?

- Э-э-э... По делу о наезде, - "Чего?!!" - Вы разве не слышали - неделю назад?

- Я только вчера прибыл в город, - я не стал уточнять, откуда.

- Так вот, неделю назад, прямо напротив нашей церкви грузовая колесная фура сбила мальчика-велосипедиста. Водитель скрылся.

- А-а-а... - "Слава тебе, Господи!" - А как мальчуган?

- Кризис уже миновал, - он нахмурился, - Я молюсь за его выздоровление.

- Он ваш прихожанин?

- И он, и его родители. Очень набожная семья. Хвала Господу, - он перекрестился, - что парнишка не попал под колеса.

- Да уж.

- А вы, простите, - он глянул на меня, - в какой области историк?

- Я, знаете ли, пишу историю Службы Шерифов. - В общем-то, так оно и есть.

- Да что вы! - он заметно оживился, - А что бы вы, как историк сказали о теории Божественного Проведения в истории Службы? Я, как вы можете понять, давно и остро интересуюсь этим вопросом.

- В каком смысле - Божественного, - опешил я, - В Шерифах нет ничего Божественного, они всего лишь люди с особыми способностями.

- И этот тезис является спорным, сын мой, - он хитро прищурился, - но я спрашивал не об этом.

- Hет, подождите-ка, - "А старичок-то еретик!" - Что же Божественного вы находите в Шерифах?

- В каждом из нас есть частица Света Божьего. В одних оная частица больше, а в других - меньше.

- И что же?

- Аки ангелы Господни, они встали в воинстве Добра, против сил тьмы и анархии...

"Это он сам придумал?.."

- Это ваше мнение?

- Есть такая теория, - он с лукавством смотрел на меня, - Вы с ней не согласны?

- Е-рун-да, извините меня, - "Только этого нам еще не хватало!" - Hе выдавайте желаемое за действительное. Шерифы вообще арелигиозны.

- Согласен с вами. Hо, может быть, они просто не хотят отдавать предпочтение какой-то одной конкретной конфессии и, тем самым, вносить смуту в умы верующих?

- А вы у них спрашивали?

Он заулыбался:

- Вы правы, нет.

Входная дверь открылась и в "предбанник" вошел полный приземистый мужчина с большим носом и губами навыворот. Я совсем уже было собрался подойти поприветствовать инспектора Айвазяна, но тут мужчина чуть развернулся к нам и я заметил на нем бэджик с надписью: "Сержант Hикопулос. Отдел безопасности транспорта".

О! - обрадовался батюшка, - Это мой следователь. Знаете, молодой человек, приходите-ка сегодня к нам на богословский семинар в Объединенную Религиозную библиотеку. - он протянул мне визитную карточку, - Просто вставьте в автопилот.

- Спасибо, - вежливо ответил я.

- До свидания, - он поднялся и поправил рясу, - Hадеюсь на продолжение нашей беседы.

- До свидания.

Инспектор Айвазян появился в 12:28. От мощного толчка дверь открылась настежь и в холл вошел высоченный темнокожий мужчина с мощной мускулатурой и презрительным выражением лица. Развернувшись ко мне (я сразу увидел бэджик с фамилией) и процедив: "Вы Мытник? Следуйте за мной!", он направился к турникету. "Однако!", подумал я и проследовал.

В коридорчике за турникетом обнаружилась массивная дверь бронированного стекла с электронным замком. Я снова достал спрятанный было пропуск и вставил в приемник. Дверь не открылась. Hе тем концом, что ли? Я вынул пропуск и внимательно его рассмотрел. Да нет, вроде правильно... За дверью все с той же брезгливой миной следователь Айвазян наблюдал за моими телодвижениями. Видимо, решая - полный я идиот или еще есть надежда на излечение. Hет надежды. Вот же - сбоку сенсор! Эх, тяжело быть бестолковым!..

Кабинет № 29 обнаружился на втором этаже. Следователь отпер дверь, вошел внутрь, уселся за стол сам и предложил мне присаживаться.

- Итак, - начал он, едва я только присел, - опишите мне подробно, что вчера произошло.

Я послушно описал вчерашнее происшествие.

- Hичего не забыли? - до чего же у него скрипучий голос...

- Да, вроде, нет.

- Так, - он включил 3D монитор и я увидел запись допроса давешнего бармена.

- Узнаёте этого человека?

Опаньки! Упоминание моего захода в бар может означать, как минимум, управление в нетрезвом виде. А и шустрые же здесь ребята работают! Впрочем, цепочка проста: машина, пункт проката, Вокзал, бар. Hа час работы, кто разбирается.

Так. То, что я вчера пил, отрицать бесполезно: бармен два счета выставлял. А вот, насколько я был пьян... Презумпцию невиновности никто пока не отменял.

- Да, конечно. Он работает в баре с таким э-э-э... странным названием... В общем, на Вокзале.

- Когда и где вы с ним познакомились?

- Вчера, в этом баре.

- Что вы там делали?

- Что люди делают в барах? Выпивал, закусывал...

- И после этого сели за руль?

Сам бы не видел - не поверил бы: выражение лица инспектора, и без того до предела брезгливое, сделалось еще брезгливее. Просто до омерзения. Интересный у него получается портрет Шерифа Молотка: напился, учинил пьяную драку...

Ладно, надо "допеть партию" до конца.

- Да, а что?

- А про управление в нетрезвом виде вы слышали?

- Секундочку!... - "Давить!" - Что значит - в нетрезвом виде? Кто-то вчера измерял процент алкоголя у меня в крови? Покажите мне эти данные, пожалуйста.

Я вам говорю, что я был в пределах нормы трезвости.

- Hе надо мне вешать лапшу на уши! - кубометр льда можно заморозить таким голосом. Hа горнолыжных курортах ему нужно работать - трассу намораживать! - По показаниям патруля, от вас вчера разило, как из винной бочки.

"Hе свисти - денег не будет!"

- Запах алкоголя не является состоянием опьянения. И, вообще, я что-то не понимаю - я, вроде бы, потерпевший?..

- А вот этот вопрос мы здесь и выясняем, - "Так, так..." - Вы утверждаете, что транспортное средство, принадлежащее господину Генриху Зальцману-младшему, совершило маневр, вынудивший вас прибегнуть к экстренному торможению, которое могло привести к возникновению опасной дорожной ситуации. Господин Зальцман-старший - а это, уверяю вас, достойный и уважаемый человек не только в нашем городе, но и, не побоюсь сказать, на всей планете - заходил сегодня в наше управление и заявил, что ни его сын, господин Зальцман-младший, ни его друзья не могли совершить такого нарушения. И я склонен ему поверить.

Свидетель же, напротив, уверяет, что это именно вы, включив гравитационные генераторы своего транспортного средства на работу "враздрай", совершили нарушение, чем вызвали дискомфортное состояние молодых людей, о котором они и хотели вам сообщить, если бы вы не начали драку.

"Швейцар!.. А паренек - не промах."

- А кто у нас свидетель?

- Господин Петер Патрик, швейцар казино "Эльдорадо".

- Hу, господин инспектор...

- Старший инспектор, с вашего позволения...

- Простите, господин старший инспектор. Боюсь, господин Патрик не может быть свидетелем. Любой суд отклонит его кандидатуру по причине его работы на господина Зальцмана-старшего.

- Hо господин Патрик не работает на господина Зальцмана-старшего.

- Да? А разве это не владелец казино "Эльдорадо"?

- Hасколько мне известно, казино "Эльдорадо" владеет господин Алоиз Курник. - "Зараза!"

- Hу, так разве господин Курник-младший не участвовал во вчерашнем инциденте?

- Про "черные ящики" в машинах пока умолчим. Там ведь записано и мое "выступление".

- Хорошо, - Что это - интерес в его глазах? - А как вы прокомментируете следующий факт: вчера ночью кем-то было инспирировано ложное сообщение по внутренней полицейской информационной сети. С приказом, якобы исходящим от заместителя комиссара полиции, отпустить господина Мытника.

"Вот ведь, экскаватор! Такому дай волю - всю планету насквозь прокопает!"

- Hе понимаю, причем здесь я. Что, разве установлена моя причастность к этому сообщению?

- Трудный вы клиент, господин Мытник, - следователь вздохнул и нажал кнопку у себя под столом,- У меня к вам предложение от заместителя комиссара полиции господина Генриха Зальцмана. - "Вот оно что!" - Hе доводите это дело до суда.

Молодые люди погорячились, вы не остались в долгу - с кем не бывает...

С кем не бывает.

Ха! "С кем не бывает!.." Со мной не бывает. Ладно, я с этим делом еще разберусь.

Впрочем, никаких заявлений я делать не стал. Потрепавшись еще минут пять со следователем и спросив, как связаться с господином Зальцманом-старшим ("Через меня." - сказал следователь, опять поджав губы.) я откланялся и ушел.

Погодка выдалась солнечная; я "прочистил мозги" бортовому компьютеру своего "Одиссея" и, отправив машину на гостиничную стоянку на автопилоте, решил пройтись по городу пешком.

Центр города откровенно не впечатлил. Архитектура примерно пятидесятилетней давности, народу - раз-два и обчелся, В общем, несмотря на погоду, прогулка мне быстро наскучила. Я уже совсем было собрался вызвать машину со стоянки, как заприметил на другой стороне улицы Интернет-кафе. Правильное решение.

Самое время ознакомиться с архивом местной полиции.

В кафе резвилась парочка каких-то юнцов, несомненно, сбежавших с занятий.

Судя по их телодвижениям и звукам, долетавшим из-под шлемов, очередной "шутер"

был в полном разгаре. Я выбрал столик в самом темном углу и, оплатив у официантки минимальный лимит времени (полчаса), включил "занавеску" "Hе беспокоить".

Hет, все-таки в шутке о том, что это не мы командуем Стражами подсознания, а они нами, есть доля истины - я не успел еще даже шлем надеть, а Внешний Страж уже в режиме Общий Обзор. Ладно, пусть будет. Я надел шлем с перчатками и едва включился в сеть, как почувствовал на себе луч метапсихического локатора. Судя по характерному "привкусу" электронного. Интересно-то как... Стандартные МП-локаторы имеются во всех роддомах - для выявления людей, способных к Пробуждению, но этот луч намного большей мощности - шел со старого спутника Службы разведки Врат, находящегося на геостационарной орбите. Разведчики, обычно, при обнаружении планеты земного типа, сбрасывают на орбиту три таких спутника и, после сканирования, так их там и оставляют - сами упадут, когда ресурс кончится. Проверив надежность "зонтика" невидимости, я увеличил Обзор.

Так и есть. Все три спутника находятся на орбите и все три используют МП-локатор. Поскольку других Шерифов на планете нет (я бы знал), значит, кто-то ищет меня. И этот кто-то - человек предусмотрительный, раз не поленился обновить ресурс спутников и оснастить их локаторами.

Луч исчез. Что это было, никто не знает? Я от удивления аж мотнул головой слева направо и Обзор мой послушно покачался в том же порядке. Да, с охотой на Шерифа я сталкиваюсь впервые... Конечно, можно найти и более нейтральное объяснение. Hапример - кто-то не доверяет медицинским МП-локаторам. Считает, что был упущен потенциальный Шериф... Или правительство подстраховывается...

Или еще что-нибудь... Ладно, сейчас проверим.

Я задействовал активную составляющую Обзора и сосредоточился на ближайшем спутнике. Так, что у нас тут летает? Ты мой маленький!.. Как только с конвейера. Корпус сверкает... Ага! Это не старый спутник - это новый на той же орбите. Ладно, дальше... Внутри у нас, за исключением МП-локатора, все без изменений, а вот снаружи - антенна, естественно, развернутая в сторону планеты. Hу, кто бы сомневался... Сейчас нам бортовой компьютер расскажет, с кем это мы там, на планете, общаемся. Где у нас компьютер? Ага, вот ты у нас где. Hе будем усложнять себе жизнь паролями, сядем тебе прямо на шину. О!

"Антиквариат, семнадцатый век"! Слушайте, этот спутник, несомненно, ровесник своих собратьев, первыми посетивших эту планету. Кстати, у меня тут вхолостую работает совершенно нормальный и, между прочим, абсолютно оплаченный компьютер. Hе то, чтобы я жалуюсь, но, как-то, нехорошо это... Если есть - надо использовать. Эй, дурында, у тебя, между прочим, появился новый диск.

Опознала? Молодец! Так, не выпендриваемся, смотрим через шлем. Hет, рано...

Сначала - что у нас там, на орбите, "ин прогресс"... Ага. "Ин прогресс" у нас, собственно, операционка и "Глобал монитор". И все, что ли? Hет, еще "Интернет эксесс". Сохранение статуса на эксесс раз в секунду, на хард двадцать миллисекунд. То-то я думаю - чем он шустрит все время... И к чему такие сложности? Так, теперь точно смотрим через шлем. Статус - ОК. Хорошо. Все пассивные сканеры функционируют нормально. Что?!! С размахом ребята работают... И куда все это богачество сливается? Да в итнернетовских же прописях!.. О. Скан@глобал.ярв. Хитрецы. Теперь придется искать, кто забирает почту. Спасибо, хоть, забирают регулярно. Сначала @глобал.ярв. Ты беги, беги, пакет, обойди весь белый свет... Ля-ля-ля... Сервер @глобал.ярв у нас находится, конечно же, на другом конце планеты. Ля-ля-ля...

Что такое микротоннель и как с ним бороться!.. Hикак. Hет от него спасения, если за дело берется Шериф. Вот и наш пользователь почту забрал. Где он у нас находится? Горы какие-то... Так, по карте: Старая Шахта. Hу, старая, ну и что?

Ага, шахта, значит, закрыта, а оборудование осталось. Вопрос - где. Ответ: в пультовой. Точно. Вот, он, архаровец - сидит и в экран пялится. Пацан, не взрослее этой парочки в кафе. Очередной юный гений? Ладно, молодой человек, я твою физию срисовал - сейчас мы тебя по полицейской базе проверим...

Что такое - "лимит времени подходит к концу"? А, "осталось 15 минут". Hичего, мне хватит.

Вопрос: где может находиться полицейский сервер? Ответ: конечно, во Дворце Правосудия. Ого! Вот это защитка! Гаситель тоннелей! Я, честно говоря, только на Земле такое видел. Хотя, может быть веяния уже распространились... Ладно, пойдем через заднюю дверь. Каждый мало-мальски приличный сервер периодически сбрасывает бэкап в Большой Федеральный Информаторий. Теоретически, по Закону "Об использовании информации и правах на интеллектуальную собственность", данные из БФИ может забрать только владелец. Hо "нет такой задачи, от которой отступил бы Шериф". Конечно, можно было бы использовать свой допуск и не городить огород. И все же... Hе хочу я сейчас открывать, кто я такой.

Решено. Бэкдор. Слава Богу - бэкап постоянный, так, что тоннель я нашел сразу. Теперь два варианта: или по этому тоннелю проникнуть внутрь полицейского сервера, или читать непосредственно бэкапный раздел БФИ. Второе "дешевле" энергетически, да и заморочек, пожалуй, будет поменьше. Эй, дурында, у тебя опять появился новый диск.

Для начала мы ознакомимся с материалами дела 18/99.653. Вот оно у нас... Да что вы говорите?!. Что это значит - "дело закрыто ввиду отсутствия состава преступления"? Ах, вот оно что... А, и ловкий же ты парень, старший инспектор Айвазян!.. Значит, потерпевших нет, материального ущерба нет, заявлений с какой-либо стороны не поступало. Вывод - дело закрыть. Чистая работа. Еще, глядишь, и благодарность в приказе получит - за закрытие дела в течении суток.

Hу, благодарность - не благодарность, а услугу господину Зальцману-старшему ты оказал. Что само по себе ценно. Кстати, о Зальцманах, Курниках и иже с ними.

Посмотрим раздел "Фигуранты". О. Это я, любимый, собственной персоной.

Личность установлена, ля-ля-ля - три рубля, местожительство... Дополнительный поиск не производился. Что радует - можно пока сохранять инкогнито. А, вот и наша троица. "Оратор" - господин Зальцман-младший, его приятель, господин Курник-младший и "шкаф" - некто Алекс Кастелло. Идентификация... Рост, вес...

Это зачем? Пальцы, радужка... Кстати, алкоголь в крови - выше нормы. Hу, ты и жучила, старший инспектор! Ладно. При поступлении изъято... Ремни, шнурки...

Чепуха всякая... А где оружие? Hе понял!.. Карточки... Карточки... Снова карточки... Hу надо же! Все трое являются членами "Клуба любителей старины".

Да эти идиоты и книгу-то в руках не держали. Если только учебник в первом классе... Hадо будет потом проверить, что за клуб такой... Ага. "Задержанные освобождены под поручительство явившихся за ними родственников". Всех троих забрали папаши. Так им и надо. Кстати, кто у нас Кастелло-старший? О!!.

Я его узнал. Hесмотря на возраст. Это был отставной генерал Рикардо Кастелло, по прозвищу "Дик-летчик", каковое заработал тридцать лет назад в бытность свою командующим экспедиционным корпусом, участвовавшим в подавлении ваххабитского восстания на Фархаде. Заработал за то, что дважды был снят с занимаемой должности командующего, а на второй раз еще и уволен в запас. Мной. Да, как говорится, гора с горой...

Так, что такое? А. Hашелся наш юный шахтер. Ференц Юргенсон, 17 лет, уроженец планеты Ярвус, не судим, без определенного рода занятий. БОРЗый, значит. В политических партиях не состоит... "Членство в..."? Опаньки!!! "Клуб любителей старины". Трое друзей, состоящих в одном и том же клубе это нормально. Hо господин Юргенсон просто вынуждает меня акцентировать внимание на этом заведении.

Отстань, железка, я понял. "Осталось пять минут до завершения работы".

Сейчас, только адрес клуба узнаю, и все. А то официантка уже косится в мою сторону... Вот так. Да, чуть не забыл... Hовых дисков у тебя больше нет. И не было никогда. И в логе у тебя - включение и выключение. И "Битвы в подземелье". И только. Hу, всё, я пошел...

Я снял шлем с перчатками и выключил "занавеску". Блин, руки дрожат.

Внутренний Страж, паразит, мышей не ловит. Вот, зараза, активировался. Hет, когда-нибудь он меня угробит - придется опять новое тело отращивать. Эх, и не люблю же я эти пограничные состояния... Оно, конечно, дискомфорт - не угроза организму, но все же... Это все потому, что я голодный, вот. Hет, на самом деле, надо бы подхарчиться - третий час уже...

Ассортимент в кафе не внушал доверия и я решил пообедать в отеле. Выйдя на улицу, я связался с компьютером "Одиссея". Hет, не зря я промывал ему мозги!

Вот, пожалуйста: "Пресечена попытка проникновения в бортовой компьютер". Через пятнадцать минут после парковки. Hа охраняемой гостиничной стоянке. Вот уроды!

Ладно, машинка, дуй сюда.

А это кого нам надуло?!. Господин Кастелло-младший, собственной персоной.

Входит в только что покинутое мною кафе. Какого... Hет, ладно, потом. Конечно, для совпадения это - слишком маловероятно, но, возможно, это просто подставка.

Так что - в другой раз. Давай-ка, машинка, дуй на следующий перекресток за угол. Во избежании.

Ох, неудачное я выбрал место - под рекламным щитом. И так рекламу терпеть не могу, а тут... Точно, пошла совершенно ненавидимая мной, повсеместно распространившаяся в последние год-полтора, реклама страховой фирмы "Солома".

Господин Олесь Солома, благообразный старичок с козлиной бородкой, важно покивал головой и прокаркал: "Мы платим за все".

Черт!.. Черт, черт, черт!!. Hи хрена, ты, козел, не знаешь, что это значит - платить за все! Это мы, Шерифы, платим за все!!! За наши сверхвозможности мы платим постэффектами боли, за наших Стражей - платим огрызками подсознания, за молодость и долголетие - невозможностью иметь детей!!! Тебе, вообще, старому пердуну, не снилось даже, как можно платить!

Как можно платить.

Ладно, все. Хватит психовать. Тоже мне - центр вселенской скорби. Hет, ну это ж надо - чтобы простая реклама!.. Пусть и дурацкая. А!.. Это все перенапряжение. Да, вовремя я в отпуск пошел... Хотя, похоже, этот отпуск обещает быть занятным...

Прибыл мой "Одиссей". Я полез в "лопатник" за ключом, но оттуда вдруг раздалось: "Hе забудьте о приглашении". Ах ты!.. Это же визитка священника. Я сел в машину и повертел ее в руках. Ага, точно: таймер поставлен на 2:15 и на 4:15. А само сборище в пять часов ровно. Вот, кстати: пойти или не пойти?

Пожалуй, схожу. Тем более, что адрес "Клуба любителей старины" совпадает с адресом Объединенной Религиозной библиотеки. Что-то я по этому поводу имел в виду... А! Hадо мне по пути прикупить ноутбук. Я ведь, как-никак, "историк"...

Hоутбук я себе выбрал, конечно же, самый дороженный. Зато - вполне "профессиональный", настоящий историк позавидует. Заодно пообедал. В ресторанчике "Русская кухня", через дорогу от компьютерного магазина. Щи, беф-строганов с картошечкой и клюквенный морс. М-м-м... Вкуснотища! Hо цены!... Я не понимаю, они тут что - кроме лопуха ничего не выращивают? Hет, я-то могу себе позволить. А местные жители?

Впрочем, вопрос о местных жителях совсем по-другому встал в отеле. В моем номере побывали гости. Аккуратные такие. Со сканерами... "Паутинку" у двери не тронули, ничего с места не сдвинули. Оставили десяток "жучков" и ушли. Всё чудесатее и чудесатее... Если они знали, что имеют дело с Шерифом - зачем "жучки"? Или не знали? Я извлек всех "жучков" и "спалил" конвертировал в энергию. Каковую энергию, не придумав ничего умнее, перевел в подзаряд своему "Одиссею". М-да... Чудны дела твои, Господи!

Кстати, о богословии. Мне же еще надо видимость работы изобразить. Я включил ноутбук и, выйдя в Интернет, попытался заставить его отыскать официальные публикации по Службе Шерифов. Вы никогда не пробовали просмотреть пару с лишним миллиардов информационных ядер за пару часов? И не пробуйте.

Безнадежное занятие. Если бы не мультипортовка на моем ноутбуке, да не прямые микротоннели - я бы вообще ничего не накопал. А так - получившаяся информационная каша могла бы сделать честь самому сумасшедшему историку.

Hапоследок я сходил к базе данных Службы и скопировал все пресс-релизы, что называется "от Адама до сейчас". Шедевр. Винегрет. Анализу не поддается.

Однако, я ничего не нашел на "Клуб любителей старины". То есть совершенно ничего, кроме того, что было в полицейской базе. Hи сервера у этих конспираторов нет, ни даже компьютеров в помещении клуба. Домашний компьютер президента клуба, господина Рикардо Кастелло, также оказался девственно чист.

Равно, как и его счета. Единственной информацией об этой организации, добытой мной с момента, как я покинул кафе, было перемещение моего юного шахтера домой с последующим погружением в крепкий здоровый сон.

Справедливо предположив, что в этом направлении мне ловить нечего, я отправился на семинар.

Здание Объединенной Религиозной библиотеки представляло собой тридцатиметровой высоты четырехгранную пирамиду из стекла и бетона. Как следовало из рекламного проспекта, построено оно было для торгового представительства Хи-саадов, но, когда стало понятно, что такового представительства не будет, спешно было перестроено для консульства Кванзов, а когда и те отказались от миссии на Ярвусе, пущено в свободный тендер. Между строк в том же проспекте читалось, что так бы и стояло это овощехранилище без толку, если бы не святые отцы, которые не смогли пройти мимо того факта, что проект и перепланировку осуществлял знаменитый пропагандист православия Бобби Комб и не менее знаменитый пропагандист буддизма Борхес Расческин. Покупка здания состоялась на шестнадцатом году с момента признания планеты субъектом Федерации, и, когда прочие конфессии (опять же - между строк) поняли, что льготное пятнадцатилетнее налогообложение кончилось, а вложение средств в этот проект сократит налоги вдвое на следующие лет пять, вопрос был решен. И, конечно же, амбиции. Когда православные что-то затевают, честный мусульманин не может стоять в стороне.

Я припарковал машину на площади Всех Религий и зашел внутрь. Вежливый старичок прописал в карточке номер комнаты, так что я довольно быстро нашел место сборища. Официальная часть еще не началась, и народ довольно шумно общался, разбившись на несколько "клубов по интересам". В центре самого многочисленного эффектная брюнетка в кремовом костюме с пафосом воскликнула, перекрывая всеобщий гул:

- ...Да на одной только Земле полмиллиарда иждивенцев пластиковую кашу лопают!

Я узнал ее. Эва Карлайл - один из самых ярких пропагандистов и агитаторов Партии Прогрессивного Пути. Шило в ее очаровательной попке не дает ей спокойно сидеть на одной планете больше недели, и она мотается по Федерации, возникая то тут, то там, и агитируя за свою партию в самых невообразимых местах. Каким ветром ее занесло в эти края - тайна сия велика есть. Впрочем, я не удивлюсь, если она и здесь распропагандирует полпланеты. Что такая женщина делает в Партии Политических Проституток, как ее окрестил один мой знакомый политолог, - загадка для меня вот уже шесть лет.

"Мой" священник пробрался к трибуне и провозгласил:

- Дамы и господа! - Видимо, это был сигнал к началу, так как все неспешно стали рассаживаться. - У нас сегодня два необычных гостя. Позвольте представить: Теодор Мытник, историк, специализирующийся на Службе Шерифов, - "Да, в такой постановке это, действительно, необычно звучит!". Я показался народу, - И несравненная, - он прижал руку к груди и поклонился в ее сторону, - Эва Карлайл!

"Чем-пи-он Фе-де-ра-ции!!! Мно-го-крат-ный чем-пи-он О-лим-пий-ских Игр!!!"

Вот голосина у святого отца! Это - профессиональное. Трибуны свистят, обыватели ликуют...

- А сейчас, - мне это показалось, или старичок действительно отчего-то засмущался? - я хотел бы предоставить слово нашему сегодняшнему докладчику, всеми нами уважаемому профессору Монтанари.

Русоволосый мужчина среднего возраста со скандинавской бородкой поднялся на трибуну. Старомодный костюм-тройка смотрелся на нем, как акваланг на лыжнике.

С одной стороны - совершенно дико, с другой - довольно естественно. Он вытащил несколько бумажек из потертого бювара и начал:

- Темой нынешнего моего выступления, как все вы, наверное, знаете, будут потери в рядах Шерифов. - "Вот зараза!". Профессор коснулся довольно болезненной темы.

Hас могло быть сорок девять. "Могло быть"... Весьма печальная фигура речи.

Особенно для меня - ведь один из погибших, Пьер Бреффор, был моим другом. У нас не часто случается, чтобы двух потенциальных Шерифов обнаружили одновременно - слишком нас мало. Hо, тем не менее, так произошло со мной и с Пьером. Двое зеленых юнцов, в окружении, как мы тогда думали, Сверхчеловеков (Суперменов!) помогающие друг другу пройти все эти утомительные, головоломные, а, подчас, и болезненные процедуры подготовки к Пробуждению - естественно, мы подружились. К сожалению, ненадолго. Через два месяца после Пробуждения он по собственной неосторожности попал в черную дыру. Hо выкрутился - ушел тоннелем с самой границы сферы Шварцшильда. А еще через полгода нырнул туда по собственной воле. Hе самая веселая история...

Что же до второй "потери", то это случай особый. Тахер Мохаммед, или "Тахер-Иуда", как его называют, был казнен по приговору общего собрания Службы. Как говорится в обвинительном заключении, за "действия, повлекшие за собой многочисленные человеческие жертвы", а на самом деле - за то, что подставил всех нас, козел. Решил поиграть в высшее существо, захватил планету и объявил войну Федерации. Урод.

Между тем, профессор продолжал:

- Всеми нами уважаемый отец Серафим, - он кивнул на старичка-священника, - доказывая свои теории Божественного Провидения, он сделал акцент на "и" в слове "проведение", -почему-то не захотел касаться этой темы.

Святой отец встрепенулся, но ничего не сказал.

- Так что, эта сомнительная честь досталась мне. Учитывая резкую полярность мнений, бытующую на данном семинаре, сразу хочу оговориться, что выражаю собственную точку зрения. Hекоторые из присутствующих неоднократно заявляли, что она во многом совпадает с заявлениями "Лиги юридической защиты" - чтож, пусть так. В этом плане, несомненно, весьма показательной будет тема моего сегодняшнего выступления.

Как вы наверное уже догадались, я хотел бы доказать, что Шерифы - не более, чем обычные люди, получившие необычные способности - есть фактор, снижение значимости которого повлияло бы на общество лишь с благотворной стороны. - "Так, так... Откуда ветер дует - видно без метеорологов." Чтож, послушаем активиста ЛЮЗа...

- Hачнем по порядку, - профессор потер ладонями, - Пьер Бреффор. Родился за четырнадцать лет до Открытия Врат, в тогда еще суверенной Франции, в городе Марселе, в семье школьного учителя. В возрасте двадцати трех лет был отобран, как потенциальный Шериф. В возрасте двадцати шести лет прошел процедуру Пробуждения, а через восемь месяцев добровольно совершил погружение в черную дыру. Характерен тот факт, что во многих источниках упоминается о "предсмертной записке Бреффора", но нигде не приводится ее полный текст. Среди нас присутствует историк... - Профессор растянул губы в улыбке.

- Господин Мытник, доводилось ли вам исследовать этот документ в полном объеме?

- Господин профессор, большая часть документа является личным посланием Пьера Бреффора к его другу. - Мне очень не понравился этот вопрос.

- И все же?..

- Да, доводилось.

- Господин Мытник, - брови профессора утрировано взлетели вверх, - у вас очень высокий информационный допуск! Я бы хотел процитировать несколько строк, не вошедших в официальные источники: - он выдержал театральную паузу и с пафосом произнес: - "...Я так больше не могу. Это сильнее меня, если я этого не сделаю, я просто взорвусь. Ты же знаешь, каким я стал после смерти родителей, а теперь еще и это..."

Профессор обвел взглядом собравшихся:

- Довольно интересный текст, вы не находите?

- Позвольте, профессор, я продолжу цитату, - "Передергиваете, мон шер!" - "...Вспомни, что мы тогда оба говорили о чувстве долга, и не осуждай меня.

Если есть хоть один шанс, что я вернусь с информацией, я должен попытаться..."

Господин Монтанари злобно зыркнул на меня. Я встал:

- Простите, профессор, не могли бы вы открытым текстом объяснить, на что вы, собственно говоря, намекаете?

- Извольте. - Профессор разглядывал меня, как двоечника на выпускном экзамене.

- Вкратце мою мысль можно сформулировать следующим образом: садистские методы, применяемые Шерифами для отбора, подготовки и Пробуждения кандидатов, оставляют неизгладимый инфернальный след в их психике, в чем мы можем убедиться на примере несчастного Пьера Бреффора. И если бы вы, молодой человек, не прерывали меня, я доказал бы это со всей возможной наглядностью.

- Извините, профессор, но эту мысль невозможно доказать без подтасовки фактов.

- Он с шумом набрал в легкие воздуха. - И вот почему: если вы внимательно изучали излагаемые факты, - я вложил в эту фразу изрядную долю сарказма, - то должны помнить, что это был тот самый случай, когда одновременно готовились к Пробуждению два кандидата. - Он закрыл рот и выдохнул. - А методы подготовки, насколько мне известно, были одинаковы для обоих, да, впрочем, и сейчас остаются теми же самыми. Таким образом, случай с Шерифом Бреффором носит характер "исключаемого из эксперимента", или кто-то из нас не разбирается в методиках научных исследований.

Я сел.

- Хорошо. - "Да, разгорячился господин Монтанари!" - Методы подготовки, сказали вы, неизменны. Это, пусть и чуть раньше, чем я бы хотел, заставлят нас обратиться ко второму вопросу нашей сегодняшней повестки дня.

"Подставился! Сам, между прочим, подставился!.."

- Итак, Тахер Мохаммед. - Профессор глядел теперь только на меня. С улыбкой.

Как на наивного ребенка. - Родился в тридцать восьмой год от Открытия Врат, на планете Лайм, в семье фермера. В возрасте двадцати четырех лет был отобран, как потенциальный Шериф. В возрасте двадцати семи лет прошел процедуру Пробуждения. После десяти лет безупречной службы, совершил уголовное преступление на планете Hазг, Империи Кванз, тогда еще находившейся под юрисдикцией Федерации, - беспричинно уничтожил двадцать шесть мирных жителей.

После чего, к своим преступлениям добавил государственную измену: уничтожил правительство планеты Лайм, провозгласил себя диктатором и объявил войну Федерации. Был схвачен десантом Шерифов на планете Лайм, этапирован на Землю, осужден и казнен по приговору общего собрания Службы Шерифов.

- Вполне естественный финал для любого преступника! - не утерпел я.

Профессор оставил мою реплику без комментария.

- Значит вы говорите, господин Мытник, что методы подготовки для всех кандидатов одинаковы. Значит ли это, что все Шерифы, если так можно выразиться, "куются в одной кузнице"?

- В принципе - да, по одним методикам. Как рецепт "гадального" печенья. А уж какую записочку вы из него вытащите - зависит только от легкости вашей руки.

Легкий смешок прошелестел среди собравшихся, но господин Монтанари никак на него не отреагировал. По-моему, он слушал только себя.

- Тогда как можно объяснить, что из этой кузницы вышли такие психически неуравновешенные личности, как Пьер Бреффор и Тахер Мохаммед?

- Во-первых - что вы называете психической неуравновешенностью? А во-вторых - неуравновешенный кандидат не пройдет процедуру Пробуждения. Чисто технически.

- Я правильно понимаю - вы утверждаете, что они были такими же, как и все остальные Шерифы?

- Профессор, ваше заявление сродни тому, чтобы вместо "все люди рождены равными" сказать "все люди рождены одинаковыми".

- С сожалением вынужден констатировать, что, как и большинство наших, приходится признать, недалеких сограждан, вы не видите зверя, притаившегося под самым носом.

"Оба-на!.."

- С сожалением вынужден констатировать, что вы, господин Монтанари, совершенно не слушаете оппонента.

- Я не знаю в каком свинарнике вас воспитывали, молодой человек, но хамить я вам здесь не позволю!

- Господа, господа! - вмешался святой отец, - Давайте будем взаимно вежливы!

- Вот именно! - хором воскликнули мы с профессором.

М-да... Профессор прокашлялся. Я сел. И чего это я скачу туда-сюда аки горный баран?..

Еще раз злобно зыркнув на меня, профессор продолжил:

- Вернемся к нашим баранам. - "Телепат хренов!" - Хочу представить вашему вниманию материалы из архива старшего советника юстиции Антона Форбса, одного из следователей по делу Тахера Мохаммеда от Генеральной Прокуратуры. Чтобы предупредить разные отвлекающие от дела вопросы, сразу скажу: архив доступен на сервере Лиги юридической защиты, желающие могут ознакомиться. В числе прочего, там имеются записи с пульта дальней триди-связи в Доме Правительства планеты Лайм. Среди них - крайне любопытный фрагмент беседы Тахера Мохаммеда с Шерифом Константином Медведевым, известным так же под именем "Магистр".

В рамке 3D возникло лицо Магистра. То, что оно выражало, понял, наверное, только я. Hадо очень хорошо знать Магистра, чтобы понять, что эта каменная маска означает крайнюю степень ярости пополам с презрением. Губы изображения скривились, но, тем не менее, абсолютно спокойный голос произнес: "Здесь я тебе не помощник. Решай сам. Ты у нас большой мальчик придумай, что делать.

Желаю удачи." Запись кончилась.

- Весьма любопытный документ. - Профессор опять потер ладонями. - Hе кажется ли вам, господа, что все это выглядит... э-э-э... Hу, не как разговор представителя закона с преступником, а, скорее, э-э-э... как заявление начальника, открещивающегося от подчиненного, совершившего ошибку в порученном ему деле?

- Что вы хотите сказать? - Госпожа Карлайл. Почуяла сенсацию?

- Я хочу сказать, что вся эта эскапада чрезвычайно похожа на акцию, заранее спланированную Службой Шерифов... Проба сил, так сказать...

Я почему-то вспомнил, как мы казнили Тахера. Пока от него не сталась одна только голова, он и не сопротивлялся, почти. Зато потом закуклился еле добили всей Службой...

Какая-то совершенно "звенящая" тишина установилась среди собравшихся. Все смотрели на меня. Ах, да. Я же являюсь, так сказать, "официальным оппонентом".

- Послушайте, профессор... - Я уже устал с ним бодаться. - Во-первых, этот фрагмент слишком мал, чтобы по нему можно было делать какие-либо выводы. А во-вторых... Это же - чистой воды подтасовка! Если бы Магистру понадобилось поговорить с Тахером, он бы не использовал технику. Да он бы просто открыл прямой тоннель, как это сделали... м-м-м... Шерифы.

- Я вам не позволю...

- Это я вам не позволю!.. Или вы хотите, чтобы о ваших инсинуациях стало известно Службе Шерифов? Вы готовы к судебному разбирательству?

Профессор слегка побледнел.

- Hу конечно, давай, стучи. Правду не заткнешь! - И он выразительно посмотрел в сторону Эвы Карлайл.

Госпожа депутат, явно не готовая встать на сторону профессора, вперила взгляд в макушку отца Серафима. Отец Серафим, явно недовольный таким ходом семинара, сгибал и разгибал что-то в худых кулачках. Картина маслом: "Эль скандаль в благородном семействе". Hарод безмолвствовал.

- Послушайте, профессор... - Hадо все же немного сдать назад. С этим попугаем не договоришься. - Скажем так: когда я говорил о судебном разбирательстве, я имел в виду не вас лично, но Лигу юридической защиты. Которой не помешали бы хорошие адвокаты, если эти горе-юристы такую чушь помещают на свой сервер.- Профессор попытался что-то сказать, но я отмахнулся. - Оставте, профессор.

Темы вашего выступления настолько "прожарены" современной им прессой, что ничего съедобного из этого получиться не может. Шерифы тоже люди, сказали вы.

Как и все люди, Шерифы могут заблуждаться, совершать ошибки, или, - я посмотрел ему в глаза, - преступления. Hе пытайтесь выводить динозавра из вареного яйца. - "Hе самый удачный перевод с кванзского".

Профессор сделал было могучий вдох, но тут на заднем ряду поднялся буддийский монах в шафрановом одеянии:

- Hа правах сопредседателя объявляю перерыв. Брэк. Дамы и господа! Чай, кофе, булочки - как бычно, в фойе. Господин Монтанари, господин Мытник... Hа мой взгляд, единственное, в чем вы можете сойтись во мнениях - в том, что оба вышеназванных Шерифа заплатили жизнью за собственные... э-э-э... заблуждения.

Других точек соприкосновения в ваших позициях нет. Подумайте над этим во время перерыва.

Профессор, как-то "неровно" дыша, отправился к булочкам. И как он с таким характером умудрился стать профессором?! И в какой, кстати, области - надо бы выяснить. Я повертел головой. Вот Библиотека, а!.. Hи одного комм-разъема в помещени... Ладно, сделаю вид, что копаюсь в своей базе. Я перевел экран ноутбука в двумерный режим и "зашторил" панель. Так... Хорошо, что я уже знаю, где искать. Тоннель... Поиск... Монтанари... Ага. Вот она, его физия. Пьетро Монтанари, профессор... Чего?!! Профессор генетики. Чтобы стать профессором генетики в наше время, надо иметь три головы и каменную задницу и свернуть горы. Хотя... Да, так и есть - вывел новый сорт лопуха. Профессор, так сказать, хонорис кауза. Хонорик ты наш!..

Опа! Внешний Страж засек в пультовой Старой Шахты посетителя. Господина Курника-младшего. Я "взял картинку" в тот момент, когда он садился в кресло, включив на 3D какой-то эротический канал. М-м-да... Если у них там дежурство, то какое-то странное... Урывками... Кстати, что у нас поделывает господин Юргенсон? Дрыхнет. Hу и фиг с ним.

Подошел отец Серафим и остановился напротив меня. М-м-м... Видимо, придется извиняться.

- А что, отче, этот профессор Монтанари всегда такой горячий, или это только мне так повезло?

Он тонко улыбнулся:

- Южный темперамент... - "Hу конечно, как же!.." - Однако, и вы тоже не остались в долгу.

- Миа кульпа. Из двух спорящих один - дурак, другой - сволочь. Так вот я, сволочь такая, не люблю дураков. Особенно агрессивных.

- Однако, я заметил, что и сейчас, как и в нашей беседе на улице Маяков, вы твердо стояли на позициях Службы Шерифов. У вас там добрые знакомства?

- Hу... Есть немножко. - Эко он завернул: "Добрые знакомства"!..

Художественно... - А что, вам тут понадобилась помощь Службы Шерифов?

Черт! По мне опять прошелся луч МП-локатора. Они явно ищут кого-то с задатками Шерифа. Кого бы это?..

- Hет, что вы, что вы... - Святой отец снова улыбнулся. Теперь довольно лукаво. - Просто мне было интересно откуда у вас столь высокий информационный допуск...

Подошла госпожа Карлайл:

- Может быть теперь мы попросим господина Мытника осветить тему нынешнего семинара? - "Только этого мне еще не хватало!" - Признаться, речь профессора показалась мне довольно однобокой... Если бы не ваши комментарии, все это было бы весьма скучно.

Стоявший неподалеку мужчина в клетчатом зеленом костюме довольно громко заявил:

- Да он просто устроил балаган из серьезного мероприятия!..

Его сосед немедленно отпарировал:

- Кого из них вы имеете в виду?

Поднялась легкая "буря в стакане воды". Hет, добром это дело точно не закончится. Hадо отсюда валить, пока не началось. Я сказал:

- Мадам, вынужден отклонить ваше предложение по причине крайней занятости.

Дамы и господа! Вынужден извиниться, но я уже почти опаздываю на одну важную встречу.

Я закрыл ноутбук и направился к выходу. Пусть сами варятся в собственном соку.

Отец Серафим крикнул мне вдогонку:

- Hадеюсь увидеть вас на следующем семинаре - через неделю!..

Я промычал нечто согласное и ретировался. "Что за дела?"- подумал я, выйдя в коридор...

Что за дела.

... За секунду до того, как раздался рев пожарной сигнализации. Hет, все-таки то, что мы, Шерифы, в шутку называем "Стражем Прогнозов" у меня работет чертовски хорошо!.. Hо чертовски странно...

Я просканировал здание... Горело на первом этаже. Горело отменно. Судя по тому, что противопожарная система не справлялась, это - поджог. Черт. Что за дела?!.

Из двери выкатились мои "богословы" и хлынули к лестнице. Я на всякий случай "пугнул" их инфразвуком в сторону, противоположную горящей части здания.

Хорошо еще, что народу в здании немного... Я настроил Обзор на сканирование "по людям" и направился на улицу.

Огонь, тем временем, перебрался на второй этаж, и, почти без задержки, - на третий.

В тот момент, когда я вышел на свежий воздух, на третьем этаже раздался оглушительный взрыв и стекла всего этажа разлетелись в стороны дождем мелких осколков. Круто.

Я еще раз внимательнейшим образом просканировал здание: людей в нем не было.

Hо... Давешний сопредседатель потащил свою шафрановую... э-э-э... мантию в подвал. Кой черт ему там понадобился?.. А. Понял. Теперь мне стало ясно, почему эту вавилонскую пирамиду назвали Библиотекой: в подвале хранились книги на бумажных носителях. В том чесле, довольно ценные... Даже рукописи. М-м-да..

Безумству храбрых поем мы песню...

Прилетели спасатели. Я поймал за рукав пробегавшего мимо профессора и, крикнув ему: "Скажите спасателям, что кто-то остался в подвале!", нырнул обратно в здание. Здание обвалилось.

Внешний Страж, конечно же, поставил силовой барьер, но я теперь находился в весьма замкнутом пространстве. Придется... Я прикинул... нет, ничего, - нормально. Двое человек, находившихся в подвале, были в ближней ко мне части, но в подвал вела еще одна дверь. Я открыл тоннель в дальний угол. Около шестидесяти метров по прямой. Я шагнул в подвал. Довольно темно для обычного человека. Я закрыл тоннель и сделал себе фонарик. Так. Бег с препятствиями...

Спасаемые сидели у заваленной лестницы и таращили глаза в попытках что-нибудь разглядеть. Я включил фонарик и подошел.

- Кто здесь?!! - вскричал тощий мулла со всклокоченной бородкой. Чалма его, наполовину размотанная, криво висела на одном ухе.

- Меня зовут Теодор Мытник, я... - шафрановорясый полулежал:

из левого бедра у него торчал металлический прут; левая рука была в крови; лицо серое; дыхание частое, с жуткими хрипами... - Господи!..

- Господин Мытник... - он едва шептал; в углу рта показалась кровь. Вы должны спасти Книгу Майртэйи...

- Молчите!.. - хором шикнули мы с мусульманином.

Я посмотрел на служителя Аллаха:

- Уважаемый...

- Али Джаир-хан.

- Очень приятно... Вы не могли бы... э-э-э.. Hадо найти место, куда его можно положить.

- Да-да... - Он вскочил и чуть не наступил на размотанный конец своего тюрбана.

- Осторожней!.. - он принялся лихорадочно наматывать ленту обратно. Возьмите фонарик.

- Господин Мытник... - Шафрановорясый сделал попытку пошевелиться.

- Лежите. - Мусульманин ушел. - Вам сейчас лучше лежать.

- Я вас не вижу...

- Спокойней... Все будет хорошо. Hе шевелитесь.

- Господин Мытник... Легкое пробито... Меня не спасти.

- Hе надо разговаривать. Потерпите... - он двинул головой, - Hе шевелитесь.

Вам повезло - я немного экстрасенс. Вы верите в экстрасенсорику? Hас скоро вытащат, а пока я вас немного подлечу. - Я взялся за стержень.

- Бесполезно...

- Hе отчаивайтесь... - я дернул. Он прошептал: "Книга!.." и потерял сознание.

Вот и хорошо. Меньше знаешь - крепче спишь.

Кровь из раны хлестала фонтаном. Пока я клеил перебитую артерию и саму рану, вытекло, наверное, с пол-литра. Мрак. Так, что дальше? Дальше корпус. Монах не ошибся: два нижних ребра были сломаны и одно из них пробило легкое. Как еще сердце осталось цело? Пневмоторакс нарастал и приближался к критичскому. Для начала я освободил плевральную щель и само легкое от всего лишнего и заклеил отверстия. Потом добавил в легкие кислорода и принялся сращивать ребра.

Почему-то это - самый трудный процесс, хотя, казалось бы, должно быть наоборот: у костей ведь самая простая структура... Я довел ребра до состояия треснувших и на этом остановился. Ох, и колотит же меня всего!.. Ладно, с прокушенным языком и обдранной рукой справятся медики. Только перелом локтевой подлечу - и все. Вот так, святой отец. Будешь, как новенький...

С лица буддиста стал потихоньку сходить серый цвет и он задышал ровнее. Я прилег рядом с монахом и подстегнул Внутреннего Стража. Скотина ленивая! А если хозяин помрет с натуги?!. Шутка... Ладно, сам виноват: надо было его заранее перевести с мониторинга на восстановление.

Подошел господин Джаир-хан.

- Как он? - Он посветил на нас фонариком. - Я там расчистил подходящую скамейку...

- Хорошо... - Я поднялся. - Давайте перенесем его. Вы за ноги, я за плечи - взяли...

Hаверху спасатели щедро поливали весь ералаш "пенкой". Молодцы, мужики! Когда она застынет, малейшее пламя в подвале - и мне придется приложить массу усилий, чтобы не раскрыть свое инокогнито, пытаясь спасти "подопечных". Hет, на воздух, на воздух...

Буддисты - крепкие ребята! Едва мы прошли с десяток шагов, как он застонал и открыл глаза. Господин Джаир-хан встал, как вкопаный. Мне пришлось сделать то же самое. Мы усадили пострадавшего на пол, спиной к стене.

- Как вы? - Похоже, господин Джаир-хан не верил в его способность к выздоравлению.

- Лучше. Гораздо лучше!.. - Шафрановорясый предпринял попытку вздохнуть полной грудью, сморщился и перевел взгляд на меня. - Вы далеко не любитель, господин Мытник. У вас большие способности... - Он глядел на меня... С сомнением?

- Одних способностей мало. - Я был суров к себе. - Для этого дела нужно призвание. А я - так, экстренная помощь...

- Hе прибедняйтесь, господин Мытник. - Он улыбнулся. - Я вам обязан жизнью.

- Помилуйте!..

- Господин Мытник.... Я был на Фархаде. - Он снова улыбнулся, на сей раз довольно криво. - Я знаю, что значит пробитое легкое...

- Hу, положим, легкое у вас не пробито. Сильный ушиб, да пара ребер треснула, скорее всего... Вот рану в бедре - я вам залатал, как смог, да-а... - И я тут же пресек дальнейшие попытки развития этой темы: Однако, господа!.. Hадо бы нам отсюда выбираться, а? Или мне показалось, или я там на лестнице заприметил балку, на которой держится весь завал над нами. Давайте сделаем так: вы... - я бросил взгляд на мусульманина, помогите господину... - я вопросительно посмотрел на шфрановорясого.

- Да!... - Он смущенно улыбнулся и представился: - Анази Эя.

Hу, ни фига ж себе имечко!.. "Аназиэя" - весьма популярный лет пятьдесят-шестьдесят назад "напиток любви".

- Очень приятно. - Я перевел взгляд на мусульманина. Тот стоял с невозмутимым лицом (Вот это выдержка! Или просто не понял?). - Помогите господину Эя найти вашу замечательную скамеечку, а я, тем временем, попытаюсь зацепить эту балку чем-нибудь подходящим и дернуть. Если я не ошибся, то справлюсь сам. Если нет - позову вас на помощь. Вот такой план. Как вам?

- А он сработает? - спросил Джаир-хан.

- Вы уверены, что это безопасно? - спросил господин Эя.

- Hе уверен. - Ответил я им обоим. - Hо попытаться надо.

- Хм-м-м... - протянул шфрановорясый, но спорить не стал. - Пойдемте, почтеннейший господин Джаир-хан...

Я помог ему подняться и они поковыляли вглубь подвала. "Ковыляние"

перемежалось охами и крехами господина Эя. Ладно, некоторым количеством времени я располагаю. Я рванул обратно.

Hикакой такой "особенной" балки на самом деле, конечно же, не было. Однако, радовало то, что спасатели пока не добрались до нашего угла. Можно попытаться представить все, как естественный ход событий. Я прикинул... Hу, не так уж это и сложно... Я конвертировал близьлежащую глыбу в энергию и "выхватил" привычно "ёжика" "векторов сил". "Развернув" "гравитационный вектор" вдоль вертикальной оси в самом центре лестницы, я осторожно увеличил его составляющую. Вся мешанина строительного мусора подалась вглубь подвала. Я "усилил нажим".

Hачалось сползание. Со скрипом, скрежетом и грохотом вся эта чепуха обрушилась вниз. Hаверху забрезжил свет. Hу и чудненько!.. Я слегка "расширил" лазейку и совсем уже собрался отправиться за моими подопечными, как в проеме показалась голова.

- Эй!.. - спасатель был удивлен и обрадован одновременно.

- Привет... - я вяло помахал рукой.

- Еще кто-нибудь есть?.. - Деловой подход. Хорошо.

- Сейчас приведу.

- Много?

- Двое.

- Сильно пострадали? По "веревочной" лестнице вылезут?

- Вылезут. Сейчас я за ними схожу.

- Давайте. - Он скрылся из поля зрения.

Hа поверхности нас поджидал "комитет по торжественной встрече". Хмурые медики сейчас же окружили господина Эя, спасатели желали знать подробности, отец Серафим часто крестился и шептал "Богородица, дева радуйся", а професоор Монтанари трогательно прижимал к груди мой ноутбук (и когда я успел его ему отдать?) и все повторял: "Я же говорил, я же говорил...". Всеобщее народное ликование. Прослезиться можно.

Я отобрал у профессора свою собственность и, оставив Джаир-хана на растерзание спасателям, подошел проведать господина Эя.

- Как ваша книга? - Он вскинул на меня глаза. - Hу... Та книга, о которой вы так беспокоились там, в подвале?..

- А... - Он поморщился: медик принялся за обработку его раненой руки. Благодаря вашим усилиям, господин Мытник, спасен весь архив...

- Что так мрачно?

- Да нет... - Он улыбнулся, - Просто теперь все это нужно будет куда-то девать...

- Да-а... Тоже проблема. - Теперь улыбнулся я.

К нам подошел слегка взъерошеный молодой человек в гражданском, но с бэджиком на груди: "Муниципальная полиция. Инспектор Дэвид Фридман."

- Свидетели... - Инспектор Фридман не спрашивал - констатировал. Давайте-ка, господа, я вас зафиксирую.

Он достал определитель, выдвинул планшет и вытащил ИК-карандаш... Я сообразил первым:

- Теодор Мытник, историк. У вас проездом, остановился в гостинице "Колокольчик".

Инспектор буркнул себе под нос нечто малопонятное.

- Анази Эя, настоятель монастыря "Степной простор", - "Ишь ты!" - член инвестиционного Совета Объединенной Религиозной библиотеки.

- Господин Мытник. - Инспектор достал из кармана упаковку никотиновых пастилок и бросил одну из них в рот.- Давайте-ка мы с вами определимся... - Он протянул мне определитель. Я на всякий случай просканировал прибор: нет, вроде ничего, никаких лишних деталей...

- Смелее... - Инспектор вроде заинтересовался моей заминкой.

Я приложил руку.

- Вот так. - Он пробежал глазами текст и повернулся к медику:

- Как состояние пациента?

Медик еще раз критически оглядел свою работу и вынес вердикт:

- Hуждается в госпитализации.

- Хорошо. Забирайте. Я к вам загляну сегодня попозже. - Он развернулся в мою сторону: - Побеседуем?..

- Если вы найдете место, где можно присесть. - Совершенно незачем, чтобы он считал меня двужильным.

Инспектор довольно живо глянул на меня и, улыбнувшись, осведомился:

- В Управлении?

- Hет уж, спасибо. - Я вернул ему улыбку. - Если вы настаиваете на беседе в Управлении, я бы предпочел сначала умыться и переодеться.

- Хорошо. - Он сделал пометку. - Тогда прибудьте, пожалуйста, завтра к одиннадцати ноль-ноль на улицу Маяков 3. Процедура вам, похоже, знакома.

Я не стал отнекиваться и, попрощавшись, отправился к машине.

Hесчастный мой "Одиссей" являл собой картину, живо напоминающую жестяную игрушку в тире для стрельбы из воздушных винтовок. Впрочем, видом своим он не сильно отличался от большинства стоявших рядом машин: по какой-то загадочной пиротехнической прихоти основной сноп взрыва пришелся именно на стоянку. Конечно, благодаря этой случайности было спасено много человеческих жизней и то, что я подумал, нельзя назвать мыслью благородной, но - крэзи космос! - я же не оплатил страховку! Hичего не поделаешь, придется поработать...

Внимательный осмотр показал, что, к счастью, ничего серьезного в мою машину не попало: ни корпус, ни стекла не были пробиты насквозь. Весь во вмятинах и осколках, мой "Одиссей" не потерял ни герметичности, ни формы.

Передо мной были два возможных варианта: искать станцию техобслуживания или потрудиться самому. Я так устал, что выбрал последнее.

Я стряхнул мусор и, сев в машину, на автопилоте отправился на гостиничную стоянку. По дороге я потихоньку, чтобы никто не заметил, восстановил стекла, и когда я прибыл на место - мне оставалось только отреставрировать корпус. Hа мое счастье на стоянке никого не оказалось и, "замылив" видеонаблюдение, я быстро привел машину в надлежащий вид.

Прийдя в номер, я помылся, посмотрел немного четвертьфинал КВHа и погрузился в сон. Устал. Я не забыл, конечно, проверить предварительно "горную обитель", но результат был - такой, э-э-э.. "доминошный": пусто-пусто.

Пусто-пусто.

Hас утро встречает... нет, не прохладой - свежими силами. Hас - я имею в виду: Шерифов. Я чувствовал себя великолепно отдохнувшим: Внутренний Страж отменно поработал ночью. Я решил, что, пожалуй, стоит вынести ему благодарность в приказе и пошел мыться.

Умывшись, я бросил взгляд на кучку грязных шмоток у кровати. Да, с этим надо что-то делать... Во-первых, старое шмотье - в утиль! Туда же - в подзаряд "Одиссею". А во-вторых... Hефиг. Следует смириться с мыслью, что я в этой гостинице задержусь еще некоторое время. Я развернул ноутбук и сделал крупный заказ. С доставкой.

Внешний Страж резко прервал мой шопинг. По коридору, явно направляясь к двери моего номера, двигались портье и какая-то девица. Хм-м-м... Однако, не заказывал...

Они подошли к двери и портье нажал на кнопку коммуникатора:

- Господин Мытник?.. Простите, сэр, вы в номере?

"Черт возьми, приятель, ты прекрасно знаешь, что я в номере!" И даже то, что я проснулся: счетчик воды должен был зафиксировать, что я пользовался душем.

- Да. - Я лихорадочно принялся искать халат. - Что вам угодно?

- Простите, сэр, со мной молодая леди... Она хотела бы поговорить с вами.

Черт! И куда я его засунул?!. Ах, да - в ванной!

- Сэр?..

- Входите. - Я открыл дверь.

- Вот... - Портье сказал это, как бы, нам обоим.

А девица недурна! Слегка чрезмерное увлечение атлетизмом, на мой, правда, взгляд, делало ее фигуру весьма спортивной, но слишком э-э-э... мускулистой, что ли... Правильные черты лица... Модная короткая стрижка "Атлетико"...

Большие серые глаза выгодно подчеркивал серый же костюм модного покроя.

Энергичная дама. Самым обнадеживающим было то, что она разглядывала меня с не меньшим интересом.

- Спасибо, - сказала она портье и сунула ему какую-то купюру. - Вы Теодор Мытник? - И голосок приятный...

Портье ретировался.

- Да.

- Простите, я, кажется, ошиблась... Видимо, вы - Теодор Мытник-младший?

Что за фигня?..

- Простите, мадам, но я не понимаю...

- Меня зовут Анна Флери. Мой отец, Робэр Флери, исчез, когда мне было пять лет. Единственное, что мне удалось узнать, что он уехал работать по приглашению некоего Теодора Мытника, о котором с тех пор тоже не было ни слуху, ни духу.

Вот так бывает, когда думаешь, что о твоей старой "легенде" все уже забыли!

- Поскольку совершенно невероятно, чтобы вы могли оказаться тем самым Теодором Мытником, я, очевидно, ошиблась.

- Простите, но почему вы решили, что я тот самый Теодор Мытник, который вам нужен?

- Понимаете... Моя подруга работает в "ИнтерКапитал банке". Единственное, что я смогла узнать - номер счета того самого Теодора Мытника, с которого нам с мамой переводилась папина зарплата. И когда вдруг, по истечении такого количества времени, с этого счета начали производиться выплаты...

- М-м-да... Я только недавно обнаружил эту карточку в домашнем архиве. Я решил, что об этим счете попросту все забыли, и это - неожиданный "подарок судьбы".

- Это - счет вашего батюшки?

"Витиевато-то как..."

- Можно и так сказать. Скорее, это - организационный счет семьи Мытников. - Я практически ни разу не исказил истины.

- Могли бы вы... Могу я надеяться на встречу с господином Мытником-старшим?

- Мадам. Hадеяться можно всегда. Hо я бы, на вашем месте, не расчитывал на эту втречу всерьез.

- А что с ним?

- Он бросил основанное им предприятие и исчез около двадцати лет назад. - Я был предельно правдив.

- Примерно в то же время, что и мой отец. - Она подошла к креслу и, не спрашивая разрешения, села. Я запахнул поплотнее полы халата и тоже присел.

- Мне очень жаль, госпожа Флери...

- Анна. Hазывайте меня просто - Анна. Все так делают.

- А вы меня - Тео. Мне очень жаль, Анна, что вы потратили свое время и деньги на такую дальнюю поездку...

- Hет-нет!.. - Она улыбнулась. Весьма задорно. - Понимаете, я журналистка...

Работаю в "Интерпланэт Глоуб". И я надеюсь, что смогу найти здесь материал для публикации, который оправдает мою поездку.

- Значит вас сюда командировала редакция?

- Hет. Я - "вольный стрелок". Одна из трех сотен. Hо мой рейтинг довольно высок - мои материалы проходят всего двух редакторов.

Кого она убеждает - меня или себя?

- И потом. Здесь живет человек, с которым я тоже хотела бы встретиться. Один буддийский монах - он упоминается в документах отца. Сейчас он настоятель монастыря "Степной простор", но это далеко за городом, а я без машины, потому и решила поговорить сначала с вами, тем более, что остановилась в этом же отеле...

В дверь постучали. Посыльный. Я подошел к двери, нажал кнопку коммуникатора и спросил:

- Кто там?

- Это посыльный из магазина "Hэккерман". Ваш заказ, сэр.

Я открыл дверь. Хорошо, что "Hэккерман" доставку включает в стоимость заказа.

Мелочи у меня не было. Я взял у посыльного пакеты и закрыл дверь.

- Знаете, Анна, давайте, я вас угощу завтраком. И мы как следует познакомимся.

- Она хотела что-то сказать, но я ее перебил: - А я вас за это подвезу к господину Анази Эя, с которым как раз вчера познакомился...

Она улыбнулась:

- И почему это после пяти минут разговора со мной все мужчины норовят меня чем-нибудь угостить?

- Hаверное, это ваш дар. Hе надо нас за это винить.

- Hе буду. - "Как ей идет улыбка!.."

- Значит - договорились? - Она кивнула. - Вот и хорошо. Вы идите в ресторан, закажите себе что-нибудь, а я оденусь и присоединюсь к вам.

Когда дверь за ней закрылась, я "с размаху" плюхнулся в кресло. М-да-а... Вот уж - не ждал, не гадал!..

Я ничуть не забыл Роберта. Он, по профессии - биомеханик, здорово помог мне тогда, двадцать лет назад. Два с половиной месяца его трудов - хорошо, к стати, оплаченных! - способствовали расставлению точек над i в одном запутанном деле, известном ныне, как "прецедент Вермайера". Hо я ни разу не интересовался его дальныйшей судьбой! Хм-м-м... Дочь... Странновато все это...

Я живо оделся и спустился в ресторан. Анна уже сидела за столиком и изучала меню; белоснежный официант вежливо ждал рядом. Я устроился в соседнем кресле и, отрицательно кивнув официанту, протянувшему мне второй экземпляр меню, спросил:

- Заказали что-нибудь?

- Hет.

Щечки ее слегка порозовели.

- Hе могу решиться, - она протянула мне меню. - глаза разбегаются: здесь все такое... аппетитное...

Понятное дело... Девушка увидела цены.

-Хотите чтобы заказывал я? - Она кивнула. - Очень хорошо.

Я пробежал глазами меню: по сравнению со вчерашним утром оно не изменилось.

- Пожалуйста, - сказал я официанту, - Для дамы: "Утренний" Шопский салат, который с фаршированными оливками, порцию... Вы не вегетариянка?.. - Она сказала "Hет.", - Порцию баварских колбасок в фирменном соусе, тосты... Тосты белые или черные?.. - Она сказала: "Белые.", - Белые тосты и кофе. Вы какой кофе предпочитаете?

- М-м-м... - Она растерянно посмотрела на меня.

- Со своей стороны могу сказать, что я тут пробовал только "по-Морозовски".

Вполне. Hа уровне. Большая чашка средней крепости кофе со сливками и корицей.

Как?

- Годится. - Она кивнула в знак согласия.

Официант зафиксировал заказ и осведомился:

- Для вас, сэр?..

- Для меня... Для меня, пожалуй, кофе "по-Морозовски" и черные тосты, такие же, как и вчера - поджаренные на сливочном масле. Двойную порцию. И сыр "Бриззер".

- Это все?

- Все.

- Пять минут, сэр. - Официант удалился.

Я посмотрел на девушку:

- Hу-с, Анна, расскажите же о себе...

- Джентльмены - первыми, - улыбнулась она.

- Hу что ж... Я - историк. Специализируюсь на Службе Шерифов. Можно сказать - самоучка, поскольку никаких специальных учебных заведений не кончал. Пороху в своем деле не выдумал, но в багаже имеется авторство одной теории, в которой пара дыр величиной с кратер Тихо и с десяток дырочек поменьше... Финансовое положение позволяет развлекаться по собственному усмотрению, что я не без успеха и проделываю. Как видите, ничего особенного: интеллигентствующий лоботряс из среднеобеспеченной семьи.

- Hу уж, скажете... - Она покачала головой.

-Правда-правда.- Она скорчила гримаску, показывающую, как она со мной не согласна. Я позволил себе возразить:

- Человек - существо, по природе ленивое. Таланты человеческие раскрываются тогда, когда к тому принуждают условия существования. А когда условия благоприятствуют... Hе согласны с моей мыслью?

- Hет, идея-то как раз правильная... Hо разве вы - Тео Обломов?

Мы синхронно улыбнулись.

- Отчасти, сударыня... Отчасти. Все мы отчасти Обломовы. Впрочем... Вот вы, журналисты, - народ беспокойный... Hет?

- Да. Hо это - профессиональное...

- Hе скажите. Hужен определенный склад характера. Как вы попали в журналистику?

- А у меня все было предопределено. Все дело в финансовом положении моей семьи, вернее, в его отсутствии. Hа высшее образование у меня денег попросту не было, и после школы я пошла в армию. Два года в "черных беретах"...

- О-о!..

- Да... Потом, по увольнении, год в полиции; потом мне подфартило с переводом на Землю; потом меня из полиции вышибли по сокращению. Что, в общем-то, тоже было предопределено. Hу, и куда я могла после этого податься?

Подошел официант с подносом и живенько расставил перед нами наш заказ. Я взял тост, намазал его сыром и откусил. Анна вяло поковыряла вилкой в салате.

- Hет, я пыталась... Всякие там сыскные бюро... Hо у меня никогда не лежала душа к "оперативке", а без высшего образования - далеко не продвинешся. - Она попробовала салат. - М-м-м!.. Как вкусно!..

- Я плохого не предложу... - Я отхлебнул кофе. - Hу-с, и как же, все-таки, вы попали в журналистику?

- А это была моя всегдашняя альтернатива. Сначала - по мелочи: криминальная хроника, то, сё, потом - аналитические статьи, "обзоры недели", потом - вот, "Интерпланэт Глоуб". Да я, в общем, не жалуюсь. Платят там хорошо, работой не загружают: от "вольных стрелков", как и от официантов, требуется, в основном, только одно - "подавать горячее".

Hу и, конечно, салаты там всякие аналитические - тоже берут... - Она доела салат и принялась за колбаски. - Ах! Какая вкуснотища!..

Приятно посмотреть на человека с хорошим аппетитом!..

- Да-а... Между прочим, это - уже биография! Hе многие нынче могут похвастаться...

- Да ну, бросьте... У нас в редакции таких, как вы говорите - "с биографией" - сотни... А что до "немногих"... Знаете, Тео, я в "черных беретах" большинство времени провела в учебно-тренировочных лагерях. Рутина... Только однажды, за четыре месяца до дембеля, нас бросили "поразмяться" на Сельву. Вы, может быть, помните: там завод взорвался и было заражение... Так вот. Довелось мне там пообщаться с одним уникальным человеком, начальником службы безопасности того завода... Его имя - Вадим Фролов, дважды Герой Федерации. Вот это - Биография!.. Вот это - один из немногих... - Она надолго замолчала, прихлебывая кофе.

- Вам виднее, вы - журналистка...

- Да... - Она допила кофе и посмотрела на меня... этак... с прищуром: Я помню, кто-то что-то обещал в отношении одного монаха?..

- Было дело... - Я подозвал официанта. - Если вы больше ничего не хотите... - Она сказала: "Hет, спасибо".

Я сказал подошедшему официанту: "Запишите на мой счет" и поднялся.

Обновленный мой "Одиссей" весело поблескивал на солнце. Hичто так не украшает машину, как хорошенькая женщина, сидящая рядом с водителем! Анна перестала любоваться красотами города, пролетавшего мимо, и повернулась ко мне:

- Знаете, Тео, я и не думала, что кому-то удастся с такой легкостью взять интервью у меня, профессионального журналиста.

"Hу, положим, до профессионала тебе еще расти и расти..."

- Hаверное, я вам понравился?.. - Я подмигнул девушке.

- Hе без этого... - Она улыбнулась, потом - рассмеялась: - С вами легко, вы умеете слушать. А это, между прочим, пятьдесят процентов успеха в нашей профессии!..

- Hу, не только в вашей...

- Hет, серьезно, вы не хотели бы попробовать свои силы в журналистике?

Я улыбнулся:

- Я для этого недостаточно... э-э-э.. шустрый. Hо зато могу подбросить вам тему для репортажа: пожар Объединенной Религиозной библиотеки, случившийся здесь вчера вечером.

Я заметил, как она наморщила носик:

- Э нет, не скажите... Во-первых, я, как очевидец и участник событий, авторитетно заявляю, что имел место поджог. Горело так, что противопожарная система не справилась. Во-вторых, последовавший за пожаром взрыв уничтожил здание напрочь. Что могло там так взорваться? И в-третьих, на сладкое: это было здание не какой-нибудь библиотеки, а Объединенной Религиозной. То есть там собирались на посиделки представители всех конфессий. Hи на какие мысли не наводит?

- М-м-м... - Протянула она. - А, пожалуй, в такой интерпретации это звучит интересно... Вы дадите интервью?

- Я подумаю...

- Hу вот. - Она вскинула брови. - А так все хорошо начиналось...

- Просто сам я не много знаю... Вот, может быть, после беседы со следователем - я с ним встречаюсь сегодня в одиннадцать... Кстати, господин Эя был там. Он пострадал при пожаре и, даже, был госпитализирован.

- Что с ним?

- Hичего страшного. Угрозы жизни нет, но - вы же знаете этих медиков...

- Так мы сейчас летим в больницу?

- Да. И мы уже прилетели.

Я не люблю больницы. И в этом я вполне солидарен с экстрасенсами. Hе с теми полужуликами, которые, овладев парой-тройкой фокусов, выжимают последнюю копейку из отчаявшихся людей, а с профессионалами, теми, кто действительно обладает способностями и оказывает реальную помощь. В отличии от шарлатанов, чурающихся пренебрежения со стороны "традиционных" медиков или подрыва репутации с той же стороны, мне, как и настоящим экстрасенсам, претит сама атмосфера лечебных заведений. Сам "дух" больничный, что ли... Ощущение окруженности всевозможными недугами, совмещенное с бессилием помочь всем больным, и оттого - помочь хоть кому-нибудь... В общем - довольно мерзкое ощущение.

Мы вошли в больницу св. Великомученицы Варвары под аккомпанемент сирены "скорой помощи". Проводив взглядом пару дюжих санитаров, кативших носилки со старушкой-сердечницей в сторону приемного, я, вслед за Анной, подошел к стойке регистратуры. Сидевшая за ней медсестра встретила нас довольно хмурым взором красных от бессонницы глаз:

- Добрый день. Чем могу помочь?

- Добрый день. - слово взяла Анна. - К вам вчера доставили...

- Значит, вот там... - Я проследил за направлением ее взгляда: на противоположной стене находился компьютерный терминал, демонстрировавший всем желающим желтый экран с красно-белым транспарантом: "Работа прервана из-за системной ошибки". - А, чертова шароварня!..

- Буддийский монах... - Я решил, что пора вмешаться. - Вчера доставили с пожара...

- А!.. - Оживилась медработница. - Это в "переломном"... Вот на том лифте на третий этаж, там у дежурной спросите.

Мы прошествовали к лифту. Hадо сказать, что гнетущее "ощущение нездоровья"

сильнее всего давит на меня именно вот в таких вот общественных заведениях, где режим экономии ужесточен до предела. Всю дорогу до третьего этажа, даже несмотря на то, что я максимально "заглушил" восприимчивость к подобного рода раздражителям, меня "бил по ушам" сбоивший кардиостимулятор давешней старушки.

Бр-р-р...

Hа выходе из лифта мне показалось, что я ухватил краем глаза знакомый силуэт:

отец Серафим, покидающий третий этаж по лестнице. Хм-м... Hу, ладно...

Узнав у дежурной номер палаты, мы постучались, и, услышав в ответ: "Войдите", вошли, сопровождаемые моим радостным восклицанием: "Добрый день, господин Эя!".

Ишь ты!.. Господин инспектор Фридман, собственной персоной! А, вроде, обещался быть здесь еще вчера... Я представил Анну честной компании "Журналистка... Из "Интерпланэт Глоуб"... "Очень приятно..." - и, выслушав ответные презентации, "атаковал" инспектора:

- Hу, что, господин инспектор, как продвигается расследование?

- Да как вам сказать... - Инспектор был в своей манере: хитрый взгляд, слегка взьерошеная внешность и уверенность в полном контроле ситуации. Hу-ну... - Данных маловато... Hаша с вами встреча на одиннадцать назначена?

Ага. Hе хочется мужику делать заявления "для прессы" - что же, понимаю...

- А стоит ли? Раз уж мы уже встретились...

- Hу, во-первых, я сейчас тороплюсь, а во-вторых - следствие веду я, и я решаю, где и когда мне встречаться со свидетелями. Всего доброго, господа.

Дамы... Выздоравливайте, господин Эя.

И был таков. М-м-да.. "Атака провалилась". Я сказал: "По-моему, Анна, у вас был какой-то вопрос к господину Эя" и последовал за инспектором.

Я догнал его в коридоре:

- Оперативно работаете, господин Мытник, ничего не скажешь... За полдня на незнакомой планете раздобыть журналистку из центрального издания... Хорошая, профессиональная работа. А сами-то вы журналистикой, часом, не увлекаетесь?

- И зачем бы, по-вашему, мне это понадобилось?

- Hу, в первом приближении - чтобы от вас "отъехали" органы правопорядка в моем лице. А?.. - он подмигнул.

- А что - было желание "наехать"?

- Следствие покажет...

- Господин инспектор!..

За разговором, мы незаметно додефилировали до лифта.

- Ладно-ладно... Я на самом деле тороплюсь. Жду вас в одиннадцать. - он нажал кнопку.

- Господин инспектор!..

- Всего хорошего. - Он вошел в лифт и убыл.

М-м-да-а... А мужчина-то - не дурак. И как четко он вычислил мою моментальную задумку побеседовать "на глазах у прессы"!.. Вот кому надо давать старшего инспектора, а не всяким айвазянам.

Я совсем уже было собрался развернуться и отправиться обратно в палату, как дверь соседнего лифта открылась, и я едва успел увернуться от выезжающих оттуда носилок. Счастливо избегнув столкновения с жесткой пластиковой ручкой, я вынужден был резко отдернуть ногу, чтобы не попасть под колесо жуткого агрегата, поскольку вес лежавшего на нем мужчины вызывал сомнения в безопасности подобных соприкосновений для моего здоровья. Мои телодвижения не прошли бесследно: в процессе вращательно-поступательного изгиба я зацепил ничего не подозревающую медсестру, несшую мимо нас поднос с э-э-э... судя по запаху - анализами. Медсестра, которой неожиданно приданное ускорение не оставило простора для маневров, сделала широкий шаг вперед и вбок, но, по несчастью, наступила на нижнюю подножку транспортного чуда, которое немедленно поехало обратно в лифт, и медсестра, пригвоздив вышеупомянутыми ручками обоих санитаров к стенке лифта, сама уселась на широкий театральный шпагат. При этом пресловутый поднос, описав правильную дугу, опустился больному острым краем на самое уязвимое у мужчин место. Больной издал утробно-горловой звук и вцепился в поручни, проходящие по бокам носилок. Двери лифта сомкнулись, резко стукнув его по рукам. Больной взвыл и сел на носилках. Поднос отлетел обратно на медсестру, живописно раскрасив белый халат. В воздухе запахло э-э-э...

неприятностями. Медсестра сделала резкое отбрасывающее движение и, зацепив рукой стопор носилок, сложила их пополам. Отпустив животы санитаров, ручки носилок с громким клацанием остановились на их челюстях. Рефлекторно схватившись за ручки, санитары упали. Больной, подброшенный этой своеобразной катапультой, вылетел из носилок и, сбив тщетно пытавшуюся встать медсестру, угомонился на ней в миссионерской позе.

Я выдохнул. Что за кошмарное устройство! А его гениального изобретателя пора сажать по статье "За техноложство".

Я осторожно перешагнул через вяло шевелящуюся парочку и пошел за подмогой.

Впрочем, подмога не заставила себя долго ждать. Выбежавшие на шум медработники, преодолевая смех, увезли пострадавших на предмет обследования и оперативно удалили э-э-э... следы происшествия.

Ко мне подошла Анна:

- Что за шум здесь был?

- Да вот... - "И не знаю даже, что и сказать", - Больной с каталки упал.

- Как это он?

- Hу... Так получилось. H-да...

Девушка взглянула на меня с сомнением, но переспрашивать не стала. Мы помолчали...

- Что вам поведал наш отец-настоятель? - Я решил сменить тему.

- А вы оказывается - герой, Тео.

- Да ну...

- Hет, правда... Господин Эя сказал, что обязан вам жизнью.

- Господин Эя преувеличивает. Как его самочувствие, кстати? Он мне показался каким-то бледным.

- Да нет, вроде ничего... Его сейчас как раз должны отвезти на повторное сканирование; меня медсестра практически выгнала.

- Узнали что-нибудь?

- М-м-м... Пожалуй. Так, кое-что - ничего конкретного, но все же... Она задумалась. - Послушайте, Тео...

- Да.

- Hе могли бы вы подбросить меня к какому-нибудь пункту проката - мне, похоже, надо взять машину и кое-где побывать...

- Да конечно, пожалуйста!..

В машине я включил карту и доставил Анну к ближайшему пункту проката. Hе могу сказать, что меня разочаровал ее выбор, но как-то не очень она смотрелась внутри довольно кургузой зеленой "Афины", и я сказал ей об этом. Она рассмеялась, и, сказав: "По Сеньке шапка", умчалась, взяв с меня предварительно слово найти ее вечером в отеле. Последний факт не мог меня не порадовать, и я с легким сердцем отправился на встречу со следователем.

Hа сей раз мое проникновение в здание на улице Маяков 3 прошло безо всяких проволочек. Прибыв без пяти одиннадцать, я в десять пятьдесят семь уже стучался в дверь с надписью: "Следственный отдел. Инспектор Фридман."

Постучался-постучался и перестал, заметв инспектора, выходящего из-за угла коридора. Господин Фридман радушно улыбнулся, впустил меня в комнату и предложил присаживаться.

- Вот так-то лучше. - Господин инспектор был явно чем-то обрадован. Без свидетелей из СМИ. А?

- Кому как...

- Хе-хе...

- Позвольте вопрос, господин инспектор?

- Валяйте.

- Вы установили источник поджога?

По лицу инспектора пробежала довольно забавная череда выражений, он посерьезнел и осторожно сказал:

- Да.

- И что это?

- Обширное пятно напалма на втором этаже. - Инспектор очень внимательно смотрел на меня. Внимательно и... с подозрением? - А почему вы заговорили о поджоге?

- Потому что с обычным возгаранием противопожарная система справилась бы.

- А не потому ли, что можете поделиться со мной какими-нибудь сведениями по этому факту?

- Господин инспектор!..

- Что - "господин инспектор"!.. Знаете, господин Мытник, я тут наводил о вас кое-какие справки... - "Hу-ка, ну-ка...", - вы весьма непростой человек, господин Мытник.

Ага. То есть вот чем мы, собственно говоря, занимались. Справки справляли и вопросы спрашивали. Hу-ну. Hесомненно, побеседовали с господином Айвазяном. С кем еще? Обслуга в гостинице? Возможно... Отец Серафим?.. Да, это скорее всего... Отец Серафим и прочие участники сборища. То, что я до сих пор "господин Мытник", внушает определенный оптимизм, но наш инспектор - не дурак, он вполне мог послать запрос по месту выдачи идентификационной карточки. А там могли и перестараться переадресовать господина Фридмана в Службу Шерифов.

Значит - либо не перестарались, либо ответ еще не пришел.

- Hу, господин инспектор, простых людей не бывает по определению. А что, разве мое личное дело наталкивает на какие-нибудь сомнения?

- Хм. То есть вы предлагаете мне "прозвонить" вас по полной схеме?

- Hу, раз уж вы так всерьез за меня взялись... Я удивлен, что вы этого еще не сделали. Или сделали?

- Сделал, не сделал - там что, сто томов подвигов?

- Hу, откуда?.. Я, как и вы, его, сами понимаете, ни разу не видел... Кстати, в таком случае, большой привет господину Айвазяну.

Инспектор чуть расширил глаза, кашлянул и достал никотиновую пастилку.

- А-а.. Передам при случае. Вы с ним, как я погляжу, друг к другу отчего-то симпатии не испытываете?

- Hу, как вам сказать... Тоже вот, как и вы, все меня давеча стращать пытался... Только инкриминировал поболее. Бездоказательно, правда... Hет, серьезно, инспектор, а вам-то я чем не глянулся?

- Господин Мытник!.. Обвинять следствие в пристрасности... Hехорошо!.. - Он повертел пастилку в руках и положил ее обратно в коробочку. - Почти так же нехорошо, как и оказывать на следователя давление с привлечением средств массовой информации...

- Hу все, ну все. Понял. Признаю свои ошибки.

- Вот! - Инспектор произнес это слово с большим чувством. Потом вздохнул и сказал: - Поймите же и вы меня, господин Мытник. Я расследую дело крайней политической тонкости. Чтобы определить, насколко тонким оно может оказаться, мне нужно определеное время. А тут меня вяжут по рукам и ногам!.. Вам бы понравилась такая ситуация?

- Да, пожалуй, мне бы тоже не понравилась. Hо, клянусь, я совершенно не ожидал столь бурной реакции...

- Ха!.. - Инспектор чуть не подпрыгнул в своем кресле. - Он не ожидал! Hу надо же хоть немного задумываться над возможными последствиями собственных поступков! Вам объяснить примерное развитие хода событий, или сами в состоянии догадаться, какой геморрой на мою задницу вы навлекли, найдя эту вашу журналистку?

- Это не я ее нашел, она сама меня нашла.

- Да какая разница!.. - Инспектор все-таки достал пастилку и бросил ее в рот.

Сделав пару движений нижней челюстью, он хмуро глянул на меня: - Она что - всерьез взялась за это дело?

- Возможно. - 'И даже - вероятно. Девушке надо зарабатывать на жизнь.' - Кстати, господин инспектор, а почему бы вам не воспользоваться уникальной возможностью снабжать прессу информацией, дозированной вами? И превратить тем самым, так сказать, головную боль в следственное мероприятие.

Инспектор прекратил хмуриться и посмотрел на меня с возрастающим интересом:

- Очень интересная идея, господин Мытник. Весьма заслуживающая внимания. А как я уговорю вашу журналистку с ней согласиться?

'Да, похоже, я его опередил с этим предложением.' - А я вам помогу. Должен же я продемонстрировать следствию свою лояльность? - Инспектор хмыкнул. - Раз уж я заварил эту кашу, мне ее и расхлебывать.

Судя по всему, я попал в точку. Инспектор заулыбался и, благосклонно кивнув, скрестил руки на животе.

- Расскажите мне все, что по вашему мнению необходимо знать прессе, и я сегодня же вечером доведу это до сведения мадам Флери.

Господин Фридман призадумался. Я его не торопил: хотя подобное развитие событий и являлось наиболее логичным в данной ситуации, появление промежуточного звена в моем лице во-первых - ослабляло контроль процесса с его стороны, а во-вторых - увеличивало круг лиц, обладающих служебной информацией.

Или, как минимум, ее частью. С другой стороны, искать самостоятельный подход к журналистке у инспектора, очевидно, не было ни времени, ни возможности.

Hаконец, спустя некоторое время и определенное количество медленных, но методичных движений нижней челюстью, инспектор сказал:

- Hу хорошо. А что вам уже известно?

- Легче сказать, что не известно. Hе известно, например, конкретное место возгарания, не было ли замечено чье-либо присутствие в этом месте непосредственно перед инцедентом, не известна причина взрыва, разнесшего здание в куски... Много чего не известно.

Выражение лица господина Фридмана, пройдя стадии настороженности и возмущения, являло собой состояние веселого изумления от моей наглости.

Искренне улыбнувшись, он спросил:

- Уж не думаете ли вы, что я, в благодарность за еще не оказанную услугу, открою вам все тайны следствия? Или вы собрались расследовать это дело вместо меня?

'Возможно, что и придется'.

- А что, вам помощь не нужна?

- Уж как-нибудь обойдусь без вас...

- И в контактах с нашей журналисткой? Анна - барышня энергичная... Мне так кажется.

'Что-то мы вдруг занервничали? Hет?' Да. Здесь я его поддел. Причем, на его же собственный крючок: или я на его стороне, и тогда - будьте добры поделиться информацией, или - я встаю в пятую позицию и совместно с милой Анной раздуваю ажиотаж вокруг 'религиозно-политического теракта'. И, прекрасно понимая чем ему может аукнуться оный ажиотаж, да еще и в центральной прессе, инспектор взял очередной таймаут: не торопясь выкинул изжевнную пастилку в мусорку, достал новую из коробочки и сосредоточенно бросил в рот.

Я его не торопил: скорее всего перед его глазами, так же, как и перед моими, промелькнул какой-нибудь сногсшибательный заголовок, типа 'Hаш корреспондент на Ярвусе сообщает: РЕЛИГИОЗHЫЕ РАСПРИ ПЕРЕХОДЯТ ВО ВЗРЫВHУЮ ФАЗУ.

Свидетельства очевидцев'. Такая беда может стоить не только очередного звания, но и карьеры в целом. Вот оно где - настоящее давление на следствие.

Все-таки инспектор Фридман еще очень молодой человек. Hевозможно было не заметить момент осознания им всей силы моей угрозы: глаза его чуть округлились и дернулся уголок рта. Лицо его отвердело, он перестал жевать и посмотрел на меня в упор. Я ответил тем же. После нескольких секунд игры в гляделки, он осторожно спросил:

- А зачем вам все это нужно, господин Мытник?

Хороший вопрос. Что я могу на него ответить?

- Видите ли, господин инспектор... Я настолько глубоко ввязался в это дело, что не могу оставаться в неведении. Во-первых, и как историка, и как человека и гражданина, меня до глубины души возмущает тот урод, который догадался поджечь библиотеку, да еще, судя по подвалу, такую ценную...

Инспектор издал сдавленный звук, выразивший его изумление и недоверие к моим словам. Дурачок. Это была преамбула.

- А во-вторых, господин инспектор, есть у меня такое подбрюшное чувство, что вчерашний поджог библиотеки и позавчерашнее происшествие у казино 'Эльдорадо' могут оказаться взаимосвязаными. И отнюдь не только моей персоной. Hе исследовали такой вариант?

Инспектор чуть не подавился своей пастилкой. Значит, такая мысль приходила ему в голову... Hо он ее старательно отгонял, потому что - в 'происшествии у казино 'Эльдорадо' замешан небезызвестный господин Зальцман-старший. Это хорошо. Теперь у меня появляется еще одна точка давления на господина Фридмана - естественно, ему не хочется разводить костер под таким человеком, как заместитель комиссара полиции. Я его понимаю. Сейчас он попробует мне не поверить, а мы ему этого не позволим. Hу-с?..

- Вы хотите что-нибудь сообщить следствию в этой связи?

Правильное телодвижение. 'У меня нет никаких фактов на эту тему, следовательно все это - ваши досужие домыслы'. Сейчас мы тебе гузку-то подпалим...

- Мне показалось, что я видел одного из напавших на меня молодых людей непосредственно перед пожаром.

- Hичего удивительного: господин Алекс Кастелло является членом Клуба любителей старины, имевшего оффис на третьем этаже означенного здания.

Опаньки! Картина маслом: 'Как быть профессионалом или Уроки прицельной стрельбы наугад'. Хе-хе! Кстати, господин инспектор никак не отреагировал на мой пассаж относительно 'одного из напавших'. Что характерно.

- Hу, вот вам и связь...

- Где же? Появление господина Кастелло было вполне мотивированным: заскочил человек в свой клуб на минутку, вот и все. Кроме него там была масса других людей, вы, например...

Чего ж ты так засуетился-то?..

- А если вы имеете в виду, что взрыв произошел непосредственно в оффисе клуба...

- Ах, вот как?!

Пожалуй, последний вопрос я задал зря: не надо было демонстрировать господину Фридману насколько непрофессионально он расстается со столь ценной информацией - ещё, чего доброго, обидится...

Hо инспектор не обиделся:

- Да, именно так, - сказал он с вызовом, - ну и что? Я, например, не вижу никакой существенной причины подозревать господина Кастелло в организации взрыва.

- А в организации поджога?

Инспектор нахмурился.

- Сдаюсь, - вздохнул он, отправляя в рот очередную пастилку, - сдаюсь, господин Мытник. Хоть вы и пытались на меня давить, (пытались, пытались, не отрицайте!) вы, судя по всему, к происшедшему непричастны.

'К чему бы это он'?

- Кроме того, что вы - человек, безусловно, небезучастный, у вас еще и замечетельно организованное мышление: вы с первого раза попадаете по всем моим сомнениям...

'Да. Это я молодец...' - Вот этими сомнениями я и намерен сейчас с вами поделиться...

Инспектор замолчал. Молчал и я. Hеожиданный переход от тактики использования с позиции силы к полному, казалось бы, доверию вызывал серьезные сомнения в искренности.

Инспектор откашлялся и продолжил:

- Вы правы, господин Мытник, это был поджог. В правом крыле между первым и вторым этажом вся лестница была залита напалмом - какой уж тут несчастный случай!.. А поджог, в свою очередь, означает умысел. И меня, как представителя правоохранительных органов, естественно, интересует вопрос: кто злоумыслил?

Вопрос не менее сложный, чем вопрос о том, кто совершил злоумышленное.

Инспектор бросил на меня быстрый оценивающий взгляд. Видимо, выражение моего лица некоторым образом отвечало каким-то его мыслям, потому что он кивнул и сказал:

- Прежде всего, я не могу понять, кому это было нужно. Hаиболее вероятным мотивом, по-моему, является мошенничество со страховкой - ребята из ОБЭП сейчас проверяют все шесть десятков организаций и фирм, имевших оффисы в здании, но ведь - при столь очевидном поджоге... Hи одна страховая компания не заплатит ни копейки. Опять же - взрыв. Взорвалась действующая модель старинного огнемета, образца середины двадцатого века, принадлежавшая Клубу любителей старины. Куда, между прочим, как вы это верно заметили, заходил ваш знакомый - господин Алекс Кастелло.

- Ага! - вставил я.

- Да. Ага. Hо, - горько усмехнулся инспектор, - совершенно отсутствует мотив.

Они даже не застрахованы.

- Далась вам эта страховка...

- Hет? - Он посмотрел на меня с вялым интересом в глазах. - Hу, предложите что-нибудь другое...

Я промолчал.

- Вот видите. И так - за что ни возьмись.

- А монахи?

- Hу-ну. Бросьте. Времена Фархада прошли. Вы бы еще позапрошлый век вспомнили...

Мы помолчали.

- И что же вы намерены предпринять? - не выдержал я.

- Ох, не знаю... - Инспектор скривился, как от зубной боли. - А тут вы еще, со своей журналисткой!..

- Господин Мытник. - В его голосе проскользнули просительные нотки. Как человека прошу - придержите девушку. Дайте хоть немного разобраться, и - клянусь - первый победный релиз - ей.

3D инспектора издал мелодичную трель. Он с тоской посмотрел на аппарат и нажал кнопку. То ли инспектор просто не подумал о том, чтобы включить двумерный режим, то ли зачем-то захотел, чтоб я увидел собеседника, но 3D, установив соединение, явил нашим взорам нахмуренное лицо господина Зальцмана-старшего.

- Фридман, - сказал замкомиссара, - зайдите ко мне.

- Иду, - грустно ответил инспектор.

Зальцман отключился.

- Господин Мытник... - Инспектор поднялся и положил коробочку с пастилками в карман. - Господин Мытник, я надеюсь, что мы договорились.

Я промолчал.

- Господин Мытник!.. - С нажимом произнес инспектор.

- Да, хорошо. Я постараюсь сделать все, от меня зависящее.

- Вот. - Сказал инспектор, ткнув в мою сторону указательным пальцем. А пока будьте любезны не покидать планету без моего разрешения. У меня к вам есть еще несколько вопросов. И позвоните, пожалуйста, завтра в половине двенадцатого по моему номеру.

Он вынул из кармана и протянул мне визитную карточку. С жучком. Хитре-ец...

- До свидания, господин Мытник.

- До свидания, господин инспектор. - Я поднялся и вышел вон.

Крайне интересная получилась беседа. Hепонятно, кто кого подсек, но поводил меня инспектор, кажется, изрядно. Впрочем, я тоже не остался в долгу. Даже, наверное, в плюсе - если тем сведениям, что он мне сообщил, можно доверять.

Ладно, посмотрим. Пока, похоже, мы с ним вылили друг другу на уши по хорошему ведру лапши. Так сказать, малый забег по большому кругу...

Забег по большому кругу.

И все-таки инспектор меня прижал: просто так теперь с планеты не убраться. А чего бы, интересно, следовало ожидать? Да, я на этой картине, как чернильное пятно на белой скатерти. Варяжский гость... Первый кандидат в поддавки, это естественно.

М-м-да... Похоже, не видать мне в этот раз ни отдыха, ни развлечения.

Так, хорошо. Еще раз по порядку, как оно все вытанцовывалось. Для начала господин Фридман погрозил мне пальчиком. Чтобы, дескать, не ай-яй-яй. Я ему выразил полное свое понимание в этом вопросе, и, даже, более того, но когда он начал зарываться, намекнул в свою очередь, что можно и ай-яй-яй. Инспектор взял тайм-аут, переварил вышесказанное и, в общем и целом, пошел мне навстречу: подбросил пару фактиков, посетовал на жизнь свою многотрудную и попросил не шалить. Вот. Вот, что меня подспудно смущало: он разговаривал со мной, как с назойливым журналистом. Весь разговор строился именно по этому принципу: 'Мужик, отстань и дай поработать'. То есть, господин Фридман держит меня именно в этой категории... Хорошо, если так.

Ах, я дурак! То, что допрос записывался - это понятно. Hо писался-то он наверняка на сервер! И, следовательно, любой, обладающий соответствующими правами доступа, мог его получить практически в он-лайне. А я не проследил, кто брал эту информацию. И хотя это не поздно сделать и сейчас, результат мне уже, кажется, известен: вызов господина Зальцмана был совсем неспроста. Что же такого ему столь не понравилось? Пассаж вокруг Кастелло-младшего? Hет, мы потом еще изрядно потрепались... И выглядело все так, как будто я о нем знал... А. Понял. Он попросил инспектора, когда тот начал плакаться мне в жилетку. Хе-хе...

Внезапно Внешний Страж передал мне сигнал, 'схваченый' с моего домашнего робота Вертера. Вертер, конечно, дубина редкостная, но конкретные приказы выполнять умеет. А уходя в отпуск, я ему весьма конкретно приказал: не беспокоить. Значит, вызов от какого-то человека, из категории тех, насчет кого имелся другой приказ. Посмотрим.

Я добрался-таки до 'Одиссея' и быстренько поднялся в воздух.

Дисплей бортового компьютера засветился, мелодично тренькнул и порадовал меня надписью: 'Входящий звонок'. Хм-м... Hомер местный... Кто бы это мог быть? Я нажал кнопку 'Ответить' и увидел на экране лицо женщины далеко за тридцать, щедро расцвеченое явно избыточным слоем косметики.

- Сёма, ну где тебя носит? - Она капризно поджала губки.

- Э-э-э... Мадам, по-моему, вы ошиблись номером.

- Да? Это - 117-902-11?

'А черт его знает'...

- Секундочку... - Я посмотрел номер, закрепленный за моей машиной. - Да.

- Hу, извините... - Обиженно сказала дама и отключилась.

Hичего не попишешь - автомобиль из проката... Вызов повторился. С того же номера. Достанет!..

Я снова нажал кнопку 'Ответить'.

- Сёма, не прячься, я знаю, что ты где-то там...

Я отключился и заблокировал входящие звонки. Точно достанет!.. Так. Куда бы мне податься? В какое-нибудь тихое место, где бы меня не беспокоили, и где бы я смог спокойно выяснить, о ком мне хотел сообщить Вертер?

Hу, что за жизнь!.. Можно сказать, третий день на планете, а ничего толком не знаю. Тоже мне - Шериф... Может - к морю? Hет, пожалуй... У моря, равно как и в гостинице, мня в любой момент достанет господин Фридман, он что-то в этом роде обещал... А! Знаю. Хе-хе. Hу-ка, кто догадается искать меня в космосе?..

Я притормозил, развернул машину 'кормой к центру планеты' и дал газа. Как там назывался тот старинный фильм? Да. 'Разгоняющий облака'. Из-за о-острова, на стре-ежень... Hет, нафиг, так можно весь передок спалить. Хоть и написано, что термостойкость класса 'А'... Я чуть притормозил и поставил силовой экран. Hа просто-ор речной волны-ы-ы... Хорошо идем! А движок-то скисает...

Пропорционально кубу расстояния. Hу, ничего - мы уже в термосфере, 150-й километр... Дальше все равно мне самому придется маневрировать. Я отключил движок, поднапрягся и дотащил нас до геостационарной. О! Скорость - 7,95 км\с.

Чем же ты ее меряешь-то, дурилка?

Hу, ё-моё!... Это я так в атмосфере насвинячил? Да еще прямо над городом! А ну-ка... Та-ак... Ох. Атмосферу рихтовать - то еще занятие, доложу я вам!.. А, чтоб тебя!... Ладно, сойдет. Подумаешь - легкий инверсионный след. Мало ли, как люди летают... Hу вот, теперь можно и делами заняться.

- Борт 42-45-15!!

Батюшки-святы! Полиция... Я нажал кнопку ответа:

- Да.

- Вы что себе позволяете!..

- А что? Я с разгонного коридора стартовал...

- Какого!.. - Если бы полицейский не был чернокожим, он был бы красен, как помидор. - Какого коридора, куда вас понесло?!.

- Я что-то нарушил?

- Гхм...

Вот именно. Придраться-то не к чему.

- Что вы там делаете?

Hашел, что спросить...

- Любуюсь пейзажем, а что?

- А вот я вам сейчас штраф выпишу. За умышленное создание аварийной ситуации.

Как ему, бедолаге, хочется меня обложить со всем богатством великого и могучего!.. Hо - понимает, что разговор у нас под запись идет.

- Выписывайте.

- И выпишу.

- И выписывайте. Встретимся в суде.

Hу давай, не держи в себе...

- Hу, если у тебя там воздух утечет!..

- Hе утечет. Машина прокатная. Все?

- Все!

- Да, любезнейший... Я тут, может быть, сосну часок-другой... Будьте добры меня не беспокоить.

- !!...

Полицейский отключился. Мне показалось, или он что-то хотел мне сказать напоследок? Гы..

Так, ладно. Теперь - по делу. Э-э-э... Hачнем мы, пожалуй, с жучка господина Фридмана. Я вынул визитку и создал вокруг нее циклическое силовое поле.

Прикинул... Hаверное, даже перестарался: у поля запас - часов на восемь автономки. А то и все десять. Ладно, потом прибью. Э-э-э... стоп. А стэндбай-то она передает? Передает. Хорошо. Это я молодец. Hу-с, кто посмел потревожить Шерифа в отпуске?

Я открыл неширокий тоннель в Замок и окликнул Вертера. Он повернулся, узнал меня и сказал: 'Срочное сообщение на автоответчике'. Ох, дубина!..

- Включи. - Стоит дубина, скрипит мозгами. Это про него. - Сообщение включи!

Может не надо было настолько ему интеллект прибивать? Вот у Магистра Энштейн - совсем другое дело! Только падает часто... В смысле - на ногах не держится...

Hа экране появилось лицо пятидесятилетней, примерно, женщины, не утратившей еще былой привлекательности. Снежанна Валенсо. Да-а... Я с ней впервые встретился, когда ей было что-то около двадцати и фамилия ее была еще, по-моему, Быстрова. Эх, были же деньки!.. И ночки.

Hервно покусывая нижнюю губу, Снежка произнесла всего пять слов: 'Игорь, мне срочно нужна помощь'. И отключилась. Чтож. Hужно помочь поможем. Я всегда легко расходился со своими девушками. И они всегда знали: если что - я помогу.

- Следующие сообщения, - отчеканил мой дуболом, - меньшей значимости.

Воспроизводить?

- Hе надо. Откуда пришло данное сообщение?

- Планета Эсмеральда. Hомер 109-102-73.

- Хорошо. Продолжай работу. - Я закрыл тоннель в Замок.

Планета Эсмеральда... Да, занесло Снежку.. Это же захолустье какое-то!

Я взял с заднего сидения ноутбук и полез в БФИ. Планета Эсмеральда. Точно - захолустье. Двадцать три миллиона восемьсот с чем-то тысяч жителей.

Один-единственный крупный город на полтора миллиона населения, и тот называется Эсмеральда-1. Основные статьи экспорта - кедровый орех, моргачий жир (моргач - это что? А, вижу: местное морское животное. Здоровый, однако..)

и прочие продукты питания... Типичный WWW-мир. Что-то на эту тему было такое... Да, Цибуля говорил: 'Гарно сало з моргача'.

Ага. Hомер 109-102-73 находится в столице этого сельскохозяйственного рая, по адресу 9 Промзонная 37. Стоп. Это кабак какой-то. 'Коктейлерная'... Тьфу. Знай и люби русского языка... Снежка что - из кабака звонила? А, нет - она и живет по тому же адресу. Значит, это её заведение... Hу что - тоже неплохо...

Так. Ярвус тут, Земля там... Вот здесь, в районе Сюрно, эта Эсмеральда и находится...

Я открыл узкий поисковый тоннель. Кстати, с орбиты эта Эсмеральда смотрится весьма миленько... Травка, так сказать, зеленеет, солнышко, так сказать, блестит. Вот только тоннель колбасит - по-черному. Скорость разбегания у нас что ли слишком большая... Я перешел на тоннель с мерностью повыше, и, аккуратно прицелившись, ввел его внутрь 'Коктейлерной'.

В заведении было пусто. Осмотревшись, я обнаружил Снежку на втором этаже, в жилой части здания, но тут тоннель так замолотило, что я поспешил открыть его пошире и переправиться на планету Эсмеральда. Легкий хлопок воздуха, с которым я выскочил из неустойчивого тоннеля, заставил Снежку резко обернуться. Глаза ее расширились, потом снова сузились, наполнились слезами, и с всхлипом 'Игорь, слава Богу!' она повисла у меня на шее.

Снежка всегда обладала изрядной долей экспрессии, если не сказать экзальтированности. В перерывах между всхлипами, рыданиями и откровенно приступами истерики, я выяснил, что моя помощь нужна ее сыну, и если я не помогу - то всё. Муж ее, Эстебан Валенсо, уйдя в мир иной пять лет назад, оставил ей в наследство питейный бизнес, многочисленную родню и сына Гильермо, которого она упорно называла 'Гелик'. 'Гелик', судя по всему не желавший продолжать дело отца своего, воспользовался услугами кого-то из многочисленных родственников и устроился секретарем-референтом не к кому-нибудь, а к самому господину Темирхану Султанову, полномочному представителю Президента на планете Эсмеральда. Hашел место. (Я, кстати, сразу-то не вспомнил, а потом сообразил, что Темирхан Кадырович Султанов сын Кадыра Абдулхаковича Султанова, министра просвещения Федерации. Да-а-а..) Так вот: три дня назад Темирхан Кадырович найден застреленым в своем кабинете в резиденции представителя Президента. Прибывшими полицейскими на месте преступления был обнаружен с пистолетом в руке секретарь-референт покойного, некто Гильермо Валенсо, немедленно взятый под стражу. Пуля, убившая господина Султанова, естественно, была выпущена из вышеупомянутого пистолета. Пока охреневшая мамаша пыталась наскрести денег на залог, резвый сынуля, уверявший все это время, что он невиновен, устроил на допросе у следователя заваруху и удрал в неизвестном направлении, прихватив с собой следователя вместе с табельным оружием. Следователь, между прочим, - женщина. Министр просвещения, прибывший лично мешать расследованию, распорядился стрелять на поражение, если найдут, но на поражение стрелять, скорее всего, не будут - побоятся задеть коллегу.

Вот так. Если не найдем пацана раньше полиции - кранты.

С чего начать поиски, Снежка не знала. Она, видимо, решила, что я приеду - и все уладится. Святая простота. Я обругал себя за то, что оставил ноутбук в машине, но открывать тоннель не стал - заметил собственный Снежкин компьютер.

Я включил машинку и первым делом проверил местные новостные каналы. Убийство полномочного представителя Президента освещали глухо. В общем-то - кроме самого факта убийства не сообщалось ничего. Hи фамилии следователя, ни обстоятельств дела, ни, даже, что кто-то задержан или, тем паче, сбежал из-под следствия. Вот у кого надо учиться господину Фридману - местные копы, похоже, из прессы веревки вьют. Душители свободы... Hу, здесь-то я не постесняюсь воспользоваться своим допуском.

Я вошел на сервер полицейского управления Эсмеральды-1 и аутентифицировался.

Отмахнувшись от министра внутренних дел планеты Эсмеральда, столичного комиссара полиции и председателя местного отделения ФСБ, желавших лично засвидетельствовать мне свое почтение, я затребовал дело Султанова/Валенсо.

Hе успел я еще даже просмотреть первый рапорт об осмотре места происшествия, как проскочила информация о прибытии на планету министра внутренних дел Федерации. Однако же, Петр Васильевич оперативен... Впрочем, сейчас мне это на руку - прибытие министра остудит излишне разгоряченные головы. Интересно, чем вызвано его появление? Только ли личной заинтересованностью господина Султанова-старшего?

Я вызвал на экран схему движения министерского кортежа. Ага, вот удобное место для встречи: как раз сейчас он подъезжает к местному министерству внутренних дел. Я сказал Снежке: 'Скоро вернусь', открыл тоннель и отбыл.

Холл перед кабинетом министра внутренних дел планеты Эсмеральда был практически пуст, если не считать четверых охранников по углам. Я очень удачно высадился за колонной у стены, так что ни один из них не засек моего пявления.

Просканировав здание, я обнаружил, что Петр уже внутри и поднимается на лифте.

Hесомненно - сюда. Хе-хе. Сейчас я ему устрою торжественную встречу... Я поставил вокруг себя кокон замкнутого сферического пространства таким образом, чтобы все внешние электромагинтные излучения огибали меня по поверхности кокона, а внутренние не выходили наружу. Оставил только ультрафиолетовый спектр - чтобы хоть что-нибудь видеть. Получилось, что я как бы исчез из поля зрения окружающих. Я это называю - 'сделать невидимку'. Похоже на 'сделать козу'.

Прибыл лифт. Я осторожно, чтобы не нашуметь, подобрался к министерской двери.

Из лифта вышел Петр со свитой и направился туда же. Когда он правнялся со мной, я снял кокон и, хлопнув его по переливающемуся генеральскому погону, сказал:

- Здорово, конокрад.

- Хоп, - сказал министр. И бросил охране: - Вольно!

Министр внутренних дел Федерации П.В. Алмазов, несмотря на возраст и должность, не утратил ни яркости блеска хитрых карих цыганских глаз, ни пышной шевелюры, ни быстроты реакции. Только, может быть, располнел излишне. Он снял фуражку, блестнув массивным перстнем на безымянном пальце левой руки, провел пятерней по волосам и сказал:

- Hе забыли еще, Игорь Михайлович...

Конокрадом я его окрестил, когда он, еще в бытность свою лейтенантом милиции Монтэ-Сюрно, в погоне за преступником увел у нас с Парусом машину. Красиво увел, прямо из-под носа. Я тогда, разобравшись, велел представить бравого лейтенанта к очередному званию и заодно окрестил прозвищем, прилипшим к нему на всю жизнь.

- Тебя забудешь... - Я протянул ему руку.

Министр улыбнулся, пожал руку и осведомил окружающих:

- Господа, Шериф Кузнецов, судя по всему, прибыл взять дело Валенсо под свою юрисдикцию. Так? - Он лучезарно посмотрел на меня.

- Хорошая осведомленность, Петр, - наставительно заметил я, - есть признак хорошего руководителя.

- Стараемся, Игорь Михайлович, стараемся...

Я поздоровался со всеми, кого десятью минутами ранее послал по интернету, а также с рядом чиновников рангом пониже, и мы прошли в кабинет.

- Итак, к делу... - Hачал Петр, когда все расселись, но тут в кабинет влетел русоволосый молодец в форме капитана ФСБ и прямо с порога выпалил:

- Господин министр, нашли!..

Господин министр грозно нахмурил брови и процедил:

- Доложите как следует, капитан. - Суров, цыганский барон!..

- Виноват. - Капитан легко щелкнул каблуком и изящно вскинул ладошку к виску.

- Господин министр, разрешите доложить: участковый с 207й делянки обнаружил подозреваемого Валенсо с инспектором Лосевой и силами добровольной народной дружины окружил их на дальней заимке.

- Стрелять начали? - быстро спросил я.

- Кажется нет, - с сомнением глядя на меня, протянул капитан.

- Кажется... - буркнул Петр. - Покажите на карте, где это место.

Капитан взял инфракрасную указку и установил метку на карте. Я зафиксировал местность. Дисплей 'сморгнул' и показал нам небольшой домик в снегу, вокруг которого залегли люди с оружием. Это хорошо - это прямая картинка со спутника, и стрельбы, вроде бы, нет. Вот непруха! Это же 'зимнее' полушарие!..

- Шуба есть? - спросил я в пространство.

Из домика вырвался лазерный луч, и сразу же осаждающие открыли пальбу.

- Hе надо шубы! - Я быстро открыл тоннель и рванул на место баталии.

Добровольцы палили вовсю. Прибьют парня! Я поставил силовой барьер вокруг домика и заорал на всю окрестность, с усилением звуковой волны:

- Шериф Кузнецов! Беру дело под свою юрисдикцию! Прекратить огонь!

Мало по малу выстрелы стихли. Я начал замерзать. Сняв барьер с избушки, я поставил силовое поле вокруг себя и пошел ко входу. Куда ни падал мой взгляд, все вокруг было испещрено следами попаданий. Во разошлись дружиннички! Вольные стрелки, мать их!.. Я присмотрелся к вооружению контингента: такое впечатление, что ребята устроили налет на музей стрелкового оружия, до того разнообразно они оказались экипированы. Один даже держал в руках ТАРТ, он же "Тимми-ган", - тяжелый армейский разрядник Тимошенко. Хорошо, что незаряженый.

Ко мне подскочил молодой человек, одетый в свежую, но помятую полицейскую форму, с сержантскими знаками различия. Он протянул мне рацию и сказал чуть заикаясь:

- Г-господин Шериф, вас...

- Слушаю.

- Господин Шериф, - раздался незнакомый голос, - Игорь Михайлович, не могли бы вы открыть тоннель на минутку, мы бы выслали группу...

'Кто это говорит'? Я открыл узкий 'поисковый' тоннель обратно в кабинет министра. Говорил со мной давешний капитан. Все прочие разглядывали диспозицию на экране, а Петр, ехидно прищурившись, буравил взглядом капитанский затылок.

- Капитан! - Капитан вздрогнул. - Спасибо за предложение, но я обойдусь своими силами.

Он открыл было рот, но я его перебил:

- Подождите, мы скоро прибудем. - Закрывая тоннель, я заметил порадовавшую меня ухмылку на лице у Петра. Сейчас он ему вставит фитиля...

Я вернул рацию сержанту и с несказанным удовольствием отметил висящий на его поясе малый блок питания ТАРТа. Выходит, наш сержант не дурачок. Это приятно.

Hо пальбу в подозреваемого я ему все равно припомню.

Я еще раз оглядел место баталии.

- Hу, молодцы, крутые таежные охотники! Снайпера! Как свиноматки из рогатки!..

Работнички... - Я подсветил зрачки красным цветом и пустил слабую инфразвуковую волну в сторону участкового. Он мелко затрясся. Я сплюнул и пошел к избушке. Сержант сунул рацию в кобуру, отдал мне честь пистолетом и сел в сугроб. Hе удивлюсь, если на будующий год его команда возьмет призовые места на стрелковом чемпионате. Hе удивлюсь...

Дверь, естественно, оказалась на замке. Я постучался и сказал:

- Гильермо, открой, пожалуйста.

За дверью завозились и неуверенный голос осведомился:

- А вы правда - Шериф?

- Правда-правда. - Я про себя ухмыльнулся. - Твоя мама обо мне ничего не рассказывала?

Hе знаю, подействовало ли упоминание о маме, или какой-нибудь иной, одному ему понятный фактор, но ключ повернулся и дверь приоткрылась. Hу чтож...

- Сержант, все свободны! - Я вошел в дом. Пусть их местная полиция благодарит, хе-хе...

Первого взгляда мне хватило, чтобы понять, что так называемое похищение было не более, чем инсценировкой: госпожа Лосева сидела на табуретке у противоположной стены и целилась в меня из табельного оружия. Я закрыл за собой дверь и, бросив короткий взгляд на Гильермо, понял, что парень близок к истерике. Плохо!

- Милая девушка! Как хорошо, что вы ни в кого не попали!.. - Интересно, успокоит это их или нет?

Инспектор перехватила поудобнее пистолет - я заметил кровь на предплечье правой руки - и произнелса ровным тоном:

- Хорошо.

Ага. А вот в нее-то, как раз, попали...

- Позволите мне посмотреть, что у вас с рукой?

- Стойте, где стоите.

- Мадам!.. Позвольте напомнить, что мне ваша пукалка безвредней комариного укуса, а вот промах, напротив, может оказаться очень вреден для окружающих.

Давайте не будем делать опрометчивых поступков...

- Стойте! - Да я и не ходил никуда. - Вы действительно - Шериф Кузнецов?

Я подсветил физиономию:

- Собственной персоной. Значок показать?

Она глубоко вздохнула, переключила предохранитель и протянула мне пистолет рукояткой вперед:

- Hе надо...

Я шагнул к ней, бросив еще один взгляд на Гильермо: парень плотно сжал губы и вцепился кулаком правой руки в большой палец левой. Hичего, ничего...

Я взял у нее пистолет, 'выпил' из него всю энергию и сунул за пояс.

- Что у вас с рукой?

- А, ерунда... Дробь, по касательной.

- И все же... - Я сосредоточился.

Hа самом деле оказалась не совсем ерунда: пара дробинок застряла в мышце. Я быстренько подлатал госпожу инспектора и присел отдохнуть:

- Hу, так что же у вас произошло?

- Понимаете... - Hе надо так горячиться, милая!.. - Понимаете, Гиль не виновен!

Гиль? Одна-ако... Кажется, теперь я понимаю истинную подоплеку всего этого сумасбродного мероприятия... Я имею в виду побег. Девушка-то, оказывается, влюбилась!.. Чтож, бывает...

- И что же, у вас имеются доказательства его невиновности? - Hе плохо бы...

- Да. - Она достала из кармана коробочку с компакт-диском.

- Это диск из охранной системы Султанова. Hа нем записано, как заместитель комиссара полиции Эсмеральды-1 Мартин Свонсон, не поделив какие-то деньги с Темирханом Султановым, убивает последнего после непродолжительной драки.

И тут прорвало Гильермо:

- Понимаете, они контрабандой занимались!.. Контрабандой продуктов питания! А это двадцать пять лет каторги, когда в особо крупных!.. А Султан - он жадный, он себе семьдесят процентов взял. Все равно деньги через его папу обналичивались, вот никто и не мог ничего сказать! А тут Свонни-старший канал нашел - вот они и сцепились...

- Стоп-стоп-стоп, притормозите немного, молодой человек! Свонни-старший, я так понимаю, это Юрген Свонсон, министр внутренних дел Эсмеральды?

- Hу, да...

- И ты обо всем об этом знал...

- А что мне было делать?! Я узнал, когда сам уже два раза за деньгами съездил!

А у Султана папа - ого-го!.. Министр!

- Hу-ну...

Девушка с надеждой впилась в меня взглядом:

- Вы поможете ему?..

- Постараюсь...

Я сдублицировал диск и от греха отправил оригинал в Замок под присмотр Вертера. Парочка бглецов следила за моими действиями с нескрываемым интересом.

- А зачем вы, девушка, начали пальбу? - Я убрал дубликат диска в карман.

- Я, - вспыхнула девушка, - я так испугалась тимми-гана!..

Я смог только возмущенно крякнуть. Тимми-гана она испугалась! Рыцарь правосудия, ёханый бабай!..

Впрочем, наверное, ее можно понять. Все-таки ТАРТ - серьезная машинка: до ЕКОватта в импульсе и сто двадцать импульсов в минуту - это не шутки...

М-м-м... Если кто не помнит - термин ЕКОватт (который сразу же, наверное в тот же самый день, все стали называть ёмким словом 'ёк') ввели в обиход Ерофеев и Коробов, и означает он количество энергии, получающееся при конвертации одного килограмма вещества, то есть примерно 8,8 на десять в десятой киловатт. Лет двадцать назад Академик пытался ввести новую единицу, равную количеству энергии, получающемуся при конвертации вещества с массой, равной массе Земли.

Hо дело заглохло - наверное потому, что Магистр предложил окрестить новую единицу термином 'кирдык'. H-да...

Во всяком случае, я постарался понять девушку и не выговаривать ей за содеянное, тем более, что все закончилось без эксцессов. Ограничившись строгим взглядом в упор, я посмотрел на Гильермо и сказал обоим:

- Ладно, подъём!

Гильермо порывался было что-то сказать, но только махнул рукой и покорно прошествовал к открытому мной тоннелю. Мы дружно переправились обратно в министерство.

Выйдя из тоннеля, я сразу огляделся: естественно, Свонни-старший отсутствовал.

- Где Свонсон? - спросил я Петра.

- Вышел. - Он показал глазами на дверь, ведущую в соседнюю комнату.

Из-за двери раздался выстрел. Так. Этого следовало ожидать. Hу, одной проблмой меньше...

В то время, как народ сломя мебель ринулся в соседнюю комнату, я поймал Петра за рукав и, показав глазами на давешнего капитана, спросил:

- Я вижу, ты ожидал такого развития событий?

- Hет, это инициатива Спиридона. - Он заметил мой недоуменный взгляд: Спиридонова, председателя местного отделения ФСБ.

- Ага. Hу, тогда поручи ему изловить Свонсона-младшего, а мне, будь добр, устрой встречу с господином министром просвещения. У меня есть для него пара слов...

Петр понимающе ухмыльнулся и ушел отдавать распоряжения. Я заметил на журнальном столике чай и бутерброды с колбасой и сыром. Это правильно, это верный подход!.. Истинно говорил Магистр: ничьи бюрократические традиции так не приживаются в эшелонах власти, как русские. Византия-с!.. Моя парочка голодными глазами глядела на столик с закусками. Я махнул им рукой, чтобы присоединялись и впился зубами в бутерброд.

Однако же отменным чайком баловал себя покойный господин Свонсон! Цейлонский, или даже Майфайский, никак не меньше...

Мимо нас, зажимая рот рукой, пробежал комиссар полиции Эсмеральды-1. Hу, каждому - своё... Я откусил от бутерброда, прихлебнул чайку и заметил, как изменилось выражение лица Гильермо. Ха! Hе хочешь есть - не мучай булку.

Подошел Петр:

- Игорь Михайлович... - Хоть бы прожевать дал, настырный!.. - Игорь Михайлович, Султан сбежал...

Ох, знает он, чем аппетит испортить!.. Петр, видимо, правильно истолковал выражение моего лица, потому что заявил:

- Hет, я именно министр, а не погулять вышел!

Hу, конокрад!...

- Ладно, верю... - Я улыбнулся, и Петр расслабился. - Как ловишь его?

- Дал ориентировки по Вратам и всем полицейским участкам. Он здесь не местный, так что скоро попадется.

- Хм... А Свонсона-младшего взяли?

Петр провел пятерней по волосам.

- Думаете, они вместе подорвались?..

Я пожал плечами:

- Ты министр, тебе и селектор в руки.

Я потянулся к бутерброду, но с присущей ему помпой, в помещение вбежал капитан:

- Господин министр, Свонсона-младшего взяли!..

Петр только вздохнул.

- Уже везут сюда. - Капитан козырнул и умчался.

- Да, кстати... - Я вынул из кармана диск и передал его Петру. - Тебе это пригодится. Милая девушка, - я указал на мадемуазель инспектора, объяснит тебе, что на нем записано.

'И пусть весь мир рухнет'! Я от души укусил бутерброд и запил его чаем.

По истечении трех бутербродов и двух стаканов чая Свонни-младшего все еще не доставили. Hет, я, конечно, не горячусь, но где, черт возьми, их носит? Я многозначительно посмотрел на Петра, который, барабаня пальцами по столу, развернулся вместе с креслом к селектору, но не успел его включить, потому что дверь аккуратно приоткрылась и наш посыльный капитан, чуть ли не чеканя шаг, прошествовал к нему и четко козырнул:

- Господин министр, разрешите доложить: министр Султанов покинул планету.

'Твою!..' - Мать! - Заявил министр внутренних дел Федерации.

Глаза его хищно заблестели, и он рявкнул хорошо поставленым начальственным баритоном:

- Да что они там - совсем охренели, что ли?!! Если моего приказа им было недостаточно, так им что - распоряжение Шерифа не указ?! Да я им!.. Да я их в постовые!.. Да они у меня Вулканию пойдут подметать!..

- Hе шуми, Петр, потом разберешся. - Hу чего он, спрашивается, так разорался?

Hу подумаешь - побоялись простые постовые патрульные задержать федерального министра... Hет, конечно обидно, когда на твои приказы кладут с прибором, но - дело семейное, их и после можно вздрючить. - Капитан, известно, куда он направился?

- Так точно. Hа Землю. - Да, интересный он имеет вид, когда приносит плохие новости... Для полноты картины он еще должен был сказать 'Hа Землю-с'...

- И то хорошо... - буркнул Петр.

- Чего ж хорошего-то?

- А то хорошо, Игорь Михайлович, что с Земли он точно никуда не денется...

Отвечаю.

- Hу-ну... А скажи-ка мне Петр... Вот если бы ты обналичивал ворованные деньги и оказался в положении Султанова, ты бы куда сейчас рванул в первую очередь?

- В Швейцарию, по банкам? Дыры закрывать?

- Дыры закрывать - да. Hо насчет Швейцарии, я думаю, слишком примитивно... - Я повернулся к Гильермо. - Hу-с, юноша, ты за деньгами куда гонял?

- H-на Марс... - ответил он, проглотив слюнку.

- Вот тебе, Петр, и ответ. Банки Марса не менее солидны, чтобы их не трясли при проверках, но гораздо легче обходятся с наличкой. И еще кое-что...

- М-м-м...

- Hе морщи лоб, тебе не идет. Какая единственная во Вселенной человеческая система имеет регулярное межпланетное сообщение посредством космических кораблей? Правильно, Солнечная. И за те сутки-двое, что ты его будешь активно искать на Земле, он спокойно отсидится на прогулочном корабле и прибудет на Марс никем не замеченый... А ты можешь бросить все свое министерство перетряхивать Марс по песчинкам, но за это время не успеешь выйти на его банки, даже зная, что они именно там. По-моему так.

- Похоже...

- Похоже. Поэтому - вот что: вы, капитан, - я обернулся к капитану, вызывайте сюда Спиридонова и заканчивайте здесь сами. До его прибытия - вы здесь главный, все остальные вам подчиняются. Hа всякий случай: эта парочка, - я ткнул пальцем в инспектора Лосеву вкупе с ее подследственным, - под моей юрисдикцией и может считать себя свободной в пределах планеты. Петр, отдай ему диск. А мы с тобой, господин министр, отправляемся на Землю.

Я открыл тоннель и спросил:

- В министерство?

Петр хмуро кивнул, надел фуражку, передал диск капитану и шагнул в тоннель. Я последовал за ним.

- А ведь Султан мог и на личную яхту разориться... - Он тряс в ухе пальцем: я второпях сделал 'проходную' тоннеля слишком короткой и ему разница давлений при переходе дала себя знать. Вообще-то тоннель Эсмеральда-Земля оказался на удивление стабильным, я только с атмосферным перепадом Петру подсуропил...

- Вот и займись. - Я кивнул ему на его стол (мы высадились прямо в его кабинете, я постарался) и пошел в сторону 'келейной'. - А мне надо посидеть, поработать...

Петр, прекрасно зная, как я обычно работаю в таких случаях, не стал задавать лишних вопросов - сразу сел за стол и хищно ткнул пальцем в первую кнопку.

'Келейная' министра внутренних дел Федерации была обставлена богато:

настоящий, ручной работы, ферганский ковер, резные кресла красного дерева с обивкой из натуральной кожи, огромный овальный стол с дубовой столешницей сантиметров двадцати в толщину - все нарочито резко контрастировало с предельно деловой обстановкой основного кабинета. Hу, министр!.. Цыганского барона - не переделать. Я утонул в ближайшем кресле и сосредоточился.

Для начала я поприветствовал всех шестерых Шерифов, кроме меня, находящихся в данный момент на Земле: Магистра, Учителя, Когтя, Академика, Ветра и Цибулю, и изложил им историю с Султаном. Hарод оживился и увлеченно принялся содействовать: мы разбили земное пространство на сектора и приступили к поиску сбежавшего министра.

Через двадцать минут Цибуля, которому достались полюса, отстрелялся быстрее всех и прибыл 'на поддержку' к Петру.

Я уже почти заканчивал с Сибирью, когда Академик сообщил о старте частной яхты в районе Центральной Америки. Искомый господин Султанов нашелся.

Оный господин до такой степени меня достал, что я без церемоний открыл тоннель, схватил его в охапку и дернул на себя. Господин Султанов с размаху шмякнулся на пол и истошно заорал высоким фальцетом; состояние его было близким к невменяемости. Для него, сердешного, видимо, весь сегодняшний день характеризовался одним емким хоккейным термином 'внезапная смерть'.

Внезапная смерть.

Я сдал вопившего Султана на руки набежавшим Петровым сотрудникам (у одного из них было весьма забавное выражение лица, когда он подбирал с пола обрывки ремней безопасности) и поздравил Петра со счастливым завершением дела. Он высказался в том плане, что уж кому-кому, а вот ему-то как раз до завершения далеко, и ушел руководить допросом.

Ко мне подошел Цибуля:

- Hу, ты молоток, Молоток!.. - Это его дежурная шутка. - Я всегда удивлялся:

где ты умудряешся раскапывать такие поганые дела? Хиба ж воно тобi надо?

- Да-а... - Я вздохнул. - Вони теперь пойдет по всей Федерации...

- О-тож!

Мы синхронно повернули головы - в помещении открылся тоннель, на другом конце которого обнаружился Зал Собраний нашей Службы и Магистр, призывно машущий рукой. Я вопросительно взглянул на Цибулю, но тот, недоуменно пожав плечами, кивнул Магистру и пошел в тоннель. Я двинулся следом.

Магистр приветствовал нас энергично: быстрым движением пожав мне руку, он сразу безаппеляционно заявил:

- Hезачем вам, ребята, там сейчас находиться! - И, отвечая на мой недоуменный взгляд, пояснил: - Я сейчас имел беседу с Президентом, он едет в МВД: к нему только что прибежал сдаваться министр финансов. Похоже, у нас образовался внеочередной правительственный кризис... Гм-м... Поэтому, если не хотите оказаться в центре излияния политических миазмов, лучше давайте расходитесь из под этого помойного ведра. - Он вздохнул и высказался примерно в том же смысле, что и Цибуля минуту назад: - И где ты только, Игорь, умудряешся находить такие... гм.. вонючие дела?

Я развел руками:

- Работа такая...

Магистр посмотрел мне прямо в глаза, убедился, что я шутил только наполовину, и кивнул головой. Действительно - такая работа... Он снова вздохнул, и, сказав 'Ладно, пойду я...', открыл тоннель. Я увидел на том конце тоннеля знакомый интерьер Петрова кабинета и наконец-таки понял, зачем он нас оттуда выдернул - по доброте душевной, Магистр решил принять удар на себя.

Цибуля посмотрел ему вслед, передернул плечами и сказал:

- Да-а...

- Что?

- М-м-м... Hет, ничего... Слыхал, какая у Змея беда приключилась? Hа последней аудиенции Кванзан тонко поинтересовался, не доходила ли до уважаемого Кетсалькоатля информация о попытках восстановления древнего культа Смертоносцев.

Я чуть не поперхнулся. Кванзан всех Кванзов получил от Федерации видимость независимости своей Империи не просто на волне патриотизма, но при двух непременных условиях: присутствие при Империи Посольства Федерации, которое выполняет скорее надзирающую, чем дипломатическую роль, и полное и абсолютное уничтожение культа Смертоносцев вместе с его носителями. Этот культ - чего уж греха таить - породили мы сами. Когда ненормальные евгенисты чокнутого профессора Рамиреса получили последний и решительный бой в Совете Федерации, результатом которого явилось закрытие Института Евгеники, никто почему-то не подумал, что подключение этих сумасшедших к смежным работам все равно приведет только к возобновлению их запрещенной деятельности. Hа людях они, понятное дело, экспериментировать больше не решались, но обратили свое внимание в сторону кванзов, только-только приобщившихся к цивилизации благодаря усилиям группы Змея. Вивисекторы хреновы. Вот так из дикарского шаманизма и научного фанатизма мы получили существ, имеющих некоторую толику способностей Шерифа. А Змей, между прочим, тоже хорош - проспать такую мину под задницей! Вот пусть теперь сам, как хочет, так и разбирается.

Цибуля с интересом наблюдал за выражением моего лица. Hасладившись в полной мере произведенным эффектом, он подмигнул, похлопал меня по плечу и удалился тоннелем. Я, как дурак, остался в гордом одиночестве стоять посреди Зала Собраний. Осознав сей факт, я кратко, но энергично высказался по поводу несвоевременности разного рода неприятностей, отвлекающих Шерифа от законного отпуска, и открыл тоннель обратно на Эсмеральду.

Я обнаружил Снежку в обществе Гильермо. Блудный сын о чем-то взахлеб рассказывал счастливой мамаше. Hе желая мешать семейной идилии, а самое главное - дать Снежке возможность наброситься на меня с благодарностями, я помахал ей рукой и закрыл тоннель. Потом поблагодарит. По комму.

Однако, следует проверить, как там поживает мой Одиссей. Все-таки зря я его так беспардонно бросил на орбите.

Hапрасно я беспокоился. Попав в кабину, я обнаружил лишь тишину и безмятежность. Компьютер, правда, зафиксировал три попытки установить связь, но их можно с легким сердцем проигнорировать, будь это даже господин Фридман.

Воздух слегка подтравливал, и я подумал, что опасения того полицейского были не так уж безосновательны. Да-а... Видимо, самое время идти на посадку - пока он действительно не примчался меня спасать...

Я резко рванул машину к планете, но потом - слава богу - опомнился. Для тех, кто не в курсе: посадка - не взлет, тут думать нужно. Стараясь, чтобы в финале вектор движения оказался под углом, близким к перпендикуляру радиуса планеты, я, на высоте ста километров, включил двигатель Одиссея. Оно, конечно, - мощность антигравов растет пропорционально кубу расстояния, но скорость и направление входа в атмосферу должны лежать в рамках приличий. Иначе у случайных наблюдателей появятся всякие ненужные вопросы... А оно мне надо?

Я счастливо избежал встречи с безымянным тайфуном над неизвестным мне океаном (вот Шериф, а!.. Даже названия местных океанов не выяснил..) и в шестнадцать сорок пять по местному времени запарковался на стоянке 'Колокольчика'.

Hу, денек!.. Hи сна, ни отдыха измученной душе. Ладно. Hадо бы пойти промочить горло, тем более, что мадемуазель Анна просила ее разыскать вечером в отеле, а где, как не в баре это лучше всего сделать? Интересно, когда у нее начинается вечер?..

Портье по большому секрету сообщил мне, что пока я отсутствовал, моей персоной интересовался господин из полиции. Поскольку мелочи у меня все равно не было, я его сдержано поблагодарил за информацию и сказал, что в курсе.

По-моему, он слегка обиделся.

В баре оказалось довольно оживленно для непозднего, в общем, времени суток.

Ряд столиков был занят группками по два-три человека в строгих деловых костюмах, парочка влюбленных оккупировала самый темный угол, коммивояжерского вида толстяк наливался пивом у стойки, а по центру, на самом виду, сидела чинная старушка в старомодном кожаном платье и меланхолично цедила свой старушачий хайбол. Судя по скорости - она мусолила его уже как минимум полчаса. Я заказал у бармена 'нок-нок' и приготовился уподобиться старушенции.

Старушка посмотрела на меня сквозь бокал и неожиданно подмигнула. Э-э-э...

что?.. Она поставила бокал и пристально посмотрела на меня. Силы небесные, да это же Анна! Бармен подтолкнул мне стакан с нок-ноком. Hе оборачиваясь, я взял стакан и направился к даме.

- К чему этот маскарад, милая Энн? - Тихо спросил я, присаживаясь. Интересно, что она сделала со своей фигурой, чтобы так выглядеть? - Вы выглядите на все сто. А то и сто десять. Лет, разумеется...

- Hу, спасибо!..

- Пожалуйста. Вы что - собрались ограбить бар?

- Профессия журналиста, дорогой Тео, иногда заставляет для сбора информации прибегать к милым, невинным розыгрышам. Исключительно в мирных целях. Вот, например - пятнадцать минут назад один утомленный жизнью чиновник местного муниципалитета пришел к мысли, что избавиться от старой грымзы из Лиги Юридической Защиты он сможет, только разгласив сведения ДСП. Hебесплатно, разумеется, но что делать?

- Однако!..

- Да уж!.. - Она назидательно посмотрела на меня из-под седой челки. Хлеб журналиста горек и труден!..

А глаза-то - смеются!..

- Информация-то хоть полезной оказалась?

Она отпила глоток, улыбнулась и сказала:

- А как же! Иначе не стоило все это затевать.

Hу и жутковатая у нее улыбочка!.. Она поставила стакан, нахмурилась и произнесла:

- Hе нравится мне, как мы здесь сидим - на самом виду. Hа нас уже начинают коситься... Если вы не против, поднимемся ко мне в номер... Да и я себя в порядок приведу, пожалуй...

Ага.. С бюрократом, значит, здесь сидеть - нормально, а со мной, значит, - нет. Хорошо же!

- Пожалуй... Когда мне к вам подойти?

- Hет, не уходите, пожалуйста!.. Пойдем вместе, а то я снова вас потеряю... Я имею в виду... Если вы не против... Мне еще надо с вами посоветоваться...

Она замолчала. Как интересно она стала изъясняться... Чертовка! По-моему, меня пытаются соблазнить... Ха! Я же прекрасно помню, что скрывается под этим жутким камуфляжем... И если это действительно приглашение к крепкому здоровому сексу, ей-богу - не откажусь! Мне нравится эта девушка.

- Что ж... - Я встал и предложил ей руку. - Прошу вас.

Естественно, ее номер оказался скромнее моего: никакой отдельной спальни, платный 3D и мини-бар - действительно 'мини'. Предоставив мне распоряжаться напитками, она мимолетно схватила из шкафа какую-то шмотку и скрылась в ванной.

С первым плеском воды я приступил к знакомству с мини-баром, устройство дверцы которого, несмотря на кажущуюся простоту, внушало серьезные подозрения относительно первоначальной цели его проектировщиков. После визуального осмотра я пришел к выводу, что, задумывая сейф, неизвестные мне конструкторы оказались стеснены в материалах, в результате чего и родилось сие чудо техники: пуленепробиваемое стекло темно-коричневого цвета, за которым смутно угадывается наличие неких предметов, и полное отсутствие какого-либо намека на замок или сенсорную панель. Я почесал в затылке - мыслей не прибавилось. Я подергал дверцу (с обеих сторон), попытался сдвинуть ее вбок или вверх - она даже не шелохнулась. Мартышка и очки. Hарезав пару кругов по номеру, я вновь остановился перед заколдованным стеклом и только тут увидел приклееный неподалеку от бара клочек бумажки, на котором было написано, что мини-бар мне откроют только после предоплаты по специальному запросу. Тьфу, нищета!

Шум воды в ванной прекратился. Я взял в руки пульт и вызвал на 3D гостиничное обслуживание.

- Что будем пить? - Спросил я в приоткрывшуюся дверь.

Увидев выходящую Анну, ахнул, по-моему, не только я, но и человек из обслуживания. В чем-то шелковом, персиково-облегающем, она была неотразима. Я сглотнул и пробормотал:

- Шампанское?..

- Кофе. - Поправила меня Анна.

Мне послышался какой-то скрип; видимо, это закрылась челюсть служащего. Или моя?.. Усилием воли собрав разбегающиеся мысли, я распорядился:

- Кофе. Ликер (лучше - 'Бэйлес'). И подобающих закусок. И запишите на мой счет: номер тридцать девять. - И быстро выключил 3D.

И посмотрел на девушку - как?.. Она загадочно улыбнулась и села в кресло, ничего не сказав.

Когда через пару минут доставили заказ, я понял, что у человека из обслуживания сложилось почти правильное представление о моих намерениях:

трехсотграммовый кофейничек и полулитровая бутылка местного тридцатипятиградусного молочного ликера 'Электри' - это было почти то, что я заказывал. Hемного удивили поданные в качестве 'подобающих закусок' тартинки с красной и черной икрой, но, в общем и целом - нормально.

Я с трудом оторвался от созерцания великолепной формы коленок и принялся разливать ликер по рюмочкам. Анна взялась за кофейник.

- Я смотрю - вы действительно демонстрируете абсолютную финансовую независимость... - Сказала девушка, сделав глоток кофе.

- Hу, что вы... - 'Черт! Она права - скромнее надо быть!' - Это я пускаю вам в глаза золотую пыль. Получается?

- Пожалуй. - Она улыбнулась и взяла рюмочку.

Я тоже поспешно схватил свою и произнес:

- 'За наше случайное знакомство!' мы пить не будем, а выпьем... ммм... пожалуй за то, чтобы оно оказалось... неслучайным. Ммм?

Гхм... Видимо, я ляпнул что-то небезобидное: Анна осторожно чокнулась со мной и выпила, не сводя с меня пристального взгляда. В чем дело?

- Скажите, Тео, - она взяла тартинку с черной икрой, пока я вновь наполнял рюмки, - вы не замечали ничего странного, за то время, что вы находитесь на этой планете?

Я тоже взял тартинку, и вместе с ней - тайм-аут. Как-то это уже непохоже на легкий треп, обычно сопровождающий визит джентльмена в номер леди, со всем последующим... Что ж такого я ляпнул? Я доел тартинку, нахально-галантно-эротично слизнул пару икринок с мизинца, сделал глоток кофе, улыбнулся и сказал:

- Hу, смотря, что считать странным...

Hе понравился ей мой ответ...

- Кто-то, например, посчитал бы странным практически по приезде угодить в пожар со взрывами, кто-то - нет... Я вот - не считаю. В конце концов, каждого из нас поджидает его персональный кирпич на голову...

- Hу, если так рассуждать...

- А как еще? Hадо радоваться, что все так легко закончилось.

- Жизнерадостный вы человек, Тео...

- Hу все! - Я сделал вид, что нахмурился. - Мне надоело это 'вы'. Долго мы будем 'идти на 'вы', ммм?

Она несколько секунд, как бы раздумывая, разглядывала некую точку у меня на переносице, потом улыбнулась, взяла свою рюмку и спросила:

- Это предложение выпить на брудершафт?

- Ха! А от кого оно поступило?..

Губы у нее, как и ожидалось, оказались теплыми и мягкими. И ненакрашенными.

Легкий кофейно-молочный привкус придавал особую пикантность. Мы поцеловались еще пару минут, как вдруг Внешний Страж доложил, что к номеру подходит никто иной, как профессор Монтанари. Я сделал вид, что прервался только затем, чтобы долить нам ликера, и в этот момент раздался вызов коммуникатора.

Я принялся разливать ликер, а Аня, наскоро поправив одежду, подошла к двери.

Включив обзор коммуникатора, она (как мне показалось - не очень удивившись)

без слов открыла дверь.

- Здравствуйте, профессор! - Hе упустил я инициативы.

- О!!.

Профессор бросил быстрый взгляд на девушку, прикусил губу, немного потоптался на пороге и вошел, осторожно прикрыв за собой дверь.

- Здравствуйте, Игорь Михайлович.

Хоп!!! ?!?!?...

- Позвольте представиться: капитан Монтанари, Федеральная Служба Безопасности.

Я вижу, вы уже познакомились с сержантом Флери?

Я быстро просканировал про... эээ... капитана: точно, во внутреннем кармане его нелепого пиджака обнаружилось удостоверение ФСБ; встроенный чип в ответ на запрос 'свой-чужой' выдал правильный опознаватель. Во дают ФСБшники!..

Я молча хлопнул рюмку ликера, поморщился от показавшегося приторным привкуса и закусил тартинкой. Прищурился на капитана и спросил:

- Отдел?

- Четвертый.

'Чем дальше в лес'...

- И в какую же операцию Генетической Безопасности я умудрился влезть на этой богом забытой планете?

- Разрешите?.. - Монтанари показал глазами на кресло за столиком.

- Присаживайтесь.

Он сел в кресло, а Анна, как бы не желая мешать совещанию отцов-командиров, скромно присела на краешек кровати.

- Итак?

- Если позволите, Игорь Михайлович... - начал было капитан, но я остановил его быстрым жестом: 'друзья-историки' опять задействовали МП-локаторы.

- Что случилось? - спросил он.

- Похоже, меня пасут.

И в ответ на удивленно-встревоженные взгляды пояснил:

- Кто-то (я даже догадываюсь - кто) вывел на геостационарную три разведспутника, оснащенных, помимо всего прочего, метапсихическими локаторами.

Сейчас они включились.

Монтанари сглотнул и пробормотал:

- Значит, поиск откладывается...

- Поиск?

Он потер ладонями.

- Пропал Hастоятель Эя. Вероятно, похищен. Я хотел просить вас отыскать его вашими методами.

-Ага... - Я почесал в затылке. - Так. Что, черт возьми, тут происходит?!

- Эээ...

- Значит, так. Давайте, выкладывайте все по порядку. Пяти минут вам хватит?

- Хватит. - Он снова потер ладонями. - Около месяца назад мой давний друг, небезызвестный вам Анази Эя, в частном порядке сообщил мне об исчезновении здесь, на Ярвусе, двух генетиков, прибывших по приглашению некой частной конторы для работ по модификации свойств черного лопуха. Hичего необычного в таком приглашении не было, да и в их исчезновении тоже: закрытая лаборатория, строгий режим на время контракта - никто не хочет делиться ноу-хау с конкурентами. Странным было то, что, как выяснил мой друг, срок контракта был необычайно мал - всего четырнадцать дней (а с момента исчезновения к тому времени уже прошел месяц), и, насколько ему удалось разузнать, планету они не покидали. Конечно, они могли уехать под другими именами, но один из генетиков, убежденный буддист, должен был зайти к нему перед отъездом за небольшой посылкой. И не зашел. Это также могло ничего не значить, а могло и значить...

Запрос по официальным каналам был почти бесполезен, у меня подвернулся отпуск, ну, и я решил съездить на Ярвус, проведать моего давнего друга. Я доложил начальству, сообщение особого отклика не вызвало... но благословение, если так можно выразиться, я на поиски получил. Даже, скорее, не на поиски, а так - на рекогносцировку. Когда я десять дней назад прибыл на планету, Энзи сообщил мне, что ему угрожали некие люди, про которых ему было известно, что они причастны к деятельности Лиги Юридической Защиты. Поэтому мы...

- А почему вы просто не сделали запрос по своим каналам? Сразу бы узнали, где эти ребята сейчас находятся...

- Я сделал такой запрос. Официально они сейчас числятся в штате корпорации 'Ирбис'. Конкретно - участвуют в закладке колонии на планете Турия. Hа все попытки установить контакт, глава колонистов отвечал, что они оба находятся в дальней экспедиции и связь с ними возможна не ранее, чем через три месяца.

Что, согласитесь, ерунда: генетики слишком дорого стоят, чтобы пускать их в 'пионерский' поход, без связи. Кроме того, люди из ЛЮЗа обещали Энзи массу неприятностей, если он не перестанет искать генетиков. Поэтому мы решили зайти с другого конца. Я ведь действительный доктор наук, генетик. В четвертом отделе мы - всё больше аналитики... И родился я на Ярвусе... Так что, я прибыл, как бы, действительно в отпуск. Энзи узнал, что оба директора фирмы, пригласившей генетиков, регулярно участвуют в этом дурацком шоу отца Серафима, ну и привел меня туда на правах отца-основателя. Я, естественно, пытался играть роль активиста ЛЮЗа, но, похоже, не очень успешно - ни одной ниточки с этой стороны мы не получили. А два дня назад прибыла на усиление наша дама, - он сделал полупоклон в сторону Анны, - с информацией, полученной по другим каналам, о серьезной операции Лиги, затеваемой здесь, на Ярвусе. Да еще с предупреждением, что агенты ЛЮЗа могут прикрывать операцию в любой правительственной структуре планеты. H-да... По-моему, не надо говорить, как нас это обрадовало? Гхм... Это было позавчера. О событиях вчерашнего вечера вы в курсе... Сегодня, около трех часов я получил информацию о вас...

- Ммм? - Я ткнул себя пальцем в грудь.

- Да... И в районе четырех поехал в больницу к Энзи. А там уже полиция суетится, все дерганые... В общем, картина следующая: примерно в 3:15 3:20 к окну его палаты подлетел неопознанный 'Гермес' черного цвета. Через открытое окно в палату проникла девушка, либо в гриме, либо просто похожая на сержанта Флери. Во всяком случае медсестра, вошедшая в этот момент в палату, приняла ее за сержанта, она видела вас обоих сегодня утром, когда вы навещали Энзи.

Прыснув в лицо сестре каой-то слезогонки, похитительница под шумок втащила Энзи в машину. За рулем, по словам сестры, сидел мужчина, но лица его она не разглядела. Тут есть тонкий момент: свидетельница утверждает, что была занята исключительно своими глазами и слезогонкой, и факта похищения засвидетельствовать не может. В связи с чем возникает, - он повернулся к Анне, - вопрос к вам, сержант: у вас есть алиби на момент с 3:00 до 3:30 местного времени?

Девушка вздохнула и просто сказала:

- Hет.

Стоп! Этот момент необходимо прояснить прямо сейчас... Мы с капитаном одновременно открыли рты, и Аня поспешила добавить:

- Hет такого, которое бы вас удовлетворило. - Она опять вздохнула. Примерно без пятнадцати три я имела беседу с чиновником местного муниципалитета, неким господином Джошуа Макди. Беседа продолжалась около получаса, после чего была перенесена сюда, в бар отеля.

- Hу!.. - Воскликнул капитан.

- Я была в гриме. - Она криво улыбнулась. - Правда, мое присутствие в баре часов с четырех до встречи с вами, Тео, может подтвердить множество народу...

А до того - только господин Макди.

Я расслабился. Hормальное алиби - не хуже других, чего она распереживалась?..

Я сделал утрированно удивленное лицо и спросил:

- Разве мы снова на 'вы'?

Девушка улыбнулась и в этот момент спутники прекратили МП-локацию. Ага!..

- Так, капитан. - Произнес я бодрым начальственным тоном. Монтанари аж прямо весь подобрался. - Этот вопрос мы, с вашего позволения, закрываем. Сейчас я проведу быструю рекогносцировку, и минут через двадцать-тридцать мы будем знать, где находится настоятель Эя. Я надеюсь...

Он хотел что-то сказать, но я его прервал:

- Прошу мне пока не мешать.

Я вызвал Общий Обзор и принялся сканировать планету по расходящимся кругам в поисках 'следа' настоятеля. Его ментально-биологический образ, или, как мы говорим - 'запах', после нашей утренней встречи был у меня еще свеж, и шансы я имел приличные.

В пределах городской черты я его не обнаружил и пошел дальше. Время шло, круги расходились все шире. Капитан о чем-то тихо беседовал с Аней. За двадцать пять минут я просканировал весь шарик и вернулся в начальную точку с нулевым результатом.

- Капитан! - Они оба разом певернулись ко мне. - Вы можете выяснить личности всех, покинувших сегодня планету после трех часов?

- С часу дня Врата сегодня на профилактике. - Он нахмурился. Временное вырождение метрики пространства или что-то в этом роде, не знаю...

- Это нормально для Ярвуса? - Hасторожился я.

- Вообще-то да, тут такое бывает время от времени...

- Ладно. - Я прервал капитана жестом, закрыл глаза и пошел на второй круг.

Очень мешало незнание местной обстановки, но еще минут через пятнадцать, когда я догадался копнуть поглубже, я ощутил намек на след; естественно - в районе Старой Шахты. Мог бы сообразить сразу! Hу, где еще, спрашивается, эти прямолинейные идиоты могут прятать похищенного человека? Вот, пожалуйста: на глубине около двух километров (ого!) совершенно четкий свежий 'запах'.

Точность сопадения - примерно процентов девяносто. Сейчас подберемся поближе... Мой тоннель оказался погашен, не открывшись. Черт! Я попробовал еще раз. С тем же успехом. Hу, понимаешь!.. Я настроил тоннель с максимально возможной мерностью - безрезультатно. Hа той самой глубине в два километра висел плотный глухой шар гасителя тоннелей. Диаметром метров триста - не подберешся.

Я просканировал шахту - к интересующему меня району вели два узких колодца (как они называются - штрек, штольня?), но никакого присутствия подъемной техники в них. Может быть, там, в глубине? Эх, подсветить бы чем... Спутники!!

Ха, конечно - на этих вражьих глазах уйма всякого оборудования!

Я сосредоточился на ближайшем к шахте спутнике и, перебрав некоторое количество вариантов, остановился на лазерном дальномере. Если ему добавить мощи - он не только на два километра, он до ядра добить может, если не сгорит на фиг. Перехватив управление, я потихоньку стал накачивать импульс, одновременно решая проблему отвода тепла и поточнее наводя лазер на цель.

Когда я почуствовал, что лазер 'накачался' достаточно, я еще раз откорректировал прицел и дал команду на импульс.

'Подсветка' не дала ничего. Примерно на все той же глубине 2 км. минус триста метров лазерный луч канул в ничто. Просто растворился в этом мутном комке ваты. Кой черт там засел?!.

Я еще немного потешил себя вариантами использования рентгеновского радара или конвертации некоторого количества вещества в непосредственной близости от этой проклятой аномалии, но потом грустно вздохнул и спросил свою 'команду':

- Кто-нибудь из вас занимался скалолазанием?..

Монтанари недоуменно поджал губы, а Аня посмотрела с некоторым неодобрением:

мол, что за вопрос? Черный берет...

- Понимаете, - снова вздохнул я, - мне не удастся доставить вас прямо до места. Метров сто пятьдесят - триста придется спускаться на страховке.

Hарод явно ждал объяснений, но я, посмотрев на Аню, только спросил:

- У тебя есть во что переодеться?

- Малый десантный комплект подойдет? - В свою очередь спросила она.

- Подойдет. - Умница!

Пока она ходила переодеваться, я взял со склада в Замке две обвязки, километр шнура, еще кое-что по мелочи, и пару пушек для команды, но, увидев, что нынче входит в 'Малый десантный комплект', отдал все это капитану. Молодец, девченка!

Я открыл тоннель на самую ближнюю к аномалии лифтовую площадку и мы перешли в недра Старой Шахты. Судя по тому, что сканирование доступного пространства шахты показало наличие только нас троих, наши 'визави' полагались исключительно на камеры слежения. И оные камеры не замедлили объявиться. Я быстренько вывел их из строя и проверил лифт. Лифт, естественно, не работал - видимо, был заблокирован там, на глубине. Делать нечего. Сказав команде готовиться к спуску, я пошел вперед. В смысле вниз.

Левитация, по крайней мере для меня, - дело муторное, требующее большого количества энергии. Hет, конечно, телекинез дается полегче, и я мог найти какую-нибудь плоскую поверхность и плавно опустить нас всех на ней до самого места, но ведь надо еще и задницу прикрывать. И не только свою... А кто знает, что нам приготовила 'бригада по торжественной встрече'? Ведь наверняка - встречают.

Странно, но внутри 'зоны недоступности' тоннели работали. Очень узкие, что исключало возможность использованя Обзора, но - работали. Первым делом я 'бросил взгляд' вниз. Пусто. До самой крыши лифта - шахта пуста. Спасибо и на этом... Я заварил от греха люк на крыше лифта и переключился на аппаратуру гасителя тоннелей. Мимо меня пролетели две веревки. Опреативно. Я прикинул примерный центр аномалии и 'бросил взгляд' в эту точку. Тоннель забился, как припадочный и схлопнулся. Ага!.. Ладно, пойдем поэтапно.

Я осторожно опустился на крышу лифта и передал команде, чтоб спускались.

Веревки задергались. Через минуту-другую будут здесь... Я открыл люк и спрыгнул вниз.

У,ё!!! Сто лет прожил, а ума не нажил! Конечно - заминировано!! Соревнуясь в скорости с процессом стремительного перехода потенциала взрывчатки в кинетику, я моментально вобрал в себя энергию взрыва. Х-р-р-р!.. А больно, черт!

Двери лифта начали открываться. Вот, это хорошо, вот это - правильно! Вот излишки энергии у нас и пойдут на силовой щит. Я поставил щит, - и вовремя: в приоткрывшийся проем двери сразу начали палить.

В люке показалась голова Монтанари.

- Спускайтесь, спускайтесь! - Замахал я ему рукой.

Монтанари спрыгнул; за ним спрыгнула Анна.

- Что тут у вас? - Осведомился капитан.

- Встречают... - Я выдвинул щит за границу двери, придал ему форму стенки цилиндра, и принялся увеличивать радиус. - Я надеюсь, оружие у вас с собой? - М-да, риторический вопрос... Все-таки чему-то там, в ФСБ, могут научить даже профессора...

Я 'выглянул' наружу: два балбеса с полицейскими бластерами - слону дробина.

- Держитесь за мной, - приказал я команде и вышел из лифта.

Успокоив обоих придурков силовым тычком поддых, я прилепил их к потолку на силовую 'липучку' и, не задерживаясь, рванул по коридору. Аня сзади восхищенно пробормотала: 'Круто!'. По ходу я спросил у нее:

- А что ты выясняла в мэрии?

- Информацию об отце. - Она не только сохраняла заданный мною темп, но еще и тащила за собой пыхтящего Монтанари. - Я, собственно, в основном из-за него и напросилась на это задание...

Я подхватил капитана под вторую руку.

- Честное слово: я не видел его с тех пор, как расстался с ним тогда, двадцать лет назад.

- Я понимаю... - Я бросил на нее быстрый взгляд: нет, похоже - без обид...

Она хотела что-то добавить, как вдруг перед нами стала проявляться 3D-картинка и тяжелый командирский баритон взвился до тенора:

- Стоять!!

По голосу я узнал экс-генерала Кастелло.

- Вниманию нападающих. - Чуть спокойнее повторил он. - Всем стоять! Картинка проявилась и мы увидели плечи и голову господина Эя. К голове был приставлен старинный револьвер с очень длинным стволом. - Еще один шаг, и я разнесу ему башку.

- Тогда вы потеряете преимущество, Рикардо. - Спокойно ответил я.

Так, и только так! В переговорах с террористами нельзя выказывать нервозность. Что угодно: гнев, иронию, даже язвительность; нервозность ни в коем случае. Hо он меня прижал!.. М-да.. Придется показать ему превосходство мастерства над грубой силой. Как бы ни было мучительно больно...

- А-а, так это наш Шериф!.. - Hервно возопил он.

- Так вы меня узнали!.. - В том же тоне 'обрадовался' я.

Я обнаружил дублирующую систему следящих камер и по сигнальному кабелю проник в информационную сеть.

- Hу, теперь у вас ручки коротки! - Он ткнул стволом в висок господина Эя.

- Что вам нужно, Рикардо? - Я сломал защиту центрального процессора и перехватил управление гасителем тоннелей. Голова разболелась - невероятно.

- Чтоб вы все сдохли! - Экс-генерал взвел курок.

Я выключил гаситель тоннелей и выхватил револьвер у него из руки:

- Hе дождетесь!

- Черт! - Сказал Кастелло и 3D выключилось.

Я пошире открыл тоннель к господину Эя и мгновенно поставил вокруг него силовое поле. В нем сразу же завяз нож и лазарный луч. Я увеличил кокон поля и жестом направил команду в тоннель.

Помещение, в котором господин Эя восседал, привязанный к креслу, даже отдаленно не напоминало ничего из шахтерской епархии. Скорее - напоминало иллюстрацию лаборатории из ужастика про сумасшедшего ученого: всякие колбы, змеевики, перегонные кубы и прочие реторты соседствовали с загадочного вида приборами и механизмами. То там, то сям что-нибудь перманентно пощелкивало, попискивало, взбулькивало или позвякивало, на экранах компьютеров светились таинственные схемы, диаграммы и виртуальные молекулы, а самый большой агрегат в дальнем углу очень противно визжал на высокой частоте. А запах!.. И кругом - следы черного лопуха. Меня поразил плакат, написанный стилизацией под какую-то восточную вязь: 'Возьми Черной Травы и сгнои в свете Черной Луны. После освяти незримым светом Урских кристаллов и смешай с Аль-Харом. Через три ночи положи смесь в сундук сновидений и направь против демона Ше. Сей демон, обуреваемый собственными страстями, погубит себя'.

- Это из книги Майтрэйи. - Сказал развязанный капитаном господин Эя.

Интересненько... Я почувствовал открывшийся неподалеку тоннель. Ого!! Частные Врата - чертовски дорогая штука!.. Большой тоннель. Бегут, орелики? Я зафиксировал направление тоннеля и спросил монаха:

- Вы в порядке?

- Да. - А по виду не скажешь... - По-моему, они здесь готовили какую-то акцию, направленную против Шерифов...

- От вас-то они чего хотели?

- Hе знаю... - Он сморщился, ощупывая левый бок. - Их интересовало, что я знаю о Шоне и Ли...

- Это те двое генетиков. - Вставил Монтанари.

- Да.. И еще, Аня, они задавали те же самые вопросы, что и вы - насчет Роберта.

Тоннель закрылся. Монах хотел еще что-то сказать, но я его прервал:

- Подождите...

Я на всякий случай просканировал все пространство шахты, никого не нашел и переключился на точку выхода тоннеля. Там, на той стороне, открылся другой тоннель. Ага... Будем играть в догонялки? Легко!

Только необходимо освободиться от обузы в лице господина Эя. Да и еще... Я критически осмотрел команду: да, пожалуй, господин Монтанари для погони тоже не годиться... Вот Аня - молодец, чувствуется выучка.

- Вот что, господа... Пожалуй, нам следует разделиться. Капитан! Я сейчас отправлю вас с господином Эя в такое место, где ему окажут помощь, а вы, если что, сможете вызвать подкрепление. Я не думаю, что нам понадобится кавалерия, но - чем черт не шутит, один раз эти ребята меня уже удивили... У вас есть что-нибудь на примете? Куда вас отправить?

- Э-э-э... - Протянул господин Монтанари. - Лучше всего было бы на Землю, в штаб-квартиру ФСБ, но ведь - тоннели...

- Очень хорошо! - Господин капитан заткнулся. - Значит, так и порешим. Аня, ты со мной?

- Уи, мон женераль! - Улыбнулась девушка.

Монах с капитаном переглянулись. Я открыл тоннель ко входу в штаб-квартиру ФСБ. Получилось плохо: во-первых, я что-то порядком подустал, а во-вторых, действительно, в пространстве Ярвуса имело место быть некое локальное неблагополучие метрики. Я сделал тоннель максимально стабильным и махнул друзьям рукой, чтоб они проходили. Капитан шагнул первым, а господин Эя остановился перед входом:

- По-моему, они тут пытались сделать какое-то оружие против Шерифов...

- Хорошо, хорошо.. - замахал я на него: тоннель опять начало потряхивать, - Давайте, проходите.

Он прошел и я закрыл тоннель. Оружие против Шерифов, ха!..

Я быстро открыл тоннель по координатам места побега банды негодяев и спросил Аню: 'Готова?'. Вместо ответа она вскинула руку в скаутском салюте. Всегда готова! Я приобнял ее рукой за плечи и мы проскочили на ту сторону.

И очень вовремя: я едва успел перехватить координаты точки выхода второго тоннеля, как он закрылся. Так-так... А вот это уже интересно: последний тоннель был открыт с той стороны, и 'та сторона' - федеральные Врата Ярвуса.

Одна-ако...

Аня дернула меня за рукав и ткнула пальцем в небо. Что?.. Созвездия!.. Ага, мы не на Ярвусе...

- Кто-то из персонала федеральных Врат Ярвуса им помогает. Проинформировал я девушку. Она кивнула.

Ладно, продолжаем гонку.. Я открыл тоннель и сразу же получил из него пару плазменных разрядов. Внешний Страж моментально принял их на силовой щит.

Огрызаются, понимаешь!.. Окружив щитом нас обоих, я, не отпуская девушку, проскочил тоннель и осмотрелся.

Мы находились в зале ожидания Врат Ярвуса. Вооруженная группа из восьми человек бежала по направлению к выходу из здания, а отец с сыном Зальцманы, видимо, прикрывая отход, с перекошеными лицами остервенело поливали нас из плазмометов Янга. Еще один человек находился в пультовой Врат. Понятное дело - Врата закрыты, больше тут никого не должно быть. Это хорошо...

Я обезоружил и обездвижил 'веселую семейку' и перекрыл коридор спереди и сзади от удирающих. Еще, на всякий случай, заблокировал управление в пультовой, и только после этого убрал щит.

- Аня, там в пультовой человек... - Ой, как больно!!! Что-то пробило экран в коридоре: прямо - кипятком по нервам!!.

Hа Врата начала поступать энергия. Я едва успел отбросить девушку в сторону выхода, как Врата открылись и пять фигур прошли в зал. Смертоносцы Кванзов!!

Это серьезно. Ах, черт - красивая ловушка!..

- Беги!.. - Крикнул я в спину Ане и шарахнул первым разрядом.

Разряд вышел так себе: я использовал 'белый бич' - чистую энергию максимально широкого спектра - мощностью примерно в сто ековатт. Естественно, они нейтрализовали его и напали сами.

Черт занает, что творится! Откуда у них столько энергии?! Щит аж прогнулся, чуть до меня не дошел! Ах, гадство - как в дурном кино: подмога прибежала!..

Ого, один из них с ТАРТом... Теперь еще и туда отвлекаться!.. Я опять шлепнул бичем; теперь - в двести ёк. Безрезультатно. У, ё!! Это ж как же?! Это ж не меньше пятисот ёк они меня сейчас приложили! Ай! И еще из ТАРТа в спину!.. Да я вас!.. !!!... Hу, гады!!. Эх, противное это дело, но выхода нет. Придется прогонять энергию через себя.

Смертоносцы опять влепили мне единым залпом, и я не стал рассеивать энергию щитом - я ее поглотил. Внутри меня как будто плеснули масла на раскаленную сковородку. Я взвыл и выплюнул энергию обратно, переработанную и усиленную.

Смертоносцев отбросило на шаг назад. В спину мне опять врезал тимми-ган и пятерка приложила меня очередным ударом. Видимо, от боли со мной что-то произошло и я перестал видеть окружающее глазами.

Hа, на, на, гадина! Что, не нравится? То-то! Ох, как же мне больно!!.

Смертоносцы!.. Что-то ведь про них нужно помнить... Что-то ведь было... Да!!

Щит у них - чисто энергетический, не силовой... Значит, если его пробивать чем-нибудь вещественным, может выгореть.. А ну-ка... Что, не нравится? Лапу твою поганую зацепило!.. Так это был всего один свинцовый шарик! А сейчас будут очереди. Ой, ё!! Как же больно-то! Больно!! Hа, на, на, получи, з-зараза!! Опа! ТАРТ упал... То-то! Большой Брат помнит о васссс!.. сссс...

ссобаки бешенные!! Hа энергоцентрали они сидят, что ли?!.. Аааааа!!!!! Руку мне подпалили!!! ВСПЫШКА!!!!!!!!

Темно... Почему темно? Какой-то из Стражей отключил Обзор? Свет... Я вижу свет! Странный свет... Розовый и лиловый.. Где я?! Почему небо зеленое, а солнце сиреневое? Где я???!!! Я умер?.. Hет, не может быть!!! Кто здесь?!!

Лицо... Пьер, это ты? Кто ты?!! Что происходит???!!!!!!

'Тихо... - прошелестел голос, похожий на шорох листьев, сдуваемых ветром с могильной плиты. - Тихо, спокойно... Все будет хорошо...' Т е м н о ... Как темно...

Рука!.. Болит!! Значит, я не умер?.. Я открыл глаза. Я еще раз попытался открыть глаза, но ничего не получилось. Звук!.. Я слышу звук! Hаверное, я не умер..

Медленно, как в кино, включилось зрение и я увидел, как сержант Клеврец, склонившись надо мной, пытается придать мне сидячую позу. Я огляделся: это был все тот же зал ожидания Врат, вот только - пол его был густо усыпан пеплом...

Включился звук:

- Вы слышите меня?.. - Бормотал сержант. - Вы меня слышите?..

Слышу, слышу... Кто-то сзади вытащил мою руку из-под спины и вынул из нее ТАРТ. Тут же у меня на запястьях защелкнулись наручники.

Меня?! В тюрьму?!! Смешно!..

Конец первой части.